Book: Похищение на Тысяче островов



Похищение на Тысяче островов

Никлас Монсаррат


Похищение на тысяче островов

На широких просторах реки Святого Лаврентия неподалеку от Монреаля, там, где река делается еще шире и становится озером Святого Людовика, стоял на якоре небольшой аккуратный моторный катер, а в нем находились трое удивительно разных мужчин. Они ждали. Они и в самом деле были такие разные, что объединить их могло только какое-то серьезное преступление.

Один из них, маленький лысый человечек по имени Керли Бейтс, делал вид, что ловит рыбу. Второй, похожий на итальянца, но крупного, мясистого, плотоядного, нежился на солнце и, как всегда, мечтал о женщинах и насилии. Третий, которого звали Пэкстоном (фамилия это, или прозвище, — никто никогда не спрашивал его об этом, и никто не знал наверняка), третий был мрачным худощавым мужчиной весьма властного вида. Из всех троих по-настоящему работал только Пэкстон. Работа его в этот момент заключалась в том, что он осматривал реку через цейссовский бинокль, причем делал это так сосредоточенно, что его взгляда было бы достаточно, чтобы нарушить мир и покой всей окрестности.

Стоял ленивый июньский день. Американский берег реки был почти не виден за дымкой разогретого воздуха. На канадском берегу оживление царило только в Королевском яхт-клубе Святого Лаврентия — там поднимали и опускали паруса, двигались взад и вперед моторные суда, в безветренном воздухе, точно бумажные кораблики, плыли яхты. Вся остальная округа была погружена в покой. Вода, омывающая нос их катера, пела о чем-то небольшом — о маленьких волнах, о рыбках, о зеленых водорослях, вьющихся, как женские волосы. Даже огромный авиалайнер, поднявшийся с близкого аэродрома в Дорвале, казалось, пари́л в небе лениво и без усилия.

Керли Бейтс — тот, кто делал вид, будто рыбачит, — оторвался от спиннинга и начал раздраженно дергать леску.

— Эй, Пэкс, — не оборачиваясь, прогундосил он с интонацией кокни, проведшего за сорок лет до того детство в трущобах Лондона. — Эй, Пэкс, скажи нам что-нибудь.

Дино, высокий и толстый итальянец, оторвался от созерцания неба. — Что тебя волнует, Керли? Спорю, что не рыба. — Он засмеялся, громко и гортанно. — О чем ты беспокоишься?

Пэкстон ничего не ответил. Он сидел к ним спиной на носу катера, направив бинокль туда, где река сливалась с озером.

— Эй, Пэкс! — снова позвал Керли Бейтс. Он не любил Дино, не доверял ему, не хотел разговаривать с ним. Он подчинялся только Пэкстону, и работа его состояла в том, что он управлял катером — их плавучим средством для побега.

Пэкстон, не меняя положения, бросил через плечо: — В чем дело?

— Что будет, если они передумают, поплывут куда-нибудь еще?

— Ты что, рехнулся? — грубо перебил его Дино. — Мы все обсудили еще полгода назад. Что это значит «передумают»?

— Люди меняют свои планы, — мрачно сказал Керли, — к тому же, Дино, я не с тобой разговариваю.

Пэкстон опустил бинокль и повернулся к ним.

— Перестаньте цапаться, — сухо сказал он. — Вы точно две бабы… Затем он обратился к Бейтсу: — Не бери в голову, Керли. Такие люди, как Джон Харпер Харрисон не меняют своих планов. При таких деньгах строят планы заранее, понятно? Если он сказал, что проведет две недели на канадском берегу реки Святого Лаврентия, он так и сделает. Если он сказал, что его яхта будет здесь в яхт-клубе 12 июня, она здесь будет. Если его дочь должна быть с ним на борту яхты, она там окажется.

— Эта его дочь, — прервал Дино, поцеловав кончики своих жирных коричневых пальцев, — прелесть!

— Кроме того, если бы они изменили планы, — продолжал Пэкстон, оставив эту реплику без внимания, — Джо сообщил бы нам. Как ты думаешь, зачем мы держим его на борту яхты? Если что-нибудь пойдет не так, или Харрисону придется срочно вернуться в Нью-Йорк, чтобы заработать еще один миллион, Джо сумеет известить нас.

— Этот Джо, — на этот раз презрительно процедил Дино. — Этот мексиканец!

— Прекрати, — холодно оборвал его Пэкстон. — Он мексиканец, а ты итальяшка. Какая разница?

— А я — кокни, — хихикнул Бейтс. — А ты кто, Пэкс?

— Я здесь начальник, — ответил Пэкстон. — А теперь, бога ради, займитесь делом.

* * *

На катере снова воцарилось молчание. При далеком звуке выстрела от яхт-клуба отошла цепочка больших скоростных яхт. Они едва двигались, преодолевая прибой. Вокруг царил теплый летний покой.

Через полчаса Пэкстон, упорно вглядывавшийся в какую-то точку на юго-западном канале, внезапно сказал: — Вот она!

Они стали наблюдать, как белая моторная яхта спускается вниз по реке, превращаясь из яркой точки в нечто, имеющее форму и размер, и оказывается, наконец, большим судном, оставляющим за собой вспененную коричневую волну. Яхта прошла мимо сигнальных знаков на канале, мимо Пойнт-Клэр, направилась к красному бую, близ которого они стояли на якоре и, наконец, развернулась к своей стоянке в яхт-клубе. Яхта была белоснежной, со сверкающей, без пятнышка, палубой и двумя длинными надстройками красного дерева. Она прошла достаточно близко от них, и они сумели прочитать ее название и порт приписки: «Стригущая волну», Яхт-клуб, Рочестер.

Когда яхта подошла близко, Пэкстон опустил бинокль и сказал Дино: — Смотри в другую сторону, идиот! А ты, — добавил он, обращаясь к Бейтсу, — давай рыбачь.

Через минуту, когда судно, направляясь к канадскому берегу, уже оказалось к ним кормой, Пэкс негромко сказал: — Вон там Джо выглядывает из камбуза… Харрисон — у штурвала… в каюте — девчонка… Похоже, мы при деле.

* * *

Они знали очень много о «Стригущей», эти трое, и еще больше о владельце яхты Джоне Харпере Харрисоне и его дочери Эллен. В течение последних шести месяцев эта яхта и ее пассажиры были их единственной заботой. Они знали, что Харрисон (вдовец, капитал вложил в сталелитейную промышленность и в транспортную авиацию, облагаемый налогом доход — 280 000 долларов в год) находится в своем ежегодном путешествии на борту яхты «Стригущая волну». В этом году он избрал маршрут по реке Святого Лаврентия на отрезке между озерами Онтарио и Квебек (в прошлом году он был во Флориде, в позапрошлом — на Бермудах).

Они знали, что его дочь (восемнадцать лет, красавица, постоянный объект светской газетной хроники) путешествует вместе с ним и любит отплывать от яхты одна на маленькой моторной лодке (длина — шестнадцать футов, скорость — двадцать два узла), которая закреплена на шлюпбалках посередине яхты. Они знали, что длина самой яхты — шестьдесят два фута, у нее два дизельных мотора (четырнадцать узлов), и на борту пять человек — сам Харрисон, его дочь, шкипер-профессионал, механик, он же матрос, и стюард (их стюард). Они знали заранее, что яхта должна прийти в Королевский яхт-клуб именно сегодня и останется здесь минимум на пять дней.

Они знали также, какая полиция в ближайшем городке Дорвале; знали при каких обстоятельствах к делу может быть привлечена Королевская канадская конная полиция; знали, каковы местные связи с ФБР и до каких именно пределов они простираются. Они знали, сколько патрулей в районе Тысячи островов, находящемся в 150 милях вверх по реке и, наконец, знали, что максимальное наказание за похищение с целью выкупа в Канаде — пожизненное заключение, а в сорока двух штатах США — почти наверняка смертный приговор.

— Ну, ладно, — сказал Пэкстон после того, как они убедились, что яхта благополучно встала на якорь у причала, и Джон Харпер Харрисон спустился на берег с видом особы из королевской семьи, совершающей визит. — Будем действовать, как наметили. Заводи, Керли, и бери курс вверх по реке до Пойнт-Клэр… Дино, ты там сойдешь на берег, заберешь машину, поедешь в яхт-клуб, свяжешься с Джо. Мы все встретимся в девять вечера в мотеле «Дрион».

— А если Джо не сумеет сойти на берег? — спросил Дино.

— Придется тебе подождать, — отрезал Пэкстон. — Джо найдет такую возможность. Понятно, что он должен купить продукты или свежее молоко или зайти за почтой, или еще что-нибудь. Подожди его. Сам к яхте не подходи, не заезжай на машине на территорию яхт-клуба. Пусть Джо сам найдет тебя.

Заурчал мотор, и Пэкстон стал руками выбирать якорь. — Нам Джо теперь нужен только для того, чтобы выяснить, сколько времени они собираются здесь простоять. Тогда мы сможем назначить время похищения.

* * *

Джон Харпер Харрис, выглядевший крупным мужчиной даже сидя, смотрел через стол на пустой стул своей дочери. Опять опаздывает, черт побери! В Нью-Йорке нет человека, который бы осмелился так вести себя с ним.

Он был из тех людей, которые любят смотреть пристально, мастер не отводить глаза, признанный даже теми, кто лучше других умел выдерживать его взгляд. Сейчас он перевел его с пустого стула дочери на затененную тентом палубу, где был накрыт стол, потом на сверкающую верхнюю палубу, затем на деревянный причал, у которого стояла яхта и, наконец, остановил на стюарде Джо. Джо, решил он, подойдет в качестве временной мишени.

— Джо! — позвал он резко.

Хоакин Барзан, с виду равнодушно смотревший в сторону озера, встрепенулся. Он был небольшого роста, темный, нервный и выглядел так, будто его безукоризненно белый полотняный костюм ему велик и слишком хорош для него, и он изо всех сил пытается врасти в него. Казалось, он не по праву вторгся на чужую территорию в костюме не того размера и надеется, что это пройдет незамеченным, если он будет держаться невозмутимо.

— Хозяину что-нибудь нужно? — спросил он, не поднимая глаз выше летней рубашки Джона Харпера Харрисона.

— Вы предупредили мою дочь, что ленч подан?

— Да, сэр.

— Где она?

Хоакин показал на берег в сторону клуба.

— Там, за домом.

Джон Харпер Харрисон хмыкнул. Звук этот не предвещал ничего хорошего. Опять где-то на стороне, — означал он. Опять выпивает в компании этих недоумков… Зачем нужна такая яхта, если она ею никогда не пользуется? Тут он осознал нелепость своих рассуждений, и раздражение постепенно сменилось усмешкой. Эллен опаздывала, потому что молода и развлекается в компании других ребят, и кто, кроме старого идиота — безмерно любящего отца, — может ревновать ее к ним? Конечно не он, Джон Харпер Харрисон, у которого в мизинце больше здравого смысла, чем…

Заметив его усмешку и благодушное настроение, Хоакин Барзан собрал необходимое мужество и спросил:

— Сколько мы здесь пробудем, пожалуйста, сэр?

Джон Харпер Харрисон, рассматривавший с законной гордостью владельца плавную линию верхней палубы, там где она переходила в нос яхты, спросил:

— Что такое, Джо?

Для человека достаточно чуткого это прозвучало бы несколько угрожающе, но, помимо чуткости, у Хоакина была еще своя особая задача, и он снова собрал все свое мужество.

— Сэр, пожалуйста, сколько мы здесь пробудем?

— Кому это надо знать? Я скажу шкиперу, когда соберусь отплыть.

Хоакин облизал губы. — Сэр, я должен купить овощи, молоко, лед, содовую воду, хлеб, мясо…

— Ладно, ладно, — сказал Харрисон, снова готовый вспылить. — Я понял… Можете рассчитывать на четыре или пять дней.

Хоакину этого было недостаточно, или достаточно примерно наполовину, но он не решился настаивать. Вместо этого, посмотрев в конец причала, он сказал: — Сэр, ваша дочь идет.

— Самое время, — проворчал Харрисон. Затем он предался удовольствию наблюдать, как она приближается на фоне ландшафта, который (признал он неохотно, как истинный американский патриот) был неплох, вовсе неплох.

Лужайки Королевского яхт-клуба, красиво расположенные, затененные большими деревьями и спускавшиеся к причалам, где на воде качались понтоны и стояло множество судов, служили хорошим обрамлением для девушки, которая действительно была очень красива. Конечно, — подумал Харрисон, заработавший 12 миллионов потому, что стремился в своей продукции к совершенству, — она носит эту нелепую одежду, которой увлекается сейчас вся молодежь — синие джинсы, какие любой уважающий себя работяга выбросил бы в конце рабочей недели, и кофточку-«верхушку», которая могла бы служить ее матери разве что носовым платком, но общее впечатление, безусловно, создается… Эллен Харпер Харрисон шла по причалу, будто он и вообще весь мир принадлежали ей, отмахнувшись по дороге от двух молодых людей, кивнув третьему и сделав большую петлю вокруг группы весьма презентабельных канадских моряков. Она находилась здесь, в яхт-клубе, всего двадцать часов, но слухи о ней уже распространились. Такой уж она была девушкой, и множество молодых людей готовы были с энтузиазмом подтвердить, что именно такими и должны быть девушки.

Она поднялась на борт, отшвырнула сумочку и села к столу под тентом. Все это она проделала с грацией, которая, возможно, заслуживала бо́льшей аудитории.

— Привет, папа!

— «Привет, папа», и что?.. — проворчал Джон Харпер Харрисон. — Я голоден, а ты опоздала… Если ты не можешь прийти вовремя к завтраку, не опаздывай, по крайней мере, к ленчу.

— Я бы не понравилась тебе за завтраком, — ответила Эллен, привычно уклоняясь от темы. — Утром я жутко выгляжу.

Харрисон смотрел на дочь, пока Джо подавал замороженное консоме. Она была красива, — красива, капризна и обожаема.

— Ты вынуждаешь меня сказать, что выглядишь чудесно в любое время суток.

— О, папа! Спасибо!

— Твоя мать напрашивалась у меня на комплименты примерно таким же образом… Тебе тут хорошо, детка?

— Да, очень хорошо, как всегда во время путешествий. Мне понравились места около Кингстона. Тысяча островов прелестна, и этот Глубоководный путь!..

— Хорошее сооружение, — сказал ее отец, не любивший напрасно расхваливать чужую работу. — А здесь тебе тоже нравится?

— Очень.

— Много молодых людей?

— Много.

— А как насчет Грега?

Эллен совсем по-старомодному откинула голову.

— А, Грег!

— А, Грег! — передразнил ее отец. — Месяц назад, леди, мы только и слышали: «Грег Перринг то, Грег Перринг это». Ему предстояло руководить решением всех проблем философии и науки, а ты собиралась выйти за него замуж. Что же случилось?

Эллен, сосредоточенно занимаясь утиной грудкой, которую Джо принес из камбуза, пожала плечами. — Он такой мямля… Ему бы следовало быть здесь. Ведь я здесь, — сказала она таким уничтожающим тоном, что он прозвучал несправедливо. — Почему он не здесь? Монреаль всего в нескольких милях отсюда.

— Возможно, он работает, — ответил Джон Харпер Харрисон с долей сарказма. — Работа, знаешь… Дай парню не упустить свой шанс. Он ведь ученый, а не один из этих ночных мотыльков-плейбоев. И если он сказал, что приедет, значит, приедет.

Эллен посмотрела на отца.

— Я думала, он тебе не нравится.

— Он мне не нравится, потому что недостаточно хорош для тебя, — ответил Харрисон. — Но если уж вообще кто-нибудь тебе подходит, так это он.

— У него нет денег.

— И у меня их не было.

— И он такой серьезный.

— Нашему сегодняшнему обществу не помешает немного серьезности.

— И он такой мямля. — Она повторила это слово с видимым удовольствием.

— Что именно ты имеешь в виду?

— Я имею в виду, — непоследовательно ответила Эллен, — что он не умеет сопротивляться, позволяет мне делать все по-своему.

— Это что, преступление?

— Хуже. Это занудство.

* * *

Наверно многие видели, как моторка покинула гавань вскоре после ленча. Нет, Эллен Харпер Харрисон была не той девушкой, которая могла скрыться незамеченной. Но двое мужчин наблюдали за ней особенно внимательно. Ее отец махал рукой и кричал: — Будь осторожна! — и она отвечала ему: — Все будет в порядке, я поплыву только вверх по реке позагорать. Хоакин Барзан тоже наблюдал за ней, стараясь не смотреть на другую лодку, стоявшую на якоре посередине реки. Эту лодку он теперь узнал бы среди сотни других.

Он хотел снова спросить о дне отплытия яхты, но не посмел. Придется подождать удобного случая… Сам того не замечая, он дрожал, и для этого было несколько причин, целый клубок мучительных переживаний. Он ненавидел всех на яхте. Он был здесь жалкой собакой, а не человеком. Они называли его «Джо», а его настоящее имя было Хоакин, гордое имя. Он злился, боялся и завидовал. Но, кроме того, он был жаден.

Пускай, думал он, спускаясь в камбуз к немытой посуде, пускай смеются, пускай презирают. Его время еще придет, а когда оно придет, его доля составит пятьдесят тысяч долларов. Пятьдесят тысяч долларов янки. Пусть тогда и над этим посмеются.

* * *

Три долгих дня с рассвета и до заката трое мужчин в катере наблюдали за тем, что происходит на яхте. Каждый день они меняли свой наблюдательный пункт, иногда поднимаясь выше по реке, иногда бросая якорь на мелководье около острова Дорваль. Но все время они стояли так, чтобы ясно видеть большую яхту. Таким образом, Пэкстон имел возможность получить детальное и совершенно точное представление о распорядке дня на яхте.



В восемь часов Джо спускался на берег и возвращался с небольшими пакетами. Возможно, он нес молоко, почту или то и другое. Он всегда смотрел в их сторону, но ни разу не подал никакого знака. В девять Джон Харпер Харрисон завтракал под тентом на палубе. Он всегда был один и с подчеркнутым вниманием читал газету. Между десятью и одиннадцатью появлялась его дочь, останавливалась поболтать с отцом и уходила на берег погулять. Примерно с полдесятка людей — преимущественно молодых мужчин — собирались на яхте ко времени ленча. Это — из-за девушки, — объяснял Пэкстон, а Дино, целуя кончики пальцев, добавлял: «Ну, она знает дело, представляю, какое удовольствие…» Гости оставались выпить, а иногда и на ленч.

После ленча всегда происходило одно и то же: спускали маленькую моторку, и девушка уплывала вверх по реке на свое любимое место, где загорала. Она никогда никого не брала с собой. Лодку она вытаскивала на песок где-то в уединенном месте в четырех или пяти милях от яхты. Она всегда оставалась там одно и то же время, примерно три часа. (Дважды они незаметно следовали за ней, однажды остались на якоре, ожидая ее возвращения.) Когда она возвращалась, под тентом на палубе снова собирались гости. После захода солнца на «Стригущей волну» зажигались огни, и трое на катере кончали свою вахту и отправлялись туда, где жили, вверх по реке в деревню Пойнт-Клэр, где находился причал для яхт. Там они ставили катер на прикол, садились в свою машину и возвращались в мотель.

* * *

Через три дня, прошедших без всяких действий и без каких-либо объяснений со стороны Пэкстона, Дино прервал молчание и наглым тоном спросил:

— Ну что, составил план, Пэкс?

— Возможно, — кратко ответил Пэкстон. Он лежал на кровати в мотеле, потягивал виски и смотрел в потолок. Дино расположился на другой кровати. Керли сидел в кресле и возился с какой-то деталью мотора катера, нуждавшейся в небольшом ремонте.

— Когда же мы начнем? — спросил Дино.

— Когда будем готовы.

— Я уже готов, — сказал Дино, — можешь меня попробовать.

Керли Бейтс презрительно фыркнул, как может фыркнуть даже самый малорослый кокни в ответ итальянцу, какого бы роста и телосложения тот ни был.

— У тебя жар и насморк? — спросил Дино воинственно.

— Нет, мне не жарко и не холодно, — презрительно ответил Бейтс. — Я видел, как ты смотрел на девушку, когда она загорала. Если у тебя такие мысли, мы лучше обойдемся без тебя.

— Я мужчина! — величественно провозгласил Дино.

— Ты… — начал Керли Бейтс.

— Прекратите! — рявкнул Пэкстон, не сводя глаз с потолка. — Я думаю.

Наступило молчание. Керли Бейтс закрепил винтик на одной из катушек с проводом. Дино расслабился. Потом Пэкстон сказал:

— Нам нужно снова связаться с Джо. Для верности.

— На этот раз лучше поезжай ты, Керли. Дино уже слишком много околачивался вокруг яхт-клуба. — На мрачном лице Пэкстона отразилась работа мысли — он составлял план и отдавал распоряжения. — Поезжай в машине и свяжись с Джо. Если у него есть хоть капля ума, он будет слоняться поблизости от яхты. Но оставайся в тени деревьев, где темно. Если он сможет получить выходной, привези его сюда. Если не сможет, спроси, нет ли у него новостей, знает ли он наверняка, когда они отплывают.

— О'кей, начальник, — ответил Керли.

— И смотри, чтобы тебя не заметили, — добавил Пэкстон. — Помни, у них есть сторожа. Старайся не попадаться на глаза.

— Давай, лучше поеду я, Пэкс. Я больше похож на члена яхт-клуба, верно?

— Ты больше похож на дерьмо собачье, — сказал Бейтс, надевая пиджак. — Не беспокойся, начальник, я привезу его.

* * *

Хоакин Барзан чувствовал себя неуютно. Яркий свет в комнате мотеля резал ему глаза. Взгляд Пэкстона был слишком пристальным, слишком пронзительным. Презрение Дино — слишком явным. Только Бейтс вел себя доброжелательно и по-дружески. Но Керли Бейтс был здесь такой же жалкой собакой, как и он сам.

— Давай выясним это окончательно, — в третий раз повторил Пэкстон. — Знаешь ты наверняка, когда они отплывут?

— Послезавтра, — ответил Хоакин. — То-есть, я так думаю.

— Думаешь?

— Я уже два раза спрашивал, — подавленно ответил Хоакин. Ему казалось, что самый воздух комнаты был пронизан презрением и недоверием, как будто, что бы он ни говорил, эти люди поверят этому только наполовину.

— Я боюсь спрашивать еще раз.

— Чего боишься? — спросил Дино.

— Слишком много вопросов, — ответил Хоакин, — вызывают подозрение.

Дино фыркнул. — «Слишком много вопросов», — передразнил он. — Как ты думаешь, зачем мы устроили тебя на яхту? Подавать коктейли? Стелить постели? Хочешь легко заработать, а, Джо?

— Я много делаю, — сказал Хоакин. — Выясняю, прихожу сюда, докладываю.

— Большое дело!

— Прекрати! — потребовал Пэкстон. — Сколько можно говорить, что у всех здесь своя работа. — Он строго посмотрел на каждого из них. — Думаете, я взял бы кого-нибудь из вас, тупоголовых, в помощники, если бы мог обойтись без вас? Я работаю вроде как с командой дрессированных блох разной породы. Слушайте все. Сегодня понедельник. Если они отплывают в среду, мы должны все сделать завтра. Мы довольно далеко от нашей базы на Тысяче островов, в ста пятидесяти милях, — пути туда, скажем, семь часов. Мы не можем рисковать и дать им возможность уплыть еще дальше. Следующая их стоянка может быть в городе Квебек… Все это значит, что приступим завтра.

Все трое смотрели на него, готовые к так давно спланированной операции, однако теперь, накануне ее, охваченные сомнениями. Пэкстон это понял и, спустив ноги с кровати, сел, одним этим простым движением снова подчинив их себе.

— Керли, отвези Джо обратно в яхт-клуб… Джо, когда вернешься, не открывай рта, не пытайся связаться с нами. И, прежде всего, не увольняйся. Оставайся у Харрисона, пока он тебя не уволит и не заплатит тебе. Когда явится полиция, действуй, как я сказал: мол, ничего не знаю, нанялся только на лето, нет у тебя здесь никаких друзей, ни с кем ты не разговаривал.

Хоакин кивнул: — Так и сделаю.

— Мы больше с тобой не увидимся. — Теперь Пэкстон стоял, уперев руки в бока и отдавая приказы. — По крайней мере некоторое время. Ты получишь свою долю, когда станет безопасно ее послать. Но ни в коем случае не приходи к нам, даже не приближайся, если и будешь знать, где мы находимся. Если полиция начнет следить за кем-нибудь из служащих яхты, это в первую очередь будешь ты. Запомни это.

— Я запомню.

— Да, получше запомни, — сказал Дино свирепо. — Если они от тебя что-нибудь узнают, я перережу тебе глотку. Сам, лично.

Хоакин заколебался. Он нервничал и чувствовал себя несчастным. Ему хотелось сказать, что он их не подведет, что ему можно доверять, что не надо так на него орать и так угрожать ему, что он им — равный… Но он не нашел слов, неловко повернулся и вышел; Керли Бейтс последовал за ним.

— Не надо так давить на него, Дино, — сказал Пэкстон, когда Хоакин ушел. — Он сделает все, что нужно.

Дино презрительно выпустил сигаретный дым. — Знаю я таких, — сказал он. — Полиция его прижмет, он расколется и начнет болтать.

— Ты кое-что забыл, — ответил Пэкстон. — Ему не о чем будет болтать. Мы исчезнем. На одном из Тысячи островов, — повторил он с нажимом. — Джо не знает, на каком именно.

* * *

Эллен Харпер Харрисон все надоело. Вернее, она скучала настолько, насколько позволяла себе скучать. Конечно, путешествие из Рочестера до Монреаля было приятным, а Королевский клуб на реке Святого Лаврентия находился в красивом и приятном месте, и здесь было хорошо. Верно, что налицо достаточно и даже весьма лестное внимание множества молодых людей к «Стригущей», при этом, хотя они — моряки-любители, внимание это вовсе не связано с проблемами мореходства. Конечно, ей нравились молодые канадцы — они ей казались менее наглыми, более воспитанными, чем многие их американские сверстники. (Когда она попросила отца объяснить, почему это так, он ответил: — «Парламентская демократия», что показалось ей очень странным объяснением.)

Но несмотря на все это, она скучала. А причина была в том, как она поняла, что ей скучно без Грега Перринга, которого она еще недавно считала своим женихом. И это обстоятельство тоже вызывало ее ярость.

Ее отец, читавший свою утреннюю газету под тентом на палубе яхты, случайно взглянув на Эллен, заметил на ее лице выражение такого явного неудовольствия, что тут же встревожился.

— В чем дело, детка? — спросил он. — Ты выглядишь так, будто готова потопить нашу яхту собственными руками.

— Ничего похожего, папа, — ответила девушка, успокаиваясь под его взглядом. — Я просто задумалась, вот и все.

— Рад, что не нахожусь в зоне обстрела. Или, может быть, нахожусь?

— О нет, дело не в тебе, — ответила Эллен. — И не в яхте. Да и в чем она виновата. Все дело в Греге.

— В этом мямле?

— Да, в этом слабаке. — Снова взвинченная, она посмотрела на отца в упор. — Что это за игры такие, скажи, пожалуйста. Он ведь здесь живет. Почему он не приехал ко мне?

— А он знает, что ты здесь?

— Конечно. Я ему сообщила в последнем письме. — Она заметила улыбку на лице Харрисона и не могла удержаться от реплики: — Ну да, месяц назад. Но он знает! Он такой методичный. Наверняка записал это в свой дневничок. Так почему он не здесь?

— Полагаю, сама ты не могла ему позвонить?

— Ты что, папа, не в своем уме?

Джон Харпер Харрисон хмыкнул. Он вовсе не был согласен с дочерью, но знал, что не разбирается ни в делах такого рода, ни в психологии этого поколения. Если Эллен так уверена, что нравы середины двадцатого века не позволяют ей позвонить молодому человеку, которого, по всей видимости, она до смерти хочет видеть, значит Эллен права, а он, ее отец, ошибается, и все тут. За последние годы он сделал несколько подобных открытий и научился склонять голову перед фактами.

Чтобы переменить разговор, Харрисон, прежде чем вернуться к своей газете, спросил: — Опять днем поедешь загорать на моторке?

— Наверно, — ответила Эллен без энтузиазма. — Вообще-то мне лень. Возможно, не поеду.

Внезапно рядом с ними раздался грохот: Джо, пытавшийся удержать пепельницу, в конце концов уронил ее, и она разбилась на куски.

— Джо, — сказал Джон Харпер Харрисон укоризненно, — что такое?

— Сэр, очень сожалею! — Джо стал неуклюже собирать куски пепельницы. Наконец покончив, с этим, он выпрямился и спросил Эллен: — Вы поедете на лодке, пожалуйста?

— Не знаю, Джо. Если захочу поехать, скажу механику.

— Хороший день, много солнца, — сказал Джо на удивление настойчиво.

— Я скажу механику, — повторила Эллен.

— Знаешь, — сказал ее отец неожиданно изменившимся тоном, — думаю, что ты все-таки поедешь.

— Почему, папа?

Глядя мимо нее с широкой улыбкой, ее отец сказал: — Поднимайтесь к нам, Грег.

* * *

Они, держась за руки, спустились на берег, провожаемые взглядами полудесятка молодых людей, которые были бы готовы на самые невероятные жертвы — даже на отказ от надежд выиграть следующую регату — ради такого счастья.

Но кажущаяся их близость была иллюзорной. Очень скоро возникли разногласия.

— Но, солнышко, у меня была работа, — сказал Грег Перринг. — Мы просто были завалены работой, причем дошли до чего-то очень важного. Я просто не мог уехать.

— Нет, ты не хотел!

— Совершенно верно, не хотел.

Грег — красивый молодой человек (но слишком худой, — считала Эллен), выглядевший так, будто все время о чем-то думает (иногда он просто где-то витает, жаловалась Эллен), сделал это признание чересчур охотно.

— Я же сказал, дело было очень важное.

Она отняла свою руку, и они остановились в конце причала в тени больших платанов.

— Что же, важнее, чем я? — требовательно спросила она.

— Это зависит от того, какую именно область мы обсуждаем, — рассудительно ответил Грег, чересчур рассудительно. — В чем-то для меня нет ничего более важного, чем ты, потому что я люблю тебя. С другой стороны, то, над чем я сейчас работаю, важнее, потому что я подошел к самой сути своих исследований…

— Просто слушать тебя не хочу, — с силой прервала его Эллен. Потом она спросила: — И что это такое?

Он усмехнулся, что привело Эллен в бешенство, и ответил:

— Это новый тип металла, который годится для изготовления спускового механизма…

— Грег Перринг! — взорвалась Эллен. — Ты, кажется, хочешь свести меня с ума. Спусковой механизм! И это важнее, чем увидеться со мной?

— Мы надеемся, — сказал он сосредоточенно, скрывая под этой сосредоточенностью еще более раздражающую иронию, — что история ответит на это «да».

— А я говорю на это «нет!». — Она посмотрела на него с нескрываемой неприязнью. — К счастью, все здесь смотрят на это иначе, чем ты. Здесь множество молодых людей, у которых я на первом месте.

— Гм.

Она взглянула на него в упор. — Что означает этот нелепый звук?

— Думаю, он означает, что я не мастер соперничать.

— А это что значит?

— Перестань, Эллен, — попросил он, уже немного встревоженно. — Ты знаешь, что я имею в виду. Если ты любишь меня, это замечательно. Если ты полюбишь кого-нибудь другого, пока меня здесь нет, я ничего не смогу с этим поделать.

— Ты мог бы постараться.

— Тут дело не в моих стараниях. Просто все зависит от того, чего захочешь ты.

— В жизни не встречала такого слабого мужчины, как ты!

Он покачал головой.

— Это не слабость, а здравый смысл. Я не боец, любимая. Ты это знаешь. Я человек рассудка или стараюсь им быть.

— Иногда я задумываюсь, — ответила она раздраженно, — мужчина ли ты вообще.

— Это решить тоже должна ты.

— Грег Перринг, подозреваю, что ты делаешь все это нарочно!

После ленча, во время которого Джон Харпер Харрисон наблюдал за ними с отстраненным удивлением, знакомым множеству родителей в подобной ситуации, Эллен объявила, что поедет на моторке загорать.

— Могу я поехать с тобой? — спросил Грег.

— Обычно я езжу одна, — холодно ответила Эллен.

— Это когда меня здесь нет.

— И сегодня мы здесь последний день.

— Это еще одна убедительная причина.

— О, ладно!

Отец Эллен, наблюдавший, как отплывает лодка, случайно взглянул на лицо Хоакина. Оно выражало такую боль и отчаяние, что Харрис остановил на нем взгляд. Затем он отвел глаза. Наверно, зубы болят, — решил он. Не может быть других обстоятельств, вызывающих такую муку на лице.

Выражение, появившееся на лице Хоакина Барзана в момент, когда моторка отплывала от яхты с Эллен Харпер Харрисон и этим злосчастным вторым пассажиром на борту, Грегом Перрингом, было несравнимо с той яростью, которая охватила все существо Пэкстона пятью минутами позже. С места своей обычной стоянки на середине реки он видел, как моторка отплыла от яхты и взяла курс вверх по реке. И только теперь, когда она вся оказалась в пределах видимости, он заметил, что за Эллен, умело управляя рулем, сидит еще один человек — молодой мужчина, привалившийся к спинке сиденья и оглядывающий окрестности с видом спокойного удовольствия.

Когда бинокль сообщил Пэкстону эту дурную новость, он с силой втянул в себя воздух. Тут же остальные двое на катере заметили вторую фигуру в моторке; их это зрелище тоже потрясло.

— Эй, Пэкс, — вскричал Керли Бейтс. — Смотри, с ней там кто-то еще!

— Мама миа! — воскликнул Дино. — Пэкс, там какой-то мужчина…

— У меня есть глаза, — огрызнулся Пэкстон. Глаза эти были прикованы к биноклю, а мозг лихорадочно обдумывал поворот событий. Второй пассажир был молодым человеком, по виду почти мальчишкой, но тем не менее это был некто второй. Осложнение, неожиданный удар по их планам. Девушка никогда не брала никого с собой, и вот… Как назло, это должно было случиться именно сегодня…

Моторка в полумиле от них вышла на одну линию с их катером и продолжила свой путь вверх по каналу, оставив их позади. Все трое в замешательстве тяжело дышали.

— Что мы теперь будем делать? — спросил Дино напряженно. — На этот раз она не одна… Дайте мне только добраться до этого Джо, до этого тупоголового мексиканца…

— Это не его вина, — сказал Керли Бейтс.

— Он мог предупредить нас, — крикнул Дино в слепой ярости.

— Каким образом? — спросил Пэкстон. Голос его прозвучал, как удар хлыста.

— Откуда я знаю, каким образом? Это его обязанность, верно? Он должен был сообщать нам об их намерениях. А теперь там двое вместо одного. Что нам делать? Давай, говори!

— Придется нам все отложить, вот что будем делать, — сказал Керли.

Пэкстон опустил бинокль и потер глаза. Затем свирепо оглядел Керли и Дино.

— Решения буду принимать я, и приказы отдавать буду тоже я… Мы не можем отложить дело, это ясно. Сегодня они здесь последний день. Завтра отплывут.



— Но мы не можем захватить двоих.

— Почему не можем? — резко возразил Пэкстон.

— Нам нужна только девушка. Так мы планировали. Мы не можем прямо сейчас менять свой план.

— Почему не можем? — снова спросил Пэкстон.

— Верно, ты прав, — сказал Дино, обретая прежнюю уверенность. — Мы возьмем их обоих. Не так-то уж это трудно. Какой он, Пэкс?

— Мальчишка. Лет двадцати двух — двадцати трех.

— Я им займусь, я займусь ими обоими.

Моторка была уже в миле от них и быстро уменьшалась в размере. В ней по-прежнему сидели двое, но теперь, когда они это знали, это обстоятельство не казалось им столь существенным.

— Давайте продумаем, как действовать, — сказал Пэкстон. — Дело надо сделать сегодня, иначе мы его провалим. Джо не виноват, этот парень, возможно, появился в последнюю минуту. Нас трое, не забывайте, а их двое… Но это еще не конец света. Дино, когда мы пристанем, ты займешься парнем.

— Я хорошо им займусь, — сказал Дино с усмешкой.

— Действуй не слишком грубо, — предупредил Пэкстон. — Лишь по необходимости… Керли, ты оставайся на катере, держи его наготове. Девушкой я займусь сам.

— Мне все это не нравится, — нервно сказал Керли. — Мы так не планировали.

— А никто не просит, чтобы тебе нравилось, — прорычал Дино. — Твое дело — катер.

— Ты хочешь сказать, — спросил Керли Пэкстона, — что мы заберем на Тысячу островов их обоих?

— Почему бы и нет. Там достаточно места.

— Но он-то нам не нужен.

— Может, у него богатый отец, — сказал Дино. — А ты что думаешь, Пэкс?

— Там посмотрим, — ответил Пэкстон. — Так или иначе, придется взять его с собой. Мы не можем его отпустить и не можем оставить его там, разве что похоронить.

Голос его не изменился, когда он произнес это. Не изменился и голос Дино, когда он довольно бодро ответил:

— Это мы можем сделать. Как у тебя с лопатой, Керли?

— Хватит, — ответил Керли испуганно. — Вы оба обещали…

— Ладно, — оборвал его Пэкстон. — Он поедет с нами. Не думаю, что он причинит какие-нибудь неприятности. Плохо, что он поехал с ней, вот и все. Плохо для него.

Он снова поднял бинокль и в последний раз посмотрел на моторку, теперь казавшуюся маленькой белой точкой на широкой поверхности озера.

— Это ничего не изменит. Дадим им полчаса, как планировали. Потом отправимся.

* * *

— Но ты не можешь так думать! — сказала Эллен с презрением. — Если только ты не… — Она поняла, что слово «мямля» все же неуместно и в последнюю минуту остановилась. — Все это так нелепо. Даже если больше не будет войны, в мире всегда останется соперничество. Особенно в Америке. Ты должен в нем участвовать, иначе тебя обойдут.

— Не возражаю, пусть обойдут, — сказал Грег Перринг.

— Но ведь в твоей работе есть соперничество?

— Напротив, — ответил он противным тоном учителя, — научные исследования требуют коллективной работы и ничего другого. Я не хочу обгонять Мартина, Сэпа Йоханнсена и остальных. Я просто хочу работать вместе с ними.

— Но ты все же хочешь, чтобы твоя команда была самой лучшей?

— Конечно.

— Ну, вот. Это и есть соперничество.

— Но это — не личное соперничество, — настаивал Грег. Он заметил, что она нахмурилась, и добавил: — Это не дело, Эллен. Я просто не признаю драк, вышибания из-под кого-то лестницы и других подобных методов. Именно это плохо в современном мире. Слишком много драк и грызни, недостаточно взаимопомощи и человеческого участия.

Она пропустила горстку песка сквозь свои тонкие пальцы и спросила.

— И за меня ты тоже не стал бы драться?

— Не думаю, чтобы это когда-нибудь понадобилось. Мы не в джунглях. Если только мы сами не устроим джунгли.

— Нет, не в джунглях, насколько я знаю.

Чтобы прервать затянувшееся молчание, грозившее стать неловким, он приподнялся на локте и огляделся. Маленький пляж, на котором они лежали, был пустынным и мирным, а вид на озеро — чудесным. Но тут он увидел, что их покою кое-что грозит.

— Черт побери, — сказал он неожиданно. — Вон идет другая лодка.

— Какое это имеет значение? — спросила она капризно.

— Я хотел побыть с тобой наедине.

— Вот, Грег Перринг! Разве это не соперничество? Ты что, не хочешь делить меня ни с кем в целом мире?

— Ты знаешь, что не хочу.

Грег увидел, что приближающийся катер направился к берегу и остановился в нескольких футах от их моторки. На катере были трое мужчин. Когда он привстал, двое из них, повыше ростом, вышли и направились по воде к берегу. Один был темноволосый и полный, второй — худощавый. Оба выглядели очень целеустремленными.

— Они собираются заговорить с нами, — сказал Грег с неудовольствием.

Не открывая глаз, Эллен сказала: — Не забывай, что все мы братья.

Когда они были еще в двадцати ярдах, худощавый спросил:

— Не одолжите ли немного бензина?

— Сожалею, — ответил Грег, — но у нас…

— Неважно. Нам и не нужно, — сказал худощавый. Он и его товарищ держали руки в карманах.

Словно во сне, Грег увидел, что они достали пистолеты. Худощавый смотрел свирепым взглядом волка. Толстый неприятно улыбался.

— Эллен! — предупреждающе крикнул Грег.

— Вставайте! — скомандовал Пэкстон. — Оба вставайте. Но медленно и спокойно. Мой друг нетерпелив, а я… — Он опустил пистолет, нацелив его на искаженное ужасом лицо Эллен. — …я просто комок нервов.

От неожиданности они не могли ничего предпринять. Чудовищный сон продолжался, но очень скоро он стал еще страшнее.

— Вставайте, — скомандовал Пэкстон девушке. Рука его, державшая пистолет, не дрожала. С земли, где лежала Эллен, оружие казалось огромным и безжалостным. — Оба вставайте, двигайтесь!

— Но это просто нелепо… — начал Грег, но тут же вскрикнул от боли — Дино сделал шаг и ударил его ногой в коленную чашечку.

— Вы что, не слышали? — грубо спросил итальянец. — Он сказал «вставайте», значит, вставайте!

Они оба поднялись на ноги. На лице Эллен удивление боролось с растущим страхом. — Мой отец… — начала она и остановилась, испуганная еще более, чем прежде. В эту минуту надежный мир Джона Харпера Харрисона казался немыслимо далеким. Она повернулась к Грегу. — Грег, сделай что-нибудь!

— Не делай ничего, Грег, — сказал Пэкстон с пугающей фамильярностью. — Это может оказаться опасным. Просто отправляйтесь к воде.

— Вы, наверно, не в своем уме, — смело ответил Грег. — Ничего подобного я делать не стану. Что бы вы там ни затевали, это у вас не получится. — Он посмотрел на озеро. Там не было ни единой лодки, никто не мог помочь им. Точно в дурном сне, они были далеко от людей, в ловушке, в руках своих врагов. — Вы не в своем уме, — повторил он. — Что вам нужно? Деньги?

Дино снова подошел к нему. Одной рукой он схватил его за воротник рубашки, а другой мясистой рукой сильно ударил по губам. Грег упал, зажав пальцами окровавленный рот.

— Самое время научиться выполнять приказы, — сказал Дино.

Пэкстон, глядя на девушку, сказал развязным тоном: — Мне очень бы не хотелось поступить так же с вами, но если придется, я перед этим не остановлюсь.

Эллен не сводила с него глаз, охваченная страхом и отвращением.

— Вы скоты, — сказала она свирепо, — грязные подонки. Грег, дай ему сдачи, ты выше его ростом. Он просто грязный, жирный…

— У него пистолет, — с трудом выговорил Грег разбитыми губами.

— Он не посмеет стрелять. Ты же знаешь, каковы эти трусливые гангстеры. Ударь его.

— Леди, — сказал Дино, — я брошу пистолет и без него убью вашего кавалера. А затем, — он бросил на нее плотоядный взгляд, — займусь вами.

— Так не пойдет, Эллен, — сказал Грег.

— Речь мужчины, — отметил Пэкстон, — рассудительного мужчины.

— Что вам нужно? — спросила Эллен.

— Вы нужны, — ответил Пэкстон. — Вы и ваш милый. Нужны в этой лодке, — он показал на катер. — А теперь прекратим разговоры и двигаемся к берегу.

На катере была маленькая каюта под передней палубой, размером не больше сундука, и здесь Эллен Харпер Харрисон и Грег Перринг пролежали целых семь трудных и страшных часов, пока катер быстро двигался на запад, сначала под полуденным солнцем, потом в долгих сумерках, затем, крадучись, в темноте. Иногда они плыли быстро, и тогда шум мотора в этой закрытой коробке каюты нестерпимо бил по барабанным перепонкам. Иногда, когда они проходили через шлюзы, надолго наступала тишина, нарушаемая шагами, криками с берега и на берегу и глухим стуком каната, падающего над их головами. Они не разговаривали — страх и стыд оттолкнули их друг от друга, — и не подавали голоса, даже когда имели возможность крикнуть. Когда они подплывали к первому шлюзу, Дино предупредил их, заглянув сверху в каюту: — Будете шуметь, зашумите последний раз в жизни. — Дулом пистолета он коснулся плеча Эллен, жестом, похожим на какую-то нелепую страшную ласку.

— Оставьте ее в покое, — сказал Грег. — Мы не будем кричать.

— Молодец, — ответил Дино.

В тесной каюте был маленький иллюминатор, и через него Грег, пока было светло, мог видеть, куда они плывут: мимо Иль-Перро, где река сливалась с озером, дальше длинный отрезок пути до Корнуолла и Глубоководный путь, потом более медленное движение там, где река сужалась, и водопады вынуждали проводить катер через шлюзы. Грег хорошо знал этот путь: он родился в маленьком городке на реке Святого Лаврентия и любил этот один из самых красивых уголков Канады. Видеть его в таких ужасных условиях было особенно мучительно.

Колено у Грега распухло и потеряло подвижность, губа сильно болела; ему было стыдно за себя и смертельно страшно за Эллен.

Очевидно, это было похищение для получения выкупа. Наверно, они его замыслили много недель назад, и двое из троих ни перед чем не остановятся. (В мыслях он отметил, что третий, которого они называли Керли, был несколько иным — возможно, слабое звено банды, — но сама банда была, тем не менее, пугающе сильна…) Он корил себя, что не сделал большего, вообще ничего не сделал, когда все это началось. Но как звать на помощь, когда ближайшие человеческие существа находятся в пяти милях? Как что-нибудь предпринять, когда тебе в бок уткнулось дуло пистолета? Как спорить с вооруженным противником? Эллен сказала: «Сделай что-нибудь!» (Он со стыдом вспоминал эту минуту.) Может быть, человек другого склада «сделал бы что-нибудь», но он не был таким человеком, возможно, как сказала Эллен, он вообще — не мужчина. И вот теперь они в смертельной опасности, прежде всего Эллен.

С тяжелым сердцем Грег повернулся и лег. Катер набирал скорость…

К десяти часам они замедлили ход, как будто подходили к еще одному шлюзу или двигались по незнакомому каналу. Грег Перринг снова выглянул в иллюминатор, но ничего не увидел, кроме далеких огней на берегу. Мотор еще снизил обороты и выключился. Катер обо что-то легко толкнулся бортом, дверь каюты открылась, и голос Дино позвал:

— Давайте, двигайтесь!

Скованные долгой неподвижностью, они неловко выбрались из каюты. Им было холодно в легких спортивных костюмах. Стараясь не привлекать внимания, Грег осторожно огляделся. Катер стоял у небольшого причала. В свете луны Грег заметил дом, видимо, со всех сторон окруженный водой. Но тут Дино грубо толкнул его в бок и сказал: — Ну, вы, выходите, и никаких штук!

Мощеная камнем дорожка вела к двери неосвещенного дома. Пэкстон открыл дверь и, все еще в темноте, вошел внутрь.

— Задерни занавески, Керли, — сказал он, и когда Керли сделал это, щелкнул выключателем.

Дом может находиться где угодно, — подумал Грег.

Это было летнее помещение, похожее на охотничий домик — с убогой мебелью, грубо сложенными стенами и лестницей, ведущей на деревянную галерею. Освещение было тусклым, окна — задернуты плотными занавесками.

— Вот так, — сказал Пэкстон со вздохом облегчения, тяжело опускаясь в кресло. Потом он посмотрел на Эллен.

— Вот — такое жилище, и придется вам с ним примириться… Мы не рассчитывали на вашего друга, но здесь полно места. Будете вести себя нормально, не возникнет никаких неприятностей. Попытаетесь бежать, вам придется пожалеть об этом.

— А что же дальше? — спросила Эллен. Она вся дрожала от внутреннего холода.

— Вы на острове, — продолжал Пэкстон, как будто и не слышал ее вопроса. — На маленьком островке примерно с этот дом. До материка в любую сторону две или три мили. Телефона здесь нет. Лодка заперта на замок. Ваши окна занавешены. Впрочем, в любом случае здесь некому подавать сигналы.

— Но что будет дальше? — снова спросила Эллен. — Что вам нужно?

— Полмиллиона долларов, — ответил Пэкстон.

— У вас из этого ничего не выйдет, — сказал Грег.

— Вам обоим будет очень плохо, если не выйдет… Я написал вашему отцу записку. Вы — образованный парень, — с иронией обращаясь к Грегу, сказал он. — Что вы думаете об этом?

Он вытащил из кармана листок бумаги и прочитал: «Ваша дочь у нас. Она еще жива. Мы сообщим вам, что надо делать».

— Коротко и мило, — сказал Дино в наступившем молчании. — Когда ты это отправишь?

— Через два или три дня. Пусть он сначала попотеет.

* * *

— Ну, вот, теперь мы знаем, — сказал Джон Харпер Харрисон. Он сидел напротив полицейского за широким столом в кают-компании «Стригущей волну». Он был уже не тем человеком, что за неделю до этого: казалось, стал меньше ростом, потерял уверенность в себе и силу. Для него прошедшая неделя была ужасной, самой худшей из всех, какие он помнил. Когда в трех милях на озере нашли брошенную моторку, возникли страшные вопросы и еще более страшная неуверенность. Случиться могло всякое, дочь могла утонуть или сбежать с женихом. Особенно тяжело было переносить шумиху в газетах («Принцесса, наследница десяти миллионов долларов, исчезла»), хотя газеты пытались помочь, и незнакомые лица выражали искреннее сочувствие.

Но теперь он получил ответ, вероятно, худший из всех его предположений. Ответ лежал на столе между ним и местным полицейским сержантом. В письме говорилось: «Ваша дочь у нас. Она еще жива. Мы сообщим вам, что делать.»

— Штемпель Монреаля, — произнес сержант. Это был спокойный, с медленной речью человек, канадец французского происхождения, который в прошедшую неделю провел много времени с Джоном Харпером Харрисоном. Он слегка раздражал последнего, привыкшего к более энергичным и напористым представителям закона. Парень, по его мнению, нуждался либо во взбучке, либо в бомбе, подложенной ему под стол…

— Что ж, все-таки это начало, — ответил Харрисон. Неделю назад он метался по каюте, стучал по столу, звонил по телефону, устраивал бурные сцены. Сейчас он неподвижно сидел, несчастный и испуганный. — Что предпримем теперь?

— Изучим его, — ответил сержант после паузы. Он показал на письмо. — Я передам его в наше бюро. А потом мы примемся искать подозрительных личностей в нашей округе.

— Но Эллен может находиться за сотни миль отсюда, может быть, в Штатах, — возразил Харрисон. — Письмо надо немедленно отправить в ФБР.

— Преступление, совершенное на канадской земле… — начал сержант.

— К черту правила! — вскричал Харрисон тоном, немного напоминавшим его прежнюю манеру говорить. — Я хочу получить мою девочку. Я хочу, чтобы это было сделано как следует! — Он поймал взгляд полицейского. — Послушайте, я знаю, что вы делаете все, что можете. Но ведь речь идет о похищении! Это федеральное правонарушение, или как это у вас здесь называется.

— Правонарушение, предусматриваемое уголовным кодексом, применяемым во всех провинциях, — ответил полицейский официальным тоном.

— Ну и что, что тут такого? Неужели вы не можете обратиться к ФБР? А как у вас это делается?

— У нас есть местная полиция, здесь, в Дорвале. Затем идет Квебекская провинциальная полиция, которую я представляю. А потом у нас есть Королевская канадская конная полиция.

— Конники? — спросил Харрисон с сомнением в голосе. — Красные мундиры? Лошади? Нам бы не помешало что-нибудь более современное.

Лицо полицейского отразило борьбу между провинциальной гордостью и национальной честью.

— Вы убедитесь, что Королевская канадская конная полиция достаточно современна.

— И ее компетенция, как в случае ФБР, распространяется на всю страну, не так ли?

— Да.

— Хорошо, привлеките ее.

— Провинциальная полиция…

— Послушайте, — прервал его Харрисон. — Я хочу получить всю возможную помощь и мне нужен хороший совет — сообщать ли газетам, уплатить ли этим гангстерам, когда они потребуют выкуп, или же устроить им ловушку. Больше всего на свете я хочу вернуть дочь, чего бы это ни стоило. Если это обойдется в миллион долларов, пусть будет миллион долларов.

— Это очень большая сумма.

— У меня нет другой дочери, сказал Харрисон, — и я уверен, что это им известно.

* * *

Сержант Королевской канадской конной полиции, стройный и подтянутый человек в коричневом, а не, как ожидалось, красном кителе (он объяснил, что красный мундир надевают в торжественных случаях), сразу же перешел к делу.

— Во-первых, мистер Харрисон, — сказал он, — я предлагаю в данный момент ничего не сообщать газетам об этом письме. Мы хотим спланировать наши действия без шума. Насколько я понимаю, вы готовы сотрудничать.

— Конечно, я готов сотрудничать.

— Я имею в виду, — продолжал сержант, пристально поглядев на него, — что вы будете следовать тому, что предложим мы, и ничего больше не предпримете. Если вам придет в голову уплатить, не поставив нас в известность, то лучше скажите мне об этом сейчас. Тогда мы не будем ввязываться.

— Я хочу вернуть дочь.

— Конечно; но мы хотим также поймать этих птичек. Если вы попытаетесь повести дело иначе, не ставя нас в известность, кто-нибудь наверняка пострадает.

— Вы имеете в виду Эллен? Хорошо. Я буду действовать вместе с вами.

— Я хотел бы считать это обещанием, сэр.

Джон Харпер Харрисон посмотрел на сержанта, готовый взорваться. Но сержант был не из пугливых.

— Даю вам слово, — произнес наконец Харрисон.

— Спасибо, мистер Харрисон… А теперь, что это за молодой человек, с которым она находилась, — сержант посмотрел в свою записную книжку, — Грег Перринг? Что вы знаете о нем? Возможно ли, что он один из банды?

Харрисон покачал головой. — Нет, он приличный молодой человек. Я бы ему доверился. Он — научный работник в фирме «Бейкер стил».

— Какой работой он занимается?

— По-моему, секретной. Не значит ли это, что у вас где-нибудь должно быть его личное дело?

Сержант кивнул и сделал пометку в записной книжке. — Это упрощает задачу… А кто у вас еще находится здесь, на борту?

— Шкипер и механик. Они оба служат у меня более пяти лет. Им я тоже доверяю. И Джо — стюард. Он нанялся только в этом году. Дома выполнял обязанности слуги.

— Что он собой представляет? Я спрашиваю это, потому что похитителям были известны передвижения вашей дочери и яхты тоже. Они не могли узнавать о них только путем наблюдения — яхта слишком много передвигается. Наверняка у них был кто-то свой на борту или у вас в конторе, если вы поддерживаете с ней связь все время.

— Я поддерживаю с ней связь, — ответил Харрисон с иронией. — А он — просто Джо, мексиканец. Хороший парень, немного нервный — но, может быть, это мне только кажется. — Внезапно он нахмурился. — Знаете, вы, может быть, правы. Он действительно спрашивал пару раз, когда мы отплываем, — что-то вроде этого. Сказал, что ему надо закупить припасы, что правда. Но теперь, когда я думаю об этом…

— Давайте взглянем на этого Джо, — предложил сержант канадской конной полиции.

Он провел образцовый перекрестный допрос: четкий, короткий, без ненужных затяжек, но достаточно угрожающий, чтобы Хоакин Барзан тут же был буквально раздавлен страхом. Он и вначале-то был напуган, — это было ясно, и это помогло сержанту добиться нужных результатов. Через несколько мгновений он установил, не оставляя места ни для каких возражений и сомнений, что Хоакин Барзан попал в страшную историю. Узнать обо всем остальном было просто. Через час Джо во всем признался.

— Наказание за похищение — пожизненное заключение, — сообщил сержант ледяным тоном к концу допроса. — Наказание за участие в сговоре о похищении или соучастии в нем до или после его совершения — то же самое… Давай, Джо! Они оставили тебя в беде, и ты окажешься в тюрьме. Думаешь, они пришлют тебе твою долю? Держи карман шире! Ты о них больше никогда не услышишь. Кстати, сколько они тебе обещали?

Хоакин Барзан, несчастный и испуганный, смотрел в одну точку. Полицейский говорил правду. Пэкстон, Дино и Керли (да, даже Керли) обращались с ним, как с последней тварью, а теперь они далеко, и он никогда не получит ни цента за все свои труды. Они провели его, этот полицейский знает все, и он, Хоакин, на всю жизнь попадет в тюрьму. Он проглотил слюну и вместе с ней горькую обиду. Но он еще покажет им.

— Они обещали пятьдесят тысяч долларов, — прошептал Джо.

Джон Харпер Харрисон вскочил, сжав кулаки.

— Ах ты, грязный обманщик, сукин…

Сержант предупреждающе поднял руку. — Одну минуту, сэр. Он действительно такой и даже хуже, но сейчас нельзя терять время. — Он встал и склонился над дрожащим Джо. — Давай, выкладывай. Где они?

Джо опять сглотнул слюну. — А вы меня отпустите?

— Сначала скажи, — ответил сержант. — Я не даю никаких обещаний.

— Тысяча островов, — сказал Джо.

— Где именно на Тысяче островов?

— Я не знаю, — ответил Джо, и на этот раз его ответ прозвучал правдиво. — На одном из них. Они не сказали мне, на каком.

— Но в каком-нибудь доме на одном из островов?

— Да, в доме.

Джон Харпер Харрисон сказал: — Ну что же, это несколько сужает поиски.

— Да, сужает, — ответил сержант, — до Тысячи островов. Тот еще адрес. Последний раз мы их насчитали тысячу семьсот штук.

* * *

Десять дней, проведенные в доме с закрытыми ставнями и задернутыми занавесками, повлияли на всех пятерых, оказавшихся там в заключении. Различие между похищенными и похитителями было тонким, как нервное волокно. Они были связаны друг с другом страхом и ненавистью. Любой из пяти мог сделать неверный шаг, никто из них не ждал с надеждой нового рассвета.

Эллен бунтовала, но боялась зайти слишком далеко, срывала свое недовольство только на Греге Перринге, обвиняя его в трусости, нерешительности, неспособности что-либо предпринять — во всех грехах, перечисляемых в североамериканских календарях. Он все прощал ей, потому что понимал ее страх и собственные колебания.

— Подожди, дорогая, что-нибудь обязательно произойдет. — Себя же он подбодрял словами: — Я думаю и наблюдаю все время. — Это так и было, но не приносило ему больших дивидендов, даже с точки зрения уважения к себе.

Пэкстон, продумавший всю операцию чрезвычайно тщательно, не учел, как трудно будет сохранять сплоченность своих людей. На Керли Бейтса положиться было можно, но он начал нервничать. Возясь с двигателем катера, он много раз повторял одну и ту же мелкую операцию и через несколько часов возвращался, чтобы все проделать заново. Кроме того, его не устраивала отведенная ему роль: он чувствовал себя мальчиком на побегушках у двух остальных. Он готовил еду с видом полного отвращения, совершил поездку в Монреаль, находившийся в трехстах милях, и обратно, чтобы привезти их машину и отправить письмо о похищении, и знал, что ему вскоре придется съездить туда еще раз.

Он непрестанно ссорился по поводу разделения обязанностей с Дино, — ленивым и довольным собой, — который считал себя выше черновой работы, но искал выхода для своей энергии и начал причинять им беспокойство особого рода.

Об этом Грег сказал Эллен однажды вечером, когда они обсуждали сложившуюся ситуацию. Их настроение под ее влиянием изо дня в день менялось. Иногда они сидели в своей запертой комнате молча, не произнося ни слова и в отдалении друг от друга. Иногда они приникали друг к другу, ища ласки и утешения.

— Эта троица такая разная, — заметил Грег в описываемый вечер. — Пэкстон — настоящий одинокий волк, хитрый и жестокий. Дино — его противоположность — горилла, грубое чуственное животное. Бедный старина Керли — что-то вроде мальчика на побегушках. Не знаю, как он попал в эту компанию, но могу поспорить, он сейчас об этом жалеет. Он — слабое место этого трио.

— Ладно, значит все они разные. Что это дает нам? — Эллен раздраженно отбросила назад волосы.

— Прости меня, дорогая. — Грег печально улыбнулся. — Это просто научный подход. Но поскольку они такие разные, они обязательно начнут ссориться. Может быть, ссориться серьезно. А в этом наша единственная надежда.

— И это все, что мы будем делать — просто ждать, пока что-нибудь произойдет?

— У нас нет большого выбора.

— Надеюсь, мой отец окажется более предприимчивым.

Грег, как бы про себя, произнес: — Конечно, мы можем немного ускорить события.

В следующий раз, когда Бейтс принес им еду, Грег сказал:

— Я хочу видеть Пэкстона.

— Неужели? — хмыкнул Керли. — А зачем?

— Мне не нравится то, как Дино все время околачивается около этой комнаты, отпирает дверь и заглядывает внутрь.

— Что это вы имеете в виду?

— Вы знаете, что я имею в виду, — ответил Грег. — Я должен поговорить с Пэкстоном.

— Ваш разговор с ним мало что изменит.

Но Керли, очевидно, поговорил с Пэкстоном, может быть, даже сердито, потому что через полчаса тот явился наверх.

— Что это вы тут говорили о Дино? — спросил Пэкстон. Он остановился в проеме двери, — высокий, чужой и страшный. — О чем это вы болтаете?

— Ведь ваша цель заключалась в похищении, не так ли? — спросил Грег. Он говорил очень ровным голосом, как бы обсуждая проблему, возникшую у друга, движимый желанием ему помочь. — Отец мисс Харрисон заплатит, и она сможет уехать домой, ведь так?

— В общем, так.

— А Дино тоже такого мнения?

— На что вы намекаете? Его карты сдаю я.

— Мы часто видим Дино, — объяснил Грег. — Слишком часто. Кажется, он питает особый интерес к мисс Харрисон.

— Ну, и что?

— Как же это отвечает вашим планам? Или вам все равно, что с ней случится?

— О чем, черт побери, вы говорите?

Грег посмотрел на Пэкстона. — Если этот не в меру любопытный итальяшка поступит по-своему, он очень осложнит все дело. Или вы сами его подтолкнули на это? Может быть, он так отрабатывает часть своей доли?

Пэкстон уставился на Грега холодно, почти гневно. — Я так не веду дела. Никто здесь так не ведет дела. Нам пришлось немного грубо с вами обойтись, что доставило нам удовольствие, как сказал бы Дино. Я не люблю задавал так же, как Дино, но что касается девушки…

Звук его голоса замер, а Грег очень тихо произнес: — Придется понаблюдать.

* * *

Дино сыграл им на руку. Быть может, такая выпала ему судьба. На следующий день он дважды отпирал их комнату и либо стоял, болтая, либо не отрывал глаз от Эллен. Каждый раз Грег выжидал несколько минут, а затем принимался звать встревоженным голосом то Пэкстона, то Керли; Пэкстон из комнаты внизу что-то громко приказывал, и Дино удалялся, сердитый и униженный. Потом это случилось в третий раз, и этот раз оказался последним. Он был пьян (в доме имелись алкогольные напитки и кроме, как пить, делать больше было нечего). Он пришел и, как обычно, отпер дверь и стоял, покачиваясь, в ее проеме. Эллен лежала на своей кровати и, не обращая на него внимания, читала старую газету. Вскоре Дино сказал: — Вы очень красивая девушка.

— Уходите, Дино, — попросил Грег немного, пожалуй, громче, чем было нужно.

— Заткни пасть, — сердито ответил Дино. — Ты действуешь мне на нервы, я с тобой разделаюсь.

— Оставьте девушку в покое, — снова повысил голос Грег.

— Я девушку не трогаю, — возразил Дино, двинувшись вперед, шаркая ногами по грубым доскам. — Но я хотел бы… Что ты скажешь, Эллен? Красивая девушка, ничем не занятая: хочешь поговорить с Дино?

Он подошел к кровати и стоял там, слегка покачиваясь. Эллен, не смотря на него и не прислушиваясь к его словам, вдруг услышала, как Грег полушепотом приказал ей: — Кричи!

Она уронила газету: — Что?

Он повторил снова таким напряженным голосом, которого она никогда раньше у него не слышала: — Делай так, как я говорю! Кричи! Во всю силу легких!

Закричала она отменно. Ее крик раздался по всему старому дому, сотрясая балки. Дино отступил назад, глупо и удивленно улыбаясь. На лестнице раздались быстрые шаги, и в двери появился Пэкстон. Оттолкнув Дино, он ворвался в комнату.

— Что здесь происходит? — спросил он.

Грег вскочил на ноги и, показывая на Дино, изобразил страшный гнев.

— Этот человек, — сказал он дрожащим голосом, — эта грязная горилла… Он пытался… о, боже. Неужели вы не знаете, что здесь происходит? Уберите его отсюда!

Пэкстон резко повернулся к Дино: — Что происходит, Дино? Я ведь говорил тебе…

— Ничего я не делаю, — ответил Дино с глупым выражением на лице. Он, пятясь, вышел из двери на деревянную галерею. — Я разговаривал с ней, а она закричала. — Потом он несколько овладел собой и снова вошел в комнату, став лицом к Пэкстону, мрачный и полный решимости.

— Я буду разговаривать с ней, если захочу.

— Оставь ее в покое, — сказал Пэкстон яростно. — Я говорил, что ты все испортишь, ты, грязная…

Вместо того, чтобы закончить фразу, он поднял обе руки и толкнул Дино в грудь, намереваясь снова вытолкнуть его из комнаты, но Пэкстон был вне себя, а пьяный Дино плохо держался на ногах, поэтому толчок оказался слишком сильным. Дино попятился назад, ударился о низкие перила галереи и перевалился через них. Его тело пролетело десять футов и с ужасающим грохотом упало на покрытый кафелем пол холла внизу. Угол, под которым его голова ударилась об пол, мог означать только одно — смерть.

* * *

Внизу из погреба до них доносились размеренные звуки копающей лопаты — скрип металла о твердую землю, шум сбрасываемой земли, стук с силой отбивающей один и тот же ритм ноги. Керли Бейтс, у которого Дино однажды спросил, умеет ли он работать лопатой, сейчас, будто в насмешку, отвечал ему делом.

— Я мог бы слушать эти звуки вечно, — сказал Грег Перринг.

Он был единственный из троих, находившихся в неприбранной гостиной, кто казался спокойным. Грег сидел рядом с Эллен на софе. Напротив них в кресле устроился Пэкстон, на коленях у него лежал пистолет. Пэкстон все еще был в напряжении, хотя и пытался это скрыть. Наблюдательный знаток человеческого поведения мог сделать много выводов из того, как он то скрещивал ноги, то выпрямлял их; как слегка подергивался его рот, как беспокойно бегали глаза. Что-то в нем надломилось, и он уже не был тем сильным, прекрасно владеющим собой человеком, каким казался раньше, и его самоконтроль продолжал ослабевать.

Эллен была потрясена. В последние несколько часов события развивались слишком быстро. Затянувшееся нервное напряжение, в котором она находилась все предшествующее время пребывания взаперти, как-то вдруг перешло в безумное смятение. Временами ей казалось, что Дино действительно угрожал ей, и что Пэкстон, а не — как было бы естественно — ее покровитель Грег Перринг, пришел ей на помощь. Она не могла забыть, как Дино вдруг неожиданно исчез, упав с галереи, будто кто-то смыл его губкой, а потом раздался ужасный звук падения… Спокойная уверенность Грега представлялась ей в сложившихся обстоятельствах не больше, чем провокационной игрой.

Сейчас она решила высказать то, что было у нее на уме. Хотя сама толком не понимала, что именно она думает.

— Я знаю, ты можешь слушать эти звуки и получать удовольствие, Грег, — хмуро произнесла она. — Но ты не очень-то сам помог делу, не так ли? Тебе не следует быть таким самодовольным.

— А я вовсе не доволен собой, — отвечал Грег легким и равнодушным тоном. — Еще нет. Но мы добились успеха.

— Да ну? — проворчал Пэкстон.

— По-моему, это ясно.

— Мне неясно, — возразила Эллен. Вдруг ее прорвало, и она нервно и резко заговорила: — Пожалуйста, не хвались так своими мозгами. Ты вовсе не был скор на руку и сообразителен, когда этот ужасный человек напал на меня. Не был, для этого требуется мужество!

Пэкстон наклонил голову. — Спасибо, мадам, к счастью, у меня тоже есть кое-что по части мозгов.

— Ну, я бы этого не сказал, — заметил Грег Перринг так, как будто речь шла о ком-то другом, чьи чувства нет нужды щадить. — Но тем не менее это случилось, ведь так?

— Ладно, задавала, — сказал Пэкстон. — Давай, расскажи нам. — Он заморгал и передвинул пистолет с одного бока на другой. — Расскажи нам, как любимчик всей Канады спас положение.

Грег стал возбужденно жестикулировать. — Если бы я вмешался, — сказал он, — Дино вероятно, убил бы меня. Поэтому я заставил вас убить его. Теперь у вас на одного человека меньше. Ваше преимущество сокращается.

— Ну-ну, расскажи мне еще что-нибудь, — сказал Пэкстон.

Если бы он выглядел более уверенным в себе, его ирония достигла бы цели, но сейчас эти слова прозвучали прямо-таки как просьба об информации. — Что произойдет дальше?

— Я объясню вам, — ответил Грег Перринг. Его рука тайком сжимала запястье Эллен, прося ее быть терпеливой, подсказывая, что нужно владеть собой. — Перед нами стоит почти научная проблема. Ее нужно сформулировать. — Его голос, ровный и спокойный, был явно рассчитан на то, чтобы вызвать раздражение. — Ваша команда уже начала распадаться. Сначала в ней были Дино, Керли и вы. Вы убили Дино из-за нас и не думайте, что я не благодарен вам. Следующим идет Керли. Он легко пугается. Вы заметили это? Так что я попытаюсь напугать его. А, может быть, вы сами его испугаете, случайно, потому что вы от этого не в силах удержаться. В общем, в любом случае он будет напуган. Если вы предоставите его самому себе, он наверняка сбежит. Если вы оставите его здесь, вы попадете в полную изоляцию — вы даже пачку сигарет сможете купить, только если сами за ней отправитесь. А покупать надо гораздо больше, чем пачку сигарет, не так ли? Нужно отослать еще одно письмо о выкупе. Вы сами не можете это сделать, так как оставить Керли здесь одного еще более опасно, чем отпустить его. Значит Керли придется поехать, и тут вы его увидите в последний раз. Остаетесь вы один.

Пэкстон не отрывал от Грега глаз, как бы зачарованный его спокойным голосом. Больше всего ему хотелось заглушить его криком, но он понимал, что это бессмысленно. — Давайте послушаем, что вы сделаете со мной, — сказал он.

— Я что-нибудь придумаю, — холодно заявил Грег. — Против всякого зверя существует оружие.

Пэкстон хрипло и грубо выругался, но взял себя в руки и произнес ровным тоном: — Голубчик, ты меня раздражаешь.

— Будьте осторожны, — предупредил Грег Перринг. — Быть может, это и будет моим оружием.

Когда они вернулись в свою комнату, Эллен прижалась к нему. — Грег, ты вел себя замечательно. Я вдруг поняла, какой ты молодец. Боюсь, что я заново в тебя влюбилась.

— Должен сказать, что я этого не заметил. — Он погладил ее по волосам.

— Прости меня… Я в полном смятении. Я вдруг почувствовала себя такой усталой. Но я действительно люблю тебя. Чем я могу помочь?

— Держи себя в руках, — ответил Грег. — Это просто шахматная игра, игра на выдержку. Мы ее выиграем.

— Как ты можешь быть так уверен?

— Мозги, — сказал Грег, дотрагиваясь до ее лба, а затем до своего. — Мозги. Ответ человека обезьяне.

Он насторожился, услышав шаги на лестнице. — Теперь это Керли. Пора опять браться за работу.

— Что мне надо делать?

— Притворись, что ты его жалеешь.

Вошел Керли Бейтс, неся в руках поднос. За поясом у него торчал неловко засунутый пистолет. Он придавал ему нелепый, разбойничий вид плохого актера, играюшего театрального пирата, когда на самом деле он должен играть комическую роль корабельного кока. Не произнеся своего обычного приветствия, он поставил поднос на стол и повернулся, чтобы уйти.

— Керли! — мягко обратился к нему Грег. — Занимался копанием?

Керли Бейтс ничего не ответил.

— Что случилось, Керли? Разве мы больше не друзья? Друг может быть тебе полезен. Ты ведь знаешь, в какое ты попал положение.

Керли повернулся. На лице у него было испуганное выражение. Затем он осторожно прикрыл дверь ногой, как бы сам не желая видеть, что делает это, и заговорил чуть ли не шепотом:

— Пэкс сказал, что я не должен с вами разговаривать… Что вы хотите сказать — друг может быть мне полезен?

— Ты ведь копал могилу? — повторил свой вопрос Грег.

— Вы прекрасно знаете, что копал.

— Сколько могил? Одну или две?

Керли непонимающе смотрел на него. — Конечно, одну. Бедный старина Дино. На что это вы намекаете?

— Пока что одной могилы достаточно. Но вас осталось двое.

— Тем больше будет доля каждого, — самодовольно заявил Керли.

— Конечно. Но кто получит самую большую долю?

— Остались Пэкс и я. Равные доли.

— Самую большую долю получит оставшийся, — упорствовал Грег.

— Бедный Керли, — произнесла Эллен.

Керли Бейтс вздрогнул. Он переводил взгляд с одной на другого, усиленно моргая. — Пэкс этого не сделает, — прошептал он хрипло. — С Дино произошел несчастный случай, вы сами видели, как все было.

— Да, я видел, как это произошло, — подтвердил Грег. — Может быть, Пэкстон любитель несчастных случаев. Несчастных случаев с другими людьми.

— Со мной он так не поступит, — опять повторил Керли.

В это время, как по заказу, дверь распахнулась и в комнату ворвался Пэкстон. Он дрожал от гнева и от чего-то еще.

— Керли! — заорал он. — Если ты еще раз нарушишь приказ, я с тобой разделаюсь раз и навсегда!

— Я только… — начал Керли.

— Прекрати! — чуть ли не завизжал Пэкстон. — Приближается лодка, большой катер. Отведи эту пару вниз в подвал. Свяжи их, заткни им рты, сделай это как следует, или я дам тебе топором по голове. Потом поднимись и помоги мне спрятаться. Может быть, это какие-то случайные люди, знакомящиеся с окрестностями. Но мы не можем рисковать. Давай, пошевеливайся!

Когда Эллен и Грег вышли на лестничную площадку — под прицелом двух пистолетов своих тюремщиков, следовавших за ними по пятам, они впервые услышали приближающийся ровный шум сильного мотора.

* * *

Капрал канадской конной полиции, управлявший патрульным катером длиной в сорок девять футов, гордился своим умением водить суда. Во время войны он пять лет прослужил в военно-морском флоте и, хотя полностью соглашался с библейской заповедью, гласившей, что Королевской канадской конной полиции под силу все на сотворенной богом зеленой земле, в душе был убежден, что немного времени, проведенного на воде, тоже никому не повредит, будь то полицейский или нет. Он вывел мощный катер, повернув его против сильного течения реки Святого Лаврентия, держась как можно ближе к острову, к которому направлялся, насколько это позволяла глубина. Затем по его команде с шлюпкоблока на корме была спущена моторная шлюпка меньших размеров, которая быстро направилась к намеченной цели.

Весь маневр, проделанный, когда катер продолжал двигаться со скоростью в двадцать узлов, был гордостью капрала и доставил ему большое удовольствие.

В шлюпке, направлявшейся по прямой к острову, сидел сержант канадской конной полиции, который беседовал первый раз с Джоном Харпером Харрисоном в Дорвале. Его назначили для участия в систематически проводившихся поисках, и он занимался ими уже десять утомительных дней. Лежавший впереди остров просто был следующим в их списке, списке, составленном с помощью агентов, торгующих недвижимостью, десятков бесед с жителями, с местными сплетниками, и включавшим в себя все до единого дома в районе Тысячи островов, которые за последний год сдавались внаем. Всего в списке их было сто тридцать. Дом, к которому они направлялись теперь, был восемьдесят четвертым.

Будучи сотрудником Бюро уголовных расследований, сержант прошел трудную школу и усвоил, что его работа не приносит славы и не требует применения особых дедуктивных способностей. По большей части она состояла из множества хождений с целью найти искомое путем исключения. Теперешнее дело представляло собой наглядный пример такой работы, и оно ему уже порядком поднадоело. Он опросил десятки людей, начиная от писателей, которые снимали дома на островах, чтобы укрыться от городского шума (и которым отнюдь не нравилось вторжение официальных лиц), и кончая влюбленными молодоженами, проводившими там медовый месяц, которым это вторжение нравилось еще меньше. Пока что никаких результатов он не получил. Ни один из восьмидесяти с лишком домов не походил на укрытие уголовников, и никто из людей, нормальных или ненормальных, не проявлял признаков вины или смущения, которые сержант пытался заметить.

Он начал подозревать, что Хоакин Барзан попросту ошибся. Может быть, остальные члены банды соврали ему, или же спрятались на одном из берегов реки, а не на острове. А, может быть, они вовсе не снимали дом, а он принадлежал постоянному жителю, который занялся преступным промыслом, и, возможно, сам был похищен и спрятан. Не исключено, что речь шла о брошенном и пустом доме (таких тут было немало); в этом случае пришлось бы составлять новый список.

Вариантов было много, а дело тянулось уже две недели, газеты и общественное мнение начинали проявлять нетерпение, а комиссар полиции, вполне естественно реагируя на подкрепленный ценными бумагами престиж Джона Харпера Харрисона, принялся отправлять сержанту длинные, напечатанные на ротапринте послания, начинавшиеся словами: «Нам не понятно…»

Сержант тяжело вздохнул. Констеблю, сидевшему за рулем, он сказал: — Там виден деревянный причал, вон, сбоку. Наверно, кто-нибудь дома: у причала стоит катер.

Когда моторка замедлила ход, сержант посмотрел на дом. В нем не было ничего, что отличало бы его от предыдущих восьмидесяти трех домов. Единственное различие заключалось в задернутых занавесках.

* * *

Пэкстон следил за приближающейся полицейской моторкой в узкую щель между занавесками. Вид двух полицейских в форме встревожил его, так же как спуск шлюпки с катера: большой катер сбросил вниз меньший с такой точностью, что у Пэкстона появились неприятные мысли. Слишком уж все было умело сделано, и он не мог оставаться спокойным… Последние двадцать четыре часа были очень тяжелыми. Смерть Дино, умелое подначивание Грега Перринга, неверная поддержка Керли, — все это пошатнуло его уверенность в себе. Он вспомнил слова Грега, что его группа разваливается. А теперь еще на пороге его дома появилась полиция, в самый ответственный момент операции, которую он хотел держать в глубокой тайне.

Пока он наблюдал, острый, как отточенный кончик карандаша, лучик солнца упал на его лицо, исчерканное глубокими морщинами, полное напряженного ожидания. Он был готов сражаться, но почва как-то вдруг стала уходить у него из-под ног.

Он повернулся, когда позади него появился Керли. — Ну? — спросил Пэкстон резко.

— Все сделано, Пэкс, — сказал Керли. — Они не в состоянии двигаться. Я заткнул им рты кляпом и заклеил изоляционной лентой. — Керли заглянул за занавеску. — Кто это там?

— Полиция.

— Черт возьми! — Керли был явно потрясен. — Что мы будем делать?

— Ничего. Пусть они что-то делают. Нам не о чем беспокоиться.

— Но почему они здесь?

— Попробуй догадайся, — сказал Пэкстон. — Они сейчас уедут. Только надо правильно отвечать на их вопросы. — Он пристально посмотрел на Керли. — И не вздумай выкинуть чего-нибудь такое.

— Ты знаешь меня, Пэкс.

— Вот поэтому-то я и боюсь.

Раздался стук в дверь, показавшийся очень громким в воцарившейся тишине.

Керли нервно произнес: — Давай не будем отвечать.

— Наш катер, дуралей, — ответил Пэкстон. — Они знают, что в доме кто-то есть.

Открыв дверь, Пэкстон кивнул сержанту и спросил:

— Чего надо?

— Доброе утро, сэр, — произнес сержант в восемьдесят четвертый раз. — Я провожу обычную проверку домов в округе.

— А что случилось?

— Ничего не случилось, — ответил сержант, — просто обычная проверка. Можно войти?

— Да, входите, — сказал Пэкстон нелюбезно. Он провел его в занавешенную гостиную.

— Вам нравится сидеть в темноте? — заметил сержант.

— Мы проспали.

Сержант взглянул на свои часы. Они показывали половину третьего. — Да, здорово проспали.

Керли выступил вперед из тени. — Привет, — поздоровался он неловко. — Я впущу немного света.

Когда он раздергивал занавески, с них посыпалась густая пыль. Она повисла столбом в солнечном свете, делая вид неприбранной комнаты еще более запущенным.

— Так лучше, — сказал сержант. — Он повернулся к ним лицом. — Для начала ваши фамилии, пожалуйста.

— Я — Барбер, — сказал Пэкстон. На эту фамилию он снял дом. — А он — Филлипс.

— Долго здесь находитесь?

— Пару месяцев.

— Канадские граждане?

— Американские.

— А где вы пересекли границу?

— На мосту Тысячи островов… А в чем все-таки дело?

— Мы проверяем весь район, — коротко ответил сержант. — Проводите здесь отпуск?

Пэкстон ограничился утвердительным кивком, но Керли вдруг вмешался: — Ловим понемногу рыбу.

— Да неужели? — спросил сержант. — Как с уловом?

— Довольно хороший.

— Как насчет золотоглазок?

— Несколько попалось, — ответил Керли.

— Вам повезло, — сказал сержант. Он оглядел комнату. На столе стояли грязные чашки и тарелки, а на одной его стороне — поднос с приборами на двух человек. — Кто-нибудь еще живет в доме?

— Нет, — ответил Пэкстон.

— Что-то вы давно не мыли посуду, — заметил сержант.

— Так мы же в отпуске, — заискивающе объяснил Керли. — Вот она и копится.

— Понятно… А как долго вы здесь пробудете?

— Может быть, несколько месяцев, — ответил Пэкстон.

— Довольно длинный отпуск.

— Нам здесь нравится.

— Мы рады этому, — сказал сержант. Он снова оглядел комнату, прислушиваясь к тишине, царившей в доме. У него создалось впечатление, что те двое тоже стали прислушиваться.

Где-то скрипнула доска, и Керли Бейтс принялся громко насвистывать.

— Ну, что ж, — сказал сержант. — Все ясно. Я ухожу.

— Желаю успеха, — напутствовал его Керли.

— Спасибо, — ответил сержант. Сейчас он был почти приветлив, но почему-то эта приветливость вселяла меньше спокойствия, чем его резкость. — Вам тоже успеха в ловле рыбы. И в мытье посуды.

* * *

— Ты, идиот, — неистовствовал Пэкстон. — Зачем ты раздвигал занавески? Ты что, не видел, сколько на них пыли? Он наверняка понял, что их много дней никто не трогал.

— Казалось так странно, — возразил Керли, — горит свет, когда снаружи светло.

— Еще более странно выглядело то, как ты себя повел. — Пэкстон гневно посмотрел на Керли Бейтса. — И что это за представление с рыбной ловлей?

— Я просто немного поговорил.

— Я велел тебе молчать… Какую рыбу он упомянул?

— Спроси меня о чем-нибудь другом. Что-то золотое.

— Но ты сказал, что поймал ее, — заорал Пэкстон в новом приступе ярости. — Может быть, это рыба, которая водится в тысяче миль отсюда! Неужели тебе совсем нечем думать? Он просто выспрашивал тебя.

— Очевидно, я ничего не могу сделать как надо, — обиженно пробормотал Керли.

— Черт побери, как следует ничего… А потом о посуде. Он гневно передразнил Керли: «Так мы же в отпуске. Вот она и копится». Кто ты такой? Старуха, болтающая у забора на заднем дворе?

— Почему ты не оставишь меня в покое? — спросил Керли, то ли жалуясь, то ли сердясь. — Вечно ругаешь меня… А что плохого в грязной посуде?

— Плохо то, что… — Пэкстон невольно посмотрел на стол, и тут же замолчал, с шумом втянув воздух. — Плохого больше, чем болван вроде тебя может догадаться, — сказал он с внезапной злостью. — А ты видел поднос на столе?

— Конечно, я его там поставил. Я принес его вниз, когда мы…

— И его увидел фараон, — произнес Пэкстон чуть ли не про себя. — Отдельный поднос, накрытый на двоих…

— Да ладно, Пэкс, — сказал Керли, встревоженный его тоном. — Я не понял, я не подумал…

Пэкстон снова посмотрел на Керли. В его взгляде была ненависть. — Я мог бы вытащить пистолет и прикончить тебя здесь, сейчас.

— Оставь меня в покое! — визгливо закричал Керли, отступая назад. — Парень сказал, что так и произойдет.

Пэкстон стал наступать на него. — Что ты имеешь в виду, болван?

— Ты избавился от Дино, ведь так? А теперь ты стараешься избавиться от меня.

Огромным усилием воли Пэкстон овладел собой. На лбу у него внезапно выступил пот. Грег был прав — его команда распалась, и он не мог допустить, чтобы этот процесс продолжался еще хоть минуту. Его приводила в ужас мысль, что охваченный гневом, он может ударить Керли Бейтса, бить его, пока тот не потеряет сознание, даже застрелить его, как грозился. Если бы это случилось, он действительно остался бы один, игра была бы проиграна, и все пошло бы прахом.

Он сел и на какой-то миг закрыл лицо руками. Теперь все стало ясно — Керли Бейтс, единственный, кто с ним оставался, оказался полным идиотом.

Через минуту он сказал: — Прости меня Керли, забудь об этом.

— Ладно, — произнес Керли неуверенно, все еще чувствуя себя обиженным и напуганным.

— Забудь об этом, — повторил Пэкстон. — Нам надо все обдумать.

— Ты и вправду думаешь, что полицейский что-нибудь заметил?

— Может быть, и нет. — Пэкстону всем сердцем хотелось в это верить. — Этот поднос мог быть накрыт для нас с тобой… Но, так или иначе, нам надо действовать дальше. Нет смысла просто сидеть здесь. Тебе придется отправить второе письмо, как мы и планировали.

— Когда?

— Сегодня вечером.

— Ладно, — снова сказал Керли.

— Какой смысл ждать? Если полиция напала на наш след, мы скоро об этом узнаем. Если мы еще вне подозрений, то чем быстрее мы закончим дело, тем лучше. Чем дольше мы здесь останемся, тем больше внимания будем привлекать.

— Думаю, ты прав.

— Отправляйся лучше сегодня вечером, как только стемнеет. Возьми опять машину, поезжай на запад, в Кингстон, отправь письмо оттуда. — Пэкстон принялся обсуждать детали, а Керли его слушал. В заключение Пэкстон сказал: — Остались мы с тобой, Керли, вдвоем. Я немного вышел из себя. Забудь об этом, как я уже просил тебя. Мы сможем довести дело до конца, если приложим все усилия.

— Наверняка, Пэкс… Ты думаешь, что с полицией все в порядке?

— Не бери это в голову. — Пэкстону было важно подбодрить Керли. — Этот полицейский не показался мне очень уж умным… Подожди, еще две недели, и мы будем кутить в Южной Америке.

— Оле! — неуместно воскликнул Керли.

— Так и будет, Керли.

* * *

Наступила ночь. Занавески опять были задернуты, отгораживая дом от внешнего мира, хотя все еще слышался плеск и слабый шум реки, омывавшей фундамент старого дома. Снова трое сидели в гостиной, Грег и Эллен на софе, а Пэкстон наблюдал за ними из кресла, стоявшего напротив. Но в атмосфере комнаты уже что-то изменилось, нечто, чего он, как ни хотел, не мог не замечать: он оказался в меньшинстве — они все еще были вместе, а он был один… Он был один, далеко от всех, и в большой опасности.

Возможно, это чувство одиночества побудило его развязать Грега и Эллен и поднять их из подвала. Хотя он все еще был тюремщиком, он и сам оказался в тюрьме, и ему был нужен кто-то — даже его заключенные, чтобы поддержать в тяжелую минуту.

Грег, напротив, пребывал в превосходном настроении. Казалось, он знает, что именно надо говорить во всех случаях жизни, а в данном случае догадаться было легче всего.

— Как вела себя полиция? — спросил он. — Наблюдала? Напала на след?

— Я бы этого не сказал, — ответил Пэкстон.

— Полицейские, они большие обманщики… Я уверен, что они многое заметили и отправились за подкреплением. Бьюсь об заклад, что бедный старина Керли совершил кучу ошибок.

— Нет, не совершил, — возразил Пэкстон.

— А кстати, где же он? Мне не хватает его остроумной беседы.

— Поехал на берег.

Грег поднял брови. — Так скоро? Не кажется ли вам, что это неразумно?

— Почему? — Ответ Пэкстону был не нужен, он даже боялся его услышать, но по какой-то непонятной причине чувствовал потребность говорить и слушать.

— Он в такой плохой форме. — Грег обратился к Эллен: — Ты согласна со мной?

— В ужасной форме, — отозвалась Эллен светским тоном. — Мне так было его жалко.

— Он в порядке, — заявил Пэкстон.

— О, нет, он не в порядке, — возразил Грег. — Я его напугал, как и обещал. Это было нетрудно. Достаточно было сказать, что ряды, ваши ряды редеют довольно быстро, и что он, возможно, следующий в списке. Ему эта мысль совсем не понравилась.

Пэкстон невесело улыбнулся. — Знаю. Он мне рассказал об этом. Но теперь он в это не верит.

— Сомневаюсь… Думаю, что вы тоже его напугали?

— Я напугал его, а потом снял его страхи.

— Интересно, что именно он вспомнит, когда его поймают.

— Его не поймают, — оборвал его Пэкстон.

— Конечно, поймают. Полицейский, может быть, узнал его. Или же он просмотрит целую пачку фотографий и найдет его среди них. С биографией Керли…

— У Керли в биографии нет ничего плохого.

Грег смотрел на Пэкстона, не мигая, целых полминуты. После чего сказал: — Он должен был рассказать вам.

— Что рассказать мне?

— У него такое прошлое… Угон автомашины, мелкие кражи, кражи со взломом… он очень гордится своей биографией. Вы хотите сказать, что он…

— Керли чист, — сказал Пэкстон неуверенно. — Он никогда не сидел.

— Он сидел четыре раза, и его фотография имеется везде — начиная отсюда и до Гавайских островов, — возразил ему Грег, держась совершенно непринужденно. — Знаете, вы должны были с ним больше беседовать. Вот как мы.

— Даже если это правда, в этой стране он не известен.

— Думаю, — сказал Грег, — вы знаете, что канадская полиция поддерживает довольно тесные связи с ФБР. — Он вдруг откинулся на спинку софы, склонив голову набок. — Вам это станет известно через несколько минут.

Пэкстон вскочил. — Что вы услышали? — спросил он строгим тоном. Но тут же услышал сам — громкий шум мотора стал снова ясно слышен, несмотря на занавески.

В руках у Пэкстона блеснул пистолет. Он сделал два быстрых шага к центральному окну и посмотрел через него. Его согнутые плечи выдавали страшное напряжение.

Позади него раздался издевательский голос Грега. — Не рассказывайте нам, Пэкстон. Дайте нам самим догадаться. Это, конечно, не налоговая компания.

Пэкстон обернулся и оскалил зубы. При свете лампы его лицо казалось окаменевшим, а рука, державшая пистолет, тряслась.

— Хватит, молодчик. Конец комиксу. Теперь я доставлю себе удовольствие.

Грег спокойно смотрел на него. — Там что, полиция? — Он сделал вид, что хочет встать, но Пэкстон взмахом руки приказал ему не двигаться.

— Оставайтесь на месте, — приказал он. — Вам тогда не придется далеко падать.

— Вы меня не застрелите, — заявил Грег. Рядом с ним Эллен вдруг в ужасе задрожала, и он положил свою руку на ее. — Пока вас ждет только пожизненное заключение. А иначе — виселица.

— Ни то, ни другое. Они меня не поймают.

— А что вы собираетесь делать? Плыть?

— Что-нибудь придумаю, — ответил Пэкстон.

Занавески вдруг озарились ярким, словно солнечным, светом.

— Не оборачивайтесь, но позади вас зажегся прожектор.

— Грег, перестань, — попросила Эллен дрожащим голосом. — Он сделает, как сказал.

— Вы чертовски правы — сделаю. Вы поиздевались надо мной в последний раз.

— Какие у вас планы? Расскажите мне о них, а я расскажу вам о моих.

Внезапно раздался громкий голос, усиленный мегафоном:

— ПЭКСТОН!

— Это вас, — сказал Грег почти весело. — Очевидно, они схватили Керли с письмом о выкупе.

— Но они не схватили меня, — произнес Пэкстон. Все еще целясь в Грега, он подошел к двери и щелкнул выключателем. Комната погрузилась в полумрак; через занавески проникал только свет прожектора.

Громовой голос снова позвал: — ПЭКСТОН! ВЫХОДИ

Тень Пэкстона упала на занавески, когда он опять подошел к окну.

— Что вы собираетесь делать? — спросил Грег.

От темной, плоской фигуры у окна ответа не последовало.

— А я скажу вам, чего вы не сделаете, — продолжал Грег. — Вы не броситесь в воду и не поплывете.

— Нет, поплыву, — вдруг возразил Пэкстон. Он повернулся, и его пистолет блеснул в затененном свете. — Я использую вас в качестве прикрытия, пока буду двигаться к воде. А потом пристрелю вас и удеру. Они не смогут следить за всем побережьем острова.

— Неплохой план, — согласился Грег. Его голос звучал странно спокойно в темноте. — Но он не сработает. Они вытащат наши трупы из воды примерно в двадцати милях отсюда.

— Что вы имеете в виду?

Снова прозвучал голос, усиленный мегафоном:

— ПЭКСТОН! ВЫХОДИ ИЛИ МЫ ПРИДЕМ И СХВАТИМ ТЕБЯ!

— Пусть ваши друзья подождут, — попросил Грег, — пока я все вам объясню… Я родился в этих местах. Вы знаете, как называется это место? Залив самоубийц! Здесь утонуло больше людей, чем еще где-либо в Северной Америке. Дело в течении и в отливе прибоя. Фактически здесь запрещено купаться. — Вдруг он засмеялся. — Они могут арестовать вас, Пэкстон, даже за это.

— Остряк! — произнес Пэкстон дрожащим голосом. — Я пойду на риск.

— Ну что ж, тогда пошли, — сказал Грег.

— Перестань, Грег, — попросила Эллен, схватив его за руку. — Он тебя убьет.

— Но себя он убьет тоже, дорогая, — возразил Грег. — Я предпочитаю, чтобы меня пристрелили, чем чувствовать, как раздуваются и лопаются мои легкие, наполняясь грязной речной водой.

— Это правда — относительно течения? — спросил Пэкстон после недолгого молчания.

— Хотите — верьте, хотите — не верьте, — ответил Грег. — Страховка лодок в этом районе почти вдвое дороже, чем во всех других местах.

Позади них, с другой стороны дома, раздался звук второго мотора. Пэкстон громко выругался.

— Пока мы тут треплемся…

— Таков был мой план, — неожиданно признался Грег. — Я ведь сказал вам, что у меня есть план, не так ли? Оружие найдется на всякого зверя. Мое оружие — человеческий голос — Теперь голос его звучал напряженно, занавес должен опуститься над тем или иным финалом — следующие несколько секунд могли стоить ему собственной жизни и, может быть, жизни Эллен тоже, или же они спасутся и снова вдохнут свежий воздух, и все мучения будут позади. — Игра закончена, Пэкстон. Я уговорил Керли сдаться, и я разговаривал с вами до тех пор, пока время для побега оказалось упущенным. Теперь слишком поздно что-либо предпринимать.

— Нет, черт возьми, не поздно!

— Дом окружен.

— Но они меня еще не поймали.

Снова раздался громовой голос: — ПЭКСТОН! У НАС ВОСЕМЬ ВООРУЖЕННЫХ ЧЕЛОВЕК! У НАС СЛЕЗОТОЧИВЫЙ ГАЗ! У НАС ТРИ КАТЕРА И ПОЛНО ПРОЖЕКТОРОВ! ДАЮ ТЕБЕ ЕЩЕ ОДНУ МИНУТУ, ЧТОБЫ ВЫЙТИ ИЗ ПАРАДНОЙ ДВЕРИ С ПОДНЯТЫМИ РУКАМИ!

— Вот видите, у них тоже есть свой план, — сказал Грег.

Пэкстон, казалось, принял какое-то решение. — Мы двинемся так, как я сказал. Сначала вы. Может быть, я не застрелю вас, если вы будете вести себя как следует. Это будет какой-то страховкой. Если же меня поймают…

— Поступайте, как знаете, — ответил Грег, — но никаких «если» быть не может.

Он не торопясь встал и пошел вперед. Пэкстон не контролировал его движений. Пистолет теперь беспомощно висел у него на боку.

— Когда вас поймают, — продолжал Грег, — я могу подтвердить, что с нами обращались неплохо. Это может немного помочь. Но, надеюсь, не очень. Я не хотел бы, чтобы такая крыса, как вы, получила менее двадцати лет.

— Ах вы, паршивый…

Пэкстон снова поднял пистолет, но Грег, стоявший в тени, опередил его. Тяжелая бронзовая пепельница полетела из его рук через комнату. Он целился не в Пэкстона, а в промежуток между занавесками шириной в фут. Пепельница попала точно в большое окно, и его стекло со звоном разлетелось. Пэкстон невольно подпрыгнул и повернулся, и в этот момент Грег, пригнувшись, бросился на него и ударил правым плечом. Хотя весил он немного, разбег усилил удар, который пришелся Пэкстону в поясницу, и тот вылетел через разбитое окно. Очевидно, он упал на острый осколок стекла и под неудобным углом, потому что бульканье в его горле оказалось последним изданным им звуком.

* * *

Комната наполнилась людьми в форме. Прожекторы были снова включены, защелкали фотоаппараты. Но Эллен и Грег этого не замечали. Они страшно устали. Их охватило чувство облегчения и невыразимой нежности.

— Я такая грязная и неприбранная, — сказала Эллен, прижимаясь к Грегу. — И мои волосы… Мне нельзя даже поцеловать тебя.

— Попробуй, — ответил Грег, приступая к делу. Оба выглядели довольными.

— Для человека, который ненавидит насилие, — сказала Эллен, — ты проделал поистине удивительный бросок.

— Воспоминания о средней школе, — ответил Грег. — Учитель физкультуры говорил, что я этому никогда не научусь. — Он вздохнул, но с облегчением. — Да, это скандальное насилие подорвет мою репутацию. Мне придется каким-то образом покаяться… И потом, сколько ужасной лжи я нагородил!

— Лжи?

— Да, лжи! Я прибегал к ней, чтобы постоянно давить, постоянно подначивать… Мне пришлось оклеветать добрую милую Тысячу островов. Купание здесь так же безопасно, как в собственной ванне. И я был вынужден столько наговорить на Керли. Я не думаю, что он хоть раз сидел в тюрьме.

— У всего бывает свое начало, — жестко заметила Эллен. — Но что касается привычки так убедительно врать…

— Думаю, что того, что я уже наврал, хватит мне на всю оставшуюся жизнь, — ответил Грег печально.

— На всю женатую жизнь?

— Ну, это же совсем другое дело. Давай проверим это как можно скорее…

Полицейский фотограф, неисправимый романтик, крикнул им: — Оставайтесь, как есть!

Тут же он понял, что ему не нужно было их об этом просить.


Перевод с английского И. М. Кулаковской-Ершовой и М. X. Тарховой


home | my bookshelf | | Похищение на Тысяче островов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу