Book: Под маской долга



Галина Долгова

Под маской долга

Купить книгу "Под маской долга" Долгова Галина

Глава 1

В абсолютно белом, практически нереально белом, главном зале Академии, где единственными цветными пятнами были черные мантии выпускников, сейчас присутствовал весь преподавательский и студенческий состав. К белой мраморной кафедре медленно, словно с крайней неохотой, подходил ректор, дабы объявить причину, побудившую собрать здесь и сейчас всех своих старшекурсников. Подняв словно покрытые туманной пеленой глаза на аудиторию, маг хрипловатым голосом начал речь:

– Согласно мирному договору, заключенному между Королем Нервадии Тромиром де Виорт Парине II и Владыкой Ледяной Империи Эулирона Алиорениаром Ти-Ассиори эль-Хализ, десять Великих Леди Эулирона прибывают в столицу Нервадии Аролу, дабы стать супругами величайших воинов Нервадии, а десять лучших выпускниц Высшей Академии Магии отправятся в столицу Ледяной Империи Эулирона, дабы сочетаться браком с высшими лордами Эулирона, – ректор зачитывал приказ короля сухо и без выражения. – Согласно решению в Эулирондэйн будет послано десять учениц с разным спектром сил, а именно: маг-стихийник-огонь, маг-стихийник-земля, маг-стихийник-вода, маг-стихийник-воздух, маг-целитель, маг-некромант, маг-прорицатель, маг-медиум, маг-алхимик и маг-артефактор. Выбор будет проводиться среди свободных девушек без обязательств, достигших совершеннолетия, либо с согласия родителей. Отбором будут руководить лорды Эулирона, которые прибудут в Академию завтра. Критерии отбора: физическое состояние, уровень сил, эмпатическая совместимость. Выбранные девушки автоматически получают диплом об окончании, без сдачи экзаменов. Те, кто еще не защитил дипломы, должны сделать это до конца недели, иначе к выпускным экзаменам через две недели допущены не будут. Отказаться от великой чести избранные не могут! Список девушек будет известен через семь дней. Все свободны! – Ректор все так же безучастно и ни на кого не глядя покинул кафедру.

– Невероятно!

– …говорят, эти лорды неживые…

– …они эгоистичные и бессердечные…

– …у них вообще не бывает чувств…

– …бесчувственные?

– …эмоционально холодные…

– …обман…

– …убить и забрать силы…

– …избавиться от неугодных…

– …обращаются в чудовищ…

Со всех сторон слышались перешептывания студентов. Эта новость взволновала абсолютно каждого, но особенно тех, кого напрямую коснулось данное известие. Война с сей-лирами длилась уже почти четыре года. Первоначально король Тромир предполагал провести стремительную победоносную кампанию по завоеванию богатых и обширных земель Ледяной Империи. И пусть там практически всегда зима и вся страна стоит на горах, зато такое обилие приисков драгоценных камней и металлов. При помощи магов король планировал быстро покорить ледяных, но на деле все оказалось сложнее.

Сей-лиры, могучие воины, превосходящие противника в десятки раз, были быстрее, сильнее, выносливее… На одного павшего сей-лира приходилось от двадцати до тридцати человек, и это при том, что стрелы и пращи просто не причиняли им вреда. А еще во время атак они выпускали странных ледяных созданий, похожих на снежных барсов, с горящими серебром глазами и алмазными когтями, которыми они разрывали не успевших спрятаться людей. Только маги могли сдерживать их натиск…

Война затянулась… И вот месяц назад стороны объявили об окончании военных действий. Нервадия признала свою вину в нападении, выплатила компенсацию и отдала во владение сей-лиров северную провинцию Калдор. Но Эулирон потребовал еще одно…

Сей-лиры хотели разбавить свою кровь магами. Первоначально они требовали пятнадцать девушек и столько же мужчин. Эти «счастливчики» должны были прибыть в Ледяную Империю в качестве гостей и остаться там пожизненно… Однако наблюдавшие, но не вмешивающиеся в военные действия соседи испугались столь активного усиления Эулирона, и сторонам пришлось пойти на компромисс. Ради порции магической крови сей-лиры пожертвовали даже десятью Высокими Леди, правда, с оговоркой, что, как только их мужья умирают, леди возвращаются обратно, но не ранее чем через тридцать лет. Для сей-лиров, чей возраст исчислялся сотнями, это срок недолгий. И вот теперь…

– Эльведан, что ты молчишь? Тебе все равно? – Тиара удивленно смотрела на меня. – А если выберут тебя? – Девушка прищурилась.

– Ну что ты, – едко протянула проходящая мимо рыжая красотка, – нашу принцессу обязательно сберегут. Уверена, она не пройдет ни одного отбора. Не так ли, дорогая?

– Проваливай куда шла, Надеия! – Тиара гневно сверкнула глазами, грозя подпалить дорогое платье сокурсницы. Дождавшись, когда та позорно ретируется, она снова задала свой вопрос: – Ну, так ты не ответила! Тебе что, все равно? Или действительно уверена, что не выберут?

Я только хмыкнула. А ведь Надеия права, меня действительно не выберут. Я нужна здесь. Очень нужна… Подхватив подругу, я быстро потащила ее на занятия.


Отборочная неделя. Высшая Академия Магии


– Леди, представляю вам лордов Эулирона. Лорд Вестиорион Ивиарон эль-Кари, лорд Еросартиол Шалион эль-Сион, лорд Матрилоар Тервал эль-Кари. А это наши выпускницы. Здесь присутствуют сто четырнадцать девушек, все они не обременены обязательствами и являются магами. – Ректор говорил сухо, даже, можно сказать, резко, что можно было бы счесть неуважением, если бы не затравленный взгляд и вымученная улыбка.

– Хорошо, лорд де Саттер. – Один из сей-лиров, так и не снявших в теплый солнечный день плащи, одобрительно кивнул. – Для начала разбейте их по силам. И еще: мы бы хотели, чтобы у каждой девушки был на платье номер, а у нас анкеты с изображениями. А также данные на всех остальных девушек старшего курса с указанием, когда был заключен союз и с кем.

– Да, лорд, все готово. – Ректор покорно кивнул.

Подозвав одного из помощников, лорд де Саттер приказал принести анкеты и броши с цифрами.

– Итак, – спустя полчаса продолжил ректор, – начнем с магов-прорицателей. Факультет небольшой, а прорицателей с уровнем предсказания не ниже пятидесяти процентов еще меньше, так что тут всего двенадцать девушек, из которых одна уже состоит в браке, одна беременна… – Тут профессор слегка смутился. – И две обручены, всего осталось восемь. Далее, маги-артефакторы, тут девушек и того меньше – только семь, но все ваши, выбирайте. – Лорды вообще никак не отреагировали на подобное замечание. – Это – целители. – Ректор кивнул на самую многочисленную группу. – Всего тридцать две девушки, свободны двадцать девять. Тут у нас медиумы. Четырнадцать девушек, ограничений нет. Среди некромантов у нас на данный момент десять девушек. Все допущены до отбора. Алхимиков шестнадцать, из них свободны тринадцать. Остались стихийники. Земля – одиннадцать, огонь – восемь, вода и воздух по семь. Вот как-то так… – де Саттер провел рукой вдоль рядов, пока его взгляд не остановился на одной из студенток. – Эльведан, что ты здесь делаешь? – зашипел профессор. Девушка подняла на него необычного лилового цвета глаза и удивленно повела плечами.

– А где мне быть? Мне велели, как и всем, прийти на отбор.

– Кто?

– Не… не знаю, студент передал. – Девушка уже испуганно смотрела на ректора.

– Что-то не так, лорд де Саттер? – раздался приглушенный голос из-под капюшона.

– Нет, все нормально… просто эта леди обручена.

– Да? – в голосе чужака послышалось сомнение. – Как твое имя, девочка?

– Эльведан де Миро-Ней Аори. – Девушка почтительно склонила голову.

Минутное молчание, а затем раздался шелест листов.

– Лорд, согласно данным, леди Аори не имеет обязательств, – раздался вкрадчивый голос одного из нелюдей.

– Хм… дело в том… – ректор запнулся, – так получилось, что официального обручения провести еще не успели… ждали, когда леди Аори закончит Академию, но она обещана герцогу Тамиру де Виорт Калме. Я не думаю…

– Лорд, на данный момент эта девушка не имеет обязательств, следовательно, подпадает под все требуемые параметры. Она остается, – уже тверже добавил сей-лир.

– Хорошо, лорд. – Ректор почтительно склонил голову, судорожно придумывая, как будет выкручиваться перед герцогом. – Но ее уровень силы не достаточно высок…

– Лорд де Саттер, – в голосе сей-лира проскользнуло раздражение, – мы сами решим, кто нам подходит. А сейчас мы бы хотели посмотреть уровень силы девушек.

– Как вам будет угодно.

Сей-лиры взялись за дело основательно. Разместившись в Актовом зале, они разделили анкеты девушек на три примерно равные группы и начали… Первым делом изучили всю биографию девушек: откуда родом, кто родители, есть ли братья и сестры. Затем взялись за оценки, сданные экзамены, курсовые работы, присутствовали на самих занятиях. Потом просили выполнить задания или ответить на вопросы. На каждую группу они потратили три дня. Но это было еще не все. Сей-лиры активно прислушивались и присматривались к девушкам, задавали им вопросы относительно друг друга, что давало куда больше информации, чем скупые сведения анкет.

– Как вы считаете, кто из стихийников самый сильный?

– А чьим предсказаниям вы верите?

– Кого заберут в королевский дворец?

– Академия заключила с кем-нибудь договор о продлении обучения?

И так далее, и тому подобное. Такие вопросы, а точнее ответы на них, тщательно заносились в отдельный свиток, с указанием имени и дара говорившего. А еще они по часу держали девушек перед закрытыми дверями кабинета и тщательно прислушивались к тому, о чем они беседовали между собой. Эти господа четко знали свое дело.

На пятый день всех девушек отвели на медицинский осмотр. В результате оказалось, что четыре девушки беременны, а у одной обнаружено серьезное заболевание.

Шестой день прошел в беседах. Теперь вопросы задавали самим девушкам. Сей-лиры беседовали с каждой, иногда просто молчали, иногда предлагали выбрать какую-нибудь определенную вещицу из лежавших на дальнем столике. И ничего не объясняли.

Вся Академия стояла на ушах. Слухи распространялись один страшнее другого, и несчастные девушки, попавшие в отбор, уже походили на тени самих себя. Присутствие сей-лиров, закутанных в свои плащи, только нагоняло панику.

А вечером последнего дня в Академию приехал сам герцог Калме. Высокий худощавый мужчина с красивым, слегка хищным лицом и манерами аристократа ласково улыбался всем взирающим в восхищении девушкам.

– Лорды, ректор, – дружелюбно поздоровался он, – как ваши успехи? Уже приняли решение?

– Решение будет объявлено завтра. – На сей-лиров тон герцога не произвел впечатление.

– Но мне-то можно сказать, а? – Он снова улыбнулся. – Кстати, я слышал, что моя невеста попала на отбор. Не хотелось бы недоразумений, но она моя. Мы, конечно, официально не скрепили наши отношения, но только по причине ее молодости. Не хотели спешить… Впрочем, ее родители уже давно дали согласие на этот брак, так что…

– Герцог, – голос из-под капюшона был сух и спокоен, – эта девушка на равных со всеми условиях участвует в отборе. Мы прекрасно осведомлены, как в вашей стране происходят подобные мероприятия, и устный сговор родителей без обручения в храме не имеет силы. Поэтому, если мы ее выберем, она отправится в Эулирон. Нам очень жаль, но договор есть договор. Исчезновение или внезапное заключение брака любой участницы отбора также будет считаться нарушением соглашения.

– Почему? Неужели вы не можете пожалеть одну девушку? Вы разобьете ей сердце! Я уж о своем молчу! – Мужчина напряженно всматривался в тень под капюшоном. Ему даже показалось, что на мгновение в темноте сверкнули голубые глаза.

– Герцог, возможно, каждая из этих девушек влюблена, но мы не можем отпустить их всех. Нам нужны десять. Десять девушек, которые нам подойдут. Не стоит пользоваться своим положением. В вашей стране браки заключаются с пятнадцати, если есть согласие родителей. Этой девушке уже двадцать три, и она еще не ваша жена. Или дело в чем-то другом? Может, вы просто не хотите ЕЁ отпускать?

– Естественно, не хочу! – огрызнулся Калме. – А вы бы хотели отпустить свою невесту, чтобы она стала женой другого? Могу я хотя бы с ней поговорить?

– Не стоит, лорд. Если завтра она не пройдет отбор, вы еще наобщаетесь, если пройдет… не стоит расстраивать девушку еще больше. До свидания, лорд. – Несколько секунд герцог растерянно переводил взгляд с одного чужака на другого, а потом, не сказав ни слова, резко выскочил за дверь. Кажется, он только что сделал еще хуже и окончательно потерял свою невесту.


Высшая Академия Магии. Актовый зал


День оглашения приговора. Именно так, а не иначе. Никаких избранных, счастливых или удачливых, только десять девушек, которых во имя долга и короля отдают в качестве платы за проигрыш и самоуверенность.

Все тот же главный зал Академии, все те же преподаватели и студенты, только теперь в зале вообще нет свободных мест. Родители, друзья, возлюбленные и влюбленные, затаив дыхание и держа за руки своих дорогих и любимых, смотрят на помост, где к трем выбирающим лордам сегодня присоединились еще двадцать сей-лиров – охрана для каждой из девушек, чтобы не сбежала, чтобы не наложила на себя руки…

– Итак, мы все здесь сегодня собрались, дабы исполнить волю нашего короля. Сейчас лорды Эулирона огласят десять имен. Эти девушки должны подняться на помост, где им вручат дипломы и верительные грамоты. После этого избранные должны собрать свои вещи и через три часа быть готовыми к отправке телепортом в Эулирон, – ректор закончил речь и, повернувшись, выжидательно посмотрел на сей-лиров. Один из лордов подошел ближе и развернул свиток.

– Я буду называть специализацию, а затем имя выбранной девушки. Прошу названных подниматься сразу. – Он слегка наклонил голову, а в зале повисла неестественная тишина.

– Маг-алхимик – тери Каория Васор, – тихий голос озвучил первый приговор, и одновременно с этим раздался женский крик. Дама средних лет с силой прижала к себе худенькую светловолосую девушку, словно пытаясь защитить таким образом. К ним тут же направился один из воинов и, высвободив девушку, потянул ее на помост. Весь зал молча наблюдал за этим, даже раздавшиеся в первую минуту вздохи облегчения остальных девушек-алхимиков сейчас стихли.

– Маг-артефакор – леди Еления де Уваро Сани, – следующая порция криков и плачей раздалась в зале, а офицер сопроводил на сцену симпатичную девушку из аристократов.

– Маг-медиум – тери Валисса Фалли.

– Маг-некромант – тери Неора Нейл.

– Маг-прорицатель – тери Полиан Клоу.

– Маг-стихийник-вода – леди Алида де Росс Нори.

– Маг-стихийник-воздух – леди Эльведан де Миро-Ней Аори.

– Маг-стихийник-земля – тери Олина Рау.

– Маг-стихийник-огонь – тери Надеия Гроу.

– Маг-целитель – леди Шантия де Крейв Леван.

– Все. – Сей-лир свернул список и посмотрел на стоящих в ряд девушек. В зале раздавался плач, крики, проклятья, заверения в любви… шепот облегчения, сочувствие «победительницам» и обсуждение их незавидной участи. Из десяти девушек четверо буквально бились в истерике, двое смотрели огромными испуганными глазами на побледневшем лице, одна судорожно сжимала кулаки, и только трое старались сдерживать эмоции.

– Ну что ж… – Осмотрев девушек и задержав взгляд на одной из них, вздохнул ректор. – Вы действительно выбрали лучших. – И, повысив голос, обратился уже ко всем присутствующим: – Родители и иные близкие родственники могут подняться на помост и попрощаться, а заодно передать необходимые вещи, но не больше четырех человек к каждой девушке. Остальных прошу покинуть зал.

Королевская охрана обступила помост, строго следя за количеством поднимающихся, в то время как большая часть присутствующих покидала зал. Обезумевшие родители рванули на сцену, поливая слезами своих дочерей. Сей-лиры, разбившись на пары, встали каждый около своей подопечной, дабы исключить все непредвиденные случаи.

* * *

– Эльведан! – Мать прижала мою голову к своей груди, и я впервые заметила проявление ее чувств по отношению к себе. Всего-то и надо было попрощаться навсегда… Рядом стоял отец, недовольно хмуря брови и кидая попеременно взгляды то на меня, то на сжавшуюся рядом сестру, то на играющего желваками герцога, стоящего неподалеку. – Как же это произошло? Ну почему мы не заключили помолвку с герцогом раньше?

– Мам, не плачь, все будет хорошо, – неловко начала я.

– Да какое, к демонам, хорошо? – взвился отец. – Твое место здесь, а не размножаться с этими нелюдями! – Я невольно поморщилась. Отец никогда не сдерживался в высказываниях.

– Может, есть какой-нибудь способ тебя оставить? – Мать в надежде глянула на отца, а затем перевела взгляд на герцога.

– Нет, – прошипел отец, – это ее долг перед короной, чтоб его! Куда де Саттер смотрел только?

Мать еще сильнее сжала меня.

– Веда, – тихо позвала Эльгалион.

– Да, сестренка? – Я оторвалась от матери и сжала в объятиях самого дорогого мне человечка.



– Вот, я собрала все, что ты просила. – Она протянула увесистый мешок, набитый книгами и тряпками. Я быстро перехватила его и обняла сестру. – Не волнуйся, твоя сумка тоже там, завернута в подаренное мамой платье.

– Умница! – Я ласково улыбнулась ей, заметив стоящие в уголках глаз слезы. – Не волнуйся, я тебя не оставлю. Ты мне веришь?

– Да, – она робко улыбнулась, – только не бросай меня! Ты же знаешь, я не смогу без тебя!

– Не брошу! Я обязательно что-нибудь придумаю! Слушай ветер, малышка. – Я ласково поцеловала сестренку. Она единственная, за кого мне действительно страшно и кого я не хочу и не могу здесь бросить.

– Время! – раздался голос одного из лордов сей-лиров. – Прошу избранных отправиться в свои комнаты и собрать вещи.

Двое мужчин, или кто они там, за моей спиной приблизились, ясно намекая, что пора выдвигаться.

– Скажите, – я повернулась к ним, – моя сестра может подняться со мной? Она бы мне помогла?

– Боюсь, это невозможно, леди, – голос был вежливым, но абсолютно холодным.

– Ну что же… Не плачь, сестренка, еще увидимся. – И я ласково провела по ее щеке. Мать снова хотела обнять меня, но я ловко вывернулась. Мне действительно пора.

Следующие два часа я собирала разбросанные по комнате вещи. На вопрос, что разрешается брать с собой, мои конвоиры ответили: все что угодно, если это можно пронести через портал и не повредит Эулирону. Поэтому в общую кучу летело все: книги, конспекты, амулеты, зелья, травы, кристаллы, милые и дорогие сердцу мелочи, белье, одежда… Посмотрев на это безумство, сей-лиры тактично сообщили, что все Великие Лорды довольно состоятельны и уж одеждой смогут обеспечить своих супруг. К тому же не все, уместное в Нервадии, подойдет для Эулирона. Посмотрев внимательно на возвышающуюся посреди кучу, я решительно отмела все мамины подарки, подходящие для леди, оставив только то, в чем ходила в Академии. И все равно получилось довольно много. И ведь не в отпуск на недельку едешь, а на всю жизнь, кто знает, что может пригодиться? Да и насчет лордов уверенности тоже никакой. Да, он состоятелен, но сочтет ли нужным тратиться на… ну пусть, оставим термин «супруга», хотя в голове постоянно крутилось «самка» и «племенная кобыла».

– Леди, а почему вы так спокойны? – наконец не выдержал один из стражей, когда, собрав все вещи, я спокойно улеглась на кровать.

– А вы бы предпочли, чтобы устроила истерику? – не открывая глаз, ехидно уточнила я.

– Ну, по крайней мере, это было бы понятно.

– Нет, это было бы не понятно, а ожидаемо от неуравновешенной человеческой девицы. Ответьте мне на один вопрос: если бы я сейчас сидела и ревела в три ручья, это бы избавило меня от необходимости ехать в Эулирон?

– Нет.

– Тогда какой смысл? – Они замолчали, переваривая услышанное. Я как будто слышала, как вертятся шарики в их головах. Только вот их выводы в любом случае будут неверными. – За свои поступки и желания надо отвечать, – наконец произнесла я, – как у нас говорят: «Честь дороже золота». Нервадия должна отдать свой долг, даже если это живые люди. И я не собираюсь позориться, закатывая бесполезный скандал, и не посрамлю честь рода уклонением от долга.

– Знаете, леди, – спустя пару минут ответил один из стражей, – хоть вы и не дочь Эулирона, но станете истинной Высокой Леди. Идемте, нам пора.

* * *

В Академии находился один из пяти постоянных городских порталов. В отдельном здании с мощнейшей защитой было всего три помещения: проходная, гостевая и сам зал. Сейчас все задействованные лица собрались в гостевой. Ректор с помощниками, герцог со стражей, сей-лиры со своими подопечными, родственники и даже сам король.

Тромир де Виорт Парине II был вполне обычным мужчиной чуть за сорок – высокий, толстый, с потным красным лицом и бегающими глазками. Он старательно не смотрел ни на самих девушек, ни на их родственников.

– Поздравляю! Сегодня у вас начнется новая и, я уверен, счастливая жизнь! Вы избранницы короны – самые одаренные и талантливые маги! Вы исполните свой долг и понесете свет дружбы в Эулирон! Я так рад за вас!

Еще немного – и король бы пустил слезу, но тут раздался отборный мат и проклятья в адрес короля с общей мыслью, чтоб он сам отправлялся нести свет и все остальное. Вслед за этим разразились рыдания, и король Тромир поспешил закончить свою пламенную речь, спрятавшись за недовольно поджавшего губы герцога, у которого на лбу большими буквами было написано «ИДИОТ!».

Герцог Тамир де Виорт Калме – красивый, богатый, влиятельный, обходительный брат короля, его правая рука и мой несостоявшийся жених. Ну что же, мечта почти всех молодых и не очень девушек и женщин снова свободен. Почувствовав мой взгляд, герцог не спеша направился ко мне.

– Эльведан, моя прекрасная леди, как же так могло получиться? – тихим проникновенным голосом прошептал он.

– Видимо, не судьба, милорд.

– Но ради счастья можно поспорить и с судьбой?

– А как же долг?

– Ты прибудешь в Эулирон, на этом твой долг будет исполнен.

– Что вы имеете в виду? – Я почувствовала что-то такое, что заставило внимательно всмотреться в его лицо.

– В договоре не только Великие Леди сей-лиров возвращаются после смерти супругов…

– Время! – громкий окрик одного из лордов эхом пронесся по залу.

Рыдания и крики возобновились, конвоирам пришлось силой удерживать своих подопечных, магистры суетились над порталом, а лорды сей-лиров по спискам отмечали девушек.

Последний взгляд на Академию, родителей, герцога, сестру… кто знает, увижу ли я их снова.

Глава 2

Эулирондэйн. Кабинет лорда эль-Кари


– Кого я вижу! Аселькорсиан Кеори эль-Хализ собственной персоной, Первый из Великих Лордов и Величайший из Первых! – Лорд сей-лиров склонился в шутовском поклоне.

– Как всегда в своем репертуаре, Вестиорион. – По бледным губам вышеназванного скользнула улыбка.

– А как же! Итак, зачем же ты ко мне пожаловал, мой друг?

– Ты знаешь. – Вошедший снова позволил себе легкую улыбку. – Я за невестой пришел.

– О как!

– И где же твои избранницы?

– Ну, это скорее ваши, чем мои. Только Великие Лорды удостоены оставить в своих потомках частицу магии. Ты же знаешь, девушки отдыхают. Им дали успокоительное, и они проспят до вечера, потом их приведут в порядок, переоденут в традиционные платья и представят Лордам, которые сделают свой выбор.

– Хм… спят, значит.

– Аселькорсиан, зачем ты пришел так рано? До выбора еще несколько часов.

– Я хотел посоветоваться, кого выбрать. – Сей-лир задумался. – Ты же понимаешь, что эта смертная станет матерью моих детей. Я бы хотел дать им лучшее, не говоря уже о том, что и мне ее терпеть ближайшие лет двести.

– Да… маги живут примерно раза в два дольше простых смертных. Хотя по поводу «терпеть». Разве Владыка не передумал?

– Он еще до конца не решил. Итак, что посоветуешь?

– Какие-нибудь пожелания или предпочтения будут?

– Да. Мне не нужна целительница, артефактор и алхимик. Медиум и прорицатель, пожалуй, тоже. Я подумывал о маге огня или земли, может, воды, что скажешь? – Великий Лорд выжидательно уставился на серьезно задумавшегося друга.

– Хм… с первыми пятью ты, пожалуй, прав. Сила у них есть, и не плохая, но стихийным магам проигрывает. – Вестиорион поднялся с кресла и подошел к столу, вернувшись через пару минут со стопкой листов. – Значит, леди Еления и Шантия отпадают, а также тери Каори, Валисса и Полиан. Кто у нас остается? Некромант Неора и стихийники – Алида, Надеия, Олина и Эльведан. Хм… Знаешь, выбирать, конечно, тебе, к тому же у тебя право первого, но я тебе кое-что расскажу, а дальше уже сам думай.

– Давай, – согласился Лорд, понимая, что друг не из тех, кто упускает важное или советует глупости.

– Тогда слушай. Среди выбранных девушек есть некая Эльведан де Миро-Ней Аори, маг-стихийник-воздух. Не кривись! Так вот. Эта девушка вообще не должна была участвовать в отборе, точнее должна, под параметры она подходила, только вот ее нам не представили. По совершенной случайности ученик перепутал и передал, что ей следует прийти на отбор. Ректор, когда ее увидел, сильно занервничал и начал рассказывать, будто она невеста самого герцога Калме и обряд не проведен только из-за того, что невеста еще не закончила Академию. Нас это насторожило, и мы настояли на ее участии. Могу сказать, что у девушки очень неплохой, если не сказать больше, уровень силы. Более того, мы услышали крайне интересный разговор пары студентов. Судя по слухам, у этой малышки не одна стихия, а как минимум две. Вторая гораздо слабее, но она есть, то ли вода, то ли земля. Непонятно. И именно поэтому ее не хотят отдавать. Магов же с двумя стихиями почти не бывает, это редкость. Вроде потому ею и заинтересовался сам герцог.

– И что же герцог? Неужели не явился за своей невестой? – заинтересовался лорд.

– Явился, как только были готовы предварительные списки. Как он только узнал? Мы вроде хорошо все скрывали.

– Занятно. – Аселькорсиан помолчал. – А может, они и правда любят друг друга.

– Она уж точно нет, – твердо ответил Вестиорион.

– Я подумаю. Какая она?

– Обычная. – Сей-лир пожал плечами. – Для людей, наверно, даже симпатичная, но с нашими Великими Леди точно не сравнится, не надейся. Правда, глаза очень необычного оттенка, а так… обыкновенная.

* * *

Уже почти семь часов нахождения на землях Эулирона. Пройдя телепортом, мы оказались в большой, красивой куполообразной зале. То ли хрустальные, то ли ледяные стены преломляли свет, лившийся откуда-то извне, создавая довольно яркое мерцание, как солнечным зимним утром. Только когда мы вышли из этого великолепия, стала ясна грандиозная задумка архитектора. Эта была зала в зале. Снаружи оказалась простая комната с белыми мраморными стенами и обилием окон, а хрустальный грот помещался внутри, эдакая полусфера внутри другой полусферы. Так вот, все, кто находился во внешней сфере, прекрасно видели тех, кто прибывает, а вот они вряд ли могли что-либо заметить сквозь этот поток света. Ну, и я думаю, в случае необходимости могли нежданных гостей там и оставить.

Вопреки моим ожиданиям нас не повели наружу и не отправили по новым местам проживания, а просто сопроводили в гостевое крыло здания. Надо признать, что сделано тут все было с размахом. И жилая зона, и ванные, и телепортационные залы, и, я думаю, еще масса чего. Пока мы шли до места назначения, глаз то и дело цеплялся за картины, вазы, зеркала, да и внутренняя отделка поражала классической красотой и утонченностью. Нас разместили на третьем этаже в гостевой зоне. Одна большая гостиная с удобными мягкими диванами и толстым ковром с длинным ворсом, пастельного цвета стены, круглый стол посередине комнаты с десятью стульями, фрески на стенах и неприметная дверца в дамскую комнату. Сквозь узкие, не шире тридцати сантиметров, многочисленные окошки, открывался вид на серые мрачные горы со снежными вершинами. Следом за нами появился еще один сей-лир с огромным серебряным подносом, и нам предложили выпить чай, точнее настоятельно порекомендовав и четко проследив, чтобы никто не схалтурил. Снотворное. Но отдохнуть действительно не мешало.

Проснувшись в одном из кресел, я быстро огляделась, замечая, что остальные девушки были размещены аналогично, и прислушалась к себе. Лично я почувствовала себя гораздо лучше и спокойнее, значит, в чае еще было и успокаивающее. Попробовала прибегнуть к магии – все в порядке. Потом нас всех сопроводили в ванную. Большая комната с прямоугольным бассейном и льющимся водопадом. Снаружи все время также продолжали сторожить сей-лиры, не снявшие плащи. Затем поход обратно в гостевую комнату, где уже был накрыт обед, довольно вкусный, и только по его завершению нам объявили, что пора собираться. Видимо, ждали, пока прибудут все Великие Лорды.

Каждой из девушек выдали простое белое платье с длинными широкими рукавами и высоким воротником. Шнуровка по бокам помогла подогнать его по фигуре, но сами по себе платья были стандартными, словно сшитыми по одному манекену. То ли так и должно было быть, то ли по нашему поводу решили сильно не заморачиваться. Зашедшие спустя полчаса сей-лиры легко подхватили наши вещи и, шагая след в след, повели навстречу судьбе.

Вот сейчас все и решится. Мы стояли в просторной овальной зале с обилием дверей, мозаичным золотисто-красным полом и такими же стенами, вдоль которых выстроились хрустальные колонны, которые из-за цветовой гаммы стен казались более теплых оттенков. Нас выстроили в линеечку, велев взять в руки верительные грамоты. Позади выстроились сей-лиры с нашими вещами, по бокам охранники, в центре лорды, проводившие отбор, и все чего-то ждали. Чего именно, догадаться было не сложно. Наши «мужья» изволили опаздывать, ну, или увлеклись дележом. Интересно, кстати, по какому принципу нас собираются распределять. Не по симпатиям же?

Двери бесшумно отворились, и вошли они. Мне все же удалось сдержать вздох разочарования, хоть это стоило труда. Вошедшие тоже были в плащах. Они их вообще, что ли, не снимают? Может, и спят в них? Кстати, вошедших было гораздо больше десяти.

Вперед шагнул один из «наших» трех лордов. В зале тут же повисла тишина.

– Рад приветствовать всех собравшихся! – Будь он сейчас без капюшона, уверена, улыбался бы как конферансье. – Великие Лорды, позвольте представить вам ваших невест, самых прекрасных и одаренных девушек Нервадии. – Сей-лир сделал легкий жест рукой в нашу сторону. – Леди, как только назовут ваше имя, прошу, выйдете на середину, и к вам подойдет ваш жених. Итак, начнем, пожалуй, в алфавитном порядке, дабы не было обид.

– Аори! – Ну да, точно, я первая. Вздохнув, я постаралась твердой походкой дойти до середины зала, сохранив бесстрастное выражение на лице. Только вот глаза, не слушались, скользя по лицам, скрытым капюшонами. – Леди Эльведан де Миро-Ней Аори, маг-стихийник-воздух.

Пока он говорил, вперед вышел один из женихов. Он был высок, очень высок, не менее двух метров, и с внушительной фигурой – это единственное, что я могла о нем сказать. Мужчина остановился прямо передо мной, словно еще раз решая – меня взять или выбрать другую. Чувство, что являешься лошадью на базаре и тебя выбирают по зубам, вернулось и усилилось стократно. Отвратительно! Своих леди они такому унижению не подвергли!

«Все-таки меня», – проскользнула мысль. Сей-лир протянул ладонь (ну, хоть руки вполне человеческие: большие, широкие, с длинными пальцами), и моя лапка там просто утонула. Только кожа у него была очень светлая и ногти голубоватые, а не привычного розового цвета. «Неужели нежить? Да ну, бред!» – я побыстрее отогнала эту совсем не приятную мысль и протянула слегка дрожащей рукой свиток. Он, не разворачивая, сунул его куда-то в складки плаща и теперь предложил локоть. Осторожно положила ладонь и почувствовала крепкие мышцы и определенно человеческую конечность. Слегка потянув меня, он не пошел обратно к своим, а встал сбоку, около одной из дверей.

– Васор! – тем временем выкрикнули имя следующей. Процедура повторилась, – Гроу! Клоу! Леван! Нейл! Нори! Рау! Сани! Фалли!

Когда последняя из девушек была определена, дверь, около которой мы стояли, открылась, и мы парами в том же самом порядке прошли вслед за фигурами в плащах. Бесконечно длинный коридор спустя, наверно, двадцать минут ходьбы вывел в круглую залу, сплошь отделанную белым мрамором и уже знакомым хрусталем. В самом конце этого помещения находилось что-то очень похожее на алтарь, по углам которого были вмонтированы искусные хрустальные скульптуры снежных барсов. А прямо над ним на стене горел настоящий огонь, но удивляло то, что он был полностью заключен в такой же, но уже хрустальный. Огонь во льду! Невероятное, завораживающее зрелище!

Вперед вышел жрец, также закутанный в плащ, и двое его помощников, держащих подносы. Первый был пуст, а на втором горкой лежали какие-то блестящие штуки. Жрец ничего не говорил, лишь вытащил из складок длинную хрустальную иглу. В тот же момент «мой» сей-лир снял мою руку со своего локтя и подошел к жрецу, протянув ему верительную грамоту. Тот пару секунд изучал ее, а потом протянул иглу. Не задумываясь, лорд уколол палец и, дождавшись, когда набухнет алая капля, прижал к листу. Жрец кивнул, дунул на свиток, свернул его и положил на пустой поднос. Сей-лир тем временем вернулся ко мне, но за руку не взял, а просто стал рядом. Остальные мужчины проделали то же самое. Если я правильно поняла, они только что подписали брачный договор. Эх, дура, знала бы, хоть почитала! Благо в Академии в базовой программе было знание языков всех соседних государств, и не только. Все-таки маги – обязательные члены посольств.

Пока я раздумывала, начался следующий этап церемонии. Жрец приблизился к нам, не глядя взял с подноса сверкающий предмет, оказавшийся серебряным браслетом, и протянул «жениху», который, в свою очередь, надел это украшение мне на правое запястье. Жрец на секунду положил свою ладонь поверх его рук на моем браслете и пошел дальше. Две минуты – и все. По залу пронесся вздох, и сей-лиры стали переговариваться, расходиться и даже снимать плащи. И это все? Вся церемония? Я, конечно, не мечтала о свадьбе, но и подобное… мероприятие оказалось неприятной неожиданностью. Всех скопом за десять минут, словно пирожки купили у торговки. На глаза навернулись непрошеные слезы обиды, или просто вконец измученный мозг решил сбросить стресс.



А чего ты, собственно, ожидала? Красивой церемонии? Жениха, ждущего у алтаря? Клятв верности? Это договор! Тебя ему просто отдали, чтобы у сей-лиров тоже появились маги. Все просто, и никакой романтической чепухи. Я быстро сморгнула и покрепче сжала зубы. Ну уж нет, реветь я здесь не буду! А вот Каория и Шантия не удержались, и в отблесках огня было четко видны прозрачные капли на их щеках. Эх…

– Идем! – над ухом раздался голос моего… теперь уже мужа. Что же… даже несмотря на холодность и отчужденность, голос оказался довольно приятным, слегка рычаще-мурлыкающим и низким. Я кивнула и бросила последний взгляд на зал. Так вот они какие…

Могу определенно сказать, что сей-лиры – не чудовища и не уроды. Высокие, с крепкими мускулистыми фигурами, белыми, серебристыми, голубыми или пепельными волосами, невероятно светлой кожей и правильными, ослепительно красивыми лицами. Мда… если они все такие, могу представить, какие у них женщины. Теперь понятно, почему они не в восторге. В душе колыхнулись не то ревность, не то зависть, не то ощущение безнадежности. Как можно претендовать на внимание супруга, когда рядом будут подобные леди? Никак! Будет приходить, делать детей, а потом уходить к одной из этих красавиц. Настроение, и так прибывавшее на отметке ниже некуда, быстро упало еще ниже. Тяжело вздохнув и попытавшись скрыть упаднический настрой, я последовала за мужем. Он шел довольно быстро, даже не оглядываясь, словно меня и не было, пока мы не дошли до того самого зала с телепортом.

– А мои вещи… – договорить он мне не дал, перебив и махнув рукой на сваленные около одной из стен сумки.

– Какие твои? – Я быстро указала на пару мешков, и он легко подхватил их одной рукой. Угу, понятно, лучше его не злить. – Дай руку, – фразы короткие, как приказы, но что делать? Упираться и требовать к себе уважения бесполезно, сейчас по крайней мере.

Я безропотно протянула ему ладонь, и меня буквально потащили за собой. Череда коридоров, которые я даже рассмотреть не успела, мгновенный проход через телепорт – и через секунду мы вышли в небольшой комнате, сделанной по тому же образцу, что и в предыдущем месте. Он быстро потащил меня вперед через коридоры и комнаты, и спустя пятнадцать минут я оказалась в спальне. И первое, что я увидела в ней, – огромная кровать! Страх, все это время дремавший где-то в глубине, поднял голову. Приплыли!

Боги! Нет! Не могу я так! Резко повернувшись, я уже была готова просить его оставить меня хотя бы сегодня, а муж тем временем бросил мои вещи на пол и скинул плащ.

Красивый, очень красивый, со снежно-белыми, слегка вьющимися волосами до плеч и льдисто-голубыми, сверкающими глазами, высокий, сильный, с резкими чертами лица и серебристо-голубыми, бегущими по лицу и шее татуировками.

– Это твоя комната, – равнодушно разглядывая меня, произнес лорд, а мне резко захотелось скрыться из-под этого взгляда. – За той дверью – ванна и гардероб с подходящими вещами. Теперь ты – моя жена. Ты обязана слушаться и подчиняться мне во всем. К тебе будет приставлена служанка, завтра она придет и поможет разобраться. Свободно можешь передвигаться по замку и саду, но пересекать границу внешних стен не смей. Если комната закрыта, не открывай. Заниматься можешь чем хочешь, главное, чтобы от этого не пострадал мой дом, слуги, я и Эулирон. Я буду приходить после заката. Все, что от тебя требуется, – это родить мне наследников. Если будешь хорошо себя вести, сможешь уехать обратно, когда выполнишь долг. По пустякам меня не беспокоить. Если я у себя или в кабинете, тоже. Еще вопросы?

– Угу… – Я мрачно смотрела вниз, чувствуя, что еще минута – и просто не сдержусь.

– Какой? – Он раздраженно посмотрел на меня. Я это чувствовала, даже не поднимая головы.

– Звать-то тебя как?

– Аселькорсиан Кеори эль-Хализ.

– Предлагаешь всегда к тебе так обращаться?

– Нет. – Он хмыкнул, и впервые в голосе появилось еще что-то, помимо холода и равнодушия. – Можешь ограничиться Аселькорсианом.

– Мило.

Я подавила раздражение, хотя лучше оно, чем позорная истерика. Во всяком случае, перед ним реветь я не собиралась. Но секунды шли, а он не двигался, продолжая сверлить меня взглядом.

Ну и что же он стоит? Я и так еле сдерживаюсь. Комок подкатил к горлу, сил уже почти не оставалось, но я, упрямо закусив губы, молчала и не поднимала на него взгляда. А он все не двигается и смотрит.

– Ладно, сегодня можешь отдыхать. Я приду завтра, – наконец произнес он и, развернувшись, направился к двери.

– Вот спасибо, облагодетельствовал! – не удержалась я, постаравшись произнести это как можно тише, но, видимо, не судьба.

– Вот именно, – не поворачиваясь, бросил он, – цени!

– Только в следующей жизни! – Но эту фразу я уже сказала закрытой двери.

Боги! Я в два шага добрела до кровати и бессильно упала на нее. Теперь ничто не мешало бегущим по щекам слезам. Остатки сил меня покинули, и все, что накопилось в последнее время, с потоками рыданий вырвалось наружу. Усталость, тревога, ожидание, страх, надежда… Они оставляли меня, принося взамен пустоту и холод.

За что? Почему всегда я? Теперь у меня есть муж, для которого я ничто. Опять… Опять в моей жизни появился тот, кто попытается использовать меня. Когда же боги сжалятся надо мной, и в моей судьбе возникнет хоть один человек, которому буду нужна я такая как есть?

Только сейчас я четко осознала свое будущее – годы одиночества и непонимания. Вся моя жизнь пройдет в стенах этой комнаты… безнадежность… отчаяние… страх… одиночество… холод… пустота… Я ревела так, что сдавило грудь, дышать было невозможно, а горло болело. Казалось, еще минута – и сердце разорвется от горя. Уткнулась в подушку, судорожно сглатывая стоны и всхлипы, вспоминая всю свою жизнь. Не могу… больше не могу…

Откуда-то издалека ветер принес легкий цветочный аромат с нотками нежности, тревоги и надежды. Сестренка! Она почувствовала меня и попыталась ободрить. Кажется, заодно еще добавила что-то сонное, отключившее мой усталый мозг.


Эулирондэйн. Кабинет лорда эль-Хализ


– Ну, как прошла первая брачная ночь? – в дверях стоял неприлично скалящийся Вестиорион.

– Никак. – Лорд пожал плечами. – Я дал ей время прийти в себя.

– О, какое благородство! Так первая брачная ночь будет сегодня? Может, мне прийти, поддержать тебя? – В ответ на его хохот полетела увесистая книга, которую лорд читал до этого. – Да ладно, успокойся! А вообще, мне интересно, как она тебе?

– Как? – Аселькорсиан задумался. – Ну что же… вполне сносная внешность, там, конечно, были и посимпатичнее, ну, да ладно. Сдержанная, что неплохо, истерить не будет, вроде неглупа… – Он снова задумался.

Перед глазами лорда встало лицо девушки. Она не красавица, но довольно приятная, милая, теплая… а глаза. Такого оттенка он у людей никогда не видел – переливающиеся, то стальные, то лиловые, завораживающие. На губах мелькнула легкая улыбка. У девочки есть характер. Кстати, он прекрасно слышал и ее последнюю фразу, и последовавшие рыдания. Это как раз заставило поморщиться. Перспектива жить с женщиной, которая будет постоянно устраивать истерики, его не радовала, но и тихая ненависть – тоже не лучше.

– О чем задумался? – Вестирион с интересом смотрел на друга.

– О ней, – хмыкнул тот.

– Да? Интересно. Знаешь, у тебя на мгновение лицо стало таким… – друг замолчал, подбирая слова, – мечтательным, что ли…

– Не фантазируй, – скривился лорд.

– Ладно, а что… – договорить ему не дали. Дверь резко распахнулась, и в комнату вплыло создание удивительной красоты. Высокая, гибкая, невероятно стройная женщина с копной серебристых волос и серебристыми глазами, одетая в тонкий светло-голубой шелк, почти сливающийся с ее кожей.

– Сель, дорогой! Какой ужас! Как ты, мой бедненький! – И она, не замечая посторонних, бросилась к сидящему лорду. Вестирион лишь поморщился.

– И тебе здравствуй, Анетилаолия. – Но женщина даже не заметила его слов, запрыгивая на колени Аселькорсиана. – Ладно, я пойду. – Лорд встал и, не смотря на уже целующуюся парочку, покинул кабинет.

– Сель, милый, как это отвратительно! Быть с этим животным… – Красавица ловко расстегивала пуговицы на рубашке любовника.

Глава 3

Эулирондэйн. Поместье лорда эль-Хализ


Аселькорсиан с легким волнением подходил к дому. Девушку со вчерашнего дня он так и не видел и терялся в догадках о ее сегодняшнем поведении. Опять закатит истерику или будет жаться от него по углам? Наверное, надо все-таки как-то налаживать отношения.

– Позови леди в столовую, – отрывисто бросил он слуге, склонившемуся в поклоне.

Лорд сел за стол и налил охлажденного вина в ожидании девушки. «О чем с ней говорить? Как себя вести? А ладно, разберусь!» – подумал он. Спустя несколько минут дверь открылась, и в столовую вошла она. Легкое платье темно-зеленого цвета, распущенные по плечам волнистые золотисто-каштановые волосы, спокойный взгляд лиловых глаз – весь образ девушки излучал тепло и мягкость.

– Добрый вечер, лорд, – поздоровалась она тихим, но твердым голосом.

– Добрый, – сказал он, – присаживайтесь. – Девушка лишь кивнула.

– Как прошел день?

– Нормально. – Она пожала плечами. – Разбирала вещи, знакомилась с замком. У вас здесь довольно красиво.

– Рад, что вам нравится. – Разговор прервался. О чем говорить дальше лорд, не знал, поэтому молчал.

– А как ваш день прошел? – вдруг раздался ее голос, что крайне удивило его.

– Хм… нормально, решал дела государственной важности. Я все-таки Первый Лорд и советник Владыки.

– Аселькорсиан, – медленно проговорила девушка, старательно выговаривая его имя, – а тут есть библиотека?

– Да, конечно, на третьем этаже. Можете пользоваться ее по своему усмотрению.

– Благодарю, лорд.

– Эльведан, – проговорил сей-лир, когда ужин закончился, – у нас есть дело. Не будем откладывать.

Девушка сжалась, но кивнула. Словно не доверяя, он взял ее за руку и повел в спальню.

Комната была погружена в полумрак, но все же было достаточно светло, чтобы четко различать и предметы, и друг друга. Аселькорсиан остановился и повернул девушку к себе лицом. Медленно поднял руку и провел по волосам, щеке, шее, груди… Она молчала и не шевелилась.

– Будет лучше, если ты перестанешь себя вести как бревно, – тихо прошептал сей-лир.

– Что?! – Девушка вскинула голову, и он увидел ее потемневший взгляд. – Я не бревно! Просто… просто я не была… еще ни разу не была с мужчиной… – Рука лорда замерла.

– Ты девственница?

– Это так удивительно? – огрызнулась она, стараясь скрыть смущение.

– Да. Прости. Я постараюсь быть осторожнее… – он наклонился и мягко коснулся губ девушки. Теплых, нежных, вздрагивающих… Ее руки дрожа потянулись к пуговицам на рубашке. Ободренный лорд запустил ладонь ей в волосы, а второй рукой сжал талию, целуя шею. И тут она замерла. Списав это на приступ страха и смущения, лорд продолжил свое занятие, но девичьи руки уперлись ему в грудь, отталкивая. Не понимая, сей-лир отстранился и заглянул в ее глаза. Ох, лучше бы он этого не делал! Они сверкали и переливались расплавленной ртутью и яростью.

– В чем дело?

– В чем дело?! – Она сузила глаза. – Так говоришь, дела государственной важности решал, да? А помада от усердия появилась? Или Владыка так благодарность выражает? – Эльведан вырвалась из его рук.

– Что тебя удивляет? – Лорд сжал в раздражении зубы. – Дорогая, ты мне не указ, что делать, как делать и с кем делать. Ты нужна только для размножения, и в верности я тебе не клялся. Так что, привыкай. Если я захочу, у меня будут любовницы, и столько, сколько я захочу!

– Знаешь, дорогой, – прошипела Эльведан, – я не требую от тебя любви, и даже верности не требую. Знаю, что не сможешь. – Она презрительно скривила губы. – Но вот только я не тряпка, чтобы об меня вытирали ноги. Ты даже не потрудился смыть с себя следы другой женщины, когда пришел ко мне! Для тебя это нормально? А для меня нет! Я требую только уважения! Это не так уж много! – Девушка распалялась все сильнее.

– Его еще надо заслужить! – Аселькорсиан скривил губы. – С чего ты решила, что достойна моего уважения?

– А с чего ты решил, что можешь его мне не оказывать?

– Хочешь показать характер? – Его глаза опасно сверкнули. – Придется поучить тебя манерам! – Сей-лир рывком схватил девушку за руку. Но в следующую минуту отлетел к стене.

– Видимо, под уважением ты понимаешь силу, – процедила она. – Хорошо, я покажу ее тебе.

Лорд снова попытался схватить строптивую девицу, но магическая сила вокруг нее уже образовала целую бурю. Сей-лир, как пушинку, подкинуло и несколько раз перевернуло в воздухе, а потом просто выбросило из окна. Правда, перед самой землей невидимые силы подхватили его и мягко опустили на траву.

Зарычав, как настоящий снежный барс, лорд бросился обратно в замок. Эльведан стояла в дверях и спокойно дожидалась его. Налетев на невидимую стену, Аселькорсиан вынужден был остановиться и в бессильной ярости уставился на девушку.

– Надеюсь, урок ясен? – Она бесстрастно разглядывала его. – Твоя физическая сила против моей магии. Мы можем разнести здесь все, или же ты начнешь вести себя не как эгоистичная скотина. – На этих словах лорд зарычал. – И не как обезумевшее животное, – добавила она. А потом, резко опустив голову, начала говорить быстро и тихо: – Я ведь и так прекрасно понимаю, что не нравлюсь тебе, что не нужна, не желанна… что мне не сравниться с вашими красавицами и Великими Леди… что тебе от меня нужны лишь дети с магической силой, и как только ты их получишь, выкинешь меня, как надоевшую игрушку. Ты хоть представляешь, что я чувствую? Одна, без семьи, без друзей, в чужой стране, запертая в пустом доме с несколькими презирающими и равнодушными слугами. И единственный, кто находится рядом, отказывает даже в элементарном уважении… Я знаю, что ты будешь мне изменять. Думаешь, мне приятно это осознавать? Знаю, что как только забеременею, я не увижу тебя… Но хоть не показывать это так открыто ты можешь? Способен хоть иллюзию мне подарить? Чтобы хоть первый раз у меня был не с мужчиной в чужой помаде, говорящим, что его чуть ли не заставляют!!! – И, размазывая по щекам неконтролируемые слезы, Эльведан сбежала, спрятавшись за дверью. Судорожные, приглушенные подушкой рыдания затронули в сердце струны, о которых Великий Ледяной Лорд уже забыл. Все время, пока она говорила, он смотрел и смотрел на нее, впервые думая не о себе, а о чужой, незнакомой женщине…


Эулирондэйн. Кабинет лорда эль-Хализ


– Ну, хоть сегодня ты мне расскажешь? – Вестиорион без стука ввалился в кабинет друга и замер у двери. Таким он его давно не видел. Сжатые зубы, напряженный взгляд, легкая тень под глазами… Мда!

– Это единственное, что тебя интересует? С чего бы? – Аселькорсиан подозрительно посмотрел на помощника. – Или тебя интересует девушка?

– Ты чего? – Вестиорион даже опешил от подобного. – Что случилось, Корс? Все было так ужасно? Вроде люди не отличаются от нас в этом плане?

– Не было ничего, – тихо, на уровне слышимости произнес Великий Лорд и опустил голову на локти.

– Как это? – подобного Вестиорион даже не предполагал.

– Она увидела помаду Анет.

– И что?

– И ничего! – Аселькорсиан вскочил и начал расхаживать по кабинету.

– Постой, ты хочешь сказать, что не смог заставить простую человечку…

– Не такую уж и простую – это раз! Не забывай, что она маг, и очень сильный. – Сей-лир скривился и потер затылок. – А во-вторых… я не смог… это неправильно… – Он с каким-то отчаяньем посмотрел в окно на заснеженную вершину. Друг и помощник уставился на него так, словно видел в первый раз. Может, она его так хорошо приложила? Или наколдовала чего?

– Сель, дорогой, ты здесь? А я тебя уже заждалась. – В дверь вплыла Анетилаолия. Последняя официальная любовница (хотя уже не официальная) Великого Лорда крайне раздражала Вестиориона. – Как ты, милый?

– Нормально, – сухо бросил Аселькорсиан, мельком взглянув на любовницу, – прошу простить, но у меня срочные дела. Вестиорион, сегодня я вряд ли уже появлюсь.

С этими словами он четким шагом покинул дворец, услышав напоследок раздраженный и совсем уже не милый голос Анет: «Что происходит?»


Эулирондэйн. Поместье лорда эль-Хализ


Дома он был уже через полчаса, сам не понимая, почему так спешил. Перехватив первого попавшегося слугу, он резко спросил, где находится леди.

– Она в библиотеке. – Молодой сей-лир слегка скривился.

– Она? – в тихом, обманчиво спокойном голосе, послышалось угроза.

– Ле… леди, госпожа. – Слуга испуганно воззрился на хозяина и склонился в нижайшем поклоне.

– Иди, – отрывисто бросил Аселькорсиан, уже поднимаясь по лестнице. Кажется, со слугами надо будет провести беседу. Перед входом в библиотеку лорд замер, словно решая, входить или нет, но все же, тряхнув головой, резко распахнул дверь.

– Добрый день, леди. – Лорд внимательно наблюдал за меняющимся выражением ее лица – от удивления до настороженности. Хорошо, хоть страха не было!

– Здравствуйте, лорд. – Эльведан слегка кивнула головой, но не встала с дивана. Молчание затягивалось.

– Знаете, мы вчера не так начали, – наконец произнес он, – может, попробуем сначала? – И он заглянул в удивленные лиловые глаза. Девушка смотрела и не произносила ни слова.

– Давайте, – наконец согласилась она. – И как вы себе это представляете?

– Для начала давай перейдем на «ты», а потом я могу показать город. Вы согласны?

– Да. – Эльведан улыбнулась, впервые за все время, робко, неуверенно, но искренне. Великий Лорд и сам неожиданно улыбнулся и протянул девушке руку.

* * *

В то, что это реальность, а не сон, мне так за весь день поверить не удалось. Для начала неожиданное появление «супруга» дома среди белого дня меня порядком напугало, но потом… Он извинился! И вел себя совершенно не так, как вчера! Неужели мои слова на него так подействовали? Да ну, вряд ли. Скорее решил не связываться с магом, все-таки я его вчера неплохо потрепала.

Выдав мне плащ и взяв под руку, сей-лир через телепорт вывел меня в город. Столица Эулирона была прекрасна и не похожа на Арол. Здесь было на удивление много зелени – ели, сосны, пихты, лиственницы, кедры (из тех деревьев, что я знала), обилие кустарника и цветущие даже на снегу золотистые, голубые и фиолетовые цветы. Один такой цветок он сорвал и вставил мне в волосы, сказав, что он подходит к моим глазам. Пусть это все было наигранно и не по-настоящему, но все же безумно приятно. Снег искрился и играл в лучах солнца, повсюду были скульптуры и даже целые произведения искусства из сверкающего хрусталя. Дома привычного серого цвета искрились хрустальными крышами и цветными черепицами, что делало их похожими на сказочные. Здесь не было трактиров, но зато полно маленьких уютных кафе и ресторанчиков, в одном из таких мы ужинали.

Аселькорсиан оказался прекрасным гидом и рассказчиком, а столица довольно большой и обильной на достопримечательности. Театры, дворцы знати и Владыки, храмы, музеи, улица посольств, торговые и ремесленные кварталы, галереи, выставки, школы и Академии, библиотеки… Сей-лиры обожали науки и искусства и были поистине талантливы в своих воплощениях.

– Аселькорсиан, а почему здесь зима, а в твоем саду лето? – наконец задала я мучавший всю прогулку вопрос. Лорд на минуту задумался, словно решая, говорить или нет, но потом сдался.

– Дело в том, что вечная зима, как вы ее называете, только по эту сторону гор. Мы живем за горами, в огромной долине, размером с ваше королевство, и там гораздо более мягкий, чем у вас, климат и плодородные почвы. Мы тщательно это скрываем, поэтому все думают, что практически вся территория страны – горы. На самом деле, горы составляют только одну шестую часть земель.

– Вот как… – задумчиво протянула я. Спрашивать, почему они скрывают, глупо. И так понятно.

– Эльведан, – голос сей-лира стал напряженным, – я бы просил никому и никогда об этом не рассказывать. – Он внимательно посмотрел мне в глаза.

– Не волнуйся, не скажу. Мне ваши земли не нужны, а развязывать еще одну войну совсем не хочется.

– Спасибо, – наконец произнес он.

– То есть, – я решила продолжить тему, – твой дом по ту сторону гор и ты каждый день ходишь сюда в столицу через телепорт?

– Да. Можно, конечно, и на лошадях, в горах есть дороги, но это займет несколько дней. И это и твой дом, Эльведан. Привыкай называть его так.

– Хорошо. – Я удивленно посмотрела на него, но он не повернулся.

Так мы и гуляли. Под конец зашли в тот самый двухэтажный домик, из которого вышли утром, и вернулись в поместье. Я медленно поднималась наверх. Что сейчас? Аселькорсиан решит, что норму вежливости выполнил, и потребует свое? А я? Да, сегодня будет в чем-то проще, но в чем-то и тяжелее… Мы остановились перед дверью, и я нервно взглянула на мужа. Он стоял спокойно и не делал попыток войти или притянуть меня.

– Не волнуйся. – Он ласково провел пальцем по моей щеке. – Я не войду, не сегодня… Ты была вчера права во всем. Не будем спешить. – И он развернулся уходить.

– Сиан! – позвала я его, и только по удивленно расширившимся глазам поняла, что ляпнула.

– Как ты меня назвала?

– Прости, я не хотела тебя обидеть… – Ну вот, все испортила.

– Ты не обидела, – мягкость в голосе заставила поднять глаза, и я увидела его улыбку, – просто так мое имя еще не сокращали, но мне нравится. Я не против. Так что ты хотела?

– Я хотела сказать спасибо. – Я совсем смутилась. – За все.

– Не за что, Дани. – И он ушел, оставив меня стоять с открытым ртом.

* * *

Дни потекли своим чередом. Утром я вставала, завтракала и шла в библиотеку Сиана, оказавшуюся настоящим сокровищем. Когда глаза начинали уставать, а мозг отказывался понимать прочитанное, выходила в парк. Там было достаточно укромных мест, где я могла отдохнуть от любопытных слуг и позаниматься магией. Еще часть времени уходила на занятия моим личным зимним садом, где я выращивала нужные для зелий и заклятий растения. Сиан даже выделил мне специальную комнату, куда запрещалось входить слугам и где хранилось все магическое. Эта комната стала моим спасением. Там я творила, занималась, экспериментировала.

Сам Сиан тоже изменился. Теперь минимум три раза в неделю мы вместе гуляли: в Эулирондэйне, поместье, по окрестным лесам, ходили в музеи, театры… Правда, первое время мне было очень некомфортно. Любопытством сей-лиров боги не обделили, но Сиан уверенно брал меня за руку и знакомил со своими друзьями и коллегами. Особенно я сблизилась с Вестиорионом, оказавшимся одним из тех самых сей-лиров, кто проводил отбор. Но все же для большинства «ледяных» я не существовала, что было не так уж приятно. Что касается женщин… О, это отдельный разговор! Начать с того, что в своих прогнозах я не ошиблась – красотой они мужчинам не уступали. Высокие, стройные, с правильными чертами лица. Единственной маленькой мстительной радостью оказалась плоскость их фигур, но кто этих сей-лиров знает. Может, они любят, когда все гладко со всех сторон? Но, на мой взгляд, их портил общий недостаток – холодность, жестокость, расчетливость. Искренности в этих леди абсолютно не наблюдалось. Зато Великому Лорду они, не стесняясь и не скупясь, всевозможными способами демонстрировали свой интерес и благосклонность, не обращая на стоящую рядом меня никакого внимания. Звонкими голосами открыто объявляли, что в прошлый раз им понравилось, и спрашивали, когда лорд снова посетит их. Первое время я в таких ситуациях старалась отойти, но Сиан удерживал меня и в довольно жесткой форме объяснял леди, что он теперь для них недоступен очень долгое время. Особо ретивых осаживал так, что леди убегали от него с неестественным для сей-лиров румянцем. Все это бальзамом разливалось по моему самолюбию.

Так и проходило время. Сиан был вежлив, обходителен, но попыток сближения больше не предпринимал, что заставляло меня только мучиться от ревности. Что бы там я ни говорила, но все равно воспринимала его как свою собственность, и отсутствие претензий на мое тело заставляло гадать, где и когда он успевает удовлетворять свои потребности. В мозг закралась подозрительная и больше похожая на истерическую мысль, что скоро я сама потребую от него исполнения супружеского долга.

– О чем задумалась? – голос Сиана вырвал меня из раздумий.

За последний месяц я уже привыкла, что мы всегда ужинаем вместе, и ко времени возвращения лорда выходила его встречать. Он целовал мне руку и спрашивал, как прошел день (если мы, конечно, не проводили его вместе), а я интересовалась новостями и как дела у него. Вот и сейчас мы уже закончили ужин, а я слишком задумалась. Вопрос Сиана заставил меня вздрогнуть и покраснеть, а брови Сиана взметнулись вверх.

– Уже интересно…

– Ни о чем. Просто задумалась, – неловко попыталась я оправдаться.

– И поэтому так покраснела?

– Сиан, ну хватит! – взмолилась я, уже успев узнать характер этого сей-лира. – Ну что ты хочешь услышать?

– Правду, – мягкий мурлыкающий голос обволакивал, – хочу знать, какие мысли заставляют так мило пылать щечки моей жены, – ехидный голос заставил меня вспыхнуть еще сильнее. – Даже так?

– Сиа-а-ан… – простонала я и, не выдержав, вскочила из-за стола, – ты невозможен!

– А что ты ожидала? Я сей-лир и к тому же Великий Лорд, я настойчивый. – Он с хищной грацией тоже поднялся из-за стола. – Ты мне все равно ответишь! – Сиан вплотную приблизился ко мне. – Итак, Дани, о чем же ты так сильно задумалась, а, ветерок?

Я вскинулась. Он еще ни разу меня так не называл. Сверкающие льдисто-голубые глаза оказались слишком близко, чтобы сопротивляться. Да и зачем? Он ведь мой муж, и рано или поздно это произойдет. А все остальное… да плевать, по крайней мере сегодня!

– О супружеском долге, – не опуская глаз, прошептала я. Смущение, стыд и страх смешались с каким-то отчаяньем и растущим внутри непривычным желанием.

– Хочешь отдать? – по-кошачьи улыбнулся он.

– Хочешь взять?

– Очень, – тихо мурлыкнул он, склоняясь к моим губам.

В следующую секунду он меня поцеловал. Нежно, осторожно, словно боясь, что я сейчас оттолкну или сбегу. Я уже и раньше целовалась, но все было как-то по-детски, несерьезно, я ничего тогда не чувствовала, кроме любопытства, но сейчас… Возможно, дело в опыте, но от поцелуя я потерялась, растворилась в окружающем мире и в нем. Томно, страстно, чувственно, нежно… поцелуй не прекращался, а только менял оттенки. Под конец не выдержала и застонала. Похоже, Сиан только этого и ждал. Отстранился, улыбнулся, заглянул своими потемневшими глазами в мои, и тихо прошептал:

– Уверена?

– Да… – на выдохе произнесла я, пытаясь отдышаться.

Сиан больше ничего не сказал, подхватил на руки и быстрым шагом пошел к лестнице. Я зажмурилась, стараясь не думать о предстоящем. Сей-лир пинком открыл дверь в спальню, вошел и поставил меня на ноги. Осторожно поднял руку и кончиками пальцев провел по щеке, подцепил подбородок, вынуждая посмотреть ему в глаза. Эти льдисто-голубые глаза сейчас напоминали предгрозовое небо с расширившимися черными зрачками, заставляя судорожно сглотнуть, в попытке унять панику. Медленно, словно давая последнюю возможность сбежать, он наклонился к моим губам, обдавая их теплым дыханием. Я замерла в ожидании, прикрыв глаза. Прошла секунда, за ней другая, но поцелуя так и не последовало. Удивленно распахнув глаза, я столкнулась с его напряженным взглядом. Будто только этого и ждал, Сиан легко коснулся губами подбородка, затем одного уголка губ, потом другого… лизнул губы. Он что, намеренно мучает меня? Рука сама собой взметнулась вверх, обнимая шею лорда, притягивая ниже. Кажется, я сама его поцеловала. Первая! Рыкнув, Сиан с силой сжал талию, приподнимая вверх, заставляя обхватить ногами его бедра. Поцелуй уже не был нежным или осторожным, он стал страстным и властным. Мои руки запутались в невероятно мягких и густых волосах, не позволяя сей-лиру отстраниться. Потом мир перевернулся, и я оказалась лежащей на постели со спущенным лифом платья и задранной до середины бедер юбкой. Рука сама собой потянулась прикрыть обнаженное тело, но от взгляда Сиана замерла где-то на полпути. Так на меня еще никто никогда не смотрел – с жаждой и голодом, с мукой и надеждой, со страстью и нежностью. В этот момент я почувствовала себя самой прекрасной женщиной на свете… желанной! Застонав, снежный лорд рванул на себе рубашку, так что по полу полетели пуговицы, и дернул ремень брюк. Выражение его лица могло бы напугать, но только не сейчас. Сейчас я предвкушала со страхом и желанием. Обнаженное тело лорда предстало во всей красе, заставив меня смущенно прикрыть веки. Хотя, если честно, я все-таки не удержалась и продолжала его рассматривать сквозь опущенные ресницы. Господи, кажется, я могу умереть только от разглядывания этого совершенного тела.

– Посмотри на меня! – это был приказ, требование. Широко распахнув глаза, я в изумлении уставилась на моего лорда. – Я хочу, чтобы ты смотрела на меня! Я хочу, чтобы ты знала, кто тебя касается! Я хочу, чтобы ты навсегда запомнила, кто стал твоим первым мужчиной!

Он стремительно приблизился и, схватив подол, резко рванул ткань платья. Жалобно затрещав, оно расползлось посередине, заставив меня испуганно ахнуть. Но мне тут же заткнули рот довольно не нежным поцелуем. Сиан, словно обезумев, покрывал мое тело поцелуями-укусами, сминая руками бедра, грудь, ягодицы… Только вот мне не было больно или неприятно, наоборот, его действия разжигали огонь в крови, заставляя терять рассудок в наслаждении. Застонав, я обвила его ногами, безмолвно умоляя прекратить эту пытку. И он подчинился. Тяжелое пылающее тело придавило меня, его бедра прижались к моим и… Было больно, но несильно и недолго. Сиан замер, осушая слезы поцелуями, и стал невероятно нежным, как будто извинялся. Только вот мне надолго его нежности не хватило. Не знаю, откуда что взялось, но я требовала, извивалась, царапала, кусала, целовала этого невероятного мужчину. Своего мужчину! И он подчинился… Я кричала от смеси боли и наслаждения, стонала от невыносимости испытываемых чувств, шептала его имя и как эхо слышала свое. Безумство! Эта ночь была самым прекрасным безумством в моей жизни!

Утро встретило солнечным светом и легким нежным ароматом. Потянулась, чувствуя разливающееся по телу тепло и ноющие мышцы, повернула голову и уткнулась носом в охапки цветов. Широко распахнув глаза, я с немым изумлением рассматривала устилающие постель белоснежные и сиреневые кисти сирени. Так вот откуда запах! Счастливо засмеялась, зарывшись лицом в цветы. Кажется, впервые за свою жизнь…


Эулирондэйн. Кабинет лорда эль-Хализ


Лорд сидел в своем кабинете перед стопками неотложных документов и просто не видел их. На губах играла легкая нежная улыбка – редкая гостья на суровом лице, а перед глазами проносились воспоминания прошедшей ночи. Дани… его девочка… теперь уж точно его – ласковая, нежная, страстная, неопытная. У него было много женщин, искушенных и красивых, робких девушек и самоуверенных ледяных красавиц, так почему же сейчас он чувствует себя таким… удовлетворенным, что ли? После ночи с человеческой девчонкой, которую по меркам сей-лиров даже красивой не назовешь? Зато какое тело… Красавицы его рода отличались от мужчин только отсутствием мускулов и обманчивой хрупкостью, до совершеннолетия так вообще отличить мальчика от девочки невозможно, а тут… Лорд мечтательно прикрыл глаза, вспоминая определенные участки тела девушки в своих руках.

– Так… – раздался голос от дверей, – все понятно! Ответь только на один вопрос: неужели было НАСТОЛЬКО хорошо?

– Заткнись, – беззлобно бросил лорд, пытаясь сдержать улыбку.

– Хм… значит, настолько. – Вестиорион задумчиво прищурился. – Может, себе человечку найти?

– Ты зачем пришел-то?

– А-а, точно, хотел сообщить новость. Через две недели приезжает нервадское посольство.

– Зачем? – Лорд нахмурился. Только этого ему не хватало.

– Хотят убедиться, что мы с их девочками ничего не сотворили. А официальная версия – налаживание дружеских отношений. – Вестиорион плюхнулся в кресло. – Кстати, герцог Калме, он же бывший жених Эльведан, тоже в составе посольства.

– Понятно. – В душе лорда разлилось какое-то странное чувство раздражения. – Что, больше некого было послать?

– Неужели ты ревнуешь?

– Перестань нести чушь, – рыкнул лорд, заставив помощника вскинуть брови. Но у Вестиориона все же хватило ума промолчать. – Значит, через две недели…

– Да, будет дан большой бал с обязательным присутствием всех девушек. Ладно, чем сейчас займемся?

– Ты рассмотришь документы, а я поехал домой, – отчеканил лорд, вставая с кресла.

– Не понял? – Вестиорион округлил глаза, а потом ехидно прищурился. – Уже соскучился по своей девочке? Мда… зацепила она тебя.

– Молчи уж… – Аселькорсиан только махнул рукой, открывая дверь. В лицо ему ударил сильный и яркий цветочный аромат. Хм… Анет? Да нет, она бы не постеснялась войти. Лорд откинул все посторонние мысли и быстрым шагом направился к телепорту.

Интересно, проснулась ли Дани? Когда он уходил, девушка спала, свернувшись у него под боком маленьким теплым котенком. В тот момент лорда захватила такая волна нежности, что он просто не сдержался и засыпал кровать цветами. Сейчас, медленно открывая дверь, он гадал, что увидит.

Эльведан все еще лежала в постели. Счастливо смеясь, она зарылась лицом в цветы, а потом, словно почувствовав его, резко подняла голову. Лиловые глаза сияли, озаряя все вокруг и растапливая лед в сердце воина. Кажется, у него перехватило дыхание, и, уже не осознавая своих действий, лорд направился к постели. Ночи им явно не хватило…

Глава 4

– Эльведан, – позвал лорд, – я никогда не спрашивал, но сейчас бы хотел услышать правду.

– Ты о чем? – Я удивленно посмотрела на мужа.

Эти полторы недели пролетели как один миг, самый счастливый и радостный в моей жизни. Сиан проводил все свободное время в моей спальне, и не только (я мысленно хихикнула), ночи пролетали так, что я не успевала ими насытиться, дни мелькали как воспоминания. Вот он пришел следующим утром после нашей первой ночи, а вот он застал меня днем в библиотеке… в саду… за ужином… на балконе… в ванне… «Так, стоп». – Мысленно дала себе затрещину, чувствуя, как краснею.

– Это правда, что ты была, пусть и неофициальной, невестой герцога Калме?

– Хм… – очень неожиданный вопрос, однако, – да, правда. А почему ты спрашиваешь?

– И ты очень расстроена, что не стала его женой?

– Нет, не расстроена. Сиан, к чему эти вопросы? – Я с удивлением смотрела на мужа, который исподлобья наблюдал за моим лицом.

– То есть ты хочешь сказать, что не любила его? – Он буквально впился в меня взглядом.

– Нет, не любила, – вспылила я. – Этот брак был нужен моим родителям, а не мне! Я никогда не хотела быть с ним! – Я еле сдержалась, чтобы не сказать всего, но нельзя. Заставив себя успокоиться, снова задала интересующий меня вопрос.

– Вчера в Эулирон приехало посольство Нервадии, а через два дня состоится бал в их честь. В ее составе будет и твой несостоявшийся жених.

– И?

– Что и? – Сей-лир резко встал и отошел к окну.

– Это что… – Я невольно подалась вперед, озаренная догадкой. – Приступ ревности?

– Сей-лиры не подвержены подобным эмоциям, – холодно отчеканил он и, повернувшись, сверкнул глазами, – но я бы не хотел неожиданностей. Я не потерплю предательства. Я ясно выражаюсь?

– Более чем. – Я поморщилась от его холодности и командного тона. Можно было бы закатить скандал или взбрыкнуть, если бы я не понимала, откуда это. Чтобы он ни говорил, это была ревность. Чистая, неприкрытая ревность, пусть и всего лишь по отношению как к своей собственности, а не как к дорогой женщине. Но уже что-то! – Не надо, Сиан. Не оскорбляй меня подозрениями. Ты – мой муж, и я не собираюсь тебе изменять.

Он несколько минут изучал мое лицо, а потом быстрым шагом приблизился и впился грубым поцелуем в губы. Хотелось оттолкнуть его, но я понимала, что сейчас этого делать нельзя. Расслабилась, позволяя ему вести, и через некоторое время почувствовала, как его отпускает, а ласки становятся нежнее. Ну, вот и прекрасно!

* * *

Бал. Как много людей наивно считают, что это красивый праздник. На самом деле это одно из самых трудных испытаний. Блеск, алкоголь, музыка, танцы, смех… интриги, сплетни, шантажи, убийства, дуэли, договоры, политика. Только наивные маленькие девочки не задумываются, что бал – это место, где решаются судьбы.

Я стояла в невероятно красивом фиолетовом с серебром платье, которое сегодня мне принес Сиан. Сам он пару минут назад отошел к своим друзьям, оставив меня одну, и я не знала, чем себя занять, вертя в руках бокал.

– Я вижу, тебя бросили одну, – раздался позади насмешливый знакомый голос. За моей спиной стояла, презрительно поджав губы, Надеия, а рядом – Шантия и Валисса.

– Привет, – я не стала отвечать на ее выпад, – рада вас видеть. Как вы?

– Ничего. – Шантия слегка улыбнулась, а Валисса только скривилась. – Давно не виделись. Сама как?

– Нормально. – Я пожала плечами. Откровенничать не хотелось. – Вы остальных не видели?

– Пока только Полиан, но с ней муж стоял, мы не стали подходить. Представляешь, она уже беременна!

– Здорово. – Я искренне улыбнулась.

– Здорово? – Надеия буквально выплюнула это слово. – Здорово чувствовать себя племенной кобылой или здорово, что нас продали как рабынь, а может, здорово, что для этих нелюдей мы как куклы?

– Надеия, прекрати! – Шантия одернула девушку. – Здесь не то место, где стоит об этом говорить.

– Точно. – Я подхватила целительницу под руку. – Пойдем лучше остальных наших поищем. Все-таки давно не виделись.

Остальных девушек мы нашли довольно быстро, практически все они стояли в одиночестве. Бросив быстрый взгляд на Полиан, я убедилась в правдивости слов Шантии. В ауре девушки на уровне живота появилась пусть еще и маленькая, но довольно яркая звездочка. Посмотрев на не отходящего от нее высокого, покрытого шрамами сей-лира, я поняла еще одну вещь. Великий Лорд влюблен, и это взаимно. Мысленно порадовавшись за девушку, я тепло ей улыбнулась и обняла.

– Поздравляю, – шепнула ей в самое ухо. Полиан покраснела, но все же ответила:

– Спасибо, Вед. Знаешь, я так счастлива.

– Да ладно, небось уже давно знала, что так и будет?

– Ну… – девушка лукаво улыбнулась, – ты права! Я кое-что увидела еще, когда мне было восемь, и теперь это начало сбываться.

– Наверно, вас втроем с малышом, да?

– Впятером! – хихикнула она, окончательно заалев, как маков цвет. Завидев это, ее муж быстрым шагом направился к ней и обнял, неодобрительно поглядывая на меня. – Нелиотрим, познакомься, моя очень хорошая подруга из Академии Эльведан. Эльведан, это мой муж Нелиотрим.

Я присела в реверансе, а сей-лир только кивнул головой.

– Ладно, не буду вам мешать. – Чувствовалось, что этим двоим третий не нужен.

– Вед, – окликнула меня прорицательница, – будь осторожна.

– Ты это о чем? – Я напряглась.

– Ты знаешь, – с нажимом проговорила девушка, – сейчас у тебя распутье, если выберешь правильно, будешь счастлива.

– Поли, – мне в голову пришла догадка, – и давно ты знаешь?

– С первого дня знакомства, когда ты протянула мне руку. Ну и про Эльгалион тоже. Не волнуйся. – Она покачала головой. – Я никому не говорила и не скажу. И никто не сможет таким же способом, как я, узнать.

– О чем это вы? – подал голос нахмурившийся сей-лир.

– Не волнуйся, любимый, Веда не причинит вреда Эулирону. Она его надежда. Пойдем, потанцуем.

– Конечно. – Сей-лир ласково улыбнулся жене и уже гораздо дружелюбнее взглянул на меня. – Ну что же, был рад познакомиться с надеждой Эулирона. Нашей стране это действительно необходимо.

– Так ты у нас еще и надежда Эулирона. – Боги! Она отстанет от меня сегодня? – Попахивает предательством, а?

– Каким предательством, Надеия? Нас сюда и послали в качестве надежды на мир, – выкрутилась я. – Лорд имел в виду всех нас.

– Да? – Девушка подозрительно прищурилась, давая понять, что ни на грамм мне не поверила.

Вздохнув, отвернулась, чтобы наткнуться на изучающий взгляд Елении. Нервно кивнув, я уже собиралась отойти, когда Валисса громко хлопнула в ладоши.

– Девочки, я придумала! А давайте будем раз в неделю встречаться в Эулирондэйне, а?

– Думаешь, нас отпустят? – с сомнением произнесла Олина.

– Отпустят. – Еления уверенно кивнула. – Особенно если намекнуть кому-нибудь из посольства, что мы месяц сидим взаперти. Эльведан, может, замолвишь за нас словечко перед герцогом Калме? – Восемь пар глаз скрестились на мне.

– Попробую, если представится такая возможность, – осторожно произнесла я, не желая давать обещания.

– О, она тебе скоро представится, – хмыкнула Надеия, кивнув куда-то мне за спину. Развернувшись, я увидела идущего к нам герцога Калме. Проклятье!

– Приветствую, леди! – Лорд улыбнулся и склонился в легком поклоне. – Безумно рад видеть вас, хотя мне грустно, что Нервадия лишилась своих прекраснейших дочерей!

– О, милорд!.. – Еления взмахнула ресницами. – Это наш долг перед родиной. Хотя наши сердца, огорченные разлукой, радует, что нас не забыли!

– Поверьте, леди, мое сердце разрывается. – Герцог состроил скорбную мину. – Позвольте же утолить мою тоску и подарить мне танец. Леди Эльведан… – Он протянул мне руку. – Вы не откажете?

– Конечно, нет, милорд. – Я поклонилась.

Герцог взял меня за руку и вывел на середину зала, где под медленную музыку уже кружили пары. Я молчала, ежась под внимательным взглядом несостоявшегося жениха, слегка повернув голову. На очередном повороте мелькнуло лицо Сиана, недовольно поджавшего губы.

– Ну и как тебе в Эулироне? – в отсутствие посторонних герцог не утруждал себя излишней вежливостью.

– Нормально. – Я небрежно пожала плечами.

– Да? Ну что же, рад за тебя. Хорошо проводишь время?

– Вполне. Только… – Я вспомнила просьбу. – Остальных девушек редко вижу. Хотелось бы чаще встречаться.

– Девушек? – Бывший жених презрительно скривил губы. – Эльведан, неужели твой муж еще ни разу не дотронулся до тебя?

– Я замужем, милорд, вы сами это упомянули. – Я постаралась обойти щекотливую тему.

– Ты беременна? – в лоб спросил герцог.

– Хм… милорд, я не думаю…

– Отвечай, Эльведан, – прервал он меня на полуслове, сжав пальцы, – ты же знаешь, не стоит меня раздражать.

– Насколько знаю, нет.

– Отлично. – Я удивленно взглянула на него, но герцог не пожелал отвечать. – Я поговорю с Владыкой, чтобы вы смогли чаще встречаться. – Танец закончился, и лорд поцеловал мне руку. – Мы еще встретимся, я свое не отдаю, а ты моя, Эльведан. Хотя… я могу согласиться и на замену, ты ведь понимаешь, что я имею в виду.

Он развернулся и направился в сторону щебечущих около колонны наших девушек, а я так и осталась стоять, пытаясь совладать с дыханием. Это был удар, подлый, низкий, но действенный. Все, на что была способна сейчас, – это бессильно смотреть, как он кружит в танце Елению.

– Что он тебе сказал? – раздался над ухом холодный голос Сиана.

– Ничего. – Я вздохнула и, попытавшись придать лицу равнодушное выражение, повернулась к сей-лиру.

– Врешь, – отрезал он, увлекая в танец.

– Вру, – согласилась я, почувствовав, как сжались его руки, – он упомянул мою сестру, и мне это не понравилось.

– И что именно?

– Сиан, я не хочу об этом говорить, тем более здесь. Давай просто потанцуем?

Сей-лир подчинился, но точно не оставил идею вытрясти из меня содержание разговора. Мы кружили по залу, и, если бы не ощущение, что за мной следят десятки глаз, чувствовала бы себя счастливой. Но, как и все хорошее, танец быстро закончился. Сиан, все еще раздраженный, отвел меня к остальным нашим девушкам и исчез в толпе гостей.

– Вы красивая пара, – улыбнулась Неора.

– Спасибо, – говорить об отношениях, которые вызывали у меня внутренний разлад, не хотелось. – Что-то пить захотелось, пойду, возьму что-нибудь освежающее.

К столу я шла осторожно. Очень не хотелось снова попасть на глаза герцогу или чтобы привязалась Надеия. Так бочком за колоннами я добралась до большого заставленного разными яствами и напитками стола. Подхватив бокал с соком, я хотела уже отойти, когда услышала знакомое имя. Развернувшись, увидела двух сей-лирских леди, мило беседующих около соседней колонны.

– А как у вас там с Аселькорсианом?

– О, Сель как всегда на высоте, – томно произнесла одна из них, – хотя ему и очень тяжело.

– Еще бы, – кивнула вторая, – ты ее видела? Маленькая, толстая, темная, страшная, да еще и человечка!

– Угу, бедный мой котик, но ты же знаешь, я стараюсь как могу. – Я так и видела, как она улыбается.

– Еще бы! Вряд ли эта девка знает, что любит Великий Лорд.

– О да! Сель о-о-очень требовательный! – И они дружно рассмеялись. – Недавно такое вытворил…

А я стояла и понимала, что не могу пошевелиться. Внутри разливалась боль и отчаяние. Наивная! Думала, что действительно ему нравишься? Что ему хорошо с тобой? Что он верен? Я судорожно начала глотать жидкость, только чтобы не зареветь. О, боги! Я закрыла глаза, прислонившись затылком к стене. Глупая, уже забыла, что никому нельзя верить! У тебя в этом мире только одно близкое существо. Успокойся! Вдох-выдох!

– Эльведан, что-то случилось? – Рядом стояла Полиан и с тревогой вглядывалась в мое лицо.

– Ничего, Поли, все нормально. – Я попыталась улыбнуться.

– Веда, ты уверена?

– Да, просто очередной раз жизнь ткнула носом в собственную глупость.

– Не надо, Вед. – Прорицательница покачала головой. – Все не так…

– Угу, ты права, все не так. Пойдем, кажется, начинается официальная часть.

Оставшаяся часть праздника прошла как в тумане. Вот Владыка поднимается на помост и произносит речь. Вот рядом держит ответное слово глава нервадского посольства герцог Калме. Затем всех девушек приглашают на помост вместе с Великими Лордами. Потом мы танцуем, а сей-лиры и послы стоят полукругом. Сиан заглядывает в лицо, пытаясь понять причину перемены моего настроения, но я отворачиваюсь. Снова танцы, смех, вино, музыка… Я улыбалась и шутила, танцевала, пила сладкое вино и чувствовала, как внутри что-то медленно умирает.

– Нам пора, – тихо произносит Сиан. Наконец-то пытка закончилась.

Возвращались мы в молчании. О чем думал он, не знаю, но лично я пыталась удержать остатки спокойствия и собственного самоуважения. Закатывать бесполезный скандал глупо, да и ни к чему не приведет.

– Приятных снов, милорд. – Я, не поворачивая голову, стала подниматься к себе, давая понять, что хочу сегодня остаться одна.

– Даже так… – раздался позади голос, – не так быстро, дорогая. Что, вспомнила о верности бывшему жениху? – Я резко повернулась и натолкнулась на раздраженный взгляд сей-лира.

– Вас это задевает, милорд?

– Милорд? – В голубых глазах сверкнул гнев. – Никак не можешь его забыть, а? – Он грубо схватил меня за руку. – Ты теперь моя, слышишь! Он никогда больше не притронется к тебе! Я не потерплю предательства!

– А сам? – не хуже кошки зашипела я. – Для тебя предательство в норме? Или измена какой-то человечке не входит в эту категорию! Бедненький, как же тебе противно каждый день ко мне прикасаться!

– О чем ты? – Сиан недоуменно нахмурился, а потом тряхнул головой. – Не переводи тему! Что он тебе сказал?

– А что ты говоришь своей любовнице? Не надоело жаловаться на меня?

– Эльведан!

– Хватит! Я устала! – Развернувшись на каблуках, я быстрым шагом направилась в спальню, попутно прикрывшись щитом. Не могу, сил моих нет слушать его ложь. Да пусть хоть обходится к своим любовницам! Мне все равно!

Меня трясло, лихорадило от мысли, что ему настолько неприятна моя близость. А ведь как хорошо притворялся. Впрочем, свою часть он безукоризненно выполнял. Я ведь даже не догадывалась, что он продолжает ходить к ней, ну, или к ним. Неважно!

Уже засыпая, поняла, что это будет тяжелее, чем ожидала. Кажется, я допустила величайшую ошибку в своей жизни. Надеялась, что мне будет безразличен мой супруг, смогу быстро отделаться от него? Кого я обманываю? Сиан уже давно стал мне не безразличен. Именно поэтому сейчас так больно, что хочется выть…

* * *

Утро встретило меня больной головой и отвратительным настроением. Вылезать из постели желания не было никакого, к тому же уснула я только под утро. А еще был страх. Страх увидеть его, выслушать очередную ложь или куда еще более тяжелую правду. Позвала служанку и потребовала завтрак в комнату, а заодно узнала, что лорда уже давно нет дома. На душе заскребли кошки. Эх… вот когда неведение благо.

Попытка отвлечься в библиотеке оказалась неудачной. Я подолгу смотрела на одну страницу, а мысли хаотично метались между сей-лиром и герцогом. Плюнув на это неблагодарное дело, я заперлась в своей лаборатории. Приготовление зелий – сложный и ответственный процесс, отвлекаться нельзя, так что пару часов мысли о мужиках мучить не будут. Выбрала самые сложные – парализующее (главное с дозировкой не ошибиться, а то можно и умертвить), зелье правды и «ласковый яд». Три часа пролетели незаметно. И что дальше? Вздохнув, поняла, что прятаться здесь бесконечно не смогу, к тому же желудку было абсолютно безразлично настроение хозяйки. Он хотел есть и громко сообщал об этом.

Спустившись вниз, попросила накрыть себе ужин.

– А вы разве не будете ждать хозяина? – удивленно спросил слуга.

Мда… и что ответить? Я лишь раздраженно глянула на сей-лира и сбросила с пальцев синие искорки. Он понял. Ужин мне накрыли быстрее даже, чем обычно. Взглянув в окно, я поняла, что Сиан скоро придет. Ну, или не придет… Весь вечер, просидев в комнате, я прислушивалась, надеясь уловить, когда он вернется, но он так и не появился.

Второе утро с головной болью. Это становится плохой тенденцией, как и не спать по ночам. Встать, умыться, позавтракать и… впереди целый день, а я не знаю, что делать.

– Леди. – Рядом склонился сей-лир, протягивая свиток, – Господин велел передать.

– Хорошо, иди, – отпустила я слугу и развернула бумагу.

«Леди, через два дня состоится ужин у Владыки. Вы, как и остальные девушки, должны присутствовать. У Вас есть время подготовиться. Я приеду за Вами через два дня ровно к шести часам. Всего доброго!

Аселькорсиан»

Я еле сдержала крепкое ругательство, он уже открыто не ночует дома! Где-то на задворках сознания закралась мысль, что, возможно, в этом есть и частица моей вины, но я ее быстро отбросила. Даже если закрою на это глаза, вести себя по-другому он не станет. Глубоко вздохнув, я направилась в сад. Прогулка на свежем воздухе немного улучшила мое состояние, но от тяжести на сердце не избавила. Хотелось закатить скандал, побить посуду, но природная сдержанность победила. Ветерок ласково потрепал мои волосы, заставив улыбнуться.

– Леди, – раздавшийся за спиной голос заставил вздрогнуть и резко обернуться. Незнакомый сей-лир склонился в поклоне, – прошу прощения, что потревожил, но Господин просил срочно привести вас.

– Господин? – Я удивленно посмотрела на мужчину. – Что случилось? И где он?

– Он в Эулирондэйне. Прошу прощения, госпожа, я не знаю причин, почему вы понадобились. Господин только велел, чтобы вы срочно прибыли. Пойдемте, леди.

– Ну, хорошо… – растерянно произнесла я, пытаясь понять, что могло так срочно потребоваться Сиану. Следующая мысль вспышкой мелькнула в сознании. Он же приревновал меня к герцогу, неужели?.. – Пойдемте!

Сей-лир поклонился и повел меня по дорожке к воротам поместья.

– Куда мы идем?

– К телепорту, леди.

– А почему мы не воспользуемся тем, что в доме?

– Этот телепорт настроен на Лорда. Увы, я не могу его активировать. Я прибыл через другой, он недалеко, в получасе езды. – Я кивнула. В получасе езды был небольшой городок Каэр. Собственно, все поместья лордов располагались в радиусе получаса-двух от таких городков, где были стационарные телепорты, городская ратуша, таверны и магазины.

– Ладно, сейчас переоденусь и…

– Боюсь, у нас нет времени, леди. Идемте!

Делать нечего, пришлось идти. Где-то в груди разливалась тревога, интуиция тихо шептала, что что-то идет не так, но ослушаться «просьбы» мужа я не могла. Пройдя прямо через сад по незаметным тропам, мы оказались за воротами, так и не встретив ни одного слуги. Там нас уже ждала пара гнедых коней. Хм… а разве у сей-лиров не особая порода, пригодная для хождения по горам? Или такие только у знати? Я тряхнула головой, отгоняя нелепые мысли. Собственно, какая разница, на какой лошади приехал парень.

До города мы доехали за полчаса, не останавливаясь и не разговаривая. Там вопреки моим ожиданиям мы поехали не к городскому телепорту, а к домику в центре. Небольшой двухэтажный особняк утопал в густой растительности и был практически не заметен с улицы. К дому вела вымощенная желтой плиткой дорожка, входная дубовая дверь отделана вязью рун, а на окнах висели плотные темные шторы. Внутри меня охватил озноб. Уже не робкий шепот интуиции, а громкий грохот в ушах о неправильности происходящего. Темное помещение, отсутствие мебели, потайная дверь за картиной, ведущая вниз лестница… не мог Сиан приказать меня привести сюда, ну если только не захотел от меня избавиться. Я остановилась перед спуском вниз.

– Там темно… – нервно проговорила я, – может, вы спуститесь первым и подадите мне руку?

– Конечно, леди. – Провожатый кивнул и первым вступил на лестницу.

Я считала секунды, вот он повернулся ко мне спиной, вот делает первый шаг и становится на верхнюю ступеньку, вот начинает медленно поворачиваться. Ждать больше смысла нет. Легкий взмах руки, и волна воздуха сбивает сей-лира. Грохот падающего тела и громкая ругань. Я бросилась к картине, закрывая ее, в надежде получить хоть несколько минут форы, слыша, как по ступенькам взбегает сей-лир. Теперь главное – выбраться из дома! Бросившись опрометью обратно, я успела добежать до двери, когда услышала топот за спиной. Рванула ручку двери, но, к моему ужасу, она оказалась заперта.

– Куда же вы, леди?

Встав спиной к двери, я настороженно смотрела, как ко мне подходят двое людей и очень злой сей-лир.

– Кто вы и что вам нужно?

– Не волнуйтесь, мы не причиним вам вреда, просто вам нужно отправиться с нами.

– И вы думаете, я так и сделаю?

– Уверен, что нет. – Один из мужчин ослепительно улыбнулся. – Поэтому мы кое-что вам приготовили.

Я напряглась, но сделать ничего не успела. В мгновение ока ко мне бросился сей-лир, но его атаку я отразила, поставив перед собой блок. Только вот это им было и нужно. Один из людей швырнул в меня кинжал, а второй склянку, в то время как сзади неожиданно распахнулась дверь. Равновесие я удержала, но это уже было не важно. Кто-то обхватил мои запястья, а заклубившийся пар из разбитой склянки проник в ноздри. С первым вдохом я поняла, что мои силы слабеют, щит, удерживающий сей-лира и двух других нападавших, стал таять. Я попробовала дышать через рот, но тот, кто стоял сзади, перехватил одной рукой ладони, а другой зажал рот. Несколько секунд – и озлобленный сей-лир уже спокойно подходит ко мне. Резкий удар – и уплывающим сознанием я уловила его слова.

– Это тебе за падение, дрянь… – А потом темнота…

– Ты не сильно ее ударил? Она уже два часа в себя не приходит? – смутно знакомый голос эхом отдается в затуманенном мозгу. Боль в висках и затылке мешает сосредоточиться и понять, что происходит. Несколько минут я лежала неподвижно, оценивая свое состояние. Руки и ноги связаны, во рту кляп, что-то теплое медленно стекает по волосам, а ресницы на одном глазу накрепко слиплись. Меня слегка тошнило, но, не считая головной боли и дискомфорта от лежания на полу, я была в порядке.

– Выживет, – кажется, это голос того самого сей-лира, – а помрет – невелика потеря.

– Хм… может, надо было сказать, от кого мы? – раздался еще один голос. – Глядишь, и сама бы пошла.

– Не-а, ты же слышал, нас предупреждали, что ерепениться будет. Пусть заказчик сам со своей девкой разбирается.

– Ладно, но осмотреть ее не мешает. Если помрет, с нас головы снимут.

Я почувствовала, как один из них медленно приближается ко мне и осторожно ощупывает голову. Затем поднимает на руки и кладет на более мягкую поверхность. Постель?

– Ну что там?

– Голова пробита, – отвечает тот, что осматривал меня, – сейчас промою и лед приложу.

– Лады. Сколько нам еще ждать?

– Портал откроют через четыре часа. Надеюсь, она оклемается, не тащить же ее через телепорт!

Еще раз проверив мои путы и потыкав для верности под ребра, они ушли. Проклятье! Смутные догадки, кто заказчик и куда меня отправят, были. Но вот, что сделают со мной, пугало. И как они будут выкручиваться перед сей-лирами? Вряд ли после того, как я пропаду здесь, мне позволят хоть где-нибудь появиться свободно. Видимо, ожидает меня жизнь в каком-нибудь доме на привязи. А я этого не хочу!

Подергав безуспешно путы, я поняла, что связали меня на совесть. В таком состоянии я даже магичить не могла, на что и был, видимо, расчет. Еще одним пунктом в разделе «плохо» было то, что я понятия не имела, где сейчас находилась. Вряд ли все еще в Каэре, а кроме него, я бывала только в Эулирондэйне. Плохо, плохо, плохо!

«Успокойся!» – мысленно приказала я себе. Сейчас главное – освободить связанные за спиной руки. Прикинув варианты действия, я поняла, что выход у меня один. Плана как такого не было, да и планом это самоубийство было назвать трудно, но я решилась.

Громко застонав, я перекатилась на спину, попутно пнув ногой по кровати. Через пару минут дверь открылась, и на пороге появился один из напавших на меня в Каэре людей.

– О, наша принцесса очнулась! Как спалось? – Ласково улыбаясь, он провел по щеке. Мельком глянув ему за спину, я увидела там маячившего сей-лира и еще одного человека. Выразительно замычав, я начала мотать головой. – Ну-ну, детка, веди себя спокойно. – Я замычала еще сильнее. – Может, ей рот развязать? – Он обернулся к своим дружкам. – Давай, – наконец произнес сей-лир, – сила к ней еще вернуться не должна.

А вот это уже интересно. Значит, в том флаконе было то, что блокирует магическую силу на долгий срок. Странно, но моя ко мне вернулась. Хотя что здесь странного? Скорее всего, срок действия прямо пропорционален величине магических сил. Мысли вихрем пронеслись у меня в голове, пока мужчина вынимал кляп.

– Ну как, легче? – заботливо спросил он.

– Угу, – прохрипела я, облизывая пересохшие и потрескавшиеся губы, – воды…

– А ты себя будешь хорошо вести? – Он выжидательно посмотрел на меня.

– Буду, только пить дай.

Похититель поднялся и прошел к столу, вернувшись со стаканом воды. Пить действительно жутко хотелось, и, приникнув к стакану, я моментально его осушила. Выразительно глянув на пустую посуду, я попросила еще. Кажется, те двое в дверях чуть расслабились.

– Что вы со мной сделали? Почему я не чувствую своих сил?

– Не волнуйся, детка, скоро все восстановится. – Он снова потрепал меня по щеке и потянулся к кляпу.

– Подожди, – нельзя, чтобы он снова завязал мне рот, – я в туалет хочу!

– Милая, если ты думаешь, что мы купимся на такой дешевый трюк, то ты ошибаешься, – мрачно проговорил тот, что стоял у дверей.

– А мне как быть? – Я раздраженно посмотрела на него. – Предлагаешь сделать здесь лужу и лежать в ней?

– Точно! – Он радостно осклабился.

– Я очень хочу в туалет! Я, вообще-то, живой человек, и это естественный процесс! Я больше не вытерплю!

Они переглянулись, видимо, решая, что делать. Наконец тот, что стоял у дверей, кивнул сидящему на кровати.

– Проводи.

Тот перевел взгляд на меня, внимательно осмотрел и как-то слишком радостно улыбнулся. В этот момент я даже испугалась своей затеи.

– Ну, пойдем, сладкая. – Похититель вынес меня на руках в тускло освещенный коридор и открыл ногойпоследнюю дверь. Я оказалась в небольшой ванной комнате с серой плиткой на стенах и маленьким окошком под потолком. С другой стороны двери послышался легкий шорох. Мой конвоир попытался поставить меня, но связанные ноги мешали, и я стала заваливаться на бок.

– Так дело не пойдет, – наконец пробормотал он и вытащил из-за пояса нож. Мелькнуло лезвие, и веревки опали к ногам. Уже лучше.

– Может, и руки развяжешь? Как я белье снимать буду?

– Ну, сладкая моя, ручки я тебе развязывать не собираюсь. – Он похабно улыбнулся. – А вот с трусиками помогу.

Он присел передо мной на корточки. Подавив приступ паники и отвращения, я смотрела, как он задирает мне юбку и проводит руками по ногам, поднимаясь выше. Оторвав взгляд от моего лица, мужчина запустил пальцы под резинку белья и, чуть ли не облизываясь, начал его спускать. Дожила! Стою без трусов перед каким-то отморозком! Спустив белье до щиколоток, он снова двинулся ладонями вверх. А вот это уже совсем не смешно! Я в ужасе смотрела, как его ладонь скользнула между ног.

– Вообще-то, прежде чем женщине в трусы лезть, нормальный мужчина ее хоть раз целует, – хрипло проговорила я.

– О… – Он демонстративно облизнулся, – моя маленькая киска умеет шипеть? Ну что же, желание леди – закон! – И он, быстро поднявшись, впился поцелуем в губы. Боги, только бы не стошнило! – Ну, как, сладкая, понравилось?

– О да, – прищурилась я, а затем резко приблизилась к его полуоткрытым губам и вдохнула в них воздух. Громила замер, с ужасом смотря на меня. Получилось! Теперь, когда его рот запечатан, позвать на помощь он не сможет. Надо отдать ему должное, сообразил он быстро, но я это и ожидала. Вмиг загустевший воздух не позволил ему пошевелить ни рукой, ни ногой. Бросив взгляд на кинжал, который он небрежно заткнул за пояс, я слевитировала его себе за спину. Пять бесконечно долгих минут, и узы спали. Наклонившись, разрезала веревки на ногах и надела обратно белье. Остатками веревок я связала все еще неподвижного конвоира и, оторвав кусок от подола, завязала ему рот.

Следующим этапом моего нехитрого плана было создание купола тишины. Теперь за дверью ничего не было слышно.

Осталась самая ответственная часть. Подлетела к окошку, убедилась – внизу никого нет, и сделала то, что никогда не делала раньше. Создала двухстороннюю полусферу вокруг окна (во всяком случае, я надеялась, что она получилась, иначе мне будет плохо). Пару раз проверив надежность, я решилась. Долбанула всей своей мощью по окошку, расширяя его, одновременно удерживая купол тишины и камни от падения. Правду говорят, что со страху и не такое сделаешь! Теперь я могла пролезть в образовавшуюся дыру. Мягко слевитировала с высоты второго этажа и, окружив себя невидимостью, со всех ног бросилась туда, где предположительно был выход.

Я угадала. Через несколько метров показалась ограда, а за ней ничем не примечательная улица. Ну, и где я? Прохожих не было, сгущались сумерки. Все правильно, сей-лир увел меня около трех часов дня, потом полчаса до Каэра, там еще полчаса, два часа, как они сказали, я провела в отключке, значит, сейчас около семи, а по эту сторону гор сейчас зима и темнеет быстро. Плохо. Что-то я часто в последнее время говорю это слово.

Как бы там ни было, а от этого дома надо убираться подальше. И я побежала. Не знаю, кто планировал города сей-лиров, но сейчас я бы собственными руками задушила архитектора. Мне, конечно, нравились маленькие улочки, заканчивающиеся фонтанчиком, беседкой или скульптурой, но не тогда, когда я четыре раза пробегала мимо одного и того же мраморного кота с приступом бешенства, судя по бурлящей в его пасти пене и медленно стекающей на дно маленького бассейна. Хоть бы знать, какой город!

В отчаянии и уже не разбирая дороги, я свернула наугад и через пару метров оказалась перед хрустальной скульптурой стоящего на задних лапах барса. Я чуть не бросилась целовать жуткую морду зверя. Эту скульптуру я уже видела, когда Сиан показывал мне город. Я в Эулирондэйне!

Отлично, город я определила. И что дальше? Я здесь не знаю никого, кто открыл бы мне телепорт в поместье. Хотя стоп! Вестиорион! Точно! Мы с Сианом пару раз бывали у него, и дорогу я хоть и смутно, но помнила. Лорд жил в элитном квартале в двухэтажном домике с ярко-желтой черепицей.

Я резко повернулась и чуть не упала на мостовую. Кажется, быстрые прогулки мне противопоказаны. Голова разболелась с новой силой, а остановившаяся было кровь снова начала медленно течь по затылку и шее. Шатаясь от усталости и потери крови, я все же не останавливалась и шла в нужном направлении.

Через час я наконец-то увидела знакомую черепицу и кованые ворота. Уже с трудом переставляя ноги, двинулась вперед, когда услышала за спиной топот. Повернувшись, я поняла, что пропала. Тот самый сей-лир держал на поводке собаку, которая и вела его и еще четверых в плащах по моему следу. И моя невидимость ей не мешала. Хотя еще пару минут – и она исчезнет. Сил поддерживать маскировку просто не было. Собрав последние, я метнула поток воздуха прямо в морду животного, сбивая свой аромат. Собака замерла, а затем возмущенно начала трясти головой.

– Она где-то здесь! – моментально догадался сей-лир, обводя хищным взглядом местность. Я замерла, чувствуя, как скользит его взгляд по мне и двигается дальше. Но тут же возвращается обратно и застывает где-то за моей спиной. – Это дом… Не дайте ей пройти в ворота! – закричал он и рванул в сторону калитки.

Больше прятаться смысла не было. Развернувшись, я бросилась вперед, на ходу выбивая калитку. До спасения оставалось всего несколько метров. Самых длинных и страшных метров в моей жизни. Только бы успеть!

Глава 5

Эулирондэйн. Кабинет лорда эль-Хализ


– Корс? Ты чего такой? – Вестиорион с удивлением смотрел на мрачного друга. Таким он его уже давно не видел – маска холодной отчужденности, раздражения и еле сдерживаемой ярости.

– Ничего. Что там с разведкой на границе?

Весь день Великий Лорд не давал подчиненному передышки. Он с каким-то остервенением бросился с головой в работу, словно пытаясь забыться. За сегодняшний день он подписал больше приказов о казни, чем за предыдущие два месяца, вместе взятые. Вестиорион только головой качал, но пока не пытался вмешиваться. Когда солнце село, он не выдержал.

– Может, хватит на сегодня? Все равно ведь все не сделаешь.

– Сделаю, – упрямо мотнул головой лорд.

– Отлично, сделаешь. – Вестиорион усмехнулся. – А завтра чем займешься?

Несколько секунд лорд раздумывал, потом мотнул головой.

– Ладно, на сегодня все. Рион, – позвал он уже выходящего друга, – пустишь меня переночевать?

– Конечно. А ты уверен?

– Да.

Как всегда лаконичен. Вестиорион лишь тяжело вздохнул, но спрашивать здесь посчитал нецелесообразным. А вот дома, после сытного ужина, у камина с бокалом вина…

– Может, ты теперь расскажешь, что у вас произошло?

– Ничего, – Аселькорсиан снова замкнулся.

– Корс, так нельзя. Давай рассказывай, в чем дело.

– А в чем дело? – Сей-лир как-то отчаянно уронил голову на локти. – Она его любит, понимаешь, любит!

– И с чего ты взял?

– Она… мы вчера поссорились.

– Почему?

– Она танцевала с герцогом… ты бы видел, как он ее прижимал к себе! А потом она стояла и смотрела ему вслед… и взгляд был такой!

– И что?

– Она отказалась говорить, что он ей сказал, – взвился лорд, – а потом вообще отгородилась от меня барьером и ушла к себе. «Милорд, я устала…» – передразнил он ее. Вестиорион лишь удивленно смотрел на друга.

– А ты уверен? Знаешь, я не заметил ничего между ними, когда был в Нервадии, да и вчера на балу тоже… А она точно больше ничего не говорила?

– Что-то про сестру сказала… а потом обвинила меня в том, что я жалуюсь на нее любовницам. Бред какой-то!

– Так, стоп! – Вестиорион подался вперед. – А может, в этом все и дело? Может, ей кто-то что-то сказал, а? Та же Анет, например? Она жутко злится, что ты ее отдалил в последнее время.

– Думаешь? – Лорд с сомнением посмотрел на друга. – Хотя вряд ли. Она бы мне закатила скандал, и все, а не ушла.

– Смотря что ей сказали. – Рион пожал плечами. – А Эльведан не истеричная барышня, чтобы закатывать скандалы. Я уверен, что вы просто не поняли друг друга. Оставайся сегодня здесь, а завтра поезжай и поговори с ней.

Лорд не ответил, но Вестиорион заметил, что друг слегка оживился. Кто бы мог подумать, что Великий Лорд, избежавший сетей всех прекрасных дочерей Эулирона, увлечется простой человечкой. Хотя, похоже, он еще и сам не понял, что влип. Улыбаясь своим мыслям, Вестиорион отправился к себе, радуясь, что пока смог избежать этой напасти.

Весь следующий день прошел гораздо спокойнее. Лорд словно принял для себя какое-то решение и слегка расслабился. Кажется, он даже собирался отправиться домой и поговорить с девушкой, а его помощник мог бы, наконец, отдохнуть. Но этому было не суждено сбыться. В дверь постучали, и слуга пропустил вперед герцога Калме. Краем глаза Вестиорион заметил, как напрягся друг. Плохо дело!

– Великий Лорд, лорд Вестиорион, рад видеть вас, – холодно улыбнулся вошедший.

– Герцог, – Вестиорион решил ответить сам, – что привело вас?

– Хотел обсудить договор, а заодно познакомиться с тем, кому досталась моя невеста.

– Она уже не ваша невеста.

– Уже нет, но в жизни все может повернуться. Кстати, послезавтра будет ужин у Владыки, я бы хотел, чтобы Эльведан присутствовала. Надеюсь, вы не держите ее взаперти? Она говорила, что у нее даже нет возможности встречаться с подругами. Нам бы очень хотелось, чтобы с нашими девушками обращались должным образом.

– Не волнуйтесь, лорд, – Вестиорион опередил друга, – эти девушки – надежда нашего народа, и мы очень трепетно к ним относимся. Естественно, что первое время им нужно было привыкнуть, но никто их взаперти держать не собирается.

– Отлично, значит, я могу быть уверен, что увижу Эльведан на ужине?

– Хорошо, я сейчас при вас напишу записку, – лорд быстро нацарапал несколько строк размашистым подчерком и вызвал слугу, – отнесешь в мое поместье и передашь леди Эльведан, – слуга поклонился и исчез. – Вы довольны? – повернулся он к герцогу, на что тот, довольно улыбаясь, кивнул. – Теперь займемся делами. Что вы хотели обсудить?

Последующие два часа герцог пытался вытрясти из Великого Лорда все, что только можно, но тот, ехидно улыбаясь, парировал все доводы и предложения. Зря герцог все это затеял. Великий Лорд гораздо старше и опытнее в этих играх, а раздражение еще больше распалило сей-лира. Вестиорион на все это только качал головой и изредка сдерживал порывы начальника и друга. Наконец недовольный герцог ушел.

– Мда… что-то ты, друг, увлекся. – Рион неодобрительно покачал головой. – Ну что, сейчас домой поедешь?

– Нет, – он покачал головой, – не сегодня.

– Уверен?

– Да. Боюсь, если сейчас ее увижу, не сдержусь, и станет только хуже.

– Ну, как знаешь. – Вестиориону оставалось только пожать плечами.

Ужин протекал неспешно, и Вестиорион с удовольствием отмечал, как друг расслабляется. Правда, его глаза все время то сужались, то расширялись, выдавая внутреннее волнение.

– Да что с тобой?! – не выдержал он.

– Сам не знаю. Последние несколько часов внутри какая-то тревога, и она все усиливается.

– Хм… странно… – Вестиорион посмотрел на друга. – Может, это из-за визита герцога?

– Может, – процедил он сквозь зубы.

– Знаешь, лучше всего тебе сейчас вернуться в поместье и объясниться с Эльведан. – Лорд серьезно посмотрел на друга. – Пойми, чем дольше ты тянешь, тем хуже. Это не дело! Я уже больше не могу смотреть, как ты мучаешь и накручиваешь себя. Ты… – договорить лорду не дал ужасный грохот на улице. Одновременно подскочив, сей-лиры бросились вниз. Аселькорсиан резко распахнул входную дверь, а Вестиорион замер. От его ворот не осталось практически ничего, кроме покосившихся столбиков, а по дорожке неслась огромная собака-ищейка. В тот же момент Великий Лорд ахнул. Посмотрев вниз, Вестиорион и сам не удержался от проклятий. На руках лорда лежала Эльведан, без сознания и в крови. В последний момент Сиан успел повернуться, и собака, вместо того чтобы впиться в бессознательную девушку, влетела в спину лорда. Вестиорион не стал дожидаться дальнейшего развития событий и мгновенно всадил собаке в шею кинжал. Та, заскулив, рухнула у порога, а Аселькорсиан, даже не обратив на это внимания, на руках занес Эльведан в дом.

– Что с ней? – Вестиорион склонился через плечо друга.

– Пробита голова, ссадины, магическое истощение… – Друг внимательно осматривал девушку, пока его взгляд не скользнул на запястья, где отчетливо были видны следы веревок. – Проклятье! – прошипел он. – Вестиорион, мне нужна комната, вода, тряпки и лекарственные зелья.

– Конечно! – Друг бегом бросился на кухню, а Аселькорсиан осторожно понес свою ношу наверх.

Лорд в ужасе смотрел на лежащую без сознания девушку. Огромные синяки под глазами, потрескавшиеся губы, слипшиеся от крови волосы и ресницы, ссадины на руках и ногах от веревок. Зачем он оставил ее одну? Его затрясло. Боги, а если бы с ней что-нибудь случилось? Запоздалый страх сковал сердце лорда. Повинуясь внезапному порыву, он схватил девушку в охапку.

– А-а-а… – с губ девушки сорвался слабый стон. Аселькорсиан тут же разжал объятия и взглянул в лицо. Эльведан приоткрыла глаза и несколько секунд просто моргала, пытаясь сфокусировать взгляд, а когда сфокусировала… – Сиан! – Дани потянулась к нему, и сдерживаемые слезы наконец-то прорвались. Она вцепилась в его рубашку и рыдала, а лорд только крепко ее обнимал и гладил по волосам. Они так и сидели, пока Эльведан не начала затихать. – Прости… – прошептала она, отстраняясь.

– Не говори глупостей. Что случилось? Как ты здесь оказалась? – Сиан напряженно всматривался в лицо Эльведан.

– Меня… меня похитили. – Она как-то истерически рассмеялась. Вернувшийся Вестиорион протянул ей стакан с водой, и она осушила его залпом, попросив еще.

– Рассказывай, – сказал Вестиорион, бросив взгляд на друга.

Она и рассказала. И чем дальше, тем больше мрачнело лицо Великого Лорда и сильнее сжимались кулаки и губы.

– Мда… – протянул Вестиорион, – и что делать будем?

– А что тут сделаешь? – Аселькорсиан недовольно поморщился. – Кто это был, мы не знаем, зачем она понадобилась – тоже. Она видела двоих смертных и одного сей-лира, а у порога валяется мертвый пес. В любом случае это всего лишь исполнители.

– Ладно. – Вестиорион потоптался в дверях. – Я пошел, а вам тоже надо отдохнуть.

Они остались вдвоем. Из-за не очень хорошего расставания, когда они виделись в последний раз, тишина в комнате была гнетущей.

– Ты ведь знаешь, кто тебя похитил? – неожиданно раздался холодный голос Сиана.

– Я догадываюсь, кто заказчик, если, конечно, это не ты пытался таким способом избавиться от меня. – Эльведан мрачновато усмехнулась.

– Не смешно, – резко ответил сей-лир и, повернувшись, впился в нее взглядом. – Я хочу знать, почему ты вернулась?

Такого она не ожидала. В расширившихся зрачках заблестели непролитые слезы, и Эльведан судорожно закусила губу. На секунду Сиану даже захотел извиниться за свой тон и вопрос, но потом отмел эту мысль. Ему надо знать!

– Может, потому, что не хочу туда возвращаться? Но если ты так хочешь, завтра утром я уйду, и ты со спокойной совестью объявишь, что меня похитили.

– Не передергивай! Ты прекрасно поняла, о чем я говорю! Неужели не захотела вернуться в свою страну, в свой дом, к своей семье, к жениху? Сбежать от навязанного мужа, а? – Он впился слишком внимательным взглядом, сам не зная, какой ответ хочет услышать.

– Не хочу! – Эльведан вызывающе вскинула голову. – Не хочу возвращаться в страну, продавшую меня, к семье, играющей моей жизнью, к навязанному ненавистному жениху! Единственный человек, по которому я скучаю, – моя сестра! Я очень хочу ее увидеть, а еще больше забрать оттуда. – На последних словах она сникла.

Да что же там такое произошло? Но интересовало лорда не это.

– Значит, согласна остаться со мной? Уверена? Ты же от меня устала? Или я не навязанный и не ненавистный? – ядовито произнес он, прожигая ее взглядом.

– Ты прав, я устала, очень устала. – Дани отвернулась к окну. – Устала надеяться на то, чего нет. Позавчера ты устроил мне сцену ревности, а сам, оказывается, все это время ходил к любовнице. Да, я помню, что просила иллюзию, и ты ее щедро мне предоставил. На большее я не имею права и надеяться, но слушать, как ты жалуешься своим подружкам на меня, действительно больно.

– У меня больше нет любовниц! – отрезал он. Лорда удивило то, что он услышал, и в голове всплыл разговор с Вестиорионом. – С той самой первой ночи, когда ты оттолкнула меня, я не был больше ни с одной женщиной, кроме тебя. И уж тем более не стал бы жаловаться, – едко добавил он. Эльведан повернула голову и недоверчиво вгляделась в его лицо. – Откуда ты вообще это взяла?

– Услышала на балу разговор двух блистательных леди. «Ах, мой бедный Сель, как он мучается», – передразнила она неизвестную сей-лиру. Но интонации и обращение были лорду до боли знакомы. Он нахмурился: «Так, значит…»

– И ты поверила? – Она не ответила, только плечами пожала. – Понятно. Не доверяешь, значит…

– Не доверяла бы, не пришла бы сюда! – отрезала Дани. – А вот поверить боюсь.

Они замолчали. А что было говорить? У Сиана в голове крутилась тысяча вопросов, но на душе стало гораздо легче. Она все-таки предпочла остаться с ним. Несмотря ни на что, пришла туда, где он мог бы ее найти, откуда бы могла вернуться к нему.

– Ладно, договорим завтра, – наконец решил лорд, разворачиваясь, чтобы уйти.

– Сиан! – Дани дернулась на кровати. – Не уходи! Пожалуйста, – в ее глазах отразился страх, и он понял, что не сможет оставить ее одну. Как бы она ни храбрилась, пережитое все равно было для нее не самым простым испытанием. Он вернулся к постели, снял сапоги и рубашку и лег рядом. Девушка тут же прижалась к нему, и он обнял подрагивающее тело.

– Не уйду, – шепнул он, целуя ее в макушку, – не бойся, я больше не оставлю тебя.

– Спасибо… – тихо шепнула она, прижимаясь щекой к его груди, слушая, как сильнее забилось сердце ледяного лорда. Сиан и сам не понял, как злость и раздражение в его душе сменились на нежность и желание защитить этого маленького котенка.

* * *

Утро началось неожиданно приятно. Запах теплой сдобы и ароматного чая. Приоткрыв глаза, я увидела потрясающую картину. Сиан в распахнутой темно-синей рубашке, с растрепанными серебристыми волосами осторожно ставил на прикроватную тумбочку поднос с завтраком и веточкой жасмина. Сердце защемило от невысказанной нежности, и я прикусила губу, чтобы сдержать слезы. Сей-лир установил поднос и кинул взгляд на меня, но, увидев, что на него смотрят, неожиданно смутился.

– Доброе утро. Как спала?

– Хорошо, – тихо прошептала я, все еще боясь поверить в увиденное.

– Я, наверно, разбудил тебя. Извини.

– Спасибо. – Уже не контролируя себя, потянулась к Сиану. Он на мгновение замер, а потом осторожно поцеловал меня, и в этом поцелуе была невероятная нежность и осторожность. Но, как только я застонала, он тут же отстранился.

– Тебе больно? Прости. Давай я позову целителя?

– Не надо. Я сама в состоянии вылечить себя.

– Сама? – с сомнением произнес он. – Ты же не целитель?

– Целитель, – вздохнула я. Правду говорить не хотелось, но сейчас соврать не удастся.

– Поэтому тебя так хотят вернуть? Из-за того что у тебя больше одного дара? Что там: воздух и целительство? Или еще есть какая причина?

– Да, поэтому, – размытый ответ, но сейчас не время откровенничать, и его проблемы, как именно он это поймет. – И что теперь будем делать? – задала я насущный вопрос.

– Ничего. – Сиан пожал плечами. – Сегодня ты отдыхаешь, восстанавливаешься и залечиваешь свои повреждения, а завтра мы идем на ужин к Владыке.

– Угу… – Я кивнула своим мыслям, а потом не удержалась: – А ты вчера здесь ночевал? – но тут же испугалась собственных слов. – Хотя забудь! Не отвечай.

– Да, здесь. – Сиан подошел и сел на кровать. – Дани, я не знаю, кто и что тебе наговорил, но я бы хотел, чтобы ты перестала меня подозревать. Поверь, если мне будет нужно сходить к другой, скрывать я не стану, – жестко добавил он.

– Хорошо. Я стараюсь, Сиан, но когда они начали обсуждать… – Я сбилась, не в силах продолжить. – К тому же ты сам не сильно мне доверяешь, – намекнула я на приступ его ревности. Сей-лир нахмурился, и я уже пожалела, что испортила такое чудесное утро, но потом он как-то отчаянно усмехнулся и сказал:

– Отлично! Мы друг друга стоим. Обещаю, к герцогу ревновать больше не буду, а ты перестанешь слушать всех подряд. Надеюсь, этот этап мы прошли?

Я улыбнулась, чувствуя, как на душе легчает и разбитые кусочки сердца словно магнитом стягиваются обратно. Забыв про завтрак и больную голову, я потянулась к мужу. Сейчас мне нужен он, полностью, нужны его поцелуи и ласковые прикосновения, которые сотрут воспоминания о других руках на моем теле. И Сиан ответил со страстью, в которой смешалось все: тревога, нежность, пережитое волнение и раздражение, желание и что-то еще, пока не понятное нам обоим.

* * *

До самого вечера у Владыки из дома меня не выпускали. После того как мы смогли отпустить друг друга, Сиан первым делом потребовал, чтобы я вылечила себя, и, не спуская глаз, следил за процессом. И только лично убедившись, что физически с моим телом все в порядке, позволил самостоятельно передвигаться. Оставив меня под надзором Вестиориона, сам ушел по делам, забрав тело собаки. Рион объяснил, что лорд попытается через своих людей выяснить, кому она принадлежит, а также чей это дом в Каэре с не известным никому телепортом. О доме, в котором меня держали в Эулирондэйне, информации было еще меньше. Убегая, я не попыталась даже рассмотреть здание, что осложнило поиски, но разрушенную мной стену в любом случае быстро не заделают. Поэтому надежда была…

Сиан вернулся под вечер, раздраженный отсутствием результата, но зато с огромной коробкой, в которой оказалось потрясающе красивое темно-синее платье, расшитое сапфирами и авантюринами. А в шкатулке, которая прилагалась к платью, оказалось колье и диадема в комплект платью.

На следующий день Аселькорсиан вообще не пошел на работу, отправив разбираться с делами недовольного Вестиориона. Молодой лорд жалостливо смотрел на начальника, но тот был непреклонен. В итоге мы остались вдвоем.

– Знаешь, что не дает мне покоя, – произнесла я, водя пальцем по груди любимого, – это тот пузырек, который они бросили в меня.

– А что с ним не так? – лениво поинтересовался лорд, наматывая на палец мой локон.

– Понимаешь, газообразных веществ, блокирующих магию, не существует. Есть амулеты, ошейники, браслеты, зелья, щиты, блоки, но я ни разу даже не слышала о таком способе!

– Хочешь сказать, что это новая разработка?

– Угу, причем очень талантливого алхимика!

– Ты на кого-то намекаешь? – напрямую спросил Сиан, видимо, мысли у нас крутились схожие.

– Я не хочу никого обвинять, может, эти люди привезли вещество из Нервадии, но…

– Но присмотреться не мешает, – закончил за меня муж. Эх, хорошо, когда тебя понимают с полуслова. Я Каорию плохо знала и не хотела ее обвинять, но она была одной из сильнейших среди алхимиков. Кто знает? – Пора собираться, – прервал мои мысли Сиан, – не стоит тревожить наших гостей, – и опять понятная нам обоим недосказанность.

* * *

В личной резиденции Владыки я еще не была ни разу. Потрясающее по красоте здание в центре Эулирондэйна, со множеством башен, подвесных мостов и стеклянных галерей. Отделанный снаружи белым мрамором и серебристой черепицей замок сверкал как новогодняя игрушка. Внутри все коридоры и проходные залы были в таком же белом мраморе, но с золотистыми и розовыми прожилками, с хрустальными колоннами и дверями и неожиданно цветными комнатами. Красные, золотые, зеленые, синие, фиолетовые, черные, двух– и трехцветные покои как будто компенсировали холодность остальных помещений.

Зал, где должен был состояться сам ужин, оказался огромной полукруглой комнатой с полностью прозрачной той самой полукруглой частью и таким же прозрачным потолком. Мраморный белый пол отражал каждый лучик, попадающий сквозь это стекло, или свет, отбрасываемый факелами, прикрепленными на хрустальных колоннах. Посредине был накрыт стол, уставленный серебром и накрахмаленными золотыми салфетками. Богато и изысканно!

Самого Владыки пока не было, как и нервадских послов. Вдоль стен стояли гости и главные виновницы ужина со своими мужьями. Я мельком бросила взгляд на Каорию, но девушка увлеченно разговаривала с Еленией и даже не смотрела в мою сторону. Зато я поймала раздраженный взгляд Надеии, которым она окинула мое платье, и ответила ей милой улыбкой. Сейчас мне было не до нее. Потянув Сиана за руку, я подошла к Полиан.

– Лорд, – поздоровалась я, – Полиан, привет. Можно тебя украсть на минуточку? – Девушка удивленно подняла брови, но согласно кивнула. – Поли, скажи, ты велела мне быть осторожной, что ты видела?

– Вед, зачем тебе? Или что-то случилось?

– Случилось, Поль, случилось, только не спрашивай что, ладно? Я потом все объясню.

– Хм… как скажешь. Я видела, как тебя хотят убить.

– Убить… – Значит, она видела не похищение. Проклятье! Так это еще не все? – Хотели, значит, у них не получилось? – Я беззаботно усмехнулась, хотя внутри все сжалось.

– Вед, не глупи, – строго одернула меня Полиан, – ты сама прекрасно знаешь основы прорицания. Если в тот раз ты останешься жива, еще не дает гарантию от других случаев.

– Понятно…

– Вед, у тебя все будет отлично, если справишься сейчас, – наконец сказала девушка. – Прости, но сейчас прорицание мне дается с трудом, сама понимаешь… – Она хихикнула. Я тоже улыбнулась, но оставался еще один вопрос.

– Полиан, а ты не слышала о таком веществе, которое через запах блокирует магию. Типа бросил склянку об пол, она разбилась, и как только вдохнул запах – сил нет?

– Это ведь не праздный интерес, да? – Полиан внимательно посмотрела на меня. – Ты понимаешь, насколько это опасно для нас?

– Поль, я бы не стала просто так спрашивать. – Я поморщилась. Подумала мгновение и добавила: – Я тебе доверяю, поэтому скажу, только прошу, остальным ни слова. Я столкнулась с этой штукой не далее как позавчера, и мне не понравилось!

– Вот как… – протянула она задумчиво, – пожалуй, ради такого я попробую посмотреть…

– Поли, не стоит, а вдруг тебе это повредит? – заволновалась я, не хотелось, чтобы подруга вредила себе и своему нерожденному малышу.

– Если то, что ты сказала, правда, то это может ему повредить гораздо сильнее, – хмуро ответила подруга, – не глупи! Перетруждаться я не собираюсь, но посмотреть надо. Если получится – сообщу.

– Спасибо! – с чувством ответила я.

Повернувшись, я поискала Сиана. Он стоял лицом ко мне и разговаривал с какой-то липнущей к нему девицей сей-лирских кровей. В душе снова колыхнулась неуместная ревность, но я попыталась ее сдержать. Закусила губу и отвернулась.

– Не расстраивайся, – ко мне склонился Вестиорион, – она его уже давно не интересует.

– Я настолько не умею держать себя в руках? – хмуро поинтересовалась.

– Ты себя прекрасно держишь, просто я очень внимательный. – Сей-лир усмехнулся.

– О чем шепчетесь? – за спиной спокойно поинтересовался Сиан.

– Успокаиваю твою девушку, – хмыкнул лорд, – ладно, ребят, я вас оставлю.

– Опять приревновала? – в голосе послышалась улыбка, и, обернувшись, я встретилась со смеющимися глазами Сиана.

Закусила губу и упрямо вздернула подбородок. Но он и не подумал возмущаться или смеяться надо мной, а просто подошел и обнял.

– Глупая, – нежно шепнул он мне на ушко, отчего по телу разлилась сладкая истома. Действительно глупая.

Пока я нежилась в надежных объятиях, дверь открылась, и в зал зашел Владыка вместе со свитой и послами. Владыку Ледяной Империи Эулирона Алиорениара Ти-Ассиори эль-Хализа я уже видела, но рассмотреть смогла только сейчас. Высокий, мощный, с гривой пепельно-стальных волос и глазами цвета ртути, он весь напоминал жидкий металл, тягучий, блестящий, твердый и мягкий, несгибаемый и опасный. Мда… такого мужчину можно ненавидеть, бояться, боготворить и желать, но не любить и быть рядом. Истинный представитель своего народа! Нервадское посольство рядом с ним, да и с остальными сей-лирами, смотрелось неуклюжим, невзрачным и слабым. Мелькнула довольно неприятная мысль, что я и сама выгляжу подобным образом рядом с Сианом, но я быстро отмела ее. Не до уничижения тут, когда бывший жених и глава нервадского посольства в одном лице, герцог Калме ТАК смотрит! Он единственное, что не скрипел зубами, с трудом отведя от меня глаза. Руки сей-лира на моих плечах заметно напряглись и сжались, заставив меня поморщиться.

– Сиан… – тихо попросила я, – успокойся.

– Прости, – выдохнули мне в макушку, – постараюсь сдержаться.

«Угу», – хмыкнула я про себя. Хорошо, что сей-лиры не могут метать глазами молнии, а то бы не было больше у короля любимого и единственного брата. Дальше все пошло по накатанной, мы расселись за столом, Владыка дружелюбно общался с послами, а мы усиленно пережевывали изыски королевского повара. Вопреки моим опасениям герцог ни разу даже не попытался ко мне приблизиться, что все же несколько насторожило меня. В итоге ужин продлился два часа, и гости стали расходиться. Сиан тоже не стал задерживаться, и мы покинули дворец одними из первых.

Глава 6

Через неделю нервадское посольство покинуло Эулирон, и я смогла вздохнуть с облегчением. За оставшееся время герцог посетил жилища всех своих подопечных и организовал ужин в предоставленной посольству резиденции. И если посещение дома прошло более-менее спокойно (герцог все-таки опасался не дружелюбно настроенного Сиана) и состояло в получасовом осмотре поместья и получасовом чаепитии, то ужин в резиденции превратился в кошмарнейшую пытку.

На встречу Сиан доставил меня лично, сообщив по секрету, что будет недалеко, но пойти со мной все же не смог. Я как могла держалась поблизости от Полиан и Неоры, в которых была уверена, и как можно дальше от Надеии, Каории и особенно Тамира де Виорт Калме, хотя умом и понимала, что весь вечер я не пробегаю. Заодно я смогла получше рассмотреть членов делегации. Кроме герцога, возглавляющего посольство, в Эулирон прибыли целитель магистр Пастин Увалон, мужчина лет пятидесяти с мутно-карими глазами и сальной улыбочкой, магистр стихийной магии огня лорд Васитор де Ерион Лоар, один из сильнейших в Ароле, а также наш бывший преподаватель, маг земли магистр Толлур Карине, поджарый мужчина чуть за тридцать с приятными чертами лица. Секретарь герцога, скользкий и слащавый шарик на ножках, который часто бывал у нас дома и донимал своими сальными шуточками, еще двое неизвестных мужчин из департамента иностранных дел, повар, камердинер герцога и шестеро солдат из личной охраны герцога. Мужчины радостно окружили дам вниманием, взяв по одной под свое крыло. Мне, естественно, достался герцог. Я только мысленно застонала, когда рядом со мной сел Тамир, но, сделав героическое усилие, продолжала усиленно изображать, что просто никогда в жизни не ела вкуснее… чего, собственно, вкуснее? Я скосила глаза вниз и чуть не выплюнула все обратно. Бараньи мозги! Любимое лакомство короля и всей придворной свиты! С трудом подавив соответствующие порывы, я промокнула губы салфеткой, выплевывая в нее содержимое и судорожно запивая терпким и довольно крепким вином. Вот и поужинала!

– Эльведан, ты что-то ничего не ешь, – подозрительно покосился на меня герцог, – давай я положу тебе чего-нибудь. Хочешь бараньих мозгов? – Да он что, издевается?!

– Нет-нет! – быстро замотала я головой. – Спасибо, я наелась!

– Да? Ну как хочешь. – Герцог пожал плечами и с аппетитом начал поглощать это самое блюдо. Мой желудок снова взбунтовался, теперь уже от наблюдаемой картины. – Как твои дела? Чем занимаешься? Как муж? Нам с тобой так и не удалось за все время поговорить.

– Нормально. – Я старательно растянула на губах улыбку, – Аселькорсиан очень заботлив и обходителен, у меня есть все, что нужно.

– Мне показалось, что на ужине у Владыки ты была бледна. – Тамир пытливо заглянул мне в лицо. – У тебя было точно все в порядке?

– Да, наверное, просто не выспалась. – Я мягко улыбнулась. – Спасибо, что переживаете за меня, милорд.

– Ну, полно, Эльведан, ты меня еще «ваша светлость» назови, мы же семья. – Он накрыл своей ладонью мою руку.

– Да, семья… – задумчиво протянула я.

– А скоро, если боги будут милостивы, мы восстановим утраченное.

– Что вы имеете в виду?

– Не глупи, Эльведан, тебе это не идет, – хмыкнул герцог. – Ты все прекрасно поняла, вот только у меня создается впечатление, что тебя здесь все устраивает, а, Эльведан?

– И какой вы ответ хотите услышать? Меня отдали, и я пытаюсь выжить в новом для себя мире!

– Вот только не надо мне врать! – разозлился мужчина, с силой сжав мне ладонь, так что я зашипела сквозь зубы. – Мы оба знаем, на что ты способна! Понравилось развлекаться с этим зверем? Неужели он так хорош в постели? – Герцог склонился к моему уху. – Но ты, кажется, увлеклась, моя маленькая потаскушка, и забыла кое о чем, что осталось дома. Несмотря ни на что, я бы предпочел тебя, тем более ты теперь у меня опытная. – Он лизнул мочку уха, а меня чуть повторно не стошнило. – Но у меня есть и альтернатива!

С этими словами герцог отпустил мою руку и отстранился, продолжая поглощать ужин как ни в чем не бывало. А меня затрясло. Слишком хорошо я понимала, что он имеет в виду. И слишком сильно хотела этого избежать. Но как?!

Под конец ужина «милостивый» герцог объявил радостную новость: Владыка дал ему слово, что с этого дня данный дом становится постоянной резиденцией посольства Нервадии в Эулирондэйне и мы можем еженедельно здесь собираться для общения. Вот «осчастливил»! «Хотя кое-кого из девочек видеть было бы приятно, а кое-кого и нет…» – подумала я, глядя на хищный оскал Надеии. От первоначального посольства здесь останутся повар, целитель, те самые двое из департамента и трое солдат, остальная часть (еще двое чиновников, секретарь, пара слуг, посыльный, горничные и с пяток солдат) прибудет дня через три после отъезда посольства.

После этого нас всех завели в маленькую темную комнату без окон и сделали строгое внушение, смысл которого сводился к тому, что мы глаза и уши в стане врага и должны быть верны родине и королю! То, что этот самый король вместе с родиной нас об этом не спрашивали, упомянуть как-то забыли. Более того, отказ от донесения сведений, исполнения поручений и еженедельных встреч на территории резиденции приравнивались к государственной измене. Мы с Полиан переглянулись, но промолчали, Неора лишь фыркнула и закатила глаза, правда, перед этим благоразумно отвернув голову, чтобы ее кривляния не заметили, а Еления и Надеия яростно закивали в знак согласия. Мда… может, они вообще добровольцами были?

Но делать нечего, я прекрасно понимала, что первые раз пять минимум придется сходить, потом можно будет начать пропускать и ходить через раз, а потом и через два… вообще-то глупо просить женщин доносить на своих мужей, особенно когда предположительно в течение года-трех они все должны забеременеть. И о чем наш «премудрый» король думает? А точнее чем?

И все же первую неделю после отбытия посольства я отдыхала. Казалось, что с плеч свалилась тяжесть и дышать стало легче. Пару дней Сиан еще боялся оставлять меня одну, памятуя о недавнем инциденте, но дела не могли ждать вечно, и ему пришлось оставить меня. Но уже в обед лорд примчался домой со зверским выражением лица. Просмеявшись, я кое-как смогла утихомирить своего мужчину, правда, на работу после этого он не пошел, убедив меня повторять доводы еще раз, и еще, и еще до самого утра.

Постепенно все вернулось в привычное русло. Сиан уходил на работу, возвращаясь только к вечеру, я в его отсуствие занималась травами, готовила зелья, изучала книги из библиотеки, учила историю и законы новой страны. Мы возобновили прогулки в город и по округе. Единственное, что никак не давало покоя Сиану, – тот дом в Каэре до сих пор не могли найти. Да и вообще, ничего о похитителях не было известно.

– Сиан, сегодня письмо пришло. Завтра прибывает посольство, и нас всех приглашают, – объявила за ужином.

– И не пойти ты не можешь, – это был не вопрос. – Я настрою на тебя телепорт. Можешь свободно им пользоваться. Он пропустит только тебя и того, кого ты захочешь взять. В резиденции есть портал?

– Не знаю. – Я задумалась. А ведь хороший вопрос! – Нам, во всяком случае, ничего такого не говорили и символов привязки не давали. Но, думаю, должен быть.

– И я тоже, – кивнул Сиан. – Ладно, во сколько ты должна там быть?

– Назначено на два.

– Я попрошу Вестиориона встретить тебя в нашем доме в Эулирондэйне и проводить до резиденции. А обратно сам за тобой зайду.

– Спасибо, – искренне улыбнулась я такой заботе.

На следующий день, как и было договорено, Вестиорион проводил меня в резиденцию, где дверь мне открыл пожилой дворецкий, с неодобрением глядя на сопровождающего лорда. В доме уже собрались практически все девушки, сидя в просторной гостиной и попивая чай из фарфоровых чашек, и члены нового посольства. И те, которых мы уже видели, и новые, прибывшие сегодня. Один из мужчин в богатом, но не вычурном коричневом камзоле, лет сорока на вид с темными короткими волосами и пронзительными карими глазами ласково мне улыбнулся и приглашающим жестом кивнул на пустое кресло. Интересно, кто он такой? Подошедший тут же слуга всучил мне чашку с ароматным чаем и быстро ретировался. Невольно ежась под пристальным взглядом новоприбывших, я поднесла чашку и замерла. Я не эмпат, и уж тем более не телепат, но быстрый и напряженный взгляд кареглазого незнакомца, который тот бросил на меня и мою чашку, заставил насторожиться. Интуиция просто кричала: что-то не так. Поднесла чашку к губам и сделала вид, что пью. После того пузырька тянуть в рот неизвестное варево не хотелось. Может, они сюда приворотное зелье влили или подавляющее волю, а? Испарить часть жидкости даже на виду у такого количества присутствующих, пусть они и маги, труда мне не составит, а вот здоровье может и уберечь. В своих подозрениях я утвердилась, когда заметила, как пристально тот самый кареглазый наблюдает за мной. Хотя, может, у меня просто паранойя разыгралась? А еще я жутко обрадовалась, что в зале не было Неоры и Полиан. Эти двое были единственными из девушек, кому я доверяла и могла обратиться за помощью, и терять их очень не хотелось! С Неорой мы в свое время знатно повеселились на одном кладбище, чудом сумев уйти оттуда живыми, и с тех пор стали кровными сестрами. А Полиан я отбила у двух пьяных отморозков, решивших позабавиться с молоденькой девочкой. В то время прорицательница еще ничего толком не умела, кроме как вызывать свои картинки. Так мы и сдружились, часто проводя время вместе, когда меня не вызывали домой. Как же теперь сделать, чтобы они этой гадости не напились?

Через пять минут вошла Неора. Некромантка была, как всегда, в своем любимом черном платье, но в отделке и кружевах неожиданно проглядывал оптимистичный золотистый цвет. Она неодобрительно косилась на него и старательно разглаживала ладонью. «Никак муж настоял?» – хмыкнула я про себя. Девушка могла допустить в своей одежде красный, ну или в крайнем случае фиолетовый или серый. Но золотой! А супруг у нее герой! И как он этого добился? Я подскочила с кресла и кинулась в объятия подруги. Неора удивленно на меня воззрилась, но сказать ничего не успела.

– Улыбайся и слушай, – зашипела я ей на ухо, – ничего не пей, мне кажется, нам что-то добавили в чай! – Неора лишь крепче меня сжала и громко засмеялась.

– Я тоже по тебе соскучилась! – И потащила меня к свободным креслам. Присаживаясь, она легко мне подмигнула и принялась весело щебетать о том, как мы давно не виделись, благосклонно принимая чашку из рук слуги. Ответно улыбаясь, я также незаметно испарила больше половины жидкости.

– Неора, а с чего такая жизнеутверждающая расцветочка, – все-таки не сдержалась я и рассмеялась, увидев гримасу на лице подруги.

– Да это все Кирзоарет! «Мне надоело, что ты все время как в трауре!» – передразнила она мужа. – Я ему объясняю, что я – некромант, и черный для меня родной. А он все заладил – траур, могила, я еще живой, а ты как вдова. Пришлось соглашаться, что теперь к черному будет добавляться цветная отделка. А то представляешь, притащил мне недавно нежно розовое платье. Мне – РОЗОВОЕ! – Я хохотала над возмущающейся подругой. А муж у нее смельчак, и как она его сразу не угробила за такое?!

Мое веселье прервало появление Полиан. Девушка вошла, неуверенно улыбаясь, и остановилась на пороге. Мы с Неорой переглянулись и махнули рукой, чтобы она шла к нам. Повернув голову, я шепнула некромантке: «Давай ты!» Она поняла и обняла Полиан, быстро шепнув ей на ухо наши подозрения. Полиан даже глазом не моргнула, когда ее чай начал на глазах испаряться. Я окинула взглядом присутствующих. Вот теперь все в сборе. Надеия мило переговаривалась с Валиссой и Еленией, Каория сидела, о чем-то задумавшись, изредка поднимая глаза, Олина и Шантия обсуждали местную флору для использования в целительстве, а Алида не отрывала глаз от своей чашки, вертя ее в руках. И что она там увидела? Наверно, я слишком пристально на нее смотрела, потому как девушка оторвала взгляд от заинтересовавшей ее жидкости и пристально взглянула на меня. Усмехнувшись, она отсалютовала мне чашкой. В тот же миг кружка в моих руках предупреждающе нагрелась. Я медленно моргнула ресницами, давая понять, что предупреждение услышано. Значит, не ошиблась! Алида – маг воды, и в жидкостях разбирается лучше всех. Надо потом будет у нее спросить, что же нам добавили.

– Итак, леди, – раздался голос того самого кареглазого шатена, – вот мы и все собрались. Позвольте представиться, лорд Салид де Атим Орус – глава посольства Нервадии в Эулироне. – Он элегантно склонился в поклоне. И, вообще, лорд оказался довольно привлекательным. – Надеюсь, что стану для вас другом и старшим братом. Можете обращаться ко мне по любому поводу, буду рад помочь, ну, и, конечно, жду вас еженедельно в этой самой резиденции. – Он обаятельно улыбнулся. – А сейчас хочу вас познакомить с остальными членами посольства.

Мы просидели еще около часа. После представления своих подчиненных лорд Орус передал всем девушкам посылки и письма из дома, рассказал последние новости из столицы и Академии, расспросил, как дела у нас, чем занимаемся, что не устраивает… Больше всех жаловалась Надеия, причем на все, начиная от невнимания мужа, заканчивая, что ей не нравятся покои. При всей красоте нашей «огненной» характер она имела склочный, капризный и по-настоящему легко воспламеняющийся. Если ей что-то не нравилось, то она высказывалась сразу и в довольно грубой форме, а если учесть, что все сей-лиры довольно холодны и изначально высокомерны, то представляю, что творится в их доме. Я с интересом смотрела на девушек во время ее тирады – Полиан, Неора и Алида слегка морщились, Каория, Олина и Еления сидели с бесстрастными лицами, никак не реагируя, а Шантия и Валисса согласно кивали. Что же, сразу понятно, у кого какие отношения в семье. Лорд Орус благодушно кивал на все заявления Надеии, с радостным осуждением соглашаясь, что все это просто бесчеловечно и он со всем разберется. Затем был легкий обед, где я с подозрением осматривала каждый кусочек пищи. Эх… была не была! Кажется, дома у меня было зелье, нейтрализующее любые яды и привороты, только бы успеть его выпить. А после обеда нас оставили одних, дабы девушки могли посекретничать.

В небольшой голубой комнате с шикарным камином и картиной гор во всю стену располагалось два небольших дивана друг напротив друга и по два кресла с каждой стороны между ними. Ровно десять сидячих мест. В центре находился изящный овальный столик с ножками в виде прекрасных девушек и кучей всяких сладостей. Судя по всему, эту комнату оборудовали специально для таких посиделок, а следовательно, здесь полно подслушивающих и подсматривающих глазков и заклинаний. Весело, однако!

Мы чинно расселись, и я ждала, кто же не выдержит первой. На удивление, это оказалась Еления.

– Наконец-то нам удалось встретиться и просто поболтать, а то наши так называемые мужья считают, что высшее счастье для нас – это лицезреть их светлые лики. – Девушка криво усмехнулась.

– Точно, – кивнула Шантия, – меня уже достало, что я сижу дома безвылазно! А я ведь целитель, а не племенная кобыла, я должна помогать людям!

– Ну, так и помогай, – хмыкнула Алида, – вон займись для начала нашей Полиан. – И она подмигнула зардевшейся девушке.

– Так ты уже? – напряженно спросила Каория.

– Кажется, да… – нехотя проворчала Полиан, недовольная привлеченным вниманием.

– А обратиться ко мне не могла? Или на крайний случай к Шантии? – Мы все удивленно воззрились на алхимика.

– Не поняла, – не выдержала Неора, – может, пояснишь?

– Ну… – Каория замялась. – Я тут одно зелье разработала, которое предохранит нас от нежелательной беременности… – Она полезла к себе в сумку. Через минуту у всех нас было по маленькому пузырьку с бесцветной жидкостью. – Вот, достаточно пяти капель – и мужчина месяц бесплоден. А потом я еще могу сделать. – Алхимик замолчала. Мы тоже хлопали ресницами.

– А зачем? – снова вклинилась Неора, вертя в руках флакон. – Все равно рано или поздно мы должны будем родить, так чего тянуть-то?

– Хм… понимаешь, Неора, всякое может случиться, – вместо Каории ответила Еления, – супруг может погибнуть, или наше правительство придумает, как расторгнуть договор, ну, или признает нас или супруга бесплодными, тогда нас отправят обратно…

– Что, всех? – не удержалась я. – И вы думаете, никого не насторожит, что у нас у всех не получается родить? Нас же целители проверяли и признали здоровыми!

– А может, мы физиологически несовместимы?

– Угу, а Полиан у нас одна такая, совместимая, – хмыкнула Алида.

– Ну… плод можно и изгнать, – не очень уверенно произнесла Шантия в разом наступившей тишине. Видя, как побледнела Полиан, мне захотелось ударить целительницу.

– Думай, что говоришь, – зашипела Неора.

– Кто бы ни был отцом моего ребенка, но этот ребенок мой, – выкрикнула Полиан, вскакивая, – и я не позволю никому причинить ему вред!

– Тише, Полиан, – я дернула подругу за руку, – никто и не посмеет.

Я угрожающе посмотрела на Шантию и Каорию.

– Прости… – тихо прошептала целительница, глядя в пол.

– Надо же, как ты защищаешь своего полукровку, – фыркнула Надеия, – может, еще скажешь, что и муж у тебя хороший?

– И скажу, – разозлилась прорицательница, – у меня замечательный муж, и меня все устраивает, а тебя даже сей-лир вытерпеть не может!

– Что?! Подстилка! Конечно, дома ты никому не нужна, а тут сразу леди, вот и довольна!

– Хватит! – Мы с Неорой вскочили одновременно, я – затыкая огненной ведьме рот, а некромантка – удерживая Полиан.

– Поль, успокойся, тебе сейчас нервничать нельзя, – Неора протянула девушке воду, но я перехватила руку и посмотрела на Алиду.

– Можно?

– Угу, – мрачно кивнула та. Я отпустила руку, и Полиан залпом выпила стакан, но мой вопрос не остался без внимания.

– Что «можно»? – подозрительно посмотрела на нас Еления.

– Я спросила, нормальная это вода и не вредна ли она Полиан в ее состоянии, – мгновенно соврала я.

– А…

– И что дальше? – спросила Валисса, удерживая разъяренную Надеию.

– А что дальше, – хмыкнула Олина, – беседа у нас не задалась, так что предлагаю разойтись, ну или пообщаться отдельно друг от друга.

Переглянувшись, мы согласно кивнули, видимо, всем было о чем поговорить. Я слевитировала один из диванчиков и кресло поближе к окну, рассудив, что там подслушивать труднее. Усадив плачущую Полиан, Неора принесла еще воды, а я позвала Алиду.

– Что было в чае? – без предисловия начала я, окружив нас пологом тишины.

– Точно не скажу, – не стала мяться девушка, – но похоже на сильное зелье подчинения со сроком действия не более суток.

Мда… мы переглянулись. Что-то мне это не нравится! Я оглянулась назад. Около стола остались сидеть расстроенные Каория и Шантия и успокаивающая их Еления. Валисса помогала Надеии, а к нам неуверенно шла Олина.

– Примете в свою компанию? – смущаясь, проговорила девушка. Мы переглянулись. Олина предпочитала держаться рядом с Надеией или Еленией, но никак не с нами.

– Конечно, садись, – кивнула я на диванчик. – Кстати, тебе понравился чай, которым нас угощали?

– Угу, – хмыкнула девушка, – особенно добавка из листьев равено и цветков пиона. Доза просто убойная! Да не смотрите вы на меня так! Я же маг земли и травы чувствую прекрасно!

– И? – Неора подозрительно посмотрела на нее. – Ты никому не сказала?

– А как ты себе это представляешь? – фыркнула девушка. – Я должна была встать и закричать: «Не пейте, там яд!» К тому же его практически никто не пил. – Она пожала плечами. – Ну, кроме Валиссы, Надеии и Шантии.

А вот это уже интересно, но меня волновало другое.

– Олина, а почему ты пришла к нам, ты же обычно общаешься с Еленией или Надеией, мы в круг твоих подруг вроде не входим?

– Поверь, Эльведан, ответ будет банальным. – Девушка грустно улыбнулась. – Я влюбилась. Лорд, назначенный мне в мужья, не отвечает на мои чувства, но предать я его уже не смогу.

– Предать?

– Обмануть, изменить, оболгать, подлить, подсыпать – называй как хочешь. – Она пожала плечами. – Я хочу остаться с ним и сделаю все, чтобы он почувствовал то же самое ко мне, пусть на это и уйдут годы. А их, – она мотнула головой назад, – нынешняя ситуация не устраивает в отличие от вас. Так что…

Я поняла. Я действительно поняла, что она имеет в виду, и мне стало ее жалко. Я глянула на Полиан, но та неопределенно пожала плечами. Кстати!

– Полиан, а ты помнишь, о чем мы говорили?

– Помню, – девушка вздохнула, – но пока не успела. Извини.

– Ладно. – Я махнула рукой, в задумчивости вертя пузырек в руках. – Хм… а флакончики-то подписаны, – хмыкнула я, разглядывая свое имя на крышке. – А интересно, что здесь на самом деле?

– Мне тоже, – сказала Алида, засовывая его в карман платья. – Надо будет поизучать. – Мы синхронно усмехнулись и спрятали пузырьки.

Все остальное время мы просто болтали о своей жизни на новом месте и обо всем интересном, что видели. Спустя какое-то время к Полиан подошла извиняться Шантия, а потом, о чудо, и сама Надеия. Каория тоже подходила, вежливо попросила вернуть зелье, раз оно нам не требуется, но мы с серьезными лицами сказали, что ценим ее заботу о нас и должны подумать. И не отдали. Девушка облегченно вздохнула и улыбнулась, даже забыв забрать пузырек у Полиан, которой он уж точно был не нужен.

На выходе лорд Орус спросил, как прошел девичник, и Алида, честно смотря своими голубыми глазами, поведала, что мы разругались, но потом помирились и поняли друг друга. А Олина подтвердила: в любом случае мы самые близкие друг другу здесь существа и не должны обижаться на мелкие недопонимания. Кажется, лорда это успокоило, и он выдал каждой по две бутылки фирменного и самого дорогого вина Нервадии – одно легкое, искристое светлое «Девичья греза», а другое более крепкое, терпкое красное «Слеза воина». Обе бутыли находились в небольшом пакете, с красивой надписью имени одариваемой. Похоже, все строго индивидуально.

– В знак поддержания дружбы, ну, и чтобы мужья вас почаще отпускали! Это самое прекрасное вино Нервадии, и вы просто обязаны прямо сегодня выпить такой замечательный подарок! Леди Каория, скажите, я ведь прав? – Дождавшись легкого кивка, лорд Орус продолжил: – Вот, слушайтесь вашего алхимика. – Подмигнув напоследок, он пожелал встретиться с нами со всеми на следующей неделе.

Мы переглянулись. Вот и то самое воздействие. Даже целых два!

* * *

– Как прошла встреча? – беззаботно поинтересовался Сиан, но я видела, что он напряжен.

– Хм… ну, думала, будет хуже. – Я пожала плечами, как будто не замечая заинтересованного взгляда сей-лира.

– И? Ты ничего не хочешь мне рассказать?

– Хочу, – вмиг посерьезнела я, – но сперва мне надо кое в чем убедиться. А пока могу сказать, что нам настоятельно советовали не пропускать еженедельные встречи и тонко намекали, что родина нас не забыла, а мы не должны забывать ее.

– Понятно… – он задумчиво прикусил губу, – и как ты намерена поступать?

– А сам как думаешь? – Я иронично изогнула бровь.

– Я рад, – очень серьезно и даже как-то торжественно произнес Сиан и легко коснулся губами моих губ, – хотя и не могу понять почему. Но я тебе верю. Кстати, а что за вино ты принесла?

– Надеюсь, ты не пил? – насторожилась я.

– Не пил, а что, нельзя?

– Пока не стоит. Я хочу сначала кое-что проверить…

– Думаешь, яд?

– Яд? Нет, это вряд ли, а вот еще какую-нибудь гадость вполне могли подлить.

– Ясно, а ты сможешь узнать?

– Попробую…

Глава 7

Едва Сиан ушел на работу, я бросилась в свою лабораторию. Вопрос, что нам подлили, крайне интересовал меня, поэтому я даже позавтракать толком не успела. Слуги лишь растерянно смотрели, как их госпожа, держа в руках бутерброд с мясом, несется на второй этаж. Хотя в последнее время они уже попривыкли к моим выкрутасам, а после внушения Сиана относиться стали с величайшим почтением.

Закрывшись, я осторожно достала пузырек, который выдала мне Каория. Посмотрела на свет, понюхала, взболтала – никаких изменений, жидкость выглядела как обыкновенная вода. Впрочем, Каория ведь одна из лучших, просто так определить не удастся. Осторожно отлила примерно одну пятую часть в небольшую пиалу. Как нас учили на алхимии? Чтобы выяснить состав, надо разложить на элементы. А для этого сначала необходимо проверить на катализаторах. Основных их семь – на яды, на подавление воли различными способами, воздействующие на психику, изменяющие органику, изменяющие неорганику, вызывающие и блокирующие. Осторожно разделила жидкость на семь частей, получилось всего по чайной ложке, и достала соответствующие амулеты и флакон с раствором-проявителем. Капнула по три капли в каждую пиалу, размешав стеклянной палочкой. Жидкость потемнела, приобретя легкий розоватый оттенок, свидетельствующий, что это действительно не вода. Теперь осторожно поднести амулеты, представляющие собой заговоренные прозрачные кристаллы, – только разноцветные шнурки позволяли не путать их. Кончик камня на голубом шнурке погрузился в жидкость, а я мысленно потянулась к кристаллу, вызывая соответствующее действие. Пару секунд ничего не происходило, потом амулет вспыхнул и потух, оставшись в своем первозданном цвете. Значит, не вызывающее. Идем дальше… В итоге вспыхнул камень на белом шнурке – детектор ядов, на фиолетовом – изменяющее органику и на красном – блокирующее, сделав эти камни соответствующих цветов. Я выпала в осадок – вот понавертела! И как же разобраться во всем этом? Просидев над флаконом около получаса и так и не придумав ничего подходящего, взялась за вино. Здесь оказалось все довольно предсказуемым. Легкое, так называемое «женское» вино содержало мощную дозу чего-то подавляющего, а «мужское» – подавляющее с добавлением чего-то легкого блокирующего.

Я задумчиво рассматривала все три жидкости. Что же получается? Лично мне ничего опасного для здоровья не подготовили, а значит, я еще нужна и, скорее всего, будет еще одна попытка меня вернуть. А вот с Сианом не все так просто. Если предположить, что зелье Каория изготовила по собственной инициативе, то тогда все именно так, как и говорила алхимик, и Сиана хотят сделать просто более послушным и слабым, а если нет… Тогда Каория участвует в общем политическом заговоре, и если что-то всплывет, то ее первой и подставят. Эх! Куда-то я не туда забрела. Никто не спустит Нервадии убийство десяти Великих Лордов, и все должны это понимать. Второй войны люди просто не выдержат! Хотя… Великих Лордов у сей-лиров не так уж и много, не более трех десятков, и они составляют основу и мощь их армии. Великий Лорд превосходит простого сей-лира в три-четыре раза по силе, скорости и выносливости, то есть один Великий Лорд примерно равен сотне простых человеческих солдат. Не слабо! А может, планируется вести подрывную деятельность?

Я замотала головой. Так я скоро до всемирного заговора против сей-лиров и себя лично додумаюсь. В любом случае сначала надо все-таки в этих зельях разобраться. Жаль, что я не алхимик, но кое-какие навыки у меня были. Для начала решила попрактиковаться на вине (его ведь больше).

Замораживала, испаряла, добавляла, смешивала, опускала амулеты… кое-что стало получаться, но мне нужно было проверить свои выводы и для этого необходимы подопытные. А где их взять? Экспериментировать на живых людях мне не очень хотелось, но иначе со стопроцентной гарантией никак не скажешь.

* * *

– Сиан, – решилась я все-таки поговорить с мужем за ужином, – помнишь, ты спрашивал о вине, что я принесла со встречи?

– Да. – Муж поднял на меня глаза. – Ты что-то нашла?

– Вроде да, но, чтобы быть полностью уверенной, мне необходимо поэкспериментировать. Мне, как целителю, так будет проще увидеть результат.

– Так в чем проблема? – пожал он плечами.

– В материале, – недовольно процедила я.

– Хм… – Сиан задумался. – Ладно, завтра пойдем в тюрьму.

– В тюрьму?

– Конечно, так и совесть твоя будет чиста, и их мне не жалко. Пойдет?

– Угу…

* * *

Сиан действительно на следующий день отвез меня в тюрьму. Выдав мне темный плащ с капюшоном, закрывающий лицо, он ввел меня в телепорт. Оказывается, тюрьма у сей-лиров была всего одна – для чужеземцев, совершивших преступление на территории Эулирона. На мой вопрос, как же они наказывают сей-лиров, Сиан сухо ответил, что держать сей-лира в темнице бесполезно, поэтому при серьезном преступлении проводят специальный ритуал и изгоняют, попутно ставя большую татуировку на лицо. Если такой сей-лир появлялся на территории страны, любой имел право без разговоров убить его. Какой именно ритуал проводят, Сиан отказался говорить, сказав, что для не сей-лиров он бесполезен. Если проступок не очень серьезен, то могут ограничиться физическим наказанием, отправлением в рабство на разный срок или тем же самым ритуалом, но только временного действия.

Я шла по серым коридорам, спускавшимся под землю. Обстановка была гнетущей, но, на удивление, вокруг было чисто и сухо. В своих Нервадских тюрьмах я не была, но почему-то была уверена, что там обстановочка похуже. Встречные сей-лиры почтительно, но не подобострастно кланялись и даже не пытались заглянуть под капюшон.

Сиан привел меня к одной камере и, отослав охранника, вошел со мной внутрь.

– Вот этот, – без предисловия начал сей-лир, ткнув на одного пальцем, – попытался изнасиловать молодую девушку на границе, и его ждет оскопление и отрубание обеих рук. – Я поежилась. Серьезные ребята сей-лиры. – Вот этот, – он ткнул на другого, – по пьяни избил мальчика десяти лет, сломав ему ногу и скинул его в овраг, когда подумал, что тот умер. Ему отрубят ногу и отправят обратно. А вот этот поджег дом, где погиб человеческий ребенок. Его сожгут заживо. – Он повернулся ко мне и совершенно спокойно спросил: – Тебе нужна моя помощь или оставить одну?

– Оставляй. – Я кивнула, уже прикидывая, с чего бы начать. Наверное, это жестоко, и где-то внутри я была абсолютно согласна с мерой наказания, но… – Сиан, а их вина точно доказана?

– Не волнуйся, абсолютно точно. Но если не веришь нашему правосудию, могу сказать, что ваша девушка-медиум уже здесь была и подтвердила их виновность. Я вернусь через два часа. – Он ушел, а я осталась с тремя связанными и озлобленными преступниками.

Первым оказался рослый детина с руками-кувалдами и маленькими поросячьими глазками, заросший щетиной. Сальный взгляд пытался увидеть, что было под плащом, а язык все время облизывал пухлые губы. Похоже, этого даже тюрьма не исправит. Вторым был мужчина лет сорока, невысокий, круглый и с тремя висячими подбородками. Чем ему не угодил мальчик, было загадкой. Третьим оказался приятный на вид моложавый парень не старше тридцати. Мда…

Мрачно оглядела поле деятельности и решила сразу лишить их речи. Не собираюсь выслушивать их шуточки и высказывания. А теперь приступим. Подошла к детине и влила в рот жидкость из флакончика Каории. Примерный состав я уже вычленила, а значит, знала, что искать. Для целителя даже слабый и отдаленный во времени результат будет виден. Колобку я влила в рот свое вино, а парню то, что предполагалось для Сиана, и стала ждать. Спустя полчаса я первый раз продиагностировала своих подопечных, через час еще раз. Когда спустя два Сиан зашел за мной, я уже знала, что там было.

– Ну, как? Определила?

– Да, но чтобы быть уверенной, зайдем сюда перед следующим сборищем в посольстве.

– Все-таки решила опять туда идти? – Сиан нахмурился.

– Боюсь, что придется. – Я покачала головой. – Если не приду, вызову подозрения, да и с девочками надо пообщаться.

– Как знаешь. – Он недовольно поджал губы, но перечить не стал.

* * *

Я мрачно смотрела, как слуга впихивает мне очередную чашку чая под присмотром лорда Оруса. Сам лорд, радостно улыбаясь, ласково спрашивал, как я себя чувствую, как чувствует себя лорд Аселькорсиан. Я с выражением дебильной радости на лице заглядывала ему в рот и кивала, рассказывая, что Сиан вчера ушел спать, сказав, так как очень устал, и это второй день подряд! В итоге лорд сделал сочувствующее лицо и попытался меня утешить. Я только зубами заскрипела, рассматривая, как его рука гладит меня по колену. Его спасло появление Елении и следом за ней остальных девушек. А чай я снова незаметно испарила.

– Ну, что у вас? – не вытерпела Полиан, когда мы наконец-то смогли поговорить.

– Плохо. – Такой мрачной я еще Алиду не видела. – В склянке Каории не только средство, делающее мужчину бесплодным, но и медленно действующее зелье, сводящее с ума. В вине «для мужа» добавлено что-то, усиливающее эффект. А в моем – банальный приворот, только вот, на кого он сделан, я не поняла. Хотя, судя по тому как меня сегодня встречал один из помощников лорда Оруса, догадки имеются.

– У меня практически то же самое, – кивнула Олина, – приворот и зелье внушения для меня, для мужа двойная доза виарша, приводящего к сумасшествию.

– Полиан? – обратилась я к мрачной девушке.

– Для мужа мощный приворот и зависимость от меня, а в моем вине – яд.

– У меня тоже самое, – кивнула Неора, – Эльведан?

– Яд для мужа от Каории, плюс добавка из зелья, вызывающего хроническую слабость и усталость, плюс блокировка внутренних сил, плюс зелье бесплодия. В вине оказалась хорошая доза зелья подавления воли плюс полная зависимость от меня. Ну, а мне приворот, полная зависимость и внушаемость от того, чья кровь добавлена, и блокировка сил.

– Вот как, значит. – Неора хмуро кивнула. – Получается, мы с Полиан уже не нужны, а вас, наоборот, хотят освободить от мужей.

– Похоже на то, – согласилась Алида. – Полиан уже беременна, да и ты довольно резко высказывалась, что тебе здесь нравится. Интересно, а Каория из каких соображений нам такие зелья сварганила? – Между нами повисла тишина.

– Значит, она все-таки работает на Нервадию, – подвела итог Неора.

– Или ее успели уже накачать, сделав послушной куклой. – Алида пожала плечами. – Вопрос в другом. Что теперь делать?

Мы задумались. Да, теперь мы знаем, что Нервадия не успокоилась и не собирается честно выполнять условия договора и хочет любым способом вернуть нас обратно, а кого не вернуть, так убить, но от этого не легче. Или заставить вести подрывную деятельность изнутри, ликвидировав костяк сей-лиров и попутно шпионя во благо родины. Есть еще Каория с ее поименованными зельями. Сама она додумалась или ее заставили? А главное, что делать с этими знаниями?

– Может, поговорить с Каорией? – задумчиво протянула Олина.

– Это не выход, – не согласилась Неора. – Она не расскажет нам ничего, а вот кое-кто насторожится.

– Я расскажу мужу, – вдруг подала голос Полиан. – Объясню ему все, может, он что-то посоветует.

– Пожалуй, я тоже, – согласилась я. Алида и Олина переглянулись и осторожно кивнули, а Неора, как обычно, только фыркнула.

На прощание лорд Орус выдал нам всем амулеты для связи на непредвиденный случай и велел никогда их не снимать. Так я и поверила, что там только связь, а вот спросить некого. Еления уж точно не станет рассказывать, что наверчено в амулете, но фонит от него мощно.

Домой я возвращалась в задумчивости. Вариант Полиан – все рассказать – казался единственно правильным, но все равно было страшно. Сиан нашелся в кабинете, где разбирал какие-то бумаги.

– Сиан, – позвала я, – мне надо с тобой поговорить.

– Готова мне рассказать, что нашла? – спокойно поинтересовался лорд, откладывая перо.

– Да. – Я кивнула, собираясь с духом. – Помнишь, я принесла вино и не дала тебе пить? Теперь я практически уверена в том, что туда добавили.

– И что же?

– В той бутылке, которая предназначалась тебе, была убойная доза приворота, сделанного на меня, с зельем, повышенной внушаемости и подавления воли. В том, что было для меня, – приворот, полная зависимость и внушаемость от того, чья кровь добавлена, и блокировка сил. Вот такой подарочек с родины. – Я немного нервно хихикнула. – И еще кое-что от нашего алхимика. – Я достала пузырек. – Здесь яд, зелье, вызывающее хроническую слабость и усталость, блокировка внутренних сил и зелье бесплодия. Каория раздала это нам всем, чтобы мы не забеременели. И такой, примерно одинаковый, набор у Алиды, Олины, Неоры и Полиан. Правда, у первых двух не яд для мужа, а специальный состав, сводящий с ума, а вот Неору и Полиан хотят убить.

Я замолчала, давая услышанному уложиться в голове Сиана. Сейчас даже смотреть на него было страшно – узкие щелки глаз, поджатые губы, ходящие желваки и попеременно сжимающиеся кулаки.

– И?

– Что «и»? – не поняла я.

– Что дальше?

– Не знаю, поэтому рассказала тебе. Алида, Полиан, Неора и Олина тоже должны рассказать своим. Насчет остальных – не знаю. Да, и еще: каждый раз в резиденции нас встречают чаем, подавляющим волю и усиливающим внушаемость, но непродолжительного действия. А сегодня выдали амулеты связи для экстренных случаев, хотя мне кажется, там есть и другие функции. Насчет остальных девушек я не уверена, может, они уже попали под действие зелья, поэтому даже Каорию нельзя с полной уверенностью обвинить.

– А ты не пила…

– Нет, после того случая у меня разыгралась паранойя, и я пить не стала, а потом Алида подтвердила мои подозрения.

– Ты сможешь при необходимости повторить все, что сейчас сказала?

– Подтвердить-то я могу, но кто мне поверит? Я же не алхимик и не архимаг. Если вы сейчас объявите все это Нервадии, она вышлет своих магов, которые полностью опротестуют наши выводы, а своих у вас нет. Единственное, ты можешь предупредить остальных лордов.

– Угу. – Он, задумавшись, кивнул. – Предупрежу, а где амулет?

– Отнесла в свою лабораторию, попробую раскрутить, что туда еще впихнули, – Сиан кивнул, уйдя в свои мысли. Я встала уходить, давая ему время подумать, но в дверях он меня остановил.

– Эльведан, почему ты это делаешь? Там твоя родина, ты уверена, что не хочешь вернуться? Зачем тебе помогать тем, кто перевернул всю твою жизнь?

– Сложный вопрос… – Я криво улыбнулась, вглядываясь в серьезное лицо мужа. – Потому что не могу по-другому, потому что ты мой муж и не могу тебя предать, потому что родина от меня отказалась, потому что не хочу возвращаться туда, потому что сейчас я впервые свободна и счастлива. Пойдет такой ответ?

– Да. – Его взгляд стал глубоким, заглядывающим в душу. – Иди, Эльведан, мне надо серьезно подумать.


Эулирондэйн. Кабинет лорда эль-Хализ


Сиан в задумчивости ходил по своему кабинету в резиденции Владыки, пытаясь сосредоточиться, но мысли так и возвращались к вчерашнему разговору с Эльведан. С одной стороны, в душе Великого Лорда разгорался пожар от того, насколько эта девушка честна и верна ему, а ее слова, что сейчас она счастливее, чем когда-либо в жизни, вызывали эйфорию. Для сей-лиров, воспитывающихся в чистом эгоизме и недоверии к окружающим, такие порывы были не характерны, а потому невероятно ценны. Собственно, вчера Эльведан навсегда перечеркнула всю свою прошлую жизнь и связала будущую с его. И это до странности радовало лорда. А вот то, что Нервадия решила вести такую грязную игру, ему совсем не нравилось. Великий Лорд только зубами скрипел. Вот что за люди?! Он бы еще понял, если бы они только их решили таким способом уничтожить, но ведь они и своих девчонок не жалели.

– Корс… – В комнату заглянул Вестиорион. – Все собрались.

– Спасибо, я уже иду.

– Мне пойти с тобой?

– Пожалуй, да, – кивнул Аселькорсиан. Другу он верил и прислушивался к его мнению.

В небольшом зале, затянутом темно-коричневым атласом, собралось девять Великих Лордов. Сей-лиры сидели в мягких, обитых темно-вишневым бархатом креслах, вертя в руках бокалы с кисло-терпким вином «Снежная Роса», и лениво переговаривались. Редкая минута спокойствия для таких, как они. Полыхающий огонь в камине отражался от полированных светло-бежевых ручек кресел и в светлых глазах мужчин. Оглядев всех присутствующих, Сиан вздохнул.

– Приветствую, братья, – поздоровался он с лордами, и они кивнули в ответ.

– И тебе привет, Корс, итак, зачем ты нас собрал? – лениво протянул Каниолир, кажется, ему досталась медиум.

– Чтобы обсудить возникшую проблему, – хмыкнул Аселькорсиан, присаживаясь в кресло, – а именно наших женщин. – Он обвел взглядом присутствующих, четверо из которых подобрались. Понятно, эти, значит, знают.

– А что с ними?

Сиан вздохнул и начал рассказывать все то, что поведала ему Эльведан, только о похищении умолчал, ну и еще о паре «мелочей». На несколько минут повисла тишина. Лорды обдумывали то, что услышали, а Нелиотрим, Кирзоарет, Соразирон и Ирвинтрил спокойно ждали, когда вторая половина успокоиться.

– А вы, значит, тоже знали? – Еритилиор кивнул на сидящих лордов.

– Мне Полиан в общих чертах рассказала практически неделю назад. – Нелиотрим пожал плечами. – А вчера уже добавила подробности.

– Мне тоже вчера, – кивнул Соразирон. Оставшиеся двое только кивнули.

– Значит, нам не повезло, – грустно улыбнулся Диолион.

– Не факт. – Аселькорсиан покачал головой. – Эльведан сказала, что они могут уже находиться под воздействием.

– Угу, – мрачно пробурчал Грионир. Ему было хуже всех, ведь Каория была его. – Поэтому и варят в свободное время отраву.

– Кстати, – Аселькорсиан встрепенулся, – Эльведан передала вот это. – И он протянул девять одинаковых медных колец, сверкнув точно таким же десятым на своем пальце. – Это детекторы. Если вы возьмете что-то, имеющее в себе яды или зелья, то они нагреются и сожмутся. Я проверял, действительно действуют. Дани предлагала выдать еще всем антидоты, но я подумал, что вы откажетесь. – Он обвел лордов взглядом. Те только согласно кивнули.

– Это все, конечно, хорошо, – сказал Каниолир, – но главный вопрос не снимает. Что делать?

– Надо для начала установить слежку за резиденцией и самими послами, – предложил Ирвинтрил.

– Хорошо. – Корс кивнул. – Нужно узнать, есть ли в резиденции портал, связанный с Нервадией.

– Надо подключить наших разведчиков, чтобы выяснили, что затевает Арол, – добавил Соразирон.

– Угу, а заодно оповестить наших леди.

– Вычленить помощников среди сей-лиров.

– Вы, кажется, забыли о самом главном!

– ??

– О наших девушках, – сказал молчащий все время Триалим, – что делать с ними?

Глава 8

Последний месяц оказался на удивление спокойным, даря необоснованное ощущение уверенности и безопасности. Моя жизнь вернулась в привычное русло, слегка омраченное ощущением, что болтаешься в грязи и никак не можешь из нее вылезти. После памятного разговора с подругами я пропустила следующую встречу, но потом еще раз появилась. И вот уже три недели не была в резиденции. С девочками мы продолжали видеться, встречаясь то у меня, то у Полиан или Неоры. Алида и Олина тоже приходили, но их отношения с мужьями не давали возможности просить о приглашении гостей. Нет, они ладили, но такой близости, как у нас, не было. Девушки завистливо вздыхали, но молчали.

В итоге совместными усилиями нам удалось разработать антидоты на все зелья и составы, преподнесенные родиной и Каорией, что крайне радовало нас. Позже, опробовав на паре заключенных, Сиан передал их Великим Лордам, чтобы предотвратить последствия, если они уже успели получить по дозе. К тому же мы разобрались в структуре амулетов, подаренных нам послом. Это было не просто средство связи, а подслушивающее, подсматривающее, со встроенным маяком и заложенным одноразовым телепортом в одну сторону. Точнее, нас в любой момент могли выдернуть и переправить непонятно куда. А еще оказалось, что милая вещица способна передавать мысленные приказы на очень большом расстоянии, да такие мощные, что противиться им практически невозможно. Собственно, я на себе и опробовала.

Однажды, спустя две недели после последнего появления в резиденции, я, занимаясь в лаборатории, пыталась создать универсальное противоядие, когда почувствовала мощнейший приказ явиться в резиденцию. Приказ был такой силы, что не подчиниться было невозможно. Слава богам, амулет просто лежал рядом, а не был надет, иначе я бы превратилась в послушную куклу. Но сделать даже шаг в сторону оказалось практически невозможным. Меня спасли щиты, привычка не снимать которые пока еще не пропала. Секунда – амулет сверкнул и исчез в собственном портале. Похоже, кто-то догадался… Позже девочки подтвердили, что все почувствовали себя нехорошо, но никто рядом с амулетом не находился, так что понять, какой приказ поступил, не смогли. У них амулеты, кстати, тоже пропали. Но кое-что понять мы успели. Например, то, что их заговаривал сам лорд де Саттер, глава нашей академии, и если бы не соединившиеся в единую цепь силы пяти самых мощных молодых волшебниц (можно себе и польстить), фиг бы мы хоть что-нибудь извлекли из амулетов. Хотя… даже силы пяти таких талантливых волшебниц было мало, пришлось тайком кое-что добавить, но это не важно, ведь никто не понял, кроме Полиан…

А мою просьбу она, кстати, выполнила, подтвердив, что тот блокирующий силы газ сделала Каория, а вот под внушением или по доброте душевной, прорицательница не знала. Жаль!

Но в любом случае теперь появляться в резиденции посольства для нас стало просто опасно. Рассказав все Сиану, я получила строгий запрет даже думать ходить куда-либо, где будут нервадские представители без него. А я и не собиралась!

Так что, теперь снова вернулась к практически затворническому образу жизни. Гуляю только с Сианом или Вестиорионом, а если отправляюсь к девочкам, то там присматривает уже муж одной из них. Грустно…

* * *

– Эльведан, как ты смотришь на то, чтобы съездить завтра на пикник к озеру? – Сиан, задумчиво вертя в руках бокал, внимательно посмотрел на меня.

– Вообще, положительно, а тебе разве не надо завтра на работу?

– Вообще, надо. – Он улыбнулся. – Но завтра придет нервадское посольство со своими предложениями об укреплении сотрудничества, а я боюсь не сдержаться, – мрачно пошутил он, хотя в каждой шутке… – А если серьезно, то, по сути, они принесут свиток с предложениями, а рассматривать все равно позже будут, и не я один. Сразу такие вещи не решаются, а тратить практически целый день на обмен любезностями и лживыми улыбками мне не хочется. К тому же мы давно никуда не выбирались вдвоем на целый день.

– Здорово! – Я искренне улыбнулась. – С огромным удовольствием.

– Ну, с огромным удовольствием ты загнула… хотя уговорила, пожалуй, я прямо сейчас покажу его тебе. – И, подхватив на руки смеющуюся меня, Сиан бросился наверх.

* * *

Погода установилась прямо с утра: тепло, солнечно, легкий ветерок с редкими облачками. Сиан разбудил меня на рассвете, принеся завтрак прямо в постель. Я растроганно улыбнулась, заметив на подносе веточку жасмина. В итоге завтрак затянулся, но мы оба были совсем не против этого факта, скорее наоборот. Переодевшись в дорожное и сев на подготовленных лошадей (Сиан еще вчера вечером предупредил, что мы уезжаем на прогулку на целый день), мы отправились в одно из любимейших моих мест.

Примерно в трех-четырех часах пути в противоположную от Каэра сторону одна горная гряда сильно выходила за свой привычный рельеф и, свернувшись как змея, образовывала маленькую долинку размером не более пяти километров в диаметре. Внутри по неизвестной природной щедрости образовалось прекрасное ярко-бирюзовое озеро с горячим источником на дне и льющимся сверху прохладным водопадом с гор. Под этим водопадом есть, кстати, небольшая пещера с мягким и теплым, серебристым мхом. В итоге в озере в любое время года была теплая и, как говорит Сиан, очень полезная вода. Вокруг росли огромные серебристо-голубые ели и лары (местное растение высотой до десяти метров, с широкими плоскими ветвями, на которых мог спокойно лежать человек, и мягкими голубовато-оливковыми вечнозелеными листьями), кусты боярышника, черника, ежевика и бескрайнее многообразие белых, голубых и розовых цветов.

Сиан лишь однажды ненадолго завез меня сюда, но я влюбилась в это место, и он пообещал привезти сюда снова. И сдержал обещание! Теперь я, абсолютно счастливая, умывалась в озере, пока сей-лир расседлывал лошадей и разводил на специальном костровище огонь. Мы планировали искупаться и просто отдохнуть несколько часов, поэтому, перед тем как лезть в озеро, Сиан решил озаботиться нашим комфортом. Я слегка скосила на мужа глаза. Костер он развел быстро и повесил над ним котелок с водой для чая, расстелил привезенное с собой покрывало, достал большие махровые простыни и маленькие полотенца, поставил рядом корзину с вином. Эх! Я невольно застонала, когда он небрежным движением отбросил со лба прядь волос, а потом рассмеялся в голос и, повернувшись, подмигнул. Ой, я залилась краской, пойманная на подглядывании.

– Налюбовалась? – лукаво спросил Сиан, сдерживая смех и обнимая за талию, на что я лишь поджала губы. – Тогда пойдем плавать.

Скинув одежду, мы резвились как дети: играли в догонялки и делали заплывы наперегонки, он бросал меня с плеч в воду, щекотал, учил новой технике плаванья, я пускала под водой воздух и пузырьки, заставляя его извиваться, смеяться и снова меня догонять. Мы целовались прямо в воде, пока Сиану не захотелось большего, и не ему одному, но я не знала, как намекнуть мужу, что хочу попробовать прямо здесь. А он сам догадался, умничка! Только на этом он не остановился и затащил меня в пещеру на мягкий мох. И это тоже было невероятно приятно, чувственно и необычно. Я плавилась, растворялась и, кажется, окончательно влюбилась в этого мужчину, смотря, как светятся смехом и желанием голубые глаза. Сейчас его лицо стало мягким, молодым, открытым, даже каким-то немного беззащитным. Уверена, что никто уже долгие годы не видел его таким настоящим и уязвимым, и это было вдвойне ценно для меня. Порыв безотчетной нежности заставил меня снова потянуться к нему, словно в желании защитить. Сиан на мгновение замер, заглядывая мне в глаза, видимо, что-то такое у меня на лице все-таки отразилось, а потом его собственные глаза вспыхнули, и он притянул меня в объятия.

На берег мы выбрались, уже когда солнца не было видно, изрядно продрогшие и проголодавшиеся. Сиан сам обтер все мое тело полотенцем, а потом замотал меня с сухую простыню, чтобы не мерзла. Только после того, как сунул мне в руки кружку с чаем, он занялся собой. Я просто онемела на все это время. Так обо мне еще никто и никогда не заботился, искренне, бескорыстно, ласково. Я с трудом подавила слезы, но муж все-таки одну из предательниц заметил.

– Дани, что случилось? Тебе плохо? – От его встревоженного голоса стало еще хуже. – Не молчи, что-то болит?

– Нет, – тихо выдохнула.

– А что тогда?

– Просто.

– Не хочешь говорить? – Я кивнула. – Понятно, – его голос стал холодным, а когда я посмотрела на него, увидела отчужденный взгляд.

– Нет… – Я помотала головой, ловя его за руку. – Не надо, не закрывайся от меня. Я… я просто… обо мне никто так не заботился, – опустив голову, призналась я. – Просто так, без ожидания чего-то взамен, словно это естественно…

– Дани… – Я оказалась в теплых руках мужа. – Глупенькая моя, это и должно быть естественным. И я всегда буду заботиться о тебе. – Он коснулся легким поцелуем моей макушки, потом точки на шее и затем губ. – А родители? Они разве не заботились о тебе? Уверен, что хотя бы мать…

– Нет, – перебила я, – ни я, ни сестра никогда их не интересовали, у них всегда были более важные дела. Знаешь, я так обрадовалась, когда родилась Эльгалион. «Вот теперь я уж точно не буду одинока», – решила трехлетняя девочка. Я заботилась о ней, помогала, защищала, советовала, учила. Мы все время ходили как два привидения по дому, стараясь никому не попадаться на глаза. Она плакала, когда я поступала в Академию, просила не бросать ее, и я обещала, что не брошу, что через три года она тоже поступит, а до этого момента я буду приезжать, как только смогу. Когда я приехала зимой на каникулы, то глазам не поверила, что с сестрой стало – бледная, измученная, похудевшая. Я на коленях умолила ректора взять ее в Академию раньше срока и все-таки смогла ее забрать. А вот теперь бросила…

– Ты не бросила, так сложилась судьба.

– Нет, ты не знаешь, ее нужно забрать, иначе… – Я замолчала, чувствуя непривычное колебание воздуха. Резко толкнув Сиана в сторону, сама упала на землю. Над головой просвистело, потом еще и еще. Рядом зарычал Сиан. Под этим обстрелом было невозможно даже поднять голову. Наконец поток стрел иссяк, я вскочила на ноги и развернулась, тут же получив кулаком по скуле от непонятно как и откуда взявшегося здесь незнакомого сей-лира. На пару секунд мозг отключился, а когда очнулась, мне уже заткнули кляпом рот и деловито связывали за спиной руки. Поискав глазами Сиана, я с ужасом увидела, как на него набросились еще трое сей-лиров и два огромных снежных барса с искрящимися глазами. Звери кидались, норовя вцепиться Сиану в горло и бедренную артерию, а в это время трое других наносили длинными мечами удары куда придется. За пару секунд мозг переварил увиденное и понял, что они просто ослабляют его. Звери изматывают, а эти порезы, пусть даже больше половины и не причиняют вреда Сиану, все равно ведут к потере крови и не дают ему отбиваться. У него даже меча нет, только нож, которым он резал мясо. А вот сейчас мне ноги замотают, и будет у Сиана еще один противник. Все это проносилось в голове, пока глаза наблюдали за боем. Но тут один из барсов заревел, видимо, Сиан попал ему ножом, и, озверев, бросился прямо на мужа, повалив, и начиная рвать когтями, даже не чувствуя, как рука с ножом раз за разом погружается в его шерсть. Один из бросившихся на помощь зверю перехватил руку Сиана, отводя в сторону, а остальные обхватили ноги и другую руку, позволяя зверю его просто загрызть. НЕТ!!! Через кляп звук вышел какой-то приглушенный и странный, но это было не важно. Дернулась, но меня удержали. Всего лишь миг – и землю пробили мощные лианы с шипами длиною в ладонь, разорвав тело сей-лира. Он дернулся и закричал, пытаясь вырваться, но растения держали крепко. Со всей силы топнула ногой, вызывая мощное землетрясение, так, что куча нападавших вокруг Сиана разлетелась в разные стороны. За это время одна тоненькая лиана шипом перепилила мне веревки. Стащив кляп, я потерла руки, приготовившись к битве.

– Ведьма, – проговорил один из них, – не стоит, если хочешь остаться жива.

Отвечать и церемониться с ними я не собиралась, и они это поняли. Ко мне бросились двое, а остальные повернулись к Сиану. Сбив на подходе обоих ударной волной, я быстро закинула их в озеро, хорошенько там подержав, но так, чтобы остались живы. Надо же будет кого-то допрашивать. Вытащила бессознательных сей-лиров, опутала лианами с короткими шипами, чтобы не убить, а лишь причинить боль, и развела руки в стороны, раздвигая землю, собираясь опустить их туда по горло.

– Стой, – раздался голос, – сделаешь это – и он умрет. – Сей-лир занес над сердцем Сиана нож, в то время как оставшийся в живых зверь вцепился в горло. Я растерялась, действовать надо очень быстро и одновременно нейтрализовать обоих. Ах, так! Я зажмурилась, делая то, что никогда не делала. Мгновение стояла тишина, видимо, сей-лир считал, что я думаю, а потом зверь захрипел и отпрянул от Сиана, разрывая когтями сам себя.

В каждом живом организме есть вода, в его я ее вскипятила и направила всю в легкие и сердце. Из пасти потекла вода и кровь, зверь умирал. И это было страшно. Тяжелая, страшная и очень болезненная смерть. Опешивший сей-лир моргнул, занес клинок и тут с воплем отбросил от себя раскаленный меч, но это уже не помогло. Теперь горел он весь, полностью, живьем, крик разносился по некогда прекрасной поляне. Подняв столб воды, я опустила его на горящего, и он как подкошенный тут же упал. Уже молча. Все!

Бросившись к Сиану, я в ужасе ожидала, что увижу. Опустившись на колени, мягко приподняла его голову. Легкий ручеек воды быстро смыл кровь, открывая все раны. Серьезных было две: разорванная на ноге артерия и удар в живот.

– Потерпи, сейчас все поправлю, – тихо прошептала, начиная останавливать кровь, бьющую фонтаном из артерии. Время замерло. Я понимала, что здесь я многого не сделаю, но с такими ранами он до дома не дотянет. Нога и живот – вот главная опасность. Если их подлатать до терпимого уровня, то у меня останутся силы и домой вернуться, и он выживет. Когда кризис миновал, я соорудила из выращенных лиан, уже без шипов, носилки, подложив воздушную подушку и вызвав над приоткрытым ртом тучку, из которой каждые пять минут падало десять капель. Подняв нас левитацией, я накрыла поляну защитным барьером, с горечью думая, почему не догадалась сделать это раньше. Теперь создать вокруг себя мыльный пузырь с воздухом и вызвать поток сильного ветра, указав направление. Мы понеслись, обгоняя облака и птиц, а я только молилась, чтобы силы, изрядно истраченные при лечении, внезапно не закончились и мы не рухнули. Не знаю, видел ли нас кто-то, но на невидимость я даже тратиться не стала. Слава богам! Я увидела внизу поместье и опустилась прямо перед дверью. Слуги в изумлении повываливались кто откуда, показывая пальцем и недоверчиво качая головой, но когда замечали хозяина, в ужасе закатывали глаза. Убрав пузырь, я все также левитацией перенесла Сиана к себе в комнату. Сначала хотела к нему, а потом поняла, что даже толком не знаю, где она.

– Госпожа, что с лордом? Он жив? Что-нибудь требуется? – подбежал слуга.

– Он жив. Вызовите лорда Вестиориона сюда, срочно! – Он мне действительно был нужен. Об анатомии сей-лиров я практически ничего не знала, да и про нападение надо сказать.

– Да, госпожа.

Слуга убежал выполнять поручение, а я долевитировала бесчувственное тело Сиана до спальни, попутно приказав принести мне в комнату тряпки и воду. Оставив его под присмотром слуги, я бросилась в свой кабинет, сгребая все возможные зелья, травы и мази, стараясь не упустить ни малейшей детали, что сможет пригодиться.

Выгнав всех из комнаты, я повернулась к распростертому на кровати телу, сглотнув подступающие рыдания. «Сейчас не время, – одернула себя. – Сейчас ты не жена, а целитель, вот и займись делом».

Сначала я содрала с него всю пропитавшуюся кровью одежду. Однако регенерация у сей-лиров и правда на высоте. Часть мелких царапин уже затянулась, оставив просто красноватые шрамы, но постепенно сходили и они. Теперь надо было продиагностировать организм на наличие повреждений. Переключив зрение и вогнав себя в легкий транс, я начала исследовать тело сей-лира. Так, опасными по-прежнему оставались едва затянувшиеся раны на бедре и животе и еще та часть сломанного ребра, которая грозила вот-вот прорвать селезенку, а это плохо. Очень плохо!

Следующие два часа слились для меня в один миг. Я накладывала заморозку на все тело, постепенно снимая с тех участков, где уже провела все нужные процедуры. Обезболила все, что могла, чтобы резервы шли на ускорение регенерации, а не на борьбу с болью. Осторожно отвела ребро от опасного участка, медленно срастив его и укрепив на всякий случай. Срастила все порванные сосуды и ткани на бедре, восстанавливая кровоснабжение в уже начавшей синеть ноге, попутно растерла ее специальной мазью, а саму рану перебинтовала, при этом щедро смазав еще одним составом. Потом взялась за живот. Здесь было, может, уже и не так опасно, но гораздо ювелирнее, к тому же такие большие раны я раньше не лечила. Пот уже начал застилать глаза, а руки трястись, когда я все-таки смогла перевести дух. Все остальное могло подождать. Подняв голову, я с удивлением обнаружила напряженно-возбужденного Вестиориона. Словно ожидая, пока я на него посмотрю, лорд шагнул ко мне, подхватывая под руки и усаживая в кресло.

– Как он?

– Самое опасное позади. – Я благодарно кивнула, принимая стакан воды. – Давно здесь стоишь?

– Уже час. Побоялся мешать, пока ты лечила. – Я снова кивнула. Все правильно. – Что произошло? Слуга прибежал ко мне в кабинет, чуть ли не в слезах, кинулся в ноги, говорит, хозяин при смерти, а госпожа за вами послала.

– Так и было. На нас напали, Рион.

– Рассказывай по порядку, заодно передохнешь.

– Мы поехали к Лазурному озеру, ты его знаешь, в трех часах отсюда. Сиан еще вчера приказал все собрать к пикнику, и мы выехали около девяти. Сначала все было прекрасно, добрались без проблем, искупались, отдохнули, а когда вылезли на поляну пообедать, тут и началось. Я сначала услышала колебание воздуха и инстинктивно упала на землю сама и толкнула Сиана, потом стрелы посыпались одна за другой, не давая даже поднять голову. А следом появились сей-лиры, четверо, один стукнул меня и, пока я пыталась прийти в себя, успел скрутить, и трое других напали на Сиана. А у него даже оружия не было, он только нож успел схватить, а там еще два больших зверя, на барса похожих, и они… они…

Вот тут меня прорвало. Весь страх за себя, за Сиана, что он не выживет, что меня снова похитят, вырвался судорожными рыданиями. Теперь можно. Вестиорион крепко прижал к себе, позволяя использовать как жилетку, гладя одной рукой по голове, а второй впихивая мне стакан с водой.

– Хм… – раздался за спиной слегка ехидный шепот, – друг мой, я еще жив, поэтому убери-ка от нее руки.

– Корс! – Вестиорион облегченно вздохнул и склонился над другом. – Как ты?

– Было хуже. – Аселькорсиан слабо усмехнулся. – Хорошо, что у меня оказался под рукой персональный целитель. – Он ласково посмотрел на меня и потянул руку. Я тут же схватила ее, облегченно улыбаясь сквозь слезы.

– Не шевелись, тебе еще нельзя…

– Не плачь, Дани, если бы не ты, я бы уже умер.

– Корс, так что там произошло?

– На нас напали… сей-лиры… – Лицо Сиана напряглось. – Меня должны были убить, а ее забрать.

– Но сей-лиры! Как они могли пойти на это?

– Пока не знаю… но обязательно выясню. Туда надо послать людей, чтобы все оцепили и никого не пускали без меня.

– Конечно!

– Не получится, – вмешалась я, – то есть оцепить они, может, и смогут, но только по внешнему периметру. Я закрыла поляну, чтобы никто туда не зашел и ничего не забрал. Поэтому если туда не явится парочка архимагов, которые умудрятся снять мой полог, то никто туда не попадет.

– Что же… хорошо, – помолчав, согласился Сиан, – но людей все равно поставь, вдруг рядом кто-нибудь ошиваться будет. Ну и вообще, сам знаешь…

– Я понял, Корс, – Вестиорион согласно кивнул, – что-нибудь еще надо?

– Займись моими делами в управе. И проследи, чтобы слухи не поползли, только Нелиотриму расскажи, и пусть он завтра зайдет, как только сможет.

– Я все сделаю. Поправляйся, друг.

Вестиорион кивнул мне и вышел. Мы остались вдвоем. Сиан обессилено откинулся на подушки, все-таки он был еще слишком слаб, да и лечение не закончено.

– Спи. – Я поправила покрывало. – Тебе нужно сейчас восстанавливаться. Вот выпей это, – я протянула бокал с темно-зеленой жидкостью. Сиан скривился от запаха, подозрительно оглядел ее, но потом, вздохнув, выпил.

– Что за гадость!

– А ты как хотел? На, вот это простая вода, можешь запить. – Я подождала, пока он откинется на подушки. – А сейчас расслабься и дай мне закончить лечение.

– Не волнуйся, теперь я сам быстро поправлюсь, а тебе и самой нужно отдохнуть, – он кивнул на мои все еще дрожащие руки, перевел взгляд на лицо, нахмурился. – Ты сама-то как? Как ты себя чувствуешь?

– Нормально.

– А ты в зеркало себя видела? Они точно ничего тебе не сделали?

– Нет, не волнуйся, просто магически перенапряглась и испугалась. Все поправимо. Завтра встану и буду снова в форме.

– Ну что же… это хорошо. – Сиан вдруг странно нахмурился и как-то очень остро посмотрел на меня. – Эльведан… – Я насторожилась, так он начинал не самые приятные разговоры. – А ты ничего не хочешь мне рассказать?

– О чем это?

– О том, что случилось на поляне и зачем на самом деле ты нужна Нервадии?

– Сиан, я…

– Перестань! Я не слепец и не дурак. Или ты мне все еще не доверяешь? Так и будешь всю жизнь скрывать?

– Хорошо… – медленно произнесла я, чувствуя, как делаю шаг в пропасть, – давай поговорим об этом завтра. Сегодня нам обоим нужно отдохнуть, – он несколько секунд колебался, но потом вздохнул и поманил к себе на кровать. Там я привычно свернулась котенком под теплым боком мужа и тут же уснула, даже не чувствуя, как он заботливо накрыл меня одеялом.

Глава 9

Эулиронд. Поместье лорда эль-Хализ


Впервые за все годы своей жизни Сиан просыпался с таким отвратительным чувством, как слабость. Нет, его, конечно, не раз ранили, но вчера… вчера был день его смерти, и только присутствие Эльведан, ее сила вернули лорда в мир живых. Сей-лиры всегда хорошо чувствуют, когда смерть подходит слишком близко…

А еще самолюбие Великого Лорда было изрядно задето. Он не справился, подставил под удар свою жизнь и жизнь той, которая ему доверилась. Большего позора и сыскать трудно. Ведь это именно она спасла их обоих вчера, а его еще и дважды.

Повернув голову, он увидел спящую девушку. Легкие синяки под глазами выдавали, что ей тоже вчера пришлось нелегко. Какая она все-таки маленькая, хрупкая и наивная… Не удержавшись, он склонился к ее губам, уловив теплое дыхание. Мягкий поцелуй – и удивительные лиловые глаза широко распахнулись, правда, еще несколько секунд подслеповато моргали.

– Ты как? – Ее первый вопрос. Никто и никогда так не заботился о нем. Это вызвало прилив нежности и какой-то отеческой заботы к маленькому котенку. Почему-то Сиан воспринимал жену именно так.

– Отлично. Ты здорово постаралась вчера, – он мягко улыбнулся. – А сама? Восстановилась?

– Угу. – Дани мурлыкнула и потянулась. Ну прямо и есть котенок. Тут ее живот довольно громко заурчал. Смутившись, девушка тихо добавила: – Вот только поесть бы.

Дружно рассмеявшись, они несколько минут самозабвенно целовались, пока ее живот снова не высказал свое мнение относительно нерадивой хозяйки. Вздохнув, Сиан отправил Эльведан в душ, а сам откинулся на подушки. Хм… тут до него дошло, что он не в своей комнате, а в спальне Дани.

– А почему ты меня к себе принесла? – задал он заинтересовавший вопрос, как только она вернулась. Улыбка Эльведан тут же померкла, и она, пожав плечами, просто сказала.

– Я не знаю, где твоя комната, – вот и все! – Сиан моргнул и сам себя мысленно обозвал дураком. Конечно, за все время, пока они живут вместе, он ни разу не привел Дани к себе, и, судя по потускневшему взгляду, ее это задевало. Сей-лир на секунду представил, как это выглядит с ее точки зрения, и ему стало неудобно.

– Прости, – он тихо шепнул ей на ухо, обнимая Эльведан, – я просто как-то даже не думал об этом.

– Ничего, – она попыталась вырваться, но он не дал.

– Нет, я действительно не задумывался над этим. Пойдем завтракать.

Аселькорсиан взял жену за руку, и они спустились в столовую. Судя по удивленным и даже шокированным лицам слуг, выглядел он вчера явно неважно. Завтрак проходил в тягостном молчании. Да, сумел он испортить такое чудесное пробуждение. Сиан мысленно дал себе затрещину. Он еле дождался, пока она доест, тут же подхватив под руку. Эльведан удивленно косилась, но пока ничего не спрашивала. Поднялся на второй этаж и двинулся дальше по коридору. Его комната была в тупике, в самой дальней части дома.

– Вот. – Он остановился перед дверью. – Это моя комната.

– Сиан, не надо, – Дани покачала головой, – ты не должен…

– Должен, – прервал ее Сиан, – давно был должен. Просто упустил из виду, я даже не подозревал, что ты не знаешь, где она. Прости. – И он толкнул дверь, с интересом наблюдая, как она разглядывает его жилище.

Довольно большая, просторная комната с одной полностью стеклянной стеной; высокий белый потолок, бледно-голубоватые стены, каменный серый пол, с белыми дорожками вдоль большой кровати, застеленной бледно-синим шелковым покрывалом и шторы в тон; массивный камин, перед ним кресло и столик, пара тумбочек по краям кровати, картина с изображением восходящего над горами солнца на другой стене и дверь в ванну. Светло, много воздуха и места. Интересно, как она воспримет ее?

– Ну как?

– Здорово! – Мягкая улыбка коснулась губ. – Очень светло и просторно, даже несколько… хм… аскетично. – Нет, не это слово она хотела сказать. Холодно. В этой комнате действительно было холодно.

– Ты ведь хотела сказать не это, – усмехнулся он. – Сюда больше подойдет слово «холодно», ведь так? Когда-то эта комната принадлежала моему отцу. Он был суровым, даже жестоким и, как правильно ты выразилась, очень аскетичным. После его смерти я перебрался в эти покои, но мало что решился здесь поменять. Знаешь, тут не было ковров, а только голый каменный пол, а покрывала и шторы почти белые. Бледно-бледно-голубые, словно ты не в доме, а в лечебнице или на улице. И картину я повесил, чтобы хоть как-то оживить здесь…

– Почему же ты не поменяешь здесь все так, как нравится тебе? – тихо раздался ее голос.

– Не знаю, – ответил сей-лир, пожав плечами, – руки не доходят. Старый дворецкий буквально умолял, чтобы я ничего не менял. Все, что ты сейчас видишь, – это праздничное убранство, единственное, что старик позволил сделать. Да я практически и не ночевал здесь, – ох, опять не то сказал, мелькнула мысль, видя, как мрачнеет ее лицо. Да что это сегодня с ним? – Знаешь, ты первая женщина, которую я сюда привел. Может, ты переделаешь комнату так, как тебе нравится? – неожиданно предложил Сиан и сам понял, что действительно хочет этого. Хочет видеть Дани всегда рядом, а не приходить вечером и уходить утром. Хочет просыпаться и засыпать с ней. Хочет чувствовать ее еще ближе, чтобы еще одна стена между нами растаяла…

– Ты, ты что… предлагаешь мне переехать к тебе? – недоверчиво, но с затаенной надеждой спросила Эльведан.

– Да, именно это я и предлагаю. Ну как, займешься обустройством?

– А ты уверен, что хочешь здесь что-то менять, все-таки это твоя комната, да и я не стану ли тебя стеснять?

– Это комната никогда не была моей, я ее таковой просто не чувствовал. – Сиан пожал плечами, ощущая, что говорит правду. – А насчет твоего присутствия… ну, гардеробная здесь большая, половина шкафов просто пустые, да и место твоя расческа много не займет. Дани, перестань, я уже давно взрослый, и поделиться пространством мне не тяжело. Ты согласна?

– Да. – Она искренне улыбнулась, а лорд не сдержался и притянул ее к себе. Спустя десять минут Сиан все-таки оторвался от сладких губ своей малышки и спросил про то, что волновало его последние сутки:

– Эльведан, так что же произошло у озера?

* * *

Вот этого я и боялась. Столько времени скрывать от всех свою сущность, чтобы теперь так глупо попасться. Хотя почему глупо? Другого выхода у меня не было. Когда сегодняшнее утро началось с неприятной, но безопасной для меня темы, я даже расслабилась, изобразив легкую обиду, втайне надеясь, что Сиан не вспомнит о вчерашнем договоре. А когда он привел к себе… признаться, подобного поворота я не ожидала и даже не надеялась. Аристократы, заключающие брак не по любви, никогда не жили в одной комнате, так что я воспринимала положение дел не с радостью, конечно, но скорее как должное. А тут…

Комната Сиана действительно была пустой и холодной, словно нежилой. Его оговорка, что он в ней не часто ночует, покоробила, но то, что я тут первая, смазало бальзамом растравленную душу. В итоге я совсем забылась, и вопрос, которого я ждала все утро, оказался неожиданностью.

– На что ты намекаешь?!


Эулирондэйн. Поместье лорда эль-Хализ


– Эльведан, не держи меня за дурака! – разозлился Сиан, видя, что она снова хочет увильнуть. – Зачем ты им нужна?! Я видел в твоей руке огонь, видел, как дрожала земля! Ничего не хочешь объяснить, а?

Девушка замерла, а потом кивнула.

– Хочешь знать правду? Ты как всегда прав, Великий. Я действительно им нужна.

– Почему? Зачем?

– Я… я универсал! – Эльведан вскинула голову и вызывающе посмотрела на лорда.

– Универсалов не бывает, – ошарашенно произнес Аселькорсиан скорее по привычке, чем действительно так считая.

– Да ты что? – делано изумилась она. – А я-то глупая не знала…

– Перестань, – поморщился лорд. – Но почему тогда тебя отдали? Тебя же должны были спрятать как национальное сокровище?

– Все очень просто – об этом никто не знал, почти никто. На свете есть только один человек, который знает, что я универсал, – моя сестра.

– Но как?.. Объясни все по порядку! – Сиан потряс головой. Если в Нервадии действительно был универсал, то почему его не нашли?

– Ладно… – Она задумалась, но потом решилась. – Началось все очень давно, около восьмидесяти лет назад. Именно тогда в столице Нервадии в Ароле появился один малоизвестный, но очень сильный маг земли, а еще некромант в одном лице. Он предложил свои услуги Академии, где с радостью согласились. По странной случайности маг земли, работавший там, не объясняя причины, исчез ровно за месяц до этого. Так вот, этот маг стал преподавателем у старших курсов. Учитель из него был талантливый, человек мягкий, но был маленький недостаток. У мага были любимчики. Хотя никто его не осуждал за это. Шесть юношей и шесть девушек разной направленности сил, но все, безусловно, талантливые. Они ежедневно собирались у своего учителя, занимались, общались, ездили вместе на каникулы. Вообще практически за два года не расставались ни на минуту. А получив дипломы, дружно сыграли шесть свадеб. Все бы было ничего, но однажды одна из девушек, забежав на минуту к учителю, наткнулась на странные расчеты и записи мага. Она бы не обратила на них внимание, но заметила свое имя и имя мужа. Она прочитала записи. – Эльведан замолчала.

– И что там было?

– Ооо… там было много чего интересного. Оказалось, что этот маг занялся одной интересной проблемой, а именно: почему не бывает универсалов? Почему у мага всегда побеждает какая-нибудь одна стихия. И он решил провести эксперимент… на своих учениках. Все очень просто. Если взять магов с одинаковым уровнем силы, без дополнительных способностей, то как в таком случае распределятся стихии? Что унаследует ребенок? Как это проверить? Только практикой. А где найти таких детей? Правильно, в Академии. Маг подобрал шесть пар, воздействуя на них магически во время дополнительных занятий. А потом – все до банального просто. Магистру его уровня не составило труда сварить приворотное зелье, усиленное ментальной магией, и создать шесть любящих пар.

Девушка, прочитав все это, в ужасе рассказала своему мужу и ближайшей подруге с супругом. Посовещавшись, они решили рассказать все остальным. Лучше бы они этого не делали. Никто не знает, что произошло, но ровно через неделю погиб муж той самой девушки, а она, не выдержав силы приворота и ментала, покончила с собой. Вторым пропал муж второй девушки, а следом за ним исчезла и она сама. Остались всего четыре пары, которые после беседы с магистром прониклись духом его идеи и стали считать себя избранными! Через год у первой из оставшихся пар должен был родиться ребенок, но роды оказались тяжелыми и роженица вместе с нерожденным дитем умерла. Ее муж опять же из-за воздействия ментала и приворота (слишком мощным оказалось воздействие) сошел с ума и через месяц сломал себе шею, упав с коня. Магистр, видя такое дело, когда пришло время рожать второй из учениц, вмешался в процесс родов и что-то там перемагичил. Ребенок родился с таким потоком силы, что взорвалось все в радиусе километра, только магистр и сумел уйти. А вот оставшиеся две пары родили двух очаровательных девочек. Что тоже не устроило магистра. Через год еще пара девочек, а на третий раз у одной из пар родился мальчик. Спустя десять лет все пятеро детей поступили в ту же самую Академию под присмотр того же самого магистра. Только вот незадача. Из четырех девочек одна совершенно не поддавалась воздействию, а одна владела только одной силой, хоть и с высоким уровнем. У магистра осталась всего одна пара – мальчик с даром земли и воды и девочка с силой огня и воздуха. Вот им экспериментатор промыл мозги окончательно. В двадцать четыре года женщина родила девочку – Селению – госпожу в переводе с древнего языка. Девочка была очень красива, и к трем годам стало понятно, что она универсал. Эксперимент удался! Но только останавливаться на этом никто и не думал. Через три года родился мальчик всего с одной силой – силой огня. Его назвали Эльсайрон – повелитель огня. Но почему он не универсал? Спустя еще два года родилась девочка, а за ней еще одна. Они обе не обладали силой универсала, у них оказалось только по одной стихии. Это была катастрофа! Трое детей перестали существовать для своих родителей. Все сосредоточилось на Селении. Через шесть лет выяснилось, что у Эльсайрона есть сила некроманта, а значит, не все потеряно, ведь у его родителей вообще не было таких способностей! А Селении тем временем исполнилось пятнадцать. Красавица, умница, универсал, что еще надо, чтобы стать первой леди страны? Магистр предложил прекрасный план. Девочка должна стать герцогиней. Король женат, женат на принцессе другой страны, но у него есть неженатый младший брат, который слушает королевского мага, открыв рот. Союз заключен. И в пятнадцать лет девочка становится женой двадцатичетырехлетнего герцога Калме. А через год умирает от преждевременных родов, вызванных побоями мужа. В том же году погибает четырнадцатилетний Эльсайрон, во время школьной практики полностью исчерпав свой резерв. Кто-то послал его туда, где, по предположениям, должны были полностью раскрыться способности молодого мага. Но он сгорел. Магистр в расстройстве, чета магов тоже. Но ведь остались еще две девочки. Хоть они и не универсалы, но явно носители силы. Возможно, их дети будут обладать способностями, которых лишены их матери. Только теперь решили действовать осторожно. Пусть девочки закончат Академию, наберутся сил, чтобы не умереть от родов…

– И эти девочки?

– Я и моя сестра. Эльведан – повелительница воздуха, и Эльгалион – повелительница воды. Нас назвали в честь первых покорившихся стихий.

– Откуда ты узнала всю эту историю?

– Откуда? От той самой пропавшей женщины, из первых двенадцати. Она все время следила за магистром и ходом эксперимента и пришла ко мне, когда Селения погибла.

– Та женщина выжила?

– Да. Когда погиб ее муж, она была беременна, и это позволило ей удержаться на грани. Только вот ребенок родился абсолютно без сил. Мальчик был смертным, и ей пришлось пережить своего сына. А вот внук у нее маг с двумя стихиями. Но она его, понятно, скрывает.

– Мда… но как тебя-то отпустили-то?

– Да никто меня не отпускал! Я же универсал, а значит, сильнее любого мага. – Эльведан хмыкнула, смотря куда-то в сторону. – Это я сама под мороком секретаря пришла к студенту, который и велел мне прийти на отбор. Это я подстроила разговор двух студенток, который услышал Вестиорион. Точнее, они вообще не говорили этого, а я создала слова из потока воздуха. Это моя сестра внушила вашим лордам, что надо выбрать меня. Она обладает эмпатией, а я целительством. Но об этом тоже мало кто знает.

– То есть тебя хотят вернуть именно потому, что ты либо возможный универсал, либо носитель еще одной силы? Поэтому все это затеяли? – попытался уточнить лорд.

– Именно, – криво улыбнулась Эльведан, а потом бросила быстрый взгляд на мужа. – Сиан, ты просто не знаешь, на что способен универсал, а они знают. В свое время Селения с удовольствием показывала все свои возможности. Это не просто маг, владеющий всеми четырьмя стихиями, это маг, способный их сочетать в разной комбинации, управлять, повелевать, причем абсолютно не нуждаясь в подпитке или амулетах. Не говоря уже о том, что каждый такой универсал сильнее трех-четырех архимагов, вместе взятых. Он в одиночку запросто сможет стереть весь Эулирон с лица земли.

– И как же тебе удалось скрывать это все время?

– Ну, сначала и скрывать-то, по сути, нечего было. Мне с легкостью повиновался ветер, реже вода… А потом… Селения была очень ревнивой… – Дани вдруг грустно качнула головой. – И побоялась, что с появлением другой дочери-универсала про нее забудут или будут меньше баловать. Ей было девять, а мне всего три, когда она поставила блок на мои не проснувшиеся способности. А потом проделала то же самое с Эльгалион. Через шесть лет, когда она умерла, блок слетел сам. Я и забыла, что она когда-то его ставила, детская память выборочна, поэтому, когда силы вернулись, нас с сестрой чуть не разорвало. Тогда же ко мне пришла та женщина и все рассказала, и мы с Эльгалион решили не открываться. Тайком учились по книгам, по лекциям Селении, под пологом невидимости посещали занятия.

– И зачем тебе все это?

– Ты еще спрашиваешь?! Думаешь, я хочу стать женой человека, который убил мою сестру? Хочу, чтобы использовали моих детей? Хочу стать игрушкой и способом достижения выгоды для того, из-за кого погиб мой брат? Даже для родителей мы всего лишь эксперимент и способ добиться власти… Ну, уж нет, они меня не получат…

– А тебе не кажется, что ты несколько нелогична? Я ведь, по сути, хочу того же?

– Да, но ты не скрывал своих планов, ты не причинял мне вред… уж лучше ты, чем он.

– Уж лучше я… значит, так ты меня воспринимаешь? – Сиан посмотрел на нее, чувствуя, как внутри его все сжимается.

– Не надо, Сиан! Я рассказала тебе правду! То, что я думала и чувствовала тогда. Там я просто не могла остаться! Но меня никто бы никогда не отпустил, а тут так удобно подвернулся этот договор. Когда я услышала о том, что вы заберете десять девушек, я поняла – это мой шанс. Единственный шанс выбраться, никого не подставляя. Мы все обсудили с Эльгалион, и она помогла мне. Куда надежнее изобразить жертву во имя долга перед родиной, чем просто сбежать. Мать впервые пустила слезу, когда меня забирали, а я шла и молилась, чтобы ничего не случилось, чтобы не нашлось какой-нибудь отговорки. Знаешь, было даже забавно смотреть в глаза ректору и говорить, что он сам за мной прислал, изображая испуг. Благодаря силе воздуха ваши лорды слышали совсем не то, что говорили им студенты. Ректор ведь тогда велел всем говорить, будто я самая слабая, и до сих пор не может понять, кто ослушался его приказа и рассказал все сей-лирам. Тогда я сидела и думала, что мне все равно, кто будет моим мужем, что подожду, пока все успокоится, и сбегу. Заберу сестру, и спрячемся где-нибудь, где нас никто не знает…

– И почему же не сбежала?

– Не смогла, – грустно сказала она и улыбнулась, – из-за тебя не смогла…

– Из-за меня?

– Вот уж правда не везет, так не везет. – Эльведан слегка истерически засмеялась. – Ну что ты хочешь услышать, а? Что я влюбилась в тебя, что не хочу уходить? Ну, так да, это действительно так! Доволен? – Сиан сидел и не мог поверить в услышанное, сердце билось невероятно быстро, грозя выскочить, а на лице застыла глупая улыбка. Любит. Она его любит! И он верил ей. Поднявшись, приблизился и крепко обнял жену.

– Я счастлив, – шепнул он, – я безумно рад слышать это. Рад, что та, кого я ни на минуту не могу выбросить из головы, отвечает мне взаимностью. Все будет хорошо, Дани, мы справимся. Только не плачь.

– Я не плачу. – Она улыбнулась сквозь слезы, доверчиво прижимаясь. – Но Сиан, я не смогу оставить там Эльгалион. Если они поймут, что меня не вернуть, они возьмутся за нее.

– Вы очень близки, да? – Лорд заглянул ей в глаза. – Мы не оставим ее. Мы обязательно что-нибудь придумаем.

Глава 10

Прошло два дня с момента памятного разговора с Аселькорсианом, и на душе странно полегчало. Сиан не бросился рассказывать всем подряд о моей сути, не попытался пока включить меня в какую-то свою игру. Хоть умом я и понимала, что прошло еще мало времени, и он может спокойно сделать все это завтра или через неделю, но пока было легко.

Весь вчерашний день мы проговорили. Я рассказывала о детстве, о том, что мы творили с Эльгалион, о том, как обманывали всех вокруг. Странно, но мне даже показалось, будто Сиан мной гордится. Это было непривычно, но приятно, ведь всю жизнь я была разочарованием для семьи и учителей.

О том, что делать дальше, мы не заговаривали. Я понимала, Сиану надо сначала все самому обдумать, принять решение. Ведь как подданный Эулирона он был обязан рассказать Владыке о моей сути. И что делать с Эльгалион? Он, конечно, пообещал помочь, но как?

Сейчас я ждала, когда с минуты на минуту явится Сиан, чтобы поехать с ним и еще несколькими сей-лирами на озеро. Я не боялась, но и особой радости не испытывала. Абсолютно не хотелось видеть дело рук своих. Сколько там трупов? Два, три или все? Но без меня они не смогут проникнуть под полог. Теоретически я могла бы попробовать снять его и отсюда, но Сиан не хотел рисковать. Мало ли какие там остались улики? Да и есть вещи, заметить которые способен только маг.

Вот я и ждала, переодевшись в дорожный костюм из черного бархата и темно-синюю рубашку и разложив рядом плащ. В конце концов, даже здесь, в долине, уже была осень, хотя, возможно, меня просто бил озноб перед поездкой. Попивая горячий чай с успокаивающими травами, я то и дело посматривала на дверь гостиной, не обращая внимания на пробегающих слуг. После моего шокирующего появления с их полумертвым хозяином они все дружно и резко прониклись ко мне уважением и подобострастием. Ведьма-хозяйка! Теперь они это не просто знали, а поняли и ощутили. Так-то!

Я нетерпеливо глянула в окно. Скоро полдень, а Сиана все нет. Вот уж совсем не хочется отправляться туда на ночь глядя. Словно в ответ на мои мысли, дверь распахнулась, и на пороге возник лорд.

– Готова? – с порога бросил он, окинув одобрительным взглядом.

– Готова.

– Не хочешь ехать?

– Не хочу, но знаю, что должна, – вздохнула я.

– Умница моя. – Он прижал меня к себе и коснулся губами лба. – Я не хотел бы, чтобы ты все это еще раз пережила, но без тебя никак. Обещаю, только один раз.

– Ладно уж. Давай побыстрее с этим закончим.

Сиан еще раз поцеловал меня, на этот раз в щеку, и подтолкнул на выход. Прямо перед ступенями стояли две лошади, которых держали под уздцы слуги, серебристый конь лорда и белоснежная красавица – моя. А еще я с удивлением разглядела десятерых сей-лиров, среди которых первым узнала Нелиотрима. Еще одним из прибывших оказался муж Неоры, тот самый смельчак, предложивший ей розовое платье. Высокий, статный, с пепельными волосами и прозрачно-зеленоватыми глазами. Его внешность была суровой и резкой, словно вытесанной топором, но при этом не лишенной привлекательности, как красота северных гор. Но самым приятным оказалось, что и сама девушка приехала с мужем. За могучими спинами мужчин маленькая хрупкая фигурка с забранными в косу волосами, облаченная в серый плащ, казалась незаметной. Радостно улыбаясь, Неора соскочила с коня и бросилась мне на шею.

– Ведка, привет! Ну как ты? – уже шепотом добавила она.

– Нормально. А ты что тут делаешь?

– Да я как услышала, что на тебя с мужем напали, потребовала у Кира меня к тебе отвести, но он говорит, что у вас все в порядке и все нападающие мертвы. Так?

– Так.

– Ну вот, а я некромант! С покойниками общаться – моя прямая обязанность. Поднимем, пообщаемся. Сама знаешь, лучше всего прямо на месте призывать.

– Ну да… – Я задумчиво покосилась на подругу. Не то чтобы я ей не доверяла, но и рассказывать на каждом углу, кто я, не хотелось. А она ведь неглупая, догадается… Эх!

– Поехали? – к нам подошел Сиан.

– Угу. – Я отошла, собираясь залезть на коня, но муж меня удержал.

– Что-то не так?

– Да нет… просто, Неора как только увидит, что там, так сразу и догадается…

– Понятно… – Сиан задумчиво посмотрел на меня. – Ты так долго привыкла все скрывать и полагаться только на себя, все время ожидая предательства, что теперь тебе трудно кому-то довериться. – И он легко подсадил меня на лошадь. Уже отъезжая, я услышала задумчиво брошенную фразу.

– Хотел бы я пообщаться с твоими родителями…

Ехали мы довольно быстро, не останавливаясь и не разговаривая между собой. Сначала мы с Неорой попытались болтать, но на такой скорости просто не хватало воздуха друг другу кричать, и мы замолчали. Сейчас я даже не замечала окружающей красоты, внутреннее готовясь к тому, что увижу и как буду это объяснять. Что проглотили бы сей-лиры, для Неоры точно не сгодится. Бросив косой взгляд на подругу, я вдруг подумала: а собственно, какого демона? Если она предательница, то и так, скорее всего, знает, кто я, или догадывается, а если нет, то к чему прятаться. Сиан прав, я так привыкла скрывать все, даже от самых близких… нет, не так, именно от самых близких, что боюсь хоть кого-то пустить в свою жизнь.

А вот и поляна… Словно почувствовав мое волнение, ко мне подъехал Сиан и взял коня под уздцы. Бросив на меня взгляд, он приказал спешиваться и подхватил меня на руки.

– Сможешь? – шепнул он.

– Конечно. Неора, поможешь?

– Что надо? – просто спросила девушка.

– Я тут охранный купол накинула, попробую просмотреть, не подходил ли кто, а ты сигнальную сеть расставь, мало ли кто тут поблизости… – Она понятливо кивнула и замолчала, прикрыв глаза.

Я подошла поближе к поляне. Сначала раскинула руки, словно пытаясь обнять всю ширь озера, но на самом деле настраиваясь на купол. Создатель такой вещи теоретически способен увидеть отпечатки всех живых существ, прикасавшихся к нему, чем я и собиралась заняться. Проблема была в том, что чем больше площадь, тем тяжелее просмотреть. Хотя… а зачем смотреть все? Проход-то один, во всяком случае для тех, кто верхом, а пешие вряд ли будут являться теми, кто нас интересует. Значит, только въезд…

Проход между скалами просто искрился от разнообразных отпечатков аур, пришлось медленно распутывать. Вот это заяц несколько раз пытался пробиться – стираем, это волк подходил понюхать – тоже стираем, так, а эти точки – отпечатки насекомых… ничего, людей не было. Это хорошо… и плохо. Ну не могли же снять мою защиту, а потом повесить обратно? Или все-таки где-то обошли? Не верю, что эти стали бы действовать без поддержки? А почему тогда никто не пришел проверить, куда они делись?

Вопросы остались без ответа, и я решила не снимать до конца купол, а просто сделать проход, через который спокойно двинулся наш отряд. Пару шагов – и я зажмурилась.

– Ох, демоны!

– Проклятье!

– Ух!

С разных сторон послышались вздохи сей-лиров, но на данный момент меня интересовали двое. Мрачно рассматривающий побоище Сиан и пораженная Неора. Первым в себя пришел муж. Быстро подойдя ко мне, он обнял, отвернув от поляны, и крепко поцеловал.

– Кажется, я еще не сказал тебе спасибо за то, что спасла меня? Так вот, спасибо, Дани! И не жалей их, они бы нас не пощадили.

– А ты… тебя не волнует, что я… что я так поступила с живыми людьми, с сей-лирами? – задала я волнующий меня вопрос.

– Нет. – Сиан мягко мне улыбнулся. – Я горжусь тобой. Из тебя выйдет прекрасная мать и достойная Великая Леди!

– А… – Я удивленно смотрела в спину отходящего мужа. Не поняла, а какая связь между убийствами и хорошей матерью? Подвиснув на этой идее, даже не сразу заметила, что на меня пристально смотрит Неора. Ну что же…

– Осуждаешь? – поинтересовалась я.

– Нет, просто поражаюсь. Как тебе удалось скрывать так долго?

– Когда хочешь жить, и не такое сможешь, – мрачно усмехнулась я.

– Значит, Селения была не единственным ребенком с подобной силой в вашей семье?

– Значит, да…

– Но как?

– Генетические эксперименты сумасшедшего мага. Не спрашивай, сегодня я уж точно не готова отвечать.

– Ладно. – Неора поджала губы, давая понять, что разговор не закончен, а я наконец-то нашла в себе силы посмотреть на поле.

Я монстр! И это самое мягкое определение. Распятый и пронзенный насквозь длинными шипами лиан сей-лир, на посиневшей коже которого четко выделялась каждая капля почерневшей крови, так и умер, раскинув руки. Он словно застыл в воздухе при попытке взлететь. Это можно было бы назвать даже красивым, если бы не было столь ужасным. Невдалеке в агонии застыли двое тех, кого я закопала живьем, но один был еще жив. Некогда гордый и красивый сей-лир, около которого суетилось двое мужчин, сейчас походил на старика. Он был без сознания, искусан насекомыми, обезвожен и явно потерял много крови, но все еще жив. Подальше лежал обгорелый труп, в котором с трудом можно было узнать мужчину, не говоря уж о расовой принадлежности, а вот зверей я не увидела. К моему изумлению, на поляне обнаружилось еще двое мужчин, но никаких признаков барсов. Не в силах терпеть, я задала вопрос Сиану. Он долго и внимательно меня изучал, а потом вздохнул.

– Это и есть те самые звери.

– То есть?

– То и есть. Мы можем обращаться в снежных барсов, но это самая большая тайна Эулирона. Я прошу тебя поклясться, что ты никому не скажешь, – сказал он и выжидательно посмотрел на меня.

– Хорошо. – Я подняла руку и зажгла магический огонек. – Я никому не расскажу тайну Эулирона, если только от этого не будет зависеть благополучие самого Эулирона, твое, наших потомков или я не получу на это твое разрешение. Идет?

– Идет. – Сиан облегченно улыбнулся.

– Но как… – Он не дал мне договорить.

– Я объясню тебе дома. Здесь не место об этом разговаривать.

– Ладно, – согласилась я, признавая его правоту, и повернулась к Неории. – Ну что, сможешь кого-нибудь разговорить?

– Знаешь, ты использовала практически все виды умерщвления, которые ненавидят некроманты. Вот этот обгоревший ни на что не годен. У того в виде гирлянды пробито горло и небо, так что говорить не сможет. С этим я вообще не пойму, что ты сделала, – она кивнула на того, с чьей кровью я поработала.

– Вскипятила кровь, – буркнула я.

– Да? Ого! Никогда бы не подумала, – уже тише пробормотала она. – Остаются двое. Так что попробую, а ты не мешай.

Ну, раз не мешать, займусь другим. Медленно обошла всех и для начала приблизилась к распятому. Сама толком не знаю, что планировала найти, но мне не верилось, что шестеро сей-лиров решились напасть на одного из своих лордов ради людей. Обошла тело по кругу, стараясь не замечать ужасных ран, и осторожно провела рукой напротив лица, шеи, груди, рук… Нет, никаких амулетов или иных артефактов. Все чисто. С остальными то же самое. Хм… неужели они просто так ненавидят Сиана, что согласились?

– Сиан, – тихо позвала я, – а ты их знаешь?

– Нет, в первый раз вижу.

– ?

– А что тебя удивляет? У каждого Великого Лорда под ответственностью свой участок Эулирона. И вполне естественно, что я знаю всех воинов из своего района и гораздо хуже из чужих. Есть еще личная гвардия Владыки, хотя эти точно не оттуда. Есть еще солдаты с границ, они тоже редко появляются в столице. К тому же у всех аристократических семей есть свои лены, отряды потомственных стражей.

– А почему тогда те четверо были людьми, а двое в виде зверей?

– Так всегда делается при атаке. – Лорд пожал плечами. – Разные стили борьбы, разные стили защиты, это выбивает противника из колеи, сильнее выматывает…

– А я подумала, что тех двоих ты можешь знать… – пробормотала я. Сиан бросил на меня странный взгляд и отошел к трупам, склонившись над теми, кто был барсами. Он просидел над ними несколько минут, а затем медленно вернулся ко мне.

– Хм… а знаешь, ты права. Я действительно их где-то видел, только вот не могу вспомнить где? А у тебя что?

– Ничего, – поморщилась я, – амулетов на них нет, магией тоже не пахнет.

– А если бы им дали выпить, как тебе тогда, чай или вино? – Сиан посмотрел на меня, а я несколько секунд хлопала глазами. Точно! Вот же я дура! Резко развернулась, пытаясь выбрать жертву. Так, тот со вскипяченной кровью, не подходит. Если что и было – выпарилось. Обгорелый тоже. Еще бы знать продолжительность действия этих отварчиков. Вздохнула и поплелась к первой жертве. Труп довольно неприятно пах и уже начал разлагаться, но что делать? Подцепила ножом вену, пытаясь вскрыть. Естественно, кровь течь даже не надумала, но ничего. Промучившись пару минут, я смогла немного набрать в одолженную у Неоры склянку. Понятное дело, что в полевых условиях и думать было нечего пытаться выяснять состав крови, поэтому придется ждать до дома, заодно взяла еще чуть-чуть у того еле живого сей-лира. Я еще раз обошла тела, пока не увидела у одного из бывших «зверей», того, кого убил Сиан, на шее странный камушек, такой маленький, на длинном шнурке, что я его сначала даже не заметила. Присев рядом с телом, я внимательно оглядывала его, чувствуя, что, хоть сейчас он и пуст, раньше это был магический сосуд. Брать его в руки не хотелось, так что пришлось просить Неору, чтобы камень взял один из покойников.

– А знаешь, – сказала девушка, склонившись над находкой, – ты права. Это не просто украшение. Кроме магии смерти на нем лежит отпечаток полного стирания личности.

– Посмертный? – сразу уточнила я.

– Не могу понять. Но, похоже, несколько сложнее. Кстати, я точно такой же видела у того, которого ты вскипятила.

– Да? – я удивленно повернулась и посмотрела на второго «зверя». – А тебе удалось разговорить остальных?

– Удалось, – она недовольно поморщилась, – а толку? Вот этот вообще ничего не помнит и не знает, вплоть до того, как его зовут, а тот, из земли, последнее, что помнит, так это как пили в трактире вино с приятелями, причем именно с этими, и понятия не имеет, зачем хотел убить лорда. Кстати, у того полуживого то же самое.

– Понятно… – задумчиво протянула я. Кое-что вырисовывалось, но окончательно я смогу убедиться после того, как исследую кровь.

– И что тебе понятно?

– Есть идеи, – уклончиво ответила я. – Но сначала поработаю с этим, – я встряхнула склянку.

Повернулась к сей-лирам. Они уже все закончили, прихватив трупы, и ждали нас. Сиан, оказывается, все это время стоял рядом и слушал нашу беседу, собственно как и Нелиотрим и Кирзоарет. Трое мужчин были напряжены и буквально ловили каждое слово.

– Кстати… – Неора вдруг дернула меня за рукав. – У меня такое чувство, что за нами следят. А у тебя?

– А сеть?

– Только животные, – покачала она головой. Мда… чувство-то есть, а толку?

Домой все возвращались еще более мрачные. Безмолвные помощники Сиана, подхватив свои трофеи, попрощались и нырнули в ближайший телепорт. Нелиотрим тоже отправился домой, не желая оставлять в одиночестве свою беременную супругу. На минуту я даже позавидовала Полиан. Несмотря на то что сейчас у нас с Сианом все было хорошо, я все еще не чувствовала той близости, которую хотела. Была некоторая недосказанность в наших отношениях, и то, что я призналась в своих чувствах, а он нет, только все усугубляло. Я уже тысячу раз проклинала свой болтливый язык за несдержанность. Вот зачем я призналась ему первой? И все бы ничего, если бы я услышала следом слова «я тоже тебя люблю». Но нет. А фраза «женщина, о которой я думаю…» слишком неопределенна, пусть и с добавкой «отвечает на мои чувства». Это все равно не признание в любви… Я грустно вздохнула, понимая, что, возможно, он никогда и не почувствует ко мне такого. Я могу ему нравиться, могу устраивать его, он даже может быть мне верен, и… это все прекрасно, но от этого не легче.

Заметив мое состояние, Неора подняла бровь, но я лишь качнула головой. Мои чувства всегда оставались моими, я даже с Эльгалион с трудом ими делилась. Но обсуждать с более везучей подругой свои проблемы с мужем – увольте! А у Неоры тоже все было в порядке, пусть и без той трепетной нежности, что у Полиан, но эти двое уже разобрались. Это всегда видно, когда женщина счастлива и уверена в своем избраннике.

– Вы останетесь у нас или пойдете к себе? – вырвал меня из задумчивости голос Сиана.

– Пожалуй, лучше к себе. – Кирзоарет посмотрел на Неору, согласно кивнувшую.

– Ладно, тогда до завтра, – Аселькорсиан попрощался с другом и подтолкнул меня к дому.

– И так, что ты умолчала? – вопросительно посмотрел на меня Сиан, протягивая вино.

– А с чего ты взял?

– Дани… – Он улыбнулся. – Я все-таки гораздо старше тебя. Рассказывай.

– Ладно, слушай. Можешь считать это бредом, но я практически на сто процентов уверена, что те двое, которые напали в виде барсов, тебе знакомы. Смотри сам, они прячут внешность и нападают в том облике, в котором ты не смог бы их узнать. Почему? Ведь остальные не скрывают своих лиц. А потому что, если тебе удастся вырваться, им придется бежать, ведь ты можешь их узнать. Об этом свидетельствует и еще одна деталь. Те камушки на шеях. Они есть только у этих двух и, по словам Неоры, являются «стирателями». Она не уверена, но я думаю, они не только на случай смерти, но и на случай пленения. Эти «милые» амулеты полностью вычищают память, делая из живых существ послушные механизмы. После того как их снимают, если человек не сходит с ума, то память начинает накапливаться заново или ее можно вернуть, но для этого ее надо заранее собрать в другой накопитель или просто заблокировать таким образом, что память отсутствует, только пока на шее кристалл. Я думаю, тут применили второй метод. Заблокировали память, а в случае успеха операции кристалл бы сняли, память в порядке, просто из жизни этих двоих выпали бы несколько часов или дней. А в случае провала амулеты бы не только полностью стерли память, но, я думаю, и убили бы носителей.

Так вот. Эти двое, скорее всего, попали под воздействие первыми и получили амулеты и приказ, как действовать дальше. Затем они пришли в какой-нибудь трактир на окраине и подсели за столик к еще четверым сей-лирам и там уже незаметно подлили им зелье подчинения. Теперь они – куклы, тупо выполняющие приказы и абсолютно не запоминающие, что делают. Как тебе?

– Слишком похоже на правду, – мрачно проговорил Сиан, не сводя с меня немигающих глаз. – Только остается вопрос. Кто это сделал и где я их видел?

– Думаю, как только ты вспомнишь, где их видел, вопрос, кто это сделал, отпадет сам собой, – усмехнулась я. Да, Сиан попал в точку. Только он забыл добавить, что, учитывая эти выводы, в деле должен быть замешен сей-лир. В комнате повисло молчание, изредка прерываемое треском дров в камине. – Сиан, а ты обещал мне рассказать, как получилось, что вы можете обращаться в зверей.

– В ледяных кэтов, если быть точнее, – протянул он, бросив на меня взгляд.

– Но кэты – это ведь легенда? – Я удивленно посмотрела на мужа.

– Угу. Как и наше происхождение. Точно никто не знает, но наш народ верит в легенду. Согласно ей, очень давно в горы забрел маг. Он долго бродил, пока не заблудился в горах. Маг уже отчаялся, когда услышал вой и чей-то стон. Не раздумывая, он бросился вперед и увидел, как стая упырей пытается разодрать обессилевшего кэта. Применив свои способности, он разогнал упырей, но и он, и кэт оказались ранены. Все же маг взвалил зверя на плечи и понес, но очень скоро упал. Тогда кэт собрал свои силы и, забросив спасителя себе на спину, понес его. Так они и шли через перевал, пока не поняли, что ни один не сможет дальше пронести другого. И тогда маг отдал свои последние силы, чтобы вылечить раненого кэта. Но зверь не смог бросить человека и призвал своего бога. Великий Бог откликнулся и выполнил просьбу кэта, соединив их с человеком, повелев защищать эту долину и пообещав, что теперь и в потомках они будут едины. Все дети кэтов станут жить очень долго, будут сильнее, быстрее и живучее всех остальных и будут иметь две сущности, но магия покинет их, появившись только среди лучших из них, когда они станут достойны ее. А до тех пор потомки должны скрывать, что кэты их вторая сущность, и хранить долину.

– Не долину… – зачарованно проговорила я, – источник, родник силы, Душа магии, он здесь в долине… Каждый маг мечтает его найти.

– Да, каждый маг… Именно поэтому мы и храним его от внешнего мира. Мы не маги, его сила не даст нам того, что даст людям, а наши потомки, даже если и обретут силу, будут связаны сущностью кэтов, с начала времен охранявших это место.

– Ничего себе… – пробормотала я, теперь еще более отчетливо понимая, что, если об этом узнают, сей-лиров сотрут с лица земли. Эулирон нельзя отдавать людям.

Глава 11

Я стояла посреди комнаты и с удовольствием рассматривала дело рук своих. По возвращении с берегов озера мне нужно было отвлечься и, удостоверившись, что в крови сей-лиров действительно было магическое зелье, подавляющее волю, я взялась за переделку теперь уже «нашей» спальни.

Прежде всего я хотела оживить эту комнату, сделать ее теплой, чтобы она перестала быть безликой. Теперь здесь все изменилось. Пол полностью устилал темно-зеленый ковер с низким ворсом, стены вместо холодного бледно-голубого приобрели теплый солнечный оттенок. Даже не так, внизу, сантиметров на десять от пола, был темно-зеленый цвет, мягко переходящий в изумрудный, а затем в травянистый и салатовый и где-то в полуметре от пола приобретавший яркий золотисто-желтый цвет, под самым потолком превращавшийся в белый. Таким образом, создавалось ощущение травы на солнечной поляне. Кровать была застелена ярко-изумрудным покрывалом с золотой отделкой, и над ней появился балдахин, но не привычный – из тяжелых бархатных тканей, а из легкой полупрозрачной белой с легким золотистым оттенком сетки с шелковыми изумрудными завязками. Вообще этот балдахин со стороны казался кроной дерева, у которого ствол был в изголовье кровати. Эффект получился невероятный. Резная деревянная спинка, куполообразный потолок над головой с тщательно прорезанными листочками, окрашенными магией в зеленый цвет, а с внутренней стороны – эффект звездного неба. Огромное окно отмыли до зеркального блеска, а тонкий белый тюль совершенно не скрывал прекрасного вида по другую его сторону. И даже тяжелые зелено-золотые шторы, забранные к краю, казались просто рамой прекрасной картины. Прямо в изножье кровати расстелен другой ковер – пушистый, но тоже зеленого цвета, правда, чуть более светлого оттенка. Перед камином появились два кресла и столик между ними, а на полу белый овальный пушистый ковер, чтобы можно было полежать. Сбоку от камина возвышался узкий стеклянный шкаф для мелочей. По углам окна расположились две березки в кадках, высокие с сочной зеленой листвой. А на другой стене была картина. Но не та маленькая в раме, а большая. Я увеличила ее и перенесла на всю стену, обрамив изящным узором деревянной рамы, словно поместив в альков, и установила по краям еще по парочке деревьев. Теперь комната заиграла.

Гардероб и ванную я не особо трогала, разве что установила в ванной туалетный столик, а в гардеробной повесила зеркало во всю стену.

Но самой большой благодарностью было ошарашенное лицо Сиана, когда он все это увидел. Он ничего не говорил, просто повернулся и посмотрел на меня такими сияющими глазами, что все слова стали бессмысленны. А слуги потом все по очереди ходили смотреть, что же я там такое понатворила.

Это было здорово, позволило отвлечься на какое-то время от проблем, но теперь все возвращалось обратно. «Что делать?» – эта мысль настойчиво билась в голове, не находя решения.

* * *

– Сиан, вы что-нибудь узнали? – Я сидела на коленях мужа перед камином.

– Кое-что, – недовольно произнес он, – но очень мало, и это нам практически ничего не дало.

– И что же?

– Мои люди нашли дом в Эулирондэйне, где тебя держали, но, кому он принадлежит, так и не узнали. Последний официальный хозяин уже полгода как умер, а наследник еще и не объявился. За домом установлена постоянная слежка, но пока никто не появлялся.

– А телепорт? Вы обыскивали дом?

– Обыскивали. – Сиан поморщился. – Ничего. Ни телепорта, ни вещей, ни еще каких-либо признаков жизни.

– А может, его мне стоит осмотреть? Я все-таки маг.

– Даже не думай, Эльведан! Я не собираюсь тобой рисковать, да и не стоит забывать, что за домом могут следить не только мои люди.

– А что же делать?

– Ну… пока мои люди ищут тех, кто хоть что-нибудь знает о погибших сей-лирах. Найдем, откуда они, – появятся зацепки. А так…

– Сиан, а почему ищут только твои люди? Ты разве не доложил о нападении на тебя? – удивилась я.

– Шутишь? – Он недоверчиво заглянул мне в глаза. – Малыш, о нападении знаю я, Вестиорион, Нелиотрим и Кирзоарет. Ну и наши люди. Если об этом прознает еще кто-нибудь, у нас будут очень большие проблемы.

– Что ты имеешь в виду?

– Во-первых, ваша безопасность окажется под угрозой. Уверен, половина Великих Лордов, кому не достались жены-магички, потребуют как минимум запереть вас в темницу. На вас наденут цепи и ошейники и будут приходить раз в неделю с определенной целью. Объяснить с какой? – Дождавшись моего судорожного мотания головой, он продолжил: – Во-вторых, если узнают, что лорды уязвимы, начнется борьба. Не забывай, у нас жесткая система иерархии, и именно лорды являются столпами, на которых держится все наше государство. В-третьих, некоторые воспримут это как нарушение договора и снова может начаться война. Ну и наконец, чем больше народу об этом знает, тем быстрее дойдет до того, кто это все затеял.

– Плохо. – Я покачала головой. – Но мы же не можем сидеть и ждать, пока на нас снова нападут?

– Не волнуйся, Дани, мы обязательно что-нибудь придумаем. И как прекратить все это, и как вытащить твою сестру.

– Спасибо, Сиан. – Я прислонилась лбом ко лбу мужа. Пусть он почувствует все то, что чувствую к нему сейчас я.

Уже засыпая на его плече, поняла одну простую истину. Ничего Сиан не найдет. Там, где задействована магия, даже лучшие ищейки и воины Эулирона бессильны. А потому надо брать дело в свои руки. И для начала посоветоваться с Полиан и Неорой.

* * *

На следующий день я направилась к Полиан. Девушка удивительным образом расцвела, став очень красивой женщиной с сияющими глазами. Нелиотрим смотрел на жену как на величайшее сокровище и в прямом смысле носил ее на руках. Чего стоил один только его взгляд или легкое прикосновение к животу… Великий Лорд с таким трепетом, осторожностью и обожанием относился к Полиан, что ей даже завидовать было неудобно.

– Прекрасно выглядишь, – улыбнувшись, сказала я, когда мы остались вдвоем.

– Спасибо, Вед. Знаешь, я так счастлива, – потупившись, ответила она.

– Это видно, подружка.

– Да ладно… Веда, Нелиотрим мне ничего не говорил, но я видела… на вас с Сианом напали, да?

– Да. – Я вздохнула. – Качественно подготовленная операция по его уничтожению и моему пленению.

– Расскажи, – попросила подруга.

– Поли, может, не стоит? – Я выразительно глянула на ее живот.

– Думаешь, неведение лучше? – хмыкнула она. – Рассказывай.

Я и рассказала. В принципе, ничего сверхъестественного или чего она не знает я ей не поведала, а так, в основном свою оценку. Полиан хмурилась, но молчала, изредка задавая вопросы, но не комментируя.

– И что ты надумала? – наконец спросила она.

– Я хотела посоветоваться. Полиан, как думаешь, не пора ли взяться за Каорию? Она очень сильный алхимик, да и вообще, маг неслабый. Если они лишатся ее, то у нас появится шанс…

– В смысле, лишатся? Ты хочешь ее убить? – Подруга в шоке смотрела на меня.

– Тьфу, ты, Поль! – Я поморщилась. – Вообще-то думала проверить для начала, не находится ли она под влиянием, и если да, то снять его.

– А если нет? – Прорицательница серьезно взглянула на меня.

– Если нет… не знаю, может, временно изолировать ее? Или взять под наш контроль?..

– Проверять ее, конечно, надо, потому как если и дальше так пойдем, то нас просто пустят в расход, и начнется новая война. Но делать это следует осторожно… И потом, Эльведан, ты ничего не забыла?

– Что?

– Сестру, Веда! Ты понимаешь, как только они поймут, что у нас есть реальные подозрения, за нее возьмутся в первую очередь! Не забывай, ни у меня, ни у Неоры особо близких людей в Нервадии не осталось.

– Ты права. Но как мне ее вытащить?

– Для начала, – задумчиво проговорила подруга, – я думаю, вам с Аселькорсианом стоит посетить Нервадию.

– И как ты себе это представляешь? Да мы оттуда не вернемся!

– А если с официальным визитом? Как Эулиронское посольство? Посмотрите на Великих Леди, а заодно сходите в гости.

– И что это нам даст?

– Ну, на месте виднее будет… Хотя я дам тебе совет: возьмите с собой Вестиориона.

– Зачем?

– Вед, есть только один законный способ вытащить твою сестру. Сама понимаешь, что похищение, пропажа и тому подобное здесь не прокатят. Можно, конечно, сымитировать ее смерть… но если кто-нибудь когда-нибудь ее увидит, то у вас будут крупные неприятности.

– И что это за способ? – Я с надеждой взглянула на подругу.

* * *

Домой я пришла немного в шоковом состоянии. Идея была простой и в то же время абсурдной. Да и как все это провернуть?

Но ничего иного мне пока в голову не приходило, и внутренним чутьем я понимала, что приду именно к такому решению.

Я взглянула в окно. До прихода Сиана оставалось еще несколько часов, и я решила заняться тем, что, по идее, следовало сделать уже давно. Поднявшись к себе в лабораторию, я широко распахнула окно. Холодный ветер ворвался внутрь, разметав листки на столе и заставив поежиться. Теперь предстояло настроиться. В принципе, я и раньше такое делала, но сейчас следовало быть намного осторожнее. Подойдя к шкафу, я вытащила десять хрустальных шаров, которые обычно используют медиумы и прорицатели. Выставив их на тумбу перед окном, села за стол и, разрезав листок на десять частей, подписала их и подложила под каждый шар. А теперь самое интересное…

Призвав потоки воздуха и воды, я создала мерцающие зеркала. Каждое такое зеркало могло отразить все, что в него попадало, а при помощи воздуха сохранялся звук. Заклинание в своей основе было довольно простым, но мы с Эльгалион в свое время неплохо его переработали и теперь могли видеть и слышать на расстоянии. Но это было еще не все. С помощью кристаллов все это можно было сохранить, а потом просмотреть. К сожалению, каждый шарик мог вместить в себя всего лишь сутки, а потом наполнение прекращалось или шло по кругу, в зависимости от желания создателя. У меня была одна идейка, но для этого необходимо увеличить количество шаров, а в Эулироне сделать это было практически невозможно. Ну, ладно, пока и этим обойдемся.

Выстроив свои туманные зеркала напротив шаров, я призвала воздух и магию отражений. Теперь никто не должен был заметить и почувствовать их. Поток холодного воздуха подхватил первое из зеркал и понес вдаль. Через несколько минут оно достигло цели. В хрустальном шаре отразилась Каория. Девушка спала на широкой кровати, укрывшись одеялом и распахнув (очень удачно!) окно. Ветер пронес «зеркало» внутрь и оставил висеть напротив девушки. Все, первая готова!

Зачистив остатки магии с зеркала и поставив на него ликвидацию при обнаружении, я потянулась к следующему. Через два часа под контролем оказались все девушки и глава нервадского посольства. С посольством, конечно, оказалось сложнее, но воздух на то и воздух, чтобы найти даже самую маленькую щелку.

Обессилив, я устало опустилась на кресло, задумчиво глядя на кристаллы. Может, конечно, я и перестраховалась, накрыв всех девушек сетью слежения, но я чувствовала, что так будет правильнее. Не то чтобы я не доверяла Полиан или Неории, скорее делала это для их защиты. А вот Алида и Олина все же оставались под подозрением. Завтра можно будет посмотреть все, что произошло с ними за день. Пусть это и не совсем благородно и этично, но сейчас война, хоть и не гласная. В конце концов, отвернусь на постельных сценах. Благо скорость показа можно увеличивать. Так, например, целые сутки можно просмотреть за пятнадцать минут. Да и показывать я никому не собираюсь, если, конечно, не найду ничего компрометирующего. Жаль только, что подобные картинки нельзя использовать в качестве доказательств, но хотя бы знать, в каком направлении искать. Впрочем…

На миг в голове всплыл разговор с Еленией еще на втором курсе Академии.

– Я придумала невероятную вещь! – блестя глазами, хвасталась девушка. – Я разработала амулет, полностью скрывающий или искажающий по желанию владельца своего хозяина! После такого мне сразу магистра должны присвоить!

– Это как? – Тиара непонимающе нахмурилась.

– А так! Вот представь: решила ты поколдовать, но чтобы никто не знал, надеваешь, и все! Для всех остальных будет казаться, что ты просто сидишь и читаешь. И не важно, следят за тобой просто или при помощи магии…

Да… а вот это очень плохо. Мы в свое время не поверили ей, просто похихикали. Разве можно создать подобный амулет? Теперь я задумалась. А если и правда Еления в свое время создала его и показала ректору? Тогда у наших противников он точно есть, следовательно, ни в чем нельзя быть уверенной. Единственное – вряд ли подобный амулет выдают всем как униформу. Но у Елении он точно должен быть. Вот только как спросить, чтобы не вызвать подозрений?

Идей пока не было, а силы постепенно восстанавливались. Хоть я еще и молода, но за счет того, что являюсь универсалом, восстанавливаюсь довольно быстро. И Сиан скоро придет…

На свет белый я все же выползла вовремя. Супруг только переступил порог, отфыркиваясь от воды, как породистый кот. Ого, а я и не заметила, что на улице дождь!

– Как день прошел? – Я ласково улыбнулась мужу.

– Нормально, как обычно. А у тебя как? Дани… – Он вдруг замер. – Что с тобой? Ты почему такая бледная?

– Помагичила немного. – Я смущенно улыбнулась. Но не говорить же ему, что у магов резерв только с возрастом увеличивается?

– И что ты делала? – Сей-лир нахмурился.

– Послала шпионов ко всем заинтересованным лицам, – хмыкнула я, – надеюсь, получится. Хотя… у меня тут сомнения возникли, но… посмотрим, пока говорить еще о чем-то рано.

– Ладно, у тебя своя голова на плечах, я уверен, что глупостей ты не наделаешь.

– Приятно, когда в тебя верят. – Я засмеялась, целуя мужа в губы.

* * *

– Сиан, – после ужина все-таки решилась поговорить с ним, – я хотела тебя спросить… точнее, попросить… – я замялась.

– О чем?

– Ты не мог бы съездить со мной в Нервадию?

В комнате повисла тишина. Сиан прожигал меня внимательным, очень серьезным взглядом, но начинать разговор не спешил.

– Решила поехать за сестрой? – наконец произнес он.

– Да. Я очень боюсь за нее, она там одна… и если наши противники догадаются, что мы ведем свою игру, она может пострадать первой. Мне нужно ее вытащить! Полиан предложила с дипломатической миссией съездить в Нервадию, посмотреть, как там живут Высокие Леди, а заодно на месте разобраться, как лучше всего вызволить Эльгалион.

– Ты хочешь, чтобы я организовал посольство в Нервадии, такое же, как они сделали здесь?

– Нет, – я замотала головой, – для вас это слишком опасно. Кто-нибудь случайно сможет проговориться, или за ними будут следить… Нет, так они раскроют слишком много ваших тайн, а вот съездить на недельку…

– И твоя сестра отправится назад с нами? Думаешь, ее отпустят?

– Нет, конечно, – фыркнула я, – но у меня есть идея, правда, сначала необходимо посмотреть все на месте… оценить возможности…

– Не хочешь говорить? – проницательно заметил Сиан.

– Пока нет, – твердо ответила я, – позже.

– Ладно. Вообще, я думаю, это неплохая мысль. Уверен, Владыка одобрит.

– Спасибо! – Я порывисто обняла его. – А мы возьмем с собой Вестиориона?

– Вестиориона? – Брови мужа удивленно поползли вверх. – И зачем он тебе понадобился? Или боишься, что не выдержишь неделю без него?

– А ты ревнуешь? – Я кокетливо затрепетала ресницами.

– А стоит? – в тон ответил он.

– Нет, но он мне нужен там. Я мало кого тут еще знаю, а ему ты доверяешь…

– Ладно, не дурак, понял, что он часть твоего грандиозного плана. Завтра поговорю с Владыкой. Хотя… а что мне за это будет?

Сиан лениво улыбнулся, выразительно глянув на губы и проведя пальцами по вырезу платья. Задохнувшись от вырвавшихся эмоций, я потянулась к любимому…

* * *

Эулирондэйн. Кабинет лорда эль-Хализ


Сиан стоял посреди своего кабинета, задумчиво глядя вдаль. С минуты на минуту должен был прийти нервадский посол, которому предстояло услышать явно не обрадующую его весть. Лорд сдержал слово и переговорил с Владыкой. Более того, оказывается, Первый сей-лир и сам об этом подумывал, так что все сложилось вполне удачно…

Мысли плавно перетекли на Эльведан. Интересно, почему она отказалась посвящать его в свой план? Нет, он чувствовал, что это был не вопрос доверия, да и вообще мало связано с ним. Скорее всего, она хотела обсудить его сначала с сестрой. Что же, ее право…

Быстрей бы уже разобраться со всеми этими проблемами и спокойно зажить. Лорд понимал, что, пока страсти не улягутся, Эльведан не подарит ему ребенка, а он очень этого хотел, даже более… С тех пор как народ сей-лиров стал вымирать, последний правитель около двух тысяч лет назад ввел новый закон. Хоть сей-лиры жили долго, очень долго и имели превосходную регенерацию, бессмертными они не были, а ввиду характера, сложившихся традиций и непредвиденных ситуаций до тысячелетнего возраста доживали всего шестьдесят процентов мужчин. А при холодности его народа только каждый десятый успевал завести ребенка. Вот тогда и вышел закон, обязывающий каждого сей-лира до своего девятисотлетия оставить хотя бы одного наследника, а заодно именно тогда же был введен третий вид брачных обязательств…

Размышления лорда прервал стук в дверь. На пороге появился скорчивший рожицу Вестиорион.

– Великий Лорд, к вам посольство Нервадии!

– Проси. – Сиан хмыкнул, укоризненно глядя на кривляющегося друга.

– Господа… – Сей-лир посторонился, пропуская людей.

В кабинет зашли трое. Аселькорсиан уже их видел и общался, но сейчас скрывать истинное отношение оказалось труднее. Жестом указав им на места, он нацепил любезную улыбку и предвкушающе сверкнул глазами.

– Рад видеть вас, господа. Я пригласил вас, чтобы сообщить, надеюсь, приятную новость. Владыка решил сделать ответный шаг в качестве жеста доброй воли и налаживания отношений и послать в Нервадию посольство на несколько дней.

Сиан замолчал, внимательно следя за реакцией. Что же, глава посольства не подкачал, на лице не дрогнул ни один мускул, а вот у одного из присутствующих резко расширились зрачки, а еще один вообще открыл рот, собираясь начать возражать.

– Это очень хорошая новость, – выдавил из себя лорд Орус. – Я сообщу королю, и он все подготовит к вашему прибытию. Когда вы намерены посетить Нервадию?

– Думаю, через неделю. Этого же хватит на подготовку?

– Конечно, – спокойно ответил он. – Сколько человек ждать?

– Ну… предположительно около пяти-семи сей-лиров, и, я думаю, с нами отправятся некоторые из женщин, чтобы навестить родных.

– В Нервадию прибудут наши девушки? – встрепенулся лорд. – И кто?

– Пока трудно сказать. – Лорд пожал плечами. – Надо поговорить и с девушками, и с их мужьями. Но, я думаю, двое или трое согласятся.

– А ваша супруга, милорд, порадует нас?

– Думаю, да, ведь посольство буду возглавлять я. – Лорд хищно оскалился, с удовольствием отмечая, как портится настроение сидящего напротив человека.

– Хорошо, я все передам. Хотите ли вы нам еще что-то сказать?

– Нет.

– Тогда мы откланяемся.

– Конечно. До свидания, господа. – Сей-лир с видом кота, объевшегося сметаной, смотрел, как покидают его кабинет лорды Нервадии.

– И как это понимать? – задумчиво произнес друг, когда за послами закрылась дверь.

– А как? Мы едем в Нервадию!

– Мы? – подозрительно уточнил Вестиорион.

– Именно. – Лорд ухмыльнулся. – Ты едешь с нами!

Глава 12

Это было странно и неожиданно волнительно вот так стоять в тронном зале. Слишком много времени прошло с моего последнего посещения дворца. Наверное, это было еще во время похорон Селении. Странно, но тут ничего не изменилось в отличие от моей жизни. Все тот же мрамор на полу, фрески на стенах, резные колонны, обложенные мозаикой. Только скатерти новые на столах, да ливреи у слуг вместо малинового теперь были лазурного цвета. Если бы не поддерживающий меня под руку Сиан, я бы уже, наверное, тихо сползла в спасительный обморок. Как же я отвыкла от всего этого…

Ежась под перекрестным взглядом короля, герцога, собственных родителей и Высоких Леди, я чувствовала, как на шее затягивают петлю. Даже не берусь судить, чьи взгляды были наиболее ненавидящими. И король, который явно хотел послать всю эту дипломатию темным лесом, но со слащавой улыбкой вот уже полчаса расписывал, как замечательно, что мы приехали, только, пожалуйста, не задерживайтесь. И герцог, кривящий губы на нашу пару, и родители, на лицах которых застыли приклеенные улыбки, а в глазах презрение. И даже Высокие Леди, которые явно тяготились своей судьбой и кидали завистливые взгляды на нас с Алидой и Надеией. Особенно меня нервировал взгляд одной дамочки из сей-лиров, слишком уж задумчивый, хотя умом я понимала, что она наименьшая из моих проблем.

– …счастливое и плодотворное сотрудничество, – закончил свою речь король.

Зал разразился аплодисментами, и на губах сей-лиров появились идентичные вежливо-холодные улыбки. Какое лицемерие.

В итоге получасовая речь короля свелась к тому, что посольство будет жить две недели во дворце под наблюдением. Нет, этого, конечно, не сказали, но все поняли правильно. Перемещаться за пределами дворца можно только с сопровождением, «чтобы не заблудились и не создалась напряженная обстановка между простыми жителями и членами посольства». Нам троим разрешено было навестить свои семьи с мужьями и даже жить в родном доме, но с обязательным ежедневным появлением во дворце. И еще нас как живущих в Эулироне попросили провести небольшой ликбез для ученых и советников короля «для улучшения отношений», пока мужчины будут налаживать сотрудничество между странами.

А сейчас нам предстояло пережить бал в честь приезда делегации, поэтому после приветственной речи нас отправили по комнатам.

Нам с Асиркосианом достались апартаменты на третьем этаже рядом с другими покоями посольства. Две комнаты, оформленные в голубом стиле, жутко напоминали комнаты Сиана до ремонта – безликие и холодные. Не сговариваясь, мы молча обошли все помещение, а потом муж привлек меня к себе, зашептав на ухо:

– Сможешь проверить комнату на наличие смотровых глазков и прочей магической чепухи?

Я только легко кивнула, закрывая глаза и прислоняясь к мужу. Призвав воздух, которому нет преград, я медленно обследовала все покои. В гостиной и спальной оказалось по глазку, а в ванной еще и потайная дверь. И это не считая подслушивающих заклинаний в каждой комнате. Такие заклинания, конечно, вещь хорошая, но очень ненадежная. Есть только два варианта их использования. Первый – где-то сидит человек и постоянно слушает все, что происходит, и второй – все звуки записываются в специальный кристалл, а потом кем-то прослушиваются. Конечно, маги воздуха из тайной канцелярии способны подслушать и без этих заклинаний, причем им даже не обязательно постоянно прослушивать все, что говорят в комнате, достаточно настроиться на определенные слова, но от этих умельцев защититься я в состоянии. Как и заглушить работу заклинаний. Правда, вот степень их чуткости я определить не смогла. Может, достаточно говорить шепотом, а может, даже легкого движения губ будет достаточно, чтобы узнать все, о чем мы говорили.

Думаю, в остальных комнатах то же самое. Обняв мужа покрепче, я прошептала Сиану все, что обнаружила. Он лишь кивнул и поцеловал, обозначая, что все понял, а потом подтолкнул меня в ванну, сказав, что ему надо проверить своих людей. Угу, правильно. Пусть сразу всех и предупредит. Я лишь улыбнулась, заметив, как он быстро написал на листке несколько фраз. Осторожный мой!

Сиан вернулся в комнату только к вечеру и жутко раздраженный. На все мои попытки узнать, в чем дело, он только рычал и отказывался отвечать. Не сказать, что я была этому рада, но решила, что лучше подождать более подходящего момента. И места! Все-таки королевский дворец не подходит для откровенных разговоров.

Так мы и отправились на бал, раздраженный Великий Лорд и молчаливая я. Настроение к этому моменту упало ниже некуда, особенно в предчувствии того, как я проведу ближайшие несколько часов. Только одна мысль помогала сдерживаться. Я знала, что это нужно для спасения Эльгалион. Кстати, я наконец-то завтра смогу увидеть сестру!

* * *

О, ужас! Последний раз на балу я была еще Эулироне, и после него у нас с Сианом была ссора, поэтому сейчас где-то в душе зрело нехорошее предчувствие – этот вечер будет не лучше. Самое забавное, я поймала себя на мысли, что волнует меня не потенциальная опасность от герцога или его людей, а возможность снова поссориться с Сианом. Точнее, даже не поссориться, а узнать что-то такое, отчего мне станет больно… Не хочу!

– Сиан, – прошептала я, слегка повернув голову, – не отходи от меня.

– Что? Почему? – Он удивленно вскинул брови. – Боишься?

– Да, – я не стала пояснять, чего именно, а так, если будет рядом, то есть шанс, что ничего плохого не произойдет.

– Я буду рядом, но ты же понимаешь, что есть ситуации, когда даже я ничего не смогу сделать.

– Понимаю…

– Не волнуйся, Дани, нам нужно всего лишь пережить эти несколько часов, а к полуночи уйдем, сославшись на усталость.

К полуночи?! Это он собирается пробыть здесь целых пять часов?! Он издевается?

Хотя в действительности все было не так страшно, как мне казалось. Сиан сдержал слово и все время оставался рядом, даже танцевали мы только друг с другом. По этикету, конечно, это не совсем правильно, но так как мы все-таки женаты, то допустимо. Но по мне уж лучше слегка нарушить правила, чем потом расхлебывать неприятности. Такие, например, как танец с герцогом. Он несколько раз направлялся к нам с целью пригласить меня, но Сиан успевал увести меня в круг танцующих. Естественно, я понимала, что вечно так не набегаюсь, но оттянуть неизбежное хотелось. Единственной радостью было то, что пришла Эльгалион. Почему-то мне казалось, родители взяли ее с неохотой, но по-другому поступить они не могли. По моей просьбе люди Сиана присматривали за ней, по очереди кружа в танце. Со стороны это не выглядело подозрительно, ведь я как родная сестра перезнакомила ее со всеми сей-лирами, и они должны были каждый хотя бы по разу пригласить ее как одну из немногих представленных им женщин.

Кстати, судя по всему, я зря беспокоилась. Никто сегодня и не собирался выяснять со мной отношения. Все-таки королевский бал – слишком многолюдное мероприятие, а дипломатическое посольство – неприкосновенно. Скорее всего, неприятности начнутся с завтрашнего дня, когда мы начнем покидать пределы дворца…

– И о чем ты так напряженно думаешь? – раздался над ухом тихий шепот Сиана.

– О том, что зря волновалась сегодня. – Я услышала его довольный смешок и фразу «Я же говорил», но не обратила внимания и продолжила: – Надо волноваться завтра!

– В смысле? – У сей-лира округлились глаза.

– Сегодня слишком много народа, да еще и королевский дворец… Здесь за нами пока только следят, а неприятности начнут устраивать уже за его пределами.

– Хм… какая ты подозрительная, оказывается. – Он помолчал, что-то обдумывая. – Но, я думаю, ты права. Поэтому пока можем отдыхать. – И он, улыбнувшись, закружил меня в танце.

Но все-таки чутье меня не подвело и кое-что, чего я не ожидала, произошло. Примерно в середине вечера к нашей группе подошли Высокие Леди. Нет, они, конечно, сразу подошли поприветствовать соотечественников, но Сиан и Вестирион быстро их покинули, а за ними и остальные сей-лиры. Сами же леди должны были оставаться при человеческих мужьях и не могли последовать за ними. В общем-то, сей-лиров я понимала. Насмотревшись на отношения между мной и Сианом, Неорой, Полиан и Алидан с их мужьями, да и просто на человеческих женщин, лорды стали еще холоднее относиться к своим леди. Да, они были красивы, но, как это ни странно, мужчины сей-лиры нуждались в «тепле» и понимании, чего их женщины были практически лишены. И из-за этого все больше и больше тянулись к «жалким человеческим самкам» (я как-то услышала, что нас так называли Высокие Леди). И вот одна из таких леди подплыла к Сиану.

– Мой лорд, – мурлыкнула она, и это мне сразу не понравилось, – я бы хотела с вами поговорить.

– Не сейчас.

– Я настаиваю, мой лорд.

– Леди, поговорим об этом позже.

– Хорошо. – Она скривилась и вызывающе глянула на меня. – Хм… симпатичный браслетик, – леди кивнула на брачный браслет, – где-то я такой видела.

– Леди Еривариена, я, кажется, уже все вам сказал… – прорычал Сиан.

– Я помню. Буду ждать вас сегодня после бала. – И с победной улыбкой она развернулась от нас.

– Сиан? – Я посмотрела ему прямо в глаза. – Что это значит?

– Эльведан, мы поговорим об этом после!

– Тоже после бала? – Я вскинула бровь. – Что она от тебя хотела? Сиан… – угрожающе прошипела я, видя его нежелание отвечать. – Ты действительно считаешь, что я нормально отнесусь, если мой муж пойдет ночью к другой женщине? Да еще и имеет с ней какие-то секреты. Даже не надейся!

– Эльведан! Я твой муж, и ты обязана меня слушаться!

– О, как ты заговорил… – Я прищурилась, чувствуя, что закипаю. – А кто говорил о доверии? Скажи-ка, а она случаем твоей любовницей не была? Молчишь…

На душе стало больно и горько. Он молчал. Я тоже. Не выдержав, развернулась и пошла к столам. Мне срочно надо было выпить. И не обязательно алкоголь. Любая жидкость подойдет, чтобы не разреветься. Как же это больно и глупо… Нельзя было позволять себе чувствовать, нельзя было открываться… Я залпом выпила бокал вина. И потянулась за вторым, но в последний момент одернула себя, взяв сок.

– Не надо. – На талию легли руки. – Прости меня… ты права. Пойдем.

Он развернул меня, легко поцеловав, и повел в сторону Высоких Леди. Я шла следом, просто не ощущая в себе сил сопротивляться.

– Леди Еривариена, я обдумал вашу просьбу. И в данный момент склонен согласиться. Завтра свяжитесь с лордом Вестиорионом, он подготовит соответствующие бумаги, а также уточнит ваши пожелания. И прошу более меня не беспокоить. Ваш статус не дает вам таких привилегий. Все сообщайте только через лорда Вестиориона или в письменном виде. – Аселькорсиан, резко развернувшись, потащил меня прочь. – И да, – бросил он через плечо, – надеюсь, вы уже поняли, что меня больше не стоит ждать? Ни сегодня, ни вообще.

– Что это было? – ошарашенно спросила я, когда мы отошли на достаточное расстояние, чтобы нас уже не было слышно.

– Она хочет покинуть Нервадию и просит, чтобы я каким-либо образом помог ей, – процедил Сиан, и я буквально кожей ощутила, что он зол.

– У меня два вопроса, – задумчиво проговорила. – Первый: почему именно ты? И с чего она решила, что ты ей поможешь?

– На самом деле это один вопрос, – мрачно проговорил он. – Она кое-что знает, и я не хочу, чтобы она это обнародовала. И, умоляю тебя, не спрашивай: что это! Я расскажу сам… позже… и не здесь. Хорошо?

– Хорошо. – Я растерянно кивнула.

– Спасибо. И прошу, начни уже доверять мне.

– Я-то начала, а вот тебе это пока трудно дается, – фыркнула я.

* * *

После бала Сиан, естественно, никуда не пошел, только обнял и так и уснул. И это было правильно. Не думаю, что он в первый бы день побежал мне изменять с этой «леди», но осадок остался. И дело не в том, что я поверила в интрижку, а в самом отношении. В том, что он предпочел бы сокрытие тайны моему спокойствию. А сейчас все именно так, как должно быть в нормальной семье. Но, самое главное, я поняла, что Сиан все-таки дорожит нашими отношениями.

Поэтому утром я проснулась отдохнувшая и счастливая и разбудила мужа поцелуями и ласками, отчего у того за завтраком было лицо как у объевшегося сметаной кота. Ну и ладно! Главное, что нам хорошо! А вот лицо Высокой Леди, тоже присутствующей за столом, слегка перекосило. Мда… видимо, она надеялась, что мы хотя бы поссоримся. Ну, уж нет. Так просто у них теперь не получится. Я умею учиться на своих ошибках и второй раз легко не сдамся.

– Как вам понравился вчерашний вечер, – мило улыбаясь, поинтересовалась королева, смотря на Сиана.

– Все было великолепно, Ваше Величество. Передайте мое восхищение организатору.

– О, благодарю! – Женщина зарделась, а мне пришлось подавить неуместный смешок, ведь вчера Сиан жаловался, что у них в Эулирондэйне на балах обычно тоже скучно, но хотя бы без пошлой глупости. Это он о безумной идеи декора зала яркими оранжевыми и салатовыми цветами, а еще о выступлении дрессированных животных. Все бы ничего, да только от обилия запахов и людей собаки не выдержали и начали вести себя «неподобающе».

– Лорд Аселькорсиан, – вклинился в разговор король, старательно выговаривая имя, – я жду вас в кабинете после завтрака.

– Конечно, Ваше Величество, думаю, моя супруга согласится немного отложить визит к родителям.

– Зачем же? – Король равнодушно взглянул на меня. – Думаю, леди Эльведан проводит кто-нибудь из дворца, если уж она одна боится пройтись по улицам родного города. Или мы предоставим карету.

– Благодарю, милорд. – Я опустила глаза, проглотив насмешку. – Но я бы хотела войти в дом родителей с супругом. Поэтому подожду его столько, сколько нужно, пока будет длиться ваша беседа.

– Как пожелаете, – все так же равнодушно кивнул король. Мне даже в какой-то момент показалось, что ему действительно все равно.

Собственно, не считая еще нескольких минут беседы ни о чем, завтрак закончился, чему я была только безмерно рада, и не столько от обилия внимания, просто надоело гонять по тарелке какую-то жижу. Все сей-лиры предпочитали мясо и рыбу, лишь разбавляя ее другими продуктами. Это устраивало и их животную форму, и человеческую. Магам в своем большинстве тоже в первую очередь нужен белок как мощнейший производитель энергии. Но здесь, в Ароле, все были помешаны на правильном питании – вареные овощи, каши, запеканки, отвары, свежая зелень. Моду на это ввели нервадские королевы, полнеющие после первых родов, да и короли, не особо утруждавшие себя физическими нагрузками. Не спорю, это все полезно и прекрасно, но вот при этом всем употреблять алкоголь, различные сладости и сдобу? А потому искренне не понимала, почему надо мучиться и жевать безвкусные блюда, когда проще и полезнее съесть кусочек мяса. У магов же всегда было другое меню, и даже в Академии нам на завтрак, обед и ужин давали что-то мясное. Поэтому теперь не только сей-лиры, но и мы, привыкшие к их кухне, еле сдерживали отвращение.

– Эльведан… – Сразу после завтрака, прежде чем отправится на беседу к королю, Сиан довел меня до наших покоев и остановился, внимательно заглядывая в глаза. – Прошу тебя, не выходи из комнаты. Пообещай мне!

– Я обещаю, но сам понимаешь, что может возникнуть ситуация, где я ничего не смогу сделать, – практически дословно повторила его же вчерашние слова.

– Понимаю, и мне это не нравится.

– В любом случае это безопаснее, чем одной ехать к родителям.

– Знаешь, я уже в этом не уверен.

– Держи. – Я сняла одно из колец и надела ему на палец, – если буду в опасности, оно нагреется. А Эльгалион или Алида в случае необходимости смогут везде меня найти. Эх, надо было давно сделать подобные амулеты, – расстроилась я. За всей этой беготней просто забыла о такой возможности.

– Не волнуйся. – Муж ласково коснулся губами виска. – Я постараюсь быстро освободиться.

– Я буду ждать.

И он вышел. Несколько минут я просто молча стояла и смотрела на закрытую дверь, чувствуя легкое беспокойство. Умом я понимала, что во дворце со мной ничего не сделают, но от этого было не легче.

Вздохнув, я полезла в сумку. Быстро проверила наличие наблюдения за собой и, удовлетворенно вздохнув от его отсутствия, рассовала по одежде различные пузырьки, амулеты и кинжалы. Так как-то безопаснее. Успела вовремя. Буквально через пять минут после ухода Сиана в дверь постучали, и меня пригласили на прием к королеве.

* * *

С королевой я была, можно сказать, знакома. Все-таки наша семья всегда выделялась даже на фоне богатой аристократии, а после женитьбы герцога на Селении мы вообще вошли в королевскую семью. Потом, естественно, отношения слегка охладели, но после решения Тамира еще раз связать себя с нашей семьей, правящая чета опять обратила на нас благосклонный взгляд. Особенно на меня.

Вот и сейчас я словно вспоминала события почти трехлетней давности, когда герцог вновь появился на пороге нашего дома. Я почти в ужасе тогда слушала его предложение еще раз заключить брак с одной из дочерей Аори и мысленно молила родителей отказаться от этого. Естественно, мои мольбы никто не услышал. Родители даже время подумать не взяли, не говоря уже о том, чтобы поинтересоваться моим мнением. Сразу согласились. Позже мне даже стало казаться, что они заранее знали о визите. Впрочем, возможно, так оно и было. А спустя три дня после визита герцога королева пригласила меня к себе, так сказать, пообщаться поближе и рассмотреть будущую сноху.

Полноватая женщина за сорок, с голубыми глазами и обесцвеченными волосами, некогда довольно красивая и до сих пор достаточно умная. Она с первой минуты определила, что мы с ней не особо поладим, но сдержалась. Частично этому способствовало то, что я была на тот момент так сильно подавлена, что ее величество даже смилостивилась и решила дать мне шанс. И если бы я заранее не подготовилась к той встрече, то, возможно, поверила бы в ее искренность, а так… Я показалась ей опасной и строптивой, но необходимой, как неизбежное зло. Со временем, может быть, мы бы и поладили, если бы она уверилась, что я не буду претендовать на ее место или место ее дочери.

– Ну, здравствуй, Эльведан, – поприветствовала королева, внимательно разглядывая меня. От внимательных глаз мало что могло укрыться, и я поспешила присесть в реверансе. – Присаживайся, мы так давно не виделись… Как же так получилось, что мы тебя потеряли? – притворно вздохнула она. Умна.

– Видимо, так захотели боги, Ваше Величество.

– Боги… – задумчиво протянула королева, ясно давая понять, что ни капли в это не верит. – Может, и боги. И что же, наказать они тебя так хотели или наградить?

– Время покажет, миледи.

– Так пока тебя все устраивает? Муж? Страна?

– Хм… я боялась, что будет хуже, – ответила уклончиво. Ведь правда боялась, кто же знал, что я влюблюсь в собственного навязанного супруга?

– Твой супруг – довольно красивый мужчина. Только очень холодный. Жестокий. Равнодушный, – она добавляла по эпитету, наблюдая за моей реакцией. – Хотя мне показалось, что к тебе он относится вроде бы тепло.

– Пожалуй. – Я осторожно кивнула. Ох, что-то мне не нравятся ее намеки. – Мы пришли к взаимопониманию и стараемся уважать друг друга.

– Это похвально. То есть ты окончательно смирилась со своей судьбой? Решила остаться в Эулироне?

– Решила, миледи? Насколько я помню, нас отдали в качестве долга, мы обязаны родить там детей и стать женами лордов. Это не я решила. Это повеление вашего супруга согласно договору.

– Ну-ну, девочка, спокойнее. Мне ты можешь не врать. Я женщина и в отличие от этих тупоголовых мужланов прекрасно вижу, что твой… хм… супруг тебе очень даже нравится. Гораздо больше, чем мой зять. Так ведь? Ну же, милая, отвечай! – последнее слово было приказом, ослушаться который было нельзя.

– Миледи, – я начала, осторожно подбирая слова, стараясь быть как можно честнее. Кто знает, какие амулеты находятся в распоряжении королевы. С нее станется и почувствовать ложь, а это мне совершенно не надо, – я скажу вам, как чувствую, всю правду, а вы сами сделаете выводы. Герцог молод, красив, воспитан и обаятелен. Вряд ли есть женщина, которая этого может не заметить, но вы ведь прекрасно знаете, что я познакомилась с лордом Калме, когда он стал женихом сестры. С этого самого момента я начала воспринимать его только как брата. Что бы я ни чувствовала к нему тогда, все изменилось. Семья для меня на первом месте. Смерть Селении сильно ударила по нам всем. И хоть мы перестали быть частью вашего дома, но герцог оставался для нас всех мужем сестры и дочери. Я и предположить не могла, что он сделает мне предложение. Признаюсь, я первое время не могла его принять, так как мне казалось, что я предаю память сестры… Мне потребовалось время, чтобы поверить во все это, и особенно в то, что он не ищет в моем лице замены Селении. Согласитесь, это было бы слишком жестоко, быть всего лишь тенью той, другой, даже если это твоя родная сестра. А потом этот договор… Знаете, в какой-то момент мне показалось, что сами боги или сестра с небес отправили меня в Эулирон. Возможно, они так пытались показать, что против брака с герцогом. Я утешала себя этим, пытаясь привыкнуть в новом мире, ведь обратной дороги мне нет. – Я опустила глаза.

Уф, выдохлась. Такой экспромт, однако, но, кажется, королева поверила. Взгляд еще настороженный, но уже не такой колючий. Я чувствую, как ее отпускает напряжение и подозрение.

– Бедное дитя, совсем запуталась… Но ты должна сделать выбор, кому ты останешься верна – Эулирону и новому супругу или Нервадии, твоим родителям, сестре… Ты ведь маг, Эльведан, и ты очень нравишься Тамиру, даже больше, чем Селения. Жаль, что я не успела тебе об этом сказать раньше. Но если окажешься для него потерянной, он свяжет себя с твоей сестрой. Вы ведь так похожи… Ты хочешь такого для своей сестры? Хочешь, чтобы она прожила с мужчиной, считающего ее твоей заменой?

Глава 13

Проклятье! Всю дорогу до дома родителей в голове крутился разговор с королевой. Я и раньше знала, что при внешнем, скажем так, равнодушии, пустоте и отдаленности от власти она женщина далеко не глупая и яро отстаивающая свои интересы. И сейчас я в этом снова убедилась. Вот только никак не могла понять причину ее поведения. В моих воспоминаниях четко засело ее отрицательное отношение к Селении и еле скрываемая радость по поводу разрыва связей с нашей семьей. В этом я могла понять ее. Сестра у меня была далеко не подарок, но при этом маг, аристократка и красавица. А принцесса у нас хоть девушка и неглупая, но ни разу не маг, а это означает, что после смерти королевы, а, возможно, даже раньше, вся фактическая власть перешла бы в руки моей жадной до власти сестрички. Да и что скрывать, хоть между девушками и было всего шесть лет разницы, но каждому с первого взгляда была очевидна пропасть, пролегшая между ними. Юной принцессе было просто невозможно тягаться с Селенией. Ни в чем. Что, естественно, не радовало королеву. Наверное, в день смерти сестры королева впервые вздохнула с облегчением. Но вот ее последующие, спустя столько лет, попытки наладить со мной отношения меня настораживали. А еще меня интересовал вопрос: «Почему я?» Нет, то, что я по сравнению с Селенией равноценна замене добермана на морскую свинку, – не спорю. У меня нет ни такой красоты, ни тяги к власти и интригам, ни сил… Но ведь Эльгалион по сравнению со мной еще мягче и моложе. Женись герцог на ней, королева бы вовсе не беспокоилась за свою власть. Ан, нет! Значит, есть что-то, чего я не знаю. Ну и намек насчет сестренки меня тоже не радовал. У Ее Величества достаточно власти и возможностей, чтобы воплотить свою угрозу.

– Дани, – голос мужа вырвал меня из задумчивости, – о чем ты так задумалась? Что-то случилось?

– Да нет, все нормально. – Я небрежно пожала плечами.

– Угу, поэтому ты чуть не врезалась в дерево. Так ты мне скажешь, что произошло, пока меня не было?

– Разговор с королевой, – созналась я. – Сиан, не спрашивай пока ничего, ладно? Дай мне для начала поговорить с сестрой.

– Ну, хорошо. – Было видно, что он недоволен, но спорить не стал, за что ему огромное спасибо.

– А у тебя как прошла встреча с королем?

– Вполне ожидаемо. Обсудили некоторые детали торговых и пограничных взаимоотношений. Но основного не касались.

– Основного?

– Наличия посольств и вашего пребывания.

– Сиан, ты же понимаешь, что посольство в Эулироне – это очень опасно. Рано или поздно они могут узнать.

– Я это понимаю. – Сей-лир лукаво улыбнулся. – Поэтому потребую для нашего посольства здесь такие условия, на которые ваше правительство никогда не пойдет, и это даст нам право отказать Нервадии в посольстве, ну, или в постоянном посольстве. Возможно, где-то раз в год на месяц мы будем обмениваться дипломатическими миссиями. Хотя и это несет угрозу.

– А что насчет нас?

– Как только вы родите, то сможете покинуть Эулирон согласно договору. Так вот, те, кто решит остаться, принесут клятву о неразглашении.

– А если узнают до этого. Вот я, например, знаю, а клятву не приносила.

– Я тебе доверяю. – Сиан совершенно серьезно посмотрел на меня.

– И я очень ценю это, но опасения на этот счет остаются.

– Не волнуйся, за вами ведется постоянное наблюдение. Если кто-то узнает и проболтается, то пределов Эулирона не покинет. У нас есть свои секреты.

– И за мной следят? – Осознание ситуации неприятно кольнуло меня.

– Прости, милая, но я могу хоть сто раз быть в тебе уверен, но для Владыки это не аргумент. За вами ведется наблюдение с самого первого дня. Пусть сей-лиры не маги, но у нас есть несколько одаренных, жрецы, да и пара десятков человеческих магов, которые уже давно живут на наших землях и принесли присягу. И как раз их первичная обязанность следить и охранять то самое. Да и у нас есть свои способности, пусть и не совсем магического характера.

– Это браслеты, да? – меня поразила догадка. Сиан лишь кивнул, а мне стало совсем не по себе. – И что же, Повелитель или кто там у вас, знает все? Все, что я делала, думала, говорила? За нами следят во всех моментах?

– Нет. – Сиан правильно понял, что меня волновало. – Контроль возникнет только в ответ на определенные слова или действия. Дани, – он перебил меня, видя, что я хочу еще что-то сказать, – это не то место и не то время. К тому же мы пришли. – Я перевела взгляд.

Боги! Сердце судорожно забилось при виде дома, где прожила более двадцати лет и который не думала, что еще увижу. Чистая, вымощенная светлым камнем, широкая дорога шла сквозь ухоженный парк. Зеленели высокие деревья, цвели цветы, хотя уже больше нигде их не было. Но это был дом магов. В нашем саду всегда было лето, всегда тепло, всегда зелено. А в конце дорожки виднелся трехэтажный каменный дом с красной черепицей. Красивый, богатый, ухоженный дом с белоснежными балконами и арками. Многочисленные окна были занавешены разноцветными портьерами, а перед двухстворчатыми дубовыми дверями стоял наш пожилой дворецкий.

– Здравствуй, Канид, – я улыбнулась старичку.

– С приездом, госпожа. – Его лицо прорезали морщинки, а на глазах выступили слезы. – Вот уж не думал, что еще свидимся. Когда ваши родители новость ту ужасную принесли, мы все так расстроились…

– Не надо… – Я улыбнулась. – Не все так ужасно. Кстати, вот мой муж, – я показала на стоящего рядом Сиана, – Великий Лорд Аселькорсиан… – начала и замолчала. Упс, а дальше-то я и забыла все его регалии, но муж усмехнулся и кивнул, что этого достаточно.

– Ох! – Дворецкий даже присел. – Про… простите, лорд…

– Ничего.

– Канид, а Эльгалион дома?

– Да, госпожа, – но что-то неуверенное скользнуло в его голосе. – Только ей нездоровится.

– Да? – А вот это было уже подозрительно. – Хорошо, рада была тебя увидеть.

И мы прошли внутрь. Сиан с интересом рассматривал дом, а мне было не по себе. Странно, но дом в Эулироне стал мне гораздо ближе, чем этот роскошный особняк. Здесь, несмотря на все прожитые годы, было очень мало счастливых дней. И я, и Эльгалион так и оставались чужими здесь. Только прислуга была дружелюбна, да и то не вся. Хотя наших показательных сил хватило для того, чтобы заставить нас уважать. Это было больно. Быть в собственном доме в качестве приживалки, не оправдать надежд, считаться разочарованием. Я с радостью сбежала в Академию, только вот сестренку было жалко. Но я смогла ее тогда вытащить. Многие в Академии нас не понимали. Как же, из такого богатого дома сбежали в общежитие, а мы больше не в силах были жить в золоте и пустоте.

– Красивый дом, – пробормотал Сиан, на что я лишь промолчала, все так же следуя за служанкой, ведущей нас в столовую.

Девушка была из новеньких, я ее не помнила, и она то и дело с любопытством оглядывалась на Сиана и меня, но молчала. Я с удивлением отметила растущую внутри глухую ревность. Ну, надо же, уже к прислуге ревную, ладно, к сей-лирским леди, так еще и ко всем остальным. Мда… совсем плохи мои дела.

Мои дальнейшие рассуждения на эту тему прервал приход в столовую. Двери распахнулись, и мы оказались в большой светлой комнате, основным предметом мебели которой был огромный прямоугольный стол. Когда-то за ним сидела большая семья, а теперь только двое. Сердце предательски сжалось, и страх буквально сковал мое тело. Под тяжелым взглядом отца и пренебрежительным матери просто не могла сделать шаг вперед. Только почувствовав прикосновение Сиана, решилась. Тяжело вздохнув, я все же преодолела этот шаг.

– Здравствуйте, рада вас видеть. Познакомьтесь, мой муж, Великий Лорд Аселькорсиан Кеори эль-Хализ, – со страху даже полное имя вспомнила.

В комнате повисло молчание. Мои родители даже не соблаговолили встать со своих кресел, лишь мрачно разглядывали нас.

– Рад познакомиться с родителями моей леди.

Сиан словно не обратил внимания на минуту тишины. Спокойствие и уверенность сквозили в каждом его слове и жесте. Великий Лорд он и есть Великий Лорд, даже пред лицом сильнейших магов королевства.

– Ну что же… – Отец наконец-то встал из-за стола. – Можно сказать, и мы рады. Хотя не ожидали, что нашу дочь принудят к браку с нашим врагом.

– Война закончилась, – буркнула я, за что удостоилась еще одного тяжелого взгляда.

– Проходите за стол, – перебила мама. – Присаживайтесь. Давно не виделись, дочка. Даже и не ждали, что еще раз встретимся. Как тебе там живется, дорогая? Расскажите нам. Вы, кажется, ладите?

– Да. – Сиан помог мне сесть и продолжил: – Признаться, я и не надеялся, что судьба будет благосклонна и мы действительно поладим с Эльведан. Сначала, конечно, были недопонимания, но потом все пошло на лад. У вас удивительная дочь, умная, талантливая, добрая, красивая. – Он послал мне мягкую улыбку.

– Да, она у нас такая. – Мама неловко кивнула, бросив взгляд на отца. – Значит, тебя все устраивает там, да?

– Ну… – Я неловко усмехнулась. – Пока не жалуюсь. А где Эльгалион? – перевела я разговор.

– Она приболела.

– Что с ней? Она дома?

– Ничего страшного. Отлежится – и все пройдет.

– Она в своей комнате?

– Да.

– Я схожу к ней. – Я начала приподниматься.

– Сядь, – громкий голос отца заставил резко сесть назад. – У нас одна дочь осталась, умереть не дадим. – Слова стеганули, как плети, заставив поежиться.

– Отец, я целитель, и если сестре плохо, я могу ей помочь…

– Что?! Ты и это выболтала?! – Он аж подскочил с кресла, занеся руку и заставив привычно сжаться в кресле. Боги, я еще помню, как он отвешивал нам с Эльгалион оплеухи. После одной такой сестренка не встала. До сих пор помню растекающуюся под ее головой лужу алой крови, а отец ушел, даже не обернувшись. Тогда-то я и узнала, что могу лечить. Страх потерять единственное близкое существо активировал скрытые доселе силы. А самое обидное было, что подобное он себе позволял только с нами, ни с Селенией, ни с братом он так себя не вел.

Я судорожно закрыла глаза, ожидая удара, но его не последовало. Рядом ахнула мать, а я, распахнув глаза, смотрела, как Сиан, яростно сверкая глазами, держал моего отца за руку.

– Никогда, слышишь, никогда больше не смей поднимать на нее руку, – тихо проговорил сей-лир. – Эльведан, иди, навести сестру, а мы пока пообщаемся. – Я лишь кивнула.

– Я провожу, – встрепенулась мама.

Мы быстро вышли из столовой, оставив мужчин разбираться. Но почему-то за Сиана я была спокойна. А в крайнем случае я недалеко.

Мама всю дорогу молчала, поджав губы. Весь ее вид говорил, что она недовольна, но сейчас меня это уже мало волновало. Прошло то время, когда я была одинока и мне некуда было идти. Я больше не боялась. У меня теперь другая семья, и если будут дети, то я никогда не буду себя с ними так вести. Они получат всю любовь, какую не получила в свое время я.

– Вот уж не думала, что ты предашь семью, – наконец произнесла она, а я чуть не задохнулась от возмущения.

– Предала? Это чем? Тем, что он не позволил отцу ударить меня? Молчишь? Ты всегда молчала, когда нам с Эльгалион нужны были защита и понимание, но вам было плевать на нас. Как же, не оправдали надежд! Для вас всегда существовало только двое детей, а мы росли чужими в родном доме! Не провожай меня, я лучше тебя помню, где комната Эльгалион, ведь это я укладывала ее спать, когда она боялась темноты.

Я резко развернулась и пошла к сестре. Боги, сколько лет я мечтала все это высказать. И вот теперь эта мечта сбылась, а радости я не чувствовала. Может, потом придет? А может, нет облегчения, потому как не отцу это сказала?

– Ну, здравствуй, сестренка. – Я открыла дверь в комнату сестры, радуясь ее недоверчивой улыбке.

* * *

Дом семьи Аори. Аселькорсиан эль-Хализ


Сиан и не предполагал, что может случиться еще что-то, способное его вывести из себя. Казалось, все, что можно, уже произошло. Ан нет! Словно мало ему было выматывающих танцев с королем и его свитой. Вот уж и не думал, что настолько изворотливые. И самое главное, у лорда сложилось стойкое впечатление, что им просто необходимо найти пути в Эулирон. С войной не получилось, так теперь идут по другому пути. Они даже были согласны практически на все его условия! И это могло означать только одно – они знали. Знали, что охраняет его народ. И им это просто необходимо. Но откуда? Как они узнали? Или есть еще что-то, о чем он даже не догадывается?

Одни вопросы без ответов. И ему это не нравилось. Нужно поговорить с братом, может, он хоть что-то знает. А как расценивать их предложение о еще одной партии девушек? Словно они на базаре. Причем ведь согласны в обмен даже не на Высоких Леди, а на любых сей-лирских девушек. Получается, им нужно просто увеличить число их людей на территории Эулирона? А зачем? Чтобы было труднее их всех отслеживать или чтобы переправить к нам кого-то определенного? Или и то и другое? Ну и, конечно, наличие их постоянного посольства. Понятно, конечно, что в обмен на наше… но сей-лиры-то себе такой роскоши позволить не могли. Каждому из них надо хоть раз в два-три месяца перекидываться, и рано или поздно кто-то из посольства может на этом попасться… Пока у него был только один вариант, как этого не допустить, но сперва надо узнать, что там с сестрой Дани.

Мысли плавно перетекли на Эльведан, а следом вспомнился разговор с Еривариеной. Вот уж и правда стерва из стерв. И он еще подумывал о женитьбе на ней! Да никогда! Любовница она была выше всяких похвал – опытная и умелая, но ее высокомерие, эгоизм и жажда власти и денег сводили на нет все прочие достоинства. Урожденная Высокая Леди с Великими Лордами в предках, дочь одного из богатейших и влиятельных родов – идеальная супруга… если хочешь прожить недолгую жизнь в аду. Сейчас Сиан видел это четко, но тогда был ослеплен красотой и совершенством. И уже год как был бы женат, если бы Вестиорион не обратился за помощью к брату. Вот тогда-то он и узнал, что является лишь ступенью на пути к постели Владыки. Сиан был тогда в бешенстве, и именно по его просьбе она попала в число тех, кого отправили в Нервадию. Лорд с огромным удовольствием наслаждался ее бессильной яростью. И вот теперь она снова пытается через него чего-то добиться. Правда, на сей раз уже шантажом. Признаться, он немного нервничал перед балом, ожидая с ней встречи, но когда ее увидел, то ничего не почувствовал, кроме глухого раздражения на самого себя. Какой же он был слепец! Да ни одна из Высоких Леди не стоила и мизинца Эльведан, ее нежности, теплоты, любви… Пусть она и не была такой опытной и умелой поначалу, но то, что Сиан испытал, когда понял, что он первый у нее… А ее неуверенные ласки, с каждым разом становящиеся все смелее… Теперь лорд осознал это ясно – он никому и никогда не отдаст Эльведан и привяжет ее к себе всеми доступными способами. И первым будет ребенок, после того, как вытащит ее сестру. Уж со шпионами разберется и сам. Главное, чтобы эта змея не успела ничего рассказать Дани, а уже дома он позаботится, чтоб ее выдали замуж куда-нибудь подальше…

Воспоминания промелькнули довольно быстро, пока Сиан удерживал руку отца Эльведан. Вот уж не думал, что после всего этого его еще что-нибудь взбесит до состояния ярости. Хотя нет, ни король, ни Еривариен не смогли вывести ледяного лорда из себя. А он смог. Сиан видел, как покорно сжалась Дани, ожидая удара, как отвела взгляд ее мать… А это значило одно. Отец уже не первый раз так делает. Бьет ее, причем абсолютно ни за что. Не сдерживает себя. А мать и не собиралась ее защищать. И ведь Дани уже взрослая, сильная, она вполне может дать сдачи, но так не делает. И это говорит о многом. Как же тогда жилось ей и ее сестре здесь? Великие боги! Да у сей-лиров запрещено вообще бить дочерей, и сына можно ударить только на тренировке, а вот так просто, за обеденным столом…

– Да как ты смеешь, – прошипел этот маг, когда женщины вышли. У Сиана закаменели скулы, а рука потянулась к кинжалу.

– Я? – Лорд вскинул бровь. – Смею что? Защитить свою жену от побоев? И часто ты бил ее? Интересно, это по какому праву?

– Я ее отец!

– Отец?! Отец никогда не поднимет руку на свою дочь. Только слабак! Тот, кто не может сразиться с достойным соперником, поднимает руку на своего ребенка, зная, что он ему не ответит. Ты не достоин называться ее отцом.

– Не тебе судить!

– Возможно, но слава богам, Эльведан теперь моя жена, и я не позволю никому с ней так обращаться.

– Это ненадолго.

– И что это значит? – Сей-лир прищурился.

– Как только она родит тебе твоего щенка, она вернется назад, – выкрутился он, но Сиан не поверил ни слову.

– А я не намерен ограничиваться одним «щенком». И она не вернется.

– Не тебе решать!

– Точно! Но и не тебе. Это решит сама Эльведан. И не думаю, что она захочет возвращаться туда, где ее бьют.

– Захочет, еще как захочет, – угрожающе прошипел он.

– Дорогой! – от дверей раздался голос леди де Миро-Ней Аори, и Сиан отпустил его руку, с удовольствием отметив синяки. – Успокойся, не стоит ссориться с лордом. Вы просто не совсем поняли друг друга, – выразительно проговорила она и повернулась к сей-лиру. – Прошу прощения, лорд, но эта война сильно вымотала всех нас, а когда наша дочь попала в уплату долга… мы боялись. Вы должны понять, что мы как любящие родители беспокоились о ее благополучии.

– Тогда вы как любящие родители должны быть рады, что мы пришли к взаимопониманию. – Сиан оскалился в подобии улыбки, заставив женщину вздрогнуть.

– Конечно, лорд, но при этом мы еще и подданные короля и Нервадии, что наложило на нас отпечаток. Думаю, что нам стоит начать все с начала. Да, дорогой?

– Конечно, дорогая. Прошу прощения, лорд, – процедил лорд Аори, повернувшись, – я не хотел вас оскорбить, просто трудная неделя.

– Ничего страшного. Извинения нужны не мне, а вашей дочери.

– Чаю? – снова вмешалась мать Эльведан. И Сиан про себя невольно усмехнулся, вот в кого выдержка у его Дани.

Следующий час прошел в напряженном молчании. Леди Аори еще пыталась разговорить мужчин, но ее супруг отвечал сквозь зубы, да и Сиан сам не был настроен на беседу. Поэтому легкие шаги Эльведан они все услышали еще издалека. Распахнулась дверь, и Дани вошла с напряженным и задумчивым выражением лица.

– Эльгалион действительно нездорова. Я влила в нее силы, но ей необходимо еще.

– Ты не вылечила ее? – удивленно посмотрела на нее мать.

– Я сделала что смогла. Она не столько больна, сколько истощена. Сейчас я была не готова. Я обязательно зайду к ней еще. Аселькорсиан, думаю, нам пора.

– Не посидишь еще? – ничего не значащий вопрос, и Дани это поняла.

– Нет, я устала.

Поднявшись, Сиан слегка поклонился лорду и леди и, подхватив Дани под локоть, вывел ее из этого дома.

– Ну как? Поговорила?

– Да. Она согласна. Теперь надо уговорить Вестиориона.

– Уговорить? На что? – Лорд с подозрением посмотрел на нее.

Глава 14

Я нервничала. Нет, не так. Я была в панике, меня бил озноб, и я вся покрылась испариной. Под глазами залегли синеватые тени, а лицо заострилось. Словно я только оправилась от серьезной болезни, и самое интересное, что это был не морок. За ту неделю, что мы были в Нервадии, я сбросила несколько килограммов, заработала хроническую мигрень и обзавелась нервным тиком.

Королева, герцог, родители, местные дамы и Высокие Леди, тайная служба, преподаватели родной Академии – все, кто только мог, пытались выведать тайны Эулирона, выяснить мою верность королю и королевству, а заодно убедить меня вести если и не подрывную, то хотя бы шпионскую деятельность. И самое удивительное, что все как один пытались меня убедить, что недолго мне осталось быть «в лапах чудовищ», а потому следует правильно выбрать, на чьей стороне я останусь. И это настораживало.

Подобная уверенность, если не была голословной, говорила о том, что Эулирон скоро падет. Только вот откуда такая уверенность, я понять не могла. Сиан тоже терялся в догадках, и от этого еще сильнее замыкался в себе. Даже в своих комнатах мы не могли расслабиться и спокойно поговорить и отдохнуть. К сожалению, сильную защиту, не вызвав подозрений, я поставить не могла, и, чтобы даже просто побыть вдвоем, нам приходилось ночью сбегать из дворца. А потому – здравствуй, недосып!

Великий Лорд тоже получил массу «приятных впечатлений» за это время. Начиная от политических игр, заканчивая интимными предложениями Высоких Леди. Для них заключенный брак считался временным, а человеческих мужчин они презирали, поэтому с остервенением накинулись на приехавших лордов. Ну и Сиану досталось больше всего. Меня же они вообще ни во что не ставили, считая чуть ли не пустым местом. Конечно, я старалась держаться, и Сиан успокаивал как мог и не давал поводов, но с каждым разом я все сильнее зверела. И было еще что-то, не дававшее мне покоя. Взгляды, жесты, недомолвки сей-лирских леди зародили какое-то нехорошее чувство неуверенности, словно они знали нечто такое, что мне не понравится. А Сиан каждый раз либо переводил разговор на другую тему, либо попросту отмахивался, и это тоже не добавляло уверенности. В общем, я чувствовала себя стоящей на узкой тропинке, идущей над пропастью. Слева – Нервадия, которую я фактически предала и где мне уготована не самая приятная участь, а справа – Эулирон и Сиан, где я чувствую себя все еще непринятой, и, самое главное, нет полной уверенности в муже. То, что я его люблю, я поняла еще тогда, когда он умирал на моих руках, и уже давно призналась как себе, так и ему, а вот в его чувствах и даже намерениях уверенности не было. Мне почему-то казалось, что он еще и сам не все решил в отношении меня. И это было больно. Можно, конечно, было попросить Эльгалион посмотреть, ведь эмпат сразу увидит такое чувство, как любовь. Но, во-первых, ее так и не выпускали из дома, а, во-вторых, я боялась узнать правду. Жить рядом и знать, что он меня не любит, было выше моих сил, а уйти от него мне было некуда…

Но это все сейчас было не важно. Главное – вытащить Эльгалион, а с Сианом мы поговорим, когда все это закончится. Мои чувства – моя проблема, к тому же задумывалась я только в утренние часы, когда муж уходил на переговоры, а я оставалась одна. Все остальное время мне скучать не давали. Но, положа руку на сердце, я ни на миг не расслаблялась. И под конец просто не сдержалась и наложила на себя саму заклятие от беременности. Пусть это было не совсем честно, но рисковать я была не намерена. Такого доверия Сиан еще не заслужил. Я могла отдать свою жизнь в его руки, но не судьбу своего ребенка.

Через два дня нам предстояло уезжать, и сегодня был очень важный день. День, когда решится судьба моей сестры. Это был единственный выход, какой я нашла, хоть и Сиан, и Вестирион видели в нем тысячу изъянов, но другого просто не было.

Сначала я думала устроить свадьбу Эльгалион и Вестириона, но потом поняла, что эта затея обречена на провал. Никто не допустит этого брака, и скорее лорду предложат остаться здесь, чем выпустят сестру за пределы Нервадии. Это как минимум был бы политический скандал, а как максимум смерть сестры. Должно было быть что-то такое, что нельзя оспорить и нельзя отвергнуть.

И именно поэтому весь сегодняшний день и вечер мне предстоит провести рядом с герцогом и королевой, а Сиан будет с королем, его министрами и под конец проведет аудиенцию Высоких Леди. От этой перспективы у меня сводило зубы, хотя я сама понять не могла, от чего больше – от ревности или раздражения.

Сегодня я особенно тщательно собиралась, чтобы никто даже подумать ни о чем не смог. Срогое темно-серое платье с серебристой отделкой, украшения – серебро со вставками из черного и белого жемчуга, из расчета, что королева обожает драгоценные камни, а вот к жемчугу довольно равнодушна. Туго собранные волосы – вид деловой, холодный и юный. Минимум макияжа, точнее, наоборот, максимум, над которым я просидела почти час, чтобы добиться нужного эффекта – никаких кругов под глазами, ровный румянец, забеленная кожа, которая не выдаст ни смущения, ни страха. Все было продумано до мельчайших штрихов. Даже платье, с виду такое простое, выбрано в угоду королеве. Она крайне не любила ярких цветов и считала, что они дозволяются только во время балов или для юных леди. Ну, а если совсем честно, то просто не любит, когда женщины выглядят ярче и моложе ее. А так как сегодня я сама напросилась к ней на аудиенцию, то мне крайне нужно ее расположение.

Я еще раз взглянула на себя в зеркало. Эх… не люблю я серый, и жемчуг не люблю, предпочитаю прозрачные камни, но надо. Сейчас полдень, королева ждет меня в половине первого вместе с другими девушками, в том числе и моя сестра там будет. Я упросила королеву вызвать ее, пожаловавшись, что ей мои родители не откажут, а я скоро уезжаю, а так и не смогла увидеть сестренку по причине ее плохого самочувствия. Потом девушки уйдут, а у меня будет около часа на личную беседу с Ее Величеством, чтобы около трех меня забрал на прогулку герцог. Вернуться мы должны были примерно за два часа до прощального бала в честь отъезда посольства… Закусив губу, я снова мысленно пробежалась по плану. Все рассчитано до секунды, осечек быть не должно, ведь каждый из задействованных лично заинтересован в успехе дела. Но… всегда бывает такое но. Опасно, даже очень, но иного выхода нет.

* * *

Ого! Я невольно застыла на пороге. Признаться, такого я не ожидала, когда намекала королеве на встречу подруг. В комнате находилось не меньше двух, а может, и трех десятков девушек и женщин – мои подруги из Академии, знакомые аристократки, фрейлины королевы, ее подруги, а по совместительству одни из знатнейших леди королевства, моя сестра и даже принцесса! Вот уж кого не ожидала, так не ожидала. Я пригляделась к девушке. Однако давно я не видела Илану. А она повзрослела и изменилась, причем в лучшую сторону. Красивая, хрупкая, с внимательным взглядом и хорошим вкусом… Мда, пожалуй, Селения бы с ней не ужилась. Точнее, остались бы мы без принцессы. Ее пронзительные голубые глаза остановились на мне, а через секунду на губах появилась легкая улыбка узнавания.

– Эльведан, – меня заметила и королева, – проходи-проходи, не стой, как неродная. Думаю, представлять тебе здесь никого не надо? – Она слегка иронично улыбнулась. Ну да, удар прямо в цель.

– Ваше Величество, Ваше Высочество… – Я присела в реверансе. – Леди… Эльгалион.

Под конец я улыбнулась открыто и со всем чувством. Сестренка… сейчас она выглядела получше, и я еле сдержала усмешку, отметив ее серебристое платье и белый жемчуг в украшениях. Мои уроки не прошли даром.

– Привет, сестренка. – Она крепко обняла меня, наплевав на этикет. – Я так соскучилась, а родители не выпускают меня из дома. – Она состроила забавную рожицу. – Видите ли, я еще слаба. А ты уже завтра уедешь! Мы ведь так даже и не поговорили! И я хотела тебе столько рассказать!

– Не переживай… – Я провела по светло-русым волосам сестры, отметив краем глаза, как все прислушиваются к нашей беседе. Вот еще один забавный факт. Селения была жгучей брюнеткой, брат шатен, я русая, а Эльгалион почти блондинка. Интересно, с чем связан этот феномен? – Война закончилась, думаю, теперь отношения между странами наладятся, а там мало ли что…

– Да, конечно, но я скучаю.

– Я тоже… Эльгалион, – чуть было не назвала ее привычным Эль. Плохо, расслабилась.

– Ну, не переживайте, девушки. – Королева мягко улыбнулась. – Все образуется, и вы еще будете вместе. Так ведь, Эльведан?

– Я надеюсь на это, Ваше Величество.

– Все зависит от тебя, милая.

– Не все, Ваше Величество, увы, далеко не все. – Я состроила печальное выражение лица, чтобы она прониклась.

– Да. Пожалуй, не все, – задумчиво согласилась королева, пристально разглядывая нас.

– Леди Эльведан, – подала голос принцесса, – проходите, расскажите, как вы живете среди этих… существ. Нам всем очень интересно, что правда, а что вымысел. Столько слухов… стоит ли нам их бояться? – Честные голубые глаза, казалось, заглядывали прямо в душу.

– Если вы скажите, какие именно слухи имеете в виду, то я попробую ответить, правда это или ложь.

Я постаралась выглядеть как можно более открытой, хотя внутри все сжалось. Краем глаза успела отметить, что Алида и Надеия, которым была оказана честь жить во дворце, тоже были здесь. Причем уверена, это не случайность или забывчивость, а продуманный ход. Ее Величество желает сравнить показания, чтобы оценить степень нашей благонадежности. Интересно, что Алида наговорила? Надеия, как простолюдинка, хоть и маг, в основном молчала, когда я видела ее во время бала, но ведь и ее допрашивали маги. Даже более того, в отличие от нас с Алидой она подверглась еще допросу соответствующих служб.

– Правда, что они абсолютно бесчувственные? – послышался голос одной из девушек.

– Холодные!

– Эгоистичные…

Я чуть было не улыбнулась. Практически такие же высказывания я слышала в день оглашения договора. Сейчас-то мне смешно, но тогда я рассуждала так же. Хотя вопрос не безобидный. От моего ответа королева поймет мое отношение к сей-лирам. И конкретно к одному-единственному из них.

– Они разные, – как можно равнодушнее проговорила я. – Но в большинстве своем действительно менее эмоциональны, чем мы. Можно сказать, и холоднее. Вы же видели их леди, вот такие они и есть. Не бесчувственные, конечно, все-таки живые существа, детей своих боготворят, но… – я не закончила, слегка пожав плечами, позволяя дальнейшее додумать самим. На Высоких Леди они насмотрелись, так что, думаю, представление сложилось не самое приятное.

– Но ваш супруг относится к вам с теплотой и заботой, – уточнила принцесса. Внимательная девушка, однако! Или это заготовленный вопрос?

– Сей-лиры ценят то, что им важно и нужно. А на данный момент мы им нужны. Но в некотором смысле вы правы, Ваше Высочество, мы нашли компромисс, пытаемся общаться, строя отношения на взаимном уважении и не создавая друг другу проблем.

– Фи, на уважении… – сморщила носик одна из девушек. Я ее не знала, должно быть, одна из фрейлин принцессы. – Нормальные отношения должны строиться на любви! Страсти!

– А нам никто и не обещал нормальных отношений, – вмешалась Алида, – это был договор, а брак по договору отличается от брака по любви. Вы все в курсе, что нас отбирали не по симпатиям, а по здоровью и уровню магического потенциала. Ни мы, ни наши мужья никогда не видели друг друга до момента заключения брака, а потому о какой любви может идти речь? Только глупые наивные девицы, перечитавшие романов, могут думать, что любовь возникает с первого взгляда, – сухо процедила она, заставив высказавшуюся девушку покраснеть. – Эльведан права, в нашем случае уважение и терпимость по отношению друг к другу уже благо.

– У вас с вашим супругом, леди Алида, тоже присутствует взаимное уважение? – вскинула брови королева.

– Мы стараемся… – Девушка словно поникла. – Но это довольно тяжело, учитывая разницу не только в расе, но и в возрасте и менталитете.

– Не переживайте, возможно, все еще наладится. – Королева улыбнулась, но ее глаза подозрительно прищурились.

На этой загадочной фразе она замолкла, полностью предоставив возможность вести беседу дочери. Нас с Алидой засыпали вопросами. Надеия молчала, чувствуя себя скованно среди аристократок. Некоторые вопросы были безобидны, вроде тенденций моды и косметических средств, но иногда проскальзывало и такое, что вызвало напряжение. Брачный ритуал, обустройство столицы и гарнизонов, что за демоны сражались на стороне сей-лиров, как дела в посольстве, как относятся к людям и как повлияла на сей-лиров война, где были и что видели… и многое другое, что при правильной обработке информации могло быть опасным. В общем, грамотно вели беседу. Я все время держала сестренку за руку, с трудом отводя взгляд и отвечая на вопросы, мечтая лишь о том, чтобы этот день поскорее закончился. Я чувствовала, как бисеринки холодного пота выступили на лбу и уже никакая косметика не спасала от бледности вида. Пытка продолжалась почти два часа, когда королева дала знак, что все свободны. Вот теперь начнется самое интересное!

– Ваше Величество, могу я переговорить с вами?

– Конечно, Эльведан. – Королева удивилась, но смогла сдержать эмоции.

– Ну что, сестренка, до вечера? Пусть тебя кто-нибудь проводит, хорошо? Или отправь записку домой. Ты еще слаба, а я не хочу, чтобы ты свалилась по дороге в обмороке.

– Эльведан! – возмущенно вскрикнула сестра и залилась румянцем.

– Не волнуйся, Эльведан, ее проводят. – Королева и не думала делать вид, что не прислушивается к нашему разговору. Великодушно вызвав слугу, велела пригласить одну из фрейлин и пару солдат проводить леди до дома. – Итак, – проговорила она, когда мы остались наедине, – о чем ты хотела поговорить?

– О будущем. – Я вздохнула, набираясь силы и мужества и стараясь отбросить все посторонние мысли. – Вы сказали, что я должна подумать, принять решение… – Королева величественно кивнула, но интуитивно возникло ощущение, как она напряглась. – Но я боюсь… боюсь ложной надежды. Ведь это самое страшное, поверить и потерять… И я просто не вижу никакой возможности выбрать иной путь, отличный от того, на каком уже стою. Моя жизнь расписана – брак, ребенок, или два, или сколько мой супруг захочет, следующие десять лет при них после последнего рожденного, к этому времени мне будет уже под пятьдесят, и это в лучшем случае. Да, маги внешне медленнее стареют, но стареют, как и все. А к моменту моего возвращения Его Высочеству, например, будет около шестидесяти. Что меня ждет здесь? – Я буквально впилась взглядом в ее лицо. Ну же, если ты хочешь меня заполучить, то должна сказать хоть что-нибудь! Дай же мне зацепку! – Ваше Величество, прошу вас… если шанса нет, скажите прямо, но только не давайте мне ложной надежды!

Мы несколько минут молча разглядывали друг друга. В этот самый момент королева решала, стоит ли мне верить и какую информацию она может открыть. А значит, что-то было. Сам по себе факт ее раздумий уже о многом говорил. Только вот о чем конкретно? Насколько глубоко она увязла в этих играх?

– Мне казалось, что ты смирилась со своей судьбой? – наконец осторожно проговорила она.

– Я не из тех, кто смиряется, Ваше Величество. Я просто много не понимала, – особенно того, что, похоже, именно Нервадии были выгодны эти браки. У меня закралась смутная догадка, но я никак не могла ее поймать. Ощущение какой-то неправильности происходящего.

– Похоже, наш разговор повлиял на тебя? – Она откинулась на спинку кресла, не сводя напряженного взгляда.

– Да, миледи, – не стала отпираться. – Мне было над чем подумать. Хотя… признаюсь, мне до сих пор тяжело поверить в чувства его светлости.

– Что ж, рада, что мы поняли друг друга. Думаю, тебе не стоит волноваться по поводу такого длительного срока. За год-полтора его светлость никуда от тебя не денется. Ты слишком важна для него.

– Год-полтора? – Я удивленно вскинула брови. – Нет гарантии, что я даже одного родить успею.

– Возможно, тебе не придется. Просто постарайся не забеременеть за это время. Ты же маг, сможешь устроить такое?

– То есть меня просто так отпустят? Что Нервадия сможет предложить Эулирону за меня?

– Ну, возможно, двух девушек вместо одной. – Она улыбнулась, и я поняла, что врет. Ничего! Нервадия не собирается меняться.

– Не думаю, что они согласятся. – Я демонстративно покачала головой.

– И почему же? – в голосе королевы скользнуло любопытство.

– Во-первых, у них сразу возникнут подозрения, почему именно я, а во-вторых, это будет считаться позором для Великого Лорда, так что… вряд ли.

– Ты права. Нам не надо, чтобы тобой заинтересовались. А если твой супруг погибнет раньше срока?

– Будет проверка. Если виновных не найдут, то, скорее всего, меня просто отдадут другому лорду.

– Ну, здесь как раз можно будет тебя заменить.

– Великого Лорда не так-то просто убить.

– Всякое в жизни случается. Да и кто говорит об убийстве? Вдруг какая-нибудь природная катастрофа? Сей-лиры тоже не бессмертны. Ведь так?

– Так…

* * *

На прогулку с герцогом я отправилась в задумчивом состоянии. Разговор с королевой никак не давал покоя. Что же такого у них есть, что они надеются на благополучный исход дела? И какая природная катастрофа? Кто ее организует? И как? Что это – пустое бахвальство или намек на спланированную акцию? Чтобы избавиться от Великого Лорда, мало будет даже простого камнепада, а значит, то, что придумала Нервадия, должно быть… страшным! Эх, столько вопросов…

– Эльведан!

Герцог Калме, одетый, словно принц на параде, в темно-фиолетовое с золотом, встретил меня прямо на ступенях крыльца, протягивая свежесорванную алую розу. Никогда не любила розы, а алые тем более. Они всегда мне казались слишком официальными и неискренними, когда надо было просто отделаться, а не вложить душу. Но с приклеенной улыбкой покорно приняла цветок и протянула руку. Герцог тут же поспешил ее облобызать и заявить, что я прекрасна, как эта роза. Интересно, если считать, что сорванный цветок – это мертвый цветок, то, получается, я столь же прекрасна, как и покойник? Мда… печально. Хотя, возможно, дело в том, что я перестаралась с белилами?

Я почти и не слушала, что говорил мне герцог. Кажется, объяснялся в любви, говорил, что я лучше сестры, что ее он не любил, что ждет и надеется, что этот кошмар скоро закончится и я к нему вернусь… И так далее, и тому подобное. Слова лились сквозь меня, не задерживаясь ни на секунду, а в голове только билась мысль, что, похоже, королева провела разъяснительную работу с его светлостью. Быстро, однако. Под конец вечера он даже решился перейти от поцелуя рук к более решительным действиям. Признаться, я даже не ожидала такой активности. Тихо выдохнув «Эльведан», он внезапно приблизился, зажав мое лицо в ладонях, и судорожно начал покрывать его поцелуями. Сдержав первый порыв оттолкнуть и брезгливо вытереться, я спокойным голосом попросила герцога подождать. Я ведь все-таки замужем и обман не приемлю. И, конечно же, надеюсь, что герцог понимает и поддерживает меня в этом. Ему ничего не осталось, как согласно закивать и сообщить, как он восхищается мной, раз даже нелюбимого мужа я не хочу обманывать. Надо же, и возмущаться не стал. И оскорблять, что вообще удивительно. Только состроил печальную мину и восхитился моим благородством. Совсем дико и на него не похоже.

В результате мы вернулись перед самым балом, где он сдал меня с рук на руки Сиану практически в дверях комнаты. Если супруг и был недоволен таким поведением, то нашел в себе силы сдержаться, лишь спросив, как прошел день. Собственно, для Сиана это подвиг, о его ревнивой натуре я уже успела узнать.

Бал. Последний вечер в этом городе. Я с трудом сдерживала нервную дрожь, вежливо улыбаясь и кивая. Сиан все время стоял рядом, поддерживая меня под руку, и не отходил от своих людей. Наконец, я заметила родителей, подошедших поздороваться к королю. Дернув мужа за рукав, потащила его туда.

– Мама, отец, рада видеть вас. – Я улыбнулась, предварительно отвесив поклоны королю, королеве и герцогу.

– Мы тоже, доченька, как жаль, что нам не удалось побольше пообщаться.

Мама всплакнула, приложив платочек к глазам. Со стороны в ее искренность еще можно было поверить, но я, к сожалению, знала реальное отношение. Как же! Она даже ни разу не приехала во дворец, чтобы увидеть меня, а ведь обычно она, как и отец, бывает здесь чуть ли не каждый день. Лицемерка! Я только зубами скрипнула, еле удержав соответствующее выражение лица.

– Ничего, я уверена, что мы скоро еще свидимся, – на этой фразе я краем глаза заметила довольную улыбку королевы. – Мама, а где Эльгалион, я хотела попрощаться с ней?

– Как это где? – Глаза матери расширились, и впервые в них появилось настоящее беспокойство. – Она же была с тобой во дворце!

– Нет, она ушла еще до обеда, ее провожали солдаты. Ваше Величество? – Я повернулась к королеве, с тревогой вглядываясь в ее нахмурившееся лицо.

– Тамир? – Ее Величество синхронно повернулась к герцогу, вопросительно выгнув бровь.

– Имена солдат известны? Кто их вызывал?

– Мой слуга, Есфит. Я приказала вызвать пару солдат для сопровождения и одну из фрейлин.

– Понятно.

Герцог моментально кивнул и подозвал крутившегося неподалеку охранника. Я не слышала, что сказал или спросил герцог, но стражник поклонился и тут же исчез из зала.

Несколько минут ничего не происходило, и мы все стояли, нервно кусая губы. Гнетущую тишину, нависшую над нами, не разбавляли даже звуки музыки и смеха, раздающиеся в зале. Наконец, спустя почти пятнадцать минут страж вернулся и что-то прошептал герцогу на ухо. Лицо его светлости окаменело, и он, повернувшись к нам, тяжело вздохнул, словно с трудом выдавливая из себя слова.

– Лорд, леди Аори, Эдьведан, боюсь, что случилось несчастье…

Глава 15

Мы всей толпой неслись в целительский корпус при дворце. Туда, где сейчас лежала в тяжелом состоянии Эльгалион. Что конкретно произошло, герцог нам не сказал, да и, если честно, то просто физически не смог. Матушка подняла такой вой уже на первых его словах, что у всех остальных просто не было выбора, как сию же минуту препроводить ее к дочери. Единственной дочери, добавила она, заставив меня внутренне сжаться. Пусть я уже давно знала отношение к себе родителей, но каждый раз это было подобно удару в сердце. Сиан ободряюще поддержал меня, а королева бросила недовольный взгляд на леди Аори. Естественно, она же своим поведением лишь отдаляла меня от Нервадии. Но сейчас, наверное, впервые мне это было не важно. Для меня уже давно единственным близким человеком была сестра, а теперь еще и Сиан. Родители же перестали входить в эту категорию еще с того времени, когда мне исполнилось года три.

Целители, наверное, были в ужасе от такого скопления власти в одной комнате – король, королева, герцог, первые маги королевства – чета герцогов Аори, да еще и глава посольства сей-лиров, и это не считая еще стражей и членов посольства. Я вполне понимала их волнение.

– Где моя дочь? – с порога закричала леди Аори, заставив вздрогнуть всех присутствующих, а стекла задрожать хрустальным звоном.

– Миледи… ваша дочь здесь, пройдемте. – Главный целитель с поклоном открыл дверь в соседнюю комнату.

В просторной светлой комнате на кровати лежала Эльгалион. Бледная, с синими кругами под глазами, в больничной серой рубахе, с бинтами, она казалась такой маленькой и беззащитной, что хотелось завернуть ее в одеяло и укрыть от всех. Мать тут же бросилась к сестре, орошая покрывало слезами.

– Что произошло? – строго спросил отец, повернувшись к герцогу.

– Нападение, – поморщившись, произнес Тамир. – Подробности пока не известны, но ваша дочь оказалась свидетелем нападения на лорда Вестиориона и Леди Еривариению, возвращающихся во дворец. Леди Эльгалион бросилась на помощь, и ее ранили.

– Что?! А где была ваша охрана? Почему ее не было на месте, когда она нужна?!

– Лорд Аори… – Герцог нахмурился. – Нападение было внезапным, и охрана прибыла тут же…

– Тогда почему моя дочь без сознания?! Они обязаны защищать! Или они стояли и смотрели, как ее убивают?

– Мы все выясним, – раздраженно зашипел герцог.

– Выясните. Куда же вы денетесь. А пока я хочу знать, насколько сильно она пострадала.

– Рана оказалась не совместимой с жизнью, – вмешался в разговор целитель, – если бы не вмешательство лорда Вестиориона…

– Что он сделал? – вдруг раздался напряженный голос Сиана, заглушивший даже вздохи ужаса, пролетевшие по комнате.

– Я точно не знаю… – замялся целитель, – но очень было похоже на какой-то обряд.

– А почему вы спрашиваете? – поинтересовался король, подозрительно покосившись на Сиана.

– Потому что у сей-лиров есть только один обряд, позволяющий спасти жизнь, и он имеет последствия.

– И какие? – вот теперь заинтересовались все, даже мать забыла всхлипывать, подавшись вперед.

– Для начала я должен узнать у своего лорда, действительно ли он провел именно его, – отрезал Сиан и повернулся к целителю. – Что с лордом Вестиорионом и леди Еривариенией?

– Лорд Вестиорион пока спит, но уже поправляется. У вас очень хорошая регенерация.

– А леди Еривариения?

– Я сожалею, но леди спасти не удалось… – Целитель опустил голову, и в комнате повисла тишина.

– Я хочу знать все, что произошло, – глухой голос Сиана разнесся в тишине, – и требую личной встречи с нападающими. Надеюсь, ваши люди смогли захватить их живыми? – Он резко повернулся к герцогу.

* * *

Через четыре часа все снова собрались в целительском корпусе. Не знаю, что происходило за его пределами, но я все это время провела с сестрой и Вестиорионом, помогая целителям возвращать их к жизни. В итоге через час сей-лир пришел в себя, и еще через два смог встать и дойти до палаты сестры, чтобы и мне было удобно работать, и ему нас охранять, а полчаса назад очнулась Эльгалион. Видимо, кто-то велел сообщить о ее пробуждении, потому как не прошло и двадцати минут, а в больничной палате сестры собралась уйма народа.

– Итак, что произошло? – Сиан выжидательно посмотрел на Вестиориона.

– Сегодня утром мне принесли записку от леди Еривариении, – начал рассказ Вестиорион, покосившись на остальных, – в ней говорилось, что леди просит меня о встрече в полдень в городском парке. Я написал ответ, что согласен, и отправил посыльного обратно. Ровно в полдень я стоял у беседки рядом с фонтаном, как было обговорено, ожидая леди. Она пришла минут через десять после назначенного времени, сказала, что очень рада пообщаться с соотечественником вот так просто, без этикета и свидетелей. Мы прошли к небольшому ресторанчику недалеко от беседки, заказали вино и десерт. Разговорившись, она внезапно сказала, что не ожидала от меня приглашения на прогулку, но очень этому рада и просит передать несколько писем и сувениров ее родным. Я удивился, ведь это я получил от нее приглашение, но сначала подумал, что она имела в виду мое согласие. Мы еще некоторое время посидели в ресторанчике, а потом направились в сторону замка, куда должен был прийти экипаж, чтобы отвезти ее домой. Уже у ворот она выказала восхищение моей заботой о ее репутации. Вот тогда уже я не сдержался и сказал леди, что не понимаю, что она имеет в виду, так как никакого экипажа я не вызывал и записку о встрече ей не писал. Наоборот, всего лишь ответил на ее приглашение. Леди Еривариения очень удивилась и даже напугалась, подумав, что это провокация и попытка очернить ее, но все же решила дождаться экипажа, чтобы узнать, кто его заказал. Меня тоже заинтересовал этот вопрос, поэтому я решил составить леди компанию. Мы сидели в беседке, недалеко от замка, там, где обычно останавливаются кареты. Я, пока там сидел, заметил одну деталь. Знаете, а ведь там очень интересное место. С одной стороны замковая стена, с другой парк, и с центральной дороги стоянка экипажей тоже не просматривается, и только оттуда, где дорога во дворец соединяется с площадью, ее можно рассмотреть. Это я понял потом, а в тот момент просто отметил, что очень удобное место для разного рода тайных встреч, да и вид не портит… Потом подъехала карета, совершенно обычная, без гербов, и одежда кучера без нашивок, но как только мы направились в ее сторону, на нас напали. Внезапно со стороны парка полетели стрелы, сети и ловчие заклинания, а следом выбежали несколько людей с платками на лицах. Мы отбивались… Наши леди в состоянии дать отпор нападающим, – пояснил Вестиорион, заметив удивленные взгляды, – да и убивать нас, видимо, не хотели. Больше было похоже на захват, но когда поняли, что это не удастся, то начали применять боевые заклинания. Еривариения вдруг метнула кинжал и попала в одного из нападающих. Вот тогда все и началось. Они будто озверели, и в леди полетело что-то мерцающее, похожее на туман. Она вскрикнула и упала. Я даже добежать не успел до нее. Признаться, в этот момент у меня тоже перед глазами возникла алая пелена. Женщины для нас неприкосновенны. Я убил еще троих нападающих, когда заметил, как в меня летит огненный шар. Я уже не успевал ничего сделать, но тут появилась леди Эльгалион. Она своими силами отвела удар и даже послала в ответ заклинание, но тут я заметил, как ей в спину летит кинжал. Я закрыл ее спину, но оказалось, что тот самый маг тоже не терял времени даром. Меня бы убило на месте, если бы она не встала передо мной. Я обернулся, только когда услышал за спиной крик, и успел подхватить леди на руки…

– И что ты сделал?

– Мой лорд, – Вестиорион поднял взгляд на Сиана, – я не мог позволить ей умереть. Она спасла меня! Я провел ритуал разделения жизни!

– О боги…

– Что? Что это значит?! – вклинился обеспокоенный голос отца. – Что он с ней сделал? Это повредит ее способностям?

– Спас ее, – отрезал Сиан, не сводя взгляда с друга.

– Это ведь еще не все, так? – не сдавался отец. – Что вы скрываете?

– Так, – процедил Сиан, повернувшись к лорду де Миро-Ней Аори, – согласно этому ритуалу, ваша дочь теперь кровная сестра лорда Вестиориона. И теперь он несет за нее полную ответственность.

– В смысле?

– Отныне лорд Вестиорион – ее опекун и старший родственник. Не вы. Кровное родство старше родства по крови.

– И? Чем это грозит? Отвечайте же!

– Потом. Сперва я хочу услышать остальное. Леди Эльгалион, а вы нам что можете рассказать?

– Боюсь, ничего нового, милорд. – Голос сестренки был еще слаб. – Я возвращалась после обеда у Ее Величества домой в сопровождении королевских стражей. Мы как раз вышли за ворота и направлялись по центральной аллее, когда стражник заметил карету на стоянке экипажей и предложил доехать, а не идти пешком. Я повернулась посмотреть и тут почувствовала колебание магического фона. Я, просто не раздумывая, бросилась туда и, уже подбегая, увидела, как из подлеска спешат люди с платками на лицах. Они нападали, и среди их жертв я узнала лорда Вестиориона. Дальше все было как в тумане, я почувствовала магическую атаку и попыталась ее отразить. А потом увидела, как в лорда Вестиориона летит огненный шар, и послала навстречу заряд своей магии. От удара двух противоположных стихий наши заряды взорвались и полетели обратно к своим создателям. А дальше я ничего не помню, пока не очнулась здесь.

– Понятно. Но вообще, я поражен, что среди дня прямо под стенами замка эти бандиты решились на нападение, – проговорил один из сопровождающих Сиана сей-лиров и многозначительно посмотрел на герцога.

– Вообще-то ничего странного, – не выдержала я. – Наоборот, время и место были выбраны идеально. Как раз в это время на площадке для экипажей никого не бывает. С обеда и до полдника во дворце никого не принимают, и это знают абсолютно все жители города. А сама стоянка скрыта с центральной аллеи, чтобы во время дворцовых приемов кареты не портили вид. Так что, место и время были выбраны явно неслучайно.

– Это действительно так, – подтвердил герцог, – Эльведан права. Об этой особенности знают все. И парк там подходит практически вплотную к площадке. Похоже, нападающие все предусмотрели.

– Вот именно это мне и не нравится, – процедил Сиан.

– Это еще не все, – раздался слабый голос Вестиориона, заставивший всех замереть, – леди Эльгалион покарала убийцу леди Еривариении.

– А это что значит? – процедил разозленный отец.

– А это по нашим законам означает, что ваша дочь теперь может претендовать на вхождение в род леди Еривариении. Если, конечно, лорд Вестиорион позволит. У нас тот, кто покарал убийцу, становится ребенком родителей убитого, если согласится войти в их род. Но даже если нет, то она ровно год должна быть с родителями погибшего и присутствовать на всех погребальных обрядах. Это закон.

– То есть вы хотите сказать, что заберете и вторую мою дочь? – На сей раз голос отца стал похож на шипение змеи. – Я правильно вас понял?

– Вполне, – отрезал Сиан. – Ваша дочь отправится с нами и будет ровно год жить среди сей-лиров. Вам не о чем волноваться. Она будет под присмотром своей старшей сестры и лорда Вестиориона, для которого она отныне тоже сестра. А через год ваша дочь достигнет совершеннолетия и сможет вернуться. Лорд Вестиорион уже не будет обязан полностью за нее отвечать, хотя отныне и навсегда будет за ней присматривать и оберегать.

– Я против! Вы не имеете права!

– Вот как? – процедил Сиан. – Это я не имею права? Вам рассказать о правах? За время пребывания дипломатической миссии в дружественном государстве на моих людей нападают чуть ли не ежедневно! И не надо делать вид, что вы об этом не знаете, милорд! Три раза пытались спровоцировать драку с моими людьми, два раза на них нападали какие-то бандиты, один раз попытались ограбить и единожды мой лорд чуть не погиб, когда пытался защитить беззащитную девушку от нападения, оказавшегося ловушкой! И теперь, когда погибла наша Высокая Леди, а мой первый лорд ранен и чуть не был убит, вы говорите, что я на что-то не имею права?! Вы забываетесь! Это в вашей стране не соблюдаются ваши же законы! А мы свои ценим и беспрекословно им подчиняемся. Я уже начинаю задумываться, а так ли вы хотите мира с нами, как говорите. Мой лорд спас вашу дочь. Ритуал разделения жизни крайне опасен для проводящего, он мог и сам погибнуть. А мой народ и так лишился одной из своих дочерей, чтобы еще потерять одного из лучших воинов. И вы теперь смеете отказывать родителям убитой вашими людьми в вашей стране, находящейся под гарантией мира вашего короля, в праве утешения, когда ваша собственная дочь осталась жива?! Или вы на что-то еще намекаете?

– Успокойтесь, милорд, – раздался раздраженный голос короля, – вы в своем праве. Я сожалею, что не знал о подобной ситуации. Увы, мне докладывали, что ваша миссия проходит спокойно. И я очень ценю тот мир, которого мы достигли, и не хотел бы терять наших договоренностей.

– Наши договоренности придется пересмотреть, Ваше Величество, – отрезал Сиан, – пока мы не будем уверены, что нашим людям на территории Нервадии ничего не угрожает, посольства тут не будет.

– Хорошо. Мы обсудим это чуть позже. Что вы намерены сейчас делать?

– Для начала побеседовать с нападавшим. Он ведь у вас?

– Нет, – тихо проговорил герцог, – он скончался во время допроса.

– Вот как… и что же, он ничего не успел сказать? Ни причины, ни того, кто его нанял?

– Увы, милорд. Заказчика он не знал. Договаривался с ним только маг, которого убила леди Эльгалион, а причина нападения… – Лорд Калме пожал плечами.

– Значит, маг… – задумчиво процедил Сиан. – Но ведь все маги проходят обучение в вашей Академии и приносят присягу королю и королевству. Ведь так? – Ого, а это очень опасный ход. Я удивленно воззрилась на Сиана. Тут может быть всего два ответа – государственная измена или личный приказ правительства. Судя по лицам, все поняли недосказанное. Вон как король с герцогом поморщились, лишь королева задумчиво разглядывает собственные ногти.

– Мы разберемся, – пообещал герцог. – Что вы намерены делать?

– Утром мы отправляемся в Эулирон. Сегодня лорд Вестиорион и леди Эльгалион еще слабы для перехода. Я выставлю им охрану из своих людей. А завтра воспользуемся порталом. Я попрошу лорда и леди Аори принести своей дочери все необходимое, что может ей потребоваться или она сама попросит. И еще. Тело леди Еривариении мы заберем с собой и передадим ее родителям, дабы похоронить по нашим законам. Все наши договоренности я передам Владыке, но предупреждаю сразу, я буду советовать ему воздержаться от создания здесь посольства. По крайней мере, пока виновные в нападении не будут найдены. И мы бы хотели сами допросить заказчика, если таковой будет найден.

– Что же… – Король задумчиво кивнул. – Ваши требования вполне законны. Мы принимаем их.

– Очень хорошо. Я хотел бы сейчас пройти к телу леди Еривариении, чтобы подготовить его как положено. И сообщить эту новость моим людям. Эльведан, я прошу тебя остаться пока здесь. Лорд Вестиорион уже достаточно оправился, чтобы защитить вас.

– Я поставлю у палат свою стражу, – добавил герцог. Было видно, что Сиан еле сдержал резкий комментарий, но потом все же кивнул. Подошел ко мне, ласково коснувшись губами, и, прошептав, что все будет хорошо, отправился по делам.

Я хотела было уже вернуться к сестре, когда меня удержал за руку герцог.

– Эльведан, я очень сожалею, что так все получилось.

– Вы не виноваты, милорд. Кто бы мог подумать, что еще остались те, кто против мира.

– Всегда есть те, кто против мира. Но меня волнует другое. Ты теперь не вернешься?

– Почему вы так решили?

– Эльведан, я ведь не дурак, у тебя там супруг, и твоя сестра теперь там тоже с тобой. Зачем тебе возвращаться?

– Эльгалион переезжает в Эулирон только на год, а дальше сама решит. – Я покачала головой. – А я… не хочу загадывать. У меня состоялся разговор с Ее Величеством, и теперь мне есть о чем подумать.

– Что ж, значит, у меня есть еще надежда. – Он склонился к моей руке и с поклоном исчез. Последней уходила королева, бросив лишь одну фразу:

– А я недооценила тебя, Эльведан, надеюсь, ты понимаешь, что делаешь…

– Эльведан! – Сестренка с тревогой взглянула на меня.

– Все в порядке, сестренка, все в порядке… – Я несколько секунд смотрела на закрывшуюся дверь. – Набирайся сил.


Нервадия. Королевский дворец Арола


Лорд Аселькорсиан до последнего не верил, что затея Эльведан удалась. Такой простой, даже примитивный ход, что он его и не рассматривал. Но, как всегда, все гениальное просто. Всего-то и надо было добавить одну безоговорочную деталь.

Сиан бросил задумчивый взгляд на закрытый гроб, где лежало тело Высокой Леди. Да, против смерти не пойдешь. Даже король был вынужден согласиться на уступки перед таким неоспоримым фактом. Еще и попросил, чтобы Великий Лорд постарался выгородить его перед Владыкой. Странный он все-таки. Хоть бы сам подумал, какая лорду выгода от этого?

Но главное, дело было сделано. Сиан еле удержался от довольной, но неуместной сейчас улыбки. Все-таки его девочка – молодец. Один ход, а сколько плюсов! Теперь у Нервадии нет рычагов давления на Эльведан, Эулирон получил еще одного мага, организация посольства в Ароле откладывается, и даже Еривариения получила свое. Просто прекрасный день!

Быстрый взгляд на провожающих. Мда… похоже, вскоре придется ждать новых неприятностей. Слишком уж задумчивые и разозленные лица были у них. На миг даже такой ледяной сей-лир, как он, ощутил волну тревоги. Слава богам, Эльведан теперь в безопасности от их шантажа, а уж об остальном он сам позаботится.

* * *

Отбытие прошло нормально, если не считать скрипа зубов и мрачных взглядов. Вглядываясь в эти лица, я четко осознавала, что, если бы не гибель одной из Высоких Леди, вдвоем нас с Эльгалион никогда бы не выпустили. И не важно, какие обычаи и законы сей-лиров при этом были нарушены. Но нападения на посольства, да еще и неоднократные, не говоря о гибели одной из тех, за кого Нервадия несла ответственность… Аселькорсиан, кстати, успел мне утром шепнуть, что король лично просил замять это дело перед Владыкой.

В полдень, раньше мы так и не смогли отправиться, большой, но не дружной компанией собрались у телепорта. Среди присутствующих был и супруг леди Еривариении. Он некоторое время постоял над носилками, которые держали четверо сей-лиров, а потом так же молча и отошел. Как я ни старалась, а понять, что он чувствовал в этот момент, так и не смогла. Было очень похоже на странную смесь облегчения и разочарования, если такое вообще возможно чувствовать.

Наконец-то портал открылся. Сжав одной рукой руку Сиана, а другой Эльгалион, я возвращалась домой.

Глава 16

Эулирондэйн. Кабинет Владыки


– Ну, я жду! – Холодный спокойный голос, в котором только самые близкие могли бы почувствовать сдерживаемую искрящуюся ярость на грани бешенства, прошелестел по залу, заставив поморщиться. – Молчишь? Или хочешь, чтоб я спросил твою жену?

– Нет. – Сей-лир смиренно опустил голову.

– Я так и думал. Отвечай!

– Что именно интересует моего Владыку?

– Чья идея была?

– Моя.

– Твоя? – Голубые глаза недоверчиво сощурились. – То есть мой Первый Лорд подставил под удар такой трудно обретенный мир, жизнь членов посольств и своего друга, чтобы притащить к нам сестру своей так называемой жены? Я правильно все говорю?

– Да, милорд.

– И она тебя об этом не просила?

– Нет. – Аселькорсиан твердо посмотрел ему в глаза.

– А теперь ты мне врешь, глядя в глаза. – Тяжелый вздох заставил его сжаться еще сильнее. – Неужели она стоит этого, Сиан? Стоит твоей жизни, жизни Весториона, жизни тысяч наших людей? И даже не она сама, а ее желание видеть рядом сестру? – Лорд молчал. А что тут скажешь? Сердце сжималось, вина волной затапливала душу, разъедая ее, но по-другому он просто не мог поступить. – Опять замолчал. Ну хорошо… Стража! – Сиан замер, чувствуя удушье. – Привести ко мне леди эль-Хализ и ее сестру. Немедленно!

А вот это совсем плохо. Владыка решил провести очную ставку? Ничем хорошим это точно не кончится. А варианты, которые рисовал Первому Лорду воспаленный мозг, были один другого страшнее. Да еще в висках стучало… Мало того что Аселькорсиан в эту ночь даже не спал как следует, до последнего опасаясь какой-нибудь гадости со стороны Нервадии, так еще буквально через полчаса по прибытии был вызван к Владыке, где он сначала продержал его за дверью почти два часа, заставив хорошенько помучиться, а теперь уже полчаса пытает на все лады. Эх…

Сиан только успел вздохнуть, когда дверь открылась, и вошли Дани и ее сестра. Судя по скорости, с которой их доставили, они УЖЕ были во дворце. Лорд бросил яростный взгляд на Повелителя. Да как он посмел! Эльведан его! И даже Владыка не имел никакого права тащить ее сюда без его ведома!

– И как это понимать? – прошипел он.

– Это ТЫ ждешь от МЕНЯ ответа? – Владыка вскинул брови и изогнул губы в усмешке. Ох, что-то Сиану не понравилась его улыбочка… – Итак, леди, вы знаете, почему вас привели сюда? – Эльведан бросила быстрый взгляд на него и кивнула. – Что ж, приятно иметь дело с умными людьми. Леди Эльведан, ответьте мне, чья была идея… хм… провернуть все это?

– Моя! – они с Эльведан ответили хором и так же дружно бросили друг на друга недовольные взгляды.

– Поразительная слаженность, – фыркнул Владыка, – сразу видно – семья! Аселькорсиан, а сейчас я попрошу тебя помолчать, если хочешь и дальше присутствовать при разговоре. Тебе ясно?

– Да.

– Очень хорошо. Еще раз, леди Эльведан, я бы хотел услышать все с самого начала.

– Как скажете, милорд. – Эльведан вздохнула и, глядя прямо в глаза Владыки, начала: – Не уверена, знаете вы или нет, но я считалась невестой Светлейшего герцога, брата короля, и по окончании Академии должна была стать его супругой. Сразу хочу сказать, это не мое желание, а даже напротив, я была против этого брака, но избежать его не видела ни единого шанса. Как не оказалась его и у моей сестры, которая являлась женой герцога до меня и которая умерла, будучи беременной, от его побоев. Когда ваши лорды выбрали меня в качестве уплаты долга, герцог и мои родители разозлились, но меня отказались возвращать. Позже мне передали, что если я не вернусь к герцогу, то мое место займет моя младшая сестра, которую я очень люблю и которой не желаю такой судьбы. Я долго думала, как помочь ей избежать этого, и поняла, что, пока она в Нервадии, нет ни одного варианта. Вот тогда я и придумала этот план. Я подняла все законы Эулирона и Нервадии, чтобы найти лазейку, и нашла ее. По прибытии домой я предложила сестре этот план, и она согласилась, а после я сообщила подробности мужу и лорду Вестиориону, которые не отказались мне помочь. А там очень удачно подвернулась леди Еривариения, – криво улыбнувшись, продолжила Дани. Сейчас она выглядела так непривычно… холодная, расчетливая, жестокая… Сиана даже передернуло. Он никогда и не думал, что сможет увидеть ее такой. Да и, признаться, не хотел больше. – Леди очень настойчиво требовала вернуть ее домой… Поэтому я попросила пообещать ей возвращение, если она согласится подыграть нам. Есть зелье, которое может ввести человека в состояние очень глубокого сна, практически не отличимого от смерти, сроком от суток до трех. Она его приняла, это позволило обмануть даже магов. В данный момент леди уже находится в своем поместье, где и пообещала оставаться без выезда в течение двадцати пяти лет и не появляться в столице в течение еще десяти. Все остальное было просто. Рассчитав, что на такой скандал Нервадия не пойдет, я под личиной заплатила нескольким разбойным группировкам и одному отряду королевской стражи, чтобы те нападали на сей-лиров с целью припугнуть. Последней же группе нападавших была дана установка на захват цели. В результате Нервадия опозорена, мир под угрозой, и не отпустить Эльгалион они просто не могут, – закончила Эльведан и спокойно посмотрела на Владыку.

– Хм… – спустя какое-то время прочистил он горло, – что ж, признаться, удивлен. Довольно хороший расчет. Однако мои люди могли погибнуть…

– Нет, – перебила Эльведан, – кроме того, что на них были специальные амулеты, я или Эльгалион постоянно контролировали ситуацию.

– Результат мог быть и иным. Так стоит ли жизнь одной жизни тысяч, а? Мир с Нервадией нужен обеим сторонам.

– Мира с Нервадией нет, – отрезала Эльведан. – Нервадия готовит заговор и делает это уже давно. Мы все это знаем.

– И откуда такая уверенность? Они сами тебе это сказали?

– Практически.

– Вот это меня и интересует. – Владыка внезапно сошел вниз, не отрывая взгляда от Эльведан. – Что в тебе такого, если они так хотят тебя вернуть? Или в ней? – Он резко обернулся к Эльгалион. Мгновение – и повелитель сей-лиров уже стоит рядом, поглаживая шею девушки появившимися когтями. Она замерла, не отрывая от от Владыки расширившихся глаз. Рядом охнула Дани, и Сиан только успел схватить ее за руку, пока она не бросилась на Владыку, который так и не отрывал взгляда от глаз девушки. – Может, проще ее убить? Чтобы больше не было причин воевать? Или вернуть обратно в качестве жеста доброй воли?

– Отпусти ее, – тихо проговорил Аселькорсиан, чувствуя, как задрожала Эльведан и по ее рукам пробежали искры. – Брат, прошу…

– Брат?! – Эльведан в шоке повернулась к мужу, но он смотрел только на Владыку.

– Брат? Ты уже почти два века не называл меня так… Неужели она того стоит?

– Да, – только и мог ответить Сиан, смотря, как рука повелителя отпускает горло девушки.

– Хорошо, пусть так, но какое право имела ты… ты, которая никто в этой стране, поставить ее безопасность под угрозу? – Он повернулся к Эльведан.

– Владыка! – не выдержал Сиан.

– Помолчи! Ты теперь забыл все свои клятвы, как связался с этой женщиной? Может, пора ее забрать? – Аселькорсиан аж опешил от такого заявления.

– Никакого! – вдруг четко произнесла Эльведан. – Вы правы, Ваше Величество, но когда любишь, не видишь слова «нет». Я должна была спасти сестру, и я ее спасла, причем сделав так, что Эулирон только выиграл!

– Выиграл? И что же он выиграл? Вот эту девчушку? – Владыка ехидно ухмыльнулся, наконец, снова взглянув на Эльгалион. – Она хоть маг?

– Маг! – звонкий чистый голос сестры Дани разнесся по залу. Похоже, норов у них семейный.

– О как! Ты и говорить можешь? А что мне мешает, о маг, вернуть тебя обратно, попросив вместо тебя пять или десять других магинь, а?

– Тогда уж проси двадцать, а лучше пятьдесят, хоть обмен будет равноценный. – Эльгалион вздернула подбородок.

– Вот это самоуверенность! – Бровь Владыки удивленно взметнулась вверх. – Думаешь, герцог так сражен твоей красотой, что не поскупится?

– Дело не в красоте…

– Эльгалион! – Дани резко выкрикнула, побледнев, и Сиан понял, что собиралась сказать девушка.

– Так… – задумчиво прошелестел голос, – и что тут от меня скрывают?

– Дани… – Эльгалион несколько минут внимательно смотрела прямо в глаза сестры, словно между ними шел незримый диалог. Под конец Дани опустила глаза, тяжело вздохнув, а Эльгалион, вскинув подбородок, повернулась к Владыке. – Я универсал!

– Чушь, – совершенно спокойно отрезал тот и повернулся к брату, но увидел на его лице череду эмоций, подтвердивших, что слова Эльгалион – правда, – не может быть… универсалов же не бывает… Ты знал?! – под конец не выдержал Владыка, и у Сиана хватило сил лишь кивнуть. – Знал… Хорошо, тогда давай обменяем Эльведан на Эльгалион и все! – Владыка взял себя в руки. Будь все по-другому, Сиан бы, наверно, кинулся драться, а так только фыркнул, глядя на ехидную улыбку своей Дани.

– Не получится.

– Это почему же?

– А я тоже универсал! – радостно «оскалившись», заявила она, на что Владыка со стоном опустил голову на руки.

– Вон! Все вон!

Сиан смотрел, как девушки покидают комнату, и лишь когда за ними закрылась дверь, повернулся к брату.

– Ал… – он тихо позвал брата, но тот даже не пошевелился. – Ал, послушай…

– Что? Что именно я должен услышать, чтоб понять, почему мой брат предал меня?

– Я никогда не предавал тебя! – Слова Владыки задели. Сиан всю свою жизнь ставил благо Эулирона выше собственного. Брату не в чем упрекнуть его!

– Да? И как же давно ты знаешь, что Эльведан универсал?

– Только после нападения, когда она спасла меня.

– И ты мне ничего не сказал? Почему? Ты же понимаешь, как это важно?

– А ты как думаешь? – взвился Аселькорсиан.

– Думал, что заберу ее? – Владыка недоверчиво заглянул в глаза. – Сиан, ты мой брат… а она уже твоя!

– Мне напомнить, что ты выбрал браслеты?

– Вон оно что… – Повелитель сей-лиров задумчиво прищурился. – Понятно. Не ожидал. Может, еще и кольцо ей преподнесешь?

– Кольцо? – Настала очередь Аселькорсиана задумчиво щуриться. Странно, но ему почему-то показалось этого недостаточно. Всего лишь кольцо… Она заслуживает большего. – Не знаю, – наконец честно признался он. – Но кольцо – это минимум того, что я хотел бы ей дать…

– Тогда откуда неуверенность?

– Шутишь? – Лорд прищурился. – Сам-то ты явно не торопишься!

– А знаешь, я тут подумал, может, и мне пора завести жену?

Сиан в шоке, нет в ужасе, уставился на брата. Ему оставалось еще почти два века свободы, и он всегда говорил, что собирается взять от них по-полной. Да во всем Эулироне не было сей-лиры, как он выражался, даже достойной стоять возле трона. А тут такое… внезапная догадка вдруг резко и неожиданно мелькнула в голове.

– Ал… я правильно тебя понял, что ты… хм… выбрал Эльгалион?

– Ты как всегда проницателен, брат мой, – хмыкнул он. – Да, я подумал о ней. Ты против?

– Не то чтобы против… но ты собираешься принудить ее к этому?

– Я должен думать об Эулироне прежде всего. Ты представляешь, какие возможности ожидают будущего Владыку, если он будет обладать еще и силой универсала или хотя бы мага?

– Ал… – Сиан устало покачал головой. – Это ты пока не понимаешь. Эти девушки, они другие. Они не похожи на наших леди, для которых статус и положение – то, ради чего они живут. Им нужна любовь, понимание, уважение, верность… Ты готов это дать? Если нет, то лучше не начинай. Иначе ты получишь войну. И не смотри на меня так. Поверь, я прекрасно знаю, о чем говорю. Я тебя не отговариваю. Если Эльгалион тебе действительно понравилась и ты сможешь завоевать ее уважение и симпатию, то лучшей жены я тебе не пожелаю. Но силой ты добьешься только вражды и ненависти, и я не уверен, что сможешь выиграть.

– Хорошо, брат. Я подумаю. Ты никогда не давал мне плохих советов. А сейчас ты расскажешь мне все, чего я еще не знаю.

* * *

Я нервно ходила по комнате. Эмоциональная усталость последних дней еще не прошла, даже расслабиться не успела после удачного возвращения, когда нас практически сразу вызвали к Владыке.

Да, я понимала, что провернуть такое и не вызвать его гнев не получится. Но все же надеялась, что мы обойдемся малой кровью. В принципе, так и получилось, но сначала, когда Сиан ушел, а нас в срочном порядке тайно доставили во дворец, я уже слабо надеялась на удачу. Но все обошлось. Правда, тот факт, что Сиан, оказывается, брат самого Владыки, а он ни словом об этом не обмолвился, не порадовал меня. Сразу всплыли подозрения на тему, чего еще он мне не рассказал, и от этого на душе стало еще более мерзко. Бедная сестренка, мало того что сама мучилась от усталости, страха и все еще беспокоящих ее ран, так была вынуждена закрываться от моих негативных эмоций.

Потом состоялась беседа с Владыкой, если это можно было так назвать. Правда, больше всего меня поразило, что Эльгалион призналась в том, что она универсал. Тогда в течение тех роковых секунд она попросила довериться ей. И я сделала это. Только вот сейчас уверенность отступила. Да и то, что после разговора с Сианом Владыка потребовал оставить Эльгалион на беседу, оправив нас домой, меня тоже не радовало.

– Волнуешься? Не стоит. Ал всегда держит свое слово. Сказал, что до ужина она вернется, значит, так и будет. – Сиан мягко обнял и прижал к себе.

– Надеюсь, – пробормотала я, уткнувшись в его рубашку. – Почему ты никогда не говорил, что Владыка – твой брат? – Я все-таки не выдержала.

– Если честно, даже ни разу не подумал об этом. – Он тяжело вздохнул. – Сначала казалось – это не важно, а потом было столько всего, я просто и не брал в голову, что ты не знаешь. Да ведь это и не важно. Или нет? – Голубые глаза испытующе заглянули в мои.

– Не важно, – подтвердила я, – но мог бы сказать, чтобы я так сильно не волновалась.

– А вот это ты зря. Ал хоть и брат, и даже любит меня, но Эулирон для него превыше чьей-то отдельной жизни. И моей, и своей.

– Это неправильно, – пробормотала я.

– Он Владыка. Всегда и в любой ситуации. Не знаю, что должно произойти, чтобы он выбрал не страну, а что-то иное.

– Может, влюбиться?

– Смешно, – фыркнул Сиан.

– Ясно. А о чем вы так долго разговаривали?

– Я рассказал ему все. Он должен знать.

– И все? – Я подозрительно посмотрела в глаза мужа. Было странное ощущение, что он недоговаривает.

– Все.

– А Эльгалион? Зачем ему потребовалось с ней беседовать?

– Дани, пойми, теперь твоя сестра – одна из нас. Говоря по правде, она теперь больше сей-лир, чем даже ты. Владыке надо понять, что с ней делать. Возможно, ее тоже выдадут замуж… – задумчиво добавил он, а я непроизвольно дернулась.

– Как замуж? Сиан, она ведь еще даже несовершеннолетняя! И за кого?

– Про возраст можешь мне даже не говорить, – фыркнул он. – У вас в Нервадии и в четырнадцать отдают, если надо. А за кого?.. Пока трудно сказать.

– Может, за Вестиориона? – Я с надеждой взглянула в глаза мужа. Он казался мне самой безопасной фигурой – пусть и без любви, но со взаимным уважением и симпатией.

– А вот это вряд ли. Понимаешь, он ведь ей теперь как брат. А брак в таких случаях заключается крайне редко. И при особых условиях.

– Это при каких?

– Это при условии истинной любви и с разрешения богов. Не думаю, что между ними есть что-либо подобное.

– Да… плохо. А жить она где будет? У Вестиориона или у нас?

– По-хорошему, конечно, должна у Вестиориона, но, думаю, правильнее и лучше будет, если она все-таки останется у нас. Ей уже подготовили комнату рядом с твоими бывшими покоями.

– Спасибо. – Я растроганно поцеловала мужа. – Кстати, – добавила после того, как смогла восстановить дыхание, – надо будет зайти к Вестиориону. Он так много сделал для нас с сестрой.

– Хорошо. Как хочешь. Завтра зайдете. Я дал ему пару дней отдыха, так что, думаю, он будет дома.

– Привет! – неожиданно позади раздался веселый голос, заставив нас резко повернуться. В дверях стояла Эльгалион, радостно улыбаясь. – Что замерли? Думали, не вернусь?

– Была такая мысль, – хмыкнула я. – Ты как?

– Нормально. Только устала.

– А есть хочешь?

– Да не особо. Владыка расщедрился на пирожные и фрукты. – Эльгалион весело усмехнулась.

– Да? – Я с сомнением посмотрела на сестру и перевела взгляд на Сиана. Тот, кстати, сделал настолько невинное лицо, что сомнения усилились в несколько раз и в голову полезли кое-какие нехорошие мысли. – И о чем болтали? – Я постаралась, чтобы голос прозвучал как можно беззаботнее.

– О многом. Как в Нервадии жила, что умею, хочу ли вернуться, ну, и так далее… Ой, Дани, да не волнуйся ты! – Она легко улыбнулась, ощутив мою тревогу. – Я чувствовала – там был только интерес.

– Да я что… я ничего…

– Угу, я так и поняла. – Она снова улыбнулась. – Ладно, если вы не против, то я спать. Сил просто нет.

– Сиан… – Я повернулась к мужу, как только сестра скрылась за углом. – Скажи мне, что это не то, о чем я подумала?

– Дорогая, но откуда я могу знать, о чем ты подумала? – Он невинно захлопал глазками, практически подтверждая мою догадку.

– Сиан, не зли меня! Мужем Эльгалион будет Владыка, да?

– Возможно. – Лорд мигом посерьезнел. – Дани, пойми, он не будет ее принуждать или спешить. У них целый год впереди. И поверь, мой брат не так уж плох. Дай им шанс, ладно?

– Не плох? – У меня от шока даже брови взлетели вверх. – И ты говоришь это после той характеристики, что выдал ему? Сиан, открою тебе страшный секрет: слишком хороший правитель обычно не слишком хороший муж. Ты же сам сказал, что у него на первом месте Эулирон! Думаешь, я для того ее вытаскивала из Нервадии, чтобы она попала точно в ту же ситуацию, но теперь в Эулироне?

– Дани… – Муж тяжело вздохнул. – Я все понимаю: и твой страх, и тревогу за сестру… Но он наш Владыка. Никто не встанет между ним и женщиной, которую он выберет. Еще раз говорю, заставлять ее он не будет, но обаять попытается. Поверь, Эльгалион ни в чем не будет нуждаться. К тому же я уверен, что она еще сможет покорить брата. Так что, не волнуйся.

– Ох… – Я только вздохнула, чувствуя, как руки Сиана обнимают меня. А потом вообще перестала думать. Ведь все последние дни в Нервадии мы не были близки, и я соскучилась. А судя по его поведению, не я одна… В итоге уже через несколько минут меня на руках несли в нашу спальню. Вот и хорошо. А проблемы… ну ничего, подождут до утра.

Главное, что самое страшное позади. Я дома! Нет, не так… Мы дома!

Глава 17

Рано утром Сиан убежал на службу, быстро поцеловав и сказав, чтоб не скучала. Все-таки почти две недели без его высочайшего контроля страна жила! И Вестариона, единственного, кому он доверял, мы тоже с собой забрали. Ну и хорошо. Мне тоже нужно все обдумать и составить план действий.

Откинувшись на подушки, мягко ласкавшие кожу, закрыла глаза и попыталась систематизировать все, что нестройными рядами бродило у меня в голове. Сиан, Эльгалион, Владыка, источники, Эулирон, Арол, события, люди, факты – все переплелось и смешалось. Один образ плавно перетекал в другой, вызывая странные ассоциации и воспоминания. Картинки были разрозненными и никак не хотели собираться в схему. Нет, так не пойдет, поняла я спустя полчаса бесплодных попыток упорядочить все это. Простым размышлением здесь не помочь, значит, надо пойти по-другому. Тяжело вздохнув, с неохотой стала выбираться из постели, все еще хранившей тепло и наш смешанный с Сианом запах. Пятнадцать минут на душ, еще столько же высушить волосы и одеться. Легкая слабость и усталость никуда не делись, но внутреннее чутье подсказывало, что расслабляться и отдыхать пока рано.

С удовольствием переодевшись в простое домашнее платье из мягкой ткани, которое я не могла позволить себе носить в Нервадии, спустилась в столовую и с неким внутренним удовлетворением рассматривала удивленные лица прислуги. Пока накрывали на стол, пока я завтракала, воздух на легких крыльях почти неощутимого ветерка исправно приносил мне все сказанные слова. Ох, чего мне стоило не засмеяться над их расстроенными высказываниями. Оказывается, это Сиан ездил «возвращать меня в Нервадию, а меня не только не взяли, но еще его нагрузили дополнительно моей сестрой. Такие, как мы, там и задаром не нужны». Или «я умоляла господина оставить меня». А еще «эта южная ведьма приворожила его». И так далее, и в том же духе. Забавно! Самое интересное, что в глаза все вежливы и почтительны, но я прекрасно знаю, это только страх, а не уважение. Страх перед гневом Сиана и перед моей силой. Увы, простые сей-лиры еще не скоро примут человечку как полноправную хозяйку.

Нет, но если серьезно, то ситуация возмутительна. Это же надо! Похоже, они тут все ждут, когда Сиан от меня избавится! Интересно, откуда подобные мысли?

Вообще-то, стихию воздуха принято недооценивать среди магов. Как же, такая невидимая, неощутимая, не воспринимаемая… и мало кто задумывается об истинной силе магов воздуха. Об их возможностях. Может, наша сила менее эффектная, но можем мы больше многих – убить, так что, никто не поймет, как и почему, просто заставив воздух «обходить» нужного человека… или людей. Можем узнать любые разговоры, даже произнесенные шепотом. Можем создать нужную нам погоду – жару, дожди, ураганы… Можем раздуть огонь до небес и потушить его. Можем заставить Мировой океан отойти на километры от берега, создав волну высотой с гору… Можем вырвать любые деревья. Можем заставить заржаветь самый лучший меч. А можем принести по воздуху понравившуюся вещь или человека. Много чего можем… Но при этом, хоть магов воздуха и рождается немало, только сотая их часть способна ко всему этому. А потому так низко мы ценимся среди своих собратьев.

Но теперь пора браться за дело по полной. К сожалению, я еще слишком молода и малоопытна, но, тем не менее, я могу больше многих, и пришло время проявить все свои способности. Я должна защитить Эулирон! Теперь это мой дом, и все, что связывало меня с Нервадией, оборвано и разрушено. Здесь моя сестра, мой муж, моя новая родина. И возвращаться я не хочу!

Первым делом я отправилась в свою лабораторию. Будучи в Нервадии, я закупила все необходимое для магических исследований и практик, да в таком количестве, что хватит лет на пятьдесят как минимум! Сиан только в шоке головой качал, когда, дорвавшись до нужного квартала, я скупила практически все, начиная от ступок и пучков трав и заканчивая гримуарами и кристаллами. Но одновременно с его усмешками и ехидными замечаниями я видела, что его глаза довольно сверкают. Естественно! Такое количество закупленных предметов ясно и четко говорило, что в ближайшие годы Эулирон я покидать не намерена.

Вот теперь расставляла по полкам свое богатство – книги, алхимическое и артефактологическое оборудование, разноцветные и разновеличинные флакончики, коробочки и кристаллы, амулеты и артефакты… Душа просто разворачивалась и сворачивалась, пока я, напевая, обустраивала свою берлогу. Такой лаборатории и архимаг позавидует!

Взгляд упал на стол, где расположились записывающие кристаллы. Очень плохо! Уезжая, я совсем не подумала, что объем записи всего день. Хотя… на тот момент выбора у меня и не было. Это только в Ароле я успела закупить почти сотню таких камней. Теперь можно было создать связку для нескольких дней за раз. А пока…

Я осторожно взяла первый камень, закрыв глаза и усевшись в мягкое глубокое кресло. Настроилась и начала погружаться внутрь кристалла, отсматривая последние сутки из жизни Полиан. Я решила начать именно с нее, потому как ей я доверяла полностью и не волновалась, если случайно, по неопытности, неправильно или неточно просмотрю события.

Честно говоря, у меня было чувство, что я подглядываю. Волна стыда и раскаяния накрыла меня, пытаясь утащить куда-то внутрь себя. Решительно тряхнув головой, я сама себе напомнила, что это нужно для дела.

В быстром режиме просматривая сутки из жизни Полиан, я поняла, что чувствую совершенно неуместную зависть. Ничего опасного или предосудительного я не заметила, но вот то ощущение любви, надежности и радости просто бросалось в глаза. Поцелуи, объятия, даже страстная ночь (на этом месте я закрыла глаза и подождала, пока она закончится) – все это было и у меня с Сианом, но вот то, что происходило между этими двумя в остальное время, мне было недоступно. Они просто держались за руки или смотрели друг другу в глаза, сидели рядом и вели неспешный разговор, пока рука супруга нежно гладила девушку по волосам или животу. Даже когда она не видела, глаза сей-лира не упускали ее из виду, сияя нежностью и любовью. А уж когда они смотрели друг другу в глаза…

Я судорожно отбросила кристалл, когда он снова начал показывать все сначала. Боги, как же тяжело наблюдать за чужим счастьем, когда в своем не уверен! Одинокая слеза скатилась по щеке. Остервенело смахнув ее, я резко схватила другой камень. Только не думать!

Предо мной возникла Еления. Она задумчиво сидела в кресле, слегка поглаживая пушистую зверушку на коленях. Волосы забраны в высокую прическу, голова слегка наклонена, а нижняя губа прикушена. Так странно… в этот миг она кого-то мне сильно напомнила, но кого? Потом, тряхнув головой, девушка подняла взгляд и посмотрела вперед. Меня чуть тряхнуло от ощущения, что она смотрит прямо на меня. Легкая улыбка заиграла на ее губах, словно она вспомнила нечто хорошее. Девушка встала и отправилась в другую комнату. Надо же, у Елении тоже была лаборатория наподобие моей. Девушка подошла к полке и достала оттуда небольшой амулет, наверное, защитный, потому как после этого она присела за стол и начала в привычной манере что-то мастерить. И так она просидела несколько часов, вплоть до вечера, даже голову не поднимала. Удивительное упорство и выносливость. Хотя большинство артефакторов именно такие. В их профессии порой гораздо важнее сосредоточенность и спокойствие, чем творческий подход и сила. Потом был ужин вместе с мужем, за время которого они едва ли произнесли друг другу по паре слов… а вот спят они по отдельности.

Следующей была Неора. Тут ничего особенного не произошло, если не считать забавной ссоры между ней и ее мужем. Сей-лиру «почему-то» не понравилось, что его встретил зомби и предложил забрать плащ. Сцена была уморительной! Сначала шок на лице воина, потом разнесшийся крик на все поместье, в результате которого некромантка выплыла из подвала, его яростные попытки доказать, что живая прислуга намного лучше, и логичные возражения Неоры. Во-первых, она – некромант и ей нужна практика, во-вторых, такой прислуге не надо платить и кормить, в-третьих, она никогда не предаст и, в-четвертых, она не будет вешаться на шею ее мужу! Результатом скандала стал компромисс – Неора прекращает подобные эксперименты в доме, а сей-лир удаляет из дома всех «неблагонадежных», по мнению Неоры, девушек и женщин. В результате там осталось только три сей-лиры, которым по человеческим меркам можно было дать за пятьдесят.

Валисса, Алида и Олина вообще ничем не отличились. Каждая из девушек находилась в своем поместье и большинство времени провела в одиночестве, в основном что-то читая или просто прогуливаясь по саду. Отношения с мужьями было ровно-уважительно-прохладными, что Валиссу и Алиду трогало мало, а вот смотреть, как плачет Олина, было тяжело. Мда… как бы мы ни храбрились, но быть нелюбимой и знать это – очень больно. Особенно когда сама-то уже отдала сердце.

А вот Надеия меня порадовала. Знаю, злорадство – это плохо, но видеть ее бессильную ярость на «супруга» было приятно. Этот сей-лир каким-то немыслимым образом умудрялся оставаться спокойным даже тогда, когда от несдержанности девушки в доме загорались занавески. И ведь она сама была виновницей всех ссор! Я видела восторженный взгляд будущего мужа Надеии, когда он подошел к ней на «свадьбе»… Даже я признавала, что Надеия действительно красива, сильна и умна, но склочный, завистливый и неуравновешенный характер перечеркивал все ее достоинства. А вот после обеда ее навестили Каория и Шантия. Тут я уже всматривалась более сосредоточенно. Обе девушки были очень внимательны к расстроенной подруге, успокаивали ее, соглашались со всем… И это меня настораживало. Увы, кристалл, настроенный на одного, не мог показать, что в это время делали другие, поэтому мне пришлось подождать. Разговор шел ни о чем, девушки пили чай и даже не заговаривали о важном. А меня все сильнее охватывало раздражение. Неужели ничего? Я всмотрелась в карие глаза Надеии. Кажется, девушка успокоилась. Взгляд перестал сверкать, ресницы полуприкрыли глаза, губы приоткрылись, и Надеия быстро провела по ним языком. Тихий голос Каории устало, но твердо произнес:

– И это только начало… Не хочу быть суррогатной самкой. Это не моя страна, не мой дом. Я сделаю все, чтобы вернуться в Нервадию и отомстить этим животным… Иди, Нади, отдохни, ты совсем без сил.

– Да, ты права, – согласилась Надеия и встала с кресла, – вы извините меня… сегодня такой тяжелый день…

– Ничего, иди. – Каория кивнула, облизнув губы и прикрыв глаза.

– Иди, до встречи, – попрощалась Шантия.

Оставшееся время Надеия проспала. А я сидела и смотрела на кристалл. Что сейчас было? Каория настраивает Надею против Эулирона? А Шантия, получается, уже согласна? И что за странная реакция у девушки? Действительно устала или я упустила момент, и ей что-то подлили?

Слишком много вопросов. Я задумчиво поглядела на оставшиеся три кристалла – Каория, Шантия и лорд Орус. Ну, лорда оставим напоследок… а вот начну я, пожалуй, с Каории.

День девушки начался обычно: завтрак, прогулка, занятия в лаборатории (похоже, такие комнаты есть у всех девушек). Я внимательно отсматривала те зелья, что варила наш алхимик, но странного или особенного не заметила. А после обеда пришла Шантия.

Ничего не значащие приветствия, разговор о погоде и природе, а вот следующий момент меня слегка удивил.

– На вот. – Шантия протянула Каории коробочку. – Это от нас с Еленией. Думаю, тебе пригодится.

Каория с удивленной улыбкой приоткрыла бархатную крышечку и с восторженным писком достала оттуда пару очень красивых серег – александриты в обрамлении красного золота. Автоматически глянув на Шантию, отметила у нее не менее красивые, но с аметистом.

– Вау! Какие красивые! – Я полностью разделяла восторг девушки.

– Надень и не снимай. Мы с Еленией поработали над ними, и теперь это лучшая защита от нежелательной беременности, – с улыбкой сказала Шантия. – У меня такие же. И у Елении тоже.

– Ничего себе… Вот это да!! Как?

– Ну… Еления – сильный артефактор, а я – целитель, – скромно улыбнулась Шантия. – Вот и сделали совместными усилиями.

– Спасибо! – сердечно поблагодарила Каория. – Я в долгу!

– Ладно, запомню, – хмыкнула Шантия. – Как думаешь, нам не стоит заглянуть к Надеии?

– Конечно.

И девушки, довольно улыбаясь, покинули дом Каории. И снова Надеия и тот же самый разговор. В какой-то момент Каория встает и наливает девушкам чай, но я не увидела даже намека на то, что она что-то добавила в него. Неужели ничего не было?

Выйдя от Надеии, Каория прощается и идет домой. Нервно облизывая губы, девушка оглядывает свою лабораторию и начинает что-то творить, пока усталость не сваливает и ее. Кажется, она даже заснула прямо там.

Окончательно запутавшись, я потянулась за кристаллом Шантии. Утро. Девушка перед зеркалом надевает массивные сережки, что чуть позже продемонстрирует Каории. Случайно спотыкается о забытый мужской жилет под кроватью и недовольно отбрасывает его. Затем достает из коробочки небольшой кулон с таким же аметистом, что и в сережках. На губах играет легкая улыбка. Завтрак, подбор платья в гардеробе, несколько минут сидит с задумчивым видом в кресле, а потом отправляется к Каории. И опять все сначала. После расставания с Каорией небольшая прогулка и домой. Чтение в библиотеке, ужин с супругом. Потом девушка раздевается и ложится. Вот и весь день… Ничего!

Я устало помотала головой. Неужели я ошиблась? Или просто что-то не увидела? Эх, посоветоваться бы с кем-нибудь… Но с кем? Полиан нельзя волноваться. Неора? Возможно. Эльгалион? Не хочу ее втягивать… Да еще и это странное чувство, будто я что-то упустила! Проклятье!

Последний кристалл. Лорд Орус в дорогом костюме, приподнятом настроении и с довольной улыбкой возвращается в резиденцию. Очень интересно! И где это он был всю ночь? Не в местном же борделе? Я внимательно вглядываюсь в лицо лорда и понимаю, что не так уж и ошиблась. Эту ночь он провел с женщиной – слегка припухшие губы, немного покрасневшие глаза, царапина, выглядывающая при повороте головы из-под воротника… Мда… Неужели нашлась сей-лира, которая согласилась провести ночь с человеком?

Утренний душ, во время которого я полностью рассмотрела лорда. А он, кстати, в довольно хорошей форме. Я невольно усмехнулась. Вот уже и за голыми мужиками подглядываю. Но! Это нужно для дела, повторила себе и сама же хихикнула.

Потом он разбирал какие-то бумаги, пока к нему не заявился помощник.

– Лорд Орус, посольство из Нервадии вернулось.

– Очень хорошо. – Лорд откинулся на спинку кресла. – Какие новости?

– О! Новостей достаточно! Во-первых, посольство вернулось в большем составе, чем уезжало.

– Это как? – Лорд заинтересованно поднял бровь.

– Вместе с миссией в Эулирон прибыла леди Эльгалион де Миро-Ней Аори!

– Не может быть… – Шок на лице Оруса заставил сердце тревожно сжаться. Значит, знает… – Как?!

– А вот так. Прямо около дворца произошло нападение на одного из лордов и Высоких Леди. Леди погибла при нападении, лорд был ранен, но в это время из дворца домой возвращалась младшая Аори и вмешалась в драку. В результате хитрый ритуал – и она стала кровной сестрой лорда, да и еще по закону сей-лиров, приемной дочерью семьи погибшей Высокой Леди. И теперь до совершеннолетия ее старшим родичем считается лорд Вестиорион, и она должна жить здесь!

– Мда… кажется, мы недооценили леди Эльведан. – Орус задумчиво качнул головой. – Она оказалась проворнее. Где теперь живет Эльгалион?

– В доме сестры.

– Естественно. Что еще?

– Посольства сей-лиров в Нервадии не будет. – Еще один мрачный взгляд Оруса. – Слишком много нападений было на лордов в Ароле. Первый Лорд потребовал гарантий. Теперь и наше пребывание здесь под угрозой.

– Что-нибудь передали?

– Нет. Леди?

– Никаких указаний, лорд, – покачал головой секретарь.

– Ладно. – Лорд Орус недовольно нахмурился. – Значит, так, узнай, когда будут похороны той сей-лиры, мы должны присутствовать. Проверим, что там с телом… Потом созови девушек. Всех. И Эльгалион не забудь. Что-то леди Аори развила слишком бурную деятельность. Пора заняться ей вплотную. Иди, а мне надо подумать.

Ого! А вот это совсем плохо. Но и хорошо. Значит, в правильном направлении иду. Хотя а чего еще можно ожидать от посольства вражеского государства? Это все не доказательства.

Увы, больше до вечера ничего не произошло. Лорд Орус просидел в кабинете, изучая законодательство Эулирона, подтверждающее введение в семью Эльгалион, потом пошлины и экономику, и все.

Я устало потерла виски. Следующий сеанс я смогу провести только дней через восемь-десять, если не хочу сойти с ума или проваляться в постели с месяц. К сожалению, ментальные занятия подобного рода, если ты не медиум, прорицатель или менталист, для всех остальных не проходят бесследно. Но зато я теперь могу все эти десять дней записывать!

Достав бумагу и потирая нывшие виски, я начала записывать все, что успела заметить важного и подозрительного. Получилось немного. Расчертив листок на несколько столбцов, я написала сверху имена: Надеия, Каория, Шантия, лорд Орус, а снизу подписала все, что показалось странным или подозрительным. Анализировать буду завтра, а сейчас у меня все сильнее болела голова.

Уже выползая из лаборатории, я натолкнулась на довольную, куда-то спешащую сестренку.

– Эль? Ты куда?

– В театр! – Сестренка довольно улыбалась. – Как я выгляжу?

– Отлично, – автоматически ответила, мимолетом оценив бледно-сиреневое платье по здешней моде, высокую прическу, над которой явно проработали несколько часов, вечерний макияж и дорогой комплект из аметистов и белых кораллов. – И с кем ты идешь? – Мои подозрения усилились.

– С Владыкой.

– Эль!..

– Вед, ну хватит тебе, я не маленькая!

– Эль, о чем ты говоришь?! Ему почти восемьсот лет! Думаешь, ему действительно хочется просто поболтать? Да ему дети нужны с магической силой! Вот и присматривает, подойдешь ты ему или нет! – Я раздраженно тряхнула головой. Вот дурочка малолетняя!

– Не стоит, Эльведан. – Сестра остановилась и недовольно посмотрела на меня. Мда… раз назвала полным именем, значит, разозлилась. – Я эмпат, не забыла? И не слабее тебя! Уж со своей жизнью разберусь. Лучше у мужа спроси, что это его за чувство вины все время гложет, а мне пора.

Я стояла посреди коридора и не знала, как поступить. Что это было? Почему она так со мной? Боги, только не это… Сестренка, Сиан… В горле образовался странный комок. Головная боль пульсировала, не давая задуматься о произошедшем, и я была благодарна ей. Не хочу думать… Не могу… Не сейчас.

Еле добредя до комнаты, я попросту усыпила себя. Все потом. Сейчас я просто не могу больше…

Глава 18

Новый день принес дождь и осознание того, что я в тупике. С одной стороны, кризис миновал, даже можно сказать, что все устоялось – сестра в безопасности, повелитель в курсе и теперь точно нас не отдаст, с Сианом отношения прекрасные… Но с другой… В моей душе царил тот же сумрак, что и за окном. Ощущение нависшей беды и угрозы мучило, вызывая чувство неуверенности и тревоги. Казалось, что-то неотвратимое наступает на меня, а я не знаю, куда бежать и что делать. Возможно, дело было в том, что еще ничего не закончено. Ни меня, ни сестру никогда не отпустят просто так. Тот, кто все это затеял, не отступится так легко, а значит, надо ждать его следующего шага.

Но дни шли, и ничего не происходило. Наоборот, казалось, про нас все забыли. Минула неделя после нашего приезда, но ничего необычного или важного не случилось. В посольство нас не вызывали, девушки в гости не напрашивались. И мне бы облегченно вздохнуть, но с каждым днем я мрачнела все больше.

Первым тревожным звонком оказалось не самое радостное известие.

– Вед, ты в курсе? – В библиотеку, где я изучала всю доступную информацию об источнике, вихрем влетела Эльгалион.

– В курсе чего?

– Сюда едет нервадское посольство!

– В смысле? – не поняла я. – Оно же и так здесь.

– Тьфу ты! Ну, выразилась неправильно. Сюда приезжает королева вместе с дочерью и герцогом! Они хотят посмотреть на Эулирон!

– Ого! – Я только и смогла ошарашенно выдохнуть. Такого, признаться, не ожидала.

– Ты не знала?

– Откуда? – Я только плечами пожала. – Это ты у нас практически поселилась во дворце, а мне новости Сиан приносит. А сегодня он еще не возвращался.

– Его Ал вызвал.

– Ал? – Вот уж не думала, что смогу дважды за две минуты так удивиться. – Это ты Владыку так называешь?

– Ну да… – Сестренке хватило совести смутиться.

– Эль!..

– Вед, не надо, прошу тебя. Сама все прекрасно понимаю. Обещаю, глупостей я не наделаю, но отказаться от него уже не могу.

– Но вы ведь только неделю знакомы!

– И что? Сама знаешь, для этого не всегда нужны годы. – И она вдруг грустно улыбнулась.

– Сестренка…

Что ей сказать, я не знала. Просто поднялась и обняла ее. Глупо, как же это глупо вот так быстро влюбиться в того, кто старше, хитрее и выше тебя по положению. А еще больно, ведь Эль прекрасно понимает, что его привлекает в ней, и знает, в тот момент, когда она возвращается домой, к нему приходит другая…

– Знаю… – Сестра всхлипнула. – Но ты не волнуйся за меня. Я же эмпат! Если пойму, что… что я для него всего лишь средство, то… то я уйду!

– Ох… Эль, наивная… думаешь, он позволит тебе уйти?

– Я универсал! – зло фыркнула она, вытирая глаза. – И если он только попробует сделать из меня игрушку – пожалеет!

– Верю. – Я рассмеялась, пытаясь скрыть за смехом тревогу. Эльгалион переоценивает свои силы. Вряд ли она сможет справиться с Владыкой, не та весовая категория. Впрочем, об этом после подумаем, когда нашим жизням не будет угрожать непосредственная опасность. А то, возможно, сами будем его упрашивать, чтобы он на ней женился. – Ладно, расскажи, что еще интересного во дворце услышала?

Следующие два часа мы просидели за чаем с пирожными. Настроение у Эль немного улучшилось, да и я была довольна, что удалось не только отвлечь сестру от грустных мыслей, но и просто поболтать, а то с этим повелителем мы с ней почти не разговаривали. Мне даже стало казаться, что с приездом в Эулирон мы отдалились, и это было неприятно. В какой-то момент проскользнула обида на сестру, ведь я стольким рисковала, но сейчас, сидя рядом, я понимала, что все это глупости. Все равно никого ближе друг друга у нас не будет. А еще до меня наконец-то дошло, что сестренка выросла, и уже скоро, на мой взгляд, слишком скоро, у Эльгалион появится новая семья.

– Прошу прощения, леди. – В дверях в поклоне склонился слуга.

– В чем дело?

– К вам пришли лорд Салид де Атим Орус с сопровождающими и просят срочно принять его.

«Что?» – чуть было не закричала, но в последний момент успела удержать недостойное леди высказывание. Быстро глянула на сестру, и ее испуганный взгляд заставил взять себя в руки.

– Хорошо. Проводи гостей в малую гостиную.

– Как скажете, леди. – Сей-лир повторно склонился в поклоне.

– Стой! Господа спрашивали про леди Эльгалион? – нехорошая мысль скользнула в сознании.

– Нет, леди.

– Хорошо. Иди, и если спросят – леди Эльгалион нет дома, где она, ты не знаешь. Понятно?

– Да, леди.

– Свободен.

– Вед, – испуганно протянула Эль, как только за слугой закрылась дверь, – что происходит?

– Пока не знаю. Значит, так, сестренка, что-то мне это не нравится… Сделаем так: я пойду к ним, ты не показываешься. Если вдруг в течение часа не свяжусь с тобой, спасай! Хотя нет, лучше найди Сиана и расскажи ему.

– Может, мне лучше с тобой пойти?

– Не надо. Ты единственная, кто сможет мне помочь в случае чего.

– Будь осторожна.

– Всегда. – Я кивнула и вышла из библиотеки.

В душе поднималось странное волнение пополам с предвкушением. Да, меня волновал и даже пугал приход нервадских послов прямо в мой дом, раньше они себе такого не позволяли, но, с другой стороны, я была рада. Похоже, временное затишье закончилось. И это хорошо.

До гостиной было идти недолго, но я задержалась. Притормозила на очередном повороте, призвав воздух, и попыталась послушать, о чем говорят послы, но эти лисы были слишком осторожны. За пять минут не произнесли вообще ни слова! Похоже, дело серьезно.

Я судорожно обдумывала возможные варианты развития событий, но, увы, было слишком мало информации. Причиной их прихода могло быть все что угодно: от личного оповещения о приезде королевы с принцессой до попытки арестовать меня за похищение сестры. Ладно, нет смысла тянуть время. Три секунды, наклеенная улыбка прижилась, секунда – взглянуть в зеркало, и быстрым шагом вперед.

– Добрый день. – Мило улыбаясь, я вошла в гостиную, разглядывая нежданных гостей.

Двоих из присутствующих я знала – Васитор де Ерион Лоар и собственно лорд Орус. Что-то мне уже не нравится эта ситуация. Быстрый взгляд на оставшихся, и я чуть зубами не заскрипела – боевые маги, все трое! Из личной охраны короля, причем маг земли, маг воды и маг воздуха. И как это понимать? Четыре мага разнонаправленных стихий – это квадра! Кажется, мысль об аресте близка к правде…

– Леди… – Лорд Орус быстро подошел ко мне и, схватив за руку, легко поцеловал. – Рад видеть вас. Вы как всегда прекрасны.

– Благодарю, лорд. – Я постаралась как можно искренне улыбнуться. – Надеюсь, в ваших словах не слишком много лести.

– Ну что вы, леди! Мои слова – чистая правда!

– Что ж, тогда должна признать, мне приятно. – Еще одна улыбка и легкий жест. – Присаживайтесь, господа. Откровенно говоря, ваш приход для меня неожиданность. Чем обязана? Надеюсь, ничего не случилось?

– Как сказать, леди Эльведан. – Орус тут же состроил серьезное выражение лица. – Вы в курсе, что на днях в Эулирон прибывает Ее Величество вместе с Ее Высочеством?

– Королева? Нет, не в курсе. Насколько я помню, в мое посещение Арола даже намеков на приезд Ее Величества не было.

– Да, все так. Но, сами понимаете, посещение делегации сей-лиров нашей родины оказалось… не слишком успешным. – Лорд делано нахмурился, я тоже покивала, краем глаза косясь на боевиков. Мне как-то резко стало не по себе под их заинтересованными взглядами. – Поэтому светлейший герцог лично прибыл в Эулирондэйн, дабы передать Владыке искренние извинения Его Величества, а также подготовленный новый вариант союзного договора и размещения посольства на территории Арола.

– Наш король, как всегда, мудр и справедлив, – вмешался Лоар.

– Это так. – Я кивнула. – А Ее Величество с Ее Высочеством?..

– Впечатлились рассказами об Эулироне и решили воочию все увидеть. – Орус улыбнулся.

– Не удивлена. Что ж, господа, вы принесли мне прекрасную новость. Буду рада увидеть и Ее Величество, и Ее Высочество.

– У вас будет такая возможность, леди. Повелитель организовывает бал в честь их приезда.

– Еще одна хорошая новость. – От искусственной улыбки уже начали болеть щеки. – Я польщена, лорд, что вы лично приехали, чтобы сообщить столь радостную новость.

– Не стоит, леди. Это моя прямая обязанность. Хотя приносить радостные вести таким прекрасным леди – еще и удовольствие. Кстати, как ваша сестра? Леди Эльгалион, наверное, трудно привыкнуть к столь резкой перемене? – перевел разговор посол.

– Увы, да. Такой поворот был неожиданен для всех нас. Не буду скрывать, меня радует, что сестра теперь рядом. Все-таки быть одной в чужой стране… Но ей тяжело. Хотя, думаю, год пройдет для нее быстро.

– Конечно-конечно. Может, стоило вашей сестре поприсутствовать при нашей встрече? Уверен, она тоже с радостью послушает известия из дома.

– Увы, сестры сейчас нет в замке. Но если бы мы знали о вашем визите, то Эльгалион бы с радостью вас дождалась.

– Жаль, конечно, что не получилось увидеться. Но, может, вы тогда передадите ей посылку?

– Посылку? – в моем голосе прорезалось удивление.

– Да, некоторые сопровождающие из королевского эскорта прибыли уже сегодня, чтобы подготовить все к прибытию Ее Величества.

– И вы… – я замялась, подбирая слова, – приехали сюда только затем, чтобы передать мне посылку? – Ох, что-то мне вся эта ситуация не нравится.

– Простите, леди… – На губах Оруса сверкнула извиняющаяся улыбка. – Но не совсем. Мы направились по делам и просто решили заскочить к вам. Ваша матушка дала наистрожайшие указания, чтобы передать посылку в кратчайшие сроки, поэтому решили заодно навестить вас. Надеюсь, вы не в обиде?

– Нет, что вы, – пробормотала я.

– Тогда принимайте.

И Орус поднял с пола небольшую коробочку, которую я раньше не заметила. Я замерла. Что-то внутри меня криком кричало остановиться и не брать эту коробку, но руки сами собой потянулись к ней. Я судорожно пыталась найти выход, чтобы отказаться от подарка, но не получалось. На первый взгляд ничего необычного в коробке не было, только интуиция предупреждала об опасности. Однако я вынуждена была взять проклятую коробку.

Почему проклятую? Я поняла это в тот же миг, как мои руки прикоснулись к гладкой поверхности. Легкий холод пробежал по пальцам, и я вскрикнула, словно обжегшись. В ту же секунду пальцы утратили чувствительность, а перед глазами все поплыло. Я покачнулась. Попытка отбросить коробку успехом увенчалась, но было уже поздно.

– Что? Что происходит? – еле прошептала, чувствуя, как онемение поднимается вверх по рукам и начинает заплетаться язык.

– Васитор, держи ее, – прикрикнул Орус, поднимая с пола коробку. – Так, все, уходим. Леди Эльведан, не волнуйтесь. Ничего страшного не произошло, нам просто необходимо, чтобы вы отправились с нами. Обещаю, еще до вечера вы вернетесь домой. Двигаемся, и побыстрее!

Обещает он! Я хотела было возмутиться, но паралич уже дошел до языка. Попытка обратиться к магии тоже ничего не дала. Вот же… если выберусь – первым делом навещу Каорию! И плевать мне на доказательства, на месте выясню… Только бы выбраться.

Меня ловко подхватили под руки Орус и Васитор, боевики разместились один впереди, двое позади, и всей этой «дружной» компанией мы двинулись на выход. Проходящие слуги только бросали заинтересованные взгляды, но ни один не рискнул что-либо спросить. Идиоты! Хотя, думаю, они были бы рады совсем от меня избавиться.

Так мы и вышли на улицу, где уже ждали оседланные кони. Вряд ли в своем состоянии я смогла бы самостоятельно забраться на лошадь, но меня вежливо подсадили, а окутавшая тело магия удерживала вертикально. Конечно, на долго ее не хватит, но им это было и не нужно. За ближайшим поворотом ко мне вспрыгнул один из боевиков и уже теперь он не позволял мне упасть.

Дальше сознание закрыло пеленой. Вроде бы я все видела и понимала, но словно сквозь туман. И это было страшно! Я не пыталась двигать руками или ногами, какая-то часть мозга понимала, что это ни к чему не приведет, но зато упорно пыталась призвать магию. Ничего не выходило! Да, я ее чувствовала, но дотянуться не могла. А времени оставалось все меньше! В какой-то момент пришло понимание, что я уже в посольстве. Когда? Как? Все это прошло мимо. Оставались считаные минуты до того, как они начнут приводить свой план в жизнь, каким бы он ни был, а я все еще была беспомощнее новорожденного котенка.

Голова немного прояснилась, и я судорожно начала искать выход. Магия все еще была недоступна, но, похоже, воздействие этой гадости на мой организм начало уменьшаться. И я наконец-то смогла дотянуться до родственной стихии. Все-таки мне повезло, что основа моей силы – воздух. Он везде, и тем проще с ним работать. Был бы огонь – ничего бы не получилось, но открыться для воздуха это так… просто и естественно!

«Эльгалион! Помоги! Эль…»

Мысленный крик – и воздух задрожал, неся приказ своей повелительницы. А я поняла еще одну истину. Об этом не пишут в книгах и не учат магистры, но сейчас я ясно видела еще один путь спасения – впустить в себя свою стихию и раствориться в ней. Я четко осознавала опасность этого поступка, но на крайний случай годится. Поэтому не стала закрываться от стихии, чувствуя, как ее мощь наполняет меня.

Похоже, я слишком увлеклась внутренним состоянием и даже не заметила, как меня сгрузили на какой-то диван. Точнее, заметила только в тот момент, когда меня на него не слишком аккуратно скинули.

– Поосторожней, – буркнул Орус, – синяков на ней не должно появиться. И позовите сюда Каорию.

«Значит, все-таки заодно», – мелькнула досадная мысль. Как же так получилось? Мы никогда не были близки, но девочка казалось неплохой. Жаль, хотя остается еще один вариант, что ее тоже чем-то опоили, но чем дальше, тем меньше я в это верила, но в то же время и сильнее надеялась.

Я чуть зубами не заскрипела, когда в комнату вплыла алхимик. Нарядное темно-синее платье, украшения из сапфиров с бриллиантами, высокая прическа… жаль, что внешний лоск и красота ни капли не компенсировали внутреннюю гниль.

– Что с ней? – Кажется, мое лежащее без движений тело напугало девушку. – Она жива?

– Да что ей будет! – отмахнулся один из боевиков, за что и получил суровый взгляд Оруса.

– Леди Каория, леди Эльведан в порядке, – вежливо и спокойно ответил помощник лорда, – просто мы увеличили дозу вашего зелья.

– Что? Что вы сделали?! – Вот уж не думала, что Каория может так визжать.

– У нас не было выбора, – отрезал Васитор, – в прошлый раз зелье слишком быстро перестало действовать.

– А в этот раз оно перестанет действовать еще быстрее, – огрызнулась она, – чем больше доза, тем быстрее проходит его действие. Боюсь, у нас осталось не больше пары минут, пока к ней не вернется магия.

– Почему вы не предупредили? – рыкнул Васитор.

– Я сказала вам дозу, лорд! Не моя вина, что вы решили проявить самодеятельность.

– Прекратите препираться! Леди Каория, поспешите.

– Хорошо, – процедила девушка и склонилась надо мной. – Значит, так, сейчас я волью в нее зелье, и через две минуты вы должны проговорить установки. Лорд, на установки у вас будет не больше десяти минут, и фразы должны быть конкретные и четкие. А вы в это время, – она бросила недовольный взгляд на Васитора, – наденьте на нее кулон. Все ясно?

– Да.

– Тогда начнем!

И они начали. Первым делом меня подхватили под руки двое боевиков, переводя в положение сидя. Это, видимо, чтобы я не захлебнулась и не испортила им планы. Третий из боевиков разместился за моей спиной, больно схватив за волосы одной рукой и другой уцепившись за подбородок. Сильное нажатие – и губы против моей воли начали размыкаться.

Нет, так не пойдет! С трудом собрав остатки сил, я попыталась мотнуть головой, но движение оказалось настолько слабым, что его даже не заметили. Я только и могла, что беспомощно следить, как Каория достает из небольшого мешочка, привязанного к поясу, темно-синий флакон. Что там, догадаться было несложно, только вот проверять на практике свои догадки совсем не хотелось.

Я напряглась, внимательно следя, как девушка осторожно подкрадывается ко мне. Она шла медленно, настороженно поглядывая на меня и закусив в волнении губу. Небольшие знакомые сережки поблескивали. Как в своем состоянии я смогла заметить такую мелочь – не знаю, но сейчас я четко отслеживала каждую деталь, а уж эти сережки вообще, казалось, горели огнем и насмешливо мне подмигивали.

Затуманенный разум выдавал идеи одну нелепее другой. Попытаться призвать все свои резервные силы и раскидать противников. Выпить предложенное зелье и заставить их молчать десять минут. Выпить и тут же выплюнуть отраву на пол… Но даже в своем состоянии я понимала, насколько все это глупо и бесполезно.

«Эль…»

Мысленный крик, полный отчаяния вырвался и унесся вдаль. А меж тем Каория уже вплотную подошла ко мне, занося над головой флакон. Нет! Так легко я не сдамся! Даже если мне будет стоить это жизни, послушной куклой я не буду!

Стиснув зубы, я следила за каждым жестом Каории. Казалось, что даже время замедлилось и растянулось. Словно издалека до меня доносились короткие рваные фразы. Я выжидала.

Вот боевик за спиной с силой дернул меня за волосы. Потом надавил на челюсть, вынуждая открыть рот. Руки, держащие меня, напряглись, и словно в ответ я полностью расслабилась, практически ложась на них. Мелькнувшая искорка в глазах девушки, но ее значения я не поняла. И флакон, на котором сосредоточилось все мое внимание, плавно поднявшийся на уровень моих губ…

– А!!!

– Дрянь!

Хлесткая пощечина обожгла щеку, и меня со всей силы толкнули на пол, наверно, с трудом удержавшись от пинка. Ну и ладно! Оно того стоило. Да, мне удалось в последний момент призвать свое тело к порядку, чего никто не ожидал, и со всей силы оттолкнуть ногами Каорию. Алхимик отлетела почти на полметра, по пути разлив ценнейшее зелье. Да, глупо, да мало мне это дает, но в моем случае даже секунда дорога.

– Сука! – Один из боевиков грубо схватил меня за волосы и, похоже, собирался ударить меня под ребра, но властный крик Оруса его остановил.

– Не смей! На девке не должно быть ни одной ссадины! Ты понял?

– Да, – сквозь зубы процедил боевик.

– Тогда попытайся успокоиться и лучше обними ее покрепче. Леди Каория, надеюсь, у вас есть еще одна доза.

– Конечно. Я и не сомневалась, что она понадобится.

Девушка уже поднялась с пола и, довольно улыбаясь, вертела в руках пузырек.

– Да? – Кажется, ее слова удивили магов. – И с чего такие мысли?

– Эльведан не была бы сама собой, если бы так легко сдалась. Но лучше вам сильнее держать ее, запасы у меня, увы, не бесконечны.

– Больше такого не повторится, – прошипел Орус, угрожающе смотря на боевиков. – Переверните ее и держите уж наконец нормально.

– Трое мужиков с одной девкой не справятся, – фыркнул Васитор, пренебрежительно разглядывая боевиков.

Только вот за его насмешку заплатить пришлось мне. Все-таки синяки у меня останутся, и не в единичном экземпляре. Грубость, с которой меня укладывали в нужную им позицию, граничила с жестокостью, если бы они не сдерживали своих порывов.

Теперь я практически лежала на полу. Поверх меня разместился один из магов, плотно прижимая своим телом и не давая пошевелить ни ногами, ни руками. Второй фиксировал локти и плечи, а уже третий держал мою голову, зажав ее коленями и вцепившись пальцами в волосы. Я оказалась практически распята между ними, не в состоянии даже толком вздохнуть.

– Поторопитесь, – нервно выдохнула Каория.

– Готово!

Мне снова сдавили подбородок, вынуждая открыть рот, но на этот раз я уже обрела достаточно сил, чтобы вдоволь намотаться головой. Только вот никто церемониться со мной не собирался. Подбежавший Васитор зажал одной рукой нос, а второй вцепился в шею.

Я пыталась пошевелиться, но не выходило, пыталась применить магию, но она хоть и начала отзываться, но тяжело, будто с неохотой, поднимаясь откуда-то из недр. Я не видела выхода. Неужели все именно так закончится? Все, чего я добилась, – так глупо попасться…

Первая, слегка солоноватая капля попала на язык. За ней хлынули остальные… Вот и все.

– Все? – словно в ответ на мои мысли раздался голос Оруса.

– Да. Теперь подождать минуты две, пока зелье усвоится, и можно начинать.

– Отлично. Ждем.

Две минуты? Это так мало! Я не чувствовала изменений, но не сомневалась, что зелье подействует. Каория поистине талантливый маг! Зато меня отпустили. Боевики, ехидно усмехаясь, расслабились, уже не сдавливая до боли.

– Две минуты прошли. Как проверить?

Лорд Орус не смотрел на меня, иначе не стал бы задавать такого вопроса. От первого произнесенного звука меня будто молнией прострелило с ног до головы. Каждое слово вызывало непонятную реакцию и словно двоилось в сознании. Лихорадочный жар обжег щеки, а на глазах появилась мутная пелена.

– Можем проверить. – Один из боевиков рассмеялся и посмотрел на меня. – Поцелуй меня!

Это был приказ. Конкретный и неоспоримый. Против воли я сама потянулась к нему. Боги, так плохо мне еще никогда не было! Знать, что твое тело больше не служит тебе, что ты исполнишь каждый приказ, каким бы он ни был!

Только в последнюю секунду, собрав остатки воли, я смогла не поддаться и быстро прикоснуться губами к щеке боевика. Да и то в этом была исключительно заслуга нечеткого приказа.

– Подействовало! – Орус рассмеялся. – Итак…

Глава 19

– Итак… – довольно повторил Орус, поглядывая на меня с непередаваемой гаммой эмоций во взоре, – леди Эльведан, запоминаете и исполняйте следующие приказы. Во-первых…

Что «во-первых», к моему счастью, узнать мне так и не пришлось. Налетевший из ниоткуда вихрь пронесся по комнате, расшвыривая всех в разные стороны. Бушующая стихия ревела с такой мощью, что крики и приказы были просто не слышны. Боевики пытались подняться, но им это не удавалось. Тот единственный, кто владел стихией воздуха, сделал одну неловкую попытку подчинить себе ураган, но ответный удар стихии полностью выбил из него дух.

Но все это проходило мимо меня. Я даже не смотрела, что происходит, сжавшись за спинкой дивана и заткнув уши. Сколько там Каория сказала? Десять минут? Только бы продержаться! Все остальное уже было не важно. Эльгалион успела! Каким-то образом сестренке удалось не только услышать меня, но и помочь. Поэтому теперь я была в безопасности… относительной, конечно.

– Тварь! – Резкий рывок вздернул меня наверх, и кто-то оторвал мои ладони от ушей. Прямо на меня яростно смотрел лорд Орус, не обращая внимания на рассеченный лоб. Его губы кривились в безумной усмешке, выдавая напряжение и ненависть. – Не знаю, как ты это сделала, но тебе не поможет. Я приказываю…

– Замолчи! – крик отчаянья вырвался и разнесся по залу. Где же ты, моя всемогущая сила, когда так нужна? Вот тебе и универсал, а сделали как новорожденного котенка.

– Ты… – начал он, но проигрывать я не желала, ни с достоинством, ни без него, поэтому заорала во все горло:

– Ночь спустилась у порога,

Выходи гулять ко мне.

Заведет тебя дорога

К беспросветной тьме!

Ты не бойся, недотрога,

Скоро всем конец.

Почему б тогда недолго

Не развлечься мне?[1]

Я не пела. Я кричала во всю мощь своих легких услышанную пару лет назад песню. Честно говоря, это, пожалуй, была единственная вещица, слова которой я знала наизусть. Странный менестрель с даром некроманта исполнял что-то романтическо-кошмарное, и толпа чуть не закидала его гнилыми овощами, но мне понравилось настолько, что я даже переписала слова, прибежав домой. Мою мать, однажды услышавшую, как я ее напеваю, чуть удар не схватил. В тот день я была наказана, но от полюбившейся песенки так и не отказалась, будто бы зная, что однажды придет день, когда она спасет мне жизнь.

Когда поешь сам, удивительным образом перестаешь слышать все, что происходит вокруг. Вот и я сейчас, кроме своего голоса, ничего не слышала. Мой крик вкупе с ревом ветра не давал расслышать страшные слова, а у Оруса никак не получалось заставить меня замолчать, ведь, чтобы заткнуть мне рот, ему бы пришлось выпустить меня из своих тисков, а тогда бы я снова заткнула уши.

– Васитор! Где ты? Иди ко мне, сейчас же!

Я не расслышала приказ, а прочитала его по губам. Хм, интересно, а в таком случае подействует? Лучше бы не проверять. Но, к моему счастью, Орус до этого не додумался.

В какой-то момент я почувствовала, как сзади меня обхватывает еще одна пара рук, крепко удерживая мои ладони вместе. Вот и все, допелась. Резкая пощечина оборвала куплет на полуслове, а голова откинулась назад, больно впечатавшись в подбородок мага. Даже послышавшиеся за спиной проклятья не порадовали.

– Как же ты меня достала, дрянь, – прошипел Орус. – Приказ первый, – кажется, он решил больше не терять и минуты.

– Что здесь происходит?! – раздавшийся рык даже перекрыл рев бури. – Быстро отпусти мою жену!

Резкий разворот Оруса позволил заметить появившиеся в дверях новые фигуры – Сиан, Эль, Вестиорион, еще несколько незнакомых сей-лиров…

– Эльведан, – над ухом раздался шепот Васитора, и я внезапно осознала, что, несмотря на появившуюся помощь, они не успевают. – Ты должна…

– Эль, запечатай всем рот!!!

В ту же секунду наступила тишина. Стихло все: и разговоры, и крики, и рев стихии. Повинуясь приказу сестры, воздух сгустился, не позволяя вымолвить и звука.

– А теперь усыпи!

Я видела, как дернулись маги и Каория, но ничего не успели сделать. Плотное кольцо воздуха обволокло фигуры, не давая вдохнуть и грамма ценного вещества. Пару минут они еще сопротивлялись, но потом один за одним попадали на пол.

– Вед, ты как? – неуверенно произнесла она.

– В порядке. У меня блокирована магия. И, Эль, давай помолчим минут десять, хорошо?

Я перехватила возмущенный взгляд Сиана, пытающегося сказать хоть слово, краем глаза отметила непонимающе-удивленное выражение лица Вестиориона, но упорно молчала. Я не собиралась никому объяснять, что здесь произошло. Каория сказала десять минут? Значит, подождем. Осталось уже меньше.

Не то чтобы я не доверяла Сиану или сестре, но… не хотела рисковать. Зачем создавать такие опасные ситуации? От десятиминутного молчания никто не умрет, а мне будет спокойнее. Кстати…

– Может, вы пока их свяжете?

Сиан только зло сверкнул глазами, но рукой все же махнул, подзывая своих людей. Я практически не обращала на это внимания, устало опустившись прямо на пол. Только мой взгляд неотрывно следил за стрелками часов. Когда минуло пятнадцать минут, я рискнула проверить.

– Ты меня услышала? – посмотрела на Эль, но та только лишь кивнула.

Кажется, моя просьба удивила всех. И вот уже десять минут Эль и сей-лиры сидят напротив меня, мрачно сверля глазами. Только Сиан все-таки, поколебавшись, подошел ко мне, внимательно осмотрел и сжал в объятиях.

– Спасибо. А Сиана как нашла?

– А уже можно говорить? – скептически выгнула бровь сестра.

Звук ее голоса, раздавшийся в полной тишине, заставил меня вздрогнуть, но, прислушавшись к себе, поняла, что никакого воздействия на меня он не оказывает. Кажется, действие зелья закончилось, только как проверить?

– Прости. Хочешь воды?

– Нет, – отрезала она, недовольно меня рассматривая.

– А окно не открыть?

– А может, ты перестанешь нести чушь и нормально объяснишь? – взвилась сестра, но я только улыбнулась.

Есть! Приказ! Она использовала прямой конкретный приказ, и на меня не подействовало! А еще, кажется, моя сила начала отзываться…

– Извини. – Я вздохнула и сняла ее печать безмолвствия. – Прости… Все простите… – И я устало закрыла глаза. Самое страшное позади…

– Дани? – неуверенно произнес над головой Сиан, но я только улыбнулась уголками губ. – Как ты? Что произошло?

Я было открыла рот, но тут же его захлопнула. Покосилась сначала на связанных магов из посольства, потом на Каорию и напоследок обвела хмурым взглядом сей-лиров. В голову сразу полезли мысли, что и среди них могут быть предатели, да и потом, не дело рассказывать такие вещи при непроверенных сей-лирах, не говоря уж о магах.

К моей радости, Сиан все понял правильно. Быстро осмотревшись, он поднял меня на руки и, легко шагая, понес меня к двери. Следом за нами, не дожидаясь разрешения, двинулись Эльгалион и Вестиорион.

Только оказавшись в небольшой комнате на коленях мужа, я наконец-то почувствовала себя в безопасности и смогла расслабиться. Попробовала заговорить, но единственное, что вырвалось из моего рта, – это хрип.

– Эльгалион, подай воды, – попросил Сиан, не выпуская меня из рук.

Сестра только кивнула и безмолвно налила воды в высокий стакан. Мои руки немного тряслись, когда я принимала его, но прохладная жидкость помогла прийти в себя.

– Можешь говорить?

– Да. Думаю, Эль тебе уже рассказала, что к нам в обед заявился лорд Орус с друзьями? – Я замолчала, и Сиан кивнул, подтверждая догадку. – Хорошо. Не буду пересказывать смысл разговора, как всегда, одни общие фразы, но в конце беседы Орус достал небольшую коробочку – посылку от матушки для Эльгалион… Мне даже в голову прийти не могло, что можно обработать обертку! Орус пожертвовал даже собственным здоровьем, или у него был антидот, но… он незащищенными руками взял ее с пола и передал мне. Я даже не додумалась хоть как-нибудь ее проверить! Хотя, – горько добавила, – даже если бы что-нибудь обнаружила, то не смогла бы найти причину не брать ее… А затем меня парализовало. Магия отказала, руки-ноги не держали… Они почти выволокли меня под руки из замка. Потом все помню смутно. Кажется, говорили, что нельзя на мне оставлять синяки… В себя уже пришла здесь, когда появилась Каория. Они пытались что-то влить мне в рот, но я сопротивлялась. Звала Эльгалион, надеялась, что она услышит и найдет меня. Вот, собственно, и все, – я замолчала, смотря, как подействовал мой сбивчивый рассказ.

– Хм… – задумчиво выдал Сиан, глядя куда-то сквозь меня, – и в чем смысл сего действия?

– Ты что, не понял? – Я удивленно воззрилась на него. – Зелье, изготовленное Каорией, скорее всего, сделало бы из меня послушную куклу!

– То есть?

– Сиан, не тупи, пожалуйста. Послушную куклу – значит послушную куклу. Скажут тебя убить – убью, прикажут сравнять Эулирон с землей – сравняю, велят вернуться в Арол – сбегу. Понятно?

– И ты послушаешься? – Сомнения четко высвечивались на лице сей-лира.

– Скорее всего. – Я кивнула. – Сиан, пойми, подавляющие волю вещества – это не просто красивое название. Возможно, я бы мучилась и переживала, но делала бы, возможно, вообще не понимала, что делаю… Не знаю, к счастью, я еще ни разу не попадала под воздействие.

– Так ты поэтому велела всем молчать? – не удержалась Эль, а я лишь только зубами скрипнула.

– Отчасти. Не была уверена, что зелье все-таки не попало мне в рот.

– Понятно… – протянул он, а я поспешила сменить тему.

– Кстати, Эль, почему так долго?

– Извини, но я тебя «не слышала». Только когда прошел час и ты не вернулась, пошла искать. Натолкнулась на слуг, которые сказали, что ты ушла с гостями. Потянулась к тебе – и тишина. Я тогда сразу к Сиану. А когда ты наконец-то до меня дотянулась, мы сразу бросились сюда.

– Хорошо, что успели, – пробормотала я.

– Хорошо, что мы сразу решили проверить посольство и поспешили сюда, – фыркнул Сиан.

– И что теперь? – впервые за весь разговор подал голос Вестиорион.

Правильный вопрос. Только ответа никто из нас не знал. Мы замолчали, переглядываясь, но уже через минуту три взгляда скрестились на мне. Понятно, я как самый сильный и знающий маг должна взмахнуть руками и все исправить! Молодцы! Хорошо придумали!

– И чего вы на меня смотрите? По-вашему, я знаю, что делать?

– Ну…

– Ладно, – Сиан взял слово, – для начала ты точно не знаешь, что эти… хм… маги, – кажется, кто-то сдержал более крепкое слово, – хотели от тебя?

– Нет.

– Что ж… тогда следующий вопрос. Мы можем их допросить, но чтобы они после этого ничего не вспомнили?

– Чисто теоретически? В принципе – можно. Но, скорее всего, останутся следы. Все-таки допрос – это насилие, там как физическое травмирование, так и психологическое. К тому же уверена, что на них защита от всяких сывороток правды. Сделать так, чтобы они не вспомнили последние часы, я смогу, но вот если ты их попробуешь допросить, то вряд ли.

– Плохо. – Сиан нахмурился, а я тоже задумалась.

В то, что на них защита, – я не сомневалась. Никто в здравом уме не отпустит работать против мага, не удостоверившись, что нужные сведения не станут достоянием врага. Даже разработки Каории здесь вряд ли помогут. Хотя… Хм… Каория…

– Слушайте! – Я даже подпрыгнула от нетерпения. – А если попробовать допросить не посольских, а Каорию?

– Думаешь, на ней нет защиты? – скептически поинтересовалась Эль.

– Если она под воздействием, то нет. – Я задумчиво прикусила губу.

Воздействие и защита никогда вместе не накладывались, слишком велика вероятность сумасшествия носителя. К тому же, попытка взломать того, кто под воздействием, приводила к стиранию памяти, и защита в этом случае просто не нужна.

– То есть сначала нужно проверить, если на Каории воздействие или нет? – перевел мои мысли в слова Сиан.

– Да, и как можно быстрее. Чем больше отрезок времени придется стирать, тем больше вероятность, что они вспомнят. Значит, так… – Я нахмурилась, прикидывая план действий. – Сиан, пусть твои люди отнесут посольских в какую-нибудь комнату и создадут видимость посиделок – ну там бутылки, разбросанные вещи… сам знаешь. Эль, ты влей им снотворное, да посильнее, и еще что-нибудь вроде настойки полыни, чтобы во рту были соответствующие ощущения. И, да, настойка акорцвета! Она вызывает дезориентацию и кратковременную потерю памяти. У меня в лаборатории она есть! И вообще, захвати все антидоты и…

– Я поняла-поняла!

– Рион, проводи. – Тут же кивнул муж и добавил: – Головой отвечаешь!

– Знаю, – фыркнул сей-лир, и они быстро выскочили за дверь.

– Что еще?

– Каорию нужно поместить отдельно и связать. А еще… боюсь, мне потребуется помощь. Неора и Полиан будут в самый раз, хотя… Полиан лучше не трогать, а вот некромант пригодится.

– Ты хочешь ее убить и воскресить? – Серебристая бровь удивленно выгнулась.

– Тьфу на тебя! Нет, конечно. Просто Неора в силу своей специализации лучше знает особенности воздействующих и подавляющих веществ. Да и алхимия с артефактологией на их курсе читаются по более углубленной программе.

– Понятно. – Кивнул Сиан и вдруг крепко обнял. – Я так испугался за тебя! Думал, что опоздал…

– Все хорошо. Я знала, что ты меня спасешь. – Я постаралась как можно беззаботнее улыбнуться, хотя в душе еще жил пережитый страх.

– Девочка моя… – сорвалось с его губ, и следующие полчаса просто выпали из моей жизни.

Сиану необходимо было удостовериться, что я рядом и невредима. Он укачивал меня на руках, как ребенка, шептал ласковые слова и целовал… целовал… целовал… В какой-то момент мы чуть не перешли границу, но именно тогда в дверь вежливо постучали, и незнакомый голос оповестил, что прибыл лорд Кирзоарет с супругой.

– Пойдем, – пробормотала я, пытаясь оторваться от губ мужа.

– Да, – он не сказал, выдохнул это слово, напоследок сжав меня так сильно, что я чуть не пискнула.

– Так и поведешь меня за руку? – не удержалась и фыркнула на этот его собственнический жест.

– Да.

– Сиан?!

– Дани, я чуть было не потерял тебя сегодня. Эти мрази вообще перешли все нормы допустимого, похитив тебя прямо из дома, поэтому, пока все не закончится, ты будешь постоянно со мной… или под охраной. И это не обсуждается!

Я только глазами захлопала, хотя… положа руку на сердце, я все понимала и была не так уж и против. Все-таки сегодня я оказалась на краю.

– Ведка! – Неора буквально бросилась мне на шею, стоило появиться в комнате. Некромантка была по-настоящему встревожена, и ее взгляд требовательно осмотрел меня. Немного растрепанная девушка в темно-синем платье настолько выбивалась из привычного образа, что я невольно не удержала смешка. – Рада, что тебе весело, – фыркнула она, – значит, ничего непоправимого не случилось. Ладно, рассказывай.

Пересказ много времени не занял. Неора только головой качала и возмущалась коварству Каории и посольских. А мое предложение проверить алхимика вызвало закономерное пожелание использовать на ней ее собственные разработки.

– Кстати, – Неора нахмурилась, – а вы обыскали посольство?

– Конечно, – кивнул Сиан, – мои люди сейчас обследуют здесь все. А что?

– Ну… я думаю, Каории надо было где-то проводить свои эксперименты. Мне кажется, у нее должна быть лаборатория и здесь, и дома, где она готовила зелья. Если повезет, то мы найдем и записи, а уж по ним определить вообще запросто!

Мы резко переглянулись. Такая идея никому даже в голову не пришла, вот что значит свежий взгляд. Появившуюся Эльгалион тут же отправили в дом Каории на поиски лаборатории под присмотром все того же Вестиориона.

Спустя двадцать минут один из сей-лиров сообщил, что нашел запертую дверь в подвале. Переглянувшись, мы с Неорой бегом бросились вниз и еле успели во время. Магическая защита среагировала на попытки взломать дверь и чуть было не разнесла посольство. Нам удалось разорвать охранку почти в последнюю секунду!

– Проклятье, – не сдержавшись, прошипела я, понимая, что потом эту охранку придется еще и восстанавливать.

– Ничего. Я запомнила схему, – буркнула Неора, но счастливой она тоже не выглядела. – Ну что, идем дальше?

– Может, вам помочь? – раздался за спиной голос Кирзоарета, и сей-лир помахал небольшим ключиком на цепочке. – Думаю, так будет проще, чем ломать, а потом восстанавливать дверь.

– Ты моя умница! – Неора подпрыгнула и быстро поцеловала мужа в щеку, заставив этого грозного воина засмущаться. Бедные, для сей-лиров подобное проявление чувств – драгоценность, которой они дорожат и в которой нуждаются.

Следующие два часа мы с Неорой просидели в лаборатории. Каория оказалась очень талантлива, ее неожиданные комбинации порой вводили нас в ступор, но мы продолжали методично разбирать записи. Вернувшаяся Эльгалион ничем порадовать нас не смогла, похоже, основную работу алхимик проводила исключительно здесь.

– Вед, смотри, кажется, нашла, – задумчиво сказала Неора, протягивая мне тетрадь.

Я расстерянно рассматривала строчки, выведенные неровным подчерком. Мда… боюсь, если бы Неора на них не указала, я бы никогда не поняла, что это такое. Увы, алхимия не была моей сильной стороной, да и преподавалась на нашем факультете она по облегченной программе. Значит, будет чем еще заняться… потом, если заскучаю.

– Ну что, пойдем проверим? – Подруга подняла на меня предвкушавший взгляд.

– Пойдем. Все равно у нас выбора нет.

– Что проверить? – раздался за спиной незнакомый голос.

Развернувшись, мы столкнулись лицом к лицом с сей-лиром. Высокий плотный мужчина с длинной серебристо-голубоватой косой и сверкающими, практически бесцветными глазами. Его руки были сжаты в кулаки, узкие губы нервно подрагивали.

– Лорд Грионир, – представил его Сиан, – муж леди Каории.

– Очень приятно, – хором пробормотали мы с Неорой. – Лорд Грионир, мы хотим проверить, находится ли ваша жена под воздействием или… – я замялась, но вот Неора лишним тактом не страдала.

– …или она это делала добровольно.

– Понятно, – резко кивнул лорд. – Я могу поприсутствовать?

– Да, лорд. Как вам будет угодно.

Мы всей немаленькой толпой направились в комнату, где все еще без сознания лежала Каория. Девушка была бледна, под глазами залегли синие круги, но в целом выглядела неплохо. Я покосилась на лорда, пытаясь понять его отношение к жене, но так и не смогла. Неприкрытая тревога и волнение – да, но есть ли там что-то большее или он просто хочет надеяться на то, что его супруга не предатель, – не знаю.

– Вед, наверное, лучше я начну, а ты поможешь?

– Хорошо.

Я замерла за спиной некромантки. Неора глубоко вздохнула, словно бросаясь в воду, а потом быстрым движением сделала четыре надреза на коже спящей девушки. Выступившие алые капли заставили вздрогнуть всех, кроме некромантки. Следующее движение – и на лоб, солнечное сплетение и живот легли три небольших амулета из запасов самой Каории. И последний этап подготовки – зелье подчинения, которое мы с Неорой уже успели дезактивировать, было смешано с кровью и нанесено на губы, уши, глаза, нос и ладони.

– А теперь отойдите подальше, – процедила Неора, а я, наоборот, сделала шаг вперед. – Вед, если что… мне придется ее ломать.

– Действуй. Я подхвачу. Эль, держи психику.

Наверно, со стороны казалось, что мы ничего не делаем – просто стоим и молчим, но на самом деле это было не так. Эльгалион держала ментальную сферу Каории, я физическую, одновременно подпитывая силой Неору, а сама некромантка кропотливо и методично опутывала спящую девушку защитными чарами, одновременно магнитом притягивая нити подчинения… если они были. Это было опасно и сложно как для Каории, так и для Неоры. Обратная сила заклинания, если бы Неора не справилась, словно отпущенная на свободу резинка, больно бы стукнула ее, ломая волю и накладывая матрицу подчинения на нее саму.

Неора нещадно тянула из меня силы, заставляя морщиться и терпеть легкое головокружение. Пот холодными струями стекал по лбу, застилая глаза. Но даже через него я разглядела, как порезы начали светиться, а амулеты на глазах темнеть и раскаляться.

– Что происходит?

Не знаю, кто задал этот вопрос, да это было и не важно. Ни одна из нас не могла сейчас выдавить и слова. Подчинение – оно было на Каории, и сейчас наступала самая сложная фаза. Неора потянула за невидимые нити, вытаскивая паразитов из крови и ауры девушки. Кровь хлынула потоком, и я еле успевала следить, чтобы не вытекло больше, чем нужно. Где-то на периферии сознания я услышала, как захрипела Эльгалион, но помочь ей сейчас не могла. Главное было передать достаточно силы Неоре, чтобы намотать подчинение на амулеты, а то оно повиснет в воздухе или вернется обратно.

Резкий взмах руки Неоры, и тело Каории буквально выгнулось на простынях, а в воздухе повис неслышный стон.

– Все!

Глава 20

Все? Я бессильно опустила руки, чувствуя, как дрожь мелко сотрясает тело. Давно я так не магичила, отвыкла уже. И это плохо. Точно, займусь алхимией и тренировками.

– Дани? – меня подхватили сильные руки Сиана, и я смогла расслабиться.

– Все нормально.

– Что с Каорией? – резко спросил Грионир, однако не решаясь пока подойти к кровати ближе.

– Теперь уже все нормально, – устало отозвалась Неора из объятий мужа. – Подчинение было. Я сняла, правда, не могу с уверенностью заявить, что все и полностью. Да и, честно говоря, пришлось сильно порвать ауру, так что несколько дней она будет очень слаба. И ей нельзя будет пользоваться магией, – спустя минуту добавила она.

– Я могу к ней подойти?

– Да. Вед, думаю, ее можно приводить в сознание. Заодно и посмотрим, что вышло.

– Хорошо. – Я подошла поближе, и в моем мозгу что-то щелкнуло. Резко наклонившись, я вытащила из ее ушей серьги, чувствуя, как по коже пробежал морозец. – Эль, ты как себя чувствуешь?

– Терпимо.

– Тогда присмотрись к ней, ладно? – Я с намеком посмотрела на сестру, и та согласно закивала.

– Артефакт? – спросила подошедшая ближе Неора и кивнула на сережки в моих руках.

– Думаю, да.

– Расскажешь, откуда такие предположения?

– Позже.

– Я запомню.

Даже не сомневаюсь. Неора была из тех, кто никогда ничего не забывает и все равно узнает то, что ей нужно. Так что, ждет меня хороший допрос. Но я постараюсь оттянуть эту беседу как можно дальше. А сейчас у нас есть дела поважнее. Наклонившись над Каорией, я сняла свои сонные чары и ускорила ее пробуждение. Не прошло и двух минут, как алхимик что-то тихо простонала, потянулась и открыла глаза.

– Эльведан?

– Ага. Привет. Как ты?

– Плохо, – помолчав, выдала она. – А что произошло? Почему вы все здесь?

– А что ты помнишь? – Я не спешила отвечать на вопрос, внимательно вглядываясь в ее лицо.

– Веда, почему ты задаешь мне такие вопросы? – Каория нахмурилась, пытливо заглядывая мне в глаза.

– Просто ответь, ладно. Я потом все объясню.

– Ладно-о-о-о, – протянула она, но в ее голосе я ясно слышала недовольство. – Хм… последнее говоришь? Пожалуй, я помню, Елению. Да, точно. Еления принесла мне подарок – сережки. Я их надела и… все остальное как в тумане. – Она резко вскинула голову и в упор уставилась на меня. – Что происходит, Вед? Неора?

– Похоже, что ты была под воздействием.

– Чушь!

– Это не чушь. – Неора подошла ближе. – Мы только что с тебя сняли чары, причем твои собственные. Поздравляю, ты придумала классное зелье подчинения. А еще пыталась отравить нас и наших мужей.

– Нет! Этого быть не может! – Испуганный и шокированный взгляд девушки заметался между нами, но не находил опровержения. – Веда, Неора, это неправда! Да, я не хотела замуж и сюда ехать, но отравить… Я просто не могла! И потом, я не знаю никакого зелья подчинения! Я не придумывала такого!

Я задумчиво смотрела на нее. Бросила взгляд на Эль и получила утверждающий кивок. Значит, не врет. Тогда что происходит-то?! Если принять за основу, что Каория не обманывает и она находилась под воздействием, то получается, что это Еления каким-то образом подчинила ее. Остается вопрос: как тогда Каория сварганила свое зелье, подавляющее волю? Ведь это было после, а не до встречи с Еленией.

– Ты что-нибудь понимаешь? – прошептала Неора, склоняясь ко мне.

– У меня только одно предположение.

– Сережки?

– Да. Артефакт, подавляющий волю.

– Но сейчас на нем нет никаких заклятий. Только легкое успокаивающее и сохраняющее воздействие.

– Вот именно! – меня вдруг озарило. – Смотри, любой артефакт, подавляющий волю, излучает сильную энергетику, плюс меняется поведение. Оно внушает цель, и все остальное уже не важно. Человека под таким воздействием очень легко опознать. Это не зелье, которое впитывается в кровь и ауру. Оно не меняет характер и поведение, просто меняет ценности!

– Ты хочешь сказать, – задумчиво пробормотала Неора, не обращая внимания на прислушивающихся к нашей беседе, – что сережки – артефакт, подавляющий волю, заставил Каорию сварить нужное зелье, а потом его просто подменили на другой…

– Нет, – я перебила ее, отчаянно тряся головой, – это один и тот же артефакт! Просто он не постоянного действия! Смотри, Каория его надела и в течение пары дней исполнила приказ. Все! В этот момент артефакт перестает работать собственно как подавляющий волю, и остается только закрепляющее свойство. Понимаешь?! Он фиксирует нужное состояние, и все! Вот поэтому никто не видит его излучения! Лорд Грионир, – я резко повернулась к сей-лиру, – скажите, было такое, что Каория заперлась на несколько дней в своей лаборатории?

– Да, – четкий уверенный ответ.

– Вот! Она выполнила команду, и артефакт перешел в режим сна!

– Но это же…

– Невероятно? – Я, усмехнувшись, посмотрела на сей-лира. – Да. Это так и есть. Еления гениальна, надо признать.

– То есть, – внезапно раздался хриплый голос Каории, – ты хочешь сказать, что эта дрянь использовала меня? Сделала из меня послушную куклу и управляла мной? Заставляла создавать ей зелья?

– Именно так, – кивнула я. – А ты ничего не помнишь?

– Нет. – Она устало потерла лоб. – Точнее, воспоминания отрывочны. Я не помню ни одного созданного зелья за последние недели, не помню бесед с Еленией или магами из посольства. Не помню, чтобы передавала вам зелья, которые должны были отравить вас, но зато помню, что ела на завтрак три дня назад и в каком платье была на балу….

– Не расстраивайся, все будет в порядке. – Я осторожно провела рукой по ее волосам. – Но тебе придется какое-то время не выходить из дома и не пользоваться магией.

– Я позабочусь о ней, – твердо ответил Грионир. Похоже, кто-то решил попытаться еще раз, но, судя по испуганному взгляду Каории, просто это не будет.

– Конечно, – уверенно сказал Сиан, – думаю, вам лучше отправиться домой. И, Грионир, ты понимаешь, что не стоит распространяться?

– Безусловно, милорд. – Он с достоинством кивнул и, быстро подняв на руки жену, вышел из комнаты.

– И что дальше? – хрипло спросил Кирзоарет, незаметно подкравшись к жене.

– Сиан, у меня вопрос. – Я подняла взгляд на мужа. – Помнится, ты говорил о некоторых функциях браслетов?..

– Если ты имеешь в виду запрет на причинение вреда, то в данном случае он не будет действовать, – нахмурившись, покачал он головой.

– Почему?

– Могла бы и сама догадаться. «Подчиненный» уже не отвечает за свои действия. ОН не вредит, во всяком случае сознательно. Равносильно, что в бреду кто-то выболтает план военных укреплений. Проклятье! – вдруг ругнулся он. – Наш враг слишком хорошо осведомлен! Даже о таком!

– Значит, среди нас предатель, – сухо констатировал Кирзоарет.

– Мда… – протянула Неора, задумчиво разглядывая безделушку на запястье, – кажется, дома нам будет о чем поговорить, – тихо проговорила она, получив в ответ напряженный и даже немного испуганный взгляд.

– Кстати, такие сережки я видела на Надеии и Шантии, – задумчиво пробормотала, вспоминая записи в кристаллах.

– Предлагаешь отправиться к ним? – вскинул бровь Сиан.

– Нет, – я покачала головой, – вряд ли это что-то даст. К тому же мы с Неорой слишком устали, чтобы повторить обряд. А вообще, надо искать первооснову.

– Елению?

– Именно!

– А я думаю, – внезапно сурово произнес Сиан, – что сейчас важнее сделать так, чтобы никто не догадался о произошедшем.

– Что ты предлагаешь? – Я встревоженно посмотрела на мужа.

– Ничего особенного. Во-первых, вы стираете память всем посольским и забираете отсюда все записи – мало ли какие там есть еще наработки. Потом мы возвращаем особняк в исконный вид, ну и заодно доводим обыск до конца.

– А еще пороетесь в бумагах, – фыркнула Неора, за что получила два неодобрительных взгляда и три смешка. – Ладно, девочки, пойдемте, не будем мешать мальчикам играть в шпионов.

– Неора! – возмущенный рык ее мужа потонул в нашем смехе.

– Да-да, я тебя тоже люблю!

Так, посмеиваясь, мы и спустились в подвал. Честно говоря, я не думала, что мы найдем здесь что-то новое или интересное, но проверить было надо. К тому же, пока спускались вниз, пришли к выводу, что все забирать нельзя – это будет слишком заметно, а вот изъять то, что действительно опасно, просто необходимо.

Мы копались в бумагах, то и дело вырывая, сжигая или просто заливая чернилами листы. В общем ворохе бумаг вряд ли бы кто-то, помимо хозяина, заметил это безобразие. А так создавалось впечатление, что все на месте. Посовещавшись, мы пришли к выводу, что рецепты подчиняющего и блокирующего магию зелья должны быть уничтожены. Естественно, всегда оставалась вероятность, что Каория вспомнит… но, будем надеяться, ей это не удастся. Все-таки создать что-то под приказом и сотворить просто так – разные вещи.

– Ну, уходим? – Я глянула на Неору.

– Угу. Вроде бы ничего не упустили.

– Эль, идем, – позвала я сестру, но она резко вскинула руку, призывая к молчанию. – Что случилось?

– Я не уверена, но оттуда идет сильная эманация страха и боли. – И она указала пальчиком на каменную стену.

Подавшись вперед, я прищурилась, разглядывая каменную кладку. Еще один тайник? Потайная комната? Краем глаза успела отметить, как Неора простукивает стену, но звук мало отличается от нужного. Призвав любимую стихию, я пустила ее вперед, приказывая исследовать. Прикрыв глаза, я внимательно следила, как воздух становится чуть плотнее и серебристой змейкой скользит вперед. Щель – и он уже внутри, заполняя и заполняя пространство.

– Там еще одна комната.

– И как нам ее открыть? – мрачно процедила Неора.

И что на это ответить? У меня оставалось очень мало сил, чтобы полностью слиться с воздухом, но выбора не было. Надеюсь, там не очень сложный механизм, иначе лежать мне с истощением пару дней.

Естественно, я ничего этого не сказала. Просто сосредоточилась, сливаясь со своей стихией, и перешла в иную плоскость. Время теперь текло иначе или вообще остановилось, кто знает, но я упорно следила за потоками воздуха. Вот здесь внезапно стало больше места, а здесь воздух приобрел странную форму – а это означало, что где-то здесь есть механизмы замка. Оставалось привести их в нужное положение – и дверь откроется.

– Получилось, – выдохнула Эль, и я резко открыла глаза.

Массивная каменная плита с тихим шорохом отделилась от стены. Тусклый свет по ту сторону позволял разглядеть каменные стены и висящие на них факелы, несколько полок и шкаф. Переглянувшись, мы неуверенно подались вперед.

– Может, мужчин позовем? – шепнула Эльгалион, но Неора только отмахнулась и первая шагнула через порог.

Еще одно помещение, наверное, даже больше, чем предыдущая комната. Каменные стены, пол, потолок, полное отсутствие окон, свет дают только чадящие факелы и свечи, в дальнем углу – топчан, накрытый серым пледом, пара шкафов с книгами и свитками, заваленный бумагой стол, и две двери на противоположной стене.

Переглянувшись, мы, медленно и опасливо озираясь, двинулись вперед. То здесь, то там взгляд вылавливал разбросанные вещи, раскрытые книги, бокал с какой-то жидкостью на дне. По всем признакам получалось, что здесь кто-то жил.

За первой дверью оказалась небольшая ванная комната. Убогая, но чистая. Еще влажное полотенце одиноко висело на крючке, подтверждая сделанные выводы, поэтому к последней двери мы подходили уже с опаской.

Ручка поддалась легко, и через минуту нашему взору предстала лаборатория. Ни с чем другим это место было спутать нельзя. Магические кристаллы давали яркий свет, в углу притаился кузнечный горн, в камине пылал огонь, стояла бадья с водой. На каменных плитах – заготовки под артефакты, драгоценные камни свалены горкой в углу.

Но все теряется, как только взгляд натыкается на сжавшуюся в углу фигурку. Потрепанное, местами рваное платье, бледная, почти серая кожа, выпирающие ключицы, грязные спутанные волосы, залегшие тени под глазами и дрожащие губы.

– Еления… – шепот сам собой сорвался с губ.

– Не может быть, – с трудом выдавила Неора, делая шаг вперед.

– Нет! Не подходите ко мне! Не трогайте!

– Еления, ты не узнаешь нас? – я подняла вверх руки. – Это я – Эльведан, а это Неора. Мы учились вместе в Академии…

– Я знаю, кто вы! Вы все!

– Еления…

– Заткнись! Ненавижу тебя! Это все из-за тебя, тварь!

– Кажется, надо действовать по-другому, – одними губами проговорила Неора, и я согласно кивнула. Похоже, девушка сейчас в том состоянии, когда ни одно слово на нее не подействует. Да и как отреагирует магичка на любое наше действие не известно.

Прищурившись, я быстро провела уже испытанный прием. Минута – видимо, девушка была очень ослаблена, – и она уже растянулась на полу без сознания. Мы тут же бросились вперед. Перейдя на свои целительские способности, я чуть зубами не скрипнула – истощение, магическое и физическое, побои, нарушенная психика и… насилие. Кто-то явно не стеснялся пользоваться пленницей не только как артефактчиком.

– О боги… – прошептала Эльгалион, а Неора скрипнула зубами.

– Неора, приведи мужчин, хорошо?

– Ты в порядке? Не слушай ее…

– Все нормально!

– Ладно, – девушка тут же выбежала из подвала, а я переключилась на Елению.

– Эль, поработай с ее эмоциональной сферой. Притупи ее, желательно еще сделать воспоминания далекими и смутными.

– Хорошо.

Я попыталась полностью сосредоточиться на лечении. Получалось с трудом. И дело было даже не в каких-то внутренних травмах, а в том, что ее аура была практически полностью уничтожена. Разорвана в клочья, как будто зверь рвал. Если бы это было возможно, я бы решила, что кто-то питался за счет ее жизненных сил. Но о таком я даже никогда и не слышала.

Тем не менее, сложность работы позволяла отвлечься от неприятных мыслей. Хотя слова Елении так и звучали в голове, повторяясь снова и снова. И самое страшное, что я признавала ее правоту. Это я виновата. Каория, Еления, трупы сей-лиров на прекрасной полянке у озера… сколько еще тех, о ком я не знаю, пострадали из-за меня?

– О боги!

Хриплые возгласы за спиной подсказали, что Неора привела на помощь сей-лиров, но сейчас я даже не могла посмотреть на их реакцию. Крупица за крупицей, я восстанавливала тело и латала самые серьезные дыры в ауре. Она восстановится, во всяком случае физически, точно. Но предсказать, что будет с ней дальше, увы, я не могла. Даже если Эльгалион справится, то слишком много Еления пережила за это время.

– Как ты? – заботливые руки подхватили меня, когда я начала оседать.

– Веда?

– Ничего страшного…

– Еления обвинила ее в произошедшем, – сдала меня Неора, сверкая глазами. – Вед, даже не думай об этом, поняла?

– Я…

– Дани? – строгий голос Сиана заставил посмотреть ему в глаза. – Ты. Ни. В чем. Не. Виновата! – раздельно проговорил он каждое слово. – Ты тоже жертва! Просто ты сильнее, ты не сдалась!

Сильнее? Нет, я слабая, и сил у меня почти не осталось… Из глаз сами собой хлынули слезы, затмевая зрение. Я уже не видела, как Сиан крепко прижал к себе, пряча мое лицо на груди. Только чувствовала. Его поддержку, его нежные поцелуи, осыпающие мои волосы, его негодование по поводу несправедливого обвинения.

– Ну же, девочка моя, успокойся.

– Спасибо. – С трудом, но я смогла взять себя в руки.

– Вот и молодец. – Нежный поцелуй вернул мне немного душевного спокойствия, и я встряхнула головой, отгоняя мрачные мысли. – А теперь вернемся к делу, – серьезно проговорил Сиан, заставив нас всех подобраться. – Правильно ли я понял, что эта девушка маг-артефакор – леди Еления де Уваро Сани?

– Да.

– И насколько я видел, браслета на ней нет.

– Хм… – мы с Неорой переглянулись. Этот факт ускользнул от нашего внимания.

– Тогда у меня вопрос: кто все это время называл себя магом-артефактором – леди Еленией де Уваро Сани?

В комнате повисла тишина. Я пыталась собрать мысли в кучу, но никак не могла. Они разлетались, словно ворох опавших листьев под порывом ветра, – не схватить, не уследить… А ведь Сиан прав! Кто-то же тогда был все это время у нас под носом? В посольстве, на балу, да просто жил среди сей-лиров?

– Не понимаю, – выдохнула я, признавая собственное бессилие. – Есть только два варианта: первый – с нами на церемонии была уже не Еления, и второй – кто-то снял с нее браслет уже после. Это реально? – Я повернулась к сей-лирам.

– Снять браслет может жрец, – задумчиво проговорил Кирзоарет, бросив взгляд на Сиана. – Еще ее муж, сам… и все.

– Так! Стоп! – Сиан вскинул руку. – Жрец отпадает. Вряд ли у наших противников есть способ надавить на него. Плюс у него такая защита и охрана в Храме, что пробиться туда просто нельзя. Даже магам это будет очень трудно. А сделать так, чтобы и не заметили… Нет. К тому же я не вижу никакой подходящей причины, чтобы жрец заявился в дом сей-лира.

– Остается Триалим.

– Кто это? – хором спросили с Неорой.

– Ее муж, только вот зачем ему это… – закусил губу Сиан.

– Да за тем же! – не выдержала Неора. – Получается, Еления прибыла сюда уже будучи под воздействием. И в первый же вечер «поработала» над мужем. Вот и все. Он тут же снял с нее браслет!

– Не думаю, что в этот же вечер. – Я покачала головой. – Кто бы теперь ни был под маской Елении, он прибыл сюда вместе с посольством.

– А почему с нее браслет сняли, а с Каории нет? – внезапно спросила молчавшая все это время Эльгалион.

– Потому что мы ошибались, – спустя несколько минут молчания произнес Сиан. – Это Еления прибыла сюда вместе с посольством. А наш загадочный лицедей был тут с самого начала. И браслет, похоже, был тоже снят сразу и заменен на такой же, но без нужных функций. А вот настоящую Елению переправили после.

– Но… почему?

– Потому, – процедила я, внезапно озаренная догадкой, – что нашему врагу было все равно, под кого маскироваться. Он ждал, кого «выберут», и надел подходящую маску.

– Но как? Вас же охраняли…

– Ты забыл, что там везде маги. Вариантов тьма: от того, что списки были известны заранее, до того, что девушку подменили в туалете.

– А почему она? Неужели Еления была более подходящая кандидатура, чем я, например? – вскинула брови Неора.

– Именно. На самом деле причина банальна. Твои способности, что называется, активны. Только Каория и Еления могут сказать, что им нужны специальные приспособления и помещения, чтобы показать свои способности, потому что…

– Можно скопировать внешность, но нельзя скопировать дар, – убито закончила Неора.

– Точно, – кивнула. – Думаю, тот, кто это затеял, приложил все силы, чтобы хоть одна из них, но попала в отбор.

– Похоже на то, – согласился Сиан. – А Каория, видимо, проще поддается внушению, чем Еления.

– Да, Еления всегда была сильной и цельной натурой, – пробормотала я, ощущая, как меня вновь охватывает чувство вины.

– Не надо, – одними губами прошептал Сиан, словно прочитав мои мысли, и снова повернулся к остальным. – Как вы думаете, может, нам стоит навестить лорда Триалима?


Посольство Нервадии в Эулирондэйне


Аселькорсиан стоял и с трудом сдерживал гнев. Как?! Как все могло зайти так далеко? Эта девушка, артефактор… Скрип зубов лорда, наверное, был слышен даже в Каэре… Он видел, что с ней сделали. Как бы сейчас ни старались Дани и Эльгалион, такое не забывается и не прощается. Жизнь этой девочки искалечена. Какие же они мрази! Им мало того, что они используют ее дар, держат в плену, так еще и… такое. Ни один сей-лир никогда не позволит себе подобного. А если попробует, то лучшее, что его ждет, – это смерть. А тут… И ведь не один. На коже девушки отчетливо различались не менее десяти запахов. Ублюдки!

И ведь такое могло ожидать его Дани. От этой внезапной, но яркой мысли волосы на голове Сиана зашевелились. Если бы он опоздал… Опять! Опять не уследил! Не помог! Только боги знают, что он почувствовал, когда к нему прибежала Эльгалион. Если бы он не успел, то ничто его бы не остановило. Он бы сравнял с землей сначала посольство, а потом и саму Нервадию! И ему было бы плевать на все договоры и выгоды.

Он сразу кинулся в посольство. Чутье вело его, инстинкты подсказывали, что его котенок сейчас именно там и что она в опасности. Слава богам, он успел настроить переход в доме на обеих сестер и переопределить, чтобы они сразу отправлялись по последнему его переходу. Эльгалион и так еле успела, разметав охрану около его кабинета и крича, что Эльведан пропала.

Даже сейчас, смотря в уставшее, измученное и виноватое лицо его девочки, он с трудом сдерживался. И то потому, что не хотел пугать ее еще больше. Но он найдет. Найдет эту сволочь, и мало ей не покажется!

Глава 21

Сказать, что в доме лорда Триалима нам удивились, – это ничего не сказать. Робкие попытки слуг узнать, в чем причина такого массового посещения их господина, наталкивались лишь на высокомерные и презрительные взгляды, а свобода, с которой распоряжались незваные гости, добавляла паники и страха.

– Лорд Триалим дома? – бросил Сиан, даже не смотря на склонившегося в поклоне управляющего.

– Нет, милорд.

– А леди Еления?

– Тоже, господин. Они отправились утром во дворец. Вместе.

– Тогда мы подождем. А пока свободен.

– Господа желают чего-нибудь? Может, послать весть хозяину?

– Ничего не надо.

Слуга поклонился еще ниже и тут же вылетел из комнаты, оставив нас одних и не желая дольше мозолить глаза недовольному господину. Рассевшись на диванах и креслах в гостиной, мы молчали. Все уже было оговорено заранее, а потому не имело смысла давать пищу для сплетен.

– Я видел его во дворце, – шепнул мне на ухо Сиан, и я кивнула, давая понять, что услышала.

Дальше все было просто. Отвод глаз и невидимость, вместо себя фантомы, и вчетвером – я, Неора, Эль и Кирзоарет – отправились исследовать дом. В первую очередь было необходимо осмотреть лаборатории и кабинет Елении, ну, и заодно обследовать подвал и спальни хозяев дома. Да, не совсем этично, но тут уже дело не в соблюдении приличий. К тому же если этот Триалим не дурак, то возмущаться сильно не будет.

– Сюда, – шепнул Кирзоарет, который часто бывал в доме и неплохо его знал.

Несколько коридоров, пара переходов – и мы оказались в крыле хозяев. Зря я тогда считала, что покои Сиана холодные. Похоже, у всех сей-лиров тяга к аскетичному образу жизни. Практически пустые комнаты, в которых находилась только кровать, кресло и шкаф, убивающая синевато-белая гамма стен, пола и штор. И практически полное отсутствие личных вещей.

– Это покои Лима.

– Ужас, – выдавила Неора, чьи мысли полностью совпали с моими.

– Великим лордам много не требуется. – Кир пожал плечами, чем подтвердил мои размышления.

– Все равно кошмар, – не отставала Неора, – будто ты не в доме, а в казарме…

– А что надо искать? – перебила Эльгалион, заставляя вернуться к нашей проблеме.

– Все что угодно. – Я пожала плечами и первая двинулась в глубь комнаты.

Но найти ничего не удалось. Ни в комнате сей-лира, ни в покоях Елении, ни в ее лаборатории. Нет, кое-что, конечно, нашли, но все это было стандартным для любого мага. Книги, рукописи, зелья, амулеты, травы… Ничего, что могло бы навести на след или подсказать следующий шаг.

– Пора возвращаться. – Кирзоарет нахмурился, немного нервно оглядываясь назад. Проводить обыск в доме друга ему не нравилось.

– Да, идем.

– И что теперь? – на ходу уточнила Неора. – Будем проверять самого лорда?

– По-хорошему – да. Но, боюсь, тогда нашим противникам сразу станет все понятно, – ответила я. Уж такое магическое вмешательство будет трудно пропустить.

– А вы ничего не забыли? – насмешливо поинтересовалась Эльгалион, поглядывая на нас.

– Ты о чем?

– О том, что как только хоть кто-то спустится в подвал, то сразу поймет, что там чего-то не хватает. И я говорю не о бумагах!

– Упс… – Мы с Неорой переглянулись, но нашему испугу не позволили зайти далеко.

– Об этом не волнуйтесь, – хмыкнул Кирзоарет.

– То есть?

– Мы с Аселькорсианом уже обдумали этот момент. Пробуждение одного из служащих приведет к пожару. Не стоит курить в постели, – фыркнул сей-лир, – так вот… пожар приведет к обрушению некоторых балок и завалу входа в подвал. А там уже в связи с досадным инцидентом посольству будет предоставлен другой особняк.

– И ты думаешь?..

– Не думаю. Но у них не будет выбора. Уверен, они предпочтут пожертвовать Еленией, чем раскрывать свою тайну.

– Мда…

Я, конечно, сомневалась, что это выгорит, но… выбора нет. Возвращать девушку обратно – не вариант. То, что рано или поздно враги догадаются, – сомнений нет. Остается успеть раскрутить этот узел. К тому же приезд делегации заставит заговорщиков несколько поубавить пыл… надеюсь.

А вот в гостиной нас ждал сюрприз. Лорд Триалим собственной персоной, но один, без жены. И сейчас этот лорд в крайнем раздражении беседовал с Сианом.

– А вот и остальные, – улыбнулся Вестиорион.

– Лим! – Кир с усилием растянул губы в улыбке. – А мы тебя заждались.

– Да? – с сомнением в голосе уточнил сей-лир, разглядывая нашу группу. – Как-то не похоже. Устраивал экскурсию по моему дому?

– Водил девушек в дамскую комнату. Ты же не против?

– Как я могу, – фыркнул сей-лир, но взгляд немного потеплел. – Представь леди, Кир.

– Ну… мою жену ты знаешь, супругу Сиана тоже, а это сестра леди Эльведан – Эльгалион.

– Очень приятно. – Лорд кивнул и перевел взгляд на Сиана. – Итак, могу я узнать причину посещения?

Я замерла. Один вопрос мы так и не решили, а именно: что делать с лордом. Вариантов была масса: можно было его проверить на магическое принуждение, но в этом случае могли остаться следы, да и возникал следующий момент – собственно судьба самого лорда. Можно было выслать его на определенное время из города, можно было взять под стражу… Много что можно, но в каждом варианте появлялось несколько но. В итоге к одному мнению мы так и не пришли, поэтому сейчас все должно было решиться. Какое решение примет Сиан, так и будет.

– Можешь, – спустя несколько минут медленно и тихо проговорил Сиан, – у меня для тебя важное задание. Все указания получишь на месте. Отправляться необходимо прямо сейчас. Сообщать, куда, зачем, с кем и по какой причине уезжаешь, запрещено. Будут вопросы – скажешь, по личным делам и срочно. Жене напишешь записку с таким же содержанием. Когда вернешься – не знаешь. Все. На сборы пятнадцать минут.

– Что это значит? – Кулаки сей-лира сжались. – Меня высылают? В чем-то обвиняют?

– Отнюдь. С чего это у тебя такие мысли?

– А как мне еще понимать такой приказ?! – прошипел лорд.

– Может, как мое высшее доверие? – Сиан демонстративно вскинул бровь, и сей-лиру ничего не оставалось, как склонить голову. – Ты всегда верой и правдой служил Эулирону. Я очень тебя ценю и уважаю, но сейчас ты мне больше нужен в другом месте.

– Я могу получить более подробные инструкции?

– Вестиорион расскажет часть. Но не здесь. – Сиан улыбнулся. – Не стоит забивать прекрасные головки дам нашими делами.

– Как скажете, милорд. Но хоть с женой я попрощаться могу?

– Хм… – Мой муж внезапно усмехнулся, – ладно, если так хочешь. Вестиорион проводит ее к тебе, как только она вернется. Идет?

– Да. Что ж, прошу меня извинить. Пойду собирать вещи.

– Конечно. Боюсь, нам сейчас пора, но Вестиорион тебя проводит, заодно и все расскажет. До встречи.

– До свидания, милорд, леди, Кир.

– И что теперь? – не удержалась я от вопроса, когда мы покинули особняк Триалима.

– Поживет в дальней крепости, отдохнет, придет в себя. Рядом с источником все наведенные чары спадают. Заодно и со своей женой, настоящей женой, познакомится.

– А?.. – начала я, но меня перебили.

– Нет, она про источник не узнает и не увидит. К тому же от крепости до него несколько дней пути, и наставники позаботятся, чтобы Лим сходил туда в одиночестве.

– Ладно, допустим. Что нам-то теперь делать? – нетерпеливо притопнула ножкой Неора.

– Искать заговорщиков, что же еще! – ответил Сиан. – Сейчас все направляемся во дворец. Посольство прибывает послезавтра, и, думаю, лучше будет нам всем пожить во дворце. К тому же Еления в отсутствие мужа тоже будет жить там… – И он развел руками.

Что ж, его решение понятно. Остается не упустить нужного случая, только вот почему-то в душе начало нарастать беспокойство. Смутное ощущение, будто я что-то упустила, в чем-то непоправимо ошиблась, не давало покоя. Но объяснить причину я не могла даже самой себе.

– Что с тобой? – прошептал на ухо Сиан, заставив вздрогнуть.

– Не знаю. Что-то мучает, но… – Я развела руками.

– Ладно, будем осторожнее. Пойдем.

– Куда?

– К Владыке. Надо же рассказать, что творится в его стране, – хмыкнул сей-лир и, взяв меня за руку, уверенно повел за собой.

* * *

Дворец встретил суетой и блеском. К приезду гостей наводили порядок, расставляли вазы с цветами, развешивали украшения и готовили покои. То и дело мимо сновали слуги, таща тяжелые коробки и подносы.

Я только диву давалась, ради чего такие хлопоты. Не припомню, чтобы Владыка даже для приличия высказывал Нервадии уважение, а уж такая подготовка явно что-то под собой подразумевала. Неужели дело в приезде королевы с дочерью? Взгляд сам собой переместился к Эльгалион, но девушка шла и улыбалась, явно не задумываясь о причинах такой подготовки.

Сиан уверенно направлялся к кабинету Повелителя, не обращая внимания на происходящее, но, судя по тому, как все сильнее темнели его глаза, мысли в голове лорда бродили не самые радостные. Неужели и его мучили подозрения, сходные с моими?

– Милорд. – Секретарь склонился в поклоне. – Владыка занят. Вам придется подождать.

– Доложи ему, скажи, что срочно! – рыкнул на сей-лира Сиан, и тот чуть ли не бегом бросился в кабинет.

Спустя минуту вынырнул он обратно.

– Проходите.

Более не обращая на него внимания, Сиан быстро прошел внутрь, буквально таща меня за собой. Кирзоарет с Неорой и Эльгалион скользнули следом. В шикарной комнате рядом со склонившимся над документом Владыкой стоял немолодой сей-лир и что-то усиленно ему втолковывал.

– Я тебя понял, – устало выдохнул повелитель, – но прежде, чем принять решение, мне надо увидеть лично. И это не обсуждается, – отрезал он и поднял на нас взгляд. На секунду по его лицу пробежала тень, когда он рассмотрел всех вошедших, но Владыка быстро взял себя в руки. – Свободен. – Он кивнул сей-лиру и, дождавшись, пока тот выйдет, насмешливо спросил: – И что случилось на сей раз? Это что, группа поддержки? Брат, ты боишься в одиночестве заблудиться? Кстати, леди, безумно рад вас видеть. Лорд Кирзоарет, вас тоже, хоть и не безумно.

– Может, прекратишь паясничать. – Сиан нахмурился. – У нас есть новости, и не самые радостные.

– Я слушаю, – вмиг подобрался правитель.

Сиан не успел открыть рот, как в дверь раздался вежливый стук, и на пороге появился давешний сей-лир.

– Прошу прощения, милорд, но я хотел спросить, могу ли я внести уточнения в брачный договор с принцессой Нервадии?

Если бы сейчас грянул гром, и то эффект был бы меньше. Судорожный вздох, больше похожий на всхлип… и мне даже поворачивать голову не надо было, чтобы понять, кто его издал. Моя маленькая, глупая сестренка… Я же говорила ей, что нельзя играть с такими хищниками. Съедят и не заметят…

– Вон! – глухо зарычал повелитель, буквально потемнев лицом. Его взгляд будто приклеился к двери, пока она не захлопнулась, унося незадачливого советника.

Только вот тишину это не нарушило. Никто ничего не говорил, даже не двигался, а владыка Эулирона все также гипнотизировал закрытую дверь.

– Кхм… – прокашлялся Сиан, и все вздрогнули, словно забыв, что бывают звуки, – не знал, что ты… хм… поменял планы, – под конец его голос стал тише и холоднее, но Владыка ответил лишь высокомерным взглядом.

– Я – правитель и должен думать о благе всего народа.

– Ну да…

– Именно! – внезапно вспыхнул повелитель. – И не тебе, мальчишка, меня учить. Говори, что ты там такого невероятного узнал. У меня еще много дел, и я не могу тратить время впустую!

– Ал… – Сиан опешил, удивленно рассматривая брата, – что с то…

– Простите, – неожиданно перебил тихий, надломленный голос, – я покину вас. – И Эль, моя маленькая сестренка, с достоинством склонила голову и на негнущихся ногах выскользнула за дверь.

– Меня тоже… извините, – прошипела я, бросившись вслед за сестрой. – Эль…

Сестра нашлась на балконе. Прикрыв дверь заклятьем отторжения (даже в таком состоянии она действовала на правильных рефлексах), малышка сжалась на полу, закрыв лицо и судорожно всхлипывая. Такая маленькая, такая уязвимая… Я еле подавила желание вернуться обратно и хорошенько потрясти этого… владыку.

– Ну что ты! Не плачь, сестренка. Неужели тебе действительно нужен этот отмороженный?

– Да… – расслышала сквозь всхлип. Надо же, не думала, что она ответит.

– Хм… и сильно нужен? – Я постаралась говорить легкомысленно.

– Сильно-о-о-о…

– Ну, хочешь, мы его приворожим? А потом ты его красиво бросишь! Да чтобы все узнали, что у Владыки большие рога?

– Не… нет, – слезы и истеричный смех смешались. Но дело было сделано, сестра подняла на меня глаза. – Вед… – Она порывисто обняла меня, прижавшись всем телом. – Почему так больно? Я же эмпат… я была уверена, что он…

– Маленькая моя… Ты просто забыла, что для правителей нет такого понятия, как чувства… Ты ему можешь очень нравиться, но если интересы государства вынуждают его жениться на той, кого он ни разу не видел… он выполнит долг. Тебе остается только принять это и сохранить достоинство.

– Думаешь, я закачу скандал? – Она недоверчиво всхлипнула, по-детски вытирая рукавом нос.

– Нет, ты у меня не такая. Но он может предложить тебе стать любовницей, – осторожно проговорила, следя за ее реакцией.

– Никогда! – воинственно вспыхнула она.

– Эль… – Я только головой покачала. – Он нравится тебе и… знает об этом. Расскажет, что у него нет выбора, что это его обязанность… Да много чего может рассказать. Он умнее нас обеих, вместе взятых, опытнее и хитрее. Одного раза хватит, чтобы привязать тебя к себе и сломать тебе жизнь. Просто реши сама для себя, что тебе нужно… и если поймешь, не соглашайся на полумеры. Рви сразу. Пусть больно, но боль пройдет и останется самоуважение и целая жизнь впереди. Но если решишь, что для счастья тебе хватит даже просто быть второй, невзирая на слухи и положение, я поддержу тебя. Только не ошибись.

– Ты даже не говоришь: «А я тебе говорила». – Эльгалион грустно улыбнулась. – Спасибо тебе.

– Ты самый дорогой для меня человек, Эль, и ты знаешь это.

– А Сиан? – Она прищурилась.

– И Сиан дорог. Я его люблю и хочу от него детей. Надеюсь, боги никогда не поставят меня перед выбором между вами. Ладно… – Я встряхнула волосами, отгоняя грустные мысли. – Нечего сидеть на холодном. Владыка явно этого не стоит. А вообще, если что – обращайся. Будет сильно надоедать, устрою ему импотенцию на пару месяцев. Вмиг одумается.

– Ха… Ты – чудо, Вед.

– А то!

Наконец-то я смогла немного расслабиться. Пусть в глазах Эльгалион еще тлели искры боли, но она уже взяла себя в руки и глупостей не наделает. Ей еще долго будет плохо, но она у меня сильная, справится, выдержит и будет счастливой. Ну а Повелитель… что ж, это его выбор. Я изначально знала, зачем ему Эль, поэтому никогда не обольщалась. Главное теперь – уберечь ее от ошибок и еще большей боли.

Но проблемы по одной не ходят – этот закон подлости я уже успела усвоить. Стоило нам с Эльгалион выйти с балкона, как мы тут же натолкнулись на парочку Надеия и Еления. И если первая меня просто раздражала, то вторая…. Я еле удержала лицо, чтобы себя не выдать. Пристально вглядываясь в глаза, я пыталась понять, кто же под маской, но не могла.

– О! Какие люди! – фыркнула Надеия.

– Добрый день. – Я вежливо кивнула, судорожно раздумывая, что лучше – уйти или попытаться набиться в друзья.

– Добрый? – Огненная вскинула брови. – Это поэтому Эльгалион вся зареванная?

– Надеия, – резко одернула подругу Еления, – не надо…

– А чего не надо! – Та вскинула голову. – Неужели думала, что приехала и все – сам Владыка к ее ногам падет? А он поигрался и бросил? Такие, как он, никогда не женятся на простых девочках. Неужели сестра тебе этого не объяснила? – И она выразительно посмотрела на меня.

– Что именно? – Я максимально спокойно посмотрела ей прямо в глаза. – И вообще, откуда такой бред? Да, Эль несколько раз бывала во дворце, но…

– Вед, – перебила Еления, сочувственно глядя на сжавшуюся Эль, – весь дворец знает, что твоя сестренка – новая фаворитка Владыки. Он гулял с ней по парку, водил в театр, устраивал приватные ужины. Об этом шепчутся и аристократы, и слуги. А теперь Нервадия прислала брачный договор, и он ее отлучил от себя… что бы к приезду невесты утихли слухи. Прости… – шепотом закончила она. И я бы поверила в искренность, если бы не знала правды.

– Еления, это бред! – твердо заявила я. – Да, Эль встречалась с Владыкой, но только потому, что отказать ему было нельзя, а она слишком любопытна и не слишком заморачивается последствиями. Вот и все.

– И поэтому она плакала? – снова влезла Надеия.

– Причина ее слез тебя не касается, – отрезала я.

– Ну да, конечно-о-о…

– Вообще-то, я тоже стою здесь! – Эль вспыхнула, яростно разглядывая Надеию.

– Надо же, кто заговорил?!

– Я! И я тебе говорю – будешь столько завидовать, сожжешь сама себя! Про тебя тут тоже слуги шепчутся. Рассказать, о чем именно?

– Заткнись, малолетняя дрянь!

– Надеия!

– Замолчи!

Мы с Еленией одновременно двинулись вперед, и артефактщице пришлось стать между нами, разводя в сторону. Она неуверенно смотрела то на меня, то на огненную, не решаясь убрать руки.

– Хватит! Надеия, ты не права.

– Что?!

– Зачем ты все это затеяла? Что тебе Эльгалион сделала? Вед, ты тоже успокойся. Сестра у тебя взрослая и сама может за себя постоять. Я думаю, сейчас нам всем стоит разойтись. Завтра прибывает посольство, не стоит демонстрировать Ее Величеству наши склоки. Все ясно?

– Вполне!

– Тогда мы вас оставим. – И Еления с силой потянула подругу в другую сторону.

– Вот тварь! – не выдержала Эльгалион.

– Успокойся. И даже не думай реагировать на подобное. Иначе накажу, – прорычала, чувствуя, что все это меня начинает невероятно раздражать.

– И что ты сделаешь?

– Действительно, интересно, какие наказания приняты у низших, – раздался за спиной мелодичный голос, и, резко обернувшись, я увидела смутно знакомую сей-лиру. Кажется, одна из бывших любовниц Сиана. Зубы сжались сами собой, издав противный скрип. – Что ж, одной выскочке уже указали ее место. Скоро дойдет дело и до другой, – высокомерно заявила она.

– И это сделаешь именно ты? – Я вскинула бровь.

– Да. Могу прямо на балу! – Она самодовольно улыбнулась. – Мне стоит только пальчиком поманить, и Сель тут же прибежит. Думаю, урок он уже усвоил. Да и не виноват он… пожалуй, я его прощу.

– Ну-ну…

– Увидишь. – И, развернувшись, она поплыла дальше.

– Проклятье! Да что же за день такой?! – не сдержалась я.

– Явно не наш, – буркнула Эль. – Вед, ты побудешь со мной?

– Конечно, пошли.

* * *

А ночью раздался стук в дверь. Недовольно рыкнув, Сиан оторвался от меня и, накинув халат, отправился открывать дверь.

– Что?! – рявкнул он.

– Милорд, – личная служанка Эльгалион склонилась в поклоне, и я тут же подскочила с кровати, почувствовав, как быстрее забилось сердце, – леди Эльгалион арестована.

– Что?! – уже подскочила я.

– Простите, леди. Лорд Вестиорион отправил меня к вам, чтобы я передала. – Она еще ниже поклонилась.

– Где они?

– В кабинете Владыки.

– Иди. Дани! – Сиан резко обернулся ко мне. – Только спокойно, ладно?

– Даже не надейся, – прошипела я. – Если он хоть пальцем ее тронул…

– Эльведан! – прикрикнул муж, и я покорно замолчала… до времени. – Одевайся и пойдем.

В кабинете было многолюдно – Владыка, Эль, стражники, все тот же виденный днем советник, служанка и Вестиорион. Сестра сидела в кресле, мрачно уставившись на огонь и поджав губы, словно ее это не касалось. Владыка тоже был невесел, сжимая добела кулаки, не сводил с нее взгляда. А вот советник распалялся все сильнее.

– …это просто недопустимо! Милорд, думаю, ее следует…

– Что здесь происходит? – рявкнул Сиан, прервав стенания советника.

– Эта девушка, – палец сей-лира грубовато ткнул в Эль, – попыталась отравить Владыку.

– Этого быть не может! – не выдержала я.

– Может. – Советник глумливо усмехнулся.

– С чего такие выводы? – Сиан одернул меня, выйдя на шаг вперед.

– Говори, – бросил сей-лир, и служанка скоро затараторила:

– Я несла Владыке чай в кабинет, когда ко мне подошла эта девушка. Она спросила, что это, ей очень понравился запах. Я ответила, что чай господину. Потом она расспрашивала, что там за травы… а… потом… она что-то увидела за спиной. Я обернулась, но когда ничего не заметила, она сказала, что ошиблась. Потом ушла. А… потом…

Девушка заикалась и волновалась. Понятное дело, что быть обвиненной в попытке убить Владыку ей очень не хотелось, и сейчас она сбивчиво рассказывала то, что видела. Только вот Эль этого сделать не могла. А кто мог – мы прекрасно знали.

– Вот видите! – торжествующе объявил советник.

– Чушь. У меня есть доказательства, – внезапно проговорил Вестиорион. – Владыка, могут посторонние выйти? Это важная информация.

– Хорошо, – тихо выдохнул он. – Стража, Граншионеир, вы свободны, девушку тоже заберите, – кивнул он на служанку. Когда дверь закрылась, он обратился к Вестиориону. – Говори.

– Эль весь вечер была со мной. С семи вечера до момента прихода стражи. И ни разу не выходила.

– Да? – Владыка прищурился, и в комнате запахло угрозой. – И что же вы там делали? Вместе?

– Ничего особенного. – Сей-лир пожал плечами. – Ужинали, разговаривали, играли.

– Играли? И во что же?

– Брат… – Сиан покачал головой. – Прекрати. Ты не хуже нас знаешь, кто это был.

– Да что ты?! – вспыхнул Владыка, не сводя глаза с Вестиориона. – А может, твой помощник просто пытается ее выгородить? А? Обиженная девушка и так далее?

– Если бы я захотела твоей смерти, – внезапно тихо проговорила Эль, – ты был бы мертв. – Она вскинула голову и посмотрела прямо в глаза Влыдыке.

Повелитель всего несколько секунд удерживал ее взгляд, а потом сдался.

– Свободна. На этот раз тебе просто повезло.

Эльгалион на это высказывание даже не отреагировала. Просто поднялась с кресла и с достоинством двинулась на выход. Буркнув «я провожу», за ней отправился Вестиорион, за что получил еще один гневный взгляд. Через минуту Сиан подтолкнул и меня на выход, чтобы почти сразу присоединиться ко мне. Что он сказал брату – не знаю. Но явно это было что-то очень короткое.

– Свободны, – рявкнул он, увидев за дверями стражу и советника, и потащил меня обратно в спальню.

Глава 22

Тяжело вздохнув, я нервно поправила складки своего нового платья. Сегодня должен состояться бал, и я уже заранее нервничала, чувствуя, что ничего хорошего он не принесет.

Королева с дочерью прибыли утром, но мне удавалось пока избегать встречи с ними, ссылаясь на занятость, хотя я и понимала, что уже завтра придется предстать пред их очи. А еще вместе с ними приехал и герцог, от которого тоже приходилось бегать. Кроме того, мы никак не могли придумать, как поступить с Еленией.

– Привет, замечательно выглядишь. – В комнату зашла Эльгалион, одарив меня искренней, но грустной улыбкой. Хоть и не я была эмпатом в нашей семье, но ее боль, обиду и тоску чувствовала прекрасно. Ярко-красное платье, словно выражение протеста, вызывающе выделялось на фоне умеренной сине-зелено-белой гаммы, принятой во дворце. А еще отвлекало внимание от ее бледного лица и потухшего взгляда. – Тебе всегда шел изумрудный.

– Да, – рассеянно согласилась я, – а вот ты красный никогда не любила. С чего такие перемены?

– Да так… – Она пожала плечами. – Захотелось.

– Понятно…

– Не думай обо мне. – Улыбка снова появилась на лице сестры. – Лучше сосредоточься на сегодняшнем вечере. Думаю, легким он не будет.

– Я тоже. – Вздохнула. – Эль, у меня просьба… Не уверена, что у меня будет возможность, поэтому прошу тебя – пригляди за Еленией и Орусом, ладно?

– Не вопрос. А ты?

– А мне останется герцог и королева. Честно говоря, не думаю, чтобы Орус или Еления решились на активные действия сегодня. – Я покачала головой. – Слишком много свидетелей, да и… – тут я запнулась, запоздало вспомнив о том, как болезненно сестра восприняла возможность заключения брака повелителя с принцессой.

– Ясно, – глухо произнесла она и отвернулась, а я только и смогла, что мысленно надавать себе оплеух. Вот же дура!

– Кстати, где твой кавалер? – Я попыталась перевести тему.

– Обещал зайти за мной к половине седьмого.

– И зашел! – раздался от дверей веселый голос.

На пороге застыли Сиан и Вестиорион. Мда… сей-лирские мужчины для женщин – самое опасное оружие. Высокие, мощные, светловолосые, одетые в темные костюмы, они представляли квинтэссенцию силы, мужественности и красоты. Невольный вздох сам собой сорвался с губ, и следом накатило легкое ощущение собственного несовершенства, которое я побыстрее отогнала от себя. Не собираюсь об этом думать!

– Ты прекрасна! – Муж в мгновение ока пересек комнату и сжал меня в объятиях, за что и получил нежный поцелуй в губы. Он тут же попытался его углубить, но насмешливый голос Вестиориона разрушил очарование момента.

– Сиан, честно, все понимаю, даже завидую, но все же вынужден напомнить, что через двадцать минут начнется бал, и лучше бы не опаздывать.

– Я помню, – рыкнул муж и так тяжело вздохнул, что я не сдержала смешка. – И ничего веселого, – пробурчал он.

– Конечно.

– Ты готова? – Теперь он уже внимательно смотрел на меня.

– Ну… ко всему готовым быть нельзя. – Я пожала плечами.

– Постарайся не оставаться наедине ни с кем из них, ладно? – И он повернулся к другу. – Рион, и ты не отходи от Эльгалион. Ее уже один раз попытались убрать, так что…

– Понял, – серьезно кивнул Вестиорион. – Леди, вашу руку. – И подхватил ладошку Эль.

– Удачи… – прошептала я, мысленно вознося богам молитву.

* * *

Очередной бал. В прошлый раз все прошло не очень хорошо, и я подсознательно ждала неприятностей, хотя умом и понимала, что сейчас их быть не должно. Тяжело вздохнув, попыталась отвлечься от мрачных дум и оглядела зал.

На этот раз сей-лиры отошли от привычных правил. Сейчас повсюду были живые цветы, причем не только белые и синие, появились драпировки золотистых и розовых оттенков, придающие залу более теплый вид. На столах – привычные нервадские блюда наряду с эулиронскими деликатесами. Кажется, организаторы бала решили сблизить две страны… и это мне не понравилось. Кинув быстрый взгляд на сестру, я немного расслабилась. Эль была настолько увлечена своими мыслями, что совершенно не обращала внимания на обстановку зала.

– Сиан, – я наконец-то не сдержалась, – так это все серьезно?

– О чем ты? – Он подозрительно покосился на меня.

– По поводу возможной свадьбы?

– Эльведан, – строго произнес муж, отчего я тут же напряглась, – не думаю, что это подходящее время и место обсуждать…

– Дома мы это тоже не обсуждали!

– Потому что это не наше дело! – резко отрезал он. Ответ был грубым и обидным, тут же захотелось уйти, но я сдержалась, просто отвернувшись и закусив губу. – Эльведан, прости, – выдохнул он спустя минуту, – но брат сам решает, и он не советуется со мной в этом вопросе.

– Тогда зачем он играл с ней? Это же жестоко!

– Он – правитель. Для блага государства он пойдет на что угодно. Если он решит, что для Эулирона выгоднее будет союз с Нервадией, он женится на принцессе, если решает, что лучше иметь наследника с магическими способностями, то женится на Эльгалион. Точка.

– Так просто? – не веряще прошептала я. – Ты хоть понимаешь, что ты говоришь? – Но Сиан только поджал губы. – А ты… – голос дрогнул, – ты считаешь… так же?

– Да, – спустя минуту выдохнул он и с силой сжал руку, – и хватит об этом. Пойдем, мы должны занять свои места.

Я бездумно шла следом, пытаясь справиться с накатившей болью в сердце. Так хотелось остановить его, развернуть, схватить за одежду и закричать: «А как же я?! Я тоже обязанность перед страной?» Хотя о чем я? Ведь это так и есть. И та сей-лира… она же прямо так и говорила, а я – наивная дуреха… На глаза навернулись слезы, но я глубоко задышала и подавила их. Не сейчас. Я подумаю об этом позже, когда останусь одна… Только вот в душе разрастался болезненный ком и понимание, что я придумала сказку, которой нет.

– Владыка Ледяной Империи Эулирона Алиорениаром Ти-Ассиори эль-Хализ, – громко объявили, и все разговоры смолкли. А через секунду двери распахнулись, и на пороге появился сам повелитель, четким шагом проследовавший к трону.

Я словно сквозь туман наблюдала за дальнейшим церемониалом, даже не слыша, что говорил распорядитель и сам Владыка. Мыслей не было, они будто бы замерли и не позволяли себя схватить. Пустота в голове и разрастающаяся тяжесть в душе. Вот и все. Меня не взволновало ни появление королевы с принцессой, ни герцога, ни то, как болезненно отреагировала сестра на любезность повелителя по отношению к венценосной сопернице… Ничего.

– Эльведан, очнись, – прошипел на ухо Сиан, и я вздрогнула. Да, не время…

– Прости.

– Не забывайся, сегодня очень важный вечер, – продолжал выговаривать мой… муж. Вроде как муж, в чем я уже начинала сомневаться, по правде говоря. Покосилась на Сиана, но промолчала. Что ж, по крайней мере, в одном он прав – сегодня очень важный вечер и отвлекаться не следует.

Натянув улыбку, я сосредоточилась на происходящем. Королева была ослепительна, принцесса блистала молодостью, красотой и очарованием. Милая девушка, и довольно симпатичная, на мой взгляд. Если повелитель решит выбрать ее, а не Эльгалион, его вполне поймут и даже не осудят. Хотя кто вообще может осудить повелителя?

Дальнейший вечер слился в одно бесконечное действие. Сперва Владыка начал бал, пригласив на танец королеву. Они кружились вдвоем, о чем-то тихо переговариваясь, будучи, похоже, вполне довольны друг другом. Следующий танец был повелителя с принцессой, и уже остальные лорды и леди могли к нему присоединиться. Сиан тоже вытащил меня в общий круг, но я чувствовала, что он сейчас не со мной. Напряжение и мечущийся из стороны в сторону взгляд заставили и меня подобраться. Третий обязательный танец повелитель снова танцевал с принцессой, вызвав перешептывания среди придворных и косые взгляды на Эльгалион. А вот я внезапно оказалась в объятиях герцога, пригласившего меня на танец. Но самое странное, что Сиан с легкостью или даже облегчением передал меня ему. Вот этого я совсем не поняла, еле подавив обиду.

– Ты прекрасно выглядишь. – Тамир мягко улыбнулся, с какой-то грустью заглядывая мне в глаза.

– Спасибо. – Я кивнула и отвернулась, выискивая взглядом Сиана.

– Не можешь на меня даже смотреть? – По-своему понял герцог мое поведение, чем удостоился удивленного взгляда. – Хотя о чем я… – Горькая усмешка искривила его губы. – Сам виноват. Надо было давно с тобой поговорить… объяснить…

– Что?

– Правду! – Он с вызовом посмотрел на меня.

– О какой правде идет речь? О том, что моя сестра не прожила в браке и года? Или о том, что тебе все равно, которая из оставшихся в живых сестер станет твоей женой? – резко выдала я и замолчала. Возможно, надо было промолчать, но сегодня… сегодня я просто не смогла. И я не знаю, в чем была причина – в Сиане, во мне, в усталости, но слова сорвались с губ, и теперь их было уже не вернуть. Больше играть не было смысла.

– Пойдем. – Герцог резко дернул меня за руку.

– Куда?

– Поговорим!

– Думаешь, есть смысл? – не удержалась от сарказма.

– Нет, но и продолжаться так все больше не может. – В какой-то миг он замер, напряженно вглядываясь в глаза. – Я должен рассказать. Это все, что я прошу. Поверь, Эльведан, я, конечно, не святой, но и не такое чудовище, каким ты меня видишь. Просто позволь мне объясниться.

– Хорошо. – Решение далось мне нелегко, но отказать в этом праве я не могла. К тому же, окинув взглядом зал, я поняла, что Сиана нет, что только подогрело мое раздражение. – Идем.

Я не очень хорошо знала дворец, но где располагались переговорные комнаты, была в курсе. Этажом выше шло несколько кабинетов подряд, как раз для таких вот приватных бесед, чтобы никто не побеспокоил. Еще ими пользовались, когда не хотели допускать собеседника в личный кабинет по какой-либо причине. Насколько я помнила, во дворце под это дело было отведено пару десятков подобных кабинетиков. Что ж, вот и воспользуемся.

Первая комната оказалась занята. Уже поворачивая за угол в нужный коридор, я краем глаза успела заметить, как дверь, ведущая в нее, закрылась. Ладно, займем следующую. Небольшое помещение три на три метра, письменный стол, шесть стульев, в углу два кресла, между ними столик, диван напротив и буфет с напитками – вот и все убранство. Быстро осмотревшись, проследовала к столу, обойдя его, села напротив герцога. Если ему это и не понравилось, спорить он не стал.

– Убери свет, – внезапно попросил он, – мне будет так легче говорить.

– Хорошо. – Для меня в этом проблемы не было. Мое зрение позволяло мне видеть и в сумерках, а льющегося света из окон напротив и от фонарей в саду как раз вполне хватало, чтобы рассеять мрак комнаты. Заодно если герцог будет уверен, что я его не вижу, то не будет скрывать свою мимику. – Итак, я слушаю, говори.

– «Говори»… – Он усмехнулся, но веки на секунду прикрыли глаза. – Думаешь, так просто? – Я уже хотела сказать, что не заставляю его, но сдержалась. Это его исповедь, и мешать ей просто не имею права. – Я всегда все делал ради своей семьи, ее благополучия, ради Нервадии… Меня воспитывали в мысли, что моя жизнь важна, но только как ключ к процветанию моего брата и страны. Я люблю Тромира, правда люблю, у меня даже мыслей никогда не было занять его трон… наверно, поэтому и он всегда оберегал меня, – задумчиво пробормотал герцог, и я поняла, он уже не видит меня, для него в эту минуту нет никого рядом. – Когда ко мне пришли и сказали, что я должен жениться во благо Нервадии, я… не могу сказать, что обрадовался, но и особой проблемы в этом не видел. Жену в тот момент я воспринимал как неизбежное зло. Хотелось, конечно, чтобы она была молода, красива и не очень раздражала, вот, в общем-то и все… а когда мне объявили, что моя невеста Селения де Миро-Нэй Аори, я даже обрадовался. Твою сестру я видел на приемах – красивая, молодая, воспитанная, в тот момент я искренне считал, что мне повезло. А уж после личной встречи так я вообще был в восторге. Кроме невесты, просто никого не видел. Все полгода до свадьбы я даже жил монахом – просто не хотел другую. И когда в первую брачную ночь она отказалась меня принять, списал на свойственный молодым девушкам страх. И вторую… и третью… на четвертый день я не выдержал. Выпил для храбрости и потребовал свои права. Сначала она была в ужасе, даже пригрозила магией, но я уже ничего не соображал, да и причинить вред лицу королевской крови в замке нельзя. Я взял ее… силой. – Он тяжело сглотнул, словно ему было стыдно, а я замерла в ужасе. – Молчишь? Да я и сам знаю, что ты думаешь… Впрочем, не все так очевидно. После той ночи Селения стала другой – холодной, высокомерной, пренебрежительной. Она пришла ко мне следующим вечером и заявила о необходимости поговорить. Я был рад, надеялся, она поняла, что я не хотел ей зла, просто не выдержал… Мы выпили, и это было последнее оставшееся в памяти событие той ночи. Очнулся на полу с больной головой, а моя… женушка… – Герцог с хрустом скрипнул зубами, заставив меня скривиться. – В общем, она заявила, что со мной будет проблем гораздо больше, чем она думала. – Он поморщился, а я начала догадываться о следующих его словах. – Она говорила чудовищные вещи. – Голова герцога опустилась ниже, и челка закрыла глаза. – Будто я отвратителен, а у нее есть другой, лучше… во всем лучше. – Лорд Калме хмыкнул, но за этим мне послышалась боль. – И ей все равно, где и с кем я буду удовлетворять свои потребности, главное, только бы не с ней и чтобы я не позорил ее имя. А когда попытался встать и ответить ей, меня снова скрутила боль, и, падая на пол, я слышал ее смех и слова, что я ничего не смогу с этим сделать. Я действительно не смог. Ходил к нашему придворному магу, но он только руками развел. Селения была универсал и сильнее его. Я даже рискнул прийти к твоим родителям, но они лишь высокомерно бросили, что это не их дело и вообще я должен быть счастлив, что Селения просто находится рядом с немагом и от меня требуется лишь сделать ее королевой. Я тогда внимания не обратил на эти слова. Следующий год стал для меня кошмаром. Я превратился в игрушку в руках этой лживой стервы. Она говорила приказ, и я с ужасом понимал, что выполняю его… но понимание приходило не сразу, а потом… когда было поздно. Я пытался забыться с другими женщинами и не мог. Перед глазами стояла она. Я с ума от нее сходил. А потом… потом я узнал, что она беременна. – Горький страшный смех сорвался с ее губ. – Меня поздравляли, шутили, желали счастливого рождения малыша, а я стоял как громом пораженный. Этот ребенок был не моим. Не МОЙ! – вскрикнул он, стукнув кулаком по столу, на миг вспыхнув глазами, а потом внезапно словно сдулся, ссутулился и опустился. – Тогда я впервые за несколько месяцев смог войти в ее комнату против приказа. Она была удивлена, да еще как! – Герцог усмехнулся. – Даже не сдержалась… Знаешь, что сорвалось с ее губ, когда она меня увидела? Хотя… не стоит тебе такое слышать… Известие о ее беременности, потом страшные слова – и что-то сломалось во мне. Я почувствовал, как ее принуждение разбивается и рассыпается, как стекло, а взамен приходит ярость. Да, я впервые поднял руку на женщину. Я избил ее! – выкрикнул он, с вызовом глядя мне в глаза. – Я хотел убить ее!

– И что произошло дальше?

– Дальше? – Запал снова прошел, и он опустил голову. – Не помню. Кажется, она ответила магией, и защита дворца ударила по ней. Очнулся спустя пару часов с больной головой. Рядом она… без сознания и наш придворный маг вместе с ректором Академии, склонившиеся над ней.

– Ты убил ее… – прошептала, сглатывая комок.

– Да, – коротко и четко. – Я убил ее. И ее нерождённого ребенка тоже. Я был в ужасе от сотворенного. Какая бы она ни была, но она была женщиной и моей женой… Я любил ее. Больной, странной любовью, но любил… И я убил ее, – повторил он, словно не веря. – Похороны прошли как в тумане. Брат замял дело, и всем объявили, что у Селении произошел выкидыш. Ее поэтому и хоронили в закрытом гробу, чтобы скрыть следы побоев… Я смотрел, как закрывают двери склепа, и внезапно почувствовал – все, меня отпустило. Словно пелена с глаз упала! Я не любил ее. Я смотрел на белый мрамор и понимал – все, что было, неправильно, извращенно. Через минуту я уже бежал вслед за уходящими магами. Буквально заставил их еще раз осмотреть меня и осмотреть ее тело.

– И? Что они обнаружили?

– Приворот.

– Она приворожила вас?

– Да. Но не только.

– Не понимаю. – Я покачала головой.

– Она приворожила меня, но и сама находилась под приворотом.

– Селения? – Я не поверила, скептически подняв бровь. – Чтобы приворожить универсала…

– Да-да, я знаю, – он отмахнулся, – прочел все что можно по этому поводу. Выспрашивал у вашего ректора и своего придворного мага… Ее приворот был другим… Совсем другим.

– Что вы имеете в виду?

– Ректор обследовал Селению. – Он внезапно остро посмотрел мне в глаза. – И знаешь, что он обнаружил? – я только головой мотнула. – Ее ребенок был от сей-лира!

– Нет! Этого быть не может! – Я замотала головой. – У них нет магов…

– Магов нет, – перебил он. – Но и приворожена она была не простой магией. Чистая сила, незнакомая нашим специалистам.

– С чего ты взял? – я даже не заметила, как перешла на «ты» и повысила голос.

– Ее обследовали двое магов. – Лорд Калме стукнул рукой по столу. – Двое сильнейших магов Нервадии! Почему я не должен им верить?! Какая-то сей-лирская мразь решила захватить престол! Она разрушила мою жизнь! Жизнь твоей сестры! Ты хоть знаешь, что твоя сестра пыталась убить королеву с принцессой, а?! И теперь ты, ты ее родная сестра, делаешь все, чтобы помочь ее убийцам! Ты делаешь все, чтобы навредить своей стране, семье… Думаешь, он от большой любви с тобой носится, а? Хочешь узнать правду?

Он вскочил, нависнув надо мной, сверкая глазами, а я… Я сидела широко открыв глаза, не зная, что сказать. В голове просто не укладывалось услышанное. Вопросы, один страшнее другого, сами собой появлялись в воспаленном сознании. Правда ли то, что сказал Тамир? Если да, то… То мне становилось страшно.

Селения… Мы были сестрами по крови, но никогда по духу. Я не любила ее, боялась, даже ненавидела. Всегда считала ее избалованной, эгоистичной и жестокой. Винила ее в своей боли, боли Эльгалион… А теперь, получается, она не виновата? И виноваты те, в ком я увидела новую семью, защиту и поддержку? Нет! Не хочу!

– Что… что ты имеешь в виду? – хрипло прошептала, с трудом сглатывая вставший в горле ком.

– То, что тебя обманывают. Всех вас! – Герцог с силой сжал мои ладони. – Я покажу тебе, кто вы для них на самом деле.

– Я не понимаю… не верю!

– Знаю. – Он криво усмехнулся. – Пойдем, ты услышишь все сама. – И лорд резко вздернул меня со стула. Далеко он меня не потащил, всего лишь до конца коридора, быстро втолкнув в крайнюю дверь. В точно такой же кабинет, как тот, из которого мы вышли.

– Зачем ты притащил меня сюда?

– Сейчас у меня должна быть беседа с Владыкой. Я, лорд Орус, повелитель и… твой муж, – последнее слово он процедил сквозь зубы. – Будем обсуждать возможность заключения брачного договора с принцессой. Посидишь, послушаешь… уверен, узнаешь много нового и интересного. Думаю, так ты скорее поверишь.

– О чем ты?

– Мне тут лорд Орус поведал интересные сведения… но сейчас говорить не буду, чтобы ты не обвинила меня во лжи. Сама услышишь, в том числе и реакцию своего благоверного. Мы будем в соседнем кабинете, думаю, тебе не составит труда подслушать то, о чем мы будем говорить. Окно я открою.

– Зачем это тебе? – Я холодно смотрела на него, молясь, чтобы он не понял, какие эмоции обуревают меня.

– Ты мне нужна, – прямо и просто сказал он. – Я не любил Селению, я ненавидел твоих родителей, я заочно презирал тебя и Эльгалион. Когда я познакомился с тобой, то видел только ее… Но постепенно я понял, что ты другая. Не такая, как она. Не стремишься получить меня, чтобы упиваться своей властью. Тебе все это не нужно. И ты преданная. То, как ты похитила свою сестру… да-да, не удивляйся, я же не дурак, чтобы не понять всей этой комбинации… Это заслуживает признания и уважения. Но твой взгляд, когда ты смотришь на этого сей-лира… Не могу, просто не могу. Я понимаю, что мое поведение оттолкнуло тебя, а те тонны лжи, что повисли между нами, сделали меня в твоих глазах чудовищем. Но, поверь, у нас все может быть по-другому. Я дам тебе семью, верность, поддержку, защиту. И Эльгалион тоже. Не хочешь общаться с родителями? Я тоже. Я уберегу тебя от них. Ты мне нравишься, и, может, это еще и не любовь, но уже что-то сильное. Я не хочу, чтобы тебе было больно.

– Да? Тогда зачем ты меня пытался похитить? Ты хоть представляешь, как я испугалась? На что была готова?

– Похитить? Эльведан, я никогда не пытался тебя похитить, – растерянно прошептал он. – О чем ты говоришь? Я… – он резко оборвал речь, опустив взгляд вниз. Проследив за его движением, заметила, как амулет на шее слегка изменил цвет. – Меня вызывают. Лорд Орус ведет сюда Владыку. Дождись меня, мы все обсудим. Не делай поспешных поступков. Я все объясню, и мы вместе придумаем выход. Слышишь? Эльведан?

– Да… хорошо… – прошептала, пытаясь осознать услышанное. Как-то слишком много новостей на сегодня, и мысли метались, живя собственной жизнью. Слова герцога… они просто проносились мимо.

Я даже не отреагировала, когда Тамир резко наклонился и поцеловал меня. Просто не заметила, а он не стал настаивать. Его взгляд, полный разочарования и надежды, скользнул по мне, и он быстро вышел, оставив одну. А я как зачарованная закрыла за ним дверь, подошла к окну и распахнула его.

Глава 23

Холодный воздух ударил в лицо, принеся запах хвои, сырости и ночи. Глубоко вздохнув, я подняла голову, наслаждаясь морозной свежестью, тишиной и сумерками. Они ласкали, успокаивали воспаленное сознание и разгоряченную кожу, принося умиротворение. На миг прикрыв глаза, я отключилась от всего происходящего, погрузившись в некое состояние анабиоза, полностью растворившись в окружающем мире. Так хорошо…

– …герцог ожидает…

Сквозь ватную тишину донесся чей-то смутно знакомый голос, заставив встряхнуться и вернуться в реальность. Так… передохнула и хватит. Кажется, гости пожаловали.

Сосредоточившись и взяв себя в руки, я первым делом проверила окружающее пространство на наличие магии и различного рода искажения. Пусть герцог и не маг, но в его свите их достаточно, чтобы сделать так, что я буду слышать то, что надо им. Доверять в этом вопросе благородству его светлости я не собиралась. Но, как это ни удивительно, ничего обнаружить мне не удалось. Похоже, герцог был на сто процентов уверен, что дополнительные магические ухищрения ему не понадобятся.

Призвав воздух, я настроилась так, чтобы слышать все, происходящее в комнате. Возможно, это было лишнее, ведь через открытое окно и так было легко все расслышать, но я не хотела упустить и малости. Подумав еще немного, я все же решилась и соткала «зеркало», сгустив воздух и поставив второе отражение напротив себя. Заклинание сложное и трудоемкое, но это был не тот случай, когда стоило размениваться на меньшее. Теперь я могла не только все слышать, но даже и видеть.

Мерцающее марево слегка колебалось, отражая еще один типичный кабинет, правда, в отличие от тех, где я успела побывать, этот был немногим больше, да украшен побогаче. Сейчас в комнате находился один Тамир, задумчивым взглядом уставившийся сквозь стену, словно пытался рассмотреть меня за ней. Но в тот момент, когда и до него донесся звук шагов и разговоров, он встрепенулся, взял себя в руки и повернулся в сторону двери.

– Проходите, Ваше Величество, милорд. – Дверь приоткрылась, и на пороге показались Сиан и Владыка, а следом за ними в комнату просочился лорд Орус. – Герцог Тамир де Виорт Калме.

– Мы уже знакомы, – недовольно буркнул Сиан, легко кивнув и усаживаясь на свободное кресло. Повелитель лишь бросил один недовольный взгляд на брата, но высказываться по этому поводу не стал, легко улыбнувшись герцогу.

– Лорд Аселькорсиан прав. Рад видеть вас, герцог. Присаживайтесь. Надеюсь, никто не будет против, если мы сейчас обойдемся без церемоний?

– Конечно, Ваше Величество. – Тамир с достоинством отвесил повелителю поклон, а потом занял кресло напротив Сиана. Таким образом получилось, что сей-лиры сидели напротив людей – этакое противостояние.

– Итак, – немного нервно улыбаясь, начал лорд Орус, – мы бы хотели обсудить брачный договор между Владыкой Ледяной Империи Эулирона Алиорениаром Ти-Ассиори эль-Хализ и принцессой Нервадии Иланой де Виорт Парине…

– Возможный брачный договор, – перебил Оруса Сиан, заставив того поморщиться.

– Да, возможное заключение брачного договора. Сегодняшняя ситуация такова, что наши государства зависли на тонкой грани мира. Одно неверное движение с любой стороны… – Орус покачал головой. Я не видела его лица, но, думаю, выражение стало самым что ни на есть трагическим. – А с учетом только-только утихшей войны…

– Давайте конкретнее, – рыкнул Сиан, чем заслужил очередной недовольный взгляд брата. Что-то сегодня мой муженек на взводе. Я задумчиво прикусила губу, разглядывая его отражение. Да, он определенно нервничает… – Мы все здесь прекрасно знаем ситуацию, – продолжил меж тем он, – естественно, все мы хотим мира, но брак… Вы хорошо понимаете, что предлагаете?

– Что вы имеете в виду? – сухо уточнил герцог.

– Ну, если вы хотите перечисления, – хмыкнул Сиан, – хорошо. Во-первых, принцесса – единственная наследница Нервадии. На мой взгляд, уже одно это говорит о невозможности заключения брака с Владыкой Эулирона, но если вам мало, продолжу. Во-вторых, принцесса не маг, а следовательно, срок ее жизни гораздо меньше, чем у сей-лира, а значит, автоматически встанет вопрос наследования…

– Ребенок… – попытался вставить хоть слово Орус, но Сиан словно этого не заметил.

– Возможность зачатия между нашими расами неизвестна. Пока ни одна из присланных вами магичек не зачала ребенка. И не факт, что сможет.

– У нас другие сведения по этому поводу.

– Да? Что ж, тогда поздравляю. Но, тем не менее, пока ребенок не родится, причем не родится полноценным, говорить не о чем. В-третьих, для наследника Эулирона важно, чтобы дитя переняло сей-лирскую кровь. И мы снова возвращаемся к тому, что принцесса не маг, а значит, вероятность еще ниже. Итак, по результатам вышесказанного получается, что мой Владыка должен сочетаться браком с той, что проживет всего пару десятков лет и не подарит ему потомства?

В комнате повисла тишина. Я не видела выражений лиц герцога и Оруса, но вот Сиана и Владыку видела прекрасно. И если первый светился какой-то веселой яростью, то второй просто спокойно наблюдал за концертом.

– Вы понимаете, что нанесли сейчас оскорбление лицу королевской крови? – тихо поинтересовался герцог.

– Я прошу извинить лорда Аселькорсиана, – раздался мягкий вкрадчивый голос повелителя, – он не хотел никого обидеть. Однако в его словах есть доля истины. И вам, и нам нужен наследник престола, и это не обсуждается. Брак – хороший шанс заключить окончательный мирный договор между нашими странами, и я не возражаю против него, но момент, что, возможно, не будет общего потомства, обсудить необходимо. Вы согласны?

– Конечно, – процедил Тамир.

– Прекрасно. – Владыка улыбнулся. – А также правила наследования во всех случаях, ну и приданое тоже.

– И какое?

– Долина Эсо, пойма реки Тиор, приграничный район Шаох и горная равнина вполне подойдут. – Сиан ухмыльнулся.

– Нет! – резко отрезал Тамир.

– А также мирный договор и пакт о ненападении сроком на тысячу лет, скрепленный магией.

– Это невозможно!

– Мы же в свою очередь, – меж тем спокойно продолжал Владыка, – обязуемся оказывать военную поддержку, защиту от Фарисии, а также монопольные поставки по ряду продуктов питания, оружия и ювелирных изделий.

– И крепость Уракх, – влез в разговор Орус, и, судя по трем головам, повернувшимся в его сторону, влез он не к месту.

– Возможно… – Владыка мягко улыбнулся, не став спорить. – Мы можем это обсудить, если сойдемся в ключевых моментах.

– Это в каких?

– Наследование и наследники.

– Что вы конкретно имеете в виду?

– При отсутствии в течение десяти лет наследника от принцессы расторжения брачного договора без возврата приданого либо… – он сделал паузу.

– Либо?

– Возможность заключения повторного брака и взятия второй супруги, даже если брак не будет расторгнут.

– Это… Это невозможно! Возмутительно! – вскочив, закричал Орус. Я бы, наверно, тоже закричала в возмущении, но в данный момент меня больше удивило молчание Тамира.

– Сядьте, Салид, – тихо произнес он. – Желание Владыки иметь наследника вполне понятно и обоснованно, но он забывает об одном моменте.

– О каком же? – вскинул бровь сей-лир.

– О ваших брачных обрядах, Ваше Величество. – Герцог усмехнулся, и мне послышалось злорадство в его голосе. – Или вы забыли о собственных традициях? Мы недавно получили крайне интересную информацию о законах в отношении брака… Скажите, а наши девушки в курсе, что НЕ ЯВЛЯЮТСЯ супругами ваших лордов? Что они всего лишь официальные любовницы. – ЧТО?! Я вздрогнула всем телом, не веря в услышанное, но герцог тем временем продолжал: – Весь статус которых сводится к праву родить законного наследника? Ведь, насколько я помню, ни одна из них не заслужила даже кольца, так? Только браслеты…

– Откуда?.. – рыкнул Сиан, привставая с кресла, но повелительный жест брата, и он замер на месте.

– Как это цинично. – Герцог рассмеялся, а мое сердце сжалось в испуге. Я не хотела слушать дальше, уже догадываясь, что услышу, но не могла отойти от окна. Я просто замерла, как и моя душа, как сердце, которое покрывалось тонкой коркой льда. – Браслет… он подходит на любую руку. Быстро надевается и снимается, чтобы перейти к следующей. Никаких прав, кроме одного… Ведь так? А вот кольцо, которое дарится конкретной женщине, дает право называться женой. Объединение имущества, статуса, родственных связей. Договорной брак, так ведь он называется, да? Обязательно с достойной женщиной, равной по статусу и положению. И только с любимой и единственной заключается настоящий брак – обряд Единения, нерасторжимый и нерушимый. Кажется, в этом случае супруга становится равной мужу, кем бы она ни была? И к тому же разделяет с ним силу и саму жизнь… перестает стареть? Я прав? Не думали же вы, что мы согласимся, чтобы на принцессу надели браслет? Мы согласимся на все ваши условия, если будет проведен обряд Единения. Если она станет НАСТОЯЩЕЙ женой, а не фавориткой!

– Интересно, – задумчиво пробормотал Владыка, – откуда у вас закрытая информация о наших внутренних устоях?

– Это имеет значение? – вскинулся герцог. – Главное, что я прав. Не так ли?

– Что ж, вы правы, – не стал отпираться сей-лир. – Действительно, обряд Единения проводится ТОЛЬКО с любимой женщиной, с которой планируешь прожить всю свою жизнь.

– Интересно, лорд Аселькорсиан, а леди Эльведан в курсе, какую роль вы ей уготовили?

– Только посмейте… – зашипел Сиан, а я вздрогнула и внезапно ощутила, как по щеке что-то скользнуло.

– Вы нам угрожаете? – вмешался в разговор Владыка, прищурившись.

– Нет. Просто ставлю вас в известность о наших условиях. Мы никогда не согласимся на браслет.

– А на кольцо?

– А вы согласны на брак? – вопросом на вопрос ответил Орус, на что получил лишь легкую усмешку сей-лира.

– Пожалуй, я обдумаю ваше предложение. Не спорю, мир между нашими странами – довольно заманчивое предложение, как и величина приданого, но условия… Возможно, я соглашусь на меньшее, чтобы сохранить личную свободу, – туманно ответил он, но, кажется, я поняла, что он имел в виду… Эльгалион тоже ждет браслет. Да никогда!

– Мы бы хотели получить ответ до отъезда Ее Величества и Ее Высочества.

– Хорошо. Я… – Стук в дверь не позволил Владыке закончить речь. – Войдите, – приказал он, и на пороге появился слуга.

– Владыка, милорда Аселькорсиана срочно просят подойти в голубую гостиную. Передали, что это чрезвычайно важно.

– Ну что ж… иди, – разрешил повелитель в ответ на вопросительный взгляд брата, – зайдешь ко мне потом. – Сиан быстро встал, поклонился, бросив угрожающий взгляд на герцога, и исчез за дверью. – Герцог, – как только дверь за Сианом захлопнулась, – надеюсь, вы понимаете, что вам не следует распространяться о сказанном ранее?

– А вы понимаете, что обманываете девушек?

– Насколько я помню, – сухо бросил повелитель, – изначально речь шла только о рождении ребенка от магически одаренных девушках. О каком обмане идет речь? Если кто-то из лордов решит связать судьбу с одной из этих девушек, препятствовать никто не будет. Я ясно излагаю?

– Вполне, – хмуро кивнул Тамир.

– Отлично, тогда, думаю, мы можем обсудить, как вы себе представляете таможенный союз. Насколько я понял, помимо наших стран вы планируете включить в него Келтавию? Со своей стороны мы бы хотели предложить…

Дальше я уже не слушала. Перед глазами откуда-то появилась пелена, не позволяющая хоть что-нибудь рассмотреть в зеркале, а где-то внутри сильно закололо. Я рассеянно потерла виски, пытаясь сморгнуть пелену, с запозданием понимая, что это слезы. Горькие, полные отчаянья и обиды… Дурочка, поверила, что здесь нашла семью, что ты нужна, даже сестру помогли вытащить… Конечно! Им же нужны племенные кобылы с магической наследственностью!

Так, стоп! Я оборвала сама себя. Может, все не так? В конце концов, Эль говорила, что Сиана мучает чувство вины, а значит, не все так плохо. Я решительно смахнула слезы. Поговорить! Надо срочно поговорить, пока все не зашло слишком далеко. Только… где-то в глубине мелькнула подленькая мыслишка, надо найти Эльгалион. Она же эмпат, почувствует, если Сиан начнет врать.

Я буквально вылетела из кабинета, стремясь как можно скорее отыскать сестру. Странные мы создания – женщины. Сейчас меня не волновали ни неизвестный враг, ни попытка переворота или захвата власти, ни Источник. Главное, чтобы тот, кого я люблю, не предал меня. Со всем остальным я справлюсь, а вот если окажется, что мне нет смысла бороться, то… то я уже проиграла. Останется только с достоинством удалиться.

– Веда, Веда, что с тобой? – прямо на меня летела Эльгалион, с тревогой вглядываясь в лицо. – Что-то болит? Что случилось?

– Ничего, – прошептала, благодарно обнимая сестру. Маленькая моя, почувствовала, что мне плохо и прибежала. Мы всегда были связаны. Только мы вдвоем против всего мира. – Пока ничего.

– Это герцог? Или Сиан? – Внимательный взгляд заставил вымученно улыбнуться.

– Оба. Сестренка, ты мне нужна.

– Конечно, – с готовностью кивнула она, – что нужно сделать?

– Я сейчас найду Сиана и поговорю, и мне надо, чтобы ты почувствовала его эмоции. Врет он мне или как.

– Хорошо, но потом ты мне все расскажешь.

Я только кивнула и, развернувшись, отправилась в голубую гостиную. По сей-лирским обычаям в каждом замке таких «цветных» гостиных было от пяти до тридцати, и находились они рядом с бальным залом и праздничной столовой, ровнехонько этажом ниже кабинетов, так что найти голубую гостиную труда не составляло.

Призвав свою любимую стихию, я начала прислушиваться к доносящимся из-за закрытых дверей звукам. А уже около третьей двери я затормозила, воздух принес слова, произнесенные знакомым голосом. Сиан…

– Я соскучился, – мурлыкающий голос, такой родной и привычный. Я словно как наяву увидела его мягкую улыбку и лукаво поблескивающие глаза. Только вот на этот раз эти слова предназначались не мне… Трясущейся рукой я провела над замком, приоткрывая дверь, чтобы увидеть… чтобы просто увидеть, чтобы поверить, чтобы…

В лучах лунного света в объятиях сплелись двое. Сиан мягко прикасался губами к шее женщины. Той самой сей-лиры, которую я встретила в коридоре. Ее имя стерлось из памяти, но сейчас это было неважно… Важно было другое – то, что она говорила… оказалось правдой. Ей стоило только позвать…

– А я… Ты совсем обо мне забыл… все возишься с этой человеческой девкой… – с придыханием шептала она.

– Прости, любимая… Ты знаешь… приказ Владыки… – Каждая пауза сопровождалась поцелуем. – Подожди еще немного. Мы со всем разберемся… она родит… и мы будем вместе… Потерпи. Ты же знаешь, я люблю только тебя…

– Но ты спишь с ней! С этой… этой…

– По-другому нельзя. Но я представляю тебя.

– Я ревную! – капризный голос, готовый сорваться на стон.

– Не стоит. Тебе не стоит! Ты во всем ее лучше! Но мы не можем ее потерять. Она очень сильный маг. А ее сестра нужна брату. Даже если он согласится на брак с принцессой, он все равно озаботится бастардом с магической кровью.

Еще один поцелуй, на этот раз в губы, и я отступаю на шаг. Тихо-тихо прикрыла дверь, и еще один шаг назад. На негнущихся ногах повернулась, чтобы встретиться с шокированным взглядом Эльгалион.

– Эльведан…

– Не надо, Эль… Ничего не надо. Пойдем отсюда.

– Сестренка… – В глазах Эль блеснули слезы, и именно это заставило меня взять себя в руки.

Точно так же она смотрела на меня, когда ее бил отец. И я утешала ее, я – старше, я – сильнее, я всегда найду выход и спасу нас обеих. Так было, так есть и так будет.

– Все в порядке, Эль. Мы справимся. Из Нервадии выбрались, и из Эулирона тоже выберемся.

– Мы сбегаем? – кажется, Эльгалион не поверила своим ушам.

– Боюсь, что придется. – Я закусила губу, пытаясь сдержать свои эмоции. – Ты же слышала, что нам уготовили. Или… – Я даже испугалась от пришедшей в голову мысли, – ты настолько его любишь, что согласна и на это?..

– Нет. – Эль качнула головой, и слезы засверкали в лучах свечей. – Я его люблю, но… на такое не соглашусь. Никогда, – твердо ответила она. – Куда мы? – спустя пару минут молчания спросила сестра, пока мы брели по коридорам замка.

– В Антор, думаю, а там посмотрим. Может, сядем на корабль. Или попробуем через перевал на восток. С нашими силами мы нигде не пропадем, правда?

– Конечно.

– Вот и хорошо. Сейчас найдем Полиан, попросим прикрыть, и… Эль, уходить придется быстро. Собираем вещи, и сегодня же в путь. Завтра Сиан будет на переговорах, так что у нас почти сутки в запасе.

– А как?..

– Паре служанок не помешает хороший сон. – Я пожала плечами в ответ на усмешку Эль. Все правильно. Не сей-лирским зверям тягаться с магичками-универсалами.


Эулирондэйн. Кабинет Владыки


Первый лорд Ледяной Империи Эулирона Аселькорсиан чувствовал, что над его головой сгущаются тучи. Нехорошее предчувствие буквально душило, заставляя чуть ли не оглядываться, ища неизвестную опасность. Хотя, положа руку на сердце, причина была ясна. Сначала ссора с Эльведан, которая была совсем уж ни к месту, особенно в такое напряженное время. И ведь он прекрасно понимал причины ее переживания. Да, что там говорить, ему самому было жалко Эльгалион. Девочка не заслужила такого. У них обеих и так жизнь была не мед, а теперь еще и разбитое сердце… но спорить с Алиорениаром… Нет. Он привык, что брат всегда прав, да и его упертый характер изучил за последние несколько сотен лет очень хорошо. Если начать давить и доказывать – эффект получится обратным. «А может, – скользнула мысль, – так действительно будет лучше». В конце концов, что такое пятьдесят лет для мага и сей-лира. Ну, поживет с принцессой, а потом женится на Эль, если к тому времени ничего между ними не изменится. Хотя… Сиан тяжело вздохнул, понимая всю абсурдность такой идеи. Эльгалион не простит, да и ждать не будет. И ведь он первый бы сказал, что брат принял правильное решение, если бы… если бы не успел увидеть проблески чувств у обоих.

А вот вторая причина тревоги была уже гораздо серьезнее. Откуда? Откуда эти человеческие проныры узнали о видах брачных уз? Никто за пределами Эулирона не знал об этом. Сей-лиры не любили распространяться о том, что могло каким-либо образом навредить их народу. А это… Из-за их образа жизни и демографических проблем лорды частенько одаривали браслетами девушек не из высших сословий, чтобы в нужный момент с легкостью его забрать и надеть уже нужной на пальчик кольцо. А уж обряд! Среди ледяных лордов и леди это была величайшая редкость и… радость. Мало кому так везло, и сейчас этот обряд проводился крайне редко.

– Ну? Так и будешь стоять? – раздраженный голос вырвал Сиана из задумчивости, и, моргнув, он только сейчас заметил, что уже не просто дошел до кабинета брата, но и вошел внутрь.

– Послы ушли? – вместо ответа спросил он и уселся в кресло.

– Да.

– И к чему пришли?

– А к чему можно прийти на балу? – Светлая бровь красиво изогнулась. – Послезавтра принесут свои предложения, мы подготовим свои. Если сойдемся, то они отвезут предложения королю, чтобы он все подписал.

– Так ты серьезно решил? – Сиан не сдержал недовольства. – Ты уверен, что нам это надо? Что тебе это надо? Неужели какая-то долина стоит твоего личного счастья или жизни? Ты же знаешь, что Нервадия планирует нас уничтожить?!

– Ты закончил? – сухо поинтересовался Владыка.

– Да!

– Хорошо. А теперь слушай. Я всегда ставил интересы своей страны выше собственных. Благодаря этому мы не только не утратили позиций за время моего правления, но и укрепили их. И если для Эулирона надо, чтобы я женился на человеческой девке, я женюсь. Это-то и отличает хорошего правителя.

– Что это? – Сиан усмехнулся. – Вечно раздраженный правитель? Или королева, шпионящая для своей родины? Да ты уже посмотри, что творишь?! А ведь даже еще не женился на этой девчонке. Ты же ее возненавидишь! Превратишь дворец в место бойни!

– Поверь, братец, я смогу усмирить любую, пусть даже она и принцесса.

– Верю, – выдохнул Сиан, понимая, что все уговоры бесполезны. – А как же Эльгалион?

– А что с ней? – внешне повелитель остался равнодушным, но сей-лир ощутил, как воздух потяжелел.

– Я думал, она тебе нравится.

– Она милая. – Повелитель равнодушно пожал плечами.

– И все?

– Этого достаточно.

– А твоя идея об одаренных наследниках?

– Бастардов еще никто не отменял. Особенно если принцесса не сможет родить, – выразительно закончил он, и Сиан чуть не задохнулся. Боги, он и это продумал!

– Она не согласится, – уверенно произнес он.

– Согласится. – Владыка усмехнулся. – Поверь, я умею убеждать женщин. Кстати, – перевел он тему, – куда тебя вызывали?

– А… не важно. – Аселькорсиан махнул рукой. – Анет соскучилась.

Глава 24

– Вед, а ты уверена, что мы правильно все сделали?

Это были, наверное, первые слова Эльгалион после того, как мы покинули дом Аселькорсиана. Да, теперь даже мысленно я старалась не произносить его сокращенного имени, как и вспоминать о нем вообще.

Вчера вечером с помощью Полиан мы вернулись домой. Ее муж открыл нам портал, пообещав сказать другу, что Эль стало плохо ото всех этих переживаний, и мы покинули дворец. Правда, дома пробыли недолго. Двух часов хватило, чтобы собрать самые необходимые вещи, взять деньги и продукты и позаботиться о путях отступления.

Я с трудом расставалась с лабораторией. Рука так и не поднялась ее уничтожить, поэтому я просто ее запечатала до поры до времени. Как только найду где обосноваться, так сразу и перетащу ее туда.

А пока я разбиралась с библиотекой, Эль усыпила парочку служанок, накинув на них наши мороки и оставив спать вдвоем на постели. Даже если Аселькорсиан и заглянет к Эль, то увидит только, что две сестры спят в обнимку. Не думаю, что он станет будить меня. Зачем ему это? Пожелать мне доброго утра? «Ну конечно…» мысленно фыркнула. А когда он уйдет во дворец, служанки проснутся и ничего не будут помнить. Поэтому до вечера у нас время есть.

И мы ушли. Тихо, ночью, на своих двоих. Точнее, сначала на конях до ближайшего городка, а потом отпустили их. Пусть коняшки возвращаются к хозяину. Да и найти так будет сложнее. Дойдем до следующего города и там купим лошадок.

– Вед… – еще раз позвала Эль, заставляя очнуться от собственных размышлений.

– А ты видишь другой выход? – буркнула, внезапно почувствовав себя неуютно. Какая-то неуместная тревога кольнула в сердце. Что-то не давало покоя, но что это, я никак не могла понять.

– Нет, – понурилась Эль, но я даже не обратила на нее внимания, сосредоточенно перебирая собственные эмоции и пытаясь вычленить то, что раздражает интуицию. – А куда мы идем?

– В Антор, – автоматически ответила, – сядем на корабль или перейдем через горы…

– Ты мне уже вчера так ответила, – вдруг вскинулась Эль, – но я бы хотела услышать что-то повразумительней. Не обижайся, Вед, – вдруг смягчилась она, – но на тебя это не похоже, ты всегда все обдумываешь и продумываешь, а на этот раз все спонтанно и куда глаза глядят. Да и с Сианом не объяснилась. Может, стоило все же поговорить? Может, он…

– Что? Пытался разговорить секретного шпиона?

– Прости…

– Ладно. – Я с трудом, но взяла себя в руки. – Если хочешь подробнее, то давай. Идем мы в Антор, так как вряд ли там нас будут искать. Как только узнают о нашем побеге, тут же перекроют два пути: в Нервадию и на юг – в Келтавию. Никто не подумает, что мы двинулись в глубь страны.

– В Нервадию не подумают. – Эль отрицательно мотнула головой. – Все знают, что мы оттуда еле удрали.

– Вот именно! Поэтому и подумают. Ну, или как вариант, будто нас все-таки похитило нервадское посольство.

– Ладно. Допустим. Но дальше-то как? Считаешь, если они даже и не додумаются о нашем маршруте, то не разошлют ориентиры на нас? Вед, да что с тобой? – Эльгалион почти в ужасе смотрела на меня. – Да мы завтра с тобой будем в особом розыске. Нас в первом же порту задержат.

– Мы маги, не забывай, – отрезала, чувствуя – Эль права.

– Маги, – согласилась она, – но мы не сможем поддерживать иллюзию постоянно. Особенно если к нашему поиску привлекут остальных девчонок. А то и в Нервадию обратятся. Думаешь, если Сиан потребует вернуть тебя, ни у кого вопросов не возникнет? В конце концов, почему Антор, а не, допустим, Нейтриум? Он ближе, южнее, не надо лезть через перевал, да и корабли оттуда ходят чаще и направлений больше!

– Именно поэтому! И вообще, прекрати меня учить! Я хоть раз сделала ошибку?

– Нет. – Сестра опустила голову. – Но, боюсь, в этот раз ты ее совершаешь. Чувства затмили тебе разум, Вед. Ты сама не видишь, как несешься к пропасти и меня тащишь туда же.

– Я тебя не тащу! Хочешь – иди в Нейтриум! Или, вообще, возвращайся в Эулирондэйн, рожай своему повелителю детишек! Будешь у него второй нелюбимой женой!

– Вед…

Тихое, наполненное болью слово, и я резко захлопываю рот, понимая, что просто ору на сестру. Небо! Ей же тоже плохо. Как я могу с ней так поступать.

– Прости… прости, Эль.

– Я никогда тебя не брошу, – обиженно прошептала она, и я, не сдержав порыва, крепко обняла сестру. – И ты тоже… прости меня, ладно?

– Конечно. Ты же знаешь, я никогда на тебя не злюсь. Мы просто обе устали. Давай сейчас поспим пару часиков и дальше пойдем. Согласна?

– Хорошо. Как скажешь.

* * *

Мы проспали больше чем пару часиков. Солнце уже склонилось к закату, и ощутимо похолодало. В этой части Эулирона всегда быстро темнело, а с темнотой приходили холода. Конечно, можно было создать вокруг себя сферу теплого воздуха, но использовать магию лишний раз не хотелось.

– Ты как? – Я посмотрела на измученную сестру, у которой под глазами уже залегли тени.

– Нормально. А… – она на секунду замялась, – нам вообще далеко идти?

– Вот училась бы лучше, чем по балам с Владыкой бегать, сейчас бы не спрашивала, – буркнула, но потом тут же исправилась. – Завтра дойдем до Шайтира, там переночуем, купим лошадей и провизию. А потом еще около полутора недель до Антора, – взглянув на помрачневшее лицо сестры, постаралась ее утешить. – Не волнуйся, там почти на каждом шагу деревеньки, ночевать есть где, а денег у нас хватит с избытком.

Эльгалион только кивнула, не очень впечатленная моими заверениями, но спорить не стала, а покорно поплелась следом. Как ни странно, сейчас я чувствовала себя немного лучше. Ушло какое-то давление в груди, виски перестало ломить, и я наконец-то вздохнула свободно. Но в то же время появилось какое-то странное ощущение…

– Вед, – тихо позвала сестра, – ты чего?

– Все нормально, – привычно отмахнулась, – идем, впереди деревня. Как раз к ночи дойдем.

– Как скажешь…

Мы бодро зашагали вперед. После отдыха сил прибавилось, а усталость и раздражение отошли на второй план. Даже воспоминания о Сиане были какими-то… размытыми. Главное – двигаться вперед. Дойдем до Антора и… и на этом мысли обрывались. Как-то смутно виделось, что будет дальше, но главное – дойти до Антора, это я знала точно. Почему и зачем, я вряд ли смогла бы объяснить даже себе.

Очнулась я, когда впереди показалась деревенька. Три захудалых двора как-то не вязались с образом уже виденных мною сей-лирских деревень. Такую разруху вполне можно было увидеть в Нервадии, особенно в послевоенное время, но для Эулирона это было дикостью. У сей-лиров не было привычного нам понятия деревень. У них были города, крепости и… двороны. Этакие хуторки на четыре-шесть домов, занимающиеся одним делом – охота, скотоводство, садоводство, собирательство, ремесло. Они были разбросаны вокруг городов и крепостей в зоне дневного перехода. И готовая продукция быстро достигала адресата, и самим проживающим здесь всегда можно было получить все необходимое в короткие сроки. Вполне удобно, на мой взгляд.

Только вот представший перед нами дворон был каким-то неправильным. Четыре дома, стоявшие квадратом, буквально излучали запустение и уныние. Но такого просто не могло быть. Сей-лиры строго смотрели за дворонами, и если что-то случалось, то сюда тут же направлялась замена или помощь. А тут…

– Смотри, вон там свет горит. – Эль указала пальчиком влево. И правда, у крайнего домика тускло светилось окошко на первом этаже, словно горела лучина или свеча. – Пойдем?

– Д-да… – неуверенно протянула, делая шаг вперед.

Что-то было неправильно. Нет, все было неправильно! Мысли лихорадочно метались в голове, а интуиция, словно очнувшись ото сна, не кричала, а вопила. Что, что не так? В чем ошибка? Взгляд метался, выхватывая то одно, то другое. Антор? Зачем туда? Эль ведь правильно сказала, до Нейтриума ближе… Тут мозг за что-то зацепился и завис… Эль правильно сказала… Эль сказала… Что сказала Эль? «Не обижайся, Вед, но на тебя это не похоже, ты всегда все обдумываешь и продумываешь, а на этот раз все спонтанно и куда глаза глядят»… «Не обижайся, Вед, но на тебя это не похоже…»… «на тебя это не похоже…»… «не похоже…»

– Вед?

– Эль, быстро посмотри меня. Есть ли воздействие?

– Веда, что происходит? – Эль, похоже, подумала, что я вконец свихнулась, но… лучше бы это было так.

– Эль, не спорь. Проверь на ментал. Быстрее!

– Ну, хорошо…

Эль прикрыла глаза и потянулась ко мне. Сестра была не очень хорошим целителем, но сила эмпата немного коррелировала это. Я чувствовала ее неуверенное ментальное прикосновение, и хоть оно было родным и близким, я слегка нервничала. Все равно неприятно, когда кто-то копается в твоих внутренностях.

– Вед… есть! Внушение и легкое принуждение! Но как… почему ты не почувствовала? – широко раскрытые глаза сестры в ужасе смотрели на меня. Я и сама была в не меньшем, а то и большем шоке.

– Эмоциональная негативная нестабильность приводит к падению естественных и установленных ментально-физиологических блоков, – заученно прошептала я, начиная понимать, что… что, похоже, совершила самую большую ошибку в своей жизни.

– Ты хочешь сказать?..

– Да, – перебила ее, – кто-то смоделировал ситуацию. Кто-то очень умный. Все было подстроено. Я увидела Сиана, узнала про предательство. Шок, боль, обида – все привело к ослаблению щитов, чем и воспользовались… Нас… меня банально выманили из дворца. Похитить не получилось, принудить тоже, так они сделали так, что я сама ушла… да еще и тебя увела. На фоне пережитых эмоций легкое вмешательство я даже не почувствовала, пока не успокоилась и щиты не вернулись на место, а эмоциональный фон установился. Небо! Так там мог быть даже не Сиан! Как я могла забыть?

– О чем?

– У нас же там бродит магистр иллюзорной магии, а я даже не вспомнила… – стон сам собой сорвался с губ. – Небо! Небо! Небо! Какая же я дура!!! Эль, быстрее, надо скорее уходить отсюда!

– Не так быстро, – раздался смутно знакомый голос за спиной, и меня поглотила темнота.

* * *

Я мерно качалась на волнах. Темная ночь и миллиарды звездочек над головой. От соленой воды неимоверно хотелось пить, а жара буквально иссушала кожу. Капля пота скользнула по лбу, перекатившись по щеке, пощекотала шею. Невольно поежившись, я попыталась смахнуть нахалку, но рука отозвалась болью от тысячи мелких иголок. Попыталась моргнуть, и звезды вдруг начали кружиться над головой, вращаясь все сильнее и сильнее, а сквозь ласковый шепот волн начал медленно нарастать какой-то визгливый гул… Нет, не нарастать… визг, хотя скорее скрип, пытался пробиться в умиротворяющую картину ночного океана.

Я замерла. Секунда, две… ничего не происходило, только звезды вращались все быстрее, а в висках все сильнее пульсировало, пока я не почувствовала, как голова раскалывается на части. Попытка сглотнуть ни к чему не привела, наоборот, в горло словно песка насыпали. Странная слабость окутала как одеялом.

Да что происходит-то?!

Еще одна попытка, на этот раз открыть глаза, и снова неудача. Где-то в глубине, словно гейзер, начала подниматься паника, норовя затопить остатки сознания. С усилием подавив ее, я попыталась расслабиться и призвать силу, но… ее не было. Пустота там, где еще недавно я ощущала теплое покалывание магии. Плохо. Очень, очень плохо. Но на этот раз паники не было, а только мгновенное осознание, что неизвестный опять воспользовался изобретением Каории. Оставалось надеяться, что, как и в прошлый раз, последствия от него пройдут так же быстро. А пока…

А пока надо было хоть как-то понять, что происходит. Прислушавшись к окружающему миру, поняла – вокруг никакое не море, а обычная лесная дорога. Скорее всего, ночная, судя по холодку, овевающему лицо, и стрекотанию ночных насекомых. Кажется, я даже расслышала, как вдалеке ухнул филин, но, возможно, мне и показалось. Скрип же издавала телега, на которой лежала. И, похоже, я не одна. Трудно было угадать, но мне почему-то показалось, что это Эль. Или, может, я просто очень этого хотела. Увы, повязка на глазах мешала рассмотреть хоть что-либо, а кляп во рту – произнести хоть слово. Руки и ноги неизвестный тоже крепко связал, даже обмотав пальцы тряпкой. Предусмотрительная сволочь.

Что делать, я не знала. Оставалось ждать и надеяться, что рано или поздно, лучше бы, конечно, рано, действие отравы закончится, и я получу возможность действовать магией. Хотя если мне так и не развяжут глаза и руки, то толку от нее будет не много. Конечно, даже в таком состоянии я смогу призвать стихии, но направить их в нужном направлении, увы, будет нереально. Впрочем… если в качестве самоубийства – этот метод подойдет.

Наверное, я на какое-то время отключилась, потому что в следующий раз пришла в себя уже под жаркими лучами солнца. Прислушавшись, поняла, что разбудило меня не что иное, как тихое мычание. Что ж, в одном можно быть спокойной – Эльгалион рядом, только вот ее попытки привлечь к себе внимание нам совсем не нужны. Можно было, конечно, попытаться извернуться и пнуть ее, но неизвестно было, как за нами следили. Мало ли… еще увидят, что мы обе очнулись. В данном случае я бы предпочла, чтобы это случилось попозже. Но притормозить сестренку надо было. Еще по одному мычанию поняла, что она лежит слева в сантиметрах десяти от меня. Что ж, можно попробовать… потянувшись к силе, с неудовольствием отметила, что она пока не вернулась. Точнее, те крохи, что были сейчас доступны, вряд ли чем-то могли помочь, если только…

Пара секунд, напряжение почти до потери сознания, но у меня получилось, и сестренка затихла. Надеюсь, она все правильно поймет… В конце концов, моих сил хватило всего на пару минут парализации, за которые можно понять, что произошло, и не напугаться. Конечно, это было опасно, в данный момент применять магию, но выбора не было. Нельзя показывать, что мы очнулись.

Эльгалион все поняла правильно, и даже после того, как паралич прошел, продолжала неподвижно лежать. С каждым часом это становилось все труднее и труднее, мышцы затекли, желание перевернуться было просто непреодолимым, но мы упорно не двигались. В какой-то момент я поняла, что впала в странное оцепенение. Стрекотание, жужжание, пение, скрип, шорох, шелест – я вычленяла каждый звук, соединяя в единую картину мира. Немного силы – и воздух отозвался, показывая контуры объектов. Это стало похоже на состояние то ли полусна, то ли сумерек. Я видела телегу, сестру, лежащую рядом, возницу на козлах, четырех всадников позади… А еще внезапно пришло понимание, что мы медленно, но верно поднимаемся вверх. Мы двигались в горы!

Зачем? Что там такое? И в какую сторону? Неужели нас попытаются вывезти в Нервадию? Проклятье! Так глупо попасться… И кого винить? Только себя. Свою неуверенность, страх, эмоциональность, невнимательность… но в итоге все равно себя. И… может быть, в душе всколыхнулась надежда, что видела я все-таки не Сиана… хотя кого я обманываю? Даже если там был не он, я для него все равно только любовница и никогда не дотяну до статуса жены. Как там сказал Владыка? Обряд Единения проводится только с любимой?

Да… попалась глупо, да еще и Эль утянула, но, даже если выберусь, возврата обратно не будет. Сиан там был или не Сиан, уже не важно. А важно то, что все это время он обманывал и использовал меня. В кабинете на переговорах был именно Сиан и Владыка – точно. Тут никаких сомнений нет вообще. Насчет измены не знаю, может, и держался, хотя… он же на работу ходил, а там эта… Я с яростью откинула всплывшее воспоминание, но взамен пришли другие мысли. Как только заговор будет раскрыт и я забеременею, сказка закончится. Как бы там ни было, но я, Эльведан, ему не нужна… а значит, возврата обратно мне нет.

Не знаю, до чего бы дошла, обдумывая ситуацию и жалея себя, но тут телега приостановилась. Я напряглась, готовая вмиг активизировать все доступные силы и уничтожить врага, пусть даже ценой собственной жизни, и замерла, по-моему, даже дышать перестала. Воздух поколебался, и одна из фигур спешилась и придвинулась вплотную к телеге. Самым настораживающим во всем этом было абсолютное молчание, как сейчас, так и на протяжении всей дороги. Эта слаженность пугала. Словно все было отрепетировано, заучено и отработано… либо… либо… И тут меня внезапно озарило. Сей-лиры! Те сей-лиры на поляне, которые пытались убить Сиана и схватить меня! Запрограммированные куклы! Стиратели! На них стиратели! Проклятье… Если бы я могла, я бы застонала и побилась головой о ближайшую стену. У нас нет шансов. Сей-лиры (а я была просто уверена, что это именно они, иначе бы телега просто не могла спокойно передвигаться по территории Эулирона) сильнее, умнее, быстрее человека. Их звериная сущность многократно опаснее, чем даже встреча с магом. Их органы чувств острее – зрение, слух, обоняние… и только, вероятно, действие стирателей притупило их. Хотя могу поспорить, что, как только начнется драка, все мигом придет в норму. Просто сейчас наш неизвестный перестраховался, подавив их, чтобы сей-лиры никоим образом не смогли пересилить действие амулетов. Иначе бы нас с Эль уже давно бы раскусили.

Но… следом пронеслась еще одна не слишком радостная мысль, я все-таки была права, и среди сей-лиров есть предатель. Может, даже не один. А вот додумать это я уже не успела. Воздух колыхнулся, отображая замах руки сей-лира, и нас окутал уже знакомый аромат.

– Опять!.. – Это была последняя мысль перед вновь поглотившей тьмой.

* * *

На этот раз я очнулась быстрее… во всяком случае мне так показалось. Похоже, у этого препарата действительно есть такой существенный недостаток, как быстрое привыкание. Это хорошо… а еще лучше, что те, кто им пользуется, похоже, об этом не знают. Или уповают на увеличенную дозу. В любом случае хоть какой-то плюс в данной ситуации.

Эльгалион пока еще была без сознания. Я не «слышала» ее ментально, а чувства целительницы подсказывали, что сестра в состоянии покоя. В какой-то момент я даже испугалась, что на нее зелье подействовало полностью, а не как на меня. Но усилием воли подавила эти мысли. Не время и не место. Если и подействовало, то я найду способ вылечить сестру, а пока… я и сама справлюсь. Нет еще такого мага, который мог бы тягаться с универсалом.

Щеку припекало, а значит, с этой стороны находился восток. Для дня было еще не жарко, а для заката ощущалась сырость от росы. Итак… восток. Мы едем по дороге, поднимаясь вверх, и лежу я головой на север… получается… Мы едем в горы Эулирона! Не в Нервадию!

Неужели… Да нет! Быть такого не может! Или… Источник! Осознание, неверие и признание, что да, мы едем именно туда. Остается вопрос: зачем? Зачем везти в сосредоточение магии двух универсалов? Идеи, одна страшнее другой, начали возникать в голове. А еще понимание, зачем мы нужны живыми и невредимыми, почему нас не убили сразу. Только вот остается один вопрос: кто? Кто может знать об Источнике? Кто имеет столько сил и возможностей, чтобы подчинить магов и правительство? В конце концов пришло понимание – кто затеял эту войну!

Но зачем? Точнее, «зачем» примерно представляла – сила, власть, могущество, а вот каким способом и что дальше – нет. Правда, боюсь, что ни я, ни Эль итога так и не увидим. А потому… надо бежать! Ждать, пока нас, как овец, привезут на заклание, нет смысла. Сбежим, а там посмотрим.

Я осторожно «осмотрелась», призвав воздух. Кажется, теперь понятно, что меня разбудило. Телега остановилась, и сей-лиры спешивались, а позади них стихия налетала на преграду. Большую преграду. Скорее всего, это какой-то дом, где наши похитители предполагали отдохнуть. Кстати, вот он шанс!

Спустя несколько минут к телеге подошли двое, наклонились и, рывком подняв, понесли в дом, где сгрузили на жесткие лежанки. Собственно, на этом и все, про нас забыли. Я внимательно следила, как они перемещаются по комнате, слышала запахи еды… А вот огонь разжигать они не стали. Прошло еще примерно с полчаса, и наши похитители начали укладываться спать, все, за исключением одного, оставшегося на дежурстве. И что теперь делать?

Мозг лихорадочно искал варианты, и к своему ужасу не находил. Что я могла использовать? Целительство? Стихию воздуха? Но, увы, все это было ограничено из-за паранойи нашего врага… а паранойи ли? Может, наоборот, слишком хорошо знал наши возможности? Проклятье!

Ладно, выхода нет, придется рискнуть. Не знаю, как отреагируют стиратели на мою магию, но вряд ли будет хуже, чем есть. Призывать стихию я все же не рискнула. Как бы то ни было, в данном случае амулеты могут воспринять ее как агрессию, и неизвестно, что выдать, а поэтому мы пойдем другим путем.

Целительство редко воспринимают как нечто опасное и вредное. Это ведь не некромантия, целительство во зло не используют. Ему противна даже сама идея изувечить человека, вместо того чтобы вылечить. В принципе, это равносильно тому, чтобы стихией воздуха зажечь огонь, – возможно, но… Но когда нет выбора, можно пойти и не на такое. Я прекрасно осознавала, что потом может прийти откат, только вот выхода другого не видела. Призвав свою вторичную силу, я начала медленно и осторожно расслаблять сей-лиров, усиливая их сон. Можно было, конечно, усыпить или отключить, но это было опаснее, хоть и быстрее. Через двадцать минут дыхание наших сопровождающихся изменилось, стало глубже и ровнее, и даже тот, кто должен был нас охранять, тоже поддался чарам и заснул.

Теперь можно действовать. Осторожно-осторожно потерлась лицом о жесткую скамью, чувствуя, как дерево обдирает нежную кожу щек. Еще раз, щека начала гореть огнем, но я не сдавалась. Повязка, выдернув напоследок прядь волос, слезла с одного глаза. Проморгавшись и прогнав пелену, я с трудом различила очертания предметов и, все-таки я была права, сей-лиров. Так, теперь следующий этап, надо каким-то чудом освободить руки или хотя бы рот. Только как это сделать? Судорожный взгляд заметался по стенам, доскам, ища хоть что-нибудь, что поможет освободиться.

Взгляд зацепился за каминную решетку у противоположной стены. Далековато, конечно, но зато есть шанс содрать веревки и путы. Края острые, прутья стоят прямо, концы заострены. Эх… я с тоской проследило расстояние – пешком дойти четыре шага, а в моем состоянии даже не представляю, сколько времени это займет.

Извиваясь, как змея, я начала медленно сдвигаться со скамьи, все ближе и ближе к краю, пока не свалилась. Глухой удар, к моему счастью, никого не разбудил, а боль… что ж, если выберусь, то вылечу себя. Стараясь не обращать внимания на ноющее и чешущееся бедро, я мысленно поблагодарила обилие одежды, которая позволяла не ободраться в кровь, и поползла вперед.

Увы, в свое время я пренебрегала физической подготовкой, уповая только на магию, и сейчас четко осознала – зря. Конечно, среди стихийников нередки боевые маги, но женщины не спешили вставать под их знамена. Да и я никогда не желала для себя такого. Мне больше нравились красивые платья, мягкая постель, блеск украшений и спокойная работа, чем скачки на лошадях, бои с нежитью и чудовищами и отдых после этого в дешевых трактирах. Зато у меня была одна знакомая, которая страстно об этом мечтала, но ее силы хватило только на то, чтобы быть медиумом. И, может, не к месту, но сейчас, когда я, с трудом дыша, превозмогая боль и усталость, ползла вперед, мне вспомнилась она, и возникло искреннее желание, чтобы она сейчас оказалась на моем месте.

Наверно, я слишком увлеклась, сосредоточившись на своей цели, поэтому внезапно распахнувшаяся дверь оказалась для меня шоком, как и темная фигура в проеме. Тусклый лунный свет лился за ее спиной, не позволяя рассмотреть даже того, кто это – мужчина или женщина.

– Кажется, я вовремя, – насмешливый голос, и я в шоке распахиваю глаза. Если бы могла говорить, наверное, закричала бы, но, увы, я этого была лишена. – Удивлена? Ничего, чем дальше, тем больше… – рассмеялся он, и в меня полетели темные чары подчинения. Спасительная темнота тут же окутала, спасая и так уже измученное сознание.

Глава 25

– Эльведа-а-н, детка, пора просыпаться! Ну же, девочка, не зли меня, – знакомый насмешливый голос, издевательски-ласково растягивал слова, вырывая меня из темноты бессознания. А вырываться мне очень не хотелось. Где-то внутри была стойкая убежденность, что там, в реальности, меня не ждет ничего хорошего. – Ну же! Не зли меня, – голос похолодел, а вслед за этим щеку обожгло, да так, что на губах появился металлический привкус. Пощечина…

С трудом приоткрыв глаза, я попыталась рассмотреть того, кто устроил мне такое экстренное пробуждение. Сперва я даже испугалась. Перед глазами стояла сплошная темнота, а в голове настойчиво пульсировала боль. Неужели я потеряла зрение? Страх пронесся горькой волной, омывая и проясняя сознание. Уф! Слава небу, нет.

Мутная пелена медленно, словно неохотно поплыла, озаряя миллиардами болезненных вспышек. Измученное последними днями и зельями тело болело, истрачивая крохи оставшегося резерва на поддержание сознания. Но первое, что я увидела, была Эльгалион, чье белое лицо и шокированный вид напугали меня гораздо больше пощечины и сладковато-мерзкого голоса.

Слегка повернув голову, я наконец-то встретилась взглядом с тем, кто организовал все это. Взгляд медленно скользил снизу вверх, отмечая каждую мелкую деталь. Начищенные до блеска черные сапоги из добротной кожи с модными в этом сезоне серебряными застежками с агатами сейчас немного запылились и обтерлись с внутренней стороны, как будто бы их обладатель ехал верхом. Зауженные брюки, но не из кожи, как предпочитали сей-лиры, а из мягкой замши, темно-синего или темно-фиолетового цвета, в сумерках было не разобрать. Такого же цвета удлиненный колет с черной вышивкой. На руках и шее видны края стальной рубашки, отливающей металлическим блеском. И поверх всего – теплый сей-лирский плащ, подбитый мехом. И только в конце взгляд переместился на узковатое лицо, поджатые губы, сейчас искривленные в насмешливой улыбке, сероватый оттенок кожи, каштановые волосы, собранные в низкий хвостик, аккуратная окладистая бородка и блеск черного бриллианта в серьге – все это было так знакомо. Только вот глаза радовали ярким блеском темно-синей радужки вместо привычной мутноватой пелены. Я так долго видела это лицо, знала его носителя, уважала, прислушивалась, что сейчас просто не могла поверить собственным глазам.

– Лорд де Саттер, – прохрипела, с удивлением услышав свой каркающий голос. Неужели кляп сняли? Рискованно. Но… он ведь привык рисковать? Догадка, яркая, как солнечный луч, озарила сознание, только вот поверить в это оказалось труднее, хотя где-то внутри я знала, что права.

– Рад, что вы меня узнали, Эльведан. Вы всегда были внимательной девушкой.

– Оказывается, недостаточно, – пробурчала я. – Значит, это вы…

– Я, – не стал он отпираться, сверкнув белозубой улыбкой.

– Лорд де Саттер… или, – я сделала паузу, – может, покажите свое настоящее лицо?

– А это оно и есть.

– Вы не де Саттер. – Я уверенно замотала головой.

– Ну почему же? Именно я. Я – лорд Нейрон де Саттор, ректор Академии магии. Неужели последние события так повлияли на твою память? – неискренне удивился он, заставив меня заскрипеть зубами.

– А кто вы еще? И как получилось, что маг земли с даром некромантии вдруг стал стихийником огня уровня архимага, а? Это же вы, вы тот самый экспериментатор! Как вы стали ректором? – Я не сдержалась. Знаю, что глупо, надо было делать вид, что ничего не понимаю, но сил и желания на это не было. Хотя, может, это ничего бы и не изменило в его планах.

– Знаешь, что меня всегда поражало в тебе? – Саттер сел передо мной на корточки, больно обхватив подбородок своими тонкими пальцами. – Это умение все видеть, слышать, узнавать, делать правильные выводы и… выжидать. Ты практически не подвержена эмоциональным перепадам, ну… если не считать того, что касается твоего дорогого муженька. Но это можно простить, правда? Не можешь же ты быть идеальной. Так вот, о чем я… если бы не один-единственный недостаток, то я бы выбрал тебя. Но твое повышенное… благородство, – последнее слово он буквально выплюнул, – не позволяет тебе стать той, кем ты могла бы быть. Ты ведь не понимаешь, что сильнее Селении, умнее, выдержаннее. Это же надо! Столько лет терпеть унижение, побои, насмешки и ни разу не дать понять, что ты универсал. Даже в таком юном возрасте – ни одного срыва! Я поражен. Честно. А меня очень трудно удивить. Да еще это запретное знание… ммм… Не скажешь, откуда узнала об эксперименте?

– Письмо получила… после похорон Селении, – соврала, понимая, что отмолчаться не удастся.

– Письмо, говоришь… ну ладно. Допустим. Хотя почему-то я тебе не верю.

– Как вы стали ректором? – не выдержала я, повторно задав волнующий меня вопрос.

– А почему я не должен был им стать? – Черная бровь взмыла вверх. – Кстати, именно твои родители и помогли. После того случая… – Он слегка поморщился. – Мне пришлось уехать. Вместо меня занятия вел твой отец, но когда пришло время, он использовал все свое влияние, чтобы я занял его место. Вот и все. А потом… предыдущий ректор допустил гибель такого перспективного ученика. – Ректор зацокал, неодобрительно качая головой. – Такое горе! Эльсайрон был подающим большие надежды магом, да еще и высокородный аристократ. Предыдущему ректору пришлось уйти с должности, а его место занял я.

– Ты! Это ты… – неверяще прошептала я. – Это ты убил его! Вот откуда у тебя стихия огня! Но… как?..

– Веда, о чем ты? – сиплый шепот сестры вырвал меня из состояния шока, в который я погружалась.

– Эльгалион… – Ректор повернулся к ней. – Недоразумение семьи Аори. Ни красоты и манер, как у Селении, ни силы, как у Эльсайрона, ни ума и выдержки, как у Эльведан… – Он встал и подошел к сестре, смотря на нее сверху вниз. – Ты ни на что не годна. Если бы ты не была потенциальным носителем силы универсала, то я бы уже давно с пользой избавился от тебя. А так, приходится терпеть.

«Он не знает? – Мелькнула мысль. – Но как? Неужели нам повезло? Если ректор не в курсе, что Эль в состоянии пользоваться другими стихиями, кроме воды, то у нас может появиться шанс. Главное, чтобы сестренка удержалась и промолчала». А ректор между тем продолжал разглагольствовать:

– Как я уже говорил, твоя сестра умеет слышать и сопоставлять информацию. Я не мог вернуться спустя столько лет как ни в чем не бывало. Изменил прическу, отрастил бороду, наложил на глаза заклинание восстановления, которое позволило замутить их цвет. Но использовать некромантию и силу земли я больше не мог. Пришлось искать выходы. Сначала артефакты, потом… силы магов-недоучек, исключенных из Академии и не сдавших экзамены. А потом Эльсайрон. Несносный мальчишка! Он слишком много узнал и решил выставить свои условия… Его силы хватило надолго.

– А теперь? – вырвался вопрос.

– А теперь запас заканчивается. – Де Саттер развел руками.

– И ты планируешь забрать ее у нас?

– Да. – Одно слово. Такое простое и равнодушное.

– А Селению тоже… выпил?

– Селению? Нет.

– Но это же ты ее осматривал. Ты признал ее мертвой!

– Пообщалась с герцогом. – Он не спрашивал, он утверждал. – Да, я осматривал. Но не выпивал.

– Не верю.

– Твое право, – усмехнулся он.

– Итак… – Я внимательно посмотрела на него. – Теперь ты планируешь нас убить и забрать силу себе, так?

– Ну… если только у меня не будет другого выбора.

– В смысле?

– Ваши жизни мне не нужны. – Он мягко улыбнулся. – А сила, да, нужна.

– И?

– Что «и»?

– Больше ничего не скажешь?

– Тебя интересуют подробности?

– Да. И для начала – куда мы направляемся?

– Не делай вид, что не догадываешься, – мягко пожурил он. – Мы едем к Источнику. Да-да, не удивляйся, я знаю о нем.

– И твоя цель – всемирное господство? – Я не сдержала язвительности, но ректор только усмехнулся, согласно кивая головой.

– Насчет всемирного не уверен. Зачем мне Ахорские острова и Меланийская пустыня? – Усмешка исказила губы. – А вот Нервадия и Эулирон для начала вполне сгодятся.

– Сила Источника непредсказуема. Ты можешь лишить магии весь наш мир. Ты понимаешь, что…

– Да хватит! – Ректор всплеснул руками. – Я получше тебя знаю, что можно и чего нельзя делать. Боги, ты всегда такая моралистка?

– Тогда зачем ты все это нам рассказываешь? – влезла Эль, сердито сверкая глазами. – Решил напоследок похвастаться?

– Хамка, – флегматично отметил ректор. – Не угадала, девочка, хотя в чем-то ты права. Приятно поделиться с окружающими своей победой. Но сейчас дело не в этом.

– А в чем?

– Мы просто ждем… кое-кого. А я вас, так сказать, морально подготавливаю. Сил нет, как хочется посмотреть на вашу реакцию.

Я прикусила губу, сдерживая рвущийся вопрос. Любопытство было сильным, но нежелание сдаваться – сильнее. Значит, просто ждем… То, что ничего хорошего для нас с Эль не будет, – очевидно, да и не скажет он. Если бы хотел, уже сказал. Права сестренка, он просто бахвалится перед нами, тешит свое самолюбие и упивается нашим поражением.

– Ну и что мы замолчали? – Ректор усмехнулся, мимолетно погладив меня по голове, как бродячего котенка. – Неужели неинтересно?

– Интересно, но другое. – Я дернула головой, смахивая руку. – Может, поделишься, кто предатель среди сей-лиров?

– А зачем? Хочешь вернуться и отомстить?

– Он ведь во дворце, да? – Я сделала вид, что не услышала. – Ведь все было подстроено? Герцог не собирался со мной разговаривать, – внезапно поняла я. – Это же вы, вы ментально принудили его поговорить со мной! Он должен был меня заинтересовать, заставить остаться в той комнате, чтобы я услышала, что Сиан меня обманул! И вызвали его из кабинета тоже вы! А я… уже тогда попала под воздействие, да? – потрясенно прошептала я. Боги, какая же я наивная идиотка! Возомнила себя всемогущей и неуязвимой. Безмозглая дура! – И тогда похищал меня тоже не герцог…

– Как раз таки герцог.

– И давно он под метальным контролем? – едко поинтересовалась я.

– Ну а сама-то как думаешь?

– С момента свадьбы с Селенией.

– Почти… Ошиблась на пару дней.

– Ты хоть скажи… – Внезапно во рту пересохло, но я с трудом, но смогла выговорить: – Там, в голубой гостиной… был Сиан или нет?

– Какая любопытная. – Мягкая улыбка осветила лицо ректора. – Неужели все надеешься выбраться?

– Вы же сами сказали, что не собираетесь нас убивать.

– Да… я сказал. Тем более если уж я вас отпущу, то совсем не хочу, чтобы вы побежали обратно в Эулорондэйн с криками: «Лови предателя!» Вдруг он мне еще понадобиться?

– Тогда я ничего не понимаю, – честно призналась я, глядя снизу вверх на мага. – Какой во всем этом смысл? Зачем все эти эксперименты? Вам же нужна власть, нужно захватить государства… или нет?

На поляне повисло молчание. Мерное потрескивание дров в костре, легкий ветерок шуршит листьями, то и дело раздается стрекот насекомых… По другую сторону костра четверо сей-лиров молча сидят и невидящим взглядом смотрят прямо перед собой, находясь в пограничном состоянии сна и яви… и вспыхнувшие нереальным светом глаза мужчины напротив заставляют быстрее забиться сердце.

– Зачем?.. Хороший вопрос… Знаешь, а я тебе расскажу, ведь ты, именно ты, Эльведан, сможешь меня понять как никто… Как ты думаешь, каково это родиться в семье магов, не обладая ни граммом силы? Ну же, вспомни свое детство! И при этом у тебя была хотя бы одна стихия. А у меня – НИЧЕГО! Мой отец – маг земли, мать – сильнейший некромант-артефактор того времени, сестра – стихийник земли и эмпат, а младший брат – гордость семьи – собрал в себе все: стихию земли, некромантию, талант артефактора и даже сильнейшие ментальные способности! И только у меня… одного… ни грамма силы… Постоянные насмешки брата и сестры, недовольство родителей, сурово поджатые губы, разочарованный взгляд… А потом, постепенно, начинаешь понимать, что ты уже не часть семьи, что ты сирота при живых родителях… и это так больно! Затем боль заменяют другие чувства: начинаешь сам себя презирать, горечь выедает изнутри и появляется она… ненависть! И ты понимаешь, что готов на все, чтобы доказать и отомстить. Я, я убил родного брата, забрав его силы! Один древний ритуал некромантии… Моя мать… – с побледневших губ сорвался смешок больного человека, страшный, неконтролируемый смех, – не считала нужным прятать от никчемного отпрыска свои бумаги… Они были раздавлены горем, когда их гордость, их любимый сын был найден мертвым. Сестра… она оказалась хитрее. Предпочла сражаться до конца, лишь бы я не получил ее силы…

– А твои эксперименты? – облизав губы, шепотом спросила я.

– Это уже в Академии. Прекрасная маркиза с небесно-голубыми глазами предпочла мрачному некроманту-стихийнику гордость всего курса – двустихийного мага. Жестокого, самовлюбленного, эгоистичного ублюдка, решившего перед всеми показать, насколько он сильнее! Земля и огонь! Он унизил меня перед всеми!

– Ты и его убил?..

– И его, и ее!

– Ты сумасшедший! – невольно вырвалось у меня.

– Не спорю.

Его фанатичный огонь пугал и завораживал одновременно. Искалеченный ребенок, поломанная судьба и разъедающая ненависть… Мне вдруг одновременно стало страшно за себя с Эль и жалко его. – Вот тогда-то я и решил провести все эти эксперименты.

– И какая… конечная цель?

– Подчинив источник, – задумчиво проговорил де Саттер, закусив губу и глядя куда-то вдаль, – можно не только заполучить все четыре стихии, но и управлять магией во всем мире. Забирать ее… одаривать… выбрать себе помощников, а остальных лишить… Каждый, достигший совершеннолетия, может прийти и попросить наделить его магией… И я буду отбирать только самых достойных! Больше не будет несчастных детей, которые не оправдали ожиданий родителей, не будет насмешек сильных над слабыми… Только достойные, понимаешь? Этот мир станет лучше! Намного лучше!

– А власть?

– А власть появится сама собой. – Он рассмеялся. – Как думаешь, если в течение парочки лет в Ароле будет держаться температура за минус тридцать, что будет? Или в Эулироне целый год пойдут дожди? Правители сами прибегут с поклоном, умоляя принять дары и власть, лишь бы прекратить это. Магия – это и есть власть, сила, богатство!

– Ты чудовище!

– Глупая девчонка! – Он резко повернулся и так хлестко ударил по лицу, что на глаза навернулись слезы. – Я сделаю этот мир лучше! Чище!

– А война с Эулироном? – подала голос Эль, с тревогой глядя на меня, и отвлекла его внимание. – И брак Селении с герцогом?

– Да… – Он словно остыл и потух. – Мне нужен источник, но просто так сюда не добраться. Эти звери чуют малейшее пересечение границы, и чтобы незаметно перейти границу, надо было отвлечь их внимание. Сначала план был прост. Селения выходит замуж за Тамира, он влюбляется, потом в результате какого-нибудь несчастного случая погибает королева с дочерью, король в отчаянии заканчивает жизнь самоубийством, и все – Тамир новый король, а Селения королева. Пару лет, и если Тамир будет мешаться, то избавиться и от него… А так он бы и сам сделал все, что потребовала Селения.

– Но она не захотела, да?

– Почему же? – Черная бровь красиво изогнулась. – Она была полностью согласна с планом. Только вот… – Ректор поморщился.

– Она влюбилась в тебя, – прошептала Эль, неверяще глядя на мага, – точнее… ты ее влюбил в себя!

– Мда… перестарался немного. – Он недовольно скривился. – Селения оказалась слишком строптивой и самовлюбленной. Решила переиграть меня на моем же поле, поэтому пришлось немного… подправить ей характер.

– Так, значит, тот ребенок… твой?!

– Да… и герцог еще ответит за то, что убил его, – прошипел гадюкой маг.

– Ка… какой ребенок? – Эль непонимающе переводила взгляд с него на меня.

– Селения была беременна.

– Ооо… – только и выдохнула Эль, потрясенно смотря на ректора. В какой-то момент мне даже показалось, что в ее глазах зажегся огонь интереса, но… возможно, что мне именно показалось. – Ты ее любил?

Неожиданный вопрос. Мы с ректором, не сговариваясь, повернулись к Эль, но она спокойно смотрела на него, ожидая ответа. Зачем ей это? Я неуверенно перевела взгляд на задумчивого мага. Что-то мелькнуло в его взгляде, но, увы, понять, что это, я не успела или просто не смогла. Да и вряд ли он сам понимает, что чувствовал к той девчонке. Слишком искалечен и убог в своей закостенелости. Слишком зациклен на своей цели, подчинившей себе всю его жизнь. Слишком обижен на весь мир…

Но это длилось всего несколько секунд. Ровно через миг его взгляд потемнел, стал цепким, насмешливым и подозрительным. Поиграл и хватит. Ректор не из тех, кто открывает душу. Просто сейчас он дошел до предела. Близость цели опьянила, и на миг он забылся. Но только на миг. Есть цель, есть пути ее достижения – все остальное пыль под ногами, не стоящая внимания. И ребенок… за которого ответит герцог, – это тоже всего лишь одна из возможностей. Хотя, может, в его болезненном сознании еще и сохранились такие догмы, как ребенок и защита.

– У малышки есть способности, о которых я не знаю? – с интересом спросил он. Причем спросил у меня, хотя пристально разглядывал сестру. На миг я замерла, охваченная паническим страхом, что вот сейчас он откроет последний наш секрет.

– Я думала, ты все про нас знаешь. – Только благодаря чуду мой голос не дрогнул.

– Я тоже так думал… а ты вот взяла да преподнесла мне сюрприз.

– Кстати, – меня внезапно заинтересовало, – а когда ты понял, что я универсал?

– Когда ты сбежала в Эулирон. Хотя подозрения появились еще на отборе. Ну что ж… – Он резко поднялся, довольно хлопнув ладонями по бокам. – Поболтали и хватит. Все выяснили, успокоились, подготовились. Теперь спокойно доберемся до места, не отвлекаясь на беседу. Завтра нас ждет сложный день.

– Но мы же вроде кого-то ждали?

– Угу… но, похоже, придется подождать еще немного. А сейчас, девочки мои дорогие, вам лучше всего… поспать!

И маг с довольным видом отвернулся от нас. Я только и могла, что молча разглядывать его склонившуюся над сумками голову. И именно это позволило заметить его лукавый взгляд, брошенный за спину. Еще одна проверка?

Несколько минут он возился, что-то выискивая, а потом с улыбкой маньяка распрямился и помахал перед нами небольшим темным флакончиком, будто поддразнивая. Вряд ли там был яд, но определенно какое-то зелье. Словно подтверждая мои выводы, он, не скрываясь, налил в две деревянные кружки воды из фляги, а затем накапал туда из флакончика. По тридцать капель в каждый. Не многовато ли? А то точно отравит. Обидно будет.

– Итак, девочки, либо вы пьете сами, либо я снова вас «усыпляю». Сразу говорю, второй вариант для вас будет хуже.

– А что там?

– Снотворное. Всего лишь снотворное.

– Мы выпьем, – хрипло проговорила, и первая потянулась к кружке, проигнорировав возмущенный взгляд сестры.

Глупая! Неужели не понимает, что лучше просто выпить снотворное, которое при желании все равно насильно вольют в рот, чем получить еще одну дозу зелья от Каории. Еще неизвестно, как все это скажется на организме в целом и конкретно на магических способностях. Что-то подсказывало, что бесследно это не пройдет и везти вечно нам не сможет. Эх, если выберемся, пройду полный курс обследования у целителей!

«Только еще выбраться надо», – подумала, глотая горьковатое лекарство. Зато меня затопило облегчение, зелье оказалось действительно снотворным, без всяких примесей. Исключительно травы, которые я узнала, и капля алхимического усилителя.

Последнее, что успела заметить, пока искусственный сон затопил сознание, как Эль, скривившись и одарив ректора высокомерным взглядом, все-таки тоже отхлебнула зелье. И все…

А вот пробуждение было болезненным во всех отношениях. Во-первых, головная боль и общая слабость – верный спутник таких вот снотворных зелий. Причем возникают они именно из-за усилителей. Выпей отвар без этой составляющей, и наутро все будет нормально, но из-за них вечно вот такой эффект. Нет бы Каории заняться чем-то путевым, а не вредительством в особо крупных масштабах. А во-вторых, кто-то усиленно будил меня, больно ухватив за руку и отвешивая хлесткие пощечины.

– Просыпайся! Ну же! К тебе пришли!

– Хватит, – прохрипела я, стараясь увернуться от очередного удара.

– Как скажешь, – легко согласился маг и резким движением подхватил меня под руки и перевел в сидячее положение. – Давай, открывай глазки. Мне уже не терпится посмотреть на твою реакцию.

Что-то в его голосе меня насторожило. Нет, понятно, что ничего хорошего я сейчас не увижу, но тут было иное. Предвкушение, азарт и полная уверенность в моей неподготовленности к этой новости, а значит, стоит мне открыть глаза, и я увижу то, чего совсем не ожидаю.

Постыдное желание покрепче зажмуриться, да еще и отвернуться в придачу я поборола, хоть и с трудом. Все равно не удастся просидеть с закрытыми глазами. «Сюрприз» явно никуда не денется, и только себя выставлю трусихой.

Ресницы дрогнули, и веки начали медленно подниматься, открывая взгляду новый день. Мысленно взмолилась, чтобы удержать себя в руках, чтобы с достоинством встретить, что бы там ни было. Секунда, еще… утренний свет ослепил, заставляя прищуриться и проморгаться, а затем глаза распахнулись, чтобы увидеть…

– НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! НЕТ!!!

Глава 26

– НЕТ! – мой крик сорвался с губ и унесся вдаль, ободрав напоследок горло. Этого просто не может быть. Это шутка. Злая, жестокая шутка. Ментал ректора. Ошибка, все, что угодно, но не это. – Не верю… нет… – сипло зашептала, отчаянно мотая головой.

Страх, паника, ужас… да что там. На меня напал самый настоящий ступор. Я смотрела, не отрываясь, будто загипнотизированная, и не верила собственным глазам. Это хуже кошмара. Точнее, вот он мой самый страшный кошмар – живой и воплощенный.

– Ты?! – хриплый не верящий шепот Эльгалион, разбуженной моим криком, хлыстом ударил по натянувшимся нервам, вырвав из собственного страха. А раздавшийся медовый голос возродил утихнувшую когда-то ярость.

– Ну, здравствуйте. Вот мы и свиделись… сестренки!

Глубокий вздох, и я наконец-то смогла более или менее адекватно воспринять то, что произошло. Нет, это не игры сознания, не ментал и не галлюцинация. Прямо передо мной живая и невредимая стоит Селения собственной персоной. Маг-универсал с дополнительной силой иллюзии, о которой я так по-глупому забыла. Вот, собственно, все и разъяснилось. Я еле успела подавить горький смешок, готовый сорваться с губ.

Селения… «Убитая» герцогом сестра… Враг… Всегда им была и навсегда останется. Горечь появилась на языке, вызывая легкое жжение. Так хотелось… не знаю чего – ругаться, драться, окатить презрением, заставить почувствовать все, что пережили мы с Эль… но я молчала. Лишь взгляд скользил снизу вверх, отмечая малейшие детали. Мужская одежда – кожаные штаны, куртка, плащ. Широкий пояс на талии и поверх него скрещенные ремни, к которым прикреплены кинжалы и небольшие мешочки. Амулет на шее. Волосы заплетены в косу и закручены на затылке. В ушах мерцают рубины – ее любимый камень, все пальцы в кольцах, на руках широкие браслеты с камнями. Голову даю на отсечение, что каждый из них заговоренный. Но главное – ее глаза. Когда-то давно они светились непримиримостью, страстью и самоуверенностью. Но они были живые! Живые! А сейчас… холодное безумие плескалось в них, и тень этого сумасшествия отражалась на лице. Повзрослевшем, даже постаревшем, хотя вроде не должна была постареть. И похудела сильно. Некогда заставлявшая оборачиваться мужчин фигура превратилась в скелет, обтянутый кожей. Кто-то, может, назовет это стройностью или хрупкостью, но я видела, что эта хрупкость была болезненной. Да и на лицо она значительно подурнела. Стала какая-то… потрепанная, что ли. И злая… Селения выглядела значительно старше своего возраста. А с учетом того, что она маг, я видела только одно объяснение этому. Де Саттер пил ее. Не полностью выпивая, а медленно, позволял восстановиться, и снова, и снова… Он нашел себе идеального донора. Сильного, выносливого. Она сможет его поддерживать долгие годы.

– И где же крики радости? Неужели мои дорогие сестренки не рады меня видеть живой?

– Очень… рады, – хрипло прошептала я и внезапно усмехнулась. Боги, как, оказывается, все просто-то!

Все сразу встало на свои места. Весь их план, такой простой и безумно легкий для двух сильнейших магов. Да что там! Уверена, и родители были в курсе всего… разве только про Эльсайрона им не сказали. Хотя не дураки ведь, могли бы догадаться. Только вот, скорее всего, это им было не нужно. Да и ректор – мастер ментальной магии – внес посильную лепту в формирование их сознания. И все бы у них получилось, если бы герцог не сорвался. Как же эти умники просмотрели-то такую возможность? Как мастер ментальной магии, специалист по «взаимоотношениям» забыл, что сильные эмоции, особенно любовь, ревность и ненависть, способны сломать любой приказ?

Да и дальше все было очевидно. Оставлять Селению во дворце уже было нельзя, но и уйти просто так она не могла. Оставалось инсценировать ее смерть. Кстати, получается, что придворный маг тоже в доле? Или просто под принуждением у ректора? Впрочем, сейчас не важно.

И с договором тоже все понятно и просто. Вообще, надо признать, ректор – умный человек. И изобретательный. Не удалось захватить Эулирон? Не беда, пойдем другим путем. Так или иначе, но мы проникнем куда нам надо. И на Высоких Леди он согласился не просто так. Они ведь столько знают! И плевать, что они никогда бы сами не поделились нужными сведениями. Есть же еще куча других возможностей. «Особенно когда эти Леди совсем не довольны выбором родного государства», – ехидно пронеслось в голове.

Да и положение ректора Академии дает много преимуществ. Талантливые ученики, деньги, близость к власти, нужные связи! Идеально! Еления, Каория, сколько их, попавших в лапы этого маньяка?

Заменить одну на другую при даре Селении? Не вопрос! А ректор еще менталом мозги родителям и друзьям подправил, чтобы разницы не заметили. Думаю, к моменту отправки Еления наготовила достаточно артефактов, а Каория зелий, чтобы Селения не побоялась отправиться в Эулирон. А потом посольство, и пленницу притащили с собой, чтобы продолжала работать на благо этих сумасшедших… Эх, знать бы только, она это была под иллюзией или Сиан. Но ведь никто мне не ответит, наоборот, порадуется, что я мучаюсь. А даже если и скажут, что он, где гарантия, что там не была применена магия? Дура! Дура! Дура! Ну почему я не проверила все вокруг! Хотя почему дура-то? Вон он ответ, стоит и ухмыляется, довольно сверкая глазами. Ментал, чтоб его!

Смешно, но я ведь, получается, должна благодарить герцога, ведь если бы не он, подчинение бы не спало. И причина тут была не в ее мнимой смерти, а в гибели нерожденного ребенка. Именно выкидыш спровоцировал сильный магический выброс. Скорее всего, сестренка после этого даже магичить не могла какое-то время. А может, она и правда почти умерла. Хотя, наверное, лучше бы все-таки умерла… Глядишь, и не было бы нового плана по захвату Источника. А может, и был бы. Только вряд ли уже настолько успешный.

Все это пронеслось в голове за считаные секунды, оставив после себя только один-единственный вопрос: почему Селения не рассказала, что мы с Эльгалион тоже универсалы? Забыла? Не поняла? Все возможно. Она ведь была маленькой девочкой и могла не догадаться, что мы универсалы, просто перестраховалась. Или же дело в другом? Может, она просто испугалась, что ее «любимый» заинтересуется еще кем-то, помимо нее? Этот вариант, конечно, хуже, ведь тогда, получается, что Селения в курсе и никакой форы у нас нет.

Как же узнать? Нельзя же напрямик спросить! Ладно, что-нибудь придумаю.

– Какое… счастливое… воссоединение семейства! – Ректор захлопал в ладоши.

– Угу! И мы счастливы, – пробормотала я, не отрывая взгляда от старшей сестры, раздумывая, если я долго буду испепелять ее взглядом, загорится она или нет. Не загорелась. Увы. – Ладно, что дальше?

– Сейчас завтракаем, и вперед!

Я наконец-то перевела взгляд на мага и внезапно поняла – он просто светится предвкушением. И это горящее безумие в его глазах напугало меня сильнее, чем осознание, что Селение жива.

– К Источнику? – сглотнув, уточнила я.

– Именно!

– И… что вы планируете с ним сделать? Как попробуете подчинить?

– Тебя это не касается, – резко ответила Селения, с ненавистью глядя прямо в глаза, – радуйся, что жива.

– Пока?

– А хоть бы и пока. – Она пожала плечами. – О тебе горевать все равно некому. Разве что Эль? Ну, вы в любом случае будете вместе, так что не переживай. Зато пойдете на благое дело.

– Никогда не слышала, что помочь психу – это благое дело, – фыркнула Эль и тут же закричала, когда огненная плеть с шипением ударила ее по ноге.

– Эль! – Я попыталась броситься вперед, но путы не позволили, и мне оставалось только в ужасе смотреть, как слезы стекают по ее щекам, а на ноге сквозь прожженную одежду появляется кровавый шрам, прямо на глазах покрывающийся волдырями.

– Заткнись! – рявкнула Селения и повернулась к Эль. – А ты еще раз посмеешь открыть рот, и получишь удар уже не по ноге. Поняла? Я спросила, поняла, дрянь?!

– Д… да… – глотая слезы, выдавила Эль, с ненавистью глядя на Селению.

– Дорогой, – удовлетворенно кивнув, Селения отвернулась от зареванной сестры и обратилась к ректору, – думаю, нам пора выступать? Мы должны прибыть на место до рассвета.

– Да, дорогая, – ласково проворковал маг, но я успела заметить отблеск недовольства в его глазах.

Селения счастливо улыбнулась и, развернувшись, отправилась к сей-лирам, давая какие-то указания. Те покорно встали и начали собирать лагерь, будто ничего и не произошло. Что ж, в их состоянии им простительно.

– Помоги ей, – прошептала я, не сводя глаз с Селении.

– Позже, – все-таки ответил ректор, хоть я в этом и сомневалась, – Селении надо немного остыть. – И он быстрым шагом направился к девушке.

Сборы заняли не более получаса, да и собирать, собственно, было нечего. Сей-лиры быстро упаковали остатки лагеря, ловко уничтожив все следы пребывания здесь. Собрали в сумки оставшуюся еду, запрягли лошадей, погрузили нас с Эль в телеги. Вот и все. Последний день нашей жизни…

– Как ты? – шепнула я, когда Эль уложили рядом.

– Терпимо. – Сестренка попыталась выдавить улыбку, но попытка получилась откровенно жалкой.

– Ничего, выберемся – я тебя быстро подлечу, – попыталась приободрить ее, но шутка вышла несмешной.

– Как скажешь. – Она только кивнула и отвернулась. А спустя минуту тихо прошептала: – Вед, почему все так? Она же наша сестра… Ты когда-нибудь думала, что мы умрем от руки той, которая с нами одной крови?

– Нет.

– Знаешь, а я ведь тебе никогда не говорила этого, но… я была так рада, когда она «умерла». Впервые вздохнула с облегчением, хоть и понимала, что это плохо и неправильно.

– Не поверишь, но… я тоже.

– О чем шепчетесь? – к нам подъехал де Саттер, подозрительно разглядывая наши лица.

– О том, что нам жаль, что наша «сестренка» все-таки не умерла. – Прямо посмотрела ему в глаза, ожидая реакции. Пусть это немного глупо, но сейчас я просто была не в силах промолчать. Однако вопреки моим ожиданиям он лишь усмехнулся.

– Что ж, понимаю. Хотя не советую говорить это Селении. У нее за последние годы сильно испортился характер.

– Куда уж дальше?

– О! Вы не поверите, девочки. Так что мой совет: если хотите доехать до Источника целыми – молчите.

– А потом она все равно нас убьет, – сказала Эль, озвучив мои мысли.

– Хм… посмотрим, что с этим можно сделать, – задумчиво пробормотал маг, но почему-то мне показалось, это было сказано не для нас. Нахмурившись, я бросила быстрый взгляд на Эль, но она лишь качнула головой. Очень интересно… – Впрочем, об этом позже. – Он достал из сумки пузырек с мутновато-серой жидкостью. – Вытяни ногу, – велел он Эль, и та послушно исполнила приказание.

Слегка свесившись с коня, он наклонился над повозкой и вылил половину флакончика на ожог. Жидкость зашипела, от нее даже пар пошел, но, судя по блаженно закрывшимся глазам Эль, зелье притупило боль.

– Спасибо, – пробормотала я, глядя, как наконец-то горькие складки на лице сестренки разгладились.

– Ты очень любишь сестру, да? – внезапно поинтересовался маг, заставив меня тут же подобраться.

– Да, – осторожно проговорила, ожидая очередной гадости.

– И на что ты готова ради ее безопасности?

– Вы хотите мне что-то предложить? – отвечать я не спешила.

– Ты не ответила, Эльведан.

– На все… я на все готова ради ее жизни, здоровья и безопасности.

– Хорошо, это очень хорошо…

– Что «хорошо»? – внезапно напряженным голосом произнесла Селения, а я даже не заметила, как она подъехала.

– Ударила ты ее хорошо, говорю, – насмешливо фыркнул де Саттер.

– И ты тут же решил подлечить несчастную? – едко поинтересовалась Селения, бросив быстрый взгляд на ногу Эль, которую покрывала тонкая пленка зелья.

– Конечно. Урок она получила, а нам еще в горы подниматься. Неужели тебе нужно, чтобы из-за ее хромоты мы опоздали к рассвету?

– Нет, – процедила старшая сестрица, но я почувствовала прозвучавшее в голосе недовольство. Интересно получается… Неужели между ними есть разногласия? Ректор же приворожил ее, плюс ментальный контроль, да Селения в рот ему заглядывать должна! А тут получается, что он… боится свою же подконтрольную! Я это поняла, бросив быстрый взгляд на них. Да быть такого не может! – Ладно, ты прав, – меж тем буркнула она. – Хм… может, хоть кляп им вставить?

– Зачем? Мы едем рядом, о побеге договориться не смогут, а их стенания и жалобы меня не трогают. Думаю, тебя тоже, – отмахнулся де Саттер.

И слава всем богам, нас оставили в покое. Нет, не отъехали, просто перестали обращать внимание на двух пленниц, тихо переговариваясь между собой. Я видела, как шевелятся их губы, но не слышала ни слова. Перестраховщики! Хотя иначе бы они не наворотили столько дел за столько лет.

Мы с Эль разговаривать не решились. Только переглянулись, молчаливо поддерживая друг друга. Лишь один раз я рискнула тихо спросить: «Как ты?», за что тут же удостоилась подозрительного взгляда от ректора.

– Нормально, – прошептала Эль.

– Совсем? Полностью в порядке? – настойчиво уточнила, надеясь, что сестренка поймет, что я имею в виду. На пару минут Эль нахмурилась, раздумывая или пытаясь понять, что я имею в виду.

– Мм… да. Со мной ВСЕ хорошо, за исключением ноги.

– Отлично, – облегченно выдохнула я, даже позволив себе быструю улыбку.

– А ты?

– И я.

Следующие часы слились в один поток. Солнце слепило, даже жарило, и чем выше мы поднимались, тем сильнее. К тому же поднялся ветер, и я чувствовала, что лицо с каждой минутой горит все сильнее. Пить нам не давали, во рту пересохло, и, кажется, у меня начала подниматься температура. Жар постепенно захватывал все тело, и только порывы ветра остужали разгоряченную кожу.

Эльгалион было еще хуже. Ожог не прошел бесследно, и я видела, как сестренка несколько раз теряла сознание. Я с мукой вглядывалась в ее лицо, не в силах ничем помочь. Теоретически можно было попытаться влить в нее немного сил, но я боялась рисковать. В любой момент Селения с Саттером могли почувствовать всплеск силы, и тогда мы потеряли бы даже имеющийся сейчас призрачный шанс на спасение. Поэтому я только смотрела, раздираемая чувством вины и осторожностью.

Единственная остановка была после полудня, когда солнце дошло до предела. Тихий свист, и спустя минут пять телега въехала в тень. Приоткрыв глаза, я мутным взглядом рассмотрела над головой тесно сплетенные кроны четырех деревьев. А еще спустя пару минут нас с Эль грубо выволокли из повозки и завели за деревья. Но даже в этот момент нас с ней вдвоем не оставили. Было неловко, даже стыдно, когда мужчина снимал белье, ведь руки нам так и не развязали, и только постоянное повторение, что он сейчас ничего не понимает, а после ничего не запомнит, помогали справиться с собой.

К моему удивлению, нам даже дали поесть – кружка воды, правда, теплой и с легким привкусом тухлости, и кусок хлеба с сыром. На десерт – хайзан, энергетическая лепешка, выпекаемая из смеси сахара, семечек, орехов, кураги при добавлении пары капель бодрящего зелья. Но я даже этого не ожидала. Думала, будут голодом морить. Ан нет, решили покормить.

Впрочем, не могу сказать, что наелась. Да и силы особо не восстановились. Скорее даже наоборот. Притупившиеся чувства проснулись, а желудок тут же заурчал. Но ничего, я и не такое готова потерпеть ради победы.

А потом снова была дорога. Только на этот раз ехать стало еще неприятнее. Теперь повозка отчетливо поднималась вверх, и мы с Эль то и дело скатывались к бортику. Все время приходилось напрягать ноги, чтобы не скользить вниз, обдирая спину и руки. Но, даже несмотря на это, я умудрилась подремать.

– Все, дальше пешком! – внезапно объявил ректор, и повозка остановилась.

Спустя несколько минут мы уже стояли на земле, а сей-лиры разрезали веревки на ногах. Я с наслаждением размяла их, с радостью встречая даже болезненное покалывание и тяжесть в мышцах. А вот Эль удержалась с трудом. Похоже, действие зелья заканчивается.

– Так… – Де Саттер устало потер переносицу, бросив быстрый взгляд на небо, – будем идти до темноты, потом обед, полчаса на отдых – и идем дальше.

– По горам? В темноте? – я была в таком шоке, что даже не сдержалась.

– Зелье ночного виденья никто не отменял, – фыркнул он. – Все, вперед!

– Может, хоть руки развяжешь?

– Обойдешься. Давай, двигай, – рыкнула Селения.

Легко сказать – двигай! Попробовала бы она сама подвигаться с завязанными за спиной руками, да еще при подъеме в гору! И ладно еще я, у Эль так вообще нога была покалечена ее стараниями. А зелье ректора не излечило, а лишь притупило боль. Так что, мы не шли, мы ползли вверх, спотыкаясь на каждом шагу. В какой-то момент я даже начала считать спотыкания. Насчитала двадцать шесть, когда де Саттер не выдержал.

– Так, стоп! Такими темпами мы вообще не дойдем. Сделаем так, ты и ты, – он ткнул пальцем в двух сей-лиров, – взяли девчонок на руки и понесли. Через полчаса меняетесь, понятно?

Ответом ему было молчаливое подхватывание нас на руки. Причем сей-лиры двигались так быстро, что я чуть было не вскрикнула от неожиданности, а вот Эль не сдержалась. Зато дальше путешествие шло куда более комфортно. Сей-лиры бодро шагали с нами на руках, не поскальзываясь и, кажется, даже не замечая нашего веса. Впрочем, это вполне допустимо для тех, кто находится под воздействием. В таком состоянии активизируются все скрытые резервы организма, а у этой расы их предостаточно. Хотя, с другой стороны, было жаль, ведь в противном случае оставался шанс, что нам развяжут руки.

Сей-лиры успели поменяться по семь раз, прежде чем маг скомандовал привал. Нас тут же опустили на землю, я бы даже сказала, бросили, и принялись готовить ужин. Костер разжигать не стали, а споро нарезали по паре бутербродов и разлили в кружки воды. Кормили нас тоже сей-лиры, что не добавляло аппетита, но я в очередной раз напомнила себе, что надо потерпеть, поэтому покорно откусывала и прожевывала кусочки бутерброда.

– Пей. – Передо мной присел на корточки ректор.

– И что на этот раз?

– Зелье ночного виденья и зелье бодрости. Мы будем идти всю ночь.

– И ты нас не развяжешь?

– Ты же понимаешь, что не могу. – Он нахмурился, а я продолжила наступление.

– Я понимаю, что ночью в горах скользко, мокро и опасно! Даже с зельем ночного зрения по узким тропам с ношей не пройти, пусть это и сей-лиры. И нам с Эль со связанными за спиной руками тоже.

– Я не дам тебе даже попытки сбежать, – поджав губы, отрезал он.

– А если я пообещаю, что мы не будем даже пытаться? – Я подалась вперед, в надежде заглядывая в глаза. – Мы дадим клятву.

– Да? – кажется, мне не верили. – И как она будет звучать?

– Что ни я, ни Эльгалион не попытаемся сбежать этой ночью. – Усмехнулась, ясно понимая, что он имеет в виду.

Де Саттер внимательно смотрел на меня несколько минут, словно пытался прочитать что-то в глазах, но я отвечала твердым уверенным взглядом. Скрывать мне было нечего, сейчас я сказала абсолютную правду. Не то место и время, чтобы рисковать. Если одна из нас разобьется в горах, то и смысла во всем остальном просто нет.

– Ладно, – наконец кивнул он, – клятва, и вы выпьете еще одно зелье.

– Опять лишающее магии? Так нас еще от прошлого не отпустило. – Я фыркнула, похолодев внутри. Проклятье! Слишком он осторожный!

– Ничего, тогда вы вообще ничего не теряете. – Он усмехнулся. – Итак, согласны?

– Да.

Клятву я произнесла быстро и четко, Эль с трудом и неохотой, но тоже повторила. Потом очередная порция отравы, и я тут же почувствовала, как набравшиеся крохи магии и сил снова растворяются, оставляя пустой и беззащитной. И только потом нам перерезали веревки.

– Что здесь происходит?

За спиной де Саттера возникла разъяренная Селения. Сестренки не было на поляне, пока мы общались с магом, и теперь она в гневе взирала на наши развязанные руки. Все-таки я была права – не все между ними так гладко. Или… я на миг прищурилась, разглядывая сестру, это банальная ревность?

– Развязываю им руки, – меж тем спокойно ответил ректор, бросив на Селению всего один предупреждающий взгляд, который она поистине с королевским высокомерием проигнорировала.

– И зачем? – а вот яда в голосе сестренка не пожалела.

– Затем, что нам надо успеть к восходу, – резко ответил ректор и выпрямился, теперь взирая на Селению сверху вниз. – И не надо на меня так смотреть! Я не глупее тебя, Сел! Они принесли клятву, что не сбегут, а я дал им противомагическое зелье. И если ты пару минут подумаешь головой, то поймешь, что другого выхода у нас все равно нет!

– Мне это не нравится, – прошипела она, глядя ему прямо в глаза.

– А мне все равно, – внезапно отрезал маг и отвернулся от нее. – Все, пошли. Ты первый, Эльгалион вторая, ты третий, потом Селения, потом ты, Эльведан, я и ты замыкаешь, – отдал он приказ, по очереди тыкая в сей-лиров. Вперед.

Больше спорить никто не решился, даже полыхающая яростью Селения, только бросила на меня угрожающий взгляд, но покорно встала на свое место. Эх, не нравится мне все это. Как бы она чего похуже не придумала. И ведь достанется не де Саттеру, а нам с Эль!

– Давай, Эльведан. – Меня подтолкнули вперед, но в какой-то миг рука ректора схватила меня за запястье, удерживая на месте, и раздавшийся шепот заставил вздрогнуть. – Подумай, если согласишься быть со мной, ни ты, ни Эльгалион не пострадаете.

– А Селения? – сглотнув, прошептала я, но в ответ меня лишь подтолкнули вперед.

И что бы это значило?

Глава 27

Я никогда не занималась спортом, просто думала, что мне это не нужно. Зачем, если есть магия, которая может тебя защитить? А фигура хоть и не была идеальной, но вполне меня устраивала. Поэтому все, чем я занималась, – это прогулки по саду и плаванье в бассейне. И вот теперь я второй раз в жизни об этом жалела (причем первый был всего несколько часов назад), чувствуя, как горят легкие и наливаются тяжестью мышцы.

Подъем в горы оказался куда хуже, чем я могла представить. Точнее, он бы был совершенно непроходим, если бы не одно но. Магия!

Нет, сначала все было вполне нормально. Склон постепенно уходил вверх, и идти было тяжело, но вполне реально. Постепенно траву сменяли каменистые осыпи, деревья превращались в кустарники, а потом и вообще исчезали. Спустившаяся ночная мгла принесла с собой холод, порывистый ветер и мелкую изморось, моментально намочившую одежду и сделавшую скользкими камни. С каждым последующим метром воздух делался все разреженнее, дышать становилось труднее. И падения… в какой-то момент я перестала вставать с земли, попросту ползя на четвереньках. Ободранные руки уже не болели, они потеряли чувствительность еще в первый час дороги. Я даже смотреть на них не решалась, боясь обнаружить сплошное кровавое месиво. А через четыре часа тропа резко оборвалась…

Ярко светящаяся луна вышла из-за очередного хребта, озарив сиянием склон, и я чуть было не застонала. Все, дорога закончилась. Будто кто-то невероятно могущественный взял и провел линию вокруг горы, установив прямо за ней частокол из гигантских камней, прямо за которыми подъем становился нереально крутым… Но даже не это было самым страшным. А страшным было то, что он весь, насколько хватало глаз, был покрыт ровным слоем блестящего полированного агата.

Как? Как по такому можно подняться? Да это же сродни тому, чтобы пытаться влезть по ледяной горке! Невозможно!!!

И только спустя мгновение до меня дошло – ледяным котэ с их когтями такой подъем не страшен. И только они имеют право на вход в Источник. Остальных там не ждут.

– Стоп! – раздался голос де Саттера, и все тут же послушались.

Да что там, думаю, скажу за всех женщин нашего «отряда» – я с радостью прижалась к земле, как дитя к матери. Про свою родную мамочку вспоминать сейчас не будем. Тяжело дыша, я с трудом приподняла голову, чтобы оглядеться. Да, все так и есть. Мне не показалось.

– Обернуться, – приказ, и сей-лиры тут же сменили ипостась. Прекрасные звери просто поражали красотой, силой и величием. Неудержимо захотелось подойти и зарыться лицом в густой белоснежный мех, отдающий легкой синевой на кончиках ворсинок. Интересно, а каким бы котэ был Сиан? Сердце тут же сдавило болью, и я поспешила отогнать неуместные мысли. Ведь смогла же за всю дорогу ни разу не вспомнить о нем. И дальше смогу! – Так, девушки, садимся верхом, теперь это наш транспорт. Сел, на тебе дорога.

– А защита?

– Я прикрою.

И де Саттер подсадил Селению на сей-лира. Зверь никак не отреагировал, но я видела, как встопорщилась шерсть на его загривке. Видимо, ему все же было неприятно. Следом ректор усадил Эльгалион, только потом меня, но на этот раз он не произнес ни слова. Потом сгрузил оставшиеся вещи на третьего сей-лира и уселся сам.

– Вперед!

Сей-лиры тронулись, а я осталась. Точнее, два замыкающих сей-лира сделали пару шагов, а потом замерли, как только Селения скрылась за поворотом, и де Саттер обернулся ко мне.

– Ты подумала?

– О чем?

– На чьей ты стороне, Эльведан?

– А есть варианты? – Я скептически хмыкнула. – Думаешь, поверю, что вы оставите нас с Эль в живых? Хотя… – Пожала плечами. – Может, живыми и оставите, но целыми вряд ли.

– Если согласишься быть со мной, то тебя никто не тронет. И Эльгалион тоже.

– Селения нас ненавидит и не позволит тебе…

– Селения не проблема, – перебил он меня, а у меня брови скользнули вверх.

– Это как?

– Ну… скажем, она стала слишком… требовательной. И я вполне не прочь ее заменить на более… благоразумную девушку.

– Более благоразумного универсала, ты хотел сказать?

– Можно и так. Хотя одно другому не мешает. К тому же почему нет, Эльведан? – Он придвинулся ближе. – Своему так называемому муженьку ты не нужна, он не собирается жениться на тебе. Герцог – тоже не вариант. А я тебя знаю, могу дать все, что захочешь. У нас будет настоящая семья, как ты мечтала. А наши дети начнут править миром!

– Ты понятия не имеешь, о чем я мечтаю, – сглотнув, пробормотала я. Его слова о Сиане больно задели, но сейчас не то место, чтобы придаваться мыслям о нем. Потом в одиночестве и темноте собственной спальни я вдоволь наплачусь, а пока мне предстоит борьба, и я просто не имею права отвлекаться ни на что.

– У тебя еще есть… пара часов, чтобы подумать. – Он хмыкнул и стукнул сей-лира по спине. – Трогай!

Боги! Я еле подавила вскрик. Это было страшно. Словно я села на необъезженную лошадь, а она встала на дыбы и понесла… бегом на двух ногах! Каждую секунду мне казалось, что я упаду назад, и только ощущение окутавшей меня плотным кольцом магии давало хоть какое-то ощущение надежности.

Просто нереальные ощущения! А спустя некоторое время я поняла, что расслабилась, и даже начала получать удовольствие. Сильный зверь мягко скользил вперед, натренированные мышцы уверенно несли вверх, теплая густая шерсть согревала, а висевшая над головой луна дарила ощущение нереальности происходящего. Волшебство!

Только вот продлилась сказка недолго. Сначала откуда ни возьмись прилетела буря. Сильный снегопад застилал глаза, а одежда за пару минут превратилась в оледеневшую царапающуюся шкурку. Селении потребовалось почти пять минут, чтобы прикрыть нас всех сверху, но было уже поздно. Я тряслась, стуча зубами, и со всей силой прижимаясь к сей-лиру, но это уже не спасало. А потом защита стала вообще слабеть, когда Селении пришлось тратить основные силы на то, чтобы сей-лиры могли продвигаться вперед.

Я не заметила того момента, когда все внезапно прекратилось. Вот только вокруг бушевала метель, и сей-лиры с трудом двигались вперед, и бац, все – вокруг тишина, пустота, да и мы остановились.

– Слезаем, дальше пешком, – раздался голос ректора, и меня буквально сдернули с сей-лира.

На покачивающихся ногах я встала и огляделась. Вокруг был туман или, правильнее сказать, какая-то дымка, но от нее не веяло ни холодом, ни влажностью. Просто мгла. И, если я правильно поняла, нам надо было именно туда. Словно в ответ на мои мысли меня с двух сторон схватили за руки, сильно сжав ладони. Оглянувшись, я поняла, что мы встали в одну колонну, держась за руки. И впереди всех шел сей-лир. Интересно, я думала, первой пойдет Селения.

Странное ощущение. Мгновенно наступившая темнота, слепота, глухота и пустота, когда вокруг ничего нет: ни звуков, ни запахов, ни даже чувств. Мгновение «ничего» – и резкое падение в реальность.

Я на секунду зажмурилась от яркого света, резанувшего по глазам, лишь мельком удивившись, откуда он здесь, ведь по моим ощущениям все еще должна быть ночь. Но когда открыла… Такого я не видела еще никогда в жизни.

Мы находились на вершине горы, а прямо под нами будто бы в чаше простиралась утопающая в зелени долина. Мох, мягким сплошным ковром укутывавший камни, лианы, плющи; лозы с всевозможными цветами и ягодами тянулись вверх по склонам, обволакивая скалы. Травы, высокие, яркие, цвели и достигали, наверное, метра в высоту, а прямо посередине долины кружком высились вековые деревья.

Но не это больше всего поразило меня. Прямо над нашими головами из края в край простирались радуги. И не просто простирались. Трудно даже объяснить, что я видела. Из центра того самого кружка деревьев вверх уходил сноп радуг, который примерно на высоте пиков расходился веером во все стороны, создавая купол! Сплошной разноцветный купол, который к тому же излучал то сияние, что ослепило меня. Не знаю, как это можно описать, но столп света из центра просто укутывал всю долину и уходил дальше за ее пределы.

– О!

– Ах…

– Невероятно…

Наши вздохи слились в единое восхищение, передать которое просто нельзя. Такая красота поражала, вдохновляла и даже убивала, заставляя чувствовать всю свою никчемность. Это было слишком сильно, чтобы вынести. Захотелось одновременно сбежать и подойти поближе, чтобы прикоснуться, поверить, что все это не сон и не бред воспаленного сознания.

– Вы опоздали. – Раздавшийся за спиной слегка скрежетавший голос оказался сродни грозе в ясный день. Неожиданно, но не это напугало.

– Папа… – тихий шепот Эльгалион заставил вздрогнуть и медленно развернуться.

В пяти метрах от нас, под скалой, был расставлен небольшой шатер, в тени которого на мягких тюках восседали мои родители… Оба! Одетые по-походному, с равнодушными высокомерными лицами… Совсем такие, как я их запомнила, и в окружении еще четырех сей-лиров.

И они… они абсолютно спокойно отреагировали и на Селению, и на ректора, и на нас с Эльгалион! Значит… знали…

Я зажмурилась, с силой закусив губу и яростно мечтая, чтобы это оказалось галлюцинацией. Не могу! Да, знаю и всегда знала, что мы с Эль для них не существовали, но вот это… это выше моих сил. Слишком много предательства… я просто не могу.

Боль была такой сильной, ударившей по свежему шраму, что я, наверное, упала бы, если бы не Эль. Ее тихий шепот, неверящие глаза и отчаяние заставили меня удержаться. Я не могу подвести сестренку. Я – все, что у нее осталось, и если я сейчас сдамся, то и для нее все будет потеряно.

– Какая встреча, – процедила я, глядя в презрительные глаза отца, – ну, и как среди животных?

– Среди животных? Очень рад, что до тебя наконец-то это дошло, – сухо бросил отец. Хотя отец ли? – Раз уж ты так поумнела, то, надеюсь, не станешь делать глупости?

– Смотря, что вы под этим понимаете, батюшка. Может, убийство родного сына? Или продажу дочери, а?

– Значит, не поумнела, – фыркнул отец и повернулся к де Саттеру. – Так она действительно универсал?

– Да.

– А Эльгалион?

– Пока никак не проявила себя.

– Жаль. Лучше бы наоборот.

– И как же вы просмотрели-то? – Я не смогла сдержать злость в голосе, но мне никто не ответил, даже не поглядел на меня, будто я так и осталась пустым местом.

– Возможно, – не стал спорить ректор, пропустив мои слова мимо ушей. – Ладно, вы все привезли?

– Конечно.

– Тогда вперед, не будем терять время. До рассвета осталось всего два часа.

«Два часа», – эхом пронеслось в голове. А потом? Чего ждать? На что надеяться? И есть ли вообще она, эта надежда? Мои родители, сестра, ректор, муж – все, все предали, растоптав все что можно. Единственное родное существо – Эльгалион.

Я шла и не видела, куда иду. Грудь разрывало от нестерпимой боли. Резь в глазах мешала рассмотреть дорогу, а комок в горле – дышать. Слезы, эти предательские слезы так и норовили скатиться по щекам. Зачем? Не знаю… Здесь они никого не тронут, только лишний повод посмеяться.

Боги! Я до последнего надеялась… на что, я даже сама не смогу сказать, но увидеть здесь родителей, ощутить их… даже не презрение, к нему я уже привыкла. Равнодушие… Это страшнее. И самое ужасное то, что я всегда списывала их отношение исключительно на отсутствие силы универсала, а теперь… теперь видно, что я просто не нужна. Никакая! Ни универсалом, ни простой девчонкой.

Я. Никому. Не. Нужна!

Эта мысль, четкая, ядовитая, сжигающая душу кислотой, опалила и словно паутина начала опутывать сознание. Она билась, пульсировала, не д