Book: Гарун и Море Историй



Гарун и Море Историй

Салман Рушди

Гарун и Море Историй

Zembla, Zenda, Xanadu:

All your dream-worlds may come true.

Fairy lands are fearsome too.

As I wander far from view

Read, and bring me home to you.[1]

I. ШАХ ТАРАБАР

Был когда-то в стране Алфабы печальный город; это был самый печальный город на свете — от печали он даже имя свое забыл. Он раскинулся у самого скорбного моря, где водились угрюмые угри, есть которых было так жалко, что людей просто мутило от тоски и даже синие небеса их не спасали.

В северной части печального города находились огромные заводы, которые (так я слышал) эту печаль производили, упаковывали и рассылали по всему миру, а мир, казалось, никак не мог ею насытиться. Из труб заводов печали шел черный дым, нависавший над городом, как плохие новости.

В самом сердце города, неподалеку от заброшенной зоны похожих на разбитые надежды руин, жил счастливый юноша по имени Гарун, единственный сын сказочника Рашида Халифа, хорошо известного в этой метрополии несчастья как своим веселым нравом, так и своими бесконечными притчами, анекдотами и легендами, за которые он получил сразу два прозвища. Для почитателей он был — Рашид Океан Познаний, столь же изобилующий веселыми историями, как море — угрюмыми угрями; завистники-злопыхатели звали его не иначе как Шах Тарабар. А для своей жены Сорейи он много лет был таким любящим мужем, о каком можно только мечтать, поэтому в детстве Гарун не видел ни уныния, ни хмурых лиц; в доме у них всегда звучали смех отца и прекрасный, распускающийся в пении, как цветок, голос матери.

Но потом что-то случилось. (Кто знает, быть может, городской печали все же удалось просочиться к ним сквозь оконные щели.)

Однажды Сорейя замолчала в середине куплета, словно кто-то взял и повернул выключатель. Гарун подумал, что приближаются неприятности. Вот только предположить, насколько они окажутся серьезными, он тогда еще не мог.


А занятый сочинением историй Рашид Халиф не заметил, что Сорейя больше не поет, и это только ухудшило положение. Но ведь Рашид был очень занят, его все время где-то ждали, он же был Океаном Познаний и легендарным Шахом Тарабаром. Вечные репетиции, выступления. Ему приходилось так часто подниматься на сцену, что он перестал следить за тем, что происходило в его собственном доме. Рашид колесил по городу и стране со своими историями, а сидевшая дома Сорейя становилась все пасмурнее и пасмурнее, а иногда, предвещая бурю, даже грохотала.

При малейшей возможности Гарун следовал за отцом, ведь этот человек, вне всякого сомнения, был волшебником. Он поднимался на импровизированную сцену в каком-нибудь закоулке, полном малолетних оборванцев и беззубых стариков, и стоило ему открыть рот, как слонявшиеся повсюду коровы, навострив уши, застывали на месте, обезьяны одобрительно шумели на крышах домов, а попугаи пытались его передразнивать.

Гарун про себя называл отца Жонглером, потому что его истории на самом деле представляли собой множество разных сказок, а он жонглировал ими одновременно, заставляя их двигаться в головокружительном вихре, и никогда при этом не ошибался.

Откуда брались все эти истории? Казалось, стоит Рашиду растянуть губы в сочной красной улыбке, как оттуда выстрелит новенькая, с иголочки, сага, где полным-полно колдовства, любовных интриг, принцесс, злых дядей, толстых тетей, усатых гангстеров в желтых клетчатых штанах, фантастических мест, трусов, героев, сражений, плюс еще с полдюжины привязчивых мелодий. «Все откуда-то берется, — рассуждал Гарун, — значит, и эти истории не могут взяться из ничего…»

Но сколько бы он ни задавал отцу этот важный вопрос, Шах Тарабар только щурил свои (скажем честно) слегка навыкате глаза, похлопывал себя по колышущемуся животу и, прикусив большой палец, издавал смешные звуки: глюк-глюк-глюк. Гарун терпеть не мог, когда отец так делал.

— Ты мне скажешь или нет, откуда они на самом деле берутся? — не отставал он, а Рашид, загадочно приподнимая бровь, чертил пальцем в воздухе магический знак.

— Из великого Моря Историй, — отвечал он. — Стоит мне выпить теплой Воды Историй, и меня уже не остановишь.

Гаруна такой ответ злил еще больше.

— Ну и где же ты хранишь эту воду, — спрашивал он ехидно, — в грелке, да? Так я ни одной что-то у тебя не видел.

— Она течет из невидимого Крана, установленного одним из Джиннов Воды, — произносил Рашид с серьезным лицом. — Только для тех, кто подключен.

— А как можно подключиться?

— О-о, — вздыхал Шах Тарабар, — это Слишком Долго и Сложно Объяснять.

— Все равно, — продолжал Гарун мрачно, — никаких Джиннов Воды я тоже что-то не видел.

Рашид лишь пожимал плечами:

— Ты так поздно встаешь, что и молочника не видишь. Но ведь молоко-то ты пьешь. Так что давай, пожалуйста, безо всяких «если» и «но» — просто радуйся хорошим сказкам и все.

Этим дело и кончалось. Но однажды Гарун задал вопрос, после которого разверзлась преисподняя.


Семья Гаруна жила на первом этаже маленького бетонного дома с розовыми стенами, окнами салатного цвета и выкрашенными голубой краской балконами с металлическими завитушками. Все вместе это делало их жилище (на взгляд Гаруна) похожим скорее на пирожное, чем на здание. Дом был вовсе не роскошным и ничуть не напоминал небоскреб, где живут супербогатые люди, но, с другой стороны, на жилища бедных он тоже не походил. Бедные сооружали себе ветхие хибары из старых картонных коробок и пластиковой пленки, склеивая их отчаянием. Были еще и супербедные — те, у кого вообще не было дома. Они спали на тротуаре или на крыльце какого-нибудь магазина, но даже за это им приходилось платить местным гангстерам. Словом, Гаруну и впрямь повезло; вот только везение имеет привычку скрываться без предупреждения. В эту минуту звезда счастья сияет вам — а в следующую ее и след простыл.


Почти у всех жителей печального города были большие семьи, но дети бедных голодали и болели, а дети богатых объедались и ссорились из-за родительских денег. Гаруну хотелось знать, почему у него нет братьев и сестер, но единственным ответом, который ему удавалось получить от Рашида, было отсутствие ответа.

— В тебе, молодой Гарун Халиф, скрыто больше, чем может показаться на первый взгляд.

Ну и что же это означает?

— Создавая тебя, мы полностью израсходовали нашу квоту на детоматериал, — объяснял Рашид. — Того, что в тебе есть, хватило бы на четверых-пятерых детей. Да-да, сэр, тут скрыто намного больше, чем кажется на первый взгляд.

Рашид Халиф никогда не мог дать прямой ответ, как никогда не мог срезать путь, если дорога была длинная и петляющая. Сорейя отвечала Гаруну по-другому.

— Мы старались, — сказала она грустно, — но это не так просто. Посмотри на несчастных Зингаптов.

Зингапты жили наверху. Мистер Зингапт, клерк Городской Корпорации, был тощий, как жердь, прижимистый, с гнусавым голосом. Жена мистера Зингапта, Онита, была, напротив, женщина добрая, тучная и голосистая. Детей у них вообще не было, поэтому Онита Зингапт уделяла Гаруну больше внимания, чем тому хотелось бы. Она приносила ему конфеты (это было хорошо) и ерошила ему волосы (а это не очень), но когда она его обнимала и он не видел ничего, кроме складок ее тучного тела, — тут его охватывала настоящая паника.

Мистер Зингапт Гаруна не замечал, но зато всегда заговаривал с Сорейей, что Гаруну не нравилось. Особенно он злился, когда этот тип пускался критиковать Рашида-сказочника, а это происходило всякий раз, когда ему казалось, что Гарун не слышит.

— Этот ваш муж, вы уж меня простите, — заводил он своим тонким гнусавым голосом, — он у вас не на земле стоит, а в воздухе витает. Жизнь же не сказка и не магазин смешных подарков. Веселье до добра не доводит. Что толку в этих историях, если все они — вранье?

Гарун стоял под окном и, слушая все это, думал, что мистер Зингапт ему не нравится; ему определенно не нравится человек, который ненавидит сказки и сказочников.

Что толку в этих историях, если все они — вранье? Этот ужасный вопрос Гарун никак не мог выбросить из головы. Ведь были же люди, которые считали, что сказки Рашида нужны. Накануне очередных выборов самые важные шишки разных политических партий заявлялись к Рашиду и, улыбаясь, как сытые коты, просили его рассказывать сказки только на их митингах и ни на чьих других. Все знали, что стоит заполучить Рашида с его волшебным языком — и дело сделано. Политикам не верил никто и никогда, не верили даже таким, которые лезли из кожи вон, притворяясь, будто говорят правду. (Собственно, потому-то люди и догадывались, что им врут.) Рашиду же верили безоговорочно, так как он открыто признавал, что все, что он говорит, взято исключительно из его собственной головы. Таким образом, Рашид был нужен политикам, чтобы завоевывать голоса. Они, с лоснящимися лицами, льстивыми улыбками и набитыми твердой валютой кошельками, строились в шеренги у его дверей. А Рашид мог ходить и выбирать.


В день, когда все пошло наперекосяк, Гарун, возвращаясь из школы, попал под первый ливень сезона дождей.

Когда в печальный город приходили дожди, жизнь казалась не такой тяжелой. В это время года в море водилась вкусная рыба-фонарик, так что от угрей можно было пока отдохнуть, а воздух становился холодным и свежим, потому что дождь смывал почти всю сажу, выброшенную из труб заводами печали. Гаруну нравилось, когда первый дождь в году пропитывал его насквозь. Он шел, как корабль, с наслаждением впитывая теплый ливень, и открывал рот, ловя капли языком. Домой он явился таким же мокрым и сияющим, как какая-нибудь рыба-фонарик.

Мисс Онита стояла на своем балконе, дрожа, как желе, и не будь дождя, Гарун наверняка заметил бы, что она плачет. Войдя в дом, он обнаружил, что сказочник Рашид выглядит так, словно ему пришлось высунуться в окно, — глаза и щеки у него были совсем мокрые, а одежда совершенно сухая.

Мать Гаруна Сорейя сбежала с мистером Зингаптом.

Ровно в одиннадцать утра она отправила Рашида в комнату Гаруна, велев отыскать какие-то пропавшие носки (Гарун был мастер их терять). А через несколько секунд Рашид услышал — сначала как захлопнулась дверь, а потом звук отъезжающей машины. Вернувшись в гостиную, он понял, что жена ушла, и успел увидеть, как такси поворачивает за угол. «Наверное, она тщательно все это спланировала», — подумал он. Часы по-прежнему показывали ровно одиннадцать. Рашид взял молоток и разбил часы вдребезги. Потом он раскрошил все остальные часы в доме, включая и те, что стояли на столике у кровати Гаруна. «А мои-то часы зачем понадобилось разбивать?» — только и сказал Гарун, узнав обо всем этом.

Сорейя оставила записку, где перечисляла все те отвратительные вещи, что мистер Зингапт обычно говорил о Рашиде: «Тебя интересует только удовольствие, а достойный мужчина должен знать, что жизнь — это дело серьезное. Твоя голова набита вымыслом, там не осталось места фактам. У мистера Зингапта нет воображения. Меня это устраивает». Еще был постскриптум: «Скажи Гаруну, что я его люблю, но сейчас не могу поступить иначе». С волос Гаруна на записку упала капелька воды.

— Что делать, сынок, — жалобно оправдывался Рашид. — Единственное, что я умею, — это рассказывать сказки.

Увидев отца таким жалким, Гарун сорвался и заорал:

— Да кому это надо? Что толку в твоих историях, если все они — вранье?

Рашид закрыл лицо ладонями и заплакал.

Гаруну хотелось забрать свои слова назад, вытащить их из отцовских ушей и снова запихнуть в собственный рот, что, конечно же, было невозможно. И ему очень скоро придется в этом раскаиваться, когда, при самых скандальных обстоятельствах, случится Нечто Немыслимое.

Рашид Халиф, знаменитый Океан Познаний и великий Шах Тарабар, встанет перед огромной аудиторий, откроет рот и поймет, что у него нет больше ни единой истории.


После ухода матери Гарун обнаружил, что в голове у него ничего подолгу не удерживается, или, если точнее, удерживается, но не дольше одиннадцати минут. Скажем, Рашид, желая развлечь сына, повел его в кино, но спустя ровно одиннадцать минут внимание Гаруна куда-то ускользнуло, и к концу фильма он понятия не имел, как развивались события, так что ему пришлось спрашивать у Рашида, удалось ли хорошим парням победить. На следующий день, играя в хоккей за дворовую команду, Гарун стоял в воротах и, блистательно отбив несколько мячей в первые одиннадцать минут, начал потом пропускать самые слабые, самые дурацкие и самые оскорбительные голы. И так было постоянно: бросая тело, сознание все время куда-то отлучалось. Это создавало определенные трудности, поскольку множество интересных и некоторые из важных вещей продолжаются больше одиннадцати минут: еда, к примеру, а еще экзамен по математике.

Причину этого угадала, конечно же, Онита Зингапт. Теперь она спускалась к ним еще чаще, чем прежде, и могла, к примеру, заявить:

— Никакой миссис Зингапт больше нет! С сегодняшнего дня называйте меня просто мисс Онита! — после чего хлопала себя по лбу и причитала: — О! О! Что же теперь будет?

Впрочем, когда Рашид рассказал мисс Оните о тех странствиях, в которые пускается внимание Гаруна, ее ответ прозвучал жестко и решительно.

— В одиннадцать часов ушла его мать, — заявила она. — После этого возникла проблема одиннадцати минут. Дело в его пуси-кало-гии.

Прошло несколько мгновений, прежде чем Рашид и Гарун догадались, что она имеет в виду психологию.

— Виновато пуси-кало-гическое горе, — продолжала мисс Онита. — Молодой человек застрял на одиннадцатом номере и не может перейти к двенадцатому.

— Неправда, — возразил Гарун, но в глубине души он чувствовал, что она, пожалуй, права. Что если он действительно застрял во времени, как разбитые часы? Тогда эта проблема вообще неразрешима, пока не вернется Сорейя и часы снова не пойдут.


Вскоре политики пригласили Рашида Халифа выступить в Городе Г и лежащей высоко в горах Долине К.

(Следует сказать, что множество мест в стране Алфабы были названы по буквам алфавита. От этого возникала масса недоразумений, поскольку количество букв ограничено, а потребность в названиях — практически безгранична. В результате разные места приходилось называть одинаково, а это означало, что письма никогда не доходили по адресу. Еще хуже дело обстояло с такими местами, как печальный город, — они вообще забывали свои имена. Так что у работников государственной почтовой службы дел было, как вы догадываетесь, невпроворот, и при случае они могли вести себя несколько возбужденно.)

— Поедем непременно, — сказал Рашид Гаруну, принимая бравый вид. — В Городе Г и Долине К еще стоит хорошая погода, а здесь все слова мгновенно смывает дождем.

В печальном городе и вправду шли такие сильные дожди, что можно было захлебнуться, просто сделав вдох. Случайно оказавшаяся рядом мисс Онита грустно согласилась с Рашидом.

— Отличный план, — сказала она. — Конечно, поезжайте оба: хоть немного развеетесь. И не думайте о том, что я остаюсь здесь совсем-совсем одна.


— Город Г — так себе, ничего особенного, — сказал Рашид Гаруну, когда они сели в поезд. — Но вот Долина К! Это совсем другое дело. Поля там золотые, горы серебряные, а в самом центре долины лежит красивое озеро, которое, кстати, называется Скучным.

— Но если оно такое красивое, почему его не назвали Интересным? — возразил Гарун; а Рашид, старавшийся изо всех сил показать, какое у него хорошее настроение, изобразил пальцем свой магический знак.

— Так-так — Интересное Озеро, — произнес он загадочно. — Что-то новенькое. Озеро Со Множеством Имен, да, сэр, именно так.

И Рашид стал рассказывать Гаруну о Плавучей Гостинице Класса Люкс, которая ждет их на Скучном Озере, о руинах волшебного замка в серебряных горах, о построенных древними Императорами садах удовольствий, что простираются до самых берегов Скучного Озера, о фонтанах и террасах, и павильонах удовольствий, где духи древних королей до сих пор живут в облике удодов. Но ровно через одиннадцать минут Гарун перестал слушать, а Рашид перестал говорить, и они молча смотрели, как за окном вагона проносится скучный равнинный пейзаж.

На вокзале в Городе Г их встретили двое угрюмых и очень усатых мужчин в кричаще-желтых клетчатых штанах. «По мне, так они похожи на жуликов», — подумал Гарун, но мнение свое оставил при себе. Эти двое повезли их прямо на политический митинг. Они ехали мимо автобусов, которые то и дело роняли людей — как губка роняет капли; они добрались до густых человеческих дебрей, до огромной толпы. Там были пышные кусты детей и стройные ряды леди, которые напоминали цветы на гигантской клумбе. Рашид задумчиво кивал головой.

А потом Нечто Немыслимое и случилось. Рашид вышел на сцену, встал перед бескрайним лесом толпы (Гарун наблюдал из-за кулис), открыл рот, и толпа завизжала от восторга. Но Рашид Халиф все стоял и стоял с разинутым ртом, потому что вдруг понял, что во рту у него так же пусто, как и в сердце.



У него получилось только «кар». И ничего больше. Шах Тарабар прокаркал, как глупая ворона: «Кар, кар, кар».


Потом их заперли в раскаленном от жары офисе, и двое усатых мужчин в кричаще-желтых клетчатых штанах орали на Рашида, обвиняя его в том, что он продался соперникам, и грозили отрезать ему язык и все прочие параграфы. Рашид же, чуть не плача, повторял, что сам не понимает, почему он иссяк.

— В Долине К все будет замечательно, все будет чудесно! — клялся он.

— Уж постарайся, — орали в ответ усатые мужчины, — а не то твоему лживому языку придется распрощаться с глоткой.

— А когда улетает самолет в Долину К? — вмешался Гарун, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. (Он знал, что поезда в горах не ходят.) Орущие мужчины принялись орать еще громче.

— Самолет? Самолет? У папаши истории тормозят, а щенок хочет лететь! Самолет — это не для вас, мужчина с ребенком. Поедете на автобусе.

— Опять я виноват, — подумал Гарун горестно. — Из-за меня вся эта каша заварилась. Что толку в твоих историях, если все они — вранье? Я задал вопрос, от которого у моего отца разбилось сердце. Теперь я должен это исправить. Нужно что-то придумать.

Вот только что именно — этого он, увы, не знал.

II. ПОЧТОВАЯ КАРЕТА

Двое орущих мужчин запихнули Рашида и Гаруна на обитое драным пурпуром заднее сиденье старой машины и, перекрикивая дешевую автомагнитолу, из которой рвалась популярная музыка, продолжали вопить о продажности сказочника всю дорогу до ржавых ворот Автовокзала. Там Гаруна с Рашидом бесцеремонно вышвырнули вон.

— А как насчет дорожных расходов? — с надеждой поинтересовался Рашид, но орущие мужчины заорали еще громче:

— Он еще смеет спрашивать о деньгах! Какая наглость! Какая неслыханная наглость! — После чего резко рванули с места, распугивая собак, коров и женщин с корзинами фруктов на головах. Из окон удалявшейся зигзагами машины продолжала выплескиваться громкая музыка вперемешку с руганью.

Рашид даже кулаком погрозить им вслед не удосужился. Гарун поплелся за ним к Билетной Кассе через пыльный огороженный двор, стены которого были увешаны странными предупреждениями. К примеру таким:

НЕ ГОНИ ПО СЕРПАНТИНУ ПРЯМО В РАЙСКУЮ ДОЛИНУ!

Или таким:

НА ОБГОН РВАНЕШЬ НЕ В ГОРУ — В ПОХОРОННУЮ КОНТОРУ!

А еще таким:

ДАЙ ЗАДНИЙ ХОД!

КУДА ТЫ ПРЕШЬ, БЕЗДЕЛЬНИК?

ЖИЗНЬ У ТЕБЯ ОДНА — И ТАЧКА СТОИТ ДЕНЕГ![2]

— Хорошо бы еще повесить здесь запрещение орать на пассажиров, которые едут на заднем сиденье, — пробормотал Гарун. Рашид отправился покупать билеты.

То, что происходило у билетного окошка, очередью назвать было нельзя — там проходило соревнование по борьбе, в котором каждый хотел быть первым, и поскольку у каждого в руках был цыпленок, ребенок или еще какая-нибудь увесистая вещица, в итоге получалась всеобщая свалка, над которой летали перья, игрушки и сорванные шляпы. Время от времени из этой кучи вылетал какой-нибудь одурелый человек в изодранной одежде и победоносно размахивал в воздухе клочком бумаги: своим билетом! Рашид, сделав глубокий вдох, нырнул в самую гущу.

А тем временем по двору, где стояли автобусы, туда-сюда перемещались тучи пыли, напоминая небольшие песчаные бури в пустыне. Гарун сообразил, что внутри этих пыльных туч бегают люди. Дело в том, что автобусов на Автовокзале было мало, а народу — слишком много, к тому же никто не знал, какой автобус отправится первым, что и позволяло водителям слегка поразвлечься. Один из них заводил двигатель, поправлял зеркало и вел себя так, словно вот-вот поедет. В то же мгновение стайка пассажиров, схватив чемоданы, свернутые постели, попугаев и транзисторные приемники, устремлялась к нему. Он же с невинной улыбкой глушил мотор, а в дальнем конце двора подавал голос другой автобус, и пассажиры устремлялись туда.

— Так нечестно, — вслух сказал Гарун.

— Да, нечестно, — прогудел чей-то голос за его спиной, — Но-но-но ты же не станешь отрицать, что со стороны все это выглядит очень даже весело.

Голос, как выяснилось, принадлежал верзиле с большущим клоком волос, торчащим на макушке, как хохолок у попугая. Лицо у него было ужасно волосатое, и Гаруну пришла в голову мысль, что эти волосы какие-то перьеподобные. «Забавно, — подумал он. — С чего это я взял? Бред какой-то».

В этот момент две кишмя кишащих пассажирами тучи, столкнувшись, взорвались зонтиками, маслобойками и веревочными сандалиями — и Гарун, сам того не желая, расхохотался.

— А ты парень что надо, — прогудел человек с похожими на перья волосами. — Ты умеешь видеть смешное. Несчастный случай — вещь на самом деле грустная и жестокая, но-но-но — бум! бам! трах-та-ра-рах! — и можно запросто обхохотаться! Тут верзила встал и поклонился. — К вашим услугам, — произнес он. — Зовут меня Ноо. Водитель сверхскоростной Почтовой Кареты Номер Один До Долины К.

Гарун решил, что ему тоже следует поклониться:

— А меня зовут Гарун. — Он подумал немного и добавил: — Если это серьезно — про услуги, то вы и в самом деле могли бы для меня кое-что сделать.

— Вообще-то это была фигура речи, — ответил мистер Ноо. — Но-но-но я за нее отвечу. Фигура речи вещь переменчивая. Она может ходить твистом, или может быть прямой. Но Ноо — человек прямой, не лживый твистер. Так что же вам угодно, мой юный мистер?

Рашид часто рассказывал Гаруну, как красива дорога от города Г до Долины К. Она змеилась по перевалу X до Тоннеля И, по краям ее искрился снег, в ущельях парили диковинные разноцветные птицы, а когда она снова выходила из Тоннеля И, путешественнику открывался самый величественный вид на земле — панорама Долины К с ее золотыми полями, серебряными горами и Скучным Озером в самой сердцевине; этот вид расстилался, как волшебный ковер, ожидавший того, кто захочет на нем прокатиться. «Невозможно грустить, глядя на это, — говорил Рашид, — а слепота там становится горем вдвойне». В общем, передние места в Почтовой Карете до самого Скучного Озера плюс гарантия того, что Почтовая Карета минует Тоннель И до захода солнца, поскольку в противном случае весь смысл пропадет, — вот о чем Гарун попросил мистера Ноо.

— Но-но-но, — возразил мистер Ноо, — уже поздно… — Однако увидев, как вытягивается физиономия Гаруна, широко улыбнулся и хлопнул в ладоши. — Но-но-но ну и что? — воскликнул он. — Красивый вид! Чтобы развеселить печального папу! До заката! Нет проблем.

Словом, когда Рашид, пошатываясь, выбрался из Билетной Кассы, Гарун поджидал его на подножке Почтовой Кареты, где уже работал мотор и где для них были оставлены самые лучшие места.

Едва дышавшие после своих пробежек, покрытые пылью, которую пот превратил в грязь, остальные пассажиры смотрели на Гаруна со смесью зависти и восхищения. На Рашида это тоже произвело впечатление:

— Я не зря говорил, юный Гарун Халиф, что в тебе скрыто намного больше, чем кажется на первый взгляд.

— Иеху! — завопил мистер Ноо, который, как многие почтовые служащие, вел себя чересчур возбужденно. — Вару-у-ум, — добавил он, изо всей силы вдавив в пол педаль акселератора.

Почтовая Карета вылетела из ворот Автовокзала, едва не врезавшись в стену, на которой Гарун успел прочитать:

ЗАВЕЩАНЬЕ НАПИШИ -

А ПОТОМ СЕБЕ СПЕШИ!

Почтовая Карета мчалась все быстрее и быстрее, пассажиры начали кричать от возбуждения и страха. На полной скорости мистер Ноо проезжал селение за селением. Гарун заметил, что в каждом новом месте на автобусной остановке у сельской площади стоял человек с большой почтовой сумкой, который сначала растерянно, а потом сердито провожал взглядом Почтовую Карету, когда та, даже не притормозив, с ревом проносилась мимо. Еще Гарун заметил, что в задней части Почтовой Кареты располагался специальный отсек, отделенный проволочной сеткой, и этот отсек был доверху набит почтовыми сумками — в точности такими, какие были у сердитых, грозивших им вслед кулаками мужчин на сельских площадях. Мистер Ноо явно позабыл о почте, которую нужно было доставить и забрать!

— А разве нам не нужно останавливаться, чтобы отдать и забрать почту? — в конце концов поинтересовался Гарун, наклонившись к водителю.

В то же мгновение сказочник Рашид воскликнул:

— А нужно ли нам так сломя голову мчаться?

Но Мистер Ноо умудрился повести Почтовую Карету еще быстрее.

— Нужно ли останавливаться? — бросал он через плечо. — Нужно ли мчаться сломя голову? Вот что я вам, господа, на это скажу: Нужно — это изворотливая змея, вот что это такое. Мальчик, к примеру, сказал, что вам, сэр, Нужен Вид До Заката. Может, оно и так, а может, нет. А кто-то может сказать, что мальчику Нужна Мать. Может, оно так, а может, и нет. А обо мне говорят, что Ноо Нужна Скорость, но-но-но, может, моему сердцу нужна Дрожь Другого Рода. Да-да, Нужно — это рыба юркая, Нужно делает людей лживыми. Все от этого страдают, но никто в этом не признается… Ура! — добавил он, указав куда-то вдаль. Приближаемся к линии снега! Впереди участки обледенения! Дорожное покрытие разбито! Крутые повороты! Опасность схода лавин! Полный вперед!

Чтобы сдержать данное Гаруну обещание, он попросту решил не останавливаться из-за почты.

— Нет проблем, — орал он весело — В этой стране, где слишком много мест и слишком мало названий, письма все равно приходят не туда, куда их посылали. — И под дикий визг колес на крутых поворотах Почтовая Карета мчалась вверх по Горам М. Багаж, привязанный на крыше, угрожающе ерзал. Пассажиры (теперь, когда пыль, покрывшая их лица, превратилась от испарины в грязь, все они были на одно лицо) принялись жаловаться.

— Мой баул! — завопила одна чумазая женщина. — Бык взбесившийся! Псих полоумный! Прекрати эту гонку, не то мое имущество улетит к чертовой бабушке!

— Мадам, мы все улетим, — строго заметил чумазый мужчина. — Поэтому будьте любезны, не производите столько шума из-за предметов, принадлежащих лично вам.

Его разгневанно прервал другой чумазый мужчина:

— Осторожней, вы оскорбляете мою достопочтенную супругу.

Тут вмешалась вторая чумазая женщина:

— И что с того? Она вопит прямо в достопочтенное ухо моему мужу, а ему что, и пожаловаться нельзя?! Да вы только поглядите на нее! Пугало огородное!

— Смотрите, здесь на повороте, видите, как тесно! — крикнул мистер Ноо. — Две недели назад здесь случилось страшное несчастье. Автобус упал в ущелье. Все погибли. Человек шестьдесят-семьдесят как минимум. Господи! Как печально! Если есть желающие пофотографировать, то я могу остановиться.

— Да-да, остановитесь же, остановитесь! — взмолились пассажиры (что угодно, лишь бы он снизил скорость). Но вместо этого мистер Ноо еще сильней нажал на газ.

— Опоздали, — весело пропел он в манере йодль. — Все в прошлом. Хотите, чтобы вашу просьбу выполнили, — просите вовремя и быстро.

— Это опять из-за меня, — думал Гарун. — Если мы сейчас погибнем, разобьемся вдребезги, взорвемся или изжаримся, как картошка, в этом снова буду виноват я.


Они уже были высоко в горах М, и у Гаруна возникло впечатление, что чем выше они поднимаются, тем быстрее мчится Почтовая Карета. Они забрались так высоко, что видели облака, проплывавшие в нижних ущельях. Горные склоны покрывал толстый слой грязного снега, а пассажиров трясло от холода. Единственным звуком, раздававшимся в Почтовой Карете, был стук зубов. Все пассажиры погрузились в оцепенелое, испуганное молчание, а мистер Ноо был так сосредоточен на своей высокоскоростной езде, что даже перестал кричать «Иеху!» и отмечать места особо трагических происшествий.

У Гаруна было такое чувство, словно они плывут по морю молчания, словно волна молчания поднимает их все выше и выше к вершинам. Во рту у него пересохло, запекшийся язык едва ворочался. Рашид тоже не мог издать ни звука, сейчас у него даже «кар» не получилось бы. «Это может случиться в любой момент», — думал Гарун и знал, что в голове у каждого пассажира сейчас должно быть что-то в таком же роде: меня сотрут, как слово с доски, — ляп тряпкой, и я уйду навечно.

А потом он увидел облако.

Почтовая Карета мчалась вдоль края ущелья. Впереди был такой резкий поворот вправо, что, казалось, они обязательно рухнут вниз. Предупреждения дорожных указателей звучали так сурово, что даже не рифмовались.

МЧИШЬСЯ КАК ЧЕРТ — К НЕМУ И ПОПАДЕШЬ

А еще:

ПОСПЕШИШЬ — УСПЕЕШЬ НА СОБСТВЕННЫЕ ПОХОРОНЫ

И в этот самый миг огромное, переливающееся невообразимыми красками облако, облако чьих-то снов и мечтании, выпрыгнуло из ущелья и шлепнулось на дорогу. Они врезались в него на повороте, и во внезапной темноте Гарун услышал, как Ноо что есть мочи жмет на тормоза.

Потом вернулся шум — крики и визг тормозов. «Вот оно», — подумал Гарун, но тут они выбрались из облака и оказались в замкнутом пространстве с гладкими вогнутыми стенами и рядами желтых огней на потолке.

— Тоннель, — объявил мистер Ноо. — В конце — Долина К. Время до заката — один час. По тоннелю ехать — несколько минут. Ваш Вид на подходе. Что я вам говорил: нет проблем.


Выехав из Тоннеля И, мистер Ноо остановил Почтовую Карету, чтобы все могли полюбоваться заходом солнца над Долиной К с ее золотыми полями (на самом деле поросшими шафраном), серебряными горами (на самом деле покрытыми сверкающим снегом) и Скучным Озером (которое выглядело вовсе не скучно). Обняв Гаруна, Рашид сказал:

— Спасибо, сын, что ты все это устроил, но, должен признаться, временами мне казалось, что мы основательно влипли, я имею в виду: пропали, финито, хаттам-шуд.

— Хаттам-Шуд — нахмурился Гарун. — Ты мне что-то такое рассказывал…

Рашид говорил так, словно пытался вспомнить старый-престарый сон.

— Хаттам-Шуд, — произнес он медленно, — это заклятый враг всех Историй и даже самого Языка. Он — Принц Молчания и Ненавистник Речи. И поскольку конец есть у всего — у мечты, у сказки, у жизни, то в конце всех концов мы и произносим это имя. «Завершилось, — говорим мы друг другу, — этого больше нет. Хаттам-Шуд. Конец».

— А это место и вправду идет тебе на пользу, — заметил Гарун. — Никаких больше «кар». Твои дурацкие истории, кажется, возвращаются.

Всю дорогу вниз к Долине мистер Ноо ехал медленно и крайне осторожно.

— Но-но-но больше не надо мчаться, я уже сделал все, что мог, — объяснял он еще дрожавшим и гневно пялившимся на Гаруна с Рашидом чумазым пассажирам.

Уже смеркалось, когда они проехали указатель, на котором изначально было написано:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В К,

но кто-то прималевал сюда корявые неровные буквы и получилось:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КОШ-МАР.

— Что такое Кош-Мар? — поинтересовался Гарун.

— Это дело рук каких-то проходимцев — пожал плечами мистер Ноо. — Не все жители Долины счастливы, как вы сами сможете убедиться.

— Это слово из древнего языка фарангов, на котором в этих краях уже не говорят. В те стародавние времена Долина, сейчас известная как К, имела и другие названия.

— А эти названия что-нибудь означали? — спросил Гарун.

— Все названия что-нибудь означают, — ответил Рашид. — Дай-ка мне подумать. Вспомнил. Одно из них значит «место, где прячется море», а другое — нечто ужасное.

— Что, — настаивал Гарун, — говори уж до конца.

— На этом древнем языке, — сдался Рашид, — так называли страшный сон.


Когда Почтовая Карета подъехала к Автовокзалу К, уже совсем стемнело. Поблагодарив мистера Ноо, Гарун стал прощаться.

— Но-но-но я же отвезу вас обратно, — ответил тот. — Придержу лучшие места, без вопросов. Как соберетесь, дайте знать — я тут как тут, — и в путь! Вару-ум! Нет проблем!

Гарун боялся, что и здесь Рашида будут поджидать какие-нибудь орущие мужчины, но К было местом удаленным, а новость о позорном провале сказочника в Городе Г путешествовала, по-видимому, медленнее, чем Почтовая Карета мистера Ноо. Так что их встретил Босс собственной персоной — глава правящей партии Долины, кандидат, в поддержку которого Рашид и согласился выступить. Лицо у этого Босса сияло, и одет он был в такие безупречно-белые рубашку и брюки, что торчащие над его верхней губой усы, казалось, принадлежали кому-то другому: для такого прилизанного господина они были слишком вульгарны.

Сам прилизанный господин приветствовал Рашида кинематографической улыбкой, от неискренности которой Гаруна затошнило.

— О, достопочтенный мистер Рашид, — сказал Босс, — для нас это большая честь. В наш город явилась легенда.

«Если Рашид прошляпит Долину К таким же макаром, как это было в Городе Г, этот джентльмен быстро заговорит по-другому», — подумал Гарун. Но Рашид, казалось, повеселел, а все, что могло его развлечь, шло ему сейчас на пользу…

— Мое имя, — произнес прилизанный тип, слегка поклонившись и щелкнув каблуками, — Ное.

— Почти как у водителя Почтовой Кареты, — воскликнул Гарун, на что прилизанный тип со своими неряшливыми усами в ужасе вскинул руки.



— О каком водителе вы говорите! — воскликнул он. — О, Моисей-мученик! Да вы хоть представляете, кто перед вами? Что общего у меня с каким-то водителем автобуса?

— Прошу прощения, я… — начал Гарун, но мистер Ное, задрав нос, уже от него отвернулся.

— К озеру, уважаемый мистер Рашид! — бросил он через плечо. — Ваши вещи доставят носильщики.

До Скучного Озера они шли минут пять, и все это время Гаруну было не по себе. Мистера Ное и его спутников (в том числе и Гаруна с Рашидом) сопровождали до зубов вооруженные солдаты числом ровно сто и один человек, а на лицах простых людей Гарун то и дело замечал враждебное выражение. «В этом городе что-то неладно», — сказал он себе. Ведь если вы сами живете в печальном городе, вы умеете с первого взгляда распознавать несчастье. Вы улавливаете его запах даже в ночном воздухе, когда рассеивается чад от машин и грузовиков, и в лунном свете все выглядит чище. Рашид приехал в Долину, потому что помнил ее как самое радостное на земле место, но теперь стало ясно, что неприятности добрались и сюда.

«Что за популярность у этого Ное, если его должны охранять солдаты?» — подумал Гарун. Он пытался шепнуть Рашиду, что, может быть, этот прилизанный тип — вовсе не тот кандидат, которого надо поддерживать, но в пределах слышимости всегда находились многочисленные солдаты. А потом они подошли к Озеру.

Там их ожидала лодка в виде лебедя.

— К вашим услугам, о несравненный мистер Рашид, все самое лучшее, — вкрадчиво говорил мистер Ное. — Вы мои гости и будете жить в самой лучшей плавучей гостинице на Озере. Надеюсь, что такой достославной личности, как вы, она не покажется чрезмерно скромной.

Он говорил вежливо, но так, словно оскорблял Рашида. «И зачем отец в это ввязался?» — думал Гарун раздраженно, забираясь в лодку. Одетые в военную форму гребцы заработали веслами.

Гарун глянул в глубину Скучного Озера. Казалось, странные потоки, пересекаясь, ткали там прихотливые узоры. Лодка-лебедь проплыла мимо чего-то, напоминающего раскинутый на поверхности воды ковер.

— Плавучий Сад, — сказал Рашид Гаруну. — Переплетают корни лотоса — получается ковер, и прямо здесь, на Озере, можно выращивать овощи.

В голосе его снова зазвучала печаль, и Гарун тихо сказал:

— Не грусти!

— Печаль? Грусть? — воскликнул мистер Ное. — Не хочет ли прославленный мистер Рашид сказать, что он не удовлетворен оказанным приемом?

Придумывать истории о себе самом сказочник Рашид не умел никогда, поэтому он честно ответил:

— Нет, сэр, это дела сердечные.

«Зачем ты сказал ему это?» — гневно подумал Гарун, однако Ное, казалось, был доволен такой откровенностью.

— Тут не о чем беспокоиться, бесподобный мистер Рашид, — воскликнул он бестактно. — Она вас бросила, ну и что. Рыбы в море предостаточно.

«Рыбы? — в ярости подумал Гарун. — Он сказал: рыбы?» То есть его мама — рыба-фонарик? А может быть, она угорь или акула? Да Рашид должен просто стукнуть как следует этого Ное по его задранному носу!

Рашид-сказочник между тем безучастно опустил руку в воду Скучного Озера.

— Да, но можно искать и искать, а Рыбу-Ангела так и не найдешь, — вздохнул он.

И, словно в ответ на его слова, погода внезапно переменилась. Подул жаркий ветер, и к ним по воде начал стремительно приближаться туман. В следующее мгновение они уже ничего не видели.

«Какая там Рыба-Ангел, — подумал Гарун. — Теперь мне не найти даже кончика собственного носа».

III. СКУЧНОЕ ОЗЕРО

Гарун еще раньше почувствовал в воздухе запах неблагополучия — а этот внезапный туман и вовсе вонял унынием и печалью. «И зачем мы вообще уехали из дома, — думал он. — Кислых физиономий там тоже хватает».

— Фу, — крикнул Рашид Халиф сквозь зеленовато-желтую тучу. — А это чей еще дух? Ну-ка признавайтесь!

— Это Туман, — объяснил Гарун. — Туман Злосчастья. И тут же раздался голос Ное:

— О достопочтенный мистер Рашид, мне кажется, мальчик испортил воздух и пытается это скрыть. Боюсь, он очень похож на людей этой дурацкой Долины — здесь все просто обожают небылицы. Что только мне не приходится выносить! Мои враги подряжают всяких проходимцев, и те начиняют людские уши плохими историями про меня, а этим невежам только того и надо. Поэтому, о красноречивый мистер Рашид, я к вам и обратился. Вы должны рассказать им счастливые, хвалебные истории, чтобы они вам поверили, успокоились и проголосовали за меня.

И едва Ное произнес эти слова, как на Озеро налетел резкий горячий ветер. Туман рассеялся, но ветер дул им прямо в лицо, а вода в Озере заволновалась.

— Ничего себе Скучное Озеро! — воскликнул Гарун. — Ничего себе Темперамент! — После того, как эти слова сорвались с его губ, Гаруна неожиданно озарило:

— Да ведь мы в Стране Настроений, — выпалил он. Одной из самых любимых сказок Рашида Халифа была история о волшебной стране, которая все время менялась в зависимости от настроения ее жителей. В Стране Настроений солнце могло сиять всю ночь — если там было достаточно веселых людей, и это продолжалось до тех пор, пока бесконечный день не начинал действовать людям на нервы, после чего наступала раздраженная ночь, ворчливая, недовольная и такая душная, что трудно было дышать. Когда люди приходили в ярость — земля сотрясалась, а когда они запутывались или чувствовали себя неуверенно, Страна Настроений тоже смущалась, и контуры зданий, уличных фонарей и автомобилей расплывались, как картина с подтеками краски, и тогда было не совсем понятно, где кончается одна вещь, а где начинается другая…

— Я прав? — спросил Гарун у отца. — Ведь это та самая сказка, да?

Все сходилось: как только Рашид загрустил — лодку окутал Туман Злосчастья; а Ноющий Ное так кипел от негодования, что запросто мог накликать этот обжигающий ветер!

— Страна Настроений — это всего лишь сказка, Гарун, — ответил Рашид. Услышав от отца «всего лишь сказка», Гарун понял, что Шах Тарабар и в самом деле крайне подавлен, потому что только самое глубокое отчаяние могло заставить его сказать такую ужасную вещь.

Рашид тем временем возразил мистеру Ное:

— Вы, надеюсь, не хотите, чтобы я рассказывал исключительно сладкие истории? Люди ведь могут получать удовольствие и от грустных историй, если они кажутся им прекрасными. Мистер Ное рассвирепел.

— Чушь, чушь! — закричал он. — Условия нашего договора кристально ясны! Так что, будьте любезны, обеспечьте меня исключительно оптимистичными сагами. И никаких этих ваших тоскливых побасенок! Хотите денег — гоните радость!

Тут же горячий ветер задул с удвоенной силой, а стоило Рашиду погрузиться в молчаливую грусть — и зеленовато-желтая туча, вонявшая туалетом, во весь опор понеслась к ним по озеру; вода, как никогда разгневавшись, хлестала через борта лодки, устрашающе раскачивая ее из стороны в сторону, — так она отозвалась на ярость Ное (и — попутно — на то раздражение, которое Ное вызывал у Гаруна).

Лодку снова накрыла туча; Гарун не видел ни зги. Зато он слышал звуки паники: гребцы в униформе орали: «У-у! У-у! Мы идем ко дну!», Ное вопил и, казалось, воспринимал погодные условия как личное оскорбление. И чем больше они шумели, тем выше вздымались волны, тем яростнее и свирепее дул горячий ветер. От вспышек молний и раскатов грома туман светился, как неон.

Гарун решил, что им не остается ничего другого, кроме как попытаться применить теорию Страны Настроений на практике.

— Эй, — крикнул он в тучу. — Слушайте все! Это очень важно, все должны замолчать! Ни слова больше! Все Рты на Замок! Мертвая тишина наступает на счет три! Один, два, три! — В его голосе прозвучала новая властная нота, удивившая и его, и всех остальных, но в результате и гребцы, и Ное беспрекословно выполнили его требование. Обжигающий ветер сразу же стих, гроза прекратилась. После этого Гарун усилием воли постарался справиться с собственным раздражением, и в тот момент, когда это ему удалось, волна отхлынула. Вонючий туман, однако, не исчез.

— Сделай для меня одну-единственную вещь, — обратился Гарун к отцу. — Одну-единственную! Подумай о самом счастливом дне твоей жизни! Представь вид Долины К после Тоннеля И! Вспомни день своей свадьбы! Пожалуйста.

Несколько мгновений спустя смрадный туман изорвался в клочья, как ветхая рубашка, и прохладный ночной бриз унес их прочь. Над Озером снова показалась луна.

— Ну что, убедился, — сказал Гарун своему отцу, — что это не всего лише сказка?.

Тут Рашид расхохотался.

— Вот уж действительно, с тобой, Гарун Халиф, не пропадешь, — произнес он. — Снимаю шляпу.

— О доверчивый мистер Рашид, — закричал Ное, — вы же не верите в эти детские фокусы-покусы? Погода испортилась, погода исправилась. О чем тут вообще говорить.

Гарун оставил при себе свои чувства к мистеру Ное. Он ведь знал наверняка: реальный мир полон волшебства, а значит — волшебный мир запросто может стать реальным.


Плавучая гостиница называлась «1001 ночь плюс еще одна в подарок», потому что (как хвастливо заявил мистер Ное) «даже в сказках Шахерезады вы не найдете ночь, подобную этой». Все окна имели форму диковинных птиц, рыб и зверей; здесь были птица Рух Синдбада Морехода, Кит, Который Глотал Людей, Огнедышащий Дракон и так далее. В окнах горел свет, и эти фантастические чудища были видны издалека и словно светились во мраке.

Вслед за Рашидом и мистером Ное Гарун поднялся по деревянной лесенке и прошел через веранду, украшенную затейливой деревянной резьбой, в гостиную. Там были хрустальные канделябры, тронообразные кресла с причудливыми парчовыми подушками и столы в виде деревьев с плоскими кронами, в которых виднелись крошечные птицы и существа, похожие на детей с крылышками (как вы догадались, это были эльфы). Стены гостиной от пола до потолка занимали полки с книгами в кожаных переплетах, но почти все они на поверку оказались бутафорскими и маскировали бары с напитками и посудные шкафы. Впрочем, на одной полке стояли настоящие книги; написаны они были на языке Гаруну незнакомом, а иллюстрации в них были самыми странными из всех, какие ему доводилось видеть.

— Вас, всезнающий мистер Рашид, по роду вашей деятельности, это может заинтересовать, — сказал мистер Ное. Здесь для вашего удовольствия и пользы представлено полное собрание сказок, известное под названием «Океан Историй». Так что если у вас когда-нибудь закончится материал, вы тут найдете его предостаточно.

— Закончится? Что вы такое говорите? — в смятении переспросил Рашид, неожиданно испугавшись, что Ное известно об ужасном происшествии в Городе Г. Но Ное похлопал его по плечу:

— О ранимый мистер Рашид! Это была всего лишь шутка, мимолетность, облачко, унесенное бризом. Разумеется, мы нисколько не сомневаемся ни в вас, ни в вашем будущем успехе.

Но дело было сделано — Рашид снова погрузился в уныние.

Матросы в униформе отвели Рашида и Гаруна в их спальни, которые оказались еще шикарнее салона. В самом центре комнаты Рашида стоял огромный раскрашенный деревянный павлин. Одним движением руки матрос снял спину павлина, и под ней оказалась большая и удобная кровать. Комната Гаруна была смежной, и в ней он обнаружил такую же громадную черепаху, которая тоже превратилась в кровать после того, как матрос снял с нее панцирь. Гаруну стало немного не по себе оттого, что ему придется спать на черепахе, с которой сняли панцирь, но он вежливо произнес:

— Спасибо, тут у вас очень мило.

— Очень мило? — воскликнул в дверях мистер Ное. — О негодный молодой человек, вы находитесь на борту судна «1001 ночь плюс еще одна в подарок»! И «очень мило» для этого крайне недостаточно! Признайтесь же, на худой конец, что это просто суперзамечательно, совершенно отпадно и невероятно занятно!

Посмотрев на Гаруна с выражением: «Надо было все-таки кинуть этого парня в озеро», Рашид прервал вопли Ное:

— Все это, как говорит Гарун, и в самом деле очень мило. А сейчас мы хотим спать. Спокойной ночи.

Направляясь к лодке-лебедю, Ное ворчал:

— Когда у людей нет вкуса, для них все прекрасное — напрасно. Но завтра, о неблагодарный мистер Рашид, наступит ваша очередь. И мы посмотрим, насколько «мило» публика примет вас!


Ночью Гарун никак не мог уснуть. Он вертелся и ворочался на спине черепахи в своей любимой длинной ночной рубашке (алой с пурпурными латками). В конце концов ему почти удалось уснуть, но тут его разбудил шум, донесшийся из комнаты Рашида: там что-то треснуло и грохотнуло, раздался стон и приглушенное восклицание:

— Бесполезно — я не смогу — все кончено, кончено навсегда!

Подкравшись на цыпочках и очень осторожно приоткрыв чуть скрипнувшую дверь, Гарун заглянул в щелочку. Он увидел, как Шах Тарабар в голубой ночной сорочке горестно бродит вокруг кровати-павлина и что-то бормочет, а дощатый пол при этом стонет и скрипит.

— Исключительно хвалебные сказки, только и всего. Я — Океан Познаний, а не мальчик на побегушках, которым можно помыкать! Хотя о чем это я? Я же выйду на сцену, и во рту у меня не найдется ничего, кроме этих «кар-кар». Меня же искромсают на мелкие кусочки. Со мной все кончено, финито, хаттам-шуд\ Уж лучше перестать самого себя дурачить, сдаться, уйти на покой, отказаться от подключения. Потому что чудеса кончились, кончились навсегда, с тех пор как она ушла.

Потом он вдруг повернулся, посмотрел на дверь и громко спросил: «Кто там?» Деваться было некуда, и Гаруну пришлось признаться:

— Это я. Я не мог уснуть. — Немного помолчав, он добавил:

— Мне кажется, это все черепаха. Какая-то она слишком волшебная.

Рашид серьезно кивнул в ответ:

— Любопытно, но у меня тоже проблема с павлином. По мне, так черепаха была бы лучше. А что бы ты сказал насчет птицы?

— Птица мне нравится намного больше, — признался Гарун. — Птица меня, пожалуй, устроила бы.

Вот как Гарун поменялся спальнями с Рашидом; и вот почему Джинн Воды, посетивший в ту ночь плавучую гостиницу «1001 ночь плюс еще одна в подарок», обнаружил в Павлиньей Комнате бодрствующего мальчика с себя ростом, который пялился на него во все глаза.


Но все по порядку. Едва Гаруну удалось задремать, как что-то снова треснуло и грохотнуло, раздались стон и бормотанье — и он проснулся, первым делом подумав, что на черепахе отцу спится не лучше, чем на павлине. Потом сообразил, что звук исходит не из Черепашьей Комнаты, а из его собственной ванной. Дверь в ванную была открыта, там горел свет, и приглядевшись, Гарун увидел в дверном проеме силуэт настолько необычный, что для него даже слов подходящих не нашлось.

Вместо головы — огромная луковица, вместо ног — большущие баклажаны, в одной руке — ящик с инструментами, а в другой — что-то похожее на гаечный ключ. Ночной грабитель!

Гарун на цыпочках двинулся к ванной. Тот, кто там находился, безостановочно бормотал.

— То им поставь, то им сними. Раз сюда заявился этот парень, значит, я тоже обязан прибежать и все сделать, причем срочно, а что у меня дел невпроворот, на это всем наплевать. А потом трах-бах, он желает, видите ли, отключиться, и кто, по-вашему, должен вернуться, чтобы демонтировать оборудование? Ну конечно, правильно, именно я, и побыстрее, можно подумать — пожар… Ну и куда же я приткнул эту проклятую штуковину? Неужели тут кто-то химичил? Никому больше нельзя верить. Хорошо, хорошо, хорошо, действуем по инструкции… Кран горячий, кран холодный, отмерить ровно середину, потом по воздуху вверх на шесть дюймов — тут и должен быть Повествовательный Кран. Ну и куда, спрашивается, он подевался? Кто его стащил? О-па, а это что еще такое? А, то-то же, вот ты где. Ты от меня спрятался, но я тебя нашел. Вот и славно. Отключаем.

Слушая этот странный монолог, Гарун Халиф очень-очень осторожно высунулся из-за косяка, так что смог краем глаза разглядеть маленького человечка, на вид словно из далекого прошлого, ростом не выше его самого, с большущим тюрбаном на голове («луковица») и в шелковых присобранных внизу шароварах («баклажаны»). Вдобавок к этому коротышку украшали выразительные бакенбарды самого необычного цвета — наибледнейшего оттенка небесной сини.

Гарун никогда прежде не видел синих волос. Охваченный любопытством, он слегка наклонился вперед, отчего половица под ним громко скрипнула, а сам он ужасно испугался. Синебородый взвился и, трижды обернувшись вокруг себя, исчез, но исчезая, второпях выронил гаечный ключ. Гарун же, бросившись в ванную, схватил его и крепко сжал в руке.

Медленно и вроде бы с крайним недовольством (впрочем, в этом Гарун не был уверен, так как видел материализацию впервые) синебородый коротышка снова появился в ванной.

— Ну-ка, закругляемся, праздник окончен, пора по домам, — быстро проговорил он. — Отдавай!

— И не подумаю, — ответил Гарун.

— Разъемник, — прозвучало в ответ. — Верни хозяину, владельцу, собственнику.

Тут Гарун заметил, что инструмент в его руках на гаечный ключ походил не больше, чем голова синебородого — на луковицу; то есть общие очертания и впрямь напоминали ключ, но вещь эта каким-то странным образом была скорее жидкой, чем твердой и состояла из тысяч маленьких вен, по которым бежала разноцветная жидкость; все это держалось вместе благодаря какой-то сверхъестественной силе и было очень красиво.

— Ничего не получите, — сказал Гарун твердо, — пока не расскажете мне, что вы здесь делаете. Вы — ночной грабитель, да? Тогда я зову полицию?

— Миссия разглашению не подлежит, — надулся человечек. — Гриф «секретно», исключительно визуальный доступ, и уж точно не для мальчишек с хорошо подвешенными языками, в алых ночных сорочках с пурпурными латками, которые суют нос куда не следует, а потом обвиняют других в воровстве.

— Очень хорошо, — произнес Гарун. — Тогда я сейчас позову отца.

— Нет, — быстро ответил синебородый. — Никаких взрослых. Правила внутреннего распорядка, категорически запрещено, строго наказуемо… О, я предчувствовал, что это будет ужасный день.

— Я жду, — сурово напомнил Гарун. Коротышка распрямился во весь рост:

— Я Джинн Воды Еслий, — заявил он сварливо. — Из Океана Историй.

Сердце у Гаруна громко застучало:

— Вы хотите сказать, что вы на самом деле один из тех Джиннов, о которых мне рассказывал отец?

— Поставщик Повествовательной Воды из Великого Моря Историй, — поклонился тот. — Именно. Он самый. Собственной персоной. Однако вынужден тебе сообщить, что джентльмен от наших услуг отказался: деятельность рассказчика он прервал, лег на лопатки, сошел с дистанции. Отказался от поставки. Так что цель моего визита — Отключение. И чтобы покончить с этим, уж будь любезен, верни мне мой Инструмент.

— Не так быстро, — сказал Гарун, у которого голова пошла кругом. И было отчего: он не только убедился, что Джинны Воды существуют и что Великое Море Историй — это не просто сказка; он узнал, что Рашид вышел из игры, сдался, замолчал.

— Я этому не верю, — заявил Гарун Джинну Еслию. — И как он об этом сообщил? Я же почти все время был рядом с ним.

— Как обычно, — пожал плечами Еслий. — При помощи П2СДО.

— А это что такое?

— Разумеется, — ответил Джинн Воды с ехидной усмешкой, — Процесс, Слишком Сложный Для Объяснения. — Но увидев, как огорчился Гарун, добавил: — При этом используется мыслеизлучение. Мы настраиваемся на его волну и прослушиваем мысли. Передовая технология.

— Передовая или нет, — возразил Гарун, — но на этот раз вы ошиблись, не попали в струю, не с того конца взялись. — Он вдруг почувствовал, что сам начинает разговаривать, как Джинн Воды, и потряс головой, чтобы в ней прояснилось. — Мой отец не сдался, это абсолютно точно. И вы не имеете никакого права лишать его поставки Повествовательной Воды.

— Приказ, — ответил Еслий. — А все вопросы адресуйте Великому Комптроллеру.

— Великому Комптроллеру чего? — поинтересовался Гарун.

— Процессов, Слишком Сложных Для Объяснения, разумеется. В Доме П2СДО, Гуп-Сити, Кгани. Корреспонденцию присылайте на имя Моржа.

— А кто такой Морж?

— Ты что, не можешь сосредоточиться? — ответил Еслий. — В Доме П2СДО Гуп-Сити работает множество блистательных кадров, но Великий Комптроллер один. Они — Яйцеголовые. А он Морж. Уразумел? Дошло? Соображаешь?

Гарун задумался.

— Но как туда дойдет письмо? — спросил он. Джинн Воды хихикнул.

— А оно и не дойдет. Теперь понял, в чем изящество такой схемы.

— Ничего я не понял, — ответил Гарун. — И вообще, даже если вы сейчас перекроете Повествовательную Воду, мой отец все равно сможет рассказывать сказки.

— Сказки может рассказывать кто угодно, — ответил Еслий. — К примеру, лжецы, мошенники и плуты. Но для Историй с Особым Ингредиентом Повествовательная Вода необходима, даже если речь идет о самых лучших рассказчиках. Рассказчики как машины — им нужно топливо, без Воды они далеко не уедут.

— С какой стати я должен вам верить? — возразил Гарун. — Что-то я не вижу здесь ничего, кроме обычной ванны, унитаза и раковины, а еще совершенно обычных кранов — Холодного и Горячего?

— А ты вот тут попробуй, — сказал Джинн Воды, указав на пустое пространство в шести дюймах над умывальником. Стукни Разъемником в этом месте, где якобы ничего нет.

С недоверием, ожидая подвоха и велев Джинну Воды отойти подальше, Гарун сделал, как ему сказали. «Дзен», — звякнул Разъемник, ударившись обо что-то невидимое.

— Вот отсюда она и течет, — воскликнул Джинн Воды, расплывшись в улыбке. — Повествовательный Кран: voilà.

— Все равно я не понимаю, — нахмурился Гарун. — Где он, этот ваш Океан? Каким образом Повествовательная Вода попадает в этот невидимый Кран? И как функционирует водопровод? — Но заметив ехидный блеск в глазах Еслия, со вздохом ответил: — Ладно, сам знаю. С помощью Процессов, Слишком Сложных Для Объяснения.

— В яблочко, — одобрил Джинн Воды. — Десять из десяти, малый не промах.

Тут Гарун Халиф принял одно из самых важных в своей жизни решений.

— Мистер Еслий, — сказал он вежливо, но твердо, — вы должны взять меня в Гуп-Сити, чтобы я мог встретиться с Моржом и, пока не поздно, исправить это дурацкое недоразумение, из-за которого мой отец может лишиться поставок Воды.

Еслий покачал головой и развел руками.

— Невозможно, — ответил он, — исключено, в меню этого нет, даже не мечтай. Доступ в Гуп-Сити на Кгани строго ограничен, категорически запрещен, стопроцентно заказан всем, за исключением уполномоченного персонала, к примеру, меня. А ты — у тебя ни малейшего шанса, ни одного на миллион.

— В таком случае, — любезно сказал Гарун, — вам придется вернуться без этого. — Он помахал Разъемником перед синебородой физиономией. — И посмотреть, как им это понравится. Наступило долгое молчание.

— Ладно, — произнес наконец Джинн Воды, — идет, так и быть. Значит, вперед: сматываемся, рвем когти. Я хочу сказать, ехать так ехать.

Сердце у Гаруна ушло в пятки.

— Вы имеете в виду, — проговорил он заикаясь, — прямо сейчас?

— Сейчас, — ответил Еслий. Гарун сделал глубокий вдох.

— Ну хорошо, — сказал он. — Сейчас так сейчас.

IV. ЕСЛИЙ И НОО

— Тогда выбирай птицу, — скомандовал Джинн Воды. — Любую.

Получалась какая-то ерунда.

— Здесь только одна птица — деревянный павлин, — заметил Гарун резонно. Еслий в ответ презрительно фыркнул.

— Можно выбирать то, чего не видишь, — произнес он с таким видом, будто объяснял что-то очень очевидное кому-то очень бестолковому. — Можно назвать птицу, даже если ее здесь нет, или если она вообще нереальная: ворона, попугай, колибри, скворец, орел, бумажный змей. Человек даже вправе предпочесть летающее существо собственного изобретения — крылатую лошадь, к примеру, летающую черепаху, кита-авиадесантника, космическую змею или аэромышь. Придумать имя, приклеить этикетку, зарегистрировать, спасти от анонимности, вывести из Безымянности, короче, идентифицировать, — в общем, это и есть способ превращения названного в реально существующее. В нашем случае — в упомянутую птицу или Воображаемый Летающий Организм.

— Там, откуда вы явились, это, может быть, действительно так, — возразил Гарун. — Но в здешних краях более строгие правила.

— В здешних краях, — отозвался синебородый Еслий, — я транжирю свое время на Похитителя Разъемника, который отказывается верить в то, чего не видит. Да что ты, Воришка, вообще видел? Африку видел? Нет? Но она ведь наверняка существует? А подводные лодки? Ха! А град, бейсбол, пагоды? А золотые прииски? Кенгуру, Фудзияму, Северный полюс? А прошлое — было? А будущее — будет? Верь только своим глазам — хлопот не оберешься.

Тут он сунул руку в карман похожих на баклажаны шаровар, а когда снова вытащил, пальцы его были сжаты в кулак.

— А теперь глянь-ка сюда. — Джинн разжал руку, и у Гаруна глаза на лоб полезли от изумления. На ладони Еслия расхаживали крошечные птицы, взмахивая миниатюрными крыльями и поклевывая ладонь. Помимо птиц, там были еще фантастические крылатые существа из легенд: ассирийский лев с бородатой человеческой головой и парой огромных волосатых крыльев, крылатые обезьяны, летающие тарелки, крошечные ангелы и владеющие левитацией (а значит, умеющие дышать воздухом) рыбы. —

Выбирай, — торопил Еслий.

Гарун, в полной уверенности, что все эти микроскопические волшебные существа не смогут поднять даже откушенный ноготь, спорить с Джинном не стал и указал на маленькую хохлатую птицу, которая бросила на него косой взгляд своим чрезвычайно умным глазом.

— Значит, Удод, — сказал Джинн Воды с таким видом, словно на него это произвело впечатление. — Ты, Похититель Разъемника, наверняка помнишь, что в старых сказках именно Удод ведет остальных птиц через множество опасностей к конечной цели. Ну-ну. Кто знает, юный Воришка, что из тебя получится… Впрочем, времени для разглагольствований у нас сейчас нет, — закончил он, после чего бросился к окну и швырнул крошечного Удода в ночь.

— Зачем ты это сделал? — прошептал Гарун, боясь разбудить отца, на что Еслий скорчил ехидную мину.

— Дурацкое замечание, — заявил он как ни в чем не бывало. — Так, знаешь, причуда, минутный каприз. И уж поверь мне, не потому, что знаю о таких вещах побольше чем ты, нет, совсем не поэтому.

Подбежав к окну, Гарун увидел, что на поверхности Скучного Озера плавает Удод, только теперь он был величиной с двуспальную кровать и на спине у него хватало места и для Джинна Воды, и для мальчика.

— В путь! — слишком громко, как показалось Гаруну, провозгласил Еслий. Джинн Воды забрался на подоконник, а оттуда — на спину Удода, и Гарун в своей алой ночной сорочке с пурпурными латками, крепко сжимая Разъемник в левой руке, секунду посомневался, но последовал за Еслием. Он уселся верхом позади Джинна Воды, а Удод, повернув голову, бросил на него хоть и критический, но (как надеялся Гарун) дружелюбный взгляд.

Потом они снялись с места и взмыли в небо.

От бешеной скорости Гаруна прижало к самой спине Удода, и он погрузился в уютные густые и волосоподобные перья, которые, казалось, встали и окружили его, защищая во время полета. Минуту-другую он раздумывал о том, сколько удивительных событий произошло за такой короткий срок.

А спустя еще немного времени они уже мчались так быстро, что Земля внизу и небеса над ними слились в единое марево, и у Гаруна возникло ощущение, будто они никуда не движутся, а просто качаются в этом удивительном пространстве. «Что-то похожее я чувствовал, когда Водитель Почтовой Кареты Ноо с реактивной скоростью несся к вершинам Гор М, — вспомнил он. — Это неспроста. И хохлатый Удод напоминает старину Ноо с его торчащим на макушке клоком! И бакенбарды у Ноо чем-то похожи на перья, а перья Удода — я заметил, когда мы взлетали, — определенно напоминают волосы».

Скорость все увеличивалась, и Гарун крикнул Еслию в самое ухо:

— Так быстро птицы не летают. Это что, машина? Удод повернулся и посмотрел на него своим блестящим глазом.

— А что ты имеешь против машин? — поинтересовался он громким гудящим голосом, который звучал в точности как голос Водителя Почтовой Кареты. И продолжал: — Но-но-но ты же доверил мне свою жизнь. Так неужели я не заслуживаю уважения? Чувство собственного достоинства есть и у машин. — Не моя вина, если я кого-то напоминаю; по крайней мере, тот парень, если он водитель, способен отдать должное хорошей скоростной машине.

— Ты же читаешь мои мысли! — воскликнул Гарун слегка укоризненно. (Ведь, согласитесь, не очень-то приятно, когда в твои личные рассуждения вмешивается механическая птица).

— Но-но-но конечно, — ответил Удод. — Я общаюсь с тобой телепатически, поскольку клювом, как ты, наверное, успел заметить, двигать не могу — чтобы не менять его аэродинамические свойства.

— А как тебе это удается? — спросил Гарун, и получил быстрый как мысль ответ:

— При помощи П2СДО. Процессов, Слишком Сложных Для Объяснения.

— Ладно, сдаюсь, — сказал Гарун. — А как тебя, кстати, называть?

— Выбирай любое имя, — ответила птица. — В силу известных причин могу предложить «Ноо».

Вот так сын сказочника Гарун Халиф рассекал простор ночного неба, сидя на спине Удода Ноо, а Джинн Воды Еслий был его гидом. Взошло солнце, и через какое-то время Гарун разглядел вдалеке небесное тело, похожее на большой астероид.

— Это и есть Кгани, второй спутник Земли, — сообщил Удод Ноо, не раскрывая клюва.

— Но-но-но, — заикаясь, проговорил Гарун (что сильно позабавило Удода), — разве у Земли не одна Луна? Разве мог бы второй спутник так долго оставаться неоткрытым?

— Но-но-но это из-за Скорости, — отозвался Удод Ноо. — Скорость — самое Нужное из Качеств! В любой чрезвычайной ситуации — пожар, автокатастрофа, кораблекрушение — что нужно прежде всего? Конечно, Скорость: и пожарной машине, и карете скорой помощи, и кораблю-спасателю. — А умного парня за что мы ценим? Конечно же, за Скорость Соображения. А в спорте Скорость (ног, рук и глаз) — это все! Когда люди не могут что-то делать так быстро, как им хочется, они изобретают для этого машины. Скорость, Суперскорость! Если бы не Скорость Света, Вселенная была бы холодной и темной. Но хотя Скорость дает людям возможность видеть, она же делает некоторые предметы невидимыми. Луна Кгани движется настолько быстро — вот уж действительно чудо из чудес! — что ни один прибор на Земле не может ее обнаружить. К тому же ее орбита с каждым новым витком смещается на один градус; таким образом, сделав триста шестьдесят оборотов, она облетает каждую земную пядь. Переменчивость Поведения содействует Уклонению от Обнаружения. Кроме того, постоянное смещение орбиты выполняет важную роль: оно позволяет обеспечить равные условия всем получателям Повествовательной Воды на планете. Ву-ум! Вару-у-ум! Что возможно исключительно благодаря Высокой Скорости. Итак, теперь ты оценил дополнительные преимущества машин?

— То есть Луна Кгани движется по законам механики? — спросил Гарун, но Ноо уже отвлекся на практические вопросы.

— Приближаемся к Луне, — сообщил он, не раскрывая клюва. — Синхронизация относительной скорости. До касания тридцать секунд, двадцать девять, двадцать восемь…

Прямо на них летела искрящаяся и казавшаяся бесконечной водная гладь. Поверхность Кгани — какой она предстала перед Гаруном — оказалась совершенно текучей. Вот это была вода! Она сияла такими бриллиантово-буйными цветами, какие Гарун даже вообразить бы не смог. Это был явно теплый океан, над ним поднимался пар и искрился в солнечном свете. У Гаруна даже дыхание перехватило.

— Океан Историй, — объявил Джинн Воды Еслий, и его синие бакенбарды топорщились от гордости. — Ну что, не зря мы так долго и быстро ехали, а?

— Три, — считал Удод Ноо, не раскрывая клюва, — два, один, ноль.


Вода, вода, — и ни намека на землю…

— Это обман, — закричал Гарун. — Нет здесь никакого Гуп-Сити, если я, конечно, не ошибаюсь. А раз нет Гуп-Сити, то и Дома П2СДО нет, и Моржа нет, и вообще не надо было сюда ехать.

— Придержи коней, — велел Джинн Воды. — Остынь, не заводись. Тебе все по порядку объяснят, причем очень скоро. Если ты, разумеется, позволишь.

— Мы же в Центре Пустоты, — настаивал Гарун. — Что я, по-вашему, должен здесь делать?

— Если быть точным, то это Крайний Север Кгани, — ответил Джинн Воды. — А делаем мы здесь вот что — мы срезаем дорогу и уходим от всяких бюрократических процедур, то есть упрощаем волокиту. А еще, скажу тебе честно, этот путь позволяет нам решить нашу маленькую проблему и не сообщать властям Гуппи о моей оплошности: я имею в виду потерю Разъемника и последующий шантаж со стороны Воришки. В общем, мы явились сюда за Водой Желаний.

— Ищи участки океана, которые светятся особенно ярко, — добавил Удод Ноо. — Это и есть Вода Желаний. Если ею правильно воспользоваться, твои желания исполнятся.

— И никакие гуппи нам не понадобятся, — подхватил Еслий. — Ведь ты же вернешь Разъемник после того, как твое желание сбудется, да? А потом домой в кроватку — и сказочке конец.

— Ну хорошо, — согласился Гарун и, надо сказать, слегка расстроился, потому что ему очень хотелось увидеть Гуп-Сити и побольше узнать о загадочных Процессах, Слишком Сложных Для Объяснения.

— Вот и молодец, — воскликнул Еслий с большим облегчением. — Пай-мальчик, умница, чемпион, любимец публики. Даешь Воду Желаний!

Ноо осторожно подплыл к сияющему пятну, на которое указал Еслий, а добравшись до него, остановился. Вода Желаний излучала такой ослепительный свет, что Гаруну пришлось отвести взгляд. Джинн Воды между тем извлек из-под своей расшитой золотом жилетки граненую хрустальную бутылочку с маленькой золотой крышкой. Ловко отвинтив крышку, он зачерпнул бутылочкой сияющей воды (это было целое зарево золота) и, плотно закрыв ее, бережно протянул Гаруну.

— На старт, внимание, марш, — произнес он. — Вот что тебе нужно сделать.

У Воды Желаний был секрет: чем сильнее желали, тем лучше она действовала.

— Все в твоих руках, — сказал Еслий. — Никаких дурачеств, отнесись к этому серьезно, тогда и Вода Желаний сделает серьезное дело для тебя. И — бинго! Твое заветное желание исполнено.

Сидя на спине Удода Ноо, Гарун уставился на зажатую в руке бутылочку. Чуть-чуть отхлебнуть — и к отцу вернется потерянный Дар Трёпа! — До дна! — отважно воскликнул Гарун и, сняв крышку, сделал основательный глоток.

Золотое зарево затмило все вокруг и наполнило его душу, как будто сам бесконечный космос ждал от него приказов. Гарун попытался собраться с мыслями…

Но сделать этого не смог. Стоило ему сосредоточиться на мысли об отце, утратившем способность рассказывать истории и отказавшемся от поставки Повествовательной Воды, как перед ним возникал облик матери, и Гарун начинал желать, чтобы она вернулась и чтобы все было как прежде… Потом снова возвращалось лицо отца, отец просил его: Сделай же это ради меня, мой мальчик, сделай для меня этот единственный пустяк. Потом снова появлялась мать, и он уже не помнил, о чем ему нужно думать и чего желать — но тут раздался внезапный звук, словно лопнула тысяча и одна скрипичная струна, и золотое сияние исчезло, а сам он вернулся на поверхность Моря Историй к Еслию и Удоду.

— Одиннадцать минут, — презрительно произнес Джинн Воды. — Всего лишь одиннадцать минут — и его вниманию ка-юк, ка-пец, ка-пут.

Гарун пристыженно понурил голову.

— Но-но-но как тебе не стыдно, Еслий, — произнес Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Желания — вещь непростая, и тебе это отлично известно. Тебя, мистер Джинн Воды, огорчает твоя же собственная ошибка, потому что теперь нам придется отправиться в Гуп-Сити, где ты получишь по полной программе, а ты пытаешься свалить все на мальчика. Прекрати, прекрати немедленно, или я рассержусь.

(«Вот уж действительно эмоциональная машина, можно даже сказать, легко возбудимая, — подумал Гарун, несмотря на свое горе. — Говорят, что машины сверхрациональны, но эта птица, оказывается, бывает по-настоящему темпераментной».)

Увидев, что Гарун покраснел от обиды, Еслий смягчился.

— В Гуп-Сити так в Гуп-Сити, — согласился он. — Если ты, конечно, не захочешь просто так отдать Разъемник и покончить со всем этим.

Гарун грустно покачал головой.

— Но-но-но ты опять пристаешь к мальчику, — сердито сказал Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Будьте любезны, смена декораций, сейчас же! Приступаем к развлекательными процедурам. Дай молодому человеку выпить счастливую историю.

— Больше я пить не буду, — произнес Гарун тихо. — А то опять ничего не выйдет.


Джинн Воды Еслий стал рассказывать об Океане Историй, и несмотря на то, что Гаруна все еще переполняла горечь недавнего поражения, магия Океана начала на него действовать. Заглянув в воду, он увидел, что она состоит из тысячи тысяч и одного потока, и у каждого свой собственный цвет, и все они, переплетаясь, ткут невероятно изощренный текучий гобелен. Это и были Потоки Историй, как объяснил Гаруну Еслий. Каждый цветной поток содержал одну сказку. Разные истории собирались в разных частях Океана; здесь можно было найти и те, которые уже были рассказаны, и те, которые еще ждали, чтобы их придумали. Получалось, что Океан Историй был самой большой библиотекой во Вселенной. Но поскольку истории хранились здесь в жидком виде, они приобрели способность меняться, становиться новыми версиями самих себя, соединяться с другими историями, так что Океан, в отличие от настоящей библиотеки, представлял собой нечто большее, чем просто хранилище сказок. Он был живым, а не мертвым.

— Если действовать осторожно-преосторожно и искусно-преискусно, — объяснил Гаруну Еслий, — то можно погрузить в Океан чашку. Вот такую! (Он вытащил маленькую золотую чашечку из кармана своей жилетки.) И наполнить ее водой только одного Потока — вот так. (Все это Еслий проделал.) А потом этим можно угостить одного весьма расстроенного молодого человека, чтобы волшебная история вернула ему хорошее настроение. Ну, давай, опрокинь стаканчик, сделай себе одолжение, — уговаривал Еслий. — Гарантирую, что почувствуешь себя героем класса А.

Взяв золотую чашечку, Гарун молча выпил.


Очнувшись, он обнаружил, что находится в центре гигантской шахматной доски. В каждой черной клетке обитали чудовища: были там двуязыкие змеи, львы с тремя рядами зубов, псы о четырех головах, пятиголовые короли демонов и прочая нечисть. Гарун как будто наблюдал за происходящим «изнутри» юного героя, пока тот, расправляясь поочередно с чудовищами, продвигался к белой каменной башне на самом краю шахматной доски. На вершине башни было (разумеется) окно, из которого выглядывала (разумеется) заточенная принцесса. Гарун попал, хоть сам он об этом не догадывался, в Историю Спасения Принцессы Номер S/1001/ZTH/420/41(r)xi; но так как принцесса из этой истории недавно остригла волосы, то длинных локонов, которые можно спустить вниз, у нее не оказалось (в отличие от принцессы из Истории G1001/RIM/777M(w)i, более известной как Рапунцель), и герою-Гаруну пришлось карабкаться по стене башни, цепляясь за щели между камнями голыми руками и ногами. Одолев половину пути, Гарун заметил, что одна ладонь у него покрывается волосами и меняет форму. Потом из рукавов его рубашки вдруг стали расти волосатые, ужасно длинные руки с суставами не там, где обычно. Посмотрев вниз, он обнаружил, что и с ногами произошло то же самое. А когда по бокам у него начали пробиваться новые конечности, он понял, что превращается в чудовище, вроде тех, кого он только что убивал; а принцесса наверху сдавленным голосом воскликнула:

— О мой драгоценный, ты в паука превратился!

В виде паука он в два счета добрался до вершины башни, но едва приблизился к окну, принцесса вытащила огромный кухонный нож и стала тыкать им в его конечности, приговаривая: «Уходи, паук, убирайся домой»; в конце концов хватка его ослабла, а когда принцесса исхитрилась насквозь проткнуть ближайшую конечность, он отпустил выступ и рухнул вниз.


— Просыпайся, очнись, приди в себя, — услышал он озабоченный голос Еслия. Потом открыл глаза и обнаружил, что лежит на спине Удода Ноо, а Еслий сидит рядом чрезвычайно встревоженный и немало разочарованный тем, что Гарун ни на мгновение не выпустил из рук Разъемник.

— Что случилось? — спросил Еслий. Ты спас принцессу, и вы направились с ней, взявшись за руки, к горизонту? Но тогда почему ты стонал, охал и метался? Тебе что, не нравятся Истории Спасения Принцесс?

Гарун рассказал все, что с ним произошло. Еслий и Ноо сразу стали серьезными.

— Не могу поверить, — сказал наконец Еслий. — Впервые на моей памяти, на моем веку, сколько себя помню.

— Рад слышать, — сказал Гарун. — Потому что это был явно не самый блестящий способ меня развлечь.

— Это загрязнение, — озабоченно сказал Еслий. — Кто-то спускает в Океан грязь. А когда грязь попадает в истории, в них все начинает происходить не так, как надо. Кажется, Удод, я слишком долго отсутствовал. Если следы этого загрязнения есть даже здесь, на Крайнем Севере, то положение в Гуп-Сити, наверное, вообще критическое. Скорей, скорей! Полный вперед! Это может означать войну!

— Какую войну, с кем? — спросил Гарун.

Еслий и Ноо вздрогнули от чего-то, похожего на страх.

— Со страной Чуп, которая расположена на Темной Стороне Кгани, — ответил Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Мне вообще кажется, что все это дело рук лидера чупвала Культмастера Безабана.

— А кто это? — не отставал Гарун, уже начиная жалеть о том, что он остался на своей павлиньей кровати, а ввязался в историю с Разъемником.

— Имя его, — прошептал Еслий, и при этих его словах небо потемнело, — Хаттам-Шуд.

Далеко на горизонте сверкнул зигзаг молнии. Гарун почувствовал, что кровь стынет у него в жилах.

V. О ГУППИ И ЧУПВАЛА

Гарун хорошо помнил, что рассказывал ему о Хаттам-Шуде отец. «Как часто небылицы оказываются правдой», — подумал он. На что Удод Ноо, не раскрывая клюва, тут же ответил:

— Странной Луной была бы наша Кгани, если бы здесь не сбывались истории.

Гарун вынужден был признать, что это замечание звучит вполне разумно.

Они неслись на юг, к Гуп-Сити. Удод предпочел остаться на поверхности воды, по которой мчался не хуже высокоскоростного катера, так что брызги Потоков Историй разлетались во всех направлениях.

— А разве сказки от этого не смешиваются? — поинтересовался Гарун. — От волн, которые мы тут подняли?

— Нет проблем, — воскликнул Удод Ноо. — Всякой стоящей истории небольшая встряска только идет на пользу! Вар-у-ум!

Разговор явно зашел в тупик, и Гарун сменил тему:

— Расскажите мне подробнее об этом Хаттам-Шуде. То, что он услышал, поразило его: Еслий почти слово в слово повторил все, что Гарун уже знал от Рашида.

— Он — Заклятый враг всех Историй и даже самого Языка. Он Принц Молчания и Ненавистник Речи… По крайней мере, — тут Джинн Воды отказался от прежней высокопарности, — так говорят. Все, что известно о стране Чуп и народе чупвала, это досужие сплетни, потому что в последний раз мы пересекали Полосу Сумерек, чтобы посетить Вечную Ночь, тысячу лет назад.

— Прошу прощения, — прервал его Гарун, — но мне не все понятно с географией.

— Н-да, — хмыкнул Удод Ноо, — ты, я вижу, не отличник.

— А ты, — парировал Гарун, — совершенно непоследователен. Сам же хвастался, как Скорость скрывает эту вашу Луну от жителей Земли. А раз так, то как можно ожидать от нас знания здешней топографии, важнейших предметов экспорта и тому подобного?

Но глаз Ноо поблескивал. «Общаться с машинами и впрямь нелегко, — подумал Гарун. — Из-за этой их невозмутимости не поймешь, когда они тебя дурачат».

— Благодаря Яйцеголовым из Дома П2СДО, — начал Ноо, сжалившись над Гаруном, — вращение Кгани контролируется. В результате страна Гуп купается в Бесконечном Сиянии Солнца, в то время как на территории Чуп всегда полночь. Между ними проходит Полоса Сумерек, где по приказу Великого Комптроллера гуппи давным-давно построили неразрушимую (и невидимую) Крепостную Стену. Ее также называют Стеной Балаболия в честь нашего Короля, который, разумеется, не имел к ее строительству никакого отношения.

— Подожди-ка, — нахмурился Гарун. — Если Кгани вращается вокруг Земли — даже если это происходит очень быстро, — то рано или поздно должен наступить момент, когда Земля находится между Кгани и Солнцем. Так что этот вечный день на одной половине никак не может быть правдой; ты снова рассказываешь сказки.

— Естественно, я рассказываю сказки, — ответил Удод Ноо. — А свои возражения можешь изложить Моржу. Теперь же прошу меня извинить — мне нужно внимательно смотреть вперед. Начинается полоса интенсивного движения.


У Гаруна оставалась масса вопросов — почему, к примеру, чупвала безропотно живут в Вечной Ночи? Там же, наверное, очень холодно, если солнце никогда не светит? И что такое Безабан или этот самый Культмастер? Но они уже приближались к Гуп-Сити, потому что и на воде вокруг них, и в небе над ними появлялось все больше и больше механических птиц, которые были столь же фантастическими, как Удод Ноо. Были там, к примеру, птицы с головой змеи и павлиньими хвостами, летающие рыбы и крылатые псы. А верхом на птицах сидели Джинны Воды с бакенбардами всевозможных расцветок, в тюрбанах, жилетках и похожих на баклажаны шароварах, и каждый был вылитый Еслий, так что разноцветные бакенбарды, решил Гарун, очень удобны, поскольку позволяют отличать Джиннов друг от друга.

— Случилось нечто крайне серьезное, — констатировал Еслий. — Всем единицам приказано прибыть на базу. И если бы у меня был мой Разъемник, — добавил он язвительно, — я бы тоже получил приказ лично, поскольку в ручку инструмента — да будет Воришке известно — вмонтирован самый современный передатчик!

— Но ведь мы все равно уже здесь, — парировал Гарун таким же язвительным тоном. — А я чуть не отравился этой вашей грязной историей. Так что если кто и пострадал, так это я.

Еслий оставил это без ответа. Гарун тоже отвлекся, заметив на поверхности воды большое пятно, похожее то ли на необычайно толстые и крепкие водоросли, то ли на какой-то овощ. Пятно двигалось рядом с ними, без видимых усилий поддерживая скорость Удода Ноо и выписывая в воздухе зигзаги своими растительными щупальцами. В самом центре движущегося пятна был сиреневый цветок с толстыми и мясистыми лепестками. Гарун никогда прежде не видал ничего похожего.

— А это что? — спросил он и даже указал пальцем, хотя помнил, что это невежливо.

— Плавучий Садовник, что же еще, — ответил Удод Ноо, не раскрывая клюва.

— Ты, наверное, хотел сказать — Плавучий Сад? — поправил Гарун.

Ноо в ответ хмыкнул:

— Это то, что ты знаешь.

В это время высокоскоростное растение взмыло над поверхностью воды и давай вращаться, кувыркаться, виться и завязываться — пока не вырисовался силуэт человека с сиреневым цветком вместо рта и пуком водорослей на голове, похожем на деревенскую шляпу. «И правда Плавучий Садовник», — вынужден был признать Гарун.

Плавучий Садовник легко бежал по воде и совсем не собирался тонуть.

— Зачем ему тонуть? — заметил Удод Ноо. — Он же не Тонущий Садовник а, как видишь, плавучий, летучий и ходячий. Нет проблем.

Еслий окликнул Садовника, тот в ответ коротко кивнул.

— Везете чужого. Очень странно. Как знаете. Дело ваше, — произнес он. Голос у него был мягкий, как лепестки (он же говорил цветочными губами), но слова он произносил отрывисто и кратко.

— Я думал, что все гуппи болтливы, — шепнул Гарун Еслию. — Но этот Садовник что-то не слишком разговорчив.

— На самом деле он говорит очень много, — отозвался Еслий. — По крайней мере, для Садовника.

— Здравствуйте, — крикнул Гарун Садовнику, подумав, что раз они не знакомы, надо представиться.

— Ты кто такой? — мягко, но отрывисто спросил Садовник, не замедляя хода.

Гарун назвал свое имя, Садовник коротко кивнул.

— Мали, — произнес он. — Плавучий Садовник Первого Ранга.

— Скажите, — спросил Гарун как можно любезней, — а чем занимаются Плавучие Садовники?

— Обслуживанием, — ответил Мали. — Распутыванием спутанных Потоков Историй. Развязыванием узлов на них же. Прополкой. Короче — Садоводством.

— Представь, что Океан — это голова с волосами, — пришел на помощь Удод Ноо. — Вообрази, что в нем так же много Потоков, как мягких и вьющихся прядей — в гриве. А чем длиннее и гуще волосы, тем сильнее они сбиваются и путаются. Прическа, чистка, мытье, укладка. Вот так.

Еслий обратился к Мали:

— Когда началось загрязнение? И насколько оно опасно? Мали ответил по порядку.

— Недавно. Но распространяется стремительно. А опасно ли? Очень. На чистку отдельных историй понадобятся годы.

— Каких, например? — осторожно поинтересовался Гарун.

— Некоторые популярные романы превратились в описания походов по магазинам. Детские сказки. Сейчас, например, наблюдается вспышка анекдотов о говорящих вертолетах.

На этом Мали замолчал, и они продолжили мчаться к Гуп-Сити. Однако несколько минут спустя Гарун услышал новые голоса. Они говорили в унисон, и при этом булькали и пенились. Наконец Гарун догадался, что эти звуки поднимаются из глубины Океана. Он глянул в воду и увидел совсем близко двух страшных морских чудищ. Эти чудища плыли у самой поверхности, так что казалось, будто они катятся на волне, которую поднимал Ноо.

По треугольным очертаниям и радужной окраске Гарун догадался, что это была какая-то разновидность Рыбы-Ангела, правда, величиной с огромную акулу, а еще у этих рыб были — без преувеличения — десятки ртов по всему телу. И рты эти были постоянно при деле — заглатывали Потоки Историй и снова выбрасывали их наружу, прерывая этот процесс только для того, чтобы что-нибудь сказать. Каждый рот, заметил Гарун, говорил собственным голосом, но все рты одной рыбы произносили слова абсолютно синхронно.

— Торопитесь! Торопитесь! Опасайтесь опоздать! — булькала первая рыба.

— Очень болен Океан наш, нужно доктора позвать! — продолжала вторая.

Удод Ноо снова любезно взялся просветить Гаруна.

— Это Многоустые Рыбы, — сказал он. — Так их зовут потому, что у них множество уст, то есть ртов — в чем ты, без сомнения, уже убедился.

— Многоустые Рыбы живут исключительно парами, — добавил Ноо, не раскрывая клюва. — Они преданы партнеру до гроба. И в доказательство совершенства своего союза они всегда и везде говорят только в рифму.

Многоустые Рыбы, плывшие рядом с ними, показались Гаруну не вполне здоровыми. Они плевались и кашляли всеми своими многочисленными ртами, глаза у них были красные и воспаленные.

— Я, конечно, не специалист, — обратился к ним Гарун, — но с вами все в порядке?

Они тут же ответили, расставляя знаки препинания булькающим кашлем:

— Что за гадость! Что за грязь!

Вылазка не задалась!

Я вот Габи, рядом — Бага.

Изо рта струится влага.

Рыбки бедные больны,

И болтать мы не вольны.

— Это ты правильно заметил, что все гуппи любят поговорить, — заметил Еслий. — Молчание часто считается невежливостью. Поэтому они и извиняются.

— По мне, так они говорят вполне достаточно, — ответил Гарун.

— Обычно каждый рот произносит что-то свое, — объяснил Еслий. — И разговоров получается намного больше. То, как они сейчас говорят, для них все равно что молчание.

— А Плавучий Садовник скажет несколько коротких фраз — и считает себя болтуном, — вздохнул Гарун. — Я, наверное, никогда не смогу понять что к чему у вас тут. Чем, кстати, эти рыбы занимаются?

Многоустым Рыбам, ответил Еслий, лучше всего подходит название «голодарь».

— Потому что когда рыба голодна, она поглощает истории всеми своими ртами, и внутри нее происходят чудесные превращения: хвост одной истории присоединяется к другой, и — оп-ля! — когда рыба выплевывает истории, это уже не старые, а новые сказки. Ведь ничего не возникает из ничего, Воришка. Ни одна история не может прийти ниоткуда; новые истории рождаются из старых — новыми их делает новая комбинация. Наши Многоустые Рыбы и вправду производят в своей пищеварительной системе новые истории — так что представь, как сильно их сейчас должно тошнить! Ведь все эти отравленные саги разгуливают сейчас у них внутри — туда-сюда, вверх-вниз — и ничего удивительного, что от этого лица у них слегка с зеленцой!

Многоустые рыбы всплыли и с трудом исполнили еще один куплет:

— Не найдешь ты, друг зеленый,

Место гаже Старой Зоны!

Услышав это, Джинн Воды схватился за голову, чуть не сбив свой тюрбан.

— В чем дело? — настойчиво спрашивал Гарун. И до крайности озабоченный Еслий нехотя растолковал, что расположенная в районе южного полюса Кгани Старая Зона представляет собой территорию, куда в последнее время редко кто наведывается. Там протекают древние истории, спрос на которые нынче невелик.

— Ты же знаешь людей — им подавай новое, всегда только новое. Кому сейчас нужны старые сказки?

Таким образом, Старая Зона как бы вышла из употребления; однако считалось, что все Потоки Историй образовались давным-давно в одном из течений Океана, берущих свое начало из Источника Историй, который расположен, как утверждает легенда, поблизости от южного полюса.

— Если отравлен сам Источник, то что же будет с Океаном и с нами со всеми? — почти взвыл Еслий. — Мы слишком поздно вспомнили о нем. И теперь за это расплачиваемся.

— Держите ваши шляпы! — прервал его Удод Ноо. — Жму на тормоза. Гуп-Сити прямо по курсу! Рекордные сроки! Ва-ва-ва-ру-ум! Нет проблем!

«Надо же, как быстро ко всему привыкаешь, и даже к такой скорости, — рассуждал Гарун. — Новый мир, новые друзья: не успел сюда явиться, а уже ничему не удивляюсь».


В Гуп-Сити все кипело. Город был расчерчен водными магистралями во всех направлениях — столица Страны Гуп раскинулась на Архипелаге, состоявшем ровно из тысячи и одного острова, неподалеку от материка, и сейчас на этих магистралях было полно разнокалиберных судов, битком набитых гражданами Гуп с одинаково тревожными лицами. Удод Ноо, сопровождаемый с одной стороны Мали, а с другой — Габи и Вагой, снизил скорость и направился к Лагуне, как и все остальные.

Лагуна — прекрасное разноцветное водное пространство — находилась между Архипелагом, где в затейливых деревянных домах, крытых рифленым золотом и серебром, проживали почти все гуппи, и Материком, где был разбит огромный регулярный сад. В этом Саду Удовольствий были фонтаны и шатры развлечений, здесь росли древние деревья с раскидистыми кронами, а неподалеку располагались три самых важных здания Гуп, которые напоминали огромные, покрытые глазурью пирожные: дворец короля Балаболия с огромным выходящим в сад балконом; справа от дворца — Парламент Гуп, известный как Балала-палата, поскольку дебаты там — с учетом крайней говорливости гуппи — могли длиться неделями, месяцами, а случалось — даже годами; слева от дворца — похожий на башню Дом П2СДО, откуда доносились звон и жужжание тысяча и одной Машин, Слишком Сложных Для Описания, — тех самых, что контролировали Процессы, Слишком Сложные Для Объяснения.

Удод Ноо высадил Еслия и Гаруна на ступенях у края воды. Сойдя на берег, мальчик и Джинн нырнули в толпу собравшихся в Саду Удовольствий, тогда как гуппи, предпочитавшие воду (Плавучие Садовники, Многоустые Рыбы, механические птицы) оставались в Лагуне. В Саду Удовольствий Гарун заметил множество необычайно тонких гуппи в четырехугольной одежде с рисунком в виде текста.

— Это, — сообщил Гаруну Еслий, — знаменитые Страницы Гуп, другими словами, армия. Обычные армии состоят из взводов, полков и тому подобного, наши же Страницы объединены в Главы и Тома. Во главе каждого Тома стоит Титул, а выше всех — заведующий Библиотекой (так мы называем армию) генерал Цитат.

«Выше всех» означало — на балконе дворца, где сейчас собрались все сановники города. Легче всего угадывался генерал Цитат — пожилой мужчина в прямоугольной униформе, сшитой из кожи тонкой выделки с золотым тиснением, в которую обычно переплетены старинные книги (Гарун как-то видел такие). Был там и спикер, то есть председатель, Балала-палаты — упитанный мужчина, который даже сейчас что-то без умолку говорил своим коллегам, а еще крайне расстроенный седовласый господин с золотым венцом на голове — по-видимому, король Балаболий. На балконе находились еще два человека, но догадаться, кто они, Гаруну было сложнее. Первый — чем-то озабоченный молодой человек — старался держаться воинственно, но выглядел при этом, как показалось Гаруну, слегка глуповато («Принц Боло, жених единственной наследницы короля Балаболия, его дочери принцессы Батчет», — шепнул Гаруну Еслий); у второго — человека с лысой головой, необычайно гладкой и сияющей — над верхней губой торчали невыразительные, смахивавшие на дохлую мышь, усы.

— Он напоминает мне Ное, — шепнул Гарун Еслию. — Впрочем, неважно — вы все равно его не знаете. Но кто это такой?

Несмотря на шепот слова Гаруна услышала уйма народа. Люди даже с недоумением оборачивались, чтобы повнимательнее разглядеть невежественного чудака (в необычной ночной сорочке), — и Гарун заметил в толпе множество мужчин и женщин с такими же гладкими, сияющими и лысыми головами, как у человека на балконе. Все они были в белых лабораторных халатах, и, без сомнения, являлись Яйцеголовыми Дома П2СДО, которые управляли Машинами, Слишком Сложными Для Описания (или М2СДО), которые в свою очередь делали возможными Процессы, Слишком Сложные Для Объяснения.

— Вы… — начал было Гарун, но необычайно быстро соображавшие Яйцеголовые его перебили.

— Мы Яйцеголовые, — закивали они, а потом с выражением «мы не верим, что ты этого не знаете», показали на балкон, где стоял человек с сияющей лысиной: — А он Морж.

— Это Морж? — не мог скрыть своего изумления Га-рун. — Но у него же нет ничего общего с моржом! Почему вы его так называете?

— Из-за его густых роскошных моржовых усов, — ответил один из Яйцеголовых, а второй восхищенно добавил:

— Вы только взгляните на них! Разве они не прекрасны? Такие волосатые! Гладкие, как шелк!

— Но… — начал было Гарун — и замолчал, потому что Еслий больно ткнул его в бок. «Очевидно, если быть таким лысым, как любой из Яйцеголовых, — сказал он себе, — то даже эта жалкая дохлая мышь над верхней губой Моржа может показаться бог знает чем».

Король Балаболий поднял руку, и толпа замолчала (явление для Гуп-Сити крайне необычное).

Король пытался что-то произнести, но слова ему не повиновались, и он, горестно покачав головой, отступил назад. Зато принц Боло разразился стремительной речью.

— Они взяли ее в плен! — воскликнул он воинственно, но глуповато. — Ее, мою Батчет, мою принцессу! Слуги Культмастера хитростью захватили ее несколько часов назад. Свиньи, мерзавцы, кретины, собаки! Ей-богу, они за это заплатят!

Его сменил Генерал Цитат:

— Плохо дело, будь оно все неладно! Точное местонахождение принцессы неизвестно, но вероятнее всего, она содержится под стражей в Цитадели Чуп, Ледяном Замке Хаттам-Шуда в Чуп-Сити.

— Культмастеру Хаттам-Шуду мы направили официальную ноту, — продолжил спикер Балала-палаты. — В ней мы отметили как зафиксированные нами случаи сбросов в Океан Историй различных ядов, так и факт похищения принцессы Батчет. Мы выставили требования, в соответствии с которыми он обязан прекратить загрязнение, а также в срок не позднее семи часов вернуть похищенную леди. Но ни одно из наших требований не было удовлетворено. Я вынужден объявить о начале войны между странами Гуп и Чуп.

— Действовать нужно без промедления, — сообщил толпе Морж. — Яд распространяется с такой скоростью, что если мы немедленно не предпримем соответствующие меры, весь Океан может погибнуть!

— Спасем Океан! — закричала толпа.

— Спасем Батчет! — громко призвал принц Боло, отчего толпа сначала немного растерялась, но потом охотно с ним согласилась.

— За Батчет и за Океан! — восклицали люди, и принца Боло этот лозунг вполне удовлетворил.

Джинн Воды Еслий с подчеркнутой любезностью произнес:

— Вот видишь, юный Воришка, тут сейчас начнется война. — В голосе его звучало притворное сожаление. — А это значит, что в Доме П2СДО никому не будет дела до твоей маленькой просьбы. Так что лучше верни мне Разъемник, и я — как тебе такая идея? — отвезу тебя домой бесплатно, совершенно бесплатно! По-моему, так будет справедливо, а?

Стиснув в руках Разъемник и упрямо выдвинув вперед нижнюю губу, Гарун заявил:

— Нет Моржа — нет Разъемника. И точка. Еслий, казалось, воспринял это философски.

— Возьми шоколадку, — предложил он, вынув откуда-то из своих многочисленных карманов громадных размеров шоколадный батончик — именно того сорта, который Гарун любил больше всего. Гарун взял шоколадку с благодарностью, вспомнив, что все это время ничего не ел.

— Вот уж не думал, что вы производите такие на вашей Кгани, — заметил он.

— А мы их не производим, — ответил Еслий. — Пищевая промышленность Кгани строго квотируется. Так что за вкусными и вредными излишествами нам приходится ездить на Землю.

— Так вот откуда берутся Неопознанные Летающие Объекты, — поразился Гарун. — Вот зачем они, оказывается, прилетают — за вкусностями.

Между тем на дворцовом балконе происходило какое-то замешательство. Принц Боло и генерал Цитат ненадолго ушли внутрь, потом вернулись и объявили, что отряд гуппи, патрулировавший отдаленную часть Полосы Сумерек, арестовал постороннего — в высшей степени подозрительную личность, которая ни о себе, ни о причинах своего пребывания в Полосе не может сказать ничего вразумительного.

— Я допрошу этого шпиона лично, я сделаю это первый, — кричал Боло, и хотя генералу Цитату эта идея была явно не по вкусу, возражать он не стал. Четыре Страницы вывели на балкон какого-то мужчину в, длинной голубой ночной сорочке со связанными за спиной руками и мешком на голове.

Когда мешок сняли, челюсть у Гаруна отвисла и недоеденная шоколадка выпала из рук.

Стоявший на балконе между принцем Боло и генералом Цитатом и дрожавший от холода человек был не кто иной, как отец Гаруна, сказочник Рашид Халиф, несчастный Шах Тарабар.

VI. ШПИОНСКАЯ ИСТОРИЯ

При известии о поимке шпиона-землянина по Саду Удовольствий прокатился гул ужаса; а после того, как он представился «простым рассказчиком историй и давним клиентом вашего сервисного центра Повествовательной Воды», всеобщему негодованию не было предела. Тараня толпу, Гарун двинулся к балкону. Множество подозрительных глаз тут же уставились на еще одного землянина в ночной сорочке, который толкался и орудовал локтями. Минуя семь террас Сада Удовольствий, Гарун слышал ропот гуппи: «И это наш клиент! Как же он мог предать нас и пособничать чупвала? А бедняжка Батчет — чем она-то виновата? Ну, подумаешь, пела так жутко, что барабанные перепонки чуть не лопались. Ну, подумаешь, не писаная красавица. Это не оправдание… Все-таки нельзя доверять этим землянам, нельзя!» Разозленный Гарун все решительнее пробирался сквозь толпу. За ним следом шел Джинн Воды Еслий и кричал:

— Остынь, запасись терпением, где пожар-то?

Но остановить Гаруна было невозможно.

— А что гуппи делают со шпионами? — гневно крикнул он Еслию. — Вы, наверное, вырываете им ногти, один за другим по очереди, пока они не расколются. И как вы их потом казните — медленно и мучительно или на электрическом стуле: раз — и готово?

Джинн Воды (впрочем, как и все остальные гуппи, услышавшие этот выпад) был оскорблен до глубины души.

— Откуда такая кровожадность? — ужаснулся он. — Что за чушь, никогда не слышал ничего подобного!

— А что тогда? — настаивал Гарун.

— Ну, не знаю, — пыхтел Еслий, стараясь поспеть за рвущимся к балкону мальчишкой. — Мы еще ни разу не ловили шпиона. Наверное, мы его отругаем. Или поставим его в угол. Или заставим написать: «Я не буду шпионить» тысячу и один раз. Или это слишком строго?

Гарун не ответил, потому что они наконец оказались у самого балкона. Вместо этого он изо всех сил крикнул:

— Папа! Ты-то что здесь делаешь?

Все до единого гуппи уставились на Гаруна в изумлении, да и Рашид Халиф (которого все еще трясло от холода) был удивлен не меньше.

— Боже правый, — произнес он, качая головой. — А ты, мой юный Гарун, и впрямь самый непредсказуемый изо всех мальчишек.

— Это не шпион, — закричал Гарун. — Это мой отец. Он просто потерял Дар Трёпа, и все!

— Это правда, — мрачно процедил Рашид сквозь стучащие зубы. — А ты давай всем расскажи, всему свету сообщи эту новость.


Принц Боло приказал одной из Страниц доставить Гаруна и Еслия в королевские покои, расположенные в глубине дворца. Выглядевшая не старше самого Гаруна Страница представилась Трясогубкой; таким именем, как выяснилось, в Стране Гуп называли как мальчиков, так и девочек. Трясогубка была одета в соответствующую уставу Страниц четырехугольную униформу, на которой Гарун разглядел текст истории под названием «Боло и Золотое Руно». «Странно, — подумал он, — я считал, что это история про кого-то другого».

Пока они плутали по коридорам королевского дворца, Гарун заметил, что многие Страницы тоже носят частично знакомые истории. На одной из них была сказка «Волшебная лампа Боло», на другой — «Боло и сорок разбойников». Были еще «Боло-мореход», «Боло и Джульетта», «Боло в Стране Чудес». Все это сильно сбивало с толку, но когда Гарун поинтересовался у Трясогубки, мол, что это за истории у них на униформах, в ответ получил: «Сейчас не время обсуждать моду. Руководство Гуп ждет, желая допросить твоего отца и тебя». Однако Гаруну показалось, что его вопрос смутил Трясогубку, которая заметно покраснела. «Ладно, всему свое время», — сказал себе Гарун.

В Тронном зале дворца сказочник Рашид рассказывал свою историю принцу Боло, генералу Цитату, спикеру и Моржу (король Балаболий удалился по причине нездоровья, вызванного чрезмерной тревогой о судьбе Батчет). Рашида укутали в одеяло, а ноги он держал в тазу с горячей водой, от которой шел пар.

— Вы спрашиваете, как я оказался в Гуп-Сити, — начал он, отхлебнув из пиалы суп. — Это случилось в результате диетических эскпериментов.

Гарун смотрел с недоверием, но остальные слушали внимательно.

— Как человек, частенько страдающий бессонницей, — продолжал Рашид, — я знал, что отдельные пищевые продукты, если их правильно приготовить, могут а) вызвать сон и б) перенести спящего туда, куда он пожелает. А при достаточном навыке человек волен сознательно выбрать место пробуждения — проснуться, так сказать, внутри сновидения. Я выбрал Гуп; но из-за небольшой ошибки в расчетах очнулся не здесь, а в Полосе Сумерек, и на мне не было ничего, кроме этой совершенно неподходящей одежды, так что, скажу вам честно, я чуть не умер от холода.

— Что это за отдельные пищевые продукты? — с большим интересом спросил Морж.

Рашид, который уже пришел в себя, загадочно поднял бровь и ответил:

— О-о, вы не должны посягать на мои маленькие секреты. Допустим, это лунные ягоды, хвосты комет, планетарные кольца, которые нужно запить небольшим количеством самого обычного супа… Какой, кстати, у вас вкусный суп! — заключил он, меняя тему.

«Да, так они и поверили в эту историю, — подумал Гарун. — Сейчас у них лопнет терпение, и они начнут допрос с применением пыток». Но вместо этого принц Боло, разразившись громким глупым смехом, хлопнул Рашида Халифа по спине с такой силой, что тот не удержал во рту суп.

— Остряк и искатель приключений, — заявил Боло. — Да ты классный парень. Честное слово, ты мне нравишься, — и он шлепнул себя по ляжкам.

«Надо же, какие они доверчивые, эти гуппи, — подумал Гарун. — И воспитанные. Ведь Еслий мог бы запросто подраться со мной из-за Разъемника, но он вообще не пытался отнять его силой, даже когда я выключился. А самого настоящего шпиона они приговаривают всего лишь к тысяче и одной строчке. Вот уж действительно миролюбивый народ. Но если начнется война, что тогда? Они же ее проиграют, для них это будет конец…» — И здесь Гарун остановился, потому что чуть не добавил: «хаттам-шуд».

— У Полосы Сумерек, — говорил тем временем Рашид Халиф, — я видел много дурного, а еще больше — слышал. Армия чупвала разбила там лагерь — черные-пречерные палатки, окутанные фанатичным молчанием! Слухи, что дошли до вас, справедливы: Страна Чуп действительно находится под властью «Таинства Безабана» — Культа Безмолвия или Немоты, чьи приверженцы в доказательство своей преданности дают обет пожизненного молчания. Все это я узнал, пробираясь украдкой между палаток чупвала. В былые времена Культ-мастер Хаттам-Шуд проповедовал ненависть только к историям, фантазиям и мечтам; теперь он стал ещё более жестоким и выступает против всякой Речи. В Чуп-Сити закрылись все школы, суды и театры — Закон Молчания делает невозможной их работу… А еще я слышал, что самые ярые приверженцы Таинства превращаются в фанатиков: суровой ниткой зашивают себе губы, чтобы доказать свою преданность Безабану, и приносят себя в жертву, медленно умирая от голода и жажды…

— Кто же он такой, этот Безабан? — воскликнул Гарун. — Вы все его знаете, а я не имею о нем ни малейшего представления.

— Безабан — это гигантский идол, — объяснил сыну Рашид. — Это колосс, высеченный из черного льда, который стоит в самом сердце Цитадели Чуп, дворца-крепости Хаттам-Шуда. Говорят, что у этого идола нет языка, а лицо искривлено жуткой гримасой, обнажающей огромные зубы, каждый величиной с дом.

— Лучше бы я вообще не спрашивал, — сказал Гарун.

— Повсюду в этих мрачных Сумерках рыскали солдаты чупвала, — продолжал свой рассказ Рашид. — На них были длинные плащи, в складках которых жестоко и тускло сверкали клинки кинжалов. Впрочем, господа, истории о Стране Чуп всем прекрасно известны! Мы хорошо знаем эту обитель теней, где книги запирают на висячие замки, вырывают языки, плетут тайные заговоры и прячут в кольца яд. В общем, оставаться у этого жуткого лагеря не имело никакого смысла. И я, босой и посиневший от холода, пошел туда, где на горизонте виднелся свет. Так я оказался у Стены Балаболия; и должен сказать, господа, что она находится в плачевном состоянии. В ней множество дыр, через которые можно беспрепятственно проникнуть. Чупвала об этом знают, я их там видел — я собственными глазами видел, как похитили Батчет!

— Что же вы молчали! — закричал Боло, вскочив на ноги и приняв воинственную и слегка глуповатую позу. — Почему сразу не сказали об этом? Дьявол! Продолжайте, умоляю вас, продолжайте же! (Когда Боло так говорил, остальные сановники смущенно отводили глаза в сторону.)

— Я пробирался сквозь заросли терновника к Океану, — продолжал Рашид. — И вдруг увидел, что мимо плывет лодка в виде лебедя из золота и серебра. Там была молодая женщина с длинными-длинными волосами и золотой диадемой, и пела она… Простите, но ее пение было самым ужасным из всего, что мне доводилось слышать. К тому же ее зубы, ее нос…

— Можете не продолжать, — прервал его спикер Балала-палаты. — Это несомненно была Батчет.

— Батчет, Батчет, — застенал Боло. — Неужели я больше никогда не услышу твой сладкий-пресладкий голос, не взгляну в твое прекрасное лицо?

— Что она там делала? — поинтересовался Морж. — Там же опасно находиться.

Тут Джинн Воды Еслий откашлялся.

— Господа, — сказал он, — не знаю, известно ли это вам, но молодые люди из страны Гуп ходят — да-да, ходят к Полосе Сумерек. Впрочем, делают они это только от случая к случаю, то есть иногда, то есть довольно-таки часто. Они же все время живут под солнцем, а им хочется увидеть звезды, Землю, а еще то, как на небе светит другая Луна. Спору нет, это безрассудно. Но они всегда рассчитывали, что смогут укрыться за Стеной Балаболия. У Тьмы, уважаемые господа, есть свое очарование: таинственность, странность, романтичность…

— Ах, романтичность? — закричал принц Боло, обнажая свою шпагу. — Мерзкий Джинн! Тебя проткнуть? Да как ты осмелился предположить, что моя Батчет отправилась туда… чтобы завести роман?

— О нет, нет! — в панике воскликнул Еслий. — Тысяча извинений. Я не это имел в виду, я вовсе не хотел вас обидеть.

— На этот счет не стоит волноваться, — быстро заверил принца Боло Рашид, и Принц медленно вложил свою шпагу в ножны. — Она была там только со своими фрейлинами и ни с кем больше. Они, хихикая, говорили о Стене Балаболия, мол, не подойти ли поближе и не потрогать ли ее. «Я хочу понять, что представляет собой эта знаменитая невидимая штука, — слышал я ее голос. — Если глазами ее не увидеть, то, может быть, можно пальцами потрогать или языком попробовать». И тут наблюдавшие за Принцессой из кустов терновника чупвала легко проникли через дыру в Стене, схватили всех леди и потащили их, визжащих и брыкающихся, к своим палаткам.

— Что же вы за человек, — презрительно фыркнул принц Боло. — Сидели себе в укрытии и ничего не предприняли, чтобы спасти их?

Услышав последнее замечание, Морж, Спикер и Генерал смутились, а Гарун густо покраснел.

— Этот Принц — да как он смеет, — шепнул он Еслию. — Если бы не его шпага, я бы…

— Согласен, — шепотом ответил Еслий. — Принцы, они такие. Но ты не волнуйся. На самом деле мы ему не позволяем решать ничего важного.

— А что бы вы предпочли? — с достоинством ответил Принцу Рашид. — Чтобы я, безоружный, в ночной сорочке, полумертвый от холода, выскочил из укрытия, как какой-нибудь идиот-романтик, и позволил схватить себя или даже убить? А кто бы тогда рассказал вам обо всем этом — кто бы тогда показал вам дорогу в лагерь чупвала? Хотите быть героем, принц Боло, — будьте; но некоторые предпочитают героизму здравый смысл.

— Боло, вам следует извиниться, — пробормотал Спикер. Нахмурившись и немного поважничав, принц Боло все же повиновался.

— Я был чересчур резок, — сказал он. — Мы благодарны вам за эти известия.

— Есть еще кое-что, — произнес Рашид. — Когда солдаты тащили Принцессу, они говорили страшные вещи.

— Какие вещи? — закричал Боло. — Если они ее оскорбили…

— «Скоро Великий Праздник Безабана, — сказал один из них. — Так почему бы нам тогда не принести в жертву нашему Идолу эту принцессу гуппи? Зашьем ей губы и дадим новое имя: Немая Принцесса — Принцесса Хамош. — И они рассмеялись.

В Тронном зале воцарилась тишина. Первым, конечно, очнулся Боло:

— Нельзя терять ни секунды! Всеобщая мобилизация — все Страницы, все Главы, все Тома! — К оружию! К оружию! За Батчет, за мою единственную!

— За Батчет и за Океан! — напомнил ему Морж.

— Конечно, конечно, — раздраженно сказал Боло. — И за Океан тоже. Естественно, разумеется, очень хорошо.

— Хотите, — предложил сказочник Рашид, — я провожу вас к лагерю чупвала?

— Молодец! — воскликнул Боло, снова хлопнув Рашида по спине. — По отношению к вам я был неправ!

— Если ты туда пойдешь, — сказал Гарун отцу, — то не думай, что тебе удастся от меня отделаться.


Хотя Бесконечный Дневной Свет вызывал у Гаруна странное ощущение, будто время в Стране Гуп стоит на месте, в какой-то момент он почувствовал, что изрядно устал. Веки у него все время смыкались, и он не мог ничего поделать. А потом его сотряс такой зевок, что это заметили все присутствовавшие в Тронном зале.

Рашид Халиф попросил, чтобы Гаруна уложили спать, и несмотря на протесты последнего («Я не хочу спать — ни капельки»), Странице Трясогубке велено было проводить его в его комнату.

Вслед за Трясогубкой Гарун шел коридорами, вверх по лестницам, вниз по лестницам, через двери, за угол, во двор, по балконам и снова коридорами. С первой же минуты Страница (которая, казалось, не могла больше сдерживаться) разразилась тирадой, направленной против Батчет.

— Какая дура! — возмущалась Трясогубка. — Будь я принцем, и моя невеста позволила бы себя украсть, потому что была такой идиоткой, что отправилась к Полосе Сумерек, только чтобы полюбоваться звездами в небе или — того хуже! — потрогать эту дурацкую стену, мне бы в голову не пришло начинать войну, чтобы ее вернуть! По мне, так и слава богу — избавились! Особенно если вспомнить ее нос, эти зубы… Впрочем, не будем об этом. А уж о том, как она поет, и подумать страшно, ты просто не поверишь, какой жуткий у нее голос! И теперь мы все должны идти на ее поиски, может быть, погибнуть, потому что мы не видим в темноте…

— Скоро мы придем к моей спальне? — поинтересовался Гарун. — Я не знаю, сколько я еще выдержу.

— А униформа? Ты же хотел узнать про униформу, — продолжала Трясогубка, не обращая внимания на его слова и бодро маршируя по залам, винтовым лестницам и переходам. — Ты думаешь, чья это идея? Конечно, ее, Батчет. Она решила «приложить свою руку к гардеробу Страниц Королевского Двора». Правда, сначала она хотела превратить нас в ходячие любовные письма. Пришлось целую вечность носить на себе «целую-пупсик», «обнимаю-зайчик» и прочие тошнотворные тексты в том же духе. Но потом она передумала и велела переписать самые великие истории мира так, как если бы героем в них был Боло. И теперь вместо Аладдина, Али-Бабы и Синдбада — один Боло, Боло, Боло.

Нет, ты представляешь, жители Гуп-Сити смеются нам в лицо. А уж о том, что происходит за нашими спинами, и говорить нечего…

Трясогубка с торжественным видом остановилась у внушительной на вид двери и объявила:

— Твоя спальня!

Вдруг дверь распахнулась, и гвардейцы, схватив их обоих за уши, велели убираться прочь, пригрозив бросить в самое глубокое подземелье дворца, потому что они, как оказалось, заявились к опочивальне самого короля Балаболил.

— Мы что, заблудились? — спросил Гарун.

— Это такой сложный дворец, что мы действительно немного заблудились, — призналась Трясогубка. Но зато неплохо поболтали, да?

Замечание это привело Гаруна в такое отчаяние, что он неловко взмахнул рукой и случайно сбил с головы Трясогубки, совершенно этого не ожидавшей, каштановую бархатную шапочку… Когда шапочка слетела, на плечи Трясогубки каскадом хлынули блестящие черные волосы.

— Зачем ты это сделал? — взвыла Страница. — Ты же все испортил!

— Значит, ты девчонка, — сказал Гарун, хотя это было очевидно.

— Т-сс, — прошипела Трясогубка, запихивая волосы под шапочку. — Ты что, хочешь, чтобы меня уволили? Затащив Гаруна в небольшую нишу, она задернула штору, скрывшую их от посторонних глаз. — Думаешь, легко девчонке получить такую работу? Разве ты не знаешь, что девчонкам нужно дурачить людей каждый божий день, чтобы хоть куда-то пробиться? Твою жизнь тебе, может, и поднесли на блюдечке, ты, может, и родился в рубашке, но кое-кому приходится бороться.

— Ты хочешь сказать, что тебе не позволили бы стать Страницей только потому, что ты девчонка? — спросил Гарун сонно.

— Я хочу сказать, что ты всегда делаешь то, что тебе велят, — с жаром продолжала Трясогубка, — я хочу сказать, что ты всегда съедаешь всю еду со своей тарелки, даже цветную капусту. Я хочу сказать, что ты…

— Что я, по крайней мере, могу сделать что-нибудь совсем простое, например, проводить до спальни, — перебил Гарун. Трясогубка вдруг широко и ехидно ухмыльнулась.

— Конечно, ты же из тех, кто идет спать, как только ему велят, — заявила она. — И тебе совсем не интересно подняться на крышу дворца через тайный ход, который находится здесь.

Тут Трясогубка нажала кнопку, спрятанную в резной деревянной панели на изогнутой стене ниши. За отъехавшей в сторону панелью оказалась лестница, и вот Гарун уже сидел на плоской крыше дворца и смотрел на залитую ослепительным солнцем панораму страны Гуп, на Сад Удовольствий, где полным ходом шли приготовления к военным действиям, на Лагуну, где строилась великая флотилия механических птиц, и на Океан Историй, над которым нависла угроза. Внезапно он понял, что никогда прежде не чувствовал себя таким полнокровно живым — даже несмотря на то, что усталость валила его с ног. И в этот самый миг Трясогубка молча вытащила из кармана три мягких шарика из золотого шелка, подбросила их в воздух, так что они засияли на солнце, — и начала жонглировать.

Она жонглировала за спиной, из-под ноги и над головой, с закрытыми глазами, лежа — и Гарун просто онемел от восторга. Когда все шарики оказывались в воздухе, она вынимала из кармана новые; она уже жонглировала девятью шариками, десятью, одиннадцатью… Стоило Гаруну подумать: «Сейчас она не сможет все это удержать» — и она тут же добавляла новые шарики к этой галактике мягких шелковых солнц.

Гарун вдруг подумал, что жонглирование Трясогубки похоже на самые грандиозные представления, которые когда-то давал его отец, Рашид Халиф, Шах Тарабар.

— Мне всегда казалось, что сказочник — это кто-то вроде жонглера, — сказал Гарун, когда к нему наконец вернулась речь. — Сказочнику приходится подбрасывать в воздух множество разных историй, жонглировать ими, и если сказочник — мастер своего дела, он никогда не уронит ни одной истории… Значит, и жонглер — это тоже кто-то вроде сказочника.

Пожав плечами, Трясогубка поймала все свои золотые шарики и снова спрятала их в карман.

— Об этом мне ничего не известно. Я просто хотела, чтобы ты знал, с кем имеешь дело.


Гарун проснулся много часов спустя в темной комнате (в конце концов им удалось отыскать его спальню, обратившись за помощью к другой Странице, и ровно через пять секунд после того, как Трясогубка задернула тяжелые шторы и пожелала ему спокойной ночи, он провалился в глубокий сон).

Кто-то сидел на нем верхом, чьи-то руки крепко сжимали его горло.

Это была Трясогубка.

— Проснись и пой, — прошептала она с угрозой. — И запомни, если ты кому-нибудь меня выдашь, то в следующий раз, когда будешь спать, я додушу тебя до конца! Ты, может, и хороший мальчик, но я-то умею быть очень плохой девочкой…

— Я ничего не скажу, обещаю, — задыхаясь, произнес Гарун, и Трясогубка, ослабив хватку, усмехнулась:

— Тогда порядок, Гарун Халиф. А теперь вылезай из постели, пока я тебя силой не вытащила. Давно пора, и долг зовет. Армия в Саду Удовольствий готова к маршу.

VII. К ПОЛОСЕ СУМЕРЕК

— Ну вот, опять я влип в Историю Спасения Принцессы, — думал Гарун, зевая спросонок. — Интересно, в ней тоже все пойдет наперекосяк? — Но долго размышлять ему не пришлось.

— Кстати, — как бы невзначай бросила Трясогубка, — я тут позволила себе маленькую вольность и по настоятельной просьбе Джинна Воды извлекла из-под твоей подушки тот самый Разъемник, который ты стащил исключительно со своего собственного позволения.

Охваченный ужасом Гарун принялся лихорадочно перерывать свою постель, но Разъемник исчез, а вместе с ним и шанс поговорить с Моржом о возобновлении поставки Рашиду Повествовательной Воды…

— А я думал, ты мне друг, — обиделся он. Трясогубка пожала плечами.

— В любом случае план твой был совершенно несвоевременным, — ответила она. — Еслий мне обо всем рассказал; к тому же твой отец сейчас здесь — а значит, с собственными проблемами он может разобраться сам.

— Ты ничего не поняла, — грустно сказал Гарун. — Я же хотел сделать это для него.

Из Сада Удовольствий донеслись фанфары труб. Гарун выпрыгнул из постели и подбежал к окну. В Саду стояластрашная суматоха. Тысячи тысяч невероятно тонких людей в четырехугольной униформе и в самом деле производили звуки, похожие на шелест бумаги (только намного громче); все они носились по Саду как безумные, спорили, в каком порядке следует строиться, кричали: «Это я иду первым!» — «Не говорите ерунды, так ничего не получится, ведь ясно, что я стою впереди…»

Гарун заметил, что у каждой Страницы был собственный номер, так что с порядком построения не должно было возникнуть особых сложностей. Он поделился этим соображением с Трясогубкой, на что та ответила:

— В реальном мире, мистер, все не так просто. Здесь есть множество страниц с одинаковым номером, и им нужно решить, к какой главе они принадлежат, к какому тому, и так далее. И в униформах частенько попадаются ошибки, так что Страницы вообще могут носить абсолютно неправильный номер.

Наблюдая за Страницами, которые толкались и спорили, грозили друг другу кулаками и из вредности подставляли друг другу ножки, Гарун заметил:

— Эта армия выглядит не очень-то дисциплинированной.

— Не суди о книге по обложке, — резко ответила Трясогубка, после чего (слегка раздраженно) объявила, что ждать его больше не намерена, потому что и так уже опоздала, и Гарун, не успев ни почистить зубы, ни причесаться, ни отметить ряд слабых мест в ее аргументах, побежал вслед за ней в своей алой ночной сорочке с пурпурными латками.

Они бежали коридорами, вверх по лестницам, вниз по лестницам, по галереям, дворами и снова коридорами, а Гарун пыхтел:

— Во-первых, я не «судил о книге по обложке», как ты говоришь, потому что я видел все страницы, а во-вторых — это вообще никакой не «реальный мир».

— Ах, не реальный? — отозвалась Трясогубка. — В том-то и беда ваша, дорогие жители печального города: вы считаете, что реальность — это непременно что-то жалкое, скучное.

— Послушай, сделай одолжение, — ворчливо перебил Гарун, — спроси у кого-нибудь дорогу!


К тому времени, как они добрались до Сада, Армия гуппи, или Библиотека, успела завершить процесс Верстки и Сверки (именно этот момент Гарун видел из окна своей спальни), то есть должным образом построилась. «До встречи», — бросила запыхавшаяся Трясогубка и умчалась туда, где выстроились в своих коричневых бархатных шапочках Королевские Страницы и где воинственно (хоть и глуповато) гарцевал на своем механическом крылатом коне принц Боло.

Гарун без труда нашел Рашида. Отец тоже явно проспал: волосы у него были взъерошены, и одет он был в ту же самую слегка помятую и уже не очень свежую голубую ночную сорочку.

Рядом с Рашидом Халифом в маленьком павильоне, где били фонтаны, стоял обладатель голубых бакенбардов Джинн Воды Еслий, который в виде приветствия помахал Гаруну Разъемником.

Гарун прибавил ходу и успел вовремя.

— … большая честь познакомиться с вами, — говорил Еслий. — Особенно теперь, когда нет больше необходимости называть вас Отцом Воришки.

Рашид в недоумении нахмурился, но подоспевший Гарун торопливо сказал: «Я тебе потом все объясню» и бросил на Еслия такой свирепый взгляд, что тот немедленно умолк. Затем, меняя тему разговора, он добавил:

— Папа, хочешь, я тебя познакомлю с другими новыми друзьями — действительно интересными?


— За Батчет и за Океан!

Все силы гуппи были собраны. Страницы разместились на длинных Птицах-баржах, которые находились в Лагуне. Плавучие Садовники и Многоустые Рыбы тоже были готовы к отплытию. Джинны Воды, оседлав всевозможные летающие машины, нетерпеливо поглаживали бакенбарды. Рашид Халиф поднялся на борт Удода Ноо вслед за Еслием и Гаруном. Там же находились Мали и Габи с Багой. Гарун представил их отцу, после чего все со страшным шумом отчалили.

— Глупо, что мы так неподходяще одеты! — посетовал Рашид. — Через несколько часов мы совсем окоченеем в этих ночных сорочках!

— К счастью, — произнес Джинн Воды, — я прихватил с собой Ламинат. Так что если скажете мне «пожалуйста» и «большое спасибо», я смогу вам кое-что предложить.

— Пожалуйста и большое спасибо, — быстро проговорил Гарун.

Ламинат оказался тонкой, прозрачной и блестящей, как крылья стрекозы, одеждой. Гарун и Рашид надели поверх своих ночных сорочек длинные туники из этого странного материала, а на ноги натянули такие же гетры. К их изумлению, Ламинат так плотно прилип к одежде и телу, что, казалось, растворился, только кожа и одежда приобрели легкий перламутровый блеск.

— Теперь холод вам не страшен, — сказал Еслий.

Они покинули Лагуну, оставив позади все уменьшающийся Гуп-Сити; Удод Ноо не отставал от других высокоскоростных механических птиц, поднимавших вихрь водяных брызг. «Надо же, как все быстро меняется! — поразился Гарун. — Всего неделю назад я был мальчишкой, который ни разу в жизни не видел снега, — и вот я здесь, и направляюсь в ледяную пустыню, где никогда не светит солнце, а на мне нет ничего, кроме ночной сорочки и какого-то странного прозрачного материала. Вот уж точно из огня да в полымя».

— Только наоборот, — сказал Удод Ноо в ответ на мысли Гаруна, — из холодильника в морозильник.

— Невероятно! — воскликнул Рашид Халиф. — Он говорит, не раскрывая клюва!


Армада гуппи уже долгое время была в пути. До слуха Гаруна доносился сначала тихий гул, потом приглушенный ропот и в конце концов раскатистый рев. Только через какое-то время Гарун сообразил, что эти звуки производили гуппи, которые безостановочно говорили и жарко спорили друг с другом. «Вода усиливает звуки», — вспомнил он, после чего подумал, что такое количество звуков без труда можно было бы услышать даже на высохшей пустоши. Джинны Воды, Плавучие Садовники, Многоустые Рыбы и Страницы громко обсуждали все «за» и «против» стратегического плана, в реализации которого им предстояло принять участие.

Габи с Багой были так же говорливы, как и прочие Многоустые Рыбы, а по мере приближения к Полосе Сумерек и стране Чуп их булькающая речь становилась все более недовольной:

— Спасти принцессу за «спасибо»?

Нам только Океан спасти бы!

Путь преградить должны мы, рыбы,

Отраве, бьющей из-под глыбы!

Принцесс полным-полно кругом,

А он один — и мы при нем.

Гарун был поражен.

— Разве это не мятежные речи? — рискнул он высказать свое мнение.

Еслий, Габи, Бага и Мали тотчас оживились:

— А что такое «мятежный»? — спросил Еслий.

— Это что, растение? — поинтересовался Мали.

— Вы неправильно поняли, — пытался объяснить Га-рун. — Это просто прилагательное.

— Чепуха, — произнес Джинн Воды. — Какие речи у прилагательных, они же не умеют разговаривать.

— Но ведь говорят же, что кровь — говорит! — Гарун обнаружил, что вступает в спор (все эти прения вокруг оказались явно заразными). — А раз так, то и прилагательные могут разговаривать, и все что угодно может.

На мгновение воцарилось молчание, но потом все снова вернулись к теме дня: как правильно расставить приоритеты — спасать вначале Батчет, а потом Океан или вначале Океан, и только потом Батчет. Рашид Халиф подмигнул Гаруну, и тот немного приободрился.

На всех Птицах-баржах велись жаркие споры, звуки которых далеко разносились по воде:

— Искать надо хорошее, а дурное само найдется!

— Да уж, дурнее Батчет точно не найдешь.

— Да как вы смеете говорить такое о нашей любимой принцессе, нареченной красавице-невесте уважаемого принца Боло!

— Красавице? Вы что, забыли, какой у нее голос, какой нос, какие зубы?..

— Ладно, не будем об этом…

Гарун заметил, что старый генерал Цитат верхом на таком же, как у принца Боло, крылатом коне перебирался с одной Птицы-баржи на другую и принимал участие во всех этих дискуссиях. И Страницам, и прочим гражданам Гуп предоставлялась, по-видимому, полная свобода, потому что старый генерал Цитат, глазом не моргнув, выслушивал обидные для него тирады, доказывавшие полное отсутствие субординации и вообще выглядел очень довольным. Гаруну даже показалось, что во многих случаях Генерал сам провоцировал такие диспуты, а потом с восторгом к ним присоединялся, защищая то одну точку зрения, то (исключительно чтобы доставить себе удовольствие) противоположную.

— Ну и армия! — поразился Гарун. — Если бы какие-нибудь солдаты на Земле вели себя подобным образом, их бы вмиг под трибунал отдали.

— Но-но-но что толку давать людям Свободу Слова, — заявил Удод Ноо, — если потом оказывается, что они не могут ею пользоваться? И разве Слово — не самая великая сила из всех? А раз так, то разве не стоит пользоваться ею в полной мере?

— Сегодня уж точно ею воспользовались, — ответил Гарун. — Мне кажется, гуппи неспособны сохранить какую-нибудь тайну даже ради спасения собственной жизни.

— Зато ради спасения собственной жизни мы запросто можем тайну раскрыть! — ответил ему Еслий. — Я, к примеру, знаю массу интереснейших тайн.

— И я тоже, — поддакнул Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Может, начнем?

— Нет, — категорически заявил Гарун, — не надо. Рашид был в полном восторге:

— Вот это да, юный Гарун Халиф, — рассмеялся он, — у тебя и вправду необычайно веселые друзья!

Армада гуппи между тем продолжала свой путь, и все ее участники радостно делились друг с другом самыми важными секретами военного плана генерала Цитата (а он, разумеется, охотно делился ими с любым, кто удосуживался полюбопытствовать). Этот план был рассмотрен, усовершенствован, обдуман, пережеван, высоко оценен и раскритикован, и даже — после нескончаемых препирательств — утвержден. Рашид Халиф, которого, как и Гаруна, одолевали сомнения: может ли быть польза от такого количества бесплодных разговоров, рискнул высказать это вслух. Однако Еслий, Ноо, Мали, Габи и Бага кинулись спорить теперь уже по этому поводу с прежней энергией и страстью.

Безучастным оставался только принц Боло. Верхом на своем механическом скакуне он несся по небу в авангарде армии гуппи, не произнося ни слова, не глядя ни вправо, ни влево — только вперед, на далекий горизонт. Ему не нужны были аргументы: главное — Батчет, и точка.

— Надо же, как Боло в себе уверен! — удивился Гарун. — При том что половина гуппи в этой армаде вообще неспособны принять решение.

Плавучий Садовник Мали, двигавшийся рядом с ними, раскрыл свои мягкие сиреневые губы и цветочным голосом ответил:

— Любовь. Все из-за Любви. Любовь прекрасна. Хотя иногда немного глупа.


Свет угасал постепенно, сначала медленно, потом все быстрее. Они вступили в Полосу Сумерек!

Глядя вдаль, туда, где тьма сгущалась подобно грозовой туче, Гарун чувствовал, как слабеет его мужество. «На что может рассчитывать наша абсурдная армия, — думал он в отчаянии, — в этих краях, где так темно, что даже не увидишь врага!» И чем ближе они подходили к берегам страны Чуп, тем больше страшила его перспектива сражения с армией чупвала. Гарун был уверен, что их разобьют, Батчет они не спасут, Океан будет окончательно отравлен, и всем историям мира наступит конец. Туманное багровое небо отражало его обреченное настроение.

— Но-но-но не принимай это близко к сердцу, — участливо заметил Удод Ноо. — Так чувствует себя почти каждый, кто впервые преодолевает Полосу Сумерек и оказывается во Тьме. Я-то ничем таким, понятно, не страдаю, поскольку сердца у меня вообще нет: в этом преимущество машин. — Но-но-но ты только не волнуйся. Ты обязательно акклиматизируешься. И все пройдет.

— Чтобы переключиться на что-нибудь позитивное, — произнес Рашид Халиф, — должен сказать, что этот Ламинат действительно работает. Я совсем не чувствую холода.

Габи и Бага все больше кашляли и отплевывались. Впереди показалась береговая линия Чуп. Потоки Историй у берегов Чуп были чудовищно загрязненными. Яд вытравил все цвета, превратив Потоки в нечто серое, а ведь именно в цветах воплощались лучшие свойства Историй: живость, легкость и радость. Лишить историю цвета означало нанести ей самый страшный вред. Но и этим дело не ограничивалось: в здешней части Океана почти не осталось тепла. От вод его больше не поднимался нежный тонкий пар, который мог наполнить человека самыми невероятными мечтами. Вода здесь была холодной и липкой. Океан остыл от яда. Габи и Бага запаниковали:

— Чуем: близок наш конец!

Океан — как холодец!

Настал час, когда они должны были ступить на землю Страны Чуп.


На этих сумрачных берегах не пели птицы. Не веял ветер. Не раздавались голоса. Шаги по галечнику были совершенно бесшумны, словно каждый камешек был укутан в неведомый звукопоглощающий материал. В воздухе стоял запах гнили. Деревья с белыми стволами, похожие на привидения, окружали заросли терновника. Бессчетные тени казались живыми. Но на гуппи никто не спешил нападать. Кругом холод и пустота, царство мрака и молчания.

— Чем дальше во тьму они нас заманят, тем больше получат преимуществ, — сказал Рашид. — И им хорошо известно, что мы не остановимся, потому что у них Батчет.

«Я считал, что Любовь всегда побеждает, — думал Га-рун, — но сейчас дело явно идет к тому, что из нас сначала сделают посмешище, а потом и мясной фарш».

Они определили плацдарм для высадки и разбили лагерь. Генерал Цитат и принц Боло прислали Трясогубку за Рашидом Халифом. Гарун, который был рад снова увидеть Страницу, пошел вместе с отцом.

— Ну что, сказочник, — закричал Боло, увидев Рашида, — пришла пора проводить нас к лагерю чупвала. Нас ждут великие дела! Свободу Батчет! Медлить нельзя!

Следом за Генералом, Принцем и Рашидом Гарун и Трясогубка пробирались сквозь заросли терновника, осторожно исследуя местность; вдруг Рашид остановился и молча куда-то указал.

На небольшой поляне стоял очень похожий на тень человек, в руке у него был меч с черным, как ночь, клинком. Рядом не было ни души, но человек все время вер- | телся, подпрыгивал, выбрасывал вперед руку с мечом, и рубил им так, словно сражался с невидимым противником. Когда они подошли поближе, Гарун обнаружил, что человек бьется со своей собственной тенью.

— Смотрите, — прошептал Гарун, — тень двигается совсем не так, как человек.

Он был прав: тень явно вела себя как хотела — вертелась, приседала, растягивалась, пока не становилась длинной, как на закате, и укорачивалась до длины полуденной тени. Меч ее тоже становился то длиннее, то короче, а сама она завинчивалась спиралью и все время меняла очертания. Ноги тени были скреплены с ногами воина, но все остальное жило своей жизнью. Казалось, что по сравнению с обычными тенями эта тень из мира теней обладала гораздо большими возможностями.

Воин тоже был фигурой поразительной. Его длинные прямые волосы, собранные в хвост, свисали до пояса. Лицо было выкрашено в зеленый цвет, губы — в алый, выпученные глаза и брови обведены черным, а на щеках нарисованы белые полосы. Массивный боевой наряд состоял из кожаных наголенников, толстых наплечников и набедренников, отчего огромный воин казался еще больше. Да, такой атлетической мощи и такого мастерского владения мечом Гарун никогда прежде не видел. Потому что какие бы коленца ни выкидывала тень, воин ни в чем ей не уступал. Они сражались друг с другом, неразрывно связанные, и Гаруну пришло в голову, что их битва — это прекрасный танец, исполняемый в абсолютной тишине под музыку, звучащую только в головах танцоров.

Внезапно Гарун увидел глаза воина и оцепенел. До чего они были ужасны! С черными белками, серой, как сумерки, радужкой и белыми, как молоко, зрачками. «Неудивительно, что чупвала так нравится мрак, — догадался Гарун. — При свете дня они окажутся слепыми, словно летучие мыши, потому что их глаза устроены наоборот, как негатив, который забыли напечатать».

Гарун смотрел на боевой танец Воина Теней и думал: «Как много противоположностей сталкивается в этом противостоянии Гуп и Чуп! Гуп — это яркость, а Чуп — мрак. Гуп — тепло, а Чуп — леденящий холод. Гуп — болтовня и шум, а Чуп — тихое, как тень, молчание. Гуппи любят Океан, чупвала хотят его отравить. Гуппи обожают Истории и Речь, а чупвала все это так же сильно ненавидят». Здесь шла война между Любовью (к Океану, к Принцессе) и Смертью (именно это Культмастер Хаттам-Шуд уготовил и Океану, и Принцессе).

«Хотя все не так просто, — сказал себе Гарун, которому танец Воина Теней открыл, что молчание может быть по-своему изящным и красивым (так же как речь — неуклюжей и уродливой), а Действие — таким же благородным, как Слово, а порождения мрака бывают так же прекрасны, как дети света. — Если бы гуппи и чупвала ненавидели друг друга меньше, — подумал он, — они наверняка нашли бы друг в друге массу интересного».

В это мгновение Воин Теней застыл на месте, глядя своими странными глазами в направлении кустов, где прятались гуппи, после чего его Тень вытянулась в их сторону и нависла над ними со своим длинным мечом. Воин же, спрятав в ножны свой меч (что никак не отразилось на поведении Тени), направился к их укрытию. Движения его рук становились все быстрее, все выразительнее — и вдруг он, словно в порыве внезапного отвращения, опустил руки и (о ужас!) заговорил.

VIII. ВОИНЫ ТЕНЕЙ

Когда Воин Теней пытался выговаривать звуки, его и без того жуткое лицо (зеленая кожа, алые губы, белые полосы на щеках и все прочее) искажала устрашающая гримаса.

— Го-го-го-голь, — голосил он и фыркал: — Каф-каф-каф-ка.

— Что-что? Что такое говорит этот парень? — громко спросил принц Боло. — Я ни слова не понимаю.

— Ну и показушник же этот Боло, — сквозь зубы прошептала Гаруну Трясогубка. Изображает из себя такого важного, бравого и думает — никто из нас не заметит, что душа у него в пятках.

Гаруну хотелось спросить у Трясогубки, почему она, будучи такого невысокого мнения о принце Боло, все-таки остается у него на службе, но он не решился — во-первых, потому что не хотел получить в ответ что-нибудь резкое и презрительное, во-вторых — потому что она начинала ему всерьез нравиться, а значит, он был заранее согласен со всем, что она скажет, а главное, потому, что прямо над ними, размахивая огромным мечом, нависла гигантская Тень Воина, да и сам Воин хрюкал и шипел совсем рядом. Словом, для болтовни момент был не вполне подходящий.

— Если правда, что по приказу Культмастера жители страны Чуп практически не разговаривают, то нет ничего удивительного в том, что этот Воин временно потерял контроль над собственным голосом, — объяснил Рашид Халиф принцу Боло, но на последнего это не произвело никакого впечатления.

— Возмутительно, — изрек он. — Почему некоторые не могут говорить, как все люди.

Не обращая внимания на принца Боло, Воин Теней продолжал жестикулировать, обращаясь к Рашиду, наконец он с трудом прокаркал несколько слов.

— Му-дра, — выговорил он. — Го-ре-а-хи-не-йя.

— Слышите-слышите, — крикнул Боло, хватаясь за эфес шпаги. — Он нам горе пророчит. Сейчас он у меня получит горе. Это я ему обещаю.

— Боло, — крикнул генерал Цитат, — да замолчишь ты, черт подери, или нет? Разрази меня гром, если этот Воин не пытается что-то нам сказать.

Руки Воина Теней задвигались еще быстрее: он по-всякому вертел пальцами, складывал ладони под разными углами, показывал на различные части своего тела и хрипло повторял:

— Му-дра. Го-ре-а-хи-не-йя.

И тут Рашид Халиф вдруг хлопнул себя по лбу.

— Какой же я дурак! — воскликнул он. — Наконец до меня дошло! Он все время с нами бегло разговаривает.

— Не смешите меня, — вмешался Боло. — Может, вы хотели сказать, что он бегло хрюкает?

— Он бегло жестикулирует, — ответил Рашид, с изрядной сдержанностью реагируя на выпад Боло. — Он использует Язык Жестов. Мудра — это его имя. Он пытается нам представиться: «Мудра. Говорю на Абхинайя». Так называется древний Язык Жестов, который я как-то случайно выучил.

И Мудра, и его Тень яростно закивали. Тень, кстати, тоже вложила свой меч в ножны и затараторила на Языке Жестов с такой же скоростью, что и Мудра, так что Рашиду даже пришлось обратиться к ним с просьбой:

— Пожалуйста, по одному. И помедленнее, а то я давно не практиковался, и для меня это слишком быстро.

Рашид в течение нескольких минут «слушал» руки Мудры и Тени, после чего повернулся к генералу Цитату и принцу Боло и с улыбкой сообщил:

— Тревога ложная. Мудра — друг. Нам повезло, потому что нам повстречался не кто-нибудь, а Сильнейший Воин страны Чуп, которого почти все чупвала считают вторым лицом после самого Хаттам-Шуда.

— Ну, если он второй после Хаттам-Шуда, — воскликнул принц Боло, — то нам и впрямь повезло. Давайте схватим его, закуем в цепи и скажем Хаттам-Шуду, что отпустим его, только если он вернет нам Батчет целой и невредимой.

— Хорошо бы, но только как его схватить? — поинтересовался генерал Цитат. — Он ведь ждет не дождется, чтоб его схватили. Хм…

— Послушайте, пожалуйста, — настойчиво прервал их Рашид. — Мудра больше не союзник Культмастера. Он по горло сыт беспредельным фанатизмом и жестокостью Культа безъязыкого ледяного идола Безабана, так что с Хаттам-Шудом он все отношения порвал. А сюда, в эту сумеречную пустыню, он явился, чтобы подумать над тем, что ему делать дальше. Если хотите, я точно переведу вам его слова с языка Абхинайя.

Генерал Цитат кивнул, и Мудра начал «говорить». Га-рун заметил, что в Языке Жестов участвуют не только руки. Важны были также движения глаз и позиция ног.

Вдобавок Мудра демонстрировал потрясающее умение управлять даже самыми мелкими мускулами своего зеленого лица: отдельные участки на нем морщились и подергивались.

Все это вместе и составляло речь на языке Абхинайя.

— Не думайте, что все чупвала поддерживают Хаттам-Шуда и поклоняются Безабану, — сообщил Мудра на своем танцующем языке (а Рашид перевел его «слова»). — В большинстве своем они просто боятся страшной колдовской силы Культмастера. Но если он будет свергнут, то почти все чупвала перейдут на мою сторону. А еще я хочу сказать, что хотя я и моя Тень — воины, мы оба — за Мир.

Теперь пришел черед Тени «говорить».

— Прежде всего вам следует знать, что в стране Чуп Тени считаются равными тем людям, с которыми они скреплены, — начала Тень (а Рашид переводил). — Чупвала, как вам уже известно, живут во мраке. А во мраке у Тени нет необходимости постоянно иметь одно и то же очертание. Так что некоторые Тени — я, к примеру, — научились изменяться, для чего достаточно просто как следует этого захотеть. Вы только вообразите все преимущества! Если Тени не нравится манера одеваться или прическа человека, с которым она скреплена, она может выбрать свой стиль! Тень чупвала может быть грациозной, как балерина, тогда как сам чупвала неуклюж, словно последняя деревенщина. Но и это еще не все. В стране Чуп Тень — часто более сильная личность, чем тот Человек, или Сущность, которой она принадлежит. И очень часто именно Тень ведет, а Человек или Сущность лишь следуют за ней. И, разумеется, между Тенью и Сущностью или Человеком могут вспыхивать ссоры; они могут тянуть в разные стороны — поверьте, мне доводилось это видеть! Но столь же часто случается, что они — верные партнеры, уважающие друг друга. Словом, мир с чупавала означает также мир с их Тенями… А Тени тоже очень недовольны Культмастером.

Мудра и его Тень завершали свое повествование. Руки их двигались все быстрее и быстрее, мускулы лица сокращались и подергивались самым причудливым образом, ноги совершали ловкие и быстрые движения.

— Черная магия Хаттам-Шуда дала чудовищные результаты, — сообщил Мудра. — Он так глубоко постиг искусство Черного Колдовства, что сам стал Тенеподобным — мрачным, изменчивым и даже внешне напоминающим Тень. И чем более Тенеподобным он становился, тем больше его Тень походила на Человека. Теперь уже невозможно разобраться, где Тень, а где он сам. Потому что ему удалось сделать то, что остальным чупвала даже не снилось — отделиться от собственной Тени! И теперь он ходит во мраке совсем без Тени, и Тень его тоже идет, куда ей заблагорассудится. А это означает, что Культ-мастер Хаттам-Шуд может находиться в двух местах одновременно!

Трясогубка, которая смотрела на Воина Теней с выражением, очень похожим на восхищенную преданность, не выдержала:

— Да ведь это самая ужасная новость, какая может быть! Его и один-то раз почти невозможно победить, а вы говорите, что мы должны уничтожить его дважды?

— Увы, это так, — суровым жестом ответила Тень Мудры. — И это еще не все. Дело в том, что раздвоение Хаттам-Шуда очень плохо сказалось на отношениях между чупавала и их Тенями. Дошло до того, что многие Тени открыто возмущаются тем, что скреплены ногами с чупвала. Так что у нас все перессорились…

— Настали времена, — заключил Мудра — когда чупвала не могут доверять даже собственным Теням.

В молчании генерал Цитат и принц Боло обдумывали «рассказ» Мудры и его Тени. Наконец принц Боло воскликнул:

— А почему мы должны ему верить? Разве он не признался в том, что предал собственного вождя? Как можно иметь дело с предателем? Откуда нам знать, может, он и нас собирается предать. Может, он говорит все это с умыслом. Может, это западня?

Тут генерал Цитат, который, как успел заметить Гарун, вообще-то был человеком кротким и покладистым, весь побагровел.

— Черт возьми, ваше высочество, — произнес он. — Здесь командую я. Так что лучше придержите язык, а не то вернетесь в Гуп-Сити, а вашу Батчет спасет кто-нибудь другой. Не думаю, что вам это понравится!

Трясогубке этот выпад явно пришелся по душе. Что до Боло, то он хоть и сохранял кровожадный вид, но язык все-таки придержал.

И это было очень кстати, потому что Тень Мудры отреагировала на речь Боло тем, что начала судорожно искажаться, расти и превратилась сначала в силуэт огнедышащего дракона, а потом и в прочих тварей: грифона, василиска, мартихора, тролля. А пока Тень пребывала в таком возбужденном состоянии, Мудра, отойдя на несколько шагов, прислонился к дереву и сделал вид, будто ему до смерти скучно, — рассматривал свои ногти, зевал и всячески демонстрировал подчеркнутое равнодушие. «Вот уж парочка так парочка — этот Воин с его Тенью, — подумал Гарун. — Ведут себя прямо противоположным образом, так что не поймешь, что они на самом деле чувствуют — может быть, вообще что-то третье».

С подчеркнутым, даже несколько преувеличенным уважением к Мудре обратился генерал Цитат:

— Разрази меня гром, Мудра, ты ведь нам поможешь? Иначе непросто нам придется во Мраке Страны Чуп. Нам до смерти необходим парень вроде тебя. Сильный Воин и все такое. Что скажешь?

Принц Боло с недовольным видом ждал в стороне; Мудра ходил взад-вперед и сосредоточенно думал. Потом он снова заговорил жестами, а Рашид перевел.

— Я помогу вам, — сказал Воин Теней. — Потому что Культмастера обязательно нужно свергнуть. Но и вы должны принять решение.

— Догадываешься, о чем он? — шепнула Трясогубка Гаруну. — Все о том же — спасать в первую очередь Батчет или Океан? Кстати, — добавила она, слегка покраснев, — ты заметил, какой он грозный, решительный, дерзкий? Это я про Мудру.

— Я понял, про кого ты, — ответил Гарун, почувствовав укол чего-то вроде ревности. — Да, он ничего.

— Ах, ничего? — прошипела Тресогубка. — Всего лишь ничего? Да как ты можешь говорить…

Но тут ей пришлось замолчать, потому что Рашид начал переводить «слова» Мудры.

— Как я уже сказал, у нас сейчас два Хаттам-Шуда. Один держит принцессу Батчет в Цитадели Чуп и собирается зашить ей губы на Празднике Безабана. Второй, как вы уже знаете, находится в Старой Зоне, где и вынашивает свои коварные планы уничтожения Океана.

Невероятное упрямство овладело принцем Боло.

— Говорите что хотите, Генерал, — воскликнул он — но человек важнее Океана, пусть и оба они под угрозой! Первой нужно спасать Батчет. Батчет, любовь моя, моя единственная девочка. Мы обязаны уберечь ее прекрасные губы от иглы Культмастера, нам нельзя медлить! Да что с вами? Что течет в ваших жилах — кровь? Вы, Генерал, и вы, господин Мудра, вы сами-то — люди или… или… Тени?

— Зачем же незаслуженно обижать Теней, — со спокойным достоинством прожестикулировала Тень Мудры (на что Боло не обратил никакого внимания).

— Ну хорошо, — согласился генерал Цитат. — Будь оно все неладно, я согласен. Но тогда нам придется отправить кого-нибудь на разведку в Старую Зону. Только вот кого? Ума не приложу…

В это мгновение Гарун прочистил горло.

— Меня. Отправьте, пожалуйста, меня, — вызвался он. Все без исключения присутствующие уставились на него, и он в своей алой ночной сорочке с пурпурными латками почувствовал себя полным идиотом.

— Что ты там говоришь? — раздраженно спросил принц Боло.

— Вы подумали, что мой отец шпионит за вами по поручению Хаттам-Шуда, — сказал Гарун. — Так вот, если вы с Генералом хотите, я могу пошпионить за самим Хаттам-Шудом или за его Тенью — кто там из них травит Океан в Старой Зоне.

— Но почему, разрази меня гром, ты берешься за такое опасное поручение? — недоумевал генерал Цитат.

«Хороший вопрос, — подумал Гарун. — Наверное, потому что я круглый дурак». Но вслух он сказал совсем другое:

— Дело вот в чем. Всю жизнь я слышал о замечательном Море Историй, о Джиннах Воды и всем таком прочем. Но поверил я в это только прошлой ночью, после того как обнаружил в своей ванной Еслия. И теперь, когда я и вправду оказался на Кгани и собственными глазами убедился, как прекрасен Океан с его разноцветными Потоками, Плавучими Садовниками и Многоустыми Рыбами и всем-всем-всем, вдруг выясняется, что если ничего не предпринять, он может в любую минуту погибнуть… А такая история, господа, мне совершенно не нравится. Мне не нравится история о том, что все замечательные истории мира будут испорчены или вообще умрут. Я уже сказал вам, что поверил в Океан совсем недавно, так, может быть, я еще успею сделать для него то, что в моих силах.

«Да, ты и так уже много сделал, — подумал он про себя, — они уже поняли, какой ты безнадежный идиот!» Зато Трясогубка смотрела на него почти так же, как недавно на Мудру, и это, безусловно, было очень приятно. Но потом он бросил взгляд на отца и подумал: «Ну вот, я знаю, что он сейчас скажет…»

— В тебе, юный Гарун Халиф, — сказал Рашид, — скрыто намного больше, чем кажется на первый взгляд.

— Забудьте, — пробормотал Гарун сердито. — Вообще забудьте о том, что я говорил.

Принц Боло подошел к нему и, хлопнув его по спине, заявил:

— Даже не думай! Еще чего — забыть о том, что ты говорил! Об этом, молодой человек, отныне не забудет никто и никогда! Вот, Генерал, мы и нашли идеального исполнителя для поставленной задачи? Ведь он, как и я, раб Любви. —

Тут Гарун покраснел и больше всего испугался, что он сейчас невольно посмотрит в сторону Трясогубки.

— А разве нет? — продолжал принц Боло, расхаживая взад-вперед и эффектно (хоть и слегка глуповато) жестикулируя. — Точно так же, как моя великая страсть, моя amour влечет меня к Батчет, этот мальчик желает спасти то, что дорого ему: Океан Историй.

— Вот и славно, — подал голос генерал Цитат. — Отныне ты, о юный Гарун, будешь нашим шпионом. Эх, пропадай все пропадом! Но ты это заслужил. Выбирай себе товарищей — и вперед! — Голос его звучал сипло, словно за внешней суровостью Генерала скрывалась тревога.

— Это конец, — подумал Гарун. — Но отступать поздно.

— Крадись как тень! Смотри в оба, но сам оставайся невидим! — театрально воскликнул Боло. — Ты теперь тоже вроде Воина Теней.


Чтобы добраться до Старой Зоны, надо было пересечь Полосу Сумерек, двигаясь на юг вдоль береговой линии страны Чуп, оставить позади погруженный во мрак и тишину континент и очутиться у безграничного Южного Полярного Океана Кгани. Через час после того, как Гарун вызвался отправиться на разведку, они с Джинном Воды Еслием уже были в пути. Они выбрали себе в спутники Многоустых Рыб Габи и Багу, которые с бульканьем шли у них в фарватере, и старого Плавучего Садовника Мали с сиреневым ртом и в шляпе из водорослей, который теперь шагал рядом по воде. Гаруну вообще-то хотелось взять с собой Трясогубку, но сказать об этом он так и не отважился, к тому же ему показалось, что она предпочитает остаться с Воином Теней Мудрой. (Что до Рашида, то ему нужно было переводить Язык Жестов Мудры Генералу и Принцу).

Несколько часов стремительного перемещения по Полосе Сумерек — и они оказались у Южного Полярного Океана. Вода здесь почти полностью утратила все свои цвета, а ее температура упала еще ниже.

— Нет, не сбились мы с маршрута:

Было круто — стало люто! —

говорили Габи и Бага, кашляя и чихая.

Мали шагал по воде, явно не испытывая ни малейшего неудобства.

— Но если эта вода так сильно отравлена, почему у вас не болят ноги? — спросил у него Гарун.

Мали в ответ покачал головой:

— Видел я и хуже. Бах, немного яда. Трах, чуть-чуть кислот. Мали — воробей стреляный. Такое его не остановит.

После чего он, к удивлению Гаруна, хрипло пропел коротенький куплет:

— Хоть с лютой злобой,

Хоть из любви,

Меня попробуй

Останови!

— Мы здесь, — напомнил ему Гарун, стараясь говорить как можно более авторитетно, — для того чтобы остановить Культмастера Хаттам-Шуда.

— Если правда, что Ключ, или Источник Историй, находится у Южного Полюса, — предположил Еслий, — то можно не сомневаться, что Хаттам-Шуд тоже будет где-то рядом.

— Вот и отлично, — согласился Гарун. — Тогда вперед к Южному Полюсу!

Вскоре после этого их настигло первое бедствие — Габи и Бага, жалобно хныча, признались, что двигаться дальше они не могут:

— Кто же знал, что выйдет так!

Ждали света, грянул мрак!

И подсев на этот риф, мы

Потеряли наши рифмы.

С каждой милей Океан становился все гуще и холоднее, многие Потоки Историй наполнились темным вязким веществом, напоминающим патоку.

«Как бы там ни было, мы уже близки к цели», — подумал Гарун, а Многоустым Рыбам грустно сказал:

— Оставайтесь здесь и стойте на страже. Дальше мы пойдем без вас.

«Даже если опасность будет угрожать с этой стороны, им вряд ли удастся нас предупредить», — подумал он, но вслух этого говорить не стал, потому что Многоустые Рыбы и без того выглядели ужасно несчастными.

Свет сделался уже совсем слабым (они добрались до самого края Полосы Сумерек, до границы с полушарием Вечного Мрака). Они продолжали двигаться к Полюсу. Внезапно Гарун увидел встающий из глубины Океана лес; высокие растения слегка покачивались на ветру, а отсутствие света делало эту картину совершенно мистической.

— Земля? — удивился Гарун. — Но здесь не должно быть никакой земли?

— Это запущенные воды, вот что это такое, — с отвращением произнес Мали. — Засорение. Неухоженность. Позор. Но дайте мне год, и это место будет как новенькое.

Для Плавучего Садовника это была целая речь. Он был явно очень расстроен.

— Года у нас нет, — вздохнул Гарун. — И перелетать через это тоже не хотелось бы. Тогда нас легко обнаружат, а кроме того, мы не могли бы взять вас с собой.

— Обо мне не беспокойтесь, — ответил Мали. — И перелетать вам через это не придется. Я расчищу дорогу. — После чего он набрал невероятную скорость и исчез в зарослях.

Несколько мгновений спустя Гарун понял, что Мали приступил к работе — в воздух полетели огромные пучки растительности, и в панике кинулись врассыпную обитатели этих сорных джунглей: гигантская моль-альбинос, огромные серые птицы, состоявшие из одних костей, длинные белесые черви с головами, похожими на лопасти лопат. «Надо же, в Старой Зоне даже дикие животные Старые, — подумал Гарун. — Может, дальше пойдут динозавры? Или не динозавры, а эти, как их — обитающие в воде — ихтиозавры! (Мысль о том, чтобы увидеть, как ихтиозавр высовывает голову из воды, была одновременно жуткой и восхитительной.) Они же в любом случае вегетарианцы, — успокаивал он себя. — Или по крайней мере были ими. Если я, конечно, ничего не путаю».

Примчался по воде Мали, чтобы отчитаться о достигнутых результатах.

— Немного прополки, немного дезинфекции. Еще чуть-чуть — и порядок, — доложил он, после чего снова исчез.

Как только канал был готов, Гарун направил в него Удода Ноо. Мали между тем нигде не было видно.

— Куда ты делся? — крикнул Гарун. — Сейчас не время играть в прятки. — Но ответа не последовало.

На поверхности узкого канала все еще плавали водоросли и корни… А когда они оказались в самой гуще сорных джунглей, случилась вторая катастрофа. Гарун услышал слабый шипящий звук, а в следующее мгновение на них набросили что-то похожее на колоссальную сеть, сплетенную из мрака. Эта сеть накрыла их, и они не могли пошевелиться.

— Паутина Ночи, — пояснил Удод Ноо. — Знаменитое оружие чупвала. Сопротивление бесполезно: чем больше стараешься освободиться, тем крепче она держит. Сожалею, но мы, кажется, попались.

Гарун различал звуки с другой стороны Паутины Ночи: шипение и тихие довольные смешки. А еще он видел глаза, которые смотрели сквозь Паутину — такие же, как у Мудры: с черными белками, серой радужкой и белыми зрачками, только в этих глазах совсем не было дружелюбия. Но куда подевался Мали?

— Ну вот — мы в плену, — вздохнул Гарун. — Я все-таки стал героем.

IX. КОРАБЛЬ МРАКА

Их медленно волокли вперед. Когда глаза привыкли к темноте, Гарун смог разглядеть силуэты похитителей, которые тянули Паутину за какие-то невидимые, но мощные канаты. Их тащили вперед, но куда? Этого Гарун не мог вообразить, как ни старался. Единственное, что вставало перед его мысленным взором, это огромная черная дыра, которая разверзлась, как пасть, и постепенно их заглатывала.

— Попались, влипли, сейчас из нас отбивную сделают, — обреченно проговорил Еслий.

Удод Ноо тоже явно загрустил.

— Упаковали, перевязали бантиком — и прямиком к Хаттам-Шуду, — сетовал он, не раскрывая клюва. — А там бац, бумс, трах — и всем нам финито… Он сидит там, в сердце мрака… на дне этой черной дыры… Говорят, что он свет пожирает: берет и ест его сырым, голыми руками… Съедает все подчистую. А еще он ест слова… И умеет одновременно находиться в двух местах. В общем, выхода нет. Горе нам! Ай-ай-ай!

— Такие спутники, как вы, — просто находка, — заявил Гарун как можно беззаботней. И, обращаясь к Удоду Ноо, добавил: — А еще машина! Ты готов проглотить любые истории, даже те, что находятся в чужих головах. Взять хоть эту черную дыру: я о ней и подумать-то не успел, а ты уже, пожалуйста, — клюнул и даже испугался. Честное слово, Удод, возьми себя в руки.

— Как же я могу взять себя в руки, если чьи-то чужие руки нас всех уже заграбастали, — посетовал Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Если эти руки уже тащат меня куда хотят?

— Вниз, посмотрите вниз, — перебил его Еслий. — Посмотрите на Океан!

Густой темный яд теперь был повсюду, и Гарун уже не мог различать отдельные Потоки Историй по цветам. От воды, температура которой приближалась к точке замерзания, поднимался холодный вязкий пар. «Холодный, как смерть», — подумал Гарун.

Еслий не мог больше сдержать отчаяния.

— Мы сами, сами виноваты, — заплакал он, — мы же Хранители Океана, а не уберегли его. Посмотрите на Океан, вы только посмотрите на него! На что похожи самые древние сказки? Это мы, мы позволили им погибнуть, мы их предали намного раньше, чем они оказались отравлены. Мы утратили наши корни, наш Ключ, наш Источник. Надоело, говорили мы, спроса нет, перепроизводство. А теперь полюбуйтесь! Ни цвета, ни жизни, ни-че-го!

«Мали был бы в ужасе, — подумал Гарун, — Мали в первую очередь».

От Плавучего Садовника, впрочем, по-прежнему не было ни слуху ни духу. «Наверное, увяз в какой-нибудь другой Паутине Ночи, — решил Гарун. — О, я бы сейчас отдал все что угодно, лишь бы увидеть, как этот похожий на корневище старикан бежит рядом, услышать его мягкий голос и отрывистую речь».

Паутина Ночи вдруг резко остановилась, и волна отравленной воды плеснула в борт Удода Ноо. Гарун и Еслий инстинктивно отдернули ноги, но одна из причудливо расшитых туфель Еслия (с левой ноги, если быть точным) упала в Океан, где молниеносно с шипением и бульканьем растворилась целиком и полностью, до самого кончика своего задранного носа. Гарун был потрясен.

— Этот яд такой концентрированный, что действует как сильная кислота, — произнес он. — Ты, Удод, наверное, сделан из очень прочного материала, а Еслию страшно повезло, что туда упала его туфля, а не он сам.

— Подожди радоваться, — угрюмо сказал Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Никто не знает, что нас ждет впереди.

— Большое спасибо, — отозвался Гарун. — Еще одно ценное замечание с твой стороны.

Но он волновался из-за Мали. Ведь тот сейчас ходил где-то по поверхности этого концентрированного яда. Конечно, он был старой закалки, но мог ли он это выдержать? Перед глазами Гаруна встала страшная картина — Мали медленно погружается в Океан и с шипением и бульканьем… Гарун потряс головой. Сейчас не время думать о плохом.

Паутину Ночи сняли, и в слабом сумраке Гарун разглядел впереди большую прогалину посреди сорных джунглей. Чуть подальше виднелось что-то похожее на стену из тьмы. «Это, наверное, начало Вечного Мрака, — подумал он, — Мы добрались до его края».

Здесь на поверхности Океана плавало лишь несколько обожженных и разъеденных кислотой корней и водорослей. Мали не показывался, и Гарун по-прежнему подозревал самое худшее.

Отряд из тринадцати чупвала взял в кольцо Удода Ноо, наведя на Гаруна и Еслия грозного вида оружие.

Глаза у всех чупвала были одинаковые: зрачки белые, радужка серая, а белки черные — так же, как у Мудры. Но эти чупвала, в отличие от Мудры, оказались тощими, жалкими, скользкими типами в черных плащах с капюшонами, на которых красовалась эмблема личной гвардии Хаттам-Шуда — Знак Рта-На-Замке. «Они похожи на конторских клерков в маскарадных костюмах, — подумал Гарун. — Впрочем, не надо их недооценивать, они по-настоящему опасны».

Столпившиеся вокруг Удода Ноо чупвала с любопытством уставились на Гаруна, и это было неприятно. Все они сидели верхом на больших темных морских коньках, которые, казалось, были не меньше озадачены присутствием мальчика-землянина, чем всадники.

— Эти темные лошадки — для справки — тоже машины, — пояснил Удод Ноо. — Но на темных лошадок, как известно, лучше не ставить, и доверять им нельзя.

Гарун не слушал.

Он понял, что темная стена, показавшаяся ему сперва началом Вечного Мрака, на самом деле никаким мраком не была. А был это корабль-колосс — просторное, похожее на ковчег судно, бросившее якорь в прогалине. «Вот куда нас сейчас поведут, — подумал он, и сердце у него упало. — Это, наверное, флагман Культмастера Хаттам-Шуда». Он открыл было рот, чтобы поделиться своими соображениями с Еслием, но почувствовал, что от страха у него пересохло в горле, и единственное, что он смог, это прокаркать, показывая на темный корабль:

— Кар… Кар… Кар…


С бортов Корабля Мрака свисали трапы с перилами. К одному такому трапу их и доставили чупвала; тут Гарун и Еслий расстались с Удодом Ноо и начали подниматься на палубу. Карабкаясь по трапу, Гарун услышал жалобные крики, а оглянувшись, увидел, как Удод протестовал, не раскрывая клюва.

— Но-но-но это не трогайте — это же мой мозг! Двое чупвала в плащах, усевшись на спину Удода Ноо, отвинтили с его головы макушку и извлекли тускло блеснувшую металлическую коробочку, сопровождая все это отрывистым, но очень довольным шипением. После чего они просто бросили Удода Ноо, и он болтался на волнах, отключенный от питания, лишенный клеток памяти и командного модуля. Он был похож на сломанную игрушку.

«Дорогой мой Удод, — подумал Гарун, — мне так жаль, что я дразнил тебя, говорил тебе, что ты всего лишь машина! Ты самая лучшая и самая храбрая машина на свете, и я обязательно верну тебе твой мозг, вот увидишь!» Но в глубине души он понимал, что это пустое обещание, ведь он сам оказался в беде.

Они уже поднялись довольно высоко по трапу, когда шедший позади него Еслий вдруг споткнулся и схватил его за руку. Почувствовав, что Джинн Воды вложил ему в руку какой-то маленький и твердый предмет, Гарун сжал его в кулаке.

— Пустячок на случай крайней нужды. От щедрот Дома П2СДО, — шепнул Еслий. — Может, у тебя будет шанс этим воспользоваться.

И впереди, и сзади были чупвала.

— Что это? — спросил Гарун как можно тише.

— Если откусить кончик, — прошептал Еслий, — то эта штука даст тебе целых две минуты яркого-преяркого света. Она так и называется — Капсула Света. Спрячь под языком.

— А как же ты? — шепотом возразил Гарун. — У тебя самого есть такая? — Еслий не ответил, и Гарун понял, что Джинн Воды отдал ему единственное имевшееся у него средство защиты. — Я не могу это взять, это нечестно, — прошептал он, но тут один из чупвала так свирепо на него шикнул, что Гарун решил помолчать. Они поднимались все выше и выше, гадая о том, что готовит им Культмастер.

Когда они поравнялись с иллюминаторами, Гарун изумленно ахнул — оттуда лился мрак — в точности так же, как из окон вечером льется свет. Люди изобрели искусственный свет, а чупвала — искусственный мрак! А внутри Корабля Мрака, сообразил Гарун, наверное, есть особые осветительные приборы — только здесь они, пожалуй, должны называться «омрачительными», — они и производят этот странный сумрак, который позволяет устроенным наоборот глазам чупвала видеть (хотя Гарун не увидел бы ни зги в проливаемой этими лампами тьме). «Мрак, который можно включить и выключить, — поразился он. — Ничего себе».

Наконец они оказались на палубе.

Только тут Гарун понял, каким громадным был корабль. Слабо освещенная палуба казалась беспредельной. Нельзя было разглядеть ни кормы, ни носа.

— Не меньше мили, наверное, в длину, — воскликнул Гарун. — А если в длину миля, то в ширину, должно быть, как минимум полмили.

— Да, сверхгромадный, суперколоссальный, большой, — угрюмо согласился Еслий.

На палубе в шахматном порядке располагалось множество гигантских черных цистерн или котлов, каждый из которых обслуживала своя операционная бригада. К каждому котлу были подведены всевозможные провода и трубы, а на наружных стенках крепились лестницы. Возле каждого котла находился небольшой подъемный кран, а на устрашающе острых крюках висели ведра. «Это, наверное, и есть цистерны с ядом», — догадался Гарун. Котлы и вправду до самых краев полны были черным, смертельным для Океана Историй ядом — в самом чистом, самом сильнодействующем, самом неразбавленном виде. «Да это же плавучий завод, — с содроганием подумал Гарун. — И то, что он выпускает — гораздо страшнее того, что дома производят заводы печали».

Самым крупным предметом на палубе был еще один кран. Он походил на высотный дом, и с его мощной стрелы свисали, уходя в воду, гигантские цепи. Что бы ни висело на концах этих цепей в глубине Океана, это «что-то» должно было иметь невероятные размеры и вес. Вот только что именно там было — Гарун догадаться не мог, как ни старался.

Впрочем, главное, что поразило Гаруна на Корабле Мрака, была, если можно так выразиться, тенеподобность. Несмотря на гигантские размеры корабля, пугающее количество огромных цистерн с ядом и этот высоченный кран, общая картина показалась Гаруну какой-то непостоянной; здесь во всем чувствовалась непрочность, ненадежность — словно некий могущественный волшебник построил все это из тени, придав тени невиданную плотность.

«Звучит чересчур фантастично, — сказал он себе. — Судно из тени? Корабль-тень? Чушь какая!» Но отделаться от этой мысли не мог. «Взгляни на все эти очертания, — словно говорил ему чей-то голос, — на очертания цистерн, крана, корабля… Разве они не смутные? Разве не такими бывают тени. Ведь даже самая четкая тень никогда не станет такой же четкой, как очертания реальных предметов».

Что же до чупвала — которые, кстати, все поголовно были членами Союза Рта-На-Замке, а значит — самыми преданными слугами Культмастера, — то Гаруна удивила их заурядность, а также монотонность работы, которую они выполняли. Сотни чупвала в плащах и капюшонах со Знаком Рта-На-Замке перемещались по палубе, подчиняясь производственной рутине: снимали показания приборов, подкручивали гайки, включали и выключали подъемный механизм, драили палубу… Все это выглядело до смерти скучно. А ведь эти похожие на клерков типы в плащах, напомнил себе Гарун, такие тщедушные, вредные, занимаются не чем-нибудь, а разрушением самого Океана Историй!

— Как странно, — сказал Гарун Еслию. — Оказывается, даже самые страшные на свете вещи могут выглядеть обычно и скучно.

— Он называет это обычным, — вздохнул Еслий. — Мальчик просто чокнулся, спятил, с луны свалился.

Похитители подтолкнули их к большому люку, за которым была высокая двустворчатая дверь с символикой Хаттам-Шуда — Ртом-На-Замке. Все это делалось в удручающем молчании, если, конечно, не считать ядовитого шипения, которое заменяло чупвала речь. Когда до двери оставалось несколько шагов, их остановили и схватили под руки. Дверь распахнулась. «Вот сейчас все и начнется», — подумал Гарун.

На пороге показался тощий, тщедушный, хлипкий, скользкий, лживый конторский тип, ни капельки не отличавшийся от остальных чупвала. За исключением одного: едва он появился, как остальные тут же кинулись кланяться и демонстрировать почтение, поскольку это и был сам Культмастер Безабана, всем известный и наводящий на всех ужас Хаттам-Шуд.

«Это он? Это он?» — подумал Гарун несколько разочарованно. — Эта невыразительная личность? Вот уж никогда бы не подумал!»

Но тут его ждал еще один сюрприз: Культмастер заговорил. Нет, Хаттам-Шуд не шипел, как его приспешники, и не фыркал, как Мудра, Воин Теней, — он говорил внятно, но скучным и монотонным голосом, который никто и никогда бы не запомнил, не будь его обладатель персоной важной и устрашающей.

— Шпионы, — монотонно произнес Хаттам-Шуд. — Какая скучная мелодрама. Джинн Воды из Гуп-Сити и кое-кто понеобычней: молодой человек, явившийся, если не ошибаюсь, оттуда, снизу.

— Вот, значит, чего оно стоит, ваше хваленое Молчание, — с изрядным мужеством начал Еслий. — Как тривиально, кто бы сомневался, ясно как день… Большая шишка всегда занимается тем, что запрещает остальным. Его пособники рты себе зашивают, а он трещит не останавливаясь.

Хаттам-Шуд не обратил на эти слова никакого внимания. Гарун смотрел на Культмастера во все глаза, особенно внимательно разглядывая очертания его тела: да, в них явно была та же смутность, та же зыбкость, что и у Корабля Мрака. Тенеподобность, подумал он тогда и, видимо, не зря. «Сомнений быть не может, — решил Гарун. — Это — Тень Культмастера, которую он научился отделять. Сам Культмастер остался в Цитадели Чуп». Там, где находились основные силы гуппи и отец Гаруна Рашид.

Итак, если он прав и перед ними действительно тень, ставшая человеком, а не человек, превратившийся в тень, то колдовские возможности Хаттам-Шуда и впрямь велики — фигура Культмастера была трехмерной, и видно было, как он вращает глазами. «Такую тень я вижу впервые», — вынужден был признать Гарун.

Чупвала, изъявшие мозг Удода Ноо, шагнули вперед и с почтительным поклоном передали Хаттам-Шуду металлическую коробочку. Подбрасывая на ладони маленький металлический кубик, Культмастер пробормотал:

— Что ж, посмотрим, что это за Процессы, Слишком Сложные Для Объяснения. Раз мы это получили, то теперь я их обязательно объясню, можете не сомневаться.

В этот момент Гарун осознал нечто такое, от чего у него закружилась голова. Хаттам-Шуд ему кого-то напоминал. «Я ведь его знаю, — думал он изумленно. — Я где-то его уже видел. Невероятно, но факт: у него очень знакомый вид».

Подойдя ближе, Культмастер посмотрел прямо в глаза Гаруну.

— Что привело тебя сюда? — спросил он своим скучным-прескучным голосом. — Истории, надо думать. — Слово «истории» он произнес так, словно в языке не было слова грубее и презреннее. — Ну и до чего довели тебя эти истории? Следишь за моей мыслью? Тот, кто начинает с историй, заканчивает шпионажем, а это, мальчик, уже серьезное обвинение, серьезнее не бывает. Тебе бы следовало стоять на земле, а не витать в облаках. Тебе бы следовало придерживаться Фактов, а ты напичкан историями. Тебе бы остаться дома — но нет, ты явился сюда. Истории, знаешь ли, имеют обыкновение превращаться в неприятности. И Океан Историй — это Океан Неприятностей. Ты мне вот что скажи: что толку в этих историях, если все они — вранье?

— Я вас знаю, — закричал Гарун, — вы — это он! Вы мистер Зингапт, вы украли мою маму, вы бросили толстую леди, вы лживый, фальшивый, жадный, вредный, хлипкий, скользкий клерк! Где вы ее спрятали? Может, на этом корабле! Ну-ка быстро выпустите ее!

Джинн Воды Еслий взял его за плечи. Гаруна трясло от гнева и множества других чувств, и Еслий подождал, пока он немного успокоится.

— Гарун, приятель, это другой человек, — мягко сказал Джинн Воды. — Может, внешне он и похож на кого-то, но, поверь мне, мальчик, перед тобой — Культмастер Безабана Хаттам-Шуд.

Хаттам-Шуд, как и положено клерку, остался совершенно невозмутим. Правой рукой он продолжал рассеянно подбрасывать коробочку с мозгом Удода Ноо. Наконец он снова заговорил своим монотонным, усыпляющим голосом:

— Истории перекосили мальчику мозги. Он бредит наяву и несет всякую чушь. Грубый, невоспитанный ребенок. Какое мне дело до твоей матери? Истории не позволяют тебе понять, кто перед тобой. Истории заставили тебя поверить, что Культмастер Хаттам-Шуд должен выглядеть… вот так.

Гарун и Еслий от неожиданности вскрикнули, когда Хаттам-Шуд стал менять свое обличье. С ужасом и изумлением они наблюдали, как Культмастер все рос и рос, пока не набрал ровно сто и один фут в высоту и у него не появилась ровно сто и одна голова, у каждой из которых было три глаза и огненный язык; ровно сто и одна рука, из которых сто держали огромные черные мечи, а одна по-прежнему подбрасывала в воздух коробочку с мозгом Удода Ноо… после чего снова сократился и принял обычный вид.

— Представление окончено, — пожал он плечами. — В историях такие эффекты еще уместны, но вообще они неэффективны и бесполезны… Ну что же, шпионы, — задумчиво продолжал Культмастер. — Сейчас вы увидите то, ради чего сюда явились. Хотя рассказать об увиденном, разумеется, никому уже не сможете.

Повернувшись, он бросил: «Доставьте их» и скрылся за черной дверью. Окружавшие Гаруна и Еслия солдаты-чупвала подтолкнули их к двери, за которой оказалась широкая черная лестница, ведущая вниз, во тьму корабельных недр.

X. ЖЕЛАНИЕ ГАРУНА

Пока Гарун и Еслий стояли на верхней площадке лестницы, кромешная тьма, которую проливали тысячи омрачительных лампочек, вдруг рассеялась, превратившись в тусклые сумерки. Это Хаттам-Шуд, дразня пленников своим могуществом, приказал выполнить полное погашение. Зато Гарун и Еслий различали, куда их ведут, а вели их в самое чрево этого громадного корабля. Окружавшие их чупвала, чтобы лучше видеть, надели модные темные очки-обручи. «Теперь они похожи на конторских клерков, которые изображают из себя рок-звезд», — подумал Гарун.

В сумерках Гарун разглядел, что трюм Корабля Мрака представляет собой громадный ангар, вокруг которого на семи уровнях устроены переходы, соединенные лестницами, и что он битком набит всевозможной техникой. Вот это были машины! «Слишком Сложные Для Описания в квадрате», — пробормотал Еслий. Там кряхтели домкраты и тали летали, визжали лебедки, стонали тиски, гремели коперы, стучали дробилки, рыдали градирни, юлили вальцы. На смотровой площадке самого верхнего перехода их уже поджидал Хаттам-Шуд — стоял, рассеянно перебрасывая мозг Удода Ноо из одной руки в другую. И только после того, как Гарун с Еслием (и, разумеется, стражники) приблизились к нему вплотную, он приступил к сухим объяснениям.

Гарун заставлял себя слушать, что было нелегко, потому что скучный голос Культмастера обычно погружал человека в сон через десять секунд.

— Это, — говорил Хаттам-Шуд, — блендеры для яда. Нам необходимо производить огромное количество различных ядов, потому что какую историю Океана ни возьми, для нее требуется собственный, персональный рецепт разрушения. Для того чтобы разрушить счастливую историю, вам понадобится грусть. Чтобы разрушить приключение, нужно сделать так, чтобы события развивались очень медленно. Чтобы разрушить детектив, надо сделать так, чтобы личность преступника ни у кого не вызывала сомнений. Чтобы разрушить любовную историю, нужно превратить ее в историю ненависти. Чтобы разрушить трагедию, нужно, чтобы она вызывала безудержный смех…

— А чтобы разрушить Океан Историй, — тихо произнес Джинн Воды Еслий, — нужен Хаттам-Шуд.

— Говори что угодно, — бросил в его сторону Культмастер. — Пока еще можешь говорить.

И он снова вернулся к своим чудовищным объяснениям:

— Так вот, я открыл закон, согласно которому у каждой истории есть своя анти-история. Иными словами, каждая история, а следовательно, и каждый Поток Историй, имеет собственное теневое «я»; и если в историю влить анти-историю, то они немедленно друг друга уничтожат — и дело сделано! Сказке конец! А вот вам и наглядное доказательство того, что я изобрел способ синтезировать анти-истории, или теневые сказки. Да, как видите, я могу смешивать их прямо здесь, в лабораторных условиях, могу производить самый действенный концентрированный яд, противостоять которому не сможет ни одна история Океана. Эти ядовитые концентраты мы поочередно добавляем в Океан. Обратите внимание на консистенцию яда — он густой, как патока. Это потому, что сказки-отравительницы здесь очень густо замешаны. Но со временем они все попадут в Океан, и каждая анти-история обязательно найдет свою жертву. Всё новые яды синтезируются и сливаются в Океан ежедневно! Ежедневно нашими стараниями гибнут всё новые сказки! А скоро, совсем скоро мертвым станет весь Океан — он остынет и умрет. И когда его поверхность покроется черным льдом, моя победа будет полной!

— Но почему, почему вы так ненавидите истории? — вырвалось у ошарашенного Гаруна. — Ведь они же приносят радость?

— Мир, молодой человек, существует не для Радости, — изрек в ответ Хаттам-Шуд. — Мир, молодой человек, существует для Контроля над ним.

— Какой мир? — собрав все свое мужество, перебил Гарун.

— Твой мир, мой мир, какой угодно мир, — прозвучало в ответ. — Все Миры существуют для того, чтобы ими Править. А любая, самая обыкновенная, история, любой Поток Океана скрывают в себе мир — придуманный мир, — править которым я не могу. Вот почему!

Потом Культмастер показал им рефрижераторы, охлаждавшие токсичные анти-истории до нужной температуры. Продемонстрировал фильтрационную установку, которая, извлекая из яда грязь и примеси, делала его стопроцентно чистым и стопроцентно смертельным. Объяснил, почему технологический цикл включает в себя этап, при котором яд в течение определенного времени выдерживается в открытых котлах на палубе, — «анти-истории, подобно хорошему вину, становятся лучше, если до разлива они немного "проветрятся"». Через одиннадцать минут Гарун перестал слушать. Он плелся за Хаттам-Шудом и Еслием по переходу, пока они не оказались на другом конце корабля, где чупвала укладывали в штабеля огромные куски чего-то, напоминавшего черную резину.

— А здесь, — начал Культмастер (и что-то в его голосе заставило Гаруна насторожиться), — здесь мы монтируем Пробку.

— Что еще за Пробку, — воскликнул Еслий, которого поразило чудовищное предположение. — Не хотите же вы сказать…

— Вы наверняка заметили на палубе гигантский подъемный кран. — Голос Хаттам-Шуда звучал монотоннее, чем когда-либо. — И цепи, что уходят в воду, тоже наверняка не ускользнули от вашего внимания. Так вот, в настоящее время на конце этих цепей чупвала-дайверы в срочном порядке устанавливают самую большую и самую эффективную Пробку в мире. Работы — да будет вам, шпионы, известно — уже практически завершены. Еще несколько дней — всего несколько дней — и наша Пробка навсегда заткнет Ключ, тот самый Источник Историй, который находится на дне Океана прямо под нашим кораблем. Потому что пока Ключ бьет, отравить Океан невозможно: он проникает в Океан, регулярно обновляя и освежая Потоки Историй, — а значит, наша работа лишь наполовину эффективна. Но мы заткнем его Пробкой! И тогда Океан не сможет больше сопротивляться моим анти-историям, и очень скоро наступит конец. А твоим гуппи, Джинн Воды, не останется ничего другого, как смириться с торжеством Безабана!

— Никогда, — воскликнул Еслий, но прозвучало это не очень уверенно.

— А как ваши дайверы умудряются, ныряя в эту ядовитую воду, оставаться целыми и невредимыми? — спросил Гарун.

По лицу Хаттам-Шуда скользнула слабая улыбка:

— Я вижу, ты снова слушаешь, — усмехнулся он. — Ответ очевиден: они надевают специальные защитные костюмы. Здесь, в этом шкафу, их полным-полно.

Хаттам-Шуд повел их дальше, и, миновав зону, где монтировали Пробку, они оказались на площадке перед самым крупным на всем корабле агрегатом.

— Это, — объявил Хаттам-Шуд, и в его скучном, невыразительном голосе прозвучало что-то похожее на гордость, — наш Генератор.

— А для чего он? — спросил Гарун, которого точные науки никогда особенно не интересовали.

— Он превращает механическую энергию в электрическую при помощи электромагнитной индукции, — ответил Хаттам-Шуд, — к твоему сведению.

Но Гарун не смутился:

— То есть вы хотите сказать, что питание всего вашего производства идет отсюда?

— Именно это я и хочу сказать, — ответил ему Хаттам-Шуд. — Да, образование у землян не стоит на месте.

И тут случилось нечто совершенно неожиданное.

Через открытый иллюминатор, всего в нескольких шагах от Культмастера, на Корабль Мрака поползли причудливые усики. Это была большая и бесформенная растительная масса с одиноким сиреневым цветком в середине, и двигалась она необычайно стремительно. Гарун чуть не подпрыгнул от радости. «М-м…» — закричал он, но вовремя опомнился.

Мали избежал плена (как выяснилось впоследствии) благодаря тому, что притворился пучком мертвых корней. Потом он осторожно приблизился к Кораблю Мрака и, воспользовавшись присосками на нескольких конечностях, поднялся на корабль, как ползучая лиана. Когда же под конец своего патетического появления Садовник лихо извернулся и принял знакомые очертания, на судне взвыла сирена: «Тревога! На борту посторонний!»

— Немедленно включить тьму! — закричал Хаттам-Шуд, и его обычная вялость слетела с него, как маска. Мали же, мгновенно развив огромную скорость, двинулся прямиком к Генератору и, увернувшись от множества подслеповатых в слабых сумерках охранников (им даже модные очки не помогали), успел добраться до огромной машины раньше, чем зажглись «омрачительные» лампочки. Не теряя ни секунды, Плавучий Садовник взмыл в воздух и обрушился на Генератор, проникнув своими корнями и усиками в каждое его отверстие, в каждую щель.

Раздались хлопки и удары, разорвались цепи, зубчатые колеса забуксовали — и мощный Генератор со страшным скрежетом остановился. Главный источник питания корабля вышел из строя: остановились блендеры, захлопнулись ядонакопители, расслабились пресса, разморозились рефрижераторы, разболтались фиксаторы и сливные форсунки, что-то прохрипев, иссякли… Это была «полная остановка»!

— Ура, Мали! — восторженно закричал Гарун. — Вы хорошо поработали, мистер! Отлично!!!

Толпы охранников-чупвала кинулись к Мали. Они хватали его голыми руками, рубили секирами, кололи шпагами, но тому, кто способен был выдержать концентрированный яд Хаттам-Шуда, такие комариные укусы были нипочем. Мали не покинул Генератор, пока не убедился, что тот полностью выведен из строя. А до тех пор он сидел на нем как приклеенный, сиреневый цветок, служивший ему ртом, раскрылся, и оттуда полилась отрывистая песня:

С особой злобой

Среди стерни

Меня попробуй

Искорени!

Пойди в юристы

Иль в каратисты,

Да хоть в саблисты —

Мной подавись ты!

«Итак, — сказал себе Гарун, заметив, что внимание Хаттам-Шуда полностью сосредоточено на Плавучем Садовнике, — теперь твоя очередь, Гарун. Сейчас или никогда!»

Капсула Света, тот самый пустячок на случай крайней нужды, по-прежнему лежала у него под языком. Он быстро переместил ее к зубам и раскусил.

В то же мгновение изо рта у него полился свет, яркий, как солнце! Он ослепил чупвала, и те, забыв про обет молчания, стали кричать и извергать проклятия. Даже Хаттам-Шуд попятился от этого сияния.

Никогда в жизни Гарун не действовал так быстро. Вытащив Капсулу изо рта, он поднял ее высоко над головой, и она осветила каждый уголок огромных внутренних помещений корабля-гиганта. «Да, эти Яйцеголовые из Дома П2СДО кое-что умеют», — успел подумать Гарун на бегу. Секунды таяли. Проносясь мимо Культмастера Хаттам-Шуда, он свободной рукой вырвал у того коробочку с мозгом Удода Ноо. Потом подбежал к шкафу, в котором хранились защитные костюмы дайверов. Одна минута уже истекла. Сунув мозг Удода Ноо в карман ночной сорочки и положив Капсулу Света на широкие перила, Гарун обеими руками стал натягивать на себя костюм. «Как же эта штука надевается…» — простонал он в отчаянии, потому что костюм никак не налезал. (Попробуйте-ка натянуть его на длинную ночную сорочку, красную с пурпурными латками). А секунды истекали.

Пока Гарун мучился, пытаясь натянуть водолазный костюм, он успел заметить массу вещей: например, что Хаттам-Шуд ухватил Джинна Воды Еслия за голубые бакенбарды. А еще — что ни у кого из чупвала не было тени! Этот факт мог означать только одно — Хаттам-Шуд обучил членов Союза Рта-На-Замке тому, что умел сам: разлучаться с собственной тенью. «Значит, все они здесь — тени, — заключил Гарун, — и корабль, и Хаттам-Шуд, и банда его приспешников. Здесь все Тени Во Плоти, за исключением Еслия, Мали, Удода Ноо и меня».

А еще Гарун заметил, что едва Капсула Света осветила все вокруг, Корабль Мрака словно на мгновение дрогнул и стал больше походить на тень. Чупвала тоже дрогнули, их очертания расплылись, их объемность начала исчезать. «Если бы сейчас взошло солнце, — сообразил Гарун, — они бы все растаяли, стали плоскими и изменчивыми, как тени».

Но откуда было взяться солнечному свету в этих вечных сумерках; а секунды все бежали и бежали. Когда две минуты истекли, Гарун застегнул, наконец, молнию на костюме, надел защитные очки и нырнул через иллюминатор в отравленный Океан.


Погрузившись в воду, Гарун почувствовал прилив страшного отчаяния. «Ну и что ты собираешься делать? — спрашивал он себя. — Вплавь вернешься в Гуп-Сити?»

Он погружался в глубину Океана очень долго, и чем глубже опускался, тем прозрачнее и чище становились Потоки Историй и тем лучше было видно, что происходит вокруг.

Он увидел Пробку. Целые бригады дайверов-чупвала трудились, присоединяя к ней новые куски, но, к счастью, все они были слишком заняты своей работой и не заметили Гаруна… Пробка, размером с футбольный стадион, была почти правильной овальной формы, но с неровными краями; монтировалась она так, чтобы полностью закрыть Ключ.

Гарун продолжал погружаться… и вдруг — о чудо из чудес — он увидел Ключ!

Источник Историй представлял собой скважину в морском дне, бездну или кратер, и сквозь него из самого сердца Кгани, бурля, бил вверх блестящий поток чистых, ничем не замутненных историй. Ключ извергал такое количество разноцветных Потоков Историй, что вместе они были похожи на огромный подводный фонтан сияющего белого света. И в это мгновение Гарун понял, что если он спасет Источник, все снова встанет на свои места. Обновленные Потоки Историй очистят загрязненные воды, и планы Хаттам-Шуда не сбудутся.

Опустившись до самого дна, Гарун снова поплыл к поверхности, думая в отчаянии: «Как мне хочется, как же сильно мне хочется хоть что-нибудь сделать…»

Случайно он коснулся рукой того места, где под водолазным костюмом был карман ночной сорочки, и почувствовал, что карман оттопырился. «Странно, — подумал Гарун, — я был уверен, что положил мозг Ноо в другой карман». А потом он вспомнил, что там лежит и о чем он начисто позабыл с тех пор, как попал на Кгани. И тут Гарун понял: кое-что он все-таки может сделать.


Он вынырнул на поверхность, приподнял маску и глотнул воздуха, следя, чтобы отравленные воды Океана не плеснули в лицо. Ему повезло («Давно бы пора», — подумал Гарун) — он всплыл в том месте, где болтался на привязи выведенный из строя Удод Ноо, а вооруженный фонариками с «омрачительными» лампочками отряд, посланный Хаттам-Шудом на его поимку, рыскал совсем в другой стороне — там длинные лучи тьмы шарили в джунглях водорослей. «Отлично, — подумал Гарун, — надеюсь, они еще долго провозятся». Вынырнув из воды, он схватился за сходни, расстегнул молнию на костюме и вытащил коробочку с мозгом Удода Ноо. «Хоть я и не инженер, Удод, — проборомотал Гарун, — но вдруг мне удастся приткнуть эту штуку на место».

К счастью, чупвала забыли завинтить крышку на голове Ноо. Стараясь быть как можно незаметней, Гарун забрался на спину Удода, дотянулся до головы, поднял крышку и заглянул внутрь.

Внутри пустой черепной коробки торчали три проводка. Гарун без труда нашел три отверстия в мозге Удода, куда их следовало подсоединить. Вот только куда какой? «Ладно, — вздохнул он про себя, — что тут думать», — после чего воткнул три проводка наобум.

Удод Ноо тут же захихикал, закряхтел и издал еще какие-то странные звуки. А потом завел бессмысленную песню:

Петь и распевать на-до-нам

А его зовите а-до-на…

«Ну вот, я соединил неправильно и свел его с ума», — в панике подумал Гарун. А вслух сказал: — Удод, успокойся. Пожалуйста.

— Смотри-ка — мышка. Тише, тише. Сейчас найдем кусочек сыра, — понес Удод какую-то ахинею. — Нет проблем.

Поскорее вытащив проводки, Гарун подсоединил их на этот раз по-другому. Ноо взбрыкнул и встал на дыбы, как дикий конь. Гарун рванул все три проводка, чтобы не свалиться со спины Удода в Океан. «Может, хоть в третий раз повезет», — подумал он и, глубоко вдохнув, снова подсоединил проводки.

— Ну что ты так долго копался? — произнес Удод знакомым голосом. — Сейчас мы быстро все устроим. Вперед. Ва-ва-руум!

— Удод, подожди, — прошептал Гарун. — Оставайся здесь и притворяйся, будто в голове у тебя по-прежнему пусто. Мне еще нужно кое-что сделать.

Он добрался наконец до второго кармана своей ночной сорочки и вытащил оттуда бутылочку из граненого хрусталя с крошечной золотой пробкой. В бутылочке еще оставалась половина той волшебной золотой жидкости, которой его угощал Джинн Воды Еслий (казалось, это было много лет назад): воды желаний. «Чем сильнее ты желаешь, тем лучше она действует, — вспомнил он слова Еслия. — Отнесись к этому серьезно, тогда и Вода Желаний сделает серьезное дело для тебя…»

— На это может уйти больше одиннадцати минут, — шепотом сообщил Гарун Удоду Ноо, — но я все равно это сделаю! Вот увидишь, Удод. — С этими словами Гарун откупорил бутылочку и выпил Воду Желаний до последней капли.

Он видел только золотой свет, который укутал его, словно шаль…

— Я хочу, — начал Гарун Халиф, зажмурив глаза и стараясь усилить желание каждой клеточкой своего тела, — я хочу, чтобы эта Луна, Кгани, повернулась так, чтобы она не была больше наполовину освещена, наполовину погружена во мрак… Я хочу, чтобы она повернулась сию секунду, я хочу, чтобы именно сейчас Корабль Мрака осветило солнце, горячее полуденное солнце.

— Ничего себе желание! — восхищенно отозвался Удод Ноо. — Интересно, что из этого получится. Подумать только — твоя воля против Процессов, Слишком Сложных Для Объяснения!


Минуты проходили: одна, две, три, четыре, пять… Гарун лежал, распластавшись на спине Удода Ноо, позабыв о времени, позабыв обо всем, кроме своего желания. А тем временем чупвала, рыскавшие в джунглях водорослей, наконец решили, что ищут не там, где нужно, и повернули обратно к Кораблю Мрака. Фонарики с «омрачительными» лампочками рассекали сумерки лучами тьмы. Но, к счастью, на Удода Ноо не упал ни один луч. А минуты шли своим чередом: шестая, седьмая, восьмая, девятая, десятая.

Прошло одиннадцать минут.

Гарун все лежал, сосредоточившись, зажмурив глаза и раскинув руки.

И в это мгновение на него упал один луч. Все поисковики-чупвала, со свистом вспенив воду, пришпорили своих черных морских коньков и во весь опор понеслись к Удоду Ноо.

Но тут, со страшным шумом и содроганием, желание Гаруна Халифа исполнилось.

Луна Кгани повернулась — очень быстро, потому что Гарун в своем желании специально упомянул, что времени у него мало. А потом появилось солнце. Оно поднималось по небу с невероятной быстротой, пока не остановилось прямо у них над головами.

Будь Гарун в этот момент в Гуп-Сити, он бы увидел, какой переполох все это вызвало у Яйцеголовых из Дома П2СДО. Огромные суперкомпьютеры и гигантские гироскопы, контролировавшие движение Луны, чтобы постоянно поддерживать Вечный День, Вечный Мрак и Полосу Сумерек между ними, сначала свихнулись, а потом и вообще рассыпались. «Здесь имеют место процессы такой силы, — в испуге докладывали Яйцеголовые Моржу, — какую мы и вообразить себе не могли, не говоря уж о том, чтобы взять ее под контроль».

Но в этот момент Гаруна в Гуп-Сити не было — и он не видел, как горожане, разинув рты, выбежали на улицы, где впервые на их памяти наступила ночь и в небе заблестели звезды Млечного Пути… Нет, в этот момент Гарун, лежавший на спине Удода Ноо, открыл глаза и увидел, что Океан и Корабль Мрака залиты ослепительным солнечным светом.

— Ну что, убедился? — воскликнул он. — Я сделал это! Мне это удалось!

— А я в тебе никогда и не сомневался, — ответил Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Сдвинуть с места Луну силой собственной воли? Да запросто, мистер, нет проблем.

Вокруг начали происходить удивительные вещи. Чупвала-поисковики, которые неслись к Гаруну на своих черных морских коньках, попав под солнечные лучи, завизжали, зашипели, а потом вместе со своими коньками начали расплываться по контуру и как бы таять, оседая в отравленный смертельным ядом Океан…

— Смотри, — закричал Гарун, — смотри, что происходит с кораблем!

Солнечный свет обезвредил черную магию Хаттам-Шуда. Под солнечными лучами тени быстро утратили свою прежнюю четкость, и огромный корабль — словно оставленная на солнце гора мороженого — таял и терял форму.

— Еслий! Мали! — громко крикнул Гарун и, не слушая предостережений Ноо, бросился вверх по трапу (который с каждой минутой становился все более и более зыбким) к грузовой палубе.


На корабле Гаруну показалось, что под ногами у него свежая смола или клей — такой вязкой успела стать палуба. Повсюду носились обезумевшие солдаты-чупвала. Они на глазах превращались в сгустки теней и исчезали. Ведь солнечный свет, разоблачив колдовство Хаттам-Шуда, доказал, что нет такой тени, которая существует сама по себе, никому и ничему не принадлежит. Самого Культмастера, или, точнее, его теневого «я» нигде не было видно.

Яд из котлов начал испарялся. Сами котлы разжижались и таяли, как черное масло. Даже огромный кран, с которого на гигантских цепях свисала Пробка, накренился и оползал под ярким светом.

Над двумя котлами были подвешены Джинн Воды и Плавучий Садовник. В тот самый миг, когда Гарун их заметил, веревки лопнули (они тоже были сплетены из теней), и Мали с Еслием исчезли в этих жутких котлах. Гарун вскрикнул от ужаса.

Но солнце успело высушить яд в котлах; да и сами котлы настолько размякли, что Еслий и Мали голыми руками проделали в них бреши, через которые и выбрались наружу. По плотности котлы напоминали плавленый сыр, да и палуба была такой же.

— Пора уходить отсюда, — сказал Гарун, и все трое стали спускаться по тающему вязкому трапу. Гарун и Джинн Воды забрались на спину Удода Ноо, а Плавучий Садовник опустился на воду рядом с ними.

— Миссия выполнена, — радостно объявил Гарун. — Удод, полный вперед!

— Ва-ва-руум, — согласился Удод Ноо, не раскрывая клюва. Они быстро удалялись от Корабля Мрака в сторону канала, прорытого в сорных джунглях Плавучим Садовником, но тут вдруг раздались какие-то странные звуки, из головы Удода Ноо пошел легкий дымок — и они встали.

— Перегорел, — констатировал Еслий.

— Наверное, я все-таки неправильно подключил, — расстроился Гарун. А теперь он сломался и никогда больше не будет работать!

— Механический мозг замечателен тем, — поспешил утешить Гаруна Еслий, — что его можно разобрать, починить и даже заменить. На Сервисной Станции в Гуп-Сити всегда хранятся дубликаты. Если мы доставим туда Удода, то он — вот увидишь — придет в норму, станет как новенький.

— Пока мы даже себя не можем никуда доставить, — отозвался Гарун. Они дрейфовали в Старой Зоне, без малейшей надежды, что кто-то придет им на помощь.

— Давайте, я вас потащу, — предложил Мали, и не успел он приняться за дело, как Корабль Мрака Культ-мастера Хаттам-Шуда со странным тоскливым чмокающим звуком окончательно растаял. Так и не доделанная Пробка рухнула в Океан, не причинив никакого вреда Источнику. А это означало, что в один прекрасный день Океан снова станет чистым, и даже самые старые истории на вкус будут так же хороши, как новые.


Силы у Мали иссякли; в изнеможении он упал на спину Удода. Приближался вечер (Луна Кгани вернулась к «нормальной» скорости вращения), а они дрейфовали по Южному Полярному Океану, не зная, что с ними будет. И тут вода вдруг забулькала, вспенилась, и Гарун с облегчением увидел Многоустых Рыб.

— Габи, Бага! — радостно приветствовал он их, а они ответили:

— Прочь печаль! Не надо страха!

Вы спасли нас всех от краха!

Хватит с вас, бросайте вожжи,

Мы поможем, мы поможем!

И Габи с Багой, взяв зубами поводья Удода Ноо, потащили их прочь из Старой Зоны.

— Интересно, что стало с Хаттам-Шудом, — размышлял вслух Гарун, а Еслий с довольным видом пожал плечами:

— Культмастер не спасся. Растаял, как и все остальные. Занавес. Все в прошлом. Гуд-найт, бэби. Словом, хаттам-шуд.

— Только не забывай, что это была его Тень, — заметил Гарун. — А «настоящий» Культмастер сейчас, наверное, воюет с генералом Цитатом, Страницами, Мудрой, а еще с моим отцом — и Трясогубкой. «Да, Трясогубка, — задумался он. — Интересно, она по мне хоть капельку скучала?»

То, что раньше называлось Полосой Сумерек, теперь купалось в лучах закатного солнца. «Отныне и впредь Кгани будет нормальной Луной, — подумал Гарун, — с нормальными днями и ночами». Вдали на северо-востоке показалась береговая линия страны Чуп, которую впервые за многие годы освещало вечернее солнце.

XI. ПРИНЦЕССА БАТЧЕТ

А сейчас я должен вкратце рассказать обо всем, что произошло, пока Гарун был в Старой Зоне.

Дочь короля Балаболия принцесса Батчет находилась, как вы помните, в заточении на самом верху башни Цитадели Чуп — огромного, высеченного из черного льда замка, который нависал над Чуп-Сити, как какой-нибудь гигантский птеродактиль или археоптерикс. И армия гуппи под предводительством генерала Цитата, принца Боло и Воина Теней Мудры направилась именно сюда.

Чуп-Сити располагался в самом сердце Вечного Мрака, и воздух здесь был таким холодным, что на человеческом носу немедленно превращался в сосульку, и эта сосулька росла, росла — пока не отламывалась. Поэтому все проживавшие здесь чупвала носили маленькие круглые носогрейки, что делало их похожими на клоунов, только их носогрейки были черного цвета.

А Страницам Гуп, как только те ступили на территорию Мрака, вручили красные носогрейки. «Все это начинает смахивать на войну шутов», — подумал сказочник Рашид, надевая фальшивый красный нос. Принц Боло находил носогрейки до чрезвычайности неприличными, но понимал, что отмороженный нос со свисающей сосулькой будет еще хуже. Он страшно сердился, однако носогрейку свою все же надел.

Помимо этого все Страницы получили шлемы — самые удивительные головные уборы, какие доводилось видеть Рашиду (подарок от Моржа и Яйцеголовых из Дома П2СДО). По краю каждого шлема шла лента вроде шляпной, которая начинала ярко светиться, как только шлем надевали на голову. Голова в таком шлеме оказывалась окружена нимбом, что делало Страницы похожими на боевые подразделения ангелов или святых. Совокупная мощность нимбов давала гуппи возможность видеть врага даже в Вечном Мраке, тогда как чупвала — даже в своих модных очках — должны были ослепнуть от этого сияния.

«Вот так боевая готовность! — подумал Рашид. — Обе армии собираются сражаться, можно сказать, вслепую».

Поле боя находилось немного в стороне от Чуп-Сити, на широкой равнине Бат-Мат-Каро, с противоположных сторон ограниченной небольшими пригорками, на которых командиры враждебных армий поставили свои палатки, чтобы наблюдать за ходом битвы. В штабе гуппи к генералу Цитату, принцу Боло и Мудре присоединились сказочник Рашид (он был единственным, кто мог переводить с Языка Жестов Мудры) и Брошюра — небольшой отряд Страниц, выполняющих обязанности часовых и курьеров, в который входила и Трясогубка.

Командиры гуппи, выглядевшие немного по-дурацки в своих красных носах, уселись в палатке перекусить перед боем, но тут к штабу подъехал с белым флагом один из чупвала — невысокий, похожий на клерка малый в плаще со Знаком Рта-На-Замке.

— Ну, чупвала, — обратился к нему принц Боло, — зачем пожаловал? — Какой же ты жалкий и никчемный, гадкий и хлипкий! — продолжал он невежливо.

— Черт возьми, Боло! — грозно воскликнул генерал Цитат. — Разве можно так обращаться к послу, который явился к тебе под белым флагом?

Посол ухмыльнулся с деланным равнодушием и заговорил:

— Верховный Культмастер Хаттам-Шуд издал специальный указ, освобождающий меня от обета молчания, чтобы я мог передать вам это сообщение, — произнес он низким шипящим голосом. — Он шлет вам привет и ставит вас в известность о том, что вы нарушили границы священной земли чупвала. Он не намерен ни вступать с вами в переговоры, ни отдавать вам вашу Батчет, которая всюду сует свой длинный нос!.. А уж как она орет, — добавил посол явно от себя. — Она истязает наш слух своим пением! А ее нос, ее зубы…

— Затрагивать эту тему сейчас нет никакой необходимости, — перебил его генерал Цитат. — Ваше мнение нас абсолютно не интересует. Лучше продолжайте ваше путаное сообщение.

Посол чупвала прочистил горло.

— Итак, Хаттам-Шуд предупреждает вас, что если вы немедленно не ретируетесь, вас постигнет наказание в виде уничтожения, а принц Боло будет закован в цепи и брошен в Цитадель, чтобы он лично мог стать свидетелем Зашивания Рта принцессе Батчет, которая вопит, как кошка.

— Ах ты жулик, подлец, проходимец, мошенник, мерзавец! — вскричал принц Боло. — Я отрежу твои уши, потушу их в масле и чесноке и скормлю собакам!

— Однако, — продолжал посол чупвала, не обращая внимания на выпад Боло, — перед тем как вы потерпите полное поражение, мне приказано вас немного развлечь. Скажу без ложной скромности, что я — лучший жонглер Чуп-Сити и, с вашего позволения, готов показать вам свое искусство.

Трясогубка, стоявшая за креслом принца Боло, не выдержав, воскликнула:

— Не верьте ему, это ловушка…

Генерал Цитат, с его любовью к возражениям, казалось, был не прочь это обсудить, но принц Боло поднял свою державную длань и воскликнул:

— Молчать, Страница! Устав рыцарства требует, чтобы мы приняли предложение! — После чего повернулся к послу и как можно надменнее сказал: — Парень, мы посмотрим, как ты жонглируешь.

Посол чупвала начал представление. Из-под своего плаща он извлекал невероятное количество предметов — эбонитовые шарики, кегли, статуэтки из яшмы, фарфоровые чашки, живых черепах, горящие сигареты, шляпы — и жонглировал ими. Все быстрее, все искуснее жонглировал он, а зрители были настолько загипнотизированы его искусством, что когда к летающим предметам добавился еще один — небольшая увесистая прямоугольная коробочка с горящим фитилем, — это заметил единственный человек…

— Куда вы, ради всего святого, смотрите? — крикнула Трясогубка и бросилась вперед, так что принц Боло (и его кресло) отлетели в сторону. — У него же 6омба!

В два прыжка преодолев расстояние до посла чупвала и призвав на помощь все свое мастерство, она безошибочно извлекла бомбу из множества взлетающих, падающих и танцующих в воздухе предметов. Страницы бросились на чупвала; статуэтки, чашки и черепахи шлепнулись на землю… Трясогрубка со всех ног помчалась к краю командного холма и швырнула бомбу вниз, где та взорвалась огромным (но теперь уже совершенно безобидным) шаром черного пламени.

Шлем упал с головы Трясогубки. Длинные волосы каскадом хлынули на плечи, и это увидели все.

Услышав взрыв, Боло, генерал Цитат, Рашид и Мудра выбежали из палатки. Трясогубка запыхалась, но на лице ее была довольная улыбка.

— Ну вот, хорошо, что успела, — выдохнула она. — Это же лазутчик. Он готов на все, готов сам взлететь с вами на воздух. Я же говорила, что это ловушка.

Принц Боло, который не любил, когда Страницы обращались к нему со словами: «Я же вам говорил», огрызнулся:

— Это еще что такое, Трясогубка? Ты девчонка?

— Как видите, ваше высочество, — ответила Трясогубка. — Притворяться больше не имеет смысла.

— Значит, ты врала, — продолжал Боло, багровея. — Ты врала мне!

Трясогубка была вне себя от неблагодарности Принца.

— Извините, но обмануть вас — дело нехитрое, — крикнула она. — Если это мог сделать жонглер, то чем девчонка-то хуже?

Принц Боло стал таким же красным, как его носогрейка.

— Ты уволена, — заявил он.

— Черт подери, Боло… — начал генерал Цитат.

— Ну уж нет, — закричала в ответ Трясогубка. — Я, мистер, увольняюсь сама.

Воин Теней Мудра все это время наблюдал за происходящим, сохраняя на своем зеленом лице непроницаемое выражение. Но теперь руки и ноги его начали двигаться, а мышцы лица подергиваться и сокращаться.

— Нам нельзя ссориться перед началом битвы, — перевел Рашид. — А если принц Боло больше не нуждается в такой отважной Странице, то, может быть, мисс Трясогубка согласится работать у меня?

Вид у принца Боло был удрученный и пристыженный, а мисс Трясогубка выглядела необычайно довольной.


Наконец началась битва. Рашид Халиф, наблюдавший за развитием событий с командного холма гуппи, сильно опасался, что Страницы будут разбиты. «Вернее, разодраны, — рассуждал он. — Применительно к Страницам, это, пожалуй, вернее… Или, может быть, испепелены…» Его вдруг поразила неожиданная кровожадность собственных мыслей. «Война и впрямь делает людей жестокими», — сказал он себе.

Черноносая армия чупвала выглядела так устрашающе, что в ее поражение верилось с трудом, а ее грозное молчание повисло над полем боя, как густой туман. Гуппи же продолжали вести бесконечные и весьма оживленные споры. Каждый приказ — даже если он исходил от самого генерала Цитата — обстоятельно обсуждался с учетом всех за и против. «Как же можно сражаться, если все время болтать и болтать», — думал Рашид.

Но как только армии начали сражение, Рашид, к своему великому изумлению, увидел, что чупвала абсолютно неспособны отразить натиск гуппи. Вволю наговорившись, гуппи сражались решительно, держались сплоченно, помогали друг другу и в целом выглядели как единая сила, преследующая общую цель. Все их доводы, споры, их открытость связали Страницы мощными узами братства. Что касается армии чупвала, то она быстро превратилась в разобщенную толпу. Слова Мудры в точности сбывались, потому что каждому чупвала приходилось одновременно бороться с собственной — весьма коварной — тенью. К тому же обет молчания и пристрастие к секретам выработали у них подозрительность по отношению друг к другу. Они даже генералам своим не верили. В результате чупвала не стояли плечом к плечу, а подставляли товарищей, наносили друг другу удары в спину, не подчинялись, прятались, дезертировали… и продержавшись лишь самую малость, бросили оружие и попросту дали деру.


После победы при Бат-Мат-Каро, Армия, она же «Библиотека», гуппи с триумфом вступила в Чуп-Сити. Увидев Мудру, многие чупвала перешли на сторону гуппи. Черноносые девушки-чупвала набрасывали на красноносых, окруженных нимбами гуппи гирлянды черных подснежников, а еще целовали их и называли «освободителями страны Чуп».

Трясогубка с распущенными гладкими волосами, которые ей больше не нужно было скрывать под бархатной шапочкой или светящимся шлемом, привлекала внимание многих молодых чупвала. Но она, так же, как Рашид Халиф, держалась поближе к Мудре, и оба они то и дело ловили себя на мысли о Гаруне. Как он там? С ним все в порядке? Скоро ли он вернется?

Гарцевавший во главе шествия на своем механическом коне, принц Боло начал кричать как всегда — воинственно, но немного глуповато:

— Хаттам-Шуд, где ты? Выходи! Твои приспешники разбиты, теперь твой черед! Батчет, не бойся! Боло уже здесь! Где же ты, моя Батчет, моя золотая девочка, моя любовь? Батчет, о моя Батчет!

— Если ты хоть немного помолчишь, то быстро поймешь, где ждет тебя твоя Батчет, — ответили ему из толпы, что встречала победителей. (Многие чупвала, нарушив обет молчания, веселились, кричали и все прочее.)

— У тебя что, ушей нет? — подхватил женский голос. — Разве ты не слышишь эти вопли, от которых мы чуть не оглохли?

— Она поет? — воскликнул принц Боло, прикладывая ладонь к уху. — Неужели моя Батчет поет? Тише, друзья, тише, давайте послушаем ее пение.

Он поднял руку. Триумфальное шествие гуппи остановилось. И с высоты Цитадели к ним донесся женский голос, который пел о любви.

Это был самый жуткий голос на свете. Рашид Халиф за всю свою жизнь не слышал ничего ужаснее.

«Если это Батчет, — подумал он, но вслух произнести не решился, — то я, пожалуй, могу понять Культмастера, — такой рот и вправду хочется закрыть навсегда».

— О-о-о, я пою о моем Боло,

Ни о ком другом и думать не могу. —

пела Батчет, и оконные стекла дрожали.

«Кажется, я где-то слышал эту песню, правда слова там вроде были другие», — удивился Рашид.

— О мой Боло, тебя люблю я,

В душе твой образ берегу я… —

пела Батчет, а мужчины и женщины в толпе молили:

— Не надо больше! Не надо дальше!

Рашид, нахмурившись, покачал головой: «Ну да, она поет что-то очень знакомое, хоть и довольно фальшиво».

— Он не играет в поло

И не поет он соло,

О-ло-ло-yes, но я его люблю.

Его я не отдам, ло-ло,

Не брошу никогда, ло-ло,

Боло, тебя я жду, тебе пою я

Блюз. —

пела Батчет, а Принц Боло вопил:

— Восхитительно! Господи, как восхитительно! — На что толпа чупвала отвечала:

— О-о-о, остановите же ее кто-нибудь, пожалуйста.

— Зовут его не Ролло,

Прекрасен его голло,

Как страстно я люблю,

Но тут я замолчу, ло-ло,

Я скоро получу, ло-ло,

Того, кого хочу — Боло

Моего.

— пела Батчет, а принц Боло, поднимая своего коня на дыбы, чуть в обморок от восторга не падал:

— Вы только послушайте! — воскликнул он. — Что за голос! Это нечто!

— Это нечто! Это нечто! — закричали в ответ из толпы. — Это что угодно, только не голос!

Принц Боло обиженно надулся.

— Здешняя публика просто не в состоянии оценить прекрасный современный вокал! — громко сообщил он генералу Цитату и Мудре. — А теперь, я считаю, пора начинать штурм Цитадели, если вы не возражаете.

И тут свершилось чудо.

Земля у них под ногами трижды содрогнулась, дома во всем Чуп-Сити затряслись, и многие чупвала (да и гуппи тоже) закричали от ужаса. Принц Боло свалился со своего коня.

— Землетрясение! Землетрясение! — кричали люди, но это было не обычное землетрясение. Это был тот самый момент, когда Луна Кгани со страшным шумом и содроганием повернулась вокруг своей оси…

— Небо! Посмотрите на небо! — раздавались голоса. — Смотрите, там, над горизонтом!

… навстречу солнцу.

Над Чуп-Сити и Цитаделью всходило солнце. Оно поднималось очень быстро, пока не остановилось прямо у них над головой и начало светить со всей полуденной силой. Многие чупвала, включая и Воина Теней Мудру, вытащили из карманов и надели модные солнцезащитные очки. Солнце! Оно разорвало пелену молчания, которой Хаттам-Шуд окутал свою Цитадель. Солнечный свет, обрушившись на черный лед этой мрачной крепости, нанес ему сокрушительный удар.

Все запоры на воротах Цитадели растаяли. Принц Боло, вытащив из ножен шпагу, галопом понесся к открывшимся воротам, за ним последовали Мудра и несколько «глав» Страниц.

— Батчет! — крикнул Боло что есть мочи. А конь его при звуке этого имени заржал.

«Боло!» — донеслось в ответ.

Боло спешился и вместе с Мудрой помчался по лестницам, через дворы и снова по лестницам, а стены Цитадели тем времением, под действием солнечного тепла, начали подтекать, проваливаться и крениться. С арок капало, купола таяли. Лишенные теней, слуги Культмастера, члены Союза Рта-На-Замке, метались взад-вперед, натыкались на стены, сбивали друг друга с ног и издавали ужасные вопли, в страхе позабыв Обет Молчания.

Для Хаттам-Шуда это был момент полного и бесповоротного краха. Но когда Боло и Воин Теней добрались до тающего сердца Цитадели, от криков Принца «Батчет!» стены треснули, и башня рухнула вниз. Они уже потеряли было надежду спасти Принцессу, но тут наконец показалась Батчет — с тем самым носом (в черной носогрейке), с теми самыми зубами… ладно, не будем об этом. Скажем только, что ни у кого не возникло и тени сомнения в том, что это была именно Батчет. Вслед за ней по перилам огромной лестницы (ступеньки к тому времени уже успели растаять) съезжали ее фрейлины. Боло ждал внизу, и Батчет упала в его объятия прямо с перил. Принц пошатнулся, но устоял на ногах.

Сверху доносились жуткие стонущие звуки. Боло, Батчет, Мудра и фрейлины устремились вниз — они бежали через размытые дворы, по вязким лестницам, а оглянувшись, увидели высоко-высоко, на самом верху Цитадели гигантскую статую из льда, ледяного идола с безъязыким многозубым оскалом — Безабана, который покачнулся… зашатался, как пьяный… и наконец упал.

Упал, как падает гора. И все, что еще оставалось от Цитадели Чуп, после падения Безабана было навеки стерто с лица земли. Огромная голова статуи откололась от шеи и покатилась, подпрыгивая, по террасам Цитадели к нижнему двору, где у ворот, оцепенев от ужаса, наблюдали за происходящим Боло, Мудра и дамы, а чуть поодаль — Рашид Халиф, генерал Цитат и толпа гуппи и чупвала.

Гигантская голова, подпрыгивая, спускалась все ниже и ниже, уши и нос у нее отвалились, зубы разлетелись в разные стороны. Все ниже и ниже скатывалась она.

— Осторожно! — закричал вдруг Рашид, куда-то показывая. И в следующее мгновение: — Берегись! — В нижний двор Цитадели торопливо спускалась невыразительная щуплая фигурка в плаще с капюшоном. Этот тощий, тщедушный, хлипкий, скользкий, жадный, вредный, лживый, фальшивый, на клерка похожий человечишка без тени и был Культмастер Хаттам-Шуд, который спасал свою шкуру. Крик Рашида он услышал слишком поздно и, оглянувшись, дико заорал, увидев огромную голову Колосса Безабана, которая в следующее мгновение ударила его прямо в нос. От этого удара он разлетелся на куски, и даже мокрого места от него не осталось. А голова, беззубо скалясь, приземлилась во дворе, где продолжала медленно таять.


Война окончилась. Возглавляемое Мудрой новое правительство страны Чуп объявило о своем решении заключить прочный и продолжительный мир с гуппи: мир, в котором День и Ночь, Речь и Молчание не будут больше разделяться Полосой Сумерек и Крепостной Стеной.

Мудра предложил мисс Трясогубке остаться у них и выучить Язык Жестов Абхинайя, чтобы впоследствии выступать в качестве посредника между властями гуппи и чупвала, — и Трясогубка с радостью согласилась.

Тем временем отряд Джиннов Воды на механических птицах был отправлен на поиски «шпионов» и вскоре обнаружил выведенного из строя Удода, которого Габи с Багой тащили на север.

Гарун снова встретился с отцом и Трясогубкой, которая в его присутствии казалась до странности неловкой и стеснительной, что, впрочем, можно было сказать и о самом Гаруне. Произошло это на том участке побережья Чуп, по которому когда-то проходила Полоса Сумерек, после чего они все вместе направились в Гуп-Сити, где уже начались приготовления к свадьбе.

По возвращении в Гуп-Сити спикер Балала-палаты объявил о новых назначениях. Еслий получал звание Главного Джинна Воды, Мали становился Старшим Плавучим Садовником, а Габи с Багой назначались руководителями всех Многоустых Рыб. На эту четверку возлагалась совокупная ответственность за проведение широкомасштабной операции по Очистке, приступить к которой следовало без промедления и осуществлять которую предписывалось «вдоль и поперек всего Океана Историй». Все они выразили горячее желание как можно скорее восстановить Старую Зону, с тем чтобы все старые сказки снова могли стать свежими и яркими.

Рашиду Халифу возобновили поставку Повествовательной Воды и вручили за выдающиеся военные заслуги высшую награду страны Гуп — Орден Открытого Рта. Новоназначенный Главный Джинн Воды Еслий вызвался лично подключить Рашида.

Удоду Ноо на Сервисной Станции Гуп поставили запасной мозг, после чего он стал таким, как прежде.

Что касается принцессы Батчет, заточение не причинило ей особого вреда, хотя от мысли, что ей хотели зашить рот, она на всю жизнь возненавидела иголки. Впрочем, в день свадьбы, когда они с принцем Боло стояли на дворцовом балконе, приветствуя народ Гуп и гостей из страны Чуп, они выглядели такими счастливыми и влюбленными, что все единодушно решили никогда больше не вспоминать о том, как по-идиотски вела себя Батчет, угодив в плен, и как по-дурацки действовал Боло во время последовавшей за этим войны.

— Одержана великая победа, — провозгласил старый король Балаболий. — Победа во имя нашего Океана, победа над его Врагом. Но одновременно это и победа новой Дружбы и Доверия между чупвала и гуппи, победа над прежней Враждебностью и Подозрительностью. Мы вступили в диалог, и чтобы отметить это радостное событие, а также в честь молодоженов, я предлагаю всем спеть.

— Пусть Батчет усладит нас своим золотым голосом! — предложил Боло. — Это будет еще лучше!

Последовало молчание. А потом толпа в один голос закричала: «Нет-нет! Пожалуйста, только не это!»

Батчет с Боло ужасно обиделись, но старый Король, спас ситуацию:

— Люди хотят сказать, что в день вашей свадьбы они сами хотели бы спеть для вас.

Конечно, это не было чистой правдой, но парочка повеселела, а все люди на площади запели. Молчала только Батчет, отчего остальные были особенно счастливы.

Когда Гарун спустился с балкона, к нему подошел один из Яйцеголовых.

— Ты должен немедленно явиться в Дом П2СДО, — холодно сказал он. — Морж хочет видеть человека, который намеренно довел технику до такого состояния, что восстановить ее невозможно.

— Но у меня были для этого уважительные причины, — возразил Гарун.

Яйцеголовый пожал плечами:

— Ничего не знаю. Объясняйся с Моржом.

XII. ЭТО ВСЕ МОРЖ?

«Мне необходимы свидетели, — решил Гарун. — Как только Еслий и Мали расскажут Моржу, почему я просил исполнить такое желание, он простит мне сломанную технику».

У королевского дворца веселье было в самом разгаре, и Гаруну понадобилось время, чтобы отыскать Главного Джинна Воды Еслия в толпе, над которой били фонтаны рисовых зерен, летали воздушные шары и трепетали яркие ленты. Когда он наконец нашел Еслия, тот вовсю отплясывал в паре с девушкой-джинном, и тюрбан у него на голове сидел слегка набекрень. Чтобы Еслий его расслышал, Гаруну пришлось перекрикивать музыку и общий гам, а когда это ему удалось, он с ужасом увидел, как Еслий сморщил губы и покачал головой.

— Прости, — сказал Главный Джинн Воды. — Спорить с Моржом? Игра не стоит свеч. Увольте. Это не для меня.

— Но Еслий, — взмолился Гарун. — Кто-то же должен ему все объяснить!

— В объяснениях я не силен, — прокричал в ответ Еслий. — Не мой конек. У меня это плохо получается.

В отчаянии закатив глаза, Гарун отправился на поиски Мали. Главный Плавучий Садовник, как оказалось, веселился на второй свадебной вечеринке, проходившей в Лагуне на воде (и под водой) вместе с гуппи (а также Многоустыми Рыбами и Плавучими Садовниками), которые предпочитали водные развлечения. Обнаружить Мали оказалось делом несложным: он стоял на спине Удода Ноо в беспечно сдвинутой на затылок шляпе и с чувством пел для публики, благодарные ряды которой состояли из Садовников и Рыб:

— Стань хоть пиратом,

Хоть бюрократом,

Меня осилить

Тебе куда там!

— Мали, — крикнул Гарун, — мне нужна твоя помощь! Главный Плавучий Садовник прервал свою песню, снял шляпу, почесал в затылке и произнес своим цветочным ртом:

— К Моржу на ковер. Я об этом слышал. Большие неприятности. Сожалею, ничем не могу помочь.

— Да что это с вами, — закричал Гарун. — Что такого страшного в этом Морже? Я его уже видел — выглядит он вполне нормально, хоть усы у него совсем не моржовые.

Мали покачал головой:

— Морж. Большая шишка. Не хотел бы я его рассердить. Ну, ты понимаешь.

— Очень хорошо понимаю, — сердито крикнул в ответ Гарун. — Ладно, я и сам со всем этим справлюсь. А еще друзья называется!

— А меня спрашивать и не пытайся, — бросил ему вслед Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Я вообще всего лишь машина.

Закрыв за собой огромные двери Дома П2СДО, Гарун почувствовал, что сердце у него упало. Он очутился в огромном гулком холле, где расхаживали Яйцеголовые в белых халатах. Гаруну показалось, что все они смотрят на него со смесью презрения и жалости. Ему пришлось трижды спрашивать у Яйцеголовых, как найти кабинет Моржа, и после путаных перемещений по Дому П2СДО (это напомнило ему, как он бежал по дворцу за Трясогубкой), он стоял наконец перед золотой дверью с табличкой:

ГЛАВНЫЙ КОМПТРОЛЛЕР ПРОЦЕССОВ, СЛИШКОМ

СЛОЖНЫХ ДЛЯ ОБЪЯСНЕНИЯ. МОРЖ, ЭСКВАЙР.

ПОСТУЧИТЕ И ЖДИТЕ ПРИГЛАШЕНИЯ.

— Ну вот, сейчас я поговорю с Моржом, я же за этим на Кгани и явился, — нервничая, думал Гарун. — Только кто бы мог догадаться, о чем в результате мне придется с ним разговаривать? Глубоко вдохнув, он постучал.

«Войдите», — раздался голос Моржа. Гарун, сделав еще один глубокий вдох, открыл дверь.

Вначале Гарун увидел Моржа. Тот сидел на сияющем белом стуле за сияющим желтым столом, и его лысая яйцевидная голова сияла почти так же, как мебель, а усы над верхней губой шевелились — по-видимому, от ярости.

Потом Гарун увидел, что Морж не один.

В кабинете, широко улыбаясь, сидели король Балаболий, принц Боло, принцесса Батчет, спикер Балала-пала-ты, президент страны Чуп Мудра, его помощница Трясогубка, генерал Цитат, Еслий, Мали а также Рашид Халиф. На стене висел видеомонитор, с которого Гаруну всеми своим ртами улыбались находившиеся в Лагуне Габи и Бага. Со второго такого же монитора на него смотрела голова Удода Ноо.

Гарун ничего не понимал.

— Так я виноват или нет? — решился он наконец спросить. А все присутствующие тут же дружно расхохотались.

— Прости нас, — произнес Морж, утирая слезы и все еще продолжая хихикать, — мы тебя разыграли. Просто добавили перца. Чуточку перца, — повторил он и расхохотался.

— И что все это значит? — спросил Гарун. Морж взял себя в руки, сделал серьезное лицо, но встретившись глазами с Еслием, снова рассмеялся, а к нему присоединились и Еслий, и все остальные. Они успокоились только через несколько минут.

— Гарун Халиф, — произнес наконец Морж, держась за бока и пытаясь отдышаться, — в знак признания твоих неоценимых заслуг перед народом Кгани и Океаном Историй мы награждаем тебя правом загадать любое желание и гарантируем тебе его исполнение, даже если для этого придется изобрести новый Процесс, Слишком Сложный Для Объяснения.

Гарун молчал.

— Ну что, Гарун, — спросил его Рашид, — есть идеи?

Гарун по-прежнему молчал, и вид у него был несчастный. Уловившая его настроение Трясогубка подошла к нему, взяла за руку и спросила:

— В чем дело? Что случилось?

— Нет смысла просить, — тихо произнес Гарун. — Ведь то, чего я хочу, никто из вас дать мне не может.

— Ерунда, — ответил Морж. — Я прекрасно знаю, чего ты хочешь. Ты только что пережил невероятное приключение, а в конце всех невероятных приключений всем нужно одно и то же.

— Ну и что же всем нужно? — спросил Гарун.

— Счастливый конец, — ответил Морж, а Гарун промолчал.

— Что, не правда? — настаивал Морж.

— Правда, — признался Гарун, немного смущенно. — Только мне кажется, что счастливый конец нельзя найти ни в каком Море, даже если там водятся Многоустые Рыбы.

Морж кивнул головой семь раз, медленно и рассудительно. Потом он занял место за своим столом и жестом пригласил сесть Гаруна и всех присутствующих. Гарун уселся в белое сияющее кресло по другую сторону стола напротив Моржа, остальные разместились в таких же креслах вдоль стен.

— Гм, — начал Морж. — Счастливый конец в историях встречается намного реже, чем людям кажется. В жизни, впрочем, тоже. Можно сказать, что счастливый конец — это не правило, а, скорее, исключение.

— Значит, вы со мной согласны, — сказал Гарун. — Вот видите.

— Именно потому, что счастливые концы встречаются так редко, — продолжал Морж, — мы в Доме П2СДО научились синтезировать их искусственно. Говоря проще, мм их производим.

— Это невозможно, возразил Гарун. — Счастливый конец нельзя получить ни в какой пробирке. — Потом добавил уже не так уверенно: — Разве я не прав?

— Если Хаттам-Шуд мог синтезировать анти-истории, — произнес Морж, чье самолюбие было явно задето, — то почему ты сомневаешься, что мы тоже способны кое-что синтезировать? А насчет «невозможно», — продолжал он, — большинство людей скажет тебе, что все, что тут недавно произошло, совершенно невозможно. Так стоит ли поднимать шум из-за одной невозможной частности?

Снова наступило молчание.

— Ну хорошо, — решительно начал Гарун. — Вы сказали, что это может быть какое-нибудь большое желание. Так вот, оно есть. Я прибыл к вам из печального города. Он такой печальный, что даже имя свое забыл. И я хочу, чтобы вы обеспечили счастливый конец не только моему приключению, но всему моему городу.

— Счастливый конец бывает в конце чего-либо, — заметил Морж. — Если он появляется в середине истории, приключения или чего-нибудь еще, то он только оживляет вещи ненадолго.

— Договорились, — сказал Гарун.

И тут пришло время возвращаться домой.


Собрались они быстро, потому что Гарун терпеть не мог долгие проводы. Особенно трудно оказалось расстаться с Трясогубкой, и если бы она вдруг не поцеловала Гаруна на прощание, он бы, наверное, не решился поцеловать ее сам. Но после того, как это случилось, ему стало так хорошо, что отъезд сделался еще более мучительным.

На нижней террасе Сада Удовольствий они помахали друзьям в последний раз и, в сопровождении Еслия, забрались на спину Удода Ноо. Только тут Гарун вспомнил — да ведь Рашид нарушил условия договора в К, и на Скучном Озере их наверняка поджидает разъяренный Ное.

— Но-но-но не беспокойся, — сказал ему Удод Ноо, не раскрывая клюва. — Когда вы путешествуете с Ноо, время работает на вас. Позже выедешь — раньше прибудешь! Вперед! Ва-вуум-варуум!

Над Скучным Озером стояла ночь. Освещенная лунным светом гостиница «1001 ночь плюс еще одна в подарок» мирно покоилась на якоре. Они проникли в спальню через открытое окно, и Гарун почувствовал такую невыносимую усталость, что тут же нырнул в свою павлинью постель и мгновенно уснул.

Проснулся он ясным солнечным утром. Вокруг все выглядело совершенно обыкновенно, а механических Удодов и Джиннов Воды не было и следа.

Гарун протер глаза, встал и обнаружил, что Рашид Халиф в своей голубой ночной сорочке сидит на балкончике плавучего отеля с чашкой чая в руках. По Озеру к ним плыла лодка в виде лебедя.

— Мне приснился странный сон… — начал Рашид, но в это время из лодки донесся голос Ное: «Эй!».

«О господи, — подумал Гарун. — Сейчас этот тип разорется, и нам придется самим за все платить».

— А вы, мистер Рашид, оказывается, любитель поспать. Как же так — я прибыл за вами, чтобы отвезти на выступление, а вы и ваш сын еще не одеты? Вас, медлительный мистер Рашид, ждут толпы народа! Надеюсь, вы меня не разочаруете.

Получалось, что все приключение на Кгани заняло не больше одной ночи! «Но это невозможно», — подумал Гарун и тут же вспомнил слова Моржа: «Надо ли поднимать шум из-за одной невозможной частности?..» Быстро повернувшись к отцу, Гарун спросил:

— Этот сон — ты его помнишь?

— После, Гарун, — ответил Рашид, потом крикнул причаливающему мистеру Ное:

— К чему так беспокоиться, сэр? Поднимайтесь на борт, выпейте чаю, а мы быстро оденемся и отправимся все вместе. А обращаясь к Гаруну, добавил: — Давай в два счета, сын. Шах Тарабар никогда не опаздывает. Океан Познаний известен своей пунктуальностью.

— Про Океан, — поспешно заговорил Гарун, пока причаливала лодка с Ное, — вспомни, пожалуйста, это очень важно. — Но Рашид его не слушал.

Гарун уныло отправился переодеваться; и тут он заметил рядом с подушкой маленький золотой конверт, вроде тех, в которых постояльцам грандотелей оставляют на ночь маленькую шоколадку с мятной начинкой. Внутри была записка, написанная рукой Трясогубки и подписанная всеми его друзьями с Луны Кгани (не умевшие писать Габи и Бага оставили на бумаге отпечатки своих губ, изобразив вместо подписи поцелуй).

«Приезжай, когда захочешь, — говорилось в записке, — оставайся, сколько захочешь, и помни: когда летишь с Удодом Ноо, время работает на тебя».

В золотом конверте было кое-что еще: там оказалась крошечная птичка, совершенная в каждой своей детальке. И конечно же, это был Удод.

— Умывание и причесывание идут тебе на пользу, — заметил Рашид, когда Гарун появился из своей комнаты. — Давненько ты не выглядел таким довольным.


Как вы помните, мистер Ное и все его непопулярное местное правительство рассчитывали, что своими «поднимающими дух хвалебными сказками» Рашид Халиф обеспечит им поддержку народа. Для этого мероприятия был снят огромный парк, который по такому случаю щедро украсили транспарантами, лентами и флагами. А чтобы слова Шаха Тарабара были всем хорошо слышны, в парке расставили столбы с громкоговорителями. Вся сцена была оклеена разноцветными постерами: «Голосуйте за Ное!», «Ное — вот кто вам нужен!». Послушать Рашида действительно собралась огромная толпа, но по застывшему на лицах хмурому выражению было понятно, что самого господина Ное тут никто не поддерживает.

— Начинайте же, — прошипел мистер Ное. — И, пожалуйста, побольше хвалебности! Вы уж, мистер Рашид, постарайтесь, а не то…

Стоя на сцене за кулисами, Гарун видел, как улыбающийся Рашид подошел к микрофону, слышал дружные аплодисменты, которыми приветствовала его публика. Но затем Гаруна ожидало потрясение, потому что Рашид начал словами:

— Леди и джентльмены, сказка, которую я собираюсь вам рассказать, называется «Гарун и Море Историй».

«Так ты все помнишь», — подумал Гарун, радостно улыбаясь.

Рашид Халиф, Океан Познаний и Шах Тарабар, бросил на сына быстрый взгляд и подмигнул, словно хотел сказать: «Неужели я, по-твоему, могу забыть такую историю?» Потом он начал:

— Был когда-то в стране Алфабы печальный город; это был самый печальный город на свете — от печали он даже имя свое забыл…


И Рашид, как вы уже догадались, рассказал собравшимся в парке людям историю, которую только что рассказал я. Гарун решил, что подробности событий, в которых сам Рашид не принимал участия, он выведал у Еслия и остальных, поскольку все, что говорил отец, было чистой правдой. К нему вернулся Дар Трёпа и способность удерживать внимание слушателей — и это тоже была чистая правда. Когда Рашид пел песни Мали, публика ему подпевала: «Меня осилить тебе куда там!», а когда зазвучала песня Батчет, люди взмолились о пощаде.

Стоило Рашиду упомянуть о Хаттам-Шуде и его приспешниках из Союза Рта-На-Замке — все как один посмотрели в сторону Ное и его приспешников. Те, кстати, сидели на сцене недалеко от Рашида и по мере того, как разворачивалось повествование, выглядели все менее и менее довольными. Когда Рашид заговорил о том, что почти все чупвала ненавидели Культмастера, но боялись об этом сказать, толпа сочувственно откликнулась: «Мы-то знаем, что они чувствовали». А после описания победы над обоими Хаттам-Шудами кто-то начал скандировать: «Мистер Ное — глупый шут, мистер Ное — хаттам-шуд», — а все присутствующие подхватили.

Услышав это, Ное понял, что игра проиграна, и втихомолку убрался со сцены вместе со своими приспешниками. Толпа позволила ему уйти, но пока он не скрылся из глаз, люди швыряли ему вслед мусор. Больше в Долине К мистер Ное никогда не появлялся, и жители Долины смогли выбирать тех, кто им действительно нравился.

— Конечно, нам не заплатили, — беззаботно сказал Га-руну Рашид, пока они ждали Почтовую Карету, которая должна была увезти их из Долины К, — но что такое деньги..

— Но-но-но, — донесся знакомый голос с водительского места, — что такое деньги, понимаешь, когда их нет.


А в печальном городе дождь лил как из ведра. Многие улицы были затоплены.

— Ну и что, — весело воскликнул Рашид. — Давай пойдем домой пешком. Я тысячу лет не гулял под дождем.

Гарун бросил на Рашида недоверчивый взгляд. Он боялся, что возвращение в дом, где полным-полно сломанных часов и нет Сорейи, расстроит отца, но тот, насквозь промокший, шел по щиколотку в мутной воде и выглядел таким довольным, что его веселое настроение передалось Гаруну, и вскоре оба они плескались и брызгались, как дети.

Через некоторое время Гарун заметил, что на улице полно людей, и все они бегают, прыгают, поднимают брызги, падают и — самое главное — во все горло хохочут.

— Смотри-ка, этот старый город наконец научился веселиться, — засмеялся Рашид.

— С чего это вдруг? — спросил Гарун. — Вроде ничего не изменилось: фабрики печали работают по-прежнему, вон и дым из труб идет, и почти все как были бедными, так и остались…

— Эй ты, зануда! — крикнул пожилой джентльмен лет как минимум семидесяти, который выделывал в лужах всяческие коленца и, как шпагой, размахивал нераскрытым зонтиком. — Ну-ка немедленно прекрати свои Заунывные Песни!

Подойдя к этому господину, Рашид произнес:

— Сэр, мы были в отъезде. За это время что-нибудь случилось? Какое-нибудь, к примеру, чудо?

— Нет, это просто дождь, — ответил старик. — Дождь делает всех счастливыми. И меня в том числе. Ура! Ого-го-го! — и он вприпрыжку продолжил свой путь.

— Это все Морж, — вдруг догадался Гарун. — Морж исполнил мое желание. Он добавил в дождь искусственный счастливый конец.

— Если это Морж, — сказал Рашид, танцуя в луже джигу, — то город должен быть тебе очень благодарен.

— Не надо, папа, — сказал Гарун, и его хорошее настроение мгновенно улетучилось. — Ты что, не понимаешь? Это же все неправда. Это то, что Яйцеголовые сделали в пробирке. Фальшивка. Люди счастливы, когда у них есть то, что делает их счастливыми, а не тогда, когда им с неба льют на голову приготовленное в пробирке счастье!

— Сейчас я скажу тебе то, что сделает тебя счастливым, — заявил полицейский, проплывавший мимо в перевернутом зонтике. — Мы вспомнили, как называется наш город!

— Скажите же нам скорее, как он называется? — взволнованно спросил Рашид.

— Кгани! — радостно ответил полицейский, уплывая вдаль по затопленной улице. — Прекрасное имя для города, не правда ли?


Они свернули на свою улицу и увидели свой дом, похожий на размокшее пирожное. Рашид продолжал веселиться, он прыгал и скакал, но Гаруну каждый шаг давался все тяжелее, а беспечность отца казалась ему невыносимой, и он винил Моржа за все, что было плохого и фальшивого в огромном мире, где не было мамы.

На балконе показалась мисс Онита.

— О, как это замечательно, вы наконец вернулись! Входите же, входите! Вот так праздник мы с вами сейчас закатим! Она хлопала в ладоши от радости и вся колыхалась.

— И что же мы будем отмечать? — поинтересовался Гарун, когда мисс Онита, спустившись по лестнице, вышла под дождь к нему и его отцу.

— Что касается лично меня, — ответила мисс Онита, — то я отделалась от мистера Зингапта. Еще я нашла себе работу на шоколадной фабрике, где в любой момент можно съесть столько шоколадок, сколько захочется. А еще у меня появилось сразу несколько поклонников! Хотя что это я, как мне не стыдно говорить вам такие вещи!

— Рад за вас, — ответил Гарун. — Но в нашей жизни, знаете ли, все не так гладко.

Мисс Онита приняла загадочный вид.

— Может быть, вас слишком долго не было. Все же меняется.

В ответ Рашид нахмурился:

— Что вы имеете в виду, Онита? Если вам что-то известно…

И тут дверь квартиры Халифов распахнулась, и на пороге появилась Сорейя Халиф, великая, как сама жизнь, и ровно в два раза красивее жизни. Гарун и Рашид застыли на месте. А застыв, так и стояли под проливным дождем, как статуи с разинутыми ртами.

— Это все Морж? — пробормотал Рашид, обращаясь к Гаруну, но тот только головой покачал. Рашид сам себе ответил: — Кто знает? Может, да, а может, и нет. Как сказал бы водитель Почтовой Кареты, наш большой друг.

Сорейя вышла к ним под дождь.

— Какой Морж? — спросила она. — Я не знаю никаких Моржей. Но знаю, что ошиблась. Я ушла — не отрицаю. Но теперь, если хотите, — вернусь.

Гарун посмотрел на отца. Рашид не мог произнести ни слова.

— А этот Зингапт, тоже мне, — продолжала Сорейя, — тощий, тщедушный, лживый, паршивый, хлипкий, скользкий, жадный, вредный конторский клерк! С ним у меня все кончено раз и навсегда!

— Хаттам-шуд, — тихо сказал Гарун.

— Вот именно, — ответила Сорейя. — Обещаю: мистер Зингапт отныне хаттам-шуд.

— Добро пожаловать домой, — сказал Рашид, и все трое (и мисс Онита тоже) бросились друг другу в объятия.

— Идемте в дом, — в конце концов предложила Сорейя. — Нельзя же вечно стоять под дождем.


Ночью в постели Гарун вытащил миниатюрного Удода Ноо из маленького золотого конверта и посадил его на ладонь.

— Пойми меня, пожалуйста, — сказал он Удоду. — Это действительно здорово — знать, что ты всегда рядом, если ты мне понадобишься. Но если все будет так, как сейчас, то мне — честное слово — вообще не понадобится никуда ездить.

— Но-но-но, — ответил миниатюрный Удод миниатюрным голосом (и не раскрывая клюва), — нет проблем.

Гарун положил Удода Ноо в конверт, конверт под подушку, подушку под голову — и в ту же секунду уснул.

Проснувшись, он обнаружил, что на спинке кровати развешена новая одежда, а на столике деловито тикают новые часы, которые показывают правильное время. «Подарки? — удивился он, — Что бы это значило?»

Но потом его осенило: у него же сегодня день рождения! Он услышал, как по квартире ходят родители, ожидая, пока он проснется. Встал, оделся во все новое и внимательно посмотрел на новые часы.

«Да, — сказал он себе, — время в этих краях снова идет».

А за стеной, в гостиной, в этот момент запела его мама.

КОНЕЦ

ОБ ИМЕНАХ И НАЗВАНИЯХ, КОТОРЫЕ ВСТРЕЧАЮТСЯ В ЭТОЙ КНИГЕ

Многие использованные в книге имена и названия образованы от слов языка хиндустани.

Abhinaya (Абхинайя) — так действительно называется язык жестов, которым пользуются в классическом индийском танце.

Alifbay (Алфабы) — воображаемая страна; ее название происходит от хиндустанского слова «алфавит».

Batcheat (Батчет) — от «baat-сheet», что значит «болтовня».

Bat-Mat-Karo (Бат-Мат-Каро) означает «Ничего-не-говори».

Bezaban (Безабан) означает «безъязыкий».

Bolo (Боло) — повелительное наклонение от глагола «bolna»: «говори!»

Chup (Чуп) означает «тихий»; Chupwala (чупвала) — «молчаливый парень».

The Dull Lake (Скучное Озеро) — такого не существует; название образовано от реального озера Дал в Кашмире.

Goopy & Bagha (Габи и Бага) ничего особенного не означают; так зовут героев фильма Сатьяджита Рея, которые вовсе не рыбы.

Gup (Гуп) означает «сплетни», а еще «чепуха» или «вранье».

Haroun & Rashid (Гарун и Рашид) — оба имени восходят к легендарному халифу Багдада Гаруну аль-Рашиду, который фигурирует во многих арабских сказках.

Kahani (Кгани) означает «история».

Khamosh (Хамош) означает «молчаливый».

Khattam-Shud (Хаттам-Шуд) означает «полностью завершенный».

Kitab(Цитат) означает «книга».

Mali (Мали) означает, как и следовало ожидать, «садовник».

Mudra (Мудра) — любой из жестов языка Абхинайя (см. выше).

Примечания

1

Зембла, Зенда, Ксанаду: все выдуманные миры могут когда-нибудь сбыться. Волшебные страны тоже опасны. Когда потеряешь меня из виду, прочти это, и тем самым верни меня домой. — (Акростих-монорим, обращенный к сыну Зафару).

2

Здесь и далее перевод стихов В. Топорова.


home | my bookshelf | | Гарун и Море Историй |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу