Book: Лунатика



Марина Соколова

Лунатика

Купить книгу "Лунатика" Соколова Марина

В девять лет Снежана стала сначала лунатиком, а потом – лунатикой. Лунатик лучше лунатики. В этом названии есть что-то космическое. А слово «космонавт», как известно, имеет только мужской род. Космонавт Валентина Терешкова – звучит! Лунатик Снежана – тоже звучит! Однако в «Обществе лунатиков» ей сказали, что она не лунатик, а лунатика, потому что – девочка. Но Снежана не сразу согласилась. Она решила посоветоваться с Валентиной Терешковой. В «Телефонной книге космонавтов» Снежана нашла её телефон и тут же позвонила. Трубку взяла Валентина Владимировна.

«Алло. Я вас слушаю».

«Это Валентина Терешкова?»

«Да. Это Валентина Владимировна Терешкова. С кем я разговариваю?»

«Вы разговариваете со Снежаной. Мне девять лет. Я вступаю в „Общество лунатиков“. Мне срочно нужен ваш совет».

«А что это за „Общество“ такое?»

«Это секрет вселенского масштаба. Вы мне только скажите: лунатик – это мальчик или девочка?»

«И мальчик, и девочка».

«А они говорят, что девочка – лунатика».

«Кто – они?»

«Общество лунатиков».

«А ты очень хочешь туда вступить?»

«Очень!»

«Тогда тебе придётся согласиться с его правилами. Помню: я очень хотела вступить в Отряд космонавтов, и мне пришлось принять его законы, хотя мне больше нравится называться космонавткой. Я считаю, что отсутствие женского рода – это дискриминация женщин».

«Вы так считаете?»

«Да, я так считаю».

«Тогда я буду лунатикой».

«А меня примут в это „Общество“?»

«Нет. Взрослых туда не принимают».

«А почему?»

«Пока не знаю».

«Когда узнаешь – позвони».

«Хорошо, постараюсь».

«Так я не прощаюсь?»

«Хорошо. До свидания».

После разговора с Валентиной Терешковой Снежана тут же вступила в «Общество лунатиков». Можно без преувеличения сказать, что она вступила в новую жизнь, которая началась с... идеальной уборки в детской комнате. Конечно, Бабушка тут же её заметила и оценила по идеальному достоинству. Дело в том, что Бабушка повсюду искала идеал и часто его находила. В кино она обнаружила идеальный фильм «Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещён», в театре разыскала идеальный «Щелкунчик», а ещё извлекла из Леты канувший туда идеальный мультфильм «Кот и K°» и присвоила звание идеального головного убора шапке Мономаха. Со временем список идеалов пополнился швейной машинкой «Зингер», тюлевыми занавесками пятидесятилетней давности, серо-буро-малиновым тюльпаном и абстрактной живописью трёхлетней внучки Наты. Последними в списке значились дворняжка Сен-Жучка из Дворняжского клуба и Василиса Премудрая с третьего этажа. Всезнающая соседка попала в число идеалов два года назад, и Бабушка, очевидно, нуждалась в свежем идеале. Как только она увидела прибранную детскую, она тут же позвала Маму и Папу. Мама, как всегда, не согласилась с Бабушкой из принципа, а Папа, как всегда, из солидарности с ней согласился. Пришлось позвать Василису Премудрую, чтобы она всех рассудила. Василиса Премудрая, как известно, необыкновенная женщина неопределённого возраста, поэтому вся семья звала её просто – Василиса Премудрая. Идеальная соседка взглянула на детскую комнату и тут же решила, что уборка идеальная.

«А вы откуда знаете?» – строго поинтересовалась Мама, которая не признавала никаких идеалов.

«Из словаря Ожегова, – премудро ответила Василиса. – Это очень хорошая, отличная работа».

Мама не стала спорить со словарём, однако ей не хотелось сдаваться без боя: «Идеальная уборка мне кажется подозрительной. Это не похоже на Снежану. Это не её работа».

Мама вызывающе взглянула на старшую дочь. Снежана потупила взгляд и сказала неожиданно для всех: «Мне самой уборка кажется подозрительной. Это не моя работа».

Папа открыл рот от удивления и уронил на блестящий паркет белоснежный носовой платок. Мама торжествующе посмотрела на Бабушку и произнесла вызывающе: «Чья это работа?» Бабушка хранила идеальное молчание. Зато заговорила всеобщая любимица Ната. Она только училась разговаривать, и у неё не получалась буква «р». Поэтому девочка заменяла её другими буквами. «Это моя забота», – сказала Ната. И все присутствующие её прекрасно поняли. Папа поднял с пола платок и белоснежным краешком вытер набежавшую слезу. Мама с подозрением взглянула на Бабушку, на что Бабушка ответила с гордостью: «Вечно ты недовольна. Просто идеальный ребёнок».

Однако мамины подозрения крепли с очередной идеальной уборкой. После семи идеалов они приняли патологический характер. Мама стала следить за обеими дочками. С девяти утра до десяти вечера в их поведении не было ничего подозрительного. Снежана повсюду разбрасывала свои школьные принадлежности, а Ната – свои игрушки. Идеала не было и в помине. В десять вечера девочки укладывались спать вперемешку с куклами, линейками и ручками. А просыпались в девять утра в идеально убранной комнате. Очевидно, находясь во власти патологических подозрений, Мама решила на ночь глядя залечь под диван в детской. Не подозревая о её присутствии, сёстры немного посудачили. После чего, отвернувшись от лунного света, закрыли глазки и стали считать козликов. Ната заснула на четвёртом козлике, а Снежана – на десятом. С огромными предосторожностями Мама высунула голову из-под дивана и покосилась на дверь, ожидая прихода Бабушки. Но случилось то, чего она никак не ожидала. Зашелестело одеяло, и скрипнула кроватка. Мама повернула голову и... увидела Снежану, шарящую руками по паласу. Мама втянула голову в плечи. Но Снежана даже не взглянула в её сторону. Она никуда не взглянула, она... спала. Спящая девочка натянула тапочки, потом встала и принялась за уборку. Движения её были резкими, нервными, но хорошо рассчитанными. «Да она лунатик!» – воскликнула про себя Мама. И тут же зажала рот обеими руками. Она не знала, как нужно вести себя в присутствии лунатиков, и очень боялась разбудить дочь. Стараясь не шуметь, Мама укрылась под диваном и... потеряла сознание. Очнулась она от собственного чиха. Крепко сжав зубы, Мама стала осматривать комнату из-под дивана. В детской стояла «живая» тишина. Ната тихонько посапывала во сне, а Снежана ворочалась с боку на бок. Мама по-пластунски выползла из-под дивана и поползла будить Папу и Бабушку. Узнав секрет идеальной уборки, Папа приложил к глазам белоснежный платок, а Бабушка стала срочно вспоминать имена знакомых невропатологов. К девяти часам Семейный Совет исчерпал повестку ночи. После чего он отправился в детскую комнату осуществлять принятое решение. Сёстры уже проснулись. Поцеловав Снежану, Бабушка сообщила внучке, что она вместо гимназии пойдёт к невропатологу. Девочка сильно обрадовалась и очень удивилась. Бабушка объяснила, что Снежана занемогла идеальной болезнью, которая называется «лунатизм». Девочка ещё больше удивилась и сказала, что чувствует себя хорошо. Тогда Бабушка объяснила, что лунатики чувствуют себя хорошо и по ночам занимаются идеальной уборкой. Поэтому Снежану надо показать невропатологу. Внучка внимательно посмотрела на Бабушку и спросила сквозь зубы: «Может быть, тебя тоже нужно показать невропатологу?» В разговор, как всегда, вовремя вмешалась Ната. «А Снежана – хобот», – нараспев произнесла девочка. «Кто робот? Это я – робот? – возмутилась старшая сестра. – Пошли поскорее к невропатологу». «К самому идеальному, – обрадовалась Бабушка. – Его зовут доктор Айболит». К невропатологу Снежана отправилась в сопровождении Семейного Совета. Доктор Айболит выслушал всех по очереди, потом осмотрел Снежану с помощью молоточка и ложечки. После чего он выписал пациентке покой и свежий воздух, а также горькие пилюли под названием «антилунатин». Маме лекарство показалось подозрительным, поэтому она решила испробовать его сначала на Папе.

Дома Снежану ждали младшая сестра и Василиса Премудрая. «Какая гадость!» – радостно захлопала в ладоши Ната. «Как дела?» – осведомилась идеальная соседка. «Мне прописали покой и свежий воздух», – информировала её Снежана. Василиса не задержалась с премудрым советом: «Ты немедленно должна отправиться в Тридесятое государство к Василисе Прекрасной. С тех пор, как Иван-царевич победил Змея Горыныча, там царит абсолютный покой. А свежий воздух тебе обеспечит Старик Хоттабыч».

Но немедленно отправиться к Василисе Прекрасной помешал лай в дверь. Так могла лаять только Сен-Жучка. Для неё Папа устроил звонок с собачьим голосом. Учитывая рост дворняжки, Папа расположил его так низко, что Сен-Жучке достаточно было приподнять лапу и слегка нажать на звонок, как раздавался заливистый собачий лай. Бабушка моментально бросалась к двери, потому что дворняжка никого не облаивала по пустякам. На этот раз у неё было важное дело к Снежане. Но сначала она протянула всем по очереди правую переднюю лапу, потому что никогда не забывала о собачьих манерах. Сен-Жучка была членом Дворняжского клуба, лаяла на чистейшем дворняжском языке и даже обучала дворняжским манерам Бернара из хорошей, но малообразованной семьи. За два года Бернар должен был освоить правила собачьего тона, что давало право присоединить дворняжскую приставку Сен, стать Сен-Бернаром и вступить в Дворняжский клуб.

Покончив с церемониями, Сен-Жучка потянула Снежану за рукав и перешла на бернарский язык, который, как известно, легче дворняжского. Кроме того, на нём свободно лаял Папа, правда, с небольшим человеческим акцентом. Мама с подозрением покосилась сначала на дворняжку, потом на Папу. «Не беспокойся, пожалуйста, – остановил её подозрения Папа. – Сен-Жучка хочет познакомить Снежану с очень хорошим человеком по имени Квазарик». «Какой ещё Квазарик?» – не унималась Мама. «Не забывай, что Сен-Жучка – идеальный друг», – вступилась за дворняжку Бабушка. Точку в дискуссии поставила Ната. «Славная двойняшка», – произнёс ребёнок, устами которого, как известно, глаголет истина. После чего благодарная Сен-Жучка лизнула Нату в головку, протянула Снежане переднюю левую лапу и повела девочку на встречу с Квазариком. Квазарик их ждал в заброшенном детском саду. Когда в стране началась Всеобщая Переделка, его сначала переименовали, а потом стали переделывать. За время Переделки он побывал школой, больницей, библиотекой и магазином. К сожалению, до конца Всеобщей Переделки детский сад не успели окончательно переделать и решили бросить на произвол судьбы. Через год он без посторонней помощи превратился в заброшенный детский сад под названием Переделкино. В нём было много укромных уголков, и в одном из них притаился Квазарик. Он оказался высоким темноволосым мальчиком лет одиннадцати-двенадцати. На ломаном человеческом языке Сен-Жучка представила его Снежане, a Квазарик на ломаном лае попросил дворняжку удалиться.

«Снежана», – сказала Снежана.

«Идеальный друг моего идеального друга мой идеальный друг», – обаятельно произнёс Квазарик.

«Моя Бабушка тоже так говорит, – обрадовалась девочка. – А ты давно знаешь Сен-Жучку?»

«Три месяца – столько существует „Общество лунатиков“, – обаятельно улыбнулся Квазарик.

«А что это за „Общество“ такое?» – полюбопытствовала Снежана.

«Это Общество вселенского масштаба», – обаятельно объяснил Квазарик.

«А там все такие обаятельные?» – поинтересовалась девочка.

«Я самый обаятельный из всех. Поэтому Вселенский Разум остановил на мне свой выбор», – убеждённо сказал обаятельный мальчик.

«А кто это?» – ничего не поняла Снежана.

«Очень скоро ты многое узнаешь. Через пять минут начнётся заседание „Общества“.

«Но мы же не успеем к началу!»

«Успеем. Возьми джойстик. Я его настроил. Нажми вот здесь – и ты телепортируешься».

Через мгновение Снежана очутилась в странном помещении, отдалённо напоминавшем гимназический кабинет астрономии. Комната была ярко освещена, несмотря на отсутствие окон и осветительных приборов. Свет, который принято называть «дневным», лился из потолка необычного шестигранного зала. Стены были оклеены картами с изображением планет. Снежана сразу узнала Землю и Луну. На столе стоял глобус и лежали какие-то инструменты. Около аппарата, похожего на телескоп, сгрудились мальчики и девочки.

«Как интересно и непонятно!» – восхитилась Снежана.

«Если вступишь в наше „Общество“, узнаешь много интересного, и всё со временем станет понятным», – интригующе произнёс Квазарик.

«А в „Обществе лунатиков“ разве нет взрослых?»

«Нет, мы их не принимаем».

«И все эти ребята – лунатики?»

«Ну почему же? Есть венерики, марсиатики, ураники... Ты скоро со всеми познакомишься».

Снежана открыла рот для следующего вопроса, но тут же закрыла, потому что заседание началось.

«Я хочу вам представить нашу новую лунатику Снежану», – сказал председательствующий Квазарик. Снежане это не понравилось, но она промолчала. Переждав гул приветствий, председатель приступил прямо к делу: «Этой ночью Коля совершил путешествие на Марс. Мы сейчас заслушаем его доклад».

Путешественником оказался веснушчатый мальчик цвета Марса. Он взял со стола указку и подошёл к карте, на которой была изображена красная планета. Нацелив на неё указку, Коля начал свой доклад: «Известно, что Марс получил своё имя от древнеримского бога войны. На самом деле красная планета не имеет никакого отношения ни к войне, ни к крови. Своим цветом она обязана гидратам оксидов железа. Правда, планета не такая уж миролюбивая. Считается, что вулканы, имеющиеся на Марсе, хранят молчание миллионы лет и абсолютно безопасны для космических путешественников. Мои наблюдения показали, что гигантский Олимп может взорваться извержениями в ближайшие десять лет. Он очень опасен. Об этом я хотел предупредить моих коллег марсиатиков. Мне также пришлось стать свидетелем бури в пустыне. Она началась на моих глазах и продлится, я думаю, не меньше месяца. Поэтому я предостерегаю марсиатиков от полётов на Марс в течение ближайшего месяца. Фотоснимки Олимпа и пылевой бури я передаю руководителю „Общества“. У меня всё. Если есть вопросы, пожалуйста, задавайте».

Первые вопросы задали коллеги марсиатики. «А ты уверен в том, что Олимп так опасен?» «Да. Внимательно посмотрите фотоснимки, и вы сами убедитесь». «Ты видел спутников Марса?» «Видел. Они действительно очень малы. Без сомнения, они когда-то были маленькими планетами. Однажды Деймос и Фобос неосторожно приблизились к Марсу. Он „захватил“ их и сделал спутниками».

Снежане тоже захотелось задать «профессиональный» вопрос. «А на Марсе есть вода?» – спросила девочка. «Да, но только замёрзшая. Например, на полюсах имеются удивительные полярные шапки. Они, в частности, состоят из замёрзшей воды». «А на Марсе холодно?» – раздался вопрос за спиной Снежаны. «Это холодная планета. Она наиболее удалена от солнца. Даже на экваторе температура ночью падает до – 100 °C».

«Есть ли там жизнь?» – прозвучал самый главный вопрос для всех землян. «Нет, на Марсе она невозможна. На планете есть русла рек, но они сухие. Есть атмосфера, но она сильно разрежена и состоит, в основном, из углекислого газа». «У меня есть вопрос, – строго сказал Квазарик. – Почему ты нарушил Устав „Общества“ и не вернулся на Землю при первой опасности?» «Я действовал в интересах марсиатиков», – твёрдо заявил Коля. Квазарик сурово сдвинул брови и на несколько минут лишился обаяния: «Твой поступок можно понять, но необходимо осудить. Я, как руководитель „Общества лунатиков“, отстраняю тебя от путешествий на два месяца». «А я могу заняться поисками новой кометы?» – покаянно спросил Коля. «А что случилось со старой?» – обеспокоенно поинтересовался Квазарик. «Она потеряла управление, приблизилась к Солнцу на опасное расстояние и опалила себе хвост». «Слава Вселенскому Разуму, вы с ней не растаяли, как два снежка! Я отстраняю тебя от полётов на три месяца. За это время, я надеюсь, ты отыщешь для себя другую комету. Можешь использовать мой телескоп».

Коля поспешил спрятать свою огненно рыжую шевелюру среди друзей марсиатиков, чтобы она не бросалась в глаза Квазарику. Председатель раздвинул брови, вернул утраченное обаяние и предложил «Обществу» задавать ему вопросы. У Снежаны накопилась уйма вопросов к Квазарику. «Скажи, пожалуйста, откуда здесь взялся дневной свет?» – опередила всех девочка. «От Солнца, конечно, – терпеливо разъяснил председатель. – На Землю свет приносят солнечные лучи. Потолок обладает свойством притягивать их в любую погоду и в любом положении Земли относительно Солнца. Более того, он пропускает столько „солнца“, сколько нужно для „дневного“ освещения». «Как скоро мне удастся обнаружить новую комету?» – решился задать свой вопрос огненно рыжий Коля. «Это зависит, в основном, от твоей усидчивости. В настоящее время известны, приблизительно, семьсот комет вместе с их орбитами. В XX веке три четверти комет были открыты астрономами-любителями».

Следующий вопрос задала девочка, прекрасная, как «утренняя звезда». Она действительно оказалась венерикой. Её «детский» вопрос взорвал «Общество», как Тунгусский метеорит: «Разве Земля хуже других планет солнечной системы? Почему ей уделяется так мало внимания?» Квазарик обаятельно улыбнулся, и все замолчали. «Всё, что делает „Общество лунатиков“, делается в интересах Земли, Галактики, Вселенной. Нам принадлежит открытие одиннадцати спутников Земли, созданных природой. Правда, они совсем крохотные, но они существуют. „Общество“ будет заниматься их подробным изучением наряду с хорошо известным спутником – Луной. Известным, но мало изученным. Большие надежды мы возлагаем на полёты лунатиков. Информация, добытая лунатиками, имеет исключительное значение для землян. Речь идёт об угрозе жизни на Земле, об угрозе самой Земле. Я бы уточнил: не об угрозе, а об угрозах. Мы создали „Общество лунатиков“ по инициативе Вселенского Разума, чтобы помочь людям справиться с этими угрозами. Хорошо известно, что Земля и Луна притягивают друг друга. Причём воздействие Земли в двадцать раз сильнее. Вызывая приливы и отливы, Земля и Луна тормозят вращение друг друга. В далёком прошлом Земля вращалась намного быстрее, а земные сутки равнялись шести часам. Рано или поздно Земля повернётся к Луне одной стороной, а земные сутки будут равняться сорока нынешним. Астрономы считают, что это произойдёт через пять миллиардов лет. Однако Вселенский Разум придерживается другого мнения. В последние годы Луна значительно усилила воздействие на Землю. Вполне вероятно, что глобальные изменения на нашей планете произойдут в самое ближайшее время. К ним земляне не готовы. Но это ещё не всё. Это только начало. Главная угроза Земле ожидается со стороны Солнца. Эта прекрасная дневная звезда, как и вся Вселенная, не вечна. Известно, что звёзды рождаются, развиваются, стареют и умирают. Умирая, Солнце превратится в „чёрного карлика“. По мнению учёных, это должно случиться через семь миллиардов лет. Однако процессы, происходящие на Солнце, ускоряются фантастически. В результате термоядерных реакций, то есть сгорания водорода и высвобождения огромного количества энергии, дневное светило „худеет“ ежесекундно на четыре миллиона тонн. Правда, его масса так велика, что это составляет ничтожные доли процента. Однако три года назад Солнце уже „худело“ на десять миллионов тонн, два года назад – на сто миллионов тонн, а год назад – на пятьсот миллионов тонн в секунду. Трудно переоценить влияние светила на биосферу, атмосферу и внешнюю твёрдую оболочку Земли. Но, оказывается, от Солнца, в определённой степени, зависят дорожные происшествия, цена на зерно и даже вес и рост младенцев. Зависимость Земли от Солнца грандиозна, но в скором будущем она может оказаться катастрофической. Старение звезды будет сопровождаться сжатием внутренних слоёв. Однако внешняя оболочка, напротив, начнёт расширяться. Увеличиваясь, Солнце поглотит Меркурий, Венеру, Землю и Марс. Вселенский Разум считает эту угрозу самой насущной для нашей планеты и, как видите, не только для неё. Но и это ещё не всё. Вы никогда не задумывались о том, что наша Вселенная имеет уникальную серию фундаментальных постоянных? Что бы случилось с ней и со всеми нами, если бы масса электрона была в три раза больше или масса протона немного меньше? Так вот, всё это может случиться, и тоже – в ближайшем будущем. В некоторых Галактиках, в том числе – в нашей, Вселенский Разум отметил увеличение массы электрона. Это чревато исчезновением атомов и молекул. Если процесс будет продолжаться, он окажет на Вселенную колоссальное воздействие. Звёзды и Галактики полностью изменятся. Они будут состоять из одних нейтронов. Вселенский Разум уже потерял несколько атомов. Над материей нависла угроза распада. В отличие от Вселенского Разума, наши с вами физические тела имеют совершенно определённую форму, которая сильно пострадает от распада атомов. Что касается меня, то я бы не хотел состоять из одних нейтронов».



Произнеся последние слова своей судьбоносной речи, Квазарик обаятельно улыбнулся и попросил коллег не впадать в панику, а осознать своё высокое предназначение. Авторитет руководителя был столь велик, что лунатики, нахмурив лбы, тут же принялись осознавать своё предназначение. Уточнив дату следующего заседания, Квазарик попрощался со всеми, кроме Снежаны. Руководитель «Общества лунатиков» сначала превратился в обычного мальчика с голубыми глазами, а потом спросил: «Ну как – понравилось?» «Очень, – ответила Снежана. – Только я не всё поняла. В гимназии мы не проходили про угрозы и про Вселенский Разум». «Мы тебя подучим, и ты станешь настоящей лунатикой». «Я не хочу быть лунатикой, я хочу быть лунатиком», – оскорбилась Снежана. «Этого требует Устав, – вздохнул Квазарик. – Мальчик – лунатик. А девочка – лунатика. Соглашайся, пожалуйста». «Сначала я должна посоветоваться с Валентиной Терешковой», – наполовину сдалась Снежана. «Только поскорее, – попросил Квазарик. – А то мы не успеем справиться со всеми угрозами». Снежана поспешила телепортироваться домой и бросилась разыскивать «Телефонную книгу космонавтов». После разговора с Валентиной Терешковой она тут же позвонила Квазарику и сообщила, что согласна стать лунатикой. Мальчик очень обрадовался. «А зачем я вам нужна?» – задала Снежана вопрос, который давно вертелся у неё на языке. «Как – зачем? Ты не поняла?! – было слышно, как Квазарик разволновался. – Надо поскорее собрать о Луне побольше сведений и передать их учёным». «Но почему – я?» «У нас в „Обществе“ мало лунатиков. Им нужна хорошая подмога». «А если я не справлюсь?» «Справишься. Сен-Жучка не ошибается». «А при чём тут Сен-Жучка??» «Как при чём? Она совершила уже пять полётов. Но Сен-Жучка всё-таки собака, и ей очень трудно». «Это она всех рекомендовала?» «Нет, многих рекомендовал Вселенский Разум». «Это кто – бог?» «Ну что ты! Бога нет, по крайней мере, в нашей Вселенной». «А ты откуда знаешь?» «От Вселенского Разума. Я тебе как-нибудь про него расскажу». «А почему ты всё это не расскажешь взрослым?» «Мы пытались. Они не поверили. А некоторые даже стали вредить». «А кто это – мы?» «Мы – посредники». «Кто??» «Я объясню, когда будет время. Угрозы очень велики. Надо спешить». «А если взрослые опять не поверят?» «Мы представим много убедительных сведений. И потом у нас нет другого выхода. Вся надежда – на лунатиков». «Неужели мы такие всесильные? Бабушка говорит, что я больная. Мне выписали антилунатин». «Выброси его поскорее. Никакая ты не больная. Ты – особенная. Во время лунатизма человек способен совершать чудеса. Это необыкновенное состояние организма, когда он сливается со Вселенной». «Значит, все лунатики могут стать космическими путешественниками?» «В принципе – да, при наличии хорошей подготовки. Только путешественники тоже бывают разные. Нам нужны очень хорошие лунатики». «А я могу полететь на Меркурий?» «Может быть, смогла бы. Но мы не имеем права подвергать людей такому риску. Тебя притягивает Луна». «А ты откуда знаешь?» «Вселенский Разум сказал». «Так это он – главный?» «Конечно. Я только посредник. Он выбрал меня, чтобы спасти Землю, а может быть, всю Вселенную». «Всю Вселенную?! Я... готова». «Хорошо, – ещё больше обрадовался Квазарик. – Тогда для начала пойдём в Планетарий на экскурсию».

В Планетарии собралось всё «Общество лунатиков», а экскурсию проводил сам Квазарик. Он повёл мальчиков и девочек в большой зал, наподобие Колонного зала Дома Союзов. Ребята уселись в необычные мягкие кресла. Необычными они были из-за подушечек, которые лежали наверху спинок. Лунатики удобно устроили головы на подушечках. Свет погас – и на месте потолка разверзлась бездна Вселенной. «Как видите, она не такая уж большая», – послышался успокаивающий голос экскурсовода. «Это вся Вселенная? – удивилась Снежана. – А что за ней?» «Неизвестно, – вздохнул Квазарик. – Может быть, ничего, а может быть, другая Вселенная». «Разве Вселенский Разум этого не знает?» «Нет, конечно. Он ведь Вселенский. Он знает только то, что происходит во Вселенной». «А я думала, что она бесконечна», – раздался знакомый голос прекрасной венерики. «Конечна, слава Вселенскому Разуму! – не сдержал эмоций Квазарик. – Вы представляете, что бы тогда было?! Ведь Вселенная постоянно расширяется, в ней всё находится в движении. Что такое расширяющаяся до бесконечности Вселенная? Рано или поздно – полное разрушение. Бесконечное пространство, холод и темнота. У этой Вселенной нет будущего». «А у нашей Вселенной есть будущее?» – спросил сиплый голос. Снежана уже познакомилась с его обладателем – меркуриком. «Есть, слава Вселенскому Разуму! – опять разволновался Квазарик. – Её расширение конечно, в какой-то момент начнётся сжатие. В конце концов она опять превратится в точку». «И всё?!» – ужаснулся рыжий марсиатик. «Учёные полагают, что это новое начало. Опять произойдёт Большой взрыв, и начнётся новая жизнь Вселенной». Вопросы кончились. Зажёгся свет – и Вселенная над головой лунатиков превратилась в белый потолок. А экскурсовод – в очень обаятельного мальчика. И, конечно, Снежана не устояла перед обаянием Квазарика, когда он пригласил её на свидание. Но... свидание пришлось отложить до лучших времён. Произошло нечто непредвиденное и ужасное.

Это началось с беспорядка в детской. В девять часов утра Мама, как обычно, пошла будить девочек и остановилась на пороге их комнаты. Её поразил беспорядок, от которого она успела отвыкнуть. Папа, наоборот, ликовал. «Наша дочь выздоровела!» – радостно воскликнул он. Ната захлопала в ладошки с криками: «Уха! Уха!» А Бабушка побежала за советом к идеальной соседке. Доктор сказочных наук, профессор Василиса Ивановна Премудрая разложила карты – и Снежане выпала дальняя дорога. Всю ночь, не смыкая глаз, сказочная учёная просидела перед волшебным зеркалом, напряжённо всматриваясь в изображение Снежаны. Под утро на зеркальной поверхности мелькнуло лицо мальчика с голубыми глазами. После чего Василиса Ивановна приготовила кофейную гущу, на которой явственно проступило странное имя «Квазарик». Бабушке она рассказала, что внучка влюбилась в голубоглазого мальчика по имени Квазарик и собирается с ним в дальнюю дорогу. Бабушка всплеснула руками и объяснила Маме с Папой: «Влюбилась – вот и вылечилась». Папа тут же с ней согласился, а Мама недоверчиво произнесла: «Обычно бывает наоборот». После чего её подозрения усилились, и они снова привели Маму под диван. Ночные события превзошли все её ожидания. Как только младшая сестра заснула, Снежана вынула из-под подушки мобильный телефон. Под диваном Мама прикрыла сердце тапочком, чтобы дочь не услышала его биение. Снежана поднесла трубку к уху, и телефонная лампочка осветила лицо девочки. Мама вгляделась в её лицо – из открытых глаз, как грибной дождь, капали мелкие слёзы. В детской раздался плачущий шёпот: «Это я. Ты не спал?... Случилось несчастье... Я не смогу летать... Да... Меня исключат из „Общества лунатиков“? А сколько ждать?... Вы будете меня ждать?...» Девочка шёпотом зарыдала, лампочка погасла и... Мама потеряла сознание.

Очнулась она от собственного кашля. Выглянула из-под дивана, убедилась в том, что дочери спят, и по-пластунски поползла будить Папу и Бабушку. Бабушка очень обрадовалась и сказала, что у девочки началась пора любви. Папа прослезился и продекламировал стихотворение Пушкина «На холмах Грузии лежит ночная мгла...» Мама вытерла ему слёзы белоснежным носовым платком и настояла на Семейном Совете. К девяти часам повестка была исчерпана. Семейный Совет решил обратиться за премудрым советом к Василисе Премудрой. После чего Мама и Папа пошли в детскую комнату, а Бабушка побежала на третий этаж. Сказочная соседка уже проснулась и делала гимнастику у раскрытого окна. Выслушав Бабушку, она вооружилась «Сказочным словарём» и стала ждать девочку. Вскоре пришла Снежана и сказала, что её прислала Мама за премудрым советом. Василиса Премудрая объяснила, что у неё их очень много. Но сначала Снежана должна ответить на несколько вопросов. Девочка насторожилась, но отказать Василисе Премудрой не смогла. Вопросы были следующие:

Кто такой Квазарик с голубыми глазами?

Что такое любовь?

Куда Снежана собирается лететь?

Услышав последний вопрос, девочка заплакала и долго не могла остановиться. Потом, наконец, успокоилась и взяла с Василисы Премудрой страшную клятву о неразглашении тайны. Сказочная героиня вынула из кармана перочинный ножик и сделала надрез на указательном пальце правой руки. На своей визитной карточке она кровью написала слово «Клянусь!» Потом слово сожгла, а пепел съела. Убедившись в непоколебимости Василисы Премудрой, Снежана рассказала ей про «Общество лунатиков» и про свою беду. Премудрая учёная открыла сказочный словарь и отыскала слово «лунатик». Она навела на слово волшебную лупу – и вдруг под ней засияло имя Барона Мюнхгаузена. «Обратимся за помощью к Барону Мюнхгаузену», – вслух произнесла свои мысли Василиса Премудрая. «А он разве лунатик?» – удивилась Снежана. «Сказочный словарь никогда не обманывает», – строго сказала волшебница. Она свистнула, как Соловей-разбойник, – и вдруг со стены слетел ковёр и улёгся у её ног.

За пять минут ковёр-самолёт домчал Василису Премудрую и Снежану до самой Африки. Там они увидели следующую картину: на берегу реки сидел лев и держал в пасти голову Барона Мюнхгаузена. Снежана вынула из кармана конфетку и показала её льву. Царь зверей широко разинул пасть, и Барон Мюнхгаузен благополучно извлёк из неё свою голову. После чего Снежана кинула конфетку в львиную пасть. Хищник проглотил лакомство, облизнулся и завилял хвостом. Барон Мюнхгаузен сделал изысканный поклон и воскликнул: «Я всегда говорил, что девочки не менее сообразительны, чем мальчики!» «Ну, конечно», – обиделась за девочек Снежана. «Я тебе очень благодарен, мой юный друг. Хотя я бы и сам справился», – не заметил обиды Барон Мюнхгаузен. «А вы лунатик?» – не удержалась Снежана. «А ты откуда знаешь?» – смутился Барон. «Мне сказала Василиса Премудрая», – объяснила девочка. «Приветствую премудрейшую из женщин!» – почтительно воскликнул самый галантный из всех сказочных персонажей. «Здравствуйте, Барон, – вежливо ответила Василиса Премудрая. – У нас к вам серьёзное дело». «Я весь к вашим услугам. Я всегда говорил, что женщины не менее сообразительны, чем мужчины». В отличие от Снежаны, Василиса Премудрая не обиделась, а сразу приступила к делу. «Эта девочка – мой друг. Её зовут Снежана. Она тоже лунатик. Вернее, была лунатиком, то есть лунатикой. Теперь она утратила эту способность. Её нужно вернуть, так как без неё Снежана не сможет полететь на Луну и спасти Землю от страшных угроз». Барон Мюнхгаузен сразу всё понял, потому что мужчины не менее сообразительны, чем девочки. «А меня она тоже спасёт?» – на всякий случай уточнил Барон. (Всё-таки он меркантильный сказочный персонаж). «Она всех спасёт», – безапелляционным тоном заявила Василиса Премудрая. «Хорошо помню мой первый полёт на Луну, – ударился в воспоминания Барон Мюнхгаузен. – Это было самое яркое приключение. Мои юные друзья должны знать, что космические путешествия лучше совершать ночью в лунатическом состоянии...» «Вы можете вернуть Снежане это состояние, Барон?» – прервала его красноречие Василиса Премудрая. «Это проще простого, премудрейшая Василиса Ивановна. Айн момент. Рецепт я записал на манжете. Один волос льва – сжечь. Добавить три капли яда олеандра, одну каплю пчелиного молочка, толчёную скорлупу голубиного яйца, размешать в ста граммах дистиллированной воды и выпить за два часа до захода солнца. Эффект гарантирую».

Василиса Премудрая нахмурила лоб, a Снежана подошла ко льву, который в течение всего разговора не переставал вилять хвостом. Девочка вырвала из львиного хвоста волосок, а хищник лизнул её в щёчку. «Сок олеандра за мной, Прекрасные Дамы, – любезно предложил Барон Мюнхгаузен. – Остальное, я полагаю, вы найдёте дома».

Пчелиное молочко нетрудно было отыскать на пасеке у Папы, голубиное яйцо добыла Сен-Жучка, а дистиллированную воду принесла из лаборатории Василиса Премудрая. За два часа до захода солнца Снежана выпила колдовское зелье, а поутру детская комната блестела, как стёклышко. В девять часов утра Папа вытер белоснежным платком единственную пылинку на «неваляшке», Мама опять что-то заподозрила, а Бабушка потребовала, чтобы «девочку оставили в покое». Всех рассудила Василиса Премудрая. Она объяснила, что Снежана «находится при исполнении», и пригрозила превратить в жабу каждого, кто обидит девочку. После чего Семейный Совет спешно покинул детскую, Ната закричала: «Я жаба», а Снежана смогла вздохнуть свободно. Теперь можно было пойти на свидание к Квазарику.

Увы! Свидание не оправдало её надежд. Целый день поклонник говорил о любви к... динозаврам. Сначала Квазарик повёл Снежану в Палеонтологический музей. Больше всего девочке понравился гигантский диплодок, который двигался, как настоящий, и пугал посетителей. Квазарик объяснил, что его не надо бояться, потому что он – травоядный. Диплодок относится к самым крупным динозаврам. Он один как пять слонов вместе взятых. У него очень длинный хвост и очень длинная шея, поэтому он так и называется – «двойной брус». Огромный динозавр опирается на четыре сильных ноги, которые подгибаются под тело и держат его, как колонны.

В музее Квазарик прочёл Снежане очередную лекцию – на этот раз о динозаврах. Снежана подумала, что он очень странный мальчик и не стоит ходить к нему на свидания. На этом странности не кончились. Из музея ребята отправились в кино. По дороге Квазарик завёл беседу о динозаврах. «Как ты к ним относишься?» – спросил поклонник древних ящеров. «С уважением», – пошутила девочка. Квазарик заметно обрадовался. «А кто тебе больше всех понравился?» «Тираннозавр – рекс». Квазарик ещё больше обрадовался. «А почему?» – спросил он. «Потому что он всех ел!» – Снежана лязгнула зубами и сделала страшное лицо. По правде сказать, поклонник начал её злить. Она ждала от него совсем других вопросов. Но Квазарик явно предпочитал ей древних ящеров. Он стал уверять девочку, что хищные динозавры совсем не такие опасные. Травоядные научились давать им отпор с помощью рогов и колючек. Человеку с его умом динозавры вовсе не страшны, а для учёных представляют особый интерес.

Снежана пристально посмотрела на Квазарика и поинтересовалась, почему у него такое странное имя. «Ты знаешь, что такое „квазары“?» – спросил мальчик. «Я забыла», – соврала Снежана. «Это самые далёкие известные нам небесные тела. На фотографиях они похожи на звёзды. Но это не звёзды. Они в сотни раз ярче, чем галактики». «А при чём здесь ты?» – не поняла девочка. «Все посредники имеют необычные имена. Это желание Вселенского Разума. Так ему легче нас отличать от обыкновенных людей». «А ты необыкновенный?» – продолжала допрашивать Снежана. «Все посредники необыкновенные», – очень серьёзно ответил Квазарик. «Что же в вас такого особенного?» «Мы знаем то, чего не знают другие люди. Нас учит Вселенский Разум». «А почему он не учит других людей?» «Потому что их слишком много». «А сколько на Земле посредников?» «Не знаю. Никто не знает. Но думаю, что тоже немало». «И чему вас научил Вселенский Разум?» «Секретам Вселенной. Теперь многие из них известны лунатикам, и у нас есть шанс спасти Землю». «А почему сам Вселенский Разум нас не спасает? Он же всемогущий». «Он только Разум. Он заботится о людях, как родители заботятся о своих детях». «И как же он о нас заботится?» «Он много раз предостерегал людей от необдуманных поступков. И мы, посредники, ему помогали. Без него история человечества, может быть, давно бы кончилась». «А какое ему до этого дело?» «Ему есть дело до всей Вселенной. А до людей – особенно. Он говорит, что люди – самые разумные существа во Вселенной». «Мы что – одни во всей Вселенной?!» «Я этого не говорил. Я сказал: самые разумные». «А разве Вселенский Разум не разумнее людей?» «Разумнее. Но он не существо». «А кто?» «Разум». «А его можно увидеть?» «А разве ты можешь увидеть свой разум или, например, мой?» «Значит, Вселенский Разум – как мой, только намного больше?» «И намного старше», – наконец обаятельно улыбнулся Квазарик. Ho Снежане было не до улыбок. «А сколько ему лет?» «Столько, сколько Вселенной, – двадцать миллиардов. Он родился вместе с ней – в момент Большого взрыва. Сначала это был один атом, а может быть, один электрон. После взрыва точки Вселенная начала расширяться, и Вселенский Разум – тоже. Он расширялся вместе со Вселенной и заполнил её всю – в том числе, и нас с тобой». «Значит, Вселенная разумна?» «Но не равномерно. Где-то Разума много, где-то мало, а где-то нет совсем». «А в нас – много?» «Больше, чем во всех других живых существах». «Значит, мы произошли от Вселенского Разума? А я думала, что от обезьян». «Это заблуждение. Нашими далёкими предками являются... звёзды. В нашем организме есть большинство химических элементов, которые встречаются во Вселенной. После Большого взрыва были только водород и гелий. Все остальные элементы появились только благодаря термоядерному синтезу, который происходит в ядрах звёзд. Миллиарды лет назад эти элементы были выброшены в звёздное пространство. Потом стали составными элементами туманности, из которой родились Солнце и Земля. Теперь они входят в состав наших тел». «Мы что – состоим из звёздного материала?» «Вот именно». «Меня Мама называет „звёздочкой“. „Ты такая и есть“. Снежана, затаив дыхание, ждала продолжения, но оно не последовало. Может быть, в кинотеатре произойдёт то, ради чего она пришла на свидание? Однако в кинотеатре произошла... новая лекция о динозаврах. Объяснений было очень много, но ни одного – в любви. Ребята смотрели американский фильм „Динозавры“. На экране древние ящеры страдали от голода и от холода. Они влюблялись и умирали. Снежане было их ужасно жалко. Но Квазарик, видимо, считал, что недостаточно. Он явно пытался её разжалобить. Из его шёпота девочка узнала, что динозавры жили себе жили сто пятьдесят миллионов лет, а потом все вдруг умерли. Это произошло шестьдесят пять миллионов лет назад, и сейчас очень трудно выяснить причину. Одни учёные считают, что на Землю упал астероид. Над планетой поднялось столько пыли, что небо надолго потемнело. Погибли растения, а вслед за ними – и ящеры. Другие считают, что млекопитающие съели все яйца динозавров. Есть предположение, что они погибли из-за внезапного похолодания на Земле. Но все гипотезы имеют слабые стороны, и тайна гибели динозавров до сих пор не раскрыта. „А Вселенский Разум разве этого не знает?“ – шёпотом спросила Снежана. Ответить Квазарик не успел, потому что потерявшие терпение соседи выгнали ребят из кинозала. „Тебя проводить?“ – обаятельно спросил Квазарик. „Нет, я телепортируюсь“, – необаятельно ответила Снежана. Но она не спешила нажимать на джойстик. „Встретимся на заседании „Общества“, – напомнил Квазарик. „Ты знаешь, – зло сказала девочка, – зря тебя не назвали «диплодоком“. И вообще ты совсем не обаятельный“. Поклонник удивлённо раскрыл рот, а Снежана быстро нажала на джойстик, чтобы не услышать очередной лекции о динозаврах.



Три дня она сомневалась в том, что пойдёт на заседание «Общества». На четвёртый день любознательность победила обиду – и девочка телепортировалась в шестигранный зал. За столом она увидела Квазарика, на котором не было самого главного – лица. Напрочь забыв об обаянии, руководитель «Общества лунатиков» объявил, что заседание отменяется. Причина трагическая: из путешествия не вернулся сатурник Серёжа Белов. Квазарик вынул из кармана мобильный телефон и что-то пролаял в трубку. Через несколько минут в зал заседаний телепортировалась Сен-Жучка. Правой передней лапой она пожала каждому из лунатиков правую переднюю руку и произнесла приветствие на изысканном дворняжском лае. Квазарик перевёл, потому что из всего «Общества» он один лаял по-собачьи. Потом он извинился перед лунатиками и о чём-то полаял с Сен-Жучкой. Поблагодарив идеального друга на человеческом языке, Квазарик объявил «Обществу», что все путешествия отменяются. Лунатики немедленно приступают к поискам Серёжи Белова. На помощь, как всегда, пришёл идеальный друг. Сен-Жучка отправляется на Сатурн в ближайшую ночь. О результатах полёта она доложит «Обществу» на следующем заседании. Лунатики удручённо телепортировались, а Снежана подошла к Квазарику, чтобы его поддержать. К руководителю вернулось лицо, и он неожиданно спросил: «А ты бы хотела жить среди динозавров?» Девочка испугалась, что у неё лопнет терпение, и поспешила нажать на джойстик.

На следующее утро в одиннадцать часов всё «Общество» было в сборе. Доклад Сен-Жучки в переводе Квазарика огорошил и потряс лунатиков. Буквально она пролаяла следующее: «Известно, что Сатурн – одна из самых крупных планет солнечной системы. Планета примечательна своими кольцами, состоящими из мелких твёрдых частиц. У Сатурна около двадцати спутников. Наиболее интересными являются Пандора и Прометей, которые „стерегут“ кольца, как пастухи стерегут стадо. Большое впечатление производят Эпиметей и Янус, которые „танцуют“ в космосе, меняясь орбитами. Однако феноменом солнечной системы является Титан. По размерам он больше Меркурия и Плутона. Спутник имеет атмосферу, близкую атмосфере Земли. Она состоит, главным образом, из азота. Давление на Титане в полтора раза больше, чем на нашей планете. Спутник, как скатертью, накрыт плотным слоем облаков. Не обнаружив на Сатурне следов пребывания нашего товарища, я решила осмотреть спутники. Титан был пятым по счёту. Не скажу, что я с лёгкостью пробилась через толщу метановых облаков и метановые дожди. Большая часть спутника оказалась покрыта океанами жидкого метана. На берегу одного из океанов я обнаружила Сёрежу Белова. Он был мёртв. Очевидно, Серёжа утонул в метановом океане. Там плавали остатки кометы, на которой он прилетел. Простите меня, я не сумела перевезти его на Землю». Сен-Жучка утёрла лапой скупые собачьи слёзы.

«Если Серёжа утонул, то как ты могла обнаружить его на берегу?» – не поняла Снежана. «Я думаю, что кто-то его перенёс», – не очень уверенно пролаяла Сен-Жучка. «Кто?!» – в один голос воскликнули лунатики. «Не знаю, – развела лапами Сен-Жучка. – Но вот что я вам пролаю. На суше я видела живых существ, похожих на наших черепах, только очень больших. Бросается в глаза то, что их панцирь скорее напоминает броню. Ещё одно любопытное наблюдение. В жидком метане плавают „рыбы“, очень похожие на камыши». «А чем они дышат?» – спросила любознательная венерика. «По-моему, они не дышат, – очень неуверенно пролаяла Сен-Жучка. – По крайней мере, я бы на их месте не дышала».

Квазарик перевёл и закрыл лицо руками. Когда он его открыл, глаза были сухие, а руки мокрые. «Что я скажу Вселенскому Разуму?» – хрипло прошептал мальчик. Потом взял себя в руки и объявил заседание закрытым. Плачущие лунатики телепортировались почти мгновенно. Снежана подошла к Квазарику и разрыдалась у него на груди. Она ждала слов утешения, но услышала... всё тот же вопрос: «Как ты относишься к динозаврам?» Снежана заглянула в распахнутые голубые глаза Квазарика и обеспокоенно спросила: «У тебя голова не болит?» «Болит, – признался мальчик. – И сердце тоже», – добавил он шёпотом. «Тогда обратись к врачу», – посоветовала Снежана. «Не поможет». «А что поможет?» «Полёт на Плутон... вместе с тобой». «Полетели», – обрадовалась девочка. «Ты не поняла... навсегда». «Как это?» «Я сейчас всё объясню. Что люди знают о Плутоне? Это десятое по величине небесное тело, обращающееся вокруг Солнца. Его размеры соизмеримы с размерами Луны. На этом сходство не кончается. У Плутона есть спутник Харон. Плутон и его спутник смотрят друг на друга, образуя идеальную пару. Такая же участь ждёт в будущем Землю и Луну. Вот, пожалуй, и вся информация. Люди не знают главного: на Плутоне есть жизнь. Там сейчас мезозой и живут динозавры». «Где живут?» – промямлила Снежана. «В юрском периоде. Он самый лучший. Тёплый и влажный климат, мелководные моря. Там сейчас расцвет мира динозавров». «И диплодок живёт?» – начала соображать Снежана. «Да», – радостно подтвердил Квазарик. «А почему Вселенский Разум не расскажет это людям?» «Он говорит, что не может прожить за человечество его эру». «А зачем Вселенский Разум рассказал про Плутон посредникам?» «Он предложил нам туда переселиться... если не получится с „Обществом лунатиков“. „А разве не получилось?“ „Я думаю, после смерти сатурника Вселенский Разум распустит „Общество“. „А зачем вам туда переселяться?“ „Чтобы сохранить во Вселенной человеческий разум“. „Значит, ты мне предлагаешь жить на Плутоне вместе с вами и... с динозаврами?!“ „Да. Они совсем не страшные“. „Так ведь динозавры вымрут!“ „А мы останемся. Нам поможет Вселенский Разум“. „А мои родители тоже полетят?“ „Нет, они не проверенные“. „Динозавры проверенные, а родители – что, хуже? А вы проверьте!“ «Боюсь, осталось слишком мало времени“.

Снежане почему-то ещё больше захотелось плакать. «А я могу подумать?» – спросила девочка. «Конечно, – ответил влюблённый Квазарик. – У тебя есть время до следующего заседания».

Следующее заседание было очень коротким. Квазарик не переставал улыбаться. Он очень обаятельно сообщил, что «Общество лунатиков» прекращает свою работу. Такова воля Вселенского Разума.

Привыкшие к дисциплине лунатики страдали молча. «На прощанье я хочу вам сообщить важные сведения, – Квазарик сделал паузу. – Ни для кого не секрет, что солнечная система уникальна. Так вот – она уникальнее, чем вы думаете. Дело в том, что на всех планетах в той или иной форме есть жизнь. Что касается Земли, то на ней живут существа, самые разумные во всей Вселенной. Это мы с вами. Давайте пожелаем друг другу космического счастья и вселенских успехов».

Ошеломлённые лунатики дисциплинированно пожелали друг другу счастья, после чего все печально телепортировались. В шестигранном зале остались только Квазарик и Снежана. «Ну что – летишь?» – дрожащим голосом спросил мальчик. «Да», – таким же голосом ответила Снежана. «У тебя на сборы только неделя. Подумай и возьми с собой самое необходимое». «Понимаю: всё остальное есть у динозавров», – грустно пошутила девочка. «Нет, конечно. Но мы же люди. Обойдёмся без помощи древних ящеров». «И откуда мы летим?» – спросила Снежана. «Отсюда». «Как?!» «Мы просто телепортируемся», – обаятельно и влюблённо улыбнулся Квазарик.

Только эта улыбка поддерживала девочку в течение следующей недели. Она собиралась и плакала, плакала и собиралась. Мама, конечно, заподозрила неладное. Но вспомнила про жабу, сжала губы и беззвучно зарыдала. Зато Ната, которая ничего не боялась, не замедлила со своим мнением. «А Макс лучше», – сказала малышка. «Лучше кого?» – насторожилась Снежана. «Лучше, чем Плутон». Старшая сестра широко раскрыла рот и принялась обучать младшую сестрёнку букве «р».

До отлёта на Плутон оставалось два дня. Снежана решила их потратить на уборку детской комнаты. Она приходила из гимназии с ранцем, набитым пятёрками, изумляла Бабушку идеальными успехами, а потом принималась за детскую, которая и так сияла чистотой. В субботу к ней присоединился Папа. С влажными от умиления глазами он ползал по полу и белоснежным платком тёр его до умопомрачения. Бабушка ходила из угла в угол и время от времени провозглашала: «Какая идеальная работа! Какой идеальный ребёнок! Какая идеальная семья!» Мама долго и подозрительно смотрела то на Снежану, то на Папу, то на Бабушку. Наконец не выдержала и пошла жаловаться Василисе Премудрой.

Но было уже поздно – десять часов вечера. А в десять ноль пять Снежана нажала на джойстик и телепортировалась в шестигранный зал. Там она увидела... двух собак – Сен-Жучку и Бернара. «А что здесь делает Бернар?» – изумилась девочка. «Прошу называть меня Сен-Бернаром», – с чувством собственного достоинства проговорил пёс на ломаном человеческом языке. Снежана поздравила его со вступлением в Дворняжский клуб, а потом спросила, куда подевались посредники. «На Плутон, конечно», – напомнила Сен-Жучка на хорошем человеческом языке с московским акцентом. «Разве я опоздала?» – слегка огорчилась девочка. «Нет, – объяснила Сен-Жучка. – Они улетели на минуту раньше. Тебе записка от Квазарика». Снежана взяла записку из левой передней лапы дворняжки и прочла следующее: «Ты права, Снежана, динозавры небезопасны, особенно аллозавры. Будь счастлива на Земле. Становись космонавткой и прилетай к нам в гости. Всегда твой Квазарик». Снежана заплакала и почувствовала облегчение. «Ты думаешь, я буду космонавткой?» – спросила она у Сен-Жучки. «Конечно, – не задумываясь, ответила дворняжка. – С тобой мы – твои друзья. Ты не сомневайся, Сен-Бернар тоже идеальный друг». «Ав, ав», – на чистейшем дворняжском лае подтвердил новоиспечённый член Дворняжского клуба. «А теперь мы побежали. Через час заседание в клубе», – извиняющимся тоном закончила разговор Сен-Жучка. Оставшись одна, девочка с грустью посмотрела на карту Плутона. Она была почти пустой. Снежана подошла к карте и нарисовала на ней диплодока. «Получился как настоящий», – раздался сверху бархатный баритон. Девочка посмотрела вверх – там никого не было. «Вы кто?» – испугалась Снежана. «Не бойся, я Вселенский Разум», – сказал баритон. «А что вы здесь делаете?» «С тобой разговариваю». «Зачем?» «Хочу предложить дружбу». «А если я откажусь?» «Тогда я тут же уйду». «Не уходите, пожалуйста! – закричала Снежана. – Скажите, посредники уже на Плутоне?» «Да». «А что они делают?» «Знакомятся с динозаврами». «Я тоже должна была полететь». «Я знаю. Квазарик считает, что на Земле безопаснее». «Вы тоже так считаете?» «На Земле, конечно, нет динозавров. Но если люди не отведут угрозы от своей планеты, очень скоро здесь будет намного опаснее». «Какие люди?» «Все – вы!» «И я тоже?» «Конечно. Поэтому я к тебе пришёл». «А что я должна делать?» «Для начала познакомиться с учёными, космонавтами». «Я знакома с Валентиной Терешковой». «Очень хорошо. Вот и расскажи ей всё, что знаешь». «Про что?» «Про „Общество лунатиков“, про угрозы». «Прямо сейчас?» «Поторопись, девочка. У тебя мало времени. Эра человечества насчитывает всего три миллиона лет. Неужели вы хуже динозавров?» «Мы не хуже. Я побежала... спасать человечество». «Желаю тебе вселенских успехов». Снежана почувствовала на щеке тепло мягкой ладони, а в воздухе – запах парного молока.

«Космонавтка» звучит не хуже, чем «лунатика», – подумала девочка, нажала на джойстик и телепортировалась во взрослую жизнь.


Купить книгу "Лунатика" Соколова Марина

home | my bookshelf | | Лунатика |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу