Book: Патриот



Патриот

Константин Калбазов

Одиночка-3

Купить книгу "Патриот" Калбазов Константин

Глава 1

Рухта несколько отличалась в ряду своих товарок. Будучи заурядной космической станцией фронтира, она была создана из старого остова линейного корабля. По форме он напоминал ножны кавказского кинжала, присутствовал даже шарик в носовой оконечности. Правда очень большие ножны, длиной около километра. Но именно благодаря своим габаритам и простору внутренних помещений, станция все еще имела свой первозданный вид.

Сергей вообще заметил, что несмотря на то что подавляющее большинство кораблей не предусмотрены для посадки на планеты, они имеют строгие очертания. Нигде и ничего не выпирает. Во всяком случае, в несуразной и сюрреалистической форме. Очертания в основном имеют либо плавную скругленную форму, от дисков до приплюснутых конусов, либо строгие очертания параллелепипеда в основном шестигранного, так же приплюснутого, с острыми углами по бортам и носу.

Разумеется гражданские суда имели самые разнообразные очертания. Вот к примеру Яхта Сергея, «Славянка», по виду походила на земной эсминец, выполненный с применением технологий стелс. Катер пристыкованный сразу за ходовой рубкой придавал некую завершенность этой многогранной фигуре.

Разумеется были и другие формы. Но все они были достаточно органичны и никаких двигательных отсеков, вынесенных от самого корабля на какой‑нибудь тонкой спице. Все строго функционально.

Пошнагов не вдавался в детали, но как ему казалось, связано это было с тем, что несмотря на силовые поля, повсеместно применяемые для защиты кораблей, никто не собирался доверяться им полностью. Все это время разработка сплавов брони не стояла на одном месте. Так что, хотя и не всегда, но она все еще могла противостоять современному вооружению.

Клайра не без уважения рассматривала внутренний интерьер станции. За последний месяц ей довелось посмотреть на несколько подобных мест, и везде наблюдалась одна и та же картина некоторой запущенности. Владельцы станций предпочитали в первую очередь вкладываться в поддержание их функциональности, и только потом обращали внимание на такие мелочи, как состояние отделки помещений.

Но на Рухте дела обстояли иначе. Вроде бы линкор уже добрых два десятка лет служил в качестве станции, но никаких следов запущенности не наблюдалось и близко. Наоборот везде наблюдалась хозяйская рука, уход и чистота, словно корабль все так же оставался в строю, и обслуживался заботливыми руками членов экипажа.

Но правда заключалась в том, что за станцией следил только один человек, который содержал довольной обширный штат обслуживающего персонала и хозяйственных дронов. Он считал эту станцию своим домом, а потому и присматривал соответствующе. Дорого? Ничего, он мог себе это позволить.

Станция находилась в весьма удачном месте. В системе звезды Лайтана, наблюдалось скопление астероидов богатых рудой вариалина. Сергей понятия не имел, что это за руда по земной классификации, да и не стремился узнать. В коне концов, он сейчас жил здесь, и от земных критериев не видел никакого смысла. Опять же, он не инженер и не собирается организовывать производство, а потому руда может интересовать его ни как материал, а как товар. Вариалин в ценовой нише руд находился в одной из верхних строчек.

Так вот, реализации рудного концентрата получаемого не на самых совершенных обогатительных комплексах, вполне хватало для получения весьма солидной прибыли. Правда владельцу станции не удалось основать рудную компанию, по причине сильного лобби вольных рудокопов, базирующихся так же на Рухте.

Но он и не больно‑то об этом горевал. Получаемая прибыль все одно была весьма солидной, а о конкурентах говорить не приходилось. Профсоюз не давал развернуться в этой системе не только ему, но и крупным корпорациям.

Последним пришлось бы направлять сюда самый настоящий флот, чтобы выгрызть себе место под солнцем. И это предприятие обещало вылиться в небольшую локальную войну. Вольные рудокопы фронтира, по решительности и профессионализму дадут сто очков вперед даже пилотам истребителей императорского флота. И потом, достаточно представить на что способен человек чтобы отстоять свое кровное, чтобы понять — овчинка выделки не стоит.

Конечно это не значит, что вольные рудокопы здесь купались в роскоши и вскоре становились миллионерами. Все было куда как скромнее. Хотя с другой стороны, если и выходили из их среды владельцы межсистемных буровых кораблей и барж, то только из вот таких мест. Правда, заполучив межсистемный корабль эти счастливцы оказывались перед выбором. Либо продолжать числиться в профсоюзе и сдавать руду на местные обогатительные комплексы. Либо отправляться на вольную охоту, но уже в другие системы. Никакому другому варианту воплотиться в жизнь профсоюзы не позволили бы.

— Ну что Девочка, пройдешься по магазинам, пока я встречусь с Варгуном? — Кивнув в сторону целого ряда бутиков с прозрачными витринами, поинтересовался Сергей.

Клайра с самым серьезным видом задумалась над его предложением. Подумаешь, они меньше месяца как выбрались из внутренних систем, где мода опережала это захолустье минимум на год. Изюминка вот таких бутиков фронтира состояла как раз в том, что тут можно было купить то, чего уже днем с огнем не сыщешь в лоне цивилизации. А это уже может нести в себе некую изюминку. Опять же, мода имеет свойство двигаться по кругу.

— Знаешь, а ты меня убедил. Я пожалуй пройдусь, — решительно тряхнув темной гривой волос, произнесла девушка.

— И это правильно, — тут же поддержал ее Сергей. — Ралин, тебе не сложно будет присмотреть за ней?

— Боишься очередных неприятностей? — Взглянув на него с легким прищуром, поинтересовался Молодой аристократ с Алаянки.

— Есть немного. Наш дикий ангел не может не привлекать к себе внимания. А еще не способна делать вид, что не заметила скабрезных замечаний, — вздохнул Сергей, чем заслужил нарочито независимый взгляд девушки, и легкую ухмылку Ралина.

Последний, в настоящий момент усилено занимался общеобразовательным курсом. И надо заметить это отнимало у него достаточно много времени. Обучение подавалось в виде увлекательной виртуальной игры, и для неподготовленного разума с отсталой планеты, могло представлять опасность. Поэтому Сергей предпочитал заставлять своего новоявленного вассала делать перерывы в процессе обучения. Не стоит столь уж сильно подсаживаться на виртуал, ведь он очень даже способен в какой‑то момент заменить человеку реальный мир, с его трудностями, неудачами, обыденностью и необходимостью общаться с людьми, такими разными и непохожими друг на друга.

Проводив взглядом удаляющуюся парочку, Сергей невольно потянулся к голове и почесал затылок, удивляясь многогранности жизненного бытия. Вот взять этих двоих. Ведь было дело, Ралин похитил девушку, требуя за нее выкуп. И мало того, он не собирался ее выпускать из своих рук живой. Сам Сергей едва не сломал ему шею, когда освобождал ту, над кем взял на себя отеческую заботу. А теперь они для него чуть не самые близкие люди, да и друг другу не чужие.

Впрочем, долго стоять и размышлять над этим он не собирался. Чего попусту тратить время, если он здесь не ради развлечения. Оно, с одной стороны, его вроде бы никто не подгонял. С другой, им овладело такое нетерпение, что он походил на лошадь, нетерпеливо бьющую копытом землю в ожидании забега.

Все началось около четырех лет назад. Тогда он самый обычный землянин, умудрился заполучить рак четвертой степени. По земным меркам на нем можно было ставить крест. Выживших после такого диагноза практически не бывает. Но на его счастье, его разыскал вербовщик одной ирианской корпорации Арика. В обмен на полное исцеление, от него требовалась сущая безделица — покинуть навсегда Землю, и отработать долг перед корпорацией, в качестве рабочего по сбору ресурсов одной из планет.

Планета оказалась сплошь покрыта океаном, а ресурсы предстояло добывать со дна или из водной толщи. Так он два года отработал акванавтом, живя под водой. Впрочем, стоило ли жаловаться, если средний срок погашения задолженности по кредитам корпорации составлял около десяти лет, а он умудрился управиться за два. И ведь он не просто рассчитался по долгам, но еще и сумел изрядно заработать, покинув Океанию довольно состоятельным человеком.

Вывезенных средств ему хватило для того чтобы приобрести небольшой межсистемный грузовой кораблик и заделаться торговцем. Правда, через полгода ему пришлось свернуть свою торговую деятельность с планетой Алаянка, родиной Клайры и Ралина. А нечего было нарушать принятые и соблюдаемые остальными правила.

Впрочем, благодаря этому он нашел куда более прибыльное занятие. А именно, организовал отряд охотников за головами. Выслеживал на Алаянке местных головорезов, и приводил в исполнение вынесенный местными властями смертный приговор. За право участвовать в этой царской охоте, состоятельные граждане Ирианской империи были готовы платить звонкой монетой и доходы Сергея возросли многократно.

И опять, он оказался на пути государственной машины. Вернее, его предприятие заинтересовало власти империи, и его у него попросту отжали. Хорошо хоть как‑то компенсировали упущенную выгоду, выплатив ему среднюю прибыль за три месяца. Сергея конечно же подобное поведение власть предержащих не больно‑то и обрадовало. Но и не сказать, что сильно расстроило.

Дело в том, что он поставил перед собой цель, добраться до Земли. Ее координаты тщательно скрывались, ввиду соседства с Океанией. Последняя являлась источником поистине уникальных биоресурсов лежавших в основании процесса регенерации, открытого во внутренних системах сравнительно недавно.

Так вот, для осуществления этого намерения ему нужны были средства. А еще, свобода от каких‑либо обязательств. Иными словами, свобода вольного ветра. А какая свобода, если у тебя в руках прибыльное предприятие? Эдак всегда найдется еще что‑нибудь, для чего непременно потребуются средства. И процесс заработка может приобрести нескончаемый характер.

Оно бы и ничего, времени у него более чем достаточно. По сделанным прикидкам, продолжительность его жизни увеличилась чуть не до ста тридцати лет. Но все дело в том, что он хотел не просто навестить Землю, а обнять своих близких, век которых не так долог. И в этом плане, то что его оторвали от прибыльного занятия, по большому счету ему было только на руку. В смысле, как оказалось на руку.

Дело тут в небывалой удаче с багрийским капером, который повел себя слишком уж самонадеянно. Как результат он лишился жизни, а Сергей получил в свои руки великолепную межсистемную яхту, которой дал название «Славянка». Иными словами то, на что он собирался зарабатывать как минимум два года, само упало в его руки.

Казалось, теперь у него есть корабль способный совершить переход до Земли, и вернуться обратно. На пределе возможностей, не без того, но все же способен. Оказаться запертым на родной планете изведав вкус открытого космоса, теперь было выше его сил.

Отчего без уверенности? Да потому что хватало различных подводных камней. Так к примеру, если в грузовой трюм забить дополнительные танки с топливом, то его вполне хватит на переход по известным координатам. Но оставалось еще такое обстоятельство, как стационарные посты контрабандной тропы, протянувшейся в межсистемном пространстве. А именно по ней он и собирался добраться до Земли.

Так вот, Сергей был уверен в том, что на этих самых постах имеются достаточно серьезные сканеры, способные обнаружить вынырнувший неподалеку корабль. Как и средства уничтожения. Ну к примеру несколько пусковых установок ракет и с десяток тяжелых боевых дронов. Для корпорации это не такие уж и великие траты. А если учесть важность обеспечения секретности, так и вовсе плевые.

Обойти эти станции не было никакой возможности. Для прокладки альтернативного маршрута потребуется навигатор, специфическое оборудование и время. Но главное навигатор, которого у Сергея и не было. Нанять? Можно. А заодно и присмотреть себе место на кладбище. Если только просочится информация о том, что ему известен маршрут до Земли, жить и ему, и всем кто имел с ним контакты останется всего ничего. Потому что это одна из самых охраняемых тайн империи, ставшая известной ему совершенно случайно.

Остается только тупо следовать по путеводной нити, проходя рядом с этими самыми стационарными постами, которые являются одновременно и заправочными станциями для контрабандистов, на деле служащих корпорации Арика. И нет никаких сомнений в том, что если посты обнаружат чужака, то тут же постараются уничтожить. «Славянка» имеет достаточно серьезное вооружение, вот только сомнительно, чтобы ей удалось выстоять в этом бою. Да и не входит в его планы схватка.

Чтобы избежать обнаружения, ему придется использовать генератор маскировки. На «Славянке» имелось подобное оборудование. Вот только оно было второго поколения. Для капера охотящегося на гражданские суда, этого вполне достаточно. Но вот вопрос: достанет ли этого для выполнения задачи которую поставил перед собой Сергей?

Поэтому‑то он и прибыл на Рухту. Согласно негласного прейскуранта, здесь имелось то, что он искал. Откровенно дорого. Но с другой стороны, если этот генератор где и можно было приобрести, то только во фронтире. В любом другом месте, покупателя на подобное оборудование тут же привлекли бы к ответу. Считается, что честному человеку не нужен генератор маскировочных полей.

Кстати, в этой связи ему пришлось разувериться в наличии у него корабля, способного осуществить столь дальний переход. При постоянном использовании генератора маскировки, а по другому никак не получалось, расход топлива увеличивался чуть не вдвое. И это для генератора уже установленного на «Славяне». У более современных образцов аппетиты были посолиднее. Настолько, что у Сергея вряд ли получилось бы добраться даже до Земли.

Никаких сомнений, промежуточные станции установлены неподалеку от газовых облаков. Ведь для транзита кораблей с контрабандой нужно топливо. И мини газоперерабатывающий комплекс, вполне можно прикрыть полем невидимости. Вот только после того, как он будет запущен в работу, а не при установке. Так что, вариант с установкой собственных станций дозаправки, отпадал.

Зачем же он тогда здесь вообще появился, и не отказался от задуманного? Потому что, осуществить это было трудной задачей, но отнюдь не невыполнимой. А «Славянка» как нельзя лучше подходила для разведки. Сравнительно небольшой, скоростной и хорошо вооруженный кораблик, то что нужно для подобной вылазки. К тому же, эта самая путеводная нить из векторов и координат, начиналась именно из системы Лайтаны.

Дойдя до лифта, Сергей поднялся на самый верхний уровень. Надо заметить, он являлся закрытым, и посторонним сюда ходу не было. Несмотря на то, что все нелегальные торговые операции, были сосредоточены в руках владельца станции, с ними вполне справлялись доверенные лица Варгуна. А вот, предстоящая сделка была только в его компетенции. Слишком уж внушительным обещал быть барыш. Собственно именно поэтому Сергей и оказался в святая святых станции.

У лифта его встретили двое мордоворотов. Одного взгляда на них достаточно чтобы сразу понять, Пошнагову не светит даже против одного из них. Причем без разницы, с оружием или без. Лучше даже не пробовать, целее будешь. Вроде и бугаи, но двигаются легко, словно ртутные шарики, или все же скорее шары. Но вполне предупредительны и опыта не занимать. Умудрились проверить Сергея на предмет чего постороннего, даже не доставив каких‑либо неудобств, что говорится, естественно и непринужденно.

Сергей даже порадовался, что не взял с собой Клайру и Ралина. Он‑то забыл уточнить вопрос по поводу сопровождающих. Просто ни с чем подобным до этого сталкиваться не приходилось. А тут вон как все по взрослому. Глядишь и дальше лифта не пустили бы.

— Итак, вас интересует генератор маскировочных полей четвертого поколения, — тут же перешел к делу, хозяин станции, встретив Пошнагова в кабинете, за своим рабочим столом.

Ничего так. Крепкий мужик. Не чета своей охране, но Сергею не уступит точно. По всему видно, что он следит за собой, не отпускает. Такое сложение благодаря регенерационной капсуле не получить. Подобное достигается только упорными тренировками и слитыми бочками пота.

— Если подобный товар у вас имеется, то да.

Хозяин он станции и многомиллиардного состояния или нет, Сергею было без разницы. Поэтому не дожидаясь приглашения он опустился в кресло напротив Варгуна, окинув его спокойным взглядом равного. Вот если бы здесь с важным видом его встретила Алайя, или та же Клайра, когда на нее накатывало, то это непременно произвело бы впечатление и заставило бы Сергея держаться более уважительно. Кстати и Ралин, вынудил Сергея потерять над собой контроль и наброситься на беззащитного оппонента.



Словом, порода, она и есть порода. Когда же выходец из низов строит из себя князя… Как там говорил Станиславский? Не верю! Вот и на Сергея это не произвело никакого впечатления. Вернее произвело, но лучше бы это не показывать, потому что тогда придется рассмеяться в лицо. И вообще, он сюда не меряться мужским достоинством пожаловал. Но и тушеваться перед ним не станет.

— Товар в наличии, — прекрасно поняв позицию Сергея и оставшись этим явно недовольным, ответил Варгун.

— Можно узнать поподробнее?

— Разумеется. Генератор четвертого поколения. Остаточный ресурс сорок пять процентов. Последнюю калибровку провели как только поступил ваш заказ.

— Надеюсь цена не изменилась?

— Как сказать. Сейчас она составляет четыре миллиона.

— Ого. А вы не мелочитесь. Это же стоимость нового агрегата.

— А вас никто не понуждает. Если вы так разбираетесь в вопросе пойдите и купите новый. Или бывший в употреблении, но по сходной цене. Возможно вам и удастся найти какого‑нибудь интенданта, который решит продать вам данный генератор. У меня же, поставщики иные.

Все верно. Поставщики у него не из военных, хотя продукция и делалась специально для армии, с армейской же маркировкой. Вот только если эту самую маркировку сверить, то окажется, что корабль на котором стоял этот генератор погиб, а соответственно не состоит на балансе флота, как и остальное оборудование. Угу. Товар предлагаемый Варгуном был раздобыт мусорщиками с погибшего корабля, и продан ему практически за бесценок. Зато теперь реализуется как новенький, только с конвейера.

Оно бы послать этого наглеца, но не получится. Связываться с интендантами насчет приобретения генератора маскировки, себе дороже. Они сами сдадут такого покупателя в добрые руки службы безопасности. А все потому что, жажда наживы им глаза не застит. Тот кто дорос до того, чтобы можно было решать подобные вопросы, уже давно понял, где проходит грань, за которую нельзя заступать ни при каких обстоятельствах. С таким же успехом у них можно приобрести те же ракеты с мини — термоядерными боеголовками.

Вот только переплачивать по баснословным расценкам Сергей не собирался. Да, замечания по поводу того, что из него делец, как из свиньи балерина, не лишены основания. Но и лохом он никогда не был. А его сейчас откровенно разводили.

— Господин Варгун, я хочу чтобы между нами не было никакого недопонимания. Я могу отправиться на станцию Триплак и сделать мусорщикам заказ на искомый генератор. Мне придется потерять время, но все же я получу его, причем обойдется он мне от пятисот до семисот тысяч кредитов. И даже возможно с куда более солидным ресурсом. Сделав заказ я смогу отправиться на Тронку где реализую свой генератор второго поколения с минимальным расходом ресурса в пять процентов. В результате этих манипуляций, я как минимум заработаю пятьсот тысяч. В виду того, что в настоящий момент с заработками у меня не очень, этот вари ант не так уж и плох. У него есть только один недостаток, потерянное время. Итак, в прейскуранте речь шла о трех миллионах и учитывая специфичность товара, я готов уплатить эту сумму.

— Мне очень жаль, но цена изменилась, — слегка разведя ладони, произнес Варгун. — Можете поискать генератор в другом месте.

— Сейчас вам ничуть не жаль, — покачав головой, возразил Сергей. — Но вы пожалеете, если я встану и покину ваш кабинет. Потому что я что‑то не заметил очереди из покупателей. Четвертое поколение. С одной стороны товар дорогой, с другой, переплачивать огромные деньги за изделие которому под сотню лет и остаточный ресурс не дотягивает до половины. Вы можете продавать его еще несколько лет.

— Ничего страшного. Места на складе он занимает мало, да и в цене не больно‑то потеряет. Так что, жалеть я не буду.

— Деньги должны работать, а не лежать мертвым грузом. А что если нам прийти к обоюдовыгодному решению?

— У вас есть конкретное предложение? — Вздернул бровь Варгун.

— Есть. Вы берете мой генератор маскировочных полей второго поколения с остаточным ресурсом в девяносто пять процентов, посчитав его в один миллион. Я доплачиваю полтора миллиона и получаю другой генератор. Демонтаж, установка и калибровка, за ваш счет. Мой вы с легкостью реализуете за полтора миллиона, а то и за два. Во — первых, товар дешевле и пользуется куда большим спросом. Во — вторых, очень заманчивый ресурс.

— Господин Сергей, вы только что, эдак ненавязчиво уменьшили стоимость моего генератора на полтора миллиона. Вам не кажется, что это чересчур?

— Отнюдь. Вы приобрели его не дороже семисот тысяч, а скорее даже за пятьсот, с такими‑то показателями. Так что, выиграете в пять раз. Плюс мой генератор, на котором вы так же заработаете изрядно. Поверьте, я прекрасно осознаю, что меня хотят поиметь и поимеют даже при моем раскладе. Но я вынужден поступить именно так ввиду отсутствия времени. Однако, всему есть предел, и коль скоро при экономии времени потери превзойдут возможные выгоды, то я вынужден буду пойти по другому пути.

— Ну что же, в ваших словах и впрямь есть изрядная доля истины. Я принимаю ваши условия.

Не сказать, что Варгун был доволен итогами сделки, но все же это было куда лучше, чем иметь на складе слишком уж дорогой и ввиду этого неходовой товар. Сергей тоже отдавал себе отчет, что только что потерял весьма солидную сумму. В конце концов никто за ним не гнался и он мог выждать некоторое время, и в результате не то что не понести трат, но даже заработать. Вот только его терпелка уже готова была лопнуть. Так что, как бы они не были недовольны, по большому счету каждый из них выиграл.

На демонтаж старого, установку и калибровку нового генератора ушли целые сутки. Как Сергей не бил копытом, но скорее управиться не получалось. Мало несовместимости гражданского и военного оборудования, так тут приходилось еще и совмещать, агрегат ирианского производства, с кораблем багрийской постройки. Конечно не сказать, что это невозможно или является архисложной задачей. Но времени требует изрядно.

— Ну что, мои дорогие не передумали? — Сергей внимательно посмотрел на членов своей команды.

По большому счету, он затеял весьма рискованное предприятие. Если что‑то пойдет не так, то на орехи достанется всем. Причем вполне возможно, что в самой радикальной форме. Он не был до конца уверен, что оно нужно ему самому, хотя и не собирался отступаться, а вот им это и подавно ни к чему. В конце концов, кораблем он сможет управлять и сам. Вот и спросил напоследок, перед тем как отдать команду на отвод переходного рукава и отстыковку.

— Понимаешь Сергей, я бы очень хотела попасть на твою родину. Кто знает, может найду себе какого‑нибудь русского, под стать тебе. Ты же меня отверг в самой циничной форме, — вздохнув произнесла Клайра, нарочито скромно потупив взор.

— Что — о-о! Да я к тебе как к дочке, — задохнулся от возмущения Сергей.

— А я что говорю, — пожав плечами, согласилась она, — самым циничным образом.

— Ах ты вертихвостка. Если так уж хочешь заполучить моего земляка, то поищи на форумах. Глядишь и присмотришь кого.

— Не. Они все какие‑то не такие. Успели потерять свою дикость и первозданность.

— Что ты хочешь этим сказать? Уж не…

— Брось, папочка. Так уж вышло, что я девочка взрослая и даже замужем побывать успела. А еще, ты не просил информировать тебя о всех моих романах.

— А ты чего смеешься? — Не имея доводов на возражения девушке, взъярился Сергей на улыбающегося Ралина.

— Да вот, думаю, ты отчаливать будешь, или еще какой тест на наше отношение к тебе проведешь. Так ведь бесполезно. Клайра любит тебя и от своего не отступится, во всяком случае, пока. Я твой вассал, и даже если ты отдашь мне приказ, не подчинюсь, по той простой причине, что не могу тебя оставить, зная о предстоящей тебе опасности. Даже по твоему прямому приказу.

— Ребят, это и впрямь опасно. Ралин, у тебя семья. Клайра, у тебя вся жизнь впереди. Стоит ли рисковать, ради моего навязчивого желания навестить свою Родину.

— Ну, мне приходилось рисковать и за меньшее, чем долг вассальной клятвы, — легко возразил Ралин. — И потом, подобный поступок оставит пятно на моих потомках. Так что, я в первую очередь думаю о них.

— А для меня ты еще не нашел того, за кем я готова была бы так же безоглядно пойти, как за тобой. Вот когда подберешь себе замену, тогда и поговорим. Отстыковываться сам будешь, или мне заняться?

Предложение вовсе не лишенное смысла. За прошедшее время, они оба успели пройти дополнительные курсы по управлению яхтой. Глупо было бы не сделать это. Два пилота всегда лучше чем один.

Сергей, смерил их еще раз строгим взглядом, потом одарил благодарной улыбкой, и приступил к протоколу отстыковки. Нет, он вполне искренне желал, чтобы они не подвергали себя риску, но так же радовался тому, что они решили следовать с ним. Да, он одиночка по жизни, но любой человек, сколь бы замкнут он ни был, всегда будет рад надежному плечу, на которое можно опереться без раздумий и оговорок.

Генератор они включили отойдя от станции всего лишь на тысячу единиц. И тут же убедились в том, что новое оборудование работает вполне исправно. Едва только искин сообщил о том, что генератор вышел в штатный режим работы, как с ними связался старший диспетчерской смены. Пропажа с экранов сканеров целого корабля не могла не всполошить его.

— Диспетчерская, это «Славянка». У нас все в порядке. Испытываем генератор маскировочных полей.

— Вообще‑то об этом не мешало бы и предупредить.

— Зато эффект виден сразу.

— Эффект это хорошо. Я внес вас в реестр нарушений правил пилотирования в околостанционном пространстве. Так что, при следующем посещении не забудьте внести штраф в размере ста тысяч кредитов. Иначе ноги вашей не будет здесь. Шутник.

— Будешь платить? — Вздернула бровь Клайра, когда Сергей разорвал связь.

— Сомневаюсь, что мне здесь может понадобиться что‑то еще. Так что, обойдутся без моих денег. Славянка, начинаем разгон, по введенным вектору и координатам.

— Принято. Приступаю.

Чем хорош их новый корабль, так это скоростью разгона, для перехода в подпространство. Она составляет всего‑то четыре часа. В сравнении с тем что было, это весьма и весьма ощутимо. Даже если позабыть о способности яхты единовременно преодолевать втрое большее расстояние чем «Щука», дорога от Клайпа до Алаянки все одно заняла бы вдвое меньше времени.

Разгон завершен. Команда на включение генератора свертывания пространства. Уже давно привычное легкое головокружение. И наконец свершилось. Первый шаг на пути домой сделан.

Нет, конечно он сейчас не собирается отправляться в дальний путь. Но все что было до этого, можно назвать только подготовкой. Более того, она продлится еще некоторое время. А вот этот переход, можно назвать именно первым шагом, на долгой и тернистой дорогой.

Точка куда они вышли затерялась где‑то в межсистемном пространстве в десятке световых лет от станции Рухты. Причем, то что это пространство межсистемное было заметно сразу. Сенсоры передавали на видео панели непроглядный мрак. А еще, необыкновенно яркие искорки звезд, очень похоже на бриллианты разложенные на черном бархате. Вот только света от них нет никакого. Во всяком случае в пассивном режиме, ничего рассмотреть не удается.

— Сергей, ты уверен, то мы вышли точно? — С видимым сомнением, произнесла Клайра.

— Если верить координатам, то да.

А что он еще мог ответить. Просмотр данных пассивных сенсоров никакого результата не дал. Рассмотреть что‑либо в этом мраке визуально, нереально. И потом, если искомый пост так же имеет генератор маскировочных полей, то обнаружить его можно только с помощью сканера. Но любой активный поиск будет тут же обнаружен, сенсорами затаившегося поста. Если он конечно же есть. Потому что, по их предположениям, он должен постоянно сканировать окружающее пространство.

И вдруг, картинка на главном мониторе, куда были выведены показатели сенсоров, изменилась. Одновременно с этим послышался лишенный эмоций голос Славянки. Но несмотря на это, он пролился на сердце Сергея, живительной влагой, в засушливое лето.

— Пассивными сенсорами, только что обнаружено применение сканирования окружающего пространства. Источник расположен в направлении двадцать восемь, тридцать, шестьдесят, относительно курса корабля. Дистанция шесть тысяч двести единиц.

— Славянка, мы обнаружены? — Нервно сглотнув поинтересовался Сергей.

— Исключено Применен сканер третьего поколения. Наш генератор маскировочных полей работает в штатном режиме и без труда обходит сканирующие лучи. Мне просканировать, неизвестный источник?

— Нет! — излишне поспешно, едва не выкрикнул Сергей. — Славянка, до особого распоряжения ни в коем случае не применяй никаких активных сканеров.

— Принято.

— Ну что Сергей, думаешь это то что мы искали?

— А ты думаешь кому то еще есть смысл устанавливать автономный пост в межсистемном пространстве? — Вопросом на вопрос ответил Ралину, Сергей.

— Ну, это могут быть те же рудокопы, — сама не зная зачем, предположила Клайра. — Вдруг тут имеются астероиды с богатыми залежами. Не все же астероиды блуждают по вселенной на огромной скорости. И потом, обладая баржей, вполне возможно погасить его скорость, чтобы потом спокойно разрабатывать. Тут правда все зависит от размеров, но все вполне реально.

— Интересно, а ты сама веришь в то, что говоришь? — Покосившись на девушку, поинтересовался Сергей.

— Ну, здоровый скепсис никогда не помешает, — пожав плечами, ответила она.

— Слушай, а меня интересует, другое. Отчего этот самый пост, включил сканер? Его сенсоры что‑то такое все же заметили, или это обычная проверка?

— Славянка, ложимся в дрейф. Придерживайся дистанции в шесть тысяч единиц. Приступай к сбору данных. Повторяю, использовать только пассивные сенсоры.

— Выполняю.

— Славянка, представь отчет о дальности хода, по маршруту двести двадцать два, с учетом переоборудования грузового отсека под топливные баки, и при постоянно включенном генераторе маскировочных полей.

— Сто световых лет, — после небольшой заминки, ответил искин.

— Вот так. Не хватит даже до Земли. Ну что, господа компаньоны, какие есть мысли?

— Если нет альтернативы данному способу передвижения, остается только приобрести корабль посерьезнее.

— Спасибо, Ралин. Очень информативно.

— Ну, я только учусь, — разведя руками и откидываясь на спинку ложемента, заметил вассал.

— А я предлагаю не мелочиться и сразу купить буровую баржу. Если продадим «Славянку», полученных средств вполне достанет и на покупку и на переоборудование корабля. Еще и останется.

— А почему сразу баржу, а не большой буровой корабль? — Тут же поинтересовался Ралин. — Он обойдется куда дешевле, и объема отсеков для руды вполне достанет для того, чтобы установить достаточно емкостей под топливо. И потом, баржа значительно дольше разгоняется, а нам придется сделать слишком уж много промежуточных прыжков. И потеря времени не самый главный аспект. Интересно, на сколько хватит ресурса генератора маскировки, при постоянном использовании?

— Значит говоришь, только учишься? — Сергей не без иронии взглянул на Ралина.

Разумеется то что в его образовании имелся огромный пробел, было несомненной правдой. Вот только вызвано это было отнюдь ни его ленью или отсутствием способностей. Все дело в том, что он был выходцем с отсталой планеты, уровень развития которой едва достиг самого начала двадцатого века на Земле. Но даже это вовсе не означало, что он не в состоянии тягаться с инопланетниками. Во — первых, он уже доказал это, умудрившись обойти защиту персональных искинов, абсолютно не разбираясь в электронике. Во — вторых, бывший капитан департамента безопасности своего королевства, он умел задавать правильные вопросы. Вот как сейчас.

— Славянка, на сколько времени хватит остаточного ресурса генератора маскировочных полей, в непрерывном режиме работы?

— Двести суток, плюс минус двадцать дней.

— Почему такой разброс по времени?

— Чем меньше остаточный ресурс генератора, тем больше возрастает вероятность отказа в работе.

— Итак, сто восемьдесят суток, это тот срок, когда генератор будет работать безотказно. Я правильно понимаю?

— Именно так.

— Хорошо. Идем дальше. Сколько займет переход по маршруту двести двадцать два на барже?

— Некорректный вопрос. Какая именно баржа имеется ввиду?

— Возьми самый оптимальный вариант?

— Баржа класса «Раквия», двадцать семь суток.

— Туда и обратно, составит пятьдесят два дня. Три поездки смело, — с победным видом сообщила Клайра. — Или тебе нужно больше?

— Больше не нужно. Но давай прикинем по стоимости такого корабля, — вызывая на монитор доступные данные, задумчиво произнес Сергей. — Итак, баржа класса «Раквия», отсек для руды, двенадцать тысяч кубов, можно сказать на грани с большим буровым кораблем. Грузовой отсек, пятьсот кубов, тут как и на нашей яхте. Максимальная дальность прыжка десять световых лет. Ну нам в принципе больше и не нужно. Стандартный запас хода пятьдесят световых лет. Это в общем‑то не важно. Стоимость двадцать пять миллионов. А вот это уже грабеж, — искренне удивился Сергей.



— Ты же собирался вообще приобрести две баржи, — с долей ехидства, произнесла Клайра.

— Собирался, — не стал возражать Сергей. — Но речь шла о меньшем тоннаже и простом межсистемнике, то есть, способном делать по одному прыжку на расстояние до пяти световых лет. Нам же нужен тот который способен прыгнуть минимум на десять. Именно такие прыжки и предпринимают контрабандисты, отскочив от Океании на пяток световых лет. Нужно напоминать о том, что стоимость генератора свертывания пространства и двигателей, составляет львиную долю цены межсистемного корабля? Нет? Тогда будем считать, что ты неудачно пошутила.

— Пошутила и ладно. Но что ты думаешь делать?

— Итак, если демонтировать с нашей «Славянки» все лишнее оборудование и вооружение, она вполне потянет на двадцать миллионов.

— Это новая, а твоя яхта имеет несколько потрепанный вид, — тут же возразила Клайра.

— Не все можно измерить остаточным ресурсом, амортизацией и кредитами вообще, — возразил Ралин, окидывая взором ходовую рубку, где они собственно говоря и находились в данный момент.

— Что ты хочешь этим сказать? — Склонив головку к правому плечику, совсем по детски поинтересовалась Клайра.

— То есть, приобретенный всего лишь сутки назад опыт у тебя не задержался в голове?

— Ра — али — ин.

— Все, все, боюсь, боюсь, боюсь. Клайра, нам всучили втридорога генератор, который находится едва ли не на последнем издыхании. Ну какой здравомыслящий человек станет платить за него такие деньги?

— Тот кому время дороже, — явно задетый за живое, вместо девушки ответил Сергей.

— Правильно, — легко согласился Ралин, словно и не замечая недовольства Сергея. — А «Славянка», яхта с историей. Достаточно вернуть ей прежнее название, выставить на продажу в сети, не забыв указать обстоятельства ее приобретения, и я уверен, что дело еще и до торгов дойдет. Если есть те, кто готов выйти на охоту, рискуя при этом своей жизнью, те кто готов платить бешеные деньги за несуразную мазню, гордо именуемую произведением искусства, то обязательно найдутся охотники и до такого трофея. Причем не в единственном экземпляре.

— То есть, не просто продать, а устроить аукцион? А что, очень даже может быть. В этом случае мне такой кораблик будет по карману, причем новенький. А оставшихся средств с лихвой хватит на апгрейд.

— По мне, так средств только с продажи яхты будет достаточно на новенькую баржу. Может в науках я и слаб, но в человеческих пороках все же кое‑что понимаю. Опять же, вы ведь оба собирались стать вольными рудокопами. И в этом случае, у вас для этого будет достаточно серьезный корабль.

— Во всяком случае, пока мне ничего более дельного на ум не пришло, — согласился Сергей.

— Тем более.

— Неизвестный объект вновь подверг нас сканированию. Уровень тот же, третий, результат сканирования все так же нулевой, — вдруг послышался голос бортового искина.

Все трое переглянулись, явно соглашаясь с напрашивающимся выводом. С момента их появления в системе прошел час. Если бы их обнаружили, то уже попытались бы уничтожить. Но коль скоро этого не произошло, то вывод напрашивался сам собой — здесь имел место самый обычный протокол безопасности. Сканер автоматически запускался каждый час, прощупывая окружающее пространство.

— «Славянка», берем обратный курс.

— Как быть с генераторам маскировочных полей, после выхода в системе Лайтаны?

— Продолжать сохранять маскировку. Отключишь во время очередного прыжка.

— Выполняю!

В планы Пошнагова не входило больше светиться в этой системе, и не то что в этот раз, а вообще. Все же контрабандисты начинали путь по освоенному пространству именно отсюда. Мало ли, какая случайность может столкнуть их, а значит корпорацию Арика, и Сергея. Уж во что, во что, а в случайности, которыми так богата жизнь, он теперь верил безоговорочно. Единственно только как можно реже старался думать о собственной удачливости, чтобы не дай бог не накликать беду.

За время разгона сенсоры еще четырежды фиксировали сканирование пространства стационарным постом. Кстати, на основании собранных данных, удалось установить, что пост так же использует маскировку. Сергей предположил, что генератор там, как и сканер, третьего поколения. Не проведя сканирования получить более точный ответ невозможно. Но он по сути Сергею и не был нужен, поэтому предпочли обойтись без ненужных рисков.

В прыжок, Пошнагов уходил не без сожаления. Рассудок говорил о том, что к данному путешествию нужно основательно подготовиться, а вот сердце рвалось вперед, к родной планете. Когда он задумал это путешествие, то даже не предполагал, со сколькими трудностями ему придется столкнуться. Но он обязательно сюда вернется, и тогда уже не отступится, а пойдет дальше, до самого конца.

Глава 2

— Не понимаю я господин Сергей, к чему издеваться над новеньким кораблем. Неужели вы думаете, что разбираетесь лучше чем сотня инженеров, проектировавших этого красавца?

— Я вот не пойму, господин Типпан вам нужен заработок или нет? Или вы не инженер?

— Отчего же, я инженер. И все верно, моя верфь потеряет довольно выгодный заказ. Но ведь репутация тоже чего‑то да стоит. Вы же ко мне пришли, потому что слышали о ней. Я просто не могу не предостеречь своих клиентов от ненужных трат. Поймите, подобные корабли строятся не просто так, а с учетом серьезного опыта, в данном случае, сотен вольных рудокопов. Поверьте, запас хода у вашего «Кашалота» достаточен для того, чтобы забраться подальше от границ фронтира.

— Господин Типпан, мне нужна серьезная автономность. Так что, каким бы для вас это ни было кощунством, я хочу чтобы вы установили эти дополнительные танки.

— Не понимаю. Вы что же в межгалактическую экспедицию собрались, что ли? — Недоумевающе пожимая плечами, произнес владелец небольшой верфи, специализирующейся на апгрейде судов.

— Повторяю, мне нужна автономность, — упрямо гнул свое Сергей, всем своим видом демонстрируя уверенность в своих действиях.

— Ладно. Мое дело предупредить. Так что там дальше по списку. Ого. Если бы это была не баржа, то я решил бы, что вы переоборудуете корабль под что‑то очень серьезное. Вы уверены в том, что вам нужен отсек на пять средних боевых дронов? Это не отсеки для руды и даже не топливные баки. Этот отсек как и грузовой, должен иметь гравитацию, и быть подключенным к системе жизнеобеспечения.

— Я в курсе, что дроны нуждаются в обслуживании и без человеческого участия здесь не обойтись. Но все же, вынужден настаивать на этом пункте.

— Вы что, воевать собрались?

— Я собрался за пределы освоенного пространства космоса.

— Надеюсь, в пределах разумного?

— Поверьте, в мои планы не входит картографирование неизведанных уголков галактики. С меня вполне достанет и уже изученных областей, пусть и недостаточно. Но ведь там можно встретить кого угодно.

— Угу. Хотел бы я посмотреть на пирата, способного противостоять пяти боевым дронам.

— Именно такого, совсем недавно, я и захватил.

— Бросьте. Тот багриец исключение из правил, даже среди каперов, про пиратов же я лучше скромно умолчу.

— Бывали во фронтире?

— Пробавлялся мусорщиком, потом завел ремонтный док. Всего лишь пятьдесят лет упорного труда, и вот я владелец скромной верфи.

— С солидной репутацией, — вместо Типпана, закончил Сергей.

— Будет что оставить детям, — с видом человека добившегося успеха, не без гордости согласился инженер. — Их у меня двое, пока еще малютки, но всему свое время, еще подрастут и станут помощниками. Ладно, мы что‑то отвлеклись. Итак, что у нас дальше. Док для планетарного катера типа «Фарук». Боги, а планетарный‑то катер вам зачем? Нет, ну я еще понял бы, если бы это был межсистемный. Дополнительное средство спасения никак не помешает. Хотя при пяти боевых дронах, по моему это излишество. Но планетарный, да еще и с грузовым отсеком в шестнадцать кубов… Вы что, собрались изучать поверхность планет?

— Катер прибудет буквально через сутки после того, как мы с вами договоримся, — не обращая внимания на удивление инженера, уточнил Сергей.

— Угу. Так, ну и что тут еще, — покачав головой, Типпан вновь уткнулся в список. — Ага, замена стандартного астрогеологического сканера. Более мощные буровые лазеры и установки силовых лучей. Обогатительный комплекс, «Рухтон». Ну тут все понятно. Ого, пассивные сенсоры кругового обзора четвертого поколения!?

— У меня появилась некая фобия, относительно всякого рода пиратов, забавляющихся генераторами маскировки.

— Ну так возьмите сканеры кругового обзора. Они выйдут куда дешевле.

— Верно. Только воздействие самого современного сканера тут же будет обнаружено, в то время как пассивное наблюдение никак себя не выдаст. Согласитесь, знание о приближении противника, когда он убежден в том, что невидим, является лишней гирькой на твоих весах.

— А уж если сам обладаешь генератором маскировочных полей, которые можно раздобыть во фронтире.

— Вы это о чем? Я законопослушный гражданин Ирианской империи. Даже захватив багрийского капера, я тут же избавился от незаконного оборудования.

— Да не заводитесь, вы. Так, значит так. В конце концов это ваше дело. Хотите выбросить на ветер уйму денег, никто вам в этом мешать не собирается. Итак, за исключением планетарного катера, все остальное оборудование я закупаю сам. Я правильно понимаю?

— Все верно. Думаю, что в этом случае, и вы и я в накладе не останемся.

— Правильно думаете, так выйдет несколько дешевле. Кстати и с катером тоже.

— Катер я приобрел по случаю и за бесценок, у сил орбитальной безопасности. Конфисковали у кого‑то.

— Я вас понял. Что с боевыми дронами?

— Полностью доверюсь вам.

— На той же станции Триплак они обошлись бы дешевле.

— Угу. С остаточным ресурсом. Нет уж, я предпочту новые. Они хотя бы не потребуют ремонта. А то у меня на борту ни механиков, ни тем более инженеров нет.

— Какие именно нужны дроны?

— Думаю четвертого поколения.

— А вы не мелочитесь. Вот только никто не сможет поставить их вам, дешевле пятисот тысяч.

— Но уложиться в пятьсот, это возможно?

— Сейчас, — Типпан сделал запрос со своего персонального искина, — есть пять дронов которые обойдутся вам по пятьсот тысяч. Вы уж простите, но свою прибыль я так же не забыл.

— Разумеется, как же иначе. Делайте заказ. Кстати, добавьте еще четыре ремонтных дрона. Полностью на ваше усмотрение, с учетом действия в условиях полной автономии.

— Хорошо, — как видно последнее единственное, что инженер по настоящему одобрял. — Итак, навскидку все ваши чудачества потянут на четырнадцать миллионов кредитов. Более детальную смету составлю только к вечеру.

— Угу. Ну где‑то так я и предполагал. Готовьте смету, и присылайте мне, я все завизирую.

— Слушай парень, конечно не мое дело, но вложить минимум четырнадцать миллионов в добывающую баржу, которая сама по себе обошлась в двадцать пять…

Ничуть не обидевшись на последний спич инженера, Сергей посмотрел на него ироничным взглядом, и подмигнул. Понять этого мужчину было можно. Разумеется пираты во фронтире вовсе не редкость, как и их нападения на вольных рудокопов. Но в этой игре все придерживались определенных правил. Как только рудокопы осознавали, что пират сильнее, то сразу пытались сбежать, и если это у них не получалось, расставались с грузом. И появление вот такого рудокопа, буквально помешанного на вооружении своей баржи, не могло его не удивить.

— Я собираюсь, заработать куда больше, но это возможно только в случае, если я не лишусь такого замечательного корабля, и если не буду всякий раз подбрасывать на бедность всяким проходимцам.

— Но ваш отсек для руды уменьшится с двенадцати до десяти тысяч, — стушевавшись и вновь переходя на вы, возразил Типпан.

И не сказать, что он был не прав. Разница в объеме на две тысячи кубов, это очень существенно. Причем не только в перевозимом грузе, но и в стоимости такого корабля. Потому что с возрастанием объемов, меняются и конструктивные особенности кораблей. Решения вполне удовлетворяющие корабли с отсеком в десять тысяч, никак не подойдут для имеющих отсек в двенадцать.

И потом, две тысячи кубов, даже дешевого концентрата будет стоить не меньше пятидесяти тысяч. Именно концентрата, а иначе зачем устанавливать вполне современный обогатительный комплекс. А отправляться на дикую территорию, чтобы добывать дешевую руду, глупее не придумаешь. Так что, потери должны были выйти внушительными.

— Ну что же, тогда мне придется найти руду подороже, — посмотрев на инженера внимательным взглядом, объяснил Сергей.

Все верно. Его дело подготовить корабль согласно заявке клиента. И коль скоро тот не просит ни о чем противозаконном, соблюдать коммерческую тайну. Иными словами, молча сделать свое дело, не задаваясь лишними вопросами, и не распространяясь на этот счет. Вот если бы речь шла о чем‑то противозаконном… А так. Да, странно. Но ведь он не служит в имперской службе безопасности, чтобы анализировать все странности судовладельцев.

— Простите, господин Сергей. Я все понял. Просто, это несколько удивительно, вот я и…

— Но надеюсь ваше удивление не скажется на качестве проведенных работ.

— Разумеется нет.

— Вот и прекрасно. До встречи. К вечеру жду смету и договор.

Простившись с Типпаном, Сергей сразу же направился в сектор орбитального лифта. На этой станции ему больше делать нечего. Он вообще всегда старался иметь дело только с космопортом. Но с тех пор как в его распоряжении появилась «Славянка», пришлось арендовать один из причалов орбитальной станции. Правда, услугами лифта он все равно не пользовался.

На яхте имелся превосходный катер, который без труда доставлял экипаж «Славянки» на планету. Так что, никаких особенных изменений не произошло. Разве только добавилась дополнительная точка, где они были вынуждены делать остановку. Теперь же, после продажи яхты, ему волей неволей приходилось пользоваться орбитальным лифтом. Движение между орбитой и планетой было строго регламентировано, а потому нет и челноков, что нередко встречается в других местах.

«Славянка», а вернее все же «Невольница», яхте вернули прежнее имя, произвела целый фурор во время торгов. Последовав совету, Сергей вывесил объявление о начале торгов, через десять дней, оплатив его распространение в глобальную сеть. Конечно он не сомневался в том, что охотников до подобных трофеев найдется предостаточно, он не сомневался. Но в столь короткий срок…

Однако, Ралин похоже и впрямь прекрасно разбирался в человеческой натуре, а особенно в ее слабостях и пороках. На торги сбежалось три десятка охотников. И баталия между ними развернулась нешуточная. В результате яхта ушла с молотка за двадцать шесть миллионов. И это при том, что все лишнее оборудование и вооружение Сергей попросту демонтировал, складировав на станции Фиджа.

С нее он собственно говоря и собирался отправляться в свое путешествие. Как намеревался базируясь на нее же обследовать близлежащие системы. Выбор пал на Фиджу, так как лежащая за ней территория дикого пространства была неплохо картографирована. Сергей вовсе не думал примерять на себя лавры первопроходца. С него хватит и роли вольного рудокопа, добывающего редкие руды.

Корабль класса «Раквия», представлял собой форму ограненного камня из украшений, от которого отходит весьма мощная ферма. На ней висят два ряда прямоугольных, тысячикубовых контейнера, по шесть в каждом ряду. Если для общего представления, весьма отдаленно, чем‑то напоминает вилочный погрузчик, с рядом нанизанных контейнеров.

Вообще, если судить по отзывам, данный корабль полностью оправдывал ожидания рудокопов в отношении него. Иное дело, что это не катер и не маломерное судно, которые можно купить без особого труда. Этот корабль нужно было заказывать на верфи или же покупать уже бывший в употреблении.

Но Сергею посчастливилось встретить третий вариант. Это когда покупатель не явился за своим судном. Во время заказа судна оплата производится в три этапа. Первые два, при закладке и по достижении пятидесятипроцентной готовности по предоплате. За оставшиеся двадцать пять процентов, плата производилась после приемки судна заказчиком.

Вот только так случилось, что после уплаты второго транша, заказчик вдруг бесследно исчез. Просто не явился к указанному сроку и все. Баржа ровно год простояла у причала верфи, дожидаясь своего владельца, но тот так и не появился. Потом еще в течении полугода, судно было выставлено на продажу, так же не находя себе покупателя. Пока не появился Сергей. Разумеется, никто не стал делать ему скидок, и им была выплачена полная стоимость. Но зато он сэкономил минимум полгода, именно столько продолжалась постройка судна.

Лифт доставил его на планету, после чего он сменил транспорт, на пассажирский флаер до Талантая. Так что, волей неволей ему, вместе с сотней пассажиров, пришлось провести в полете еще два часа. Ну очень неудобно.

Впрочем, ничего не поделаешь. Несмотря на то, что Сергей уже фактически купил катер, предстояло выждать еще двое суток, пока не истечет срок подачи апелляции. Нет, решение не изменится, уж больно явным было нарушение, влекущее за собой опасность для окружающих. Иначе, безопасники и не подумали бы принимать за него плату. Но порядок есть порядок. Нужно выждать еще немного.

Еще в пути попытался связаться с Ириной. Бесполезно. Сеть как обычно прислала уведомление, оставленное Роговцевой, о том, что она находится в отъезде. Сообщение Сергей воспринял нормально. Будь его аккаунт заблокирован, ему так об этом и сообщили бы. А это… Ирина наверняка убыла на последнюю свою стажировку, так что ничего удивительного в ее отсутствии.

Мысли о подруге отчего‑то свернули на Океанию, на что тут же среагировали вкусовые рецепторы и желудок. Первые напомнили вкус акулятины, второй требовательно заурчал, требуя ни то что бы именно это лакомство, но хоть что‑нибудь. Сергей решил, не ограничиваться абы чем и по прибытии в Талантай, тут же направился в торговый центр Айдун, где они в прошлый раз встречались с Ириной, и куда он время от времени захаживал, побаловать себя.

— Не верю своим глазам! Мой доблестный акванавт! Здравствуй тигренок. Ты меня не забыл?

Удивленное восклицание сменилось, восхищением, и наконец перешло в эдакое мурлыкание кошки только что навернувшей крынку сметаны. Причем, сметана наверняка была качественной, домашней. Все присутствующие в ресторанчике невольно обернулись, не в силах проигнорировать подобное столь вызывающее поведение.

А вот Сергей, при этих словах тут же поперхнулся, едва не закашлявшись. Да еще эдак воровато осмотрелся вокруг. Мало ли, кто что подумает. Оно бы и наплевать, в конце концов, он и раньше не больно‑то обращал внимание на разного рода мысли, относительно его персоны. На Клайпе же его знакомых и вовсе можно было перечесть по пальцам одной руки. Но вот то как к нему подошла Алайя, всем своим видом показывая свои недвусмысленные притязания на него лично, ему совсем не понравилось.

И потом. Он конечно же был одет не в рубище. Вполне приличное одеяние для пилота, чистое и опрятное. Вот только оно никак не походило на выходной костюм. И рядом с Алайей, в которой без труда угадывалась светская львица, он мог выглядеть только в роли диковинной добычи.

— Здравствуйте, госпожа Алайя. Признаться тоже рад нашей встрече, хотя и не готов выказывать эту самую радость, в столь бурной форме, — довольно быстро справившись с собой, произнес Сергей.

— Отчего же? По моему, нам когда‑то было очень даже хорошо, — присаживаясь напротив, но все же не так громко, произнесла она.

— Когда вы не показывали свою стервозную сущность, несомненно. Хотя, вынужден вам заметить, образ светской львицы, вам подходит ничуть не хуже.

— Ты находишь?

— Поверьте, сидит на вас, как влитой.

— Но он тебе не нравится?

— Кто я такой, чтобы говорить вам, как вы должны себя вести. Там, на Океании, вы были моим непосредственным начальником. Здесь, вы леди из высшего света. Я опять птица не вашего полета.

— А если я пообещаю исправиться? Ты не будешь больше на меня дуться, как рассерженный котенок?

Нда — а. По части метаморфоз она всегда была мастерицей. Только что перед ним была самая настоящая похотливая стерва, а вот уже самая обычная, простушка, во всей своей невинности. И это несмотря на вызывающий, прямо‑таки кричащий наряд. Клайра тоже умеет перевоплощаться, но до Алайи ей все же очень далеко.

— Кхм. Вообще‑то… Госпожа Алайя, вы опять манипулируете мной?

— Самую малость, — она незаметно показала на пальцах, сколь незначительно она это делает.

Вот что за женщина. Невозможно быть по отношении к ней просто равнодушным. Ее можно ненавидеть, ею можно любоваться, из‑за нее можно сойти с ума, но проигнорировать при всем желании не получится. А главное, она по настоящему нравилась Сергею. Нет, он не был в нее влюблен, она просто нравилась ему, хотя между ними и не было ничего общего.

— Какими судьбами на Клайпе?

— Да так. Кое — какие дела в вашей столице.

— Далековато от столицы, — недоверчиво заметил Сергей.

— Согласна. Но я случайно узнала, что именно здесь, в этом ресторанчике подают акулятину с Океании. Так захотелось, что я поняла, если буду противостоять своим желаниям, совершу преступление перед собой. В остальном все просто. Самый обычный перелет, и вот я здесь.

— Ясно. Выходит, самая банальная ностальгия. Тогда если позволите, я вас угощу.

— Сережа? Ты серьезно? То есть, ты сейчас сам приготовишь мне акулятину?

— Кхм. Госпожа Алайя, вообще‑то здесь не моя «Щука», и к плите меня никто не подпустит. Я имел ввиду, что я закажу вам блюдо.

— Но если бы…

— Несомненно.

— Тогда бросай все это. Сейчас я решу вопрос со свежим мясом и мы отправляемся на орбиту. Вдохновленная нашим подводным вояжем, и твоими кулинарными талантами, я устроила на борту моей яхты, самую настоящую кухню. И даже готовлю. Кстати, мой пилот утверждает, что у меня прекрасно получается. Льстит наверное, подлец, но мне приятно. Все, собирайся. Или… Может я не вовремя.

— Нет, нет, все нормально, — тут же возразил Сергей. — Просто, сомнительно, что вам удастся получить мясо на вынос.

— Доверься мне и моему дару убеждения.

— Тогда, я полностью в вашем распоряжении.

А какого собственно говоря лешего. Они никому никаких обетов не давал. Нет, он конечно же собирается на Землю к жене, но это же не значит, что он должен превратиться в монаха. И потом, эта интрижка ничем иным не может быть по определению, хотя бы по причине различий их социального положения…

— Боже, Сергей, ты ничуть не изменился. Все такой же пылкий, неутомимый, в меру грубый и неотесанный, — примостив свою головку на бурно вздымающейся мокрой груди Пошнагова, выдохнула Алайя.

Нда. С ностальгией у них сегодня полный порядок. Сергей не без удовольствия, стал к плите. Вроде никогда и не замечал за собой, чтобы готовил в охотку, а тут на тебе. Кто‑то может сказать, что это из‑за возможного приза. Но подобное мнение было бы ошибочным. Просто, он вообще не думал о том, что последует за обедом, хотя и поддерживал с Алайей активный разговор.

— Ох, Алайя, смотри, перехвалишь, или я возгоржусь, — ну да, глупо было бы продолжать общаться на вы, в постели.

— Можешь задирать нос. Это заслуженно.

— Так‑таки и заслужил?

— Ну — у-у. Еще пару раз, потом добавки, и можно будет сказать.

— Знаешь, а я согласен. Как говорил Пятачок, до пятницы я абсолютно свободен.

— Так, подозреваю, это что‑то из земного фольклора.

— Ну не совсем фольклора. Скорее из детской сказки. Но да, у меня на Родине, эти слова знакомы практически каждому.

— Кстати, о Земле. Ты случайно ни у кого из своих знакомых больше не встречал тот порошок, что передал мне? Ну, наркотик.

— Я помню, что за порошок передавал тебе. Только в толк не возьму, к чему ты это вспомнила?

— Понимаешь, я решила что еще один эксперимент с употреблением очередного наркотика, да еще и с тем, которого слишком мало, будет не интересен. Поэтому решила дать волю другой своей натуре, химику, и разложила его на составляющие. Скажи, а этот порошок никогда не применялся в качестве стимулятора? Ну может в ранние века.

— Понятия не имею. Хотя, вроде как что‑то такое использовалось в сладком газированном напитке, он кстати так и назывался «Кока — Кола», потому что там как‑то использовались листья коки. И этот кокаин делается из них же. Но теперь вроде как технологию изменили. Словом, я доподлинно ничего не знаю. А что такое?

— Понимаешь, при обследовании этого порошка мне показалось, что у него есть некий потенциал. Ничего конкретного. Для проведения полноценных исследований материала оказалось слишком мало. Я попыталась его синтезировать, но ничего не вышло.

Нда. По прошлому знакомству с Алайей, Сергей уже знал, что коль скоро она высказывает какие‑то предположения, то тут нет дыма без огня. Когда они отправлялись в свою подводную одиссею, она так вот обтекаемо высказывалась относительно предстоящих перспектив. А результат, превзошел все ожидания, так как привел к прорыву в регенерации, на медикаментозном уровне. Программное обеспечение пришлось подтягивать уже потом. Это сейчас называется шестым уровнем, на сегодняшний день самая прогрессивная процедура. И стоит она, насколько слышал Сергей, что‑то около пятидесяти миллионов.

— А в чем проблема? Обратись к руководству корпорации, пусть доставят тебе столько, сколько тебе нужно, да еще и с различных мест. На Земле этого дерьма хватает.

— Не выйдет. Я ушла из корпорации, причем с шумом. Не люблю когда принижают мои достоинства и достижения. Под водной толщей были двое, ты и я, и основная работа была проведена там. Дальнейшие лабораторные исследования нужны были только для того, чтобы подтвердить мои первоначальные выводы. Но когда дело дошло до лавров, то оказалось, что это достижение группы ученых, а не мое. Понимаешь?

— Признаться не очень. В смысле, зачем им это было нужно? Они и так и эдак в дамках, твое открытие обеспечило им огромные барыши. Отчего не признать, того что именно ты сделала это открытие?

— От того, что корпорация всегда думает только о своей выгоде. В случае признания, открытия за мной, мне полагалась доля от прибыли. Это стандартная процедура. А в случае коллективного успеха, всем полагается единовременная премия. Весьма солидная, но все же в этом случае траты корпорации значительно меньше.

— Но тебя заботят не деньги, а признание. Так?

— Даже обладая всеми деньгами вселенной, невозможно унести их с собой. А как бы ни был долог наш век, он все же заканчивается. Что после меня останется, если не имя, которое я смогу вписать в историю развития регенерации. И у меня был такой шанс. Ты меня не одобряешь?

— Брось. Кто я такой, чтобы одобрять или не одобрять тебя. Мы люди разных миров, как в прямом, так и в переносном смысле. Мы просто разные. Ты хочешь вписать свое имя в историю и по своему права. У меня подобной возможности нет, потому что я простой мужик, без особых талантов. Поэтому я могу оставить свой след только в своих потомках.

— Угу. Песня знакомая. Вот только, что‑то ты не торопишься с этим.

— Во — первых, на Земле у меня есть сын и дочь. Во — вторых, здесь у меня еще все впереди. Так уж случилось, что у меня пока не очень получается определиться с родом деятельности…

— А вернее со спутницей жизни, — с улыбкой возразила Алайя, потешно уложив подбородок на скрещенные кисти, покоящиеся на его груди.

— Все‑то ты знаешь.

— А я умная.

— Кто бы спорил, только не я.

— Вот и не спорь.

— Не буду.

— Так как насчет знакомых землян и моей просьбы?

— Да в общем‑то никак. Ты же знаешь, насколько я общителен с окружающими. И потом, тот случай, это исключение. Ну кто станет хранить наркотики, да еще и тащить их с собой сюда. По моему тут ситуация такова, что тебе волей неволей придется обращаться в корпорацию.

— Зачем? Чтобы у меня опять украли открытие? Ни за что.

— Ну тогда, поискать подобное растение на других планетах.

— Искала. Проверила сотни наркотиков схожего типа. Ничего. Понимаешь, тут ведь важно все — солнечные лучи, климат, почва, да много еще чего. Даже может статься и так, что искомый продукт может произрастать только на одном единственном склоне какого‑то холма.

— Ясно. Значит свои амбиции ставишь выше нужд человечества.

— Ты так сильно об этом сожалеешь?

— Знаешь, по мне, так люди и без того получили возможность изрядно продлить свою жизнь. Просто у меня не выходит из головы тот наш разговор. Земля находится слишком далеко и ее соседство с Океанией, вовсе не гарантирует то, что она останется в безопасности, если ее место положение станет известно тем же багрийцам. А вот если корпорация Арика или ирианская империя вообще, найдет на Земле какой‑то уникальный ресурс, то это побудит их обеспечить моей планете защиту.

— Хочешь надавить на мою совесть и взвалить на мои хрупкие плечи ответственность за миллиарды жизней?

— Для начала, хочу понять, чего ты от меня собственно хочешь. И почему вообще рассказываешь мне об этом? Я ведь могу сам отправиться в корпорацию и заявить, что посредством земного наркотика кокаина, можно получить прорыв в регенерации.

— Вперед, — безразлично пожав плечами, и одарив его легкой улыбкой, подбодрила Алайя. — Только не забудь, что я не просто красивая женщина, но еще и один из ведущих химиков империи. Этот самый земной кокаин, всего лишь ключ, но никак не средство. Сам по себе наркотик он и есть наркотик. Но если его ввести во взаимодействие с иными веществами, в том числе и с получаемыми из ресурсов Океании, то можно получить нечто уникальное. Хочешь узнать, сколько миллионов вариаций можно составить из такого количества ингредиентов?

— Даже так?

— Очень много научных открытий свершилось благодаря банальным случайностям, и это одна из них. Да и то, с негарантированным результатом.

— Но с высокой вероятностью.

— С этим спорить не буду. Вот только все это есть лишь в моей голове.

— Если так, то Арика пойдет на любые твои условия.

— Я в этом уверена. Но правда заключается в том, что я ни за что не стану работать с Арикой.

— Ладно, пусть это будет не Арика, а империя. Или у тебя претензии и к ней?

— Нет. Но я хочу заполучить эксклюзив. Провернуть все таким образом, чтобы ни у кого не возникло даже мысли, отодвинуть меня в строну.

— И как ты этого хочешь достичь? Сделать ставку на бывших наркоманов, из выходцев с Земли?

— Сергей, а если бы я финансировала экспедицию к Земле, ты взялся бы за это дело.

— А при чем тут я? — Тут же напрягся Сергей.

— На обратном пути после нашей экспедиции, я работала в виртуале, и случайно обнаружила странный файл, который просмотрела, скопировала, а потом удалила. Очень интересный файл.

— Этого не может быть.

— Может.

— Я ничего не копировал, работал прямо с носителя.

— Это произошло автоматически, благодаря внесенным мною настройкам, мне так удобнее. Я не люблю всякого рода всплывающие окна, поэтому свожу индикатор копирования файлов в дальний угол, уменьшая до возможного максимума. Ты его просто не заметил.

— И почему ты меня не сдала?

— Я никогда не служила в службе безопасности, и не собираюсь отбирать у них хлеб. И потом, при твоей прямо‑таки фантастической удаче, лучше быть на твоей стороне, чем пытаться встать у тебя на пути и уж тем более, навредить тебе. И багрийский капер, яркий тому пример.

— А как же быть с тем же Ганидом, который раз за разом ставит мне палки в колеса?

— И каждый раз невольно подбрасывает тебя на новый уровень.

— Хорошо. Допустим. Но если у тебя есть эти сведения, для чего тебе нужен я?

— Во — первых, потому что ты надежен. Во — вторых, ты землянин и сможешь избежать множества ошибок. А главное, тебе будет проще остаться незамеченным.

— Значит по делам в столице, а в Талантай под влиянием ностальгического желания поесть акулятины?

— Вот напрасно ты так плохо обо мне думаешь. Просто, я решила за один заход поразить сразу три цели. Поесть акулятины, ее и впрямь не так часто встретишь в империи, обговорить условия экспедиции и… Знаешь, напрасно ты думаешь о том, что мы с тобой столь уж разные. Именно твои рассуждения раз за разом заставляли меня возвращаться к одной мысли. Словом я решила, что мне будет мало вписать свое имя в историю Ирианской империи. Мне нужны еще и потомки.

— С чем я тебя и поздравляю.

— Спасибо. Тем более, начало уже положено.

— То есть?

— То есть, третья моя цель, забеременеть и сегодня наиболее благоприятный для этого день.

— Послушай…

— Лучше помолчи, а то сейчас скажешь что‑то глупое, а я дама обидчивая. Позволь мне самой решать, от кого мне хочется иметь детей. В конце, концов я слишком уж долго шла к этому решению, чтобы сейчас довериться слепому случаю. Тем более, тебя это ни к чему не обязывает, — ласково поглаживая его грудь, промурлыкала она. — Ну же, расслабься. Ведь ты же знаешь, что не устоишь.

Угу. Это факт. Даже несмотря на то что сейчас на него свалилось уж очень много всего разного, он вынужден был признать, что она полностью права. А чего собственно говоря отрицать очевидное, вон он паршивец, живет собственной жизнью и что самое примечательное, думает своей головой.

С другой стороны, опасаться вроде и нечего. У нее было больше двух лет, чтобы сдать его, и она этого не сделала. Так надежна ли она? Еще как надежна. Обоснованы ли всплывшие страхи? Скорее нет, чем да. Заинтересована ли она в сохранении тайны и в дальнейшем? Точно да. Нет, тут дело не в перспективе сверхдоходов, а в возможности утереть нос обидевшей ее корпорации. Она ведь дама обидчивая. Но если дела обстоят именно таким образом, то какого, собственно говоря, черта…

— Фу — у-ух. Ты меня совсем вымотал, — с блаженством откидываясь на смятую подушку, выдохнула Алайя, сплошь покрытая бисеринками пота.

— Я — а?

Возмущению Сергея не было предела. Впрочем, сказать что‑то другое в настоящий момент ему было попросту затруднительно. Нет, регенерация это конечно же хорошо, но нужно срочно искать причину и отчаливать на планету, и чем раньше, тем лучше. Уверенность в этом в нем росла с каждой лишней минутой, проведенной в ее компании.

— Ну не я же, — грациозно потягиваясь как кошечка, промурлыкала она. — Сам посуди, как старушка может загонять молодого жеребца?

— Старуха? Эй — эй молодая леди, поаккуратнее на поворотах. Ты меня еще жигало назови.

— Чтобы ты разозлился, и получил шанс развеять мои чары? Вот уж не дождешься.

— Боюсь тут уж никакие чары не помогут.

— Ты подумал над моим предложением?

— Насчет экспедиции на Землю?

— Ну не о ребенке же. Тут у тебя нет выбора, — ответила она, одарив его самой шаловливой улыбкой.

— А если откажусь?

— Мне придется поискать кого‑то другого. А это впустую потраченное время. Ты будешь смеяться, но мне вовсе не все равно, если твоя родная планета превратится в инкубатор рабов. Поэтому и человека придется подбирать с особым тщанием.

— А еще, есть интересы корпорации и империи, которые могут отстаиваться самым радикальным способом.

— И это то же. Именно поэтому наши персональные искины сейчас вне досягаемости, а от своего прежнего я безжалостно избавилась. Кристал же с информацией в единственном экземпляре хранится в одной из банковских ячеек. Так что ты скажешь?

— Скажу что согласен. Но у меня есть некоторые условия.

— Слушаю.

— Экспедицию как и доставку ресурсов я организую сам и за свой счет. Тебе останется переработка и реализация. Но я хотел бы получать треть от прибыли.

— Я не собираюсь реализовывать компоненты. В мои планы входит открытие клиники, здесь, на Клайпе. Я уже и участок купила, и подрядчика нашла, так что вскоре начнется строительство. Как только получу оптимальный химический состав, сразу же приступлю к приведению в норму, программного обеспечения.

— Ты настолько уверена в положительном результате? Да нет же, ты его уже получила, иначе с чего бы такая бурная деятельность.

— Нет, результат еще не получен. И даже когда в моем распоряжении появится достаточное количество материала, потребуется минимум год, чтобы получить нужный результат. Да и то не факт, что программисты поспеют за химиками. Но в любом случае, я достаточно заработала пока трудилась на корпорацию и довольно удачно вложила средства, чтобы позволить себе свою личную лабораторию, и заниматься тем, чем мне захочется. Клиника же выгодное вложение в любом случае.

— Ладно. Но я в любом случае рассчитываю на треть.

— Что же, не буду с тобой спорить, пусть будет треть. Но только от реализации нового препарата, а не от его использования. Не переживай, что‑то мне подсказывает, что это превзойдет самые смелые твои ожидания. Теперь давай к делу. Насколько серьезно ты подготовился к предстоящему путешествию? Может моя помощь все же не будет лишней?

— Поверь, учтено все. Имеется даже генератор маскировочных полей четвертого поколения. Мало того, с помощью уже проданного корабля, мы прощупали почву. Все работает так как надо. Еще немного времени на подготовку, и можно будет отправляться в путь.

— Погоди, как это? То есть, ты уже давно готовишься к этому переходу?

— Ну да?

— Но ты говорил, что видишь свое будущее среди звезд, а не на своей родной планете.

— Я и сейчас это говорю.

— Но это путешествие… Ты не мог знать о моем открытии. Я и сама только три месяца как… Да и не открытие это еще.

— А я и не знал.

— Но на что‑то ты рассчитывал? Там есть еще что‑то, что может представлять интерес для внутренних систем?

— Разве только углеводороды и человеческий ресурс.

— Ничего не понимаю. Эта подготовка должна обойтись в огромную сумму.

— Ну, я не бессребреник.

— Это я понимаю, но и не можешь быть настолько состоятельным.

— Верно. В это предприятие я вложил все что имел. Землю планировал пока посетить только раз, а потом пробавляться рудокопом во фронтире. На добыче редких руд, можно хорошо приподняться.

— То есть, ты вкладываешь буквально все что у тебя есть, только ради того, чтобы немного погостить на родной планете?

— Господи, Алайя, ты не устала еще удивляться? Да я такой. По мне, так человеку для жизни вообще нужно немного. Никогда не понимал все эти излишества, типа золотого унитаза и бриллиантовых вставок в зубы.

— Ну в этом я с тобой согласна, — задумчиво потерев кончик носа, произнесла Алайя. — И все же я тебе не понимаю.

— И не надо. Главное, что мы теперь можем не откладывать все это в долгий ящик.

— Хорошо. Тогда слушай предварительный инструктаж. Ты должен будешь строго классифицировать все образцы, ни в коем случае не смешивая их. Повторяю, возможно искомый образец произрастает только в одном конкретном месте, и нам нужно будет точно знать, где именно.

— А может отправишься вместе с нами? Ну чтобы я ничего не напутал.

— Я? Нет, это исключено. И потом, хотел треть, отрабатывай.

— Ясно. Кстати, искин.

— Что‑то случилось?

— Мне должны были прислать смету на переделку корабля.

Гаджет нашелся на кухне. Теперь‑то он понял, что оставил его тут, благодаря ненавязчивым манипуляциям Алайи. Страшная женщина, и невероятно целеустремленная, а главное весьма осмотрительная.

Ага. А вот и сообщение. Так и есть, пришла смета. Та — ак. Все же недаром Типпан столько лет потратил на обретение репутации. Все предложения были дельными и направленными на максимальную оптимизацию предстоящей модернизации баржи. А еще, сумма оказалась на пятьсот тысяч меньше предполагаемой.

Конечно та была предварительной, вот только Сергею еще ни разу не доводилось сталкиваться с тем, чтобы она оказывалась меньше сметной. А еще, ему не доводилось читать такую фразу как — сумма окончательная и в случае отсутствия дополнительных пожеланий клиента, коррекции не подлежит.

Ну что же, остается только завизировать и отправить владельцу верфи. Пусть приступает к работе. Корабль в док перегонят уже работники верфи. Вместе со сметой, Сергей отправил и коды доступа на корабль. Ну что же, десять дней и можно будет отправляться на Фиджу. Устанавливать дополнительное оборудование и вооружение. Это съест еще пару суток. Но зато потом, прямая дорога на Землю. Хм и похоже, это предприятие так же не обойдется без приключений.

— Сергей, ты где пропал?

— Нужно было завизировать смету на реконструкцию корабля.

— Завизировал?

— Да.

— Тогда иди сюда, — промурлыкала Алайя.

Обнаженная, сладострастно потягивающаяся пристроив свои руки на косяке дверного проема, и при этом выглядящая ну очень притягательно, она не могла оставить его равнодушным. Казалось бы… Да ку — уда — а та — ам. Только жадно сглотнул, резко дернув кадыком, и тут же скользнул к своей обольстительнице. Правда тело еще попыталось призвать его к благоразумию, отозвавшись болью во всех частях, но предохранители погорели и разум просто отключился.

Глава 3

— Вот он! — Сергей был настолько возбужден, что даже ткнул пальцем в голографическую карту системы Фиджа.

В этой системе он не собирался обозначать свое присутствие. Ведь именно отсюда начиналась тропа, по которой они собирались отправляться в свое путешествие. Поэтому его корабль, был скрыт маскировочными полями. Правда это вело к расходу не такого уж и большого ресурса генератора, но и другого выхода не было. Сергей вообще не хотел, чтобы его могли каким‑либо образом связать с этой системой фронтира.

— Обнаружен корабль использующий генератор маскировочных полей третьего поколения. Малый транспорт грузоподъемностью до ста кубов. Предположительно межсистемно — планетарного типа. Дистанция шесть тысяч единиц.

— Он применяет активное сканирование пространства? — Сергей от нетерпения даже заерзал в ложементе.

— Нет.

— Начинай разгон и сближение на форсированной тяге.

— В случае применения форсированной тяги, нас смогут обнаружить сканеры и сенсоры третьего поколения.

— Выполнять.

— Принято. Выполняю, — равнодушно ответил Искин и Сергей тут же почувствовал как корабль начал набирать ход

— Будем надеяться, что сенсоров третьего поколения у него все же нет. Корпорация и без того накрутила с безопасностью, — пробурчал Пошнагов под нос, самому себе, чтобы хоть как‑то унять охватившее его волнение.

— Дистанция три тысячи. Противник продолжает разгон. Наше присутствие не обнаружено.

— Принял. Продолжай сближение.

— Начать сопровождение цели?

— Нет. Цель сопровождать не нужно, — тут же всполошился Сергей, едва не подпрыгнув в ложементе.

Сопровождение цели возможно только при использовании сканера и никак иначе. А в этом случае цель однозначно обнаружит охотника. Классифицировать преследователя он конечно же не сможет, как не сумеет взять его и на прицел, но будет о нем знать, как установит и направление, откуда исходит сканирование. Сергей же собирался свалиться на свою цель как снег на голову. Только так. Любой иной способ не мог гарантировать сохранения тайны. Мало ли что у них предусмотрено на этот случай. Вдруг пилот успеет выбросить в сеть условное сообщение.

— Ты можешь с помощью пассивных сенсоров передать изображение корабля на обзорную панель? Только пассивные сенсоры. Нас не должны обнаружить, — помяв подбородок, поинтересовался Сергей у бортового искина.

Вопрос вовсе даже не праздный. Все же пассивные сенсоры, пусть и четвертого поколения, пассивные и есть. Они уступают сканерам и имеют значительные ограничения. Да, на корабле цели установлен генератор маскировочных полей третьего поколения. Но ведь вместе с тем, сам корабль незначительных размеров, с достаточно маломощным реактором, и выбросом энергии. Словом, нюансов тут более чем достаточно, чтобы испытывать сомнения по поводу возможностей сенсоров в данной ситуации.

— Принято. Да я могу передать изображение не обнаруживая нас, — все так же равнодушно ответил искин.

Обзорная панель расположенная перед пультом управления мигнула и на ней тут же появилась картинка с летящим в ледяной синеве небольшим корабликом. Нет, без привязки к каким‑либо объектам установить это невозможно. Но Сергей в этом и не нуждался, потому что давно и хорошо знал это судно.

Именно такое он и рассматривал в свое время, в качестве будущего приобретения, просто потом нашел более подходящую модель. Кораблю такого же класса принадлежал аварийный искин, обнаруженный Пошнаговым на дне впадины. Такой же малый транспорт когда‑то забирал его с Земли. Так что, все его характеристики и внутренняя планировка Сергею были хорошо знакомы.

— Когда мы сможем его накрыть своим маскировочным полем?

— При сближении до пятисот единиц.

— Ясно. Продолжай сближение.

— Выполняю.

Вообще‑то барже приходилось нелегко. И вообще, если бы не выгодная позиция, занятая изначально, то сомнительно, что у Пошнагова из этой затеи получилось бы что‑либо путное. Выйдя же на пересечку курса цели и используя все резервы корабля, он имел все шансы для успешного завершения этого рискованного предприятия.

— Цель в четырехстах пятидесяти единицах. Наше маскировочное поле надежно ее охватывает. Мы все еще не обнаружены. Начать сопровождение цели?

— Отставить. Носовое орудие на ручное управление, визир прицела на первую обзорную панель.

— Принято. Выполняю.

Это извечное дублирование команды искином, на самом деле не имело смысла. Оно являлось обычной данью к древнему прошлому флота, вначале морского, затем космического. На самом деле, получив прямой приказ, искин тут же выполнял его, дублируя уже вдогонку.

Сергей вручную навел на корабль перекрестье прицела. Даже при ручном управлении вооружением, искин автоматически производил вычисления, как дальности, так и соотношения скоростей двух кораблей. Поэтому, на таком расстоянии он мог просто выбирать место куда желает попасть и вести прямо‑таки снайперскую стрельбу. А у с его‑то калибром, способным прошить обшивку этого кораблика, как бумагу, он вообще мог поражать цели выборочно.

— Как только я сделаю первый выстрел, просканируй цель и определи местонахождение пилота, начинай синхронизацию скоростей и глуши выход в сеть.

— Принято.

Сергей еще испытывал сомнения по поводу того что собирался сделать. Но наконец решительно сжал джойстик и нажал на гашетку, выпуская короткую очередь на три снаряда. Он ничего не слышал и не почувствовал. Если на малом транспорте выстрел орудия ощущается хоть как‑то, то с массой и габаритами баржи этого нет и в помине.

Вроде бы ничего и не произошло, но в хвостовой части кораблика, вдруг появилось три коротких всполоха, и суденышко словно запнулось. Ни о каком защитном силовом поле, во время использовании генератора маскировочных полей не может быть и речи. Тогда теряется смысл маскировки как таковой. Поэтому снаряды не встретили никакого сопротивления. Точное попадание в двигательный отсек. Тут главное не задеть реактор.

Нет, если бы нужно было просто уничтожить корабль или осмотреть прямо в космосе, то никаких проблем. Нужно очень сильно постараться, чтобы вызвать термоядерную реакцию и как следствие взрыв. Все же, реакторы проектировались и строились на славу. Но зато появится запредельный радиационный фон. Сергей же собирался погрузить свою добычу в грузовой отсек баржи, чтобы поработать с добычей вдумчиво, без излишней спешки. И в этом случае, излишняя радиация ему просто ни к чему.

Вроде бы все осталось как и прежде, потому что падение скорости, без труда компенсировалось искином. Если не смотреть на столбцы с информацией ползущие в правом верхнем углу, то ничего и не заметишь. Но если присмотреться самую малость, то картина все же изменилась. Исчезла реактивная струя. Появилась оплавленная пробоина в районе двигательного отсека.

А еще, обозначилась красная метка, это искин выполняя распоряжение Сергея просканировал внутренние отсеки корабля и показывал местоположение пилота. Как и предполагал Пошнагов, тот покинул ходовую рубку и судя по всему сейчас находился в душевой.

Все это он успел охватить буквально за пару секунд. С наступлением третьей, он уже вновь нажимал на гашетку. Перекрестье прицела в этот момент было наведено точно на красный маркер. Короткая очередь из трех снарядов. Вновь резкие всполохи на обшивке корабля. И все. Красная метка пропала. Теперь остается надеяться на то, что на борту не окажется никаких сюрпризов типа самоликвидатора, потому что этому Сергей никак не может помешать. Разве только обезопасить себя.

— Кашалот, начинай процедуру ввода корабля в грузовой отсек, по предварительной схеме.

«Кашалот», это имя которое Сергей дал барже, благодаря отдаленной схожести ее обводов с профилем земного кита. Особенно это сходство просматривалось в момент, когда активировались буровые лазеры и установки силовых лучей, в походном положении прячущиеся в корпусе. Разумеется, о данном сходстве можно говорить еще и в том случае, если кит вдруг решит плавать вперед хвостом. Но Сергей не больно‑то заморачивался на эту тему. Появилась такая ассоциация, вот он не долго думая и назвал.

— Принято. Выполняю.

Вот и хорошо, что выполняет. А то мало ли что могут намудрить эти умники из корпорации. Сергею же оставалось только наблюдать за тем, как Кашалот притянул пленника к себе силовым лучом, а затем зафиксировал магнитными захватами. После этого в дело вступили четыре из шести ремонтных дроидов. Их задача проверить судно на предмет мин ловушек и максимальное уничтожение схемы энергоснабжения. В идеале, Сергея удовлетворил бы кусок металлолома, с заглушенным реактором. Кстати, по докладу искина, процесс отключения реактора идет полным ходом, и это не может не радовать…

Во всем виноват Ралин, с его предусмотрительностью и въедливостью. Их экспедиция на Землю должна была уже вот — вот начаться, когда алаянкец высказал свое предположение относительно того, что корпорация на Океании как‑то должна контролировать перемещение своих контрабандистов. Если для наблюдателя из имперского флота эти суда должны были оставаться невидимками, то корпорация просто обязана вести контроль. А значит, хотя бы одно судно должно быть оборудовано сканером или пассивными сенсорами четвертого поколения. И скорее всего первым, ввиду гораздо большего радиуса охвата.

Так вот. Если это предположение верно, то маскировка «Кашалота» не выстоит перед таким сканером. Конечно генератор не позволит просканировать судно, установить его точную классификацию, возможности, вооружение, численность экипажа. Но зато противник будет гарантированно знать о несанкционированном появлении какого‑то корабля, и сумеет вести достаточно точный огонь.

А тут еще и Клайра подлила масла в огонь, мол неплохо бы заполучить карту Солнечной системы, со всеми небесными телами, имеющими свои орбиты. Передвижение в космосе, даже в давно известных и картографированных системах, сопряжено с опасностью. И в первую очередь ее представляют незваные гости, извечные бродяги космоса к которым относятся как астероиды, так и кометы.

В условиях Солнечной системы может возникнуть необходимость в маневрировании. Но делать это в практически неизведанном пространстве опасно. Да, внутрисистемные прыжки редко превышают половину светового часа. Но это сопряжено все с тем же свертыванием пространства, а значит корабль может появиться в самом неожиданном месте. Например, погруженным в какой‑нибудь астероид, частично или полностью.

Сергею казалось, что он знает уже достаточно много, чтобы добраться до Земли. Но как оказалось, этих знаний было явно недостаточно. Вот только и отступать он не собирался. Наоборот, трудности, всякий раз возникающие на его пути, заставляли еще крепче закусывать удила, думать и действовать. Он уже взял разгон, настроился и даже не представлял, что сможет заставить его отказаться от поставленной перед собой цели.

Итак, у них появилась проблема. А вернее, две. И для их решения нужна информация. Остается понять, где есть источник до которого они могут дотянуться, оставаясь при этом в тени. И подобным источником могли оказаться корабли лже — контрабандистов.

Добраться до них, было не так уж и трудно. Выход с тропы находится системе Фиджи. Прыгают они сюда под прикрытием маскировки, и только во время следующего прыжка отключают генератор. Так что, данная система как нельзя лучше подходила для проведения операции по захвату.

Оставалась моральная составляющая этого дела. Ведь, Сергей не может себе позволить оставить в живых пилота. Как и оставить иное вещественное подтверждение того, что корабль вообще появлялся в данной системе. Но и с этим у него не возникло никаких сложностей, как и тогда, на Океании, когда он отправился уничтожать пиратский корабль. Эти ребята без зазрения совести могли убить ради добычи, а потому никаких угрызений совести по их поводу.

Причем тут контрабандисты? Ни при чем, если позабыть, что именно благодаря им этот пиратский промысел вообще стал возможным. Так что, в какие бы белые одежды их не обряжали, они несут полную ответственность за все действия пиратов. А как следствие, заслуживают такого же отношения. И плевать, что они простые исполнители, что все это было задумано людьми с более высоким положением. Взялся, за грязную работу, будь готов ответить…

Наконец добыча была размещена в грузовом отсеке. Кашалот доложил о нахождении радиационного фона в норме. Не все было столь безоблачно в начале, но отсек имел дезактивационное оборудование, так что с повышенным фоном удалось разобраться без труда.

После этого, Сергей лично демонтировал все искины, включая и аварийные. «Кашалот» уже начал разгон, для прыжка через пару необитаемых систем. Сергей собирался уронить захваченный корабль на одну из безжизненных планет. Найти его в этом случае просто нереально, даже если его будут искать самым тщательным образом.

Перед этим предприятием, Сергей навестил станцию Лаути, где базировался его земляк венгр Михай. Посещение носило двоякую роль. С одной стороны, ему понадобился дишефратор, для взлома искинов. С другой, Михай мог обеспечить Клайре и Ралину хорошие документы, если вдруг у Сергея пойдет что‑то не так.

Недовольного вассала, и кипящую негодованием девушку, Сергей бросил на станции, отбыв в неизвестном направлении. Только и того, что оставил им сообщение о скором возвращении, да повесил сообщение с отсрочкой отправки, чтобы они получили его в случае если все пойдет совсем плохо. Пусть они были готовы отправиться с ним на Землю. Но подвергать их дополнительному риску он не собирался. Все же, у него имелась неплохая возможность пободаться с одной из лучших спецслужб империи.

Дешифратор справился без труда. Во всяком случае, Сергей не смог определить никаких усилий. Так, что‑то пожужжало, пощелкало, поурчало и несколько раз пискнуло. Минута такого незамысловатого действа, и он получил полный доступ к бортовому искину.

Ну вот. Теперь от множества вопросов не осталось и следа. Не было в Океании более совершенных сканеров. Появляясь в системе, контрабандисты связывались со своим куратором по узконаправленному лучу, исключающему прослушивание, если только не оседлать сам луч. Вот и все. Во всяком случае, никаких сведений о сканирующем оборудовании выше третьего уровня в наличии не было.

Сергей подозревал, что имперские наблюдатели ведут себя не столь навязчиво. Возможно, нечто подобное с контрабандой имперцами подразумевается, и на это специально закрывают глаза. Ведь было же дело, когда русские пограничники, еще царской России, в упор не замечали контрабандистов занимавшихся нелегальной переправкой к примеру цейсовской оптики.

Возможно тут все дело в политике, и чтобы не дразнить остальных исключительным правом корпорации Арика, был запущен проект с контрабандистами. Откуда Сергею знать, как работают политические инструменты и какие течения в этой области имеют место. Он мог видеть только доступную ему картину. Да и не стремился увидеть слишком уж много.

В искине нашлась и самая подробная карта Солнечной системы. Причем наличествовали сведения не только о космических телах с постоянными орбитами, но и о гостях системы, появляющихся там с завидным постоянством. Кстати, то же самое относится и ко всей тропе в целом. Вдумчиво поработала корпорация, ничего не скажешь. Но это Сергею только на руку.

А еще, и это радовало отдельно, эти инопланетные умники умудрились оседлать земной интернет, используя спутники. Причем в искине не было какой‑то определенной привязки к определенному аккаунту. В наличии имелась программа позволяющая подключиться к земной паутине, синхронизируя инопланетное оборудование с земным. Вообще‑то, разработка подобной программы требовала не тривиального подхода, ввиду несовместимости земной и инопланетной электроник. Но как уже говорилось, корпорация весьма вдумчиво подходила ко всем вопросам…

Клайра решительно прошла на борт, нарочито игнорируя Сергея и буквально упав в ложемент, сложила руки, нахохлившись как воробей. Правда выглядела они при этом, как рассерженный котенок. Вот как хотите, так и понимайте, но ни одно из этих сравнений в отдельности, ей сейчас не подошло бы.

Ралин был более сдержан. В отличии от нее, он прошел на борт мягкой и даже вальяжной походкой эдакого повесы. Потом уперся плечом в косяк дверного проема ходовой рубки, окинул Сергея с легкой укоризной. А под конец одарил улыбкой, как это делают в отношении неразумных юнцов. Да еще эдак нравоучительно покачал головой.

— Господи, ну прямо как дети. Хотя, чего с вас взять, дети и есть, — махнул рукой Сергей.

— Насчет детей, ты для начала взглянул бы в зеркало, — не согласился Ралин. — Тебе не кажется, что ты несколько поздно решил оградить Клайру от опасности? Даже если тебе удастся промыть ей мозги, в чем я лично сомневаюсь, ввиду отсутствия у тебя необходимой аппаратуры, остаемся мы с тобой. С нее достанет и того, что она уже знает, чтобы корпорация очень вдумчиво с ней поработала. И если учесть какие здесь ставки, я очень сомневаюсь, что они ограничились бы промывкой ее мозгов. Относительно меня, так я вообще в недоумении, с чего это ты решил заботиться о моей безопасности. Уж кого, кого, но меня назвать восторженным юнцом нельзя. Решение о вассальной клятве для меня было осознанным и взвешенным. Как бы ты к этому не относился, но если бы с тобой что‑то случилось, то я либо отправился бы мстить, пока не погиб бы или не добрался до самого верха, либо вскрыл себе горло. Так кого ты хотел этим защитить?

Сергей посмотрел на своих спутников и впрямь пытаясь найти ответ на этот вопрос. И что самое противное, он его не находил. Каждый его шаг, еще недавно казавшийся продуманным до мелочей теперь и впрямь выглядел глупо и даже смешно. Ведь действительно, достаточно было установить его личность или принадлежность корабля, чтобы потом размотать весь клубок. Не помогли бы и новые личины предоставленные Михаем. Хотя бы потому что о его деятельности был отлично осведомлен один майор имперской службы безопасности.

— Ну простите. Как‑то не додумал, — разведя руками, вынужден был признать Сергей.

— А вот это уже больше похоже на правду, — оттолкнувшись от косяка и направляясь к своему ложементу, согласился Ралин.

— Ну теперь‑то может расскажешь, куда летал? — Все так же нахохлившись, поинтересовалась девушка.

Ну а куда деваться, рассказал. Не сказать, что он пережил такое уж великое приключение, но все же чувство зависти в глазах девушки блеснуло. Господи, да там делов‑то, догнать несчастного, а затем покончить дело двумя короткими очередями. Но как видно, Клайре не дает покоя то, что ее постоянно определяют куда‑то в тыл. Ну уж дудки. Смешен Сергей или нет, а сделает все, чтобы она и впредь оставалась как можно дальше от явной опасности.

— Где думаешь монтировать и калибровать генератор маскировки? — Поинтересовался Ралин, едва Сергей закончил свой рассказ.

Пошнагов не смог преодолеть соблазн и избавиться от практически нового генератора третьего поколения. Они и так и эдак собирались приобретать его на катер. Он был просто необходим для путешествий на планету. Так отчего же отказываться от того, что досталось даром. Конечно лучше бы посовременнее, но тут уж не до жиру. Заказать‑то они его заказали, но это не значит, что товар будет добыт достаточно быстро.

Сегодня флот все еще активно использует генераторы четвертого поколения, не завершив переход на пятое. Но дело даже не в этом. Просто эти генераторы используются далеко не на каждом корабле. К примеру на линкоры их даже не пытаются устанавливать, потому что скрыть эти громадины, с чудовищным выбросом энергии практически нереально. Та же картина с крейсерами и лидерами эсминцев. Остаются только маломерные суда, от эсминцев, до разведчиков. Иное дело со сканерами, вот ими оснащались все корабли без исключения.

Поэтому даже сделав заказ на генератор, пришлось бы изрядно подождать, пока таковой разыщется среди множества обломков, безвольно повисших в космосе. Тут ведь мало того, что эти генераторы имелись далеко не на каждом корабле, так ведь еще и сами корабли, которые шерстили мусорщики, как бы погибли в бою, а значит имели значительные повреждения. Да и прошлись по ним уже частой гребенкой.

— Генератор будем устанавливать здесь. Думаю, эта станция достаточно удаленное место, чтобы быть безопасным местом, — помусолив кончик носа, ответил Сергей.

— А может Триплак или Тронка? — Высказала свое сомнение Клайра.

— Не думаю. На Триплаке и любой другой станции мусорщиков, тут же определят, что товар не из их закромов. Дело конечно же не их, но вопросы останутся. Тронка, место сборища подонков со всех концов освоенного космоса, и появившись там, «Кашалот» тут же окажется на заметке у спецслужб. То что там никого не трогают, вовсе не означает, что станцию не мониторят. Здесь же, никто не станет задаваться лишними вопросами.

— Что же, вполне оправданно. И когда будем выдвигаться? — Откидываясь на спинку ложемента, тут же изменившего форму, принимая седока в ласковые объятия.

— Как только управятся с катером. Причин и дальше оттягивать время я больше не наблюдаю.

Причин и впрямь не было. Впрочем, Сергей и не искал их, а даже наоборот всем существом стремился как можно быстрее начать это путешествие. Подумать только, еще месяц назад он думал, что полностью готов к путешествию, и всякий раз что‑то обязательно шло не так, появлялись какие‑то трудности, возникали новые обстоятельства или сомнения требующие разрешения.

Но на этот раз он был готов отправиться в путь, как бы не сложились дела. И как ни странно, причина оставалась прежней, он хотел увидеть своих близких. О кокаине и предстоящих выгодах он думал в последнюю очередь, если вообще думал. Он конечно же готовился к предстоящему общению с преступным миром, но скорее имел это предприятие ввиду, чем отводил ему основную роль.

Ну вот такой он неправильный человек. Раньше, когда он еще думал, что ему просто не дано заработать миллионы, так как в нем напрочь отсутствует деловая хватка, он хотя бы как‑то стремился к этому. Но едва понял, что заработать эти деньги для него теперь не проблема, как всяческий интерес к этому пропал.

И вообще, раньше ему эти деньги нужны были для того, чтобы воплотить в жизнь свою цель. Отправиться на Землю. Сейчас от этого его отделял всего лишь один шаг. Для достойной жизни ему вполне хватит и вот этой баржи. Даже если он будет работать в освоенном пространстве, на добыче самой дешевой руды, получаться у него будет настолько изрядно, что лет через десять, он сможет покрыть все затраты на свой корабль.

Вот так в нем и боролись противоречия. С одной стороны, он стремился на Землю. С другой, понимал, что едва это осуществится, как у него вновь не останется смысла. Ну разве только взяться наконец за семью, опять завести детей и сосредоточить все свои помыслы вокруг них. Вполне достойное деяние и не такое уж и скучное.

Правда, была у него еще мысль, как‑либо помочь своей Родине. В смысле не Земле в целом, а России в частности. Ну не избежать его планете встречи с инопланетниками. Рано или поздно, но они уже не смогут скрывать свое присутствие, а тогда может случиться все что угодно. И что‑то говорило Сергею, что русских постараются загнать в темный угол и держать в черном теле. Запад всегда этого хотел, и не особо скрывал свои намерения. А уж заокеанские партнеры, вообще отдельная статья.

Да. Желание было. Но был и страх того, что его попросту посадят на цепь, впрягут в ярмо, сядут на шею. Называйте это как угодно, хоть призывом к гражданскому долгу или воинской присяге. Ну не хотел он этого. Помочь людям хотел, а оказаться на побегушках у правительства нет. В его жизни уже было, время когда он отдавал свой долг, а его в это время предавали. Причем не только правительство, но и те же люди.

Однако как и рыбку съесть и на пенечке посидеть, Сергей не представлял. Пока не представлял. И хотя он над этим частенько задумывался, мысли эти назвать целью он не мог. Так, что‑то такое на уровне ощущений. Цель же это нечто сформировавшееся, это маяк, на который ты держишь курс, и к чему стремишься.

Вот так он и метался сутки, пока на катер устанавливали генератор и проводили его калибровку. Но как только «Кашалот» отошел от причальной стенки, он успокоился и решительно задал искину курс. Все, сомнения прочь, теперь только вперед, куда бы не завел его этот путь…

— Это и есть Океания? — Клайра указала пальчиком на голубой шарик, изображение которого появилось на обзорной панели.

— Да. Это Океания.

— Не очень‑то и впечатляет.

— Ну ты же не в первый раз наблюдаешь подобную картину. Все планеты имеющие жизнь, выглядят примерно одинаково, и основная их площадь покрыта водой. Разве только на Океании вообще нет никакой суши.

— Мы приблизимся, чтобы взглянуть на нее поближе?

— Зачем?

— Ну, все же тут ты провел два года.

— Я два года провел под водой. Конечно сегодня об этом вспоминать где‑то даже весело, а еще здесь я нашел свое спасение и получил неплохой старт. Но никаких ностальгических чувств эта планета у меня не вызывает. Для следующего прыжка нам нет необходимости приближаться к орбите. Так что рассматривай ее на расстоянии.

— А Земля? Земля, будит у тебя ностальгические чувства? — Клайра, посмотрела на него с самым серьезным видом.

— Земля будит. Это все же мой дом и там мои близкие.

«Кашалот» разгонялся в течении двенадцати часов. Конечно можно было значительно сократить время, задействовав форсированный режим. Но Сергей не хотел этого делать по нескольким причинам, и главная из них это возможность обнаружения их корабля флотом корпорации. Когда он охотился на контрабандиста, тот риск показался ему оправданным, да и не сумел бы он его догнать не задействовав форсированный режим. Сейчас же в этом не было никакого смысла.

Нужно просто набраться терпения и подождать двенадцать часов. Всего‑то. Да это сущая мелочь в сравнении с четырьмя с половиной довольно бурными годами. Вот только отчего‑то, минуты тянутся бесконечно долго.

Клайра прекрасно поняла в каком он был состоянии и все время щебетала, стараясь занять его разговорами, чтобы время пролетело незаметно. За это он был ей благодарен отдельно, и старался делать вид, что у нее вполне получается. На деле же время упрямо тянулось как ленивая черепаха.

Наконец подошел момент прыжка. Легкое головокружение и тошнота. На этот раз ощущения при прыжке значительно отличались от прежних, а их у Сергея было более чем достаточно. Но сильное волнение и пульсирующий комок под ложечкой, вносили в ощущения особенную изюминку.

«Кашалот» вышел практически на орбиту Земли. И то что это его родная планета Сергей понял сразу. Они появились со стороны солнца, сейчас заливающего своим светом Евразию, очертания которой Сергей не мог спутать ни с чем другим. Сергей даже невольно подался вперед, упершись руками о пульт.

Ему довелось увидеть больше десятка обитаемых планет, и все они в основном были покрыты водой. Но каждая из них им воспринималась как‑то отстраненно. Материки имели неправильные очертания, от чего планеты казались какими‑то неестественными и бутафорскими.

Раньше он относил это чувство к тому, что он просто никак не мог привыкнуть к виду на планеты с орбиты. Ну не космический он волк, что ту поделаешь, от того и пространство между звездами для него какое‑то не настоящее, словно в навороченной компьютерной игре.

Но похоже, все это ерунда. Потому что вот Земля им не воспринимается как‑то отстраненно, а совсем даже наоборот, естественно и неповторимо. Наверное тут все дело в том, что каждую планету он начинал сравнивать с Землей, и неизменно находил, что они проигрывают ей по всем критериям.

— Это она? — Наблюдая за Сергеем, буквально впившемся взглядом в озорную панель, поинтересовалась Клайра.

— Она. Гкхм, — что‑то в горле запершило, вот хотел еще что‑то сказать и никак.

Глава 4

— Ты не можешь один отправиться на Землю. Мало ли что там может случиться, — боднув Сергея возмущенным взглядом, высказалась Клайра.

— Я не могу оставить без присмотра «Кашалота», как и катер на Земле. Так что, выхода нет.

— Выход есть всегда. Просто ты не хочешь с этим согласиться. Я могу доставить тебя на Землю, а потом вернуться на «Кашалота». Ничего с ним не случится, искин вполне в состоянии постоять за себя. И потом, тут вроде как не предвидится противник, способный доставить неприятности нашему кораблю, вооруженному что твой эсминец. Ралин же, сможет обеспечить тебе безопасность.

— С этим вполне справятся андроиды. Возьму с собой двоих в качестве охраны. А хотя нет, лучше одного, чтобы не привлекать внимания. Один странный человек, он и есть странный, двое уже патология.

К этому путешествию на Землю Пошнагов готовился самым тщательным образом. Так на корабле появился гардероб с вполне земными фасонами. Результат деятельности портных из числа землян. В просьбе Сергея никто не заметил ничего особенного, многие их земляки испытывали ностальгию по родной планете, а значит и по одежде. Впрочем, положа руку на сердце, она не имела разительных отличий от принятой во внутренних системах.

Так же им были приобретены андроиды, в их военном исполнении. Те самые идеальные солдаты, которые все мерещатся земным военным. А вот во внутренних системах от этой идеи уже отказались, и довольно давно. Конечно периодически появляются новые энтузиасты, и порой эти проекты даже финансируются государством, но результат все еще оставляет желать лучшего. Как отдельная боевая единица, андроиды не сумели зарекомендовать себя в достаточной мере, чтобы могли претендовать на место человека, в качестве солдата.

Причина в том, что машина остается машиной, и не способна сравниться с человеком. Война, как и убийство, это своего рода искусство, как бы кто к этому не относился. Машина же не способна создавать шедевры, она может действовать только по шаблонам, согласно заложенной программе. Когда дело поручается машине, ни о какой импровизации, или отступлении от определенных рамок, правил и догм не может быть и речи.

А вот, как дополнение к человеку, в качестве поддержки, машина очень даже к месту. Но андроид, за исключением физической силы, по своим показателям мало превосходил человека обряженного в бронескафандр. Создавать подобное снаряжение еще и машине? К чему эти излишества. Не проще ли создать для солдата помощника, вооруженного до зубов и готового как к выполнению самостоятельных прямых боевых задач, так и выступить в качестве помощника. И в этом случае подобному роботу нет необходимости иметь вид андроида, куда эффективнее форма того же паука.

Но это все во внутренних системах. А вот на Земле Андроиды еще могли на что‑то рассчитывать. Эдакие терминаторы. Причем, один в один. Чтобы справиться с таким парнем понадобится как минимум крупнокалиберный пулемет, и нанесение повреждений не меньше чем в семьдесят процентов. А еще, они обладали абсолютной преданностью. Их невозможно ни запугать, ни подкупить. Разве только перепрошить, но это сложная задача даже для внутренних систем, а уж о Земле говорить не приходится.

Изначально Сергей планировал приобрести двух андроидов. Но как только на горизонте появилась Алайя со своим предложением, он поспешил пересмотреть свои милитаристские притязания в сторону увеличения вдвое. Конечно эти боевые роботы стоили дороговато, да и могли вступить в качестве демаскирующего фактора, но Сергей решил, что жизнь всяко стоит дороже.

— Андроид только машина и ты это прекрасно знаешь. Он способен к принятию только прямолинейных решений. Ну вот что он сделает, если тебя задержат силы правопорядка? — Возразила Клайра.

— То что я ему прикажу. Не станет вмешиваться, — отмахнулся Сергей.

— Ладно. Застынет истуканом или будет прогуливаться, пока ты будешь отсиживать свой срок в тюрьме. Ведь в любом участке отбирают все лишнее и как ни странно, искины входят в этот перечень. Как ты свяжешься с андроидом в этом случае? Это так, в качестве одного из примеров.

— Зато вы сможете с ним связаться, а потом придумаете как вытащить меня.

— Это при условии, что ты успеешь отдать подобную команду. А если тебя к примеру оглушат? Ты ведь в розыске и тебя вполне могут опасаться. Как в этом случае поступит боевая машина? Ты готов укладывать трупы штабелями? Вот и я о том же.

— Хорошо. Ну а как мне сможет помочь Ралин, без знания языка?

— У меня есть искин с двумя десятками земных языков. Разыграю из себя больного, с неразвитой речью, чтобы никто не обратил внимания на мой акцент, вот и все. В то же время, смогу координировать действия андоидов без них и впрямь лучше бы не соваться. Кстати, один из них вполне сможет выступить в качестве переводчика. С чувством юмора у них проблемы, но в остальном, если целенаправленно не искать в их лице машину, распознать это будет сложно. Словом, есть множество вариантов.

— Вот! — Победно вздернув подбородок, и подбоченившись, воскликнула девушка, обрадованная поддержкой со стороны Ралина.

— Хорошо. Но я ведь понятия не имею, что на Земле может вызвать у вас аллергическую реакцию. Моя иммунная система ничего не потеряла, а только приобрела дополнительные способности, и я буду чувствовать себя там вполне нормально. Ралин станет разгуливать со мной в защитном костюме?

— Это не проблема. У нас имеется полевая регенерационная капсула, способная провести необходимую процедуру по повышению свойств иммунной системы.

— Серье — озно — о. А может у тебя есть еще и результаты исследования медиков, для проведения подобного курса? Ты представляешь сколько нужно провести работы, чтобы получить подобные данные и составить регенерационный курс.

— Я нет. А вот корпорация Арика да. Эти сведения нашлись в бортовом искине контрабандиста.

— И что они там делали?

— Откуда же мне знать, чем руководствуется корпорация. Но даже если бы их не было, то в нашем распоряжении имеется малая аптечка где найдется универсальный антидот, связь на случай экстренной эвакуации, и три полевые крио — капсулы, полностью заряженные и готовые к использованию. Сергей, ты не хочешь брать с собой Ралина, потому что собираешься встретиться с родными?

— Кхм… Ну в общем… Поймите, это личное.

— Личное, личным и останется. Я обещаю держаться в стороне. Но Клайра права.

— Права она. Могла бы и раньше сказать об этих данных.

— Не злись Сергей. Я обнаружила их незадолго до прыжка.

— В крайнем случае можно обойтись только аптечкой, конечно могут возникнуть кое — какие сложности, но думаю что незначительные, — решил вставить очередные пять копеек Ралин, прекрасно понимая, какое нетерпение сейчас владеет его сюзереном.

— Вот только не надо экстрима. Ну чего смотришь? Погружай Ралина в капсулу, — посмотрев на девушку и разведя руками, закончил разговор Пошнагов.

Вообще‑то в ее участии в данном процессе не было необходимости. Ввиду столь многообещающего на опасности путешествия, Сергей вместе с андроидами солдатами, приобрел еще и медика. Опять же, машина она и есть машина, все же человек с медицинским образованием и современной техникой был бы куда предпочтительнее. Но с другой стороны, на Океании андроиды вполне справлялись с оказанием медицинской помощи. И потом, если в этом возникнет необходимость, тело всегда можно доставить в освоенный космос, где и оказать квалифицированную помощь.

Во сколько же ему все же вылилась организация этой экспедиции? Дорого. Очень дорого. Андроиды обошлись не так дорого, всего‑то по сотне тысяч, и в общем в полмиллиона. Регенерационная капсула в парочку миллионов. Переоборудование корабля, четырнадцать. Генератор маскировочных полей, еще полтора. Ну и остальное по мелочам, так что цифра в девятнадцать миллионов набегала с легкостью. Мелочи в общем‑то…

Итак, он вынужден бездельничать еще целые сутки, пока Ралин не пройдет регенерационный курс. Угу. Глупее не придумаешь. Тем более, если терять время попусту просто глупо. Чем заняться? Ну например подключиться к земной всемирной паутине и поискать там что‑нибудь интересное и полезное. Хм. А ведь по большому, он должен был быть только благодарен своим спутникам, не пустившим его на планету сразу, без подготовки.

Нет, ни о каких наркокартелях он думать не собирался. Во — первых, рано. Во — вторых, не думалось о них, хоть убей. Но кто сказал, что подготовки требует только этот контакт? На секундочку, он собирается отправиться туда, где его личность находится в розыске. Не стоило забывать о том, что он совершил серьезное преступление. Сомнительно чтобы органы успели забыть о нем.

Хм. А вот это не факт. Ну Леха, ну молодец. Это же нужно было до такого додуматься. А как же с последней волей умирающего? И он тоже хорош. Мог бы и предположить, что брат отродясь никогда с криминалом не связывался. Нет, что там и как работает, к кому можно обратиться по тому или иному вопросу, это другое дело. Даже если Алексей и не знал, то мог найти выходы. Но он всегда держался от криминала в стороне. А тут такой подарочек от младшего брата. Вот и решил видать, что ему этой радости и даром не нужно.

Все просто. Уже утром. Он отправился в органы внутренних дел и отдал все деньги. Не стали жадничать и инкассаторы, напарники Сергея, вернув все то, что он отложил для них. По большому счету уже на утро все средства были возвращены банку в целостности и сохранности.

Вот так. Хотел как лучше, а получилось как всегда. Начальника отдела безопасности банка уволили и скорее всего с волчьим билетом. Брату и жене наверняка все нервы на кулак намотали. Если прежде они должны были получить с этого хотя бы материальные бонусы, теперь на выходе не вышло ничего, кроме горького осадка. Очень может быть, что Алексею и его бизнес порушили. Кто знает, насколько на него обиделись власти.

А вот в плане кредитов, все близкие Сергея наверняка в черном списке. Ситуации же они разные бывают. Пусть в России запредельные процентные ставки по кредитам, но порой без этого просто не обойтись. Нда — а. Это он лихо так своих подставил. Конечно подобные сведения не стали для него откровением. Но он‑то думал, что они обеспечены по самую маковку. А на поверку, вон как оно вышло.

Зато Сергея никто не разыскивал. Дело вроде как не закрыли. Во всяком случае, ни о чем подобном в инете сведений не было. Но зато статьи одна другой краше — «Грабитель смертник», «Налет обреченного», «Инкассатор зомби». Ну и дальше в подобном духе. Даже нашелся скан из его истории болезни, с указанием диагноза и прогнозом врачей. Словом, никаких сомнений, никто в полиции его искать не станет. Ну хоть какая‑то хорошая новость.

Он несколько часов к ряду провел в интернете, стараясь охватить сразу все и сразу. Не забыл поинтересоваться и курсом золота. В это предприятие Сергей вложил все свои средства, что говорится до последней копейки. На последние деньги он приобрел двадцать килограмм золота в стограммовых слитках.

Несмотря на то, что во внутренних системах золото уже давно не являлось мерилом экономики, оно по прежнему оставалось самым дорогим из металлов. Причина все та же, незначительные объемы добычи и уникальные качества. Правда, несмотря на это, в соотношении с земными ценами, в Ирианской империи золото стоило куда дешевле.

Котировки обнаруженные им в интернете радовали. По всему выходило что он является обладателем около пятисот тысяч долларов. Конечно еще недавно у него было куда как больше. Да еще и в результате сбыта он мог потерять от трети до половины стоимости металла. Но все познается в сравнении. В настоящий момент, для осуществления задуманного этой суммы ему должно было хватить с избытком. А дальше будет видно.

После сбора сведений по золоту, настала очередь кокаина. Что не говори, но до этого ему не приходилось покупать этот порошок даже у барыг, о наркобаронах, да еще стоящих на начальном этапе и говорить не приходилось. Так что, нужно было хотя бы разузнать о цене. Что же, если верить различным блогерам, то денег ему и впрямь достаточно.

Килограмм порошка в той же Колумбии стоил от двух до трех тысяч. Сергею было достаточно по килограмму порошка с разных мест. Получается, что на сотню тысяч он может приобрести образцы от тридцати до пятидесяти плантаций. Вот только дело в том, что таких плантаций великое множество. Мало того, кусты коки культивируют не только в Латинской Америке, но и в Африке, Индии и на острове Ява. Откуда же родом был тот порошок, что достался Ирине, неизвестно.

То что казалось простым делом, на поверку получалось куда сложнее. Одна надежда на то, что кокаин Ирины, без сомнения был разбавлен на пятьдесят процентов разными наполнителями. Получается Алайя сумела рассмотреть и выделить какой‑то ингредиент даже в таком незначительном количестве кокаина. Значит, в чистом продукте его содержание должно быть куда как выше. Ну может и будет отличаться в процентном соотношении, но точно будет присутствовать. Во всяком случае он на это очень надеялся.

Сергей просидел в инете уже добрых шесть часов, то погружаясь в различные сведения по интересующим его вопросам, то едва сдерживаясь от желания тут же все бросить и отправиться на Землю. Что ни говори, вот он его дом, и он прекрасно знает, что добраться до него не составляет никакого труда. Ну и как в такой ситуации сохранять твердость и бодрость духа? Нет, можно конечно же. Вот только с дуру можно сломать даже орган отродясь не имеющий костей.

Наконец его осенило. Он вполне мог поговорить с братом. К сожалению номер его сотового телефона он не помнил, хотя имел возможность подключиться и к сотовым операторам. Но зато он точно помнил логин Алексея в скайпе. Тот не мудрствовал лукаво и не выпендривался.

Ну вот, «Пошнагов Алексей», рядом имеется еще и его фотография. Можно связаться прямо сейчас. Дома только девять вечера, середина недели, Алексей в это время обычно еще работает. Нужно только направить ему свой лог и такой, чтобы он не отбросил предложение. А вот такой «Лысый». Надежда конечно небольшая. Но с другой стороны, это прозвище приклеилось к Сергею еще в детстве, хотя налысо он стригся лишь однажды.

— Сергей???

— Ну здравствуй брат, — Сергей все же не сдержался и по его щекам пролегли две влажные дорожки.

Смотреть на брата, пусть и глядящего на него с монитора, оказалось не таким уж и легким испытанием. Как впрочем и Алексею. Нет, слезы он пускать не стал, но зато откинулся на спинку кресла, и начал массировать левую сторону груди. Это еще что? Неужели проблемы с сердцем.

— Леш, ты как?

— Н — нормально. Это действительно ты? Не дурная шутка?

Понять его недоверие нетрудно. Рак четвертой степени, шансов на излечение никаких. А тут на тебя с экрана смотрит родной человек не то что без каких‑либо следов изъевшей его болезни, но еще и значительно помолодевший. Сергей выглядел точно так же, лет эдак пятнадцать — двадцать назад.

— Ну ты чего, Леха. Не приведение я. Ладно если бы ты видел меня в гробу. Но ведь не было этого.

— Значит Ваня…

— Ничего не значит, Леша. И Ваня был прав. Словом, сейчас об этом говорить не время. Слушай, я завтра буду у вас. Сможешь в девять быть на своей даче.

— Конечно, — даже не задумываясь ответил Алексей.

— Вот и ладно. Тогда до завтра.

— Серега погоди

— Леш не надо. И смотри никому не взболтни обо мне. И не вздумай бежать в полицию с радостной вестью, чтобы окончательно меня отмазать.

— Серега…

— Леш, приеду поговорим. А сейчас извини.

Вот так вот. Поговорил. И к чему было так спешить. Как результат, самому хреново, брата растормошил, он теперь до самой встречи глаз не сомкнет. Он что всегда будет вот так, всем близким жизнь портить?..

В дачном поселке время словно остановилось. Словно и не было этих пролетевших пяти лет. Все те же, покосившиеся заборы практически бесхозных дачных участков, и прохудившиеся, давно заброшенные домики, взирающие на мир пустыми глазницами окон. Едва ли десятая часть строений находится в приличном состоянии.

Постоянно проживающих в этом поселке и того меньше. Все же до города добрых семь километров. Вроде и не так далеко, но с другой стороны и не близко. Есть дачные участки непосредственно примыкающие к городской черте, и они пользуются куда большей популярностью. К тому же и цены на участки не так уж кусаются, и прописку сейчас разрешили. А в этом поселке живут все больше пенсионеры, которые скорее уж доживали свой век, уступив свое городское жилье детям.

Сергей шел один. Ралин с двумя боевыми андроидами двигались по двум параллельным проездам, контролируя обстановку с помощью искина. В принципе, Сергей ничего не опасался, но Ралин предпочитал дуть на воду, чем отдаваться на волю случая. В общем‑то, правильно и делает. Было бы крайне обидно, проделав столь долгий и опасный путь, оказаться жертвой какой‑то случайности.

Вот и дача брата. Сергей остановился и шумно потянул воздух носом. «Кашалот» это конечно же не «Славянка», с ее удобствами и уютом, но и далеко не «Щука». Места там хватало с избытком, в том числе и для хранения замороженных продуктов и для обустройства самой настоящей кухни, благо искусственная гравитация это позволяла. Так что, с питанием у них никаких особых проблем не было, и меню было весьма разнообразным.

Вот только при всем многообразии, шашлыками там и не пахло. Нет, можно конечно же что‑то такое сообразить, но это будет не шашлык, а нечто похожее. От настоящего шашлыка должен исходить не только аромат запекшегося маринованного мяса, но и дурманящий запах дыма. Сергей конечно же пробовал сотворить нечто подобное, будучи на той же Алаянке. Но только и того, что подобное. А у Алексея к этому делу был самый настоящий талант.

Пять лет назад, их последняя с братом встреча, происходила как раз под аромат приготовленного заботливыми руками шашлыка. Вот только Сергею тогда не перепало ни единого кусочка. У него, что говорится земля под ногами горела и времени не было ни единой лишней секунды. А сегодня… Рот забила обильно выделившаяся слюна. Плевать. Пока не съест хотя бы пару кусочков, ни о чем говорить не станет.

Брат тут же сграбастал Сергея в объятия, едва только он переступил порог домика. Потискал его от души. Потом отстранил на вытянутые руки, осмотрел с ног до головы, слезящимися глазами. Шмыгнул носом. Что‑то проскрипел, словно был готов зарыдать, а потом опять прижал к груди.

Сергей и рад бы что‑то сказать, благо чувствует себя куда как увереннее и менее эмоционален. Но решил пока помолчать. Ему хорошо. Он‑то знал что его близкие живы. Может и есть у них какие‑то трудности, может они испытывают какие‑то волнения. Но они живы. А вот его самого успели похоронить. Ну и каково это знать, что твой родной человек либо закопан где‑то как собака бездомная и безымянная, либо вообще гниет в чистом поле? Вот то‑то и оно.

— Живой. Живой, бродяга, — совсем по детски шмыгнув носом, наконец выдал Алексей.

— Живой конечно же. А ты уже похоронил?

— И не только я. Знал бы ты, сколько на тебя было вылито брани. Попался бы Нинке под руку, сама прибила бы. Додуматься до такого, ведь ни весточки, ни могилки, вообще ничего.

— Так уж вышло.

— Рассказывай.

— Обязательно. Только давай сначала по кусочку мяса. Век не ел твоего шашлыка.

— Да — да конечно. Садись. Выпьешь? — Алексей вынул из холодильника бутылку водки, тут же покрывшуюся легким налетом инея, который обещал нарастать с каждой минутой, проведенной в комнате.

— Наливай, — с утра оно вроде как и не правильно, но с другой стороны, какого черта.

Алексей налил в рюмки тягучую холодную жидкость. Ага. Охлаждена до состояния, когда все неприятные ощущения сглаживаются оптимальной температурой продукта. Вон даже рюмка тут же инеем начала покрываться. Либо брат еще со вчерашнего вечера начал готовиться к встрече, либо эта бутылка у него постоянно там содержится. Сомнительно конечно. Все же Алексей на даче бывает не так уж и часто.

— Та — ак. Вот значит как. Все настолько плохо, брат? — Проглотив обжигающий то ли холодом, то ли градусами комок, и внимательно глядя на Алексея, поинтересовался Сергей.

— Ты о чем, Сергей?

— Самогон.

— А — а. Нет, с делами у меня полный порядок. Конечно благодаря тебе, были кое — какие трудности с банками, но в случае нужды деньги занять можно не только у них. За эти пять лет я даже расширился. А самогон… Я чуть пить не бросил к черту, с этими подделками. Не сказать, что я такой уж любитель, но порой не повредит, а тут такая гадость, после которой голову в кучу не соберешь. Вот и стал сам гнать, благо здесь на даче виноградник имеется, раньше просто для тени был, а сейчас очень даже для дела. Натур продукт. У нас кстати многие так делают, даже на свадьбы ходят со своими бутылочками или графинчиками.

— Ясно, — вгрызаясь в исходящий соком кусок мяса, резюмировал успокоившийся Сергей.

— Ну как, расскажешь наконец о себе? — Когда брат проглотил уже третий кусок, все же не выдержал Алексей, который вообще не притрагивался к еде.

— Отчего же не рассказать. Вот только поверишь ли.

— Ты мой брат. Да и зачем тебе врать.

— Это точно. Смысла никакого. Так вот, когда я ушел от тебя, то отъехал еще немного, а потом пересел на другую машину. Такую же развалюху, и тоже купленную по доверенности. За ночь успел добежать до Волгограда. Там машину бросил и дальше поездами, безбилетником по направлению к Уралу. Ничего сложного, главное договориться с проводником и дело в шляпе. Ну и мордой особо не отсвечивать. А так, даже с комфортом.

— А чего на Урал‑то? — Не выдержав, перебил Алексей.

— Не знаю. Захотелось посмотреть на Уральские горы. Они же овеяны такой славой и романтикой. Блажь, одним словом. Так вот, в поезде я познакомился с одним дедком. Тот только на меня взглянул, и сразу мол болеешь милок, не жилец на этом свете. Болею, говорю, и впрямь помирать еду, решил мол косточки свои на Урале сложить, в чаще лесной. Отчего так, спрашивает. Да так, говорю, никогда на Урале не был, а всегда мечтал. Словом позвал меня дедок к себе, сам как раз из одной уральской деревни оказался, к сыну в гости ездил. Вот там‑то он меня, банькой, какими‑то травками, да молитвами и лечил. В пещеру какую‑то непонятную водил, где голоса на разные лады звучат, да только ни слова не понять. Уже через месяц я чего‑то помирать передумал. А там и вовсе начались чудеса расчудесные, волосы отрастать стали, да и сам я подтянулся, так словно десяток лет сбросил. Ну а потом пошел работать на прииск. Не поверишь, но я сейчас на какой только технике не катаюсь, от грузовика, до экскаватора.

Нда. Ему бы романы писать. Или лучше сразу на сдачу зачета по отсутствию совести. Ложь с языка слетает легко, словно самая настоящая правда. Врет любящему человеку так, что сам верит в то что говорит. Но и иначе никак нельзя, либо так, либо брат раскусит. Но похоже, все получилось как нельзя лучше, верит брат, вон как слушает внимательно.

Сергей поначалу‑то хотел ему всю правду рассказать. Но потом понял, что лучше не надо. С одной стороны, Алексей в это не поверит. Можно конечно и доказать, благо в памяти искина видеороликов предостаточно. Но опять же, к чему? Ирианцы стерегут тайну Земли, не по детски, а потому эти риски просто лишние.

Ни приведи Господь, Алексей в порыве гордости за родного брата, бросится его защищать и проболтается о похождениях Сергея. Другие‑то это посчитают за бредни сумасшедшего, у виска покрутят. А вот если дойдет до ушей вербовщиков, тут уж проблем не миновать. Кого искать, они будут знать доподлинно, и вычислят на раз. А выданная Сергеем история, никого не заинтересует. Разве только полицию.

— Вот так вот, брат. Но как ты понимаешь, об этом лучше не болтать. Устроился я там разумеется под чужим именем. Да и жизнь у меня теперь другая.

— Ты за кого меня держишь? — Возмутился Алексей, тут же выпрямившись, словно лом проглотил.

— За старшего брата, болеющего за меня всей душой. Ну еще и самую малость, желающего иметь не подмоченной собственную репутацию. Вот только оно было бы не обидно, если бы деньги дошли по назначению. А раз так, то получается в колонию за зря пойду. А я за зря не согласен.

— А я значит…

— Все Леша, все. Прости, дурака молодого. Лучше расскажи как тут у вас? Как мои?

— Да в общем и целом нормально… — Все же стерев с лица недовольную мину, начал рассказывать Алексей.

Не соврал, и впрямь нормально. Как и обещал, брат не бросил его семью, правда и ворованные деньги, которые жгли ему руки не смог оставить. Плевать, что они были оставлены не ему. Через них неприятности могли прийти и к Нине с детьми, да и к нему, чего уж там. Вот и отправился он в полицию чтобы вернуть краденое, твердо решив, что сможет позаботиться о семье брата и сам. Покрутили его, помотали нервы, не без того. Но вскоре оба инкассатора вернули недостающие деньги. Дебит сошелся с кредитом, и от него отстали.

Нина, дожала Алексея, вынудив рассказать все как было. По уверению брата, Сергею повезло, что того в тот момент не оказалось рядом. От болезни бы он точно не умер бы. Прибила бы, и фамилию не вспомнила. Даже с Алексеем два месяца не разговаривала. Тот с трудом сумел к ней подмазаться, чтобы иметь возможность им помогать.

Сейчас у них полный порядок. Дочь скороспелка, выскочила замуж, уже родила Сергею внука. В браке вполне счастлива, хотя Алексей с Ниной за нее и переживали. Ну какое решение можно принят в восемнадцать лет. Но если и дальше все будет так же, то лучше и не надо. Брат показал несколько видеороликов, и фотографий, которые Сергей тут же скопировал, благо Алексей, это уже его искин, очень быстро адаптировался к местной электронике.

Гаджет заинтересовал брата, но Сергей отбрехался, мол какая‑то китайская поделка, их на Урале просто завались. Что за модель и сам не знает, купил как‑то по случаю, сколько прослужит и сам не знает. Но пока вроде нормально. Попросил продолжить рассказ, и тот не стал заставлять уговаривать себя дважды.

Димка, сын, отслужил свой год в армии, никто его отмазывать не собирался, хотя и служил он рядом с домом. Оно и к лучшему. Армия она только на пользу, помогает человеку повзрослеть, понять чего он стоит сам по себе, без мамкиной юбки и папкиной спины. Сейчас учится на программиста. По словам Алексея, парень в буквальном смысле этого слова, грызет гранит науки, успевает еще и работать. При том, что он учится на дневном, совершает просто чудеса эквилибристики, успевая сразу в нескольких местах. Живет пока с матерью, но уже имеет виды на работу в другом городе, с неплохими перспективами. Так что, в скором времени собирается покинуть отчий дом.

Нина одна не осталась. Алексей определил ее бухгалтером на свое предприятие, там же она познакомилась с одним мужичком. По утверждению брата так себе, мужичек, и мелковат, и жидковат, и подкаблучник. Повар отменный, а так… Даже женат никогда не был, хотя сам ее ровесник. Но Нина по видимому решила, что с нее хватит разных волевых, упертых, самовлюбленных… В общем там был целый перечень. И ничего. Живут.

Дети вполне благосклонно приняли ее решение. Папой его конечно не называют, но относятся уважительно. А почему собственно говоря нет, если мужчина взвалил на свои плечи заботу о них в не самый простой период. Мало ли что о нем говорят, и какое впечатление он производит. На подобный шаг решится далеко не каждый, а уж из закоренелых холостяков, так и подавно.

В материальном плане у них все в порядке. Алексей положил им обоим зарплату щедрой рукой. Нина пыталась было возмутиться, но он отмахнулся, мол мое предприятие, сколько считаю нужным, столько и плачу. Ну, ввернул еще и про то, что лишил ее миллионов. Даже чуть не поссорились, Нину это задело за живое, она в жизни чужую копейку не взяла. Словом, нашли общий язык.

— Вот такие дела, Сергей. Не трогал бы ты их, — Закончил Алексей.

— Кхм. Гх, — ком так и распирал горло, не желая проглатываться. — Й… кхэ… Ясно. Все верно. Предавшему раз…

— Да не в этом дело. Просто отболело у них уже. А тут снова здорово.

— Я все понял. Но и постоять в сторонке тоже не могу. Они же мне не чужие. И потом, я все эти годы для чего‑то же пахал. Кому все это?

— И что, много набежало.

— Четыре кило золота, четыре девятки.

— Ско — олько — о?

— Да не ослышался ты, не ослышался. Четыре кило. Я так думаю, даже если по заниженному курсу продать, то лимонов на восемь выйдет.

— Кхм. Даже и не знаю как тебе помочь. Я как‑то с драгметаллами никогда не занимался.

— Да нормально все. Помнится был тут у нас один ювелир, шустрила. Я к нему несколько раз одну постоянную пассажирку возил.

— Как‑то это сомнительно.

— Ничего, Леш, не выгорит здесь, найду другую лазейку.

С братом просидели до самого вечера. Тот взял сам у себя отгул и даже телефон отключил, чтобы его не беспокоили. Пить считай и не пили, но зато наговорились от души. Единственно Сергею стало неудобно перед Ралином, он даже хотел пригласить его присоединиться к ним, в конце концов андроиды и сами смогут обеспечить безопасность. Но вассал отказался, решив все же самостоятельно проконтролировать эти машины для убийства. Но по большей части все же из‑за того, что не хотел влезать в общение близких людей, после долгой разлуки.

После встречи с братом, уже к вечеру, Сергей в сопровождении Ралина и андроидов посетили ювелира. В смысле, посетил конечно же Сергей, остальные находились в радиусе двухсот метров от дома, усилено изображая из себя зевак. Кстати, у андроидов получалось откровенно плохо. Их создатели, уж очень позаботились о брутальной внешности универсальных солдат. Вот представьте себе эдаких культуристов с квадратными челюстями, и неживым взглядом убийц, невинно прогуливающихся по тихим улочкам курортного городка, с выправкой военного. Угу. Совершенно не привлекают внимания.

Николай вначале пошел в отказ, мол знать не знаю, ведать не ведаю. Все вопросы по ювелирным изделиям в мастерскую, в рабочее время и через официальную кассу. Но Сергей ничуть не смутившись сказал, что ему посоветовал обратиться к Николаю его клиент, гаишник Влад. Причем сказал он это настолько уверено, и без запинки, что ювелир Николай, на минуту растерявшись, пустил Сергея в дом. Вернее в прихожую или даже тамбур перед входом в дом. Оно вроде и конец марта, но к вечеру подморозило. Оно вроде как и не в доме и в то же время не на улице.

— А Влад разве еще в ДПС? — Все же что‑то вспомнив, усомнился Николай.

— А какая разница? Мне он не интересен.

— Кто ты и что тебе нужно? — Насторожившись и слегка попятившись, явно испугался ювелир.

— Николай, не надо на меня так смотреть. Я не грабитель, — выставив перед собой руки в примирительном жесте, начал успокаивать его Сергей. — Мне нужно только реализовать вот это, — он демонстративно медленно полез в карман и извлек блеснувший желтым слиток. — Четыре девятки, как в аптеке, — завершая произнес он, и вложил слиток в руку ошарашенного ювелира.

— Кхм. Это. А с чего ты взял что тут четыре девятки? — Вертя в руках явно не банковский слиток, попытался возразить ювелир.

— Потому что я это точно знаю, Коля. Настолько точно, что тебе лучше не пытаться меня в этом разуверить. Я не хочу ни для кого неприятностей, хотя и могу их обеспечить. Однако, у меня есть товар и я хочу просто найти на него покупателя. Товар чистый, без пятен и примесей, как в прямом, так и в переносном смысле. Сегодня такое золото стоит три тысячи за грамм, я готов продать его за две с половиной. Мне даже дурно становится как только представлю, сколько ты на нем наваришь. Но мне нужно перевести эту твердую валюту во что‑то более мягкое и шуршащее. Итак, твой вердикт?

— А сколько у тебя металла?

— Вопрос неверно сформулирован. Начнем с того, сколько ты сможешь купить, Коля? Николай, не надо так бурно реагировать на каждое мое слово. Как говаривал незабвенный Остап Бендер — я чту уголовный кодекс. Ладно, зайдем с другой стороны. На меня надет пояс в котором находится четыре кило этого презренного металла, который мне уже натер поясницу. Вот зря ты так недоверчив. Не подумай ничего эдакого, но я предлагаю тебе ощупать мою талию. Но только, без фанатизма Коля, не то не дай бог сюда выйдет твоя жена и бог весть что подумает, — разведя полы куртки, предложил Сергей.

— Господи, ну ты же не еврей. К чему так старательно из себя изображать Мойшу. Да и на одессита совсем не похож, — все же ощупав собеседника, скривился хозяин дома.

— Видели бы ты себя. Я хотел хоть как‑то разрядить обстановку. В самом деле, не стоит так пугаться, Николай. А лучше все же не пускать незнакомцев на порог своего дома, да еще и после того как стемнело.

— Признаться, меня смутил твой уверенный вид, и этот гаишник. Просто у меня и впрямь есть один клиент из полиции, по имени Влад, вот только он вроде как на повышение пошел.

— Я знаю. Был знаком с его женой, которая ни раз и ни два, пользовалась твоими услугами.

— И сейчас пользуется. Любит украшения, что тут поделаешь.

— Угу. Ну так как, насчет металла.

— Я так понимаю, что шуткой во всем этом был только наигранный еврейский говор?

— Абсолютно верно.

— Тогда, я думаю что смогу тебе помочь. Но, сейчас я просто не в состоянии. Слишком большие деньги чтобы держать их дома. Я ведь не авторитет какой.

— Согласен. Как насчет завтра, часам к девяти утра?

— Не вопрос.

— Куда?

— Ко мне в мастерскую. Это на Гагарина.

— Ага, знаю.

— Вот там и решим все вопросы. Я сегодня ребят обзвоню, возьмем в складчину.

— Отлично.

— Погоди, — Николай придержал за руку, уже начавшего разворачиваться Сергея. — Я так понял, что у тебя есть еще товар?

— Еще шестнадцать килограмм, чистейшего продукта. Хочешь приподнять на перекупке. Да не тушуйся. Все нормально. Если организуешь опт, отдам по две тысячи триста, а там сколько наваришь, все твое. Я тебе даже благодарен буду. Но только не вздумай устраивать мне что‑то типа кидалова. Мне плевать на любые авторитеты, я честен с людьми и хочу такой же честности в ответ. Если хоть чуть сомневаешься, то лучше не рискуй. Или просто сведи меня с этим человеком и отойди в сторону. Поверь, я не шучу, порву как тузик грелку.

Сергей говорил совершенно спокойно, размеренным и ничего не выражающим голосом. Говоря это он смотрел на Николая, словно сквозь него, как будто того уже не было. Ювелир вдруг ощутил как по спине пробежала дрожь, а под ложечкой образовался холодный комок. Никаких сомнений, если придется, и стоящий перед ним убьет его, походя, как какую‑то букашку. И в то же время, отчего‑то верилось в то, что обманывать он никого не собирается.

— Ес — сли можно, то ответ я дам завтра, — слегка запнувшись, ответил Николай.

— Отлично. Тогда до завтра…

Странно все же наблюдать свою жену, пусть и бывшую, с которой ты прожил душа в душу семнадцать лет, в положении, да еще и зная, что твоего участия тут и близко не было. Но с другой стороны, чтобы не наблюдать подобную картину требуется всего лишь не бросать свою половинку, даже из самых благих побуждений. А Нине беременность идет, вон как похорошела.

— Ну здравствуй, беглец, — Нина с трудом опустилась на скамью парка, отмахнувшись от предложенной им помощи.

— Здравствуй Нина. Слушай, может с парком это перебор. Солнышко‑то светит, да март только.

— Узнаю тебя Сергей. Когда нашими детьми ходила, тоже все квохтал, как наседка. Да только ребенок‑то не твой.

— А вот это сейчас вообще ни при чем.

— Ладно тебе. Не дуйся. Чтобы ты знал, беременность, это не болезнь.

— А если простудишься? Все же лучше было встретиться в каком‑нибудь кафе.

— Чтобы меня увидели с тобой. То что ты в розыске, это твое личное дело. Не хочу чтобы начали судачить, Степе плешку проедать, кровь портить. Видит бог, он этого не заслуживает. Здесь же и летом‑то никого не бывает, не то что сейчас. Опять же, свежий воздух, нам только на пользу, — Нина демонстративно огладила выпирающий под пальто живот.

Все так. В городе было два парка. Один Центральный, где в основном и крутились все отдыхающие и горожане. Второй, парк Победы. Здесь народ прогуливался куда как реже, да и то, все больше с мая и до конца сентября, пока погода позволяет кататься на каруселях. А уж в этой части парка и летом не часто встретишь людей. Нина выбирала место прямо как конспиратор какой. Вообще странно что тут еще и лавочка сохранилась.

— Вот уж не думал, что станешь встречаться со мной в тайне от мужа.

— С чего бы это в тайне? — Нина даже вздернула брови. — Степан знает, он сейчас на дороге ждет меня в машине.

— Ага. Ясно. Ну и как у вас?

— Так, Сергей, давай без этих глупостей и банальностей. Мы с тобой в разводе, и это ты меня бросил. Помнишь?

— Все, все, прости. Просто… В общем не важно.

— Что, заело, что твое, теперь уже не твое, а чужое?

— Проехали.

— Не вопрос. Проехали, так проехали. О себе расскажешь?

Ну а куда он денется. Рассказал ту самую историю, которую преподнес брату. Правда непонятно поверила она в нее или нет. Единственно в чем она могла быть уверенной, так это в том, что Сергей выздоровел, и сейчас выглядит на десяток лет моложе, а может и больше.

— Седину‑то где потерял? — Окинув его долгим взглядом, поинтересовалась Нина.

— Потеряешь ее. Окрасился, вот и все. А волосики сами расти начали.

— Ясно. Ну что же, редко такое случается, но тебе повезло. Ну и как, раз уж жив остался, может закроешь вопрос с полицией, или вечно бегать будешь?

— Я лучше побегаю, Нин. Кстати, я тут тебе алименты задолжал, ты уж прости, за задержку, — Сергей протянул ей черную папку, которую до этого держал в руках. — Тут десять миллионов рублей.

Он успел встретиться с Николаем, и провернуть сделку с ним и его товарищами по цеху. Оно конечно светить своим лицом перед посторонними как‑то не очень. Но ему было все равно. Задерживаться в родном городке он не собирался. Разве только повидаться с родными, ну и воспользоваться услугами Николая по сбыту остального золота. Тот вроде как нашел канал, что не могло не радовать. Сразу после этого, Сергей намеревался покинуть город.

— Я не возьму эти деньги, — нахмурившись покачала головой Нина.

— Нин, тебе волноваться нельзя, а я не хочу ссориться. Не для того, тут появился. Эти деньги чистые, никакого криминала тут нет и близко. Я их заработал вот этими руками и горбом. Ну не для кого мне жить, и деньги эти девать некуда. Солить мне их что ли.

— Женись, — хмыкнула Нина.

— Обязательно. Вот когда встречу такую же как моя бывшая жена, обязательно женюсь, а сейчас у меня есть близкие люди и я имею возможность им немного помочь. И потом, какое ты имеешь право? Алименты не твои, а детей.

— Вот им и отдай. А у нас со Степаном все в порядке. Не лезь к нам, Сергей.

— Да не лезу я. Нин, ну я же от чистого сердца.

— Угу. От чистого сердца. Да только что‑то у тебя вечно через одно место получается.

— Получалось, Нина, да и то только однажды. И заметь, я себя виноватым не чувствую, потому что все сделал правильно. Вышло не очень, но уж как мог. Тогда выхода без криминала не видел, теперь он есть.

— Ладно, что было, быльем поросло. А деньги все же детям отдай сам. Придумаешь что‑нибудь. Ты у нас изобретательный. Хоть на внука посмотришь, да и дети обрадуются. Похоронили ведь.

— Ну хотя бы встречу организовать поможешь? — Растерянно вертя в руках папку с деньгами, спросил Сергей.

— Ну куда же тебя девать. Помогу конечно.

— Ну, тогда я что‑нибудь придумаю.

— Кто бы сомневался, — в очередной раз улыбнувшись, Нина не без труда поднялась со скамейки. — Пойду я. А то Степан там наверное уже весь извелся.

Глава 5

— Куда теперь, Анатолий Петрович? — Водитель слегка отклонился назад и повернул голову к правому плечу.

— В офис, Володя.

— Уверены? Может все же домой? — С нескрываемой заботой, поинтересовался водитель.

— Плохо выгляжу? Да ты не менжуйся, говори как есть.

— По мне, так вам сейчас не на работу, а домой и отдохнуть.

— Ясно. Значит выгляжу погано, а вот чувствую себя как всегда. Хм. В общем, тоже погано. Но ничего не поделаешь, вот покончу с делами, а потом не то что домой, но сразу же в клинику. Пора уже.

Водитель согласно кивнул, запустил двигатель и мерседес плавно тронулся с места. За это Волынский был особенно благодарен водителю. Все же тот чувствует автомобиль как‑то по особому. Не то что прежние.

Нет, он и сам прежде любил быструю езду. А какой русский не любит? Вот только укатали сивку, крутые горки. Теперь каждое неверное движение отдается болью. Собственно по этой причине он и остановил свой выбор на Володе. Спокойный, уравновешенный, хорошо знает город, а потому всегда выбирает маршрут в объезд возможных пробок. Вроде и ездит неторопливо, а получается всегда быстро, без нервотрепки и главное мягко, без встрясок.

— Приехали Анатолий Петрович, — останавливаясь у ступеней парадного входа офисного здания, доложил очевидное водитель.

— Вижу Володя. Вижу.

Тем временем охранник сидевший на переднем пассажирском сидении, вышел на улицу и замер возле двери охраняемой персоны, привычно осматривая свой сектор. Из двигавшегося сзади автомобиля быстро подошли еще трое охранников и тут же образовали периметр. Несколько секунд оценивали остановку и наконец, вышедший первым, открыл дверь для Волынского.

Из салона он вышел с явным затруднением, тут же глубоко задышав. Это каким же нужно быть идиотом, чтобы сейчас совершать на него покушение. Да ему тут осталось‑то… Нет, евреи говорят мол они способны творить чудеса. И действительно, имеют место случаи когда они выдергивали больного из цепких лап недуга. Но это скорее все же исключения, а не правило.

С другой стороны, противники могут рассудить и иначе. Он всегда был везунчиком, а ну как и в этот раз повезет. Это же сколько разочарований у народа случится. Вот на случай если у кого терпелка лопнет, он и содержит телохранителей. Опять же, надеется на то, что ему все же повезет.

— Анатолий Петрович, я бы хотел с вами переговорить.

Волынский только мазнул взглядом по довольно высокому мужчине, ничем не уступающему его телохранителям, и прошел дальше. Кто бы это ни был, он ему не интересен. А мужик похоже решительно настроен, вон как уверенно на перерез рванул. Один из охранников, вроде как и вежливо, и без рук, но тем не менее вполне профессионально оттеснил возмутителя спокойствия в сторону. Ловко это у него вышло. Вроде и без грубости и не обостряя ситуацию, он вроде бы даже успел наскоро ощупать незнакомца.

— Анатолий Петрович, у меня есть для вас предложение. Я знаю как можно справиться с вашей болезнью.

Волынский задержался было на секунду, но потом продолжил движение. Он уже был в дверях, когда вновь послышался голос незнакомца. Вот только теперь он звучал как у судьи зачитывающего приговор, не подлежащего обжалованию.

— В Израиле вам не помогут, слишком поздно. Я же предлагаю реальную возможность. Уйдете сейчас, заказывайте место на кладбище.

Волынский вновь посмотрел на мужчину, державшегося вполне уверено, так словно точно знает о чем говорит. Черт! Знать бы кто пустил слухи о его болячке. Лично задушил бы. Хотя… Только слепой не увидит в каком он сейчас состоянии.

— Ваня, проверите и ко мне в кабинет, — скосив взгляд на старшего из телохранителей, ехавшего с ним в одной машине, распорядился Волынский.

— Ясно.

Глупость? Очень может быть. Вот только утопающий хватается за соломинку, отчаявшийся человек, готов поверить во что угодно, лишь бы выкарабкаться из глубокой пропасти, куда его опрокинула злая судьба. Вот и он не выдержал. Он уже прошел курс амбулаторного лечения, не принесшего положительного результата. Обращался даже к знахарке, правда ездил туда один, только с водителем, чтобы ни дай бог никто не прознал и не поднял на смех. А Володе можно было доверять, Волынский оплатил операцию его дочери, чем вынул ее с того света. Зачтется ли ему?

С рабочими вопросами покончил быстро. Потребовалось всего‑то двадцать минут. Оно бы и ни к чему, за прошедшие месяцы уже успел привести дела в порядок, но пока предпочитал держать руку на пульсе. Да и не мог он без дела. Слишком деятельная натура.

— Разрешите, Анатолий Петрович?

— Да Ваня, — поднял он взгляд на заглянувшего старшего телохранителя.

— С этим как? Заводить?

— Чист?

— Чист. Но оно по всякому можно. Так что, только в нашем присутствии.

— Володю, водителя моего, вызови.

— Анатолий Петрович, при всем уважении, он простой водила.

— Не простой, а с боевым опытом, и имеет разрешение на ношение оружия. Зови.

Незнакомец прошел в кабинет без опаски. Спокойно взглянул на пистолет, в руке водителя, которым тот указал на диван, у стены в нескольких шагах от сидящего за рабочим столом Волынского. Все говорило о том, что он знаком с оружием накоротке и ему доводилось рисковать собственной шкурой. Уж больно уверенно держится.

— Итак, о чем вы хотели со мной поговорить? — Осторожно отклоняясь на спинку рабочего кресла, поинтересовался Волынский.

— Покалякать о делах наших скорбных.

— Очень смешно. Насмотрелись фильмов о советской милиции? Так я вас разочарую, там нет и сотой доли правды. Поверьте как человеку разбирающемуся в вопросе.

— Еще бы вам не разбираться, Анатолий Петрович.

— Вы из полиции?

— Похож.

— Просто поразительное сходство.

— Тем не менее нет. Скорее уж совсем наоборот.

— У меня мало времени.

— Если выслушаете меня и мы договоримся, то уверяю времени у вас, куда больше чем вы можете предположить в самых смелых своих мечтах. Если укажете на дверь, действительно мало я бы даже сказал совсем нет.

— Ненавижу когда говорят загадками.

— Тогда начнем говорить отгадками. Надеюсь у вас компьютер с интернетом.

— Мне это начинает надоедать, — раздражаясь произнес Волынский.

— Так интернет есть или нет? Если да, то откройте любой поисковик и забейте «Пошнагов Сергей инкассатор зомби». Я серьезно, это имеет прямое отношение к моему визиту.

Волынский отстучал на клавиатуре, забивая запрос в поисковик и с удивлением осмотрел результат. Открыл одну из страниц, пробежал мельком, посмотрел на фотографию мужчины лет сорока, начинающего лысеть, с обильной сединой в волосах. Потом перевел взгляд на мужчину сидящего на диване, лет двадцати пяти, брюнета, хотя и с коротко стриженной, но густой шевелюрой.

— Ну что, интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд? — С довольной ухмылкой, поинтересовался Сергей, наблюдая за реакцией хозяина кабинета.

— Не то слово, — прикусив уголок губы, задумчиво произнес Волынский. — То есть, вы хотите сказать…

— Да, я это я, можете не сомневаться.

— Но тут указывается…

— Угу. Рак на последней стадии. Ходил я по вашей дорожке.

— Как вы сказали — интересно девки пляшут? Оч — чень интересно.

— Ну а теперь собственно к делу, из‑за которого я к вам пришел. Мне известно, что вы являетесь одним из крупнейших наркодиллеров Москвы. А вот это, — Сергей с пренебрежением повел рукой вокруг, — только прикрытие и не более того. И я к вам пришел именно из‑за этого. Итак, у меня есть предложение. Я помогаю вам перебороть недуг, да так, что от него не останется и следа. Вы же в свою очередь, обеспечиваете мне личную рекомендацию какому‑нибудь наркодельцу в Колумбии. Боюсь меня там неправильно поймут, если я сунусь сам. Мне же нужно заниматься делом, а не выяснять отношения. К тому же, моя просьба может показаться им несколько странной. Словом все за то, чтобы с ними меня свели вы.

— Давайте вернемся к тому, как вам удалось преодолеть недуг, — сделав вид, что не услышал пространную речь собеседника, предложил Волынский.

— Я гляжу, метастазы в первую очередь поразила ваши органы слуха, господин Волынский.

— Слышь ты умник, язык придержи, — угрожающе качнув ТТ, произнес водитель.

— Ты оружие‑то убери. А то не дай бог нажмешь на спуск и тогда вам всем братская могила, — покачав головой произнес Сергей.

Волынский приподнял бровь, выказывая свое удивление и где‑то даже уважение, нахальству и самоуверенности гостя. Признаться, в этот момент в нем боролись два желания. Первое, прогнать гостя, причем предварительно отдав приказ, чтобы его уложили в больничку с парой тройкой переломов. Второе, поверить ему. Ведь вот они статьи, причем с различными названиями, о безнадежно больном, решившимся на ограбление банка. Да и сам что‑то такое припоминал. А вот, и герой этих статей, без каких либо признаков болезни, здоровый цвет лица и все остальное прилагаются.

В этот момент из‑за двери послышался какой‑то шум. Потом дверь распахнулась и в ее проеме показался незнакомец, эдакий шкаф а ля Шварцнеггер. Володя не то что успел среагировать, но даже выстрелил. И Волынский точно видел что он попал непрошенному гостю точно в грудь, но тот словно и не почувствовал ничего.

С одной стороны, ТТ на таком расстоянии прошьет любой поддевающийся под одежду бронежилет. С другой, даже если не прошьет, удар пули настолько мощный, что этого бугая как минимум должно было хотя бы качнуть назад. Но ничего этого не произошло.

Вместо этого нападающий поднял руку с пистолетом, который Анатолий Петрович не сумел опознать, легкое, едва различимое жужжание, щелчок и водитель скрючился на полу хрипя и мелко суча ногами. Секунда и он замер, скрючившись в позе эмбриона.

— Вот только не нужно думать о том, что я вам враг, — подобрав пистолет водителя и устраиваясь на этот раз за приставным столиком, заговорил Пошнагов. — Это просто демонстрация моих возможностей. Не переживайте по поводу ваших людей, от электрошокеров не умирают. И не вините их, потому что на любого профи, найдется другой профи. Итак, повторяю, я могу найти выходы на колумбийцев и сам, но это займет слишком много времени. Я не боюсь вступить с ними в конфликт, но мне это не нужно. Я деловой человек, и мне нужен товар. И заметьте, при этом, я не собираюсь составлять вам конкуренцию. Варитесь в вашем котле сами. Взамен же вашей рекомендации я готов подарить вам то, на что вы уже не надеетесь. Ну согласитесь, это очень щедрое предложение. Что же касается произошедшего, я просто показал вам, что со мной не стоит шутить. Пока вы честны со мной, я честен с вами. Хотя признаться, с куда большим удовольствием посмотрел бы на то, как вы отдадите концы.

— Ну что же, хотя бы откровенно, и на том спасибо.

— Не вопрос. Обращайтесь если понадобится.

— Итак, я вам обеспечиваю рекомендацию, а вы в свое время технично кидаете меня. Не так ли. Потому что все это, Волынский махнул рукой в сторону монитора компьютера, — полная чушь, или же не о вас. Уж больно молодо вы выглядите.

— Н — нет, все не так, — затряс головой Сергей. — Сначала я избавляю вас от недуга. Вы сдаете анализы и удостоверяетесь в этом. И только потом, вы обеспечиваете мне рекомендацию колумбийцам. А это… Просто помните, что меня не стоит кидать. Я как и вы не доверяю судьям, знаете ли. Все сам и сам.

— Л — ладно. А если я говорю да?

— Тогда вы прямо сейчас выходите вместе со мной и мы отправляемся навстречу вашему чудесному исцелению.

— Или Вы тащите меня в какой‑то подвал, где вытрясаете из меня нужные вам сведения.

— Можно подумать мне что‑то может помешать проделать это без вашего согласия. Весь ваш офис сейчас контролируется моими людьми, — непринужденно отмахнулся Сергей.

— Мне нужно позвонить и предупредить, чтобы тут не поднялась волна, — внимательно глядя на собеседника, произнес Волынский.

— Да бога ради. Только это можно сделать и на ходу. Время деньги, не так ли.

Сергей помог Волынскому надеть пальто, после чего они направились на выход. Анатолий Петрович не без удивления смотрел на то, что сейчас собой представлял офис его легального предприятия. В общей сложности здесь трудилось порядка тридцати человек, это считая с охраной. Все они были выведены из строя и упакованы в пластиковые наручники на руках и ногах. Ничего страшного, здесь хватает канцелярских принадлежностей, чтобы при отсутствии контроля избавиться от пут. Но сам факт произошедшего, не мог не впечатлить.

И все это провернули четверо. Трое похожи друг на друга, как братья близнецы, все рамы, косая сажень в плечах. Нет, у них абсолютно разные лица, но вот все остальное — телосложение, пластика, осанка, все. Ну прямо трое из ларца, одинаковых с лица. А нет, четверо. На входе в офис нашелся еще один. И только пятый выбивался из общей картины, будучи хотя и крепкого сложения, но габаритами уступал даже этому Пошнагову, не то что этим амбалам.

Когда Волынский сел в машину, самый обыкновенный УАЗ, со звонками было покончено. Он раздал все необходимые распоряжения, чтобы никто не вздумал поднимать волну в течении пары дней. Ржавый работает с ним уже больше десяти лет, так что без труда управится в его отсутствие. Правда, он ничего не понял из распоряжений шефа. С одной стороны, вроде как совершилось нападение на офис, с другой ничего страшного не произошло и он вскоре вернется. Но Волынскому удалось убедить его, принять все случившееся как должное и без каких‑либо оргвыводов.

Пошнагов протянул руку и взяв телефон, тут же быстренько его раскидал на составные части, чтобы его никак нельзя было выследить. После этого извлек из внутреннего кармана квадратную коробочку инъектора и потянулся к шее Волынского.

— Господи, Анатолий Петрович, ну что за детский сад. Я не стану говорить про отсутствие у вас выбора, потому что он есть. Просто скажите, мы остановим машину и простимся с вами.

— Я хотя бы могу знать, что вы собираетесь мне вколоть? — Слегка скривив губы, поинтересовался Волынский.

— Разумеется. Препарат который купирует вашу болезнь, от греха подальше, чтобы вы не померли раньше времени, ну и снотворное. Потому что, многие знания, многие печали.

В ответ на это Волынский коротко вздохнул, и наклонил голову к плечу, чтобы Пошнагову было удобнее делать инъекцию. Тот в свою очередь задорно ухмыльнулся и приложил коробочку к шее. Тихое жужжание, пара щелчков, легкий укол, и глаза клиента затянула легкая поволока, а затем закрылись и глаза…

Эскорт из двух подержанных УАЗов, довольно быстро выбрался на Варшавское шоссе. Поток машин солидный, но это ерунда, главное что нет пробок. А то мало ли, время дневное, так что застрять очень даже просто. Нет, Сергей не опасался погони или еще каких‑либо неприятностей. Просто уже успел привыкнуть к реалиям ирианской империи, где наземный транспорт чередуется с воздушным. Так что ни о каких пробках там не могло быть и речи, хотя транспорта было и побольше.

Сделав небольшой крюк по Бутово, обе машины уверенно съехали на проселочную дорогу. Собственно именно из‑за этого Сергей и остановил свой выбор на этом транспорте. С одной стороны дешево, с другой проходимость на высоте и далеко не худосочные андроиды в них располагались без труда. Со скоростью конечно полный швах, но это даже неудобством назвать нельзя, гонки им не устраивать, от погони уходить не нужно.

Проехав с километр по покрытой подтаявшим снегом дороге (которой кстати говоря уже довольно давно не пользовались), они въехали на довольно большую поляну со всех сторон окруженную высокими деревьями. Отличное место для отдыха. Разумеется летом. Сейчас тут тоже красиво, но все же при наличии мартовской погоды, да еще и с подтаявшим снегом, чувствуешь себя как‑то не уютно.

Вообще Сергей впервые оказавшись в Москве был сильно удивлен. По его представлению, этот мегаполис, представляет собой сплошь застроенное высотками пространство, с историческим центром. Но оказывается чуть в стороне от центра хватало простора, имелись довольно обширные парковые участки. Вот это же Бутово, вроде и в черте города и в то же время, вот этот лесной массив.

С виду поляна была пустой. Но это только с виду. Андроиды управлявшие УАЗами, без тени сомнений направили автомобили к только им видимой точке. Впрочем, благодаря контактным линзам, Сергей и Ралин, находившийся на переднем сидении, так же все прекрасно видели. А вот кто непосвященный, или вернее не имеющий такого снаряжения на основе нанотехнологий, точно не сумел бы рассмотреть катер, примостившийся на середине поляны.

Суденышко сравнительно небольшое, всего‑то метров сорок в длину и порядка восьми в ширину. По бортам разместились кургузые крылышки, от чего складывается впечатление, что это какой‑то несуразный самолет, в чем‑то схожесть имелась. Но крылья здесь играли скорее вспомогательную роль и когда судно уже набирало скорость будучи в воздухе. Основная же нагрузка лежит на турбинах, способных изменять свою положение на триста шестьдесят градусов.

Вообще, Сергей все же с некой долей опаски решил приземлиться именно на этой поляне. Вернее управляла катером Клайра, за ним было только принятие решения. Все же это столичный город, и прикрытие его должно быть на высоте. Он конечно же помнил, как во времена его молодости, немецкий мальчишка по фамилии Руст, долетел до Москвы и сел на красной площади. Но ведь его обнаружили, причем своевременно, просто не нашлось того, кто отдал бы приказ сбить гражданский легкомоторный самолет, чем бы при этом ни руководствовался.

У них же ситуация совершенно другая. Они должны были действительно остаться незамеченными. Разумеется на их стороне были и генератор маскировочных полей, и нанопкрытие корпуса катера. Этот комплекс не только делал судно незаметным для радаров, но даже визуально. Конечно существовал вариант быть обнаруженными. Вспомнить хотя бы историю с американским самолетом невидимкой, который несмотря на затраченные миллионы, и самые последние, суперсовременные технологии, оказался виден на старых советских радарах шестидесятых годов. Но Сергей все же решил сделать ставку на ирианскую технику и не ошибся.

Пара андроидов остались на земле, с автомобилями. Все же этот транспорт еще мог пригодиться. Бросать же его бесхозным в месте которое вполне может кто‑нибудь навестить не совсем разумное решение. Здесь хватало следов от лыж, и несмотря на начало весны, народ вполне активно катался. Именно поэтому, катер не все время находился здесь, а подавался Клайрой только по сигналу Сергея. Угу. Вот так нагло, она и летала от «Кашалота», до Москвы и обратно…

Золото Сергею удалось реализовать без каких‑либо трудностей. Он понятия не имел к кому обратился Николай, но факт остается фактом, отдав ювелиру сумку с золотыми слитками, взамен он получил другую, забитую американскими рублями. Остальное его мало интересовало.

Потом были три дня, которые он провел на турбазе, со своими близкими. Удалось уговорить приехать и Нину со Степаном. Хороший кстати оказался мужик. Нет, на вид вроде как и впрямь плюгавенький, и слабохарактерный, но зато компанейский, начитанный, а главное прирожденный повар. Кстати, осаду Нины он начал именно с заботливо приготовленных блюд.

Сергей сам себе удивлялся насколько легко принял то, что его женщина уже и не его вовсе. А еще большее удивление вызывало то, что он со Степаном общался вполне мирно и даже тепло. Мало того, понимая, что Нина ни за что не возьмет от него деньги, Сергей умудрился снюхаться с ее новым мужем настолько, что прямо там, на турбазе, они приняли решение о создании совместного предприятия. Разумеется ресторана. Сергей выделял средства, и получал от своего вложения треть доходов.

Признаться, Клайра и Ралин были сильно удивлены, когда узнали, как именно Сергей решил помочь своей бывшей и детям. Вообще‑то в его распоряжении имелась солидная по местным меркам сумма, и он мог выделить куда более значимые средства, а не те крохи. Однако, Пошнагов отказался от подобного шага.

Кто‑то скажет, что он бросил своим близким подачку. Это же нужно додуматься бросить с барского стола какие‑то крохи! Вот только он считал себя правым. По его убеждению если ты хочешь помочь человеку, то помоги ему приобрести профессию, получить образование, найти работу, советом в конце концов и если есть возможность предоставь стартовый капитал. Но только не бери человека на содержание, потому что этим ты только развращаешь.

Вот в чем ему действительно было стыдно признаться самому себе, так это в том, что он почувствовал облегчение, от того что у Нины все устроилось самым лучшим образом. Хотя причина этого для него и не была за семью печатями. Он все чаще и чаще вспоминал Ирину. Нет, Нину он все так же любил, но теперь уже не мог забыть и другую. Они были такими разными, что будили к себе разные чувства, если можно так выразиться. Словом, каждую из них он любил по своему.

Нда. Ну с Ниной‑то теперь можно было только сохранять дружеские отношения. А вот Ирина… Сейчас Сергею хотелось поскорее закончить все свои дела на Земле и рвануть обратно на Клайп. И он очень надеялся, что пока еще не совершил ничего бесповоротного. Вот такие пироги с котятами.

Поэтому не откладывая дело в долгий ящик, он перебрался в Москву. Это решение было обусловлено тем, что кокаин считается самым дорогим наркотиком в России, и соответственно далеко не каждому по карману. Поэтому Сергей решил, что основная доля наркоманов сидящих именно на нем, должна находиться в столице, с ее тусовками и ночными клубами. А как следствие и крупнейшие наркодиллеры, которые бы могли иметь связи непосредственно в Колумбии, так же должны находиться в Москве, или ближайшем Подмосковье.

Наркоторговцы слишком уж закрытое сообщество и отчего‑то очень не любят посторонних. Как и предпочитают иметь дело с надежными людьми. Колумбийцы, так те вообще отличаются невероятной подозрительностью и жестокостью.

Нет, Сергей их не боялся и если бы решил объявить им войну, то тем точно мало не показалось бы. С его техническим оснащением, им не помогли бы никакие мангровые болота, и укрепленные виллы. Но воевать с наркокартелями в его планы не входило. В конце концов, для этого есть государство. Ему же нужно было, чтобы его рекомендовали, что должно было в значительной мере упростить процесс сделки.

В Москве пришлось немного потрудиться. Но именно что немного. Найти адрес Управление госнаркоконтроля по городу Москве, не составило труда. Дальше оставалось вычислить какого‑нибудь сотрудника, после чего организовать его похищение. Правда пришлось похищать сразу двоих, но это не суть важно. Вколоть кое — какой препарат, и с его помощью разговорить ребят на любую тему вообще не составило труда.

Правда парни потом проснутся с жуткой головной болью, словно беспробудно пьянствовали в течении трех суток. Но это ничего, все пройдет. А чтобы они ничего не заподозрили, на квартире одного из них, оказавшегося холостяком, был оставлен соответствующий антураж. Насчет того, с чего это они решили напиться, пусть голову ломают сами. Пошнагов получил свое и отвалил в сторону.

Полученной им информации оказалось более чем достаточно. Его заинтересовал некто Волынский, которому со слов оперативников, осталось недолго коптить столичное небо. У Пошнагова было что предложить этому упырю. Причем за этот товар он будет готов уплатить куда больше, чем от него потребуют. Жизнь штука такая, когда речь идет о чужой, то цена ей зачастую копейка, когда же вопрос касается тебя, то все меняется, причем кардинально…

Волынского вернули в Москву в течнии полутора суток. Похоже он не ожидал ничего подобного. Наверняка успел окончательно проститься с жизнью. Это было явно заметно по тому, как он смотрел ошарашенным взглядом вокруг, выглядывая из кургузых дверных окошек УАЗа.

— Это что, Россошанская улица? — Недоумевающе поинтересовался Волынский, с болезненным видом сжимая виски, голова просто раскалывалась.

— Верно. Отсюда до вашего офиса всего‑то пара сотен метров. Мы решили, что вам не помешает прогуляться самостоятельно. За одно и в себя придете.

— А чего это голова так раскалывается?

— Побочный эффект. Поверьте, в сравнении с общим состоянием вашего организма, это сущие мелочи.

— Придется поверить вам на слово.

— А вот этого не надо, — отрицательно покачав головой, возразил Сергей. — Не нужно ничего принимать на веру. Уж лучше наоборот, сегодня же поезжайте и пройдите обследование. С учетом того, что сейчас утро, думаю вам не составит труда управиться в течении суток. Я позвоню вам завтра, скажем, часов в девять. Надеюсь, вы не относитесь к тем неблагодарным, кто не платит по счетам?

— Вы хотите сказать, что я уже здоров? — С явным недоверием поинтересовался Волынский.

— Просто пройдите обследование. И еще, о вашем выздоровлении и уж тем более о моей в этом роли трубить на весь свет не нужно. У вас есть свои маленькие тайны, у меня свои. Я позвоню вам завтра. До свидания, Анатолий Петрович.

Сергей позвонил ему на следующий день уже с проходной офиса. И надо заметить его тут же провели к Волынскому. Не сказать, что с ним при этом были предупредительными, но все же происходило все без каких либо проволочек. Впрочем, это полностью устраивало Сергея. Ему было не до дифирамбов в честь спасителя их шефа. К тому же никто из них об этом и не знал. Так что до кабинета начальства, Сергей прошел без проволочек, ничем не привлекая к себе внимания.

А вот сам хозяин кабинете встретил его пристальным взглядом. Молча указал на стул, у приставного столика и еще какое‑то время рассматривал его самым внимательным образом. Наконец, откинувшись на спинку кресла и сложив руки у себя на животе, хотя, откровенно говоря, ничего такого выпирающего у него не наблюдалось. Обычный мужчина, когда‑то крупного сложения, а нынче сильно исхудавший. Впрочем, с выздоровлением последнее отойдет в прошлое довольно быстро.

— Вчера я сдал целую кучу анализов. И так полагаю, что о результатах говорить вам не нужно, — наконец произнес он.

— Не нужно, — легко согласился Сергей.

— У меня есть к вам предложение.

— Стоп, — Сергей поднял руку в протестующем жесте. — Если вы хотите мне рассказать, как можно наладить бизнес по излечению избранных счастливцев или широких масс населения, все это мимо. Я здесь только по одной причине, чтобы вы рассчитались со мной.

— Хм. Видишь ли дружище…

— Слушай Толик, твою на лево, я вижу у тебя с мозгами полная беда. Может ты еще и подтянул сюда целую кодлу, чтобы захомутать меня и отправить моих парней восвояси или в мир иной? Если это так, то это глупое решение. Очень глупое. Мои ребята без труда пережуют и выплюнут роту спецназа при полной выкладке, не то что твоих доморощенных головорезов. Поэтому прежде чем начать совершать ошибки, хорошенько подумай, готов ли ты к тому, чтобы здесь, в этом офисе, уже через несколько секунд началась резня. Мало того, что ты не получишь меня, так ведь еще и твое отлаженное предприятие окажется под угрозой. Сомневаюсь, чтобы после такого шума, тебя могли бы прикрыть твои покровители, сегодня не девяностые.

Волынский внимательно выслушал этот спич, а потом пожал плечами, словно только что услышал нечто очень забавное. Протянул руку в коробке, примостившейся на уголке рабочего стола, извлек оттуда сигару, надрезал кончик, прикурил. И только пыхнув терпким табачным облаком, произнес.

— Завидую вашему воображению, Сергей Демьянович. Вам бы романы писать, а не в наркобизнес лезть. У меня и в мыслях ничего подобного не было, — вновь переходя на «вы», произнес Волынский.

Врет. Сергей понял это сразу. И парни у него наготове, и гостя он собирался взять в оборот, ну может только рассматривал как вариант, но это факт. Но как видно, ему очень не понравился взгляд собеседника, а Пошнагов смотрел на него как на пустое место. Просто потому что именно так и воспринимал его. Для него, этот торговец смертью, был уже приговорен, как и те, на кого он еще совсем недавно охотился. Оставалось только привести приговор в исполнение. А когда Сергей брался за это грязное дело, то старался не думать о бандитах как о людях.

— Что же, если меня занесло не туда, то прошу простить. Итак, вы готовы выполнить вашу часть сделки?

— Без проблем, — Волынский взял в руки сотовый и покопавшись в телефонной книге нажал вызов, — Андрюха, привет. Как живешь бродяга? Ай молодца. Слушай, я тебе по делу звоню. Ты сейчас где? У себя. Никуда не собираешься в ближайшие дни? Отлично. Как насчет встретиться? Ну конечно же я к тебе. До встречи.

— Андрюха? — Искренне удивился Сергей.

— А вы думали какой‑нибудь Хосе Игнассио? Наш простой ростовский парень Андрей по прозвищу Шмель. Погоняло прилипло после того, как он во вторую чеченскую из шмеля, завалил сразу десяток духов. Те в подвале окопались, ну он подобрался и угостил, от всей своей широкой души. А вообще, русские в Колумбии и в Мексике имеют серьезный вес, и их авторитет растет год от года.

— Отчего так? — Искренне удивился Сергей.

— А это как в том анекдоте, помнишь, он меня ведром бум, бум, а я его гирькой тюк, тюк. Латинос народ шумный, импульсивный, разбитной. И преступный мир у них такой же. Ну про колумбийский галстук, ты наверняка слышал. Так вот, кроме этого там расчленяют тела бензопилами, разбрасывая части тел и отрезанные головы в качестве назидания. Наши ничего подобного не делают, а вот боятся отчего‑то их куда больше. Словом, вот уже лет десять, как наши постепенно перехватывают управление наркокартелями в свои руки. В основном мексиканских, потому что сейчас рулят в этом бизнесе они. Но и про Колумбию не забывают. Все же один из основных поставщиков кокаина.

— И местные вот так запросто им это позволяют?

— Не запросто, но позиции уступают. Тут ведь немаловажную роль играет поддержка населения. Местные наркобароны своей дикой жестокостью все больше на страх давят. А наши, что не говори, к людям куда лучше относятся, и в обиду ни себя, ни своих не дают. Бодаются конечно с переменным успехом, но наши потихоньку теснят. Х — хе. По большому счету, наша Россия матушка должна помогать не амерам в борьбе с наркокартелями, вступая в разные там международные организации, а нашим парням в Латинской Америке. Они же поднимают авторитет России среди местного населения.

— Ну прямо патриоты, — не выдержав ухмыльнулся Сергей.

— Патриоты не патриоты, но своих не бросают и если кто из наших там огребает проблемы, обязательно впишутся.

— Анатолий Петрович, найдите какого‑нибудь простачка и вешайте эту лапшу на уши ему. А я благородных воров в законе уже проходил, в девяностые. Вы когда через того же Андрея тащите сюда свою заразу, о чем проявляете заботу? Погодите, я сам догадаюсь. Наверное считаете себя санитарами русского народа, так как способствуете вырождению человеческого мусора.

— А ведь вы меня ненавидите, Сергей Демьянович.

— У нас с вами сугубо деловые отношения. Я помогаю вам, вы помогаете мне. После чего мы расстаемся. А что касается Шмеля, то он на мне будет зарабатывать. Любить мне вас незачем. А посему, давайте вернемся к нашим баранам. Я так полагаю, что нам предстоит перелет через океан. В этой связи у меня есть к вам еще одна просьба, помочь с хорошими документами, мне и моему сопровождающему. Разумеется не бесплатно.

— Не проблема. А плата, это лишнее. Ненавидите вы меня или нет, это вовсе не повод быть мелочным.

Перелет прошел без проблем. Если не считать того, что Сергей измучался за время полета. Несколько часов, в относительной тесноте и уж точно в неудобных креслах, которые не шли ни в какое сравнение с ложементами.

Андроиду, которого он захватил в качестве телохранителя, хорошо. Это же машина. Принял любое самое неудобное положение и замер как истукан. Сергей усадил его у окна, вооружив подушкой и пледом, и тот всю дорогу изображал из себя спящего. Так он имел куда меньше шансов привлечь к себе внимание.

В аэропорт Пальмира, прибыли ближе к полуночи. Признаться, Сергей ожидал, что Колумбия встретит его жарой и духотой. Оно вроде как он уже успел привыкнуть к жаркому климату, и на Алаянке и на Клайпе, ему приходилось по большей части обретаться в теплых краях. Но к высокой влажности у него отношение было резко негативным. И от Колумбии он ожидал именно такого климата. На деле же оказалось не так страшно. Ну да, температура градусов двадцать и днем наверняка перевалит за тридцать. Но воздух вполне легкий, ничего такого давящего на грудь.

Их встречали сразу по выходе из терминала. Среднего роста крепыш, за сорок, с уже наметившимся животом. Правда до того момента когда он станет неуклюж и неповоротлив, пройдет еще далеко не один год. Мужчина движется неторопливо, с достоинством и уверено. Такое впечатление что он постоянно контролирует обстановку вокруг себя. Ничего удивительного если учесть наличие боевого опыта, о чем недвусмысленно говорил Волынский.

Сопровождают его четверо. Причем среди них только один латинос, трое явно русские. Отчего Сергей их сразу опознал? Да бог его знает, вот взглянул и сразу определил соотечественников. И ведут они себя кстати сродни своему босу, а вот латинос, весь словно на шарнирах.

Сергей слегка придержал за руку Волынского и кивком указал в немного в сторону. Примерно в полусотне метров от них, стояли четверо. Трое из них выглядели весьма колоритно, а именно были практически копией громилы, сопровождавшего Пошнагова и носящего сейчас имя Добрыня. Вот только лица у них незнакомые. Волынскому конечно невдомек, но на деле, сменить внешность для искина андроидов дело десяти минут. Их искусственная кожа создана на основе нанотехнологий, и потому может как вытолкнув пули затянуться без каких‑либо следов, так и принять другу форму.

Четвертый был тем самым молодым человеком, которого Анатолий Петрович уже видел в Москве при его захвате. Видя, что их заметили, он приложил пальцы к легкой широкополой шляпе. Потом подал знак своим парням и все дружно погрузились в заметно просевшее такси. Машина тут же тронулась, направляясь на выезд с территории международного аэропорта. Кстати, за руль сел один из андроидов. Получается взяли авто на прокат.

— Намек? — Ухмыльнувшись уголками губ, произнес Волынский.

— Демонстрация возможностей, — покачав головой, возразил Сергей.

— Х — ха, Анатолий, а ну‑ка колись, ты привез мне привет от родных осин? — Жизнерадостно произнес подошедший к ним Виктор.

— А то как же, — в тон ему ответил гость, — ты с собой тележку прихватил, а то он такой огромный, что прямо и не знаю.

— Вот это я понимаю, вот это по нашему — если спать, так с королевой, если привет, то такой чтобы не унес. Ну здравствуй, что ли, — заключая приехавшего в крепкие объятия, закончил Андрей.

С Сергеем они просто поручкались, будучи попутно представлены друг другу Волынским. После чего все дружно загрузились в два мерседеса представительского класса, и направились в Кали. В этом третьем по величине городе Колумбии когда‑то была резиденция главы крупнейшего в мире наркокартеля. Но потом, вслед за расцветом пришел закат. Впрочем, коснулось это как раз наркоторговцев, а не самого города, улучшающегося с каждым годом.

В результате усиления позиций властей, колумбийские наркокартели пришли в упадок, и практически исчезли. Сейчас в Колумбии есть и мелкие, и крупные наркоторговцы, но от былого могущества, когда они диктовали свою волю правительству, не осталось и следа. Чего не скажешь о Мексике. Там борьба наркокартелей с властями идет с переменным успехом. Причем картина настолько неоднозначная, что даже местные жители затрудняются ответить, кто выигрывает в этой войне.

В этой ситуации, мексиканские картели полностью сосредоточили весь наркотрафик в своих руках. Колумбийцы же вынуждены продавать им свой товар по оптовым ценам. И вот тут‑то на сцене начали появляться русские. Поначалу они выступали в качестве простых наемников, но теперь начали постепенно забирать дело в свои руки. И похоже не безуспешно.

А салон‑то автомобиля на высоте. Даже иринацы привычные к комфорту вполне оценили бы удобство, простор и комфорт. И колеса с легкостью глотают редкие неровности дороги. Эдак и уснуть недолго. Все же перелет изрядно измотал. Но спать в такой занимательной компании… Лучше от этого воздержаться.

— Толик, а я гляжу ты огурцом, — сидя на водительском месте и бросив взгляд на сидящего рядом Волынского, одобрительно произнес Шмель. — А говорили, что тебе осталось недолго.

— Вот же… Все бы им языком трясти.

— Ты еще скажи, что эти слухи безосновательны.

— А смысл тебе врать, если ты и так все точно знаешь. Вот, Сергей Демьянович, свел меня с одним стариком, тот и вылечил, — озвучил он оговоренную версию.

— Х — ха. Чудны дела твои господи. Ну да, в мире еще и не такое случается. Но получается, ты теперь ему обязан жизнью.

— Потому и прилетел. Отдать должок. А именно порекомендовать его тебе, в качестве покупателя на твой товар.

— Ого. Круто. А кто он, откуда, чем дышит, кто за него может сказать?

— Видишь ли брат, так уж сложилось, что говорить за него буду я. Ну и отвечать тоже, разведя руками, насколько позволяли условия, произнес Волынский.

— Лихо. А не боишься, что спрос может оказаться ну очень серьезным.

— Ему бояться нечего.

Вместо Волынского ответил Сергей, обратив внимание на то, что их машину обошел второй мерседес. В нем ехали сопровождавшие Виктора, и андроид Добрыня. Вообще‑то оставаться без поддержки телохранителя очень не хотелось. Но с другой стороны, Пошнагов тоже не мальчик и кое — чего стоит. К тому же, приехав на переговоры, не дипломатично столь уж демонстративно проявлять свое недоверие.

— Как впрочем нечего опасаться и вам, — продолжил Сергей, наблюдая за габаритами впереди идущей машины, державшейся метрах в двухстах. — Все будет происходить по максимально безопасному сценарию. Вы оставляете товар в известном только вам месте, которое называете уже получив деньги. Причем делаете это в любой удобной для вас форме. Главное, чтобы товар был на месте, и вокруг не было посторонних. При таком раскладе даже в суде представить будет нечего. Это я на случай, если вы думаете, что я представляю правоохранительные органы.

— Интересно у вас получается. То есть, в плане безопасности максимально благоприятные для меня условия. А сами не боитесь споткнуться?

— Это мои проблемы. Главное чтобы товар оказался на месте, иначе это будут уже ваши проблемы.

— А вам не кажется, что вы не в той ситуации, чтобы мне угрожать?

— Андрей, во — первых, никто вам не угрожает, я только предупреждаю. Во — вторых, не нужно задевать того, о возможностях которого вы ничего не знаете.

— Вот это‑то меня и беспокоит.

— Согласен, ситуация не однозначная. Но как вы сами заявили я готов вести дело при максимально благоприятных для вас условиях.

— Хм. Здесь вам возразить сложно. И о какой партии идет речь?

А вот ответить Сергей не успел. Именно в этот момент обочины трассы Кали — Пальмира, окрасились всполохами, а следом послышались автоматные очереди. В сторону вырвавшегося вперед автомобиля с охраной, точной копии того в котором сейчас находились они, протянулись росчерки трассеров.

Реакция Виктора была мгновенной. Раздался противный визг покрышек по асфальту, автомобиль повело по трассе разворачивая поперек дороги. Сергея бросило на спинки передних сидений, и он едва не улетел вперед. Волынскому повезло меньше. В России как‑то не модно пристегиваться ремнями безопасности, поэтому он впечатался лбом в лобовое стекло, тут же покрывшейся паутиной трещин.

Не теряя времени Сергей рванул дверную ручку и вывалился на асфальт. Проклятье! Это что же у них тут такое происходит‑то!? Перекат по дороге, закончившейся жестким стриженым газоном. Перекатился еще дальше, пока не оказался в кювете. Рука сжимает пистолет — зажигалку, направленный в сторону доносящейся перестрелки.

Нет, это не необдуманный рефлекс. После вдумчивого тюнинга эта игрушка превратилась в довольно серьезное оружие. Полноценный игольник из нее не получился, но уж тот же Макаров превзойдет, это точно. Из‑за этой зажигалки даже вещи пришлось сдавать в багаж, а потом еще и ожидать его получения. Вот такие правила на воздушном транспорте. Однако это ожидание стоило того, хотя бы потому что сейчас, он имел в руках вполне нормальное оружие с полусотней игл.

Все происходило очень быстро. Впереди все еще раздаются выстрелы. Андрей выскочив из салона, и пригнувшись обежал машину и дернул пассажирскую дверь. Хм. Он конечно же сволочь, кто бы спорил, но вот Волынского бросать похоже не собирается и уже тянет на улицу бесчувственное тело. Но вдруг остановился, ошарашено глядя на представшую перед ним картину.

Дверь изрешеченного мерседеса вдруг открылась и из салона показался пассажир весьма внушительных пропорций. Конечно видимость была далека от идеальной, но все же было прекрасно видно как в него ударили сразу несколько строчек трассеров, и в том, что они нашли цель не было никаких сомнений. Вот только человек не падал. Мало того, он вдруг сорвался с места и побежал в сторону нападавших. Никаких сомнений, если бы не он, то нападающие уже перенесли бы огонь в сторону второго автомобиля.

— Сергей ты как, — раздался в ухе встревоженный голос Ралина.

— Порядок.

— Не высовывайся, мы рядом.

В это же время мимо пролетела машина с выключенными фарами и габаритами. Даже когда раздался визг тормозов, стопы так и не загорелись. Что же вполне объяснимо, светомаскировка прежде всего. А вести машину без освещения, для андроида не составляет труда.

Вот при неверном освещении луны и фар двух автомобилей двери подъехавшего такси распахнулись и из него выскочили четверо. Один тут же ушел на обочину, не принимая участия в бою. Трое же, встав во весь рост посреди дороги открыли бешеный огонь из автоматов. Все же не зря Сергей нашел канал на черный рынок и приобрел кое — какое оружие. Хм. Вообще‑то просто отобрал, отправив продавцов в больницу с повреждениями различной степени тяжести. Но его совесть восприняла это вполне спокойно.

Расстреляв по магазину и практически заставив противника замолчать, андроиды разделились и направились в сторону нападающих, перезаряжаясь на ходу. Нда — а. Картина, что говорится маслом. Впечатлит кого угодно, а главное в любое время. Вот например Андрей замер, так и не вытащив Волынского из салона.

— Что это за хрень!?

— Андрей, да не отсвечивай ты, — выкрикнул Сергей, — пригнись пока не закончили.

— Это кто такие? — Все же опускаясь на колено и извлекая из салона Анатоля Петровича, поинтересовался наркоторговец.

— Да откуда же я знаю, кто тут на тебя охотится.

— Да я не об этих придурках. С ними я разберусь. Кто их израсходовал?

— Мои люди.

— Твои — и?

— А что тебя удивляет? То что мне потребовался выход на тебя, вовсе не значит, что я не смог бы сам договориться. Просто хотелось по хорошему, без крови.

— А как это твой архаровец, против автоматов, в открытую и без оружия?

— Броник… Экспериментальный.

— Ни хрена себе. Хочу такой же.

— Говорю же, экспериментальный. Да Ралин. Принял. Все Андрей, всех плохих парней израсходовали. Твоих кстати тоже. Мой ранен, но его заменят на другого. Ждем полицию или поехали?

— Поехали. Парням уже не поможешь, с остальным разберемся позже, — извлекая телефон и делая набор, произнес Андрей.

Потом захлопнул дверь Волынского, который все так же оставался в салоне, хотя и начал шевелиться. Обошел машину и вновь устроился за рулем. Сергей поспешил устроиться на своем прежнем месте. Вот уж что не входило в его планы, так после всего произошедшего терять из виду поставщика.

Затормозив на пару секунд возле расстрелянной машины, подсадили к Сергею одного из андроидов, на этот раз Илью, он хотя бы не имел видимых повреждений. Искусственная кожа Добрыни сейчас несла на себе отметины десятков пуль и кое — где висела лоскутами. Ему приводить себя в порядок еще несколько часов. Нет, на боевую эффективность это не повлияло, но зато может породить множество вопросов. Оставаться же без охраны, в этой неспокойной стране, Сергею совсем не улыбалось.

До черты города добежали меньше чем за десять минут. Все это время Андрей делал какие‑то звонки, будучи на взводе. Одним он отдавал какие‑то распоряжения, другим делал гневные высказывания, третьих просто предупреждал. Угу. Произошедшее явно событие не из рядовых, а потому несмотря на свою закалку Андрей явно нервничает.

Не зная чем себя занять, Серге решил осмотреть город. Благо уличное освещение вполне достаточное, чтобы рассмотреть окружающую обстановку. Ничего особенного, одно двухэтажные домики, и как показалось Сергею, какие‑то они несерьезные. Игрушечные что ли. Уж больно тонкие стены и это не может не броситься в глаза. Но потом вспомнил какой тут климат и усмехнулся своим мыслям. А зачем колумбийцам что‑то более серьезное?

Обратил внимание и на то, что все дверные и оконные проемы первых и вторых этажей забраны в решетки. Если это из‑за местных банд, то жизнь здесь не такая уж и сказка. Или крупные воротилы не дают распоясаться воровской братии? Да нет. Это вряд ли. Какое наркобаронам дело до какой‑то там уличной преступности, у них интересы в совершенно иной плоскости. Впрочем, не все же завязаны на наркотиках. Да какая собственно говоря разница. Пошнагов никого не собирался учить уму разуму, сами взрослые, разберутся.

Как ни странно, характер застройки не поменялся и с приближением к центру. Все те же двухэтажные дома, редко в три этажа. Правда видел в стороне вроде как целый квартал застроенный многоэтажками, но судя по тому что он видел, вряд ли они выше пяти этажей.

Подъехали к какому‑то ночному клубу. Весь фасад в разноцветных бегущих огнях, на улицу вырывается какая‑то ритмичная и заводная музыка. На входе дежурят двое здоровяков, в строгих костюмах. Правда нет никакой очереди из посетителей жаждущих попасть во внутрь. Это как‑то выбивалось из представлений Сергея о ночных клубах, но он опять же не стал заострять на этом своего внимания. Очень может быть, что этот клуб только как прикрытие, и доступ в него строго ограничен.

Вошли через парадный вход. Прошли короткий коридор и оказались в просторном зале. Здесь музыка била по ушам с такой силой, что у Сергея даже запульсировали виски. Угу. Отвык он подобного. Уже добрых три года, как он обходит подобные места стороной. С самой Океании.

А ничего так. Если это заведение только для своих, то за Андрея можно порадоваться, своих у него выходило изрядно. Сейчас в зале находилось не меньше сотни парней и девушек в возрасте от восемнадцати, до тридцати лет. Часть из них расположилась за столиками установленными на возвышении вдоль стен. Но основная масса совершала ритмичные движения на танцполе. И надо заметить у подавляющего большинства это получалось очень даже на уровне. Что говорится, приятно глазу.

Пройдя мимо этой веселящейся толпы, они оказались в другом коридоре, и что удивительно звуки музыки, оглушительной за дверью, здесь были в значительной мере приглушены. Пройдя до конца коридора Андрей открыл одну из дверей, за которой находился его рабочий кабинет.

— Прошу, — делая широкий приглашающий жест, произнес Шмель.

Волынский, придерживая у головы пакет с льдом (и когда только успели?), воспользовался приглашением и прошел в проем. Сергей подал знак Илье и тот двинулся к двери, но был остановлен охраной заведения. Угу. Вот так сразу Сергей проникнется способностью их боса обеспечить безопасность гостям.

— Ладно, пусть проходит, — смерив взглядом Пошнагова, стоящего со скрещенными на груди руками, согласился Андрей.

Закрывшаяся дверь кабинета полностью отсекла все посторонние звуки. Несмотря на то, что с виду строение не отличается чем‑либо примечательным, материалы на его строительство использовались качественные. Уж в плане звукоизоляции точно. И данное обстоятельство не могло не радовать. Сергей терпеть не мог разговаривать, прикладывая усилия, чтобы перекричать посторонний шум.

— Итак, давайте покончим с нашими баранами, а потом вы уж извините, но я займусь местными. Твари, кого решили прищучить.

— Серьезные проблемы? — Для Сергея это не праздный вопрос, все же ему иметь с Андреем дела и дальше.

— Ничего такого, с чем бы я не справился. Они ожидают, что я начну прямо сейчас, а я обожду немного. Ты не представляешь как они начинают ссаться, когда в ответ на их тявканье, мы молчим.

— То есть, вообще? — Удивился Сергей.

— До поры, до времени. Но зато потом, всем мало места. Послушайте, а где вы набрали таких ребят? Мне бы несколько парней с подобной подготовкой совсем не помешали.

— Таких больше нет, — покачав головой разочаровал наркоторговца Сергей.

— Нет, так нет. Мы с понятиями. Так чем могу быть вам полезен?

— Мне нужен ваш товар, я готов купить пятьдесят килограмм. Понимаю, количество не впечатляет, но меня устроит далеко не любое качество. Каждая упаковка должна соответствовать определенной плантации. Какая при этом у них будет маркировка, решайте сами. Главное чтобы вы могли определиться что именно меня заинтересовало.

— К чему такие сложности? — Закуривая сигарету, удивился Андрей.

— Можете считать, что вам попался гурман.

— Это типа вино из виноградников на западном склоне, горы дураков?

— Что‑то на подобии.

— И когда этот склон будет найден, то…

— Может это будет один склон, а может пара, как и может оказаться что меня устроит весь ваш товар. Но когда я определюсь, то меня будет интересовать весь товар надлежащего качества, сколько бы вы не смогли его произвести.

— Лихо. Но видите ли в чем дело, у нас и сегодня выкупают весь товар. Причем без остатка и просят еще. А потому у меня возникает вопрос — почему я должен иметь дело именно с вами?

— Хороший вопрос. Надеюсь и ответ будет не хуже. Итак, если вы продаете товар прямо здесь, то его стоимость составляет всего лишь две тысячи за килограмм. Переправив его в Мексику, вы способны его реализовать за пять тысяч. Приложив максимум усилий, и переправив непосредственно в Штаты, вы сможете передать его все тем же мексиканцам за десять тысяч. Выйти непосредственно на сбыт в США, вам пока не дают. Я же готов покупать товар у вас прямо здесь по пять тысяч за кило.

— Интересно. Интересно. Получается, ы вас имеется канал из Колумбии. Но куда?

— Андрей, Андрей, побойтесь бога. Я так и вижу, как вы мечтаете оседлать этот самый канал, как впрочем и сбыт. Очень не хотелось бы вас разочаровывать, но давайте каждый из нас будет заниматься своим делом.

Сергей вроде бы и сказал это с улыбкой, но пристально следивший за ним Андрей отчего‑то передумал развивать эту тему. Впрочем, он и не думал, что у него получится надавить на этого непонятного мужчину. С одной стороны, уж очень он уверено держится. С другой, действия его людей, там на дороге. Может в тактическом плане и безграмотно, выставлять себя словно мишень на стрельбище. Но несмотря на это, действовали его парни очень эффективно. Несколько секунд, и из десятка боевиков в живых никого.

Так что, единственное на что рассчитывал Шмель, это сотрудничество на более выгодных условиях. Ну мало ли, если есть возможность вывести некоторое количество, так сказать, отборного товара, то может найдется вариант и для переброски порошка другого качества. Если качество имеет столь уж важное значение, то получается, что их клиентура из разных ниш.

Однако, поведение гостя явно указывало на то что ни о чем подобном не может быть и речи Ну что же, пока нет, а что там будет дальше, будет видно. В любом случае, отказываться от сотрудничества с человеком, который готов дать хорошую цену, беря все риски на себя, было бы глупо. А как дальше сложатся их отношения, покажет время.

Глава 6

Ну вот, опять эта нудная многочасовая вахта. Конечно бортовой искин и сам справится. Эта машина не знает усталости, способна с неподвластной человеку быстротой просчитывать десятки и сотни вариантов, производить ничуть не меньше расчетов. Так что, трудно себе представить, к чему ее должен контролировать человек.

Однако как бы далеко не шагнули вперед обитатели внутренних систем, они никогда не забывали о том, что машина, это всего лишь навсего машина. Да, у нее есть множество неоспоримых преимуществ, но она все же не способна заменить человека. Выступить в роли незаменимого инструмента, это да, полностью вытеснить живой разум, искусственному интеллекту все же не дано.

Земляне поначалу восприняли искины чуть ли ни как ровню себе. Причем это самое «чуть ли», подразумевало преимущество машины над человеком. Однако, время все расставило на свои места. Постепенно и для них искины сошли с пьедестала куда они их сами же и определили. Хм. Не для всех. Те кто начал строить свою жизнь вокруг виртуала, в буквальном смысле становились рабами этих умных машин.

К сожалению предпочитающих виртуальные грезы было не так чтобы и мало, причем далеко не только среди землян. Именно виртуалы неся на себе огромную роль в плане образования, являлись одной из основных проблем низкой рождаемости в государствах внутренних систем. Все просто, виртуал не требовал особых усилий, и там ты мог быть кем угодно, добиваясь поистине невероятных высот не испытывая реальных трудностей. В случае же неудачи, ты всегда мог начать все с начала.

Иван относился к подобным индивидам сугубо отрицательно. Ну как тот же виртуал может заменить общество красивой или даже не очень женщины. Да, он способен смоделировать и теплое тело, и множество ощущений. Вот только это все одно сродни самому обычному порнофильму, которыми так обильно пестрит что земной интернет, что Сеть внутренних систем. Вроде бы и ощущаешь возбуждение, и кровь бежит быстрее, но в то же время присутствует осознание нереальности и неудовлетворенности. Не для всех, разумеется, но для Ивана точно.

Едва эта мысль пробежала в голове, как по спине пробежали мурашки, а плечи непроизвольно передернуло от охватившей истомы, голова же непроизвольно повернулась к закрытой двери ходовой рубки. До их каюты всего‑то пара десятков метров, а там на двуспальной кровати, занимающей две трети пространства каюты спит Аля. Сейчас по корабельному времени три часа по полуночи, и бодрствует только он.

Ох как бодрствует, аж весь вздыбился. Нет, все же мысли об Але во время вахты, да еще и ночной, это лишнее. Она конечно замечательная во всех отношениях и думать о ней одно удовольствие. Вот только лучше бы оставить это до того момента когда будешь свободен от вахты, иначе изведешь себя понапрасну.

Иван прикинул, сколько ему еще до конца вахты, уже предвкушая как сожмет в объятиях крепкое девичье тело. Нда. Нескоро ему улыбнется эдакое счастье. Ну а раз так, то чашка крепкого и ароматного сагнолла никак не помешает. Эх, жаль на их корабле не предусмотрена кухня, а имеются только автоматы. Без ложной скромности, Иван варил замечательный сагнолл.

— Курс двести семьдесят три, восемьдесят пять, дистанция двадцать тысяч единиц, обнаружен объект отвечающий заданным параметрам.

— Ч — черт. Ты чего пугаешь, Искатель? — Шипя от боли из‑за пролитого на пальцы горячего напитка, возмутился Иван.

— Не понял вопроса.

— Да куда уж тебе, железяка бесчувственная.

Иван вернулся к аппарату выдающему сагнолл и определив одноразовый стакан на подставку, вооружился салфеткой, и начал вытирать руки. Критически осмотрел пальцы, и успокоился придя к выводу, что с ними ничего страшного не случилось. Теперь протереть сам стакан.

Хм. Вот это одна из причин, отчего он не любит сагнолл из автоматов. Куда приятнее пить этот напиток из настоящей керамической кружки. В купе с собственноручно приготовленным напитком, ощущения получаются ни с чем несравнимые. Ладно, чего себя изводить. Это же, все равно что думать об Але. Ну почти.

— Итак, Искатель, давай к твоим баранам. Более подробные сведения дать можешь? — Вновь устраиваясь в ложементе, и все же делая первый глоток обжигающего сагнолла, поинтересовался Иван.

— За исключением того, что реактор корабля не подает никаких признаков активности, ничего.

— Радиомаяки?

— Нет. Согласно показаниям сканера объект имеет искусственное происхождение, и не может быть ни чем иным как обломками корабля.

— Начинай процедуру сближения, и не прекращай сканировать пространство.

— Принято. Выполняю.

Они уже третий месяц бороздят эту систему. И признаться на первые четыре подобных доклада производили неизменный ажиотаж. Вся команда вскакивала, набивалась в рубку, пока корабль сближался с обнаруженными обломками. И каждый раз им казалось, что вот она их цель. Но на деле оказывалось что это не так. Разочарование, и наступающая вслед за этим апатия. Четырех раз оказалось достаточно, чтобы притупить эмоциональные порывы, и начать относиться к происходящему как к необходимой, но все же рутинной работе.

Вот и сейчас, несмотря на то, что обнаруженный объект может принести сведения которые они так жаждут получить, Иван не видел причин для волнений. Казалось бы система лежащая в десяти световых годах от последней станции фронтира. Ничейная территория. И откуда только тут столько обломков кораблей?

За время поисков они обнаружили и идентифицировали уже двенадцать остовов. Эти корабли некогда были самых разных классов, военные и гражданские. Правда, последние все же преобладали, причем в основном тоннажем не выше среднего класса. Извечные бродяги космоса и искатели приключений. Где только они не находят свое последнее прибежище. Некоторые из них дрейфуют в этой системе уже не первую сотню лет.

Иван посмотрел на часы. Нда. До подъема еще несколько часов. Не хотелось бы будить команду по таким пустякам. Но с другой стороны, ничего не поделаешь. Они обязаны осмотреть обломки, причем сделать это должны люди, а не дроиды. Зависать же здесь на несколько лишних часов как‑то не хочется. У них впереди еще чертова уйма работы, им пока не удалось обследовать и малую часть системы.

Оно конечно, навигатор произвела тщательнейшие расчеты, основанные как на собственных наблюдениях, так и на извлеченных на свет божий данных по этой системе. У них имелись довольно подробные данные о факте уничтожения багрийского невольничьего судна. Вот учитывая вектора и скорость движения, параметры звезды, имеющихся здесь планет и астероидных полей, она и производила расчеты. Благодаря тому зона поиска в значительной мере уменьшилась, если не сказать больше. Но реальность не всегда можно просчитать, к тому же и сведения о ходе боя, не могли являться полностью достоверными.

Словом, терять лишние часы на бесполезный дрейф возле очередных обломков корабля, нет никакого смысла. А то что команда не выспится… Ничего, в конце концов отоспятся после, у них тут не так чтобы много занятий. Разве только Вера… У нее следующая вахта, а потому добрать недосып не получится. Но с другой стороны, что тут поделаешь, ну не повезло. Он и так тянул до последнего.

— Ну что тут у тебя, — лениво потягиваясь в ходовую рубку вошел начальник экспедиции, он же капитан, царь и бог, Павлов, некогда служивший оперативником ФСБ.

За прошедшее время после Океании он успел приобрести лицензию пилота, но это так, не серьезно, хотя и давало ему формальное право командовать кораблем. Он по своей сути оперативник, и привык больше работать мозгами, но их небольшая законспирированная сеть испытывала кадровый голод. В этой связи, они попросту не могли себе позволить узкую специализацию. Поэтому каждый из них был матером на все руки рот скуки. Немного пилоты, малость навигаторы, чуть — чуть абордажники, слегка операторы систем вооружения… И так далее и в подобном духе.

Но помимо этого у каждого имелась и особая специализация. Ну, сам Семен командир, отец, надежа и опора, а так же лучший из них по части боевой подготовки, ударная сила на случай абордажа. Иван пилот, причем у него за плечами солидный опыт пилотирования в пространстве фронтира. Имелось и несколько реальных схваток с пиратами. Аля, инженер кораблестроитель, с опытом работы на верфях, у нее серьезный опыт как в строительстве кораблей, так и в ремонте. Вера, навигатор, причем с солидным стажем. Участвовала в детальном картографировании трех новых систем.

Вообще‑то Яшин, их высокое начальство изначально нашел на эту должность мужчину, но потом это дело переиграли. Его предстояло использовать в темную, с Верой же Семен познакомился незадолго до начала экспедиции, успел плотно с ней поработать, ну и сойтись. Яшин решил не лезть в дела Павлова. В конце концов ему предстоит с этими людьми провести бок о бок довольно длительное время. Поэтому, пусть формирует команду под себя. Опять же, наличие двух пар, во многом снимало психологические риски.

Вслед за Павловым подтянулись и девушки. Хм. Сомнительное утверждение. Вере уже шестьдесят пять, да и на вид уже за тридцать, хотя она и в хорошей форме. Але, сорок семь. Кстати, самому Ивану пятьдесят, а их командир реально самый младший в команде, ему всего‑то тридцать.

— Докладываю, наш Искатель обнаружил обломки очередного корабля. Опережая возмущения, поясняю — нет, я не порол горячку, до сближения осталось двадцать минут.

— Выведи изображение на монитор, — устраиваясь в ложементе, приказал Павлов.

Оно бы если на голограмму то вышло бы куда более информативно, но зонды пока еще продолжают сбор данных, а потому искин не в состоянии дать объемное изображение. Но коль скоро они уже здесь, хотелось бы взглянуть на улов. И потом, зачастую очертания корабля сохранялись в достаточной мере для визуальной идентификации.

— Нда — а. Это ему по крупному досталось, да еще похоже и мусорщики постарались, — наблюдая изображение останков истерзанного и буквально изорванного судна, произнесла Вера.

— Точно, — внимательно всматриваясь в представшую картину, согласилась Аля. — Хм. Командир, а ведь похоже это багриец, причем кораблик был именно из той серии, что мы ищем.

— Уверена? — Не выказывая особого интузиазма, поинтересовался Павлов.

А чего дергаться и лишний раз себя накручивать. Им уже попадался корабль из той же серии, что и разыскиваемый, причем куда лучше сохранившийся. Не повезло, пустышка. Неудачи, если они следуют одна за другой, не самым лучшим образом отражаются на моральном духе любой команды.

— Да в чем тут можно быть уверенной, когда над ним поработали со всей пролетарской ненавистью, — отмахнулась Аля.

Угу. Это точно. Корабль, что говорится — порвали в лоскуты. Впрочем, тут без разницы. Согласно распоряжения Яшина предстояло обследовать любые обломки, что попадутся на их пути. Мало ли. Все же две сотни лет прошло. Где‑то убавили, где‑то прибавили. И потом, у багрийцев просто есть сведения о некоем работорговце Варгане, у ирианцев есть ссылка на тип судна, но никакой конкретики. Так что, кто его знает, что там за корабль был на самом деле.

Наконец поступили данные с зондов, и бортовой искин передал голографическое изображение находки. Павлов тут же развернул голограмму противоположным бортом. Хм. Ну что же, эта сторона пострадала значительно меньше, и даже он может с уверенностью сказать, что это тот самый тип корабля, который считается для них приоритетным.

— Ваня, все как всегда, сближайся на максимально возможную дистанцию. Аля, готовимся к выходу.

— Может на этот раз дроидов сразу с собой возьмем?

— Согласен. Там наверняка завалов полно, и искины придется вырывать.

Уже через полчаса они вышли в открытый космос и перебрались на обломки некогда гордого красавца. Никаких метафор. Во внутренних системах довольно серьезно относились к функциональности и практичности, но вместе с тем, всегда старались придать своим изделиям эстетичный вид.

Правда, сейчас искореженный металл никак не мог даже отдаленно отвечать последнему требованию. Просто огромная куча металлолома, с торчащими во все стороны иззубренными листами стали, пучками кабелей и проводов, в обычной или бронированной оплетке.

— Аля, ты займись аварийными искинами, а я двинусь прямиком к ходовой рубке. Что‑то мне подсказывает, что снаружи туда добраться будет проще. Закончу с бортовым искином, двинусь к тебе навстречу, выковыривая аварийные.

— А мне что‑то подсказывает, что из шести аварийных искинов, минимум два, по этому борту попросту вырвало и выбросило.

— Признаться, я не стал бы ставить против тебя. Но надеюсь хоть что‑то мы найдем.

Нда. Если перемещаться снаружи было невероятно трудно, то что говорить о прохождении внутри этого хаоса. Конечно можно было использовать ранцевый двигатель, но тогда габариты торса очень уж существенно увеличивались, а ведь ему предстоит протискиваться среди всего этого безобразия. Нет, лучше уж на легке.

Дроид получив задание убежал вперед, по замысловатой кривой, должной означать зигзаг. Ну один в один, охотник с собакой, правда здесь собачка из стали, да еще и шестиногая, и очень даже похожая на паука. Но с другой стороны, об охотничьих пауках Семену слышать как‑то не доводилось.

Ага. Вот и пробоина достаточна для того, чтобы проникнуть в корабль без особых трудов. Опять же от ходовой рубки не так чтобы и далеко. Команда дроиду и тот не дожидаясь подхода человека исчез в провале. Когда Павлов заглянул во внутрь, там уже был виден расчищенный роботом ремонтником проход в внутренности корабля.

Семен воспользовался любезностью восьмиконечного помощника и вскоре уже был в коридоре. Нда — а, все же знатно их приложили, наверняка не жалели огневой мощи. От коридора мало что осталось, легкие перегородки снесло, изломав и искрошив в куски. Они либо торчали, словно изломанные гнилые зубы, либо висели вокруг, словно мутная взвесь в воде. Угу. Вселенский холод космоса самое лучшее хранилище.

Почему именно холод? А при виде плавающей в паре метров от него оторванной головы, других ассоциаций не возникает. Такое впечатление что все случилось только вчера, даже удивленное выражение на лице сохранилось. Картина не из приятных, Семен отвернулся, направляясь к переборке ходовой рубки, у которой сейчас колдовал дроид, прорезая лаз.

Это не перегородка. Переборка изготавливается из стали. Правда ее немного покоробило в результате взрывной волны, но она все же выстояла. Минута и дроид отбросил в сторону вырезанный круг, а сам юркнул в рубку. Семен выждал несколько секунд, чтобы края отверстия немного остыли, после чего полез следом.

Нда. Переборка‑то выстояла, но рубке досталось и без этого. Сквозь множественные прорехи в обшивке был виден окружающий космос. Правда человеку и уж тем более в снаряжении, через них не протиснуться. А еще, здесь обошлось без оторванных голов и конечностей. Один труп в бронескафандре пристегнут к ложементу, второй, так же в снаряжении, плавает в дальнем углу.

А вот и шахта искина. С виду никаких повреждений, и Семен вполне может сам справиться с его извлечением. Но к чему лишний раз напрягаться, когда при тебе имеется неутомимый помощник, готовый выполнить любое твое распоряжение. Пара минут, и искин уже в специальном захвате на дискообразном теле. А вот с резервным облом. На месте где должна располагаться его шахта, зияет пробоина.

В результате вылазки они стали обладателями бортового и двух аварийных икинов. Все же серьезно досталось кораблику, ничего не скажешь. Не даром все же существует расхожее мнение о предвзятости ирианских военных к работорговцам. Во всяком случае, корабли этой серии строились специально с этой целью. Покидая его, напоследок они оставили маяк. Радиус действия у него незначительный, кристалла хватит едва ли на год. Ради экономии времени, таким образом они метили все обломки.

Серьезных программистов у них на борту не было. Но зато имелась программа разработанная человеком знающим свое дело. Ей не могла противостоять даже защита военных искинов, не говоря уже о гражданских. Просто в первыми приходилось повозиться подольше, вторые сдавались в течении получаса.

— Ребята, это он, — тихо едва шевеля губами, произнесла Аля, когда дешифратор наконец взломал искин и обеспечил доступ к информации.

— А ты не торопишься, — с сомнением произнес от двери Семен.

Он так же слышал звук, сигнализирующий об успешном завершении взлома защиты их добычи. Но вот так сразу разобраться с начинкой искина не под силу, даже другому искину. А уж человеку, в разы уступающему машине в скорости восприятия информации и подавно.

— Не тороплюсь. Тут указаны бортовой номер, порт приписки и имя владельца корабля — Варган из дома Коган. Я не знаю что там с начинкой, но это именно тот корабль который мы и искали.

— Вот же, чертовщина, — выдохнула Вера, — а я грешным делом думала, что мы провозимся не меньше года.

— Верочка с тобой я готов болтаться в космосе хоть до конца дней, — потирая руки и устраиваясь в ложементе, произнес Семен. — Но это не тот случай. Аля, давай лезь в его потроха и сразу запись на резервный искин.

— Уже делаю.

Полчаса и искин был выпотрошен до дна, а у них была полная информация. Как и маршрут до Земли. Причем довольно детальный, хотя и без карт. Благодаря изучению сведений в бортовом журнале выяснилось и то, каким образом этот маршрут стал достоянием работорговца. По сути, это произошло совершенно случайно.

Опасаясь ирианцев, которые при любой возможности нападали на работорговцев, Варган пробирался в Багрийскую империю окольными путями. Его положение было не тем, чтобы позволять себе потери живого товара, спасаясь от какого‑нибудь ирианца, ослепленного восторженными идеями равенства, свободы и братства. Ну или, прикрывающегося ими.

И вот в одной из систем его бортовой искин обнаружил сигнал бедствия. Пиратам здесь делать было нечего, да и не станут они баловаться подобными сигналами. В космосе принято помогать друг другу. Того хитреца что решит воспользоваться этим ожидает верная гибель. Охотиться на него будут все без разбору. В драку вряд ли полезут, но флотским наводку дадут точно.

Багриец направился на сигнал, искренне намереваясь оказать помощь. Но как оказалось, помогать там было уже некому. Исследовательскому судну не повезло выйти из подпространства в непосредственной близости от большого астероида, по факту карликовой планеты. В результате столкновения, корабль погиб, как и все члены экипажа.

Согласно действующего законодательства, Варган стал полноправным владельцем обломков корабля. Не сказать, что он сумел надергать с него достаточно трофеев. Но кое‑что все же ему удалось на этом заработать. Правда основной его расчет был на то, чтобы продать сведения с резервного искина, который удалось заполучить целехоньким. В нем должны были храниться результаты работы исследовательской экспедиции проведшей в походе около десяти лет.

Но как только он понял, какие сведения там хранятся, как отказался от их реализации. А вернее отложил их до лучших времен. Потому что там имелись сведения об обитаемой планете, с населением все еще пребывающем в варварстве. Обнародовать эти сведения не получив предварительно значительный барыш, было выше сил Варгана.

Он переоборудовал свой корабль, оснастив его дополнительными баками и отправился в поход на Землю. Первый и единственный. Ему удалось воспользоваться ведением военных действий и не привлекая к себе внимания наловить себе рабов, прятавшихся по лесам. Среди них были и гражданские и военные, он греб всех до кого мог дотянуться.

Ирианец обнаружил его когда тот направлялся в свою вторую экспедицию. На его несчастье это оказался его старый знакомый, от которого Варгану уже однажды удалось убежать, по обыкновению сбросив живой товар. Из‑за этого его корабль уже значился в списках ирианского флота, как работорговец. Капитану не нужны были никакие доказательства вины торговца. Ему оставалось только предложить сдаться. Но Варгану хватило ума, или скорее уж глупости, попытаться сбежать. Из этой затеи ничего не вышло. Ирианец атаковал его столь массировано, словно перед ним был как минимум равный противник. Это последнее, что успел зафиксировать бортовой журнал. Судя по всему, второй залп уже не потребовался.

— Вот это я называю везением, — облегчено вздохнув, Семен откинулся на спинку ложемента.

— А я трезвым расчетом, — возразила навигатор.

— Верочка, никто и не думает умолять твоих заслуг, — подхватив женщину и закружив ее, радостно выкрикнул Павлов. — Но ты сама подумай, а если бы исходные данные оказались пустышкой, или его выпотрошили бы раньше, мусорщики, или сведения о маршруте этот паразит хранил бы на отдельном кристалле.

— Мне не понятно, почему ирианцы не выслали досмотровую команду, — удивился Иван.

— А чего там было досматривать, — отмахнулся Семен. — Просканировали, живых нет, ну и черт с ними. А лезть в такое месиво, это только по большой надобности. Это мы с Алей вам авторитетно заявляем.

— И что теперь будем делать? — Задала мучавший всех вопрос Аля.

— А что делать, — пожал плечами Павлов. — Ноги в руки и на Клайп, с докладом Яшину. А уж он пускай принимает решение.

— Семен, ну как на Клайп!? — Возмущенно разве что не выкрикнул Иван. — Сам посуди, мы фактически уже на пути на Землю. Сейчас отскочим к Фиджи, там дозаправимся под пробку и вперед. Выходы на российское руководство у тебя есть. Нужно ковать железо пока горячо.

— А если с нами что‑нибудь случится. Это же дикий космос. Вспомни судьбу того исследовательского судна, а ведь там были опытные пилоты, десять лет бороздили дикие просторы.

— Вообще‑то, такое невезение крайне редкое явление, и подобное может произойти даже в освоенном космосе, — возразила Вера, как специалист в области навигации, а потом продолжила, — Другое дело, что в изученных и детально картографированных системах, вероятность этого значительно меньше ввиду упорядоченности движения под воздействием притяжения звезды. Потому и стараются прыгать от системы к системе. Так что, даже если мы отложим наш полет хоть на год, нас ждет все тот же риск. Либо Варгану изначально достались неполные данные, либо они были утеряны уже при гибели багрийца. Но ни на бортовом искине, ни на аварийных, я не наблюдаю многих данных.

— А мне казалось, что сведения достаточно полные, — усомнился Павлов.

— Нет Сема. Далеко не полные. Ты уж поверь мне как навигатору. По сути карта вроде как и есть, вот она. Но на деле, это нечто эфемерное, так как отсутствуют детальные пояснения, а они должны быть до неприличия обширными. А отсюда вопрос, зачем нам нужно лететь на Клайп? Лично я не вижу смысла. Если заправимся под пробку, то нам с запасом хватит топлива до Земли и обратно.

— Но мы единственные носители информации.

— То же мне, проблема, — фыркнула Вера. — Можно отправить кристалл со всеми данными посылкой или арендовать на Фиджи какой‑нибудь сейф. А Яшину отправить кодированное сообщение. Ведь наверняка у вас есть всякие там ваши шпионские штучки.

— Ну а как же корпорация Арика? — Не сдавался Семен. — Какова будет реакция, если нас обнаружат в Солнечной системе? Мы с Яшиным убеждены, что необходимо максимально долго сохранять секретность. Чем позже ирианцы узнают о том что мы знаем, тем будет лучше.

— Да никаких проблем, — подала голос Аля. — У нас на борту стоит генератор маскировочных полей второго поколения. Причем практически новенький, который мы можем задействовать в непрерывном режиме больше года. Уверена, что корпорация использует генераторы первого поколения, там больше и не нужно, с земными‑то допотопными технологиями. Так что, на нашей стороне будет неоспоримое преимущество по части скрытности.

— И на шлюпке стоит генератор первого поколения. Конечно с ирианцами нужно будет быть поосторожнее, но никто на Земле нашего спуска на планету не обнаружит, это с гарантией. Посажу птичку хоть прямо во двор Кремля, — поддержал ее Иван.

— Н — но если нас накроют и выпотрошат, то станет известно о нашей группе. А тогда уж все наши труды пойдут прахом и нашим не получить доступа к инопланетным технологиям еще долго, — явно испытывая сомнения, вновь возразил начальник экспедиции.

— Значит нужно будет заменить все бортовые искины, чтобы их не выпотрошили. Старые и персональные в утиль, чтобы и мокрого места не осталось. Логи тщательно вычистить, и уничтожить все сведения о контактах способных вывести на Яшина и остальных. Признаться, я не представляю на сколько нам должно не повезти, чтобы осуществился этот мрачный сценарий. Но в этом случае под раздачу попадем только мы, а произошедшее спишут на случайность. По мне, так риск стоит того.

Ничего‑то у них не вышло бы, несмотря на вполне обоснованные доводы. Если бы ни одно «но». Он и сам хотел попасть на Землю. Ну очень хотел. До зубного скрежета хотел. С одной стороны, хотелось быть первым, что уж говорить, нравилось ему когда его отмечали по службе. С другой, стремился повидаться с семьей. Ведь оправляясь в это долгое путешествие он был уверен в своем возвращении домой. И вот эта возможность лежит перед ним, только протяни руку. Так что, это еще вопрос уговорили его, или привели несколько лишних аргументов «за», выступивших в качестве дополнения.

Ирган вновь проверил хронометр. Конечно ему нравилось возиться в виртуале и в особенности щекотать нервы противоправными действиями. Но все же это не отшибло ему мозги настолько, чтобы отказываться от встречи с реальной девушкой. Он вообще не воспринимал секс в виртуале. А судя по хронометру, уже очень скоро к нему пожалует его подружка. А на Фиджи не так чтобы и очень с развлечениями, чтобы пренебрегать свиданиями с ней.

На этой станции, в далекой глуши, где с его способностями негде было развернуться, он оказался совершенно случайно. Ну почти. Он был превосходным программистом, и перед ним маячили отличные перспективы на будущее, но вместе с тем у него было две слабости. Первая, это девушки, вторая, хулиганство в Сети. Угу. Время от времени он пробавлялся хакерством, считая что эти два занятия очень хорошо дополняют друг друга.

Так уж случилось, что однажды он сунул нос туда, куда не следовало. Пришлось убегать заметая следы, и это бегство привело его на самую окраину освоенного космоса. Он решил, что жизнь на задворках куда более предпочтительна, чем безвременная кончина. Во всяком случае, пока его шалости не забудутся.

С его квалификацией найти работу в этой глуши оказалось проще простого. Причем, с вполне солидным жалованием, треть из которого он неизменно вкладывал в какие‑нибудь ценные бумаги, надеясь, что когда‑нибудь он все же вырвется отсюда, и лишние средства ему никак не помешают.

В принципе, за исключением того, что его нынешние апартаменты куда как скромнее прежних, девочки не такие красавицы, с которыми он встречался раньше, а коды которые он взламывал, были не так изощрены, его жизнь никак не изменилась. Разве только теперь ему приходилось быть куда как более осмотрительным. Не зарываться в хакерстве его научила прежняя жизнь. А быть более осмотрительным с женским полом, уже обитание во фронтире, где в плане девушек имелся некий дефицит, а потому и мужчины были куда как более нервными. Но терять квалификацию ни в том, ни в другом он не собирался, а вернее не мог без этого жить…

Коль скоро у него было еще немного времени, до прихода подружки, можно заняться чем‑нибудь полезным. Например, взломать какой‑нибудь потовый ящик. Ничего сложного? Лучше бы не торопиться с выводами. Ведь почту нужно не просто взломать, но еще и с ловкостью карманного вора, обойти сторожки, ловушки и сигнализацию. Разумеется, ему приходилось вытворять и не такое, но для того чтобы держать себя в тонусе, подойдет и такое занятие, причем он делал это на время, отводя для взлома не больше полуминуты.

Хм. Неожиданно. Надо же, он ни с чем подобным пока еще не сталкивался. В смысле здесь, на станции, где народ обретается обычно попроще и коды у них в основном незамысловатые. А тут пришлось немного повозиться. В смысле, если бы вместо него был бы кто с меньшей квалификацией, то ему пришлось бы изрядно потрудиться.

Ну что же, вылазка прошла удачно, теперь этому умнику помешанному на безопасности нужно отправить послание, чтобы не думал о себе слишком уж много. Итак, последнее письмо. Хм. Отправил только полчаса назад. Свериться с диспетчерской службой. За это время ни одно судно еще не покинуло приделы системы и не начало разгон, обновленный информационный пакет так же не отправлялся. А значит Ирган имеет возможность полноценно повеселиться подменив письмо.

Без какой‑либо опаски он вскрыл письмо, так как уже обошел все ловушки и теперь ему ничто не угрожало. Хм. Это еще что за абракадабра. Нет, разгадка ребусов не его конек, он все больше в электронном пространстве. Без тени сомнений Ирган стер прежнее послание и быстро отстучал — «Прости, ничего личного, просто так надо».

Ну вот. Учеба осталась позади, как и практика. Впереди ее ожидала картографическая экспедиция за пределами освоенного космоса, которая должна была продлиться около года. Решение Яшина было однозначным, по окончании учебы Ирина должна была пойти на госслужбу.

Даже если «Искатель» обнаружит координаты Земли, это ничего не меняет. Да, в поиске по ее направлению уже не будет никакого смысла. Но навигатор с практическим опытом картографирования в любом случае очень ценный специалист. А в них будет наблюдаться серьезный дефицит. Предстоят слишком уж обширные задачи при катастрофическом кадровом голоде.

Господи, как же все это не вовремя. У них с Сергеем как раз наметился следующий виток отношений. Конечно тот убежал куда‑то в неизвестность, но она была уверена, что им удалось миновать пик в их размолвке. И в этой ситуации длительная разлука никак не пойдет на пользу их отношениям.

Но похоже, тихое семейное счастье это не для нее. Она давала присягу, причем сделала этот выбор вполне осознанно. И похоже, что ради долга ей придется поступиться личным. Все хорошо известна поговорка — незаменимых нет. Но правда заключается в том, что она не работала по отношении их группы, потому что тут незаменим был практически каждый. Либо у ее отца наметились серьезные трудности, либо существуют серьезные трудности с подбором кадров, в чем не было ничего удивительного, учитывая специфику, но за последний год из конторы не было ни одного человека.

Ирина в очередной раз осмотрела свою квартиру, вспоминая все ли сделала, чтобы можно было оставить жилище без присмотра на длительное время. Чтобы вовремя успеть к отходу картографического судна, ей нужно было улетать с Клайпа уже сегодня. Через четыре часа отходил лайнер, на котором ею была забронирована каюта.

— Здравствуйте Игорь Ильич, — приняв вызов, произнесла Ирина.

— Здравствуй. Я гляжу застал тебя уже в дверях?

— Да. Я как раз собиралась выходить.

— Ты смотри там девочка, поаккуратнее. Помни, у нас еще дел выше крыши.

— Буду помнить.

— Ну и пиши при случае. Мало ли какая оказия подвернется.

— Обязательно. Игорь Ильич, а от Семена есть какие‑нибудь известия?

— Есть. Больше двух месяцев молчок, а тут получаю от него занятное письмецо с Фиджи — «Прости, ничего личного, просто так надо».

— И что это значит?

— Да ничего не значит. За одним маленьким исключением.

— Удалось?

— Очень на это похоже. Как и не схоже с самим Семеном. Можно сказать поступил по английски, а он не мог так поступить по определению.

— Ну мог же он сорваться. Не андроид ведь, человек, — с сомнением произнесла Ирина.

— Сорваться мог, не вопрос. Но он в любом случае предоставил бы подробные сведения. Не мог не предоставить. Словом, собираюсь и лечу на Фиджу, буду разбираться с тем, что там вообще происходит. Но ты ничем таким голову себе не забивай. Лети и делай свою работу. Ты как специалист нам очень дорог.

— Скажете то же. Вон Веру же нашли.

— И что с того? Она у нас теперь за всех отдуваться будет?

— Так может так случиться, что пока я буду в походе вы здесь…

— Может. Очень даже может быть. Но у тебя выбора нет в любом случае. Если откажешься, то только по нарушению условий контракта, и это будет значиться в твоем резюме. Сомневаюсь, что волчий билет пойдет тебе на пользу. Ни о чем не думай, и отправляйся в экспедицию. Увидимся через год. Удачи тебе, Ириша.

— Спасибо. И вам тоже удачи.

Ирина, отключилась и стала перед дверью сжав кулаки. Это что же получается — очень даже может быть, что у них появились сведения о координатах Земли, а она отправляется не пойми куда и в совершенно другую сторону. Ну почему все должно быть именно так‑то!?

Ирина закрыла глаза, и попыталась расслабиться. Спокойно. Только спокойно. Ну что она по сути теряет? Даже если им стали известны координаты Земли, это ничего не значит. Она просто не сможет оказаться в числе первых, потому что это решение было принято уже давно.

Так что же изменится, если она не отправится в экспедицию? По сути только то, что она будет знать точно, обнаружена Земля или нет. И это все. Стоит ли из‑за этого лишать себя возможности получить специальность? Нет.

Ну а коль скоро дела обстоят именно таким образом, чемодан в зубы и вперед на улицу, где уже дожидается флаер. Через пару часов она доберется до орбитального лифта, потом подъем на орбиту и наконец на борт пассажирского лайнера. Иными словами, ее ожидал первый настоящий контракт. И лучше бы ей сосредоточиться на этом. С остальным будет разбираться по возвращении.

Глава 7

— Курс сто пятьдесят три, девяносто восемь, дистанция десять тысяч. Предположительно малый транспорт межсистемно — планетарного типа, грузоподъемностью до ста кубов. Активирован генератор маскировочного поля третьего поколения. Исходя из вектора движения начал разгон для прыжка, по координатам Океании.

— Принял Кашалот, — Пошнагов задумчиво смотрел на голографическую карту Солнечной системы, с силой массируя подбородок.

— Подумать только, каждые пять дней на Землю прибывают по четыре корабля, — обуреваемая противоречивыми чувствами, и качая головой, заговорила Клайра. — На каждом из них по пятьдесят человек. Ну ладно, с учетом возможных накладок, пусть будет по сорок пять. Получается, за ирианский месяц они совершают восемь рейсов. По грубым подсчетам это выходит порядка полутора тысяч человек ежемесячно, и пятнадцати в год. И это по самым скромным прикидкам. Сергей, ты представляешь себе масштабы? Такое впечатление, что ирианцы повсеместно выступая против рабства, в данном конкретном случае сами этим грешат. Пусть у них и своеобразное такое рабство, но это все одно неволя.

— Знаешь, Клайра, у нас есть поговорка — дареному коню в зубы не глядят. Мы близко к Земле, а потому ты еще можешь подключиться к местной Сети и поискать данные по смертности. Согласно статистике, только от рака на Земле ежедневно умирает порядка двадцати тысяч человек. Так что, ирианцы вывозят лишь малую часть. Причем, я сомневаюсь, что твои подсчеты верны, скорее всего, людей вывозится меньше. Корпорация не заинтересована в увеличении населения Океании, их вполне устраивает фиксированная цифра, плюс — минус пару — тройку сотен, виду естественной убыли. В связи с открытием, которое сделала Алайя, во время нашей экспедиции, может и прибавилось несколько глубоководных баз. Но вряд ли это столь уж сильно повлияло на общее число землян на планете. Корпорация старательно выдерживает баланс и хищническое разграбление ресурсов Океании в ее планы никак не входит. А что касается рабства… Вообще‑то мне лично плевать на это. Альтернатива этой кабале смерть. Так что, ирианцы предоставляют выбор, и по большому счету спасибо им за это. Те же багрийцы не станут возиться с больными и тратить средства на их регенерацию, они будут выбирать здоровых и крепких. Хотя я и уверен, что медицину на планете они поднимут на качественно новый уровень.

— Тоже заботливое отношение к ресурсам планеты?

— Именно. Ладно, этот был последним, давай выдвигаться к нашему астероиду. Пора всерьез задуматься о возвращении.

— Наблюдения сворачиваем?

— А нечего больше наблюдать. Периодичность посещения Земли кораблями корпорации мы установили. Доподлинно выяснили, что никаких средств наблюдения в Солнечной системе нет. Так что, торчать здесь и дальше просто нет. К тому же, ресурс нашего генератора вырабатывается с каждым лишним часом. Для следующей экспедиции понадобится уже другой…

Андрей сумел организовать поставку образцов кокаина довольно быстро. Для этого ему понадобилось всего‑то трое суток. С учетом особых пожеланий клиента, и расположения лабораторий в труднодоступных местах, это очень быстро.

Вообще‑то для Сергея безопаснее всего было отправиться на корабль и выждать это время там. Но он не удержался от любопытства. Ему всегда хотелось побывать именно в Латинской Америке. Здесь есть на что посмотреть. Это и красоты природы, и древние руины, и старинные кварталы колониальных городов.

Опять же, немалая часть побережья Колумбии относилось к тому самому «флибустьерскому, дальнему, синему морю», из песни его детства, где бригантина распускает паруса. Признаться, он в свое время очень долго не мог понять, где же находится это самое, пиратское море. И только уже классе в восьмом все же понял, что никакого флибустьерского моря нет и в помине, но есть Карибское.

Ну не мог он себе отказать в удовольствии посетить те самые места, где некогда совершал свои походы его кумир, капитан Блад. И пусть это далеко не только Колумбия, он готов был поколесить по Карибам и посетить такие места как Картахена, Маракайбо, Барбадос, Тортуга. Пусть он мог уделить каждому из них не более пары тройки часов, но оно того стоило.

Во время своих туристических поездок по Колумбии, Сергей обратил внимание на то простое обстоятельство, что листья коки продаются совершенно свободно. Мало того, жевание этих листьев является частью культуры коренного населения. А еще, они являются предметом экспорта, так как из них делают какой‑то тонизирующий чай, ну и имеет место применения в фармакологии. Иными словами, сами листья коки, чем‑то похожие на лавровые, к наркотикам относились так же, как и мак на сдобных булочках.

Именно обнаружив свободную продажу листьев, Сергей и задумался над тем, а так ли уж ему нужен сам кокаин. Возможно куда больше толку будет именно от листьев. Тем более, при закупке листьев он не будет иметь никаких дел с наркомафией, что не могло его не радовать. Его отношение к этой братии было достаточно негативным, чтобы спокойно себя чувствовать зная о том, что он способствует их обогащению.

Под влиянием этих размышлений Сергей поподробнее ознакомился с процессом получения наркотика. Оказывается, получаемый порошок не является стопроцентным кокаином. Его содержание в окончательном продукте варьировалось от восьмидесяти до девяноста пяти процентов. А потому Алайя могла обнаружить нужное ей вещество именно в тех самых примесях. Правда, это при условии, что Ирине достался чистый порошок. Впрочем, это вполне возможно, учитывая то обстоятельство, что она вроде как накрыла барыгу.

Итак, если он окажется прав, то по всему выходит, что в листьях содержание нужного вещества будет куда выше, чем в готовом порошке. Да даже если ее интересует производная кокаина, ведь она сможет получить куда более качественный продукт. Словом, все было за приобретение образцов листьев. Правда, с учетом массы получаемого продукта, а так же необходимости приобретения образцов из различных мест, партия получилась ну очень внушительной по объему. Пришлось сделать несколько рейсов с забитым под завязку грузовым отсеком.

Все это время, пока команда носилась по планете и ее орбите, искин «Кашалота» не прекращал своего наблюдения за ирианцами, с завидным постоянством посещавших Землю. Этот процесс не составлял труда, ввиду того, что точка выхода из гиперперехода им была прекрасно известна. Как известны и координаты стационарного автоматического поста. Имелся таковой в системе. Кто бы сомневался, что корпорация не оставит систему без постоянного присмотра.

Вообще‑то, если бы не искин захваченный Сергеем на контрабандисте, они очень даже рисковали засветиться. Эта станция слежения подобно своим товаркам на контрабандистской тропе ничуть не стеснялась сканировать пространство системы. Нет, сам «Кашалот» этому сканеру был не по зубам, коль скоро экипаж будет неукоснительно придерживаться определенных правил безопасности. А вот катер уже имел все шансы быть обнаруженным.

Именно поэтому они были лишены возможности пользоваться им свободно. При каждом полете, а их было предостаточно, приходилось учитывать станцию слежения, с ее периодичностью обследования пространства, мертвые пространства. Ну и прыгать к Земле так чтобы планета выступала естественным щитом. В пределах атмосферы задействовались уже совершенно другие двигатели, да и уследить там за маленьким корабликом, было слишком уж нереально. Разве только, если они решат задействовать маршевые двигатели, что в их планы разумеется никак не входило.

Так уж вышло, что с делами на планете они покончили слишком быстро. В то время, как по убеждению Сергея, данных собранных в результате наблюдений у них все еще недостаточно. Именно поэтому наблюдения продолжались и после завершения деловой стороны их путешествия. Кто‑то очень умный сказал, что информация это самое мощное оружие в умелых руках, а еще является половиной успеха в любом предприятии, и основываясь на собственном опыте, Сергей теперь был готов подписаться под каждым словом, а потому предпочел немного потерять время, но получить дополнительные сведения или лично подтвердить уже имеющиеся.

Однако проводить время в праздности ему как‑то не улыбалось. Поэтому он решил обследовать довольно обширный астероидный пояс Солнечной системы. Который оказался еще вдобавок ко всему еще и до неприличия богатым. Несмотря на постоянное соблюдение мер маскировки и необходимость использования мертвых пространств, а как результат и далеко не полное сканирование астероидов, результаты его порадовали.

Подумать только, они сходу нарвались на несколько астероидов содержащих вариалин в промышленных объемах. От дальнейшего обследования Сергей решил воздержаться. С одной стороны, не стоит зарываться, с другой, появилась возможность провести время не просто в постоянном наблюдении, а использовать баржу по назначению. В конце концов он изрядно поиздержался, а вернее, был практически на нуле. И коль скоро есть возможность вернуться на Клайп имея полные трюмы концентрата вариалина, то отчего бы и нет.

Помимо этой руды, ими были обнаружены и два кармана золотосодержащих руд, чему Сергей был откровенно рад. Даже если их заинтересуют листья земного кустарника, а как следствие потребность в средствах будет не такой уж и большой, презренный металл не помешает. Золото является одним из самых дорогих среди добываемых даже во внутренних системах. Так что его добыча в любом случае имела смысл.

Разве только Сергей сделал для себя зарубку, приобрести малый внутрисистемный рудокоп. Да, отсек для руды у него слишком уж мал, а с установкой обогатительного комплекса уменьшится еще больше. Добывающее оборудование, в сравнении с установленным на «Кашалоте», вызывает не просто улыбку, а даже хохот. Но вместе с минусами, он имел и неоспоримые плюсы.

Например, такой кораблик занимал места не больше боевого дрона. А главное, как нельзя лучше подходит для работы вот с такими небольшими карманами и жилами редких металлов. Все же «Кашалот» с его мощными лазерами и обогатительным комплексом, заточенным под другие типы и объемы руд, допускал слишком большой процент потерь. А вот малый рудокоп, справился бы с этой задачей куда эффективнее.

На то чтобы забить рудой отсеки баржи под завязку, необходимо было как минимум десять дней. Все же объемы внушали уважение, десять тысяч кубов, это не баран чихнул. С использованием обогатительного комплекса затраты по времени возрастали вдвое, прибыль же увеличивалась лишь до полутора раз. Так что, использовать этот комплекс имело смысл только вот в таких, дальних экспедициях, когда сам переход от места добычи, до места сдачи был достаточно большим.

«Кашалот» приблизился на максимально близкое расстояние, с которого мог использовать лазеры. Нельзя допустить чтобы станция обнаружила их работу, а потому и они и место выработки, должны были быть накрыты маскировочным полем. Последний штрих стабилизировать свой дрейф, уровняв его с астероидом.

Только после этого «Кашалот» задействовал буровые лазеры, измельчающие породу, и силовые лучи, поднимающие ее в приемный бункер. Там руда проходила очередное измельчение, после чего подавалась на обогатительный комплекс, где очищалась от пустой породы и мусора в виде льда или пыли.

Вообще, профессия рудокопа была достаточно грязной. Сергей невольно вспомнил земных шахтеров. Только если там чумазыми были сами рабочие, то здесь эта честь доставалась кораблю. Конечно при гиперпереходе, как межсистемном, так и внутрисистемном, большинство этой самой пыли стряхивалось. Но кое‑что и задерживалось. А тогда уж по принципу Ржевского — высохнет само отпадет. Ничего не поделаешь, о мойке в космосе можно было и не мечтать. Разве только, ремонтные дроиды во время работ, отколотят толстый слой спрессовавшейся пыли.

— Сколько мы тут еще проторчим? — Деловито поинтересовалась Клайра, явно намереваясь покинуть ложемент, и замерев в ожидании ответа.

— Если верить Кашалоту, то через двадцать пять часов он заполнит отсеки. Разумеется при отсутствии каких‑либо форс — мажоров.

— Отлично. Тогда ты не будешь возражать, если я прогуляюсь?

— Хм. Клайра, что‑то ты зачастила на Землю.

В принципе ничего особенного. Сергей и сам позволял себе прогулки по Земле, и экипажу не возбранял. Правда тут в куда более выгодной позиции оказался Ралин. Сергеем было принято решение, что по одиночке они на планету опускаться не будут. И мало того, каждого из них будет сопровождать один из андроидов. А так как Ралин не был пилотом, а что говорится, только учился, то ни одна прогулка не обходилась без него. Сергей же с Клайрой были вынуждены чередоваться.

— Ну… Есть причина, — искренне смутившись, ответила девушка.

— Нормально. А почему я об этой причине узнаю последним? Кто он? — Возмутился и тут же начал сыпать вопросами Сергей.

— Насчет последним, ты уж извини, но это вроде моя личная жизнь, и ни о чем серьезном речь пока не идет. Если это во что‑нибудь перерастет, то ты об этом непременно узнаешь первым. А что касается того, кто он… Ты действительно знаешь каждого из более шести миллиардов населяющих Землю?

— Кхм. Я в смысле, он хотя бы приличный человек.

— Вот, прямо и не знаю, что для тебя означает понятие приличный. Ну, он не преступник, не охотник за головами, обычный парень, мой ровесник. Ах да, он русский. Одобряешь?

— А фото есть?

— Сергей, ну чего ты пытаешь девушку. Она даже мне его не показывает. И потом, по моему она права и имеет право на личную жизнь. Уж одного‑то беглеца, если случится, то ты легализовать сумеешь. Ну, ради счастья дочери.

— Нет Ралин, не дочь я ему больше. Он теперь свою единокровную обрел. Да еще и не одну, а с внуком.

— Ты вот к чему сейчас это все? А? — Даже задергался Сергей.

Нет, все верно, детей он вновь обрел и даже видится время от времени. Но кто сказал, что его отношение к Клайре изменилось. Признаться, он опасался, что она решит будто стала лишней для него или отошла на второй план. Именно поэтому он и старался всячески потворствовать ей. Вот и эти прогулки по Земле разрешил. Хотя каждый раз пока она там развлекалась, он себе места не находил. Странно, вроде его родная планета, а он переживает за нее так, словно это Алаянка, и девушку за каждым углом подстерегает опасность. Опять же, Добрыня все время с ней.

Это один из андроидов. Сергей не мудрствуя лукаво дал им имена русских богатырей — Илья, Алеша, Добрыня и Никита. Ну да, богатырей‑то трое было, а этих четверо, вот и присвоил одному из них имя богатырского батюшки. Когда обосновал свой выбор перед своими спутниками, те дружно поддержали. Ну а что такого, да с этими парнями настоящие богатыри и рядом не стояли.

— Сергей, не обижайся, — ужиком ввернувшись под его руку, девушка устроилась у него на коленях, и с самым невинным видом склонила голову к его плечу. — Ну я же это не серьезно.

— Не серьезно она. Да я за тебя… А она, несерьезно.

— Не обижаешься, — ткнув пальчиком в его грудь, и вертя как нашкодивший ребенок, тихо произнесла она.

— Не обижаюсь, — вдруг почувствовав, как по телу разливается тепло, ответил он.

— Тогда договорились, — задорно подытожила она.

— Вообще‑то я тоже хотел перед отлетом навестить своих, — попытался он ее урезонить.

— Но ведь ты же заранее не договаривался? Нет. А я обещала. Ну в конце концов, мы можем задержаться еще на сутки, особой погоды это не сделает. Все равно генератор под замену, без вариантов. А мне, ну очень нужно.

— Ладно, собирайся, егоза.

Уже через полчаса, катер отошел от «Кашалота» и прыгнул к Земле. Для них это уже было до того привычно, что превратилось в рутину. В смысле вот эти полеты, а не времяпровождение на Земле. Последнее как раз, оказывало на них весьма ободряющее действие. Хм. И что самое странное в особенности на девушку. Не серьезно значит. Ну, ну.

Подобрать момент между сканированием станции, короткий разгон, прыжок на орбиту планеты, посадка в укромном уголке. Потом взлет и уход к кораблю, вот только на борту только один пилот. Тут ведь как, и корабль в космосе без догляда ну никак не оставишь. И катер на планете без присмотра не бросишь. Мало ли как оно все обернется.

Искин, он конечно тот еще умник. Ему не составит труда доставить пассажиров на планету, потом взлететь и ожидать вызова на орбите. В принципе, для него ничего сложного в этом нет. Но машина она и есть машина. Даже ушедшая далеко вперед электроника внутренних систем не избавилась полностью от случающихся время от времени сбоев и глюков. Поэтому искусственному интеллекту так и не удалось полностью изжить человека и встать над ним.

В их же ситуации подобный глюк мог обернуться непоправимой бедой. Ну к примеру, они все оказались на Земле, и в результате ерундового сбоя, лишились своего катера. Случись это во внутренних мирах, то ничего страшного. Разве только в случае причинения ущерба придется отвечать за собственный недогляд. Но здесь, когда некому подстраховать… Лучше уж не оставлять свой транспорт без присмотра. Надежнее так.

Вернувшись на корабль, Сергей по обыкновению провел небольшую инспекцию. Ничего особенного, все именно так, как и должно быть. Идет самая обычная рутина по добыче и первичной переработке руды. С остальными системами тоже порядок. Ну а чему собственно говоря удивляться, искин чай не в дровах нашли.

Оно можно бы заняться самообразованием. Несмотря на дороговизну, Сергей раскошелился и установил на «Кашалоте» три виртуала, благодаря которым они постоянно совершенствовались. Ну вот хотя бы все трое изучили специальность рудокопа. Признаться с навыками пока так себе. Но с другой стороны, в работу баржи и ее мощных лазеров не больно‑то и влезешь с ручным управлением. Это лучше оставить до момента приобретения малого рудокопа.

Впрочем, хватало и других специальностей, которые ну никак не будут лишними в диком космосе, при полном отрыве от каких‑либо баз. А еще, немало времени приходится уделять боевой подготовке. Вот уж чем он не собирался пренебрегать, причем вплоть до реальных тренировок с выводом в космос боевых дронов. Благо топлива у них с большим запасом, потребность для данной экспедиции была перекрыта эдак раза в полтора. Последние годы приучили его быть немного параноиком, и кстати это ему уже не раз спасало жизнь.

Однако, именно сейчас заниматься самоподготовкой не было никакого желания. Что же, если так, то отчего бы не вспомнить о своих кулинарных талантах. Странное дело, но что Ралин, что Клайра возвращались с планеты просто зверски проголодавшимися. Такое впечатление, что там им просто некогда поесть.

Хм. А может они… Нет, ну а что тут такого. По возрасту они не так уж и далеко ушли друг от друга, оба представители кадийской аристократии, и общего у них предостаточно. К тому же, Ралин, дав вассальную присягу, для своего клана уже потерян. Сергею не все понятно с их аристократическими заморочками, но вроде как Ралин оставаясь законным супругом, может подарить клану еще сколько угодно детей, но в их воспитании принимать участия уже не имеет права. А для этого человека семья значила очень много, это Сергей понял уже давно. Ну и отчего бы ему не остановить свой выбор на Клайре. А скрытничают, потому что девушке неудобно перед Сергеем. Ведь она его так долго добивалась. Вполне рабочая версия. Нужно будет присмотреться к этим двоим.

— Курс триста десять, сто восемьдесят пять, дистанция двенадцать тысяч. Неопознанный корабль. Предположительно эсминец. Движется под прикрытием активированного генератора маскировочного поля второго поколения. Для определения скорости и точного курса данных недостаточно.

Кашалот еще не закончил свой доклад, когда Сергей уже буквально влетел в свой ложемент, уронив где‑то по дороге фартук. Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд. Это еще что за представление?

— Кашалот, прекратить добычу!

— Добыча уже прекращена, согласно протокола действий в чрезвычайных ситуациях, — абсолютно беспристрастно доложил искин.

— Доклад по вектору движения и точке выхода.

— Для точных данных недостаточно сведений, необходимо активное сканирование.

— Отставить активное сканирование.

Сергей ненадолго задумался, чтобы сформулировать нормальный вопрос. А для этого, ему сначала нужно было хотя бы понимать, что именно следует спрашивать. Итак, по точке выхода, это спрашивать бесполезно. На карте голографической карте он и так видит, что точка выхода далеко не характерна для кораблей корпорации. Слишком уж далеко от Земли, между астероидным поясом и Юпитером. Но уже хорошо то, что поблизости от него, иначе при использовании пассивных сканеров он мог остаться незамеченным.

Итак. Точка выхода не дает ничего. Корпорация хорошо изучила и картографировала Солнечную систему, а потому ее корабли могли появиться в любой ее точке, без особого для себя риска. Если только очень сильно не повезет. Так что, этот параметр без вектора движения отпадает сам собой.

— Кашалот, вектор выхода может совпадать с курсом из Океании?

— Для точного ответа недостаточно данных.

— Плевать на точность. Дай приблизительный ответ.

— Вероятность подобного совпадения тридцать процентов.

— Начать сближение на форсаже, корабль к бою изготовить, системы наведения не активировать.

— Должен напомнить, что в случае нахождения на борту противника сенсоров третьего поколения, при использовании форсажа мы будем обнаружены.

— Спасибо дружище. Отставить форсаж. Просто сближайся с ним на полной тяге.

— Принял. Выполняю.

Нда — а. Дилемма. То ли это корабль корпорации, и тогда его гибель не останется незамеченной. То ли Сергею очень повезло оказаться на пути какого‑то незваного гостя. А тогда выбора у него нет. Только драться, и никак иначе. Правда, эсминец… «Кашалот» конечно же сопоставим с ним по размерениям, и вооружение у него довольно серьезное. Но ведь все познается в сравнении.

Эсминец, боевой корабль и заточен под ведение боевых действий. Так что у него и оружие, и броня, и силовые генераторы не идут ни в какое сравнение с имеющимся на барже. А так же, в наличии обширные артиллерийские погреба. Единственное преимущество Сергея это его невидимость, и как следствие внезапность. Вот на них он и будет делать ставку.

Ну что же, пока суд да дело, пришла пора облачаться в доспехи. Благодаря все той же паранойе у него и его друзей теперь были довольно современные бронескафандры четвертого поколения. Ну прибавить сюда еще двоих остававшихся с ним андроиов и четверых боевых дроидов. Словом, при случае, неприятный сюрприз абордажной команде гарантирован.

Странное дело, но у него даже не шевельнулось и тени сомнения по поводу того, стоит ли ему вообще вступать в бой. Нет, сомнения конечно же присутствовали, но это относилось только к принадлежности корабля. Если он на службе корпорации, то и бог бы с ним, пускай летит по своим делам. Но если нет… Сергей был готов лечь костьми, но не позволить координатам расположения его родной планеты, стать достоянием еще кого‑нибудь.

— Кашалот, как там с вероятностью совпадения вектора? — Уже облачившись в броню и вновь располагаясь в ложементе, поинтересовался Сергей.

— Вероятность совпадения с курсом Океании двадцать три процента.

Ага. С одной стороны радует, то что появляется определенность. С другой, эта определенность свидетельствует только об одном — боя не избежать. Какой смысл, если ему без посторонней помощи не выстоять против военного корабля? Да есть смысл. К примеру нанести ему достаточно серьезные повреждения, чтобы он завис здесь на некоторое время. Эдак дней на пять. И тогда его обнаружат регулярно посещающие Солнечную систему корабли Арики. А там, прыгнет сюда линкор карманного флота корпорации, и разнесет нарушителя к чертовой матери.

Вот странное дело, но именно об этом он сейчас и думал. Никакие другие мысли его не занимали. Словно речь идет вовсе и не о его жизни. Крепко же он успел измениться за свою бытность охотника за головами. Оно вроде и раньше никогда не был из робкого десятка, но теперь отношение к возможности собственной гибели какое‑то отстраненное что ли, без соответствующей остроты.

— Дистанция пять тысяч. Минимальной дистанции корабли достигнут, через пять минут. Примерно через тридцать, неизвестный наберет достаточную скорость для прыжка к Земле. Но через двадцать минут выйдет из мертвого пространства Юпитера и станет виден для станции слежения.

Здравствуй попа новый год. Он‑то рассчитывал, что ему все же удастся нагнать неизвестного и атаковать в упор. Так чтобы использовать фактор внезапности по полной. Пустые мечты. Придется действовать практически с открытым забралом. Вся его фора, развеется как утренняя дымка. У противника будет более чем достаточно времени, чтобы активировать и силовой щит, и вооружение. Так что, атаку «Кашалота» встретит полностью изготовившийся к бою корабль.

У Пошнагова оставалась еще возможность остаться в стороне. Просто, снизить ход, и дать неизвестному прыгнуть. Или же прыгнуть вслед за ним, и постараться приблизиться к нему после выхода из гиперпространства. Угу. Только будет это уже на орбите Земли.

Нет, он вовсе не думал о собственной безопасности. Какой там, коль скоро уже решился идти в последний и решительный. Просто факт боя двух кораблей внеземной цивилизации, который никак не останется незамеченным, мог привести к самой настоящей истерии на планете. А это могло повлечь все что угодно, от волны суицидов, до массовых беспорядков и кровопролития, в преддверии нашествия инопланетян. Словом, ничего хорошего из этого не выйдет.

— Кашалот, начинай выводить боевые дроны, но держи их в пределах маскировочного поля. Активируй все вооружение. Когда будешь готов, захват цели и одновременная атака всеми силами и средствами — орудия, ракеты, дроны. Активация щита. Вопросы есть?

— Мне нужно постараться предотвратить выход неизвестного из мертвой зоны Юпитера?

— Да, на всякий случай это не помешает. Еще вопросы?

— Вопросов нет.

— Исполнять.

— Принято.

— Да, и еще. Как только начнется, отправь на Землю катер, с сообщением о произошедшем Клайре и Ралину.

— Принято.

Угу. Доверяет он там искину или нет, выбора он лишен. Не оставлять же своих в неведении и без катера. Если все закончится плохо, то им еще предстоит как‑то устраиваться на Земле. А касаемо возможных случайностей с искином… Ну, на сегодня невезухи вроде как уже достаточно, незачем усугублять.

Мелькнула было мысль и самому перебраться в катер, оставив Кашалота разбираться с эсминцем самостоятельно. Мелькнула и пропала. В конце концов, несмотря ни на что, он все же офицер, да и просто мужчина, а значит должен драться за свой дом. А прошлый опыт ему подсказывал, что в бою, даже космическом, ни одна машина не сравнится с человеком.

«Искатель» наконец перешел к последнему этапу разгона. Еще немного и генератор будет готов начать процесс свертывания пространства и кораблю совершит прыжок почти в десять световых лет. Правда, как бы им этого ни хотелось, не к орбите Земли. Павлов все же прислушался к совету опытного навигатора и решил повторить путь, некогда пройденный исследовательским судном, а затем и работорговцем.

Космос это последнее место, где можно позволить себе необоснованный риск. Разумеется, если в твои планы не входит погибнуть, на ниве служения делу освоения галактики. Вот только далеко не всегда подобная гибель может быть героической. Зачастую она просто бесславная, память о которой хранится только в сухих строчках отчетов о погибших и пропавших без вести экспедициях.

— Ладно ребятки. Пора готовиться к встрече с Родиной, — Павлов обвел всех решительным взглядом и начал отдавать распоряжения. — Искатель, изготовить корабль к бою. Экипаж, всем облачиться в броню и занять места по боевому расписанию.

Оно конечно странно, не без того. Но с другой стороны, когда распоряжения отдаются таким тоном, то лучше вспомнить о том, кто здесь капитан и кем он является на борту. Сначала выполни приказ, а потом уж задавай вопросы. Если на это достанет времени. Иначе никак.

— Семен, ты уверен, что это так уж необходимо? — Поинтересовалась Вера, занимая свой ложемент, уже будучи обряженной в броню.

— Я ни в чем не уверен. Но хочу быть готовым ко всякого рода неожиданностям. В конце концов, в Солнечной системе давно и прочно обосновались ирианцы. Так что, случиться может все что угодно.

— Ясно. Тогда может определишь одного человека в шлюпку?

— Это еще зачем?

— Можно скачать наш особый пакет на бортовой искин шлюпки. Это увеличит наши шансы на удачу. Если не мы, то хотя бы сведения достигнут Земли.

Вера имела ввиду базу данных, которую Павлов и Яшин собирали в течении длительного времени. Там было много чего, от достижений в ядерной физике, до выращивания искусственных органов. Разумеется поначалу без виртуала, процесс освоения будет затруднен, со многим придется разбираться самостоятельно. Да и пакет содержал в себе далеко не современные достижения внутренних систем. Но внедрение даже имеющегося там, позволило бы совершить просто небывалый прорыв по многим направлениям.

— Нет Вера. Мы не будем этого делать, — покачав головой, решительно возразил Семен.

— Почему?

— По нескольким причинам. Шлюпка не имеет никакого вооружения и не способна к прыжкам. Это просто разъездной транспорт, разве только способный опускаться на планету. Путь до Земли из точки нашего выхода из подпространства у нее займет не меньше года. Далее. Если противник сумеет обнаружить нас, при использовании генератора маскировочных полей второго поколения, то генератор первого на шлюпке, вообще ни о чем. Он сможет противодействовать разве только земным технологиям. Не станем мы выбрасывать и контейнер с искином содержащим этот пакет данных. Хотя бы потому что, в этом случае мы понятия не имеем к кому попадет пакет. Я служу России, а не Америке, и не какому‑то там абстрактному прогрессивному человечеству, поэтому хочу быть уверенным в том, что сведения попадут в нужные руки.

— Я понимаю. Просто не хотелось бы погибнуть не за понюшку табаку. Я все же надеялась принести пользу.

— Во — первых, все это только на всякий пожарный случай. Во — вторых, мы уже принесли пользу, и тот кристалл, который получит Яшин, откроет дорогу на Землю. Ну и наконец в — третьих, если мы не вернемся в течении достаточно длительного срока, для Яшина это будет сигналом того, что наш «Искатель» слишком не подготовленное для этого дела судно, и следующее будет гораздо превосходить его по характеристикам. Я вообще уже жалею, что ввязался в эту авантюру. Куда логичнее было бы снарядить судно с максимально возможными защитой, маскировкой и вооружением. Так, на всякий случай.

— Ты решил отработать назад? — Вера даже подалась вперед, в ожидании ответа.

— Боюсь, что у меня уже не хватит духу. Опять же, в принципе все выглядит вполне логично, если не превращаться в параноика.

— Заданная скорость достигнута, корабль готов к совершению прыжка, — обрывая их разговор, доложил Искатель…

По массивному корпусу «Кашалота», прошлась ощутимая дрожь. Еще бы, когда разом стартует три десятка ракет из пятнадцати установок. Кроме этого, ударили четыре артиллерийские установки, отправляя в противника тяжелые стальные болванки из особого сплава. При попадании в цель они способны навредить ничуть не меньше ракет, а порой и больше, так как в отличии от них, проникали под броню и производили разрушения внутри.

Сергей внимательно наблюдал за происходящим как на голографической карте, так и на нескольких мониторах. На них выводились параметры вооружения, состояние самих установок и уже запущенных снарядов. Разумеется последнее относилось только к ракетам, потому как артиллерийские снаряды были начисто лишены какой‑либо электроники.

Итак, энергетический щит уже выставлен. Установки активно перезаряжаются. Счетчик артиллерийских установок дисциплинированно отсчитывает расход боезапаса. До обозначенного Сергеем первого лимита осталось уже совсем немного. По достижении его орудия прекратят огонь и вновь откроют его только по получении отдельного приказа. Дроны сорвались с места и устремились к своей цели.

Последние представляют собой беспилотные летательные аппараты. Их габариты схожи с земными истребителями, и даже в их форме есть что‑то от самолетов. Например хвостовое оперение, крестообразной формы, что позволяет разметить на его оконечностях маневровые двигатели.

В зависимости от предназначения, дроны имеют различное оснащение. К примеру вот эти, заточены только под бой, и являются артиллерийской версией. На месте крыльев у них находятся многоствольные орудийные установки с практически сферическим сектором обстрела. По сути, задача этих установок сводится к непосредственной обороне против таких же дронов. Как дополнительные цели рассматриваются и ракеты. Основная роль в противодействии последним все же отводится паре иглометных установок. А вот под брюхом расположено орудие основного калибра, в задачу которого входит атака дичи покрупнее.

Даже линейные корабли имеют точки уязвимые для этих пронырливых машин. Разумеется, им не под силу уничтожить большой корабль или причинить ему сколь‑нибудь серьезные повреждения. Но зато они могут вывести из строя огневые точки, существенно снизив средства непосредственной обороны, тем самым упростив задачу по доставке к цели чего‑то более существенного и разрушительного.

Но для вот этого судна, дроны были по настоящему опасны. Едва только началась атака, как Кашалот просканировал неизвестное судно. Это оказался вовсе не эсминец, хотя и размерения и силовая установка были сопоставимы. Вполне обоснованная ошибка ввиду использования данных с пассивных сканеров. Избежать этого можно было при помощи визуального осмотра, что оказалось невозможным ввиду слишком большого расстояния.

— Кашалот, начинай глушить связь имитатором естественных помех, — едва осознав что это за судно, тут же приказал Сергей.

Не хватало еще, чтобы станция слежения зафиксировала какие‑либо переговоры, или вопли о помощи. Это корабли находятся в мертвой зоне, а потому ни сами они ни устроенное ими представление для сканера станции невидимы. А вот сигналы связи вполне себе могут отразиться от разного рода препятствий и выйти из мертвой зоны.

Ну да, все верно. Сергей уже не сомневается в своей победе и теперь старается вывернуться из данной ситуации с минимальными потерями. Уж по крайней мере, сохранить свое инкогнито.

— Принято. Выполняю, — все так же лишенным каких‑либо эмоций голосом доложил искин.

Итак, грузовое судно. Интересно, что ему здесь могло понадобиться? Даже если это контрабандисты, Солнечная система, в связи с ее значительной удаленностью не может представлять для них никакого интереса. Эта братия конечно пользовалась обходными, слабо изученными маршрутами, чтобы доставить свой товар кружным путем и беспошлинно. Но этот что‑то у слишком отклонился в сторону.

Впрочем, у подобных грузовиков есть еще одно неоспоримое преимущество. Их без особого труда можно переделать в работорговца, установив в грузовых отсеках обширные топливные баки. И Сергей не сомневался, что дела обстоят именно так, и никак иначе.

Неизвестный успел активировать свой шит, и атаковать в ответ шестью ракетами, две из которых были среднего радиуса действия и достаточно мощными, чтобы доставить неприятности. Это в случае если бы они имели дело с менее защищенным кораблем. Что же касается «Кашалота», то он мог выдержать подобный удар, даже не прибегая к средствам непосредственной обороны.

Но последнее о чем сейчас может думать грузовик, это атака. Если он не позаботится о защите от нападения, то вот эта первая волна ракетного обстрела, для него может оказаться и последней. Десяток ракет среднего радиуса действия, любому внушат уважение и естественное желание защититься от них.

Бортовой искин доложил о безуспешной попытке противника просканировать «Кашалота». Энергетический щит баржи безошибочно указывал ее местоположение, и этого вполне достаточно для ведения прицельной стрельбы. Но продолжавший работать генератор маскировочных полей не позволял точно идентифицировать цель. По имеющимся же у неизвестных данным, это вполне мог оказаться и эсминец. Конечно при наличии достаточно мощного сканера, эта проблема решалась легко. Но у противника с оборудованием похоже так себе.

А ничего так у неизвестных артиллерист. Толковый. Далеко не у всех хватит хладнокровия и выдержки, чтобы вот так, разобраться с такой массированной атакой. Орудийным снарядам он конечно противопоставить ничего не смог, противостоять им можно только тремя способами — силовым щитом, броней и маневром. Но зато он умудрился разобрать два десятка ракет, что при его слабом вооружении, сделать не так чтобы и просто. Причем, сработал он достаточно избирательно, поэтому все десять ракет средней дальности и соответственно мощности, были уничтожены.

Нда. А грузовик‑то вооружен так себе. Это обстоятельство Сергею было категорически непонятно. Нет, незнакомец конечно же мог организовать горячую встречу пиратам. А вот кому посерьезнее уже без вариантов. Хотя… Если это невольничье судно, то сопротивляться он будет только пиратам, с военными у работорговцев другая тактика — улепетывать во все лопатки.

Наконец оставшиеся десять ракет достигли щита над которым уже успели поработать орудийные снаряды, сумев истончить его на три четверти. Ракеты снесли щит грузовика начисто, причем досталось и самому кораблю. Не сказать что повреждения были столь уж серьезными, но все же они сумели сбить скорость судна, и лишить его возможности уйти в подпространство.

Ну откуда экипажу атакованного судна было знать, что среди ракет малой дальности найдутся снаряженные термоядерными боеголовками. Столь расточительные личности редкость даже на флоте. Настоящий капитан должен оценить обстановку, силы, средства и возможности противника, после чего действовать соответственно. По каждому факту производится разбирательство. А то эдак начнешь потворствовать, а потом, будешь удивляться тому, что на боевое снаряжение флота тратятся до неприличия большие суммы.

Сенсоры грузовика еще не успели оклематься после получения такой плюхи, как над кораблем уже кружили боевые дроны. Их сканеры без труда определяли ракетные и артиллерийские установки, а орудия точным огнем выводили их из строя, отправляя в полет в невесомости осколки обшивки корабля, вырванное с корнем вооружение.

Вслед за ними в дело вступили орудия «Кашалота», окончательно выведшие из строя маршевые двигатели уже изрядно израненного судна. Не прошло и минуты, как неизвестный уже не имел никакой возможности сопротивляться. И полностью потерял ход, продолжая двигаться только по инерции.

Сергей сблизился с ним на расстояние трех тысяч единиц и сумел наконец задействовать сканер. Четверо. В смысле живых трое. Четвертый угадывается только по все еще активированному бронескафандру. Он находился в машинном отделении, а как раз ему‑то и досталось от души, чтобы судно не успело вывалиться из под прикрытия Юпитера. А вот оставшаяся тройка похоже готовится дать бой абордажной команде. Во всяком случае, к такому выводу подводят их действия.

Очень может быть. Если люди решительные, а другие в открытый космос не сунулись бы, то захотят подороже продать свои жизни. Не хотелось бы их разочаровывать, но Сергей сегодня уже достаточно изображал из себя героя, когда бросался в атаку на эсминец. Так что, несмотря на наличие боевых андроидов и дроидов, от абордажа он все же решил воздержаться.

Как отказался и от мелькнувшей было мысли связаться с грузовиком. Ну его к лешему. Оно может быть это и случайные люди, а он сейчас действует как самый настоящий пират. Хотя, пират он нападает ради наживы, у него же иная мотивация. Ну тогда, переполняемый идеей убийца. Еще лучше.

Нет, идея взять этих бедолаг в плен конечно соблазнительная. Вот только осуществимая ли. Он прекрасно помнил как еще совсем недавно, один самоуверенный пират во время абордажа потерял и корабль, и свою жизнь. А ведь на его стороне было подавляющее превосходство. Кто его знает, какими сюрпризами полон этот кораблик. Наличие на борту «Кашалота» шести боевых единиц в виде двух андроидов и четверых дроидов, ни о чем не говорит. Ведь Сергей один, а они всего лишь машины.

Что же касается ответов на вопросы… Получит их потом. Не может же такого быть, чтобы погибли все. У него есть и крио — капсулы, для особо сложных случаев, и полевая регенерационная капсула, для случаев попроще. Поэтому он не стал отдавать приказ на прекращение огня. Пусть идет как идет.

Ну в конце концов, сколько ему может везти‑то. И потом, мало ли что они смогут учудить, а ему не хотелось бы получать повреждения в нескольких десятках световых лет от места, где возможно найти ремонтную базу.

Вообще‑то такое чрезмерное использование силы считалось непоправимой глупостью. Ну кто в здравом уме станет разбрасываться законным трофеем. Угу. Недалекие люди, вот кто. Но Сергей как‑то об этом не думал. Он просто обрушил на корабль всю огневую мощь своих артиллерийских установок, пока сканер не показал гибель последнего из экипажа.

— Кашалот, стыкуйся с неизвестным и высылай на его борт абордажную команду.

— Какие силы?

— Все. Усиль их ремонтными дроидами. В первую очередь спасение экипажа. Потом демонтаж всех искинов, включая и персональные. Затем проверка и доклад по имуществу в отсеках и в особенности в грузовом. И еще, деактивируй щит, пора нам опять подумать о маскировке.

— Принято.

Хм. И все же интересно, кто это был? С кем он только что так геройски, и по счастью легко, разделался? С ответами на эти вопросы придется обождать. Как бы его не распирало любопытство, он вовсе не горел желанием отправляться за ответами на искореженный корабль. Лучше уж проявить терпение. Целее будешь. Одно дело не бояться боя, другое подставляться по глупому. Мало ли какие там есть боевые машинки.

Неизвестного взяли на буксир уже через полчаса. После чего Сергей тут же направил «Кашалота» к Юпитеру. Он хотел уронить судно на планету. Самое надежное место, чтобы скрыть все следы его пребывания здесь. Конечно еще оставались обломки различной величины, но при их массе вряд ли им удастся покинуть пределы астероидного пояса. Обнаружить же их можно будет либо визуально, либо при детальном и целенаправленном поиске. Но повода для этого вроде удалось избежать, представителям же корпорации в этих местах делать было нечего.

Вообще‑то без задействования генератора свертывания пространства, путь до Юпитера не близкий. Но благо при нормально работающих захватах, переход в гиперпространство не был чем‑то из ряда вон. Правда, при этом в значительной мере повышался расход топлива. Тут и сам разгон с увеличившейся вдвое массой, и работа энергетических захватов, а как следствие чрезмерный расход топлива, многократно увеличивавшийся во время прыжка. Но при преодолении столь незначительных расстояний, это не так страшно.

Нда — а. Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд. Это он молодец. Вот сомнительно, чтобы кто еще такое смог бы учудить нечто подобное. А он ничего. В легкую. Заходи не бойся, выходи не плач.

Настроение его ухнуло вниз, когда приобретенная им программа сумела подобрать ключ к доставленному на борт резервному искину раскуроченного им корабля. Тот как‑то умудрился пережить ад устроенный Сергеем на борту «Искателя». Именно так и назывался грузовик. А еще, что самое невероятное, весь его экипаж состоял из землян, и не просто землян, но самых натуральных русских. Вот молодец Пошнагов! Возьми с полки пирожок!

Конечно он понятия не имел об их намерениях. Вполне может быть, что они были далеки от добрых. В конце концов, сколько раз он наблюдал, как вроде бы нормальные русские, стучали себя пяткой в грудь, доказывали, что они самые настоящие патриоты России. А сами предавали и продавали и свою Родину, и свой народ, что говорится оптом и в розницу.

Очень может быть, что большинство из них искренне верят в то что действуют во благо своей страны и народа. Полагают, что только им ведом настоящий путь, по которому следует идти России. А главное верят, что путь этот непременно будет усыпан розами всякого рода доброхотами с запада или из‑за океана. Что эти настоящие друзья России помогут, поддержат и непременно решат все проблемы страны. Каким же нужно быть идиотом, чтобы искренне верить в подобную чушь?

Но есть и те кого идиотами никак не назовешь. Напротив, это прагматичные, продуманные и беспринципные личности. Им плевать не то что на свой народ, но и на кровные узы. Для них имеет значение только личная выгода. Эти не просто предают, они как раз‑таки продают, причем даже не задумываясь кому, просто ищут кто даст большую цену.

Судя по записям в искине, экипаж Искателя занимался перевозкой контрабандных грузов в Багрйскую империю. В один из таких рейсов ими были обнаружены обломки корабля. Нет ничего странного, что они решили его слегка облегчить. Это скорее уж правило, чем исключение. Никто не пройдет мимо такой халявы. Выпотрошив искин они обнаружили путь домой и решили воспользоваться этим.

Вот собственно и все. Получить больше не удалось даже когда он выпотрошил два уцелевших персональных искина. Как следствие, не вышло и определиться по намерениям погибших. Что они собирались сделать? Просто навестить родных? Выйти на контакт с правительством России и предложить свои услуги по предоставлению инопланетных инноваций? Вряд ли им могли предложить больше чем они имели возможность заработать, при наличии такого корабля.

Да даже со своим вооружением они могли скорее диктовать условия всей планете. Хм. Это если они полные идиоты и позабыли о корпорации Арика. А вот это сомнительно. Прошедшие через Океанию своих благодетелей не забудут никогда. Слишком уж глубокий след оставил этот водный мир у землян.

Но зато они могли организовать похищение землян и продажу их багрийцам. А почему собственно говоря следует отмахиваться от подобной возможности? Они же имели связи с багрийцами, значит могли найти и выход. Да в крайнем случае, им даже не нужно было мараться лично. За координаты планеты подобной Земле, крупные багрийские рабовладельческие дома могли выложить настолько неприличную сумму, что она не могла уместиться даже в самых смелых мечтах.

Ну да. Вот так он и сидел, пытаясь найти себе оправдание. Приписывал погибшим различные грехи. Мысленно относил их непременно к врагам, удумавшим нечто злобное и мерзкое, против родной планеты. Эдакие, мальчиши плохиши. Не так погано себя чувствуешь.

Главное не думать о том, что это такие же счастливцы как он, неожиданно обретшие билет домой и решившие навестить родных. Потому что подобные мысли неизменно будили в нем желание что‑нибудь сломать. Нет, не собственный череп, от суицидальных мыслей он был достаточно далек. Но вот интерьер «Кашалота» очень даже находился в опасности. Сергей и сам не знал, чего он не бросился крушить все подряд.

Словом на душе у него было настолько погано насколько не было еще никогда. Ему конечно не привыкать к убийствам, причем не к таким виртуальным, когда все похоже на компьютерную игру и ты даже никого не видишь. Он не раз убивал глядя своей жертве в глаза. Но тогда все было по другому. Тогда он четко знал в кого стреляет. И никакой жалости по отношении убийц или сожалений по поводу содеянного не было и близко. Сегодня же все было не однозначно. И все из‑за неопределенности в отношении намерений экипажа «Искателя».

Спокойно. Ну а если бы это были не земляне, он так же метался и накручивал себя? Сомнительно. Да что там сомнительно, ничего подобного не было бы и близко. Так что меняется, если экипаж судна состоял из землян? Да по сути ничего. Но это все же были земляне.

Радовало пока хотя бы то, что троих из них можно будет спасти. Двоим он помочь не сможет. Это только в медицинский центр во внутренних мирах. Слишком уж серьезные повреждения с оторванными конечностями и раскуроченными внутренностями, словом только и того, что головной мозг остался нетронутым.

А вот третьего вполне можно восстановить в условиях полевой регенерационной капсулы. Пара дней и будет как новенький. Ну а после беседы с ним, вполне возможно принять соответствующие меры. Ну к примеру освободить крио — капсулы от мусора.

Хм. А вот это вряд ли. Нет, вполне возможно, но только сомнительно. Сергей не без интереса рассматривал содержание весьма объемного файла. Ну просто до неприличия объемного. Правда его заинтересовали не его объемы. Нет, сначала конечно же это, но потом само содержание.

А ведь ребятки везли на Землю самые разнообразные технологии. Чего тут только не было. Государство которое станет обладателем этого богатства и сможет с умом им распорядиться, окажется на недосягаемой высоте. Воспользоваться всем этим единолично, нечего и мечтать. Сожрут. Да и не получится всем этим воспользоваться в одиночку, банально не хватит ресурсов.

Если бы они думали только о личном обогащении, то с них хватило бы только технологии выращивания и трансплантации органов. Благо во внутренних системах в свое время она была доведена почти до совершенства. Вырастить и трансплантировать можно было любой орган. Единственно что так и не поддалось инопланетным ученым это головной мозг.

Впрочем, даже эти сложности ни к чему. Если речь о банальном обогащении, то достаточно пары полевых регенерационных капсул, с реагентами. И все. Миллиардные доходы и безбедная жизнь до конца дней обеспечены. Главное суметь соблюсти секретность. А это пожалуйста. Сумел же он утащить Волынского на орбиту и провести регенерацию вне Земли.

Но экипаж «Искателя» поступил иначе. Они тащили с собой целый ворох подробнейшей информации. А значит не собирались тупо срубить бабло. Мало того, такой объем говорил о том, что они вполне отдавали себе отчет, что могут застрять на Земле, и их Родине просто неоткуда будет почерпнуть дополнительные знания.

От осознания этого на душе стало еще муторнее. Нет, он уже понимал, что вот такой собственнический подход обнаружившийся у него, ведет в тупик. Жить нужно ради цели, и чем внушительнее поставленная перед собой задача, тем жизнь интереснее. Тупо вкусно есть и сладко спать, надоест очень скоро, а ему похоже отмерян длинный век, и нужно его чем‑то заполнить.

Вот только выходов у него пока не было никаких. Правда времени было в избытке. Поэтому он решил для начала поправить свое финансовое положение, потом определиться с тем, на кого именно выйти, и только после этого начать действовать.

— Кашалот, есть доклад о характере груза на «Искателе»?

— Четыре виртуальных комплектов третьего поколения, в упаковке. Сотня искинов третьего поколения. Обучающие программы среднего, специального и высшего образования…

По окончании перечня, Сергей точно уверился в том, что экипаж «Искателя» вез на Землю не просто файл с обширным перечнем, но и средства для обучения. Конечно это как‑то несерьезно и даже мелочно. Такое впечатление, что они наскооро похватали то, что было под рукой и на что хватило их скромных средств. Нет, в условиях Земли, результат должен был выйти просто ошеломительным. Но… Ясно в общем.

— Слушаю тебя, Клайра, — наблюдая за тем, как «Искатель» входит в слои атмосферы Юпитера, устало ответил на вызов девушки Сергей.

— У тебя все в порядке? — Тут же возбужденно выпалила она.

Надо же, а он уже и позабыл о том, что отправил к ним катер. Они же ничего не знают, за исключением того, что в системе появился неизвестный эсминец, и что Сергей намерен с ним драться. А какого лешего она тогда с ним связывается?

— Погоди. Клайра, ты опять за свое? Ралин, какого черта? Я же отправил вам сообщение, что свяжусь с вами сам, — наконец собравшись в кучу, рассерженно бросил Сергей.

— Но прошло уже слишком много времени, — попытался было возразит Ралин.

— Ну и что с того? А если бы меня раскатали в блин? С кем бы вы сейчас связывались? Я какого рожна отправил вам катер? Чтобы вы сами себя подставили и тупо отдали концы?

— Извини, как‑то не подумал, — смутившись ответил Ралин.

— Сергей, у тебя все в порядке? — С Явным смущением, но все же упрямо спросила девушка.

— Если ты о состоянии корабля и моего организма, то да, все нормально. Ни единой царапины. Разве только израсходовал часть боезапаса, вот и все. Это оказался не эсминец, а грузовик. Ошибка из‑за пассивного наблюдения.

— Но что‑то не так, да? — Внимательно всматриваясь в его изображение на мониторе, не отступалась она.

— Не так, — не стал отнекиваться Сергей. — Это оказались земляне, случайно заполучившие координаты Солнечной системы. Вот такие пироги с котятами.

— Но ведь ты же не знал.

— Не знал. Только от этого не легче. Ладно, проехали. Их корабль я уронил на Юпитер. Двоих из них определил в крио — капсулы, одного в регенерационную. Придет в себя выясню все доподлинно. Сейчас начинаю разгон и прыгну к нашему астероиду. Можете забавляться дальше, жду вас утром.

— Уверен, — озабочено поинтересовался Ралин.

Угу, ему сейчас не до веселья. Его сюзерен, которого он должен охранять ценой собственной жизни, как раз в его отсутствие и подвергся опасности. Нужно знать алаянкцев, и тем более их аристократию, чтобы понять что сейчас творилось у него на душе.

— Конечно уверен. Два неизвестных корабля кряду это перебор. Все, отбой. И пришлите катер обратно, нечего ему болтаться на орбите.

— Может Клайра пусть веселится, а я вернусь?

— Вот уж нет, дорогой. Лучше присмотри за этой девчонкой, чтобы она никуда не влезла. Считай это моим прямым приказом. Все отбой.

Хм. А может он все же поторопился с выводами и между этими двоими ничего нет. Ну как бы тогда Ралин решился оставить свою женщину на Земле, в то время как сам, отправился бы на корабль. Опять же, если между ними есть отношения, то скрыть это в замкнутом пространстве корабля просто нереально. Будь они хоть трижды аристократами, способными владеть собой в любой ситуации.

После сближения пары начинают вести себя совершенно по другому, они просто не в состоянии контролировать себя. Опять же, здесь все на виду. Да тех же конфузов связанных с неловкими ситуациями между ними было уже предостаточно. А все от того, что избежать этого просто невозможно.

Получается Клайра завела себе воздыхателя из землян. Причем, и она сама испытывает к нему вполне себе серьезную симпатию. Раньше‑то Сергей этого не замечал, но вот сегодня, она выдала себя с головой. Дай‑то бог, дай‑то бог, а занятие для ее избранника найдется, не вопрос. Кхм. Ну — у… Если он окажется ее достоин, разумеется.

Глава 8

— М — м-м.

Мужчина со страдальческим видом поднял руки к голове и сжав виски, не открывая глаз, повернулся на правый бок. Потом замер и прекратив стонать, все же открыл глаза. Но увидев перед собой стену, тут же резко повернулся в противоположную сторону. Зря он так. В его состоянии лучше бы без резких движений, иначе…

— М — м-м. Га — адство.

— Терпи Семен, сейчас начнут действовать стимуляторы и все пройдет. Ну вот, а я о чем.

Бледное лицо Павлова начало быстро приобретать здоровый цвет. Боль настолько быстро улетучивалась, что Павлов непроизвольно опять прикоснулся к вискам. Потом провел по подбородку. Хм. Солидная щетина. Трое суток, никак не меньше. Взгляд на мужчину сидящего в паре метров от него.

— Вижу что ты меня узнал. Вот и хорошо. Чтобы сразу опустить все недоговоренности, я тоже многое о тебе знаю, практически все.

— Агх… Хк — ха. А я‑то думаю, чего это у меня так голова раскалывается, — прочистив горло, все же заговорил Павлов. — Значит медикаментозный допрос.

— Ну не клещами же из тебя нужно было все тянуть. Штучка конечно противная, весьма болезненная и незаконная, но зато способна проломиться сквозь любые блоки и барьеры, причем без какого либо вреда для пациента.

— Попробуй как‑нибудь на себе, потом и будешь говорить о вреде.

— Больно, согласен. Но если болит, значит живой. Так что, ничего страшного.

— Что с моей командой? — Внимательно посмотрев на Сергея, поинтересовался Павлов.

— Двое в крио — капсулах. В местных условиях я им ничем не смогу помочь, нужна клиника. Ну да это не проблема, довезем, определим. А вот та что была в машинном отделении… Этому отсеку досталось по полной, — вздохнув закончил Сергей.

— Аля. Ну и сволочь же ты Пошнагов.

— Я‑то может и сволочь, но зато не полный кретин. Ты куда поперся? По семье соскучился. Пошел на поводу у своих подчиненных. Еще хорошо что я тебя вовремя перехватил.

— Ты это называешь хорошо?

— А ты не суди по частностям. Смотри на картину в целом. Я вообще не понимаю, откуда столько везения выплыло на наши задницы.

— Какое везение? Ты о чем вообще? — Усаживаясь на кровати и сжимая кулаки, процедил сквозь зубы капитан.

— Не надо на меня шипеть, Семен, я свое уже давно отбоялся. Да и с Илюхой тебе не справиться, хоть на пупе извернись, — кивнув себе за спину, где истуканом замер андроид, остудил Сергей Павлова. — А везение очень даже простое, хотя и невероятное. Словом, ваш «Искатель» появился в Солнечной системе в очень удачном месте, в мертвой зоне наблюдательной станции корпорации. А она оснащена сканером третьего поколения. Так что, вы с вашей маскировкой второго поколения, тут были бы видны как прыщ на заднице. А тогда уж вам все одно кирдык. Первые же гости с Океании получили бы сведения о том, что тут появился неизвестный корабль. А там, если ты не забыл, стоит флот корпорации. Но хрен бы с вами, за что боролись, на то и напоролись. Вот только Солнечную систему корпорация могла закрыть наглухо, и тогда все ваши шпионские игры и мой энтузиазм, ничего не стоили бы. Причем, даже если бы не взяли тебя, а кого‑нибудь из твоей команды, то результат был бы один, всю вашу едва народившуюся шпионскую сеть накрыли бы в один присест.

— Что с «Искателем»?

— Да ничего. Снял с него все что может пригодиться в хозяйстве. Вырубил все способное подавать какие бы то ни было сигналы. Остальное уронил на Юпитер. Ладно. С этим проехали. Не смотри на меня так. Извиняться все равно не буду. Тебе дураку еще и шею намылить нужно. Поэтому едем дальше. Я со своими делами на Земле в принципе закончил. Хотел было уже отчаливать, да тут вы появились. Пришлось вносить коррективы. Ну а после твоего допроса, и менять планы. Словом, это очень хорошо, что у тебя есть выход на российское правительство.

— А тебе‑то это зачем? — Даже и не думая переходить на дружеский тон, поинтересовался Павлов.

— Затем Сема, что на жизнь и заметь, безбедную жизнь, я заработаю без труда. Этот корабль является добывающей баржей, причем изрядно вооруженной, а значит способной дать пинка любому пирату. В моих отсеках сейчас находится десять тысяч кубов вариалина, причем концентрата. Даже с учетом дальнего перехода, и самыми низкими котировками на бирже, это составит чистой прибыли больше трех миллионов. И даже если я буду таскать самую дешевую руду во внутренних системах, то с каждого рейса буду снимать около полумиллиона кредитов. Как считаешь, мне хватит таких денег, чтобы обеспечить себе достаточно комфортную жизнь?

— Но тебе этого мало, так?

— Да, вкусно есть и сладко спать мне уже мало. Когда‑то это для меня было самоцелью. Но сегодня, когда я не испытываю нужды, мне этого недостаточно.

— Ирина совсем иначе описывала тебя. Да и другие давали тебе иную характеристику.

— С Ириной я еще разберусь. Конспиратор итить ее. А что до остального, жизнь не стоит на месте. Все течет, все меняется, как и мы. Просто раньше мне приходилось буквально выгрызать себе место под солнцем, а сегодня когда оно у меня есть хочется чего‑то другого. Извращаться до золотых унитазов и бриллиантовых зубов, мне противно. А вот способствовать развитию Земли, ее способности постоять за себя, это совсем другое дело.

— Значит хочешь служить и защищать?

— Ровно настолько, насколько сочту это нужным. Без фанатизма и там где мне это будет интересно. Так что ни служить, ни таскать из огня каштаны по первому требованию начальства, я не собираюсь. А вот помочь, причем без дураков, и настолько насколько это будет в моих силах, это да. Тут российское правительство может на меня положиться целиком и полностью.

— Значит ты хочешь чтобы я вывел тебя на мой контакт в ФСБ?

— Вообще‑то после твоего допроса лично ты мне не больно‑то нужен. Не думаю, что генерал Роговцев откажется услышать привет от своей дочери. И убедить его в том, что я не мошенник мне удастся очень быстро. Так что, я и сам смогу передать ему свои требования. Почему я все это говорю тебе? Считай это небольшим комплексом вины.

— И в чем заключаются твои требования?

— А вот это тебя уже не касается. Ладно, минут через пять от тебя все одно уже никакого толку не будет, поэтому до завтра.

— Отчего же до завтра. Думаю начальство в любое время суток будет радо встрече со мной.

— Ну, во — первых, я уже говорил, что для встречи ты мне совсем даже не нужен. Во — вторых, ты сейчас просто вырубишься. Это вполне нормально, после полной регенерации при воскрешении из мертвых. А ты вдобавок ко всему еще и перенес медикаментозный допрос.

Семен и впрямь стоически боролся с накатывающей сонливостью. Вот только с каждой секундой получалось у него все хуже и хуже. Очень похоже на надувную игрушку, у которой выдернули пробку и выпустили воздух. Ну вот, а он о чем говорил. Пошнагов едва только закончил говорить, как Павлов завалился набок.

Сергей вышел из каюты оставив в качестве охраны Илью. В дверях разминулся с андроидом медиком, несущим(или несущей, личина‑то женская) пациенту ужин. Поздно. Теперь его из пушки не поднять. Придется тащить все обратно. Впрочем, робот по этому поводу не выкажет никаких эмоций. Машина, что с нее взять.

Хм. А зря он все же пожадничал и не потратился на более современную модель. И регенерационную капсулу можно было бы взять поновее. Глядишь, сейчас с ранеными сами бы сладили. А так, словно беспомощные.

Он конечно же сожалел по поводу пострадавших от его рук, членов экипажа «Искателя». Но мысли о недостаточной медицинской оснащенности все же в первую очередь были направлены на его экипаж. Раньше‑то казалось, регенерационная капсула решает все проблемы. Ага. Не тут‑то было. Не следует искать панацеи от всех болезней при минимуме вложений. Например, вот о таких повреждениях он и не подумал.

Конечно можно было заявить то, что у него не оставалось средств. И это было бы правдой, потому что он вложился в это предприятие весь, до последнего кредита. Но отложив отлет хотя бы на пару месяцев, он мог спокойно заработать необходимую сумму, занявшись добычей руды. Но ку — уда — а та — ам. Вперед, бегом, скачками, Земля зовет.

Ну и чем он лучше Павлова? Да ничем. Разве только ему повезло получить сведения о земном маршруте в несколько иной, более информативной форме. А отсюда и подготовился он получше. Хотя… Лучше, это смотря с какой стороны на этот вопрос посмотреть. Ведь тоже прошелся по краю, обойдясь только самым минимумом.

— Ну и как там твой пленник? — Когда Сергей вошел в кают — кампанию, поинтересовалась оторвавшаяся от тарелки Клайра.

— Он не пленник.

— Ну не пациент же. Их под воздействием сыворотки не допрашивают, — пожав плечами, спокойно возразила девушка.

— Нормально. Спит, — присаживаясь за стол, ответил он.

— Что‑нибудь выяснил? — Это уже Ралин.

— Выяснил. У нас есть такая поговорка — бей своих, чтобы чужие боялись. Вот прибейте меня лопатой, но единственные кто может победить русских, это только русские, — ковыряясь ложкой в каше, сдобренной мясом, вздохнул Сергей.

— И тому есть множество примеров в истории России, — весомо качая головой, согласился Ралин.

— Ты‑то откуда знаешь? — С сомнением посмотрела на него Клайра.

— Ну, пока ты изучала характеры русских мужчин, сосредоточившись на одном из индивидуумов, я посещал музеи, просмотрел исторические фильмы и вообще сделал экскурс в историю.

— И зачем тебе это?

— А затем, Клайра, что коль скоро нам придется иметь дело с землянами, то неплохо бы постараться их хотя бы немного понять. Так вот, все что я узнал говорит только ободном, когда русские оказываются достаточно умны, чтобы встать единым фронтом против общего врага, справиться с ними просто невозможно. Хотя, во время длительного благоденствия, они и становятся мягкими и податливыми. Я кстати услышал одно выражение, которое на мой взгляд очень хорошо характеризует соотечественников Сергея.

— Ну‑ка, ну‑ка, аж самому интересно, — отрываясь от ужина, полюбопытствовал Сергей.

— Русские они такие, в драке не помогут, в войне победят.

— Хм. Что‑то знакомое. Погоди, погоди, это же покойный актер Краско в каком‑то сериале говорил.

— Про сериал не скажу, случайно услышал на улице от какого‑то мужчины, — пожал плечами Ралин. — Но это все отступления. По пленнику что‑нибудь скажешь?

Сергей посмотрел на стоящую перед ним тарелку. Да бог с ним с ужином. Все одно ковыряется без аппетита. Вон одну ложку отправил в рот, так с трудом проглотил. Ну и чего над собой издеваться. Опять же, эти двое от любопытства умирают…

— Анатолий Анисимович?

Довольно крепкий мужчина окинул Сергея оценивающим взглядом. С первого взгляда и не скажешь, что он уже отсчитывает седьмой десяток. Если только не взглянуть поближе на его лицо, испещренное морщинами и выдающее возраст с головой. Да еще и седина, выбивающаяся из под суконной кепки. Но в остальном, крепок, и старости потворствовать не собирается.

Если подъезжая к стоящему в одном из карманов Варшавского шоссе автомобилю, Сергей еще и сомневался в том, что этот мужчина именно тот кого он хотел увидеть, то сейчас никаких сомнений и в помине. Да, Ирина не врала. Она и впрямь похожа на своего отца. Нет, не возрастом разумеется.

— Глупый вопрос. Тут кроме нас с вами никого нет, — пожав плечами, вместо приветствия произнес генерал.

И впрямь, на первый взгляд вокруг никого. Вот только Сергей не собирался доверяться очевидной картине. После его звонка прошел уже целый час. Он и не думал умалять достоинства спецслужб России ни в плане оперативности, ни в плане профессионализма.

— Насчет одни, хорошая шутка. Я оценил, — искренне улыбнувшись, возразил Сергей.

Клайра уже давно просканировала округу. Поэтому Сергей совершенно точно мог указать лежки, где сейчас расположились спецназовцы, тщательно прячущиеся в пожухлой прошлогодней траве. Кстати, молодцы, визуально никого из них не рассмотреть.

— Что вы хотите этим сказать? — Вздернул бровь генерал.

— Только то, что сказал. Вокруг нас, в пределах от десяти, до двадцати метров находится полтора десятка бойцов. Могу указать, где именно они заняли позиции. Кроме того, есть и второе кольцо, эти расположились подальше. Я мог бы перезвонить вам и назначить другое место, с минимальным запасом по времени, чтобы вы не успели организовать силовое прикрытие. Но не думаю, что будет правильно гонять взрослого мужчину из угла в угол, как нашкодившего мальчишку. Но прежде чем мы начнем наш разговор, у меня есть к вам один единственный вопрос, те кто находится вокруг нас имеют соответствующий допуск секретности?

— Боитесь что нас могут услышать?

— Мне бояться нечего. Вильну хвостом, только меня и видели. И никакой спецназ меня не остановит. Они все как на ладони и могут быть уничтожены за несколько секунд. А вот у вас ставки действительно слишком высоки.

— Вы держитесь уверенно. Неужели ничего не опасаетесь?

— Только того, что мы сейчас не договоримся. Как я уже сказал, при всем моем уважении к бойцам спецназа, у них нет никаких шансов помешать мне. Итак, вы уверены, что у них имеется достаточный допуск? Я могу говорить совершенно открыто?

— Кхм.

— Ясно. Ничего не меняется в этом мире. То есть, вы хотели банально захватить меня? Решили, что с вашей дочерью и остальными людьми случилась беда? Что же, спешу вас уверить, что это не так. Ладно, если вам будет так спокойнее, пусть ваши люди остаются там где находятся, а мы присядем в вашу машину и поговорим. На улице прохладно, — поежившись, заметил Сергей. — Я за последние годы как‑то все больше либо в теплом климате, либо в закрытом помещении. Совсем отвык от родной ранней весны.

— Вообще‑то уже середина апреля.

— Согласен. Но и вы согласитесь, что денек сегодня не блещет.

— Трудно возразить. Прошу, — Анатолий Анисимович сделал приглашающий жест в сторону своего ауди.

Едва расположившись на пассажирском сидении, Сергей тут же потер ладони, разгоняя кровь, и вопросительно взглянул на генерала. Тот недоумевающе посмотрел в ответ.

— Что, включить отопление? — С нескрываемым удивлением уточнил он.

— Если это вас не затруднит, — с виноватой улыбкой, попросил Сергей.

— Вам следовало назначить встречу в каком‑нибудь кафе, — хмыкнув и запуская двигатель, произнес Роговцев.

— Ну его к лешему, эти кафе. Вдруг вы захотите меня спеленать. Тут хотя бы гражданские не пострадают, — Сергей демонстративно выставил на торпеду небольшую черную коробочку, отжимай единственную кнопку.

— Это глушилка, причем не земного происхождения. Она не только глушит любую прослушку, но и искажает визуальные очертания предметов пребывающих в движении. Сейчас даже по нашим губам ничего не разберешь, какая‑то абракадабра, да и только.

— Интересно.

— Уверяю вас, в сравнении с тем, что можно почерпнуть у внутренних систем, это сущая ерунда. Но сначала давайте покончим с вопросом доверия. Опять же, у нас с Ириной и без того сложились довольно скользкие отношения, поэтому если она узнает, что я не передал сначала вам привет, а сразу же кинулся в дела… Знаете, она у вас довольно решительная девушка. К тому же, как мне стало недавно известно, я даже не представлял насколько решительная. Ладно, не будем тянуть.

Сергей снял с руки свой искин и пристроил на приборной панели. Потом отдал ему команду показать на голографическом экране заранее приготовленную нарезку видеороликов, главной героиней которых была Ирина. Пришлось затратить пару часов, монтируя этот доморощенный фильм. Самому же ему оставалось только привалиться к двери и уставиться в окно, рассматривая окружающие пейзажи.

Оно бы вообще выйти из машины, чтобы не мешать. Да кто его знает, какая реакция на это будет у спецназовцев. Сейчас нервы у всех на пределе. Разве только Илья и Добрыня, сидя в УАЗе, являют собой непрошибаемое спокойствие. Ну да они хотя и боевая единица, но все же не в счет, потому как не человеки, а вполне даже бездушные машины.

— Спасибо, — утерев сбежавшую по морщинистой щеке слезу, тихо произнес генерал, когда искин закончил демонстрацию.

— Извините, но если бы она больше мне доверяла, то удалось бы избежать множества неприятностей. И жертв стольких не было бы. Признаться, знать то, что собственными руками отправил на тот свет троих, оказавшихся не теми кем казались, не самое приятное чувство.

— А поподробнее нельзя? — Уже беря себя в руки, поинтересовался Роговцев.

— Можно, чего уж там. Парней правда жалко, — Сергей кивнул за окно машины имея ввиду спецназовцев, оно и понятно, мало холодной погоды, так еще и дождь начал моросить. — Ну да, как там нас учили в военном училище — солдат должен стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы, — все же отмахнулся Сергей. — Вы уж не обессудьте, но я просто расскажу вам свою историю, так будет проще и понятнее.

— Только еще один вопрос. Записать на диктофон это получится, или ваша глушилка не позволит.

— Сама по себе эта запись будет ни чем иным, как фантастический рассказом, так что никакой проблемы от этого не будет. Но ваша правда, глушилка перекроет кислород почти всему. У вас есть с собой планшет или ноутбук?

— Планшет.

— Отлично. Потом я сброшу запись с искина на ваш планшет. Алексей уже адаптировался для работы с земными электронными устройствами, и к глушилке подстроился.

— Алексей?

— Я так назвал свой искин…

Рассказ получился долгим, но обстоятельным. Сергей оказался хорошим рассказчиком, а потому у генерала практически не возникало вопросов. Разве только, Пошнагову приходилось смотреть в сторону, когда речь заходила об Ирине. Видно, что генерал настоящая скала, которую невозможно сковырнуть. Но как и у любого, у него была ахиллесова пята. Дочь он любил больше жизни.

Рассказ получился достаточно полным, за исключением некоторых из деталей. Ну например он не упомянул о своих действиях по налаживанию контакта с наркоторговцами. Нет, никаких иллюзий по поводу того, что это удастся полностью скрыть у него не было. Но и спецслужбам пока незачем знать о его деятельности. Как впрочем и никому другому. Уж больно жирный куш чтобы пренебрегать любыми мерами безопасности.

— Вот собственно и все, Анатолий Анисимович, — закончив свой рассказ Сергей, сел вполоборота, и откинулся на дверь автомобиля.

— Значит, вы хотите послужить России.

— Господи, да что же вы все меня на службу‑то сватаете. То ваш Павлов, теперь вы сами. Не хочу я служить. Не хочу, и не буду. А вот помочь, это дело другое.

— Уж не в союзники ли вы набиваетесь?

— Я не набиваюсь. Пользу принести хочу, это так, но навязываться никому не собираюсь. Да вон хоть считайте меня внештатным сотрудником. Какая собственно говоря разница, если России от этого будет непосредственная польза, — пожав плечами, ответил Сергей. — Но кроме этого у меня есть еще одно требование.

— Какое?

— Простое как мычание. Прежде чем начать помогать, я хочу убедиться в том, что буду работать с руководством России. А именно, я настаиваю на личной встрече с президентом.

— Вы соображаете о чем просите?

— А я не прошу, Анатолий Анисомович. Это мое непременное условие. Я хочу быть уверенным, что это не игра какого‑то престарелого генерала, которому захотелось прожить эдак пару сотен лет, а за одно и стать диктатором Земли.

— Считаете не справлюсь?

— Считаю, что в этом случае прольется много крови. Я конечно не ангел, но все же. Так вот, в противном случае, я доставлю на Землю Павлова, вместе с той мелочевкой, которую он прихватил с собой. Оплачу лечение членов его экипажа в Ирианской империи. Заберу с планеты своих близких, благо легализовать их для меня не составит труда. И долбайтесь вы здесь как хотите.

Вообще‑то он врал, самым беззастенчивым образом. Павлова‑то он вернет, как потом перетащит на Землю и всю остальную агентурную сеть. Вот только ничего передавать в руки рвущихся к власти он не собирался. Наоборот, заберет всех своих родных и только его и видели.

Ему конечно могут и отомстить, передав корпорации сведения через захваченного вербовщика. Но ведь Сергей сможет действовать и на опережение. В конце концов работают же у них носители секретной информации, ну и будет одним из них. А случись, так и передаст им все сведения со всех носителей. Он не вундеркинд, чтобы все запомнить. И никакой гипноз тут не поможет. Корпорация может выставить такие блоки, что ни одной сыворотке не взломать…

А вообще‑то все это досужие размышления. По большому счету он никакой каверзы не ожидал. Нет, перед встречей подобные опасения еще присутствовали, но едва взглянув на генерала, Сергей отбросил их как несостоятельные. Хотя конечно же и лезть в это дело с головой, в готовности прыгать на задних лапках вовсе не собирался. Либо на его условиях, либо пусть сами разбираются.

— А как же скука и цель в жизни? — Поинтересовался Роговцев, так же откидываясь на свою дверь.

— Ну веселиться можно по разному. Например выбрать какую‑нибудь систему во фронтире и устроить там базу. Затея конечно же дорогая, но вполне осуществимая, опять же скучно точно не будет. Так что, я настаиваю на выполнении моего условия.

— А если мы возьмем в заложники ваших близких. Судя по всему, вы к ним сильно привязаны.

— Тогда я решу, что абсолютно не разбираюсь в людях.

— Ну, внешность обманчива.

— Согласен. Да только как говорится гены сильная штука. Не думаю, что Ирина сильно от вас отличается.

— Но ведь все это время она вас обманывала.

— Не обманывала, а не говорила того кем является на самом деле. Существенная разница. Да и история ее, я уверен в большинстве своем правдива. И наркотики у нее я видел, как видел и то, что сидела она на них плотно.

— Представим что вы все же ошибаетесь и мы используем карту с вашими родственниками?

— Из этого точно ничего хорошего не выйдет.

— Начнете третью мировую?

— Глупость‑то какая. А еще генерал. За кого вы меня держите? Впрочем, мало точно не покажется. Причем без разницы, удастся вам прихлопнуть меня здесь или нет.

— Намекаете на вашего вассала?

— Намекаю. У нас на Земле таких уже не делают лет сто, как минимум. Да и Клайра, тот еще ангелочек. Словом, войны не будет точно, но и без боли не обойдется.

— И вы мне еще смеете мне в зятья набиваться?

— Я. Ну, об этом речи не было. Во всяком случае, пока. А что не подхожу?

— Если Ирина согласится, то без проблем. Достаточно нахальный, уверенный в себе и неглупый, о таком зяте можно только мечтать. Но если вы по ирианскому обычаю станете тянуть с внуками.

— Кхм. Тут такое дело… В общем, дочку свою вы знаете. А у нас произошла кое — какая размолвка.

— Это ваши проблемы Сергей Демьянович, — тут же открестился Роговцев. — Встречу с президентом я вам организую. Это проще. С ней же вам придется разбираться самому.

— Ну так, значит так. И еще, Анатолий Анисимович, я сразу предупреждаю, что двойника от настоящего Алексей отличит на раз, — указав на искин, предупредил Сергей, а потом закончил, — Ну, это чтобы между нами не было недопонимания.

— Я вас понял.

Вообще‑то Сергей думал, что на организацию встречи уйдет достаточно много времени. Ну а как же иначе. Это же президент. У него забот по самое не балуй. Опять же поди убеди ту же охрану в необходимости этого шага. Однако, либо он оказался довольно решительной личностью, либо вопрос с инопланетными технологиями был в несомненном приоритете, но Роговцев позвонил Сергею не дав ему добраться до орбиты. Встреча была назначена через четыре часа, на президентской даче.

Так что, Сергей только едва успел привести себя в порядок и перекусить. Кто его знает, будут его там кормить или нет, а урчать животом на подобной встрече никак не хотелось. Все так, никакой каверзы он не ожидал. Бог весть откуда у него была такая уверенность, но вот была и все. Да и раньше она присутствовала, а на этой встрече он настоял больше для того, чтобы сделать завершающий штрих, для полноты картины.

Правда удивило то простое обстоятельство, что встречу назначили не просто на президентской даче, но еще и предложили прибыть на катере прямо туда. Роговцев только поинтересовался, какая для этого нужна площадка. Ну и как такому не удивляться. Все же режимный объект.

Ну что же, хозяин барин. Для них это не проблема. А секретность. Остается надеяться, что президент знает кому и в какой степени можно доверять. Сергей примерять на себя костюмчик политика готового вести землян в звездные дали не собирался. Как говорится в одной старой доброй поговорке — бери ношу по себе, чтобы не падать при ходьбе. А эта ноша и раздавить может. Звезды там или нет, но в полицейского Земли превратиться придется.

Ого. Это что же здесь всегда так, или это ради них расстарались. Доклады бортового искина о множественных попытках засечь катер радарами так и сыпались. Нет, понятно что столица и все такое. Но они уже садились в пределах Москвы и в прошлый раз такой активности не наблюдалось и близко. Или это в районе жилища главы государства так шерстят?

На ярко освещенной лужайке, диаметром метров с шестьдесят, сели без проблем и лишнего шума. Вообще нужно заметить генератор маскировочного поля выдающаяся штука, он не только прикрывает от обнаружения различными сканирующими устройствами, но еще и гасит звуковые волны. Поэтому при посадке катера звука не больше чем при работе старенького жигулевского двигателя. Ну может с прохудившимся глушителем, но точно не с оторванным. Да еще заметно как стелется трава, под воздушным потоком из турбинных двигателей. И это все.

Сам корабль прикрыт не только маскировочными полями, но еще и нанопокрытием. Эта своеобразная краска хамелеон, настолько хорошо адаптируется к местности, что совместно с генератором обеспечивает практически полную невидимость. Даже находясь практически вплотную невозможно ничего рассмотреть, разве только эдакое марево, которое при отдалении с каждым шагом становится все менее заметным, а с расстояния в полсотни метров не видно вообще ничего.

Так что, ничего удивительного, что президент вскинул брови, когда из ниоткуда, вдруг, появился высокий крепкий мужчина, в самой обычной легкой куртке и кепке на голове. Телохранители даже дернулись, хотя прекрасно знали, что катер опустился на лужайку. Даже сейчас слышна работа двигателей. Ну да. Картина маслом. Чтобы подобное оценить, это нужно лично увидеть.

Как только пассажир оказался на земле, двигатели вновь взревели, и вскоре звук унесся вверх. Клайра действовала строго по инструкции. Теперь она будет барражировать на высоте в пару — тройку километров, прикрывая Сергея. С орбиты планеты, тем же самым занят Ралин. Но до него лучше дело не доводить. Слишком уж серьезный калибр.

— Здравствуйте, — не чинясь по простому протянул руку президент.

А вот Сергей замялся, не зная как себя повести. Ну не привык он к общению с ВИП — персонами. Нет, когда с ним начинали говорить с высока, он вполне был в состоянии ответить адекватно. А в такой ситуации… Словом он растерялся, хотя и чувствовал себя перед этой встречей достаточно уверено, и успел настроиться. А тут такое. Только перехватив взгляд Роговцева, Сергей прокашлялся и поздоровался сжав руку встречающего. Хм. Крепкую руку, довольно сильного мужчины. Впрочем он никогда и не производил впечатления рохли.

— А почему вы отослали катер?

— Меры безопасности.

— Не доверяете?

— Извините, но за последние пять лет для меня это стало нормой.

— Жаль. Мне хотелось бы побывать на катере.

— Никаких проблем. Сейчас катер сядет и мы можем отправиться в путешествие. Уверяю вас, это не опаснее, чем проехаться на автомобиле.

— Если вас не затруднит, то я хотел бы пощупать все своими руками.

— Абсолютно не затруднит. Сейчас…

— Погодите. Хм. Для полета никакой предварительной подготовки не нужно.

— Да в общем‑то нет. Если все делать в штатном режиме, то ощущения как от полета на самолете.

— Тогда я бы хотел сначала поужинать. Признаться, весь день был занят.

— Нет проблем. Я обожду.

— Ну зачем же ждать, — улыбнулся он, — прошу к столу, — а потом с улыбкой подмигнул и добавил, — мне с вами ужинать не зазорно, мы ведь с вами союзники.

Ну что сказать. Последней фразой он вогнал Сергея в краску. Причем эффект был таким, что Пошнагов первое время за столом чувствовал себя неуютно. Но потом, лед как‑то сам собой растаял, чему во многом способствовал сам президент, оказавшийся довольно интересным собеседником, и простым в общении.

Кстати, в начале застолья президент связался с кем‑то по телефону, и выслушал его доклад. Как оказалось, усиленная активность средств обнаружения ПВО была вовсе не случайной, а очень даже простимулированной. Тот простой факт, что несмотря на это они ничего не смогли обнаружить, произвел на президента впечатление. Впрочем, этих впечатлений его ожидало еще предостаточно.

— Так это и есть регенерационная капсула? — Президент провел ладонью по прозрачному композиту.

— Да. Но это можно сказать простейшая полевая модель. Ее предназначение оказание помощи при ранениях в полевых условиях. Можно конечно и в общем поправить здоровье.

— Анатолий Анисимович, я слышал вы жаловались на самочувствие, — обернулся президент к Роговцеву.

— Ничего серьезного. Обычные старческие болячки, артрит, артроз, гастрит и тому подобное. Но признаться, от процедуры я не отказался бы. Достали эти мелкие болячки, хочется проснуться огурцом, как в молодости.

— Не вопрос, — тут же поддержал Сергей, — ингредиентов у нас предостаточно, так что можем начать процедуру хоть сейчас. Сутки в капсуле и ваша мечта осуществится. Только.

— Я так и знал. Побочные эффекты.

— В некоторой степени, Анатолий Анисимович. Дело в том, что вы выйдете отсюда не только без своих болячек, но еще и помолодевшим. Потеряете седину, большинство морщин, уйдет дряблость кожи, и на вид вам будет порядка сорока пяти. Будь модель современнее можно получить и больший эффект.

— И что, с этим ничего нельзя поделать? — Тут же проявил живой интерес президент.

— Отчего же. Опытный медик — оператор, на соответствующем оборудовании, сможет придать необходимую внешность. Не в смысле изменить ее, а подобрать соответствующий возраст. Многие состоятельные люди внутренних систем считают, что скакать молоденькими козликами им не пристало, а потому предпочитают придерживаться внешности среднего возраста.

— Это что же, мне тогда придется гримироваться. Нет, ну его к лешему. Я лучше обожду когда вы обеспечите все необходимое, чтобы не ввергать общественность в ступор.

— Согласен. Лучше обождать, — произнес президент.

А ведь видно, что собирался залечь в эту самую капсулу. Ну да, греха в том нет. Кто не хочет избавиться от любых маломальских болячек, да еще и продлить свой век? То‑то и оно. Вот если бы он проявил равнодушие это было бы игрой. А так, совсем другое дело. Как говорится и хочется и колется и мамка не велит. Оно вроде и не помешает, и в то же время он человек публичный.

А еще ему понравился их настрой. Значит рассчитывают на сотрудничество, и что к ним потянутся космические няшки. А что. Имеют полное право. У Сергея даже руки начали чесаться как только представил себе, сколько у него впереди работы, а главное какой. Уж руиной тут точно не пахнет.

Президент пробыл на борту еще пару часов. За это время он успел обойти весь корабль, сверху донизу, задать множество вопросов, пощупать все, до чего можно было дотянуться. Правда при этом умудрился не казаться мальчишкой, хотя бесенята у него в глазах то и дело мелькали.

Однако, серьезного разговора так и не вышло. Вернее он его так и не начал, хотя Сергей ожидал этого. После экскурсии, президент откланялся и убыл на Землю. Один. Генерал, с разрешения Сергея, остался на борту «Кашалота». Ну что же, похоже серьезный разговор состоится именно с ним. В принципе все верно. Глава государства ничего не знает о внутренних системах, а потому может оказаться в неловкой ситуации, а он как не крути президент, и ему подобное на пристало.

Впрочем, Сергея это устраивало больше всего. Каждый должен быть на своем месте. Да, он позиционирует себя как союзник, а не как подчиненный. Но это вовсе не значит, что он и чувствует себя с этим человеком на равных. Не его весовая категория. Так что, он лучше будет шебуршить в сторонке.

— Анатолий Анисимович, а пойдемте в кают — кампанию, я вас угощу сагноллом.

— Звучит интригующе. Спиртное.

— Нет. Это что‑то типа кофе. Отличный терпкий тонизирующий напиток. Нам ведь предстоит небольшой разговор, не так ли? В принципе есть и покрепче, но скажу честно, инопланетяне не больно‑то разбираются в спиртных напитках. Помнится когда был молодой все хотел выпить виски, а когда попробовал, то понял, что это самый обычный самогон, который водке и в подметки не годится.

— У них настолько все плохо?

— В основном. Но есть и приятные исключения.

— Ну и бог с ними, — махнул рукой генерал, как‑то естественно переходя на «ты», — давай этот твой…

— Сагнолл.

— Вот его родимого и подавай. Оп — па. А что так? Почему из автомата?

— Лучше чем из автомата у нас на борту его готовит только Клайра. А она сейчас подрабатывает извозчиком президента.

— Ясно, — принимая исходящую паром кружку и присаживаясь за стол, произнес Роговцев.

— Меня мучает один вопрос…

— Отчего президент повел себя именно так, а ни как‑то иначе? Так ведь просто все. Сам посуди. Они ничего не знает о тех мирах. Не имеет ни малейшего представления. Ну и о чем он может с тобой говорить. Нет, здоровое любопытство в нем присутствует, вон как рванул сюда и все щупал. Но в целом к конструктивному разговору он не готов.

— Что же, согласен. Нужно сначала хотя бы получить общее представление о предмете, чтобы хотя бы знать с чего начинать изучение. Но думаю я с этим смогу помочь. Вернее не я, а Павлов и его команда.

— Кстати, где он?

— Все еще спит. Нормальная реакция.

— Ну и спокойно ему ночи. Я с ним потом поговорю.

— Чувствую достанется ему.

— Следовало бы. Но… По сути, парень герой. Сам посуди, отправиться в неизвестность, оказаться среди звезд и при этом остаться верным присяге, хотя никто с тебя спросить не сможет. За это нужно награждать, а не наказывать. Но, опять «но». Ни к чему‑то серьезному его больше привлекать мы не будем. В смысле на первых ролях. Он и раньше был неплохим исполнителем. Тут Яшин допустил ошибку. Он должен был предвидеть, что у Павлова может сорвать крышу.

— Как и у любого другого. У меня например. Ведь не обладай я более обширной информацией, тоже сорвался бы с места, только пятки сверкали бы. А так, понимал, что или перестрахуюсь, или до Земли просто не долечу.

— У Яшина не сорвало бы. Но твоя правда, не дело резиденту рисковать своей башкой. У нее предназначение несколько иное.

— Согласен. Тем более, Павлов будет полезен и на Земле. Но только в крайнем случае.

— Отчего в крайнем?

— Дело в том, что он вез на Землю кое — какой запас. Попросту говоря то до чего сумел дотянуться и хапнуть, когда у него в заднице уже какашки горели. Его команда израсходовала на это всю судовую кассу и личные сбережения. Конечно это мелочи, но в условиях Земли, они могут произвести настоящий фурор и способствовать самому настоящему прорыву. Это установки виртуала, обучающие программы, в которых для земных ученых найдется ну очень много интересного. Кстати, среди обучающих программ, есть и адаптационные под земные реалии. Ну к примеру то же золото, на ирианском звучит как аихата, а на межгалактическом халиума. Так что, без пояснений, придется поломать голову. Опять же, обозначение химических элементов, написание формул, даже уже давно открытых землянами законов, будут выглядеть абракадаброй, которую еще предстоит расшифровать. В этих же адаптационных программах, все доподлинно разъяснено. Это в значительной мере сэкономит время.

— Еще как. Так что же, получается Яшин провел серьезную подготовительную работу.

— Вовсе нет. Это пользователи земных форумов изгаляются как хотят, и чего только там не встретишь. Там даже пошагово рассматриваются варианты вывода Земли на общий уровень и создание независимого королевства на далекой окраине.

— Ясно. А от чего эти виртуалы можно запитать?

— Да хоть от розетки. Ну в смысле, Павлов сумеет все рассчитать, с помощью своего искина и подобрать оптимальные параметры. Но я бы не рекомендовал гнать лошадей.

— Поясни.

— Да просто все. То что вы взяли под контроль одного вербовщика ни о чем не говорит. И джина удержать в бутылке у вас не получится. Как только корпорация поймет, что на Земле появились новые технологии, все, туши свет, бросай гранату. Что именно они предпримут, я понятия не имею, но очень даже может быть, что возьмут Землю под контроль.

— И что ты предлагаешь?

— Да нет мне смысла сейчас тут изгаляться. Если ваш Яшин и впрямь голова, то он наверняка уже надергал идей с земных форумов, и выработал какую‑то стратегию. Самое разумное, это дождаться пока он не появится здесь с развернутым докладом. А до той поры, все доставленное Павловым спрятать в глубокий подвал под семь замков и забыть про это сокровище. Самого Семена, охранять как зеницу ока. Это на всякий случай. Космос он полон неожиданностей, мало ли как оно все обернется. И судьба «Искателя», тому яркое подтверждение. А ведь есть еще и разного рода аномалии. Может просто вектор движения судна совпасть с траекторией блуждающего астероида, как это было с исследовательским судном, обнаруженным тем работорговцем. Впрочем, Павлов не просто так сбежал на Землю, а оставил для Яшина посылочку, и ниточка не должна оборваться. Так что, ждите. Даже если придется ждать не один год. Просто знайте, что привет из внутренних систем обязательно придет. Он ведь практически все средства вложил в покупку корабля. Следующий будет ничуть не дешевле. Для подобного путешествия подойдет далеко не любой. Опять же, чтобы сохранить секретность потребуется вовсе не копеечное специальное оборудование.

— А ты?

— Да куда же я денусь. Это я на тот случай, если и со мной что‑то нехорошее произойдет. Космос он такой, может взять свою дань, даже там, где казалось бы все давно исследовано и картографировано. Мне же придется шататься по местам практически нехоженым. Опять же, генератор маскировочных полей уже под замену. И тут вопрос даже не в цене. Пара месяцев и приобрету хоть втридорога. Их просто нет в свободной продаже, и на черном рынке товар редкий.

— Обратно пойдешь по маршруту Павлова?

— Не. Я лучше по тропинке корпорации. Все же она куда как более нахожена. Анатолий Анисимович, может все же я погружу вас в капсулу, — вдруг перевел разговор Сергей.

— Боишься, что не дождусь дочь?

— Пытаюсь заработать в ее глазах лишний плюсик.

— Нет. Лишнее это. Вот когда привезешь нормальное оборудование и соответствующего специалиста, тогда и поговорим.

— Ясно.

— Ну а теперь, если ты не против, я хотел бы все же услышать твое видение этого вопроса. С чего нам лучше всего начать?

— Да к чему это все?

— А к тому, что президент не зря оставил меня здесь. Я должен буду предоставить ему первичную информацию, и вообще мнение человека знающего предмет, хотя бы и поверхностно, это уже что‑то.

— Тогда я посоветую президенту активировать один виртуал, и поиграть в социалку. Это такая адаптационная игра. Чего вы на меня так смотрите? А у них все обучение одни сплошные компьютерные игры. Нет, детям конечно же вначале дают базовые знания, а потом сплошные игры. Социалка же это та же игрушка Симс, только на недосягаемом пока землянам уровне реалистичности. Вы знаете эту игру? — С явным сомнением, поинтересовался Сергей.

— Не такой уж я и дремучий. Играть не играл, но суть мне известна. Павлов значит с этим справится?

— С легкостью.

— Ладно. Давай дальше. Ну чего ты на меня смотришь? Господин президент, отвяньте от меня, пошли лучше играть в игрушку, она все объяснит. Так что ли?

— Да нет в общем‑то. Но от меня‑то вы чего ждете? Если хотите мое мнение, то в Солнечной системе вообще не должно быть никакой активности. Тихо на цыпочках пробрались на планету, забрали нужных ребяток и ходу. А базу располагать эдак в десятке световых лет отсюда. Именно там, вне наблюдателей корпорации организовывать и обучение, и производственный комплекс, и начинать разворачивать флот. Потому что разговаривать эти инопланетники будут только с тем, кто сможет показать зубы.

— Вот в этом направлении давай и поговорим.

— Ну что же, давайте. Еще сагнолл?

— Знаешь, а давай. Отличный напиток. Только чувствую, сон отобьет напрочь.

— Это факт. Но вы по моему нацелились на долгий разговор, так что вам только на пользу. Кстати, телефон или планшет с собой? Могу скачать на них видеоролики с Ириной. Ну те, где интерьер вполне нейтральный и не вызовет вопросов. Я сделал и такую нарезку.

— Зачем? — Тут же вскинулся Роговцев.

— Жене покажете. Ведь похоронила наверное.

— Н — нет. Спасибо, но нет. Все это ненужный риск. А ей, я и так скажу. Она жена старого чекиста, так что все поймет как надо. Давай лучше к делу.

Глава 9

— Добывающая баржа Кашалот, бортовой номер МВТ 76548956758904, вольный рудокоп Сергей, вызываю диспетчерскую приемного терминала станции Мэлтон.

В прошлый раз, Сергей имел дело с другой корпорацией. Но судя по имеющейся в сети информации, ребятам сильно не повезло, и они умудрились прогореть. Вот и выходит, что он вроде как направляется к той же станции, но владельцы у нее уже другие. Впрочем, ему до этого нет никакого дела, главное, чтобы здесь могли удовлетворить его потребности.

— Диспетчер Хук, на связи.

— Имею для сдачи груз в девять тысяч кубов концентрата мэриэлл.

— Хм. Неплохо, — довольно молодой парень, который сейчас смотрел на Сергея с монитора, уважительно покачал головой. — На сегодня наши котировки на концентрат составляют триста восемьдесят девять кредитов.

— Смеешься? Это на двенадцать кредитов меньше средней цены.

— Не бузи вольный, — и эти слова, а главное то, как этот парень держится сразу же сказали Сергею, что он вовсе не так молод как кажется, и работает здесь уже достаточно давно. Даже одернув собеседника, он не вызвал к себе никакого негатива. — Поверь, в нашей системе сегодня дороже ты не сдашь ни у кого. Можешь прыгать в соседнюю систему. Только стоит ли оно того? А завтра цена однозначно будет уже другой.

Судя по тону Хука, терять клиента он не хочет. Диспетчерам идет бонус с каждой тысячи куба руды, сданной вольными рудокопами, и подобные порядки царят во всех корпорациях. Вот и вертятся диспетчера как могут, привлекая вольных рудокопов к своим приемным терминалам. Нередко заводят приятельские отношения, знают все знаменательные даты, как обстоят дела на личном фронте, могут помочь советом.

Бывает и такое, что берут под крыло молодых рудокопов, помогая им встать на ноги. Где‑то они это делают сами, где‑то используют связи с рудокопами, помогая найти нормального наставника. Все же, виртуал это виртуал, реально всегда отличается и зачастую в худшую сторону. Так что, совет того, кто уже успел набить себе шишки, никогда не лишний.

В случае же с Кашалотом, Хук мог потерять довольно серьезную надбавку к своему дневному заработку. Тут ведь дело не только в большом объеме руды, но еще и в самой руде, что так же влияло на размер бонуса. Местные вольные рудокопы в основном сдавали руйлен, это самая дешевая руда средняя цена на которую идет в пределах пятидесяти кредитов. Что‑либо более стоящее к ним в руки перепадало очень редко, и в небольших количествах. А тут, хотя и не самая дорогая руда, но и далеко не дешевая.

Сергей просмотрел состояние дел на бирже. Нда. В последние дни наблюдается устойчивая тенденция к падению котировок. И очень может быть, что завтра закупочная цена будет еще меньше. Конечно терять порядка ста пятидесяти тысяч кредитов никак не хотелось. Но с другой стороны, они и без того провели в космосе достаточно долгий срок, поэтому он предпочел махнуть на все рукой.

— Твоя правда Хук, нечего скакать как блоха. Куда подходить на разгрузку?

— Даю направление.

— Принял. Иду по лучу.

— Что вольный, обнаружил тучное пастбище?

Ну а он о чем говорил. Заинтересованы диспетчера в добрых взаимоотношениях с вольными рудокопами. А уж с такими крупными рыбками и подавно. Правда они достаточно редкое явление, все же разбогатеть на добыче руды без определенной доли везения не так чтобы и просто. Опять же, нужно наступить на горло собственной жабе, и быть готовым к тому, чтобы ограничить себя и едва ли не жить на голодном пайке, чтобы вкладываться в более дорогое оборудование. И ведь процесс этот затянется на года, и никак иначе.

— Твоя правда, пастбище достаточно тучное, хотя и не настолько, насколько хотелось бы, — охотно ответил Сергей

Отчего бы не поговорить, если время и ситуация позволяют. Опять же, иметь знакомого диспетчера совсем даже не помешает. Так‑то знакомство карман не тянет, а случись надобность, глядишь и пригодится.

— Секретом не поделишься? — Между тем жизнерадостно продолжал Хук.

— Да легко. Могу даже дать тебе точные координаты и орбиту астероида на котором копаю. Это не далеко. В Диком космосе, всего лишь в двух десятках световых лет от станции Фиджа.

— Ну уж нет, парень. Я лучше как‑нибудь на своем месте, — тут же уподобившись ветряной мельнице, замахал руками Хук.

Угу. Есть от чего. Дикий космос он и есть дикий. Это даже не фронтир, где хотя и изредка, но все же встречаются островки спокойствия в виде станций. Да и в случае беды, можно рассчитывать на помощь, потому что имеется хоть какое‑то движение судов, и твой крик о помощи будет кому услышать.

Опять же пираты придерживаются каких — никаких правил. Груз конечно же отберут, но если ты его сам сбросишь, то зачастую тебя никто и не тронет. Разумеется подобное случается далеко не всегда и не везде. Есть места где пираты не больно‑то и церемонятся. Но в этом случае и они рискуют, потому как это происходит в основном на оживленных трассах, которые патрулируются флотом.

А вот в Диком космосе все иначе. Если у тебя случилась поломка, то помочь тебе некому. Не сумел починиться своими силами и ты покойник. Так и будешь блуждать в космосе до скончания века, медленно умирая. Правда Сергей слышал о паре случаев, когда обнаружили корабли с живыми членами экипажа, продрейфовавшие в космосе по нескольку десятков лет.

В первом случае это был пилот, превратившийся в глубокого старика. У него на борту оказалось достаточно продовольствия и топлива, чтобы прожить эти годы. Во втором, семейная пара. Этим повезло, потому что на борту оказались крио — капсулы в которых они и решили попытать счастья. Энергии с небольшим запасом хватило только на то, чтобы запустить капсулы. Дальше об их консервации позаботился вселенский холод.

В Диком космосе не существует никаких правил и традиций, кроме права сильного. Здесь капитаны без тени сомнений в любом встречном видят только врага и готовы сразу же вцепиться друг другу в глотку. И кстати, если кто‑то почувствует, что на его стороне неоспоримое преимущество, то непременно нападет.

Доставив добытый корабль к какому‑нибудь островку цивилизации, капитан может без опасений его зарегистрировать на свое имя и потом поступать по своему усмотрению. Для этого достаточно предоставить полную информацию о месте и о самом бое. Даже если напал ты, это никого не волновало.

Разумеется, это правило ни в коей мере не относилось к военным кораблям. Их капитаны могли вступать в бой только в строго регламентированных случаях, согласно законодательства своего государства или международных актов. К чести военных нужно заметить, что в случае обнаружения сцепившихся противников, они всегда прибегали к примирению сторон, чему способствовала их огневая мощь.

Принудив к молчанию, и взяв обоих под контроль, военные устраивали детальный разбор происшествия. Если за капитанами не тянулся криминальный шлейф, их разводили в разные стороны, и дав пинка отправляли восвояси. Правда, явление это было достаточно редким, так как военным в этих краях делать попросту нечего.

В принципе, для добычи ценных руд Сергею не нужно было забираться в такую даль. Хотя бы потому что, в любой звездной системе есть свое астероидное поле. Где‑то их скопление меньше, где‑то больше, но есть обязательно. Правда это вовсе не значит, что там ценные руды в промышленных объемах, по меркам внутренних систем разумеется.

Но с другой стороны, для того, чтобы обеспечить работой на долгие годы одну баржу, найдется точно. Те редкие рудокопы, кто сумел приобрести баржу и выйти на промысел во фронтир, в принципе так и поступали. Они прыгали в соседнюю систему, от крайней станции, подбирали себе астероид с подходящей рудой и потихоньку начинали его пилить.

Но Сергея подобный подход удовлетворить никак не мог. Нет, если бы речь шла только о нем, то все в порядке. Полтора два года и все затраты на приобретение, переоборудование и вооружение корабля были бы отбиты. Но как говорится в старой русской поговорке — назвался груздем, полезай в кузов. Он сам вызвался оказывать помощь своей Родине, и коль скоро так случилось теперь должен думать не только о себе.

Он долго думал над тем, откуда России взять средства чтобы выйти на международную арену. И как‑то так случилось, что ничего умнее организации рудодобывающей корпорации ему на ум не пришло. Дикий космос для этого подходил лучше всего. Тут нет никаких законов, нет ни чьих интересов. Здесь могли обитать все кто угодно, не допуская к себе посторонних. И никому не было бы до них никакого дела. И уж тем более, коль скоро от них нет никому вреда.

Но не все было так просто. Во — первых, система должна была иметь астероидный пояс богатый редкими рудами. Дешевые не представляли интереса в связи с низкой прибыльностью. Во — вторых, система должна была иметь неудобное расположение, чтобы хотя бы ближайшие пятьдесят лет ни для кого не представлять интереса. В — третьих, система должна была находиться в непосредственной близости от выхода на Земной тракт (именно так Сергей обозвал маршрут которому предстояло стать основным), и в то же время в стороне от тропы корпорации Арика.

А там, можно будет основать станцию, обозваться хоть сектантами, и жить своими устоями, никого к себе не допуская. Находились на необъятных просторах фронтира и такие. Так что, ничего нового Сергей привносить не собирался. Да и Яшин был полностью с ним согласен.

Невозможно себе представить, как он был рад появлению Сергея с видео — посланием от генерала Роговцева. Он ведь думал, что ниточку которую им удалось нащупать по счастливой случайности, оборвалась в результате непроходимой глупости Павлова. Потому что его прогулка на Фиджу не принесла положительных результатов. Послание Семена было перехвачено каким‑то хакером и удалено. Вот так, глупость и шалость, едва не стали роковыми для Земли. Хорошо хоть у капризного русского Авось, есть склонность к разнообразным играм.

Так вот, найти надежных людей на Земле и создать из них на станции изолированное общество куда проще, чем из уже вкусивших прелести инопланетной жизни. Хотя бы потому что, те кто хотел оказаться в космосе, уже были там, на планетах же остались те, кому этот путь не пришелся по сердцу.

А в том что станция должна быть изолирована не было сомнений ни у Пошнагова, ни у Яшина. Иначе соблюсти секретность попросту нереально. Была у них готова и структура будущей станции. По сути обитатели станции должны были делиться на пять групп. Управление, обслуживающий персонал, охрана (в том числе и в космосе), рудокопы и перевозчики. Последних предстояло отбирать особо и легализовать, потому как в их задачу буде входить транспортировка готовой продукции во внутренние системы.

Жаль нельзя было поступить как на Океании. Взять обычный крейсер и максимально облегчить его лишив всего вооружения и остальных боевых модулей. Благодаря этому получился бы максимум свободного внутреннего пространства. Но то что было возможным на Океании, в условиях Дикого космоса не приветствовалось. Здесь безоружным пацифистам не место и разоружать будущую базу не рекомендовалось. Скорее уж наоборот придется докупать вооружение, потому как военные имеют манию максимально облегчать списанные корабли. А потому для комфортного размещения большого числа народу требовался хотя бы линейный крейсер. Очень дорогое приобретение, которое тянуло не меньше чем на пятьсот миллионов кредитов.

Но это дела будущего, причем не такого уж и скорого. Минимальный срок на организацию подобной базы они определили в пять лет. Причем в эти же сроки входило приобретение и модернизация еще как минимум четырех барж типа «Кашалота». Эта модель как нельзя лучше подходила для добычи и первичной переработки руды в условиях полной автономии, в опасном регионе. Только по завершении этапа обустройства станции в Диком космосе, и запуске предприятия на полную, предстояло подумать о станции в непосредственной близости от Солнечной системы.

Разумеется это не говорило о том, что связь с родной планетой будет полностью прервана. Вовсе нет. Но до появления двух отправных точек, визиты на Землю будут носить сугубо эпизодический характер. И уж точно, вблизи Земли не будет организовано никакого производства, что являлось основной вехой в выходе Земли на новый виток. Без организации поставок на постоянной основе и подготовки кадров, об этом нечего было и мечтать.

Именно по этой причине команда Сергея и провела целых полгода в экспедиции, исследуя астероидные поля различных систем. Кстати, тех которые бы отвечали всем требованиям оказалось не так чтобы и много. Но несмотря на это пришлось затратить достаточно много времени, чтобы исследовать эти огромные висящие в космосе каменюки на предмет рентабельности.

Не сказать, что они за это время успели провести самое детальное обследование астероидных поясов. Однако, сумели нащупать то, что нужно. Как там с ассортиментом в области промышленной добычи дорогостоящих руд пока непонятно. Все же тщательное обследование астероидного пояса это работа не на день и не на два. Но даже если подвизаться на обогащении и вывозе уже разведанного мэриэлла, то при должной организации в год можно зарабатывать миллиарды…

«Кашалот» наконец приблизился к терминалу и встал под разгрузку. Здешнее оборудование специально предназначено для обслуживания крупных судов. Малые суда обслуживаются в другой части станции и там сейчас достаточно оживленно. Здесь же никакой суеты и толчеи. У причалов стоит еще парочка добывающих барж, правда другого класса, побольше чем корабль Сергея.

Если сбор девяти тысяч кубов концентрата руды в среднем отнимал восемнадцать суток, то разгрузка должна была пройти значительно быстрее. На каждый отсек по тысяче кубов затрачивалось не больше десяти минут. Так что, меньше чем через пару часов он станет богаче на пяток с лишним миллионов. Оно можно перемахнуть и цифру в шесть миллионов, потому что один из тысячекубовых отсеков заполнен золотосодержащим концентратом. Но эту руду Сергей сдавать не собирался.

Вернувшись с Земли, Сергей все же реализовал свою задумку с приобретением малого рудокопа. Не пришлось даже вносить какие‑то серьезные изменения в конструкцию баржи. Инженер и владелец верфи Типпан, предложил остановить свой выбор на модели, которая ну ни как не впечатлила Сергея. Ну а как могла впечатлить обычная коробка, имеющая самый минимум. В частности — ходовую рубку, санузел, крохотную каюту для сна, реакторный отсек, двигатели и отсек для руды на сто кубов.

Но зато, эта коробка вполне органично крепилась под брюхо «Кашалота», не производя впечатления инородного тела. Разве только пришлось устроить стыковочный люк, ну и в рудокоп можно было попасть только из грузового отсека. Немного неудобно, но с другой стороны, ничего страшного.

Зато теперь у них была возможность разработки золотоносных жил и карманов, обнаруживающихся на астероидах, с куда большей эффективностью. Кстати, суточные вахты, на этом кораблике, в добавок ко всему вносили какое — никакое разнообразие в их скучный быт. Пока шло обследование систем, на предмет пригодности для использования в целях землян, все было более или менее пристойно. Но с того момента как «Кашалот» встал на прикол и вгрызся своими лазерами в астероид на них навалилась скука. И никакие занятия в виртуале, не могли с ней справиться.

— Разгрузка завершена, на приемный терминал станции Мэлтон передано девять тысяч кубов концентрата Мэриэлла, — наконец прозвучал доклад Кашалота.

— Ну как Сергей не успел еще заскучать? — Буквально сразу же на мониторе связи появился жизнерадостный диспетчер. Ничего так, ушлый мужичек.

— Разгрузка конечно в сравнении с добычей руды прошла считай мгновенно, но все же как‑то хочется уже побыстрее оказаться на планете, — не стал кривить душой Сергей.

— Космический волк рвущийся на грязный шарик? Это что‑то новенькое, — вздернул бровь Хук.

— Ну, я же не говорю, что собираюсь там постоянно жить. Но погостить все же не помешает.

— Ну, если только так, — как видно диспетчер на планете появлялся не чаще одного раза в год, а то и того меньше. — Итак, анализаторы указывают на хорошее качество концентрата, так что цена прежняя. Высылай свои реквизиты.

— Держи.

— Ага, получил. Перевожу деньги.

— Получил. Держи подтверждение.

— Принял.

— Послушай Хук, полгода назад у этой станции были другие владельцы, и я сдавал сюда на переработку рудный концентрат драгметаллов.

— Не вопрос. Мы так же оказываем эти услуги, — пожав плечами, но все же плохо скрывая свое удовольствие, ответил Хук. — А я‑то думаю, что у тебя в трех последних отсеках.

— В одном. Два переделаны под топливные баки и ангары для средних боевых дронов.

— Вот оно как.

— Это кроме другого вооружения.

— Весело у вас там.

— А ты как думал. Прямо обхохочешься.

— Так, терминал я перепрограммировал, сбрасывай груз.

— Сбрасываю.

— Что именно нужно сделать? Разделить на фракции?

— Меня интересует только халиума и ахайта. Оставшийся индуа готов уступить корпорации, часть по взаиморасчету, частью продам.

— Ясно.

Еще десять минут прошли в ожидании, пока отсек опустеет. Наконец искин доложил об окончании разгрузки. От Диспетчера пришло уведомление и процентном содержании драгметаллов в руде. Ну что же результаты сопоставимы с анализатором «Кашалота». На вскидку Сергей должен будет получить не меньше двух сотен килограмм халиума, это золота, порядка трех тонн ахайта, то есть серебра. Основным же металлом в этом концентрате являлась медь, индуа, на межгалактическом.

Вообще конечно же жаль, что драг металлы редкое явление даже в космосе. Подумать только, с девяти тысяч кубов далеко не дешевого концентрата, он получил пять миллионов двести пятьдесят тысяч кредитов, в то время как одна тысяча кубов концентрата драгметаллов приносила почти половину этой суммы. Именно поэтому в самом начале освоения системы, рудокопы в первую очередь высматривают залежи драгметаллов, и начинают разработку астероидных поясов именно с них.

— Так, Сергей ты согласен с данными нашего анализатора?

— Да, все нормально.

— Тогда визируй протокол и высылай мне. Ага. Есть принял. Теперь по расчету. Ты можешь либо обождать десять дней, пока будет обработан твой концентрат, либо можем произвести взаиморасчет прямо сейчас, исходя из процентного содержания металлов. На складе все необходимое имеется. Сразу оговорюсь, в этом случае корпорация удержит четыре процента, от суммы сделки, помимо платы за переработку.

— Давай так, я вышлю тебе доверенность, на моего друга и груз заберет он.

— Никаких проблем. Забегай если что. Надеюсь ты не из тех, кто приобрел баржу, чтобы появляться у терминала раз в полгода.

— Теперь уже буду появляться почаще, — заверил Сергей.

— Держи файл. К постоянным поставщикам у нас отношение особенное, это система бонусов. Простенько так, но со вкусом.

— Ага. Спасибо, все понял. Ну что, Клайра, отчаливаем и на орбитальную станцию, — отключив связь, и обернувшись к девушке, произнес Сергей.

— Как скажешь капитан, — задорно согласилась девушка.

— Ишь ты, а радости‑то, радости, — не удержался от шпильки Сергей.

Ну да а чего он собственно говоря ожидал, если даже ему это скитание по космическим просторам, встало поперек глотки. Нет, космические путешествия дело хорошее, а прыжки в подпространство, вообще сродни адреналиновой зависимости. Но все даже самое восхитительное когда‑то приедается, и душа просит еще чего‑нибудь эдакого. Ну например прохладной зеленой травки под босой ногой.

— Не — эт Сергей, это не радость, вот если бы под нами был не Клайп, а Земля, тогда это была бы радость. А так, только и того что косточки поразмять.

Возразил Ралин, вошедший в ходовую рубку с голым торсом и вытирающийся полотенцем. Он вообще оказался натурой весьма целеустремленной. Каждую свободную минуту он посвящал обучению новой специальности и совершенствованию старой. Именно благодаря его настоянию «Кашалот» лишился части своего трюма, где в настоящий момент расположился спортзал, с различными спортивными тренажерами. Хм. Кстати, хорошо что настоял.

Оно правда самому капитану там зачастую и достается от своего верного вассала, поклявшегося защищать жизнь своего сюзерена до последней капли крови. Но похоже, что данная клятва не запрещала одаривать своего патрона синяками и ссадинами. Хотя, грех жаловаться, все же это не позволяет организму застояться и как‑то разбавляет однообразие корабельной жизни. Опять же, не все так плохо.

Сергей отыгрывается, кода дело доходит до тренировок в бронескафандрах. В ношении этой своеобразной одежки, сравниться с ним трудно. Скафандр конечно же надежно защищает от большинства стрелкового оружия, но в то же время не спасает от тех же ушибов. Но Ралин очень быстро учится, да и поблажек себе не дает, частенько обряжаясь в броню, даже вне тренировок. Если так пойдет и дальше, то у Пошнагова не останется и этой форы…

— Бесишься что такая красотка остановила свой выбор не на тебе, — фыркнула девушка, приступая к отводу «Кашалота» от причала терминала.

— Ох и любите же вы себя, молодая леди, — осуждающе покачав головой со вздохом произнес Ралин.

— Хочешь сказать, что я не красива? — Не оборачиваясь, и внимательно следя за показателями приборов, удивилась девушка.

— Хочу сказать, что самолюбование это грех.

— А это не мои слова. Вот любого спроси красива ли я, и даже если ему настолько перехватит дыхание от восхищения, что он не сможет вымолвить ни слова, то непременно станет кивать как пони на водопое.

Нда. Все же прав Ралин, девочка успела серьезно прикипеть к этому неизвестному соотечественнику Сергея. И ведь пожалуй в этом есть частично и его вина. Не получив его самого, она с маниакальным упорством старалась попасть на Землю, и непременно в Россию. Словно на русских свет клином сошелся. И на ком только она остановила свой выбор?

Оно конечно нет никаких проблем, просмотреть память искина сопровождавшего ее андроида и выяснить все доподлинно. Но… Сергей не был готов подглядывать за ней. Подобное для него было просто неприемлемо. И потом, ну увидит он какого‑то мужика. Ну и что с того? Вот именно, что ничего. Клайра вовсе не глупая и восторженная девица, что ни говори, а жизнь успела ее приласкать и не единожды, чтобы от розовых соплей не осталось и следа. Так что, самое лучшее, это довериться ей, и позволить идти своей дорогой.

К станции причалили уже через пару часов. Как обычно им достался грузовой терминал. Оно вроде и груза у них уже нет, но с другой стороны, а куда их еще‑то. Нда — а. Не впечатляет. На пассажирских палубах все куда как веселее и приличнее, чем в промышленной зоне. Впрочем, Сергей не собирался сокрушаться по поводу мрачных стальных колонн и сводов огромных коридоров, изображение которых сенсоры передавали на мониторы. В конце концов он не собирался здесь сходить. На планету они доберутся с помощью своего катера.

Еще немного и с формальностями покончено. Причальный сбор уплачен. Кстати, дороговато, расценки такие, что фронтир отдыхает. Но никуда не денешься, это же орбитальная станция, тут все дорого. Не хочешь платить, не вопрос, можешь оставить свой корабль на орбите. Вот только ввиду большой скученности кораблей, будь добр оставить на борту вахту.

Искин конечно же способен предотвратить такие неприятности как столкновение кораблей. Но мало ли что может случиться, а потому человек на борту должен присутствовать в обязательном порядке. После полугода проведенных в замкнутом и не таком уж и просторном пространстве, опять кого‑то оставлять на корабле? Ну уж нет, и сам не останется и Клайру с Ралином оставлять не станет. А плата за постой, в сравнении с их барышами выглядит вообще как‑то несерьезно.

До талантайского космопорта добрались очень даже быстро. Всего‑то полтора часа, и вот они уже ощущают настоящую, а не искусственную гравитацию. Воспользуйся они орбитальным лифтом и вряд ли еще добрались бы до планеты, а там еще и на флаере до Талантая добираться. Нет, все же наличие на борту «Кашалота» планетарного катера это большое дело.

Ну что же, как говорится уж чего, чего, а общения друг с другом у них за это время было через край. Поэтому все разбежались, едва только добрались до терминала космопорта. Куда именно унеслись на такси Клайра и Ралин, Сергей был без понятия. Привести себя в порядок они, как и он, успели на борту, особой усталости, чтобы завалиться отдыхать у них не было.

Сам Сергей направился в торговый центр Айдун. Оказаться в Талантае и не посетить полюбившийся ресторанчик, он просто не мог. Опять же, там у него была назначена встреча с Яшиным. Кхм. Это если Алайе не захочется слегка покутить. Что именно может взбрести этой красавице в голову, никто не знает, а сдерживать свои желания она не привыкла. Вот так укажет пальчиком и капризно заявит — хочу. И попробуй ей отказать. А встретиться с ней там очень даже возможно.

Впрочем, в ее положении… А на каком месяце она сейчас должна быть? Тупица! Да она уже родила. Не покидая такси Сергей сделал запрос в сеть. Ага. Алайя сейчас на Клайпе и это радует.

— Госпожа Алайя, позвольте засвидетельствовать вам свое почтение, — едва только ее изображение появилось на экране искина, тут же поздоровался отмечая для себя, что она как всегда выглядит обворожительно.

— Сергей, привет! — Тут же буквально засветилась Алайя.

Вообще‑то это была игра. На публике они изображали любовников, уже не будучи ими в реале. Во всяком случае, пока Алайя не пускала в ход свои чары, Сергей вполне мог так полагать. Женщина обладающая ее положением могла завести себе любовника из любого сословия, не рискуя уронить свой авторитет. Нет ничего зазорного даже завести ребенка от неравного партнера. Вот если выбрать его в спутники жизни, тут дело другое, языки почешут, хотя кровь особо и не испортят. А так, никому никакого дела.

— Как насчет встретиться? — Не сумев сдержать улыбку, поинтересовался Сергей.

— Я только за. У меня на яхте. Скажем часов в двадцать по орбитальному времени.

— Отлично. До встречи.

После посещения Земли Сергей стал куда более уважительно относиться к работе спецслужб, и предпочитал лишний раз не болтать там где разговор может быть отслежен. Нет, при желании отследить его можно где угодно. На каждый хитрый гаджет доступный ему, у спецслужб обязательно найдется противодействие. Иначе их не выпустили бы на гражданский рынок. Но этого можно избежать, достаточно постараться не привлекать к себе внимания. Вот он и старался.

Яшин был уже на месте. И что особо радовало, Сергей прибыл как раз к моменту когда на стол уже подали заказ. Вот нравилось ему вкусно поесть. Но что по настоящему раздражало, так это необходимость довольно продолжительного ожидания, пока приготовится заказ. Нет, понятно, что ресторан не является заведением быстрого питания. Но все же.

— Привет, Сергей.

— Здравствуй, Игорь.

— Ну и как сходил? Господи, да расслабься ты, нельзя же быть таким параноиком. Подумаешь встретился удачливый рудокоп со своим брокером.

— Угу. Как же, расслабься. Тебя же так не удивляли как меня.

— С чего это такие выводы? Когда проходил подготовку, только и делал, что ходил с выпученными глазами. Но постепенно пришел к выводу, что все эти технические средства, всего лишь машины, с определенным алгоритмом, который вполне реально обойти. Взять тот же полиграф, когда он появился то у всех спецслужб чуть ни паника началась. И ничего, научились его обманывать, достаточно было разобраться в его работе и внести коррективы в систему подготовки. Техника без человека, это так, не серьезно. Важно выдержать баланс, и не допустить перекоса. У местных кстати, есть этот грешок, а потому и работать с ними проще. Достаточно не попасть на карандаш, и можно чувствовать себя вполне вольготно.

— И ты вот так уверен в том, что не находишься на карандаше?

— Угу. Если что‑то не так, то у меня начинает задницу припекать. А этот орган любому техническому средству даст вперед сто очков. Не веришь?

— Что ты полагаешься на свою задницу? Не верю.

— Ну не всецело. Но и на нее в том числе. Сергей, пойми, недооценивать противника глупо, но не менее глупо переоценивать. Ладно, давай к нашим баранам.

— Ну ты хотя бы глушилку включил?

— Сергей, прекращай. Ты еще начни оглядываться в поисках наружки.

— Л — ладно. Надеюсь ты знаешь, что делаешь. Итак, о наших баранах. Сходили вполне удачно. Есть подходящая система, в паре десятков световых лет от Фиджи. Конечно астероидное поле еще предстоит хорошенько прошерстить, но даже то, что мы сумели обнаружить сходу, уже внушает оптимизм. Мэриэлл. Там работы с уже обнаруженным, не на один год. А сколько еще может быть открытий чудных.

— Мэриэлл, это хорошо. Я бы сказал, это просто замечательно. Конечно хотелось бы и лучше.

— Ну ты и наглец, — покачав головой, с улыбкой произнес Сергей.

— Будешь тут наглецом. Ты в курсе сколько стоит старенький крейсер, да еще и с хотя бы наполовину сохраненным вооружением?

— Разумеется в курсе. Но ты не прав, большие залежи мэриэлла, это очень удачно. Только с одного рейса мне удалось поднять пять с четвертью миллионов кредитов. А ведь это еще не все.

— Да? — Яшин настолько заинтересовался последними словами, что вилка с кусочком мяса, застыла не дойдя до рта.

— Разумеется. Это же система Дикого космоса не видевшая еще рудокопов, а значит и залежи драгоценных металлов, никем не тронуты. А ведь именно с них всегда все и начинается.

— То есть…

— Мы доставили концентрата драгметаллов на два с лишним миллиона кредитов. Точнее пока сказать не могу, его ведь еще нужно разделить. А вообще, нужно бы ставить свой полноразмерный перерабатывающий комплекс. Анализатор он же не точные данные дает, так, нечто сильно приближенное. Корпорации конечно при обработке зачастую выдают больше, чем показывал анализатор, показывая свою лояльность к клиенту. Но нужно быть идиотом чтобы не понимать, такая показная честность говорит только о том, что кое‑что оседает и у них. Сдается мне, что плата за переработку получается как минимум двойной.

— Согласен. Но думаю, что комплекс это дальняя перспектива, возможная только с организацией базы. Регистрировать компанию по переработке здесь не лучшая идея. Да еще с учетом того, что весь драгметалл мы планируем переправлять на Землю. Овчинка выделки не стоит. Опять же привлечет внимание.

— Согласен. Кстати, на станции Мэлтон я оставил на тебя доверенность. Через десять дней концентрат будет переработан.

— Ясно. С остальной прибылью как? Передашь мне, или оставишь себе?

— Проверяешь?

— Уточняю, Сергей. Только уточняю. Проверять тебя на вшивость нужно было раньше, глядишь не случилось бы всех этих бед. Вы вернулись из долгого похода, мало ли что там и как. Ремонт и обслуживание баржи требуют вложений.

— Ясно. Нет, с этим порядок. Четверти миллиона нам за глаза, опять же, у меня еще кое‑что оставалось. Так что пять миллионов могу переправить хоть сейчас.

— Вот и хорошо. У меня тут очередная биржевая афера намечается, так что эти деньги как нельзя кстати. Если все выгорит, глядишь сможем приобрести еще одну баржу, причем с переделкой под Дикий космос, по твоему проекту.

— Ого!

— Ну не думал же ты, что являешься единственным источником дохода. Кроме тебя имеется ручеек с Океании, который обеспечивает довольно регулярные поступления. А главное, это грамотная биржевая игра которая при хорошем вливании способна приносить побольше твоей баржи.

— Ну, по моему тут все зависит от случая, а еще есть вариант прогореть.

— При аккуратной игре, если не влезать в авантюры, ты всегда будешь в плюсе. Не по всем пунктам, конечно, а в общем, но непременно.

— Но ты же только что сказал…

— Я сказал афера, а не авантюра. Разницу улавливаешь?

— Ясно. Значит вскоре Иван получит свой корабль, а я напарника.

— Нет. Иван погиб.

— Как так? Но ведь в клинике уверили…

— Клиника полностью выполнила свои обязательства. Он вышел оттуда как новенький. Но практически сразу с ним случилось несчастье. К сожалению был поврежден головной мозг.

— То есть… Игорь, а что случилось? Только правду.

— У них с Алей было серьезно, и прощать тебе ее гибель, списав на стечение обстоятельств он не собирался. Словом, он представлял угрозу, а ты для нас куда более ценный кадр.

— То есть, если случится…

— Да Сергей. Именно так и никак иначе, — жестко произнес Яшин, разрезая ножом мясо и нанизывая его на вилку. — А ты как думал? Мы тут ни в шпионские игры играем. Речь о выживании землян, как бы это пафосно не звучало.

— И кто станет пилотом на новом корабле?

— После того как наладили обратную связь, все стало значительно проще. Под контроль взяты все вербовщики на территории бывшего СССР. Теперь чуть ли не треть проходящих через них, наши люди. На Океании под нашим контролем уже четыре базы. Уже сейчас поток нужных переселенцев может быть значительно увеличен, и не делаем мы этого, только чтобы не привлекать излишнего внимания. Так что с кадрами скоро проблем не будет, да и финансовый поток увеличился.

— Ты уверен, что это не вызовет подозрений? Вообще‑то тех кто умудрялся расплатиться в короткий срок было не так чтобы и много. А тут чуть ли не конвейер. Да еще и денежный поток.

— Все будет нормально. Финансы корпорация отследить не сможет, потому что они вывозятся на терминалах. Тут все чисто. А что касается кадров. На базах Океании используется новый подход, в том числе и дисциплинарный, который позволил увеличить добычу ресурсов. Корпорации это только на руку. Чтобы сгладить подозрения у их СБ здесь мы организовали профсоюз рудокопов, в который входят многие выходцы из Океании, и как ты понимаешь это далеко не только наши люди. Кроме этого подтягиваем молодежь, помогаем с приобретением специальности и кораблей.

— То есть, все выставлено таким образом, что нашелся умник сумевший организовать взаимосвязь с Океанией и используя ее возможности, с комфортом устроиться здесь.

— Грубо, но в целом все именно так.

— Машина набирает обороты?

— Ну уж точно не стоит на месте.

— А не боишься, что одновременно возрастает и опасность на чем‑то погореть?

— Опасность есть всегда. Но главное не зарываться. И у нас есть все шансы не засыпаться. Хотя бы потому что, мы не стараемся вызнать какие‑то секреты. Нам достаточно и того, что имеется в свободном доступе. Да и ребят стали присылать отборных, а не по недобору. Разницу улавливаешь? Опять же, благодаря профсоюзу мы получаем подготовленные кадры из рудокопов. А это окажется не лишним, при организации базы в Диком космосе. Все не с нуля.

— Но ведь на тебя могут выйти.

— А причем тут я? Я вообще не имею к этому профсоюзу никакого отношения. Он существует совершенно автономно. Все наши совместные финансовые операции строго через мобильные терминалы и никак иначе.

— Ясно.

— Сколько планируешь провести времени на Клайпе? — Отправляя очередной кусок в рот, поинтересовался Яшин.

— Несколько дней чтобы перевести дух, а там двинем опять за рудой. А что, появились подвижки по генератору?

— Пока нет. Человек заряжен, сидит на Триплаке безвылазно, но… Сам понимаешь, что с четвертым поколением проблемы неслабые. Даже у багрийцев свободно можно приобрести только второе поколение. Другое же кладбище кораблей нам никак не подойдет, в системе Триплака произошло последнее сражение и новые разработки искать нужно только там, но и ту свалку уже изрядно прошерстили.

— Ясно. Тогда мы пару — тройку деньков расслабляемся, а потом отправляемся тупо пилить астероид.

— Все верно. Вернешься примерно через месяц?

— Раньше не смогу чисто технологически. Дорога, плюс добыча. Без вариантов.

Закончив с обедом они направились на выход. К удивлению Сергея Яшин не спешил с ним расставаться. Наоборот, предложил составить ему компанию, в его флаере. Знатный все же аппарат приобрел себе резидент Земли, ничего не скажешь. Такая машинка стоит ничуть не меньше двухсот тысяч. Прямо сказать, статусная вещь. Разумеется для своего круга. Впрочем, Игорь был преуспевающим брокером. Так что, шапка вполне по Сеньке.

— Послушай Сергей, раньше поговорить как‑то не получилось. Ты умчался осваивать дикие просторы, а я как‑то поздно кинулся. Зачем тебе понадобился кокаин? — Уверено ведя флаер в воздушном потоке, поинтересовался Яшин.

Хм. Этот вопрос ему задавал еще генерал Роговцев. Но тогда Пошнагов предпочел не распространяться на эту тему. Пусть думают, что он решил стать простым наркоторговцем. Это вполне укладывается в их схему понимания. Нет, конечно торговля наркотиками, и риск связанный с этим, для спецслужб как‑то не очень. Но с другой стороны и повлиять на Сергея они не могли. Пока не могли, и он прекрасно отдавал себе в этом отчет. А главное, им нужно было понять, что именно задумал Пошнагов. Вот и отправили через него же весточку своему резиденту. Ему на месте виднее.

— Я пока не готов говорить на тему кокаина, — внимательно посмотрев на Яшина, ответил Сергей.

— Пока или вообще?

— Пока.

— То есть боишься быть пустозвоном, — бросив на Сергея мимолетный взгляд, а потом вновь сосредоточившись на потоке транспорта произнес Яшин. — Ладно, тогда я озвучу свои наблюдения. Итак, в кокаине нет ничего особенного, чтобы он занял особую нишу. Благодаря достижениям местной медицины, наркотики здесь не являются тем бичом, что на Земле. А отсюда и меньшая ответственность наркоторговцев, и более низкая прибыльность. Тащить сюда в общем‑то обычный наркотик за тридевять систем, глупость несусветная. Получается, все же есть что‑то эдакое. Твоя любовница Алайя является одним из самых ведущих и амбициозных химиков не только Ирианской империи, но пожалуй и всех государств внутренних систем. Ты же отправившись на Землю закупаешь не просто кокаин, а образцы с разных плантаций, причем не только наркоты, но и листьев коки. Роговцев предположил, что тебя заинтересовали не наркотики как таковые. Но что именно, не зная здешний реалий понять так и не смог. У меня же с информацией чуть получше. Последние изыскания госпожи Алайи связаны с процессами регенерации. И если я прав… Сергей, я прав?

— Ну… Глупо было бы отрицать. В общем, да все обстоит именно так. Сейчас Алайя пока еще проводит химические опыты, и подтягивает программное обеспечение. Мне неизвестны все детали, но все говорит о том, что очень скоро ей удастся вывести процесс регенерации на качественно новый уровень.

— Седьмой.

— Да. Доходы от этого превзойдут таковые от двух рудных корпораций. Так что, можно будет в значительной мере ускорить планы по внедрению на Земле новых технологий.

— Та — ак. Серега, а когда ты собирался нам об этом поведать? — Стрельнув взглядом в Пошнагова, с явным недовольством поинтересовался Яшин.

— Ну, когда появились бы положительные результаты.

— Мо — ло — дец, — раздельно и с нажимом произнес резидент.

— И к чему такая ирония?

— Да так. Ты вообще понимаешь, о чем только что сказал? В твоей голове умещается то, что Земля оказывается является обладательницей уникального ресурса? Ты понимаешь, на что будет готова корпорация Арика, да и Ирианская империя в том числе, ради контроля над Землей? Дай‑ка я догадаюсь — ты об этом не подумал.

— Ну почему же. Подумал. Поэтому и делал все втайне.

— То что ты не болтал об этом на всех перекрестках, вовсе не означает, что ты делал это втайне. Да стоит только появиться этому товару на рынке, и спецслужбы всех фармацевтических корпораций, как с цепи сорвутся. И это минимум, потому что вполне могут в это дело вписаться и имперские ребята.

— У Алайи серьезная служба безопасности.

— Да я и не сомневаюсь, что она сумеет сохранить секреты внутри своей клиники. А как быть вокруг. Ее поставщика, то есть тебя, очень скоро вычислят. И чтобы этого не произошло, я бы на ее месте взял бы тебя родного под контроль. Поверь, в этом ничего сложного, коль скоро у человека нет поддержки. Сергей, одиночки в этом мире не выживают, если только не забираются в какую‑нибудь берлогу, и не высовывают оттуда носа.

— И что теперь делать?

— Слушай, а как она вообще вышла на наш земной кокаин?

— Да случайно как‑то получилось, — пожав плечами, вынужден был признать Сергей.

— Случайно.

— Ну да.

— И почему меня это не удивляет. Прибить бы тебя, да нельзя. Тронь такого везучего сукина сына, потом дерьмо лопатой придется расхлебывать.

— Слушай Яшин, ты бы за помелом следил. Я и за меньшее челюсть сворачиваю, и мне насрать на твою подготовку, я тоже не пальцем деланый.

— Да знаю я. Не закипай. Вдохни, выдохни, посмотри на проблему моими глазами, а потом в сугубо вежливом тоне скажи — Сереженька, ты не прав. Что не получается? — Когда Пошнагов залился краской, поинтересовался Яшин. — Вот и я о том же. Ладно, будем разруливать. Итак, где ты передавал ей образцы?

— На окраине системы. Она прыгнула туда на яхте. Вот там, под прикрытием маскировочных полей все и перегрузили. Яхтой управляла она сама, потом обещала подчистить искин. Есть у нее для этого программа, так что даже пилот ничего не должен был знать. Я же, прыгнул в межсистемное пространство и вернулся только через сутки.

— Ну хоть так, и то радует. Ладно, пока Алайя занята изысканиями и работает с образцами, вроде ничего страшного не случилось. Но потом я все беру в свои руки. Время я думаю есть, так что, успею все обмозговать и подготовить. Только поставь ее в известность.

— В принципе, мы сегодня встречаемся, мог бы прямо сегодня и поговорить.

— Так и сделай. Незачем тянуть, мало ли как оно все. Ну вроде все. Теперь можешь гулять, а потом лететь и пилить свой астероид.

Флаер заложил плавную дугу и пошел на посадку, в сторону небольшого пяточка, предназначенного для посадки воздушного транспорта. Минута и его колеса коснулись дорожного бетона. Вообще во внутренних системах используется три типа транспорта, чистые флаеры, способные передвигаться только по воздуху, наземные авто и гибриды, чувствующие себя одинаково комфортно как на земной тверди, так и в воздухе. Последние были наиболее престижными и дорогими, именно такой и был у Яшина.

— Сергей, — когда Пошнагов уже вышел из машины окликнул его Игорь, — я тебя прошу, если тебя посетит еще какая‑нибудь гениальная мысль, сообщи пожалуйста мне. Ну чтобы плохие дяди случайно не успели отправить экспедиционные силы.

— Что, сообщать прямо обо всех задумках, — не без иронии поинтересовался Сергей.

— Хм. Знаешь, в твоем случае не помешало бы, — совершенно серьезно ответил Яшин, и тронул своего гибрида, на этот раз для разнообразия по грешной земле.

Как ни странно, но Сергей очень быстро забыл о разговоре с Игорем. Вернее даже не так. Он испытал облегчение от того, что удалось сбросить со своих плеч такой груз ответственности. Он конечно же сам выбрал себе цель, на последующие несколько десятков лет. А Землю за пару годочков ну никак не подтянуть на уровень внутрисистемных государств. Вот только, он не был готов к столь большой ответственности, которую чего уж греха таить, до конца осознал только после разговора с Яшиным.

И коль скоро, тот взвалил сей груз на свои плечи, то пусть и несет теперь. Нет, Сергей вовсе не собирался стоять в стороне, хотя и не раз говорил о том, что будет сам решать когда и что делать. Но одно дело выполнять какие‑то поручения, пусть и опасные и совершенно другое, брать на себя ответственность. Да еще как выяснилось в деле, в котором он ничего не соображает. И вообще, пора завязывать с этими шпионскими игрищами. Уже второй раз подряд его как котенка неразумного тыкают в дерьмо, пора бы сделать правильные выводы.

Хм. Странное дело. Его всегда считали нелюдимым, и он уже давно с этим согласился. Каждое новое знакомство ему давалось через силу. Сергей превозмогая себя поддерживал разговор с малознакомыми лицами, которые отчего‑то жаждали общения с ним. Тогда как он с куда большим удовольствием послал бы их по известному адресу. Кстати, нередко такое и случалось, ну разве только в несколько завуалированной форме.

А тут… Неспешно прогуливается по скверику, мимоходом рассматривая улыбающиеся лица случайных прохожих. И странное дело, искренне улыбаясь им в ответ. А еще, эдак слегка запрокидывает голову, подставляя лицо под ласковые лучи местного солнца. А главное, он вдруг поймал себя на мысли, что ему это нравится. Вот не хочет он сейчас никуда, есть только одно желание, вот так неспешно прогуливаться, и глазеть по сторонам. Как говорится, на людей посмотреть, и себя показать.

Впрочем, благостное настроение у него продержалось не так чтобы и долго. Мысль сама собой свернула в сторону Алайи. Потом вспомнилась реакция Яшина, когда он сразу же сообщил о том, что они являются любовниками. Нет, тут‑то все нормально, они и впрямь поддерживают эту легенду, хотя после того свидания на яхте между ними ничего и не было. Но…

И как быть с Ириной? Нужно будет попросить Яшина, чтобы он разъяснил ей все как надо. Мол так нужно было для дела, все такое. Ага. А еще не забыть о том, что ребенок был зачат еще до его путешествия на Землю, эдак месяца за полтора. Хм. Уже после их с Ириной условного примирения и шага друг другу на встречу. А главное, до того, как Сергею стало вообще известно о земной резидентуре.

Из того, что Сергей узнал об Ирине, она была хорошим бойцом, трезвым и расчетливым, и уж если ей с таким постоянством срывает крышу, то признак это дурной. Нет, он вовсе не боялся того, что она в порыве ревности вдруг решит проломить ему череп. Хотя и стоило бы, чего уж там. Куда хуже, если эта валькирия опять сделает какой‑нибудь вывод, вильнет хвостом и поминай как звали. А вот этого‑то никак не хотелось, причем в самой категоричной форме.

Так он и прогулял до времени отлета на орбиту. И как ни странно для него самого, получил от такой бесцельной прогулки массу удовольствия. Все же, что ни говори, а Яшин прав, человек это дитя общества, и вне его дичает. Разумеется можно находясь в его среде держаться особняком, но только в том случае, если само общество тебе это позволит.

Как пример, те же кулаки, которые жили своим укладом, много работали и как следствие хорошо ели. Но случилось так, что общество вдруг обратило внимание, на то что они жируют, напрочь позабыв о том, сколько они работают. И плевать на то, что кто‑то специально обратил на это их внимание. Главное результат.

На яхте Алайи ничего не изменилось. Хотя и говорят, что женщины любят новизну. А впрочем, возможно причина в том, что она не так часто бывает на яхте, и интерьер еще не успел ей приесться. Вот она стоит и улыбается во все тридцать два зуба, идеально ровных и сверкающих белизной. Господи, как же все‑таки она красива. Вот так посмотришь на нее и дух заходится. Впрочем не у него. Уж слишком хорошо он знал, кто именно прячется за этой красотой.

— Привет, Сергей, — грациозно скользнув к нему, она чмокнула его в щеку.

На этот раз она была в кремовом платье, из материала очень похожего на шелк, ниспадающего волнами, и великолепно подчеркивающим фигуру. А главное, то как она во всем этом великолепии двигалась. Угу. А кто еще совсем недавно думал об Ирине и о том, как бы по глупости не потерять ее. Да он, кто же еще‑то. Но если найдется мужчина который останется равнодушен к такой красоте и сексуальности, плещущей через край, то либо он толерантен, либо импотент.

А Пошнагов нормальный мужик, потому и вздыбился как шерсть на загривке медведя. Хотя… Ну не мальчик же в самом‑то деле, так что сдержался без особого труда. Кхм. Ну во всяком случае, пока сама Алайя не прикладывала усилий. Вон как глазками стрельнула. Понимает в чем ее сила, и что противостоять ей практически нереально, а уж вкусив этот плод и подавно.

Впрочем, Сергей прекрасно понял, что на этот раз, обойдется без атаки. Так, обозначила свое превосходство, больше для удовлетворения самомнения, и не более. А он что. Он согласен признать ее превосходство. Вот только что‑либо большее в его планы не входит.

— Здравствуй, Алайя, — ну коль скоро она сегодня предстала в таком образе, то не стоит придерживаться официального тона.

— Сегодня я как радушная хозяйка решила отступить от обыкновения и не ставить тебя к плите, — беря его под руку и направляясь в кают — компанию, заговорила она.

— Заказала в ресторане?

— Не — эт, все куда интереснее, приготовила сама.

— Сама — а?

— Ну должна же была я как‑то тебя отблагодарить за то чудо, которое ты мне подарил.

— Алайя… — останавливаясь в дверях кают — компании, уже без наигранности попытался заговорить Сергей.

— Стоп, — тут же оборвала его она. — Я знаю твое отношение к семье и детям, но сразу говорю, со мной такие номера не пройдут. Я не готова жить с тобой под одной крышей, хотя и благодарна тебе за сына, просто превосходный карапуз. Страшное дело, но я уже подумываю о сестренке для него. Но давай договоримся так, ты к моему сыну не будешь иметь никакого отношения. Ты мне помог, и я благодарна тебе за это. Как видишь, настолько, что повязалась фартуком и встала к плите.

— Кхм. Я оценил.

— Не — эт, ты оценишь, когда попробуешь, — потеревшись щекой о его плечо, вновь становясь мягкой и домашней, произнесла она.

Ну что же, тайм аут ему вовсе не помешает. Итак, чего он хотел отправляясь на эту встречу? Заявить права на ребенка, как выяснилось сына? Да в общем‑то нет. Если бы его мать была бы несостоятельно женщиной, а в это слово он вкладывал далеко не только финансовую сторону, то ему было из‑за чего волноваться. Однако, его сын был в надежных руках.

Опять же, его ли сын. Согласно Ирианских законов он всего лишь дал свое семя, причем сделал это без принуждения и по своей воле. Если хотел претендовать на что‑то большее, то следовало заключить договор. Если тебя вынудили к этому силой, то ты должен это доказать. Словом с юридической стороны, он ребенку был никто и звали его никак.

Происходящее же, это всего лишь знак доброй воли госпожи Алайи. М — м-м, очень вкусный знак. Настолько, что Сергей не сумев сдержаться, начал тихонько так урчать. Был у него грешок, любил вкусно поесть, а когда вкусовые рецепторы зашкаливало, начинал мурлыкать, прямо как большой матерый котяра.

— Нравится.

— Обалденно.

— Я старалась. Как твое бродяжничество? Все потаенные уголки космоса облазил, — решила сменить тему разговора Алайя.

— Скажем так, кое — где побывал. Но так, не особо далеко.

— Удачно?

— Вполне. Есть мысль организовать рудодобывающую корпорацию.

— Зачем тебе это, — с явным недоумением поинтересовалась она.

— Алайя, вот скажи, что случится после того как на рынке появится твой продукт?

— Все с ума сойдут и в первую очередь фармацевтические компании. В особенности же, корпорация Арика. Эти на пупе извернутся, учитывая то, что я ушла от них слегка хлопнув дверью.

— И ты действительно думаешь, что нам удастся скрыть источник ресурсов?

— Вообще‑то у меня серьезная служба безопасности. В нее вошли алаянкские аристократы, давшие мне вассальную присягу и их оруженосцы. А ты знаешь что это значит. Пришлось трудно, но мне все же удалось их заполучить. Потом ускоренное обучение, которое продолжается и по сей час. При самых оптимистических прогнозах, исследования продлятся еще полгода. За это время моя служба безопасности достигнет нужного уровня, плюс абсолютная личная преданность.

— Это понятно. Но ведь раскопать можно и с другого конца.

— То есть, после того как ты выторговал себе такие уступки, ты готов вот так просто отойти в сторону. Что случилось?

— Видишь ли, — откладывая вилку и нож, начал объяснять Сергей, — дело в том, что ты рискуешь только деньгами. Причем риск твой лишь в упущенной выгоде. При смене же поставщика, ты вообще ничего не потеряешь. А вот Земля рискует оказаться в роли дойной коровы, причем никто не исключает и самого мрачного сценария, потому что одно другому не мешает.

— Ты хочешь чтобы я взяла на себя безопасность по всей цепочке? Тогда понятно отчего ты заговорил о рудной корпорации. Никаких проблем. Ты отдаешь мне всю цепочку, и получаешь за эту услугу свою малую долю. Скажем полпроцента от чистой прибыли. Поверь, это будут очень серьезные деньги. Как видишь, я не отношусь к неблагодарным особам.

— Вообще‑то я не об этом. Дело в том, что мне такие огромные деньги которые мне могли обломиться и не нужны вовсе. Я хотел помочь Земле, чтобы она не превратилась в место обитания живого мяса. Но как выяснилось у меня самого для этого и силенок и мозгов маловато.

— Это кто же тебе все так разъяснил?

— Нашлись люди.

— Молодцы. Нет, если бы ты думал о своей выгоде, то действовал вполне логично. А выступить в роли спасителя целой планеты… Не обижайся, но для тебя это чересчур. Но ты уверен в тех, на кого сделал ставку?

— Х — хм, — невесело ухмыльнулся Сергей, а потом посмотрел ей в глаза, — Ни в чем я не уверен. Но если не они, тогда я вообще не представляю кто. Ты же ничего не теряешь в любом случае.

— И как я узнаю с кем должна иметь дело?

— С тобой свяжутся от моего имени. Тебе же останется только сообщить, какой именно образец тебя заинтересовал.

— Хорошо.

— Сына‑то покажешь?

— Моего сына, — с нажимом возразила Алайя.

— Твоего разумеется, — легко согласился Сергей.

— Смотри.

Алайя запустила видеоролик с карапузом которого она самолично купала в детской ванной. Все же Сергей был прав, из нее вышла отличная мать, потому что, то как она обращалась с младенцем говорило о большой практике в этом вопросе. То есть, имея возможность содержать целый штат нянек, Алайя изыскивала время для того, чтобы лично заботиться о ребенке, и делала это регулярно. Она слишком долго шла к материнству, но как видно теперь по настоящему созрела, и материнские инстинкты в ней буквально вздыбились.

— Красавец, правда?

— Без обид?

— Говори.

— Он похож на своего деда, моего отца.

— А ты думал отчего я остановила свой выбор на тебе? У твоего рода сильная кровь, и мы с тобой идеально друг к другу подходим. Вот увидишь, каким он вырастет красавцем.

— Главное, чтобы не вырос сволочью.

— Поверь, я воспитаю из него собственную копию. Так, нормально?

— Ну — у, если как ты, то принимается. Ты конечно бываешь еще тем подарочком, но должен признать, что при всех недостатках, ты имеешь куда больше достоинств.

— Слушай, а ведь я вполне серьезно подумываю о дочке.

Странное дело, она все так же соблазнительна. И говорит тем самым голосом с придыханием, от которого его всегда тут же бросало в жар. И навалилась на его плечо, явственно ощущающее жар женского тела, и шею обдало жарким дыханием. И ничего. То есть вообще ничего. В смысле, относится он к ней все так же по доброму, но вот выступить в роли быка производителя у него нет никакого желания.

— Алайя, у меня к тебе есть одна просьба.

— Что‑то не так, Сергей?

— Давай прекратим наши отношения. Я в смысле закроем историю с любовниками. Понимаешь, я хочу жениться на одной девушке. И думаю, что ей это не понравится. И еще. Не надо распространяться, что отцом твоего сына являюсь я. Нет, если ты решишь, я от него ни за что не откажусь, и всегда буду готов.

— Да ты серьезно на кого‑то запал, — отстраняясь, с искренней улыбкой, произнесла Алайя.

— Ну… И похоже уже давно.

— Погоди, это не та серая мышка, с Океании?

— Она не мышка. Скорее уж львица. Однажды даже спасла мне жизнь.

— Помню, как же. Она так на меня смотрела, я даже подумывала, не схватится ли за игольник.

— Угу. Она может. Нет, из ревности вряд ли. Хотя, кто ее знает. Я ведь оказывается о ней толком ничего и не знаю.

— Надо же, а ведь ты и впрямь этого хочешь. Интересно, как вы сможете быть вместе столько лет. Ну сам посуди, даже сейчас ты можешь прожить еще лет восемьдесят. При твоей удачливости, ты наверняка сумеешь заработать на далеко не самую дешевую процедуру, как для себя, так и для твоей избранницы. Ну и как вы собираетесь прожить столько лет вместе, если люди к этому времени уже устают от жизни? — Откровенно веселясь, произнесла Алайя.

— Сколько сможем, все наше, а там как сложится. И потом, при нашем неспокойном нраве… Она отправилась в картографическую экспедицию. Мне скучно без шатания по бескрайним просторам Дикого космоса. Нам ли думать о том, что будет через сотню лет.

— Ладно. Я выполню твою просьбу. Но может быть напоследок, — Алайя призывно провела пальчиком по декольте своего платья, и метнула в него игривый взгляд.

Вот только для него она в этот момент была, словно красивая статуя, которой хочется любоваться, отмечая все изгибы и восхищаясь мастерством скульптора. Но при всем при этом, никакого желания эта красота не вызывала. Странно, казалось бы, когда он прибыл на яхту, то реагировал вполне ожидаемо, а тут…

— Нда — а, Сергей. Ты и впрямь влип. Нельзя же так расстраивать женщину, она готовилась, ждала…

— Прости.

— А что с тобой еще делать. Ладно, ужин удался, деловые переговоры тоже. Давай выметайся. Ну и я полечу к своему чуду. Его еще не положили спать, так что успею отвести душу.

Глава 10

Ирина повела взглядом по помещению кают — компании, и тяжко вздохнула. Все же судно принадлежащее компании разительно отличается от частного. Взять ту же «Щуку», что была у них с Сергеем на Океании. Места там было куда меньше чем здесь. Да у них весь жилой отсек в три раза уступал этому помещению. И то они умудрились выделить небольшой уголок под кухню.

Еда из кухонных автоматов уже стояла поперек горла. И это несмотря на то, что в меню присутствовало кое — какое разнообразие. Все же пища приготовленная человеческими руками, даже если это банальная каша, в значительной мере отличается в лучшую сторону. Да тот же сагнолл выходит с совершенно другим вкусом. У человека вообще все получается индивидуально. Даже при одинаковом наборе продуктов и технологии приготовления, у одного и того же человека, вкус отличается.

Но кухня подразумевает под собой готовку и как минимум штатную единицу кока. Использование кухни для личного пользования членов команды, так же не приветствовалось. Они здесь для выполнения определенной задачи, а не для гастрономических экспериментов. Роботы вполне способны обеспечить здоровой, полезной и где‑то даже вкусной пищей.

Вот только из автомата блюда выходят как под копирку. До тошноты одинаково. И цвет, и запах, и консистенция, и вкус приготовленного год назад, абсолютно идентичны подающемуся сегодня. Так что, разнообразие заложенное в программу изначально, никак не могло спасти ситуацию.

К сожалению, сколько бы она не стояла в дверях кают — компании, ничего не изменится. Поэтому только слегка обозначив остановку она продолжила свой путь, попутно мазнув взглядом по присутствующим, и одарив их кивком головы. Сейчас здесь находились пятеро, из десяти членов команды. Вообще‑то многовато.

Время приема пищи в принципе не регламентировалось. Поэтому людей в кают — компании можно было встретить практически в любое время. Каждый сам определял для себя время приема пищи. Правда при этом все старались придерживаться хоть какого‑то распорядка, приноравливаясь к индивидуальному графику выполнения работ. Но случалось и такое столпотворение. Впрочем, кают — компания способна без труда вместить в себя и три десятка человек.

Кстати, имеются и необходимые для этого столы со стульями, в настоящий момент упакованные по походному. Системы они разные бывают по сложности, насыщенности космическими телами и планетами. И тогда потребность в специалистах сразу же возрастала. Ну не гнать же ради картографирования одной системы сразу несколько кораблей. Куда проще увеличить состав экспедиции и выделить дополнительное оборудование. Кстати, на транспортной палубе и в трюме изначально было предостаточно свободного места.

Итак, вот и он. Опостылевший кухонный робот, с его незамысловатым меню, которое она уже успела выучить наизусть. Интересно, отчего картографическая компания не введет более расширенный список? Ведь программное обеспечение стоит не так чтобы и дорого. Тут даже не придется менять перечень закладываемых в хранилище продуктов. Да и само перепрограммирование будет стоить сущие копейки. Жмоты!

— О — о, наша непреступная красавица, — с придыханием произнес подошедший сзади молодой человек, обдав ее шею горячим дыханием.

Впрочем насколько он молод, Ирина не знала. Этот тип, относился к тем, кто с жеманством кокетки, всячески уклонялся от ответа на этот вопрос. Конечно можно было заглянуть в его личное дело имеющееся в памяти бортового искина, данные о возрасте были в свободном доступе, но она не видела в этом смысла. Хотя бы потому что особь мужского пола, пользующаяся косметикой с куда большим мастерством, чем она, была ей не интересна в принципе.

Впрочем, как и любой из членов команды в частности. Ну жили они как‑то там, разбирались между собой и слава богу. Она здесь для того чтобы в первую очередь набраться практического опыта на будущее. Даже если во время ее долгого отсутствия между внутренними системами и Землей уже налажена надежная связь, опытному навигатору работы будет еще предостаточно. А потом, ей эта работа по настоящему нравилась.

— Катрут, будь добр, убери свою руку с моей задницы, — слегка повернув голову, раздельно и тихо попросила она.

— Брось. Как можно такую попку называть столь вульгарным эпитетом, — вновь дыша ей в шею возле ушка, жарко прошептал он.

В общем‑то в его поведении ничего предосудительного, или неприличного не было. При длительном нахождении в условиях замкнутого пространства корабля, подобное было скорее нормой. Во всяком случае, для ирианцев, которые были способны еще и не на такие выкрутасы. Но все дело в том, что Ирина так и не стала ирианкой, как впрочем и не стремилась к этому.

— Катрут, я заявляю под протокол, если ты не уберешь свою руку и не отойдешь хотя бы на один шаг, я буду вынуждена применить силу.

— Брось девочка. Нельзя же так издеваться…

Хрясь! Локоть левой руки вполне удачно вошел в соприкосновение с физиономией назойливого типа, несущей на себе вполне приличный макияж. Впрочем, тут дело не в удаче, а длительной тренировке и практике. Правда в последнее время с этим у нее как‑то не очень, но ведь это как езда на велосипеде, разучится практически невозможно.

Ирина смерила взглядом лежащего в беспамятстве Катрута. Потом перевела взгляд на остальных посетителей кают — компании, которые повскакивали с своих мест и смотрели на нее с искренним недоумением и даже негодованием. Ну, а чего собственно от них ожидать, если повода для подобного агрессивного поведения они не наблюдали в упор. Подумаешь, один из членов команды решил с ней позаигрывать. Не выламывал же он ей руки, в самом‑то деле. Ирианцы, что с них взять.

Ирина вздохнула, ввела в автомат заказ, точно зная, что еду придется в себя прямо‑таки запихивать. Мало того, что она сама по себе уже давно не вызывала энтузиазма, а тут еще и этот придурок настроение напрочь испортил. Остальные предпочли, не обострять ситуацию, двое геологов, вполне традиционная пара, мужчина и женщина, склонились над обеспамятевшим, чтобы помочь ему.

Заказ был готов через пять минут, которые она провела в ожидании, сидя за отдельным столом. Пока суд да дело, Катрута привели в себя. Он даже хотел было разобраться с ней. Техник конечно еще та жеманница, и косметику очень даже уважает, но все же здоровьем ни разу не обижен, и спортзал посещает довольно регулярно. Вот только встретившись с ней взглядом вдруг понял, что перед ним не просто девица обученная кое — каким приемам, а самая настоящая убийца. Было что‑то эдакое в ее взгляде, что напрочь отбивало желание связываться с ней.

Возможно именно его поведение и послужило причиной того, что ее настроение вдруг резко переменилось и она невольно расправила плечи. Прорезался аппетит, еда уже не казалась такой пресной и насквозь искусственной. Хм. Возможно не помешает время от времени вот так, просто и без затей вправлять мозги своим коллегам по экспедиции. Впрочем, экспедиция уже приближается к своему окончанию. Они уже выполнили практически весь регламент, пара десятидневок и все, корабль возьмет курс на империю. Да и подобное поведение ни коим образом не приветствуется. Мелькнула мысль, что у этого эпизода еще будет продолжение.

Покончив с обедом Ирана направилась в свою каюту. Неплохо бы часок отдохнуть, перед следующим витком над астероидами. Оно вроде как сон после обеда не приветствуется, но с другой стороны, отчего бы и нет. С одной стороны она не опасалась поправиться, потому как в их роду толстых никогда не водилось, разве только, как говорят в народе, кровь с молоком. С другой, эта проблема легко решится благодаря курсу регенерации, которые желательно проводить не реже одного раза в пять лет. Можно и чаще. Все зависит от состояния твоего кошелька.

Вот только прилечь ей так и не удалось. Вызов к начальнику экспедиции, и по совместительству капитану картографического корабля, застал ее уже возле двери каюты. Ну вот, от подъема испытанного после того как она дала в морду этому ловеласу, не осталось и следа. Не сказать, что она опасалась каких‑либо серьезных последствий, но в то же время неприятный разговор, он и есть неприятный. Подобное редко когда добавляет настроения.

Однако и избежать этого нет никакой возможности. Единоначалие придумано вовсе не властолюбивыми ублюдками, для удовлетворения собственного эго. Это суровая необходимость, тем более в ситуации когда небольшая группа находится в достаточно враждебной обстановке. Дикий космос не то место, где стоит обсуждать приказы начальства и раздумывать над их целесообразностью.

Пожав плечами, Ирина вновь вздохнула и пошла по светлому широкому коридору, в который смотрел целый ряд дверей кают. В настоящий момент занятыми были едва ли треть из них. Как уже говорилось, это судно было рассчитано на куда больший экипаж. С противоположной стороны располагалась глухая стена, на которой расположились большие видео панели. В настоящий момент на них предавалось изображение астероидного пояса, над которым дрейфовал их «Абсолон».

Но так было не всегда. Любой из членов экипажа мог настроить какое угодно изображение. Просто это уже не помогало справляться с навалившейся общей усталостью. Поэтому в течении последних трех месяцев никто уже не обращал внимания на то какие именно картинки присутствуют на панелях. Возможно это кто‑то из команды вывел на них изображение с внешних видео — сенсоров, а может это сделал бортовой искин. Никто данным вопросом не задавался, всем было уже все равно.

Войдя в лифт, Ирина поднялась на верхний уровень. Такой же коридор и видео — панели. Разве только отделка куда лучше. Здесь располагались каюты предназначенные для руководящего состава экспедиции и капитана корабля. Они куда более просторные и комфортабельные. В настоящий момент занята была только одна, в непосредственной близости от входа в ходовую рубку, примостившегося в торце коридора.

В ходовой рубке сейчас находится на вахте один из пилотов экипажа. Вообще штатный экипаж подобного корабля включает в себя четыре человека. Капитана, двух пилотов и инженера. Однако компания зачастую шла навстречу специалистам позволяя им занимать сразу по две штатные единицы, и соответственно получать двойное жалование.

Правда связано это было далеко не только с тем, чтобы предоставить людям возможность дополнительного заработка. Все же найдется не так много желающих отправиться в подобную экспедицию. Места тут по настоящему опасные. Настолько, что у каждого члена экспедиции имеется какая‑нибудь военная специальность и все они прошли подготовку по противодействию абордажу.

Так вот, все пилоты и инженер, помимо своих основных обязанностей, так же активно принимали участие в планомерном изучении данной системы. Не исключение и капитан, на плечах которого кроме управления кораблем лежит организация работы экспедиции, планирование, учет и систематизация. Ну и поддержание здоровых отношений среди членов экспедиции.

— Разрешите войти, госпожа Райлута.

Женщина на вид среднего возраста, сидевшая за рабочим столом в капитанской каюте, подняла оторвала взгляд от монитора стационарного искина, и посмотрела на стоявшую в дверях Ирину. Кстати, очень красивая блондинка, с великолепными формами, отлично подчеркнутыми облегающим симбиотом между формой и комбинезоном. Правда абсолютно непонятно, это все дано ей от природы, и мастерская работа техника регенератора.

Ирина конечно же не сомневалась в том, что люди на земле готовы были бы дорого заплатить, за возможность доступа к регенерационным технологиям. Но была более чем уверена в том, что немало женщин были бы готовы отдать еще больше, за возможность попасть в руки вот таким техникам, способным творить с внешностью самые настоящие чудеса. Причем тут не применялось никакого силикона или накачки какими‑то препаратами. Только использование слегка подстегнутых и направленных в нужное русло возможностей организма.

Нет, все же в случае с госпожой Райлута, пожалуй имеет место вмешательство извне. Слишком уж совершенные формы, с четко просматривающейся пропорцией. Ничего лишнего, и никаких недостатков. Во всяком случае на вкус Ирины. Что же, вполне логично предположить, что все это так и есть. Начальник картографической экспедиции имел весьма приличные заработки. Достаточно сказать, что только Роговцева за эту экспедицию должна была заработать полмиллиона кредитов чистыми.

— Проходи, Ирина. Что произошло в кают — компании? — Когда дверь за спиной посетительницы скользнула на свое место, поинтересовалась у нее капитан, не предлагая присесть.

— Госпожа Райлута, я уже неоднократно говорила этому умнику Катруту, чтобы он со своими приставаниями держался от меня подальше. Однако, тот продолжал с маниакальным упорством добиваться интимной близости.

— Как и другие члены экспедиции, — с пониманием кивнув головой, добавила капитан.

— Как и другие члены экспедиции, — согласилась Ирина, но все же сочла необходимым добавить, — Однако, они, в отличии от Катрута, не позволяли себе преступать черту дозволенности. Он же не внял моим требованиям, даже когда я под протокол потребовала от него, прекратить свои домогательства.

— Ирина, твой аттестат из навигационной школы говорит о хорошей успеваемости. А это значит, что ты прекрасно отдаешь себе отчет, чем руководствуются при формировании состава экспедиции. Однако, несмотря на это ты ведешь себя как настоящая дикарка.

— Я вас умоляю, госпожа Ралута, вот только не надо мне тут рассказывать про здоровую атмосферу в составе экипажа при длительном нахождении в условиях ограниченности замкнутого пространства корабля. Слава богу, этой проблемы перед командой «Абсолон» не стоит. Тут такое творится, и в такой многогранной конфигурации, что Санта — Барбара отдыхает.

— Что еще за Санта — Барбара? — Удивленно вскинула бровь капитан.

— Не имеет значения. Вы поняли о чем я говорю.

— То что ты предупредила его под протокол, это конечно хорошо. Но отчего же было сразу применять меры физического воздействия? Ты должна была обратиться с этим вопросом ко мне. И я уверяю тебя, у меня достаточно рычагов воздействия, для того чтобы поставить на место того, кто не уважает права разумного на самоопределение.

— Конечно вы правы. Но зато теперь, до него это дошло гарантированно, — упрямо возразила девушка.

— Ирина, ты не права, — поднимаясь из‑за стола, и направляясь к ней, возразила капитан. — То что ты применила физическую силу, вовсе не означает, что ты окончательно избавилась от его притязаний. Пойми наконец, нельзя так относиться к членам одной команды. Неужели ты не отдаешь себе отчета в том, что благодаря своему поведению являешься невольным раздражителем? Экспедиция продолжается уже почти полный год, и люди попросту находятся на взводе. Еда пресная, вода не вкусная, досуг однообразен, и уже давно приелся. И в этой ситуации перед глазами постоянно маячит не распробованный плод. Это подстегивает к действиям, причем может привести к срыву.

— Ну что я могу сказать, пусть держат себя в руках, а свои желания в штанах, — пожав плечами, ответила Ирина.

— Это не рациональный ответ. Потому что не решает проблему, а только усугубляет ее, способствуя появлению комплексов, и нарывов. Я уже давно предлагала тебе рецепт, который решит эту проблему раз и на всегда. Но ты не желаешь следовать голосу рассудка и продолжаешь играть роль яблока раздора. Помимо откровенных домогательств Катрута, есть еще и практически открытое соперничество за обладание тобой. Ты этого не знала?

Нет, этого она не знала. Но прекрасно понимала куда клонит начальник экспедиции. Эти ирианцы вообще ушибленные на всю голову. Стоит ли удивляться тому, что несмотря на увеличившуюся продолжительность жизни, у них махровым цветом расцветают демографические проблемы.

Вроде бы все понятно. Ирианцы не спешат обзаводиться детьми в связи с увеличившейся продолжительностью жизни, а главное повышения уровня жизни. Разумеется благосостояние у всех разное. Но ни одному подданному империи не позволят умереть с голоду или под забором. Если только он сам не выберет себе такую судьбу. Не уготовит, а именно выберет. Весьма существенная разница.

На взгляд Ирины ирианцы потеряли смысл в наличии семьи как таковой. Ведь что такое по сути крепкая многодетная семья? Лучше всего на этот вопрос отвечает поговорка о том, что молодость это всего лишь средство, чтобы обеспечить себе старость. Семья же и дети, это звенья все той же цепи. Сначала ты вкладываешься в детей, потом, они отдают тебе свой долг. Кто‑то легко и с радостью, кто‑то тяжко, недовольно оглядываясь по сторонам и опасаясь негативной реакции общества.

Здесь же ничего подобного не было. Как следствие падение нравов и нежелание заводить семьи и детей, а значит вырождение нации. На фоне схожих проблем с другими государствами, это выглядит вполне логично. Но правда заключается в том, что это далеко не основная причина существующего положения дел. В результате падения нравов, во многих государствах внутренних систем процветают гомосексуальные связи.

Ирианская же империя в этом плане является бесспорным лидером. А подобное ни коим образом не может сказаться положительно не то что на прогрессе, а наоборот способствует регрессу. Между прочим единственные государства внутренних систем где нет демографических проблем и близко, это те, где сильны религиозные позиции. Причем только тех конфессий, которые не прогибаются под низменными желаниями людей.

Конечно Ирина не могла сказать, что она достаточно хорошо разбирается в данном вопросе. Но подтверждение своего мнения она видела в том же закате Римской империи. Развращенные, изнеженные и сытые римляне, не были способны противостоять мужеству варваров. Та же ситуация с Византийской империей, павшей под ударами молодого и бурно развивающегося государства турок.

Видела она это и в том, как постепенно захлебывается современная ей Европа. Нет, она вроде бы благоденствует. Там высокий уровень жизни, серьезные научно технические достижения, мощная экономика. Но все это только вывеска, потому что их крах не за горами. За всей этой мишурой можно не заметить самого главного, того что гниль распространяется среди европейцев с катастрофической быстротой.

У них разрешены гомосексуальные браки. В их школах введен предмет сексуального просвещения. Посещение этих уроков и сдача зачетов обязательны. Настолько обязательны, что родителей привлекают к административной ответственности за отказ от неукоснительного выполнения этого требования. На этих же уроках детям вдалбливают в голову, что гомосексуализм, это хорошо. Но самое главное это то, что церковь на это смотрит благосклонно…

Райлута приблизилась к Ирине, и протянула руку к ее плечу. Причем сделано это было так, что не было никаких сомнений в интимности этого жеста. Девушка хотя и смогла сдержаться, но все же непроизвольно сделала шаг назад, слегка разрывая дистанцию и метнула недоумевающий взгляд на свою начальницу. Ну вот, снова здорова.

Ей и не было известно о том, что она стала яблоком раздора среди членов экспедиции. Впрочем, ничего в этом особенно удивительного она не видела. Нет, она не красавица, и любая из представительниц женской половины команды, на ее фоне выглядит куда как привлекательнее. Но как известно, сладок именно запретный плод. Чем больше она стоит особняком, тем больше будоражит окружающих, успевших уже порядком друг от друга подустать. Вот и начальник экспедиции не исключение.

— Госпожа Райлута, я уже говорила вам по поводу моего отношения к гомосексуальным связям. Для меня это неприемлемо.

— Но как ты можешь знать, если ты еще и не пробовала, — одарив Ирину многозначительной улыбкой, произнесла капитан.

— Если меня с души воротит при одной только мысли об этом, то и пробовать нечего, — вновь делая шаг назад, от надвигающейся на нее женщины, ответила девушка, едва сдерживая злость.

— Ну тогда заведи себе мужчину и покончи с этим безобразием, — недовольно бросила Райлута, отворачиваясь от нее, и направляясь к своему креслу.

— Возможно я подумала бы над вашими словами, госпожа Райлута, если бы в составе нашей экспедиции были мужчины. И потом, у меня на родине говорят так — уж лучше уж никак, чем вместе с кем попало.

— То есть, ты считаешь себя абсолютно правой, в произошедшем конфликте.

— Да, — твердо произнесла девушка.

— Ошибаешься. Если бы после того как Катрут полез к тебе, несмотря на твое предупреждение, ты явилась бы с этим вопросом ко мне, я утихомирила бы его. Однако, ты поступила по своему, создав ситуацию способную выйти из под контроля, что является недопустимым в условиях экспедиции. На основании этого я накладываю на тебя штраф в пятьдесят тысяч кредитов.

— Уж не собираетесь ли вы перевести часть этих денег на счет Катрута? В качестве компенсации за моральный ущерб, — не без сарказма, поинтересовалась Ирина.

— Нет, не поступит. Но только потому что он будучи предупрежден под протокол, проигнорировал твое требование. Однако и как сексуальное домогательство его действия я расценивать так же не могу.

Ну кто бы сомневался. Взбрыкнул ведь здесь не он, а она. Кстати, тетенька совсем зарвалась, выносить штраф на десять процентов от всего заработка, это нужно очень сильно разозлиться. А тут всего‑то, двинула в челюсть наглецу. Нет, все же повышать себе аппетит именно таким образом больше не стоит. Слишком дорогое получится питание. Она конечно не бессребреница, но и делать подобные реверансы в чью‑либо сторону, тоже не стоит.

— Я могу идти, госпожа Райлута.

— Иди. И помни, что следующее нарушение дисциплины тебе обойдется куда дороже.

Если бы здешние двери закрывались вручную, то она непременно хлопнула бы ею. Но та послушно скользнула в сторону, едва Ирина коснулась панели, а затем практически бесшумно вернулась на свое место, уже за спиной Роговцевой. Сама же девушка, разве что не пыхала огнем как разгневанный дракон.

Однако, как ни зла она была в настоящий момент, тем не менее прекрасно отдавала себе отчет, что с техником ей лучше не встречаться. Быть безвинно наказанной удовольствие ниже среднего. А уж за какого‑то гомика, решившего разнообразить свое блюдо, и получившего совершенно заслуженную плюху, и подавно.

Правда досталось бы ему не только за это. Если бы она сейчас ответила бы взаимностью Райлуте, то наказание последовало бы уже в отношении него. То есть, чтобы оказаться правой ей нужно было… Нет, после такого, этому ублюдку понадобилась бы полная регенерация.

Остановившись на миг рядом с лифтом, Ирина решительно прошла мимо. Мало ли, вдруг капитан следом за ней вызовет Катрута, а тогда… Уж больно она себя накрутила. Поэтому лучше воспользоваться аварийным трапом. Ну уж этот‑то ублюдок точно не станет пользоваться им, хотя бы потому что не понимает, насколько сейчас взбешена Ирина.

По пути в свою каюту успокоиться так и не удалось. Здорово же ее накрыло. Значит нужно побыстрее бежать с корабля, пока не наворотила чего. Поэтому не откладывая в долгий ящик, Ирина облачилась в инженерный скафандр, и направилась на летную палубу. В космосе оно будет как‑то надежнее. Опять же, работа способствует отвлечению от дурных мыслей. А что до отдыха. Ну не судьба ей сегодня насладиться послеобеденным сном. С другой стороны, можно будет закончить работу пораньше.

В ангаре ее дожидался исследовательский бот. Название конечно не впечатляет, но на деле это был настоящий красавец. Большие и малые корабли, уделом которых был только космос, не отличались красотой и изяществом форм. К чему, если главное это функциональность. Так что самая изящная форма была у дисков, остальные зачастую представляли собой параллелепипеды. У военных образцов преобладали наклоны бронированных бортов, для создания рикошетов. Гражданские суда, предпочитали прямые углы, дабы максимально эффективно использовать внутренний объем. Исключение составляли разве только частные яхты. У этих формы и отделка были самыми разнообразными.

Суда же планетарного типа, то есть способные опускаться на планету, а соответственно и летать в атмосфере, стояли в особом ряду. Здесь рационализм вынужден был уступить свои позиции аэродинамике, которая не терпит несовершенства форм. Поэтому несмотря на свое неблагозвучное название «бот», это суденышко являлось настоящим красавцем. В отличии того же «Абсолона», очень походившего на гроб, бот чем‑то напоминает земные «Шаттл» или «Буран».

Кстати габариты бота и земных космических челноков вполне сопоставимы. Он так же имел грузовой отсек, предназначенный для перемещения различного оборудования или грузов. К примеру Ирина размещала там четыре исследовательских дрона, с помощью которых собирала статистические данные об астероидном поясе. Благо с планетами и планетоидами давно было покончено. Кроме того утроба бота напичкана различными навигационными и измерительными приборами. Ну да сложно было бы ожидать чего‑то другого.

— Сергей, готов к вылету? — Поинтересовалась Ирина, подойдя к опушенному трапу.

Ну да, она дала имя Сергея бортовому искину. Почему? Возможно потому что вручала этому суденышку свою жизнь. А Пошнагов у нее всегда ассоциировался с крепким плечом на которое можно опереться, и надежной спиной, за которой можно спрятаться. Да, она была не подарок, да ей вполне было по силам заткнуть Сергея за пояс или оторвать ему голову. Тренированная девушка, что тут скажешь. Но вместе с тем Ирина была женщиной, и несмотря ни на какие курсы подготовки не желала об этом забывать.

Угу, все так, она скучала по этому чурбану, которого была готова задушить собственными руками. И за надежными плечами которого хотела оказаться. Ну и как она должна была назвать бортовой искин судна, в котором проводила большую часть времени экспедиции?

Это сегодня она обедает на «Абсолоне», потому что тот дрейфует неподалеку от группы астероидов которыми она и занимается. А так бывало, что ей приходилось находиться в одиночестве по нескольку суток. Прямо сказать, приятного мало. Тем более когда понимаешь, что твоих двигателей хватает только на сравнительно небольшие внутрисистемные прыжки, автономность составляет не больше десяти суток, а брони как таковой вообще нет, и столкновение с даже вдвое меньшей каменюкой смертельно опасно.

— Подготовка проведена согласно введенному тобой регламенту. Баки заправлены. Дроны полностью укомплектованы. Вся аппаратура протестирована. Система жизнеобеспечения в порядке. Запасы продовольствия и воды сто процентов. К вылету готов.

— Отлично. Запрашивай разрешение на вылет, — уже закрывая внешний люк переходного тамбура, приказала Ирина.

До цели своего путешествия она успела добраться, что говорится, даже не вспотев. Впрочем не мудрено. Район где она производила работы находился всего‑то в двух тысячах единиц. По космическим меркам это если и можно сравнить с плевком, то только себе на ботинок.

Выйдя в нужный квадрат она запустила свои дроны которые начали усилено засевать маркерами все встречные астероиды, размеры которых в диаметре варьировались от нескольких метров до сотен километров. Впрочем, все не так. Крупные объекты, которых по определению на порядок меньше, уже были обследованы и их данные занесены самым тщательным образом в создаваемую базу данных. Теперь же Ирина занималась ребятками поменьше, максимально уточняя и дополняя уже сложившуюся карту системы.

Адова работенка, если учесть, что этих самых астероидов в поясе несколько миллионов. Кстати, кроме нее этим занимаются еще трое специалистов. Будь она одна и ей пришлось бы затратить на это не один год. А этот астероидный пояс по своей плотности и количеству тел, на секундочку едва переваливал отметку среднего.

Искин доложил о выходе из дока «Абсолона» еще шести ботов. Ирина, так делать нечего, сверилась с графиком работ. А что такого? Скучно же. В настоящий момент ей пока попросту заняться нечем.

Дроны разбрасывают маркеры, которые будут подавать сигналы в течении месяца. Но для получения информации достоверной на девяносто процентов, достаточно и одной десятидневки. Далее в ход вступает основной искин экспедиции обладающий основными вычислительными мощностями. Он производит сложнейшие расчеты орбит астероидов с учетом всех выявленных факторов, от звезды, до планет с их спутниками и планетоидов.

Итак, трое, это геологи. Маркеры кроме того что выполняют функции маяков, еще и проводят первичный анализ структуры астероида. Эти данные сначала собирает навигатор, после чего передает их дальше, на «Абсолон». Изучив всю информацию искин сбрасывает ее, в части касающейся, геологам, которые в свою очередь производят более детальное обследование астероидов на предмет наличия и запасов различных руд.

Еще трое, это ее коллеги. Кстати, их сектора расположены подальше, и самому дальнему придется добираться до места целых четыре часа. Наверняка Лайкута предпочтет свободное плавание, возврату на корабль. Глупо терять время на дорогу, тогда как для автономной работы достаточно взять дополнительный груз маркеров.

Сигнал тревоги прозвучал совершенно неожиданно. Ирина в этот момент как раз занималась тем, что определяла в грузовой отсек первого из дронов, закончившего засевать свой сектор. Остальные еще были в работе, но и они скоро уже должны были вернуться. В течении пары часов она должна была свернуться и выдвинуться на «Абсолон». И именно в этот момент и прозвучала тревога.

Оставив дрон на попечение бортового дроида, Ирина поспешила в ходовую рубку. Ну, поспешила это громко сказано. Искусственная‑то гравитация по всему боту имелась, а вот что касается атмосферы, то система жизнеобеспечения на грузовой отсек не распространялась. Так что, ей пришлось перебираться через переходной тамбур, а это в одну секунду не делается. Зато достаточно времени чтобы разобраться в ситуации. Для этого совсем не обязательно добираться до своего ложемента.

— «Абсолон», говорит навигатор четыре, — входя в открытый проем люка переходного тамбура вызвала Ирина.

— Навигатор четыре, слышу тебя. На нас напали. Абордажная команда противника уже на борту, — послышался встревоженный голос капитана Райлуты. — Я и один из пилотов успели запереться в ходовой рубке, остальное пространство практически полностью контролируется пиратами.

— Какова обстановка? — Переминаясь с в переходном тамбуре, действующем строго по регламенту, поинтересовалась Ирина.

— Сейчас некогда. Противник применяет активные помехи. Связь возможна только по узконаправленному лучу. У тебя есть возможность с кем‑нибудь связаться?

— Нет. На моем сканере нет никаких искусственных объектов, — наконец добравшись до пульт управления, доложила Ирина.

— Проклятье, у нас тоже. Слушай сюда, навигатор четыре. Приказываю немедленно выдвинуться на «Абсолон» и приступить к противообордажным мероприятиям.

Угу. А проще говоря, прийти и всех победить. Нет, Ирина вовсе не против драки. В конце концов у нее попросту нет другого выхода. Непонятно как госпожа капитан и вахтенный умудрились прозевать абордаж, что невозможно в принципе, но факт остается фактом. А потеря корабля это серьезно. Это настолько серьезно, что в груди тут же образовался ледяной ком.

Без «Абсолона» при экономном расходе энергии, продовольствия, а главное возможностей системы жизнеобеспечения, Ирина может протянуть максимум двадцать суток. Ну есть еще спасательная капсула, и два скафандра, это еще максимум двое суток. И все. Потом только вечность. Сдаться в плен к пиратам? Не факт, что они вообще захотят связываться с пленными. Да и зачем они им.

Система практически полностью картографирована, эти данные стоят ничуть не меньше их «Абсолона». А главное ценная информация неоднократно дублирована и уничтожить ее в одночасье просто нереально. Это общий принцип картографических кораблей — даже в случае гибели корабля, информация должна сохраниться. Плюс сам картографический рейдер, который вполне способен стать в один ряд с легким крейсером четвертого поколения. Такое судно в руках у пирата, это вообще невиданная удача.

Нет, пиратствовать на таком мощном корабле может выйти себе дороже. Военным отчего‑то не нравится появление тех, кто может вполне адекватно им ответить. А «Абсолон» сможет. Ведь он и строился как боевой корабль, в связи с особенностями эксплуатации и важности собираемых им данных.

Но ведь такого красавца можно продать, причем никак не дешевле двух третей от его реальной стоимости. Да любая картографическая компания с руками оторвет подобный подарок. А уж с таким кушем можно даже на покой. Заморачиваться при этом с экипажем и приобретать лишнюю славу, умный человек не захочет. Потому что если корабль еще можно продать инкогнито, то с выкупом для невольников это не выйдет. Слава обязательно найдет своего героя.

— Я вас поняла, госпожа капитан. Немедленно выдвигаюсь к «Абсолону». Однако мне необходимо знать, что происходит на корабле.

Ага. Выдвигается она, как же. Личная заинтересованность это конечно же хорошо, но не помешало бы знать, что там вообще происходит. Ну и пока суд да дело, пора переоблачиться. Идти в бой в инженерном скафандре, это нужно очень хорошо стукнуться головой о переборку.

— Абордажная команда десять человек, и шесть боевых дроидов. Корабль противника пока не обнаружен, предполагаю, что он прячется где‑то в поясе астероидов. Достать его боевыми дронами не могу, так как все пять единиц деактивированы. Мы успели заблокировать сообщение между отсеками. Но двое пиратов с одним боевым дроидом успели прорваться на командную палубу, еще до объявления тревоги. Сейчас пытаются взломать двери. Из десяти наших боевых дроидов четыре выведены из строя, они сумели уничтожить два дроида пиратов. Так. Только что был уничтожен один из пиратов. Бездна! Мы потеряли еще два дроида. Не затягивайте. Мы с пилотом не вооружены, все произошло слишком неожиданно.

— Но как такое возможно? — уже скинув с себя инженерный скафандр и открывая шкаф, в котором находилась бронированная версия, удивилась Ирина.

— Их доставила на борт Иклота. Как именно это произошло не знаю. Ирина, я вижу ваш бот так и не сдвинулся с места. Я приказываю…

— Я поняла, — резко перебила Ирина, уже начав облачаться в броню. — Не бежать же мне сломя голову с голой задницей. Дайте мне еще минуту, я должна экипироваться. Сколько продержится дверь?

— Предполагаю что около часа. Но скорее всего меньше.

— Отлично. Времени более чем достаточно, — хладнокровно и уверенным тоном, произнесла Ирина. — Поймите, мне необходима информация. Я не могу лезть туда в темную, да еще и в одиночку.

А в одиночку ей пришлось бы лезть в любом случае. Даже если бы она смогла связаться с кем‑нибудь из их команды, то они просто не успели бы добраться до корабля. К этому времени пираты уже вломились бы в ходовую рубку и тогда взяли бы под контроль все.

Район который отрабатывала Ирина находился к «Абсолону» ближе всех. И только она могла уложиться в указанный срок. Не хотелось бы конечно изображать из себя Анику воина, но похоже, что выбора она лишена.

— Что ты хочешь знать конкретно? — Поинтересовалась Райлута.

Ага, а капитан начинает обретать уверенность. Во всяком случае, берет себя в руки. Вообще‑то трудно обвинять ее в чем‑либо. В сложившейся ситуации, когда за дверью копошатся до зубов вооруженные враги, а тебе даже нечем застрелиться, трудно сохранять хладнокровие. Опять же, сложно не впасть в истерику от осознания того, что в твоем распоряжении довольно серьезный боевой корабль, и это в настоящий момент не имеет никакого значения.

— Госпожа Райлута, сообщите общее состояние дел.

— В коридоре командной палубы находятся двое пиратов и один боевой дроид. Он сейчас пытается проникнуть в ходовую рубку. Пятеро пиратов, и два дроида блокировали четверых оставшихся моих дроидов в арсенале. При попытке вырваться оттуда я потеряла уже шесть роботов. Сумев прихватить только одного робота и одного пирата.

— Вы сказали, что пираты потеряли двоих дроидов.

— Одного из них пираты сами подставили под падающую плиту переборки. Благодаря этому у них есть выход к аварийному трапу. Правда выгода не так уж и велика, потому что проходы на остальные палубы надежно перекрыты. Два пирата и один дроид пытаются пробиться в реакторный отсек, где находится инженер. У него из оружия только личный игольник. Но шансов проковырять дырку в бронескафандре второго поколения у него нет. Второй пилот погиб. Иклота находится на технической палубе, в своем боте, судя по показаниям ее искина, она жива. Вот и все что мне известно.

— Пираты надежно прикованы к арсеналу?

— На их месте я не стала бы ослаблять позиции в этом месте. Основные потери они нанесли когда комплекс только разворачивался. Теперь там наметилось некое равновесие, нарушать которое им не с руки. Да и не нужно по большому счету. Достаточно дождаться пока их товарищи вскроют ходовую рубку.

— Ясно. Госпожа Райлута, я вас попрошу не использовать дроидов, до моего сигнала.

— Но…

— Я понимаю, что до недавнего времени это была ваша единственная надежда. Но ведь теперь есть я. Дроиды и пираты не могут атаковать друг друга потому что это неизменно повлечет большие потери, а то и вовсе гибель. Значит нужен какой‑нибудь камешек, который сможет переломить ситуацию. Если позволите, этим камешком буду я. Но это будет возможно только в случае если равновесие будет сохраняться.

— Я тебя поняла Ирина. Удачи.

— И еще одно.

— Да?

— Скажите, силовой щит включен?

— Да.

— Отключите. Ведь сейчас в нем нет никакого смысла, а мне он может серьезно помешать. И еще, что бы не случилось, при любом раскладе, не предпринимайте активных действий до последней возможности.

— Хорошо, — несмотря на утвердительный ответ, в голосе Райлуты слышалось явное недоумение.

Ну вот и хорошо, что хорошо. Силовой щит не способен остановить летящий снаряд, ракету, дрона или какое либо маломерное судно. Он способен только существенно погасить кинетическую энергию. Летящие предметы словно попадают в кисель. Это вызывает детонацию ракет, позволят противостоять средствам РЭБ, защищает от радиации, снаряды попав в него в значительной степени теряют свою скорость, а отсюда падают их поражающие свойства. Но за возможность противостояния внешним воздействиям щит платит просто колоссальными энергозатратами.

Так вот, Ирина опасалась что эта преграда может в значительной мере усложнить выполнение задуманного ею. Разумеется щит не мог остановить ее бот. Нет, ей конечно придется увеличить тягу на двигателях, но все же это не будет большой преградой. Вот только она не собиралась лететь к «Абсолону», на своем боте.

Ну вот и порядок. Шлем занял свое место, мягко щелкнув замками. Ирина прошлась по тесному помещению, сильно напоминающему ей их с Сергеем «Щуку». Вроде все нормально. Ну что же, теперь главное добраться до корабля, а там пираты будут сильно удивлены. Броня второго поколения? Что же, для пиратов это вполне на уровне. Вот только маловато, чтобы противостоять бронескафандру четвертого поколения, в который сейчас облачилась Ирина.

Вообще‑то раздобыть подобную броню гражданским было довольно проблематично, и очень дорого. Но Ирине помогло то, что она отправлялась в картографическую экспедицию. Для этих кораблей и их экипажей существовали общепринятые послабления и льготы. Так например можно было приобрести новейшее военное снаряжение и ручное оружие за небольшую цену. Относительно, конечно же. Оно все равно было значительно дороже гражданских образцов, но вместе с тем, цена была уже не столь заоблачной.

Признаться, члены команды отнеслись к подобной расточительности как к глупой блажи. Нет, они вовсе не пренебрегали безопасностью, но считали, что для ее обеспечения вполне достаточно и третьего поколения. Что же, трудно им возразить, но… Ирина предпочитала иметь в своих руках неоспоримый козырь. Этому способствовало множество факторов. Тут и ее военное прошлое, и длительное общение с Пошнаговым, у которого паранойя не проходила никогда, и как это ни пафосно звучит, осознание своей ценности для Родины.

— Сергей, произведи расчеты по следующей схеме. Ты должен будешь разогнаться и запустить спасательную капсулу с максимально возможной скоростью, так чтобы она добралась до «Абсолона». Но при этом на разгон затратить минимум времени, исходи из расчета, что ты можешь быть подбит противником. Вермя прибытия на «Абсолон» не позднее сорока минут с этой секунды. Задача ясна?

— Ясна. Приступаю к расчетам.

— Да, Сергей, такой фактор как перегрузка не учитывай.

— Принял.

Вот и ладно. Произвести подобные расчеты дело не простое даже для искина, поэтому Ирина ломать над этим голову не собиралась. А вот чем она действительно решила заняться так это собственной безопасностью. Спустившись на нижний уровень, где располагалась спасательная капсула, она вскрыла кожух и без капли сомнений извлекла энергетический кристалл. Все, теперь система регенерации не сможет запуститься. Вслед за ним последовал маяк, имеющий автономное питание. Даже если человек погиб, его останки должны быть обнаружены и захоронены как подобает. Во только в планы Ирины как‑то не входило ее обнаружение.

Покончив с этим она вскрыла колпак и легла в ложе капсулы. По сути, это цилиндр, с прозрачной крышкой из сверхпрочного композита. Так что и удобств самый минимум. Ни о каком подстраивающимся под тело ложементе не могло быть и речи. Угу. Мало того, что лежать будет неудобно из‑за ранцевого двигателя, так еще и крышку не закрыть, все из‑за него же.

Пришлось подняться и используя свою многократно увеличившуюся силу вырвать ложемент с корнями. Выиграть это позволило небольшое пространство, но этого вполне хватило, чтобы хотя и впритык, но все же захлопнуть крышку. Правда с последним пришлось повозиться, ввиду отсутствия в капсуле энергии.

В принципе закрытие крышки в ручную предусмотрено, вот только никто не рассчитывал на то, что спасаться пилот буден в бронированном скафандре повышенной защиты, да еще и с ранцевым двигателем. Словом благодаря своему облачению, в тесноте капсулы Ирина стала до безобразия неповоротливой. Но после некоторых трудов, вспомнившихся эпитетов из родного и могучего, ей все же удалось замуроваться.

— Сергей, как с расчетами?

— Все готово. Но вынужден предупредить, что перегрузка…

— Плевать. Начинай.

— Принял. Выполняю.

Теперь деактивировать скафандр, чтобы никак не выдать себя перед противником. Вроде началось. По легкой вибрации и начавшейся перегрузке, Ирина поняла, что бот пришел в движение. Ощущение нарастания скорости постепенно усиливалось. И вот через несколько минут…

Вообще‑то предупреждать надо! На мгновение Ирине показалось, что у нее даже глаза лопнули, так мощно и неожиданно на нее навалилась перегрузка. Однако, она быстро прошла, перестав ощущаться. Хм. Что‑то уж слишком быстро. А может она уже погибла, вот и не ощущает перегрузки. Сомнительное утверждение, потому что дискомфорт от неудобного положения тела никуда не делся. Интересно, она не переломала себе кости?

— Дружок, доложи обстановку.

А что, вполне нормальная команда, она же ничего не видит кроме облаков скопления газа. Нет, картина по настоящему завораживающая. Для человека впервые оказавшегося в космосе. А вот для нее она стала уже вполне обыденной и привычной. Кстати, вот пейзажами природы она могла наслаждаться бесконечно. Все же человек он дитя планеты, а не космоса.

— Связь с ботом прервана… — Послышался голос персонального искина.

— Стоп. Как прервана? — Тут же перебила его Ирина, точно знавшая что никакая глушилка не способна помешать связи по узконаправленному лучу.

— Бот был сбит двадцать три минуты назад.

— Я была без сознания?

— Двадцать восемь минут.

— Ясно. А я случайно ничего не сломала?

— Твоя телеметрия в норме. Некоторые мышцы переутомились, но ничего серьезного.

— Радует. Что с контрольным временем?

— До истечения срока осталось двадцать минут. Расчетное время прибытия на «Абсолон» пять минут. Но это при условии отсутствия внешних воздействий на капсулу.

— Ясно. Значит пора вмешаться.

Ирина активировала скафандр, после чего открыла крышку, благо для этого достаточно было нажать на кнопку, после чего толкнуть ее рукой. Ну вот и свобода. Девушка села и осмотрелась, чтобы оценить остановку. Одновременно с подачей энергии включился в работу тактический шлем. На внутренней стороне забрала потекли столбцы цифр с различной информацией.

Ну что же, все не так чтобы и плохо. Сергей все рассчитал, а главное исполнил, очень удачно. Она летела точно к кораблю, продолжавшему лежать в дрейфе. Силовой щит отключен, и потому помех никаких. Расчеты показывали, что время прибытия можно сократить вдвое, если использовать двигатель скафандра. Что Ирина и поспешила сделать. Ей была важна каждая лишняя секунда, что уж говорить о двух с лишним минутах.

Несмотря на скафандр она все же довольно болезненно приложилась боком о броню «Абсолона». Сама виновата, процесс торможения вышел несколько неудачно. Впрочем, грех жаловаться. Главное что у нее есть еще целых семнадцать минут до контрольного времени. Если только не случилось чего‑то эдакого.

Попыталась связаться с капитаном. Бесполезно. Связь активно глушится. Ситуация изменится после того, как включится силовой щит. Вряд ли у пиратов найдутся средства РЭБ, чтобы прорваться сквозь щит «Абсолона». Но связь с капитаном нужна и срочно. Мало ли что там наговорила Ирина. Райлута четко наблюдала гибель бота, и не могла видеть спасательную капсулу, потому что та в тот момент представляла собой обычный космический мусор.

Сориентировавшись где именно она находится, Ирина отключила магнитные захваты ботинок, и запустив двигатель направилась к ближайшему аварийному шлюзу. Во — первых, там есть разъем, который позволит подключиться к внутрикорабельной сети. Во — вторых, если капитан все еще контролирует ходовую рубку, то без труда сможет пропустить Ирину во внутрь.

— Ходовой мостик навигатору четыре.

— Ирина! Бездна! Ты жива!

— Жива разумеется. Я же сказала, чтобы не случилось.

— Но твой бот…

— Все потом, госпожа Райлута. Пират так и не появился?

— Прячется за астероидами. Достать его никакой возможности.

— Что у вас?

— Я уже хотела было опять попробовать вывести дроидов из арсенала, но ты вовремя появилась. Так что без изменений. Разве только входная плита продержится меньше десяти минут.

— Ясно. Включайте силовой щит.

— Выполнено.

Угу. Это Ирина почувствовала что говорится на собственной шкуре. У нее буквально зашевелились волосы, по коже прошел легкий озноб, и явственно послышалось легкое потрескивание. Прямо как в детстве, когда она подносила руку к экрану включенного телевизора.

Одновременно с этим раздался щелчок и люк аварийного шлюза сначала слегка утопился, а затем скользнул в сторону. Ну да, Райлута ведь видит откуда именно вышла с ней на связь Ирина. Как впрочем и понимает, что находясь снаружи, она не сможет повлиять на ситуацию.

— Вы можете подавить их связь, но так чтобы сохранилась наша.

— Уже сделано.

В голосе капитана даже прозвучал оттенок обиды. Да плевать. Нечего было допускать на борт пиратов. Сейчас бы не пришлось показывать уязвленное самолюбие. Ирина отключилась от линии интеркома, и вошла в призывно отворившийся люк. Пора наконец разобраться с незваными гостями.

Странное дело но никакой неуверенности или сомнений, она не испытывала. Возможно все дело в ее несомненном превосходстве в броне. А может в том самом азарте, который охватывал ее всякий раз, когда она оказывалась в боевой обстановке. Или все же в тех словах, которые они всегда повторяли отправляясь на очередное задание — если не мы, то кто?

Внутренний люк скользнул в сторону и Ирина оказалась внутри корабля. Итак, площадка на технической палубе, шахта с аварийными трапами. Всего подобных шахт, пронизывающих корабль сверху вниз, три. Каждая из них ведет к одному из трех отсеков на каждой палубе.

Сверху послышался шум. Все верно, это та самая шахта которую не дали отрезать пираты. Кстати, совершенно бессмысленно, если учесть то простое обстоятельство, что дальше из этой шахты им все равно придется буквально прорезаться.

Ирина сняла ранцевый двигатель. Сейчас он будет только стеснять движения. В руках появился штурмовой игольник. Вообще‑то немного несерьезно против боевых дроидов, которые имеют достаточно хорошую броню, даже для ее современного оружия. Но зато очень эффективно против пиратов. Этот штурмовой игольник способен пробить броню второго поколения на расстоянии до двухсот метров. Здесь же вообще придется биться дыша друг другу в лицо. Образно конечно же.

— Госпожа Райлута, наводите меня на пиратов блокировавших дроидов.

— Ирина, ты должна немедленно выдвинуться сюда. Тогда я смогу вооружиться и нас уже будет двое.

— С одним штурмовым игольником и парой гранат против дроида, который наделает во мне дырок? Глупо. Я понимаю, что вы в опасности, но без поддержки наших дронов соваться на командирскую палубу я не стану.

— Хорошо девочка. С твоей стороны один дроид и два пирата. Один из них рядом с выходом в шахту. Так что поаккуратнее.

А ничего, так капитан. Осознание того, что помощь рядом, но очень даже может не успеть, выбьет почву из под ног у кого угодно. Да что там, может породить самую настоящую истерику, как у измученного жаждой человека, которому не хватает до запотевшего стакана с водой всего лишь нескольких сантиметров. Именно такие чувства и должны владеть ею, при наблюдении за тем, как луч выжигает свою раскаленную дорожку в бронированной плите и его работа уже приближается к своему завершению.

Вообще‑то бесшумный подъем в тяжелом скафандре по гулкой лестнице, занятие еще то. А если в добавок ко всему у тетя еще и нет времени, то и вовсе весело. Тут ведь мало иметь легкую поступь охотника, но нужно еще и чувствовать тяжеленный костюмчик как вторую кожу. Но по счастью у Ириня с этим все было в порядке. Так что, продвигалась она довольно быстро.

А вот пираты похоже не так часто практиковались в ношении бронескафандра, как следовало бы, ну коль скоро избрали профессию отличающуюся регулярными абордажами. Впрочем, гражданские предпочитающие безропотно уступать свой груз, стоит только пиратам появиться на горизонте, выступают достаточным расхолаживающим элементом. Поэтому особой необходимости в практике ношения снаряжения эти ребята не видят.

Вот и вход в отсек. Ну, человек в скафандре через эту щель еще протиснется. А вот дроид, это уже дудки. Впрочем, пираты и не могли оставить заблокированных дроидов обороняющихся. Ирина заглянула в просвет между броневой плитой и палубой. Угу, двое. Один прячется за ребром жесткости корпуса. Оно хотя и упрятано за декоративными панелями, но огонь игломета выдержит гарантированно. Второй, занял позицию в каюте, лишь слегка выглядывая из‑за нее. Позиция то же вполне приемлемая. Чуть впереди посреди коридора лежит бездвижный пират. Как видно тот самый, которому не повезло нарваться на огонь дроидов.

Посредине стоит дроид пиратов. Судя по всему он так же где‑то второго поколения, но это вовсе не означает, что он не способен противостоять дроидам обороняющихся. И уж тем более в той позиции которую сейчас занимает. Робот стоит на подогнутых конечностях, что позволяет ему прикрыть две трети дискообразного корпуса, за щитками конечностей. Это как наколенники в древних доспехах. Четыре из восьми конечностей сейчас смещены вперед и выступают в роли надежного щита защищающего от возможного огня.

С противоположной стороны виден такой же робот, и в той же позиции. Нда. Действительно коридор перекрыт наглухо. Роботы могут выйти из арсенала только по одному. При этом они неизменно подставляют либо бока сразу двоим дроидам пиратов, либо корму одному из них. А эти места традиционно являются наименее защищенными. Ну невозможно навешивать броню до бесконечности, всему есть предел.

Вот такую позицию, в которой сейчас находятся пиратские дроиды, можно занять только находясь в стационаре. Любое перемещение влечет за собой распад щита. Атаковать с расчетом на то, что в случае появления противника можно будет вновь уйти в глухую защиту, тоже нельзя. Для этого нужно время, которого противник не предоставит. Если верхняя треть имеет достаточный скос брони для гарантированного рикошета, то с остальным не все так однозначно.

Словом, если пираты ринутся в атаку, то обороняющиеся дроиды перебьют сначала роботов, потом людей. И наоборот, попытайся обороняющиеся броситься в атаку, то сами падут смертью храбрых. Патовая ситуация. Вот и сидят, сторожат друг друга.

Ах да, добавить сюда еще и валяющиеся по всему широкому коридору остовы погибших роботов, застывших в самых живописных позах. Истерзанные декоративные панели стен и потолка, изорванный ковролин на полу. И картина пожалуй получится полной.

— Госпожа Райлута, начинайте атаку дронами в противоположную от меня сторону.

— Приняла.

Ни единого лишнего вопроса, что не может не радовать. Остается только надеяться, что дело у нее не станет расходиться со словом. Потому что Ирина не откладывая в долгий ящик, тут же поймала в прицел спину ближайшего пирата и нажала на спуск. Тянуть просто опасно, потому что, едва дроиды появятся в коридоре как станут прекрасной, а главное беззащитной мишенью для пиратов.

Короткая на три иглы очередь, и пирата бросило на ребро жесткости за которым он прятался. Порой отсутствие громкого выстрела у местного оружия, Ирину раздражало, так как при всей своей смертоносности, оно казалось чуть ли не игрушечным. Но вот сейчас от этого раздражения нет и следа. Потому что его бесшумность ей даже на руку. Она даже была недовольна тем, что оно жужжит и щелкает.

И все же, несмотря на отсутствие звука выстрелов, сам подстреленный успел нашуметь. Возможно они поддерживали связь по узкому лучу, будучи в пределах прямой видимости. Быть может использовали дроида как ретранслятор и с его помощью создали тактическую схему, на которой отображаются все ее участники. Как бы то ни было, второй пират всполошился, и быстро обернулся назад, направляя сторону Ирины ствол своего штурмового игольника. Не достаточно быстро. Следующая очередь из трех игл, опрокинула его на палубу.

Дроид распознал опасность но предпринять ничего не успел. Уже после первых выстрелов Сергея из арсенала начали выбегать дроиды противника, и он был вынужден сосредоточить весь огонь на них. Искин это всего лишь машина, а потому придерживается определенного алгоритма, для которого приоритетной целью является носитель более серьезной огневой мощи. И в данном случае это были появившиеся дроиды.

Он успел расстрелять первого из них, завалив дергающую конечностями тушку на бок. Но больше предпринять ничего не успел. Потому что в этот момент сзади в его дискообразное тело впились десятки игл из достаточно мощного оружия, чтобы проникнуть под слабую кормовую броню. Ирина и не думала экономить боезапас, переключив регулятор в режим автоматического огня и всадив в робота весь остаток магазина.

Перезаряжаясь, Ирина видела как их дроиды все же сумели покинуть арсенал и сосредоточить свой огонь на последнем дроиде. Тот так просто не сдался. Не в состоянии проломиться сквозь лобовую броню, он сосредоточил огонь на конечностях, расположенных к нему боком, и в результате ему все же удалось повредить несколько из них и завалить на бок дроида показавшегося в коридоре вторым.

Но добить его он уже не успел, потому что пока отвлекался на него, появились двое оставшихся и сосредоточили на нем ураганный огонь. Большинство игл ушли в рикошет, буквально заполнив все пространство коридора, кромсая его декоративные панели и высекая искры там, где от них осталось одно только упоминание.

Трое пиратов, так же вели огонь по дроидам противника, стараясь бить в сочленения. А еще добить упавшего. Все же в результате рикошета иглы настолько теряют энергию, что для человека облаченного в бронескафандр даже первого поколения, уже не представляют опасности. Нда. Этим ребятам явно не хватало тяжелого вооружения. Но тут ничего не поделаешь. В борьбе с дроидами нужны либо такие же дроиды, либо возможность для маневра. А вот последнего они как раз были лишены напрчь.

Вся верхняя часть дроида пиратов покрылась беспрерывными всполохами искр, от сотен рикошетов. Казалось что эти усилия тщетны, и он так и будет стоять как непреступный валун. Но некоторые из игл все же сумели проникнуть под броню. Вскоре дроид просел и обвис.

Видя бессмысленность в дальнейшем сопротивлении, оставшиеся трое пиратов поспешили побросать оружие и выставить перед собой руки с раскрытыми ладонями. Местный знак сдачи в плен. Плита поползла вверх, чтобы дать возможность Ирине беспрепятственно войти в отсек.

Ага. До нее вот — вот доберутся, а доблестная Райлута играет в благородство. И что сейчас должна сделать Ирина? Начать пеленать пленников и потерять драгоценное время. Вот заняться ей нечем!

Роговцева вскинула штурмовой игольник и ничуть не мучаясь угрызениями совести снесла всех троих, до которых было не больше пятидесяти метров. С учетом класса брони пиратов и характеристики ее оружие, гарантированное поражение.

— Госпожа Райлута, ведите поврежденного дроида и одного целого в лифт. Одного целого переподчините мне. Мы пойдем по трапам. Входить будем одновременно.

Возмущения капитана она выслушает потом. Сначала нужно вытащить ее задницу из того дерьма в котором она оказалась. А для этого нужно было поворачиваться.

Теперь никакой необходимости в сохранении тишины не было, поэтому Ирина ничуть не стесняясь и ухая с каждым шагом, побежала вверх по трапу. Немного сзади семенит дроид. Хм. Вообще‑то если бы кто‑нибудь пустил бы его вперед, то он двигался бы куда как быстрее. Все же конфигурация из восьми конечностей, весьма функциональна. Вот и плита.

— Как там малыши в лифте?

— Уже поднялись и ждут команду, — ответила капитан.

— Отлично, — пропуская дроида вперед, подытожила Ирина. — Открывайте.

Плита довольно шумно скользнула вверх. Если прежде пираты ничего не подозревали о происходившем в других отсеках, ввиду отсутствия связи и звуконепроницаемости переборок, то теперь они услышали его явственно. Даже дроид тут же прекратил терзать плиту, обернувшись на звук сходу изготавливаясь к бою. Поздно. Не понадобилось даже привлекать дроидов добравшихся до командной палубы на лифте. Справился только тот, что занял позицию перед Ириной.

Последнюю парочку, уже практически прорвавшуюся в реакторный отсек, удалось взять без боя. Те предпочли сдачу, героической гибели. И на этот раз Ирина была настолько благосклонна, что согласилась принять эту капитуляцию. А почему собственно говоря нет, если теперь спешить особо некуда.

— Иклота, жива?

— Как видишь, — поворачивая голову в сторону вошедшей в пиратский бот, Ирины, ответила женщина на вид средних лет.

— Ну и как тебя угораздило? И что это вообще за калоша? — перерезая композитные наручники, и освобождая завернутую на ласточку Иклоту, поинтересовалась Ирина.

— Не видишь что ли, десантный бот, — потирая места куда впивался композит, и шипя как рассерженная кошка, недовольно ответила женщина.

— А как наш искин мог принять его за твой исследовательский?

Между прочим вопрос далеко не праздный. Потому что эта штука, не имела ничего общего с плавными линиями изгибов исследовательского бота. Судно пиратов скорее походило на большую танковую башню с множеством кубиков активной защиты. Разве только без орудия. Нет, многоствольная пушка под брюхом имелась, как и пара иглометов с боков. Но все же, для окончательного сходства этого было маловато.

— Да так и принял, — вздохнув начала объяснять Иклота. — Он же не рассматривал судно с помощью видео — сенсоров. Ему достаточно было общения с моим искином. Меня же подстерегли в астероидном поле. Сразу подбили двигатели. Связаться с «Абсолоном» не получилось. Потом аккуратно взяли на абордаж, и выпотрошили коды для управления исикином. Переставили искин на свою калошу, и вперед.

— Ясно.

А чего не ясного. Что такое экспресс — допрос в полевых условиях она и сама прекрасно знает. Как и то, что говорить начинает абсолютно любой, главное довести его до черты где заканчивается его терпелка. У кого‑то эта грань далеко, у кого‑то близко, но есть она у всех. Что же касается местных, то их зачастую и пытать не нужно, сами начинают болтать, логически исходя из ситуации в которую попали.

Кстати, прямо сейчас ей представится возможность выяснить насколько крепкими окажутся местные мужики. Но что‑то сомнительно, чтобы эти ребята сильно упорствовали. Тут ведь даже пираты, являются представителями технологически развитого и цивилизованного общества. Иными словами, ни разу не герои.

О чем она собирается с ними болтать? Да так, о мелочах в общем‑то. Очень ей интересно, кто это решил разнообразить их скучную обыденность. Надо бы спросить. Нет, теперь‑то пират не уйдет. Как только «Абсолон» войдет в режим поиска и уничтожения, у разбойного судна не останется шансов. Но к чему такие крайности, если можно поступить не менее кровожадно, но более рачительно.

Глава 11

— … В общем, у нас все нормально, дочка. Ты там держись, и глупостей не навороти. Со здоровьем у нас, как ты видела, порядок, еще не дряхлые, а потому не сомневайся, дождемся тебя. Немного осталось, скоро свидимся.

Ирина остановила изображение, всматриваясь в родные глаза, с сеткой мелких морщин вокруг них. Но больше всего ее взор притягивали две слезинки, которые стекали по суровому лицу. Она была поздней дочерью, любимицей и отрадой, ей многое прощалось, ей во многом потворствовали и где‑то она воспринимала это как должное. Но только сейчас она осознала, сколько доставила волнений своим близким, если даже ее вытесанный из гранита отец, дал слабину.

Двое старших братьев не пожелали связывать свою судьбу с армией. Ирина хотя и была девчонкой прекрасно помнила, как это расстраивало отца, всю жизнь посветившего служению Родине. Наверное именно поэтому он не стал особо противиться тому, что на проявила стойкость в желании носить офицерские погоны. Но только сейчас она осознала, чего это ему стоило.

— Значит Павлов все же добрался, — утирая платочком слезы, и стараясь проглотить, ставший в горле ком, произнесла девушка, обращаясь к сидящему на водительском сидении Яшину.

— Добрался, паразит. Только пусть попадется мне в руки, набью морду.

— Не поняла, как это попадется? — Ирина села вполоборота, даже не пытаясь скрыть свое недоумение.

— А вот так, язви его в корень, — разведя руками, ответил Игорь Ильич.

В настоящий момент они просто катались по одному из воздушных коридоров Талантая. Так было куда проще сохранить разговор в тайне. Глупо пренебрегать безопасностью. Флаер же летел вполне самостоятельно, управляемый автопилотом. Поэтому Яшин вполне мог позволить себе не следить за транспортным потоком. Нет, пока Ирина смотрела видеоролик, он усилено изображал свое отсутствие, но коль скоро уже началась беседа…

— Моя прогулка на Фиджу, ни к чему не привела. В смысле я конечно нашел место, где Павлов оставил для меня посылку. Правда, тогда я только предполагал это, потому что в присланной мне абракадабре не было никакого смысла. В доступе в хранилище, мне отказали. Там есть эдакий терминал, где можно хранить все что угодно, от брошки, до термоядерной боеголовки. Надежность стопроцентная, проверено на себе. Словом, Павлов определил кристалл с информацией в хранилище, а мне отправил сообщение с кодовой фразой доступа, в лучших шпионских традициях. Вот только это послание попалось на глаза какому‑то хакеру, который скорее всего из баловства, заменил сообщение Павлова на свое.

— И что дальше?

— Дальше я решил не поднимать волну и дождаться возвращения Павлова. Терминал никуда не денется, репутация у хранилища достойная. Но вместо Семена дождался. Кого бы ты думала?

— Да откуда же мне знать.

— Пошнагова.

— Кого — о!?

— Угу. Твоего разлюбезного Сергея. У меня это вообще в голове не укладывается.

— У меня тоже, — все еще пребывая под впечатлением, произнесла девушка. — А поподробнее, можно?

— Ну отчего же нельзя, — вновь пожав плечами, ответил Яшин.

Времени у него было предостаточно, а потому он без неторопливо и в красках рассказал о событиях произошедших в отсутствии Ирины. Девушка слушала его молча, только все время качая головой, как китайский болванчик. Правда несмотря на это рассказ она восприняла вполне спокойно. Во всяком случае, без явных признаков крайнего удивления.

— Я смотрю мой рассказ не произвел на тебя особого впечатления.

— Знаете, Игорь Ильич, вот если бы это был кто другой, я бы была до крайности удивлена. Но Сергей… От него можно ожидать все что угодно. Даже то что он с такой легкостью смог скрыть от меня факт владения подобной информацией вполне в его характере.

Она вдруг поняла и причину его странного поведения в их последнюю встречу. Он тогда не просто, держался от нее на расстоянии, а словно боялся сблизиться. Ну точно! Он же уже тогда готовился к путешествию на Землю. Клайра же намекала на то, что им не помешает навигатор.

Получается, что он собирался вернуться к своей семье. Пошнагов натура замкнутая, к себе просто так не подпустит. Своими близкими дорожит. Она ему тоже не чужая, вот только тогда он не знал, кем она будет для него, другом или кем‑то большим. Тогда получается, что он отправился на Землю для того чтобы воссоединиться с семьей…

— А вот в то, что он готов передать все свои активы на благо Земли, я что‑то верю с трудом, — решила она все же не озвучивать мысли вихрем пролетевшие у нее в голове.

— Ну, вообще‑то не все. Он вытребовал пяток процентов себе.

— Всего лишь? На него не похоже, — и откуда только взялась эта язвинка в голосе, она и сама не знала.

— Ну, во — первых, ты все же слегка ошибалась в его оценке, — оценивающе смерив ее взглядом возразил Яшин. — Он никогда не копил ради накопительства, а всегда шел к определенной цели. Просто этот путь каждый раз подбрасывал его на следующую ступень, где царили совершенно иные расценки. А во — вторых, пять процентов от предполагаемого оборота, это очень много. Но я предполагаю, что мы можем рассчитывать даже на эти деньги. Просто в этом весь Сергей. Он не жадный, но должен знать, что у него есть с чего не жадничать.

— Ну что же, ему вполне подходит, — слегка задумавшись, наконец согласилась Ирина.

— A у тебя как все прошло?

— Ну — у что я могу сказать. В общем и целом я тоже вернулась не без прибыли. Причем это не только опыт, но и финансы, — слегка подпустив важности и кокетства, ответила девушка.

— Брось, — даже отмахнулся Яшин. — Конечно заработанные тобой полмиллиона не малая сумма, но все же не идет ни в какое сравнение с нашими сегодняшними доходами. Игра на бирже ежемесячно приносит не меньше пяти миллионов. Сегодня у нас имеется добывающая баржа, того же класса, что и у Сергея. На добыче руды с двух барж мы зарабатываем в среднем десять миллионов. Так что, на сегодняшний день наша средняя ежемесячная прибыль исчисляется пятнадцатью миллионами.

— Сергей все передает в ваше распоряжение? — Взметнув брови, поинтересовалась Ирина.

— Ну чему ты удивляешься. Раньше он стремился добраться до Земли и все его силы были сосредоточены на этом. Сейчас хочет помочь Земле встать на ноги, чтобы противостоять возможной агрессии. В настоящий момент для этого в первую очередь нужны деньги. В поставках же кокаина пока нет никакого смысла, ввиду того что госпожа Алайя еще не закончила свои исследования. Вот он и помогает, чем может.

— Ясно. Но я вообще‑то не про те полмиллиона, которые мне положены в качестве жалования специалиста. Мне удалось заработать несколько больше. Эдак, раз в тридцать, с учетом пятидесяти процентного среднего остаточного ресурса узлов и механизмов. Правда если вложиться и провести соответствующий апгрейд, то кораблик еще прослужит долго.

— Ты это о чем?

Ну что же, ничего удивительного в том, что он пока еще не в курсе произошедшего. Картографическая компания решила не распространяться по отношении произошедшего инцидента, до окончания следствия.

— Докладываю, товарищ резидент. В ходе экспедиции наше судно было атаковано пиратами, и в результате моих героических действий, противник был частью уничтожен, а частью взят в плен. Мне в качестве трофея достался старенький крейсер второго поколения.

— Лихо, — искренне удивился Яшин.

— Я такая, — не без самодовольства согласилась Ирина. — Теперь у нас есть первый боевой корабль. Правда нужно будет еще вложиться в его модернизацию и вооружение. И кстати, лучше бы это сделать во фронтире. Кораблик‑то старый, да только власти настоят на демонтаже части имеющегося на нем вооружения. Даже с учетом того, что оно и без того неполное, для гражданских судов все же является избыточным.

— Ну, это‑то мы сможем организовать. Мусорщики пока еще не перевелись. Не ожидал Ирина. Не ожидал.

— Это я от Пошнагова удачливостью опылилась.

— Вот уж во что верю, — улыбаясь и качая головой, поспешил согласиться с этим Яшин. — Значит, с учетом твоего крейсера уже через четыре месяца наш флот будет насчитывать семь вымпелов. Прямо скажем, неплохо. Правда с апгрейдом твоего крейсера придется обождать. Просто не хватит средств.

— Семи вымпелов?

— Точно. Мы заказали на верфях еще четыре добывающие баржи, класса «Кашалота» с таким же переоснащением, разве только отсек для руды на одиннадцать тысяч, им такие объемные дополнительные баки ни к чему. Вооружение как и у «Кашалота», под возможно разрешенный потолок. Все же места там неспокойные.

— Лихо вы тут развернулись, — не без уважения покачала головой Ирина.

— Угу. Ничего, вот заработают остальные четыре баржи, можно будет побольше выделить средств на биржевые игры. Глядишь прибыльность возрастет в разы.

— Да зачем вам это? Я так поняла, прибыль от поставок коки будут такие, что мама не горюй.

— Это точно. Вот только мы пока еще и тратить‑то не начинали. А как начнем, так только держись, не по разу будем выметать все сусеки. Откровенно говоря, я как представлю себе весь объем предстоящей работы, так мне жутко становится.

— Может тогда крейсер просто продать. Все же сейчас в первую очередь нужны суда способные приносить прибыль. А военный корабль не больно‑то заточен под это дело. Скорее уж наоборот, способен прожрать солидную дыру в бюджете.

— Ну если будет тихонько стоять на приколе, то не больше причальных сборов, а это можно вытерпеть. А вообще нужно будет посмотреть на твою добычу. Возможно получится переделать его в рейдер. К чему гонять на Землю баржу. У нее и время разгона больше, и надобности в этом особой нет. Куда больше пользы будет если каждый будет заниматься тем, для чего и создавался.

— Хочешь посадить Пошнагова на цепь? Не советую. Этот на цепи сидеть не будет. Если ему взбредет прокатиться до Земли, то так и поступит.

— Кто бы сомневался. Пошнагов парень с характером.

— Запись забрать можно?

— Нет. Мало того, она уже уничтожена.

— На уничтожение сразу поставил, чтобы не уговорила?

— Офицеры, долг, это все понятно, но ведь мы еще и люди. А так, нет соблазна, нет вопросов.

— Ясно.

— Ну раз ясно, тогда полетели к тебе домой. У меня еще дел невпроворот.

Нда. Только переступила порог квартиры, как тут же захотелось убраться отсюда. Куда угодно, хоть на улицу, но только бы не находиться в помещении от которого так и несет запустением. Нежилое помещение чувствуется сразу. Тут и запахи, и какая‑то особая аура, пустая что ли. Вот вроде бы ее вещи которые она оставила год назад, туалетный столик с тем самым легким беспорядком, присущим ей. Но в то же время, отчего‑то все ощущается каким‑то чужим.

Желая хоть ка‑то перебороть это чувство, Ирина подошла к столику и вооружившись флаконом с довольно дорогими духами, несколько раз пшикнула вокруг себя. Ну хоть что‑нибудь, на первое время. Но это так, полумера, а она не привыкла к подобному.

Следующим шагом, она вышла в сеть, и открыла привычную закладку. Вообще‑то она предпочитала ходить по магазинам сама. Было в этом что‑то земное. Но когда не срасталось, то делала заказ в ближайшем магазине через сеть. Минут двадцать и робот курьер доставит все покупки под дверь.

Ну а пока суд да дело, она решила принять ванну. Не сказать, что в экспедиции над ними издевались и они не имели возможности принимать подобные процедуры. Все каюты имели ванны, вот только те кургузые тазы не шли ни в какое сравнение с ее просторной емкостью. Нет, если бы она отозвалась бы на предложение госпожи Райлута, то у нее была бы возможность понежиться в достойных условиях. Вот только, это не для нее.

В окружении пены она пролежала больше часа, дважды включая подогрев, так как вода успевала остыть. Наслаждалась, что говорится, до тошноты. Только когда поняла, что еще немного и ей станет дурно, Ирина наконец закончила водные процедуры.

Обрядилась в халат и накрутив на голову полотенце, выглянула на лестничную площадку. Прекрасно. Вот они два пакета из тонкого, но прочного композита, наполненные ее заказом. Пронесла свою добычу на кухню, быстро разобрала и замерла в нерешительности.

Хотелось всего и сразу. Нужно долгое время провести на опостылевшем меню, чтобы по настоящему понять растерянность охватившую ее в этот момент. Наконец приняв решение она быстро перебрала продукты, оставив только необходимое, остальное распихала по шкафам и холодильнику.

Звонок в дверь послышался когда квартира уже успела наполниться ароматами приготовленных блюд. Ирина специально не стала включать вытяжку и оставила открытыми все двери. Уж лучше пусть все пропитается запахами кухни, чем будет пахнуть запустением.

— Сергей? — Ирина отступила на шаг от открытой двери, словно приглашая его войти.

Увидеть за дверью его она не ожидала. У них был свободный доступ в квартиры друг друга, и за это время ничего не изменилось. Ему просто незачем было звонить в дверь. Поэтому она и удивилась увидев на экране домофона именно его.

— Я, — просто ответил он, но потом решил уточнить, — подумал мало ли, вдруг ты не захочешь меня видеть.

— А по сети выти не судьба? — Довольно холодно поинтересовалась девушка.

— По сети не судьба. Как говорил один мой хороший знакомый — если хотите чтобы вас гарантированно послали далеко и на долго, позвоните по телефону, — решительно переступая через порог, произнес он.

— Сергей, по моему…

— По моему кто‑то устал от пищи робота — автомата, и решил себя побаловать. Я прав? — Потянув носом воздух, перебил он девушку.

— Что красавчик, супруга дала от ворот поворот? — Не без сарказма ухмыльнулась девушка.

— Точно. Она вышла замуж и уже родила своему новому благоверному дочку. Во всяком случае, я очень надеюсь, что у нее все прошло благополучно. Не первенец в конце концов, да и в средствах они не стеснены.

— Вот значит как. И коль скоро, там тебе не обломилось, ты притащился ко мне. Убирайся, Пошнагов, — устало и как‑то опустошенно произнесла она, указывая рукой на уже закрывшуюся за спиной Сергея дверь.

— Ирина, либо тебе придется меня выслушать. Либо уязвить мое мужское самолюбие и вышвырнуть меня применив силу.

— И ты не будешь сопротивляться?

— Ну, сложно сопротивляться участнику боевых действий, да еще и офицеру ГРУ. Нет, конечно можно, но смысла в этом не вижу. Коль скоро решишь так, то… Анатолий Анисимович говорил, что ты девушка упрямая.

— Слушай Пошнагов…

— А может сначала ты выслушаешь? — Положив ей на губы ладонь, попросил он.

— Ну говори, — Ирина рывком сдернула со своего лица его руку, глядя прямо в глаза.

— Ириш, я женился по любви, и ты это прекрасно знаешь. Знаешь и то, что развелся я со своей женой не потому что не мог с ней жить… Я должен был расставить все точки. По настоящему, а не потому что уже через месяц меня изъест болезнь и я камнем повисну на ее шее. Ну вот такой я дурак и не могу иначе. Конечно я мог бы взять тебя с собой, тем более навигатор никак не был бы лишним в том путешествии. Но я посчитал, что это будет нечестно по отношении к тебе. Ни я, ни ты не удержались бы от близости. Я это понял как только увидел тебя в ресторане.

— Ладно. Я может и недостаточно хорошо тебя знаю, но в правоте этих слов не сомневаюсь. Да действительно, хрен бы мы удержались во время месячного перехода до Земли. Но Сергей, мы ведь друзья. Ты, человек который никого не подпускает к себе на пушечный выстрел, считал меня своим другом. Почему ты не сказал о том, что тебе известны эти клятые координаты?

— А ты почему не сказала о том что работаешь на контору?

— Сергей, ну ты же не еврей, отвечать вопросом на вопрос. Л — ладно, — беря себя в руки, произнесла девушка. — Я отвечу. Хотя ответ ты и сам знаешь. Я не могла рисковать. Если бы просочилась хотя бы толика информации, корпорация могла оборвать одну единственную и довольно призрачную нить. Я не могла рисковать судьбами миллиардов, оставшихся на Земле.

— Ты не могла рисковать миллиардами, а я не мог рисковать тобой. Меня ведь в любой момент могли взять под колпак, а потом начали бы трясти все мои связи, даже маломальские. Как со мной поступили бы, я понятия не имею. Но не думаю, что угощали бы пряниками. А так, ты ничего не знаешь, вот и все.

— Ну да. Конечно. Я ничего не знаю, — по бабьи хлопнув руками себя по бедрам, произнесла девушка.

— Ну мне‑то откуда было знать. Слушай, хватит меня буравить взглядом, дырку все одно не протрешь. Хочешь меня в чем‑то обвинить?

— Нет, — вдруг поникнув, устало произнесла девушка.

— Оба мы хороши Ириш. И что самое поганое, оба хотели сделать благое дело.

— Угу. Благими намерениями, выстлана дорога в ад.

— Это да. Ладно Ириш, пойду я. Все что хотел сказать глядя тебе в глаза, я сказал. На тебя сегодня столько навалилось. Словом ты подумай, а я приму любое твое решение.

— Ты куда Сергей? — Окликнула она Пошнагова, уже взявшегося за дверную ручку.

— Туда.

— Сюда иди, — девушка повисла у него на шее, уткнулась лицом в грудь, и глухо закончила, — дубина стоеросовая.

— Ну да. Что есть, то есть, — поглаживая ее по голове, согласился Сергей.

— Яшин, паразит, запись с отцом уничтожил, — вдруг пожаловалась она.

— Ерунда, у меня на борту еще есть, причем не только видеописьмо Анатолия Анисимовича, но и запись нашего с ним разговора. Так что, если захочешь сможешь за отцом наблюдать хоть несколько часов к ряду. Правда…

— Что? — В очередной раз всхлипнув, поинтересовалась она.

— Просто, там все больше говорю я, а он слушает.

— Ну вот, даже тут ты умудрился подгадить.

Ирина шмыгнула носом, прямо как маленькая девочка, а потом потянулась к нему губами. Горячие, соленые от слез, мягкие, податливые и страстные, невозможно описать тот поцелуй, и те чувства, что охватили его. Словно и не было за его плечами почти пятидесятилетнего опыта. Мальчишка. Как есть мальчишка.

— Ириш, ты же голодная, — оторвавшись от ее губ, вдруг вспомнил Сергей.

— Еще какая голодная, — согласилась Роговцева.

— Так может…

— Пошнагов, я тебя когда‑нибудь точно прибью, — делая ему подсечку и профессионально, но аккуратно, роняя его на пол, едва ли не прорычала Ирина…

Утро было именно таким, каким они и рассчитывали его увидеть, светлым, чистым и добрым. Да и могло ли быть по другому. Сергей скосил взгляд на пристроившуюся на его плече белокурую голову Ирины, и невольно улыбнулся. Господи, сколько же они понаделали глупостей, в то время когда могли быть вместе. И ведь даже общие цели у них совпадали, оба стремились найти Землю. В смысле не рассуждали на эту тему, а реально двигались в этом направлении, хотя и разными путями.

Сергей попытался подняться, чтобы отправиться наконец на кухню и приготовить что‑нибудь поесть. Ну нравилось ему готовить, а для Ирины так еще и хотелось. И потом, того, что она приготовила вчера для себя, им хватило только на легкий перекус. Об этом не двусмысленно намекал урчащий живот, и издеваться над ним у Пошнагова не было никакой объективной причины.

— М — м-м, ты куда, — сонно промурлыкала Ирина, вцепившись в руку Сергея, которую он попытался высвободить из под нее.

— На кухню. Есть хочется. Ты как?

— Я бы повторила ужин, — открыв один глаз и посмотрев на него, томно произнесла Ирина.

— Норма, дорогая, норма.

— Хочешь сказать батарейки сели?

— Хочу сказать, что одной любовью сыт не будешь.

— Железный аргумент, — сползая с его руки на подушку, тем самым давая понять, что не препятствует его свободе, согласилась она. — А ты теперь все время будешь готовить?

— Вот еще. То что ты способна меня нокаутировать, вовсе не означает, что в доме будешь командовать ты.

— Ого. А у нас уже и дом общий будет.

— Ну, по меньшей мере твои старики хотят увидеть внуков.

— У них есть внуки.

— Это не повод, чтобы ты отлынивала. А Анатолий Анисимович мне понравился, хотелось бы, чтобы он поучаствовал в воспитании моих детей. Уверен, это им только на пользу.

— Не угадал, — подперев голову ладонью, возразила Ирина. — Нас он воспитывал, где‑то даже и жестко, а вот с внуками только играет, предоставляя вопросы воспитания родителям. Так что, если это основополагающая причина, то ты в пролете.

— Да? — Замерев с наполовину одетыми брюками, вопросительно посмотрел на подругу Сергей.

— Точно тебе говорю.

— Ну тогда, придется взвалить это на себя. У меня когда‑то неплохо получалось.

— А спросить девушку? Вдруг она не согласная.

— Что же я дурак что ли спрашивать такое на голодный желудок.

— Хм. А ты ничего не напутал? Вообще‑то это путь к сердцу мужчины лежит через его желудок, а не наоборот.

— Ты говоришь в общем, а я рассматриваю частный случай. То есть, конкретно тебя.

— То есть, меня можно подкупить вкусной едой.

— Однозначно.

— Ладно. Тогда подкупай.

Сергей чмокнул ее в щеку, наконец оторвавшись от кровати, направился на кухню. Не сказать, что он постоянно готовил, скорее уж под настроение, но именно оно‑то сейчас у него и было соответствующим.

Пока Ирина совершала утренний туалет, Сергей успел сообразить завтрак. Причем ни какие‑то там гренки с маслом, а нормальный полноценный завтрак. Разве только слегка тяжеловесный. Ну да, чего переживать по поводу пары тройки лишних килограмм, когда регенерационная капсула все эти вопросы нивелирует с легкостью и непринужденностью.

Такого же мнения придерживалась и Ирина, с детской непосредственностью пристроившаяся за столом. Вот только она не стала хвататься за ложку и стучать ею, требуя еды. Вместо этого она подала голосовую команду телевизору на включение. Висевшая на стене панель тут же засветилась и просторная кухня наполнилась музыкой.

— Смотришь ящик? — Удивленно вздернул бровь Сергей.

— А что еще делать одинокой девушке? — Игриво огрызнулась она.

— Ну, теперь‑то ты не одинока.

— Не факт, — прищурившись с хитринкой, ответила Ирина, — Все будет зависеть от того, не разучился ли ты готовить. А ну как не проложишь тропинку к моему сердцу.

— Ну уж нет. Теперь не отвертишься, — ставя перед ней тарелку с завтраком, возразил Сергей. — Не получится через желудок, пойду другим путем.

— Это каким же?

— А как там гласит другая поговорка? Женщина любит ушами. Вот так и пойду.

— Будешь стихи читать? — Слегка поерзав, явственно показывая свое нетерпение, спросила девушка.

— Больно надо, — с важным видом возразил Сергей, — лапшу буду вешать.

Ирина потерлась щекой о свое плечо, и бросила на отвернувшегося к плите Сергея взгляд полный нежности. Все же они клинические идиоты, если умудрились потерять столько времени. Нет, не так. Идиотка она. Потому что несмотря ни на какие подготовки подалась эмоциям, словно какой‑то подросток и сделала все, чтобы отдалиться от него. И это вместо того, чтобы как взрослый человек, просто сесть и поговорить.

Эти мысли пронеслись у нее в голове буквально за секунду. В следующую она томно вздохнула, как человек не испытывающий ничего кроме довольства. Потом скользнула взглядом по экрану телевизора. Какое‑то шоу. Прислушалась к своим ощущениям.

— ТВ, канал новостей.

— … Император счел неприемлемым подобное поведение Багрийской империи и выдвинул ультиматум. В частности он заявил: Если багрийцы не внемлют голосу разума и все же решат аннексировать независимую систему Алуана, подобно тому как это было в свое время с системой Иутейей, Ирианская империя будет отстаивать право отсталых народов на самоопределение, всеми наличными силами…

Сергей едва не выронил тарелку с завтраком. Ирина растеряно моргая как нашкодивший ребенок, переводила взгляд с Сергея на панель телевизора и обратно. Словно всем своим видом хотела дать понять, что она не виновата. И в то же время, в ее глазах стоял испуг. Впрочем, Пошнагов выглядел не менее испуганным. Вернее они оба были не столько напуганы, сколько взволнованны.

Так уж вышло, что не сговариваясь они оба тут же подумали о наихудшем сценарии. А именно о том, что кто‑то обнаружил Землю и теперь из‑за нее начнется свара. Несмотря на удаленность Солнечной системы это вполне возможно. И дело тут вовсе не в политической линии проводимой Ирианской империей.

Император и его правительство не настолько больны на голову, чтобы очертя голову бросаться защищать любую планету, населенную отсталыми народами. Еще чего не хватало. Багрийцы, основные противники ирианцев, далеко не подарок, и имеют серьезный флот. Так что, если минусы перевесят плюсы, то ирианцы ограничатся словесным излиянием своей принципиальной позиции. Да и то, лишь в случае, если факт обнаружения планеты, откуда рабовладельцы качают людские ресурсы, станет достоянием общественности.

К примеру, Алаянка имела слишком неудобное расположение для багрийцев и наоборот, находилась в сфере интересов ирианцев. Будь расклад иным, и сегодня эта планета превратилась бы в поставщика живого товара. В основе любой войны, даже если она происходит в масштабах галактики всегда лежит экономика. Рассуждения же о чести, справедливости и свободе, это всего лишь антураж и не более.

Так вот, несмотря на свою удаленность и на первый взгляд нахождение вне интересов ирианцев, те вполне могли схватиться за нее с багрийцами. Нет, на Землю с ее независимостью плевать. Тут все дело в непосредственной близости от Океании. Начав осваивать Солнечную систему, багрийцы очень скоро обнаружат и Океанию. А там, имея под боком базу, можно будет разработать и провести операцию по захвату. Разумеется не сразу и не нахрапом, но времени в этом случае у них будет более чем достаточно. К тому же непременно появятся контрабандисты, теперь уже настоящие и ресурсы планеты начнут разграбляться абсолютно бесконтрольно.

Выключив телевизор, они поспешили вооружиться своими искинами. Ирина тут же углубилась в сеть. Сергей вызвал голографическую звездную карту галактики. Она представляла собой эдакую спираль светящуюся сотнями тысяч точек. Их цвета различались в зависимости от принадлежности. Основная масса светилась безжизненными белыми искрами, подобно белым пятнам на земных картах. Это все еще неизученные звездные системы. Другие были расцвечены в желтый. Это звезды до которых добрались исследователи, и о них имелись общие сведения. Зеленым помечены картографированные системы. Эти являются тем самым фронтиром и расположены по периметру светящихся синим цветом внутренних систем.

Пошнагов сделал запрос на поиск системы Алуана. Вообще‑то ее вполне могли и не найти под таким названием. Звезд слишком уж много, чтобы каждой давать названия. У подавляющего большинства из них имеется только идентификационный номер. Правда, это не относится к неисследованным системам. Как только до системы добирались первопроходцы, то тут же давали ей название. Но закреплялось оно за ней, только после полномасштабного картографирования.

Однако, система могла сразу же получить имя, если оказывалось, что в нее входит планета населенная разумными. Сергей до сих пор не понимал, отчего во внутренних системах придерживаются именно такой терминологии. Ведь куда логичнее было бы говорить, населена людьми. Ну не нашли пока еще других разумных. Все планеты оказывались заселены людьми и несмотря на некоторое отличие в ДНК, вполне могли давать общее потомство.

Мысли о том, что он может не найти данную звезду по названию, Сергей даже не допускал. Картографирована она или нет, не имело никакого значения. Коль скоро вокруг нее поднялась волна, способная ввергнуть две империи в горнило войны, то это название должно быть на слуху. Да что там на слуху. Едва только Сергей произнес название, как уже светящаяся красным точка, начала пульсировать, указывая где именно находится искомый объект.

Между тем Ирина быстро пробежалась по ссылкам, и облегченно вздохнув, откинулась на спинку стула. Разумеется она понятия не имела какие координаты у Земли. По этому поводу ее еще никто не вводил в курс дела. Но ей хватило одного единственного взгляда для того, чтобы понять, фотография голубого шарика не имеет никакого отношения к их родной планете. Уж с чем — чем, а с глобусом она была знакома с самого детства и эта планета не имела ничего общего с привычной ей картинкой.

— Это хотя бы в одной стороне? — Подняв взгляд на Сергея, поинтересовалась она.

— Ну как сказать, если с эдаким подвыповертом, то — о… Во всяком случае оттуда до Земли ближе, чем с Клайпа. Вот сама посмотри.

— Ну слава Богу. Это далеко в стороне.

— Это точно. Пока Земле ничего не угрожает. А вот насчет войны, это пожалуй не просто треп. Посмотри на положение Алуаны. Не повезло ее обитателям. Система находится в сфере интересов ирианцев, и достаточно удобно расположена, для того чтобы багрийцы могли драться за свой рынок рабов, не отдаляясь от своих тылов.

— Да, ты прав. Рубка будет знатная. Как бы не появилась еще одна станция мусорщиков.

— Однозначно появится. Риторика уж больно воинственная.

— Риторика это да, воинственная. Ну да, хотят ломать друг другу кости, пусть ломают. Радует хотя бы то, что это в стороне от облюбованной нами системы, а значит и нашим планам помешать не сможет.

В этот момент Алексей сообщил о вызове, и Сергей невольно смутился. Ну а как тут не смутиться, если вызов поступил от Алайи. У них ведь с Ириной только — только начало налаживаться, причем с далеко идущими планами, без этого детского лепета с дружбой, что был на Океании и уж тем более, имевшего место последние годы. К тому же Ирина проявила склонность к скоропалительным решениям под влиянием эмоций. А тут его бывшая любовница, да еще и мать его ребенка. Даже если Роговцева ничего не знала о ребенке, об имевшей место любовной связи с ирианкой на Океании, она была прекрасно осведомлена.

— Я слушаю вас, госпожа Алайя, — отводя взгляд в сторону, от Ирины, ответил он на вызов.

— Сергей, нам необходимо срочно встретиться.

— Мне казалось, что мы уже выяснили все вопросы. Или я в чем‑то ошибаюсь?

— В общем и целом да, но у нас осталась одна недоговоренность, которую необходимо устранить.

— Надеюсь, это будет наша последняя встреча.

— Опять намекаешь на твое желание сойтись с этой серой мышкой?

— Да я не намекаю, а прямо говорю.

— Хорошо. Обещаю, что больше тебя не побеспокою. Через сколько ты сможешь добраться ко мне в офис.

— А другое место не рассматривается?

— У меня много работы, так что днем только в офисе. Вечером… Можно. У меня на яхте.

— Я буду максимум через два с половиной часа.

— Жду.

Оно конечно, яхта на орбите куда более предпочтительна. Там он был бы уже через час. В ее же клинику добираться придется планетным транспортом, а это никак не меньше двух часов. Но с другой стороны, на яхте она будет только вечером, а на это время у него в планах другая девушка. И вообще, мало ли какую каверзу учинит Алайя, так из простой вредности, и желания что‑то доказать самой себе. А Сергей очень даже не железный, и не может поручиться, что ему в очередной раз удастся противостоять ее чарам.

— И чего от тебя хочет твоя любовница.

— Ирина, прекращай. Когда это было.

— Насколько следует из светской хроники, не так чтобы и давно.

— Из той же хроники следует, что мы расстались.

— Но все же были близки? — Вперив в него строгий взгляд поинтересовалась Ирина.

— Не было ничего, — тряхнув головой, твердо заверил он.

Вот нашинкуйте его в мелкий винегрет, но правду он говорить не собирается. Да он будет последним идиотом, если расскажет об этом. И уж тем более, если взболтнет ей о ребенке. Нет, обманывать о ее не собирается. С этого момента ни — ни. Но о прошлом лучше помолчать.

— А как же светская хроника? — С нескрываемым сомнением, поинтересовалась Ирина. — Знаешь как говорят — нет дыма без огня.

— Конечно нет. Только в нашем случае роль огня выполнил связавший нас секрет. Тут и координаты Земли и поставки коки. Кстати, ты в курсе, что все началось с твоего пакетика кокаина?

— В курсе. Мне Яшин рассказал.

— Ну чего ты так на меня смотришь. Нужна же нам была легенда для поддержания отношений. Лучше уж так, чем деловые связи.

— Сергей, я очень надеюсь, что ты мне не врешь.

— Брось. Я что, сам себе враг.

— А ее сын?

Нда — а, крепко же госпожа Алайя засела у Ирины в голове, если она успела даже это откопать. Нет, в этом нет никакого секрета. Достаточно войти в сеть, и найдешь множество ссылок по этому поводу. Кстати можно ознакомиться и с множеством предположений относительно отцовства. Правда, этому отводится не так много внимания, ввиду отсутствия горяченького, но все же упоминается достаточно часто, чтобы не промахнуться.

— Ирина, ну решила старушка завести ребенка, и данное обстоятельство совпало с нашими деловыми взаимоотношениями. Ну при чем тут я? Все, мне это уже начинает надоедать. Я не собираюсь больше оправдываться. Алайя моя любовница, ее сын это мой сын, и сейчас я отправляюсь на свидание. Все? Мне можно больше возвращаться? — Не выдержав выдал Сергей.

— Забыл сознаться в том, что Ленина тоже ты убил. Проехали. Извини, больше не буду. А на вечер у меня на тебя имеются планы. Ты как, временем располагаешь?

— Вообще‑то мы вернулись после месячного отсутствия, и по заведенной традиции у нас трое суток полноценного отдыха. Подготовкой нового выхода занимается Ралин. Так что, до пятницы я абсолютно свободен, — довольный тем, что удалось преодолеть довольно скользкий вопрос, и неумело подражая пятачку, ответил он.

— Тогда завтракай, беги к своей Алайе, и мухой обратно.

— Может и ты со мной?

— Сводить вместе свою бывшую и настоящую, моветон, Сережа. Так что, давай сам закрывай свои вопросы.

Добраться до клиники не составило труда. Тут всего‑то надо арендовать флаер, да просидеть в довольно удобном салоне пару часов. Даже управлять аппаратом не нужно, автопилот довел прямиком до стоянки перед новенькой, как с иголочки, клиникой.

Как и ожидалось, о его прибытии Алайя предупредила свою службу безопасности и Сергей без труда попал на территорию клиники с гостевым допуском. То есть, с очень ограниченными правами перемещения. Впрочем, он и не заморачивался по данному поводу. Узнав, что госпожа примет его в рабочем кабинете, он направился прямиком туда. А вот уже в приемной пришлось обождать, ввиду того что владелица клиники в настоящий момент находилась в исследовательской лаборатории.

— Извини, работа. Ты же сам отказался встретиться вечером, — уединившись с ним в кабинете, произнесла Алайя.

— Нормально. Тем более ждать пришлось всего‑то полчаса. Я за это время успел выдуть пару чашек великолепного сагнолла. Твой секретарь отлично его готовит.

— Я знаю.

— Просто, хотел сделать комплимент, — пожав плечами, произнес Сергей.

— Ты слышал последние новости?

— Ты о возможном алуанском конфликте?

— Какой в бездну возможный. Наш император не привык попусту трясти языком. Да и багрийский не из тех, кто тут же подожмет хвост. Хорошо если война не приобретет галактические масштабы.

— Даже так?

— Я в этом уверена. Но меня интересует другое…

Сергей оборвал ее жестом, поведя вокруг себя и намекая на то, что лучше бы лишний раз не распространяться по этому поводу. Тем более, коль скоро империя находится в преддверии войны, то все спецслужбы наверняка сейчас активизируются.

— Здесь, абсолютно безопасно, — отмахнулась Алайя.

— Ни за что поручиться нельзя, — удовлетворенно кивнув головой начал отвечать Сергей. — Даже императоры не знают какими путями будут следовать их эскадры. Но свара не из‑за Земли. Ты ведь можешь установить координаты по имеющимся у тебя сведениям и сравнить координаты.

— Я предпочла до поры упрятать кристалл с данными так далеко, что и сама не вдруг до него дотянусь. А там глядишь и передумаю, или обстановка изменится настолько, что возможная надобность в этом отпадет.

— Что же, вполне разумно.

— Значит, война в принципе не может помешать нашим планам?

— В принципе нет.

— Тогда пора приступать. Так уж совпало, что я определилась с ресурсом.

— И что это будет?

— Это не то вещество которое ты называешь кокаин, а другое. Оно содержится в листьях примерно в равной доле. В принципе, все образцы листьев по качеству сопоставимы, но мой начальник СБ, все же предлагает отойти от получения нужного соединения и передать его производство в твои руки. Потянешь?

— Все зависит от сложности процесса.

— Ничего сложного. Вот на этом кристалле записан весь процесс производства. Линию по переработке можно устроить на любом корабле.

— То есть, образно говоря, пока мы будем добираться до внутренних систем, сможем переработать весь груз, и прибыть сюда с уже готовым ингредиентом.

— Точно. С одной стороны, экономится время, с другой отсутствует исходный материал, следы которого могут указать на Землю.

— Ну, на Землю может указать столько разных составляющих, что мне признаться и думать об этом не хочется. Я тебя понял, — подбрасывая в руке кристалл, и пряча его в карман, заверил Сергей. — Это все?

— Мне остается добавить только то, что я готова к приему любого количества ресурса и уже через месяц у меня будет налажена линия для производства нового препарата.

— Тогда не вижу смысла здесь задерживаться. Если позволите, госпожа Алайя, я откланяюсь.

— Прощай. И передавай привет своей мышке.

— Кхм. Если позволите, я все же воздержусь от этого. Она знаете ли стала настолько несдержанной в последнее время, что даже умудрилась в одиночку захватить пиратский крейсер.

— Ого. Действительно решительная особа. Тогда я пожалуй с тобой соглашусь, — с искренним удивлением и уважением, но вместе с тем и легкой иронией, произнесла Алайя.

Что же, Ирина вполне это заслужила. Захват пиратского корабля это событие далеко не рядовое. Правда пока сеть об этом молчит, но как только закончится расследование обстоятельств того боя, результаты не замедлят опубликовать. Кстати, как и передать ей права на крейсер, являющийся ее законным трофеем.

Обратный путь ему показался очень долгим. Нет, если конкретно по хронометру, то он управился даже быстрее. Но кто смотрит на хронометр, когда хочет как можно быстрее добраться до какой‑то точки. И уж тем более когда тебя ждет девушка, а сам ты, без дураков, уподобился подростку, переживающему гормональный взрыв.

Зря торопился. Едва добравшись до Талантая, Сергей поспешил связаться с Ириной, и получил короткий ответ. «Освобожусь через два часа. Жди.» Ну и куда спрашивается летел? Нет, лететь конечно все равно пришлось бы, но если бы догадался позвонить еще из клиники, то не так переживал бы по поводу тянущегося в пути времени.

Как ни странно, но Ирина оказалась… Самой обычной женщиной. В смысле, если раньше по ней можно было сверять часы, а собиралась она вообще на ускоренной перемотке, то сегодня она безбожно опоздала. Пардон, слегка задержалась. Всего‑то на час.

Признаться Сергей уже даже начал сердиться. Согласно распоряжения Ирины он уже был в ресторане, где они сидели в прошлый раз, и успел выдуть несколько чашек сагнолла. Хорошо хоть, переборол желание сделать заказ, чтобы порадовать девушку быстро подоспевшим заказом.

Но когда он увидел ее, то сразу же позабыл о собственном недовольстве, а от раздражительности не осталось и следа. Нет, Ирина все же однозначно устала быть сильной, независимой и самостоятельной. В ней с каждым разом все ощутимее и явственнее просыпалась женщина. Легкое платье, прическа, макияж. Все это произвело на Сергея такое впечатление, что он невольно даже поднялся встречая ее и нервно сглотнул, стараясь охватить взглядом всю девушку сразу, отдельные части ее соблазнительного тела и лицо, одновременно.

— Стоп! — Ирина остановилась перед столиком, выставив перед собой руку в предупреждающем жесте, вероятно уловив что‑то такое в настроении Пошнагова. — Сергей, если ты сейчас это сделаешь, я тебя прибью. Шесть часов, издевательств. Да мне во время маршбросков было куда легче. Вот попробуй только все это смять.

— Ты просто красавица, — не отводя от нее взгляда, а вернее не переставая обегать им всю ее от легких туфелек, до воздушной прически, восхищенно произнес он.

— Спасибо, — смутившись и покрывшим легким румянцем, поблагодарила она, решив для себя, что за подобный взгляд, шесть часов это сущие мелочи.

Глава 12

— Доброе утро, — Ирина одарила улыбкой вошедшего на кухню Сергея, и вновь обернулась к плите.

— Ого. И чем ты меня будешь потчевать? — Потянув воздух носом, поинтересовался он. — Что‑то очень знакомое.

— Сегодня у нас пельмени, — не оборачиваясь и подпустив в голос важности, доложила Ирина.

— Оп — па. Не знал что тут крутят пельмени. Нет, в смысле наши земляки конечно… Но чтобы продавали полуфабрикаты… Где надыбала?

— Смеешься? — Поинтересовалась Ирина, отвлекаясь от кастрюли, которую время от времени помешивала, чтобы пельмени не слиплись.

— Нет, — с самым честным видом, возразил Сергей.

— Да я специально вскочила ни свет ни заря, чтобы их налепить, а он…

— Все, каюсь, прости дурака, — выставив перед собой руки в примирительном жесте, оборвал он ее возмущения. — И что, вот так все ручками? — Подпустив восхищения, чтобы реабилитироваться, поинтересовался он.

— Скажешь тоже. Мне уже давно под заказ сделали пельменницу. Ничего ведь сложного.

— Действительно ничего.

— Готово. Присаживайся.

Пельмени. Как давно он их не ел. Правда он было пожалел об отсутствии земного черного молотого перца, но как оказалось, если смешать несколько видов алаянкских специй… Словом, земной перец сразу же проигрывал по всем позициям, а вкусовые качества пельменей выходили на абсолютно новый уровень.

— Ну как?

— Об — бал — лдеть, — раздельно и с явным удовольствием ответил Сергей. — Сама составила рецептуру специй?

— Нет. Я конечно умею готовить, но до настоящего повара мне далеко. Это Яшин подглядел у кого‑то из землян. Он же с нашими куда плотнее общается.

— Ясно, — с явным удовольствием отправляя в рот очередную пельмешку, констатировал Сергей.

— Сереж, я с тобой поговорить хотела, — вдруг став серьезной произнесла она.

— Хотела, тогда говори, чего тянуть кота за подробности.

— Я о нас поговорить хотела.

— Что‑то мне не нравится начало, — прекращая поглощать завтрак, с самым серьезным видом произнес Сергей. — Что опять случилось?

— Да, в общем‑то ничего. Просто… Понимаешь, сейчас такое время… Ну как бы, не ко времени обзаводиться полноценной семьей. Ты только пойми меня правильно. Во время выполнения задания я потеряла своих товарищей, и причиной этого невольно послужил ты. И теперь, когда в нас есть большая потребность, мы вдруг начнем вить семейное гнездышко.

— А между тем, у нас есть неоплаченные долги. Так?

— Так. Не знаю как ты, но я со своим чувством вины ничего поделать не смогу.

— Ну и к чему тогда было мириться, если ты хочешь расстаться? Не надоело еще делать глупости?

— Но я не хочу с тобой расставаться, — тут же встрепенулась Ирина.

— Все, я запутался, — тряхнув головой, подытожил Сергей.

— Просто, я знаю, что для тебя значит семья. Я и сама хочу этого, но это будет предательством. Словом, жить мы конечно же вместе будем. Но… В общем я хотела тебя попросить, давай повременим с детьми, — потупившись закончила она.

— Фу — ух. Ириша ну тебя к лешему, — Сергей даже махнул рукой, потом вооружился вилкой и мазнув очередной пельмешкой в белый соус, отправил его в рот.

— То есть?

— То есть, я и сам хотел с тобой поговорить на эту тему. В общем я с тобой согласен. Сейчас каждый специалист на счету, и такое положение дел продлится еще минимум пять лет. Если не больше. Но через пять лет, я никакие отговорки не приму.

— А если, и тогда будет ощущаться кадровый голод?

— Еще как будет, — легко согласился Сергей, — но этот голод вообще никогда не проходит, а семья без детей, это и не семья вовсе. Нет, если… Словом, определяйся, если мы любовники, это одно, если муж и жена, другое.

— Сергей, мы семья, и через пять лет станем настоящей семьей.

— Через шесть, — ткнув в ее сторону вилкой, поправил Сергей, — но тогда уж без вариантов.

— Согласна.

— Тогда давай заканчивать с завтраком, и пора двигать на верфь, Типпан должен был загнать в док твоего «Новика».

Компания наконец закончила разбирательство по факту произошедшего столкновения во время экспедиции. Ирину несколько удивило решение следственной комиссии, пришедшей к выводу, что ни чьей вины в произошедшем нет.

Вообще‑то так не бывает, виновные есть всегда, и данной конкретной ситуации в том числе. Лично Ирина спросила бы по всей строгости с начальника экспедиции, она же капитан. Пусть пираты смогли завладеть искином исследовательского бота и всеми кодами, но ведь невозможно спутать очертания и размеры сигнатуры исследовательского и десантного ботов. И именно этим должна была озаботиться госпожа Райлута, а не ломать голову над тем, как бы затащить в койку Роговцеву.

Впрочем, свои сомнения Ирина нигде не стала озвучивать. Во — первых, она больше не собиралась отправляться в экспедиции с подобной компанией. Во — вторых, ее интересовал в первую очередь ее приз, и коль скоро никто на него не посягал… Да варитесь вы в своем котле, как вам будет удобно. Главное что ее никто не решился отжать у нее крейсер. Как впрочем не стал настаивать на своей доле вознаграждения. Хм. Вообще‑то это было бы несусветной наглостью.

— Слушай, я все хотел спросить, а почему не «Варяг» или на худой конец «Валькирия»? — Вдруг вскинулся Сергей.

— Потому что в этом названии есть смысл, — просто ответила Ирина.

— Ну это я уже понял, преемственность и тому подобное.

— Нет. Не совсем то. В старину так называли новобранцев в княжеских дружинах. Ну и он у нас как бы новобранец. Все же первый боевой корабль флота землян.

— А почему тогда не «Орел». По моему именно так назывался первый русский боевой корабль.

— Я не поняла, тебе не нравится название «Новик»?

— Нравится, — пожав плечами, ответил Сергей, и отправил в рот последнюю пельмешку. — И вообще, твой трофей, как хочешь, так и называй.

— Вот я и назвала.

После целого месяца разбирательств корпорация наконец определилась с принадлежностью крейсера, в пользу Ирины. Кстати они с Сергеем буквально вчера перегнали его на Клайп, потеряв двое суток из трех определенных на отдых. Конечно они сами себе голова и могут надбавить себе время для отдыха, коль скоро пришлось побегать по делам. Но решили не расслабляться. Эдак раз дашь себе слабину, второй, а потом не заметишь, как превратишься в махрового лодыря.

Крейсер решили определить на верфь к Типпану, с которым у Сергея уже сложились довольно теплые отношения. Ну еще бы им не сложиться, если один из них получал возможность извлечь солидную прибыль, а второй, качественную работу по переоснащению судна.

Однако самим им отправиться на верфь было не суждено. Вернее не на саму верфь, а на космопорт, где находился катер с «Кашалота». Буквально сразу после окончания завтрака с ними связался Яшин и предложил им подбросить их до катера. Разумеется им не трудно было понять, что ему необходимо с ними переговорить. Правда оставалось непонятным о чем. По поводу переоснащения «Новика» они вроде как уже все обговорили. Тогда к чему все эти кружева.

Оно бы сразу спросить, но приходилось придерживаться элементарной осторожности. Здесь и без того, слежка ведется чуть не за каждым гражданином империи, несмотря на декларируемую свободу. А в преддверии возможного конфликта имперская СБ, наверняка усилит меры предосторожности и контроля. Так что, в сети лишний раз лучше не отсвечивать.

— Надеюсь особой спешки нет? — Когда Сергей и Ирина оказались в салоне его флаера, поинтересовался Яшин.

— Да спешить в общем‑то некуда. Я связался с Типпаном, даже если мы задержимся на пару часов, то ничего страшного не случится, — ответил Сергей.

— Столько не понадобится. Просто поедем кружным путем, а дорогой и переговорим.

— Ну тогда начинай, — предложила Ирина, подавшись вперед и облокачиваясь на спинку переднего пассажирского сидения занятого Сергеем.

— Первый вопрос не совсем корректный. Ребята, у вас какие планы?

— В смысле? — Не понял Сергей.

— В смысле личные планы, на ближайшие годы.

— Ириш, ты что сначала с этим сатрапом разговаривала?

— Нет. Но подозреваю, что вопрос неспроста, — покачав головой, возразила девушка.

— Это не ответ на мой вопрос, — ставя флаер на автопилот, и усаживаясь вполоборота, произнес Яшин.

— Знаешь Ириша, а ведь у гражданина начальника вопрос не шутейный. Ладно, отвечу. Жить планируем вместе, и космос бороздить тоже. Детей пока не планируем. Но чтобы ты не раскатывал губу, поясняю сразу, пять лет мы служим на благо Родины без дураков. Дальше… Ну со мной еще будем посмотреть, а вот Ирина… Семья без детей это не семья, а одно сплошное недоразумение.

— Согласен. Но нам и пяти лет за глаза, — тут же оживился Яшин, как видно ожидавший куда худших новостей.

— А поподробнее? — Устремив на Яшина внимательный взгляд, поинтересовалась Ирина.

— Ну а для чего же я вас тут катаю. Диспозиция следующая. Ровно месяц ирианские и багрийские политики упражнялись в словоблудии и взаимных обвинениях. Флоты обоих империй, демонстративно проводили учения. Пятая колонна отрабатывала свое жалование. Блогеры заливались соловьями, насилуя сеть.

— Допустим, насчет истерии с обеих сторон, это мы и так предполагали. Да и началось еще перед нашим отбытием. Как показывает опыт, такое может продлиться до полугода. Или есть что‑то, чего мы не знаем?

— Есть, Сергей, — кивнул Яшин, словно желая придать весомости своим словам. — Вчера, в Багрийской империи началась выдача капперских патентов. Ирианский император сегодня так же объявил об этом. Если бы вы почаще смотрели новости, то были бы в курсе.

— И каким боком это к нам? — Удивилась Ирина. — Насколько я помню, нас это не касается, мы рубим руду, играем на бирже, и понемногу наращиваем мышцы нашей рудодобывающей корпорации. Единственно, до окончания конфликта мы не строим других планов.

А другие планы у них имелись. В частности, преобразование рудодобывающей корпорации в металлургическую. Все же, торговать чистыми металлами куда выгоднее, чем концентратами руд. Вся их деятельность была ориентирована на получение прибыли. Корабли, космические станции, даже малые, на которые они собирались сейчас делать ставку, снаряжение, оборудование, обеспечение учебного процесса, и многое другое, все это требовало ой каких серьезных финансовых вливаний. А если вспомнить, что апофеозом всего этого должно было стать рождение военного флота Земли, то вообще становилось весело.

Но реорганизацию корпорации пришлось отложить. Одно дело когда в систему заходит несколько кораблей, причем неплохо вооруженных, способных дать отпор, и при этом мобильных. И совсем другое дело, когда в Диком космосе появляется станция, с развитой инфраструктурой.

Да это же лакомая добыча для любого соединения военных кораблей, причем без разницы, ирианцев или багрийцев. Военные не упустят случая, чтобы поживиться. И это будет воспринято вполне нормально. Ведь это Дикий космос, а между двумя весомыми игроками на политическом олимпе идет кровавая свара. Если в мирное время для военных действовали какие‑то ограничения и даже в Диком космосе они вели себя пристойно, то с началом боевых действия все кардинально менялось.

— К нам это относится самым непосредственным образом, — ответил Яшин. — У Ирины есть крейсер. Пусть он только второго поколения, но это крейсер. Даже если его дооснастить до стандарта, из него получится вполне достойный рейдер. А если поднять характеристики до третьего поколения, то получится уже вполне серьезная боевая единица, способная потягаться даже с эсминцем четвертого поколения. При наличии же каперского патента, подобное вполне возможно не на верфях фронтира с его отсталой материально — технической базой, а прямо здесь на Клайпе. Причем по вполне божеским расценкам, и действительно на должном уровне.

— Послушай Ильич, я конечно понимаю, что это выгодное вложение. Только один захваченный крупный грузовик с лихвой перекроет, месячную добычу руды «Кашалотом». Но ведь и риск в разы выше. Каперу прямая дорога на торговые маршруты, а их будут охранять военные.

— Правильно. И если бы речь шла только о финансовой стороне, я бы не стал бы на этом настаивать. Но коль скоро вы решили послужить Земле, то ребятки извините, но на службе как на службе. Я конечно мог бы сказать, что первыми за свою Родину всегда рискуют лучшие. Но не стану этого делать, потому что вы это и без того знаете.

— И как же ты подвигнешь нас на этот подвиг?

— А просто Сергей. Эта война для уникальная для нас возможность вполне легально начать создавать земной флот. С одной стороны, мы получим легальный доступ к вполне современным военным разработкам. С другой, получаем уникальную возможность получить кадры с реальным боевым опытом. Согласитесь, это дорогого стоит. Но и это еще не все. Самое главное это то, что благодаря этой войне мы сможем создать целое военное соединение которое позволит и дальше совершенствовать навыки личного состава.

— Намекаешь на создание соединения наемников?

— Не намекаю, Сергей, а говорю прямо.

Не сказать, что Сергей был в восторге от того, что ему придется рисковать своей головой. Еще меньше ему нравилось, то что это предстоит еще и Ирине. Но с другой стороны, Яшин прав. Если ты патриот, а не пустозвон, то должен понимать, что кроме прав, у тебя не меньше, а подчас и больше, обязанностей. И одна из них, защита Отечества. Да, Земля слишком далеко от этой войны, и она ее не касается никаким боком. Но с другой стороны, именно здесь предстоит начать ковать тот самый меч, который потом встанет на страже родной планеты.

Сергей посмотрел в глаза Игорю Ильичу, пытаясь понять о чем тот сейчас думает. Хм. С таким же успехом, можно пытаться вычислить о чем думает камень. Нет, Яшин сейчас выглядит очень даже живым, вот только с талантами Пошнагова, его никак не просчитать.

— Знаешь, Игорек, а ведь меня однажды уже брали на такую лабуду, типа вперед за родину, а потом сами же политики нас и сдавали.

— Знаю, Сергей.

— Не хотелось бы, чтобы это повторилось.

— В том‑то и дело, что если придется, то повторится, — не стал кривить душой Яшин. — Никто не придет к вам на помощь. Даже если я буду знать, что могу помочь, скорее всего открещусь от вас. Потому что ставки здесь совершенно другие. А еще, потому что в этой игре грязь повсюду и остаться чистеньким не получится.

— Вот и договорились. Значит, будем оснащать «Новик» по возможному максимуму.

— То есть, после всего этого, ты все же согласен? — Вздернул бровь резидент.

— Вот если бы ты начал меня уверять, что ты в лепешку расшибешься. Запел бы песню о том, что мы своих не бросаем. Вот тогда бы да, я тебя послал, далеко и на долго. А так… Ну нет у тебя сейчас лучше нас с Ириной, а дело делать надо. Ириш, как там говорили у вас в ГРУ — если не мы, то кто?

— Точно, — улыбнувшись подтвердила девушка.

— Не, у десантуры все же круче — никто кроме нас. Не звучит, а звенит как сталь.

— Это все замечательно, но кроме уже сказанного… В общем, в лаборатории Алайи разработали один коктейль. Для нее это сфера безопасности ее бизнеса, для нас, нашего дела. В общем, каждому из вас введут этот коктейль.

— Хитрая штучка? — Внимательно посмотрев в глаза Яшина, поинтересовалась Роговцева.

— Очень. Боль вам придется терпеть самим. А вот если вас захотят поспрашивать под воздействием какой‑нибудь хитрой сыворотки… В общем, анафилактический шок, в лучшем случае труп, в худшем, слюнявый идиот.

— Весело, — не удержался Сергей, но потом махнул рукой. — Ну да глупо было бы без такой подстраховки. Гарантия‑то хоть есть, а то препараты разные бывают. Я вон один пользовал, так тот без труда языки развязывал.

— Алайя гарантирует. А у нее тут прямая заинтересованность.

— Это точно. Ну так, значит так. Что там с деньгами, Ильич? — Закрыв неприятную тему, Сергей перевел разговор в другое русло.

— С деньгами хреново. Связывайся с Типпаном, извиняйся и выводи «Новик» к причальной стенке.

— Обидится, — предположил Сергей.

— Не обидится. Потеряет сейчас, зато через пару месяцев ему такой куш обломится, что только руки потирать будет. В сравнении с сегодняшним, смета вырастет раза в два. Пусть готовится к производству работ и подыскивает все необходимое, вплоть до генератора маскировочных полей четвертого поколения. Я уже узнавал каперам, подобный девайс разрешается.

— Если нет денег сейчас, но будут через пару месяцев, — задумчиво произнес Сергей. — Получается…

— Правильно думаешь. Сегодня ночью получил известия с Триплака. Нашелся генератор. Собирайтесь. Пойдете караваном. «Кашалот» за матку. Старый пассажирский лайнер, до Земли как‑нибудь дойдет, а дальше и не нужно. Небольшой межсистемно — планетарный грузовик с запасом хода в двадцать световых лет. Пора приступать, а то Алайя меня уже поедом ест, требует поставок ингредиента, а у нас еще и конь не валялся.

— Я ведь предлагал, использовать наш генератор третьего поколения. Мы же вполне успешно им пользовались. Кстати, сейчас бы не было никаких проблем со средствами.

— Сам знаешь, что это опасно. Мало ли по какой причине станция слежения сместится в сторону и ты, согласно расчетов, вместо мертвой зоны, окажешься в поле ее видимости. Лучше уж перестраховаться. Да и Алайя в истерике пока не бьется, а сегодня так и вовсе успокою.

— Где соединимся с кораблями каравана?

— Транспорт будет ждать на Триплаке. Там же ты загрузишься дополнительным оборудованием. Все уже закуплено и находится на складах. Лайнер будет ждать у Фиджи. Там же заправишься под пробку и вперед.

— Много народу набралось?

— Пятнадцать человек, из тех кого ты привез в прошлый раз. В основном технари. Ну и двое пилотов, по одному на судно. Так что, смотри, вахту там нести будет некому.

— А что с командой на «Новик», — всполошилась Ирина, — Если так, то нужна абордажная команда, операторы вооружения, инженер, техник, призовая команда. Словом экипаж крейсера нужно будет увеличивать минимум до тридцати человек.

— Я понимаю. Но на местные кадры вам рассчитывать не приходится. Наедешь на отца, пусть товарищ генерал трясет спецподразделения как грушу. Главное что там не рохли и с мозгами, остальное уже сами.

— Ладно, я тебя понял, — задумчиво произнес Сергей.

— Ну что, все одно в космопорт, или планы изменились?

— Смеешься? Изменились конечно же. Но все равно курс на катер. Буду встречаться с Типпаном, менять один кораблик на другой, да прикидывать к носу. Кстати, Ильич, нам потребуются деньги, причем немалые. И отсрочка хотя бы дня в три.

— Это еще зачем?

— А сам не сообразишь? «Кашалот» он конечно здоровый, но ты поди размести в нем два десятка человек. Это не пассажирский лайнер. Вон, когда в прошлый раз летели, так чуть с ума не сошли от тесноты. Да и система жизнеобеспечения едва — едва управилась, хорошо хоть мы тогда расходников с собой взяли с большим запасом. А тут нужно будет вести плановое обучение. Так что придется кораблик слегка переоборудовать. Опять же, три десятка виртуалов, где‑то нужно разместить, а иначе ни о какой качественной подготовке и мечтать нечего. Не косись, Ильч, потом если что переправишь их к Земле, а сейчас они просто необходимы. Думаю если потесним грузовой отсек, то места хватит. А ведь нужно будет закупить еще прорву всего. Обучающие и боевые программы. Бронескафандры нужны непременно. Понимаю, что сейчас на четвертое поколение рассчитывать не приходится, но хотя бы второго. Без практики они в этих доспехах, будут как пингвины на берегу.

— Ничего так ты тут наговорил, — задумчиво смял подбородок Яшин.

— Нет, мы с Ириной в стороне не останемся. Все что планировали потратить на «Новик» без проблем вложим в экспедицию. Но при таких раскладах, этого на много не хватит. Сама‑то перепланировка и модернизация системы жизнеобеспечения, обойдется недорого. Да и работы там: наставить легких перегородок, оборудовать каюты, заменить фильтра, да установить картежи большей емкости. А вот все остальное влетит в копеечку.

— Угу. А мне предстоят еще финальные выплаты на верфях. Постройка четырех «Кашалотов» уже вышла на финишную прямую. Ладно. Придется потрясти кубышкой. Начну реализацию драгметаллов. Надеюсь, после вашего возвращения наше экономическое положение изменится.

— И не мечтай, — покачал головой Сергей, — Это как снежный ком. Так что нехватка денег будет ощущаться всегда.

— Знаю. Но помечтать‑то можно. Значит говоришь три дня?

— Я ничего не говорю, — тут же открестился Серей. — Это скажет Типпан, когда составит смету и представит план работ.

Волнения Сергея оказались напрасными. Владелец верфи вполне нормально воспринял замену крейсера на уже хорошо знакомого ему «Кашалота». Конечно переделка внутренних отсеков не могла дать ожидаемых барышей, но зато планируемое переоснащение крейсера с лихвой покрывало эти потери и выходила далеко за рамки. Еще бы, на крейсере ему предстояло заработать вдвое против прежнего. Тут ведь не только работы по модернизации, но еще и накрутка на поставках аппаратуры, агрегатов, узлов и вооружения.

После встречи с Типпаном, занялись оформлением каперского патента. Напротив ожидания Сергея особых трудностей тут не возникло. Нет, по инстанциям побегать конечно же пришлось, не без того, но в общем и целом, это заняло всего лишь три часа, причем не таких уж и суетных. Все же, ирианцы куда как заинтересованы в том, чтобы на коммуникациях вероятного противника, наводили шорох не регулярные соединения, а вот такие одиночки.

Императору от этого одна сплошная выгода. Во — первых, оснащение этих рейдеров казне ничего не стоит. Во — вторых, они сами будут приносить прибыль. Ну и наконец в — третьих, нарушение потока грузоперевозок, не лучшим образом сказывается на экономическом состоянии противной стороны. Плохо было только то, что противник так же был готов выпустить своих охотничьих псов на коммуникации ирианцев. Так что, тут выиграет тот кто спустит большую свору.

На реконструкцию «Кашалота» потребовалось двое суток. Вроде бы и немного, но Сергей буквально взвыл как только Клайра узнала об авантюре в которую они с Ириной собирались влезть. Еще бы, тут такая веселуха, и без нее. А она очень даже не против. Опять же, чего это Ралина значит с собой, а она в сторонке. И сцены этот ангелочек закатывал при любом удобном случае.

— Сергей, да возьми ты ее с собой, — к концу вторых суток, предложила Ирина.

— Ну куда ее брать? Это же багрийцы, не забывай. Случись попасть в плен… Господи как представлю, что лижу кому‑то ноги, аж выворачивает. А ведь это не фигура речи, Ириш.

— Понимаю. Но меня‑то ты берешь.

— Ну, тебя мне не остановить. И потом, ты навигатор, не много найдется специалистов подобных тебе, которые бы согласились оказаться на капере. А нам такой специалист ой как будет полезен.

— Вот только ты забываешь, что я все еще не полноценный специалист, у меня с опытом пока слабовато. А вот Клайра, довольно опытный пилот. Не собираешься же ты все тащить на себе. Так что, пилот тебе нужен.

— Ничего, подумаю и что‑нибудь придумаю.

— Допустим. А как ты собираешься отбиваться от нее, пока мы будем кататься до Земли и обратно. Сейчас‑то ты прячешься у меня на квартире, да в любой момент можешь прервать связь по сети. А что ты будешь делать на «Кашалоте»? Определишь ее на все время в крио — капсулу?

— Земля. Как же я сразу‑то не подумал. Ирина, ты просто гений.

— Не объяснишь? — Склонив головку на бок, искренне удивилась девушка.

— Да чего тут объяснять. Клайра умудрилась влюбиться в какого‑то землянина, вроде как русского. Вот на этом и сыграю. Ну еще на том, что отдам ей в пользование «Кашалота», скажем шестьдесят на сорок в ее пользу.

— Я бы поостереглась класть в рот этому ангелочку палец. Смотри, руку по локоть отгрызет.

— Ты это к чему, — явно обидевшись за свою подопечную, скосил взгляд Сергей.

— Да нет, пакости я от нее конечно не жду. Но мало ли как оно все обернется.

— Ну обернется, тогда и буду кусать локти.

Все сработало как по нотам. Стоило только Сергею заявить Клайра, что если она не прекратит канючить, то он оставит ее на Клайпе, как она тут же пошла на попятный. Разве только взяла с него слово, что он заберет с Земли ее избранника, разумеется если тот сам этого захочет, и поможет ему легализоваться. Надо ли говорить, что Сергей с радостью на это согласился. Ну и тут же закрепили сделку относительно «Кашалота».

Для Клайры это был выход на новый виток. До этого она получала только жалование. Весьма солидное для пилота, не без того, но все же по факту она была наемным работником. А в предложенном Сергеем варианте, она становилась компаньоном. Внесенная ею доля конечно же не соотносилась с долевой стоимостью корабля, который пожалуй был самым дорогим в своем классе. Но Сергей настоял на такой договоренности, мотивируя тем, что коль скоро она будет трудиться одна, то ее доля автоматически должна быть больше.

Словом, разошлись краями. Правда Ирина обратила было внимание Сергея, что обычно достаточно щепетильная Клайра, отчего‑то стала такой покладистой. Но Пошнагов, обрадованный, оставшимся позади скользким вопросом, отнес это на то, что девушка просто уже привыкла к вывертам с его стороны.

Кстати, Ралин так же получал серьезное жалование в размере ста тысяч. За это время он дважды успел погостить дома. В первый раз он отправился на рождение дочери. Во второй, совсем недавно и вроде как результативно. Сергей не пытал его с пристрастием, но похоже, что в клане Гауп вновь намечается пополнение. А еще, клан довольно быстро начал выбиваться из разряда захудалых. Ну что же, вполне ожидаемо, если учесть то простое обстоятельство, что Ралин практически не притрагивался к своему жалованию, переправляя его семье…

Когда они добрались до Триплака, генератор маскировки на малом транспорте, с гордым названием «Ушлый», уже установили. Он полностью был готов к путешествию, и что говорится бил копытом землю. Осталось только заполнить отсеки для руды различным грузом, собранным на местных складах, и отбыть к Фиджи, где к ним должен был присоединиться последний, третий вымпел.

Это был морально и физически устаревший лайнер с именем «Каприз», небольших размеров, способный с удобствами перевезти полторы сотни пассажиров и восемь человек экипажа. Эта посудина досталась Яшину, а вернее его подставному лицу, за сущие копейки. Нет, судно все еще было на ходу и могло прослужить достаточно долго, и уж тем более, когда на него установили практически новые двигатели.

Вот только найти их можно было лишь на вторичном рынке, так как их производство было уже давно прекращено. Та же история и с реактором. К тому же, лайнер был способен на максимальный прыжок в десять световых лет, имея запас хода всего лишь на четыре полноценных прыжка. И время разгона вполне сопоставимое с «Кашалотом». Для современно пассажирского судна, и при его габаритах, «Каприз», был слишком медлителен и не экономичен, даже с учетом довольно дешевого топлива…

Вообще‑то, использовать «Кашалота» в качестве транспорта на земном маршруте, идея не из лучших. Это судно в первую очередь добывающая баржа, и нацелено на извлечение прибыли. Для перевозки грузов куда больше подошел бы грузовой корабль. Но дело в том, что над этим кораблем хорошо поработали и теперь он мог нести большое количество грузов, достаточный объем горючего для небольшого каравана, а главное взять на себя роль его конвоя.

Единственный недостаток, это его медлительность. Правда, это не так заметно, пока он сопровождает к цели того же «Каприза», так же не отличающегося резвостью. Но ведь ему еще предстоит и обратный путь. Впрочем, тут тоже ничего особенно страшного. Месяц в пути пролетит незаметно, ввиду того, что на его борту будет шумно и суетно. Около пяти десятков человек по определению не смогут вести себя тихо. Опять же процесс обучения и познания нового.

Отчего около пяти десятков? А сомнительно, чтобы было меньше. Экипаж четыре человека, плюс будущий экипаж «Новика» три десятка человек, меньше никак нельзя, Роговцев наверняка и на этот раз подбросит пассажиров на ту сторону. У него, как у руководителя проекта сейчас самый настоящий кадровый голод. Но Сергея на этот раз так просто врасплох не взять. Уж теперь‑то он позаботился о сохранности собственной нервной системы.

Переход к Земле прошел без эксцессов. Хотя признаться, Сергей нервничал. Все же этот маршрут, был плохо изучен. Да еще и Ирина как навигатор высказала свое авторитетное мнение по этому поводу. Мол в общем и целом, вероятность столкновения с космическими телами не дотягивает и до тридцати процентов. А это между прочем очень высокий показатель. Это даже Сергей, ни разу не дипломированный навигатор знает.

Но с другой стороны, и выхода другого не было. С одним единственным генератором четвертого поколения лезть по контрабандистской тропе, верх безумия. А что касается опасности… В конце концов его никто не заставлял впрягаться в это, сам выбрал свою дорожку. И все же, он лучше послужит Родине на поприще каперства. И на эту стежку больше ни ногой, пока ее не картографируют.

Как бы то ни было, но до намеченной точки, добрались без происшествий. Не откладывая в долгий ящик, начали обустраиваться. «Капризу» предстояло стать основой первой космической станции землян. С этой целью, лайнер планировалось нарастить множеством модулей, что в общем‑то не представляло трудностей. Все необходимое было доставлено в отсеках «Кашалота».

Буквально через четверо суток, ремонтные дроиды, под руководством и при непосредственном участии техников, смогут смонтировать станцию пригодную для обитания трехсот человек. Тут нет никакой ошибки. Разве только получившуюся конструкцию нельзя будет назвать полноценной станцией. Она будет обеспечена всем, и искусственной гравитацией, и системой жизнеобеспечения, и местами проживания, и учебными классами, и местами досуга.

От небольших космических тел, эту конструкцию прикроет силовое поле. Об опасности побольше позаботится система обнаружения и сам лайнер, который сохранит возможность маневрирования. Но на этом и все. Потому что ни брони, ни какого‑либо вооружения здесь не предусматривалось. То есть, и станция и люди в ней были легкой добычей для любого мало — мальски вооруженного судна.

Это был первый, пусть и комковатый, но столь необходимый блин. И потом, Землю впервые обнаружили несколько сот лет назад. Так что вероятность повторного посещения крайне мала. А уж то что путь пройдет именно через эту систему и вовсе стремится к нулю.

Неподалеку, разумеется по космическим меркам, имелось обширное газовое облако, возле которого должна будет обосноваться станция по переработке газа. По сути это мини — комплекс, но его производительности вполне хватит для полного обеспечения необходимых запасов. Мало того, комплекс будет в состоянии обеспечить топливом термоядерные реакторы на электростанциях.

Роговцев и его отдел, который начал разрастаться еще в прошлое посещение Сергеем Земли, должны были начать проработку легендирования таких электростанций. Предполагалось выдать их за атомные. Правда их строительство должно было обойтись на порядок дешевле, просто потому что сами реакторы куда как надежны. По сути, себестоимость этих станций должна была выйти копеечной, но так уж откровенно светиться пожалуй не стоит.

Впрочем, эти вопросы Сергея мало касались. Там наверное же не дураки сидят, сумеют правильно распорядиться полученным. Задача же Сергея проста как мычание. Сначала был простым извозчиком, теперь будет принимать участие в становлении будущего флота. А что будет дальше, покажет время.

Воспользовавшись своим «адмиральским» положением, Сергей поспешил сбежать на Землю, благо необходимости в его нахождении здесь не было. Он должен был обеспечить доставку основных грузов, охрану и дозаправку кораблей каравана, остальное его не касалось. Тут имелись ответственные лица.

Нечего тут было делать и «Кашалоту». Пока будет вестись разгрузка, грузовые модули можно временно сбросить. Так будет даже удобнее. Получается, что склад подводится непосредственно к участку производства работ, и материалы оказываются под рукой. Роль буксиров для этих отсеков, взял на себя «Ушлый». Как только разберется с распределением вблизи будущей станции, он возьмет на буксир отсек с газоперерабатывающей станцией и отправится к месту ее развертывания.

Только после того, как закончатся работы по организации инфраструктуры, он превратится в разъездное судно между Землей и станцией. Очень скоро количество судов увеличится, как начнет наращиваться и сама станция. У Яшина были на примете уже несколько устаревших судов, которые вполне отвечают потребностям землян. Были там и лайнеры, и крупные грузовики, и небольшие корабли межсистемно — планетарного типа. Как впрочем и имелся дефицит в кадрах и средствах. Вот первое, Сергей как раз и должен был начать решать.

На «Кашалоте» все еще имелся генератор маскировочных полей, который мог надежно проработать в непрерывном режиме неделю. Мало конечно, но для короткого посещения Земли вполне достаточно. От них всего‑то требовалось, засвидетельствовать свое почтение генералу и передать необходимые сведения по получению вещества, за которым они собственно говоря и прибыли.

Признаться Пошнагов так и не понял, что это было за вещество. Разве только то, что это был не чистый продукт, и что из листа его можно выделить примерно столько же сколько и кокаина. Да и не нужно это ему, главное, чтобы российские химики не сплоховали и смогли получить товар достаточно быстро.

Как показал переход к Земле, Яшин оказался совершенно прав, когда опасался смещения орбиты станции слежения корпорации Арика. Все их прежние расчеты сейчас были не актуальны. Впрочем, после внесения новых данных в искин, все погрешности были учтены и «Кашалот» на всякий случай, поспешил прикрыться от станции Юпитером, отбежав чуть дальше от Земли.

Наконец Сергей, Ирина и Клайра, дружно погрузились в катер, и с соблюдением предосторожности, впрочем уже привычных, прыгнули к Земле. Ралин остался на хозяйстве, благо за это время успел не только овладеть специальностью пилота, но и получить солидный опыт. Охранять же Сергея на Земле теперь не имело никакого смысла. При всех своих достоинствах, вассалу Пошнагова не тягаться с конторой, и он прекрасно отдавал себе в этом отчет.

Хм. А ничего так, конторские, подготовились. Едва только Сергей вышел на связь с генералом, как тот сразу же дал координаты куда следовало посадить катер. Точка оказалась в подмосковном лесном массиве. С воздуха ничего примечательного. Квадрат выгороженный бетонным забором, внутри несколько строений, площадка для посадки.

Очень похоже на какую‑то воинскую часть, и плац. Возможно именно так все и есть. Сегодня хватает заброшенных военных городков. Впрочем, этот заброшенным никак не выглядел, хотя и солдат так же видно не было, разве только охранники в черной униформе. Да гражданские, облепившие окна. Как видно им уже сообщили о посадке космического корабля, вот они и пытались безуспешно его рассмотреть.

Все же у руководителя проекта есть свои преимущества. Едва прибыв на точку, Роговцев без зазрения совести тут же перепоручил Сергея своему заму, эдакому невзрачному полковнику с простой фамилией Слива. Сам же вместе с дочерью сразу отбыл в неизвестном направлении. Кхм. Ну насчет неизвестного, это от лукавого. Наверняка вся семья уже слетается в одну точку, по общему сигналу «сбор».

— Уже больше года не видел старика таким, — провожая взглядом машину, произнес полковник.

— Не мудрено. Тогда он узнал, что дочь жива, сейчас же сумел ее обнять.

— Это точно. Самому‑то не обидно? Они убежали, а ты тут, как не пришей кобыле хвост.

— А чего обижаться. Семья это святое.

— Ну, ты‑то вроде тоже не совсем чужой.

Сергей смерил полковника долгим взглядом. Нет, недооценивать того, кто без особых усилий сумел его вычислить чуть больше года назад, Сергей не собирался. Голова у этого невзрачного мужичка варила что надо, да и хватка была мертвой. Но все же вот так, сходу определить… Или генерал рассказал ему об их разговоре. Вроде не должен бы, все же это точно сугубо личное.

— Откуда знаете обо мне и Ирине? — Все же спросил он.

— Да я и не знал, пока не увидел ее. Офицер ГРУ, ветеран боевых действий, да и после прошла через многое. Нам Павлов подробно расписал, как оно было на Океании. А тут вдруг как у испуганной девочки слезы в три ручья, и взглядом все время вас ищет.

— Хм. Ну что же, глупо отрицать очевидное. Что же касается обиды… Нет, не обидно. Сейчас я там пожалуй буду лишним. Всему свое время. Вот кристалл, здесь вся информация по поводу интересующего нас вещества, со всеми химическими процессами, адаптированными под земные обозначения, — меняя тему беседы, произнес Сергей. — Надеюсь у вас все готово. Признаться, мы в цейтноте.

— Не переживайте, у нас все готово, — подбрасывая в руке кристалл, заверил полковник. — Сейчас перебросим на флэшку, и отдадим нашим умникам. Лаборатория развернута, персонал набран, ждут только отмашки. Вот мы и помашем. Из вашей команды на Земле еще кто‑то есть?

— Клайра, она сейчас собирается, — кивнув в сторону катера, ответил Сергей.

— А, ангелочек. Вот повезет кому‑то, — наигранно вздохнул Слива.

А может и не так уж и наигранно. Полковник еще далеко не старый. Угу. Клайра такая, никого равнодушным не оставит. И главное, все так и норовят ее ангелочком назвать. Впрочем, чему тут удивляться, при ее‑то внешности.

— Надеюсь вы поможете нам с билетами на самолет? — Поинтересовался Сергей.

— Хотите слетать на Кавказ?

— Есть такое дело.

— А чего же не на катере?

— Генератор на «Кашалоте» не в лучшей форме, так что пришлось одного члена экипажа оставить на корабле, чтобы приглядывал там. Катер же без присмотра не оставишь. Мало ли как оно все обернется. Придется оставить катер на ваше попечение, а самим лететь на самолете. Неудобно, зато спокойно.

— Ясно. Тогда давайте пройдем в кабинет и поговорим, а потом вы спокойно полетите на своем катере на Кавказ. Так получится быстрее и нам проще. Ну чего вы так на меня смотрите? Ваше направление одно из приоритетных, а потому у конторы карт — бланш по многим направлениям. Например, можем по мере надобности задействовать правительственную дачу в Кисловодске. У тамошнего персонала и так столько подписок, что еще одна погоды не сделает.

— Ладно. Клайра, можешь не торопиться. Я сначала здесь поговорю, а потом полетим своим ходом, — тут же связался Сергей с девушкой по искину.

— Хорошо. Жду.

У — у-у, как все запущено‑то. А голосок- то у девчушки дрожит, и волнение угадывается без труда. И вообще, последние сутки, она словно сама не своя. Вся как на иголках. Нет, точно влипла, причем настолько серьезно, что если этот паразит… Сергей ему лично башку открутит.

Как оказалось, полковник являлся полноправным замом Роговцева. Скопировав данные касающиеся препарата, и передав их по инстанции, он тут же приступил к изучению сведений присланных Яшиным. Содержимое Сергею было неизвестно, да оно его и не касалось. И Слива рассудил так же. А вот в том, что касалось укомплектования будущего капера, решил остановиться поподробнее, и поговорить что называется более предметно.

Вообще‑то Сергей никак не ожидал, что колесо завертится вот так сразу. Но действительность оказалась такова, что на Земле не просто ожидали очередного прибытия гостей из далекого — далека, но и тщательно готовились. У полковника уже были готовы списки, причем их было несколько, под различные варианты развития событий.

Как оказалось и ставка на военную составляющую у них так же мелась. Мало того, несмотря на предостережения Сергея, здесь, на этой площадке бывшей военной части, проходят подготовку сразу полсотни военных, три десятка из которых являются боевыми офицерами, десяток военных летчиков и столько же военных специалистов. Было еще полсотни гражданских. Развернуться шире не позволял дефицит необходимого оборудования и секретность.

Ну да ничего, очень скоро, все наладится. Впрочем, наверняка им и этого окажется мало. Аппетит, он как известно, приходит во время еды. Вот и здесь та же картина. Хоть бы не напортачили. Впрочем, не ему их учить делать свою работу. Его дело практика, и четкое выполнение приказов. Ну коль скоро по собственной воле нацепил на себя это ярмо.

— Артем Георгиевич, аппетиты умерьте, — все же не выдержал и запротестовал Сергей.

— Вы о чем. Яшин говорит что без труда сумеет легализовать хоть сотню человек.

— Это не Яшину целый месяц трястись в дороге, с толпой на корабле не предназначенном для этого. Я конечно попытался обустроить быт с учетом того, что нам не понадобится такой объемный грузовой отсек. Но это не значит, что я готов повторить подвиг, подобный тому, что совершил в прошлый раз.

— Ладно. И сколько вы возьмете?

— Ровно столько, сколько необходимо для комплектования экипажа «Новика». Двадцать семь человек. И ни одним больше.

— Но в прошлый раз…

— В прошлый раз, мне нужно было только доставить людей до места. А сейчас необходимо будет начать курс обучения и вариант с одним виртуалом на тридцать человек, меня не устроит. Как не устроит и совершенно излишняя теснота. Все, вопрос закрыт, ожидайте вестей от Яшина.

— Команду отбирать будете сами?

— Сомневаюсь, что это у меня получится лучше чем у специалистов. Пожелания у меня простые дальше некуда. На крейсер понадобятся два пилота, инженер, два техника, три оператора вооружений, девятнадцать абордажников, я за пилота и командира, Ирина за навигатора, штурмана и моего зама, Ралин командир абордажной команды. Итого тридцать человек. Пока более чем достаточно.

— Так значит.

— Значит так. Да вы не переживайте, Артем Георгиевич, как только у Яшина появятся деньги, он тут же развернется так, что не у вас будут люди стоять в очереди, а он будет трясти вас как грушу, требуя новых и новых кадров. Не знаю как у вас здесь, но там, у него планы обширные. Он вовсе не намерен делать ставку только на экстракты из коки. В планах, как минимум создание серьезной металлургической корпорации.

— Да, Яшин сообщает об этом, — кивая в сторону монитора стационарного искина, подтвердил Слива.

— Ну вот видите как все хорошо.

— Но я все же надеялся, что…

— Я даже подозреваю, что Яшин вас об этом попросил. Возможно даже попытается надавить на меня через генерала и Ирину, вот только бесполезно. Я с неба звезд не хватаю, и если мне удается чего‑то добиться, то только сосредоточившись на чем- то одном. Моя задача крейсер, и ее я намерен выполнить от и до. С остальным разбирайтесь сами. Каждый должен заниматься своим делом, а если все будут хвататься за все, то ничего кроме бардака не получится.

— Но ведь кое — какие вопросы можно решать и попутно.

— Можно, — легко согласился Сергей, а потом так же непринужденно возразил, — но только не в моем случае.

Что же, либо полковник Слива был вполне вменяемым человеком, либо он решил зайти с другого бока, а именно используя связи своего непосредственного начальника. Да только бесполезно это. Сергей не собирался уступать ни в коей мере, хотя бы потому что от качества подготовки команды крейсера зависела его жизнь. А здоровая паранойя уже не раз спасала ему жизнь.

Впрочем, уже через три часа ему было не до полковника с его желанием извлечь из Сергея максимально возможную выгоду. Еще бы, когда тут творится такое! Нет, нечто подобное предположить конечно же можно было. Но ведь он даже не думал в эту сторону.

По прибытии в Кисловодск им тут же выделили авто. Ничего сверхъестественного, обычный кореец. Разве только довольно приметные для посвященных номера, ясно указывающие на то, что останавливать эту машину не стоит. Вот и ладушки. Сергей конечно никогда не наглел, но лишний раз общаться с желающими поживиться ДПСниками тоже не хотел.

Клайру высадил, едва только они оказались в городе. Девушка здесь неплохо ориентировалась, и с уверенностью заявила, что дальше разберется сама. А чего собственно говоря не разобраться, не впервой.

Расставшись с девушкой, Сергей поспешил в Ессентуки, уже связываясь с братом. Договорились встретиться в ресторане Нины и ее мужа. Ну и Сергея, как пайщика, номинального, но все же. Потом как‑то сам собой образовался сабантуй. Оказывается совсем недавно выписали из больницы Вику, которая за время отсутствия любимого папочки, родила сына. В ту же копилку ребенок Нины и Семена. Словом, праздник удался.

Они сидели за столом уже часа три, когда наконец появился смущенный и обрадованный сын. Вообще‑то ему вовремя сообщили о приезде отца, но тот удивил, заявив, что вынужден задержаться. И вот наконец явился. Да еще и не один. И если судить по его сиянию, и наличию рядом девицы, ну очень счастливый.

— Ну здравствуй, пропажа, — заинтересованно рассматривая девушку, поздоровалась Нина. — Здравствуйте, — отдельно поздоровалась она с ней.

— Здра — авствуйте, — с характерным акцентом, ответила девушка.

— Вы из Прибалтики? — Тут же поинтересовалась Нина.

— Да — а, и — из Ла — атвии.

— Пап, мам, знакомьтесь, это моя невеста, Клайра, — наконец сумел вставить свои пять копеек Дмитрий.

— Оч — чень приятно, — скрипнув зубами, ответил Сергей.

— Ну ты чего, — не удержавшись толкнула его в бок Нина. — Чем тебе прибалты не угодили.

— Нет, нет, к прибалтам у меня никаких претензий, — тут же замахал руками Сергей. — Очень приятно, Клайра. А я вот отец этого молодого человека.

— Очень приятно, я так и поняла, — разве только не сделав книксен, ответила девушка.

А прибалтийский акцент ей очень идет. Она довольно долго старалась от него избавиться, но безуспешно. Разве только он стал несколько мягче и певучей. Не то что у Ралина. Этот когда говорил на русском, выглядел куда большим латышом, чем урожденный.

— Так вот чего тебя так трясло, пока мы летели сюда, — когда им с Клайрой удалось уединиться, произнес Сергей.

— Вообще‑то больше от опасений, что меня тут не ждут, — опустив взгляд, возразила девушка.

— Вот никогда бы не подумал, что Димка и есть твой русский. Он все знает?

— Нет. Думает, что я из Латвии.

— И как ты только решилась на такое?

— Я и сама не думала, что так выйдет. Сначала это было как забава. А потом… Знаешь, он с виду мягкий и податливый, но внутри него твой стержень, и он жутко настойчивый.

— Ты давай не подлизывайся.

— А мне это и не нужно.

— Интересно девки пляшут. Это еще почему?

— Во — первых, ты не можешь ему запретить жениться. Во — вторых, ты уже давно относишься ко мне как к дочери, пора нам переходить на новый уровень. В третьих, ты всегда держишь слово.

— Это когда это… — тут же возмутился Сергей.

— А кто обещал легализовать моего избранника. Даже мою каюту модернизировал под двоих, — не дав ему закончить, перебила девушка.

— Кхм. Нда. Обложила. Нет, я конечно не против… Да чего там, я только за… А впрочем… Нет, ну а если он не захочет лететь. Ты готова остаться здесь?

— Кто не захочет? Сергей, ты вообще слышишь себя.

— Нда. Действительно, от такого пожалуй не отказываются. Ладно, иди к нему, а то еще неровен час приревнует к отцу.

Дважды повторять не пришлось. Девушка тут же подорвалась, и схватив Дмитрия за руку, утянула на танцевальную площадку. И надо заметить, под восторженные взгляды всех присутствующих. Угу. Общение с Ириной для Клайры не пропало даром, да и природная пластика сделала свое дело. Эта пара просто не могла не привлекать к себе внимания. В смысле Клайра конечно же, Дмитрий рядом с ней выглядел настоящим поленом.

Вот странно, как его сын, ни разу не боевитого характера отшивал разных наглецов. Ну не верилось Сергею, что не нашлось ни одного такого. Неужели она? Нет она конечно же могла. Девка кремень. Впрочем, она ведь что‑то там говорила насчет стального стержня у Димы. Значит, был случай убедиться.

— Ну и как она тебе? — Подсаживаясь рядом, поинтересовалась Нина.

— Ничего так. Мне понравилась.

— По моему она слишком хороша для нашего оболтуса. Барби отдыхает.

— Ничего страшного. Тем более, у них похоже полная взаимность. Вот только…

— Что?

— Да похоже они уедут в Латвию или еще куда.

— Это она тебе сказала?

— Намекнула. Русских она любит, а вот Россия ей не нравится. Ну да, не переживай. Вика же здесь, под боком. Опять же, у тебя у самой малютка. Так что, не будешь успевать соскучиться. Не думаю, что Клайра будет отваживать Димку.

— Дай‑то бог, дай‑то бог.

— Не переживай, так и будет, точно тебе говорю.

Эпилог

Нда — а. Достойная добыча, нечего сказать. Даже если его трюмы пусты, во что признаться верится с трудом, сам по себе корабль стоил никак не меньше двадцати миллионов. И это с учетом продажи по цене едва ли дотягивающей до половины его нынешней стоимости. Судно довольно современной постройки, а значит имеет целый ряд преимуществ перед старичками. Тут множество аспектов, и объем грузового трюма вовсе не является определяющим, хотя он и немаловажен.

Почти пять сотен метров в длину, с грузовым отсеком объемом никак не меньше пятидесяти тысяч кубов. Последний мог использоваться для перевозки самых различных грузов, как и оказаться оборудованным под танкер. С помощью пассивных сенсоров информацию о характере груза не получить. Сканирование же применять рано, с одной стороны, до судна еще целых шесть тысяч единиц, с другой, пока не время себя обнаруживать.

Этот красавец был не по зубам обычным пиратам. Да и многим каперам оставалось только облизнуться, при виде такого жирного, но все же слишком большого для них куска, которым проще подавиться. Господи, кто только не подался в каперы. Кстати, сегодня пиратов не найдешь днем с огнем. Все они подались в каперы, разделились на две части и примкнули к той или иной стороне. Все же, иметь прикрытие в виде сильного государства, куда выгоднее и спокойнее, чем оставаться одиночкой. Правда находились и те, кто не желал идти ни под чью руку. Но назвать их умными не поворачивался язык.

Вот уже полгода как полыхает война, которой не видно конца. Впрочем, полыхает это слишком сильно сказано. Ее ход очень сильно напоминает борьбу двух ленивцев. Хм. Огромных ленивцев, надо признать. Две армады собранные в кулак все время маневрируют, стараясь переиграть друг друга.

Трижды за это время, армады оказывались в одной системе и были готовы вцепиться друг другу в глотку. Но всякий раз, обходилось без решительного сражения. Флоты выпускали небольшие передовые отряды, легких крейсеров в сопровождении эсминцев. Они схватывались в жарких сражениях, одновременно стараясь подобраться поближе к основным силам противника, и собрать точные сведения.

Однако, похоже, что ни разу ни один из Адмиралов не был готов к решительному сражению. Тут ведь дело какое, при равных возможностях очень может статься, что в следствии какой‑либо случайности, противник может получить преимущество, и в результате разгромить тебя наголову. А что такое разгромленный флот? Правильно. Противник получает неоспоримое преимущество и начинает диктовать свои условия.

Словом, разгром флота, это гарантированное поражение. Ни одна система не сможет выстоять против не то что флота, но и сколь‑нибудь серьезной эскадры. С помощью продуманной системы обороны, укреп — узлов, обороняющиеся могут только продержаться какое‑то время, пока не подоспеет помощь. Но если флот будет разбит, то и помощи будет ждать неоткуда.

Вот и разыгрывали адмиралы шахматные партии, всячески выискивая слабые стороны у противника и ожидая когда тот совершит ошибку, которая бы позволила взять над ним неоспоримое преимущество. Однако, оба командующих были достаточно искушенными игроками, а потому метание флотов, и пережигание ресурсов не прекращалось ни на минуту, как и наращивание сил.

Сегодня на военные заказы работали буквально все. На любой маломальской частной верфи строились военные корабли, классом от перехватчика до легкого крейсера. Все предприятия тяжелой промышленности были нацелены на выполнение военных заказов. Несмотря на непрекращающиеся мелкие стычки, обе армады разрослись уже настолько, что их состав в сравнении с мирным временем увеличился вдвое. Если тенденция сохранится, то еще через полгода и это количество удвоится.

Сергею это очень напоминало гнойный нарыв, набухающий все больше и больше. Но придет время, когда он все же лопнет. Не может не прийти. И тогда две армады сойдутся в страшном по своим масштабам сражении. Подобное уже случалось трижды. И все говорило о том, что случится вновь.

Вот только каков будет результат, совершенно неясно. Возможно опять все сведется к ничьей. Абсолютно точно все были уверены в одном. Очень скоро появится еще одна система, заполненная военным мусором под самую горловину. А следом, как паразит, вырастет еще одна станция мусорщиков, готовых рисковать своей шкурой, в надежде сорвать джек — пот на погибших кораблях.

И земляне в этом плане не собирались отставать. Хотя бы потому что это была уникальная возможность, для того чтобы относительно быстро, и дешево заполучить себе флот. Причем не абы какой, а из вполне современных кораблей. Для этого нужно было не так чтобы и много, быть готовым к появлению этого мусорного Клондайка.

Именно на этом сейчас и сосредоточили основные усилия эмиссары Земли. Готовились корабли, люди, профсоюз. Все это в условиях максимальной секретности. На всех трех станциях мусорщиков, появились бригады землян, которые попутно с обучением, приобретали практический опыт потрошения остовов кораблей. По большому счету, там и брать‑то уже было нечего, кроме приобретения навыков. Остальное, так, мелочевка. В основном вторсырье.

Но надо заметить, земляне не смогли бы сколь‑нибудь существенно повлиять на численность населения станций. А оно заметно увеличилось. Угу. Далеко не только земляне заблаговременно готовились к появлению нового кладбища кораблей.

Но как бы то ни было, ведение войны вовсе не означало, что остальная жизнь прекратилась. Напротив, в настоящий момент буквально все отрасли переживали настоящий бум. И вместе с этим возрастали и объемы перевозок. Вот только, ни одна из сторон не могла себе позволить отрывать регулярные соединения на охрану коммуникаций. Поэтому этим занимались соединения наемников.

Для этих парней настали настоящие золотые деньки. Еще бы, все то время, что они занимались охраной системы им шло в зачет, как боевое дежурство. За каждого уничтоженного капера шло отдельное вознаграждение, при том, что все трофеи оставались у них безвозмездно.

Надо заметить, наемники вполне отрабатывали свой хлеб, и получали заслуженную плату. Количество погибших каперов с обеих сторон было довольно внушительным. Вот только, наемники все одно не могли поспеть везде, а потому и от желающих поживиться грабежом не становилось меньше.

— Ну что Сергей, по моему пора, — Ирина скосила взгляд на Пошнагова.

— Пожалуй, — согласился Сергей просматривая данные, поступающие на мониторы. — Внимание всем. Начинаем. Новик, глуши связь грузовика, отключай маскировку, силовой щит в штатный режим.

— Исполнено, — угу, это он почувствовал. Когда включается силовое поле, это всегда ощущается.

— Связь с транспортом по узкому лучу.

— Связь установлена.

— Приветствую вас. Я капитан каперского корабля «Новик», Иринаская империя.

— Не могу сказать, что рад встрече, — угрюмо ответил седовласый капитан.

Наверняка всю жизнь копил на это судно. И вот когда его мечта наконец осуществилась, появляется какой‑то капер и с вежливой улыбкой сообщает о том, что он намерен обобрать честного или не очень, перевозчика. А что, вполне нормально, кто сегодня не занимается контрабандой. Правда в условиях войны, Сергей не советовал бы этим заниматься. Причина проста, ни одна стразовая компания не станет иметь дело с нелегальным грузом. Правда и расценки у них сегодня взлетели настолько, что мама не горюй.

— Брось, старина, — непринужденно махнул рукой Пошнагов, — с виду ты мужик умный, а потому наверняка застраховал и корабль и груз. Так что, считай ничего и не потеряешь, разве только время.

— Как же вы мне уже надоели. Только — только обзавелся нормальным кораблем, чтобы достойно ответить всякой мелюзге, как начинается война и появляешься ты.

Угу. Назвать «Новик» мелюзгой, язык не повернется. За довольно короткий промежуток времени, и предварительную долгую подготовку, ему сумели провести глубокую модернизацию. В результате сбыта доставленного товара, земляне заработали ни много, ни мало миллиард. И пятьдесят миллионов из этой суммы перекочевало в карманы Сергея. Так что, в средствах они с Ириной стеснены не были, а потому брали все только лучшее.

В результате вдумчивой модернизации и использования агрегатов, узлов и вооружения переходных моделей, им удалось модернизировать свой крейсер до третьего уровня. А столь серьезные суда среди каперов встречались уже не так часто. Что выводило их в число лидеров в рядах официального пиратства.

В принципе, ничто не мешало пиратам владеть хоть линейными крейсерами. Этому вполне способствовали кладбища кораблей. А линейный крейсер, даже первого поколения, это очень серьезно. Для того, чтобы призвать его к ответу не хватило бы силенок и у современных грузовиков. Ну не заточены они под войну.

Вот только гоняться этот крейсер мог за такими же старичками, как и он сам. Устаревшие же суда постепенно сходили со сцены. Соответственно и мишеней было куда меньше. А крейсер он и есть крейсер, содержание самого корабля, плюс команда. Все это вылетало в копеечку и в результате, от подобного крокодила спешили избавиться.

Так что, максимум что могло оказаться у пиратов, это легкий крейсер. Да и то довольно редко, все из‑за той же дороговизны содержания. Но Сергей и Ирина находились в куда более выгодном положении, нежели остальные каперы. Нет, дело не в его доходах. Разок с Ириной они вложились в «Новика» и привели его в надлежащий вид. А вот содержание, жалование команде, это уже была забота Яшина. Хватит и того, что они взялись за обеспечение боевой подготовки и, так сказать, ковали будущие кадры флота.

Правда, справедливости ради нужно заметить, пока они были все же в плюсе. Нет, тут дело вовсе не в гениальности Сергея или высоком уровне подготовки экипажа «Новика». Просто, они настолько серьезно вложились в оснащение и снаряжение, что пока еще ни разу не дрались с противником сопоставимым с ними по оснащенности и вооружению. Вообще‑то пару раз было, но Сергей предпочел ретироваться. Оно конечно, их главная задача, приобретение боевого опыта, но для этого совсем не обязательно бодаться с серьезным оппонентом. А потому и столкновением это назвать нельзя.

Понемногу, у них даже появилась некая репутация. Причем довольно серьезная, раз уж багрийцы озаботились серьезной наградой за их поимку или уничтожение. Признаться, Сергей предпочел бы избежать подобной огласки, вот только практически это осуществить при имеющемся уровне развития средств массовой информации, это было практически нереально.

— Уважаемый, я конечно понимаю, что ты сильно расстроен, но все же прими совет, вырубай маршевые двигатели, и ложись в дрейф, — покачав головой, решил вразумить капитана Сергей. — Как видишь, я глушу твою связь. Так что на помощь тебе рассчитывать нечего. Ни ты, ни твоя команда нас не интересуете. Можете отчаливать на шлюпке, никто не станет чинить вам препятствий. А вот если попробуешь сопротивляться… Мне бы не хотелось ковырять мою собственность, и если ты меня вынудишь, то я не уже не поручусь, за твою свободу и жизнь. Абордаж дело такое. Иногда, особо жадные торговцы, дерутся как проклятые, до самой последней возможности.

Ни капли лжи в намеке Сергея не было. Те кто оказали сопротивление, уже ничего не могли рассказать. После встречи с капером, о них никто и ничего не слышал. И напротив, те кто, безропотно пересаживался в шлюпку, оставались целехонькими и непотресканными.

— Внимание, обнаружены дополнительные цели, — внезапно послышался холодный голос искина. — Два эсминца четвертого поколения, полностью изготовленные к бою. Один из них запрашивает связь по лучу.

— Откуда они взялись? — Удивился Сергей.

— Укрывались под маскировочными полями четвертого поколения.

— Нда. Как тебе Ирина?

— Глупо было бы ожидать, что за нами не начнут гоняться вдумчиво и со знанием дела. Нужно было менять сектор охоты.

— Да чего теперь‑то. Новик, соединяй с эсминцем, — ну а почему бы и нет, Сергей всегда был сторонником разговоров, если таковая возможность имелась.

— Отлично сказано парень.

Показавшийся на экране мужчина в незнакомой форме, даже похлопал в ладоши. Получается он слышал весь разговор, а это значит, что они поддерживали между собой связь по лучу. Такую связь невозможно не заглушить, ни прослушать. Если только не нащупать сам луч. А это только благодаря невероятному везению.

— Я рад, что тебе понравилось, — ответил Сергей, стараясь не выказывать волнения.

— Позволь мне предложить тебе ровно то же самое. Ложись в дрейф и деактивируй вооружение. Покинуть корабль, прости, не предлагаю. Вместо этого дождитесь мою абордажную команду.

— Смеешься? Чтобы я сам себя отправил в рабство к багрийцам. Ты меня не за того держишь.

— Не закипай парень. Капитан этой посудины да, багриец. И возможно у него весь экипаж из рабов, которые горбатятся на него только за кормежку. Но я к багрийцам, кроме найма, не имею никакого отношения.

Угу. То что они имеют дело с наемниками, Сергей сообразил сразу. Об этом недвусмысленно свидетельствовала форма, и красующийся на правой стороне груди жетон с эмблемой подразделения. Голова роянкского легнуара, с оскаленной пастью без труда указывала на конкретную принадлежность этих ребят. Короткий запрос искину, у которого содержались сведения на все соединения наемников в данном регионе. И вот ответ. Да, они и впрямь не баловались работорговлей.

— Допустим, ты не багриец. Но что это меняет, если вы передадите нас им за вознаграждение.

— Если сдашься, это меняет многое. Согласно найма, я не обязан передавать пленников багрийцам, в том числе и тех, за кого назначена награда. Признаться, отсутствие повреждений на твоем крейсере сэкономят нам куда больше, чем мы получим за ваши головы, а ведь и нам слегка достанется. Нет, парень, овчинка точно не стоит выделки. Так что, мы заключим сделку, я доставлю вас на Тронку, где вы сможете выкупиться. Ты можешь мне не поверить парень, но мы наемники и репутация для нас много значит.

— И какой выкуп?

— Ровно столько, сколько обещают багрийцы.

— Ого. Однако у тебя и аппетит. Крейсер, плюс выкуп, да еще и сами без потерь. Не много?

— Нормально. Не жадничай. Жизнь и свобода они дороже будут. И потом, у тебя есть и куда большая сумма, при такой‑то удачливости. Крейсер конечно жаль. Один только генератор маскировочных полей чего стоит, да и в остальном, очень даже серьезно. С моим «Задирой» очень даже сможешь потягаться.

— Или приласкать его.

— Или так, — не стал спорить наемник. — Но ведь нас двое.

— Это да. Двое. Мне нужно подумать.

— А чего тут думать. По мне так все яснее ясного.

— И все же.

— Ладно. Думай. А пока отключи глушилку.

— А зачем. Вдруг я захочу драться и все же уволочь этого бегемота? Сам же согласен, что огрызнуться я могу. А так вы не сможете вызвать помощь. Сомневаюсь, что вы поддерживаете связь по лучу еще с кем‑то. Далеко расходиться вам интереса нет, мало ли что я вытворю, так что выбежать из под накрытия помех не получится. Эй старина, и тебе не советую отдаляться от нашей тесной группы, — это уже к пилоту грузовика. — Иначе ты будешь первым в кого я влеплю хороший залп. Чтобы другим неповадно было меня подставлять.

— Ирианец, ты не закипай. Мне на этого багрийца плевать, но если ты еще не понял, здесь условия ставлю я. У тебя десять минут. Не сдашься, пеняй на себя.

Сергей отключился, не без удовольствия отмечая, что грузовик все же перестал набирать скорость и разрывать дистанцию. Вот что значит репутация. Так, а вот наемники маневрируют. Берут «Новика» в клещи. Причем грамотно так, чтобы не оказаться друг у друга на линии огня.

— «Сюрприз», все слышал?

— Все.

— Через сколько сможешь подобраться к противнику? — наблюдая за перемещениями на мониторе, поинтересовался Сергей, причем в его голосе явственно чувствовались злорадные интонации.

— Шесть минут. Он и сам движется почти на меня, так что все в жилу. Дроны уже облепили внешнюю обшивку, десантный бот готов выскочить по первому требованию. Уверен, что управишься сам?

— В том что управлюсь не сомневаюсь, — скривился Сергей. — Но хотелось бы все же как‑нибудь поласковее. Нам пока ничего настолько современного не попадалось. Если сможем захватить всех троих… Ч — черт, да это просто сказка какая‑то. Транспорт с большим запасом хода, то что мамка прописала. Плюс два вполне современных эсминца. Так не бывает.

— Сплюнь, — послышался недовольный голос.

— Я тебе сплюну. Попробуй только все испоганить. Выводишь из строя вооружение одного. Высаживаешь абордажную команду. И тут же перебрасываешь дронов на второго.

— У дронов к этому моменту от боекомплекта одни слезы останутся.

— Плевать. Даже если потеряем всех дронов, останемся в значительном барыше.

— Все же ты лучше приласкай его от души. Как бы не ушел.

— Сергей, я согласна с Ильей. В крайнем случае пристыкуем его к грузовику и тот утащит наш приз на себе.

— Согласен.

— Начинаю отсчет, — голос Ильи стал серьезным. Впрочем чего тут удивительного, впереди бой. — Десять. Девять…

«Сюрприз» он и есть сюрприз. Это вполне современный грузовик среднего тоннажа. Сергей специально не стал передавать его в распоряжение Яшина, или выставлять на торги. Зачем. Довольно подвижный и маневренный кораблик. Установить на нем дополнительные шахты с вооружением, без фанатизма, но и так, чтобы получилось вполне серьезно, нет ничего сложного. И вот, получился напарник.

Но главное это его трюм. «Сюрприз» оказался идеальным кораблем снабжения. Что было немаловажным, учитывая кружные маршруты и действия на окраинных системах Багрийской империи. А еще, носителем трех десятков средних дронов. Что уже само по себе делало его очень опасным противником. Едва ли не сродни самому «Новику». Правда с защитой у него было хлипковато. Ну да это и была одна из причин, отчего он никогда и не отсвечивал, во время операций, постоянно прячась за маскировкой…

Сергей пометил маркером «Задиру». Пожалуй Ирина и Илья правы, нечего чрезмерно миндальничать. Лупить так от души, так чтобы пух и перья. Ничего, эсминец обладает достаточно хорошей защитой, чтобы не развалиться от такой атаки. Зато убежать у него не получится.

— Толик, готовь к запуску дроны.

— Принял.

Угу. Не все «Сюрпризу» народ пугать. Правда у «Новика» всего десять средних дронов. Но и это очень серьезно. К примеру тот же «Задира» способен нести не больше либо десяти легких, либо пяти средних боевых машин. Зато у него куда более совершенное силовое поле, прочная и толстая броня. Ну и в вооружении имеется преимущество, если не в количестве, то точно в качестве. Так что, где‑то уступая, а где‑то превосходя, как противники они были вполне сопоставимы.

— Новик, все вооружение кроме средств непосредственной обороны, на цель, — между тем продолжал раздавать команды Сергей.

— Принял.

— По сигналу Ильи «ноль», захват цели и атака.

— Принял.

А уже через пару секунд последовал залп. Никакого предупреждения, никаких игр в благородство. Это наемник предоставил Сергею время на раздумье, сам Пошнагов никому и ничего не обещал. Он просто старался выжить, потому что признаться он не собирался доверять тому с кем был готов драться насмерть.

Как и ожидалось наемник среагировал достаточно быстро и вполне на уровне. Его средства непосредственной обороны сумели сбить все ракеты напавшего на него крейсера. В ответ «Задира» послал свою волну ракет, подкрепив орудийным огнем. И теперь уже пришел черед «Новика» отбивать массированную атаку.

А дальше началось противостояние. Крейсер и эсминец методично молотили друг друга, беспрестанно маневрируя, и посылая одну волну ракет за другой. Слегка в стороне завертелась круговерть боя четырех дронов «Задиры», против десятка «Новика». С одной стороны оно вроде неоспоримое преимущество, и связав машины боем, остальных можно отправить на атаку эсминца. Но Сергей решил сначала полностью снять эту проблему. Тем более, что пока у них удерживался паритет.

Со вторым эсминцем дела обстояли иначе. Илья подобрался к нему буквально вплотную, а затем выпустил целый рой боевых дронов, который очень быстро облепил его, буквально сметя все вооружение. Попытка запустить своих дронов, провалилась на взлете. Их уничтожали сразу же по мере появления в космосе.

Наемник даже не успел набрать скорость, потому что за волной дронов тут же появились два десантных бота, пиявками присосавшимися к обшивке корабля. Теперь судьба корабля была предрешена. У наемников просто не хватит сил противостоять абордажной команде.

Сергей как всегда предпочитал перебдеть, чем недобдеть. Кузница кадров в виде российских спецподразделений, позволяла ему иметь численный перевес. Правда это же обстоятельство понуждало его все время быть в тонусе и постоянно совершенствоваться. Учиться, учиться и еще раз учиться, как завещал великий Ленин. Нет, коммунистов Сергей не любил, но отчего не прислушаться к умным словам. Если и дальше так пойдет, то очень скоро его обойдут на повороте и останется ему командовать только «Новиком» да и то только потому что это их с Ириной собственность. Так что, обучался он искусству флотоводства без дураков и вдумчиво.

Подавив всяческое сопротивление одного противника, рой дронов набросился на «Забияку». Капитан эсминца уже понял, что совершил несусветную глупость и расставив ловушку на желанную добычу, сам угодил в капкан. Возможно ему и удалось бы уйти, но именно тогда, когда он решил это сделать, на него набросились дроны «Сюрприза» и «Новика» успевшие к этому времени освободиться. Они быстро разобрались с огневыми точками, сумели найти слабое место в броне и добраться до двигателей.

Вообще для космического боя, с его обычными дистанциями и скоростями, этот был просто невероятно скоротечным. Это стало возможным благодаря тому, что корабли буквально скучились на небольшом пятачке. Ну и внезапность, от которой никуда не денешься.

А все потому что на войне нет мелочей, а лень до добра не доводит. Ну что стоило наемникам просканировать пространство? Конечно они не смогли бы определить, что собой представляет «Сюрприз», для них он казался бы как минимум эсминцем, а то и крейсером. Но зато они знали бы о его наличии, и все сложилось бы по другому.

Наемник сдался, едва только осознал, что дальнейшее сопротивление бесполезно. Нечего было и мечтать отбиться от абордажной команды, выдвинувшейся к нему на двух десантных ботах. Их сканирование показало как минимум двукратное превосходство в личном составе. Опять же бронескафандры четвертого поколения. А ведь были еще и боевые дроиды.

Нда. Похоже, что даже если бы наемники обнаружили второй корабль, далеко не факт, что им удалось бы справиться с этим капером. Хм. А ведь как оказывается каперами. Они похоже всегда действуют в паре.

— Как всегда, шар в лузе, — задорно улыбнувшись, произнесла Ирина, поддержанная довольными ухмылками, находившихся в ходовой рубке операторов вооружения.

— Угу. Только еще один штрих. Бивень, как у вас там?

— Нормально командир, наемник под контролем.

— Потери.

— У них один погибший, и поврежден мед — блок. Срочно переправляю его на «Новик».

— Принял. Встречаем. Отправь вторую группу на грузовик. И давай ревизию по состоянию корабля.

— Выполняю.

— Хомут, доклад.

— Порядок командир. Корпус легка покоцали, огневые точки посбивали, но эсминец готов к прыжку хоть сейчас. Потерь нет. Парни вовремя сообразили, что им не светит.

— Вот и ладно. Конец связи. Мед — блок.

— Слушаю.

— Готовься принять погибшего наемника. И чтобы в лучшем виде мне.

— Всегда готов, командир.

— Рома, давай всех наших дронов в сопровождение абордажной команды.

— Есть, — тут же отозвался оператор дронов.

— Новик, связь с грузовиком.

— Есть связь.

— Ну снова здравствуйте уважаемый. Будьте любезны, приготовьтесь принят абордажную команду. Только прошу, без глупостей. Это чревато знаете ли.

— Я уже понял что проиграл. Надеюсь, вы отпустите нас, как и обещали.

— Потом. Все потом. Сейчас просто делайте то, что вам говорят.

В системе звезды Лайонель, где собственно и решили обосноваться земляне, отряд Сергея появился через двадцать дней. Все же кружные маршруты несколько неудобны. Поэтому‑то собственно говоря и возникла необходимость в судне снабжения. Мысль использовать его как боевую единицу, появилась несколько позже.

Это было уже четвертое их возвращение с охоты, и как всегда успешное. Вообще за время своего каперства, Сергей с товарищами успели захватить и впоследствии реализовать два десятка судов. При этом покупателем выступала подставная фирма, организованная Яшиным. Так что, земляне теряли только в полагающихся казне налогах, в остальном же извлекалась максимальная прибыль. Так что, все довольно серьезные вложения в соединение, уже себя оправдали и давно вышли в плюс.

И все же, несмотря на принадлежность крейсера, а по сути и транспортника, все это являлось работой на общее дело. Иначе и не скажешь. Нет, разумеется никто из них и не думал роптать по поводу того, что несмотря ни на что, они получают всего лишь жалование. Пусть оно не копеечное, но все же значительно уступит тому, что они могли бы получать, будь реальными каперами. Хотя… С другой стороны, как бы они смогли так экипироваться, чтобы иметь неоспоримое преимущество. Так что, все по честному.

Но Сергей считал, что каждый должен иметь собственную заинтересованность в предприятии. И коль скоро есть такая возможность, то отчего бы не заработать. Именно поэтому он и организовал что‑то вроде рудодобывающей корпорации.

Ну а отчего бы и нет. Тем более Яшин сосредоточил все свои основные усилия на создании станции, в районе будущего сражения. В принципе правильный шаг. От него будет неоспоримая польза. А что касается металлургической корпорации, так время для этого еще придет и система Лайонель с ее богатым астероидным полем никуда не денется. А вот что касается станции мусорщиков, тут важно быть первым в предстоящей гонке.

Так вот. Деньги у Сергея были. Осталось дело за малым, приобрести необходимую материальную базу, под вновь образованное предприятие. За этим дело так же не стало. Он воспользовался идеей того же Яшина и просто купил старенький пассажирский лайнер. Затем нарастил его дополнительными модулями, которым предстояло стать доками для малых кораблей рудокопов. Ну и отдельная станция по переработке руды в концентрат. Вот и все. Как говорится, дешево и сердито.

Правда пришлось еще озаботиться и системой безопасности. Кстати она‑то и обошлась дороже, чем все траты по организации станции. Но зато десяток дронов мог отвадить любого зарвавшегося пирата или бродягу. А другие тут и не появлялись. Военным тут делать было попросту нечего.

— Ну здравствуй Ралин.

— Здравствуй Сергей.

— Не закис тут еще?

— Знаешь, я конечно твой вассал, но в тюремщики не нанимался.

— Так и не держи никого. Пусть убираются куда хотят.

— Очень смешно.

— Ралин, ты там, где нужен. И потом, с чего это ты взял, что если ты мой вассал то обязательно должен быть по правое плечо от меня, готовый в любую минуту вцепиться во врага или прикрыть меня совей грудью? По моему эти ребята называются оруженосцами. Ты там, где нужен. И прекратим на этом. Встречай новую партию рабочих.

Угу. Натаскать целую кучу оборудования не так чтобы и сложно. Куда важнее найти тех, кто будет на нем работать. Но Сергей нашел выход из сложной ситуации, начав захватывать пленных. Большинство экипажей кораблей он отпускал. Но далеко не всех. Часть из них отправлялась в плен, где им надлежало находиться до конца войны. А уж те, кто мог знать о существовании «Сюрприза» лишались свободы и подавно.

Так что слава кровожадного капера за ним закрепилась совершенно незаслуженно. Мало того, он прикладывал максимум усилий к тому, чтобы спасти тех кто пострадал во время боя. Ему вовсе не нужны были трупы. Какая от них польза. Между тем как живые приносили прибыль. Причем совершенно добровольно, без какого‑либо принуждения.

Вот и сейчас прибыла новая партия пленников. Тридцать восемь человек. Основная масса из которых это экипажи двух захваченных эсминцев, которые уже были сданы в ремонт. В систему Лайонеля вообще прибыли только два корабля, «Новик» и «Сюрприз». С остальными разбирался Яшин.

— Здравствуйте господа. Меня зовут Ралин. Я являюсь комендантом этой базы, где вам предстоит отбывать заключение до окончания войны. Как только это произойдет, вы будете свободны. Пока же, предлагаю поработать рудокопами.

— Это нарушение конвенции о военнопленных, — подал голос командир наемников.

Они сейчас стояли в общем строю со всеми. Хм. Или правильнее гражданские стояли вместе с наемниками. Все же их побольше будет. Кто‑то мог сказать, что это глупо, вот так собирать на одном корабле людей вполне способных разобраться с охраной и устроить побег. Пара десятков боевых андроидов и дроидов, не в счет. И уж тем более, Ралин, который по факту был здесь один.

Но правда заключается в том, что побег отсюда практически невозможен. Да и не охраняли тут пленников. Андроиды и Ралин разве только присматривали за соблюдением общественного порядка, да охраняли несколько узловых точек. Все же больше сотни народа, разного и непохожего. Мало того, все системы старого лайнера и небольшой станции по переработке руды были под контролем заключенных. А к чему мудрить, если для побега отсюда нужен межсистемный корабль, а двигатели с лайнера и грузового корабля, выполняющего роль станции по переработке, надежно выведены из строя.

Два раза в месяц появлялась добывающая баржа, которая вывозила концентрат. Но подобраться к ней по грузовику с которого она принимала груз было нереально. Все узловые точки охранялись боевыми андроидами и дроидами. Конечно подготовленный человек в состоянии справиться с машиной. Но для этого ему нужно достаточно серьезное оружие. И потом, все заключенные были под постоянным присмотром с помощью персональных искинов.

Были еще баржи, заходившие в систему, и работавшие в противоположной стороне системы. Но захватить их было еще менее реально. Любой попытавшийся приблизиться уничтожался без лишних разговоров и предупреждений. Так что, тюрьма выглядела достаточно надежной.

— Во — первых, вы не подпадаете под конвенцию, по той простой причине, что здесь дикий космос, — придержав Ралина за плечо, возразил наемнику Сергей. — Во — вторых, никто не собирается нарушать конвенцию. Каждый из вас получит ровно то, что положено любому военнопленному. Но не больше.

— А что, можно еще и больше? — Ага, это один из гражданских, ему на начальство наемников плевать.

— Можно. Каюта с лучшим комфортом. Возможно даже отдельная. Имеются места развлечений, просторный спортивный зал, виртуалы. Словом, все по человечески. Есть даже сфера интимных услуг, уж извините, правда там только андроиды. Ну и как вы понимаете все это за отдельную плату. Остальных держать взаперти никто не собирается. Но для них из развлечений доступны только персональные искины с выходом в местную сеть и прогулки по кораблю. Спортзал, в строго отведенное время. Так что парни, уверяю вас, очень скоро вам станет скучно и вы сами затребуете себе работу.

— И на каких условиях мы будем работать, — похоже командир наемников все же решил поменять свое решение.

— Условия не идеальные. Вы будете платить за аренду корабля, оплачивать топливо, расходники, обслуживание, ремонт. Расценки на руду стандартные внутренних ирианских систем.

— Это же грабеж. В диком космосе они должны быть минимум вдвое против внутрисистемных.

— Это всего лишь предложение. Вы можете взяться за эту работу, а можете просто ждать окончания войны. На ваши искины уже поступили сведения относительно места проживания. Весь необходимый минимум находится в ваших каютах. Не смею больше задерживать.

Тихо переговариваясь и похоже костеря свою судьбу, народ начал расходиться. А чего собственно говоря тут выстаивать? Все предельно просто и ясно. Пытаться напасть на Ралина и Сергея, глупо. Рядом с ними красовались двое андроидов.

— И на долго их хватит, — глядя в спину удаляющейся негромко гудящей толпы, поинтересовался Сергей у Ралина.

— На моей памяти самый упертый сдался через неделю. Это же просто безобразие какое‑то, отчего‑то эти политики принимая конвенцию о военнопленных, не продумали такой важный момент как выдача алкоголя.

— Выходит жаба задавила?

— А ты как думал.

— Дима и Клайра когда прибудут?

— Должны через пару дней.

Не мудрствуя лукаво, Сергей отдал в полное их распоряжение «Кашалота». А что, очень даже серьезное приданое. А главное, сразу и дело на первое время есть, пока определятся, чего же они хотят от этой жизни. Сейчас они занимаются перевозкой концентрата. Но вскоре все изменится. Сергей придержал для себя один транспорт на двенадцать тысяч кубов. Осталось его переоснастить надлежащим для местных условий образом, и найти подходящую кандидатуру. Просто не дело это, добывающую баржу использовать как сухогруз.

— Кстати, у них для тебя сюрприз, — говоря это, Ралин эдак с хитринкой посмотрел на Сергея.

— Да ладно.

— Угу. Второй месяц пошел. Но я тебе ничего не говорил. Иначе Клайра меня прирежет.

— Договорились, сделаю самое удивленное выражение лица. Хотя, и впрямь удивили. Признаться не думал, что они так рано этим озаботятся.

— Да они похоже и сами не ожидали. Клайра расслабилась. Ну а коль скоро так случилось.

— А аборт не сделают? — Вдруг встрепенулся Сергей.

— Вот поражаюсь я тебе. Вроде даже породнился с нами, а кадийцев так толком и не узнал. Да Клайра скорее убьет любого, чем позволит прикоснуться к своему ребенку.

— Ну — у…

— Не ну. Предохраняться, пожалуйста, но если случилось, только рожать. У нас аборт приравнивается к убийству. Даже возраст начинает исчисляться не с рождения, а с момента зачатия. И имя дается сразу же.

— То есть? А как же вы узнаете мальчик там или девочка. Высчитываете?

— Вообще‑то умельцы есть разные, но все гораздо проще. Ребенку дается два имени, мужское и женское. Потом соответственно остается одно. Кстати, мое второе имя было Клайра.

— Не может быть.

— Почему? Очень распространенное у кадийцев имя.

— Слушай, а как же они, на корабле‑то. Или Клайра сойдет на планету?

— Вообще‑то эти вопросы задавать нужно не мне. Но с другой стороны, ничего особенного не вижу. На «Кашалоте» места для детской более чем достаточно. Опять же, семейным экипажем народ удивить сегодня трудно. Так что, тут проблем никаких.

— Хм. А ведь это идея.

— Даже не думай. С Ириной этот номер не пройдет.

— Это сейчас не пройдет. Но через пять лет, очень даже.

— Думаешь начнет юлить?

— К гадалке не ходить. Но шалишь. Оно конечно не получится так, что пять лет отслужил любимой Родине и баста. Но с другой стороны, личную жизнь и семью тоже никто не отменял. Да и пользу приносить можно не только на военной службе. Так что, никуда она не денется.


Купить книгу "Патриот" Калбазов Константин

home | my bookshelf | | Патриот |     цвет текста