Book: Знаменитые украинцы



Знаменитые украинцы

Знаменитые украинцы

Знаменитые украинцы

Книга дополнена в 2013 г.

0

Знаменитые украинцы

Анатолий Ткаченко

ЗНАМЕНИТЫЕ УКРА-

ИНЦЫ

Киев

2005

1

УДК 94(100)(=161.2)

ББК 63.3(0=УКР)

Т48

Ткаченко А. Ф.

Т48 Знаменитые украинцы. – К.: Аристей, 2005. – 444 с.

ISBN 966-8458-33-8

Историю творят выдающиеся личности, их судьбы составляют духовную

биографию нации. В книге рассказывается о знаменитых украинцах, про-

славившихся своими трудами и подвигами в различных областях деятель-

ности. Несмотря на различие профессий, социального положения и полити-

ческих взглядов, всех их объединяет преданность делу, целеустрем-

ленность и огромное трудолюбие. Их жизнь – пример для подражания.

Жизнеописания поясняются приложениями и комментариями, помещен-

ными в конце издания.

Книга предназначена для широкого круга читателей, интересующихся

отечественной историей.

Історію творять видатні особи, їх долі створюють духовну біографію

нації. Книга розповідає про видатних українців, які прославились своїми

працями і подвигами в різних галузях діяльності. Незважаючи на відмінність

професій, соціального стану і політичних поглядів, всіх їх об’єднує відданість

справі, цілеспрямованість і величезна працелюбність. Їх життя є прикладом

для наслідування.

Життєписи пояснюються додатками і коментарями.

Книга розрахована на широке коло читачів.

УДК 94(100)(=161.2)

ББК 63.3(0=УКР)

© А. Ф. Ткаченко, 2005

ISBN 966-8458-33-8

© Аристей, 2005

2

3

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие ........................................................................................5

Анна Ярославна ....................................................................................6

Аркас Николай Николаевич ..................................................................8

Архипенко Александр Порфирьевич ...................................................14

Ахматова Анна Андреевна ...................................................................18

Башкирцева Мария Константиновна ....................................................24

Березовский Максим Созонтович .........................................................31

Блох Леонора Абрамовна .....................................................................35

Бортнянский Дмитрий Степанович .......................................................39

Борщак Илья Львович ...........................................................................42

Булгаков Михаил Афанасьевич ............................................................45

Бурачек Николай Григорьевич ..............................................................52

Бурачек Степан Онисимович ................................................................56

Бутовский Алексей Дмитриевич............................................................62

Васильковский Сергей Иванович .........................................................59

Вернадский Владимир Иванович .........................................................67

Виктюк Роман Григорьевич ...................................................................72

Виноградский Сергей Николаевич........................................................76

Гамалия Николай Федорович ...............................................................79

Гоголь Николай Васильевич .................................................................84

Гребинка Евгений Павлович .................................................................89

Гринченко Борис Дмитриевич ...............................................................95

Гулак-Артемовский Семен Степанович ...............................................100

Драгомиров Михаил Иванович .............................................................102

Дурова Надежда Андреевна .................................................................106

Жаботинский Леонид Иванович............................................................109

Зощенко Михаил Михайлович ..............................................................112

Кавалеридзе Иван Петрович ................................................................116

Кондратенко Роман Исидорович ..........................................................120

Кондратюк Юрий Васильевич ...............................................................125

Котляревский Иван Петрович ...............................................................128

Кропоткин Петр Алексеевич .................................................................132

Крутень Евграф Николаевич ................................................................137

Куинджи Архип Иванович .....................................................................139

Куц Владимир Петрович........................................................................144

Левицкий Дмитрий Григорьевич ...........................................................149

Лисянский Юрий Федорович .................................................................153

Лифарь Сергей Михайлович (Серж Лифарь) ......................................157

Максимович Михаил Александрович ...................................................165

Малиновский Родион Яковлевич ..........................................................168

4

Маринеско Александр Иванович ..........................................................172

Марко Вовчок (Вилинская Мария Александровна) .............................178

Махно Нестор Иванович .......................................................................185

Мациевич Лев Макарович .....................................................................190

Мережковский Дмитрий Сергеевич ......................................................192

Миклухо-Маклай Николай Николаевич ................................................198

Муравьевы-Апостолы ............................................................................201

Нахимов Павел Степанович .................................................................210

Неверовский Дмитрий Петрович ..........................................................215

Некрасов Виктор Платонович ...............................................................221

Орлик Григорий Филиппович ................................................................225

Орлик Филипп Степанович ...................................................................232

Орловский Владимир Донатович .........................................................238

Остроградский Михаил Васильевич ....................................................241

Паращук Михаил Иванович ..................................................................244

Пиддубный Иван Максимович ..............................................................247

Пржевальский Николай Михайлович ...................................................251

Пулюй Иван Павлович...........................................................................254

Репин Илья Ефимович...........................................................................260

Роксолана (Лисовская Настя)................................................................271

Самокиш Николай Семенович...............................................................272

Седов Георгий Яковлевич......................................................................277

Сикорский Игорь Иванович....................................................................283

Силенко Лев Терентьевич.....................................................................286

Сирко Иван Дмитриевич........................................................................291

Сковорода Григорий Саввич..................................................................296

Соловьяненко Анатолий Борисович ....................................................307

Станюкович Константин Михайлович ..................................................311

Стецько Слава (Музыка Анна Иосифовна) .........................................316

Ткаченко Михаил Степанович ..............................................................319

Толстой Алексей Константинович ........................................................324

Филарет (Денисенко Михаил Антонович) ............................................330

Хмельницкий Богдан Михайлович ........................................................334

Черняховский Иван Данилович.............................................................339

Чижевский Александр Леонидович ......................................................344

Чубинский Павел Платонович ..............................................................346

Чурай Маруся (Чурай Мария Гордеевна) .............................................349

Яворницкий Дмитрий Иванович ...........................................................352

Приложения ........................................................................................... 357

Комментарии ......................................................................................... 369

5

ПРЕДИСЛОВИЕ

В книге рассказывается о выдающихся личностях, живших в разное

время и прославивших Украину своими трудами и подвигами. В ней по-

мещены биографии государственных, политических, общественных и

церковных деятелей, полководцев и флотоводцев, героев войн, писа-

телей и художников, скульпторов и композиторов, артистов и путеше-

ственников, ученых и конструкторов в различных областях науки и тех-

ники.

В книге показано, как формировалось мировоззрение, образ мыш-

ления, закалялся характер личностей, как они учились, творили, боро-

лись и совершали свои подвиги. Несмотря на различие профессий, со-

циального положения и политических взглядов, все они обладали таки-

ми общими чертами характера как преданность делу, целеустремлен-

ность и огромное трудолюбие.

Познавая жизнь выдающихся соотечественников, мы познаем исто-

рию своей Родины, возрождаем историческую память о её прошлом,

обогащаем своё национальное сознание, воспитываем в себе чувства

национальной гордости и достоинства.

Многие имена наших соотечественников долгое время замалчива-

лись или были окружены различными вымыслами, неправдой, идеоло-

гическими мифами, искажавшими их роль в истории (Н. Махно, И. Пу-

люй, Д. Яворницкий и др.). В книге приведены их жизнеописания, осво-

божденные от идеологических догм и лживых обвинений.

Украина является родиной многих выдающихся личностей, которых

имперская российская и советская историография всегда представляла

как русских (Д. Неверовский, П. Нахимов, Р. Малиновский и др.). О неко-

торых из них повествуется в этой книге.

Биографии расположены в алфавитном порядке, даты событий

указаны по новому календарному стилю.

Книга снабжена приложениями и обширными комментариями, поз-

воляющими полнее узнать о различных событиях, окружении, местах и

времени пребывания того или иного деятеля.

При написании книги использованы материалы различных энцикло-

педий, биографических словарей, справочников, трудов по истории ис-

кусства, науки, техники и военного дела, мемуарной литературы.

6

(ок.1032–

Aнна Ярославна

А

после1075)

украинская княжна, королева Франции

Во время княжения Ярослава Мудрого (1019–1054) Киевская Русь

достигла своего наибольшего могущества и стала крупнейшим госу-

дарством Европы. Владения Киевской Руси простирались от Белого до

Черного моря, от Волги до Карпат. Киевская Русь вела широкую

торговлю со многими странами Европы, Ближнего Востока и Кавказа,

расширяла и укрепляла международные связи, чему способствовали

династические браки членов семьи великого князя.

Ярослав Мудрый1 был высокообразованным человеком и проявлял

большую заботу о развитии культуры. В построенном им в Киеве Со-

фийском соборе2 (1037) он создал первую в Руси-Украине библиотеку,

которая насчитывала более 950 томов. Своим детям он дал хорошее

образование.

Его дочери Анастасия3 и Елизавета4 стали королевами влия-

тельных европейских государств – Венгрии и Норвегии, а младшая дочь

Анна стала супругой французского короля Генриха І5 (1008–1060).

Древнерусские летописи не оставили никаких сведений о княжне

Анне. Представление о ее внешнем виде дает фреска в киевском Со-

фийском соборе, на которой портрет Анны изображен совместно с порт-

ретами матери и сестер. Все, что известно о ее жизни, получено из

французских хроник ХІ ст., но в них отсутствуют сведения о датах ро-

ждения и смерти, а также о месте захоронения.

Анна Ярославна родилась в Киеве вероятно в 1032 г. Детство и

юность княжны проходили во время великого культурного подъема в

Киевской Руси. Она имела хорошее образование, знала несколько язы-

ков, в частности греческий и латинский.

В начале 1048 г. в Киев прибыло посольство от французского коро-

ля Генриха І Капета, возглавляемое епископом города Мо Готье Савоя-

ром и министром королевского двора Гозленом де Шалиняком. Король

Генрих І просил руки княжны Анны. Первая супруга короля, Матильда,

незадолго перед этим умерла не оставив престолу наследника. Свата-

нью Генриха І к Анне предшествовала давняя традиция связей между

Русью и Францией.

Посольство получило согласие великого князя на брак княжны с

королем. 4 августа 1049 г. в соборе города Реймса6, в котором всегда

7

короновались и венчались французские короли, состоялось венчание.

Брак был освящен на Евангелии7, которое Анна как талисман привезла

с собой во Францию. С тех пор эта святыня находится в соборе, на ней

присягали все французские короли.

В 1053 г. Анна родила сына, будущего короля Франции Филиппа І.

В дальнейшем она родила еще двух сыновей – Роберта, который умер

подростком, и Гуго, графа Вермандуа, который стал прославленным ры-

царем, принимал участие в крестовых походах за освобождение Гроба

Господнего и Святой Земли Палестины от мусульман, покрыл себя сла-

вой, за что стал называться Великим.

Правление Генриха І было периодом наибольшей феодальной раз-

дробленности страны. Ему постоянно приходилось находиться в воен-

ных походах против своих непокорных вассалов. Поэтому Анне при-

шлось воспитывать сыновей самой.

В 1060 г. Генрих І внезапно умер. Французский трон перешел к его

старшему сыну Филиппу І (1060–1108). Анна стала регентшей при мало-

летнем сыне и в этой роли подписывала различные государственные

акты. Поселившись в одном из старинных королевских замков в городе

Санлисе вблизи Парижа, Анна построила собор и монастырь в честь

святого Винцента. До наших дней от сооружения осталась небольшая ча-

совня, возле дверей которой стоит скульптура женщины в полный рост

с надписью: “Анна русская, королева французская, основательница

собора в 1060 году”.

Из французских средневековых хроник известно, что в Санлисе в

1062 г. Анна вступила в брак с потомком Карла Великого, вассалом

французского короля, могущественным вельможей и храбрым рыцарем

Раулем ІІІ, графом де Крепи и Валуа. Этот брак был вызовом не только

королевской семье, но и церкви. Согласно французским законам коро-

лева-вдова и мать короля не имела права выходить замуж, а согласно

церковным канонам граф должен был получить согласие на развод от

жены. Оскорбленная супруга Рауля Элеонора обратилась с жалобой к

папе римскому Александру ІІ (1061–1073), который приказал Раулю

оставить Анну и вернуться к Элеоноре. Однако граф принадлежал к лю-

дям, которые живут по собственным законам и нормам морали. Он ре-

шительно и гордо отказался выполнить приказ. Тогда разгневанный

папа Александр ІІ отлучил Рауля от церкви. Анна и Рауль продолжали

совместную жизнь до смерти графа в 1074 г.

После смерти Рауля Анна возвратилась к королевскому двору. Как

и раньше, она вместе с сыном-королем подписывала государственные

документы. Обычно ее подпись была такой: “Анна, мать короля Филип-

па”. Последний известный документ с ее подписью датирован 1075

годом.

8

Где и когда умерла Анна, неизвестно. Долгое время считалось, что

она похоронена в аббатстве Вилье вблизи города Этампа во Франции,

где в конце XVII ст. аббат-иезуит Франсуа Менетрие обнаружил над-

гробие с именем Агнесса (так иногда во Франции называли Анну). На

надгробье были высечены слова: “Здесь покоится государыня Агнесса,

супруга короля Генриха”. На камне было изображение женщины в

полный рост в головном уборе, который напоминал русскую княжескую

шапку. Некоторые историки утверждают, что она в конце своей жизни

вернулась в Киев. Вероятно все-таки, что Анна умерла во Франции и

была похоронена в своей резиденции в Санлисе.

(1853–1909)

Николай Аркас

А

композитор, историк, просветитель

Славный род Аркасов появился в Украине в начале ХІХ ст., когда в

городе Николаеве поселился приехавший из Греции Андрей Эммануи-

лович Аркас. Город Николаев, основанный в 1788 г. на берегу Бугского

лимана как военный порт и один из центров кораблестроения для

Черноморского флота, стал его второй родиной. В штурманском учили-

ще, готовившем офицеров флота, он преподавал историю и древнегре-

ческий язык.

Его сыновья Захар и Николай окончили Николаевское штурманское

училище и, благодаря природным способностям и трудолюбию, просла-

вили себя службой на Черноморском флоте.

Захар Андреевич (1793–1866) принимал участие в сражениях про-

тив турок, основал в Севастополе знаменитую Морскую библиотеку

(1822) и дослужившись до чина генерал-лейтенанта вышел в отставку.

Поселившись в Николаеве, он до конца своей жизни занимался античной

археологией Причерноморья и историей Черноморского флота.

Николай Андреевич (1816–1881) стал адмиралом и генерал-адъю-

тантом8, был главным командиром Черноморского флота и основателем

пароходства на Каспийском море. Будучи в 1871–1881 гг. командиром

порта и военным губернатором Николаева, он много внимания уделял

развитию города и своими добрыми делами приобрел авторитет у его

жителей, за что получил звание почетного гражданина.

9

У Николая Андреевича и Софьи Петровны Аркас 7 января 1853 г. в

Николаеве родился сын Николай, ставший знаменитым украинским



композитором, историком и просветителем. Мать Николая была дочерью

действительного статского советника9, занимавшего высокий пост в

Черноморском флоте. Она принадлежала к старинному старшинскому

роду Богдановичей, гордилась своим украинским происхождением и

привила сыну любовь к Украине, к народным обычаям, песням и ле-

гендам.

Окончив одесскую частную гимназию, Николай Аркас поступил на

природоведческое отделение Новороссийского (Одесского) универси-

тета. В гимназические и студенческие годы он проявлял интерес к

творчеству Т. Г. Шевченко, к историческому прошлому Украины, к ду-

ховному наследию украинского народа. Под руководством учителя ги-

мназии Петра Нищинского10 изучал теорию и композицию музыки и луч-

шие образцы украинского музыкального фольклора. Школьные и сту-

денческие каникулы Аркас проводил среди крестьянских хлопцев в

родной Богдановке, охотно выполняя крестьянскую работу. Здесь он

записывал народные песни, слушал кобзарей и бандуристов.

Значительную роль в жизни Аркаса сыграло знакомство с выдаю-

щимся мастером украинского театра Марком Кропивницким. Они стали

друзьями и Аркас как актер-любитель участвовал в постановках “Одес-

ского нового театра”, которым руководил Кропивницкий.

Вскоре после окончания университета (1875) Аркас женился на

дочери морского офицера Шишкина – Ольге Степановне. В 70–80-х гг. у

Аркасов родилась дочь Оксана и сыновья Петр и Николай. Ольга

Степановна разделяла демократические и патриотические идеалы

мужа и всячески способствовала ему в его работе на ниве украинской

национальной культуры.

По настоянию отца Аркас, окончив университет, поступил на слу-

жбу в Морское ведомство и, прослужив в нем более 20 лет (1875–1898),

вышел в отставку в чине действительного статского советника, который

соответствовал военному чину генерал-майора.

Первые композиторские работы (обработка украинских народных

песен, романсы, дуэты) относятся к 70–80-м гг. В 1891 г. Аркас на основе

собственного либретто написал оперу “Катерина” по одноименной поэме

Тараса Шевченко. Путь оперы в печать и на сцену был трудным. Многие

годы рукопись пролежала в цензурных ведомствах Москвы и Киева и то-

лько в 1897 г. ее первое издание вышло в свет в Николаеве за счет

автора. Авторство музыки и либретто11 на первом издании клавира12

оперы были скрыты криптограммой13 “Н. А…. ъ”. На обложке издания

10

было написано: “Катерына. Опера у трехъ діяхъ. Музыка Н. А….а. Ли-

брето по Т. Г. Шевченку. Склав Н. А….ъ”.

В опере “Катерина” композитор использовал мотивы народных

песен, ярко показал сельский быт, который хорошо знал из личных

наблюдений. При ее создании пригодился и театральный опыт,

приобретенный Аркасом в студенческие годы, когда он как актер прини-

мал участие в постановках труппы Марка Кропивницкого в Одессе. Это

была первая опера, созданная на шевченковский сюжет.

Фрагменты музыки “Катерины” впервые прозвучали в 1897 г. в

концертном исполнении симфонического оркестра Николаевского отде-

ления Русского музыкального общества и имели большой успех. На

следующий день после концерта газета “Южанин” писала: “Несмотря на

то, что это произведение принадлежит перу дилетанта, под ним мог бы

подписаться и серьезный музыкант, который посвятил себя компози-

ции”.

Окрыленный успехом концерта в Николаеве, композитор послал

клавир оперы своему другу Кропивницкому для сценической постановки

и тот немедленно начал репетиции. Из-за цензурных преград осуще-

ствить первую постановку в Украине не удалось. Премьера состоялась

в феврале 1899 г. в Москве. Прекрасная музыка, высокий професси-

онализм Кропивницкого как режиссера и талант его актеров обеспечили

успех постановки. На следующий день после спектакля Аркас получил

телеграмму из Москвы: “Вітаємо з успіхом і дякуємо…за довіру. Кропи-

вницький і товариство”. В феврале–марте опера еще четыре раза шла в

Москве с большим успехом. Летом 1899 г. труппа Кропивницкого дала

10 постановок “Катерины” в Киеве.

В марте 1900 г. в исполнении этого же коллектива свою оперу на

сцене увидел и услышал и сам автор. Это произошло в его родном Ни-

колаеве, куда специально в знак глубокого уважения к композитору

приехала труппа Кропивницкого после гастролей в Одессе. Огромный

успех постановки взволновал композитора, за кулисами он расцеловал

актеров и плакал от счастья. Актеры отвели его в ложу театра и под

аплодисменты зрителей, которые стоя приветствовали Аркаса,

поднесли ему лавровый венок с надписью на ленте: “Вельмишановному

Миколі Миколайовичу Аркасу, композитору “Катерини” від вдячного

Товариства малоросійських артистів. 14 березня 1900 року”.

Произведение Аркаса заинтересовало руководителей многих украи-

нских театральных коллективов. Его засыпали просьбами прислать кла-

вир оперы. На протяжении пяти лет после премьеры оперы “Катерина”

поэтическое слово Тараса Шевченко, переложенное на музыку, услы-

11

шали жители Одессы, Мариуполя, Екатеринодара, Львова, Луцка, Ми-

нска, Вильно, Варшавы.

Композиторский талант Аркаса высоко оценили его современники и

деятели музыкального искусства следующих поколений. Высокую

оценку оперы дал один из выдающихся оперных певцов Иван Козло-

вский (1900–1993), который писал: “Катерина” безсмертна своїм

змістом, своїм лаконізмом, як усі нетлінні цінності… Немає повісті печа-

льнішої, ніж “Катерина” Шевченка. Перед автором опери треба зняти

шапку і вклонитись. Думка висловлена високопоетично і дуже доступно.

У цьому велич і Шевченка, і Аркаса”.

Сразу после премьеры оперы “Катерина” Кропивницкий настой-

чиво советовал Аркасу не медлить с написанием оперы по сюжету

“Наймички” Шевченко или “Вия” Гоголя. Но этим пожеланиям не су-

ждено было сбыться. Инсульт и следом за этим паралич правой руки не

дали возможности Аркасу работать за фортепиано. Опера “Катерина”

осталась единственной в творчестве Аркаса-композитора. В письме к

Николаю Лысенко он с грустью писал по этому поводу: “Шкодую тільки,

що болість моя така дужа і навіки одібрала у мене можливість працю-

вати на любому музичному напрямку”.

До самой смерти Аркас интересовался украинским музыкальным

фольклором, приглашая на гастроли в Николаев кобзарей и бандури-

стов со всей Украины.

После болезни Аркас задумал написать книгу по истории Украины

для обучения и воспитания своего внука. Основой для ее написания

была большая личная библиотека, содержащая множество материалов

по украинской проблематике. Недостающие материалы по истории Ук-

раины, Польши и России он приобретал через книготорговых агентов в

Киеве, Одессе, Львове, Петербурге и других городах. Вел неустанный

поиск рисунков и портретов киевских князей, украинских гетманов,

польских королей, московских царей и императоров, деятелей украин-

ской культуры, архитектурных памятников и др.

Начавшаяся российская революция 1905–1907 гг. создала условия

для издания книги. Стало возможным напечатать ее на украинском язы-

ке, который после суровых запретов был легализован в 1905 г. Аркас

понимал, что издание популярной книги по истории Украины будет

способствовать поднятию национального и исторического сознания ук-

раинского народа, и решил выпустить в свет свою “Історію України-Русі”.

Книгу редактировал и подготовил к печати украинский патриот

Василий Николаевич Доманицкий (1877–1910). В 1908 г. она была из-

дана в Петербурге в типографии товарищества “Общественная польза”

огромным по тем временам семитысячным тиражом, который

полностью разошелся за несколько месяцев. Издание вышло за счет

12

автора. Аркас был вынужден занять 10 тысяч рублей под большие про-

центы, что значительно подорвало его материальное состояние.

Книга привлекла к себе внимание не только своим содержанием, но

и образным языком изложения. В ней автор с большой любовью рас-

сказал историю украинского народа начиная с древнейших времен до

1907 г., познакомил читателей со сказаниями и легендами, которые

запечатлелись в народной памяти.

Книга была написана для широкой публики, отвечала общественно-

политическим и культурным потребностям украинского народа, пробу-

ждала в нем национальное сознание и самоуважение. Популярность

книги была необычайно велика.

Один из современников Аркаса, историк В. Биднов, так оценил

факт выхода в свет “Історії України-Русі”: “Ні одна українська книжка,

крім “Кобзаря”, не мала такого успіху, який випав на долю труда

М. Аркаса; його купували, читали; читали з захопленням і щиро дяку-

вали авторові за його книгу, надсилаючи до нього листи. Видно було, що

М. Аркас зрозумів ту велику потребу в популярній Історії України, котра

почувалася в широких колах нашого громадянства… Автор її безумовно

зробив велику послугу нашому національному рухові…”

Во время революции 1905–1907 гг. Аркас активно занимался

просветительной деятельностью, связанной прежде всего с движением

за право свободного развития украинской культуры и языка, т. е. с об-

щественными интересами, объединяющими все слои общества.

В Украине культурно-просветительную деятельность осуществляли

самодеятельные организации “Просвіти”, возникшие во многих городах,

местечках и селах на основе политических свобод, провозглашенных

манифестом императора Николая ІІ 17(30) октября 1905 г. Основателем

и руководителем “Просвіти” в городе Николаеве был Аркас. На ее

торжественном открытии в 1907 г. он произнес блестящую речь в защи-

ту права украинского народа развивать свою национальную культуру

родным языком. В ней были такие слова: “Усі народи більш-менш мали

спроможність здобувати собі освіту на своїй рідній мові, клопотались за

розвиток своєї національної культури. Над нами ж, українцями, важким

гнітом на протязі більш століття лежала заборона рідного слова. За те,

що ми з’являємо з себе самостійний народ, що ми маємо свою історію,

що ми переживали свої окремі важкі історичні часи, ми не мали права не

тільки прилюдно балакати, а навіть мислити, а як траплялись такі люди,

яким не сила була ховати в собі національні почуття і вони виривались в

них на поверх правдивим словом, то їх, як, наприклад, Шевченка і

інших, скоро приборкували і усе знову замовкало на довгий час”.

13

Несмотря на притеснения и преследования со стороны царских

властей, “Просвіта” под руководством Аркаса последовательно и на-

стойчиво вела борьбу за внедрение украинского языка в народное

просвещение. Для широкой общественности читались публичные лек-

ции об отечественном историческом прошлом, о жизни и деятельности

знаменитых украинцев, устраивались спектакли, концерты, лите-

ратурно-музыкальные вечера и т. п. На средства Аркаса в селе Бог-

дановка на протяжении двух лет работала четырехлетняя школа с пре-

подаванием на украинском языке. В ней не только учили грамоте и

основам наук, но и воспитывали учеников в духе украинского наци-

онального сознания. К активной работе в “Просвіті” Аркас привлек свою

жену Ольгу Ивановну и сына Николая.

После поражения революции 1905–1907 гг. школа Аркаса в селе

Богдановка была закрыта, усилилось преследование украинской прес-

сы, а в 1910 г. по приказу царских властей были закрыты “Просвіти” по

всей Украине.

После выхода в свет “Історії України-Русі” Аркас получил много пи-

сем от разных людей с просьбой выпустить второе издание и он начал

его подготовку, учтя критические замечания. Однако осуществить из-

дание ему не удалось. Помешала смерть, которая произошла 26 марта

1909 г. в Николаеве. Его похоронили в родовом склепе в родном городе.

В последние годы жизни Аркас испытывал большие материальные тру-

дности и, чтобы организовать пристойные похороны, семья продала

последние остатки родового имения в селе Христофоровка. Искренние

соболезнования семье пришли со всей Украины, соотечественники про-

щались со своим земляком, внесшим значительный вклад в развитие

украинской национальной культуры.

Второе издание “Історії України-Русі” вышло уже после смерти

автора и ее редактора Доманицкого, умершего в 1910 г. Издание

опубликовали в 1912 г. в Кракове на средства жены автора Ольги

Ивановны Аркас. Заканчивали подготовку книги к печати люди, искази-

вшие замысел автора и редактора, она имела не тот простой популя-

рный язык, какой так понравился всем ее читателям. Большая часть ти-

ража была привезена из Кракова во Львов, где книги пролежали на

складе. Во время Первой мировой войны они были вывезены из Львова

отступающими российскими войсками и по дороге сожжены.

При советской власти “Історію України-Русі” зачислили в разряд бу-

ржуазно-националистической литературы и после долгих лет запрета

она была издана в Украине в 1990 г.

Сын Николая Николаевича Аркаса Николай Николаевич Аркас-мла-

дший родился в городе Николаеве в 1888 г. и, как отец, стал деятелем

14

украинской культуры. В 1907–1909 гг. он выступал как актер в самодея-

тельном кружке в Николаеве, в 1920–1926 гг. был актером и режиссером

украинской труппы в Станиславе (ныне Ивано-Франковск) и Коломые, в

1926–1928 гг. – актер и режиссер русского театра товарищества “Просві-

та” в Ужгороде, в 1930–1934 гг. руководил в Ужгороде русским передви-

жным театром. Умер в городе Хуст (теперь город Закарпатской области)

в 1938 г.

Таковы славные деяния рода Аркасов на благо Украины.

(1887–1964)

Александр Архипенко

А

скульптор, живописец, график

Единственный способ, как уподобиться

природе,– это изобретать. Изобретать

на протяжении всей жизни.

А. Архипенко

Творчество украинского скульптора, живописца и графика Алексан-

дра Архипенко оказало большое влияние на развитие модернистского

искусства14 в Западной Европе и Америке.

Александр Порфирьевич Архипенко родился 30 мая 1887 г. в

Киеве. Его отец работал механиком в Киевском университете, был влю-

блен в свою профессию и всю жизнь с увлечением занимался

изобретением различных механизмов и созданием новых способов для

решения технических задач. Отец хотел, чтобы сын был инженером и

изобретателем в области механики.

Но Александр не стал инженером. Его непреодолимо притягивало к

себе искусство. Он стал творцом новых пластичных форм и дал толчок

зарождению новой области искусства, которую в наше время называют

дизайном15 или технической эстетикой.

Вначале он рисовал, потом занимался скульптурой, а позднее

занялся изобретательством.

Творческий путь Архипенко начался в период его учебы в Киевском

художественном училище (1902–1905), а затем в Московском училище

живописи, скульптуры и архитектуры (1906–1908). Поступив в Киевское

художественное училище, он прежде всего начал изучать живопись, а с

15

1904 г. увлекся скульптурой. Однако и позже, ваяя скульптуры,

оставался живописцем. В поисках новых идей упорно изучал натуру,

пластику человеческого тела, стал задумываться над тем, как выразить

скульптурный образ в виде обобщенной идеи, символа.

В этот период его стиль был отмечен чертами модерна, а его

вдохновение носило символичный характер. Он с восхищением читал

произведения известного французского поэта-символиста Стефана

Малларме (1842–1898) и очень любил произведения российского пи-

сателя и символиста Леонида Андреева (1871–1919).

В 1908 г. Архипенко едет в Париж, который привлекал молодых ху-

дожников европейских стран разнообразными течениями модернизма в

образотворческом искусстве, и, поступив в Парижскую художественную

школу, включился в художественную жизнь Парижа. Он посещает му-



зеи, но античные скульптуры и живопись эпохи Возрождения не вызы-

вают у него восхищения. В своих воспоминаниях Архипенко писал: “В

1908 году, приехав в Париж, я, конечно, пошел в Лувр посмотреть на

“Джоконду” и “Венеру Милосскую”, о которых столько слышал. Но меня

ожидало жестокое разочарование: то, что я увидел там нисколько не

тронуло и не воодушевило меня. Наоборот. Разумеется, я не хочу

сказать, что это не шедевры. Однако это иной мир, иная планета. Апол-

линер тогда назвал меня дикарем”.

В то время под влиянием творчества французского живописца

Поля Сезанна (1839–1906), который в противовес расплывчатости

форм, присущих импрессионизму16, стремился к изображению матери-

ального мира, к весомости и объемности форм, французский художник

Жорж Брак (1882–1963) создал свои “Кубики”. Так появился ранний “се-

занновский кубизм” (1907). К Жоржу Браку в 1908 г. присоединился

французский художник Пабло Пикассо (1881–1973) и они создают новое

течение авангардизма – кубизм, который стремился свести худо-

жественный образ к комбинации простых геометрических тел или фи-

гур.

Кубизм отвечал идейным взглядам Архипенко, которые вытекали

из его технических опытов. За использование простых геометрических

форм его называли кубистом. Об этом он писал: “…как я дошел до этих

простых геометрических форм, через которые меня назвали кубистом?

Прежде всего, ...,они вытекали из моих технических опытов. Один из

них состоял, например, в том, что я использовал разные материалы,

соединяя их в разнообразную структуру и окраску. Скомбинированные в

определенном порядке эти разнообразные материалы давали необы-

чный эффект. Ну а что произведения мои всегда соединяли в себе

простейшие формы, то это почти всегда приводило к ассоциации с гео-

16

метрией… Идея использования простых форм вытекала также из моего

пристрастия. Я люблю простые вещи. Люблю все понятное. Не люблю

искусственности и сложности. А кроме того, из простой формы можно

сделать символичную форму”.

Для Архипенко кубизм стал исходной точкой для поиска новых

идей. Развивая скульптурный вариант кубизма, он создал свои

“контррельефы”. В поисках новых идей он никогда не порывал связи с

природой, считая ее великим творцом и творческой силой. Он писал:

“Эта сила, известно, не удовлетворяется тем, что творит сама. Свое мо-

гущество она переносит на все живые существа. Со своих творений она

делает творцов. Животные творят инстинктивно; мы – и это естествен-

ное отличие – творим сознательно. И поэтому ошибаемся, если думаем,

что приближаемся к природе, когда точно воспроизводим картофель

или голую натуру. Воспроизведение ни к чему не приводит. Единствен-

ный способ, как уподобиться природе, – это изобретать. Изобретать на

протяжении всей жизни”.

И он изобретал то, чего не было в природе. Еще в детстве Архипен-

ко обратил внимание на пустое пространство между предметами, а в

1911–1912 гг. после многочисленных опытов создал свою теорию пусто-

го пространства, которое символизирует несуществующий предмет.

Вспоминая об этом, он писал: “После этого открытия я вдруг везде на-

чал видеть пустое пространство, которое напоминало мне разные

предметы. Я ужаснулся, что открываю их столько, и это привело к тому,

что я начал использовать эти предметы в своих пластиках. Выпуклое в

них я заменял вогнутым, полное – пустым, создавал символы личностей

или предметов, которых не было рядом. Поэтому-то – и этим я отлича-

юсь от всех, кто использовал до меня или будет использовать после

меня пустое пространство, – эти мои произведения символичные”.

В 1912 г. Архипенко создал свою школу в Париже, находит новые

пластичные формы, вводит в пластику цвет, строит формы на

контрастах разных материалов, что давало необычный эффект, создает

скульптуры-картины, в которых в разных комбинациях объединяет на

плоскости рельеф и цвет.

Творчество Архипенко оказалось в центре художественных собы-

тий того времени, его идеи не всем были понятны и это вызывало

насмешки, которые он стойко перенес и выдержал тяжелое испытание

новатора. Коммунисты изъяли его произведения и все модернистские

художественные вещи из своих музеев. Гитлер просто их уничтожил во

время политической травли свободного духа. Но, как писал Архипенко:

“Современное искусство не связано ни с коммунизмом, ни с другой

17

политической доктриной или религией. Оно живет от себя и для себя и

служит для умственного и творческого воспитания”.

С 1921 г. Архипенко жил в Берлине (Германия), а с 1923 г. в Соеди-

ненных Штатах Америки. Вначале он открыл свою школу в Нью-Йорке,

затем преподавал в Чикагской школе индустриальных искусств. С 1950 г.

преподавал в университете Канзас-Сити, возле входа в который поставил

исполинские металлические фигуры, художественный эффект которых

меняется в зависимости от солнечного освещения.

В 1924 г. он создал механическую картину, на которой меняются

формы, ее назвали “архипентурой”. С помощью специального аппарата

Архипенко заставлял свои картины двигаться. Свое изобретение он

посвятил великим изобретателям Томасу Эдисону (1847–1931) и Альбе-

рту Эйнштейну (1879–1955).

Продолжая свои пластичные эксперименты, Архипенко вводит в

скульптуру освещение изнутри, в этих скульптурах свет струится сквозь

прозрачную массу. Опыты в скульпто-живописи дали толчок для выя-

снения пластических возможностей пространственных комбинаций

разных материалов, он вводит в рельеф перламутровую мозаику. Ему

присуще особое чувство юмора, источником которого является украи-

нский фольклор и произведения народных гончаров.

Архипенко создал широкую пластичную базу для промышленных

форм искусства и, излагая свои идеи студентам, готовил кадры для

практического воплощения своих замыслов и находок во многих

областях науки, техники и прикладных видах искусства.

Он никогда не забывал о своей родине, в 20–30-х гг. принимал уча-

стие в украинских выставках, посылал на них свои скульптуры. В конце

30-х годов работал над памятниками Т. Шевченко, И. Франко и князю

Владимиру для парка в Чикаго.

На склоне жизни в своих воспоминаниях он обратился к годам

детства и юности, к родному Киеву, к родной земле, которая щедро

одарила его неповторимым талантом. Об этом он писал: “Кто знает,

думал бы ли я так, если бы украинское солнце не зажгло у меня чувства

грусти о чем-то, чего я сам не знаю”.

25 февраля 1964 г. старый художник умер в Нью-Йорке возле поро-

га своей мастерской.

Архипенко оставил более 1000 скульптур и произведений живопи-

си, среди них: “Мать и ребенок” (1910), “Карусель Пьеро” (1913),

“Статуэтка” и “Гондольер” (1914), “Белый торс” (1916), “Солдат идет”

(1917), “Вазы” (1917–1918), скульптурные портреты Т. Шевченко (1923,

1933) и И. Франко (1925), “Дирижер Менгельберг” (1925), цикл “Анжели-

ка” (1921–1925), “Фурхтвенглер дирижирует” (1927), “Жозефина

18

Бонапарт” (1935), “Мадонна” (1936), “Заратустра” (1948), “Балерина”

(1957).

(1889–1966)

Анна Ахматова

А

поэтесса

Анна Андреевна Горенко, литературный псевдоним Ахматова,

родилась 23 июня 1889 г. в поселке Большой Фонтан под Одессой в

семье отставного капитана 2-го ранга Андрея Антоновича17 и Инны

Эразмовны18 Горенко. Отец происходил из старшинского казацкого

рода. Мать была из рода Стоговых и по линии отца вела свое происхо-

ждение от новгородских бояр, а по линии матери от золотоордынского

хана Ахмата.

Когда Анне исполнился год, семья19 переехала под Петербург в Цар-

ское Село, где она жила до шестнадцати лет. Каждое лето семья выез-

жала на отдых под Севастополь. Здесь они жили на берегу Стрелецкой

бухты у древнего Херсонеса. О своих впечатлениях этого времени она

написала в поэме “У самого моря” (1914). О своей учебе она пишет в

своих автобиографических заметках “Коротко о себе” (1965): “Читать я

училась по азбуке Льва Толстого. В пять лет, слушая, как учительница

занималась со старшими детьми, я тоже начала говорить по-фран-

цузски… Училась я в Царскосельской женской гимназии. Сначала пло-

хо, потом гораздо лучше, но всегда неохотно”. Первое свое стихо-

творение она написала, когда ей было одиннадцать лет.

В 1905 г. она перенесла ряд глубоких потрясений: разошлись роди-

тели, произошли кровавые события 9 января в Петербурге, в Цусимском

сражении 27–28 мая погиб русский флот.

Расставшись с мужем, Инна Эразмовна с детьми переехала в

Евпаторию, где Анна проходила курс предпоследнего класса гимназии.

Гимназию она закончила в 1907 г. в Киеве и поступила на юридический

факультет Киевских высших женских курсов. До замужества с Николаем

Гумилевым20, с которым она познакомилась в 1903 г. в Царском Селе,

она жила и училась в Киеве. Венчались они 8 мая 1910 г. в Никола-

евской церкви Никольской Слободки, расположенной на одном из дне-

провских островов.

19

После свадьбы молодожены поехали в Париж, где Гумилев учился

в Сорбонне. В Париже Анна познакомилась со многими поэтами, арти-

стами и художниками. Тогда же малоизвестный в то время художник

Амедео Модильяни (1884–1920) сделал ее карандашный портрет.

В 1910–1916 гг. Анна Гумилева жила в основном в Царском Селе и

училась на Высших историко-литературных курсах Раева в Петербурге.

В это время она уже писала стихи, вошедшие затем в ее первый

сборник. В конце 1910 г. она послала свои стихи Валерию Брюсову

(1873–1924), бывшему одним из зачинателей и лидеров символизма в

России, с вопросом – “надо ли мне заниматься поэзией”, но ответа не

получила. К этому времени она уже выбрала себе литературный

псевдоним – Ахматова. Это была девичья фамилия ее прабабки по

материнской линии Прасковии Феодосьевны Мотовиловой. Ее ранние

стихи были написаны под влиянием творчества Поля Верлена (1844–

1896), Шарля Бодлера (1821–1867) и других французских символистов,

а также поэзии Валерия Брюсова и Александра Блока (1880–1921).

Весну 1911 г. она провела в Париже, где была свидетельницей

первых триумфов “Русского балета”, созданного Сергеем Дягилевым

(1872–1929).

В 1910 г. обозначился кризис символизма и молодые поэты Нико-

лай Гумилев, Сергей Городецкий (1884–1967), Осип Мандельштам

(1891–1938), Анна Ахматова и другие организовали осенью 1911 г. Пер-

вый Цех поэтов, примыкающих к новым течениям в русской поэзии.

Ахматову избрали секретарем Цеха, многие заседания которого

проводились на квартире Гумилевых. Весной 1912 г. в среде Первого

Цеха поэтов выявилась группа акмеистов21, среди которых заметно вы-

делялась Ахматова. Девизом акмеистов были “ясность, простота,

утверждение реальной жизни.” Один из основателей акмеизма, Сергей

Городецкий, писал в журнале “Аполлон”: “У акмеистов роза опять стала

хороша сама по себе, своими лепестками, запахом и цветом, а не свои-

ми мыслимыми подобиями с мистической любовью или чем-нибудь

еще”.

В 1912 г. вышел первый сборник стихов Ахматовой “Вечер”,

наполненный любовной лирикой. Критика отметила самобытное и ори-

гинальное поэтическое мышление автора и влияние на Ахматову поэ-

зии Иннокентия Анненского22, которого и она сама считала своим учи-

телем. Сборник принес ей заслуженную популярность и она стала

известной поэтессой. Высокую оценку сборнику дал Валерий Брюсов.

В апреле–мае 1912 г. Ахматова с Гумилевым путешествовали по

Италии. Они побывали в Генуе, Пизе, Флоренции, Болонье, Падуе,

Венеции. Это путешествие на всю жизнь оставило огромное впеча-

20

тление от итальянской архитектуры и живописи. 1 октября 1912 г. у Гу-

милевых родился сын Лев23.

В 1912–1914 гг. Ахматова участвовала в ряде публичных выступле-

ний акмеистов, ее стихи печатались в различных журналах, она стала

излюбленной моделью для живописцев. У нее завязались дружеские от-

ношения со многими художниками, писателями, композиторами, акте-

рами. В годы предшествующие Первой мировой войне литературно-

художественная богема собиралась в ночном кабачке “Бродячая

Собака”. В нем читали свои стихи вожди символизма Валерий Брюсов,

Александр Блок, Андрей Белый. Со своими стихами выступали Георгий

Иванов, Велимир Хлебников, Николай Гумилев, Владимир Маяковский,

Георгий Адамович, Осип Мандельштам, Михаил Кузмин, Игорь Северя-

нин, Сергей Есенин, Анна Ахматова, Федор Сологуб и многие другие.

Художник Юрий Анненков (1889–1974) в свой книге “Дневник моих

встреч” (1966) так вспоминает об участии Ахматовой в этих вечерах:

“Анна Ахматова, застенчивая и элегантно-небрежная красавица, со

своей “незавитой челкой”, прикрывавшей лоб, и с редкостной грацией

полудвижений и полужестов, – читала, почти напевая, свои ранние сти-

хи. Я не помню никого другого, кто владел бы таким умением и такой

музыкальной тонкостью чтения, какими располагала Ахматова… Всякий

раз, когда я видел ее, слушал ее чтение или разговаривал с нею, я не

мог оторваться от ее лица: глаза, губы, вся ее стройность были тоже си-

мволом поэзии”.

В марте 1914 г. вышел второй сборник стихов Ахматовой – “Четки”.

Эта книга любовной лирики принесла ей славу. В 1915 г. в журнале

“Аполлон” была напечатана поэма “У самого моря”, снискавшая похвалу

Блока, который сказал: “Поэма настоящая и Вы – настоящая.” Анализи-

руя поэзию Ахматовой этой поры, Осип Мандельштам писал: “В настоя-

щее время ее поэзия близится к тому, чтобы стать одним из символов

величия России”.

В 1918 г. Ахматова и Гумилев расстались. Несмотря на развод, они

остались друзьями и многим обязаны друг другу духовно.

В сентябре 1917 г. выходит ее сборник стихов “Белая стая”, в

1921 г. – “Подорожник”, в 1922 г. – “Anno Domini” (“В лето господне”). Не-

повторимость ее поэзии – в аристократической сдержанности и просто-

те форм. О сборнике “Подорожник” замечательно отозвался поэт Геор-

гий Иванов: “Ахматова принадлежит к числу тех немногих поэтов, каж-

дая строчка которых есть драгоценность. “Подорожник” – это прекрас-

ная и живая книга, которая не только прочтется, но будет неоднократно

перечитываться”. Поэзия Ахматовой благодаря своей лиричности и

правдивости близка и понятна всем, она очаровывает непо-

21

средственностью и простотой. Сборники ее стихов стали настольными

книгами целого поколения.

В августе 1921 г., на похоронах Александра Блока, она узнала о

расстреле Николая Гумилева, обвиненного в составлении контрреволю-

ционных прокламаций. На допросе он назвал себя монархистом.

С середины 20-х годов ее новые стихи почти перестали печатать, а

старые переиздавать. В вынужденной изоляции она занималась изуче-

нием жизни и творчества А. Пушкина.

В 1923 г. мужем Ахматовой стал искусствовед Николай Пунин24,

брак с которым длился по 1938 г.

С 1935 г. на Ахматову обрушилось горе, продолжавшееся до

1956 г., один за другим следовали аресты и тюремные заключения ее

единственного сына Льва Гумилева, обвинявшегося в надуманных анти-

государственных замыслах.

Длительное молчание Ахматовой не означало прекращения ее

творчества, главной темой которого становится тема личной трагиче-

ской судьбы и трагедии всего народа, страдавшего от сталинских ре-

прессий. Оплакав многие утраты – расстрел первого мужа Николая Гу-

милева (1921), гибель в заключении друга-поэта Осипа Мандельшта-

ма (1938), аресты и смерть в заключении второго мужа Николая Пунина

(1953), – а также аресты (1935, 1938, 1944) и длительные заключения

сына, Ахматова в 1935–1940 гг. создает свой знаменитый “Реквием”.

В страшные годы репрессий поэтесса была со своим народом, о

чем она напишет в 1961 г. в эпиграфе к “Реквиему”:

Нет, и не под чуждым небосводом,

И не под защитой чуждых крыл,–

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был.

“Реквием” заканчивается эпилогом, в котором выражена боль и

страдание народа, перенесшего тоталитарный режим:

Узнала я, как опадают лица,

Как из-под век выглядывает страх,

Как клинописи жесткие страницы

Страдание выводит на щеках,

Как локоны из пепельных и черных

Серебряными делаются вдруг,

Улыбка вянет на губах покорных,

И в сухоньком смешке дрожит испуг.

22

И я молюсь не о себе одной,

А обо всех, кто там стоял со мною

И в лютый холод, и в июльский зной

Под красною, ослепшею стеною.

23

------------

Опять поминальный приблизился час.

Я вижу, я слышу, я чувствую вас:

И ту, что едва до окна довели,

И ту, что родимой не топчет земли,

И ту, что, красивой тряхнув головой,

Сказала: “Сюда прихожу, как домой!”

Хотелось бы всех поименно назвать,

Да отняли список, и негде узнать.

Для них соткала я широкий покров

Из бедных, у них же подслушанных слов.

О них вспоминаю всегда и везде,

О них не забуду и в новой беде,

И если зажмут мой измученный рот,

Которым кричит стомильонный народ,

Пусть так же они поминают меня

В канун моего погребального дня.

А если когда-нибудь в этой стране

Воздвигнуть задумают памятник мне,

Согласье на это даю торжество,

Но только с условьем – не ставить его

Ни около моря, где я родилась:

Последняя с морем разорвана связь,

Ни в царском саду у заветного пня,

Где тень безутешная ищет меня,

А здесь, где стояла я триста часов

И где для меня не открыли засов.

Затем, что и в смерти блаженной боюсь

Забыть громыхание черных марусь,

Забыть, как постылая хлопала дверь,

И выла старуха, как раненый зверь.

И пусть с неподвижных и бронзовых век,

Как слезы, струится подтаявший снег.

И голубь тюремный пусть гулит вдали,

И тихо идут по Неве корабли.

В 1940 г. вышел поэтический сборник Ахматовой “Из шести книг”, но

изменений к лучшему в ее жизни не произошло. Отечественная война

1941–1945 гг. застала поэтессу в Ленинграде. В конце сентября 1941 г.

она, уже во время блокады города, вылетела на самолете в Москву. Из

Москвы она выехала в Ташкент, где и жила до мая 1944 г. Ахматова ча-

сто выступала в госпиталях, читала стихи раненым бойцам. В Ташкенте

она часто и тяжело болела.

24

В мае 1944 г. Ахматова прилетела в Москву, а в июне вернулась в

Ленинград. Здесь она впервые обратилась к прозе, написав очерки “Три

сирени” и “В гостях у смерти”. В последнем очерке поэтесса описывает

чтение стихов на фронте в Териоках. После очередного ареста сына в

1949 г. она сожгла их вместе со всем архивом.

В апреле 1946 г. в Москве в Колонном зале Дома Союзов на поэти-

ческом вечере вновь зазвучала поэзия Ахматовой. Когда она появилась

на эстраде, то все присутствующие (около трех тысяч человек) встали и

стоя прослушали все ее стихотворения, после чего бурным аплодис-

ментам не было конца. Это было последнее публичное выступление

поэтессы.

В августе 1946 г. поэзия Ахматовой была необоснованно, в

оскорбительной форме, осуждена в постановлении ЦК ВКП(б) о журна-

лах “Звезда” и “Ленинград”. В постановлении творчество Ахматовой ква-

лифицировалось как аполитичное, безыдейное, пропитанное духом пес-

симизма и упадническое. Ахматову исключили из Союза писателей

СССР и запретили печатать ее произведения. Это был произвол, но по-

становление отменили только тридцать лет спустя, когда Ахматовой

уже не было в живых. В этот год поэтесса долго и тяжело болела. Она

очень нуждалась. Чтобы выжить, ей пришлось заниматься художествен-

ными переводами.

В 1962 г. Ахматова закончила “Поэму без героя”, которую писала

двадцать два года. В 1965 г. был издан итоговый сборник ее произведе-

ний “Бег времени. Стихотворения. 1909–1965”.

В последнее десятилетие жизни вокруг Ахматовой сформирова-

лась поэтическая школа из Арсения Тарковского, Давида Самойлова,

Евгения Рейна, Иосифа Бродского, ставших впоследствии знаменитыми

поэтами. Поэзия Ахматовой получила мировое признание. В декабре

1964 г. накануне Дантовского года ей на Сицилии была торжественно

вручена Международная литературная премия Этна Таормина. При вру-

чении премии она читала свое стихотворение “Муза” (1924):

Когда я ночью жду ее прихода,

Жизнь, кажется, висит на волоске.

Что почести, что юность, что свобода

Пред милой гостьей с дудочкой в руке.

И вот вошла. Откинув покрывало,

Внимательно взглянула на меня.

Ей говорю: “Ты ль Данту диктовала

Страницы Ада?” Отвечает: “Я”.

25

В июне 1965 г. Оксфордский университет (Великобритания) прису-

дил ей почетную степень доктора. Появление Ахматовой в докторской

тоге вызвало аплодисменты, превратившиеся в подлинную овацию по-

сле доклада о заслугах поэтессы. Ахматова посетила Стратфорд-он-

Эйвон – родину Шекспира, творчество которого она очень любила. Из

Великобритании Ахматова поехала в Париж, где пробыла четыре дня и

встретилась со своими старыми друзьями, в частности с художником

Юрием Анненковым, который в разные годы сделал несколько ее пор-

третов.

В старости она жила на берегу Финского залива в Комарово под

Ленинградом на даче, которую ей выделил Литфонд. Она часто посе-

щала Москву, где останавливалась у своих друзей. Умерла Анна Ан-

дреевна 5 марта 1966 г. от пятого инфаркта в Домодедово под Москвой.

Похоронена в Комарово. Ни в одной газете не оповестили о ее похоро-

нах.

Настоящая слава пришла к ней после смерти.

(1860–1884)

Мария Башкирцева

Б

художница, писательница

Мария Константиновна Башкирцева родилась 23 ноября 1860 г. в

селе Гавронцы, ныне Диканьского района Полтавской области. Она при-

надлежала к богатому аристократическому роду, обладавшему огром-

ным имением в Полтавской губернии, которое после имения князя Кочу-

бея не имело себе равных.

Отец Маши, Константин Павлович Башкирцев, был сыном героя

Крымской войны 1853–1856 гг. генерала Павла Григорьевича Башкирце-

ва. Он долгое время был предводителем полтавского дворянства. Его

любили за доброту и честность, за то, что он был врагом всяких дрязг.

Мать Маши принадлежала к древнему роду Бабаниных, ведущему свое

происхождение от татарских князей. Спустя два года после свадьбы ро-

дители рассорились и разошлись, сойдясь опять, когда дети, Маша и

Поль, были уже взрослыми.

После развода родителей Маша с матерью и братом переехала к

деду Бабанину в Харьковскую губернию. До десятилетнего возраста она

26

воспитывалась своим дедом, имевшим блестящее образование, и дву-

мя гувернантками – русской и француженкой. Многочисленные

родственники очень любили Машу, исполняли все ее желания, прощали

любые шалости и относились к ней как к будущей звезде. И сама она

росла в уверенности своего высокого предназначения. Позднее она

напишет: “С тех пор, как я сознаю себя – с трехлетнего возраста, все

мои мысли и стремления были направлены к какому-то величию… Все,

о чем я сама думала, и все, что говорилось вокруг моей матери,– все

это, казалось, имело какое-то отношение к этому величию, которое

должно было неизбежно прийти”.

Маша была очень болезненна и семейство Бабаниных, беспокоясь

о ее здоровье, в 1870 г. отправило девочку в сопровождении матери,

тетки и домашнего врача на лечение за границу. С этих пор она посто-

янно жила во Франции (Ницца, Париж) и путешествовала с матерью по

странам Европы. В Украину она приезжала трижды и гостила у отца в

его имении Гавронцы в августе–ноябре 1876 г., в мае–июле 1881 г. и в

октябре-ноябре 1882 г.

В 1870–1872 гг. Башкирцевы путешествовали по Швейцарии, Гер-

мании, Австрии и Франции. Богатство позволяло им жить в лучших оте-

лях, нанимать дорогие виллы и роскошные квартиры. Ознакомившись с

достопримечательностями городов Европы, осмотрев старинные замки,

великолепные дворцы, галереи и музеи, Башкирцевы поселились в

Ницце.

С 1873 г. и до конца жизни все свои мысли Маша заносила в свой

“Дневник”, составивший 85 тетрадей. В год смерти она написала к нему

предисловие, в котором писала: “К чему лгать и рисоваться! Да, несо-

мненно, что мое желание, хотя и не надежда, остаться на земле во что

бы то ни стало. Если я не умру молодой, я надеюсь остаться в памяти

людей как великая художница, но если я умру молодой, я хотела бы из-

дать свой дневник, который не может не быть интересным… Если я не

проживу достаточно, чтобы быть знаменитой, дневник этот все-таки за-

интересует натуралистов: это всегда интересно – жизнь женщины, запи-

санная изо дня в день, без всякой рисовки, как будто бы никто в мире не

должен был читать написанного, и в то же время со страстным желани-

ем, чтобы оно было прочитано; потому, что я вполне уверена, что меня

найдут симпатичной; и я говорю все, все, все. Не будь этого – зачем

бы… Впрочем будет само собой видно, что я говорю все. Париж, 1 мая

1884 г.”

Дарования ее были всесторонние. Она достигла больших успехов в

танцах, пении, музыке, литературе, живописи. Самостоятельно, без ка-

кой-либо помощи, выучила французский, итальянский, латинский и

27

древнегреческий языки. Думала и писала по-французски. В двенадцать

лет попросила дать ей учителей и сама составила программу своего

обучения. Будучи с отроческих лет невероятно честолюбивой и считая,

что она создана, чтобы стать мировой знаменитостью, Маша не теряла

времени на учебу. Благодаря огромному трудолюбию, настойчивости и

необыкновенным способностям она за пять месяцев освоила столько,

сколько проходят в лицее за три года. Мечтая о славе и популярности,

она стремилась ускорить бег времени, понимая в то же время, что

напряженный труд может пагубно отразиться на ее хрупком здоровье:

“Я хочу жить скорее, скорее, скорее… Я боюсь только, что это желание

жить на всех парах есть признак недолговечности”.

Маша много времени уделяет литературе. Она читает сочинения

Горация и Тибула, Аристофана и Плутарха, Геродота и Ксенофонта,

Тита Ливия и Гомера, Платона и Конфуция, Данте и Ариоста, Шекспира

и Ларошфуко, Бальзака и Дюма, Флобера и Золя и своего любимого Го-

голя. Философские книги потрясают ее. Она имеет понятие обо всем, но

глубже всего изучила историю, литературу и физику, чтобы быть в со-

стоянии читать все, что интересно. И все интересное возбуждает у нее

настоящую лихорадку: “Когда мной овладевает лихорадка чтения, я

прихожу в какое-то бешенство и мне кажется, что никогда не прочту я

всего, что нужно; я бы хотела все знать, голова моя готова лопнуть…”

У нее настоящая страсть к книгам, которых у нее в Париже около семи-

сот томов. И чем больше она читает, тем больше чувствует потребность

читать, тем более открывается перед нею ряд вещей, которые хотелось

бы ей изучить. Она увлекается и политическими вопросами, из-за поли-

тики она могла лишиться сна.

В двенадцать лет, влюбившись в герцога Г. (неустановленное

лицо), Маша на страницах “Дневника” рассуждает о своей любви (1873)

и возможном замужестве. Разбираясь в чувствах (1876), возникших

между ней и Пьетро Антонелли (племянник кардинала), она приходит к

убеждению, что уровень ее развития и ее интересов значительно пре-

восходит уровень ее потенциальных женихов и ее окружения. Осозна-

ние этого обрекает Машу на душевное одиночество.

Природа щедро одарила Машу многими талантами, она любила

жизнь во всех ее проявлениях и очень хотела “сразу жить семью жизня-

ми”. Но слабое здоровье с трудом противостояло запредельным нагруз-

кам, которые взвалила на себя Маша. Чтобы снять усталость и попра-

вить здоровье, она путешествует, лечится на курортах. В 1876 г. путеше-

ствует по Италии (Рим, Ватикан, Неаполь, Помпея, Везувий). В Ватика-

не побывала на аудиенции у папы Пия ІХ (1846–1878). Обожая живо-

пись, она посещает музеи, долго простаивая у картин великих итальян-

28

ских художников. В мае 1876 г. ее здоровье резко ухудшилось, появи-

лись боли в груди и сильный кашель, а в июне началось кровохарканье,

туберкулез поразил правое легкое. В августе Маша едет к отцу и брату

в Украину. По дороге была в Петербурге и в Москве. Петербург ей не по-

нравился. В имении отца встречалась с многочисленными родственни-

ками, влюбляла в себя местную молодежь, кокетничала. Вместе с от-

цом ездила в Полтаву, Харьков, посетила Диканьку и другие гоголевские

места. После почти четырехмесячного пребывания в Гавронцах она с

отцом уехала в Париж. Желая примирить своих родителей, которые не-

смотря на долгую разлуку любили друг друга, Маша добилась воссоеди-

нения семьи.

Обладая чудесным голосом (меццо-сопрано), играя на многих

инструментах (рояль, гитара, арфа, мандолина), Маша мечтала стать

знаменитой певицей. Но начавшийся туберкулез легких, а затем катар и

хроническое воспаление гортани привели к потере голоса. Гордая, вы-

сокомерная и честолюбивая, она в 1877 г. решает посвятить себя живо-

писи, дав самой себе клятву стать в двадцать два года знаменитой или

умереть: “Если живопись не принесет мне довольно скоро славы, я

убью себя, и все тут. Это решено…”

Переехав из Ниццы в Париж, она в сентябре 1877 г. поступает в

частную академию живописи Р. Жульена и в короткий срок достигает по-

разительных успехов, покоряя своих преподавателей Рудольфа Жу-

льена и Тони Робера-Флери своими необычайными способностями.

Учеба в академии принесла ей радость. Работая по 8–10 часов в день,

Маша за два года освоила семилетний курс обучения и стала любимой

ученицей своих учителей. Но нагрузки, которые она взвалила на себя,

были чрезмерны. Такого напряжения ее организм не выдержал, она на-

чинает терять слух (1880), сильно кашляет, задыхается, ей трудно ды-

шать.

В 1880 г. состоялся ее дебют как художницы, она приняла участие в

Салоне, который выставил ее картину “Молодая женщина, читающая

“Развод” Дюма”. Под картиной стояла подпись “Marie Constantin Russ”, в

дальнейшем она подписывала свои произведения “M. Bachkirtseff”. Кар-

тина была замечена и одобрена критикой. В 1881 г. Башкирцева выстав-

ляет в Салоне большое полотно “Ателье Жульена”, которому жюри при-

судило второе место.

В апреле 1881 г. в Париж приехал отец и в конце мая Маша с роди-

телями уехала в Гавронцы. Здесь она писала портреты украинских кре-

стьян, работала на природе. Здоровье ее ухудшается, приходят мысли

о смерти: “Неужели же я умру? Бывают минуты, когда я холодею при

этой мысли. Но я верю в Бога, мне не так страшно, хотя…я очень хочу

29

жить”. В конце июля она, возвращаясь в Париж, останавливается в Кие-

ве и посещает Лавру. Отец и мать горячо молятся о ее здоровье. В Па-

риже она узнает, что начался туберкулезный процесс и в левом легком.

Катастрофически ухудшается слух.

В октябре 1881 г. Маша путешествует по Испании, посещает Толе-

до, Кордову, Севилью, Гранаду, Мадрид. Но и во время путешествия

она постоянно работает, в Мадриде делает копии с картин Веласкеса.

Маша осознает как мало ей отпущено времени и в октябре 1882 г. она

вновь, уже в последний раз, едет в Гавронцы, чтобы повидать мать,

отца и брата.

В 1883 г. она много работает и создает свои основные картины “До-

ждевой зонтик”, “Осень”, серию “Три улыбки” (“Младенец”, “Девочка”,

“Женщина”), “Жан и Жак”, “Портрет парижанки”, “За книгой”. В Салоне

1883 г. Башкирцева представляет картину “Портрет парижанки” и жанро-

вое полотно “Жан и Жак”, которые имели огромный успех. Она получает

медаль и похвальные отзывы в прессе. Самый большой иллюстриро-

ванный журнал России “Всемирная иллюстрация” поместил на первой

странице репродукцию картины “Жан и Жак” и напечатал статью о ху-

дожнице.

В июне 1883 г. умер отец, ему не было и пятидесяти лет. Маша ко-

рит себя за то, что не смогла поехать к нему и ухаживать за ним до

самого конца.

У нее много новых замыслов, но все чаще и чаще она вынуждена

прерывать работу. Она осознает, что скоро умрет, но надеется, что жи-

вопись, если и не продлит ей жизнь, то не позволит исчезнуть бесслед-

но. Об этом она пишет в “Дневнике”: “Так много дела в жизни, а жизнь

так коротка! Я не знаю, успею ли я выполнить даже и то, что задумано...

“Святые жены”, “Большой барельеф”, “Весна”, “Юлий Цезарь”, “Ариад-

на”… Я чувствую в себе такой подъем духа, такие порывы к великому,

что ноги мои уже не касаются земли. Что меня постоянно преследует,

так это боязнь, что я не успею выполнить всего задуманного… Ведь я

не проживу долго… И потом мне кажется, что свеча разбита на четыре

части и горит со всех концов…”

В Салоне 1884 г. пейзаж “Осень” и жанровая картина “Митинг” име-

ли большой успех. Не было ни одного журнала, который бы не писал о

ее картинах. Они принесли Башкирцевой долгожданную славу. Она

счастлива, она состоялась как художница. Но еще она мечтает состо-

яться и как писательница. Маша хочет, чтобы какой-либо писатель оце-

нил ее “Дневник” как литературное произведение. С этой целью она,

сохраняя анонимность, начала переписку с Ги де Мопассаном, который

глубоко понимал женщин. Но переписка с писателем разочаровала ее,

30

она пришла к выводу, что он не тот человек, которого она ищет. Об их

отношениях написал А. Лану в книге “Мопассан”.

Образ художницы в последние месяцы ее жизни описал в преди-

словии к посмертному каталогу ее картин известный французский кри-

тик Франсуа Коппе. Он общался с ней всего один час, но запомнил на-

всегда. Коппе увидел девушку небольшого роста, худую, очень краси-

вую, с тяжелым узлом золотых волос. Она источала обаяние, но в ней

чувствовалась воля и энергия, прячущиеся за нежностью и грацией:

“Все обличало в этой очаровательной девушке высший ум. Под женской

прелестью чувствовалась железная, чисто мужская сила, и невольно

приходил на память подарок Улисса юному Ахиллу: меч скрытый между

женскими уборами”. Коппе поднялся с ней в мастерскую. “В углу, на

стеллажах до потолка, громоздились книги – многочисленные тома на

многочисленных полках, представляя собой все высокие творения че-

ловеческого духа. Они были здесь все на своих родных языках: францу-

зы, немцы, русские, англичане, итальянцы, древние римляне и греки. И

это вовсе не были книги “библиотечные”, выставленные напоказ, но на-

стоящие, потрепанные книги, читанные-перечитанные, изученные. Пла-

тон лежал на столе, раскрытый на чудной странице”. Подле стоял

растворенный рояль, за ним огромным веером голубела арфа. Все

остальное пространство занимали картины, пюпитры с начатыми хол-

стами, папки с рисунками и эскизами статуй.

Маша очень любила жизнь во всех ее проявлениях и, будучи богато

одаренной от природы личностью, желала славы и величия. В последний

год своей жизни она написала в “Дневнике”: “Мне кажется, что никто не

любит всего так, как я люблю: искусство, живопись, музыку, книги, свет,

платья, роскошь, шум, тишину, смех, грусть, тоску, шутки, любовь, холод,

солнце, все времена года, всякую погоду, спокойные равнины России и

горы вокруг Неаполя, снег зимой, дождь осенью, весну с ее тревогой, спо-

койные летние дни и прекрасные ночи со сверкающими звездами… я все

люблю до обожания. Все представляется мне со своих интересных и пре-

красных сторон: я хотела бы все видеть, все иметь, все обнять, слиться

со всем и умереть, если надо, через два года или в 30 лет, умереть с экс-

тазом, чтобы изведать эту последнюю тайну, этот конец всего или боже-

ственное начало”.

С середины октября 1884 г. Маша уже не выходила из дома. Ее все

время лихорадило. Она предчувствовала близость смерти. 19 октября к

ней приходили Жульен и Робер-Флери. До последнего дня ее навещал

смертельно больной Жюль Бастьен-Лепаж, французский художник, с ко-

торым Машу связывала романтическая дружба. 20 октября она послед-

ний раз сделала запись в “Дневнике”. 31 октября 1884 г. Мария Башкир-

31

цева умерла не дожив до 24 лет 23 дня. Ее похоронили в Париже на

кладбище Пасси. Она могла стать великой художницей, если бы ей

была дарована не столь короткая жизнь.

Мария Башкирцева оставила около 150 картин, 200 рисунков, аква-

рели, скульптурные этюды и личный “Дневник”.

Через год после ее смерти французское общество женщин-худо-

жниц открыло выставку ее работ. Зимой 1887 г. на Амстердамской вы-

ставке картины украинской художницы раскупили самые известные га-

лереи мира. В этом же году журналистом А. Терье в Париже был издан

ее “Дневник”, написанный на французском языке. Он был переведен по-

чти на все европейские языки. В России “Дневник” Башкирцевой, издан-

ный в переводе Любови Гуревич в 1892 г., вызвал бурные и противоре-

чивые отклики. Либерально-демократическая критика подвергла

“Дневник” резкой критике. Представители “нового искусства” видели в

“Дневнике” “исходный пункт тех сложных литературных и эстетических

движений, которым присвоена… кличка декадентство”. Валерий Брюсов

в 1892 г. записал, что Башкирцева – “это я сам, со всеми своими мысля-

ми, убеждениями и мечтами.” Велимир Хлебников считал “Дневник”

Башкирцевой уникальным явлением мировой культуры как “точный

дневник своего духа”. Марина Цветаева посвятила “блестящей памяти”

Башкирцевой “Вечерний альбом” (1910), где есть такие строки:

Ей даровал Бог слишком много!

И слишком мало – отпустил.

О, звездная ее дорога!

Лишь на холсты хватило сил.

В Люксембургском музее в Париже есть скульптура Лонжелье

“Бессмертие”. Она изображает молодого умирающего гения, который

протягивает ангелу смерти свиток с перечнем замечательных художни-

ков, преждевременно сошедших в могилу. В этом свитке есть имя укра-

инской художницы Марии Башкирцевой.

Большинство полотен художницы, перевезенных матерью в родо-

вое поместье под Полтавой, погибло в начале Второй мировой войны.

Ее картины находятся в музеях Афин, Амстердама, Вены, Ниццы, Пари-

жа, Чикаго, Москвы, Петербурга, Саратова, Красноярска, Днепропет-

ровска.

В 1988 г. в Музее искусств ХІХ ст. д’Орсэ (Париж) целый зал был

отдан картинам Марии Башкирцевой.

32

(1745–1777)

Максим Березовский

Б

композитор

В XVIII ст. Украина стала родиной выдающихся мастеров искусства,

творчество которых оказало большое влияние на развитие украинской и

русской культуры. Этими мастерами были музыканты Максим Бере-

зовский, Дмитрий Бортнянский и Артемий Ведель, живописцы Дмитрий

Левицкий, Антон Лосенко и Владимир Боровиковский и скульптор Иван

Мартос.

Один из творцов украинской и русской хоровой классики Максим

Созонтович Брезовский родился 27 октября 1745 г. в городе Глухове

ныне Сумской области в дворянской семье. До наших дней дошло

очень мало достоверных сведений о его жизни и это породило различ-

ные легенды, многие из которых и сейчас воспринимаются как истори-

ческие факты.

Родной город Березовского славился знаменитым церковным хо-

ром. Украинские народные песни и церковное песнопение с детства

оставили неизгладимые музыкальные впечатления в памяти будущего

композитора. Отец не хотел отдавать Максима ни в какое училище, ре-

шив ограничиться только домашним воспитанием, но затем передумал

и в 1753 г. послал сына учиться в Киевскую академию, которая была

первой высшей школой в Украине и в Восточной Европе.

Академия состояла из 8 классов, курс обучения в ней продолжался

12 лет, большинство ее слушателей получали разностороннее светское

образование, часть студентов готовилась стать служителями право-

славной церкви. Она славилась своим хором, в котором было более

300 человек, и оркестром, насчитывавшим около 100 музыкантов.

Воспитанники академии в обязательном порядке должны были изу-

чать нотную грамоту, обучаться пению и игре на смычковых или духо-

вых инструментах, участвовать в ученических спектаклях. В сту-

денческом быту большой любовью пользовалась украинская народная

песня и различные церковные песнопения.

Музыкальная атмосфера академии несомненно оказала на юного

Березовского огромное влияние. По преданию он сразу же поступил в

академический хор и стал прилежно изучать музыкальное искусство.

Особенно он преуспел в пении и уже тогда стал создавать композиции

на три и четыре голоса. Его песни, распеваемые соучениками, обратили

на юного композитора внимание преподавателей.

33

Проучившись в академии пять лет, Березовский в 1758 г. покинул

Киев и 10 июля того же года был зачислен певцом (бас) в штат придвор-

ных музыкантов и танцоров великого князя Петра Федоровича, будуще-

го российского императора Петра ІІІ. При дворе Петра Федоровича в

Ораниенбауме Березовский служил до 1762 г. и обучался вокальному

искусству у итальянского педагога Нунциани. Вокальные успехи моло-

дого украинца стали настолько заметными, что ему поручили выступать

в спектаклях. Он пел в операх Ф. Арайи и совместно с Дмитрием Борт-

нянским, как и он родом из города Глухова, участвовал в опере “Альце-

ста” Г. Раупаха.

После дворцового переворота 1762 г., приведшего супругу Петра ІІІ

Екатерину на российский престол, императрица Екатерина ІІ перевела

всех “ораниенбаумских артистов”, в том числе и Березовского, в итальян-

скую оперную труппу в Петербурге.

Летом 1763 г. он подал прошение в императорскую канцелярию о

разрешении жениться на танцовщице Ф. Ибершер и 22 августа получил

официальный ответ: “Находящемуся в службе при дворе ея

императорского величества при италианской компании певчему Макси-

му Березовскому дозволить жениться той же компании на танцовальной

девице Франциске Ибер Шерше и при том соизволила указать пожало-

вать ей платье”. Два месяца спустя молодые люди обвенчались.

Одновременно с обучением и выступлениями в операх Березов-

ский пел в придворном хоре, который в 1763 г. был переименован в

Придворную певческую капеллу. В середине 60-х годов капелла насчи-

тывала 100 хористов, которые участвовали не только в церковных служ-

бах, но и пели в операх и в концертах, всегда вызывая восхищение слу-

шателей.

В этот период Березовский сочинил хоровые композиции “Приидите

и видите”, “Тебе бога хвалим”, “Господь, воцарися”, “Хвалите господа с

небес”, восьмиголосный концерт “Не отвержи мене во время старости” и

другие произведения. Исследователь творчества композитора Воротни-

ков в 1851 г. писал, что в этих сочинениях “мы видим несомненные

доказательства самобытного таланта, где кроме ума и чувства про-

глядывает ловкость в письме, что составляет самый верный признак да-

рования”.

В придворном журнале за 1766 г. имеется запись от 2 сентября по

новому стилю, согласно которой “ея императорское величество… попо-

лудни в обыкновенное время изволила выходить в янтарную комнату и

забавляться в карты; и в то время, для пробы, придворными певчими

пет был концерт, сочиненный музыкантом Березовским”. Вероятно тогда

и было принято решение о направлении композитора в Италию для со-

вершенствования мастерства, куда он и выехал осенью 1766 г.

34

Березовский был первым музыкантом из России, приехавшим

учиться в Болонскую филармоническую академию. Его годовое жалова-

нье составляло около 500 рублей, оно было достаточным, чтобы учить-

ся и путешествовать по стране. Он был обязан постоянно высылать от-

четы в Петербург о своем обучении и творческой деятельности. По пре-

данию Березовский изучал композицию знаменитого теоретика и педа-

гога Джованни Баттисты Мартини (1706–1784), деятельности которого

академия обязана своим наивысшим расцветом. Обучение в академии

было платным и занятия проводились только индивидуально. Каждый,

кто желал получить высшее академическое звание – accademico com-

positore – должен был после обучения выдержать год испытательного

срока и за это время показать себя в творческой деятельности. После

чего его допускали к экзамену.

15 мая 1771 г. Березовский подал на имя второго капельмейстера

прошение с просьбой допустить его к экзамену. Полугодом раньше,

9 октября 1770 г., экзамен на звание академика сдал 14-летний австрий-

ский музыкант Вольфганг Амадей Моцарт (1756–1791). Березовский

сдавал экзамен одновременно с чешским музыкантом Йозефом Мысли-

вечеком (1737–1781), уже известным в те годы композитором. В прото-

коле собрания академиков от 15 мая 1771 г. имеется запись: “Представ-

лены два прошения от иностранцев, желающих быть принятыми в ака-

демию в качестве дирижеров и иностранных композиторов, и это следу-

ющие: синьор Й. Мысливечек и синьор М. Березовский. Были прочита-

ны их прошения, затем каждому была дана тема для сочинения, и они

удалились в комнату, смежную с комнатой дирекции”. Далее в протоко-

ле сказано, что Березовский “представил свою работу, которая была

рассмотрена членами жюри, оценена и признана тайным голосованием

положительной и он был принят в число композиторов иностранным

членом академии”.

Находясь в Болонье, композитор сочинил значительное количество

инструментальных произведений и церковных хоровых песнопений, ко-

торые он регулярно отсылал в Петербург. Среди них была “Литургия

Иоанна Златоуста”, имеющая выдающееся художественное значение.

В этом духовном хоровом цикле Березовский выступил новатором му-

зыкальной формы и приемов гармонизации обиходных распевов. Он

впервые разделил хоровой цикл Литургии на семь крупных частей. Та-

кое разделение быстро утвердилось и стало традиционным в музы-

кальной архитектонике церковной службы. Одним из самых популярных

духовных произведений конца XVIII и всего XIX ст. была четвертая часть

из Литургии Березовского – “Верую”.

Одновременно с сочинением духовной и камерно-инструменталь-

ной музыки Березовский совершенствовалcя в оперном жанре. Свою

оперу “Демофонт” на либретто итальянского поэта и драматурга Пьетро

35

Метастазио (1698–1782) композитор написал для Ливорно и поставил

ее в 1773 г. Опера была встречена с одобрением. Ливорнская газета

“Notizie del Mоndo” (“Новости света”) 27 февраля 1773 г. с похвалой от-

метила: “Среди спектаклей, показанных во время последнего карнава-

ла, надо особенно отметить оперу, сочиненную регентом русской капел-

лы, состоящим на службе у ее величества императрицы всея России,

синьором Максимом Березовским, который соединяет живость и хоро-

ший вкус с музыкальным знанием”. После Ливорно опера исполнялась

также во Флоренции в театре “Di via dеl Commero”, о чем сообщалось

16 ноября 1773 г. в газете “Notizie dеl Mondo”. Из этого произведения до

наших дней сохранились рукописные партитуры только четырех арий,

которые находятся в бибилиотеке Флорентийской консерватории.

Опера “Демофонт” знаменует собой блестящее завершение семи-

летнего пребывания композитора в Италии.

Березовский вернулся в Россию в октябре 1773 г. В Петербурге его

зачислили на службу в Придворную певческую капеллу и он продолжал

интенсивно сочинять хоровую музыку. В этот период был создан

четырехголосный хоровой концерт “Не отвержи мене во время старо-

сти”. Это гениальное произведение в отличии от одноименного вось-

миголосного концерта, написанного до отъезда в Италию, стало широко

известно и оказало сильное и разностороннее воздействие на развитие

национального музыкального искусства XVIII и начала XIX ст. Сочине-

ние по своей интонации близко к украинским думам. В нем композитор

показал, что человек страшится не неразделенной любви, не смерти, а

беспросветной старости. В 1818 г. концерт был напечатан и в дальней-

шем его популярность непрерывно росла.

Несмотря на признание его сочинений в Италии, почетное звание

члена Болонской академии и успех духовных концертов в Петербурге,

композитора не выделяют из числа рядовых служащих капеллы и при-

дворного театра. Перспектив продвижения по службе у него нет. Не до-

бившись признания своих заслуг, лишенный моральной поддержки, ис-

пытывая материальную нужду, доведенный до отчаяния интригами и

личным одиночеством, композитор 4 апреля 1777 г. покончил жизнь

самоубийством. Сохранился документ, который говорит о трагической

ситуации последних месяцев его жизни: “Композитор Максим Бере-

зовский умер сего месяца 24 дня (по старому стилю – А. Т.); заслужен-

ное им жалованье, следовало б по сей день и выдать, но как по смерти

его ничего не осталось и погрести тело нечем, то извольте… выдать по

1-е число мая его жалованья придворному певчему Якову Тимченку, за-

писав расход с распискою. Иван Елагин. Марта 25 дня 1777-го года”.

36

Так оборвалась жизнь и творчество музыканта, прожившего менее

32-х лет, композитора, который создал новый тип украинского и русского

хорового концерта. Его похоронили в Петербурге.

(1881–1943)

Леонора Блох

Б

скульптор, педагог

Мне посчастливилось быть ученицей

великого французского скульптора –

Родена. Шесть лет я работала под

непосредственным его руководством.

Л. Блох

Одной из учениц великого Родена была девушка с Украины – Лео-

нора Блох, которая шесть лет училась у него искусству скульптора.

Леонора Абрамовна Блох родилась 24 апреля 1881 г. в городе Кре-

менчуге в семье врача. Еще будучи гимназисткой много рисовала и го-

товилась стать скульптором. Но когда семнадцатилетняя Леонора при-

ехала в Петербург, то выяснилось, что ее подготовка для поступления в

Академию художеств была недостаточной и она поступила в школу Об-

щества поощрения художников. Первым ее учителем был Р. Бах, акаде-

мический метод обучения которого не удовлетворял потребностей Лео-

норы. Ее привлекало реалистическое искусство.

Частые посещения Эрмитажа и Русского музея развивали ее ху-

дожественный вкус, а рассказы молодых художников о творческой

жизни Парижа, который был центром художественной культуры Евро-

пы, привели ее к мысли ехать учиться во Францию. Осенью 1899 г. она

приехала в Париж, не имея никакого представления о том, к кому идти

учиться. Чтобы выбрать себе учителя среди парижских сульпторов,

она пошла в Люксембургский музей, в котором с 1886 г. экспонирова-

лись произведения новейшего искусства. В музее ей понравились ра-

боты Огюста Родена “Мадам де Викуна”, “Человек бронзового века” и

другие.

Узнав адрес мастерской Родена, она пошла к нему показать свою

роботу. В мастерской ее встретил плотный, коренастый, невысокого ро-

ста человек с длинной седой бородой. Это был Роден. В своих воспоми-

37

наниях Леонора писала: “Его могучая, большая голова, которая сидела

на исполинских плечах, озарялась тонким, насквозь пронизывающим вз-

глядом серых глаз. Сила взгляда была такая, что я подумала: от этого

человека ничего нельзя скрыть. Он все видит, все понимает без слов.

При близком знакомстве с Роденом к этому прибавилось необъяснимое

ощущение гениальности, которое исходило от него”.

Роден спросил Леонору о цели ее прихода и когда узнал, что она

хочет у него учиться, то это вызвало у скульптора добродушную улыбку.

Позже она узнала, что к нему никто не осмеливался приходить без реко-

мендации. Роден спросил, что она умеет делать. Посмотрев ее не-

большую работу, которая ему очень понравилась, он согласился взять

ее ученицей с оплатой за каждый урок сто франков. Увидев, что это для

нее очень высокая плата, он сказал: “Ну, кажется, это для вас немного

дорого. В таком случае можете совсем не платить мне. Я беру или до-

рого, или ничего”.

Для обучения у Родена нужно было, как он говорил, иметь такие ка-

чества: любовь к работе, послушность и терпение. Он говорил, что эти

качества, особенно терпение, рождают талант. Став ученицей Родена,

Леонора каждую субботу приносила ему свои работы, выслушивала его

установки, становилась свидетелем его бесед с другими учениками и

многочисленными посетителями мастерской.

Роден прививал своим ученикам любовь к природе – единствен-

ному источнику настоящего художественного творчества – и требовал

от них внимательного и терпеливого ее изучения. Он считал необходи-

мой постоянную тренировку скульптора в умении подмечать интерес-

ные движения и передавать их с большой пластичной выразительно-

стью. Роден любил свое искусство и стремился правдиво изображать

любое явление жизни. Он говорил: “Художник должен любить свое ре-

месло и наградой за работу будет радость за то, что он создал что-то

прекрасное. Когда у всех людей будут души художников, то есть работа

станет радостью, мир будет счастливым”. Роден был требовательным к

себе и добивался этого от своих учеников. Он предостерегал молодежь

от поверхностной скороспелости работ, созданных ради денег или же

легкого успеха.

Под руководством Родена Блох прошла путь ученичества, овладе-

ла искусством ваяния и на пятом году обучения по его совету начала

выставлять свои работы в художественном Салоне, председателем ко-

торого в то время был сам Роден. С этого времени художница принима-

ла участие во всех парижских выставках, вплоть до своего отъезда из

Парижа. В портретных работах парижского периода ее творчества все-

38

гда чувствуется внимание к внутреннему миру людей и ясное понима-

ние конструкции пластичных форм. Для всех скульптур Блох этого вре-

мени характерным является внимательное, любовное отношение к на-

туре, живость и непредубежденность восприятия и большая культура

пластичного языка, привитые Роденом. Композиции ее фигур были про-

стыми, правдивыми и разнообразными. Ее роботы были доброжела-

тельно встречены парижской критикой, которая особенно отметила ее

скульптуры детских головок.

Некоторое время Блох была секретарем Родена, что давало ей

возможность иметь частые контакты с великим художником. Она запи-

сывала для сябя его яркие и живые мысли. Эти записи со временем

легли в основу ее книги “Как учил Роден”, изданной в 1967 г., уже после

ее смерти.

В Париже Блох жила до 1912 г. Школа, пройденная у Родена, стала

для нее крепкой основой осмысленного и тесно связанного с жизнью

творчества. Уроки Родена служили для нее опорой на протяжении всей

ее творческой жизни. Вернувшись из Парижа в Петербург, она показы-

вала свои работы на петербургских выставках (“Девушка, заплетающая

косу”, “Девочка-подросток”, “Голова утомленного человека”, “Портрет

А. Лиссорга”, “Апаши” и другие).

Полностью талант Блох раскрылся и окреп после 1917 г., когда она

возвратилась в Украину и гуманистические тенденции, заложенные в ее

творчество Роденом, получили дальнейшее свое развитие. С этого вре-

мени и до начала советско-немецкой войны 1941–1945 гг. она работала

в Харькове. Первым значительным произведением Блох после 1918 г.

стал монументальный бюст Родена, который был для нее данью глубо-

кой благодарности и уважения к своему учителю и одновременно свиде-

тельством ее полной творческой самостоятельности с четко выражен-

ной индивидуальностью. К работам, созданным в Харькове, принадле-

жат также бюсты Ж. Жореса, Ж. П. Марата, Леонардо да Винчи (все в

1918–1921 гг.), “Женский портрет” (1930), “Радость материнства” (1935),

голова Микеланджело (1938–1939), портрет композитора Рихарда

Вагнера. Она автор памятников Т. Шевченко в Богодухове (30-е годы) и

В. Короленко в Полтаве (проект 1940 г.).

Творчеству Блох было присуще чувство современности, которое

определяло характер толкования образа и пластику решения ее скуль-

птур. Любовь к реальному миру, умение в каждом движении передавать

переживания, сязанные с внутренним смыслом чувств изображаемого

человека, придали ее скульптурам особую убедительность.

39

В Харькове раскрылись организаторские способности Леоноры

Блох. Она стала одним из организаторов производственного твор-

ческого объединения “Художественный цех”, который включал все виды

искусства и литературы. Это объединение сыграло большую роль в со-

бирании и сплачивании художественных сил Украины. Возглавленная

ею учебная мастерская стала первой серьезной школой скульптуры в

Украине, она способствовала развитию и укреплению реалистичных

тенденций в украинской скульптуре.

В 1922 г. Блох стала преподавателем скульптуры художественного

техникума, преобразованного позднее в Харьковский государственный

художественный институт. В 30-е годы ей присвоили звание профессо-

ра. Преподавательскую работу она продолжала до начала советско-

немецкой войны 1941–1945 гг. Реалистические установки творчества

Блох определили и ее педагогический метод. В своей педагогической

работе она никогда не забывала о том внимании и чуткости, которые

проявлял Роден к каждому ученику своей мастерской. Так же, как и Ро-

ден, она стремилась привить ученикам навыки к систематической еже-

дневной работе и любовное отношение к искусству. Наследуя заветы

Родена, она на всех стадиях обучения развивала у учеников самостоя-

тельное образное мышление, любовь к окружающей действительности

и прежде всего к человеку. Блох стремилась привить ученикам способ-

ность видеть формы в пространстве и чувствовать их пластическую вы-

разительность. Своим ученикам она говорила: “Скульптор самый скупой

человек в искусстве: он должен делать минимум деталей и максимум

выразительности”.

Творческая и педагогическая деятельность Блох была тем руслом,

через которое шло живое знакомство украинских скульпторов с тради-

циями творчества одного из крупнейших мастеров европейской пласти-

ки – Родена. Среди ее учеников были Я. Ряжба, И. Мельгунова, О. Куд-

рявцева, Л. Лопатинская и другие, ставшие известными деятелями

украинского искусства.

Умерла Леонора Абрамовна Блох 17 января 1943 г. в городе Алма-

Аты (Казахстан), куда была эвакуирована во время войны.

(1751–1825)

Дмитрий Бортнянский

Б

композитор, педагог, хоровой дирижер

40

Для украинцев Бортнянский то же,

что Гайдн и Моцарт для Западной

Европы.


М. Вербицкий

Дмитрий Бортнянский родился в 1751 г. в городе Глухове ныне Сум-

ской области в семье мещанина Степана Васильевича Бортнянского.

Он принадлежит к композиторам, которые обогатили украинское и рус-

ское музыкальное искусство второй половины ХVIII – начала XIX ст.,

внесли в него возвышенность чувств, простоту и гармоничность, благо-

родство и проникновенный лиризм.

Широко используя в своих произведениях почерпнутые из жизни

украинские народно-песенные интонации и органично соединив тради-

ции украинского национального хорового искусства с традициями ита-

льянской школы, он продолжил развитие жанра хорового концерта, за-

ложенного Максимом Березовским. Природа наделила его большим та-

лантом и трудолюбием, что позволило ему создать разнообразные по

жанру произведения, выражающие человеческие чувства в доступной

для всех форме.

За свою творческую жизнь он создал 6 опер, свыше 100 произве-

дений хоровой духовной музыки, ряд камерных инструментальных ан-

самблей, кантат, гимнов, песен и др.

До семилетнего возраста Бортнянский обучался в Глуховской пев-

ческой школе, основанной в 1738 г. и готовившей певцов для придвор-

ного хора в Петербурге. В школе постоянно было 20 учеников, которые

учились петь по нотам и играть на скрипке, бандуре и гуслях. Ежегодно

10 лучших учеников направлялись в придворный хор и оркестр в Петер-

бург.

В 1758 г. Бортнянский был взят на воспитание в Придворную певче-

скую капеллу. В ней его обучали пению, теории музыки и игре на клаве-

сине. Обладая прекрасным голосом и артистической одаренностью, он

уже в отроческие годы выступал в придворных оперных спектаклях и

дворцовых концертах. В 1764 г. им была успешно исполнена одна из

главных партий в опере “Альцеста” Г. Раупаха на текст Сумарокова.

С 1765 г. его учителем стал итальянский композитор и дирижер

Бальдассар Галуппи (1706–1785), состоявший в 1765–1768 гг. капель-

мейстером при петербургском дворе и осуществлявший художест-

венный надзор за Придворной певческой капеллой. По его настоянию

Бортнянский в июле 1768 г. был направлен для совершенствования сво-

его мастерства в Италию. Со своим учителем он направился в Вене-

цию, в которой Галуппи стал директором консерватории, и продолжал

41

учиться под его руководством до середины 70-х годов. В дальнейшем

он продолжил обучение в Болонье, Риме, Неаполе, Флоренции и Мила-

не – одном из крупнейших центров оперного искусства.

Живя в Италии, Бортнянский стремился побольше увидеть и узнать

о стране. Его восхищали картины великих итальянских художников эпо-

хи Возрождения, с которыми он знакомился в музеях Рима и Флорен-

ции. Природа, красота городов и их архитектура, памятники и музеи

оставили глубокий след в сознании молодого и впечатлительного

композитора.

До наших дней дошла незначительная часть того, что им было со-

здано в Италии. Среди сохранившихся произведений – дуэт “Ave Maria”

(1775) и соло “Salve Regina” (1776) для женских голосов с сопро-

вождением струнных инструментов, волторн и гобоя. Из трех опер, на-

писанных на либретто итальянских авторов, “Креонт” (1776), “Алкид”

(1778) и “Квинт Фабий” (1778) сохранилась музыка только двух послед-

них опер. Оперы “Креонт” и “Алкид” были поставлены в венецианском

театре “Сан Бенедетто”, а опера “Квинт Фабий” состоялась в придвор-

ном театре герцогов д’Эсте в Модене.

В Петербурге были наслышаны об успехах молодого композитора и

ждали его возвращения. Директор придворных театров Иван Елагин,

рекомендуя Бортнянскому по возможности быстрее приехать в Петер-

бург, писал: “Первое, что в вас настает великая нужда, второе, что сие

послужит последующему непременному вашему счастью…”

В 1779 г. Бортнянский вернулся в Россию и был назначен придвор-

ным капельмейстером. В круг его обязанностей входило также разучи-

вание хоров для опер, шедших на придворной сцене, и подготовка опер-

ных певцов из числа молодых певчих. С 1784 г. к этому прибавилась

еще служба при дворе наследника престола Павла в его резиденциях

Павловске и Гатчине. Для двора Павла композитор сочинил ряд сонат,

квинтетов, романсов, концертов и несколько пьес и переложений духов-

ных песнопений. В 1786 г. он написал оперы “Празднество сеньора” и

“Сокол”, которые были поставлены в Павловске в том же году. Годом

позже в Павловске была поставлена еще одна опера Березовского

“Сын-соперник”. Все произведения, созданные при дворе Павла, напи-

саны и исполнялись на французском языке.

В 1796 г. Бортнянский был назначен директором Придворной пев-

ческой капеллы и оставался им до конца жизни. Своим творчеством он

утвердил в капелле, состоящей в основном из воспитанников Глу-

ховской певческой школы, традиции украинского хорового пения и она

под его руководством достигла своего наивысшего расцвета. Хористы

капеллы обладали безукоризненными техническими и тембровыми ка-

чествами и высокой вокальной культурой. В этот период композитор на-

писал большую часть хоровых произведений на духовные темы. Собра-

42

ние его духовных сочинений включает 35 однохорных и 10 двухорных

концертов, 14 “Хвалебных”, 9 “Херувимских” и около 30 других песнопе-

ний, ряд обработок старинных распевов. Во многих из них звучат инто-

нации родной композитору украинской песни.

Для творчества Бортнянского характерны глубоко лиричные кон-

церты, проникнутые размышлениями о жизни и смерти, стремлением к

нравственному очищению, мольбой о помощи. Почитатель творчества

Бортнянского Петр Ильич Чайковский, редактируя хоровые сочинения

композитора для полного их собрания, изданного в 1882 г., особенно

выделил однохорный концерт “Скажи ми, господи, кончину мою”, снаб-

див его примечанием: “Концерт этот я считаю лучшим из всех тридцати

пяти”. Концерт передает предсмертную мольбу, полную грустной покор-

ности. Музыка звучит сдержанно, даже затаенно, как интимное заду-

шевное признание.

Помимо церковных хоров композитору принадлежит несколько свет-

ских кантат, гимнов и песен. Широкую популярность получили в свое время

кантата “Певец во стане русских воинов” на текст стихотворения Василия

Жуковского и гимны на духовные тексты русских поэтов: “Коль славен наш

господь в Сионе” (слова Хераскова), “Предвечный и необходимый” (слова

Нелединского-Мелецкого) и “Спасителю” (слова Хвостова).

Бортнянский был одной из виднейших личностей в украинской и

русской культуре конца XVIII – начала XIX ст. Он пользовался огромным

авторитетом среди деятелей литературы и искусства. В одном из посвя-

щенных ему стихотворений его назвали “Орфеем реки Невы”. Как

большого знатока и любителя живописи композитора в 1804 г. избрали

Почетным членом Петербургской Академии художеств. Особое значе-

ние имело творчество Бортнянского для Украины. Автор гимна “Ще не

вмерла Україна” Михаил Вербицкий (1815–1870) писал, что для украин-

цев Бортнянский то же, что Гайдн и Моцарт для Западной Европы.

Творчество Бортнянского, в котором нашли отражение мотивы на-

родных песен, оказало значительное влияние на развитие украинской и

русской хоровой культуры.

Умер Дмитрий Степанович 10 октября 1825 г. в Петербурге, там его

и похоронили.

(1895–1958)

Илья

Б

Борщак

историк, общественный деятель

43

Значительная часть жизни выдающегося украинского историка,

публициста и общественного деятеля Ильи Львовича Баршака прошла

во Франции, где он занимался научно-исследовательской работой, жур-

налистикой и преподавательской деятельностью под псевдонимом Иль-

ко Борщак.

Илья Баршак родился 19 июля 1895 г. вблизи Херсона в еврейской

семье. Отец работал директором начальной школы. После окончания

Херсонской гимназии Илья принял православную веру и учился в Пе-

тербургском, Киевском и Новороссийском (ныне Одесском) университе-

тах, где изучал право, филологию, историю. В Новороссийском универ-

ситете его оставили для специализации в области международного пра-

ва. В 1914 г. он выехал в научную командировку в Гаагу (Нидерланды).

С самого начала Первой мировой войны 1914–1918 гг. Баршак с

большими трудностями вернулся на родину и был мобилизован в дей-

ствующую армию. Воевал в Восточной Пруссии, был ранен. После ле-

чения окончил артиллерийское училище в Одессе и воевал на австрий-

ском и румынском фронтах.

Во время Украинской революции 1917–1920 гг. Баршак как патриот

своей страны принимал активное участие в ее бурных событиях. 24 ян-

варя 1918 г. Центральная Рада25своим ІV Универсалом провозгласила

Украинскую Народную Республику (УНР) самостоятельной, ни от кого не

зависимой державой. 9 февраля 1918 г. в Брест-Литовске представите-

ли четырех государств немецкого блока и УНР подписали мирный дого-

вор. Это был первый мирный договор в мировой войне. За день до это-

го советские войска захватили Киев и Центральная Рада сразу же по-

просила военной помощи у Германии и Австро-Венгрии. 18 февраля ав-

стро-немецкие войска начали оккупацию Украины.

29 апреля 1918 г. произошел государственный переворот. Генерала

Павла Скоропадского26 (1873–1945) провозгласили гетманом Укра-

инской Державы.

В июне 1918 г. Баршак приехал в Киев, а в августе его арестовали

немцы и он просидел в тюрьме до падения гетманского правительства и

восстановления Украинской Народной Республики (14.12.1918 г.). В ян-

варе 1919 г. Баршак в составе миссии УНР выехал в США, а с конца

1919 г. стал секретарем украинской делегации на Парижской мирной

конференции 1919–1920 гг.27.

Украинская революция 1917–1920 гг. завершилась национальной

катастрофой, независимость Украины была ликвидирована. Восточная

Украина надолго подпала под коммунистическое правление, а Западная

Украина была оккупирована Польшей, Чехословакией и Румынией.

44

После поражения Украинской революции Баршак не вернулся на

родину, где господствовал тоталитарный режим, и на всю жизнь остался

в Париже.

С этого времени он под псевдонимом Илько Борщак начал научную

работу в области истории Украины, в частности стал изучать историю

освободительной борьбы украинского народа, борьбы за утверждение

своей самостоятельной государственности в XVII–XVIII ст. Он основа-

тельно исследовал время гетманов Ивана Мазепы и Филиппа Орлика,

изучал французско-украинские связи. Его многочисленные научные тру-

ды были следствием непрерывных поисков первоисточников в государ-

ственных и частных архивах многих стран Западной Европы. Он иссле-

довал также фонды библиотек Парижа, Лондона, Рима, Стокгольма и

других городов.

Борщак активно работал в общественных организациях украинской

диаспоры. С 1923 г. он член Лиги украинской культуры, в 1923–1932 гг. ру-

ководил кружком украиноведения Союза украинских граждан Франции и

в 1926–1929 гг. издавал в Париже газету этого Союза “Українські вісті”. В

1926–1927 гг. был одним из организаторов общества “Друзі українського

кіно”.

С 1938 г. Борщак преподавал исторические дисциплины в Нацио-

нальной школе живых восточных языков, создал там кафедру украино-

ведения.

Сын Украины, для которого Франция стала второй родиной, во вре-

мя Второй мировой войны боролся с немецкими оккупантами оружием

журналиста – пером и словом. В сентябре 1940 г. немцы арестовали

Борщака вместе с другими украинскими деятелями и заключили в тюрь-

му Сантэ. 18 апреля 1941 г. его освободили. В заключении он писал

дневник, который был издан в 1946 г. под названием “Вісім місяців у

Санте”. 26 февраля 1943 г. его арестовали вторично, как руководителя

антифашистской украинской организации и журналиста деголевского

движения за освобождение Франции. После освобождения ученый по-

кинул Паириж и перешел на нелегальное положение. В Париж он вер-

нулся в августе 1944 г., когда в город вошли французские танки.

После войны профессор Борщак преподавал в Национальной шко-

ле живых восточных языков, был директором “Архива украинской эми-

граци во Франции”. В 1949–1953 гг. издавал научный журнал “Україна”.

В 1946 г. издал французский учебник украинского языка, издавал также

произведения украинских классиков, выступал с публицистическими

статьями во французской и зарубежной прессе, печатался в советской

Украине, поддерживал творческие контакты с Научным обществом име-

ни Т. Г. Шевченко во Львове и был его действительным членом.

45

Супруга Илька Борщака София (урожденная фон дер Лявниц)

умерла в 1923 г., совместных детей у них не было, всю жизнь у него

жила падчерица Вера. Отец Лев Михайлович и брат Дмитрий стали

жертвами сталинских репрессий, старшая сестра Анна вместе со свои-

ми детьми погибла в войну в Одесском гетто.

11 октября 1958 г. благородное сердце сына Украины и Франции

перестало биться. Похоронили Илька Борщака в Париже.

Илько Борщак оставил после себя большое рукописное наслед-

ство, в том числе материалы неосуществленного труда “Історичний

провідник України в Європі” – сборник сведений о городах, музеях, лю-

дях, которые были связаны с Украиной. Часть рукописей затерялась,

неизвестно где рукопись подготовленного к печати “Діарія подорожнього

Пилипа Орлика”.

Им опубликовано свыше 400 работ на украинском и французском

языках. Наиболее значительные произведения: “Ідея Соборної України

в Європі в минулому. По невиданих документах і стародавніх працях”

(Париж, 1923; перевидано у Львові, 1990), “Гетьман Пилип Орлик і

Франція” (Львів, 1924), “Звідомлення з дослідів в архівах Західної

Європи”(Львів, 1924), “Вольтер і Україна” (Київ, 1926), “Українська пері-

одика в паризьких бібліотеках” (Київ, 1929), в соавторстве с Рене

Мартелем издал на французском языке “Жизнь Мазепы” (Париж, 1931,

было девять изданий) и на украинском языке “Іван Мазепа. Життя і

пориви великого гетьмана” (Львів, 1933), “Великий мазепинець Григор

Орлик, генерал-поручник Людовика ХV” (Львів,1932, українською мовою;

Торонто, 1956, англійською мовою), “Україна в літературі Західної

Європи” в 4-х томах (Париж, 1934–1935, французькою мовою), “Наполе-

он і Україна” (Львів, 1937), “Войнаровський, сестрінок гетьмана Мазепи,

друг Аврори Кенігсмарк і сибірський в'язень” (Львів, 1939), “Історія України”

(Париж, 1939, французькою мовою), отредактировал и издал со всту-

пительными статьями стихотворную легенду А. Стороженко “Марко

Проклятий” (Париж, 1946), произведения Н. Костомарова “Книги битія

українського народу” (Париж, 1947) и Т. Шевченко “Вибраний Кобзар”

(Париж, 1947).

Как историк украинского общественно-политического движения, на-

писал серию статей о Хмельниччине и о времени Украинской револю-

ции и Гражданской войны в Украине.

Михаил Булгаков

(1891–1940)

Б

писатель

46

Михаил Афанасьевич Булгаков жил и творил в период величайших

общественных потрясений. Он пережил Первую мировую войну,

Февральскую и Октябрьскую революции, был активным участником Гра-

жданской войны в России и свидетелем последующей ломки обще-

ственных отношений. Он в полной мере испытал на себе воздействие

тоталитарного режима, подавляющего независимое и свободное твор-

чество личности. Его произведения были запрещены и только в 80-е

годы имя Булгакова стало широко известно во всем мире и он вошел в

число самых выдающихся людей ХХ ст.

Булгаков родился 15 мая 1891 г. в Киеве на Воздвиженской улице в

семье Афанасия Ивановича Булгакова, ученого, преподававшего исто-

рию церкви в Духовной академии. Мать Варвара Михайловна, урож-

денная Покровская, в молодости была учительницей, а затем посвятила

себя воспитанию детей, троих мальчиков и четырех девочек, среди ко-

торых Михаил был старшим. Оба деда писателя, Иван Авраамович Бул-

гаков и Михаил Васильевич Покровский, были священниками.

Семья Булгаковых, в поисках удобной квартиры, часто переезжала

с одной улицы на другую и в 1906 г. надолго поселилась в доме № 13 на

Андреевском спуске. Дом этот киевляне сейчас называют “Домом Тур-

биных”. В 1901 г. большая семья профессора Булгакова приобрела две

десятины земли в селе Буча под Киевом и построила дом на пять ком-

нат и две веранды. Здесь в летнее время жила вся семья, сюда приез-

жали родственники и друзья. Мать занималась разведением цветов,

отец увлекался садоводством. Старшие дети – Михаил и Вера – по

сценариям Михаила разыгрывали интермедии и постановки. Здесь Ми-

хаил собрал большую коллекцию бабочек, которую в 1919 г. подарил

Киевскому университету.

В 1901–1909 гг. Булгаков учился в Первой киевской гимназии, не

проявляя особых способностей. Гимназию окончил с двумя отличными

оценками – по закону божьему и географии. Знание географии пригоди-

лось ему впоследствии при сочинении книг. Он путешествовал со свои-

ми героями в Париж с Мольером, в Рим с Гоголем, в Испанию с Серван-

тесом, в Палестину с Иешуа Га-Ноцри. Его любимыми писателями вна-

чале были Виктор Гюго и Вальтер Скотт, а затем Гоголь и Салтыков-

Щедрин. В младших классах он был драчуном, в старших отстаивал

свою независимость и охранял достоинство. Панибратства и фамильяр-

ности не терпел с юных лет. У него рано развилось чувство самостоя-

тельности и взрослости. Он часто прогуливал уроки, гуляя с девушками

весной по киевским бульварам. Его увлекал театр, одно время он меч-

47

тал стать оперным певцом, знал наизусть “Фауста” и “Аиду”, которую

слушал в театре более 40 раз.

В 1907 г. от склероза почек умер отец. Образ отца, склонившегося

над книгой за столом с настольной лампой под зеленым абажуром, со-

провождал писателя всю жизнь.

Окончив гимназию, Булгаков сам выбрал себе будущую профессию

врача. Став студентом медицинского факультета Киевского универ-

ситета, увлекся анатомией и работой с микроскопом, штудировал ли-

тературу по медицине.

Дни отрочества и юности, прошедшие на Андреевском спуске,

оставили в памяти писателя неизгладимые воспоминания о семейном

уюте, о вечерах с музыкой, чтением вслух и домашними спектаклями.

Для Булгакова Киев с его Днепром и парками всю жизнь был самим при-

тягательным местом на земле.

Весной 1916 г. досрочно, по условиям военного времени, закончив

университет и получив звание врача с отличием, Булгаков добровольно

поступил в распоряжение Красного Креста и все лето работал в госпи-

талях на Юго-Западном фронте.

Освобожденный по болезни от призыва в армию, он в сентябре

1916 г. был направлен в Смоленскую губернию, где работал врачом в

земской больнице села Никольского, а затем в городской больнице

Вязьмы. Это был тяжелый, изнуряющий труд от рассвета до заката.

Ежедневно он принимал до 50 человек больных. Здесь проявилась у

Булгакова черта стоического выполнения своих обязанностей. С такой

же ответственностью он в дальнейшем будет относиться и к своему ли-

тературному труду. Здесь он начал писать цикл рассказов “Записки юно-

го врача”.

Вернувшись в марте 1918 г. в родной Киев, Булгаков занялся част-

ной практикой врача-венеролога и в свободное время продолжал рабо-

тать над “Записками юного врача”. Шла Гражданская война, Киев много-

кратно переходил из рук в руки противоборствующих сторон и каждый

раз новая власть призывала его на службу в качестве врача. Не по до-

брой воле он попал и в Добровольческую армию генерала Деникина и

как военный врач осенью 1919 г. был отправлен на Северный Кавказ. В

Добровольческой армии служили и его братья Николай (1898 г. р.) и

Иван (1900 г. р.). Когда под ударами Красной армии белые стали отсту-

пать и товарищи по оружию бросили его, больного тифом, во Владикав-

казе, он понял, что путь в эмиграцию, куда ушли его братья, для него от-

резан. Пережив в связи с этим сильное потрясение, он вынужденно по-

шел на сотрудничество с новой властью, сознавая его не как предатель-

48

ство и средство не погибнуть с голода, а как неизбежный поворот судь-

бы.

Работая в 1920–1921 гг. во Владикавказе в отделе культуры, читал

лекции о творчестве Пушкина и Чехова, писал пьесы для местного теат-

ра, начал писать книгу “Записки на манжетах”. Поняв, что его призвани-

ем является литература, он в конце 1921 г. приехал без денег, без ве-

щей в Москву, чтобы профессионально заняться литературным трудом.

Но прежде чем стать журналистом, ему пришлось поработать секрета-

рем в литературном отделе Главполитпросвета при Наркомпросе, кон-

ферансье, редактором хроники в частной газете, инженером в научно-

техническом комитете.

Первое признание как литератору ему принесли московские оче-

рки, которые печатались в 1922 г. в берлинском русском издательстве

“Накануне”. В 1923 г. он устроился на работу литературным работником

в газету “Гудок” и вскоре становится постоянным фельетонистом этой

газеты. Здесь он подружился с молодыми сотрудниками газеты М. Зо-

щенко, И. Ильфом, В. Катаевым, Ю. Олешей, ставшими известными пи-

сателями. По ночам пишет роман “Белая гвардия”, в котором описывает

события Гражданской войны, происходившие в Киеве в 1918–1919 гг.

Роман появился в двух номерах журнала “Россия” в первой половине

1925 г., его окончание опубликовано не было в связи с запретом журна-

ла. Полностью “Белая гвардия” была опубликована в двух томах в па-

рижском издательстве “Concorde” в 1927–1929 гг., а на родине – после

смерти писателя.

Роман знаменовал приход в литературу крупного художника. Появ-

ление “Белой гвардии” высоко оценил Максимилиан Волошин. В марте

1925 г. он писал: “Как дебют начинающего писателя ее можно сравнить

только с дебютами Достоевского и Толстого”. Осуждение романа нача-

лось с 1926 г. Критика характеризовала Булгакова как “буржуазного пи-

сателя”, называла его “новобуржуазным отродьем, брызжущим отрав-

ленной, но бессильной слюной на рабочий класс и его коммунистиче-

ские идеалы”. У писателя был произведен обыск, изъят дневник и

единственный экземпляр сатирической повести “Собачье сердце”, его

подвергали допросу.

В 1926 г. Булгаков переделал роман “Белая гвардия” в пьесу “Дни

Турбиных”. Пьеса была разрешена для постановки только в Московском

художественном театре и шла с октября 1926 по 1929 г., затем была

запрещена и возобновлена в начале 1932 г. Опубликовали пьесу после

смерти Сталина, в 1955 г. Успех спектакля у зрителей был ошеломляю-

щим. Но отзывы в печати были враждебными, ругательными, носили по-

49

литически-обличительный характер. Официальная критика требовала

запретить пьесу дающую “идеализацию белой гвардии”. Два сезона в

Театре имени Евгения Вахтангова и в некоторых провинциальных теат-

рах шла комедия “Зойкина квартира” (1926), а в московском Камерном

театре была поставленя пьеса “Багровый остров” (1928). За короткое

время Булгаков-драматург достиг литературной славы. Его талант при-

знали М. Горький, В. Вересаев, М. Волошин, Е. Замятин, К. Станислав-

ский, А. Таиров и многие другие деятели русской культуры и искусства.

Но критика продолжала неистовствовать, не скупясь на политические

ярлыки и обвинения драматурга, и 20 марта 1929 г. “Дни Турбиных” и

“Зойкина квартира” были сняты с репертуара, как носящие политически

вредный характер.

Не увидела сцены написанная в 1926–1928 гг. пьеса “Бег”, описыва-

ющая суровую и жестокую правду о белом движении. В замечательной

по своей психологической глубине пьесе Булгаков показал эпизоды

борьбы за Перекоп в период Гражданской войны, судьбы людей на из-

ломе истории, трагедию вынужденной эмиграции русских офицеров, по-

кинувших Россию. Власти посчитали пьесу моральным оправданием бе-

лого движения и она была запрещена. Ее впервые поставили на сцене

через много лет, в 60-е годы. В 1971 г. кинорежиссерами А. Аловым и

В. Наумовым был создан кинофильм “Бег”.

В 1923–1925 гг. Булгаков пишет одну за другой три сатирических по-

вести: “Дьяволиаду”, “Роковые яйца” и “Собачье сердце”. В них он обли-

чает бюрократию и мещанство, показывает какая опасность исходит от

невежественных людей, если дать им право навязывать свою волю дру-

гим, пишет о трагической судьбе интеллигенции, которая не готова при-

нять новую жизнь, но не может ее изменить.

В обстановке беспощадной войны с “классовым врагом” и исходя-

щей от него “правой опасности” для партии и государства все прои-

зведения Булгакова в 1929 г. были запрещены. Затравленный, без

средств к существованию, доведенный до отчаяния писатель написал

несколько писем Сталину, Горькому и Правительству СССР.

В письме к Сталину, Калинину, Свидерскому и Горькому, датиро-

ванном июлем 1929 г., Булгаков писал: “В этом году исполняется десять

лет с тех пор, как я начал заниматься литературной работой в СССР…

Все мои пьесы оказываются запрещенными, в том числе и выдержав-

шие около 300 представлений “Дни Турбиных”… Ранее этого подверга-

лись запрещению: повесть моя “Записки на манжетах”. Запрещены к

переизданию сборник сатирических рассказов “Дьяволиада”, запрещен

к изданию сборник фельетонов, запрещены в публичном выступлении

50

“Похождения Чичикова”. Роман “Белая гвардия” был прерван печатани-

ем в журнале “Россия”, т. к. запрещен был сам журнал… Чем большую

известность приобретало мое имя в СССР и за границей, тем яростнее

становились отзывы прессы, принявшие наконец характер неистовой

брани… Мое имя было ошельмовано… Бессильный защищаться, я по-

давал прошение о разрешении хотя бы на короткий срок отправиться за

границу. Я получил отказ… Я подавал много раз прошения о возвраще-

нии мне рукописей из ГПУ и получал отказы или не получал ответа на

заявления… К концу десятого года силы мои надломились, не будучи в

силах более существовать, затравленный, зная, что ни печататься, ни

ставиться более в пределах СССР мне нельзя, доведенный до нервного

расстройства, я обращаюсь к Вам и прошу Вашего ходатайства перед

Правительством СССР ОБ ИЗГНАНИИ МЕНЯ ЗА ПРЕДЕЛЫ СССР

ВМЕСТЕ С ЖЕНОЙ МОЕЙ Л. Е. БУЛГАКОВОЙ, которая к прошению это-

му присоединяется”.

24 августа 1929 г. Булгаков пишет письмо брату Николаю в Париж:

“… Все мои пьесы запрещены к представлению в СССР, и беллетристи-

ческой ни одной строки моей не напечатают. В 1929 г. совершилось мое

писательское уничтожение. Я сделал последнее усилие и подал Прави-

тельству СССР заявление, в котором прошу меня с женой моей выпу-

стить за границу на любой срок. В сердце у меня нет надежды… В слу-

чае, если мое заявление будет отклонено, игру можно считать окончен-

ной, колоду складывать, свечи тушить… Без всякого малодушия сооб-

щаю тебе, мой брат, что вопрос моей гибели – это лишь вопрос срока,

если, конечно, не произойдет чуда. Но чудеса случаются редко…”

Отчетливо сознавая трагизм своего положения, Булгаков пришел к

горькому выводу, что он как писатель и драматург существовать более

не может. В письме к брату Николаю в Париж от 16 января 1930 г. он пи-

шет: “… Все мои литературные произведения погибли, а также и замыс-

лы. Я обречен на молчание и, очень возможно, на полную голодовку…

Средств спасения у меня нет – я сейчас уже терплю бедствие… У меня

нет ни одной копейки…”

28 марта 1930 г. в письме к Правительству СССР Булгаков выска-

зал свои убеждения: указал, что предпочитает революции эволюцию,

т. е. мирный и постепенный ход развития в отсталой стране; называл

лучшим слоем в отечестве интеллигенцию и считал себя вправе изоб-

ражать “страшные черты моего народа”, глубоко страдая от его темноты

и невежества; называл себя “мистическим писателем”, признавал, что

язык его пропитан сатирическим “ядом”; объявлял свободу слова выс-

шим благом для любого писателя, а цензуру своим злейшим врагом; от-

51

стаивал право писателя на независимое и свободное творчество. Про-

сил разрешения покинуть СССР и если его не отпустят за границу и об-

рекут на пожизненное молчание, то он просит дать ему работу по спе-

циальности в театре в качестве режиссера, так как все его попытки

найти работу оказались безуспешными. Письмо он закончил так: “Если

меня не назначат режиссером, я прошусь на штатную должность стати-

ста. Если и статистом нельзя – я прошусь на должность рабочего сце-

ны. Если же и это невозможно, я прошу Советское Правительство по-

ступить со мной, как оно найдет нужным, но как-нибудь поступить, пото-

му что у меня, драматурга, написавшего пять пьес, известного в СССР и

за границей, налицо, В ДАННЫЙ МОМЕНТ, – нищета, улица и гибель”.

Ответа на свои письма писатель не получил.

18 апреля 1930 г. Сталин позвонил Булгакову на квартиру и спросил

у него, где бы он хотел работать. После этого разговора Булгакова при-

няли на работу в Художественный театр на должность режиссера-асси-

стента и он получил хоть какие-то средства к существованию.

В 1930-е гг. Булгаков продолжал просить разрешение на поездку за

границу на лечение, так как был серьезно болен тяжелой формой ней-

растении с припадками страха и предсердечной тоски. Но полицейский

режим поездку не разрешил.

В январе 1930 г. была принята к постановке, написанная в октябре–

декабре 1929 г., пьеса “Кабала святош”, получившая впоследствии на-

звание “Мольер”. Пьеса повествует о кабале28 святош, о тирании госу-

дарственной власти, подавляющей художника. В ней раскрыта одна из

важнейших тем – тема взаимоотношения художника и власти: зависи-

мость художника от власности при его жизни и зависимость власти от

художника в вечности. В пьесе переплелись личные мотивы из жизни

Булгакова с фактами жизни Мольера. Пьесу запретили на седьмом

представлении. После запрета пьесы Булгаков ушел из Художественно-

го театра, ему было тяжело работать там, где погубили его “Мольера”.

По заказам театров в 30-е гг. писатель создал ряд драматических

переложений и инсценировок, написанных по сюжетам и мотивам

произведений мировой литературы: комедию “Мертвые души” по поэме

Н. В. Гоголя (1930), инсценированный роман Л. Н. Толстого “Война и

мир” (1932), пьесу “Полоумный Журден” по мотивам произведений Мо-

льера (1932) и пьесу “Дон Кихот” по роману Сервантеса (1938). В этот

же период были написаны оригинальные пьесы: “Адам и Ева” (1931),

“Блаженство” (1934), “Иван Васильевич” (1934–1936), “Александр Пуш-

кин” (1935), “Батум” (1939). Кроме этого Булгаков-драматург написал

ряд оперных либретто и киносценариев. Ни одно из этих произведений

52

в СССР не было опубликовано, из десяти оригинальных пьес свет рам-

пы при жизни Булгакова увидели только четыре.

Между 1929 и 1940 г. Булгаков написал также прозаические произ-

ведения: “Тайному другу”, “Жизнь господина де Мольера”, “Записки по-

койника (Театральный роман)” и свою главную книгу “Мастер и Маргари-

та”.

Роман “Мастер и Маргарита” Булгаков писал с 1928 г. до своей

смерти. В этом философско-этическом произведении затронуты

проблемы жизни человека и общества, главная его тема – борьба добра

и зла, слуги зла будут уничтожены самим злом. Одной из коренных идей

романа является бессмертие искусства – “Рукописи не горят”. Роман

“Мастер и Маргарита” лучшее произведение Булгакова, один из вели-

чайших романов ХХ ст. В 1967 г. в Париже издательство Ymka-Press

выпустило полный текст романа на руском языке, а в 1969 г. роман был

издан во Франкфурте-на-Майне издательством “Посев”, в СССР он вы-

шел в 1973 г.

“Мастер и Маргарита” – прощальный роман писателя, им он как бы

продлил в потомстве свою рано оборвавшуюся литературную и физиче-

скую жизнь.

Михаил Афанасьевич Булгаков умер в Москве 10 марта 1940 г. от

нефросклероза. Ему было неполных 49 лет. Похоронен на Новоде-

вичьем кладбище.

(1871–1942)

Николай Бурачек

Б

живописец-пейзажист, художник театра,

актер

Любуюсь я природой, люблю каждый ее ку-

сок, форму, освещение, колорит. Все это

волнует меня, дает мне глубокие пережи-

вания, чувство радости, счастья.

Н. Бурачек

Природа щедро наделила Николая Бурачека многогранным талан-

том. Он был не только выдающимся мастером пейзажной картины, а и

известным театральным художником, замечательным актером, педаго-

гом, писателем, искусствоведом и общественным деятелем. На творче-

53

ство Бурачека-художника значительное влияние оказали французские

живописцы – “барбизонцы” и импрессионисты.

Николай Григорьевич Бурачек родился 16 марта 1871 г. в городе

Летичев ныне Хмельницкой области в семье почтового служащего.

Вскоре отца перевели в Каменец-Подольский, где он стал

почтмейстером. Отец был любителем живописи, неплохо рисовал и с

детских лет поощрял интерес сына к искусству. В гимназии на юношу

обратил внимание учитель рисования, который познакомил его с осно-

вами рисунка. В 1879 г. отец умер, а через два года умерла мать. Лишь

благодаря помощи родственников Николаю посчастливилось закончить

гимназию.

В 1888 г. Бурачек поступил в Киевский университет, но за участие в

студенческих волнениях был исключен из него и выслан в Симбирскую

губернию. Вернувшись из ссылки, он поступил в местную труппу рус-

ской драмы и стал актером. Семнадцать лет выступал Бурачек под

псевдонимом Соломин в комедийных ролях на сценах разных театров.

В составе гастрольных трупп побывал во многих городах России, Украи-

ны и Белоруси. Ему случалось играть с такими известными актерами,

как Мамонт Дальский29 и Вера Комиссаржевская30. Несмотря на трудно-

сти кочевой актерской жизни, он не оставлял занятия живописью, писал

пейзажные этюды, пробовал свои силы как театральный декоратор. Бу-

рачек был талантливым мастером мимики и ему пророчили блестящую

актерскую карьеру на сценах столичных театров. Однако тяга к живопи-

си взяла верх и он навсегда оставил театр.

Оставив в 1905 г. сцену, Бурачек некоторое время учился в Киев-

ской рисовальной школе Николая Мурашко31 и жил литературной рабо-

той. Его рассказы, очерки и рецензии под псевдонимом Каменцев охот-

но печатали газеты и журналы. В этом же году он принял участие в ху-

дожественной выставке, организованной в феврале–марте во Львове в

Салоне Латура. На ней впервые совместно представили свои произве-

дения известные художники восточных и западных областей Украины.

Среди участников выставки были Ф. Красицкий32, М. Жук33, И. Труш34,

А. Монастырский35 и другие. Инициатор и организатор выставки И. Труш

среди лучших произведений отметил пейзажные этюды Бурачека, на-

звав их прекрасными. Работы Бурачека доброжелательно встречали и в

Киеве, где он постоянно проживал.

Выдающийся польский пейзажист Ян Станиславский36, просмотрев

этюды Бурачека, похвально отозвался о них и убедил его в необходимо-

сти получения основательного художественного образования. Стани-

славский предложил ему поступить в Краковскую академию художеств,

где он руководил пейзажной мастерской. Краковская академия была со-

здана в 1897 г. на базе школы изобразительного искусства. Она стала

54

одним из центров формирования искусства польского и украинского на-

родов, которые остро ощущали на себе гнет и каждый из которых бо-

ролся за создание своей самобытной национальной культуры. Это мо-

лодое учебное заведение до поступления в него Бурачека закончили та-

кие выдающиеся мастера украинской живописи, как Иван Труш (1897),

Алексей Новаковский37 (1900), Михаил Жук (1904).

С 1905 г. Бурачек учился в пейзажной мастерской Яна Станислав-

ского, который родился и долгое время жил в Украине, хорошо знал и

горячо любил украинскую природу. Почитатель французских пейзажи-

стов барбизонской школы и импрессионистов, Станиславский большое

внимание уделял работе на пленэре. Четыре раза в год он со своими

учениками выезжал на месяц на этюды, по которым в мастерской они

создавали пейзажные композиции. В 1907 г. Станиславский внезапно

умер и мастерскую возглавил воспитанник А. Куинджи38 Фердинанд Ру-

щиц, который стремился познакомить студентов с достижениями выда-

ющихся мастеров русской пейзажной живописи.

В 1910 г. Бурачек окончил Краковскую академию художеств и поехал в

Париж совершенствовать свое мастерство. Вначале он поступил в мастер-

скую лидера фовистов Анри Матисса39, но пробыл у него недолго. Харак-

терное для фовизма упрощенное декоративно-плоскостное изображение

природы было неприемлимо для художника поэтичной и деликатной мане-

ры, каким был Бурачек. От Матисса он перешел в частную студию живопи-

си – академию Рансома, где учился под руководством Мориса Дени40, кото-

рый находился под влиянием творчества Поля Гогена41. Для Бурачека ака-

демия Рансома с ее символистичными42 тенденциями не была тем, к

чему он стремился. Благоговея перед природой, он хотел непосред-

ственности и правдивости. Поэтому в основном учился у “барбизонцев”

К. Коро43, Н. Диаза44, Ш. Добиньи, а также у импрессионистов К. Моне45,

А. Сислея46, О. Ренуара47.

Чем больше Бурачек знакомился с новейшими течениями во фран-

цузском искусстве, тем больше его художественные симпатии склоня-

лись к классике. Его любимым художником стал Д. Веласкес48. В своих

воспоминаниях “Моя жизнь” (1937) он писал: “Я выбрал своими, как бы

сказать, учителями Веласкеса из старых мастеров, а из новых – Коро,

“барбизонцев”. Большое влияние на его творчество оказали также им-

прессионисты. Двухлетнее пребывание в Париже подняло мастерство и

обогатило палитру художника, его живопись стала более гибкой и точ-

ной.

В конце 1912 г. Бурачек вернулся в Украину, поселился в Киеве и

сразу вошел в число ведущих украинских пейзажистов. Однако матери-

ально ему жилось очень тяжело. Вспоминая об этих годах, Бурачек пи-

сал: “Местные художники встретили меня тепло, но “слава” среди ху-

55

дожников материально меня не устраивала. Так называемые “мецена-

ты” относились ко мне свысока, а иногда и просто оскорбительно. Такая

была жизнь, иногда даже голодная, но кисти я не мог бросить и не мог

халтурить”.

Из Франции Бурачек привез картины наполненные солнечным све-

том, лучи которого придают весеннее настроение даже его зимним и

осенним пейзажам: “Мост Сольферино в Париже”, “Пруд возле Эйфеле-

вой башни в Париже”, “Крыши Парижа”, “Собор Парижской богоматери”,

“Рю де л’Авр”. Этим картинам присуща утонченная манера живописи.

Участие в киевских выставках 1912–1914 гг. утвердило авторитет худож-

ника среди украинских пейзажистов. В 1914 г. Бурачек прилагает много

усилий для создания в Киеве Салона постоянной выставки украинских,

польских, русских и западноевропейских художников.

В киевский период (1912–1921) Бурачек написал много произведе-

ний. Они, как и большинство его работ, певучие, лиричные, мягкие по

настроению, во многих из них чувствуется эпичность и монументаль-

ность. Он увлекается темой Днепра и городскими мотивами. Среди кар-

тин этого периода: “Днепр издали”, “Днепр осенью”, “Фарфоровая

осень”, “Март”, “В конце лета. Подсолнух”, “Двор зимой”, “Городской пей-

заж”, “Ранней весной”, “Некрасовская улица. Киев”, “Ветки в инее”.

В этот же период Бурачек занимался театрально-декорационной

живописью. В 1918 г. он оригинально оформил спектакль по пьесе Алек-

сандра Олеся49 “По дорозі в казку”, а в 1919 г. пьесу “Утоплена” по моти-

вам поэзий Т. Шевченко. Бурачек принимал участие и в монументально-

декоративных работах. Под его руководством группа студентов распи-

сала в 1920 г. Дом крестьянина в Киеве.

После провозглашения Центральной Радой Украинской Народной

Республики (20.11.1917 г.) Бурачек принимает активное участие в ее ку-

льтурном строительстве. Он один из основателей и первых профес-

соров Украинской академии искусств (22.11.1917 г.). С приходом к

власти тоталитарного коммунистического режима один за другим гибли

его единомышленники и коллеги, которые строили украинскую нацио-

нальную культуру: Г. Нарбут50, Н. Леонтович51, К. Стеценко52. Чтобы из-

бежать ареста, Бурачек в 1921 г. выезжает из Киева и до 1925 г. живет в

селах Кашперовке, Дзюнкове, Погребище. В эти годы он работал режис-

сером и актером в любительских театрах, был учителем рисования в

школах. Его жизнь в этот период была тяжелой, но плодотворной для

творчества. Здесь он создал картины “Вечер у пруда. Погребище”, “Ста-

ринная церьков в Дзюнкове”, “Лунный вечер. Дзюнков” и другие.

В 1925 г. Бурачек был назначен директором Харьковского художе-

ственного техникума и руководил в нем мастерской театрально-декора-

56

ционной живописи, а также вел занятия по станковой живописи (натюр-

морт). Молодежь искренне уважала своего учителя за простоту и дели-

катность в общении, огромную эрудицию и высокий профессионализм.

Он учил своих воспитанников любить природу, старательно работать на

натуре и правдиво ее изображать. Он говорил им, что только непрерыв-

ный труд и правдивость могут принести настоящий успех в искусстве. О

своей работе писал: “Моя мастерская – преимущественно поле, лес,

река, берег моря и тому подобное. Рисую и в зной, и в дождь, в осен-

нюю погоду, и по пояс в снегу”.

В 1932 г. техникум стал институтом, Бурачек отказался от поста ди-

ректора и до самой войны с фашистской Германией работал в нем про-

фессором.

С 1926 г. художник писал этюды почти во всех областях Украины,

принимал активное участие в общественной и культурной жизни, иссле-

довал творчество украинских художников Н. Самокиша, А. Мурашко,

Т. Шевченко. Благодаря блестящим литературным способностям напи-

сал интересные монографии о жизне и творчестве Н. Самокиша (1930)

и А. Мурашко (не опубликована). Результатом многолетных исследова-

ний стал фундаментальный труд “Великий народный художник” (1939) о

творчестве Т. Г. Шевченко. Значительный вклад внес Бурачек в разра-

ботку экспозиций музеев Т. Шевченко в Харькове и М. Коцюбинского53 в

Виннице (1927) и Чернигове (1934).

В 30-х гг. он оформил ряд театральных постановок: “Сорочинский

ярмарок”, “Маруся Чурай”, “Дай серцю волю – заведе в неволю”, “Ната-

лка Полтавка”, “Наймичка”. На выставке произведений харьковских ху-

дожников 1934 г. экспонировалось около 120 работ Бурачека, в 1936 г.

состоялась его персональная выставка. Эти выставки утвердили Бура-

чека как одного из крупнейших украинских художников, как живописца

европейского уровня.

Работая над картиной “Реве та стогне Дніпр широкий”, которую он

закончил в 1941 г., Бурачек начал терять зрение и вскоре совсем пере-

стал видеть. Знаменитый окулист В. Филатов54 вернул зрение художни-

ку, талант которого высоко ценил.

В 1941 г. в Харькове состоялась персональная выставка художника,

ставшая итогом его творчества. После Харькова она должна была экс-

понироваться в ряде больших городов Украины. При перевозке из Пол-

тавы во Львов ее застала война, начавшаяся 22 июня 1941 г. нападени-

ем фашистской Германии на Советский союз. Вагон, в котором находи-

лось большинство картин, попал под обстрел. Много произведений по-

гибло. Только незначительная часть их после войны была разыскана

друзьями, учениками и родственниками Бурачека.

57

В последние годы жизни художник тяжело болел. Он умер 12 авгу-

ста 1942 г. в оккупированном немцами Харькове.

Произведения выдающегося украинского художника с самобытной

творческой манерой и безукоризненным художественным вкусом сбере-

гаются во многих музеях Украины, а также в музеях Польши, Германии,

России. Большое число работ Бурачека находится в частных собраниях.

Степан Бурачек

(1800–1877)

Б

кораблестроитель, публицист, критик,

писатель, издатель

Черниговский дворянский род Бурачеков известен тем, что во вто-

рой половине XVIII – первой половине XX ст. он был династией морских

офицеров, большинство из которых причастны ко многим славным со-

бытиям в истории отечественного флота. Родоначальником флотской

династии является адмирал Онисим Никифорович Бурачек, близкий то-

варищ и земляк знаменитого мореплавателя Юрия Федоровича Лисян-

ского.29 мая 1800 г. у Онисима Никифоровича в селе Заньки Нежинского

уезда Черниговской губернии родился сын Степан, ставший известным

кораблестроителем и общественно-культурным деятелем.

В 1812 г. Онисим Никифорович определил сына в петербургское

Училище корабельной архитектуры, где у него проявились большие

способности к математике и рисованию. Пятнадцатилетним юношей он

блестяще, первым по списку, окончил Училище и был оставлен в нем на

два года “репетитором-помощником преподавателей высшей математи-

ки, аналитической механики, теории корабля и физики”.

В 1817 г., получив при выпуске из Училища звание “обученного”

тиммермана55, Степан Бурачек был зачислен в петербургское Адмирал-

тейство. Через год в его послужном списке появилась запись: “При бла-

городном поведении имеет очень хорошие способности по корабельной

части”. После непродолжительной службы в столице его направляют в

Казань, где он на местном адмиралтействе строит 16-пушечный корвет56

“Геркулес” для Каспийского моря.

В конце 1820 г. молодого кораблестроителя переводят в Петербург

и назначают “к строению 34-пушечного корабля “Эмгейтен” под началом

корабельного мастера Г. Исакова”. Но служба на столичной верфи57

58

была непродолжительной. В связи с угрозой российскому судоходству

на Каспийском море со стороны Персии правительство приняло реше-

ние о возрождении Каспийской военной флотилии. Для строительства

кораблей необходимо было послать в Астрахань способного инженера,

обладающего к тому же хорошими организаторскими способностями.

Выбор пал на Степана Бурачека. Ему было в то время 21 год.

Возглавив астраханское Адмиралтейство, Степан Бурачек провел

его реконструкцию и за 10 лет (1821–1831) построил около 30 кораблей

и транспортных судов для Каспийской военной флотилии. Именно в

этот период самостоятельной работы он имел полную возможность

творческого поиска и проверки своих теоретических разработок на прак-

тике.В Петербург он возвратился уже известным корабельным инже-

нером и с 1831 по 1864 г. возглавлял кафедру кораблестроения в Выс-

ших офицерских классах при Морском кадетском корпусе, преобразо-

ванных в 1862 г. в Академический курс морских наук.

За запись и издание в 1837 г. лекций по математике, которые зимой

1836–1837 гг. читал в Морском кадетском корпусе академик

М. В. Остроградский (“Лекции алгебраического и трансцендентного ана-

лиза, читанные академиком М. В. Остроградским”. В 2-х томах, СПб,

1837) капитан Степан Бурачек совместно с лейтенантом Семеном Зеле-

ным58 были отмечены половинной Демидовской премией59 1838 г. в об-

ласти математики.

Одновременно с преподавательской деятельностью Бурачек проек-

тировал пароходы и пароходофрегаты60, наблюдал за постройкой

кораблей и судов для Балтийского флота. В 1842 г. он обосновал прин-

ципы составления кораблестроительных программ, а четыре года спу-

стя предложил так называемую “русскую” систему набора корпуса кораб-

ля, ставшую прообразом современной продольной системы. В 1855 г. со-

здал проект водометного движителя корабля61. В 1858 г. возглавил Осо-

бый комитет по переоборудованию парусных кораблей в парусно-паро-

вые. В 1863 г. предложил проект подводной лодки с паровой турбиной и

водометным движителем, а также спроектировал паровой котел, ставший

прообразом современных водотрубных котлов. В 1865 г. он издал свой

основной труд по кораблестроению “Наука и искусство корабельного

зодчества”. Бурачек обучил основам кораблестроения целое поколение

морских офицеров, в их числе адмиралы А. А. Попов62 и К. Н. Посьет63.

Природа щедро одарила Степана Бурачека. Он был талантливым

инженером, изобретателем, педагогом; писал научные труды по мате-

матике, механике, кораблестроению; был публицистом и критиком, пи-

сателем и издателем. В 1840–1845 гг. он издавал журнал “Маяк совре-

менного просвещения и образованности. Труды ученых и литераторов,

59

русских и иностранных”. В журнале помещались статьи по литературе,

математике, физике, технике, в том числе самого Бурачека.

Общественную и литературную позицию Бурачека отличала глубо-

кая неприязнь ко всему западному, при этом национальный аспект был

тесно переплетен с религиозным. Он подвергал резкой критике новей-

шую литературу, католицизм и протестантизм. “Маяк” неоднократно

нападал на В. А. Жуковского и А. С. Пушкина, подчеркивая их недоста-

точную религиозность и образованность. Он крайне враждебно относил-

ся к творчеству М. Ю. Лермонтова и Н. В. Гоголя. Роман М. Ю. Лер-

монтова “Герой нашего времени” (1840) Бурачек считал безнравствен-

ным и противопоставил ему роман А. П. Башуцкого64 “Мещанин” (1840),

герой которого стремится к жизненному воплощению нравственных

принципов христианского смирения и всепрощения. Полемически за-

острена против Лермонтова и повесть самого Бурачека “Герои нашего

времени” (1845), не отличающаяся художественными достоинствами.

Лучшими писателями Бурачек считал Г. Ф. Квитку-Основьяненко и Т. Г.

Шевченко, с которым он был лично знаком. “Маяк” неизменно высоко

оценивал достижения украинской литературы.

Против журнала “Маяк” выступали различные литературные группы

от В. Г. Белинского до славянофилов. Литературная изоляция и посто-

янные убытки заставили Бурачека отказаться от издания журнала. Од-

нако он не отказался от литературной деятельности, став постоянным

автором журнала “Морской сборник” с начала его издания (1848) и до

своей смерти.

В 1850–1860 гг. он увлекся гомеопатией, издал книгу “Человеческий

организм, да и вся природа есть гомеопатическая лаборатория жизнен-

ных производств” (1869). Продолжал кораблестроительную деятель-

ность, его вклад в развитие российского флота и теорию кораблестрое-

ния огромен.

Степан Онисимович Бурачек закончил службу в чине генерал-лей-

тенанта корпуса корабельных инженеров (1870) и умер 7 января 1877 г.

в Петербурге, похоронен на Смоленском кладбище. Могилы семейства

Бурачеков находятся в нескольких метрах от часовни Ксении Петербург-

ской.

Из сыновей Степана Онисимовича известен контр-адмирал Евге-

ний Степанович Бурачек (1836–1911), который в 1861–1863 гг. был ко-

мандиром порта и команды поста Владивосток, явившись первым его

строителем. Его именем названа гора во Владивостоке. В 1865 г. он

опубликовал в журнале “Морской сборник” свои воспоминания о службе

на Дальнем Востоке (“Воспоминия за-Амурского моряка. Жизнь во Вла-

дивостоке”).

60

Славный род Бурачеков дал Отечеству более двадцати морских

офицеров, которые верой и правдой служили на флоте более двух ве-

ков.

Алексей Бутовский

(1838–1917)

В

украинский и российский деятель в области

физического воспитания и спорта, один из осно-

вателей Олимпийскийх игр современности

Citius, altius, fortius

(Быстрее, выше, сильнее).

Олимпийский девиз

Алексей Дмитриевич Бутовский родился в селе Пятигорцы на Пол-

тавщине в родовом поместье отца, отставного штабс-капитана. Родите-

ли с детства прививали ему любовь к труду, интерес к познанию нового.

К литературе, музыке, истории. Отец большое внимание уделял физи-

ческому воспитанию своих пятерых сыновей, готовя их к военной карье-

ре. После окончания гимназии Алексей в совершенстве владел фран-

цузским, английским и немецким языками.

В 1857 г. он закончил Петербургское артиллерийское училище и

начал педагогическую деятельность в Полтавском кадетском корпусе. В

то время физическая подготовка офицерских кадров в России осуще-

ствлялась бессистемно. Как последователь идей российского педагога,

анатома и врача Петра Францевича Лесгафта (1837-1909), Бутовский

применял в учебном процессе его научную систему физического воспи-

тания.

После окончания Николаевской военной академии (1871) Бу-

товский был назначен на должность офицера-воспитателя в одну из во-

енных гимназий Петербурга и служил в Главном управлении военных

учебных заведений. Во внеурочное время ое проводил учебные занятия

(фехтование, гимнастика, подвижные игры) с учениками гимназии.

В 1888 г. Бутовского назначили членом комиссии Министерства на-

родного просвещения для разработки преподавания гимнастики в гра-

жданских учебных заведениях с целью подготовки специалистов во-

енно-физического воспитания. В 1890 г. Бутовский организовал летние

61

курсы для офицеров-воспитателей кадетских корпусов и руководил ими

на протяжении 16 лет. На курсах он читал лекции по истории, теории и

методике физического воспитания. По его инициативе физическая

культура стала обязательным предметом преподавания в военных и

гражданских учебных заведениях.

В 80-х и в начале 90-х годов XIX ст. Бутовский побывал во многих

странах Западной Европы, где изучал организацию физического воспи-

тания и опыт преподавания гимнастики и фехтования. Во время одной

из таких поездок он в 1892 г. познакомился во Франции с бароном Пье-

ром де Кубертеном (1863-1937) – инициатором возрождения Олимпий-

ских игр. Вскоре Бутовский ознакомил общественность России с дея-

тельностью Кубертена в работе “Телесные упражнения во Франции”

(1893). Между Бутовским и Кубертеном началась переписка, в которой

активно обговаривалась идея возрождения Олимпийских игр.

В 1894 г. Пьер де Кубертен организовал проведение в Париже Пер-

вого (установочного) Международного Олимпийского конгресса. Вместе

с ближайшими единомышленниками и соратниками Кубертена ведущую

роль в подготовке и проведении конгресса сыграл генерал Бутовский.

На конгрессе был создан международный Олимпийский комитет (МОК)

и утверждена разработанная Кубертеном Олимпийская хартия – свод

принципов, правил и положений МОК. Бутовский вошел в первый состав

МОК как представитель России и на протяжении шести лет (1894-1900)

был его активным деятелем.

Заграничную командировку в Австрию, Италию и Грецию (март-

июнь 1896 г.) Бутовский сочетал с подготовкой и проведением Первой

Олимпиады (Афины, 1896 г.), после которой опубликовал специальную

работу “Афины весной 1896 года”. В ней автор писал: “Идея междуна-

родных игр была счастливой идеей. Она отвечала назрелой потребно-

сти современного человечества, потребности физического и морально-

го возрождения молодого поколения”.

Деятельность Бутовского по возрождению олимпийского движения

была отмечена награждением его в 1896 г. Командорским Крестом гре-

ческого Ордена Спасителя.

В 1900 г. Бутовский ушел в отставку с должности члена МОК,

предложив вместо себя от России две кандидатуры на выбор: князя

Сергея Белосельского-Белозерского и графа Георгия Рибопьера. Прези-

дент МОК Кубертен, для которого его соратник был большим авторите-

том, утвердил сразу обоих и они входили в состав МОК с 1900 г. по 1908

г.

После завершения полномочий члена МОК Бутовский и в дальней-

шем активно работал на ниве физического воспитания и спорта. Он

62

принимал участие в Третьем Международном Олимпийской конгрессе в

Брюсселе (1905), был участником международных конгрессов 1910 г. в

Париже по проблемам школьной гигиены и Брюсселе по проблемам фи-

зического воспитания и спорта в школе.

Бутовский считал, что “учить физическим упражнениям может толь-

ко человек, который сам умеет их выполнять”. Поэтому он много лет до-

бивался создания специальных учебных заведений по физическому

воспитанию и спорту, в которых бы готовили профессиональных педаго-

гов. И благодаря его усилиям в 1909 г. была создана Главная гимна-

стично-фехтовальная школа в Петербурге, которая со временем была

реорганизована в Военный институт физической культуры и спорта.

Бутовский много сделал для пропаганды олимпийских идеалов в

России, в частности в Украине. Он стремился создать Национальный

Олимпийский комитет России, однако правительство Российской импе-

рии долгие годы было безразличным к этой идее. Создать же Нацио-

нальный Олимпийский комитет Украины в то время, когда Украина была

провинцией России, вообще было невозможно.

Время шло и стареющий генерал отошел от активной обществен-

ной и спортивной деятельности. Он почти все время жил в родовом по-

местье на Полтавщине, в Украине, которую очень любил. Здесь он на-

писал свои воспоминания “В родном гнезде. Летопись рода Бутовских”,

в которых писал, что Украина дала ему на всю жизнь “запас физической

и духовной силы” и воспитала любовь к родной степи, за которой он

“долго потом тужил, оторванный от отчего дома дальнейшей службой”.

Он надеялся, что когда-нибудь о нем вспомнят потомки.

Его надежда сбылась. В суверенной и независимой Украине в 1990

г. был создан Национальный Олимпийский комитет и с этого времени

стало возможным вольно и самостоятельно на основе национальных

традиций развивать физическую культуру и спорт. Украинские спортсме-

ны с успехом развивают олимпийское движение согласно с Олимпий-

ской хартией.

Умер Алексей Бутовский в 1917 г. в Петербурге, где и похоронен.

Научное наследие талантливого украинца насчитывает около 70 работ

в области физического воспитания и олимпийского спорта.

В 1994 г. во время проведения Игр доброй воли в Петербурге Алек-

сею Бутовскому был установлен памятник – одновременно с памятни-

ком Пьеру де Кубертену.

(1854–1917)

Сергей

В

63

Васильковский

живописец-пейзажист

Произведения Васильковского – это поэ-

мы в честь солнца, воздуха, нежных кра-

сок Украины.

Н. Бурачек

Выдающийся украинский художник Сергей Иванович Василь-

ковский, которого называют певцом Украины, родился 19 октября 1854 г.

в городе Изюме на Харьковщине в семье служащего окружной больни-

цы Ивана Федоровича и его супруги Прасковьи Уриловны Василь-

ковских.

Отец Сергея происходил из старинного казацкого рода, в молодые

годы вышел в отставку в чине прапорщика, поселился на родине, же-

нился и стал работать писарем. Мать рано осталась без родителей и

воспитывалась в семье своего дяди, местного священника и поэта Сте-

пана Александрова. Она росла со своим двоюродным братом Влади-

миром Александровым65, будущим украинским писателем и композито-

ром, с детства любила украинскую песню и хорошо пела.

Небольшой город Изюм расположен под горой Кременец в долине

реки Сиверский Донец, которая, огибая гору, течет по степной равнине.

Здесь в живописном и песенном краю под влиянием родителей Сергей

увлекся рисованием и на всю жизнь полюбил украинскую песню. Он

был очень музыкальным, с малых лет играл на бандуре, пел песни, лю-

бил слушать кобзарей.

В 1861 г. семья Васильковских переселилась в Харьков, который

был первым университетским городом на Левобережной Украине.

В Харькове Сергей начал учиться в гимназии. Учился хорошо, много чи-

тал. Книги брал у своего дяди, врача Владимира Александрова, у кото-

рого была прекрасная библиотека. В гимназии на одаренного юношу

обратил внимание учитель рисования Дмитрий Безперчий66. С 1869 г.

Сергей начал посещать частную школу рисования и живописи Марии

Раевской-Ивановой67.

В 1872 г. Васильковский закончил пять классов гимназии и по жела-

нию отца поступил в Харьковский ветеринарный институт. Проучившись

один год, оставил институт и стал работать младшим канцеляристом

харьковского казначейства. Однако долго такой службы не выдержал,

меньше чем через год оставил ее и снова увлекся рисованием. В марте

64

1875 г. он едет в Киев и поступает на работу в удельную контору млад-

шим канцеляристом. В Киеве окончательно решает стать художником и

продолжить обучение в Петербургской академии художеств.

Вернувшись в Харьков, Васильковский, чтобы заработать деньги на

поездку в Петербург, пошел в помощники к своему учителю Безперчему,

который нанялся поновить иконостас в Каменной Балке под Чугуевом. В

феврале 1876 г. он выехал в Петербург и поступил вольным слуша-

телем в академию, а в августе сдал экзамены и стал ее учеником по

классу живописи. Его учителями были Михаил Клодт68 и Владимир Ор-

ловский.

Учеба занимала много времени, а нужно было зарабатывать еще и

на жизнь. Васильковский ночами ретушировал фотографические пор-

треты в ателье Фишера на Невском проспекте. Субботними вечерами

академисты собирались у кого-либо на квартире и обсуждали свои

дела, рисовали друг друга, читали книги, спорили, пели песни. Такие

группы складывались в основном из земляков. Украинская группа

объединилась вокруг Сергея Васильковского, Порфирия Мартыновича69

и Афанасия Сластиона70. В нее входили будущие известные украинские

художники Петр Левченко, Михаил Ткаченко, Константин Крыжицкий,

Николай Самокиш, Геннадий Ладыженский71, Михаил Беркос. Особенно

дружеские отношения сложились у Васильковского с Самокишем, по-

ступившим в академию в 1879 г. Их дружба была долгой, крепкой и пло-

дотворной.

Основательная подготовка у Безперчего и Раевской-Ивановой, ста-

рательность и настойчивость давали хорошие результаты. Каждый год

Васильковский привозил с Украины в Петербург много этюдов и зарисо-

вок, с которых писал красивые пейзажи: левады, степь, балки с родни-

ками и деревьями, виды на село. Рождался незаурядный мастер пейза-

жа с необыкновенно лиричной душой. За эти работы он получал медаль

за медалью. Сначала малые серебряные, затем большие серебряные и

золотые. В 1884 г. за пейзаж “Стадо в степи. Утро” Васильковский полу-

чил малую золотую медаль, а в ноябре 1885 г. на конкурсе лучших ра-

бот воспитанников академии он за пейзаж “По Донцу” получил большую

золотую медаль, звание классного художника первой ступени и право

на академическое пенсионерство в течение четырех лет за границей.

Это было признание его таланта. Одновременно с Васильковским такой

чести удостоили и его друга Самокиша, которого признали лучшим мо-

лодым баталистом.

Весной 1886 г. Васильковский вместе с Самокишем выехал в Па-

риж, который считали столицей искусств. В Париже всегда были тысячи

приезжих художников из разных стран. Целую колонию составляли ху-

дожники из России, среди них был и его учитель профессор Орловский.

65

Работая в Лувре и Люксембургском музее, посещая парижские Са-

лоны, Васильковский изучал творчество выдающихся мастеров живопи-

си. Новое французское искусство экспонировалось в Люксембургском

музее, в котором его особенно интересовали произведения художников-

пейзажистов барбизонской школы живописи72 Руссо73, Добиньи74, Мил-

ле75, а также картины Мейсонье76 и Розы Боньер. В работах барбизон-

цев он исследовал технику выполнения, стремился понять особенности

сочетания красок, как одна из них усиливает или глушит другую,

присматривался к характеру мазка. С картины Розы Боньер “Волы на

вспашке” он сделал копию для академии. В этой картине художница

превосходно передала свет солнечного дня. Понравились ему также

виртуозно и филигранно выполненные картины Мейсонье.

В Люксембургском музее Васильковский и Самокиш познакомились

с украинским художником Иваном Похитоновым77, который предложил

землякам поехать вместе с ним на юг Франции, побывать в Пиренеях, в

Испании и там с натуры писать пейзажи. Самокиш отказался, а Василь-

ковский охотно согласился поработать на натуре с таким виртуозным

мастером, каким был Похитонов.

Васильковский и Похитонов побывали в приальпийском городе Без-

ансоне, вблизи местечка Байони на Бискайском заливе, где Василь-

ковский написал пейзаж “Дорога к морю” и картину “Волна”. С Байони

поехали в местечко По под Пиренеями, а потом на пароходе прибыли в

Испанию. В Сен-Себастьяне он написал “Панораму Пиренеев” и “Степ-

ную долину”, напоминавшую Украину.

В отчете академии за первый год своего пребывания за границей

Васильковский 27 декабря 1886 г. писал: “Выехав из С.-Петербурга в по-

следних числах апреля месяца текущего 1886 г., я прибыл в Берлин, где

около двух с половиной недель осматривал Кунстлергаус, Националь-

ную галерею, задержав свое внимание на выдающихся вещах Дюрера,

Андрея и Освальда Ахенбахов, Люго, Брахта, Штурма и других, и по-

скольку юбилейной выставки не было… я поехал в Париж к Салону, ко-

торый являл для меня наибольший интерес… Встретившись с глубоко-

уважаемым профессором В. Д. Орловским в Париже, я воспользовался

его советами и указаниями, которые высоко ценю и постараюсь выпол-

нить их точно, – и теперь изучаю: Коро, Руссо, Милле, Тройона, Доби-

ньи и современных Гартиньи, Бретони и других, а для ощутимого изуче-

ния их я решил сделать несколько небольших копий. Закончив эту рабо-

ту, я имею намерение отправиться для написания этюдов с натуры…”

В следующем году Васильковский продолжал с Похитоновым путе-

шествие по Франции, побывал в Англии, Италии и Алжире.

В отчете академии от 23 февраля 1888 г. Васильковский писал: “Я

продолжал изучать выдающихся французских мастеров в Париже, ра-

66

ботая в Луврском и Люксембургском музеях, а также в некоторых част-

ных галереях, и сделал до сорока копий с Коро, Руссо, Добиньи, Тройо-

на, Диаза, Мариля, Шантрейля, Гортиньи, Реньйо, Пелуза, Декатта, Де-

мона, Вилетта и других. Закончив эту работу, я отправился в путеше-

ствие по югу Франции, был в Пиренеях, Испании, а также на севере

Франции – в Бретани, Нормандии, на острове Джерсеи и в Лондоне; ре-

зультатом этих путешествий есть пятьдесят законченных этюдов”.

В отчетах не упоминается про поездку в Дрезден, в Италию и в Ал-

жир. Художник побывал там без разрешения академической админи-

страции.

На втором году пребывания во Франции Васильковский осмелился

предложить три своих этюда парижскому Салону. Экспонироваться на

этой выставке считалось не менее почетным, чем быть участником Все-

мирной выставки. Произведения в Салон отбирало строгое жюри из

прославленных французских художников под председательством Мей-

сонье. Даже знаменитые мастера имели право подать одну, в крайнем

случае две работы. Васильковский подал три своих этюда, надеясь, что

хотя бы один из них пройдет. Жюри постановило принять в Салон

1887 г. все три его работы и дало ему право в дальнейшем выставлять

в Салоне без жюри любое количество своих работ. Это означало, что

Васильковский стал знаменитым художником, его признал Париж – ве-

личайший художественный центр мира. Такой же чести из российских

художников удостоился Похитонов.

В апреле 1888 г. заграничный период пенсионерства Васильковско-

го закончился и он выехал на родину. После короткой остановки в Пе-

тербурге он приехал в родной Харьков и последние два года академи-

ческого пенсионерства посвятил путешествиям по Украине.

За картины, созданные во время пенсионерской командировки за

границу (“В Пиренеях”, “Охота на куропаток”, “Утро в Безансоне”, “Бу-

лонский лес зимой”, “Панорама Пиренеев”, “Околицы Сен-Себастьяна”

и другие), Совет Петербургской академии художеств должен был прису-

дить Васильковскому звание академика. Однако, не взирая на высокую

оценку этих работ художественной критикой, французскими и отече-

ственными знатоками живописи, академия не в состоянии была преодо-

леть академический консерватизм и не присудила этого звания одному

из лучших своих воспитанников.

В последние годы он создавал в красках поэтический образ Украи-

ны. Его картины похожи на мудрые повествования о красоте природы

родного края. Они наполнены поэзией, утонченными цветовыми сочета-

ниями, богатством красок, ярким изобразительным языком. Художе-

ственная критика называла его работы шедеврами, песнями и думами в

67

красках. Их покупали любители, коллекционеры, музеи. К нему пришла

слава певца Украины.

Украшением галереи украинской живописи стала картина “Казачья

левада” (1896). Этот пейзаж назвали портретом ясноокой Украины.

Васильковский был не только пейзажистом, в его творчестве при-

сутствует и тема героической истории украинского казачества, которая

воплощена в картинах “Казацкий пикет” (1888), “Казаки в степи” (1891) и

в монументальных панно для здания Полтавского земства: “Чумацкий

Ромодановский шлях”, “Казак Голота” и “Избрание полковником Марты-

на Пушкаря” (1903–1906, погибли во время войны 1941–1945 гг.). Укра-

инской старине и народному творчеству Васильковский и Самокиш по-

святили два альбома: “Из украинской старины” (1900) и “Мотивы укра-

инского орнамента” (1912). Свой образ он оставил нам в картине “Казак

Мамай” (1911).

За свою жизнь Васильковский создал около трех с половиной тысяч

картин. Почти все созданное им экспонировалось в Петербургской ака-

демии художеств, в парижских Салонах, на художественных выставках

в Петербурге, Москве, Полтаве, Харькове, Нижнем Новгороде, Риме.

Его произведения есть в Петербурге, Москве, Париже, Риме, Киеве,

Полтаве, Харькове.

Сергей Васильковский, Петр Левченко, Михаил Ткаченко, Михаил

Беркос и Афанасий Сластион создали самобытную харьковскую пей-

зажную школу, душой которой был Сергей Васильковский.

Перед смертью он завещал Харьковскому художественному музею

более 1500 картин, в том числе 1348 своих работ, а также 130 тысяч ру-

блей на создание в Харькове большого национального художественного

музея.

8 октября 1917 г. Сергей Иванович Васильковский умер, его похоро-

нили на городском кладбище в Харькове.

К великому сожалению, большей части наследия художника сейчас

не существует. Во время Второй мировой войны более 1000 его произ-

ведений сгорело вместе с Харьковским музеем, исчезло много картин,

которые находились в частных собраниях. Ныне известно около пятисот

произведений художника.

Владимир Вернадский

(1863–1945)

В

естествоиспытатель,

общественно-политический деятель,

первый президент Украинской академии наук

68

Беспредельный гений

Шарль Бодлер

Владимир Иванович Вернадский стоит в первом ряду выдающихся

философов-естествоиспытателей, обогативших человеческую цивили-

зацию пониманием процессов, происходящих в природе. Научные ис-

следования ученого охватили широкий круг проблем естествознания.

Он является основоположником геохимии, биогеохимии, радиогеологии,

учения о биосфере и ноосфере. Его работы определили главные

направления развития современной геологии, минералогии, гидрогео-

логии. Вернадский исследовал природу в ее связи с историей человече-

ского общества. Он создал всемирно известные школы минералогов и

геохимиков.

Владимир Вернадский родился 12 марта 1863 г. в Петербурге в се-

мье профессора Ивана Васильевича Вернадского (1821–1884). Своим

происхождением он связан с Украиной, откуда шли его родовые корни и

где прошло его детство. Прапрадед по отцу, Василий Верна, был запо-

рожским казаком, принимавшим участие в Освободительной войне

украинского народа 1648–1654 гг. под руководством гетмана Богдана

Хмельницкого. Все Верны служили в казачестве старшинами. Дворян-

ство выслужил дед Василий, который был записан в книгу дворян Чер-

ниговской губернии под фамилией Вернадский. Отец закончил Киевский

университет(1841) и в 1842–1849 гг. преподавал политическую эконо-

мию в Киевском, а в 1850–1856 гг. в Московском университетах. Мать,

Анна Петровна, происходила из украинского старшинско-дворянского

рода Константиновичей. Родственником Вернадских был известный пи-

сатель В. Г. Короленко.

С 1856 г. семья Вернадских жила в Петербурге, где Иван Василье-

вич служил в Центральном статистическом комитете Министерства вну-

тренних дел и одновременно преподавал в высших учебных заведениях

столицы, активно работал в “Вольном экономическом обществе”, изда-

вал журналы “Экономический указатель” и “Экономист”. В период подго-

товки крестьянской реформы 1861 г. выступал против кабальных усло-

вий освобождения крестьян. Был сторонником развития крупной капита-

листической промышленности в России. Поддерживал связи с Т. Г. Шев-

ченко, М. А. Максимовичем, Т. Н. Грановским, Н. А. Добролюбовым, Г. Ф.

Квиткой-Основьяненко, Л. Н. Толстым и другими деятелями культуры.

В 1868 г. семья переехала в Харьков, где Иван Васильевич стал

управляющим конторой Государственного банка. Здесь Владимир в

69

1873 г. поступил в классическую гимназию, но учился в Харькове только

три года, так как отец, выйдя в 1876 г. в отставку, вернулся в Петербург,

где в 1877–1879 г. издавал еженедельник “Биржевой указатель”.

Окончив в 1881 г. гимназию, Владимир поступил на физико-матема-

тический факультет Петербургского университета. Его преподавателями

были выдающиеся ученые В. В. Докучаев, Д. И. Менделеев, А. Н. Беке-

тов, И. М. Сеченов, А. М. Бутлеров. Он глубоко изучает минералогию и

кристаллографию под руководством В. В. Докучаева, принимает уча-

стие в экспедиции ученого с целью изучения качества грунтов Нижего-

родской губернии, а также в подготовке первой в России карты грунтов

Полтавской губернии.

На формирование научных интересов и мировоззрения молодого

Вернадского большое влияние имели лекции профессора химии

Д. И. Менделеева и одного из первых последователей Ч. Дарвина в Рос-

сии профессора А. Н. Бекетова. В дальнейшем Вернадский увлекся

естественными науками, его интересовали также различные социально-

политические и моральные проблемы.

Окончив в 1885 г. университет, он остается в нем заведовать Мине-

ралогическим музеем. В 1895–1897 гг. Вернадский осуществил три гео-

лого-минералогические экспедиции: на Урал, в Крым и на Таманский по-

луостров, и на Кавказ. В 1889–1890 гг. был в Италии, Германии и Фран-

ции, где совершенствовал свое образование в области кристаллогра-

фии и геологии. Во Франции он работал в лабораториях Луи Ле-Шате-

лье и Фуке. На 4-м Геологическом конгрессе молодого ученого избрали

членом-корреспондентом Британской ассоциации наук.

Вернувшись из-за границы, Вернадский стал приват-доцентом Мо-

сковского университета, а после защиты докторской диссертации (1897)

работает в нем тринадцать лет профессором. В университете препо-

давал минералогию, занимался историей естествознания, исследовал

взаимосвязи точных наук с философией, религией, искусством, общей

культурой и социальными условиями жизни людей разных эпох. Он стал

известным ученым и его избирают членом многих научных обществ

Украины, а в 1909 г. – академиком Петербургской Академии наук.

В 1911 г. в знак протеста против реакционных мер правительства,

которые оно пыталось внедрить в российских учебных заведениях, Вер-

надский покинул Московский университет. С 1914 г. он работал директо-

ром Геологического и минералогического музея Петербургской Акаде-

мии наук. В 1915 г. организовал и возглавил Комиссию по изучению

естественных производительных сил России при Академии наук, из ко-

торой впоследствии были созданы различные институты по изучению

природных ресурсов страны.

70

По своим политическим взглядам Вернадский был конституцион-

ным демократом и входил в состав ЦК партии кадетов. После Февраль-

ской революции 1917 г. кадеты заняли ведущее положение во Времен-

ном правительстве России и Вернадский стал членом правительства в

ранге товарища министра. После Октябрьского переворота 1917 г. пар-

тия кадетов была провозглашена большевиками партией врагов наро-

да. Лидеры кадетов были арестованы. Во время арестов Вернадский

был в Полтаве, куда приехал из Петербурга весной 1917 г. вследствие

болезни легких. В Полтаве он занимался исследованиями в области

биогеохимии и писал фундаментальную работу о живом веществе, ко-

торое представлял как совокупность живых организмов в биосфере.

В апреле 1918 г. вследствие государственного переворота была лик-

видирована Украинская Народная Республика и создана Украинская Дер-

жава во главе с гетманом Павлом Скоропадским (1873–1945). Вернадско-

го, который имел большой опыт общественно-политической и научно-

организаторской деятельности, пригласили возглавить работу по орга-

низации Украинской Академии наук (УАН) и создании Украинской нацио-

нальной библиотеки, а также по вопросам организации высшей школы и

научных учреждений.

Эту работу он выполнил успешно в короткий срок. 14 ноября 1918 г.

вышел декрет гетмана Скоропадского “О создании Украинской Акаде-

мии наук” (“Про заснування Української Академії наук”). Вернадский был

утвержден одним из первых её действительных членов. 27 ноября со-

стоялось первое установочное общее собрание УАН, на котором прези-

дентом Академии был избран Вернадский (1918–1921). Руководя рабо-

той правления Академии, он принимает активное участие в деятельно-

сти ее физико-математического отделения, работает в Украинском гео-

логическом комитете, возглавляет Комиссию по изучению естествен-

ных производительных сил Украины, основывает лабораторию экспери-

ментальных биогеохимических исследований, преподает в Киевском

университете.

В 1919 г. Вернадский заболел сыпным тифом и выехал на лечение

в Крым, где после выздоровления работал в Таврическом университете

в Симферополе. В сентябре 1920 г. его избрали ректором этого универ-

ситета.

В январе 1922 г. он переехал в Петроград, где при его участии был

создан Радиевый институт, директором которого он был до 1939 г. С 1922

по 1926 г. он находился во Франции, где по приглашению Сорбонны чи-

тал лекции по геохимии. Читал также лекции и в пражском Карловом

университете (Чехословакия).

71

Вернувшись из-за границы организовал и возглавил в составе Ака-

демии наук СССР Отдел живого вещества (1927) и другие научные

учреждения. В 1928–1945 гг. Вернадский был руководителем Лаборато-

рии геохимических проблем Академии наук СССР.

Научные работы Вернадского принципиально изменили мировоз-

зрение ученых ХХ ст. Он объяснил причины минералообразующих про-

цессов, выяснил как перегруппировываются, концентрируются или рас-

сеиваются химические элементы в земной коре под влиянием измене-

ния температуры и давления, показал жизнь земной коры. Ученый раз-

работал методику научного поиска полезных ископаемых и определения

абсолютного возраста горных пород. На химической основе объяснил

происхождение и историю Земли. Он выдвинул научные проблемы важ-

ного практического значения по поиску редких и рассеянных химических

элементов, поиску радиоактивных минералов, роли живых организмов в

геохимических процессах. Размышляя над тем, откуда берется тепло,

необходимое для протекания геохимических процессов, Вернадский

пришел к выводу, что оно возникает при непрерывном распаде радиоак-

тивных элементов, рассеяных в земной коре.

Итогом многолетних исследований и размышлений ученого стало

его учение о биосфере. По учению Вернадского биосфера представ-

ляет собой оболочку Земли, состав, структура и энергетика которой обу-

словлены прошлой и современной деятельностью живых организмов.

Верхняя ее граница захватывает тропосферу78 и нижнюю часть страто-

сферы79, нижняя – дно океанов и толщу Земли на глубину проникнове-

ния живых организмов. Вернадский показал, что великий круговорот

неорганической материи невозможен без живых существ; что растения

превратили атмосферу, некогда состоящую только из углекислоты, в жи-

вительную, содержащую кислород, газовую оболочку; что мириады до-

ждевых червей в течении каждых трех лет переворачивают всю почву

Земли на глубину 20 сантиметров, делая ее плодородной и пригодной

для посевов. В науке о Земле понятие биосферы стало синонимом сфе-

ры жизни. Главный источник энергии, обеспечивающий жизнедеятель-

ность биосферы, – Солнце. Живые организмы (живое вещество), транс-

формируя солнечное излучение, вовлекают неорганическую материю в

непрерывный круговорот.

По учению Вернадского биосфера под влиянием научных достиже-

ний и труда людей постепенно переходит в новое состояние – ноосфе-

ру, т. е. в сферу разума. Он рассматривал ноосферу, как оболочку зем-

ли, в пределах которой происходит взаимодействие природы и челове-

ческого общества. Важным фактором образования ноосферы являются

социально-экономические условия жизни человека, в частности его

72

производственная и научная деятельность. Человек, познавая законы

природы и общества, совершенствуя технику, сам является частью при-

роды, активно влияет на ее преобразование. В этих условиях влияние

человека распространяется на всю биосферу Земли. Вернадский счи-

тал ноосферу, как биосферу, рационально преобразованную человеком

в соответствии с объективными законами природы и общества. Огром-

ная роль этого учения стала выявляться во второй половине ХХ ст. В

эпоху бурного развития науки и техники только изучение биосферы в

целом поможет сохранить равновесие в природе, предотвратить уни-

чтожение природных ресурсов. Ученый предсказал, что вторая полови-

на ХХ ст. явится периодом нового, высшего понимания структуры приро-

ды и использования ее богатств на благо человечества.

Основные научные труды: “Опыт описательной минералогии”

(1908–1922), “История минералов земной коры” (1923–1936), “Очерки

геохимии” (1927), “Избранные сочинения” (т. 1–5, 1954), “Размышления

натуралиста” (кн. 1–2, 1975 –1977).

Он был членом многих иностранных академий и научных обществ,

в том числе Геологического общества Франции (1926), Парижской Ака-

демии наук (1928), Американского минералогического общества (1926),

Немецкого минералогического общества (1928).

Имя Вернадского присвоено минералу из группы сульфатов и На-

циональной библиотеке Украины.

В ноябре 1944 г. Вернадский заболел воспалением легких и 6 янва-

ря 1945 г. умер в Москве, где и похоронен на Новодевичьем кладбище.

(г.р. 1936)

Роман Виктюк

В

театральный режиссер

Театральный режиссер-новатор, постановки которого имеют шу-

мный успех у зрителей, король эпатажа80, яркий и самобытный мастер

сцены Роман Григорьевич Виктюк родился 28 октября 1936 г. в городе

Львове.

В школьные годы увлекался театром. Первыми его учителями ак-

терского мастерства были артисты Львовского украинского драматиче-

ского театра имени М. Заньковецкой Н. Половко и И. Слива. О своем

73

родном городе и его значении для своего становления как личности

Виктюк сказал так: “Львов – это Европа, это пересечение разных

культур: украинской, польской, немецкой, русской, еврейской, – которые

там, во Львове, ощущались естественно, как воздух. Преподаватели

наши были люди с удивительным классическим образованием…

Львовская культура, архитектура этого города, те великие умы и талан-

ты, что жили во Львове, – от Ивана Франко до Мазоха, лучшие фило-

софские силы, работавшие во Львовском университете, – все это впи-

тывалось и осталось навсегда со мной. Львов дал мне то основное,

благодаря чему мне было не стыдно приехать в Москву, где я почув-

ствовал себя европейцем, оказавшимся на Востоке”.

В Москву Виктюк приехал после окончания школы и поступил в

институт театрального искусства (ГИТИС). Его учителями в ГИТИСе

были Василий Александрович и Мария Николаевна Орловы. Имея абсо-

лютный музыкальный слух, он в период учебы в институте занимался

также музыкой.

Окончив институт, Виктюк уезжает во Львов, где и начал свою ре-

жиссерскую деятельность. В шестидесятые годы он ездит по стране и

ставит в основном пьесы современных драматургов: Володина, Рощи-

на, Радзинского, Вампилова, Зорина. В начале своей деятельности был

беден, жил в коммуналках с их нищенским бытом.

Будущая слава Виктюка началась в Театре юного зрителя в Кали-

нине (ныне Тверь), где он был главным режиссером. Но после постанов-

ки спектакля “Коварство и любовь” по Шиллеру был уволен за дисси-

дентство и антисоветчину. Затем был главным режиссером в Вильнюс-

ском русском драматическом театре. В Вильнюсе Виктюк работал

четыре года (1971–1975). Здесь он поставил “Черную комедию” Питера

Шеффера, трагедию “Мария Стюарт” польского драматурга Ю. Словац-

кого с использованием духовной музыки польского композитора К. Пен-

дерецкого, пьесу А. Н. Толстого “Любовь – книга золотая” и пьесы моло-

дых драматургов А. Вампилова и М. Рощина.

После Вильнюса Виктюк преподавал в Московском училище

эстрадно-циркового искусства. В конце 70-х годов он стал руководи-

телем студенческого театра Московского государственного университе-

та (МГУ), где поставил пьесу Людмилы Петрушевской “Уроки музыки”.

Успех спектакля был велик, но пьеса не вписывалась в идеологические

рамки системы и ее очень скоро прикрыли. Из студенческого театра

пришлось уйти. Спектакль переехал в Дом культуры “Москворечье”, но

ненадолго. Запретили и здесь.

В 70–80-х гг. он ставит пьесы тех драматургов, творчество которых

противостояло существующему строю, казенной идеологии, штампам и

74

рутине. Это были пьесы Вампилова, Рощина, Зорина, Петрушевской,

Синявского, Даниэля, Кима. Многие спектакли Виктюка так никогда и не

увидели рампы, некоторые из них снимались в последнюю минуту без

объяснения причин. В этот период с Виктюком работали лучшие арти-

сты московских театров: Михаил Ульянов, Александр Филиппенко, Люд-

мила Максакова, Валентина Талызина, Алла Демидова, Лия Ахеджако-

ва, Валентин Гафт, Олег Ефремов, Маргарита Терехова, Ефим Шифрин,

Константин Райкин и другие.

Виктюк не принимал существующую систему, но вспоминая об этом

времени говорил: “Я никогда не занимался сознательным провоцирова-

нием властей, не бросал вызов системе, мне это было совершенно не

нужно. Я просто жил сообразно собственным принципам и представле-

ниям”.

Перестройка сделала режиссера символом нового театрального

направления. Он стал одним из самых модных режиссеров в России,

началась его слава как кумира богемы, эстета и эпатажника. Об этом

Виктюк сказал так: “Во времена застоя естественной функцией театра

было бередить раны, поэтому тогда были Вампилов, Петрушевская, Ро-

щин – драматурги, имеющие смелость говорить о том, что неблагопо-

лучно. Теперь же все это на виду, и наши задачи изменились. И я ду-

маю, что как раз вопросы веры, духа выходят сейчас на первый план.

Только сегодня они требуют новых подходов и новой формы. Когда на-

чалась перестройка, я понял, что должен вернуть людям то, что у них

отняли – поэтому я поставил “Служанок” Жана Жене, “Лолиту” Олби по

роману Набокова, “Федру” Цветаевой”.

Виктюк – самый многоликий, разнообразный и разноречивый среди

современных российских режиссеров. Свою многоликость он смог раз-

нообразно воплотить и представить на сценических подмостках. Много-

ликость и составляет его феномен. У него все впервые, все доселе

неизвестное, до сих пор небывшее. Виктюк – режиссер яркой неповто-

римой индивидуальности. С ним легко работать многим актерам. На ре-

петициях он вселяет уверенность в актеров, заряжает их положитель-

ной энергией, не оставляет без внимания ни единой мелочи. У него осо-

бая лексика и тональность речи. Его интонация, мимика, жесты не-

передаваемы. Виктюк – фонтан, а не человек. Во время репетиций он

всегда подстегивает актеров соленым словом и этим снимает физиче-

ское и психологическое напряжение с артиста.

Виктюк любит все красивое, броское, яркое. Он очень элегантен,

модно одевается. Считает, что во время репетиции одежда режиссера

имеет большое значение. Он ни на кого не таит зла, театр – его семья,

его жизнь и его радость. Он много читает и видит мир не так как все, а

75

по-иному. Каждая репетиция спектакля у Виктюка – процесс творчества,

процесс поиска. Он старается, чтобы при всей трагичности сюжета у

зрителей пробуждались светлые и добрые чувства, ощущение красоты.

Виктюк – верующий человек, верит в судьбу, говорит, что только

этой верой и живет. Он осмысливает все эстетические поиски и главные

открытия ХХ ст. и использует их в своем творчестве. Эстетизируя жизнь,

он превращает ее в предмет искусства, стараясь не отражать жизнь по-

средством воссоздания повседневной действительности.

Виктюк перерабатывает авторский материал почти до неузнаваемо-

сти, он вводит в действие самих авторов. Каждый спектакль Виктюка – это

исповедь человека. Его спектакли никого не оставляют равнодушными.

Его взгляды на искусство разделяют не все, ибо не все подготовлены

духовно и интеллектуально воспринимать его творчество. От его спек-

таклей одни приходят в восторг, у других они вызывают злобу.

Рассуждая о переменах в жизни народа и театра после распада

Советского Союза, Виктюк говорит: “Мы были на протяжении 80 лет изо-

лированы от мирового культурного процесса. И когда рухнули эти пре-

грады, то человеку неподготовленному, жившему в рабстве и привыкше-

му к цепи, было трудно, почти невозможно это пережить. А еще страш-

нее, что свобода в этой стране пока никому не нужна. Потому что люди

не знают, что с ней делать. Они задыхаются, пытаясь все свалить на но-

вых русских, на мафию, на мировой капитализм – на что угодно, только

чтобы в свободе не обрести себя. Ведь для этого что-то надо иметь за

душой. И к свободе надо прийти – через страдание, одоление и ра-

дость. А мы хотим – только радость. И сразу. Мы не хотим работать, мы

не хотим любить… Одиночество в толпе и нежелание преодолеть это

одиночество – знамение ХХ века. И только искусство театра может с

этим что-то сделать, потому что только в театре осталась магия, та-

инство контакта сцены и зрителя, и люди, аплодируя после спектакля,

аплодируют себе – собственному раскрепощению, постижению чего-то

в своей душе…” В рабстве человек не может любить, в рабстве возни-

кает только ненависть.

Виктюк считает, что сегодня везде воцарилась чернь, худшая ее

разновидность – полуобразованная чернь, агрессивно не допускающая

возражений. Настоящий театр должен быть непричастен к власти пар-

тий, к власти денег и к власти толпы. Стремление к власти убивает в че-

ловеке все остальное. Отличительными чертами его характера являет-

ся трудолюбие и упорство в достижении цели, самостоятельность взгля-

дов на жизнь и свою профессию.

На вопрос, что такое театр, Виктюк ответил: “Жизнь – это повсюду

разбросанные чудеса. Но мы перестаем их видеть: привыкаем. А театр

76

для того, чтобы в условленное время в условленном пространстве сце-

ны собрать эти чудеса и показать их людям, чтобы вспомнили. Но пока-

зать более ярко и сжато, чем в жизни, потому что времени мало”.

О предназначении художника он сказал: “Художнику дано острее других

ощутить гармонию мира, красоту и безобразие человеческого существо-

вания в нем. Вот почему я думаю, что одной из главных задач художни-

ка должна стать разгадка тайны мироздания”.

В 1992 г. Виктюк создал свой театр. Свои спектакли он показывает

в странах СНГ, Италии, Финляндии, Швеции, Израиле, Франции, США. У

него много новых проектов, он в непрерывном поиске.

Виктюк – создатель многочисленных интересных спектаклей, среди

них: “Муж и жена снимут комнату” Михаила Рощина (1976), “Ночь перед

выпуском” В. Тендрякова (1977), “Царская охота” Леонида Зорина (1978),

телеспектакль “История кавалера де Грие и Манон Леско” (1980), “Уроки

музыки” Людмилы Петрушевской (1980), “Украденное счастье” Ивана

Франко (1982), “Татуированная роза” Теннесси Уильямса (1982), “Анна

Каренина” Льва Толстого (1983), “Квартира Коломбины” Людмилы Пет-

рушевской (1986), “Священные чудовища” Жана Кокто (1987), “Слу-

жанки” Жана Жене (1988), “Федра” Марины Цветаевой (1988), “Старая

актриса на роль жены Достоевского” Эдварда Радзинского (1988), “Ма-

сенькие трагедии” Михаила Городинского (1988), “Стена” Александра

Галича (1989), “Мелкий бес” Федора Сологуба (1989), “Осенние скрипки”

Ильи Сургучева (1989), “Уроки мастера” Дэвида Паунелла (1990), “Дама

без камелий” Теренса Реттигана (1990), “М. Баттерфляй” Девида Г. Хуа-

на (1991), “Лолита” Эдварда Олби по мотивам романа Владимира Набо-

кова (1992), “Рогатка” Николая Коляды (1993), “Я тебя больше не знаю,

милый” Альдо де Бенедетти (1994), “Фердинандо” Аннибале Руччелло

(1994), “Полонез Огиньского” Николая Коляды (1994), “Любовь с придур-

ком” Витторио Франчески (1995), “Философия в будуаре” маркиза де

Сад, пьеса Романа Виктюка (1996), “Путаны” Нино Манфреди (1997),

“Саломея” Оскара Уайльда (1998), “Пробуждение весны” Франка Веде-

кинда (1999) и другие.

Сергей Виноградский

(1856–1953)

В

микробиолог

77

Нет ничего более ценного,

чем разум и наука.

В. Кубиевич

Знаменитый украинский ученый Сергей Николаевич Виноградский

родился 13 сентября 1856 года в Киеве в семье выходца из Бессара-

бии, украинского банкира и предпринимателя. Мать была из гетманского

рода Скоропадских. Семья имела большие прибыли от земельной соб-

ственности и сахарозаводов.

Окончив в 1873 г. с отличием 2-ю Киевскую гимназию Сергей посту-

пил на юридический факультет Киевского университета. В поисках свое-

го призвания перешел на природоведческое отделение физико-матема-

тического факультета, а затем оставил университет и поступил в Петер-

бургскую консерваторию, в которой учился его старший брат Александр.

Однако и обучение в консерватории не принесло удовлетворения и он в

1877 году становится студентом природоведческого факультета Петер-

бургского университета. Будучи студентом третьего курса стал работать

в лаборатории известного ботаника Фаминцына, изучая физиологию

растений.

В 1881 году Виноградский успешно окончил университет и ему

предложили готовиться к профессорской должности. Успехи в исследо-

вании физиологии растений принесли ему диплом магистра наук (1884).

Конец XIX ст. был богатым на открытия в области микробиологии, свя-

занные с именами ученых Европы. И молодой ученый решает порабо-

тать в европейских лабораториях. Он едет в Страсбургский университет

и проводит там в 1885-1888 гг. исследования под руководством прослав-

ленного профессоров де Бари.

В 1889 г. Виноградский начинает в Цюрихском университете серию

исследований и решает одну из важнейших проблем микробиологии и

естественных наук вообще. Своими исследованиями (1889-1890) он до-

казал, что существуют особые микроорганизмы (аноргоксиданты), кото-

рые в процессе своей жизнедеятельности создают органические веще-

ства из неорганических за счет энергии, выделяемой при окислении

неорганических веществ. Открытый Виноградским процесс имеет важ-

ное значение в обосновании учения о единстве и связи живой и нежи-

вой материи в круговороте веществ и энергии в природе. Этот процесс

получил название хемосинтеза, а его открытие принесло ученому миро-

вую славу. Виноградского приглашают в престижные научные заведения

Европы. Но он в 1891 г. едет в Петербург.

Работая в 1891-1905 гг. в Институте экспериментальной медицины

(Петербург), Виноградский впервые (1894) выделил из почвы и описал

78

анаэробную азотфиксирующую бактерию, усваивающую молекулярный

азот. Он получил много новых сведений, касающихся нитрификации и

бактериального распада целлюлозы, составляющей одну из частей рас-

тительной ткани. В 1902-1905 гг. ученый возглавлял Институт экспери-

ментальной медицины. В 1903 г. он основал Российское микробиологи-

ческое общество и до 1905 г. был его председателем.

В 1905 г. Виноградский вышел в отставку, оставил Петербург и

переехал с супругой в Украину, за которой тосковал все годы. Началась

спокойная жизнь на родной земле в кругу семьи и близких ему людей.

Однако с 1912 г. счастливая семейная жизнь закончилась. В 1912 г. в

Киеве умер его любимый старший брат Александр (1855-1912) – извест-

ный украинский музыкальный деятель, дирижер и композитор, высту-

павший на сценах Парижа, Берлина и Вены, один из реорганизаторов

Киевского музыкального училища в консерваторию (открыта в 1913 г.).

Вскоре началась Первая мировая война, которая разъединила семью

Виноградских. Сам ученый был в это время в Швейцарии, его супруга –

в Киеве, четыре дочери работали медсестрами в разных госпиталях.

Первая мировая война перешла в Февральскую революцию и

большевистский переворот 1917 г., а затем в Гражданскую войну в Рос-

сии и Украине (1917-1921). Собственность Виноградского была нацио-

нализирована и ему опять пришлось заняться научной деятельностью.

В 1922 г. Виноградский получил приглашение от Эмиля Ру, дирек-

тора Института Пастера в Париже, предлагавшего ему организовать в

институте отделение сельскохозяйственной бактериологии. В своем

письме Ру писал: “Мои коллеги и я сам были бы Вам очень признатель-

ны, если бы Вы обсновались в Институте Пастера. Ему Вы придадите

свою славу ученого и сможете продолжить в нем свои необычные ис-

следования без каких-либо хлопот, связанных с обязанностью препода-

вателя. После Мечникова мы будем гордиться, зачислив Вас к своим.

Вы станете нашим ведущим ученым в сфере почвенной микробиоло-

гии”.

Виноградский принял приглашение и, поселившись в Бри-Конт-

Робер под Парижем, более тридцати лет работал в Институте Пастера.

Здесь он занимался исследованием почв, разработал метод прямого

счета микроорганизмов в почве, развил современное представление о

роли микроорганизмов в круговороте веществ в природе, создал эколо-

гическое направление в микробиологии. Он стал одним из основопо-

ложников современной общей и почвенной микробиологии.

В 1939 г. после тяжелой болезни умерла супруга и преданный друг

Виноградского, киевлянка Зинаида Тихоцкая, на которой он женился в

79

1879 г. будучи еще студентом, а Вторая мировая война порвала его свя-

зи с родными и ученый остался одиноким.

Свой многолетний труд в области микробиологии ученый подыто-

жил в книге “Микробиология почв. Полстолетия микробиологических ис-

следований”, которая была опубликована во Франции в 1949 г.

Заслуги Виноградского перед наукой были отмечены его избрани-

ем членом-корреспондентом Петербургской академии наук (1894), по-

четным членом Академии наук Советского Союза (1923), членом Фран-

цузской академии наук (1924) и членом Лондонского королевского об-

щества.

Великий сын Украины, ученый с мировым именем, умер в гостепри-

имной для него Франции, в Париже, 24 февраля 1953 г.

Николай Гамалия

(1859–1949)

г

микробиолог, эпидемиолог

Ученик выдающегося французского ученого, основоположника

современной медицинской микробиологии и иммунологии Луи Пастера81

Николай Федорович Гамалия родился 17 февраля 1859 г. в городе

Одессе. Он происходил из старшинско-казацкого рода Гамалий82. Его

предки в XVII–XVIII ст. творили историю Украины, они были сотниками,

полковниками, генеральными есаулами, один из них был наказным гет-

маном, их деятельность упоминается в “Истории русов”83. В XIX–XX ст.

представители этого рода внесли значительный вклад в развитие науки.

Детство и большая часть жизни Николая Гамалии прошли в Одес-

се. В младших классах гимназии он увлекался литературой, хорошо

знал творчество Т. Шевченко, А. Пушкина, М. Лермонтова, читал произ-

ведения Вальтера Скотта, Жюля Верна. Позже стал писать стихи.

Большое впечатление на юношу произвели книги Фарадея “История

свечки” и Дарвина “Происхождение человека и половой отбор”. В стар-

ших класcах гимназии читал книги Ламарка, Линея, Геккеля, Жана Жака

Руссо. Учителя считали, что будущее юноши в литературе и советовали

поступить на филологический факультет университета. Но его интере-

80

совала биология и он в 1875 г. поступил на естественный отдел Ново-

российского университета (Одесса).

В университете читали лекции известные ученые, среди которых

был один из основоположников эволюционной эмбриологии И. И. Меч-

ников84, который в то время заведовал кафедрой зоологии и сравни-

тельной анатомии и читал лекции на старших курсах. С первых дней

своего обучения в университете Гамалия посещал его лекции и со вре-

менем стал постоянным помощником ученого, помагал ему в проведе-

нии исследований в лаборатории. Между ученым и студентом завяза-

лась дружба. Под влиянием Мечникова Гамалия стал серьезно изучать

эволюционную теорию, читал произведения Дарвина, Негели, Фрица

Миллера, Геккеля. В университете он придерживался последовательно-

сти в учении, он никогда не делил предметы на важные и второстепен-

ные. Все, что надлежало учить, для него было важным и все он учил

досконально.

Изучая развитие органической жизни, Гамалия пришел к выводу,

что необходимо овладеть биохимией. По совету друга семьи врача

Иосифа Мочутковского он поехал в Страсбург85, где был один из лучших

европейских университетов. В Страсбург Гамалия ездил на летние ка-

никулы три года подряд. Каждый раз записывался студентом и в первое

лето слушал лекции известного биохимика Гоппе-Зейлера, а два по-

следних лета – лекции медиков Кусмауля, Реклингаузена и Жоли. В сво-

бодные от учебы дни ездил по Германии и знакомился с памятниками

культуры, историческими местами, музеями.

В 1880 г. Гамалия окончил Новороссийский университет и стал кан-

дидатом естественных наук. Но ему хотелось стать врачем и в 1881 г. он

поступил на третий курс Петербургской военно-медицинской академии,

где слушал лекции выдающихся ученых – Боткина, Манасеина, Поло-

тебнева, Павлова, Тарновского. Окончив в 1883 г. академию, Гамалия

всю свою жизнь посвятил поискам способов лечения заразных болез-

ней.

В родной Одессе он начал работать врачом-инфекционистом в кли-

нике профессора И. Мочутковского. Лаборатории в клинике не было,

денег на ее организацию городская управа не имела и молодой ученый

создал ее в своем доме, где и работал с будущей женой Надеждой Ми-

хайловной Гект.

Исследуя кровь больных, Гамалия искал возбудителей болезней.

На его исследования обратил внимание Мечников и они часто работали

вместе.

81

В 80-х гг. XIX ст. французский ученый Луи Пастер разработал мето-

ды предохранительных прививок против ряда инфекционных болезней,

таких как сибирская язва (1881), краснуха свиней (1882), бешенство

(1885). Произведя тысячи исследований на животных, Пастер пришел к

выводу, что когда в их организм ввести ослабленные микробы возбуди-

телей этих болезней, то они становятся невосприимчивыми к ним. Свой

метод лечения Пастер назвал вакцинацией от латинского слова vaccina

– коровья (vaccа – корова), поскольку основным животным, с которым

он осуществлял эксперименты, была корова. С помощью вакцинации

можно было предупреждать заболевание бешенством, от которого в то

время спасения не было.

В 1885 г. Пастер с помощью вакцинации спас жизнь двух мальчи-

ков. С этого времени его работа получила всемирную известность. Это

была большая победа человеческого гения во имя сохранения жизни

человека. Пастер совместно со своими помощниками Вульпианом и

Гранше организовал в Париже станцию, которая должна была зани-

маться прививками против бешенства.

В марте 1886 г. в городе Белом на Смоленщине произошло собы-

тие, о котором заговорила вся Россия. Бешеный волк покусал девятна-

дцать жителей. Судьба смолян волновала всех. Бессарабский помещик

Строеско пожертвовал Одесскому обществу врачей тысячу рублей для

поездки одного из врачей к Пастеру, чтобы он, вернувшись на родину,

мог передать полученный опыт вакцинации земским врачам. На заседа-

нии общества решили послать в клинику Пастера Николая Федоровича

Гамалию. Через несколько дней он был уже в Париже.

Смоляне прибыли в Париж на тринадцатый день после того, как их

покусал волк. Этого времени было достаточно, чтобы отрава бешенства

могла проникнуть в центральную нервную систему. Методу Пастера

предстояли новые испытания. Смолянам начали впрыскивать вакцину.

Прошло несколько дней и трое больных умерли. Гамалия посоветовал

Пастеру осуществлять лечение более интенсивно, то есть увеличить ко-

личество впрыскиваний более сильной вакциной. Пастер согласился и

попросил Гамалию руководить этой работой. Смертность смолян пре-

кратилась. Об этой победе Пастер сообщил Академии наук.

Заботы о доле смолян сблизили ученых. Гамалия подружился с Па-

стером, был у него дома, они вместе отдыхали, советовались. У Па-

стера Гамалия имел возможность не только изучить технику изготовле-

ния вакцины, но и исследовать ее действие. Он вел наблюдения над

больными, всесторонне анализировал причины неудач и сделал вывод,

что вирус бешенства нужно уничтожать до того, как он попадал в цен-

82

тральную нервную систему. Если же наступило заражение центральной

нервной системы вирусом бешенства, то вакцина утрачивала свое дей-

ствие. Поэтому прививку необходимо делать сразу после укуса, а для

этого нужно создание в каждой стране и даже в каждом большом горо-

де пастеровского пункта, где производилась бы вакцина и делались

прививки.

В распространении своего метода Пастер возлагал большие наде-

жды на Гамалию. В письме к Одесскому обществу врачей он в 1886 г.

писал: “С 22 февраля и по настоящее время, то есть уже три месяца,

доктор Гамалия не прекращал принимать участие в наших работах.

И мне приятно выразить ему здесь благодарность за его помощь нам…

Если Российское правительство и город Одесса пожелают производить

у себя прививки против бешенства, то для этого в данное время никто

не может быть лучшим, чем доктор Гамалия. Вместе с тем я готов снаб-

жать его материалом, необходимым для избежания трудностей предше-

ствующих опытов и для начала применения метода к животным и лю-

дям”. Таким образом, Пастер не только давал согласие на открытие ла-

боратории в Одессе, но сам этому всячески способствовал.

Николай Федорович вернулся в Одессу в июне 1886 г. и начал де-

лать прививки против бешенства. С этого времени в Одессе начала

действовать вторая в мире бактериологическая станция. Первым её ди-

ректором стал Илья Ильич Мечников. Его заместителями были Николай

Федорович Гамалия и Яков Юльевич Бардах86. Благодаря самоотвер-

женной работе Мечникова, Гамалии и Бардаха Одесская бактериологи-

ческая станция быстро розвернула такую научно-исследователь-скую и

лечебную работу, что на нее обратил внимание весь ученый мир. Одес-

ская станция вела многогранную исследовательскую работу. Здесь на-

ряду с вакциной против бешенства готовили вакцины против сибирской

язвы, изучали чуму рогатого скота, учили бактериологическому делу

земских врачей. Прививки давали хорошие результаты. Много людей

было спасено от смерти. В Одессу ехали из Петербурга, из Сибири, из

Турции, из Румынии и из многих других стран. Ехали за спасением, еха-

ли изучать пастеровский метод, который Гамалия совершенствовал,

углублял и дополнял.

А в это время над методом Пастера нависла угроза. Однажды к

нему привезли девочку Луизу Пелетье. Тридцать семь дней назад ее по-

кусала бешеная собака. С момента укуса прошло много времени и рас-

считывать на успех прививок было безнадежно. Пастер был убежден,

что прививка не поможет, однако чувство жалости к девочке и ее роди-

телям взяло верх и он согласился делать прививки. Прошло три недели

83

и девочка умерла. После этого случая недруги Пастера открыто загово-

рили о том, что он заражает бешенством людей. Во многих статьях вы-

смеивался метод Пастера в самых непристойных формах. Кое-кто обви-

нил ученого в шарлатанстве. Пастер был в отчаянии. Среди соо-

течественников он не имел надежной поддержки. На помощь пришел

Гамалия, который отбил нападки недругов. Гамалия привез в Париж до-

казательства, которые говорили о пользе профилактических прививок

против бешенства и о том, что Одесская станция не имела ни одного

случая, который бы мог поставить метод Пастера под сомнение. В при-

сутствии многих врачей и ученых он с целью доказательства абсурдно-

сти обвинений Пастера во вредности его вакцины привил ее себе. Гама-

лия поделился своим опытом работы на Одесской станции, который со-

стоял в том, чтобы иммунитет против бешенства выработать до того,

как отрава проникнет в центральную нервную систему, а для этого при-

вивку необходимо делать как можно скорее и только интенсивным

способом. Своим выступлением Гамалия разбил антипастеровские на-

строения среди ученых.

Летом 1888 г. на юге Украины свирепствовала эпидемия на цыплят.

От неизвестной болезни их гибло десятки тысяч. В результате поисков

Гамалия выявил возбудителя болезни, напоминавшего холерный вибри-

он, названый им “вибрионом Мечникова”. Вакцина Гамалии против этой

болезни действовала безупречно. О своем изобретении Гамалия сооб-

щил Пастеру, который пожелал своему ученику новых успехов и пригла-

сил его к себе.

Смотреть эксперименты Гамалии в Париже пришли не только со-

трудники Пастеровского института, а все великие ученые Франции и

врачи. Гамалия показал им холерный вибрион и холерную вакцину. Уче-

ные поздравляли Николая Федоровича с новой победой, врачи благода-

рили за вакцину, которая была изготовлена химическим способом и

была безвредной для человека. Николай Федорович приложил много

усилий, чтобы сделать свой метод доступным для народа.

В 80–90-х гг. Гамалия еще несколько раз приезжал в Париж, рабо-

тал в институте Пастера и в лаборатории профессора Страуса. В лабо-

ратории Страуса он нашел способ выращивания туберкулезных бакте-

рий на глицериновом бульоне. За это изобретение французское прави-

тельство наградило Гамалию орденом и выдало денежную премию, а

Парижское биологическое общество приняло его в свои члены. В Пари-

же Гамалия доказал, что многие микробы действуют на организм не

сами, а с помощью отравы, которую они выделяют. Учение о бактерий-

ных отравах было новым открытием украинского ученого. Исследования

84

с вакцинами токсинов привели его к выводу, что токсины могут вырабо-

тать иммунитет против заразных болезней. Это открытие помогло чело-

вечеству победить ряд смертоносных болезней.

В 1899 г. он создал в Одессе Бактериологический институт и был

его директором до 1908 г. Кроме научно-практической деятельности, Га-

малия проводил в нем большую исследовательскую работу, разрабаты-

вал новые методы диагностики многих инфекционных заболеваний. В

1912–1928 гг. он был научным руководителем Института оспопривива-

ния в Петербурге, в 1930–1938 гг. – Центрального института эпидемио-

логии и бактериологии. С 1938 г. до конца жизни заведовал кафедрой

микробиологии 2-го Московского медицинского института.

Гамалия заложил основы учения о бактериофаге, открыл бактерио-

лизины – вещества, которые разрушают бактерии, работал над пробле-

мами иммунитета, разработал ряд санитарно-профилактических мер

борьбы с чумой, холерой, тифами, гриппом и другими болезнями. За

свою долголетнюю жизнь написал около четырехсот книг, статей и дру-

гих работ.

Умер Николай Федорович 29 марта 1949 г. в Москве.

Николай Гоголь

(1809–1852)

Г

писатель

Перед Гоголем треба благогові-

ти, як перед людиною, об-

дарованою щонайглибшим ро-

зумом і найніжнішою любов’ю до

людей.

Т. Шевченко

Выдающийся писатель Николай Васильевич Гоголь, один из худож-

ников, оказавших влияние на развитие мировой культуры, родился

1 апреля 1809 г. в селе Великие Сорочинцы Миргородского уезда Полта-

вской губернии в семье помещика среднего достатка.

Род Гоголей берет свое начало с XVII ст., основателем рода был

полковник подольский, а потом могилевский Остап Гоголь. Отец Гоголя,

85

Василий Афанасьевич Гоголь-Яновский (1777–1825), служил при Мало-

российском почтамте, в 1805 г. уволился с государственной службы в

чине коллежского асессора87, поселился в своем родовом имении Васи-

льевке (другое название Яновщина) и женился на первой красавице

Полтавщины Марии Ивановне Косяровской (1791–1868).

Детские годы Гоголя прошли в имении родителей Васильевке –

одном из живописнейших уголков Полтавщины. Край был овеян истори-

ческими преданиями и народными поверьями. Родители свято берегли

память об основателях рода и передали детям многочисленные рас-

сказы и легенды о своих славных предках. Эти рассказы будоражили

детское воображение, многие из них были использованы писателем в

своем творчестве. Рядом с Васильевкой располагалась Диканька, ко-

торая стала местом действия первых повестей Гоголя. Здесь, в Ди-

каньке, показывали сорочку казненного Кочубея, а также – дуб, у ко-

торого якобы проходили свидания Мазепы с Мотрей (Марией).

Культурным центром края были Кибинцы, имение Д. П. Трощинско-

го (1754–1829), дальнего родственника Гоголей, бывшего министра,

известного вельможи, поветового маршала88. Отец Гоголя служил у

Д. П. Трощинского секретарем и, будучи украинским писателем, органи-

зовал в его имении домашний театр, для которого писал комедии и был

в нем актером и режиссером. В детстве Гоголь часто посещал Кибинцы,

где находилась большая библиотека. Здесь пробуждались художествен-

ные интересы будущего писателя, здесь же он наблюдал самодурство

богатого родственника и сцены унижения человеческого достоинства.

Здесь проявилась у него страсть к сочинительству. Он рано начал пи-

сать стихи, вызвавшие восхищение известного украинского писателя

В. В. Капниста (1758–1823), имение которого, Обуховка, располагалось

недалеко от Васильевки. Религиозным воспитанием Гоголя занималась

мать. На формирование его религиозных взглядов большое влияние

оказало пророчество о Страшном суде и идея загробного воздаяния.

Начальное образование получил дома. В 1818–1819 гг. учился в

Полтавском училище, а затем брал уроки у полтавского учителя Гавриила

Сорочинского, у которого жил на квартире. В мае 1821 г. поступил в

новооснованную Гимназию высших наук в Нежине, готовившую дворя-

нских детей к государственной службе. Здесь получила дальнейшее

развитие разносторонняя художественная одаренность Гоголя: он зани-

мался живописью, участвовал в спектаклях и издании рукописных жу-

рналов, собирал народные песни, думы, баллады, пословицы. Все его

устремления связаны со “службой государственной”, он мечтает о юри-

дической карьере. В письме к двоюродному дяде П. П. Косяровскому в

октябре 1827 г. пишет: “Я видел, что здесь работы будет более всего...

86

Неправосудие, величайшее в свете несчастье, более всего разрывало

мое сердце”.

Успешно окончив в 1828 г. гимназию, Гоголь вместе со своим

близким другом А. С. Данилевским едет в Петербург. Испытывая денеж-

ные затруднения, он безуспешно ищет работу. Весной 1829 г. под

псевдонимом В. Алов издает поэму “Ганц Кюхельгартен”, которая полу-

чила насмешливые отзывы критики. Неудача усилила тяжелое

настроение Гоголя и он бежит из России в Германию, но в конце сентя-

бря возвращается в Петербург и переживает еще одну неудачу – без-

успешной оказалась попытка поступить актером в театр. Только в конце

1829 г. Гоголю удается найти службу в Министерстве внутренних дел,

где он служит писцом, а затем помощником столоначальника. Пребы-

вание в канцеляриях вызвало у него глубокое разочарование в “службе

государственной”, но зато снабдило богатым материалом о чи-

новничьем быте для будущих произведений. С этого времени он уделя-

ет много времени литературной работе. Появляется его первая повесть

“Басаврюк, или Вечер накануне Ивана Купала”. Материальное положе-

ние Гоголя упрочивается благодаря частным урокам в богатых домах.

Он завязывает литературные знакомства с В. А. Жуковским, П. А. Плет-

невым, А. С. Пушкиным и другими литераторами. Отношения с А. С. Пу-

шкиным быстро перерастают в дружбу и он часто бывает у него в

Царском Селе.

В марте 1831 г. Гоголь оставляет государственную службу и

становится преподавателем истории в Патриотическом институте. Лите-

ратурную славу Гоголю принес цикл повестей “Вечера на хуторе близ

Диканьки” (1831–1832), в которых создан поэтический образ Украины,

овеянный поверьями и легендами. В этих повестях проявилась любовь

автора к Украине, к обычаям и нравам украинского народа. В них пере-

дана неподдельная веселость и колоритность жанровых сцен из

народной жизни.

После выхода “Вечеров” Гоголь стал знаменитым писателем. Ему

всего лишь 23 года. В июне 1832 г. он едет в Москву и знакомится с

московскими литераторами и общественными деятелями М. П. Погоди-

ным, С. Т. Аксаковым и его семейством, М. Н. Загоскиным, И. И. Дми-

триевым. Здесь он встречается с братьями И. В. и П. В. Киреевскими,

М. С. Щепкиным, сближается с М. А. Максимовичем.

Очень важным направлением своей деятельности Гоголь считает

изучение истории, готовится написать историю Украины и всемирную

историю. Но задуманные труды по истории ему осуществить не

удалось. Попытка занять кафедру всеобщей истории в Киевском уни-

верситете, который открылся в 1834 г., окончилась неудачей и он в июне

87

1834 г. занял должность адъюнкт-профессора по кафедре всеобщей

истории Петербургского университета. Одновременно с педагогической

работой и трудами по истории Гоголь в глубокой тайне пишет повести,

составившие два сборника “Миргород” и “Арабески”. Оба сборника вы-

шли в 1835 г. В этих повестях он показал в обыкновенном необыкно-

венное. Об этом Гоголь сказал так: “Чем предмет обыкновеннее, тем

выше нужно быть поэту, чтобы извлечь из него необыкновенное и чтобы

это необыкновенное было между прочим совершенная истина”.

В повестях о петербургской жизни (“Невский проспект”, “Записки сумас-

шедшего”, “Портрет”) ощущение необыкновенности обыкновенного

было поднято до трагического пафоса. В этих произведениях, как и в

последующих повестях “Нос” (1836) и “Шинель” (1842) появился гого-

левский “смех сквозь слезы”. Писатель утвердился на позициях реали-

зма. В повести-эпопее “Тарас Бульба” (1835) Гоголь рассказал о герои-

ческой борьбе украинского народа против иностранных угнетателей, ко-

гда народ, защищая свою независимость, действовал сообща, как сила,

определяющая характер общеевропейской истории.

В 1835 г. Гоголь оставил преподавательскую деятельность в Патри-

отическом институте и Петербургском университете и полностью от-

дался работе по осуществлению новых литературных замыслов.

Осенью этого года он принимается за написание комедии “Ревизор”, сю-

жет которой ему подсказал А. С. Пушкин. Премьера комедии состоялась

в 1836 г. вначале в Александринском театре (Петербург), а затем в

Малом театре (Москва). В “Ревизоре” Гоголь показал деспотизм, злоупо-

требления, лихоимство и коррупцию царских чиновников. Комедия вы-

звала огромный общественный резонанс. Недоброжелательные отзывы

опередили восторженные оценки, в которых автор был назван “великим

комиком жизни действительной”. Гоголь болезненно пережил первые,

отрицательные, отзывы и возмущенный бранью и непониманием замы-

сла комедии в июне 1836 г. уехал в Германию. За границей он провел

около 12 лет, побывал во многих странах и городах Европы. Жил в Же-

неве, Лозанне и Веве (Швейцария), Париже (Франция), Риме (Италия) и

других городах.

Выезд за границу связан, вероятно, с написанием поэмы-романа

“Мертвые души”, который должен был охватить картину жизни “всей

Руси”, а как известно большое видится издалека. Еще в Петербурге

несколько глав были прочитаны Пушкину, который воскликнул: “Боже,

как грустна наша Россия!”. За границей, в разгар работы над “Мертвыми

душами”, Гоголь получает известие о гибели Пушкина. В состоянии

тоски и скорби о погибшем друге он ощущает свой труд над поэмой как

“священное завещание” поэта. В сентябре 1839 г. Гоголь приехал в Рос-

88

сию и приступил к чтению глав “Мертвых душ” в кругу своих друзей вна-

чале в Москве, а затем в Петербурге.

В конце лета 1840 г. в Вене у него внезапно произошел приступ тя-

желой нервной болезни. Вскоре он поправился, но после болезни у Го-

голя начали развиваться религиозно-мистические настроения, не остав-

лявшие его до конца жизни.

В мае 1842 г. первый том “Мертвых душ” вышел в свет. Книга яви-

лась вершиной творчества писателя. В ней он дал обобщающую карти-

ну жизни России, показал представителей всех социальных слоев,

разоблачил крепостническую действительность. Поэма вызвала небы-

валое возбуждение в читательских кругах и в критике. А. И. Герцен пи-

сал, что поэма “потрясла всю Россию”. После первых похвальных отзы-

вов Гоголя начали обвинять в карикатурности, фарсе и клевете на

действительность. Полемика о “Мертвых душах” проходила в

отсутствие Гоголя, выехавшего в июне 1842 г. за границу, где он работа-

ет над вторым томом поэмы, начатым в 1840 г. В начале 1843 г. вышли

“Сочинения Николая Гоголя” в четырех томах.

Трехлетний период 1842–1845 гг. был временем напряженной рабо-

ты над вторым томом поэмы. Работа шла очень трудно, Гоголь за-

ставлял себя писать, преодолевая душевную и физическую усталость и

творческие сомнения. Силы его были подорваны, появились признаки

очередного душевного кризиса. Начинается мучительная полоса лече-

ния, переездов из одного курорта на другой.

В конце июня или в начале июля 1845 г., в состоянии резкого

обострения болезни, Гоголь сжигает рукопись второго тома. Впосле-

дствии он объяснил этот шаг тем, что в книге недостаточно ясно были

показаны “пути и дороги” к идеалу. К осени его физическое состояние

улучшилось, он почувствовал пробуждение творческих сил и начал

работать над вторым томом.

В 1847 г. в книге “Выбранные места из переписки с друзьями” он

объяснил почему не вышел второй том “Мертвых душ” и изложил свою

нравственную позицию. Книга отразила мучительные душевные процес-

сы, изнурившие и обессилившие Гоголя, и его сомнение в поучительном

значении художественной литературы. Это сомнение поставило Гоголя

на грань отречения от своих прежних произведений. Выход в свет “Вы-

бранных мест” навлек на автора настоящую критическую бурю. Гоголь

не может прийти в себя от полученных “ударов”. В августе 1847 г. он пи-

сал П. В. Анненкову: “Здоровье мое... потряслось от этой для меня

сокрушительной истории по поводу моей книги... Дивлюсь сам, как я

еще остался жив”.

В январе 1848 г. он совершил паломничество к святым местам и в

Иерусалиме у гроба господня молит помочь собрать все силы на завер-

89

шение “Мертвых душ”. В апреле этого же года приехал в Одессу и боль-

ше не покидал Россию.

Весной 1850 г. 41-летний Гоголь предпринял первую и последнюю

попытку устроить свою семейную жизнь, сделав предложение А.

М. Виельгорской, но получил отказ. О причинах отказа он не сообщил

даже самым близким друзьям.

В январе 1852 г. второй том был завершен и наступил новый душе-

вный кризис. Его терзает предчувствие близкой смерти, усугубляемое

усилившимися сомнениями в благотворности своего писательского по-

прища. 19 февраля он исповедуется и причащается, а в ночь с 23 на 24

февраля сжигает беловую рукопись второго тома “Мертвых душ”. Утром

4 марта 1852 г. Гоголь умер в своей последней квартире в Москве в

доме Талызина неподалеку от Арбатских ворот. Так завершилась душе-

вная драма одного из величайших художников XIX века, оказавшего

огромное воздействие на последующее развитие русской и мировой ли-

тературы.

Смерть Гоголя вызвала в русском обществе глубокое потрясение.

Тысячи людей участвовали в похоронной процессии. От универси-

тетской церкви, где состоялось отпевание, до Данилова монастыря, где

похоронили Гоголя, гроб несли на руках профессора и студенты уни-

верситета. На надгробном памятнике была высечена надпись: “Горьким

словом моим посмеюся”. В 1931 г. останки Гоголя перенесены на

Новодевичье кладбище.

Большое влияние творчество Гоголя оказало на украинскую лите-

ратуру, в частности на творчество Г. Квитки-Основьяненко, Е. Гребинки

и Т. Шевченко. В стихотворении “Гоголю” (1844) Шевченко назвал пи-

сателя “великий мій друже” и говорил о своей идейно-творческой

близости к нему. Пьесы Гоголя на украинской сцене ставились с середи-

ны XIX века (Чернигов, Нежин, Полтава, Киев). Для театра прои-

зведения Гоголя переделывали М. Кропивницкий и М. Старицкий, на

украинский язык переводили И. Франко, Леся Украинка, С. Васильченко,

М. Рыльский, Остап Вишня и другие. На сюжеты произведений писателя

созданы оперы и балеты, поставлены кинофильмы. Гоголевская темати-

ка отражена в русской и украинской живописи. В 1937–1952 гг. вышло

полное собрание сочинений Гоголя в 14 томах.

(1812–1848)

Евгений

Г

Гребинка

писатель, баснописец, лирик, бард

90

Выдающийся писатель новой украинской литературы Евгений Пав-

лович Гребинка родился 2 февраля 1812 г. на хуторе Убежище вблизи

Пирятина на Полтавщине в семье мелкопоместного дворянина Павла

Ивановича Гребинки89. Мать будущего писателя Надежда Ивановна

происходила из казацкого рода Чайковских.

Детство Гребинка провел на хуторе Убежище, начальное образова-

ние получил от домашних учителей. В 1825 г. поступил в 4 класс Не-

жинской гимназии высших наук90, которая была одним из лучших учеб-

ных заведений Украины. По желанию отца его в гимназию записали под

фамилией Гребенкина.

Интерес к литературному творчеству проявился у него уже в гимна-

зические годы. Этому благоприятствовала бурная литературная жизнь,

которая била ключом в гимназии, где тогда учились будущие писатели

Николай Гоголь, Нестор Кукольник, Виктор Забила. Гимназисты обсу-

ждали свои произведения на собраниях литературного кружка, в кото-

рый входил и Гребинка, и те из них, которые получали общее одобрение

присутствующих, помещали в рукописные журналы и альманахи. Пер-

вые литературные пробы Гребинки были преимущественно на укра-

инском языке, которым он начал писать басни. На русском языке пишет

для гимназического самодеятельного театра одноактную пьесу “В чужие

сани не садись” (1827), а также стихи “Рогдаев пир”, называвшийся вна-

чале “Славянский вечер” (1828), “Степной курган” (1829) и другие. В по-

следние годы учебы в гимназии переводил на украинский язык поэму А.

Пушкина “Полтава”.

Мировоззрение Гребинки формировалось под влиянием волелюби-

вых произведений А. Пушкина (“Вольность”, “Деревня”, “К Чаадаеву”), К.

Рылеева (“К временщику”, “Гражданское мужество” и другие), А. Ради-

щева (“Вольность”, “Путешествие из Петербурга в Москву”) и А. Гри-

боедова (“Горе от ума”), которые он читал в списках. В гимназии Гребин-

ка увлекался народными думами, песнями, легендами, творчеством

Г. Сковороды, И. Котляревского, П. Гулака-Артемовского, историческими

работами Г. Конисского, которому ошибочно приписывали авторство

“Истории русов” и Д. Бантыш-Каменского (“История Малой России”).

После успешного окончания гимназии (1831) Гребинка служил офи-

цером в 8-м Малороссийском казачьем полку. Но военная служба его не

привлекала и вскоре он вышел в отставку и поселился в отцовском име-

нии Убежище. Однако сельская жизнь его не удовлетворяла и он в нача-

ле 1834 г. едет в Петербург, где устраивается на службу чиновником

Комиссии духовных училищ Министерства народного просвещения. С

91

1835 г. начал совмещать канцелярскую службу с преподаванием рус-

ской словесности в Дворянском полку. В 1837 г. Гребинка полностью

переходит на преподавательскую работу в Дворянский полк, а с 1841 г.

– во 2-й кадетский корпус. Одновременно он преподает в разных воен-

ных учебных заведениях, кроме русского языка и литературы, минера-

логию, ботанику и зоологию, которыми увлекался еще в гимназии.

Педагогом Гребинка работал до конца жизни. Его любили ученики,

знакомые, друзья. Все отмечали его спокойный характер, великодушие,

демократизм и любовь к литературе.

Однако Гребинка приобрел славу не чиновничьей службой, не пе-

дагогической деятельностью, а своей литературной работой. Когда он

приехал в Петербург, там была большая группа образованных украин-

цев, работающих в государственных учреждениях, академиях, универ-

ситете. Среди этой украинской колонии были Д. Велланский (Кавунник),

Н. Гоголь, Н. Кукольник, Любич-Романович, Прокопович и другие земля-

ки Гребинки.

Гребинка быстро вошел в литературную жизнь столицы, сблизился

с известными деятелями культуры, познакомился с В. Жуковским, А. Пуш-

киным, И. Крыловым, В. Белинским, В. Далем, И. Панаевым, Ф. Тол-

стым, К. Брюлловым и многими другими писателями, художниками, из-

дателями, музыкантами. Он стал желанным посетителем литературных

вечеров, часто устраивал их у себя.

Первые публикации его произведений появились в год окончания

гимназии, это были отрывки перевода пушкинской поэмы “Полтава”

(“Московский телеграф”, 1831), стихотворение “Рогдаев пир” (“Укра-

инский альманах”, Харьков, 1831) и другие.

Литературную славу Гребинке принесли басни, которые он издал в

1834 г. в типографии Греча отдельным сборником под названием “Мало-

российские приказки”. Сборник имел посвящение: “Добрым моим земля-

кам и любителям малороссийского слова”. В предисловии к сборнику

автор писал: “Долгом поставляю известить почтеннейших читателей,

что содержание некоторых приказок взято мною из басен Крылова и

других в сем роде писателей и что в орфографии я следовал способу,

принятому нашим известным поэтом Гулаком-Артемовским”. Издание

состояло из 25 произведений.

Наследуя традиции народной сатиры и юмора и усвоивши опыт

украинских и русских баснописцев Г. Сковороды, И. Котляревского,

П. Гулака-Артемовского, И. Крылова и других писателей, Гребинка со-

здал басни, которым присущи высокое мастерство, лаконичность,

остроумие, выразительность и разнообразие художественных средств.

Басни Гребинки свидетельствуют о новом, более высоком уровне разви-

92

тия украинской литературы и литературного языка, они знаменовали

дальнейшее движение по пути народности и реализма.

Большинство его басен раскрывает жестокость и своеволие поме-

щиков, взяточничество, корыстолюбие, крючкотворство и своеволие

суда, плутовство чиновничества. Одновременно он показал духовную

красоту простых людей, которые обладают сообразительностью, юмо-

ром и высокой моралью. Гребинка широко использует народные выра-

жения, поговорки, сравнения, метафоры. Взятые из народных источни-

ков отдельные изречения басен пошли в народ как афоризмы, стали

крылатыми. Так из басни “Лебідь і Гуси”, в которой говорится о беспо-

лезной попытке загрязнить белого Лебедя, пошла в народ крылатая

фраза: “А Лебідь плись на дно – і випурнув як сніг”.

ЛЕБІДЬ І ГУСИ

На ставі пишно Лебідь плив,

А Гуси сірії край його поринали.

“Хіба оцей біляк вас з глузду звів? –

Один Гусак загомонів, –

Чого ви, братця, так баньки повитріщали?

Ми попеласті всі, а він один між нас

Своє пиндючить пір’я біле!

Коли б ви тільки захотіли,

Щоб разом, стало бить, вся беседа взялась,

Ми б панича сього якраз перемастили”.

І завелась на ставі геркотня,

Гусине діло закипіло:

Таскають грязь і глей зо дна

Да мажуть Лебідя, щоб пір’я посіріло.

Обмазали кругом – і трохи галас стих;

А Лебідь плись на дно – і випурнув як сніг.

Сборник басен “Малороссийские приказки” имел большой успех у

читателей и был переиздан в 1836 г. В рецензии на второе издание от-

мечалось, что басням “придан особый местный колорит, они дышат воз-

духом Малороссии и отмечены ее характером, простодушным и остро-

умным”. Высокую оценку басни Гребинки получили от украинских писа-

телей – Г. Квитки-Основьяненко, И. Срезневского, Л. Боровиковского,

Н. Костомарова, П. Гулака-Артемовского и других. Оценивая Гребинку

как баснописца И. Франко в “Нарисі історії українсько-руської літератури

до 1890 року” отметил: “Як байкописець, займає Гребінка перше місце в

93

нашім письменстві. Його байки визначаються ярким національним і

навіть спеціально лівобережним українським колоритом, здоровим гу-

мором і не менш здоровою суспільною ліберальною тенденцією. Він

йшов шляхом, прокладеним в російській літературі Криловим, але йшов

досить самостійно, не наслідуючи Крилова, вносячи в свої байки украї-

нський пейзаж і світогляд українського мужика”.

Гребинка известен не только как баснописец, а и как талантливый

поэт. На протяжении 1834–1848 гг. его стихи печатались в альманахах,

журналах, газетах. В 1836 г. отдельным изданием вышел перевод на

украинский язык поэмы А. Пушкина “Полтава”. Свои стихи он писал на

украинском и русском языках. Все его поэтическое творчество прониза-

но искренней любовью к родной Украине. Он поэтизирует ее природу,

историческое прошлое, легенды, песни (“Човен”, “Маруся”, “Нежин-озе-

ро”, “Признание”, “Кукушка”, “Малиновка”, “Украинский бард”, “Гетман

Свирговский”, поэма “Богдан” и другие). Отдельные украинские и рус-

ские лирические стихи положены на музыку. Еще при жизни поэта на-

родными песнями стали “Українська мелодія” (“Ні, мамо, не можна

нелюба любить”), “Песня” (“Помню, я еще молодушкой была”), “Казак на

чужбине”, “Почтальон”. Широко известным стал романс “Слыхали ль

вы”, а романс “Очи черные, очи страстные” принес Гребинке мировую

славу.

Большой заслугой Гребинки перед украинской литературой и Укра-

иной было его братское участие в судьбе Тараса Шевченко, с которым

он познакомился летом 1836 г. Гребинка приглашал молодого поэта к

себе, давал читать книги из своей библиотеки, поддерживал материаль-

но, ввел его в круг украинских и русских писателей и художников, помо-

гал выкупу из крепостной неволи и издании первого “Кобзаря” (1840).

В 1838 г. Гребинка начал поиски материалов для сборника новых

произведений украинских писателей, которые планировал издать в 1839

г. приложением к журналу “Отечественные записки”. Но по различным

причинам осуществить это издание не посчастливилось. Собранные ма-

териалы были напечатаны в 1841 г. в альманахе “Ластівка”, в подготов-

ке которого к изданию ему помогал Т. Шевченко. В альманахе впервые

были опубликованы поэзии Т. Шевченко “Причинна”, “Вітре буйний”, “На

вічну пам’ять Котляревському”, “Тече вода в синє море” и отрывок из

поэмы “Гайдамаки”, а также две новые басни и лирическая “Українська

мелодія” Гребинки, произведения В. Забилы, Л. Боровиковского,

Г. Квитки-Основьяненко, А. Афанасьева-Чужбинского и других укра-

инских писателей. Появление альманаха “Ластівка” имело выдающееся

значение для украинской литературы.

94

Как прозаик Гребинка впервые выступил в 1835 г. в альманахе

“Осенний вечер” с рассказом “Малороссийское придание” (“Страшный

зверь”) и повестью “Сто сорок пять”. Вся его проза написана русским

языком и составляет свыше сорока рассказов и повестей, два романа,

больше десяти очерков, литературно-критических и театральных рецен-

зий и обзоров.

В прозаическом творчестве Гребинка прошел путь от романтичных

“Рассказов пирятинца” до реалистических произведений “натуральной

школы” великого Н. Гоголя.

В рассказах и повестях 1835–1848 гг. он показал быт чиновников

(“Лука Прохорович”, 1838), угнетение крепостных (“Кулик”, 1840; “При-

ключения синей ассигнации”, 1847), гибель “маленького человека” в без-

душном обществе (“Записки студента”, 1841; “Доктор”, 1844; “Заборов”,

1848).

Тема героической истории Украины волновала Гребинку с детства.

Этой теме он посвятил повесть “Нежинский полковник Золотаренко”

(1842), в которой передал события периода Освободительной войны

украинского народа против польско-шляхетского господства под руко-

водством Богдана Хмельницкого. В романе “Чайковский” (1843), создан-

ном на основе семейных преданий (мать писателя происходила из рода

Чайковских), Гребинка еще в большей мере показал эпичный размах,

величие и историческое значение героической борьбы украинского на-

рода против угнетателей. Роман передает теплоту и сердечность чувств

героев, он пронизан народными песнями и поговорками, воспроизводит

колорит эпохи, изображает суровую жизнь казаков, их храбрость и му-

жество в бою, преданность и верность в дружбе. В оповещении о выхо-

де в свет 7-го и 8-го томов издания “Романы, повести и рассказы Евге-

ния Гребенки”, которые вышли в 1848 г. и где был напечатан роман

“Чайковский”, есть такие слова: “С особенным удовольствием перечита-

ли мы роман Гребинки, одно из лучших его произведений, который вы-

шел теперь отдельным изданием… Достаточно, если мы скажем, что

после “Тараса Бульбы” и малороссийских рассказов Гоголя,

“Чайковский” лучшее из российских произведений, в которых изобража-

ется Малороссия и Запорожье”. Роман высоко оценил и Иван Франко.

Романом “Чайковский” и повестью “Кулик” восхищался Антон Чехов.

В 1844 г. Гребинка женился на Марии Васильевне Ростенберг (“пан-

ночке с чудесными глазами”), дочке штабс-капитана в отставке, который

имел небольшое поместье в селе Рудка вблизи Пирятина. В ноябре

1845 г. у них родилась дочь Надежда.

95

Великий гуманист, горячо любивший Украину и своих земляков, в

1847 г. открыл на свои средства в селе Рудка приходское училище для

сельских детей.

С 1847 г. писатель стал издавать систематический сборник своих

произведений: “Романы, повести и рассказы Евгения Гребенки”. Ранняя

болезнь и смерть помешали завершению издания. Оно оборвалось на

8-м томе.

Талантливый украинско-российский писатель Евгений Павлович

Гребинка умер от туберкулеза 15 декабря 1848 г. в Петербурге, когда

ему не исполнилось еще 36 лет. Его похоронили в селе Марьяновке ря-

дом с родным Убежищем. Первое посмертное собрание произведений

писателя “Сочинения Е. П. Гребенки” в пяти томах вышло в 1862 г., а в

1902 г. было издано “Полное собрание сочинений” в десяти томах.

В честь Гребинки назван город вблизи села Марьяновки, основан-

ный в 1895 г. во время строительства железной дороги Харьков–Киев.

Борис Гринченко

(1863–1910)

Г

писатель, лексикограф,

общественный деятель

На хуторе Вильховый Яр, что на Харьковщине, в семье потом-

ственного дворянина, отставного штабс-капитана Дмитрия Яковлевича

Гринченко и его жены Поликсены Николаевны, дочери российского

полковника Литарева, 9 декабря 1863 г. родился сын. Родители назвали

его славянским именем Борис.

Будущий писатель и общественный деятель, давший своему

народу первый научно составленный “Словарь української мови”, рос в

семье, в которой, как вспоминал Гринченко, “...ніколи не говорено по-

вкраїнському” и процветал культ “московських патріотичних тенденцій

шовіністичного кольору”. Но вопреки семейной атмосфере русофи-

льства Гринченко стал одним из выдающихся украинских патриотов,

доказавший любовь к родной земле и ее народу всей своей жизнью. Он

еще в детстве, общаясь с простыми селянами, выучил украинский язык

и познакомился с народным творчеством.

Начальное образование мальчик получил дома. Любимыми его пи-

сателями были Вальтер Скотт, Байрон, Гюго, Гоголь, Пушкин, Некрасов,

96

Кольцов, Дюма-отец, Лажечников. Большое впечатление на него прои-

звели герои повести Гоголя “Тарас Бульба” с их борьбой за казацкую

волю, Жан Вальжан из “Отверженных” Гюго, жизнеописание Байрона. В

школьные годы он читал произведения П. Кулиша, Марка Вовчка,

Н. Костомарова, И. Котляревского, Т. Шевченко и многих других ук-

раинских писателей, заинтересовался литературной критикой и зачиты-

вался Д. Писаревым. Его поразило и восхитило творчество Т. Шевченко.

В школьные годы начал сочинять стихи, рассказы и даже составлять

украинский словарь.

Среднего образования Гринченко получить не удалось. В 1879 г.

его исключили из пятого класса харьковского реального училища и

заключили в тюрьму, где он провел полтора месяца. Причиной послужи-

ла связь юноши с кружком революционных народников и чтение запре-

щенной литературы. В заключении он заболел туберкулезом легких, ко-

торый мучил его всю жизнь. Власти запретили ему поступление даже в

средние учебные заведения, за ним было установлено жандармское

наблюдение.

Выйдя из заключения, некоторое время работал канцеляристом в

Харьковской казенной палате, а с 1881 г., сдав экзамены на народного

учителя, учительствовал на Харьковщине, Сумщине и Луганщине.

В 1887 г. известная украинская просветительница Христина Даниловна

Алчевская (1841–1920) пригласила Гринченко в свою частную школу в

селе Алексеевка вблизи нынешнего города Алчевска Луганской

области. Здесь он работал до 1894 г. Это был наиболее плодотворный

период его жизни. Село Алексеевка расположено на берегу степной ре-

чушки Белой, впадающей в реку Лугань. На скалистом левом берегу ре-

чушки Гринченко сделал скамейку, на которой любил отдыхать, любуясь

холмистой донецкой степью.

В свободное время Гринченко занимался самообразованием,

пользуясь книгами своей библиотеки, которую постоянно пополнял.

В Алексеевке окончательно сформировалось его мировоззрение и

педагогические принципы. Его целью было возрождение вольной,

независимой Украины. И к этой цели он шел, пробуждая национальное

самосознание прежде всего у своих учеников. Талантливый педагог

внимательно следил за их успехами, наиболее способные из них стали

сельскими учителями. Он учил детей добру и правде. На всю жизнь

сохранили ученики Гринченко образ школы, которая была для них

школой жизни.

В своих воспоминаниях Х. Д. Алчевская писала: “...это был человек

обаятельный. Деревенский люд горячо любил его, дети бежали в школу,

как на праздник ...” Весь облик Гринченко излучал интеллигентность. Бо-

97

льше всего поражали его глаза. Друг Гринченко, будущий известный

деятель Центральной Рады УНР, Иван Липа писал: “Хто бачив ці очі при

різних настроях душі, той не може їх забути. Таких очей удруге не

зустрінеш”. Отличаясь приветливостью, он был суров и непреклонен,

когда приходилось отстаивать свои убеждения или общественные дела,

он был бескомпромиссным, когда дело касалось украинского языка.

Пренебрегая указами российского правительства 1863 и 1876 гг.91, за-

прещавшими украинский язык, Гринченко вел преподавание в школе на

украинском языке. Благодаря подвижнической деятельности таких сы-

нов Украины, как Гринченко и его последователи, украинское слово не

только не умирало, но и возрождалось.

Свои взгляды на просвещение и свой практический опыт педагога

он изложил в работах “Народні вчителі і українська школа”, “Якої нам

треба школи”, “На беспросветном пути. Об украинской школе”, “Рідне

слово”, “Українська граматика до науки читання й писання” и другие.

В Алексеевке Гринченко написал около 200 литературных прои-

зведений различных жанров и вместе с женой обработал 16000 слов,

доведя свой украинский словарь до буквы “Д”. Сберегся список 113

источников, из которых они выбирали слова.

В 1894 г. писатель переехал в Чернигов и стал работать де-

ловодом оценочной комиссии губернского земства, а с 1898 г.

секретарем земской управы. Здесь он со своей женой, украинской пи-

сательницей Гринченко Марией Николаевной (1863–1928), организовал

первое в Украине народное издательство, выпустившее библиотеку для

народного просвещения (45 книг). Являясь одним из руководителей

нелегальной “Чернігівської громади”, проводил активную работу против

царского самодержавия. С помощью жены упорядочил знаменитую кол-

лекцию украинской старины В. В. Тарновского (1837–1899) и составил

на нее каталог. Итогом его этнографических исследований явилось из-

дание трехтомника “Этнографические материалы, собранные в Черни-

говской и соседней с ней губерниях” (1895, 1896, 1899).

Уволенный властями из Черниговского земства, Гринченко в 1902 г.

переехал в Киев и начал активно участвовать в общест-

венно-политической жизни. Осенью 1904 г. совместно с С. А. Еф-

ремовым создал Украинскую радикальную партию (УРП), которая в

конце 1905 г. объединилась с Украинской демократической партией

(УДП). Новая Украинская радикально-демократическая партия (УРДП),

просуществовавшая до 1908 г., выдвигала требования автономии

Украины и свободы украинского языка. В 1906 г. он редактировал еже-

дневную общественно-политическую газету “Громадська думка” и лите-

ратурно-общественный журнал “Нова громада”. В этом же году совмест-

98

но с О. П. Косач, Лесей Украинкой и другими деятелями украинской ку-

льтуры создал культурно-просветительное общество “Просвіта” и

руководил им до 1909 г.

Гринченко был талантливым писателем, его творчество составило

целый этап в развитии украинской прозы. Рассказы, повести и поэзию

писателя отличают реализм, демократизм и гуманное отношение к

человеку. Лучшие прозаические произведения Гринченко стали украи-

нской литературной классикой.

Первый сборник стихов “Пісні Василя Чайченко” вышел в Харькове

в 1884 г., второй сборник “Під сільською стріхою” был издан в Киеве в

1886 г. и включал в себя песни и рассказы. Затем последовательно вы-

ходили сборники “Нові пісні і думи Василя Чайченка” (Киев, 1887), “Під

хмарним небом” (Львов, 1893), “Хвилини” (Киев, 1903). В наследии Грин-

ченко насчитывается несколько десятков больших поэтических прои-

зведений эпического жанра, среди них поэмы “Іван Попович” (1887),

“Отаман Музика” (1892), “Галіма” (1892), “Хома Макогін, убогий най-

мит” (1892), “Беатріче Ченчі” (1903) и другие. Стихотворные перера-

ботки украинских народных сказок и легенд увлекали писателя с начала

его творчества. В этом он видел источник приобщения читателей к

украинскому языку, способ их эстетического и морального воспитания в

демократических традициях. Сказки вошли в “Книгу казок віршем”

(Львов, 1894; Одесса, 1895; Киев, 1914 и 1917).

Перу Гринченко принадлежит около 50 рассказов. Он написал повести

“Сонячний промінь” (1890) и “На розпутті” (1891) о жизни и деятельности

украинской интеллигенции в конце 80-х – начале 90-х гг. XIX ст., “Серед

темної ночі” (1900), “Під тихими вербами” (1901–1902), “Брат на брата”

(1907) о драматических событиях в Украине в период первой русской

революции 1905–1907 гг.

Гринченко автор ряда пьес, которые печатались в такой по-

следовательности: “Неймовірний, або чоловік та жінка без віри – не

спілка” (1896), “Ясні зорі” (1897), “Нахмарило” (1897), “Степовий гість”

(1898), “Серед бурі” (1899), “На громадській роботі” (1901), “На новий

шлях” (1906), “Миротворці” (1908). В последние годы жизни писатель

работал над драмой “Петро Дорошенко”.

Впервые собрание сочинений писателя в 3-х томах было издано в

1892 г. В 1909 г. был издан двухтомник “Драми й комедії”.

Большое внимание писатель уделял переводам на украинский язык

произведений мировой литературы. Он переводил произведения А. Пу-

шкина, Г. Гейне, Ф. Шиллера, В. Гюго, И. В. Гете, Д. Байрона, А. Кольцо-

ва, Г. Гауптмана, А. Майкова, И. Тургенева, И. Чавчавадзе и других пи-

99

сателей. Им написаны жизнеописания И. Котляревского, Е. Гребинки, И.

Гутенберга и многих других.

Особое место в его творчестве занимает составление первого фу-

ндаментального “Словаря української мови” в 4-х томах, изданного в

Киеве в 1907–1909 гг. Словарь содержит более 68 тысяч слов с пере-

водом их на русский язык, в нем большое количество пословиц и по-

говорок. Словарь занимает достойное место в ряду известных лекси-

конов славянских языков XIX – начала XX ст., таких как русский В. Даля,

польский С. Линде, сербский В. Караджича, чешский Й. Юнгмана, бо-

лгарский Н. Герова. Гринченко проделал огромную работу по составле-

нию и редактированию лексико-фразеологических материалов, которые

готовили представители нескольких поколений украинской интелли-

генции от П. Кулиша и Т. Шевченко до И. Нечуя-Левицкого и Д. Явор-

ницкого. Он работал над словарем по 10–11 часов ежедневно в течение

двух с половиной лет.

Исключительное трудолюбие и прекрасное знание украинского язы-

ка позволили Гринченко довести Словарь до такого уровня, что он был

отмечен Российской академией наук, а Гринченко “за лучший малорус-

ский словарь” был награжден второй премией имени Н. И. Костомарова.

По этому поводу авторитетнейший филолог академик Шахматов писал:

“Труд, составленный Б. Д. Гринченко, можно признать лучшим малорус-

ским словарем сравнительно со всеми до сих пор вышедшими. Непос-

редственное знакомство с источниками, обилие материала, извлеченно-

го как из них, так и из живых народных говоров, тщательная обработка

каждого слова, снабженного пояснением его значения, ссылками на

источники и примерами – все это выделяет рассматриваемый Словарь

украинского языка из всех предшествовавших ему опытов по лексиколо-

гии этого языка”.

После поражения революции 1905–1907 гг. усиливается пресле-

дование писателя. Его дочь Настя, ставшая профессиональной револю-

ционеркой с университетской скамьи, принимала активное участие в

революции, участвовала в вооруженном восстании рабочих города Лу-

бны. За революционную деятельность была дважды заключена в тюрь-

му. Во время первого заключения заболела туберкулезом легких, во

время второго – болезнь вспыхнула с новой силой. Гринченко под залог в

1000 рублей забрал дочь с ее шестимесячным сыном Володей из тюрь-

мы домой. Но Настя прожила дома недолго, в октябре 1908 г. она умер-

ла. Ей было всего 24 года. В 1909 г. умер и ее сын. Вскоре умирает мать

писателя, которую он очень любил. Тяжелые утраты близких людей,

напряженная работа над Словарем, угроза закрытия “Просвіти”, на соз-

дание которой он отдал много сил, привели к вспышке застарелого

100

туберкулеза. Нужно было лечиться. Заняв у отца деньги, писатель

вместе с женой в сентябре 1909 г. выехал на лечение в Италию в город

Оспедалетти. Здоровье его с каждым днем ухудшалось. Последним

ударом было закрытие “Просвіти”.

Борис Дмитриевич Гринченко умер 6 мая 1910 г. Похоронили вели-

кого труженика, который “работал больше, чем жил”, 9 мая на Байковом

кладбище в Киеве. За гробом шли тысячи людей разных наци-

ональностей.

После смерти писателя интерес к его творчеству непрерывно

возрастал, имя Гринченко стало одним из символов национального

самосознания. По инициативе его жены Марии Николаевны и под ее

редакцией одновременно в Харькове (1926–1929) и Киеве (1926–1930)

вышло два издания десятитомника Гринченко “Твори”. Планировалось

выпустить третье издание десятитомника, но в 30-х годах начался тер-

рор против украинской культуры и всеобщая русификация. Советский

режим не устраивала идеологическая позиция писателя, ему приклеили

ярлык “украинского буржуазного националиста и реакционера”. Прои-

зведения Гринченко запретили, изучение его творчества исключили из

школьных программ.

В наши дни творческое наследие писателя возвращено народу и

новые поколения получили возможность читать его прекрасные прои-

зведения.

Семен Гулак-Артемовский

(1813–1873)

г

оперный певец, композитор

Основоположник украинской национальной оперы, оперный певец

и драматический актер Семен Степанович Гулак-Артемовский родился

16 февраля 1813 г. в местечке Городище (ныне город Черкасской

области) в семье священника.

В 1824 г. отец определил Семена на учебу в Киевское духовное

училище, которое он окончил в 1830 г. и после некоторого перерыва

продолжил свое образование в Киевской духовной семинарии (1835–

1838). Обладая красивым баритональным басом, пел в семинарском

хоре.

101

Украина издавна славилась своими певцами и в нее по традиции

приезжали из Петербурга преподаватели Придворной певческой капел-

лы для набора певцов. С этой целью в 1838 г. в Киев приехал рос-

сийский композитор М. И. Глинка, который в 1837–1839 гг. был капель-

мейстером92 капеллы. Он хорошо знал родину своих предков и ее ку-

льтуру, называл Украину “обетованной землей” своего сердца, на стихи

украинского поэта В. Забилы написал песни “Гуде вітер вельми в полі” и

“Не щебечи, соловейко”. Прослушав Семена, он был восхищен голосом

семинариста и пригласил его в Петербург (1838) для учебы вокальному

искусству.

Поселив Гулака-Артемовского у себя на квартире, М. И. Глинка на-

чал готовить его к оперной деятельности. На одном из музыкально-

литературных вечеров на квартире композитора было принято решение

отправить Гулака-Артемовского для совершенствования мастерства в

Италию. Для сбора средств М. И. Глинка, А. С. Даргомыжский, Н. В. Ку-

кольник и другие деятели культуры устроили благотворительный

концерт, деньги от которого вручили певцу для оплаты обучения в Ита-

лии. За границей Гулак-Артемовский пробыл три года (1839–1842) и

завершил свое музыкальное образование блистательным дебютом в

оперном театре Флоренции, где исполнял главные партии в операх “Лю-

чия ди Ламмермур” Доницетти и “Беатриче ди Тенда” Берилини.

Вернувшись в 1842 г. в Петербург, он 22 года был солистом

императорской оперы (1842–1864). Периодически выступал в италья-

нской опере и драматических спектаклях, в частности в прославленной

пьесе И. П. Котляревского “Солдат-чародей” (“Москаль-чарівник”). На

петербургской сцене Гулак-Артемовский исполнял партию Руслана в

опере своего учителя М. И. Глинки “Руслан и Людмила”, чередуясь с

другим замечательным певцом украинского происхождения О. А.

Петровым (1807–1878), и главные партии в операх А. Н. Верстовского,

А. С. Даргомыжского, А. Г. Рубинштейна, Доницетти, Мазетто. В его

концертном репертуаре были арии, романсы, песни, соло в ораториях

Д. Россини и Г. Берлиоза.

С 50-х годов Гулак-Артемовский начал заниматься композиторской

деятельностью. Большую популярность ему принесла опера “Запоро-

жец за Дунаем”, либретто которой он написал с Н. И. Костомаровым в

1862 г. Опера была поставлена в апреле 1863 г. на сцене петербургского

Мариинского театра. В роли Карася выступал сам автор. В музыке

оперы использованы яркие и мелодичные украинские песенные интона-

ции. Этой оперой, наполненной светлой лирикой и народным юмором,

Гулак-Артемовский положил начало развитию национальной украинской

оперы. В дальнейшем опера стала украинской музыкальной классикой.

102

Творчество композитора очень разнообразно по жанрам. Кроме оперы

“Запорожец за Дунаем”, он создал “Картины степной жизни цыган”

(1851), дивертисмент93 “Украинская свадьба” (1851), комедию-водевиль

“Ночь накануне Ивана Купала” (1852), музыку к драме “Кораблекруши-

тели” (1853), романсы и песни. Особое место в творчестве Гулака-

Артемовского занимают украинские песни (“Спать мені не хочеться” и

другие). Песню “Стоїть явір над водою” он посвятил Т. Г. Шевченко, с ко-

торым его связывала многолетняя дружба (с 1838).

В 1864 г. Гулак-Артемовский оставил петербургскую сцену и с

пенсией 1140 рублей серебром в год переехал в Москву, где один год

выступал в Большом театре. За свою сценическую жизнь он исполнил

свыше 50 партий.

Оставив навсегда сцену, Гулак-Артемовский увлекся народной

медициной. Почувствовав в себе способности гипнотизера и хорошо

зная теорию, разработанную французским физиологом Месмером (1733–

1815), стал лечить людей гипнозом. Разрешение на эту деятельность он

получил еще в Петербурге. Молва о лечебных сеансах прославленного

певца ширилась с каждым днем. Ежедневно, кроме воскресенья и дней

религиозных праздников, он принимал 30–40 пациентов, среди которых

были богатые и бедные, ремесленники и крестьяне, чиновники и пред-

ставители интеллигенции. Денег за лечение ни с кого не брал. Он

говорил: “Це не мистецтво, а дар, і я не маю права брати за нього

винагороду”. Почти десять лет занимался Гулак-Артемовский лечебной

практикой в Москве. Через его сеансы “прошли” десятки тысяч людей.

Многие из них избавились от недугов. Выздоровление наступало вероя-

тно благодаря той веры, которую внушал им один из известнейших

экстрасенсов ХIХ ст.

Гулак-Артемовский известен и как талантливый художник-миниа-

тюрист. Он увлекался также статистикой. Ему принадлежат “Статистико-

географические таблицы городов Российской империи” (1854) и проект

петербургского водопровода (1858).

В Украине Гулак-Артемовский побывал в 1843 г. с целью набора

певцов и в 1850 г., когда гастролировал с итальянской оперной труппой.

Умер Семен Степанович 17 апреля 1873 г. в Москве, где и

похоронен. На его родине в Городище открыт литературно-мемори-

альный музей и установлен памятник.

Михаил Драгомиров

(1830–1905)

д

военный и государственный деятель

103

Михаил Иванович Драгомиров, военный деятель и выдающийся

теоретик военного дела, педагог, публицист и талантливый админи-

стратор, генерал от инфантерии94, родился 20 ноября 1830 г. в небо-

льшом имении своих родителей вблизи города Конотопа бывшей Черни-

говской губернии, ныне Сумской области. Свой род он ведет от прадеда

поляка Антона Драгомирецкого, который в 1734 г. приехал из Галиции

на Левобережную Украину, женился на дочери украинского казака

Матвея Мацкевича и поселился в селе Рябцы, административно входи-

вшего в состав Стародубского полка. Дед Михаила, Иван Антонович,

рано оставшись без отца, воспитывался в семье казака Мацкевича,

принял его фамилию и в 1761–1776 гг. служил в армии, в отставку вы-

шел в чине капитана и поселился в имении своей жены под Конотопом.

В 1786 г. его как капитана записали в дворянство Черниговской гу-

бернии под фамилией Драгомирецкий-Мацкевич, но через два года он

сменил свою фамилию на фамилию Драгомиров. Отец Михаила, Иван

Иванович Драгомиров, в 1804–1825 гг. служил в армии, вышел в от-

ставку в чине майора и жил на отцовском хуторе со своей женой Анной

Романовной Балюра. Здесь и родился у них сын Михаил, детские годы

которого прошли в имении отца. Начальное образование Михаил полу-

чил в Конотопском уездном училище.

Военную службу начал в 1849 г. в Дворянском полку в Петербурге.

В 1856 г. он с золотой медалью окончил академию Генерального штаба

и его имя занесли на мраморную доску академии, такой чести академия

удостаивала своих выпускников очень редко.

Одаренный природой незаурядным умом, способностью к обобще-

ниям и талантом писателя, Драгомиров всю свою жизнь занимался во-

просами разработки военной теории, педагогикой и публицистикой. Его

вклад в развитие военного дела огромен. Первый свой большой труд

“О высадках в древние и новейшие времена” он издает в 1857 г. Во

время австро-итало-французской войны 1859 г.95 Драгомиров находился

при штабе Сардинской армии, воевавшей против Австрии. В этой войне

впервые в мировой практике ведения войн французы применили наре-

зные пушки, заряжавшиеся не через ствол, а с казенной части. Это

нововведение коренным образом изменило тактику ведения боя. Су-

ществовавшая до этого тактика сомкнутых плотных колонн устарела,

так как влекла большие потери от нарезного оружия. Возникла необ-

ходимость перехода к тактике стрелковых цепей, изменения форм

104

управления войсками (создание штабов), образования крупных

войсковых резервов, более эффективного использования артиллерии и

др. Все эти вопросы нашли обобщение и дальнейшее развитие в

теоретических трудах Драгомирова.

В 1860 г. его назначают помощником профессора тактики в

академии Генерального штаба, а через три года он становится профес-

сором и преподает в академии до 1869 г. Работая в академии, Драгоми-

ров критически изучает и обобщает опыт ведения современной войны и

пишет ряд работ по военной истории, тактике ведения боя, обучению и

воспитанию войск.

Свои взгляды и опыт по обучению войск Драгомиров изложил в тру-

де “Опыт руководства для подготовки частей к бою”, изданного в трех

частях в 1866–1896 гг. В 1881 г. в двух томах выходит его “Сборник ори-

гинальных и переводных статей”. В последующих работах он

разрабатывает вопросы военной педагогики, придает большое значение

моральному фактору при ведении войны, развивает вопросы обучения

солдат тому, что необходимо в бою, выступает против муштры. Исклю-

чительную роль отводит дисциплине и внедрению в армии строгого

соблюдения законов всеми военнослужащими. Большое внимание

уделяет воспитанию у солдат добросовестного отношения к вы-

полнению своих обязанностей, подчеркивает роль личного примера со

стороны офицеров. Одним из главных факторов войны считает волевую

сторону человека.

В 1879 г. издается его фундаментальная работа “Учебник тактики”,

служившая более 20 лет основным пособием для слушателей академии

Генерального штаба. В 1895 г. выходит сборник оригинальных и пере-

водных статей “14 лет. 1881–1894 гг.”. Драгомиров участвует в разрабо-

тке “Полевого устава 1900 г.”. Уже после смерти Драгомирова, в 1906 г. в

Киеве выходит его книга “Подготовка войск в мирное время”, а в 1909 г.

в Петербурге издают сборник оригинальных и переводных статей за

1895–1905 гг. в двух книгах под названием “Одиннадцать лет. 1895–1905

гг.”. В 1956 г. в Москве вышли “Избранные труды” Драгомирова.

В 1869 г. Драгомирова назначают начальником штаба Киевского

военного округа, на этой должности он служил четыре года. В 1873–

1877 гг. командовал 14-й пехотной дивизией, с которой участвовал в

русско-турецкой войне 1877–1878 гг.96 27 июня 1877 г. при высокой орга-

низации и умелом руководстве генерала Драгомирова передовой отряд

Дунайской армии в составе 14-й пехотной дивизии и 4-й стрелковой

бригады (17 батальонов пехоты, 6 сотен кавалерии и 64 орудия) в тече-

ние ночи успешно форсировал Дунай в районе румынского города Зи-

мницы, обеспечив переправу главных сил армии (4 корпуса). 24 августа

105

1877 г. во время ожесточенного боя за Шипкинский перевал (Болгария)

Драгомиров был тяжело ранен.

После выздоровления в апреле 1878 г. Драгомирова назначают на-

чальником академии Генерального штаба, а в 1889 г. командующим

Киевским военным округом. В 1891 г. ему присваивают чин генерала от

инфантерии и он становится полным генералом. В 1898 г. Драгомиров

стал киевским, подольским и волынским генерал-губернатором.

Простой в общении, с независимым характером и либеральными

взглядами, Драгомиров проявил себя на поприще генерал-губернатора

огромного края талантливым администратором. Он энергично взялся за

разрешение различных проблем. Особенно остро стоял вопрос об ох-

ране здоровья и просвещения населения. Драгомиров добился увели-

чения штатов медицинских работников и количества коек для больных,

при нем увеличилось количество народных школ. При его содействии в

1901 г. было окончено строительство шести учебных корпусов Киевско-

го политехнического института.

Он добился разрешения властей печатать в историко-этнографи-

ческом журнале “Киевская старина” статьи на украинском языке. На

официальных встречах с украинскими деятелями культуры разговари-

вал на украинском языке, за что его обвиняли в сочувствии украинофи-

лам и их стремлению отделить Украину от России.

Будучи сам одаренным публицистом и популярным военным пи-

сателем, Драгомиров высоко ценил творчество, с уважением относился

к ученым, литераторам, художникам, театральным деятелям, музы-

кантам. Был в дружеских отношениях с известными деятелями науки и

искусства. Долгие годы дружил с украинскими историками Н. И. Косто-

маровым, В. Б. Антоновичем, Д. И. Багалеем, Д. И. Яворницким, А. М.

Лазаревским. Общался с известным украинским писателем И. С. Не-

чуем-Левицким, выдающимся украинским филологом П. И. Житецким.

Был в близких отношениях с театральным деятелем В. И. Немирови-

чем-Данченко, помог украинскому композитору Н. В. Лысенко открыть в

1898 г. музыкальную школу в Киеве, помогал актеру и режиссеру Н.

К. Садовскому в делах украинского театра.

Особенно теплые отношения сложились у Драгомирова с художни-

ком И. Е. Репиным и историком Д. И. Яворницким. Репин, работая над

картиной “Запорожцы пишут письмо турецкому султану”, приглашал к

себе Драгомирова и Яворницкого. С них он писал кошевого Ивана Си-

рко (Драгомиров) и писаря (Яворницкий).

Встречи с Драгомировым производили на Репина глубокое впеча-

тление. Впоследствии он писал, что Драгомиров поражал его глубиной

ума, философскими взглядами на жизнь, высокой образованностью. Он

106

пленил художника прямотой своей натуры, скромностью, острым сло-

вом, независимыми суждениями о литературе и искусстве. В 1889 г. по

заказу академии Генерального штаба Репин написал портрет Драгоми-

рова. По желанию Драгомирова он изобразил его в повседневной

форме с одним боевым орденом Георгия 3-й степени, хотя был награ-

жден многими орденами. Это один из лучших портретов кисти Репина,

который хранится ныне в Московском историческом музее.

Дружеские отношения сложились у Драгомирова с известным ук-

раинским художником Н. К. Пимоненко. Потомок казачьего рода, влю-

бленный в Украину, Драгомиров восхищался картинами Пимоненко, на

которых показана жизнь и быт украинского села, природа Украины.

В 1902 г. художник по заказу Драгомирова написал картину “В поход”.

Кисти Пимоненко принадлежит и портрет генерала, судьба портрета

неизвестна.

В начале 1900-х гг. в России и Украине начались волнения и

демонстрации. Либералу Драгомирову было чуждо применение силы

для подавления студенческих выступлений и демонстраций, генерал-

губернаторская должность стала его тяготить. И хотя Драгомирова в

1903 г. назначают членом Государственного Совета97, он подает в от-

ставку и переезжает в родной Конотоп.

Научные заслуги Драгомирова оценены избранием его почетным

членом Михайловской артиллерийской академии, почетным вице-прези-

дентом Николаевской академии Генерального штаба и почетным чле-

ном шведско-норвежской Королевской военной академии в Стокгольме.

Он награжден многими российскими орденами, правительство Франции

наградило его орденом Почетного Легиона 1-й и 2-й степени.

Умер Драгомиров 28 октября 1905 г. в Конотопе, похоронен в

родовом склепе возле Вознесенской церкви (склеп не сохранился). В

1992 г. в Конотопе ему поставлен памятник по проекту украинского ску-

льптора Б. С. Довганя.

Надежда Дурова

(1790–1866)

д

первая в России женщина-офицер,

писательница

Надежда Андреевна Дурова, чья удивительная судьба еще при ее

жизни стала легендой, родилась 28 сентября 1790 г. в городе Киеве в

семье гусарского ротмистра98 Дурова. Отец ее происходил из обеднев-

107

шего российского дворянского рода, мать – из украинского старшинско-

го рода Александровичевых, бывшего в родстве с родами Лизогубов,

Значко-Яворских и Остроградских.

Мать вышла замуж в пятнадцать лет по любви против воли отца,

бежав из дому с Дуровым в Киев, где квартировал его полк. В своих ме-

муарах Надежда Дурова писала: “Выбор этот не был выбором отца ее,

гордого и властолюбивого пана малороссийского. Он сказал матери,

чтобы она выбросила из головы химерическую мысль выйти замуж за

москаля, а особливо военного”. Мать в продолжении двух лет писала к

своему отцу, умоляя его о прощении. Отец простил свою дочь и благо-

словил ее брак только после рождения Нади, которая была первым ре-

бенком в семье Дуровых.

Наде было четыре с половиной года, когда ее отец в 1795 г. вышел

в отставку и получил должность городничего в уездном городе Сарапу-

ле Вятской губернии. До отставки отца гувернером будущей “кавале-

рист-девицы” был его ординарец гусар Астахов. Находясь беспрестанно

с гусарами, она с детства твердо знала все командные слова и до без-

умия любила лошадей и военную службу.

За свободолюбивый нрав и рано появившуюся самостоятельность

мать не любила свою дочь и когда ей шел четырнадцатый год отвезла

ее к бабушке Александровичевой на Полтавщину. К тому времени де-

душка уже умер. Страстно любя природу и свободу, она все время про-

водила на лесных дачах дядиного поместья или плавала на большой

лодке по речке Удаю. Наслаждаясь свободой, Надя прожила у бабушки

полтора года.

Вернувшись в родительский дом, она не может примириться с пе-

чальной участью женщины, которая, по мнению ее матери, рождается,

чтобы жить и умереть в рабстве. Свободолюбивая, деятельная и гордая

натура ее протестует против этого. Позднее она напишет: “Два чувства,

столь противоположные – любовь к отцу и отвращение к своему полу, –

волновали юную душу мою с одинаковою силою, и я с твердостью и по-

стоянством, мало свойственным возрасту моему, занялась обдумывани-

ем плана выйти из сферы, назначенной природою и обычаями женско-

му полу”. Чтобы навсегда отделиться от женского пола, участь которого

страшила ее с детских лет, она твердо решила стать воином.

28 сентября 1806 г., в день своего шестнадцатилетия, она,

переодевшись в мужскую одежду, ночью покинула родительский дом и с

полком донских казаков ушла на Дон, а оттуда с Атаманским казачим

полком99 в Гродно, где весной 1807 г. вступила вольноопределяющимся

в Конно-Польский уланский полк100 под именем Александра Дурова.

В ходе русско-прусско-французской войны 1806–1807 гг.101 она в

июне 1807 г. участвует в тяжелых боях в Пруссии с французскими вой-

108

сками под Гутштадтом, у Гейльзберга, под Шепенбелем и в жестоком и

неудачном для русской армии сражении под Фридландом102, в котором

легло более половины ее полка. В этих боях она проявила храбрость и

самообладание и спасла раненых офицера и солдата.

По окончании войны ее полк из Пруссии возвратился в Россию и

Дурова была вызвана императором Александром І в Петербург. О том,

что в армии служит женщина император узнал из письма Надежды Ду-

ровой к отцу, в котором она сообщала, что поступила на службу в

Конно-Польский полк. Отец послал это письмо своему младшему брату

в Петербург и просил его узнать в живых ли она. Брат отца показал

письмо одному из знакомых генералов, а генерал показал письмо импе-

ратору. Прочитав письмо, император был тронут и приказал навести

справки о Дуровой и если донесения будут в ее пользу, то представить

ее лично к нему. Все начальники расхвалили Дурову и она была вызва-

на в Петербург.

На аудиенции император распросил ее о причине вступления в

службу, говорил, что это первый пример в России, что все начальники

отозвались о ее службе похвально и назвали ее храбрость беспример-

ною. За спасение жизни офицера император наградил Дурову Георгиев-

ским крестом и позволил ей посвятить свою жизнь воинской службе. По

его приказу она с января 1808 г. была определена в Мариупольский гу-

сарский полк103 под фамилией Александрова.

В гусарах служить было дорого, денег на обмундирование не хва-

тало и Дурову по ее просьбе в апреле 1811 г. перевели в Литовский

уланский полк104. С прискорбием рассталась она со своими товарища-

ми, с сожалением скинула блестящий гусарский мундир.

Во время войны России против Франции в 1812–1814 гг. Дурова

участвовала в Смоленском105 и Бородинском106 сражениях. В Боро-

динском сражении эскадрон Дуровой несколько раз ходил в атаку и она

получила сильную контузию левой ноги от пушечного ядра. После сдачи

Москвы французам она приехала в Главную квартиру армии к главноко-

мандующему М. И. Кутузову107 и попросила его адъютанта Дишканца

доложить о себе. Вот как пишет Дурова о своей встрече с Кутузовым:

“Что тебе надобно, друг мой?” – сросил Кутузов, смотря на меня при-

стально. Дурова, выдавая себя за мужчину, отвечала как мужчина: “Я

желал бы иметь счастье быть вашем ординарцем во все продолжение

кампании и приехал просить вас об этой милости”. – “Какая же причина

такой необыкновенной просьбы, а еще более способа, каким предлагае-

те ее?” Дурова рассказала о себе. Далее она вспоминает: “Кутузов

встал и обнял меня, говоря: “Как я рад, что имею наконец удовольствие

109

узнать вас лично! Я давно уже слышал об вас. Останьтесь у меня, если

вам угодно”. Так Дурова стала ординарцем Кутузова.

Контузия давала о себе знать, нога болела до нестерпимости.

Узнав об этом, Кутузов дал ей отпуск на излечение и она осенью 1812 г.

поехала к отцу. В мае 1813 г., возвращаясь в полк, который стоял под

Гамбургом, Дурова в Москве узнала о смерти Кутузова. 30 марта 1814 г.

российские войска вступили в Париж, оборонявшиеся в Гамбурге фран-

цузы вышли из города и военные действия прекратились. В 1815 г. полк,

в котором служила Дурова, вернулся в Россию.

Прослужив в армии десять лет, Дурова в 1816 г. выходит в отставку

в чине поручика и едет к отцу на берега Камы в Сарапул.

Выйдя в отставку, Дурова обратилась к литературным занятиям.

В своих многолетних походах она вела “Записки”, нечто вроде дневника.

В 1836 г. вышла в свет ее книга “Кавалерист-девица. Происшествие в

России”, позднее получившая название “Записки кавалерист-девицы”.

Книга написана в жанре военных мемуаров, в ней повествуется о похо-

дах и сражениях, участником которых был сам автор. В 1839 г. в Москве

вышли “Записки Александрова (Дуровой). Добавление к девице-кавале-

рист”. Ее талант писателя оценили современники. Пушкин сказал, что

Дурова написала замечательную книгу: “Сейчас прочел переписанные

“Записки”: прелесть, живо, оригинально, слог прекрасный. Успех несо-

мнителен.” В. Г. Белинский писал: “И что за язык, что за слог у Девицы-

кавалериста! Кажется, сам Пушкин отдал ей свое прозаическое перо, и

ему-то обязана она этою мужественною твердостию и силою, этою яр-

кою выразительностью своего слога, этою живописною увлекательно-

стию своего рассказа, всегда полного, проникнутого какою-то скрытою

мыслию”.

“Записки кавалерист-девицы” были вершиной писательского искус-

ства Дуровой. Впоследствии она написала еще несколько повестей и

рассказов, в частности повесть “Год жизни в Петербурге, или Невыгоды

третьего посещения”, в которой писательница рассказала о своих встре-

чах с Пушкиным, о том, какое горячее участие принимал великий поэт в

издании ее знаменитой первой книги.

Героиня Отечественной войны 1812 г. Надежда Андреевна Дурова

умерла 2 апреля 1866 г. в Елабуге (Татарстан) на 76-м году жизни.

Леонид Жаботинский

спортсмен-тяжелоатлет,

Ж (г.р. 1938)

Олимпийский чемпион

110

Украина всегда была родиной богатырей. Один из них – многократ-

ный рекордсмен и чемпион мира по тяжелой атлетике в супертяжелом

весе Леонид Иванович Жаботинский. Победив на Олимпийских играх в

Токио (Япония, 1964) и Мехико (Мексика, 1968), он открыл целую эпоху

в тяжелой атлетике и был признан сильнейшим человеком планеты вто-

рой половины 60-х годов 20-го столетия.

Леонид родился 28 января 1938 года в селе Успенка на Сумщине.

После войны семья переселилась в Харьков, где отец и мать работали

на тракторном заводе. Учась в школе, Леонид увлекся литературой,

рисованием и спортом, регулярно посещал библиотеку, художественную

студию и несколько спортивных секций.

Окончив восьмилетнюю школу, поступил на завод учеником токаря.

Имея великолепные физические данные – рост, силу и вес, – он достиг

успехов в толкании ядра и метании диска. Но предпочтение отдал тяже-

лой атлетике и с 1955 года стал тренироваться в заводской секции

штанги у Михаила Светличного. Под руководством Светличного Леонид

в совершенстве овладел техникой троеборья – жим, рывок, толчок. По-

сле окончания вечерней средней школы он поступил на заочное отделе-

ние факультета физического воспитания Харьковского педагогического

института и в 1957 году стал чемпионом Украины среди студентов. В

этом же году на чемпионате Украины он в сумме троеборья набрал

415кг и занял третье место.

В 1960 году Жаботинский познакомился со студенткой педагогиче-

ского техникума Раисой Прокофьевой из Запорожья. Женившись на

ней, он переехал в Запорожье и его стали называть “запорожским каза-

ком”.

В 1961 году на чемпионате СССР в Днепропетровске Жаботинский

набрал в троеборье 500кг и с этого времени его соперником стал Юрий

Власов, установивший на этих соревнованиях мировой рекорд в трое-

борье – 550кг. Когда Жаботинский, восхищенный успехом Власова, вы-

нес его с помоста на руках, рекордсмен с улыбкой сказал: “Придет вре-

мя, ты меня и из спорта вынесешь”. Этим словам суждено было сбыть-

ся.

В 1963 году Жаботинский установил свой первый мировой рекорд –

165кг в рывке – и вошел в состав сборной команды СССР. Его тренера-

ми стали Ефим Айзенштадт и Яков Куценко.

111

На игры XVIII Олимпиады 1964 года (Япония) первым номером в

тяжелой весовой категории поехал Власов, вторым номером – Жабо-

тинский. Знаменосцем команды СССР на открытии Олимпийских игр

был Власов.

18 октября 1964 года в огромном зале “Сибуйя”, где соревновались

штангисты, развернулась напряженная, захватившая весь зал, борьба

между двумя сильнейшими людьми мира – Власовым и Жаботинским. В

истории тяжелой атлетики не было соревнования более драматичного,

психологически напряженного и интригующего. Жаботинский был в бо-

лее сложном положении, чем Власов. Его собственный вес превышал

вес Власова на 18кг, поэтому согласно правил для победы над против-

ником ему нужно было набрать в сумме троеборья на 2,5кг больше.

Кроме этого давала о себе знать заблокированная боль в надорванной

дельтаподобной мышце плеча.

Соревнования проходили следующим образом. В жиме Власов

установил мировой и олимпийский рекорд – 197,5кг, а Жаботинский вы-

жал 187,5кг. В рывке Власов только с третьей попытки покорил вес

162,5кг, а Жаботинский со второй попытки взял вес 167,5кг, установив

олимпийский рекорд. Третья попытка Жаботинского взять вес 172,5кг

была неудачной. Таким образом, по результатам двух упражнений Вла-

сов имел 360кг, а Жаботинский – 355кг. Он отставал от Власова на 7,5кг.

Все решал толчек. Власов с первой попытки толкнул 205кг и у него в

сумме троеборья стало 565кг, а Жаботинский толкнул 200 кг и набрал

555кг. Во второй попытке Власов толкнул 210кг, увеличив свою сумму

троеборья до 570кг. Во втором подходе Жаботинский заказал вес

217,5кг, но едва сумел оторвать штангу от помоста. В последней попыт-

ке Власов, полагая, что Жаботинский уже не сумеет его догнать, зака-

зал рекордный вес 217,5кг, хотя мог заказать и 215кг. Власов поднял

штангу на грудь, но толкнуть ее не смог и у него в сумме троеборья так

и осталось 570кг. А у Жаботинского был еще один, решающий подход, в

котором он толкнул 217,5кг, установив новый мировой олимпийский ре-

корд. В сумме троеборья у него стало 572,5кг. Это был олимпийский ре-

корд. Вспоминая о своей победе, он писал в книге “Сталь и сердце”

(1969): “И тут я себе сказал, какая тебе удача! Поднимешь эту штангу –

сразу станешь рекордсменом мира и победителем Олимпийских игр. Я

как будто вновь родился, не чувствовал боли ни в плече, ни в пояснице.

И штанга пошла вверх так легко, будто я поднимал не два с лишним

центнера, а клал чемодан на верхнюю полку”.

Так закончилось драматическое состязание двух самых сильных

людей планеты. Чемпионом игр XVIII Олимпиады 1964 года в Токио

стал Леонид Жаботинский, а Юрий Власов, совершив тактический про-

112

счет, завоевал серебряную медаль. Бронзовым призером стал Норберт

Шемански (США), поднявший в сумме троеборья 537,5кг. На параде за-

крытия Олимпиады флаг СССР нес Жаботинский. В 1967 году Власов

прекратил участие в соревнованиях, наступила эпоха Жаботинского.

После Олимпиады в Токио Жаботинский побеждал на всех соревнова-

ниях и на играх очередной XIX Олимпиады 1968 года в Мехико (Мекси-

ка) он уже не имел соперников равных себе. Серебряного призера бель-

гийца Сержа Редигера он опередил в сумме троеборья на 17,5кг, повто-

рив свой результат в Токио – 572,5кг (жим 200кг – олимпийский рекорд,

рывок 170кг – олимпийский рекорд, толчок 202,5кг), став вторично олим-

пийским чемпионом.

После Олимпиады в Мехико у Жаботинского начались проблемы со

здоровьем, возникли боли в боку. В 1970 году ему удалили камень из

мочеточника и он, установив еще ряд рекордов, в 1975 году ушел из

большого спорта. Наибольший вес поднятый им в троеборье составил

590кг (1967). Кроме двух Олимпиад Жаботинский принимал участие во

многих международных соревнованиях и сделал 19 поправок в таблице

мировых рекордов.

В 1975 году Жаботинский переехал с Украины в Москву, где трени-

ровал штангистов Вооруженных Сил, работал начальником отдела

Спорткомитета Министерства Обороны. С 1987 по 1991 год был воен-

ным советником по спорту на Мадагаскаре. Прослужив в Вооруженных

Силах 31 год, он в звании полковника уволился в запас.

Проникнутый оптимизмом, добродушный весельчак, открытый для

всех, профессор Жаботинский живет в Москве, работает проректором

института предпринимательства и права и преподает в нем на кафедре

физического воспитания. Часто принимает участие в благотворитель-

ных акциях. В Запорожье, где он долго жил и где живут его два сына и

внуки, Жаботинский учредил Фонд своего имени для организации меж-

дународных турниров тяжелоатлетов “Звезды Силы”.

Украинский богатырь не забывает своих корней, он говорит: “Бать-

ківщина моя – Україна – назавжди залишиться в серці, і, де б не жив, я

пам’ятаю про неї”.

Михаил Зощенко

(1894–1958)

з

писатель-сатирик

113

Михаил Михайлович Зощенко родился 9 августа 1894 г. в городе

Полтаве в семье художника. Многодетная семья Зощенко жила в Петер-

бурге. Когда умер отец (1907), две старших сестры Михаила, который

был третьим ребенком, уже работали, а он, два младших брата и три

младших сестры воспитывались матерью, получавшей по смерти мужа

пенсию. Пенсии и зароботка старших сестер едва хватало на жизнь.

Закончив гимназию, Михаил в 1913 г. поступил на юридический фа-

культет Петербургского университета. Однако получить образование

юриста ему не удалось. Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война

круто изменила его жизнь. В своей “Исповеди” он писал: “Осенью 1914 г.

началась мировая война и я, бросив университет, ушел в армию, чтобы

на фронте с достоинством умереть за свою страну, за свою Родину”.

В сентябре 1914 г. Зощенко поступает на ускоренный курс 1-го во-

енного Павловского училища, который заканчивает в феврале 1915 г.

Молодого прапорщика направляют в распоряжение начальника штаба

Киевского военного округа, а оттуда на фронт, где он исполняет долж-

ность начальника пулеметной команды и начальника команды связи.

Солдаты полюбили своего командира и между собой называли его “вну-

чек”. За ожесточенные бои летом 1915 г. Зощенко награждают орденом

Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом. В начале января

1916 г. его производят в чин подпоручика. К этому времени война прини-

мает позиционный, окопный характер. В часы затишья можно было уви-

деть присевшего на корточки Зощенко, который записывал в блокнот

свои впечатления. Но передышки на войне редкие и короткие, чаще бои

и обстрелы, уносящие жизни боевых товарищей. В феврале 1916 г. Зо-

щенко получает орден Святой Анны 4-й степени с надписью “За хра-

брость”, а в июле его производят в чин поручика.

Август месяц оказался для Зощенко роковым. В районе местечка

Сморгонь (нынешняя Белорусь), на участке роты, которой командовал

Зощенко, в ночь на 2 августа 1916 г. немцы применили удушливые газы.

Плотное облако газа стало распространяться по окопам. Противогазов

не было. Зощенко поднял тревогу и чтобы спасти роту дает распоряже-

ние зажечь костры. Но разогнать газ с помощью костров не удается и

многие солдаты и офицеры, среди которых был и Зощенко, получили

отравление. Несмотря на приступы кашля и боли в области сердца он

остается в строю и лишь когда боль в сердце стала невыносимой, его

эвакуируют в госпиталь. В начале октября 1916 г. врачебная комиссия

признала его больным первой категории и он был отправлен в Петро-

град для дальнейшего прохождения службы в запасном полку. Но Зо-

щенко добивается возвращения на фронт. За умелое командование ро-

той и “боевые отличия, проявленные в делах против неприятеля”, его

114

награждают орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами, орде-

ном Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом и производят в чин

штабс-капитана.

Но здоровье не позволяет продолжать службу в строю и его отправ-

ляют в Петроград, где он занимает должность начальника почт и теле-

графа и коменданта Главного почтамта города. Здесь его застает

Февральская революция 1917 г. Канцелярская работа вскоре надоела

боевому офицеру и он отправляется в Архангельск, где служит адъ-

ютантом Архангельской дружины. После Октябрьской революции Зо-

щенко переходит на сторону Советской власти и налаживает службу в

пограничных войсках в Стрельне и в Кронштадте. В годы Гражданской

войны исполнял обязанности полкового адъютанта. Весной 1919 г. по

болезни сердца Михаил Зощенко демобилизуется и снимается с

воинского учета. После демобилизации из армии он работал следова-

телем уголовного розыска и делопроизводителем Петроградского воен-

ного порта.

Печататься начал в 1921 г. Свою творческую судьбу связал с ли-

тературной группой “Серапионовы братья”. Вскоре он стал одним из

наиболее известных молодых писателей, выделяясь редким литератур-

ным остроумием, юмором, особым изяществом своего литературного

стиля. В его творчестве на первый план выдвигаются сатирические фе-

льетоны и небольшие рассказы. В сатирических произведениях разоб-

лачал психологию мещанства. Его рассказы наполнены неподражае-

мым юмором. В них он не высмеивал людей, а помогал им взглянуть на

себя со стороны. Произведения Зощенко читали с эстрады многие вы-

дающиеся актеры, их охотно печатали популярные сатирические журна-

лы, в частности “Мухомор”, “Дрезина”, “Смехач”. Зощенко писал не

только сатирические произведения. Им написаны интересные повести,

пьесы, рассказы для детей.

Официальная критика усматривала в его сатирических рассказах

стремление исказить советскую действительность, высмеять советских

людей. В 1946 г. вышло постановление ЦК ВКП(б) о журналах “Звезда” и

“Ленинград” с резкой критикой творчества Михаила Зощенко и Анны Ах-

матовой. Компартия заклеймила писателя как “хулигана”, “подонка ли-

тературы”, который “глумится” над советскими людьми. Ему запретили

печататься. В постановлении критиковались повесть “Перед восходом

солнца” (1943) и рассказ “Приключения обезьяны” (1946). В нем говори-

лось, что произведения Зощенко чужды советской литературе, что “Зо-

щенко давно специализировался на писании пустых, бессодержатель-

ных и пошлых вещей, на проповеди гнилой безыдейности, пошлости и

аполитичности, рассчитаных на то, чтобы дезориентировать нашу моло-

115

дежь и отравить ее сознание. Последний из опубликованных рассказов

Зощенко “Приключения обезьяны” (“Звезда”, №5–6 за 1946 г.) представ-

ляет пошлый пасквиль на советский быт и на советских людей. Зощенко

изображает советские порядки и советских людей в уродливой карика-

турной форме, клеветнически представляя советских людей примитив-

ными, малокультурными, глупыми, с обывательскими вкусами и нрава-

ми. Злостно хулиганское изображение Зощенко нашей действительно-

сти сопровождается антисоветскими выпадами”.

Вслед за опубликованием этого “исторического постановления ЦК

ВКП(б)” с такими же обвинениями выступил идеолог “социалистическо-

го реализма” секретарь ЦК Андрей Жданов. В своем докладе перед

творческой интеллигенцией он говорил: “…Зощенко наделяет обезьяну

ролью высшего судьи наших общественных порядков и заставляет чи-

тать нечто вроде морали советским людям. Обезьяна представлена как

некое разумное начало, которой дано устанавливать оценки поведения

людей. Изображение жизни советских людей, нарочито уродливое, ка-

рикатурное и пошлое, понадобилось Зощенко для того, чтобы вложить

в уста обезьяны гаденькую, отравленную антисоветскую сентенцию на-

счет того, что в зоопарке жить лучше, чем на воле, и что в клетке легче

дышится, чем среди советских людей… Только подонки литературы мо-

гут создавать подобные произведения, и только люди слепые и аполи-

тичные могут давать им ход”.

Так правящая партия расправилась с талантливым писателем.

Запрещенный писатель, книги которого были изъяты из библиотек, за-

рабатывал на жизнь переводами. Слава вернулась к нему после его

смерти. Его литературное наследие включает в себя сборники “Расска-

зы Назара Ильича, господина Синебрюхова” (1922), “Уважаемые гра-

ждане” (1926), “Над кем смеетесь?!” (1928), “Голубая книга” (1934); пове-

сти “Черный принц” (1936), “Возмездие” (1937), “Тарас Шевченко” (1939);

повесть-эссе “Перед восходом солнца” (часть 1-я, 1943; часть 2-я опубли-

кована в 1972) и другие произведения.

Умер Михаил Михайлович Зощенко 22 июля 1958 г. в Ленинграде,

ныне Петербург, похоронен в Сестрорецке.

Анна Ахматова написала стихи “Памяти М. М. Зощенко” (1958):

Словно давнему голосу внемлю,

А вокруг ничего, никого.

В эту черную добрую землю

116

Вы положите тело его.

Ни гранит, ни плакучая ива

Прах легчайший не осенят,

Только ветры морские с залива,

Чтоб оплакать его, прилетят…

Иван Кавалеридзе

(1887–1978)

к

скульптор, кинорежиссер, драматург

Иван Петрович Кавалеридзе родился 26 апреля 1887 г. на хуторе

Ладанском вблизи села Талалаевки ныне Роменского района Сумской

области. Его предком со стороны отца был Васо Кхваридзе, которого

после Кавказской войны 1817–1864 гг. с группой непокорных грузин при-

везли на Роменщину. Местные жители переделали фамилию Кхваридзе

на свой лад и стали называть его Кавалеридзе. У его сына Петра Васи-

льевича Кавалеридзе и Калины Лукиничны Кухаренко родился сын

Иван, коорый стал выдающимся художником.

Когда Ваня окончил три класса земской школы, его в 1899 г. забрал

к себе в Киев дядя, художник и археолог Сергей Аркадьевич Мазараки.

В семье дяди царила атмосфера увлечения искусством, что способ-

ствовало развитию склонности юноши к рисованию и ваянию.

В Киеве он более шести лет учился в частной гимназии Валькера,

которую вынужден был оставить из-за преследования полицией за про-

тивоправительственную пропаганду и участие в студенческих волнени-

ях 1905 г. Кавалеридзе возобновил учебу лишь в 1906 г., поступив в Ки-

евское художественное училище. Два года он учился в классе рисова-

ния, а затем перешел в класс ваяния, которым руководил известный

украинский скульптор Ф. Балавенский108. Чтобы оплачивать обучение в

училище и не жить на иждивении дяди, Кавалеридзе вечерами работал

в Киевском оперном театре статистом. В театре он познакомился со

многими артистами и с прославленным певцом Ф. Шаляпиным109, о

встречах и беседах с которым впоследствии написал в своих воспоми-

наниях.

Обучаясь в училище, Кавалеридзе саздает свои первые работы.

Это небольшие композиции и статуэтки “Творчість”, “Туга”, “Слов’янка”,

“Скіф на коні”, “Козак на коні”, “Скіф-стрілець” и другие, а также портре-

ты артистов Гущиной, Андреева, Боссе, Валицкой, Брыкина, Шаляпина.

117

Осенью 1909 г. Кавалеридзе поступил в Петербургскую академию

художеств, а в начале 1910 г. по совету скульптора И. Гинцбурга (1859–

1939) едет в Париж. В Париже он учится у известного скульптора

Н. Аронсона (1872–1943), посещает музеи, часто бывает в мастерской

знаменитого скульптора Огюста Родена. Роден охотно всречался с Ка-

валеридзе, интересовался учебой, планами на будущее, давал советы.

На одной из ранних скульптурных композиций молодого художника Ро-

ден написал: “Это сильно, видно талант. Но нужно работать, работать и

работать”. Обучение у Аронсона и Родена способствовало формирова-

нию Кавалеридзе как художника.

В 1910 г. Военно-историческое общество объявило конкурс на

проект памятника княгине Киевской Руси Ольге в Киеве. Кавалеридзе

принял участие в конкурсе, получил за свой проект первую премию и

вместе со своим товарищем по художественному училищу скульптором

П. Сниткиным и архитектором В. Рыковым под художественным руко-

водством Ф. Балавенского начал работу над памятником. В 1911 г. он

закончил учебу в Париже, приехал в Киев, завершил работу над памят-

ником и в августе того же года установил его на Михайловской площади

Киева невдалеке от украинских национальных святынь – Софийского

собора и Михайловского Золотоверхого монастыря.

Памятник представлял собой групповую композицию высотой де-

вять метров. В ее центре на высоком постаменте стояла фигура княги-

ни Ольги, слева от нее были установлены две фигуры первых славян-

ских просветителей Кирилла и Мефодия, справа – фигура проповедника

христианства апостола Андрея Первозванного, который по народной

легенде освятил в І-м столетии киевские горы и предсказал возникнове-

ние Киева. Статую княгини Ольги и группу “Кирилл и Мефодий” изваял

Кавалеридзе, а фигуру Андрея Первозванного выполнил Сниткин. Па-

мятник был из белого портландского цемента, мраморной крошки и реч-

ного песка. После открытия памятника имя художника стало широко из-

вестным.

Однако долго стоять этому чудесному монументу не было суждено.

В 1923 г. памятник по приказу коммунистической власти был разрушен.

Его воссоздали в мае 1996 г. Фигуры монументальной композиции вы-

полнили из белого каррарского мрамора, который привезли из Италии,

и установили на постамент из серого гранита. Надеемся, что творение

ума и рук Ивана Кавалеридзе, которое символизирует гармонию княже-

ской власти, слова Божьего и слова науки, теперь будет стоять всегда.

После работы над памятником княгине Ольге Кавалеридзе увлекся

кинематографом. В 1911–1915 гг. он работает художником-декора-

тором на московской кинофабрике, где совместно с режиссерами

Я. Протазановым110 и В. Гардиным111 принимает участие в создании

118

фильмов “Российской золотой серии”: “Уход великого старца”, “Ноктюрн

Шопена”, “Крейцерова соната”, “Анна Каренина”, “Сильная, как смерть”,

“Война и мир” и другие. Для этих фильмов он создавал интерьеры,

скульптурные портреты, декоративные композиции, экспериментировал

со светом.

Одновременно художник работал над скульптурой малых форм и

выполнил серию портретов выдающихся деятелей культуры: Я. Прота-

занова, Ф. Волкова, А. Пушкина, Н. Гоголя, М. Мусоргского, а также ста-

туэтки “Борис Годунов с приведением”, “Хоккеист”, “Ярослав Мудрый с

папирусом”, “Святослав в бою” и другие. Его статуэтки имели большой

успех, их отливали из серебра на ювелирной фабрике во многих экзем-

плярах. В 1912 г. художник принимает участие в конкурсе на проект па-

мятника Т. Шевченко в Киеве и получает поощрительную премию.

В 1815–1917 гг. Кавалеридзе служил в армии, с 1918 по 1928 г. жил в

Ромнах, где работал в отделе народного просвещения, учителем рисо-

вания в школах, режиссером в городском театре. В эти годы он создает

памятники Т. Шевченко (1918) и Героям Революции (1918–1921) в Ром-

нах, Григорию Сковороде (1922) в Лохвице, Артему (1923–1924) в

Бахмуте (теперь Артемовск) и Святогорске (теперь Славяногорск) в

1927 г., Т. Шевченко в Полтаве (1925) и Сумах (1926).

Для этого периода творчества Кавалеридзе характерны произведе-

ния монументальной скульптуры, в частности памятники Т. Шевченко в

Ромнах (1918), Г. Сковороде в Лохвице (1922) и Артему в Святогор-

ске (1927). Эти памятники выполнены из бетона и железобетона. О па-

мятнике Т. Шевченко Кавалеридзе писал: “Я стремился передать неодо-

лимую внутреннюю силу поэта, его неразрывную связь с родной зем-

лей”. И художник сумел это передать. Статую Г. Сковороды скульптор

поставил на низком постаменте, что символизирует близость философа

к земле и народу. Сковорода изображен босиком, с торбой с книгами и

свиткой, перекинутой через плечо, с посохом в руке, так, как он ходил

по Украине. Памятник Артему в Святогорске поражает своей необычной

монументальностью, его высота – 28 метров. Постаментом ему служат

высокие меловые горы над Северским Донцом, фигура Артема видна за

десятки километров.

В 1928–1933 гг. Кавалеридзе работает режиссером на Одесской ки-

нофабрике, а в 1934–1941 гг. на Каевской киностудии “Украинфильм”.

В эти годы он создает фильмы: “Ливень” (1929), “Перекоп” (1930),

“Штурмовые ночи” (1931), “Колиивщина” (1933), “Прометей” (1935), “На-

талка Полтавка” (1936), “Запорожец за Дунаем” (1938), “Стожары”

(1939).

В 1944–1948 гг. Кавалеридзе был старшим научным сотрудником

отдела монументальной скульптуры Академии архитектуры Украины и

выполнил скульптурные портреты Григория Сковороды, Выборного по

119

мотивам пьесы И. Котляревского “Наталка Полтавка”, Святослава, Бо-

гдана Хмельницкого и другие.

В 1949–1957 гг. скульптор активно работал над небольшими стату-

этками и станковыми портретами писателей, деятелей науки и выдаю-

щихся мастеров театрального искусства: А. Горького, Ф. Шаляпина в ро-

лях Дон-Кихота (опера “Дон-Кихот”) и Ивана Грозного (опера “Пскови-

тянка”), Ф. Шаляпина и А. Горького, А. Пушкина и Н. Гоголя, А. Толстого и

А. Горького, А. Толстого, И. Павлова, А. Бучмы в роли Николая Задорож-

ного (пьеса “Украденное счастье”), Н. Стражеско, И. Паторжинского в

роли Карася и М. Литвиненко-Вольгемут в роли Одарки (опера “Запоро-

жец за Дунаем”) и другие.

В 1957–1962 гг. Кавалеридзе работал режиссером Киевской кино-

студии имени А. Довженко. На студии он осуществил съемку биографи-

ческой киноленты “Григорий Сковорода” (1958). Образ Г. Сковороды

привлекал художника своей необычностью и легендами. В 1922 г. он со-

здал уникальный монумент философа в Лохвице и его бюст для села

Чернухи на Полтавщине, где он родился, а в 1958 г. завершил работу

над образом киноповестью. Последним кинофильмом, созданным Кава-

леридзе, была кинодрама “Гулящая” (1961) по мотивам одноименного

романа Панаса Мирного. Скульптурные работы этого времени: памят-

ник Богдану Хмельницкому в городе Кобеляки, горельеф “Прометей”

для музея Леси Украинки в Киеве. В 1962 г. состоялась персональная

выставка художника, на ней экспонировалось более 100 его работ.

В 1963–1965 гг. он работает над скульптурами малых форм:

“М. Кропивницкий”, “Т. Шевченко в ссылке”, “Война и мир”, “Во глубине

сибирских руд”.

Кавалеридзе автор пьес “Вотанов меч” (1966), “Перекоп” (1967),

“Первая борозда” (1970), “Мышь в пустой корзине” (1970), “Соль” (1970).

В последние годы жизни художник создал скульптурные работы, ко-

торые воплощают размышления автора над смыслом жизни: “Начало”,

“Журавли летят”, “Верность”, памятники Ярославу Мудрому и Григорию

Сковороде в Киеве и другие.

Умер Иван Петрович 3 декабря 1978 г. в Киеве, похоронен на

Байковом кладбище.

120

(1857–1904)

Роман Кондратенко

к

военачальник

Герой обороны Порт-Артура во время русско-японской войны 1904–

1905 гг., генерал Роман Исидорович Кондратенко родился 12 октября

1857 г. в городе Тифлисе (ныне Тбилиси, Грузия) в семье офицера,

старого кавказского солдата, получившего после полувековой службы в

армии чин прапорщика.

Трудовая жизнь Романа началась рано. До поступления в школу он

продавал на тифлисских базарах искусственные цветы и мелкие без-

делушки, которые делали его сестра и мать-белошвейка. С третьего

класса стал давать уроки детям состоятельных родителей и этим помо-

гал своей семье.

Решив посвятить свою жизнь службе в армии, он с отличием закон-

чил военную гимназию в Полоцке (1874), а затем Военно-инженерное

училище (1877) и Инженерную академию (1882) в Петербурге. После

окончания академии молодого военного инженера направили на строи-

тельство Батумской крепости, где процветали казнокрадство и продаж-

ность военных строителей и подрядчиков. Его попытка борьбы с этим

злом привела к конфликту. На предложенную взятку он ответил пощечи-

ной. Начался судебный процесс, после которого Роман Исидорович ре-

шил оставить инженерную деятельность.

Не желая расставаться с любимым военным делом, он в 1886 г. с

отличием окончил Академию Генерального штаба и стал служить в

строевых частях. В 1903 г. он уже в генеральском чине командовал 7-й

Восточно-Сибирской стрелковой бригадой на Дальнем Востоке.

В 1904 г. его произвели в чин генерал-лейтенанта, бригаду развернули

в дивизию и направили в Порт-Артур.

В конце ХІХ – начале ХХ ст. между Россией и Японией резко

обострилась борьба за господство над важными в стратегическом и

экономическом отношении районами Дальнего Востока. Япония в ре-

зультате японско-китайской войны 1894–1895 гг. захватила значи-

тельную часть территории Китая. Со своей стороны, Россия в 1896 г.

121

заключила договор с Китаем на строительство Китайской Чанчуньской

железной дороги от станции Маньчжурия до Суйфыньхэ и от Харбина

до Даляня (Дальнего), а в 1898 г. взяла в аренду у Китая Квантунский

полуостров на Желтом море сроком на 25 лет для постройки военно-

морской крепости в городе Люйшунь, получившей название Порт-Артур.

Во время подавления Ихэтуаньского восстания крестьян и городской

бедноты Северного Китая (1899–1901) царские войска в 1900 г. оккупи-

ровали Маньчжурию.

В 1903 г. Россия закончила строительство Чанчуньской железной

дороги. В 35 км от Порт-Артура на месте рыбацкого поселка Далянь

заканчивалось строительство крупного торгового порта Дальний.

Однако строительство Порт-Артура, предназначенного для базирования

главных военно-морских сил России на Тихом океане шло медленно.

К февралю 1904 г. из 552 орудий в Порт-Артуре в готовности

находилось только 116, а гарнизон крепости состоял из неполностью

укомплектованных 4-й и 7-й Восточно-Сибирских стрелковых дивизий.

Крепость была слабо укреплена со стороны суши. Комендантом кре-

пости и начальником Квантунского укрепленного района был генерал-

лейтенант А. М. Стессель (1848–1915), человек бездарный и малоду-

шный. На Порт-Артур базировалась 1-я Тихоокеанская эскадра под

командованием вице-адмирала О. В. Старка, в состав которой входило

7 броненосцев, 9 крейсеров, 24 миноносца, 4 канонерские лодки, 2 мин-

ных заградителя и 2 минных крейсера.

Считая Японию слабым противником, Россия надлежащим образом

не готовилась к войне. Вооруженные силы Японии в начале войны

превышали силы России, она имела превосходный флот и современ-

ную армию.

Война началась в ночь на 9 февраля 1904 г. внезапным нападени-

ем японского флота на русскую эскадру в Порт-Артуре, стоявшую на

внешнем рейде без охранения. 10 японских миноносцев торпедами

повредили 2 эскадренных броненосца и крейсер. В этот же день в не-

равном бою с японской эскадрой контр-адмирала Уриу (1 броненосный

крейсер, 5 легких крейсеров и 8 миноносцев) при попытке прорыва из

корейского порта Чемульпо (Инчхон) в Порт-Артур героически погибли

крейсер “Варяг” и канонерская лодка “Кореец”.

Утром 9 февраля 1904 г. к Порт-Артуру подошли главные силы

японского флота под командованием вице-адмирала Того в составе 6

броненосцев, 5 броненосных крейсеров, 4 крейсеров и миноносцев. Не

достигнув успеха в бою, японские корабли блокировали Порт-Артур, что

позволило беспрепятственно перебрасывать войска морем из Японии в

122

Корею. Попытка японцев 24 февраля закрыть вход в порт, затопив гру-

женные камнем суда, не удалась.

Тяжелые повреждения двух броненосцев и крейсера, гибель

крейсера “Варяг” и канонерской лодки “Кореец” в первый день войны

серьезно ослабили 1-ю Тихоокеанскую эскадру, подорвали моральный

дух личного состава флота и армии. В Порт-Артуре среди высшего

командования царили паника и растерянность.

8 марта 1904 г. в Порт-Артур прибыл новый командующий флотом

на Тихом океане, выдающийся флотоводец и создатель тактики

броненосного флота вице-адмирал Степан Осипович Макаров (1848–

1904). Макаров понимал, что успех России в войне с Японией возможен

только при условии активных действий флота. Он говорил, что “если

наш флот в состоянии будет командовать морем, то Япония будет

совершенно бессильна что-либо сделать”. Поэтому задача флота

состояла в том, чтобы помешать Японии перебрасывать войска на

континент и таким образом не дать ей возможности навязать России тя-

желую сухопутную войну в отдаленном от нее театре военных действий.

Появление Макарова в Порт-Артуре вызвало необычайный энтузи-

азм на флоте и среди защитников крепости. Он немедленно принял ре-

шительные меры по усилению обороны базы флота, скорейшему вводу

в строй поврежденных кораблей, повышению боевой активности

эскадры. Эскадра стала систематически и часто выходить в море. Но

руководство Макарова оказалось недолгим. Утром 13 апреля 1904 г.

при выходе кораблей эскадры в море на японских минах подорвался и

затонул эскадренный броненосец “Петропавловск”. Погибли Макаров и

почти весь экипаж корабля. После гибели Макарова боевая активность

флота практически прекратилась.

С первых дней войны сухопутную оборону Порт-Артура возглавил

генерал-лейтенант Роман Исидорович Кондратенко. Он стал душой

обороны крепости. Разносторонние знания общевойскового командира

и военного инженера позволили ему в короткий срок фактически

заново создать систему обороны. Под его руководством обустраи-

вались дальние и ближние подступы к крепости, устанавливались

новые артиллерийские батареи, строились полевые укрепления,

достраивались форты.

В мае японцы высадились в Дальнем, овладели Циньчжоу и, пре-

рвав железнодорожное сообщение и телеграфную связь крепости с рус-

ской армией в Маньчжурии, атаковали позиции, прикрывавшие

дальние подступы к крепости. Попытки русских войск задержать проти-

вника не имели успеха. Командование Маньчжурской армии (командую-

щий генерал А. Н. Куропаткин) направило на помощь Порт-Артуру 1-й

123

Восточно-Сибирский корпус, но 14–15 июня он потерпел поражение под

Вафангоу и отошел на север.

Для осады Порт-Артура японцы сформировали 3-ю армию

генерала Ноги (до 48 тыс. чел., 400 орудий, 72 пулемета), которая 30

июня начала осаду крепости. К этому времени, благодаря энергичным

действиям Кондратенко, оборонительные сооружения Порт-Артура были

улучшены, гарнизон усилен до 41 тысячи человек, 646 орудий и 62 пуле-

метов.

24 августа – 3 сентября 1904 г. произошло Ляоянское сражение,

после которого Маньчжурская армия отошла к реке Шахэ, где с 5 по

17 октября происходили кровопролитные бои. Обе стороны понесли тя-

желые потери и перешли к обороне, война приняла позиционный ха-

рактер. Главнокомандующий японскими войсками маршал Ояма принял

решение в кратчайший срок овладеть Порт-Артуром, чтобы вы-

свободить осаждавшую его армию для действий на главном направле-

нии в Маньчжурии.

В связи с угрозой захвата японцами кораблей 23 июня и 10 августа

1904 г. эскадрой были предприняты попытки прорваться во Влади-

восток. После неудачного сражения в Желтом море 10 августа большая

часть эскадры вернулась в Порт-Артур и до конца осады простояла в

бездействии по вине своих бездарных начальников. Несколько

кораблей прорвались в иностранные порты, где были интернированы. С

этого времени корабли эскадры были полностью привлечены к обороне

крепости и поддерживали войска огнем корабельной артиллерии.

Значительная часть личного состава кораблей сражалась на суше, 284

корабельных орудия были переданы для усиления крепости.

16 августа 1904 г. японское командование предложило сдать кре-

пость, но предложение было отклонено. 19 августа японская армия

предприняла общий штурм. В результате ожесточенных боев противни-

ку ценой потери 20 тысяч человек (русские потеряли более 6 тысяч

человек) удалось лишь в нескольких местах вклиниться в оборону кре-

пости. Японские войска были вынуждены перейти к длительной осаде.

Успешное отражение четырех штурмов крепости стало возможным

благодаря героизму солдат, матросов и офицеров армии и флота при

умелом руководстве обороной генерала Кондратенко. Широко

используя сметку и изобретательность защитников крепости, он

руководил созданием и применением новых средств вооружения – ру-

чных гранат, минометов, новых типов противопехотных мин, проволо-

чных заграждений с током высокого напряжения, ручных пулеметов.

Артиллеристы впервые в боевых условиях стали вести огонь с закры-

124

тых огневых позиций, был приобретен опыт применения прожекторов и

ведения боевых действий в ночных условиях.

Кондратенко был примером мужества, неукротимой энергии и пред-

приимчивости для всех солдат и офицеров. Будучи требовательным, он

довольно просто держался с подчиненными и всегда поощрял их

разумную инициативу. Все тяготы войны разделял со своими боевыми

товарищами, не делая для себя никаких поблажек и исключений. В

самые ответственные моменты появлялся на наиболее опасных уча-

стках обороны. Человеческие качества и высокий профессионализм

создали ему исключительный авторитет в войсках.

К 5 декабря 1904 г., потеряв до 8 тысяч человек, японцы заняли

гору Высокая. Корректируя с нее стрельбу тяжелой артиллерии, они на-

чали систематический обстрел крепости и кораблей, стоявших на вну-

треннем рейде. 15 декабря во время обстрела форта №2 погибли орга-

низатор и вдохновитель сухопутной обороны Порт-Артура генерал Ро-

ман Исидорович Кондратенко и его ближайшие помощники. Известие о

гибели генерала вызвало искреннюю скорбь в армии и на флоте. Все

понимали, что руководить обороной Порт-Артура стало некому, кре-

пость потеряла одного из своих героев. Кондратенко похоронили на хол-

ме у Плоского мыса, откуда открывался вид на океан. В 1905 г. прах

генерала был перевезен в Петербург и похоронен в Александро-Нев-

ской лавре.

После гибели Кондратенко начальником сухопутной обороны кре-

пости был назначен генерал А. В. Фок, который сразу же вдвое сократил

численность гарнизонов всех фортов. 2 января 1905 г. вопреки тре-

бованиям устава и мнению большинства участников военного совета,

высказавшихся за продолжение обороны Порт-Артура, начальник

Квантунского укрепленного района генерал-лейтенант А. М. Стессель

подписал акт о капитуляции гарнизона, который был еще способен

продолжать оборону.

Накануне капитуляции были уничтожены уцелевшие корабли,

приводились в негодность орудия, сжигались склады. Эскадренный

броненосец “Севастополь” был затоплен, шести миноносцам и неско-

льким катерам удалось прорваться в китайские порты.

Преступная сдача Порт-Артура отрицательно повлияла на

дальнейший ход русско-японской войны 1904–1905 гг., которая была

позорно проиграна Россией. Падение Порт-Артура стало военным

крахом и началом глубокого политического кризиса российского

самодержавия.

В 1906 г. под давлением общественного мнения Стессель и другие

виновники сдачи Порт-Артура были отданы под суд. Следствие выявило

125

полную бездарность Стесселя, сознательно подготовлявшего крепость к

сдаче. Верховный военно-уголовный суд в феврале 1908 г. приговорил

его к расстрелу, замененному десятилетним заключением в Петропа-

вловской крепости. В мае 1909 г. он был помилован царем Николаем ІІ

и уехал за границу, где и умер в 1915 г.

(1897–1942)

Юрий Кондратюк

к

ученый в области космонавтики и

ветроэнергетики, пионер ракетной

техники и теории космических полетов

Юрий Васильевич Кондратюк вошел в мировую историю техники

как выдающийся ученый и изобретатель в области космонавтики. В ше-

ренге украинских пионеров ракетной техники его имя стоит после

А. Д. Засядько (1778–1837) и Н. И. Кибальчича (1853–1881), за ними

следуют С. П. Королев (1907–1966) и В. П. Глушко (1908–1989). Выдаю-

щийся украинский писатель Олесь Гончар назвал Кондратюка “гением в

обмотках”.

Долгое время имя и истинная биография ученого замалчивались.

А у него было два имени: настоящее Александр Игнатьевич Шаргей, ко-

торое он скрыл, опасаясь репрессий за службу в белой армии, и имя по

паспорту, которым он воспользовался после смерти студента Юрия

Васильевича Кондратюка, умершего в Киеве в 1921 г.

Родился Александр 21 июня 1897 г. в Полтаве в семье Игната

Бенедиктовича и Людмилы Львовны Шаргей. Отец был студентом Киев-

ского университета, мать преподавала географию и французский язык в

одной из киевских гимназий на Подоле. Родители Александра прини-

мали участие в политических демонстрациях, за что Игната Бенеди-

ктовича исключили со второго курса университета, а Людмилу Львовну

за работу в подпольной организации арестовали и заключили в Лукья-

новскую тюрьму, где она тяжело заболела. При аресте Людмила

Львовна была на четвертом месяце беременности и родила сына буду-

чи душевнобольной. Болезнь прогрессировала и в 1903 г. ее в безнаде-

жном состоянии поместили в психиатрическую больницу, вскоре она

умерла. В 1910 г. от неизлечимой болезни умер отец Александра и он в

13 лет остался без родителей. Его воспитанием занимались, жившие в

Полтаве, бабушка Екатерина Кирилловна Петраш и ее второй муж Аким

Никитович Даценко.

126

Обучаясь во 2-й полтавской гимназии, Александр проявил необык-

новенные способности в математике и других точных науках. В 16 лет

увлекся мыслью о межпланетных полетах и с этих пор разработка во-

просов полета в космос стала целью его жизни. Он самостоятельно изу-

чает высшую математику, физику, механику, астрономию, химию. Запер-

шись в комнате и отвлекшись от мира за окном, он вычисляет и чертит

траектории полетов своих межпланетных кораблей. Так в Полтаве гени-

альный юноша создавал первый вариант работы о межпланетных путе-

шествиях.

В 1916 г. он с отличием закончил гимназию и без экзаменов по-

ступил на первый курс механического отделения Петроградского поли-

технического института, продолжая работать над первым вариантом

своего труда. Однако учеба в институте скоро была прервана и больше

никогда не возобновлялась. Все, что создал этот необыкновенно талант-

ливый человек, было достигнуто им самостоятельно.

Шла Первая мировая война и студента Шаргея в 1916 г. мо-

билизовали в армию и направили на учебу в школу прапорщиков при

одном из юнкерских училищ Петрограда. Он торопится закончить свою

работу до отправки на фронт, где может случиться непредвиденное.

В марте 1917 г., когда Александру не было еще 20 лет, он закончил

свою работу, сделав в ней вывод о возможности преодоления земного

притяжения с помощью космического аппарата и ракеты-носителя.

Независимо от К. Э. Циолковского (1857–1935), не зная его трудов о ме-

жпланетных полетах, Шаргей разработал основные проблемы

космонавтики, космических полетов и конструирования межпланетных

кораблей. В работе исследованы различные траектории и трассы поле-

тов ракет на Луну и другие планеты Солнечной системы.

После окончания школы прапорщиков Шаргея отправляют на Закав-

казский фронт. В период Гражданской войны его дважды мобилизовы-

вали в белую армию, из которой он дважды бежал. С 1918 г. он работал

в Полтаве, Киеве и на станции Бобринская грузчиком, слесарем, эле-

ктриком. Осенью 1919 г. Шаргей завершает второй вариант своей рабо-

ты и называет ее “Тем, кто будет читать, чтобы строить”. Работа

дополнена обоснованием применения межпланетных баз на орбитах

искусственных спутников Земли, в ней приведены схемы устройства

для утилизации солнечной энергии и рассмотрены другие вопросы

космических полетов.

В 1921–1927 гг. Шаргей работал в Малых Висках (ныне Ки-

ровоградская область) на сахарном заводе кочегаром, машинистом, а

затем механиком зерновых элеваторов на северокавказских желе-

знодорожных станциях Крыловская и Эльхотово. В Малых Висках в ав-

127

густе 1921 г. он изменил свою фамилию и стал Юрием Кондратюком. В

1925 г. Кондратюк заканчивает третий вариант рукописи. Назвав работу

“О межпланетных путешествиях”, отослал ее в Главнауку. Главнаука

одобрила работу, но отказала автору в издании из-за отсутствия средств.

В 1927–1930 гг. Кондратюк работал в Новосибирске, проектировал

и строил зерновые элеваторы в Сибири. Здесь он доработал свой труд

и в январе 1929 г. издал его за свой счет под названием “Завоевание

межпланетных пространств”. В нем Кондратюк привел основное

уравнение полета ракеты; обосновал возможность применения ракет

для межпланетных сообщений; рассмотрел выгодные траектории

космических полетов; изложил теорию многоступенчатых ракет; решил

задачу посадки космического аппарата на поверхность планеты, лишен-

ной атмосферы. В нем рассмотрены также проблемы создания проме-

жуточных межпланетных баз – спутников планет, возвращения космиче-

ских кораблей на Землю и их посадки с торможением атмосферой;

предложены виды ракетного топлива, решены некоторые вопросы раке-

тодинамики, ракетостроения и другие проблемы, связанные с ос-

воением космического пространства. Мировая наука того времени не

смогла оценить всю грандиозность заложенных в труде Кондратюка мы-

слей. Практическое значение труда стало понятно позднее. Многие

разработки Кондратюка используются по мере развития космонавтики.

В частности американцы, реализуя программу “Аполлон”, в 1969 г. осу-

ществили полет на Луну по “трассе Кондратюка”, использовали его схе-

му посадки и высадки людей на лунную поверхность.

В 1930 г. в городе Камень-на-Оби по проекту и под личным

руководством Кондратюка построили уникальное хранилище на 10 ты-

сяч тонн зерна без единого гвоздя. Это сооружение эксплуатируется до

наших дней. 31 июля 1930 г. Кондратюка арестовали, необоснованно

обвинив в том, что он специально построил зернохранилище без

гвоздей, чтобы оно быстрее развалилось. Приговорили к трем годам ли-

шения свободы. Весной 1932 г. по личному ходатайству наркома тяже-

лой промышленности Г. К. Орджоникидзе невиновного Кондратюка

освободили из заключения (реабилитирован в 1970 г.).

После освобождения из заключения он работал инженером в

краевой конторе “Союзмука” (Сибирь), а с 1933 г. в Украинском научно-

исследовательском институте промышленной энергетики (Харьков)

руководил группой по разработке своего проекта крупнейшей в мире

Крымской ветроэлектростанции (мощность 12 тыс. кВт) на горе Ай-

Петри. После смерти Г. К. Орджоникидзе (1937), который курировал

проект, строительство станции прекратилось. Разработки Кондратюка

по строительству высотных железобетонных сооружений башенного

типа были использованы при сооружении телебашни в Останкино

128

(Москва). Перед Великой отечественной войной 1941–1945 гг.

Кондратюк работал в Центроэнергострое (Москва). Осенью 1941 г. он

добровольцем вступил в народное ополчение Киевского района

Москвы. Его зачислили рядовым роты связи. В одном из боев он погиб

между 22 и 25 февраля 1942 г. у деревни Кривцово Орловской области,

ныне Российской Федерации.

На космодроме мыса Канаверал (штат Флорида, США) установлен

бюст Кондратюка, его именем назван один из кратеров на обратной

стороне Луны и астероид. В 1997 г. Национальный банк Украины выпу-

стил юбилейную монету номиналом 2 гривни в ознаменование 100-ле-

тия со дня рождения Юрия Васильевича Кондратюка (Александра

Игнатьевича Шаргея) – выдающегося украинского ученого в области

космонавтики и ветроэнергетики, одного из пионеров ракетной техники и

теории космических полетов.

(1769–1838)

Иван Котляревский

к

писатель,

основоположник новой украинской литературы

Будеш, батьку, панувати,

Поки живуть люди,

Поки сонце з неба сяє,

Тебе не забудуть!

Т. Г. Шевченко “На вічну

пам’ять Котляревському”

Основоположник новой украинской литературы Иван Петрович Ко-

тляревский родился 9 сентября 1769 г. в городе Полтаве в семье

канцеляриста городского магистрата. Котляревский происходил из

украинского казацкого рода, который в 1793 г. внесли в список дворян.

Детство будущего писателя прошло в Полтаве среди украинской при-

роды у живописной реки Ворсклы. Получив начальное образование у

местного дьяка, он в 1780 г. поступил в полтавскую “Словенскую семи-

нарию”, в которой изучались русский и латинский языки и литература,

поэтика, риторика112, философия и богословие. Изучая поэтику и ри-

торику, семинаристы переводили на русский язык произведения Верги-

лия, Овидия, Горация. В программу обучения был включен и

французский язык, с которого впоследствии Котляревский свободно

129

делал переводы. В годы учебы он пристрастился к стихосложению и

хорошо рифмовал слова.

В 1789 г., не доучившись, оставил семинарию и поступил на службу

в Новороссийскую канцелярию, находившуюся тогда в Полтаве. Затем

служил в Полтавской дворянской опеке, а с 1793 г. становится учителем

детей помещиков на Полтавщине. Посещая вечерницы, пел с молоде-

жью украинские песни, прислушивался к народной речи, записывал

острые слова, запоминал обычаи, обряды и верования. Слушая рас-

сказы казаков о героическом прошлом Украины, решил изобразить

народным языком жизнь своего народа, показать его душу, величие

духа, исторический оптимизм, отвагу, великодушие, трудолюбие, чест-

ность и доброту. В 1794 г. он начинает воплощать свой замысел,

используя сюжет эпической поэмы “Энеида” римского поэта Вергилия

(70–19 гг. до н. э.) и показывая в ее образах прошлое и настоящее

Украины.

В 1796 г. Котляревский поступил на военную службу в Сиверский

карабинерный полк и до 1806 г. служил в нем на Полтавщине. В полку

он продолжает перерабатывать в бурлескном113 стиле “Энеиду” Верги-

лия, которая начала распространяться в списках. В 1798 г. в Петербурге

без ведома автора коллежский асессор М. И. Парпура (по происхо-

ждению конотопский помещик) издает первые три части поэмы под на-

званием “Энеида на малороссийский язык перелицованная И. Котля-

ревским”.

Не прекращая работы над “Энеидой”, Котляревский в 1804 г. пишет

“Пісню на Новий 1805 г. пану нашому і батьку князю Олексію Борисови-

чу Куракіну”, который в 1802–1807 гг. был генерал-губернатором Полта-

вской и Черниговской губерний.

В 1806–1807 гг. Котляревский в чине штабс-капитана в составе Си-

верского полка принимал участие в русско-турецкой войне 1806–

1812 гг., проявив отвагу при осаде Бендер и взятии крепости Измаил.

В 1807 г. он перешел в Псковский драгунский полк, а в следующем году

в чине капитана вышел в отставку. В это время (1808) в Петербурге в ти-

пографии Ивана Глазунова было напечатано второе издание поэмы.

Выйдя в отставку, Котляревский едет в Петербург, надеясь устрои-

ться на гражданскую службу. Но из-за отсутствия знакомств и связей

эта попытка не имела успеха. Находясь в Петербурге, он в 1809 г. осу-

ществляет первое авторское издание поэмы с добавлением четвертой

части, назвав ее “Вергилиева Энеида на малороссийский язык перело-

женная И. Котляревским”. К поэме он приложил “Словарь малорос-

сийских слов, содержащихся в Энеиде, с русским переводом”.

130

В середине 1810 г. Котляревский возвращается в Полтаву и на-

значается надзирателем полтавского “Дома воспитания детей бедных

дворян”. Это учебное заведение, основанное в 1805 г. князем А. Б. Ку-

ракиным, давало знания по математике, географии, черчению, лите-

ратуре, военному делу. Котляревский проявил себя деятельным и гу-

манным педагогом, образ которого нарисован Т. Г. Шевченко в повести

“Близнецы”. Среди его воспитанников был выдающийся математик

М. В. Остроградский. Приветливость и доброта писателя вызывала

уважение и любовь всех кто с ним встречался. Он был душой общества,

прекрасным рассказчиком, говорил весело, любил острую шутку, речь

его была красочной, пересыпанной пословицами и поговорками.

Добросовестность и энергичность Котляревского была замечена

генерал-губернатором края князем Я. И. Лобановым-Ростовским и он в

начале Отечественной войны 1812 г. поручает ему формирование

Полтавского конного полка Украинского казачьего войска. Сформировав

в течении 17 дней полк, Котляревский, не оставляя своей должности

надзирателя “Дома воспитания детей бедных дворян”, выполняет в

период войны особые поручения генерал-губернатора, выезжая в 1813–

1814 гг. в Петербург и Дрезден. Победу над Наполеоном он отметил,

написав кантату “Малороссийских губерний общий хор” (конец 1814 –

начало 1815 г.).

В 1817 г. за деятельность по “Дому воспитания детей бедных

дворян” награжден чином майора. В это время он трудится над пятой

частью “Энеиды” и переводит на русский язык “Оду Сафо”114 (1817). В

1818 г. правитель канцелярии генерал-губернатора декабрист М. Н.

Новиков (1777–1824) основал в Полтаве масонскую115 ложу “Любовь к

истине” (1818–1819), членом которой стал Котляревский. Состав ложи

социально и идеологически был очень неоднороден. Масонство не

было ни революционным, ни даже заметно оппозиционным течением.

Оно выражало в коллективной форме индивидуальное самосоверше-

нствование человека. В том же 1818 г. писателя избирают членом харь-

ковского “Общества любителей изящной словесности”, с 1819 по 1830 г.

он казначей и книгохранитель Полтавского отделения Библейского об-

щества. В 1821 г. его избирают почетным членом петербургского

“Вольного общества любителей российской словесности”, которое было

под влиянием декабристской идеологии. На заседаниях общества в

1821–1823 гг. читали отрывки из пятой части “Энеиды”. Котляревский не

был декабристом, хотя его имя значится в “Алфавите членам бывших

тайных злоумышленных обществ...”, составленном в 1827 г. правителем

дел Следственной комиссии А. Д. Боровковым. На его причастность к

декабристскому движению показал декабрист Матвей Муравьев-

131

Апостол, назвав его в числе членов Малороссийского общества. Однако

“по изысканию Комиссии оказалось, что общества сего никогда не было,

а потому показание о Котляревском оставлено без уважения”. В творче-

стве писателя никакого влияния революционных идей декабристов не

проявилось.

В 1821 г. Котляревский писал поэту Н. И. Гнедичу о том, что “Энеи-

да” явилась результатом “двадцатишестилетнего моего терпения и

посильных трудов”. Но писатель не увидел издания своей поэмы при

жизни. Полный ее текст в шести частях был издан в Харькове в 1842 г.

Поэма стала первым произведением новой украинской литературы,

написанным народным языком. Она была с восторгом принята всеми

слоями общества от грамотного селянина до богатого пана. Поэма

открыла читателю украинский национальный мир с его неповторимой

историей, бытом и обычаями, морально-этическими представлениями и

социальными противоречиями. Произведение проникнуто любовью к

народу и к его патриотическим чувствам. Простой народ, украинцы, чи-

тал и перечитывал поэму, узнавая в ее героях самих себя.

В 1818–1821 гг. Котляревский стал одним из двух директоров

Полтавского театра. Он прилагал много усилий в подготовке его ре-

пертуара, нередко сам переделывал тексты пьес, бывал на репетициях

и спектаклях. Атмосфера театральной жизни Полтавы, дружба с акте-

рами, побудили его в 1819 г. написать собственные пьесы “Наталка

Полтавка” и “Москаль-чарівник” (“Солдат-чародей”). Эти пьесы положи-

ли начало новой украинской драматургии и созданию национального

театра. Они были приняты публикой с одобрением не только в Украине,

но и во многих городах России и в обеих столицах (Петербурге и Моск-

ве). В этих пьесах раскрылся блестящий талант артиста М. С. Щепкина

(1788–1863), с которым Котляревский дружил долгие годы и способ-

ствовал его выкупу из крепостной неволи.

Котляревский создал комедии, героями которых стали предста-

вители простого народа, достойные уважения и подражания. Пьесы

наполнены украинскими народными песнями, юмором и реальной жи-

знью. В них выражена любовь к человеку, показаны высокие нравстве-

нные качества украинского народа. Они оказывают на зрителя большое

эмоциональное воздействие. Выдающийся украинский драматург и

актер И. К. Карпенко-Карый назвал пьесу “Наталка Полтавка” прамате-

рью украинского народного театра и образцом народной поэзии в

драматической форме.

В 1827–1835 гг. Котляревский занимал должность попечителя

Полтавского богоугодного заведения, одновременно исполняя обязан-

ности надзирателя “Дома воспитания детей бедных дворян”. На этой до-

132

лжности он помогал обиженным и обездоленным людям, заботился о

больных и бедных.

В 1835 г. Котляревский оставил службу с годовой пенсией в 500 ру-

блей. В последние годы жизни поддерживал связи со многими деятеля-

ми культуры и учеными, вел переписку с Н. И. Гнедичем, О. М. Со-

мовым, М. А. Максимовичем, Д. Н. Бантышем-Каменским и другими.

В 1829–1838 гг. у него в Полтаве побывали писатель Н. В. Гоголь,

издатель журнала “Отечественные записки” П. П. Свиньин, историк

М. П. Погодин, этнограф В. В. Пассек и филолог И. И. Срезневский. Все

они отмечали его глубокое знание украинской истории, народного быта

и поэзии.

Умер Иван Петрович 10 ноября 1838 г. в Полтаве, где и похоронен.

С именем Котляревского связано создание новой украинской лите-

ратуры с ее реализмом, народностью и высокими гуманистическими

идеалами. Его произведения оказали большое влияние на творчество

многих украинских писателей, драматургов и композиторов. Котля-

ревский приблизил литературу к широким народным массам, показал

ценность языковой культуры народа.

По мотивам произведений Котляревского созданы оперы “Эней в

странствиях” (Я. О. Лопатинский), “Энеида” и “Наталка Полтавка”

(Н. В. Лысенко).

В 1903 г. в Полтаве сооружен памятник Котляревскому (скульптор

Л. П. Позен). В 1904 г. издан литературный сборник “На вічну пам’ять

Котляревському”, в котором приняли участие И. Франко, М. Коцюби-

нский, Леся Украинка, И. Карпенко-Карый, Панас Мирный, В. Стефаник

и другие. В 1952 г. в Полтаве открыт музей И. П. Котляревского. В 1969 г.

общественность многих стран мира отметила 200-летие со дня его рож-

дения. В 1973 г. в Киеве открыт памятник писателю (скульптор

Г. Н. Кальченко). В Полтаве создан мемориальный комплекс “Усадьба И.

П. Котляревского”.

(1842–1921)

Петр Кропоткин

к

ученый, теоретик анархизма, революционер

Ученый с мировым именем, один из теоретиков анархизма, рево-

люционер Петр Алексеевич Кропоткин родился 9 декабря 1842 г. в

133

Москве. Его отец, Алексей Петрович Кропоткин (около 1800–1873), при-

надлежал к одному из древнейших российских княжеских родов, веду-

щих свое происхождение от Рюрика (г. р. неизв.–879). Основателем

рода Кропоткиных был внук Ростислава Мстиславовича Удалого, он и

потомки которого были великими князьями Смоленскими. Из поколения

в поколение Кропоткины служили в армии, участвовали в войнах. Алек-

сей Пертович был генералом. Мать, Екатерина Николаевна (1811–

1846), происходила из украинского шляхетского рода, основатель кото-

рого гетман запоржских казаков Иван Михайлович Сулима (г. р. неизв.–

1635) вошел в историю Украины как предводитель восстания запорож-

цев в 1635 г. против польского владычества. Ее отец, генерал Николай

Семенович Сулима (1777–1840), герой Отечественной войны 1812 г.,

был командиром корпуса и генерал-губернатором Восточной, а затем

Западной Сибири. Екатерина Николаевна была хорошо образованной и

разносторонне одаренной женщиной, знала литературу, любила музыку,

хорошо рисовала. В семье Кропоткиных было четверо детей: дочь Лена

и три сына – Николай, Александр и Петр. Екатерина Николаевна умер-

ла, когда Петру было три с половиной года. Через два года после смер-

ти матери отец женился во второй раз на Елизавете Марковне, одной из

дочерей адмирала Карандино.

Петр получил хорошее домашнее образование, много читал.

Огромное впечатление на него произвело творчество Н. В. Гоголя, лю-

бимым поэтом был Н. А. Некрасов. Интересовали его и исторические

романы Михаила Николаевича Загоскина и Александра Дюма. Несколь-

ко позже он начал читать произведения Эмиля Золя и Альфонса Додэ.

В августе 1857 г. открылась вакансия в Пажеском корпусе и мачеха

отвезла Петра в Петербург. В этом привилегированном учебном заведе-

нии, находящемся в ведении императорского двора, воспитывалось сто

пятьдесят мальчиков, большей частью детей придворной знати. После

четырех- или пятилетнего пребывания в корпусе окончившие его выпус-

кались офицерами в любой по выбору гвардейский или армейский полк.

Обучаясь в корпусе, Петр по субботам посещал свою сестру Лену,

муж которой, Николай Павлович Кравченко, имел хорошую библиотеку.

В библиотеке были произведения античных и французских философов,

российских и иностранных писателей. Здесь Петр до глубокой ночи чи-

тал “Философский словарь” Вольтера, произведения Марка Аврелия,

“Происхождение видов” Дарвина. Глубоко запал в его душу и на всю

жизнь наложил свой отпечаток роман И. С. Тургенева “Накануне” (1860).

Он читал роман всю ночь не отрываясь. Герой романа, болгарский па-

триот Инсаров, поглощенный идеей освобождения своей родины,

произвел на него сильнейшее впечатление. Роман с юных лет опреде-

134

лил его стремление к борьбе за свободу. В корпусе определяются его

политические взгляды, они имели четко выраженный антикрепостниче-

ский и антисамодержавный характер.

В середине мая 1862 г. заканчивалось пребывание в корпусе. Нуж-

но было определять свою дальнейшую судьбу. Кропоткину чужда была

жизнь при дворе с ее балами и парадами и он давно решил не посту-

пать в гвардию. Пошлость светской жизни тяготила его. Он мечтал по-

ступить в университет, но мечту об учебе в университете пришлось

оставить, так как это означало разрыв с отцом, который связывал его

будущее с военной службой. И он решил ехать на Дальний Восток, счи-

тая, что Сибирь бесконечное поле для применения своих способностей.

Оставалось выбрать полк и он его выбрал в конном казачьем Амурском

войске. Петербург Кропоткин оставил без сожаления.

Пять лет, проведенные в Сибири (1862–1867), были для него насто-

ящей школой изучения жизни и человеческих характеров. Когда он при-

ехал в Иркутск, реакционная волна, поднимавшаяся в Петербурге, еще

не достигла столицы Восточной Сибири. Его определили в полк и назна-

чили исполнять обязанности секретаря двух комитетов при генерал-

губернаторе края: комитета по разработке реформы тюрем и всей си-

стемы ссылки и комитета по выработке проекта городского самоуправ-

ления. Кроме этого он занимался географическими исследованиями.

Для изучения края он совершил несколько путешествий по Восточной

Сибири и Маньчжурии, преодолев более семидесяти тысяч верст на пе-

рекладных, пароходе, в лодках и, главным образом, верхом на лоша-

дях.

Кропоткин исследовал Патомское и Витимское плоскогорья, открыл

в горном хребте Ильхури-Алинь и горной системе Саяны несколько по-

тухших вулканов, доказал, что хребты Северо-Восточной Азии имеют

широтное, а не меридианальное простирание, как полагал немецкий

естествоиспытатель и географ А. Гумбольдт (1769–1859). В 1866 г. он

открыл прямой путь из Забайкалья на Витимские и Олекминские золо-

тые прииски.

Разработанные им проекты преобразования тюрем и системы

ссылки, а также проект городского самоуправления были отвергнуты

правительством. Утратив всякую веру в государство, он был готов к

тому, чтобы стать анархистом. Жизнь в Сибири становилась для него

все менее и менее привлекательной и он в 1867 г. оставил военную

службу и поселился в Петербурге. В “Записках революционера” он пи-

сал: “Годы, которые я провел в Сибири, научили меня многому, чему я

вряд ли мог бы научиться в другом месте. Я быстро понял, что для на-

135

рода решительно невозможно сделать ничего полезного при помощи

административной машины. С этой иллюзией я расстался навсегда”.

В Петербурге Кропоткин поступил на математическое отделение фи-

зико-математического факультета (окончил его в 1872 г.), так как считал,

что основательное знание математики – единственный солидный фунда-

мент для всякой дальнейшей работы. Одновременно начал работать в

Статистическом комитете Министерства внутренних дел. Так как отец не

выразил желания помагать ему материально, то приходилось рассчиты-

вать только на литературные заработки. В основном он зарабатывал на

жизнь переводами, в этом ему помогал брат Александр. Вдвоем они

перевели “Основы биологии” Спенсера, “Философию геологии” Пэджа,

“Геометрию” Дистервега. Затем Кропоткин стал писать научные статьи

для “Петербургских ведомостей”, сотрудничал он и в “Биржевых ведомо-

стях”.

В период учебы в Петербургском университете Кропоткин много

сил отдавал научной работе. За отчет об Олекминско-Витимской экспе-

диции 1866 г. Российское географическое общество наградило его Зо-

лотой медалью. Его капитальный труд о рельефе Азиатского материка

стал исходным в решении многих проблем географии и геологии Азии.

Изучая морские течения в Баренцевом море, он теоретически доказал

(1871) существование суши севернее Новой Земли, которая была

открыта австрийской экспедицией 1872–1874 гг. на корабле “Тегетгоф” и

названа Землей Франца-Иосифа. В 1871–1872 гг. он путешествовал по

Финляндии, Швеции, Швейцарии и Бельгии. Изучив ледниковые отложе-

ния и формы рельефа Финляндии и Швеции, Кропоткин пришел к выво-

ду о широком распространении в четвертичном периоде материкового

оледенения в Северном полушарии. Свою ледниковую теорию он изло-

жил в работе “Исследования о ледниковом периоде”, первый том кото-

рой вышел в 1876 г. Второй том, полностью написанный в тюрьме, не

был издан. В 1895 г. полиция передала его Российскому географическо-

му обществу, которое переслало рукопись Кропоткину в Лондон. Об

этой работе ученый писал: “Мне хотелось разработать теорию о ледни-

ковом периоде, которая могла бы дать ключ для понимания современ-

ного распространения флоры и фауны, и открыть новые горизонты для

геологии и физической географии”.

Пребывая в Швейцарии, Кропоткин ознакомился с деятельностью

западноевропейского рабочего и социалистического движения и осо-

знал себя убежденным революционером, социалистом и анархистом, о

чем позже написал: “Я все больше и больше проникался любовью к ра-

бочим массам, и я решил, я дал себе слово отдать мою жизнь на дело

136

освобождения трудящихся. Мы им нужны, наши знания, наши силы им

необходимы – я буду с ними”.

В 1872 г. Кропоткин вступил в революционную организацию

“чайковцев” и составил ее программу (1873), ориентированную на без-

отлагательную крестьянскую революцию. Два года пребывания в орга-

низации Николая Чайковского116 навсегда оставили в нем глубокие впе-

чатления. В этом кружке он познакомился и подружился с Софьей Пе-

ровской117 и Сергеем Кравчинским118, известным в Англии и в Америке

под псевдонимом Степняка. В 1874 г. за революционную деятельность

Кропоткин был арестован и заключен в Петропавловскую крепость, в ко-

торой гибли лучшие силы России. Здесь были заключены Радищев и

Новиков, декабристы, Достоевский, Бакунин, Чернышевский, Писарев и

много других борцов за демократию и уничтожение самодержавия. Что-

бы не сойти с ума в одиночном заключении, Кропоткин много читал.

Российское географическое общество и Академия наук добились разре-

шения заниматься Кропоткину научной работой. Здесь он и написал

свой труд в двух томах “Исследования о ледниковом периоде”.

Два года пребывания в крепости подорвали здоровье Кропоткина.

Во тьме и сырости каземата у него появились признаки цинги, плохо ра-

ботал желудок, стали быстро убывать силы. Встревоженные родствен-

ники начали хлопотать о переводе его в госпиталь. В госпитале, при ко-

тором имелась небольшая тюрьма, он начал поправляться и вскоре его

товарищи-революционеры организовали ему дерзкий побег (1876). В

России оставаться было невозможно и товарищи переправили его за

границу, где он жил в Англии, Швейцарии и Франции. После смерти

М. А. Бакунина (1876) Кропоткин становится наиболее авторитетным

теоретиком анархизма и посвящает себя разработке и пропаганде его

основ. Кропоткин выступал против марксизма, основной силой социали-

стической революции считал трудовой народ, не разделяя его на клас-

сы, отвергал реформистские проекты социальных преобразований и

считал возможным построение общества равенства только революци-

онным путем.

За принадлежность к анархистскому движению, применявшему

террористические акции, его в 1883 г. арестовывают во Франции и осу-

ждают на пять лет лишения свободы. Его содержат вначале в Лионской

тюрьме, а затем в тюрьме города Клэрво. В 1885 г. под воздействием

общественного мнения Кропоткина освободили из заключения и он по-

селился в Англии. В 1893 г. его избрали членом Британской научной

ассоциации и он становится признанным ученым с мировой известно-

стью. В Англии он активно участвует в социалистическом движении,

основывает анархическое ежемесячное издание “Freedom” (“Свобода”),

137

разрабатывает теорию анархизма, развивая свое учение об обществе

без государства (“Государство и его роль в истории”, 1896; “Современ-

ная наука и анархия”, 1901), читает лекции для рабочих в разных горо-

дах Европы и Америки.

Продолжая научную деятельность, Кропоткин участвует в подготов-

ке к изданию многотомного труда своего друга французского географа и

политического деятеля Ж. Ж. Э. Реклю (1830–1905) “Земля и люди. Но-

вая всемирная география” (т. 1–19, 1898–1901). В 1899 г. он пишет свои

знаменитые мемуары “Записки революционера”, в которых рассказал о

своем детстве и зрелости, о становлении личности, выборе пути, о дру-

жеских и общественных связях, о своем отношении к природе, о важ-

нейших событиях в общественной и политической жизни России и Евро-

пы во второй половине XIX ст.

После Февральской революции 1917 г. Кропоткин возвратился в

Россию, участвовал в Государственном совещании в Москве (25–28 ав-

густа 1917), на котором защищал лозунг республики, призывал к классо-

вому миру и к войне (Первой мировой) до победного конца. В письмах к

Ленину (1918–1820) выступал против диктатуры пролетариата и красно-

го террора.

Кропоткин безгранично верил в разум и совесть человечества, в

силу нравственных начал, мечтал о равенстве и братстве, убеждал лю-

дей в возможности осуществления этой мечты.

Петр Алексеевич Кропоткин умер в городе Дмитрове Московской

области 8 февраля 1921 г., похоронили его в Москве на Новодевичьем

кладбище. В последний путь его провожала многотысячная процессия,

над которой колыхались черные и красные знамена. Прощание с Кро-

поткиным стало общественным событием.

Его именем названы хребет на Патомском плоскогорье, хребет и

вулкан в Восточном Саяне, гора в Олекминском Становике и другие гео-

графические объекты.

Евграф Крутень

(1890–1917)

к

летчик, теоретик и практик

применения истребительной авиации

Выдающийся украинский летчик, один из организаторов российской

истребительной авиации, теоретик и практик ее применения, подпол-

ковник Евграф Николаевич Крутень родился 29 декабря 1890 г. в Киеве.

138

С детства мечтая стать военным, поступил в одно из лучших приви-

легированных учебных заведений дореволюционной России – Киевский

кадетский корпус (1852–1918). Воспитанников корпуса, главным об-

разом детей офицеров, готовили к поступлению в военные училища.

После кадетского корпуса Евграф закончил Константиновское артилле-

рийское училище в Петербурге (1911) и военную авиационную школу в

Гатчине под Петербургом (1914).

В Первую мировую войну воевал на Юго-Западном фронте вначале

летчиком и командиром авиационного отряда, а с 1916 г. был назначен

командиром армейской истребительной группы.

Принимая во внимание неполную укомплектованность военно-воз-

душных сил летным составом и недостаточную учебную базу, россий-

ское правительство в начале 1916 г. заключило соглашение с Францией

и Англией о подготовке летных кадров в их авиационных школах. В со-

ответствии с этим соглашением во Франции в авиационных школах

вблизи города Казо и в Сан-Максени недалеко от Лиона учились высше-

му пилотажу и авиационному делу российские офицеры и унтер-офице-

ры, направленные туда по специальной аттестации командования. Ана-

логичную подготовку российские летчики получали в Англии в авиаци-

онной школе в Крайдоне вблизи Лондона. Обучение продолжалось

шесть месяцев. После окончания обучения и сдачи экзамена россий-

ские офицеры три месяца стажировались в боевых частях французской

армии.

В 1916 г. Крутень был командирован в Англию и Францию для со-

вершенствования своего летного мастерства. После обучения он в де-

кабре 1916 – марте 1917 г. принимал участие в воздушных боях на

франко-немецком фронте. Находясь в составе знаменитой 3-й эскадри-

льи ”Аистов“, сбил три немецких самолета и был награжден Военным

крестом Французской Республики с пальмовой ветвью.

Крутень поражал своих учителей новаторскими приемами ведения

воздушного боя, необычной отвагой и высоким летным мастерством.

Своим подчиненным он личным примером показывал как нужно дости-

гать результативности в бою. Крутень сбил 20 самолетов противника

(в то время асом считался летчик сбивший 5 самолетов) и среди авиа-

торов был в большом почете. За отвагу, высокое мастерство и ду-

шевное отношение к боевым товарищам его прозвали ”Витязем неба“.

Теоретические разработки Крутня по ведению воздушного боя, раз-

работанные им приемы нападения в воздухе, создали ему славу выда-

ющегося летчика-истребителя. По его инициативе в России впервые в

мире были созданы специальные истребительные отряды и группы. Он

разработал более 20 приемов атаки и выхода из нее для самолетов

139

разных типов, которые изложил в “Наставлении летчику-истребителю”.

Крутень советовал летчикам всегда производить нападение внезапно,

создавая преимущество по высоте и атакуя противника со стороны

солнца. Значительным вкладом Крутня в тактику ведения воздушного

боя было обоснование эффективности и целесообразности парного по-

лета. Ведение боя парами было принято во всей российской истреби-

тельной авиации. Его работы “Воздушный бой”, “Нашествие чужестран-

цев”, “Тип аппарата-истребителя”, “О чем думалось в Лондоне”, “Воен-

ная авиация во Франции” были пособиями для летчиков во время Пер-

вой мировой войны.

Крутень погиб молодым, ему минул лишь двадцать седьмой год.

19 июня 1917 г., возвращаясь с боевого задания и осуществляя посадку

самолета без горючего на свой аэродром у села Плотычи возле Терно-

поля, Крутень разбился.

По поводу гибели одного из самых доблестных и отважных летчи-

ков российской авиации в одной из газет писали: “После великого Не-

стерова119 он был наиболее выдающимся из боевых летчиков… Для ха-

рактеристики боевой деятельности погибшего авиатора достаточно от-

метить, что за одну последнюю неделю им было сбито три немецких

самолета”.

Крутень был награжден многими российскими орденами, среди них

ордена Святого Георгия 4-й степени, Святого Владимира 4-й степени с

мечами и бантом, Святой Анны 4-й степени с надписью ”За храбрость“,

и георгиевским оружием.

Евграф Николаевич Крутень был похоронен в родном Киеве на Ас-

кольдовой могиле120 рядом с другим выдающимся летчиком Петром Ни-

колаевичем Нестеровым. В 1935 г. кладбище на Аскольдовой могиле

ликвидировали и останки выдающихся летчиков перезахоронили на Лу-

кьяновском кладбище121 Киева.

Архип Куинджи

(1841–1910)

к

художник-пейзажист

Иллюзия света была его богом и

не было художника равного ему в

достижении этого чуда живопи-

си. Куинджи – художник света.

И. Репин

140

На окраине Мариуполя в январе 1841 г. в бедной греческой семье

сапожника Ивана Христофоровича Еменджи родился будущий выдаю-

щийся художник пейзажной живописи Архип Куинджи. Когда мальчику

шел шестой год умер отец, вскоре умерла и мать. Его забрал к себе дед

и по договоренности с попом переписал внука на свою фамилию – Ку-

инджи, что означает по-татарски “Золотых дел мастер”. Но вскоре не

стало и деда и Архипа приютил его старший брат Спиридон. Архип по-

могал брату по хозяйству – пас гусей, носил воду, собирал кизяки для

печи. Грамоте научился у учителя-грека.

Когда Архипу пошел одиннадцатый год, брат Спиридон устроил его

на работу к подрядчику Чабаненко, который строил в Мариуполе

церковь. У Чабаненко он вел записи в конторской книге поступающих на

строительство кирпичей и других строительных материалов. У Архипа

рано появилась тяга к рисованию, он с раннего детства рисовал углем

на стенах деревья, горы, сакли с плоскими крышами, о которых ему

рассказывал дед. В конторской книге Чабаненко начали появляться ри-

сунки, подрядчик отнесся к увлечению Архипа доброжелательно и посо-

действовал ему поступить в двухклассное приходское училище. Однако

учеба продолжалась не долго. За учение платить не было средств и он

оставил училище. Как умеющего писать и считать, его взял на работу

купец-хлеботорговец Аморетти. Он должен был считать мешки с пшени-

цей и прислуживать по дому – мыл полы, чистил обувь и одежду.

Мечта стать художником не покидала Архипа. В свободное от рабо-

ты время он подолгу наблюдал за переменчивой водной гладью моря,

за плывущими в небе облаками, за заходом солнца, за таинственным

превращением света. Пробовал писать красками, но на холсте получа-

лась пестрая радуга цветов, далеких от натуры. Иногда рисовал по па-

мяти степные закаты, чумацкие дороги с возами, мельницы. Он пони-

мал, что мастерству художника нужно учиться. Однажды к Аморетти

приехал его знакомый, художник Адольф Феслер, который работал у

Айвазовского копиистом. Архип впервые увидел копии картин Айва-

зовского, сделанные Феслером (“У маяка” и “Мыс Фиолент”). Посмотрев

рисунки Архипа, Феслер заметил его способности и посоветовал се-

рьезно заняться учебой.

Летом 1855 г. юный Куинджи пешком пошел в Феодосию к Айва-

зовскому. Прожив около двух месяцев у прославленного мариниста, он

даже не смог увидеть его мастерской, Архипа в нее не приглашали. Он

растирал краски, красил забор вокруг сада. Этим и ограничивалась его

учеба. Вскоре Айвазовский уехал в Петербург. Архип понял, что в Фео-

досии делать нечего. Он сложил свои работы в котомку и в конце авгу-

ста покинул усадьбу Айвазовского.

141

Вернувшись в Мариуполь после неудачного пребывания в Феодо-

сии, Архип стал работать у фотографа Кантаржи ретушером портретов,

а затем у купца Леонтия Герасимовича Кетчерджи, дочь которого Вера

впоследствии стала его женой. Узнав, что в Одессе есть художники, у

которых можно учиться, он уехал в Одессу. Чтобы зарабатывать на

жизнь, стал работать ретушером в фотосалоне Гешеле, расписывал ка-

реты, фаэтоны, дилижансы. Не найдя в Одессе живописца-учителя,

двадцатилетний Куинджи отправляется в Петербург, чтобы поступить в

Академию художеств.

Куинджи дважды держал экзамены в Петербургскую академию ху-

дожеств и оба раза неудачно. В 1863 г. его приняли в Академию вольно-

слушателем. Однако академических рисовальных вечеров он не посе-

щал, лекции по общеобразовательным и специальным предметам его

не интересовали. До всего он доходил самообразованием и собствен-

ным умом. Куинджи сразу же окунулся в атмосферу художественной

жизни. Он подружился с И. Репиным, В. Васнецовым, Е. Макаровым и

другими, познакомился с И. Крамским. Восхищаясь талантом Ярошенко,

Маковского, Репина, Савицкого, Васнецова, он понимал, что ему необ-

ходимо искать свой путь в живописи.

В 1868 г. он представил на академическую выставку картину “Та-

тарское село при лунном освещении”. Работа вызвала интерес у публи-

ки и Куинджи за хорошие знания в живописи пейзажей был признан Со-

ветом Академии достойным звания “свободного художника”. Однако для

получения этого звания необходимо было выдержать словесный экза-

мен. Большие проблемы в образовании не позволили ему получить это

звание. После успеха на академической выставке 1869 г. друзья совету-

ют ему подать прошение о присвоении звания “классного художника”. В

прошении Куинджи писал: “Имею честь добавить, что, не будучи учени-

ком Академии и не слушая лекций, нахожусь в крайнем затруднении от-

носительно испытаний по общеобразовательным предметам академи-

ческого курса, поэтому осмеливаюсь просить небольшого облегчения, а

именно разрешить мне сдавать экзамен по одним только главным и

специальным предметам”.

Освободив Куинджи от сдачи экзаменов по закону Божьему, всеоб-

щей и русской истории, географии и русскому языку, Совет Академии

разрешил ему экзаменоваться только на звание неклассного художника.

Сдав экзамены по истории изобразительных искусств, архитектуре, ана-

томии и перспективе, он получил звание неклассного художника пей-

зажной живописи.

После посещения острова Валаам, откуда он привез превосходные

этюды, началась его оригинальная творческая деятельность. В 1873 г.

142

на очередной передвижной выставке была выставлена картина Куин-

джи “На острове Валаам”, которая привлекла внимание посетителей,

став центральным явлением выставки. О своих впечатлениях от картин

Куинджи Илья Репин писал: “С первой же вещи, “Валаама”, его не-

большие картинки вызывали большие споры, привлекали массы публи-

ки и отделялись от всего, что было с ними одновременно на выставках,

таким сильным, своеобразным впечатлением, что, казалось, вся вы-

ставка уходила куда-то далеко, и одни картинки Куинджи были цент-

ральным явлением. Вся публика стояла у его вещей и после этих

неожиданных красот не могла уже замечать ничего интересного”.

Картину купил для своей галереи П. Третьяков и у Куинджи появи-

лась возможность поехать за границу. Он путешествует по Европе, по-

сещает музеи Германии, Франции, Бельгии, Англии, Швейцарии, Ав-

стрии.

Вернувшись в Петербург, художник создает картины “Забытая де-

ревня” (1874), “Чумацкий тракт” (1875), “Украинская ночь” (1876), ко-

торые с большим успехом экспонируются на передвижных выставках и

на Всемирной выставке в Париже (1878). В этих картинах Куинджи

передал поэзию и красоту природы милой его сердцу Украины. Его

творчество увлекало своей выразительностью, силой гармонии теней и

света, погружало зрителя в мир очарования. Художник увлекал и знато-

ков и профанов своим гением. Даже искушенные зрители отдавались на-

слаждению созерцания его картин. Многие художники старались разга-

дать секрет достижения в картинах Куинджи такой иллюзии света и та-

кого общего тона, которые как магнит притягивали к себе зрителей, за-

ставляя их неметь от восторга. А секрет заключался в его трогательной

любви к природе, неуемной творческой фантазии, неутомимых поисках

новых технических решений, в феноменальности художника и его

необыкновенной трудоспособности. Всех удивляла иллюзорность кар-

тин, достигнутая новыми, доселе неизвестными средствами.

В 1875 г. Куинджи стал членом Товарищества передвижных художе-

ственных выставок, в 1878 г. он получил звание художника 1-й степени.

На передвижной выставке 1879 г. Куинджи показал три картины:

“Север”, “После дождя” и “Березовую рощу”. Наибольший успех при-

шелся на “Березовую рощу”. Толпы людей простаивали у картины, лю-

буясь ее выразительностью, насыщенностью солнцем, ослепительной

яркостью зеленой поляны. По поводу этих картин И. Крамской писал

П. Третьякову: “Публика приветствует их восторженно, художники же (то

есть пейзажисты) в первый момент оторопели (они не приготовились),

долго стояли с раскрытыми челюстями и только теперь начинают соби-

раться с духом и то яростно, то исподтишка пускают разные слухи и

143

мнения; многие доходят до высокого комизма в отрицании его картин.

Ну, что ж, на здоровье!”

Это была последняя передвижная выставка, в которой участвовал

художник. В этом году он покинул Товарищество передвижников.

В 1880 г. Куинджи показал публике свой шедевр – картину “Лунная

ночь на Днепре”. По воскресеньям художник на два часа открывал две-

ри своей мастерской и публика непрерывным потоком шла смотреть на

это чудо живописи. Успех картины был оглушителен. О картине сочиня-

ли легенды. После демонстрации картины в мастерской ее одну выста-

вили в зале Общества поощрения художников. Стремясь увидеть

необычное полотно, люди часами стояли на улице и терпеливо ждали

своей очереди переступить порог выставочного зала и насладиться жи-

вописью удивительного художника. Публику приводила в восторг иллю-

зия натурального лунного света и люди, по словам И. Репина, “уходили

из зала со слезами на глазах”. За огромные деньги картину купил вели-

кий князь Константин Константинович и не расставался с ней даже в

своем кругосветном путешествии.

Публика ждала новых картин художника, но с 1882 г. он не только

не участвовал в выставках, но даже не показывал новых работ своим

друзьям. Став богатым человеком, Куинджи купил в Крыму большое

имение Сара-Кикинеиз и переехал туда с женой. Он продолжал напря-

женно работать, писал этюды на натуре и в закрытом помещении, про-

водил опыты по сочетанию красок, искал новые сюжеты. Эксперименты

затянулись на долгие годы. На новую прижизненную выставку своих ра-

бот Куинджи так и не решился. В последних своих работах “Крым”, “Об-

лако”, “Туман на море”, “Вечер в Украине”, “Христос в Гефсиманском

саду”, “Днепр”, “Заход солнца в степи”, третья версия “Березовой рощи”

художник пришел к философскому осмыслению природы. Творческое

наследие Куинджи состоит из более пятисот больших и малых полотен,

выполненных маслом, и многочисленных рисунков.

В 1892–1897 гг. Куинджи преподавал в Петербургской Академии ху-

дожеств в качестве профессора и руководителя пейзажной мастерской.

Среди его воспитанников были А. Рылов, К. Богаевский, Н. Рерих, А. Бо-

рисов и многие другие талантливые художники. В 1897 г. он был уволен

из Академии за поддержку студенческих волнений. Продолжая зани-

маться педагогической деятельностью вне стен Академии, устраивал

своим ученикам заграничные стажировки за свой счет.

В 1909 г. Куинджи основал Товарищество художников, получившее

его имя, которому он передал все свои картины, денежные средства

(более 450 тысяч рублей) и принадлежавшие ему земли в Крыму. Това-

рищество объединило многих художников-реалистов, которые организо-

144

вывали выставки и выступали с докладами, посвященными искусству.

Ежегодно за лучшие работы присуждались премии. Среди награжден-

ных премией Куинджи украинские художники: живописцы С. Колесников

и А. Шовкуненко и скульптор Е. Трипольская.

В 1909 г. художник заболел, стало беспокоить сердце. 11 июля 1910

г. Архип Иванович скончался от воспаления легких. Его похоронили в

Петербурге на Смоленском кладбище.

Владимир Куц

(1927-1975)

К

спортсмен-легкоатлет,

Олимпийский чемпион

Выдающийся стайер 20-го столетия Владимир Петрович Куц родил-

ся 7 февраля 1927 года в селе Алексино на Сумщине. Родители работа-

ли на сахарном заводе. Его отрочество и юность совпали с войной. Ему

шел пятнадцатый год, когда в октябре 1941 года Алексино захватили

немцы. Оккупация продолжалась до февраля 1943 года. Но освобожде-

ние от немцев было недолгим. В марте немецкие войска перешли в на-

ступление и в ходе Харьковской оборонительной операции советских

войск Алексино вновь было захвачено немцами. Володя покинул род-

ное село, присоединившись к отступающему батальону. Для обучения

военному делу он был направлен в запасной полк.

В ту пору обучали недолго и вскоре Володя Куц в качестве связного

в штабе полка участвовал в боях. Свой возраст Володя скрывал, но ко-

мандир полка видел, что он еще мальчишка и направил на учебу в ар-

тиллерийское училище. По дороге в училище попал в Курске под силь-

нейшую бомбежку и, потеряв все документы, в конце августа 1943 года

приехал домой в окончательно освобожденное советскими войсками в

Алексино. Он просился на фронт, но в военкомате, сославшись на воз-

раст, ему в просьбе отказали, пообещав взять в армию добровольцем в

конце 1944 года.

Окончив курсы трактористов, всю весну и лето работал на тракто-

ре, а в октябре 1944 года добровольцем был направлен в школу

снайперов в Пирятине. Воевать ему не пришлось, война закончилась и

он стал служить на Балтийском флоте. Службу проходил в частях бере-

говой обороны, расположенных на островах и побережье Финского за-

лива. Куц стал морским артиллеристом. Как и другие матросы и офице-

145

ры в свободное время занимался спортом. Увлекался штангой, боксом,

плаванием, греблей, лыжами. Затем серьезно занялся бегом. У него

были все данные, чтобы стать выдающимся бегуном на длинные ди-

станции. Он обладал крепким здоровьем, настойчивостью, целеустрем-

ленностью и трудолюбием. Вначале Куц тренировался самостоятельно,

без тренера, не зная тактики бега на длинные дистанции и рациональ-

ных тренировочных нагрузок, не умея распределять силы во время

бега. Однако даже без тренера показатели Куца на различных ар-

мейских соревнованиях росли.

После окончания службы Куц решил остаться в армии. Весной

1951 года он встретился в Сочи с известным тренером легкоатлетов

Леонидом Хоменковым. Эта встреча стала для Куца началом его био-

графии стайера. Хоменков составил для него план тренировок и заня-

тия бегом приобрели для Куца определенную систему. Теперь он на

каждом этапе тренировок решал конкретную задачу. Сил и времени для

тренировок не жалел. Изучая историю спорта, судьбы известных бегу-

нов, методы их тренировок, он постепенно разработал собственную си-

стему тренировок.

В марте 1952 года произошло событие, которое впоследствии ска-

залось на спортивной судьбе Куца. Во время доставки почты с берега в

часть по льду Финского залива, он в условиях пурги попал в полынью у

своего острова. Его спасли прибежавшие матросы. После этого крово-

снабжение нижних конечностей нарушилось и в дальнейшем стало при-

чиной ухода Куца из большого спорта.

Первые значительные успехи Куца в стайерском беге относятся к

1952 году, когда его тренировками стал руководить Александр Чикин.

Куц успешно перенес в спорт качество военного моряка – мужество, на-

стойчивость и трудолюбие. Именно эти качества позволили ему подни-

маться по ступенькам спортивного мастерства.

С 1953 года наставником и другом Куца стал опытный тренер Гри-

горий Никифоров. В этом году он участвовал в ряде международных со-

ревнований и стал чемпионом СССР на дистанциях 5000 и 10000 мет-

ров. В 1954 году на чемпионате Европы по легкой атлетике в Берне

(Швейцария) Куц установил мировой рекорд в беге на 5000 метров – 13

минут 56,6 секунды, – опередив англичанина Кристофера Чатауэя и

чеха Эмиля Затопека. 1954 год стал годом соперничества выдающихся

стайеров мира Затопека, Чатауэя и Куца. В их противоборстве неодно-

кратно устанавливались и побивались мировые рекорды на дистанции

5000 метров. Сезон 1955 года Куц, несмотря на ряд выдающихся ре-

зультатов, закончил лишившись мирового рекорда на 5000 метров и не

побив рекорда на 10000 метров.

146

Острая борьба за золотые медали развернулась в 1956 году на иг-

рах XVI Олимпиады в Мельбурне (Австралия) в беге на дистанциях

5000 и 10000 метров. Своих конкурентов Куц решил обыграть тактиче-

ски, подготовив новый вариант бега: высокий темп бега с периодически

резким, неожиданным, увеличением скорости, т.е. бег рывками. Такой

вариант бега должен был выматывать силы соперников, не имеющих

специальной подготовки. Перед отъездом в Мельбурн Куц находился в

отличной физической форме. Он, не сбивая дыхания, делал рывки,

ускорял и замедлял бег когда хотел.

Одной из важнейших проблем для участников игр была акклимати-

зация, которую Куц успешно прошел, сохранив свою физическую фор-

му. Но за четыре дня до старта пострадал в автомобильном происше-

ствии, сев за руль автомобиля, он резко рванул его с места и врезался

в столб, ударившись грудью о руль. О происшествии сразу же сообщили

газеты, ставилось под сомнение участие Куца в забегах. Чтобы опро-

вергнуть слухи на эту тему, он вечером того же дня появился в олимпий-

ском клубе и, превозмогая боль, показал свое умение танцевать. Спор-

тивные обозреватели включили Куца в число претендентов на победу,

но отдавали предпочтение англичанину Гордону Пири.

Олимпийские игры открылись 22 ноября на стадионе “Крикет-Гра-

унд”, а на следующий день 25 спортсменов из 15 стран собрались на

дорожке. Начался бег на 10000 метров, его возглавил Куц. Дистанция

состояла из 25 кругов. После одиннадцатого круга Куц и Пири сильно

оторвались от остальных бегунов. Отметку в 5000 метров они прошли

за 14 минут 6,6 секунды – результат равный олимпийскому рекорду За-

топека на предыдущих играх.

О драматической борьбе, развернувшейся на втором отрезке ди-

станции, Куц рассказал в своей книге “Повесть о беге” (1964): “До фини-

ша оставалось еще более трех километров, когда многие окончательно

решили, что золотая медаль в руках англичанина (Пири – А.Т.). А в это

время я готовился к последнему решающему рывку, который, по моему

плану, должен был последовать на двадцатом круге. Пора выполнить

свое намерение.

И вот на полной скорости я перехожу с первой дорожки на вторую.

Пири следует за мной. Со второй на третью. Пири следует за мной. С

третьей на четвертую. Пири следует за мной. С четвертой на первую.

Пири по-прежнему сзади. И вдруг я настолько замедляю этот необыч-

ный зигзагообразный бег, что почти совсем останавливаюсь и, повер-

нувшись назад, жестом предлагаю Пири выйти вперед… И наконец

Пири выходит! Мы бежим теперь рядом, и впервые за весь этот бег я

147

вижу его поникшую фигуру, предельную усталость, написанную на его

лице, и я понимаю, что момент решающего ускорения наступил.

Пробежав рядом с Пири метров сто, я снова развил большую ско-

рость, окончательно оторвался от англичанина, а он, видимо, исчерпав

остатки сил, отставал все больше и больше. Один за другим его обходи-

ли Ковач, Лоуренс, Кшишковяк…

Последняя капля переполнила, видимо, чашу усталости Пири. И

вот двадцать пятый, последний круг. Он был пройден мной за 66,6 се-

кунды. Я летел к финишу, к своей победе”.

На финише Куц победно поднял вверх руку. Так 23 ноября 1956

года он стал олимпийским чемпионом, установив олимпийский рекорд в

беге на 10000 метров со временем 28 минут 45,6 секунды. Под бурные

приветствия зрителей Куц совершил круг почета. Вторым стал венгр

И.Ковач (28.52,4), третьим австралиец А.Лоуренс (28.53,6). Г.Пири был

только восьмым. Журналистам он сказал: “Куц убил меня своей быстро-

той и сменой темпа. Я бы никогда не смог бежать так быстро. Я никогда

не смог бы побить его”.

На второй день мельбурнские газеты вышли с заголовками:

“Триумф Владимира Куца!”, “Все любят моряков. Потому что Куц – офи-

цер Военно-Морского Флота”. Французская газета “Экип” писала: “Как

жаль, что на этом чудесном зрелище могли присутствовать только сто

тысяч зрителей. Эта особая дуэль заслуживала того, чтобы за ней на-

блюдал весь мир. Куц побил Пири один на один… Редко победитель

производит впечатление такой неодолимой силы”.

Через пять дней, 28 ноября, в забеге на 5000 метров, на старт вы-

шло 23 участника из 13 стран. Соперники приготовились к рывкам, но

Куц со старта применил равномерный бег в очень высоком темпе и под-

держивал его до финиша. Значительно оторвавшись от соперников, он

торжественно выбросив вверх руку, установил новый олимпийский ре-

корд – 13 минут 39,6 секунды. Вторым стал англичанин Пири (13.50,6),

третьим – англичанин Ибботсон (13.54,4). Достижение Куца произвело

на зрителей и спортсменов потрясающее впечатление. И опять после

финиша Куц сделал круг почета, тогда как другие бегуны, пришедшие за

ним, без чувств валились на траву.

О триумфе Куца газета “Экип” писала: “Мы присутствовали на

триумфе наиболее могучего бегуна на длинные дистанции, который

когда-либо существовал. Какой человек мог бы пробежать 5000 и 10000

метров, как это сделал Куц? Это чудо! Невозможно быть более бойцом,

чем Куц. Это дьявольский человек…” Завоевав две золотые медали,

Куц стал величайшим бегуном мира. На параде во время закрытия

олимпийских игр он нес флаг команды СССР.

148

Долгие годы Куц был примером для бегунов на длинные дистан-

ции. Он всегда оставался верен своему принципу: “Чтобы суметь, надо

хотеть; чтобы хотеть, надо уметь”. Многие выдающиеся спортсмены

учились бегать у Куца. Дважды, в 1956 и 1957 годах, ему присваивали

звание лучшего спортсмена мира. В 1957 году за успехи в спорте он

был награжден призом городских властей Генуи (Италия) – каравеллой

(макетом старинного корабля с парусами из чистого золота).

В последующие годы Куц продолжал выступать в международных

соревнованиях и установил ряд мировых рекордов на обеих стайерских

дистанциях. Но все чаще и чаще его стали беспокоить боли в ногах и в

тридцать три года он прекратил выступления на спортивной арене. За-

кончив в 1961 году Ленинградский военный институт физической культу-

ры, Куц передавал свой богатый опыт ученикам, став тренером Цен-

трального спортивного клуба армии. Он воспитал многих спортсменов,

добившихся выдающихся результатов, среди них Владимир Афонин и

Сергей Скрипка.

В 1973 году Куц попал в автомобильную катастрофу, травма оказа-

лась серьезной. Он долгое время болел и в звании капитана 3-го ранга

уволился в запас.

Куц был добрым, отзывчивым, скромным и щедрым человеком,

очень любил детей. Твердость его натуры сочеталась с мягкостью в от-

ношениях с людьми. У него было много друзей, в кругу которых он лю-

бил петь украинские песни. Куц был человеком высокой культуры, был

музыкален, любил театр, одевался с большим вкусом, был настоящим

джентльменом.

Владимир Петрович рано ушел из жизни. Он умер ночью 16 августа

во время сна на своей московской квартире. Его похоронили в Москве

на Преображенском кладбище. На могиле установлен монумент из чер-

ного мрамора. В 1985 году недалеко от родного села Куца Алексино в

городе Тростянце великому спортсмену открыли памятник. Скульптор

изобразил его победно финиширующим с поднятой вверх рукой, таким

его помнят любители спорта во всем мире.

149

Дмитрий Левицкий

(ок. 1735–1822)

л

живописец-портретист, педагог

Портрет! Что может быть проще и слож-

нее, очевиднее и глубже… Хороший порт-

рет есть драматизированная биография

модели – раскрытие природной драмы, при-

сущей каждому человеку.

Шарль Бодлер122

Один из лучших художников конца XVIII–начала XIX ст. Дмитрий Ле-

вицкий прожил долгую жизнь, в которой много загадочного, так как ху-

дожник не оставил своих воспоминаний. Отсутствие достоверных дан-

ных породило различные домыслы, которые поясняют те или иные со-

бытия и поступки художника. Так возникла легенда о жизни Левицкого, в

которой достоверные факты органично соединены с вымыслами.

Образ Левицкого дошел до нас благодаря двум портретам. Один из

них работы выдающегося украинского живописца Владимира Борови-

ковского123. Другой принадлежит выпускнику Петербургской академии

художеств Ивану Яковлеву, который в 1812 г. выполнил портрет уважае-

мого им живописца по программе на звание академика. На портрете

Яковлева Левицкому около 77 лет, у него взгляд человека наполненного

энергией и неисчерпаемым интересом к жизни.

Дмитрий Григорьевич Левицкий родился в Киеве около 1735 г. в се-

мье потомственных священнослужителей. Его отец Григорий Кирилло-

вич был приходским священником Михайловской церкви в селе Маячка

возле местечка Кобеляки на Полтавщине, куда с Правобережной Украи-

ны во второй половине XVII ст. переселился его предок священник Ва-

силий Нос.

По легенде, основанной на семейных преданиях, Григорий Кирил-

лович Нос учился в Польше во Вроцлаве и в Киевской академии. Во

время обучения граверному делу в Польше сменил свою родовую фа-

милию и начал подписываться Левицким.

Согласно с записями Киевской духовной консистории124 известно,

что он сдавал в наем свой приход другому священнику. Сам же жил в

Киеве в собственном доме на Подоле и будучи выдающимся гравером

150

выполнял высокохудожественные гравюры для изданий Киево-Печер-

ской лавры125. Кроме граверных работ, он по поручению Синода126 осу-

ществлял надзор за художественным уровнем иконостаса и росписью

церквей и соборов Киевской епархии.

Достоверных сведений о детстве и юности Дмитрия Левицкого нет.

Его первым учителем живописи был отец. По легенде отец и сын были

приглашены в 1752 г. для участия в росписи Андреевской церкви127, по-

строенной на Андреевской горе128 в Киеве по проекту архитектора

В. Растрелли129.

Роспись церкви осуществляла “живописная команда” при Канцеля-

рии от строений под руководством художника И. Вишнякова. В “ко-

манде” был известный живописец-портретист Алексей Петрович Антро-

пов130, который очевидно произвел сильное влияние на выбор жизнен-

ного пути юным Дмитрием.

Известно, что Дмитрий Левицкий в 1758 г. приехал в Петербург и

стал учеником, а затем помощником Антропова в его частной живопис-

ной школе. В 1762 г. он уже как самостоятельный художник принимал

участие со своим учителем Антроповым в росписи триумфальных ворот

в Москве, построенных в связи с коронацией Екатерины ІІ.

До 1768 г. Левицкий находился в Москве и работал как вольный ху-

дожник. О его деятельности в этот период почти ничего неизвестно. Во

время пребывания Левицкого в Москве по личному распоряжению Ека-

терины ІІ в ней строились две церкви. Этим строительством императри-

ца отмечала свой приход к власти. Обе церкви были построены за счет

государственной казны. Выполнения иконостасов для них Гофинтен-

дантская контора в феврале 1767 г. поручила вольным живописцам

москвичу Василию Васильевскому и киевлянину Дмитрию Левицкому.

В октябре этого же года заказ, который состоял из 73 иконописных об-

разов был выполнен.

Приехав в январе 1768 г. в столицу, он выполнил портреты адъ-

юнкт-профессора исторической живописи Гаврилы Козлова и его жены,

которые показал на академической выставке 1769 г. За эти портреты

ему присвоили звание “назначенного” в академики, т. е. кандидата в

полноправные члены Академии художеств. Это было официальным

признанием его таланта и с этого времени произошла резкая смена в

судьбе художника.

На академической выставке 1770 г. “вольный малоросс” – так его,

украинца, называли в документах – представил шесть портретов: Алек-

сандра Строганова, Григория Теплова, Александра Кокоринова, Богдана

Умского, Христиана Виргера и Никифора Сезамова. За портрет директо-

ра Академии художеств Александра Филипповича Кокоринова Левицко-

151

му присвоили звание “избранного”, то есть полноправного, академика. В

марте 1771 г. Совет Академии назначил его руководителем класса пор-

третной живописи, а в октябре 1776 г. он стал советником Академии.

Расцвет творчества художника начался с портрета Кокоринова (1769).

Особенно плодотворным для его творчества стал 1773 г., когда были со-

зданы портреты Дени Дидро131 и Прокофия Демидова.

Французский философ и просветитель Дени Дидро приехал в Пе-

тербург в конце сентября 1773 г. по приглашению императрицы Екате-

рины ІІ. Во время его пребывания в Петербурге Левицкий и создал пор-

трет философа, который является одним из лучших творений художни-

ка. Сведений о том, где и при каких обстоятельствах создавался пор-

трет, нет. Ни сам Дидро, а также никто из современников Левицкого не

обмолвился об этом ни одним словом. Поэтому возникло множество

предположений. По одной из версий Левицкий рисовал портрет с нату-

ры в доме екатерининского царедворца Семена Кирилловича Нарышки-

на, у которого философ жил в Петербурге. По другой версии он рисовал

портрет используя один из многочисленных портретов западно-

европейских художников, например с миниатюрного портрета француз-

ского художника Ж.-Б. Гарана, которой удостоился похвалы Дидро. Если

Левицкий воспользовался миниатюрой Ж.-Б. Гарана, то он решил очень

сложную задачу: воссоздал по портрету не только внешнее сходство не-

знакомого ему человека, но и сумел проникнуть в его сложный душев-

ный мир. На портрете Левицкого Дидро показан стареющим, много

пережившим, человеком. В настоящее время портрет находится в му-

зее города Женевы (Швейцария).

В 1773 г. Левицкий начал работать над циклом из семи портретов

воспитанниц Смольного института132 (1773–1776), который принес ху-

дожнику неувядающую славу. В этих портретах Левицкий передал на

полотне дух радостной юности и неповторные черты характера каждой

из семи “смолянок”. О его женских портретах художник Константин Ко-

ровин133 сказал: “Разве не поэт Левицкий? Какие и как у него переданы

женщины!”

Портреты близких художнику людей согреты его душевным теплом,

они захватывают выразительностью образов и правдивой передачей ха-

рактерных особенностей. В 1779 г. он создал “Портрет священника”, ко-

торый считают портретом его отца. По глубине психологического реше-

ния он сближается с работами великого Рембрандта134.

Левицкий увлекался литературой и музыкой и был одним из об-

разованнейших людей своего времени. Среди его друзей были музы-

канты Марк Полторацкий135 и Евгений Фомин136, поэты Василий Кап-

нист137, Гавриил Державин138 и Иван Дмитриев139, архитектор и поэт Ни-

152

колай Львов140, просветитель Николай Новиков141 и много других выдаю-

щихся деятелей культуры. Образы многих из них он оставил потомкам

на своих портретах. С особенной любовью выполнен портрет Николая

Новикова (1792), на котором отражена личность мыслителя и деятеля

нового склада.

Удивительная эрудиция в вопросах истории искусства, практики

современных ему западноевропейских школ и прежде всего особенно-

стей французского парадного портрета позволили Левицкому разрабо-

тать свою систему обучения, определившую требования к мастерству и

взглядам на искусство целого поколения художников-портретистов.

Левицкий начинал обучение своих учеников с копирования ими ра-

бот лучших отечественных и западноевропейских мастеров. При этом

он добивался творческого изображения копируемых образов. Потом

ученики переходили к созданию оригинальных портретов. На этом этапе

обучения он учил начинающих художников композиционному постро-

ению портрета и поиску в портретируемом человеке тех отличительных

признаков, которые делают его образ только одним, единственным, то

есть передают его характерные черты. Левицкий был убежден, что

только благодаря передаче в портрете характера человека художник

может достичь природного сходства с натурой.

В 1763–1772 гг. в Петербург прибыли закупленные Екатериной ІІ

частные собрания западноевропейской живописи. Левицкий добился раз-

решения на ознакомление и копирование своими учениками произведе-

ний из коллекций Гоцковского, Брюлля, Троншена, Кроза, Шуазеля и Ам-

буаза, которые разместили в Эрмитаже. Он воспитал много известных со

временем портретистов, таких как С. Щукин142, И. Яковлев и других. Сове-

ты Левицкого помогли становлению В. Боровиковского.

В августе 1787 г. в зените славы и расцвете творческих сил Левиц-

кий решает покинуть Академию. В прошении он ссылается на ослабле-

ние зрения и ухудшение здоровья. Совет Академии удовлетворил его

просьбу и в мае 1788 г. уволил в отставку. Оставив Академию, художник

продолжал работать, рисовал портреты, выполнял официальные зака-

зы императорского двора, обучал учеников в своей частной живописной

школе. Поэтому его отставка с государственной службы была связана с

другими причинами, возможно с неприятием официальной идеологии,

направленной на подавление прав и свобод человека.

Левицкий был противником самодержавного строя и крепостниче-

ства. Он поддерживал тесную идейную связь с автором “Оды на раб-

ство” (1783) Василием Капнистом и просветителем Николаем Нови-

ковым, встечался с сыновьями А. Радищева143. Вольнодумство и стрем-

ление разобраться в моральных нормах жизни человеческого общества

153

привели его в масонскую ложу “Умирающий сфинкс”, в которой он нахо-

дился с 1799 по 1818 г. и занимал в ней второе место.

Выдающийся украинский живописец-портретист, автор многих па-

радных и интимных портретов, великий мастер передачи индивидуаль-

ных особенностей человека, не раставался с кистью до последних лет

своей жизни.

Умер Дмитрий Григорьевич 16 апреля 1822 г. в Петербурге и похо-

ронен на Смоленском кладбище.

Его произведения сберегаются в музеях Киева, Москвы, Петербурга

и других городов.

Юрий Лисянский

(1773–1837)

л

мореплаватель, кругосветный путешественник

В лицо им били ветры с океана.

Шла на корабль гремящая вода.

И, отражаясь в зеркале секстана,

Сияла полуночная звезда.

А. Лебедев “Путь на моря”

Юрий Федорович Лисянский родился 13 августа 1773 г. в городе Не-

жине, ныне Черниговской области. Образование получил в Морском

кадетском корпусе в Кронштадте, в который поступил в 1783 г., ему

было десять лет. В 1786 г. он уже гардемарин144, осваивавший прему-

дрости морского дела на кораблях Балтийского флота. В связи с необ-

ходимостью укомплектования кораблей флота офицерским составом

накануне войны со Швецией Лисянский в июне 1788 г. был досрочно вы-

пущен из Морского корпуса в чине мичмана. Получив назначение на три-

дцативосьмипушечный фрегат145 “Подражислав”, участвовал в Го-

гландском, Эландском, Ревельском и Выборгском морских сражениях со

шведским флотом. После окончания русско-шведской войны 1788–1790

гг. Лисянский продолжал службу на Балтийском флоте до 1793 г.

В 1793 г. между Россией и Англией была подписана конвенция,

направленная против революционной Франции, и Лисянский в чине

лейтенанта был командирован в Англию для службы в английском

военном флоте. Семь лет плавал Лисянский на английских кораблях,

154

участвуя в боевых действиях против французов и пиратов у берегов

Северной Америки, Вест-Индии, Южной Африки и Индии. В 1800 г. на

английском торговом корабле вернулся из Индии через Англию в Рос-

сию и в чине капитан-лейтенанта служил на Балтийском флоте,

командуя фрегатом.

Дальние плавания обогатили его познания в морском деле, он

приобрел большой опыт в кораблевождении в различных районах Атла-

нтического и Индийского океанов. Это позволило ему критически от-

носиться к трудам общепризнанных авторитетов по мореплаванию. Его

глубокие знания районов плавания, правильность суждений и выводов

позволили ему обнаружить в руководстве по плаванию в Индию извест-

ного английского мореплавателя Гора грубую ошибку в выборе курса

для пересечения экватора. Он предложил новые курсы, научно доказав

их правильность. Лисянский непрерывно совершенствовал свои знания,

изучал труды теоретиков флота, перевел с английского на русский язык

книгу Клерка “Движение флотов”, в которой обосновывались принципы

морского боя. Перевод книги в двух частях был издан в России в 1803 г.

В 1802 г. российским правительством было принято решение

направить к колониальным владениям России в Северной Америке

(Русская Америка146) первую кругосветную экспедицию на двух

кораблях. Этого требовали интересы дальнейшего развития морских

промыслов Российско-американской компании147 на Аляске и Алеутских

островах, расширения торговых связей России на Дальнем Востоке,

детального изучения районов плавания в северо-западной части Тихого

океана.

Начальником экспедиции был назначен капитан-лейтенант И. Ф. Кру-

зенштерн148, его помощником по руководству экспедицией стал капитан-

лейтенант Ю. Ф. Лисянский. Корабли для экспедиции решено было ку-

пить в Англии. Для этой цели в Англию выехал Лисянский с

корабельным мастером Разумовым. Ими были куплены два шлюпа149.

Один шлюп водоизмещением 450 тонн был назван “Надеждой”, его

командиром с экипажем 58 человек стал Крузенштерн, другой шлюп

водоизмещением 370 тонн был назван “Невой”, его командиром с экипа-

жем 47 человек был назначен Лисянский. Команды кораблей были

укомплектованы матросами-добровольцами и лучшими офицерами

флота, среди них были старший лейтенант М. И. Ратманов, лейтенанты

П. П. Арбузов, П. Т. Головачев и П. В. Павалишин, мичман Ф. Ф. Бел-

линсгаузен и другие.

7 августа 1803 г. “Надежда” и “Нева” вышли из Кронштадта и после

десятидневного плавания прибыли в Копенгаген (Дания), из которого от-

правились в дальнейший путь с заходом в порт Фальмут (Англия) и на

155

Канарские острова. Приняв на острове Тенерифе необходимые запасы

провианта и воды, корабли поплыли к берегам Бразилии и 26 ноября

впервые в истории российского флота пересекли экватор. У бразильско-

го острова Святой Екатерины корабли задержались почти на пять

недель, их ремонтировали после длительных штормов. 5 февраля 1804

г. шлюпы вышли в море и 26–29 февраля, выдержав в районе Огненной

Земли жестокий шторм, 3 марта оставили за кормой мыс Горн. На сле-

дующий день корабли в густом тумане потеряли друг друга. “Нева”

после захода на остров Пасхи направилась к Маркизским островам, где

11 мая у острова Нука-Хива встретилась с “Надеждой”. 18 мая “Наде-

жда” и “Нева” покинули остров Нука-Хива и направились к Гавайским

островам. 25 мая корабли вновь пересекли экватор, на этот раз с юга на

север. У Гавайских островов корабли расстались, “Надежда” пошла на

Камчатку и в Японию, а “Нева” – к берегам Русской Америки.

С этого момента значительную часть пути Лисянский прошел

самостоятельно по своему маршруту. 13 июля “Нева” прибыла к острову

Кадьяк, где ее уже давно ожидали. На Кадьяке Лисянский узнал, что

подстрекаемые североамериканцами, конкурировавшими с русскими в

колонизации Аляски, индейцы племени колошей разгромили в 1802 г.

русское укрепление на острове Баранова (архипелаг Александра).

“Нева” оказала военную помощь Российско-американской компании в

обороне от индейцев и пробыла в ее владениях более года. За это

время Лисянский составил описание острова Кадьяк и залива Ситка,

обследовал устье ряда рек, Аляскинский и Бристольский заливы,

открыл два небольших острова в архипелаге Александра, которым при-

своил имена российских адмиралов В. Я. Чичагова и А. И. Круза.

2 сентября 1805 г. “Нева”, приняв груз пушнины, покинула Русскую

Америку и направилась в Кантон (Китай). На этом переходе в Северной

Полинезии, в западной группе Гавайских островов, был открыт нео-

битаемый остров, названный по единодушному требованию команды

именем Лисянского, и два рифа, названные рифами Невы и Крузен-

штерна.

3 декабря “Нева” прибыла на рейд Макао, где уже находилась

“Надежда”. Оба корабля перешли в бухту Вампу близ Кантона, где вы-

годно продали меха и закупили китайские товары. За два месяца пре-

бывания в Китае российские мореплаватели собрали много сведений

об этой стране, о ее государственном устройстве, экономике, быте и

нравах китайского народа.

5 марта 1806 г. корабли вышли в обратный путь, в Россию. У мыса

Доброй Надежды в тумане корабли потеряли друг друга. Обогнув юж-

ную оконечность Африки, Лисянский решил идти в Англию, не заходя ни

156

в один порт. О своем решении он писал: “...я ...направил путь свой пря-

мо в Англию, быв уверен, что столь отважное предприятие доставит

нам большую честь; ибо еще ни один мореплаватель, подобный нам, не

отважился на столь дальний путь, не заходя куда-либо для от-

дохновения”. Лисянский блестяще выполнил свой замысел. Впервые в

истории мирового мореплавания был совершен за 142 дня безо-

становочный переход от Кантона (Китай) до Портсмута (Англия).

После двухнедельной стоянки в Портсмуте “Нева” направилась в

Кронштадт и 3 августа 1806 г. бросила свой якорь на его рейде. 19 авгу-

ста в Кронштадт пришла и “Надежда”. По окончании экспедиции Лися-

нский был произведен в чин капитана 2-го ранга.

На протяжении всего плавания Лисянский проводил океано-

графические исследования. Особую ценность имеют его наблюдения за

скоростью и направлением морских течений, ветрами, плотностью, со-

леностью и температурой воды на различных глубинах, давлением

атмосферы в различных районах Мирового океана и другими явления-

ми природы. Он открыл межпассатные противотечения в Атлантическом

и Тихом океанах и нанес их на карты морских течений. Океанографиче-

ские наблюдения, проведенные Лисянским во время плавания, положи-

ли начало новой науке – океанографии, изучающей процессы и явления

происходящие в Мировом океане.

За время плавания были произведены астрономические опре-

деления географических координат посещенных пунктов и указаны наи-

более удобные гавани, на карту мира нанесены новые острова, рифы,

бухты и мысы. Лисянский исправил многочисленные неточности на мор-

ских картах, убрав с них якобы открытые иностранными мореплавателя-

ми острова. Был собран обширный этнографический материал.

Экспедиция проложила новый путь к российским владениям на

Камчатке и Аляске, обследовав обширные малоизвестные районы Ти-

хого океана.

Возвратившись в Россию, Лисянский и Крузенштерн начали го-

товить к изданию свои труды, в которых обобщили все наблюдения про-

изведенные в течение трехлетнего плавания. Труд Крузенштерна был

опубликован за государственный счет в 1809–1812 гг. Издать труд Лися-

нского, подготовленный к печати почти одновременно с трудом

Крузенштерна, Адмиралтейство отказалось якобы “по множеству погре-

шностей против российского языка и слога”. Отказ был явно несправед-

ливым. Труд Лисянского был совершенным с точки зрения языка и сти-

ля.

Оскорбленный и униженный выдающийся мореплаватель,

совершивший научный и профессиональный подвиг, в 1809 г. в возрасте

157

36 лет вышел в отставку в чине капитана 1-го ранга и решил больше не

возвращаться на военно-морскую службу. Свои сочинения “Путеше-

ствие вокруг света в 1803–1806 гг. на корабле “Нева” под начальством

флота капитан-лейтенанта, ныне капитана 2-го ранга и кавалера Юрия

Лисянского” и “Собрание карт и рисунков, принадлежащих к путеше-

ствию... Юрия Лисянского на корабле “Нева” он издал в 1812 г. за свой

счет, истратив на издание 18,5 тысяч рублей. Это была огромная сумма

для человека, не обладавшего поместьями и жившего на жалованье

офицера.

Именем Лисянского назван остров, открытый им в Гавайском архи-

пелаге, полуостров на северном побережье Охотского моря, подводная

гора в Охотском море (Курильские острова), залив, мыс, полуостров,

пролив и река в архипелаге Александра (Северная Америка). Ю. Ф. Ли-

сянский умер 6 марта 1837 г. в Петербурге, похоронили его в

Александро-Невской лавре.

Сергей Лифарь

(1905–1986)

л

артист балета, балетмейстер,

теоретик балетного искусства

Я родился танцором, мои душевные

движения и полеты спаяны с движе-

ниями моего тела.

С. Лифарь

Украина дала мировой цивилизации много выдающихся имен,

среди них имя французского танцовщика, балетмейстера, педагога и ис-

следователя балета Сергея Михайловича Лифаря (Сержа Лифаря). Он

родился 2 апреля 1905 г. в Киеве в семье чиновника Департамента

водного и лесного хозяйства Михаила Лифаря и его жены Софии, доче-

ри владельца старинного имения под Киевом.

Лифари гордились своим происхождением. Их предки были

казаками Запорожской Сечи150, о чем свидетельствовали грамоты, дан-

ные Лифарям кошевыми атаманами Войска Запорожского и украински-

ми гетманами.

Детство и юность Сергея проходили на берегах Днепра в древнем

красавце Киеве и в имении деда. Любовь к Украине и родному городу он

158

впитал в себя, наблюдая народные красочные обряды-празднества,

слушая народные песни и рассказы деда о прошлом Украины, о пред-

ках-запорожцах. Эту любовь он пронес, находясь вдали от родины,

через всю жизнь. Вспоминая о детстве и юности, писал: “Для киевляни-

на нет ничего дороже Киева с его Днепром, с детства входящим во все

существо”. И далее написал, что даже прекрасный Париж не может за-

ставить его, киевлянина, забыть о Киеве и Днепре.

В 1913 г. Сергей поступил в 1-ю киевскую гимназию, хотя мечтал

поступить в кадетский корпус и стать военным, как все его двенадцать

дядей. Но в корпус принимали с десяти лет и мечту пришлось на время

отложить, а вскоре и вовсе оставить эту мечту, так как в 1914 г. нача-

лась Первая мировая война.

У Сергея было счастливое детство, проходило оно в Киеве, ко-

торый он покидал только на время поездок в загородное имение деда.

Поездки к деду были для него праздником, а в Киеве он очень любил

проводить время на Днепре. Воспользовавшись какой-либо старой ры-

бацкой лодкой, переправлялся на Труханов остров и, растянувшись в

кустах на песке, предавался мечтам, часами наблюдая за облаками, за

их скольжением по небу. Часто оставался на острове до вечера, чтобы

дождаться появления звезд на потемневшем небе.

Он был очень любознателен и жадно впитывал в себя знания,

поражая преподавателей и товарищей исключительной памятью. Но учи-

ться ленился и все свободное время отдавал музыке и чтению. Серь-

езное музыкальное образование началось одновременно с поступлени-

ем в подготовительный класс гимназии. Вначале он учился в

консерватории игре на скрипке у профессора Б. И. Воячека (1857–

1934). Но скрипка его не удовлетворяла и через год он перешел в класс

рояля. У Сергея был хороший голос, очень чистый и нежный альт.

Пению учился у дирижера церковного хора Софийского собора Я. С.

Калишевского (1856–1923). Пел в гимназическом хоре и во время це-

рковных церемоний в хоре Софийского собора. Родители очень горди-

лись его музыкальными успехами.

На фронт Первой мировой войны ушли все дяди Сергея. Патриоти-

ческое возбуждение охватило не только взрослых, но и детей. Сергей и

его старший брат Василий сделали попытку побега в действующую

армию, но были обнаружены в поезде, отправлявшемся на фронт, и

возвращены домой. Вскоре в Киеве появились раненые, гимназию

превратили в тыловой госпиталь и после уроков Сергей, как и все ги-

мназисты, ухаживал за ранеными солдатами и офицерами.

Его интеллектуальное развитие началось очень рано, особенно в

музыкальном отношении. В театр он впервые попал в 1916 г. и первые

159

свои театральные впечатления получил от драмы А. Дюма-отца “Кин

или Гений и беспутство”, оперы П. И. Чайковского “Пиковая дама” и

концерта Ф. И. Шаляпина. От увиденного и услышанного его пере-

полнял восторг. В это же время его охватила страсть к чтению книг.

Особенно любил читать былины, переделывал их на свой лад, вообра-

жая себя поочередно то Ильей Муромцем, то Святогором или Добрыней

Никитичем.

Первая мировая война окончилась для России Февральской

революцией 1917 г., за которой последовали Октябрьский переворот,

Гражданская война и военная интервенция 1918–1920 гг. Это были годы

непрерывных кошмаров, жители Киева пережили грабежи, обыски,

аресты, расстрелы от многократно меняющейся власти петлюровцев,

немцев, большевиков, белых, поляков. В Гражданскую войну погибла

бабушка Сергея, зверски убитая шайкой грабителей, репрессиям боль-

шевиков подвергался его дедушка, погибли многие товарищи-гим-

назисты, сражавшиеся против красных. В 1919 г. Сергей и его брат

Василий в составе сборного отряда гимназистов и кадетов участвовали

в боях за Киев против наступающих красных частей. Осколком снаряда

Сергей был ранен в правую руку, из боя его вынес брат. Их товарищи в

этом бою почти все погибли.

Трудная жизнь этой поры закалила его душу и тело, воспитала

волю к борьбе, упорство и самодисциплину. Пережить это время ему

помогало чтение произведений Л. Н. Толстого, А. С. Пушкина, Н. В. Гого-

ля, И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского.

Весной 1920 г. Сергей с братом Василием и отцом скрывались от

красных в лесах под Киевом, боясь ареста и расправы за службу в

белой армии. Когда началась война с Польшей (конец апреля 1920 г.),

красные начали поголовную мобилизацию всех юношей, родившихся в

1903–1905 гг. Сергей был мобилизован и отправлен на пароходе вверх

по Днепру к фронту. С наступлением темноты он совершил побег, пры-

гнув в воду и доплыв по течению до Киева. Позже стало известно, что

пароход с мобилизованными юношами взорвался. Побег спас ему

жизнь. Во время кратковременной польской оккупации Киева (май –

июнь 1920 г.) Сергей сдал экзамены за шесть классов гимназии.

В 1921 г. Лифаря призвали в Красную армию и как гимназиста зачи-

слили в командный состав. Так в шестнадцать лет он стал красным

командиром. Сдав экзамен по политической подготовке и приняв прися-

гу, получил в командование роту. Служба в армии угнетала и тяготила

его своим однообразием и через месяц он подал прошение команди-

ровать его на учебу в университет. Поступив в университет, заполнен-

160

ный безграмотными студентами, понял, что ему в нем делать нечего и

вскоре покинул его.

В это время товарищи Лифаря уже заканчивали консерваторию.

Среди них был Владимир Горовиц (1904–1989), ставший впоследствии

выдающимся пианистом. Лифарь был на выпускном концерте и горько

пожалел, что ранение в руку не позволило ему осуществить свою мечту

стать музыкантом.

Не зная чем себя занять, он часами сидел за фортепиано, играя

любимые отрывки из произведений Моцарта, Шопена и Чайковского,

или целыми днями бродил по Киеву. Однажды он зашел в балетную сту-

дию Брониславы Нижинской (1891–1972), которой она руководила в

1915–1921 гг. В студии ему открылся мир красоты и грации, мир танца, и

он решил стать танцовщиком. Вспоминая об этом, он в книге “Страдные

годы” писал: “Я вошел в студию Нижинской ...стал в стороне и сердце

мое забилось по-новому трепетно и взволнованно, душа проснулась от

своего мертвящего сна, мною овладел никогда еще неизведанный, не-

изъяснимый чистый восторг, такой восторг, что слезы подступили к

горлу и от восторга хотелось плакать... Я стал танцором, еще не умея

танцевать, еще не зная танцевальной техники, но я знал, что овладею

ею и что ничто, никакие препятствия не остановят меня на этой моей

дороге”.

Но Нижинская отказалась принять его в свою студию без объя-

снения причины. Ее отказ был для Лифаря большим ударом и он решил

поступить в балетную секцию Центростудии, в которой также пре-

подавала Нижинская. Однако занятия у Нижинской продолжались недо-

лго, так как она вскоре эмигрировала во Францию. Бездействовать он

не мог и стал в одиночку изучать танец. Напряженная одиночная работа

перед зеркалом продолжалась пятнадцать месяцев, в течение которых

он обрек себя на суровый аскетизм. В студии проводил по пять-шесть

часов в день. Порою у него возникали сомнения, когда казалось, что ни-

чего не выйдет. Наступала депрессия и он был близок к нервному рас-

стройству, но не заболел только благодаря огромной силе воли, давшей

неиссякаемые запасы энергии для продолжения работы.

Это был очень важный период в его жизни, он становился не то-

лько танцором, но и интеллектуально развитым человеком. В это время

он много читал, размышлял, занимался музыкой, целыми вечерами

играя на рояле. Он многое понял, прочитав все произведения А. С. Пу-

шкина, музыка стихов поэта завораживала его. Пушкин для него стал

учителем жизни, с Пушкиным ему стало легче жить. Позднее он писал:

“Пушкин был и навсегда останется моей радостью, солнечным лучом в

моей жизни. Как теплота материнской ласки он дорог и близок моему

161

сердцу. Он согревал меня, утоляя мою духовную жажду”. В это время

сложились и музыкальные вкусы Лифаря. Он понял, что душой музыки,

как и душой поэзии и танца является ритм. Его богом стал Моцарт, лю-

бимыми композиторами были Шопен и Вагнер. Период одиночной рабо-

ты завершился становлением личности Лифаря и он был готов войти в

большую жизнь.

В один из осенних дней 1922 г. Нижинская прислала своим учени-

кам телеграмму, в которой сообщала, что С. П. Дягилеву для

пополнения его “Русского балета” нужно пять ее лучших учеников.

Среди указанных фамилий Лифаря не было. Ученики Нижинской

собрались на совещание, один из указанных в телеграмме не пришел и

в Париж сообщили, что вместо него приедет Лифарь.

Лифарь стал готовиться к переходу через бдительно охраняемую

границу. Семья всячески содействовала его плану бегства за границу от

убожества советской жизни. Первая попытка перехода советско-

польской границы в ночь с 25 на 26 октября 1922 г. закончилась его

задержанием. Но Лифарю удалось бежать из-под ареста и после

опасных для жизни приключений он вернулся в Киев. Вторая попытка

побега была удачной. В ночь с 5 на 6 декабря 1922 г. он в районе города

Ривно перешел границу и отправился в Варшаву. В Польше Лифарь

был человеком без прав, документов и денег. Приходилось скрываться

от полиции и голодать. Получив от Дягилева аванс и выхлопотав

паспорт, Лифарь 13 января 1923 г. приехал в Париж. Начался новый, за-

граничный, период жизни.

“Русский балет”, в котором стал работать Лифарь, был создан в

1911 г. русским театральным деятелем и пропагандистом русского

искусства за рубежом Сергеем Павловичем Дягилевым (1872–1929).

В 1920-х гг. он утратил национальный характер и стал явлением

западноевропейской культуры. Со смертью Дягилева он в 1929 г.

прекратил свое существование.

Два трудных побега из Киева надорвали здоровье Лифаря и обес-

силили его. Ему трудно было приспособиться к новой жизни, он чу-

вствовал себя одиноким. От одиночества спасала работа. Он работал

не только на репетициях, но и вечерами на монте-карловском молу в

Монако и ночью на асфальте перед гостиницей в Париже, не замечая

как проходит время. На его работу вскоре обратил внимание Дягилев и

в апреле 1923 г. он впервые выступил в кордебалете в сценах из балета

“Спящая красавица”.

От постоянного недосыпания и напряженной работы Лифарь стал

терять силы, у него часто кружилась голова, плыли круги перед глазами,

но он продолжал упорно работать и учиться. Овладение техникой танца

принесло ему не только большую радость, но и большую горечь от

162

недоброжелательного и завистливого отношения труппы к его успехам.

30 ноября 1923 г. он записал в дневнике: “Чем лучше я танцую, чем бо-

льше я учусь и работаю, чем больше делаю успехов, тем хуже начи-

нают относиться ко мне. Тяжело на душе. А может быть совсем бросить

балет?” Но никакие жизненные неприятности и временная неудовлетво-

ренность жизнью не могли сломить желания стать большим, настоящим

танцором. И в этом стремлении его морально поддержал Дягилев,

похвалы которого еще больше заставляли Лифаря стремиться к

совершенству.

В июне 1924 г. Дягилев послал его учиться к итальянскому балет-

мейстеру и выдающемуся педагогу классического танца Энрико Чекетти

(1850–1928). У Чекетти Лифарь занимался по три часа в день. Это были

очень тяжелые уроки и первое время он падал от усталости. Лифарь

стал любимым учеником прославленного профессора и через два года

старый учитель передал ему в Милане вместе с аттестатом свои долго-

летние записи и сборник музыкальных отрывков, которые он считал

самыми лучшими для танцевальных упражнений.

Дягилев побуждал Лифаря постоянно заниматься своим художе-

ственным образованием и он не терял время зря, посещал музеи и

картинные галереи Франции, Италии, Германии, изучал творчество

великих художников, прочитал много книг из современной русской лите-

ратуры, ходил на концерты.

В 1924 г. Лифарь стал солистом “Русского балета” Дягилева и

сделал первые хореографические опыты. С 1925 г. к нему перешел весь

классический репертуар. В 1926 г. он стал делать двенадцать пируэтов

и по три тура в воздухе, его партнерами стали знаменитые балерины

Т. П. Карсавина (1885–1978) и О. А. Спесивцева (1895–1991). И. Ф. Стра-

винский (1882–1971) написал для Лифаря балет из греческой мифоло-

гии “Аполлон Мусагет”. Балет был поставлен в 1928 г., главную роль

исполнял Лифарь, имевший огромный успех. После премьеры Стравин-

ский подарил Лифарю клавир балета с надписью: “Восхитительному

Аполлону Сереже Лифарю с любовью от автора”, а Дягилев преподнес

ему Золотую лиру. В 1929 г. Лифарь стал хореографом. Первые его по-

становки балетов “Renard” Стравинского и “Блудный сын” Прокофьева

триумфально прошли в Париже.

В 1929 г. в Венеции умер наставник и друг Лифаря Сергей Па-

влович Дягилев. Его большая коллекция редких книг, документов,

картин и других художественных ценностей перешла к Лифарю.

С конца 1929 г. Лифарь становится ведущим танцовщиком, а затем

в 1930–1944 гг. главным балетмейстером парижской “Гранд-Опера”151,

основанной в 1671 г. В годы Второй мировой войны, когда Париж был

захвачен гитлеровцами, немецкие оккупационные власти пытались

привлечь Лифаря к сотрудничеству, но он уклонился от этого и остался

163

верен Франции, ставшей его второй родиной. Он решительно отказал

Геббельсу в передаче из собрания “Гранд-Опера” портрета знаменитого

немецкого композитора Р. Вагнера кисти французского живописца

О. Ренуара, который намеревались подарить Гитлеру. Он заявил, что

картина принадлежит Франции и выдаче не подлежит. В книге “Моя

зарубежная Пушкиниана” он писал: “В годы Второй мировой войны моя

общественная деятельность главным образом была направлена к

спасению от разгрома немцами, временными оккупантами Франции,

парижской Оперы – французского национального достояния, музея и

библиотеки шведского магната Rolf de Маrе, Русской консерватории

им. Рахманинова, русских балетных школ, и, наконец, моей личной рус-

ской библиотеки и коллекции”. Однако распространился слух, что Ли-

фарь сотрудничал с немцами и принимал в “Гранд-Опера” Гитлера. На

основании этих слухов он был приговорен французским Сопротивлени-

ем к смертной казни и ему пришлось переехать в Монако, где он до

1947 г. руководил балетной труппой “Нуво балле де Монте-Карло”

(“Новый балет Монте-Карло”). Вскоре после окончания войны Наци-

ональный французский комитет по вопросам чистки опроверг эти

обвинения, как не подтвердившиеся в ходе расследования.

В 1947 г. Лифарь возвратился во Францию, основал в Париже Ин-

ститут хореографии и стал (до 1959 г.) главным балетмейстером “Гранд-

Опера”, одновременно (до 1956 г.) являясь ее солистом. В 1955 г. для

него в Сорбонне была создана кафедра хореографии, на которой он

вел курс истории и теории танца.

В апреле 1958 г. Лифарь должен был ехать с артистами “Гранд-

Опера” в Москву на гастроли, но советское посольство отказало ему в

визе и обиженный этим он вскоре покинул “Гранд-Опера”, в которую

возвращался на короткое время в 1962–1963 гг. и в 1977 г. Затем на-

ступило полузабвение, которое он болезненно переживал.

Лифарь был выдающимся танцовщиком, он воскресил славу фран-

цузского балета, создал свыше 200 балетов и дивертисментов в

оперных спектаклях, воспитал много талантливых балерин мировой

сцены, каких “Гранд-Опера” никогда не имела (Лиссет Дарсонваль, Со-

ланж Шварц, Иветта Шовире и др.), написал десятки книг, долгие годы

занимался плодотворной издательской и общественной деятельностью,

собрал ценные художественные коллекции, организовывал выставки

посвященные А. С. Пушкину и С. П. Дягилеву. Выступая как танцовщик

и балетмейстер, посетил Англию, Германию, Италию, Испанию, Ни-

дерланды, Португалию, Швецию, Швейцарию, Финляндию, США,

Аргентину, Японию и другие страны.

Артисты обожали Лифаря, он зажигал их своей энергией, умел выя-

вить возможности каждого из них. Он щедро расточал свой талант, ни-

164

кому не отказывал в услуге, беззаветно любил свое искусство. В частной

жизни был доверчив, жил скромно в одной комнате, заполненной книга-

ми. К деньгам был совершенно равнодушен и все, что зарабатывал,

раздавал или тратил на пополнение коллекции унаследованной от Дяги-

лева. Был интересным собеседником и веселым компаньоном,

прекрасно играл на гитаре и пел. Его любили за приветливость, доброе

сердце, ум и талант.

Он был знаком со многими выдающимися музыкантами, артистами,

художниками, писателями и политическими деятелями.

Лифарь приезжал в СССР в 1961, 1968, 1969 и 1976 гг. В 1961 г.

посетил свой родной Киев и побывал на могиле родителей на Байковом

кладбище.

Его заслуги в области балетного искусства были отмечены разли-

чными наградами. В 1955 г. он первый среди артистов балета во

Франции получил почетную награду “Золотую туфлю”. В 1965 г. король

Швеции наградил его орденом “Ваза”. Он был кавалером Большого

Креста французского ордена Почетного Легиона. В 1970 г. его избрали

членом-корреспондентом французской Академии изящных искусств.

В последние годы жизни его материальное положение ухудшилось,

приходилось продавать собранные в течение многих лет коллекции.

Немало книг из собрания Лифаря приобрел и передал в дар Академии

наук Украины его друг, живущий в Лихтенштейне, барон Э. А. Фальц-

Фейн.

Покинув Париж, он жил в Лозанне (Швейрация), которой в феврале

1986 г. передал “Собрание театральных костюмов и декораций” и архив-

ные материалы. В благодарность за коллекции мэрия города наградила

его Золотой медалью “500 лет объединения Лозанны”.

В ночь с 15 на 16 декабря 1986 г. после тяжелой болезни Сергей

Михайлович Лифарь скончался в Лозанне. Он завещал своей жене

шведской графине Лиллан Алефельд, с которой прожил в любви и со-

гласии 29 лет, похоронить себя на русском кладбище в Сен-Женевьев-

де-Буа152 (пригород Парижа), где похоронены все его друзья. Похороны

состоялись как завещал Лифарь.

В Лозанне на основе коллекций Лифаря в знак признания его гения

был создан музей его имени. В апреле 1994 г., чтобы увековечить имя

великого мастера мировой хореографии, в Украине учреждены Между-

народный конкурс и благотворительный Фонд его имени. Между конку-

рсами в день рождения Сергея Лифаря проводятся фестивали его

имени. Конкурсами и фестивалями Киев отмечает память о своем вели-

ком сыне, внесшим огромный вклад в развитие европейской художе-

ственной культуры ХХ века.

165

Михаил Максимович

(1804–1873)

м

естествоиспытатель, историк,

фольклорист, писатель, просветитель

Михаил Александрович Максимович, выдающийся ученый-естес-

твоиспытатель, историк, фольклорист, писатель и просветитель, первый

ректор Киевского университета, родился 15 сентября 1804 г. на хуторе

Тимковщина Полтавской губернии, ныне село Богуславец Черкасской

области, в небогатой дворянской семье. Его отец Александр Иванович

Максимович и мать Гликерия Федоровна Тимковская происходили из

старшинских казацких родов.

Начальное образование Михаил получил в монастырской школе

Золотоноши и продолжил его в Новгород-Сиверской гимназии, в ко-

торую он поступил в 1812 г. Любовь к науке ему привил его дядя –

известный украинский писатель и деятель просвещения, профессор Ха-

рьковского университета Илья Федорович Тимковский. В гимназии Ми-

хаил увлекся ботаникой и фольклором, проявил большой интерес к

истории, быту и обычаям украинского народа.

В 1819 г. он поступает в Московский университет, где первые два

года учился на словесном отделении, а два последних – на природовед-

ческом. Окончив университет в 19 лет, он был оставлен при нем для на-

учной работы и подготовки к преподавательской деятельности. В 1826 г.

стал заведовать университетским ботаническим садом и гербарием.

Углубляет свои знания в области ботаники, зоологии, медицины, физики

и филологии. После защиты магистерской диссертации в 1827 г. начал

преподавать ботанику в университете. Среди его слушателей были А.

И. Герцен и М. Ю. Лермонтов. В 1833 г. Максимович стал доктором наук,

профессором и заведующим кафедрой ботаники Московского универси-

тета.

За время работы в Московском университете (1823–1834) Макси-

мович опубликовал около 100 работ, высоко оцененных в России и за

рубежом. Он автор 20 работ по зоологии, в частности учебника

“Главные основания зоологии” (1824), и двух лучших в то время учебни-

166

ков ботаники – “Основания ботаники” (1828) и “Систематика растений”

(1831). Впервые в России издал научно-популярную работу по естество-

знанию “Книга Наума о великом божьем мире” (1833), в которой с

диалектических позиций изложил основные научные представления о

строении Вселенной, Солнечной системы и Земли. Максимович внес

большой вклад в создание русской ботанической терминологии, многие

введенные им термины сохранились в научном языке до настоящего

времени. Высказанные им в общей форме эволюционные представле-

ния об изменении растений и животных под влиянием условий суще-

ствования, о родственных связях между растениями и животными, о

появлении разновидностей и формировании из них видов позволяют от-

нести его к числу предшественников английского естествоиспытателя Ч.

Дарвина.

В московский период своей жизни Максимович активно участвовал

в общественной жизни России, поддерживал личные и творческие связи

с К. Рылеевым, А. Пушкиным, Н. Гоголем, М. Щепкиным, А. Герценом, В.

Жуковским, Е. Гребинкой и другими деятелями культуры и обществен-

ной мысли. Принимал участие в российских изданиях, выступая с лите-

ратурно-критическими и научными статьями. Его сборник “Малорос-

сийские песни” (1827) положил начало украинской фольклористике как

науки, а также развитию украинской литературы, ее национальной

самобытности, народности и демократизма. Сборником восторгались А.

Пушкин, Н. Гоголь, И. Срезневский, П. Шафарик, А. Мицкевич. В 1830–

1834 гг. выпустил три книги альманаха “Денница”.

В 1834 г. в Киеве был основан университет и Максимовича не-

преодолимо потянуло в Украину. В своих воспоминаниях он писал:

“Заснування нового університету... потягло мене непереборною силою

туди... де Батьківщина мого роду”. О переводе в Киев хлопотали его

друзья – А. Пушкин, Н. Гоголь, В. Жуковский. В мае 1834 г. Максимовича

утверждают заведующим кафедрой русской словесности и деканом

историко-филологического отделения Киевского университета, а в

сентябре он стал его первым ректором. От переутомления, связанного с

непрерывной напряженной работой после окончания Московского уни-

верситета, Максимович часто болел и вынужден был в декабре 1835 г.

подать в отставку с должности ректора, но он еще целое десятилетие

преподавал в университете филологию. В 1845 г. здоровье Максимови-

ча ухудшилось, он вышел в отставку и поселился на левом берегу

Днепра напротив Канева на собственном хуторе Михайлова Гора, зани-

маясь научной деятельностью.

167

В период жизни в Украине Максимович издает многочисленные

работы по украинской и русской литературам. Опубликовал “Українські

народні пісні” (1834) и “Збірник українських пісень” (1849). Перевел на

украинский и русский языки “Слово о полку Игореве” (1857). Издал ряд

монографий по истории Киевской Руси: “Откуда пошла русская земля”

(1837), “История древней русской словесности” (1839), “Начала русской

филологии” (1847) и др. Выпустил три книги альманаха “Киевлянин”

(1840, 1841, 1850) и две книги альманаха “Украинец” (1859, 1864).

Как историк Максимович отрицал норманскую теорию, согласно ко-

торой варяги (норманны) сыграли решающую роль в создании древне-

русского государства. Высказал ряд мыслей о формировании украи-

нского казачества, о национально-освободительной и социальной борь-

бе украинского крестьянства. Много сделал для развития археоло-

гических исследований и языкознания в Украине. Считал народное

творчество источником формирования и развития литературного языка,

народности литературы. О единении науки и языка сказал: “Щоб науки

зріднити з розумом народу, треба розробляти їх рідною мовою...”

Летом 1843 г. Максимович познакомился с Т. Г. Шевченко, с этого

времени началась их дружба. В 1849 г. побывал в Москве, встречался с

Н. Гоголем, который читал ему первый раздел второй части своих “Мер-

твых душ”. В Украину он возвратился с Н. Гоголем и они посетили Ми-

ргород и Сорочинцы. В 1859 г. Т. Шевченко гостил у Максимовича на ху-

торе Михайлова Гора. Это была их последняя встреча. Т. Шевченко

написал портреты Максимовича и его жены Марии Васильевны Товбич.

Максимович тяжело переживал смерть Кобзаря и участвовал в его

похоронах в Каневе. На смерть поэта сочинил стихотворение, которое

прочитал на его могиле.

Выдающийся мыслитель, ученый и просветитель Михаил

Александрович Максимович всю жизнь работал для духовного освобо-

ждения Украины, ее национального и культурного возрождения. Любовь

к своей родине он выразил такими словами: “Не покину, поки згину, мою

Україну”.

Вклад Максимовича в развитие науки (около 260 работ) был высоко

оценен современниками. В 1871 г. его избрали членом-корреспон-

дентом Петербургской академии наук. Он был членом многих

естественнонаучных обществ, почетным членом Петербургского,

Московского, Киевского и Одесского университетов.

Умер Михаил Александрович 22 ноября 1873 г. на хуторе Михайло-

ва Гора, ныне село Прохоровка Черкасской области. Похоронен

недалеко от своего хутора.

168

(1898–1967)

Родион Малиновский

м

военный и государственный деятель,

полководец

Каждый стоит ровно столько,

сколько стоит то, о чем он хло-

почет.

Марк Аврелий

С именем маршала Советского Союза Родиона Яковлевича Мали-

новского связано освобождение Украины от немецко-фашистских за-

хватчиков в период Второй мировой войны.

Малиновский родился 23 ноября 1898 г. в городе Одессе. Он был

внебрачным ребенком, отца своего не знал, в его метрике было написа-

но “незаконнорожденный”. Его мать Варвара Николаевна Малиновская,

жившая у своей сестры на станции Слободка ныне Одесской области, в

1904 г. переехала с сыном в село Сутиски под Винницей и работала там

кухаркой в земской больнице, а затем экономкой у местной помещицы и

швеей. Здесь Родион начал учится в земской школе.

Осенью 1910 г. мать вышла замуж за Залесного, служившего лаке-

ем у помещицы, и переехала в село Клищев к мужу. В этом селе Родион

в 1911 г. окончил церковно-приходскую школу и сал батрачить у поме-

щика на фольварке Мендеров, так как Залесный выгнал его из дому.

В 1913 г. Родиона забрала к себе в Одессу тетка Елена Николаевна

Данилова и он стал работать разнорабочим в галантерейном магазине

за 5 рублей в месяц. Скитания по чужим углам, постоянные унижения,

связанные с положением байстрюка, нищенское, полуголодное суще-

ствование, понуждали его искать выход из жизненного тупика. И выход

он нашел в бегстве на фронт начавшейся Первой мировой войны. Ре-

шение стать военным определило всю его дальнейшую судьбу.

Осенью 1914 г. Родион, которому еще не исполнилось шестнадцать

лет, тайком залез в пустой вагон воинского эшелона, отправлявшегося

из Одессы на Восточный фронт. Когда эшелон прибыл в Вильно (ныне

Вильнюс, Литва), о нем доложили начальству и он был зачислен добро-

вольцем в пулеметную команду. Сначала Родион был подносчиком па-

тронов, а затем стал пулеметчиком. За героизм, проявленный в тяже-

лых боях под Сувалками (ныне Польша), награжден Георгиевским кре-

169

стом 4-й степени. В октябре 1915 г. был ранен под Сморгонью и после

излечения отправлен в составе Российского экспедиционного корпуса153

во Францию на Западный фронт.

Корпус в январе 1916 г. погрузили на пароход в Дайрене (до 1905 г.

порт Дальний) на Ляодунском полуострове Китая и он через Индийский

океан и Суэцкий канал в апреле 1916 г. прибыл в Марсель. В июне Ма-

линовский уже сражался с немцами возле Реймса под Мармелоном, а

затем под Силери и фортом Бримон. В апреле 1917 г. во время атаки на

форт Бримон был тяжело ранен разрывной пулей в левую руку с раз-

дроблением кости и долго лечился в госпиталях Бордо, Сен-Серван и

Сен-Мадьо.

После Октябрьского переворота 1917 г. в России французское пра-

вительство издало приказ о разоружении всех российских войск и об от-

правке их на разные работы. Малиновского направили на работы в рай-

он Бельфор.

Зная о том, что немцы оккупировали Украину, он из патриотических

побуждений решил продолжить свое участие в войне с немцами и в ян-

варе 1918 г. вступил в Иностранный легион 1-й Марокканской дивизии

французской армии. В марте 1918 г. дивизия была брошена навстречу

прорыву немцев в Пикардии и Малиновский участвовал в тяжелых боях

вплоть до перемирия. За эти бои был трижды награжден французским

орденом Круа де Гер с мечами. Службу в царской и французской арми-

ях закончил ефрейтором. В 1961–1965 гг., проявив литературный дар,

Малиновский напишет об украинцах, русских и французах, воевавших

против немцев на Западном фронте Первой мировой войны. Свою книгу

он назовет “Солдаты России”. Ее главным героем под именем Ивана

Гринько стал сам автор.

В августе 1919 г. Малиновский был отправлен пароходом из Марсе-

ля в Россию и в октябре 1919 г. прибыл во Владивосток. Добровольцем

вступив в Красную армию, участвовал в Гражданской войне. В 1923 г.

его назначили командиром батальона и в этой должности он служил до

поступления в 1927 г. в Военную академию имени М. В. Фрунзе. В годы

учебы в академии упорно занимался самообразованием, прочел произ-

ведения Толстого, Достоевского, Лескова, Чехова, Салтыкова-Щедрина

и других классиков русской литературы. Начал собирать библиотеку, в

которой, кроме книг по военному делу, были книги по истории, любимые

с детства “Кобзарь” Шевченко и поэзия Леси Украинки, произведения

Флобера, Вольтера, Паскаля и Ларошфуко на французском языке, кото-

рым он хорошо владел. Увлекаясь шахматной игрой, он собрал

большую шахматную библиотеку.

170

После окончания академии (1930) Малиновский служил на разных

должностях в войсках Северо-Кавказского и Белорусского военных

округов. В 1937–1938 гг. добровольцем участвовал в национально-рево-

люционной войне в Испании на стороне республиканского правитель-

ства. Вернувшись из Испании, с сентября 1939 г. преподавал в Военной

академии имени М. В. Фрунзе, а в марте 1941 г. генерал-майор Мали-

новский был назначен командиром стрелкового корпуса в Одесский во-

енный округ. В этой должности он 22 июня 1941 г. на реке Прут вступил

в войну с фашистской Германией.

В конце августа 1941 г. Малиновский под Днепропетровском принял

командование 6-й армией и с боями отошел с ней на реку Донец к Изю-

му, где с октября 1941 г. фронт стабилизировался. В декабре 1941 г. его

назначают командующим Южным фронтом и в этой должности во вто-

рой половине января 1942 г. он совместно с Юго-Западным фронтом

провел наступательную Барвенково-Лозовскую операцию, прорвав обо-

рону противника и захватив плацдарм для наступления на Харьков. В

середине мая 1942 г. войска Юго-Западного фронта под командованием

маршала Тимошенко начали наступление на Харьков. В харьковском

сражении правое крыло Южного фронта должно было обеспечить удар-

ную группировку прочной обороной с юга. Сражение закончилось тяже-

лым поражением войск Юго-Западного фронта, которые были окружены

и почти полностью уничтожены.

В начале июля 1942 г. немцы стремились окружить войска Южного

фронта, оборонявшиеся в Донбассе. По приказу Ставки верховного

главнокомандования они были отведены за Дон и закрепились на его

левом берегу. Южный фронт был объединен с Северо-Кавказским

фронтом. В связи с ликвидацией Южного фронта Малиновского в конце

августа 1942 г. назначают командующим 66-й армией, которая сража-

лась с противником севернее Сталинграда. В октябре его назначают за-

местителем командующего Воронежским фронтом, но в ноябре отзыва-

ют с фронта и назначают командующим вновь сформированной 2-й

гвардейской армией. В конце декабря 1942 г. армия разгромила немец-

кую группу войск генерал-фельдмаршала Манштейна, которая пыта-

лась деблокировать 6-ю армию Паулюса, окруженную в Сталинграде.

В январе 1943 г. Малиновского вновь назначают командующим

восстановленного Южного фронта, а в марте командующим Юго-Запад-

ным фронтом, переименованным в октябре 1943 г. в 3-й Украинский

фронт. Войска 3-го Украинского фронта освобождали от немецко-

фашистских захватчиков Донбасс и Правобережную Украину. В октябре

1943 г. войска фронта освободили Запорожье, в феврале 1944 г. – Нико-

171

поль и Кривой Рог, в марте 1944 г. – Николаев и Очаков, в апреле 1944 г.

– Одессу и Тирасполь.

В мае 1944 г. Малиновского назначают командующим 2-м Укра-

инским фронтом, который под его руководством провел ряд стратегиче-

ских наступательных операций: Ясско-Кишиневскую (август 1944 г.), Де-

бреценскую (октябрь 1944 г.), Будапештскую (октябрь 1944 г. – февраль

1945 г.) и Венскую (март – апрель 1945 г.). Войну с фашистской Герма-

нией Малиновский закончил маршалом. Это высшее воинское звание

было присвоено ему в 1944 г.

В июле 1945 года Малиновский возглавил Забайкальский фронт на

Дальнем Востоке. 8 августа 1945 г. Советский Союз объявил войну Япо-

нии, а 9 августа началась Маньчжурская стратегическая операция, в ко-

торой основную роль играл Забайкальский фронт. 12 августа войска

фронта, преодолев пустыню Гоби, перешли через Большой Хинганский

хребет и 18–19 августа отрезали пути отхода главным силам Квантун-

ской армии Японии к Желтому морю. К исходу 22 августа основные

силы противника прекратили организованное сопротивление. Войска

Забайкальского фронта вышли к Ляодунскому заливу и на Ляодунский

полуостров, освободив Далянь (Дальний) и Люйшунь (Порт-Артур).

2 сентября 1945 г. в Токийской бухте на борту американского линкора

“Миссури” представители Японии подписали акт о безоговорочной капи-

туляции. Так закончилась Вторая мировая война, в которой маршал Ма-

линовский проявил высокое полководческое искусство, мужество и от-

вагу. За успешное проведение стратегических боевых операций он был

награжден орденом “Победа”, ему дважды присвоили звание Героя Со-

ветского Союза.

В сентябре 1945 г. Малиновский стал командующим войсками За-

байкальско-Амурского военного округа, в 1947–1953 гг. был главноко-

мандующим войсками Дальнего Востока, в 1953–1956 гг. командовал

войсками Дальневосточного военного округа.

В марте 1956 г. его назначили первым заместителем Министра обо-

роны СССР и главнокомандующим сухопутными войсками, а в октябре

1957 г. Малиновский стал Министром обороны СССР и на этой должно-

сти находился до конца жизни.

Умер Родион Яковлевич Малиновский 31 марта 1967 г. в Москве,

похоронен на Красной площади у Кремлевской стены. В Одессе уста-

новлен бронзовый бюст героя.

172

(1913–1963)

Александр Маринеско

м

военный моряк-подводник

Уходим под воду в нейтральной воде.

Мы можем по году плевать на погоду,

А если накроют – локаторы взвоют

О нашей беде.

И рвутся аорты, но наверх – не сметь!

Там, слева по борту, там, справа по борту,

Там, прямо по ходу, мешает проходу

Рогатая смерть.

В. Высоцкий

Выдающийся моряк-подводник Второй мировой войны, совершив-

ший в ее конце “атаку века” на немецкий лайнер “Вильгельм Густлов”,

Александр Иванович Маринеско родился 15 января 1913 г. в Одессе.

Отец Александра, Иван Алексеевич, был родом из Румынии.

С 1893 г. он служил матросом-кочегаром на миноносце румынского во-

енного флота. Во время одного из походов корабля его ударил по лицу

офицер, который постоянно к нему придирался. Иван Алексеевич по од-

ной из версий избил за это офицера, а по другой – швырнул его в раска-

ленную топку. Приговор военного суда был известен – смертная казнь.

Перед судом ему удается бежать из-под стражи в Украину, на Полтав-

щину. Здесь в 1911 г. Иван Алексеевич украинизировал свою фамилию

Маринеску, стал Маринеско и женился на украинской крестьянке Татьяне

Михайловне Коваль. Вскоре они переехали в Одессу, где у них родился

сын Александр и дочь Валентина. Иван Алексеевич быстро освоил язык

и обычаи своей новой родины и стал настоящим украинцем.

Детство и юность Александра прошли в Одессе, его друзьями были

ребята разных национальностей. Он рос честным, трудолюбивым пар-

нем, влюбленным в свою родину, свой город и море. Александр считал

себя украинцем не только потому, что его мать была украинкой, что он

жил в Украине, учился в украинской школе и его родным языком был

украинский. Но и потому, что хорошо знал историю Украины и восприни-

мал ее как историю своих предков. Он знал много украинских песен и

173

хорошо исполнял их. Национальная гордость соединялась в нем с ува-

жительным отношением к людям другой культуры и языка. Его неотра-

зимо влекло море, увлекали путешествия. Не случайно его любимым

героем был Н. Н. Миклухо-Маклай. У него рано зародилась мечта стать

капитаном дальнего плавания. Его увлекала трудная и опасная профес-

сия мореплавателя.

С 1920 по 1926 г. Александр учился в трудовой школе. В конце 1926

г. поступил учеником матроса в Черноморское пароходство, а в начале

1927 г. был направлен на учебу в школу юнг. Окончив в 1929 г. школу

юнг, плавал на судах пароходства матросом 1-го класса. С апреля 1930

по апрель 1933 г. учился в Одесском морском техникуме, а затем слу-

жил четвертым, третьим и вторым помощником капитана на пароходе

“Красный флот”.

В ноябре 1933 г. Маринеско был мобилизован и направлен на годи-

чные штурманские курсы командного состава Военно-морского флота.

После окончания курсов его назначили штурманом на подводную лодку

Щ-306154 (“Пикша”) Балтийского флота. В марте 1936 г. в связи с

введением персональных воинских званий ему присваивают звание

лейтенанта. В ноябре 1937 г. Маринеско направляют на специальные

курсы командного состава подводного плавания, но в июле 1938 г. без

объяснения причин его демобилизовывают из Военно-морского флота.

Отчисление с флота вероятно было связано с румынским происхож-

дением отца. Это было оскорблением, которое Маринеско перенес

стоически. Оказавшись вне флота, он попытался устроиться на

торговые суда, но в этом ему было отказано.

В августе 1938 г. его внезапно восстанавливают на военной службе

и по окончании обучения на курсах назначают помощником командира

подводной лодки Л-1155. В этом же 1938 г. Маринеско становится

командиром подводной лодки М-96156. В ноябре 1938 г. ему присваивают

звание старшего лейтенанта, а в ноябре 1940 г. – капитан-лейтенанта.

По итогам кампании 1940 г. подводная лодка М-96 заняла первое место

на флоте и Маринеско был награжден наркомом Военно-морского фло-

та золотыми часами. Оставаясь командиром подводной лодки М-96,

становится первым заместителем командира дивизиона157 подводных

лодок типа “М”. Его начальники считают, что он достоин назначения

командиром подводной лодки типа “С”158, а после кампании 1941 г. мо-

жет быть назначен командиром дивизиона подводных лодок типа “М”.

В аттестации Маринеско за 1940 г. отмечено, что он энергичен,

обладает волевыми качествами, решительностью и смелостью,

сообразителен и находчив, тактичен и выдержан, заботлив к подчинен-

ным. В аттестации также написано: “Умеет быстро оценивать, ориенти-

174

роваться и принимать правильные решения в простой и сложной об-

становке. Инициативен, дисциплинирован. Требователен к себе и под-

чиненным. Любит морскую службу и свою специальность. Отличный

моряк”.

Такую блестящую характеристику получил Маринеско перед нача-

лом Великой Отечественной войны. Ему было 27 лет, он был готов

совершить подвиг. Впереди были испытания, равных которым не знала

история.

Во Второй мировой войне боевых успехов добились 128 советских

командиров-подводников. Среди них первое место по суммарному тон-

нажу потопленных кораблей и судов противника занимает Маринеско.

На его счету два транспортных судна, лайнер “Вильгельм Густлов” и

вспомогательный крейсер. Общее водоизмещение159 потопленных им

вражеских судов 52884 тонны, что по водоизмещению составляет почти

одну шестую часть потопленных подводниками Балтики судов.

Первый свой боевой поход подводная лодка М-96 под командо-

ванием Маринеско совершила с 22 по 31 июля 1941 г., выйдя с острова

Сааремаа (Эстония) на позицию в Рижском заливе. Маринеско был

одним из первых, кому пришлось форсировать минные поля. При этом

любая ошибка могла привести к гибели лодки. Рассказывая об этом,

Маринеско говорил: “Это как схватка с невидимым врагом. Нет ничего

мучительнее, чем хождение по минному полю, особенно в подводном

положении. Нервы при этом нужно держать в кулаке. Слышишь скрежет

натянувшегося троса (минрепа160), его слышат все и надо, чтобы

команда знала, что у командира рука, лежащая на машинном теле-

графе161, не дрогнет и он не поддастся панике”.

В 1941 г. Балтийский флот потерял 27 подводных лодок.

Второй боевой поход М-96 совершила с 9 по 25 августа 1942 г.

14 августа в Финском заливе ею был потоплен одной торпедой транс-

порт противника “Хелене” водоизмещением 7 тысяч тонн. Катера

охранения начали бомбить лодку глубинными бомбами, которые разры-

вались за кормой. Лодка повреждений не получила благодаря высо-

чайшему профессионализму командира. За этот поход Маринеско был

награжден орденом Ленина.

С 8 по 11 ноября 1942 г. М-96 совершила поход в Нарвский залив

для высадки на побережье, занятое противником, разведывательной

группы. В конце 1942 г. Маринеско было присвоено воинское звание

капитана 3-го ранга.

В 1942 г. Балтийский флот потерял 13 подводных лодок.

В апреле 1943 г. Маринеско был назначен командиром подводной

лодки С-13. Начальники характеризуют его как отважного командира,

превосходно знающего штурманское и подводное дело, хладнокровного

в любой обстановке, сплотившего экипаж лодки в единый организм.

175

Авторитет Маринеско среди команды был очень высок. В 1943 г. лодка в

боевые походы не направлялась.

В 1943 г. Балтийский флот потерял 5 подводных лодок.

С 1 октября по 11 ноября 1944 г. Маринеско совершает свой

четвертый боевой поход на подводной лодке С-13, во время которого

9 октября лодка потопила транспорт противника “Зигфрид”. Вначале

был произведен трехторпедный залп, но транспорт застопорил машины

и торпеды прошли по носу транспорта мимо. Затем по стоящему транс-

порту была выпущена четвертая торпеда, но транспорт дал ход и начал

циркуляцию162 вправо, торпеда прошла по корме транспорта. Транспорт

стал удаляться. Маринеско принял смелое решение догнать противника

и атаковать его артиллерией. Было произведено 39 выстрелов из 100-

мм пушки (было 7 попаданий) и 15 выстрелов из 45-мм пушки (было 4

попадания). За этот поход Маринеско наградили орденом Красного

Знамени.

В 1944 г. Балтийский флот потерял 1 подводную лодку.

После запредельного нервного и физического перенапряжения во

время боевых походов, после чрезвычайной скованности и тесноты ло-

дки подводника неудержимо тянет сбросить с себя огромную усталость,

почувствовать свободу и расслабиться. И Маринеско со своим свободо-

любием и независимостью, со своими слабостями, которые уживались с

необыкновенным героизмом и отчаянной храбростью, совершил в ново-

годнюю ночь 1945 г. тяжелый проступок. Он самовольно оставил пла-

вбазу подводных лодок, базирующуюся в финском городе Турку, загулял

и вернулся на базу лишь к вечеру следующего дня. Командующий

Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц решил предать Маринеско за

этот проступок суду военного трибунала, но исполнение этого решения

задержал и дал ему возможность искупить вину в боевом походе.

Маринеско свой пятый боевой поход совершил с 9 января по

15 февраля 1945 г. В поход он шел не для вымаливания прощения, а

чтобы громить врага. В этом походе наиболее ярко проявились тактиче-

ское мастерство и мужество Маринеско и всего экипажа подводной лод-

ки С-13. Подводная лодка действовала на прибрежной коммуникации

между Данцигской и Померанской бухтами. Ночью 30 января было

обнаружено огромное судно, шедшее на запад с сильным охранением.

Маринеско правильно предположил, что противник не ожидает атак под-

водных лодок со стороны берега из-за малых глубин. Он решил ата-

ковать со стороны берега. Видимость была плохая, море штормило,

временами налетали снежные заряды. Лодка на предельной скорости,

превышавшей 18 узлов163, обогнала судно и вышла на позицию для ата-

ки. Атака была совершена на пределе физических возможностей чле-

176

нов экипажа и энергетической установки подводной лодки. В 23 часа 8

минут с дистанции 4,5 кабельтовых164 был произведен трехторпедный

залп веером. Все торпеды попали в цель и судно, оказавшееся самым

большим немецким лайнером “Вильгельм Густлов”, ушло под воду. На-

чалось преследование лодки, которое продолжалось до 4 часов утра

31 января. На нее было сброшено десятки глубинных бомб, но она

оторвалась от преследования без повреждений. “Вильгельм Густлов”

водоизмещением 25484 тонны служил плавбазой высшей школы под-

водного плавания. На нем эвакуировались из Польши в Германию бо-

лее 7000 солдат, матросов, офицеров, генералов и высокопостав-

ленных чиновников, половина из них подводники примерно 70 экипажей

новейших подводных лодок, предназначенных для морской блокады

Великобритании. Потопление “Вильгельма Густлова” мировая пресса

назвала “атакой века”. В Германии был объявлен трехдневный траур,

как и после разгрома немецкой армии под Сталинградом, а Маринеско

был объявлен личным врагом рейха.

Ночью 9 февраля на подходе к Данцигской бухте был обнаружен и по-

топлен вспомогательный крейсер “Генерал Штойбен” водоизмещением

14660 тонн с 3600 солдат и офицеров вермахта. Он шел из Пиллау

(ныне г. Балтийск Российской Федерации) в охранении трех ми-

ноносцев. В 2 часа 50 минут 10 февраля с дистанции 12 кабельтовых

был произведен двухторпедный залп. Обе торпеды попали в цель. Ко-

гда С-13 возвращалась на свою базу, ей пришлось вступить в бой с

немецкой подводной лодкой. Все торпеды были израсходованы и еди-

нственным оружием оставался маневр. Четыре часа длился неравный

поединок. Одну за другой выпускала вражеская лодка торпеды. Мари-

неско искусно выводил свой корабль из-под ударов.

За один поход подводная лодка С-13 уничтожила по численности

целую дивизию отборных войск. Германскому флоту был нанесен один

из тех ударов, после которых он уже не смог оправиться. Велико-

британия была спасена от морской блокады. Даже на фоне больших

успехов на фронтах в этот период войны потопление двух крупных

транспортов со многими тысячами эвакуируемых военнослужащих, чи-

нов фашистской администрации и подводников, подготовленных для

неограниченной войны на море, было значительным событием.

Командир дивизиона капитан 1-го ранга А. Е. Орел представил

Маринеско к званию Героя Советского Союза. Однако вышестоящие на-

чальники вспомнили его новогодний проступок и в марте 1945 г. он был

награжден лишь орденом Красного Знамени. Соответственно снизили

награды всем членам экипажа. Подводная лодка С-13 20 апреля 1945 г.

была награждена орденом Красного Знамени.

177

Свой последний боевой поход Маринеско совершил с 20 апреля по

13 мая. За период пребывания на позиции С-13 была четыре раза ата-

кована подводной лодкой противника. Маринеско уклонился от торпед

уходом на глубину и отворотом. Лодка была также атакована бомбами с

самолетов. Маринеско уклонился от них срочным погружением.

Судьба Маринеско героическая и вместе с тем драматическая и

трагическая. Беспримерный подвиг Маринеско не был оценен. Он не

считал себя героем, но был обижен за команду. Торпедные атаки,

совершенные во время войны, потребовали от него высочайшего

напряжения всех сил, его нервная система подвергалась чрезвычайным

перегрузкам. Произошел надлом в его физическом и душевном состоя-

нии. Надлом привел к срывам и ошибкам в поведении, за которые в

сентябре 1945 г. он был снижен в звании до старшего лейтенанта, а в

ноябре уволен из Военно-морского флота.

Предстояло начинать жизнь заново. В 1946–1948 гг. он плавал на

торговых судах помощником капитана, из флота был уволен в связи с

ослаблением зрения. С 1948 г. работал в Ленинградском институте

переливания крови. В 1949 г. его несправедливо обвинили в хищении

торфяных брикетов и присвоении списанной железной кровати. Осуди-

ли на три года пребывания в исправительно-трудовом лагере.

Наказание отбывал в порту Ванино Хабаровского края. В условиях

заключения вновь проявились присущие ему стойкость и умение вести

за собой людей. Он выстоял, сохранился как личность, не потерял

человеческого достоинства. Возвратившись из заключения, работал на

Ленинградском заводе “Мезон”. По многочисленным ходатайствам при-

казом министра обороны СССР в 1960 г. был восстановлен в звании

капитана 3-го ранга.

Имя Маринеско стало символом подвига и символом несправедли-

вости: незаслуженная опала, гонение при жизни и посмертное пресле-

дование имени. Его подвиг долгие годы замалчивался.

Герой, внесший значительный вклад в победу над Германией, жил

в забвении, умер 25 ноября 1963 г. в крайней бедности от тяжелой бо-

лезни. Похоронен на Богословском кладбище в Ленинграде (ныне Пе-

тербург).

В 1990 г. Маринеско с большим опозданием было посмертно при-

своено звание Героя Советского Союза.

Выпускник Киевского военно-морского политического училища,

капитан 1-го ранга в отставке Евгений Корешков посвятил герою-под-

воднику поэму “Тринадцать” (смотри приложение).

Марко Вовчок

м

писательн1

и7

ц8

а

(1833–1907)

Моя ти зоренько святая!

Моя ти сило молодая!

Т. Шевченко “Марку Вовчку”

Классик украинской литературы, известная российская писательни-

ца, автор французских рассказов и сказак, переводчица произведений

Жюля Верна и многих других иностранных писателей Мария Алексан-

дровна Вилинская (псевдоним Марко Вовчок) родилась 22 декабря 1833

г. в селе Екатерининское Орловской губернии.

Ее отец Александр Алексеевич Вилинский был армейским офице-

ром украинско-польского происхождения. Мать – Прасковья Петровна –

происходила из российского дворянского рода Даниловых и доводилась

двоюродной сестрой Варваре Дмитриевне Писаревой, матери Дмитрия

Ивановича Писарева, выдающегося российского публициста, литера-

турного критика и революционного демократа.

Отец знал много украинских песен, мать хорошо играла на форте-

пиано. Родители свободно владели французским языком. Народная

песня и французский язык были спутниками Марии с детства.

Весной 1840 г. отец вышел в отставку и летом того же года умер. В

1845–1846 гг. Мария находилась на воспитании в частном пансионе в

Харькове и проявила там блестящие способности в изучении языков.

После пансиона она жила у своей тетки Екатерины Петровны Мордови-

ной в городе Орле.

В Орле был кружок молодых интеллигентов, которые обсуждали по-

ложение крепостного крестьянства, дискутировали на общественные и

литературные темы, декламировали стихи, пели песни. Среди них был

украинский этнограф, фольклорист и общественный деятель Афанасий

Васильевич Маркович165, которого за участие в Кирилло-Мефодиевском

обществе166 в июне 1847 г. сослали на три года в Орел. Знакомство с

этими людьми и прежде всего с Марковичем определило жизненные ин-

тересы Марии. Маркович рассказал ей о Тарасе Шевченко, с которым

был в дружеских отношениях и знал много его произведений на память.

Под влиянием Марковича она проявила большой интерес к украинскому

языку и украинскому фольклору, к актуальным вопросам общественной

жизни.

В январе 1851 г. Мария Александровна вышла замуж за Марковича

и уехала с ним в Украину, которую полюбила на всю жизнь. В Украине

179

они жили в Чернигове (1851–1853), Киеве (1853–1855) и Немирове

(1855–1858). Мария Александровна вместе с мужем собирала народное

творчество, изучала быт крестьян, наблюдала их подневольное положе-

ние, слушала их рассказы об издевательстве над ними помещиков, ви-

дела народное горе, поняла думы и стремления трудового народа, вы-

учила много украинских песен.

В 1853 г. у Марковичей родился сын Богдан, будущий математик,

революционер, журналист, педагог. Крестной матерью Богдана стала

княжна Варвара Николаевна Репнина, друг и почитательница таланта Т.

Г. Шевченко. От нее Мария Александровна много узнала о своем люби-

мом поэте.

Летом 1856 г. в Немирове она начала писать свои “Народные расска-

зы”, которые в конце 1857 г. издал в Петербурге П. А. Кулиш. В рассказах

молодая писательница прекрасным украинским языком рассказала о

страданиях и надеждах народа Украины об освобождении от крепостни-

чесва. О “Народных рассказах” Марка Вовчка Кулиш писал: “Здавалось,

після Шевченка нічого було вимагати більше від малоросійської мови, та

п. Марко Вовчок розсипав у своїх оповіданнях такі багатства рідного сло-

ва, що, я упевнений, сам Шевченко буде здивований”.

Тарас Шевченко прочитал “Народные рассказы” в Нижнем Новгоро-

де, возвращаясь после десятилетней солдатчины в Петербург. В своем

дневнике (“Журналі”) он 18 февраля 1858 г. по старому стилю записал:

“Какое возвышенно прекрасное создание эта женщина… Необходимо

будет ей написать письмо и благодарить ее за доставленную радость

чтением ее вдохновенной книги”. А 22 февраля поэт пишет письмо М.

Лазаревскому, в котором просит узнать адрес Марка Вовчка: “Треба

буде хоч письмом подяковать їй за її сердечнії, щирії “Оповідання”.

Летом 1858 г. Т. Г. Шевченко со своими друзьями послал Марку Во-

вчку в Немиров ценный подарок – золотой браслет. От себя поэт послал

посвященный писательнице вирш “Сон” (“На панщині пшеницю

жала…”).

Петербургские поклонники украинского слова приглашали ее в сто-

лицу и 23 января 1859 г. по старому стилю Марковичи приехали в Пе-

тербург, где они находились более трех месяцев. На второй день после

приезда состоялась встреча Марка Вовчка с Тарасом Шевченко. На па-

мять об этом дне Шевченко написал стихотворение “Марку Вовчку”, в

котором Великий Кобзарь с отцовской нежностью говорит о писательни-

це, как о своей наследнице, называя ее своей зоренькой, своей моло-

дой силой и своею дочушкой:

Недавно я поза Уралом

180

Блукав и господа благав,

Щоб наша правда не пропала,

Щоб наше слово не вмирало;

І виблагав. Господь послав

Тебе нам, кроткого пророка

І обличителя жестоких

Людей неситих. Світе мій!

Моя ти зіренько святая!

Моя ти сило молодая!

Світи на мене, і огрій,

І оживи моє побите

Убоге серце, неукрите,

Голоднеє. І оживу,

І думу вольную на волю

Із домовини воззову.

І думу вольную… О доле!

Пророче наш! Моя ти доне!

Твоєю думу назову.

В Петербурге Марко Вовчок познакомилась со многими украински-

ми и российскими деятелями культуры. В это время было подготовлено

издание ее украинских рассказов в переводе И. Тургенева и сборник ее

рассказов на русском языке “Рассказы из народного русского быта”. Обе

книги вышли из печати в 1859 г. и были встречены прогрессивной обще-

ственностью с восторгом, ее литературное имя – Марко Вовчок – стало

известно всей России. Российский революционер-анархист П. Кро-

поткин в 1907 г. вспоминал: “…В те годы вся просвещенная Россия вос-

хищалась повестями Марка Вовчка и рыдала над судьбой ее героинь-

крестьянок”. В Петербурге она окончила свое выдающееся антикре-

постническое произведение “Институтка”, посвятив его Т. Г. Шевченко.

На повести “Институтка”, как и на всех произведениях писательницы

сказалось идейное и художественное влияние великого поэта. Повесть

вначале была опубликована на русском языке в переводе И. Тургенева

в журнале “Отечественные записки” (1860), а затем на украинском язы-

ке в журнале “Основа” (1862). Первыми критиками Марка Вовчка были

П. Кулиш и И. Тургенев, Ф. Достоевский и Н. Костомаров, Н. Добролю-

бов и Д. Писарев, А. Писемский и А. Герцен.

29 апреля 1859 г. по старому стилю Мария Александровна выехала

с мужем и сыном в сопровождении И. Тургенева в Германию на лече-

ние. Перед отъездом из Петербурга Т. Г. Шевченко подарил ей свой пор-

трет и автограф поэмы “Неофіти” с надписью: “Любій моїй єдиній доні

181

Марусі Маркович. На пам’ять 3 апреля 1859 р. Т. Шевченко”. В 1860 г. он

выслал ей за границу экземпляр нового издания “Кобзаря” с дарствен-

ной надписью: “Моїй єдиній доні Марусі Маркович – і рідний і хрещений

батько Тарас Шевченко”.

За границей Марко Вовчок побывала в Германии, Бельгии, Англии,

Швейцарии, Италии, Франции. Ее заграничное окружение состояло из

выдающихся деятелей культуры, науки, искусства и литературы. Она

встречалась с известными российскими деятелями: революционными

демократами А. Герценом и Н. Огаревым, композитором А. Бородиным,

профессорами Д. Менделеевым, И. Сеченовым и С. Ешевским, анархи-

стом М. Бакуниным. В Париже писательница знакомится с российским

писателем Л. Толстым, польскими революционерами Желиговским, Бен-

ни и другими, чешским поэтом Фричем, российскими художниками Яко-

би, Гуном, Мясоедовым, Перовым, Боголюбовым, Шишкиным, Флавиц-

ким и другими.

Поселившись в 1860 г. в Париже, Марко Вовчок часто встречается с

И. Тургеневым, знакомится и общается со многими французскими дея-

телями культуры, среди которых были прославленная певица Полина

Виардо, писатели Гюстав Флобер, Жорж Санд, Жюль Верн, прогрессив-

ный издатель и детский писатель Пьер Жюль Этцель167 (литературный

псевдоним П. Ж. Сталь).

Живя в Париже писательница следит за событиями, которые проис-

ходили в России и Украине, за освободительной борьбой итальянского

народа против чужеземных захватчиков, за революционной деятельно-

стью Джузеппе Гарибальди, с большим сочувствием относится к осво-

бодительным движениям в странах Европы. Она принимает деятельное

участие в распространении в России революционных изданий А. Герце-

на, передает в редакцию “Колокола” в Лондоне материалы от тайных

корреспондентов из России и Украины.

В Париже остро проявляется несовместимость натур и отличие

идейных взглядов между нею и ее мужем А. Марковичем и они выну-

ждены были в 1860 г. расстаться. Маркович вернулся в Россию, а Мария

Александровна с сыном Богданом остались во Франции.

В 1861 г. Мария Александровна пережила две тяжелые утраты. 10

марта в Петербурге умер ее названый отец Тарас Григорьевич Шевчен-

ко. По желанию поэта его “Библия”, с которой он не расставался в

Аральских степях, была передана писательнице. 29 ноября в Петербур-

ге умер ее друг, литературный критик и революционный демократ Нико-

лай Александрович Добролюбов (1836–1861), который выступал в за-

щиту писательницы от нападков реакционной критики.

182

Выезжая за границу, Марко Вовчок надеялась быстро вернуться на

родину. Но после крестьянской реформы 1861 г. царизм начал наступ-

ление на прогрессивные общественные силы, которые изобличали ее

грабительский характер. Началась расправа над борцами против само-

державно-крепостнической системы, закрывались прогрессивные изда-

тельства, запрещались произведения революционных демократов.

В 1862 г. был арестован и заключен в Петропавловскую крепость

Н. Чернышевский (1828–1889), которого в 1864 г. осудили на семь лет

каторги и пожизненное поселение в Сибири. В 1883 г. его поселили в

Астрахани, а в 1889 г. позволили жить в Саратове, где он и умер в том

же году. За революционную публицистику в том же 1862 г. был заключен

в Петропавловскую крепость ведущий критик и идейный руководитель

журнала “Русское слово” Д. Писарев (1840–1868), где он находился

больше четырех лет. Украинский журнал “Основа” (1861–1862), в кото-

ром на протяжении двух лет печатались произведения Марка Вовчка,

был запрещен. Российские журналы “Современник” и “Русское слово”, в

которых также публиковались ее произведения, подверглись притесне-

ниям.

Особенно усилилась реакция после подавления польского нацио-

нально-освободительного восстания 1863–1864 гг. против российского

царизма. В 1863 г. в России ограничили печатание книг на украинском

языке, их издание почти прекратилось. В такой обстановке отъезд Мар-

ка Вовчка на родину затянулся почти на восемь лет.

Пребывание Марка Вовчка за границей было наполнено напряжен-

ной творческой работой. В Париже она закончила рассказы “Ледащиця”

и “Пройдисвіт”, написала повести “Три долі”, “Від себе не втечеш”, “Ли-

мерівна”, рассказы “Два сини”, “Не до пари”, сказки для детей. Здесь

были написаны повести и романы на русском языке “Глухой городок”,

“Червонный король”, “Тюлевая баба”, “Жили да были три сестры”, “За-

писки причетника” и другие.

О своих наблюдениях в столице Франции, о быте ее жителей, о

встречах с людьми разных слоев и профессий она рассказывала в

1864–1866 гг. в газете “Санкт-Петербургские ведомости”, назвав эти пуб-

ликации “Отрывки писем из Парижа”.

Мария Александровна знала много украинских песен, которые пела

своим прекрасным контральто. В 1864 г. она подготовила к изданию

сборник украинских народных песен с нотами. На ноты их положил

капельмейстер Люцернской оперы композитор Эдуард Мертке, которо-

му она напела двести десять песен. В 1866 г. из печати вышла только

одна тетрадь (25 песен) из восьми. Из-за отсутствия средств издание

183

прекратилось, рукопись пропала. После аранжировки песен Э. Мертке

написал и опубликовал “Шесть экспромтов на украинские песни”.

С 1865 г. Мария Александровна стала постоянной сотрудницей по-

пулярного “Журнала воспитания и развлечений”, который издавал про-

грессивный французский издатель и детский писатель Пьер Жюль Эт-

цель. Сотрудничество с Этцелем перешло в многолетнюю дружбу.

Благодаря работе в журнале Марко Вовчок стала также французской

писательницей и переводчицей на русский язык многих книг француз-

ских писателей. В 1866–1871 гг. на страницах “Журнала воспитания и

развлечений” было опубликовано на французском языке семь сказок и

рассказов писательницы и повесть “Скользкий путь”, написанную сов-

местно с Этцелем.

За границей Мария Александровна познакомилась с молодым юри-

стом Александром Пассеком, посланным после окончания Московского

университета собирать в западноевропейских странах материалы для

проекта нового тюремного положения. С первых дней знакомства они

полюбили друг друга. Но ее счастье было недолгим, в сентябре 1866 г.

Пассек умер в Ницце от туберкулеза.

В феврале 1867 г. Мария Александровна вернулась в Петербург.

В сентябре 1867 г. в Чернигове умер ее муж Афанасий Васильевич Мар-

кович.

В Петербурге Марко Вовчок становится сотрудником журнала

“Отечественные записки”, редактором которого с 1868 г. стал Н. Нек-

расов. В журнале она руководит отделом иностранной литературы.

В это время ближайшим другом и советником писательницы был ее тро-

юродный брат Дмитрий Писарев. В сотрудничестве с ним она осуще-

ствила перевод на русский язык “Происхождение человека” Чарльза

Дарвина и “Жизнь животных” Альфреда Брема. Творческое сотрудниче-

ство выдающихся деятелей культуры было плодотворным, но к сожале-

нию продолжалось не долго. 16 июля 1868 г. во время купания в Риж-

ском заливе возле Юрмалы (Латвия) Дмитрий Иванович Писарев уто-

нул. Смерть дорогого друга была для Марии Александровны тяжелым

ударом. После его смерти она долго болела.

Преодолевая притеснения цензуры, Н. Некрасов и М. Салтыков-

Щедрин опубликовали в журнале “Отечественные записки” ее романы и

повести “Живая душа” (1868, с посвящением Д. И. Писареву), “Записки

причетника” (1869–1870), “Путешествие во внутрь страны” (1871), “Теп-

лое гнездышко” (1873), “В глуши” (1875). В 1874 г. отдельной книгой вы-

шел сборник рассказов и повестей “Сказки и быль”.

Марко Вовчок хорошо знала французский, немецкий, итальянский,

английский, польский, чешский и датский языки и со всех этих языков

184

много произведений художественной литературы перевела на русский

язык. Благодаря ее переводам в русскую литературу вошло много

произведений французских писателей: Гектора Мало, Андре Лео, Эрк-

мана-Шатриана, Альфреда де Мюссе, Люсьена Биара, П. Ж. Сталя, М.

де Шервиля, Жана Масе, Камиля Фламмариона, А. Бреа, Жюля Сандо,

Е. Ш. Кандеза. Наибольшую популярность ей как переводчице принесли

романы Жюля Верна. Пятнадцать его романов в переводе Марка Вовч-

ка с увлечением читала вся Россия.

В январе 1871 г. Марко Вовчок стала редактором иллюстрирован-

ного журнала “Переводы лучших иностранных писателей”. В журнале

она печатала немало своих переводов произведений Жюля Верна, Вик-

тора Гюго, П. Ж. Сталя и других французских писателей. Из-за отсут-

ствия средств и притеснений цензуры издание журнала в 1872 г. прекра-

тилось.

За десять лет жизни в Петербурге (1867–1877) Марко Вовчок напи-

сала много выдающихся произведений и перевела целую библиотеку

французских, английских и немецких книг.

В июле 1875 г. у Марии Александровны и ее второго мужа Михаила

Демьяновича Лобача-Жученко (1850–1927) родился сын Боря, будущий

моряк, выдающийся ученый в области корабельной механики. С этого

времени она вынашивает план навсегда прекратить литературную дея-

тельность, связи с друзьями и знакомыми и поселиться в глухой провин-

ции. Для принятия такого решения было много причин: большое переу-

томление от многолетней работы, утрата любимых людей, ухудшение

состояния здоровья, цензурные притеснения в издании ее произведе-

ний, а с 1876 г. запрещение царским правительством печатания произ-

ведений на украинском языке.

В январе 1878 г. она становится законной женой отставного офице-

ра М. Д. Лобача-Жученко и с сыном Борисом оставляет Петербург и уез-

жает на место службы мужа. Так появилась никому неизвестная женщи-

на Лобач-Жученко. Она живет в местах службы своего мужа: Ставропо-

ле, Абрау-Дюрсо, Новороссийске, селе Сергеевском на Ставропольщи-

не, снова в Ставрополе. В 1886–1893 гг. Марко Вовчок жила в местечке

Богуславе и в селе Хотитва на Киевщине. В годы пребывания в Украине

Марко Вовчок собирала народное творчество и готовила материал для

словаря украинского языка.

В 1893 г. Лобачи-Жученко переехали с Украины в Саратов. Здесь

Марко Вовчок подготовила к изданию полное собрание своих произве-

дений в восьми томах. Семь томов вышли из печати в 1899 г. Восьмой

том цензура не позволила печатать и судьба рукописи неизвестна.

185

В 1899–1905 гг. Марко Вовчок с мужем жили в селе Алексан-

дровском на Ставропольщине, где она написала повесть “Отдых в де-

ревне”, рассказы “Чортова пригода” и “Гайдамаки”, перевела с польского

на русский язык рассказы Болеслава Пруса и Клеменса Юноши.

В 1902–1903 гг. издательство “Вік” в Киеве издало ее произведения

в двух томах.

В начале 1906 г. М. Д. Лобач-Жученко оставил службу и переехал с

Марией Александровной на хутор Долинский (ныне в пределах города

Нальчика, Северный Кавказ), где они построили небольшой дом на три

комнаты. Здесь Марко Вовчок, несмотря на тяжелую болезнь, продол-

жала литературную работу.

Умерла Мария Александровна 10 авгуса 1907 г. Ее похоронили в

саду возле дома. Перед смертью она завещала, чтобы ее похоронили в

Украине, а усадьба, где она жила последние годы, служила украинской

культуре.

Нестор Махно

(1888–1934)

м

революционер-анархист, руководитель

повстанческого крестьянского движения

в Украине в 1918–1921 гг.

Нестор Іванович, Нестор Іванович!

Чому так вийшло?

Из песни

В июле 1934 г. в одном из госпиталей Парижа от туберкулеза и ран

умирал Нестор Иванович Махно, имя которого в годы кровавой и беспо-

щадной Гражданской войны стало символом народного движения в

Украине, вошедшего в историю под названием махновщины.

О Махно написано много неправды. Большевики оценили

махновщину как проявление мелкобуржуазной контрреволюции и

бандитизм. Такая оценка народного движения оправдывала уничтоже-

ние его участников, как простых бандитов, грабителей и насильников.

Фальсификация событий, связанных с махновским движением, долгие

годы закрывала от нас подлинность происходившего, не давала возмо-

жности понять и осмыслить это крупное историческое явление, главным

героем которого был народный защитник, лихой атаман батько Махно.

186

Нестор Иванович Махно родился 8 ноября 1888 г. в селе Гуляй-Поле

Екатеринославской губернии, ныне город Гуляйполе Запорожской

области, в семье бедного селянина Михненко Ивана Родионовича и его

жены Евдокии Матвеевны. Уличной кличкой семьи Михненко была

Махно, она и стала фамилией детей. Нестор был четвертым сыном.

Один из его братьев умер в юности, а два других, Савелий и Григорий,

сражались в отрядах Нестора и погибли в боях. Отец умер, когда

Нестору не было еще года. Сирота, живущий в бедности, в 12 лет смог

окончить только начальную школу. На жизнь с малых лет зарабатывал

поденным трудом чернорабочего. Будучи натурой одаренной, впечатли-

тельной и вспыльчивой, он остро чувствовал несправедливость и с

детства испытывал ненависть к власти и богачам.

В 1906 г. в Гуляй-Поле сложилась террористическая группа, ставив-

шая своей целью борьбу за общество всеобщего равенства, без част-

ной собственности и эксплуатации. В эту группу вошел и Нестор.

В конце 1907 г. как активный участник террористических актов и экспро-

приаций168 он был арестован и приговорен к смертной казни через пове-

шение. Казнь была заменена пожизненной каторгой в связи с его

несовершеннолетием, ему не было в это время 21 года. С 1910 г.

Нестор отбывал наказание в Москве в Бутырской каторжной тюрьме.

Здесь он встретился с анархистом169 Петром Аршиновым-Мариным, ко-

торый обучил его основам анархической теории.

Из тюрьмы Махно освободила Февральская революция 1917 г.

Закованный по рукам и ногам, он провел в тюремных камерах более

9 лет, лишился одного легкого, которое съел туберкулез, но вышел на

свободу убежденным революционером, готовым к упорной борьбе. В Гу-

ляй-Поле он приехал в апреле 1917 г. и сразу развернул бурную дея-

тельность, твердо зная куда и зачем вести народ. Анархисты признали

его своим главой и стали править в местном Совете. Их опорой были

батраки, рабочие мелких предприятий и средний слой крестьянства. Гу-

ляй-Поле перестало подчиняться государственной власти, все вопросы

решались прямым волеизъявлением трудящихся. За два месяца до

Октябрьского переворота 1917 г. Махно проводит в Совете решение о

конфискации помещичьих земель. Анархизм подкупал обездоленные и

озлобленные социальные низы своей прямотой и простотой планов,

давал надежду на скорый приход жизни без начальства и властей, с

трудом по способностям и справедливым распределением его результа-

тов.

Имея прочную опору в Гуляй-Поле, Махно начинает действовать в

крупных городах Левобережной Украины и прежде всего в

Александровске (Запорожье) и Екатеринославе (Днепропетровске). В

187

это время его кличка “Скромный”, он ее получил еще на каторге. Махно

и был в жизни скромным, честным и лишенным всякого честолюбия и

чванства человеком. Дальнейшие события, когда людскую кровь лили

все без исключения противоборствующие стороны, потребовали от

Махно воли и беспощадности.

Делу революционной перестройки общества Махно отдавался пол-

ностью. Это требовало огромного напряжения сил. От рождения сла-

бый здоровьем, которое было подорвано каторгой, он иногда не выдер-

живал перенапряжения и у него случались нервные припадки.

Летом 1917 г. Махно встретился с молодой учительницей Галиной

Андреевной Кузьменко, увлекавшейся учением анархизма. Она стала

его женой и соратницей в борьбе.

На исходе 1917 г. Махно, понимая, что власть можно удержать то-

лько оружием, создает вооруженные отряды, которые к осени 1918 г.

развернулись в многотысячную армию. Повстанческая армия, состоя-

вшая из бедняцкой молодежи, бывших солдат и матросов, начала войну

“за освобождение трудового народа”. С этого времени тридцатилетнего

Махно стали уважительно называть “батько”. Его армия воевала с ге-

рмано-австрийскими оккупантами, грабившими Украину; с петлю-

ровцами, боровшимися за самостийную Украину; с белогвардейцами,

пытавшимися восстановить былую Россию; с Советской властью с ее

диктатурой пролетариата. Начиная с 1919 г. к Махно начали стекаться

видные анархисты (Аршинов-Марин, Эйхенбаум-Волин и др.), с этого

времени махновское народное движение стало именоваться анархист-

ским. Однако анархистская теория далеко стояла от подлинных инте-

ресов трудящихся. Махновские хлопцы отстаивали с оружием в руках

свои родные села от немецких, белых, красных и других насильников,

не зная и не воспринимая анархистскую теорию. Но хлопцы знали твер-

до, что их батько против красных с их продразверсткой и против белых с

их реквизициями, т. е. против обычного грабежа селян. Поэтому со

стороны большинства тружеников поддержка Махно и его войску была

единодушной. В махновском движении участвовали в основном украи-

нцы, но анархизм, будучи космополитической идеологией, не признавал

никакого национализма, патриотизма, шовинизма и антисемитизма.

Поэтому Махно выступал против украинского национализма и жестоко

расправлялся с участниками насилий над евреями. В условиях нацио-

нальной пестроты Левобережной Украины это укрепляло его популяр-

ность. Авторитет главы повстанческого движения был очень высок, ему

подчинялись все беспрекословно. Большинство махновских командиров

были анархистами (Каретник, Марченко, Веретенников, Гавриленко, Ку-

188

риленко и др.) никогда не читавшими Бакунина и Кропоткина, но они

верили в уравнительный социализм и отдавали за него жизнь.

Красные и белые мемуаристы и писатели изображали Махно как

пьяницу, антисемита и бандита (А. Н. Толстой “Хождение по мукам”,

Э. Г. Багрицкий “Дума про Опанаса”, кинофильм “Александр Пархо-

менко”), писали о плохой дисциплине, грабежах и насилиях махновцев,

повальном пьянстве и еврейских погромах. Но пьянство, грабежи и

насилия были и у белых, и у красных. Сам Махно пить не любил и пья-

нство преследовал, с антисемитизмом и погромщиками боролся очень же-

стоко.

К концу 1919 г. Революционная повстанческая армия Украины была

огромной силой, численность ее достигла 80-ти тысяч человек. Ее та-

ктика состояла в подвижности, стремительности и неожиданности

действий. Подвижность достигалась применением тачанок, на которых

быстро перебрасывались пулеметы, бойцы и боеприпасы к месту боя.

Быстрота маневра обеспечивалась отсутствием обоза, раненых

оставляли в селениях. Это давало возможность передвигаться с

огромной скоростью, достигавшей ста верст170 за сутки. Маневр, отвага,

решительность – тактика махновской партизанской армии. Создателем

этой тактики был Махно – выдающийся партизанский военачальник.

На разных этапах Гражданской войны Махно, исходя из военно-

политической обстановки, неоднократно входил в союзнические отно-

шения с красными. И красные, и махновцы понимали, что эти отноше-

ния недолговременны. Махно об этом заявлял открыто, так осенью 1920

г. он в своей походной газете “Путь к свободе” писал: “Мы всегда были и

будем идейными непримиримыми врагами партии коммунистов-

большевиков, а потому не следует путать “военный контакт” с “при-

знанием Советской власти”, чего не могло быть и не будет”.

В начале 1921 г. война между махновцами и советскими войсками

приняла затяжной, исключительно кровавый характер, множилась взаи-

мная жестокость. В книге Петра Аршинова-Марина “История махнов-

ского движения (1918–1921)”, вышедшей в 1923 г. в Берлине, и в

исторической повести Сергея Семанова “Под черным знаменем”

(Москва, 1993) подробно рассказано о массовом крестьянском движе-

нии под руководством народного вождя батьки Махно.

К весне 1921 г. после бесконечных потрясений, насилий, бесчи-

сленной смены властей народ изнемог до крайности и желал одного –

покоя. Советская власть поняла это, отказалась от военного коммуни-

зма, отменила продразверстку, заменив ее продналогом, дала

основные хозяйственные свободы и объявила “амнистию-прощение

бандитам”. Многим хотелось домой, к мирному труду.

189

В марте Махно получил тяжелое ранение в ногу разрывной пулей, с

тех пор он сильно хромал. К концу лета его армия стала распадаться,

советским властям сдалось 30 командиров и около 2,5 тысяч рядовых.

В августе Махно, преследуемый со всех сторон, с сотней хлопцев стал

уходить из родных мест на запад. Переправляясь через Днепр, получил

пулевое ранение, а в конце августа был ранен последний (двенад-

цатый) раз – пулей в затылок. 28 августа 1921 г. отряд Махно перешел

Днестр в районе города Бельцы и оказался в Румынии.

Весной 1922 г. Махно с женой и несколькими товарищами пере-

брался в Польшу. Здесь его и жену обвинили в подготовке вооруженно-

го восстания в Восточной Галиции с целью ее присоединения к

советской Украине. Их заключили в Варшавскую тюрьму, где они проси-

дели 14 месяцев. В тюрьме жена 30 октября 1922 г. родила дочь Елену.

После суда они были освобождены и переехали в Восточную Пруссию

в город Торн, откуда в 1924 г. выехали в город Данциг (ныне го-

род Гданьск, Польша) с намерением через Берлин переехать в Париж.

В Данциге их арестовали за то, что Махно в 1918 г. изгонял из Украины

немцев-колонистов. Махно был заключен в крепость, а жена в тюрьму.

Через несколько дней жена была освобождена и уехала с дочерью в

Париж. Примерно через год Махно совершил побег из крепости и тоже

прибыл в Париж.

В Париже Махно работал на разных работах. Был декоратором на

киностудии, работал в редакции анархистской газеты, сапожничал, был

безработным, сотрудничал в анархистском журнале “Дело труда”. Напи-

сал мемуары “Русская революция на Украине (от марта 1917 г. до

апреля 1918 г.)”, 1929 г. и “Под ударами контрреволюции (апрель – июнь

1918 г.)”, 1936 г., обе книги изданы в Париже.

Подолгу болел. С 1931 г. его мучил туберкулез костей, а с 1933 г.

начался туберкулез оставшегося легкого. В марте 1934 г. Махно

поместили в один из госпиталей Парижа, где 25 июля около 6 часов

утра он умер. Тело его было кремировано, урна с прахом замурована в

стене на парижском кладбище Пер-Лашез.

Его жена жила до 1943 г. в Париже, а затем переехала к дочери в

Берлин, куда ее вывезли немцы из Парижа на работы. В 1945 г. они

были задержаны советской контрразведкой и отправлены в киевскую

тюрьму. Вдова Махно была осуждена на 8 лет лагерей, а дочь на 5 лет

ссылки. Из лагеря Галина Андреевна была освобождена в мае 1954 г.,

пробыв в нем 8 лет и 9 месяцев. После освобождения мать и дочь жили

в городе Джамбуле (Казахстан). Скончалась Галина Андреевна 23

марта 1978 г., а Елена Нестеровна 16 января 1993 г. В 1989 г. обе были

реабилитированы.

190

Лев Мациевич

(1877–1910)

м

политический деятель, кораблестроитель,

авиаконструктор, первый украинский летчик

Общественно-политический деятель, талантливый кораблестрои-

тель и авиаконструктор, первый украинский летчик Лев Макарович Ма-

циевич родился 13 января 1877 г. в селе Александровке, ныне Кирово-

градской области.

Потрясенный гибелью Мациевича Глеб Котельников решил создать

устройство, которое могло бы спасать летчиков от смерти во время воз-

душных катастрофах. И он в 1911 году создал такое устройство – пер-

вый в мире парашют.

Среднее образование получил в 3-й киевской гимназии на Подоле.

Окончив гимназию, в 1895 г. поступил на механическое отделение Харь-

ковского технологического института. В студенческие годы был

активным организатором социал-демократического движения в Украи-

не, борцом за ее национальное и духовное возрождение. В феврале

1900 г. студент Мациевич и адвокат Николай Иванович Михновский

(1873–1924) создали в Харькове Революционную украинскую партию

(РУП), которая была политической организацией радикально настроен-

ной украинской молодежи. Основная задача партии состояла в соз-

дании независимой Украины. Лидер партии Н. И. Михновский изложил

ее программу в брошюре “Самостійна Україна” (1900). Михновский

заявлял: “Не може бути ніякої боротьби українського народу в рамках

існуючої Російської імперії. Лише цілковите відокремлення України і

створення могутньої держави від Карпат до Кавказу необхідне нашій на-

ції. Українцям не потрібна автономія з ласки Москви, а також федерація

у складі Росії. Їм потрібна повна незалежність”.

За свои политические взгляды, принадлежность к партии и

активную деятельность против царского самодержавия Мациевич

весной 1901 г. был исключен из института и сослан в Севастополь под

надзор полиции. Позже ему было разрешено сдать выпускные эк-

замены в институте, диплом инженера он получил в 1902 г. В 1901 г. за-

числен в корпус корабельных инженеров Морского министерства.

Работая в Севастополе на Лазаревской верфи, Мациевич проводил

активную агитационно-пропагандистскую и культурно-просветительную

работу среди рабочих порта. В Народном доме Севастополя создает

самодеятельный рабочий театр с украинским репертуаром, под-

191

держивает связь с лейтенантом П. П. Шмидтом (1867–1906) и его “Сою-

зом офицеров – друзей народа”. Он был тесно связан с революционно-

политической и культурной жизнью Украины. Его друзьями были

революционные деятели Н. Михновский, С. Петлюра, П. Шмидт, он под-

держивал дружеские отношения с М. Коцюбинским, Н. Вороным, А. Оле-

сем, X. Алчевской и другими деятелями культуры.

Мациевич был талантливым изобретателем, кораблестроителем и

авиаконструктором, внесшим большой вклад в развитие военно-морско-

го флота. При строительстве крейсера “Очаков” и броненосца “Иоанн

Златоуст” на Лазаревской верфи Севастополя он был одним из ведущих

инженеров. Для защиты Севастопольского рейда им в 1904 г. разрабо-

тан проект бонового заграждения171, в 1905 г. предложил два проекта

противоминных заграждений. Не прерывая службы, учился в Морской

академии в Петербурге, которую окончил в 1906 г. Во время учебы в

академии проектировал подводные лодки. В 1907 г. Мациевич окончил

специальные курсы офицеров подводного плавания в Либаве и активно

участвовал в создании подводного флота России. С 1908 г. капитан Ма-

циевич служил в Морском техническом комитете помощником нача-

льника конструкторского бюро. Здесь он разработал проект защиты

боевых кораблей от атак торпедами и был одним из первых разработчи-

ков проблемы применения авиации в военно-морском флоте.

В 1909 г. Мациевич выступил с докладом “О типе морского аэро-

плана”, после чего был назначен в Отдел воздушного флота. В этом

же году он разработал один из первых проектов гидросамолета и

первым в мире предложил проект корабля-авианосца для 25 са-

молетов, их взлета с палубы с помощью катапульты и торможения

сетками при посадке.

В марте 1910 г. его командируют во Францию для изучения авиаци-

онного дела, приемки заказанных аэропланов и двигателей, организа-

ции обучения русских офицеров и мотористов в авиационных школах.

Вернувшись в сентябре 1910 г. в Россию, Мациевич совершил много

полетов, продолжал работу над проектом самолета, разработал присп-

особление, обеспечивающее летчику безопасность при вынужденной

посадке на воду, приступил к подготовке книги “Воздухоплавание в мор-

ской войне”. В сентябре 1910 г. совершил первые ночные полеты.

Во время Всероссийского праздника воздухоплавания в Петербурге

продемонстрировал высокое летное мастерство, как пассажира поднял

в воздух председателя Кабинета министров П. А. Столыпина (1862–

1911).

Талантливый ученый и летчик осуществить задуманные планы не

успел. Он погиб 7 октября 1910 г., выпав из разрушившегося в воздухе

самолета “Фарман-4”. Парашютов тогда не было. Установлено, что на

192

высоте 385 м на самолете лопнула диагональная растяжка. Конец

проволоки попал в винт, одна из лопастей которого разрушилась. Затем

порвались соседние растяжки. Самолет потерял жесткость и устойчи-

вость. Летчика толчком выбросило из сиденья. После этого случая

появились привязные ремни. Это была первая авиационная катастрофа

в России.

Гибель Льва Макаровича Мациевича глубоко потрясла общест-

венность. В траурной процессии участвовало около 100 тысяч человек.

Среди 350 венков был венок и от Украинской Громады Петербурга, в ко-

торой покойный был товарищем председателя правления. 31 октября

1910 г. на вечере памяти Мациевича в Украинской Громаде выступил

его старый друг Симон Петлюра с докладом о жизненном пути ушедше-

го в вечность Мациевича.

Лев Макарович Мациевич похоронен в Петербурге на Никольском

кладбище Александро-Невской лавры. На его могиле, на средства со-

бранные всенародным пожертвованием, установлен памятник в виде

восьмиметровой колонны из полированного красного финского гранита

(автор И. Фомин). Памятник своему выдающемуся сыну Украина до сих

пор не поставила.

(1865–1941)

Дмитрий Мережковский

м

писатель, критик, переводчик

Один из вождей нового направления в российской литературе кон-

ца ХІХ–начала ХХ ст. – символизма, разрушитель традиционных нрав-

ственных и эстетических канонов, критик имперских и церковных устоев

Дмитрий Сергеевич Мережковский родился 14 августа 1865 г. в Петер-

бурге в семье столоначальника придворной конторы. Прадед писателя

входил в состав украинской казацкой старшины и был войсковым стар-

шиной в городе Глухове, а дед в царствование императора Павла І при-

ехал в Петербург и поступил “младшим чином” в Измайловский полк.

“Тогда-то, вероятно, – писал Дмитрий Сергеевич, – и переменил он

свою малороссийскую фамилию Мережки на российскую – Мереж-

ковский”. Бабушка писателя происходила из древнего рода князей Курб-

ских172. Отец, Сергей Иванович, закончил службу в чине действительно-

го тайного советника, что соответствовало 2-му классу по “Табели о

рангах”, выше был только канцлер.

193

Потрясенный гибелью Мациевича Глеб Котельников решил создать

устройство, которое могло бы спасать летчиков от смерти при воздуш-

ных катастрофах. И в 1911 году он создал такое устройство – первый в

мире парашют.

С детских лет Мережковский дышал воздухом старины, жил в двор-

цовых зданиях, находился в придворной среде. Вспоминая о своем дет-

стве, он в своей “Автобиографической заметке” писал: “Зимой мы жили

в старом-престаром, еще петровских времен, Бауэровском доме, на

углу Невы и Фонтанки, у Прачечного моста, против Летнего сада: с од-

ной стороны – Летний дворец Петра І, с другой – его же домик и

древнейший в Петербурге деревянный Троицкий собор”. Лето семья Ме-

режковских проводила на даче на Елагином острове, в одном из двор-

цовых зданий.

Мережковский был младшим сыном в многодетной семье и с ран-

него детства чувствовал себя одиноким и несчастным. Отца он не лю-

бил и боялся. Позднее он писал:

Всегда один, в холодном доме рос

Я без любви, угрюмый как волчонок,

Боясь лица и голоса людей,

Дичился братьев, бегал от гостей…

Семейная обстановка наложила отпечаток на его характер. Он был

замкнутым, трудно сближался с людьми, всю жизнь чувствовал себя

одиноким.

У Мережковского рано пробудилось влечение к литературе, к сочи-

нению стихов. Первое свое стихотворение в подражание “Бахчиса-

райскому фонтану” А. С. Пушкина он написал в тринадцать лет. Но дет-

ские опыты стихосложения были слабы.

В 1884 г. он поступил на историко-филологический факультет Петер-

бургского университета. В студенческие годы на него оказали сильное

влияние произведения философов-позитивистов173 Канта (1798–1857),

Милля (1806–1873) и Спенсера (1820–1903).

Со своей будущей женой Зинаидой Николаевной Гиппиус, впослед-

ствии известным поэтом и критиком, Мережковский познакомился в

1888 г. в Грузии. Вскоре они поженились и прожили долгую совместную

жизнь “не разлучаясь, – по словам Гиппиус, – со дня нашей свадьбы в

Тифлисе, ни разу, ни на один день”. Однако даже для жены то, “что ле-

жало у него на большой глубине, приоткрывалось лишь в редкие мо-

менты”.

Литературный путь Мережковский начал в либерально-демокра-

тической среде. Близким для него журналом стали “Отечественные за-

писки” М. Е. Салтыкова-Щедрина и А. Н. Плещеева. В 1891 г. он позна-

194

комился с известным поэтом С. Я. Надсоном и “полюбил его как брата”.

Другим ближайшим приятелем стал поэт Н. Минский. Дом Мереж-

ковских на Литейном проспекте превратился в литературный салон, в

котором собиралась литературная интеллигенция. Его посещали А. Бе-

лый, Вяч. Иванов, К. Бальмонт, И. Бунин.

Под влиянием народнических идей молодой Мережковский отправ-

ляется “познавать жизнь”. Он путешествует по Волге и Каме, посещает

Уфимскую и Оренбургскую губернии. Его привлекают отколовшиеся от

официальной православной церкви течения и секты. Он собирается по

окончании университета “уйти в народ” и стать сельским учителем.

К началу 90-х годов в сознании Мережковского, находившегося в

напряженных духовных поисках, произошел глубокий религиозный

переворот. Он совпал по времени с появлением в российской литерату-

ре нового направления – символизма. В 1892 г. вышли его поэтический

сборник “Символы” и работа “О причинах упадка и о новых течениях

современной русской литературы”, ставшая программой символизма.

Отказавшись от позитивизма, он провозгласил “три главных элемента

нового искусства: мистическое содержание, символы и расширение ху-

дожественной впечатлительности”. Новое направление в литературе

оформилось с появлением стихов Д. Мережковского, З. Гиппиус,

Н. Минского, К. Бальмонта и В. Брюсова. Символисты рассматривали

свой метод как принципиально новый тип художественного и нрав-

ственно-религиозного мышления и выразили в своем творчестве кри-

зисный характер эпохи, отрицание буржуазного быта и морали, неиз-

бежность великих исторических катаклизмов.

В 1901 г. Мережковские совместно с Розановым и Философовым

добились у Синода разрешения учредить в Петербурге “Религиозно-

философские собрания”. В этих собраниях участвовали видные бого-

словы, философы, представители духовенства, среди них епископ Сер-

гий, ставший в 1943 г. патриархом Московским и всея Руси. Но идеи “ре-

лигиозной общесвенности” (вариант христианского социализма), пропо-

ведуемые основателями собраний, резкие высказывания в адрес право-

славной церкви и мысль соединить православие с католичеством Си-

нод посчитал опасным и в апреле 1903 г. запретил проведение собра-

ний.

Главные свои произведения Мережковский создавал в атмосфере

религиозно-философского возрождения начала ХХ ст. Его устремления

были направлены на то, чтобы наново рассмотреть основы христи-

анской догматики, попытаться соединить русскую культуру с православ-

ной церковью.

195

В 1905 г. он заканчивает свою первую трилогию “Христос и Анти-

христ”, которая принесла ему европейскую известность. В трилогию во-

шли романы “Смерть Богов (Юлиан отступник)”, 1896; “Воскресшие Боги

(Леонардо да Винчи)”, 1902; “Антихрист (Петр и Алексей)”, 1905. Велико-

лепное знание истории, ее реалий и подробностей, характеров описыва-

емых лиц, позволило Мережковскому создать произведение незаурядной

художественной силы. С особой любовью написан роман о гениальном

художнике и мыслителе Леонардо да Винчи, в котором он видел символ

Богочеловека и Богоборца. Он назвал его “пророком”, “предвестником

еще неведомого дня”, “богоподобным человеком”. О своей работе над

трилогией Мережковский писал: “Когда я начинал трилогию “Христос и

Антихрист”, мне показалось, что существуют две правды: христианство –

правда о небе, и язычество – правда о земле, и в будущем соединении

этих двух правд – полнота религиозной истины. Но, кончая, я уже знал,

что соединение Христа с Антихристом – кощунственная ложь; я знал, что

обе правды – о небе и о земле – уже соединены во Христе Иисусе… Но я

теперь также знаю, что надо было мне пройти эту ложь до конца, чтобы

увидеть истину. От роздвоения к соединению – таков мой путь, – и спут-

ник-читатель, если он мне равен в главном – в свободе исканий, – придет

к той же истине”.

После поражения первой российской революции, “ввиду создавше-

гося атмосферного удушья” (как пишет Гиппиус) Мережковские в 1906 г.

выезжают из России и поселяются в Париже, где живут до 1914 г., пери-

одически приезжая в Россию. В Париже они проявляют интерес к като-

личеству, увлекаются модернизмом, сближаются с деятелями партии

эсеров174. Вождь эсеров Борис Савинков склонял их к религиозному

оправданию политического террора и получал от них советы при работе

над романом “Конь Бледный”. В 1907 г. в Париже вышел коллективный

сборник “Царь и революция”, в котором Мережковскому принадлежит

очерк “Революция и религия”. Рассматривая в очерке российскую мо-

нархию и церковь на широком историческом фоне, он приходит к выво-

ду, что в глубинах народной стихии революционный смерч приобретет

всесокрушающую силу и вместе с крушением русской церкви и русского

царства наступит гибель России. Пророчество Мережковского сбылось,

после Октябрьской революции 1917 г. старая Россия погибла.

Свою вторую трилогию, состоящую из драмы для чтения “Павел І”

(1908) и романов “Александр І” (1911) и “14 декабря” (1918), Мереж-

ковский написал на основе капитальных трудов российских историков, в

частности Н. К. Шильдера и великого князя Николая Михайловича Ро-

манова. Трилогия характерна антимонархической направленностью,

резко отрицательным отношением к абсолютистскому государству, к

196

самодержавно-бюрократическому строю. По Мережковскому, самодер-

жавие от Антихриста.

Начало Первой мировой войны Мережковский воспринял как не-

счастье для России. Вернувшись на родину и переживши Февральскую

и Октябрьскую революции 1917 г., Мережковские не приняли Советскую

власть, для которой они были лишними людьми, и бежали во Францию,

в Париж, где и прожили до конца жизни.

После Октябрьской революции в Париж эмигрировали почти все

российские писатели и поэты и столицу Франции в шутку стали назы-

вать “столицей российской литературы”. По воскресеньям на квартире

Мережковских собирались писатели, поэты, художники. На “Воскресе-

ньях” обсуждались общественные, политические, литературные и рели-

гиозные вопросы. С 1927 г. на “Воскресеньях” проводились собрания

“Зеленой лампы”. На них бывали Ходасевич, Берберова, Бунин, Керен-

ский, Тэффи, Шестов, Бердяев, Одоевцева, Георгий Иванов и многие

другие – весь цвет российской эмиграции. “Воскресенья” и “Зеленая

лампа” просуществовали до начала Второй мировой войны и воспитали

ряд молодых поэтов, научив их не только думать, но и ясно высказы-

вать свои мысли.

В годы эмиграции Мережковский, продолжая напряженно работать,

написал ряд произведений: “Рождение Богов (Тутанхамон на Крите)”,

1925; “Мессия”, 1927; “Тайна Запада. Атлантида – Европа”, 1930; “Иисус

Неизвестный”, 1932; “Данте” (2 тома, 1939); очерки “Реформаторы. Лю-

тер. Кальвин. Паскаль” и другие.

Эрудит, полиглот, знаток античности и итальянского Возрождения,

историк культуры, Мережковский всегда и всюду первым делом обзаво-

дился библиотекой, без которой он не мог и дня прожить. Все его твор-

чество пронизано нравственно-религиозной проблематикой. Ему были

одинаково важны и дороги правда небесная и правда земная, дух и

плоть, ареной борьбы которых является человеческая душа.

О том, как работал Мережковский, пишет его жена Зинаида Гиппиус

в биографическом очерке “Дмитрий Мережковский” (Париж, 1951): “Ко

всякой задуманной работе он относился с серьезностью, я бы сказала

ученого. Он исследовал предмет, свою тему, со всей возможной широ-

той, и эрудиция его была довольно замечательна. Начиная с “Леонар-

до”, – он стремился, кроме книжного собирания источников, еще непре-

менно быть там, где происходило действие, видеть и ощущать тот воз-

дух и ту природу. Но не всегда это удавалось… Повторяю, более все-

стороннего и тщательного исследования темы, будь то роман или не ро-

ман, – трудно было у кого-нибудь встретить”.

197

Мережковский оставил обширное литературное наследие: рома-

ны, стихи, сотни статей и работ. Он написал о многих писателях и

поэтах. Один только цикл “Вечные спутники” (1897) включает портреты

Лонга, Марка Аврелия, Плиния Младшего, Кальдерона, Гете, Серван-

теса, Флобера, Монтеня, Ибсена, Достоевского, Гончарова, Тургенева,

Майкова, Пушкина. Он написал книги о Гоголе, Достоевском и Тол-

стом, статьи о Чехове, Горьком, Короленко, Белинском, Чаадаеве, Не-

красове, Тютчеве, Леониде Андрееве. Все, что написал Мережковский

до 1914 г. вошло в полное собрание его сочинений в 24-х томах, вы-

шедшее в Петербурге в издательстве Сытина в 1914–1915 гг.

Мережковский страстно желал получить Нобелевскую премию. Он

считал, что Нобелевская премия по справедливости должа быть присуж-

дена ему и он один достоин ее. Кандидатами на премию, кроме него,

были выдвинуты И. Бунин и И. Шмелев. Основным конкурентом был Бу-

нин, которого Мережковский считал скучным бытописателем. Однако в

1933 г. Нобелевский комитет отдал предпочтение Бунину.

Мережковский с ненавистью относился к коммунизму и, когда фа-

шистская Германия начала войну с Советским Союзом, он выступил по

радио и приветствовал Гитлера, сравнив его с Жанной д’Арк. После это-

го большинство эмигрантов отвернулось от него. Ненавидя и презирая

Гитлера, он как и Черчилль считал, что “хоть с чертом, но против

большевиков”. Хорошо знавшая Марежковского и часто встречавшаяся

с ним в Париже поэтесса Ирина Владимировна Одоевцева писала в

своих воспоминаниях “На берегах Сены” (Париж, 1983): “…Его поведе-

ние во время войны, его так называемая измена России – “гитлерство”,

речи по радио и прочее… делалось только “из подлости” и не касалось

его действительных взглядов и чувств… Положа руку на сердце, утвер-

ждаю, что Мережковский до своего последнего дня оставался лютым

врагом Гитлера, ненавидя и презирая его по-прежнему…, он считал его

гнусным, невежественным ничтожеством, полупомешанным к тому же…

А ведь он всю жизнь твердил об Антихристе, и когда этот Антихрист, ка-

ким можно считать Гитлера, появился перед ним, – Мережковский не

разглядел, проглядел его”.

Дмитрий Сергеевич Мережковский умер с клеймом коллаборацио-

ниста175 9 декабря 1941 г. Проводить его в последний путь в православ-

ной церкви на улице Дарю в Париже пришло всего несколько человек.

Николай Миклухо-Маклай

(1846–1888)

путешественник, антрополог, этнограф,

м

общественный деятель

198

Николай Николаевич Миклухо-Маклай, знаменитый путешестве-

нник, ученый-антрополог, натуралист, этнограф, исследователь Оке-

ании176 и общественный деятель, родился 17 июля 1846 г. в семье инже-

нера в родовом имении на Киевщине возле города Малина, ныне Жито-

мирской области.

Происходил из украинского казацкого рода Миклух, основателем

которого был хорунжий177 Запорожского войска Степан Миклуха. Дядя

Николая, Григорий Ильич Миклуха, учился с Н. В. Гоголем в Нежинской

гимназии и был с ним в дружеских отношениях. Он рассказал ему о

своем предке. Под впечатлением этого рассказа писатель написал

повесть “Тарас Бульба”.

В одиннадцать лет Николай поступил во 2-ю гимназию Петербурга,

а окончив ее в 1863 г. стал студентом физико-математического фа-

культета Петербургского университета. В 1864 г. его исключили из уни-

верситета за участие в студенческом движении без права поступления

в высшие учебные заведения России.

В этом же году он сменил свою фамилию на фамилию Миклухо-

Маклай. Эту фамилию взяли также его братья – Владимир, командир

броненосца “Адмирал Ушаков” в годы русско-японской войны 1904–

1905 гг., и Михаил, геолог, исследователь Полесья.

Маклай продолжил свое образование в Германии. В 1864 г. учился

в Гейдельбергском, в 1865 г. в Лейпцигском университетах. С 1866 г. он

студент Йенского университета, который окончил в 1868 г. В универси-

тетах изучал философию, медицину и естественные науки. Специали-

зировался в области сравнительной анатомии животных, в антрополо-

гии178 и этнографии179. Увлекался теорией Ч. Дарвина. В Йенском уни-

верситете сблизился с известным географом и естествоиспытателем

Э. Геккелем, ставшим его учителем. В 1866–1867 гг. вместе с Э. Гекке-

лем совершил свое первое путешествие к острову Мадейра, на

Канарские острова и в Марокко, где проводил зоологические иссле-

дования. В 1869 г. посетил берега Красного моря и изучал его фауну,

растительный и животный мир, примыкающей к морю пустыни. В эти

годы он неоднократно приезжал в свое родовое поместье на Киевщине,

проводил исследования фауны Черного моря возле Одессы и на Юж-

ном берегу Крыма.

После окончания университета Маклай все свои исследования

посвятил антропологии и этнографии. Он разработал и представил в

Русское географическое общество проект большой этнографической

199

экспедиции на острова тропической части Океании. Руководство обще-

ства, рассмотрев и одобрив проект, попросило морское ведомство Рос-

сии включить Маклая в состав экипажа военного корвета “Витязь”, ко-

торый отправлялся в кругосветное плавание.

Осенью 1870 г. начинается научная одиссея180 Маклая, которая

продолжалась 12 лет. В 1870–1871 гг. он на винтовом корвете “Витязь”

под командованием капитана 2-го ранга П. Н. Назимова совершает пла-

вание из Кронштадта вокруг Южной Америки в Тихий океан. В 1871 г.

его высадили в заливе Астролябия в северо-восточной части острова

Новая Гвинея на берег, позднее названный Берегом Миклухо-Маклая181.

На этом берегу он жил среди папуасов, с которыми установил друже-

ские отношения. Это позволило ему изучать жизнь и быт местных пле-

мен, собрать коллекцию орудий труда, произведений искусства и музы-

кальных инструментов. Здесь он провел различные географические на-

блюдения. В декабре 1872 г. за ним пришел российский военный кли-

пер182 “Изумруд” под командованием капитана 2-го ранга М. Н. Кумани, на

котором он в начале 1873 г. плавал к Филиппинам, а оттуда перешел на

остров Яву. В 1874 г. на голландском корабле плавал к островам Целе-

бес и Тимор и Молуккским островам, откуда на малайском паруснике

перешел на западный берег Новой Гвинеи. Исследовав это побережье,

снова плавал к Молуккам, Целебесу и Яве, на которой жил до 1875 г.

Затем он исследовал внутренние районы полуострова Малакка и

обнаружил неизвестное науке племя первобытных “лесных людей”,

находящихся на примитивной стадии развития. Маклай описал их жизнь

и быт, восполнив пробел в знании истории человечества. В 1876–

1877 гг. в третий раз посетил Новую Гвинею, где жил на берегу своего

имени, проводя антропологические исследования и собирая этно-

графическую коллекцию. В конце 1877 г. на английской шхуне183 от-

правился в Сингапур и находился в нем из-за тяжелой болезни более

полугода. В 1878–1882 гг. жил в Австралии, где для проведения научной

работы основал близ Сиднея биологическую станцию. Из Сиднея он в

1879–1880 гг. плавал к острову Новая Каледония и другим островам

Меланезии184, а затем в четвертый раз побывал на Новой Гвинее, иссле-

дуя ее южное побережье. Вернувшись в Австралию, развернул агита-

цию против работорговли, широко распространенной в Меланезии.

В 1881 г. Маклай в пятый раз посетил Новую Гвинею. Здесь на южном

берегу он выступил против карательных мер английских колонизаторов,

предотвратив сожжение папуасской деревни и поголовное истребление

ее жителей.

В 1882 г. Маклай через Суэцкий канал прибыл в Петербург,

завершив свое кругосветное путешествие, начатое на корвете “Витязь”

в 1870 г. В Петербурге он выставил для всеобщего обозрения все со-

бранные коллекции и сделал доклад в Русском географическом обще-

200

стве, которое присудило ему Большую золотую медаль. В Петербурге

Маклай жил недолго, он задумал очередную экспедицию на Новую

Гвинею, решив провести эксперимент по акклиматизации крупного рога-

того скота и некоторых европейских растений.

В 1883 г. Маклай возвратился в Австралию, выступив по пути с

докладами в Берлине, Париже и Лондоне. Побывал на Яве, где в Бата-

вии (ныне г. Джакарта, Индонезия) случайно встретил российский

корвет “Скобелев” (переименованный “Витязь”) под командованием

капитан-лейтенанта В. В. Благодарева, на котором в шестой раз

посетил Новую Гвинею (Берег Миклухо-Маклая). Вернувшись в

Австралию жил там до 1886 г. В 1886 г. из-за плохого состояния

здоровья возвратился в Петербург и занялся обработкой и подготовкой

к публикации многочисленных материалов своих исследований, но

смерть оборвала эту работу. Все собранные Маклаем научные матери-

алы и коллекции хранятся в Музее антропологии и этнографии в Пете-

рбурге.

Труды Маклая посвящены преимущественно вопросам жизни

народов и природным условиям Океании. Его большое научное насле-

дство долгие годы не публиковалось. Дневники путешествий Маклая

впервые были изданы в 1923 г. под редакцией российского антрополога и

этнографа Д. Н. Анучина, а собрание сочинений в 5-ти томах – в 1950–

1954 гг.

Научной заслугой Маклая является его вывод о видовом единстве

и родстве человеческих рас, о том, что низших рас не существует. Он

впервые дал описание меланезийского антропологического типа,

собрал богатый материал о культуре и быте народов Океании и своими

исследованиями доказал, что ее народы в умственном и моральном от-

ношениях стоят не ниже европейцев, а их отсталость обусловлена

историческими причинами и прежде всего гнетом колонизаторов.

Разоблачая расизм, Маклай активно выступал в защиту колониальных

народов, в частности папуасов Новой Гвинеи, обличал насилие над

местным населением, связанное с его колонизацией. Он разработал

проект создания независимого государства – Папуасского Союза. Ис-

следования Маклая обогатили мировую этнографическую науку новыми

сведениями о народах Океании.

Еще при жизни Маклая в 1875 г. его именем назван участок северо-

восточного побережья Новой Гвинеи от залива Астролябия до полуо-

строва Юон.

Николай Николаевич Миклухо-Маклай скончался 14 апреля 1888 г.

в Петербурге в возрасте 42 лет. Читатель, если вы будете в Петербурге,

пойдите на “Литераторские мостки” Волкова кладбища и поклонитесь

могиле великого путешественника и гуманиста.

201

Муравьевы-Апостолы

м

Иван Матвеевич (1768–1851) – писатель,

дипломат, государственный деятель. Его сы-

новья – декабристы: Матвей (1793–1886),

Сергей (1795–1826),

Ипполит (1806–1826)

Известно мне: погибель ждет

Того, кто первый восстает

На утеснителей народа, –

Судьба меня уж обрекла.

Но где, скажи, когда была

Без жертв искуплена свобода?

К. Рылеев

Фамилия Муравьевых-Апостолов появилась в 1801 г. Первым ее

обладателем стал Иван Матвеевич Муравьев, внук украинского гетмана

Даниила Павловича Апостола185.

Отец Ивана Матвеевича, Матвей Артамонович Муравьев, происхо-

дивший из старинного дворянского рода, был военным и в молодые годы

служил в Украине. Влюбившись в дочь гетмана, которого уже не было в

живых, удалой Матвей Артамонович похитил знатную девицу и женился

на ней без согласия родни. Последствием этого поступка было лишение

непокорной дочери гетмана всяких прав на украинские поместья.

12 октября 1768 г. в Москве у Муравьевых родился сын Иван, став-

ший известным писателем-просветителем, переводчиком, дипломатом

и академиком Российской Академии наук (1811). Летом 1796 г., путеше-

ствуя по Украине, Иван Матвеевич заехал к своему двоюродному брату

Михаилу Апостолу, жившему в родовом имении Хомутец близ Миргоро-

да. Михаил посетовал, что на нем прерывается славный украинский

старшинский род. Решив сохранить память о роде, братья обратились к

российскому императору с просьбой дать право Муравьевым носить

фамилию Муравьевых-Апостолов. Одним из первых своих указов импе-

ратор Александр І в 1801 г. удовлетворил их просьбу. После смерти Ми-

хаила Апостола Иван Матвеевич получил от него в потомственное вла-

дение почти 3,5 тысячи душ и 10 тысяч десятин земли.

Иван Матвеевич начал службу в 1784 г. в коллегии иностранных

дел. Современники отмечали его широкую эрудицию в различных во-

просах, превосходное знание древних и новых литератур и языков. Он

202

быстро продвигался по службе, переводил произведения зарубежных

писателей, сочинял стихи. В 1793 г. в его переводе при дворе ставят

пьесу “Школа злословия” английского драматурга Ричарда Шеридана186,

а затем пьесу “Ночь ошибок” английского писателя Оливера Голдсми-

та187. Пьесы понравились императрице Екатерине ІІ. Она обращает вни-

мание на автора переводов, повышает его в должности и вводит в число

воспитателей своего внука Константина. Наследник престола Павел Пет-

рович доволен воспитанием своего сына.

В 1796 г. российским императором стал Павел І. Он вспомнил о

воспитателе Муравьеве, наградил его чином действительного статского

советника и назначил посланником в вольный город Гамбург и в Данию.

В 1800 г. Муравьева с повышением переводят в Петербург, он стал тай-

ным советником188 и членом коллегии иностранных дел.

В 1801 г. император Павел І был убит заговорщиками. Иван Матве-

евич знал о заговоре, но участия в нем не принимал. На престол всту-

пил сын Павла І Александр І, который дал право Ивану Матвеевичу но-

сить фамилию Муравьев-Апостол и назначил его послом в Испанию. И

он с женой Анной Семеновной, дочерьми Елизаветой, Екатериной, Ан-

ной и Еленой, сыновьями Матвеем и Сергеем выехал в Мадрид.

Анна Семеновна, урожденная Черноевич, была хорошо образован-

ной женщиной, всецело отдававшаяся воспитанию детей. Считая своим

долгом помочь матерям дворянских семейств в воспитании детей, она в

1796 г. перевела с французского книгу “Примеры матерям, или приклю-

чения маркизы де Безир”.

Желая дать детям хорошее образование, Иван Матвеевич отпра-

вил жену с детьми в Париж, а сам остался в Мадриде, успешно проводя

политику России против наполеоновской Франции.

В Париже Матвея и Сергея определили в первоклассный пансион

Хикса.

В 1805 г. Ивана Матвеевича отозвали в Петербург, где он встретил

холодный прием и уволился в отставку. С этого времени отставной ди-

пломат жил в Петербурге и в имении Хомутец, путешествовал по Украи-

не и занимался научной и литературной деятельностью. Семья оста-

лась в Париже. Здесь в 1806 г. родился третий сын – Ипполит.

Старшие братья Матвей и Сергей родились в Петербурге: Матвей –

29 апреля в 1793 г., Сергей – 3 октября в 1795 г. Обучаясь в пансионе

Хикса, братья достигли значительных успехов в изучении математики.

В Париже Анна Семеновна беседует с главным директором путей

сообщения России генералом Бетанкуром о будущей профессии сыно-

вей. Поскольку в России очень мало инженеров, а Сергей силен в мате-

матике, то генерал советует дать Сергею техническое образование,

Матвею же математика поможет стать артиллерийским офицером. Но

203

Иван Матвеевич против технического образования. Он считает, что ма-

тематика для “неокрепшего ума” – путь к неверию, а неверие – путь к

революции. Он склоняется к военной карьере сыновей.

Продолжать дальнейшую учебу детей во Франции нет средств и ле-

том 1809 г. Анна Семеновна с детьми выезжает на родину. Старший сын

Матвей вспоминал (журнал “Русская старина”, 1873), что перед отъез-

дом из Парижа мать сказала детям: “Я очень рада, что долгое пребыва-

ние за границей не охладило ваших чувств к родине, но готовтесь, дети,

я вам должна сообщить ужасную весть, вы найдете то, чего и не знаете:

в России вы найдете рабов!” Далее Матвей вспоминал: “Действительно,

нужно преклониться перед такой женщиной-матерью, которая до 15-

летнего возраста своих детей ни разу не упоминала им о рабах, боясь

растлевающего влияния этого сознания на детей”.

Сыновья не знали, что их великолепное образование и благополу-

чие оплачены трудом полтавских, тамбовских и новгородских рабов. Ро-

дители полагали, что такое знание может растлить, то есть воспитать

крепостника, циника, равнодушного. На вопрос детей: почему в России

рабство? Родители отвечали, что рабство должно быть уничтожено и го-

сударь полагает, что оно “с божьей помощью прекратится еще в мое

правление”. Но рабство продлится еще долго и против него восстанут

сыновья Ивана Матвеевича: Матвей, Сергей и Ипполит.

В апреле 1810 г. в Москве по дороге из Петербурга на Полтавщину

скоропостижно умирает Анна Семеновна. Осиротело семеро детей:

младшему – четыре года, старшей – девятнадцать лет.

В конце декабря 1810 г. Матвей и Сергей поступили юнкерами в не-

давно созданный корпус инженеров путей сообщения. Но Матвею инже-

нерные науки не по душе и он, узнавши, что будет война с французами,

в декабре 1811 г. определился подпрапорщиком в лейб-гвардии Семе-

новский полк. Отец гордится успехами сыновей.

В ночь с 11 на 12 (с 23 на 24 по н. ст.) июня 1812 г. началась война

России с Францией. Молодые офицеры – 19-летний гвардейский под-

прапорщик Матвей и 17-летний подпоручик Сергей Муравьевы-Апосто-

лы отличились во многих сражениях этой войны и последовавших после

нее в 1813–1814 гг. заграничных походах российской армии.

Спустя много лет Матвей напишет об этом времени: “Мы были дети

1812 года. Принести в жертву все, даже самую жизнь, ради любви к

отечеству, было сердечным побуждением. Наши чувства были чужды

эгоизма. Бог свидетель тому…”

За Бородинское сражение Матвей был награжден Знаком отличия

Военного ордена Святого Георгия, за сражение под Кульмом, где был

ранен в ногу, его наградили орденом Святой Анны 3-й степени. Сергея

204

за сражение под Красным наградили золотой шпагой “За храбрость”,

после Березины – орденом Святой Анны 3-й степени, за сражение при

Люцене – орденом Святого Владимира 4-й степени с бантом, за сраже-

ния при Арси-сюр-Об и Фер-Шампенуазе – орденом Святой Анны 2-й

степени.

18 (30 по н. ст.) марта 1814 г. Париж капитулировал, между Россией

и ее союзниками с Францией был заключен мир. Наполеон подписал от-

речение от престола и был сослан на остров Эльба, королем Франции

стал Людовик ХVІІІ, брат казненного в 1793 г. короля Людовика ХVІ.

Война закончилась, юность пройдена ускоренно, как офицерские

чины после каждого крупного сражения, Матвей – гвардии прапорщик,

Сергей – армейский капитан. В 1814 г. братья возвратились в страну ра-

бов из страны, уничтожившей феодально-абсолютистский строй еще во

время Великой французской революции 1789–1794 гг.

Иван Матвеевич женился на Прасковье Васильевне Грушецкой и

живет на Полтавщине в имении Хомутец. От второго брака семейство

Муравьевых-Апостолов пополнилось дочерьми Евдокией и Елизаветой

и сыном Василием. По соседству, в двадцати верстах от Хомутца, в Ве-

ликой Обуховке, живет его друг, известный украинский писатель и па-

триот Василий Васильевич Капнист (1758–1823), сыновья которого Се-

мен и Алексей стали декабристами. В 1823 г. дочь Ивана Матвеевича

Елена вышла замуж за Семена Капниста и две известные украинские

фамилии породнились.

Вернувшись на родину, Сергей решает на время оставить службу и

уехать за границу слушать лекции в университете. Но отец решительно

не советует и по его желанию весной 1815 г. капитан Сергей Муравьев-

Апостол переводится из армии поручиком в лейб-гвардии Семеновский

полк (чины в гвардии до 1884 г. считались на два класса выше, чем в

армии).

Под влиянием идей Великой французской революции, борьбы на-

родов Европы против национального порабощения и знакомства с

западноевропейскими странами во время заграничных походов россий-

ской армии в 1813–1814 гг. в феврале 1816 г. молодые офицеры Сергей

Трубецкой189, Иван Якушкин190, Матвей и Сергей Муравьевы-Апостолы,

Александр191 и Никита192 Муравьевы создают тайное общество “Союз

спасения”. Вскоре к ним присоединились Михаил Лунин193, Павел Пе-

стель194 и другие, всего около 30 человек. Целью общества была ликви-

дация крепостного права и замена самодержавия конституционной мо-

нархией. Внутренние противоречия привели к распаду общества и в

1818 г. образовалось новое тайное общество – “Союз благоденствия”. В

состав Коренной управы общества вошли Матвей и Сергей Муравьевы-

205

Апостолы. Общество насчитывало около 200 членов и имело програм-

му практических действий.

В начале 1818 г. Матвей переводится из Петербурга поближе к род-

не, в Полтаву. Его назначают адъютантом малороссийского генерал-

губернатора князя Николая Григорьевича Репнина-Волконского (1778–

1845), родного брата декабриста Сергея Волконского.

В 1820 г. в Петербурге проводится ряд совещаний руководителей

“Союза благоденствия”, на одном из них по докладу Пестеля единоглас-

но одобряются преимущества республики перед конституционной мо-

нархией.

В начале 1820 г. командиром Семеновского полка был назначен

Федор Шварц. При вступлении в должность его уведомили, что в полку

не принято применять телесные наказания, так как они являются по-

стыдным остатком варварства, позорным не столько для наказывае-

мых, сколько для наказывающих. Лев Николаевич Толстой в статье

“Стыдно” писал: “В 1820-х годах семеновские офицеры, цвет тогдашней

молодежи, большей частью масоны и впоследствии декабристы, реши-

ли не употреблять в своем полку телесного наказания и, несмотря на

тогдашние строгие требования фронтовой службы, полк и без употреб-

ления телесного наказания продолжал быть образцовым”. Первые ме-

сяцы полковой командир воздерживался от применения телесных нака-

заний, унижая солдат тем, что “недовольный учением, обращал одну

шеренгу лицом к другой и заставлял солдат плевать в лицо друг дру-

гу…” Затем он ввел и телесные наказания.

В октябре 1820 г. солдаты первой роты обратились к начальству с

жалобой на жестокое обращение с ними нового командира полка. Об-

ращение солдат с жалобой посчитали бунтом, рота была разоружена и

заключена в Петропавловскую крепость. Одиннадцать других рот, в том

числе и рота Сергея, потребовали освобождения своих товарищей.

Сергей, пользуясь огромным уважением солдат, сумел удержать свою

роту, готовую восстать, и спас солдат от пролития крови и каторги.

Восстание было подавлено, полк расформировали, а затем сформиро-

вали заново. Девять солдат были сосланы на каторгу, офицеры переве-

дены из гвардии в армию, командира полка приговороли к смертной

казни, но приговор смягчили, заменив “увольнением от службы без пра-

ва вступить в нее”.

Гвардейский капитан Сергей Муравьев-Апостол, которого Л. Н. Тол-

стой назвал “одним из лучших людей своего, да и всякого, времени”,

был переведен подполковником сначала в Полтавский пехотный полк

(ноябрь 1820 г.), а затем командиром батальона в Черниговский пехот-

206

ный полк (май 1822 г.), дислоцировавшийся в городе Василькове Киев-

ской губернии.

В 1821 г. образовалось два тайных общества – Южное в Украине с

ценром в Тульчине и Северное с центром в Петербурге. В 1825 г. к Юж-

ному обществу присоединилось возникшее в 1823 г. Общество соеди-

ненных славян. Руководящую роль в Южном обществе играли Павел

Пестель, Сергей Волконский195, Михаил Бестужев-Рюмин196, Сергей Му-

равьев-Апостол, возглавивший Васильковскую управу, и другие. Про-

граммным документом Южного общества стала “Русская правда”, раз-

работанная Пестелем. Основными положениями программы являлись:

уничтожение крепостного права и сословного строя, освобождение кре-

стьян с землей, установление равенства граждан и республиканского

правления, провозглашение свободы слова, печати, вероисповедания,

занятий, передвижения и других буржуазно-демократических свобод.

В течение 1823–1825 гг. руководители обоих обществ вели перего-

воры о выработке единой программы, организационном объединении и

совместном выступлении против царизма. Выступление было намечено

на 1826 год.

Однако выступление произошло раньше в связи с внезапной смер-

тью императора Александра І, который умер в Таганроге 19 ноября

(1 декабря по н. ст.) 1825 г. После отречения наследника Константина от

престола в стране создалось междуцарствие. Кризис власти и известие

о том, что тайное общество в Петербурге уже открыто правительством,

заставило руководителей Северного общества ускорить революционное

выступление. Было решено выступить в день присяги новому императо-

ру Николаю І 14 (26 по н. ст.) декабря 1825 г. на Сенатской площади в

Петербурге. На юг был послан гонец с предупреждением о начале

восстания. Николай I дал приказ стрелять по восставшим картечью и

верные ему войска подавили восстание.

В Украине события развивались следующим образом. 13 (25 по н. ст.)

декабря по доносу капитана Аркадия Майбороды в Тульчине арестова-

ли полковника Павла Пестеля. Братья Муравьевы-Апостолы Сергей и

приехавший к нему из Хомутца в Васильков, находящийся с 1823 г. в от-

ставке, Матвей узнали о событиях в Петербурге 25 декабря 1825 г.

(6 января 1826 г. по н. ст.). 29 декабря (10 января 1826 г. по н. ст.) они

были арестованы в селе Трилесы (ныне Фастовского района Киевской

области) командиром Черниговского полка подполковником Гебелем.

В этот же день их освободили из-под ареста офицеры полка штабс-

капитан Вениамин Соловьев и поручики Анастасий Кузьмин, Иван Сухи-

нов и Михаил Щепилло. При этом Щепилло ударом штыка тяжело ра-

нил Гебеля. На следствии Сергей показал: “Происшествие сие решило

207

все мои сомнения; видев ответственность, коей подвергли себя за меня

четыре офицера, я положил, не отлагая времени, начать возмущение”.

Так началось восстание Черниговского полка, которое возглавили Сер-

гей Муравьев-Апостол и его друг подпоручик Полтавского полка Михаил

Бестужев-Рюмин.

13 (25 по н. ст.) декабря 1825 г., получив первый офицерский чин,

из Петербурга к месту службы в Тульчин выехал прапорщик Ипполит

Муравьев-Апостол. Еще по пути в Москву он узнает, что в Петербурге

восстание, начались аресты. Ипполит торопится в Васильков, там оба

старших брата.

30 декабря 1825 г. (11 января 1826 г. по н. ст.) восставшие овладели

штабом полка в Василькове. 31 декабря (12 января 1826 г. по н. ст.) на

соборной площади города восставший полк заслушал написанную Сер-

геем Муравьевым-Апостолом и Михаилом Бестужевым-Рюминым

прокламацию “Православный Катехизис”, призывающую к свержению

самодержавия и установлению республики. Во время чтения прокла-

мации на площади появляется Ипполит, примкнувший к восставшим.

Много лет спустя на забайкальской каторге штабс-капитан Соло-

вьев вспоминал выступление Сергея после окончания чтения прокла-

мации: “Наше дело, – сказал Сергей, – так велико и благородно, что не

должно быть запятнано никаким принуждением, и потому кто из вас, и

офицеры, и рядовые, чувствует себя неспособным к такому предприя-

тию, тот пускай немедленно оставит ряды, он может без страха остать-

ся в городе, если только совесть его позволит ему быть спокойным и не

будет его упрекать за то, что он оставил своих товарищей на столь труд-

ном и славном поприще, в то время как отечество требует помощи каж-

дого из сынов своих”.

С площади полк (около тысячи человек) в боевом порядке двинул-

ся в направлении Белой Церкви, но привлечь на свою сторону другие

войска ему не удалось и он 2 (14 по н. ст.) января 1826 г. пошел к Жито-

миру на соединение с войсками, в которых служили члены Южного об-

щества. 3 (15 по н. ст.) января у села Ковалевки полк столкнулся с кара-

тельным отрядом гусар, обстрелявших восставших картечью. Сергей

был ранен в голову, убит поручик Щепилло, раненый в левую руку Иппо-

лит, не желая сдаваться в плен, застрелился, раненый в правое плечо и

захваченный в плен Кузьмин застрелился на ночлеге у села Трилесы.

Гусары окружили восставших и разоружили их. Так закончилось восста-

ние Черниговского полка.

Ипполит Муравьев-Апостол похоронен около села Трилесы в об-

щей могиле с Анастасием Кузьминым и Михаилом Щепилло.

208

Сергей и Матвей после ареста на поле боя были доставлены в Пе-

тербург и заключены в Петропавловскую крепость.

На допросе в Следственном комитете по делу тайных обществ

Сергей сказал, “что раскаивается только в том, что вовлек других, осо-

бенно нижних чинов, в бедствие, но намерение свое продолжает почи-

тать благим и чистым, в чем бог один его судить может, и что составляет

единственное его утешение в теперешнем положении”.

Весной 1824 г. Александр І снял с Ивана Матвеевича Муравьева-

Апостола 19-летнюю опалу и назначил его сенатором. Он стал слишком

крупной персоной, но дети его с оружием в руках выступили против

самодержавия, а сенат участвует в решении дела о тайных обществах.

Поэтому ему дано повеление выехать за границу. В связи с отъездом

отцу разрешили свидание с сыновьями, которое состоялось 13 (25 по

н. ст.) мая 1826 г. В газете “Санкт-Петербургские ведомости” от 14 (26 по

н. ст.) мая сообщалось: “Отъезжает тайный советник, сенатор, действи-

тельный камергер и кавалер Муравьев-Апостол, с супругой Параско-

вьей Васильевной и малолетними детьми Евдокией, Елисаветой и Ва-

силием”. В эти же дни газета сообщает: “В книжных лавках Глазунова и

Смирдина продается “Путешествие Муравьева-Апостола по Тавриде в

1820 году”. Это была одна из первых научных работ по истории и гео-

графии Крыма. До конца 40-х годов Иван Матвеевич с женой и детьми

жил во Франции.

Матвей Муравьев-Апостол был осужден по 1-му разряду и по кон-

фирмации (утверждению) 10 (22 по н. ст.) июля 1826 г. приговорен в ка-

торжную работу на 20 лет. 22 августа (3 сентября по н. ст.) 1826 г. срок

сокращен до 15 лет, затем по высочайшему повелению обращен сразу

на поселение в Сибирь.

Сергей Муравьев-Апостол осужден вне разрядов и 11 (23 по н. ст.)

июля 1826 г. приговорен к повешению, 13 (25 по н. с.) июля 1826 г. каз-

нен на валу кронверка197 Петропавловской крепости. Похоронен вместе

с повешенными Павлом Пестелем, Кондратием Рылеевым198, Михаилом

Бестужевым-Рюминым и Петром Каховским199 на острове Голодай за

Смоленским кладбищем, недалеко от Галерной гавани. Острова Голо-

дай уже нет, пролив засыпан землей.

Ивана Матвеевича в 1847 г. уволили в отставку. Он умер 12 (24

по н. ст.) марта 1851 г. в Петербурге. Могила его на Охтенском кладби-

ще затерялась.

О своих сыновьях-декабристах Иван Матвеевич написал на гречес-

ком языке элегию, переведенную на русский язык декабристом-поэтом

Федором Глинкой:

209

Три юные лавры когда я садил,

Три радуги светлых надежд мне сияли:

Я в будущем счастлив судьбою их был…

Уж лавры мои разрослись, расцветали.

Была в них и свежесть, была и краса,

Верхи их, сплетаясь, неслись в небеса.

Никто не чинил им ни в чем укоризны.

Могучи корнями и силой полны.

Им только и быть бы утехой отчизны,

Любовью и славой родимой страны!

Но горе мне!.. Грянул сам Зевс стрелометный,

И огонь палящий на сад мой послал,

И тройственный лавр мой, дар Фебу заветный,

Низвергнул, разрушил, спалил и попрал…

И те, кем могла бы родная обитель

Гордиться… повержены, мертвы, во прах;

А грустный тех лавров младых насадитель

Рыдает, полмертвый, у них на корнях!..

Оригинал и перевод элегии хранились у Матвея Ивановича и были

напечатаны в 1886 г.

Матвей Иванович по амнистии 1856 г. был восстановлен в прежних

правах и возвратился в Европейскую Россию в 1857 г. С 1858 г. жил в

Москве. В 1863 г. ему разрешили жить в Петербурге и носить Кульмский

крест и военную медаль 1812 г. В связи с 200-летием лейб-гвардии Се-

меновского полка (1883) ему возвращен солдатский Георгиевский крест.

Умер Матвей Иванович 21 февраля (5 марта по н. ст.) 1886 г. в Москве,

похоронен в Новодевичьем монастыре.

(1802–1855)

Павел Нахимов

н

флотоводец

210

Павел Степанович Нахимов, выдающийся флотоводец, герой

Наварина, Синопа и Севастопольской обороны 1854–1855 гг. родился

5 июля 1802 г. в селе Городок Смоленской губернии, ныне село Нахи-

мовское Смоленской области Российской Федерации.

Он происходил из старинного украинского дворянского рода,

основателем которого был М. Нахимов, служивший сотником в войсках

гетмана Богдана Хмельницкого. Родовое имение Нахимовых находи-

лось в Богодуховском уезде на Харьковщине. Близким родственником

Павла Нахимова был известный в свое время поэт-сатирик Аким Нико-

лаевич Нахимов (1782-1814), читавший лекции в Харьковском универ-

ситете.

Почти вся жизнь Павла Нахимова, начиная с Морского кадетского

корпуса, в который он поступил тринадцатилетним мальчиком и окончил

в 1818 году, прошла под начальством первооткрывателя Антарктиды

Михаила Петровича Лазарева (1788-1851), ставшего для него учителем

и другом.

После окончания Морского корпуса служил на Балтийском флоте.

В 1822 г. М. П. Лазарев включил лейтенанта Нахимова в состав экипажа

кругосветной экспедиции на фрегате “Крейсер”, продолжавшейся три

года. Во время этого плавания он, рискуя жизнью, спас упавшего в море

матроса. Кругосветное плавание стало настоящей школой для молодого

офицера.

По окончании кругосветного плавания Нахимов служил на

Черноморском флоте на линейном корабле “Азов”, которым командовал

капитан 1-го ранга М. П. Лазарев. В 1827 г. участвовал в Наваринском

морском сражении200, командуя батареей флагманского корабля “Азов”.

В сражении корабль “Азов” уничтожил 5 турецких кораблей, в том числе

флагманский фрегат. В этом была немалая заслуга лейтенанта Нахи-

мова, раненого в бою. После Наваринского сражения он был прои-

зведен в капитан-лейтенанты, назначен командиром корвета “Наварин”

и во время русско-турецкой войны 1828–1829 гг.201 участвовал в блокаде

Дарданелл. В 1829 г. его переводят на Балтийский флот командиром

фрегата “Паллада”.

С 1834 г. Нахимов вновь на Черноморском флоте и служит на нем,

постепенно повышаясь в чинах, до своей гибели. Он командует ли-

нейным кораблем “Силистрия”, который по организации службы, боевой

подготовке и маневрированию был лучшим кораблем Черноморского

флота. Командующий флотом М. П. Лазарев часто держал на “Сили-

стрии” свой флаг и ставил ее в пример всему флоту. С 1845 г. Нахимов

командовал бригадой, с 1852 г. – дивизией, с 1854 г. – эскадрой

кораблей Черноморского флота.

211

Военное дарование и флотоводческое искусство Нахимова во всей

полноте проявилось в Крымской войне 1853–1856 гг.202 Командуя

эскадрой Черноморского флота, вице-адмирал Нахимов обнаружил и

заблокировал главные силы турецкого флота в Синопе и 30 ноября

1853 г. разгромил их в Синопском морском сражении. В ходе сражения,

длившегося 2,5 часа, были уничтожены береговые батареи (38 орудий)

и все турецкие корабли (7 фрегатов, 2 парохода, 2 корвета, шлюп,

2 брига203, 2 транспорта, всего 500 орудий под командованием адми-

рала Осман-паши и английского советника А. Слейда).

Турки потеряли убитыми и ранеными свыше 3 тысяч человек, в

плен были взяты около 200 человек, в том числе командиры двух

кораблей и Осман-паша. Эскадра Нахимова, состоявшая из 6 линейных

кораблей204 и 2 фрегатов (всего 708 орудий), не потеряла ни одного

корабля, потери в людях составили – 37 убитыми и 235 ранеными. Бле-

стящая победа была достигнута благодаря высокому флотоводческому

мастерству Нахимова, решительным действиям командиров кораблей,

которым он предоставил инициативу, а также героизму и отличной

боевой выучке офицеров и матросов, большинство из которых были

украинцами. В сражении впервые была доказана высокая эффекти-

вность бомбической артиллерии.205 Сражение подвело итог мно-

говековому развитию парусных флотов и вошло в историю как после-

днее крупное сражение эпохи парусного флота. На смену парусным

кораблям стали приходить пароходы.

Во время Севастопольской обороны 1854–1855 гг. Нахимов исполь-

зовал все имевшиеся в его распоряжении силы и средства для усиле-

ния обороны города. Оборону города возглавил начальник штаба

Черноморского флота вице-адмирал В. А. Корнилов, а после его гибели

17 октября 1854 г. – Нахимов, который был душой обороны. Среди за-

щитников Севастополя Нахимов пользовался огромным авторитетом и

любовью. Он проявлял хладнокровие и выдержку, подавал пример му-

жества и бесстрашия. В критические моменты появлялся в самых

опасных местах, ободряя севастопольцев своим словом, показывая

своим поведением любовь к Родине и готовность пожертвовать всем

ради ее чести. Появление среди матросов и солдат их общего любимца

всегда производило бодрящее, радостное настроение.

Для предотвращения прорыва вражеского флота в Северную бухту

23 сентября 1854 г. у ее входа были затоплены 5 линейных кораблей и 2

фрегата, а их экипажи и орудия свезены на берег. Это значительно уси-

лило оборону города с моря. Организаторы Севастопольской обороны

вице-адмирал П. С. Нахимов, контр-адмирал В. И. Истомин и военный

инженер Э. И. Тотлебен большое внимание уделяли строительству

укреплений, которые прикрывали подступы к ключевой позиции оса-

жденных – Малахову кургану. Установленные там орудия держали под

212

перекрестным огнем батареи противника. Через Южную бухту Нахимов

соорудил наплавной мост на бочках, по которому на Корабельную

сторону перебрасывались подкрепления и боеприпасы. В Северной бу-

хте дополнительно были затоплены 3 линейных корабля и 2 фрегата,

окончательно закрывшие вход на рейд.

Оборона Севастополя под руководством Нахимова отличалась вы-

сокой активностью: широко применялись вылазки отрядов солдат и

матросов, контрбатарейная и минная борьба. Крепость успешно

оборонялась 11 месяцев, отбив несколько штурмов. Неоценимую помо-

щь обороняющимся оказал замечательный хирург Н. И. Пирогов, спас-

ший жизнь тысячам раненых.

8 апреля 1855 г. Нахимов был произведен в адмиралы. 18 июня

1855 г., после четвертой бомбардировки города, 44 тысячи солдат не-

приятеля штурмовали Корабельную сторону, из них 13,5 тысяч было

направлено против Малахова кургана. Во время штурма Нахимов был в

самом опасном месте – на Малаховом кургане. Французы прорвались к

подножию кургана, часть офицеров была переколота, солдаты сбились

в кучу. Нахимов и два его адъютанта скомандовали: “В штыки!” – и вы-

били французов, Малахов курган был спасен. Непонятно, как мог

уцелеть Нахимов в этом сражении. Штурм 18 июня был отбит с боль-

шими потерями для неприятеля и в этом большая заслуга Нахимова,

покрывшего себя новой славой.

Встал вопрос о награде Нахимова за эту победу. Знали его полное

равнодушие к внешнему блеску и отличиям. Всем было известно, что

холостяк Нахимов жил бедно. Не имея детей, он считал своими детьми

матросов и раздавал им и их семьям все свое жалованье, заботился о

всех страждущих, всем помогал. Большую денежную помощь оказывал

раненым матросам, находящимся в госпиталях. Решено было на-

градить Нахимова денежно и Александр II наградил его так называемой

арендой, т. е. очень значительной ежегодной денежной выдачей,

независимо от его адмиральского регулярного жалованья.

7 июля царский указ об аренде был вручен Нахимову. “Да на что

мне аренда? Лучше бы они мне бомб прислали!” – с досадой ск