Book: Человек с лицом из паутины



Человек с лицом из паутины

Орландина Колман

Человек с лицом из паутины

Молния сверкнула у самого окна, разорвав ночное небо. Сандра Черрел, свернувшись калачиком на своей огромной кровати с балдахином, вздрогнула всем телом. Новая вспышка молнии на долю секунды высветила блестящий прямоугольник на толстом персидском ковре перед кроватью и шелковом одеяле, укрывающем ее стройное юное тело. «Наверно, молния ударила в какое-нибудь дерево в саду», — мелькнуло в голове у Сандры, и она боязливо съежилась.

Внезапно свет настольной лампы колыхнулся у нее над головой, и в следующее мгновение громыхнул такой раскат грома, что оконные стекла жалобно задребезжали, и, казалось, дрогнули даже толстые каменные стены виллы. Застыв от ужаса, Сандра выронила книгу из мгновенно онемевших рук и боязливо вгляделась в темноту за окном: ливень с грохотом колотил по крыше и окнам, и бурные потоки воды обрушивались вниз настоящим водопадом.

Сколько Сандра себя помнила, она всегда испытывала непреодолимый мистический страх перед грозой. Знала бы она, что ночью в Лондоне разразится такой кошмар, то, разумеется, пошла бы с родителями в театр, а не симулировала бы приступ мигрени. Впрочем, для этого нехитрого обмана у нее была своя причина: тайное любовное свидание.

Сандра собралась было предаться волнующим воспоминаниям, но тут прямо перед окном снова ослепительно блеснула молния, и устрашающе загрохотал гром. Девушка натянула тонкое шелковое одеяло до самого подбородка и выключила настольную лампу — ее нервозное мигание только усиливало страх. Чтобы отвлечься, Сандра закрыла глаза и представила себе красавца Майкла Осборна: его мужественное с правильными чертами лицо и мускулистое стройное тело с бронзовым загаром. Она вспомнила, как всего пару часов назад перебирала пальцами пряди его светлых, выгоревших на солнце волос и с наслаждением вдыхала исходящий от него возбуждающе-терпкий мужской запах. Ей показалось, что она снова чувствует тяжесть его сильного жаркого тела, нетерпеливо и страстно вдавливающего ее хрупкую фигурку в покрытую прохладной шелковой простыней широкую постель. От этих будоражащих воспоминаний у Сандры пересохли губы, и она тихонько застонала…

«Ах, Майкл, — чуть слышно прошептала молодая женщина, охваченная вновь пробудившимся желанием, — если бы я лежала в твоих объятьях, мне был бы не страшен даже всемирный потоп. Заниматься любовью в уютной теплой постели, когда за окном бушует непогода — что может быть более романтичным и возбуждающим?»

С усилием отогнав волнующее любовное видение, Сандра бросила угрюмый взгляд на будильник, стоявший на тумбочке у роскошной кровати: стрелки на зловеще светящемся в темноте флуоресцентном циферблате показывали полночь. По гладкой ухоженной коже девушки побежали противные мурашки.

Полночь!

А она все еще одна дома в такую страшную грозовую ночь. Родители, Джордж и Лайза Черрел, вернутся домой только через час или два. А с Майклом они расстались уже пару часов назад. Ее мысли невольно вернулись к любовнику. Майкл хороший порядочный человек, он бы никогда не бросил ее в беде и не предал. На их тайные свидания он всегда приходит вечером через сад и черный ход и уходит, когда часы на Биг-Бене бьют девять. Так было и этим вечером. Только ей показалось, что, удовлетворив свою страсть, Майкл повел себя как-то странно, непривычно. И не согласился остаться подольше, хотя она уговаривала его, пустив в ход все свои чары и женские ухищрения.

Над крышей виллы снова громыхнуло так, что оконные стекла плаксиво задребезжали. Сердце Сандры отчаянно заколотилось, лоб покрылся бисеринками холодного пота. «Господи, ну что я за дура, давно пора перестать бояться грозы», — прошептала она. Но эта здравая мысль бесследно улетучилась из ее головы при новом разряде молнии, и Сандра в ужасе нырнула под одеяло, подумав в отчаянии, что долго этого не выдержит.

Однако гроза закончилась так же внезапно, как и началась. Теперь слышался только монотонный звук падающих на крышу запоздавших капель дождя. Вокруг стояла нереальная тишина!

И тут послышался какой-то странный шорох. Сандра напряженно прислушалась: это был едва уловимый звук крадущихся шагов, и эти шаги раздавались все ближе и ближе…

* * *

Скрипнула дверца шкафа, и раздался звук передвигаемой мебели. Сандра подтянула ноги к груди и крепко обхватила их руками, чтобы унять дрожь в коленях. «Опять эти нелепые страхи», — прошептала она и поразилась, как хрипло прозвучал ее голос. Теперь она подумала, что родители уже скоро вернутся и хорошо, что ей не удалось уговорить Майкла остаться с ней подольше. Отец и мать были самого нелестного мнения о ее любовнике, ведь он был незаконнорожденным и жил в каком-то убогом студенческом общежитии в Сохо.

— Этот парень неподходящая партия для такой девушки, как ты! — отрезал отец, когда Сандра представила Майкла своим родителям.

Несмотря на категоричное требование отца, человека жесткого и не терпящего возражений, прекратить всякое общение с «нищим студентом», 19-летняя Сандра продолжала тайком встречаться с Майклом, считая себя вправе самой решать, в кого влюбляться. Однако девушка вполне отдавала себе отчет в том, что если отец застанет их в постели, то разразится гроза, страшнее сегодняшней и с самыми неблагоприятными для юных любовников последствиями. В то же время риск придавал их тайным свиданиям особую возбуждающую остроту.

Глухой звук прервал мысли Сандры. Может быть, это вернулись родители? Нет, она прекрасно знала, как звучит парадная дверь, да и уверенные шаги родителей не спутала бы ни с чем другим. То, что слышалось сейчас, звучало совершенно иначе: это были крадущиеся шаги и какая-то глухая возня, не имеющая ничего общего с твердой поступью хозяев дома. Не было слышно и мягкого шуршания шин отцовского автомобиля по гальке подъездной аллеи.

Сандра вынырнула из пышной постели, всунула ноги в мягкие фетровые домашние туфли и, даже не накинув пеньюара поверх шелковой ночной сорочки, подошла к окну спальни. Прикрыв глаза рукой, она прижалась лицом к холодному стеклу и напряженно вгляделась в темноту ночи. На площадке перед парадным входом виднелся размытый силуэт маленького спортивного автомобиля матери. Парковочное место рядом пустовало. Значит, родители еще не вернулись — они уехали вместе на автомобиле отца.

Сандра начала лихорадочно соображать: если это не родители, то откуда же шум шагов? Да еще эти странные шорохи и шаркающие звуки? Может быть, кто-то проник на виллу? Зачем? С какой целью?

Внезапно лицо Сандры просияло, и она облегченно вздохнула: «Это же Майкл. Он знает, как я боюсь грозы, вот и решил вернуться, чтобы поддержать меня!» Сердце девушки радостно забилось. В ожидании встречи с любимым она стремительно выбежала из спальни в развевающейся ночной сорочке и, не зажигая света, в полной темноте понеслась по коридору к вестибюлю.

Неожиданная вспышка молнии осветила лестничную площадку: гроза возвращалась! В испуге Сандра ухватилась за массивные резные перила лестницы и вихрем слетела вниз по ступенькам. В вестибюле она резко остановилась и огляделась: ни души! И ни звука! Со смешанным чувством горести и облегчения девушка решила, что все это ей показалось.

Но минуту спустя таинственные звуки повторились, причем со стороны жилых комнат, а не парадной двери. Может быть, Майкл не сумел открыть дверь черного хода и, понимая, что из-за шума грозы она не услышит стука в дверь, решил просто влезть в окно? Сандра вообразила себя плененной чудовищем красавицей, ради спасения которой влюбленный рыцарь готов забраться на самую высокую башню самого неприступного замка. В порыве романтичной любви девушка толкнула дверную створку нарядной двери, ведущей в одну из больших комнат, и остановилась, ища глазами Майкла. Скрип закрывающейся двери заглушил громкий раскат грома.

Ища Майкла, Сандра огляделась вокруг и застыла ошеломленная — возлюбленного здесь не оказалось, но в комнате царил настоящий хаос: бюро ее матери было сдвинуто с места, дверцы шкафов и витрин открыты, ящики комодов выдвинуты, стулья и столы — посреди комнаты.

Новая яркая вспышка молнии за огромным — от пола до потолка — окном озарила комнату. Сандра вздрогнула от испуга и увидела, как через распахнутое настежь окно ветер загоняет вовнутрь ливневый поток, несущий с собой сорванные с ветвей листья и головки цветов.

Молния опять раскроила небо и осветила пол, заваленный выброшенными из шкафов вещами — одеждой, бумагами, книгами и посудой. «Ограбление!» — пронеслось в голове у девушки.

Объятая страхом, Сандра попятилась назад. Упершись спиной в закрытую дверь, девушка обвела комнату затравленным взглядом. Длинные светлые волосы упали ей на лицо. Комната снова погрузилась в темноту, и Сандра смутно различала лишь очертания находившихся в ней предметов. Она машинально отвела волосы с лица и напряженно уставилась в темноту расширенными от ужаса глазами.

Внезапно до ее слуха донеслось какое-то тихое шевеление. В непроглядном мраке ночи из-за одного из шкафов выдвинулся едва различимый силуэт. Сандра зажала кулаком рот, сдерживая рвущийся наружу крик. Мрачная бесформенная фигура показалась в слабом световом прямоугольнике, образованном далеким матовым светом уличных фонарей, проникающим в комнату сквозь залитые дождем оконные стекла. Черты лица незнакомца были неразличимы, девушка видела только мертвенно-бледный овал его головы.

Сандра затаила дыхание в надежде, что незнакомец не заметит ее. Но сама не спускала с него глаз. Тот вышел из светового прямоугольника и сразу направился к большой зеркальной витрине. Сандра замерла, словно статуя, боясь пошевелиться, и только чувствовала, как по спине стекает противная струйка холодного пота. Мама, папа, Майкл, где же вы? Почему вас нет рядом?!

Грабитель подошел к антикварной витрине, надежно запертой на ключ. Внезапно в жуткой напряженной тишине раздался мощный удар, и дорогое, ручной работы остекление витрины вмиг разлетелось на мелкие осколки. В последующее за этим мгновение незнакомец издал душераздирающий крик.

— Теперь ты моя! — завопил он таким страшным голосом, что у Сандры подкосились колени. — Скоро мой поиск будет закончен!

Сандра, испугавшись, что речь идет о ней, в полуобморочном состоянии сползла вниз по двери и рухнула на пол. Ее охватила паника. «Сейчас он заметит меня, — решила она, — и тогда мне конец!»

Таинственный незнакомец выступил вперед, и Сандра успела заметить, что он одет в объемное бесформенное пальто и широкополую шляпу. Он остановился посредине комнаты и с торжеством поднял над головой бледные руки, в которых сияли своим особым светом золотые украшения с великолепными драгоценными камнями — алмазами, изумрудами, рубинами и сапфирами.

Сандра сообразила, что дерзкий грабитель еще не заметил ее присутствия — он был целиком во власти сумасшедшего восторга от своей богатой добычи. В черном грозовом небе снова сверкнула молния, щедро озарив драгоценности в руках грабителя. Роскошные камни полыхнули ярким пламенем, и на несколько секунд блики осветили лицо незнакомца. Вернее, то, что должно было бы быть лицом… У этого загадочного существа не было лица — под широкополой шляпой Сандра с изумлением и ужасом увидела маску, колышущуюся под порывами ветра. Такое ощущение, что она была соткана из паутины!

Мгновенно выйдя из оцепенения, Сандра закричала так отчаянно, что, казалось, в ушах лопнут барабанные перепонки. И этот вырвавшийся изнутри истошный крик освободил девушку от парализующего страха и заставил действовать, ища спасения. Она резко вскочила на ноги и ринулась вон из комнаты.

Стремительно пробежав по коридору, Сандра остановилась у лестницы, едва переводя дух. И тут она увидела, что страшный грабитель с паучьей маской вместо лица преследует ее. Девушка издала душераздирающий вопль и буквально слетела вниз по лестнице, перепрыгивая сразу через несколько ступенек.

Внезапно Сандра поскользнулась на мягкой фетровой подошве одной из своих домашних туфель и, не найдя руками опоры, рухнула на ступеньки лестницы, ударившись лбом о тяжелые резные перила. Она застонала, глаза заволокло туманом и перед ними поплыли темные круги. Последнее, что увидела и услышала несчастная девушка, была склонившаяся над ней мертвенно-бледная паучья маска и громкий злорадный смех…

* * *

Свинцовые облака плотно затянули небо над Лондоном, не оставив солнечным лучам ни малейшего шанса пробиться наружу. Моросящий дождь плотно занавесил город мрачной серой пеленой. В эту унылую сырую погоду даже обычно радующие глаз рекламные плакаты на двухэтажных автобусах выглядели нелепо и вульгарно. Спрятавшиеся под огромными спасительными зонтами люди спешили поскорее закончить свои дела, вернуться домой и отогреться у пылающего камина, глотая горячий ароматный чай из прозрачной фарфоровой чашки. И только знаменитые лондонские такси бодро сновали по городу, как ни в чем не бывало, мягко шурша шинами по мокрому асфальту. Их черные кузова влажно блестели, и лужи разлетались из-под колес упругими струями и множеством мелких брызг, заставляя прохожих резво отскакивать в сторону.

В мечтах Вивьен Линдт представляла свой первый день в Лондоне совершенно иначе. Вчера, когда самолет вылетал из Нью-Йорка, там вовсю светило солнце. Это бодрило и добавляло уверенности в том, что решение покинуть Соединенные Штаты и начать новую жизнь в Великобритании правильное и здравое. Девушка была полна самых радужных надежд.

Отец Вивьен, Леонард Линдт, даже решился на целый день оставить свой одинокий дом в Провиденсе, чтобы проводить единственную, нежно любимую дочь в аэропорт. Популярный американский писатель, он вот уже десять лет жил отшельником в своем доме, опустевшем после смерти обожаемой жены Луизы. Единственное, что связывало его теперь с так несправедливо обошедшейся с ним жизнью, был его писательский труд и любовь к дочери. Леонард Линдт ограничил свое общение чрезвычайно узким кругом — издателем и литературным агентом. Он наотрез отказывался от интервью и даже слышать не хотел о часто проводимых раньше творческих встречах с читателями и публичных лекциях. Но этот чудаковатый затворник ни в чем не отказывал своей дорогой дочери Вивьен. Он отдал ее в самую лучшую школу, одевал как принцессу, отчаянно баловал и всегда во всем поддерживал.

Леонард Линдт был автором нескольких хороших детективных и любовных романов. Вивьен читала их все еще в рукописи. Особенно ей нравились детективы с запутанными сюжетами, экзотическими персонажами и неожиданной развязкой. Со временем наивное детское увлечение развилось в серьезный интерес к криминалистике. Леонард был в восторге от того, что у него с дочерью нашлись общие интеллектуальные интересы, и с упоением рассказывал ей все, что знал о нераскрытых тайнах и неразгаданных загадках преступного мира. Когда отец, наконец, решил, что все сказал и ему больше нечему научить свою дочь, он отправил ее в Нью-Йоркский учебный центр по изучению криминалистики. Закончив обучение с отличием, Вивьен стала дипломированным специалистом экстра-класса.

Вивьен тяжело вздохнула и постаралась отогнать от себя поток нахлынувших воспоминаний о детстве. Сейчас перед ней раскинулся один из самых прекрасных городов мира — Лондон. Именно здесь она намеревалась начать новый этап своей — уже совсем взрослой — жизни!

Вивьен подняла воротник своего длинного пальто и ухватилась обеими руками за ручку истерзанного непогодой зонта, чуть было не унесенного резким порывом ветра. Она не спеша брела по мокрым улицам Ричмонда, западного района Лондона, в поисках нужного адреса — она хотела разыскать родственников своей матери-англичанки.

Мать никогда не рассказывала о своей семье и о жизни в Лондоне, и Вивьен пришлось довольствоваться с трудом добытыми скудными сведениями. Родители Луизы, ее матери, рано умерли, ее воспитывал дядя. В восемнадцать лет она покинула Великобританию, эмигрировав в Соединенные Штаты. Здесь юная англичанка встретила начинающего писателя Леонарда Линдта. Влюбленные поженились, и спустя два года у них родилась рыжеволосая девочка, которую назвали Вивьен. Родители были очень счастливой парой, но ведь боги завистливы: в один роковой день Луиза погибла в авиакатастрофе. Незадолго до этого трагического события Вивьен исполнилось пятнадцать лет.

Родственники матери никогда не пытались с ней связаться, а многочисленные попытки Вивьен что-либо разузнать о них увязали, словно в зыбучих песках. Казалось, семья раз и навсегда вывела ее мать за пределы своего круга.

Но Вивьен не сдавалась. Ее криминалистическое чутье подсказывало ей, что разгадка семейной тайны где-то совсем рядом, надо только проявить упорство и смекалку. Примерно год назад девушка вспомнила о старом, видавшем виды чемодане — единственной вещи, привезенной ее матерью из Великобритании. В нем были сложены давно вышедшие из моды платья, которые Луиза носила еще девочкой… Вот в этом-то чемодане Вивьен и обнаружила невзрачную шкатулку с дешевой бижутерией, а за ее подкладкой — тайник, содержащий обрывок пожелтевшей бумаги с написанным выцветшими чернилами адресом: Форест-роуд, 113.



Вивьен уже три раза обошла улицу от начала и до конца, внимательно изучая таблички на стенах вилл, но дома под номером 113 не обнаружила.

С правой и левой сторон улицы стояли небольшие безукоризненно элегантные виллы с маленькими ухоженными палисадниками. Было понятно, что здесь живут состоятельные и благопристойные граждане. Но дома под номером 113 как не бывало!

— Но где-то ведь должен быть этот чертов дом, — сказала она вслух и еще раз оглядела узкую, залитую дождем улицу.

Вивьен снова дошла до конца улицы, заканчивавшейся тупиком. В нескольких метрах позади тупика уже начиналась другая улица, а справа шла железнодорожная насыпь, окруженная высоким забором. Впереди простирался большой пустырь с дикорастущими кустарниками, высокими деревьями и мелкой порослью, и выглядел он заброшенным и неухоженным. Прямо за пустырем текла Темза — это девушка установила по плану города, который всегда носила в сумочке.

Последний дом на улице имел номер 112. Больше никаких строений видно не было.

Вивьен продрогла, промочила ноги и чувствовала себя бесконечно усталой и разочарованной. Небо еще больше налилось свинцом, где-то над городом ярко сверкнула молния. Резкие порывы холодного ветра яростно терзали ветви деревьев и высокие кустарники.

В тупике не было ни души, и Вивьен подошла к дому 112, отворила калитку, прошла по гравийной дорожке через красивый палисадник и позвонила в дверь.

Дверь открылась только после второго, настойчивого звонка. Старая женщина со сморщенным, как чернослив, лицом неприязненно взглянула на девушку.

— Добрый день, — вежливо поздоровалась Вивьен и улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой. — Я приехала из Соединенных Штатов. Мне нужно разыскать своих родственников, но я никак не могу найти их дом. Они дали мне вот этот адрес: Форест-роуд, 113.

Очаровательная улыбка и удрученный вид озябшей под холодным дождем и ветром девушки не произвели на злую старуху никакого впечатления. А при последних словах Вивьен она вздрогнула, побледнела и, словно в испуге, отступила на несколько шагов назад.

— Убирайтесь отсюда! — гневно завопила старуха. — Дома под таким номером нет. Катитесь, откуда пришли!

Она с силой захлопнула дверь прямо перед носом Вивьен, и та отчетливо услышала, как старая ведьма поворачивала ключ в замке и надевала на дверь цепочку.

Озадаченная таким приемом, Вивьен постояла несколько секунд перед захлопнутой дверью, а затем недоуменно пожала плечами и пошла прочь.

Дождь хлестал девушке в лицо, и при резких порывах ветра ей едва удавалось удержать в руках зонт. Желтая молния рассекла свинцовое небо. Сильный ветер сломал старое дерево на пустыре, повалившееся с громким треском. Вивьен вздрогнула и повернула голову в ту сторону. И вдруг… Нет, не может быть! Наверное, ей это привиделось? На какую-то долю секунды между пышными кронами деревьев на пустыре мелькнула залитая дождем крыша дома.

* * *

Вивьен мотнула головой, словно отгоняя видение, и снова посмотрела в сторону заброшенного пустыря. Деревья и кустарники росли близко друг к другу, ветви деревьев тесно переплетались. Вивьен видела только плотную зеленую завесу из листьев и ветвей и не допускала мысли, что за ней может притаиться дом.

Но профессиональное любопытство взяло верх — Вивьен вернулась в тупик и остановилась возле пустыря. Гром громыхал прямо над ее головой, ветер трепал ее длинные огненно-рыжие волосы и раздувал полы пальто. Но теперь девушка не замечала страшных раскатов грома и холодного дождя. Она напряженно всматривалась в раскинувшуюся перед ней зеленую завесу, надеясь обнаружить то, что искала.

И, наконец, ее глаза различили проржавевший старый забор и ворота, мастерски замаскированные ветками терна, зарослями крапивы и вьющимся плющом. Спустя несколько минут Вивьен уже взялась за ржавую ручку садовой калитки. Отворив ее после нескольких попыток, она решительно шагнула в заросли крапивы и терна, мысленно поблагодарив отца за прощальный подарок — теплое пальто из дорогой прочной ткани, которой не страшны не только дождь и ветер, но и шипы и колючки.

Мужественно пробравшись сквозь высокие дикие заросли, Вивьен увидела заброшенный английский сад: сплетенные между собой кусты роз и чертополоха, образовавшие загадочные картины, свесившиеся до самой земли ветки деревьев, дорожки, покрытые сплошным ковром из крапивы и бодяка.

Вивьен осторожно пробиралась сквозь эту природную преграду, останавливаясь, чтобы полюбоваться роскошными кустами роз. Было страшновато одной в этом запущенном таинственном саду, но внутренний голос нашептывал ей, что она все ближе подходит к разгадке семейной тайны. Дождь продолжал неистово колотить по листьям деревьев, и капли стекали на непокрытую голову девушки. Она ничего не замечала, охваченная лихорадкой поиска.

Раздвинув очередные густые тяжелые ветви деревьев, Вивьен замерла: перед ней возвышалось громоздкое обветшалое здание с обвитыми плющом большими окнами и массивной дверью. Каменные ступеньки у парадного входа заросли мхом и лишайником и издавали затхлый гнилостный запах.

Осторожно, стараясь не поскользнуться на мокрых мшистых ступеньках, Вивьен поднялась к парадной двери, едва различимой за ветвями плюща. Просвечивал только небольшой участок промокшего темного дерева. Вивьен порывистым движением оторвала несколько веток плюща от стены: на переднем фасаде дома над дверью читалась надпись «Блэквуд», а сбок, у на участке с обвалившейся штукатуркой, прямо на красном кирпиче были прикреплены три ржавые цифры — 113.

Вивьен едва слышно ахнула: она нашла этот злополучный дом под номером 113. Дом, который прямиком вел в прошлое ее матери!

Однако вилла явно давным-давно пустует. Казалось невероятным, что в таком городе, как Лондон, можно обнаружить заброшенную старую виллу.

Вивьен решительно нажала ручку парадной двери и подтолкнула ее плечом. Громоздкая дверь заскрипела и взвизгнула и в огромном, также заросшем плющом вестибюле раздалось зловещее эхо. С растревоженным сердцем и недобрым предчувствием Вивьен проскользнула в открытую дверь навстречу сумрачному пространству старой виллы…

* * *

«Ну почему я не захватила с собой карманный фонарик?» — досадовала на себя Вивьен, стоя в кромешной тьме вестибюля старой виллы и с отвращением вдыхая гнилостный спертый воздух. Ее глаза быстро привыкли к темноте, но различали лишь очертания предметов. Медленно двигаясь на ватных ногах, она несколько раз натыкалась на стены и двери, на лицо и руки налипла противная паутина.

Вивьен сжала зубы и усилием воли поборола в себе желание немедленно ретироваться отсюда. Сердце едва билось, ноги подкашивались, дрожь шла по всему телу… Опустив вниз глаза, она с ужасом увидела, как по туфлям ползут большие жирные пауки. С отвращением стряхнув их, Вивьен подбодрила себя словами: «Если хочешь стать профессиональным частным детективом, не дай запугать себя ни этими мерзкими тварями, ни оружием, ни шантажом и ничем другим!»

Решительно продолжив свое обследование, Вивьен дошла до одного из огромных окон. Как ни странно, стекло было цело и запор исправен. Юный детектив открыла окно и отвела рукой в сторону плотный занавес из плюща. Матовый дневной свет влился в комнату, послышался шум дождя. Вивьен с наслаждением вдохнула прохладный влажный воздух. Благодаря притоку свежего воздуха из сада гнилостный запах в комнате постепенно исчезал, и дышать становилось легче.

Девушка внимательно осмотрела комнату. Она была почти пуста. Повсюду толстым слоем лежала пыль. Пожелтевшие обои клочьями свисали со стен, на паркетном полу отчетливо виднелись круговые царапины, расходившиеся от центра к стенам.

— Оригинально, — прошептала Вивьен. — Можно подумать, что здесь пролетел смерч.

Вивьен подняла глаза к потолку и поразилась: она никогда не видела столько паутины сразу. Толстая густая паутина приклеилась в углах потолка и свисала с него плотным занавесом. Жирные черные пауки неторопливо ползали по стенам и висели на раскачивающейся от ветра паутине. Некоторые из них были величиной с кулак младенца. С нарастающим отвращением девушка наблюдала, как огромные восьминогие существа выслеживают своих беззащитных жертв — насекомых и более мелких пауков, которыми кишела комната.

— Какая мерзость! — прошептала Вивьен, притянула снова ветви плюща и закрыла окно.

В комнате снова стало темно, и она решила уйти. Вдруг что-то упало на голову и начало скрестись в волосах. Девушка с омерзением вытащила запутавшегося в густых волосах жирного паука и выкинула его в коридор. Она решила пройти по уже знакомому маршруту, но никак не могла вспомнить, с какой стороны вошла. Отвращение, которое внушали гадкие пауки и вся эта грязная комната, на несколько мгновений словно выключило ее сознание. Вивьен ощупью нашла массивные перила лестницы, торопливо взбежала вверх по ступенькам и, задохнувшись, присела на верхнюю ступеньку передохнуть и отдышаться. Сейчас самым важным было найти выход из этого паучьего дома.

Внезапно Вивьен прислушалась: сначала до нее донесся отрывистый звук прыжка, а затем приглушенные звуки крадущихся шагов. У девушки перехватило дыхание, и сердце забилось где-то в горле. На старой вилле кто-то есть? Она здесь не одна? Инстинкт самосохранения подсказал ей, что от такого соседства ничего хорошего ожидать не следует. Надо поскорее убираться отсюда: кричи не кричи, здесь все равно никто не услышит! В этой непроглядной тьме она легко станет беззащитной жертвой какого-нибудь маньяка! Вивьен почувствовала, как по телу побежали мурашки и ладони стали липкими и влажными. Невероятным усилием воли она уняла предательскую дрожь в коленях и снова прислушалась: странные, какие-то шаркающие шаги раздавались все ближе и ближе…

Вивьен собрала волю в кулак и на подкосившихся ногах пошла обратно мимо лестницы, изо всех сил пытаясь уговорить себя, что все эти шорохи и звуки ей просто померещились. Однако скребущие звуки и крадущиеся шаги все приближались…

Девушка все время озиралась, чтобы не столкнуться с таинственным незнакомцем нос к носу. Она кралась вдоль стены с величайшей осторожностью, боясь наступить на паука или крысу. Внезапно пальцы руки провались в пустоту. Напряженно вглядевшись в темноту, Вивьен обнаружила глубокую нишу, не раздумывая, юркнула в ее черное нутро и замерла, оцепенев от ужаса.

Крадущиеся шаги раздавались уже в нескольких метрах от ее убежища… Спустя мгновение девушка почувствовала слабое дуновение ветерка, и мимо, едва не задев ее, прошла странная фигура в объемном пальто и широкополой фетровой шляпе. Вивьен впилась глазами в лицо незнакомца, но различить его черты было невозможно. Внезапно незнакомец остановился, и только шуршание одежды выдавало его присутствие. «Заметил он меня или нет?» — в волнении подумала невольная пленница старой виллы. Казалось, ее сердце остановилось. На лбу выступили бисеринки холодного пота.

Незнакомец вдруг резко сорвался с места и исчез в темноте. Вивьен судорожно выдохнула, а затем вдохнула полной грудью: оставаться долго в укрытии нельзя, необходимо немедленно покинуть виллу. Вивьен направилась в ту сторону, откуда появился незнакомец. Миновав лестницу, она уперлась в какую-то дверь. К счастью, она оказалось не заперта. Резко рванув дверь, девушка ринулась наружу, прорвав густой занавес плюща.

Это была боковая дверь, выходившая в другую часть сада, еще не обследованную ею. Но сейчас было не до осмотра. Вивьен понеслась сквозь густые заросли, не разбирая дороги, не оглядываясь и не чувствуя ни острых уколов шипов чертополоха, ни жгучих прикосновений крапивы. Она убегала, спасая свою жизнь…

Только увидев плавно текущие темные воды Темзы, Вивьен остановилась. После пережитого ужаса мирный вид серебристо-серой реки успокоил ее, сердце забилось в привычном ритме, дыхание стало ровнее. И тут она вспомнила, что оставила зонт на заброшенной вилле!

«Черт с ним, — подумала она, — главное, что я сама унесла оттуда ноги!» Все еще волнуясь, Вивьен бросила прощальный взгляд в сторону старой заброшенной виллы и… не увидела ее! Густые кроны деревьев надежно укрывали Блэквуд от посторонних глаз.

— Прекрасно, — прошептала Вивьен. — Все выглядит так, будто бы виллы никогда здесь и не было!

Юная криминалистка задумчиво побрела по протоптанной местными жителями тропе к берегу Темзы. Ухоженные красивые сады по обе стороны тропинки радовали глаз и вносили умиротворение в ее истерзанную душу.

Скоро Вивьен совсем успокоилась, решив, что этот таинственный незнакомец — обычный городской бомж, нашедший себе пристанище в пустующем доме на отшибе. Главным было узнать, как эта старая вилла связана с семьей ее матери, что заставило хозяев покинуть ее и почему она пустует до сих пор? Вивьен дала себе клятву, что обязательно найдет ответы на все эти вопросы!

* * *

К полудню следующего дня Вивьен уже располагала некоторой полезной информацией. После отвратительно проведенной ночи она чувствовала себя совершенно разбитой. Сначала ее мучила бессонница, а потом, когда все же удалось заснуть, приснился страшный сон: она бежала по бесконечному запутанному лабиринту, облепленному жирными черными пауками, а за ней с топотом и визгом неслось страшное чудовище, лица которого она, как ни силилась, не могла разглядеть.

Отогнав прочь страшные воспоминания, Вивьен села за руль взятого напрокат автомобиля, разложив на пассажирском сиденье карту. Она склонилась над ней, ища пункт назначения. Густые огненно-рыжие волосы упали ей на лицо.

Еще вчера вечером она узнала, что с формальностями покончено и ей дано право работать в Великобритании частным детективом. Из США поступили все необходимые документы, и Скотленд-Ярд выдал лицензию.

Новоиспеченный частный детектив немедленно отправилась в департамент по проектированию города, чтобы найти документы на все здания старой постройки на берегу Темзы. Она засиделась в архиве допоздна, пока служащий не начал выразительно позвякивать ключами и нетерпеливо поглядывать на часы, так как уже наступил праздничный вечер, и друзья давно ждали его в пабе. И как раз в тот момент, когда служащий архива, окончательно потеряв терпение, в нелицеприятных выражениях попросил ее покинуть помещение, она нашла то, что искала — в графике строительства была указана вилла Блэквуд: дом под номером 113 на Форест-роуд.

Найти адрес владельца Блэквуда не составило никакого труда. Им оказалась леди Маргарет Шеффилд, жившая недалеко от Лондона, в графстве Сюррей. Однако раздобыть информацию о ней оказалось значительно труднее. По всей вероятности, эта представительница высшего общества вела весьма замкнутый образ жизни. Известно было только, что она носит титул графини и недавно ей исполнилось шестьдесят лет.

После недолгих раздумий Вивьен решила нанести таинственной графине неожиданный визит. Звонить по телефону не имело смысла: она прекрасно понимала, что с незнакомым человеком, да еще с иностранкой, Маргарет Шеффилд не станет ничего обсуждать. Надо увидеться, установить контакт и поговорить с глазу на глаз, чтобы, во-первых, узнать ответы на мучившие ее вопросы, а во-вторых, чтобы получить согласие на аренду виллы. Эта идея прочно засела у Вивьен в голове: она решила разместить в Блэквуде офис своего детективного агентства и оборудовать для себя уютную квартиру.

Вивьен нажала на педаль газа и плавно включилась в городское автомобильное движение. Небо над Лондоном оставалось свинцово-серым и облачным, но дождь прекратился. Весь город был затянут влажной пеленой, напомнившей девушке унылую монохромную живопись в серых тонах кисти одного давно знакомого незадачливого художника.

Пейзаж изменился, стоило только выехать за город в южном направлении: за окном, сменяя друг друга, мелькали изумрудно-зеленые поля, холмы с отлогими склонами и маленькие лесочки. От напоенной влагой земли поднимался легкий полупрозрачный туман, превращавший холмы в таинственную горную цепь, а крошечные рощицы — в зачарованные леса с колдовскими лесными духами.

Вивьен наслаждалась окружавшим ее сказочным пейзажем, и в ее душе крепла надежда на благоприятный исход предстоящей встречи. Если бы она только знала, чем обернется ее спонтанный визит, то немедленно развернула бы свой автомобиль, вернулась в Лондон и раз и навсегда выбросила из головы заброшенную старую виллу…

* * *

Если дождь в Англии не идет, означает, что он только что кончился или вот-вот начнется. Противная морось возобновилась, как только Вивьен приехала по указанному адресу. То, что она увидела, озадачило ее больше, чем кошмар на старой вилле. Перед ней угрожающе возвышалась огромная, старинная, полуразвалившаяся крепость. «Неужели графиня Шеффилд живет в этой древней развалюхе?» — собственная мысль показалась девушке абсурдной. — Может быть, графиня умерла, и замок стал необитаемым, как и лондонская вилла? И нет наследников, которые привели бы в порядок старинные владения?»



Замок окружал ров, через который был перекинут трухлявый подъемный мост. Вивьен решила не рисковать и не ехать по нему на автомобиле. Припарковав машину на подъезде к замку, она пошла пешком. Прогнившие доски «гуляли» и скрипели у нее под ногами. Вода во рву давным-давно пересохла, и в нем повсюду валялись выпавшие из крепостных стен булыжники, покрытые мхом и лишайником. В нос бил гнилостный затхлый запах.

Счастливо миновав подъемный мост, Вивьен вошла через овальные ворота в замковый двор, заваленный огромными круглыми камнями, между которыми, с трудом пробивая себе дорогу к солнцу, росли тонкоствольные деревца. Посредине двора возвышалась полуразрушенная башня с продырявленной крышей.

Поразительный контраст пейзажу придавали два припаркованных перед густым кустарником автомобиля: роскошный черный «лимузин» и внедорожник.

Вивьен огляделась: вокруг — ни души! Ее внимание привлекло громоздкое неуклюжее здание в глубине замкового двора. Оно выглядело древним, одиноким и изношенным, как единственный зуб в челюсти старухи. Крыша сооружения была цела, а из высоких, с округлым верхом готических окон лился мягкий свет. Дом был обитаемым.

Пораженная всем увиденным, Вивьен пересекла замковый двор и в замешательстве остановилась перед тяжеловесным зданием, сильно перегруженным декором — эркерами, башенками, зубцами и скульптурами. Некоторые архитектурные и скульптурные детали здания уже стали разрушаться. Дом давно нуждался в серьезнейшей реставрации.

— Так обидно наблюдать, как эта редчайшая старинная постройка прямо на глазах дряхлеет и разрушается, — услышала Вивьен за спиной приятный мужской баритон.

Она испуганно обернулась и ошеломленно уставилась на мужчину, стоявшего у разбитой двери в башню.

Это был привлекательный молодой человек со светло-карими насмешливыми глазами, красивым лицом и статной мускулистой фигурой, одетый в комбинезон цвета охры, из карманов которого торчали инструменты. Темно-каштановые волосы юноши, небрежно падавшие на лоб, покрывал толстый слой строительной пыли. В одной руке молодой человек держал молоток, а в другой — запыленную широкую кисть. Он смотрел на девушку с дружелюбной улыбкой, вызвавшей у нее ответную симпатию.

— Простите, я не хотел вас пугать, — извиняющимся тоном продолжил юноша, и в его голосе прозвучала теплота.

— А я и не испугалась, — парировала Вивьен, приветливо улыбнувшись в ответ. — Просто внушительный вид этого таинственного дома невольно вызывает некоторое волнение.

Собеседник шагнул к Вивьен и довольно бесцеремонно смерил ее взглядом с головы до ног. Обычно Вивьен не разрешала незнакомым мужчинам себе разглядывать и решительно ставила их на место. Но сейчас ей польстил откровенный интерес симпатичного молодого человека, и она почувствовала, как теплая волна прокатилась по ее телу под внимательным взглядом мужских светло-карих глаз.

— Замок действительно кажется зловещим и загадочным, но только потому, что стоит в руинах, — заметил молодой человек. — Я безуспешно пытался убедить в этом местных жителей, но мне никто не верит. Все считают, что дело в другом. Жители деревни убеждены, что за этими старинными стенами обитают призраки.

Вивьен насторожилась.

— Дыма без огня не бывает! — констатировала она. — Дело наверняка не только в этих развалинах.

— Вы правы, — кивнул мужчина и аккуратно стряхнул пыль со штанин желтого комбинезона. — С тех пор как я начал здесь работать, я услышал от местных жителей невероятное количество мистических историй. Здесь твердо верят, что все отпрыски рода графов Шеффилд обладают трансцендентными способностями, и леди Маргарет — последняя в роде — унаследовала их.

Мужчина говорил, а Вивьен не сводила с него пристального взгляда. Она ничего не могла с собой поделать. Что-то в этом человеке действовало на нее магически, он буквально околдовал ее. Она подумала, что могла бы часами стоять посреди этого замкового двора и слушать его ласковый обволакивающий голос.

Мужчина улыбнулся ей, продел рукоятку молотка в шлевку спецовки, вытер руку платком и протянул ее Вивьен.

— Я вам еще не представился, — в его глазах сверкнули веселые искорки. — Меня зовут Фрэнк Дэниелс. Я археолог, специалист по средневековой архитектуре, пишу монографию.

Вивьен пожала протянутую руку, отметив про себя, что он не слишком хорошо воспитан — мужчина не должен первым протягивать руку даме. Однако эта мужская рука оказалось такой приятной — теплой и сухой, что она мгновенно выкинула весь этикет из головы. И еще… Это неожиданное рукопожатие вызвало в ее теле необъяснимую возбуждающую дрожь.

— Я… Меня зовут Вивьен, — пролепетала она внезапно осипшим голосом. — Вивьен Линдт, частный детектив.

Фрэнк изумленно уставился на хрупкую рыжеволосую девушку, не выпуская ее тонкую ладонь из своей руки.

— Вы не англичанка, — констатировал он. — У вас американский акцент.

Вивьен кивнула. Ее захлестнули эмоции, а с ними появился страх ляпнуть какую-нибудь глупость. Усилием воли она заставила себя выйти из оцепенения и рассказала, что приехала из Соединенных Штатов с намерением открыть в Лондоне частное детективное агентство.

— Вы очень смелая, — заметил молодой человек и выпустил ее руку. — А что привело вас в этот старый замок? Идете по следу?

— Нет, — улыбнулась Вивьен, — я разыскиваю родственников моей матери — англичанки. Я обнаружила в Лондоне заброшенную виллу леди Маргарет и хотела узнать, сдаст ли она мне ее в аренду?

— От души желаю вам удачи, — сказал Фрэнк. — Тем более что она вам очень пригодится, так как леди Маргарет весьма непростая особа, эгоистичная и замкнутая. Она живет в этом огромном доме в полном одиночестве. За ней ухаживает только дворецкий — старик, страдающий подагрой. Оба сильно рискуют, живя в аварийном доме. Но они никого не слушают и никому не доверяют. Я с большим трудом вырвал у леди Маргарет разрешение обследовать замок снаружи, чтобы сделать необходимые замеры и снять пробы камня, при этом она строго-настрого запретила мне заходить вовнутрь дома.

Фрэнк нетерпеливо передернул плечами и продолжал, махнув рукой в сторону полуразвалившейся конюшни.

— Я тут разбил свой маленький походный лагерь, — заметил он. — Ну что ж, надеюсь, вам повезет с Маргарет Шеффилд больше, чем мне.

С этими словами мужчина повернулся и пошел к старой полуразрушенной башне.

Вивьен посмотрела ему вслед, потом немного понаблюдала, как ловко и справно он работает, а затем, тряхнув головой, словно избавляясь от наваждения, заставила себя оторваться от привлекательного зрелища и подойти к парадному входу в дом.

«От этой молодой леди так просто не отделаться», — услышала Вивьен слова старого неуклюжего дворецкого, вошедшего в каминный зал через огромную резную дверь. Из-за спины дворецкого не было видно, кому предназначались его слова. В вестибюле с высоким сводчатым потолком было холодно, как в склепе, и девушка окончательно продрогла в своем насквозь промокшем пальто.

— Она тоже юный археолог? — из каминного зала раздался хриплый женский голос, в котором слышалось раздражение и насмешка. — Эти гробокопатели уже все тут перерыли. Что они надеются здесь найти? Не гробницу же фараона?

«Это голос графини Шеффилд, — догадалась Вивьен. — Надо брать инициативу в свои руки».

По голосу девушка поняла, что графиня — крепкий орешек. Недолго думая, Вивьен решительно отстранила угрюмого дворецкого, одетого во фрак на несколько размеров больше, и, несмотря на его громкие протесты, вошла в каминный зал.

Жар от горящего в огромном камине целого бревна мгновенно окутал ее горячим облаком. Зал, в который ворвалась незваная гостья, был обставлен дорогой антикварной мебелью и выглядел красивым и уютным. И только двигавшиеся по стенам длинные тени невольно вызвали у Вивьен неприятные ассоциации с паучьими лапами. Она подавила неприятные воспоминания и повернулась лицом к пожилой даме, сидевшей у камина в массивном кресле с высокой спинкой. Леди Маргарет была одета в элегантное, свободного покроя черное платье с глубоким декольте, из-под которого выглядывала снежно-белая шелковая блузка с воротником-стойкой, заколотым золотой брошью. Даже у себя дома пожилая дама не сидела простоволосой: ее голову украшала шляпка с изящной вуалью.

С минуту обе женщины — двадцатипятилетняя и шестидесятилетняя — внимательно разглядывали друг друга. На узком бледном лице Маргарет Шеффилд горели темные, глубоко посаженные глаза, а окруженные мелкими морщинками губы покрывала помада цвета пьяной вишни. Весь ее аристократический облик дышал гордым сознанием собственного превосходства и непоколебимой уверенностью в себе.

— Простите мое варварское вторжение, — робко начала Вивьен. — Ваш дворецкий героически защищал ваши владения, но перед моим американским напором устоять невозможно. Я проделала слишком длинный путь, чтобы увидеть вас, и не могла сдаться без боя.

Вивьен с удивлением заметила, что неприступное выражение на лице леди Маргарет сменилось заинтересованным.

— Подойдите поближе к огню, — голос графини прозвучал почти дружелюбно. — Вы же промокли насквозь.

Леди Маргарет приглашающим жестом указала Вивьен на стоящее у камина кресло, и девушка заметила, что ее рука затянута в черную лайковую перчатку.

— Мой дорогой Джеймс, вы можете быть свободны, — обратилась графиня к стоящему в дверях дворецкому. — Только, пожалуй, сначала принесите нам чаю.

— Разумеется, миледи, — дворецкий поклонился и вышел, прикрыв за собой дверь.

— Меня зовут Вивьен Линдт, — представилась девушка и протянула леди Маргарет руку, нарушив этикет посерьезнее Фрэнка.

Графиня Шеффилд сделала вид, что не замечает протянутой девушкой руки. Ругая себя за непростительную оплошность, Вивьен глубже села в кресло, спрятавшись от стыда в его мягком уютном лоне.

С минуту обе женщины молчали, наблюдая за танцующим пламенем в камине.

— Что же привело вас ко мне? — первой нарушила молчание леди Маргарет. — Вы прилетели из Нью-Йорка только для того, чтобы посмотреть на огонь в компании со всеми забытой старухой?

Вивьен показалось, что на лице аристократки на какую-то долю секунды появилось выражение невыразимой тоски, но она немедля овладела собой и бросила на гостью ледяной высокомерный взгляд.

— Моя мать была англичанкой, — начала Вивьен. — До эмиграции в Соединенные Штаты она жила в Лондоне. К сожалению, она очень рано погибла, и я ничего не успела разузнать о ее родственниках. Она рассказала мне только, что ее родители умерли, когда она была еще маленькой девочкой, и ее воспитал дядя, имени которого она не упоминала. Вся информация, которой я располагаю, — это адрес лондонской виллы.

Вивьен замолкла и украдкой смахнула набежавшие на глаза слезы. Она всегда плакала, когда думала или говорила о матери.

Леди Маргарет слушала гостью внимательно и с участием. Внезапно она наклонилась к девушке и сочувственно взяла ее за руку своей затянутой в черную лайковую перчатку рукой. Этот искренний жест вернул Вивьен самообладание.

— Мне бесконечно жаль, что вы так рано потеряли свою мать, — сказала леди Маргарет хриплым голосом, в котором звучало сочувствие. — Судьба часто жестока и несправедлива. Я тоже могу спеть об этом траурную песнь. Однако я не понимаю, почему вы обратились именно ко мне?

Вивьен взглянула прямо в глаза графини.

— Все дело в адресе, — девушка не сводила глаз с лица леди Маргарет. — Вилла, где жила моя мама в детстве, находится на Форест-роуд, 113.

Графиня откинулась на спинку кресла, сразу выпустив руку Вивьен. Ее лицо из аристократически-бледного стало мертвенно-бледным.

— Я так и знала, что этот проклятый дом обязательно напомнит о себе и о дьяволе, — тихо прошептала леди Маргарет глухим голосом. — Напрасны были все мои мольбы, чтобы Блэквуд сгорел или провалился сквозь землю!

Вивьен с удивлением посмотрела на пожилую даму: та выглядела изнуренной, бледной и подавленной. Одно упоминание о старой заброшенной вилле повергло ее в шок.

* * *

Вивьен испытала огромное облегчение, когда старый дворецкий принес поднос с чаем. Он немедленно смекнул, что произошло, поставил сервированный для чаепития серебряный поднос на столик и поспешил заняться графиней. Достав из глубокого кармана фрака чистый носовой платок, он начал заботливо обмахивать им лицо хозяйки.

— Как вы себя чувствуете, — ласково спросил дворецкий. — Вам опять что-то привиделось? Что было на этот раз?

Леди Маргарет устало повернула лицо к преданному слуге.

— Это сейчас пройдет, — прошептала она тихо. — Это не то, чего вы так опасаетесь, мой дорогой.

Дворецкий вздохнул с явным облегчением. Он подал хозяйке стакан воды и укоризненно взглянул на Вивьен.

— Как вы умудрились довести миледи до такого состояния? — спросил он строго.

Вивьен недоуменно пожала плечами: она и представить себе не могла, что одно только упоминание о заброшенной старой вилле произведет такой ошеломляющий эффект.

— Наша гостья здесь ни при чем, — ответила за девушку графиня. — Рано или поздно это должно было случиться.

Старый верный дворецкий ничего не понимал и только нервно переводил взгляд с одной женщины на другую, вытирая платком вспотевший лоб.

— Речь зашла о старой лондонской вилле, — объяснила Маргарет Шеффилд преданному слуге.

Выражение лица дворецкого сразу переменилось.

— Мисс Линдт утверждает, что бывшие обитатели виллы являются родственниками ее матери.

— Это скверно, — заявил дворецкий и бросил на Вивьен короткий испуганный взгляд.

— Может быть, вы объясните мне, наконец, что все это означает? — вспылила девушка, раздраженная затянувшейся игрой в таинственность.

Леди Маргарет бросила на Вивьен примиряющий взгляд.

— Сядьте, — приказала она. — Я вам расскажу все, что знаю. Хотя я знаю совсем немного. Но учтите: вряд ли вам понравится то, что вы узнаете о милых родственниках вашей покойной матери.

* * *

Вивьен с наслаждением отхлебывала ароматный жасминовый чай из хрупкой чаши тончайшего фарфора, не сводя при этом глаз с леди Маргарет Шеффилд и не пропуская ни единого слова.

— Собственно забота о старой лондонской вилле была поручена управляющему, — начала свой рассказ леди Маргарет. — В его обязанности входил поиск арендаторов и необходимый ремонт. Но двадцать пять лет назад вилла Блэквуд вдруг приобрела дурную славу. Тогдашние жильцы занимались спиритизмом и какими-то сатанинскими штуками. Соседи пожаловались на странные ночные шумы. Поползли слухи, что там появляются привидения и водятся черти.

Графиня Шеффилд замолчала и отхлебнула глоток чая из антикварной фарфоровой чашки, не сводя глаз со своей гостьи:

— Если этими жильцами и были родственники вашей матушки, то она очень разумно поступила, уехав в Америку. Легко понять, почему она ничего не рассказывала обо всем, что творилось на вилле.

Вивьен разволновалась. Она надеялась услышать нечто более конкретное, нежели набор пустых слухов. Из рассказа графини выходило, что какой-то нервный и мнительный сосед наябедничал куда следует, и жильцы решили поскорее убраться от греха подальше. Но Вивьен своими глазами видела, как отчаянно испугалась соседка на Форест-роуд, услышав про дом под номером 113. Ведь неспроста она отреагировала так агрессивно.

— Вы разумная девушка и не будете верить всяким досужим слухам, — продолжала графиня и добавила, что, несмотря на свой богатый негативный жизненный опыт, верит в человеческую порядочность и здравый смысл. — Я тоже не поверила, когда впервые услышала о безобразиях на вилле. Виллу снимал мужчина, посылавший мне арендную плату по почте. Его звали Райли, он жил на вилле с двумя женщинами. Источник его доходов меня не интересовал, но говорили, что он занимался целительством и оккультизмом. Когда слухи стали разрастаться, мне пришлось принять меры.

Леди Маргарет села поудобнее в своем массивном кресле и продолжала:

— Я была тогда еще молода. Арендатор виллы был со мной лично не знаком, все дела с ним вел управляющий. Вот я и решила, что не возбужу никаких подозрений, если приду на спиритический сеанс, которые проводили на вилле в ночи полнолуния. Чтобы оставаться для других неузнанными, все участники являлись на сеанс в широких черных одеяниях с огромным, надвинутым на лицо капюшоном. Только Райли знал лично каждого из участников, у которых он выуживал большие деньги за то, чтобы во время спиритических сеансов они могли задавать вопросы вызываемым духам. Разумеется, я была крайне заинтригована всем происходящим. Помещение, в котором мы собрались, было завешено черными платками. В плоских бронзовых светильниках горел чадящий огонь, наполнявший комнату тяжелым сладковатым запахом, вызвавшим у меня приступ тошноты. Усилием воли я подавила его, и никто ничего не заметил.

Леди Маргарет тяжело задышала. Казалось, это рассказ отнимает у нее всю энергию. Вивьен тоже чувствовала нарастающее внутреннее напряжение.

— Райли произносил свои заклинания, — рассказывала леди Маргарет. — Одна из женщин помогала ему в качестве медиума. Она сидела прямо на полу, скрестив ноги, с отрешенным выражением лица. В течение получаса Райли и внезапно появившаяся вторая женщина выкрикивали чужими голосами скороговоркой то, что читали на старом папирусе, и сопровождали чтение странными жестами. Наконец, над символами, нарисованными на дощатом полу, появилось прозрачное привидение.

Глаза графини расширились. Она судорожно сделала последний глоток чая и со звоном поставила чашку на блюдце.

— Когда я увидела это прозрачное привидение, — продолжала леди Маргарет, — то сразу же решила, что это хитроумный трюк. Но приглядевшись внимательнее, усомнилась. Привидение явилось в облике стройной изящной женщины с печатью глубокой тоски и отчаяния на лице. Было очевидно, что оно явилось не по своей воле. Мне вдруг пришло в голову, что это привидение обитает в теле Райли и обязано делать, что велят. Я почувствовала жалость к духу. По каким-то неведомым причинам Райли имел власть над ним и бессовестно пользовался ею. В комнате царило ужасное напряжение. Все собравшиеся делали беспокойные жесты — их взгляды были прикованы к привидению. Затем несколько участников вышли на первый план, чтобы задать духу интересующие их вопросы. Я не могла поверить своим ушам: первый участник спросил у духа, как ему обвести вокруг пальца своего партнера по бизнесу, второй хотел узнать, как убрать с дороги конкурента, не навлекая на себя подозрений. Один из участников сеанса интересовался финансовым положением своей жены, скрывающей от него размер своего состояния. Дух отвечал на все вопросы тихим шепотом, словно каждое слово давалось ему с невероятным усилием.

Леди Маргарет перевела дыхание и продолжила свой рассказ:

— Мне стало понятно, что я нахожусь в компании предателей, мерзавцев и убийц. Именно тогда я приняла твердое решение покончить со всем этим безобразием на вилле. Понимая, что полиция ничем не поможет, я решила действовать самостоятельно.

Вивьен заметила в глазах графини веселые огоньки. Ее восхищало мужество леди Маргарет, осмелившейся в одиночку покончить с этой отвратительной компанией.

— Когда наступило следующее полнолуние, я явилась на виллу с уже готовым планом действий. Я попросила у Райли разрешения задать вопрос духу и обещала щедро заплатить за услугу. Разумеется, разрешение было дано. Когда все участники собрались и дух явился, я выступила вперед и встала точно между двумя светильниками. Передо мной был круг со странными символами, над которым парил дух. На заднем плане притаились Райли, медиум и вторая женщина. На предыдущем сеансе я запомнила, что в круге лежали некие предметы, играющие важную роль при заклинаниях. Речь идет о пожелтевшем пергаменте, с которого считывались формулы заклинания, и о нескольких других предметах, вероятно, принадлежавших духу, когда он еще был человеком… Теперь все зависело от быстроты действия. Я внезапно упала на пол, сгребла все эти предметы и, пока никто не понял, что происходит, бросила их в огонь. Пламя тут же поглотило сухой пергамент, и он сгорел дотла. Участники сеанса спохватились и попытались скрутить меня, но вдруг комнату потряс пронзительный крик, и все замерли, уставившись на женщину-медиума, которая кричала, как раненый зверь: «Дух! Он свободен! Спасайся, кто может!» И тут разверзся ад! Надо мной пронесся ледяной вихрь, и я увидела привидение так же близко, как сейчас вижу вас. Контуры туманной ауры стали расплываться, и полосы тумана замкнулись в кольцо со скоростью урагана. Растрескались и выпали из рам оконные стекла. Люди кричали, бросаемые из стороны в сторону неестественно мощным ветряным потоком. У меня и еще у нескольких участников сорвало капюшоны с голов, но это было уже не важно: каждый думал только о своем спасении! Смерч все усиливался. Это истерзанный дух дал волю своей ярости, мстя за былые унижения. В панике все ринулись вон из комнаты и бессмысленно метались по коридорам и во дворе, пытаясь увернуться от летающих предметов…

Вивьен слушала, затаив дыхание, глаза леди Маргарет лихорадочно блестели:

— Я не знаю, как мне удалось спастись из этого ада. Очнулась я в саду перед виллой. Холодный голубоватый свет лился из окон той комнаты, где производились заклинания. Это выглядело так, будто кто-то направлял лучи прожектора, но это были пальцы призрака, светившиеся в черноте ночи. Я слышала истошные крики и вой полицейских сирен. И вдруг призрак исчез. Таинственный свет померк, и вокруг виллы повисла мертвая тишина, нарушаемая только полицейскими сиренами.

Леди Маргарет смотрела на Вивьен горящими глазами, ее лицо было покрыто мертвенной бледностью:

— После этой жуткой ночи Райли и обе женщины бесследно исчезли. Некоторые участники сеансов были арестованы, но потом отпущены за отсутствием состава преступления. Я больше никогда не сдавала виллу в аренду и даже не появлялась в тех краях, надеясь забыть пережитый кошмар.

Графиня замолкла, и некоторое время в каминном зале стояла тишина, слышалось только потрескивание дров в камине. Вивьен испытывала двойственное чувство: с одной стороны, рассказ графини потряс ее до глубины души, а с другой — она сомневалась в его правдивости. Призраки, нечистая сила и потусторонние явления — вся эта мистика годится только для сказок, фильмов ужасов и болезненных фантазий не совсем адекватных людей.

В дверях каминного зала показался дворецкий.

— Стол накрыт к ужину, — произнес он важным голосом и отвесил церемонный поклон.

Вивьен бросила быстрый взгляд в сторону окна: сумерки уже почти угасли, и начало стремительно темнеть.

— Вы можете остаться в замке на ночь, — графиня без труда прочитала мысли девушки.

Лучше бы Вивьен отклонила приглашение и вернулась той же ночью в Лондон — слишком уж много тайн скрывали все эти старинные постройки! Конечно, не исключено, что графиня от старости и одиночества просто тронулась умом и нафантазировала с три короба. А если все это правда?

Вивьен легко отбросила в сторону крамольные мысли. В конце концов, она приехала сюда, чтобы узнать что-нибудь о судьбах материнских родственников и уговорить леди Маргарет сдать ей Блэквуд, несмотря на все эти стародавние приключения.

Стараясь не повторить постыдной оплошности в этикете, Вивьен вежливо поблагодарила хозяйку за приглашение и, дав утвердительный ответ, последовала за графиней Шеффилд в роскошную старинную столовую.

* * *

Спальня для гостей, в которую дворецкий ввел Вивьен, располагалась на втором этаже. Она была обставлена красивой антикварной мебелью, а огромная французская кровать поражала воображение. Окно спальни выходило во двор. Ночь уже накрыла старинный замок своим черным плащом.

Вивьен чувствовала себя сытой, усталой и немного растерянной — она еще не поняла, как относиться к рассказу леди Маргарет.

— Я положил ночное белье и новые гигиенические средства на кровать, — сообщил дворецкий.

Вивьен благодарно улыбнулась ему. Но дворецкий не уходил. Он в замешательстве теребил пальцы и, казалось, хотел что-то сказать, но не решался.

— Вы чем-то обеспокоены? — спросила его Вивьен.

— Это касается миледи. Я бы не хотел, чтобы у вас сложилось о ней ложное впечатление.

Вивьен удивленно подняла брови.

— Все, что леди Маргарет рассказала вам о вилле Блэквуд, звучит фантастически, — начал он, глядя прямо в глаза Вивьен. — Но, уверяю вас, это чистая правда. Миледи знает, о чем говорит. Уже несколько поколений графов Шеффилд имеют дурную репутацию, так как обладают паранормальными способностями. Все члены этой семьи интересовались мистикой, нечистой силой и потусторонним миром. Все книги в библиотеке замка посвящены этой тематике, и графиня проштудировала их от корки до корки. Она легко отличит профессионала от шарлатана. И она умеет вызывать духов на спиритическом сеансе.

Вивьен вспомнила, что Фрэнк Дэниелс, симпатичный археолог, намекал ей на мнимые способности графини Шеффилд.

— А какими трансцендентными способностями обладает леди Маргарет? — спросила Вивьен, скептически улыбаясь.

Дворецкому вопрос не понравился. Было видно, что он заставил себя ответить:

— Графиня Маргарет Шеффилд может узнать судьбу любого человека или предмета благодаря лишь одному прикосновению руки. Видения, которые ее при этом посещают, отнимают у нее массу энергии, и потом она чувствует себя обессиленной и разбитой. Поэтому она всегда носит перчатки, чтобы ненароком не вызвать видения. И она, к сожалению, совершенно не ценит свой необычайный могучий дар.

Вивьен задумчиво посмотрела на старого слугу. Его рассказ выглядел искренним, а серьезность, с которой он говорил, вызывала доверие.

— Большинство людей из высшего общества избегают общения с моей хозяйкой, — продолжал дворецкий траурным тоном. — Они боятся, что леди Шеффилд благодаря своим уникальным способностям сможет негативно повлиять на их судьбу. Но это сущая бессмыслица: никто не может изменить судьбу!

— А вы не боитесь свою хозяйку? — поинтересовалась Вивьен.

Дворецкий энергично замотал головой:

— Я не боюсь своей судьбы.

С этими словами старый дворецкий повернулся и вышел из комнаты.

В задумчивости Вивьен подошла к окну спальни и вгляделась в темноту. Из полуразвалившейся конюшни во двор лился слабый свет. Вивьен мечтательно улыбнулась, вспомнив молодого археолога, который разбил здесь свой лагерь, а заодно и ее женское сердце.

Вивьен имела не слишком богатый сексуальный опыт. Первый роман случился со студентом сразу после окончания школы и ограничивался торопливым и неумелым сексом на сиденье автомобиля, не доставлявшим ей ни морального, ни физического удовольствия. Второй роман был серьезным и заставил ее страдать: умный, образованный и многоопытный мужчина увлекся хорошенькой девушкой с густыми длинными огненно-рыжими волосами, блестящими зелеными глазами и хрупкой фигуркой и влюбил ее в себя без особого труда. Ее честная натура отдалась нахлынувшим чувствам безоглядно. Ей было хорошо с ним и днем, и ночью, но со временем и духовные, и сексуальные радости случались все реже и реже… А потом она застала его с другой, такой же очаровательной и наивной студенткой, как и она сама. Волевым решением Вивьен прекратила отношения, но боль от этого предательства не утихала еще долго.

А вот Фрэнк Дэниелс… Он снова пробудил в ее чистой душе желание любить и надежду на безоблачное счастье. Когда она думала о нем, все ее тело захлестывала горячая волна, а сердце щемило от сладкой боли.

Вдруг Вивьен увидела знакомую фигуру на самом краю матового светового пятна. Это был Фрэнк. Лицо Вивьен вспыхнуло, она робко ответила рукой на его неожиданное приветствие и поспешно отошла от окна. «Неужели он догадался?» — подумала она тревожно.

Вивьен погасила свет, нырнула в теплую уютную постель и вернулась мыслями к графине Шеффилд и ее преданному дворецкому. Она так и не решила, верить ли ей в историю о духах. Если все правда, то, значит, родственники ее матери занимались спиритизмом, и именно поэтому Луиза не хотела говорить о прошлом. А если все это плод больного воображения одинокой, всеми покинутой немолодой женщины?

Вивьен повернулась на бок и попыталась заснуть. Но перед ее глазами упорно стояла разоренная, заселенная пауками комната на старой заброшенной вилле, бывшая свидетелем спиритических сеансов и уничтоженная страшным торнадо. Вивьен застонала. Она не знала, что ей делать со всей этой мистикой. За ужином она попросила леди Маргарет сдать ей в аренду виллу Блэквуд, чтобы устроить там детективное бюро и квартиру для себя.

Леди Маргарет спокойно выслушала гостью, пристально глядя на нее, обещала подумать над ее предложением и дать ответ утром. С этой мыслью Вивьен погрузилась в сон…

* * *

Внезапно она проснулась: ее разбудило какое-то тревожное ощущение. Девушка приподнялась в постели, отбросив упавшие на лицо волосы.

Облачность рассеялась. Бледный лунный свет падал через окно прямо на подушку. Вся постель была переворошена, ночная сорочка сползла с плеч. Вивьен встала с постели и поправила сорочку.

И вдруг услышала звуки крадущихся шагов и легкое, едва различимое шуршание. Вивьен затаила дыхание и прислушалась. Это были хорошо знакомые ей звуки. Их невозможно было спутать со скрипом половиц или завыванием ветра, гуляющего между башенками замка. Перед глазами возник образ незнакомца из Блэквуда. Это были те же звуки, что и в темном вестибюле виллы!

Крадущиеся шаги приближались к двери ее спальни. Незнакомец прошел мимо нее и продолжил свой путь. Вивьен облегченно выдохнула и уже в следующую секунду обозвала себя дурой. На вилле-то был городской бродяга, но как он мог попасть в замок? Наверное, это дворецкий инспектирует ночью помещения замка. Несмотря на это утешительное предположение, Вивьен никак не могла избавиться от ощущения необъяснимого страха, который только усилился после мистического рассказа леди Маргарет и разговора с дворецким.

Выносить эту неизвестность не было сил. Вивьен быстро натянула брюки и заправила в них ночную сорочку. Подойдя на цыпочках к двери, она приложила ухо к замочной скважине. Шаги едва слышались. Девушка нажала ручку двери и выскользнула в коридор. Пройдя, крадучись, несколько шагов, она увидела мрачную фигуру, мелькнувшую в конце коридора и мгновенно скрывшуюся за поворотом. Мужчина направлялся в нежилую часть замка. Не колеблясь, Вивьен последовала за незнакомцем по длиннющему коридору, слабо освещенному лунным светом, лившимся из узких готических окон.

Крадучись, она дошла до конца коридора и осторожно завернула за угол. Перед ней был узкий проход длиной несколько метров, заканчивающийся винтовой лестницей. Вивьен была уверена, что ночной гость выбрал именно этот путь, и решила продолжить преследование. До ее слуха донеслись скребущиеся шаги незнакомца по узкой каменной лестнице. Через бойницы во внешней стене круглой башни на лестницу падал серебристый свет луны.

На слабых негнущихся ногах Вивьен поднялась вверх по узким холодным ступеням и оказалась в огромном зале, потолок которого подпирало множество опор. Вивьен осмотрелась, затем осторожно двинулась между опорами… и увидела незнакомца в объемном, не по размеру пальто и широкополой шляпе и замерла на месте: это был человек из Блэквуда!

Внезапно ей показалось, что ростом и фигурой незнакомец напоминает дворецкого. Но зачем он бродит здесь в таком странном одеянии? Вивьен вспомнила, как леди Маргарет обращалась к своему старому слуге, и позвала его:

— Джеймс, это вы? — она сделала шаг навстречу незнакомцу.

Мгновенно незнакомца словно подхватило вихрем, его широкое пальто раздулось, как парус, и спустя пару секунд Вивьен увидела перед собой мертвенно-бледную колышущуюся маску. «Господи, это же паутина!» — пронеслось в голове у девушки. Лицо незнакомца было словно соткано из паутины!

Вид этого страшного лица-маски перепугал девушку насмерть. Вивьен громко закричала, вложив в этот истошный вопль весь свой страх, ужас и отчаяние. Незнакомец отреагировал мгновенно: с дикой силой он уперся в одну из деревянных опор — она треснула и рухнула на пол. Незнакомец ловко перепрыгнул через нее и исчез в узком проходе.

На девушку посыпались щепки и строительная пыль. Опоры, подпирающие давно грозящий обвалиться потолок, за многие годы и сами стали трухлявыми и гнилыми.

Вдруг прямо над головой Вивьен потолок треснул, и из него стремительно выпал кирпич, едва не задев девушку. Вивьен вскрикнула и отскочила в сторону. Через секунду еще один квадратный блок упал к ее ногам. Каменные плиты начали падать одна за другой, ударяя и царапая руки, которыми девушка пыталась защититься. Жуткий грохот и треск наполнили зал. Остальные опоры тоже рухнули, расколовшись под тяжестью пришедшего в движение потолка. Вивьен попыталась найти спасение на лестнице, но дорога к ней оказалась заваленной упавшими опорами. Камни и куски штукатурки сыпались дождем.

Вдруг показалась какая-то тень. Девушка отступила назад и споткнулась о тяжелую трухлявую опору, буквально рассыпавшуюся у нее под ногами. «Это конец!» — промелькнуло у нее в голове. Вивьен зажмурила глаза, чтобы не видеть своего палача, и попрощалась с жизнью…

* * *

Очнувшись, Вивьен поняла, что лежит на полу, что-то тяжелое давит ей на грудь, но почему-то она не чувствует никакой боли, а только мягкость и тепло. Вивьен слегка приоткрыла глаза… и увидела Фрэнка Дэниелса, окутанного облаком строительной пыли. Он ловко подхватил девушку на руки. «Надо выбираться отсюда!» — крикнул Фрэнк, и его голос потонул в жутком грохоте падающих камней и опор.

Переступая через упавшие камни и опоры, он подошел к высокому готическому окну, поставил ее на карниз и велел прыгать. Выбора не было — иначе она бы просто вывалилась из окна. Вивьен зажмурилась и прыгнула, приземлившись в густые заросли кустарника.

Фрэнк спрыгнул вслед за ней и сразу посмотрел на окно, из которого они выпрыгнули. В ту же секунду ужасающий грохот потряс ночную тьму: это рухнули остатки потолка. Густое облако серой пыли вырвалось из окна и заметалось в серебристом лунном свете, как потревоженное привидение.

— Еще секунда под этими сводами, и нам бы крышка, — сказал Фрэнк тихим голосом, отчетливо прозвучавшим в наступившей тишине. Он нежно обнял девушку за плечи.

— Ты спас мне жизнь, — ответила она осипшим от волнения голосом и теснее прижалась к своему спасителю.

* * *

— Бог мой, что случилось? — в волнении спрашивала леди Маргарет Шеффилд, разбуженная душераздирающими криками и грохотом падающих камней. Она быстро шагала сквозь темноту в развевающемся ночном халате. Рядом с ней, смешно подпрыгивая, семенил дворецкий. На нем был теплый ночной халат, плотно укутывающий его тощую фигуру. Оба выглядели заспанными, но на их лицах был написан ужас.

Вивьен неохотно высвободилась из теплых объятий Фрэнка и запустила руки в свои запыленные волосы. Руки были изранены, но девушка почти не чувствовала боли.

Вивьен смерила дворецкого подозрительным взглядом: знал ли он, что опоры и несущие перекрытия сводчатого потолка крайне ненадежны и могут рухнуть в любой момент? Нет, она не обвиняла этого тщедушного старика в бесчеловечном поступке. Его ошеломленный взгляд, направленный на нее и молодого археолога, был абсолютно искренним. Но кто же скрывал свое лицо под мертвенно-бледной паучьей маской?

— Эти старые своды все равно рухнули бы рано или поздно, причем скорее рано, — сказал Фрэнк.

Графиня бросила на него неприязненный взгляд, но молодой человек мудро его проигнорировал.

— Я нашел мисс Линдт в большом зале наверху, — продолжал Фрэнк своей рассказ. — Я услышал сначала отчаянный женский крик, который доносился откуда-то сверху. Я побежал к дому и снова услышал еще более душераздирающий крик. Я понял: что-то случилось в чердачном зале. Я влез через бойницу в круглой башне и нашел мисс Линдт на полу среди камней и обломков опор. Спасаясь, мы оба по очереди выпрыгнули в окно.

Леди Маргарет укоризненно посмотрела на свою гостью.

— А что вы делали в нежилой части дома? — строго спросила она.

Вивьен смущенно улыбнулась и решила, что лучше сказать правду.

— Кто-то ходил мимо моей спальни, — проговорила она. — Я преследовала его до чердачного зала. Там он меня заметил и выбил одну из центральных опор, а за ней упали все другие опоры, и обвалился весь потолок.

Графиня скептически посмотрела на свою юную гостью, и Вивьен почувствовала, что та ей не верит. Затем леди Маргарет набросилась на археолога.

— Я ведь строго-настрого запретила вам заходить внутрь дома, — бросила она холодным тоном, давая понять, что устроившим погром таинственным незнакомцем может быть только он.

— Я бы никогда не нарушил ваш запрет, — спокойно ответил Фрэнк, — если бы не был уверен, что кому-то угрожает серьезная опасность.

— Возможно, я просто ошиблась, — вступилась Вивьен за Фрэнка. Ей хотелось избежать ссоры между графиней и молодым человеком. Не исключено, что просто воображение сыграло с ней злую шутку. После рассказа хозяйки дома повсюду могли начать мерещиться привидения.

— Вы узнали этого незваного гостя? — поинтересовалась графиня.

— К сожалению, нет, — ответила Вивьен, почувствовав холодок под ложечкой. — Я подумала было, что это Джеймс.

Она бросила извиняющийся взгляд на старого слугу, который от удивления поднял брови.

— Я видел десятый сон, — объяснил он, — когда меня разбудил этот чудовищный грохот.

— Все это какая-то мистика, — заметила графиня, и ее голос звучал уже примиряющее. — Наверное, вы просто ошиблись. Не надо было мне на ночь рассказывать вам эту ужасную историю о старой лондонской вилле.

И тут она заметила, что руки Вивьен все в крови.

— Да вы ранены! — воскликнула она в волнении и протянула свою руку к руке девушки, но вдруг резко отдернула ее и засунула глубоко в карман халата.

— У меня есть все необходимые перевязочные средства, — вставил Фрэнк и бережно коснулся раненой руки Вивьен. Ее мгновенно накрыло жаркой волной. — Здесь всего лишь пара царапин. Нет никаких серьезных причин для беспокойства.

«О, нет, — подумала Вивьен. — Причины для беспокойства есть, потому что я по уши влюбилась в тебя!». Это внезапное признание самой себе так испугало ее, что она тут же отдернула руку. Фрэнк удивленно посмотрел на нее обволакивающим взглядом своих светло-карих глаз, и она утонула в них. «Словно он читает мои мысли», — подумала Вивьен и покраснела. Она почти надеялась, что это именно так.

* * *

Утром, приняв освежающий душ и одевшись, Вивьен подошла к окну спальни и выглянула во двор. Во внутреннем дворике замка стоял незнакомый автомобиль — серый «мерседес», почти не выделяющийся на фоне серый камней.

Фрэнк уже трудился. Он вынимал из фундамента большой башни засыпанные землей камни и старательно очищал их кистью и шпателем. Вивьен невольно улыбнулась. Когда она видела Фрэнка, все ее существо охватывали и смятение, и нежность и нетерпеливое предчувствие любви…

Стук в дверь вернул ее к действительности.

— Завтрак на столе, — сообщил дворецкий Джеймс через закрытую дверь. — Графиня ожидает вас в столовой.

Вивьен вышла в коридор. Старый слуга бросил на нее укоризненный взгляд: он никак не мог простить девушке ее вчерашних подозрений.

Идя за Джеймсом в столовую, Вивьен снова размышляла о ночном происшествии. Ночью, вернувшись в спальню с израненными руками и засыпанными пылью волосами, она долго не могла заснуть и размышляла. Предположим, что человек с мертвенно-бледной паучьей маской — плод ее богатого воображения, взращенного на криминальных историях, или простой обман зрения. Но как быть с разрушенным до основания чердачным залом? И почему незнакомец начал буянить именно в тот момент, когда его присутствие было обнаружено? Ответов на эти вопросы не было. Вивьен чувствовала, что ее нервы натянуты до предела: она вздрагивала при каждом шорохе и шарахалась от любой тени.

Вивьен и старый слуга вошли в столовую. За длинным полированным столом из орехового дерева рядом с леди Маргарет, дружески улыбнувшейся девушке, сидел новый гость. «Вот и владелец «мерседеса», — подумала Вивьен и вежливо поздоровалась.

Мужчина встал и пожал Вивьен руку. Он производил впечатление солидного благополучного человека. На нем был элегантный, сшитый на заказ у дорогого портного темно-синий костюм и красивый шелковый галстук. В прилизанных темно-каштановых волосах поблескивала седина, серо-голубые глаза на худом лице смотрели холодно и равнодушно.

Леди Маргарет, снова облачившаяся в черное платье и перчатки, представила гостей друг другу.

— Доктор Кинелли, мой домашний врач, — графиня указала на гостя элегантным жестом.

Вивьен и доктор Кинелли заняли свои места за столом. В столовую вошел дворецкий.

— Вы ранены? — доктор бросил взгляд на руки девушки. — Надо сменить повязки: они сделаны непрофессионально.

Вивьен улыбнулась. Она вспомнила, как Фрэнк с большой осторожностью бинтовал ее руки, а она смотрела на него влюбленными глазами и наслаждалась каждым его прикосновением.

— Это всего лишь пустяковые царапины, — ответила девушка.

— Мне бесконечно стыдно за ночное происшествие, — заговорила графиня. — И очень жаль, что вы пострадали.

Вивьен показалось, что леди Маргарет переменилась: из надменной аристократки она превратилась в приветливую хозяйку дома.

За завтраком графиня рассказала доктору Кинелли о том, что случилось ночью.

— Вам пора привыкнуть к мысли, что с замком придется расстаться, — сказал доктор, дослушав рассказ графини. — Старая постройка в аварийном состоянии. И для здоровья вредно — круглый год сыро, а зимой еще и холодно.

Леди Маргарет сделала нетерпеливый жест.

— Вы сейчас говорите, как тот археолог, — сказала она раздраженно. — Дэниелс спит и видит, когда я уберусь отсюда и продам замок Национальному тресту.

Речь шла о Национальном тресте, который выкупает старинные замки и поместья у владельцев, чтобы оградить их от возможного мошенничества и спекуляций и сохранить памятники архитектуры для потомков. Но графиня Маргарет Шеффилд не желала слышать об этом.

— А мне куда деваться, если я продам свой замок, — она перевела взгляд на Вивьен. — Моя лондонская вилла мне не подходит. Я буду ее сдавать.

Гости удивленно уставились на хозяйку.

— Я обдумала ваше предложение, — обратилась графиня к Вивьен, — и решила сдать вам виллу. Вы симпатичная самостоятельная женщина, знаете, чего хотите. Мне хочется вам помочь. Делайте там что хотите.

Вивьен была так ошарашена, что не смогла вымолвить ни слова, а только застыла с открытым ртом.

— Да… Я договорилась с одной лондонской фирмой: там уже сегодня начнется ремонт, — добавила хозяйка.

— Вы не представляете себе, какую радость мне доставили, — сказала Вивьен, выйдя из оцепенения.

Таинственное приключение на вилле Блэквуд и жуткая история, рассказанная графиней, почему-то не связались в мозгу у девушки в логическую цепочку. Она думала только о том, что вернется в Лондон, откроет свое детективное агентство и обустроит себе уютную квартиру, причем именно в том доме, в котором провела свое детство ее мать.

Дворецкий унес посуду, принес письменный прибор и поставил его на стол перед леди Маргарет.

— Договор найма, — пояснила графиня.

Казалось, она немного волнуется. Авторучка скользила в ее затянутой в лайковую перчатку руке, когда она попыталась поставить подпись под договором. Подумав, леди стянула перчатку с правой руки, взяла авторучку, решительно поставила свою витиеватую подпись и протянула бумаги новоиспеченной арендаторше.

Подписав договор, Вивьен в порыве радости снова забыла об этикете и схватила руку графини.

— Я вам так благодарна, — начала она, но слова признательности застряли у нее в горле.

Леди Маргарет внезапно изменилась в лице, ее дыхание стало прерывистым, а узкая изящная рука, которую Вивьен держала в своей руке, сильно задрожала.

— Вы… Вы не должны даже подходить к этой вилле, — воскликнула она неожиданно звонким голосом. — Пауки. Я вижу вокруг пауков и опасность! О, лучше бы эта проклятая вилла сгинула! Теперь уже поздно. Вивьен, держитесь подальше от этой виллы!

Девушка в ужасе уставилась на графиню, на лбу которой выступили бисеринки холодного пота. Старая дама выпустила руку Вивьен и со стоном опустилась на стул.

Доктор Кинелли бросился к своей пациентке и пощупал пульс. Его лицо приняло озабоченное выражение.

— Вам нельзя волноваться, — произнес он, неодобрительно качая головой. — Я вас много раз предупреждал.

— Она что…

— Она без сознания, — пояснил он. — Вам лучше уйти.

Вивьен потрясенно наблюдала, как дворецкий и доктор осторожно подняли леди Маргарет и понесли в спальню. Машинально она взяла в руки договор. «Что вдруг на нее нашло? — спрашивала она себя. — Она же была абсолютно здорова!» Вивьен вспомнила слова Джеймса:

«Графиня Маргарет Шеффилд может узнать судьбу любого человека или предмета благодаря одному лишь прикосновению руки». Вот почему леди Маргарет всегда носила перчатки: она расценивала свой дар как наказание. А сегодня Вивьен сама коснулась незащищенной перчаткой руки графини. И вот что произошло.

«Наверное, у нее было видение, — подумала девушка. — Но что скрывается за произнесенными ею словами?» Этого Вивьен знать не могла. С растревоженным сердцем она вышла из столовой.

* * *

«Ну почему мне так не везет?» — думала Вивьен, пересекая внутренний дворик замка. Рядом с ней шагал Фрэнк. Она была так погружена в свои мысли, что не заметила, как он подошел.

Лицо девушки просветлело, как только она заглянула в его ласковые светло-карие глаза. Коротко и толково она рассказала обо всем, что произошло за завтраком.

— Ты веришь в оккультизм и паранормальные способности? — она с волнением ждала ответа.

После ночных событий между Вивьен и Фрэнком установилась если еще не душевная близость то, по крайней мере взаимное доверие. Фрэнк сделал неопределенный жест рукой. Они остановились на трухлявом подъемном мосту, словно над бездной.

— Наверняка между небом и землей существует нечто, недоступное человеческому разумению, — ответил он задумчиво. — Но есть довольно большое число людей, которые просто пользуются наивностью и доверчивостью своих собратьев и бессовестно обманывают их, симулируя феноменальные способности.

Фрэнк заглянул в глаза девушки: задумчивое выражение не сходило с ее лица.

— Я не думаю, что леди Маргарет своим оригинальным поведением преследует какую-то злую цель, — размышлял он вслух. — Она производит впечатление человека, совершенно не стремящегося с помощью фантастических игрищ подчинить себе волю окружающих. Напротив, кажется, она сожалеет, что люди так глупы и суеверны. Одним словом, все это загадочно и странно.

— А вдруг в ее предсказаниях и предостережениях есть доля правды? — предположила Вивьен.

Фрэнк положил ей руку на плечо:

— Не позволяй никому оказывать на себя давление. Решай все сама. Никто не может избежать своей судьбы, даже когда она предсказана и известна. Но, с другой стороны, безрассудно сидеть сложа руки и ждать. Действуй! Но будь осмотрительна.

Вивьен благодарно посмотрела на молодого человека. Его слова подбодрили ее, а близость его тела окатила жаркой волной.

Фрэнк убрал руку с плеча девушки и сказал с явным сожалением в голосе:

— Я должен работать. Послезавтра нужно закончить с башней.

Вивьен охватила паника: а вдруг их знакомство вот так и завершится?

Фрэнк все не уходил. Вдруг он порывисто притянул ее к себе и прижался щекой к ее щеке.

— Я хочу снова тебя увидеть. Не можем же мы так бездарно расстаться на этом старом трухлявом мосту! — сказал он внезапно охрипшим голосом.

Вивьен вздохнула с облегчением, назвала адрес виллы в Лондоне и быстро пошла к своему автомобилю. Но не успела она пройти и десяти шагов, как мужчина окликнул ее. Вивьен обернулась. Фрэнк рванулся к ней, нашел ее губы, и земля уплыла у Вивьен из-под ног.

Полчаса спустя она уже мчалась в Лондон в автомобиле, не помня себя от счастья.

На небе сквозь плотные облака наконец-то пробились жаркие солнечные лучи.

«Мрачные свинцовые облака — это мои страхи перед неизведанным и непостижимым, а солнечные лучи — это моя надежда на долгожданную любовь», — думала Вивьен, даже не стараясь отогнать образ Фрэнка, все время стоящий перед глазами…

* * *

Перед ржавым железным забором возвышался оранжевый мусорный контейнер, доверху наполненный ветками и сорняками. Два садовника прошли по прорубленной просеке с полными тачками и выбросили их содержимое в и так переполненный контейнер.

Вивьен оставила автомобиль в тупике и, захватив с собой две завернутые в бумагу эмалированные таблички, открыла садовую калитку и удивленно остановилась: всего за два дня строительные рабочие и садовники преобразили дом и сад. Дикорастущие кустарники теперь пострижены и ухожены. Заросшее ранее бодяком и крапивой поле покрыто черной свежевспаханной землей, в которую заботливой рукой брошены семена газонной травы. Кусты роз и шиповника подвязаны и пострижены. Густые ветви деревьев прорежены так, что фасад виллы, покрытый свежей штукатуркой, снова виден со стороны улицы.

Вивьен, очень довольная всем увиденным, вошла в калитку и приветливо кивнула соседке, неодобрительно наблюдавшей из-за забора за сказочным преображением заброшенной виллы. Это была та самая старуха, которая уверяла девушку, что дома под номером 113 вовсе не существует.

Свежий гравий хрустел под ногами. Вивьен отдала таблички прорабу:

— Пожалуйста, повесьте одну табличку на садовую калитку, а вторую — у бокового входа в дом.

Рабочий согласно кивнул, снял бумагу и прочитал, держа табличку в вытянутой руке: «Частный детектив Вивьен Линдт». И обещал повесить таблички немедленно.

Вивьен подошла к боковому входу, поднялась по короткой лестнице и вошла в уже отремонтированную часть виллы. В воздухе висел стойкий запах сырой штукатурки и свежей краски. Но ее это совершенно не раздражало: на улице солнечно, все окна распахнуты, значит, запахи скоро выветрятся.

Маленькая прихожая у боковой двери была завалена картонными коробками, кистями и мебелью, доставленной несколько часов назад. Здесь предполагалось сделать приемную, а за массивной дубовой дверью — рабочий кабинет Вивьен.

Девушка открыла дубовую дверь и вошла в большую комнату. Внезапно ее охватило волнение: здесь будет первый в ее жизни рабочий кабинет! Юный детектив остановилась перед солидным письменным столом, стоявшим перед большим окном, через которое в комнату щедро лился солнечный свет.

Телефон был единственным предметом на этом статусном рабочем столе. Полки и книжные стеллажи пока пустовали. Вторая дверь, поменьше, вела в главный коридор виллы. Пока ей предстояло пользоваться именно этой дверью, так как в приемной еще шел ремонт.

«Скоро и я примусь за работу», — обещала Вивьен самой себе. Она втащила в кабинет тяжелые коробки из приемной и принялась расставлять книги по полкам, с благодарностью думая о леди Маргарет. Как она себя чувствует? Вивьен уже несколько раз звонила в замок, но трубку всегда брал только дворецкий. Так случилось и на это раз.

— Меня мучает совесть. Если бы не моя настырность, ничего бы не случилось, — сказала Вивьен старому слуге.

— Это не ваша вина, — заверил ее Джеймс. — Никто не может предугадать возникновение видения.

— Вы уверены, что это было видение? — спросила девушка, и в ее душу снова закрался страх.

— Без сомнения, — подтвердил дворецкий. — Но что она хотела выразить, я сказать не могу.

Вивьен слушала треск в телефонной трубке и вспомнила о незнакомце с мертвенно-бледным лицом из паутины. Может быть, видения графини как-то связаны с этим призраком, которого она видела дважды в разных местах? Расстроившись, она повесила трубку.

Вивьен распаковала пять коробок и намеревалась приняться за следующую, как вдруг перед ней возникла девушка лет двадцати, смущенно оглядывавшая комнату.

— Надеюсь, я не помешала? — спросила она. — Я увидела табличку на улице. Частный детектив — это вы?

— Да, — подтвердила Вивьен.

Она заметила на лбу у девушки большой пластырь.

— Похоже, я пришла не вовремя. Может быть, мне прийти позднее? — девушка повернулась, чтобы уйти.

— Нет, нет, — поспешила ответить Вивьен.

Она схватила единственный в кабинете стул, поставила его перед письменным столом и предложила гостье сесть. Обойдя стол, она села прямо на него напротив своей первой клиентки.

— Что привело вас ко мне? — спросила Вивьен и дружелюбно улыбнулась.

— Меня зовут Сандра Черрел, — представилась девушка. — Я… Я пришла из-за моего любовника. Его зовут Майкл Осборн. Он попал в тюрьму и находится под следствием.

На глазах у Сандры выступили слезы, и она, не стесняясь, смахнула их рукой.

— Майкла обвиняют в целой серии краж со взломом, — продолжила она, всхлипывая. — Будто бы он похитил дорогие антикварные украшения.

Сандра потерла пальцем пластырь на лбу: ей показалось, что он отлепился.

— Он якобы обокрал и моих родителей. Я в тот вечер была дома одна. К нам действительно проник грабитель, и он ударил меня. Но это был не Майкл.

Последние слова она произнесла напористо, почти выкрикнула. Потом вдруг замолчала и разрыдалась.

Вивьен сидела в задумчивости. Она вспомнила, что читала об этой истории в газетах: какой-то таинственный грабитель держал в страхе богатые кварталы Лондона, охотясь за старинными украшениями с драгоценными камнями. Незадолго до ее приезда в Лондон грабитель, наконец, был схвачен полицией. Им оказался юный студент из Сохо.

Вивьен не спускала глаз с девушки.

— Почему вы так уверены, что ваш любовник невиновен? — спросила она вкрадчиво.

Сандра вытерла платком слезы и в упор посмотрела на детектива:

— Потому что я видела грабителя.

— И вы сможете его опознать?

— К сожалению, нет. Но это был не Майкл!

Вивьен почувствовала, что Сандра что-то скрывает.

— Если вы хотите, чтобы я помогла вам, то расскажите все начистоту.

Сандра застонала:

— Я обращалась и к другим детективам, и они говорили то же самое. Но когда я рассказывала им правду, они поднимали меня на смех, утверждая, что со мной сыграла злую шутку любовная тоска. Никто из них не принял меня всерьез. Я уже совсем потеряла надежду, но, увидев табличку с вашим именем, воспрянула духом. Хотя я уже не уверена, что вы согласитесь мне помочь.

— Во всяком случае, попробовать надо. Если вы убеждены в невиновности вашего любовника, необходимо использовать все возможные средства, чтобы выручить его из беды.

Сандра с благодарностью посмотрела на Вивьен и начала свой невероятный рассказ о происшествии в их доме в ночь ограбления. Вивьен сидела, не шевелясь, и слушала Сандру молча, ни разу не перебив.

— Он держал украшения в руках так, словно это были самые бесценные сокровища в мире, — закончила Сандра свой рассказ и, подумав, добавила. — А затем он вдруг обернулся, и я увидела его лицо…

У Сандры перехватило дыхание, и она боязливо взглянула на Вивьен:

— Господи, это было так ужасно! То, что я увидела, не было лицом. Это была маска из паутины, и даже без прорезей для глаз. Я вообще не понимаю, как он что-то видел. Он обнаружил меня и бросился вдогонку. На лестнице я поскользнулась и ударилась лбом о перила. Перед тем как потерять сознание, я увидела, что он склонился надо мной. И я заметила, что под паучьей маской есть глаза и рот. А потом все заволокло туманом…

Вивьен становилась все бледнее. Сердце ее громко колотилось.

Сандра подняла глаза. Замешательство на лице детектива она приняла за недоверие.

— Вы мне верите? — с надеждой спросила она.

Вивьен кивнула:

— Мы начинаем работать.

* * *

Следующие два дня были заполнены бесконечными поездками по Лондону и долгими телефонными переговорами. Вивьен обнаружила интересные факты. Порочный круг начал замыкаться, но самое печальное, что она сама была частью этого круга.

От полиции толку не было. Так как ограбления прекратились, полицейский инспектор не сомневался, что за решеткой сидит тот самый преступник, и отмахнулся от частного детектива, как от надоедливой мухи.

Вивьен удалось узнать адреса других жертв ограбления и получить достоверную информацию о похищенных драгоценностях. Выяснилось, что все они были приобретены на лондонском аукционе.

Детектив направилась в аукционный дом. Владелец, импозантный пожилой мужчина со стройной фигурой и меланхолическим выражением лица, услышав трогательную историю любви и драмы Сандры и Майкла, согласился открыть архив.

Проведя два часа в темном помещении со спертым воздухом и просмотрев кипу бумаг, Вивьен нашла, наконец, то, что искала. Теперь в ее руках был полный список лотов, а также всех продавцов и покупателей драгоценностей на протяжении нескольких лет. Имя одного из продавцов было ей хорошо знакомо: Маргарет Шеффилд. Именно ей изначально принадлежали все драгоценности, похищенные таинственным грабителем.

Детектив вернулась в свой офис, села за письменный стол и положила голову на руки. Какую же тайну хранят эти старинные камни?

— Головная боль? — раздался вдруг приятный мужской голос, который Вивьен узнала бы из тысячи других.

Девушка подняла голову и радостно улыбнулась: перед ней стоял Фрэнк Дэниелс. И никакой спецовки и строительной пыли! На нем был отлично сшитый бежевый костюм, темно-каштановые волосы падали на лоб блестящими шелковистыми прядями.

— Привет, дорогой! — воскликнула Вивьен. — Я тебе не звонила, потому что по уши в работе: у меня первое самостоятельное дело!

— Запутанное? — предположил Фрэнк, обратив внимание на царивший на письменном столе хаос. — Могу помочь?

— Ты не поверишь, что я раскопала… — начала Вивьен.

— Не могу не поверить в то, что произносят эти прекрасные губы, — перебил ее Фрэнк. — Давай только перенесем беседу в другое место? Здесь поблизости есть бесподобный итальянский ресторанчик с видом на Темзу!

— Согласна! — просияла Вивьен.

* * *

Ранним утром Вивьен выехала в замок Шеффилд. И всю дорогу с ее губ не сходила блаженная улыбка — никогда еще она не была так счастлива!

Все ее мысли были заняты их с Фрэнком романтическим вечером и ночью любви… Они вкусно пообедали, и Вивьен выложила ему все подробности дела. Фрэнк от души посочувствовал Сандре и Майклу, но особенно его взволновало то, что Сандра тоже видела грабителя в сплетенной из паутины мертвенно-бледной маске и что имя Маргарет Шеффилд фигурирует в этом опасном деле.

— Опасная история, — задумчиво сказал Фрэнк, когда Вивьен сообщила ему, что собирается завтра навестить графиню и расспросить ее о проданных на аукционе драгоценностях, почти все из которых уже оказалась в руках грабителя.

— Надо бы мне поехать с тобой, — заметил Фрэнк. — Но, к сожалению, у меня очень срочная работа.

Вивьен накрыла его руку ладонью.

— Не волнуйся, — улыбнулась она. — Со мной ничего не случится. А тебе вся эта криминальная суета ни к чему.

И влюбленные сменили тему. Они говорили обо всем на свете и, конечно, о своей любви. На танцполе они были самой красивой парой, и их движения в танце становились все более смелыми и чувственными…

А потом была их первая незабываемая ночь — нежная и счастливая. Они узнавали друг друга, не торопясь, с умелой сдержанностью опытных любовников. И эта телесная недосказанность волновала сильнее откровенной страсти. Вивьен поразила благородная пристойность, с которой Фрэнк — сильный и уверенный в себе молодой мужчина — занимался любовью. Ничего не требуя для себя, он отзывчиво следовал ее желаниям, не скупясь, даря любовь и нежность. И Вивьен одаривала его так же искренне и щедро…

Показавшиеся невдалеке очертания крепостных стен замка вывели Вивьен из любовного оцепенения. Через подъемный мост она въехала во внутренний двор замка и спустя несколько минут уже стояла перед изумленным дворецким. Она нарочно не предупредила о своем визите, понимая, что старый слуга сделает все возможное, чтобы не принять ее и уберечь свою хозяйку от излишних волнений и неприятных вопросов.

Леди Маргарет встретила гостью слабой улыбкой и жестом отправила дворецкого из комнаты. Она выглядела бледной и обессиленной. Вивьен мучила совесть, но было необходимо задать старой даме ряд вопросов.

Маргарет Шеффилд посмотрела на девушку проницательным взглядом.

— Начнем, пожалуй, — сказала она неожиданно звонким голосом.

Вивьен глубоко вдохнула и начала:

— Произошло множество разных событий после того, как вы коснулись моей руки, и у вас случился этот… приступ слабости. Похоже, что вы тоже втянуты во всю эту историю…

Вивьен замолчала и заговорила вновь только после того, как старая дама кивком головы сделала ей знак продолжать.

— Пару лет назад вы продали на аукционе старинные драгоценности. Вы можете мне об этом рассказать? Это может стать главной зацепкой.

Лицо графини потемнело, но она быстро овладела собой и попыталась приподняться на постели. Вивьен помогла ей и подложила под спину подушку. Графиня заговорила:

— Мое финансовое положение весьма шатко. Мне едва хватает денег на поддержание замка даже в таком плачевном состоянии. Два года назад я встала перед дилеммой: или продать замок, или отремонтировать главный дом. Я выбрала последнее. Уже многие поколения графов Шеффилд живут здесь, а сам замок был построен невесть когда. Вот я и решила продать кое-какие побрякушки и на вырученные деньги привести в порядок дом. Это были драгоценности леди Гвен Шеффилд, хранившиеся в одном из заброшенных винных погребов замка. Джеймс и отвез их в Лондон на аукцион. Теперь-то я думаю, что совершила ошибку. На этих украшениях лежит проклятие — и оно начинает сбываться.

— Проклятие? — Вивьен тряхнула головой, опасаясь новых мистических историй.

— Вам ведь известно, что о нашем роде давно идет дурная слава, будто бы все его члены обладают феноменальными способностями, — графиня посмотрела на свои руки с тонкими длинными пальцами, — но вовсе не у всех из нас эти способности проявились вполне отчетливо. А если и проявились, то по-разному. Я, например, могу предсказать судьбу человека или предмета, просто коснувшись его рукой.

Она взглянула на Вивьен, и ее голос снова зазвучал слабо и болезненно:

— Вот леди Гвен была одарена значительно щедрее. Но будучи алчной, корыстной и жестокой, она использовала этот дар для достижения своих эгоистических планов. У нее была еще одна черта — она испытывала патологическую любовь к паукам. Неудивительно, что ее считали ведьмой. А еще Гвен была неправдоподобно красива. Все мужчины сходили по ней с ума. Она, разумеется, выбрала самого богатого, сына герцога, безумно в нее влюбленного. Но герцог был против этого брака и проклял сына. Тот стал нищим. Гвен осталась с ним, но она потребовала: каждый месяц дарить ей новое дорогое украшение в обмен на ее любовь… Муж был готов на все, чтобы добыть драгоценности — и на грабеж, и на убийство. В конце концов его схватили и казнили. Тогда герцог подослал к Гвен своего егеря, контактировавшего с потусторонним миром. Он убил ее и изгнал ее порочную душу с помощью амулета.

Леди Маргарет поколебалась одно мгновение, а затем вынула из-под ночной сорочки золотую цепь с круглым золотым медальоном со странными пиктограммами.

— Сегодня я владею этим амулетом, — пояснила графиня и сняла его. — И ни одна душа не знает о нем.

Она протянула амулет Вивьен:

— Возьмите, он вам понадобится.

Вивьен попыталась отказаться от дорогого подарка, но леди Маргарет настояла на своем.

Утомленная разговором, графиня снова легла и закрыла глаза.

— Все, что у нас осталось от Гвен, это злополучные краденые драгоценности и портрет, написанный одним странным художником незадолго до ее смерти. Джеймс покажет вам его, — леди Маргарет открыла глаза, взглянула на Вивьен и сказала надломленным голосом: — Нельзя было выносить на свет Божий эти обагренные кровью драгоценности. Боюсь, они станут причиной большой беды.

Графиня закрыла глаза и заснула.

Вивьен заботливо укутала ее одеялом и вышла из спальни. В кармане девушки пальто лежал золотой амулет.

* * *

Дворецкий с угрюмым видом вел Вивьен по мрачному переходу к винному погребу со сводчатым потолком, где хранился потрет графини Гвен.

— Чтобы добраться туда, нужно пересечь разрушенный зал, а это небезопасно, — предупредил он.

Вивьен согласно кивнула. Они вошли в зал с обвалившимся потолком. Вивьен внутренне содрогнулась — еще свежи были воспоминания о той страшной ночи. Старый слуга проворно двигался среди развалин и остановился у темного прохода, в котором той кошмарной ночью исчез незнакомец. Джеймс зажег карманный фонарик и осветил узкий, длиной несколько метров проход, оканчивающийся ведущей вниз узкой каменной лестницей.

— Спускаемся вниз, — сказал дворецкий, и девушка заметила выражение брезгливого ужаса на его лице.

Свет карманного фонарика упал на покрытые густой паутиной стены. Вивьен содрогнулась от отвращения, вспомнив жирных пауков на лондонской вилле. Одной рукой дворецкий держал фонарик, освещавший лестницу, а другой сбивал висящую паутину. А она становилась все гуще и гуще. Сырая и липкая паутина падала на лицо Вивьен и запутывалась в ее волосах. Но молодая женщина стойко переносила омерзительную пытку.

Наконец, они достигли заброшенного винного погреба с низким сводчатым потолком. Дворецкий сдернул со стен густую паутину.

— Проклятье! — в сердцах воскликнул он. — Где же эта чертова картина?

Свет фонарика шарил по стенам, внезапно осветив светлый прямоугольник на одной из стен.

— Вот тут она висела, — недоуменно сказал он. — Куда же она подевалась? Черт возьми, ее украли!

* * *

Вивьен вернулась в Лондон, когда над городом уже спускались синие сумерки. Заехав в университетскую библиотеку, где Фрэнк собирал материал для монографии, она показала ему амулет.

— Расшифруешь пиктограмму? — спросила она.

— Попробую, но это потребует времени.

Он внимательно посмотрел на нее:

— Этот амулет играет какую-то роль в твоем расследовании?

— Не уверена. Дело такое запутанное, каждая мелочь может иметь значение.

Вивьен оставила на губах Фрэнка нежнейший поцелуй и нехотя отправилась на виллу.

Прораб уже заждался хозяйку.

— Несколько часов назад к вам приходила девушка, — сообщил он, пожимая протянутую руку. — Ее зовут Сандра Черрел. Она хотела сообщить вам нечто важное. Я не знал, когда вы вернетесь, и попросил ее подождать в приемной. Я зашел туда спустя час, но ее уже не было. Надеюсь, я все сделал правильно?

Вивьен утвердительно кивнула, намереваясь уйти, но он снова заговорил:

— Завтра мы займемся подвалом. Он в ужасающем состоянии — повсюду мусор, нечистоты, а паутины столько, что ничего не видно на расстоянии вытянутой руки. Будет лучше, если вы завтра не придете.

Вивьен наморщила лоб. Упоминание о паутине смутило ее, но она отогнала неприятные мысли. Обещав последовать доброму совету, детектив вошла в свой офис.

«Что хотела Сандра?» — думала Вивьен. Мобильный Сандры не отвечал. Она набрала домашний номер.

Трубку сняла мать Сандры. Вивьен представилась и попросила к телефону Сандру.

— Моя дочь еще не вернулась, и ее мобильный не отвечает, — ответила женщина, и в ее голосе слышалось беспокойство.

— Попросите, пожалуйста, Сандру позвонить мне, когда она объявится.

— Не тот ли вы частный детектив, к которому обратилась Сандра?

— Да, — подтвердила Вивьен.

— Послушайте! — почти закричала женщина. — Я очень беспокоюсь. Завтра начнется процесс над Майклом Осборном, и она совершенно не в себе. Она не отвечает на звонки. Я боюсь, что она совершит какой-нибудь безрассудный поступок…

Вивьен, как могла, успокоила женщину и пообещала найти Сандру. Положив трубку, она бросила взгляд на письменный стол — один лист бумаги, исписанный шариковой ручкой, лежал отдельно от других: это был список покупателей драгоценностей графини Шеффилд. Все имена в списке, кроме одного, были зачеркнуты. Вероятно, это сделала Сандра. Ей надоело ждать в приемной, она зашла в кабинет, увидела список и вычеркнула имена всех покупателей, которые были ограблены. Только одно имя осталось в списке — Питер Квинс, житель Лондона. Теперь он был единственным, у кого еще остались драгоценности графини!

Вот где надо искать Сандру! Вивьен схватила трубку и набрала номер виллы Квинса, но никто не ответил. Набросив пальто, Вивьен стремглав выбежала из кабинета.

* * *

Сандра поранилась, когда влезала на виллу Квинса через узкое подвальное окошко. На ее плече висела сумочка, в которой лежал фотоаппарат: она охотилась за грабителем с мертвенно-бледной маской из паутины.

Сандра вынула фотоаппарат, положила сумочку в угол и стала искать подходящее место для скрытого наблюдения.

На вилле царили тишина и мрак. Только слабый свет полной луны пробивался сквозь тонкие гардины.

Сандра была уверена, что грабитель обязательно появится этой ночью, ведь он действует только в полнолуние. Об этом она и хотела сообщить Вивьен. Но детектив в офисе не появилась, мобильный был недоступен. А теперь она здесь одна-одинешенька. Девушке было жаль себя и очень страшно, но уже ничто не могло изменить ее решимости задержать грабителя и спасти Майкла от позорного суда и тюрьмы.

Тишину разорвал громкий телефонный звонок. Сандра спряталась за массивным старинным шкафом. Только после двадцатого звонка телефон смолк — это звонила Вивьен!

Сандра перевела дыхание и услышала крадущиеся шаги. Он пришел!

Сандра чувствовала яростное биение своего сердца, держащие фотоаппарат пальцы сильно дрожали.

Грабитель в длинном пальто и широкополой шляпе остановился посредине комнаты, затем снял со стены картину, за которой прятался сейф, и набрал код. Тяжелая дверца отворилась. Грабитель запустил в сейф обмотанные паутиной руки, вынул бесценные украшения и торжествующим жестом подставил их под серебристый свет луны. Драгоценные камни искрились и переливались под лунным светом. Грабитель откинул назад голову и захохотал:

— Наконец-то твои драгоценности у меня в руках, Гвен! Теперь наш план сбудется!

Сандре показалось, что за маской из паутины она различает черты лица. Она быстро схватила фотоаппарат и навела на грабителя.

Щелкнула кнопка, и в этот момент грабитель заметил Сандру и ринулся к ней.

— Судьба благоволит нам, Гвен, — завопил он. — Она отдает нам в руки молодую женщину. Лучшей жертвы не найти! Мы осуществим наш план этой же ночью!

Грабитель сунул драгоценности в карман и протянул к Сандре свои омерзительные паучьи руки. Девушка уже была готова закричать, но липкая рука закрыла ей рот…

* * *

«Опоздала!» — в ужасе решила Вивьен, увидев распахнутую дверь виллы Квинса. В доме не было ни души. Вивьен осветила фонариком комнату и увидела открытый сейф и брошенную в углу дамскую сумочку. Девушка открыла ее и вынула паспорт на имя Сандры Черрел. Предчувствие ужасного несчастья охватило ее.

Вивьен выскочила на улицу, набрала номер полицейского инспектора и сообщила ему об ограблении виллы Квинса и похищении Сандры грабителем.

— Грабитель давно за решеткой, — раздраженно ответил полицейский.

В первый раз в жизни Вивьен нецензурно выразилась.

Ей необходимо было еще раз проштудировать все документы, чтобы убедиться в верности своих умозаключений и установить недостающее звено в этой связанной загадочным узлом преступной цепи.

Вивьен толкнула дверь кабинета и щелкнула выключателем, но свет не зажегся. Авария в электросети! Только этого не хватало!

Вивьен села за письменный стол и углубилась в чтение документов, освещая их карманным фонариком.

И вдруг она услышала хорошо знакомые крадущиеся шаги, раздававшиеся от входа в подвал. В ее голове мгновенно пронеслись пророческие слова графини Шеффилд, порожденные ее мистическим видением.

Паутина! Вот ключевое слово! Разве не сказал прораб, что подвал полон паутины? Как и погреб в замке, где хранился портрет леди Гвен! Той самой, о патологической любви которой к паукам ходили страшные слухи! Вивьен словно очнулась от сна. Как она могла быть такой глупой? Ведь лицо и руки этого таинственного грабителя тоже покрыты паутиной! Но, черт возьми, какая между всем этим связь?

Содрогаясь от отвращения, Вивьен прислушалась к звуку знакомых шагов, которые все приближались… Она направилась в сторону подвальной лестницы и наткнулась на сложенные доски и мотки кабеля, оставленными рабочими. Перешагнув через них, девушка спустилась на пару ступенек. В нос ударил запах пыли и затхлой сырости. Свет фонарика озарил толстую завесу из паутины. Вивьен сглотнула и с отчаянно колотящимся сердцем начала спускаться вниз по лестнице…

* * *

Узкий коридор был весь затянут паутиной — она сбивалась плотными комками или свисала с потолка. Мерзкая паучья сеть запутывалась в ее густых волосах и противно липла к лицу и одежде.

Подвальный ход имел множество изгибов. Наконец он привел Вивьен к серой мерцающей стене — это была паутина! Сквозь толстую завесу из паутины, пыли и грязи пробивался слабый свет.

И тут она снова услышала странные скребущие шаги и приглушенные стоны, доносившиеся из-за стены. Подавив приступ тошноты, Вивьен проделала отверстие в занавесе и проскользнула в него.

То, что она увидела, заставило ее усомниться в своем здравом уме.

В огромных плоских светильниках полыхало пламя, наполнявшее помещение призрачным светом. Прямо перед ней на стене висела старая картина в массивной золоченой раме. Длинные, мерцающие при свете огня нити паутины затягивали ее замысловатой завесой. Жирные пауки сновали по паутине туда и сюда или, притаившись, подстерегали свою добычу. Краски на портрете сильно потускнели, но Вивьен сразу догадалась, кто эта дама в старинном платье со злым бледным лицом, рыжеватыми волосами и обжигающим ненавистью взглядом. Под рамой блестела золоченая табличка с надписью: «Графиня Гвен Шеффилд!»

Вивьен замерла в недоумении: как этот портрет попал в подвал лондонской виллы? Но тут ее взгляд упал на алтарь под картиной — на нем лежала молодая девушка.

— Сандра! — ошеломленно закричала Вивьен.

Она бросилась к алтарю, схватила Сандру за плечи и затрясла. В ответ лежащая в оцепенении девушка тихо застонала.

— Вы не в силах изменить судьбу этой девушки, — раздался глухой сиплый голос.

Вивьен обернулась и прямо перед собой увидела мертвенно-бледную маску, сплетенную из паутины. Грабитель! Его пальто и шляпа были грязными и изношенными, в оплетенных паутиной руках он держал деревянную шкатулку.

— Сандра примет в себя дух Гвен Шеффилд, — продолжал незнакомец. — Сегодня ночь ночей. Драгоценности Гвен собраны вместе. Это придаст силу ее духу, чтобы отделиться от портрета и вселиться в юное тело Сандры!

Его слова звучали резко и отрывисто. Он открыл шкатулку. Алмазы, изумруды, рубины и сапфиры вспыхнули немыслимо ярким светом, отблески которого засияли на оплетенной паутиной стене.

Вивьен понимала, что столкнулась с чем-то таинственным, потусторонним, чего не может постичь ее здравый ум, и Гвен Шеффилд играет в этой запутанной, как паутина, игре ведущую роль, хотя она покинула этот мир несколько веков назад.

Незнакомец поставил открытую шкатулку перед Сандрой и начал вынимать из нее украшения. Вивьен, воспользовавшись моментом, стянула с его головы и лица шляпу и маску и застыла в изумлении: худое лицо, стальные глаза, седеющие волосы…

— Доктор Кинелли! — выдохнула она. — Что все это значит?

Кинелли провел рукой по лицу, паутина с его пальцев застряла в густых бровях, свисая отвратительными нитями. Он яростно сверкнул глазами.

— Нельзя изменить ход вещей. Вы не в силах противостоять Гвен Шеффилд.

Он повернулся к портрету, который окружала зеленоватая аура. Черты лица дамы внезапно ожили, стали свежими и объемными, глаза сверкнули живым огнем, а на губах заиграла обольстительная улыбка.

— Разве она не прекрасна? — прошептал Кинелли. — Когда она перейдет в тело Сандры, мы поженимся. Она подарит мне власть и богатство, принадлежащие мне по праву.

Кинелли окинул Вивьен ледяным взглядом и продолжал:

— Маргарет рассказала вам о спиритических сеансах на этой вилле. Я один из учеников Райли. Он был гений, но ему не везло. Сначала сбежала племянница, маленькая Луиза. Райли потратил много лет на ее обучение, но в день своего восемнадцатилетия она бесследно исчезла, а ведь на этот день было назначено ее посвящение в медиумы. Райли возлагал на нее большие надежды, с ее помощью он вызывал бы более могучих духов власти!

Кинелли выдержал паузу, и Вивьен воспользовалась ею, чтобы привести в порядок свои мысли: значит, ее мать жила в этом доме, и Райли был ее дядей!

— Второе роковое несчастье принесла Райли леди Маргарет, — продолжал Кинелли. — Она втерлась к нему в доверие, проникла в наш тесный круг и уничтожила пергамент с формулами заклинаний, необходимых для наших сеансов. Дух, у которого Райли собирался изъять силу, освободился и разметал нас, как прах по ветру.

Кинелли запустил руку в шкатулку и принялся раскладывать драгоценности на теле Сандры.

— Но я нашел иной путь к власти и богатству, — опять заговорил Кинелли. — Во время той катастрофы я остался неузнанным. Леди Маргарет и не догадывалась, кто скрывается под видом ее домашнего врача. А я мечтал отомстить ей за все содеянное. Я втерся к ней в доверие, и однажды она поведала мне историю о Гвен Шеффилд и показала ее портрет.

Он театральным жестом указал на портрет, который тем временем все больше и больше оживал.

— Увидев Гвен, — продолжал Кинелли, — я сразу попал под ее чары. Однажды в ночь полнолуния я один спустился в старинный винный погреб и услышал, как голос Гвен звучит во мне. Она поручила мне вернуть ее в мир живых. Мне предстояло выкрасть портрет и унести его из замка, где царила атмосфера, не дававшая ей собраться с силами. Спрятав портрет в этом подвале, я продолжал бывать в замке, чтобы узнать, как воздействует вредоносная сила, веками не дававшая духу Гвен выбраться из портрета и вернуться в мир живых. Однажды вы застали меня, и я решил убить вас, обрушив опоры зала. К сожалению, вы спаслись, но теперь это уже не важно. Через несколько минут Гвен вернется в этот мир и уничтожит любого, кто осмелится встать на ее пути.

Все в Вивьен кричало, что надо спасаться бегством из этого царства нечистой силы, но портрет уже затянул ее в свои колдовские сети, и она чувствовала себя обессиленной и беспомощной, как дитя.

Кинелли разложил последние драгоценности на теле Сандры. Только легкое вздымание груди свидетельствовало о том, что она еще жива. Кинелли с заклинаниями воздел руки кверху:

— Гвен! Приди вновь в этот мир! Я ожидаю тебя!

Внезапно из портрета вырвалось флюоресцентное пламя и повисло над беззащитной Сандрой…

* * *

Ледяной порыв ветра пронесся по подвалу, приведя в движение всю паутину, и флюоресцентное пламя растаяло, как туман.

— Откуда-то проникло роковое влияние, — завопил Кинелли захлебывающимся голосом.

А Вивьен почувствовала, что к ней возвращаются силы. В следующее мгновение она увидела Фрэнка Дэниелса. Он резко сорвал занавес из паутины и вихрем ворвался в подвал.

— Вивьен, — произнес он озадаченно, — я везде тебя искал. Я знаю теперь, что это за амулет. Он очень древний, его изготовили друиды…

Фрэнк застыл, изумленно озираясь по сторонам. Он только сейчас заметил, какая нереальная сцена развернулась перед ним. Он зажмурился, снова распахнул глаза и неприязненно уставился на Кинелли.

Вивьен увидела в руке Фрэнка амулет, вспомнила слова леди Маргарет, и ее мгновенно осенило: «роковое влияние» оказывал именно амулет, имеющий безраздельную власть над духом Гвен.

Не дав Кинелли опомниться, порывистым движением она выхватила амулет из рук Фрэнка и со всей силой швырнула его в портрет.

Амулет попал Гвен прямо в лоб и прожег толстый слой масляной краски, как кусок раскаленного металла.

Жуткий вопль потряс своды подвала: это вопил исчезающий дух Гвен. Кинелли закрыл лицо руками и, обессилев, сполз на пол.

Портрет сгорел за несколько секунд, объятый жарким пламенем. Амулет исчез.

Сандра открыла глаза и изумленно посмотрела вокруг:

— Что здесь происходит? Где я?

Вивьен обняла ее:

— Все уже позади!

Фрэнк суетился вокруг Кинелли, который жалобно скулил, лежа на каменном полу. Конец леди Гвен Шеффилд уничтожил и его…

* * *

Солнце, проступившее сквозь облака, озарило сад виллы Блэквуд теплым светом. Кусты роз цвели, распространяя божественный аромат. Из крон высоких деревьев слышалось щебетанье птиц, причудливо смешивающееся с голосами людей в саду.

На покрытой свежей травой лужайке стоял красиво сервированный стол. Дворецкий Джеймс ловко сновал туда-сюда, умело обслуживая гостей, приглашенных на новоселье.

— Как же вы, наконец, решились продать замок Национальному тресту? — обратился Фрэнк к леди Маргарет, обнимая Вивьен, смотревшую на него влюбленными глазами.

Леди Маргарет в элегантном белом костюме со спадающей мягкими складками юбкой сделала неопределенный жест затянутой в белую лайковую перчатку рукой и улыбнулась.

— Я пришла к выводу, что лондонский воздух мне гораздо полезней затхлой сырости развалин, — сказала она и лукаво подмигнула Вивьен. — А кроме того, Вивьен любезно пригласила меня переселиться к ней на виллу. Все-таки здесь три этажа, можно просто потеряться. Поэтому один этаж займу я.

Вивьен теснее прижалась к Фрэнку. Так внезапно нагрянувшая любовь зажгла ее зеленые глаза сияющим огнем, придала особую гладкость коже и сексапильную пружинистость походке. После пережитого кошмара счастье воспринималось ею особенно остро, и сердце щемило уже не от страха, а от невыразимой нежности и страсти.

За накрытым столом сидели, обнявшись, Майкл и Сандра. Казалась, они не могли оторваться друг от друга и походили на скульптурную группу, застывшую в едином любовном порыве.

Гости сбились группками по интересам и делили время между вкусной едой и приятной беседой. Леонард Линдт, специально прилетевший из США, беседовал о криминалистике с полицейским инспектором, специализирующимся на преступлениях, связанных с мистическими явлениями. После ареста доктора Кинелли он долго извинялся перед Вивьен — и за недоверие, и за покровительственный тон. Его поразили профессиональная компетентность и бесстрашие юного частного детектива.

Все обвинения с Майкла Осборна были сняты, а Кинелли предстал перед судом по обвинению в серии краж со взломом и похищении Сандры Черрел. Он выглядел сломленным и безразличным к своей судьбе: потеряв надежду на возвращение к жизни Гвен, он утратил интерес и к собственной жизни.

— Потанцуем? — предложил Фрэнк, кивнув в сторону музыкантов, настраивающих свои инструменты.

Они прошли на танцпол, и Вивьен утонула в объятьях Фрэнка, ритмично двигаясь под звуки романтичной мелодии.

— Я люблю тебя, — прошептала Вивьен на ухо Фрэнку. — Ты мой рыцарь, спасший меня от злого колдуна. Я ждала тебя всю жизнь…

— И я тебя искал, любимая, — Фрэнк счастливо улыбнулся и прильнул к ее губам, тая от захлестнувшей его нежности и желания…

Читайте в следующую среду

Человек с лицом из паутины

21 августа:

Орландина Колман

Когда убивает любовь…

Амулет из Африки убивает всех девушек, посмевших влюбиться в Нормана Трудора.

Берег!

Мне сразу же стало ясно, что я нахожусь в большой опасности. Если я действительно так близко к морю, как мне кажется, то недалеко и до скалистого обрыва. Неосторожный шаг может стоить мне жизни!

В неприятном предчувствии я повернулась спиной к глухому рокоту бушующих волн и ощупала правой рукой землю перед собой. Затем испуганно одернула руку, когда камень из-под моих пальцев неожиданно выскользнул и куда-то покатился. Я в оцепенении затаила дыхание. Вскоре далеко внизу раздался тихий всплеск: камень шлепнулся в воду у берега. Я была на расстоянии шага от пропасти!

www.miniroman.ru

№ 009, 14.08.2013


Издание выходит еженедельно


Главный редактор: Максим Попов


Адрес редакции: Россия, 123100, г. Москва,


Студенецкий пер., д. 3


Сервисный телефон: +7 (920) 335-23-03


Для писем: 241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44


E — mail: [email protected]


© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»


Адрес издателя: Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3


Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.


Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77 — 53235 от 14.03.2013 г.


Отпечатанный в этом журнале текст является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналоги с действительными персонажами или событиями случайны. Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных материалов. Все права принадлежат издателю и учредителю. Перепечатка и любое использование материалов возможны только с письменного разрешения издателя.


home | my bookshelf | | Человек с лицом из паутины |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу