Book: Морские бродяги (Команда бродяг) (ЛП)



Морские бродяги (Команда бродяг) (ЛП)

БРАЙАН ДЖЕЙКС

КОМАНДА БРОДЯГ

( Морские бродяги)

Перевод Екатерины Равиновой©


Джимми Джейксу,

большому другу, а также выдающемуся брату.


О Снов Земля, то королевство тайны,

Где возникают странные виденья;

Пойдем бродить средь сцен веселья мира

Иль бросимся сквозь ужаса кошмары.

Отважимся ль открыть той тайны дверь,

Вниз по сознанья тропам запыленным,

И в тех давно забытых уголках

Что за воспоминанья мы отыщем?

Кто правит Королевством Ночи, где

Все есть не то, чем кажется тебе?

Ах, это я – Истории Сплетатель,

Ведь я – тех Сновидений Созерцатель!


Книга 1.Сон маленького обжоры.


1.

Морские бродяги (Команда бродяг) (ЛП)




Морда Веарата – это вид, способный вселить ужас и омерзение в любое живое существо. Два узких глаза, багровых, с маленькими зелеными зрачками; большая широкая голова, скупо покрытая мехом, кроме жесткой гривы на затылке; короткая широкая морда с отливом, как у отполированной кожи, под которой во все стороны торчат пожелтевшие клыки. Действительно, тварь, что не должна была родиться никогда, непонятный гибрид, что не может быть отождествлен ни с одним зверем.

Некоторые полагали, будто Веарат были частично ласками, частично водяными крысами. Никто не знал точно. Хотя одна вещь была несомненной. Веарат были персонификацией кошмара со злобной натурой, что не знала границ. Они купались в крови и смерти.

Одним из таких редких дикарей был Раззѝд Веарат, наибольший варвар изо всех хищников, что плавают по морям. Из своей крепости на острове Иргаш, что в теплых южных морях, явился он, подобно урагану разрушений. Судном его был «Зеленый Саван», длинная быстрая галера. Все судно, от верхушек мачт до киля, было зеленым. Оно несло на себе одиночную скамью для геребцов на сорок весел по левому и правому борту. На его широкой главной мачте на корме были два косых паруса, высоких вздымающихся треугольника. Главный парус нес на себе Знак Веарата, голову в виде трезубца, с двумя злыми глазами меж раздвоенных зубцов. Команду «Зеленого Савана» составляли хищники-пираты, побуждаемые обещанием грабежа.

Сезон, когда Раззѝд ударил по берегам и поселениям по обе стороны Страны Цветущих Мхов, стал известен как Зима Резни. Скорость, с которой Раззѝд осуществлял набеги на беспомощных существ, была быстрой и беспощадной. Он оставлял за собою пламя смерти и опустошения, дымящиеся руины, что сделало его имя синонимом ужаса.

Провидица и вещунья Раззѝда, лисица Шекра, бросала свои ракушки, кости, перья и камни, давая ему советы обо всех его злых начинаниях. Поэтому это была только лишь его вина, когда он проигнорировал ее предупреждение держаться подальше от Высокого Северного Побережья. Беззащитные создания и легкие победы сделали Веарата слишком самонадеянным – он лишь издевательски расхохотался:

- Вся беда, что у меня есть, от попыток найти хоть кого-нибудь, кто будет стоять и драться со мной. Все, что я когда-либо видел – это робкие твари, которые поджимают хвосты и бросаются наутек. Так, Мула?

Первый помощник на «Зеленом Саване», морской крыс Мула, быстро согласился:

- Не видал я еще зверя, у кого кишка была бы не тонка стать лицом к лицу с вами, Веарат. Вы ужас земли и моря, ясно, как день!

Раззѝд издевательски пнул коллекцию гадательных предметов Шекры:

- Ха – фетиши, ракушки да перья! Курс на Высокое Северное Побережье, Мула!

Это решение было величайшей ошибкой Раззѝда Веарата, ибо он повстречал Скора Пса Секиры и его воинов – морских выдр. Раззѝд спешил, не предполагая, что кто-либо встанет у него на пути. Достигнув Высокого Северного Побережья, он совершил быстрый налет на берег, подгоняемый в корму неистовым снежным штормом. Пиратская команда обмалевала морды боевой раскраской, следуя за своим капитаном. Раззѝд прыгнул через борт в штормящие серые воды, размахивая трезубцем, и команда вокруг него орала: «Веарат! Веарат! Вете-е-е-р смерти!»

Морские выдры были бойцами, а не дураками. Дозорные Скора Пса Секиры заметили «Зеленый Саван», когда он продвинулся на сушу. Они ждали его во всеоружии. Неся толстые щиты из бересты, вооруженные от зубов до кончиков хвостов секирами, копьями, мечами, дубинами, пращами и луками, они устроили засаду на предполагаемых грабителей. Раззѝд и его команда были пойманы по пояс в воде, встретившись лицом к лицу с охочими до битвы зверями – военным вождем Скором Псом Секиры и его Командой Бродяг. В тот день заснеженные воды Северного Моря окрасились в багровый цвет от крови хищников. Так велика была ярость выдр Скора, что Веарат и ошметки его разбитой команды были вынуждены пуститься в неумелое отступление. Карабкаясь на борт «Зеленого Савана», они пытались начать движение. Но камни из пращ, копья и огненные стрелы морских выдр колотили в их судно.

Наконец «Зеленому Савану» удалось вырваться, с парусами и кормовой галереей в огне, трещащими канатами и такелажем, когда огонь овладел ими, и в придачу с помехой в виде поврежденного румпеля. Скор и его воины стояли на мелководье, колотя оружием по своим щитам, и призывали захватчиков вернуться и драться, рыча свою песнь победы:



Хулавей! Хулавей!

Поспешите в сечу.

Хийяри! Хийяри!

Мы готовы к встрече.

Ты вернись, не боись,

Мечтам нашим покорись,

В наше море за дружками

На корм рыбам пустись.

Хулавей! Хулавей!

Встреться с нами поскорей!

Хийяри! Хийяри!

Трус бежит, посмотри!

Приглашение пропало втуне. «Зеленый Саван» устремился прочь на юго-восток, и его хищники-пираты проклинали матерей всех морских выдр за то, что те выносили таких бесстрашных сынов и дочерей.

В своих безумных попытках погасить пламя, которое грозило поглотить «Зеленый Саван», Раззѝд Веарат был серьезно обожжен. Шекра обернула его мокрой парусиной; он был унесен прочь визжащим от боли и гнева. Лисица находилась при нем, обладая лекарскими знаниями. Она остановилась в обугленной каюте, чтобы обработать его раны. Дождь и снег помогли погасить огонь. После нескольких текущих починок Мула принял командование на себя, ведя судно на юго-восток, назад в более умеренный климат. Понимая, что либо они останутся на плаву, либо утонут, морской крыс – первый помощник взял уменьшившуюся вдесятеро команду в железные лапы, проклиная, бичуя и грозя карами несчастным пиратам. На протяжении нескончаемых дней и изнурительных ночей поврежденное судно медленно хромало в далекие южные моря.

Целый сезон прошел, пока «Зеленый Саван» не бросил, наконец, якорь в бухте острова Иргаш. Сброд ждал на берегу, чтобы приветствовать своего вождя – ибо кто, как не ужасающий Веарат, всегда возвращался с триумфом? Но на сей раз все было по-другому. «Зеленый Саван», обугленный, разбитый и лишь с половиной команды, являл собой удручающее зрелище. Морские крысы и хищники-пираты смотрели в молчании, как группа, несущая покрытые парусиной носилки, выбрела на берег по нагретому солнцем мелководью. Шекра поместила носилки под надежную охрану из двадцати тяжеловооруженных зверей из команды. Не было необходимости угадывать. Все знали, кто был укрытой фигурой, по смертельному трезубцу, что был помещен на носилках. Это был их вождь, Раззѝд Веарат. Лисица поторопила группу через песчаный пляж в деревянный форт, захлопнув и заперев ворота перед хлынувшими вперед зрителями.

Было много тем для предположений, но каждый из зверей хранил молчание. У Раззѝда были свои шпионы – всегда был страх наказания за сплетни. Но уже давно был также и претендент на капитанство «Зеленого савана», Бахвал Железный Крюк. Это был крупный брутальный хорек, известный убийца, с изогнутым железным крюком вместо левой передней лапы. Бахвал повернулся, чтобы оглядеть поврежденный корабль в бухте, а потом заговорил громким и самоуверенным голосом:

- Ну, распечатывайте грог, братва! У нас тут битый корабль и дохлый капитан, глазам своим не верю!

Старый морской крыс содрогнулся:

- Может, Раззѝд – то и не дохлый. Я видел, как парусина шевелилась. Веарат так просто не дохнут.

Бахвал подставил говорившему подножку, разворачиваясь, чтобы уйти:

- Да что ты говоришь? Ты ж даже на ногах не держишься! Говорю вам, Раззѝд подох – или, если еще нет, так скоро подохнет. Я прав, Мрачный Крошка?

Маленький жирный горностай, который был его постоянной тенью, хихикнул:

- Ты прав, Бах. Ты никого не боишься!

Большой хорек расхаживал с важным видом среди других хищников-пиратов, демонстрируя им свой смертельный железный крюк:

- Вы слыхали Мрачного Крошку. Я никого не боюсь! Само собой, коли есть здесь зверь, кто меня не боицца, все, чё ему нада сделать – бросить мне вызов!

Бахвал Железный Крюк имел завидную репутацию свирепого бойца. Пираты смотрели в землю. Не было никого, кто бы считал, что у него есть шанс против хорька.

Бахвал презрительно сплюнул на песок, глядя, как команда и несколько рабов тянут изнуренный «Зеленый Саван» за линию прилива:

- Эй, Мрачный Крошка, пошли-ка глянем на эту развалину!



Внутри форта Раззѝд лежал в своих личных покоях, а Шекра ухаживала за ним. Лисица развела огонь в центре пола. Она старательно ухаживала за Веаратом, втирая мази и успокоительные притирания в его ожоги. Мула стоял, наблюдая за ней при тусклом свете, когда она влила лекарство в нереагирующий рот Раззѝда. Оно пролилось. Крысюк – первый помощник покачал головой. Возможно, его догадка была верной – возможно, Веарату осталось недолго. Он выглядел очень тихим. Шекра сыпанула порошка в огонь. Он начал испускать тяжелый зелено-желтый дым. Затем она вывернула свою сумочку на пол подле Раззѝда. Выбрав несколько предметов из содержимого – ракушки, камни, перья и кости – она завела песнь высоким каркающим голосом.

Мула прикрыл свой рот и ноздри, чтобы избежать вдыхания удушающих клубов дыма:

- Ну, лиса, что за сила у вещей? Будет Раззѝд жить?

Провидица бросила свои принадлежности к задним лапам Веарата, потом заспешила туда-сюда. Она распахнула дверь покоев, потом отворила оконные ставни. Скоро покои полностью очистились от зелено-желтого дыма и испарений. Мулу это не впечатлило. Он гневно повторил свой вопрос:

- Брось эти фетиши, лиса! Просто скажи мне – он будет жить?

Шекра изучила то, как упали знаки:

- О да, Раззѝд Веарат будет жить. Знаки никогда не лгут! Видишь эту длинную ракушку? Это «Зеленый Саван». Три зеленых пера упали на нее – это паруса.

Она вынула из раковины гальку, поясняя:

- Эта галька – она означает его. Видишь, как она покрыта шрамами и знаками, больше не безупречна – изранена, но все еще на борту корабля? Ничто не может быть точнее, друг мой. Раззѝд выживет, чтобы снова вести свое судно!

Взмахом лапы Мула заставил ее замолчать:

- Его губы только что пошевелились. Может, он хочет воды?

Они оба склонились над перебинтованной фигурой, и Шекра смочила в воде немного мха. Она поднесла это к его рту. Он не стал пить, но совсем четко произнес тихим рычанием:

- Я… буду… жить!



Бахвал Железный Крюк бродил вокруг вытащенного на берег остова «Зеленого Савана», оценивая его вблизи. Раздался треск с высоты кормовой палубы, а потом слегка задвигался руль. Бахвал воскликнул:

- Ты чем там играешься, тормоз?

Вследствие множества раз, когда он получал по голове за годы своей пиратской жизни, Мрачный Крошка не был умнейшим из хищников. Просунув голову между кормовых ограждений, он объявил о своем открытии:

- Ей понадобится новый румпель, Бах!

Бахвал притворился удивленным:

- Да ну, кто бы мог подумать, а?

Жирный горностай казался довольным собою, когда продолжил:

- Клянусь, так оно и есть! И фок-мачта, и новые паруса, и где-то с пятнадцать весел, и полностью весь такелаж. Тут не осталось и обрывка веревки, который бы не сгорел. Хорошо, что ты взял меня с собою, а, Бах?

Бахвал сделал жест крюком:

- Эй, круглоголовый, захлопни свою жирную пасть и слазь сюда! Для тебя есть работенка!

Сопя, Мрачный Крошка спустился с обугленного остова. Счищая влажную сажу со своего засаленного жилета, он криво усмехнулся:

- Что за работенка, приятель?

Бахвал наклонился к нему, продолжая говорить тихим голосом:

- Сходи и собери мне нескольких рабов, но тихо и мирно. Приведи тех трех старых землероек, что хороши в сшивании парусины. Да, и тех братьев-полевок, что строят тележки и все такое…

Мрачный Крошка отсалютовал и потрусил было прочь, но Бахвал притянул его обратно за хвост:

- Не удирай, грязнуля, я еще не закончил. Слушай сюда. Знаешь тех ежей-рабов, которых Раззѝд использует для ремонта корабля?

Жирный горностай горячо закивал:

- Ага, это старый Кальстиг и его родня. Привести их тоже?

Бахвал кивнул:

- Да, приведи их, и чтоб инструмент свой не забыли с собой.

Мрачный Крошка скривил морду в затаенной ухмылке:

- Ты хошь сделать из старика «Зеленого Савана» снова корабль? Так, Бах?

Массивный хорек коснулся кончиком своего крюка кончика носа Мрачного Крошки, рыча в ярости:

- Хоть одно словечко об этом кому-нибудь на острове Иргаш, ты, тупоголовое ведро сала, и ты знаешь, что я сделаю!

- Ага, засунешь мне свой крюк в нос так глубоко, что он вылезет у меня из левого уха! – одобрительно ухмыльнулся Мрачный Крошка. Бахвал отпустил его.

- Правильно! А теперь дуй отсюда, тупица!

Бахвал Железный Крюк всегда хотел иметь свой корабль. Идея быть морским капитаном очень ему импонировала. Раззѝд Веарат скоро отправится в путешествие к Адским Вратам – ему больше не понадобятся эти обугленные развалины, так зачем их терять, если можно снова сделать их пригодными для плавания? Сидя на берегу, Бахвал начал чертить на песке проект. Это был план судна, о котором он так долго мечтал. Много сезонов познания и мастерства ушли на идею. Бахвал знал, что это сработает.

Корабль будет называться «Железный Крюк». Он будет непобедим, быстр и силен, его будут бояться как в глубинах моря, так и на твердой суше. Он воображал его выходящим на всех парусах из порта Иргаш, с ним, расхаживающим по передней палубе – хозяином хищников-пиратов, Бахвалом Железным Крюком. Этот остров будет принадлежать ему – придет день, когда Раззѝд Веарат станет не более чем неясным воспоминанием.



Вопреки прогнозам Бахвала, Раззѝд Веарат не умирал. Потребовалось почти полсезона постоянного внимания со стороны лисицы Шекры, пока его состояние не начало улучшаться. Затем, однажды утром он позвал к себе Мулу. Морской крыс – помощник узнал, что его хозяин поправляется, когда когти Веарата глубоко вонзились в его плечо. Веарат подтянулся почти в сидячее положение:

- А ты думал, что я отправлюсь к Адским Вратам, Мула?

Первый помощник поморщился, когда хватка когтей усилилась:

- Не я, кэп. Я знал, что вы будете жить. Я здесь, чтоб служить вам – скажите лишь слово, и я сделаю, как вы скажете!

Раззѝд отпустил Мулу и снова лег:

- Я знаю, что ты был здесь днем и ночью, дружище, но теперь я хочу, чтобы ты вышел и чтобы тебя снова видели по острову. Шепни словечко о том, что я потихоньку слабну и не протяну до конца сезона. А потом докладывайся мне каждый вечер!

Мула кивнул. Он видел, как правый глаз Раззѝда уставился на него сквозь щель в повязке.

- Есть, кэп. Мне поискать для вас чего-нибудь особенного?

Раззѝд поманил Шекру, которая помогла ему хлебнуть немного воды. Облизывая покрытые волдырями губы, он закрыл глаза:

- Расскажи мне, как продвигается работа этого дурня Железного Крюка над моим кораблем. Пусть он думает, что ты на его стороне.

Мула встал:

- Бахвал будет для меня будто братец родной!

Когда Мула вышел, Раззѝд прошептал Шекре:

- Когда я снова буду способен двигаться, а?

Лисица склонилась в уважительном поклоне:

- Зачем спрашивать меня, когда вы уже знаете это, лорд?

Тихий смех послышался от забинтованной фигуры:

- Я бы тебя убил за неправильный ответ!





2.

Морские бродяги (Команда бродяг) (ЛП)


Свежий бриз заставил оконные ставни греметь и стучать по всему старинному аббатству Рэдволл. Была бурная поздняя весна. Без предварительного предупреждения нагрянул дождь. Работники бросили свои занятия во дворе, спеша в поисках тепла и комфорта внутрь древнего здания. Опираясь на подоконник своего кабинета, аббат Тибб наблюдал за сестрой Фиск, спешащей по залитой дождем лужайке по направлению к сторожке. Фиск была сестрой-лекаркой, не первой молодости мышью того же возраста, что и аббат. Ее мокрая ряса хлопала вокруг нее, в то время как она придерживала капюшон на голове одной лапой, сжимая в другой свою сумочку. Тибб был популярен среди рэдволльцев, хотя некоторые и полагали, что недостаток лет не совсем подобает белке-аббату. Это его не беспокоило. Обычно он был жизнерадостным и честным в делах со всеми. Тем не менее аббат Тибб не был белкой, охотно терпящей дураков и нарушителей. Он увидел, как сестра Фиск споткнулась и неизящно упала.

Тибб ударил по подоконнику лапой, сжатой в кулак, сердито ворча:

- Ладно, Угго Вилтуд. Давай-ка посмотрим, что ты сможешь сказать в свое оправдание, не так ли?

Он выбежал из покоев, захлопнув дверь за собой. Прыгая через две ступеньки, он спустился в Большой Зал, все еще бормоча себе под нос:

- Полноразмерный большой фруктовый торт, покрытый марципаном на толщину выдриного хвоста – и этот жадный ёж слопал его весь!

Плотная выдра отступила, пропуская спешащего аббата:

- Добрый день, отец аббат. Куда это вы так спешите?

Тибб кивнул старому Джему Гурди, рэддвольской выдре-хранителю погребов:

- А, привет, Джем. Думаю, мне стоит заглянуть в сторожку.

Полевочка-Диббун (Диббуны ( диббаны) – это официальное название для всей малышни в аббатстве) дернула аббата за рясу. Малышка Бринки хихикнула с неприкрытым ликованием при мысли о том, что аббат собирался сделать:

- Вы идете ругать Угго? Батюшка, а можно с вами?

Он потрепал малышку по голове:

- Нет, нет, Бринки, останься здесь.

Полевочка задала вопрос, который любят задавать все дети:

- Почему?

На миг в глазах Тибба блеснул огонек, но он продолжил говорить строгим голосом:

- Не думаю, что некоторые вещи, которые я должен сказать господину Вилтуду, годятся для ушей маленьких девочек!

Тиббу пришлось изо всех сил налечь на дверь, чтобы отворить ее под порывами ветра. Большая дубовая дверь закрылась с грохотом, который пронесся эхом по сводчатому залу.

С расширившимися глазами Бринки повернулась к кротенышу по имени Мурти:

- Ох, бубенчики мои, не хотела бы я быть Угго, когда батюшка аббат с ним побеседует!

Мурти покачал своей маленькой бархатистой головой, отвечая со своеобразным кротовым акцентом:

- Бу-урр, я тоже, Бринки. Говорят, что Угго спер здоровый фруктовый торт, бурр, да, и он слопал его весь сам. Он нам совсем ничего не дал, да, и он заслуживает хорошей взбучки, бурр!

У главных ворот в высоких внешних стенах Рэдволла Тибб отер дождевую воду с глаз, коротко постучал в дверь маленькой сторожки и вошел. Отряхивая свой мокрый плащ, он позволил Дорке Гурди, сестре выдры-хранителя погребов, повесить его на крючок.

- Ну, как там молодой обжора, Дорка?

Выдра-привратница кивнула на большую мягкую кровать, которая занимала почти треть маленькой комнаты:

- Лучше спросите об этом Фиск, отец аббат.

Сестра Фиск сидела у кровати, закутав голову в полотенце и вытираясь досуха. Она выглянула из-под его складок:

- А, это вы, отче. Молодой Вилтуд до сих пор спит. Я подумала, что не стоит его будить прямо сейчас.

Тибб взглянул на фигуру. Угго Вилтуд свернулся калачиком в тенях на дальнем краю кровати.

- Не знаю, почему вы балуете его, сестра. Он сам обрушил все это себе на голову, негодяй!

Дорка Гурди объяснила:

- Молодой Угго видит какой-то странный сон, отче. Он мечется и бормочет, как будто чем-то напуган. Взгляните, вот опять!

Молодой ёж начал вскидывать свои лапки вверх, чтобы защитить свою мордочку или разрушить какое-то страшное видение. Он начал громко причитать, пронзительно умоляя:

- О-о-у-у-у! Нет, нет, уходи! Не забирайте меня! А-а-а-а!!!

Угго натянул подушки себе на голову, крепко держа их.

Сестра Фиск поцокала языком:

- Дурачок, он же себя задушит!

Потянувшись, она выхватила подушки у своего пациента. Угго Вилтуд рывком сел, его глаза внезапно открылись. Он весь дрожал, уставясь прямо перед собой. Строгий тон аббата Тибба привлек его внимание:

- Ну-с, господин Вилтуд, что значит весь этот кошачий концерт, а? Вас что, преследовал чудовищно огромный фруктовый торт?

Угго уставился на Тибба, как будто видя его в первый раз:

- Это был корабль, большой корабль с зеленым парусом!

Дорка хихкнула:

- Твой желудок, должно быть, до сих пор слаб после того торта, который ты сожрал. Тебе снилось, что ты в море, полагаю?

Голос Угго задрожал, он боролся со слезами:

- Я не был в море, мэм. Я стоял на тропе вне аббатства…

Легкая ирония прозвучала в тоне сестры Фиск:

- И ты видел там корабль, настоящий корабль под парусом. Он плыл через западные равнины, не так ли?

Молодой ёж покачал головой:

- Нет, сестра. Он плыл прямо по тропе, прямо на меня!

Аббат Тибб присел на краешек кровати:

- Тебя преследовал настоящий парусник? И что ты сделал?

Угго в тоске замахал лапами:

- Я бежал, отче, бежал, спасая свою жизнь, но корабль меня нагнал. Я оглянулся и увидел ужасного зверя, который свесился через борт корабля и оскалил на меня свои зубы, - Угго рванул одеяло поверх своей мордочки, воя: - Ой-ой-ой-ой-ой! Это было ужасно, я так напугался, я…

Аббат строго перебил его:

- У тебя был кошмар после того, как ты сожрал большой фруктовый торт, достаточный, чтобы накормить десятерых, и это было твоей наградой за этот поступок, ты, глупый молодой шалопай!

Угго начал сопеть и горько плакать:

- Ва-а-а-а-а! Мне так жаль, отец аббат! Я больше так не буду, обещаю вам, никогда больше, ва-а-а-а-а-а!!!

Сестра Фиск взялась за него:

- Прекрати немедленно эти глупые рыдания, слышишь? Ну-ка, выпей-ка вот это.

Она зажала Угго нос, заставляя его открыть рот, пока вливала в него лекарство из стакана.

- Ну-ка, давай-ка выпей это все. Это утишит любые колики в животе и поможет тебе немного отдохнуть.

Аббат взял толстое старое одеяло с полки внизу кровати. Он дал один конец лекарке:

- Пойдемте, сестра. Я уверен, Дорка теперь за ним присмотрит. Я хорошенько поговорю с Угго, когда он поправится. Пойдемте на обед. Мы можем использовать это одеяло как укрытие – судя по звуку, снаружи все еще дождит.

После того, как эти двое ушли, Дорка присела у кровати, наблюдая за Угго. Его веки стали опускаться после того, как подействовало зелье сестры. Большая старая выдра-привратница мягко заговорила с ним:

- Ну вот, малыш. Надеюсь, ты сдержишь это обещание, которое ты дал отцу аббату. А теперь будь хорошим ёжиком и спи, и пусть тебе больше не снятся корабли и монстры. Тише, теперь спи.

В маленькой сторожке было тепло и уютно. Пылающие угли бревна, горевшего в камине, испускали в тень легкие лучи красного света. Дорка снова уселась в старое кресло, слушая стук дождя в оконное стекло и сонное бормотание Угго, погружавшегося в дремоту:

- Корабль… большой корабль… зеленый… и с зеленым парусом… Да, зеленый парус, с черной вилкой сверху, и двумя глазами на ней. Я больше не буду красть торты. Буду хорошим ёжиком…

Дорка Гурди вскочила, колокол тревоги зазвенел в ее голове, когда она услышала о символе на зеленом парусе, который описал Угго. Голова в виде черной вилки с двумя глазами.

Мгновение спустя она вылетела под дождь, спеша к зданию аббатства. Ее брат Джем Гурди, хранитель погребов, знал, что означает этот знак. Она страстно надеялась, что это было не то, о чем она подумала.



Раззѝд Веарат претерпел боль своих увечий, укрывшись в своей крепости; он страдал несколько сезонов. Ожоги на его теле убили бы любое меньшее по размеру существо, но не Веарата. В конце концов, он восстановил свою былую силу и энергию, поправляясь и в то же время вынашивая коварные планы. Теперь, не валяясь больше в постели, он перешел на верхний этаж своей крепости. Через дырку в деревянной стене он видел восстановление своего судна. Вначале он глядел на схему с издевкой, но, по мере того, как проходило время, мнение Раззѝда радикально поменялось. Он начал понимать, что Бахвал Железный Крюк не был всего лишь задирой с громким голосом. Большой хорек был умным и находчивым зверем, очень изобретательным, когда дело касалось кораблестроения. Бахвал собрал за собой почти всех пиратов. Все верили, что Веарат помер от своих увечий несколько сезонов назад. Это было тем, чего Веарат добивался – у него были шпионы, которые информировали его.

С растущим удивлением Веарат наблюдал за тем, как Бахвал командовал своими работниками-рабами. Вещи, которые он никогда себе не представлял, происходили с его когда-то разбитым судном. Это раздражало Раззѝда. Он начал спрашивать себя: Почему он об этом не подумал? Почему он никогда не представлял себе корабль, вооруженный таким образом? Как Бахвал мог выдумать все эти великие модификации?

Раззѝд знал ответ – потому что Бахвал был умнее него. Веарат не мог вынести такой идеи, но он знал, что это было правдой. Тем не менее Раззѝд также знал, что самым опасным существом было умное существо, мыслитель, тот, за кем последуют остальные. Отсюда, самым простым для него способом избавиться от этой опасности было убить Бахвала.

Но не прямо сейчас. Когда «Зеленый Саван» будет отремонтирован и готов к плаванию – это будет временем, когда он сделает свой ход. А тем временем его устраивало то, что весь сброд на острове Иргаш поверил в то, что их правитель Веарат умер. Итак, Раззѝд продолжал наблюдать и ждать и позволил своим шпионам отчитываться перед собой.

Близился конец зимы, когда судно было приведено в порядок и готово к плаванию. Бахвал отобрал себе команду, обещая каждому зверю долю в добыче и награбленном, которое они привезут. На берегу тем вечером в полном разгаре были празднества. На пляже пылали костры, по такелажу судна были развешаны цветные фонарики, и царила атмосфера всеобщего веселья. Рабы выкатывали бочки грога с названиями, обозначающими его крепость. «Зуб акулы», «Жало скорпиона» и «Клюв старой черепахи» были некоторыми из этих крепких напитков. На плоских скалах было разложено угощение, способное вызвать восторг в сердце любого пирата: лобстеры, крабы, мидии, сердцевидки, двустворчатые моллюски и великое множество рыб, населявших теплые южные моря. Морские крысы и другие хищники-пираты кружились вокруг в пьяной джиге под аккомпанемент флейт, барабанов, скрипок и аккордеонов, на которых играл оркестр рабов, избранных «добровольцами» для этой работы.

Бахвал Железный Крюк сидел на длинном плоском носу, лучась удовольствием, подняв свой кубок и рыча:

- Пейте от души, кореша! Ха-ха, за добрый корабль «Железный Крюк»! Да, и за всю его команду отбросов и сброда с моря и суши! Ха-ха-ха! Звери мне по сердцу, все убийцы, как один!

Мрачный Крошка окунул большую раковину моллюска в бочонок с «Зубом акулы»; его речь была невнятной из-за грога:

- А-а я т-твой п-помощник, к-кап’тан. Д-доброго т-тебе п-плаван’я!

Это случилось без предупреждения. Конец с закрепленной на нем люлькой скользнул вниз с верхушки фок-мачты. Сидевшая в люльке фигура со свистом махнула вниз широким топором корабельного плотника, проносясь мимо, и Бахвал Железный Крюк лишился головы. Она с плеском упала вниз, прямо в открытый бочонок грога на берегу. Убийца подождал, когда конец качнулся назад, а потом аккуратно ступил на конец носа, пинком отбросив обезглавленного хорька. Музыканты замерли, перестав играть; пьяные гуляки застыли, все еще держа свои кубки поднятыми. Внезапно всем, что еще можно было услышать, стал шум волн, омывавших песок, и треск ракушек.

Команда Мулы разодрала тишину:

- Предлагаю тост. Выпьем за могучего Раззѝда Веарата и его корабль «Зеленый Саван»!

Хищники-пираты недоверчиво ахнули. Это был Раззѝд, и он был жив. Он потерял оба уха, и его голова была массой сплетающихся блестящих шрамов, за вычетом меха. Один из его глаз вытек, полузакрытый и слезящийся. Но никакой ошибки по поводу этой дикой морды и варварской позы быть не могло. Это действительно был Раззѝд Веарат. Шекра обслужила его, передав своему хозяину кубок грога и его трезубец. Он поднял свой кубок, его голос был хриплым и вырывался со скрежетом из покрытого шрамами горла:

- Ну, парни, никто не хочет выпить с вашим старым капитаном?

Мула и его дружок, ласка по имени Джибори, бывший одним из тайных шпионов Раззѝда, с готовностью заорали:

- Гип-гип-ура Раззѝду Веарату, бессмертному капитану!

На мгновение повисла пауза, а потом раздались поздравления и крики. Они усилились, когда Раззѝд проорал:

- «Зеленый Саван» отчаливает с утренним приливом. Ну, кто со мной?

Когда над гребнями южных волн разгорелась заря, «Зеленый Саван» поймал бриз, отплывая в прекрасном стиле с новой командой, Веаратом в качестве капитана и головой Бахвала Железного Крюка, насаженной на верхушку фок-мачты. Раззѝд Веарат полностью вернулся к командованию.



3.

Морские бродяги (Команда бродяг) (ЛП)


Холодно и ветрено было на берегах великого западного моря, близ могучей горной крепости Саламандастрон. Рваные облака неслись через полную луну, разбрасывая узоры серебряного света по пустынным вздымающимся волнам. Нарастающий весенний прилив рокотал и шипел, посылая увенчанные пеной валы на берег. Огромные волны бросались вперед, кидались и разбивались о линию прибоя. Саламандастрон высился над всем, давно потухший вулкан, а теперь скальная крепость Лордов Барсуков и зайцев-воинов из Долгого Дозора.

Знаменный сержарт Наббс Миггори облокотился на грубо обтесанный подоконник высокого окна крепости. Старый заяц вытер влагу со своих глаз, обожженных порывистым ветром. Со своего высокого наблюдательного поста сержанту открывался прекрасный вид на ночную панораму. Долгие сезоны в качестве гарнизонного инструктора по рукопашному бою обострили чувства Наббса. Ловя малейшие звуки позади себя, он опознал приближающуюся фигуру и тихо заговорил:

- Этот старый ветрина резковат сегодня, Госпожа. Мне кажется, или я чую подогретый крапивный эль с капелькой пряностей где-то рядом?

Его посетительница, поразительно царственно выглядящая молодая барсучиха, поставила дымящийся кубок поближе к лапе сержанта:

- Мой отец говорил, что нет ничего лучше подогретого крапивного эля, чтобы согреть зверя в промозглую ночь. Когда я была маленькой, я часто крала у него глоточек, когда он не смотрел.

Грубые черты сержанта смягчились:

- Я хорошо его помню, Миледи. Но ваш па знал, что вы хлебаете его эль, поэтому он смотрел в другую сторону и позволял вам. Красть его эль. Ха, вы тогда были действительно маленьким чертенком, но посмотрите-ка на себя теперь – леди Виолетта Дикополоска, правительница Саламандастрона и командующая всем Западным Побережьем!

С зазубренной кремовой полоской на своей морде и затуманенными фиалковыми глазами она каждым своим дюймом выглядела как благородная Леди Барсучиха. Виолетта усмехнулась:

- Счастливое было время, эти сезоны детства. Но что насчет настоящего, сержант – у вас есть что доложить?

Крепкий старый ветеран замялся, как бы не желая говорить. Затем он указал на клочок света костра на южном берегу:

- Э… прошу прощения, Госпожа, но эти четверо юнцов из Морского патруля – они должны были исполнять свои обязанности отсюда сверху, изнутри крепости вместо того, чтобы сидеть там вокруг костра, жарить каштаны и петь. Кто дал им на это позволение, спрашиваю я себя?

Нотка озабоченности появилась на морде Виолетти:

- Это я, сержант. Простите, я что-нибудь сделала не так?

Знаменный сержант отпил глоток своего подогретого эля.

- Ну, если это был ваш приказ, Миледи, то пусть будет так. Прошу извинить меня, но мне больше нечего сказать.

Виолетта всегда очень уважала Миггори. В замешательстве она опустила лапу на его плечо:

- Спасибо за то, что указали мне на мою ошибку, друг мой. Есть еще столько правил и традиций, которые я должна изучить…

Добряк-сержант похлопал по лапе на своем плече:

- Да нет, ничего такого, Миледи. Вы скоро научитесь. Эти четверо негодяев, что сидят там внизу, воспользовались вами. Они всего лишь рекруты второго сезона. Законы стажа Саламандастрона гласят, что они должны отслужить четыре сезона, прежде чем быть квалифицированными для ночных наблюдений снаружи.

Виолетта кивнула:

- Спасибо, сержант. Будьте уверены, в следующий раз в будущем я буду консультироваться с вами по поводу всех таких вопросов.



Старый заяц содрогнулся:

- Ничего страшного не случилось, Госпожа. Может, это чему-нибудь научит этих молодых хвастунов. Помяните мои слова, когда их сменный караул прибудет на рассвете, эти рекруты будут сидеть вокруг кучи пепла, продрогшие до кончиков своих хвостов и чихающие на чем свет стоит. Это научит их, как вас дурить до позволения им нарушать приказы!

Леди Виолетта хихикнула:

- Вы правы, сержант. Ну что, я удаляюсь в мою чудесную теплую постельку в кузнице. А вы?

Миггори проглотил остатки своего подогретого крапивного эля:

- А я направлюсь в казарменную спальню. В такие холодные ночи, как эта, храп Долгого Дозора мне не мешает. Спасибо за эль, и доброй ночи вам, Миледи.

Внизу, на побережье, четверо рекрутов – два зайца и две зайчихи – придвинулись ближе к огню. Пытаясь игнорировать пронизывающий холодный бриз, дувший им в спины, они держались мужественно, хрипло распевая:



Крыша – звезды для нас, ну а берег – наш пол,

Мы – друзья, и ревет пламя жарко,

Здесь внизу на песках мы каштаны печем,

Нет для воинов лучше подарка!



И начальник-сержант не появится здесь,

Чтобы кучу приказов орать,

Ледяной ясный взор устремивши на нас –

Смирно! Левой! Равняйсь! Раз-два-ать!



Спать мы будем весь день, пока парни в делах,

И храпеть, как ежата из нор,

Столько будем дружить, сколь отпущено жить,

И пусть славится Долгий Дозор!



Соревнуясь с рокотом и шипением разбивающихся волн, четверо юных зайцев энергично распевали песню, полные радостей жизни, так, как могут быть только молодые. Они и не подозревали, что за ними наблюдают злые смертоносные глаза.



Большинство живых существ соглашается, что когда день холодный и дождливый, лучше всего находиться в помещении. Одним из любимейших рэдволльских убежищ являются подвалы аббатства, где главная выдра-хранитель погребов – Джем Гурди. Крупный жизнерадостный самец-выдра всегда рад приветствовать каждого. Его кузнечный горн постоянно пылает, излучая тепло огня из старых бочарных клепок и кусков угля. Два компаньона Джема, Кротоначальник Руго и рэдволльский звонарь, белка, известная как Колокол Динь, обычно руководят едой и весельем для всех. На огонь поставлен старый железный щит, и каштаны свалены на него грудой для жарки. Старому и малому дают заостренные палочки, чтобы доставать каштаны, когда они готовы. Очищенными их погружают в миску с васильковым медом. У Джема есть чудесная коллекция больших раковин моллюсков, которые ему прислали его кузены – морские выдры. Он сидит при бочонке «Баггалуба», раздавая раковины, до краев наполненные восхитительным напитком (приготовленным по рецепту, который известен одному лишь Джему).

Много приятных дней проводит в подвалах Джема Гурди рэдволльское общество, играя на музыкальных инструментах, распевая песни, разгадывая загадки и слушая поэмы и истории, наслаждаясь деликатесами и попивая добрый «Баггалуб». Кротоначальник играет на своем мелодеоне, в то время как Колокол Динь распевает свой вызов, чтобы начать процедуру, итак:



Снаружи дождь и холода,

Но нам уютно и тепло.

Сейчас я имя назову

Того, кому так повезло

Нас доброй песенкой развлечь

Иль танцем, шуткой и стихом.

Итак, внимание – кружусь,

И я остановлюсь на том…



Повисла тишина (если не считать нескольких смешков), когда лапа Диня закружилась по публике, внезапно замерев на месте по его выбору, и он объявил имя:

- Матушка Воппл!

Пушистая водяная полевка, бывшая главным поваром Рэдволла, встала посреди гулких аплодисментов, застенчиво переминаясь на задних лапах:

- Боже мой, друзья, да я ведь совсем не из певцов!

Все звери знали, что Воппл была хорошим певцом, но ее всегда надо было упрашивать. Просьбы Диббунов были самыми шумными:

- О, ну пожалуйста, матушка, спой нам ту, п’о Диббунский Пи’ог!

Воппл украдкой усмехнулась, нервно перебирая завязки своего передника. Затем она кивнула Кротоначальнику, который заиграл вступительные такты, когда она начала петь:



Кто из детей не хочет спать,

И старшим кто дерзит,

И кто не любит мыться,

Тот гнев мой возбудит.

Не убежишь, не улетишь,

Идем со мной, дружок,

Не вырывайся, ведь попал

Ты в Диббунский Пирог!

Ах, пирог, мой пирог,

Не совру тебе, дружок,

Коль ты шалишь, то угодишь

Ты в Диббунский Пирог!

Намажу его медом,

Ведь кислый вы народ,

Мукой его посыплю,

Каштан засуну в рот,

Задвину его в печку,

Скажу – настал твой час,

Ведь с коркой Диббунский Пирог

Нынче на обед у нас!

Ах, пирог мой, пирог,

Не кричи, не плачь, дружок –

Коль ты шалишь, то угодишь

Ты в Диббунский Пирог!



Диббуны охотно пели припев и громко аплодировали Матушке, хихикая и пофыркивая по поводу самой идеи Диббунского Пирога.

Кротоначальник Руго покачал головой с притворной серьезностью:

- Бурр, вы, маленькие негодники, я бы на вашем месте так громко не смеялся, а не то Матушка Воппл сделает из вас пирожки!

Полевочка-Диббун Бринки посмеялась над этой идеей:

- Ха! Еще ни одного Диббуна никогда не запекли в пирог!

Старый Фоттлинк, древняя мышь, бывший летописцем Рэдволла, перебил ее:

- Это все, что ты знаешь, юная Бринки. Знавал я одного наглого Диббуна, которого однажды запекли в Диббунский Пирог, так-то вот!

Малышка-полевка уставилась на Фоттлинка, широко распахнув глаза:

- А кто это был? Он был очень непослушный?

Летописец кивнул:

- Очень, очень непослушный – это был я!

Бринки с минуту поразмышляла над этим открытием, а затем сказала:

- Но если вас съели за непослушание, почему вы до сих пор здесь?

Фоттлинк прошептал со знающим видом:

- Потому что я был о-очень маленький!

Бринки снова глубоко задумалась, прежде чем сказать:

- Очень-очень маленький и всего лишь малыш?

Летописец торжественно кивнул:

- Именно так!

Кротеныш Мурти с надеждой поинтересовался:

- Но вы же потом перестали быть непослушным, правда, сэрр?

Джем Гурди хихикнул:

- О да! С того дня старый Фоттлинк всегда был добрым зверем. Я знаю, ибо это правда!

Двое Диббунов уставились на большую выдру с широко открытыми ртами. Если Джем сказал, что это правда, то, значит, так оно и есть!

Дорка Гурди, сестра Джема, вошла в подвалы. Она выглядела продрогшей и растерянной.

- Джем, мне нужно с тобой поговорить!

Джем поднялся, маша своей обожаемой сестре, чтобы она подошла к кузнечному очагу:

- Дорка, тартиночка моя, иди сядь здесь! Динь, принеси-ка ей немного каштанов и стаканчик Баггалуба!

Забрав мокрый плащ сестры, Джем закутал ее плечи теплым одеялом.

- Ну, что стряслось, сердце мое, тебя что-нибудь тревожит?

Дорка придвинулась ближе к нему, понижая голос:

- Я не хочу говорить об этом вслух. Это взволнует этих добрых зверей. Могу я поговорить с тобой наедине, Джем?

- Большая выдра показала на штабель пустых бочек:

- Сюда, сестрица дорогая. Идем.

Усевшись за бочками, Дорка ухватилась за большую лапу брата:

- Ты помнишь молодого Угго Вилтуда? Который спер большой фруктовый торт и весь его сожрал в одиночку?

Джиму удалось скрыть улыбку:

- Да, думаю, тот тортик был размером почти с самого мальца Угго. Я знаю, что он проказник, но нравится мне его храбрость, ничего не могу с собой поделать!

Дорка покачала головой:

- Ну, теперь-то он от этого страдает, но я хотела поговорить с тобой не о том. Это по поводу сна Угго. Он рассказал аббату Тиббу, что видел во сне корабль, который атаковал Рэдволл, - большое зеленое судно. Позже я услышала, как он говорил кое-что о знаке на парусе корабля…

Джем хихикнул:

- Корабль, атакующий наше аббатство? Думаю, на самом деле это был большой торт, атакующий нашего Угго. Но с чего такая суета, старушка? Это был всего лишь сон жадного ёжика.

Дорка сильнее ухватилась за лапу брата:

- Ну, можешь говорить, что хочешь, Джем Гурди, но позволь мне описать тебе знак, который Угго увидел на парусе корабля. Это были зубцы трезубца с парой злых глаз, глядящих из промежутков между ними. Ты знаешь, что это значит. Это знак Веарат!

Никто из них не знал, что малышка Бринки подслушивала разговор. Она вприпрыжку побежала в кузню, выкрикивая в ритме детской песенки:

- Веарат, Веарат, Угго видел Веарат!

Каждый в Рэдволле знал, чем был Веарат, хотя его никто никогда не видел. Слово «Веарат» было запрещено в аббатстве. Это был неназываемый ужас, существо из кошмаров. На минуту повисла тишина, затем испуганные крики понеслись из уст каждого зверя:

- Веарат? Угго Вилтуд видел Веарат?

- Где он его видел – он что, у нас в аббатстве?

- О нет, нас всех поубивают в наших постелях!

- Закрывайте ворота, запирайте двери, это Веарат!

Аббат Тибб примчался, чтобы узнать причину тревоги:

- Какой еще Веарат? Где?

Маленькая Бринки всхлипывала от страха. Джем вышел из-за бочек и подхватил ее на лапы:

- Ну вот, малышка, нечего волноваться.

Возвысив голос, он утихомирил панические крики:

- Успокойтесь, звери добрые! Нет здесь никакого Веарата, так что прекращайте шуметь, а то потревожите мои бочки с октябрьским элем. Нет ничего хуже для октябрьского эля, чем неподобающие крики!

Аббат Тибб встал лицом к лицу с выдрой-хранителем погребов:

- Тогда, может быть, вы тоже воздержитесь от крика, сэр? Возможно, вы также сможете объяснить мне, что значит эта паника?

Дорка почтительно присела перед Тиббом:

- Это моя вина, отец аббат, но я не знала, что малышка нас подслушивает. Я рассказывала Джему, что после того, как вы ушли из сторожки, Угго снова говорил во сне, описывая знаки на парусе зеленого корабля, который он видел в своих снах. Это был знак Веарат, не так ли, Джем?

Большой выдра-хранитель погребов уловил предупреждающий взгляд Тибба, поэтому аккуратно подобрал слова для ответа:

- Ну, это то, что сказал Угго, но кто может сказать, что может присниться переевшему маленькому ёжику, а?

Замечание Дорки скользнуло из ее уст, прежде чем она смогла подумать:

- Но он описал знак Веарат, я уверена!

Джем заметил выражение отчаяния на морде сестры. Не придавая значения ситуации, он улыбнулся, похлопав ее по спине:

- Послушай-ка меня, старушка – и вы, рэдволльцы, тоже. Нет никакого Веарата на протяжении двадцати морских лиг вокруг, и вряд ли когда-нибудь будет. Был только один такой зверь, о котором я когда-либо слышал - Раззѝд Веарат, пиратский капитан. Я знаю, что с ним случилось, потому что, когла я был на побережье, я повидался с моим старым дядей Вуллоу, морской выдрой. Это Вуллоу подарил мне эти прекрасные раковины, из которых вы пьете. Как бы то ни было, пару сезонов назад Вуллоу получил известие от своего родича, Скора Пса Секиры, вождя Высокого Северного Побережья. Кажется, Раззѝд Веарат и его пиратская команда пожаловали туда с набегом… - Джем сделал паузу, чтобы криво усмехнуться. - …Да, и это был худший из дней в жизни того Веарата. Скор и его дикие морские выдры любят битвы больше, чем Угго – краденые пироги. Они задали тем хищникам хорошую трепку. Да, зарезали большую часть пиратов и отправили их капитана обратно в море с палубами, залитыми кровью, и кораблем в клочьях и в огне. Можете принять на веру слова моего старого дяди Вуллоу, поскольку сам Пес Секиры ему их сообщил. Если где когда и был Веарат, ну, он теперь лежит на дне морском, сгоревший до сырой головешки!

Отчетливый вздох облегчения разнесся по подвалам. Аббат Тибб спрятал обе лапы в свои широкие рукава, выражая Джему признательность легким кивком:

- Спасибо, мистер Гурди. Ну, кто следующий споет нам песенку – что-нибудь веселенькое на сей раз, ага?

Кротоначальник извлек живую трель из своего мелодеона, кивая парочке кротят, которые немедленно принялись петь и танцевать:



Кружи по полу ты, кружи,

Захлопни дверь, окно запри,

Все с нами танцевать хотят

Наш танец маленьких кротят!



Ты в лапки хлопни – раз, два, три,

И хвост колечком заверни.

Бабуле не под силу ритм –

Разбил бедняжку ревматизм!



Ты прыгни вверх, но берегись –

О небеса не расшибись!

Прыгай выше, чем опята –

Мы веселые ребята!



Прыгать выше, чем опята –

Ну, ужасное занятье!

Ох, какой же ты дурак –

Гриб не прыгает никак!



Они пели это снова и снова. Диббуны присоединились к танцу, хвастаясь, как они могут прыгать и вилять хвостиками. Посреди веселья упоминание о Веарате вскоре забылось.

Джем Гурди незаметно подвинулся ближе к аббату, бормоча послание:

- Отче, не скажете ли вы Кротоначальнику Руго, чтобы он несколько дней поприсматривал за моими погребами? Я схожу на побережье. Этот мой старый дядя Вуллоу, он редкостный старый сказочник. Думаю, что большинство своих историй он сам сочиняет, поэтому пойду-ка я гляну, было ли то, что он сказал о Веарате, правдой.


4.

 Заря едва озарила бледным своим светом западный берег, когда в Саламандастроне началось столпотворение. Горн, трубящий медный сигнал тревоги, заставил каждого зайца в горе поспешить на свой зов. Леди Виолетта Дикополоска примчалась из своих кузнечных покоев, присоединившись к знаменному сержанту Миггори и лейтенанту Тарану, несущимся вниз по ступеням. Из спален, столовки, кухонь и казарм члены Долгого Дозора напирали к главным воротам. Они расступились, давая дорогу Леди Барсучихе и ее офицерам.

Майор Фелтон Ффорбз, с усами и моноклем в глазу, размахивал своей офицерской тросточкой, выкрикивая приказы:

- Разойтись всем, и побыстрее, во! Давайте, парни, дайте им пространство, чтобы они дышать могли!

Двое юных зайцев-рекрутов, младший капрал Шалфея и Труг Бодсли, бывшие половиной утренней смены Морского патруля, сидели, сползши, у стойки ворот. Оба явно были в шоке, тряслись и бессвязно стонали.

Знаменный сержант заинтересованно дернул ушами:

- Ну-ка, ну-ка, что тут творится, парни?

Леди Виолетта выступила наперед, сбрасывая с плеч теплый плащ. Она задрапировала в него обоих зайцев. Затем, присев перед ними, она осведомилась тихим ровным голосом:

- По одному за раз, молодежь – так будет легче; не торопитесь и постарайтесь говорить медленно и четко. Шалфея, рапортуй. Что вас так расстроило?

Младший капрал Шалфея, обычно энергичная молодая зайчиха, уставилась безжизненным взглядом в пустоту. Она заговорила ровным, монотонным, срывающимся голосом:

- Мы вышли прямо на южный пляж, сменить ночной Морской патруль. Я сразу же вернулась назад с Тругом. Мы оставили с ними Муфту и Уилби. Видите ли, Госпожа, не годится оставлять их там вот так, одних…

Виолетта обхватила голову зайчихи обеими лапами, уставясь в ее оцепенелые глаза:

- С кем вы оставили Муфту и Уилби? Скажи?

Компаньон Шалфеи, Труг Бодсли, сильный молодой заяц, больше не мог себя сдерживать. Он громко выкрикнул:

- Видел их в столовке вчера, пил с ними чай. А теперь все четверо бедняг мертвы! Джилби, Доббс, Данвидди и моя сестра Трей. Они мертвы, говорю вам! – Тут здоровяк не выдержал и начал неконтролируемо всхлипывать.

Никто не был быстрее, чем Леди Барсучиха. Схватив копье из стенной подставки, она начала действовать:

- Сержант Миггори, лейтенант Таран, приведите двадцать вооруженных воинов и следуйте за мной! Майор Фелтон, проследите, чтобы об этих двоих позаботились! Укрепите ворота и закройте все окна ставнями!

На песках южного пляжа открывалась печальная и шокирующая картина. Четверо юных зайцев-рекрутов, ночной Морской патруль, лежали, искалеченные и пронзенные стрелами, следи холодных углей их костра. Муфта и Уилби, которым младший капрал приказала остаться, смотрели, как загипнотизированные, на эту жуткую картину. Бегущие в карауле леди Виолетти Таран и Миггори остановили остальных по команде барсучихи.

- Задержитесь там, пока я не взгляну, что произошло. Следопыт у вас с собой, сержант?

Миггори махнул лапой стройной зайчихе:

- Бафф, иди с Леди и посмотри, что можно выяснить!

Бафф Красноспора носила желтовато-коричневую тунику эксперта-скаута и следопыта. Она прошла с Виолеттой туда, где лежали четверо убитых зайцев. Сделав Муфте и Уилби знак оставаться на месте, Бафф провела лапой по пеплу костра:

- Гм-м-м. Прогорел задолго до рассвета.

Она переключила свое внимание на мертвых зайцев:

- Посмотрите-ка на этих молодых, Госпожа. Трое из них чем-то раздавлены, а потом каждый застрелен из луков – один стрелой в грудь, двое в горло, так, как они лежали здесь. Теперь взгляните на этого четвертого рекрута – он избежал раздавливания и побежал. Три стрелы в спину догнали его – первая как раз рядом с загривком.

Леди Виолетта осмотрела доказательства:

- Как ты можешь быть уверена, Бафф?

Следопыт объяснила:

- Он держится за древко в шее – это была реакция на первое попадание. Другие две в спину прикончили его. Хотя он не был раздавлен, Миледи. На нем совсем нет следов колес.

Барсучиха – Правительница перебила ее:

- Следы колес, ты говоришь?

Бафф кивнула:

- Так точно, Госпожа, следы колес. У этих трех совсем не было времени, чтобы убежать. Они были атакованы из засады чем-то вроде большой тяжелой телеги. Их просто снесло, как камыш, бедняг. Наверное, в телеге ехали лучники. Обратите внимание на угол наклона этих стрел. Их застрелили после того, как переехали. В том не было нужды – они уже умирали, Госпожа.

Виолетта раскинула лапы в отчаянии:

- Но почему? Переехать большой телегой, а затем застрелить из лука? В этом нет никакого смысла, Бафф!

Подняв отдельно лежащую стрелу, следопыт показала ею:

- Оттуда сзади, из дюн, вот откуда, кажется, идут эти следы колес. Так точно, прямо оттуда вниз, и на приличной скорости, я бы сказала. Эти молодые были в Морском патруле, лицом к воде. Они не видели, когда оно пришло, все, кроме одного, и он слишком поздно побежал.

Виолетта затрясла головой в замешательстве:

- Но где эта большая и тяжелая повозка? Я ее не вижу, а ты?

Бафф почесала ухо стрелой, которую держала:

- Нет, Миледи, хотя я могу сказать. Думаю, у нее были колеса, окованные железом – взгляните на эти оставленные следы. Примчалась на скорости вниз по склону дюн, без звука, ударила по молодым сзади, а потом направилась прямо к морю. Оставила следы на влажном песке у линии прилива. Прошла тем путем как раз тогда, когда прилив менялся.

Виолетта моргнула, оглядывая Западное море. Оно было довольно тихим, и его покрывал густой туман.

- И ты думаешь, что эта большая телега ушла в море?

Бафф передернулась:

- Это выглядит именно так, Госпожа. Кто, черт возьми, может знать? След ровный, и то, что не говорит, проклятье, не может солгать, как любил говаривать мой папаша.

Внезапно лапа леди Виолетти вскинулась, указывая на северо-запад:

- Что это там, справа, Бафф? Что-то зеленое, возможно – слишком нечетко, но оно скоро выйдет из тумана… Видишь? Это корабль!



На длинном носу «Зеленого Савана» Раззѝд Веарат, сопровождаемый с флангов морским крысом Мулой и его боцманом, горностаем со злобными чертами морды по имени Джибори, показались в пределах прямой видимости. Раззѝд указал своим трезубцем на существ на берегу:

- Пусть-ка поглядят хорошенько на тех, кто прикончил ихних мелких кроликов!

Мула подавился смехом:

- Ручаюсь, они желали бы, чтоб мы оказались в полете стрелы от них, чтоб они смогли отплатить нам за то, чё мы сделали!

Раззѝд вытер свой слезящийся глаз, оценивая дистанцию:

- Мы вне пределов их досягаемости, но они в пределах нашей. Давайте-ка дадим им еще о чем подумать. Джибори, готовь носовое орудие!

Раззѝд и Мула отступили за большой арбалет, установленный на носу корабля. Два пирата вынесли массивный болт – длинную толстую стрелу из дерева с железным наконечником и жестким оперением из парусины. Она была длиною с половину главной мачты «Зеленого Савана». Уложив ее на ложе арбалета, они зацепили ее за тетиву из пропитанного жиром бросательного конца и завели рукоять, туго натянувшую тетиву. Раззѝд стоял позади нее, нацеливаясь своим здоровым глазом и бормоча: «Эта большая полосатая собака – отличная мишень!»

Он коснулся рычага древком своего трезубца. С громким свистом болт выстрелил через море. Промчавшись через берег, он промахнулся по леди Виолетте на длину лапы. Свистнув, он закончил свой полет, зарывшись в склон дюны.

Веарат зло сплюнул в воду:

- Промазал! Эй, Мула, правь-ка ближе. Разверни корабль и заряди кормовое орудие. Я ее достану, когда мы будем отплывать!

Корабль развернули так, что он поплыл к берегу. Затем его повернули к берегу кормой. Несколько зайцев, вооруженных стрелковой амуницией, запустили камни из пращей, копья и стрелы, ни одна из которых не достигла своей цели.

Раззѝд обнажил клыки, спуская рычаг:

- Яхарр, полосатая собака, отправляйся к Адским Вратам!

Теперь Виолетта сделала всем знак отступить. Она храбро стояла на линии прибоя, лицом к кормовому арбалету. Огромный болт помчался прямо на нее. С изящным презрением она шагнула вправо, глядя, как смертельный снаряд промчался мимо. Он прошел как раз над песком, разбившись в щепки о скальное основание крепости.

Воины Долгого Дозора воспользовались случаем, устремившись на мелководье и запуская все, что только могли, по большому зеленому кораблю. Пара стрел долетела до кормы с высокой галереей. Когда они воткнулись в древесину, Раззѝд прокричал команды:

- Мула, гребцов за работу! Выводи его в открытое море!

Через несколько мгновений «Зеленый Саван» исчез в истончающейся завесе тумана.



Знаменный сержант Миггори отбарабанил приказы зайцам Долгого Дозора, которые забрели в более глубокие воды, чтобы атаковать вражеское судно:

- Всем шеренгам в воде – назад! Отступаем! Двигайтесь, пока этот корабль не развернулся и не отрезал вас от берега!

Пока зайцы неохотно выбредали обратно на берег, сержант повернулся к леди Виолетте и Бафф Красноспоре. Он отсалютовал барсучихе-правительнице:

- Ну, Миледи, вас же два раза чуть не убило, если позволите мне так сказать!

Виолетта наблюдала, как яркое утреннее солнце разгоняет туман над Западным морем:

- Успокойся, друг мой. Я знала, что я делаю.

Бафф Красноспора кивнула:

- Так точно, Госпожа, вы пытались подогнать этот проклятый корабль ближе, чтобы осмотреть его, во! Ну, удалось вам разглядеть то, что я видела?

Виолетта сделала круговое движение лапой:

- Ну конечно, Бафф. Я знаю, как были убиты наши зайцы. Это была не телега. Это был корабль с колесами!

Челюсть Миггори отвисла от изумления:

- Чего? Корабль с драными колесами, Госпожа?

Ищейка подтвердила слова Виолетти:

- Так точно, сержант. Я видела их своими глазами – четыре окованных железом колеса, два на носу и два на корме. Я бегло осмотрела их, пока корабль нечисти разворачивался. Хитрые негодяи – кто бы выдумал такую идею, во?

Виолетта поежилась:

- Не все хищники глупы. Это была злодейская идея, но хорошая с их точки зрения. Зверь с трезубцем, стоявший на корме, это ведь был Веарат?

Бафф Красноспора ответила:

- Так точно, это был он, Госпожа. Я дважды видела этого вредителя в минувшие сезоны. Однажды, когда я была в разведке далеко по южному берегу, и еще раз, когда судно было в этих водах. В тот раз он проплыл прямо мимо нашей горы, хотя и не отважился попробовать выбраться на сушу. Как и большинство из их проклятого рода – прирожденный трус, когда доходит до встречи с истинными вонами!

Лейтенант Таран присоединился к разговору:

- Что бы это ни было, но этот Веарат может делать все, что ему угодно, имея такое судно – на суше или на море. Вы видели размеры тех двух арбалетов, которые оно несет? Клянусь, они могут причинить немало вреда, говорю вам!

Размышления вслух были прерваны молодым Тругом Бодсли. Он промаршировал к леди Виолетте со слезами, стекающими по его крепкой морде, и отсалютовал:

- Прошу позволения сформировать похоронную команду, Госпожа. Для наших павших рекрутов. Не хочу смотреть, как моя бедная младшая сестричка Трей лежит вот так там на песке, Госпожа!

Его голова поникла, когда он начал безутешно плакать. Когда леди Виолетта мягко притянула его к себе, Труг зарылся мордой в ее платье, горько всхлипывая. Виолетта похлопала его по спине:

- Даю тебе свое позволение, Труг. Мы выстроим полк на закате и отдадим им полные почести.

Она кивнула следопыту и присутствующим офицерам:

- Идите назад в мои кузнечные покои. У нас есть важное дело, требующее обсуждения, которое не может ждать.

Внутри Саламандастрона в кузнечных покоях был накрыт поздний завтрак. Все старшие офицеры Долгого Дозора внимательно слушали леди Виолетту, когда она рассказывала о трагических событиях того дня.

- Я, и, вне всякого сомнения, вы, друзья, глубоко огорчена тем, что произошло сегодня перед рассветом. Вы слышали рапорт Бафф Красноспоры по поводу пиратского судна, и вы осознаете угрозу, которой оно является.

Она сделала паузу, чтобы выслушать очень старого зайца с лишним весом:

- Да, полковник Блэтгор?

Полковник Бленкинсоп Уилфорд Блэтгор был самым старым зайцем в горе. Его мундир, который едва виднелся из-под медалей и лент, выцвел и из алого стал бледно-розовым. Сопя и пыхтя, он вылез из своего кресла и выпрямился с помощью двух зайцев помладше. Массивные седые усы Блэтгора заподпрыгивали вверх-вниз одновременно с его дрожащим подбородком, когда он заворчал:

- Хлестните меня стеком, чтобы корабли нечисти атаковали эту горную крепость – это ж нонсенс, Госпожа, чепуха и дурость! Во-во-во! У них столько же шансов, как у комара, атакующего цветущий дуб!

Леди Виолетта терпеливо дослушала, пока древний полковник не закончил пыхтеть и бормотать. Подняв тонкую рапиру, она показала на рельефную карту, высеченную в каменной стене, показывавшую все побережье на западной стороне с севера на юг.

Она вежливо пояснила:

- Спасибо, полковник. Я ценю то, что вы говорите, но дело не только в нас. Все побережье, и эта его часть в Стране Цветущих Мхов, находится под нашей ответственностью. Мы должны защищать всех добрых существ, не только самих себя. Итак, друзья мои, я жду любые предложения, которые смогут нам помочь.

Старый полковник Блэтгор заговорил, ни к кому конкретно не обращаясь:

- Кровь и уксус, во – это все, что нечисть способна понять! Крикнуть «Еулалиа!», пойти в атаку и не оставить никого из нечисти в живых. Вот что мы делали в сезоны моей юности, э-э, во!

Майор Фелтон Ффорбз фыркнул:

- Проблема в том, что у нас никогда не было флота. Со всем уважением к вам, Госпожа, но корабли нечисти могут совершить убийство, а потом уплыть, свободные, как чертовы чайки. Черт возьми, мы, зайцы, ничего не можем с этим поделать, во!

Сержант Миггори подытожил далее:

- А теперь у них появился корабль, который может плыть и по суше. У нас двойные неприятности, так где же ответ, во? Где нам взять свой собственный флот, Госпожа?

Леди Виолетта вертела в лапах рукоять рапиры:

- Нет такой злодейской силы, что устояла бы перед нашими бойцами Долгого Дозора, даже в наземных кораблях. Майор Ффорбз прав. Если они могут ускользнуть обратно в море, мы не можем их там преследовать. Зайцы никогда не были морскими зверями. Разговор о нашем флоте ни к чему не приведет. Мы знаем очень мало о морском деле. Нам нужны союзники, искусные в моряцком деле.

У лейтенанта Тарана появилось предложение:

- Как насчет выдр, Госпожа? Я не имею в виду речных и ручьевых выдр, живущих в глубине суши, но морских выдр.

Бафф Красноспора высказалась в поддержку этого:

- Так точно, морские выдры-бойцы. Я знаю, на Высоком Северном Побережье их много. Они ничто не любят так, как добрую резню. Держу пари, они будут рады нам помочь!

Полковник Блэтгор, начавший уже было задремывать, немедленно разразился резкой обличительной речью против этой идеи:

- Ха, морские выдры? Вы имеете в виду этих отъявленных бродяг? Ни капли манер у всей этой ужасной оравы. Этот Скор Как-его-там-зовут… Топорная Собака, или какое-то другое жуткое нелепое имечко. Ха, ерунда, тьфу, Госпожа. Никогда!

Леди Виолетта оглядела собрание:

- Кажется, я слышала, что его имя произносится как Скор Пес Секиры. Кто-нибудь знает еще что-нибудь о нем и его племени?

Капитан Рэйк Ночномех, высокий угрожающего вида черный заяц с глубоким шрамом, тянущимся от уха до подбородка, выступил вперед, положа лапы на рукояти двух клейморов, которые он носил крест-накрест за плечами:

- До того, как я пришел в Саламандастрон, я жил на Высоком Северном Побережье. Когда я был помоложе, я дрался плечом к плечу с храбрым Скором и его воинами. Вы не найдете зверя более устрашающего и храброго, нежели вождь Скор, - да, и его Бродяги.

Капитан Рэйк сделал паузу, окидывая взглядом кузнечные покои:

- Слушайте сюда. Любой, кто выкажет неуважение или пренебрежение к Скору Псу Секиры или его команде, будет иметь дело со мной. Вам ясно?

Леди Виолетта улыбнулась капитану:

- О, я думаю, ваше послание дошло до всех нас, капитан Рэйк. Это Высокое Северное Побережье, о котором вы говорите – по-моему, это территория далековато от нас. Не согласитесь ли вы посетить ее в качестве посланника от нас?

Рэйк галантно поклонился, затем вынул из ножен свои мечи и сложил их перед Виолеттой:

- Моя верность, мои клинки, мое сердце и лапы в вашем распоряжении, моя прекрасная леди!

Лиловые глаза Барсучихи-правительницы моментально заблестели:

- Я ни на секунду в этом не сомневалась, Рэйк, спасибо вам! Теперь желаю вам начать вашу миссию как можно быстрее. Возьмите с собой десятка два зайцев Долгого Дозора на ваш выбор, и да сопутствует вам удача!


5.

Когда розовые лапы зари завладели стенами аббатства, Джем Гурди стал готовиться к тому, чтобы уйти на побережье, намереваясь расспросить своего старого дядю Вуллоу. Крепкий самец-выдра хихикнул, глядя, как Матушка Воппл пакует провизию в его заплечный мешок:

- Полегче, мэм! Я же не собираюсь уходить на десять сезонов! Тут же хватит провизии накормить полк саламандастронских зайцев!

Добрая водяная полевка помахала перед выдрой-хранителем погребов пакетиком карамельных каштанов:

- Брысь, Джем Гурди! Ни один рэдволлец не будет голодать в дороге! Кроме того, ты, может быть, захочешь отдать кое-что из этих харчей своему старому дяде Вуллоу.

Джем усмехнулся, засунув к еде фляжку:

- Да, спасибочки. Старому Вуллоу это понравится, мэм. Я беру с собой ему в подарок немного своего лучшего свекольного портвейна.

Юный Угго Вилтуд, который оклемался от болей в желудке и был теперь приговорен к трем дням мытья горшков, взглянул на него поверх своей жирной работы. Ёж – обжора всегда интересовался таким предметом, как еда и питье.

- Я никогда не пробовал свекольного портвейна, мистер Гурди. Какой он?

Джем закинул на плечо свой нагруженный заплечный мешок, комментируя:

- Не важно, какой он на вкус, юный Вилтуд. Давай-ка продолжай чистить горшки!

Нахмурившись, Матушка Воппл подняла одну из кастрюль:

- У всего аббатства будут проблемы с желудком, если им придется есть еду, приготовленную в этом – она же немытая! Сделай-ка это снова, Угго, и убедись, что ты почистил под краем!

Она повернулась к Джему со вздохом долготерпения:

- Я еще не видела такого сонного ежа за все мои сезоны!

Голос Угго прозвучал глухо, оттого что он сунул голову в горшок:

- Ничего не могу с этим поделать – я ведь не чемпион по мытью кастрюль!

Матушка махнула на него короткой деревянной лопаткой для печи:

- Еще одно из этих умных замечаний, и я заставлю тебя поумнеть с помощью этой вот лопатки! Похоже, что все, на что ты способен – это тырить фруктовые пироги, ты, юный негодяй!

Все еще с головой в горшке, Угго заплакал:

- Я же сказал, что мне жаль и что я больше не буду таскать пироги! Но ни у кого для меня доброго слова! Я стараюсь, как могу, мэм, но я ведь не посудомойка!

Джему Гурди внезапно стало жаль Угго. Он стоял там, на стуле у мойки, одетый в слишком длинный фартук, с остатками жира и ужина, приставшими к иголкам. Большой выдра-хранитель погребов легко снял его на пол:

- Шлепни мой хвост, товарищ! Ты выглядишь жалко, что правда, то правда. Ну-ка, перестань хныкать. Ты уже три сезона как не Диббун. Ну скажи мне, для чего ты еще годишься, и только не говори, что для поедания пирогов!

Угго, стараясь сдержать слезы, стоял, уставясь на камни пола, как будто ища в них вдохновения.

- Я не знаю, на что гожусь, мистер Гурди!

Джем подцепил свой заплечный мешок, подмигивая Матушке Воппл:

- Я думаю, что знаю, что мы можем сделать с этим шалопаем, мэм!

Матушка оперлась на свою печную лопатку, подмигивая в ответ:

- Ох, и что же вы хотели бы сделать с мистером Вилтудом? Может, зашвырнуть его в пруд?

Угго вздрогнул, когда Джем снял с него длинный фартук. Выдра обошел вокруг него, критически оглядывая его с головы до пят:

- Хм-м, он не кажется мне слишком здоровым зверем, Матушка. Бледноватый, плотненький, скорее всего, совсем не делает зарядку, слишком много ест и спит большую часть дня. Думаю, хорошая длинная прогулка, например, путешествие к морю. Это может привести его снова в форму. Как вы думаете, Матушка?

Воппл быстро согласилась:

- Да, это дало бы нашему Угго пропасть добра – спать на свежем воздухе, маршировать весь день, терпеть плохую погоду и не есть слишком много. Думаю, из этого что-то выйдет, Джем!

Губа Угго задергалась, когда он переводил свой взгляд с одного на другую:

- Маршировать весь день, спать на воздухе, мокнуть и мерзнуть на дожде и ветре? Что, я, мистер Гурди?

Джем поежился:

- Как хочешь, товарищ. Здесь всегда найдутся еще кастрюли, чтобы их помыть, и полы, чтобы их чистить. Я бы не удивился, а, мэм?

Матушка Воппл прищурилась, уставившись на Угго:

- О да – и плиты, чтобы их вычищать, и овощи для чистки, и склад, требующий подметания…

Джем Гурди потащился из кухни, отзываясь:

- Ну что ж, оставляю это все на тебя, Угго, приятель. Удачи!

Юный ежик начал пробираться следом, умоляя:

- Нет, нет, я пойду с вами, мистер Гурди! Возьмите меня, пожалуйста!

Пряча изумленную улыбку, Матушка Воппл сделала лапой знак, что он может идти:

- Забирай его прочь, Джем. Поганец не годится здесь ни для дела, ни для украшения. Иди, юный Вилтуд – кыш отсюда!

Она проводила их до кухонной двери; Джем вышел, жизнерадостно комментируя:

- Ну что ж, тогда пошли, юный сэр, но тебе лучше держаться меня, иначе мне придется привязать тебя к дереву и забрать на обратном пути. Давай, парень! Шевелись живее!

Угго заторопился вслед за большой выдрой:

- Я иду так быстро, как могу, мистер Гурди. Вы же не оставите меня привязанным к дереву, правда ведь, не оставите… правда ведь?

Аббат Тибб увидел парочку, идущую через Большой Зал, входя на кухню. Он взял свежеиспеченную ячменную лепешку, намазал ее медом и откусил кусочек.

- С добрым утром, Матушка. Что такое с этими двумя?

Матушка налила ему и себе по чашечке горячего мятного чаю:

- Ах, ничего особенного, правда. Я подозреваю, что Джем хочет преподать юному Угго урок, как вырасти полезным. Переход на берег моря с нашим выдрой-хранителем погребов за спиной может пойти этому ежу на пользу, отче.

Тибб подул на свой чай и осторожно пригубил его:

- Правильно, мэм. Думаю, Джем Гурди – лучший из тех, кто может преподать этому сорванцу парочку уроков.

На колокольне Матиас и Мафусаил, колокола-близнецы Рэдволла, запели ясным весенним утром, возвещая о завтраке в аббатстве.

Снаружи, на тропе, Угго с надеждой воззвал:

- Может, нам лучше вернуться и позавтракать, мистер Гурди?

Джем Гурди покачал головой, указывая путь:

- Я уже позавтракал, пока ты еще дрых. Двигайся, малец. До обеда нам еще долго идти!



К полудню «Зеленый Саван» был уже в открытом море. Раззѝд Веарат не спеша полакомился жареной морской птицей, запив ее кубком водорослевого грога. Он наблюдал, как старая крыса на шатких задних лапах прибирает остатки, а затем встал от стола. Он проворчал одно лишь слово:

- Плащ!

Крыса бросила то, что она делала, чтобы достать зеленый плащ, держа его, пока Раззѝд сунул в него свои плечи.

- Трезубец!

Крыса-прислужник вложила трезубец в его ждущую лапу. Не сказав более ни слова, Веарат дождался, пока его миньон откроет дверь каюты, и вышел на палубу. За штурвалом был пират-крыса.

Раззѝд вытер влагу со своего слезящегося глаза:

- Какой курс?

Пират проворно ответил:

- Как вы приказали, капитан, прямо на восток!

Хищники копались поблизости, сматывая веревки и делая другую работу не первой необходимости, внимательно прислушиваясь, не отдаст ли Веарат команду насчет того, куда им плыть.

Он не заставил себя ждать, крикнув ясно и четко:

- Держи ее ближе к берегу! Дозорный, смотри, не появится ли чего интересного на берегу!

Остроглазый юный хорек дернул себя за ухо в знак того, что понял:

- Так точно, капитан!

Он начал взбираться на ванты.

Следующие слова Раззѝда рухнули на команду, как гром небесный:

- Держись ближе к берегу, но курс держи на Высокое Северное Побережье!

Слово было сказано. Раззѝд Веарат стремился к ответному бою с морскими выдрами. На команду пала зловещая тишина. Те, кто пережил последний катастрофический набег, знали о силе и кровожадности воинов Скора Пса Секиры. Никто из хищников не думал, что Раззѝд окажется достаточно безрассуден, чтобы попытаться атаковать во второй раз. Тем не менее никто из пиратов не был настолько неосторожен, чтобы обсуждать решение своего капитана. В мрачном молчании они вернулись к своим занятиям – все, кроме одного.

Мускулистый, покрытый татуировками хорек, едва ушедший живым во время первого инцидента, пробормотал, обращаясь к крысе, рядом с которой работал:

- Ух, эти морские собаки исколошматили нас до полусмерти. Не те это звери, с которыми я хотел бы связываться.

Он обернулся – и столкнулся лицом к лицу с Веаратом.

- Что ты сказал?

Хорек нервно попятился:

- Я ничего не говорил, кэп.

Трезубец в мгновение ока оказался на волосок от его шеи. Голос Веарата звучал тихо, но опасно:

- Соври мне, и я прикончу тебя тут же, на месте. Что ты только что сказал? Говори!

Хорек был опытным убийцей и далеко не посредственным бойцом, но он задрожал от страха под пронзительным взглядом Веарата.

- Я лишь сказал, что эти морские собаки – не те звери, с которыми можно связываться…

Раззѝд позволил зубцам трезубца опуститься.

- Это ты так думаешь, а? Кто-нибудь еще так думает?

Хорек нервно оглянулся на своих товарищей, но никто не собирался говорить. Он слабо улыбнулся и поежился:

- Я ничего такого не имел в виду, кэп. Ничего, честно!

Раззѝд уставился прямо на него, все еще спокойный:

- О, но я тебя слышал, друг мой. Что там было? «Эти морские собаки исколошматили нас до полусмерти»?..

Он прервался, чтобы стереть влагу со своего плохого глаза. Когда он заговорил снова, его голос возвысился до крика, а его морда исказилась от ярости:

- Исколошматили нас до полусмерти? Никто никогда не делал такого с Раззѝдом Веаратом и не прожил достаточно долго, чтобы рассказать об этом. Мои раны появились от спасения этого корабля – да, и идиотов, называемых командой. Ты был одним из них. Я спас вас всех. И ты смеешь говорить, что какой-то трус меня побил?!

Прежде чем татуированный хорек смог ответить, Раззѝд сделал выпад трезубцем. Хорек завизжал, когда зубцы пронзили его живот. Как фермер, поднимающий сено вилами, Веарат лично поднял свою жертву на трезубец и вышвырнул за борт.

Команда замерла, шокированная этим быстрым злодеянием.

Хохоча, как сумасшедший, Раззѝд перегнулся через перила кормы, завопив все погибающему пирату:

- Когда будешь у Адских Врат, скажи, что это я тебя послал – я, Раззѝд Веарат!

Он повернулся к команде, поигрывая мокрым от крови трезубцем:

- Ну, кто следующий? Кто из вас, храбрецов и задир, хочет спорить со мной? Давайте-ка, покажитесь!

Тишина была полной. Такелаж поскрипывал, паруса хлопали на ветру, волны плескались в борта «Зеленого Савана», но ни один из пиратов не заговорил.

Раззѝд грубо расхохотался:

- Высокое Северное Побережье – вот куда направляется этот корабль. Но на сей раз нас не подстерегут по пояс в воде. Теперь, когда я знаю, на что способно мое судно, это я буду выдавать сюрпризы. Мы устроим этим морским собакам то же самое, что получили те кролики у барсучьей горы.

Лисица Шекра выкрикнула:

- Так точно, волны окрасятся кровью наших врагов! Имя нашего капитана станет легендой ужаса!

Мула и Джибори продолжали клич, пока вся команда не завопила:

- Веарат! Веарат! Раззѝд Веарат!

Наслаждаясь моментом, Раззѝд кричал вместе с ними.

Внезапно он рубанул по воздуху трезубцем, прекращая всякий шум. Его гнев утих, и он снова заговорил нормальным голосом:

- Я Веарат. Я не могу умереть – и вы все это видели. Дураки, как этот и вот этот, не принимают меня во внимание. – Он указал за борт, где хорек дрейфовал вниз мордой вслед «Зеленому Савану», и вверх, где, на верхушке фок-мачты, была прибита голова Бахвала Железного Крюка. Раззѝд хихикнул:

- Но поверьте мне, на сей раз ошибок не будет. Не родился еще тот зверь, который возьмет верх надо мной, или над моим судном, или над моей командой! Так, парни?

Это вызвало новую волну одобрительных возгласов.

Раззѝд подозвал мелкого жирного горностая:

- Я тебя помню. Ты Мрачный Крошка, мелкий напарник Бахвала!

Мрачный Крошка поспешно отсалютовал несколько раз подряд:

- Ну да, так точно, кэп, но я теперь с вами. Клянусь, я с вами!

Веарат подмигнул Мрачному Крошке здоровым глазом:

- Пойди-ка открой бочонок грога. Пусть команда выпьет за победоносное путешествие. Нет, открой лучше два бочонка!

Плывя на север, пираты жадно пили из обоих бочонков, один из которых назывался «Крепкое гадючье жало», а второй – «Старая крабья клешня». Хищники лакали грог, глупо улыбаясь по малейшему поводу.

Джибори слегка ударил по хвосту Мрачного Крошки плоскостью своей абордажной сабли:

- Эй, ты не был ли случайно дружком Железного Крюка?

Мрачный Крошка нервно хихикнул:

- Хи-хи-и… ну, я был, но я уже не.

Джибори покосился на него, а затем взмахнул клинком своей сабли:

- Я слышал, что никто из товарищей Железного Крюка не умел петь. Так что, если ты не был ему настоящим другом, то ты, наверное, хороший певец. Давай, бочка сала, спой-ка нам!

Поскольку кончик кинжала Мулы щекотал его, жирный горностай был вынужден танцевать жигу и петь писклявым голосом:



Пьянее судна не найдешь,

Чем судно «Пьяный пес»,

У боцманской жены всю жизнь

Замочен в гроге нос!



Пой – тру-лю-лю и тра-ла-ла,

Срасти-ка главный брас в одно,

Кати, жадюга, грог сюда,

Ведь я не пил его давно!



Наш капитан – редчайший тип,

Зовется Денди Киппер,

Он в тапке вышел в океан,

Так хвастался нам шкипер!



Пой – тра-ла-ла и ду-ду-ду,

Напиток сей ужасен,

Конец желудку – не могу

Я съесть и миски каши!



Примчался шквал и фок сломал,

И вся команда срочно

Нырнула в грог, чтоб просидеть

Там два сезона точно!



Ночь опустилась на безбрежные моря. Вода была относительно спокойной, хотя легкий западный бриз лениво гнал «Зеленый Саван» в направлении берега. Обе бочки грога были щедро опустошены командой хищников, большая часть которых теперь валялась кучей на палубе. Рулевой храпел, свисая с деревянной лапояти. Он даже не пошевелился, когда судно слегка толкнулось носом, мягко столкнувшись с мелководьем.

Лишь один член команды был разбужен легким столкновением судна с твердой почвой – остроглазый юный хорек-впередсмотрящий. Это был его первый опыт общения с крепким грогом, и его сморило на снастях. К счастью, он был низко, а не на верхушке мачты. Легкое причаливание сбросило его с его насеста. Он упал на мелководье, мгновенно проснувшись от контакта с холодной соленой водой. Трясясь от шока, он вскарабкался снова на борт, лихорадочно размышляя. Кого объявят виноватым в том, что корабль сел на мель? Неужели его?

Почти вся команда спала пьяным сном. Хорек быстро глянул за борт; прилив был низок. Сколько времени займет для «Зеленого Савана» отплыть с отливом? Он заметил что-то вдалеке от себя, справа. Это был маленький угасающий огонек над линией прилива. Впередсмотрящий увидел в этом шанс выдумать приличное оправдание, если корабль не отнесет в море до того, как Раззѝд Веарат проснется. Он соскользнул назад на берег и незаметно подкрался к огню.

Юный хорек обладал исключительным зрением. Задолго до того, как он добрался до огня, он смог различить, что было вокруг него. Обветшалый навес, устроенный из старой рыбачьей лодки, снаружи которого сидел большой, толстый, старый и усатый самец-выдра. Он кутался в плащ из парусины, и его голова была склонена. Очевидно, он крепко спал у пылающих углей.

Когда хорек спешил обратно на корабль, он заметил, как скрытая фигура прыгнула через борт и устремилась на восток. Сказав себе, что это не его дело, он вскарабкался на борт и мягко разбудил крысу, скорчившуюся поперек штурвала. Между ними состоялся быстрый разговор шепотом, а затем крыс пошел и разбудил Мулу:

- Я заметил свет огня на берегу, помощник, поэтому я подвел корабль ближе, чтобы взглянуть на него. Впередсмотрящий заметил там выдру, спящую у костра. Большой, старый зверь. Что нам теперь делать?

Мула заковылял наверх, все еще шатаясь от проглоченного грога. Похлопав крысу по спине, он кивнул впередсмотрящему:

- Говоришь, водяная собака? Молодец, парень. Пойду, скажу капитану. Никого он так не ненавидит, как этих водяных собак. Оставайтесь на местах. Следите за этой водяной собакой, не шевельнется ли.

Ничто не могло бы порадовать Веарата больше, чем возможность отомстить своему врагу. Он беззвучно скользнул с носа «Зеленого Савана» с трезубцем в лапах. Мула, Джибори, впередсмотрящий и крыса-рулевой защищали его с боков.

- Как ты думаешь, что кэп сделает с этим зверем? – прошептал юный хорек-впередсмотрящий, обращаясь к Джибори.

Боцман-ласка злобно усмехнулся в предвкушении:

- Просто смотри. Капитан Раззѝд не любит водяных собак. Бьюсь об заклад, он будет убивать его медленно, по кусочку!

Вуллоу, дядя Джема Гурди, слегка засопел. Его голова упала на грудь, и он продолжил храпеть, шевеля усами при каждом выдохе. Навес из лодки защищал его спину, угли костра согревали его спереди, а невзрачная накидка из парусины не подпускала блуждающие бризы.

Связка сухих веток и высушенного камыша рухнула на костерок, заставив его ярко вспыхнуть. Искра ужалила кончик носа Вуллоу. Он проснулся и обнаружил, что оказался лицом к лицу со странным зверем с жестокими чертами морды и четырьмя хищниками-пиратами. Мерцающий свет костра отражал злобное сверкание в единственном здоровом глазу Веарата.

- Мы же не хотим, чтобы твой огонь перекинулся на тебя, а, дружище? Мы организуем все хорошо и тепленько – так, парни?

Остальные четверо хищников мерзко захихикали. Вуллоу издал глубокий вздох отчаяния, когда они придвинулись ближе к нему…


6.

Труг Бодсли расстегнул пуговицы на своей зеленой форменной рубахе, когда колонна маршировала вдоль верхушки дюны:

- Смешно, насколько жарко может быть парню, когда он просто вот так марширует, правда, Уилби?

Знаменный сержант Наббс Миггори, двигавшийся во фланге колонны, дернул Труга за ухо:

- И что все это значит, парень? Мы что, по-твоему, на пикник вышли? Неплохо!

Труг ухмыльнулся:

- Вообще-то я как раз говорил, как чертовски жарко бывает, когда маршируешь…

Сержант наорал на молодого зайца в великолепной парадной манере:

- Вообще-то ты окажешься в наряде вне очереди, если не застегнешь эту рубаху как следует, юный Бодсли! Ну-ка застегнись, ты, короткохвостая, прыгоухая, глупоглазая пародия на рядового!

Маршируя рядом с Тругом, младший капрал Шалфея хихикнула.

Миггори скосил на нее круглый глаз:

- Ну что, мисс, хотите, чтобы я дал вам причину для смеха, а?

Хорошенькая юная зайчиха послала сержанту наивный взгляд и немедленно получила за это замечание:

- Глядите-ка вперед, Шалфея. Я не какой-нибудь пустоголовый рекрут, перед которым можно хлопать ресницами!

Капитан Рэйк Ночномех, шагая рядом с Бафф Красноспорой, удовлетворенно кивнул:

- Думаю, этой молодежи пойдет на пользу, если сержант Миггори будет продолжать их шерстить.

Ищейка улыбнулась:

- Да, точно. Я помню старину Наббса с сезонов, когда была рекрутом, хотя он больше лает, чем кусает.

Капрал Небосвод Даббс, мелкий аккуратный заяц-ветеран, сверился со временем, глянув на солнце. Уголком рта он сказал лейтенанту Тарану:

- Полдень, сэр. Время обедать, во?

Таран кивнул, крикнув с тыла:

- Сержант, остановите их на отдых, будьте так любезны!

Миггори всегда чувствовал себя слегка смущенным от благовоспитанных просьб лейтенанта. Он любил, чтобы приказы были приказами, поэтому завопил зычным голосом:

- По моей команде – колонне остановиться! Дождись команды, Уилби, понял? Колонна-а – стой!

Зайцы Долгого Дозора взбили задними лапами хорошее облако пыли, резко остановившись в ожидании новых приказов, которые знаменный сержант проорал вслух:

- Внима-ание! Вольно! Отдать честь вправо и разойтись! Обеденный расчет, раздать харчи!

Это были походные рационы, простые, но сытные: галетные сконы, холодный мятный чай, яблоки с прошлой осени и по небольшому клину сыра каждому. Многие молодые зайцы, непривычные к долгим переходам, мягко массировали свои ступни.

- Ух, хотела бы я, черт возьми, родиться птицей!

Миггори уставился на говорунью:

- Ну, попробуй помахать этими твоими ушками, мисс Муфта. Кто знает, может, взлетишь!

Некоторые из молодых зайцев в минуту проглотили свой обед, улеглись на спины и позакрывали глаза, чтобы чуть-чуть поспать. Рэйк Ночномех немедленно выругал их:

- Что это вы собрались делать, во имя всех сезонов? Сержант Миггори, идите-ка полюбуйтесь на это жалкое зрелище! Прямо детский сад какой-то!

Сержант знал, что ему делать:

- А ну, на лапы, вы, сонные твари! Давайте-давайте! Быстро, пока я ваши хвосты пинать не начал! Драндер, если не будешь двигаться быстрее, я тебя подвину!

Драндер, самый большой и крепко сложенный из младших зайцев, поднялся мимоходом. Он возвышался над сержантом, не спеша отряхиваясь от песка:

- Прошу прощения, сержант, но мне кажется, что понадобится зверь больше вас, чтобы меня подвинуть, во!

На потрепанной морде Наббса Миггори появилась кривая ухмылка. Его передняя лапа двинулась так быстро, что глазу почти невозможно было уследить за ней. Внезапно Драндер очутился на коленях, схватившись за живот в попытке выровнять дыхание.

Миггори правил как Полковой чемпион по заячьему боксу с тех пор, как он был не более чем рекрутом-первогодком. Он подмигнул Драндеру:

- Ну, не так уж это и трудно, юный сэр – я двигал и больших парней, чем ты. Давай, поднимайся!

Игнорируя лапу помощи сержанта, массивный молодой заяц поднялся, его глаза пылали гневом:

- Застали меня врасплох, так, сержант? Не думаю, чтобы вам хотелось сделать чертову вторую попытку теперь, когда я, проклятье, готов к этому, а?

Миггори покачал головой:

- Не думаю, что я сделал бы это с таким здоровым парнем, как ты. У тебя наверняка хороший удар, Драндер. Но вот что я тебе скажу. Как бы тебе понравилось ударить кулаком меня? Давай, я не подниму лапы против тебя!

Остальные молодые зайцы все были за:

- Давай, Драндер, старина, бахни его по чертовой башке!

- Ага, долбани его как следует, Драндер!

Крупный молодой заяц покачал головой:

- Ударить офицера – против правил. Если я ударю офицера, я, скорее всего, получу нахлобучку на десять сезонов вперед.

Капитан Рэйк вмешался:

- Ничего подобного, парень. Я просто объявлю это спортивным соревнованием. Покажи ему!

Драндер сжал в кулаки обе свои здоровенные передние лапы, довольно усмехаясь:

- Неплохо, сэр. Ладно, сержант, вы готовы?

Миггори поднял лапу:

- Нет, погоди-ка минуту.

Он провел в песке короткую черту и встал на ней.

- Теперь готов, рядовой Драндер. Можешь пытаться столько раз, сколько захочешь, я не буду ни сдвигаться с этой черты, ни бить в ответ.

Драндер смотрел так, как будто не мог поверить в свою удачу. Молодые зайцы разразились криками в его поддержку, когда он оценил ситуацию, а затем послал оглушительный удар правой в Миггори. Сержант легко уклонился, позволив кулаку просвистеть безо всякого вреда мимо своего носа:

- Неплохая попытка, паренек! Как насчет левого хука?

Драндер завертел стремительный левый, надеясь застать противника врасплох. Миггори пригнулся. Увлеченный силой собственной попытки, Драндер рухнул плашмя. Вскочил он без предупреждения, ударив обеими лапами, сжатыми в кулаки. Миггори ни разу не сдвинулся с черты; его текучие, почти беспечные движения вынуждали каждый удар промахиваться далеко мимо цели. Молодые зайцы благоговейно наблюдали, как Драндер попытался провести еще одну атаку, которая провалилась. Он начал уже сопеть и пыхтеть.

Лейтенант Таран заговорил с притихшей группой поддержки Драндера:

- Честное слово, ему стоило бы постараться лучше, во! Хорошо еще, что знаменный сержант не бьет в ответ, иначе бы он уже отбил Драндеру его чертовы уши. Ха-ха-ха!

После еще нескольких бесплодных попыток Драндер рухнул на четвереньки, ловя ртом воздух. После этого сержант Миггори сдвинулся с черты, предлагая Драндеру свою лапу. В этот раз здоровенный молодой дозорный принял ее, позволяя вытащить себя в вертикальное положение. Миггори энергично потряс его лапу:

- Без обид, приятель?

Драндеру удалось пристыженно улыбнуться, возвращая лапопожатие:

- Конечно, сержант. Я усвоил чертов урок.

Знаменный сержант сдержанно кивнул:

- У тебя все задатки хорошего боксера-тяжеловеса, приятель. К тому времени, как этот марш завершится, с капелькой тренировок от меня, не найдется много таких, кто отважится сразиться с тобой лицом к лицу!

Когда Миггори скомандовал построиться и продолжить марш, молодые зайцы повиновались с готовностью. В глазах каждого из них сверкали восхищение и новое уважение к седому ветерану.

Бафф Красноспора присоединилась к капитану Рэйку:

- Дозор марширует неплохо, сэр. Не думаю, что будут еще жалобы после этого маленького представления со стороны сержанта, во!

Капитан согласился с ней:

- Да, усвоенный урок – это еще немножко полученных знаний, я знаю!

Позади них Уилби и Труг Бодсли затянули маршевую песню:



Это наши дни, ребята, да, вот это наши дни,

Слушай, что сержант нам скажет, офицеру подчинись,

Наши лапы станут крепче, коль пройдем немало миль

Вместе с Долгим мы Дозором… Саламандастронский стиль!



Левой-правой, ать-два-три, ты рубаху застегни!

О сержант, прошу, послушай…

Что готовится на ужин?



Мне песок забился в лапы, он же дует, парни, в нос,

Я покрылся пылью-потом и воняю хуже роз,

Я тащу проклятый ранец, что все время тяготит,

Стойко напрягаем мышцы… Саламандастронский стиль!



Взгляд вперед, расправить плечи, подбородки подобрать!

Дайте нечисть повстречать –

Мы уложим ее спать!



Выводи нас из казармы и за двери на врага,

Через все холмы и скалы, через дюны-берега,

Ты забудь, что мама плачет, улыбнись изо всех сил,

Не должны глядеть мы бледно… Саламандастронский стиль!



Колонна прошла значительное расстояние в тот день. Погода поздней весной держалась ясная; чайки кружились и парили в прохладном воздухе. Не ломая ряды, некоторые зайчихи ухитрялись срывать на марше алые цветы бедренца и герани. Ни сержант, ни лейтенант Таран не возражали против того, чтобы они носили изысканные цветы в петлице. К западу пустынное море мерцало в лучах полуденного солнца, окружая плоские золотистые пески берега. Мелкие ранние кузнечики стрекотали, прыгая в разные стороны, разгоняемые марширующим Дозором. Вечер спустился в пламени карминового великолепия, когда солнце закатилось за западный горизонт. Бафф Красноспора выбрала защищенное место для лагеря в ложбине между тремя дюнами, где лагерные огни будет трудно разглядеть ночью.

Ищейка была великолепной поварихой, так же, как и младший капрал Шалфея. Вместе они приготовили отличное весеннее овощное рагу. Лепешки пеклись на плоских камнях, помещенных над огнем. С кубком одуванчиковки из этого вышел очень аппетитный ужин. В какой-то момент юная Муфта поперхнулась, держась за горло и кашляя. Капрал Небосвод глянул на нее поверх своего рагу:

- О боже, слишком горячо для вас, мисс?

Муфта скривилась:

- Нет, капрал. Думаю, я проглотила одного из тех мелких кузнечиков.

Небосвод предостерегающе погрозил ей лапой:

- Тихо ты, счастливица, а то они все такого захотят!

После ужина зайцы добыли из своих рюкзаков плащи и улеглись спать. Было много толкотни по поводу того, кому лежать ближе к огню, пока кто-то не услышал, как капитан Рэйк громко шепчет Миггори:

- Сержант, скажите этим, кто спит ближе всех к огню, что это их обязанность – поддерживать его ночью. Пусть установят очередь, кому собирать дрова, когда они понадобятся.

Последовало некоторое количество потасовок, и внезапно образовалась куча места для любого, кто хотел бы спать поближе к огню. Миггори похлопал по пяткам двух зайцев, избранных им для этого задания:

- Бодсли, Уилби, вы сегодня отвечаете за дрова. Лежите спокойно, пока что они не так уж нужны.

Было час или два пополуночи, когда Уилби пихнул локтем Труга Бодсли:

- Я что говорю, Труг, старина, не хочешь ли ты пойти собрать немного этих чертовых дров? Этот огонь начинает гаснуть.

Труг выставил голову из-под складки плаща:

- Пойди, вскипяти свои чертовы мозги, Уилб. Иди сам, если темноты не боишься.

Уилби возмущенно подпрыгнул:

- Боюсь? Кто, черт побери, сказал, что я боюсь, во! Я пойду и принесу дров, кучу этого проклятого хвороста. А ты лежи здесь и отхрапи свою башку, ты, жирномозгий!

Обернув плащом свои плечи, он с важным видом перевалил через верх дюны, бормоча про себя:

- Бояться – чего здесь, черт возьми, бояться? Я покажу этому Тругу, что я наименьший страхополох во всем чертовом Дозоре. Я боюсь – нет, вы только подумайте!

Именно в тот момент произошел ряд стремительных событий. Юный Уилби споткнулся о поросшую камышом кочку, свалившись вверх тормашками в неглубокую впадину. Он врезался в темную фигуру какого-то создания, которое пыталось подкрасться к сидящему на гнезде коростелю, кладка яиц которого находилась в углублении. Птица пронзительно завопила, когда оба зверя рухнули на нее. Существо вскрикнуло от удивления, а Уилби пискнул в смятении, когда крыло коростеля стукнуло его по глазу, а укрытое в тени существо выскочило из-под него. Все трое в панике разбежались: птица неуклюже вспорхнула в ночь, а странное существо накидало Уилби песку в глаза, стремглав удирая меж дюнами. Уилби сидел в углублении, вытирая песок с глаз и стеная в голос, осторожно пытаясь выбраться из грязи, с разбитым птичьим яйцом, приставшим к его хвостику.

Поднятые по тревоге из-за шума, Бафф Красноспора, сержант Миггори, лейтенант Таран и капрал Небосвод Даббс примчались к нему с оружием наготове.

Юный Уилби подковылял к ним, невнятно бормоча:

- Меня ранили! Тут было двое гадов, один с большими когтями, а другой – какой-то чертов фантом. Я, конечно, с ними подрался, но они дали деру. После того, как ранили меня, конечно.

Таран уставился на юного зайца:

- Ранен, парень? Куда?

Уилби повернулся, чтобы они могли увидеть его повреждение.

- Э-э, в чертову область хвоста, я думаю.

Миггори быстренько взглянул, похлопал это своей лапой и фыркнул:

- Где это все произошло?

Уилби указал на небольшое углубление:

- Там, сардж!

Капрал Даббс нагнулся над местом происшествия, смахивая что-то в лапу:

- Яичная скорлупа! Это драное птичье гнездо!

Таран оглядел гнездо, прежде чем приступить к расспросам Уилби:

- Так ты говоришь, там было двое – и один с большими когтями, так? Это был тот, что улетел?

Уилби был сбит с толку:

- Улетел, сэр? Э-э, я не заметил.

Лейтенант был не в лучшем настроении, будучи разбуженным и вынужденным спешить через дюны:

- Значит, ты не заметил, юнец пустоголовый! Это была птица, Уилби, коростель! Ты что, не видишь, как она вон там над нами кружится? А что до твоей раны, то это не что иное, как разбитое яйцо, на которое ты уселся. Приложи к этому немного песка. Оно счистится, как только высохнет. Чертов фигляр!

Бафф Красноспора вмешалась:

- Прошу прощения, сэр, но как насчет другого зверя – того темного призрака?

Капрал Даббс хихикнул:

- Фантомный зверь, ха, чепуха!

Ищейка показала на смазанные следы на песке, покачав головой:

- Не думаю, капрал. Трудно сказать, но мне кажется, что это след хищника, слишком смазанный, чтобы точно сказать, какого именно. Он направился туда, на север через дюны.

Таран уставился в указанном направлении:

- Хмм. Есть у нас какой-то шанс изловить негодяя, мэм?

Бафф была экспертом в таких вещах; она предложила план:

- Я возьму с собой хорошего бегуна и срежу к берегу, где песок тверже и шаг быстрее. Остальные пусть дадут нам пару минут, а потом идут через верхушки дюн. Пошумите слегка – это заставит нашего злодея слегка пооглядываться. Он не заметит, когда мы его опередим. Таким образом мы его отрежем. Вы со мной, сержант?

Несмотря на свои сезоны, сержант все еще был хорошим спринтером.

- Так точно, давайте, Бафф, посоревнуемся между собой.

Сбежавший хищник был никем иным, как Мрачным Крошкой, жирным горностаем, дезертировавшим с «Зеленого Савана». Это его заметил и проигнорировал впередсмотрящий. Потеряв голову от своего столкновения с зайцем и коростелем, он волей-неволей сбежал через дюны. Осознание того, что он бежит на север вместо юга, как собирался, держало его подальше от берега. Мрачный Крошка не хотел быть замеченным кем-либо из команды Веарата. Идти через дюны, со всеми холмами, впадинами и длинной сорной травой, было неудобно, но это было безопаснее, нежели идти по открытой местности. Его шаг начал замедляться; он споткнулся, сдувая песок с губ. Устало вскарабкавшись на верхушку дюны, он остановился, чтобы вытащить чертополох из задней лапы. Затем он услышал крики:

- Еулали-и-и-а-а-а! Кровь и уксус!

Оглянувшись, он увидел три фигуры на вершине холма недалеко от себя. Мрачный Крошка обратился в бегство, тяжело дыша и слушая, как сердце колотится в груди.

- И-и-и-хар-р-р! Вперед, парни! Еулали-и-и-а-а-а!

Жирный горностай не мог понять ни одного из криков, но он знал, что они идут за ним. Он оступился и споткнулся вперед, уставясь через плечо на догоняющее трио.

С резкой неожиданностью его остановили тяжким ударом кулака в живот.

- Ну-ка, ну-ка, неряха, и куда это ты собрался?

Заяц, ударивший его, выглядел действительно сильным зверем. Еще одна рослая зайчиха стояла рядом с ним.

Втягивая в себя воздух, жирный горностай начал умоляюще бормотать:

- Я никогда не убивал кроликов, честно, клянусь! Я никогда – это все Раззѝд, и Мула, и та ласка, Джибори. Это они, клянусь!


* * *

Заря разлилась над лагерем Долгого Дозора, когда над вновь разожженными кострами готовился завтрак. Каритан Рэйк глядел сверху вниз на горностая, лежавшего крепко связанным на земле.

Мрачный Крошка нервно поглядывал на передние лапы черного зайца, покоившиеся на рукоятях двух клейморов. Он тяжко сглотнул, а затем начал всхлипывать:

- Клянусь жизнью моей старой матушки, ваше лордство, я рассказал вам все, что знаю, все-все! Как я уже говорил, я спрыгнул с того корабля, дезертировал. Это было не место для такого простого зверя, как я. Они меня били и запугивали, сэр. Заставляли меня петь, и танцевать, и подавать-приносить для них. Убийцы и головорезы, вот что такое команда «Зеленого Савана». И вот что я еще вам скажу, ваша светлость. Этот Раззѝд Веарат, да сгниют его кишки и глаза, он убил моего лучшего дружка. Да, бедного Бахвала. Они насадили его голову на верхушку фок-мачты корабля – как вам это, а?

Рэйк презрительно разглядывал его:

- Ах, захлопни свою пасть, ты, жирный истеричный неряха! Меня не волнует ни твой жалкий дружок, ни то, что они заставляли тебя петь и танцевать. Все, что я желаю знать, это то, где ты оставил свой корабль – почему они пристали к берегу, и куда они направлялись?

Мрачный Крошка заныл:

- Я скажу вам, что знаю, сэр, но не могли бы вы сперва уделить бедному зверю немножко еды и капельку питья? У меня во рту двое суток ничего не было…

Рэйк Ночномех обнажил свои два клинка с пугающей скоростью. Его тон сделался грубым и безжалостным:

- Ты когда-нибудь пробовал свою кровь? Ну, так попробуешь, если не ответишь на мои вопросы, нечисть. Говори!

Жирный горностай отпрянул от стальных лезвий:

- Я могу вас отвести на то место, где корабль причалил и я спрыгнул. Но почему он стал там на якорь, я не знаю. Никто на борту мне никогда ничего не рассказывал, сэр. Я даже не имел понятия, куда мы плывем. Клянусь, ни малейшего!

После того, как лагерь был свернут, сержант развязал Мрачного Крошку, но держал его на веревочном поводке. Колонна промаршировала вниз по дюнам к морю.

Горностай показал:

- Вон туда, прямо на север.

Труг Бодсли, с лапой на рукояти меча, старался придвинуться на длину клинка к пленному. Лейтенант Таран ухватился своей лапой за лапу Труга, остановив его попытку обнажить клинок:

- Что, черт возьми, ты затеял, Бодсли?

Труг скрежетнул зубами от ярости:

- Моя сестра Трей, ее убил этот хищник и его команда. Позвольте мне обнажить клинок сэр. Я хочу убить его!

Таран отпустил лапу юного зайца, покачивая головой:

- Ну давай, давай, Бодсли. Я отмечу это в своем рапорте как доблестный поступок: «Рядовой Труг Бодсли убил врага в героической битве. Хищник, полуголодный горностай, был без оружия и содержался под стражей на веревочном поводке. Бодсли явил великую доблесть, атаковав его с мечом наголо. Пленник не защищался – прошу прощения, не мог защитить себя». Ну, мой юный Труг, и как это, по твоему, звучит, во?

Пристыженный юный заяц даже не пытался вытащить клинок из ножен.

- Чертовски ужасно, сэр. Это заставило бы меня чувствовать себя трусом.

Лейтенант широко улыбнулся и подмигнул, похлопав Труга по спине:

- Ты не трус, парень, каждый мог бы это сказать. Жди, смотри и учись, Бодсли, и однажды мы все будем гордиться тобою, а?

Труг расправил плечи, салютуя:

- Так точно, сэр!

Капитан Рэйк Ночномех дернул за поводок пленника:

- Мы уже маршируем добрую часть утра, ты, негодяй! Куда ты нас ведешь?

Прежде чем Мрачный Крошка смог ответить, Бафф Красноспора, взобравшаяся снова на дюны, чтобы осмотреться на местности, крикнула:

- На север и слегка к западу по берегу, сэр – не могу разглядеть отсюда, что это. Мне разведать впереди и взглянуть?

Капитан Рэйк махнул лапой:

- Да, сделай это, милочка. Сержант Миггори, идите с ней на всякий случай.

Миггори присоединился к ищейке, когда она спустилась с дюн. Вместе они проворно пустились бежать вдоль линии прибоя.

Когда колонна последовала за ними на обычной маршевой скорости, зайчиха Муфта взглянула на Уилби, трусившего рядом с ней:

- Прости, ты что-то сказал?

Уилби показал на себя:

- Кто, я? Нет, это был Драндер.

Драндер угрюмо пояснил:

- Я и слова не сказал. Это мой чертов желудок бурчит и просит жратвы.

Флетчерс, еще один молодой рекрут, глупо улыбнулся:

- Да ты что? Мой животик тоже. Послушай-ка, слышишь?

Он начал издавать звуки уголком своего рта, как будто бурчащий желудок, способный разговаривать:

- У-у-р-р-бу-р-р, хочу обе-ед! В-р-р-р! Замор-р-рите че-р-р-рвячка!

Это вызвало общее веселье среди молодых зайцев, начавших передразнивать Флетчерса:

- У-у-р-р-р! Еда-а-а-а-а, хочу-у еды-ы-ы-ы!

- Кву-у-р-р-к! Жр-р-ратва-а-а, жра-а-ать хочу-у-у!

Капрал Небосвод Даббс строго придрался к ним:

- Тишина в рядах, вы, вопящие твари! Не думайте, что можете выделываться, потому что сержанта Миггори здесь нет! Следующий бурчащий желудок, который я услышу, получит сегодня половинный паек и двойную норму охраны ночью! Вы меня слышите, во?

Муфта красиво похлопала ресницами:

- Мы вас слышим, капрал!

Даббс скорчил ей свирепую рожу:

- Тога обрати внимание, красавица! Я, может быть, только капрал, но я жуткий и ужасный капрал, который получит ваши уши на завтрак, хвосты на перекус и использует ваши кишки для подвязок! Что я получу, мисс Муфта?

Хорошенькая зайчиха снова похлопала ресничками, ответив успокаивающим тоном:

- Вы получите кошмарнейшую головную боль, если будете продолжать так орать, дорогой капрал.

Небосвод Даббс свирепо взглянул на нее, его уши задергались от гнева:

- А ну-ка, подровнялись! Задние ряды, подтянуться! Ать-два, левой-правой! Плечи назад, Уилби! Смотреть вперед, мисс Муфта! А ну, марш, вы, неряшливая, косолапая, отвратительная толпа негодяев!

Откуда-то из рядов неопознанный юный заяц издевательски всхлипнул:

- О Боже, пусть наш обожаемый старый сержант придет и спасет нас от этого жестокого капрала!



Объект, который Бафф Красноспора заметила с верхушки дюны, оказался не более чем темным пятном над линией прибоя. Лапы Миггори стучали наравне с лапами ищейки, когда они приблизились к их цели. Сержант предпринял рывок. Выдвинувшись впереди Бафф, он поднял лапу, выкрикнув предупреждение:

- Подождите, мэм! Дайте-ка мне взглянуть сначала!

Бафф знала, что Миггори никогда не действовал без причины. Она остановилась, но не смогла удержаться от сомнения по поводу его мотива:

- Я что говорю, сержант, зачем мне оставаться там?

Ответ Миггори был кратким:

- Я унюхал кое-что, что мне не нравится. Попрошу вас оставаться на месте, мэм.

Это был большой курган пепла – черного, белого и серого – от приличных размеров костра, который уже давно остыл. Седой знаменный сержант быстрой лапой пошевелил мусор. Он припал к земле, его взгляд блуждал по местности, а голова затряслась.

Ищейка сделала несколько неуверенных шагов вперед:

- Что там, сэр?..

Миггори волчком развернулся в ее сторону, его голос был громким и напряженным:

- Что я вам сказал, Красноспора? Оставайтесь сзади! Возвращайтесь немедленно назад к колонне! Скажите капралу Даббсу, чтобы держал молодежь подальше! Пришлите ко мне капитана Рэйка и лейтенанта Тарана, так быстро, как только сможете!

Бафф замялась:

- Но сержант, что это?

Рык Миггори заставил ее стремглав исполнять приказ:

- Не спорьте со мной – просто сделайте, что вам велят!

Колонна остановилась хорошо за пределами берега, в то время как капитан Рэйк и Таран склонились среди пепла рядом с Миггори. Глаза Рэйка Ночномеха были пустыми от шока, когда он поднял из руин некий предмет.

- Что за чудовище могло сотворить такое с другим живым существом? Я никогда не видел ничего подобного!

Таран окинул взглядом ужасную сцену, опершись на копье:

- Да, это явно дело рук Веарата, сэр.


7.

Морские бродяги (Команда бродяг) (ЛП)


Молодой Угго Вилтуд скоро обнаружил, что лай Джема Гурди был не всерьез, а его предполагаемого укуса не существовало. Ежик знал, что выдра, несмотря на его грозные размеры и внешний вид, был совершенно безобидным. Вместе они потрусили вдоль тропы, срезав через канаву и путешествуя на запад через область лесов Страны Цветущих Мхов, которые обрамляли обширные равнины. В середине утра теплое солнце просачивалось через лиственную сень дубов, буков, вязов, платанов и других больших деревьев. Мягкая глинистая почва была покрыта травой, молодым папоротником, первоцветами, примулами, лапчаткой, истодом и огуречником. Пение птиц было повсюду, доносясь через участки солнечного света и тени.

Ничто из этого не вызывало интереса у Угго, желудок которого все утро говорил ему про свою потребность в еде. Джем, упорно двигавшийся впереди, оглянулся на следовавшего за ним юного увальня:

- Мы уже устали, юный Вилтуд?

Ответ последовал быстро и громко:

- Нет, я есть хочу, мистер Гурди!

Джем кивнул на небо:

- Солнце еще не достигло полудня. Вот когда мы остановимся пообедать. А пока продолжай идти, - продолжил он.

Угго последовал за ним, но не без жалобы:

- Ух, это подходит вам, мистер Гурди. Вы позавтракали в аббатстве, но я – нет, и я помираю с голоду!

Выдра оперся на копье, которое он использовал в качестве дорожного посоха:

- Ох, какой ужас, бедненький ежик! Какая жалость, что ты не можешь пошарить по кухне и наворовать еды!

Угго угрюмо выпятил нижнюю губу:

- Мне бы и не понадобилось. В аббатстве всегда можно было что-нибудь съесть, достаточно только как следует попросить.

Джем сделал стремительный жест посохом:

- А как насчет старой доброй Страны Цветущих Мхов, а? Здесь кучу всего можно съесть, и даже просить не надо!

Угго рискнул презрительно фыркнуть:

- Ха! И что, например?

Большой выдра быстро огляделся, затем сорвал стебелек, украшенный желтыми бутонами:

- Вот это. Попробуй!

Ежик взял стебелек, понюхал его, затем неуверенно откусил кусочек:

- Забавный вкус – что это?

Джем жалостливо покачал головой:

- Вы, молодежь, слишком привыкли к обслуживанию, к тому, что вам подают еду на блюдечке. Это молодой одуванчик, товарищ. Я съел кучу таких стеблей, будучи в твоем возрасте. А теперь попробуй-ка кое-что из этого.

Он насобирал разных образцов ранней зелени, скармливая их Угго по одному и объясняя:

- Это огуречник – вкус, как у огурца, не правда ли? Попробуй немного мать-и-мачехи. Ничего, правда? А вот это зверобой, полезный для тебя. Дикая горчица, сладкий кервель. В лесу растут все виды пищи. Нет нужды ходить голодным.

Угго осторожно жевал, скривившись от горького вкуса одного особенного растения:

- Это не то же самое, что добрая еда, не так ли, мистер Гурди?

Джим фыркнул от такого недостатка благодарности:

- Может, не так, как ты думаешь, но это поможет тебе идти до обеда. Кончай-ка стонать и давай иди!

Когда полдень, в конце концов, наступил, Джем втайне радовался возможности отдохнуть. Он постарел и набрал вес, будучи хранителем рэдволльских погребов. Прошло уже некоторое время с тех пор, как он путешествовал к побережью. Осторожно, чтобы не дать своему юному компаньону понять, что он устал, большой выдра перешел на пружинистый шаг.

- Подтянись-ка, мистер Вилтуд. Ты снова отстаешь!

Настроение Угго не было хорошим. Он сердито указал вверх:

- Ты сказал, что мы остановимся на обед, когда солнце достигнет полудня! Оно уже там некоторое время, а ты не остановился. Чего мы ждем, мистер Гурди – ночи?

Вид ручья впереди подсказал выдре ответ:

- На берегу ручья вон под той ивой. Это то место, на которое я нацеливался. Мы бы дошли туда раньше, если бы ты не отставал.

Это было действительно хорошее местечко. Вскоре они уже развели костерок и поставили вариться мятный чай. Из своего рюкзака Джем выделил немного сыра, лепешек и меда. Охлаждая лапы на мелководье, он наблюдал, как Угго поджаривает две лепешки с сыром сверху:

- Так и надо, товарищ. Добрые и поджаристые снизу, с пузырящимся сыром сверху. Великолепно!

Ежик не имел ничего против того, чтобы готовить обед:

- Мне нужны еще две лепешки, чтобы смазать их медом на десерт.

Угго был удивлен тем, какой вкусной может быть еда на свежем воздухе.

После того, как они поели, Джем Гурди накрыл глаза большим листом щавеля и затих, улегшись спиной к стволу ивы.

- Давай-ка немного поспим. Нет ничего лучше звука тихо журчащего ручья в ранний полдень.

Какое-то время Угго разглядывал камушки, потом ему стало скучно:

- Мне не хочется спать, мистер Гурди!

Выдра открыл один глаз:

- Иди-ка отсюда и не беспокой меня некоторое время. Порыбачь немного или что-то вроде.

Угго уставился на чистую воду ручья:

- Но я не вижу здесь никакой рыбы.

Выдра издал долгий вздох:

- Ну, сходи вниз по течению. Там есть небольшая бухточка, где вода спокойная. Может, ты сможешь поймать там немного пресноводных креветок, и мы сегодня на ужин сварим суп.

Угго упорствовал:

- Но мне понадобится удочка и леска!

Голос Джема стал угрожающим:

- Ты не поймаешь пресноводных креветок удочкой и леской. Возьми один из мешочков из-под лепешек и сделай сеточку. Надеюсь, ты не настолько тупой, чтобы не уметь сделать простую рыболовную сеть, а?

Угго поковылял прочь, бормоча:

- Конечно, я не тупой, я могу сделать рыболовную сетку, мистер Гурди. А вы себе спите. Ух, старикам нужен сон!

На счастье для него, Джем Гурди не слышал большинства из того, что он сказал. Закрыв глаза, он с зевком опустился на землю.

Найдя длинную ветку с раздвоенным концом, будущий ловец креветок прикрепил ее концы к каждой из сторон маленького полотняного мешочка. Следуя вниз по течению, он тщательно наблюдал за водой, чувствуя себя счастливым по поводу своей новой цели и все еще бормоча про себя:

- Подожди-ка, Джем Гурди! Вот как наловлю полную сетку креветок, а потом как подкрадусь да как плюхну их тебе в объятия – это тебя точно разбудит!

Бухточка была дальше, нежели он ожидал, но Угго все же набрел на нее – маленький заливчик, патрулируемый стрекозами, носившимися над тихой темной водой. Здесь не было видно никаких креветок, но Угго быстренько протащил свою сетку под темной поверхностью. Вытащив сетку, он вывернул ее наизнанку и был вознагражден видом двух мелких прозрачно-серых извивающихся существ.

- Ага! Вот вы где, мои маленькие креветочки! Есть там еще другие в этой воде? Посмотрим, а?



Любопытная оса, исследуя одно из век Джема Гурди, разбудила его. Он сонно согнал ее и уже собирался спать дальше, когда заметил положение солнца через свисающие ветки ивы. Уже миновала середина полудня! Большой выдра поднял себя на лапы. Неужели он действительно спал все это время? Взяв кастрюльку с тепловатым мятным чаем из углей потухшего костра, он осушил ее в один прием. Быстро плеснув ручьевой водой себе в морду, Джем полностью проснулся и насторожился.

- Куда подевался этот маленький негодяй? Он уже давно должен был вернуться и разбудить меня!

Забредя на мелководье, выдра сложил обе передних лапы рупором у морды, громко крича:

- Угго! Возвращайся назад немедленно! Угго! Угго-о-о-о!

Подняв брызги своим похожим на руль хвостом, Джем выпрыгнул обратно на берег. Он остановился, глядя туда-сюда, прежде чем завопить снова:

- Угго Вилтуд, где ты? Если ты не появишься прежде, чем я досчитаю до десяти, я уйду без тебя! Один… два… Ты меня слышишь, маленький негодяй?

Он досчитал до десяти, потом повторил представление с более серьезными угрозами – все безуспешно. Запаковывая все обратно в свой рюкзак, он попытался припомнить, что он сказал перед тем, как заснуть.

«Бухта ниже по течению… пресноводные креветки… вот оно!»

Без дальнейшей суеты он залил водой угли костра и поковылял по берегу вниз по течению.

Через каждые две минуты Джем останавливался, посылая зов в окружающие леса. Он старался быть не слишком рассерженным, не желая отпугнуть молодого ежика:

- Угго, выходи, малыш! Я на тебя не сержусь! Это я виноват – не стоило мне вот так засыпать. Давай, покажись, ничего страшного не случилось!

Продолжая идти и звать, Джем набрел на бухточку. Там была импровизированная рыболовная сетка, плавающая в воде. Он вытащил ее, чувствуя, как ледяной страх карабкается по его животу. Неужели Угго упал? Могут ли ежики плавать? Для выдр не было проблем с плаванием, но как насчет ежей – были ли они как кроты и белки? Он никогда не видел, чтобы кто-либо из них обожал воду. Это сделало свое дело, и Джем Гурди нырнул в воду.

В результате его безумных метаний под водой бухточка оказалась перемешана с илом. Он нырял четыре раза, каждый раз прочесывая бухту с одного до другого края, с одной до другой стороны – безуспешно. Восстановив дыхание, большой выдра выплыл из бухты. Он обыскал ручей на значительное расстояние в обе стороны.

Солнце садилось во всем багровом великолепии, когда рэдволльский хранитель погребов-выдра уселся, плача, на берегу ручья. Зачем он так долго спал в полдень? Зачем он был так сердит на своего юного товарища? Он будет сожалеть об этом до конца своих дней. Угго Вилтуда больше не было – он утонул, и течение отнесло его в море. Взяв рюкзак на плечо, Джем устало побрел прочь, следуя за ручьем через равнину по направлению к дюнам, побережью и морю.



В аббатстве был теплый и тихий день, когда Матушка Воппл устроилась на юго-восточном углу крепостной стены. Она наслаждалась тихим послеполуденным чаем с сестрой Фиск после всей суеты и жары кухонь. Расстелив скатерть на обветшалых камнях, пухленькая водяная полевка разложила на ней содержимое своей продуктовой корзинки: две овсяных булки, начиненных салатом из рубленых лесных орехов, решетчатый пирог с яблоками и черникой, салфетки и посуду.

Увидев, как сестра Фиск поднимается по южной лестнице стены, Воппл помахала ей, подзывая подругу:

- Эй, сестра, сюда!

Рэдволльская мышь-лекарка подошла, неся в лапах исходящий паром чайник. Матушка потерла лапы в предвкушении, когда Фиск уселась рядом с ней:

- Я разложила нашу еду. Что за чай мы пьем сегодня?

Фиск налила горячую янтарную жидкость в две фарфоровые чашки, протянув одну из них компаньонке:

- Попробуй и угадай, а потом скажи мне, как тебе это нравится!

Сдув ароматный пар с напитка, Воппл отпила маленький глоточек:

- О-ох, сестра, он абсолютно бесподобный! Я никогда не угадаю, так что лучше скажи мне.

Фиск огляделась по сторонам, как бы защищая тайну, перед тем, как шепнуть:

- Плоды шиповника и бутоны одуванчика, со всего лишь щепоткой толченого миндального цвета!

Матушка отхлебнула еще, прикрыв глаза в экстазе:

- Это лучшее из всего, что ты когда-либо изобретала, подруга!

Фиск как следует откусила от своей булки с салатом:

- Конечно, и вполовину не такое хорошее, как твоя еда. Сегодня днем мне пришлось слегка посуетиться. Пришлось наложить немного мази на ушибленную заднюю лапу. Опять малыш Альфио!

Матушка хихикнула:

- О, Боже! Иногда я думаю, что бедный диббун уродился на свет с четырьмя левыми лапами. Сколько это уже раз он падал и ушибался, неуклюжая мелкая землеройка?

Сестра покачала головой в насмешливом отчаянии:

- Я уже потеряла счет синякам Альфио!

Она прислонилась спиной к нагретым солнцем зубцам стены:

- Ах, вот это жизнь! Момент тишины и спокойствия пополудни, подальше от всего этого!

Воппл поставила перед ней ломтик пирога:

- Да, пока кто-нибудь из зверей снова не покалечится или вся толпа из Рэдволла не захочет жрать!

Тихий, слабый и дрожащий голосок перебил их:

- Не могли бы вы накормить меня, пожалуйшта? Я много не ем…

Фиск повернулась к Воппл:

- Ты что-то сказала?

Матушка уже поднималась на лапы:

- Это не я – это прозвучало, как будто кто-то находится снаружи!

Фиск присоединилась к ней, и они выглянули за зубцы.

Внизу, среди деревьев, была старая ежиха. Она выглядела очень худой и тряслась. Опершись на вяз, она помахала им лапой:

- Не хотела портить ваше чаепитие, шударыни. Я вшего лишь гадала, как можно попашть в это чудное мешто.

Матушка Воппл немедленно ответила:

- Оставайтесь на месте, мэм! Мы спустимся и заберем вас!

Отворив маленькую калитку в восточной стене, они поспешили к фронтону, где уселась старая ежиха. Она начала благодарить их, когда они помогли ей пройти во двор:

- Пушть удача улыбнетша вам, добрые звери, и пушть ваши мишки никогда не опуштеют жа вашу доброту ко мне!

Они помогли ей взобраться на стену и усадили ее, поставив перед ней свой послеобеденный чай. Она немедленно и с удовольствием накинулась на еду. Пока она безмерно предавалась обжорству, матушка Воппл изучала мордочку пришелицы, бормоча:

- Сестра Фиск, а она тебе никого не напоминает?

Вместо ответа сестра Фиск обратилась к старой ежихе:

- У вас есть имя, мэм?

- Их гостья подняла глаза от ломтика пирога, показывая в улыбке всего лишь несколько обломанных зубов:

- Туггс, меня жвать Туггс!

Матушка кивнула со знающим видом:

- А ваша фамилия случаем не Вилтуд?

Старая ежиха одним махом прикончила чашку чая:

- Правильно, Вилтуд… Но как вы ужнали?

Матушка Воппл поежилась:

- О, я просто угадала.

Туггс Вилтуд обратила свое внимание на недоеденную булку Фиск:

- Вы догадливая, а, мэм? А нет ли у ваш еще этой шлавной еды?

Воппл подвинулась, чтобы помочь ей встать:

- Пойдемте со мной на кухню, и я посмотрю, что можно найти!



Аббат Тибб присоединился к Дорке Гурди на кухне. Оба были полны решимости увидеть новоприбывшую. Тощая старая ежиха расположилась на стопке мешков в одном из углов, уделяя внимание только подаваемой еде.

Матушка Воппл указала Тиббу и Дорке на свою гостью, заметив:

- Мы с сестрой Фиск обе сошлись на том, кто она такая.

Аббату понадобился всего лишь короткий осмотр старушки с обломанными зубами, которая хлебала подслащенную медом овсянку так, как будто ей предстояло голодать десять сезонов. Он решительно кивнул:

- Это Вилтуд, без сомнения, а, Дорка?

Выдра-привратница охотно согласилась:

- Чтоб мне руль расщепило, она не может быть никем иным, кроме Вилтуда. За столом не конфузится, не так ли? Посмотрите-ка, как она пожирает всю эту еду!

Матушка Воппл вновь наполнила миску гостьи овсянкой. Туггс Вилтуд выхлестала кружку Октябрьского эля, кивнув матушке перед тем, как вновь обратить свое внимание на овсянку:

- Шпашибо, мэм. Люблю я капельку медовой овшяночки. У меня ошталошь не так много жубов, штобы иметь дело ш более твердой едой. Но, однако, я штараюшь.

Сестра Фиск подавила смешок:

- Уверена, что так и есть, добрая госпожа. У нас есть еще один член вашего клана здесь, в Рэдволле – юный Угго Вилтуд, хотя сейчас он отправился в путешествие.

Туггс вылизала стенки своей опустевшей миски, протягивая ее матушке за новой порцией:

- Вы шкажали – Хугго? Хммм, не жнаю никакого Хугго Вилтуда, но это неудивительно. Штрана Цветущих Мхов кишит Вилтудами. Мы путешештвенники и шобиратели, жнаете ли. Не поделитишь ли вы шо мной капелькой шупчика? Я люблю шуп, жнаете ли.

Матушка Воппл прокомментировала:

- А есть ли какая-нибудь еда, которую вы не любите?

С минуту Туггс посасывала свои фактически беззубые десны:

- О, дайте-ка поражмышлить. Может, уштрицы. Я о них шлыхала, но никогда не пробовала. Потому не могу шкажать, нравятшя они мне или нет. Вы когда-нибудь пробовали уштрицу, шударыня?

Аббат прервал эту в какой-то степени бессмысленную болтовню:

- Забудьте об устрицах – скажите мне лучше, была ли у вас цель для посещения аббатства? Конечно же, вы желанный гость, я уверен; но будучи зверем столь почтенных сезонов, вы много раз заходили в наши ворота, если вы живете в Стране Цветущих Мхов. Так почему же вы внезапно завернули сюда сегодня?

Туггс отхлебнула из миски, которую ей только что передала матушка:

- Ох, щаштливый день – вешенний овощной шупчик, моя шамая любимая штука на швете! Пушть вам улыбнетша удача, шударыня повариха, и, может быть, у ваш найдетша также мягкое мештечко, чтобы уштроитьша на ночь?

Взяв корку хлеба, она начала макать ее в суп и шумно сосать. Дорка улыбнулась аббату:

- Мне не кажется, что она ответит еще на какие-нибудь вопросы, пока продолжает поступать еда.

Тибб поежился:

- Думаю, вы правы, друг мой. Матушка, отставляю ее на вашем попечении. Проследите, чтобы она получила все, чего хочет, а потом уложите спать в кладовке. Может, она поговорит со мной, когда почувствует, что захочет этого. Старики, такие, как она, обычно не имеют привычки посещать новые места без причины. Хотя, возможно, она всего лишь проголодалась.

Сестра Фиск проследила за исчезновением очередной миски супа:

- Да, возможно, так и есть, отче. Будем надеяться, ей скоро хватит, прежде чем она выест нас из дому. Да, кстати, как там ваш обломанный коготь?

Аббат протянул его Фиск для осмотра:

- О, ничего особо страшного. В следующий раз буду более внимательным, пытаясь запереть главные ворота самостоятельно.

Дорка покачала головой:

- Да-да, подождите меня. Я знаю их, эти ворота – они могут быть сложными, если не обращаться с ними как следует.

Фиск осмотрела коготь, заметив, что аббат поморщился, когда она дотронулась до него:

- Хммм, лучше бы вам пойти со мной в лечебницу, отче. Думаю, капелька моей особой мази и повязка из трав – это то, что нужно, чтобы решить вашу проблему.

Аббат попытался уйти, извиняясь:

- О, все будет в порядке так, как есть. Пожалуйста, не утруждайте себя, сестра.

Фиск крепко ухватила его за кушак рясы:

- Это вовсе не проблема. Я не сделаю вам больно – ну-ка, не будьте, как диббун, и пойдемте со мной!

Она живо вывела его вон. Матушка Воппл передала Туггс Вилтуд ломоть пирога с грибами, заметив Дорке:

- Думаю, в каждом из нас есть кое-что от диббуна, когда приходит время посетить лечебницу. Однажды, когда я была еще малышкой, я занозила себе лапку шипом розы. Старому брату Мандикусу пришлось выковыривать его иголкой. С тех пор у меня всегда страх перед лекарями.

Туггс перебила их со ртом, полным пирога:

- А нет ли ждешь у ваш чего приштойного попить?

Матушка Воппл выглядела слегка оскорбленной:

- Что вы имеете в виду – чего пристойного попить? В Рэдволле все напитки пристойные, если хотите знать!

Древняя ежиха хмыкнула:

- Я имела в виду – чего-нибудь шладенького. Вше, что я пила ш тех пор, как пришла шюда – это чай или эль. Обожаю шладенькие напитки – наштойки и шипучки.

Дорка Гурди скорчила гримасу издевательской жалости:

- Ох, бедняжечка вы наша, нам надо бы дать вам немножко клубничной шипучки или одуванчиково - лопуховой настойки!

Туггс почуяла, что над ней издеваются, и резко ответила:

- Поменьше наглошти, водяная шобака, иначе я не шкажу ни шлова о том, что меня шюда пошлали шкажать!

Большая выдра погрозила старой ежихе лапой:

- Кого это ты назвала водяной собакой, ты, свинья с колючками?

Матушка Воппл вклинилась между ними:

- Ну-ну, нечего обижать друг друга и обзываться. Я пойду и попрошу Кротоначальника Руго принести кувшин настойки из тернослива и груш из погреба.

Туггс подтянулась и встала, являя собой воплощение оскорбленного достоинства:

- Да, и я пойду ш вами. Я не оштанушь ждешь, где меня будет ошкорблять это наглое шождание!

Она зашагала вслед за матушкой.

Дорка хмыкнула:

- Мы привели ее внутрь, и вот как к нам относятся за наше к ней гостеприимство! Старая костлявая попрошайка! Был бы здесь мой братец Джем, он бы не подпустил ее и близко к своим погребам. Ух, этой ежихе не повредила бы хорошая ванна, если бы меня кто спросил!

- Хурр, если бы вас кто спросил о чем, мэм? – Кротоначальник Руго вошел на кухню через служебную дверку. Дорка объяснила ему по поводу Туггс:

- Одна из этого племени Вилтудов завернула к нам в аббатство. Наелась до отвала и пошла вниз в погреба с матушкой Воппл за кувшином настойки.

Кротоначальник пожонглировал связкой ключей, висевшей у него на боку:

- Ну, значится, не получит она ничего. Я дверь закрыл.

Дорка как раз собиралась ответить, когда со стороны подвальной лестницы донесся звук грохота, крика, визга и глухих ударов. Большая выдра поспешила прочь с Руго, катящимся следом за ней:

- Боже мой, что там за шум?

Они нашли Туггс внизу спиральной лестницы из песчаника. Матушка Воппл склонялась над ней, пытаясь усадить ее прямо к запертой двери.

- Она протолкалась мимо меня на верху лестницы, запнулась через те старые лохмотья, которые носит, и прокатилась сверху вниз. Я не могла ее остановить!

- Держитесь-ка, хурр, сударрыни, и отступите назад! – Кротоначальник достал ключ, открывая двери. Они занесли Туггс Вилтуд внутрь между ними, уложив ее на мешок с соломой.

Матушка Воппл провела лапой перед ноздрями старой ежихи:

- Дорка, беги найди сестру Фиск. Я не знаю, насколько она плоха, но она все еще дышит. Кротоначальник, пожалуйста, не могли бы вы найти кружечку сладкого ликера?

Дорка вернулась с сестрой Фиск и аббатом, когда матушка Воппл пыталась влить немного ликера меж стиснутых губ пациентки. Сестра немедленно взяла командование на себя:

- Дайте-ка мне эту кружку. Осторожно поднимите ей голову – кажется, ее вырубило. Я не знаю, какие еще повреждения ей нанесены. Дорка говорит, что она скатилась по всей длине лестницы прямо в закрытую дверь.

Матушка с волнением наблюдала, как ликер потек по подбородку старой ежихи:

- Она просто протолкнулась мимо меня – я ничего не могла сделать!

Кротоначальник похлопал водяную полевку по лапе:

- Хурр, ничего, мэм. Это не ваша вина, бурр!

Ко всеобщему изумлению, веки Туггс затрепетали и распахнулись. Она слабо облизала губы, хрипло произнеся:

- Хмм, чудешный шладкий вкуш. Что это?

Кротоначальник тихонько сморщил свою бархатную мордочку:

- Это одуванчиково-лопуховая настойка, мэм. Тут есть хур-рошая бочка этой настойки для вас, мэм, когда почувствуете себя лучше.

Туггс сильно и резко закашлялась. Она сморщилась и простонала:

- Надеюшь, я не поломала ваших чудешных штупенечек…

Аббат Тибб опустился на колени возле нее, вытирая ей подбородок платком:

- Не пытайтесь говорить, мэм. Лежите тихо.

Он искоса поглядел на сестру Фиск, которая только грустно покачала головой, имея в виду, что для бедной старушки уже ничего нельзя сделать.

Туггс ухватила аббата за рукав, притянув его к себе поближе. Зрители наблюдали, как она что-то сбивчиво прошептала в ухо аббату, делая паузы и слегка кивая. Затем Туггс Вилтуд вытянула одну из своих костлявых лап, как будто показывая на что-то за пределами аббатства. Аббат Тибб все еще держал ухо подле ее губ, когда она издала один последний вздох и последнее дыхание покинуло ее израненное тело.

Матушка Воппл медленно опустила ее голову:

- Ее больше нет, бедняжки!

Тибб накрыл своим платком морду Туггс Вилтуд:

- Хотел бы я, чтобы она прожила дольше, чтобы рассказать мне больше!

Сестра Фиск выглядела озадаченной:

- Почему? Что она сказала?

Отец аббат Рэдволла закрыл глаза, вспоминая послание, которое привело старую ежиху в его аббатство:

- Вот оно, слово в слово, и это кое-что, что мы не можем игнорировать:



Рэдволл предупреждали уж однажды,

Внимательно послушай, что скажу,

Трезубец тот и те глаза на мачте

На долю вашу выпадут, грожу.

И если не послушаете слова,

Что говорят вам Вилтуд и родня,

Послушайте-ка мышь с мечом здоровым –

Ведь это он предупредил меня!



В неловкой тишине, что последовала за декламацией, Дорка Гурди пробормотала:

- Это был сон Угго Вилтуда, парус с глазами и трезубцем, знаком Веарата. Но ведь мой брат Джем сказал, что его победили и убили морские выдры!

Аббат Тибб спрятал обе лапы в широких рукавах своей рясы:

- Я знаю, но мы ждем, когда Джем вернется и подтвердит то, что ему рассказали. Думаю, это будут плохие новости, потому что я верю в то, что сказала старая Туггс Вилтуд. Мышь с внушительных размеров мечом послала её в Рэдволл, а кто усомнится в духе Мартина Воителя?



8.

Морские бродяги (Команда бродяг) (ЛП)


С каждым днем, пока «Зеленый Саван» рассекал волны в направлении Высокого Северного Побережья, лисица Шекра становилась все более тревожной. Она боялась морских выдр, этих диких воинов из команды Скора Пса Секиры, наслаждавшихся битвой. Шекра никогда не видела Веарата побежденным, пока он не столкнулся с Скором и его тварями. Лиса была Провидицей, но она также была очень проницательным мыслителем. Не важно, какие детали были добавлены к его судну, - она знала, что пираты и морские крысы будут достаточно авантюрными, чтобы атаковать морских выдр на их территории. Вспоминая тела хищников, плывущие в окровавленном море, и с трудом уходящий дико избитый и пылающий корабль, Шекра была уверена, что второй набег не увенчается ничем, кроме поражения. Из подслушивания слухов тех, кто был на борту в тот ошибочный рейд, было явно, что они были одного мнения с ней. Впрочем, бесполезно было обсуждать такие вещи, когда Раззѝд был капитаном. Более того, ближайшие помощники Веарата Мула и Джибори всегда были настороже насчет мятежных разговоров.

Шекра знала, что эта ситуация была опасной, и требовалось найти способ ее разрешить. Требовалось немного серьезных размышлений. Ответ пришел одним вечером, когда она сидела на камбузе с остальной командой. Это было после ужина; они попивали грог, когда старый горностай-пират начал брякать на не поддающемся опознанию струнном инструменте и петь. Это была обычная среди морского зверья песня, полная жалости к себе, вызванной изрядным количеством крепкого грога. Шекра прислушалась к хриплому выступлению певца:



Гребите прочь, товарищи, ведь воет ветер – страх,

Лед на линях, лед на снастях и лед на парусах!



Когда я был лишь малышом, сказала моя ма:

«Не будь пиратом, как твой па, на море жизнь горька,

Не следуй крысы ты путем, - скончаешь свои дни

На дне морском, средь хладных волн, в последней пристани!»



Гребите прочь, товарищи, ведь воет ветер – страх,

Лед на линях, лед на снастях и лед на парусах!



Презрел я матушки слова, взгляните на меня:

Я на пиратском корабле, вдали от волн ни дня.

Наш кок противен, боцман груб, живу на баланде

Скажу вам, парни – жизнь горька, я стар и слаб уже.



Шекра передала певцу кружку грога:

- Да, ты прав, товарищ, но если уж ты последовал за морем, обратной дороги нет. Я знаю, уже слишком поздно, но скажи-ка мне, что бы ты делал, если бы осел на берегу? Может, был бы фермером?

Старый горностай безрадостно хохотнул:

- Что, я – и вдруг фермер? Фу, это звучит слишком похоже на тяжкий труд. Мне бы понравилось жить легкой жизнью в каком-нибудь старом солнечном местечке. Да, чтобы кто-то другой готовил для меня еду, и с хорошей мягкой койкой, чтобы спать. Где-нибудь, где ты укрыт от штормов и холода зимой, с большим ревущим огнем из бревен, около которого аж усы поджариваются. Ах, вот бы что мне понравилось!

Шекра кивнула, ее мозг украдкой работал:

- Звучит хорошо для меня. Интересно, есть ли где такое местечко?

Молоденький крысеныш предположил:

- Эта большая гора полосатой собаки, где живут все те кролики, она казалась мне подходящей.

Голос лисы звучал издевательски, ибо она знала, каким путем повести разговор:

- Никакого шанса попасть куда-нибудь близко к этой горе. Эти кролики – воины, такие же, как морские собаки. Тебя убьют прежде, чем ты об этом узнаешь. А вот Красное Аббатство – это бы мне подошло. Ты о нем знаешь?

Молодой крысеныш покачал головой:

- Красное аббатство?

Кок, толстая жирная ласка, окунул кружку в бочонок с грогом:

- Да, я слышал разговоры о нем. Не называется ли оно правильнее Красностенным Аббатством?

Шекра хитро кивнула:

- Ты прав, товарищ. Что же ты слышал?

Кок прикончил половину своей кружки одним глотком и рыгнул:

- Говорят, оно где-то в середине страны, и вокруг него растет лес. Мой дед его однажды видал. Он говорил, что оно построено из красных камней. Там живут лесные жители – древесные мыши, ежи, мыши и так далее. И еды у них также предостаточно.

Шекра добавила своих собственных эпитетов к рассказу кока:

- Ага, кто-то мне однажды говорил, что там есть сады со спелыми фруктами, висящими на всех деревьях, и клубника с черникой; столько меда, что хватит корабль утопить, большой пруд, полный рыбы, птицы и яйца, столько, сколько хочешь!

Старый горностай-певец задумчиво покачал головой:

- Красностенное Аббатство, а? Звучит заманчиво. Почему мы там еще не были? Лесные жители – не такие воины, как кролики и морские собаки.

Лиса поежилась:

- Потому что оно посреди страны, и корабли не могут его достичь. Пираты никуда не идут без своих кораблей. Но о чем я говорю? Этот «Зеленый Саван» теперь может пройти где угодно – по суше ли, по воде ли, уже не важно, так?

На камбузе вдруг воцарилась атмосфера всеобщего возбуждения:

- Мы могли бы пойти туда, бьюсь об заклад, могли бы!

- Ха, не будет никаких проблем с тем, чтобы поубивать кучу лесных жителей!

- Ага, и все это станет нашим, приходи и бери, ребята!

- М-мы буд-дем ж-жить к-как… кап-пит-тан-ны… и… э-э… корол-ли. Инт-тересн-но, а их-х грог хор-рош, а, Шекра?

Теперь, когда она посеяла это зерно, лиса покинула камбуз, на ходу отвечая товарищам по кораблю:

- Наверняка у них есть подвалы, груженные бочками самых лучших напитков, по крайней мере, должны быть, со всем этим фруктовым соком. Должно быть, на вкус они классные и сладкие!

Она выбрела на палубу. Была хорошая весенняя ночь, и в бризе чувствовался привкус обещания лета. Джибори спустился с кормовой палубы:

- Эй, лиса, ты где была? Капитан Раззѝд хочет тебя видеть.

Без единого слова Шекра последовала за ним к капитанской каюте.

Веарат ужинал с Муллой и Джибори. Стирая влагу со своего поврежденного глаза, он уставился на Шекру здоровым глазом. Когда кого-нибудь изучал его холодный взгляд, это всегда лишало присутствия духа.

Шекра дотронулась до своего уха в салюте, не уверенная насчет того, зачем ее вызвали:

- Капитан?

Раззѝд отложил жареную селедку, которую грыз, заставляя Шекру ждать, пока от оботрет губы и отопьет из своего хрустального кубка немного грога лучшего качества. Он сказал всего лишь одно слово:

- Ну?

Шекра тяжело сглотнула, ее лапы дрожали:

- Вы хотели меня видеть, капитан?

Веарат продолжал сверлить ее взглядом, зная, какой эффект это имело.

- Ну, ты же моя Провидица, не так ли? Скажи мне, что ты видишь!

Лиса внутренне издала вздох облегчения.

- Я ждала, что вы меня спросите, капитан. Минуточку, пожалуйста. – Она вытряхнула из своей сумочки кучку разных камней, деревяшек, ракушек, перьев и других вещей. Выбрав то, что ей было необходимо, она начала бормотать:



Скажи, голос ветра и голос воды,

Какая судьба на Владыки пути,

О знаки камня, воды и земли,

Весть ваша для одного или всех ли?



Она швырнула на стол три камня – два обычных серых и одну черную гальку, изрытую рябинами и пятнышками. Серые камни отскочили от стола на палубу. Черный остался на столе, близко к Раззѝду.

Закрыв глаза, Шекра заговорила:

- Я буду говорить лишь с тобой одним, Великий.

Веарат отпустил своих помощников:

- Оставьте нас!

Как Мула, так и Джибори бросили на лису полные ненависти взгляды. Они вышли из каюты – хотя, едва оказавшись снаружи, они прижались ушами к закрытой двери в попытке узнать, что хотела сказать Провидица.

Шекра начала работать с атмосферой таинственности, созданной ею путем посыпания порошком свечи на столе. Это породило черно-зеленый дым, закружившийся вокруг нее и вокруг Раззѝда. Лиса подняла со стола черную изрытую рябинами гальку, показывая ее Веарату:

- Эта галька – ты, Раззѝд, отмеченный ранами, но все еще крепкий и сильный. Смотри, куда она упадет, и узнай свою судьбу, которую лишь знаки могут предсказать!

Она бросила ее назад на стол вместе с множеством других кусочков. Ее богатый ум метался туда-сюда, пока она изучала кучку вещей.

Раззѝд коснулся своего поврежденного глаза:

- Ну, и что говорят тебе знаки, Провидица?

Шекра храбро заговорила, зная, что ей нужно было сказать:

- Смерть приносит смерть. Старое должно быть отплачено! Смотри, камень может пойти по любому пути, но какой путь выбрать – на высокий север или на юг и восток? Какая тропа ведет к смерти, а какая – к победе? Выбирай, Могучий!

Раззѝд стиснул лапу лисы в жестоком захвате:

- Если ты пытаешься накормить меня трюмной водой, я подвешу тебя на мачте и сдеру с тебя шкуру заживо, лиса. Я ясно выразился?

Когти Веарата пронзили лапу лисы, но, зная, что ее жизнь зависит от обмана Раззѝда, она постаралась, чтобы ее голос звучал по-прежнему спокойно и не выказал боли:

- Я ведь только посланница, Лорд. Убей меня, и знание останется неизвестным. Решение за тобой, господин.

Раззид зарычал, но отпустил ее:

- Тогда говори! Что означают знаки?

Она начала указывать на то, как упали объекты:

- Смотри, черный камень лежит между двумя группами; одна обращена на север, другая – на юго-восток. В северной группе в основном камни и ракушки, все – знаки силы, с острыми краями.

Раззѝд достал что-то из кучки:

- Это не камень и не раковина. Клок сухого мха – объясни это мне, если можешь!

Шекра взяла у него мох, сдув его на пламя свечи, где он рассыпался пеплом. Она быстро ответила:

- Ничто, кроме видения старого морского пса, жизнь которого окончилась в огне. Он был старым вождем. Его дух должен быть отмщен воинами – морскими собаками. Прислушайся к тому, что я сказала ранее. Смерть приносит смерть. Старое должно быть отплачено!

Раззѝд тяжело уставился на свою Провидицу:

- Чья смерть?

- Мои голоса говорят, что это будут те, кто убил старика.

Раззѝд снова уселся в свое кресло, уставясь на объекты на столешнице:

- А что это за другая куча, те, которые, как ты сказала, на юго-востоке?

Шекра прошлась по ним лапой:

- Деревяшки и мягкие перья, Лорд. Не очень ясно, но я чувствую, что именно там лежит твой час победы. На юг и не слишком далеко на восток, где светит солнце и погода хороша.

Раззѝд наклонился вперед, его любопытство возросло:

- И где это может быть? О каком месте ты говоришь?

Лиса выглядела так, как будто она напряженно размышляет, ища ответ. Затем ее уши опустились, и она медленно покачала головой:

- У вы, Могучий, мои силы не бесконечны. Знаки ничего более не показывают. Мои чары разбиты!

Веарат вскочил, сметая все со столешницы. Внезапно он сделался злым и опасным.

- Только попробуй меня надуть, и я тебя на кусочки порву! Мне не нужна Провидица, которая ничего не видит!

Шекра рухнула на пол, пытаясь заползти под стол. Она бормотала:

- Нет, нет, господин, пощади меня! Я говорю правду – знаки никогда не лгут! – Она подскочила от испуга, когда трезубец Веарата вонзился в деревянную палубу близко от ее черепа.

Раззѝд проревел:

- Где на юго-востоке будет мой час победы, ты, бесполезный червь! Скажи мне!

Тем, что спасло жизнь Провидицы, был камень – один из двух серых камней, что она бросила на пол. Ее лапа потерлась о него, когда она искала спасения под столом. Теперь серый камень был вымазан кровью из глубоких царапин, оставленных на ее лапе когтями Раззѝда. Когда блестящая идея пришла ей в голову, Шекра указала на него, вопя:

- Камень, Лорд, камень у твоей задней лапы! Видишь – он стал красным! Мои знаки были правы – это место из красных камней. Вот что ты должен искать – место из красных камней!

Мула и Джибори подслушали все, что происходило в капитанской каюте. К утру следующего дня по кораблю пошли разговоры – настолько, что когда Раззѝд появился, чтобы пройтись по палубе, его встретил Мула, который тащил с собой за оборванный фартук жирного кока-ласку.

Он пинком сбил жирного ласку на палубу, ухмыльнувшись Раззѝду:

- Хэй, кэп, послушай-ка, что имеет тебе сказать это ведро с кишками! – Он ударил кока по заднице плоской стороной своей абордажной сабли: - Давай-ка, расскажи капитану, то, что твои товарищи слышали от тебя. Ну-ка, говори, кок!

Под пронзительным взглядом Веарата жирный кок-ласка едва ли мог заставить себя не говорить:

- Э-э, прощеньица просим, капитан, но старый дед мой говорил мне, что он бывал у Красностенного Аббатства; давно это было, да, и он говорил, что это было большое зда…

Слова замерли у него на губах, когда смертельный трезубец еще раз ударил по палубе. Осознание ударило Веарата, как молния. Он резко отпустил кока:

- Прекрати молоть ерунду и вернись на свой камбуз!

Раззѝд схватил Шекру за шиворот, зашвырнув ее в свою каюту. Захлопнув дверь, он зашипел от волнения:

- Аббатство Рэдволл, я слышал об этом месте! Это оно – аббатство Рэдволл!

Лиса охотно кивнула, соглашаясь:

- Мои знаки никогда не лгут. Аббатство Рэдволл – это место, где лежит твоя победа, Лорд.

Отложив трезубец, Раззѝд уселся, вытирая свой слезящийся глаз и обдумывая свою позицию.

Шекра была в недоумении:

- Что случилось, господин? Что-нибудь не так?

Веарат кивнул:

- Да, моя клятва отомстить морским собакам – что с нею?

Провидица пожала плечами:

- Что с нею? Ты Веарат, и ты можешь делать то, что хочешь, о Великий!

Раззѝд покачал головой:

- Но я могу потерять лицо перед моей собственной командой, если я обращусь в бегство от них!

Шекра умоляюще раскинула лапы:

- Но господин, знаки говорили…

Раззѝд гневно оборвал ее:

- Я все знаю про твои знаки. Иногда мне кажется, что они говорят то, что ты хочешь, чтобы они говорили. Думаешь, я дурак?

Зная, что она в опасной ситуации, лиса отступила:

- О нет, господин. Я всего лишь говорила…

Пронзительный взгляд глаза Веарата заставил ее умолкнуть. Он сделал ей знак удалиться:

- Никому об этом не говори. А теперь оставь меня. Я должен подумать, что мне делать. Иди!

Когда она ушла, Раззѝд улыбнулся – редкое зрелище!


9.

Угго Вилтуда по-настоящему беспокоили две вещи – головная боль, какой он никогда в жизни не испытывал, и острый предмет у его носа, который попеременно щекотал и раздражал его. В сознание его вернул визгливый голос, бранящий его:

- Просыпайся, ты, свин-засоня! Бегом, пока это не вышло через твое ухо!

Глаза Угго резко распахнулись. Инстинктивно он отдернул голову, спасаясь от тыкающей в него ветки. Ее держал в лапах юный крыс примерно того же возраста, что и он сам. Морда у крыса была жестокая и злобная. Он попытался снова ткнуть Угго веткой в нос, но она треснула, не попав в ноздрю.

Невзирая на стучащую боль в черепе, Угго кинулся на своего мучителя. Не осознавая, что его лапы связаны, он споткнулся, всей головой врезавшись в челюсть крыса.

Юный хищник издал приглушенный крик, приплясывая на месте и нянча два сломанных передних зуба. Угго с трудом принял сидячее положение у земляной стены того, что он принял за подземный тоннель. С одного его конца проникал свет и шум не очень далекого моря. Крыс приложил комок сухой травы к своему увечью, глядя на тонкую струйку крови на нем. Устремив горящий жаждой убийства взгляд на связанного пленника, юный хищник вытащил из-за кушака старый сломанный нож:

- Шмотри, што ты шо мной жделал, идиотский швин! Иржи прибьет тя жа это!

Он двинулся на Угго, который бешено извивался, отбиваясь связанными лапами, чтобы удержать врага на расстоянии. Что-то, что заслонило свет на входе, заставило крыса оглянуться. Это был старый тощий лис, одетый в развевающиеся лохмотья, с резным буковым посохом, который он использовал как трость. Хлестнув посохом, лис ударил крыса по лапе, выбив из нее нож.

Юный крыс немедленно снова затанцевал от боли, схватившись за онемевшую лапу и визжа:

- Жашем ты это шделал, Шучок? Он пыталшя убить меня!

Старый лис Сучок двинулся на него, одной лапой размахивая посохом, а второй закрывая ухо:

- Если не прекратишь орать, я тебя сам прикончу! А ну, заканчивай этот шум, пока у меня мозги из черепа не вытекли!

Юный крыс Иржи затих, мрачно молча.

Сучок перенес свое внимание на Угго, ткнув его посохом:

- Держу пари, головка-то твоя болит, ага? У тебя, должно, крепкий череп. Старый Сучок хрястнул тебя достаточно, чтобы убить. Ты счастливчик, колючий свин, что до сих пор жив!

Сучок потянул за длинную веревку, которую Угго не заметил ранее. Привязанная к колышку, загнанному глубоко в глиняный пол, она тянулась прочь из туннеля. Лис крикнул:

- Крошка Пози, принеси воды пленнику напиться!

Угго был удивлен, увидев шаркавшую к нему очень милую юную ежиху, несшую ведро и ковшик из раковины гребешка. Затем он увидел, что она привязана к веревке – пленница, как и он сам.

Иржи наступил на веревку, остановив ее:

- Дай мне тоже водишки. У мине пашть болит!

Сучок спихнул его с веревки посохом:

- Надеюсь, твоя пасть достаточно болит. Может, прекратишь визжать и жаловаться все время!

Он указал посохом на своего нового пленника:

- Ты, как тебя звать?

Угго быстро ответил:

- Угго Вилтуд!

Сучок покачал головой, хихикая:

- Бугго Мугго Вугго – хи-хи, ох и имена нынче у этой молодежи! Крошка Пози, дай-ка Угго попить, будь хорошей девочкой!

Усевшись рядом с Угго, юная ежиха окунула раковину в свое ведро, предлагая ее ему:

- Голова сильно болит, Угго?

Он выдавил болезненную улыбку:

- Ага, мисс Крошка Пози. Болит, как проклятая!

Достав из кармана своего фартука немного сухого мха, она намочила его водой.

- Наклони голову вперед, и я промою ее, пока ты пьешь. Кстати, зови меня Пози.

Вода была холодная и чистая, с приятным вкусом. Угго почувствовал, как Пози крепко прижимает мокрый мох к его голове. Он расслабился, вздохнув, когда она мягко пробормотала:

- У тебя там здоровенная шишка, но не волнуйся, она скоро спадет. И как ты себя чувствуешь теперь?

Угго снова наполнил раковину из ведра:

- Ух, гораздо лучше, спасибо. Думаю, головная боль начала стихать. Как долго ты здесь, у Сучка?

Она как раз собиралась ответить, когда в туннель забрели еще две молодые крысы и массивный молодой хорек.

Сучок спросил их:

- Там чего-нибудь происходит?

Хорек растянулся на полу, жуя дикую редиску, которую он откуда-то выкопал:

- Не, ничего такого. Видел одного из тех ручьевых псов, идущего по берегу речки.

Один из двух молодых крыс возразил ему:

- Это был не ручьевой, а морской пес.

Хорек махнул на него дубиной:

- Кто тебя спрашивает, ты, простофиля? Это был ручьевой пес. Я знаю, какие псы ручьевые, а какие морские! Может, хочешь выйти и поспорить снаружи, а?

Хорек ловко крутанул свою дубину в воздухе.

Сучок поймал ее и отдал обратно:

- Не надо мне тут так базарить, Вигга, дорогуша. Блод ничего такого не имел сказать. И отчего же ты не поймал пса этого ручьевого, а?

Хорек Вигга заржал:

- Не видел ты его размерчиков. Ух, это был здоровенный зверь, и он нес с собой копье. Почему бы тебе его не выследить и не поймать самому, Сучок, дорогуша?

Лис покачал головой плотному юному хищнику:

- Не, я для таких штук слишком старый. Вон тот подошел мне больше. Прикинь, как его звать? Угго! Хи-хи – что за имечко для свина колючего! Угго!

Блод, один из двоих юных крыс, вынул нож с тонким клинком и попробовал его лезвие на остроту, лизнув его. Он многозначительно уставился на Угго:

- И чё ты с ним сделаешь, Сучок, выпустишь кишки и убьешь? Это что бы я сделал – поджарил бы его к ужину.

Для лиса столь долгих сезонов Сучок мог двигаться очень быстро. Он подставил Блоду подножку, пинком отбросил нож и притиснул его к полу своим посохом:

- О, ты бы мог, не правда ли? Ну так послушай меня, ты, сопленос паршивый! Я тут вождь, и я говорю, чё мы будем делать. И ежели хошь отведать жареной ежатинки, пойди и поймай себе одного сам. Я поймал его, когда он рыбачил, поэтому он может быть полезным.

Сучок повернулся к Угго:

- Ты умеешь рыбачить, а, еж?

Юный ежик был напуган. Он несколько раз кивнул:

- Да, да, сэр. Я хороший рыбак, я всю жизнь рыбачу, да-да!

Внутрь забрели еще двое молодых хищников – ласка и горностай. Сучок подозвал Крошку Пози:

- Поди глянь, чё там осталось от супа, и подай его нам.

Это был жидкий бульон из водорослей, нескольких трав и некоторого количества съедобных моллюсков и улиток, приготовленный в котле на костре снаружи туннеля. Ежиха разлила его по мискам хищников. Осталось около половины миски, которую она разделила с Угго. Сучок шумно сосал бульон, жуя моллюска. Вытерши лапой пасть, он обратился к Угго:

- Неплохая повариха эта мелкая, а? С этого момента ты у нас рыбак. Там снаружи море, полное рыбы. Ты нам будешь ее ловить, а она – готовить. А если ты не поймаешь ни одной рыбешки, тогда мы попробуем идею Блода, мы вас зарежем и зажарим… обоих!

Затем Сучок и его банда улеглись поспать. Пози продолжила лечить головную боль Угго мокрым мхом, тихо беседуя с ним:

- Не волнуйся, они всегда угрожают нехорошими вещами, но до дела у них никогда обычно не доходит. А ты правда хорошо умеешь рыбачить?

Угго поежился:

- Не знаю. Я всегда рыбачил в пруду аббатства Рэдволл. Я думаю, лис хочет, чтобы я рыбачил в море, но я никогда прежде этого не делал. Ты хорошо готовишь, Пози. Я знаю, потому что я подумал, что твоя похлебка восхитительна.

Миленькая ежиха улыбнулась комплименту:

- Ох, не так уж я и хороша, хотя готовить мне нравится, и, если бы мне дали нужные ингредиенты, я могла бы удивить тебя.

Угго понизил голос до шепота:

- У тебя будет куча времени, чтобы удивить меня, после того, как мы сбежим от этого лиса и его хулиганья.

Пози сильно надавила мокрым мхом на его шишку на голове:

- Тихо! Даже не думай об этом, Угго. Сучок и его банда – злые звери. Они с наслаждением поймают нас снова и зажарят нас на ужин. Я знаю, потому что они раньше так делали. Я слышала, как они про это шутили, и видела кости, разбросанные в песке. Забудь о побеге, друг. Это верный путь к тому, что нас зарежут.

Юный еж выпрямил голову и подвигал шеей туда-сюда:

- Во имя всех сезонов, Пози, у тебя лапы целительницы! Я чувствую себя намного лучше, и головная боль прошла. Послушай, если мы останемся здесь, они рано или поздно убьют нас обоих. Нам надо сбежать, но нам понадобится план. Я не собираюсь дать им выследить нас и поймать нас снова. Не говори сейчас больше ничего, Пози. Мне надо подумать.

Хорошенькая ежиха увидела в его глазах решимость. Она кивнула:

- Хорошо, мы оба подумаем и будем держать наши глаза и уши открытыми по поводу любого шанса.

Угго притворился дремлющим, но наблюдал за делами в туннеле через полузакрытые веки. В берлогу Сучка вернулось еще несколько молодых хищников – в основном крысы, но также один или два горностая и хорьки. По свету, проникавшему снаружи, Угго догадался, что был ранний вечер.

Сучок проснулся и начал ковылять по туннелю со своим посохом, опрашивая банду:

- Кто-нибудь из вас видел того большого ручьевого пса, что Вигга и Блод видали сегодня с утреца?

Джем Гурди, как оказалось, больше никому на глаза не попался. Лис пихнул локтем молодого горностая, вооруженного длинной пращой:

- Как насчет тебя, Джондер? Поймал что-нибудь?

Горностай махнул пращой, как будто бросая камень:

- Ага, Сучок, я завалил большую чайку с одного камня. Увидал, как она снижается, зарядил лучшую гальку – бабах! И прямо в глаз. Я оставил птицу снаружи.

Сучок махнул посохом в сторону Пози и Угго:

- Вы двое, марш наружу и приготовьте чайку для котла! Да сперва ощиплите все перья. Джондер, Уилти, сходите, присмотрите за ними. Убедитесь, что у них лапы не зачешутся сбежать.

Иржи, крысенок, которого Угго ударил головой, вытащил свой нож:

- Я пойду, вождь. Ежели энтот свин удрать захочет, я ему лапки-то отрежу!

Сучок, поднявшись, подставил Иржи подножку, пригвоздив его к полу посохом:

- Оставайся на месте! Ежели тут кто и будет отрезать лапы, то только я. И я начну с тебя!

Уилти была молодой крыской. Она развязала Угго лапы, привязав его за шею к веревке, что была обвязана вокруг Пози. Когда их вывели наружу, они столкнулись с телом черноголовой чайки, лежащим у костра рядом с котлом.

Джондер поднял ее безжизненную голову:

- Видали? Прямо в глаз – бенц!

Уилти заметила грустное выражение на мордочке Пози. Она издевательски изобразила то же самое на своей морде:

- Ай-ай, бедненькая птичка, как не стыдно! – Она хлестнула по ежихе узловатым куском веревки, ее тон стал жестким:

- А ну, двигайся, морда! Повыдергивай из нее перья!

Неприятное задание было трудным. Начав с крыла, они оба обнаружили, что перья трудно выдергивать.

Джондер стоял, вращая свою пращу, и нетерпеливо поглядывал на них:

- Вы что, раньше никогда птицу не ощипывали? Вы так возитесь, что зима настанет, пока вы управитесь. А ну, с дороги!

Он пинками отшвырнул обоих ежей от мертвой чайки.

- Уилти, сними этот котел с огня. Вот лучший способ сладить это дело!

Ворча и пихая, Джондеру удалось сунуть чайку наполовину в огонь. Он стряхнул пыль с лап:

- Вот лучший способ избавить птицу от перьев!

Через некоторое время воздух наполнился резким смрадом горелых перьев. Бриз, дующий с моря, занес дым в тоннель. Харкая и кашляя, Сучок нетвердой походкой выбрался наружу; остальные следовали за ним. Он сердито заорал на ежей:

- Какого рожна вы творите! Мы ж тут все позадыхаемся от этой вони!

Он замахнулся посохом на Угго, но Пози кинулась между ними, крича:

- Это не мы, это Джондер – он это сделал!

Между Сучком и Джондером разгорелась перепалка. Остальные хищники начали принимать ту или иную сторону и скоро включились в ссору. Сыпались удары, и все орали друг на друга.

В какой-то момент про Угго и Пози все забыли. Они прижались спинами к склону дюны.

Угго пробормотал, обращаясь к своей подружке:

- Хотел бы я, чтобы у меня был клинок. Если бы у нас было чем разрезать веревку, мы могли бы сбежать.

- Не пробуй ничего, юный Вилтуд. Если побежите, они вас поймают. Оставайтесь пока там, где вы есть.

Пози уставилась на Угго:

- Что ты сказал?

Угго был растерян:

- Я ничего не говорил.

Голос, который, казалось, шел из покрытой травой верхушки дюны, продолжил:

- Я сказал, не пытайтесь убежать. Постарайтесь завтра попасть к морю. Ищите бревно!

Иржи, приплясывавший с краю драки, набежал на них, размахивая своим ржавым ножом:

- Чё это вы тут растявкались? Хотели убежать, а? Я ждал от вас чего-нить такого!

Но прежде чем вообще добрался до них с ножом, Сучок свалил его тяжким ударом своего посоха. Лис встал над Иржи, тяжело дыша:

- Я говорил тебе держаться подальше от моих пленников!

Драка утихла. Теперь все смотрели на Сучка. Чувствуя, что он снова командир, лис прорычал несколько приказов:

- Вытащите ту птицу из огня, пока мы все не задохлись! Никаких больше драк, а то получите от меня то, что получил он! – Он ткнул Иржи посохом, но заметил, что вырубил его в нокаут первым ударом.

- Джондер, Вигга, затащите этого идийота назад в логово. Уилти, Блод, засыпьте эту птицу песком – это собьет запах. Остальные – марш внутрь! Давайте, вы двое! – Он резко дернул за веревку, бормоча, когда потащил пленников с собой:

- Кровь и кишки, завтрашний завтрак испорчен. Я не смогу есть чайку после того, как нанюхался перьев!

В голову Угго мгновенно пришла идея:

- Я достану вам рыбы, вождь – я и Пози, рано утром. На заре лучшее время для рыбалки.

Сучок подозрительно уставился на Угго:

- А зачем это тебе вставать рано и рыбачить, а?

Угго с надеждой улыбнулся:

- Потому что если мы с Пози поймаем достаточно рыбы, может, и нам что-нибудь достанется.

Пози с энтузиазмом добавила:

- Ага, сэр, я надену рыбку на свежий камыш и хорошенько ее для вас поджарю!

Лис улыбнулся:

- Да, я люблю жареную рыбку на завтрак. Что вам нужно?

Угго поскреб иглы на голове:

- Ну, две удочки, немного лески, пара камушков для грузил и пара крючков.

Сучок проводил их в тоннель, оставив лапы Угго развязанными, хотя он все еще был присоединен к веревке Пози. Лис с отвращением принюхался:

- Тут все еще смердит жжеными перьями. Джондер, больше пока никаких птиц. Ты и Вигга на заре отведете пленников рыбачить. Приглядывайте за ними – они достанут рыбы на завтрак.

Снова сидя на прежнем месте, Угго стиснул лапу Пози:

- Теперь мы попадем к морю и поищем бревно. По крайней мере, это шанс.


10.

Между собой, лейтенант Таран, капитан Рэйк и сержант Миггори похоронили останки старой морской выдры. Они работали быстро, обозначив песчаную могилу обуглившимся куском древесины, который прежде служил Вуллоу, дяде Джема Гурди, веслом. Горностай Мрачный крошка стоял рядом, охраняемый капралом Небосводом. Капитан Рэйк подозвал его:

- Ты говоришь, что не видел ничего из того, что здесь случилось?

Бывший пират энергично замотал головой:

- Не, сэр, и по виду того, что осталось от этого бедного создания, я рад, что не видел. Клянусь, сэр!

Капитан поглядел на Тарана, который кивнул:

- Я склоняюсь к тому, чтобы поверить хищнику, сэр, даю слово. Хотя я не могу поверить, что какое-либо живое существо, хищник или нет, могло так жестоко поступить с другим живым существом, во!

Мрачный Крошка уставился на могилу, все еще покачивая головой:

- Скажу я вам, джентельзвери, Раззѝд Веарат обожал делать подобные вещи. Я слышал такие истории об этом, что у вас бы мех закучерявился. Мой старый кореш Бахвал – вы знаете, что Веарат с ним сделал? Погодите, я вам расскажу…

Капитан Рэйк резко оборвал его:

- Нет, ты не расскажешь, друг мой. И я не хочу больше слышать ни слова об убийствах, которые совершил твой хозяин – Веарат. И имей в виду, что я запрещаю тебе говорить об этом любому из моих молодых Дозорных, понял?

Горностай дотронулся до своей морды:

- Так точно, сэр!

Высокий капитан отсалютовал могиле:

- Это грустный конец для любого зверя, но спи спокойно, парень, и знай, что смерть твоя будет нами отомщена. Мы заставим этого Веарата плакать кровавыми слезами, клянусь на этих клинках!

Прикоснувшись губами к лезвиям своих близнецов-клейморов, вытащенных им из ножен, чтобы отсалютовать павшей выдре, Рэйк Ночномех убрал их в ножны, резко повернувшись.

- Сержант Миггори, дайте Дозору команду двигаться, будьте так добры!

Они помаршировали по берегу залитым солнцем весенним днем, хотя по рядам кишели слухи о том, что им не удалось увидеть:

- Я говорю, как вы думаете, почему нам не дали, черт возьми, и одним глазочком глянуть?

- Откуда я знаю? Мы все раньше видели мертвецов, не так ли?

- Говори о себе, Уилби; я не видел!

- Ух, должно быть, это было что-то ужасное, во!

Строгий голос сержанта Миггори предупредил говоруна:

- Кое-что ужасное случится с тобой, если не прекратишь разговорчики в строю, парень! Это и вас касается, мисс Муфта. А теперь взгляд вперед, и держать строй! Левой-правой, левой-правой!

Капрал Небосвод крикнул Миггори:

- Только одно может заставить их маршировать проворнее и заткнет болтунов, сержант!

Миггори крикнул ему в ответ:

- Хо, и что же это, капрал?

Ответ Небосвода вернулся на той же громкости:

- Заставь их петь и давай пощечины каждому, кто не поет достаточно энергично!

Знаменный сержант совершил маневр, который изумил юных зайцев. Развернувшись, он начал маршировать спиной вперед, не сбавляя шага, не отставая от колонны и весело крича им:

- Какая великолепная идея, скажу я вам! Ладно, вы, кошмар ходячий, я хочу, чтоб вы пели, как долбанные чайки. Каждую строфу этой песенки под названием «Булочная битва»! И горе тому, чьи миндалины я не увижу виляющими, как языки колоколов! Капрал Небосвод, не начнете ли? Остальные, присоединяйтесь с вашими лучшими голосами!

Маршевая баллада, которую выбрал Миггори, была такой, чтобы развеселить их души и утопить любое любопытство и размышления по поводу случившегося. Все пели с готовностью, и даже офицеры присоединились к этому:



Эх, раз, два, три, больше, сержант, расскажи!

Ах, булочная битва – вот шоу для тебя,

Пошли мы вместе той зимой – Бочонок Доббс и я,

Начистив наши пряжки, усинки подкрутив,

Девчоночки ресничками нам хлопали двоим.



Пять, шесть, семь, восемь – выходи на точку, просим!

Ах, чтоб меня проткнули – казарма вся горит!

И фонари, и свечи – великолепный вид!

И два стола буфетных, что стонут от еды –

Здесь пудинг, суп и клецки, а также пироги.



Раз, два, три, четыре, по полу мы заскользили!

Оркестр играл, когда наш Бочонок заорал –

На свечку задом наскочил, - огонь на хвост попал.

С полковником столкнулся, который жадно ел,

И вместе с ним в портвейна бочонок полетел.



Пять, шесть, семь, мисс, Вигги крикнул «Берегись!»

Наш повар сыпал клецки – одна ушла в полет

И скрипачу, скрипевшему в углу, попала в лоб.

Смычок стрелою взвился – в майоршу угодил,

И от зайчихи тот скрипач враз плюху получил.



Восемь, девять, десять, сэр – кровь и уксус дайте всем!

Ах, булочная битва – я в драку поскакал,

Хотел ударить скрипача – в его дружка попал.

Полковый капельмейстер – он здоровяк, угу;

Он тубу вместо шляпы надел мне на башку!



Капитан Ночномех хихикнул, небрежно выступив из ряда:

- О, это как раз по ним, сержант. А не споете ли еще «Горных зайцев»? Это отличная песенка – и «Парни из Долгого Дозора» тоже. Нет ничего лучше капельки пения, чтобы поднять боевой дух, ну!

За утро они прошли приличное расстояние. Обеденное время застало колонну остановившейся с подветренной стороны нескольких дюн. Пищу составили красновато-коричневые яблоки с прошлой осени, сыр, пресные овсяные лепешки и мятная настойка. Разговоров по поводу того, что случилось рано утром, больше не было.

Лейтенант Таран кивнул сержанту:

- Кажется, теперь они повеселели, во!

Миггори стряхнул крошки с рубахи:

- Да, так оно и должно быть. Гляньте-ка, вон идет разведчица, она вернулась с рекогносцировки.

Бафф Красноспора подбежала вприпрыжку, торопливо отсалютовав. Она проигнорировала переданную ей еду и сразу пошла к капитану:

- Хочу доложить, сэр. Впереди копья, примерно в полулиге отсюда.

Рэйк Ночномех подарил ей недоуменный взгляд:

- Думаю, вам лучше объяснить. Какие еще копья?

Ищейка внесла ясность в свой рапорт:

- Дальше к северу, сэр, от линии прибоя до дюн, линия копий, примерно в сорок штук. Они торчат из песка, и их украшают хвосты и черепа. Похоже на какое-то предупреждение, сэр. Я не смогла никого разглядеть, но почувствовала, что за мной следят. Поэтому я быстро развернулась и примчалась прямо сюда, чтобы вас информировать, сэр!

Высокий темный заяц отрывисто отдал приказания:

- Сержант Миггори, Таран, младший капрал Шалфея, идемте со мной. Будем держаться дюн, пока не увидим, как обстоят дела. Капрал Небосвод, пока нас не будет, проследите, чтобы они почистили и приготовили оружие, и оставайтесь наготове.

Вместе с Бафф Красноспорой, которая вела их, как следопыт, четверо зайцев вприпрыжку понеслись через дюны. Остальные в колонне расслабились, видя, что офицеров рядом нет. Капрал Небосвод изругал их в настоящей парадной манере:

- Ну, вы, банда бездельников, вы слышали, что сказал офицер! Начистить и наточить клинки, и никаких послаблений – это тебя касается, юный Драндер!

Массивный Драндер поплевал на клинок своей сабли, мрачно чистя ее песком:

- Не очень-то много чертовой пользы от заточки оружия, если парню не дадут возможности использовать эти долбанные штуки, во!

Капрал Небосвод смерил его строгим взглядом:

- Вы здесь для того, чтобы делать то, что прикажут, мистер Драндер, а не то, что вам, черт возьми, хочется!

Муфта с недовольной гримасой сказала, потянув за узел на своей праще:

- Но это ведь чертовски нечестно, а, капрал? Почему нам никогда не дают присоединиться к веселью?

Небосвод рявкнул на нее:

- А ну, встать, мисс! Смирно! Опустить подбородок, расправить плечи и выпрямить эту спину!

Он обежал вокруг нее по узкому кругу:

- Присоединиться к веселью, так вы сказали, милочка? Пойти в атаку на ряд копий, полный черепов и хвостов, и дать себя убить банде хищной нечисти? Кончайте молоть ерунду и взгляните на свое оружие! Да, и будьте благодарны, что здесь есть галантные офицеры, которые отправились взглянуть на врага к вашей выгоде. А ну, за работу, вы, толпа лентяев, бездельников и халявщиков!



Бафф Красноспора припала к земле в камышах на вершине дюны, кивая на берег под ней:

- Выглядит жутко, во, не правда ли, капитан?

Капитан Рэйк окинул взглядом линию копий:

- Ну, я не думаю, чтобы эти штуки были поставлены здесь для того, чтобы приветствовать путников, дорогуша. Тем не менее вы были правы. Я чувствую, что за нами как будто следят!

«Бум, бум, бум!»

- Йикахиии!

Звук барабанов и ужасающих криков разодрал полуденный воздух. Таран обнажил свой меч:

- Я их не вижу, сэр, но звучит так, как будто здесь целая орда этих негодяев, во!

Рэйк Ночномех обнажил оба своих клеймора, отправляясь в путь прогулочным шагом:

- Хороши же мы будем храбрецы, если позволим шуму отпугнуть нас! Спустимся-ка вниз и поглядим поближе. Может, они покажутся.

Они последовали за неспешно движущимся капитаном. Сержант Миггори, охранявший их тылы, заметил, что самая младшая из группы, младший капрал Шалфея, с трудом могла удержать свой дротик – так ее трясло. Визг и барабанная дробь усилились. Шалфея полуобернулась, готовая побежать, но сержант с морщинистыми чертами положил твердую лапу ей на спину, мягко бормоча:

- Ну-ка, ну-ка, мисс, держитесь мужественно и не страшитесь. Нечисть – это всего лишь нечисть, и не важно, как они орут или как размалевывают свои морды!

Шалфея глубоко вдохнула, нервно улыбаясь:

- Я знаю, сержант. Меня беспокоит то, что я не могу видеть этих гадов. Где же они, во имя сезонов страданий?

Зазвучал глухой рокочущий голос:

- Смерть ожидает всех тех, кто вторгается на земли Кровавых Потрошителей! Йааа!

Лейтенант Таран мрачно хохотнул:

- Ну, по крайней мере, они с нами разговаривают, во!

- Вааа, посмотрите! – издала крик Бафф Красноспора, указывая на низкий холмик.

Череп, скорее всего, принадлежавший хищнику – ласке или хорьку – двигался через гребень низкой возвышенности. Он замер, издал отчаянный визжащий вопль и скатился вниз на берег неподалеку от них. Он лежал там, выбеленный солнцем, скалясь на них через пустые глазницы. Барабаны колотили с возросшим темпом.

Ранний вечер застиг галеру «Зеленый саван» в виду Высокого Северного Побережья. Она дрейфовала далеко от берега по приказу Раззѝда Веарата. Он больше не желал отомстить морским выдрам, зная, что они чересчур воинственны и всегда готовы к битве. Текущим страстным желанием Раззѝда было аббатство Рэдволл – его команда не была заинтересована в каком либо надвигающемся конфликте с воинами Скора Пса Секиры. По правде говоря, и Раззѝд не стремился к этому, но он не мог позволить себе потерять лицо перед своими хищниками. В свете этого, он придумал хитрый план достижения своих целей. Зная, что даже с такого расстояния морские выдры заметят его корабль, он начал действовать. Расхаживая по палубе с трезубцем в лапе, он бросил сердитый взгляд в сторону суши, крикнув впередсмотрящему:

- Эй, Рваноух, что там на берегу?

Впередсмотрящий – ласка с обеими ушами, разодранными сверху донизу – крикнул в ответ с верхушки мачты:

- Огни на точке к северо-востоку, кэп! По-моему, сигнальные огни тревоги!

Раззѝд кивнул Муле:

- Созови мою команду – все лапы на палубу!

Морские крысы и пираты-хищники толпой вывалили на палубу, поглядывая на капитана, уставившегося на них с перил кормовой галереи. Он указал слегка к югу:

- Видите вон те огни – глядите хорошенько, не то пропустите! Ну, видите?

Шекра, стоявшая с командой, ответила, послушная долгу:

- Так точно, капитан, вижу огни. Они вспыхивают там и сям. Ага, вон еще один, только что вспыхнул.

Раззѝд вытер свой плохой глаз, пронизывая команду взглядом здорового:

- Это морские выдры, и последние блики солнца играют на их мечах и обухах секир. Нас заметили входящими в эти воды. Они будут собираться вокруг тех костров на мысу. Не так ли, впередсмотрящий?

Рваноух не собирался перечить Веарату. Он крикнул в ответ:

- Так точно кэп, вы правы! Там огни по всему мысу. Вот где они будут ждать.

Раззѝд описал кривую с юга до самой дальней точки своим трезубцем, понизив голос до скрежещущего ворчания:

- Да, вот враг, поджидающий нас, и мы мчимся прямо на войну с ним. Меня не волнует, с каким количеством бойцов их вождь нас встретит. Еще меньше меня волнует то, сколько у них при себе секир, копий, мечей, пращ и огненных стрел. Я Раззѝд Веарат, и я буду драться с ними до последнего зверя из моей команды, и я сам спущусь для драки. Говорю вам, парни, имя «Зеленый Саван» будет именем, которое будут поминать на Высоком Северном Побережье! Хахарр, так оно и будет! Ну, вы со мной?

Далее случилось то, на что он надеялся. Со стороны команды была тишина. Он ударил по перилам галереи древком своего трезубца:

- Ну, вы со мной?

Единственным звуком был шорох переминающихся задних лап. Избегая его взгляда, морские крысы и пираты уставились на доски палубы.

Раззѝд покачал головой. В его голосе больше не было уверенности:

- И никто из вас не желает драться с морскими собаками?

Ответа все так же не последовало. Он ударил зубцами трезубца по доскам палубы, и его голос сочился презрением:

- Я слушал разговорчики на борту этого корабля. То, что вы хотите – это найти аббатство Рэдволл и ограбить его.

С палубы поднялось несколько бормотков, но Раззѝд утишил их взмахом своих когтей.

- Харр, вы меня не одурачите, вы, мразь морская раболепная. Ладно, пусть будет так, проголосуем лапами. Кто хочет захватить аббатство?

Немедленно поднялось множество лап – кроме трех. Раззѝд втянул в себя воздух, что прозвучало как вздох отчаяния.

- Ну, а теперь те, кто желает воевать с морскими псами!

Мула, Джибори и Шекра подняли вверх свои лапы.

Тишина царила на борту «Зеленого савана», не считая звука волн и скрипа снастей.

Раззѝд дал им минуту подождать, потом вытер свой плохой глаз и проворчал:

- Мула, становись за штурвал и разворачивай судно. Курс на юго-восток!

Рывком развернувшись, он поковылял к своей каюте, захлопывая за собой дверь. Хотя никто не восклицал вслух, со стороны команды слышалось приглушенное хихиканье.

Джибори оборвал его, резко прошипев:

- Не слишком спешите радоваться, а то капитан может захотеть привести парочку примеров. Его не очень-то порадовало, что его собственная команда победила его в голосовании.

Когда они молча расходились, он кивнул Муле и Шекре:

- Похоже, мы направляемся к легкой жизни, ребята!

Мула ухмыльнулся:

- Ага, хотя это было почти равное голосование.

Шекра добавила предупреждение:

- Мы еще не дома и не в сухости, друзья. Кто-нибудь из вас знает, как попасть в это аббатство Рэдволл?

Они безмолвно пожали плечами.

- И я не знаю! – сказала лиса.



Угго и Пози были разбужены пинками. Это было едва после рассвета. Горностай Джондер и его товарищ-хорек Вигга были все еще сонными и недовольными оттого, что рано встали. Джондер показал им свою длинную пращу:

- Видали? Я из нее метко пуляю. Попал чайке прямо в глаз, замочил ее на месте. Одно неверное движение с вашей стороны, колючие свинки, - и оно будет для вас последним, ясно?

Вигга принес короткую бечевку и привязал левую заднюю лапу Угго к правой задней лапе Пози.

Хорошенькая ежиха запротестовала:

- Не хватит ли того, что мы оба уже связаны вместе за пояса?

Молодой хорек погнал их наружу концом копья:

- Захлопни пасть и двигайся!

В других обстоятельствах это мог бы быть приятный день. Море, отступая, испускало из себя мелкую рябь, и восходящее солнце грело их спины, медленно испаряя туман со спокойной воды. Угго взял две лески, приготовленные им прошлой ночью. Они уже были наживлены кусками моллюска и утяжелены гальками. Он передал одну Пози, пытаясь выглядеть опытным:

- А теперь просто стой на краю воды. Крепко держи один конец лески одной лапой и швыряй ее другой, вот так.

Он швырнул свою леску, которая упала прискорбно недалеко, плюхнувшись на мелководье недалеко от их задних лап. Делая это, Угго тревожно всматривался в затуманенное море, ища признаки бревна, но там не было ни одного.

Вигга пихнул его своим копьем:

- Ты уверен, что делал это раньше, колючеголовый?

Джондер также высказался с презрением:

- Не, тут поблизости рыбы нема. Я могу видеть через энту воду, и там ничего нема!

Пози попыталась помочь, предложив:

- Думаю, рыба должна быть подальше. Нам надо зайти чуть глубже. Может, там будет макрель или селедка.

В этот момент Угго заметил темный размытый объект справа от них в тумане. Он постарался выглядеть естественно:

- Ну ладно, давай пройдем вперед, вон туда.

Они зашли в море всего на несколько шагов, когда Джондер крикнул им вслед:

- Эй, и что, по-вашему, вы делаете?

Скорчив гордую мину, Угго ответил:

- А ты что подумал? Мы за рыбой идем!

Вигга оперся на свое копье:

- Что, всю дорогу дотуда?

Угго мог видеть предмет. Это было бревно, все еще на расстоянии от них – старый сосновый ствол с торчащими из него ветками. Он пихнул Пози, но она уже и сама могла видеть бревно.

Джондер забрел в воду, крича им:

- Не заходите глубже – этого достаточно!

Он быстро выбрался на берег, трясясь:

- Брр, эта чертова вода совсем ледяная. Я за ними не пойду, а ты?

Вигга сплюнул в прибой:

- Кто, я? Я не желаю утопнуть за парочку колючих свиней. Оставь их рыбачить. Они никуда не уйдут, тут ничего, кроме моря, нету.

Пози отважилась бросить взгляд назад, на хищников-стражей:

- Они не следуют за нами. Наверно, холодного моря испугались.

Угго глубоко вдохнул, когда они продвинулись глубже в воду:

- Время рвануть к этому бревну, Пози. Ты плавать умеешь?

Она покачала головой:

- Нет.

Угго поежился:

- И я не умею. Давай, попробуем!

Бросив рыболовные лески, они плюхнулись вперед, навстречу бревну.

Теперь хищники это заметили. Джондер зарядил камень в пращу, вопя:

- А ну, вернитесь назад, а то порешу! Вернитесь!

Его камень не долетел.

Вигга сердито пнул его:

- Я думал, ты вроде как меткий стрелок из этой штуки. Сучок с нас обоих шкуру сымет, ежели вернемся без ежей. Давай!

Он забрел в воду, держа копье над головой, двигаясь за пленниками так быстро, как только мог. Джондер выпустил из пращи еще несколько камней, пока Вигга не заорал на него:

- Перестань швыряться, идийот, пока по мне камнем не попало!

Теперь море стало слишком глубоким для того, чтобы брести. Угго и Пози старались, как могли, но продолжали тонуть. Пози выплюнула соленую воду:

- Тьфу, этот, с копьем, догоняет нас!

Угго закричал:

- Эй, на бревне, мы тонем, и нечисть идет за нами! Помоги-и-ите!

Затем события стали развиваться быстро. Четыре темных тела рванули мимо них прямо на Виггу. Две большие сильные лапы подняли их головы из воды. Это был Джем Гурди. Он подтащил их обоих к бревну, подняв их на плывущий сосновый ствол. Простодушная морда рэдволльского хранителя погребов-выдры улыбнулась им:

- Держитесь крепче, молодежь. Вы в безопасности!

Вигга не был плохим пловцом. Он кинулся за Угго и Пози, сомкнув зубы на копье. Это было в тот момент, когда четыре темных тела ударили в него, подобно снарядам. Он безжизненно ушел под воду, оставив сломанное копье плавать на поверхности. На краю прибоя Джондер был ошеломлен поворотом событий. Почему Вигга вот так пропал из виду?

Размахивая своей пращей, он забрел на мелководье, вопя:

- Вигга, дружище, где ты? Они уходят!

Четыре темных тела помчались к нему через море. Джондер вылетел обратно на сушу, крича в ужасе:

- Сучок, рыбы-монстры поймали Виггу! Сучок, помоги-и-и!

Лис и его банда юных хищников примчались к линии прибоя. Один из монстров выставил свою лоснящуюся голову над поверхностью воды. Он издал вызывающий гудящий звук, как бы бросая вызов нечисти.

Сучок выхватил у Джондера его пращу:

- Я не боюся никаких рыб-монстров – на, получи!

Он швырнул камнем в зверя с лоснящейся головой, но тот поймал снаряд ртом. Плюнув ним назад, он захлопал парой перепончатых ласт, поощряя Сучка попытаться еще раз.

Крыса Блод швырнул в рыбу-монстра своей дубинкой. На сей раз тот ловко поймал ее ртом, подбросил в воздух и начал с видом эксперта балансировать ею на кончике своего носа. Три товарища зверя выплыли на поверхность, аплодируя хлопками своих ласт.

Когда Угго и Пози взгромоздились на бревно, наблюдая за представлением, Джем Гурди поплыл рядом с ними, придерживаясь за бревно. Он объяснил:

- Это тюлени. Тот здоровяк, который проделывает все эти хитрые штуки – это секач. Они были со мной с тех пор, как наткнулись на меня, ждущего вдали от берега с этим бревном. Я не знаю, что с ними делать, правда. Этот здоровенный секач просто появился рядом и сильно пихнул меня своей мордой. Наверное, предупреждал, чтобы я не касался его жен. Они и слова мне не сказали, хотя я пытался с ними заговорить. Они составляли мне компанию, расслабленно плавая и приглядывая за мной. А потом показалась эта нечисть. Вы видели, как они прикончили хорька? Говорю тебе, юный Вилтуд, эти тюлени – большие и опасные твари, и, как мне кажется, к нечисти они не очень-то добры. В любом случае, пока они занимают лиса и его дружков, мы отсюда уберемся. Отломайте немного этих веток и погребите. Я немного отдохну. Я сильно устал после того, как толкал эту штуку полночи в холодной морской воде. Ох, э-э, а кто твоя хорошенькая малышка-подружка?

Ежиха пожала Джему лапу:

- Я Крошка Пози, сэр, но вы можете звать меня Пози. Нечисть поймала меня ранней весной. Они убили моих бедных папу и маму.

От Джима не укрылось безутешное выражение мордочки Пози, поэтому он быстро сменил тему:

- Ну, я рад встрече с тобой, Пози – и с тобой, молодой Угго. Я был уверен, что ты погиб, утонул в том лесном озерке, а потом был смыт течением в море. Поэтому я какое-то время следовал за потоком, а потом увидел дым от костра нечисти и засек их берлогу. Я видел, как это бревно дрейфует на мелководье. Итак, вычислив, что там слишком много негодяев, чтобы с ними драться, я и выдумал свой план.

Теперь они были уже на приличном расстоянии от тюленей и нечисти. Угго улыбнулся , оглянувшись на место происшествия:

- Не знаю, что бы с нами было без вас, мистер Гурди, ну и без тюленей тоже.

Пози наблюдала за представлением большого секача и трех его товарищей:

- Смотрите, тюлени мучат нечисть, но Сучок боится повести их в море. Он, должно быть, в ярости оттого, что мы сбежали.

Джем продолжил помогать толкать бревно.

- Ну, давай не будем предоставлять им второго шанса, малышка. Давайте убираться прочь от нечисти, да и от тюленей тоже. Останемся на этом курсе, пока я не увижу, где причалить. Может, замечу старого дядю Вуллоу – тогда у нас будет еда, огонь и место, где преклонить наши головы в покое. Здорово будет, не правда ли?

Угго указал на темную облачную гряду, накатывающуюся с западного горизонта:

- Похоже, будет дождь!

Раздалась вспышка и далекий раскат грома.

Пози кивнула:

- Ага, дождь, и много больше, если я не ошибаюсь. Звучит так, как будто нас ждет шторм!


11.


Выбеленный череп, скатившийся по склону холма, слегка покачивался на песке, обращенный к зайцам своей замогильной усмешкой. Бафф Красноспора дрожала от страха.

- Вы это видели, сэр? Эта земля Кровавых Потрошителей, должно быть, проклята! Ой-ой-ой, мне это ничуточки не нравится!

Но капитан Рэйк Ночномех обладал более решительным характером. Он направился прямо к черепу:

- Ах, это вздор, милочка. Нечего бояться старого черепа хищника!

Ткнув острием клеймора в одну из глазниц, он подбросил череп в воздух. Из него с испуганным писком вывалилась маленькая зеленовато-бурая песчаная ящерка. Она закопалась, ища, где бы спрятаться.

Сержант Миггори быстро кинулся вперед, проворно задержав ее задней лапой. Он обратился к ней в манере старшего сержанта:

- А ну-ка, парень, сиди тихо, чтобы мне не пришлось тебя давить. Это то, что надо, парень, расслабься!

Предупреждающий голос снова прогремел:

- Если убьете Кровавого Потрошителя, вы не доживете до заката этого дня! Будьте извещены и бойтесь Могучего Костолома! А-а-а-й-и-и-и-и!

Уши лейтенанта Тарана задергались. Он быстро оглянулся, а затем прошептал капитану Рэйку:

- Пусть поганец продолжает с вами говорить, сэр. У меня идея, где он может быть. Поболтайте с негодяем и дайте мне немного времени, во!

Ночномех пустился разглагольствовать с неведомым Кровавым Потрошителем, в то время как Таран пополз в дюны:

- Ах, я никакого зверя не боюсь. Кем ты себя возомнил, разговаривая со мной столь невежливо?

Таинственный голос сердито ответил:

- Дурак, тебе следовало бы бояться Кровавых Потрошителей! Мы заставим тебя проклясть мать, родившую тебя!

Капитан продолжил дразнить говорившего:

- Не приплетай сюда мою мать, не то мой клинок отыщет твою глотку. Да, и не смей звать меня дураком!

Теперь голос звучал действительно гневно:

- Довольно! Наглость твоего языка обрушила на тебя проклятие – е-е-е-к! Отстань! Отпусти!

Лейтенант Таран примаршировал из дюн со своим пленником.

Сержант Миггори покатился со смеху:

- Ха-ха-ха! Где вы добыли эту мелкую личинку, сэр?

Таран держал за загривок карликовую землеройку. Она извивалась и яростно пиналась, пытаясь ударить его большим мегафоном, сделанным из бересты. Капитан Рэйк прекратил ее борьбу, приставив острие клеймора к ее бочкообразному животику:

- А ну, тихо, мелкий негодяй, а не то я с тебя немножко жира срежу. Тихо, я сказал!

Таран посадил карликовую землеройку рядом с мелкой песчаной ящеркой. Он перевернул мегафон и прихлопнул его, заключая оба создания под ним.

Бафф Красноспора робко улыбнулась:

- Так вот что это было – парочка чертовых карликов, во!

Будучи всегда наготове, Миггори уголком рта сказал ищейке:

- Тут больше чем два карлика, мэм – оглянитесь!

Дюны сверху донизу кишели песчаными ящерками и карликовыми землеройками, которые, казалось, появились из ниоткуда. Землеройки были вооружены пучками чего-то, что выглядело, как красные дротики. Большинство ящерок несли тонкие пращи или копья с наконечниками из обломков раковин.

Бафф Красноспора придвинулась на дюйм ближе к сержанту Миггори, испуганно оглядываясь:

- Тут, наверно, целая орда этих чертовых мелких вражин. И что нам теперь делать?

Рэйк Ночномех убрал оба клеймора в ножны, раскидывая лапы в жесте мира. Он душевно обратился к ящеркам и землеройкам:

- Друзья мои, мы не причиним вам вреда. Ох, мы всего лишь шли через эти места, направляясь на север!

Вперед для разговора вышла дряхлая карликовая землеройка. Она была одета в тканый травяной камзол и несла резную палку из топляка. Манеры ее были немногословны:

- У вас нет позволения пройти через тот барьер копий. Почему вы не сделали запрос?

По вертикально поднятым ушам Рэйка Таран мог сказать, что тот не собирался терпеть отношение старика. Проскользнув мимо высокого темного капитана, он небрежно заметил:

- Сэр, если позволите, капелька старой доброй дипломатии здесь будет к месту, во!

Рэйк отступил в сторону:

- Ладно, действуйте, лейтенант. Бафф, Шалфея, медленно отступайте, а потом вернитесь к колонне и приведите их сюда в двойном темпе, ясно?

Когда Бафф и Шалфея медленно попятились, Таран обезоруживающе улыбнулся:

- Прощения просим за нашу неловкость, сэр, но, кажется, здесь не было никого из ваших парней, чтобы, э-э, подать наш запрос на проход через ваши земли.

С вершины дюны раздался резкий голосок:

- Это мои земли, а не его! Мои, царя-императора Дибби Дрампика! Ха, вам следовало спросить у меня!

В их сторону стремительно побежали с полдюжины песчаных ящерок. Они тащили на бечевке выложенное мягким мхом кресло, скользившее на широких плоских полозьях. Царь-император сидел на нем, маша на ящерок, чтобы они продолжали тянуть. Они привели кресло в движение вниз по склону, спешно вспрыгивая на полозья и вставая по стойке смирно. Несмотря на комичную идею с креслом, скользящим вниз по склону дюны, царь-император сохранял свое королевское достоинство. Его слуги заставили кресло-санки плавно остановиться перед зайцами. Он не спешивался, пока несколько помощников не одели его в цветную тканую мантию и нелепую высокую корону, украшенную ракушками, сухими цветами и маленькими птичьими перышками. Церемониальная булава с верхушкой из полированного агата завершила ансамбль. Он близоруко сощурился в сторону Тарана:

- Я тот, кого вы должны просить! Я здесь в округе император – и царь, и правящий Кровавый Потрошитель! Ну, чего вы хотели? Говори!

Лейтенант Таран вежливо отсалютовал:

- Позволение пройти через вашу территорию, сэр!

Напыщенное маленькое существо почесало свой толстый животик, пошагало туда-сюда, а затем уселось снова на свое кресло, сделав лапой знак удалиться:

- Не сегодня. Может, завтра, не знаю!

Знаменный сержант Миггори занял позицию на пути кресла, его челюсть агрессивно выдалась вперед:

- Тогда тебе лучше разузнать, парень! Так с офицерами Долгого Дозора не разговаривают!

Неожиданно его повалили двадцать карликовых землероек, делающих тыкающие движения своими дротиками.

Рэйк Ночномех прыгнул в бой. Одним прыжком он оказался с обеими клейморами у горла царя-императора, рыча:

- Коснитесь моего сержанта – и я зарежу этого мелкого хвастуна. А ну-ка, отошли от него, я сказал!

Через центр свалки прошла карликовая землеройка с диадемой на голове. Это была королева царя-императора, Даквина, коренастая маленькая фигурка в королевском одеянии, с оглушительным по уровню громкости голосом:

- Что здесь такое, что здесь такое? А ну, отстали сию секунду от этого старого кролика! А ты, большой черный, убери свои мечи, не то я заставлю тебя их сожрать!

Все замерло. Землеройки и ящерки повалились мордами вниз на землю в знак почтения к той, что обладала реальной властью на территории Кровавых Потрошителей. Она подступила к царю-императору и ухватила его за ухо, грубо его выкрутив и задавая ему публичную выволочку:

- Ты одна сплошная проблема, Дибби Дрампик! Ну-ка, и чем мы тут занимаемся? Ничем хорошим, я уверена!

Она выволокла маленького царя-императора из его кресла, заставив его мучительно танцевать, неистово дергая его за ухо. Он болезненно пищал:

- Ой-ой-ой, пусти! Я ничем таким не занимался, Дакки, дорогая! Эти кролики пытались пройти через наши земли. Ай-ай-ай! О-ох! Йи-и-ик! Ты мне ухо оторвешь!

Капитан Рэйк заметил, что, хотя землеройки и ящерки все еще лежали мордами вниз перед королевской властью, между ними было много смешков и веселья по поводу дилеммы царя-императора. Его коренастая маленькая женушка все еще бранила его:

- Тихо, не то оба уха тебе повыдираю! Уф, ты никогда не слушаешь, что я говорю! И это все, из-за чего поднялся такой переполох – несколько проходящих путников?

Старая карликовая землеройка с резной палкой из топляка нерешительно заговорила:

- Но Ваше Величество, они нарушители, вторгшиеся на территорию Кровавых Потрошителей!

- Заткнись, ты, трясущийся старый дурень! Тебя кто-то спрашивал, э? – Она снова повернулась к своему несчастному супругу: - Я установила это правило для нечисти – лис, крыс и такого прочего. У тебя что, ила полны глаза и полны уши? Они что, выглядят, как нечисть? Ну?

Со слезами, стекающими вниз по его морде, ее супруг запричитал:

- Не-не-не, сладкая моя, дорогая Дакки! Ой-ой-ой, ушко мое бедное!

Она отпустила его, толкнув так, что он приземлился на свой хвост. В одно мгновение ее поведение изменилось. Королева нацепила вежливую улыбку, предлагая свою лапу лейтенанту Тарану:

- Прошу прощения за это. Я Ее Величество королева Даквина Дрампик, а вы..?

Таран отвесил элегантный поклон, целуя ее лапку:

- Лейтенант Алджернон Таран из Долгого Дозора Саламандастрона, к вашим услугам, мадам. Эти остальные зайцы, - он подчеркнул слово «зайцы» - капитан Рэйк Ночномех и знаменный сержант Миггори.

Ящерица-служанка прошептала что-то Даквине, указывая в небо. Та кивнула:

- Капитан, как вы можете видеть, приближается буря с дождем. Могу ли я предложить вам и вашим друзьям наше гостеприимство?

Рэйк галантно отсалютовал:

- О, мы будем обязаны вам, мадам!

Общинный дом Кровавых Потрошителей появился, как открытие. Недалеко оттуда, в дюнах, он был выстроен на открытом участке между четырех высоких песчаных холмов, соединяя их под большой крышей. Таран был весьма впечатлен его конструкцией:

- Прошу прощения, мадам, но как это все было сделано, во?

Она подозвала землероя в фартуке. На нем были толстые хрустальные очки и угольная палочка для письма за ухом.

- Бэрмбосс, объясни нашему другу, что ты делаешь!

Бэрмбосс улыбнулся под дужкой своих очков:

- Циновки – вот в чем все дело, сэр. Циновки, сделанные из толсто сплетенной песчаной осоки, да-да, большие циновки, сплетенные кучей ткачей. Затем песок, хороший острый песок с берега, истертый в порошок известняк, пепел белого дерева и свежая вода. Мои рабочие делают из этого пасту – цемент, как вы можете сказать. Затем она прилепляется на циновку и устанавливается прямо.

Он подвел Тарана к секции, достигавшей земли. Постучав лапой по поверхности стены, он гордо провозгласил:

- Видите? Крепче ореховой скорлупы, но легкое. Тепло зимой, прохладно летом, и оно простоит вечно. Позволяет дюнам стоять, как они есть, поддерживает их. О, и с финальным внешним покрытием из песка оно невидимо снаружи. Просто выглядит, как часть дюн для тех, кто не в курсе.

В центре жилища было кострище, и там было несколько глиняных печей. Королева Даквина попросила гостей сесть на мягких плетеных циновках. Им подали напитки.

Миггори отхлебнул немного с одобрением:

- Хм-м, на вкус как дикий фенхель и мать-и-мачеха – очень вкусно!

Старый землерой в камзоле принял сообщение от песчаной ящерки и передал его Даквине:

- Ваше Величество, там почти двадцать кроликов – ох, то бишь зайцев – следуют к нам через дюны!

Даквина бросила сердитый взгляд на советника царя-императора, который явно не пользовался ее расположением:

- Ты говоришь, следуют, Уигбил? Не маршируют, идут или бегут, как все нормальные звери? Ну-ка, не стой здесь, выдумывая новые причудливые термины! Проследуй их сюда, будь так добр, чтобы наши повара смогли их накормить.

С прибытием колонны среди землероек и ящерок поднялась паника при виде Мрачного Крошки, пленного горностая, ведомого на веревке. Царь-император Дибби был первым, кто пожаловался:

- Нечисть, нечисть – вывести его и прикончить!

Даквина погрозила ему лапой:

- Дибби, дорогуша, ты, верно, хочешь, чтобы я снова принялась за твое ухо? Нет? Тогда придержи свой язычок и иди, помоги поварам.

Царь ушел, потирая свое ухо и угрюмо бормоча:

- Так нечестно, сегодня очередь Уигбила. Я делал это вчера!

Даквина проигнорировала его, делая знак новоприбывшим зайцам из колонны:

- Заходите, садитесь – а вы двое садитесь подле меня!

Отмеченные ею Муфта и Бафф Красноспора сделали, как она просила. Их немедленно поспешили обнести напитками прежде всех остальных.

Рэйк Ночномех пробормотал в сторону Миггори:

- Похоже, девчонки правят здешним курятником, друг мой.

Сержант с морщинистой мордой кивнул:

- Возможно, вы правы, сэр, но я не скажу ни слова против, ибо не хочу, чтобы мне открутили ухо.

Младший капрал Шалфея, которую королева ранее не заметила, пылко воскликнула, когда прибыла еда:

- Ну, скажу я вам, парни, эта жратва выглядит первоклассно!

Даквина сделала зайчихе знак лапой:

- Тогда мы проследим, чтобы вы получили ее побольше. Идите и сядьте с нами, мисси.

Еда была великолепна. Там был аппетитный суп из кресса и водорослей, а также блюда рубленых желудей, лесных орехов и дикого сельдерея, гарнированных свежим поздневесенним салатом. Хлеб был теплым и хрустящим, с небольшим количеством щавеля. Кроме боярышниково-лютикового сыра, там был дымящийся черничный пудинг с соусом из сладкого стрелолиста. Постоянно подавали холодный мятный чай.

Драндер, самый большой из молодых зайцев, провозгласил после второй порции пудинга:

- Ох, шикарно! Эта еда для парней в самый раз, во!

Флетчерс, с охотой уплетающий свою порцию, согласился:

- Намного лучше чертового столовского харча в Саламандастроне, скажу тебе, старина!

Сидя рядом с королевой, Муфта крикнула Флетчерсу:

- Я все слышу! А ты знаешь, что главный столовский повар сержант Фролер – мой дядя? Сказать ему то, что ты сказал, когда мы вернемся назад, а, старина?

Даквина улыбнулась быстрому ответу Муфты. Она похлопала зайчиху по лапке:

- Хорошо сказано, дорогая моя. Только взгляни теперь на выражение морды своего друга…

Все еще улыбаясь, она обратила свое внимание на капитана:

- Какие умные молодые девушки у вас в Дозоре! Может, вы могли бы уделить их мне и моему двору на сезон? Это бы очень меня порадовало!

Рэйк Ночномех вернул ей улыбку, предположив, что ее просьба была не более чем шуткой. Он вежливо возразил:

- О, я уверен, что это пришлось бы по душе и моим девочкам, мадам, но мы ведь здесь на задании, знаете ли, и у них есть свои обязанности.

Взгляд Даквины моментально сделался жестким, затем она хихикнула:

- Я понимаю, капитан!

Она сделала властный жест лапой своим прислужникам:

- Немного музыки, песен и танцев для наших гостей! Дибби, принеси для них нашего специального вина – живо, ну!

Барабаны зазвучали в медленном, приглушенном ритме, и октет молодых хохлатых тритонов начал сложный танец. На заднем плане хор молоденьких карликовых землероек мурлыкал мягкие гармонии.

Капрал Небосвод, сидевший рядом с Тараном и капитаном, наклонился вперед, продолжая говорить тихо:

- Я кое-что заметил с тех пор, как прибыл сюда. Парни здесь – те, кто все время бегает и обслуживает, кланяется и чистит, можно сказать. Но что касается леди – они просто сидят, и наслаждаются, и отдают приказания.

Лейтенант Таран отставил свою тарелку:

- Превосходно. Ты знаешь, я тоже это заметил. Что думаете, капитан?

Высокий заяц ответил, не отводя взгляда от танцоров:

- Да, я тоже так думаю. Эта мелкая королева – сила, с которой следует считаться. Ну ладно. Вот идет наше специальное вино, и гляньте-ка только, кто его подает!

Царь-император Дибби вразвалочку подошел к ним, неся поднос с хрустальным графином, окруженным прекрасно изготовленными кубками из вишневого дерева. Налив первый, он передал кубок с жидкостью пурпурного цвета капитану.

Наклонившись ближе, Дибби прошептал:

- Если выпьешь это, кролик, то день или два будешь спать беспробудно, имей в виду. Она собирается украсть ваших девушек!

Сердечно улыбаясь, Рэйк поднял свой кубок, возглашая в адрес королевы:

- Тост за ваше доброе здоровье, Ваше Величество!

Он быстро пробормотал в сторону Миггори:

- Не пей это вино – передай мое слово дальше!

Таран поднял кубок, пристально глядя через его кромку:

- Я говорю, гляньте-ка! Вон землеройка наливает королеве и ее приятельницам с другого подноса!

Капрал Небосвод был так же бдителен:

- Ага, а эта королева наливает нашим девушкам с подноса старины Дибби. Вот пробки, и они это прихлебывают, сэр!

Миггори притворился, что отпивает из своего кубка:

- Сейчас с этим ничего не поделаешь, капрал. Нам остается только надеяться на лучшее.

Хор начал петь спокойную песню, почти колыбельную, успокаивающую и мелодичную:



Тихий золотой песок покрывает землю,

В теплых бризах кружит он ленивым бликом,

Тихий летний полдень, тихо небо сине,

Далеко-далёко слышу чаек крики.

Ты живи без страха, слез не лей унылых,

Тихих теней долы ждут тебя, мой милый.



Спи теперь в покое, слушай мои песни,

Темнота спустилась на вороньих крыльях,

Веки мы прикроем, день уходит если,

Падают-порхают мотыльки-малютки.

Чувствуй, как заботы вслед за сном уходят,

Словно рябь под лунным светом на болоте.



Барабанная дробь сделалась мягче, хор утих до приглушенного мурлыкания, а танцоры грациозно сложились в лежачие позы.

Из-под частично прикрытых век капитан Рэйк увидел, как Бафф, Шалфея и Муфта свернулись в клубочки на плетеных циновках в глубоком сне. Прикрыв рот лапой, он произнес вполголоса, обращаясь к тем, кто был ближе всех к нему:

- Смотрите на меня и делайте, как я.

Потянувшись, он моргнул. Симулируя глубокий зевок, он извинился перед королевой Даквиной:

- О-ох, прошу простить меня, мадам. Я страшно вымотался и чувствую необходимость вздремнуть.

Таран согласно предпринял то же самое:

- Знаете, сэр, думаю, нам всем не помешало бы поспать. Наверное, это все оттого, что мы день маршировали по пескам, а потом набили брюхо всей этой восхитительной кормежкой, во!

Даквина сделала великодушный жест:

- Почем бы вам не поспать прямо здесь? Тут тепло, и циновки на полу достаточно мягкие, чтобы на них прилечь. Я прикажу, чтобы вам принесли одеял. Дибби, ты и Уигбил, принесите одеял для наших гостей! Давайте, шевелитесь! Вы что, не видите, что они устали?

Маленький царь-император и его помощник поспешили повиноваться своей властолюбивой королеве.

Две карликовые землеройки укрывали предположительно спящих зайцев мягкими одеялами, когда Уилби прошептал сержанту:

- Я что скажу, сержант, по-моему, здоровяк Драндер выпил это чертово пойло. Он храпит, как драный еж!

Миггори сурово пробормотал, глянув на Драндера:

- Вот болван здоровенный! Я с ним позже разберусь. Лежите, мистер Уилби, и будьте тихо!

Царь-император встал на колени рядом с капитаном Рэйком, притворяясь, будто подтыкает ему одеяло, и тихо заговорил:

- Как только королева решит, что вы, кролики, вырубились, она прикажет унести ваших девушек отсюда.

Рэйк Ночномех заговорил уголком рта:

- Куда она заберет девочек?

- Царь-император Дибби придвинулся ближе к капитанскому уху:

- Снаружи слева дюна выглядит, как обычная дюна, но она построена, как это место. Там есть секретный вход, про который знают только Даквина и ее приятельницы.

У капрала Небосвода был хороший слух. Он подслушал весь разговор, так что присоединился:

- Пардон, Величество, старина, но как она объяснит их исчезновение, во?

Царь-император Дибби завозился с одеялом, отвечая:

- А ей это и не нужно. Как только их спрячут, она просто вернется сюда и будет спать там, где она сейчас. Она притворится, что так же удивлена, как и вы, когда вы увидите, что девушки исчезли. Я хорошо ее знаю. Она скажет, что они, наверное, ушли одни, и лучшим путем будет для вас отправиться им вдогонку. Теперь мне пора идти, пока она меня не заподозрила. Удачи, капитан.

Через несколько минут капитан Рэйк почувствовал, как его несколько раз пихнули задней лапой. Он лежал неподвижно, не пошевелив и мускулом. Одна из придворных Даквины крикнула:

- Если они все такие же никакие, как этот, Ваше Величество, то не стоит больше беспокоиться об этих кроликах!

Королева и группа ее помощников замотали трех зайчих – Шалфею, Муфту и Бафф Красноспору – в одеяла, свернув их и вытащив их вон.

Через полузакрытые веки Миггори следил за ними, пока они не покинули здание:

- Они ушли, сэр. Какой наш следующий ход?

Высокий капитан с черным мехом обрисовал быстрый план.

Молодой Труг Бодсли, лежавший позади остальных, предупреждающе прошипел:

- Тихо, парни – не двигайтесь. Они возвращаются!

Даквина прошествовала внутрь, сопровождаемая ее помощниками. Она увидела, как царь-император и несколько других самцов укладываются:

- И чем это вы, лентяи, скажите на милость, заняты?

Ее муж смиренно ответил:

- Просто укладываемся спать, Дакки, дорогая.

Она энергично двинулась к нему, колотя лапой по воздуху:

- Никаких мне «Дакки, дорогая»! Вы вычистили все миски и горшки и убрались? Нет, вы этого не сделали! Ни ты, ни кто-либо из твоих ленивых, ни на что не годных приятелей не думайте даже про сон, пока вся работа не будет сделана!

Царь-император и его мелкая свита быстро вымелись наружу.

Даквина зловеще хохотнула, усевшись вместе со своими леди поближе к огню, завернувшись в одеяла:

- Держи их на лапах и давай им кучу работы. Царь-император, как же! Все, на что годятся Дибби и его приятели – это принеси-подай, подмети и вытри пыль! Пусть знают свое место, вот что я вам скажу!

В тепле и комфорте жилища было бы легко расслабиться и заснуть. Но, кроме тихо похрапывающего большого Драндера, зайцы Долгого Дозора лежали без сна, слушая и пристально наблюдая за королевой Даквиной и ее свитой карликовых землероек и песчаных ящерок.

Через, казалось, долгий промежуток времени капитан Рэйк поднялся на колени, шепотом отдавая приказы:

- Они все уже улеглись спать. Флетчерс, иди и не давай этому мелкому горностаю шуметь. Сержант Миггори, соберите все одеяла. Таран, Небосвод, следите за нашими тылами. Прочие следуйте за мной, и никакого бряцанья оружием, ясно?

Обнажив оба своих клеймора, темношерстный капитан заскользил, как ночная тень, по направлению к королеве и ее компаньонкам.


12.

Ранее в тот же день, в то время, когда капитана Рэйка и его отряд развлекали внутри жилища карликовых землероек, над морем разразился шторм. Возвещенная глухим громом и несколькими вспышками разветвленных молний, лилово-серая облачная гряда исторгла истинный поток дождевой воды. С господствующими западными ветрами, лик моря стал картиной хаоса. Коронованные пеной волны были доведены до ярости гор и впадин, избиваемых непрерывным ливнем.

Без паруса, руля и каких-либо средств продвижения вперед, кроме веток, отломанных с соснового ствола, беглецы действительно были в беде.

Джем Гурди был наполовину в воде, наполовину вне её, стараясь уберечь бревно от перевертывания. Выплевывая морскую воду, он заорал, перекрикивая шум бури:

- Выбросьте эти ветки, молодежь! Старайтесь оставаться посередине этой штуки и держитесь изо всех сил!

Угго и Пози были охвачены ужасом. Они прижимались друг к дружке и к сосновому стволу, всхлипывая от страха. Даже в самых диких своих фантазиях они никогда не сталкивались с невероятной силой шторма в открытом море. Неуправляемое полено относило все дальше из виду берега. Промокшие насквозь до самых колючек, двое юных ежей были до тошноты в желудках укачаны колебательным движением – сперва высоко на гребень волны, затем быстрый бросок вниз в глубокую водную впадину. Иногда они взглядывали из впадины, чтобы увидеть себя лицом к лицу со стеной полупрозрачной сине-зеленой воды. В следующее мгновение они уже могли нестись на вспененном гребне волны, и над ними не было ничего, кроме разгневанного неба, покрытого лиловыми синяками.

На одном из таких гребней волны бревно начало переворачиваться с одного конца на другой. Угго и Пози заорали, на краткий миг зависнув в воздухе, хватаясь за нижнюю сторону вращающегося бревна. Пытаясь удержать один конец бревна от позиции под водой, Джем увидел, как они оба соскользнули в море. Он кинулся к ним с глухим кипящим шумом дробящихся волн над собой.

Угго и Пози ушли под воду, все еще держась друг за друга. Старый большой самец выдры схватил их обоих, выбрасывая их назад на бревно, которое как раз спускалось со следующего гребня волны. Они вскарабкались на сосновый ствол, но Джему Гурди так не повезло. Концом бревна его ударило по голове.

Сосновый ствол диким карьером мчался на северо-запад, заносясь между сомкнутых рядов бурунов. Угго и Пози прижимались к веткам, наполовину стоя на коленях, наполовину выпрямившись и вопя:

- Джем! Джем Гурди! Дже-е-е-е-е-е-м!

Хотя они орали, пока не охрипли, не было ни следа их друга-выдры нигде посреди дикого мира бездорожного вздымающегося моря.



На борту «Зеленого Савана» Раззѝд Веарат и Мула боролись, чтобы справиться с вращающейся ручкой румпеля и удержать судно на каком-то подобии курса. Снасти пели, и мокрые насквозь паруса туго надувались, когда пиратская галера летела через искаженное штормом море, как огромная птица с зеленым оперением.

Сдувая пену со своей морды, Раззѝд рычал приказания своей команде:

- Натяните эти веревки для лап от кормы до носа – закрепите все шкоты и шпринтовы! Мы будем держать ее в открытом море, чтобы благополучно перенести этот шторм – это единственный выход!

Прикрывая лапой свой здоровый глаз, он уставился на верхушку грот-мачты:

- Эй, что там видно? Есть там перемены впереди?

Джибори привязал себя в «вороньем гнезде». Сгоняя брызги со своих глаз, он уставился вдаль, а затем его лапа выстрелила:

- Эгей, на руле, юг и восток! Вижу край бури! Глядите, там!

Раззѝд передал удерживаемый им руль морской крысе. Продвигаясь вперед, он приковылял на длинный нос. Вцепившись в снасти, он выпрямился, уставясь на юго-восток. И там он был – конец облачной гряды. Длинные лучи раннего вечернего солнечного света пробивались вниз, как золотые дорожки с неба к морю.

Он торжествующе расхохотался:

- Возьми ее на галс, лево руля и вперед полным ходом!

Лисица Шекра выглядела явно бледной: она не была любительницей штормов. Морщинистая морская крыса хлопнула ее по спине:

- Хахарр, мы будем вне этого к ночи, лиса. На море нет корабля, подобного старому «Зеленому Савану», да, и нет повелителя, обращавшегося бы с ним так добре, как капитан Раззѝд!

Шекра мрачно перегнулась через поручень правого борта:

- Ага, и ни у кого нет идей по поводу того, где находится аббатство Рэдволл. У меня такое чувство, что лучше бы нам пристать к берегу.

Внезапно корабль нырнул в котловину; Шекра наполовину перелетела через поручень, пока ухмыляющаяся морская крыса не выдернула ее назад:

- Хахарр, единственная земля, которую бы ты там нашла – это дно морское. Там внизу нет никакого аббатства!

Лисица слабо улыбнулась:

- Ты прав. Я лучше останусь на корабле.

К ночи море успокоилось. Так, как и предсказывала морская крыса, «Зеленый Саван» пережил шторм. Раззѝд и его команда были так вымотаны сражением со стихией, что больше ничего не делали в тот день. Был спущен глубиномер, и глубина воды была признана достаточной для спуска стоп-анкера. Это был якорь на длинном якорном тросе, удерживавший судно от дрейфа в любую сторону.

Было после полуночи, когда Шекра, все еще чувствуя себя неважно, не смогла больше выносить спертую атмосферу камбуза. Оставляя пары грога, запах готовящейся рыбы и густой похлебки, она выбрела на палубу. Будучи провидицей Раззѝда, лисица не хотела идти в каюту капитана. Это означало бы только следующий раунд вопросов по поводу местонахождения сказочного Рэдволла. Раззѝд захотел бы, чтобы она начала колдовать и читать знаки – опасная работа, если они расходились с его идеями.

Она перегнулась через перила на корме, уставившись на темную воду, когда что-то стукнулось в правый борт близко к корме. Это был не сильный удар, скорее легкий толчок. Сняв с крюка фонарь, Шекра двинулась, чтобы разглядеть объект.

Там он был, покачиваясь у корпуса корабля – побитый сосновый ствол с распростертыми на нем двумя маленькими ежами без сознания. Шекра быстро ухватила лодочный крюк – длинный похожий на пику инструмент. Используя острие и крюк, она легко маневрировала бревном, пока оно не оказалось посередине корабля.

Морской крыс, с которым она говорила ранее, вылез на палубу:

- Что, твои старые лапы все еще трясутся, лиса? На, глотни этого грога, это тебе поможет!

Шекра отвергла предложенное:

- Отставь это пойло и помоги мне втащить эти два создания на борт!



Раззѝд Веарат сидел за столом в своей каюте, уставясь на двух бессознательных ежей. Они лежали на полу в луже воды, все еще в отключке. Он дотронулся задней лапой до Пози:

- Говоришь, нашла их дрейфующими на бревне? Интересно, что могли два мелких колючих свина делать одни на море? Они все еще дышат – пригляди за ними, Шекра. Если придут в себя, может, у них найдется для нас история.

Лисица оттащила Угго и Пози на камбуз, где было тепло. Она положила их на потертом веревочном кранце в углу. Кок гоготнул, натачивая свой шкуросъемный нож:

- Притащила их для котла, а, лиса? Я еще никогда не свежевал кого-нибудь из этих колючих. Ну, всегда что-нибудь бывает впервые. Что скажете, товарищи?

Звери из команды грубо захохотали, комментируя:

- Давненько мы не ели свежего мясца!

- Ух, бьюсь об заклад, тощая из них будет пожива!

Шекра стала над своими подопечными, рыча:

- А ну, прочь, морской сброд! Этих двоих не трогать и не обижать – приказ капитана, так что держитесь подальше! – Она выхватила тонкий клинок с колющим острием, угрожая им.

Слюнявый ласка взглянул на нее с издевательской тревогой:

- Ох господи, да вы нас всех перепугали, мэм!

Лисица нанесла удар своим клинком, заставив его попятиться:

- Лучше быть напуганным, чем мертвым, ты, пьяница! Тогда кок мог бы приготовить тебя. Кто-нибудь желает рагу из ласки?

Ее замечание понравилось пиратам с их мрачным чувством юмора и сделало атмосферу более сердечной. Они начали добродушно подшучивать:

- Эй, парень, ты когда-нибудь пробовал рагу из ласки?

Толстый жирный кок, сам ласка, покачал головой:

- Не, мы, ласки, невкусные. Я раз укусил себя за язык, и вкус был кошмарный!

На это улыбнулась даже Шекра. Достав хриплую и потрепанную концертину, жирный кок хриплым тоном запел песенку, сочиненную ним самим:



Йо-хо, послушай-ка, братва,

Ты песенку мою,

Я тип соленый, дай мне печь –

Что хочешь я сварю!



Когда впервые я вышел в море –

Давно-давно тому,

Вторым у старой крысы, что

Научила меня всему,

Мы делали шашлык из лис

И из хорьков фламбе,

Но крыса я проткнул крюком,

И кончил он в котле!



Йо-хо, послушай-ка, братва,

Ты песенку мою,

Я тип соленый, дай мне печь –

Что хочешь я сварю!



Скажу я вам, товарищи,

Жаркого нет вкусней

Из крысы – сочной, жирненькой,

Не кожи да костей!

Обжарьте до готовности,

Да пудинг на гарнир,

Все с пылу с жару, из котла,

Ха-ха, вот это пир!



Йо-хо, послушай-ка, братва,

Сей факт вполне простой –

Раз жареную крысу съев –

Примчишься за второй!



Несколько взбешенных морских крыс выхватили свои клинки. Кок проворно сбежал из камбуза, крича:

- В чем дело, парни, вы что, шуток не понимаете?

Угго открыл глаза. Выплевывая морскую воду, он осторожно сел, глядя по сторонам:

- Где я? Что случилось? Пози, ты в порядке?

Хорошенькая ежиха попыталась встать, но снова упала:

- Ох, головушка моя! Я чувствую себя ужасно, Угго!

Шекра подняла их обоих:

- Идемте-ка, вы двое! Раз вы проснулись, капитан захочет с вами поговорить. Пошли, нехорошо заставлять его ждать!

Лисица выволокла их на палубу, все еще полубессознательных и недоуменных. Угго глядел на грот, когда Шекра подогнала его:

- Хватит глазеть по сторонам, двигайся, ты, свин колючий!

Пози услышала, как Угго бормочет про себя:

- Этот знак на парусе – где я его раньше видел?

Их грубо втолкнули в капитанскую каюту. Раззѝд стоял к ним спиной, но повернулся на звук, когда они вошли. Правда поразила Угго Вилтуда, подобно молнии. Не успев как следует подумать, он выпалил:

- Я видел вас раньше, и этот знак на парусе – большая вилка со злыми глазами, глядящими через нее!

Веарат зацепил Угго когтем за шею, притягивая его ближе:

- Где ты это все видел?

Юный ежик задрожал от страха, бросив взгляд на Раззѝда. Морда в шрамах от ожогов, слезящийся полузакрытый глаз и другой глаз, сверливший его взглядом… Он ответил, запинаясь и едва не падая в обморок:

- Я – я не имел в виду, что видел вас на самом деле, как сейчас. Это было во сне, который мне приснился в аббатстве Рэдволл, сэр!

Из-за ран на его морде улыбка Раззѝда больше напоминала злобную гримасу. Он подтащил юного ежика ближе:

- Аббатство Рэдволл, а? Мне нравится, как это звучит. Нам нужно о многом поговорить, дружок!



Королева Даквина крепко спала, когда ее атаковали капитан Рэйк и его зайцы. Она немедленно была придушена одеялами – целой кучей одеял, чтобы отрезать ее приглушенные крики. Свита королевы крепко спала, не подозревая об инциденте. Зайцы молча вынесли ее из здания. Царь-император последовал за ними, восторженно подпрыгивая рядом с Миггори:

- Надеюсь, вы унесете ее далеко-далеко отсюда, так, что она не найдет дорогу обратно! Пообещайте, что так и сделаете!

Сержант тихо хихикнул:

- Говорите потише, Ваше Величество. А теперь не могли бы вы указать нам это место, куда они забрали наших девушек?

Царь-император Дибби охотно запрыгал впереди:

- Я покажу вам, идите за мной. Хотя я не знаю, где вход – это секрет, видите ли!

Он привел их к еще одному куполу, практически незаметному для случайного наблюдателя. Он выглядел, как сплошная стена, соединяющая две дюны, намного меньше главной конструкции. Капрал Небосвод, Флетчерс и пленный горностай Мрачный Крошка, пошатываясь, выбрались наверх, неся между собой здоровенную тушку Драндера.

Небосвод позволил задним лапам Драндера упасть на землю:

- Фух, нечего сказать, этот шут здоровенный один весит, как мы все трое! Это здесь они заперли наших девчат, сэр? И как нам попасть в это проклятое место? Вы видите какие-нибудь двери или что-то подобное, во?

Мелкий царь-император слегка пнул одеяльный сверток:

- Она знает. Заставьте ее сказать вам – потыкайте в нее чем-нибудь, это развяжет ей язык!

Таран хихикнул:

- Боже, Дибби, ты настоящий маленький дикарь! Ты так сильно хочешь, чтобы это сделали с твоей возлюбленной?

Капитан Рэйк начал разворачивать одеяльный кулек:

- О, я не сомневаюсь, что у малыша была куча причин для недовольства. Не хотел бы я, чтобы она была моей королевой. У старой склочницы язык, как жало у гадюки!

Он вытащил брыкающуюся Даквину из одеял:

- Ну, мэм, не откроете ли вы для нас эту штуку?

Королева распрямила свой помявшийся пышный наряд, а затем издала пронзительный вопль:

- Стра-а-а-жа! Помоги-и-и-и-те-е-е!

Царь-император с тоской заметил:

- Говорил я вам, что лучше всего было бы потыкать в нее чем-нибудь…

Сержант Миггори высунул голову из-за входа в основное здание:

- Сэр, нам лучше сделать что-нибудь, и как можно быстрее. Они идут сюда, вооруженные до зубов и настроенные по-деловому!

Капитан Рэйк действовал быстро:

- Лейтенант Таран, держите королеву! Сержант Миггори, берите колонну и держитесь в отдалении! Юный Бодсли, остаетесь при мне. Я собираюсь форсировать вход в это место!

Орда землероек и ящериц продвинулась вперед, размахивая оружием и злобно шипя. Тем не менее они замерли недалеко от зайцев Долгого Дозора, стоявших непоколебимо и готовых к неприятностям. Армия Даквины приплясывала, скалила зубы и угрожала, но они не выглядели склонными атаковать молодых воинов.

Труг Бодсли пробежался лапами по гладкой цементированной песком поверхности перед ними:

- Мне не лишком везет, сэр. Не могу найти ни одной чертовой трещины!

Даквина самодовольно ухмыльнулась:

- Ха, и ты тоже не найдешь ни трещинки!

Капитан Рэйк холодно ответил:

- Значит, мы не найдем ни трещины, мэм? О, тогда мне придется одну сделать!

Обнажив оба свои клеймора, он атаковал стену, снова и снова ударяя в одну ее точку, используя толстый конец своего левого лезвия как молоток, а острие правого – как долото. Это выдало странный звук на затвердевшей скорлупе.

«Тук! Тук! Бабах! Тук!»

Уилби прибыл от входа с рапортом, быстро салютуя:

- Прошу прощения, сэр, но сержант сказал мне сказать вам, что мы не сможем сдерживать врага еще дольше. Они подошли очень даже близко к нам. Сэр?

Рэйк остановил свою атаку, чтобы поплевать на лапы:

- Это у тебя там копье в лапе, юный Уилби?

Молодой заяц взвесил его на лапе:

- В некоторой степени, сэр. И весьма тяжелое к тому же – принадлежало моему папаше, во!

Капитан Рэйк взял у Уилби оружие:

- Точно, так и есть – отличное тяжелое копье, я бы сказал!

Капитан отошел на пару шагов назад, а затем ринулся на стену, держа копье обеими лапами:

- Еулали-и-и-и-а-а-а-а!

Могучий удар Рэйка послал острие копья прямо сквозь стену почти на треть длины древка. Он кивнул Уилби:

- Передай своему папаше, что нет ничего лучше доброго копья. А теперь толкай в сторону вместе со мной!

Когда они резко потянули в одну сторону, раздался душераздирающий треск. Стена раскололась сверху донизу. Еще два смачных удара копьем – и большой треугольный кусок структуры отвалился.

Рэйк указал на проделанный им вход, издевательски поклонившись королеве Даквине:

- После вас, мэм!

Пока колонна гуськом заходила внутрь, капитан держал Даквину на острие копья на виду у ее армии. Он решительно крикнул им:

- На вашем месте я бы оставался там, где вы стоите, иначе вы получите вашу королеву назад с жуткой дыркой в ней, знаете ли!

Королева фыркнула:

- Вы офицер и зверь чести. Вы не осмелитесь причинить мне вред!

Капитан слегка ткнул ее кончиком копья:

- Мэм, я осмелюсь сделать что угодно, чтобы сохранить зайцев из моего взвода. Ну-ка, отзовите ваших зверьков!

Даквина быстро пискнула своей армии:

- Оставайтесь на месте, вы все – это приказ!

Землеройки и ящерицы все еще шипели и размахивали оружием, но не сделали никакого движения к атаке.

Таран поднял длинный треугольный фрагмент сломанной стены. Он был удивительно легким. Он заблокировал им отверстие:

- Капрал Небосвод, Бодсли, держите эту чертову штуку на месте. Это даст нам какую-то защиту, во!

Труг Бодсли приставил плечо к импровизированному барьеру:

- Так точно, сэр, и это избавит нас от необходимости глядеть на их проклятые уродские морды!

Три зайчихи лежали в углу, успокоенные наркотическим вином. Таран рефлекторно подергал ушами:

- Теперь четверо из нас в отключке. Проклятый Драндер, здоровенный жадный простофиля. Ну и что нам с ними делать, а?

Сержант Миггори приподнял безвольную лапу Драндера, затем уронил ее:

- Интересно, сколько продлится действие этих усыпляющих капель?

Мелкий царь-император ответил:

- Специальное вино Даквины может вырубить землеройку или ящерицу на целый день. Я знаю, потому что видел, как она его использовала.

Карликовая землеройка-королева зарычала на него:

- Заткнись, ты, болтун!

Царь-император показал ей язык:

- Не буду, и ты меня не заставишь, командирша с хвостом!

Она сделала вид, что хочет побежать за ним, но была остановлена капитаном Рэйком. Царь-император метнулся за юного Флетчерса:

- Держите ее подальше от меня – она плохая!

Рэйк Ночномех утихомирил его взглядом:

- Ох, хватит убиваться. Если то, что ты говоришь, правда, то землеройки и ящерки – всего лишь мелкие существа. На кого-нибудь столь же большого, как заяц, это зелье не будет действовать долго, а?

Миггори кивнул:

- Вы правы, сэр. Давайте-ка поднимем их на лапы и немного поводим. Возможно, это приведет их в чувство.

Капитан позволил тени улыбки появиться на своих губах:

- Так мы и сделаем. Ах да, сержант Миггори, вы возьмете юного Драндера. И я даю вам свое разрешение слегка отлупить его по ушам. Просто чтобы ускорить его выздоровление, ясно?

Морщинистая морда Миггори расплылась в широкой ухмылке:

- Так точно, сэр! Всего лишь чтобы ускорить выздоровление бедного создания, как вы и сказали!

Королева Даквина плюхнулась на какие-то тряпки с весьма чопорным видом:

- Делайте что хотите, но вы все еще пленники здесь. Выхода наружу нет, и рано или поздно мои звери меня спасут.

Таран и Рэйк водили Бафф Красноспору вокруг по полу. Таран шепотом заговорил с Рэйком:

- Вы знаете, сэр, она права. По-моему, мы в затруднении, черт побери, во!

Капитан похлопал Бафф по щекам, когда она тихо застонала:

- О, я бы так не сказал, друг мой. Ничто не мешает нам пробиться через это место у дальней стены. Я уверен, что там нас не поджидают никакие враги.

Внезапно все строение отозвалось на гремящий звук. Уши Миггори встали торчком:

- Что это, во имя уксуса?

- Это те чертовы зануды снаружи!

Юный Труг Бодсли с трудом прижимал спиной баррикаду. Капрал Небосвод стоял на ней, раскинув лапы в стороны, и его тело сотрясалось от звука.

- Не слишком стоит беспокойства, сержант. Они стучат по наружной стороне стены этими длинными камышовыми дротиками. Ха, мимо меня и юного Труга здесь они не пройдут!

Их пленник, горностай Мрачный Крошка, грыз грязный коготь на лапе:

- Надеюсь, что не пройдут! Судя по звуку этой трещотки, там наверняка их хватит, чтоб сожрать нас живьем!

С не слишком-то нежной помощью сержанта большой Драндер начал приходить в себя, хотя голос его все еще звучал пьяно:

- О-ох, моя голова! Что это за шум… кого сожрать живьем? Че происходит, парни?

Капитан Рэйк крутанул молодого зайца за ухо:

- Ага, так вы наконец решили к нам присоединиться, Драндер! О, у вас большие проблемы, юноша. Позволить врагу одурманить себя, заснуть на посту, и я не знаю, что еще!

Драндер застонал:

- Прошу прощения, сэр, но это была не моя вина, правда; я просто пить хотел, видите ли…

- Молчать! – рявкнул Миггори в великолепном парадном стиле. – Вы, лопоухая, праздномордая пародия на Дозорного, как вы смеете перебивать офицера! Что вы говорили, капитан?

Рэйк уставился на обвиняемого сверлящим взглядом:

- Вы истинный позор для отряда, Драндер, и для вашего капитана! Я должен подумать о вашей дальнейшей службе у нас!

Слезы выступили на глазах Драндера; его здоровенное тело затряслось:

- Сэр, капитан, не говорите так, прошу вас! Дайте мне наряд вне очереди, заприте на гауптвахте, посадите на воду и водоросли, что угодно, но не выгоняйте меня из Дозора! Это же вся моя жизнь, сэр!

Отношение Рэйка Ночномеха неожиданно изменилось. Он подмигнул Драндеру и от души хлопнул его по спине:

- Ох, ты здоровенный бестолковый увалень, но сердце у тебя доброе, парень. Ну, как у тебя с пробиванием стен?

Драндер шмыгнул носом, вытер глаза и быстро отсалютовал:

- Сэр! Только покажите мне чертову стену, и я проломлю ее, сэр!

Рэйк кивнул на дальнюю секцию стены:

- Возьми копье Уилби, и посмотрим, сможешь ли ты немного повредить это. Живо, ну!

Большой Драндер ухватил копье и атаковал стену; его вопли заглушали шум гремящих дротиков. Все отпрыгнули в стороны, когда он промчался мимо них:

- Еулал-и-и-и-а-а-а-а! Крр-р-р-ровь и уксус!!!

Он ударил по смеси песка, известняка и осоки так сильно, что прошел прямо сквозь нее.

Капитан Рэйк ступил через большой неровный пролом и пожал ему руку:

- Отлично проделано, парень! Думаю, все обвинения сняты, а?

Морда Драндера просияла, как летний закат. Лежа на спине, так, как упал, он отсалютовал:

- Больше никакого сна на посту с моей стороны, сэр! Спасибо, капитан!

С треском разбитой стены грохот оружия утих. Снаружи пала зловещая тишина.

Королева Даквина издала злобный смешок:

- Приготовьтесь умереть! Мои воины скоро буду здесь, кролики!

Мелкий царь-император в волнении замахал лапами:

- Она права, капитан! Они собираются атаковать!

Высокий заяц с темным мехом кивнул:

- Я не сомневаюсь, что она права, друг мой. Ладно, Драндер и Флетчерс, уходите с девушками, если они способны идти!

Младший капрал Шалфея взяла за лапы Бафф Красноспору и Муфту:

- Мы все в порядке и готовы исполнять свой долг, сэр!

Рэйк обнажил свои парные клинки:

- Добре – тогда марш! Лейтенант Таран, вы за ними с горностаем и этими двумя мелкими землеройками. Не спорить, Таран, идите!

Он дал обеим группам несколько мгновений, чтобы очистить помещение, затем повернулся к Миггори:

- Сержант, возьмите остаток отряда и прикрывайте нас!

Присоединившись к капралу Небосводу и Тругу Бодсли, Рэйк Ночномех отдал последние распоряжения:

- А теперь, как только я скажу, мы трое швырнем этот кусок материала им в морды и быстренько уберемся отсюда. Готовы? Раз… два… взяли!

Схватив большой треугольный фрагмент, трое зайцев швырнули его в самый дальний ряд врагов, вопя:

- Еулал-и-и-и-а-а-а-а!!!


Книга 2.Добро пожаловать в Команду Бродяг!


13.

Оцепенев от ужаса, Угго Вилтуд дрожал под злобным взглядом Раззѝда Веарата. Он мог чувствовать зловонное дыхание хищника на своей морде, когда Раззѝд прошипел:

- Значит, ты зверь из Рэдволла. Не бойся, я тебя не обижу. Скажи мне, как зовут тебя и твою маленькую подружку. Она красотка, не правда ли?

Угго открыл рот, но оттуда не вылетело ни звука. Веарат повернулся к своим товарищам, хохотнув:

- Бедный ежик язык проглотил!

Джибори вытащил кривой кинжал:

- Мне его выковырять, кэп?

Из какого-то нетронутого источника в Пози взыграла храбрость. Она вскочила, сердито крича на Джибори:

- Оставь его в покое! Меня звать Пози, а его Угго!

Раззѝд дал ласке команду спрятать клинок. Он выглядел так, как будто вспышка ежихи его позабавила.

- Пози, а? Милое имечко, не правда ли? Так значит, это ты у нас разговариваешь, Пози. Тогда расскажи мне об этом месте, называемом аббатство Рэдволл!

Она покачала головой:

- Я не оттуда, так что не могу вам рассказать ничего, капитан.

Мула указал на Угго:

- Нет, но я готов ручаться, что он может.

Шекра ободряюще поддержала его:

- Конечно же, ты можешь, Угго. Посмотри-ка на свою подружку Пози – она не боится разговаривать с нами!

Угго снова обрел дар речи. Он выпалил:

- Я не боюсь! Я из аббатства Рэдволл, но Пози – нет. Она даже никогда не видела это место!

Лиса осторожно отодвинула Угго от Раззѝда. Она как бы между прочим прошептала Веарату:

- Угго вас боится, лорд, но я думаю, со мной он будет говорить.

Она повернулась назад к Угго:

- Я слышала чудесные истории про Рэдволл. Какой он, дружок?

Угго уловил предупреждающий взгляд Пози, поэтому вновь замолчал. Шекра не выглядела чрезмерно обеспокоенной. Она дружелюбно улыбнулась:

- Позволь тогда мне рассказать тебе о Рэдволле, хотя я могу сказать только то, что слышала, ибо я, как Пози, никогда там не была. Говорят, что это красивое здание, и оно построено из хорошего красного камня, большое и старое. Там есть все, чего можно пожелать - сады, полные спелых фруктов и ягод, а также пруд, кишащий рыбой…

Угго не смог удержаться от того, чтобы поправить Шекру:

- Пруд не кишит рыбой. Матушка Воппл говорит, что там несколько форелей и, возможно, один или два хариуса. Но их не ловят, если только не на праздник аббата. И мы не едим птиц, или их яиц, и других живых существ – ну, кроме креветок для выдриного супа с жгучим корнем.

Мула скорчил гримасу:

- Ну, если вы не едите птиц и яиц, и рыбу, это не кажется мне местом, где можно хорошо пожрать. Не думаю, что я бы хотел там жить.

Угго страстно выступил в защиту аббатства:

- Но вам бы понравилась еда, и во всей Стране Цветущих Мхов не найдешь лучшей поварихи, чем Матушка Воппл. Она делает супы и пироги, и пирожки, и торты, и бисквиты со сливками, пропитанные вином, и тарты, и самый-толстый-турнепсово-картофельно-свекольный пирог для кротов. Лучшая еда, какую вы когда-либо пробовали… - Его голос упал, когда он увидел качающую головой Пози, что сказало ему, что он сказал слишком много.

Раззѝд прикоснулся к своему слезящемуся глазу, удивив Угго тем, что согласился с ним:

- Не обращай внимания на Мулу. Кушанья твоей Матушки звучат для меня неплохо, Угго. Рэдволл, так? И все эти фрукты, и классный пруд, чтобы окунуться летним днем. Знаете, вот почему я бы хотел попасть туда – чтобы это все увидеть!

Угго только кивнул. Все эти разговоры о его доме комом встали у него в горле.

Шекра вкрадчивым голосом продолжила разговор:

- Правильно. Мы просто хотим нанести визит в аббатство Рэдволл. Может, ты мог бы показать нам дорогу?

Юный ежик глубоко вздохнул:

- Но я не знаю дороги. Мистер Гурди знал, но он утопнул в шторм, как я думаю. Он знал дорогу.

Раззѝд поднялся со своего места. Он потянул за железное кольцо, вставленное в пол каюты. Открылся люк в дурно пахнущий канатный рундук. Все дружелюбные манеры слетели с него, он указал вниз:

- Забирайтесь внутрь, вы оба!

Подгоняемые пинками пиратов, Угго и Пози свалились внутрь рундука. Держа крышку люка открытой, Раззѝд показал им свои клыки:

- Оставляю вас подумать. Если до утра ты не дашь мне того ответа, который мне понравится, Угго, тогда попрощаешься со своей маленькой подружкой Пози!

Дверца над их головами захлопнулась, оставляя пару в полной темноте. Угго чувствовал себя так, словно был в бездне отчаяния. Всхлип вкрался в его голос:

- Ох, Пози, что же нам делать? Я не знаю дороги в аббатство. Когда я ушел оттуда с мистером Гурди, это был первый раз, сколько я себя помню, что я был снаружи, в Стране Цветущих Мхов. Без него я потерялся!

Хорошенькая ежих потянулась в темноте, найдя лапу Угго:

- Тогда мы должны придумать что-нибудь, чтобы сказать этому хищнику Раззѝду!

Угго безнадежно пробормотал:

- Ух, и что же?

Он поморщился, когда Пози ущипнула его за нос. Она сердито напустилась на него:

- Что-нибудь, что спасет мне жизнь! Слушай, я знаю, что ты боишься нечисти – я тоже. Но сидеть здесь и стонать нехорошо. Нам надо что-то делать. Составить план, попытаться как-то сбежать, что угодно, кроме как сидеть здесь и ждать, пока нас убьют!

Ее мятежный дух придал Угго уверенности.

- Ты права, Пози. Погоди, у меня идея. Предположим, что я скажу им, что знаю дорогу в Рэдволл? Это даст нам время, чтобы спланировать побег отсюда.

Пози подумала:

- Хмм, звучит неплохо, но как долго тебе удастся дурить Раззѝда? Он не показался мне глупым хищником. А что до побега, шансов выбраться отсюда не много. Это всего лишь большой шкаф или что-то вроде. – Она пощупала вокруг себя: - Мы сидим на груде старых веревок. Погоди, давай осмотримся получше.

Встав в темноте, она дотронулась до крышки люка:

- Дай мне не слишком толстый кусок веревки. Я слегка приподниму эту дверь, а ты всунешь в щель веревку. Тогда мы сможем попытаться выяснить, что это за место. Будем надеяться, что они не наблюдают слишком пристально.

К счастью, люк не заскрипел, когда Пози слегка приоткрыла его. Угго просунул кусок веревки в щелку. Это сработало, позволив маленькому лучику света проникнуть внутрь от фонарей в каюте. Встав на цыпочки, Угго наклонил голову в сторону, докладывая о том, что мог видеть:

- Теперь там только двое из них. Один лежит на койке, а второй – кажется, лиса – храпит в кресле.

Пози исследовала канатный рундук. Она ответила шепотом:

- Это, наверное, тот хищник Раззѝд на койке. Это место – какое-то месиво старых веревок. О, минуточку, а это что?

Угго быстро очутился на ее стороне:

- Ты нашла что-нибудь?

Пози скребла переборку когтями:

- Смотри, здесь когда-то был пожар. Эту стену не скрепили… Великие сезоны, это же дверь!

Угго мог видеть только полосу переборки на свету:

- Как ты можешь говорить, что это дверь?

Послышалось глухое звякание металла, за которым последовало объяснение ежихи:

- Потому что я нашла засов. Он не откроется наружу. Нам надо перетащить немного этих веревок. Давай!

Они поднимали потертые мотки прогнивших от морской воды веревок, канатов, перлиней и снастей, сваливая их в кучу на одной стороне, пока место не было расчищено. Угго открыл дверь вовнутрь, затаивая дыхание каждый раз, когда она скрипела.

- Надеюсь, что нечисть ничего не услыхала. Как думаешь?

- Ш-ш-ш, погоди минутку, так, на всякий случай, - предостерегла его Пози.

Мгновения пролетали, а они смотрели через открытую дверь в темноту внизу. Наконец Угго расслабился:

- Они все еще спят. Как думаешь, куда это ведет?

Пози пощупала кругом двери:

- Не знаю… А это что?

Подвинувшись назад к тонкому лучику света от фонаря, она подняла вверх острую, но весьма потертую стамеску.

- Рабочие, должно быть, оставили это, когда ремонтировали повреждения от пожара. Это может послужить оружием, а? – Угго подполз к дверному проему. – Давай посмотрим, куда он ведет.

Пози взяла длинный кусок крепкого бросательного конца:

- Погоди – это поможет нам выиграть немного времени!

На внутренней стороне откидной крышки люка было кольцо. Она привязала к нему веревку вдвое и крепко привязала ее к шпингалету засова двери в переборке.

- Вот так. Они не смогут открыть это в спешке. Идем!

Угго шел впереди, одной лапой держась за Пози, а другой лапой держа стамеску. Они шли медленно и осторожно, на каждом шагу прощупывая дорогу. Без лампы или любого другого освещения это было трудно.

Проход сузился, а затем Угго почувствовал, как вода омывает его задние лапы. Не зная, что они были в трюмных водах, он испуганно пробормотал:

- Надеюсь, мы не тонем. Я могу слышать волны снаружи. Хотел бы я знать, в каком направлении мы идем – здесь так чертовски темно и мокро!

Его спутница разбиралась с делами:

- Когда нас вели в каюту капитана, мне было видно воду через заднее окно. Думаю, мы движемся по направлению к переду корабля, по крайней мере я так надеюсь.

Угго поднял лапу вверх, скребя по дереву над их головами стамеской. Он стер сажу с глаза:

- Еще больше горелого дерева, хотя эта доска слегка шатается. Как думаешь, мне попытаться приподнять ее?

Пози была согласна:

- Попробуй, но будь осторожен, на случай, если там есть кто-нибудь поблизости. Давай, я помогу. Плавно, Угго… Легче, легче!

Доска слегка скрипнула под их нажимом, но шум, казалось, смешался с обычными звуками судна в море. Когда доска была достаточно поднята, Угго помог Пози подняться, чтобы она оглядела окрестности. После быстрого взгляда она спрыгнула вниз с некоторыми новостями:

- Над нами открытая палуба, возле переднего конца корабля – я думаю, они называют ее «нос». Но там хищник, одна из тех морских крыс, примерно в двух шагах от того места, где мы вылезем. Посмотри ты и скажи, что думаешь.

Она помогла Угго выглянуть. Он некоторое время наблюдал за крысой, прежде чем спрыгнуть.

- Я думаю, ему полагается быть на вахте, но он прислонился к поручням. Судя по тому, как небрежно и расслабленно он это делает, я готов ручаться, что он заснул на посту. Давай попробуем тихонько выбраться наружу и надеяться, что он нас не заметит.

Доска зловеще застонала, когда они толкнули ее. Затем она внезапно поддалась, с грохотом полетев по палубе. Угго подтянулся вверх, оцарапавшись о край шпигата, возникнув нос к носу с полусонной морской крысой, ошарашенно уставившейся на него:

- И ч-че т-ты т-тут делаешь, приятель?

Угго нанес сильный удар лапой с зажатой в ней стамеской. Сотрясение пробежало сквозь него, когда его кулак врезался крысе в подбородок. Морской крыс повалился на палубу в полной отключке.

Пози протянула лапу:

- Быстрее, Угго, помоги мне!

Ему пришлось использовать одну лапу, так как вторая занемела от силы удара, который он нанес. Он растирал лапу, когда ежиха зашипела на него:

- Не обращай сейчас на это внимания – нам нужно что-нибудь, чтобы убраться с этого корабля. Оглянись-ка хорошенько вокруг… Что это вон там?

Угго поежился:

- Не знаю – может, какие-то длинные стрелы?

Пози, теперь вся в делах, живо приказала ему:

- Быстро, принеси мне какую-нибудь веревку!

Угго огляделся и принес глубиномер. Она схватила его и начала связывать вместе четыре толстых древка:

- Это послужит нам плотом. Берись за один конец, и мы швырнем его за борт. Шевелись, Угго!

Ворча, он взялся за один конец толстой связки:

- Через который борт мы его швырнем? Я имею в виду, в какой стороне земля – я, знаешь ли, никакой не вижу, а ты?

Пози минутку поразмыслила, а затем решила:

- Думаю, слева. Ага, слева. Раз… два… взяли!

Связка из стрел ударилась о воду со всплеском, за которым последовали два меньших всплеска, когда два юных ежика нырнули в воду следом.

С палубы послышался крик, поскольку шум разбудил спящего пирата у руля:

- Эй, что там происходит?

Держась за древки стрел в море, двое друзей услышали, как моряк шаркает вперед.

Угго ухватился за тусклый кранец, свисающий с борта корабля:

- Если сейчас оттолкнемся к берегу, нас заметят. Я удержу нас здесь, под носом корабля!

Они скорчились под изгибом корпуса, едва отваживаясь дышать. На палубе шаги рулевого приблизились к носу. Пози услышала, как пират – ласка – разговаривает вслух сам с собой:

- Ну-ну, что тут делается? Это ты, Дирго? Ух, ты опять надрался грога, а? Капитан Раззѝд скормит твои кишки рыбам, коли поймает тебя вусмерть пьяным и храпящим на вахте. Давай, парень, подымайся, я оттащу тебя назад на камбуз, подальше с глаз.

Последовали звуки поднимания и ругани, а затем звук ласки, удаляющейся под тяжестью своего бессознательного приятеля. Пози уперлась лапой в корпус «Зеленого Савана»:

- Давай-ка оттолкнемся и посмотрим, сможем ли мы уплыть далеко до рассвета.

Это оказалось не так легко, как они вначале думали – держаться за связку и молотить по воде задними лапами. Угго скрежетнул зубами в гневе:

- Мы гребем уже целую чертову вечность, и до сих пор никуда не продвинулись. Посмотри, насколько близко еще корабль. Нас скоро поймают!

Они проплыли чуть дальше на нарастающей зыби. Пози ободряюще похлопала своего друга по лапе:

- Похоже, течение повернуло. Теперь будем двигаться быстрее.

Тем не менее Угго продолжал ставить проблемы:

- Даже если мы путешествуем с течением, это все еще нам не поможет, Пози. Корабль последует за нами!

Хорошенькая ежиха покачала головой:

- Ты видел ту толстую веревку, что свисала сзади корабля? Это якорь, чтобы удержать его от дрейфа. Давай-ка греби, парень!

Пози была права. В первых проблесках рассвета они удалились на порядочное расстояние. Угго положил голову на древки стрел:

- Я смертельно устал. Мне надо немного поспать – всего чуточку, а?

Но его приятельница и слышать об этом не желала:

- Не время спать! Двигайся! Нам надо попасть на берег до того, как те хищники заметят, что мы исчезли!

Угго приоткрыл один глаз, вглядываясь вперед:

- Нигде не видно и следа земли. Наверно, мы поплыли не туда – в открытое море, откуда тебе знать?

Пози начала терять терпение с Угго:

- Мы плывем правильно, я уверена. Ну-ка прекращай жаловаться и начинай грести. Честно, ты действительно невыносим, Угго Вилтуд. Ой-й-й, что это?

Море вздыбилось вокруг них, когда что-то большое и черное вытеснило воду. У этого «чего-то» были четыре сверкающих горба и несколько плавников. Более того, оно издавало совершенно ужасные звуки!


14.

Армия карликовых землероек и песчаных ящерок была полностью захвачена врасплох. Большой кусок стены плюхнулся на ее передний край. В то же самое мгновение капитан Рэйк Ночномех и знаменный сержант Миггори кинулись на них, ведя больше десятка зайцев Долгого Дозора, и все они орали и рычали ужасающие боевые кличи:

- Еулали-и-и-и-а-а-а-а!

- Кровь и уксус!

- Вперед, в атаку!

- Еулали-и-и-и-а-а-а-а!

Деморализованная быстрой атакой и оглушительными боевыми кличами, орда королевы Даквины в смятении бежала. Они оставили после себя восьмерых, оглушенных секцией стены.

Миггори проворно вытянулся по стойке смирно, салютуя Рэйку:

- Все коротышки побеждены, сэр! Стремительно убрались прочь при виде настоящих воинов, сэр. Каковы дальнейшие приказы, капитан?

Высокий темный заяц убрал в ножны свои клейморы:

- Не думаю, что нам стоит преследовать их, сержант. Постройте колонну, и давайте догонять остальных на двойной скорости!

Молодые Дозорные радовались такой быстрой победе:

- Эй, парни, вы видели, как быстро эти вредители драпанули, во?

- Не удивлюсь, если они все еще бегут, ага!

- Я что говорю, надо было нам погнаться за мелкими негодяями и надрать пару задниц, во, во!

Сержант Миггори вернул их назад к реальности:

- Эй, там, юные джентльзвери, я точно надеру парочку задниц, если вы не вернетесь быстро в строй! По команде вашего офицера – с левой, марш!

Главная группа показалась среди дюн. Бафф Красноспора достаточно оклемалась, чтобы использовать свои навыки следопыта; она вела их так, как ей подсказывал инстинкт:

- Давайте выберемся на ровное побережье, чтобы я могла определиться с нашей позицией!

Лейтенант Таран был весьма выведен из себя поведением королевы Даквины. Она упиралась лапами в песок, стараясь устрашить его своими властными манерами:

- Я никуда отсюда не двинусь, слышишь, ты, кролик! Я королева, уволакиваемая из моих собственных владений! Ну так не бывать этому, негодяй! Я и шагу больше не ступлю!

Таран оказал ей внимание коротким церемонным поклоном:

- Мои извинения, мадам, но у меня есть свои приказы, и вам придется последовать за нами. Это не ваше решение, видите ли!

На этом Даквина плюхнулась своим задом на землю:

- Ха! Ну, а я никуда не иду, и вы меня не заставите, вот так!

Царь-император подергал Тарана за рубаху:

- Потыкайте в нее чем-нибудь – это ее расшевелит!

Даквина совсем не по-королевски плюнула в его сторону:

- Заткнись, ты, червяк!

Мелкий царь-император сморщил свою морду и показал ей язык:

- Ага, ага, старая ленивая командирша!

Таран понял, что с него достаточно. Схватив веревку, он накинул ее петлей вокруг Даквины, туго затянув:

- Драндер, тащи ее по земле, если не будет идти!

Царь-император нашел себе толстую веточку:

- Пожалуйста, можно, я ее буду бить, если она отстанет?

Большой Драндер отступил в сторону, сдерживая улыбку:

- Как пожелаете, Ваше Величество!

Королеве пришлось повиноваться, но это не заставило ее прекратить визжать самые жуткие угрозы и призывать все беды на головы тех, кто ее пленил.

Таран поморщился, комментируя Драндеру:

- Фу, что за проклятый язык! Достаточно, чтобы заставить побледнеть больную жабу, во!

Мрачный Крошка, горностай-пират, вскарабкался на небольшое возвышение и уставился назад:

- Эй, там появился ваш капитан и его товарищи, и они не копаются!

Когда Рэйк Ночномех и его отряд соединились с Тараном и остальными, капитан слегка запыхался.

- Мы их отогнали, и они отступили, но я вынужден сказать вам, лейтенант, что не успели мы уйти, как мелкие злодеи вернулись в еще большем числе, нежели раньше. На наших хвостах висит большое и преотличное сборище мелюзги. Как листья на осеннем ветру, знаете ли. Ох, их слишком много для двадцати из Долгого Дозора!

Таран кивнул:

- Ясно, сэр. Тогда нам лучше бы слегка от них оторваться. Юная Красноспора выводит нас из этих проклятых дюн – к берегу, так она говорит, во!

За ними песчаные холмы сотряслись от визга и шипения бесчисленных карликовых землероек и песчаных ящерок. Капитан Рэйк просигналил колонне:

- Вперед на двойной скорости, ребята! Как только окажемся на ровном побережье, оставим их на добрую лигу позади. Нет такого существа, что могло бы обогнать зайцев Долгого Дозора!

Скорость была обязательной, даже если было трудно двигаться через мягкий и глубокий песок дюн. Сержант Миггори, прикрывавший тылы с еще одним юным рекрутом по имени Бриббс, чувствовал, как враги их нагоняют. Он подбодрил юного зайца, видя выражение страха на его морде:

- Давай, юный Бриббс, подтянись! Твой папаша был полковым чемпионом по бегу. Давай-ка посмотрим, так ли ты хорош, как он! Эти землеройки и ящерицы легче, чем мы, поэтому им легче идти. Они не проваливаются в песок, как мы, видишь ли.

Миггори слегка отстал, позволяя Бриббсу вырваться вперед:

- Вот в чем секрет, парень – заставь их глотать пыль из-под твоих лап. Покажем этим гадам, а?

Бриббс вымучил улыбку:

- Конечно, сержант, так и будет!

Колонна вырвалась к береговой линии, заставив стаю чаек, отдыхавшую на песке, закружиться в воздухе с резкими криками. Рэйк скомандовал короткую остановку и отдал дальнейшие приказы:

- Капрал Небосвод, младший капрал Шалфея – правый и левый фланги. Красноспора – впереди и по центру. Двигаться на север вдоль линии прибоя. Таран, мы с тобой сместимся в тыл. Возможно, сержанту Миггори может потребоваться наша помощь.

Пока они бежали в тыл колонны, они могли видеть множество враждебных зверей, мчащихся вниз по дюнам многочисленными волнами. Таран заметил Миггори, который, как оказалось, замедлился. Он поддерживал Бриббса. Они поторопились присоединиться к нему, избавляя его от ноши, взвалив Бриббса на плечи между собой.

Миггори бежал рядом с ними, объясняя:

- В юного Бриббса чем-то попали, сэр, - я думаю, дротиком. Парочка этих штук пролетела мимо меня, но ему не повезло. Один или два угодили ему в спину, сэр.

Бриббс поморщился, затем моргнул; его задние лапы едва касались песка, когда его тащили.

- Простите за это, сэр. Глупые мелкие штучки, почти не болят, всего лишь слегка меня притормозили.

Таран глянул через его плечо на две тонких иглы, оперенные пушистыми перьями. Они торчали как раз из центра спины Бриббса.

- Притормозили тебя, а? Не переживай, мы не скажем твоему папаше. Мы вытащим их из тебя, как только оторвемся от этой оравы, во!

Когда они повернули за последнюю дюну, капитан Рэйк был удивлен, увидев, что колонна дожидается их прибытия:

- Капрал Небосвод, мне кажется, я приказал вам уводить их на север вдоль берега! Что вы, черт побери, здесь делаете?

Небосвод широким жестом махнул копьем в направлении дюн. Обе стороны песчаных вершин кишели от вражеской орды, готовой обрушиться на них. Это выглядело, как безнадежная позиция.

Таран нахмурился:

- Вы хорошо сделали, удержав колонну здесь, капрал. Если бы они поймали нас, бегущих на север, вытянувшись вдоль берега, это была бы чертова резня, во!

Рэйк быстро взвешивал ситуацию. На дюны пала тишина. Вся армия землероек и ящериц наблюдала за зайцами, ожидая их следующего шага.

Королева Даквина издевательски пискнула:

- Все кончено, кролики – сдавайтесь или умрите!

Бафф Красноспора бросила на королеву испепеляющий взгляд:

- Вашего мнения никто не спрашивал, мадам!

Рэйк заговорил с Тараном и Миггори, мимоходом двигаясь и попинывая песок задней лапой:

- Отсюда нет выхода, друзья мои. Если мы побежим, они нас выловят нас по одному, а, лейтенант?

Таран мрачно ухмыльнулся:

- Побежим, сэр? Вы сказали – побежим? Простите, но мы не очень-то хороши в бегстве, знаете ли!

Высокий темный капитан кивнул:

- Я у вас в долгу за эти слова. Ну, а как насчет того, чтобы стоять и драться?

Таран протянул ему лапу:

- Я уж думал, ты никогда не спросишь, старина!

Когда они пожали лапы, лапа Миггори легла поверх них:

- Извиняюсь за выражение, но как насчет быстрого рывка вниз по линии прибоя? Имея море за спиной, вкопаться в мокрый песок, сделать для нас траншею и вал – окоп? Я думаю, мы могли бы сделать это как следует, господа!

Таран одобряюще улыбнулся:

- Неплохо, сержант – превосходный план! Как вы до этого додумались, во?

Миггори уважительно отсалютовал обоим офицерам:

- Ну, если говорить об этом, сэр, то я сражался с нечистью уже тогда, когда вы, парни, еще только ожидали принятия вас в рекруты!

Капитан Рэйк восхищенно моргнул:

- Ох, об опыте можно многое сказать! Спасибо тебе, старый друг. Ну что же, примемся за дело!

Никто из орды на вершинах дюн не ожидал следующего шага. Без единого слова или знака колонна Долгого Дозора разделилась, врассыпную устремившись к морю и унося с собой своих раненых и пленников. Отбытие было столь внезапным, что врагу понадобилось несколько минут для того, чтобы понять, что происходит, и мобилизоваться. Некоторые из их лидеров, по-видимому, землеройки-самки, начали орать и потрясать своими тонкими камышовыми копьями, призывая основные силы двигаться вперед. Орда подхватила их крики и бросилась вниз по склонам дюн.

Большой Драндер тащил королеву на своей спине; царя-императора подгоняли между собой младший капрал Шалфея и Муфта; Мрачный Крошка, хотя и толстый, был весьма скор на лапу и бежал вместе с колонной. Бриббс полностью перестал владеть конечностями, так что Бафф Красноспора, Уилби и Флетчерс несли его между собой. Капитан Рэйк, Миггори и Таран охраняли тыл колонны. Они оказались ниже линии прибоя как раз тогда, когда первые из преследователей высадились на ровный пляж.

Копая, как сумасшедшие, молодые зайцы вцепились в мокрый песок, складывая его кучей перед собой. Капитан Рэйк последним перепрыгнул через барьер в сырую траншею. Он отдал быстрые приказания:

- Не бросайте копья, держитесь за них! Те, у кого луки и пращи – заряжай и становись, стрелять по моей команде! Как там юный Бриббс, Уилби?

Молодой заяц отсалютовал, сглатывая слезы:

- Бриббс мертв, сэр. Мы оставили его на минутку, чтобы вырыть траншею. Когда я вернулся к нему, он лежал там полностью застывший, уставясь на солнце, бедняга!

Видя горе Уилби, сержант Миггори вступив в разговор:

- Нам всем очень жаль потерять юную жизнь, Уилби. Но сейчас приготовься к бою, иначе станешь следующим. Время скорбеть наступит потом. Спокойствие в рядах, вот так!

Капрал Небосвод поспешно осмотрел Бриббса:

- Капитан, сэр, они используют отравленные дротики – иначе Бриббс был бы всего лишь ранен!

Сержант Миггори прокричал приказ:

- Снять рубахи, намочить их в морской воде и использовать, как щиты! Через мокрую ткань дротики не пройдут!

А затем началась атака, подобно прибою.

В отряде было три лука и десять пращ. Они дали залп по атакующим. Все зайцы орали боевые кличи, громкие и дикие. Удар снарядов и яростные крики, казалось, радикально замедлили натиск врага.

Капитан Рэйк решил, что пришло время еще раз использовать королеву. Держа ее перед собой, он пронзительно закричал:

- Назад, вы все, иначе я швырну ее в море – помяните мое слово, она утонет!

Царь-император запрыгал около, горячо их заверяя:

- Он так и сделает, знаете ли, вот увидите! Кролики потеряли одного из своих молодых, так что они жаждут мести!

Яростно извиваясь в железной хватке Рэйка, королева Даквина завопила:

- Стоять! Отойти и не стрелять, пока я не скомандую!

Царь-император прошептал Копейщице Шалфее:

- Это то, что нужно. Она в ужасе от большого моря. На самом деле все мы его боимся, а ящерицы не могут выносить соленую воду.

Шалфея наблюдала за тем, как орда перемещается назад:

- Похоже, сработало, во!

Капрал Небосвод опустил свою мокрую рубаху:

- Сколько-то времени это будет работать, но парни позади не знают, что на самом деле происходит. Они начнут толкать тех, кто впереди них, так, сержант?

Миггори кивнул:

- Истинно так, капрал. Рано или поздно тем, кто в передних рядах, не останется ничего, кроме как быть растоптанными или вытолкнутыми вперед – и это будет атака. Я уже видел раньше, как такое случалось.

Тревожная пауза воцарилась с обеих сторон. Траншея, вырытая зайцами в мокром песке ниже линии прибоя, начала заполняться водой. Тем не менее они оставались на месте, глядя через маленькую песчаную баррикаду.

На некотором расстоянии от них некоторые из королевской свиты затянули песню, размахивая своими духовыми трубками с ядом и копьями. Ситуация накалилась.

Лейтенант Таран совещался с капитаном:

- Судя по их чертовому виду, сэр, осталось недолго. Кажется, как будто мы все в драной дырявой лоханке без единого чертового весла, во!

Рэйк мрачно дернул своими поросшими темной шерстью ушами:

- Так точно, они уже давно бы атаковали, если бы только знали, что я не утоплю их королеву в море. Ты прав, друг мой. Для нас мало что осталось, кроме как стоять на месте и продолжать драться.

Большой Драндер взмахнул своей саблей:

- Захватив с собой так много этих чертовых гадов, как только сможем, сэр – что вы на это скажете?

Рэйк Ночномех улыбнулся крепкому молодому зайцу:

- Ну, парень, у нас есть целый хороший день для этого. И я думаю, что пора бы уже открывать бал!

Обнажив оба клеймора, высокий капитан уже собирался издать боевой клич, когда воздух вспорол пронзительный крик:

- И-и-и-и-х-х-х!

За этим воплем последовал другой, а затем и третий. Карликовые землеройки и песчаные ящерицы заметались туда-сюда. Длинное копье с красным оперением и наконечником из рыбьей кости пролетело над вражескими рядами и вонзилось в песчаную баррикаду.

Бафф Красноспора вскарабкалась на песчаный вал, указывая в направлении дюн:

- Выдры, сэр – на них напали выдры!

Королева Даквина плюхнулась в затопленную траншею, стеная:

- Звери Пса Секиры, Команда Бродяг!

Там было всего шесть морских выдр и седьмая, выглядевшая не как одна из них. Их лидер, крепкий молодой зверь, вооруженный длинным луком, колчаном и боевой секирой, бежал впереди, издавая долгий клич с подвыванием:

- Ху-у-улавей! Хийяри-и-и-и! Падай или будешь убит! Ху-у-улавей!

Эффект от этого был поразительный. Карликовые землеройки и песчаные ящерицы бросали оружие, плашмя падая на берег и прикрывая головы лапами. Главный выдра храбро прошествовал к баррикаде, специально наступая на распростертые тела врагов. Он выглядел по-варварски, наряженный в плетеный килт из коры, с круглым щитом на спине и щеголяющий в толстом венце из кусочков янтаря, связанных серебром.

Своей боевой секирой он указал на зайцев в траншее. В его голосе не было ни следа приветствия:

- Кто вы такие и откуда пришли? Говорите!

Рэйк вскочил на баррикаду, оказавшись с ним глаза в глаза:

- Я тебя знаю, парень. Ты, верно, Рагган Пес Секиры, сын самого верзилы Скора. Когда я видел тебя в последний раз, ты был всего лишь мелким детенышем и охотился на крабов. Я капитан Рэйк Ночномех из Долгого Дозора. Твой отец никогда обо мне не говорил?

Слабая тень улыбки пересекла свирепую морду Раггана:

- Да, я такое припоминаю. Мы скоро поговорим об этом – дай мне пару минут, Ночномех.

Он повернулся, чтобы окинуть взглядом землероек и ящериц, ни одна из которых не смела на него взглянуть. Рагган заговорил громким и грубым голосом:

- Кто дал вам право воевать на землях моего отца? Вы живете здесь только из милости Скора Пса Секиры, могучего военного вождя Высокого Северного Побережья! Вы, затаившийся береговой сброд, где ваши правители? Пришлите их сюда, чтобы они встали передо мной!

Труг Бодсли выпихнул королеву вперед:

- Давай, старушка! Думаю, он хочет перемолвиться с тобой словечком, во!

Младший капрал Шалфея ухватила за ворот царя-императора, пытавшегося спрятаться за Драндером:

- Давай-ка наверх! Думаю, это и тебя касается, сэр!

Вытащив свою боевую секиру, Рагган проверил ее лезвие:

- Ну-ка, говорите правду! Как до всего этого дошло?

Капитан Рэйк вежливо вмешался:

- Думаю, это я должен объясняться. Видишь ли, можно сказать, что это мы были причиной всей этой заварушки.

Рагган кивнул девушке-выдре:

- Эндар Дивный Клинок, посторожи этих двоих, придержи их здесь. Я поговорю с ними позже. Ночномех, мы отдохнем и пообедаем у дюн, где песок посуше.

Одна из оставшихся морских выдр повернулась к побежденной армии:

- Вы слышали моего лорда? Идите и принесите лучшей еды и питья для него и его гостей, а затем оставайтесь в ваших жилищах, пока он не придет, чтобы говорить с вами!

Седьмой из выдр, не выглядевший как один из воинов Раггана, подошел к Миггори и сердечно хлопнул его по спине:

- Помнишь, как ты посетил Рэдволл, и мы однажды вечером сидели у меня в погребах и пили добрый Октябрьский эль? Сержант Миггори, не так ли?

Сержант тепло пожал лапу выдры:

- Ну, чтоб мне хвост оторвало, глазам не верю – это ж старина Джем Гурди! Что ты здесь делаешь, приятель?

Джем шлепнулся на теплый песок у подножия дюны:

- О, это долгая история, сержант, долгая история!

Хлеб, сыр, пирожки, суп и настойка были поданы им группой пресмыкающихся землероек и ящериц. Они отдохнули и поели на солнце раннего полудня, в то время как Рэйк рассказывал о том, что произошло с тех пор, как он увидел линию черепов и шкур, насаженных на копья. Рагган внимательно слушал каждое слово, а затем послал, чтобы к нему привели Даквину и царя-императора.

Он нахмурился, уставясь на парочку:

- Итак, вы не подчинились правилам Пса Секиры и – подчеркиваю – не в первый раз. Что вы имеете сказать?

Даквина и царь-император немедленно пустились спорить:

- Это все она – она никогда не слушает, что я говорю!

- Ха, послушайте, кто заговорил! Это все, что ты когда-либо делал! Болтун, болтун, болтун, болтун!

- Кто – я? Да мне и слова не дозволялось сказать, как только ты начинала!

Бабах! Обух секиры зарылся в песок между ними. Глаза Раггана приобрели опасный блеск.

- Тихо – хватит! Еще одно слово, и вы оба станете трупами. С этого момента говорить буду я. Когда мой отец дал вам поселиться на этой земле, вы должны были мирно править вместе. Ты, Даквина – это не первый раз, когда ты попыталась захватить себе всю власть, а ты, Дибби - трусливый маленький червяк, позволяющий собой помыкать. Ха, думаю, мне следует зарубить вас обоих и положить конец этому спору. Эндар, найди мне полено, которое может послужить плахой!

Царь-император и Даквина пали ниц, целуя задние лапы Раггана и жалобно всхлипывая:

- О нет, благородный Рагган, пощадите меня, молю вас!

- Нет, пощадите меня – это ведь я помог кроликам!

Через их склоненные головы Рагган подмигнул Рэйку:

- Что думаете, капитан Ночномех? Заслуживают ли они смерти?

Рэйк подмигнул в ответ:

- О, я оставляю решение вам, друг мой, хотя они – ужасная парочка карликов.

Рагган подозвал землеройку-служанку:

- Как тебя зовут?

Землеройка дернула себя за челку:

- Вузго, сир.

Рагган кивнул:

- А у тебя есть муж, Вузго?

Она покачала головой:

- Нет, лорд. Мой муж давно умер. У меня есть только приятель, Люгги – вон та ящерка.

Рагган посмотрел сперва на одну, потом на другого:

- И каково ваше положение в этом племени?

Маленькая песчаная ящерка Люгги выпрямила свой хвост в салюте:

- Мы подаем и приносим, сир, метем полы и чистим горшки.

Рагган коротко это обдумал, а затем заявил:

- С этого момента ты, Вузго, и ты, Люгги, правите здесь над всем этим племенем. Даквина, Дибби, я пощажу ваши жизни.

Королева и царь-император слова начали всхлипывать, на сей раз от облегчения. Рагган пинками заставил их отцепиться от его задних лап.

- Отдайте все свои пышные наряды Вузго и Люгги – вы теперь будете исполнять их работу. Я даю вашим правителям позволение жестоко бить вас обоих, если будете болтать или лодырничать. Это мой приказ, и тот, кто его нарушит, нарушит закон мой и моего отца, Скора Пса Секиры, военного вождя Высокого Северного Побережья!

Лейтенант Таран пробормотал сержанту Миггори:

- Ну и ну, парень умеет выразиться чертовски прямо, во. Он четко призвал их здесь к порядку!

Рагган, подслушав это замечание, многозначительно ответил:

- Жизнь на Высоком Северном Побережье тяжела. Слово моего отца – закон, и для неповиновения или бунта места мало. Я вижу, что один из ваших зайцев был убит этими землеройками и рептилиями. Если ваш капитан пожелает, я казню десяток из них в качестве репрессалии за эту смерть.

Капитан Рэйк покачал головой:

- О нет, спасибо, друг мой. Долгий Дозор убивает своих врагов сам, знаешь ли. Нам не требуется для этого чья-то помощь.

Сын Скора Пса Секиры почтительно склонил голову:

- Мои извинения, сэр, я не хотел вас обидеть. Завтра я отведу вас к моему отцу.

Он подозвал Вузго и Люгги:

- Мы останемся вашими гостями на эту ночь. Приготовьте нам еды. Да, и скажите, чтобы кто-нибудь из ваших похоронил этого убитого зайца.

Сержант Миггори встал по стойке «смирно»:

- Прошу меня извинить, сэр, но мы сами хороним наших павших товарищей!

Морская выдра кивнул:

- Я снова должен извиниться. Могу ли я со своими воинами помочь?

Лейтенант Таран улыбнулся:

- Конечно, сэр, для нас будет честью, если ваша компания присоединится. Весьма славно, во!

Торжественная процессия зайцев и выдр отнесла тело юного Бриббса на вершину самой высокой из имеющихся дюн. Его несли на высоте плеча на щитах морских выдр – заяц на одном конце, а выдра на другом конце каждого щита. Похороны совершились без помех, после чего лейтенант Таран произнес короткое стихотворение:



Здесь, вдали от горного дома,

Наш друг павший нашел свой приют,

Ну а мы все наш путь продолжим,

До тех пор, пока нас не убьют.

Его дух с нами пусть марширует,

И мы скажем, почтя его честь,

Что за правду он пал и свободу,

Да, таков путь воина есть!



Капрал Небосвод положил на могилу плоский камень с выбитым на нем именем Бриббса. Каждый вскинул оружие в молчаливом салюте, а затем они повернулись и пошли прочь. Выдры начали колотить в свои щиты секирами, мечами и наконечниками копий в такт распеваемой погребальной песне:



Хэйла хэй! Хэйла хо!

Сменит день усталый ночь.

Хийяроо! Хайарии!

Солнце, в море утони.

Павший храбрый зверь, прощай.

Про-о-о-о-ща-а-а-а-й!!!



Зловещий звук эхом пронесся вдоль дюн и береговой линии. Младший капрал Шалфея сморгнула слезу, замечая девушке-воину из морских выдр, рядом с которой шла:

- Хвост-лапы, когда шерсть на моем загривке перестанет стоять дыбом, я вам скажу за это спасибо. Неплохо проделано! Меня зовут Шалфея, как траву. А тебя, друг?

Ее крепкого вида компаньонка ответила:

- Ястребок-Убийца; Ястребок – как птицу, а Убийца – за количество хищников, которых я убила.

Это было сказано столь холодно, что Шалфея почувствовала себя обязанной поинтересоваться:

- О, и сколько же ты хищников убила?

Выдра показала Шалфее свой щит, испещренный по кромке круговым орнаментом из зарубок:

- Не могу припомнить точного числа – тем не менее мне скоро придется продолжить на древке моей секиры. Просто зовите меня Ястребок, как и все.

Большой Драндер, шедший за ними, хихикнул:

- Черт возьми, неудивительно, что наша Леди Барсучиха хочет поговорить с вашим военным вождем. Интересно, а сколько чертовой нечисти он зарубил?

Ястребок ответила, не поворачиваясь к нему:

- Не знаю никого, кто бы отважился его об этом спросить!

Поздний весенний ветер охладил ночной воздух, гоняя песок по берегу и дрейфуя по склонам дюн, набежав с моря. Ничто из этого не беспокоило зайцев Долгого Дозора или морских выдр, проводивших ночь внутри гениального сооружения, созданного карликовыми землеройками и песчаными ящерками. Завернувшись в одеяла, они грелись в сиянии очажных огней, в то время как Рэйк Ночномех объяснял Рагану Псу Секиры цель мисси отряда.

Как только он упомянул имя Веарата, Рагган перебил:

- Конечно, нет! Мы думали, что он был убит, когда попытался напасть на нашу территорию. Его корабль оставил наши берега в огне, и море покраснело от крови хищников. Мой отец был уверен, что Раззѝд Веарат либо сгорел, либо кормит рыб на дне морском!

Лейтенант Таран заговорил:

- Прости, что разочаровываю тебя, старина, но злодей вернулся. Да, кстати, мы ведь говорим о том же самом гаде, не так ли? Капитан судна под названием «Зеленый Саван» - большой галеры с зелеными парусами и знаком пирата – Веарата на одном из них, а?

Рагган кивнул:

- Есть только один Веарат, о котором мы когда-либо слышали, и это он, повелитель зеленого корабля. Вы говорите, что он вернулся. Расскажите мне больше, дружище!

Таран пустился в объяснения об инциденте в Саламандастроне, результатом которого стало убийство юных рекрутов. Затем он открыл то, каким образом корабль был переоборудован, на сей раз с колесами, так что теперь мог плыть также и по суше, и с добавлением двух гигантских луков на носу и на корме.

Яростный взгляд Раггана затвердел:

- В какую сторону отплыл корабль после того, как покинул ваши берега?

Капитан Рэйк перенял доклад:

- Он направлялся на север, и мы с тех пор получили тому доказательство. Мои зайцы поймали мелкого хищника, дезертировавшего с «Зеленого Савана» полтора дня назад, к югу отсюда. Да, и мы нашли бедного мертвого старика, выдру, как и вы. Он был насмерть замучен хищниками, и это было жуткое зрелище, знаете ли. Мы похоронили его и обозначили могилу веслом с его лодки, которую нечисть сожгла.

Джем Гурди выглядел ошеломленным:

- Этот старик-выдра – он был большим зверем, не так ли? И его лодка – не была ли это рыбачья лодка, капитан?

Бафф Красноспора ответила:

- Я была первой, кто нашел беднягу. Это был отличный большой самец-выдра, и, хотя от его лодки остались одни угли, она вполне могла быть рыбачьей. Вы его знали?

Джем Гурди моргнул сквозь слезы, пристально глядя на огонь в очаге:

- Да, я очень хорошо его знал. Это был мой старый дядя Вуллоу, который в жизни никому не причинил вреда.

Девушка-выдра Ястребок эхом повторила имя:

- Старый Вуллоу, он часто посещал наше пристанище!

Рагган согласился:

- Да, Вуллоу и мой отец были большими друзьями. Этот пленник, которого вы поймали, капитан, - это он? – Он показал на Мрачного Крошку, который сидел связанным между Уилби и Флетчерсом.

Рэйк взглянул на маленького жирного горностая:

- Да, это он, но я заверяю тебя, что он рассказал нм все, что знает.

Рагган поднялся, подошел к Мрачному Крошке и ухватил его за горло:

- Так значит, ты рассказал ему все, что знаешь? Не найдется ли у тебя чего-нибудь еще рассказать мне, нечисть?

Мрачный Крошка ужаснулся, хрипло хватая ртом воздух в захвате, похожем на тиски:

- Клянусь сердцем моей матушки и честью своей семьи, лорд, я рассказал кроликам все, что знаю. Я всего лишь простой член команды!

Рагган рывком поднял его на лапы, холодно улыбаясь:

- Гаррент, Бартук, заберите этот кусок дерьма наружу и вытяните из него правду!

Когда брыкающегося и вопящего пирата выволокли наружу, Рагган уныло заметил, обращаясь к Рэйку:

- Хищники всегда были лжецами. Он заговорит, как только эти двое примутся его расспрашивать.

Юная Муфта не смогла удержаться от протеста:

- Прошу прощения, сэр, но неужели ваши парни собираются причинить ему какой-то вред? Это не то, что мы обычно делаем!

Выдра Ястребок странно поглядела на Муфту:

- Нет, и это не то, что бы сделал старый Вуллоу. И посмотри, что с ним стало!

Рагган Пес Секиры обратился к Муфте:

- Жизнь тяжелее здесь, на Высоком Северном Побережье, мисс. Кодексы чести отличаются по отношению к морским крысам, пиратам и хищникам-убийцам. Так всегда выживала и одерживала победы Команда Бродяг моего отца, и вы научитесь.

Капитан Рэйк вздохнул с сожалением:

- Да, я не сомневаюсь, что она научится, друг мой, но я буду благодарен тебе, если ты будешь помнить, что это в основном молодежь, которая до этого не была на настоящей войне.

Завернувшись в одеяло, Рэйк улегся на спину:

- Сержант Миггори, выставьте двух часовых со сменой на ночь. Остальным можно поспать. Утром выступаем.

Огни очагов пылали, пока они отдыхали, и каждому было интересно, какой же будет их встреча с легендарным Скором Псом Секиры.


15.

Угго и Пози нещадно вцепились в свой импровизированный плот, испуганно попискивая, когда четыре блестящих черных фигуры с шумом промчались из моря мимо них. Угго ахнул от ужаса, столкнувшись морда к морде с четырьмя тюленями.

Самый большой тюлень задрал голову и проревел:

- А-а-ах хоо-о-о-м! Хокаху-у-у-р-рм!

Надеясь, что четыре больших существа не желают им зла, Пози взяла инициативу в свои лапы. Дотянувшись, она погладила голову одного из них, мягко говоря с ним:

- Нам надо на берег. Помогите нам, пожалуйста!

Тюлень поднырнул под нее и броском своего гладкого подвижного тела забросил ее на плот из стрел, жалобно крича:

- А-а-ах хоо-о-о-м!

Пози ухватилась за Угго, вытаскивая его на борт:

- Я не знаю, что они говорят, но я думаю, что они хотят помочь нам. Упс, держись крепче!

Плот отчалил по воде, как камень, пущенный из пращи; брызги насквозь промочили двоих ежей, крепко ухватившихся за плот. Почти играя, четверо тюленей быстро гнали своих подопечных по направлению к береговой линии.

Смеясь от возбуждения, Угго оглянулся назад на «Зеленый Саван». Веселье замерло на его губах, когда он понял, что пиратская галера преследует их. Он завопил:

- Наверное, нечисть обнаружила, что мы сбежали, гляди!

Действительно, зеленое судно было прямо за ними. Безо всякого предупреждения одна из больших стрел выстрелила из лука, снаряженного на носу. Тем не менее она до них не долетела.

Пози увидела всплеск от большой стрелы в волнах за ними:

- Они нас подстрелят, если мы скоро не выберемся на берег!

Она немедленно крикнула тюленям:

- Быстрее, пожалуйста, поспешите!

Казалось, они почувствовали озабоченность в ее голосе и потащили парочку еще быстрее. Когда береговая линия замаячила впереди, Угго спрыгнул в воду, которая достала ему только до пояса. Он быстро помог Пози спуститься в море:

- Давай, теперь мы сами о себе сможем позаботиться. Этим великанам пора убираться. Я не хотел бы увидеть, как их ранят или даже убьют.

Он плеснул водой в тюленей, крича:

- Уходите, друзья, и спасибо! Уходите, живо!

Самый большой тюлень поднялся из воды, шумно хлопая своими ластами:

- Уахоооммм! Муууурхоооом!!! – и четыре лоснящихся зверя исчезли в глубине моря.

Раззѝд Веарат изучал вид перед собой, наблюдая, как две маленькие фигурки выбираются на берег:

- Как, во имя грома, им так быстро удалось добраться до суши? Мы не смогли поймать их даже на всех парусах!

Команда хищников стояла впереди, опасаясь любых репрессалий, которые его гнев мог им принести. Кто-то должен был заплатить за то, что пленникам позволили сбежать.

Мула, глядя от лука, просигналил, что ему нужна еще стрела:

- Чем ближе мы подойдем, чем больше у меня будет шансов их прикончить!

Трезубец Раззѝда ударил по луку, отбивая его вбок:

- У нас нет стрел, чтобы тратить их на двух мелких колючек. Держать судно прямо по курсу, и мы их нагоним, если будем достаточно быстры! Джибори, пришли мне нескольких хороших бегунов и дай мне знать, когда мы будем на мелководье!

Пози первой выбралась на берег. Она бросила короткий взгляд назад, на быстро нагоняющую их галеру, взяв Угго за лапу:

- Они скоро будут у нас прямо на хвосте! Нам надо убежать и спрятаться среди этих дюн!

По твердому песку ниже линии прибоя было легко идти, но как только они пересекли нагромождения водорослей и плавника, дела стали труднее. Их лапы тонули в сухом песке, что существенно замедлило их продвижение.

Угго, никогда не бывший быстрейшим из бегунов, споткнулся, растянувшись мордой вниз. Он выплюнул песок:

- Тьфу! Я не очень хорош, когда надо уходить от погони, Пози. Ты иди, оставь меня здесь…

Юная ежиха рывком поставила его на лапы:

- Я не оставлю тебя этим грязным хищникам! Давай, пошли – покажи мне, что ты можешь!



Раззѝд смерил четырех крыс, которых Джибори вывел наперед. У двоих из них были длинные стройные конечности бегунов; две другие выглядели молодыми, но способными. Он расположил их по обе стороны бушприта.

- Постарайтесь попасть на сушу до судна и нагнать этих двух сбежавших пленников! Я хочу их видеть снова на борту живыми, ясно?

Четверка закивала, собираясь с духом, чтобы спрыгнуть в момент, когда покажется какое-нибудь мелководье. Раззѝд указал на две маленькие фигурки, карабкающиеся через дюны:

- Бочонок лучшего грога «Гадючье жало» тому, кто первым наложит на них лапы!

Морским крысам не требовалось дальнейших поощрений. С криками радости они попрыгали в море. Тем не менее лишь две из них появились на поверхности.

Раззѝд крикнул Муле и Джибори:

- Эй, куда подевались те двое?

Мула указал на двух крыс, разбивающих волны, только чтобы снова затонуть под ними:

- Вон они, капитан!

Веарат зарычал на него:

- Дурак! Я имел в виду остальных двух – их что, под корпус затянуло?

Джибори яростно зажестикулировал:

- Йааа – смотрите, капитан, смотрите, смотрите!

Один из высоких поджарых крыс практически стоял на поверхности воды, мчась по направлению к кораблю. Сблизившись с бортом, он внезапно выстрелил из моря, ударившись о Мулу и плюхнувшись на палубу.

Джибори метнулся к упавшему хищнику:

- Кровь и молния – он мертв!

- Хоо-хоо-хоо! Хо-уооооо-мммм!

Почти двадцать лоснящихся черных тюленей возникли на поверхности, хлопая своими плавниками и издевательски взревывая. Мгновения спустя на палубу были выброшены безжизненные тела остальных трех крыс.

Раззѝд Веарат в ярости топтался туда-сюда по носу корабля:

- Что за… ? Убить их, прикончить эти штуки, живо!

Тюлени были слишком близко, чтобы нацелить на них гигантские стрелы, но пираты собрались толпой на средней палубе «Зеленого Савана», метая все, что попадалось им под лапу, в кружащих тюленей. Все еще иронически взревывая и трубя, ловкие млекопитающие, казалось, принимали усилия пиратов за шутку. Они игриво уворачивались от любого оружия а затем, используя свои морды, швыряли его обратно в команду хищников, двоих из которых серьезно ранило копьями. Несколько тюленей нашли веревку, свисающую с кормы судна. Группа их схватила ее в зубы и начала вращать корабль, буксируя его кругами и уходя под воду всякий раз, когда в них что-то швыряли.

Раззѝд Веарат был в неистовой ярости, но чем больше он сыпал проклятиями, топал или ругался на свою беспомощную команду, тем хуже становилась ситуация. Он мог видеть, что тюлени действительно наслаждаются его дискомфортом, весело трубя и хлопая ластами в издевательском подобии аплодисментов.

Топая в свою каюту, он рыкнул Шекре:

- Мне надо отдохнуть. Позови меня, когда эти глупцы устанут от своих дурацких игр и оставят нас в покое!

Лиса как раз собиралась ответить, когда ее ударил по морде пучок мокрых бурых водорослей. Тюлени наслаждались своей игрой.

- Хоо-хоо-хоо! Хааавуууррр!



Двое беглецов добрались до подножия дюн, где Угго плюхнулся на теплый движущийся песок, устало хватая ртом воздух:

- Я не могу идти дальше, товарищ, и не важно, что случится!

Пряча свое собственное утомление, хорошенькая ежиха уселась рядом с ним:

- Мы можем минутку отдохнуть, но недолго. Как только эти тюлени прекратят их мучить, нечисть снова пойдет за нами. Нашим лучшим планом будет найти себе какое-нибудь укрытие.

Пронзительный голос раздался с верхушки дюны:

- Егоза, а ну вернись – ты же свалишься!

Каскад песка с бока дюны почти накрыл Пози и Угго. Из песка, моргая, появился крохотный ежонок-девочка. Она показала им язык, а затем начала пританцовывать и пищать в сторону песчаного холма:

- Ага, ага! И ни лазу я не упала, ага! Я плыгнула!

Мгновение спустя белочка примерно того же возраста, что и Пози с Угго, грациозно соскользнула с вершины. Она коротко кивнула им:

- Извиняйте, скоро буду!

Она пустилась за малышкой Егозой, которая избегала ее хватки на каждом повороте, хихикая и танцуя мимолетный танец.

Когда крошка-ежиха пробегала мимо нее, Пози вытянула лапу и подставила ей подножку. Угго схватил Егозу, удержав ее на месте. Это дало белочке время ухватить малышку ежиху, а затем плотно закутать ее в шаль, в то время как она сердито пищала:

- А ну пусти, Фубел – ты мне не мамка!

Белочка Фубер ущипнула Егозу за нос:

- Я бы не хотела быть твоей мамкой даже за бочку орехов. Ну, погоди, я ей расскажу, как ты себя вела!

Она кивнула Угго и Пози:

- Вы не из здешних мест, а? Откуда же вы тогда взялись?

Пози указала в море, на «Зеленый Саван»:

- Мы был пленниками на том судне, но мы сбежали, и теперь нам надо где-то спрятаться до того, как за нами придет нечисть.

Фубер передала Егозу Угго:

- Подержи-ка эту маленькую чертовку – ты ведь еж. Где-нибудь спрятаться, а? Следуйте за мной!

Она начала карабкаться назад на холм; они спешно последовали за ней. Оправдывая свое имя, Егоза яростно извивалась в лапах Угго. Он встряхнул ее, хотя не слишком сильно:

- Тихо, крошка, не то свалишься. Ай!

Пози обернулась посмотреть, что происходит:

- Что теперь?

Угго убрал голову с дороги малышки:

- Она укусила меня за нос, маленькая дикарка!

Фубер хихикнула:

- Тогда укуси ее в ответ – давай!

Угго угрожающе оскалился, хотя и без намерения укусить Егозу, которая начала причитать:

- Вааахаахаа! Это нечестно, у тебя зубы большие и остлые, ты, велзила, а у меня маинькие!

Угроза подействовала. Для пущего эффекта Угго заскрежетал зубами:

- Тогда сиди тихо, не то я откушу тебе нос целиком!

Они следовали за Фубер почти из дюн, где пустошь была испещрена низкими холмами. Дым от кухонных костров поднимался из-за большого участка кустов утесника. Фубер завопила:

- Захожу! Откройте ворота, Вольнолапы!

Секция шипастых веток с желтыми цветками была отодвинута двумя мохнатыми полевками с крючковатыми палками. Они провели маленькую группу к огню, где большой старик-белка с серебристым хвостом жарил на углях пастернаки. Он помахал Угго и Пози:

- Ха, два молодых ежа, а? Люблю ежей, обычно они очень любезные звери. Вы любезные?

Не зная, что означает это слово, Пози кивнула:

- О, мы любезные, сэр, очень любезные. Я Пози, а он Угго. Мы сбежали с корабля нечисти.

Для зверя его сезонов у среброхвостого белки был великолепный набор зубов. Он широко усмехнулся им:

- Меня зовут не «сэр», а Рэкаби. Убежали, а? Нелегкая это работа – убегать. Вы, наверное, голодные, идите, поешьте.

Соскоблив пепел с двух жареных пастернаков, он дал каждому по одному. Они были очень вкусными. Угго оглянулся на остальных, кто был в строении из утесника. Они были разношерстной компанией: белки, кроты, полевки, ежи и разные виды мышей.

Фубер угостилась пастернаком, подмигнув среброхвостому патриарху:

- Никто так не жарит пастернаки, как ты, дедуля. На что ты там уставился, Угго?

Юный еж пояснил:

- Простите, но я не мог не заметить, что вы действительно смешанная группа.

Рэкаби пожал плечами:

- Это потому что мы Удачливые Вольнолапы, видишь ли. Мы никому не делаем зла, ходим где хотим и делаем, что хотим. Даже Команда Пса Секиры позволяет нам быть. Правда, хорошее название – Удачливые Вольнолапы? Я сам его выдумал. Люблю больше слова – вы какие-нибудь знаете?

Пози задумчиво почесала свои головные иголки:

- Ну, как насчет «угрюмец» или «апатичный»?

Рэкаби повторил слова, наслаждаясь их звуком:

- Угрюмец, апатичный… мне нравится. Что они означают?

Пози пояснила:

- Ну, угрюмец – это кто-то унылый и надутый. «Апатичный» - ну, я не совсем уверена, но я думаю, что это означает кого-то, кто ленивый и не слишком заботится о делах.

Рэкаби очистил еще один пастернак, мудро кивая:

- Хорошие новые слова. Я их запомню. Спасибо, мисс Пози.

Он передал пастернак Егозе:

- А ну-ка, ты, маленький угрюмец, ты хорошо себя вела, или ты снова бегала от бедняжки Фубер?

Егоза, хихикая, вскарабкалась на колени к старику:

- Ха, Егоза от нее бегала-бегала! Я настаящий углюмец!

Рэкаби восхищенно поцеловал мягкие головные иголки малышки:

- Видишь? Ты почти выучила мое новое слово. А теперь иди, сгинь с моих глаз и помучай немного свою собственную мамочку!

Угго добился внимания Рэкаби:

- Вы не тревожитесь из-за хищников, от которых мы убежали? Они высадятся на берег и будут за нами охотиться. Там их много, знаете ли, и они все пираты и убийцы!

Старик-белка поставил перед Угго и Пози глиняный горшок:

- Попробуйте обмакнуть в это ваши пастернаки. Это утесниковый мед – мы получаем его здесь от пчел.

Оба ежа сделали, как им предложил Рэкаби, и Пози продолжила расспросы, начатые Угго:

- М-м-м, вкус довольно приятный, но вы не ответили на вопрос моего друга, Рэкаби.

Старик-белка сделал жест своим пастернаком:

- Думаю, я слышу, как приближается ваш ответ. Не откроете ли вы ворота для Свиффо?

Отцепляя колючий утесник, две мохнатые полевки впустили гибкую молодую морскую выдру. Рэкаби подозвал его к огню:

- А ну-ка, ты, юный угрюмец, я поджарил тебе парочку пастернаков. Какие новости?

Свиффо подмигнул Угго и Пози, приступая к еде:

- Вам двоим повезло сбежать с того старого корабля нечисти. Вам бы это не удалось, если бы не Ревуны. Ха, я люблю Ревунов – они такие забавные!

Рэкаби ущипнул Свиффо за хвост:

- Прошу прощения, но предполагалось, что ты отрапортуешь мне, а не будешь болтать с этими двумя. А теперь расскажи мне все, что произошло, и не услышал ли ты новых хороших слов!

Свиффо сделал большой глоток из горлянки с ярутковой настойкой, а затем приступил к рассказу:

- Большое судно в море. Я видел, как наши друзья с него нырнули. Это большое старое судно с зелеными парусами, полное морских крыс и пиратов. Я думал, что эти двое не доберутся до берега, особенно когда кто-то на борту выстрелил в них большой стрелой. Это был настоящий гигант, как целая сосна с оперением, но она пролетела мимо. Ну, а потом на выручку пришли Ревуны и доставили ежей на сушу, целыми и невредимыми. А потом, после того, как они убили нескольких хищников, эти Ревуны начали мучить большое судно, таскать его туда-сюда и швырять оружие хищников назад в них. Скажу я вам, Ревуны знают, как развлекаться!

Свиффо прервался, чтобы обмакнуть еще один пастернак в мед, но Рэкаби подогнал его:

- Ну, и что случилось дальше – да, и услышал ли ты какие-нибудь новые слова?

Юноша-выдра задумчиво пожевал:

- Я слышал, как эта нечисть употребляла кучу новых слов, когда они кричали на Ревунов, но я бы не стал их повторять в присутствии девушки. Хотя были там два – «бутылконосый» и «мерзкий». Как тебе их звучание?

Рэкаби медленно их повторил, а затем кивнул:

- Все лучше, чем ничего. Ну, это все, ты, апатичный повеса?

Свиффо слизал мед со своих лап, подмигивая старику:

- О нет. Я оставил самое лучшее на десерт. Вот что случилось. Ревуны бросили забавляться с кораблем и отчалили за косяком селедки. Затем на палубу вышел одноглазый зверь с уродливой мордой и приказал кораблю плыть на берег.

Угго перебил:

- Это Раззѝд Веарат, он капитан.

Свиффо ткнул его липким пастернаком:

- Эй, полегче! Я рассказываю эту историю! Кром того, вы никогда не угадаете, что случилось дальше!

Рэкаби устремил на молодую выдру взгляд, полный долготерпения:

- Нет, Свиффо, я никогда не угадаю, что же случилось дальше, но я буду рад услышать это от тебя!

Свиффо прикрыл лапой рот, издав приглушенный смешок:

- Я бы сам в это не поверил, если бы я не видел это своими собственными глазами, но этот корабль выплыл прямо на берег, а затем покатился от моря и по берегу, как большая телега с парусами…

Лапа Рэкаби выстрелила вверх:

- Остановись, юноша! Корабль вышел из моря и покатился по берегу. Как?

Свиффо поежился:

- У него есть колеса, видишь ли, аж четыре. Если ты мне не веришь, сходи и посмотри!

Рэкаби поднялся быстро, как для старой белки:

- Фубер, ты и Лака – соберите малышей! Остальные – затушить огонь, упаковать лагерь и приготовиться к путешествию! Угго, Пози, Свиффо, Фидди и Фрадд, идем со мной!

Свиффо вел, а остальные следовали за ним. Пози торопилась рядом с Фидди и Фраддом, двумя мохнатыми братьями-полевками. Она не смогла удержаться, чтобы не заметить, что они не вооружены.

- Вы не носите оружия?

Фидди покачал головой:

- Никто из нашего племени Удачливых Вольнолапов не носит оружия. Мы избегаем насилия и не причиняем его никому.

Ведя их по извилистой тропке через дюны, Свиффо пришел к своему прежнему наблюдательному пункту на высоком песчаном холме, покрытом тростником. Он триумфально указал вверх по берегу:

- Смотрите сами!


16.

Мула оценил дистанцию между ровной береговой линией и вершинами дюн:

- Я не знаю, как нам поймать их, если они ушли туда наверх, капитан!

Раззѝд потер свой слезящийся глаз, язвительно отвечая:

- Думаю, ты не смог бы этого сделать! Ты помнишь, кто доставил нас на вершину дюн близ горы полосатой собаки?

Джибори восхищенно покачал головой:

- Это был ты, капитан!

Веарат кивнул:

- Правильно, и вот как мы это сделаем. Сперва мы найдем самую легкую и маленькую из этих дюн. А затем будет точно так же, как вести судно в море. Пусть ветер окажется позади тебя; затем берешь курс и маневрируешь издалека. Поставьте команду на оба борта, пусть отталкиваются веслами. Мы наберем скорость на ровном месте, а затем на всех парусах взберемся на самый маленький холм. Как только мы ударим в него, команда начнет помогать галере идти наверх, толкая веслами. Теперь вспомнил, ты, иловые мозги?

Мула смиренно дернул себя за нос:

- Так точно, капитан, это была твоя идея! Как только будем наверху, будет то же самое, как плыть вверх-вниз по волнам.



Свиффо и другие наблюдали за «Зеленым Саваном», скрючившись в тростнике на вершине дюны.

Фрадд поскреб свою лохматую голову:

- Что они собираются делать? Может, они вернутся назад в море, а?

Рэкаби, пристально наблюдавший за судном, покачал головой:

- Не думаю. Смотрите, оно поймало бриз на повороте, чтобы набрать порядочную скорость на твердом песке!

Свиффо ахнул:

- Посмотрите, на какой скорости оно теперь идет, боже ж мой!

С сильным бризом, наполнившим все его паруса, «Зеленый Саван» действительно понесся вдоль ниже линии прибоя. Внезапно большое судно изменило курс, обрушившись на угол по направлению к самой низкой дюне. Можно было слышать восторженные крики хищников, когда их корабль ударил в заросший тростником склон. Шесты весел были выставлены по левому и правому борту, врываясь в песок, чтобы поддержать толчок. Колесам едва хватило времени, чтобы устроиться на склоне дюны. Это было захватывающее зрелище.

Достигнув верхушки дюны, «Зеленый Саван» понесся прочь через холмистые вершины, ловко управляемый пиратами, натягивавшими и ослаблявшими такелаж и выбленки под командованием Раззѝда Веарата.

Рэкаби держал голову низко, бормоча своим товарищам:

- Думаю, настало нам время убраться отсюда!

Небольшая группа спешно отступила, хотя, когда они преодолевали соседнюю дюну, хриплый крик раздался из «вороньего гнезда» «Зеленого Савана» на верхушке грот-мачты:

- Эгей, капитан, вон они идут, два ежа и четверо других зверей. Прямо по курсу и чуток вправо. Видите их, капитан? Припали к земле на верху той дюны!

Старый Рэкаби горестно покачал головой:

- Вы слышали это – бутылконосые хамы нас заметили. Интересно, как им это удалось?

Юный Свиффо знал ответ:

- Это все твой хвост, старина. Он торчит вверх, точно кучерявый серебряный флаг. Нам бы лучше рассредоточиться!

Рэкаби вздохнул:

- Точно, ноне идите по следу назад к нашим Удачливым Вольнолапам, иначе они будут преследовать всех нас!

Фидди указал на северо-восток:

- Сперва мы уведем их подальше от нашего племени. Затем мы постараемся как-то оторваться от злодеев.

Пози с сомнением взглянула на предложенный маршрут:

- Но мы оставим дюны ради пустоши. Они, несомненно, легко нас догонят на равнине.

Свиффо лукаво усмехнулся:

- Ха, но ты же не знаешь эти края так, как их знаем мы, мисс!

«Зеленый Саван» ровно катился под командованием Раззѝда. Ведомый бризом, на всех парусах корабль скользил по горам, по долам без задержек.

Веарат крикнул своему впередсмотрящему:

- Как далеко они от нас теперь, Краснохвост?

Зоркий горностай громко расхохотался, указывая:

- Ха-ха-ха! Дурачье направилось к равнине, капитан! Мы нагоним их без проблем!

Джибори злобно оскалился:

- Мы можем держать мелких ежей, пока они не скажут нам, де Рэдволл. А че прикажешь делать с прочими, кэп?

Раззѝд повертел свой трезубец, имитируя вертел:

- Давненько мы уже не ели чего-то, что не было бы птицей или рыбой. Немного жареного красного мясца взбодрит нас всех, а?



Теперь беглецы были на пустошах, которые, если не считать некоторого количества низкорослых кустарников, были ровной поверхностью. Угго удалось отбежать вперед со Свиффо.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, товарищ!

Юноша-выдра оглянулся через плечо:

- Береги дыхание, друг. Этот корабль с колесами скоро выйдет из дюн. Слушай, что ты слышишь?

Угго осторожно прислушался:

- Не очень много. Что ты хочешь, чтобы я услышал, Свиффо?

Прервав шаг, Свиффо поймал что-то в лапу. Он показал это Угго, прежде чем оно прыгнуло прочь:

- Кузнечики, и здоровые – вид, который мы зовем болотными прыгунами. А теперь смотри – вон там стрекозы и черные змеешейки. О чем это тебе говорит?

Юный ежик выглядел озадаченным; он пожал плечами:

- О чем?

Свиффо позвал Пози, бежавшую за ними:

- А вы знаете, мисс Пози?

- Стрекозы обычно летают у воды – ручьев, по берегам рек и так далее. Здесь поблизости есть река?

Рэкаби заметил «Зеленый Саван», спускающийся по склону последней дюны:

- Похоже, скоро у нас будет компания! Как далеко теперь до болота, Свиффо?

Разведчик-выдра ответил:

- Мы уже в его начале. Теперь идем в ряд, и держитесь моего следа!

Угго выглядел удивленным:

- Что все это значит… - Внезапно одна лапа Угго, бежавшего рядом со Свиффо, начала тонуть.

Юный выдра втащил его обратно на след:

- Я же сказал – держаться моего следа! Я знаю путь через эти болота, как пятку собственной лапы, так что держитесь поближе!

Лапа Угго проделала дыру в поверхности болота, которая была всего лишь тонкой коркой почвы и мертвой растительности. Лапа выдала чмокающий звук, когда он вытащил ее из дурно пахнущей темно-зеленой топи.

Пози закрыла лапами мордочку от зловонного запаха:

- Фу-у! Воняет, как вареная капуста, оставшаяся с прошлого лета, и тухлые яйца! Не подходи ко мне, пока не отчистишь это!

Схватив горсть мха, Угго начал тереть свою заднюю лапу. Однако его быстро остановил пинок в задницу от Рэкаби.

- Не время быть апатичным, юноша. На наших хвостах полный корабль нечисти. А ну-ка, двигайся, и держись след в след со Свиффо! Почиститься ты и позже сможешь!



«Зеленый Саван» совершил быстрый спуск с дюн, и живой бриз дул прямо по курсу. Пираты и морские крысы столпились на передней палубе, перегибаясь через борта и крича на свою добычу, которая ясно замаячила впереди:

- Хо-хо, ужин впереди, парни – мы скоро их поймаем!

- Я первым делом хочу добраться до этих жирных мохнатых мышей!

- А мне без разницы! У них всех одинаковый вкус, как только их зажаришь!

- Эй там, друзья, не бегите, это вас только вымотает! Идите сюда, наверх, и едьте с нами, мы о вас позаботимся!

Мула начал раздавать корабельные крюки и пики:

- Идите на нос и затащите их на борт, как только они будут в пределах досягаемости! Смотрите, быстро!

Морда Джибори была одной сплошной ухмылкой:

- Мне сказать этому старому жирному коку, чтобы он разжигал огонь в печи на камбузе, капитан?

Раззѝд нахмурился; ему все это казалось слишком легким, и он начал ощущать подозрения.

- Ослабь парус, Мула. Я думаю, что мы не знаем об этом месте чего-то, что знают эти звери…

Внезапно «Зеленый Саван» накренился вниз головой, когда его вес прорвал корку болота. Два пирата, стоявшие на бушприте с пиками наготове, кубарем полетели с корабля. Интуиция Раззѝда сработала, но слишком поздно.



Фидди и Фрадд, замыкавшие строй, услышали шум и обернулись, чтобы взглянуть назад. Обе мохнатые полевки начали прыгать от радости:

- Сработало, сработало! Гляньте на этих дураков!

- Ха-ха, вот что вы получили за преследование Удачливых Вольнолап!

Свиффо наорал на них:

- Их корабль застрял, но они все еще могут выследить и поймать нас. Давайте, у нас нет времени, чтобы его терять! Как только спустится ночь, даже я в этих болотах потеряюсь!



Тем временем «Зеленый Саван» являл собой картину хаоса и невероятной вони. Большое судно погрузилось в темное месиво почти по бак, а передние два колеса зарылись по самую кромку. Раззѝд Веарат охаживал всех и каждого древком своего трезубца, яростно крича во всю глотку:

- На корму, все на корму! Мула, нам нужны веревки, тросы, канаты, все что угодно! Привяжите их к корме и задним колесам! Прочь с корабля – посмотрите, если сможете найти деревья или скалы и привязаться к ним! Нам надо остановить его, прежде чем он уйдет глубже!

Толкая, пиная и распихивая членов команды, Мула и Джибори бегали туда-сюда, как сумасшедшие, вопя:

- Вы слышали капитана – опустошить канатный ящик! Шекра, возьми группу поддержки и поищи скалы или деревья! Шевелись!

Покрытая илом лапа высунулась из массы, хватаясь за бушприт, где замерла на мгновение перед тем, как соскользнуть назад в булькающее болото. Это было все, что можно было увидеть от упавших туда двух членов команды.

Раззѝд осторожно спустился с кормы на тихо вздымающуюся корку болота. Быстро выбираясь на более безопасную почву, он столкнулся с толстым жирным коком:

- Ты, разведи здесь огонь, и не тыкай своей деревяшкой по поверхности!

Кок, ласка с деревянной ногой по имени Гнилозуб, отсалютовал:

- Так точно, капитан, может, хоть огонь запах-то отгонит!

Когда он говорил, его деревяшка проткнула корку, посылая вверх сильную струю зловонной жидкости.

Раззѝд как раз собирался швырнуть в злосчастного Гнилозуба трезубцем, когда морской крыс Дирго осторожно подобрался к нему, чтобы отрапортовать:

- Капитан, лисица сказала передать вам, что она нашла большое старое дерево. Оно достаточно близко, чтобы вытащить наш корабль.

Веарат почти вонзил свой трезубец в колышущуюся почву, но, подумав над этим лучше, он махнул им на Дирго:

- Покажи мне это дерево! Я лучше сам покомандую освобождением корабля, чем доверюсь вам, идиоты!


В то время как беглецы продвигались вперед, начали спадать вечерние тени. Пози испуганно посмотрела на Угго:

- Надеюсь, мы не потеряемся здесь, как только стемнеет! Это место такое мерзкое и вонючее!

Рэкаби призвал ее к тишине, подняв лапу:

- Тс-с-с, послушай!

Откуда-то неподалеку прозвучал резкий вызывающий крик. Старик-белка улыбнулся:

- Теперь с нами все будет в порядке. Сирколо здесь. Погодите, я его позову!

В такой же агрессивной манере Рэкаби закричал:

- Эй, ты, старый ветхий хвост, если ты меня съешь, я тебя отравлю – просто назло!

Послышался свистящий шум, и Рэкаби почти снесло с лап огромными крыльями Сирколо, когда большая птица появилась из ниоткуда, чтобы приземлиться среди них.

Угго и Пози отбежали на несколько шагов назад, охваченные благоговейным страхом при виде гостя. Сирколо был самцом болотного луня в расцвете сил, с синевато-серыми спиной и хвостом, кремово-белым оперением под крыльями и красноватыми оперенными ногами. У луня был кривой клюв, обычный для охотничьих соколов, и глаза, смотреть в которые было страшно. Сирколо протянул вперед смертоносную лапу с когтями, покрытую желтыми чешуйками, которую Рэкаби сердечно пожал.

Лунь подмигнул ему:

- Йиррк! Кто бы тебя жррал, ты, старрый мешок с хррящами!

Рэкаби хихикнул:

- Ну, там на наших хвостах целая команда нечисти, которой как-то все равно, кого жрать!

Свиффо храбро подошел и потерся своей спиной под шеей Сирколо. Луню это явно понравилось, и он издал хриплый хихикающий звук.

Свиффо мягко заговорил с ним:

- Только подумай, товарищ – толстые сочные морские крысы, пухлые горностаи, отличная легкая пожива, а?

Сирколо смерил присутствующую компанию таким голодным взглядом, что Пози задумалась – а действительно ли хищная птица шутит?

- Из хищников выходит добррая еда, намного лучше, чем вы, тощая компания. Прредполагаю, что вы хотите, чтобы я доставил вас на тверрдую землю до ночи, а?

Свиффо погладил луня под клювом:

- Ага, если ты будешь столь любезен. Нечисть может и подождать. Они далеко не уйдут – их корабль затянуло в болото.

Казалось, что Сирколо какое-то мгновение взвешивал факты, а затем он легонько постучал своим клювом по голове молодой выдры:

- Ну ладно, но это последний рраз, когда я помогаю вам, вы, тягомотные зверри! В следующий рраз я вас всех съем! Договоррились?

Угго заметил, что глаза Сирколо поблескивают; так же поблескивали и глаза Рэкаби, когда он согласно дернул себя за хвост:

- Тягомотные, а? Хорошее новое слово. Что оно означает?

Лунь щелкнул своим хищным клювом поблизости от носа Рэкаби:

- Оно означает, что вы зануды, но лучше, чем ничего, для голодной птицы!

Древняя белка сморщил морду, обращаясь к Сирколо:

- Достаточно честно. Это последний раз, когда мы беспокоим тебя, друг. В следующий раз, когда мы это сделаем, мы этого больше не сделаем, так?

Лунь поднял вверх увенчанную когтями лапу:

- Достаточно! Прросто следуйте за мной! Я избавлюсь от вас в начале лесов. Там вы сможете безопасно отдохнуть. Кстати говорря, как много там этой нечисти?

Мохнатая полевка Фидди широко раскинул свои лапы:

- Много-много негодяев! Слишком много, чтобы ты смог всех сожрать.

Сирколо исподлобья уставился на Фидди, а затем презрительно фыркнул:

- Не волнуйся, мелкий мешок меха. Я хоррошенько постарраюсь!



Тем временем на «Зеленом Саване» Раззѝд наблюдал за спасением своего судна из болота. Найденное дерево было большой серой ольхой, лучшие сезоны которой давно миновали. Раззѝд стукнул по дереву своим трезубцем; оно издало глухой звук.

Шекра держалась от него подальше:

- Здесь в округе немного другого, Могущественный. Это лучшее, что можно было найти.

Веарат грубо перебил ее:

- Это сойдет. Вы все, смажьте ствол этим жиром! Джибори, установи лебедку! Давайте, чем дольше вы проваландаетесь, тем глубже он уйдет! Шевелите лапами!

Вместе Джибори и Мула пропустили вокруг ствола, густо смазанного жиром, несколько толстых веревок. Одним концом веревки были прикреплены к корме корабля. Другие концы были привязаны к длинным веслам, всего их было шесть. В каждое весло были впряжены по четыре члена команды. Остальные хищники, вооруженные пиками и кусками дерева, стояли почти по пояс в болоте, готовые толкать бак, как только тягачи потянут за веревки.

Раззѝд прошагал туда-сюда. Проверив, все ли готово, он рявкнул:

- Ну, теперь! Как только я скомандую, вы поднимаете и тянете! Эй, ты, что ты там скачешь?

Пират-ласка, о котором зашла речь, перестал прыгать, но продолжил хлопать себя по шее и спине:

- Меня укусили, капитан, мошки, я думаю. Ай!

Раззѝд взмахнул своим трезубцем:

- Внимание на мои команды, не то тебя вот это покусает! А ну… поднимай… тяни!

Вся команда принялась за дело, напрягаясь и толкая. Тянущие веревки слегка продвинулись по стволу ольхи, но хищники в болоте поскользнулись, заскользили и попадали, попытавшись опереться своими инструментами. «Зеленый Саван» частично выдвинулся из болота, а затем снова опустился на свое прежнее место.

Раззѝд сердито ткнул своим трезубцем в землю. Надутые жилы выступили на его шее, когда он заорал на несчастных хищников:

- Идиоты! Олухи! Корабль двигался, а вы остановились! Почему? Вам что, вонь в мозги ударила? Вы что, такие дураки, что не можете выполнять мои приказы? Мула! Шекра! Джибори! Давайте, тяните за эти весла вместе со мной! Мы покажем этим дуболомам, как это делается!

Протиснувшись к позиции у ручки весла, Раззѝд подождал, пока Шекра, Мула и Джибори присоединились к членам команды у других весел. Он уставился на них на всех, резко рыча:

- Если корабль не начнет двигаться, то вот что я сделаю. Я выберу одного из вас, кто не тянет своего веса, и я утоплю его в этом болоте с камнями, привязанными к его шее. А затем, если он все еще не будет двигаться, я выберу еще одного лентяя и сделаю это снова! Готовы? Раз… два… поднимай!

Знания того, что Раззѝд выполнит свою угрозу, было достаточно. Морские крысы и пираты потащили с энергией, разожженной страхом. «Зеленый Саван» вышел наверх под аккомпанемент чмокающего бульканья болотного ила.

Едва только показались кормовые колеса, как предприимчивый пират-ласка, толкавший от кормы, выбрел из грязи. Схватив пику, он кинулся за колесо, крича:

- Бросьте его корму, ребята! Подставьте палки и пики под его колеса – мы поднимем его рычагами!

Остальные присоединились к нему, крича в восторге:

- Ха-ха, вот он идет, ребята! Двигайте его!

Комбинированными усилиями буксировки и рычагов «Зеленый Саван» выкатился назад на твердую почву.

Раззѝд оставил буксировку, чтобы проорать приказы:

- Не останавливайтесь ни для чего! Двигайте его! Тяни! Толкай! Тяни! Толкай! Не останавливаться!

Мула запротестовал:

- Но капитан, он ударит в дерево!

Раззѝд неистово заорал:

- Не обращать внимания на дерево – оно старое! Оно не будет стоять на пути моего большого корабля!

Он был прав. Старая серая ольха треснула у ее основания, когда нос корабля ударил в нее в лобовую. «Зеленый Саван» перекатился через пень, а ствол упал в сторону.

Пират-ласка, выступивший с идеей рычагов под колесами, поскользнулся в грязи, упав на брюхо. Когда передние колеса перекатились через него, раздробив ему хребет, он вскрикнул, взывая к Веарату:

- А-а-а-а! Капитан, помоги!!!

Однако у Раззѝда имелись собственные проблемы, осадившие как его, так и команду. Колония москитов, ранее обитавшая в развилке дерева, была разрушена. Они напали на хищников всей сердитой ордой. «Зеленый Саван» покатился сам, а веревки, грязь, болотная растительность и палки волочились рядом.

Выплясывая и скача, как сумасшедшие, команда хищников неистово размахивала конечностями, пытаясь отогнать мстительных насекомых и крича в голос:

- А-а-а, меня едят живьем!

- Уберите их, я ненавижу москитов!

- Ой-ой-ой, один забрался мне в ухо!

- Уй-й-й, здесь их миллионы, маленьких негодяев!

Выплюнув москита и согнав еще одного лапой с больного глаза, Раззѝд подобрал трезубец и кинулся за убегающим судном:

- Давайте, шевелитесь! Все на борт – это единственный путь спасения от этих штук!

Они спешно последовали команде их капитана. Это выглядело, как какой-то странный вид танца путешественников. Все еще колотя по себе, команда вприпрыжку поскакала рядом с движущимся судном. Неуклюже хватаясь за волочащиеся веревки, они выкарабкались на борт.

Морщинистая морская крыса указала назад на болото, обращаясь к Раззѝду:

- Прошу прощения, капитан, но что с Бапплером?

Веарат вытер москита под мышкой:

- Бапплер? А кто это?

Морская крыса фыркнула:

- Бапплер мой приятель, капитан. Он упал под колеса. Наверно, он сильно покалечился, бедняга Бапплер – он был еще жив и звал на помощь, когда вы приказали нам убираться оттуда!

Раззѝд бросил на морскую крысу недовольный взгляд:

- Любой, кто настолько глуп, что позволит себя переехать, как он, получает то, что заслужил. Не беспокой меня, мне кораблем надо командовать. Если твой приятель сильно покалечился, то он помрет, и так тому и быть!

Джибори раздавил насекомое у себя на щеке:

- Какие будут приказания, капитан?

Раззѝд проверил ветер мокрым когтем:

- Поставить все паруса! Вернемся к морю. Нам надо счистить эту дрянь с моего корабля и отдраить его. Добрая соленая вода избавит нас от тех москитов, что еще остались с нами. А теперь мне нужны два хороших следопыта, чтобы сослужить мне службу!

Джибори предложил двоих. Кругляк, хитроглазый морской крыс, и Вугал, долговязый хорек, не выглядели чересчур довольными тем, что их выбрали, но они не могли отказать Раззѝду в его желаниях.

Он объяснил, чего хочет:

- Эти звери, за которыми мы гнались – я хочу, чтобы вы их выследили. То, что мне нужно – это два мелких ежа, Пози и Угго. Поймайте их и приведите их ко мне, если сможете. Возьмите пару фонарей и скажите коку, чтобы дал вам достаточно еды и грога, чтобы нагрузить вас. Мы будем где-то к югу на побережье, может, станем на якорь, пока не приведем судно в порядок. Вопросы есть?

Кругляк отсалютовал:

- Что насчет остальных – тех волосатых мышей и парочки белок? Вам они нужны, капитан?

Раззѝд махнул своим трезубцем в знак того, что они могут идти:

- Убейте их, поджарьте их, делайте все, что хотите, только приведите мне ежей!

Это прозвучало как задание, весьма подходящее для парочки. Они энергично отсалютовали:

- Так точно, капитан! Предоставьте это нам!

Когда они отбыли, Раззѝд подозвал к себе Шекру:

- Еж по имени Угго знает, где Рэдволл, я уверен в этом. Если он не заговорит, я заставлю его маленькую подружку проронить пару слезинок – это развяжет ему язык. Я не откажусь от того, чтобы найти это место, и попомни мои слова, лиса, лучше бы ему быть таким хорошим, как ты говоришь. Мне не нравится, когда моя Провидица меня разочаровывает. Ясно?

Шекра энергично закивала:

- Верь мне, Могущественный, оно будет таким, как ты желаешь, и даже более того. Знаки никогда не лгут!


17.

Перевалило за полночь, когда Сирколо вывел их из болота. Узкая полоска пустошей лежала перед Удачливыми Вольнолапами и краем лесов. Казалось, что болотному луню не терпится отбыть восвояси.

- Вон там, где дерревья – это путь на юг, в дрругую сторрону – на северр. Ну, старрый срребррохвост, ты опрределил, где ты есть? Я не хочу есть никого из вас, но я прроголодался, и мне надо поохотиться на мясо!

Рэкаби указал назад на болота:

- Тогда не буду тебя задерживать, старый ты дикарь. Там позади куча нечисти. Желаю тебе доброй ночи и доброй охоты!

Улетая, Сирколо крикнул Рэкаби:

- Найди рручей! Там ррасположились землерройки Гуосим!

Угго наблюдал, как большая птица исчезает в ночи:

- Какой хороший друг – и полезный тоже, ага!

Свиффо хихикнул:

- Ага, и хорошо, что мы были с вами, когда он появился. Если бы он поймал вас двоих в одиночку…

Пози поежилась:

- Даже и не напоминай. Сирколо выглядит способным на что угодно. Давайте найдем ручей и этих землероек. Я слышала раньше, что их называют Гуосим. Смешное название, правда?

Свиффо ответил:

- Ничего смешного в нем нету. Гуосим – Партизанский Союз Землероек Страны Цветущих Мхов. Первая буква каждого слова. Они живут в логоходах на реках и ручьях.

Угго гордо выставил напоказ свое знание:

- О, я это знал. Они иногда посещают аббатство Рэдволл. Их вождя зовут Лог-а-Лог.

Найти землероек оказалось нетрудно. После короткой прогулки среди деревьев они увидели свет костров и услышали низкий хриплый голос, поющий под звуки двух барабанов, флейты и скрипки:



Хэй, трам-парарам-пам-пам,

Простите мои слова,

Но я затанцую везде!

Будь то нос или корма,

И даже вокруг плота –

Как раз суматоха по мне!



Качается пусть бревно –

Я в старых моих сабо,

Таких не найдете нигде!

Зовите – и я примчусь,

От танца я сам тащусь,

Поверьте вы старой звезде!



Балл я высший получаю,

Когда искры высекаю,

Вот такой я Лог-а-Лог,

Денди я зовусь Сабо,

Гуосима чемпион,

Лог-а-Лог Денди Сабо!



Источником звука была поющая и танцующая землеройка. В свете лагерных огней на берегу реки, где были пришвартованы шесть логоходов, играл квартет музыкантов, в то время как все племя землероек Гуосим хлопало и притопывало лапами. Статный атлетически сложенный землерой пел и танцевал с ловкостью, от которой захватывало дух.

Это был Денди Сабо, вождь племени; на него стоило посмотреть. Из-под синей шапки, украшенной зелеными перьями чибиса, он сиял постоянно сверкающей улыбкой сквозь аккуратно навощенные и закрученные усы. На нем была алая рубаха и килт, скрепленный широкой латунной пряжкой, мерцавшей в свете костров. Но тем, что действительно притягивало взгляд, были его сабо. Сделанные из сильно отполированной золотистой коры, они были утыканы узорами из сверкающих стальных гвоздей без шляпки.

Заметив гостей в своем лагере, он исполнил головокружительное завихрение, окончившееся демонстрацией искр, когда он замер на каменной плите. Ухватив лапу Рэкаби, он энергично ее пожал:

- Милости прошу, милости прошу, отличная весенняя ночка! Вы друг, вы враг или просто так? Не отвечайте на этот вопрос. Вы не простак, и вы явно друг, ибо были б мы врагами, мы б не говорили с вами!

Старику белке удалось освободить свою лапу, и он перебил:

- Прошу прощения, но могу ли я также ввернуть словечко?

Говорливый землерой взмахом лапы указал им на сиденья у одного из костров:

- Конечно, вы можете, мудрец усталый. Эй, там, принесите еды и питья для наших гостей! А теперь, добрый сэр, вворачивайте ваше словечко – так вы, кажется, сказали?

Рэкаби выглядел усталым после перехода через болото, так что Пози ответила за него:

- Сэр…

Землерой указал на себя:

- Я не сэр, о прекрасная дама. Я Лог-а-Лог Денди Сабо. О, прошу, говорите прямо!

Пози не смогла удержаться от улыбки по поводу его утонченной поэтичной манеры говорить. Она противопоставила ему милый реверанс, прежде чем продолжить:

- Мой друг Угго и я сбежали с корабля нечисти. Эти добрые звери помогли нам убежать; Сирколо провел нас через болота и направил нас к вам.

Рэкаби добавил:

- Мы из племени Удачливых Вольнолап.

Лог-а-Лог рассмеялся:

- А, из этих! Мы замечали вас время от времени. Это вы – та компания, которая не верит в драку и не носит оружия?

Свиффо смело встал на защиту своего племени:

- Да, это мы, и это наше дело, как мы выбираем жить. Кроме того, я не вижу, чтобы ты носил какое-нибудь оружие!

Ближайшая землеройка прошептала на ухо молодой выдре:

- Нашему Лог-а-Логу не нужны мечи или что-то в этом роде. Он может убить вас одним пинком этих Сабо Денди, поверь мне.

Вождь землероек резко прищелкнул своими смертоносными сабо:

- Хватит болтать об убийствах! Попробуйте немного нашего землеройкового пива и жареных фруктовых оладий. С нами вы в безопасности. О, кстати, я не переношу этих длинно звучащих титулов, так что просто зовите меня Денди, и это будет просто здорово!

Жареные фруктовые оладьи были потрясающе вкусными, хотя землеройковое пиво на вкус было довольно крепким. Пока они ели, Денди обсудил с ними свои планы по поводу их:

- Завтра мы отвезем вас назад к вашему племени Вольнолап. Я уверен, что они невдалеке к югу отсюда.

Он многозначительно взглянул на Угго:

- А что до тебя, юноша – не далеко ли ты забрался от Рэдволла, а?

Угго был удивлен:

- Как вы узнали, что я из Рэдволла?

Денди передернул плечами:

- Думаю, что-то в тебе такое есть – неплохая была догадка, а?

Юный ежик кивнул:

- Действительно. Я ушел из аббатства с выдрой по имени Джем Гурди, но мы разделились. Я даже не знаю, жив старина Джем или мертв.

Денди кивнул крепкой землеройке:

- Расскажи ему, Доббл!

Доббл был типичным воином Гуосима – с колючей шерстью, в цветной бандане, килте и при поясе с широкой пряжкой с рапирой, заткнутой за него. Он вынул рапиру и начал рисовать на береговом песке:

- Вот где мы – здесь болото, дюны, берег и море. Я заметил своего товарища Джема пару дней назад в компании боевых зайцев и шести выдр из Команды Бродяг. Они направлялись к Высокому Северному Побережью. Там всем заправляет старый Скор Пес Секиры. Так что Джем жив и здоров, хотя я и не знаю, когда вы снова встретитесь.

Угго почувствовал громадное облегчение, услышав новости о Джеме Гурди, хотя и сморгнул несколько слезинок, уставившись на огонь:

- Без мистера Гурди, который смог бы отвести меня назад в аббатство, я полностью потерялся. Я, может, больше никогда не увижу свой дом!

Пози легонько похлопала своего друга по спине:

- Не переживай, Угго, я помогу тебе. Мы найдем его вместе, вот увидишь!

Денди потянулся и зевнул:

- Ну, явно не сегодня же ночью. Вам двоим надо хорошенько выспаться и прекратить волноваться. Думаю, я сам отвезу вас назад в аббатство Рэдволл!

Угго вытер глаза лапой:

- Вы это сделаете, мистер Денди, вы уверены? А вы знаете дорогу?

Лог-а-Лог поморщился:

- Ты думаешь, был бы я вождем Гуосима, если бы не мог найти и собственного хвоста двумя лапами? Конечно, я знаю путь в Рэдволл. Я бывал там, когда был всего лишь мелким сорванцом. Лог-а-Логом тогда был мой папаша. Помню, что угощение было высший сорт, лучшее, что я когда-либо пробовал. А теперь вам всем пора спать! Денди о вас позаботится!

Вся компания устроилась на мшистом берегу ручья. После крепкого землеройкового пива им не понадобилось много времени, чтобы погрузиться в сон. Угго лежал, глядя на отражение лагерных костров в широком ручье и слушая, как матери укачивают малышей-землероек, а воины готовят свое оружие к походу. Он уснул, чувствуя себя в большей безопасности, чем когда-либо за долгое время.



Середина полудня в тихий солнечный день застала небольшое собрание диббунов у пруда аббатства. Фоттлинк, мышь-летописец Рэдволла, давал им представление о некоторых признаках сезонов. Он уставился на них поверх своих очков из горного хрусталя:

- Ну, кто мне скажет, что сегодня за день, а?

Малыш-землеройка Альфио поднял пухлую лапку:

- Холосий сонечный день!

Фоттлинк потрепал ушки Альфио:

- Правильно, это хороший солнечный день, но это очень особенное время. Кто знает?

Бринки, малышка-полевка, робко улыбнулась:

- Особенно хороший солнечный денек, сэр!

Фоттлинк улыбнулся ей в ответ, бормоча про себя:

- Ну-ну, так мы далеко не продвинемся.

Он подошел к тихому краю воды:

- Посмотрите – если бы я стоял здесь несколько дней назад, я бы намочил лапы. Что вы об этом думаете?

Мурти, друг Бринки, почесал свою бархатную голову:

- Ну-у, прруд уменьсился!

Летописец подбодрил его:

- Очень хорошо. А теперь пощупай-ка этот камень. Булька, подвинься и дай Мурти пощупать камень, на котором ты сидишь. Давай, двигайся, кыш!

Белочка-диббун подвинулась, протестуя:

- Но он же такой классный и теплый, чтобы сидеть!

Лапа Фоттлинка вскинулась вверх:

- Именно! Пруд обмелел, и камни теплые – это знак, видите? Первый день лета!

Малюсенький крошка-мышонок тупо взглянул на Фоттлинка:

- Лето? А сто ето?

Внезапно летописцу стало ясно, что это, возможно, первое лето, которое большинство из них видело или могло вспомнить. Он тоскливо вздохнул и как раз собрался начать объяснение о смене сезонов, когда со стороны аббатства подошла очаровательная молодая полевка.

- Брат Фоттлинк, аббат сказал передать вам, что в Пещерном Зале начинается собрание, и вы должны присутствовать!

Летописец с благодарностью пожал ее лапку:

- Я сейчас же иду, спасибо, Милли. Да, не могла бы ты присмотреть за малышами? Уведи их, пожалуйста, в сад, подальше от этой воды.

Милли сделала реверанс:

- Конечно, брат. Пойдемте, ребята! Ну, кто хочет научиться плести венки из маргариток?

Они рванули за ней, пища:

- Мы будем делать венки из малгалиток с Милли-и!

Большинство старших рэдволльцев собралось в Пещерном Зале во главе с аббатом Тиббом.

- Прошу, берите еду с обеденного стола и занимайте места, друзья!

Фоттлинк нагрузил тарелку салатом, сыром и толстым куском фруктового рулета с орехами и медом. Взяв кружку холодного мятного чая, он уселся рядом с сестрой Фиск.

Когда все расселись, Тибб обратился к ним:

- Есть три вещи, которые нам необходимо обсудить: сон Угго Вилтуда, последние слова Туггс Вилтуд и тот факт, что они каким-то образом пришли от Мартина Воителя. Какие-нибудь идеи?

Кротоначальник Руго поднял копательный коготь:

- Ага, сэрр, нам, это самое, указано учесть прредостережения!

Матушка Воппл согласилась:

- Я чувствую то же самое, отче, но вы никогда нам полностью не рассказывали о том, что за сон видел юный Угго. Вы можете объяснить?

Тибб сослался на привратницу:

- Это Дорка Гурди распознала сон Угго и то, чем он был. Дорка?

Выдра-привратница дала простое объяснение:

- Угго приснился корабль, который пришел, чтобы атаковать наше аббатство – он увидел его в своем сне. Я бы сказала, что это был всего лишь бред ежика, съевшего достаточно торта, чтобы заработать себе кошмары, однако потом он описал корабль, судно с зелеными парусами и знаком Веарата на гроте. Он сказал, что видел на борту зверя, столь уродливого, что это мог быть только сам Веарат. Я думаю, что это было правдивое видение.

Аббат Тибб кивнул:

- Да-да, так же решил и твой брат Джем. Вот почему он ушел с Угго, чтобы найти вашего старого дядю Вуллоу. Джем сказал, что Вуллоу рассказал ему, что Веарат был убит морскими выдрами, а его корабль утонул после того, как его подожгли. Он ушел, чтобы разузнать, говорил ли Вуллоу правду.

Сестра Фиск встала, чтобы ее услышали:

- Вдобавок к этому есть послание, которое мы получили от старой ежихи Туггс Вилтуд. Что она там сказала?

Здесь Фоттлинк достал кусок пергамента из коры:

- Я записал точные слова отца аббата – послушайте:



Рэдволл предупреждали уж однажды,

Внимательно послушай, что скажу,

Трезубец тот и те глаза на мачте

На долю вашу выпадут, грожу.

И если не послушаете слова,

Что говорят вам Вилтуд и родня,

Послушайте-ка мышь с мечом здоровым –

Ведь это он предупредил меня!



Фоттлинк поднял пергамент, чтобы все его увидели:

- Так сказала Туггс Вилтуд, жалкая старая ежиха, не умевшая ни читать, ни писать. Эти слова могли быть только вложены ей в голову духом-хранителем нашего аббатства – Мартином Воителем. По-моему, это могло означать только одну вещь – мы в опасности оттого, что Веарат нас атакует. Я знаю, это звучит невозможно, но этот зверь прибудет в Рэдволл на корабле с зелеными парусами! Кто из нас усомнится в словах Мартина?

Тревожная тишина пала на собрание. Вскоре ее нарушил Кротоначальник Руго, практичный, как и все кроты:

- Хурр, никто не усомнится в этом, сэрр. Вопрос, значит, в том, что нам всем теперича с этим делать?

Аббат Тибб пожал лапу Кротоначальника:

- Спасибо, Руго. С кротовьей логикой ничто не сравнится. Ну, что же нам делать, друзья?

Колокол Динь, аббатский звонарь-белка, заговорил:

- Не говорите ничего молодежи. Нет нужды их пугать. Я скажу, давайте не принимать поспешных решений. Нам следует пойти и хорошенько подумать над этой проблемой. Аббат?

Тибб сунул обе лапы в широкие рукава своей сутаны:

- Динь верно говорит. Напряженные и здравые раздумья могут привести к нужному решению. Тем не менее у меня есть предложение прямо сейчас. Нам надо выставить наблюдателей на всех четырех стенах, днем и ночью. Кротоначальник, вы присмотрите за этим? По два сторожа на каждой стене, с добровольцами им на смену четыре раза в день. Все новости о том, что замечено, приносите прямо ко мне. В остальное время, друзья, давайте спокойно выполнять свою работу.

После этого собрание прекратилось, поскольку рэдволльцы отправились по своим каждодневным делам. Остаток дня прошел без происшествий. В тот день было тихо даже за ужином, когда обычно туда-сюда текли разговоры, приправленные добродушным подшучиванием и хорошим настроением.

Аббат Тибб это заметил. Сидя рядом с Фоттлинком во главе главного стола, он упомянул об этом:

- Похоже, сегодня наши друзья захвачены своими мыслями.

Летописец откусил от пирожка с грибами и морковкой:

- Хмм, но ведь они всего лишь делают то, что предложил Колокол Динь. А как насчет тебя, Тибб – нет ли у тебя каких-нибудь мыслей?

Аббат отхлебнул черничного ликера:

- Да, кое-что есть. Как насчет того, чтобы мы с тобой сходили к гобелену Мартина? Конечно же, после того, как они все разойдутся по своим спальням. Может быть, дух нашего Воителя пришлет нам весть в тишине предрассветных часов, возможно, несколько мудрых слов.

Фоттлинк стряхнул крошки от пирожка со своей сутаны:

- Отличная идея! Я принесу угольные палочки и пергамент чтобы записать все, что может произойти.

Тибб понизил свой голос до скрытного шепота:

- Погоди минутку после того, как все поднимутся наверх, а потом постучи в дверь моей комнаты.



Было слегка за полночь. Тибб не ложился; он стоял у своего маленького оконца. Оттуда ему было видно западную стену. Два крота патрулировали вверх-вниз, настороже, но без особой спешки. Отец аббат Рэдволла ощутил, как на него нахлынула гордость за его верных друзей. На рэдволльцев всегда можно было положиться, чего бы он ни желал. Его отвлек тихий стук в дверь. Это был Фоттлинк, принесший сумку с писчими материалами. Он украдкой усмехнулся:

- Ты готов, Тибб?

В молчании двое на цыпочках спустились вниз по лестнице и начали пересекать Большой Зал, в котором области темной тени перемежались с мягким золотым светом светильников. Дуновение холодного воздуха заставило их остановиться – они услышали скрип открывающейся главной двери.

Тибб затащил Фоттлинка за одну из больших колонн из песчаника, шепча:

- Я думал, что в этот час здесь никого не будет, но кто-то только что зашел в аббатство. Теперь тихо, давай выясним, кто это здесь бродит!

Мгновение спустя мимо них проплыла Дорка Гурди. Не глядя ни вправо, ни влево, выдра-привратница медленно и плавно двигалась через зал.

Фоттлинк внимательно присмотрелся к ней:

- Хмм, по-моему, она во сне идет, что скажешь, Тибб?

Аббат заметил ее застывший, будто в трансе, взгляд, когда она прошла мимо них:

- Определенно лунатизм, я бы сказал. Однако лучше ее не будить. Пойдем, давай тихонько последуем за ней.

Дорка прошла к алькову у западной стены зала. Она остановилась перед легендарным гобеленом, изображавшим героя Рэдволла. Мягкий свет свечей и окрашенные в рубиновый цвет светильники освещали благородную фигуру Мартина Воителя. В полном вооружении, опираясь на свой великий меч, он стоял в центре картины, а вышитые враги-хищники разбегались от него во все стороны. В свете светильников его глаза, казалось, мерцали, когда он всматривался в аббатство. В стороне, рядом с гобеленом, висел сам меч, удерживаемый двумя железными скобами. Тибб и Фоттлинк стояли позади в тени; им любопытно было увидеть, что случится дальше.

Дорка вытянула лапу, доставая меч из его креплений. Она положила оружие плашмя на вытертый каменный пол и раскрутила его. Фоттлинк уже достал свои писчие принадлежности, записывая каждое ее движение. Могучий клинок все еще вращался, когда Дорка заговорила ясным неспешным тоном:



Взгляните на меч – где его острие,

Оттуда придет зло в аббатство мое.

Прошу вас дождаться я добрых зверей,

Несущих вам помощь, что вам всех нужней.

В тот день сразу двое на зов мой ответят –

Два самых престранных созданья на свете!



Когда меч прекратил вращаться, Дорка спокойно скрутилась клубочком у подножия гобелена, крепко уснув.

Аббат Тибб покачал головой в изумлении:

- Ну, друг мой, как ты себе это все понимаешь?

Серьезно марая бумагу, Фоттлинк ответил:

- Тсс… погоди. «Два самых престранных созданья на свете.» Отлично, я все записал, каждое словечко!

Писец драматичным жестом указал своей угольной палочкой:

- Погляди, меч теперь лежит спокойно. Куда в конце концов указывает острие?

Тибб тихо ответил:

- На север. Без сомнения, это направление, откуда придет корабль Веарата.

Они оба осторожно помогли Дорке Гурди подняться. Она уставилась на них совиными глазами:

- Я пришла из сторожки попросить Мартина привести Джема и Угго целыми и невредимыми назад в Рэдволл!

Отец аббат успокаивающе похлопал ее по лапе:

- Конечно, так вы и сделали, мэм. А теперь вам надо вернуться назад в свою сторожку. Я ручаюсь, что ваша кровать более удобна для сна, нежели каменный пол. Пойдем, друг мой, тебе нужно как следует отдохнуть.

Дорка наклонилась вниз, подняла меч и возвратила его на железные крепления, заметив:

- Меч Мартина должен лежать там, наверху. Интересно, кто снял его и положил на пол? Это не очень хорошо, не так ли?

Летописец Фоттлинк и аббат Тибб провели Дорку Гурди назад сквозь первую ночь лета к ее сторожке. Когда они возвращались в аббатство, один из кротов обратился к ним с западной стены:

- Хурр, наверху все спокойно, сэры. Добррой вам ночи!


18.

Заря уже выпустила первый хороший день лета над Северным Побережьем. Капитан Рэйк Ночномех проснулся в хитро сооруженном куполе карликовых землероек и обнаружил, что знаменный сержант Миггори ставит перед ним приветственную кружку чая из одуванчиков и окопника.

Грубый заяц-ветеран энергично отсалютовал:

- Утро, сэр, и отличное, солнечное, к тому же. Я заварил чайку – подумал, что вы захотите хлебнуть.

Рэйк взглянул на солнечный свет, сияющий сквозь вход. Подув на дымящийся напиток, он рискнул отпить глоток, заметив, что их пленник-горностай, Мрачный Крошка, был прикреплен к Миггори веревкой.

- Благодарю вас, сержант. Что это вы делаете с этим мелким жирным хищником? Я думал, что выдры взяли его на допрос.

Миггори подтащил Мрачного Крошку ближе к себе:

- Так они и сделали, сэр, но, памятуя о том, что он был нашим пленником, а не их, я проконтролировал. И хорошо, что я это сделал, сэр! Эти двое выдр, Гаррент с Бартуком, не смогли ничего из него вытянуть, так что собрались его убить. Они возражали, так что мне пришлось преподать им обоим небольшой урок бокса, сэр… и я выиграл!

Рэйк поднялся и прикончил свой напиток:

- Вы поступили правильно, сержант. Мы не можем позволить кому-нибудь другому убивать наших пленных. Ну что ж, лучше всего нам приготовиться к маршу. Думаю, сегодня мы увидимся с самим великим Псом Секиры!

Капрал Небосвод, только что вошедший со стражи, перебил его:

- Прошу прощения, сэр, но нет нужды маршировать далее, во. Скор Пес Секиры был замечен движущимся в этом направлении с командой своих воинов. Мы встретимся с ними в ближайшее время!

Рэйк повернулся и увидел, что к ним приближается Рагган, сын Скора. Морская выдра злобно хмурилась. Его сопровождали Гаррент и Бартук, у каждого из которых недоставало по нескольку зубов. Рагган остановился перед капитаном Долгого Дозора, зарычав ему в морду:

- Какое право ваш сержант имел забирать этого ничтожного хищника у моих воинов? Они говорят, что он избил их, чтобы это сделать! Позвольте мне сказать вам кое-что, капитан! Никто не ударит никого из моей команды просто так! Я требую удовлетворения, слышите?

Рэйк совершенно не выглядел выведенным из себя, отвечая:

- Заткнись, парень, и позволь мне кое-что прояснить. Для начала, хищник был нашим пленником, а не вашим. Мой сержант удержал этих двух крепких парней от убийства мелкого горностайчика. Так что они начали спорить о его праве, и Миггори поспорил в ответ и преподал им урок. Думаю, реального вреда тут нет. А что до удовлетворения, друг мой, тебе придется выйти против моего сержанта без оружия. И я думаю, что проигравшей стороной будешь ты!

Рагган немедленно избавился от своего оружия и щита; он трясся от раздражения:

- Увидим, не так ли? Защищайтесь, сержант!

В одно мгновение он отвесил Миггори яростный пинок, от которого тот мимоходом уклонился, разговаривая с Рэйком:

- Прошу прощения, сэр, но не люблю я бить выдр высокого ранга. Этот молодой парень – сын вождя!

Разъяренный тем фактом, что его игнорируют, когда он атакует своего противника, Рагган обрушил залп ударов в морду Миггори. Сержант уклонился от каждого из них легкими рывками головы, наставляя Раггана, как если бы тот был новичком:

- Держите вашу левую вверх, сэр. Сжимайте эти лапы только когда ударяете – иначе вы скоро устанете!

Глаза Раггана налились кровью от гнева. Он бил, пинался, царапался, наносил удары кулаком и головой, но все без толку. Миггори, казалось, качался и перемещался, уклоняясь и танцуя с непостижимой для глаза скоростью, продолжая свои инструкции для разъяренной выдры:

- Вы более-менее приспособились, юный сэр, но не держите ваш подбородок так открытым. Так не годится, видите ли!

Теперь Рагган уже задыхался и пыхтел. Его лапы начали провисать, когда грубый голос неподалеку обратился к Рэйку:

- Он мой сын, но отважный дурак. Урок принесет ему пользу.

Скор Пес Секиры прибыл в разгар соревнования.

Рэйк Ночномех воззвал ко всем присутствующим зайцам:

- Внимание, присутствует Высокий Вождь!

Члены Долгого Дозора, наблюдавшие за спектаклем, быстро вытянулись по струнке, включая сержанта Миггори, получившего внезапный удар кулаком в подбородок от Раггана.

Заяц-ветеран криво усмехнулся, подвигав челюстью туда-сюда:

- Неплохой удар, юный сэр, но вам следовало бы сперва ударить меня в «хлебную корзинку», чтобы сложить меня пополам, вот так!

Правая лапа Миггори впечаталась в диафрагму выдры. Рагган сложился пополам, упав на четвереньки и сражаясь за глоток воздуха.

Сержант поднял его на лапы, массируя спину:

- Вы в порядке, сэр? Я постарался не ударить вас слишком сильно.



Скор Пес Секиры был весь такой, каким должен быть вождь морских выдр. Облаченный в кольчугу, с плащом из шкур хищников, спускавшимся до его задних лап, он носил длинный щит, привязанный ремешком к его плечу. В другой лапе он нес большую секиру с двойным лезвием, поднять которую было бы затруднительно любому нормальному зверю. Глазные зубы Скора торчали, как клыки, над его побитой сединою бородой, густо разраставшейся поверх бочкообразной груди. У него была пара самых ярких варварских зеленых глаз.

Капитан Рэйк Ночномех ощутил себя охваченным массивными объятиями морской выдры. Скор оглушительно расхохотался:

- Хо-хо! Все тот же длинноухий, а? Тощий, как скелет, и черный, как кошмар. Как ты, дружище? Выглядишь так, как будто не состарился ни на день с тех пор, как мы последний раз виделись в давние дни!

Рэйк обнял его в ответ, осторожно освободившись. Он удержал верзилу на расстоянии, сжав его лапы:

- Ох, Скор Пес Секиры, ты, могучий старый вояка! Как тебе удается так молодо выглядеть?

Скор похлопал себя по выпирающему, но твердому, как скала, пузу, хихикая:

- Ха! Кто это выглядит молодо, я, что ли? Я оставляю молодость зверям, как этот мой пацан, Рагган. Ха-ха, ты никогда раньше не встречал зайца-боксера, не так ли, сын? Давай-ка, пожмите лапы со старым воином, который мог бы убить тебя одним настоящим ударом!

Рагган ухватился за лапу Миггори, вымучив слабую улыбку:

- Благодарю за урок, друг. Может, однажды я мог бы показать тебе пару приемчиков с мечом или луком?

Крепкий сержант усмехнулся:

- Не сомневаюсь, что вы можете, сэр, и я жду этого с нетерпением!

Немалый завтрак был накрыт снаружи на залитом солнцем пляже их хозяевами, карликовыми землеройками и песчаными ящерицами. Выдры и зайцы угощались мягкими сырами и лепешками, свежими фруктами и подслащенной медом мать-и-мачеховой настойкой. Рэйк объяснил по поводу миссии, с которой их послала леди Виолетта Дикополоска, рассказывая Скору обо всем, что произошло до этого момента. Вождь внимательно слушал.

Когда Рэйк завершил свою повесть, Скор рефлекторно почесал свою бороду:

- То, что ты говоришь, имеет смысл, дружище. Я жалею о том дне, когда я не прикончил Раззѝда Веарата навечно, но я клянусь тебе, что я исправлю это до того, как состарюсь. Я видел злодея, когда он вернулся искать мести надо мной. Ха, Веарат, он такой же, как и все трусы и задиры. Раз взглянул на меня и мою Команду Бродяг, а затем поджал хвост и сбежал.

Лейтенант Таран, участвовавший в разговоре, поинтересовался:

- Мы знали, что он плыл на север, сэр. Проблема в том, куда, во имя всех сезонов, он направился после того, как повернул? Мы не заметили его судна!

Рагган выступил с предложением:

- Может, он вернулся, чтобы атаковать вашу крепость, капитан Рэйк?

Темный заяц коротко хохотнул:

- Не думаю, парень. С тех пор, как он последний раз был в Саламандастроне, наша Леди Барсук настороже. У Веарата не будет ни малейшего шанса прокрасться и поубивать наших юных рекрутов. Раззѝд не дурак. Он не попытается атаковать гору.

Сержант Миггори сформулировал вопрос:

- Прошу прощения, сэр, но если он не заинтересован в том, чтобы снова встретиться с лордом Псом Секиры и не будет атаковать нашу гору, то куда же он собирается плыть? Может, отплыл назад домой в свое логово?

Таран поежился:

- Кто знает? Куда еще негодяй мог направиться, во?

Скор подмигнул со знающим видом:

- Узнаем в самое ближайшее время. Я послал двоих моих лучших скаутов тенью следовать за кораблем нечисти с тех пор, как он отплыл от Высокого Северного Побережья. Ястребок, Эндар Дивный Клинок, пойдите, гляньте, нет ли знака, что Гил и Дрил возвращаются!

Рэйк встал и зашагал туда-сюда, обшаривая взглядом море:

- Надеюсь, твои скауты нашли, где корабль с зелеными парусами. Имей в виду то, что я тебе сказал – у этого судна теперь есть колеса. Оно может идти по суше и по воде, что волнует меня больше всего, ясно?

Скор согласно кивнул:

- Да, меня это тоже волнует. В какой-то мере я чувствую себя виноватым. У нас никогда не было нужды в кораблях – было достаточно только защищать наш берег от врагов. Я знаю, что ваша Леди Барсучиха надеялась, что у морских выдр есть корабли. Я хочу помочь ей, и я помогу, честно. Аргх! Но корабль, который может плыть по суше и воде – это что-то, с чем я никогда не сталкивался. Нет ли еще знака от этих следопытов, Рагган?

Сын Скора оглядел пляж в обе стороны:

- Еще нет. Нам остается только ждать, сэр.

И они стали ждать. Наступило уже послеобеденное время, когда скауты вернулись. За время, прошедшее до этого, зайцам Долгого Дозора и морским выдрам представился шанс познакомиться друг с другом. Оказалось, что они не очень-то и отличались, все будучи воинами. Тем не менее у морских выдр был более безжалостный кодекс. Любой, кто хоть немного походил на врага или хищника, убивался ими без вопросов и без всякой жалости. Но, как и зайцы, они высоко ценили смелость и честь. Что касается оружия, то Долгий Дозор был лучше обучен бою на мечах, но морские выдры далеко превосходили их в стрельбе из лука; каждая выдра была вооружена луком и колчаном стрел. Обе стороны хвастались своими умениями, когда вернулись скауты. Вся деятельность прекратилась, и все собрались послушать доклады.

Гил и Дрил были сестрами, стройные и остроглазые. У них была целая история, чтобы рассказать, что они делали по очереди, кусок за куском. Рэйк и Скор слушали в молчании, начав задавать вопросы только тогда, когда доклад был полностью завершен.

Тем не менее первым заговорил Джем Гурди:

- Вы говорите, два маленьких ежика сбежали с корабля нечисти?

Дрил улыбнулась:

- Так точно, сэр, но им не удалось бы этого сделать без помощи со стороны Ревунов. Они были такие забавные, я вам скажу, когда таскали этот корабль по кругу и бросали оружие назад в хищников!

Джем выглядел озадаченным:

- Что такое Ревуны?

Скор пояснил:

- Это тюлени, большие звери, которые не любят нечисть. Я правлю здешним побережьем, но это Ревуны на самом деле правят на море. Вот почему нам не нужны корабли.

Джем продолжил:

- Два ежика – это были Угго и Пози, я в этом уверен. Они ушли невредимыми?

Гил кивнула:

- Да, они вполне в безопасности, сэр. Их нашло племя Вольнолап. Вольнолапы хорошие звери. Они уберегут молодежь.

Скор Пес Секиры взглянул на Дрил:

- Вы видели моего младшего сына Свиффо?

Скаут почтительно ответила:

- Мы его видели, лорд. Он следопыт и скаут для Вольнолап, и он все еще не носит оружия.

Дородный вождь подпер большой лапой подбородок и вздохнул:

- Мой собственный сын, и он ходит без оружия, вместе с этим сборищем бродячих нерях! Я тебе говорю, Рэйк, это приносит позор на имя Псов Секиры!

Темный заяц-капитан попытался не придавать этому значения:

- А, брось. Твой сын молод – скорее всего, у него сейчас просто период ребячества. У тебя такого никогда не было в твои молодые годы, а, Скор?

Здоровенный вождь морских выдр задумчиво кивнул:

- Да, припоминаю, что я обожал цветы – маргаритки, розы, колокольчики и лютики. Я вырезал их по всему моему щиту, на ножнах своего меча и рукояти секиры, даже нарисовал немного на моем колчане для стрел. Но, по-моему, надо мной никто не смеялся. Странно, правда?

С большим трудом Рэйк сохранил серьезное выражение на морде:

- Да, это было оно самое, друг мой. Так что, может быть, тебе стоит быть тактичнее по поводу странных привычек твоего парнишки, знаешь?

Скор приподнял свои кустистые брови:

- Наверное, ты прав. Свиффо это перерастет, так же, как и я. Эй, Гил, где, вы полагаете, этот корабль нечисти теперь?

Выдра указала на юг:

- Где-то там пониже, лорд. Он на некоторое время вышел на сушу, а затем вернулся в море, весь в грязи и воняющий болотным илом. Он направился на глубину, но затем повернул к югу. Может, собирается пристать где-нибудь в защищенном месте, чтобы счистить грязь. Затвердевшая грязь может замедлить судно, знаете ли.

Скор поднялся, взвешивая в лапе свою массивную секиру:

- Ну, что ты думаешь, Ночномех? Мы насчитываем семьдесят бойцов – это моя и Рагганова команда полюс твои воины Долгого Дозора. Ты в деле насчет подняться против полного корабля нечисти?

Второго приглашения Рэйку не требовалось:

- Моя лапа, мои клинки и мое сердце с тобой, Скор. Вместе мы их найдем. Хорошо снова быть с Командой Бродяг! Сержант, построить отряд к походу!

Рагган холодно усмехнулся сержанту Миггори:

- Когда мы их найдем, кровь будет по ветру, друг!

Заяц-ветеран улыбнулся в ответ:

- Как мы говорим в Саламандастроне, сэр, мы дадим им испробовать кровь и уксус. Отряд, стройся! Нам предстоит небольшая прогулка, парни!



«Зеленый Саван» свернул вокруг скалы. Он бросил якорь в милой небольшой бухте. Раззѝд Веарат не терпел лентяем у себя на судне, так что в ожидании возвращения своих следопытов он выгнал команду на работу. Добрый серебряный песок, просвечивавший через чистое мелководье, был идеальным для чистки корпуса. Группы пиратов и морских крыс бродили почти по грудь в воде, стирая вонючую тину из болота с деревянных частей. Мула и Джибори патрулировали туда-сюда; каждый из них поигрывал узловатым концом веревки, которыми пороли всякого лодыря. Раззѝд удалился в свою каюту в дурном настроении. Казалось, все судно пропиталось запахом зеленой тины.

Держась подальше от своего раздражительного капитана, Щекра сошла на берег под предлогом поиска лекарственных трав. Лисе нравился ранний летний день; некоторое время она побродила по мелководью, а затем пошла дальше по пляжу. Устав от прогулки, она расслабилась за небольшим песчаным холмом, благодарная за возможность немного подремать. Едва она успела закрыть глаза, как ее побеспокоили шаркающие звуки. Шум доносился откуда-то сзади того места, где она сидела.

Осторожно прислонившись к верхушке холма, она выяснила, как обстоят дела. Незваным гостем оказался ободранный старый еж, ищущий пропитание. Он использовал грубый наконечник копья, чтобы тыкать в скальную подошву главного холма, изолировавшего бухту с севера. Шекра наблюдала за ним; через одно плечо у него был перекинут плетеный мешок из осоки, содержавший все съедобные находки. Обыскивая местность, еж бормотал и хихикал, разговаривая сам с собой:

- Хи-хи-хи, блюдечки! Буек любит блюдечки. Можно сварить отличнейший супец с блюдечками. Иди сюда, ты, негодяй в ракушке! Не дело тебе там висеть! Я тебя оттуда вытащу! - Он отломал большое блюдечко от скалы, бросив его в свой мешок.

- Так-так, а это у нас что? Добрый старый щипач. Хи-хи-хи, ты тоже отправишься к Буйку в супчик, приятель. Иди-ка сюда!

Краб попытался зарыться между песком и скалой, но копье ежа проткнуло его прямо через панцирь. Все еще извиваясь и щипая, он был брошен в мешок.

Шекра подкралась к ничего не подозревавшему охотнику, комментируя сладким голоском:

- Клянусь сезонами, а ты хорош! Приятно видеть зверя, который знает, что он делает!

Старый еж на мгновение растерялся, а затем огрызнулся:

- Ну, моей жратвы ты не получишь! Иди найди тебе свою, кустохвостая! Пошла прочь отсюда!

Лиса продолжила дружески болтать:

- О, я бы и не мечтала попросить тебя поделиться со мной. Это, должно быть, достаточно трудно – наскрести себе на жизнь в этой части побережья. Я восхищена твоими усилиями, Буек!

Оборванный старикан подозрительно сощурился на лису:

- Кто тебе сказал, как меня зовут, востроносая?

Шекра пожала плечами:

- Кажется, я просто догадалась. Меня звать Шекра. Я с вон того зеленого корабля.

Буек продолжил отламывать береговых улиток с подножия обросшей мхом скалы. Он издевательски фыркнул:

- Я видел его раньше – большой неуклюжий кусок дерева! А, мне без разницы. Я все равно к ночи уйду.

Шекра подобрала несколько упавших улиток, бросив их в мешок Буйка:

- Уйдешь? Но я думала, что ты живешь здесь, на побережье!

Тощий старый еж агрессивно выпятил подбородок:

- Я Вилтуд, а мы, Вилтуды, ходим, где нам нравится, ясно? Там и сям, по песку и по гальке, по полю и по лесу!

При упоминании имени Вилтуд память лисы встрепенулась, вспомнив юного Угго. Осторожно подбирая слова, Шекра обратилась к ежу, по-прежнему дружественно и небрежно:

- Слышала я о Вилтудах, великих путешественниках. Ручаюсь, ты во многих местах бывал, Буек!

Забросив мешок повыше на плечо, престарелый еж Вилтуд ухмыльнулся:

- Во многих, многих местах. Ты только назови место – а я там бывал. Никто не знает эти края так, как я!

Шекра хитро улыбнулась:

- Ручаюсь, ты никогда не был в Рэдволле!

Буек покачал перед лисой своим ржавым наконечником копья:

- Хи-хи-хи! Ну, это пари ты проиграла. Бывал я в этом аббатстве несколько раз в мои былые сезоны.

Шекра кивнула:

- Это хорошее место?

Старый Вилтуд пожевал грязный коготь на лапе:

- Не лучше и не хуже иных мест, где я бывал, хотя мне и не доводилось пробовать ничего столь же хорошего, как рэдволльские харчи. – Он сделал паузу, сощурившись на Шекру: - Зачем тебе знать о Рэдволле, а?

Ум Шекры лихорадочно действовал в поисках благовидного ответа:

- Ну, вот какие дела, дружище: в Рэдволле будет большой праздник середины лета, и капитан того корабля решил принести дары для зверей Рэдволла. Возможно, нас даже пригласят поучаствовать в празднике. Вот почему я спрашивала тебя об этом месте.

Буек кивнул:

- Но ты не знаешь, как туда попасть, не так ли?

Лиса уныло покачала головой:

- Увы, нет. Наш корабль сдуло с курса большим штормом на море, и мы полностью заблудились. Ты знаешь путь в Рэдволл, дружище?

Буек сморщил свой чешуйчатый нос:

- И что мне до того, если покажу тебе дорогу? Что я за это получу?

Шекра развела лапами, широко улыбаясь:

- Ну, для начала, ты проедешь всю дорогу с комфортом. Кроме того, я уверена, что мой капитан включит тебя в приглашение на праздник середины лета.

Буек сунул наконечник копья за веревку, обвязанную вокруг его пояса:

- Тогда пошли. Веди меня к своему капитану!

Шекра сделала паузу, как бы размышляя над просьбой:

- Послушай, друг. Подожди-ка здесь, пока я схожу и скажу ему, что ты идешь. Он захочет накрыть стол для тебя. Мой капитан весьма привередлив по поводу того, кого пускать на борт «Зеленого Савана». Так что я забегу вперед и расскажу ему о твоем милом предложении. Ладно?

Буек был в нетерпении, но прикинулся, что ему все равно:

- Ладно, звучит достаточно честно, но не заставляй меня болтаться здесь слишком долго, лиса. У меня нет целого дня.



Раззѝд Веарат выслушал доклад Шекры:

- Хорошо сделала. Я пошлю Мулу и Джибори на берег забрать старого ежа.

Лисица запротестовала:

- Нет, капитан, лучше я это сделаю. Эти двое могут быть с ним слишком грубыми. Давайте разыграем это мягко. Есть много способов, чтобы усыпить утку, кроме битья ее камнем по голове. Я уверена, что если мы позволим Буйку думать, что мы его друзья, и обойдемся с ним по-доброму, он охотно покажет нам путь в Рэдволл.

Эта идея была чуждой натуре Веарата, но, видя возможности, он согласился:

- Ладно. Ты иди и забери его, а я прикажу подать ему жратвы. Но предупреждаю тебя, лиса – лучше пусть твоя схема сработает, иначе будет хуже для тебя!

Команде рассказали о Буйке Вилтуде. Они избегали разговоров с ним, когда он поднялся на борт с Шекрой. Войдя в каюту капитана, он проигнорировал все остальное, направившись прямо к трапезе из жареной рыбы и яиц чайки. Оборванный еж принялся за еду со всем аппетитом истинного Вилтуда.

Шекра налила ему кубок грога «Крепкое Гадючье Жало», интересуясь:

- Тебе нравится эта еда, друг мой?

Буек сплюнул селедочную кость и пролил немного грога. Он фыркнул:

- Едал я и хуже. Что это за один?

Раззѝд промолчал, когда лиса ответила:

- Это наш капитан.

Буек вновь наполнил свой кубок огненным грогом. Осушив его, он почмокал губами, хихикая:

- Хи-хи-хи, уродливая старая жаба, правда?

Шекра затаила дыхание от ужаса, когда Раззѝд удержал лапу оборванного гостя от новой порции грога:

- Мне сказали, ты знаешь дорогу в Рэдволл. Расскажи мне.

Буек взглянул в слезящийся глаз так, как будто ему было все равно:

- Ничего не скажу, пока не наемся!

Раззѝд внутренне клокотал, но позволил трапезе продолжиться. Буек сожрал рыбу и яйца и три раза осушил кубок. Затем он откинулся назад, ковыряясь рыбьей костью в своих испачканных зубах. Взглянув на сей раз в неповрежденный глаз Раззѝда, он громко рыгнул.

- Неплохая капелька грога. Уже сезон как не пил грога. Налей еще капельку, капитан!

Кивнув на бочонок в углу, Раззѝд заговорил, стараясь не скрежетать зубами в то время, как его гнев рос:

- Не так быстро, приятель. Ты сможешь выпить столько, сколько захочешь, из этого бочоночка, как только ты расскажешь нам, как добраться до Рэдволла.

Из-за того количества грога, что он уже выхлебал, речь старого ежа Вилтуда стала смазанной:

- Вс-се в п-прор-рядке, к-кап-пит-тан. Я т-точно з-знаю, гд-де это. П-просто п-плыв-ви на юг вд-доль бер-рега, пок-ка не п-придешь к рек-ке, что теч-чет вд-доль бер-рега. Ее наз-зыв-вают Рек-ка М-мох, ты ее н-не пр-роп-пустишь. Она течет т-туда на в-вост-ток!

Подбородок Буйка упал ему на грудь, с его губ пролился грог. Он икнул, рыгнул, а затем захрапел.

Джибори скривил морду от отвращения, вытащив нож:

- Старый неряшливый дурак. Эй, капитан, позволь мне пощекотать его немножко моим клинком! Я заставлю его петь, как зяблик на празднике!

Пинок от Раззѝда заставил ласку растянуться на полу.

Голос Раззѝда был отягощен властью:

- Любой, кто подступится близко к этому ежу, утонет в собственной крови! Мы сделаем по-моему. Оставьте пьяного дурака проспаться. Он сделает что угодно за грог. Когда мне понадобится больше информации, я просто дам ему выпить глоточек – это развяжет ему язык. Так, Шекра?

Провидица отсалютовала:

- Так точно, капитан, отличный план!

Веарат отпустил Джибори и Мулу:

- Свистать всех наверх, поднять паруса! Ведите судно на юг вдоль берега и следите насчет этой Реки Мох!

Мула напомнил ему о следопытах, которых тот послал в болота по следам Угго и Пози:

- Мы не будем ждать Кругляка и Вугала, капитан?

Раззѝд презрительно усмехнулся:

- Нет, не будем. У меня есть то, что мне нужно – зверь, знающий дорогу в Рэдволл. Эти два идиота, возможно, уже утонули в том болоте, а если и нет – что ж, им уже давно следовало быть на борту с двумя ежами. А теперь заставьте мой корабль двигаться, быстро!

Он поднял голову Буйка и снова уронил ее. Старый еж коротко засопел, а потом продолжил храпеть.

Раззѝд поднял свой трезубец, отдавая приказания Шекре:

- Закрой за мной каюту и никого сюда не впускай! Следи за ним и дай мне знать, когда он придет в себя!

Когда Раззѝд отбыл, лисица устроилась в кресле с небольшим кубком грога. Она чувствовала полное удовлетворение от того, как складывались дела. Аббатство Рэдволл, в солнечной сельской местности, мир и довольство. Чего еще лисе желать?


19.

На болотах была безлунная ночь. Двое следопытов – морская крыса Кругляк и хорек Вугал – не ушли далеко. Запасы пищи и грога, которые они взяли с «Зеленого Савана», интересовали их больше, чем то, что казалось бессмысленным заданием. Найдя относительно безопасное местечко, они разбили лагерь и разожгли маленький костер. Сидя спинами к поваленному стволу ольхи, они распаковали провизию.

Кругляк попробовал комковатую массу, затем, скорчив гримасу, выплюнул ее:

- Фу! Что это должно было быть?

Вугал попробовал густую массу; казалось, она ему нравится.

- Похлебка с клецками, подсушенная в сковороде. Хороший харч, приятель! Ты слишком привередливый, и в этом твоя проблема.

Кругляк вытащил пробку из большой глиняной фляги. Он отпил из нее, а затем отставил ее в сторону с тем же самым страдальческим выражением на морде:

- Это же грог «Крепкое Гадючье Жало»! Почему ты не взял немного доброго питья, такого, как «Пузырчатый Рак»?

Вугал отхлебнул глоток, кивнув в знак одобрения:

- В «Крепком Гадючьем Жале» нет ничего плохого, это мой любимый грог. Ну что, есть у тебя еще на что пожаловаться, привереда?

Морской крысак нахмурился:

- Поменьше о привередах, ты, большое помойное ведро. Ты все, что угодно, себе в пасть запихнешь!

Его товарищ-хорек поставил немного холодной похлебки с клецками на огонь разогреваться. Он наблюдал, как она шипит:

- Я рад, что я помойное ведро, а не привереда, как ты. Все, на что ты годишься – это стонать и жаловаться!

Кругляк негодующе указал на себя:

- Это я-то нытик и жалобщик? Ха, и отчего это я должен стонать и жаловаться? Меня выслали по приказу идийота, я брожу в темноте, покрытый вонючей болотной грязюкой, и все только оттого, что кэпу захотелось наложить лапы на двух придурковатых ежей. Ха, нет уж, парень, я не жалуюсь. Посмотри на меня – я наслаждаюсь жизнью!

Вугал потыкал массу на костре веткой:

- Тогда, пока ты так наслаждаешься жизнью, начни-ка лучше думать о том, что мы скажем Раззѝду, когда попадем обратно на корабль без каких-либо ежей-пленников, ибо я не вижу, как мы должны искать их в этой округе, а ты?

Кругляк встал. Заслонив глаза лапой, он попытался взглянуть через огонь в темноту, издевательски взывая:

- Эй там, миленькие маленькие ежики! Выходите сюда! У меня и у старого доброго дядюшки Вугала есть для вас еда и грог! Не стесняйтесь же, выходите сю- ааархх!

Его опрокинуло на спину, когда большая темная масса стремительно пролетела над ним, оторвав с его головы левое ухо. Это был Сирколо, болотный лунь!

Вугал не полностью осознал, что происходит. Услышав крик боли Кругляка, он подпрыгнул, выхватывая клинок:

- Кругляк, ты в порядке, приятель? Что это было?

Морской крыс не успел произнести ничего, не считая еще одного крика боли. Раздраженный тем, что он упустил свою добычу, Сирколо совершил молниеносный разворот, ударив Кругляка обеими наборами когтей и беспощадным клювом.

С того места, где он скорчился у другого конца ольхового ствола, хорек, застыв от ужаса, наблюдал, как пернатый охотник отправил Кругляка на тот свет с быстрой жестокостью. Могучая птица подняла свою добычу целиком, стартовав в ночной воздух. Кровь забрызгала Вугала, когда он уставился наверх. Захлопали могучие крылья, и Сирколо с Кругляком исчезли во тьме.

Хорек издал сверхъестественный вопль. Пустившись наутек, он покинул еду, питье и лагерный костер. Волей-неволей сталкиваясь с болотными кустарниками, Вугал побежал так, как ни разу в жизни не бегал. Кустарники и утесник царапали его, как атакующие когти. Он споткнулся, несколько раз пробив корку болота, но быстро выкарабкавшись, и продолжил свой побег. Полностью охваченный паникой, он шел на ощупь, неведомо для себя следуя путем тех самых зверей, преследовать которых был послан. Единственной мыслью хорька было убраться с дистанции гигантского крылатого хищника.

В лагере Гуосима на берегу ручья часовой был сбит с ног Вугалом, панически пронесшимся через границу лагеря. Землеройка вскочила, поднимая тревогу:

- Логалогалогалооог!

Хорек был почти на краю ручья, когда Денди Сабо, никогда не спавший слишком крепко, примчался, пролетев боком по воздуху. «Бабах!» Обутые в сабо задние лапы вождя землероек соприкоснулись с челюстью Вугала, вышибив из него сознание.

Немедленно лагерь ожил. Денди выкрикивал приказы:

- Нечисть! Гуосим, вооружиться и проверить местность!

Прошло совсем немного времени, и землеройки-воины начали кричать в ответ:

- Здесь все чисто, Денди!

- Больше никого из них – это был всего один из шайки!

Угго и Пози поспешили туда, где Денди стоял над бессознательным Вугалом. Очищая бок одного из своих сабо, Денди спокойно прокомментировал:

- Всего лишь застал мерзавца врасплох. Он в отрубе, но жить будет. Кто-нибудь из вас его знает?

Встав на колени, Угго изучил морду хорька:

- Ага. Я видел этого на борту корабля. Я предупреждал вас, что они пойдут за нами!

Рэкаби сухо хохотнул:

- Счастье, что мы встретили нашего друга Денди, не так ли? Ручаюсь, он бы положил всю команду этих угрюмцев этими своими сабо!

Денди кивнул:

- Хорошо, что с ним не было всей команды. Сырород, окати этого негодяя водичкой, чтобы он пришел в себя. Остальные, идите обратно спать – утром стартуем рано!

Пози сказала за себя и Угго:

- Можно мы останемся и понаблюдаем за ним, Денди? Пожалуйста!

Вождь Гуосима пожал плечами:

- Как вам угодно, мисс.

Вугал сплюнул воду, морщась и медленно пытаясь встать. Изукрашенный сабо приземлился на его узкой груди, бросив его снова на землю. Денди наклонился над ним, его глаза сверкали, как кусочки кремня, в свете костра. Он обратился к хищнику в опасном безжизненном тоне:

- Оставайся там, где ты есть, грязная морда. У меня к тебе пара вопросов!

Углядев, что птицы нигде поблизости нет, Вугал осмелел. Он рыкнул в ответ:

- Вопросы, а? А что заставляет тебя думать, будто я на них отвечу, мышь водяная?

Денди улыбнулся Пози:

- Послушай-ка его. Не знает, как отличить мышь от землеройки. Крепкий орешек, а? – Он снова повернулся к Вугалу, все еще улыбаясь: - Ты ответишь, дубина, и лучше пусть твои ответы мне понравятся, иначе дела могут принять для тебя жаркий оборот. Сырород, сунь клинок своей рапиры в огонь, ладно?

Пози поднесла лапку ко рту:

- Вы же не собираетесь…

Денди отвернулся от Вугала, сильно подмигивая Пози:

- Лучше держись подальше, дорогуша. Не годится юной девушке смотреть на такие вещи. Сырород, скажешь мне, когда клинок раскалится докрасна!

Вугал глубоко вздохнул:

- Ладно. Я отвечу на любые твои вопросы, землеройка. Не хочу, чтобы меня карали за капитана, которому плевать, жив я или сдох. Спрашивай!

Подыгрывая Денди, Пози злобно нахмурилась:

- Если бы я была на твоем месте, я бы сперва пощекотала эту дрянь тем раскаленным клинком, так, чтобы показать, что я серьезна!

Вугал сглотнул:

- Нет, не надо! Я расскажу вам все, что вы хотите знать, присягаю, что расскажу!

Денди кивнул:

- О, я думаю, эта птичка будет хорошо петь и без того, чтоб я пачкал добрый клинок о его шкуру, мисс.

Глаза Лог-а-Лога сверкнули, когда он прошептал Пози:

- Брысь отсюда, ты, мелочь кровожадная!

Он снова обратил внимание на хорька:

- Ну, старая сопливая нечисть, рассказывай свою историю!

Вугал с готовностью выбалтывал название своего корабля и имя капитана, когда Денди поднял лапу:

- Все это я уже знаю от юных Угго и Пози. Так что расскажи мне, почему тебе приказали их выследить?

Хорек проворно ответил:

- Потому что тот, которого зовут Угго, происходит из места под названием Рэдволл, и мой капитан хочет узнать, где это.

Вождь землероек строго уставился на Угго:

- Почему ты мне об этом не сказал?

Угго пожал плечами:

- Ну, времени не было… Мы были такие усталые и голодные, когда Рэкаби нас сюда привел… Я забыл.

Денди недоверчиво покачал головой:

- У Раззѝда Веарата полон корабль хищников-убийц и судно, которое может путешествовать по суше и воде, и он хочет попасть в аббатство Рэдволл. Как думаешь, для чего? Попить чайку с аббатом Тиббом, а?

Все, что Угго мог сделать – это пробормотать, запинаясь:

- Это не моя вина; все, что я сделал – это забыл. Простите…

Денди пристукнул своими сабо о камень так, что разлетелись искры:

- Простите? Это все, что ты можешь сказать? Сырород, Доббл, Береговой Хвост! Готовьте логоходы! Гусосим, свернуть лагерь и погрузить скарб на лодки! Мы отчаливаем сейчас же!

Толстая землеройка по имени Береговой Хвост смущенно почесал ухо:

- Сейчас же, вождь?

Денди рявкнул на злополучную землеройку:

- Да, сейчас же! Нам надо успеть в Рэдволл до того, как это сделает Веарат и его нечисть! Мы должны предупредить их о том, что будет атака так что давай, шевели своим жирным хвостом!

Денди протолкался мимо Угго, холодно браня его:

- А ты принеси хоть какую-то пользу и помоги. А если не можешь – то держись от меня подальше!

Чувствуя себя полностью раздавленным, Угго повесил голову, глядя на землю под собой.

Старый Рэкаби похлопал его по спине:

- Не волнуйся, юноша, все мы совершаем ошибки. Настроение Денди улучшится, как только логоходы будут на марше. Мы, Удачливые Вольнолапы, с вами не идем. Нам надо присоединиться к остальному нашему племени. Хорошо было встретиться с тобой, и с тобой тоже, Пози. Удачи вам, друзья!

Пози обняла старую серебристую белку:

- Спасибо за все, Рэкаби, ты славный зверь!

Безо всякого предупреждения юный Свиффо тоже обнял Рэкаби:

- Да, ты один из лучших, с кем мне довелось путешествовать. Я тоже буду по тебе скучать, ты, старый среброхвост!

Рэкаби только печально усмехнулся морской выдре:

- Значит, ты тоже уходишь, юный сорвиголова. Я все гадал, как долго ты выдержишь, прежде чем устанешь от нашей мирной жизни.

Свиффо проказливо ухмыльнулся:

- Мне надо пойти с Пози и Угго, потому что я не хочу упустить приключение и, может быть, немного битвы. Эй, Денди, еще для одного местечко найдется?

Вождь Гуосима расхохотался:

- Прыгай на борт, я никогда не отказал бы сыну Скора Пса Секиры!

Они поднялись на борт логоходов, умело выводимых гребцами Гуосима в основное течение. Рэкаби и его последователи махали им с берега:

- Безопасного путешествия, надеюсь, вы успеете в Рэдволл вовремя!

Свиффо кивнул на Вугала:

- Хотите, чтобы мы забрали эту нечисть на борт с собой?

Рэкаби коротко обдумал предложение:

- Нет, спасибочки. Мы перевяжем его раны и подержим у себя. Может, научим его не быть таким бутылконосым угрюмцем!

С носа ведущего логохода Денди отдал приказы своему Гуосиму:

- Держите их по центральному течению! Держаться в линию, следом за лодкой, что впереди от вас! Никаких парусов, сегодня нет ни ветерка, чтобы их наполнить! А теперь послушайте – я хочу, чтобы эти весла гребли в двойном ритме, хорошо и глубоко! Перед нами долгий путь и мало времени на него, та что гребите глубже, парни!

Угго и Пози сидели с Свиффо на корме заднего логохода. Они почувствовали волну, когда их судно рванулось вперед под силой двойного ритма. Грубыми басовитыми голосами землеройки Гуосима затянули гребную песню, держа ритм быстро и ровно:



Вверх весло и вниз весло,

Очередь не пропусти,

Кланяясь, греби на судне,

Вслед за тем, кто впереди.

Гуосим мы – знает целый свет,

Вот мы здесь – и вот нас нет-нет-нет!



Эй ты, лоцман впереди,

Маневрируй ты веслом

И за скалами следи,

И за тиной, что кругом.

Лопасть в воду ровно надо погружать,

Будь на страже и не вздумай спать-спать-спать!



Быстро в темноте несемся,

Видим оба берега,

Посмотри, как рябь на волнах

Звездный свет рассеяла!

По течению гребите, парни – раз-раз-раз!

Гните спины, не сломаются они у вас!



Мотивчик был такой заразительный, что Пози обнаружила, что притопывает лапой в лад.

Свиффо предостерег ее:

- Не делай этого, милочка – ты собьешь гребцов с ритма!

Угго фыркнул:

- Нет, не собьет. Пози всего лишь помогает им.

Он похлопал по спине гребца Гуосима, сидевшего впереди него:

- Эй, товарищ, вы в Гуосиме действительно знаете, как надо грести. Не будешь возражать, если я одолжу твое весло и попробую?

Гребец-землеройка был большим и крепко сложенным. Он сплюнул в поток, с издевкой обращаясь к Угго:

- Слушай, ты, идиот колючий! Только попробуй протянуть лапы к моему веслу, и я одним ударом зашвырну тебя им прямо в следующий сезон!

Голос Угго прозвучал жалко и извинительно:

- Простите, сэр, я всего лишь пытался помочь…

Землерой, суровый воин, скривил губу:

- Всего лишь пытался помочь, а? Заставив нас потерять целую ночь сна и грести, как сумасшедшие, по этим потокам! Ты уже сделал достаточно, дурак! Так что ударь – или ударят тебя!

Свиффо дал сильную затрещину по загривку землеройки:

- Слушай, ты, грязноносый, если хочешь кого-нибудь ударить, начни с кого-то твоего размера – например, с меня, а? Давай, я скину тебя в этот поток, ты и лапы поднять не успеешь! Заткни-ка свою пасть и греби!

Без единого слова гребец снова вернулся к своему занятию.

Свиффо прошептал своим друзьям-ежикам:

- А вы двое перестаньте стучать по бортам лодки. Не спорьте с землеройками и попробуйте поспать немного, пока можете! – Юноша-морская выдра широко усмехнулся, подмигивая им обоим.

Они погрузились в сон на темном потоке с ночными тенями, подбодренные тем фактом, что у них есть хороший товарищ, и, кроме того, он реально крутой.



Несмотря на тот факт, что они жаждали обрушить кару на Раззѝда Веарата и его команду, марш в поисках судна «Зеленый Саван» был одновременно долгим и трудным. В значительной степени это было из-за убийственной скорости ходьбы, установленной как зайцами, так и выдрами, старавшимися перемаршировать друг друга. Со стороны Долгого Дозора это стало вопросом полковой чести, против чего была демонстрация упрямости и выдержки Команды Бродяг. Ни одна из сторон не была готова уступить другой и пяди. Скор Пес Секиры, замыкавший колонну с капитаном Рэйком Ночномехом, начал слегка отставать. До этого момента никто не произнес ни слова; все только нажимали вперед и сплевывали пыль и мелкий песок.

Наконец большая морская выдра остановилась, кивая в сторону марширующих:

- Это зашло достаточно далеко, Рэйк! Они же в гроб себя загонят, если будут продолжать в том же духе!

Заяц-капитан перевел дыхание, кивая:

- Да, я с тобой согласен, друг мой. Думаешь, они тебя услышат, если ты скомандуешь остановку?

- Давай-ка попробуем, а? – Скор поплевал на лапы и сложил их рупором у рта. Его массивная грудь надулась, когда он набрал воздуха в легкие. Затем он издал вопль, заставивший Рэйка прикрыть оба уха:

- По моей команде… сто-о-о-оп!!!

Обозревая тучу пыли, поднявшуюся над марширующими, Скор хохотнул:

- Кажется, я еще не утратил сноровки!

Обе стороны сидели в песке с опущенными головами, хватая воздух, но все еще отказываясь повиноваться:

- Клянусь левой лапой, зачем мы, черт возьми, остановились, во?

- Понятия не имею, я только-только начал разогреваться!

Ни одна из сторон не хотела признать усталости. Так продолжалось до тех пор, пока сержант Миггори (один из немногих, кто все еще мог нормально дышать) не вскочил по стойке «смирно»:

- Тишина в рядах! Офицеры и вожди налицо!

Скор вышагивал туда-сюда, покачивая своей большой бородатой головой:

- Если бы мы повстречались с этой нечистью прямо сейчас, что бы толку от вас было? Приказываю вам прекратить эти глупости! Капитан Рэйк, не хотите ли сказать пару слов?

Его товарищ смерил их всех укоризненным взглядом:

- Это не гонка, знаете ли! Скор Пес Секиры прав, и я удивлен поведением моих офицеров Долгого Дозора. О чем вы только думали, а? Теперь давайте поступим надлежащим образом. Отдохните минутку, но никакой еды, только по глотку питья каждому, чтобы смыть пыль. Затем мы снова встанем и будем маршировать в надлежащем порядке. Лейтенант Таран, окажите нам честь, спойте маршевую песню, и я имею в виду настоящий бодрый марш, а не натиск вперемешку! Понятно?

Таран быстро отсалютовал:

- Как скажете, капитан, я буду поддерживать проворный марш, сэр!

Когда марш возобновился, дела пошли значительно лучше, двигаясь ровным шагом. Во многом ко всеобщему изумлению, Скор вышагивал во главе парада, высоко подбрасывая свою боевую секиру и искусно ее ловя, в то время как звучный голос Тарана разносился по округе:



Грудь вперед! Живот убрать! Левой-правой, вместе!

Взгляд вперед! Прямее спины! Слышишь эту песню?



Вниз за клевера полями

Видишь солнца ты закат.

Правда, круто быть бродягой?

Маршируй вперед, солдат!



Грудь вперед! Живот убрать! Левой-правой, вместе!

Взгляд вперед! Прямее спины! Слышишь эту песню?



Чайки реют над волнами,

Жаворонки – от воды,

Мы идем, и лишь за нами

На песке следы.



Грудь вперед! Живот убрать! Левой-правой, вместе!

Взгляд вперед! Прямее спины! Слышишь эту песню?



Ты меня дождись, родная,

Сердцем любящим желай,

Радостной своей улыбкой

С битвы воина встречай.



Грудь вперед! Живот убрать! Левой-правой, вместе!

Взгляд вперед! Прямее спины! Слышишь эту песню?



После того, как песня была спета, один из морских выдр, Гаррент, хихикнул, болтая с Большим Драндером:

- Что это за маршевая песня? По-моему, слегка девчачья, а?

Драндер, продолжая смотреть вперед, пробормотал уголком рта:

- Скажи это капитану Рэйку. Это он ее написал!

Ястребок Убийца, крепкая девушка-выдра, мрачно нахмурилась:

- Это не та маршевая песня, за пением которой я бы хотела, чтобы меня застали. Хотите послушать песню Команды Бродяг? Ту, что написал Скор?

Труг Бодсли приветливо кивнул:

- Очень любезно с вашей стороны, мисс. Давайте, спойте!

Без дальнейших церемоний Ястребок разразилась песней морских выдр:



Кровь на секире

И кровь на щите,

Кровь также на наших клинках,

И если ты ворог Команды Бродяг,

То будет и кровь на тебе!

Кровь-кровь-кровь! Кровь…



Капрал Небосвод перебил Ястребок, прежде чем она смогла пропеть еще куплет:

- Ох, неплохо, мисс. Что за отличная песенка, вполне неплохой ритм, во!

Ближняя морская выдра кивнула:

- Да, скажу я вам, это вышибло слезу из многих глаз!

Юный Флетчерс хихикнул:

- Так точно, старина. Ручаюсь, из некоторых это вышибло много чертовых слез, во!

Младший капрал Шалфея, бывшая в авангарде, крикнула:

- Впереди скауты, возвращаются!

Сопровождаемая выдрочками Гил и Дрил, Бафф Красноспора подскочила, салютуя Рэйку и Скору:

- Видите ту длинную гряду впереди, сэр, холмистую такую? Корабль нечисти был там, на якоре в бухте. Но, боюсь, они уже ушли.

Скор поскреб свою кустистую бороду:

- Ушли, куда?

Бафф почтительно ответила:

- Не хотелось бы строить догадки, лорд. Может, вы желаете сами рассудить? Это недалеко!

С вершины гряды Дрил указала на чистые воды тихой бухты внизу:

- Там неглубоко. Видите дорожку ила там, на чистом песке под водой? Именно там они счищали болотную грязь со своего корпуса.

Ее сестра Гил пояснила:

- Эта грязь не сдвинется с места еще день или два. Прилива почти нету, и волн тоже.

Было уже за полдень, когда они обследовали бухту. Будучи экспертом-следопытом, Бафф Красноспора решилась высказать свое мнение:

- Никаких следов колес на песке, так что «Зеленый Саван» воды не покидал. На берег сходил всего один зверь – лис, возможно, лиса, судя по отпечаткам. Но посмотрите-ка сюда – здесь уже был еще кто-то, у подножия холма. Похоже, старый еж.

Скор уставился на следопытку:

- Откуда ты это знаешь?

Бафф показала несколько седоватых иголок:

- Он достаточно стар, чтобы начать терять это. Лиса взяла старика с собой назад на борт корабля.

Рэйк изучил двойной след:

- Думаю, чтобы получить информацию от парня. Ну, и куда они от нас ушли?

Бафф пожала плечами:

- Они не ушли на сушу, и они уже плавали на север, значит, теперь они направились на юг.

Рагган Пес Секиры задумался:

- Если ты говоришь, что нечисть не атакует вашу гору снова, то что им понадобилось к югу?

Джем Гурди, до этого момента остававшийся на заднем плане, теперь вышел вперед. Большой выдра-хранитель погребов выглядел обеспокоенным:

- Думаете, они планируют наведаться в Рэдволл?

Капитан Рэйк Ночномех тяжело топнул лапой:

- Ох, да! Какой же я дурак, что сам об этом не подумал! Но почему бы Веарату не двинуться на сушу, чтобы добраться туда? У него судно с колесами!

Джим Гурди объяснил ему, почему:

- Дальше к югу, между этими местами и вашей горой, есть река, текущая через берег, капитан – она называется Река Мох. Она течет через леса и дюны, через пляж и в море.

Сержант Миггори кивнул:

- Мы пересекали ее на четвертый день нашего похода, сэр. Я хорошо ее запомнил, поскольку вода была пресной для питья и свежей.

Скор выглядел готовым выступать. Он нетерпеливо рявкнул:

- Так, мы теряем время, стоя здесь и треплясь об этом! Нам уже следует маршировать на юг, чтобы найти эту Реку Мох!

Джем Гурди перебил его:

- Могу я предложить кое-что?

Рэйк опередил Скора, сказав:

- Да, пожалуйста!

Джем быстро начертил грубую карту на песке:

- Это береговая линия, тянущаяся на юг. Река Мох должна быть где-то здесь. Она течет с востока. Там, где тропа к аббатству Рэдволл, есть брод через воду. Так что, если нечисть идет в аббатство, то вот мой план, друзья. Вместо того, чтобы следовать за береговой линией на юг, нам следует срезать по суше, по юго-восточному курсу. Таким образом, мы сбережем время, и, может быть, даже заметим их.

С коротким благодарным кивком Скор Пес Секиры повернулся и помаршировал прочь от моря, угрюмо комментируя:

- Ну, и чего же мы ждем? Мы теряем время!

Следуя его примеру, все отбыли вслед за ним. Через некоторое время они пересекли несколько холмов и исчезли из виду бухты.

В своей спешке они забыли одного из них – Мрачного Крошку. Маленький толстый горностай воспользовался возможностью ускользнуть во время спора. Он втиснулся между несколькими скалами у подножия холма, натянув на себя найденный им старый мокрый мешок. Прежде чем выбраться наружу, он дождался, когда в бухте воцарится полная тишина. Мрачный Крошка издал вздох большого облегчения. Ему вполне нравились зайцы, кормившие его и обращавшиеся с ним должным образом. Тем не менее он жил в смертельном страхе из-за морских выдр, будучи уверенным, что, с их ненавистью к хищникам, они рано или поздно его убьют. Его новое чувство свободы наполнило его счастьем. Никакого больше плена или служения половой тряпкой на пиратских кораблях! Открыв мешок, Мрачный Крошка нашел множество моллюсков и рачков. Позже тем же вечером он сидел у небольшого костерка, жаря свой ужин и рассуждая вслух:

- Это неплохая жизнь. Мне подходит то, что я делаю. Смешно, я всегда хотел быть как мой старый кореш, Бахвал Железный Крюк. Но это не такая уж хорошая идея, иначе кончил бы я с головой, насаженной на грот-мачту «Зеленого Савана». Не, лучше всего мне быть просто самим собой – маленьким, толстым Мрачным Крошкой!

Это, конечно же, было явью, поскольку немного хищников закончили свои дни, будучи такими же счастливыми, как он.


20.

Устойчивый ветер, дувший к востоку через море, ударил в правый борт «Зеленого Савана», когда он рассекал поднимающиеся волны в южном направлении. С верхушки грот-мачты остроглазая морская крыса, бывшая в тот день впередсмотрящим, выкрикнула об обнаружении:

- Вижу речку, текущую через побережье!

Джибори, сражавшийся, чтобы удержать румпель, крикнул в ответ:

- Река, да? Как далеко?

- Румб или вроде того, по левому борту! – пришел ответ.

С благодарностью ласка ослабил свое давление на длинный деревянный рычаг, позволяя румпелю отнести «Зеленый Саван» к берегу под углом к югу. Он остановил проходившего мимо члена команды:

- Пойди, скажи капитану, что река была замечена!

Раззѝд Веарат потер свой поврежденный глаз, уставившись на приближающуюся реку:

- Хмм, должно быть, это та Река Мох. Шекра, пойди и притащи этого старого колючего ежа. Он должен знать.

Буек Вилтуд был не в состоянии идти. Он выполз на палубу, поддерживаемый Шекрой и Мулой. Голова старого пьяного ежа свешивалась ему на грудь; глаза его были закрыты.

Схватив его за головные иголки, Раззѝд рывком поднял его голову вверх:

- Эгей, я хочу говорить с тобой! Оживись, старый дурень!

Шекра услужливо вмешалась:

- Позвольте, я попробую, лорд! – Она похлопала вялую тощую лапу Буйка:

- Проснись, дружище, нам нужен твой совет!

Жалкое создание смогло открыть один затуманенный глаз:

- А… что..? Где грог? Мне нужно еще…

Отпихнув Шекру в сторону, Веарат начал бить Буйка по голове, рыча с каждым ударом:

- Ты, старый слюнявый лакатель грога, глянь на реку и скажи мне, та ли это Река Мох, о которой ты говорил?

Буек быстро пришел в себя, пытаясь отпрянуть от злых лап с тупыми когтями. Он жалко забормотал:

- Да-да, это, должно быть, Мох. Но ты говорил, ты мне друг. Зачем ты меня бьешь?

Раззѝд злобно усмехнулся, выкрутив морду своей жертвы:

- Я тебя еще ударю, если не оклемаешься и не скажешь мне то, что я хочу знать. Ну, какой наш следующий шаг, пьяный идийот? Говори?

Буек указал на участок чистой воды, льющейся потоком через пляж в море:

- Следуйте за ней, и это все. Просто следуйте за ней на восток.

Расшатанные от возраста, иголки с тела старого ежа загрохотали на палубу, когда Раззѝд яростно потряс его:

- Мы идем на восток по реке. Что потом? Где Рэдволл?

Буек сполз на палубу, хныча:

- Мне надо больше того грога. Он мне очень нужен, сэр!

Мула пнул его:

- Тогда сперва расскажи капитану о дороге!

Запинаясь и плача, Буек пояснил:

- Через побережье, через дюны и холмы, а затем в леса. Оставайтесь с рекой, пока она не дойдет до брода. Там тропа по обе его стороны. Аббатство Рэдволл лежит к югу от этой тропы. Но вам придется бросить ваш корабль у брода и идти пешком остаток пути.

Джибори издал смешок:

- Ха, это ты так думаешь, а, капитан?

Раззѝд проигнорировал его, грубо поставив своего пленника снова на лапы:

- А теперь поклянись мне, что это все, что мне надо знать!

Еще больше иголок посыпалось на палубу, когда Буек торопливо закивал:

- Я сказал вам правду, клянусь, капитан! А теперь можно мне отведать вашего грога, сэр? Моя бедная головушка болит просто ужасно. Только капельку грога, промочить мои страждущие губы…

Раззѝд отвернулся, чтобы посмотреть на приближающуюся реку:

- Убить его!

Шекра придвинулась ближе, бормоча:

- Мудро ли это, лорд? Кто знает, что лежит впереди? Он нам может еще понадобиться.

Веарат пожал плечами:

- Тогда подержим его какое-то время. Но больше никакого грога для этого… Привязать его к мачте!

С ветром от кормы «Зеленый Саван» вошел в мелководье Реки Мох, наполовину плывя, наполовину катясь, поскольку колеса неслись на всех парусах. Это было странное зрелище – большое судно с зелеными парусами, ровно скользящее через пляж.

Джибори легко управлял румпелем, предупредив Буйка, стоны которого начали ему надоедать:

- Прекрати свои жалобы, ты, старая лоханка грога, не то я дам тебе кой-чего отведать – но это будет не грог, а конец линька!

Высокие дюны формировали каньон по обе стороны реки. Ветер стих после того, как «Зеленый Саван» проплыл несколько извилистых поворотов, оставив корабль неподвижным меж крутых песчаных склонов. Весь полдень матросы потели, отталкиваясь длинными веслами, чтобы заставить корабль двигаться.

Мула плюнул на свою лапу. Держа ее вверх, он объявил:

- Продолжайте, ребята! Возможно, мы поймаем ветер снова к ночи, может, когда доберемся до леса!

Выбившийся из сил морской крыс оперся на свое весло:

- Фух, Муле легко говорить! Все, что я поймаю, это пару стертых до мозолей лап от толкания этого весла.

Его товарищ, тонкомордая ласка, пожаловался:

- Это неправильно. Корабли не должны плавать по таким местам. Море – вот место для корабля!

Суровый голос Мулы заглушил любые другие жалобы:

- Берегите дыхание и работайте! Я первый помощник на этом судне, и я только исполняю приказы капитана. Так что, если не хотите, чтобы по вашим спинам прогулялся линек… - Он не закончил свою угрозу, зная, что и так получит желаемый результат.



Дальше к северу, продвижение было трудным также и для Лог-а-Лога Денди и его команды Гуосим, путешествующих по потокам в направлении Реки Мох. То, что они сделали всего лишь короткую остановку в небольшой бухте у берега, чтобы поспать, оказалось неудобной ошибкой. Их разбудили тучи мошек. Угго, Пози и Свиффо пришлось прыгнуть на берег, когда их осадили мириады крохотных насекомых. Бухта, как оказалось, была тупиком, забитым водорослями, тиной и стоячей водой. Лог-а-Лог Денди и прочие землеройки не замедлили последовать примеру их пассажиров – они тоже перепрыгнули на берег и побежали. Мошки не остались с ними, но вернулись к своей бухте, среде обитания, где они жили.

Вся компания провела некоторое время, сбивая мошек, приставших к меху, иглам и одежде.

Свиффо выплюнул мошку:

- Тьфу – не очень-то подходящее местечко для сна, не правда ли?

Денди только пожал плечами:

- Это случается то и дело, не волнуйся. Когда мы становились здесь на якорь, мы этого не знали. Ка бы то ни было, день отличный и солнечный, и никакого реального вреда не случилось, а?

Он приказал развести огонь и собрать материалы.

Угго, как и прочим, дали в лапы пучок сухих веток, мокрой травы и какой-то зелени, связанных вместе побегами липучки.

Свиффо пояснил:

- Это отгонит мошек, так что мы сможем вывести логоходы снова на чистую текучую воду. Прикройте ваши рты, а затем зажгите этот факел от костра!

Как только факелы были зажжены, Гуосим направился назад к омерзительной бухте, окутанный клубами дыма. Даже несмотря на то, что рот Пози был прикрыт, она вскоре стала кашлять и вытирать лапой слезящиеся глаза. Тем не менее схема сработала хорошо. Густой дым вскоре рассеял орды насекомых, позволив гребцам Гуосима спешно вывести логоходы на середину потока и на свежий воздух. Факелы зашипели, бросаемые в воду.

Угго плеснул на себя свежей воды:

- Фу, терпеть не могу всякую ползучую мелочь!

К полудню поток расширился. На поверхности он выглядел спокойным, но лодки начали двигаться быстрее. Ближе к берегам появились маленькие водовороты.

Пози откинулась на спину и расслабилась. Солнечный свет изливался неровными пятнами сквозь высокие кроны кедров, серой ольхи и шершавых вязов, наводняя поток узорами из света и тени. Она мечтательно вздохнула:

- Все такое мирное и прекрасное, правда?..

Гребец Гуосима, подслушавший ее слова, заметил:

- Это ненадолго, мисс. Сядьте прямо и держитесь за борта лодки…

Крик Денди с ведущего судна подтвердил сказанное им:

- Стоп весла, ждать моей команды – впереди стремнины!

Угго ощутил, как лодка слегка подпрыгнула, когда подводная скала царапнула об ее киль. Маленькая флотилия логоходов начала стремительно набирать скорость, некоторые из них начало поворачивать боком. Теперь Денди начал выкрикивать команды:

- Руль налево, сейчас! Весла табань! Держать их носом к потоку!

В поле зрения показались скалы с белой пеной, пузырящейся вокруг них. Берега круто поднялись; угрожающие звуки бурлящей воды раздавались эхом отовсюду. Шокированные внезапной переменой, Угго и Пози мрачно цеплялись за борта логоходов.

Однако Свиффо стоял прямо, балансируя с помощью своего хвоста. Казалось, он наслаждается ситуацией:

- Не переживайте, товарищи! Никакой разницы – море это, река или ручей – никогда не бывает двух одинаковых участков воды!

Лог-а-Лог Денди теперь вынужден был орать, чтобы его услышали:

- Всем глубоко ударить по правому борту! Идем к бухте впереди! Нам надо выгрузиться на берег и переправиться волоком!

По настойчивости в голосе Денди Угго мог сказать, что они попали в беду. Некоторые из землероек левого борта присоединились к тем, что были у другого борта лодки, добавляя свою гребную силу, чтобы двигаться поперек стремительного потока.

Денди заорал:

- Натянуть бросательные концы, сейчас – образуем цепочку!

Жилистые веревки заизвивались в воздухе; звери на носу и корме ловко ловили их и привязывали, формируя связанную линию из лодок. Пози увидела, как впереди показалась бухта. Это была арка, выкопанная постоянными толкающими течениями. Поверхность была густо покрыта плавучим мусором – в какой-то момент туда даже занесло сухой сломанный тополь, его ветки и ободранный ствол торчали из воды.

Денди швырнул бросательный конец, зацепляя ствол. Он и две другие землеройки тяжело потянули за него, втаскивая передний логоход в бухту. Несколько других лодок едва не снесло, но усердные лапы потащили за веревки, приведя их в безопасность бухты, где вода кружила медленно, подальше от главных стремительных течений.

Свиффо обвязал веревку вокруг своей талии; к нему присоединились Угго, Пози и четверо из Гуосима. Они взобрались по крутому неровному речному склону. Очутившись наверху, они закрепили веревку вокруг крепкого соснового ствола. Половина команды Гуосима вскарабкалась наверх.

Доббл, землеройка-разведчик, отошел на несколько шагов в сторону. Глядя вниз, он указал:

- Хорошо, что мы нашли здесь гавань, ребята! Гляньте, куда нас несло! Нас могло порвать на тряпочки, вот как!

В ужасе они уставились на вид далеко внизу. Каскады грохочущей воды, туман и радуги завивались вокруг грозных скал, окружавших могучий водопад.

Свиффо нервно хихикнул:

- А представляете – сидеть в лодке и ухнуть прямо туда? У нас не было бы никаких шансов!

Дальнейшие размышления на тему того, какой могла бы быть их судьба, были прерваны вождем Гуосима:

- Эй, там! Вы собираетесь стоять и пялиться туда весь день, или вы подойдете и поможете втащить эти логоходы наверх?

Это был каторжный труд – втащить на вершину шесть логоходов и припасы. С ноющими конечностями и лапами, стертыми от вытаскивания веревок, они повалились отдохнуть после того, как последняя из лодок оказалась наверху.

Денди высек своими сабо искры из камня, отчитывая их:

- Что это такое – плюхаетесь на свои хвосты, чтобы поспать? Это вам не пикник – нам лодки надо волочь! Шевелите ляжками, парни, живее, ну!

Каждая команда подняла свой логоход над головами днищем вверх. Перетаскивание лодок волоком было нелегкой работой. Свиффо и Доббл показывали дорогу вниз по крутому заросшему лесом склону, а все следовали за ними, карабкаясь и пробираясь, чтобы нести свою ношу и при этом оставаться на ногах. Пози и Угго замыкали процессию вместе с несколькими старшими землеройками; все они несли весла и припасы.

Полдень был далеко впереди, когда они достигли дна. Они продолжили путь, идя по краю водопада, а Денди их подбадривал:

- Давайте, красавцы, уже недалеко! Никакого ворчания из-под тех лодок, слышите меня?

Доббл, разведывавший дорогу впереди, вернулся с вдохновляющими новостями:

- Поток впереди снова становится спокойным, вождь. Там есть отличный тенистый бережок, где мы можем посидеть и слегка перекусить, а может, даже хлебнуть пивка, а?

Денди покачал головой:

- Мы отчалим по воде, если она достаточно спокойная. Нам надо быть на Реке Мох к вечеру – тогда вы сможете отдыхать и отъедаться всю ночь. Так что давайте, ребята, поднажмите! Давайте не будем показывать нашим гостям, какие вы лентяи! – Он разразился песней, подгоняя их вперед:



Всегда должен привал быть, когда дню конец –

Так когда-то сказал мне мой старый отец.

Место, где дашь ты отдых усталым ногам,

Это где? На природе, да-да, только там.

Коль добрался туда – сбрось ты ношу свою,

Отдых старым костям дай в чудесном краю,

Там ты, друг, становись, ну, и я буду там,

И с тобою вдвоем мы напьемся пивка!



Так что ты броди-броди-броди и привала жди,

Мы найдем, где соснуть – ты и я,

Чрез поля и леса маршируй до конца

Пыльного долгого дня… тра-ля-ля,

Пыльного долгого дня!



Хотя мелодия была живой, голос Денди был ужасен. Он пел хриплым тоном и фальшивил.

Свиффо вежливо улыбнулся:

- Ну, ничего такая песенка… живая… нет, правда!

Один из Гуосима, Сырород, пробормотал уголком своего рта, так, чтобы Денди не мог его услышать:

- Да, с песней было все в порядке, товарищ, а вот с певцом… Наш Лог-а-Лог – чемпион по танцам и великий лидер, но когда он открывает свой рот, чтобы спеть, это звучит, как два десятка лягушек, в которых попали камнем!

Его товарищ Береговой Хвост горячо согласился:

- Я хотел сам это сказать, но не хотел обидеть чувства лягушек, буде таковые есть поблизости, парень!

Были сумерки, когда они достигли судоходного участка ручья. Денди уступил, позволив им приготовить пищу на берегу.

- Повара, разводите огонь! Поглядим, сможете ли вы представить нам какую-нибудь хорошую еду. Мы поедим здесь, а затем пойдем по ручью к Реке Мох, где остановимся на ночь. Завтра на заре нам надо быть на пути к броду!

Даже Угго, проживший жизнь, питаясь рэдволльской пищей, вынужден был признать, что повара Гуосима могут подать восхитительную еду. Проголодавшись после трудов долгого дня, они поужинали супом из грибов и фенхеля и лепешками, запеченными с сыром и приправленными дикой петрушкой, за которыми последовал каштаново-желудевый рулет, начиненный яблоками и сушеными сливами. Для питья был ликер из морошки или немного отличного светлого сидра.

Доббл вздохнул, похлопав себя по животу:

- О-ох, вот это жратва, как раз для нашего племени!

Один из сабо Денди слегка пихнул его:

- А теперь и не думайте о том, чтобы соснуть после ужина! Заливайте костры, парни! Все на борт лодок, и как можно быстрее! Я хочу быть на Реке Мох до полуночи!

Будучи Лог-а-Логом, Денди Сабо не допускал споров.

Вскоре после этого логоходы уже отчалили по ручью, в то время как сумерки сменились полумраком.

Пози подремывала на корме задней лодки, но она осознавала, что маленькая флотилия вошла в главную речку. Лодки крутились в водовороте сменяющихся течений и бурлящих вод. Курс вниз по течению сменился курсом вверх по реке. Гребцы налегали на весла, хотя течение реки было не таким уж быстрым. Он уже пропутешествовали некоторое время, когда Денди выкрикнул приказания:

- Свяжите их вместе поперек реки! Сырород, Свиффо, пришвартуйте ведущее и замыкающее судно к тем вязам! Конец гребли, ребята! Постарайтесь выспаться как следует – утром наступит очередной тяжелый день!

Связанные вместе веревками и прикрепленные к стволам вязов по обоим берегам, логоходы слегка покачивались на потемневшей реке. В течение нескольких минут все, что осталось слышать, кроме журчания воды, - это сопение и храп вымотавшихся созданий. Все настолько устали, что никто и не подумал о том, чтобы выставить сторожей или часовых. Кроме того, какой смысл в охране посреди реки? Они уснули глубоким сном, все до одного.



«Зеленый Саван» появился из ночи, как гигантский хищник. Река была достаточно широка для Раззѝда, чтобы скомандовать поднятие всех парусов; судно поймало ветер с моря, которым оно наслаждалось ранее в тот же день. Течение было слабым. Мула совершал обход по палубе, когда он разглядел на воде мерцание одинокого фонаря. Когда большое судно приблизилось по темной реке, стало ясно, что поперек воды были пришвартованы корма к корме несколько малых лодок. Всего мгновение понадобилось Муле, чтобы поднять капитана и команду хищников.

Веарат ощутил, как по нему пробежала дрожь злобной радости. Это было слишком хорошей возможностью, чтобы ее утратить – беззащитные спящие создания, не знающие о том, что должно случиться!

«Зеленый Саван» ударил в центр веревки с такой силой, что оба конца оторвало от стволов вязов. Это оставило логоходы Гуосима тащиться по обе стороны большого корабля, тянувшего их вверх по реке. Землеройки с затуманенными глазами, все еще в полусне, повскакивали в замешательстве, когда Раззѝд Веарат подал сигнал к началу резни.


21.

Хотя Скор Пес Секиры никогда не был хорошим ходоком, он упрямо вышагивал вперед рядом с Рэйком Ночномехом во главе колонны. Это был трудный путь; Рэйку было слышно, как Скор тяжело дышит. Соответственно он поинтересовался:

- Ты не думаешь, что тебе стоит немного отдохнуть, друг мой?

Вождь морских выдр угрюмо ответил:

- Мне никакой отдых не нужен. А тебе?

Заяц-капитан издал смешок:

- О нет. У меня все просто прекрасно, спасибо!

Скор упрямо ответил:

- Ну и у меня все в норме, и я могу шагать так же хорошо, как и ты, Ночномех!

Зная, что его друг в раздражении, Рэйк сменил тему, кинув взгляд на идущие на убыль звезды:

- Думаю, скоро заря. Тогда мы оба отдохнем.

Он как раз собирался сказать что-то еще, когда сержант Миггори выкрикнул:

- Разведчики возвращаются, сэр! Может, теперь мы выясним, как далеко мы теперь от этой чертовой Реки Мох!

Бафф Красноспора и скауты - морские выдры Гил и Дрил показались из полумрака. Бафф отсалютовала:

- Река за тем сосновым леском и небольшим холмом, сэр!

Джем Гурди кивнул Раггану:

- Мы будем там в мгновение ока, товарищ!

Тонкий золотой туман нового дня коснулся верхушек деревьев на востоке, когда они прибыли к широким берегам Реки Мох. Лейтенант Таран оглядел местность:

- Боюсь, ни следа прибытия или убытия, сэр!

Труг Бодсли тихонько хихикнул:

- Корабли нечасто оставляют чертовы следы, не так ли?

Капрал Небосвод Даббс сжато прокомментировал:

- Когда нам понадобится ваше мнение, юный Бодсли, мы вас о нем спросим, во!

Джем Гурди высказался со своей стороны:

- Тем не менее парень прав, капрал. Мы не знаем, проходили ли они здесь, хотя, возможно, они просто еще не поднялись так высоко по реке. Как вы думаете, Скор?

- Здоровяк-выдра оперся на свою секиру, прежде чем выдать вердикт, который все втайне были счастливы услышать:

- Думаю, нам следует отдохнуть, разбить лагерь и поесть прямо здесь. Однако костров разводить не будем. Тогда, если они мимо нас не проплывут, нам придется признать, что они уже проплыли и находятся где-то выше по реке. Тебя это устраивает, Рэйк?

Высокий темный капитан отстегнул оба своих клинка:

- Так точно, это мне отлично подходит. Я порядком оголодал!

Джем Гурди пробормотал:

- Если я когда-нибудь встречу не оголодавшего зайца, это будет редчайшее зрелище…

Рэйк подслушал это замечание. Он уставился на выдру-хранителя погребов:

- Вы сказали…

Джем проворно ответил:

- Я только говорил, капитан, что у нас и крошки во рту не было с прошлой ночи!

Они позавтракали, обойдясь разным хлебом, сыром, диким луком, некоторым количеством сухофруктов и чистой, свежей водой из реки. Старшие улеглись на отдых, греясь на солнышке на берегу. Однако две молодые морские выдры-разведчицы нырнули прямо в воду.

Скор улыбнулся их выходкам:

- Только посмотрите-ка на них – даже после целой ночи марша им плавать хочется! Этих двух проказниц ничто не остановит!

Дрил махнула ему:

- Ничего, если мы сплаваем чуток вверх по реке, вождь?

Скор кивнул:

- Давайте, только держите ваши глаза открытыми и вернитесь сюда до того, как мы отчалим!

Он повернулся к сержанту Миггори:

- Я в десять раз сильнее их, но хотел бы я иметь хотя бы половину их энергии! Ну, это цена за то, что ты становишься старше, а?

Миггори одарил его кривой улыбкой:

- Вы сильны, как чертов дуб, сэр. Вот почему вы вождь Высокого Северного Побережья!

Он не успел сказать что-либо еще. Скор подорвался с места, словно выпущенная стрела, когда крик ужаса прозвучал выше по реке. Сержанта Миггори отбросило назад, когда Скор Пес Секиры пулей пронесся мимо него. Вождь рявкнул, плюхаясь в реку:

- Это одна из наших девочек-скаутов!

Рагган и с полдюжины морских выдр нырнули следом за ним.

Рэйк Ночномех скомандовал своим зайцам Долгого Дозора:

- Прикрыть их с берега, живо!

Почти все прибыли на место одновременно; это было ужасное зрелище. Разбитая корма половины логохода сидела на мели на мелководье. В ней лежал воин Гуосима, пронзенный в спину стрелой размером больше обычного.

Скор оттащил своих скаутов Гил и Дрил от обломков; он дотронулся до похожего на деревце древка стрелы:

- Так значит, этот грязный убийца и его нечисть уже здесь прошли! Команда Бродяг, разведайте вверх по реке – держитесь во всеоружии. Рагган, погляди, может, найдешь кого-нибудь, кто еще жив!

Сержант Миггори мрачно уставился на убитую землеройку:

- Дурное это дело, капитан!

Рэйк приказал своему сержанту:

- Возьми половину отряда и прикрой выдр с берега. Иди с ними, возможно, ты сможешь помочь.

К полудню берег был усеян членами Гуосима, как мертвыми, так и живыми. Три логохода были найдены поврежденными, но невредимыми. Зайчихи – младший капрал Шалфея, Муфта и Бафф Красноспора – помогали лейтенанту Тарану, у которого были кое-какие навыки лечения ран. Команда Скора сформировала похоронный расчет, роя одну длинную могилу на противоположном берегу и перевозя убитых через реку в двух логоходах. Рэйк и Скор слушали Тиббро, девушку-землеройку из Гуосима, которая была свидетелем тому, что случилось минувшей ночью. Глухим голосом, с испуганными глазами, она подробно излагала свое тяжкое испытание:

- Наши команды все спали в своих лодках, привязанных поперек реки и пришвартованных между двух деревьев. Видите ли, это был долгий тяжелый день. Мы так вымотались, что все сразу уснули. Следующее, что я помню – это шум, рев и ругань нечисти. Наши лодки протаранил большой корабль, такой, с парусами и со всем прочим. Меня выбросило в реку, но мне не оставалось ничего делать, кроме как добраться до берега. Эта нечисть, морские крысы и пираты, и один с мордой, как кошмарный сон, он размахивал большими вилами, я думаю, это называется трезубец… - Тиббро сделала паузу, глядя прямо перед собой, как в трансе.

Рэйк нашел флягу светлого сидра, плававшую в воде. Он помог ей проглотить пару капель:

- Ну, продолжай, девушка. Ты отлично справляешься, давай дальше.

Она продолжила:

- Они тащили наши лодки с собой по обе стороны корабля. Убийцы, они тыкали вниз копьями и пиками, и стреляли в логоходы огненными стрелами. Лог-а-Лог Денди и наши воины из Гуосима пытались отбиваться, но них не было шансов. Три наши лодки пылали, разбитые в щепки, мои друзья плыли вниз мордами в реке, проткнутые стрелами и копьями. Потом веревка, удерживавшая наши лодки вместе, лопнула. Большой корабль прошел мимо нас, плывя вверх по реке. Я думала, что все кончено, но потом они начали пускать стрелы, большие штуки, из гигантского лука на их корме. Я слышала, как они смеялись и отпускали шуточки, когда эти стрелы попадали в наших, которые пытались уплыть. Одна воткнулась на мелководье как раз рядом со мной. Я залегла среди осоки и стала ждать. Думаю, я отключилась, потому что в следующий раз, когда я посмотрела вверх, большой корабль уже ушел, уплыл в ночь. Одна из ваших выдр, девушка по имени Ястребок, нашла меня застрявшей в грязи. Она спасла меня. Это все, что я могу вам рассказать!

Скор Пес Секиры укутал Тиббро в свой плащ:

- Вы неплохо справились для такой молодой особы, красавица. Теперь отдохните, и не переживайте. Эти убийцы заплачут кровавыми слезами, когда мы с ними встретимся. Клянусь вам в этом!

Сержант Миггори подбежал к Рэйку, припадая к земле и шипя предупреждение:

- У нас гости, сэр, подходят сзади!

Без единого слова Рэйк и Скор просигналили своим рассыпаться и задержать нарушителей, кем бы они ни были.

Наложив стрелу на тетиву, Рагган нацелился на движение за листвой. Он как раз собирался выпустить стрелу, когда один из раненых землероек выкрикнул:

- Постойте, они друзья! Это Вольнолапы!

Высокий, покрытый серебристым мехом хвост Рэкаби появился из подлеска. Старик-белка вышел вперед с выражением шока и озабоченности на его пожилой морде:

- Сезоны страданья и бедствий, что случилось здесь, Пес Секиры?

Скор коротко пояснил, следуя за Рэкаби среди раненых землероек. Старик-белка слушал, осматривая раненых, прежде чем обратить внимание на Тарана:

- Вы еще не позаботились о них всех?

Лейтенант покачал головой:

- У нас не было много времени, сэр. Фух, недостаточно для того, чтобы поработать с каждым, во!

Рэкаби кивнул:

- Неплохая работа, друг, но теперь вы можете оставить это нам. Фидди, Фрадд, Кельту, Лака, принесите мою сумку с травами и посмотрите, что можно сделать по поводу перевязок. Поищите. Мне нужны листья щавеля, ясменник, кресс, дягиль – да, и немного дымянки для связывания и сшивания.

Рэкаби обратился к капитану Рэйку:

- У вас есть еще раненые?

Высокий темный заяц покачал головой:

- Только те, кого вы видите здесь, добрый сэр.

Старик-белка произвел быстрый подсчет землероек:

- Это, должно быть, была страшная резня. Здесь всего лишь чуть больше половины того Гуосима, с которым я повстречался не так давно. Ни следа их Лог-а-Лога, Денди Сабо, и ни следа двух молодых ежей, которых я оставил на их попечении…

Джем Гурди взволнованно перебил:

- Двое ежиков, вы говорите? Одного из них звали Угго?

Рэкаби кивнул:

- Да, и его маленькая подружка Пози. Я оставил их с Гуосим – они собирались доставить их в Рэдволл. Свиффо отправился с ними сам по себе.

Скор выступил вперед:

- Свиффо – так называет себя мой младший сын. Вы имеете в виду, что он отправился с Гуосим?

Доббл, разведчик из Гуосима, сидел, нянча рану на плече:

- Ага, сэр. Свиффо был с нами, и также оба ежика, но сейчас я их нигде здесь не вижу.

Тяжелая узловатая лапа Скора сжалась на рукояти секиры:

- Если что-нибудь случилось с моим младшеньким…

Прежде чем он закончил речь, его старший сын Рагган кинулся в воду, потрясая своим клинком:

- Йалахуу, Команда Бродяг, давайте догоним эту нечисть!

Спеша присоединиться к ним, Скор крикнул Рэйку:

- Мне надо идти, Ночномех – у них может быть мой младший сын!

С минуту Рэйк выглядел колеблющимся. На берегу было еще много землероек из Гуосима, кому требовалась помощь. Рэкаби показал ему жестом, что он может идти.

- Вы ничего здесь не можете сделать, друг. Мои Удачливые Вольнолапы разберутся с этими землеройками. Возьмите два логохода и преследуйте тех злых зверей. Да будет с вами удача!

Старик-белка взял Джема Гурди за лапу:

- Вам лучше остаться здесь, друг, на случай, если ваши два ежика объявятся. Они могли избежать атаки, знаете ли.

Джем бросил взгляд на воинов - морских выдр, бывших вверх по реке быстро, невзирая на оружие, которое они несли с собой. Он видел Долгий Дозор, бравых молодых зайцев, готовых к битве, отчаливавших в двух логоходах. Внезапно большой хранитель погребов-выдра почувствовал себя отягощенным долгими сезонами жизни. Он вздохнул:

- Да, ты прав, приятель. Кроме того, я не смею показаться в Рэдволле без малыша Угго или, по крайней мере, каких-нибудь новостей о нем. Я помогу здесь.

Молодая белка по имени Лака вручила Джему непослушную малышку Егозу со словами:

- Я начну делать припарки из щавеля, а ты последи за ней, ведь ты, кажется, неравнодушен к ежам?

Джем улыбнулся малышке, пощекотав ее под подбородком:

- Ну и ну, какая же ты милашка!

Дитя смерило Джема взглядом:

- Я не лашка, я Егоза, ты, большой толстяк! – Она укусила Джема за лапу, спрыгнула вниз и понеслась по берегу.

Лака подтолкнула Джема локтем:

- Ну-ка, не стой так. За ней – и будь осторожен, не то Егоза снова тебя укусит!

Здоровяк неуклюже заторопился вдоль берега, страстно жалея о том, что он не ушел вместе с Скором и Рэйком. Егоза взлетела вверх по стволу платана. Она взгромоздилась на ветку, как раз там, где Джем не мог ее достать, болтая лапками и хихикая:

- Хи-хи-хи! Не поймаешь Егозу, большой жилный толстоблюх, бочка сала, вот ты кто! Хи-хи-хи!

Джем Гурди начал искать длинную палку, чтобы согнать маленькую чертовку, бормоча про себя:

- Действительно, сегодня для меня не будет никакой работы!


22.

Приближался вечер, когда бриз стих. Мула глянул на обвисшие зеленые паруса, изложив явное для капитана:

- Ветра нет, кэп. Мы начинаем дрейфовать обратно с течением.

Раззѝд оперся на свой трезубец, отвечая с издевательским удивлением в голосе:

- Да ну? Это факт. И что ты предлагаешь делать, парень?

Морской крыс шагнул назад, сбивчиво отвечая:

- Распечатать весла и заставить команду поработать?

Не удостоив предложение каким-либо комментарием, Веарат отвернулся. Согнав мошку, подползавшую к его здоровому глазу, он без единого слова уковылял в свою каюту. Мула вздохнул с облегчением, а затем начал орать команды:

- Свернуть все паруса и спустить их! Распечатать весла, и начинайте тащить его вверх по течению! Вы что, не видите, что мы дрейфуем назад? Давайте, шевелите своими ленивыми мощами!

Зоркий горностай – впередсмотрящий крикнул вниз с мачты:

- Эгей, мне оставаться там или начинать сворачивать парус?

Мула смерил горностая взглядом:

- Слезай вниз сейчас же!

Без какого-либо предупреждения горностай спустился на палубу, свалившись с верхушки мачты со стрелой в горле.

- Йааа! – заорал от ужаса Джибори, оставляя руль и мчась к Муле, стоявшему с мертвым впередсмотрящим у его лап. – Йаааа! Все на палубу – нас атакуют! Все наверх!

В рядах хищников, бегающих туда-сюда с длинными веслами, возникло замешательство, в то время как прочие сыпались вниз с наполовину свернутых парусов.

Раззѝд Веарат тяжело выбежал из каюты, потрясая трезубцем:

- Что здесь творится, во имя крови и Адских Врат?

Он повернулся, почти столкнувшись с Джибори, в то время, как ласка продолжал орать:

- Йаааа, вы это видели? Нас атаковали! Гляньте на это! Он мертв!

Раззѝд побледнел от зловонного дыхания ласки, отпихивая его в сторону:

- Атакованы? Кем?

Он схватил Шекру, выглядевшую ошеломленной. Она пробормотала:

- Не знаю, капитан, но кто-то только что убил впередсмотрящего!

Грубо отпихнув лису от себя, Раззѝд ухватился за всеми покинутый руль, вопя на оба берега:

- Покажитесь, если хотите битвы!

«Бабах!» Камень из пращи ударил его в челюсть. Ухватившись лапой за морду, он поспешил обратно в свою каюту, капая кровью из пасти и выплюнув сломанный клык:

- Джибори, вернись к рулю! Мула, найди, кто нас атакует, и порежь их на куски, ты меня слышишь?

Изо всех сил стараясь выглядеть знающим свое дело, морской крыс прикоснулся к своему уху в салюте:

- Я организую группу на берег, кэп!

Вихрем развернувшись в дверях своей каюты, Раззѝд прорычал:

- Оставайся на борту, дурак! Не оставляй мой корабль без охраны!

Морской крыс по имени Дирго ответил:

- Но что же нам делать, капитан? Айййй!

Стрела свистнула из сумерек, пришпиливая левую заднюю лапу Дирго к палубе. Команда волей-неволей начала топтаться по кругу.

Раззѝд яростно заорал:

- Держаться, вы все! Мула, шестерых из команды поставить с луками и стрелами по правому и левому борту! Стрелять во все, что движется! Остальные – хватайте эти весла и уводите нас отсюда! Это мой приказ, а теперь выполняйте его!

Лучники стремительно изготовились к стрельбе, со стрелами на тетивах, но им препятствовали две вещи – наступление темноты и отсутствие чего-либо, на что можно было нацелить стрелы. Когда гребцы начали толкать «Зеленый Саван» вверх по течению своими длинными веслами, залп камней из пращ загрохотал по ним из окружающих зарослей. Закричала крыса, которой попали в глаз; другую вырубило редким попаданием в голову.

Мула выхватил лук и стрелы у пирата-ласки:

- Ну, где они? Дайте только им показать свои морды, и я их прикончу! Покажитесь и встретьтесь со мной, если отважитесь!

Кусок мокрого дерева – обломанная ветка платана – прилетела из сумерек, как бумеранг, хлестнув его по плечам. С лука Мулы сорвалась случайная стрела; она пронзила ухо пирата-ласки, у которого он ее взял.

Шекра заорала на лучников:

- Стреляйте! Выпустить эти стрелы! Не стойте там просто так с натянутыми луками!

Когда лучники выстрелили – каждый в свою сторону – в голову лисе внезапно пришла идея.

Буек Вилтуд все еще сидел, привязанный к основанию грот-мачты. Шекра отвязала его. Сделав из веревки петлю, она затянула ее на его шее. Перекинув другой конец через кливер, она сильно потянула, в то же самое время крича невидимым нападающим:

- Эй, вы там, у нас здесь один из ваших, лесной житель! Еще одна стрела, камень или палка с вашей стороны, и я повешу этого колючего свина. Слышите меня?

Буек визжал и всхлипывал, танцуя на цыпочках, удерживаемый петлей:

- Пощады! Не атакуйте, не то она меня повесит – аааргх!

Из темнеющих зарослей не вылетело больше ни одного снаряда. Только листва зашелестела, а затем наступила тишина.

Шекра держалась за веревку, усмехаясь Муле:

- Ха, сработало, не так ли?

Гнилозуб, жирный кок-ласка, осмелился выйти из камбуза:

- Ага, сработало добре, лиса. Но ежели продолжишь тянуть за ту веревку, ты прикончишь этого старого ежа. И где мы тогда все будем?

Раззѝд воспользовался прекращением огня, появившись на палубе.

- Умная мысль, Шекра. Хорошо поработала, но Гнилозуб прав, тебе лучше отпустить веревку, прежде чем этот пьяный дурак сдохнет.

Буек издал булькающий вздох, когда его лапы повалились на палубу; затем он, казалось, повалился кучей.

Шекра крикнула коку:

- Гнилозуб, присмотри за ним!

Толстяк-ласка уселся спиной к мачте:

- Та ну, никуда он не денется. Как по мне, он полутруп!

Едва он это произнес, как Буек проворно вскочил, вывернулся из петли и прыгнул за борт. Он нырнул и больше не показался на поверхности. Лучники дали залп из стрел по реке, но безрезультатно.

Раззѝд зарычал на них:

- Не тратить стрелы! Старый пьяница наверняка уже пошел на корм щукам. Уберите оружие и принимайтесь за весла с вашими товарищами. Как только мы минуем эту местность, сможем отдохнуть. Шекра, Мула, будьте наготове. Если заметите что-то, что выглядит как брод, доложите мне!

Щупая сломанный клык тупым когтем, Веарат направился в свою каюту.

«Зеленый Саван» ушел вверх по реке. Сплевывая воду и пытаясь отрясти речной ил со своих гремящих старых колючек, Буек, шатаясь, поднялся на лапы, укрытый камышом. Он погрозил сжатой в кулак лапой, когда корабль исчез за поворотом:

- Гррааа, похитители и убийцы! Вы, жирнопузые, вонючезадые, паршивохвостые, косоглазые, грязноухие, ублюдочные выродки…

Крепкая молодая лапа вытащила его на берег:

- Вы всю рыбу распугаете, если будете так выражаться, дедуля! Дайте роздых своему старому языку!

Буек с любопытством уставился на Свиффо:

- Что здесь делает морская собака? Ты хто таков, а?

Землеройка из Гуосима передала ему горсть сухого мха, чтобы он мог вытереть свои глаза:

- Мы могли спросить тебя о том же самом, старая колючка. Что ты делал на борту корабля нечисти?

Буек начал объяснять:

- Меня заманили на борт. Они сказали, что они друзья и хотят посетить Рэдволл…

Он прервался, чтобы смерить взглядом десяток зверей, окружавших его, а затем упрямо продолжил:

- Но это мое дело, а не ваше. Да, у вас не найдется капельки грога? У меня горло болит от той веревки, и мне нужен грог, чтоб его смягчить!

Лог-а-Лог Денди презрительно фыркнул:

- Уф, ручаюсь, что тебе он нужен, но мы, знаешь ли, не на пикнике, так что грога у нас с собой нету. Мы гонимся за тем кораблем, да, и за каждым из грязных хищников, что на его борту. Когда корабль потонет, и каждый из его команды постучится в Адские Врата, тогда сможешь пить свой грог, пока не перестанешь отличать лето от зимы. Пози, Угго, присмотрите за этим старым пьянчугой?


* * *


Оставалось каких-то три часа до рассвета, когда Раззѝд приказал убрать весла. К этому моменту Река Мох уже текла через широкий заливной луг. Веарат хорошенько огляделся.

- Да, Шекра, это то, что надо. Никаких деревьев, так что мы сможем увидеть любую приближающуюся атаку. Мула, выставить двух наблюдателей на мачте, двух на носу и двух на корме! Пусть сменяются каждый час. Остальные могут пока поспать. Бросить якорь!

Джибори спал, сидя на бочонке; его голова покоилась на руле. Заливной луг был тихим благоухающим местом, усеянным водяными лилиями, ситником, росянками и окопником в розовом цвету. Там и сям слышался плеск плотвы или красноперки, когда рыба на мгновение показывалась на поверхности. Предрассветное пение птиц слабо звенело в тихом воздухе. Джибори пошевелился, подвинув голову дальше по рулю в поисках более удобной позы. Румпель завалился на бок, заставив его растянуться на палубе. Ласка сердито поднялся, и в этот момент румпель вернулся обратно с другой стороны, еще раз сбив его на палубу. Пират ухватился за длинный деревянный румпель, надеясь стабилизировать его, но тот закачался свободно. Слишком свободно.

Мула гневно заворчал, когда Джибори растолкал его ото сна:

- Чего там еще? Мне на этом судне дадут когда-нибудь поспать, а?

Голос ласки был тих:

- Там что-то не так с рулем, приятель. Иди глянь!

Мула потолкал не сопротивляющийся румпель туда-сюда, заметив, что судно не отвечает. Он передал румпель снова Джибори.

- Качай его туда-сюда, пока я гляну!

Перегнувшись через обрешетку кормы, Мула заорал, перебудив весь корабль:

- Кровь и молния, у нас нет чертова руля!

Джибори тупо уставился на первого помощника:

- Как это – у нас не руля?

Мула зарычал прямо в морду Джибори, заплевав его:

- Что значит «как это», ты, дубина! Руль исчез! У нас нет руля! Тебе лучше пойти и доложить капитану!

Ласка угрюмо утерся лапой и сухо хохотнул:

- Нет уж, ты у нас первый помощник – ты пойди и скажи ему!

- Скажи ему что?

Они оба повернулись, чтобы увидеть, как Веарат нависает над ними. Мула нервно сглотнул, спотыкаясь через собственные слова:

- Нуля рет… то есть, руля нет… сэр!

Веарат проверил румпель, прежде чем уставиться через корму:

- Исчез? Как мог руль просто исчезнуть – где он теперь, а?

- Вон он, как раз по левому борту, кэп! – морской крыс Дирго стоял на снастях посреди корабля, указывая: - Кто-то толкает его прочь – по-моему, речная выдра!

Как бы пытаясь уйти от ответственности, Мула запрыгнул наверх рядом с Дирго, прикрыв глаза лапой, когда он заметил руль, толкаемый Свиффо прочь через заливной луг.

- Это не речная выдра, а морская!

Раззѝд обрушился на середину корабля, дав Муле пинка древком трезубца, что отправило того за борт:

- Меня не гребет, что это за тварь – не дай ей уйти с моим рулем! Шевелись!

Он повернулся к команде:

- Взять луки и стрелы! Поглядим, не сможете ли вы его достать прежде, чем это сделает Мула. Бегом!

Свиффо был вынужден оставить руль, когда стрелы начали сыпаться дождем на заливной луг. Он нырнул, ловко проплыв под водой. Не имея вообще никаких навыков в плавании, Муле пришлось неуклюже грести «по-собачьему».

Шекра швырнула ему один конец длинного бросательного конца:

- Привяжи это к рулю, чтобы мы могли втащить его на борт! Ухвати его ртом! Давай, ты сможешь!

Мула сплюнул, выплевывая воду и водяные растения, и выдохнул:

- Не знаю, смогу ли я…

Раззѝд выдал грубую реплику:

- Либо ты вытащишь этот руль, либо утонешь, - на борт я тебя без руля не пущу!



Свиффо вынырнул на поверхность и побрел по мелководью туда, где ждали его друзья. Денди и Пози помогли ему выбраться на берег.

Свиффо уныло пожал плечами:

- Мне почти удалось. Впрочем, у них уйдет какое-то время, чтобы поставить ихний руль обратно на место. Корабль сейчас слишком далеко от нас, чтобы мы могли что-нибудь сделать.

Лог-а-Лог Денди сжал лапы в кулаки, рыча:

- Будь у меня хоть один справный логоход и команда Гуосима, я бы очень скоро что-нибудь сделал, клянусь!

Тиббро вскарабкался по низким веткам серой ивы:

- Кажется, они привязали веревку к рулю. Я вижу, как они тянут его назад на корабль. Как думаешь, сколько времени у них уйдет на то, чтобы его закрепить, Свиффо?

Юноша – морская выдра покачал головой:

- Немного, товарищ. Руль держался всего лишь на железном штыре. Я его вынул и выбросил прочь. Как только они найдут новый, они снова вернутся на реку.

Угго жевал выкопанную им черемшу:

- Думаю, не имеет смысла делать ход, пока они не сделали свой.

Один из землероек, крепкий зверь по имени Фрабб, помахал лапой у своего носа, чтобы избежать мерзкого запаха дикого чеснока, исходившего изо рта Угго:

- Фу! Если не прекратишь жевать эту гадость, я тебя притоплю, парень!

Старый Буек взял несколько стебельков у Угго и жадно начал их жевать:

- Ха, ты шлишком переборчивый для воина Гуошима. Нишего плохого в черемше нету, она полезная – на, попробуй!

Все отодвинулись дальше по берегу, дистанцируясь от Угго и Буйка.



Мула и Джибори цеплялись за корму, следуя капитанским инструкциям:

- Держите руль на месте. Чуть вверх, а теперь немного влево. Вот так – теперь держите его неподвижно, прямо так!

Он конфисковал копье, которое держал ближайший хорек. Держа оружие, Раззѝд полюбовался им:

- Нечасто увидишь копье целиком из металла! Неплохая штучка!

Хорек с беспокойством уставился на свое ценное копье:

- Так точно, капитан, цельная бронза. Оно досталось мне от моего папаши.

Веарат повернулся спиной к хорьку, напоследок заметив:

- Из него получится неплохой штырь для руля.

Он перегнулся через корму, стукнув Мулу и Джибори разом по голове толстым концом бронзового копья:

- Придурки, я же сказал вам держать руль неподвижно! Теперь слегка поднимите его… Так, надавите внутрь… Есть!

Он ловко просунул черен копья в паз.

- Шекра, испытай румпель, пошевели его туда-сюда!

Лиса послушно повиновалась. Раззѝд усмехнулся:

- Как новенький! Даже лучше – бронза в воде не ржавеет! На борт, вы двое, и ставить паруса! Мы не можем торчать здесь вечно!



После неудачной попытки остановить продвижение «Зеленого Савана» Свиффо сидел на краю заливного луга с Пози и небольшой группой землероек из Гуосима. Находчивые землеройки организовали импровизированный перекус из того, что им удалось насобирать в окрестностях. Угго и Буек были временно изгнаны из группы из-за того, что они все еще жевали вонючую черемшу. Пози грызла какие-то грибы и молодые бутоны одуванчика. Когда она заметила, что вождь землероек больше не носит свои знаменитые Сабо Денди, она прокомментировала это:

- Что случилось с вашими красивыми башмаками, Денди?

Лог-а-Лог сухо ответил:

- Это были не башмаки, мисси. Это были настоящие Сабо Денди, такие, какие носят танцоры-чемпионы. Я точно не знаю, что с ними случилось, и меня это не очень-то волнует. Что меня удручает, так это потеря столь многих моих товарищей! – Его челюсти стиснулись, и его голос задрожал, когда он заговорил вновь:

- Все они были добрыми воинами Гуосима, атакованными из засады, убитыми этой грязной нечистью! Ну ничего, я сравняю счеты, говорю вам. Мы не успокоимся, пока не станцуем на их могилах, каждого такой-то матери сына из этих трусливых мясников!

Угго прибрел по берегу с толикой информации:

- Мне было видно зеленый корабль оттуда, где мы сидим со стариком. Похоже на то, что они снова уходят. Я подумал, что вам надо знать…

Вскочив на лапы, Денди разбросал еду в стороны и схватил найденную им рапиру:

- Уходят, говоришь? Я им покажу, что им некуда уйти без того, чтобы я не висел у них на хвосте! Пошли, парни!

- Ха, думаешь, это правильно – так действовать, храбрец? Ты кончишь, гоняясь за собственным хвостом! – Буек приблизился, неспешно ступая. – Так дела не делаются.

Лог-а-Лог Гуосима протиснулся мимо Буйка, почти повалив его:

- Прочь с дороги, старый дикобраз!

Свиффо вытянул лапу, останавливая землероек:

- Погодите, давайте узнаем, что бы сделал старик. Давай, товарищ, говори, что у тебя на уме!

Один из землероек, Береговой Хвост, издевательски пробормотал:

- Фух, я бы не обращал внимания на этого старого пьяницу!

Буек выпрямился, надменно глядя в глаза Береговому Хвосту:

- А теперь послушай меня, молодой болтун. Я теперь совсем другой еж. Так точно, я поклялся больше никогда не пить грог! Так что я теперь думаю яснее, и я думаю, что у меня здесь намного больше сезонов мудрости, нежели у кого-либо из вас.

Денди нетерпеливо хлестнул рапирой по воздуху:

- Ну ладно, довольно этого, дед, давай-ка послушаем что-то из этой мудрости!

Древний еж указал на корабль нечисти:

- Эта штука достигнет Реки Мох задолго до вас, потому что им не надо идти в обход через этот заливной луг, как нам. Кроме того, даже если вы их и перехватите, что вы будете делать, а?

Денди рубанул своим клинком по траве:

- Мы их всех поубиваем, вот что!

Буек сухо хохотнул:

- Смелые слова, друг, но нечисть превышает тебя численностью эдак двадцать на одного. О, я допускаю, что ты сможешь подстрелить одного или двух так, как ты уже делал, я видел. Но это пираты и морские крысы. И ведет их не дурак. Если у Веарата случится настроение, он вас выследит и прикончит одного за другим.

Доббл, разведчик Гуосима, нетерпеливо воскликнул:

- Ты нам до сих пор не поведал свой план, старик!

Буек резко ответил ему:

- Тогда дай мне чертов шанс сделать это, ты, толстомордый! А теперь послушайте: мы знаем, что нечисть хочет попытаться и захватить Рэдволл. Так что, если нам удастся попасть туда до них, мы сможем предупредить этих, из Рэдволла, и будем готовы к прибытию врагов, когда они появятся.

Свиффо не смог удержаться, чтобы энергично не вмешаться:

- А знаешь, он прав! В каменной крепости, с рэдволльскими зверями за спиной, у нас будет намного больше шансов победить против нечисти. Что скажешь, Денди?

Лог-а-Лог вздохнул:

- Может, оно и так, но как ты собираешься добраться до Рэдволла быстрее, чем они? Я даже не уверен, как двигаться без логохода, а у них корабль на колесах!

Буек хитро подмигнул:

- Ага, ага, но я знаю путь в это аббатство. Я бывал там несколько раз в свое время. И я также знаю путь напрямик, так что если хотите получить ваш шанс…

Угго перебил:

- Что такого рискованного в этом коротком пути?

Старый еж пожал плечами:

- Ничего… если не боитесь змей, жаб и ящериц – да, и еще банды лис.

Свиффо положил лапу на плечи Буйка, легкомысленно воскликнув:

- Ха, и это все? Тогда веди нас, старина!

Одно только упоминание о змеях заставило Гуосим заколебаться, по той простой причине, что большинство землероек ничего так не боится, как змей.

Денди потряс кулаком перед мордой Буйка:

- А ты уверен, что это тот короткий путь, который приведет нас в Рэдволл быстрее, чем туда доберется команда нечисти?

Несколько иголок с грохотом ссыпались на берег, когда Буек кивнул:

- Уверен на все сто, более чем уверен!

Пози подала пример, выдвигаясь вперед:

- Ну, для меня это достаточно хорошо, сэр. Я за то, чтобы попробовать!

Свиффо усмехнулся встревоженным землеройкам из Гуосима:

- Надеюсь, вы не хотите, чтобы вас превзошла маленькая ежиха?

Денди затрясся так, как будто готов был лопнуть, рыча на своих воинов:

- Никто не превзойдет Гуосим – мы с вами! Поднимайте свои хвосты, вы все! Выходим!

Они отправились в путь с Буйком во главе и Пози с Угго по обе его стороны.

Угго улыбнулся, шепнув своей хорошенькой подружке:

- Хорошо сказано, Пози! Это заставило их двигаться!

Пози ответила без улыбки:

- Надеюсь, я не заставила нас двигаться туда, где мы все станем кормом для змей!


23.

Джем Гурди бродил между ранеными землеройками на берегу, ища новоприбывших. Старик-белка Рэкаби и его группа Удачливых Вольнолап делали отличную работу по лечению раненых землероек. Белочка Фубер знала, что искал Джем Гурди. Она сочувственно покачала головой, обращаясь к нему:

- Ваши маленькие друзья-ежики не показывались, мистер Гурди. Думаю, что сейчас к нам прибрели последние из зверей.

Большой рэдволльский выдра-хранитель погребов устало вздохнул:

- Спасибочки, мисс. Я пытался не оставлять надежды на то, что увижу Пози и Угго, но похоже на то, что они здесь не появятся. Куда же подевались эти юнцы?

Фубер заметила, что с Джемом больше не было малышки-ежихи. Она мягко укорила его:

- Что стряслось с малюткой Егозой? Я думала, вы за нее отвечаете.

Джем махнул хвостом в сторону большого платана:

- Маленькая чертовка там, наверху. Хотел бы я знать, кто научил ежонка карабкаться по веткам, как белка?

Фубер продолжала накладывать шину на лапу землеройки:

- Извините – это была я. – Она крикнула, повернувшись к платану: - Еееегооозааа! Слезь вниз сейчас же, не то я тебе задницу надеру!

Верхние ветки затряслись, а затем из листвы вынырнула голова Егозы – она хихикала:

- Хи-хи-хи-хи! Не, не, пока сталый толстун не залезет навелх и меня не сымет!

Джем пожал плечами, обращаясь к Фубер:

- Чертовка знает, что я не умею лазить по деревьям. Оставь ее. Она спустится, когда проголодается.

Однако Фубер обладала более решительным характером. Передавая Джему повязку, она вскочила:

- Вы заканчивайте перевязывать эту шину, мистер Гурди. Я позабочусь об этой наглой негодяйке еще до того, как она подрастет!

Одним прыжком белочка взлетела на ствол платана, исчезнув в листве. Послышался внезапный шелест листьев, за которым последовали смятенные писки:

- Йииик! Пусти Егозу! Я только маленький лебенок, ты знаешь!

Во мгновение ока Фубер свалилась с нижних веток, крепко держа Егозу в своих лапах. Та была возмущена тем, что ее так легко поймали:

- Пусти Егозу, не то я покусаю тебя моими остлыми маинькими зубками!

Но у Фубер были другие идеи. Схватив горсть бинтов и шину, она начала работать над Егозой.

Той вначале понравилась идея качелей, которые Фубер установила для нее на низкой ветке. Но вскоре она начала визжать, когда белочка привязала ее к ним бинтами. Крохотные лапки Егозы беспомощно брыкались во все стороны:

- Йииик! Помоги мне – сними Егозу, сталый Лэкаби, помоги!

Рэкаби взял еще бинта, потрясая им в сторону Егозы:

- Еще один писк с твоей стороны, маленькая угрюмица, и я тебя заткну, я тебе обещаю!

Егоза отнеслась к угрозе серьезно и продолжила висеть в тишине, мрачно хмуря брови.

Рэкаби поглядел, как Джем пытается привязать шину, улыбаясь его усилиям:

- Закончи эту перевязку, Фубер. Дружище Джем слегка апатичный по поводу перевязок.

Он отвел Джема в сторону:

- Могу я поговорить с тобой, приятель?

Здоровяк-выдра кивнул:

- Сколько угодно.

Рэкаби похлопал Джема по спине:

- Хорошо, а теперь как насчет вот какой идеи. Я знаю, что ты все еще надеешься, что Угго и Пози еще живы. Я тоже. Так что, если они не показались здесь, они наверняка продолжили пытаться найти дорогу в Рэдволл. Ты согласен с этим?

Джем кивнул:

- Конечно, старина, но как мы можем что-либо с этим сделать?

Старик-белка с серебряным мехом пояснил:

- Ну, по-видимому, все направляются нынче в Рэдволл – морские выдры, зайцы, может быть, кто-то из Гуосима, кому удалось избежать резни, и эти хищники со своим кораблем на колесах, проклятье на их гнилые шкуры! А у нас есть логоход, что нам оставил капитан Рэйк. Почему бы нам тоже не отправиться в Рэдволл? Я пошлю Фидди и Фрадда за остальными из моей группы, мы сегодня отдохнем, а завтра и отправимся. Я погружу тяжелораненых из Гуосима в логоход, и мы потащим его с берегов.

Джему идея понравилась:

- Да, это может сработать, и, может быть, когда мы доберемся до аббатства, мы обнаружим, что Угго и Пози уже там.

Рэкаби кивнул Джему:

- Меня бы это не удивило.

Фубер подняла глаза от своего занятия:

- Скор Пес Секиры и капитан Рэйк, наверное, сейчас уже нашли ваших ежиков. Интересно, не нагнали ли они еще корабль нечисти?

В этот самый момент Скор вылавливал труп из реки в лиге или двух вверх по течению.

Лейтенант Таран перегнулся через нос логохода:

- Это не один из наших, а, сэр?

Вождь морских выдр выволок тело на берег с помощью лезвия своей секиры, мрачно комментируя:

- Хищник, дохлый горностай. Древко стрелы торчит из горла. Что скажешь на это, Рагган?

Его старший сын внимательно осмотрел стрелу:

- Стреляла землеройка из Гуосима, на мой взгляд. Хороший выстрел, откуда-то с дерева, судя по углу.

Рэйк крикнул с носа своего логохода:

- Вон еще один, по-моему. Можете достать его, сержант?

Миггори уловил второго хищника своим веслом:

- Как по мне, похож на морскую крысу. Однако в этом стрел нету.

Бафф Красноспора ухватила крысу за хвост, подтягивая ее ближе, чтобы рассмотреть. Затем Бафф изложила быстрый вывод:

- В этого злодея попали камнем из пращи – прямо в глаз, во!

Она с отвращением отпустила хвост:

- Дикари! Неужели они никогда не хоронят своих павших товарищей, во!

Рэйк безрадостно хохотнул:

- Ох, хотелось бы мне, чтобы тут плавало больше этих негодяев. Ну, выходит, что у нас таки есть несколько союзников из Гуосима, а?

Гил и Дрил, выбравшиеся на берег, прокричали о своих находках:

- Здесь следы, лорд, похоже на них!

- Ага, где-то более полутора десятков, в основном землеройки, но здесь еще две пары отпечатков ежиных лап и след, принадлежащий морской выдре!

Скор грубо расхохотался:

- Хо-хо-хо! Это явно мой парнишка! Ручаюсь, это он стрелял из пращи, ох, хо-хо-хо!

Рэйк направил оба логохода к берегу:

- Бафф, иди с этими двумя следопытами из Команды Бродяг. Мы немного подождем здесь. Найди, куда ведут следы, и доложи мне. Давай, пошла!

Времени не было даже на то, чтобы присесть и перекусить. Следопыты вернулись удивительно скоро. Бафф Коасноспора, бывшая намного более опытной следопыткой из трио, проворно доложила Рэйку и Скору:

- Землеройки, должно быть, преследовали этот проклятый корабль нечисти, сэр. Ни следов никого из них, но, судя по состоянию почвы, по-моему, неподалеку добрый старый заливной луг. Может, мы их там догоним, во!

Рэйк помог Бафф забраться обратно в лодку:

- Да, очень возможно. Время снова отправляться в путь!

Некоторые из Команды Бродяг нырнули в воду, в то время как прочие бежали по берегам. Сержант Миггори растянулся на корме логохода, ведя лапой по воде:

- Это стоит сорванных планов. Давайте, вы, бездельники, гребите! Но в бурные воды не забредать! Оставайтесь на хороших, ровных участках!

Большой Драндер плеснул своим веслом, окатив знаменного сержанта. Он извинился, ухмыляясь от уха до уха:

- Я что говорю, сержант, извини за это дело, мое весло, того, соскользнуло. Ты не сильно намок, а?

Миггори протянул Драндеру лапу:

- Не знаю – скажи мне, что ты думаешь, верзила.

Драндер неуклюже встал, потянувшись, чтобы достать до лапы сержанта. В тот момент, когда он это сделал, быстрый толчок со стороны Миггори опрокинул его в реку. Миггори понаблюдал, как товарищи спасают Драндера:

- Хо, прости за это, юный сэр, моя лапа, того, скользнула. Не сильно намок, а, во?

Драндер подтянулся на борт, бормоча:

- Мокрее уж и быть не может, черт подери, а?

Капрал Небосвод Даббс подмигнул молодому зайцу:

- Усвоенный урок – обретенное знание, не так ли?

Они достигли заливного луга ранним вечером. Следопытов снова выслали вперед, в то время как Рагган оглядел поверхность. Он поднял стрелу:

- Это стрела нечисти, а вот и еще одна. Похоже, что они немного постреляли в землероек.

Бафф Красноспора выловила третью стрелу морских крыс:

- Похоже, что не больно-то им повезло. Здесь ни мертвых из Гуосима, ни даже следов крови на берегу. В любом случае, «Зеленый Саван» ушел отсюда, вернулся в старую добрую Реку Мох, если вы меня спросите.

Скор поскреб свою спутанную бороду:

- Хорошо, но куда в таком случае подевались землеройки и мой сын?

Рэйк Ночномех предложил объяснение:

- Для них дело чести – следовать за кораблем, но без своих лодок они могут только пойти долгим путем в обход, по берегу.

Скор выбрел на берег:

- Ты прав. Я так скажу – мы последуем за ними!

Сержант Миггори кивнул:

- Хорошая идея, сэр. Возможно, мы даже нагоним Гуосим на реке. Тогда мы сможем объединить силы и задать этой нечисти, во!

Этот план выглядел хорошим, с чем согласились все зайцы и выдры. Они отправились в путь вдоль кромки заливного луга, следуя по следу, который начал вести вглубь страны. Вместо того, чтобы бросить два логохода, они по очереди тащили их волоком.

Труг Бодсли пробормотал, обращаясь к Флетчерсу:

- Вообще-то, как по мне, это не выглядит, как путь к чертовой реке, во. Как думаешь, куда мы идем?

Капрал Небосвод ущипнул его за ухо сзади, строго ему напоминая:

- Ты лучше делай-ка то, что офицеры велят тебе делать, Бодсли, и береги дыхание, черт возьми!

Флетчерс выступил на защиту своего приятеля:

- Слушай, капрал, притормози. Все, что старина Труг сказал – то, что мы как бы движемся вглубь, а там у нас будет немного драной возможности натолкнуться на эту чертову лодку, не так ли, во?

Небосвод Даббс ущипнул Флетчерса за ухо, хотя и не сильно:

- Это корабль, Флетчерс, корабль, а не чертова лодка. Скажу тебе еще кое-что, парень – это корабль на четырех колесах. Так почему бы нам на него не натолкнуться, а?

Труг проворно ответил:

- Потому что у нас с собой три хороших разведчика, и еще ни один из них не отчитался хотя бы о разъединственном следочке от колес, вот почему!

Капитан Рэйк сохранил лицо капрала, выбранив всех троих:

- А не перестали ли бы вы тарахтеть, как две старушки-мыши за чаем? Взгляд вперед, во, и рты на замок, ясно?

Труг и Флетчерс ответили в один голос:

- Ясно, сэр!

Тем не менее в свете того, что Труг сказал об отсутствии следов колес, темношерстный капитан начал сомневаться во всей схеме.


24.

Стоял жаркий тихий день. Река Мох была в том месте, где она текла медленно. Члены команды «Зеленого Савана» сонно отталкивались шестами против вялого течения. Корабль едва двигался, в то время как морские крысы и пираты наблюдали за разнообразными водяными насекомыми, скользящими по поверхности в особо тихих местечках. Златоглазки, стрекозы, ручейники и водомерки изящно двигались туда-сюда.

Краснохвост, горностай-пират, указал на большую стрекозу в зеленые и черные полоски, парившую близко к носу корабля:

- Эгей, ребята, гляньте-ка на это, большая штука, а?

Внезапно вода словно взорвалась изнутри, когда здоровенная зеленовато-золотая рыбина вылетела вверх из реки, схватила стрекозу молниеносным щелчком своих челюстей и быстро исчезла снова под водой.

Краснохвост был поражен:

- Кровь и кишки, это че такое было?

Дирго, тощий морской крыс, знал, что:

- Это щука, приятель. Я слыхал, их называют пресноводными акулами. Ха-ха! Хотел бы ты теперь здесь поплавать, а?

Мула погрозил болтунам линьком:

- Этот корабль не движется, оттого что вы плещете языками и пялитесь на мошек. Так что давайте, приложите чуток силы своих лап к этим штукам. Давайте-давайте, не заставляйте меня испробовать на вас этот линь! Тяни! Толкай!

Команда повиновалась. «Зеленый Саван» продвинулся на дюйм вперед, а затем остановился. Один или два матроса толкали так сильно, что их весла прогнулись и дернулись снова назад.

Мула скривился:

- Ну и что там опять, а?

Краснохвост пожал плечами:

- Не знаю – корабль не двигается, и все.

Мула окликнул Джибори, стоявшего на руле:

- Это не руль там снова? Он не сломался?

Ласка похлопал лапой по румпелю:

- С рулем все в норме, приятель! Почему мы встали?

- Да, и почему же мы встали? – из своей каюты вышел Раззѝд. Опираясь на свой трезубец, он пристально посмотрел на одного и другого, остановив свой взгляд на Муле. По сверканию глаз Веарата было ясно, что он не примет никаких извинений. Его голос был опасно суровым:

- Пойди и глянь, отчего мы остановились!

Мула поколебался немного, а затем подошел к поручням в средней части судна и заглянул через них:

- Э… э… я не вижу ничего, что бы нас останавливало, кэп…

Толчок Раззѝдова трезубца пришелся Муле в спину, отправив его в реку. Раззѝд рявкнул:

- А теперь взгляни как следует! Почему мы не двигаемся?

Мула вылетел из воды с панической поспешностью. Он стоял, дрожа и дергая себя за ухо в яростном салюте:

- Колесо, капитан… э-э-э, заднее колесо левого борта врезалось в подводные корни и камни, капитан – думаю, его зажало!

Члены команды затихли у своих весел, и один из них устало пробормотал:

- От кораблей с колесами никакого толку…

Эту реплику отпустил морской крыс Дирго. Внезапно он обнаружил, что стал объектом внимания со стороны своего капитана. Раззѝд оглядел его с головы до ног, интересуясь:

- Ты носишь клинок?

Дирго дотронулся до рукояти, торчавшей у него из-под пояса:

- Только этот, капитан – это кортик.

Раззѝд бросил взгляд на пирата-хорька:

- Дай-ка мне ту абордажную саблю, что ты носишь!

Без единого слова он принял тяжелую абордажную саблю. Его взгляд продолжал гулять.

- У кого есть хорошее копье? Рваноух, твое подойдет, дай-ка его Дирго.

Морской крыс взял копье Рваноуха, а также саблю, переданную ему Раззѝдом. Дирго потряс головой, и в его голосе появился всхлип:

- О нет, кэп, пожалуйста, только не я!

Раззѝд направил зубцы трезубца на уровень его горла:

- Давай через борт и освободи это колесо!

Дирго жалобно завыл:

- Но капитан, там же гигантская щука в воде, я сам видел!

Раззѝд кивнул, рассуждая здраво:

- Но ты, возможно, освободишь колесо, не попавшись на глаза щуке. Так что ты выберешь – попытать счастья с рыбой или получить мой трезубец в горло наверняка? Мула, Джибори, ну-ка, помогите нашему корешу Дирго намочить лапы в речке!

Парочка подхватила злополучного морского крыса и швырнула его за борт. Он успел только один раз вскрикнуть, а затем ушел под воду. Команда сгрудилась у перил, наблюдая за Дирго, которого было хорошо видно под водой. Устремившись к застрявшему колесу, он стал рубить подводный корень дерева, который каким-то образом перепутался с той частью колеса, где ось соединяется со ступицей.

Дирго старался выполнить задание, проделав две глубоких зарубки на жилистом корне, прежде чем вынырнуть за порцией воздуха.

Краснохвост подмигнул ему:

- Ты все правильно делаешь, кореш, давай дальше! Щуки пока не видать. Думаю, она, может, подалась вниз по речке!

Дирго подбодрился:

- Я скоро освобожу его, капитан!

Раззѝд, как ни странно, улыбнулся:

- Получишь бочонок грога, если сделаешь!

Морской крыс с охотой нырнул обратно к своей работе.

Никто не заметил, как щука появилась; она ударила Дирго, как молния. Злые зазубренные ряды зубов хищника сомкнулись на затылке морского крыса. Щука встряхнула его, как мокрую тряпку. Дирго был полностью беспомощен в беспощадных челюстях здоровенной рыбы. Команда наблюдала жуткую сцену с поручней, крича от ужаса, в то время как вода покраснела от крови их товарища.

Раззѝд, однако, казался очарованным кровавым спектаклем. Он крикнул Шекре:

- Думаешь, здесь в окрестностях всего одна щука?

Лисица отвернулась от ужасного зрелища:

- Должно быть. Щука такого размера должна править на этом участке реки, капитан.

Никто не ожидал того, что произошло далее. Веарат сбросил свой плащ и прыгнул в воду, потрясая своим трезубцем и дико хохоча:

- Хахаааррхахахаррр!

Он рванулся к щуке, погрузив трезубые вилы глубоко в ее бок. Рыба оставила свою добычу, бешено извиваясь, а затем обмякла.

Мула и Джибори были наготове, чтобы помочь их капитану взобраться на борт. Он выбрался на поверхность; с него стекала вода, а на морде была омерзительная ухмылка:

- Хахарр, я только что поймал себе чудовищную щуку!

Шекра поздравила его:

- О, мои поздравления, лорд! Это был храбрый поступок – никто иной бы на это не отважился!

Раззѝд все еще смеялся, стряхнув с себя воду:

- Ага, но чтобы что-то такое сделать, нужна хорошая наживка. От старины Дирго все же вышел какой-то толк, а?

Воцарилась потрясенная тишина, когда команда поняла, что Раззѝд умышленно отправил Дирго на смерть.

Надев свой плащ, Веарат безразлично продолжил:

- Никто кроме меня не смог бы этого сделать. Мула, пошли кого-нибудь из этих лодырей вниз, чтобы забрали назад мой трезубец, да, и скажи им, чтобы доставили мою щуку на камбуз. Я еще никогда не пробовал щуку. Пусть Гнилозуб доставит ее в мою каюту, когда ее поджарят. Да, и освободите, наконец, это колесо, чтобы мы снова могли двигаться!

Он убрался в свою каюту, и каждый мог слышать, как он оттуда смеется и передразнивает Дирго:

- От кораблей с колесами никакого толку – хахахаарр! С колесами или нет, но для тебя, приятель, больше никакого толку от любого корабля! Хахахааарр! Похоже, что это я выиграл бочонок грога!

Никто из команды не разделил его шутки. Они слонялись по палубе, бросая мрачные взгляды на капитанскую каюту.

Вигсал, пират-ласка, грыз грязный коготь на лапе:

- Никто не заслуживает такой смерти, какой умер бедняга Дирго.

Джибори увлек его в сторону, шепча предупреждение:

- Осторожно, приятель, чтобы Мула или Шекра не подслушали, что ты говоришь!

Губы ближайшего крыса едва шевельнулись, когда он перебил его:

- Однако Вигсал прав, не так ли? Послать члена команды, чтобы его вот так убили, и все лишь для того, чтобы Раззѝд смог поужинать жареной рыбой – это неправильно, говорю вам!

Согласное ворчание донеслось от нескольких других членов команды, услышавших крыса.

Джибори кивнул, а затем вернулся к рулю:

- Заткнулись все – Мула идет сюда!

Первый помощник присоединился к Джибори у руля, заметив:

- Камбуз старины кока едва ли настолько большой, чтобы изжарить эту рыбину. Колесо теперь свободно. Давайте, парни, возвращайтесь к своим веслам – еще осталось немного дневного света!

Джибори наклонился поближе к Муле, понизив голос:

- Кое-кто из команды считает, что капитан неправильно поступил с Дирго…

Мула резко поинтересовался:

- Кто это был? Как их зовут?

Джибори искусно плюнул в реку через перила:

- Не могу сказать, если честно. Так, бормотание, не более того.

Мула вынул кинжал, наставив его прямо на Джибори:

- Слушай сюда, приятель. Мы оба служим Раззѝду Веарату, видишь? Так что ежели поймаешь еще кого из команды на том, что он против него болтает, то быстро дай мне знать, и с ними разберутся как с бунтовщиками – а ты знаешь, что это значит!

Серьезно нахмурившись, Джибори потрепал Мулу по лапе:

- Не переживай, приятель. Я скажу тебе, даже если кто-нибудь из этой оравы только выглядеть будет как желающий побурчать. Предоставь это мне, а уж я их вычислю!

Мула поковылял прочь, бросая яростные взгляды на всех без исключения.

Как только он вышел за пределы слышимости, Джибори кивнул Вигсалу:

- Видишь, что я имел в виду? Нам надо следить за этим!

- Да-да, а если не проследите, то все кончите как наживка для рыбы!

Пораженные, они обернулись посмотреть, кто это сказал. Это была Шекра, подслушивавшая разговор. Лисица кивнула им со знающим видом:

- Расслабьтесь, парни, я вас не выдам. Я люблю капитана не более чем вы.

Вигсал облегченно выдохнул:

- Значит ли это, что ты с нами?

Шекра покачала головой:

- Не включайте меня в свои планы. Я не участвую ни в каком бунте, но я и не против этого – оставьте меня за его пределами. У меня свои планы.

Джибори стало любопытно:

- Какие? Шекра, расскажи нам!

Но провидицу было не так-то легко раскрутить на разговор; она прокомментировала мимоходом:

- Ах, увидите, когда время придет. А теперь занимайтесь своими собственными планами и держите пасти на замке, когда Мула крутится поблизости.

Медленно и неповоротливо большое судно с зелеными парусами продвигалось вверх по реке в атмосфере высокого напряжения.



Чудовищная щука была зажарена безупречно. Гнилозуб, толстый кок-ласка, гарнировал рыбу фенхелем и дикой петрушкой. С помощью двух членов команды он принес ее в капитанскую каюту на подносе, сделанном из старого щита.

Раззѝд оценивающе понюхал ее. Налив себе кубок своего лучшего грога, он отрезал немалую порцию рыбы, отмахнувшись от остатка:

- Вынеси это и поставь на форпике! Здесь полно рыбы для каждого!

Раззѝд, казалось, был в наилучшем настроении. Провожая носильщиков на форпик, он крикнул команде:

- Поешьте от души, парни! Ручаюсь, эта щука отдает добрым старым Дирго. Хахахааарр!

Он уковылял обратно в свою каюту, а команда столпилась вокруг щуки. Она пахла восхитительно, пока Гнилозуб не сказал им:

- Эх, она не просто отдает стариной Дирго. Я сам видел, когда мне пришлось жарить эту штуку…

Вигсал потрогал щуку задней лапой:

- Ну, я такого не ем. Это неправильно!

Несколько тихих голосов согласилось с ним:

- И не я – я это даже проглотить не смогу!

- Ага, Дирго был хорошим товарищем – не то что этот Веарат. Ему ни до кого, кроме себя, дела нету.

Так что жареная щука осталась нетронутой. Позже в тот же день Мула проходил мимо нее. Она кишела мухами.



Раззѝд водрузил свои задние лапы на стол в каюте, потягивая грог и ковыряясь в зубах щучьей костью. Он поднял глаза на вошедших Мулу, Шекру и Джибори. Как капитан он приказал им явиться перед свои очи. Он переводил взгляд с одного на другого:

- Ну?

Он позволил неловкому молчанию продлиться еще минуту, прежде чем продолжить:

- Есть новости о том броде, который мы должны были пересечь?

Мула широко развел лапы:

- Капитан, я такой же, как и вы. Я в этих местах никогда не был, так откуда мне знать?

Это не был ответ, угодный Веарату. Он вскочил и пинком отшвырнул стул, рыча на Джибори:

- И, как я предполагаю, твое оправдание такое же, а?

Не давая ласке шанса ответить, он повернулся к Шекре:

- А что ты скажешь в свое оправдание – ты, что должна была быть великой гадалкой и прорицательницей? Ну, что говорят тебе знаки?

Лисица почтительно поклонилась:

- Вы хотите, чтобы я посоветовалась со знаками, лорд?

Раззѝд вытер свой слезящийся глаз:

- Ну, если уж ты и эти два идиота не можете сказать мне того, что я хочу знать, я думаю, что тебе бы лучше взглянуть, что имеют сказать знаки!

Богатый ум Шекры заметался, когда она ответила:

- Я могу сделать это, господин, но это только между мной и вами. Знаки не следует слышать всем.

Раззѝд махнул Муле и Джибори лапой, что они могут удалиться:

- Брысь, оба!

Когда они направились к выходу, он угрожающе добавил:

- Идите посидите на носу. Я не хочу, чтобы вы снова плющили свои уши об дверь этой каюты. Понятно?

Они молча кивнули и вышли.

Раззѝд не желал сидеть. Он нетерпеливо вышагивал по каюте:

- Давай покончим с этим, провидица, и говори правду, если хочешь жить. Когда мы достигнем брода?

Лисица ответила, используя всю свою хитрость:

- Нет нужды чаровать, чтобы сказать о том, что я знаю, о Великий. Брод лежит впереди, не знаю, насколько далеко. Но послушай, есть намного более срочное послание, что я должна тебе доставить!

Драматический тон Шекры заставил Раззѝда приостановиться. Его здоровый глаз впился в провидицу:

- Так говори!

Лисица ответила ему таким же взглядом, понизив голос:

- Ходят разговоры. Команда больше не хочет, чтобы ты был их капитаном. Они говорят, что ты специально послал Дирго на смерть и теперь об этом шутишь. Они говорят, что капитан, который так обращается с командой, не заслуживает их лояльности, господин.

Повисла короткая тишина, а затем Раззѝд взорвался:

- Лояльность? Мне не нужна лояльность кучки поскребышей и отбросов! Я – Веарат! Я правлю, ибо они боятся меня! Кто это, кто говорит против меня, а?

Шекра пожала плечами:

- Все они, лорд, кроме меня и еще двоих.

Раззѝд мерзко ухмыльнулся:

- Меня не волнуешь ты или другие два глупца. У каждой змеи есть башка, пока ее не убьют. Ну, так кто же лидер?

Лисица заговорила по секрету:

- Это пришло ко мне во сне, господин. Вот что видела я. Вигсал, ласка-пират, был в этой каюте с тобою. Затем помутилось все, и такие слова я услыхала:



Есть ласка в корабля сего команде,

Что капитана попытается убрать,

Ты берегись, о Лорд, ведь зверь сей наглый –

Ловкач с ножом, какого поискать!



- Когда мое видение прояснилось, вы лежали на полу каюты с ножом в спине, господин. Ласка кричал команде, что капитан теперь он.

Шекра затаила дыхание, пытаясь не вздрогнуть под взглядом Веарата. Он спокойно сказал:

- И кто те двое, кроме тебя, кто лоялен ко мне? Не бойся, ты можешь назвать их имена.

Лисица почти улыбнулась от облегчения:

- Мула и Джибори, господин.

Раззѝд продолжил вышагивать по каюте, потирая свой плачущий глаз и кивая:

- Хорошо, хорошо. А теперь я хочу, чтобы ты привела Вигсала ко мне, но убедись в том, что он ничего не подозревает. Ты можешь это сделать?

Теперь Шекра улыбнулась:

- Предоставьте это мне, лорд.



Мула, Джибори и Вигсал сидели развалившись на носу, наблюдая, как мухи скапливаются на остатках жареной щуки.

Шекра присоединилась к ним:

- Ну что, кто-нибудь желает хороший кусочек жареной щуки?

Джибори проигнорировал замечание лисицы:

- Что ты сказала капитану, лиса?

Шекра хихикнула:

- Веарат сам себе закон. Ты не сможешь сказать ему чего-то, что он не желает слышать.

Вигсал смахнул покрытый мухами кусок рыбы за борт. Мула настаивал:

- Так о чем шла речь в той каюте, а?

Лисица прятала что-то вдоль своей лапы. Она стояла позади Вигсала, обращаясь к Муле и Джибори:

- Капитан ни разу не упомянул вас двоих.

Она похлопала Вигсала по спине примерно на уровне пояса:

- Он сказал, что хочет поговорить с тобой, приятель.

Пират-ласка выглядел смущенным:

- Капитан хочет видеть меня?

Шекра кивнула:

- Да, приятель, тебя. Он в хорошем настроении, так что вряд ли это что-то серьезное. Иди уже.



Раззѝд сидел за своим столом; обе его передние лапы были скрыты за краем стола. Вигсал постучал в дверь каюты и вошел. Стоя перед столом, он дотронулся до своего правого уха, салютуя:

- Вы хотели меня видеть, капитан?

Раззѝд взглянул вверх так, как будто только что заметил ласку:

- Ты лоялен ко мне, Вигсал?

Пират кивнул, стараясь быть с ним начеку:

- Так точно, капитан, лоялен, как белый день!

Раззѝд кивнул:

- Хорошо! И ты не зашел бы в мою каюту, чтобы причинить мне какой-то вред, не так ли?

Вигсал быстро затряс головой, размышляя, во что же он вляпался:

- Нет, конечно, капитан, клянусь в этом!

Раззѝд сделал лапой вращательный жест:

- Ну-ка, повернись кругом, полностью кругом, чтобы снова быть лицом ко мне!

Ласка повиновался, хотя его била нервная дрожь.

Когда он завершил оборот, Раззѝд заговорил так, как будто делился шуткой с членом команды:

- А теперь я хочу, чтобы ты осторожненько, одной лапой, вытащил эту штуку из-за своего пояса. Делай это медленно, используй свою левую лапу, тихо, спокойно…

Морда Вигсала окаменела, когда он вытащил кинжал из-за своего пояса. Он произнес, запинаясь:

- К-как эт-то зд-десь оказ-залось? Это не мое, клянусь вам, капитан, не мое!

Раззѝд мягко ответил:

- Ну и ну, как странно! Окажи мне услугу, приятель, положи-ка этот клинок на стол, прямо передо мной.

Пират наклонился над столом, положив кинжал поближе к своему капитану и все еще протестуя по поводу своей невиновности:

- Я никогда раньше не видел этого клинка, капитан, вы должны мне поверить, ка…

Он застыл, все еще склоняясь над столом. Раззѝд с силой ударил трезубцем сквозь непрочную деревянную крышку стола; его взгляд встретился с пораженным взглядом Вигсала, когда он прорычал:

- Ты освобожден от службы на «Зеленом Саване»! Ступай к Адским Вратам!

Вытащив трезубец, он отпихнул от себя убитого пирата, крича в голос:

- Не удирайте – марш сюда, все трое! Давайте, заскакивайте!

Мула, Шекра и Джибори протиснулись внутрь. Он подмигнул им своим здоровым глазом:

- Я знал, что вы будете шпионить снаружи. Ну, и что вы думаете об этой мятежной дряни, а?

Шекра поклонилась:

- Он больше не будет против вас злоумышлять, лорд, это уж наверняка!

Пронизывающий взгляд Веарата прошелся по ним:

- Вы лояльны ко мне?

Три головы склонились в унисон:

- Так точно, капитан!

Он молча наблюдал за ними, пока они не начали выказывать знаки смущения:

- Тогда взгляните на этого и запомните, что случается с теми, кто не лоялен. Уберите это из моей каюты!



Никто из троицы не сказал и слова, когда они выкинули тело Вигсала за борт. Затем Мула уставился на Шекру:

- И что все это значило, лиса?

Лисица пробормотала:

- Говори потише, приятель. Раззѝд мог почуять, что что-то готовится, поэтому я отдала ему Вигсала. Сейчас не время бунтовать. Когда Раззѝд завоюет красное аббатство, тогда мы с ним разберемся. Между нами мы сможем его перехитрить, когда придет время.

Мула ухватил Шекру за лапу:

- Ты говоришь о бунте и убийстве. Что заставляет тебя думать, что я хочу в этом участвовать, а?

Провидица спокойно отняла свою лапу из его захвата:

- То, что я за тобой наблюдала. Я могу сказать, поверь мне. Вигсал был трепачом – он бы разболтал про нас рано или поздно. Раззѝд думает теперь, что он подавил всякий бунт, и так мы и будем это держать, пока время не приспеет.

Джибори согласился:

- Она права, приятель. Как только капитан уйдет с дороги, мы будем командовать всем – этим аббатством и всем, что к нему прилагается!

Мула перевел взгляд с одной на другого, а затем кивнул:

- Я с вами!

Шекра опустила взгляд на палубу, шепча:

- Берегитесь, он на нас смотрит!

Раззѝд стоял в дверях своей каюты. Он начал идти к ним, но крик с верхушки мачты быстро остановил его:

- Брод, капитан! Прямо по курсу! Брод!


25.

Угго крепко держался за лапку Пози, хотя они путешествовали в центре группы. Старый Буек Вилтуд предположительно вел их по короткому пути в Рэдволл, так что они могли прибыть до «Зеленого Савана» и команды Раззѝда Веарата. Они были в запретной и зловещей части Страны Цветущих Мхов, что редко использовалась другими путешественниками. Деревья – кедры, дубы, вязы, буки, ясени, березы и другие разновидности - здесь были гигантскими, их верхние ветки смыкались, заслоняя солнечный свет. Это был мир зеленого сумрака, в котором обитали темные тени. Казалось, что здесь, во всеобъемлющей тишине, не растет ничего, кроме деревьев и клумб странных папоротников. Дно леса было покрыто толстым слоем лиственного перегноя и сухих сосновых иголок.

Угго нервно хихикнул:

- Не очень-то весело прогуливаться по этому месту, а?

Его голос прозвучал гулко среди монолитных стволов. Пози сжала его лапу:

- Тише, тихо будь. Звуки здесь далеко разносятся.

Береговой Хвост, землеройка из Гуосима, украдкой прошептал:

- Думаешь, кто-то может нас слушать?

Лог-а-Лог Денди, замыкавший шествие, дотронулся лапой до рукояти своей рапиры, притворяясь храбрым:

- Мне не важно, кто они. Пусть слушают, сколько хотят, пока не попытаются что-то мне сделать. Все, что они получат от этого Гуосима – это вкус холодной стали!

Шагая во главе рядом с Буйком, Свиффо приходилось замедлять шаг, чтобы сравняться с древним ежом. Он не был чересчур обрадован, когда старикан уселся на поваленном стволе ели.

Юноша – морская выдра протянул ему свою лапу:

- Давай, дедуля, поднимайся! Пойдем – мне не нравится это место. Чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше, а?

Буек стряхнул лапу со своего плеча, сварливо заявляя:

- Мне тоже это место не нравится, но зверю моих сезонов надо отдыхать. Я не такой прыткий, как вы, молокососы!

Свиффо скомандовал остановку:

- Отдохните немного, ребята!

Буек был склонен к спорам, и так он и поступил:

- Немного отдохнуть, а? Слушай, ты, морская собака, я буду отдыхать столько, сколько мне захочется, ясно? Я тот, кто знает дорогу, так что никуда вы без меня, без проводника, не тронетесь!

Лог-а-Лог Денди попытался ублажить его:

- Тут ты прав, старина. Охлади свои лапы на какое-то время.

Буек упрямо выпятил свою мордочку:

- Ага, и пока я охлаждаю свои лапы, как насчет чего-нибудь пожевать и капельку попить – или мне тут сдохнуть с голоду?

Свиффо пожал плечами:

- Я бы тоже не отказался от каких-нибудь харчей, приятель. Проблема в том, что у нас их нет, и здесь в округе достать нечего – разве что кто-нибудь захочет отправиться добыть еды.

Разведчик Гуосима Доббл отряхнул перегной со своего хвоста:

- Я пойду осмотрюсь. Здесь должно быть хоть что-нибудь съедобное!

Фрабб, член Гуосима с плотной мордой, вызвался добровольцем:

- Я пойду с тобой, Доббл. Если я вскоре не наложу лапу хоть на какие-нибудь харчи, я начну глодать собственный хвост!

Когда они вместе удалялись, Лог-а-Лог Денди окликнул их:

- Смотрите в оба, ребята, чтобы не случилось какой беды, и если что, подайте знак нашим кличем Гуосима!

После того, как парочка скрылась в зеленом сумраке, остальные сидели, отдыхая. Время было неспокойное. На всей команде лежал покров тишины. Угго и Пози придвинулись ближе друг к дружке, беспокойно поглядывая вокруг и замирая при любом звуке на заднем плане.

Землерой Береговой Хвост выглядел абсолютно несчастным по поводу ситуации:

- Видите? Я же говорил вам, что за нами наблюдают. А теперь они идут по нашим следам!

Денди сильно пихнул его локтем:

- Почему бы тебе не говорить еще громче – чтобы этим, кто бы это ни был, легче было нас найти? Фух, что заставляет тебя думать, что кто-то нас преследует?

Как будто боясь повернуться, Угго жестом показал назад:

- Этот звук, вот только что. Это звучало так, как будто что-то скользило через сухие листья – возможно, змея!

При упоминании слова «змея» среди землероек поднялся перепуганный стон, ибо они смертельно боялись змей.

Даже Лог-а-Лог выглядел встревоженным; он пихнул Буйка:

- Ты говорил, что здесь в округе бывают змеи, а, старик?

Древний еж кивнул:

- Ага, и у меня нет привычки врать. Это вполне мог быть звук от змеи!

Свиффо собрал немного сухого мха. Используя клинок ножа и кремень, он начал колдовать над дымящейся маленькой кучкой:

- Эгей, Гуосим, не сидите там, как крабы в котелке, давайте собирать сухие ветки! Огонь удержит на расстоянии любого зверя, даже змею! Давайте, парни, проявите готовность!

Землеройки нервно принялись за работу, подбадриваемые Денди, который разыгрывал из себя храбреца. Угго и Пози тоже присоединились. Вскоре набралась изрядная куча сухих сучков и веток, готовых для разжигания.

Свиффо вовремя пробормотал предупреждение:

- Не делайте слишком большой костер. Только лесного пожара нам не хватало!

Внезапно Пози, собиравшая сухой папоротник, поспешила к костру. Она была мертвенно бледной и сжимала свою правую лапку левой.

Денди кивнул ей:

- Повредили лапку, мисси? Упали, а?

Хорошенькая молодая ежиха старалась удержаться от клацанья зубами, когда пробормотала в ответ:

- П-по м-моем-му, м-мен-ня ук-кус-сили!

Угго поспешил к ней:

- Кто укусил, змея?

Пози уселась на землю, покачиваясь вперед-назад и все еще прижимая к себе лапу:

- Я д-дум-маю, эт-то б-был-ла з-зм-мея!

Угго почувствовал, как его голос срывается на панический визг:

- Пози змея укусила! Что нам теперь делать!

- Скажи-ка ей, чтоб сидела смирно, я гляну, - Буек подковылял ближе, заставляя Пози ослабить свою хватку на поврежденной лапе. Он придвинул свою морду ближе, оглядел отметину, затем пососал ее и сплюнул. Глядя на выступившую каплю яркой крови, он хихикнул:

- Хи-хи, должно быть, это была однозубая змея, мисси. Здесь только один укол, а змея делает два. Где вы это получили? Покажите-ка мне место!

Угго кивнул на заросли папоротника:

- Мы были вместе, вон там.

Взяв палку из груды дров, Буек потрусил к папоротникам. Он помахал палкой среди растений, бормоча:

- Молодежь нынче не отличит укус змеи от поцелуя растакой бабочки. Гляньте-ка, вот и ваша змея!

Он поднял вверх сухой побег ежевики, покрытый колючими шипами:

- Можете перестать трястись, мисси. Жить будете – ай! Ну вот, теперь я сам накололся!

Он отшвырнул сломанный побег от себя, почти попав ним в Доббла, который как раз примаршировал в сопровождении Фрабба.

- Эй, эй, дедуля, смотри, куда швыряешься!

Между собой двое членов Гуосима тащили результаты своих поисков еды, увязанные в старый плащ. Фрабб высыпал его содержимое на землю:

- Здесь в округе кучи грибов, еще немного корней одуванчика, желуди с прошлой осени, несколько старых каштанов и вот это.

Буек поднял большой коричневатый сморщенный нарост в форме футбольного мяча и понюхал его:

- Вы нашли это торчащим из ствола дерева, не так ли? Его называют губка – цветная капуста; отличная еда, если его тонко порезать и поджарить на костре…

Без какого-либо предупреждения из ниоткуда вылетел метательный снаряд, выбив большой древесный гриб из лап Буйка. За ним последовала команда, отданная грубым голосом:

- Смерть ворам, крадущим мою еду!

Очень высокий лис выступил из-за ствола сосны. Он был строен, но выглядел сильным. На нем был черно-зеленый плащ с высоким воротником. Взгляд его бледно-зеленых глаз блуждал по путешественникам.

- Я Кетрал Изменчивый, Лорд Заднелесья. Оставьте эту еду здесь. А теперь уходите, пока еще можете дышать!

Лог-а-Лог Денди выступил перед Свиффо, который готов был обнажить клинок. Сварливый вождь Гуосима прорычал:

- Пока мы еще можем дышать, а? Странные разговорчики от тощей нечисти. Я Лог-а-Лог Денди Сабо, вождь землероек Гуосима, и я предупреждаю тебя, кустохвост – только попробуй помешать нам, пока мы будем есть, и я дам тебе пожевать клинок своей рапиры!

Говоря, Денди вынул клинок Гуосима, который он теперь использовал, и стал наступать на лиса.

Кетрал Изменчивый стоял неподвижно, а из-под покрова деревьев выступили еще шесть лис. У каждого в лапах был арбалет, заряженный, взведенный и направленный на Денди. Плащ Кетрала распахнулся, показывая, что он был вооружен так же, хотя уже выстрелил арбалетный болт в древесный гриб, который держал Буек.

Буек остановил лапу Свиффо:

- Не пытайся что-либо сделать, морской пес. Они тебя убьют.

Кетрал Изменчивый перенес свое внимание на древнего ежа:

- Дважды до этого ты пересекал мои земли, старик. Зачем ты вернулся, приведя с собой этих зверей?

Буек пожал плечами:

- Мы всего лишь проходим сквозь и не собираемся причинять вред никому. Мы были голодны, так что землеройки накопали немного харчей. Вы же не поскупитесь на капельку еды для голодающих путешественников, а, господин?

Одна из прочих лис, старая лисица, ответила:

- Лорд Заднелесья сказал свое слово. Оставьте пищу и уходите, или умрете. Кетрал Изменчивый не терпит споров!

Угго возмущенно произнес:

- Это никакое не Заднелесье, это Страна Цветущих Мхов!

Буек отвесил юному ежу пощечину:

- У тебя что, мозгов нету? Тебе же было сказано не спорить!

В это время Кетрал Изменчивый перезаряжал свой арбалет болтом. Он вновь натянул тетиву без малейшего усилия. Направив оружие на Угго, он вынес приговор:

- Ты спорил, пререкался по поводу моей территории и крал еду. Пусть это будет уроком для твоих товарищей. Но для тебя, колючий свин, этот урок будет слишком поздним, ибо ты должен умереть!

Пози кинулась вперед, заступив собой Угго и крича:

- Нет! Ты не можешь так хладнокровно убить Угго! Он не причинил тебе вреда! Позволь нам уйти! Мы оставим еду и пойдем дальше!

Бледные глаза высокого лиса злобно сощурились:

- Отойди в сторону, или умри. Мое слово – закон в Заднелесье! Тот, кого называют Угго, должен быть казнен!

Пози храбро стояла на своем, страстно заявляя:

- Нет, я не отойду. Прошу вас, умоляю, не делайте этого!

Голос лиса был безжалостен:

- Тогда умрите оба!

Угго и Пози тесно прижались друг к другу, плотно зажмурив глаза.


Книга 3.Полный вперед, в Рэдволл!


26.

Время застыло, повиснув над жуткой картиной. Затем один из лис уронил свой арбалет, хрипло взывая:

- Лорд Кетрал, остановитесь!

Сзади его держал за оба уха Скор Пес Секиры, военный вождь Команды Бродяг, поигрывавший своей боевой секирой:

- Убьешь малышей – и я перебью вас всех, начиная с этого кустохвостого недоноска!

В следующее мгновение клинки двух клейморов появились сзади, захватив горло Кетрала Изменчивого. Низкий голос горца прошептал ему в ухо:

- Так точно, парниша. А ты будешь вторым в очереди к Адским Вратам. Без головы, правда, но не волнуйся, я пришлю ее сразу же, с одним из твоих храбрецов!

Следующим прозвучал голос сержанта Миггори, доложившего:

- Здесь все спокойно, сэр! Только кивните, и ни один не останется на ногах, сэр! Драндер, не давай этому копью упасть, держи его прижатым к лопаткам леди!

Большой Драндер плотно прижал свое копье к лисице:

- Простите, мэм, коли вам щекотно, но я бы на вашем месте стоял тихонько, во!

Свиффо улыбался от уха до уха, качая головой:

- Пап, ты откуда здесь взялся?

Рагган грубо потрепал его по голове:

- От самого Высокого Северного Побережья, только чтобы найти тебя, маленький братец. Хмм, я вижу, ты тут попал в небольшой переплет.

Свиффо сердечно пожал лапу своего брата:

- Да нет, ничего такого, из чего я бы не выпутался.

Лог-а-Лог подмигнул Скору:

- Тебе лучше ему поверить, Пес Секиры. Свиффо не без мужества, когда дело доходит до драки.

Скор передал своего пленника кровожадной девице Ястребку Убийце. Он протянул обе лапы вперед:

- Иди сюда, маленький негодник, дай-ка я на тебя взгляну!

Пока Скор обнимался со своим младшеньким, Рагган поинтересовался:

- Что бы нам сделать с этими злодеями, а?

Скор ответил как бы мимоходом:

- Они же хищники, не так ли? Убить их!

Капитан Рэйк был достаточно быстр, чтобы отдать контрприказ:

- О нет, ты, старый дикарь! Мы воины, а не убийцы!

Большой вождь морских выдр покачал головой, вздыхая:

- Как скажешь, Ночномех, но однажды ты об этом пожалеешь. Заберите их оружие и бросьте в огонь! Давайте приготовим чего-нибудь поесть – я помираю с голоду!

Привязанные лапами и хвостами к стволам деревьев, Кетрал Изменчивый и его лисы были вынуждены наблюдать, как выдры и зайцы распаковали припасы и приготовили еду.

Труг Бодсли потыкал пламя разряженным арбалетом:

- Смешно выглядит это оружие, сержант. Есть от него какой-нибудь толк?

Сержант скривил губу:

- Слишком вычурное, слишком долго снаряжать. И не стреляет так же хорошо, как добрый длинный лук из тиса. Однако из них получились неплохие дрова, а?

Младший капрал Шалфея поджарила ломтик губки – цветной капусты на арбалетном болте. Она откусила небольшой кусочек:

- Я что скажу, вкус у этого неплохой. Интересно, как это называется?

Лейтенант Таран жевал жареный каштан:

- Я так думаю, ядовитый дождевик, мисси.

Младший капрал сладко ему улыбнулась:

- Вкус, тем не менее, приятный. Еще что-нибудь осталось, парни?

Скор расспрашивал Денди:

- А теперь, старый щетиноголов, ты все еще не рассказал нам, почему вы так сильно отклонились от следа?

Вождь Гуосима, казалось, какое-то время игнорировал термин «щетиноголов», но затем остроумно ответил:

- Ну что же, я расскажу тебе, старый бочкопуз. Мы не столько отклонились от следа, сколько стараемся опередить команду нечисти. Я планирую прибыть в Рэдволл вперед «Зеленого Савана». Таким образом, мы сможем предупредить рэдволльцев, встать рядом с ними и встретить Раззѝда Веарата как единая группа. Да, и укрывшись за добрыми высокими каменными стенами. Буек полагает, то знает короткий путь, который доставит нас в аббатство вдвое быстрее, видишь ли.

Скор указал рукоятью своей секиры на древнего ежа:

- Что, ты имеешь в виду этот старый мешок с костями и трясучими иголками? Ух, как по мне, так он не смог бы найти свой собственный нос, даже всеми четырьмя лапами, Денди. Вам следовало идти вдоль берегов реки.

Буек Вилтуд погрозил Скору куском сломанного арбалета:

- Эй, верзила, ты кого это там оскорбляешь, а? Был бы я на пару сезонов помладше, я бы тебе этим хвост надрал!

Подняв обе лапы в притворном страхе, Скор скрыл усмешку:

- Хорошо, что я взял с собой воинов, чтобы они меня защитили! Лады, дедуля, и какой же дорогой мы должны идти в Рэдволл?

Буек пробубнил, пытаясь откусить своими немногими оставшимися зубами от жареного каштана и нечетко показывая лапой:

- Э-э, дайте-ка посмотреть, думаю, тудой…

Лог-а-Лог Денди вскинул лапы в замешательстве:

- Думаешь? Но ты же сказал нам, что наверняка знаешь дорогу!

Старый еж нахмурился:

- Никогда! Все, что я сказал – что я думаю, что знаю короткий путь. Я никогда не говорил «наверняка». Я старый, знаешь ли. Когда ты стар, некоторые вещи забываются.

Рагган недоверчиво покачал головой:

- По-моему, нам следовало бы избавиться от тебя самого, старый ты идийот!

Буек сильно топнул лапой; послышался грохот выпадающих колючек. Он яростно развернулся к молодой морской выдре:

- И кого это ты тут назвал старым идийотом? Слушай, пухомордый, когда-нибудь ты сам состаришься! Ха, я надеюсь, тогда они от тебя избавятся, оставят без единой корки и без единой капли питья, вот так-то! Кроме того, не такие вы уж и умные, вы все – или вы не заметили, что чего-то не хватает?

Бафф Красноспора подняла глаза от кубка с морошковым ликером:

- Не очень, сэр. Э-э… вы что-нибудь видите, чего не хватает, во?

Буек использовал свой грязный коготь, чтобы поковыряться в пеньках своих зубов:

- Пока вы были так заняты набиванием своих животов и рассказыванием мне, какой я старый дурак, ваши лисы сбежали!

Капитан Рэйк кинулся к покинутым стволам деревьев:

- Почему же ты ничего не сказал, старик?

Буек оглядел свой коготь, прежде чем вытереть его, комментируя:

- Потому что вы меня не спрашивали. Кроме того, я это только что заметил.

Действительно, Кетрал Изменчивый и его шесть лис исчезли, оставив после себя свои длинные черно-зеленые плащи среди кучи перерезанных пут. Большой Драндер с отвращением уставился на Эндар Дивный Клинок, одну из команды Скора:

- Я что говорю, разве не вы должны были присматривать за ними?

Рагган встал лицом к лицу с большим молодым зайцем:

- Нет, я думал, это работа для вашего знаменитого Долгого Дозора!

Выдрочка Ястребок сурово уставилась на Лог-а-Лога Денди:

- Мы только что вас всех спасли. Меньшее, что вы могли сделать – это приглядеть за теми лисами!

Капитану Рэйку пришлось кричать, чтобы быть услышанным среди поднявшихся пререканий:

- Ох, а не позатыкались ли бы вы все? Мы никуда не попадем, если будем здесь жаловаться, как толпа старых дураков! Тихо, я сказал! Эти лисы ускользнули, как дым. Они хищники, да, но смелые и хитрые звери. Так что нам теперь делать? Я жду осмысленных идей, знаете ли!

- Бежать, спасая свои жизни, пока они не вернулись с подкреплением! – это сказал Буек.

Скор Пес Секиры воздвигся над старым ежом, поигрывая своей боевой секирой:

- Нет, пока я военный вождь Команды Бродяг. Мы ни от кого не бегаем!

Буек хихикнул, посасывая жареный желудь:

- Смелые слова, морской пес. А я собираюсь бежать. Можешь остаться здесь и встретиться с кучей жаб, вооруженных духовыми трубками и отравленными дротиками. Этот Кетрал и несколькими змеями тоже командует. Ты всегда можешь испытать, ядовитые они или нет. С такими, как вы, справиться не будет такой уж большой проблемой.

Сержант Миггори присел на корточки перед Буйком:

- Мы поняли твою точку зрения, старина. Никто из нас здесь раньше не бывал, так что мы не знали бы, куда и бежать. А куда бы ты направился, приятель?

Буек похлопал себя по морде и подмигнул:

- Знаю я одно местечко, от которого они держатся подальше. Хотите, чтобы я вас туда отвел?

Лейтенант Таран протянул лапу, помогая старику подняться:

- Веди, дорогой, веди. Мы с тобой.

Все отправились в путь во главе с Буйком, которому помогали Угго и Пози на случай, если он споткнется. Он повел их извилистым маршрутом через большие деревья, заросли папоротников и пружинистый перегной. Атмосфера стала заметно мрачнее.

Юный Флетчерс бросил обеспокоенный взгляд на окрестности:

- Я что скажу, мрачнее уж и быть не может, во! Тут даже того зеленого света больше нету, во!

Капрал Небосвод ущипнул Флетчерса за уши, чтобы его утихомирить:

- Это, скорее всего, потому, что сейчас ночь, парень. А теперь никаких больше разговоров – молчок, ясно?

Флетчерс как раз собирался спросить, почему, когда он услышал, как вождь Гуосима Денди бормочет Раггану:

- Они идут за нами. Нас преследуют, послушай!

На некотором расстоянии послышалось высокое тявканье. Сержант Миггори опознал его:

- Лисий клич, если я не ошибаюсь. Доносится слева. Вот еще парочка лисьих криков, один справа и два где-то сзади от нас. Вы их слышите, сэр?

Капитан Рэйк кивнул:

- Да, сержант, я слышу. Для меня звучит так, как будто они пытаются поймать нас в клещи. Нам надо маршировать на двойной скорости и быть тихо.

Скор поравнялся с Буйком во главе:

- Эгей, старик, где это место, куда ты нас ведешь, и как долго еще до него?

Сопровождаемый Угго и Пози, древний еж прихрамывал.

- Уже должно быть недалеко. Слышишь эту текучую воду? Это там. Мои старые лапы уже не действуют, как надо. Я замедляюсь, но немногое могу с этим сделать.

Вождь морских выдр подозвал четырех крепких членов Команды Бродяг. Примотав два щита к древкам копий, они сделали переносное кресло. Скор приказал:

- Несите этого старика, и идите туда, куда он вам скажет!

Когда звуки текучей воды приблизились, то же самое произошло с лисьими криками. Капитан Рэйк первым обнаружил водный источник. Это был средних размеров ручей с крутыми берегами.

Буек указал вперед:

- Продолжайте идти этим путем, пока не увидите холм с тоннелем, идущим вглубь него. Это то место, которое нам нужно.

Послышалась реплика Копейщицы Шалфеи:

- Ну, нам лучше бы найти его поскорее, ребята. Похоже, что эти чертовы вражины прямо у нас на хвостах, во!

Скор скомандовал своим лучшим лучникам:

- Отступите в тыл колонны и стреляйте в любого врага, какого увидите. Нет ничего лучше доброй ясеневой стрелы, чтобы остудить пыл преследователей!

Уилби прошептал Ястребку Убийце:

- Он этим наслаждается, не так ли?

Прилаживая стрелу к тетиве, кровожадная выдрочка приостановилась, чтобы к ней присоединились марширующие сзади:

- Ну конечно. И я тоже. Война – это то, в чем мы лучше всех!

Первой их цель заметили зоркие глаза Бафф Красноспоры:

- Вон оно – прямо впереди, большой темный проем, где ручей вытекает из холма!

Труг Бодсли воскликнул:

- Нам что, надо идти туда, сержант?!

Сержант Миггори подтолкнул его вперед:

- Конечно, надо, юный сэр. Давай-ка внутрь. Посмотрим, как вы намочите лапы!

Все плюхнулись в темный ледяной поток, протискиваясь в засасывающую темноту. Некоторые из землероек Гуосима погрузились с головой, но зайцы и выдры подняли их на поверхность.

Большой Драндер поддерживал Угго и Пози:

- Хватайтесь за меня, молодежь, но осторожнее с этими колючками, пожалуйста!

Скор со своими лучниками остался на берегу близко к входу. Он раскручивал тяжело заряженную пращу.

Звуки преследования приблизились, когда он завращал пращу быстрее:

- Погодите еще… погодите! Нет смысла стрелять, пока мы не узнаем, что можем в них попасть. Один хороший залп, а затем сразу внутрь за остальными. Не ждите ответного залпа со стороны негодяев. Помните, они будут использовать отравленные дротики. Ладно, Команда, давайте тепло поприветствуем их… Пли!

Длинные стрелы засвистели в полумраке леса, как сердитые шершни в полете. Немедленно вслед за этим послышались визг и булькающие крики. Выпустив свои камни из пращи, Скор удовлетворенно кивнул:

- Это слегка притормозит скользких гадов. Ладно, а теперь все в тоннель, быстро!

Пошли все, кроме одного – Гаррента, котрорый приладил к тетиве еще одну стрелу.

Скор кинулся назад к нему:

- В тоннель, я сказал! Двигайся!

Гаррент проигнорировал приказ, выпуская стрелу:

- Ха-ха! Достал его, большую жабу! Я видел, как он подхо… уххх!

Он повалился, как бревно, пронзенный в шести местах длинными дротиками с хохолками. Скор знал, что с Гаррентом покончено. Два дротика расплющились о его металлический нагрудник, когда он кинулся в поток, бредя против течения, чтобы присоединиться к остальным.

Тоннель повернул дважды. Скор наткнулся на выдр, ждущих за изгибом на втором повороте. Он сердито потряс своей бородатой головой:

- Я потерял одного из моей Команды Бродяг, Гаррента, великого воина, но упрямца. Он хотел остаться и драться, так же как и я. Я никогда в жизни не отступал. Не можем ли мы пойти назад и встретиться с ними?

Они ждали в темноте и тишине, пока лейтенант Таран при помощи кремня и стали не зажег несколько факелов, предусмотрительно сделанных им на марше.

Скор ударил своей секирой по скальной стене, повторяя свой вызов:

- Что с вами такое? Давайте, пошли назад и устроим им настоящую битву! Кто со мной?

Капитан Рэйк Ночномех покачал головой:

- Наше задание, друг мой – добраться до Рэдволла и драться с настоящим врагом - Раззѝдом Веаратом и его командой хищников. Не дело это – рисковать ценными воинами, только чтобы показать Кетралу Изменчивому, что мы его не боимся!

Лог-а-Лог Денди выступил на стороне Рэйка:

- Капитан прав, Скор. Мы спешим в Рэдволл. У меня незаконченное дело с этим Веаратом – он убил многих из моего клана, а сколько потеряли вы – одного воина?

Вождь морских выдр опустил свою секиру:

- Прости, Денди. Ты прав, и я это вижу. Просто, когда мне кровь бросается в глаза, я ничего не могу с собой поделать. Мы идем в Рэдволл, но теперь я вас предупреждаю – Веарат мой!

У сержанта Миггори было что заметить:

- Прошу прощения, сэр, но Веарат убил нескольких наших зайцев, хороших ребят, и молодых. Так что, как я всегда говорю – кто первый встал, того и завтрак!

Скор оскалился по-волчьи:

- Тогда каждый из нас возьмет себе по куску!

Они продолжили следовать по затопленному тоннелю под землю. Постепенно стало мельче, и с одной стороны показался скальный уступ. Гуосим и трое ежей благодарно выбрались на него, так же как и несколько зайцев. Однако морские выдры были сильными пловцами. Они презрели уступ, предпочтя воду. Землерой Доббл озвучил мысль, беспокоившую прочих:

- Почему лисы и их твари не последовали за нами сюда – вот что я хотел бы знать!

Пози поежилась:

- Я тоже, но я считаю, что лучше нам будет просто поблагодарить свою счастливую судьбу идти дальше.

Рагган проплыл вперед с зажатым в зубах факелом. Его не было совсем недолго, а потом он крикнул:

- Здесь еще один тоннель вверху – идите взгляните!

Бредя вперед, Буек ответил:

- Еще один тоннель… И по какому же из них нам идти, а?

Капрал Небосвод помогал старому ежу идти вдоль уступа:

- Мы узнаем, когда мы до него доберемся. Продолжайте движение, сэр.

Вода снова начала становиться глубже, и течение усилилось. Рагган ждал их за следующим поворотом.

Скор выглядел озадаченным:

- И где же этот другой тоннель?

Рагган указал пылающим факелом:

- Над уступом, там, наверху в стене – видите?

Денди потянулся вверх с уступа, где стоял:

- Забавный тоннель. Что он делает так высоко в стене?

Скор взглянул вверх на отверстие:

- Мне придется чуток поджаться, чтобы туда пролезть. Есть добровольцы пойти туда первыми?

Рагган начал вылезать из воды:

- Я нашел его, так что, думаю, мне и идти первым.

Он был уже почти на уступе, когда его младший брат Свиффо лишил его шанса. Ловко вспрыгнув Раггану на плечи, Свиффо прыгнул, ухватившись за край входа. Он подтянулся, исчезнув в темной дыре. На мгновение повисла тишина, которую вспорол грохочущий голос Скора, отдавшийся эхом от стен тоннеля:

- Ну, юный шалопай, как там внутри?

Голова Свиффо показалась на входе:

- Слишком темно, чтобы что-то увидеть. Передай мне факел, Рагган!

Рагган осторожно бросил зажженный факел. Он описал огненную дугу, но Свиффо ловко его поймал. Он помахал и снова исчез. Все смотрели, как уменьшаются мерцающие лучи.

Капитан Рэйк крикнул:

- Ты там хоть не потеряйся, парень!

Снова стало тихо, а затем начал формироваться звук. Он был похож на ураганный ветер над рощей деревьев, со свистом до крещендо, сдобренным пронзительными писками, множеством писков.

Сержанту Миггори пришлось орать, чтобы быть услышанным сверх нарастающего грохота:

- Во имя крови и грома, что это такое, сэр?

Свиффо кубарем выкатился из тоннеля, все еже сжимая в лапе дымящийся факел, ударился о воду и нырнул.

А затем огромная темная масса опустилась на шокированных зверей.



Аббатство Рэдволл на ранней летней заре являло собой картину спокойствия. Дорка Гурди встала рано и прогуливалась по стене, прихлебывая из кружки дымящийся чай из одуванчиков и окопника и покусывая хрустящую овсяную булку.

Прогулки по стене на рассвете и на закате стали уже почти ритуалом для выдры-привратницы аббатства. Она постоянно надеялась на возвращение своего брата Джема Гурди и Угго Вилтуда. Они отсутствовали уже весьма значительное время, но она все не оставляла надежды увидеть, как эта парочка шагает домой вдоль тропинки, что проходила вдоль аббатства. Стоя на пороге над главными воротами, Дорка наслаждалась тихими мгновениями до пробуждения рэдволльцев. Вдалеке, по ту сторону равнины, затуманенный горизонт изменяла утренняя заря. Далекие медленно дрейфующие клочки облаков были тронуты мягким серым, бледно-голубым и бледно-золотым цветами. Постоянное задумчивое воркование лесных голубей смешивалось с мелодичными серенадами черных дроздов и дроздов-рябинников из леса позади. Печальные трели вздымающихся жаворонков сладкозвучно смешивались с хором.

К Дорке присоединился Колокол Динь, звонарь аббатства.

- Я как раз шел звонить к заутрене, но кому нужен колокольный звон с такой музыкой, а, мэм?

Дорка поставила свою кружку на зубцах, кивая высокой мрачной белке:

- Да, конечно же, сэр.

Динь взглянул на юг по тропе, а затем на равнину:

- Ни следа Джема и юного Угго?

Большая выдра покачала головой:

- Еще нет, но они скоро придут, вот увидите. Хотя мне кажется, что они прибудут с севера. Сама не знаю, почему, возможно, я просто так чувствую.

Динь кивнул:

- Да, возможно, вы правы, мэм. Север – такое же подходящее место, чтобы оттуда прибыть, как и любое другое. Вы уж меня простите, но мне время идти к моим колоколам.

Он как раз собирался уйти, когда увидел две маленькие фигурки, карабкающиеся вверх по ступеням северной лестницы:

- Посмотрите-ка на этих двух малышей! Кто им сказал, что они могут приходить сюда на стены в одиночку?

Он поспешил вдоль западной стены, сопровождаемый по пятам Доркой, крича парочке Диббунов:

- Оставайтесь там, где вы есть, не залезайте на следующую ступень!

Это были малыш-землеройка Альфио и крохотная белочка Булька. Они радостно замахали лапками:

- Доблое утло! Правда, тут классно? Мы собилались залезть на стену и выглянуть!

Динь взял Альфио за лапку:

- Хо, нет, вы знаете правила про малышей, гуляющих здесь в одиночку. А теперь спускайтесь-ка, уже время завтрака.

Белочка Булька вскарабкалась по сутане Дорки и уселась на ее плече:

- А мне все-все отсюда видно, Дорки – и все деревья, и тропу, и большой корабль!

Держа ее крепко, Дорка взобралась на зубцы:

- Большой корабль? Где?

Крохотная лапка Бульки выстрелила вперед:

- Вон там, вверх по тропе – видите?

Да, там был «Зеленый Саван» - все еще далеко, но вполне отчетливо видный. Зеленые паруса безжизненно обвисли, и корабль медленно продвигался вперед, подгоняемый его командой хищников, ворочающих веслами.

Динь помог Дорке спуститься, передавая ей заботу над Альфио:

- Забудьте про колокола, мэм – присмотрите за вот этим. Мне надо пойти и сказать об этом аббату!



В Большом Зале отец аббат Тибб председательствовал на первой трапезе дня. Он уже наполовину прочел молитву, когда Колокол Динь ворвался в зал; его лапы прошлепали по камням пола, когда он поспешил к аббату.

Тибб укоризненно уставился на него:

- Это не могло подождать?

Задыхаясь от быстрого бега, звонарь постарался говорить потише, поспешно объясняясь:

- Большой корабль с зелеными парусами приближается вниз по тропе с севера. Я и Дорка видели его собственными глазами, отче!

Тибб отступил от стола, притянув Диня ближе:

- Продолжай с завтраком вместо меня, и никому ни слова. Кротоначальник Руго, сестра Фиск, Фоттлинк, Матушка Воппл – прошу следовать за мной!


27.

На борту «Зеленого Савана» все разговоры о бунте были забыты, когда пираты и морские крысы увидели долгожданный приз в пределах своей видимости.

Джибори стоял на самом носу, указывая мечом на виднеющееся вдалеке аббатство:

- Хахарр – вот оно, парни, большое и прекрасное!

Он подозвал Шекру:

- Пойди скажи капитану, что мы прибыли!

Лисица на цыпочках прокралась в каюту Раззѝда Веарата, думая, что, возможно, он еще спит. Весьма в обратном смысле, тот сидел в своем кресле, полностью проснувшийся, лицом к двери и с трезубцем, расположенным в пределах досягаемости. Его пронзительный взгляд был прикован к Шекре:

- Чего тебе надо, лиса?

Провидица отсалютовала, потянув себя за кончик уха:

- Хорошие новости, лорд – только что было замечено аббатство Рэдволл!

Раззѝд не выглядел чрезмерно обрадованным:

- Где оно и как далеко мы от него?

Ожидавшая более радостного отклика, лисица сбивчиво ответила:

- Прямо по курсу, лорд. Мы будем там к полудню.

Положив трезубец себе на колени, Раззѝд продолжил сверлить Шекру взглядом:

- Когда ты вошла в мою каюту, я заметил, что ты кралась – не отрицай этого! Предполагалось, что ты застанешь меня спящим, не так ли?

Лисица выступила с благоразумным ответом:

- Ну, сэр, еще ведь только рассветает, а капитанам позволено спать, когда они пожелают. Я думала, что вы еще, должно быть, отдыхаете…

Веарат указал на пол:

- Подойди сюда, стань ближе ко мне.

Шекра нерешительно повиновалась, и Раззѝд подогнал ее:

- Ближе! Подойди, лиса, чуть ближе! Вот так!

Лисица стояла, дрожа и не зная, чего ей ожидать. Она была так близко, что могла ощущать его дыхание на своей морде. Когда он мягко заговорил, голос Раззѝда был чуть хрипловатым:

- Есть что-нибудь, о чем твоему капитану следует знать?

Ее губы задрожали:

- Н… нет, сэр, ничего такого.

Раззѝд медленно вытер влагу со своего незрячего глаза:

- Хорошо! Ты ведь все еще моя Провидица, не так ли?

Шекра молча кивнула, осознавая напряженный взгляд единственного глаза.

Однако следующая его реплика стала для нее сюрпризом:

- Тогда скажи мне, почему я плохо спал?

Лисица слегка расслабилась:

- Старые раны беспокоили вас?

Раззѝд произнес всего одно слово:

- Нет!

Она позволила себе сделать паузу, прежде чем заговорила вновь:

- Тогда это был сон, который побеспокоил вас, лорд.

Раззѝд слегка откинулся назад:

- Да, сон. Скажи мне, что ты знаешь о воине, что носит пылающий меч?

Даже несмотря на то, что она была озадачена, Шекра почувствовала себя на знакомой территории:

- Этот воин – что за зверь это был, лорд?

Его ответ поразил ее:

- Думаю, это была мышь!

Лисица скрыла свое удивление за кивком, выгадывая время:

- Мне нужно посоветоваться с моими знаками, господин. Как выглядела эта мышь?

Пока она рылась в своей сумке в поисках необходимого, Раззѝд гневно отрезал:

- Идиотка, он выглядел, как мышь, в доспехах!

Собрав немного информации, Шекра метнула камушки, кости и ракушки. Ее тон стал пророческим:

- Знаки предсказывают знамение предупреждения. Вы ее боитесь, господин?

Раззѝд издевательски расхохотался:

- Я не боюсь никого, и меньше всего - какой-то мыши! Что еще ты видишь? Говори!

Лисица набралась уверенности, обращаясь к лести:

- Это правда, вы никого не боитесь, о Великий. Еще не родился тот, кто вас победит. Не обращайте внимания на эту мышь, идите вперед и завоюйте крепость из красного камня. Ничто не остановит вас – это ваше право царить там!

Она ожидала его реакции. Веарат, казалось, был приободрен тем фактом, что он приближался к своей цели. Затем его настроение резко изменилось. Он смерил ее устрашающим взглядом:

- Ты говоришь правду, Провидица? Ну?

Шекра напустила на себя мистический вид:

- Когда это я лгала? Я всегда говорю тебе правду, лорд!

Раззѝд задумался вслух:

- Я часто размышляю – ты у меня Провидица или просто прорицательница? Так что, ты говоришь правду, что мне нечего бояться?

Лисица решила добавить предупреждение, прикрывая себя от событий будущего:

- Лишь одно, мой лорд – берегись пламени меча из твоего сна. Помни, это пламя почти убило тебя!

Веарат мрачно нахмурился:

- Да, это то, что мне не забыть так легко! Эти шрамы мне носить всю жизнь! – Раззѝд на мгновение замолчал, слегка барабаня лапой по древку трезубца, а затем поразил Шекру, быстро подхватившись с места с неожиданной улыбкой на морде:

- Пойдем, дружище, давай-ка взглянем на знаменитый Рэдволл, а?

Лисица почтительно отступила в сторону, но Раззѝд остался сзади, сделав замысловатый жест лапой:

- Нет, нет, ты иди первой. С этого момента я хочу, чтобы вся моя команда ходила впереди меня. Знаешь, почему?

Шекра покачала головой:

- Нет, лорд.

Она вздрогнула, когда Раззѝд слегка пощекотал ее спину зубцами трезубца, отвечая как бы между прочим:

- Потому что я доверяю только тем, кто впереди меня!



Команда была вне себя от радости. Они приветствовали капитана, когда он выбрел на палубу:

- Вы сделали это, кэп, вы сделали это!

- Ага, вот она, легкая жизнь, прямо перед нами, и это вы привели нас сюда, кэп!

Милостиво улыбаясь, Веарат частично взобрался на снасти, чтобы иметь лучший вид на аббатство. Они приветствовали его так, что разносилось эхо, а он держал в лапе трезубец, указывая им на цель. Благосклонно улыбаясь, он кивнул в знак благодарности, при этом замечая, что Шекра стоит между Мулой и Джибори, что-то им бормоча. Все трое повернулись. Секунду он глядел прямо на них своим единственным здоровым глазом, улыбаясь почти с издевкой.



Дорка Гурди поставила маленькую Бульку вниз на дорожку, когда аббат Тибб и следовавшие за ним поднялись на стену по северной лестнице. Белочка-Диббун сильно запротестовала:

- Подними Бульку снова, Дорки! Хочу смотреть на большой корабль!

Это заставило Альфио тоже поднять рев:

- Я тозе! Хотю смотлеть на бошой колабль!

Аббат покачал головой, обращаясь к Дорке, и она немедленно подхватила:

- Какой еще большой корабль? Я никакого корабля не вижу. А теперь бегите, не то опоздаете на завтрак – ну же!

Лапка в лапке, они потрусили вниз по ступенькам; в их головах теперь была только одна мысль. Завтрак.

- Я хочу голячих лепешек, и меда, и большу-ую чашку малинового молса!

- Хи-хи, я тоже! Давай наперегонки! Раз, два… старт!

Какое-то мгновение Тибб наблюдал за ними, а затем ловко вскарабкался на зубцы. Стоя на цыпочках, все остальные вглядывались через верх стены в судно, которое все еще было далеко. Дорка Гурди не удержалась от того, чтобы заметить драматичность момента:

- Итак, сон маленького Угго Вилтуда стал явью. Ручаюсь, что когда эта штука подойдет достаточно близко, мы увидим знак Веарата на его зеленом парусе!

Всегда практичный Кротоначальник Руго перебил ее:

- Буррр, это все, значится, хуррошо, мэм, но что нас с этим делать, я спрашиваю?

Аббат Тибб аккуратно спрыгнул на парапет:

- Хороший вопрос, Кротоначальник. И лучше бы нам поспешить с ответом. Я предполагаю, что судно поравняется с нами где-то к обеду. Что скажете, Матушка?

Грузная водяная полевка резко ответила:

- Ну, обеда с моей кухни они не получат!

Мышь-летописец Фоттлинк не смог удержаться от улыбки:

- Конечно же, нет, Матушка. Первое, что нам надо сделать, - это удержать всех внутри, особенно Диббунов.

Сестра Фиск все еще пялилась на «Зеленый Саван»:

- Это большой корабль, отец аббат. Как вы думаете, когда он поравняется с аббатством, не будут ли верхушки его мачт так же высоки, как его стена? Я думаю, что они смогут оттуда вскарабкаться туда, где мы сейчас. Если они хищники-моряки, они будут дикими и грубыми зверями. Как нам их остановить?

Дорка Гурди уселась, привалившись спиной к зубцам:

- Хотела бы я, отче, чтобы мой брат был здесь. Ручаюсь, Джем бы что-нибудь придумал.

Фоттлинк кивнул:

- Без сомнения, так бы и было. Ну-ка, что там Джем рассказывал нам о Веарате? А, я вспомнил. Он сказал, что Раззѝд Веарат был бит морскими выдрами Высокого Северного Побережья. Кажется, они убили многих из команды корабля и отправили его восвояси в огне, так? Да, именно так он и сказал!

Матушка Воппл сделала отрезвляющее заявление:

- Все это хорошо, но мы ведь не воины - морские выдры!

Кротоначальник поднял вверх большой копательный коготь:

- Может, и нет, сэрр, но мы знаем, как разжечь огонь, хурр, да!

Сестра Фиск решительно сжала лапки:

- Тогда мы разведем костер, много огня. Большое пламя здесь наверху не повредит камням стены!

Решительность сестры-целительницы воодушевила их.

- Именно так! Мы заставим этих негодяев пожалеть, что они вообще подумали о том, чтобы придти в Рэдволл!

- Хуррошо, мы спалим их корабль дотла, хурр, хурр. Эта нечисть будет бегать вокруг с гуррящими хвостами и задницами!

Аббат Тибб поднял лапы, призывая всех к тишине:

- Пожалуйста, друзья, давайте не заноситься. Я уверен, это стоящая идея, но мы будем действовать только тогда, когда они начнут нам угрожать. А теперь давайте сделаем некоторые приготовления.



Раззѝд Веарат расположился на корме. Он стоял, опершись на руль и наблюдая за своей командой, которая вся была на носу. Так далеко от него, как они только могли, трое конспираторов – Шекра, Мула и Джибори – стояли на конце носа корабля.

Мула сердито пробормотал лисице:

- Откуда ты знаешь, что он что-то подозревает?

Шекра быстро взглянула назад на Раззѝда:

- Я сказала вам то, что он сказал мне. Как вы думаете, почему он остается на корме? Он знает, говорю вам. Раззѝд Веарат не дурак!

Взгляд Джибори был прикован к Рэдволлу:

- Что скажете, возьмем мы его штурмом? Мы могли бы убить Веарата и захватить корабль. В конце концов, он же всего лишь один зверь, так?

Мула скривил губу:

- Ну-ну, продолжай, приятель. Я с тобой не пойду. Я знаю Раззѝда – он либо убьет одного, либо всех нас, Правильно?

Шекра была вынуждена согласиться:

- Правильно, и еще одно – вся команда нацелена на то, чтобы захватить приз – это место и хорошую жизнь, что оно дает. – Лисица все больше разочаровывалась в идее бунта с момента ее разговора с Веаратом. – Думаю, нам лучше бы забыть все наши планы до тех пор, пока это место не будет взято. Для этого нам нужен Раззѝд.

Мула был принужден согласиться с ней:

- Ага, капитана лучше иметь в битве на своей стороне.

Импульсивный Джибори был недоволен, но вынужден был согласиться:

- Да будет так, подождем. Но послушайте, товарищи – как только мы будем внутри этого аббатства Рэдволл или как там его называют, капитан – покойник. Так?



На верху стены жители аббатства подносили снизу дрова. Колокол Динь и Дорка Гурди складывали их в кучу на северо-западном фронтоне, между делом приглядывая за продвижением корабля. Кротоначальник Руго и его команда прибыли с кучей старых бочарных клепок из винных погребов, которые они уложили на груду сушеного мха, сухой травы, хвороста и другого топлива. Руго отряхнул пыль со своих больших лап, подмигивая Дорке:

- Хуррошее пламя делается от этих клепок. Юрр, корабль нечисти не прибыл еще, мэм?

Выдра оценила дистанцию от «Зеленого Савана» до аббатства:

- Нет, сэр, их не будет еще какое-то время. Интересно, когда мы зажжем костер?

Милли, услужливая молодая полевка, бросила на кучу связку сухого папоротника:

- Еще не сейчас, мэм. Аббат сказал, что он сам это сделает, когда придет время.

Сестра Фиск крикнула вниз по лестнице:

- Кто-нибудь видел аббата Тибба?

Матушка Воппл тащила вверх по лестнице большой котел; ей помогали некоторые из ее кухонных помощников.

- Я его видела не так давно. Простите, но не поможет ли мне кто-нибудь с этой штукой? Она очень тяжелая.

Старательные добровольцы поспешили помочь ей с котлом. Доставив свой взнос, пухлая водяная полевка уселась на верхней ступеньке, вытирая пот со лба листком щавеля.

- Я видела отца аббата не так давно. Он стоял перед гобеленом Мартина Воителя, так что я подумала, что лучше будет его не беспокоить. Я полагаю, он вернется сюда, когда будет готов.

Сестра Фиск принюхалась к содержимому котла:

- Фу, эта штука слегка пованивает. Что это, матушка?

Воппл пояснила:

- Это немного испорченного растительного масла с кухни. Оно отлично подходит для того, чтобы разводить огонь – горит весьма долго. Используй его с осторожностью, Дорка!



Утро миновало, и приближался полдень, когда напряжение усилилось. Неспешно катясь, большой корабль с зелеными парусами приблизился к аббатству. Теперь он был четко виден – очень угрожающее зрелище. Морские крысы и пираты выстроились у поручней и на форпике, вооруженные устрашающим комплектом оружия, готовые и жаждущие пустить его в ход. Раззѝд Веарат сохранял свою позицию на корме, а Мула и Шекра находились поблизости в его распоряжении.

Он смерил взглядом большое здание из красного песчаника, восхищенно кивая:

- Ну, я еще никогда ничего подобного не видел. Что скажешь, Мула, атаковать нам его?

Растерявшись от того, что капитан спросил его совета, крысак – первый помощник только опустил взгляд:

- Я здесь, чтобы сделать, как вы скажете, капитан.

Раззѝд повернулся к Шекре:

- А ты, лиса, что ты скажешь, а?

Провидица ожидала этого. У нее был заготовлен ответ:

- Лорд, если ты намерен атаковать, я не могу останавливать тебя.

Раззѝд поднял покрытую шрамами бровь:

- Однако?

Провидица осторожно подобрала слова:

- Но я бы посоветовала осторожность, господин. Это большая крепость, и она нам незнакома. Какое количество зверей ожидает за ее стенами? Возможно, нам следовало бы вначале испытать их, поговорить с их лидерами, дать им знать, кто мы такие? Возможно, нам даже не пришлось бы драться, знай они наше имя и репутацию.

Раззѝд остро уставился на Мулу:

- Думаю, это мудрое решение. Что скажешь, Мула?

Морской крысак сохранял свою позицию покорности:

- Как вы сказали, капитан – мудрое решение.

Веарат ударил древком трезубца по палубе:

- Хорошо! Остановимся на расстоянии крика от стены!



В отсутствие аббата Колокол Динь принял на себя командование на стене. Кротоначальник Руго с трудом подтянулся наверх, заметив, насколько близко был «Зеленый Саван».

- Хурр, Динь, они, это, почти рядом. Зажжешь огонь?

Костлявый звонарь-белка сделал глубокий нервный вдох:

- Да, я думаю, как раз самое время; но куда же подевался аббат?

Матушка Воппл окунула в котел пивную кружку, а затем разбрызгала из нее масло по ожидающей куче растопки:

- Я не знаю, друг, но нам лучше сделать что-нибудь, и быстро!

Дорка Гурди зажгла еловую веточку от фонаря. В этот момент верхушка грота корабля поравнялась со стеной.

Краснохвост, пират-ласка, бывший впередсмотрящим, вскарабкался в поле их зрения. Мерзко ухмыляясь, он сорвал с себя свою замызганную шляпу, обращаясь к ним:

- Доброго вам денечка, уважаемые…

В тот момент, когда слова сорвались с его губ, Дорка дотронулась зажженной веткой до кучи, и пламя рванулось вверх со свистом.

Краснохвост заорал от шока, падая назад. Его задняя лапа запуталась в такелаже, и он повис вниз головой.

При виде внезапной вспышки пламени Раззѝда охватил страх. На него нахлынули воспоминания о его пылающем корабле на Высоком Северном Побережье. Он рявкнул на команду:

- Заворачивайте назад! Назад, я сказал, заворачивайте назад!

Хищники на веслах тяжело отталкивались, изменяя курс на прямо противоположный, и судно стало откатываться прочь от ада наверху стены. Веарат пробежался через весь корабль, его сердце колотилось. Он устремился к носу, сопровождаемый Мулой и Шекрой.

Лисица уставилась на пламя:

- Оно и к лучшему, что мы не атаковали сразу же, лорд. У них каменная крепость, но у нас всего лишь деревянный корабль!

Джибори указал на зубцы стены:

- Гляньте-ка туда!

Раззѝд смотрел в изумлении, вытирая влагу со своего поврежденного глаза, ошеломленный видом, противостоявшим ему.

Верхом на зубцах стены стоял воин-мышь из его снов. На нем была броня, и он держал впереди себя пылающий меч!


28.

Пораженные внезапным нашествием, Долгий Дозор, Команда Бродяг, Гуосим и ежи нырнули в воду. Самый воздух над ними гудел от шума и пронзительных писков. Хватая ртом воздух, Свиффо вынырнул на поверхность, все еще держа дымящийся факел. Он едва мог различить массы темных фигур, кружащихся и пикирующих повсюду. Он ударил погасшим факелом налево и направо, пытаясь оборониться; однако как бы сильно он ни старался, он попадал только по воздуху.

Скор Пес Секиры поднялся на поверхность за воздухом. Быстро почуяв, что творится, он выхватил факел у своего младшего сына:

- Не причиняй им вреда – просто замри!

Обхватив себя лапами и плотно закрыв глаза, Свиффо повиновался. Один за другим все остальные показались из воды, а Скор все повторял для них тот же самый совет. Все замерли; некоторые прикрывали лапами уши, чтобы прекратить слышать оглушительные звуки. Затем, так же мгновенно, как и началось, все вновь пришло в норму. Они остались стоять по пояс в воде в затопленном темном тоннеле. Зажглись свежие факелы, принеся смену обстановки во мрак.

Младший капрал Шалфея отряхнулась:

- Я что говорю, что, во имя чертовски жалких сезонов, это такое было, во?

Скор поднял ее на уступ одной своей большой лапой:

- Это были летучие мыши, мисси. Сотни, нет, тысячи летучих мышей. Они, наверное, устроились на ночлег внутри той дыры.

Капитан Рэйк хохотнул:

- Ох, неудивительно, что наши враги нас не преследовали. Они боятся этих зверьков!

Большой Драндер воскликнул:

- Ну, я их, черт возьми, не виню! Они подарили мне парочку мерзких моментов, скажу я вам!

Сержант Миггори согласился:

- Да, мне тоже, должен признать, но эти летучие мыши уже ушли. Пусть себе идут и напугают тех негодяев, что стреляли по нам отравленными дротиками!

Лейтенант Таран оседлал уступ:

- Разумеется! Здесь явно была целая куча этих вредных летучих мышей. Сколько там, вы сказали, их было, сэр?

Рэйк Ночномех почесал ухо:

- Ох, сколько вам угодно. Что до меня, то я их не считал; мне только интересно, как мы собираемся убраться из этого места!

Бафф Красноспора указала на дыру:

- Я бы сказала, этим маршрутом, сэр. Поток только заведет нас глубже под землю, а мы не выдры. Что, если он станет глубже, возможно, аж до верха тоннеля? Для нас не будет места, чтобы дышать. Я голосую за то, чтобы идти вверх через дыру. Она суше, и там сейчас нет никаких летучих мышей, во!

Скор закинул свою боевую секиру на плечо:

- Мы с вами. Звучит, как разумная идея. Уф, это если такой зверь, как я, впишется в эту дыру!

Рагган похлопал отца по обширному пузу:

- Ладно, пойдешь последним. Если застрянешь, мы всегда сможем тебя протащить, старый ты морской пес!

Скор дотронулся лапой до секиры, кивая сыну:

- Ты не настолько большой, чтобы я не смог отшлепать тебя по хвосту! А теперь двигайтесь! Землеройки, ежи и зайцы первыми, Команда Бродяг замыкает!

Сержант Миггори пошел первым, установил факел в расщелине и помог Пози и Угго забраться в темную и тихую дыру. Всегда практичный крепкий знаменный сержант нашел несколько толстых сухих корней, пробивавшихся над головой. Он вытянул их, сделав больше факелов. Вскоре они все были в сборе, даже Скор, которому удалось пропихнуть свое толстое тело сквозь дыру после двух попыток.

Бафф Красноспора вместе с Гил и Дрил, юными выдрочками-скаутами, пошла вперед, в то время как остальные расположились на короткий отдых.

Лог-а-Лог Денди потер лапы, дрожа:

- Чертовски мрачное местечко, не правда ли? Какое-то зловещее, а?

Капитан Рэйк оглянулся вокруг, на утрамбованную землю и скалу с корнями, свисавшими с низкого потолка:

- Я тоже не очень-то в восторге от этого. Мы скоро выступим, до того, как вернутся летучие мыши.

Старый Буек, который до этого момента вел себя тихо, начал бурчать:

- Фух, застрять под землей, без еды и питья, да еще ревматизм у меня разыгрался после шлепанья через этот поток. Хотел бы я никогда сюда не приходить!

Скор помахал своей секирой под носом у Буйка:

- Ну, сейчас ты здесь, старая ты подушечка для булавок, так что кончай стонать, не то я отвешу тебе такую оплеуху, что у тебя все иголки повылетают!

Следопыты вернулись. Бафф Красноспора быстро отсалютовала Скору и Рэйку:

- Докладываю: впереди есть еще летучие мыши, хотя и не на нашем пути. Они в каком-то подобии комнаты, чуть в стороне.

Капитан Рэйк обнажил свои клейморы:

- Ладно, пойдемте-ка посмотрим. Старайтесь не слишком шуметь, ребятушки.

Угго ухватил Пози за лапку:

- О нет, еще больше летучих мышей. Я не очень-то в восторге от летучих мышей!

Пози потащила его за остальными:

- Ох, Угго, они всего лишь звери, такие же, как и мы, и они пока не причинили нам никакого вреда. Поверь капитану Рэйку!

Боковая комната была слева от извилистого прохода вверх по склону. Держа факел, Рэйк заглянул внутрь:

- Ох, за тех, что там, не стоит волноваться. Там полно малышей, и с ними несколько старых самок, все висят вниз головами.

Свиффо протолкался мимо него:

- Можно мне взглянуть?

Скор оттащил его назад за хвост:

- Оставь их в покое и возвращайся обратно к Команде.

Свиффо пробормотал:

- Да ладно, я только глянуть хотел…

Летучие мыши начали издавать тихий попискивающий шум.

Скор покачал головой, обращаясь к своему младшему сыну:

- Смотри, что ты наделал, маленький проказник – переволновал этих созданий!

Сержант Миггори вытянул лапу, призывая к тишине:

- Это не Свиффо взволновал их, сэр. Это змея!

Скор отступил назад от комнаты:

- Что заставляет вас так говорить, сержант?

Миггори подтвердил свое подозрение:

- Этот запах, этот звук, я узнаю их везде. Это змея там внутри, и она подкрадывается к малышам летучих мышей!

Лейтенант Таран пошевелил ушами:

- Хм-м, не лишено смысла, я бы сказал. Как раз самое место для этих проклятых рептилий – готовый склад провизии. Вы можете сказать, к какому типу змей относится этот негодяй, сержант?

Миггори придвинулся ближе к комнате, нюхая воздух:

- Гадюка, сэр. Я готов поставить на это свой хвост!

Скор попытался двинуться вперед:

- Ну, будем надеяться, что впереди больше ни одной нет, э-э…

Рэйк Ночномех заступил ему дорогу:

- Мы не можем просто так уйти и оставить малышей на поживу змее. Это неправильно, Скор!

Вождь Команды Бродяг странно уставился на Рэйка:

- Тогда что ты предлагаешь делать? Гадюки способны убить одним ударом, - мы их называем ядозубами. Не лучше ли оставить ее в покое, а?

Заяц-капитан отвернулся, кивая в сторону Миггори:

- Ладно, сержант, мы с этим разберемся.

Морщинистая морда Миггори расплылась в ухмылке:

- Вы имеете в виду быструю приманку и старые добрые два удара, сэр?

Рэйк подмигнул ему:

- Так точно, это как раз то, что надо, знаете ли.

Слух распространился быстро, как лесной пожар:

- Не собираются же они в самом деле атаковать чертову гадюку, во?

- Они, наверное, сошли с ума – мы, Гуосим, держимся подальше от гадюк!

- Ладно, пошли, ребята, нам нужно это увидеть!

Лейтенант Таран отдал приказ:

- Держитесь в стороне от комнаты, парни. Можете смотреть, но держитесь тихо и спокойно. Капитан Рэйк и сержант справятся с гадюкой. Я уже видел раньше, как они это делают. Так что держитесь подальше!

Это была действительно гадюка – взрослая самка, с черными шевронами, украшавшими ее чешую. Она медленно взбиралась вверх по стене комнаты к крохотным висящим летучим мышам. Старые самки горестно попискивали, не в состоянии отпугнуть змею от ее цели. Не подозревая об опасности, малыши пищали вместе со старшими.

Со зловещей неторопливой грацией хищница скользила вверх по стене, цепляясь за выступы для поддержки. Рэйк вложил один из своих клинков в ножны, вооружившись вторым клинком и факелом. Он кивнул сержанту:

- Ну что, вы готовы, друг мой?

Миггори слегка побалансировал со сжатыми в кулаки лапами:

- Так точно, сэр, открываем бал!

Он переместился в сторону от змеи, в то время как Рэйк прокрался вперед и дотронулся до кончика ее хвоста зажженным факелом.

Затем события начали развиваться со скоростью, изумившей наблюдателей. Змея крутанулась назад с открытыми челюстями и выставленными клыками. Рэйк нанес ей колющий удар клинком клеймора. Инстинктивно рептилия ударила, сжав челюсти на крае клинка. Прежде чем она смогла его отпустить, сержант Миггори проскользнул под ней. С молниеносной скоростью он нанес два оглушающих апперкота как раз под челюсти гадюки.

Бах! Хрясь!

Рэйк пронаблюдал, как бессознательная змея соскальзывает с его клинка:

- Благодарю вас, сержант. Думаю, двух ударов достаточно!

Миггори приподнял гадюку, проверяя ее клыки:

- Всегда требуется не больше двух ударов, чтобы поломать змее клыки, сэр. Эта больше не будет питаться детенышами летучих мышей! – Он отбросил бессознательную гадюку в сторону, и его немедленно окружили молодые зайцы и морские выдры.

- Кровь и молния, сардж, как ты это сделал?

- Я в жизни не видел ничего быстрее!

Один из Команды Бродяг казался слегка циничным:

- Это все была какая-то уловка, не так ли, сержант?

Сжатые в кулаки лапы Миггори сплели ослепляющий узор вокруг морды выдры. Тот прислонился спиной к стене тоннеля, охваченный благоговейным страхом. Крепкий заяц-ветеран слегка хохотнул:

- Всегда помни, юноша – быстрота лапы может обмануть глаз – и, вполне вероятно, поставить под ним фонарь!

Лейтенант Таран отдал приказ двигаться:

- Ладно, ребята, давайте-ка оставим летучих мышат наедине с их сном, а змею – с весьма больными зубами, когда она проснется. Стройся справа, подровняйсь – но берегите свои черепа, потолок низкий. Драндер, тебя это особо касается!

Как только они снова были на марше, старый Буек снова начал жаловаться:

- Я помираю с голоду! Неужели у нас нет совсем ни крошечки еды?

Скор наступил ему на пятку, заставив его споткнуться:

- Дай роздых своему языку, ты, старый голодающий зануда. Здесь нет еды и питья ни для кого из нас, так что кончай стонать об этом. Просто заткнись и поспевай за всеми!

Труг Бодсли был напуган угрожающим гулом:

- Что происходит, парни? Неужели чертов тоннель обваливается, во?

Большой Драндер печально ответствовал:

- Это этот мой проклятый желудок, он непрерывно урчит.

Громкий булькающий стон это подтвердил. Драндер печально улыбнулся:

- Видите, я же говорил! Старина животик обзавелся собственным умом!

Капитан Небосвод Даббс смерил нарушителя яростным взглядом:

- Продолжай в том же духе, парень, и я возложу всю ответственность на твой желудок!

Драндер возвысил свой голос над протестующими звуками своего желудка:

- Я что говорю, полегче, капрал! Так нечестно!

Капитан Рэйк подавил смешок:

- Если споешь нам песенку, я сниму с тебя все обвинения, Драндер!

Большой заяц немедленно разразился песней:



Я сижу на гауптвахте,

И печальней вида нет,

Вы, ребята, берегитесь,

Мой послушайте совет…

Животу не позволяйте

Управлять своей судьбой,

Чтоб потом не пожалеть вам,

Дайте вы обжорству бой…

Ой-о-о-о-ой!



Драндер давно был признан худшим певцом в Долгом Дозоре. Все рассмеялись, когда капитан Рэйк крикнул ему:

- Ох, достаточно, парень. Я передумал – я поставлю тебя в наряд, если ты продолжишь петь!

Капрал Небосвод Даббс хихикнул:

- Я что говорю, Драндер, старина, почему бы не позволить твоему старому доброму желудку спеть нам строчку-другую? Это бы прозвучало намного лучше, чем этот твой голосок!

Потолок тоннеля мало-помалу стал ниже. Всем высоким зверям пришлось пригибать головы или наклоняться. Ворчание Скора Пса Секиры эхом разнеслись по мрачному проходу:

- Чертовски трудно здесь дышать, и моя спина начинает меня беспокоить. Может, отдохнем, а?

Капитан Рэйк согласился с вождем морских выдр:

- Да, малость отдыха нам не повредит. Бафф, возьми тех двух выдрочек-скаутов и глянь, что там впереди!

Все благодарно уселись спинами к стене тоннеля. Пози приложила лапку к уху, слушая:

- Послушайте, я слышу шум сзади нас, все еще слабый.

Длинные уши лейтенанта Тарана поднялись вверх:

- Да, я тоже это слышу, мисси. Звучит так, как будто те летучие мыши возвращаются. Говорите тише, ребята, мы обойдемся без их визита!

Угго пробормотал несчастным голосом:

- Мне здесь, внизу, не нравится. Мы можем идти куда-то или никуда, а можем вообще потеряться навеки!

Юный Уилби был так же несчастен:

- Я что говорю, представляете – никогда больше не увидеть солнечного света, черт возьми, во! Помереть от голода и жажды на глубине миль под землей!

Сержант Миггори строго возвысил голос:

- Внимание, прекратить подобные разговорчики! Рано или поздно мы отсюда выберемся, так, сэр?

Рэйк кивнул:

- Так, сержант. О, а вот и разведчики возвращаются. Недалеко же они ушли. Какие новости, Бафф?

Зайчиха отсалютовала:

- Боюсь, не очень-то хорошие, сэр. Прямо за следующим поворотом в полу тоннеля чертовски громадная дыра, которая блокирует проклятую тропу. Пути в обход нее нет. Идите взгляните, сэр!

Рэйк, Скор и небольшая группа отправились на разведку. Бафф Красноспора шла впереди, держа факел, когда они пришли на место.

Пол впереди резко обрывался, оставляя их на краю зияющей пропасти, из которой исходил бледно-зеленый свет.

Рагган медленно приблизился к кромке, глянул вниз, а затем отступил назад:

- Кровь и кости, даже от взгляда на это у меня голова кружится!

Сержант Миггори тоже взглянул:

- Да, вниз падать долго. Наверное, там вода на дне – это то, что издает зеленое свечение.

Рэйк уставился через пропасть на другой конец здоровенной дыры:

- Ох, только птице под силу было бы такое перелететь!

Взяв зажженный факел, он покачал его, чтобы набрать движущей силы, а затем швырнул. Факел завертелся огненной аркой, приземлившись на дальней стороне в россыпи искр.

Скор покачал своей седой головой:

- Видно, что тоннель продолжается вон там. Сталь и адово пламя, как же нам перебраться на такое расстояние?

Бафф Красноспора ответила:

- Мы не сможем, сэр. Без веревок или досок похоже на то, что мы здесь застряли, черт возьми!

Они встретили этот неутешительный факт в молчании.

Затем проблемы взгромоздились одна на другую, когда примчалась остальная компания. За ними жужжание и писк возвысились до крещендо, когда Угго заорал:

- Летучие мыши идут, их тысячи!

Затем темная орда обрушилась на них, подобно приливной волне.



Защищая «Зеленый Саван» от угрозы пожара, Раззѝд Веарат приказал своему кораблю отступить от костра на верху северо-восточной стены Рэдволла. Среди приветственных криков рэдволльцев аббат Тибб сохранял свою позицию на зубцах, высоко держа пылающий меч Мартина Воителя.

Кротоначальник Руго смотрел на него с восхищением:

- Потррясно, сэрр, вы выглядите таким смелым там наверрху! Я даже подумал, это самое, что Марртин Воитель вернулся, чтобы спасти нас от нечисти!

Не глядя назад на верного крота, Тибб заговорил уголком рта, не меняя позы:

- Надеюсь, что нечисть тоже так подумала, Руго. Думаете, мне стоит задержаться здесь надолго? Моя лапа устала держать меч, и я не хочу, чтобы горящее масло капнуло на меня.

Фоттлинк, мышь-летописец, кивнул в сторону корабля хищников:

- Я думаю, что вы и наш костер отпугнули их, отче. Спускайтесь и расскажите нам, кто подал вам эту идею с переодеванием?

Колокол Динь и Кротоначальник помогли Тиббу спуститься на парапет. Он благодарно отложил в сторону пылающий меч:

- Уф, я прямо чувствовал жар, исходящий от клинка!

Матушка Воппл сняла с Тибба шлем, хихикая:

- Моя медная форма для бисквитов отлично вам подошла, отче.

Приняв кружку холодной грушовки, аббат снял остальной свой маскарадный наряд:

- Благодарю вас, Матушка; форма для бисквитов была, конечно же, ваша, так же, как меч принадлежал Мартину Воителю. Что же до остального, то плащ – покрывало с моей кровати, а рукавицы – пара кухонных прихваток, которые мне одолжил один из ваших помощников с кухни. Идея, должно быть, принадлежит Мартину Воителю. Я достаточно долго стоял перед его гобеленом, размышляя, что же делать. Затем я обнаружил, что сижу на полу – должно быть, я на мгновение уснул. Внезапно я знал в точности, что мне нужно делать, так что я взял его меч, переоделся в него и пришел сразу сюда. И как раз вовремя, так что нам следует благодарить Воителя нашего аббатства.

Дорка Гурди заговорила, слегка охладив победный настрой:

- Не важно, что мы делаем, - я думаю, что эти негодяи собираются атаковать, рано или поздно.



На борту «Зеленого Савана» Раззѝд ломал голову над проблемой. Он не для того зашел так далеко, чтобы увидеть, как его отвращают от его цели. Придя, наконец, к решению, он созвал команду:

- Ну, парни, ясно одно – они нас атаковать не собираются. Эти лесные жители засядут за своими большими каменными стенами. Так что здесь мы вполне в безопасности, так?

- Так что скажете, кэп, мы таки возьмем это место на абордаж, или будем слоняться поблизости, пока не состаримся?

Голос, донесшийся из группы посреди корабля, принадлежал Джибори.

Не подавая виду, что знает это, Раззѝд ответил:

- Выковыряйте грязь из ваших ушей, и я вам расскажу. Я хочу, чтобы добрая шайка вас пошла в тот лес. Срубите там около шести достаточно больших деревьев – подойдут ели или сосны, хорошие и прямые. Когда вы это сделаете, притащите их назад сюда, и я поведаю вам остальной мой план.

Команда стояла в молчании, как бы не уверенная в следующем шаге.

Раззѝд стер влагу со своего поврежденного глаза:

- Мула, Джибори, вы командуете бандой лесорубов. Выберите сорок членов команды и принимайтесь за дело. Лисица, я хочу поговорить с тобой. Зайди в мою каюту!

Когда крысак и ласка-пират начали отбирать свою группу, Раззѝд ткнул своим трезубцем в направлении каюты:

- Иди первой, лиса!

Исполненная трепета, Шекра вошла в каюту. Раззѝд закрыл дверь за собой. Опершись на древко своего трезубца, он уставился на лисицу пронзительным взглядом, без всякого выражения заявляя:

- Полагаю, ты знаешь, каково наказание за бунт против своего капитана?

Со всхлипом в голосе Шекра запротестовала:

- Господин, я всегда была верна вам, клянусь!

Он свалил ее наземь быстрым пинком, зловеще шипя:

- Ты меня за идиота держишь? Я знаю, что творилось между тобой и этими двумя другими, Мулой и Джибори. Еще одна ложь с твоей стороны – и я вспорю твою глотку этим вот трезубцем. Скажи мне правду – и я оставлю тебя в живых. Ну?

У Шекры не было иного выбора, кроме как признаться, хотя и с небольшим вывертом в свою пользу:

- Лорд, они угрожали убить меня, если я не буду с ними. Они намеревались убить вас, еще когда мы плыли по Реке Мох, но я отговорила их от этого. Я сказала: погодите, пока мы сперва не завоюем аббатство Рэдволл. Я пыталась выиграть время, видите ли. Я собиралась вас предупредить, поверьте мне, господин!

Раззѝд кивнул:

- Я вижу; а была ли с ними и команда?

Лисица почуяла следующий шанс:

- Они бы мне не сказали, господин. Некоторые были с ними, а некоторые нет. Но предоставьте это мне. Я выясню, кто был замешан в этом вместе с ними.

Веарат наклонился вперед; его дыхание щекотало ее ноздри:

- Предоставь это мне, и послушай-ка, что я скажу! Никто, ни Мула, ни Джибори, ни кто-либо из команды не должен об этом знать – ни единого слова, слышишь меня?

Шекра сглотнула:

- Мои уста запечатаны, капитан!

Ищущий взгляд Раззѝда не оставлял ее ни на мгновение:

- Они будут запечатаны навеки, если сыграешь со мной не в ту игру. Встань!

Лисица, пошатываясь, встала на трясущиеся ноги, и Раззѝд указал на переборку:

- Встань там и подними свою правую лапу. Давай, лиса, сделай это! Я не собираюсь тебя убивать. Просто подними эту лапу и поклянись служить мне верно!

Слегка набравшись уверенности, Шекра заговорила:

- Я клянусь, что всегда буду служить вам верно, господин!

Раззѝд ударил, как молния!

Бух!

Средний зубец трезубца прошил лапу лисицы насквозь и вонзился в стену позади нее. Она завизжала в агонии, и Раззѝд заглушил ее вопль, закрыв ее рот лапой. Дикарски улыбаясь Шекре, он объяснил свой жестокий поступок:

- Я же сказал, что не убью тебя, не так ли? Но это не значило, что ты не будешь наказана за то, что злоумышляла против меня!

Шекра дала выход долго сдерживаемому стону, когда он крутанул трезубец, отдергивая его. Раззѝд презрительно указал ей на дверь:

- Ты все еще жива, не так ли? Кончай хныкать и убирайся из моей каюты! Ты здесь все закровянишь!

С мордой, искаженной в гримасе боли, Провидица, пошатываясь, выбрела на палубу, крепко зажав свою лапу, чтобы остановить кровотечение из раны.

Раззѝд высунул голову наружу и позвал кока:

- Гнилозуб, тащи мне пристойного харча и кувшин лучшего грога! Шевелись, я подыхаю с голоду!

Гнилозуб, толстый засаленный ласка, наблюдал, как Раззѝд делит жареного лесного голубя на две порции и ставит на стол кубки с грогом. Раззѝд подмигнул:

- Присоединяйся ко мне, мой старый товарищ – ты хорошо поработал!

Гнилозуб грызанул мясо, затем отхлебнул грога:

- Спасибочки, кэп. Хотите, чтоб я узнал для вас что-нибудь еще?

Раззѝд чокнулся кубками со своим шпионом:

- Просто держи свои уши и глаза открытыми, когда смешаешься с командой!

Толстяк-ласка хохотнул:

- Хи-хи-хи! Это будет легко. Да, кстати, я отправил своего малого племяша Тванджи с бандой лесорубов. У малого Тванджи отличная пара острых ушей для мелкой трюмной ласки!

Раззѝд кивнул:

- Хорошо! Когда будешь раздавать харчи сегодня, выдай команде добавочную порцию грога, ага!

Здоровенное пузо кока заколыхалось, когда он расхохотался:

- Хе-хе-хе, ничто так не развязывает языки, как добавка грога! Я дам им много! Ну, кэп, за смерть ваших врагов и за победу над тем аббатством!

Раззѝд подмигнул Гнилозубу своим здоровым глазом:

- За это я выпью, кореш!



Смеркалось, когда сестра Фиск с полевкой Милли надзирали за тем, как Диббуны укладываются спать. Это было нелегко, так как возбуждение витало в воздухе среди малышей аббатства. Как только их укладывали в кроватки на колесиках, они выворачивались из них и стремглав неслись к окнам спальни. Сестра строго притопнула лапой:

- Ну-ка, немедленно назад в постели! Сию же секунду, вы меня слышите?

Белочка Булька завопила, когда Милли отодрала ее лапки от подоконника:

- Пусти, Милли, я хочу увидеть большой корабль гадких зверей!

Сестра Фиск попыталась не повышать голос:

- Там не на что смотреть – снаружи темно. А теперь иди в кроватку!

Альфио, землеройка-Диббун, нахально сморщил мордочку и поощрил остальных завести речевку:

- Дэб! Дэб! Дэб!

Милли вздохнула:

- Они снова начали речевку Диббунов Против Укладывания спать, сестра. Что нам делать?

Всегда находчивая Фиск вылила содержимое маленького флакончика в кувшин с теплым сливовым ликером. Она разлила ликер по маленьким кружкам, заманивая им Диббунов в их постели:

- Кто последний ляжет, тот не получит сливового ликера – поспешите!

Последовала массовая свалка насчет того, кто первый заберется под одеяло. Пока Фиск и Милли раздавали напитки, малышня постоянно болтала, и каждый требовал ответа на свой вопрос:

- А плохие гадкие звери уйдут, Милли?

- О да, я надеюсь, что они уйдут, когда отец аббат поговорит с ними. Осторожнее с этим напитком!

- Хурр, хурр, аббат им хвосты поотрубывает Мартиновым мечом – они тогда скоро-скоро уйдут!

Сестра Фиск улыбнулась кротенку:

- Конечно, он так и сделает, а ты будешь следующим, если скоро не уснешь!

Землеройчик Альфио уселся, решительно тряся головой:

- Альфио не мозет спать без песенки!

Милли мягко уложила его обратно:

- Все закрывайте глазки, и тогда я вам спою!

У молодой полевки был теплый успокаивающий голос. она пела колыбельную, а сестра Фиск тихо ходила по комнате, собирая пустые кружки:



Когда деревья все в покое,

Мой час любимый настает,

Когда дня старый свет поблекнет

И солнце на покой уйдет.

Вдали, средь тихой темноты,

Луне шлет песню соловей,

Глаза сомкнули мотыльки,

Чтобы им всем уснуть скорей.

Баю-бай, затихай,

День тяжелым был пускай,

Даже пчелы в ночь такую

Не жужжат у себя в улье.

Все ручьи журчат тихонько,

Тихо шепчут ветерки,

Тише… тише… спи-и-и…



Сестра Фиск похлопала Милли по лапке:

- О, отлично проделано, мисс. Теперь пойдем-ка отсюда осторожненько, мы же не хотим их побеспокоить?

Закрыв за собой дверь спальни, Милли заметила:

- Малыши уснули даже прежде, чем я закончила, сестра, а ведь обычно мне приходится повторять колыбельную дважды!

Фиска предъявила маленький флакончик, хихикая:

- Мои последние несколько капель майоранового масла – чистое и безвредное, лучшее снотворное, какое мне известно. Я не должна бы это говорить, но хотела бы я, чтобы Диббуны проспали все это несчастье, свалившееся на нас. Помяни мои слова, девушка, впереди проблемы для нашего аббатства. Большие проблемы!


29.

В узких пределах тоннеля бесчисленные летучие мыши заполонили все ограниченное пространство. Там было так много темнокрылых созданий, что зайцам, выдрам и трем ежам пришлось пригибаться так низко, что они почти улеглись наземь.

Сержант Миггори прикрыл Пози лапами:

- Вы в порядке, мисси?

Юная ежиха ответила:

- Я в порядке, спасибо, сержант. Тут так много летучих мышей, но меня до сих пор ни одна не коснулась.

Младший капрал Шалфея добавила:

- И меня тоже. Странно, не правда ли?

Скор их подслушал. Он крикнул со своего места поблизости:

- Мы завалены летучими мышами, но все, что можно ощутить – это ветерок от их крыльев, когда они пролетают рядом!

Так же быстро, как она началась, вся деятельность летучих мышей прекратилась.

Капитан Рэйк осторожно поднялся, поглядывая вокруг и подняв с пола упавший факел:

- Я не знаю, что сейчас происходит. Посмотрите, эти штуки свисают вниз головами отовсюду. Интересно, что им нужно?

Мыши устроились повсюду, покрывая потолок над пустотой и многочисленно – на дальней стороне, покуда хватало взгляда.

Все медленно вставали, а старый Буек шипел предупреждение:

- Не спускайте с тварей глаз! По-моему, они собираются атаковать. Ха, я в жизни не доверял летучим мышам!

Целый пучок иголок грохотнул на пол, когда Рагган отвесил легкого пинка под зад Буйку:

- Замолчи, старый ты дурень! Если бы они собирались атаковать нас, то уже давно сделали бы это. Капитан Рэйк, смотрите!

Перед ними замаячил конвой летучих мышей, возглавляемый одной, большей, чем остальные. Между собой строй летучих мышей нес извивающуюся тушу змеи, которая охотилась на их молодь. Все, что можно было услышать – это шипение раненой рептилии. Летучие мыши молча вынесли ее над глубокой пропастью, держа ее так, пока большая летучая мышь не сделала жест одним крылом. Тогда они уронили змею, и она упала вниз, вниз, наконец исчезнув из виду в водах далеко внизу. Большая летучая мышь издала пронзительный писк, обращаясь к другим летучим мышам, которые собрались на противоположной стороне провала. Целая группа их беззвучно полетела назад, держа в лапах длинный грубый канат из сплетенных корней и лозы.

Большая летучая мышь заговорила тихим шепотом, обращаясь к Миггори:

- Я Хипосир, Большекрыл этого племени… этого племени. Ты Кменная лапа… Каменная Лапа… спаситель наших детей и старух… старух. Одним ударом, Каменная Лапа… одним ударом… ты спас нас от большого Ядозуба… Ядозуба. Хипосир благодарит тебя. Теперь я ухожу… ухожу. Следуйте за сладким запахом… сладким запахом. Долгой вам жизни… жизни… жизни.

Хипосир заскользил прочь, сопровождаемый всем своим племенем, в шуме хлопающих крыльев и писка.

Угго Вилтуд первым нарушил жуткую тишину, что последовала за отбытием летучих мышей. Он проказливо подмигнул сержанту Миггори:

- Добрый старый Каменная Лапа, глушитель змей, а?

Миггори поднял свободный конец каната:

- Хватит уже этого, юноша. Меня зовут Миггори, знаменный сержант Наббс Миггори, фактически. Прошу прощения, капитан, но что нам, черт возьми, предлагается с этим делать – пройтись по канату?

Рэйк взял канат у сержанта и потянул за него:

- Думаю, он привязан к чему-то там, на той стороне. Ну-ка, ребятушки, поработайте своими лапами, чтобы мы смогли увидеть, а?

Лапы добровольцев потянули за толстый канат, запихивая его себе за спины по мере вытравливания.

Старый Буек восхищенно заорал:

- Гляньте, вон оно идет… гляньте, гляньте!

Это была странная конструкция, которую они перетащили через разлом – широкая примитивного вида сеть, сплетенная из корней, волокон и веток.

Пози захлопала в ладоши:

- Это же мост! Интересно, кто его сделал?

Лейтенант Таран тряхнул ушами от счастья:

- Мы никогда не узнаем, мисс, но лично я буду им благодарен, кем бы они, черт возьми, ни были. Давайте, парни, хватайтесь крепче! Мы же не хотим, чтобы эта чертова штука свалилась в эту проклятую дыру, во!

Они тянули и тянули, пока вся структура не была туго натянута. Скор ухватил первоначальный одиночный канат, надежно закрепив его несколько раз за массивные стержневые корни какого-то из лесных гигантов, чьи концы прошли сквозь потолок тоннеля:

- Ладно, и кто желает это испытать, а?

Он еще не закончил говорить, а Свиффо уже был на грубой сетке, проворно пробираясь через разлом.

Скор рявкнул вслед своему младшему сыну:

- Полегче, юный шалопай. Помедленнее, иначе свалишься!

Балансируя на своем хвосте, Свиффо игриво раскачивался на полпути через пропасть. За ним последовал такой же проворный Лог-а-Лог Денди. Свиффо крикнул отцу:

- Ты следующий, па – но зачехли свою секиру, не то перецепишься через нее!

Громовой смех Скора раскатился эхом вокруг; он так хлопнул по спине капрала Небосвода Даббса, что тот едва не растянулся на полу:

- Наглая молодая зараза, а? Хотелось бы вам иметь такого же сынулю, не так ли?

Свиффо добрался до противоположной стороны и сплясал короткую джигу:

- Давайте, ребята, пойдем, найдем сладкий запах, за которым нам надо следовать!

Скор осторожно ступил на подобную плоту сеть над провалом. Он присел там на корточки, пошатываясь и крича:

- Нечего танцевать там, ты, прохвост! Вернись сюда и помоги мне перебраться через эту хитрую штуку!

К счастью, рама выдержала, пока все не перебрались на ту сторону; Денди выкрикивал советы:

- Не смотрите вниз и не закрывайте глаз, товарищи, просто продолжайте смотреть вперед на эту сторону! Эй там, Драндер, тебе придется транспортировать старого Буйка на своей спине, иначе он останется здесь до следующего сезона!

Древний еж побарахтался, пока Драндер поднимал его себе на спину:

- А ну, пусти меня, ты, дурень здоровенный – я никуда не иду, я сказал!

Большой молодой заяц ухватил Буйка покрепче и начал идти:

- О нет, вы таки идете, сэр, так что держитесь крепче. Фу! Когда, черт возьми, вы в последний раз мылись?

Они собрались на другой стороне в продолжении тоннеля. Капрал Небосвод Даббс быстро всех проверил:

- Они все налицо, сэр, все безопасно перебрались!

Капитан Рэйк отсалютовал:

- Благодарю, Даббс. Ладно, сержант, построить этих ребят – и в путь!

С пылающими факелами они помаршировали вниз по мрачному переходу, взбивая лапами пыль на своем пути.

Младший капрал Шалфея провела лапой по рту:

- Я абсолютненько помираю от жажды, во!

Капрал Даббс, немного ветеран, дал ей слегка потрепанный временем совет:

- Попробуйте сосать гальку, мисс. Это должно помочь, во.

Шалфея была не в настроении для старых средств:

- Ох, иди свари свою чертову башку, капрал! Все, что это тебе дает – это пыльный рот. Я уже пробовала.

Капитан Рэйк заговорил так, чтобы каждый мог его услышать:

- О, неужели я слышу неподчинение и оскорбление в адрес капрала? Поменьше этого, юная леди! Не будет никакой еды и питья, пока мы отсюда не выберемся – это ясно? Так что кончайте болтать и начинайте шагать, может, мы так приблизимся к доброй пище!

Это ускорило шаг, но через какое-то время идти стало трудно. Юный Уилби пожаловался:

- По-моему, я стал идти медленнее. Ух, должно быть, это воздух в этом проклятом месте, или его недостаток.

Бафф Красноспора знала причину:

- Это потому что мы идем в гору. Ты разве не чувствуешь?

Хотя Скор Пес Секиры и хватал ртом воздух, в его голосе слышалось счастье:

- Это должно означать, что мы таки куда-то выбираемся! Уже не так далеко идти, э! Гил, Дрил, идите вперед со следопытом Долгого Дозора. Посмотрите, что можно найти, а затем доложитесь. Мне надо отдохнуть, Рэйк.

Капитан скомандовал короткую остановку.

На сей раз это Лог-а-Лог Денди начал о еде. Он завел старую речную песенку Гуосима. Никто не пытался его остановить; фактически один или двое даже поддержали песню. Казалось, она ободряет настрой во всем этом мраке:



Ой-ой-ой-ой-ой,

Все отдам за пирог большой,

Такой, как у старой бабки моей,

Полный сочной сливы, ей-ей,

И чтоб горло мне промочить –

Столько эля, что озеро хватит залить!



Почему, почему, почему

Не слышите, как я кричу,

Киньте мне просто хлеба с сыром кусок,

Холодного мятного чаю глоток,

Не пожалуюсь я, буду я его пить –

И коку скажите – нетрудно мне угодить!



Боже мой, боже мой, боже мой,

Вот пришла погибель за мной,

И кто же желанье последнее мне выполнит,

И за стол богато накрытый меня усадит,

И буду сидеть я и жрать, и жрать, и жрать –

Я даже узорчик с тарелки могу облизать!



Следопыты вернулись. Бафф была позади Гил и Дил, отрапортовавших одновременно:

- Путь вперед вполне безопасен!

- Так точно, но тоннель раздваивается!

- Ага, так что мы не были уверены, какой из них правильный.

Неторопливо подойдя, Бафф мимоходом отсалютовала:

- Это оттого, что они не задержались там достаточно надолго, чтобы выяснить, сэр. Тоннель, по которому нам надо следовать – это тот, что со сладким запахом.

Денди сморщил морду:

- Сладкий запах – что за сладкий запах?

Бафф Красноспора позволила себе широкую улыбку, прежде чем ответить:

- Свежий воздух, дружище! Что пахнет слаще него после блужданий по этим затхлым старым тоннелям, во!

Новости вызвали радостный шум. Звери подрывались с места и готовились бежать и искать тоннель на выход. Однако громовые крики Скора Пса Секиры остановили их.

- А ну, встали и успокоились! Приказа выступать не было! Попробуйте вести себя, как воины – вас, ежи, это тоже касается!

Пози резко возразила:

- О, правда? Ну а куда же, в таком случае, ломанулись ваши юные скауты?

Лог-а-Лог Денди хихикнул:

- Да-да, бочкопуз, ты бы сперва проследил за своей Командой Бродяг, прежде чем кричать на остальных! И куда же, скажи на милость, отправились Гил и Дрил?

Большой вождь покрутил своей головой туда-сюда, интересуясь у своей команды:

- Куда ушли эти две мелкие безобразницы?

Рагган пожал плечами:

- Наверное, рванули нюхать воздух. Будем надеяться, что в этот раз они пойдут по правильному тоннелю. Не беспокойся о них. Они нас будут ждать снаружи.

Скор тяжело ударил хвостом по полу:

- Я в ответе за этих юных особ. Бери своего брата, Свиффо, и марш за ними, пока с ними чего не приключилось!

Рагган и Свиффо рванули вдоль тоннеля.

Через какое-то время остальные последовали за ними неспешным шагом, следуя по проходу, ведшему вверх по склону. Юная Муфта была первой, кто что-то почуял, даже прежде, чем они достигли перекрестка, где тоннели раздваивались. Она покрутила ушами в предвкушении:

- Ой, я что говорю, ребята, вы это чуете? Свежий воздух, это лучше, чем салат из свежей клубники со сливами! М-ммм!

На развилке один тоннель начал спускаться вниз, но второй продолжал подниматься. Из последнего внутрь задувал летний ветерок.

Сержант Миггори сделал глубокий вдох:

- Сезоны цветов и папоротника, сэр, не правда ли, это чудесно?

Капитан Рэйк оценивающе потянул носом:

- О, как будто маленькая бабочка поцеловала меня в нос!

Его едва не сбили с ног вернувшиеся Свиффо и Рагган, которые столкнулись с ним, размахивая лапами и призывая к тишине.

Скор Пес Секиры нахмурился, глядя на обоих:

- Ну, вы нашли Гил и Дрил?

Рагган заговорил тихо и, казалось, сдерживая смех:

- Ага, сэр, их схватила нечисть!

Вождь морских выдр взмахнул своей секирой:

- Что-о-о? Их схватила нечисть, и ты думаешь, что это смешно?

Свиффо встал на дороге у своего отца, спеша объяснить:

- Спокойно, па! Там их всего лишь около двадцати, малорослые горностаи и крысы. Мы проследили за ними до их лагеря. Он совсем недалеко, и угадай, чего? Они готовят пир!

Скор смерил взглядом одного и другого:

- Нечисть ведь вас не видела, не так ли?

Рагган спокойно улыбнулся:

- Разумеется, нет, сэр. Пир!

Его отец уловил иронию ситуации. Он хитро ухмыльнулся и лизнул лезвие своей секиры:

- Ручаюсь, они будут рады гостям на своем пиру, а? Рэйк, Денди, вы готовы? Пошли, поедим!



Вообще-то там было около тридцати хищников, в основном крысы и горностаи, а также несколько хорьков. Их лагерь был на берегу ручья; Гил и Дрил были обе привязаны к стволу ивы. Выдрочки не выглядели чрезмерно расстроенными, так как видели, что Рагган и Свиффо следят за их пленителями. На огне булькал котел, а хищники-бандиты готовили еду. Некоторые поджаривали форель на зеленых ветках; другие раскладывали лепешки на горячих камнях, в то время, как кое-кто распечатывал бочонок крапивного пива. Их вожак, одноглазый разжиревший хорек, обсуждал своих пленников со старой крысой.

- Эт´, наверно, те, что за ними гнался лорд Кетрал, да!

Старая крыса обнажила беззубые десны:

- Ай-а, но мы их ижловили, так че нам делать, Виглат? Отдать их Кетралу, иль поджарить их на жратву? Я ишшо не едала речной шобаки, а ты?

Одноглазый хорек Виглат ухмыльнулся:

- Кетрал не будет скучать по двум таким крошкам, как эти, как думаешь?

Старая крыса хихикнула:

- Речные шобаки на жавтрак!

- Кхм!

Звук привлек внимание парочки. Они повернулись, чтобы увидеть сержанта Миггори, прислонившегося к буку. Он был безоружен и улыбался весьма по-простецки.

- Прошу прощения, друзья, но не подскажет ли мне кто из вас дорогу в аббатство Рэдволл? Я заблудился, видите ли.

Быстрый кивок Виглата заставил ближайших шестерых хищников окружить Миггори. Одноглазый хорек вытащил из своих поясных ножен ржавый дирк, расхаживая вокруг сержанта:

- Гляньте-ка сюда, ребятушки! У нас тут кролик!

Старая крыса энергично закивала:

- Я раж ела кролика – вкушно было!

К их удивлению, Миггори не выказывал страха, но дружелюбно присоединился к разговору:

- Вообще-то я не думаю, что понравлюсь вам. Я заяц, а не кролик. Мы жесткие, видите ли.

Ближайший горностай ткнул его в спину:

- Жесткий, а? И насколько жесткий?

Развернувшись к горностаю, сержант вырубил его оглушительным прямым слева:

- Достаточно жестко для тебя, грязная морда?

Виглат как раз собрался вонзить свой дирк в спину зайца, когда раздался командный рык:

- Бросай эту ковырялку, или ты покойник!

Морские выдры, зайцы Долгого Дозора и землеройки Гуосим появились из-за деревьев на берегу ручья. Теперь, когда позиция стала обратной, Виглат обнаружил, что он и его команда окружены.

Пока Скор Пес Секиры освобождал Гил и Дрил несколькими ударами своей секиры, он справился у лейтенанта Тарана:

- Вы уже пересчитали этих негодяев по головам?

Таран подтвердил свою общую сумму:

- Да, сэр – тридцать два, это все.

Скор кивнул:

- Ладно. Зачитайте им правила, лейтенант!

Изумленный Виглат попытался запротестовать, но капитан Рэйк отвесил ему пинка по заднице:

- Заткни пасть и не болтай, пока тебе не скажут. Продолжайте, лейтенант!

Таран изложил хищникам правила схватки:

- Слушайте сюда, вы, паршивая толпа! Это соревнование – мы сразимся с вами зверь против зверя, во. А теперь все быстренько в ручей! Давайте-давайте, шевелитесь, нечисть ленивая!

Виглат и его приспешники были грубо запихнуты в воду несколькими морскими выдрами, а Таран продолжил:

- Это будет старая добрая стычка, - собственно, битва. Тридцать два наших парня встретятся с вами в воде. Победитель получает пир. Никаких правил вообще: главное – победить, во!

Виглат наконец заговорил, сердито протестуя:

- Эт` наша жратва – так нечестно!

Капитан Рэйк махнул лапой, отпуская его:

- Ох, исчезни с глаз и кончай ныть. Я вот что тебе скажу. Если вы нас победите, мы вам сдадимся. Это честно, не так ли? Ох, я уже сыт спорами с тобой. Начинайте, храбрецы!

Тридцать два бойца состояли из четырнадцати морских выдр, такого же числа зайцев и четырех землероек Гуосим, бывших в меньшинстве. Без каких-либо дальнейших хлопот они атаковали хищников, выкрикивая свои боевые кличи:

- Йалаху-у-у!

- Еуали-и-и-а-а-а!

- Логалогало-о-ог!

Ошеломленные яростью натиска, большинство хищников забрались глубже в воду и уплыли вниз по ручью. Остальные бросили оружие, поднимая лапы в знак того, что сдаются. Сидя на берегу, Скор Пес Секиры поднял бочонок с крапивным пивом и хорошенько к нему приложился. Он помотал своей большой бородатой головой от отвращения:

- Ох, как грустна жизнь, Рэйк – после того, как нам пришлось удирать от нечисти, мы наконец-то получили шанс с ними сразиться. Ха, и что они сделали? Поджали хвосты и сбежали! Так нечестно!

Заяц-капитан мрачно отхлебнул из кружки с крапивным пивом:

- Да, так оно и есть, друг мой. Хо-хо, а что это я вижу?

Это были Гил и Дрил, тащившие между собой одноглазого хорька. Он стонал, когда они пинали его по хвосту.

Скор хохотнул:

- Что вы хотите сделать с этим бесполезным мешком сала, девочки?

Ответ поступил поочередно от обеих юных скаутов:

- Мы его не ловили, лорд. Это сержант!

- Но он отдал этого негодяя нам – нам разрешено его наказать!

- Ага, потому что он собирался зажарить нас на завтрак!

Отряхивая с себя воду, Миггори выбрался из ручья:

- Этот толстяк – их вожак, сэр. Я подумал, что он, возможно, знает дорогу в Рэдволл, потому что Буек, похоже, не знает.

Пир хищников был менее чем достаточен для голодных зверей. С рыбой разделалась Скорова Команда Бродяг, в то время как лепешки поделили между собой зайцы и землеройки. Угго попробовал глоток булькающей в котле жидкости:

- Хм-м, на вкус как овощной суп с добавлением пресноводных креветок.

- Ты сказал – креветок? – Скор быстро очутился у котла. Порывшись в своей поясной сумке, он нашел пакетик красноватого порошка. Он опрокинул его в смесь:

- Эгей, Команда, кто хочет креветочного супа со жгучим корнем?

Команда Бродяг с охотой нагрянула к котлу. Креветочный суп со жгучим корнем – любимейшее блюдо среди выдр, в особенности морских выдр с Высокого Северного Побережья, неравнодушных к жесточайшей смеси перца и жгучего корня.

- Ого-го, парни, вот это еда в самый раз для Команды!

- Хахарр, я прямо чую, как у меня хвост колечком завивается!

Труг Бодсли рискнул попробовать ложку; результат заставил его помчаться к ручью за большими глотками воды. Со слезящимися глазами и обожженными губами он воскликнул:

- Проклятое адово пламя, я думал, кто-то разжег у меня во рту чертов костер, во!

Выдры из Команды Бродяг зарычали от смеха при виде его дискомфорта.

У сержанта Миггори появилась идея, которую он прошептал Скору. Вождь морских выдр выслушал его, а затем ответил:

- Давайте попробуем, хотя я считаю, что это позорный перевод доброй еды. Ладно, приведите этого злодея ко мне!

Гил и Дрил выволокли Виглата, одноглазого лидера нечисти, наперед. Сержант Миггори задал ему вопрос:

- Возможно, вы помните, я спрашивал вас раньше, не могли бы вы рассказать мне путь в Рэдволл?

Виглат угрюмо ответил:

- Не знаю никакого аббатства Рэдволл, в жизни о нем не слыхал!

Юная Дрил пнула его по хвосту:

- Не ври сержанту!

Скор нежно улыбнулся одноглазому хорьку:

- О, оставьте бедного зверя в покое. Может, он всего лишь забыл дорогу в Рэдволл? Сержант, как вы думаете, может ли добрая капелька супа подлечить его, чуток подстегнуть ему память, а?

Две крепких выдры ухватили Виглата. Он наблюдал, как Миггори наполняет миску супом из котла. Хорек нагло ухмыльнулся:

- Супец, а? Виглат любит супец!

Сержант Миггори сдул пар с миски, держа ее у рта хищника:

- Ну, я уверен, что это ты полюбишь. Давай-ка, парень, отхлебни-ка от души!

Первого же глотка оказалось достаточно. Почуяв ужасающий жар жгучего корня, Виглат залопотал, пытаясь выплюнуть его:

- Бла-а-а! Рот, оно жжот мне рот!

Скор изобразил удивление:

- Не говори ерунды. Мы на этом своих младенцев выращиваем – это тебе полезно. Дайте-ка ему больше, сержант – намного больше!

Виглат начал громко рыдать, когда ему скормили еще глоток:

- Ва-а-а-а! Не надо больше, не надо – дайте воды попить!

Миггори безжалостно продолжал заливать его:

- Хлебай! Там еще больше половины котла осталось! Получишь воды, когда расскажешь нам о Рэдволле. Где это?

Расплескивая жидкость по своей драной рубахе, хорек завыл:

- Я скажу вам, скажу-у-у! Ва-а-а-а! Не надо больше супу… пожалста-а-а!

Сержант продолжал заливать, советуясь с Рэйком:

- Что думаете, сэр?

Капитан поднял взгляд от своих когтей, которые он чистил кончиком одного из своих клейморов:

- О, по-моему, он выглядит достаточно правдиво. Пусть говорит.

Крепкие морские выдры удерживали Виглата, не давая ему пробраться к ручью за водой. Он издавал нецензурные звуки, пытаясь одновременно прикрыть свой рот, помассировать горло и потереть живот.

Миггори наполнил миску супом, угрожающе протягивая ее вперед:

- Если бы я был на твоем месте, я бы заговорил!

Хорек заговорил, хрипло, придушенно скрежеща:

- Идите за этим ручьем, пока он не свернет на восток, потом шукайте дуб с тремя верхушками, это точно на юг отсюда!

Буек громко икнул:

- Я т-то ж-же с-самой-е мог в-вам сказ-зать! – и с этим он пьяно завалился на спину.

Юный Уилби хихикнул:

- Я что скажу, сэр, старый пьяница дорвался до того крапивного пива. Он смердит!

Ухватив Виглата за загривок, Скор завел его в ручей, окунув его голову в воду:

- Пей, грязная морда, будешь показывать дорогу. Да, и будешь нести Буйка на спине. Рагган, сделай-ка веревочную сбрую и привяжи этого старого дурня к спине хищника!

Рэйк хохотнул:

- И дай-ка тому хорьку хлебнуть воздуха, пока ты его не утопил, Скор!

Они шли на восток вдоль ручья, когда вечерние тени нежно легли на землю. Зайчиха Муфта сорвала желтый ирис и установила его себе за ухом, придя в лирическое настроение по поводу начала лета:

- Не правда ли, конец летнего дня так хорош, во? Вы заметили, как спокойствие разливается по лесу? Ручей тихонько журчит, птицы поют вдалеке, ветерок едва шевелит усталые листья дуба…

Желудок Виглата громко забурчал; он издал жалобный стон.

Буек покачивался на его спине, икая и рыгая.

Капрал Небосвод Даббс понюхал ирис, бормоча Муфте прямо в ухо:

- Это прелестно, не правда ли, мисс?

Она смерила его ледяным взглядом:

- Ага, иди свари свою чертову башку! У тебя вообще отсутствуют возвышенные чувства, черт побери!

Когда на лес пала тьма, Лог-а-Лог Денди поравнялся с Виглатом:

- Эй, грязнопуз, как далеко еще до этого дуба с тремя верхушками?

- Думаю, еще порядком, - пробормотал хорек.

Скор, подслушавший это, уселся на поваленном стволе ели:

- Ну, я не собираюсь следовать за хищником всю ночь. Голосую за то, чтобы нам остановиться здесь до утра.

Махнув лапой, чтобы остановить колонну, Рэйк присоединился к нему:

- Я тоже голосую за это. Утро вечера мудренее.

Виглат повернулся, давая им увидеть Буйка:

- И че, никто не собирается снимать с меня этого вонючего ежа?

Лейтенант Таран брезгливо сморщил нос:

- Какой ужас, старина! Я удивлен, что ты называешь кого-то вонючкой. Вы двое смердите, как чертова столовская помойка в проклятый полдень в середине лета, во!

Скор кивнул:

- Да, вне всяких сомнений, они весьма тухлая парочка. Эй там, Эндар Дивный Клинок, Ястребок Убийца, возьмите-ка этих двоих в ручей и проследите, чтобы они хорошо отчистились. Я хочу, чтобы они благоухали, как ромашки, когда оттуда выйдут!

Холодная вода в ручье быстро пробудила Буйка от пьяного сна. Как он, так и Виглат начали немилосердно визжать, когда две сильные морские выдры принялись работать над ними с энтузиазмом и со вкусом:

- Ой-ой-а-а-ай! Прекратите, вы мне все иголки выдерете!!!

- Ох-ох-а-аргх! Спасите! Убивают!

Эндар крепко держала хорька за уши. Она беспощадно отскребала его:

- Ой, заткнись, ты, большой младенец! Старое доброе обтирание щавелем и речным песком еще никого не убило!

Посреди радостных возгласов с берега большой Драндер потер свой живот:

- Одна небольшая лепешка и капля супа, который едва не сжег мне уши – это все, что я сегодня съел, товарищи. Гнусно, а?

Сержант Миггори как раз собирался ответить, когда из кустарника поблизости выбралась крепенькая ежиха. Она смеялась так сильно, что по ее щекам текли слезы:

- У-у-ху-ха-ха-хаха! Ой, мамочки, ручаюсь, это первый раз, когда старый Буек Вилтуд по-настоящему помылся! Ой, не могу, ха-ха-ха!!!

Сержант аж подпрыгнул, разворачиваясь к ней:

- Прошу прощения, мэм, но кто вы вообще такая?

Вынув синий в горошинки платок из кармана своего красиво вышитого фартука, она вытерла глаза и фыркнула:

- Неважно, кто я – это моя земля. А вот кто вы такие, а?

Седой ветеран галантно отсалютовал:

- Я знаменный сержант Наббс Миггори из Долгого Дозора, из Саламандастрона, мэм!

Ежиха сделала издевательский реверанс:

- Охти ж мне, что за необычные разговоры для кролика! Ну, я Шпилька Вилтуд, и это с одного из моего клана вы сдираете шкуру живьем в ручье. Ух, не то чтобы ему это не требовалось, грязному старому дикобразу!

Большой Драндер увидел свой шанс. Он победительно улыбнулся ей:

- Прошу прощения, о прелестнейшая, но не знаете ли вы, где здесь в округе можно разжиться толикой еды, во?

Она какое-то мгновение поразмышляла над этим, а затем кивнула:

- Я за вашей толпой уж целый день наблюдаю. Видала, как вы напугали ту нечисть вниз по течению – хорошая работа, я скажу. А теперь – как вам нравится пристойное, густое лесное рагу? – Она выставила вперед лапку, прежде чем Драндер смог ответить. – Я имею в виду настоящее Лесное рагу, сделанное по старому рецепту Вилтудов. С кучей всевозможных овощей, покрошенных туда. Да, и полное каштаново-желудевых клецок!

На глаза охваченного душевным волнением Драндера навернулись слезы:

- Каштаново-желудевые клецки, мэм – о, я слабею от одной мысли о них! Ох, дедуля мой пустоголовый, где они, мэм?

Она заставила его замолчать одним лишь взглядом:

- Если разведете костер и пособите, я приготовлю его уже к полуночи… ох! О-о-о-ох! Прикройте его! О-о-о-ох!

Ее родич Буек Вилтуд появился из ручья без единой иголочки на своем тощем костяке. Они либо выпали, либо были содраны во время энергичного мытья, которое он пережил. Шпилька между чем набросила себе на лицо свой обширный вышитый фартук.

Буек захромал по берегу, не зная, куда спрятаться. Он жаловался:

- Видите, что вы натворили? Большие неуклюжие морские выдры, и как мне теперь пережить зиму в таком виде? Дуры плоскохвостые!

Капитан Рэйк подхватил плащ, отброшенный хорьком Виглатом. Он швырнул его голому старому ежу:

- На, прикройся, старый ты мешок морщин. Ох, видал я много такого, что могло бы испечь утку, но что-то подобное – никогда!

Скор ухмыльнулся, покачивая своей большой бородатой головой:

- Он выглядит, как старая розовая гусеница, которая так и не превратилась в бабочку. Ха-ха-ха, надеюсь, твой плащ на него налезет, хорек… хорек! Куда подевался этот хищник?

Спешные поиски показали, что Виглат исчез. Свиффо поежился:

- Наверное, он ускользнул во время этого шума, который поднял старый Буек. Надеюсь, мы все же найдем Рэдволл.

Шпилька Вилтуд подняла его на смех:

- Найти Рэдволл? Фух, я знаю дорогу к аббатству, как свои пять пальцев. Но давайте-ка вас сначала накормим. Кто-нибудь, разведите огонь; остальных прошу за мной.

К тому времени, когда Шпилькино лесное рагу было готово, уже совсем стемнело. Все тяжело работали, чтобы помочь с ним. Как она и хвастала, рецепт ежихи оказался роскошным – рагу было густым, пахучим и превкусным. Они сидели у костра на берегу ручья, и каждый наполнил свою миску по нескольку раз из объемистого котла.

Буек сидел в стороне от прочих, завернувшись в старое одеяло, пока Шпилька занималась кройкой и шитьем, делая из плаща хорька подходящую одежку для него. Пози и Угго сидели с ней, благодарно наворачивая рагу.

Шпилька какое-то время глядела на Пози, а затем покачала головой:

- Ты не Вилтуд, мисси. Я могу это сказать – ты слишком хорошенькая. Но вот он, - она указала своей швейной иголкой на Угго, - ух, у него по всей морде написано, что он Вилтуд. Острый нос, жадная мордаха и блестящие глазки. Кто были твои мама и папа?

Угго вылавливал клецки из рагу:

- Я никогда их не знал, мэм. Меня вырастили в Рэдволле Дорка Гурди и ее брат Джем. Вы говорили, что тоже были в аббатстве? Вы там жили?

Шпилька подняла глаза от своего шитья:

- Да, жила какое-то время, когда была моложе, но я оттуда ушла.

- А почему вы ушли, мэм? – спросила Пози.

Казалось, Шпилька внезапно вышла из себя; она отрезала:

- Я бы в жизни не осталась там, где меня обвиняли в краже еды! Ха, я никогда и не ела их фруктового торта. Какая наглость с их стороны – в любом случае в нем не было много слив!

Угго не смог удержаться от смешка:

- А том, что съел я, их было полно!

Шпилька восторженно потрепала его по голове:

- Вилтуд по имени и Вилтуд по натуре. Надеюсь, ты сожрал каждую крошку того торта. Эй, Буек, примерь-ка вот это!

Она бросила законченную одежду древнему ежу, который исчез вместе с нею в кустах. Через мгновение он с важным видом вышел оттуда, одетый в то, что фактически было рубахой, состоящей из одного куска.

- Ну, что вы думаете? Могу я присоединиться к вашему Долгому Дозору, как кролик?

Сержант Миггори пожертвовал ему свою старую перевязь:

- Я бы сказал, что нет, сэр. Попробуйте перепоясаться этой перевязью. С этим вы будете выглядеть лучше, чем мешок хвороста!

Ястребок Убийца кивнула, прикидываясь восхищенной:

- О, какой же вы умный!

Буек наполнил свою миску рагу с верхом:

- Я с вами больше не разговариваю! Вы та дикарка, что соскребла прочь все мои бедные колючки!

Шпилька отложила свои швейные принадлежности:

- Я что говорю – бедное старое аббатство Рэдволл! Скоро к ним с визитом пожалуют сразу три Вилтуда!

Скорова боевая секира воткнулась в землю возле нее:

- Не будет никакого воровства еды, пока мы будем в аббатстве! Если я только услышу о пропаже хотя бы одной корочки, то нарежу вас на клецки для следующего котла лесного рагу!

Шпилька яростно уставилась на вождя морских выдр:

- Вы этого не сделаете!

Ястребок Убийца похлопала ежиху по лапе:

- О да, он это сделает, мэм, уж поверьте мне!

Лейтенант Таран вытер свою миску насухо, салютуя Шпильке Вилтуд:

- Превосходный ужин, мэм, благодарю покорно. Ладно, парни, кончайте заправляться и укладывайтесь. Завтра большой день, во. Мы идем в старое доброе аббатство Рэдволл!


30.

Со свернутыми парусами «Зеленый Саван» выглядел, как вестник несчастья, отдыхая на тропе к северу от аббатства. Была ясная ночь, и серебристо-белая луна царила на усыпанном звездами небе. Раззѝд Веарат стоял в одиночестве на корме, опираясь на штурвал и уставившись на Рэдволл. Все еще ярко пылая на северо-восточном углу верха стены, костер обрисовывал силуэты созданий, охранявших укрепления.

Раззѝд заскрежетал клыками. Так близко – и так далеко от его мечты победителя! Теперь, увидев величественное аббатство, он был поглощен желанием сделать его своей собственностью. Однако одно лишь сильное желание не совершило бы всего. Планирование и быстрое действие принесли бы ему победу, и плодотворный мозг Раззѝда предоставил решение. Он знал, что ему нужно делать. Предательство Мулы и Джибори могло подождать до более поздних времен. Как только он будет внутри, правя Рэдволлом, он совершит наказание над этой парочкой, такое, что его имя будет вызывать страх среди морских крыс и пиратов.

Какой-то