Book: Обманутая



Обманутая

Морган Райс

Обманутая

Купить книгу "Обманутая" Райс Морган

Copyright © 2011 by Morgan Rice


Все права защищены. Кроме случаев, оговорённых в Законе об авторском праве от 1976 года, запрещено копировать, распространять или передавать данное произведение и его части в любой форме и любыми средствами, а также хранить в любой базе данных или системе поиска без предварительного получения разрешения от автора произведения.


Данная электронная книга предназначена только для личного пользования. Данную электронную книгу запрещено перепродавать или передавать другим лицам. Если вы желаете поделиться этой книгой с другим лицом, просим вас приобрести дополнительную копию книги для этого человека. Если вы читаете эту книгу, но вы ее не покупали, или она не была приобретена специально для вас, просим вас вернуть книгу и приобрести собственную копию произведения. Благодарим вас за проявленное уважение к работе автора.


Данная книга является художественным произведением. Имена, герои, названия организаций, мест, событий и происшествий являются вымышленными. Любое совпадение с реальными имена и жизнями людей, ныне живущих или умерших, является случайным.

Jacket art © iStock.com / © Ivan Bliznetsov

* * *

ФАКТ:

На реке Гудзон, в 96 км к северу от Манхеттена находится небольшой, ничем не примечательный остров с развалинами шотландского замка. Остров называется Поллепел. Назван он был в честь девушки по имени Полли, которую сотни лет назад льдина вынесла на его берег. Согласно легенде её спас возлюбленный, с который они позже поженились на этом самом острове.

«Скажу тебе, за семь десятков лет

Я повидал вещей немало странных

И страшные часы могу припомнить,

Однако с ужасами этой ночи

Все прошлое в сравненье не идет».

Уильям Шекспир, «Макбет»

Глава первая

Остров Поллепел, река Гудзон, Нью-Йорк

(Настоящее время)

«Кейтлин? – произнёс тихий голос. – Кейтлин?»

Кейтлин Пейн услышала голос и постаралась открыть глаза. Это оказалось непросто, веки были словно налиты свинцом. Как Кейтлин ни старалась, открыть глаза не получалось. Через какое – то время её усилия увенчались успехом, она смогла открыть глаза на долю секунды лишь для того, чтобы увидеть, кому принадлежал этот голос.

Калеб.

Он стоял на коленях рядом с ней, и в глазах его читалось беспокойство.

«Кейтлин?» – снова произнёс он.

Кейтлин попыталась собраться с мыслями и избавиться от тумана в голове. Где она? Из того, что она увидела, можно было сделать вывод, что они находились в пустом, каменном помещении. Была ночь, свет от полной луны проникал внутрь через большое окно. Каменный пол, каменные стены и каменный потолок в форме арки. Камень выглядел старым и был отлично отёсан. Это, что, средневековый монастырь?

Кроме луны помещение освещал один единственный факел, закреплённый на дальней стене. Свет от него был скудным и тусклым. В помещении было слишком темно, чтобы Кейтлин могла рассмотреть что-либо ещё.

Она постаралась сфокусироваться на лице Калеба. Калеб был совсем близко, в паре десятков сантиметров от неё. Он внимательно смотрел на Кейтлин, и в глазах его медленно загоралась надежда, а руки сильнее сжимали её ладони. Его руки были тёплыми. Руки Кейтлин были холодными, как лёд. Они казались неживыми.

Как она ни старалась, но не могла побороть усталость. Глаза вновь закрылись. Веки были словно свинцовые. Кейтлин стало… плохо – это не совсем верное слово для описания её состояния. Ей стало тяжело. Кейтлин почувствовала, как вновь погружается в забытье. Она была пленником, застрявшим меж двух миров. Кейтлин не чувствовала собственного тела и не чувствовала себя живой…, но и мёртвой тоже. Ей казалось, что она безрезультатно пытается проснуться после долгого, глубокого сна.

Кейтлин попыталась вспомнить последние события. Бостон… кладбище Кингс – Чапел… меч. А потом… удар. Она вспомнила, как лежала на полу часовни, умирая. Рядом с ней был Калеб. А потом она увидела… его клыки совсем близко от собственной шеи.

Кейтлин почувствовала тупую, пульсирующую боль в горле. Видимо, болел укус. Именно о нём она просила, умоляла Калеба.

Кейтлин беспокоило собственное самочувствие. Что-то было не так. В венах её пульсировала ледяная кровь. Ей казалось, что она всё-таки умерла, а не превратилась в вампира. Ей казалось, что она застряла на полпути.

Сильнее всего Кейтлин чувствовала боль – глухую, пульсирующую боль в правом боку и животе. Видимо, именно там её пронзили мечом.

«То, что ты чувствуешь, совершенно нормально, – сказал Калеб тихим голосом. – Не бойся, через это проходят все вновь обращённые вампиры. Скоро тебе станет лучше, я обещаю. Скоро боль уйдёт».

Кейтлин хотела улыбнуться, поднять руку и провести ей по его лицу. Один лишь звук его голоса делал мир прекрасней. Ради Калеба она готова была пройти через что угодно. Сейчас она могла остаться с ним навеки, и эта надежда окрыляла её.

Кейтлин чувствовала себя совершенно вымотанной. Тело её отказывалось реагировать на приказы мозга. Она не могла растянуть губы в улыбке, не могла собраться с силами, чтобы поднять руку. Ей казалось, она вновь погружается в сон…

Вдруг в мозгу промелькнула мысль, которая заставила её очнуться. Меч… она помнила, что он лежал на полу, а потом его… похитили. Где он был сейчас?

Кейтлин вспомнила брата, Сэма. Он был без сознания, и его забрала с собой та девушка-вампир. Что с ним стало? Был ли он в безопасности?

И Калеб… Почему он был здесь, рядом с ней? Он должен искать Меч, чтобы остановить их. Был ли он здесь из-за неё? Пожертвовал ли он всем, чтобы быть рядом с ней?

Вопросы не давали Кейтлин покоя.

У неё ушли все силы на то, чтобы слегка разжать губы:

«Меч, – смогла прошептать она. В горле пересохло, и каждый звук причинял ей боль. – Ты должен идти… Спасти…»

«Шшш, – прервал её Калеб. – Тебе нужно отдыхать».

Кейтлин хотела так много ему сказать. Она хотела сказать ему, как сильно она его любит, как она благодарна, и как надеялась, что он никогда её не покинет.

С этим признанием Кейтлин придётся подождать. Она вновь провалилась в беспамятство, и губы прекратили её слушаться. Как Кейтлин ни старалась, она погружалась всё глубже и глубже в темноту, возвращаясь к состоянию бессмертного сна.

Глава вторая

Пролетая над северной частью Манхеттена, Кайл чувствовал себя как никогда гордым. Позади летел Сергей, его преданный солдат, а за ним – сотни вампиров, присоединившихся к ним в пути. Кайл закрепил легендарный Меч за пояс, и этим всё было сказано. К моменту, когда он пролетал над восточным побережьем, новости о его победе уже распространились среди злобных вампиров, немедленно принявших решение присоединиться к его армии прямо сейчас. Они знали о грядущей войне, и репутация Кайла внушала им уважение. Эти корыстные вампиры понимали, что куда бы он ни направлялся, Кайл будет сеять смерть и ужас, и они хотели стать частью всего этого.

Кайла несказанно радовало осознание того, что армия его росла, а пролетая над городом, он чувствовал себя ещё более уверенным в своей грядущей победе. Сергей сделал ему большое одолжение, схватив Меч и ранив им эту девчонку, Кейтлин. Кайла его поступок немало удивил. Он и не подозревал, что Сергей обладал подобными качествами. Кайл явно его недооценил и в награду решил оставить Сергея в живых, сообразив, что из него может выйти неплохой помощник. Что ещё более поразило Кайла, так это то, что Сергей послушно передал ему Меч, как только они вышли из Королевской часовни. Сергей знал своё место. Если всё также пойдёт и дальше, то, возможно, Кайл доверит ему управление своим собственным небольшим легионом вампиров. Кайл ненавидел большее из того, что касалось людей, но ценил одно из присущих им качеств – преданность, особенно после того, как его собственный народ, клан Чёрной волны, поступил с ним. Перечеркнув тысячи лет преданной службы, Рексиус, его верховный лидер, изгнал Кайла, как паршивого пса, как-будто все эти столетия ничего не значили. И всё из-за какой-то мелочи. Просто уму непостижимо!

План Кайла сработал великолепно. Сейчас, когда в его руках был Меч, ничто – абсолютно ничто – не могло встать у него на пути. Скоро он начнёт войну против человеческой расы и других рас вампиров.

Пролетая дальше и пересекая Гарлем, Кайл спустился чуть ниже и использовал своё сверх-зрение вампира, чтобы лучше рассмотреть, что же происходило внизу. От увиденного улыбка его стала ещё шире.

Распространённый им вирус бубонной чумы действовал безотказно. На улицах царило смятение и хаос. Жалкие людишки заполонили улицы, поворачивая машины не туда, путая полосы движения, крича и ругаясь друг с другом, грабя и разоряя магазины. Кайл увидел на большинстве из них ужасные язвы, свидетельствующие о заражении чумой. Ещё он видел горы трупов, лежащие почти на всех улицах. Там внизу был настоящий Армагеддон. Ничто не могло сделать его счастливее.

Через несколько дней умрёт большинство жителей города, а он и его армия расправятся с остальными. Это будет неслыханный пир с великолепной охотой, после которого они поработят оставшихся в живых людей.

Единственное, что омрачало прекрасную картину, это Белый клан, эти жалкие вампиры, питающиеся животными и думающие, что они лучше остальных. Само собой разумеется, они попытаются с ним бороться, но им не одолеть силу Меча. Как только Кайл разберётся с людьми, он расправится и с ними.

Сначала же, и это было самым главным, он вернёт своё место в собственном клане, пусть для этого ему даже придётся применить силу. Рексиус совершил непоправимую ошибку, наказав его. При этой мысли Кайл дотронулся до грубых шрамов, покрывающих одну часть его лица. Это было его проклятьем, его наказанием за то, что он позволил Кейтлин сбежать. Рексиус заплатит за каждый его шрам. Рексиус обладал большой властью, но сейчас, имея в своих руках Меч, власть Кайла была ещё более значительна. Кайл не успокоится, пока не убьёт Рексиуса собственными руками и не провозгласит себя новым верховным лидером клана.

Эта мысль заставила Кайла широко улыбнуться. Верховный лидер. После всех этих лет… Именно этого он заслуживал, именно это было его судьбой.

Кайл и его свита пролетали на Центральным парком, Средним Манхеттеном, Юнион-сквер и Гринвич-Виллидж… Они направлялись к городской ратуши.

Кайл ловко приземлился на землю, позади него раздался топот сотен опустившихся на тротуар ног. Его армия была огромной. Триумфальное возвращение, подумал про себя Кайл.

Он уже было направился к воротам Ратуши, готовый сорвать двери с петель и начать войну, как его внимание отвлекли. То, что он увидел, его мало обрадовало.

Используя своё сверх-зрение, Кайл оглядел несколько ближайших кварталов, остановив взгляд на суматохе около Бруклинского моста. Там в жуткой пробке стояли сотни машин – все они пытались покинут город. Мост был перекрыт. Машинам преграждали путь несколько танков и военных грузовиков, из люков и кузовов которых выглядывали десятки солдат, направив дула автоматов на толпу. Очевидно, покидать остров было запрещено. Военные не хотели распространения вируса. Скорее всего, подобным образом они уже перекрыли все другие мосты и тоннели, ведущие с острова.

С одной стороны, именно этого Кайл и добивался: подобный исход ситуации был ему на руку, ведь люди были загнаны в ловушку, и он мог с лёгкостью убить их всех здесь, на Манхеттене.

С другой стороны, сейчас, когда он увидел всё своими глазами, ему стало не по себе. Он ненавидел власть во всех её проявлениях, включая военных. Сейчас он почти сочувствовал толпам людей, пытающимся покинуть остров. Власть не давала им этого сделать. От этой мысли Кайла бросило в жар.

Одновременно с этим, ему в голову пришла новая мысль. Почему бы не дать людям покинуть остров? От этого его план только выиграет. Они распространят чуму дальше, для начала в Бруклин. Да, их побег мог быть ему очень выгоден.

Кайл резко взмыл в воздух, направляясь к въезду на Бруклинский мост. За ним немедленно последовали сотни других вампиров.

Отлично, подумал он. Вампиры были верны, послушны и не задавали лишних вопросов. Превосходные качества хорошего солдата.

Кайл приземлился на капот машины, стоящей прямо рядом с мостом. Сотни вампиров с гулом приземлились на другие машины вокруг него.

В это же мгновение завыли сотни клаксонов. Судя по всему, людям не нравится, когда кто-то прохаживается по капоту их машин.

Кайла охватила ярость, как только он подумал о том, насколько эти людишки неблагодарны – он пришёл им помочь, а они нервировали его мерзким звуком автомобильных гудков.

Стоя на капоте внедорожника Saab, Кайл слышал, как водитель машины отчаянно ему сигналит. Он уже собирался спрыгнуть с капота, чтобы разобраться с военными, но вместо этого Кайл медленно повернулся, присел и заглянул в машину через лобовое стекло. В ответ на него смотрели несколько удивлённых пар глаз.

Это была обычная американская семья. Спереди сидели муж с женой, обоим было за 40. На заднем сиденье разместились двое их детей. Муж опустил стекло и потряс кулаком прямо перед лицом Кайла.

«А ну сваливай с моей машины!» – прокричал мужчина.

Всё ещё стоя на капоте, Кайл опустился на одно колено, размахнулся и разбил лобовое стекло кулаком. Схватив мужчину за воротник рубашки, он в одно мгновение вытащил его из машины прямо через обрзовавшуюся дыру. Вокруг всё было усыпано осколками стекла, а воздух звенел от криков жены и детей его новой жертвы.

Кайл стоял на капоте, широко улыбаясь и поднимая мужчину всё выше и выше над головой.

Мужчина стонал и кричал. По лицу его текла кровь.

Оскалившись, Кайл отклонился назад и кинул мужчину вперёд, будто запуская бумажный самолётик. Мужчина пролетел несколько десятков метров и приземлился на капот другой машины, также стоящей в пробке. Кайл очень надеялся, что мужчина был мёртв.

Пора было браться за дело. Кайл спрыгнул с капота и направился к огромным танкам, преградившим дорогу к мосту. По шороху он слышал, что сотни преданных солдат его армии двинулись за ним.

Чем ближе он подходил к боевым машинам, тем напряжённее становились лица солдат. Некоторые из них подняли автоматы и нацелили их дула на Кайла.

Метрах в тридцати от танков не было ни машин, ни людей. Периметр был ограждён, и никто не пытался нарушить эти границы.

Кайл же с лёгкостью пересёк черту, вышел на открытое пространство и направился прямо на танки.

«Стоять! – прокричал солдат, говоря в рупор. – НЕ приближаться! БУДЕМ стрелять без предупреждения!»

Кайл улыбнулся ещё шире и, не сбавляя шага, продолжил свой путь.

«Я сказал СТОЯТЬ! – вновь прокричал солдат. – Это ПОСЛЕДНЕЕ предупреждение! В городе действует комендантский час. В ночное время суток нам приказано стрелять в любого, кто откажется повиноваться!»

Кайл улыбнулся шире.

«Ночь – это моя территория», – ответил он.

Кайл продолжал надвигаться на солдат, когда вдруг они открыли огонь из всех орудий. Десятки солдат стреляли в Кайла и его людей из автоматов.

Кайл чувствовал боль от всех пуль, рикошетом отлетающих от его тела. Одна за другой они отскакивали от его груди, рук, головы и ног. Пули были словно капли дождя, по крайней мере, именно так ощущал их Кайл. Он улыбнулся, думаю о бесполезности человеческого оружия.

Кайл заметил, как перекосились от ужаса лица солдат, когда они осознали, что их оружие никак на него не действовало. Они не могли понять, как они его до сих пор не убили, и почему его свита также была неуязвима.

Времени на раздумья у них не было. Кайл подошёл вплотную к ближайшему танку, залез под него, засунул руки под звенья гусеницы и поднял танк высоко над головой. Пройдя так несколько метров, Кайл достиг перил моста. Пока он шёл, несколько солдат упали с танка, потеряв равновесие, но десятки других всеми силами пытались ухватиться за любые выступы и ручки, стараясь остаться на танке, чего бы им это ни стоило.

Какое глупое решение.

Кайл ускорился до бега, слегка размахнулся и со всей силы кинул танк в воду.

Сбив перила Бруклинского моста, танк камнем летел вниз, всё ниже и ниже к реке. Он постоянно переворачивался, и солдаты падали в воду с криком. Несколько секунд спустя танк опустился в воду, создав большую волну.

Машины вдруг словно оживились. Не теряя времени, испуганные жители Нью-Йорка надавили на педаль газа, и их машины ринулись через вновь образовавшийся выход на мост. Сотни машин покидали остров Манхеттен. Кайл смотрел на лица водителей и пассажиров отъезжающих машин, многие из них уже были поражены вирусом.

Кайл широко улыбнулся. Ночь собиралась быть великолепной.



Глава третья

Саманта смотрела, как перед ней со скрипом открываются массивные створчатые двери. В желудке вдруг стало пусто. Она вошла в покои лидера, окружённая несколькими вампирами-охранниками. Они не держали её, как пленницу, – они бы не посмели – вместо этого охранники следовали за ней по пятам, и этим было всё сказано. Саманта не была наказана, она просто находилась под домашним арестом, по крайней мере, до того момента, как эта встреча с Рексиусом подойдёт к концу. Он вызвал её как солдата, но мог и легко превратить в пленницу.

Двери с грохотом захлопнулись. Саманта огляделась и увидела, что зал был полон вампиров. Такого скопления себе подобных в одном месте она уже давно не видела. В зале были сотни и сотни вампиров. Они хотели быть свидетелями их разговора, хотели первыми узнать новости, послушать о Мече и о том, как она его упустила.

Главной причиной их появления здесь было желание видеть, как Саманту накажут. Все знали, что Рексиус ошибок не прощает, и что даже незначительные проступки требуют жестокого наказания. А ошибка подобного масштаба должна повлечь за собой беспрецедентную расплату.

Саманта тоже это понимала и не пыталась убежать от судьбы. Она согласилась выполнить задание и не смогла справиться с поставленной задачей. Да, она нашла Меч, но она же его и упустила. Она позволила Кайлу и Сергею увести его прямо у себя из-под носа.

А ведь всё могло закончиться совсем иначе. Вид Меча отлично запечатлелся в её памяти. Он лежал там, на полу в Королевской часовне, в проходе меж скамей, в паре метров от неё. От обладания сокровищем Саманту отделяли какие-то считанные секунды. Она была так близка к тому, чтобы выполнить миссию и стать героем собственного клана…

А потом этот Кайл и его помощник Сергей ворвались в здание, сбили её с ног и украли Меч. Это было так несправедливо. Разве она могла предположить подобный исход событий?

И кем сейчас была Саманта? Преступницей, упустившей Меч и не справившейся с заданием. Преступницей, которой предстоит с лихвой заплатить за свои ошибки. Уж в этом-то Саманта была совершенно уверена.

Единственное, о чём она сейчас мечтала, так это о том, чтобы с Сэмом было всё в порядке. Когда их сбили с ног, он потерял сознание, поэтому Саманта вынесла его из часовни и принесла сюда. Она хотела, чтобы он был рядом. Она была не готова отказаться от него и бросить Сэма одного посреди улицы, поэтому она приняла решение привести его сюда. Она проникла в подземелье, убедилась, что никто её не видит, и надёжно спрятала Сэма в пустующей комнате. Насколько ей было известно, никто за ней не следил. В той комнате Сэм был в безопасности от этих хищных вампиров. Саманта расскажет обо всём Рексиусу, понесёт заслуженное наказание, а потом дождётся рассвета, убедится, что все уснули, и сбежит вместе с Сэмом.

Она не могла сбежать сразу. Ей нужно было доложить лидеру, признаться во всём и понести наказание, иначе её всё равно рано или поздно поймают, а бегать и прятаться придётся всю жизнь. Как только Саманту накажут, все потеряют к ней интерес, и никто не будет её преследовать. Тогда-то она сможет забрать Сэма, и они уедут далеко-далеко отсюда, обоснуются где-нибудь и начнут новую жизнь. Только вдвоем.

Саманта не ожидала, что настолько сильно привяжется к Сэму. Сейчас, думая о своих приоритетах, она в первую очередь думала о нём. Саманта хотела быть с Сэмом. Ей нужно было быть рядом с ним. И, как безумно бы это ни звучало, но Саманта больше не представляла своей жизни без него. Она ненавидела себя за подобное признание и не знала, как позволила чувствам зайти там далеко. Влюбиться в подростка, так еще и в человека… Как же она презирала себя за подобную слабость! Но сердцу не прикажешь, так что не стоило и пытаться переубедить себя в том, что она ничего не чувствовала к Сэму.

Мысли о Сэме вселяли в неё надежду, пока она медленно шла к трону Рексиуса, готовясь с честью встретить приговор. Ей предстоит выдержать неописуемую боль, Саманта отлично это понимала, но верила, что мысли о Сэме помогут ей её пережить. Теперь ей было ради кого жить. Она защитит Сэма от всего этого ужаса. Ради него Саманта была готова пройти через что угодно.

Но будет ли Сэм также любить её после наказания? Зная Рексиуса, Саманта предполагала, что её ждёт йодноватая кислота, и Рексиус постарается оставить на её лице как можно больше уродливых шрамов. Она уже не будет такой красивой, как прежде. Будет ли Сэм всё равно любить её? Она очень на это надеялась.

В зале наступила гробовая тишина. Вампиры подошли ближе, стараясь не упустить ни единого слова из предстоящего разговора. Саманта сделала ещё несколько шагов по направлению к Рексиусу, опустилась на одно колено и склонила голову.

Рексиус, сидящий в нескольких метрах от неё, посмотрел на Саманту сверху вниз, пронзая её насквозь ледяным взглядом голубых глаз. Он внимательно смотрел на неё в течение нескольких минут, по крайней мере, так ей казалось. Возможно, прошло всего лишь несколько секунд. Она не поднимала головы. Уж лучше так, чем встретиться с ним взглядом.

«Итак, – произнёс Рексиус суровым голосом, разрезая словами тишину, – пора платить по счетам».

Последовало ещё несколько минут тишины, пока он внимательно изучал Саманту. Она знала, что оправдываться бесполезно, поэтому просто продолжала стоять, покорно склонив голову.

«Я дал тебе очень простое задание, – продолжил Рексиус. – Кайл не справился со своей миссией, и мне нужен был тот, кому я мог доверять. Я выбрал тебя, моего самого ценного солдата, никогда не подводившего меня за тысячи лет службы, – говорил он, сверля Саманту взглядом, – но именно сейчас, выполняя эту до боли простую миссию, ты провалилась, и провалилась с треском».

Саманта склонила голову ещё ниже.

«Теперь скажи мне, что же случилось с Мечом? Где он сейчас?»

«Мой господин, – медленно начала Саманта, – я выследила Кейтлин и Калеба. Я нашла их обоих. Я также нашла Меч и заставила Кейтлин его мне отдать. Он лежал на полу, в нескольких метрах от меня. Ещё секунда, и я бы завладела им и смогла бы вернуть его вам».

Саманта нервно сглотнула:

«Я и предвидеть не могла, что случится дальше. Я была ошеломлена, когда Кайл напал на меня…»

Громкий шёпот прокатился по залу.

«Только я собиралась схватить Меч, – продолжила Саманта, – как увидела, что он уже был в руках у Кайла. Он выбежал из часовни, и я не успела ничего сделать. Я пыталась его догнать, но он уже исчез. Сейчас Меч находится у него».

Ещё более громкая волна шёпота прошла по залу. Напряжение было невыносимым.

«ТИШИНА!» – прокричал какой-то голос.

Постепенно шёпот стих, и вновь воцарилось молчание.

«Получается, что после всего этого, – начал Рексиус, – ты позволила Кайлу завладеть Мечом? Ты практически сама положила его ему в руки».

Саманта знала, что оправдания и объяснения лишь усугубят ситуацию, но ничего не могла с собой поделать. Ей нужно было сказать хоть что-то в свою защиту: «Мой господин, я ничего не могла сделать…»

Рексиус прервал её речь, отрицательно покачав головой. Этот жест всегда вселял в Саманту ужас. Он означал, что дальше будет только хуже.

«Благодаря тебе сейчас мне нужно готовиться к двум войнам – к войне с этими жалкими людишками и войне с Кайлом».

В зале повисла зловещая тишина. Саманта каждой клеткой тела чувствовала приближение неминуемого наказания. Она была готова принять его. Её утешали лишь мысли о Сэме и осознание того, что они не смогут её убить. Вампиры так не поступали. Когда этот кошмар закончится, у неё начнётся новая жизнь, какой бы она ни была. И Сэм будет частью её нового мира.

«Для тебя я подготовил особое наказание», – медленно сказал Рексиус, расплываясь в зловещей улыбке.

Саманта услышала, как раскрылись створчатые двери, и обернулась.

Кровь застыла в её жилах.

Она увидела Сэма, закованного в цепи по рукам и ногам и ведомого двумя вампирами.

Они нашли его.

Во рту у Сэма был кляп, и как бы он ни старался от него избавиться и закричать, у него ничего не получалось. Глаза его округлились от шока и ужаса. Стража остановилась чуть поодаль: цепи Сэма звенели, его держали очень крепко и заставляли наблюдать за происходящим.

«Судя по всему, ты не только упустила Меч, но также влюбилась в человека, нарушая все правила нашей расы, – сказал Рексиус. – Твоё наказание, Саманта, будет заключаться в наблюдении за тем, как страдает тот, кого ты любишь. Насколько я могу судить, больше всех тебе дорога не твоя собственная жизнь, а этот мальчик – жалкий, маленький человеческий мальчишка. Отлично, – закончил Рексиус, наклоняясь ближе и улыбаясь, – тогда именно так мы тебя и накажем. Из-за тебя мальчику придётся пережить невыносимую боль».

Сердце Саманты готово было вырваться из груди. Подобного поворота она не ожидала, но и не могла допустить, чтобы с Сэмом что-либо случилось.

Она ринулась в атаку, набросившись на охранников Сэма. Одного она так сильно толкнула в грудь, что он отлетел назад на несколько метров.

Не успела она напасть на второго, как её скрутили несколько подоспевших вампиров. Они схватили её за руки и прижали к земле. Саманта старалась как могла, но вырваться у неё не получалось – её держало несколько вампиров, таких же сильных, как и она сама.

Она беспомощно смотрела, как другие вампиры тащят Сэма в центр зала. Они поставили его на том самом месте, где всегда происходили суровые наказания йодноватой кислотой. Для вампира подобное наказание было чрезвычайно болезненным и оставляло ужасные шрамы на всю жизнь. Боль, которую эта кислота причиняла человеку, просто невозможно описать. Она значила неминуемую смерть в жутких муках. Вампиры вели Сэма на казнь и заставляли её смотреть.

Рексиус довольно ухмыльнулся, когда Сэма приковали цепями к полу. По кивку верховного лидера один из вампиров сорвал ленту со рта Сэма.

Сэм испуганными глазами искал Саманту.

«Саманта! – закричал он. – Пожалуйста! Спаси меня!»

Как она ни старалась сдержаться, но слёзы брызнули у неё из глаз. Она не могла ничем, совершенно ничем ему помочь.

Шестеро вампиров направились к огромному железному котлу, содержимое которого громко шипело и булькало. Они наклонили его и водрузили на вершину лестницы. Котёл находился прямо над головой Сэма.

Сэм поднял глаза вверх.

Последнее, что он увидел, была булькающая и шипящая жидкость, выливающаяся из котла прямо ему на лицо.

Глава четвёртая

Кейтлин бежала. Цветы доходили ей до груди, и на бегу она прокладывала себе путь прямо через луг. Алое, как кровь, солнце висело большим яблоком на горизонте.

Обратившись спиной к солнцу, стоял её отец. Кейтлин видела только его силуэт. Она не могла рассмотреть его лица, но знала точно, что это был он.

Кейтлин бежала, не останавливаясь, страстно желая наконец-то его увидеть и обнять, но солнце садилось слишком быстро, уже через несколько секунд совсем скрывшись за горизонтом.

Кейтлин бежала по лугу в полной темноте. Отец продолжал ждать её. Она чувствовала, что он бы хотел, чтобы она бежала быстрее, ведь ему тоже хотелось её поскорее увидеть и обнять. Как она ни старалась, ноги не могли нести её быстрее, а отец всё больше и больше от неё отдалялся.

Пока Кейтлин бежала, на горизонте взошла луна – огромная алая луна, заслонившая собой всё небо. Луна была настолько близко, что Кейтлин могла отчётливо видеть все выемки и кратеры на её поверхности. Луна была как на ладони. Её отец был лишь силуэтом на её фоне, и пока Кейтлин бежала, ей казалось, что она бежит навстречу самому ночному светилу.

Добраться до отца не получалось, ноги совершенно перестали двигаться. Кейтлин посмотрела вниз и увидела, что цветы превратились в виноградную лозу и обвили её ноги. Стебли были настолько твёрдыми и толстыми, что совсем лишили её возможности передвигаться.

Кейтлин увидела, как к ней через луг медленно подкрадывается огромная змея. Кейтлин постаралась избавиться от своих пут, но это у неё не получалось. Всё, что ей оставалось, это стоять и смотреть, как приближается змея. Когда между ними было всего несколько метров, змея набросилась на Кейтлин, пытаясь вцепиться ей прямо в горло. Кейтлин развернулась, вскрикнула и почувствовала, как длинные змеиные клыки впились ей в горло. Боль была ужасной.

Вздрогнув, Кейтлин проснулась и села на кровати, тяжело дыша. Дотронувшись до горла, она провела пальцами по рубцующимся шрамами. На долю секунды Кейтлин потеряла связь с реальностью и, думая, что всё ещё находится во сне, нервно оглядела комнату в поисках змеи. В комнате было пусто.

Кейтлин потёрла горло. Рана болела, но не так сильно, как во сне. Кейтлин сделала глубокий вдох.

В холодном поту и с бешено бьющимся сердцем, она провела рукой по лицу и почувствовала влагу прилипших к вискам мокрых волос. Когда в последний раз она принимала ванну? А когда мыла волосы в последний раз? Она не помнила. Как долго она пролежала здесь? И где, собственно, она находилась?

Кейтлин внимательно оглядела комнату. Она откуда-то знала это место, может быть, видела его во сне, а, может быть, просто просыпалась и раньше. В каменной комнате было одно большое окно в виде арки, через которое были хорошо видны ночное небо и огромная полная луна, свет от которой проникал внутрь.

Кейтлин села на краешек кровати и задумчиво потёрла лоб, пытаясь хоть что-нибудь вспомнить. Стоило ей сесть, как её тут же пронзила жуткая боль в боку. Дотронувшись рукой до больного места, Кейтлин провела пальцами по затянувшейся ране, изо всех силясь вспомнить, откуда она взялась. На неё, что, кто-то напал?

Кейтлин упорно старалась вспомнить прошлые события, и постепенно память к ней вернулась. Бостон. «Тропа свободы». Королевская часовня. Меч. А потом… удар и…

Калеб. Он наклонился над ней… Кейтлин, чувствуя, что мир ускользает из-под ног, попросила, умоляла его обратить её…

Она вновь подняла руку и дотронулась до двух точек на шее, поняв, что Калеб внял её мольбам.

Это всё объясняло. Кейтлин встала на ноги, всё ещё в шоке от осознания произошедшего. Она обращена. И здесь она находится, чтобы восстановиться; а Калеб, скорее всего, приглядывает за ней. Она пошевелила руками и ногами, повернула голову влево и вправо, размяла плечи…

Кейтлин чувствовала себя по-другому, с этим нельзя было спорить. Она стала другой. Она чувствовала невероятную силу. Ей хотелось бегать, прыгать, разбивать стены и взмывать в воздух. А ещё Кейтлин почувствовала какие-то новообразования на спине, ниже лопаток. Их почти не было видно, но Кейтлин их чувствовала. Она понимала, что если ей захочется взлететь, они ей в этом помогут.

Вновь обретённая сила буквально опьяняла её. Кейтлин сгорала от нетерпения испытать новые способности. Она так долго пробыла взаперти – сколько времени прошло, Кейтлин не знала – что ей хотелось скорее окунуться в новую жизнь. У неё появилось ещё одно новое чувство – безрассудство, полное отсутствие страха смерти. Ей казалось, что она могла совершать какие угодно ошибки, ведь у неё впереди была целая вечность, чтобы их исправить. Она больше не боялась играть с огнём.

Обернувшись, Кейтлин посмотрела в окно, на ночное небо. Окно было в форме большой арки, и в нём не было стекла. Подобные окна можно увидеть в старинных средневековых монастырях.

Раньше бы Кейтлин-человек заколебалась, задумалась бы о своих действиях и, возможно, совсем бы передумала. Новая Кейтлин не знала сомнений. В ту же секунду, когда она только подумала о полёте, она разбежалась и направилась к окну.

Сделав несколько коротких шагов, Кейтлин запрыгнула на подоконник и выпрыгнула.

Инстинкт подсказывал ей, что как только она окажется в воздухе, у неё должны сразу же раскрыться крылья. Если она ошибалась, то её ждало болезненное падение на землю с высоты нескольких десятков метров. Новой Кейтлин казалось, что она не могла ошибаться.

И она не ошиблась. Как только Кейтлин выпрыгнула в темноту ночи, крылья у неё за спиной раскрылись, и она почувствовала опьяняющую радость полёта. Лететь было так легко и приятно. Кейтлин нравились её широкие и длинные крылья, её радовал свежий ночной воздух, проникающий в каждую клетку её лица, волос и тела. На дворе была ночь, но луна была такой большой и яркой, что было светло, как днём.

Кейтлин посмотрела на землю с высоты птичьего полёта. Она почувствовала приближение воды и оказалась права. Она была на острове. Вокруг неё во всех направлениях была вода. Остров окружала красивая широкая река. Сейчас река была спокойна, и в зеркале её поверхности отражалась луна. Кейтлин никогда не видела такой широкой реки. Посреди воды находился крошечный остров, на котором и был её новый дом. Остров был действительно небольшим, не больше нескольких километров в длину. Центром острова был старинный, полуразрушенный шотландский замок, окружённый густым лесом, который и занимал большую часть острова.

Летя в воздушных потоках, то опускаясь, то поднимаясь выше, разворачиваясь и кувыркаясь, Кейтлин вновь облетела остров. Некоторые части величественного замка были разрушены, но внутренние, скрытые от взгляда и непогоды части были почти в идеальном состоянии. В замке были внутренние дворики и внешние террасы, крепостные валы и сторожевые башни, винтовые лестницы и десятки гектар садов. Замок был настолько огромен, что здесь хватило бы места, чтобы разместить солдат небольшой армии.



Пролетая над замком, Кейтлин заметила, что его окна были освещены. Внутри были люди? Вампиры? Интуиция подсказывала ей, что она была права. Это были представители её расы. Они бродили по замку, общались друг с другом. Некоторые тренировались, бились на мечах или играли в игры. Остров был похож на улей, жизнь на нём кипела. Кто были эти люди? Почему она была среди них? Они похитили её?

Облетев замок, Кейтлин увидела окно, из которого недавно спрыгнула. Её держали на самом верху самой высокой башни, выходящей на большой крепостной вал и открытую террасу. На вершине башни стоял одинокий вампир. Кейтлин не нужно было подлетать ближе, чтобы разглядеть, кто это был. Кейтлин сразу же узнала его, ведь это был тот, кого она любила всем сердцем, и чья кровь бежала у неё по венам. Сейчас, когда он обратил её, Кейтлин любила его ещё больше. Это чувство было больше, чем любовь. Кейтлин знала, что одинокая фигура, охраняющая её покой, был Калеб.

При виде его сердце Кейтлин забилось быстрее. Он был здесь. Он вправду был здесь. Он стоял и ждал. Должно быть, всё это время он был рядом с ней, ожидая, когда она поправится.

Интересно, сколько прошло времени? Он всегда был рядом, даже несмотря на всё то, что случилось, и на то, что происходило прямо сейчас. Кейтлин любила Калеба так, что не могла выразить свои чувства словами. И сейчас у них наконец-то появился шанс быть вместе на века. Облокотившись о стену, Калеб стоял и спокойно смотрел на реку. Он выглядел озабоченным и грустным.

Кейтлин направилась прямо к нему, надеясь удивить его и впечатлить вновь обретёнными способностями.

Калеб с удивлением поднял на неё глаза, и его лицо озарила радость.

Что-то пошло не так, когда Кейтлин собиралась приземлиться рядом с ним. Она почувствовала, что теряет равновесие и не может контролировать собственные движения. Ей казалось, что она приземляется слишком быстро, а скорость была слишком большой, чтобы она могла совершать хоть какие-нибудь манёвры. Приземляясь на стену, Кейтлин никак не могла смягчить жёсткую посадку. Она содрала колени о камни и сильно ударилась о стену.

«Кейтлин!» – воскликнул Калеб, бросившись к ней.

Кейтлин лежала на твёрдых камнях, чувствуя неприятную ноющую боль в ноге. С ней было всё в порядке. Если бы сейчас перед Калебом была прежняя Кейтлин-человек, то она бы наверняка сломала несколько костей, но новая Кейтлин знала, что уже через несколько минут с ней всё будет в полном порядке.

Кейтлин была раздосадованна. Она хотела удивить Калеба и произвести на него впечатление, но вместо этого она выставила себя полной идиоткой.

«Кейтлин? – вновь спросил Калеб, опускаясь на землю рядом с ней и дотрагиваясь до её плеча. – С тобой всё хорошо?»

Кейтлин подняла на него глаза, неуверенно улыбаясь.

«Хотела произвести на тебя впечатление», – объяснила она, чувствуя себя невероятно глупо.

Калеб провёл по её ноге, осматривая рану.

«Я больше не человек, – отрезала Кейтлин, – и тебе не нужно обо мне переживать».

Только она закончила предложение, как тут же пожалела о собственных словах. Она произнесла их так, будто обвиняла Калеба в чём-то и жалела о том, что он обратил её. Слова прозвучали грубо. И это при том, что ей нравилось, когда Калеб касался её, нравилось, что он так её оберегал. Кейтлин хотела его поблагодарить и сказать ему очень многое, но, как и раньше, сказала совсем не то, что думала, и произнесла слова в самый неподходящий момент.

Отвратительное впечатление оставила после себя новая Кейтлин. Пусть она и не была больше человеком, но держать язык за зубами так и не научилась. От некоторых привычек никак не избавиться даже бессмертным.

Кейтлин села, собираясь положить руку Калебу на плечо и извиниться за свои слова, как вдруг услышала визг и почувствовала, как что-то мягкое прижалось к её щеке. Отклонившись чуть назад, Кейтлин разглядела, что это было.

Роза, её волчонок, бросилась ей на руки. Она радостно повизгивала, облизывая Кейтлин лицо. Кейтлин засмеялась, обняла Розу и внимательно на неё посмотрела.

Будучи всё также щенком, Роза значительно подросла и была намного больше, чем Кейтлин предполагала. В голове сразу же промелькнули воспоминания об их последнем приключении: Кейтлин вспомнила Розу, лежащую на полу Королевской часовни, истекая кровью после того, как Саманта выпустила в неё пулю. Кейтлин была уверена, что Роза не выжила.

«Она выкарабкалась, – сказал Калеб, будто читая её мысли. – Она сильная, как и её хозяйка, – добавил он с улыбкой».

Калеб внимательно наблюдал за обеими.

«Как долго я была без сознания?» – спросила Кейтлин.

«Неделю», – ответил Калеб.

Одну неделю, подумала Кейлин. Невероятно.

Ей казалось, будто она провела во сне несколько лет. Ей казалось, что она умерла и потом воскресла в новом обличии. Она чувствовала себя перерождённой и начинающей жизнь с чистого листа.

С другой стороны, в её ситуации одна неделя уже была вечностью. У них похитили Меч и украли её брата Сэма. Прошла целая неделя. Почему Калеб не отправился на поиски, ведь дорога была каждая минута?

Калеб поднялся, Кейтлин последовала его примеру. Они стояли напротив друг друга, и Кейтлин смотрела ему в глаза. Сердце её бешено билось, и она не знала, что делать. Каковы были нормы приличия и правила этикета теперь, когда оба были настоящими вампирами? Теперь, когда он обратил её? Были ли они по-прежнему вместе? Любил ли Калеб её так же, как прежде, ведь теперь она была такой, как он? Теперь, когда у них была целая вечность?

Кейтлин нервничала, чувствуя, что теперь ещё больше было поставлено на карту, чем раньше.

Она подняла руку и нежно дотронулась до щеки Калеба.

Он посмотрел ей в глаза. В его взгляде отражалась луна.

«Спасибо тебе», – нежно произнесла Кейтлин.

Она хотела сказать Я люблю тебя, но почему-то ей казалось, что время ещё не пришло. Она хотела спросить: Теперь мы вместе навсегда? Ты по-прежнему меня любишь?

Несмотря на всё, на её вновь обретённую силу, у Кейтлин не хватало смелости озвучить эти мысли. Она могла бы просто сказать: Спасибо, что спас меня, или Спасибо, что приглядывал за мной, или Спасибо, что был со мной. Кейтлин понимала, скольким Калебу пришлось пожертвовать, чтобы сейчас быть рядом с ней, от чего ему пришлось отказаться, но всё, что она смогла из себя выдавить, было это Спасибо.

Калеб улыбнулся и убрал выбившуюся прядь волос с её щеки. Тыльной стороной ладони он провёл по лицу Кейтлин, будто бы изучая его.

Ей было интересно, о чём он думал в эти моменты. Собирался ли он признаться в вечной любви или просто её поцеловать?

Кейтлин почувствовала, что он вот-вот её поцелует, и от этого дрожь пробежала по её телу. Её пугало их будущее. Её пугала жизнь, если они с Калебом расстанутся. Поэтому вместо того, чтобы наслаждаться моментом, она его испортила, не сумев сдержать язык за зубами:

«Что стало с Мечом?» – спросила Кейтлин.

Выражение лица Калеба моментально изменилось. Вместо любви и страсти на нём отразилось беспокойство. Это произошло очень быстро, будто серая туча затмила солнце на летнем небе.

Калеб отвернулся и сделал несколько шагов по направлению к краю каменной стены. Стоя спиной к Кейтлин, он смотрел на реку.

Какая же ты дура, думала в это время Кейтлин. И зачем ты это спросила? Почему не дала ему себя поцеловать?

Нельзя отрицать, судьба Меча её немало заботила, но не так сильно, как их отношения с Калебом. Она больше беспокоилась о них, как о паре, чем о Мече, но момент был потерян.

«Боюсь, я упустил Меч, – мягко ответил Калеб, продолжая стоять к Кейтлин спиной и смотря на воду, – Его украли, сначала Саманта, а потом Кайл. Они застали нас врасплох. Я не ожидал их появления, а стоило бы».

Кейтлин подошла ближе, встала рядом и положила руку ему на плечо. Она надеялась, что сможет вновь придать разговору романтический тон.

«С твоим кланом всё в порядке?» – спросила она.

Калеб обернулся и посмотрел на неё. Сейчас он выглядел ещё более обеспокоенным.

«Нет, – просто ответил он, – моему клану грозит смертельная опасность, и пока меня нет рядом, становится всё хуже».

Кейтлин задумалась.

«Так почему же ты не с ними?» – спросила она.

Она знала ответ на свой вопрос ещё до того, как его задала.

«Я не мог оставить тебя одну, – сказал Калеб. – Мне нужно было убедиться, что с тобой всё в порядке».

И всё? Подумала Кейтлин. Он просто хотел убедиться, что она в порядке, и как только Кейтлин поправится, он уедет?

С одной стороны, Кейтлин поняла, насколько сильно она его любит, ведь ему стольким пришлось ради неё пожертвовать. С другой стороны, она не могла поверить, что Калеба интересовало только её физическое состояние, а не их отношения.

«И теперь… – начала Кейтлин, – когда со мной всё хорошо… ты просто уедешь?»

Слова вновь прозвучали слишком грубо. Что с ней не так? Почему она не может быть добрее и мягче, ведь именно так Калеб всегда к ней относился? Она не хотела, чтобы её слова прозвучали грубо и кого-то обидели, просто так вышло. На самом деле она хотела сказать: Пожалуйста, останься со мной навсегда.

«Кейтлин, – мягко начал Калеб, – я хочу, чтобы ты меня поняла. Моя семья, мой народ, мой клан находится сейчас в смертельной опасности, особенно теперь, когда мы упустили Меч. Мне нужно вернуться. Мне нужно их спасти. По правде говоря, мне следовало уехать ещё неделю назад… теперь, когда я вижу, что ты поправилась… не то, чтобы я хотел уехать, просто я должен спасти мою семью, – сказал Калеб».

«Я могла бы поехать с тобой, – с надеждой в голосе ответила Кейтлин. – Я могла бы помочь».

«Ты ещё не совсем окрепла, – прервал её Калеб. – Эта жёсткая посадка была не случайностью. У любого вампира уходит время на то, чтобы полностью овладеть новыми способностями. А ты к тому же перенесла сложное восстановление после ранения Мечом. На то, чтобы совершенно поправиться могут уйти дни, а то и недели. Если ты пойдёшь со мной, то можешь пострадать. Поле битвы – не лучшее место для тех, кто недавно был ранен. Здесь тебя обучать всему, поэтому то я и привёз тебя на этот остров».

Калеб развернулся, взял Кейтлин за руку и пересёк террасу. Оба посмотрели на внутренний двор замка.

Там, в десятках метрах под ними, было около двух десятков вампиров. В свете факелов они дрались, боролись и сражались друг с другом.

«На этом небольшом острове живёт один из лучших в мире кланов вампиров, – пояснил Калеб. – Они согласились принять тебя. Они тебя всему научат, подготовят тебя и сделают сильнее. А потом, когда ты в совершенстве овладеешь новыми силами и полностью окрепнешь, я почту за честь возможность сражаться с тобой на одной стороне. До тех пор, к сожалению, я не могу позволить тебе участвовать в битве. Это очень опасная война, даже для вампира».

Кейтлин нахмурила брови. Она так боялась, что Калеб скажет что-нибудь в этом роде.

«А что, если ты не вернёшься?» – спросила она.

«Если я буду жив, я обязательно вернусь за тобой. Я обещаю».

«А если ты погибнешь?» – вновь спросила Кейтлин, боясь даже произносить эти слова.

Калеб отвернулся и глубоко вдохнул, глядя на горизонт. Он смотрел на облака и ничего не говорил.

Кейтлин решила воспользоваться возможностью и сменить тему разговора. Она понимала, что не сможет переубедить его, если Калеб решил уехать. Его никто и ничто не могло остановить. Кейтлин почувствовала себя уставшей и поняла, что Калеб был прав – она была ещё слишком слаба для схватки. Ей нужно было окрепнуть.

Кейтлин не хотела терять драгоценное время, пытаясь убедить Калеба остаться. Она не хотела тратить их разговоры на вампиров, войны и мечи. Она хотела потратить оставшееся у них время на разговоры и них, о Кейтлин и Калебе, об их отношениях, об их будущем, об их любви и преданности. Кем же они были друг другу?

Что ещё важнее, Кейтлин только сейчас поняла, что за всё то время, что они знали друг друга, она всегда принимала заботу Калеба как должное. Она ни разу не подумала о том, чтобы остановиться на мгновение, посмотреть ему в глаза и сказать всю правду об её чувствах к нему. Она стала женщиной, поэтому пора было уже научиться делать первый шаг и действовать, как взрослый человек. Она должна была сказать Калебу о своих чувствах. Он должен был узнать о них до того, как уедет. Может быть, он догадывался об её отношении, о том, что она сильно его любила, но ведь Кейтлин никогда и словом не обмолвилась о своей любви. Калеб, я тебя люблю. Я люблю тебя с того самого момента, как мы впервые встретились, и я всегда буду любить тебя.

Сердце Кейтлин бешено билось. Она ничего так не боялась, как произнести эти слова. Дрожа всем телом, она вытянула руку и дотронулась ею до щеки Калеба.

Он медленно повернулся и посмотрел на неё.

Наконец, она была готова сказать ему о своих чувствах.

Только она собралась произнести первые слова, как они застряли в её горле. В ту же секунду на лице Калеба отразилось беспокойство.

«Кейтлин, мне нужно тебе кое-что сказать…» – начал он.

Закончить предложение ему не удалось.

Они услышали, как открывается дверь, и Кейтлин поняла, что их уединение было нарушено.

Обернувшись на шум, они посмотрели на того, кто пришёл.

Это был вампир: безумно красивая девушка, высокая, стройная и намного лучше сложенная, чем Кейтлин. У неё были длинные струящиеся рыжие волосы и ярко зелёные глаза.

Сердце Кейтлин взволновано забилось, когда она её узнала.

Нет, не может быть.

Это была Сэра, бывшая жена Калеба.

До этого Кейтлин видела её лишь однажды. Это была мимолётная встреча в Клойстерс, но забыть Сэру Кейтлин не удалось.

Сэра подошла к ним элегантной походкой, свидетельствовавшей о том, что она ступала по этой земле уже многие сотни лет. Она была уверена в себе. Не замедляя шага и всё время смотря на Кейтлин, Сэра подошла ближе и встала рядом с Калебом.

Подняв бледную красивую руку, она нежно положила её Калебу на плечо, глядя на Кейтлин с нескрываемым презрением.

«Калеб? – мягко произнесла она со зловещей улыбкой. – Ты уже рассказал ей о нас?»

Эти слова ранили Кейтлин так сильно, будто кто-то пронзил её сердце острым ножом.

Глава пятая

Саманта с ужасом смотрела, как котёл наклоняется всё ниже. Она старалась изо всех сил, но никак не могла высвободиться из железных объятий своих стражников. Она была в отчаянии. Ей предстояло стоять здесь и наблюдать, как они убивают её любимого.

Как только жидкость пролилась на Сэма, Саманта вся сжалась, готовая услышать душераздирающий крик боли, вызванный действием йодноватой кислоты.

Но к удивлению всех в зале, Сэм не произнёс ни звука, хотя на него обрушились водопады опасной жидкости.

Неужели он умер так мгновенно, что не успел произнести и звука? Когда котёл опустел, Саманта увидела Сэма.

Она была совершенно шокирована, как и все другие вампиры в зале.

Сэм был в полном порядке. Он моргнул и огляделся. Судя по всему, боли он не испытывал. Напротив, теперь он смотрел на всех с вызовом.

Это было просто невероятно. Саманта в жизни не видела ничего подобного. Она и не знала, что у человека или вампира может быть иммунитет к этой кислоте. Нет, всё-таки у одного человека он был. Она вспомнила Кейтлин, сестру Сэма, на неё кислота тоже не подействовала. Что это могло значить? Могло ли это объясняться их генетическим родством? Саманта вспомнила необычные часы Сэма и надпись на их крышке: Роза и шип. Означало ли это, что они оба были избранными? Могло ли это означать, что избранным была не Кейтлин, а Сэм?

Кейтлин была на несколько лет старше Сэма, видимо это объясняло то, что превращаться в вампира она начала раньше брата. Если бы они подождали ещё несколько лет, возможно, они бы увидели, как Сэм тоже становится вампиром-полукровкой.

Какова бы ни была причина, но йодноватая кислота совершенно не действовала на Сэма, что автоматически превращало его в большую угрозу для её клана.

Саманта огляделась. В зале было несколько сотен вампиров, и ни один из них не решался произнести и слова. Все с удивлением смотрели на Сэма.

Сэм выглядел злым. Он нагнулся, подобрал свои цепи и вытер жидкость с лица. Он старался высвободиться от оков, но у него ничего не получалось.

«Может хоть кто-нибудь снять с меня эту дрянь?» – закричал он.

И вдруг это.

Двери с треском распахнулись. Саманта оглянулась и увидела, как массивные створчатые двери разлетелись в щепки.

Она не могла поверить сосбвенным глазам. В дверях стоял Кайл, лицо его было обезображено. Рядом с ним стоял Сергей и сотни лигионеров.

Но это было ещё не всё. Высоко подняв его над головой, Кайл держал в руках Меч.

Издав дикий крик, он бросился в зал. Сотни его солдат с безумными возгласами последовали за ним. В зале воцарился хаос.

Вампир шёл против вампира. Кайл бросался и атаковал любого, кто попадался ему на пути. Клан Чёрной волны воевал уже тысячи лет, поэтому никто не желал сдаваться без боя. Вампиры Рексиуса давали достойный отпор противнику, сражаясь с не меньшим остервенением.

Это была жестокая битва, вампиры шли в рукопашную, не желая отступить ни на миллиметр.

Кайл сумел прорваться глубоко в центр зала. Высоко над головой он всё также обеими руками держал Меч и неистово махал им из стороны в сторону. По обе стороны от него вампиры падали замертво. Руки, ноги, головы… Кайл один наносил столько же урона, сколько вся его армия. Он прокладывал себе путь среди сотен вампиров, убивая каждого.

Саманта была шокирована происходящим. За тысячи лет, которые она провела на земле, она ни разу не видела, чтобы кто-то мог убить вампира. Она всегда думала о вампирах, как о самых сильных существах на планете. Этот Меч вселял в неё ужас и благоговение. Он был поистине смертельным оружием.

Саманта не желала терять ни секунды. Увидев атакующего её вампира, с криком выставившего окровавленные клыки и готового впиться ей прямо в горло, она ловко увернулась и бегом бросилась прочь, позволяя ему пролететь мимо.

Она мчалась через зал, направляясь к Сэму.

Она успела как раз вовремя. Один из вампиров Кайла собирался убить закованного в цепи и окаменевшего от ужаса подростка. Вампир набросился на Сэма, готовый разодрать ему горло острыми клыками. Сэм был словно ягнёнок, прикованный к стене в клетке со львами.

Саманта подоспела как раз вовремя, чтобы атаковать вампира в воздухе и свалить на землю. До того, как он мог прийти в себя от неожиданности, Саманта сильно ударила его тыльной стороной руки, отправив в нокаут.

Вскочив на ноги, она быстро сорвала цепи с рук Сэма. Пока она его освобождала, Сэм удивлённо осматривался, не веря своим глазам, ведь всё происходящее было скорее похоже на жуткий ночной кошмар, чем на реальность.

«Саманта, – сказал он, – что, чёрт побери, происходит?»

«Поговорим об этом позже», – прервала его она, срывая последнюю цепь, беря его за руку и выводя их этого хаоса. Она направлялась к выходу.

Пока они бежали, ещё один вампир Кайла решился атаковать их.

Саманта схватила Сэма, отшвырнула его на пол, пригнулась, и вампир пролетел у них над головами.

Быстро вскочив на ноги, она вновь взяла Сэма за руку, и они быстрее побежали к выходу. Они бежали, уворачиваясь и уклоняясь от нападений. Саманта ни на секунду не отпускала руку Сэма, неуклонно направляясь к своей цели. Она понимала, что если они доберутся до двери, то смогут проникнуть в узкий коридор, который выведет их на чёрную лестницу и дальше на улицу. Как только они окажутся снаружи, она заберёт Сэма далеко, далеко отсюда.

В зале стоял такой хаос, что никто не обращал на них внимания. Они были уже в нескольких метрах от двери.

И когда заветный выход был уже совсем близко, Саманта почувствовала тяжесть на спине, а потом её свалили на пол. Кто-то атаковал её сзади.

Мгновенно развернувшись, она увидела своего противника. Это был Сергей, тот мерзкий русский помощник Кайла, тот, кто украл у неё Меч.

Сергей ухмыльнулся, глядя на Саманту. Это была злобная нечеловеческая ухмылка, за которую Саманту стала ненавидеть его ещё больше.

Сэм совсем не испугался, и за это нужно отдать ему должное. С цепями на руках, он кинулся Сергею на спину и обвил цепи вокруг его шеи. Парень был силён. Он смог сжать цепи так сильно, что Сергей ослабил хватку, давая Саманте возможность высвободиться.

Как бы он ни старался, но силы Сэма не шли ни в какое сравнение с силой вампира. Сергей поднялся, рыча от ярости, и скинул Сэма на землю, как надоедливую кошку. Сэм пролетел метров двадцать и упал, ударившись о стену.

Пытаясь подняться на ноги, Саманта почувствовала, как на неё набросились десятки других вампиров. Она заметила, что они также окружили и Сэма. Ловушка.

Последнее, что она увидела, была злобная ухмылка Сергея, когда он размахнулся и ударил её по лицу.

* * *

Пробираясь через огромный церемониальный зал клана Чёрной волны, Кайл безжалостно рубил Мечом направо и налево, убивая вампира за вампиром. Так хорошо он не чувствовал себя никогда. Брызги крови летели во все стороны, он был полностью залит ею, и чужая кровь стекала по его рукам. Он не останавливался ни на мгновение. Месть была сладка. Он мстил за тысячи лет преданной службы и за то, как они отплатили ему за верность. Как они посмели так поступить с ним! Теперь они уяснят себе истинное значение слова «месть». Они все будут молить его о прощении, каждый из них будет валяться у его ног, целовать землю и признавать свои ошибки.

Всё шло по плану. После небольшой остановки у Бруклинского моста, Кайл направил свою верную армию к дверям городской ратуши. По дороге им пришлось убить пару вампиров, осмелившихся преградить им путь. Пройдя по тайному коридору и спустившись вниз в подземелья ратуши, они попали прямо во владения клана. Ни один вампир не осмелился встать на пути, когда его армия ринулась к церемониальному залу. Многие из вампиров, завидев Кайла и сверкающий в его руках Меч, тут же присоединялись к его армии. Его радовала мысль, что многие вампиры его бывшего клана по-прежнему были ему верны. Кайл понимал, что настал тот день, когда он примет на себя давно заслуженные бразды правления.

Рексиус был слабым лидером. Если бы он был сильнее, то давно бы сам нашёл Меч, а не посылал других на его поиски. Рексиус любил наказывать других за собственные ошибки, когда именно его уже давно нужно было придать справедливому суду. Власть опьяняла его. Изгнание Кайла было последней отчаянной попыткой избавиться от своего окружения, но именно эта попытка с треском провалилась.

Пробираясь через зал, Кайл направлялся прямо к трону Рексиуса. Рексиус заметил его, и его глаза округлились от страха и паники.

Он спрыгнул с трона и попытался сбежать с поля боя. Война помогла их так называемому лидеру проявить свою истинную сущность.

Нет, уйти ему не удастся – у Кайла были на него совершенно другие планы.

Оббежав трон, Кайл встретился с Рексиусом лицом к лицу. Было бы намного проще просто вонзить Меч ему в спину, но Кайл не хотел, чтобы смерть Рексиуса была настолько лёгкой. Он хотел, чтобы его лидер знал, кто его убил.

Рексиус остановился, когда путь ему преградили огромные плечи Кайла и сверкающий в его руках Меч.

Губы Рексиуса дрожали. Он поднял трясущийся палец и направил его Кайлу в лицо. Сейчас он выглядел, как беспомощный, слабый и испуганный старик. Какое жалкое зрелище.

«Ты изгнан! – глупо закричал он. – Я приговорил тебя к изгнанию!»

Кайл улыбнулся широкой зловещей улыбкой.

«Тебе не победить! – добавил Рексиус. – Ты не победишь!»

Кайл сделал ещё один шаг ему навстречу, размахнулся и с одного маха вонзил Меч глубоко в сердце Рексиуса.

«Я уже победил», – сказал он.

Все вампиры, находившиеся в зале, остановились и обернулись на звук. Покои раздирал ужасный визг, поглотивший всё и всех. Крик не затихал – Рексиус продолжал визжать целую вечность. Все смотрели, как его тело разваливается у них перед глазами, превращаясь в облако дыма, которое медленно поднялось вверх к потолку и растаяло.

Все стояли и молча смотрели на Кайла.

Кайл поднял Меч высоко над головой и закричал. Это был крик победителя.

Выжившие вампиры обеих сторон обратили свои лица к Кайлу. Они все упали на колени, склонили головы и поклонились ему до земли. Битва была окончена.

Кайл сделал глубокий вдох, наслаждаясь моментом. Теперь он был лидером клана.

Глава шестая

Не зная, что сказать, Кейтлин выбежала из комнаты, оставив Калеба и Сэру одних.

В голове не укладывалось. Что это такое было? Как это могло быть возможным?

Ей казалось, что она хорошо знала Калеба, и что они были близки, как никогда. Она была уверена, что они были вместе, как пара, и что так будет длиться вечно. Кейтлин отчётливо представляла себе их совместную жизнь и не могла даже подумать, что что-то или кто-то мог их разлучить.

И вдруг такое. Кейтлин и в голову не приходило, что в сердце Калеба было место для другой женщины. Почему он ей ничего не сказал?

Кейтлин хорошо запомнила Сэру из своего недолгого посещения Клойстерс, но Калеб убедил её в том, что больше не испытывал чувств к своей бывшей жене, и что их отношения закончились много лет назад, сотни лет назад.

Если так, то что она делала здесь, на острове? Что ей нужно было здесь, когда Кейтлин и Калеб наслаждались уединением и покоем после того, как он обратил её в настоящего вампира, и его кровь всё ещё текла по её венам? Как Сэра вообще узнала, где их искать? Неужели, Калеб пригласил её? Должно быть так. Но зачем?

Кейтлин не чувствовала ничего, кроме обиды и боли. Она не могла найти объяснений происходящему. Именно для того, чтобы избежать подобных моментов, она всегда очень настороженно относилась к парням. Единственный, кому она полностью доверилась и перед кем открылась, был Калеб. Она стала уязвимой, и Калеб ранил её глубже, чем она могла себе представить.

Кейтлин никак не могла понять, как она могла так ошибиться на его счёт, как она могла быть такой слепой. Ей казалось, что боль разрушала её изнутри. Зачем ей бессмертие, если рядом не будет Калеба? Её жизнь превратится в приговор, пожизненное заключение. Кейтлин хотелось умереть. А ещё она чувствовала себя полной идиоткой, и от этого становилось ещё больнее.

«Кейтлин! – звал Калеб, пытаясь её догнать. Она слышала его шаги за спиной. – Позволь мне всё объяснить».

Разве здесь нужно что-то объяснять? Очевидно, что Калеб пригласил Сэру на остров. Очевидно, что он всё ещё её любил. Также очевидно, что его чувства в Кейтлин были не такими сильными, как чувства по отношению к бывшей жене.

Калеб схватил Кейтлин за руку, пытаясь привлечь к себе, умоляя повернуться и посмотреть на него.

Кейтлин вырвалась. Его прикосновение было ей неприятно. Она не хотела иметь с ним ничего общего. Никогда.

«Кейтлин! – воскликнул Калеб. – Просто дай мне всё объяснить!»

Кейтлин даже не замедлила шаг. Она стала другим человеком и сейчас чувствовала это сильнее, чем раньше. Вместе со сверхчеловеческой силой, присущей всем вампирам, Кейтлин обрела и свойственную вампирам силу эмоций. Все её чувства были обострены, и все эмоции она чувствовала сейчас намного глубже, чем раньше. Кейтлин была не просто расстроена, ей казалось, что она буквально умирает. Она не просто чувствовала себя обманутой, ей казалось, что сердце её было пронзено острым копьём. Она хотела разорвать себя на части, только чтобы прекратить ту боль, которая и так раздирала её изнутри.

Она промчалась через террасу и вернулась к себе в комнату, громко хлопнув дубовой дверью.

«Кейтлин, Кейтлин, ну пожалуйста!» – услышала она приглушённый голос с другой стороны двери.

Кейтлин развернулась и со всей силы ударила по двери.

«Уходи! – прокричала она. – Возвращайся к своей жене!»

Через несколько секунд она услышала звук удаляющихся шагов.

Кейтлин осталась одна. В комнате стояла полнейшая тишина. Опустившись на край кровати, она обхватила голову руками и зарыдала, одна в крошечной комнате. Она плакала и плакала, и казалось, что слёзы лились прямо из сердца. Кейтлин казалось, что её только что лишили смысла жизни.

Услышав тихое повизгивание, Кейтлин почувствовала, как что-то мягкое коснулось её лица. Она подняла голову и увидела, как Роза трётся мордочкой о её волосы, облизывая щёки и слизывая льющиеся слёзы.

Как хорошо, что Роза была рядом. Её присутствие вернуло Кейтлин к жизни. Она притянула волка ближе, погладила Розу по мордочке и провела рукой по густой шерсти. Роза запрыгнула Кейтлин на колени, благо её размеры всё ещё позволяли ей так делать. Кейтлин крепко её обняла.

«Хорошо, что у меня есть ты, Роза, – сказала Кейтлин. – Ты ведь меня не бросишь, да?»

Роза лизнула Кейтлин лицо.

Боль не унималась. Находиться в комнате было невыносимо. Чтобы уйти отсюда, Кейтлин готова была разрушить стены.

Она посмотрела на огромное окно, увидела в нём ночное небо, опустила Розу на пол, встала с кровати, сделала два больших шага и выпрыгнула наружу.

Она знала, что крылья раскроются и не дадут ей упасть. Часть её желала, чтобы сейчас что-то пошло не так, и они не раскрылись, дав ей камнем упасть на землю.

Глава седьмая

Саманту заковали в цепи. Несколько вампиров крепко держали её за руки, пока вели по огромному залу. Зал напоминал скотобойню: куда ни посмотри, лежали сотни трупов вампиров, среди которых были и представители её клана. Кровь текла рекой. Мёртвые тела валялись повсюду после того, как Кайл порубил их на куски своим проклятым Мечом. Этот Меч нёс в себе неверотяную силу и мощь, о пределах которой Саманта не могла и догадываться.

Несмотря на ужас схватки, нескольким сотням вампиров всё-таки удалось выжить. Все они сейчас присягнули Кайлу. Каждую секунду в зале появлялись всё новые и новые вампиры, готовые сделать то же самое. Казалось, вампирам, готовым поклясться в верности Кайлу, не было конца. Теперь это был его клан. Рексиус был мёртв, и присягать в верности можно было только Кайлу. Кайл заслужил эту победу. Он сумел уничтожить всех вампиров, которые когда-то его предали.

В битве против Рексиуса ему помогали сотни солдат. Некоторые из них были искренне преданы своему повелителю, некоторые считали это выгодным в сложившихся обстоятельствах, а остальные просто ненавидели Рексиуса и ждали возможности отомстить.

Прибывали вампиры и из других кланов города. В подземном мире новости разлетаются быстрее молнии. Все эти вампиры хотели стать частью грядущей великой войны. Каковы бы ни были их истинные мотивы, сейчас они хотели стать частью армии Кайла.

Теперь, когда лидером клана был Кайл, и в его руках находился легендарный Меч, всем было ясно, что война неминуема. Подобной войны мир вампиров не видел никогда. Кайл был беспощаден и жаждал крови, и даже подобное сегодняшнему кровопролитие было недостаточным, чтобы он отступил от своей цели. Он обожал конфликты. Все те вампиры, которые ещё не присягнули в верности ему, горько поплатятся за своё решение, как и все невинные люди. Мстительность Кайла не могла ограничиться лишь зданием городской ратуши, и Саманта понимала, что скоро весь Нью-Йорк превратится в огромное поле битвы.

Саманту тащили через месиво трупов прямо к центру зала.

Кайл восседал на троне Рексиуса, купаясь в собственной власти. Злобная ухмылка не сходила с его лица, когда он наблюдал, как вампиры присягают ему.

Рядом с троном стоял Сергей. Он трижды ударил железным жезлом об пол, и все вампиры – тысячи вампиров, находящиеся в зале, – покорно выстроились в ровные колонны. Подняв кулаки вверх, они хором прокричали:

«Да здравствует Кайл!»

Саманта была поражена этим представлением власти и верности. Подобной преданности она не видела ни разу в жизни. Кайл был харизматичным тираном.

Казалось, в данную секунду солдаты меньше всего волновали Кайла. Он внимательно смотрел на Саманту. Все заметили его заинтересованный взгляд, и по залу прошла волна шушуканий. Все ждали предстоящего разговора.

«Итак, – сказал Кайл, обращаясь к Саманте, – ты опередила меня и нашла Меч, но как видишь, достался он в конечном итоге всё-таки мне».

«Это временно», – отрезала Саманта.

Пусть он хорошенько поразмыслит об этом, подумала она про себя. Саманта действительно верила в то, что однажды Кайл лишится своего сокровища. Она верила, что Мечом должен обладать только избранный, а также она понимала, что Кайл им не являлся.

Кайл удивлённо поднял брови.

«А ты знаешь, почему ты до сих пор жива?» – спросил он.

Саманта с вызовом ответила на его взгляд. Светские беседы с Кайлом её мало заботили. Она больше не хотела иметь ничего общего с этим кланом. Она хотела уйти и убежать как можно дальше от этого места. Она хотела забрать Сэма и исчезнуть, если Кайл позволит ей это сделать.

Сэма видно не было. Саманта не видела его с тех пор, как их захватили солдаты Кайла. Ей нужно было держать себя в руках и не нарываться на неприятности до тех пор, пока она не узнает, куда они его увели. Ей нужно было протянуть время, и если для этого Саманте пришлось бы присягнуть Кайлу, она сделала бы это, не задумываясь. Саманте нужна была любая возможность, которая позволила бы им с Сэмом сбежать.

«Я до сих пор не понимаю, почему Рексиус выбрал именно тебя, чтобы найти Меч. Все знают, что по сравнению со мной, ты очень посредственный воин, хотя должен признать, что у тебя есть определённые таланты», – продолжил Кайл.

«Но я оставил тебя в живых не поэтому. Рексиус хотел тебя наказать, поэтому, как я полагаю, у тебя больше нет причин сохранять ему верность. Грядёт война, а мне нужны такие воины, как ты. Если ты готова присягнуть мне в верности, я сохраню тебе жизнь».

Саманта задумалась. Она могла легко присягнуть в верности кому угодно, ведь она знала, что скоро её здесь не будет. Однако, прежде чем делать что-то подобное, она решила узнать о Сэме.

«Что стало с тем мальчиком? – спросила она. – Где он?»

Кайл улыбнулся.

«Ах, да, мальчишка. Вот мы и подобрались до сути разговора. Я не вижу причин твоей любви к этому смертному, к тому же ты уже нарушила все наши законы, связавшись с ним. Уже только за это я мог бы тебя убить. Однако мне эта любовь кажется интересной, и именно поэтому я сохранил тебе жизнь.

Видишь ли, Саманта, наказать тебя всё-таки придётся. Наказать нужно всех вампиров, которые были когда-то верны Рексиусу, а не мне. Это является одним из условий формирования моей новой армии. Ты научишься повиноваться мне и мне одному.

Я нашёл отличное решение твоего вопроса, которое поможет тебе доказать свою преданность мне и послужит при этом достойным наказанием. Мои люди отведут тебя к мальчишке, ты приведёшь его сюда и убьёшь на глазах у всех присутствующих».

От этой мысли у Саманты дрожь прошла по телу. Она никак не могла на это согласиться. Уж лучше она убьёт себя, чем Сэма! Как обычно, идеи Кайла были бредовыми и жестокими. Да, из него вышел достойный наследник Рексиуса.

«Я получу истинное удовольствие, видя, как ты самолично убьёшь его, – сказал Кайл, улыбаясь собственной мысли. – Понимаешь, я считаю этого мальчишку помехой моему успеху. Как и его сестра, он обладает определённой невосприимчивостью к нашему оружию, которая может нам всем навредить. Я не доверяю их семье. К тому же, он всего лишь человек».

Кайл внимательно изучал выражение лица Саманты.

«Если ты выполнишь приказ, ты получишь звание, уважение и вернёшь к себе доверие, заняв особое место в моём клане. Грядёт великая война, чудесней которой наша раса ещё не видела. Я даю тебе возможность стать одним из главнокомандующих.

Но если ты откажешься… тебя будут медленно и мучительно пытать, причиняя нестерпимую боль, а твоё имя навсегда будет стёрто из истории нашего клана».

В зале стояла мёртвая тишина, пока Саманта обдумывала это предложение. Мозг её отчаянно работал, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации.

«Почему же ты сам его не убьёшь?» – наконец спросила она.

Кайл откинулся на спинку трона и медленно улыбнулся.

«Потому что это будет не так весело, как смотреть, как ты избавишься от мальчишки, – сказал он. – Одно из моих хобби – смотреть, как люди убивают тех, кто им дорог».

Глава восьмая

Кейтлин летела. Она не имела ни малейшего понятия, куда направлялась. Потоки ветра несли её всё дальше, и этого ей было сейчас вполне достаточно. Она чувствовала, что ей некуда было пойти и незачем больше жить. Калеб предал её, как, возможно, и второй человек, которого она любила, её брат Сэм. Ведь именно Сэм привёл в Королевскую часовню Саманту и тех злых вампиров. Был ли в мире хоть кто-то, кому она по-настоящему могла доверять? Или Кейтлин на роду написано, что все, кто появлялся в её жизни, в конечном итоге её обманывали?

Пролетая над рекой Гудзон, Кейтлин опустила глаза вниз и смотрела, как лунный свет отражается от поверхности реки. Ночной воздух обдавал прохладой лицо, играл с волосами и смахивал с лица слёзы. Она улетела далеко от острова и была лишь точкой на горизонте. Она летела вперёд, пытаясь разобраться с мыслями.

Спустившись ниже, Кейтлин пролетала сейчас совсем близко от поверхности воды. Если бы она захотела, она бы могла дотронуться до неё. Ей нравилось, что река была так близко. Часть её хотела погрузиться в воду и продолжать лететь вниз, пока хватит сил. Другая же часть сознания, отражавшая вновь обретённую вампирскую сущность, понимала, что это будет лишь тратой сил. Вампиры бессмертны, и даже вода их не убьёт.

Пролетая над поверхностью реки, Кейтлин видела, как вокруг неё выпрыгивают из воды рыбы. Неужели, они почувствовали её присутствие и вампирскую кровь?

Кейтлин взмыла высоко в воздух, и чем выше она поднималась, тем легче ей было рассуждать логически. Она подумала о минувших событиях. Думая о подробностях ночи, Кейтлин уже не чувствовала себя абсолютно правой. Могло ли быть так, что она раздула из мухи слона? В чём же, собственно, виноват Калеб? Да, рядом с ним была Сэра и, с одной стороны, её присутствию там не было объяснений. Чем больше Кейтлин думала об этом, тем отчётливее понимала, что, в сущности, не знала ни причин появления в её комнате Сэры, ни причин её присутствия на острове. Кейтлин даже не была уверена, что Калеб пригласил её туда приехать. Также, она не знала наверняка, были ли Калеб и Сэра снова вместе. Можно ли допустить, что всему могло найтись разумное объяснение?

Возможно, Кейтлин повела себя слишком импульсивно. Ей всю жизнь было очень сложно контролировать эмоции.

Взлетев ещё выше, Кейтлин пролетела по широкому кругу и направилась назад к острову. К своему удивлению, она осознала, что ей очень хотелось вернуться назад, ведь улетая с острова, она не была уверена, что когда-либо увидит его вновь. Кроме того, ей больше некуда было идти.

Летя по направлению к острову, Кейтлин почувствовала новый прилив сил, как будто к ней вернулся смысл жизни. Ей следует дать Калебу шанс всё объяснить. Он много раз спасал её от смерти и все эти дни приглядывал за ней, выхаживал её, как сиделка. Он заслужил право выговориться. Может быть, он до сих пор любил её? Может быть…

Кейтлин более не была ни в чём полностью уверена. Чем больше она об этом думала, тем лучше понимала, что Калеб заслуживал возможности объясниться.

И она ему её предоставит, а потом уже примет решение.

* * *

Калеб был в бешенстве. Стоило Сэре вновь появиться в его жизни, как она внесла за собой полную разруху. Он не мог припомнить, сколько раз за эти тысячи лет он просил её держаться от него подальше, сколько раз объяснял ей, что больше её не любит и не хочет видеть… и сколько раз она умудрялась вновь появиться и всё испортить! Казалось, что Сэра чувствовала, когда в его жизни появлялась другая женщина, особенно, когда дело касалось настоящих, искренних чувств. Сэре всегда удавалось появиться в самый неподходящий для этого момент. Она была самой ревнивой собственницей, с которой ему когда-либо приходилось сталкиваться в жизни. И уже сотни лет она отравляла его существование своим присутствием.

В этот раз Калеб не мог спустить ей это с рук. Она так часто разрушала его отношения, что он просто устал от её вмешательства в его, Калеба, личную жизнь. Кейтлин он любил сильнее, чем всех своих бывших пассий, неважно вампиры они были, или люди. И Сэра словно бы почувствовала это. Именно поэтому она снова появилась в его жизни, именно поэтому она его снова нашла.

У неё было оправдание, у неё всегда была куча оправданий. Это-то и бесило Калеба: он не мог обвинить её во всех смертных грехах, потому что она всегда появлялась на законных основаниях, чтобы сообщить ему важную новость. Сейчас она прилетела, чтобы сказать, что готовилось нападение на их клан. Сэра сказала, что Кайл вернулся в Нью-Йорк с Мечом, и остались считанные дни до того, как начнётся полномасштабная война между вампирами. Она прилетела с посланием от его клана. Они хотели, чтобы Калеб вернулся. Они готовы были простить ему прошлые прегрешения. Им нужны были солдаты, а Калеб всегда был одним из лучших воинов.

Именно поэтому Калеб не мог злиться на Сэру в той мере, в какой она этого заслуживала, что делало ситуацию ещё более невыносимой. К тому же у него были определённые сомнения насчёт искренности её намерений: ему казалось, что она специально подстроила всё так, чтобы вернуться в его жизнь именно сейчас. Как бы там ни было, но у Сэры не было никакого права выставлять всё так, чтобы Кейтлин подумала, что между ними опять разгорелись чувства.

Калеб бросился назад к Сэре, лицо его пылало от гнева. Он нашёл её там же, где оставил, на террасе замка.

«Сэра! – бросил он. – Обязательно было это говорить? Неужели нельзя было сказать другими словами? Нет никаких нас! И, насколько тебе известно, я ничего не должен был сообщать Кейтлин! Ты здесь, чтобы передать послание от клана. И всё. Ты же представила ситуацию так, будто я что-то скрываю, и будто мы с тобой снова вместе».

Сэру его злость не пугала. Напротив, казалось, ей нравилась такая бурная реакция Калеба. Ей удалось вывести его из себя, и видимо, этого-то она и добивалась.

Сэра медленно улыбнулась, сделала несколько шагов и положила руку на плечо Калеба.

«А разве мы не вместе? – страстно проговорила она. – В душе ты знаешь, что чувства не угасли, и именно это тебя так расстраивает. Если бы ты ничего ко мне не чувствовал, тебе было бы всё равно».

Калеб скинул её руку с плеча.

«Ты знаешь, что это полная чушь. Мы расстались сотни лет назад. И мы никогда не будем вместе. Сколько раз я должен повторять одно и то же, – раздражённо выпалил Калеб. – Я хочу, чтобы ты оставила меня в покое, не лезла в мою жизнь и, что особенно важно, не лезла в жизнь Кейтлин. Я тебя предупреждаю, оставь её в покое».

Прошла лишь секунда, а лицо Сэры уже исказила гримаса злости.

«Жалкая девчонка, – отрезала она. – Тот факт, что она стала вампиром, нисколько не возвышает её в моих глазах. Она мне не чета. Я удивляюсь тому, что ты в ней нашёл. Не говоря уже о том, что ты обратил её без дозволения клана, – закончила Сэра, серьёзно взглянув на Калеба».

Калеб знал, к чему она клонит. Она ему угрожала. Сэра напоминала ему, что он преступил закон. За это его могли сурово наказать, и она грозилась рассказать обо всём остальным.

«Твои угрозы мне не страшны, – так же серьёзно ответил Калеб. – Ты можешь рассказывать всё что угодно и кому угодно. Я не боюсь тебя и твоих интриг».

«Как же ты мне противен, – прервала его Сэра. – Мы стоим на пороге войны, опасность угрожаем нашему клану, нашей семье. А что делаешь ты? Ты прячешься на этом острове, ожидая, когда поправиться какая-то жалкая девчонка! Ты должен быть дома и защищать свой народ… Прежний Калеб поступил бы именно так…»

«Мой клан меня изгнал, – парировал Калеб, – перечеркнув тысячи лет преданной службы. Я им ничего не должен. Они получат то, что заслуживают».

Калеб громко выдохнул.

«Тем не менее, судьба моего клана мне не безразлична, и, учитывая сложившиеся обстоятельства, я готов им помочь. Я сказал тебе, что вернусь, когда придёт время».

«Ты сказал, что вернёшься, когда она поправится. Судя по всему, с ней всё в порядке. В твоей помощи она больше не нуждается. Ты должен вернуться домой немедленно!»

«Как обычно, я не отступлю от своего слова, но я хочу, чтобы ты чётко понимала одно: я возвращаюсь только для того, чтобы помочь защитить клан и невинных людей, а также для того, чтобы вернуть Меч. Не тешь себя надеждами, что я возвращаюсь по какой-либо другой причине. Как только я выполню обещание, я уйду, и в этот раз навсегда. Ты меня больше никогда не увидишь. Прошу тебя, не думай, что мы снова вместе, потому что это не так».

«О, Калеб, – проговорила Сэра, злобно усмехнувшись, – ты можешь верить во что угодно, но в глубине души ты тоже знаешь, что мы всегда будем вместе. Чем больше ты это отрицаешь, тем ближе мы становимся. Я знаю, как сильно ты меня любишь. Я это чувствую и никогда не переставала это чувствовать».

«Ты сумасшедшая, – сказал Калеб, – и с нашей последней встречи стала ещё безумнее».

Сэра широко улыбнулась.

«Ты прав, – ответила она. – Теперь скажи о себе то же самое. Борись со своими чувствами, борись с тем, что мы оба отлично понимаем».

Сэра сделала два смелых шага по направлению к Калебу, обхватила его горло руками и одним быстрым движением прижала его к себе.

Не успел он сориентироваться, как она прижалась губами к его губам, яростно его целуя.

Калеб вырывался, ему была противна её настойчивость. Когда ему удалось отстраниться, то краем глаза он увидел, как кто-то приземляется на парапет рядом с ними.

Кейтлин.

* * *

Приближаясь к острову, Кейтлин чувствовала, как внутри у неё вновь загорается надежда. Теперь она могла трезво смотреть на факты. Она поняла, что Калеб не сделал ничего предосудительного, это она повела себя глупо. Ей следовало дать ему возможность всё объяснить. Из того, что ей было известно, Сэра прилетела на остров без приглашения, и между ней и Калебом ничего не было. Зачем было делать поспешные выводы?

Слегка снизившись, чтобы видеть остров, Кейтлин сразу же заметила внизу огромный каменный замок и десятки вампиров, тренирующихся при свете факелов. Остров был прекрасен, и Кейтлин была благодарна Калебу за то, что он привёз её сюда. Ей вновь казалось, что жизнь налаживается. Она повернула, обогнула излучину реки и приземлилась на самой высокой стене.

Приземляясь, Кейлин заметила то, что заставило её сердце перестать биться.

Она увидела Калеба и Сэру. Они целовались.

Целовались. От мысли об этом ей стало даже больнее, чем от удара Меча. Она не могла пошевелиться. Она не могла думать. Не могла дышать. Они целовались. Целовались.

А это значит, что они снова были вместе. Теперь недопониманий быть не могло. Калеб всё ещё любил бывшую жену.

Он отшвырнул Кейтлин, как надоевшего щенка, а теперь без стеснения демонстрировал свои чувства к Сэре.

Калеб ринулся к Кейтлин, и на этот раз она не убежала прочь. Она стояла, не двигаясь, онемев от шока и чувствуя, как ею овладевает ярость. Она была в ярости, и человеческая ярость не могла сравниться с этим новым чувством.

«Кейтлин, – начал Калеб, – всё не так, как ты подумала, позволь мне объяснить…»

Калеб приближался всё ближе и что-то говорил. Кейтлин молча подняла палец и указала на горизонт.

«УБИРАЙСЯ!» – сердито прокричала она.

Это был приказ, а не была просьба. Решение Кейтлин уже нельзя было изменить.

Калеб остановился, шокированный её жестокостью. Он видел, что Кейтлин была в ярости.

«Я СКАЗАЛА УБИРАЙСЯ! – вновь прокричала Кейтлин. – Я больше не хочу тебя видеть. Никогда, пока я жива!

Калеб выглядел шокированным и расстроенным, словно маленький мальчик, которого только что наругали. Казалось, он так много хотел ей сказать, но в то же время понимал, что она не будет его слушать.

Калеб уныло опустил голову. Повернувшись, он направился к краю стены, сделал два больших шага и спрыгнул с перил в темноту. Он летел, его гигантские крылья хлопали за спиной. Вскоре он скрылся в ночи.

Кейтлин заметила, что Сэра повернула голову и следила глазами за Калебом. Она выглядела взволнованной, как будто хотела последовать за ним. При этом она хотела остаться, ведь ей надо было что-то сказать Кейтлин до того, как она улетит.

Сделав несколько быстрых шагов, Сэра подошла почти вплотную к Кейтлин.

«Я тебя ненавижу, – медленно произнесла она. Если бы словом можно было убить, Кейтлин была бы уже мертва. – Я буду всегда тебя ненавидеть. Ты хотела отобрать у меня Калеба, но у тебя ничего не вышло. Ты не нужна ему. Ему нужна я и только я. Так было и будет всегда».

Кейтлин была в ярости и не удосужила соперницу ответа. В общем-то, ей нечего было сказать Сэре.

Крылья раскрылись у Сэры за спиной. Она была готова лететь. Прежде, чем спрыгнуть в темноту, она приблизилась вплотную к Кейтлин и прошептала ей на ухо: «У нас с Калебом есть то, что ты никогда не сможешь ему дать, и не важно, сколько времени у тебя есть впереди. Я уверена, он никогда не говорил об этом и не станет делать этого впредь».

Кейтлин посмотрела на неё с нескрываемой злобой, размышляя о том, что ещё могла сказать ей эта злобная женщина, чтобы ранить ещё больнее. Кейтлин казалось, что боль и так уже превышала все возможные пределы.

Однако следующие слова заставили её в этом усомниться, ведь Сэра сказала ей то, от чего Кейтлин онемела от горя:

«У нас с Калебом есть ребёнок».

Глава девятая

Саманта шла по каменному коридору в сопровождении двух неуклюжих вампиров-охранников. Они шли совсем близко, но не решались вести её под руки. Она была выше них по званию, и они ни за что бы не решились вести себя неподобающе по отношению к ней. Несмотря на их рост и внушительные размеры, несмотря на то, что они были мужчинами, Саманта была лучшим воином, чем оба они вместе взятые, и охранники это отлично понимали.

Они вели её все глубже и глубже в подземелья, туда, где находилась камера Сэма. Саманта и её сопровождающие преодолели ещё один пролёт каменных ступеней, их тяжёлые шаги гулким эхом отражались от стен. В коридоре становилось всё темнее: его сводчатые стены освещал лишь тусклый свет одинокого факела.

Саманта была в бешенстве. Она сгорала от желания убить этих охранников прямо сейчас, но останавливала себя. Ей нужно было, чтобы они привели её к камере Сэма, ведь в первую очередь она должна была его спасти.

Кайл был глуп. Неужели он думал, что ей настолько дорога собственная жизнь и честь, что она вернётся в зал вместе с Сэмом и убьёт его на глазах у всей толпы? Он думал, что она станет пешкой в его игре, как все остальные. Нет, Саманта была другой. Если бы она пугалась всех и каждого, то не прожила бы тысячи лет. Она всегда делала, что хотела и когда хотела, пусть даже для этого необходимо было слегка нарушить правила игры.

Они повернули и вошли в очередной коридор. Он был темнее и глубже, чем все предыдущие. Подземелья под городской ратушью, принадлежащие её клану, были просто безграничны. Здесь можно было заблудиться и плутать, не находя выхода, годами. Именно поэтому здесь было очень удобно держать пленников. Ходили слухи, что некоторые легендарные вампиры уже тысячи лет провели за решёткой в этих подвалах. Лишь избранные знали все ходы и истинные размеры подземелья, а также все подробности четырёхтысячелетней истории вампирской расы, следы которой хранили эти стены.

И вот они пришли, остановившись перед аркообразной деревянной дверью. Один охранник схватил Саманту за руку, пока второй лез в карман, чтобы извлечь оттуда огромную связку ключей. Он выбрал один, вставил его в замочную скважину и повернул.

Как только Саманта услышала, как провернулся ключ, и увидела, как начала открываться дверь, она поняла, что пришло время действовать.

Одним быстрым просчитанным движением Саманта высвободила руку, откинула руку охранника в сторону, развернулась и ударила его ладонью в горло.

Хорошее начало.

Охранник упал на колени, схватившись руками за горло и выкатив от испуга глаза. Он пытался снова начать дышать, но у него ничего не получалось. За 3 000 лет жизни на земле Саманта научилась наносить удар по трахее ровно с такой силой, чтобы сбить с ног даже самого крупного противника. Через несколько секунд, как и предполагала Саманта, здоровяк завалился набок и ударился головой о каменный пол. Охранник был без сознания, но он был вампиром, поэтому убить его Саманта не могла, хотя её удар лишил его способности двигаться ещё на значительно продолжительное время.

Только она собралась развернуться, как почувствовала две огромные сильные руки у собсвенной шеи. Это был второй охранник. Он был проворнее, чем Саманта думала. Вампир крепко схватил её за горло и начал душить.

К счастью для Саманты, охранник был не таким проворным, как она. Он был силён, но малоподвижен. К тому же он был молодым и неопытным вампиром, поэтому его и назначили в конвой.

Саманта опустилась на колени, отклонилась в сторону, откинула ногу назад и потом резко поднялась, сбив его с ног. Его вес сработал против него самого. Охранник перелетел через её плечо и с размаху приземлился на каменный пол. Он был ошарашен. Только он собрался подняться, как Саманта наступила ему на горло и тут же раздавила его каблуком. Она не убирала ногу, давила и прижимала её к земле всё сильнее, пока он не перестал сопротивляться и не потерял сознание.

Саманта обернулась к двери. Оглядевшись, не шёл ли кто по коридору, она быстро вошла внутрь, плотно закрыв за собой дверь и заперев её на замок. Она знала, что скоро придут и другие охранники, но пока у них было немного времени.

В камере Саманта увидела Сэма. Одного взгляда в его глаза было достаточно, чтобы она позабыла обо всех трудностях, с которыми ей пришлось столкнуться на пути сюда. Сэм был прикован цепями к дальней стене. Бедный мальчик, за последние несколько дней его почти всё время держали закованным в кандалы. Сэм был бледен и беспомощен.

Ещё он был испуган. Он смотрел на Саманту во все глаза, пытаясь высвободиться из цепей и заговорить, но тряпка во рту не давала ему это сделать.

Саманта подбежала вплотную и вытащила кляп. Сэм сразу же начал нервно тараторить.

«Саманта, что, чёрт побери, происходит!? – быстро спросил он. – Я не верю глазам. Те люди вправду вампиры? А ты тоже вампир? Ты меня убьёшь? Скажи мне, что это всё сон».

Прежде, чем снять с него цепи, Саманта обхватила его лицо руками, наклонилась и крепко его поцеловала. Это был долгий поцелуй. Сначала Сэм со страхом сопротивлялся, но потом Саманта почувствовала, что он сдался и ответил на поцелуй.

Чем больше они целовались, тем сильнее Саманта чувствовала, что он до сих пор её любит.

Это было именно то, что ей сейчас было нужно. Она приняла решение.

«Саманта, пожалуйста, – сказал Сэм, – освободи меня и уведи меня отсюда. Я не хочу с тобой расставаться, я просто хочу поскорее убраться из этого места. Пожалуйста…»

«Шшш, – прошептала Саманта, прикладывая палец к губам. – Я всё объясню позже. Я тоже хочу быть с тобой, но выбор у нас небольшой. Отсюда нам просто так не выбраться. Все входы перекрыты. Здесь сейчас тысячи вампиров, и выбраться отсюда не удастся. Поэтому пока ты должен мне подыгрывать, хорошо?»

«Подыгрывать? Ты о чём?»

«Сэм, – продолжила Саманта, гладя его по лицу, – я тебя люблю, и мне нужно знать испытываешь ли ты ко мне те же чувства».

Сэм посмотрел ей прямо в глаза. В его взгляде читалось удивление и страх.

«Я тоже люблю тебя, – сказал он, – и я готов последовать за тобой куда угодно. Просто освободи меня, пожалуйста. Мне неважно, вампир ты или кто-то там ещё. Я просто хочу быть с тобой».

Саманта улыбнулась. Её переполняли эмоции, которых она не испытывала вот уже несколько тысяч лет. Сэм тоже любил её.

«Хорошо, – сказала она, – тогда ты должен мне верить. Другого выхода у нас нет. Сбежать нам не удастся. Если я приведу тебя сейчас в зал, то он убьёт тебя, а я хочу тебя спасти. У нас только один выход».

«О чём ты говоришь? – спросил в недоумении Сэм. – Кто убьёт меня? За что?»

«Сэм, – быстро проговорила Саманта, – времени нет. Ты просто должен мне довериться. Ты хочешь быть со мной всегда? Подумай об этом. Это не просто слова, я говорю серьезно».

Саманта посмотрела Сэму прямо в глаза. Зелень его глаз тонула в голубом омуте глаз Саманты. Сэм потерял дар речи.

Саманта повторила вопрос, на это раз медленее, стараясь звучать как можно серьёзнее: «Ты хочешь провести со мной целую вечность?»

Сэм взял себя в руки, его дыхание успокоилось, и он внимательно посмотрел ей прямо в глаза. Он поняла, что Саманта не шутила.

«Да, – уверенно и серьёзно ответил Сэм. – Я хочу быть с тобой всегда».

Саманта улыбнулась.

«Ты будешь на меня злиться, но я хочу, чтобы ты знал, что другого выхода у нас нет. Если я этого не сделаю, ты погибнешь в любом случае, и мы больше никогда не будем вместе. Я делаю это для тебя. Для нас. Я уверена, что ты обладаешь силой, несвойственной остальным вампирам, и она поможет тебе выжить».

Саманта отклонила голову назад и позволила желанию овладеть ею. Она наслаждалась запахом его кожи, делая глубокие вдохи и чувствуя, как удлиняются её клыки.

Она увидела страх в глазах Сэма, когда он наконец-то понял, что она собиралась сделать.

Сэм открыл рот, чтобы что-то сказать, но было уже слишком поздно. Саманта не могла дать ему возможность передумать.

Она его хотела.

И это чувство будет длиться вечно.

Не успел Сэм издать и звук, как Саманта нагнулась к нему и почувствовала восхитительно изысканный солёный вкус. Её клыки глубоко вошли в его шею, и она пила и пила его кровь. Такой жажды Саманта не испытывала никогда.

Да. Теперь они могли быть вместе навсегда.

Глава десятая

Кейтлин лежала на кровати, крепко обхватив руками ноги и уперев голову в колени. Так она провела последние несколько часов. Калеб давно улетел, а Сэра последовала за ним. Кейтлин не могла наверняка сказать, сколько прошло часов с тех пор, как она прогнала его. С момента их ссоры её буквально парализовало. Кейтлин просто лежала на кровати, не двигаясь и мечтая умереть.

Как он мог так поступить с ней? Ребёнок? Почему Калеб не сказал ей о нём?

А потом Кейтлин подумала о том, что Калеб не обязан был перед ней отчитываться. Они были знакомы несколько недель, а может быть даже дней. Кейтлин сама поразилась этой мысли. Ей казалось, что они были вместе уже много лет. Может быть, их отношения были даже более мимолётными, чем она предполагала?

Нет. Это было не так. Между ними были настоящие чувства, и Кейтлин видела это во взгляде Калеба. Она чувствовала, что он испытывал к ней настоящую любовь. В этом она не сомневалась. Но если так, почему же он не рассказал ей о тайнах своего прошлого?

Может, он просто ждал подходящего момента? На самом деле нельзя ведь даже сказать, что они встречались. Кем они были друг другу? Кейтлин казалось, что их любовь нарушала все законы, контролирующие отношения между влюблёнными, или что они перескочили несколько типичных стадий развития отношений. Их любовь была сильной и настоящей. В душе Кейтлин казалось, что она была соединена с Калебом невидимой нитью, и эта нить никогда не порвётся. Звучало это безумно, но так она чувствовала. Более того, Кейтлин была уверена, что Калеб разделяет её чувства по этому поводу.

Ему стоило всё ей рассказать. Если он действительно собирался провести с ней всю жизнь, ему стоило выделить время, чтобы сообщить ей эту новость. У нас с Сэрой есть общий ребёнок. Почему он не сказал ей всё, как есть? Почему он решил скрыть это от Кейтлин? Разве у неё не было права знать?

Интересно, кто он, этот ребёнок. Мальчик это или девочка? Сколько ему лет? Кейтлин казалось, что это мальчик. Были ли они с Калебом близки? А если нет, то почему?

Какие ещё секреты хранил от неё Калеб?

Эти мысли не давали Кейтлин покоя, пока она пыталась во всём разобраться. Какая-то часть её сознания хотела найти Калебу оправдание и простить его. Лёжа вот так на кровати, Кейтлин корила себя хотя бы за то, что не дала ему рассказать его версию истории.

Но другая часть, сильная часть Кейтлин, чувствовала себя обманутой. Что бы там ни было, но она застала их целующимися! Кейтлин видела всё собственными глазами, и это могло значить лишь одно: Калеб любил свою бывшую жену. Другого логического объяснения Кейтлин не находила.

Кейтлин лежала, свернувшись клубочком, и мечтала о том, чтобы просто исчезнуть. Бессмертие превратилось для неё в проклятье. Пережить сердечные муки было непросто, и у неё была целая вечность на то, чтобы вдоволь настрадаться. Возможно, не стоило просить Калеба обратить её. Возможно, надо было просто умереть тогда в часовне. Смерть была бы не так мучительна, как новая жизнь.

Кейтлин почувствовала, как что-то мокрое коснулось её лица. Это Роза тыкала носом и лизала ей щеку. Роза чуть-чуть поскуливала, чувствуя настроение Кейтлин.

Кейтлин погладила волчонка. Слава богу, у неё была Роза. Кейтлин не представляла, что бы она без неё делала.

Роза продолжала её облизывать, и Кейтлин села на кровать, пытаясь забыть грустные мысли. Она огляделась: и что теперь? Она знала, что внизу жил целый клан вампиров, который согласился приютить её. Возможно, они ждали возможности с ней познакомиться. Стоит ли ей показаться перед всеми?

В данную минуту Кейтлин не особо прельщали светские встречи. Любовная рана была ещё свежа. Ей нужно было побыть наедине с самой собой, чтобы разобраться в собственных чувствах.

Оглядевшись, Кейтлин остановила взгляд на небольшом старинном письменном столе, находящемся в углу комнаты. На нём лежал её дневник, её старый верный друг.

Точно, подумала она. Вот, что ей сейчас было нужно – ручка и листок бумаги. Они помогут ей во всём разобраться. Как всегда, всё произошло слишком быстро. Она могла едва припомнить события последних нескольких дней, не то, что события последних недель её жизни. Кейтлин нужно было всё вспомнить.

Подойдя к столу, Кейтлин села на антикварный стул и зажгла свечу, осветив её светом потёртый дневник. Она медленно перелистывала его страницы, вслушиваясь в тихий шелест. Кейтлин взяла ручку, подпёрла голову рукой и начала писать.

* * *

Как же я сюда попала? И где я? Я не знаю. Я нахожусь в комнате на вершине башни, на каком-то отдалённом острове посреди огромной реки. Чувствую себя сказочной принцессой, только вот мой принц меня бросил.

С чего же мне начать? Как всегда с Калеба. Я больше ни о ком и ни о чём не могу думать с той минуты, как мы познакомились. Проходили дни и недели, но он всегда оставался центром моей вселенной, моих мыслей и моих чувств.

Когда мы впервые встретились, он спас мне жизнь. С тех пор ничего в наших отношениях не изменилось. Всё повторяется по одному и тому же сценарию: мы оказываемся в опасности, и Калеб меня спасает. Печально то, что у меня никогда не было шанса поблагодарить его за это и сказать ему, как сильно я его люблю.

Последние несколько недель были волшебнымиНью-Йорк, Сейлем, Мартас-Виньярд, Эдгартаун, скалы Аквина и, наконец, «Тропа свободы». Мы прошли весь это путь, чтобы найти Меч, который спасёт человечество.

Чем больше мы углублялись в поиск, тем сильнее я начинала верить, что, возможно, я и есть так Избранная. Возможно, Калеб был прав. Вероятнее всего, я происхожу из особого рода вампиров и могу помочь спасти человечество

Подсказки вели нас к новым подсказкам, и в конечном итоге мы нашли Меч, но что-то я забегаю вперёд.

Сначала мы открыли друг другу наши чувства. На острове Мартас-Виньярд, на пляже недалеко от скал Аквина мы провели нашу первую волшебную ночь вместе. Наконец-то у нас появился шанс показать, как сильно мы любим друг друга. Мы стали парой, и наши отношения изменились.

Когда мы нашли Меч, злые вампиры украли его у нас, похитили моего брата Сэма, а ещё ранили меня Мечом, поэтому вместо того, чтобы погнаться за ними, Калеб был вынужден остаться со мной.

Я могла умереть. Мне следовало умереть. Я чувствовала, как силы покидают меня, и поэтому я настояла на том, чтобы Калеб обратил меня. Я не была уверена, что он выполнит мою просьбу, но я надеялась и молилась, что так и будет.

И вот я здесь. Я всё ещё жива и бессмертна.

Я очнулась здесь, на этом отдалённом острове. Я стала другой, теперь я больше не человек. Я чувствую себя сильнее, уверенней и эмоциональней.

Удар пришёл, откуда не ждали, от самого близкого мне человека, от Калеба. Когда я уже думала, что мы будем вместе навсегда, я узнала, что он вернулся к своей бывшей жене. Я застала их целующимися. Хуже всего того, что его жена сказала мне о том, что у них есть ребёнок. Я не могу представить, что ещё Калеб скрывает от меня.

Я сказала, чтобы он убирался. После всего увиденного, я просто не могла с ним разговаривать. Может быть, он бы смог всё объяснить, но я не знаю, как бы он это сделал. Он улетел, забрав с собой все мои надежды и мечты.

Я не знаю, какой будет моя новая жизнь. Я не знаю, хочу ли я жить

* * *

«Неужели, ты весь день собираешься проспать?» – сказал бойкий жизнерадостный голос с сильным ирландским акцентом.

Кейтлин открыла глаза, пытаясь понять, где она находится, и кто с ней разговаривает.

Медленно привстав, она почувствовала боль во всех мышцах и поняла, что заснула, сидя на стуле и положив голову на письменный стол. Перед ней лежал дневник, раскрытый на недописанной странице. Должно быть, она уснула, не успев закончить запись.

Кейтлин видела, как солнечный свет пробивается сквозь большое окно комнаты. Неужели она проспала всю ночь?

Кейтлин подняла глаза и увидела молодую симпатичную девушку лет 17-ти. Она стояла в паре метров от неё и внимательно смотрела на Кейтлин. Кейтлин поразила красота девушки и само её присутствие в этой комнате. Кожа девушки была очень бледной и казалась полупрозрачной. У девушки были светло-русые волосы и большие, блестящие голубые глаза. Девушка широко улыбалась, всем своим видом излучая счастье и радость.

Кейтлин не знала, кем была эта незнакомка, или почему она с ней заговорила. Единственное, что Кейтлин знала наверняка, было то, что эта добрая и жизнерадостная девушка тоже была вампиром.

«Ты пропустила утренний сбор, ты это знаешь? – продолжила девушка, всё ещё улыбаясь. – Эйдену это не понравится, не говоря уже о том, что все просто умирают, как хотят с тобой познакомиться, и я в том числе, – добавила она с воодушевлением, наклоняясь вперёд и протягивая Кейтлин руку. – Меня зовут Полли, и я твоя новая лучшая подруга. Надеюсь, ты простишь мне мою дерзость и согласишься со мной дружить. Здесь не так много девчонок. Я была так рада, когда тебя сюда привезли, но ты почему-то всё время спишь, – тараторила Полли. – Я целую вечность ждала, когда ты очнёшься!»

Кейтлин не знала, на какой из поставленных вопросов ей следует отвечать в первую очередь. Полли ей сразу же понравилась, поэтому она с готовностью пожала ледяную руку новой подруги, понемногу просыпаясь и пытаясь сконцентрироваться. Полли говорила так быстро и с таким возбуждением, что Кейтлин иногда было сложно разобрать её ирландский акцент. Зато Полли вывела Кейтлин из ступора и заставила позабыть о собственных грустных мыслях.

«А это кто? – спросила Полли, когда к ней подбежала Роза и стала весело на неё прыгать. Полли присела и обняла волчонка. Роза возбуждённо завизжала, а потом лизнула Полли щёку. – Ух ты! Я и не знала, что у тебя тут спрятан друг. Значит, на острове появилось новое домашнее животное! Становится всё интереснее! Я и не знала о ней. Это настоящий волчонок? И как тебя зовут, моя хорошая?»

«Роза», – ответила Кейтлин.

«Роза! Какое прекрасное имя! И оно тебе очень идёт, малышка!»

Кейтлин не знала, что сказать. Она видела эту девушку в первый раз и не была уверена, как себя с ней вести. Всё происходило так быстро.

«Прости, – начала Кейтлин, – но что ты делаешь на этом острове?»

«Ты же не думаешь, что ты здесь одна? – начала Полли с улыбкой. – Тут десятки других вампиров. Они там, внизу. Мы – одна большая, дружная семья, и ты сможешь сама в этом убедиться, если выйдешь из своего заточения. Давай спустимся и познакомимся со всеми. Мне позволили показать тебе замок. Сказать по правде, я сама вызвалась. Я очень хотела с тобой познакомиться самой первой, – сказала Полли, схватив Кейтлин за руку и выводя её из комнаты».

Стоило им выйти на воздух, как Кейтлин почувствовала острую боль и сразу же опустила голову и закрыла руками глаза.

«Дорогая, ты ещё не выходила на солнце?» – спросила Полли.

Боль была очень сильной. Это был её первый выход на солнце после обращения, и Кейтлин не ожидала, что эффект будет таким ошеломляющим. Как она ни старалась, боль не проходила.

Кейтлин почувствовала, как мягкая рука коснулась её лба:

«Нагни голову назад, дорогая. Сейчас всё пройдёт».

Кейтлин послушалась. Полли взяла небольшой флакон капель и капнула по две капли в каждый глаз Кейтлин. Капли жгли глаза, заставляя её ещё сильнее зажмуриться. Через несколько секунд боль прошла, и Кейтлин наконец смогла открыть глаза, облегчённо выдохнув.

«Ты – вампир, – сказала Полли, – и не можешь позволить себе вещи, которые позволяла, будучи человеком. Сейчас солнце – твой главный враг. Я не шучу. Эти капли нужно капать в глаза каждый день, – добавила Полли, передавая Кейтлин флакон. – И не забывай про кожную плёнку».

Полли посмотрела на руки Кейтлин: «Я вижу, ты уже ей воспользовалась, пока этого хватит. Ты ведь знаешь, что плёнку нужно менять как минимум один раз в несколько дней?»

Полли взяла Кейтлин за руку и провела через террасу и дальше вниз по узкой, винтовой, каменной лестнице: «Роза, не отставай! Или ты хочешь, чтобы мы тебя весь день тут ждали?»

Минуту Роза колебалась, стоя на самом верху лестницы – её испугали узкие ступени, – но потом она бросилась вперёд и быстро догнала их.

Полли рассмеялась: «Бедняжка, она, наверное, голодная. Когда ты кормила её в последний раз?»

Кейтлин попыталась вспомнить, но ничего не приходило в голову.

«Мы позаботимся о тебе», – сказала Полли, гладя Розу.

Спуск по крутой лестнице пошёл Кейтлин на пользу и помог ей прийти в себя. Полли ей сразу же понравилась, и сейчас казалось, будто они были знакомы целую вечность. Кейтлин радовало, что теперь у неё была не только Роза, но и подруга, которая о ней заботилась. Ещё Кейтлин с удивлением осознала, что не выходила на солнечный свет несколько дней, поэтому вид яркого солнца и голубого неба подействовал на неё воодушевляюще.

Надо признать, Полли была права. Кейтлин нужно было покормить Розу. Пора было возвращаться в реальный мир. Жизнь продолжалась, и Кейтлин нужно было научиться с ней справляться. Расставание с Калебом не было концом света, с горечью заключила она.

Спускаясь по лестнице, Кейтлин подумала о том, что ей представился уникальный шанс завести новых друзей. Если все они были похожи на Полли, то Кейтлин просто мечтала с ними познакомиться. Ей нужно было общение с людьми, чтобы выкинуть мысли о Калебе из головы.

Спускаясь по крутой лестнице, поворот за поворотом, Кейтлин осматривала остров. Здесь было очень красиво. Замок был огромен, его было видно со всех сторон. Ветхие стены где-то были высокими, где-то чуть пониже. Стены во внутреннем дворе сохранились почти в первозданном виде. В замке было много открытых террас, радующих глаз яркой зеленью травы и садов. За воротами замка высился густой лес. Судя по всему, остров видал и лучшие времена, но при этом здесь создавалось впечатление уюта и комфорта. Куда бы ни смотрела Кейтлин, она повсюду видела реку, отражающую солнечные лучи от зеркальной глади поверхности. Лёгкий свежий ветерок играл в её волосах.

«Где мы? – спросила Кейтлин. – Я имею в виду, что это за остров? В какой мы стране?»

Полли весело рассмеялась.

«Дорогая, как я посмотрю, ты совсем запуталась. Мы всё ещё в добрых старых Соединенных Штатах Америки. Скажу тебе больше, мы в Нью-Йорке. Вода вокруг нас – это вовсе не океан, в просто река, река Гудзон, если быть точной. А мы прямо посреди этой реки. Остров находится совсем недалеко от Манхеттена, до него всего лишь 110 километров, а если говорить о нашем способе передвижения, то до Манхеттена не больше двадцати минут полёта», – сказала Полли, подмигнув.

Кейтлин хотела задать ещё уйму вопросов, но не успела она открыть рот, как Полли уже бодро продолжала: «Остров называется Поллепел. Люди ещё называют его островом Баннермана, но только в силу собственной необразованности. На самом деле это остров Поллепел. Это древний остров и священное место для вампиров. Уже тысячи лет мы владеем этим островом, не допуская сюда людей. Даже древние индейцы боялись сюда приезжать, потому что они знали, что остров принадлежит нам.

Потом были голландцы. Они приплыли сюда на большом корабле в семнадцатом веке. Они-то и дали ему его нынешнее название. Поллепел по-датски значит «Полли». Они назвали остров в честь юной девушки, которую выбросило сюда на большой льдине. Здесь её спас храбрый мужчина, который позже на ней женился. Надеюсь, тебе интересен мой рассказ? – добавила Полли, улыбнувшись. – Так я получила своё имя. Надеюсь, оно тебе нравится. Меня привезли сюда ещё ребёнком. Родители меня бросили. Этот клан приютил меня, и я считаю этот остров моим домом. Когда я здесь появилась, члены клана никак не могли придумать мне подходящее имя и решили назвать меня в честь этого острова. Некоторые даже говорят, что я и есть этот остров. Как я уже сказала, кроме этого острова я нигде не была, о чём ничуть не жалею.

Ой, всё я о себе и о себе. Я забыла сказать, – быстро добавила Полли, – что здесь живут десятки других вампиров, и я всех их люблю, какими бы непослушными и неуправляемыми они ни были. Мы все – члены одного клана, клана Поллепел. Мы – одна большая, дружная семья, хотя как мы любим здесь говорить, не такая уж большая и не такая уж дружная. Жить на острове непросто, особенно, когда вокруг тебя вечные подростки».

Кейтлин посмотрела вниз, и увидела заполненный вампирами небольшой двор. Вампиры были разделены на небольшие группы и тренировались. Некоторые практиковались в бое на мечах, используя вместо оружия деревянные палки, другие – метали копья или прыгали с шестом. Картина напоминала обычный день в военном лагере с той лишь разницей, что атмосфера была здесь намного расслабленней и приятней.

«Мы – клан изгоев, – продолжила Полли. – Здесь живёт 23 вампира, с тобой будет 24. Я могу сказать, что все мы уникальны. Мы здесь, потому что все другие кланы от нас отказались».

«Как это?» – спросила Кейтлин, воспользовавшись секундной паузой, чтобы вставить слово. Чем больше Полли говорила, тем более расслабленной чувствовала себя Кейтлин и это даже несмотря на то, что их разговор больше походил на монолог. Полли говорила так быстро, что, казалось, забывала дышать.

«Мы все – вампиры-изгои, – серьёзным тоном сказала Полли. – Ты ни за что не попадёшь сюда, если не нарушишь правила или жутко всем не надоешь, или кто-то от тебя не избавится, сослав сюда, или ты не придёшь к нам в поисках убежища. Мы принимаем тех, кого всегда и отовсюду выгоняют.

К примеру, я попала сюда, будучи сиротой, другие попали сюда, потому что они – полукровки или следствие незаконных отношений. Другие же попали сюда, потому что обладают особым даром, из-аз которого их не понимают и не принимают другие вампиры. Можешь себе представить, какие весёлые разговоры царят у нас за ужином – закончила она, снова подмигнув».

Так вот почему Калеб привёз меня сюда, подумала Кейтлин. Меня не принял бы ни один другой клан. Его родной клан точно бы меня не принял. Он просто не знал, где ещё может меня оставить.

Теперь Кейтлин всё поняла. Как и прежде, она была изгоем. Но в отличие от прошлой жизни, ей казалось, что здесь она могла вписаться, ведь она была здесь не единственным вампиром со странностями. Возможно, здесь у неё появятся настоящие друзья и семья, которой у Кейтлин никогда не было. Остров был прекрасен, и она начинала чувствовать себя здесь, как дома. Возможно, со временем она научится не думать о Калебе. Разве был у неё другой выбор?

Они вошли во внутренний двор большого замка. Полли провела Кейтлин среди групп тренирующихся вампиров. Кейтлин чувствовала знакомое ощущение пустоты в желудке, которое она всегда испытывала, когда сильно нервничала. Всё было похоже на первый день в новой школе. Кейтлин нервничала перед знакомством со всеми этими людьми, надеясь, что она им понравится.

«Знакомься, это Тайлер и Тейлор, – сказал Полли, указывая в сторону. – Вампиры-близнецы. Такое редко увидишь. Их выгнали из клана, и так они оказались здесь, чему мы очень рады. Они – отличные бойцы. Мы все можем читать мысли, кто-то лучше, кто-то хуже, но эти двое действительно могут читать мысли друг друга».

Кейтлин посмотрела на близнецов: абсолютно одинаковые, симпатичные брат и сестра примерно 16 лет. Они отчаянно сражались друг с другом на деревянных мечах, отвечая на каждый выпад соперника и отбивая все атаки. Они сражались так отчаянно, что оба взмокли от пота.

Проходя мимо них, Кейтлин увидела, как Тейлор, сестра, обернулась, улыбнулась ей и помахала рукой. Её брат, Тайлер, воспользовался этой возможностью, чтобы сделать выпад и ударить сестру деревянным мечом по ноге.

Тейлор обернулась и возмущённо прикрикнула на брата: «Так нечестно! Ты жульничал».

Тайлер засмеялся.

«Вы двое, прекратите это всё, подойдите и нормально поздоровайтесь с нашей новой сестрой», – весело сказала Полли.

Сестра. Кейтлин нравилось, как её назвали. Она всегда хотела иметь сестру.

Тейлор и Тайлер подбежали к ним.

Роза приблизилась ближе, чтобы тоже с ними познакомиться. Глаза Тейлор загорелись от радости.

«Боже мой! Какая она хорошенькая!» – воскликнула она, присаживаясь на колено и обнимая Розу.

Роза лизнула ей лицо.

Тейлор подошла ближе и крепко обняла Кейтлин. Это застигло Кейтлин врасплох, и она робко ответила на объятие.

«Мне кажется, ты всегда была с нами», – сказала Тейлор, отступив назад и внимательно изучая лицо Кейтлин.

«Теперь моя очередь», – вмешался Тайлер, отталкивая сестру и подходя ближе, чтобы обнять Кейтлин.

Кейтлин была удивлена подобным приветствием и не знала, как ей следовало реагировать. Она уже собралась обнять Тайлера в ответ, как вдруг почувствовала, как по телу словно бы прошёл электрический разряд. Учитывая её новые способности, сила удара была достаточно мощной. Кейтлин поняла, что через этот разряд она смогла почувствовать эмоции Тайлера в этот момент. Это её слегка напугало. Она поняла, что сильно ему понравилась.

Кейтлин тут же отстранилась, чувствуя, как будто это невинное объятие было предательством по отношению к Калебу. Тайлер внимательно на неё посмотрел, и она совершенно отчётливо почувствовала его влечение к ней.

«Ой!» – вскрикнул Тайлер.

Он резко обернулся, потому что Тейлор больно толкнула его деревянным мечом в спину.

«Так тебе и надо! – сказала она. – Оставь новенькую в покое».

Кейтлин улыбнулась и помахала близнецам рукой, когда Полли потащила её дальше через импровизированное поле боя. Скоро они ступили на новую тропинку и оказались в новом дворе.

«Большинство сейчас спят, – сказала Полли. – Мы можем выходить на солнечный свет, но не все хотят это делать. В это время можно обычно встретить только тех, кто заступил на дежурство или тех, кому Эйден приказал тренироваться».

«Кто такой Эйден?»

«Он – лидер нашего клана. Знаешь, тренер, наставник и директор школы в одном лице. Он – один из древних вампиров и живёт на земле, наверное, дольше, чем существует этот остров. Никто не знает, когда он появился здесь, но всем известно, что ему тысячи и тысячи лет. Он душка, пока ты его не разозлишь. Эйден всегда поможет, если ты собьёшься с пути. Он следит за тем, чтобы здесь царил порядок, и всё было как надо. Мы все повинуемся ему, и тебе придётся, если хочешь здесь остаться. Он нам всем как отец, а ещё он один из лучших тренеров в мире.

Как я уже сказала, большинство сейчас спят. К ночи они все будут здесь. Смотри, вот там наши спальни».

Когда они преодолели очередной сводчатый проход, Кейтлин подняла глаза вверх и увидела несколько арочных дверных проёмов, расположенных чуть поодаль. Все они вели внутрь замка.

«А вон там столовая», – продолжала Полли.

В углу Кейтлин увидела огромный каменный стол, за которым легко могло поместиться человек 30.

«Мы дежурим по очереди. Дежурный занимается охотой и приносит оленя для всех остальных. К счастью для нас, на этом острове очень много оленей. Я думаю, ты заметила, что здесь сотни гектар леса. Короче говоря, дежурный отвечает за еду для всех остальных. Это одно из правил Эйдена. Он требует, чтобы все обязательно присутствовали во время ужина. Он хочет, чтобы мы вели себя, как цивилизованные люди. Конечно, мы больше пьём, чем едим, но мы делаем это вместе».

Роза подбежала к столу, запрыгнула на него и стала обнюхивать, поскуливая.

«Я думаю, она голодна, – сказала Кейтлин. Могу ли её чем-нибудь покормить?»

Полли улыбнулась: «Сейчас мы что-нибудь придумаем».

Подойдя к каменному котлу, Полли сдвинула крышку и достала оттуда большой кусок сырого мяса. Глазки Розы загорелись от восторга.

Полли кинула кусок через весь двор, и Роза радостно бросилась вдогонку, а потом принялась жадно его поедать.

«Спасибо», – искренне сказала Кейтлин. Что бы она делала без Полли!

«Сырого мяса у нас хватает, – улыбаясь, ответила Полли. – Здесь просто рай для маленького волчонка».

Вдруг Роза глухо зарычала. Это слегка испугало Кейтлин, ведь она ни разу не слышала, чтобы Роза издавала звук, хотя бы отдалённо похожий на этот. Кейтлин решила, что видимо, человек или животное приблизилось к Розе, пока она ела. Оглядевшись, Кейтлин никого не увидела. Посмотрев в ту сторону, в которую был устремлён взгляд Розы, Кейтлин поняла, кто вызвал эту бурную реакцию.

К ним на встречу шёл молодой вампир. Одетый во всё чёрное, он угрюмо шёл им навстречу, и его большие чёрные глаза горели нескрываемой ненавистью. Даже с такого расстояния Кейтлин чувствовала, как от него веяло негативом. Полли вся напряглась.

«Это Каин, – пояснила Полли. – Он один из нас, хотя по нему этого не скажешь. У него большие проблемы с лидерством. Иногда он похож на типичного задиру. Мне кажется, поэтому-то он и попал на этот остров – с ним так трудно найти общий язык. Мы все просили Эйдена выгнать его отсюда, но он не соглашается, всё ещё веря, что может исправить Каина. Я лично в это не верю. Я его не выношу. Правда, обычно рядом есть ещё другие вампиры, и его присутствие можно хоть как-то сносить. Честно признаться, я редко вижу его среди нас. Должно быть, он почуял твоё присутствие, ведь ты новенькая, а ему всегда нужно защищать свою территорию. Хотела бы я быть такой же сильной, как он. Когда мы сражаемся с ним в спарринге, он всегда выигрывает, а я остаюсь с синяками. Жаль, что Эйден не следит за нашими тренировками. Каина много раз наказывали за его поведение, но всё без толку. Я могу сказать одно, что все остальные 22 представителя нашего клана – отличные ребята. В семье не без урода, как говорится».

Пока Полли вводила Кейтлин в курс дела, Каин успел к ним подойти. Сейчас их разделяло не более десяти метров.

Роза рычала громче, видя, как Каин подходит всё ближе. Когда он проходил мимо неё, её тихое рычание превратилось в громкий рык. Тогда Каин протянул руку и со всей силы больно ударил Розу по носу. Бедный волчонок заскулила и сжалась от страха.

Кейтлин была в бешенстве.

«Не смей трогать мою собаку!» – крикнула она.

«Так, по-твоему, это собака?» – ответил Каин низким угрюмым голосом.

Кейтлин чувствовала, как внутри неё, словно снежный ком, нарастает ярость. После обращения и превращения в настоящего вампира она ещё никогда не испытывала злости и сейчас понимала, что новая эмоция была намного сильнее тех чувств, что она испытывала, будучи человеком. Кейтлин надеялась, что в нужный момент она всё-таки сможешь совладать с собой.

Каин стоял в паре метров от неё и сердито оглядывал Кейтлин с ног до головы. Она приняла это взгляд за форменное оскорбление.

«И что это за мусор прибило к нашему берегу?» – сказал Каин, злобно глядя на неё.

«Не смей так разговаривать», – парировала Полли.

«Буду разговаривать, как хочу, – медленно продолжил Каин, злобно взглянув на Полли, – ты мне закон».

Он снова обратился к Кейтлин:

«Я задал тебе вопрос».

Кейтлин встретилась с Каином взглядом. Глаза его горели гневным огоньком. Внутри неё закипала ненависть.

«Это был не вопрос, – отрезала Кейтлин. – А если бы даже так, то я не вижу необходимости на него отвечать, – процедила она сквозь зубы. В голосе её слышался вызов».

Каин встряхнул волосами и улыбнулся.

«Тебе ещё многому предстоит научиться, – сказал он. – Скоро ты поймёшь, кто здесь хозяин».

«Ты здесь не хозяин, – вновь вступила в их разговор Полли, – что бы ты там себе ни придумывал…»

Неожиданно для всех Каин резко и больно ударил Полли по лицу. Всё произошло за доли секунды. Полли была шокирована подобным выпадом, и Кейтлин видела, что она была слишком напугана, чтобы дать сдачи.

Чего нельзя было сказать о Кейтлин. Она больше не могла сдерживать внутри скопившуюся злобу и ненависть, поэтому просто решила выпустить гнев наружу. Она была вне себя от злости и сердито зарычала.

Кейтлин ринулась на Каина, готовая вцепиться ему в горло. Схватившись за его шею, она сдавливала ладони всё сильнее и сильнее.

Испугавшись, Каин мог лишь смотреть на неё огромными глазами, едва дыша от осознания того, что кто-то отважился противостоять ему.

Подняв руки, он схватил Кейтлин за запястье, пытаясь ослабить хватку. Он думал, что у него это легко получится, ведь он был сильнее всех остальных.

И здесь его ждало ещё одно потрясение. Сила Кейтлин намного превышала силу Каина, а он этого совсем не ожидал. Ему не удавалось даже разжать её пальцы.

Кейтлин прижала Каина к земле, сев ему на грудь и крепко держа его за горло обеими руками. Она была готова сжимать пальцы до тех пор, пока он не умрёт.

Каин отчаянно и безрезультатно отбивался, но Кейтлин была сильнее. Она была близка к тому, чтобы победить в этой схватке и убить его.

Несмотря на застившую глаза красную пелену гнева и ненависти, Кейтлин размышляла о том, может ли один вампир убить другого. Чем сильнее она сжимала пальцы, тем больше склонялась к мысли, что это было возможно, и что она убьёт Каина. Останавливаться и отпускать его она не собиралась.

Кейтлин слышала приглушённый звон колокола, снова и снова, и через несколько секунд весь двор был заполнен вампирами, двумя десятками вампиров, собравшихся вокруг, наблюдавших за происходящим и что-то выкрикивающих. Весь клан собрался, чтобы посмотреть их бой.

Очевидно, никто не желал влезать в драку. Может быть, все были рады избавиться от Каина.

И Кейтлин была в их числе. Вся накопившаяся в ней злость, боль и разочарование в Калебе и её брате собрались в один большой сгусток эмоций, который она была рада выплеснуть на этого грубияна. Он выбрал не ту девчонку, чтобы сделать её предметом своих злых шуток.

Если уж Кейтлин и была в чём-то абсолютно уверена, так это в том, что задушит этого парня до смерти.

Глава одиннадцатая

Калеб пролетал в тёмном небе над Манхеттеном. Сэра летела чуть позади. Пересекая Бронкс, он спустился ниже и, воспользовавшись своим сверхчеловеческим зрением, наблюдал за происходящим на улицах города. Внизу царил хаос. Люди сражались с людьми, магазины были разгромлены, машины были свалены на улицах. Город походил на место военных действий.

Но хуже всего было то, что Калеб заметил на улицах вампиров из клана Чёрной волны, и они нападали на мирных граждан. Спасая свои жизни, люди разбегались кто куда. Они убегали от вампиров, от тех, кто был заражён бубонной чумой и от редких полицейских. Сложно было понять, кто был нападающим, а кто жертвой. Одно было ясно: в любом случае бой выигрывали вампиры. Они, обезумев, пили из людей кровь прямо там, на улицах, которые превратились в красные кровавые реки.

Калебу было больно смотреть на всё это. Ему было жаль людей, а ещё он злился на другие кланы, которые действовали с подобной безнаказанностью на его территории. Было очевидно, что весь этот хаос было отлично спланирован. Кайл вернулся к своему клану с Мечом, и теперь они чувствовали себя неуязвимыми.

Атака на клан Калеба – это лишь дело времени. А когда это случится, будет уже слишком поздно.

Подлетев к Клойстерс, Калеб приземлился на широкую открытую террасу перед зданием. Сэра опустилась на землю в нескольких метрах от него. Она неотступно преследовала Калеба. Ему казалось, что он никогда не сможет от неё избавиться. Она летела за ним по пятам всю дорогу от острова Поллепел. Он знал, что так будет, но это не означало, что его отношение к ней должно было измениться в лучшую сторону.

Сэра прилетела на Поллепел, поставив себе цель вернуть его обратно. А сейчас, когда он был снова рядом, она, верно, представляла себя абсолютной победительницей. Нет, Калеб не даст ей насладиться победой. Он решил вернуться сюда по собственной воле. Сэра не понимала – она никогда не могла понять, – что его возращение не имеет ничего общего с ней.

Калеб прошёл по каменной террасе и миновал десяток вампиров-охранников, настороженно следивших за каждым его шагом. Подобной боевой готовности он прежде никогда здесь не видел. Было очевидно, что его клан готовился к войне. Обычно на входе стояло всего двое охранников, а сейчас он заметил как минимум 50. Все солдаты были вооружены и внимательно изучали ночное небо.

Калеб подумал, что если бы они его не узнала, то, скорее всего, напали бы на него без предупреждения ещё до того, как он достиг земли.

«Подожди меня!» – сказала Сэра, догоняя его у большой сводчатой двери.

Калеб не обращал на неё никакого внимания, продолжая свой путь, пока не почувствовал, как ледяные пальцы коснулись его руки, впившись ногтями в кожу. Сэра смогла его остановить и обратить на себя его внимание.

«Я не позволю тебе меня унижать перед нашим кланом, – прошипела она. – Мы войдём вместе. Мы всё ещё муж и жена».

«Мы больше не муж и жена, – резко ответил Калеб. – Я уже устал уже это тебе повторять».

«Если ты так думаешь, ещё не значит, что это в действительности так, – также раздражённо ответила Сэра. – Ты женился на мне 600 лет назад. В мире вампиров нет разводов, поэтому наше расставание не имеет никакой законной силы».

«А мне не нужно разрешение закона, – сказал Калеб. – Наш брак был ошибкой. И он был 600 лет назад. Тебе нужно смириться и отпустить. Мне не нужно официальное разрешение, чтобы тебя бросить».

«Я бы так не сказала, – ответила Сэра, – Действуя без разрешения, ты нарушаешь закон и будешь за это наказан».

Калеб злобно рассмеялся: «Нет, ты точно сумасшедшая! Ты думаешь, меня пугает наказание? Я никогда не боялся гнева наших лидеров».

Сэра сделал ещё один шаг ближе, чтобы охранники, внимательно смотревшие на них, не могли услышать её слова.

«Я могу рассказать им ещё кое-что, – прошептала она. – Я могу рассказать о тебе и той девчонке, Кейтлин. Ты нарушил священный закон, переспав с ней. Ты прекрасно знаешь, какое за этим следует наказание».

Калеб посмотрел на неё леденящим взглядом.

«Более того, – продолжала Сэра, – я могу сказать им, что ты обратил её без разрешения. А уж этого они тебе никогда не простят. Они убьют тебя».

«Ну, так расскажи им», – приговорил Калеб подстрекательским тоном.

Сэра холодно посмотрела в его сторону. Он знал, что она никогда не пойдёт наподобный шаг. Если они убьют Калеба, ей не по кому будет сходить с ума. Он нужен был ей живым. Как бы Сэра ни хотела ему насолить, это были лишь пустые угрозы.

К тому же, даже если бы она решилась доложить о нём, ему действительно было всё равно. Калеба не волновало мнение главенсвующих организаций. Он жил так, как ему хотелось. Безопасность его клана уже не была для него важна так, как раньше. Он пришёл не для того, чтобы вымаливать прощения. Он пришёл, чтобы предупредить и спасти их. Если клан не нуждается в его помощи, то он с радостью покинет их навсегда.

Калеб сильно скучал по Кейтлин. Одиночество угнетало его. Он злился, что пришлось оставить её одну. Ещё больше его злил тот факт, что, будучи вдалеке от Кейтлин, ему на пятки постоянно наступала Сэра, эта сумасшедшая, не способная принять реальность.

Калеб развернулся и направился к двери, входя во внутренний двор клуатров. Сэра следовала за ним по пятам. Она не сдавалась. Вместе они прошли сквозь сводчатый, выложенный каменной плиткой коридор. Шли они совсем рядом, и Сэра воображала, что так и должна ходить влюблённая пара.

Войдя в очередной коридор и повернув в небольшой сводчатый проход, они оказались у широкой лестницы, ведущей вниз. У начала лестницы стоял Самюэль, брат Калеба. Он пришёл, чтобы их поприветствовать.

Самюэля окружал десяток вампиров-солдат. Он выглядел удручённым.

Калеб остановился прямо напротив брата, и глаза их встретились. Они были очень близки, хотя внешне никогда этого не показывали. Они не обнялись и даже не пожали друг ругу руку. Калеб и Самюэль просто стояли друг против друга, глядя друг другу в глаза. Оба почти одновременно кивнули головой в знак взаимного приветствия и уважения.

«Калеб», – спокойно сказал Самюэль.

«Самюэль», – ответил Калеб.

«Ты вернулся, – проговорил Самюэль. – Это хорошо, ты нам здесь нужен».

«Мне есть, что рассказать совету, – сказал Калеб. – Надеюсь, что они захотят меня выслушать».

Самюэль слегка кивнул: «Я хочу».

Солдаты расступились, пропуская Калеба и Сэру. Они спустились по винтовой лестнице в сопровождении людей Самюэля. Все шли по нижнему этажу Клойстерс, проходя мимо комнат, в которых хранились древние саркофаги и предметы искусства. Они шли до тех пор, пока не упёрлись в ограждённую канатом винтовую лестницу.

Охранявшие её два солдата отошли в сторону, откинули канат и открыли деревянную дверь. Калеб вошёл внутрь, все остальные последовали за ним. Они спускались всё ниже и ниже под здание музея.

Вскоре они оказались в огромном подземном зале. Он был десятки метров в длину, имел высокие потолки и был очень просторен. В отличие от всех предыдущих раз, когда Калебу приходилось здесь бывать, сейчас зал был полон вампиров. Он никогда не видел, чтобы здесь одновременно находилось так много народа. Чаще всего тут было не более двух десятков вампиров, мирно отдыхающих в полумраке. Сейчас же казалось, что тут было около тысячи человек, и некоторых он не видел веками. Вампиры нервно прохаживались по каменным плитам пола. Все были явно возбуждены и разговаривали на повышенных тонах.

Стоило Калебу и его свите войти, как на них моментально переключилось всё внимание зала. Вампиры расступились, организуя им проход. Шум затих. В зале повисла напряжённая тишина.

Все знали, куда направляется Калеб. У дальней стены зала располагался помост, на котором восседал Большой Совет, жюри из семи судей. Это были лидеры их клана. Обычно Совет собирался в соседнем зале, но в эту ночь, ввиду необходимости принять решение и найти выход из беспрецедентного кризиса, Совет решил собраться в большом зале.

Как Калеб и думал, все члены Совета уже были на своих местах, сурово поглядывая в его сторону. За тысячи лет Калеб не мог припомнить ни единого раза, когда бы их лица выражали что-то, кроме осуждения. Он морально готовился к тому, что сегодняшняя ночь станет самым суровым испытанием из всех.

Все лидеры клана были стариками, и с течением веков Калеб пришёл к мнению, что они больше не были теми людьми, кому следовало бы доверить руководство их кланом. Их взгляды были устаревшими и далёкими от современных реалий. Они были слишком упрямы и не умели идти на компромисс. Само собой разумеется, что это отсутствие гибкости сами лидеры клана считали основой существования и выживания клана в течение тысяч лет. В последнее время Калеб придерживался совсем противоположного мнения. Их бескомпромиссность, считал он, ставила весь клан под удар в новых, быстро изменяющихся условиях жизни.

Калеб заранее знал, что ответят старейшины на его слова. Они будут требовать, чтобы все члены клана воздержались от принятия каких-либо активных мер. Они будут настаивать на том, чтобы выждать ещё какое-то время и не вмешиваться в войну. Они всегда принимали это решение. Это был их консервативный подход – не вмешиваться и выжидать. Любые перемены претили их натуре.

Сейчас они будут особенно на него злы, ведь он доказал, что их решения были ошибочны. Несколько недель назад Калеб настаивал на существовании Меча и на том, что Кейтлин могла их к нему привести. Они не захотели его слушать, утверждая, что Меч – это всего лишь выдумка. Но сейчас всем было ясно, что Калеб был прав. Скорее всего, именно поэтому сотни вампиров его клана кинулись сейчас к нему, выказывая всяческое уважение. И скорее всего, по той же причине судьи выглядели сейчас ещё более суровыми, чем обычно.

В зале стояла полнейшая тишина. Калеб остановился в нескольких метрах от старейшин. Они злобно смотрели на него и молчали.

Калеб знал, что правила обязывали его поклониться в знак уважения, но в душе он не чувствовал, что должен сейчас следовать традициям. Он ничего этим людям не должен. Они выгнали его из клана, и сейчас он пришёл не ради того, чтобы выпрашивать прощение. Он пришёл, чтобы их спасти, и не важно, заслуживали они это или нет.

Лица судей стали ещё серьёзнее.

«Калеб из Белого клана, – начал главный судья, седящий посередине, – мы позвали тебя сюда, чтобы ты доложил нам о случившемся, но прежде ты должен ответить за свои прошлые преступления. Ты нарушил закон, покинув наш клан без разрешения. Что ты можешь сказать в своё оправдание?»

Калеб надменно посмотрел на старика.

«Я вернулся сегодня, чтобы предупредить вас и спасти, а не для того, чтобы просить вашего прощения», – отрезал он.

Толпа заволновалась, едва дыша от удивления. Никто не позволял себе разговаривать с судьями подобным образом.

«ТИШИНА!» – прикрикнул солдат охраны, ударив по каменному полу железным жезлом. Через какое-то время волнения в толпе успокоились.

«Неужели? – сказал один из судей. – И от чего конкретно ты пришёл нас спасти?»

«Вы что, не видите, что творится за вашими воротами? – спросил Калеб. – Вы что, не знаете о войне, которая уже поглотила весь Манхеттен?»

«Мы знаем об этом. Не у одного тебя есть глаза и уши. Только какое нам до этого всего дело?»

«Какое вам дело? – ошеломлённо повторил Калеб. Неужели, все здесь настолько расслабились, что им стало всё равно? Неужели, ни у кого из здесь присутствующих не осталось ни капли сожаления к людям? – Если вы думаете, что на людях эта война и закончится, то вы сильно ошибаетесь, – продолжил Калеб. – Эту войну развязал клан Чёрной волны, и я вас уверяю, что как только они разберутся с людьми, то направят всю свою ярость на нас, родственные и дружественные нам кланы по всему Манхеттену, а может и по всей стране. Это начало полномасштабной войны».

«Или акт провокации, – вмешался другой судья. – Возможно, они только и ждут, чтобы мы как-то прореагировали. Они хотят вывести нас наружу, где мы будем не так защищены, как здесь. Покинуть стены этого подземелья – это глупое решение».

Калеб недоверчиво покачал головой. Невежество этих вампиров просто не укладывалось у него в голове. Они провели под землёй слишком много времени, чтобы рассуждать разумно.

«Вы ошибаетесь», – просто сказал он.

И снова зал заколыхал от удивлённых перешёптываний, заставляя охранника вновь призвать всех к порядку ударами жезла.

«Это вам не игра в войнушки, – продолжил Калеб. – Это не ловушка. Им не нужно прибегать к уловкам, чтобы выманить вас наружу. Это настоящая война, и когда она закончится, все люди на этом острове будут мертвы, а клан Чёрной волны и все поддерживающие его кланы будут сильны как никогда, ведь сейчас перед ними открываются невиданные ранее возможности для охоты. Я вас уверяю, что как только они покончат с людьми, то направят все свои силы на борьбу с нами. И пока вы здесь сидите и даете им стать сильнее, вы подвергаете себя и всех нас смертельной опасности. Если вы и дальше будете сидеть, сложа руки, и ждать, то станет слишком поздно.

Более того, у них в руках есть мощнейшее оружие, – добавил Калеб, внутренне настраиваясь на то, что ему не поверят. – Теперь у них есть Меч».

Комната наполнилась гулом от тысяч голосов. Как ни старался охранник призвать всех к порядку и ни бил своим жезлом о каменные плиты, присутствующие просто не могли успокоиться. Гул стоял в течение нескольких минут.

«Я видел его! – сказал Калеб, пытаясь перекричать шум толпы. Стоило ему это сказать, как в зале сразу же стало тише. – Я видел Меч своими собственными глазами. Он существует. Это не выдумка. И здесь вы тоже оказались неправы. Меч настолько же реален, как вы или я, и сейчас он находится в руках клана Чёрной волны. Это самое мощное оружие, с которым мы когда-либо сталкивались, и которое с лёгкостью сотрёт нас всех с лица земли. В схватке против Меча наше бессмертие никак не поможет».

«Ты утверждаешь, что ты видел Меч, – вступился другой судья. – Если так, то почему он не у тебя? Почему ты не принёс его нам?»

Именно этого вопроса Калеб ожидал с содроганием сердца, ведь ему было стыдно за свои действия.

«Потому что мне не удалось им завладеть, – просто ответил он. – Я был окружён, они превосходили меня по числу, и им удалось отобрать его у меня. Я несу полную ответственность за потерю Меча.

Именно поэтому я сейчас здесь. Я пришёл предупредить вас, что в их руках находится Меч. Они уже начали войну, и нам нужно немедленно действовать.

Я предлагаю сейчас же выслать наших солдат и атаковать их до того, как они совершенно окрепнут и численно превысят наше войско. Если мы сейчас направим все силы на борьбу с ними, то застанем их врасплох и, возможно, даже сможет справиться с их охраной и завладеть Мечом. Скорость и неожиданность – вот наши главные союзники. Я с радостью пойду первым и приму на себя первый удар».

В зале снова послышался гул голосов. Судьи переглянулись, явно не ожидая подобного поворота событий. Они тихо обменялись мнениями. На это ушло несколько минут, после чего главный судья прокашлялся, а охранник ударил жезлом об пол, призывая зал к тишине.

«В одном ты прав, Калеб, – начал судья, – тебе не удалось завладеть Мечом. Ты выступаешь против наших правил и законов, и если ты утверждаешь, что Меч действительно существует, то вся вина за его потерю полностью лежит только на тебе. Ты утверждаешь, что пришёл нас спасти, а вместо этого получается, что это ты виновен в том, что сейчас твой клан и твои люди находятся в опасности. Тебе должно быть стыдно.

Более того, как самоуверенно с твоей стороны думать, что ты бы мог нас спасти. Ты один, а один в поле не воин. Мы жили вместе одной большой семьёй тысячи лет, и сейчас в твоей помощи не нуждаемся, что бы ты себе ни представлял. Здесь наша крепость, и так было всегда. Здесь у нас есть оружие и другие средства для защиты от любой атаки. Здесь мы едины, и наше число велико. Снаружи нам придётся разделиться, и мы потеряем свою мощь, поэтому сейчас лучшим решение для нас будет решение остаться здесь и вести войну отсюда, если таковая случится, в чём мы сильно сомневаемся. Я уверен, опасность минует нас, как обычно».

«А как же люди? – не унимался Калеб. – Вы готовы позволить им быть уничтоженными? Разве вы не чувствуете на себе ответственность за их защиту?»

«Наша задача – защитить самих себя и наш клан. Мы спасаем людей, когда считаем это выгодным для себя. Это не тот случай. Пусть умирают. На месте этих людей скоро появятся новые, а мы – уникальны».

«Как же вы всё рассчитали? – сказал Калеб. – Защищаете людей, когда это выгодно вам. Настоящий воин никогда так не скажет».

Судья зло посмотрел на него.

«Это заседание откладывается. Калеб, в прошлую нашу встречу мы приговорили тебя к 50 годам тюремного заключения. Сейчас мы изменяем приговор на изгнание. Ты больше не принадлежишь этому клану, мы более не признаём тебя одним из нас. Тебе запрещается появляться в наших владениях, а если ты нарушишь это условие, то будешь немедленно убит на месте. Собери свои вещи и убирайся отсюда».

После этих слов солдат-охранник ударил жезлом, и зал снова погряз в хаосе тысячи голосов.

* * *

Калеб выбежал из большого зала в коридор. Не останавливаясь, он промчался по большому холлу и поднялся вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступени. Он бежал от ненавистной ему политики. Все эти заявления, осуждения, отсрочки… от них веяло нафталином. Судьи были противниками прогресса. Он должен был это предвидеть и не мог этого выносить.

В душе Калеб был рад изгнанию. По крайней мере, сейчас его изгнание получило официальный статус. Калеб также понимал, что его клан перестал быть его домом. Единственный, кто ещё связывал его с его прошлой жизнью, был его брат… и воспоминания.

Калеб промчался вверх по винтовой лестнице и добрался до нижних этажей музея. Вдруг он почувствовал крепкую руку на своём плече. Калеб обернулся.

На лице Самюэля читалось беспокойство. За ним стояла дюжина солдат.

«Куда ты пойдёшь?» – спросил он.

Калеб и сам не знала ответа. Он просто понимал, что здесь ему не место. Ещё он понимал, что не мог спокойно стоят в стороне и смотреть, как гибнут невинные люди. Калеб знал, что схватка с кланом Чёрной волны неизбежна, ведь ему нужно было попытаться вернуть себе Меч. Если для этого ему придётся идти одному против целой армии, пусть так и будет. Он знал, что это было форменное самоубийство, но он должен был хотя бы попытаться.

«Искать Меч», – ответил Калеб.

«Один?»

«А какие ещё у меня есть варианты? Я его упустил. Я чувствую себя обязанным его вернуть. И я не могу позволить, чтобы они убивали невинных людей. Я не допущу это, пока я жив».

Самюэль кивнул: «Некоторые вещи не меняются. Ты смелый и храбрый».

Калеб позволил себе слегка улыбнуться: «Это у нас в крови, брат».

«Мне тоже не нравится решение Совета, – сказал Самюэль. – Я согласен с тобой. Войну нужно начинать прямо сейчас, промедление опасно. Ты прав, со временем их станет ещё больше. Сидя здесь, мы становимся всё слабее».

Калеб оглядел брата.

«Я с тобой, – сказал Самюэль. – Я и мои люди».

Самюэль протянул руку, и Калеб с готовностью её пожал.

Как и тысячи лет до этого, Калеб и Самюэль отправятся в бой вместе. Калеб был невероятно рад это слышать. Сейчас он был готов сражаться с легионами врагов, и если ему суждено умереть, в последнюю минуту с ним будет его брат.

«Нам нужно оружие, – сказал Самюэль, – Священное оружие».

Секунду Калеб смотрел на него, не понимая, а потом понял, о чём говорил брат. Ну конечно!

Они развернулись и прошли вниз по коридору, направляясь в небольшое хранилище. Калеб остановился перед вертикальным стеклянным футляром, внутри которого находился метровый жезл из слоновой кости. Жезл имел интересную форму, был весь покрыт загадочным орнаментом и заканчивался круглым наконечником.

Двумя руками Самюэль быстро поднял стеклянный футляр и вытащил жезл. Теперь они могли рассмотреть сокровище поближе: жезл из слоновой кости был одним из самых мощных видов оружия, которым обладал их клана. Совет оберегал его безопасность и обеспечивал сохранность в течение тысяч лет, приберегая жезл для великой войны.

«Мы можем его взять?»

«Он твой, – сказал Самюэль. – Ты добыл его в бою. Никто из этого клана не имеет на него больше прав, чем ты. Не бойся, бери».

Калеб протянул руку и аккуратно взял у брата жезл. Стоило ему сжать жезл в руках, как по телу прошёл электрический разряд. Калеб закрыл глаза и сделал глубокий вдох, вспоминая события тысячелетней давности. Это было удивительно оружие. Конечно, оно не могло сравниться по мощности с Мечом, который они нашли в Королевской часовне, но оно тоже было очень важным. Жезл мог покалечить почти любого вампира, и особенно это касалось вампиров со злыми намерениями.

Калеб крепко сжал жезл обеими руками и поднёс ближе к глазам, внимательно изучая.

Пока Калеб был занят жезлом, Самюэль достал большую синюю накидку, висящую рядом со стеклянным футляром. Эта удивительная накидка защищала вампиров тысячи лет. Надев её, любой вампир становился почти неуязвим, но носить её мог только обладатель жезла.

Самюэль накинул накидку на плечи Калеба. Стоило ткани коснуться тела, как Калеб почувствовал невероятный прилив энергии. С накидкой на плечах и с жезлом в руках он чувствовал себя непобедимым и готовым к схватке.

«А как же ты?» – Калеб спросил брата.

Калеб подумал обо всех удивительных видах оружия, хранившихся в подземельях Клойстерс. Там были и мечи, и жезлы, и щиты, и накидки – вполне весомый арсенал. Интересно, какое оружие выберет себе Самюэль?

Самюэль сделал пару шагов к центру хранилища и вынул небольшой стеклянный футляр.

Ну конечно. Это всегда было его любимым оружием. Рука-реликварий – огромная перчатка с двумя вытянутыми вперёд пальцами, полностью сделанная из золота. Это было удивительное оружие, действующее и для защиты, и для нападения, а также придающее невероятную силу своему обладателю.

Достав реликвию, Самюэль одел её на правую руку и стал выглядеть ещё более уверенным.

«А как же мы?» – раздался пронзительный крик.

Откуда ни возьмись, появилась Сэра, быстрым шагом прошедшая меж братьев, злобно поглядывая на Калеба.

«А как же я? – кричала она. – Ты никуда не уйдёщь! Ты останешься здесь, целый и невредимый, рядом со мной. В военное время решение Совета не имеет никакой силы. Ты можешь остаться здесь в безопасности, и мы снова будем вместе. Я не отпущу тебя на войну, и тебя тоже, – сказала она, обращаясь к Самюэлю. – Вы оба ведёте себя, как малые дети. Вас же там убьют, особенно если это Меч и вправду существует! Ваше мощное оружие не идёт ни в какое сравнение с Мечом».

«Ты не думаешь, что решение должен принимать Калеб», – сказал Самюэль.

«Нет! – завизжала Сэра. – Калеб мой!»

Не желая спорить с Сэрой, Самюэль посмотрел на брата.

«Дай нам минуту», – сказал Калеб, обращаясь к Самюэлю и беря Сэру за руку, чтобы вывести из комнаты.

«Поторопись, – ответил Самюэль. – Нам надо спешить».

* * *

Не успели они выйти из хранилища, как Сэра накинулась на Калеба с криками.

«Ты знаешь, что проиграешь эту войну! – кричала она. – Ты ведёшь себя глупо. Ты что, собираешься вовлечь в это безумие брата? Вместе вы становитесь ещё глупее, чем по отдельности. Вы идёте на верную смерть, ты это понимаешь?»

«Это наш выбор, тебя он не касается», – спокойно ответил Калеб.

«Как бы не так! – продолжала кричать Сэра. – Ты принадлежишь мне, и меня касается всё, что касается тебя».

«Я не принадлежу тебе, – резко ответил Калеб. – Я не вещь, чтобы кому-то принадлежать, тем более тебе».

«Мы можем улететь отсюда, – взмолилась Сэра. – Вдвоём, только ты и я. Мы можем начать всё заново и построить своё будущее вдали от всех этих людей. Это наша жизнь. Мы можем вернуться в наш замок в Европе. Мы можем попытаться родить ещё одного ребёнка…»

«Сэра! – резко перебил её Калеб. Терпение его было на исходе. – Ты себя слышишь? Ты несёшь какой-то бред. Я уже сотни раз говорил, что больше не люблю тебя…»

«Но ты любил меня. Ты можешь постараться полюбить меня вновь, – с пылом ответила Сэра. – Мы всё равно будем вместе, я это знаю. Со временем твои чувства изменятся…»

Терпению Калеба пришёл конец. Он больше не мог слушать эти бредни. Сотни лет, проведённые Сэрой в этом клане, сделали её такой же безумной, как и все остальные. С ней стало совершенно невозможно разговаривать.

Калеб развернулся и вышел их комнаты.

Воспользовавшись своей сверхчеловеческой скоростью, Сэра опередила его и преградила путь. Она стояла перед ним, не давая пройти. Лицо её исказилось от гнева и страха.

«Ты не можешь меня бросить!» – в бешенстве кричала она.

«Но я бросаю тебя, – сказал Калеб, – и ухожу из этого клана. Навсегда».

«Но ради чего? Ради этой ненужной битвы? Или чтобы сбежать с этой молодой потаскушкой?»

Эти слова вывели Калеба из себя.

«Значит это настоящая причина? – не унималась Сэра. – Из-за неё ты готов бросить всё, пожертвовать жизнью и любовью, всё ради этой глупой девчонки? Знаешь, что я тебе скажу, – сказала Сэра со злобной улыбкой, – твоя Кейтлин больше не ждёт твоего возвращения, это я знаю наверняка».

«О чём ты говоришь?»

Выдержав театральную паузу, Сэра добавила:

«Я ей всё рассказала».

Калеб судорожно пытался представить, что такое Сэра могла сказать Кейтлин. Что бы там ни было, Сэра всё испортила.

«Что конкретно ты ей сказала?» – медленно произнёс Калеб, делая паузу на каждом слове.

Улыбка Сэры стала ещё шире и более зловещей: «Я рассказала ей о нас. Я рассказала ей всё».

Калеб задумался. Всё. Это могло означать лишь одно.

«Ты рассказала ей о Джейде, не так ли?» – спросил Калеб, не решаясь поверить в то, что Сэра могла быть настолько жестока. В её глазах он прочитал утвердительный ответ на свой вопрос. Да, Сэра рассказала Кейтлин об их ребёнке.

Сэра победно улыбалась. «Да, она знает, что у нас есть ребёнок. Ещё она знает, что меня ты любишь больше, чем её, и будешь любить всегда».

«Что? Ты сказала ей, что у нас есть ребёнок? Ты сказала, что он есть или что он был

Сэра не ответила, продолжая широко улыбаться. Калеб схватил её за плечи.

«Ты обманула Кейтлин! – кричал он. – Ты нарочно солгала ей!»

«О, мой милый Калеб, – ответила Сэра, качая головой, – ты так наивен. Разве я единственная, кто лжёт? Разве за всё это время ты ещё не понял, что любовь всегда построена на лжи?»

Сэра была ещё более безумной, чем предполагал Калеб.

Он с отвращением отпрянул от неё, и до того, как она смогла вновь ему помешать, быстро прошёл мимо и вышел в дверь.

«Да, да, – кричал голос за его спиной, – теперь ты меня послушай. Никуда тебе от меня не деться!»

* * *

Калеб вышел из хранилища. С накидкой на плечах и жезлом в руке он встретился с братом.

«Самюэль, мне нужна ещё минута», – сказал он.

«Что случилось?» – спросил Самюэль.

«Мне нужно исправить одну ошибку», – ответил Калеб.

Самюэль утвердительно кивнул, видя, что брат был настроен решительно: «Скоро рассвет. Поторопись».

Калеб направился вниз по коридору. Он вошёл в боковую комнату, громко захлопнул за собой дверь и запер её на ключ.

Эта комната когда-то была его кабинетом. Небольшая каменная комната с высокими сводчатыми потолками и витражными стеклами. Сюда он всегда приходил, чтобы остаться наедине и собраться с мыслями.

Он присел у простого средневекового письменного стола, достал из ящика стола лист пергаментной бумаги и перо, окунул его в чернила и начал писать:


Милая моя Кейтлин,

Я со страхом думаю о том, что тебе наговорила Сэра, но что бы она ни сказала, будь уверена что её слова – это лишь половина правды.

Да, в какой-то период времени у нас с Сэрой действительно был ребёнок. Мальчик. Его звали Джейд. Я его безгранично любил. Джейд, как и ты, был полукровкой, потому что когда я женился на Сэре, она была человеком. К сожалению, Джейд прожил недолго.

Я думаю о нём каждый день своей жизни, хотя его уже многие столетия нет рядом.

Я собирался тебе о нём рассказать, когда наступит подходящий момент, но время обмена воспоминаниями ещё не настало. Я предполагаю, ты считаешь, что я утаивал от тебя что-то очень личное, и, возможно, ты права, но только в силу того, что воспоминания о сыне связаны у меня с большой печалью. Ещё не я не хотел рассказывать тебе о нём, потому что был не уверен в себе и боялся тебя потерять, что, в общем-то, по-видимому, уже произошло.

Я уверяю тебя, между мной и Сэрой ничего нет. Мы расстались уже много веков назад. Я сожалею, если она заставила тебя в этом усомниться. И тогда, когда ты нас видела, я её не целовал, хотя тебе могло так показаться. Это она пыталась меня поцеловать, а я пытался её оттолкнуть.

Я хочу, чтобы ты знала, что я очень тебя люблю и не перестаю о тебе думать. Я с радостью жду окончания войны и новой жизни вдали отсюда, с надеждой, что ты будешь со мной и станешь частью этой новой жизни.

Прошу, знай, что в это письмо я вложил всю свою душу.

С любовью,

Калеб

Калеб бережно сложил письмо в несколько раз так, чтобы получившийся бумажный квадрат не превышал размера его ладони, потом он подошёл к большому открытому окну, поднёс пальцы к губам и свистнул.

Через несколько мгновений он увидел сокола, летящего в его сторону. Калеб вытянул руку, и птица ловко приземлилась прямо на неё. Калеб погладил сокола по голове.

«Старина», – мягко произнёс он.

Солок повернул голову в сторону лица Калеба, явно узнав своего хозяина.

«Доставь это письмо Кейтлин. Остров Поллепел. Ты знаешь, где он находится».

Калеб положил письмо в небольшой медальон на шее сокола и надёжно защёлкнул крышку.

«Ну, лети!» – громко сказал Калеб. Поднимая руку вверх.

После этих слов сокол вылетел из окна и взмыл в ночное небо.

Вдруг в дверь постучали.

Калеб быстро подошёл и отпёр замок. На пороге стоял Самюэль и его солдаты.

«Я готов», – сказал Калеб.

Глава двенадцатая

«Кейтлин!»

В какой-бы ярости ни была Кейтлин, безумно сжимая пальцы на шее Каина, этот голос смог достучаться до её сознания через безумие охватившего её гнева. Кто говорил с ней?

Через толпу пробрался мужчина и вышел вперёд. На нём была длинная мантия, а в руках он держал жезл. Седые волосы и длинная седая борода делали его похожим на странствующего пророка. Он стоял и сердито смотрел на Кейтлин. В его голосе слышалось разочарование.

«Отпусти его!» – сказал он серьёзно.

Сквозь пелену гнева Кейтлин посмотрела в глаза мужчине и поняла, что что-то в нём было особенное. Ей казалось, что она встретила давно потерянного друга, которого знала всю свою жизнь. Она сразу же прониклась уважением к этому человеку.

Кейтлин понимала, что ей нужно подчиниться. Она медленно расцепила пальцы. Как только она это сделала, Каин судорожно поднялся, задыхаясь и кашляя, и со всех ног помчался в лес.

Кейтлин встала на ноги и посмотрела на мужчину.

Эйден. Она была уверена, что это был он.

«Да, это я, – сказал он, отвечая на её мысли. – И нам с тобой надо о многом поговорить».

* * *

Кейтлин молча шла за Эйденом, пока они пробирались сквозь густые заросли, идя по узкой лесной тропинке. К своему удивлению Кейтлин обнаружила, что, несмотря на свой вид, остров Поллепел был достаточно большим. Замок занимал лишь небольшую часть острова. Вся остальная его территория была покрыта лесами.

Они шли и шли, поворачивая то направо, то налево, то поднимаясь выше, то спускаясь. За Эйденом было не так просто угнаться, он шёл в нескольких метрах впереди Кейтлин и ни разу не оглянулся и не притормозил, чтобы посмотреть, идёт ли она за ним. Наверное, он чувствовал, что она следовала по пятам. От Эйдена исходила какая-то особая энергия: он притягивал как магнит, и Кейтлин была готова следовать за ним хоть на край света, хотела она этого или нет. Эйден был настоящим лидером.

Гуляя по лесам, Кейтлин заметила вдали реку, которую было легко разглядеть сквозь голые ветки апрельских деревьев. Весна была повсюду, деревья были готовы вот-вот дать почки, раскрашивая лес в бледно зелёный цвет. Остров была так прекрасен, что с болью в сердце Кейтлин осознала, что не хочет его покидать. Её пронизывал страх, что Эйден собирался выгнать её из своего клана.

Она не хотела нападать на Каина. Она просто не выносит задир и грубиянов, а он был одним из самых наглых людей, с которыми ей когда-либо приходилось сталкиваться в жизни. Она просто не справилась с собственными эмоциями. Всё возвращалось к одному – Кейтлин нужно было научиться контролировать себя и свои эмоции. Она не умела это делать, будучи человеком, а сейчас, превратившись в вампира, всё стало ещё хуже. Когда ею овладевал гнев, она не могла с ним справиться. Кейтлин совсем не знала Эйдена, но чувствовала, что он не одобрял её поступка.

Они поднялись на вершину горы и спустились с другой стороны. То там, то здесь, Кейтлин видела убегающих от них оленей. Видимо, именно сюда приходил дежурный вампир в поисках ужина для клана.

Обогнув ещё один небольшой холм, Эйден и Кейтлин вышли на открытое пространство, с которого Кейтлин увидела небольшой дом, расположившийся прямо у воды, на песчаном пляже. Это было небольшое каменное строение, с виду похожее на крошечную хижину, построенную в том же стиле, что и большой шотландский замок с другой стороны острова. Видимо, здесь жил Эйден.

Эйден подошёл к дому и молча вошёл внутрь, оставив невысокую полукруглую средневековую дверь открытой, чтобы Кейтлин тоже могла войти. В желудке у неё всё сжалось, ей казалось, будто её только что вызвали в кабинет к директору. Наверное, она заслужила наказание. Несмотря на это, Кейтлин чувствовала правоту в том, что заступилась за себя, и что намного важнее, за Полли. Да, ей не стоило проявлять такую жестокость, вместо этого нужно было просто сбить Каина с ног и отпустить, но она не привыкла так себя вести. Она просто не могла оставить всё, как есть. Кейтлин с удивлением поняла, что открыла в себе это новое качество. Неплохое начало для осознания своей новой личности.

Кейтлин вошла в небольшую каменную хижину. Свет мало проникал в окна, и она прошла по крошечному, тёмному коридору в кабинет Эйдена.

Эта комната тоже была сделана из камня. В ней были два больших сводчатых окна и сводчатый потолок. Из комнаты было видно реку. Кабинет был простым и строгим, и казалось, что река была буквально в паре сантиметров от стены.

Кейтлин села в большое кресло напротив стола. Эйден сел напротив. От реки веяло прохладой, и свежий воздух проникал в комнату сквозь открытые окна. Свежий воздух действовал на Кейтлин ободряюще. Она повернулась и посмотрела на Эйдена.

Он сидел за письменным столом и смотрел на Кейтлин. Он был необычным вампиром. Он был высоким, седые волосы были аккуратно причёсаны и мягко спадали по спине и широким плечам, сливаясь с бородой. У Эйдена были ярко голубые глаза, которые, не отрываясь, смотрели на Кейтлин. На вид ему было за 60, но Кейтлин прекрасно понимала, что на самом деле он был намного старше. Эйден походил на человека серьёзного, который никогда не будет валять дурака. Не то, чтобы он казался строгим, он просто не казался легкомысленным.

Эйден изучающе смотрел на Кейтлин, спокойно заглядывая ей в глазах, в которых, думала Кейтлин, он мог найти все ответы, которые искал. От его взгляда Кейтлин стало не по себе. Ей хотелось знать, что же он смог узнать о ней.

«Я принял тебя в наш клан, – начал Эйден официальным тоном, но в доброжелательной манере, – потому что об этом меня попросил Калеб. Я решил сделать одолжение старому другу. Он сказал, что ты гармонично впишешься в наш коллектив, легко найдёшь общий язык со всеми ребятами нашего клана и станешь полезным членом нашего небольшого общества. Как ты знаешь, на острове живёт 23 вампира, с тобой – 24, и я подхожу к принятию новых членов очень разборчиво. Мы должны жить в мире, если хотим существовать на этом острове вместе».

«Не я начала драку, – сказала Кейтлин в свою защиту. – Её начал Каин. Почему вы не злитесь на него? Он – настоящий придурок».

В ту же секунду, как эти слова сорвались с её губ, Кейтлин осознала, насколько она была права, но также поняла, что, как всегда, сказала не подумав. Ей стоило быть мягче в своих заявлениях.

«Ты права, у Каина есть определённые трудности с общением. Я не оправдываю его поведение, но и не отказываюсь от тех, у кого есть определённые проблемы. Именно в этом и есть суть клана. Мы должны научиться сосуществовать, несмотря на наши отличия, борясь с собственными недостатками. Каин учится этому, но должен признать, не так усердно, как мне хотелось бы. Я тебе обещаю, что он ответит за свои действия сегодня же».

Кейтлин собралась было уже что-то сказать, но Эйден знаком руки остановил её.

«Несмотря на твои догадки, я привёл тебя сюда не для того, чтобы отчитывать. Напротив, я горжусь тем, как ты сегодня поступила, и как ты заступилась за Полли».

У Кейтлин камень упал с души. В жизни никто никогда не говорил ей, что гордился тем, что она сделала. Она начала смотреть на Эйдена совсем другими глазами. Он ей нравился. Он был похож на отца, которого у неё никогда не было.

«Я знаю, что ты хочешь мне сказать относительно этого инцидента, и знаю, что хочет сказать мне Каин. По правде говоря, я знал, что подобное может произойти ещё до того, как всё началось», – загадочно произнёс Эйден.

Подобного поворота событий Кейтлин никак не ожидала. Получается, Эйден может предсказывать будущее? А если так, то почему он её не остановил? Общение с этим человеком становилось всё более и более интересным.

«Тогда зачем вы привели меня сюда?» – спросила Кейтлин.

Минуту он внимательно смотрел на неё, а потом отвернулся, посмотрел на реку за окном и выдохнул. Говоря с Кейтлин, Эйден продолжал смотреть на реку.

«Пришло время мне с тобой познакомиться, – сказал он, – и рассказать тебе о нашем острове. Я полагаю, Полли уже ввела тебя в курс дела, – добавил он и улыбнулся. – Она, так сказать, не боится первой заговорить с незнакомцем.

Есть кое-что ещё, что тебе следует знать. Остров Поллепел – это особенное место. Я очень тщательно отношусь к принятию в наши ряды новых членов, а затем слежу за тем, чтобы они проходили должную подготовку. Пусть каждый из них когда-то был изгоем в своём клане, но здесь они стали силой, с которой надо считаться. И все вместе мы – сила, с которой придётся считаться. Мне не нравиться называть себя лидером. Мне больше по душе слово «наставник». Я слежу и регулирую всю учебную и тренировочную деятельность на этом острове, а также слежу за тем, чтобы каждый живущий здесь вампир достиг наивысшего мастерства.

Я могу тебя заверить, что живя здесь, ты в совершенстве овладеешь искусством ведения вампирских войн, – добавил Эйден. – Забавно, но кто бы ни попадал на этот остров, не хочет отсюда уезжать. Мы здесь сами по себе, и все попадают на этот остров, чтобы на нём остаться.

Мы все – одна семья, и к семейным отношениям я отношусь со всей строгостью. Мы вместе тренируемся, вместе обедаем, разделяем обязанности по хозяйству и всегда готовы постоять друг за друга горой. Всегда. Именно поэтому поведение Каина здесь не приветствуется. Должен признать, что подобные выходки он позволяет себе нечасто, и его обычно выводит из себя присутствие на острове нового вампира. Я уверен, у тебя больше не возникнет с ним проблем».

Эйден отклонился на спинку стула и задумался.

«Если ты хочешь здесь жить, если хочешь стать частью нашей семьи, ты должна следовать определённым правилам, например, разделять обязанности по хозяйству, выступать в дозор, тренироваться изо всех сил и поклясться в верности членам твоего клана. Ты можешь покинуть остров в любое время, но если ты сделаешь это без моего разрешения, то вернуться сюда ты уже никогда не сможешь. К этому вопросу мы тоже относимся здесь очень серьёзно, поэтому советую дважды подумать прежде, чем решиться на какое-нибудь безумство».

Кейтлин пыталась запомнить всё то, что говорил ей Эйден. Ей нравилось на острове, ей нравилась Полли, нравился замок и нравился Эйден. Его слова заставили её занервничать: неужели она не могла покинуть остров без его разрешения? Она понимала, что остров может стать её новым домом, но также понимала, что, возможно, никогда больше не сможет увидеть Калеба.

Это будет неправдой, если сказать, что Кейтлин уже его простила. Она всё ещё была в бешенстве и отчасти понимала, что он бросил её, потому что любил другую, а Кейтлин для него ровным счётом ничего не значила.

Пусть умом она понимала и принимала реальность, но в душе продолжала тешить себя надеждой. Продолжал ли Калеб её любить? Могло ли случиться так, что она всё неправильно поняла? А если так, то могла ли она встретиться с ним и всё исправить?

Кроме того, Кейтлин не переставала думать о Сэме. Что бы там ни было, но он был её братом, и его взяли в заложники. Какая-то часть Кейтлин была уверена в том, что Сэм её предал и вывел Саманту к Королевской часовне, чтобы забрать у Кейтлин Меч. Следуя этой логике, Кейтлин предполагала, что если бы она и нашла его, то Сэму не было бы до сестры никакого дела. И при всём при этом, Кейтлин не могла перестать думать о том, что Сэм мог быть в беде, и ему могла требоваться её помощь.

А как же отец? Кейтлин очень хотела найти его и узнать его поближе. Ей казалось, что она была уже так близка к разгадке тайны. Ей хотелось иметь возможность вернуться и продолжить поиски. Если предположения были верны, и она действительно была Избранной, разве это не делало её обязанной к выполнению особой миссии? Разве не должна она была спасать мир или что-то в этом роде? Имела ли она право отсиживаться на этом острове в безопасности и комфорте, особенно когда на Манхеттене разворачивалась настоящая война?

Кейтлин хотела остаться на острове, но при этом понимала, что возможно в отличие от всех остальных, у неё была миссия, обязывающая её к тому, чтобы покинуть остров и отправиться туда, где её помощь была нужнее.

«Нет, ты ошибаешься, – вдруг сказал Эйден, напугав Кейтлин. Вероятно, он прочёл её мысли. – Сейчас ты должна быть именно здесь».

Кейтлин не была в восторге от идеи, что Эйден мог приникнуть к ней в мозг и прочитать все её мысли. Она же знала об этой его способности, так зачем же вела себя так опрометчиво?

«А как же мой брат?» – спросила она.

Эйден покачал головой.

«Сэм попал под влияние тёмных сил. Боюсь, что ты уже ничего не сможешь для него сделать».

От этих слов Кейтлин встрепенулась и, выпрямившись, села в кресле: «О чём вы говорите? Звучит так, как будто ему срочно требуется моя помощь».

«Ты опоздала, – серьёзно ответил Эйден. – Я знаю, тебе сложно это принять, но ты должна. Если ты попытаешься найти его, то только навредишь себе и ему, это я могу сказать совершенно точно. Если хочешь спасти брата и других, то тебе придётся его отпустить».

«А как же Калеб?» – неуверенно спросила Кейтлин, будто боясь даже самого звучания этого вопроса. Ей хотелось знать, нужна ли была ему её помощь, и, что самое важное, продолжал ли он любить её. Кейтлин не решилась задать этот главный вопрос.

Эйден глубоко вздохнул: «Калеб привёз тебя на этот остров не просто так. Он хотел, чтобы сейчас ты была именно здесь».

Что это могло значить? Означает ли это, что он до сих пор её любит и хочет защитить? Или это значит, что он просто хочет от неё избавиться?

«Пока тебе нужно забыть Калеба и сконцентрироваться на тренировке, – сказал Эйден. – Тебе нельзя отвлекаться. Я чувствую, что все твои мысли заняты только Калебом, а сейчас это не самое лучшее решение. Тои мысли должны быть чисты. Лучше, если у тебя совсем их не будет. Ты меня понимаешь?»

Кейтлин опустила глаза вниз, чувствуя, как румянец заливает её щеки. Ей было стыдно за своё поведение. Она утвердительно кивнула.

«Ну а как же поиски моего отца? – не унималась она. – Правда ли это, что я Избранная? Что это значит? Значит ли это, что на мне лежит ответственность за спасение вампирской расы или что-то в этом роде? Обязывает ли это меня к чему-либо? Разве я не совершаю огромную ошибку, просто сидя здесь и ничего не делая? – продолжала Кейтлин, засыпая Эйдена вопросами».

«Ты права, ты происходишь из особого рода, – медленно начал Эйден. – Твой отец – удивительный человек. Я знаю, что ты хочешь его найти, и знаю, что он тоже хочет тебя видеть. Более того, ты – ключ к поиску оружия, которое спасёт и вампиров, и людей».

Кейтлин внимательно посмотрела на Эйдена:

«Что вы имеете в виду? Я думала, это оружие – Меч. Я думала, мы его уже нашли».

Наставник улыбнулся: «Я вижу, что ты невнимательно читала загадку. Я поражён».

Кейтлин задумалась. Загадка? Что она могла упустить в ней из виду?

«Роза и шип, – продолжил Эйден. – Разве ты не видишь? В каждой династии, в каждом роде есть две линии наследования. Кейтлин и Сэм. Таким же образом, есть два вида оружия: оружие для нападения и оружие для защиты. Меч – это оружие нападения, но существует и его противоположность, оружие, которое превышает по своей мощи силу Меча, и это – оружие защиты. Роза и шип. Шип – это Меч, а роза – это Щит».

«Щит?» – удивлённо спросила Кейтлин.

«Меч может стереть человеческую расу и часть вампирской расы с лица земли, – продолжил Эйден, – в то время как Щит может их спасти. Когда ты найдёшь отца, он приведёт тебя к Щиту».

Кейтлин нужно было время, чтобы всё обдумать. Слишком много информации…

«Если вы правы, тогда должна ли я быть сейчас здесь? Разве не должна я искать своего отца? Искать Щит?»

Эйден снова отрицательно покачал головой: «Ты не понимаешь. В этой жизни ты не сможешь его найти».

Кейтлин подняла на него удивлённый взгляд.

«О чём вы говорите?»

«Твой отец живёт в другом времени, в другом веке. Единственный способ его найти – это вернуться назад в прошлое».

Кейтлин не могла поверить своим ушам: «А это разве возможно?»

«Вампиру – да. Прошу тебя, не думай, что это так легко сделать. Цена расплаты достаточно велика. Стоит тебе раз вернуться в прошлое, возврата в будущее не будет… никогда. Всё, что ты знаешь, все, кого ты знаешь, все воспоминания и знания – всё это исчезнет безвозвратно. Возвращаясь во времени, ты как-бы начинаешь жизнь заново. Пути назад не будет. Более того, не все вампиры могут справиться с этим переходом. Для некоторых попытка вернуться в прошлое заканчивается смертью.

Да и никто не даёт гарантии, что вернувшись в прошлое, ты сможешь найти отца или Щит, ведь ты не знаешь, в каком веке или каком городе они сейчас находятся».

В голове Кейтлин одна мысль сменяла другую, пока она лихорадочно пыталась понять то, о чём говорил Эйден… Всё исчезнет… Исчезнут Сэм и Калеб… Исчезнет этот остров. Кейтлин не могла представить, как сможет на это решиться.

«Повторюсь, сейчас ты находишься именно там, где должна быть, – сказал Эйден. – Ты должна полностью окрепнуть и научиться драться. Куда бы ты ни отправилась с этого острова, прежде ты должна достичь совершенства в своих способностях».

Эйден поднялся со своего места и подошёл к Кейтлин. Она тоже встала, понимая, что их беседа подошла к концу.

«Я буду рад, если ты станешь частью нашей семьи, – сказал Эйден, – если, конечно, ты сама этого хочешь».

Это был лёгкий выбор. Во-первых, у неё не было иных вариантов, ну а во-вторых, Кейтлин очень нравился этот остров и его обитатели.

«Почту за честь», – сказала она.

Эйден улыбнулся: «Вот и отлично. Твои тренировки начинаются сегодня».

* * *

Кейтлин стояла в кругу вампиров. Круг был достаточно большим и занимал часть внутреннего двора замка. Видимо, именно здесь проходили тренировки, потому что трава выглядела пожухлой и истоптанной, а поверхность земли представляла собой пыльную грязь. Кейтлин было жарко, этот апрельский день выдался особенно тёплым. Солнце светило ярко, и она чувствовала его жар даже сквозь кожную плёнку.

Весь клан был в сборе. Все 24 вампира стояли в кругу. Кейтлин переводила взгляд с одного лица на другое, поражаясь тому, насколько все были разными. Некоторые вампиры были невысокого роста, некоторые – высокими, у некоторых волосы были коротко стрижены, у других – свисали по плечам, некоторые выглядели серьёзными, другие – спокойными и расслабленными. В клане было ровное количество девушек и парней. Все были подростками, хотя Кейтлин понимала, что на самом деле, они были намного старше. Лица рассмотреть Кейтлин не удавалось – она так нервничала, что почти ничего не соображала. Все стояли и молча ждали, когда Эйден заговорит.

Сделав несколько шагов в центр круга, Эйден оглядел всех внимательным взглядом.

«Дорогие друзья, – торжественно начал он, – мне выпала честь представить вам нового члена нашего клана. Надеюсь, вы сделаете всё от вас зависящее, чтобы она почувствовала себя здесь, как дома. Теперь она – одна из нас. Прошу всех знакомиться, Кейтлин Пейн».

Кейтлин никогда не любила быть в центре внимания и сейчас тоже сильно смущалась. Ещё более неуютно она почувствовала себя тогда, когда все окружающие вампиры склонили головы, чтобы её поприветствовать.

В этот момент она почувствовала, как что-то коснулось её ноги. Опустив глаза, Кейтлин увидела Розу, выбежавшую в центр круга, радостно повизгивая.

Эйден улыбнулся: «Как мы могли забыть. Прошу вас поприветствовать Розу. Кажется, она тоже хочет быть официально представлена».

Роза тявкнула, и все вокруг засмеялись.

«Получается, – продолжил Эйден, – что сейчас наш клан насчитывает 24 ½ человека».

Роза вышла из круга и преданно легла у ног Кейтлин, слушая и наблюдая за происходящим.

«Прежде, чем мы начнём, – сказал Эйден, – кое-кто хочет извиниться за свое нехорошее поведение».

Каин, стоявший в другой стороне круга, медленно вышел в центр. Он посмотрел на Кейтлин, и в его глазах читалось раскаяние и страх. Каин сильно нервничал.

«Прости меня, Кейтлин, – сказал он. – Моим действиям нет оправдания, но я всё-таки надеюсь, что ты меня простишь».

«Прощаю», – искренне ответила Кейтлин. Сейчас Каин показался Кейтлин ужасно жалким и искренне раскаивающимся. Ей тоже хотелось забыть об их разногласиях. Они были в прошлом. В конце концов, именно Каину больше всех досталось.

Каин вернулся на своё место.

Эйден сделал шаг вперёд.

«Итак, начинаем», – прокричал он, и все вдруг кинулись в бой.

Кейтлин не сразу сориентировалась и тут же почувствовала себя чужой. Все остальные выстроились по порядку, выбрав себе партнёра и направляясь в разные углы двора. С полок они брали различные виды оружия и сразу же начинали драться. Кейтлин стояла посреди всей этой суматохи, не зная, что же ей делать. Тут она поняла, что у неё не было партнёра для тренировок.

«Меня назначили с тобой», – услышала она весёлый голос.

Кейтлин обернулась и увидела стоящего в паре метров от неё высокого, худощавого рыжеволосого парня, с коротко стрижеными волосами, большими ушами, веснушками и широкой улыбкой. Она никогда не видела более счастливого лица. Парень был похож на героя мультфильма.

«Назначили?» – переспросила Кейтлин.

«Я – твой спарринг-партнёр, – сказал парень, протягивая руку. – Меня зовут Патрик».

Кейтлин пожала его длинную, худую и очень холодную руку. Глядя на него, она не могла подумать, что этот парень знал, как нужно драться.

«Я хорошо дерусь, – сказал Патрик, словно читая её мысли. – Да ты и сама в этом скоро убедишься, – добавил он, улыбнувшись и весело подмигнув».

Патрик развернулся и пошёл в противоположный угол двора.

Кейтлин покраснела от смущения. Все здесь могут читать мои мысли, подумала она. Это так глупо. Нужно научиться их от всех прятать.

«Не смущайся, – сказал Патрик, – скоро ты к этому привыкнешь. Следуй за мной. Ты тратишь собственное время. Эйден терпеть не может, когда мы тратим время впустую, – на ходу добавил он».

Кейтлин быстро последовала за новым другом.

«Начнём с мечей, – проговорил Патрик, беря с дальней стены два деревянных меча и кидая один из них Кейтлин».

Патрик кинул меч сильно и резко, и Кейтлин поразилась скорости своей реакции, когда она легко и непринуждённо схватила меч в воздухе. Она была намного быстрее, чем думала.

«Мы всегда начинаем тренировку с мечей, – пояснил Патрик, – потом перейдём к копьям».

Вокруг раздавался шум ударяющихся друг об друга бамбуковых палок, все вокруг сражались на деревянных мечах, двигаясь с невероятной скоростью. Подростки перелетали над головами друг друга, прыгали, перекатывались, подскакивали, приземлялись и бились не на жизнь, а на смерть. Партнёры были чета друг другу, отражая почти каждый удар противника. Если кто-то пропускал удар, слышался отчётливый звук бьющегося о кожу дерева. Казалось, что это должно было быть очень больно.

Скоро Кейтлин смогла прочувствовать это на себе.

«АЙ!» – вскрикнула она, почувствовав неожиданный удар мечом в бедро.

Обернувшись, Кейтлин увидела улыбающееся лицо Патрика, он только что больно ткнул её в бок.

Щёки Кейтлин запылали от злости: «Зачем ты это сделал?»

Патрик не ответил, а лишь снова нанёс очередной удар. В последнюю секунду Кейтлин успела среагировать и отразить его, услышав громкий звук скрипящего дерева. Ещё чуть-чуть и Патрик бы ткнул остроё меча ей в плечо. Он был такой быстрый. Да, видимо она недооценила его способности.

«Хватить болтать, пора драться!» – сказал он.

Кейтлин посмотрела на Патрика, сжав рукоятку меча двумя руками. Она попыталась сконцентрироваться на схватке. Кейтлин вся горела от злобы и тут же набросилась на Патрика, пытаясь дотянуться до его шеи.

Он умело увернулся и со всей силы ударил её мечом по ягодицам. Боль была жуткой. Кейтлин развернулась, ещё более обозлившись.

Будто желая ещё больше настроить её против себя, Патрик продолжал всё также широко улыбаться. Казалось, ничто не может вывести этого парня из равновесия:

«Ты прокручиваешь в мозгу каждое своё действие. Я знал о твоей атаке задолго до того, как ты подняла меч».

Кейтлин бросилась на Патрика, словно обезумев, яростно махая мечом из стороны в сторону, но он умело отражал все её удары, а потом сделал сальто у неё над головой и ударил Кейтлин в спину.

Удар был сильным и болезненным. Кейтлин развернулась. Теперь она была просто в бешенстве.

«Если ты полна злобы, это ещё не значит, что ты хорошо дерёшься, – объяснил Патрик. – Тебе нужно научиться контролировать свои эмоции. На поле боя они тебе не помогут».

Кейтлин снова собралась броситься в атаку, но эти слова Патрика её остановили. Он был прав. Она была в ярости, и ярость затуманивала ей разум.

«Подчини себе свою злость. Заставь её работать на тебя. Не будь её рабой. Не отпускай её, а научись ей управлять. Заставь злость помочь тебе в сражении».

Нападая на Патрика, Кейтлин, к своей досаде, видела, что он умело отражает все её атаки. Постепенно она начала понимать, о чём он говорил. Злоба всё ещё присутствовала, но она больше не подчиняла себе Кейтлин. Теперь Кейтлин могла полностью контролировать ситуацию, понимая, что мысли её прояснились, и она могла сконцентрироваться на сражении.

Кейтлин нанесла очередной удар, который Патрик смог отразить, зажав её меч так, что она никак не могла его сдвинуть. Так они и продолжали стоять, лицо Кейтлин было в нескольких сантиметрах от лица Патрика.

Она внимательно посмотрела на своего противника, который продолжал раздражающе улыбаться.

«Итак, – прокряхтел Патрик, изо всех силясь сдержать её натиск, – Ты с кем-нибудь встречаешься?»

Вопрос прозвучал так неожиданно, что совершенно сбил Кейтлин с толку, заставив слегка ослабить хватку. Патрику этого было достаточно, чтобы присесть и сбить Кейтлин с ног. С высоты своего роста Кейтлин упала на спину, сильно ударившись о землю и подняв целое облако пыли. Подняв глаза вверх, она увидела острие меча, упирающееся ей прямо в горло.

Патрик продолжал улыбаться.

«Ты слишком быстро теряешь концентрацию, – сказал он, схватив её за руку и в одно мгновение подняв на ноги. – Тебя слишком легко сбить с толку. Тебя постоянно что-то отвлекает».

Кейтлин задумалась о его словах и поняла, что он опять-таки был прав. Калеб. Он всё ещё присутствовал в её мыслях, пусть она и не хотела себе в этом признаться. Эта тренировка помогала ей забыть его, но, тем не менее, она не могла полностью выкинуть Калеба из головы. Яростная битва смогла на секунду заставить Кейтлин забыть свою печаль, но забытье продлилось недолго.

«Полная концентрация, – проворчал Патрик. – Если тебя что-то отвлекает, ты никогда не сможешь нормально сражаться».

Они стояли рядом, тяжело дыша, вымотанные и уставшие. Они решили слегка передохнуть. Кейтлин смахнула пот со лба и поняла, что в очередной раз Патрик был прав. В голове у Кейтлин было слишком много мыслей. Внимание её было рассеяно.

«Я не просто так это сказал, – проговорил Патрик, – я бы хотел пригласить тебя на свидание».

Кейтлин посмотрела на него. Патрик продолжал улыбаться, но она поняла, что он говорил серьёзно.

Отлично. Ещё часа не прошло, а ей уже нужно думать, как бы избавиться от назойливого внимания парней. Они ведь только что познакомились! Они знакомы меньше часа. Как мог Патрик просить её о свидании? Неужели все вампиры ведут себя подобным образом? Неужели всё в этом мире происходит так быстро? С ума сойти. Кейтлин даже не знала, как вести себя с вампирами.

Патрик ей нравился, но не больше, чем друг. Как бы ему это объяснить? Очень неловкая ситуация, а на этом острове ей даже некуда было уйти, чтобы спрятаться.

«Прости меня, Патрик, – мягко сказала Кейтлин, – но я уже кое с кем встречаюсь».

«Понятно, – кивая, проговорил Патрик с улыбкой, – но вдруг ты передумаешь?»

«Всё может быть», – ответила Кейтлин, зная, что это никогда не произойдёт. Она просто не хотела сразу разбивать ему сердце. В конце концов, этот остров слишком мал, чтобы наживать себе здесь врагов.

К счастью для неё, отказ Кейтлин никак не повлиял на их тренировку. Они тренировались ещё несколько часов, отбивая удар за ударом. Остальные вампиры делали то же самое. Время от времени Патрик давал Кейтлин советы, делясь своим опытом. Он отлично знал своё дело и был хорошим воином. Глядя на Патрика, Кейтлин бы никогда не подумала, что он будет таким искусным бойцом. Она была приятно поражена.

Когда Кейтлин поняла, что совсем вымоталась, не зная, насколько у неё ещё хватит сил, она услышала звонок.

Патрик, и все окружающие их вампиры, как по команде бросили оружие и направились в одном направлении.

Кейтлин не знала, что ей следует делать.

«Обед!» – прокричал Патрик, не оборачиваясь и скрываясь в толпе.

Слава богу, подумала Кейтлин. Перерыв – это как раз то, что ей сейчас было нужно.

Следуя за всеми в дальний угол двора, Кейтлин вдруг увидела рядом с собой Полли. Как обычно, Полли радостно улыбалась, и глаза её горели.

«Повезло же тебе!» – сказала она.

Кейтлин посмотрела на подругу, не совсем понимая, о чём та говорит.

«Тебе повезло тренироваться с Патриком», – пояснила Полли.

Кейтлин проследила глазами за взглядом Полли и вдруг поняла, что Полли нравится этот парень.

«Я уже многие годы пытаюсь привлечь его внимание, – сказала Полли, – но он, видимо, совсем меня не замечает».

Вот это да! Кейтлин вдруг забеспокоилась, что Полли может начать ревновать и больше не захочет с ней дружить, и всё из-за парня, который Кейтлин даже не нравился.

«Правда? – с искренним удивлением спросила Кейтлин. – Ты такая красотка, а он такой…»

К счастью для себя, Кейтлин вовремя остановилась, прежде чем сказать то, о чём потом пожалеет.

Полли посмотрела на неё с тревогой во взгляде. «А он такой… какой?» – спросила она.

Кейтлин попыталась быстро придумать ответ.

«А он такой… ну… я хотела сказать, что он… очень тебе подходит. Прямо странно, что вы не вместе».

Тревога Полли тут же развеялась, и она вновь заулыбалась.

«Ты тоже так думаешь? Всё это так странно, ведь, похоже, у него тоже никого нет».

За это время они дошли до дальнего угла двора, где Кейтлин увидела большой круглый каменный стол с каменными скамьями. Все другие члены клана уже заняли свои места. Когда Кейтлин подошла к столу, Полли взяла её за руку и показала место, куда она могла сесть. Место Кейтлин было рядом с местом Полли. Кейтлин была рада сидеть рядом с подругой, потому что её всё ещё слегка пугали остальные вампиры, с большинством из которых она была до сих пор не знакома.

«Это Мэделин, – говорила Полли, – а это Харрисон…»

Кейтлин посмотрела налево и увидела удивительно красивую девушку с чёрными глазами и чёрными волосами, сидящую рядом с парнем со светлой бородой и короткими кудрявыми светлыми волосами. Оба улыбнулись и притянули руки для рукопожатия. Все здесь были такие доброжелательные.

«А это Деррик и Саша», – продолжила Полли, поворачиваясь направо.

Кейтлин посмотрела на них и увидела улыбающиеся лица. Деррик и Саша приветливо кивнули, Кейтлин кивнула в ответ. Оба были невысокого роста и крепкого телосложения. Волосы у обоих были тёмными, а глаза – зелёными. Оба так широко улыбались, что просто излучали доброту и радушие.

Кейтлин начала задумываться, что все в этом клане имели пару. От этого ей стало неловко.

Полли уже собиралась представить её остальным, когда между ними сел Патрик.

«А меня зовут Патрик, – сказал он. Кейтлин оглянулась и увидела, что он подсел как раз рядом с ней. Он сидел в нескольких сантиметрах от неё и радостно улыбался, – но ты уже это знаешь, – добавил Патрик, подмигнув».

Вот это да! подумала Кейтлин. Ей стало неловко. Ей так нравилась Полли, что не хотелось подводить подругу и заставлять её думать, что Кейтлин испытывала хоть какие-то чувства к Патрику. Она также не хотела, чтобы Полли начала ревновать, предполагая, что и она ему нравится. Кейтлин хотела, чтобы Полли была счастлива с Патриком, поэтому ей нужно было придумать, как свести их вместе. Этим она займётся позже, когда закончит с обедом.

Зазвенел звонок, все поднялись со своих мест и направились к стоящей в стороне каменной плите, на которой, как на фуршете, было разложено сырое мясо. Кейтлин шла за Полли. С плиты Полли взяла большой кусок мяса, положила его на тарелку и налила себе стакан крови. Кейтлин в точности повторила её действия.

Последовав за Полли назад к столу, Кейтлин крепко держала в руках свою тарелку и стакан. За ней шёл Патрик.

Когда они уже собрались сесть на свои места, Кейтлин быстро обошла Полли, сделав так, та оказалась в середине, между ней и Патриком.

Обернувшись, Кейтлин увидела разочарованное выражение лица Патрика и радостное лицо Полли. Она радовалась, что теперь их с Патриком разделяет человек, который сделает ситуацию менее дискомфортной.

Кейтлин оглядела стол. Все вампиры её клана брали мясо голыми руками, впиваясь в него клыками и высасывая кровь. Никто не жевал мясо – все просто пили кровь.

Кейтлин попыталась сделать то же самое. Сначала брать сырое мясо в руки ей было неприятно, но стоило ей впиться в него клыками и начать пить, чувствуя, как капли крови одна за другой стекают в горло, как Кейтлин сразу же почувствовала прилив сил и бодрости.

Время от времени все пили из стаканов, и Кейтлин заглянула в свой. Он был полон тёмно-красной жидкости. Кровь, поняла Кейтлин. Скорее всего, это была кровь оленя.

Кейтлин сделала глоток. Сперва вид тягучей жидкости и солёный вкус крови вызвали в ней отвращение, но при этом, чем больше она пила, тем сильнее себя чувствовала. Закончив с обедом, Кейтлин совершенно пришла в себя.

Услышав жалобное поскуливание, она обернулась и увидела сидящую рядом с ней Розу. Кейтлин отдала ей остатки мяса, которые волчонок с радостью съела.

Как только с первой порцией было покончено, Роза попросила ещё. Мэделин и Харрисон отдали ей свои куски мяса, также поступили Полли и Патрик. Скоро и все остальные кидали Розе остатки своего обеда. Роза веселилась от души, перебегая от одного куска мяса к другому.

«Скоро у тебя всё будет получаться, – сказала Полли. – Мы много тренируемся, это правда, но мы также умеем развлекаться. Сегодня вечером будут игры».

Кейтлин не боялась трудностей. Ей нравились тренировки, и ей нравилось быть здесь. Ей нравилось биться на мечах, проводить время на свежем воздухе, видеть окружающую их реку. Ещё Кейтлин нравилась её новая семья, ведь впервые за долгое время она чувствовала себя, как дома.

И в этот самый момент Кейтлин увидела его.

Краем глаза она заметила отдалённую фигуру, идущую по песчаному пляжу. Сначала Кейтлин не придала этому значения, думая, что ей всё это показалось. Разве мог кто-то идти по пляжу? Кейтлин предполагала, что весь клан был на обеде, поэтому ещё раз внимательно оглядела лица сидящих. За столом одно место пустовало – на обеде присутствовали всего лишь 23 вампира.

Кейтлин ещё раз посмотрела на одинокую фигуру, идущую вдали, понимая, что не могла оторвать от неё взгляда. По пляжу шёл парень ростом около метра восьмидесяти, одетый во всё чёрное, с бледным лицом, вьющимися тёмными волосами и большими зелёными глазами. Даже с такого расстояния Кейтлин заметила, что было в этом парне что-то особенное. Он был не таким, как все, это было очевидно. Он медленно шёл по пляжу, смотря на воду и повернувшись к замку спиной. Кейтлин просто не могла отвести от него взгляда.

Полли заметила, куда она смотрит. Она наклонилась ближе и прошептала: «Заметила его, да? Он наш призрачный 24-й член семьи, по крайней мере, в то время, когда он здесь, на острове».

«Что ты имеешь в виду?» – спросила Кейтлин.

«Большую часть времени он предпочитает держаться от нас на расстоянии. Он почти никогда с нами не тренируется и никогда не обедает. Он даже спит в своём личном крыле! Он всё время прохаживается по пляжу, смотря на воду. Никто не знает, о чём он думает. Глядя на него, понимаешь истинное значение слова «одиночка».

«Странно, – сказала Кейтлин. – Я думала, мы должны вместе тренироваться и вместе обедать…»

«Блейк – исключение, – вставил Патрик с издёвкой. – Эйден, почему-то, всегда делает для него исключения. Как по мне, ему стоит следовать правилам, которым следуем все мы. Если подумать, то это как-то несправедливо».

«О, Патрик, не будь так суров, – сказала Полли, – Блейк – милый парень, который просто любит одиночество».

«Но почему?» – спросила Кейтлин.

Задавая этот вопрос, Кейтлин уже знала на него ответ. Она видела его в глазах Блейка даже с такого расстояния. Этот вампир жил в прошлом. Он сильно страдал, Кейтлин это тоже видела, и с чем бы ему ни пришлось столкнуться, ему не удавалось оставить прошлое в прошлом… и, наверное, никогда не удастся.

Несмотря на большое расстояние, разделяющее их, Кейтлин чувствовала все его эмоции. Ею овладела безграничная печаль. С одной стороны, это её пугало, но с другой, Кейтлин была благодарна за неё Блейку, ведь так он помогал ей забыть о своих собственных страданиях.

В этот момент Блейк, словно почувствовав её интерес к нему, обернулся и посмотрел в сторону Кейтлин.

Их взгляды встретились, и Кейтлин поняла, что была просто очарована этим незнакомцем. Секундой позже Блейк развернулся и быстро направился прочь.

У Кейтлин дрожь прошла по телу. Она понимала, что если она решила сохранить верность Калебу, то ей следует как можно дальше держаться от этого человека.

Глава тринадцатая

Сэм резко открыл глаза. Внутри всё горело. Он оглядел помещение, не понимая, где находится. Зрение было затуманено, как будто глаза заволокло пеленой. Всё было по-другому.

Сэм осознал, что находится в небольшом каменном зале. Здесь стоял полумрак, но Сэм видел всё совершенно отчётливо, будто у него был прибор ночного видения.

Это было ещё не всё. Сэм чувствовал себя по-другому. Он был сильнее, обоняние и слух стали острее. Сэм чувствовал ярость. Ему хотелось выбраться на волю и что-нибудь разрушить.

Благодаря обострившемуся осязанию Сэму даже не пришлось смотреть вниз на руки и ноги, чтобы понять, что они были закованы в цепи. Холодный металл врезался в кожу. Сэм интуитивно ощущал, что в любую секунду может с лёгкость освободиться от своих оков.

Слегка дёрнув рукой, Сэм сорвал петли со стен. Куски бетона упали на пол. В его руках скрывалась невероятная сила.

Сэм вновь огляделся и в этот раз увидел ту, которую не заметил до этого, – стоящую прямо перед ним Саманту.

Он одновременно и узнавал и не узнавал её. Он понимал, что они были знакомы, но при этом он чувствовал, что что-то в ней тоже было по-другому. Сэм понимал, что они были одинаковые, что бы это ни значило.

Саманта сделала пару шагов в его направлении и обхватила его лицо руками, пытаясь заставить Сэма сфокусировать на ней своё внимание.

«Сэм, ты меня слышишь? – спросила она. – Посмотри на меня. Сконцентрируйся. Необходимо, чтобы ты меня внимательно выслушал».

Сэм чувствовал прикосновение её руки к щеке, и ощущение ему не понравилось – сейчас он не желал, чтобы кто-то или что-то его касалось.

Он быстро и грубо откинул её руки.

Саманта сделала два шага назад и с удивлением посмотрела на него. Сэм её обидел.

«Не трогай меня», – огрызнулся он, испугавшись собственного голоса, который стал хриплым, грудным и чем-то похожим на рёв животного.

«Сэм, позволь мне объяснить, что с тобой сейчас происходит, – сказала Саманта. – Не бойся…»

«Мне нечего бояться, – опять прорычал Сэм, делая шаг вперёд по направлению к Саманте и чувствуя, как внутри него закипает ярость. – Я бы мог раздавить тебя, как муху, если бы захотел».

Саманта сделала ещё шаг назад, и Сэм увидел в её глазах страх.

«Сэм, выслушай меня. Я на твоей стороне. Верь мне. Ты должен мне верить. Я тебя обратила. Ты меня слышишь? Я вынуждена была обратить тебя».

Обратила меня, подумал Сэм.

Его мозг, перегруженный эмоциями и бурлящими гормонами, старался уяснить смысл её слов. Обратила меня. Он начал понемногу вспоминать. Он помнил, как стоял, прокованный к стене, потом вошла Саманта… её клыки… теперь он всё вспомнил.

Сэм посмотрела на Саманту с нескрываемой ненавистью.

Она отступила ещё на один шаг назад.

«Сэм, пожалуйста, ты должен понять, – сказала Саманта. – У меня не было другого выбора. У меня вообще не было выбора. Они собирались убить тебя. Ты меня слышишь? Они собирались тебя убить».

Убить меня, мысленно повторял её слова Сэм, приближаясь к Саманте, готовый разорвать её на части. Что-то в её голосе и её словах заставило его остановиться. Убить меня. Они собирались убить меня.

Сейчас он всё вспомнил. Вампиры. Клан. Заложник.

«Я спасла тебе жизнь, – сказала Саманта. – Я спасла тебя от смерти. У меня не было другого выхода».

Спасла меня, мысленно повторил Сэм. Картина начала проясняться. Саманта спасла его, она не была его врагом. Сейчас Сэм вспомнил абсолютно всё.

Он остановился, чувствуя, как расслабляются мышцы лица, которые до этого были сведены в маске ярости.

Саманта заметила перемену и перестала пятиться назад.

«То, что ты сейчас чувствуешь, совершенно нормально, – начала объяснять она. – Так всегда происходит после обращения. Твои ощущения более обострены, чем у всех остальных, потому что обращение было очень быстрым. У меня было слишком мало времени».

Неожиданно Сэм почувствовал жуткую боль во всём теле. Боль заставила его опуститься на пол, зажав голову в ладонях. Боль была настолько сильной, что заставляла Сэма стонать в голос.

Саманта подбежала ближе и опустилась рядом с ним, заботливо положив руку ему на плечо.

«Сэм, прости меня, – сказала она, – Боль пройдёт, верь мне. Всё будет хорошо. Сейчас нам нужно выбираться отсюда. У нас совсем мало времени».

Сэм слышал её слова, но мало понимал их значение – боль завладела всем его телом, не давая ему возможности сконцентрироваться на голосе Саманты.

«Ты меня слышишь, Сэм? Нам нужно уходить. Нам нужно спасаться! Только ты и я. Нет…»

Вдруг раздался громкий стук в толстую дубовую дверь.

Саманта обернулась. Сэм оставил звук без внимания, всё также сжимая голову руками.

Стук становился всё сильнее. Каждый удар по двери отдавался новой болью в голове Сэма. Боль буквально раскалывала ему голову. Он не мог выносить этот шум.

«Сэм, они здесь! – проговорила Саманта. – Они попытаются нас убить. Я хочу, чтобы ты мне помог. Нам придётся сражаться!»

Стук становился сильнее, рикошетом отдаваясь в голове Сэма. Он больше не мог этого терпеть: он вскочил на ноги, кинулся к двери, дёрнул её со всей своей сверхчеловеческой силы и сорвал с петель.

За дверью стояло несколько вампиров, злобных головорезов, которые уже заметили мёртвые тела охранников в коридоре. Они были здесь, чтобы убить Сэма и Саманту, в этом сомнений не было.

Сэм не дал им шанса. Сейчас все были ошарашены той силой, с которой он сорвал дверь. Тем временем Сэм поднял её, и стоило вампирам ринуться в его сторону, как он размахнулся и ударил ею по нападавшим.

Сбитые тяжёлой дверью, вампиры пролетели через весь зал, со всей силы ударились о дальнюю стену и упали на землю. Сэм развернулся и бросил дверью в их сторону. Дверь раздавила их тела, прижав к каменному полу.

Сэм был в ярости. Ярость была в каждой клетке и мышце его тела. Он наклонился назад и зарычал. Звук был ужасен. Он наполнил обой всю камеру, заставив Саманту закрыть уши руками, чтобы не оглохнуть. Сэм был в бешенстве.

Саманта внимательно посмотрела на него через коридор, шокированная поведением созданного ею монстра. Сэм не заметил её реакции. Он хотел убивать, и его обострившиеся чувства подсказывали ему, где он мог найти очередную жертву.

Он выбежал из зала и помчался по коридору, перепрыгивая по семь метров за шаг.

«Сэм!» – закричала Саманта у него за спиной.

Он даже не обернулся.

«Сэм, ты бежишь не в ту сторону! Ты возвращаешься в клан! Нам нужно бежать отсюда! Нам нужно спасаться! Ты должен вернуться. Ты направляешься прямо в осиное гнездо!»

«Ну и отлично!» – проревел Сэм, не оборачиваясь. Он продолжал бежать, преодолевая пролёт за пролётом.

Сэм не хотел бежать от опасности. Он хотел встретиться с ней лицом к лицу и бороться, а потом расправиться с противником и разорвать его на части.

* * *

Сэм пробирался по узким каменным коридорам в подземельях под городской ратушей. Ослеплённый яростью и ведомый инстинктом, он знал, куда идти, и где прятался очередной вампир. Сэм хотел бойни. Он жаждал битвы. Эти люди привели его сюда и заковали в цепи. Теперь для них всех пришло время расплаты.

Пролетев вниз по очередному коридору и очередной лестнице, Сэм увидел перед глазами огромную двойную дверь. Не колеблясь ни секунды, он кинулся к ней, сорвал обе двери с петель и с животным рыком ворвался внутрь.

Рёв был ужасен, и от его звука затряслись даже каменные стены зала. Все вампиры обернулись. Подобное проявление силы и ярости произвело должное впечатление на каждого из сотен злобных, невозмутимых вампиров. Они поняли, что он был не таким, как все. Его сила и его голос говорили о том, что Сэм был особенным.

Несмотря на их молниеносную скорость, вампиры не могли ничего сделать против него, когда он ринулся вглубь толпы и за считанные секунды сумел оторвать головы как минимум десятку вампиров. Сэм метался по залу, разрушая всё на своём пути. Его руки были сильнее любого оружия. Его ногти превратились в острые когти, а мышцы стали прочнее стали. Кто бы ни пытался встать у него на пути, становился его новой жертвой. Сэм был словно смертельное торнадо, сеющее хаос и панику.

Толпа заволновалась: вампиры разбегались во все стороны, натыкались друг на друга и убегали, спасая свои жизни.

Часть клана объединилась, думая, что вместе они смогут дать Сэму отпор. Сгруппировавшись, вампиры набросились на противника, но стоило Сэму отклониться назад и поднять руки вверх, как все несостоявшиеся герои дружно полетели в другой конец зала. Сэм один стоил целой армии профессиональных убийц.

Кайл заволновался. Стоя на троне в центре зала, он внимательно наблюдал за происходящим. Перед его глазами был уникальный вампир, и Кайл не сразу узнал в нём Сэма. Эта стерва Саманта обратила его! Очевидно, в этом парне таится сила, возможности и мощь которой никто не мог предсказать заранее. Он в одиночку справился с половиной его армии. Кайл не мог допустить, чтобы эта бойня продолжалась.

Спрыгнув с трона и приземлившись в середине беснующейся толпы, он направился к своей цели, раскидывая всех в стороны. Жалкая армия! Они не могли справиться даже с каким-то мальчишкой.

Кайл локтями и ногами прокладывал себе путь среди толпы и скоро столкнулся лицом к лицу с Сэмом.

Сэм вскинул руки вверх, собраясь броситься на Кайла. Кайл, с его невероятной силой и скоростью, был уверен, что сможет увернуться и противостоять ему, но не тут-то было. Кайл был поражён силой Сэма. За свою жизнь они ни разу не сталкивался ни с кем, кто обладал бы такой мощью.

Кайл постарался отбиться от Сэма, но, к своему удивлению, обнаружил, что на мальчишку его сила не оказывала никакого воздействия. В итоге Сэм со всей силы отбросил Кайла в сторону, заставив пролететь несколько метров.

В итоге Кайл оказался сидящим на полу в полном изумлении. С ним никогда не происходило ничего подобного. В кого превратился этот смертный?

Кайл взлетел в воздух и со всей силы ударил Сэма в грудь обеими ногами. Сэм отлетел назад. На этот раз он выглядел удивлённым.

Кайл достал Меч и приставил его острие к горлу Сэма, готовый убить мальчишку прямо сейчас.

Вдруг Кайл остановился. Только он собрался пронзить горло Сэма Мечом, как Сэм исчез, и перед глазами Кайла возникла его бывшая жена Кира. Они не виделись уже многие сотни лет. Кайл любил Киру всей душой, и от её вида сердце его сжалось от боли, а по спине прошла дрожь. Как она здесь оказалась? И где был Сэм?

Через несколько долгих секунд, в течение которых Кайл пытался понять, что происходит, он почувствовал две сильные ноги на собственной груди. Его оттолкнули с такой силой, что пролев через весь зал и ударившись о трон, Кайл больно стукнулся головой. Он сидел на полу, плохо понимая, что происходит.

Кайл смотрел, как на него надвигается Кира, и вдруг она превратилась в Сэма. Тогда Кайл понял, что происходит.

У Сэма была способность превращаться в другого человека! Кайл просто потерял дар речи от удивления.

Сэм был уже близок к его лицу, но, к счастью для Кайла, он успел вовремя увернуться. Ударив и промахнувшись, Сэм отбил огромный кусок от мраморного трона.

Кайл был поражён способностями Сэма. Теперь он просто не мог позволить себе его убить. Сэм мог стать его самым ценным приобретением. Кайлу необходимо было подчинить себе волю парня, чтобы тот стал его солдатом.

Сэм снова бросился в атаку, но Кайл успел вытащить из-за пояса секретное оружие – серебряную сеть. Когда Сэм приблизился, Кайл накинул на него сеть и так смог избежать удара.

Сеть мгновенно раскрылась, покрыв Сэма с ног до головы.

Завёрнутый в серебряный кокон, Сэм пытался высвободиться, но у него ничего не получалось. И это было неудивительно – серебро лишает вампиров их силы. Серебряная сеть была любимым инструментом Кайла, когда он хотел поймать вампира живым.

Сэм лежал на полу, извиваясь и пытаясь высвободиться.

«Убейте его, мой господин!» – прокричал приблизившийся солдат, всё лицо которого было в крови.

«Нет, – спокойно сказал Кайл, отдышавшись. – Его способности уникальны. Он нам нужен».

В этот момент раздался шум, и в проходе у входа появилась Саманта. Подбежав к Сергею сзади, она приставила к его горлу остриё серебряного кинжала.

В зале наступила тишина. Все глаза были обращены на неё.

«Если вы убьёте Сэма, я убью Сергея!» – крикнула она Кайлу.

Кайл внутренне улыбнулся. Сергей был ему безразличен, но то, что Саманта считала, что Кайл ценил своего солдата, его забавляла. Саманта не могла даже подумать, что Кайлу Сэм нужен был живым ещё больше, чем ей.

«Я не собираюсь его убивать, – сказал Кайл. – Отпусти Сергея, и тогда я сохраню тебе жизнь».

«Почему я должна вам верить?» – настороженно спросила Саманта.

«Я уже много веков не встречал никого, кто имел бы способность превращаться. Сэм нужен мне живым. Он станет моим солдатом».

Саманта поняла, что Кайл не шутил. Она отпустила Сергея и быстро направилась в толпу.

«Освободите его», – приказала она, подойдя к Кайлу.

Кайл с опаской посмотрел на своего пленника.

«Всё в порядке, – сказала Саманта, подходя к сети и стоя всего лишь в паре метров от Сэма. – Ты меня слышишь? Всё в порядке. Всё закончилось. Ты отомстил сполна. Теперь всё будет хорошо. Они тебя отпустят, но ты должен пообещать, что больше никого не убьёшь. Теперь ты один из нас. Ты солдат. Ты можешь убивать, но только других, а не нас».

«Почему я должен верить, что он не передумает?» – спросил Кайл.

«Я готова за него поручиться», – ответила Саманта.

Прошло несколько секунд, и потом Кайл кивнул. Несколько вампиров подошли к Сэму и сорвали с него сеть.

Сэм вскочил на ноги, готовый вновь броситься в атаку, но Саманта вовремя обхватила его руками сзади и затем обняла его лицо руками. Силой повернув Сэма к себе, Саманта посмотрела ему прямо в глаза.

«Сэм, послушай меня, – сказала она. – Они – не враги».

Сэм внимательно смотрел на Саманту, пытаясь понять её и обдумать её слова.

«Прояви терпение, – продолжала она, – у тебя ещё будет время насладиться убийством».

Насладиться убийством. Сэма радовали эти слова. Да, наверное, он может и подождать… ведь всё только начинается.

Глава четырнадцатая

Калеб летел в ночном небе над Манхеттеном. Самюэль и солдаты летели рядом. Калеб был облачён в накидку, крепко сжимая в руке жезл. Перчатка была одета на руку Самюэля. У них в руках было оружие, против которого многие вампиры были бессильны. При этом Калеб понимал, что как бы ни были сильны эти предметы, они уступали по мощи Мечу, и в сражении шансы на победу были не в их пользу.

Не говоря уже о том, что их армия состояла всего лишь из десятка преданных солдат, в то время как в подчинении Кайла были тысячи жестоких головорезов. Если бы члены клана Калеба не были настолько слепы и глупы, сейчас бы в его распоряжении тоже были тысячи бойцов, с помощью которых они могли пойти в наступление и даже выиграть эту войну. Его крошечное войско делало всю военную операцию больше похожей на миссию камикадзе.

Тем не менее, Калеб был полон решимости сделать всё от него зависящее, чтобы остановить Кайла. Да и разве был у него выбор? Он не мог сидеть и смотреть, как уничтожается Нью-Йорк, и истребляются люди. Калеб не мог позволить Кайлу поработить город. Судьи были слишком консервативны, чтобы это понять. Они сделали свой выбор, но Калебу, как и многие сотни лет до этого, не нужно было чужое разрешение, чтобы сделать то, что он считал нужным. Он направлялся на войну без страха, готовый принять будущее, каким бы оно ни было.

Калеб был безумно благодарен брату за его поддержку. Самюэль всегда поддерживал его, готовый ринуться в битву без вопросов и упрёков. За все эти годы они побывали в разных ситуациях, некоторые из которых были очень опасными. Несмотря на это, им всегда удавалось выйти из сражений победителями.

Калеб снова подумал о Кейтлин. В общем-то, он никогда и не переставал о ней думать. Его очень расстраивала их размолвка, но что было обиднее всего, так это то, что Кейтлин поверила, что Калеб мог любить Сэру. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы Кейтлин всё поняла, и они помирились. Калеб подумал об отосланном письме, гадая, дойдёт ли оно в целости и сохранности, и согласится ли Кейтлин его прочесть. Когда закончится эта война – если она вообще закончится, и он её переживёт – Калеб снова отправится к Кейтлин и попытается всё ей объяснить. Его мечта была уехать куда-нибудь с Кейтлин, подальше от всего этого хаоса, обосноваться и жить вместе. Калеб надеялся, что у него ещё был шанс об этом мечтать.

Он посмотрел вниз на ночной Нью-Йорк. Внизу царили хаос и ужас. Они как раз пролетали над Восьмой авеню, огибая парк, и перед глазами у Калеба открывался весь масштаб развернувшейся трагедии. Как и весь остальной город, Восьмая авеню была заставлена машинами.

Пробка тянулась на несколько кварталов. В воздухе стоял непрерывный гул клаксонов, водители и пассажиры ругались, выскакивали из машин и бежали, кто куда.

Вампиры не давали им далеко уйти. Везде рекой текла кровь. На одного человека приходился как минимум один вампир. Вампиры расползлись по всему городу, словно муравьи, безжалостно истребляя людей.

Калеб и его солдаты продолжали свой путь дальше на юг, направляясь в сторону городской ратуши. Они пролетели над Коламбус – сёркл и повернули на Бродвей. Единственный плюс от всей этой бойни заключался в том, что вампиры Кайла были так заняты происходящим на земле, что у них просто не было времени, чтобы поднять глаза в небо. Казалось, что кроме Калеба, Самюэля и их солдат в небе никого не было.

Радоваться было рано. Стоило им влететь на территорию Таймс-сквер, как Калеб увидел направляющийся к ним отряд, состоящий из десятка вампиров Кайла. Калеб и его небольшое войско были настолько поглощены происходящим внизу, что просто не успели подготовиться к атаке.

В самый последний момент Калеб вынул жезл, а Самюэль поднял перчатку. Они разлетелись и смогли сбить несколько вампиров налету, но нападавших было слишком много. Не успел Калеб сделать круг, чтобы снова атаковать, как на него набросилось несколько вампиров, пытаясь схватить и свалить его на землю. Калеб яростно размахнулся жезлом и смог избавиться от нескольких нападавших, но на смену им пришли десятки других. Их было слишком много, чтобы справиться одному. Калеб камнем летел вниз, направляясь прямо в центр Таймс-сквер.

Он сильно ударился о землю, окружённый десятком вампиров. Калеб увидел, что и Самюэля, и остальных их солдат, также прижали к земле.

Сейчас, будучи уже не в воздухе, у Калеба было небольшое преимущество. Он сумел вскочить на ноги и, бешено размахивая жезлом, сбил пять вампиров разом. Развернув жезл и используя его рукоять как копьё, он пронзил им горло очередного нападавшего. Другого вампира Калеб ударил круглым набалдашником жезла по голове. Взявшись за один конец, он стал размахивать жезлом так сильно, как только мог, сбивая по десять вампиров за раз и расчищая вокруг себя пространство.

Самюэль тут же вошёл в образовавшийся круг. Прижавшись спиной к спине, братья стали отбиваться от нападавших вместе. Перчатка Самюэля была удивительным оружием. Она сбивала вампиров с ног с глухим звуком, заставляя их разлетаться в стороны на многие метры. Расставленные пальцы тоже приносили пользу, ведь Самюэль использовал их для того, чтобы протыкать глаза и горло приближавшихся слишком близко вампиров, чьи бездыханные тела падали на землю рядом с ними.

Стоя спиной друг к другу, братья сражались, как могли, вместе ранив и убив десятки вампиров.

Солдаты Самюэля, все храбрые воины, расправлялись с остальными.

Через несколько минут с отрядом Кайла было покончено. Калеб оглядел своих людей и понял, что в схватке они потеряли одного солдата. Несколько других были ранены, но живы.

Калеб огляделся. Они стояли в центре Таймс-сквер, окружённые людским хаосом. Вокруг царило форменное безумие. Площадь была всё так же ярко освещена, и рекламные билборды сияли в ночи, как единственное напоминание о былой мирной жизни. Люди кричали и убегали от толп вампиров. Машины стояли в такой бесконечной пробке, что больше никто даже не пытался сдвинуться с места, многие пассажиры выпрыгивали из машин и бежали прочь, пока другие блокировали двери и закрывали окна, отчаянно надеясь, что они могут их спасти от смерти. Калеб наблюдал, как какая-то женщина захлопнула дверь своего внедорожника, заблокировав замки, а секундой позже подлетевший вампир сорвал дверь с петель, залез в машину и вытащил женщину наружу.

Калеб не мог оставаться в стороне. До того, как вампир вонзил свои клыки в шею жертвы, Калеб смог оттолкнуть его жезлом, от чего вампир перелетел через несколько стоявших поблизости машин. Женщина в ужасе смотрела на Калеба, не переставая истошно кричать.

Калеб огляделся. Куда бы он ни смотрел, везде видел одну и ту же картину – вампиры гонялись за людьми, а люди пытались бежать. Не теряя ни секунды, Калеб побежал в толпу, Самюэль и его люди бросились на помощь. Они спасали одного человека за другим.

К моменту, когда эта бойня закончилась, десятки вампиров Кайла были либо мертвы, либо без сознания. Им нечего было противостоять мощи оружия Калеба и Самюэля и сноровке их солдат. Калебу и его отряду удалось застать их в момент охоты, когда они были наиболее уязвимы. Уже через несколько минут ситуация на Таймс-сквер кардинально изменилась – выжившие вампиры Кайла в спешке покидали площадь.

Когда Калеб и его солдаты бросились за ними в погоню, побеждённые вампиры тут же взмыли в небо. Калебу удалось отстоять Таймс-сквер.

Оставшиеся на площади люди начали осознавать, что произошло, громко выражая свою радость. Калеб огляделся. Несколько человек подошли к нему и признательно похлопали его по плечу.

«Кто вы такой?» – спросил один из них.

Калеб посмотрел вниз и увидел мальчика лет десяти, с восхищением смотревшего на него. Калеб понял, что с точки зрения ребёнка его внешний вид – накидка силы и жезл из слоновой кости – делали его похожим на супергероя.

«Просто дружелюбный вампир», – ответил Калеб с улыбкой.

«Вы спасёте моего папу?» – снова спросил мальчик.

Мальчик провёл Калеба к машине и открыл дверь.

На водительском сиденье сидел мужчина. Он был болен и слаб, тело его покрывали язвы.

Калеб отрицательно покачал головой. Симптомы были очевидны – это бубонная чума.

Калеба одолевали печаль и презрение. Он понял, что за всем этим безумием стоит Кайл. Никто другой не мог испытывать большей ненависти к людям, чем он.

Сзади подошли Самюэль и его солдаты. Они все смотрели на больного.

«Это дело рук Кайла», – сказал Калеб.

Самюэль покачал головой.

Калеб начал чувствовать себя уверенней. Он был полон решительности и веры в себя и свои действия. Лучше, чем когда-либо до этого, он понимал, что должен остановить Кайла. Также ясно он понимал, что каждая минута была на счету.

Услышав шум, Калеб обернулся и увидел, как с другой стороны площади к ним направлялась целая армия вампиров. Они шли спокойно и уверенно, внимательно смотря на Калеба и Самюэля. Люди кричали и разбегались в стороны, уступая им дорогу.

В отличие от них ни Калеб, ни Самюэль не испытывали страха. Приглядевшись, Калеб понял, что это не были вампиры Кайла. Они были из другого клана, Калеб знал это точно. Ещё он понял, что они пришли с миром. Сотни вампиров были на их стороне. Выйдя из церкви на Таймс-сквер, они направлялись прямо к Калебу.

Когда между ними было всего несколько метров, толпа остановилась, и их лидер внимательно посмотрела на Калеба.

«Мы хотим присоединиться к вам», – просто сказал он.

Калеб утвердительно кивнул, оглядывая своих новых соратников. Их были сотни, и это его воодушевляло.

«Мы направляемся к городской ратуше, – сказал Калеб, – и собираемся навсегда стереть клан Чёрной волны с лица земли».

Лидер войска кивнул в ответ и медленно улыбнулся. «Я ждал этого момента тысячи лет», – сказал он.

«Тогда добро пожаловать», – с улыбкой произнёс Самюэль.

Калеб, Самюэль и их солдаты взмыли в небо. Сразу же послышался громкий гул от раскрывающихся крыльев. Позади них летело внушительное войско их сотен вампиров.

Теперь у них была настоящая армия. Настало время наведаться в городскую ратушу.

Глава пятнадцатая

Саманта стояла посреди огромного, шумного зала. Тысячи вампиров сновали вокруг. В центре восседал на своём троне Кайл. Сэм стоял рядом с ним, и Саманта не могла не удивляться тому, как быстро всё меняется. Подобного поворота событий она совсем не ожидала. Она надеялась сбежать из этого места с Сэмом, оставив весь этот хаос позади. К сожалению, планам её не суждено было свершиться.

Самантра понимала весь риск быстрого обращения Сэма. Она знала, что последствия могли быть непредсказуемыми. Но ведь у неё не было другого выхода! Как бы там ни было, она и не предполагала, что всё выйдет именно так. Сэм оказался самым сильным вампиром, которого ей когда-либо приходилось видеть, а овладевшая им всепоглощающая ярость делала его ещё сильнее. Судя по всему, дело было в родословной Сэма. Она никогда – никогда в жизни – не видела, чтобы новообращённый вампир обладал такими способностями. Возможно, ответ скрывался в их с Кейтлин происхождении, но в отличие от сестры, способности Сэма были направлены на разрушение.

Саманта не думала, что Сэма будет так сложно контролировать и едва возможно отговорить от кровопролития и мести. Сэм стал похож на дикое, обезумевшее животное.

И это заставляло Саманту любить его ещё сильнее.

Конечно, она не ожидала, что он ринется в зал и убьёт так много представителей её собственного клана. Не ожидала она и его вновь обретённой силы. Саманта была польщена тем, что, по крайней мере, он не пытался убить её.

Она удивилась, когда Кайлу удалось поймать Сэма. Не менее этого Саманта была поражена решением Кайла сохранить ему жизнь и сделать его одним из солдат.

В голове её было столько разных мыслей. Со всех сторон доносились слухи, что клан Чёрной волны – клан Кайла – поработил весь город. Вампиры из других кланов выбрались из своих гробов, желая присоединиться к их войску и поучаствовать в войне. Все хотели быть на стороне победителя, поэтому армия Кайла роста с каждой минутой. Это было время славы для клана Чёрной волны. От мощи его армии нельзя было укрыться, и было очевидно, что в скором времени о ней узнают по всему миру.

Пришло время пересмотреть свои планы, и Саманта это отлично понимала. Она была в центре событий и стала частью мощнейшего клана мира. Сэм был жив, обращён и приглашён в солдаты Кайла. Он был в безопасности, а значит, и Саманте не о чем было беспокоиться. Напротив, она оказалась в нужное время и в нужном месте, имея все шансы на овладение невероятным могуществом.

Возможно, с планом побега следует повременить. Чем больше Саманта об этом думала, тем лучше понимала, что сейчас о побеге не может быть и речи. В долгосрочной перспективе лучшее, что она и Сэм могли сделать, это плыть по течению и смотреть, куда выведут их бурные воды этой безумной реки. Бороться против целой армии было бессмысленно. Тем более, пока с Самантой был Сэм, ей было всё равно, где находиться и что делать. Да, она была оппортунисткой и стремилась выжить, ну и что с того? Разве не это помогло ей прожить на земле тысячи лет? На данный момент ей нужно было идти по пути наименьшего сопротивления и присоединиться к армии Кайла.

Саманта стояла рядом с Сэмом совсем близко к трону. Она посмотрела в его остекленевшие глаза – он проходил через очередную стадию обращения, поэтому плохо понимал всё происходящее, не обращая ни малейшего внимания на вампиров, которые пытались с ним заговорить. К счастью для неё, часть сознания Сэма была открыта словам Саманты. Более того, казалось, что она была единственной, кого он по-настоящему слушал и чьи слова воспринимал. Возможно, так было потому, что именно она обратила его, а может он просто помнил её лучше всех из своей прошлой жизни. Что бы это ни было, Саманта была счастлива и благодарна. Она взяла Сэма за руку и крепко её сжала. Она останется с ним и будет ему помогать, чтобы ни случилось.

В этот момент распахнулись огромные двери, и в зал ворвалась толпа окровавленных и покалеченных вампиров. В сильном волнении они направились прямо в центр зала. Все присутствующие уступали им дорогу.

Кайл поднялся с места, и Саманта увидела беспокойство в его глазах.

Что бы ни случилось, ничего хорошего это не сулило.

* * *

Кайл оглядел толпу вошедших солдат. Выражения их лиц ему не понравились, и он почувствовал, как внутри его вновь закипает злость. Он знал, что они пришли, чтобы сообщить о первых потерях. Кайл не терпел поражения и не выносил побеждённых, и уж если они явились, чтобы сообщить ему именно это, то они жестоко поплатятся за свою ошибку. Глупо было ожидать от Кайла сочувствия.

Группа из десятка вампиров приблизилась к трону Кайла и опустилась в низком поклоне. Все молчали, лишь тот вампир, что стоял в центре, решился заговорить. В его голосе слышался страх.

«Верховный лидер, – сказал он, – мы принесли плохие известия. Мы понесли серьёзные потери в битве. Другие кланы взбунтовались и объединились против нас».

По залу пронеслась волна удивлённых возгласов.

«ТИШИНА!» – крикнул Сергей. Он несколько раз ударил жезлом, и скоро в зале снова стало тихо.

Кайл посмотрел вниз на говорящего. Внутри его закипала ярость. Жалкие солдаты. Почему они были не так сильны и бесстрашны, как он?

«И какой клан осмелился бросить нам вызов?» – медленно произнёс он.

«Мой господин, я узнал только двоих. Это были Калеб и Самюэль из Белого клана».

По залу снова прокатилась волна удивления.

«Но это ещё не всё, – продолжил солдат, пытаясь перекричать шум, – у них в руках было новое оружие, с которым мы никогда не сталкивались: жезл из слоновой кости и золотая перчатка. Мы были бессильны противостоять их мощи. Их армия была невелика, но, тем не менее, наши силы понесли сильнейший урон».

Теперь в зале стоял громкий гул переговаривающихся голосов.

«Хуже всего было то, – прокричал вампир, – что мы видели, как к ним присоединяются другие кланы. Численность их армии растёт с каждой минутой, и они направляются сюда!»

Зал пришёл в смятение.

«ТИШИНА!» – несколько раз прокричал Сергей, со злостью ударяя жезлом о пол.

В зала вновь стало тихо только через несколько минут.

Кайл холодно посмотрел на солдата. Он едва сдерживал злость, изо всех сил стараясь побороть охватившую его дрожь. Кайл был в гневе и бешенстве.

«Значит, – начал он холодно, – ты пришёл сюда, чтобы рассказать мне о потерях. Ты пришёл, чтобы сообщить мне о поражении. Ты говоришь, что вы бежали с поля боя, как кучка трусов».

В глазах солдата читался страх:

«Мой господин, мы решили сообщить вам о происходящем. Мы хотели вас предупредить и дать вам…»

Кайл поднял вверх руку, и солдат замолчал на полуфразе.

«Ты знаешь, что в моей армии действует только одно правило, – сказал Кайл. – Никогда не сдаваться и не отступать. Никогда».

С этим словами Кайл схватил лежащий на троне Меч, спрыгнул вниз и одним точным движением отрубил головы у всей стоящей перед ним группы вампиров.

Головы покатились по залу, пока тела ещё продолжали стоять следующую пару секунд, после чего медленно осели и с грохотом опустились на пол.

В зале стояла полнейшая тишина, которую нарушал лишь звук катящихся голов.

Кайл уже было открыл рот, чтобы сказать своим солдатам о новой войне, как дверь вновь открылась.

В зал вошли десятки одетых в дорогие костюмы людей и беспардонно прошли прямо в центр зала. Кайл нервно моргнул, думая, что ему это снится, но он ошибался.

Это были политики, те, кто главенствовал наверху, наивно воображая, что они управляют зданием ратуши и всем городом. Люди шли с типичным для них высокомерием, но стоило им дойти до центра зала, увидеть залитый кровью пол и свежеотрубленные головы, как они тут же осознали, что находятся в толпе вампиров. Уверенность их мгновенно испарилась. Какая перемена.

Люди посмотрели на Кайла, лицо которого исказила гримаса ярости. В руках он сжимал Меч, с клинка которого стекала кровь. Теперь люди выглядели совершенно запуганными.

«Как вы посмели спуститься в наши владения?» – спросил Кайл.

«Вы живёте под нашим зданием, – ответил главный политик. – Это мы позволяем вам жить под нашими кабинетами, прошу вас об этом не забывать. Стоит нам пожелать, как военные Соединённых Штатов разобьют ваше логово в два счёта».

Кайл широко улыбнулся. Ему нравилась наглость собеседника. Более того, этот политик нравился ему настолько, что он был готов убить его быстро.

«Что вы говорите?» – сказал Кайл.

«Мы позволяли вам жить здесь все эти годы только потому, что вы действовали в наших интересах, – продолжил политик, – но теперь после начатой вами эпидемии люди гибнут прямо на улицах. Вы не удосужились нас об этом предупредить и не подумали о том, чтобы получить наше разрешение.

Нашему терпению пришёл конец. Собирайте свои пожитки и убирайтесь отсюда. Если вы откажетесь уходить, мы вызовем Национальную гвардию, и они быстро вышвырнут вас из этого здания».

Кайл улыбнулся ещё шире и сделал несколько шагов по направлению к политику. Вампиры ближе обступили людей. Кайлу ситуация нравилась всё больше и больше. Если бы этот политик был вампиром, они, наверное, могли бы стать друзьями.

«Я должен вас спросить, – медленно начал Кайл, подходя ближе и наблюдая, как у человека от ужаса округляются глаза, – разве вашим военным не нужен приказ, чтобы «вышвырнуть нас из этого здания»?»

Человек сделал шаг назад. «Само собой разумеется», – ответил он менее уверенным голосом.

«И кто будет отдавать этот приказ?» – спросил Кайл.

«Я», – уверенно сказал человек.

Кайл улыбнулся шире: «Я так и думал».

Кайл кивнул Сергею, который, в свою очередь, кивнул кому-то ещё, и через секунду за спинам политиков с грохотом захлопнулись дубовые двери.

Люди оглянулись на дверь, потом посмотрели друг на друга, а потом на Кайла и окруживших их вампиров. Сейчас они выглядели совершенно испуганными.

«Ну, тогда, – медленно проговорил Кайл, – я думаю, что приказ отдать будет некому, не так ли?»

Не успел человек ответить, как Кайл выхватил Меч и набросился на него, на лету отрубив ему голову.

Через несколько секунд вампиры атаковали других политиков и с жадностью принялись пировать.

Кайл развернулся и быстро направился назад к Сэму и Саманте. Он встал перед ними, яростно глядя на обоих.

Взглянув в глаза Сэма, Кайл увидел в них такую же ярость, которая одолевала его самого. В парне Кайл видел родственную душу, и он ему уже начинал нравиться. Боле того, Кайла поражала его способность превращаться. Именно эта способность могла сослужить ему хорошую службу в борьбе с врагами. Именно такой солдат нужен был в его армии.

«Этот Калеб продолжает вставлять мне палки в колёса, – сказал Кайл, обращаясь к Сэму, – в общем-то, как и твоя сестра. Где есть один, там жди и другого. Пока они живы, нам не будет покоя, – продолжил он. – Я понимаю, что если я хочу, чтобы всё было сделано, как надо, я должен убить этих вампиров сам. Более того, Калеб нужен мне живым. Если я схвачу его, то твоя сестра сама придёт ко мне, чтобы его спасти. А когда с ними будет покончено, тогда никто больше не будет стоять на нашем пути».

Кайл подошёл ближе к Сэму: «Я хочу разделить эту битву и победу с тобой».

Сэм взглянул на Кайла. Гнев настолько сильно овладел его разумом, что стал почти осязаем. К удивлению для себя, Кайл не мог читать его мысли. Этот парень был совершенно из другого теста.

«Я готов убивать, – медленно проговорил Сэм. – Ведите меня, мой господин».

Кайл оглядел его. Именно этого ответа он ждал.

Какое неплохое начало крепко дружбы, подумал Кайл.

Глава шестнадцатая

«Кейтлин! Кейтлин, просыпайся! Ты опаздываешь!»

Голос повторял одну и ту же фразу снова и снова. В дверь яростно стучали.

Кейтлин открыла глаза и очнулась от глубокого сна. Лежа в кровати на животе, она огляделась, не совсем понимая, где находится.

Остров. Она была на острове. Слава богу. Она была в своей крошечной комнате, на самом верху башни, на острове, который стал ей домом. Здесь она чувствовала себя в безопасности. Оглядевшись, Кейтлин увидела мирно лежащую в ногах и спокойно смотрящую на неё Розу. Роза, пусть и голодная, терпеливо ждала, когда проснётся её хозяйка.

Кейтлин села в постели и тут же зажмурилась от яркого солнца, проникавшего в комнату через открытое окно. Она быстро вытащила тюбик с каплями и закапала глаза.

«Кейтлин, Кейтлин! Впусти меня!» – снова услышала она.

Полли. Что она делала здесь так рано? Часов у Кейтлин не было, но они не нужны были ей, чтобы понять, что час был ранним, ведь солнце только-только поднялось из-за горизонта.

«Заходи! – прокричала в ответ Кейтлин. – Открыто!»

Дверь распахнулась, и в комнату вбежала Полли. Она была возбуждена, едва дышала и, как всегда, широко улыбалась. Она была бодра и весела. Кейтлин задумалась, откуда в её подруге столько энергии.

Кейтлин сидела на краешке кровати, обхватив голову руками, и пытаясь при этом собрать волосы в хвост и одновременно потереть глаза, чтобы совсем проснуться. Голова плохо соображала, и поднять себя с постели было нелегко, ведь Кейтлин почти всю ночь провела во дворе, веселясь с остальными вампирами.

Но сейчас она всё вспомнила. Сегодня был день её дежурства. Она устало зевнула. Слава богу, ей хотя бы не снился Калеб.

Полли подбежала к кровати, подхватила Кейтлин под руки и быстро поставила её на ноги.

«Если ты опоздаешь, Эйден тебя убьёт. Опаздывать на своё дежурства запрещается. Твоя смена начинается через десять минут. Это пешее дежурстов, а остров не так мал, как ты думаешь. Одевайся и пошли», – быстро проговорила Полли.

Кейтлин оглядела комнату и увидела разбросанные по полу вещи. Полли была так добра, что поделилась с Кейтлин несколькими комплектами одежды. К счастью, они носили один и тот же размер. Кейтлин думала, что все вампиры ходят в чёрной одежде, и поэтому была приятно удивлена, когда в гардеробе Полли увидела в основном розовые и сиреневые вещи. Полли скромно улыбнулась: «Если я вампир, это ещё не значит, что я должна быть похожей на всех остальных. Нет никаких правил относительно одежды. Я могу носить всё, что пожелаю». С этим трудно было поспорить. Если какой-либо вампир и мог носить розовое и фиолетовое, то это могла быть только Полли. Она была самым счастливым человеком на земле, и Кейтлин сложно было представить её в чёрной одежде.

Как уже случалось в её жизни не раз, Кейтлин была вынуждена носить чужую одежду. Она быстро оделась и оглядела себя в большом напольном зеркале.

Отражения не было. Ну конечно, как она могла забыть. Эта необычная способность была единственной вещью, которая не нравилась Кейтлин в жизни вампира.

Ей пришлось просто оглядеть себя сверху вниз. Вся её одежда была розовой. Должно быть, она выглядит нелепо.

«Выглядишь отлично, – сказала Полли. – теперь мы можем идти?»

Обе выбежали из комнаты, Роза последовала за ними. Она запрыгнула на Полли, и та ласково потрепала её по голове. Роза любила Полли, и чувство было взаимным. Кейтлин это не удивляло. Роза любила всех, кто хорошо относился к Кейтлин, и ненавидела тех, кто ненавидел её хозяйку. Роза всегда защищала Кейтлин. Всегда.

Спускаясь по винтовой лестнице, Кейтлин посмотрела вокруг, наслаждаясь видом голубых волн реки Гудзон, освещённых рассветным солнцем. Вокруг было очень красиво. В лицо дул приятный прохладный ветерок, и Кейтлин почувствовала себя сказочной принцессой, спускающейся во двор из своих повоев. Ей так повезло оказаться на этом острове.

«Готова поспорить, ты не знаешь, куда надо идти, – сказала Полли, качая головой и широко улыбаясь. – Что бы ты без меня делала!?»

Кейтлин взяла Полли под руку. «Наверное, спала бы», – сонно ответила она.

Они вошли в густой лес, в котором уже начали распускаться апрельские цветы. Кейтлин следовала за Полли по извилистым тропинкам, уходящим то направо, то налево, то вверх, то вниз.

«Должна тебе сообщить, что сегодня – не моё дежурство, – сказала Полли. – По правде говоря, я бы с удовольствием оказалась сейчас в своей постели, но что-то подсказывало мне, что ты тоже не сможешь рано подняться, поэтому я заставила себя встать пораньше, чтобы спасти тебя от неприятностей».

Кейтлин была тронута: «Спасибо, Полли. Я тебе так обязана».

«Это точно, – ответила Полли, подмигнув. – Знаешь, я тут подумала о той одежде от Лили Пулитцер, которая хранится в твоём шкафу. Я ни разу не видела, чтоб ты её надевала, поэтому я подумала, что может ты…»

«Она твоя, можешь забирать», – радостно ответила Кейтлин. Она давно хотела избавиться от этой одежды, потому что, во-первых, она совсем ей не шла и потому, что напоминала ей об Эдгартауне и о времени, проведённом с Калебом. Как хорошо, что Полли захотела её забрать.

Полли удивлённо посмотрела на подругу: «Правда? Ты серьёзно? Я не хочу на тебя давить, я просто пошутила, ты ничего мне не должна…»

«Я серьёзно. Пожалуйста, возьми её, – прервала её Кейтлин. – Ты сделаешь мне большое одолжение».

«Почему?» – спросила Полли.

Кейтлин не хотелось ничего объяснять.

«Ну…Мне эти вещи совсем не идут».

Как раз наоборот, они сидели на Кейтлин отлично.

«Но мы ведь носим один и тот же размер», – не унималась подруга. Полли была слишком умна, чтобы упустить хоть малейшую деталь.

Кейтлин задумалась на мгновение: «Дело в том, что ткань, из которой они сшиты, … она мне не подходит. Я не люблю такие вещи».

«Отлично! – радостно воскликнула Полли. – Теперь я тебе должна, просто до смерти обязана. Я поговорю с ребятами и спрошу, есть ли у них подходящий для тебя чёрный наряд. Я знаю, тебе нравится чёрный цвет, да и к тому же, тебе нужно одеть что-то подходящее на концерт».

«Концерт?» – спросила Кейтлин.

«Ой, да ты не в курсе? – сказала Полли. – Это традиционный весенний концерт. Все приходят туда парами. Пока ты не появилась в нашем клане, с этим были большие проблемы, ведь нас было 23, но сейчас, когда ты здесь, нас как раз чётное число – сколько мальчиков, столько и девочек. Все с нетерпением ждут этого вечера! В этом году пары будут у всех. Единственные, кто ещё не определился с выбором сопровождающего, это ты и Блейк».

Блейк, подумала Кейтлин. Супер. Нахожусь здесь меньше недели, а меня уже пытаются засватать без моего ведома.

«Боже мой, я же забыла тебе рассказать! – продолжала Полли. – Патрик позвал меня на концерт. Я ТАК взволнована! – сияя, проговорила она».

Отлично, подумала Кейтлин. Наконец она смогла избавиться от излишнего внимания Патрика и сделать Полли ещё счастливее. Она была рада, что не позволила Патрику питать несбыточные надежды, и рада, что он решил переключить своё внимание на Полли.

Взявшись за руки, Кейтлин и Полли шли вглубь острова, всё дальше в лес, следуя извилистым тропам. Прогулка помогла Кейтлин полностью проснуться, и ей стало интересно, куда они направлялись.

«А куда мы идём? – спросила Кейтлин, запыхавшись от быстрой ходьбы. – В чём заключается дежурство?»

«Мы выходим на дежурство по очереди, раз в неделю, – начала Полли, – Мы заступаем на дежурство с утра, когда все спят. Следим за тем, чтобы никто не проник на остров, неважно человек это или кто-либо ещё. Эйден использует дежурство как ещё один вид тренировки. Ведь мы вынуждены проводить всё время на ногах и вставать в непривычное для нас время. Ещё дежурство способствует выработке командного духа, или как там его, ну, в общем, ты понимаешь, что Эйден может придумать. Должна признать, что здесь он прав. Дежурство способствует сближению с коллективом лучше, чем всё остальное».

«Сближению с коллективом? – спросила Кейтлин, вдруг занервничав. – Что ты имеешь в виду? Я думала, дежурство несётся в одиночку. Я думала, я буду сама по себе».

Полли рассмеялась и отрицательно покачала головой: «Тебе ещё так многому нужно научиться! Нет, конечно, не в одиночку. Дежурство несётся по парам, чтобы мы могли всегда помочь друг другу в случае необходимости».

Кейтлин задумалась: «Получается, что если сегодня не твоя смена, то я дежурю с кем-то другим? Хочешь сказать, что там меня уже ждёт мой напарник?»

«Да. Уверенна, что он тебе тоже не обрадуется, – заметила Полли. – Ты уже опоздала на 10 минут. Единственное наше правило – никогда не опаздывать».

«Он?» – с досадой переспросила Кейтлин. Оставалось только надеется, что ей не придётся провести весь день с единственным человеком на острове, которого она не хотела видеть.

«Блейк, – сказала Полли, подтверждая худшие опасения Кейтлин. – Тебе несказанно повезло, – с сарказмом добавила подруга».

Хорошее настроение испарилось за секунду. Блейк. Он был единственный вампир на острове, от присутствия которого у Кейтлин дрожь пробегала по телу. Не то, чтобы она его боялась. Нет. Она боялась тех чувств, которые он в ней пробуждал. Она думала о нём со вчерашнего вечера. И чем больше Кейтлин думала о Блейке, тем реже думала о Калебе. С одной стороны, она всей душой хотела его забыть, но другая часть её просто не могла его вот так отпустить, даже несмотря на предательство. Вчера выкинуть Блейка из головы у неё получилось только усилием воли.

А теперь это. Одна. Наедине с Блейком. Только вдвоём на многочасовом дежурстве. Звучало, как жестокая шутка. Почему именно он, ведь на острове было ещё много других вампиров? И почему все остальные относились к нему с холодом и неприязнью?

«Почему ты говоришь, будто мне «повезло»?» – спросила Кейтлин.

«Ну, если ты ещё не заметила, он не очень-то любит общество, – пояснила Полли. – Ты же сама видела. Блейк всё время держится в стороне и не любит разговаривать».

«Почему? – спросила Кейтлин, когда они повернули на очередную тропку. – Почему он так себя ведёт?»

Полли пожала плечами: «Я не знаю. Я никогда об этом не думала. Мне не нравится думать о несчастных людях, это меня расстраивает».

Поднявшись на небольшой холм, Кейтлин увидела вдали развилины крепости. Высотой около шести метров и частично погружённые в воду, они когда-то служили для защиты замка от нежеланных гостей. Развалины располагались не на самом острове, а метрах в трёх от него.

Стоя на камне, их ждал Блейк, злобно поглядывая на приближающихся девушек. Держа в руках копьё, развернувшись к реке спиной и чётко вырисовываясь на фоне светлеющего неба, Блейк выглядел так, будто был самым последним воином на земле.

«Он весь твой», – сказала Полли, быстро поцеловав подругу в щёку и упорхнув, словно бабочка.

Внутри у Кейтлин всё сжалось, она не хотела оставаться с этим парнем наедине.

«Подожди!» – крикнула она Полли.

Полли обернулась, но не сбавила шагу, продолжая удаляться всё дальше и дальше по лесной тропинке.

Кейтлин не знала, что сказать. Она лихорадочно перебирала в голове варианты, которые помогли бы ей ещё хоть на мгновение задержать подругу, чтобы не оставаться здесь одной: «Как… как долго длится дежурство?»

Полли хихикнула, увидев форменную панику на лице Кейтлин. «Не долго, к ужину вернёшься! – сказала она. – Пошли, Роза!»

Роза не сдвинулась с места. Было видно, что она хотела побежать вслед за Полли, но при этом отказывалась покидать Кейтлин.

Полли снова хихикнула и уже через мгновение скрылась в гуще леса.

Кейтлин развернулась и посмотрела на развалины крепости. Блейк стоял, развернувшись к ней спиной, чему Кейтлин была отчасти рада, ведь теперь ей не нужно было испытывать на себе его неприветливый взгляд, пока она подходила ближе.

Выйдя на песчаный пляж, Кейтлин встала у самой кромки воды. Роза преданно следовала за ней по пятам. Кейтлин посмотрела на круглую, каменную площадку, оставшуюся от укрепления. Площадка возвышалась примерно на четыре метра над водой, и между ней и сушей было около шести метров. Кейтлин не знал, как ей забраться наверх. Она знала, что имея новые способности, она могла бы разбежаться и перепрыгнуть, но сейчас ей не очень хотелось делать резкие движения, тем более, что ей нужно было как-то переправить Розу и не замочить её.

Оглядев воду, Кейтлин увидела скрытый под водой трап. Он находился на глубине около метра. Похоже, чтобы пройти по нему, ей нужно было залезть в воду почти по пояс.

Кейтлин опустила ногу в ледяную воду.

«Привет!» – крикнула она.

Блейк никак не прореагировал и не обернулся.

«Привет!» – сказала Кейтлин более серьёзным тоном, в котором слышались нотки раздражения. Как можно быть таким грубым! Блейку стоило обернуться и поприветствовать её милой улыбкой, но вместо этого он просто продолжал стоять, отвернувшись от Кейтлин.

«Ты опоздала», – спокойно сказал Блейк, не поворачиваясь.

«Ну, я же пришла, – ответила Кейтлин, – и хочу понять, как забраться наверх. Трап упал в воду».

«Так и есть, – ответил он. – Его сбило волной. Если бы ты пришла раньше, то успела бы попасть наверх, не намочив ног. Так всегда бывает, когда опаздываешь».

Кейтлин покраснела от раздражения. Блейк явно не относился к тем, кто легко забывал чужие ошибки.

У Кейтлин не было выхода. Закатив брюки до колен, она вступила в ледяную воду. Вода колола, словно тысяча иголок. Роза, настоящий боец, тоже зашла в холодную воду и плыла рядом с Кейтлин.

С каждым шагом вода поднималась всё выше и выше, подбираясь к талии. Все брюки оказались мокрыми. Супер.

Спустя пару секунд Кейтлин добралась до развалин. Взяв Розу на руки, она подняла её на каменную площадку, а потом, подтянувшись за выступ, взобралась и сама.

Кейтлин оказалась на небольшом круглом парапете, на другом краю которого стоял Блейк. Он до сих пор отказывался на неё смотреть.

Роза отряхнулась от воды, разбрызгав повсюду капли. Часть капель попала на Блейка. Он вздрогнул от неожиданности, что вызвало настоящий прилив радости у Кейтлин. Так ему и надо.

Обрызганному холодной водой Блейку не осталось ничего другого, как повернуться и взглянуть на Кейтлин. Он выглядел раздражённым.

«Собакам сюда нельзя», – коротко сказал он.

«Роза – не собака, – холодно отрезала Кейтлин. – Она – волк, её зовут Роза, если тебе интересно, и она останется со мной, – с вызовом закончила она и грозно посмотрела на собеседника».

Их взгляды встретились. Стоя на противоположных концах площадки, Кейтлин видела, как напряглась его челюсть, он был сбит с толку и не знал, что ответить.

Признав своё поражение, Блейк отвернулся от неё и снова уставился на воду.

Кейтлин наслаждалась этой небольшой победой. Она медленно расправила мокрые брюки, стараясь как можно лучше выжать воду и надеясь, что утреннее солнце быстро их высушит.

Площадка на каменном укреплении была небольшой, около трех метров в ширину. Спрятаться здесь было негде. Кейтлин не очень понимала саму идею этого дежурства. Неужели человек или вампир мог решиться атаковать или посетить этот отдалённый остров? Кейтлин не видела особого смысла в этом дежурстве, которое ей представлялось как полная трата времени. Но хуже всего было то, что ей предстояло провести несколько часов своей жизни в компании Блейка.

Ей казалось странным, что он даже не пытался завязать разговор. Если дело пойдёт так и дальше, то Кейтлин придётся самой проявить инициативу и показать ему, что можно вести себя, как цивилизованные люди.

«Меня зовут Кейтлин», – сказала она, давая Блейку последний шанс начать разговор.

«Я знаю», – ответил он, так и не обернувшись.

Какая досада, это был её последний шанс начать знакомство, как полагается. Как можно быть таким дерзким, стоять и не поворачиваться?

«Хорошо, – отрезала Кейтлин, – отлично, пусть будет по-твоему».

Встав на самом краю площадки, Кейтлин старалась находиться от Блейка так далеко, как только это было возможно. Кейтлин смотрела в сторону. На самом деле, всё складывалось как нельзя лучше. Те романтические иллюзии, которые она питала вчера, начали понемногу рассеиваться. Блейк оказался совсем не таким милым парнем, как она думала. Он был настоящий зануда, и, к счастью, совсем ей не нравился.

Тем не менее, было в нём что-то, что не давало Кейтлин покоя. Она не могла просто игнорировать его. Почему он вёл себя так странно? Что с ним случилось? Эти вопросы не отпускали её.

Время шло, Кейтлин продолжала смотреть на воду, как вдруг у неё появилась одна мысль – может просто она не нравилась Блейку? Могло ли это быть причиной его поведения? Если это было так, то она хотела бы узнать, что в ней так ему опротивело? Её внешний вид? Её манера одеваться? Или то, что она опоздала на дежурство? Кейтлин не могла понять, почему нужно было раздувать из этого такую проблему.

Нет, заключила она, поразмыслив, здесь должно быть что-то другое. В жизни она не встречалась с человеком, который бы так невзлюбил её с первого взгляда. Это слегка беспокоило Кейтлин. Она хотела знать причину.

«Итак, – сказала Кейтлин, повернувшись к Блейку и нарушив тишину, – почему ты так меня ненавидишь?»

Блейк не поворачивался, но Кейтлин заметила, что он слегка развернул голову в её сторону.

«Я не ненавижу тебя», – сказал он, выдержав паузу.

«А, ну теперь понятно, – сказал Кейтлин. – Ты просто ненавидишь всех вокруг?»

Эти слова, наконец, нашли в нём отклик. Он повернулся и, нахмурившись, посмотрел на Кейтлин.

«Я никого не ненавижу», – сказал он.

«Я бы так не сказала», – ответила Кейтлин.

Блейк, видимо, понял, к чему она вела, и лицо его стало мягче, хотя раздражение в нём всё ещё присутствовало.

«Если я не хочу быть втянутым в разговор, – сказал он, – это ещё не значит, что ты мне не нравишься».

«Втянутым в разговор? – спросила Кейтлин. – Я не собиралась обсуждать с тобой ничего серьёзного. Я просто хотела быть вежливой, ну знаешь, почему бы не сказать: «Привет, приятно с тобой познакомиться, меня зовут Блейк. Как дела? У меня всё отлично, спасибо»… Этого бы мне было вполне достаточно».

«Меня зовут Блейк, – быстро сказал он. – Теперь довольна?»

Кейтлин была рада, что смогла пробить его броню равнодушия, вызвать в нём отклик и вывести его из себя. Кейтлин внутренее улыбалась. Хорошо. Он это заслужил. Ему полезно хоть иногда сталкиваться с реальностью.

При этом стоило Кейтлин посмотреть на Блейка, как она поняла, что в душе он был глубоко несчастен, и ей сразу же стало его жаль. Она видела, что за маской безразличия скрывалась тонкая натура. Блейк был уязвим. Он построил вокруг себя неприступную стену. Причину подобного поведения Кейтлин не знала, но понимала, что это была естественная реакция самозащиты. Блейк напомнил Кейтлин Сэма, хотя даже выстроенная Сэмом стена равнодушия не могла сравниться по высоте с той, что создал для себя Блейк.

«Блейк», – повторила она, будто не знала его имени, и кивнула.

«Тебе ещё что-нибудь от меня надо?» – спросил он.

Теперь Кейтлин повернулась к нему спиной. Она сделала это быстро, чтобы успеть опередить его. Кейтлин была рада, что последнее слово осталось за ней.

«Нет, – сказал она, не поворачиваясь, – этого вполне достаточно».

Кейтлин чувствовала его взгляд на своей спине. Блейк сейчас был ещё злее, чем до этого, ведь она втянула его в разговор, который сама же прервала, развернувшись к нему спиной. Кейтлин улыбалась.

Она услышала шорох ботинок и поняла, что и Блейк развернулся к реке.

Так они простояли несколько минут. Мёртвая тишина обволакивала их, словно облако.

Минуты превратились в часы. Солнце поднялось высоко, а Кейтлин продолжала смотреть на воду Гудзона. Она посмотрела на песчаный пляж и подумала о Калебе, о скалах Аквина, об их ночи. Она вспомнила лошадей, брызги волн, песчаный пляж, скалы, пещеру… Она поняла, что жутко скучает по нему. Грусть была такой сильной, что от неё болело в груди. Прошло так мало времени, как же случилось так, что всё изменилось?

Кейтлин чувствовала сверхчеловеческую силу. Оглядев своё тело, сияющее в лучах солнца, она вынуждена была отметить, что оно стало более подтянутым и спортивным, чем раньше, когда она была человеком. Действительно, очень многое изменилось в её жизни. Самое странное было то, что сейчас она жила в большей гармонии с самой собой, чем раньше. Ей нравилось быть чистокровным вампиром. Кейтлин даже казалось, что именно так всё и должно быть. Всю жизнь Кейтлин пыталась найти своё место в этом мире, не зная, ни где находится её дом, ни кем была она сама, поэтому теперь ей казалось, что всё происходит именно так, как должно быть. Она была вампиром, и ей это нравилось. Она чувствовала, что нашла свой дом здесь, на этом острове, с этим кланом, с новыми друзьями. Если Калеб исчез из её жизни навсегда, то, по крайней мере, теперь она знала, кем является.

Кейтлин наблюдала за рекой многие часы, смотря, как высоко всходит солнце. Тишина настолько проникла в её сознание, что она совсем забыла, что на этой площадке был ещё кто-то помимо неё. Ей нравилось, что развалины находились далеко от замка, давая Кейтлин возможность насладиться природой и слиться с ней. Как хорошо, что Роза была рядом. Если дежурство сводилось только к этому, то она готова была нести службу хоть каждый день.

Ветер нёс прохладу, которая помогала Кейтлин сконцентрироваться. Ей даже казалось, что ветер проникал внутрь и словно бы очищал её от тягот прошлого, позволяя отпустить его и жить дальше.

Почувствовав первый приступ голода, Кейтин задумалась о том, когда же будет ужин. В эту самую минуту она услышала пронзительный крик над головой.

Отклонившись назад и прикрыв глаза ладонью, Кейтлин посмотрела в небо. Звук не был похож на обычный крик птицы.

Звук привлёк внимание Блейка. Он тоже поднял голову и посмотрел вверх. Они увидели, что над ними кружил большой сокол, нарезая круг за кругом и спускаясь всё ниже. К удивлению Кейтлин, вскоре сокол приземлился рядом с ними на край каменной стены. Сокол посмотрел прямо на Кейтлин и снова крикнул.

Кейтлин не знала, что ей делать. Птица была такой огромной, красивой и важной.

«Кто это?» – спросила она.

«Сокол», – ответил Блейк.

Кейтлин посмотрела не него с удивлением.

«Вампиры обычно используют их, как курьеров», – добавил он.

«Курьеры?» – переспросила Кейтлин.

Блейк положил на землю копьё, подошёл ближе и указал на шею птицы.

Кейтлин пригляделась и увидела маленькую металлическую шкатулку, закреплённую у её головы.

«Открой её, – сказал Блейк. – Внутри есть для тебя послание».

«Для меня? – удивлённо спросила Кейтлин. – Откуда ты знаешь, что оно для меня?»

«Сокол смотрит на тебя, а не на меня», – пояснил Блейк.

Кейтлин осторожно подошла ближе, протянула руку и открыла шкатулку на шее птицы. Стоило ей это сделать, как сокол тут же вспорхнул крыльями и улетел, немало испугав девушку. Через несколько секунд он был уже высоко в небе, направляясь в сторону горизонта.

Кейтлин посмотрела не лежащую в руке шкатулку. Кто мог отправить ей такое сообщение?

Дёрнув замок, она увидела, как крошечная шкатулка открылась. Внутри лежал сложенный в несколько раз лист бумаги. На обороте было выведено: «Для Кейтлин».

Стоило ей взять лист в руки, как каждая клетка её тела почувствовала, что послание было от Калеба. Это он написал ей письмо.

Кейтлин подняла глаза к небу и глубоко вздохнула. Эта записка разбередила сердечную рану, от чего та стала ныть ещё сильнее. Кейтлин чувствовала, что её одолевает целая буря эмоций. Зачем он написал письмо? Почему он не может просто оставить её в покое? Он был сейчас с Сэрой, у них был ребёнок. Было очевидно, что Кейтлин для него больше ничего не значила. Так зачем всё это? Зачем попусту её беспокоить? Разве могло в этом письме быть что-то, что могло изменить ситуацию?

Кейтлин была близка к тому, чтобы разорвать письмо на мелкие кусочки и выбросить их в реку, только она не хотела делать это на глазах у Блейка. Это вызвало бы слишком много вопросов. Кроме того, часть её всё-таки хотела прочитать это письмо.

Как бы там ни было, но заставить себя его открыть Кейтлин не могла. У неё были сомнения насчёт того, сможет ли она когда-нибудь заставить себя это сделать. Пусть пока оно останется непрочитанным.

Кейтлин положила письмо в карман, развернулась и направилась к своему месту.

Она чувствовала на себе взгляд Блейка. Сокол вызвал в нём любопытство.

«Ну? – сказал он. – Разве ты его не прочтёшь?»

«А тебе какое до этого дело?» – ответила Кейтлин, не поворачиваясь. Хоть что-то пробудило в нём интерес. Значит, он был скорее жив, чем мёртв.

«Вампиры посылают сообщения только в самых крайних случаях. Ты должна это уважать. Тебе следует прочитать письмо».

«Повторяю свой вопрос, – сказала Кейтлин, повернувшись и взглянув на Блейка. – Тебе какая разница?»

«Я просто не понимаю, почему ты не хочешь открыть письмо. Это бессмыслица какая-то», – ответил он.

«Может, я просто не хочу его читать, – с вызовом сказала Кейтлин. – Может, я никогда его не открою».

Блейк внимательно посмотрел на неё. В этот самый момент свет озарил его лицо и бледно голубые глаза. Кейтлин не смогла упустить из вида, насколько он был красив. Она буквально заставила себя отвести взгляд.

«Ты знаешь от кого оно?» – не унимался Блейк.

Кейтлин не ответила.

«Ну конечно, ты знаешь, – ответит он сам себе, – поэтому-то ты и не хочешь его читать… Должно быть, оно от того, кого ты пытаешься забыть, – продолжил парень, рассуждая вслух. Вдруг его осенило. – Оно от твоего парня?»

Кейтлин долго не отвечала на вопрос.

«У меня нет парня», – наконец проговорила она. Кейтлин говорила от чистого сердца, хотя письмо и жгло ей карман. Она не знала, кем считать теперь Калеба, но была уверена, что не могла называть его своим парнем.

«Мы можем перестать это обсуждать?» – сказала Кейтлин раздражённым тоном. Сейчас ей больше всего хотелось тишины.

Какое-то время Блейк не двигался с места, потом она услышала шорох переминающихся ног, что говорило о том, что он тоже развернулся к реке. Он оставил её в покое. Жаль, что она не могла сказать то же самое о Калебе.

В этот момент она ненавидела весь род мужской. Подумав о предстоящем концерте, Кейтлин вспомнила, что они с Блейком будут единственными гостями без пары. Ну и ладно. Сейчас ей меньше всего хотелось впускать в свою жизнь очередного мужчину.

Глава семнадцатая

Кейтлин радостно бегала по комнате, раскладывая вещи на кровати и одеваясь. Закатное солнце светило в окно, и Кейтлин вдруг поняла, что уже совсем поздно. Нужно было поторапливаться. Полли может прийти в любую секунду, и они не хотели опаздывать на концерт. Тем не менее, Кейтлин никак не могла решиться какой наряд выбрать.

Перед ней на кровати лежали два наряда, выбранные для неё Полли. Оба были в чёрных тонах, но очень разные. Одно было чёрным облегающим платьем, сделанным из неизвестного для Кейтлин материала. Материал блестел, как кожа. Второй комплект был скромнее и состоял из обтягивающих чёрных джинсов и лёгкой чёрной водолазки. Наряд дополняли балетки в тон. Кейтлин никак не могла решить, выбрать ли ей скромный образ или одеться ярче.

В дверь постучали. Полли. Появление подруги помогло Кейтлин принять решение. Она выбрала скромный наряд, ведь он более подходил её натуре.

Не успела Кейтлин вымолвить и слова, как Полли сама вошла в комнату. В этот момент Кейтлин как раз натягивала на голову водолазку. Она расправила волосы и в целом была готова идти на праздник.

«Вот это да! – сказала Полли. – Ты выглядишь отлично. Этот наряд идёт тебе намного больше, чем мне!»

«Ты вправду так считаешь?» – с надеждой в голосе проговорила Кейтлин.

«Жаль, что у нас нет зеркала, чтобы в этом убедиться, – сказала Полли, – Это одна из сложностей, с которыми нам, девчонкам-вампирам, приходится смиряться».

За день до этого Кейтлин нашла лист отполированного водой металла, который она принесла в комнату и хорошенько вытерла.

«Я нашла решение», – сказала Кейтлин.

Металлический лист стоял в углу, и, проходя мимо, Кейтлин мельком увидела в нём своё отражение.

Глаза Полли радостно горели. Она подбежала к импровизированному зеркалу и встала рядом с Кейтлин, глядя на своё отражение.

«Боже мой, это так великолепно! – воскликнула Полли. – Как ты до этого додумалась? Так замечательно видеть своё отражение!»

В первый раз за долгое, долгое время Кейтлин действительно нравилось собственное отражение в зеркале. Она чувствовала себя в новом образе комфортно, понемногу начиная понимать, какого стиля одежды ей следует придерживаться.

«Ты вся сияешь, – сказала Полли, – у тебя румянец. Ты выглядишь свежей и здоровой».

Посмотрев в зеркало, Кейтлин поняла, что Полли была права. Она никогда не выглядела лучше. Было ли так потому, что она стала полнокровным вампиром? Кейтлин выглядела старше, меньше походила на девочку и всё больше на женщину. Ей понравилась эта перемена.

Кейтлин посмотрела на Полли. На ней была одежда Лилли Пулицер, и наряд ей очень шёл. Она вся так и светилась.

«Ты тоже великолепно выглядишь», – сказала Кейтлин.

«Правда? – спросила Полли, поворачиваясь то вправо, то влево. – Надеюсь, Патрику тоже понравится. Он никогда не видел меня такой. Я так взволнована, ведь это наше первое настоящее свидание».

От её слов Кейтлин стала нервничать ещё сильнее. Она вспомнила, что у всех на концерте была пара, кроме неё… и Блейка. Все обязательно это заметят. Кейтлин сейчас совсем не хотела связываться с решением этой проблемы.

С другой стороны, Кейтлин так любила ребят из клана, что тоже с волнением ждала концерта. Ей было интересно, что же её ждало этим вечером.

Странно, что всё происходящее вокруг казалось таким естественным. Если бы не остров и не замок, то Кейтлин могла бы легко представить, что она находится дома, в своей спальне, вместе со своими подругами, и они готовятся весело провести вечер. Казалось, что жизнь возвращалась на круги своя. Кейтлин считала этот замок своим домом и была очень благодарна за возможность здесь находиться. Она искренне надеялась, что всё останется так и впредь.

Полли выглянула в окно, и на её лице отразилось беспокойство.

«Мы опаздываем! – сказала она, крикнув на бегу. – Нам нужно торопиться!»

Следуя за подругой, Кейтлин краем глаза заметила письмо Калеба. Письмо всё так же лежало на столе. Оно было по-прежнему нераспечатанным. Зачем она вообще на него посмотрела? Она чувствовала себя так хорошо и почти смогла выкинуть мысли о Калебе из головы. Один взгляд на письмо выбил её из колеи, заставив всё внутри сжаться от боли. С одной стороны, Кейтлин хотела открыть письмо и прочитать, с другой стороны, она была готова порвать его на мелкие кусочки и выкинуть.

«Кейтлин! – прокричала Полли. – Что ты там делаешь?»

Кейтлин глубоко выдохнула. Не сейчас, подумала она. Собрав всю волю в кулак, она попыталась выкинуть мысли о Калебе и его письме из головы.

Кейтлин высоко подняла голову и выбежала из комнаты, Роза последовала за ней.

* * *

Вечер был особенный. Дорожки, ведущие в лес, были освещены факелами. Кейтлин, Полли и Роза вошли на небольшую, ярко освещённую поляну, окружённую руинами. Большая обтёсанная каменная плита стояла в центре поляны. Видимо, она использовалась здесь вместо сцены. Поляна напоминала Кейтлин зарисовку из шекспировского «Сна в летнюю ночь». Лес выглядел волшебно и чем-то походил на древний театр.

Обстановка здесь была расслабленной. Все вели себя совершенно непринуждённо, будто находились на обычной коктейльной вечеринке, но Кейтлин не могла ничего с собой поделать – её одолевало чувство неловкости. Хорошо, что Полли была рядом. Однако стоило Патрику появиться на поляне, как Полли радостно заулыбалась, взяла его за руку, и они вдвоём отправились в другой конец площадки. Кейтлин осталась одна.

Оглядевшись, она увидела, что все стояли по парам. Это заставило её почувствовать себя ещё более неуютно, ведь Кейтлин казалось, что все смотрели только на неё. Она знала, что это было не так, но от неприятного ощущения было не так просто избавиться.

«Кейтлин», – услышала она мужской голос.

Обернувшись, Кейтлин увидела Каина.

С того самого инцидента в первый день её пребывания на острове Каин из кожи вон лез, чтобы показать, как он сожалел о случившемся. Поначалу Кейтлин была ему за это очень благодарна, но постепенно его извинения просто стали надоедать. Ей хотелось, чтобы он просто оставил её в покое. Она уже приняла извинения Каина раз сто, но казалось, что его искреннему раскаянию просто нет предела.

«Я хочу, чтобы ты познакомилась с Барбарой», – сказал Каин.

Рядом с ним стояла очень высокая и худая девушка. Барбара была даже выше Каина. У неё были чёрные прямые волосы, маленькие чёрные глаза и узкое, продолговатое лицо. Глаза казались полузакрытыми, как-будто она спала на ходу. Барбара была либо очень расслаблена, либо очень флегматична. Движения её были медленными, когда она не торопясь протянула бледную руку для рукопожатия.

«Очень рада познакомиться», – медленно произнесла Барбара низким голосом.

Кейтлин пожала её руку, почувствовав, как дрожь пробежала по телу – настолько рука была ледяной и хрупкой.

«Приятно познакомиться», – сказала Кейтлин.

Когда Каин и Барбара удалились, Кейтлин подумала, что из них вышла очень странная пара. С другой стороны, у каждого из них была пара, в отличие от неё. Кейтлин стояла в стороне, совсем одна и чувствовала себя хуже некуда. В этот момент она сильнее, чем прежде скучала по Калебу. Она бы всё отдала, чтобы он сейчас оказался рядом. Его отсутствие было единственной недостающей деталью для создания идеальной картины счастливой жизни.

В стороне Кейтлин заметила что-то отдалённо похожее на барную стойку, уютно разместившуюся на древней стене. Здесь стояли различные необычные кубки и чаши – серебрянные, золотые, украшенные драгоценными камнями. Между ними стояло несколько стеклянных колб с красной жидкостью и плавающими внутри кусочками фруктов.

Кейтлин направилась к бару. Ей было интересно узнать, что же находится внутри этих ярких колб. Неужели там был алкоголь? Кейтлин гадала, разрешалось ли им пить спиртные напитки. Думаю да, подумала она. Почему бы нет? В конце концов, пусть они и выглядели младше 18, но большинству из этих вампиров было несколько сотен лет. Кому, как не им, разрешалось пить алкоголь в этой стране.

«Это наша особая сангрия», – сказал голос.

Кейтлин повернула голову и увидела позади себя близнецов Тайлера и Тейлор.

«Я сам сделал это коктейль», – сказал Тайлер.

«А я добавила пряностей», – добавила Тейлор.

«В целом, это традиционная сангрия, – продолжил Тайлер, – немного вина, немного фруктов…»

«И кое-что ещё, чтобы было вкуснее, – вставила Тейлор, – специальная вампирская добавка – свежая оленья кровь».

Тайлер взял одну из колб и налил напиток в большой, украшенный драгоценными камнями кубок. Кейтлин сделала глоток. Коктейль был очень вкусный, и алкоголь сразу же ударил ей в голову.

«Ух ты!» – сказала она.

Близнецы широко улыбнулись и одобрительно кивнули.

Когда они удалились, Кейтлин медленно и внимательно оглядела поляну. Она увидела Мэделин и Харрисона, сидящих на большом пне, Эрика и Сашу, медленно прохаживающихся, взявшись за руки, и увлечённо что-то обсуждающих Полли, Патрика, Каина и Барбару. О чём они вчетвером могли разговаривать?

На поляне были и другие вампиры, но их имена Кейтлин ещё не запомнила, в конце концов, их было так много, а она всего одна.

Оглядываясь, Кейтлин поймала себя на мысли, что искала глазами конкретного человека. Как бы она этому ни противилась, но Кейтлин нужно было признать, что она высматривала Блейка.

Как обычно, в толпе его не было.

Блейк раздражал Кейтлин. Почему ему было позволено то, что не разрешалось всем остальным? Почему он один мог избегать толпы и вести себя недружелюбно? Разве Эйден не говорил ему, что на острове один за всех и все за одного?

Вдруг Кейтлин услышала шорох и увидела, что все ребята разбрелись по краям поляны, сев то на самодельные пни, то на стволы деревьев, то на траву, то на огромные, гладкие валуны.

Все сидели спиной к Кейтлин, с нетерпением глядя на сцену. Рядом с ней стоял Эйден, постукивая по стеклянному бокалу ножом.

«Сегодня, – произнёс он громко, акцентируя внимание на каждом слове, – мы приготовили для вас кое-что особенное – сюиты для виолончели Баха».

Вокруг раздались сдержанные аплодисменты. Эйден спустился со сцены, и его место там занял музыкант.

Шоку Кейтлин не было предела. На сцене появился Блейк, и в руках он держал виолончель.

Кейтин торопливо села на большой гладкий камень. Роза расположилась рядом. Кейтлин внимательно наблюдала за Блейком, который сел на небольшой стул так, чтобы на него попадал свет от факела. Он выглядел серьёзным, даже более серьёзным, чем обычно.

Уставившись в пол, он закрыл глаза, сделал глубокий вдох, поднял смычок и начал играть.

Музыка была неописуемо прекрасна. Никогда в жизни Кейтлин не слышала ничего подобного. Музыка пробудила в ней воспоминания. Она вспомнила Джона, его скрипку и концерт в Карнеги-холл. Она также вспомнила Калеба, церковь Олд-Уэйлинг и его бесподобную игру на фортепиано. Виолончель звучала не так, как все другие инструменты, звуки были мягкими, мелодичными и расслабляющими.

Кейтлин наблюдала за Блейком во время исполнения. В свете факела его лицо было даже более красивым. Черты были гладкими, выразительными и отточенными. Он мастерски играл, попадая во все ноты и делая музыку просто божественной. Музыка проникла в каждую клеточку тела Кейтлин, расслабляя и воодушевляя её. Слушая мелодию, Кейтлин не могла поверить, что такой страдалец, как Блейк, мог выводить такие идеальные ноты. Как такое могло быть возможным?

Глядя на его лицо во время исполнения, Кейтлин читала на нём различные эмоции, признавая, что Блейк был сложной и глубокой натурой. Внутри он скрывал множество чувств, которые не мог правильно выразить. Что могло случиться с ним в жизни, чтобы сделать его таким?

Час промелькнул, как одно мгновение, и когда музыка смолкла, Кейтлин не могла поверить, что концерт был окончен. Ей казалось, что он только что начался. Последняя звонкая нота повисла в воздухе над лесом, сплетаясь со звуком набегающих волн реки Гудзон. На поляне стояла полнейшая тишина, все ребята сидели, не двигаясь.

Через несколько секунд все встали со своих мест и громко зааплодировали.

Кейтлин не могла поверить в происходящее. Ей было сложно прийти в себя и осознать только что услышанное и увиденное. Видя на себе прямой взгляд Блейка, Кейтлин поняла, что она единственная до сих пор оставалась на своём месте и совсем не хлопала. Это было не потому, что музыка не произвела на неё никакого впечатления, напротив, это было потому, что она поразила её. Впечатление просто было слишком сильным. Музыка вернула ей воспоминания о Джона и о Калебе. Теперь в этой коллекции появились ещё и воспоминания о Блейке. Кейтлин едва могла дышать и не знала, как справиться с нахлынувшими эмоциями.

Она была готова взорваться, разрыдаться. Больше она не могла сдерживать в себе эту лавину различных чувств. Но она не могла дать им волю сейчас, когда находилась среди людей. Она вскочила и бросилась в лес, Роза последовала за ней. Убегая прочь, Кейтлин подумала, что, наверное, все её неправильно поймут. Она была уверена, что теперь все её возненавидят за такое невежество, но у Кейтлин не было выбора, чувства переполняли её.

Спустя несколько минут она оказалась на небольшой полоске песчаного пляжа, на другой стороне острова. Дыхание сбилось, а по щекам текли слёзы. Она сильно скучала по Калебу, но при этом была очарована Блейком. Она чувствовала между ними какую-то невидимую связь, объяснить которую не могла. Связь была мрачной и трагичной, но при этом невероятно сильной. Эта сила пугала Кейтлин. На данном отрезке своей жизни Кейтлин не хотела чувствовать связь ни с кем, кроме Калеба.

Кейтлин шла по пляжу, слушая шум волн, любуясь луной и заставляя себя перестать плакать. Для этого она старалась дышать как можно глубже.

«Кейтлин?» – раздался голос. Голос был таким тихим, что она подумала, что ей послышалось.

Она обернулась.

Рядом стоял он. Блейк. Он был в паре метров от неё и выглядел взволнованным.

О, нет. Зачем он пришёл сюда? Почему он не мог просто оставить её в покое?

Кейтлин казалось, что судьба играет с ней дурную шутку, и как бы она ни противилась, но сбежать от Блейка Кейтлин не удастся. Она точно знала, что между ними будет что-то большее, чем дружба, и знала это так же точно, как если бы всё уже случилось. Это осознание её слегка пугало.

Кейтлин быстро вытерла слёзы, сделала глубокий вдох и постаралась звучать уверенно.

«Что ты здесь делаешь?» – спросила она.

Блейк подошёл на шаг ближе. Кейтлин не попыталась отойти.

«Я видел, как ты убегаешь, – серьёзно сказал Блейк, – Я хотел убедиться, что всё в порядке».

«Почему? – спросила Кейтлин. – Утром ты даже разговаривать со мной не хотел».

«Так поэтому ты убежала? – удивлённо спросил Блейк. У него был безумный талант отвечать вопросом на вопрос Кейтлин, – или потому что я очень плохо играл?»

Не зная почему, Кейтлин рассмеялась. Блейк развеселил её. Это было неожиданностью.

«Ты играл прекрасно», – ответила она.

Мускулы на лице Блейка расслабились. Её слова много для него значили.

«Тогда в чём же причина?» – снова начал Блейк.

«Я…»

Кейтлин не знала, что ответить. Что она могла сказать? Что скучала по Калебу? Что понемногу влюблялась в Блейка? Что чувствовала между ними сильную связь? Что это ей одновременно и радовало, и пугало?

Кейтлин продолжала стоять и молчать. Она отвернулась и посмотрела на воду.

Блейк сделал ещё несколько шагов в её сторону, поднял руку и большим пальцем вытер слезу с её щеки.

Кейтлин закрыла глаза. От прикосновения его руки у неё словно ток пробежал по телу. Его пальцы были мягкими и нежными. Кейтлин заставила себе отвести глаза в сторону и старалась смотреть куда угодно, лишь бы не встретиться взглядом с Блейком.

К счастью, он тоже сразу же отвернулся, сделал шаг назад и уставился на воду. Так они и стояли рядом, смотря на реку.

«Извини меня за моё поведение с утра, – сказал он. – Мне нужно было вести себя повежлевее».

«И что тебе мешало?» – спросила Кейтлин. Слова прозвучали слишком грубо, и она тут же о них пожалела. Ну, вот опять, она не только говорила, не подумав, но и заставляла слова звучать совсем не так, как следовало бы, и всё потому, что очень нервничала.

Блейк сделал глубокий вдох. «Я приехал на остров, – начал он, – и присоединился к этому клану, потому что хотел сбежать от общества. Когда-то я знал одну девушку… Она была человеком, и я очень её любил, но моя любовь убила её, – Блейк замолчал. – Она умерла из-за меня».

Кейтлин повернулась и посмотрела на него. «Как? – спросила она. – Ты обратил её?»

Блейк отрицательно покачал головой.

«Если бы. Она мне не позволила это сделать, о чём я по сей день жалею. Я не мог идти против её воли. Она хотела умереть и остаться смертной. Её убил не я, а жители её деревни. Они узнали о нас и решили, что она была ведьмой. Я не успел её спасти… и она умерла».

Её деревня, подумала Кейтлин. У неё сразу же появилось несколько вопросов.

«Как давно это случилось?» – спросила она.

«400 лет назад», – ответил Блейк.

Кейтлин была поражена. Горе произошло с ним так давно, а он до сих пор не мог от него оправиться. Должно быть, Блейк чувствует намного глубже, чем многие из нас, подумала Кейтлин.

«Понимаешь, – продолжил Блейк, – я думаю, что я представляю опасность для окружающих. Я приношу несчастье тем, кто находится со мной рядом. И как бы я ни старался… Поэтому я пытаюсь держаться ото всех подальше. Я стараюсь не приближаться к тем, кто хоть что-то для меня значит, включая вампиров».

«Но почему ты думаешь, что ты прав? – спросила Кейтлин. – Может быть, ты сам всё это себе придумал, а события прошлого были лишь неудачным стечение обстоятельств?»

Блейк покачал головой: «Нет».

«Почему ты так уверен? – спросила Кейтлин. – Ты сам сослал себя в изгнание, но ты не знаешь наверняка, сколько правды в твоих предположениях. Что, если твоё присутствие рядом – это удача для окружающих и для тебя самого? Ты не можешь наказывать себя вечно».

Блейк смотрел на воду, его брови были сведены – он думал. В глазах его загорелся лучик надежды.

«Ну а ты, – спросил Блейк, – как ты попала на этот остров?»

Кейтлин не знала, что ответить. Причин было несколько, и она не знала, с какой начать.

«По правде сказать, я не знаю», – наконец ответила она, глядя на воду.

Блейк слегка кивнул и снова посмотрел на реку. Оба молчали.

«Я рад, что ты здесь», – сказал Блейки и слегка улыбнулся, глядя на Кейтлин.

Кейтлин посмотрела на него, посмотрела в его бледно-голубые глаза, чувствуя, что видела их тысячи раз до этого. Было в них что-то родное и знакомое, и это её пугало.

«Я тоже», – ответила она дрожащим голосом.

Блейк опустил взгляд и достал что-то из кармана. «Это принадлежало ей», – просто сказал он.

Кейтлин посмотрела вниз и увидела в его руках маленькое стёклышко.

«Я хочу подарить это тебе», – продолжил Блейк.

«Я не могу его принять», – сказала Кейтлин.

Блейк ничего не ответил. Он поднял руку и тыльной стороной ладони провёл по её щеке. Они смотрели друг другу прямо в глаза, и Кейтлин казалось, что она смотрит ему в душу. Она потеряла счёт времени. Бороться с чувствами она больше не могла.

Собирался ли Блейк поцеловать её?

В это мгновение Кейтлин осознала, что если бы он её поцеловал, то она бы не смогла противиться.

Глава восемнадцатая

Калеб, Самюэль и армия из сотен вампиров продолжали свой путь над Манхеттеном, направляясь к центру города. После Таймс-сквер ни один вражеский вампир не пытался встать у них на пути. Осматривая улицы, Калеб видел, какое безумие творится по всему городу, в каждом квартале. Чем ближе они летели к центру, тем более кровавой становилась картина. Они не могли рисковать, поэтому больше не помогали страдающим внизу людям. Клан Чёрной волны уже знал об их приближении, поэтому им нужно было атаковать городскую ратушу немедленно и выманить Кайла до того, как станет поздно. Им нужно было вернуть Меч. Пока им везло, и в небе они не встречали сопротивления.

Когда они на всей скорости пролетали над Бродвеем, удача им изменила. Вдали они увидели сотни вампиров клана Чёрной волны. Армию возглавлял Кайл, яростно размахивая Мечом. По правую руку от него летел Сергей, а по левую – Саманта и… неужели? Да, рядом с ней летел брат Кейтлин, Сэм. Калеба это неприятно удивило. Он был готов убить всех этих вампиров, но Сэма? Убийство брата может навсегда испортить его отношения с Кейтлин. Теперь ему нужно быть осторожнее. С появлением Сэма всё значительно усложнилось.

«Воины! – прокричал Калеб, перекрикивая гул хлопающих крыльев. – Готовьтесь к битве!»

Калеб вытащил жезл и поднял его высоко над головой. Рядом Самюэль вытащил перчатку. Две армии быстро надвигались друг на друга, и Калеб готовился к отчаянной схватке. Последнее, что он увидел перед тем, как вампиры столкнулись друг с другом, было искажённое гневом лицо Кайла.

Битва началась. Десятки и сотни вампиров с рёвом набрасывались друг на друга, размахивая оружием, раздирая друг друга на куски, выдавливая глаза и борясь друг с другом со сверхчеловеческой силой. Как обычно, Калеб выбрал для атаки одного вампира и сконцентрировал на нём всё своё внимание.

Калеб увидел сверкающий в руках Кайла Меч и понял, что никто другой, возможно, только за исключением Самюэля, не мог противостоять ему. Даже имея жезл, Калеб не был уверен, что сможет выдержать бой против Кайла, особенно если речь шла о длительной схватке. Как бы там ни было, Калебу нужно было попытаться это сделать.

Кайл бешено махал Мечом из стороны в сторону, но Калебу удавалось отражать удары жезлом, который каким-то чудесным образом, не ломался. Звук Меча о жезл был первым звуком битвы, за которым последовала какофония скрежета и звона.

Через несколько секунд огромный клубок из вампиров начал падать на улицы. Воины сражались в воздухе, пока не послышался оглушающий грохот ударившихся о землю могучих тел.

Калеб и Кайл сражались в рукопашную, с яростью ударяя друг другу об асфальт. Калеб смог с силой зажать Кайла и блокировать его руки, не давая ему орудовать Мечом. Он понимал, что до тех пор, пока он сможет удерживать Кайла, у него ещё был шанс на победу.

В борьбе они катались по асфальту, а рядом с ними десятки других вампиров сражались в ближнем бою. Схватка была яростной, оглушающей и кровавой. Слева и справа вампиры бросались друг на друга, наносили удары, изворачивались и падали. Ночную тишину раздирали их нечеловеческие крики и возгласы. Это была смертельная битва.

Кайл был опытный воин, и после нескольких секунд он сумел вывернуться и сильно ударить Калеба головой прямо по переносице. Этого удара хватило, чтобы Калеб слегка отпрянул, чего было вполне достаточно Кайлу, чтобы оттолкнуть его с себя и высвободиться.

Калеб ударился о землю, но, к счастью, не выронил жезл. Он вывернул его и поднял как раз во время, чтобы отразить очередной удар Кайла. Калеб удерживал Меч жезлом, оглушая воздух громким металлическим лязганьем оружия.

К сожалению, Кайл был слишком проворен. В какой-то момент ему удалось выбить жезл из рук Калеба. Оружие отлетело в сторону на несколько метров, и Калеб понял, что ситуация его безнадёжна.

Кайл поднял Меч и был близок к тому, чтобы вонзить его в грудь Калебу, который понимал, что это были последние секунды его жизни.

Вдруг из ниоткуда появился Самюэль. Только Кайл собрался вонзить Меч, как Самюэль бросился в атаку и воткнул ему в горло перчатку. Он пронзал его вновь и вновь.

Калеб откатился на несколько метров в сторону, схватил жезл и вскочил на ноги, чтобы помочь брату.

Но было уже поздно. Кайл скинул Самюэля и, не дав ему нанести очередной удар, отклонился и пронзил его Мечом.

Калеб смотрел, как его брат медленно осел на колени, а потом замертво упал на землю.

Калеб был сражён горем. Самюэль. Брат. Они были вместе целые века.

Калеб перевёл взгляд на Кайла. Он был в бешенстве.

Кайл бросился в атаку, выставив вперёд Меч. На этот раз гнев Калеба во много раз превышал гнев Кайла. В самый последний момент Калеб смог увернуться, выставив жезл и ударив им Кайла ниже колен. Колени подкосились, и Кайл опустился на землю.

Калеб нанёс очередной удар, угадив Кайлу в затылок. Всё произошло в доли секунды, и это был отличный ход. Кайл упал лицом вперёд, на секунду упустив Меч из рук. Сталь с лязгом вонзилась в асфальт.

Калеб не верил своей удаче. Когда он кинулся к Мечу, что-то привлекло его внимание. Он отвлёкся и поднял глаза.

Перед ним стояла она. Это было невероятно.

В безумии битвы стояла она. Кейтлин. Она стояла совсем одна и грустными глазами смотрела на Калеба.

Калеб был ошарашен. Он замер на месте. Он никак не мог понять, как Кейтлин могла здесь оказаться. Неужели Кайл взял её в заложники?

«Кейтлин?» – спросил он.

Она улыбнулась и сделала несколько шагов по направлению к Калебу.

Калеб совершенно забыл о битве, он не видел ничего и никого, кроме приближающейся к нему Кейтлин. Она была здесь. Она вправду была здесь.

Зрение Калеба заволокло пеленой, и он почувствовал, как его тело покрыла металлическая сеть. Земля ушла из-под ног. Калеб понял, что попал в вампирскую сеть, и, пытаясь из неё выпутаться, осознал, что она была серебряной и усиленной, что означало, что из неё никак не выбраться. Калеб пытался изо всех сил, но у него ничего не выходило.

Он чувствовал, как сеть сжимает его всё сильнее. Ему становилось сложно дышать. Вытянув шею, Калеб увидел злобно улыбающегося Кайла.

Переведя взгляд на Кейтлин, Калеб хотел посмотреть ей в глаза и понять, как она могла пойти на такое предательство и дать Кайлу захватить его врасплох.

Посмотрев на Кейтлин, Калеб увидел, как она меняется прямо у него на глазах. Через секунду она превратилась в Сэма.

Значит, это была не Кейтлин! В шоке подумал Калеб. Это была ловушка. Сэм обладал способностью превращаться в кого угодно.

Это была последняя ясная мысль Калеба, после которой на него напали десятки вампиров, завлекая в центр беснующейся толпы. Последнее, что он услышал, был крик его соратников, когда Кайл, схватившись за Меч, начал новую резню.

Глава девятнадцатая

Кейтлин бежала по терновому полю. Колючки ранили её то справа, то слева. Боль была невыносимой, и поле, казалось, поглощало её. Она знала, что ей нужно продолжать бежать, иначе она не сможет из него выбраться.

Горизонт заполняло огромное кроваво-красное солнце, на фоне которого вырисовывался силуэт её отца. Кейтлин бежала изо всех сил, стараясь добраться до него. Неожиданно солнце село, и небо стало чёрным. Место солнца заняла такая же огромная алая луна, заполнившая собой всё свободное пространство. Колючки стали острее и глубже врезались в кожу Кейтлин. Она понимала, что если она доберётся до отца, то всё будет в порядке.

Силуэт отца становился всё отчётливее, и через несколько секунд Кейтлин уже стояла рядом с ним.

Подняв глаза вверх, она увидела, что это был не отец. Это был Калеб. Колючки подбирались к нему всё ближе, обвивая его ноги, тело, руки, и привлекая Калеба к земле. Колючки поднялись по спине и впились в его лицо, разрывая его и врезаясь в кожу. Из скул и лба сочилась кровь. Глядя на Калеба, Кейтлин видела его боль и отчаяние. Она попыталась высвободить его, но обвившие её колючие ветви не давали ей это сделать.

Калеб протянул руку и прокричал: «Кейтлин! Помоги мне!»

Стоило ему это произнести, как земля под ним разверзлась, и колючки, словно зыбучие пески, затянули его вниз, вглубь земли.

Кейтлин старалась изо всех сил: колючие ветви держали её крепко, но ей всё-таки удалось опуститься на колени и протянуть руку.

Калеб схватился за неё, пока пески совсем его не поглотили. Их руки встретились, и шипы впились ещё сильнее, делая боль совершенно невыносимой.

Кейтлин не отпускала руку так долго, как только могла.

Но этого было недостаточно. Калеб вскрикнул, когда его поглотила земля. Как Кейтлин ни старалась, она не могла вытянуть его наружу.

«Кейтлин!» – прокричал Калеб.

Секундой позже, он скрылся под землёй, и звук его криков заглушила грязь.

«Калеб!»

Кейтлин села в постели, выкрикивая его имя. Лицо её было мокрым от пота.

Оглядевшись в поисках Калеба, она понемногу стала понимать, что это был всего лишь сон. Кошмар был таким ярким, таким настоящим. Подобные кошмары ей ещё никогда не снились, и Кейтлин до сих пор не могла прийти в себя. Сон был похож на послание.

Кейтлин встала в кровати и стала ходить по каменным плитам пола, мерея комнату шагами. В окно проникал свет начинающегося дня. Мокрая от пота, Кейтлин провела ладонью по лицу. Она была расстроена, взволнована и не знала, что ей делать. Каждой клеточкой своего тела Кейтлин чувствовала, что Калеб был в беде, чувствовала, что он нуждается в её помощи. Кейтлин понимала, что это был не просто очередной ночной кошмар. Несмотря на всё, что он сделал, на его предательство и возвращение к Сэре, Кейтлин горела желанием помочь Калебу.

Роза чувствовала её возбуждение и прохаживалась по крошечной комнате, не отставая от хозяйки.

Кейтлин убрала волосы с лица, сделала глубокий вдох и попыталась собраться с мыслями. Мог ли Калеб вправду попасть в беду? Нужна ли она ему сейчас?

Калеб отправился на крупномасштабную войну вампиров, имея поддержку своего клана. Рядом с ним были тысячи солдат, так зачем ему нужна была Кейтлин?

Что-то её смущало. Она не знала, что именно, но была уверена, что Калеб был в опасности. Или она сама себе всё это придумала? Может, она выдавала желаемое за действительное, надеясь, что она была кому-то нужна, и кому-то требовалась её помощь?

Кейтлин постаралась трезво взглянуть на вещи. Сон не выходил у неё из головы, и у неё были сомнения, что это могло в скором времени случиться. Ей нужно было что-то сделать, но что именно, она не знала. Был ли способ узнать, как дела у Калеба? Могла ли она послать ему сообщение?

А потом она вспомнила о соколе и письме от Калеба. Посмотрев на стол, Кейтлин увидела письмо мирно лежащим там, где она его оставила.

Кейтлин быстро подошла к столу и развернула лист бумаги. Руки её дрожали. Пришло время прочитать это сообщение.

Кейтлин быстро пробежалась по письму глазами.

Милая моя Кейтлинмежду мной и Сэрой ничего нетсожалею, если она заставила тебя в этом усомнитьсяя очень тебя люблюне перестаю о тебе думатьс радостью жду окончания этой войныты будешь со мнойв новой жизни вдали отсюдав это письмо я вложил всю свою душу.

Кейтлин перечитывала письмо снова и снова, вчитываясь в каждое слово, читая слова по отдельности… Она чувствовала, что по щекам её текут слёзы.

Она была такая дура. Почему она не прочитала это письмо сразу? Почему она позволила себе усомниться в Калебе? Почему она не дала ему возможность всё объяснить?

Какая идиотка. После прочтения письма Кейтлин поняла, что между Калебом и Сэрой ничего нет. У них нет совместного ребёнка, по крайней мере, последние несколько сот лет. Сэра перевернула всю историю в свою пользу. Калеб ни в чём не виноват.

Почему она не дала ему возможности всё объяснить?

Кейтлин злилась на Сэру, но ещё больше она злилась сама на себя. Она чувствовала себя обязанной Калебу. Он заслужил шанс рассказать всё, как есть. Как она могла так поступить с ним, после всего того, что он для неё сделал? После того, как он в третий раз спас ей жизнь и выходил её?

Она была так слепа, так горда и так нетерпелива. Кейтлин ненавидела себя.

Но хуже всего было то, что Кейтлин предала Калеба, приказала ему уйти после всего того, что он для неё сделал. Более того, она позволила себе влюбиться в другого человека! В Блейка. Думая о вчерашнем вечере, Кейтлин чувствовала себя так, будто изменила Калебу с ним.

Или нет?

Кейтлин сидела на краю кровати, обхватив голову руками и стараясь всё вспомнить. Что случилось? Она вспомнила их разговор, их прогулку по пляжу, а потом… Он поцеловал её?

Кейтлин вспомнила, как он прикоснулся к её лицу, погладил по щеке. Кейтлин казалось, что он собирался её поцеловать…

Но он этого не сделал. Теперь она всё вспомнила. Они долго смотрели друг другу в глаза, а потом он вдруг развернулся и исчез.

Положив руку в карман, Кейтлин нащупала старый кусок стекла, подаренный Блейком. Она дотронулась до него пальцем, и ей стало легче.

Теперь Кейтлин могла быть уверена, что осталась верна Калебу. Мысли о Блейке не давали ей покоя. Могли ли мысли считаться изменой?

Думая обо всём этом, Кейтлин ненавидела себя ещё больше. Почему она не может быть сильной, выдержанной и терпеливой?

В этот момент мысли Кейтлин превратились во что-то более или менее осязаемое. Ей стало плохо, и она ринулась к открытому окну. Её рвало снова и снова.

Стоя у открытого окна, вытирая рот и пытаясь начать ровно дышать, Кейтлин не могла припомнить, чтобы ей когда-либо было так плохо. Её рвало кровью.

Кейтлин стало совсем нехорошо, и она даже подумала, что заболела. Видимо, несварение желудка, подумала она.

Сидя на кровати и глубоко дыша. Кейтлин поняла одну вещь – сон был не просто ночным кошмаром, он был посланием. Калебу нужна была её помощь; она была в этом уверена так же точно, как в том, что пойдёт на всё, чтобы ему помочь.

* * *

Кейтлин быстрым шагом шла по лесу, рядом семенила Роза. Они подходили к дому Эйдена. Вокруг было очень тихо, и Кейтлин даже начала задумываться, что они пришли слишком рано, и Эйден ещё спал.

С другой стороны, это было очень маловероятно. Вряд ли Эйден вообще когда-нибудь спал. Кейтлин не часто видела его на острове, но его присутствие постоянно чувствовалось здесь, казалось, что невидимой рукой он управляет делами острова так, чтобы всё было в порядке.

Когда Кейтлин только появилась здесь, Эйден сказал, что она могла обратиться к нему за любой помощью, и если у неё появятся проблемы, она, не стесняясь, могла прийти к нему, ведь его дверь была всегда открыта. Кейтлин искренне надеялась, что он говорил это серьёзно. Она не думала, что когда-либо обратится к нему за помощью и советом, но сейчас ей очень нужно было с ним поговорить. Стоя перед дверью и не решаясь постучать, Кейтлин пыталась представить, как может пройти их разговор.

Она сделала глубокий вдох и подняла руку, но стоило её пальцам дотронуться до двери, как та сразу же открылась. Перед Кейтлин стоял Эйден. Его лицо не выражало никаких эмоций, и он внимательно смотрел на неё серо-голубыми глазами. Настроение Эйдена и его чувства всегда оставались скрыты. Глаза его сияли в утреннем свете, и он казался Кейтлин неотъемлемой частью окружающего мира, ведь он жил на этой планете уже тысячи лет.

Эйден молча повернулся и прошёл вглубь комнаты, оставив дверь открытой. Кейтлин и Роза вошли, закрыв за собой дверь.

Эйден сидел за столом, сложив рук на груди и внимательно глядя на Кейтлин, которая взволновано опустилась на стул перед ним.

Эйден не спал. Очевидно, что он ждал её прихода. Как обычно, Кейтин совсем забыла о телепатических способностях вампиров, которые были особенно развиты у Эйдена. Скорее всего, он уже знал, зачем она пришла, и что она хотела ему сказать. Тем не менее, Кейтлин надо было всё ему рассказать самой. Если уж он ей не поможет, так она хотя бы выговорится.

Кейтлин нервно прокашлялась.

«Я полагаю, вы уже знаете, зачем я пришла», – осторожно начала она.

Эйден спокойно посмотрел ей в глаза. «Почему бы тебе самой всё не рассказать», – ответил он.

«Сегодня мне приснился сон про Калеба, – сказала Кейтлин. – Во сне ему угрожала опасность. Сон мне показался … вещим».

«Вампиры не часто являются друг другу во снах, – ответил Эйден. – Каждый такой сон – это видение, а не просто случайный набор картинок. Такие сны имеют большое значение и несут в себе послание. В этом плане мы совсем не похожи на людей, ведь в отличие от них мы можем контролировать мир сновидений».

В глазах Кейтлин читалось беспокойство.

«Значит, мой сон – это… правда? – спросила она. – Калеб в опасности?»

Эйден серьёзно кивнул. «Да, – просто ответил он. – В смертельной опасности».

От его слов у Кейтлин дрожь прошла по телу. Она встала с места. Кейтлин была слишком взволнована, чтобы спокойно сидеть. Как мог Эйден говорить об этом так обыденно?

«Тогда… что… я… о чём вы говорите? Что вы об этом знаете?» – спросила Кейтлин.

«Не больше твоего», – услышала она в ответ.

«Если всё это правда, – начала Кейтлин, прохаживаясь по комнате, – тогда я не могу просто сидеть здесь, сложа руки. Я должна поехать к нему. Я должна ему помочь».

«Зачем?»

«Зачем? – в замешательстве повторила Кейтлин. – Как это, зачем?»

«Кто тебе Калеб?» – спокойно спросил Эйден.

Кейтлин со злобой посмотрела на него. Зачем он задаёт ей подобные вопросы? Эйден прекрасно знает, как Кейтлин относится к Калебу. Он также знает, как Калеб относится к ней. В его вопросе должен быть какой-то скрытый смысл.

Но его там нет, вдруг поняла Кейтлин. Как и все слова, произносимые Эйденом, в этой фразе тоже была своя подсказка. Это, скорее всего, был риторический вопрос, цель которого заставить Кейтлин говорить. Эйден всегда старался заставить её принимать собственные решения и уметь их озвучивать. Он хотел, чтобы она определилась, наконец, в своих отношениях с Калебом и могла их как-то охарактеризовать. Он хотел помочь ей с решением.

«Калеб – мой…» – начала Кейтлин, но запнулась. Что она могла сказать? Парень? Нет, это слово не выражало всей глубины чувств. Муж? Это тоже было не совсем верным понятием. Так кем же был для неё Калеб? Кейтлин не могла подобрать подходящее слово.

«Он – мой возлюбленный», – наконец сказала она.

Эйден утвердительно кивнул, довольный её ответом. «Ты в этом уверена?» – спросила он.

Кейтлин вновь посмотрела на Эйдена, понимая, что он хочет подвести её к новому для себя открытию. Он хотел знать, насколько серьёзны были её чувства, и насколько она была уверена в себе. Он знал, что не всё так просто. Точно! Он почувствовал, что между ней и Блейком есть какая-то невидимая связь. В его словах слышался упрёк. Эйден хотел, чтобы Кейтлин определилась в собственных чувствах и решила, кому же отдать своё сердце.

Кейтлин поняла, что Эйден был прав. У неё были чувства к Блейку. А если уж она решила, что возлюбленным её был Калеб, то она не могла иметь чувства ни к кому другому. Преданность одному человеку подразумевает определённую степень самодисциплины, и именно этого хотел от неё Эйден.

«Да, – определённо и уверенно сказала Кейтлин, – Калеб и только Калеб».

Эйден кивнул. «Хорошо, очень хорошо, – произнёс он. – Любовь – священное чувство для вампиров, и к нему нужно относиться со всей серьёзностью».

«Я должна ему помочь, – с жаром сказала Кейтлин. – Я чувствую, что нужна ему».

«Это правда, – сказал Эйден, – но ты не сможешь ему помочь».

«Что вы имеете в виду?»

«Калеб выбрал свой путь и решил свою судьбу. Он решил биться за свой клан, за свою семью. Он отправился на благородную миссию, но ему не победить. Силы тьмы слишком сильны, чтобы биться с ними почти в одиночку. Его собсвенный народ его не поддерживает. Он попал в ловушку, и выбраться оттуда ему уже не удастся. Нет ничего – и никого – кто мог бы его спасти».

Кейтлин смотрела на Эйдена, поражённая услышанным. Ей казалось, что его слова лишили её сил жить дальше.

«Ты не сможешь выиграть эту битву, – продолжил Эйден. – Начав её, ты лишь позволишь тьме тебя поглотить. Если ты попытаешься ему помочь, то тоже умрёшь».

Кейтлин ничего не сказала. Горячие слёзы текли по её щекам. Внутри она понимала, что всё, что говорит Эйден, правда.

«Мне жаль, что я должен тебе это говорить, но я думаю, ты имеешь право знать. Тебе предначертана важная миссия. Калеб был прав, ты и есть Избранная, а это значит, ты одна сможешь привести нас к щиту. Без щита меч способен нанести непоправимый ущерб и разрушения. Ты нужна нам. Все вампиры нуждаются в тебе. Все люди нуждаются в тебе. В тебе нуждается этот клан – твоя новая семья. Здесь твоё место, и ты должна остаться с нами. В этом сейчас заключается твоя миссия. Ты должна тренироваться, стать сильнее и однажды привести нас к щиту. Такова твоя судьба».

«Но я должна помочь Калебу», – сказала Кейтлин.

«Нет, я не могу позволить тебе подвергать себя опасности, ведь ты ставишь на карту не только свою жизнь, но и жизнь нашей расы. Я запрещаю тебе куда-либо уезжать с этого острова».

Кейтлин посмотрела на Эйдена, чувствуя, как печаль медленно превращается в возмущение и злость. Она ненавидела, когда за неё принимали решения и навязывали ей своё мнение, и терпеть не могла, когда ей запрещали делать то, что она хочет. Подобные действия выводили Кейтлин из себя.

«Вы не можете мне запретить, – сказала она. – Я могу остаться или уйти, если захочу. Вы сами это сказали в нашу первую встречу».

«Я сказал, что ты сможешь уйти, когда захочешь, но если ты уйдёшь без моего разрешения, ты никогда не сможешь вернуться. Никогда. Ты готова пойти на такие жертвы?»

Кейтлин стояла, не зная, что ответить. Она не знала, как ей поступить. Отказаться от всего этого? От острова, дома и новой семьи? Отказаться от всех друзей? Погрузиться во тьму и постараться спасти Калеба, когда Эйден уверяет её, что это невозможно, и что она сама может погибнуть?

Умом Кейтлин понимала, что Эйден был прав, и ей нужно было остаться на острове. Однако она не могла отказаться от своих чувств к Калебу и от чувства ответственности перед ним. Она должна была попытаться его спасти, даже если эта попытка окажется неудачной. Она не сможет жить спокойно, если позволит ему вот так умереть, даже не попытавшись ему помочь. К тому же Кейтлин не хотела принимать тот факт, что может потерять Калеба навсегда.

Вдруг она почувствовала себя очень плохо. Подбежав к окну, она раздвинула шторы, и её снова вырвало. Кровь попала на каменный подоконник.

Когда всё закончилось, она вытерла лицо и постаралась ровно дышать. Голова кружилась. Кейтлин чувствовала себя очень плохо.

Эйден оказался в паре метров от неё. Она повернулась к нему, и он внимательно на неё посмотрел. Его глаза, которые никогда не выражали ничего, кроме спокойствия и самообладания, смотрели на Кейтлин в сильнейшем удивлении, а Кейтлин никогда не видела Эйдена удивлённым.

«Не может быть, – сказал он, глядя на ней. – Я никогда не видел ничего подобного».

Он смотрел Кейтлин прямо в глаза, и от этого она чувствовала себя ещё более дискомфортно.

«Твои глаза… – сказал Эйден, – … они стали жёлтыми».

Его слова испугали Кейтлин. Её трясло. Что с ней не так?

«Я себя не очень хорошо чувствую», – сказала она, преодолевая очередной приступ головокружения. Ей казалось, будто её отравили.

«В этом нет ничего удивительного», – сказал Эйден, подходя ближе и дотронувшись рукой до её лба. Он закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Потом он посмотрел на Кейтлин и кивнул.

«Как я и думал», – сказал он.

«Что со мной?» – с тревогой в голосе спросила Кейтлин.

«Ты беременна».

Глава двадцатая

Если Кайл и знал, что такое радость, то сейчас он испытывал именно её. Всего несколько недель назад он был предателем, облитым кислотой и изгнанным из своего дома – настоящим уродцем и изгоем. А что же сейчас? Он вернулся в городскую ратушу, стал новым лидером клана Чёрной волны, сверг Рексиуса, отомстил всем давним врагам и завладел Мечом. Более того, сейчас в его подчинении была многотысячная армия, и все кланы Нью-Йорка выказывали ему уважение. Ему принадлежал весь мир.

А война ведь только началась! Это была славная битва. Убив Самюэля и захватив Калеба, они с лёгкостью разгромили их войско и уничтожили всех солдат. Да, противник боролся с честью и достоинством, но в конечном итоге не смог победить, ведь армия Кайла во много раз превосходила их числом.

Владения Кайла расширялись, потому что ещё несколько соседних кланов вошли под его начало. Его армия, разбредаясь по городу словно саранча, уже подчинила себе и жилые районы, тысячами уничтожая людей и концентрируя свои силы для борьбы с Белым кланом. Они были совсем близко от Клойстерс. Скоро весь город будет принадлежать Кайлу. И тогда можно будет приступить к исполнению его великого плана.

Кайл широко улыбнулся. Наконец-то наступил апокалипсис, которого он так долго ждал.

Только одно омрачало его счастье. Была одна крошечная загвоздка на его пути, которая не давала Кайлу покоя. Кейтлин, эта мерзкая девчонка. Кайл ненавидел предсказания, особенно те, в которых упоминалось её имя. Он ненавидел её род. Он ненавидел, что все считали её Избранной. Она была той, кто, согласно Священному Писанию, могла положить конец этому апокалипсису. Он знал, что всё это просто слова, но проблема была в том, что другие вампиры верили в этот бред. Они верили в её избранность, а это уже была психологическая атака.

С самого начала Кайл понимал, что однажды ему придётся её найти и убить. После этого – и только после этого – он сможет расслабиться и начать массовое истребление человеческой расы.

Именно по этой причине он был несказанно рад, что ему удалось заполучить в свои руки Калеба. Калеб был ещё более талантливым воином, чем он думал. В какой-то момент схватки Кайл даже поверил, что не сможет с ним справиться. Хорошо, что ему помог Сэм. Сэм не просто стал одним из его лучших солдат, но и превратился в его самого верного и надёжного воина. Он спас Кайлу жизнь. Он доказал свою преданность. Кайл никогда этого не забудет.

Кроме этого, Сэм дал ему возможность схватить Калеба. И сейчас, имея в руках такого заложника, Кайл был уверен, что рано или поздно Кейтлин сама окажется у его дверей. Нужно было выждать время. Кейтлин летела в его сети, как мотылёк на пламя.

Кайл снова улыбнулся. Его план удался.

Кайл всегда мечтал, чтолично убьёт Кейтлин, но теперь он ждал, как её собственный брат убьёт её на глазах у Калеба. Это будет незабываемое представление! Память об этом дне будет радовать его ещё многие годы. Какая замечательная смерть – погибнуть от руки собственного брата.

Убив Кейтлин, Сэм докажет свою преданность Кайлу и станет его самым преданным и надёжным соратником, на которого Кайл сможет положиться в своём завоевании мира. Кайл понял, что убийство Кейтлин будет выгодным ему по нескольким причинам.

И какое это будет счастье, когда она погибнет от оружия, к которому сама же и привела Кайла. На этот раз Меч поможет ему избавиться от неё навсегда.

Сидя в центре огромного зала, напоминающего сейчас пчелиный улей, Кайл наклонился и прошептал несколько слов Сергею. Вскоре после этого несколько вампиров сорвались с места и пронеслись сквозь толпу в поисках Сэма и Саманты.

Через пару секунд оба уже стояли перед его троном.

В зале наступила тишина: все стояли и смотрели на них. Не так часто Кайл вызывал вампиров, чтобы они лично предстали перед ним.

«Сэм из клана Чёрной волны, – медленно и важно сказал Кайл, – ты показал свою преданность в битве. За это мы останемся перед тобой в долгу».

По залу пронёсся громкий гул голосов, все одобрительно кивали.

Сэм оглядел толпу. Лицо его не выражало никаких эмоций, и так было с момента его обращения. Он выглядел так, как будто не совсем понимал, что происходит.

«Ты находишься в одном шаге от того, чтобы доказать свою преданность нашему клану».

Сергей приблизился к трону, держа в руках Меч.

Кайл наклонился и взял его, держа обеими руками. Меч ярко сверкал в свете факелов.

«Однажды к нам придёт твоя сестра. Её появление в этом зале неминуемо. И когда это случится, мы убьём её, – сказал Кайл, наклоняясь ближе. – Более того, ты убьёшь её этим Мечом».

Сэм посмотрел на него ничего не выражающим взглядом.

«Этим убийством, – продолжил Кайл, – ты раз и навсегда докажешь мне свою преданность. После этого ты получишь звание генерала, а также власть и богатства, о которых ты даже не мог мечтать.

Сэм из клана Чёрной волны, ты принимаешь мои условия?»

Сэм стоял молча и смотрел на Кайла, не мигая. Его лицо не исказила ни одна эмоция.

Кайл начал терять терпение. Спокойствие сменилось раздражением.

Вдруг Саманта вышла вперёд и низко поклонилась.

«Мой господин, – сказала она, – Сэм ещё не полностью оправился после обращения и до сих пор находится под влиянием впечатлений первой битвы. Он не совсем отдаёт себе отчёт и не всё понимает. Я прошу вас позволить мне переговорить с ним наедине и всё ему объяснить. Я обещаю, я вас не разочарую», – добавила она, вновь поклонившись.

Кайл глубоко вздохнул: «Хорошо. У тебя есть несколько минут. Если его ответ меня не удовлетворит, и ты, и Сэм жестоко за это поплатитесь, это я тебе гарантирую».

* * *

Саманта вывела Сэма в соседний зал. Закрыв за собой дверь, они оказались наедине, и Саманта попыталась быстро объяснить ему суть дела, говоря взволнованным шёпотом.

«Сэм, я хочу, чтобы ты меня послушал. Сконцентрируйся на моих словах», – просила она.

Он продолжал смотреть перед собой, такой же безучастный, как и раньше. Саманта не знала, насколько сильно повлияло на него обращение. Сложно было сказать, слышал ли он её вообще.

Она подошла к нему ближе, обвела лицо руками, наклонилась и крепко его поцеловала. Поцелуй был долгим.

Отстранившись, Саманта посмотрела в глаза Сэму. Ей показалось, будто на долю секунды он её узнал. Возможно, она смогла разрушить чары: «Сэм, мы находимся в смертельной опасности. Тебе нужно взять Меч. Тебе нужно сказать Кайлу, что ты убьёшь свою сестру».

Сэм посмотрел на Саманту, удивлённо мигая. Похоже было на то, будто он наконец-то осознал смысл её слов.

«Сэм, ты должен это сделать. Если ты этого не сделаешь, то они убьют нас. Когда Меч окажется у нас, нам нечего будет больше бояться. Когда ты убьёшь сестру, мы сможем избавиться от Кайла. Имея Меч, ты будешь намного сильнее него. Ты станешь новым лидером клана, а я буду рядом с тобой. Вместе мы достигнем невиданных высот.

Сэм, послушай меня!»

Саманта встряхнула его за плечи, стараясь вызвать в нём хоть какую-то реакцию.

«Повторяй за мной: Я приму Меч, – сказала она, глядя Сэму прямо в глаза. – Я убьют мою сестру».

Глава двадцать первая

Сидя на высоком и широком каменном парапете, Кейтлин смотрела на воду. Роза сидела рядом. Кейтлин нашла этот камень в отдалённой части острова, на берегу реки. Она решила, что, сидя здесь, сможет собраться с мыслями. Сейчас ей это было просто необходимо. Небо заливали розовые отсветы заката, и ей казалось, что она находится одна на краю земли.

В голове роились сотни мыслей. Ей нужно было принять столько решений, что она не знала, с какого начать.

Беременность. Её мир пошатнулся, когда она услышала эти слова. Она и не думала, что такое вообще могло быть возможным – с ночи, которую она провела с Калебом на пляже, прошло не более двух недель. Кейтлин шокировали слова Эйдена, когда он сказал, что беременность у вампиров проходит гораздо быстрее, чем у людей – им не нужно ждать три месяцы, чтобы точно убедиться, что ждут ребёнка, для этого хватит и трёх дней. Вампир не может забеременеть от другого вампира, это правда, но в ту ночь Кейтлин ещё не была полнокровным вампиром, и это было вполне возможно.

Кейтлин испуганно сглотнула. Кем будет её ребёнок? Человеком? Полукровкой? Настоящим вапиром? Какой она будет матерью? Она могла едва позаботиться о самой себе, да и сама толком не знала, кем была. Каким отцом будет Калеб? Будет ли он вообще участвовать в жизни ребёнка? Будет ли он жив, чтоб видеть, как растёт его малыш? А будет ли жива она?

Эти и другие вопросы не выходили у Кейтлин из головы. Тем не менее, все неспокойные мысли перекрывало осознание того, что Калеб находился в смертельной опасности. Слова Эйдена эхом звучали в её голове. Калеб в опасностиему не помочьзапрещаю покидать островникогда не вернёшься

Каждой клеточкой тела Кейтлин стремилась к тому, чтобы тот час же броситься на помощь Калебу и спасти его. Особенно сильно она желала этого после того, как прочитала его письмо и узнала о тех чувствах, которые он к ней испытывает. Как она могла вот так предать его после всего того, что Калеб для неё сделал?

С другой стороны, она не могла смириться с жертвой, на которую ей придётся пойти. Кейтлин вынуждена будет навсегда покинуть это место, её новый дом и дружную семью. Если верить словам Эйдена, она вообще может умереть, если ринется на помощь Калебу. Это значит, что она убьёт не только себя, но и своего ребёнка.

Могла ли она рисковать стольким, чтобы спасти Калеба?

А с другой стороны, как могла она не попытаться ему помочь?

Кейтлин сидела на камне. Солнце садилось за горизон, и слёзы текли у неё по щекам. Она проклинала собственное невезение, которое стало её роком. Каждый раз, когда в её жизни появлялось что-то или кто-то, кого она по-настоящему любила – новый дом, новая школа, новый друг, – её этого лишали. Жизнь дарила ей радости только для того, чтобы увидеть, какое счатье они принесут Кейтлин, и потом вновь лишить её их, окончательно выбив почву из-под ног. Единственной постоянной вещью в жизни Кейтлин были перемены.

Умом Кейтлин понимала, как ей следует поступить. Она должна была остаться ради себя, ради ребёнка, своего клана, своей расы и своей жизни.

Но сердцем она никак не могла смириться с мыслью, что ей придётся навсегда отказаться от Калеба.

Кейтлин провела в раздумье несколько часов. Сердце выиграло сражение с разумом.

Она отправится на помощь Калебу.

* * *

Стоя посреди крошечной комнаты, Кейтлин оглядывала свои скромные пожитки и заканчивала переодеваться в военный костюм. Костюм ей дали для того, чтобы надевать его на тренировки, и он ей очень нравился. Полностью чёрный, костюм был сделан из неизвестного ей материала, который был одновременно лёгким и прочным, как бронежилет. Материал плотно облегал её ноги, тело, руки и шею, защищая её от головы до пят. В комплекте шли чёрные ботинки. Застегнув молнию до подбородка, Кейтлин провела пальцами по рукавам. Она чувствовала себя в этом костюме неуязвимой.

Оглядев в последний раз комнату, Кейтлин взяла свой дневник и несколько принадлежавших ей вещей, а потом закрыла дверь и начала спускаться по широкой каменной лестнице.

Кейтлин посмотрела в небо, собираясь прыгнуть и взмыть ввысь, когда вдруг услышала жалобное поскуливание. Обернувшись, Кейтлин увидела Розу, преданно сидящую рядом. В глазах волка читалась мольба. Казалось, Роза просила её не уходить, будто зная, какая судьба ждёт Кейтлин.

Присев, Кейтлин протянула руку и погладила Розу по голове. Роза облизала её ладонь, не переставая скулить.

«Всё хорошо, Роза, – сказала Кейтлин. – Всё будет хорошо».

«Ты хотела уйти не попрощавшись?» – услышала она голос.

Кейтлин подняла глаза и увидела Полли. В её глазах стояли слёзы.

«Прости меня, – сказала Кейтлин. – Я просто не знала, что сказать на прощание и не знала, как ты это воспримешь».

Полли кивнула: «Эйден мне всё рассказал».

Кейтлин посмотрела на неё с удивлением: «Эйден? Но я ему ещё ничего не говорила. Как он узнал…»

«Он знает всё», – напомнила ей Полли.

Значит, он знал, что я всё равно уйду, подумала Кейтлин. Должно быть, её поступок очень его разочаровал. Кейтлин было от этого не по себе. Ей казалось, что она не оправдала его ожиданий.

«Он говорит серьёзно, – сказала Полли. – Ты же понимаешь, что уже не сможешь вернуться?»

Кейтлин была готова разрыдаться. «Я знаю, – мягко сказала она, – но я должна это сделать. Я надеюсь, ты меня понимаешь».

Полли кивнула, подошла ближе и обняла Кейтлин. Кейтлин прижалась к подруге, и они разрыдались друг у друга на плече.

«Остальные тоже в курсе?» – спросила Кейтлин, отстранившись.

Полли кивнула. «Конечно. Такие новости разлетаются очень быстро. Все тебя очень любят, для них это тоже потрясение».

Кейтлин подумала о Блейке. Сожалеет ли он о том, что она уходит?

«Да, и для Блейка тоже, – сказала Полли, читая её мысли. – Он сбежал на дальний край острова, и с тех пор его никто не видел».

Кейтлин нащупала небольшой осколок стекла у себя в кармане, и ей стало неловко. «Ты позаботишься о Розе?» – спросила она, смахнув слезу и едва сдерживаясь, чтобы не расплакаться в голос.

Роза громко заскулила.

«Конечно», – ответила Полли.

Кейтлин кивнула. Она глубоко и облегчённо вздохнула. Подойдя к Полли, Кейтлин посмотрела подруге прямо в глаза. «Я люблю тебя, – сказала она, – и люблю этот остров. Люблю вас всем сердцем».

Сказав эти слова. Кейтлин развернулась, прыгнула и взмыла в воздух, расправив крылья. Она поднималась всё выше и выше в ночное небо.

Глава двадцать вторая

Пролетая над Бронксом, Кейтлин ужасалась от вида творившегося внизу безумия. Квартал за кварталом, город был похож на огромную бойню – вампиры повсюду открыто нападали на людей, а люди нападали друг на друга, стараясь убежать от всепоглощающего хаоса. Внизу царило беззаконие, и Кейтлин чувствовала, что отчасти это была её вина. Если бы она тогда не выпустила Меч из рук, если бы не дала ему попасть к Кайлу, ничего бы этого не случилось.

Подлетея к Клойстерс, Кейтлин спустилась пониже и в нерешительности облетела здание ещё раз. Она раздумывала над тем, стоило ли ей приземляться именно здесь, ведь ей не было неизвестно, где находится Калеб. Кейтлин предполагала, что, скорее всего, Калеба уже давно нет в Клойстерс, и он где-то в городе отчаянно сражается в кровавой битве. Она заключила, что если Калеб находился в беде, то это значит, он был где-то за пределами своего дома.

Кейтлин не знала, где искать его на Манхеттене. Кроме Клойстерс ей ничего не приходило в голову. Она была уверена, что члены его клана точно знали, где он мог быть, и могли помочь ей найти и спасти Калеба. Кейтлин решила следовать логике и приземлиться в Клойстерс.

Вдруг Кейтлин вспомнила о Сэре, и это заставило её вздрогнуть. Она была так зла на эту женщину, что не знала, как отреагирует, когда встретиться с ней лицом к лицу. Кейтлин не очень доверяла себе и боялась, что не сможет сдержать эмоции. Кроме того, в последний раз, когда она была здесь, ей были не особенно рады, поэтому Кейтлин заключила, что и в этот раз её появление вызовет не менее бурную негативную реакцию местных жителей. Она даже не удивится, если они проявят нескрываемую враждебность.

Несмотря на эти рассуждения, Кейтлин решила попробовать всё разузнать: она подлетит поближе, спуститься ниже и приземлится на большую, выходящую на Гудзон террасу.

Пройдя по старинному саду, она направилась к дверям, перед которым стоял десяток вампиров. Все смотрели только на неё.

Кейтлин не помнила, чтобы в прошлый раз здесь было столько стражников. Клан явно был готов встретить опасность во всеоружии.

Один солдат сделал несколько шагов вперёд, вытащил меч и направил его на Кейтлин, серьёзно смотря на девушку.

«Назовите ваше имя, клан и причину визита», – сказал он.

Кейтлин заметила, как напряглись стоящие за ним солдаты:

«Меня зовут Кейтлин. Я из клана Поллепел. Я здесь, чтобы поговорить с Калебом».

Солдат смотрел на неё какое-то время, а потом произнёс: «Ждите здесь».

Развернувшись на каблуках, он прошёл в большую дверь и захлопнул её за собой.

Кейтлин продолжала стоять в напряжённой тишине. Вскоре дверь вновь открылась, и ей навстречу вышло ещё двое солдат.

«Следуйте за нами», – сказал один из них, разворачиваясь, чтобы вновь зайти в здание.

Кейтлин прошла внутрь, услышав, как за ней громко захлопнулась дверь.

Она следовала за двумя быстро шагающими солдатами по каменному коридору, который вывел их во внутренний двор. На пути им встретились десятки вампиров, возбужденно вышагивающих по двору.

Кейтлин провели по очередному коридору и подвели к основанию лестницы. Здесь она услышала чьё-то громкое рыдание, которое эхом раскатывалось по всему зданию. Охранники остановились.

«Туда», – сказал один из них, глядя прямо перед собой.

«Куда меня ведут?» – спросила Кейтлин.

Неужели, Калеб там, внизу? Подумала она. Почему он не вышел, чтобы встретить меня?

Двое охранников смотрели перед собой, не обращая на её вопрос никакого внимания. Судя по всему, они сказали ей всё, что от них требовалось.

Кейтлин спустилась по старинной каменной лестнице, направляясь в темноту коридора, освещённого слабым светом факелов. Чем дальше она шла, тем громче становилось рыдание.

Завернув за угол, Кейтлин очутилась в большом каменном зале. Глубокий и узкий, он заканчивался высоким сводчатым потолком. Этот мрачный зал был заполнен искусно украшенными саркофагами всех форм и размеров. Они заполняли всё пространство. За исключением их в зале ничего не было.

Ещё там был один вампир.

Сэра.

Сэра стояла на коленях посреди зала. Она рыдала, и её крик заполнял всё пространство.

Катаясь по полу и махая длинными рыжими волосами из стороны в сторону, Сэра продолжала кричать. Лицо её было искажено горем и залито слезами. Кейтлин вошла.

«Это всё твоя вина! – крикнула Сэра, вскакивая на ноги и указывая на Кейтлин. – Это случилось из-за тебя».

Это было как раз то, чего так боялась Кейтлин, она столкнулась с Сэрой лицом к лицу. Пришло время выяснить отношения. Кейтлин чувствовала, как внутри закипает злость. Единственное, что удерживало её от того, чтобы сорваться, это слёзы Сэры.

Только Кейтлин собралась сказать что-то в ответ, как Сэра вновь завизжала:

«Из-за тебя они схватили моего Калеба!»

Слова прозвучали, словно гром. В глазах помутилось, земля начала уходить из-под ног. Кейтлин была настолько шокирована, что совершенно забыла те слова, которые собиралась сказать Сэре. Она буквально онемела от горя.

Его схватили. Это могло значить только одно – его убьют.

Сэра сделала несколько шагов в сторону Кейтлин. Теперь между ними было не более пары метров. Сэра смотрела на Кейтлин с нескрываемой ненавистью – её печаль превращалась в ярость.

«Почему ты просто не оставила его в покое? – жёстко сказала Сэра. – Ты начала эту войну. Если бы не ты, у них бы сейчас не было Меча. Если бы не ты, Калеб не рисковал бы жизнью, пытаясь его вернуть. Теперь ты видишь, к чему это привело? Надеюсь, ты счастлива».

«Это ты приехала на наш остров и забрала его, – прошипела Кейтлин. – Это ты вовлекла его в эту войну. Почему ты не могла оставить его в покое? Ты не могла это сделать, не так ли? Ты не могла видеть его счастливым с другой, так что ты виновата не меньше меня, – прокричала Кейтлин в бешенстве».

Сэра дрожала от ярости.

«Я вернула его, чтобы он остался со мной, его преданной женой и его ребёнком».

«Ты больше не его жена, – сказала Кейтлин. – И я знаю про вашего ребёнка. Он умер сотни лет назад. В твоих словах нет ни доли правды».

«Мой сын жив! – завизжала Сэра. – Не смей говорить о нём такое!»

Кейтлин вдруг поняла, что Сэра совсем потеряла связь с реальностью. Горе свело её с ума. Она не смогла его вынести. Сэра показалась Кейтлин совершенно несчастной и, сама того не желая, Кейтлин начала испытывать к ней жалость. Злость утихла.

«Я сочувствую твоей потере», – мягко произнесла она.

Сэра не ожидала такого поворота разговора. Лицо её разгладилось. Она села на пол, опустила голову на руки и разрыдалась.

«Калеб, мой Калеб, – плакала она, – как они могли забрать тебя у меня?»

Кейтлин видела, что Сэра искренне любила Калеба. Видеть её в таком состоянии было по-своему мучительно. Какой бы безумной она ни была, её чувства к Калебу были настоящими. Эти чувства в какой-то степени роднили её с Кейтлин.

Кейтлин села рядом с Сэрой и положила руку женщине на плечо.

«Сэра, – произнесла она, – мы должны найти Калеба, пока не стало слишком поздно. У нас мало времени. Скажи мне, где он сейчас?»

«Клан Чёрной волны, – ответила Сэра, – они схватили его. У них большая армия. Нам никогда не вернуть его. Мой клан боится идти против них. Все боятся. Всё бесполезно. Их слишком много».

Клан Чёрной волны, повторила про себя Кейтлин. Значит, ей нужно лететь к городской ратуше. Она знала, как туда добраться. Кейтлин поднялась.

«Мне их помощь не нужна, – с бесстрашием сказала она. – Я всё сделаю сама».

Сэра посмотрела на неё, не веря своим ушам. В глазах её читалось удивление.

«Ты шутишь? Тебя тут же убьют, – сказала она. – Это же самоубийство».

«Пусть так, – спокойно ответила Кейтлин, – по крайней мере, я не буду сидеть здесь, как трус».

Кейтлин развернулась и направилась назад к лестнице, когда почувствовала, что кто-то коснулся её плеча. «Подожди», – сказала Сэра.

Кейтлин обернулась. Несколько секунд Сэра молча смотрела ей в глаза.

«Ты вправду его любишь?» – спросила она.

Кейтлин ничего не ответила и просто продолжала смотреть на неё.

«Да, я вижу это по твоим глазам».

Сэра продолжала смотреть на Кейтлин ещё какое-то время. Потом, словно приняв нужное решение, она кивнула.

«Хорошо, – сказала она, – тогда я иду с тобой».

Меньше всего Кейтлин ожидала услышать что-либо подобное: «Что?»

«Мы отправимся туда вместе, – сказала Сэра. – Вдвоём наши шансы на победу увеличиваются. Не то, чтобы я переживала, что без моей помощи ты погибнешь, нет. Я просто не хочу, чтобы Калеб пострадал».

Кейтлин ещё раз внимательно посмотрела на Сэру. Её предложение было достаточно неожиданным, но чем больше Кейтлин думала об её словах, тем отчётливее понимала, что в подобной миссии неплохо было бы иметь напарника. В конечном итоге, речь шла не о безопасности Кейтлин, а о жизни Калеба.

«Хорошо», – ответила она.

Сэра развернулась и пересекла зал. Встав перед небольшим саркофагом, поместиться в который мог только ребёнок, Сэра перекрестилась. Она молилась, низко склонив голову.

Кейтлин наблюдала за ней и вдруг поняла весь смысл этой молитвы. Должно быть, в этом саркофаге лежал их сын, сын Калеба.

Кейтлин подумала, что хотя и прошли сотни лет, Сэра не смерилась с потерей сына. Для неё, как для матери, он всё ещё был жив.

Спустя несколько мгновений Сэра развернулась и направилась вместе с Кейтлин вверх по ступеням.

Когда они дошли до верха лестницы, Сэра свернула в другой коридор.

«Следуй за мной, – сказала она. – Если уж нам суждено умереть, то мы заслуживаем нормального оружия для защиты».

Глава двадцать третья

Кейтлин и Сэра пролетали над западной частью Манхеттена, направляясь в центр города. Выбраться из Клойстерс оказалось не так-то просто. Охранники пытались задержать Сэру, но она отказалась повиноваться. Кейтлин должна была признать, что в силе воли Сэре не отказажешь.

Сэра провела их наверх, на первый этаж Клойстерс, выведя Кейтлин к огромному, красивому камину. Потянув за тяжёлую каменную ручку, она открыла потайной ящик и вытащила оттуда короткий, украшенный древними надписями меч и такое же короткое серебряное копьё. Кейтлин смотрела на оружие с замиранием сердца. Перед её глазами лежали два мощных средневековых оружия разрушения. Они были исключительно прекрасны в своей простоте.

Сэра провела их в другой зал, где в четырёхметровом канделябре находился очередной тайник. Из него она извлекла большой боевой топор. Как и другое оружие, топор был серебряным и ярко поблёскивал на свету. По манере, с которой Сэра взялась за рукоятку топора, Кейтлин сделала вывод, что она пользовались им и раньше. Возможно, не единожды.

Вооружившись, они взлетели в ночное небо, спрыгнув с парапетов Клойстерс. Сэра была непоколебима в своём желании помочь Калебу, как бы ни отговаривали её другие члены клана. Вдвоём они отправились на юг, в центр.

Кейтлин и Сэра пролетели над 150-й улицей, потом над 140-й. Пролетая над этим районом Кейтлин вспомнила, что когда-то здесь жила. Эта мысль заставила её вздрогнуть. Сейчас она пролетала над своей старой школой, понимая, что была бы не прочь разнести её в щепки.

Вдруг в памяти Кейтлин всплыло лицо Джона. Она уже давно не думала о нём, поэтому воспоминания заставили её внутренне содрогнуться. Должно быть, он где-то внизу и стал невольным участником творившегося безумия. Глядя на улицы, Кейтлин видела хаос и беззаконие, видела, как вампиры нападали на людей целыми группами, не давая им ни единого шанса на спасение. Кейтлин вспомнила, что Джона жил на 131-й улице. Ею вдруг овладело мощное желание помочь ему и другим, страдающим внизу людям. Она больше не испытывала к Джона никаких чувств, но просто не могла смириться с мыслью, что даст ему вот так умереть.

«Мы должны приземлиться здесь», – сказала Кейтлин, обращаясь к Сэре.

«Зачем? – оглядевшись, спросила Сэра. – Мы ещё не на месте, у нас нет времени на помощь людям».

«Мой хороший друг там, внизу, – сказала Кейтлин. – Я должна ему помочь».

Сэра нахмурилась: «У нас нет сейчас на это времени. Мы не можем рисковать. Нам нужно сконцентрировать всё наше внимание на предстоящей битве, а не растрачивать силы впустую».

Кейтлин понимала, что Сэра была права. А как же Джона?

Ни говоря больше ни слова, Кейтлин бросилась камнем вниз и приземлилась прямо в центре улицы. Она надеялась, что Сэра последует за ней, помощь ей пригодилась бы, но если Сэра откажется, Кейтлин это тоже вполне устраивало. Она привыкла делать всё сама, не полагаясь на помощь других.

Приземлившись на пересечении 131-й и Бродвея, прямо на перекрёстке, Кейтлин увидела, как на неё на высокой скорости мчится автомобиль. Она увидела автомобиль, но среагировать не успела. Секундой позже машина врезалась в Кейтлин на скорости более 60 км/ч.

Кейтлин медленно открыла глаза. Она стояла там же, где и секунду назад. На ней не было ни царапины, столкновение с машиной даже не сдвинуло её с места. Машина пострадала намного больше – капот сильно погнулся там, где с ней столкнулся.

Кейтлин было совсем не больно, но вид покарёженной машины её немало удивил. Она была поражена, удивлена и благодарна тому, что не была человеком.

Владелец машины выскочил из двери и посмотрел сначала на Кейтлин, потом на пострадавший автомобиль.

«Простите меня! – воскликнул он, лихорадочно оглядываясь. – Я вас не увидел! Я клянусь! Вы будто бы упали с неба. Я не смог вовремя затормозить. Вы в порядке!?»

Оглядев себя, Кейтлин отошла от машины и поняла, что столкновение никак не отразилось на её самочувствии. Она внутренне улыбнулась – в бессмертии определённо были свои плюсы.

«Со мной всё хорошо, не беспокойтесь», – сказала она.

«Постойте-ка, – удивлённо произнёс водитель, стараясь всё понять, – это невозможно. Я врезался в вас на приличной скорости. Как может быть так, что на вас ни царапины, а моя машина превратилась в металлолом?»

Мужчина переводил взгляд с Кейтлин на машину и обратно, не понимая, что происходит.

Потом он огляделся, поняв насколько опасно было вот так находиться на улице, бегом вернулся в машину, завёл мотор и ринулся прочь, несмотря на то, что капот до сих пор дымился. К счастью для бедного водителя, машина всё ещё была на ходу.

Кейтлин тоже огляделась, пытаясь собраться с мыслями. Вокруг царило настоящее безумие: люди бегали, разоряли магазины, разбивали витрины, припаркованные машины горами теснились у бордюров. Вампиры охотились за людьми прямо по улицам, люди убегали не только от них, но и друг от друга, ведь многие уже были заражены чумой. В городе наступил апокалипсис.

Кейтлин увидела дом, в котором жил Джона. Она уже собралась ринуться к нему, когда услышала шум. Рядом с ней приземлилась Сэра. Кейтлин почувствовала облегчение. Сэра выглядела недовольной.

«Я приземлилась только потому, что ты нужна мне, чтобы найти Калеба, а не потому, что ты мне нравишься, или потому, что меня волнует, убьют тебя или нет».

«Ты это уже говорила, – произнесла Кейтлин, – но всё равно спасибо».

«Тебе лучше поторапливаться», – добавила Сэра.

После этих слов обе ринулись к дому, в котором жил Джона.

Подбежав к входной двери, Кейтлин увидела, что замок был сломан. Она вошла в холл и увидела на полу несколько человеческих трупов. Вампиры пили из них кровь.

Присутсвие Кейтлин и Сэры не осталось незамеченным. Они отвлеклись от кровавой трапезы – клыки наружу, красные глаза – и недовольно зашипели. Это были злобные существа, Кейтлин таких ещё не встречала. Она чувствовала, что они принадлежали к другой расе, и предположила, что эти вампиры были из других кланов Нью-Йорка, а, может быть, и других городов. Они решили воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы вдоволь поохотиться.

Кем бы они ни были, но от их присутствия у Кейтлин волосы становились дыбом. Она надеялась, что никогда не станет такой, как они.

Не успели эти вампиры понять, что происходит, как Кейтлин и Сэра, два хорошо натренированных воина, тут же на них набросились. Кейтлин в руках держала меч и копьё, а Сэра высоко подняла топор.

Вампиры бросились в атаку. Кейтлин махала мечом направо и налево, пригибаясь и перелетая над противниками. Она была очень быстрой. От её ударов в стороны летели руки, ноги и головы – у злобных вампиров просто не было ни единого шанса на победу. Кейтлин убила троих буквально за пару секунд.

Сэра тоже великолепно справлялась со своей задачей. Она атаковала, уклонялась от ударов и смогла разрубить одного вампира пополам. Сэра была в бешенстве. Через несколько мгновений, обе были с ног до головы залиты кровью после того, как успешно расправились с шестью вампирами.

Пересекая холл, Кейтлин посмотрела на лифт, но подумала, что воспользоваться им было не самой лучшей идеей. При нападении у них не будет возможности отхода, тем более, что в любой момент мог выключиться свет.

Кейтлин побежала в сторону длинной, широкой мраморной лестницы. Сэра следовала за ней по пятам.

Кейтлин огляделась, готовясь к новому нападению. В коридоре горели аварийные огни, в свете которых она увидела ещё несколько мёртвых тел на полу. Посмотрев направо, она разглядела трёх вампиров в конце коридора. Они столпились у металлической двери и пытались её выбить. Дверь была массивной и не поддавалась, хотя уже начала понемногу прогибаться – надолго её не хватит.

Кейтлин посмотрела на номера квартир и поняла, что эта металлическая дверь вела в квартиру Джона.

Она ринулась на вампиров, выставив вперёд серебряное копьё. Сэра была рядом. Бросив копьё перед собой, Кейтлин увидела, как оно пронзило горло одного из нападавших и потом волшебным образом вернулось к ней в руки. Два других вампира посмотрели в их сторону и бросились в атаку. Один из них взлетел в воздух, намереваясь сбить Сэру с ног, но та, предвидя его действия, присела ниже и выставила вверх свой топор. Он вонзился вампиру прямо в живот.

Кейтлин вынула меч, и когда второй вампир взмыл в воздух, готовясь её атаковать, она высоко подпрыгнула и прямо в воздухе вонзила меч ему в горло.

Все три вампира были мертвы, а Кейтлин и Сэра бросились к двери.

«Джона!» – закричала Кейтлин.

Ответа не последовало.

«Джона! – вновь прокричала она. – Это Я, Кейтлин. Открой дверь!»

Через секунду за дверью послышался какой-то шорох, и голос спросил: «Кейтлин?»

Это был голос Джона. Он бы всё ещё жив.

«Это я! Быстрее впусти меня!»

Кейтлин услышала, как проворачивается ключ в замочной скважине. Отперев несколько замков, Джона открыл дверь. Кейтлин и Сэра быстро вошли, и он вновь запер все засовы.

Кейтлин и Джона смотрели друг на друга, оба не могли поверить в то, что это на самом деле происходит. Джона, надо признать, был в более глубоком шоке от того, что видел Кейтлин перед собой с оружием в руках и залитую кровью. Он не знал, что сказать.

Кейтлин быстро оглядела квартиру и увидела лежащего на диване отца Джона. Он был почти без сознания. Она увидела на его лице язвы и поняла, что чума добралась и до этой семьи. Она искренне сожалела, но радовалась тому, что, по крайней мере, они были живы.

«Ты жив», – в радостном удивлении произнесла она.

«Что ты здесь делаешь? – спросил Джона. – Как ты здесь оказалась? Как тебе удалось выжить?»

Кейтлин покачала головой: «Нет времени обсуждать это. Нам нужно убираться отсюда. Я пришла, чтобы помочь тебе спастись».

«Но где ты была… как тебе удалось выжить?» – не унимался парень.

Кейтлин на мгновение задумалась. У неё появилась идея.

«Оружейный склад, – сказала она, – там ты будешь в безопасности. Там полно солдат нацгвардии и танков».

«Но как мы туда попадём? – спросил отец Джона. – Нам не выбраться из квартиры живыми. И даже если нам это удастся, склады слишком далеко, нам до них не добраться».

Кейтлин обернулась и посмотрела на Сэру. Сэра тоже посмотрела на неё, и Кейтлин поняла, что обе думали об одном и том же.

«Нам по пути, – сказала Кейтлин Сэре. – Это не отнимет у нас много времени».

Сэра раздражённо покачала головой: «Так я и знала, что ты попросишь о чём-нибудь подобном».

* * *

Кейтлин и Сэра летели на юг, неся на спинах Джона и его отца. Кейтлин улыбнулась, вспомнив удивлённое лицо Джона, когда она посадила его себе на плечи и выпрыгнула с ним в окно. Сэра несла на плечах его отца. Выпрыгивая из окна, и Джона, и его отец взвизгнули от ужаса, думая, что они сейчас камнем упадут на землю и разобьются.

Они были не менее удивлены, когда обнаружили, что живы и летят по воздуху. Оба были благодарны тому, что им не пришлось преодолевать это расстояние по земле. Они были в воздухе и уносились всё дальше и дальше от дома, в котором их ждала неминуемая смерть.

Кейтлин и Сэра быстро летели в центр города. Долетев до 28-й улицы, они повернули на восток и направились к оружейному складу на Лексингтон-авеню.

Приземлившись, девушки высадили Джона и его отца у входа. Здесь были тысячи солдат, десятки военных джипов и танков, поэтому Кейтлин и Сэре удалось уйти незамеченными.

Джона и отец стояли у входа несколько секунд, не зная, что делать и что говорить.

«Здесь ты будешь в безопасности», – сказала Кейтлин.

Джона то открывал, то закрывал рот, пытаясь что-то сказать, но у него ничего не выходило.

«Я… не знаю, что сказать… – произнёс он, наконец. – Я… никогда тебя не забывал и никогда не забуду».

После этих слов Кейтлин почувствовала, как Сэра легонько потянула её за рукав, и уже через секунду они обе взмыли в небо и направились к городской ратуше.

Глава двадцать четвёртая

Почти всю дорогу до центра города Кейтлин и Сэра не встречали никого в небе, но когда цель была уже совсем близка, удача изменила им. На Хьюстон-стрит они увидели направляющихся к ним солдат клана Чёрной волны. Перед ними предстало около двух дюжин солдат, которых было никак не обойти.

«Готовься к бою», – сказала Сэра, поднимая вверх топор с видом нескрываемой ярости на лице.

Кейтлин вынула и меч, и копьё, стараясь вспомнить всё то, чему учил её Эйден. Сконцентрируйся. Глубоко дыши. Займи центральное положение. Когда противник превышает тебя количеством, сконцентрируй всё внимание на воине, находящемся в центре. В битве нет места эмоциям.

Противник значительно превышал их по числу, но схватившись за оружие потными от волнения руками, Кейтлин чувствовала, что у них были все шансы на победу в этой схватке.

Секундой позже они на всей скорости врезались в толпу противника. Кейтлин умело размахивала мечом из стороны в сторону и даже смогла снести голову с плеч одному из вражеских солдат. Одновременно с этим она пронзила горло другого серебряным копьём. Сэра же широко размахивала топором, отрубая по две головы за раз.

Как бы они ни старались, но противник был многочисленнее, поэтому в ту же секунду, когда Кейтлин и Сэра расправились с первыми нападавшими, на них накинулись ещё несколько вампиров: их было слишком много, и они двигались слишком быстро, чтобы девушки могли вовремя среагировать. В конечном итоге, они кубарем полетели вниз, к земле.

Рухнув на асфальт, Кейтлин и Сэра обнаружили, что сверху на них насели десятка два вампиров. Придавленная к земле, Кейтлин едва могла дышать. Она подумала о Калебе и о том, что он нуждается в её помощи. Она подумала о своём не рождённом ребёнке. В ней вновь закипала злость – неконтролируемая, ослепляющая ярость. Кейтлин также почувствовала силу в мышцах и новую мощь в теле.

Она вскочила на ноги, скинув нападавших на землю, и громко зарычала. Это был первобытный рык матери, защищающей своего ребёнка, и жены, защищающей своего мужа. Мир окрасился в кроваво-красный цвет, и она потеряла последнюю каплю самоконтроля.

В бешенстве Кейтлин бросилась на группу вампиров, дико размахивая мечом и копьём. На неё напрыгивали справа и слева, но каждый раз нападение заканчивалось неудачей – Кейтлин была быстрее, сильнее и злее её врагов. Её царапали, ранили и даже кусали, но ничто не могло сравниться с тем уроном, который наносила она: Кейтлин сносила головы одну за другой так, что уже через несколько секунд все напавшие на неё вампиры были мертвы.

Сэра тоже неплохо справлялась. Она была невероятно сильна, размахивая топором, атакуя, толкая и пронзая. В бою всему находилось своё применение – деревянная ручка топора не раз спасала её от новых ударов. Когда и этого было недостаточно, она нагибалась и ударяла головой, проталкивая себе путь локтями. Она одна была равна по силе целому отряду и смогла справиться с несколькими вампирами.

Как бы хороша ни была Сэра, до Кейтлин ей было далеко. Когда на неё налетели несколько вампиров и прижали Сэру к земле, она была как никогда близка к смерти – один из нападавших вынул меч и уже готовился вонзить его ей в грудь.

В этот момент Кейтлин бросилась к нему и снесла голову одним ударом меча. В диком безумии она убила ещё несколько вампиров, давая Сэре возможность прийти в себя и встать на ноги. Вскоре Сэра вновь была рядом, готовая сражаться и дальше.

Через несколько минут все вампиры были мертвы. Кейтлин и Сэра стояли среди их мощных тел, тяжело дыша. Они были покрыты царапинами, синяками и укусами, с ног до головы залиты кровью. Кейтлин почувствовала, как ярость отпускает, и она понемногу приходит в себя.

Оглядевшись, она увидела лицо Сэры. Она больше не злилась на Кейтлин, напротив, в её глазах читалась благодарность. Сейчас она даже была похожа на друга.

«Ты спасла мне жизнь, – сказала она. – Почему?»

Кейтлин улыбнулась: «Я думаю, мне ещё понадобится твоя помощь в поисках Калеба».

Сэра улыбнулась в ответ. Обе понимали, что эти слова были далеки от правды. Кейтлин не нужен был помощник, чтобы справиться с врагом. Было очевидно, что как бы она ни старалась бороться с этим чувством, но Кейтлин прониклась симпатией к Сэре, и Сэра тоже стала совсем по-другому смотреть на Кейтлин.

Неожиданно Кейтлин стало плохо. Она вздрогнула и нагнулась, схватившись за живот.

К ней тут же подбежала Сэра и участливо положила руку на плечо. Она подняла Кейтлин и помогла ей выпрямиться.

«Что с тобой?» – с беспокойством в голосе спросила Сэра.

Живот Кейтлин раздирала жуткая боль. Она медленно выпрямилась и постаралась выровнить дыхание, сделав несколько глубоких вдохов.

Кейтлин заметила, как Сэра поменялась в лице, стоило ей взглянуть в глаза девушки и дотронуться до её лба. Теперь на лице Сэры читалось изумление.

«Ты беременна, – удивлённо прошептала она, – и это ребёнок Калеба».

Кейтлин молча кивнула.

В глазах Серы показались слёзы: «Почему ты мне сразу не сказала?»

«Разве это что-либо изменило бы?» – спросила Кейтлин.

«Конечно! Ты носишь ребёнка Калеба, его плоть и кровь. Это очень много для меня значит, – сказала Сэра, смахивая слезинку. – Прости меня за моё поведение. Прошу тебя, прости».

«Я уже всё забыла», – ответила Кейтлин.

«Я знаю, – сказала Сэра, – потому что ты лучше меня».

Кейтлин улыбнулась. Боль понемногу утихла. Кейтлин дотронулась до плеча Сэры: «Ты слишком плохо о себе думаешь».

Теперь улыбнулась Сэра.

Обе девушки взмыли в воздух, направляясь к городской ратуше, готовые спасти Калеба, чего бы им это ни стоило. Кейтлин чувствовала, что они стали больше, чем просто двумя воинами, они стали настоящими подругами.

* * *

Кейтлин и Сэра приземлились на ступенях городской ратуши. Вокруг было тихо, даже слишком тихо.

Они переглянулись, не зная, что и думать. Тишина была напряжённой. Она была зловещей. Тишина была ловушкой, по крайней мере, так им казалось.

Они ожидали, что их встретят десятки солдат, ожидали увидеть буйную деятельность и снующих туда-сюда вампиров. С другой стороны, вампиры этого клана сейчас наводнили весь город, и, возможно, они спокойно покинули границы собственных владений, справедливо рассуждая, что им сейчас не грозит никакая опасность.

Пока они стояли перед ратушей, размышляя, дверь распахнулась, и навстречу им вышел один единственный вампир.

Сделав несколько шагов, он остановился и посмотрел на Кейтлин.

Кейтлин не верила своим глазам.

Это был Калеб.

Он стоял, улыбаясь, и держал в руках Меч. Тот самый Меч. Это было просто какое-то чудо. Он сумел сбежать.

Кейтлин почувствовала огромное облегчение. Она бежала к Калебу, и по щекам её текли слёзы. В это мгновение она очень сильно его любила и не менее сильно сожалела, что когда-то его оставила. Летя вверх по ступеням, чтобы его обнять, Кейтлин обещала себе, что больше никогда не бросит Калеба одного.

Вдруг она услышала крик: «НЕТ!»

Это был голос Сэры.

Сэра откинула её в сторону за долю секунды до того, как Кейтлин собиралась обнять Калеба.

Кейтлин больно ударилась о мраморные ступени в нескольких метрах от того места, где только что стояла. Она обернулась и посмотрела на Сэру.

Она не верила своим глазам.

Сэра стояла сейчас именно на том месте, где секунду назад стояла Кейтлин. Рядом с ней стоял Калеб.

Лицо Сэры исказила маска боли, и, опустив глаза ниже, Кейтлин увидела, что Калеб пронзил Сэру Мечом. Прямо в сердце.

Этот удар предназначался Кейтлин. Сэра поняла это раньше неё и поэтому отбросила Кейтлин в сторону, чтобы спасти. Она приняла удар на себя и пожертвовала своей жизнью ради Кейтлин.

Кейтлин в ужасе подняла глаза и посмотрела на лицо Калеба. Казалось, время замедлило свой ход, и весь мир остановился. Как он мог так поступить? Как он мог попытаться убить её? Как он мог убить Сэру?

Стоило Кейтлин сконцентрировать свой взгляд на лице Калеба, как она увидела, что его лицо начало меняться буквально на глазах. Значит, это был не Калеб. Это была ловушка.

Как только она увидеть настоящее лицо убийцы, у неё по телу прошла сильная дрожь.

Это был Сэм, её брат.

Он пытался её убить.

Кейтлин казалось, что её тоже ранили в самое сердце. Она поняла всю степень обмана и предательства. Её собственный брат… под маской Калеба… пытался её убить… и убил Сэру.

Сэм увидел выражение лица Кейтлин, и как будто проснулся ото сна. Выглядело так, словно он только что осознал весь ужас содеянного. Его лицо исказила ненависть к самому себе, когда он опустил глаза и увидел окровавленный Меч. Он наконец-то понял, что наделал.

Сэм уронил Меч на асфальт. Сталь отозвалась звонким лязгом. Лицо его исказили печать и ужас.

«Кейтлин! – громко крикнул он. – Прости меня!»

С этим словами он развернулся и бросился бежать прочь, скрывшись в дверях городской ратуши и оставив Кейтлин одну с Мечом и умирающей Сэрой.

Кейтлин подбежала к умирающей подруге и опустилась рядом с ней на колени, вся в слезах. Она положила голову Сэры себе на колени.

Сэра подняла глаза и улыбнулась.

«Прости меня, – сказала Кейтлин, – я не знала…»

Сэра попыталась что-то сказать, но вместо этого изо рта её полилась кровь. Наконец, ей удалось разомкнуть губы, и она проговорила тихим голосом: «Это была ловушка… превращение… помни… Калеб… пленник… он в цепях… помни… он должен быть в цепях… если он свободен… то это не Калеб… не дай себя обмануть…»

«Я поняла, я всё поняла, – повторяла Кейтлин сквозь слёзы. – Теперь я это понимаю. Прости меня».

Сэра приподняла голову в последний раз, пытаясь сказать свои прощальные слова.

«Твой малыш, – прошептала она, – вырасти его хорошим человеком».

После этих слов, голова её упала, и Сэра умерла.

Кейтлин наклонилась и горько заплакала. Она не могла этого вынести. За такое короткое время она очень сблизилась с Сэрой, и ей казалось, что сейчас убили её сестру, хотя на её месте должна была быть сама Кейтлин.

Как мог Сэм так жестоко обмануть её?

Кейтлин огляделась и увидела лежащий на земле Меч.

Нежно положив Сэру на ступени, она подошла к Мечу и взяла его в руки. Крепко сжимая рукоять, Кейтлин громко зарычала.

Через секунду двери городской ратуши с грохотом окрылись, и навстречу ей выбежали десятки вампиров клана Чёрной волны.

Сказать, что Кейтлин была к этому готова, это не сказать ничего. Она стала сгустком всегопоглощающей ярости, особенно теперь, когда в её руках был Меч. Они жестоко поплатятся, что встали на её пути именно сейчас.

Через несколько секунд десятки вампиров были уже мертвы, их сила и оружие могли мало что сделать против силы Меча. Тем не менее, расслабляться было рано – новые группы вампиров постоянно появлялись из дверей, и Кейтлин продолжала сражаться.

Через несколько минут ступени ратуши были усыпаны телами сотен вампиров. Кейтлин продолжала бой, окружённая горами трупов. Её сила и ярость поражали её саму. Кейтлин словно бы стала другим человеком.

Наконец-то, поток вампиров из подземелий ратуши иссяк, но Кейтлин не чувствовала себя удовлетворённой нанесённым ущербом, она хотела и дальше сеять хаос и горе. Она не остановится, пока не войдёт в их подземелье и не убьёт Кайла.

Но сначала ей нужно было найти Калеба. Он должен быть прикован цепями в одной из камер подземелья, так ей сказала Сэра. Его должны держать в тюрьме. Пришло время его спасти.

Теперь, когда в её руках был Меч, её никто и ничто не могло остановить.

Глава двадцать пятая

Сэм всё быстрее и быстрее бежал по коридорам городской ратуши, поворачивая в узких проходах. Он не мог поверить в то, что только что был готов совершить. Его собственная сестра… Он пытался её убить… Но зачем? Как он мог превратиться в такое чудовище?

С самого момента обращения и вплоть до этой секунды Сэм мало понимал, что происходит, он был словно под гипнозом. Ему было чрезвычайно сложно думать и рассуждать, а также примириться с новым положением дел и его новой жизнью. Сэму казалось, что его накрыло мощной волной, и он был близок к тому, чтобы задохнуться.

Сейчас пелена спала с глаз, и он увидел вещи, как они есть. Он начал осознавать, что происходит, и что он делает. Сэм понял, что попал в капкан. Ему опротивело всё окружающее – он презирал Кайла и весь его клан. Но самое важное было то, что Сэм понял, что стал игрушкой в руках Саманты. Она хотела, чтобы он занял главенствующее положение в клане не ради него, а ради себя самой и собственных амбиций. Она просто использовала Сэма для достижения своих целей.

Сэма не волновала власть, Меч и прочая чепуха. Он просто хотел, чтобы его оставили в покое. Он хотел быть как можно дальше от Саманты, но прежде, чем он уйдёт, ему нужно было кое-что закончить.

Завернув в очередной коридор, Сэм столкнулся со своей девушкой. На лице её читалось отчаяние и беспокойство.

«Где Меч? – тут же спросила Саманта. – Ты убил Кейтлин?»

Сэм с размаху ударил её по лицу тыльной стороной ладони, от чего Саманта пролетела через весь коридор. Ударившись со всей силы о каменную стену, она сползла на холодный пол.

Она посмотрела на Сэма с болью и удивлением.

«Никогда больше не приближайся ко мне!» – крикнул он, глядя на неё.

Саманта попыталась что-то сказать, но Сэм не хотел её слушать. Он больше не хотел её видеть.

«Сэм! – крикнула Саманта, и её плач разнёсся эхом по каменным коридорам. – Позволь мне всё объяснить!»

Было слишком поздно. Сэм уже был далеко от неё. Он бежал и слышал, как её крики становятся всё глуше и глуше.

Сэм жаждал мести. Он жаждал разрушения. Он хотел уничтожить клан Чёрной волны и заставить их всех страдать.

Ему пришла в голову мысль о самом лучшем средстве мести и самом подходящем способе помириться с сестрой за то, что он сделал – или почти сделал – с ней. Сэм знал, что Кейтлин никогда его не простит, но он должен был попытаться вновь заслужить её доверие.

Сэм вбежал в очередной коридор, бегом спустился по очередной лестнице и оказался в подземной тюрьме.

Пробегая мимо множества дверей, но искал одну единственную. Найдя её, Сэм налёг на дверь плечом и тут же её выбил.

В этой камере, прикованный к стене, стоял Калеб.

Не колеблясь ни секунды, Сэм подбежал к нему и сорвал цепи. Теперь Калеб был свободен.

Калеб посмотрел на Сэма с подозрением.

«Зачем ты мне помогаешь?» – серьёзно спросил он.

«Ради Кейтлин, – ответил Сэм. – Пожалуйста, передай ей, что я её люблю».

С этим словами Сэм выбежал из камеры и бросился вниз по коридору, пролетая пролёт за пролётом. Через несколько мгновений, он покинул здание городской ратуши через заднюю дверь. Ни на секунду не останавливаясь, он расправил крылья и взмыл в ночное небо, улетая всё выше и выше.

* * *

Крепко сжимая Меч в руках, Кейтлин бежала по коридорам подземелий городской ратуши. Она была готова убивать вампиров одного за другим пока, наконец, не доберётся до Кайла. Но прежде ей нужно было спасти Калеба. Она не могла позволить себе попасть в ещё одну ловушку и обвести себя вокруг пальца во второй раз. Последние слова Сэры звенели у неё в ушах, когда она мчалась всё глубже и глубже под землю. Калеб должен быть закован в цепи.

Повернув в очередной коридор, Кейтлин увидела направляющуюся к ней одинокую фигуру.

Подняв Меч высоко над головой и готовясь к битве, она вдруг застыла на месте. Рука, держащая оружие, резко опустилась.

В нескольких метрах от неё стоял Калеб. Он был свободен и бродил по залу.

Часть её обрадовалась, увидев его здесь. Кейтлин показалось, что это точно был Калеб.

При этом она вспомнила слова Сэры. Это был не Калеб. Никак иначе это была новая ловушка. Калеб не смог бы спокойно разгуливать по подземельям ратуши. Кто бы позволил ему это сделать? Полная бессмыслица.

Будь сильной, сказала себе Кейтлин. Это не может быть он.

«Кейтлин, – радостно воскликнул Калеб. – Это ты!»

Голос был так похож на голос настоящего Калеба. Больше всего на свете Кейтлин сейчас хотелось его обнять и вывести из здания.

Но слова Сэры не выходили у неё из головы. Логика подсказывала ей, что нельзя доверять эмоциям. Это не мог быть Калеб. Это была очередная ловушка. Это снова был Сэм, а может и сам Кайл, или какой-то другой вампир. Они превратились в Калеба, чтобы её убить.

«Кейтлин», – снова сказал Калеб, делая несколько шагов в её сторону и готовясь её крепко обнять.

Когда Калеб приблизился, Кейтлин достала Меч и нанесла удар.

Это был точно рассчитанный удар прямо в сердце. Пронзая Калебу грудь, Кейтлин закрыла глаза не в силах смотреть на него в это мгновение.

Стоило ей их открыть, и весь её мир рухнул.

Кейтлин смотрела на лицо Калеба, пока он медленно оседал на пол, лишаясь последних сил.

Кейтлин знала, что лицо должно измениться и превратиться в лицо Сэма… или Кайла… или ещё кого-нибудь.

Но перед ней всё также было лицо Калеба.

Он умирал.

Кейтлин упала на колени. Из груди её вырвался долгий пронзительный крик. Так, должно быть, кричит раненное животное. Это не было ловушкой, перед ней был Калеб, любовь всей её жизни!

И она только что саморучно его убила.

Калеб лежал на полу, подняв глаза на Кейтлин. Она была виновата в его смерти, но он всё равно продолжал ей улыбаться.

Кейтлин не могла сдержать слёз: «Калеб, я не знала, что это ты… Я думал, это…»

«Я знаю, – выдохнул он, – не вини себя».

В этом был весь Калеб. Даже на смертном одре он был сильным и благородным. Доброты его сердца с лихвой хватило бы на них обоих.

Эти мысли заставили Кейтлин заплакать ещё сильнее, горю её не было предела.

Калеб взял её за руку. Голос его стал еле слышен.

«Кейтлин, – сказал он, – я хочу рассказать тебе… о Сэре… Я её не любил…»

«Я знаю», – ответила Кейтлин сквозь всхлипы.

Калеб кивнул, и его веки начали закрываться.

Кейтлин отказывалась верить, что он умирает. Он был единственный, кого она по-настоящему любила, и теперь он покидал её навсегда и по её собственной вине.

«Калеб!» – стонала Кейтлин, стараясь заставить его открыть глаза.

На долю секунды ей это удалось.

«Я беременна, – сказала Кейтлин. – Ты должен это знать… Я беременна».

Калеб открыл глаза в последний раз и улыбнулся. «Беременна», – эхом повторил он.

Собрав последние силы, он выдохнул: «Теперь мы всегда будем вместе».

После этих слов тело его обмякло у Кейтлин в руках.

Он умер, и она это знала.

Оглядевшись, Кейтлин увидела Меч. Её переполняла ненависть к этому предмету, который разрушил всю её жизнь. Она протянула руку, взяла меч и со всей силы вбила его лезвие в каменную стену. Она вдавливала его всё глубже и глубже, пока не вогнала его внутрь по самую рукоять. Когда Кейтлин это сделала, здание затряслось до самого основания, и его стены начали рушиться.

Наклонив голову назад, Кейтлин издала животных рык, крик загнанного волка, который потерял смысл жизни.

Глава двадцать шестая

Кейтлин летела над Гудзоном, держа в руках мёртвое тело Калеба. Она направлялась на остров Поллепел. Подлетая ближе и снижаясь, она сделала круг и затем приземлилась во дворе замка. Холодный ветер с реки бил ей в залитое слезами лицо. В этот раз, ветер не мог её успокоить. Теперь ничто не могло её успокоить.

Внизу Кейтлин видела своих бывших друзей, тренирующихся в свете факелов. Она знала, что ей запрещено возвращаться на остров, и знала, что они могли убить её на месте за неповиновение. Эйден сразу предупредил её об этом, но сейчас у Кейтлин не было другого выбора. Ей больше некуда было идти. Ей нужно было увидеть Эйдена. Ей нужно было узнать, существует ли способ воскресить Калеба. Кейтлин отказывалась отпустить его. Если Эйден скажет, что нет способа вернуть его к жизни, тогда она тоже умрёт, лишь быть с ним рядом.

Забыв про все предосторожности, Кейтлин приземлилась прямо посреди двора, вызвав недоумение у своих бывших друзей. Тренировка тут же прекратилась. Все смотрели на неё в немом удивлении. Они видели её страдания и горе, когда она опустилась на землю, держа в руках тело Калеба. Кейтлин приземлилась прямо посередине пыльной площадки. Она не могла справиться со слезами. Через несколько мгновений перед ней появился Эйден.

«Я тебя предупреждал! – сказал он. – Я тебе говорил, что ты не сможешь вернуться, если покинешь остров без разрешения. Ещё я говорил тебе, что Калеб умрёт, – с упрёком добавил он. – Я мог бы приказать убить тебя за то, что ты нарушила наше правило. Ты нарушила мой закон».

«Убейте же меня тогда! – крикнула Кейтлин. – Мне всё равно. Мне наплевать на ваши правила и на этот остров. Для меня важен только он, Калеб. Он мёртв. Вы должны вернуть его, – кричала Кейтлин с мольбой в голосе. – Должен быть способ вернуть его. Вы должны мне помочь! – продолжила она, сквозь слёзы».

Все члены её клана молча обступили Кейтлин. Полли тоже была здесь. Она была слишком шокирована, чтобы произнести даже слово. Эйден кивнул в толпу: «Оставьте нас».

Через секунду двор опустел.

Остались лишь Кейтлин и Эйден. Тело Калеба лежало между ними.

Эйден присел и положил руку Калебу на лоб. Кейтлин молча смотрела на него, глотая слёзы и не теряя надежды.

«Он мёртв. Его убили. Это было очень мощное оружие. Это был Меч, не так ли?»

Кейтлин кивнула, продолжая плакать.

«И где он сейчас?» – спросил Эйден.

«Я бросила его там!» – крикнула Кейтлин.

Эйден резко поднялся.

«Глупая девчонка, – со злобой в голосе произнёс он. – Ты поставила нас всех под удар! Теперь мой остров в опасности! Ты принесла сюда войну. Ты повела себя глупо и эгоистично!»

«Я знаю. Простите меня. Прошу вас, помогите», – в ответ сказала Кейтлин.

«Я ничем не могу помочь», – сказал Эйден.

«ПРОШУ ВАС! – умоляла Кейтлин. – Должен же быть способ всё исправить. ДОЛЖЕН быть!»

Последовали несколько минут тишины, нарушаемой только рыданиями Кейтлин.

«Боюсь, всё кончено», – наконец сказал Эйден.

«Однажды вы сказали, что вампиры могут путешествовать во времени. Это правда? Вы сказали, что где-то в другом времени живёт мой отец. Это значит, что и мы с Калебом можем отправиться в другое время вместе, не так ли? Я права?»

У Кейтлин была истерика.

Эйден смотрел на неё, серьёзно задумавшись.

«Как я уже говорил тебе, этот метод, о котором ты сейчас упомянула, очень опасен. Большинство вампиров, попытавшихся пройти сквозь время, умерли».

Кейтлин посмотрела на Эйдена с вновь разгорающейся надеждой.

«Но шанс на успех всё-таки есть?» – спросила она.

«Ты готова ради этого умереть?» – отвечая вопросом на вопрос, произнёс Эйден.

«Да», – не раздумывая сказала Кейтлин.

«Ты уверена?»

«Абсолютно уверена», – ответила она.

«Ну, хорошо, – сказал Эйден, – тогда следуй за мной».

* * *

С телом Калеба на руках, Кейтлин пошла за Эйденом в лес. Рядом шла Роза, и за ней следовали все остальные члены клана.

Выйдя на поляну, Кейтлин прошла в самый еёцентр, где уже стоял Эйден. Остальные обступили их, образовав широкий свободный круг.

Эйден стоял напротив Кейтлин, которая только что положила тело Калеба на траву. Над их головами светила огромная полная луна, ярко освещая поляну своим светом.

«Среди вампиров существует древний ритуал, но используется его нечасто, – начал Эйден. – Люди используют его для убийства вампиров, но вампиры пользуются им для воскрешения из мёртвых.

Ты ляжешь здесь, рядом с Калебом, и мы проведём погребальный обряд для вас обоих, повторив его три раза. Если он сработает, то после третьего раза вы оба воскресните. В ином случае, вы оба умрёте.

Если вы воскресните, то вы должны знать, что вы окажетесь не здесь. Это будет уже другая жизнь, в другом месте и в другое время. Перемещаться во времени вперёд невозможно, поэтому вы попадёте в прошлое, но никто не может заранее сказать, куда именно и в какое время».

«Но мы будем вместе?» – спросила Кейтлин.

«Да, вы оба окажетесь в одном и том же месте, в одно и то же время, но вы лишитесь всех ваших воспоминаний. Возможно, ты сможешь сохранить часть своих воспоминаний, но память Калеба будет словно чистый лист. Калеб уже мёртв, поэтому, когда вы встретитесь в другой жизни, он не будет тебя помнить. Вы словно бы встретитесь впервые. Ты будешь для него чужой, и, возможно, ты ему даже не понравишься. Кейтлин, ты это понимаешь?»

«Это неважно», – ответила она.

«Вы никогда не сможете вернуться в настоящее время. Тебе придётся распрощаться с этой жизнью навсегда. Ты должна быть готовой пожертвовать всем, что знаешь, чтобы оказаться в незнакомом месте и в другом веке, зная, что Калеб не только не узнает тебя, но возможно, что больше никогда не полюбит. Также возможно, что ты переживёшь это перемещение во времени, а он – нет, поэтому ты можешь оказаться в другом веке совершенно одна. Ты готова к этому? Самое главное, ты готова к тому, что у нас может не получиться, и ты умрёшь навсегда?»

Кейтлин подняла мокрые от слёз глаза.

«Прошу вас, я готова на всё».

Несколько секунд Эйден молча и серьёзно смотрел на Кейтлин. На поляне было тихо.

«Хорошо, – медленно произнёс он. – Ложись рядом с ним».

Кейтлин легла на траву рядом с Калебом. Она посмотрела на небо, на полную луну и на пробегающие мимо облака.

«Возьми его за руку».

Кейтлин крепко сжала ледяную руку Калеба.

Вдруг к Кейтлин подбежала Роза и, скуля, легла между ними.

«Подойдите ближе», – сказал Эйден всем остальным.

Образовав круг в паре метров от Кейтлин и Калеба, все стояли, опустив головы.

«Кейтлин, закрой глаза. Представь себе время и место, в котором ты хотела бы жить. Держи эту картинку у себя в голове, не отвлекайся ни на что другое. Остальные, повторяйте за мной».

Лежа на земле и смотря на небо, Кейтлин всеми силами пыталась успокоиться и сконцентрироваться на словах Эйдена. Она не знала, в какое время и в каком месте предпочла бы жить. Единственное, что она знала наверняка, так это то, что хотела бы быть там вместе с Калебом. Она всем сердцем желала этого.

«Мы придаём вас земле…» – раздался мягкий голос Эйдена.

«Мы придаём вас земле…» – повторил хор голосов.

«Кейтлин и Калеб, чтобы когда-нибудь проснуться…»

«Кейтлин и Калеб, чтобы когда-нибудь проснуться…»

«По милости господа…»

«По милости господа…»

Кейтлин слышала тихие голоса ребят, повторяющих слова во второй раз. При этом она чувствовала тяжесть во всём теле. Глаза закрывались против её воли.

И вдруг она услышала прекрасную, тихую музыку. Это была 8-я соната Бетховена, которую Калеб играл в церкви в Эдгартауне.

Услышав молитву Эйдена в третий раз, завершившуюся словами «по милости господа», Кейтлин почувствовала, как мир вокруг начал кружиться. Она чувствовала присутствие Калеба и знала, что однажды они будут вместе.

А потом её мир поглотила темнота.

О Морган Райс

Морган Райс – автор бестселлеров № 1 «Журнал вампира», которые представляют собой серию для подростков, состоящую из 11 книг (и их число постоянно растет); серию бестселлеров № 1 «ТРИЛОГИЯ ВЫЖИВАНИЯ» – постапокалиптический триллер, включающий в себя две книги (и их число постоянно растет); и серии бестселлеров эпического фэнтези № 1 «КОЛЬЦО ЧАРОДЕЯ», состоящей из тринадцати книг (и их число постоянно растет).

Книги Морган доступны в аудио форматах и печатных изданиях. Переводы книг представлены на немецком, французском, итальянском, испанском, португальском, японском, китайском, шведском, датском, турецком, венгерском, чешском и словацком языках (их количество языков растет).

Морган нравится получать от вас письма, поэтому, пожалуйста, не стесняйтесь посетить www.morganricebooks.com, чтобы присоединиться к списку рассылки, получить книгу бесплатно, бесплатные призы, скачать бесплатное приложение, получить самые последние эксклюзивные новости, связаться по Facebook и Twitter и оставаться на связи!


Купить книгу "Обманутая" Райс Морган

home | my bookshelf | | Обманутая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 10
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу