Book: Плюс оккультизм



Плюс оккультизм

БРАТЬЯ СТРУГАЦКИЕ И ОККУЛЬТИЗМ

Странные совпадения

– Чем докажете, что вы Петров?

– Удостоверение!

– А чем докажете, что это ваше удостоверение?

– Фотокарточка!

– А чем докажете, что это ваша фотокарточка?

– Родинка!

– А чем докажете, что это ваша родинка?

М. Жванецкий

Однажды мне довелось встретить человека, никогда не читавшего, не видевшего на сцене или на экране, и не слушавшего по радио шекспировского «Гамлета». Это был вполне нормальный молодой мужчина с высшим техническим образованием. М-да…


Братья Стругацкие – не Шекспир, конечно, а ВГВ[1] – не «Гамлет», то есть, я хочу сказать, что популярность книг АБС в нашей стране будет, пожалуй, побольше шекспировских, но, на всякий случай, попробую объяснить, кто такие "людены".

Людены – это существа, покинувшие человеческое царство и вступившие на путь сверхчеловеческой эволюции. Переход осуществляется с помощью специального оборудования, методом инициирования латентных способностей "счастливца", имеющего так называемый Т-зубец ментограммы. Вся драма заключается в том, что вероятность обнаружения в организме "гомо сапиенса" оного зубца – не более одной стотысячной. Отсюда – тайна, скрытность нового сообщества, продуцируемого ничего не подозревающим человечеством. А тем, кто начал что-то подозревать, а именно, некоторым представителям тамошних спецслужб (КОМКОН-2) быстро дают понять, "кто есть кто", несмотря на все их прогрессорские приёмы бесконтактного боя и наличие в карманах сверхмощных лучевых или плазменных "пушек".

А теперь проведём некоторые сопоставления.

Людены, вернее Логовенко и Ко, ищут себе кандидатов, используя довольно-таки жутковатые способы тестирования:

«7 октября 84 года на конференции космопсихологов в Риге доктор Асмодей Мёбиус сделал сообщение о новом виде космофобии, который он назвал "Синдромом пингвина". Фобия эта представляла собой неопасное психическое отклонение, выражающееся в навязчивых кошмарах, поражающих больного во время сна. Стоит больному задремать, как он обнаруживает себя висящим в безвоздушном пространстве, абсолютно беспомощным и бессильным, одиноким и всеми забытым, отданным на волю бездушных и неодолимых сил. Он физически ощущает мучительное удушье, чувствует, как тело его прожигают насквозь разрушительные жёсткие излучения, как истончаются и тают его кости, как закипает и начинает испаряться мозг, неслыханное, невероятное по интенсивности отчаяние охватывает его, и он просыпается».

Однако подходящий кандидат в людены чувствует себя почти комфортно:

«Любопытное сообщение я получил от коллеги Кривоклыкова… После опубликования моего доклада в Риге он написал мне, что вот уже на протяжении многих месяцев видит сны, по сюжету необычайно похожие на кошмары страдающих "синдромом пингвина", – он ощущает себя висящим в безвоздушном пространстве, вдали от планет и звёзд, он не чувствует своего тела, но видит его, равно как и многочисленные космические объекты, реальные и фантастические. Но в отличие от страдающих "синдромом пингвина" он не испытывает при этом никаких отрицательных эмоций. Напротив, происходящее кажется ему интересным и приятным. Ему представляется, будто он самостоятельное небесное тело, движущееся по избранной им траектории. Само движение доставляет ему удовольствие, ибо движется он к некоей цели, обещающей много интересного. Сам вид звёздных скоплений, мерцающих в бездне, вызывает у него ощущения неизъяснимого восторга и прочее. Мне пришло было в голову, что в лице коллеги Кривоклыкова я имею случай некоей инверсии "синдрома пингвина"…»


На всякий случай, для справки:

Эзотерический (Греч.) Скрытый, тайный. От греческого слова "esotericos", внутренний, сокровенный (см. «Теософский словарь»).

Оккультизм (от лат. okkultus – тайный, сокровенный), общее название учений признающих существование скрытых сил в человеке и космосе, доступных лишь для "посвящённых", прошедших специальную психическую тренировку (см. СЭС).


Между прочим, у оккультистов способы проверки кандидатов не менее жёсткие:

«Решение о принятии или непринятии его в качестве ученика зависит от чохана. М. (махатма Мориа) должен просто испытывать, соблазнять и исследовать его всевозможными способами, чтобы выявить его истинную сущность. Это правило у нас настолько же неумолимо, насколько оно отвратительно на ваш западный взгляд, и я не мог бы помешать этому, даже если бы захотел. Недостаточно знать в совершенстве, что ученик способен сделать и чего не способен при данных обстоятельствах в течение испытаний, мы должны знать, на что он может стать способным при различных ситуациях».[2]

«Мой друг, в масонских ложах старого времени неофит подвергался серии устрашающих испытаний постоянства, отваги и присутствия духа. Психологическими воздействиями, дополненными механикой и химическими веществами, его доводили до мысли, что он падает в пропасть, низвергаемый скалами, идёт по мостам, сотканным из паутины и висящим в воздухе, проходит сквозь огонь, тонет в воде и атакован дикими зверями. Это были воспоминание и программа, заимствованная из Египетских мистерий».[3]

В романе АБС фигурирует цифра 432; 433-м же люденом становится один из главных героев – Тойво Глумов.

Ч. Ледбитер в своей книге «Внутренняя жизнь» пишет, что число адептов[4], сохраняющих физические тела ради помощи эволюции человечества довольно невелико – «их всего 50 или 60».

А. Бейли, в свою очередь, в «Трактате о белой магии» утверждает: «Сейчас[5] в мире имеется только около четырёхсот принятых учеников», то есть мужчин и женщин (в частности, некоторых теософов), которые знают, что они ученики, знают, в чём состоит их работа, и выполняют её. Итого: 50+400=450.

Если принять во внимание, что сообщество люденов организовано по принципу тайного общества, например, масонского, то его сравнение с оккультным Белым Братством, хотя бы в техническом смысле, вполне приемлемо, а цифры 433 и 450 не так уж и далеки одна от другой.

Как мы знаем из теософских публикаций, различие между адептом Белого Братства и "чёрным" адептом в техническом отношении не обнаружимо: пока не раскрыта мотивация их действий, их отношение к эволюции – не каждый чела (ученик) способен найти разницу. С учётом данного замечания попробуем сопоставить два текста.

АБС: «Я уже давно заметила, что вы потеряли умение видеть то, что видит в лесу любой человек, даже грязный мужчина… Постой, ты говоришь о мелких или о мельчайших? Может, ты говоришь о строителях?

– Может быть, – сказал Кандид. – Я не понимаю тебя. Я говорю о мелких животных, от которых болеют, но которые могут и лечить тоже, которые помогают делать пищу, которых очень много и которые есть везде… Я искал, как они устроены у вас здесь в лесу, и какие они бывают, и что они могут…

– А на Белых Скалах они другие, – саркастически сказала женщина. – Впрочем, ладно, я поняла, чем ты занимаешься. Над строителями ты никакой власти, конечно, не имеешь. Любой деревенский дурак может больше, чем ты…»[6].

А. Бейли: «Поэтому тем, кто пытается научиться оккультному языку, тем, кто жаждет узнать слова, могущие дойти до ушей тех, кто на другой стороне, и тем, кто стремится использовать формулы и фразы, которые дадут им власть над Строителями (power over the Builders)[7], придётся отучиться от прежнего употреблению слов и воздержаться от обычной манеры разговора. И тогда новым станет их язык, и новые выражения, слова, мантры и формулы будут доверены их попечению»[8].

АБС очень колоритно изобразили "жриц" чёрной (вне всякого сомнения) магии, и главному герою Кандиду в конце повести уже почти понятно, кто они такие. "Я встретил трёх лесных колдуний", – думает он. На его месте оккультист сказал бы, что жрицы партеногенеза занимались чёрной магией, и поэтому имели власть над строителями, но не над Строителями (с большой буквы), которые подчиняются только белым магам.

А. Бейли: «Белый маг работает исключительно через бОльших Дэв-Строителей (through the greater Deva Builders)»[9]. «Брат тьмы (чёрный маг) работает непосредственно с самой   субстанцией и с меньшими строителями (with the lesser builders); он не сотрудничает с силами, эманирующими с эгоических (высших) уровней»[10].


Начинающий читатель фантастики, когда задавал вопрос БНС: «Какими бы Вы хотели видеть нас в будующем?», видимо, хотел повторить ситуацию из романа «Гадкие лебеди» – там на встрече с учащимися спецшколы писателю Виктору Баневу был задан такой же вопрос. Повторения не получилось: в той школе не делали подобных ошибок – это были особые дети, обучаемые особыми учителями. По скупым штрихам в тексте можно понять, что в школе учили тому, что мы назвали бы развитием оккультных способностей. Это хорошо показано в не очень удачном, на мой взгляд, одноимённом фильме К. Лопушанского, когда класс в полном составе левитирует в полуметре над полом, как сказали бы в Индии, в состоянии "самадхи" (высшее состояние йоги). Банев был немало озадачен ответом его дочери Ирмы (в фильме – Иры), когда она заявила, что дети вместе с учителем думали туман, – не о тумане, не про туман, а именно так, как было сказано. После овладения способностью левитировать умение производить материализацию созданной мыслеформы уже не удивляет. После разговора с детьми Банев думает: «Неужели всё-таки настали новые времена?… Кажется, будущему удалось всё-таки запустить щупальца в самое сердце настоящего, и это будущее было холодным, безжалостным, ему было наплевать на все заслуги прошлого – истинные или мнимые».

Колдовство, мыслеформы, материализация – эзотерика в чистом виде... Однако, отвечая в оффлайн интервью на вопрос Сергея из Житомира[11] об эзотерических пророчествах в их творчестве, БНС сказал: «Эзотерика в любом виде никогда нас не интересовала». Видимо, для АБС литературный метод "оккультизм как приём" был некоей разновидностью метода "фантастика как приём" – элемент необычного присутствует же! БНС неоднократно подчёркивал, что всерьёз воспринимать их сказку ПНС не нужно, что написана она была, чтобы, грубо говоря, "поржать", чем они (АНС и БНС) на протяжении всего процесса написания и занимались. Но всё дело в том, что серьёзный читатель, хотя бы один раз в жизни открывший «Бхагавад-гиту», упоминаемую в ПНС (как, впрочем, и «Упанишады»), с немалой долей вероятности сообщит своему высшему "Я", что ещё не всё потеряно в текущем физическом воплощении и что Истина может быть воспринята даже на уровне физического мозга.

Где-то в конце 80-х журнал «Даугава» напечатал обширное интервью АБС. И АНС, и БНС, рассказав корреспонденту о критических моментах в своих биографиях (особенно в связи с войной), пришли к выводу, что остались в живых они оба, в общем-то, чудом. И в завершение АНС произнёс необычные для них с братом слова о том, что, хотя и много приключений им пришлось пережить, но самое захватывающее приключение у них ещё впереди, имея в виду физическую смерть (каковая для оккультистов не является "смертью"). На мой взгляд, эти слова можно считать признанием важной роли оккультного в жизни и творчестве этих замечательных писателей.[12]

БУЛЬВЕР-ЛИТТОН И ОККУЛЬТИЗМ

Теософическое исследование

Меджнур очень хорош на своём месте, то есть как идеальный персонаж захватывающей, во многом правдивой истории.

Махатма Кут Хуми



Английский писатель Эдвард Бульвер-Литтон (1803-1873) интересовался оккультизмом и не просто интересовался, а предпринял в этом направлении некоторые практические действия. Прикрываясь вывеской клуба, он основал в Лондоне тайную школу магии с участием выдающихся каббалистов и месмеризаторов, таких как Элифас Леви, Регазони и Зергван-Бей. Однако, как утверждает махатма Кут Хуми, "в пагубной атмосфере" Лондона этот "клуб" быстро прекратил своё существование:

«Я посетил его с полдюжины раз и почувствовал с самого начала, что в нём ничего не было и не могло ничего быть»[13].

Энциклопедии сообщают, что Бульвер-Литтон был членом английского Общества розенкрейцеров. Но большего успеха писатель добился, занимаясь сочинением романов; например, его первая книга «Пелам» (1828) так понравилась А. С. Пушкину, что он под впечатлением от неё собирался писать роман «Русский Пелам».

Самые известные мистические романы Бульвер-Литтона – это «Занони»[14] (1842), «Грядущая раса» (1871) и «Странная история» (1862). Из них первые два обильно цитируются Е. П. Блаватской в «Разоблачённой Изиде» и неоднократно упоминаются в «Тайной доктрине».

Так в «Разоблачённой Изиде» Блаватская пишет, что ни один литератор не дал такого правдивого и поэтического описания элементалов, как это сделал Э. Бульвер-Литтон в «Занони»:

«…В пространстве существуют миллионы созданий, не совсем бестелесных, так как все они, как и инфузории, невидимые невооружённым глазом, имеют известную материальную форму, но настолько тонкую, воздушную, что она служит только как бы неосязаемой оболочкой духа, гораздо более лёгкой, чем осенняя паутинка, сверкающая в лучах солнца…

И между тем все эти существа в высшей степени различны по своим свойствам и силе и отличаются друг от друга… одни обладают высшим знанием, другие странной хитростью; одни враждебны человеку, как демоны, другие кротки и благосклонны, как посланники и посредники между небом и землёй».

Термин "врил", изобретённый Бульвер-Литтоном, стал применяться авторами-теософами как синоним энергии акаши: «Врил "Грядущей расы" был обычным достоянием рас, уже исчезнувших»[15].

В «Грядущей расе» Бульвер-Литтон говорит о влиянии врила на социальный прогресс:

«…Наиболее замечательные результаты, оказавшие влияние на само социальное устройство, были достигнуты после открытия той истребляющей силы, которая скрывалась во вриле. По мере того как становилась известной эта истребляющая сила и они научались ею пользоваться, война между племенами, открывшими свойства врила, стала невозможною и прекратилась сама собою; потому что при этом искусство истребления было доведено до такого совершенства, что численность, дисциплина и военные знания враждующих армий уже не имели никакого значения. Всё разрушающий огонь, скрытый внутри палочки, направляемой рукою ребёнка, мог уничтожить мощнейшую крепость или уложить в один миг целую армию. Два враждебных войска, одинаково знакомых с употреблением этой страшной силы, могли только взаимно истребить друг друга. Таким образом, закончился век войн, а вместе с этим произошли громадные перемены и в общественном строе страны»[16].

Блаватская в «Тайной доктрине» пишет об изобретении Кили и о том, почему ему не позволили переступить известную границу:

«Он бессознательно открыл страшную сидерическую силу, известную ещё атлантам и называемую ими маш-мак. В своей Астра-видья арийские риши дают ей наименование, которое мы не хотим разглашать. Это "врил", о котором говорит в своей "Грядущей расе" Бульвер-Литтон, и врил всех грядущих рас нашего человечества. Врил может быть вымышленным наименованием, но сама сила представляет собой действительность, которая в Индии вызывает так же мало сомнений, как и существование риши, ибо она упоминается во всех сокровенных книгах»[17].

Блаватская считала, что идею "врила" Бульвер-Литтон взял из переведённого для него древнего манускрипта[18].

В том же третьем томе «Тайной доктрины» Блаватская высказала предположение, что идею ещё одного изобретённого термина оккультизма, "страж порога", автор «Занони», должно быть, получил от какого-то восточного Посвящённого[19]. Похоже, что так и было, если вспомнить письмо махатмы Кут Хуми: «Ферн находится в руках двух ловких "стражей порога", как назвал их Бульвер – двух дугпа (колдунов), которых мы держим для работы мусорщиками и с целью выявления скрытых пороков, если таковые имеются в кандидатах»[20].

Блаватская в «Разоблачённой Изиде» пишет, что вызывание своего собственного аугоэйда (высшего "Я") очистившимся адептом описано словами несравненной красоты в «Занони», где автор романа даёт понять, что иерофант должен избегать даже малейшего прикосновения земной страсти, чтобы сообщаться со своею безупречно чистой душою. Вот это описание:

–  Сын Вечного Света, – сказал маг, – ты, которого я, подымаясь по ступеням лестницы восхождения от воплощения к воплощению, узнал, наконец, в обширных равнинах Халдеи, ты, от кого я так широко черпал эту невыразимую мудрость, исчерпать которую может только вечность, ты, который тождествен мне, насколько это позволяют различия в нашей природе, ты, который в течение веков был моим добрым гением и другом, отвечай мне и руководи мною.

«Из сверкающей колонны вышло чудное видение. У него было лицо человека, очень молодое лицо с печатью вечности и мудрости; свет, похожий на сияние звезд, пульсировал в его прозрачных венах; всё его тело было свет, и свет рассыпался искрами между волнами его роскошных блестящих волос. Сложив руки на груди, оно остановилось в нескольких шагах от Занони».

Бульвер-Литтон так объясняет происхождение имени главного персонажа романа: "Занони" значит "Солнечный", от халдейского слова Zan – Солнце[21].

В своей книге «Оккультный мир» А. П. Синнетт пишет о том, что ему дали понять, что те похожие на колдовство "подвиги", на которые способны адепты оккультизма, совершаются благодаря хорошему знакомству с некоей природной силой, которая в санскритских писаниях упоминается под названием "акаша". Западная наука достигла многого, исследуя свойства и возможности электричества. За много веков до этого оккультная наука достигла гораздо большего, исследуя свойства и возможности акаши. В своей книге «Грядущая раса» Бульвер-Литтон (чья связь с оккультизмом, по мнению Синнетта, была вообще "более тесной, нежели о том догадывался" мир) в образной, фантастической манере описывает чудеса, совершаемые при помощи силы под названием врил, в мире, куда попадает его герой. Совершенно ясно, что, говоря про врил, Бульвер-Литтон "воспевает" акашу. "Грядущая раса", изображённая в его книге, во многих существенных деталях совершенно непохожа на адептов. Во-первых, это сложившаяся нация. Все её члены, причём ещё с детства, в равной мере управляют силами, которые подвластны адептам, – или, вернее, некоторыми из них, поскольку не все они описаны в книге. Перед нами всего лишь "волшебная сказка", основанная на достижениях оккультизма. Но ни один человек, тщательно изучавший последние, не может не заметить, не может не признать с убеждённостью, равносильной твёрдой уверенности, что автор «Грядущей расы» наверняка был знаком с основными идеями оккультизма; а может быть, он знал даже гораздо больше. В не меньшей степени об этом свидетельствуют другие мистические романы Бульвер-Литтона – «Занони» и «Странная история». Второстепенный персонаж романа «Занони», благородный Меджнур, открыто представлен в качестве великого адепта восточного оккультизма – в точности как те люди, о которых говорил Синнетт. "Трудно понять", пишет он, почему в таком случае, когда Бульвер-Литтон явно намеревался придерживаться реальных фактов оккультизма с большей точностью, нежели в «Грядущей расе», ему "вдруг вздумалось" сделать Меджнура последним уцелевшим представителем братства розенкрейцеров. "Стражи оккультной науки" весьма немногочисленны, особенно если учесть, сколь громадную важность имеют те знания, которым они не дают исчезнуть. Эти люди спокойно мирятся с тем, что их мало. Однако они никогда не допускали, чтобы их численность снижалась до уровня, который ставит под угрозу само существование оккультистов на земле в качестве организованного сообщества. Опять же "сложно понять", недоумевает автор «Оккультного мира», почему Бульвер-Литтон, при тех познаниях, которыми он, несомненно, обладал, использовал свою информацию лишь для "украшения художественных произведений" и не постарался явить её миру в такой форме, которая заставила бы людей более серьёзно отнестись к этим сведениям. Разумеется, обыватели были бы этим очень недовольны; нельзя также исключить, что сам Бульвер-Литтон «настолько проникся любовью к тайне, которая естественно присуща оккультисту, что предпочёл изложить свою информацию в таинственном, завуалированном виде, дабы она была понятной лишь читателям, близким автору по духу, и проскользнула незамеченной мимо банальных умов, не вызывая того гневного неприятия, которое обеспечено, например, этим страницам, если они попадут в руки фанатиков от науки, от религии и ревнителей великой философии общих мест (конечно, при условии, что книга эта вообще привлечёт чьё-либо внимание)».

Предположение о прототипе центрального персонажа оккультного романа Бульвер-Литтона «Занони» для читателя, знакомого хотя бы с одной статьёй о графе Сен-Жермене, кажется, лежит на поверхности. Вот несколько пунктов для сравнения.

1. Свидетельства о неподверженности процессу старения Занони и Сен-Жермена.

«И чего стоят все эти слухи, на чём они основаны? Вот вам пример: какой-то старый дурак, восьмидесяти шести лет, чистый пустомеля, торжественно уверяет, что он видел этого самого Занони в Милане семьдесят лет тому назад, в то время как он сам, почтенный свидетель, был только ребёнком! А этот Занони, как вы сами видели, по крайней мере так же молод, как я и вы, Бельджиозо.

– Но, – возразил серьёзный господин, – в этом-то и есть тайна. Старый Авелли уверяет, что Занони ни на один день не кажется старше того, каким он видел его в Милане. Он прибавляет, что даже в Милане, заметьте это, где Занони под другим именем явился с тою же роскошью, с тою же таинственностью, один старик вспомнил, что видел его шестьдесят лет тому назад в Швеции».

По тому же поводу И. Купер-Оукли пишет о графе Сен-Жермене в «Тайнах королей»:

«Пожилая графиня фон Жержи, которая пятьюдесятью годами ранее была со своим мужем в Венеции, куда тот был назначен послом, встретилась недавно с Сен-Жерменом у госпожи де Помпадур. Некоторое время она смотрела на него с величайшим удивлением, смешанным со страхом. Наконец, будучи не в силах сдерживать волнение, она приблизилась к графу скорее с любопытством, нежели испугом.

– Не будете ли Вы так любезны, – спросила графиня, – ответить мне на один вопрос? Мне хотелось бы знать, не бывал ли Ваш отец в Венеции в 1710 году?

– Нет мадам, – невозмутимо ответил граф, – отец мой скончался задолго до того времени. Однако, сам я жил в Венеции в конце прошлого и начале этого веков и имел честь ухаживать за Вами, а Вы были так добры, похвалив баркаролы моего сочинения, которые мы пели вместе в Вами.

– Простите, но это невозможно. Граф Сен-Жермен, насколько мне известно, в те дни был по крайней мере сорокапятилетним, а Вы примерно в том же возрасте теперь.

– Мадам, – ответил граф с улыбкой, – я очень стар.

– В таком случае Вам, видимо, сейчас более ста лет.

– Вполне возможно».

2. Свидетельства о необычных лингвистических способностях Занони и Сен-Жермена.

«Он (Глиндон) с удивлением заметил, что Занони разговаривал с ним по-английски с такой удивительной лёгкостью, что его можно было принять за англичанина. Глиндон узнал, что то же самое впечатление он производил на людей других национальностей. Один шведский живописец утверждал, что Занони швед, а один негоциант из Константинополя, который продавал ему свой товар, был убеждён, что только турок или, по крайней мере, родившийся на Востоке мог так совершенно перенять мягкий азиатский выговор».

И. Купер-Оукли пишет в своей книге:

«Следует заметить, что граф говорит по-французски, по-английски, по-немецки, по-итальянски, по-испански и португальски настолько превосходно, что, когда он разговаривает с жителями перечисленных стран, они не могут уловить и малейшего иностранного акцента. Знатоки классических и восточных языков подтверждают обширные познания графа Сен-Жермена».

3. Свидетельства о знании в мельчайших подробностях жизни на бытовом уровне.

Бульвер-Литтон описывает Занони как «любителя удовольствий, не всегда весёлого, но всегда в спокойном расположении духа, всегда готового слушать разговоры других, как бы они ни были незначительны, или восхищать всех неистощимыми блестящими анекдотами и рассказами о жизни. Все обычаи, все нации, все слои общества были ему знакомы. Он был чрезвычайно скрытен только тогда, когда делали намёки на его происхождение или его прошлое».

Г. С. Олкотт в статье «Граф Сен-Жермен и Е. П. Б. – два вестника Белой Ложи» пишет: «Сен-Жермен очень часто, когда беседа касалась какой-либо эпохи прошлого, описывал то, что тогда произошло, как если бы он там присутствовал. По словам барона Глейхена, он обрисовывал самые незначительные обстоятельства, манеры и жесты ораторов, даже помещение и место, где они находились, настолько реалистично и подробно, что это наводило на мысль, что мы слушаем человека, который действительно там побывал… Он знал историю, вообще, поминутно, и так естественно представлял ситуации и сцены из прошлых столетий, как мог бы сделать какой-либо свидетель, сообщающий о своём недавнем приключении».


Первый русский перевод «Занони» под названием «Призрак» был опубликован в 1879 г. в Санкт-Петербурге и скорее напоминал несовершенный подстрочник. Многие абзацы и целые страницы английского текста были опущены, в особенности это касается тех мест, где речь идёт об оккультной стороне розенкрейцеровского учения. Перевод 1994 г. свободен от этих недостатков.

Г. Пархоменко в статье «Розенкрейцеровский роман Эдварда Бульвер-Литтона» пишет, что автор романа в приложении к первому изданию «Занони» поместил аллегорическо-символическую характеристику основных действующих лиц, которую, как он утверждал, прислал ему один из близких друзей, выдающийся писатель, чьим мнением он очень дорожит, но чьё имя предпочитает сохранить в тайне. Вот эта характеристика, автор нигде её не опровергает, считая её достаточно глубокой параболой, ибо сам он «не даёт ключ к тайнам, будь они незначительными или важными».

«Меджнур воплощает собой Созерцание Реальности – Науку. Он всегда стар и должен существовать, пока существует Реальность. Его мировоззрение менее подвержено ошибкам и заблуждениям, чем Идеализм, но оно же и менее убедительно, менее сильно в практическом отношении, так как ему неведомо человеческое сердце.

Занони – Созерцание Идеала, Идеализм. Всегда полный сочувствия, благожелательный, живёт наслаждаясь и поэтому воплощает в себе образ вечной молодости. Идеализм является глубочайшим Интерпретатором и Пророком Реальности, но его мощь и сила ослабевают и уменьшаются пропорционально подверженности человеческим страстям.

Виола – Человеческий Инстинкт (её чувство вряд ли можно назвать Любовью, ибо Любовь не расстаётся со своим любимым под влиянием религиозных предрассудков). Вначале этот инстинкт стремится к Идеалу, чтобы придать себе блеск и скрыть свои недостатки. Затем он оставляет это стремление ради высокой любви. Но по своей природе он не соответствует требованиям такой любви, ибо подвержен подозрительности и недоверию. Его высшая потенция – Материнский Инстинкт – может проникать сквозь завесу некоторых тайн и прозревать движение Идеала. Но он слишком слаб, чтобы воспринять Идеал, он видит грех там, где его нет, и сам творит грех под ложным водительством, пытаясь найти убежище среди мятежных страстей в Действительности, покинув ясный, спокойный Идеал. Он исходит в муке (но не умирает, а преображается), стремясь примирить законы двух природ: Материнского Инстинкта и Идеала.

Три главных персонажа романа, о которых только что шла речь, можно было бы охарактеризовать как воплощения Разума, Воображения (фантазии) и Сердца.

Ребёнок (сын Занони и Виолы) – Новорожденный Инстинкт. Если бы он был воспитан и обучен Идеализмом, то мог бы стать Посвящённым, судя по раннему развитию его внимания и ума. Но, обречённый на сиротство, при котором может проявиться только половина закономерностей его судьбы, он обречён на заурядное существование.

Адон-Аи – Вера (доверие, верность, преданность, ручательство), которая проявляется во всём своём блеске; она рождает своего оракула и делится своими чудесами только с самыми высокими состояниями души. Эта Вера противостоит Страху; те, кто служит Страху, должны быть готовы к встрече с теми, в ком живёт Вера. Само стремление к ней открывает путь к возрождению души, даже если призыв исходит из-под пресса Страха.



Страж Порога – Страх (или Ужас), от чьего страшного, ужасного вида люди защищены только непрозрачностью обыденного, привычного физического мира. В тот момент, когда эта защита рушится и человеческий дух начинает видеть, проницать сквозь этот непрозрачный мир и в одиночестве входит в неведомые ему сферы Природы, этот Природный Ужас встаёт перед ним. Его можно победить, только бросив ему вызов, только воззвав к Самому Творцу Природы, чьим посланцем и орудием и является Вера.

Мервиль – Условность, рутинность, трафаретность, традиционность.

Нико – низменная, лебезящая и злобная Страсть.

Глиндон – Нетвёрдое Стремление. Обычно следует Инстинкту, но сдерживается условностями; испытывает благоговение перед Идеализмом, может увлечься им, но мимолётно и случайно. У него нет постоянства и твёрдости для связанных с Посвящением созерцания и размышления над Реальностью. Оно соединяет их случайно схваченные положительные и полезные стороны с постоянным, неизменным сенсуализмом и страдает одновременно как от страха перед Посвящением, так и от отвращения к сенсуализму. Это втягивает невинную душу в роковой конфликт со своим духом. И когда этому Нетвёрдому Стремлению на грани его гибели приходит на помощь Идеализм, то оно, не в силах подняться на духовный уровень существования, с радостью снова ныряет в сферу Известного и находит своё убежище в Привычном».


Махатма Кут Хуми, касаясь романа «Занони», писал:

«Возможно, мы не совсем "мальчишки", как выразился в наш адрес мистер Олкотт, и всё же никто из людей нашего уровня не похож на сурового героя[22] романа Бульвер-Литтона. Притом, что способности к наблюдению, которые наше положение обеспечивает некоторым из нас, несомненно, дают гораздо большую широту взглядов, более явную и беспристрастную, гораздо шире направленную гуманность по отношению к человечеству в целом и ко всем живым существам… …Лишь немногие из нас… настолько свободны от земных привязанностей, чтобы обрести невосприимчивость к высшим удовольствиям, чувствам и интересам обычных представителей человечества… В конце концов, человеческие и чисто индивидуальные личные чувства, кровные узы и дружба, патриотизм и национальные пристрастия отступят, чтобы слиться в одно универсальное чувство, единственно истинное и праведное, единственно бескорыстное и вечное – в Любовь, безграничную Любовь ко всему человечеству».[23]

НОСТРАДАМУС И ОККУЛЬТИЗМ

О механизмах ясновидения во времени

Всё, чему суждено случиться, можно предсказать с помощью светил небесных ночью, каковые есть естественны, вкупе с духом пророчества.

М. Нострадамус

В астрологии… некто должен шагнуть за пределы видимого материального мира и вступить в трансцендентальную область духа… Настоящие события целиком оправдывают Нострадамуса.

Е. П. Блаватская

В 1555 году в предисловии к своим «Пророчествам» Мишель Нострадамус напишет:

«Дабы не потерять спокойствия, нанеся вред не только настоящему, но равно и грядущему времени, я намеревался воздержаться от ведения записей, ибо если бы я показал нынешним царствам, сектам и религиям царства, секты и религии грядущего, то они, увидев бы, насколько те прямо противоположны их любимым фантазиям, прокляли бы то, что будущие столетия признают истиной… Позднее… я решил не сдерживать ни язык мой, ни перо на бумаге и возвестить туманными и немногословными строками о причинах грядущих перемен, ожидающих человечество…, облекая их в таинственную, но, прежде всего, в пророческую форму».

Известный комментатор Нострадамуса Джон Хоуг в своей книге «Нострадамус: полное собрание пророчеств» (русское издание 2004 г.) пишет, что туманность стиля умиротворяет и успокаивает. Люди посредственные, читая эти пророчества, проецируют на них свои собственные идеи и удовлетворяются выводом, что их автор либо шарлатан, либо потрафляет им, тешит их слабые душевные чувства. Хоуг абсолютно уверен в том, что Нострадамус был последователем неоплатоника и мага Ямвлиха, и что у него был перевод "известнейшей" книги «De Mysteriis Aegiptiorum» о египетских, халдейских и ассирийских магических ритуалах. Некоторые исследователи считают, что эта книга была для Нострадамуса учебным пособием по прорицанию.


Е. П. Блаватская в «Разоблачённой Изиде» утверждает, что Ямвлих основал среди александрийских платоников первую школу практической теургии в христианском периоде, однако священнослужители, прикреплённые к храмам Египта, Ассирии и Вавилона, и те, кто принимали активное участие в вызывании богов во время священных мистерий, были известны под именем теургов с древнейших времен. Целью таких вызываний было сделать духов видимыми для физического зрения. Теург являлся знатоком эзотерического учения в святилищах всех великих стран. Неоплатоников школы Ямвлиха звали теургами, потому что они занимались "церемониальной магией" и вызывали "духов" умерших героев, "богов" и демонов. Школа Ямвлиха отличалась от школы Плотина и Порфирия, так как последние выступали против церемониальной магии и практической теургии, считая их опасными, хотя оба признавали и ту, и другую.


По словам Хоуга, Ямвлих верил, что в божественном мире вечности содержатся все без исключения варианты судеб, все причины и следствия, равно как и все архетипы, проявляющиеся в физическом мире, ограниченном во времени. Природа смертного человека не позволяет ему подняться над законами времени и пространства. Однако через магическую медитацию, а также с помощью божественных посланников и низших элементарных духов человек может проникнуть внутрь себя, достичь невидимого и разжечь дремлющее в каждом из нас божественное пламя. Тогда на очень короткие мгновения он может впадать в божественный экстаз и погружаться в состояние бесконечности, определяемое вечным "сейчас", словно эти божественные духи вкупе с расширенным сознанием человека вводят его в иное, более высокое вибрационное поле.


Е. П. Блаватская в «Тайной доктрине» пишет, что "время" есть иллюзия, создаваемая последовательностью состояний нашего сознания на протяжении нашего странствования через Вечность, и его не существует, если не существует сознания, в котором может возникнуть эта иллюзия. В действительности же человек или предмет не состоит из того только, что мы видим в данный момент, но являет собой совокупность всех своих различных и сменяющихся состояний с момента своего появления в материальной форме и вплоть до своего исчезновения с Земли. Вот "эти совокупности", извечно существующие в будущем, и проходят постепенно через материю, чтобы вечно существовать в прошлом.

В своей книге «Ясновидение» Ч. Ледбитер пишет о ясновидческих экспериментах на буддхическом плане – высочайшем, какого может достичь сознание оккультиста, даже когда оно не соединено с сознанием на физическом плане.

«Здесь время и пространство уже больше не ограничивают его; здесь ему уже не нужно, как на ментальном плане, следить за целым рядом событий, потому что прошлое, настоящее и будущее одинаково и одновременно предстают перед ним, хотя это и звучит для нас здесь бессмысленно. Правда, даже и этот высокий план бесконечно ниже сознания Логоса, но всё же из того, что мы видим здесь, совершенно ясно, что для Логоса хроника [акаши] должна быть чем-то гораздо большим, чем то, что мы называем памятью, потому что всё то, что произошло в прошлом, и всё, что произойдёт в будущем, происходит в настоящее время перед его взором совершенно так, как и то, что мы называем событиями настоящего времени».


Хоуг утверждает, что Нострадамус составил свои собственные ритуалы: в течение трёх дней он постился, дабы уменьшить материальную энергию тела. Моменту пророчества также предшествовал период полового воздержания. Таким образом, Нострадамус концентрировал свою психическую энергию и направлял её в нематериальную плоскость. Вызову духов способствовала ночь, безветренная и безоблачная. Многое зависело от астрологического выбора времени вызова духов. Важен был каждый час, от него зависело, кто именно из духов явится: архангел, ангел, герой или демон. Первые два катрена, с которых начинаются «Пророчества», рассказывают о ночных занятиях Нострадамуса и о проводимых им оккультных ритуалах.

Сижу ночью один в тайном кабинете,

Размышляя на медном треножнике:

Тонкое пламя вырывается из одиночества,

Успешно свершилось то, чего не должно считать напрасным.

Божественный жезл в руке помещён в центр Бранха[24];

Водой он омывает края (его одежды) и ноги.

Устрашитесь! От голоса его трепещут широкие рукава:

Божественное великолепие, божественный сидит рядом.

Хоуг комментирует эти катрены следующим образом: «Итак, наш пророк усаживается на треножник. Перед ним стоит медная чаша, до краёв наполненная водой с благовониями и пахучими возбуждающими травами, некоторые из которых, возможно, обладают лёгким наркотическим воздействием. Он делает это с целью имитировать пары, выходящие из трещин основания вулкана, которыми дышала дельфийская пророчица, готовясь отдать себя богу».


Блаватская пишет, что пифия, по словам Плутарха, Ямвлиха и других, была сенситивом; её выбирали среди беднейших классов, обязательным условием была молодость и нравственная чистота. Прикреплённая к храму, в пределах которого она имела комнату, удалённую от всех других и в которую кроме священнослужителей и провидцев никто не допускался, она вела жизнь, более строгую и аскетическую, чем у католической монахини. Она сидела на треножнике из жёлтой меди над щелью в почве, через которую поднимались опьяняющие испарения; эти подземные испарения, проникая в её организм, производили пророческую манию.


Вот ещё два катрена (C9 Q16[25] и C9 Q18[26]), выбранных из десяти подобных им, которые были названы сторонниками Нострадамуса "десятью кошмарами" для изобличителя.

Из Кастильи Франко приведёт сборище,

Посол не согласится и произведёт ересь:

Народ Риверы будет в толпе,

И откажут они во входе в Залив.

Здесь прямо названы имена испанского диктатора Франсиско Франко и его предшественника Примо де Ривера. Нейтралитет Франко во время второй мировой войны не позволил Гитлеру захватить английскую военную базу в Гибралтаре, контролирующую доступ в Средиземное море.

Лилию дофина он принесёт в Нанси,

Выборщик империи в далёкой Фландрии:

Новая тюрьма для великого Монморанси,

Из обычного места доставлен для прославленного наказания.

Город Нанси был в 1633 г. захвачен Францией, якобы с целью освобождения из тюрьмы Филиппа Кристофера фон Штофера, выборщика Священной Римской империи. Примерно в то же время был казнён высокопоставленный политический деятель Генри де Монморанси. Хоуг пишет, что казнь Монморанси Людовиком была поистине прославленным событием. С просьбой о его помиловании к Людовику обратились королева Англии и Папа Римский, но их обращения остались без ответа. Для описания казни Нострадамус использует слова clere peine ("прославленное наказание", или "пышная казнь"). Имя палача, отсекшего голову Монморанси, было Clerepeyne!


Макс Гендель в книге «Космоконцепция розенкрейцеров» приводит самый поразительный, на его взгляд, пример невозможности избежать того, что начертано звёздами, если даже быть прекрасно осведомлённым об этом. Г-ну Л., известному лектору, в 1906 г. были преподаны некоторые сведения по астрологии, причём для примера был взят гороскоп самого г-на Л., ибо ученик всегда больше интересуется собственным гороскопом, чем гороскопом незнакомого человека. Кроме того, в этом случае ученик в состоянии проверить правильность его интерпретации. Гороскоп показал предрасположенность г-на Л. к несчастным случаям; ему было показано, как высчитывалось время несчастных случаев и других событий в его прошлом. Вдобавок ему было сказано, что его постигнет ещё одна катастрофа и что она произойдёт 21 июля следующего года или на седьмой день после этой даты, т. е. 28 июля, причём вторая дата считалась более опасной. Он был предупреждён о необходимости воздержаться от каких бы то ни было поездок, были указаны части тела, которым угрожало ранение, а именно: грудь, плечи, руки и нижняя часть головы. Он был полностью убеждён в реальности опасности и обещал остаться в эти дни дома. За несколько дней до критической даты г-н Л. был предупреждён ещё раз. И он ответил, что ничего не забыл, и будет вести себя соответствующим образом. Следующее сообщение, касающееся этого дела, было получено от их общего знакомого, который рассказал, что 28 июля г-н Л. поехал на трамвае, который столкнулся с поездом. Г-н Л. был ранен в те самые части тела, которые были перечислены, и ещё ему перерезало сухожилие на левой ноге.

Оставался вопрос, почему г-н Л., целиком и полностью доверяя предсказанию, не послушался совета. Объяснение явилось тремя месяцами позднее, когда он достаточно оправился, чтобы писать. В письме говорилось: «Я подумал двадцать восьмого, что это было двадцать девятое». Гендель пишет, что у него нет ни малейшего сомнения в том, что это была "созревшая" судьба, избежать которой невозможно и которая была точно начертана звёздами.

Е. П. Блаватская в «Разоблачённой Изиде» пишет, что в библиотеке её родственников имелся экземпляр французского издания старинной книги пророчеств, выпущенной в пятнадцатом столетии (в 1453 г.). Одно из предсказаний астрологов, написанное на старо-французском языке, гласило:

В дважды двухсотом году Медведь

Нападёт на прибывающий Полумесяц;

Но, если Петух и Телец соединятся,

Медведь не победит.

В дважды по десять лет опять,

Пусть ислам знает и убоится,

Крест будет стоять, а Полумесяц убывать,

Растворится и исчезнет.

Блаватская пишет далее, что как раз через 400 лет (дважды по двести) со дня этого предсказания началась Крымская война, во время которой союз французского Петуха и английского Тельца являлись помехой для притязаний русского Медведя по отношению к Турции (Полумесяцу). Война закончилась в 1856 г., а в 1876 г. (когда шла работа над «Изидой»), как пишет Блаватская, «самые неожиданные события политического характера, как раз имели место[27], и дважды по десять лет истекли с момента провозглашения мира». В 1877 г. Россия объявила войну Турции, в январе 1878 г. русские войска подошли к Константинополю, а русская кавалерия вышла к берегам Мраморного моря. Действительно, турецкий Полумесяц начал "убывать и растворяться"[28] и не "растворился" полностью только по причине заступничества европейских держав. Следует заметить, что пророчество не определяет время окончательного "растворения", и политические события на Ближнем и Среднем Востоке в конце XX и в начале XXI века говорят о том, что "процесс не стоит на месте".


Нижеследующие строки были написаны ровно через три года после первой публикации[29] этой статьи "Порталом Теософического Сообщества".[30]


Итак, бурные политические события последнего года, кажется, принесли очередное подтверждение пророчествам Нострадамуса (C5 Q23[31]):

Двое довольных будут объединены,

Когда в основном они соединятся с Марсом:

Великий африканец трепещет от ужаса,

Дуумвират разъединён флотом.

Исследование английского оригинала позволяет сделать вывод о качественном русском переводе (Хоуг отвечает, конечно, только за перевод со старо-французского на английский):

The two contented ones will be united together,

When for the most part they will be conjoined with Mars:

The great one of Africa trembles in terror,

Duumvirate disjoined by the fleet.

Как пишет Хоуг, грамматика катрена туманна, что неудивительно, потому что он издал свою знаменитую книгу задолго до Крымского кризиса. Удивляет другое: за последний год он много писал об украинских событиях, новой холодной войне, уже переходящей на востоке Украины в "горячую", однако поиск "C5 Q23" на его сайте результата не принёс.

А всё очень просто.

«Двое довольных будут объединены». Россия, в лице её политического руководства, поддерживаемого абсолютным большинством населения, и республика Крым с аналогичным большинством теперь едины. Стопроцентное  совпадение.

«Когда в основном они соединятся с Марсом». Важная роль, которую сыграли российские военные при сравнительно удачном течении событий в феврале-марте 2014 года, была объяснена российским президентом в телефильме «Крым – путь на родину», приуроченном к первой годовщине присоединения Крыма к России. Однако, как оказалось, с богом войны легко соединиться, но не так просто от него отвязаться.

«Великий африканец трепещет от ужаса». То, что афр[оамер]иканец Барак Обама является великим, требует доказательства. После развала СССР на планете осталась единственная сверхдержава — США. Первый человек в этом государстве, каким и положено быть президенту, без всякого сомнения, "велик", благодаря занимаемой должности, а если он к тому же ещё и первый в американской истории чернокожий президент, "великость" возрастает. Тогда причём здесь «ужас» и «трепет»? Для Обамы налицо неприглядная перспектива войти в историю в качестве главного менеджера планеты Земля, при коем началась новая холодная война, грозящая перерасти в Третью мировую с применением термоядерного  оружия.

«Дуумвират разъединён флотом». Словари объясняют термин "дуумвират", в частности, как систему управления общей собственностью двумя юридическими лицами. Несомненно, до февраля 2014 года между Россией и Украиной существовал "дуумвират" в отношении Севастополя, который служил местом базирования Черноморских флотов этих двух государств. Договор о российской аренде военно-морской базы в Крыму до 28 мая 2017 г. предполагал продление ещё на 25 лет, но с увеличением арендной платы до 100 млн. $ в год,что явно подвигло Россию воспользоваться украинской смутой для отказа от дуумвирата.[32]

Как сказал Воланд: «Обыкновенные люди, напоминают прежних… квартирный вопрос только испортил их».

ПРИМЕЧАНИЯ

1

Использовались следующие сокращения:

АБС – Аркадий и Борис Стругацкие;

АНС – Аркадий Натанович Стругацкий;

БНС – Борис Натанович Стругацкий;

ВГВ – «Волны гасят ветер»;

ПНС – «Понедельник начинается в субботу»;

УНС – «Улитка на склоне»;

2

«Письма махатм Синнетту», письмо 30.

3

Из письма махатмы К. Х. Синнетту.

4

Исследователь Элвин Кун в своей работе «Теософия: современное возрождение древней мудрости» писал о махатмах Блаватской: «Учителя, о которых мы узнали из теософии, — это просто учащиеся старших классов в школе жизни. Они — члены нашей собственной эволюционной группы, а не пришельцы из небесных сфер. Они, действительно, супермены, но всего лишь в области знания законов жизни и по части мастерства в использовании своих сил, к чему мы пока только стремимся».

5

В 1934 г.

6

УНС, глава 8.

7

Курсив мой – С. З.

8

«Трактат о космическом огне», стр. 981.

9

«Трактат о космическом огне», стр. 985.

10

«Трактат о космическом огне», стр. 986.

11

Вопрос был задан 08.03.2003.

12

Одна из книг А. Бейли называется «Смерть: великое приключение».

13

«Письма махатм Синнетту», письмо 18.

14

В русском переводе – «Призрак» (1994).

15

«Письма махатм Синнетту», письмо 1.

16

Некоторые авторы считают «Грядущую расу» научно-фантастическим романом.

17

«Тайная доктрина», том 1, стр. 614.

18

См. «Тайная доктрина», том 3, стр. 107.

19

См. «Тайная доктрина», том 3, стр. 525.

20

«Письма махатм Синнетту», письмо 81.

21

Для сравнения: Solaris (лат.) – солнечный.

22

Имеется в виду Меджнур.

23

«Письма махатм Синнетту», письмо 12.

24

Бранх – а) три стойки или ветви треножника; б) косвенная ссылка на сивилл Бранха; в) Бранх (миф.) – сын Аполлона, солнечного бога, покровителя поэзии и прорицания. Он вошёл в смертную жизнь через рот матери и позже встретил своего божественного отца в лесу. Поцеловав его, Бранх обрёл дар божественного пророчества. Его легендарные потомки, Бранхиды, были жрецами и жрицами в храме Аполлона в Дидимах, недалеко от Милета, в Малой Азии. – Прим. Дж. Хоуга.

25

C9 Q16 — Центурия 9, Катрен № 16.

26

C9 Q18 — Центурия 9, Катрен № 18.

27

Сербия и Черногория объявили войну Турции.

28

По мирному договору 1878 г. Россия вернула себе Южную Бессарабию; Румыния, Сербия и Черногория получили полную независимость, Болгария получила автономию.

29

Публикация от 25 марта 2012 г.

30

Адрес архива ПТС: chelas.net.

31

C5 Q23 — Центурия 5, Катрен № 23 (см. Хоуг Дж. Указ. соч., стр. 357).

32

Новое толкование 23-го катрена 5-ой центурии, как пророчества о Крымских событиях 2014 года, было 30.03.2015 сообщено Джону Хоугу, и тот счёл его "очень интересной трактовкой (a very interesting take on the quatrain)".


home | my bookshelf | | Плюс оккультизм |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу