Book: Точка Омега



Алекс Чижовский

Точка Омега

Купить книгу "Точка Омега" Чижовский Алекс

1

Архимаг равнодушно наблюдал за осадой твердыни. Вал, дугой охватывающий высокие стены, с каждым днем становился все выше. С самой верхней точки Цитадели воины Альянса выглядели как разноцветные муравьи, которых оказалось слишком много. Собственно, муравьями они и являлись – копошащиеся внизу люди, гномы и эльфы были гораздо слабее драугров, защищающих твердыню. Среди этого сброда виднелись громадины боевых зверей, стаи демонов, а также отряды механических воинов и элементалей – видимо, кто-то из Великих магов смог протащить их из соседних миров.

Арциус без труда раздавил бы любого из могущественных соперников поодиночке, но время упущено. Он мог бросить все свои силы в одну яростную атаку и – очень может быть – даже уничтожить половину объединенной армии. Ведь в накопителях Цитадели пока еще хватает энергии, а драугры – идеальные воины, и каждый стоит десятка слабых людишек…

Однако смысла в этом хозяин некогда неприступной твердыни не видел – глупо уничтожать слуг, когда можно добраться до хозяев. Суэль покровительствовал людям, короткоживущим и слабым. Нийра привела в этот мир эльфов, а гномами и порталами перемещения занимался Хадим. Наверняка кто-то из предводителей первым захочет получить частицу божественной крови, текущей в жилах Арциуса. Могущественные артефакты, кристаллы-накопители и диковинки, которые скопились в хранилищах, станут приятным дополнением к главному призу.

Сложив руки на груди, Арциус сделал шаг за парапет башни, усмехнувшись, – слабые маги людей так и не освоили левитацию. Облетев изящный шпиль, созданный давно исчезнувшей расой ящеров, архимаг отметил нарушенные линии защитных рун и потеки металла – результаты обстрела новым оружием. Повреждения затягивались сами и вмешательства не требовали. Асимметричные очертания Цитадели напоминали прекрасный черный цветок, но враги считали его уродливым. Конечно, из зависти – ведь у них ничего подобного не было.

Купол сверкал радужными всполохами, поглощая чужую магию. Врагам снова не удалось проломить многослойные щиты, прикрывающие Цитадель. Изредка срабатывали катапульты гномов и магические метатели эльфов, выбрасывая алхимические заряды, но защитные плетения разрушали их еще в полете. Противодействовать столь простым атакам было несложно – противник действовал прямолинейно и предсказуемо, истощая накопители Цитадели. Кристаллы медленно и неотвратимо пустели, но сейчас это не имело никакого значения…


Три тысячи лет назад Великие маги уничтожили Тазрая – последнего бога Изначального мира. Одним из них был Арциус, получивший, как и все победители, частицу высшей сущности. После этого все сильно изменилось – мирный договор был нарушен, а непрекращающиеся войны Великих магов уполовинили население. Да и сама планета теперь вращалась вокруг светила, имея вечный день в одном полушарии и бесконечную ночь – в другом. И только магия позволяла властителям поддерживать жизнь в своих землях…

Соперники не прятались – Суэль запускал огненные шары, а Нийра изредка атаковала ветвистыми молниями. Летающая крепость, зависшая пятнышком на горизонте, принадлежала третьему Великому магу – осторожный Хадим предпочитал наблюдать за тем, как воюют другие.

Архимаг одобрительно кивнул слугам, которые поднимали новых воинов из мертвецов, – ими силы Альянса исправно снабжали защитников Цитадели. Локальными порталами Хадим с переменным успехом забрасывал боевые отряды под купол.

Темнокожие подростки бормотали, размахивая руками над телами эльфов и людей. Жаль, гномы возились со своими машинами и в первые ряды не лезли – из этих коренастых уродцев получались хорошие драугры. Несмотря на усилия слуг, армия защитников таяла быстрее, чем поступало пополнение, – атаки в последние часы следовали одна за другой. Альянс готов был заплатить за победу любую цену – ведь каждому из Великих магов глубоко наплевать на жизни своих бойцов.

Повелитель замер перед дверью в главный зал, и массивные створки послушно открылись. Он недолюбливал ритуальную магию, но сейчас другого выхода не было. Стены из темного металла еле заметно мерцали, но чувствительным глазам хозяина их слабый свет не доставлял неудобств. Арциус принялся за работу, внося последние штрихи в рисунок.

Книга с описанием ритуала обнаружилась в одном из тайников крепости, когда архимаг захватил ее. Исчезнувшие хозяева не пользовались изначальным языком, поэтому понять их письменность оказалось сложно. Вполне вероятно, что одновременный разряд всех кристаллов позволит наполнить Силой рисунок, забросив хозяина в один из закрытых миров. Ну, или просто устроить большой взрыв, что тоже неплохо – в любом случае враги до последнего момента не узнают, что их ждет.

Черный металл пола украсился завершающими линиями портальной фигуры, и два тощих драугра, некогда бывшие эльфами, поспешили покрыть шедевр серым песком. Повинуясь мысленному приказу хозяина, мертвые слуги перетащили массивный трон в центр зала.

Теперь следует посетить хранилище и хорошо подумать, что взять с собой. Около стеллажей с оружием из какого-то неизвестного мира Арциус ненадолго задержался. Нет – глупо рассчитывать на жезлы, стреляющие отравленными иглами и маленькими кусочками металла. Неизвестно, будут ли они действовать там, куда забросит его забытый ритуал. Во всяком случае, в Изначальном мире такое оружие оказалось бесполезным.

Повелитель облачился в лучший доспех, состоящий из пары перекрещивающихся на груди широких ремней с сотнями мельчайших кристалликов. Архимаг вживил в свое тело накопители на порядок мощнее, однако и такая помощь будет нелишней. На черном комбинезоне изделие древних мастеров смотрелось несколько аляповато, но свою задачу отлично выполняло. В отличие от тяжелой и стесняющей движения металлической брони артефакт действовал не в пример эффективнее – могучее тело окружала дымка силового экрана.

Улыбнувшись, архимаг повесил на пояс саблю в простых ножнах – именно этот призрачный клинок нанес решающий удар, уничтожив воплощение бога. Заплечная сумка из прочной чешуи дракона завершила экипировку – внутрь поместились тонкая стопка книг и пара лучших артефактов-накопителей. Теперь Арциус внешне ничем не отличался от странствующих наемников.

Он допускал, что переход может быть крайне опасен – так далеко от Изначального мира архимаг еще не забирался. В соседних мирах спрятаться не выйдет – открыть туда портал ему попросту не дадут. Один из врагов достиг значительных успехов в конструировании негаторов – артефактов, нейтрализующих чужую магию. Проломить поставленную врагом завесу так и не удалось. Хадим придумал что-то особенное – локальные порталы, проникающие под щиты, самому Арциусу были неизвестны.


Заняв место на троне, повелитель скомандовал снять защитные экраны, изобразив их перегрузку. Он некоторое время развлекался, командуя отрядами драугров. Особых успехов достиг тот, в состав которого входили четверо лучших магов-слуг, – они держали отражающее поле, пока мертвые воины истребляли людей и эльфов. Длинноухие осыпали драугров дождем стрел, причем некоторые разрывали цель при попадании. Похоже, гномы придумали очередную алхимическую смесь. Обычно на каждый рецепт быстро находилось противодействие, а модифицированные щиты делали подобное оружие бессмысленным и опасным для обладателя.

Так погиб один из Великих магов, у которого хватило глупости протащить к себе в логово артефакт из какого-то отдаленного мира. Арциус вспомнил его бред про корабли, бороздящие пустоту, и могучее оружие, стреляющее чистой энергией. После впечатляющего взрыва в чистую энергию превратился сам экспериментатор, которого не спасла от развоплощения божественная кровь…

Некоторое время Арциус считал, что отряду удастся добраться до одного из вождей, но вмешался Суэль, посвятивший себя огненной стихии. Пылающий дождь обрушился на силовой экран, и тот погас. Слуги и мертвые воины быстро превращались в пепел под могучими ударами – вскоре все было кончено. Немногим лучше дело обстояло в других местах – силы защитников таяли и, наконец, отряды людей и эльфов подступили к самой Цитадели. Там разразилась свирепая схватка, но прежде чем пал последний драугр, Арциус увидел двух Великих магов.

Суэль обычно изображал перед людьми седобородого старца, а Нийра избрала обличье вечно юной эльфийки. Вокруг предводителей выстраивались воины; у каждого – неплохой доспех и длинный меч, усиленный слабыми стихийными плетениями.

Эльфийка склонялась над павшими, тратя на каждого не больше пары мгновений. Некоторые поднимались и, пошатываясь, вставали в строй – для Великого мага с частицей божественной крови воскрешение являлось непростой, но выполнимой задачей.

Архимаг сдержал улыбку, заметив отсутствие оружия у Суэля. Тот был одет в белоснежный балахон, под которым спрятать что-то серьезное сложно. Нийра же носила искрящуюся серебром невесомую накидку, оставляющую открытой левую грудь. Живой венок оттенял рыжие волосы эльфийки. На ее бедре имелась лишь короткая шпага в простых ножнах – скорее символ власти, нежели боевой инструмент. Великие маги привыкли полагаться на искусство, а не на оружие – на это и рассчитывал Арциус.

Как выглядит Хадим, никто не знал – он никогда не покидал свою летающую крепость. Даже сейчас, когда силы Альянса фактически одержали победу, Великий маг не рискнул подогнать поближе золотистую пирамиду из небесного металла. Хадим ждал сюрпризов, и архимаг его не разочаровал.

Сработал артефакт, над которым повелитель работал последнее время, – главную площадь Цитадели залило озером бурлящей тьмы. Вражеские маги не дали ему расползтись, но сотням людей и эльфов уже ничем нельзя было помочь – враги корчились в страшных муках, поглощаемые тьмой заживо.

Великих магов окружили защитные сферы, а небрежный взмах руки старика развеял остатки ядовитого тумана. Арциус не стал тянуть, распахнув створки зала и запустив в эльфийку струю черноты из тонкого жезла. Вообще-то он знал, что такой ерундой Великих магов пронять невозможно, но отсутствие сопротивления выглядело бы подозрительно.

– Скоро все закончится! – нараспев произнесла Нийра, отбивая магический заряд.

– Игрушки… Наш черный друг всегда любил вещицы из других миров. Тебе следовало придумать что-нибудь другое, – констатировал Суэль. – Где то оружие, что ты купил у торговцев?

– Здесь оно не действует, – безразлично ответил архимаг. – Почему третий решил вмешаться?

– Хадим не претендует на наследие. Он желает только опробовать свои новые артефакты, – охотно откликнулся старик и, повысив голос, добавил: – Твое время закончилось, темный!

– То, что моя Цитадель находится в Сумеречном Пределе, ничего не значит, – откликнулся Арциус, поудобнее устраиваясь на троне, – да и цвет твоей кожи не всегда был таким, как сейчас…

– Достаточно! – Великий маг требовательно протянул ладонь. – Отдай свою часть наследия и убирайся!

– Ты владеешь такой же – как и остальные! Зачем вам еще божественная кровь? – для порядка поинтересовался повелитель, зная ответ.

– Ее получат лучшие! – ответила Нийра, плавно обведя рукой ряды воинов. – Теперь это их мир! Людей, эльфов и гномов: вместе мы исправим ошибки прошлого…

– Сами знаете, чем это кончится, – сказал Арциус. – Богов из вас все равно не выйдет. Так что – нет!

– Ты выбрал свою судьбу, – мрачно кивнул Суэль.

– И для чего это ты так вырядился? – спросила девушка, обратив внимание на вид архимага. – Мы не будем сражаться с тобой в поединке!

Великий маг взмахнул рукой, отдавая приказ. Чеканя шаг, в зал вошли люди и эльфы в белоснежных доспехах, затем появились двое закованных в серую чешую воинов-гномов со сложными механизмами, похожими на двухзарядные арбалеты. Наконечники болтов ярко светились, намекая на встроенные кристаллы-накопители – такими боеприпасами коротышки прикончили магов-слуг. Лицо Арциуса изобразило панику, которая сменилась ехидной ухмылкой, когда оба Великих мага последовали за воинами.

Повелитель не стал тратить время на бессмысленные разговоры, толкнув ногой незаметный рычаг. Массивная плита обрушилась на дверь, с хрустом раздавив двух эльфов, несущих боевые штандарты Альянса. Теперь главный зал Цитадели стал ловушкой для всех, кому не повезло оказаться внутри.

Гномы среагировали первыми, разрядив свое нелепое оружие, – Арциус наклонил голову, пропуская болт, а второй сжег в полете «огненным плевком». Последующие выстрелы прошли мимо, когда сработала защита доспеха, – щиты отклонили магические снаряды.

Арциус полоснул клинком по ладони, направив струйку крови в незаметную ямку на песке. Воины дружно шагнули к трону, выхватывая мечи, но жест предводителя остановил их.

– Мы – сильнее тебя! – покачал головой Суэль. – Зачем все это?

– Сейчас узнаешь, – усмехнулся архимаг, вбросив призрачный клинок в ножны и заставив рану закрыться.

– Портал перемещения, – сообразила Нийра, когда в воздухе замерцали линии рисунка. – Глупо. Слишком большой… Ты же не думаешь, что это сработает?


Снаружи послышался гомон множества голосов. Рисунок набирал Силу по мере того, как тихое гудение кристаллов Цитадели сменялось пронзительным свистом – накопители готовились выплеснуть всю запасенную энергию.

Презрительная улыбка исчезла с лица эльфийки – за стенами одна за другой сверкнули две мощные вспышки, но справиться с преградой люди не смогли. Цитадель содрогнулась, а по темному металлу стен змейками побежали трещины – в дело вступил третий Великий маг.

Суэль выпускал конструкты и создавал плетения, стремясь разрушить узор, однако выходило это у него плохо – ритуальную магию мало кто воспринимал всерьез. Ведь для того чтобы добиться нужного результата, следовало затратить огромное количество времени на построение сложных фигур и наполнение их Силой.

– «Все распадается и умирает. Упадок и распад – вот что ждет Изначальный мир! Ничто не длится вечно. Пытаться бороться с этим бессмысленно!» – Архимаг выкрикнул ключ активации и захохотал.

Пол зала вздыбился, и в воздухе затрещали разряды – ткань мироздания начала рваться. Время послушно замедлило свой бег, а Арциус успел увидеть стекающий ручейками металл стен главного зала и ослепительный свет снаружи.

Там плененная Сила вырвалась на свободу – тысячи людей, эльфов и гномов гибли, сметенные огненным вихрем. Выставленные магами щиты не продержались и мгновения. Перегруженные силовые экраны летающей крепости погасли, а всесокрушающее пламя ударило в золотистый металл, испаряя вделанные в броню защитные артефакты…

Там, где раньше гордо вонзался в облака шпиль Цитадели, теперь зияла огромная воронка. На краю провала замерла рухнувшая с неба пирамида, сейчас похожая на искореженный кусок металла. Но Великий маг был жив. На его лице застыл благоговейный ужас – ведь сотворенное Арциусом не каждому младшему богу было под силу.


Все, что попало в область действия портальной фигуры, вышвырнуло в черноту межреальности. Воины корчились в агонии – кольчуги и шлемы таяли, а тела людей и эльфов быстро истлевали. Дольше всех продержались гномы – зачарованные доспехи какое-то время сопротивлялись воздействию всепроникающей черноты.

Фигуры Суэля и Нийры мерцали паутиной защитных сфер, точно такой же, какая окружала Арциуса, – ведь только так сильные маги могут перемещаться между далекими мирами.

Постепенно пропало и все остальное, поглощенное безвременьем. Сейчас в пустоте висели только три сверкающие сферы. Архимаг все еще смеялся, когда защитные экраны лопнули, а тьма сменилась ослепительным взрывом перехода.

Суэль стоял на четвереньках и мотал головой – путешествие отняло у Великого мага все силы. Кристаллы-накопители соперник не использовал и оказался совсем не готов к тому, что окажется в закрытом мире.

Арциус чувствовал себя немногим лучше – он не видел привычных потоков энергий, а его резерв практически полностью был исчерпан. Два больших камня-накопителя в сумке наполовину опустели, но на их помощь повелитель не рассчитывал. Еще неизвестно, как тут действует высокое искусство.

Нийра первой пришла в себя и попыталась атаковать магией воздуха. Но вместо ветвистого разряда с кончика шпаги сорвалась только слабая искра.

– Это закрытый мир!.. – потрясенно прошептала девушка.

– Знаю! – ответил архимаг, взмахнув саблей. – Здесь магия слаба. Ну, или действует не так, как мы ожидаем… Я-то к этому готов, а вот вы… очень сомневаюсь!



Тонкие пальцы все еще сжимали рукоять шпаги, когда отсеченная кисть упала под ноги визжащей эльфийке. Следующий выпад достиг цели, вспоров белоснежное одеяние на груди. Арциус провел еще две стремительных атаки, а затем сделал шаг назад, с любопытством рассматривая результат. Нийра больше не кричала – из рассеченного горла толчками выплескивалась алая жидкость. Раны быстро закрывались, но архимаг не собирался ждать. Он подумал, что даже частица божественной крови не гарантирует выживание в закрытом мире, а затем одним точным движением отделил голову эльфийки от тела.

Защитный экран доспеха вспыхнул и погас – это Суэль выпустил «огненный плевок» в спину архимага. Несколько раскаленных брызг достигли цели, но Арциус только недовольно поморщился – обожженная кожа восстанавливалась быстрее, чем затягивались прорехи на эльфийском комбинезоне. Враг вложил остаток сил в стихийную форму, но эффект от нее оказался совсем не таким, как в Изначальном мире.

– Подожди! Признаю – я был не прав! Мы можем договориться… – зашептал Суэль, сунув руку в складки своего одеяния.

Великий маг уже понял, что проиграл, – в его глазах плескался страх, но Арциус не стал наслаждаться моментом. Сверкнул мерцающий клинок, и Суэль перестал существовать.

– Добро пожаловать в закрытый мир! – сказал победитель, проводив взглядом отлетевшую седоволосую голову.


Арциус плетением вытянул частицы божественной сущности из поверженных соперников. Драгоценная жидкость зависла черной каплей над ладонью. Любой разумный отдал бы все, чтобы получить невероятное могущество, но для самого архимага божественная кровь была бесполезна. Драгоценная субстанция медленно испарялась, поэтому победитель собирался наделить даром будущих слуг. В Изначальном мире этого хватило бы сотне смертных, чтобы стать магами, однако здесь… скоро это выяснится!

Пытаясь собрать ускользающие крохи энергии, Арциус стал разглядывать окрестности. И увиденное ему совсем не понравилось. Местное светило стояло в зените, что раздражало чувствительные глаза того, кто успел привыкнуть к вечным сумеркам Изначального мира. Воздух оказался неожиданно свеж и приятен – обоняние различало сотни необычных ароматов.

Судя по всему, местные не развивали высокое искусство – в небе пролетел механизм с растопыренными крыльями, похожий на дракона. А на горизонте виднелись несколько решетчатых мачт неизвестного назначения. Жители не испытывают недостатка в ресурсах – очень хорошо. Похоже, этот мир никогда не знал богов – их внимания Арциус не чувствовал. Зато эманации большого количества разумных поблизости ощущались отчетливо – десятки… нет, сотни тысяч!

Похоже, ему повезло оказаться рядом с крупным городом или даже столицей. Ну что же, пора обзаводиться верными слугами – для начала хватит десятка магов. Судя по летающим механизмам, этот мир населен гномами. Арциус уже видел похожих рукотворных драконов – те имели на спинах изрыгающие копоть трубы. До такого могут додуматься лишь бородатые недомерки, лишенные магии.

К этим созданиям Арциус испытывал глубокую симпатию – ведь из мертвых коротышек получались отличные драугры. Сильные, выносливые и быстрые воины, которых сложно поразить стрелой или плетением. Большая армия таких – как раз то, что нужно для завоевания целого мира!

2

Глеб огорченно пощелкал пальцами по изогнутой рукоятке металлодетектора – похоже, китайское изделие умерло. Подержанный «Гаррет» – лучший друг кладоискателя и охотника за военными трофеями – до этого момента не доставлял проблем.

Выдернув четыре пальчиковых аккумулятора, Глеб прогулялся до стоящего в кустах «уазика». В бардачке нашлась упаковка батареек, но их хватило ровно на десять секунд работы. Прибор вырубился, печально пискнув.

– «Хуань-шунь». Название соответствует качеству. Наверное, по-китайски это обозначает фуфло! – предположил Глеб, изучив этикетку. – Выходит, батарейки тоже протухли. Ну что же, время взять в руки лопату!

Он пожалел, что не купил второй комплект приличных аккумуляторов. Обычно первого хватало надолго. Несколько воткнутых в землю колышков отмечали места, где могло быть что-то интересное. Вообще-то их следовало проверить в последнюю очередь, погоняв прибор с другой катушкой…

Глеб настороженно покрутил головой – похоже, армейцы неожиданно решили устроить учения. Заброшенный полигон, что находился в десятке километров отсюда, вояк до недавних пор не интересовал. Эта территория, окруженная хлипким забором из колючей проволоки с ржавыми табличками, полигоном могла считаться только формально. Вроде бы местные даже устроили там плантации конопли – деревенские настоятельно рекомендовали держаться подальше от этого места. А еще где-то рядом проживала община каких-то сектантов – то ли мормонцев, то ли адвентистов восьмого дня… Глеб в этом плохо разбирался.

Громкий хлопок, похожий на далекий взрыв, и последующие за ним раскаты грома больше не повторялись, поэтому молодой человек решил продолжить начатое. Похоже, энтузиазм вояк иссяк (или же иссякли предназначенные к утилизации боеприпасы) – ведь судя по звукам, рвануло там что-то серьезное…

– Вот и ладненько! – прокомментировал молодой человек. – Занимайтесь любовью, а не войной! Постреляли – и хватит! Зачем жечь солярку, когда ее можно продать?

Военных Глеб не любил – особенно за то, что они хотели ограничить его свободу и вычеркнуть из жизни как минимум год. Почему-то военкомат не хотел ждать, пока молодой человек получит высшее образование, – видимо, солдаты стране были нужнее, чем инженеры. Учиться правильно ходить строем и заправлять койку Глеб не собирался, поскольку не видел дальнейшего применения этим полезным навыкам. Да и участвовать в «миротворческих операциях» молодой человек не горел желанием.

Первое время назойливые «зеленые человечки» пытались отловить уклониста, однако тот по месту регистрации не появлялся. Повестки приходили туда, где адресат отсутствовал. Что с ними потом происходило, молодой человек не знал, но догадывался, что «бумажки счастья» отправлялись прямиком в мусорное ведро.

Среди людей в форме встречались и те, кто мог принести пользу, но это скорее исключение из правил. Вроде хитрого прапорщика – продавца подотчетного имущества. Глеб довольно удачно приобрел у этого дельца УАЗ-469 с консервации, на котором и совершал вылазки на природу. Второй «уазик» был куплен на запчасти и сам ездить не мог – его разобранный остов стоял в сарае тетки вместе с прочим военным хламом. Там же лежала дюжина титановых лопат – они шли приятным бонусом. Молодой человек полагал, что их хватит надолго, – пока он пользовался одной.

Незаконченное высшее образование, полгода работы техником-монтажником, водительские права и практика в автосервисе – вот и все достижения Глеба к двадцати пяти годам.

Немногочисленные знакомые считали его крайне асоциальным типом – молодой человек официально не работал, налогов не платил и считал себя свободным от любых обязательств перед государством. Амбициозных планов не строил – случайных заработков и доходов с необычного хобби хватало на жизнь, одежду, еду и развлечения.

Перекладывать бумажки в офисе или стоять за прилавком Глеб не хотел. Да и свободный график ему нравился больше, нежели восьмичасовой рабочий день пять раз в неделю. Глеб быстро понял, что лучше трудиться на себя, а не на «дядю». Молодой человек не отказывался от любой «халтуры» и недостатка средств не испытывал – тот, кто умеет работать руками, без куска хлеба с маслом не останется. Вредных привычек не имел, к сигаретам и пиву относился резко отрицательно. Спортзал не посещал, по утрам трусцой не бегал, однако работа на свежем воздухе и здоровое питание позволяли не задумываться о болячках.

Единственным родственником Глеба была тетка, которой он одно время подкидывал деньги. Вредная женщина за это придумывала племяннику разные обидные прозвища – чаще всего Глеб слышал: «Двадцать пять лет – ума нет», «орясина» и «гробокопатель». Хотя для последней клички имелись основания – тащить домой череп сгинувшего на чужбине «ганса» было действительно глупо. По совету одного студента-медика молодой человек всю ночь вываривал трофей в кастрюле из-под борща. Тетка, обнаружившая череп рано утром, потом заикалась неделю и пила капли. После этого случая отношения с дальней родственницей были испорчены окончательно, а соседи стали косо посматривать на молодого человека.

Но подарок удался – теперь Глеб жил у подруги, помешанной на вампирах, японских мультиках и очкастом мальчишке, летающем на метле. Правда, через неделю череп был спрятан в шкаф – девушка быстро охладела к черной магии. У подруги хватало и других странностей – первое время она называла сожителя Синдзи, а кроме того, держала дома крайне уродливого кота по кличке Шредингер. Глеб привык к этому попугайскому имени, а сожительница – к частым «командировкам» избранника.

Глеб занимался поиском вещичек, оставшихся на полях сражений. За два года через его руки прошло много предметов, среди которых изредка попадались и ценные. Молодой человек первое время обшаривал заброшенные деревеньки с миноискателем, однако «выхлоп» от такого занятия был невелик. Зато фляжки, каски и значки уходили скупщикам и коллекционерам, в том числе – иностранным. Ведь огромное количество людей были готовы платить хорошие деньги за эхо минувшей войны…

Половина дня, проведенная в смоленской глуши, принесла только разочарование. Когда-то на опушке леса располагались несколько землянок и блиндажей – кто там раньше проживал, Глеб мог только догадываться. Хозяева оставили много мусора, принадлежность которого определить было сложно. Ради этого пришлось перелопатить пару соток земли.

– Тяжела и неказиста жизнь простого металлиста! – буркнул Глеб, бросив взгляд на кусок брезента, где были разложены находки. Одно старое железо – хвостовики мин, россыпь патронов, крышка какого-то ящика со стертой временем надписью.

Пару ржавых немецких карабинов со сгнившими прикладами пришлось закопать там же, где они и обнаружились. Останки бойцов молодой человек не трогал, забирая только посмертные медальоны. Крайне редко встречающиеся футлярчики с истлевшими бумажками внутри, что носили красноармейцы, он отдавал поисковикам. Зато немецкие жетоны представляли ценность. В глобальной сети имелись ресурсы, где богатенькие родственники «гансов», сгинувших в боях Второй мировой, платили хорошие деньги за овальные бляхи с выбитыми номерами и информацию, где оные нашлись. Жаль, сегодня ничего подобного не было.

Вытащив телефон, Глеб удивился – сигнал сотовой сети здесь отсутствовал, а ко всему прочему заряд аккумулятора снизился до половины. Вставив в уши подушечки гарнитуры, молодой человек услышал мощные гитарные риффы – под такую музыку работать веселее.

– Вот ведь! Вчера же зарядил полностью мобильник… – покачал головой Глеб.

Один дохлый, другой уполовиненный источник энергии – вряд ли это совпадение. Будет неприятно, если то же самое случится с автомобильным аккумулятором. «Кривой стартер» лежал в багажнике вместе с кучей других полезных запчастей, но заводить таким образом движок «уазика» – развлечение не для слабаков.

Глеб пообещал себе, что купит, наконец, портативную солнечную батарею, что научились делать китайцы. Все-таки неприятно остаться без электричества – это сейчас до ближайшей деревни без малого двадцать километров, но иногда раскопки проходили куда дальше от цивилизации.

Молодой человек слышал о боеприпасах, вырубающих электронику. Однако всерьез эту информацию он не воспринимал – буржуйские антенны ХААРП, «гудронные» коллайдеры, пришельцы с планеты Нибиру… Сказки для идиотов! Да и кому нужно испытывать новое оружие в смоленской глуши?

3

Архимаг опустился на корточки рядом с поверженными врагами, осмотрев тела истинным зрением. Вживленных накопителей у Нийры тоже не нашлось. Да и зачем они тем, кто никогда не покидал Изначальный мир? Там энергии полно – бери, сколько сможешь взять. А частица божественной крови позволяет взять много…

Обыскивая тела, архимаг думал о том, что произошло в Изначальном мире, – наверняка взрыв Цитадели уничтожил всю армию Альянса. Будет забавно, если громкий уход сместит планету с орбиты. Жаль, что ответы удастся получить не скоро, а возможно – никогда. Ведь выбраться из закрытого мира гораздо сложнее, чем туда попасть…

Эльфийское оружие совсем не подходило для серьезного боя, но в рукоять неизвестный мастер вплавил четыре неплохих кристалла, сейчас пустых. Простые ножны были украшены знаками одного из правящих домов высокорожденных.

Больше у длинноухой ничего не нашлось. Зато в карманах одеяния старика прятались два полезных предмета – пустая колба из прочного хрусталя и кинжал, изогнутое лезвие которого пятнали мелкие руны. Очень кстати – магический сосуд поможет сохранить божественную кровь…

Арциус провел ладонью по рыжему металлу кинжала, ощутив слабый отток энергии. Божественное оружие – таким можно ослабить демона или даже дракона! Если, конечно, те позволят проткнуть свою шкуру. Ведь один удар способен выпить всю магию из цели, передав часть хозяину артефакта. Эти ритуальные кинжалы использовали высшие жрицы богини-паучихи, которые обитали в пещерах Торила. Непонятно, где Суэль достал такой, – ведь этих кинжалов всего девять. Вряд ли жрицы расстались бы с таким ценным артефактом. Торговцы нечасто предлагали предметы с похожими свойствами – они пользовались спросом у магов и богатых наемников. Те же, кто имел средства, искали уникальное оружие – такое, например, как сабля Арциуса.

Победитель тут же испытал артефакт, ткнув острием в бедро эльфийки – на коже появились несколько темных пятен, а не до конца закрывшиеся раны вспухли белесой плесенью. Он не опасался, что Нийра воскреснет: без головы это сделать крайне затруднительно, тем более – здесь, в закрытом мире.

С телом старика Арцуиус поступил иначе, оказав тому последнюю честь. Ведь именно этот Великий маг в свое время придумал план, как прикончить бога. Жаль, Суэль был одержим бредовыми идеями – Альянс, великое будущее… Неудивительно, что он потерял голову.

Стряхнув с ладони огненный сгусток, архимаг испепелил тело старика. Все-таки магия здесь работала, но расход энергии превышал все разумные пределы – в Изначальном мире этого бы хватило, чтобы сжечь целый отряд воинов…

Потенциал Великих магов (даже мертвых) многократно выше возможностей простых смертных, поэтому оставлять за спиной угрозу глупо. Еще не хватало, чтобы какой-нибудь местный некромант поднял эту парочку… Сам Арциус этим заниматься не собирался – высшая нежить его не интересовала. Контролировать подобные создания крайне сложно, а драугров из останков тех, в ком побывала частица божества, не сделать…

По мере удаления от точки перехода потоки постепенно приходили в норму. Все оказалось не так плохо – энергия здесь имелась, но явно не в избытке. Камни-накопители в сумке медленно восстанавливались, вытягивая энергию из окружающего мира. Судя по всему, былая мощь вернется не скоро…

Из точки перехода надо убраться как можно быстрее! Обычно правители постоянно наблюдают за своими землями, в готовности ударить по ослабевшему путешественнику. Арциус адекватно оценивал свои возможности – магов поблизости не наблюдалось, но и большой отряд простых воинов мог представлять угрозу. С имеющимся оружием и хорошим доспехом он прикончит много врагов, но остальные просто сомнут числом…

– Нужны слуги! – громко произнес Арциус, подумав о необходимости лично рисовать фигуры. Для начала следует выяснить, где именно он оказался, и лучше всего для этого подходит ритуальная магия. Правда, для начала следует узнать, как называют свой мир местные. С последним творением архимаг возился непозволительно долго…

Потратив часть собранной энергии, Арциус расширил область восприятия. Невидимый глаз воспарил в безоблачное небо, обозревая местность с высоты птичьего полета. Вот огромное пятно черного зеркала, на краю которого замерла фигурка гостя из Изначального мира. Верхний слой почвы превратился в вулканическое стекло – побочный эффект выходной воронки портала; теперь найти это место будет несложно. Вокруг – выжженная земля и пожухлая растительность, среди которой – множество мертвых зверьков с длинными хвостами. Крысы… удивительно, что местные их не съели: в Изначальном мире любая жизнь – ценный ресурс, который недолго останется бесхозным.



Повелитель сосредоточился на ближайшем аборигене. Неподалеку от механизма с разлапистыми граблями суетился коренастый разумный в грязном комбинезоне. Причем на гнома абориген совсем не походил. Маловероятно, что это – другой путешественник по мирам. Назначение механизма по внешнему виду определить не представлялось возможным. Грабли оставляли в почве глубокие борозды – бессмыслица какая-то, ведь так портал не открыть… Хотя массовое жертвоприношение мелкой живности теоретически могло дать часть необходимой для перехода энергии…

Архимаг приказал конструкту передать звуки. Грубое наречие не имело ничего общего с изысканным инари – общепринятым во множестве миров языком. Арциус знал еще три десятка языков, в том числе наречие лунных эльфов, дроу и давно забытых ящеров, но невнятное бормотание аборигена понять не удалось.

Ясно одно: механизм – что-то вроде самодвижущейся повозки, которые так любят создавать бородатые коротышки. Ведь маги среди них встречались крайне редко, да и то – слабые. Неудивительно, что гномы занимались вызовом существ, приводящих нелепые механизмы в движение.

Из завываний и выкриков Арциус сделал вывод, что абориген в данный момент пытается кого-то призвать. Удивительно, но никакого возмущения магического поля, характерного для ритуала, не ощущалось. Тем более архимаг не знал существа по имени Инжектор. Подумав, наблюдатель пришел к выводу, что, скорее всего, это огненный элементаль или низший демон. Гномы постоянно совершенствовали свои поделки, но те сильно уступали магическим конструкциям. Гость из Изначального мира почувствовал омерзение – мысли аборигена крутились вокруг емкости с дурманящим напитком.

– Негодный материал! – скривился Арциус, отдавая приказ невидимому глазу двигаться по расширяющейся спирали в поисках других кандидатов.

Получить информацию от того, кто пристрастился к зелью, будет сложно. У низших созданий нет силы воли, чтобы противостоять простейшим желаниям, – из таких маги получаются совсем хилыми.

А вот и следующий кандидат, точнее, сразу двое. Их ауры слились, что сначала ввело наблюдателя в заблуждение. Опять люди – мужчина и женщина. Как раз сейчас они занимались продолжением рода, соединив свои тела в тряпичном шатре на берегу озерца. Вокруг разбросаны предметы одежды, пустые блюда и хрустальные бутыли – видимо, дурманящий напиток разумные уже употребили.

Женщина, что удивительно, находилась сверху, а на спине у нее красовалась татуировка в виде бабочки. Архимаг сделал вывод, что узрел одну из жриц богини-паучихи – те тоже любили украшать свои тела изображениями. Он некоторое время с интересом наблюдал за процессом соития, но кульминация разочаровала. Жрица не стала убивать отца своих будущих детей, как это обычно делают последовательницы Ллос.

Осторожно коснувшись разума мужчины, архимаг понял, что абориген размышляет о покупке нового транспортного средства (видимо, там внутри тоже сидит мелкий элементаль, или даже несколько – на случай, если один неожиданно развоплотится).

Женщина была уверена, что скоро получит от партнера небольшую коробочку, издающую разные звуки. Вполне вероятно, что обладание таким артефактом дает в местном обществе особый статус. Опять же – никаких способностей к высокому искусству у этих двоих не обнаружилось, да и мысли были крайне ограниченными.

Архимаг почувствовал разочарование – похоже, этот мир населен исключительно людьми. Тоже неплохо – во всяком случае, они лучше иллитидов, руншахов, разумных насекомых или ящеров. Конечно, из последних тоже получаются маги, но иметь дело с туповатыми рептилоидами или рыболюдьми очень не хотелось – все-таки размер мозга имеет значение.

Лучше найти других кандидатов – возиться с недоразвитыми слугами Арциус не хотел. Он придерживался принципа разумной достаточности – результат должен быть сопоставим с усилиями по его получению. Только достойные могут быть рядом – ведь тот, кто владеет частицей божественной крови, неизмеримо выше остальных.

Гость из Изначального мира некоторое время рассматривал внутренности четырехколесной повозки, неподвижно стоящей на дороге. Возле агрегата крутились двое мужчин в крайне неудобной на вид одежде. Люди отчаянно потели и чесались, однако не собирались снимать свои черные костюмы из плотной ткани. В головы людей проникнуть не удалось – архимаг сделал вывод, что они употребили дурманящее зелье либо служат местному повелителю и имеют печать подчинения. Плохо – из таких слуг не сделать.

Металлическая пасть механизма была открыта, что позволило конструкту заглянуть внутрь. Однако там не нашлось кристаллов-накопителей, клетки для элементаля или хотя бы маленьких импов, заставляющих двигаться повозку. Зато кольцо с тремя скрещенными лучами на передней части агрегата привело архимага в недоумение – этот простой знак даже не был напитан Силой. Все это заслуживало самого пристального внимания – неужели местные придумали какой-то новый вид магии, который работает только здесь?

Невидимый глаз взмыл в небо и отправился дальше. Население небольшой деревни и пары ферм не заинтересовало конструкт, зато в ближайшем лесу обнаружился перспективный абориген.


– Некромант! – удовлетворенно прошептал Арциус, увидев молодого человека, яростно ковыряющего почву лопатой. В кустах прятался угловатый агрегат зеленого цвета с потеками ржавчины по бокам. Теперь-то архимаг знал, что это – средство передвижения.

Невидимый глаз завис над местом раскопок, уловив слабые эманации смерти, – не так давно тут погибло большое количество людей. Собственно, их останки человек и искал – на куске материи были разложены части неплохо сохранившегося костяка и металлические артефакты. Правда, эти находки выглядели как мусор, годный только в переплавку. Хотя на одном из обломков виднелись руны, перекрещенные молнии и другие загадочные символы, наблюдателю не знакомые.

Синие штаны с металлическими заклепками и цепочками не сильно отличались от тех, что носили прочие аборигены, зато короткая черная роба с мастерски изображенными черепами и скелетами выглядела дорого и необычно. На рисунке также присутствовал и сильно заросший гном с замысловатым музыкальным инструментом. Надпись, стилизованная под руны, обозначала что-то связанное с металлом – во всяком случае, так расшифровал картинку наблюдатель, успевший нахвататься различных слов и понятий из разумов местных.

Юный некромант аккуратно положил лопату и удивленно покрутил головой – он не мог видеть магический конструкт, однако чужое присутствие все же уловил. Сделав пару глотков воды из фляжки, человек засунул в уши тонкие веревочки с утолщениями, из которых полились громкие звуки, после чего продолжил свое занятие.

Арциус осторожно коснулся разума человека, отсортировав наведенные музыкой образы, – бард призывал песчаного человека. Видимо, имелся в виду мир Шаара, полностью покрытый пустыней. Когда Арциус в свое время познакомился с обитателями этого неприветливого места, те вполне ожидаемо попытались гостя сожрать…

Неизвестный бард исполнил довольно мелодичную мантру, помогающую очистить разум. Во всяком случае, так ее воспринимал абориген – он напевал фразу: «Остальное не важно», орудуя лопатой.

Как оказалось, человек не был некромантом – он занимался раскопками для обогащения. Воспоминания об обмене древнего кинжала на зеленые куски бумаги, имеющие в этом мире определенную ценность, архимаг уловил отчетливо. Следующий пласт воспоминаний преподнес новые открытия – человек не только разбирался в механических повозках, но и одно время практиковал ритуальную магию. Сам он способностей не имел, зато изображал сложные фигуры Силы для кого-то еще. Здесь каким-то непонятным образом фигурировал помощник – мелкий демон по имени Автокад. Человек часто смотрел в светящийся артефакт, где появлялись знаки и надписи.

Подмастерье – как раз тот, кто нужен! Двигаться дальше в глубины памяти аборигена архимаг не стал – увиденного хватило для принятия решения.

– Остальное не важно, – повторил Арциус услышанную мантру, развеяв невидимый конструкт.

Гость из Изначального мира поднялся в воздух и полетел туда, где будущий слуга занимался глупой и бессмысленной работой. Скоро для юного мага найдется подобающее его высокому статусу дело. Возможно, через пару десятков лет он даже сможет призвать этого песчаного человека, о котором пел бард.

Рассматривая проплывающие под ногами леса и поля, архимаг улыбался – будет забавно, когда могущественный демон разнесет какое-нибудь небольшое поселение. Например, то, жители которого показывали пальцами на пролетающего Арциуса.

Женщины деревеньки махали руками, бормотали нескладные стишки и голосили, а особо чувствительные падали в обморок. Одна толстуха даже вынесла изображение какого-то печального бородача, очень старое на вид. Такое внимание архимага радовало – похоже, местные готовы поклоняться любому, кто освоил сложное плетение левитации.

4

К сожалению, запасы энергии иссякли, когда Арциус проделал две трети пути. Поддерживать плетение стало довольно сложно, поэтому оставалось продолжить путешествие по поверхности. К тому же в воздухе появился металлический дракон зеленого цвета – он с громким рокотом стал кружить над местом перехода. Аппарат с короткими крыльями и хрустальными глазами не выглядел серьезным противником, но в отдалении пролетели еще два похожих. Видимо, местный властитель выслал разведчиков, когда получил весть от своих магов о прорыве завесы между мирами.

Ждать восстановления накопителей Арциус не стал, найдя подходящих животных в лесу. Некоторое время архимаг раздумывал, кого именно выбрать. Тонконогий зверь с развесистыми рогами чем-то походил на эльфийских единорогов, а те отличались крайне капризным характером и требовали постоянного контроля.

Выбор был сделан в пользу не такого изящного, но более основательного создания. Заросший густым мехом, тот поедал красные ягоды с куста. Архимаг со второй попытки внедрил конструкт контроля в ауру зверя. Конечно, лучше всего подошел бы гигантский ящер, однако пока они здесь не попадались. Надо будет при случае призвать парочку таких, а лучше – целое стадо. Они быстро плодятся и, вполне возможно, через сотню лет сожрут всех мохнатых и рогатых.

– Обязательно займусь этим, если придется задержаться здесь! Но лучше будет побыстрее покинуть закрытый мир… с энергией здесь проблемы, и мне это не нравится! – провозгласил архимаг, морщась от вони, что исходила от животного.

Зверь обиженно рыкнул и затряс мордой, когда Арциус плеснул потоком воды, а затем высушил мокрую шерсть слабеньким воздушным вихрем. Конечно, надежней было бы умертвить тварь, но терять время и силы на поднятие нежити не хотелось. Взгромоздившись на спину зверя, укротитель показал пальцем в сторону пути с твердым покрытием. По центру кто-то нарисовал прерывистую белую линию – местные позаботились об удобстве путешественников. Арциус подумал, что с таким указателем даже подслеповатые ящеры не собьются с пути.

Мохнатые лапы животного бесшумно топтали неожиданно ровную дорогу, по обочинам которой изредка встречались металлические столбы с прибитыми табличками – изображенные там символы выглядели бессмыслицей.


Вскоре Арциус увидел двигающийся навстречу двухколесный агрегат, оставляющий позади клубы черного дыма. Таких архимагу еще не встречалось. Он признал – ездовой зверь в несколько раз медленнее хитроумного механизма.

Бородатого наездника неожиданная встреча привела в крайнее возбуждение. Гном-воин в рогатом шлеме и черных доспехах чуть не упал с седла, когда увидел гостя из иного мира. Ловко выдвинув блестящую ногу из брюха механизма, коротышка спрыгнул на дорогу и вытащил из-за пазухи маленькую коробочку.

Нацелив глазок артефакта на ездового зверя, гном быстро залопотал на своем варварском наречии, в его голосе слышалось неподдельное удивление. Запустив магический конструкт, архимаг попытался понять смысл сказанного.

– Офигеть, братва! – возбужденно выкрикнул коротышка, а из коробочки раздалось ответное уханье. – Здоровенный негр верхом на медведе…

Архимаг на всякий случай разрушил слабое плетение, сидящее в артефакте. Глупец еще не понял, насколько он близок к развоплощению, – ведь направлять неизвестные предметы на встречных может быть опасно для здоровья.

– Ёпта, связь плохая – одна палка всего! А, нормально теперь! – обиженно возразил коротышка кому-то невидимому. – Ну, курнул, только совсем немного – дурь-то у вас…

Арциус вслушивался в эмоциональную речь, а воин от нетерпения прыгал на месте, тыкая толстым пальцем в экранчик. Коробочка похрюкивала и издавала смех, как будто внутри сидел маленький имп.

– Точно негрила! – выкрикнул гном. – Я что, обезьяну от человека не отличу? Какая еще балалайка и ушанка? Сам ты упоролся!

Смысл слов пока ускользал от понимания, но конструкт сохранял все услышанное для последующего анализа. Архимаг с интересом разглядывал снаряжение – доспех из неизвестного материала, заклепки и массивную цепь, украшающую пояс воина. На шее гном носил амулет в виде крошечной птичьей головы – вероятно, знак гильдии.

Диалект оказался сложен для расшифровки – Арциус предположил, что каждому слову соответствует не одно, а множество значений. Пока что он сделал вывод, что «негр» – это маг, а «негрила» – превосходная степень, то есть очень сильный маг.

Но конструкт мог ошибаться – однажды архимаг неправильно поприветствовал ящера-дикаря и случайно объявил войну всему племени. Тогда пришлось выжечь большой остров дотла, уничтожив цивилизацию обидчивых рептилоидов…

– Откуда я знаю? – обиженно протянул гном. – С пальмы слез… епта! Турист или из цирка сбежал! А может, актер. Нет, фуражки не вижу, а так – похож! Как в том фильме, где отжарили трех цыпочек… Короче, дуйте все сюда!

На горизонте показались еще несколько коптящих и рычащих агрегатов – все они немного отличались друг от друга. Архимаг заставил ездового зверя лечь и легко соскочил на горячее покрытие дороги. Только теперь странник сообразил, что его сандалии плохо подходят для путешествий, а гномьи вычурные сапоги из черной кожи с зубчатыми колесиками выглядят в этом смысле предпочтительнее. Кажется, такую обувь используют люди для верховой езды. Одежду тоже неплохо бы сменить – постоянно держать силовой экран для терморегуляции доставляет некоторые неудобства.

Когда рядом с первым гномом засуетились еще шестеро, магический конструкт наконец разобрался в эмоциональном бормотании и услужливо перевел одну короткую фразу.

– Мне нужны твоя одежда и ботинки! – заявил Арциус.

– А может, еще и мотоцикл? – засмеялся коротышка и издевательски прищурился.

Воины заухали, от избытка чувств хлопая себя ручищами по бокам. Один из гномов плюнул в сторону ездового животного – похоже, в знак уважения. В мирах, где мало воды, каждая капля жидкости имеет ценность…

– И мотоцикл! – решительно добавил архимаг.

Такой радушный прием не удивлял – любой разумный поспешит оказать услугу могучему магу, надеясь на благодарность. Свои возможности Арциус не имел обыкновения скрывать – насыщенная Силой аура и множество вживленных в тело кристаллов-накопителей часто заставляли противников в страхе бежать. Ведь те вполне обоснованно могли подумать, что перед ними один из младших богов…

Архимаг взъерошил шерсть на загривке ездового зверя – скоро у того появится достойная замена. Но для начала следует научиться управлять хитроумным гномьим механизмом – на рогах «мотоцикла» располагались множество рычажков и циферблатов, назначение которых оставалось неясным. Да и огненный элементаль развоплотился – надо будет попросить щедрого воина призвать нового, а лучше сразу парочку. Интересно, как? Вполне вероятно, что гномы, полностью лишенные дара, используют для этой цели артефакт…

– Ты попал, негрила! – захохотал рыжий воин, от которого несло сладковатым запахом сгоревшей травы.

Его сосед – пухлый коротышка в рогатом шлеме, дружески похлопал архимага по плечу. В интонации собеседника Арциус не разобрался, но на всякий случай решил представиться, а заодно поинтересоваться, куда его занесло.

– Да, попал. В закрытый мир, – согласно кивнул путешественник, с усилием произнося непривычные слова гномьего диалекта. – Каково его название?

– Ты кто, клоун? – поинтересовался воин, проигнорировав вопрос.

– Я – Арциус, один из носящих божественную кровь, посвященный высшей ступени, трижды перерожденный. Наследник Тазрая, победитель множества магов, демонов и драконов, властитель Сумеречного Предела, окрестных земель и островов Большого Когтя! – последовал обстоятельный ответ с уточнением: – Это в Изначальном мире…

– Что ты нам лепишь? Давно из дурки выпустили? – разозлился предводитель, носящий на доспехе знак вороньей головы.

Только сейчас архимаг сообразил, что перед ним отряд наемников, – все воины носили точно такие же эмблемы или амулеты. А позади самого большого механизма – трехколесного, гордо развевался боевой штандарт (тоже с вороньей головой). Все правильно: передовой гном – разведчик, за ним – ударный кулак из лучших воинов, а позади должны двигаться основные силы, обозы с женщинами для услаждения и караваны скупщиков трофеев. Иногда еще и передвижной алтарь со жрецами или некромантами – даже мертвые враги должны принести пользу…

– Мы – «Ночные вороны»! – гордо заявил один из гномов, чью бороду украшали три косички. – А ты сейчас отгребешь, черномазый! Ишь ты, позарился на «харлей»!

– Да он заднеприводной! – Предводитель потрогал сверкающие кристаллы доспеха. – Смотри, братва, этот чмырь стразиками облепился. Наверное, и на шланг парочку висюлек нацепил…

Арциус снисходительно улыбнулся – не все из того, что говорилось, он понимал. Однако вызывающее поведение наемников намекало, что те промышляют разбоем. Видимо, жажда наживы совсем помутила им разум, раз глупцы осмелились напасть на того, кто неизмеримо могущественнее их. Воины обнажили оружие – металлические дубинки, топорик, утыканную гвоздями деревянную доску и нечто вроде изогнутого ломика красного цвета.

Гном-разведчик отцепил с пояса блестящую цепь. Самый смелый воин попытался ткнуть дубинкой путешественника, а вождь недобро посмотрел на ездового зверя, вытащив из-за голенища большой нож.

Архимаг уловил чувство голода, с которым медведь удивленно уставился на глупца. Ну что же, теперь все стало ясным! Нужно сохранить жизнь вождю – ведь должен же тот показать, как оживить мотоцикл…

Махнув ладонью, архимаг превратил шлем гнома вместе со всем содержимым в обугленную головешку. Лицо второго удостоилось ледяной стрелы, отчего выпученные глаза лопнули тысячью осколков. Тратить Силу на простых воинов нерационально, но Арциус хотел провести эксперимент.

В Изначальном мире он мог уничтожить двумя формами небольшую армию, но здесь стихийная магия действовала не столь разрушительно. Вместо огненного шара получился слабый «плевок» – такой мог создать и маг-недоучка. Стихийная магия неэффективна – неудивительно, что здесь высокое искусство в упадке…

Вспомнив о медведе, архимаг разрешил тому закусить самым пухлым коротышкой. Голодный зверь не преминул воспользоваться щедрым предложением – все-таки гномы намного питательнее, чем красные ягоды. Могучие челюсти сомкнулись с хрустом, а коротышка закричал – трудно сохранять самообладание, когда тобой обедают. Убежать враг не пытался – с перекушенной ногой остается только сражаться до конца. Но слабый удар дубинки по носу медведя только обозлил – тот взревел, полосуя когтями лицо неудачника.

Разведчик с яростным воплем замахнулся цепью. Архимаг лениво шагнул в сторону, росчерком клинка аккуратно разделив цепь и гнома на две половинки. Следующий выпад проткнул сердце коротышки с топориком, а обратным движением мерцающее лезвие рассекло горло его соседа в рогатом шлеме. Вождь вздрогнул, когда на него попали брызги горячей крови.

– Твои воины мертвы, – констатировал архимаг, вбросив оружие в ножны. – Раскрой секрет призыва огненного элементаля, и я сохраню твою никчемную жизнь. За свою дерзость потеряешь лишь руку! Учти, что даже лучший целитель не сможет помочь, – мой клинок разделяет незримое…

Вождь не принял предложение – он выронил нож и ловко выхватил другое оружие, которое трижды кашлянуло, выбросив крошечные снаряды. Арциус не успел среагировать, поскольку двигались они молниеносно. Защита доспеха отклонила два кусочка металла, а третий впился в плечо архимага.

Арциус недовольно поморщился, а в следующее мгновение вероломный гном окутался облачком черноты. Магическая субстанция быстро проела нагрудную пластину, добравшись до тела. Предводитель истошно завыл, когда плетение магии пустоты принялось растворять кожу. Такой магией жрицы богини-паучихи терзали жертв месяцами, однако сейчас архимаг воспроизвел упрощенную версию плетения. Гном корчился и хрипел, но вскоре превратился в лужу гниющей плоти, когда победителю надоело смотреть на мучения врага.

– Для того чтобы справиться с божественной кровью, нужно что-то большее, чем это… – презрительно бросил Арциус, покрутив в пальцах кусочек металла, выскочивший из успевшей закрыться раны.

Медведь прекратил хрустеть косточками и поднял окровавленную морду, бросив благодарный взгляд на нового хозяина. Архимаг был доволен – в Изначальном мире магию пустоты мало кто использовал, но здесь она оказалась уместна. Плетения пустоты не отличались быстротой и требовали достаточной концентрации. Но все недостатки компенсировались одним преимуществом – здесь Силы на их создание требовалось в разы меньше, чем на стихийные формы. Похоже, этот закрытый мир очень далеко от Источника. Вполне вероятно, что местные развивают только это направление магии…

– Ладно, можешь съесть еще одного! Драугров я делать из них не собираюсь – для этого есть слуги, – сказал победитель медведю.

Инкрустированная костью рукоятка оружия удобно легла в ладонь, а указательный палец опустился на изогнутый крючок. В гнездах ребристого цилиндра оставались еще три заряда. Плетение за несколько мгновений разобралось в простом механизме, а Арциус разочарованно скривился, познав суть предмета. Похожее оружие в Изначальный мир уже пытался протащить один из Великих магов, но остальные быстро нашли противодействие.

Два гнома по имени Смит и Вессон, чьи имена были выгравированы на блестящем металле, придумали хитрую смесь. Порошок быстро сгорал в крошечном сосуде, выталкивая остроносый снаряд в цель. Но разрушить структуру активного вещества оказалось совсем просто – архимаг внес необходимые изменения в щиты, что немного расширило их зону действия. Большой отряд воинов с таким оружием может создать проблемы – сотни одновременно выпущенных метательных зарядов нейтрализовать затруднительно. Особенно если враги будут атаковать издалека…

Несколько раз надавив на крючок, архимаг довольно улыбнулся – механизм бессильно щелкал, крошечный молоточек пытался активировать алхимический заряд, но стрелять оружие не хотело.

Отныне гномьи артефакты поблизости действовать не будут! Возможно, стоит сделать так, чтобы оружие взрывалось в руках врагов… Нет, это подождет. Подходящий конструкт Арциус знал, но Силы на его создание требовалось много. Сейчас нужно разобраться с трофеями!

5

Тихо рычащий четырехколесный механизм, похожий на красного жука, развернулся и очень быстро убрался в ту сторону, откуда приехал, когда погонщик увидел место расправы над вероломными воинами. Арциус дружелюбно улыбнулся, заставив медведя помахать окровавленной лапой, но на людей внутри это не произвело впечатления. Похоже, они испугались мести. Напрасно – гость из Изначального мира уже покарал разбойников и не собирался уничтожать ближайшие поселения, как это сделал бы другой маг, не столь сдержанный.

Освободив от одежды и доспехов двух воинов, Арциус понял, что к гномам они не имеют никакого отношения. Обычно у коротышек тела полностью покрыты густыми волосами, даже у женщин. Но тут такого не наблюдалось; пропорции тела – человеческие, хотя оба покойника низкорослы и бородаты. Видимо, это полукровки. Один толстяк разукрасил свою бледную кожу татуировками – какие-то строения с куполами, головы, черепа, женщины с рыбьими хвостами, руны и мудрые изречения. Нет, на странствующего колдуна или охотника за демонами мертвец не походил…

Сменив сандалии на удобные сапоги, архимаг разочарованно отложил всю остальную одежду – в кожаном балахоне стало жарко. Штаны из грубой пятнистой ткани на могучую фигуру победителя не подходили. Доспехи наемников оказались негодными – их необычный материал плавился от огня, что делало бесполезной такую защиту. Куртки и жилетки выглядели нарядно, но не могли менять свой размер, как эльфийские комбинезоны.

Разноцветных бумажек, являющихся местным эквивалентом стоимости, нашлось много – каждый воин имел при себе несколько таких, а предводитель таскал в кожаной сумке целых две пачки. Арциус вспомнил, что самые ценные бумажки – зеленые. Одну он внимательно рассмотрел, сделав некоторые выводы.

Разукрашен эквивалент стоимости был мастерски, но знак Аштета – пирамида с глазом – очень не понравился путешественнику. Ведь этот бог нес всем только разрушение, и поклоняться такой сущности бессмысленно. Местные – глупцы, если бумажки для них представляют ценность. Ведь сильный маг может создать много таких, используя форму подобия.

Два артефакта-коробочки носили знак ущербности – надкусанное яблоко, а третий предмет был помечен символом рогатого демона, почему-то зеленого цвета. Глупость какая-то – таких демонов не бывает. Этот артефакт Арциус разрубил на две половинки, однако древесного импа там не обнаружил. Распутывать слабое плетение внутри коробочек исследователь не стал – этим займутся слуги. Щелканье колесика другого предмета вызвало крошечный язычок пламени. Кошелек с пилочками, клещами и ножницами. Все ясно – походный набор для ритуальных пыток…

Медальоны, амулеты и кольца не содержали магии. Несколько упаковок ароматных палочек и мешочек с засушенной травой архимаг отложил – похоже на материальный компонент плетения. Прозрачные пакетики с белым порошком пригодятся – какое-то алхимическое вещество. Не просто же так воины носили все это с собой…

Бутылки с дурманящим зельем проигнорировал. Нашлась и пища – засушенные морские гады, окорока, стеклянные баночки с рыбьей икрой, плоды нескольких видов… тот, кто способен поглощать чистую энергию, не нуждается в подобном. Ну, если только ради удовольствия… но выглядела еда не очень аппетитно.

Архимаг подумал об изысканных слизнях, тающих на языке. Или о перебродивших яйцах рыбоящеров – каждое со своим неповторимым ароматом и вкусом. Но слуге сгодится и такая пища. Ведь новообращенный маг первое время будет испытывать сильный голод, пока энергопотоки ауры войдут в норму.

Собрав трофеи в две большие кожаные сумки, архимаг попытался запустить двухколесный агрегат. Познать суть не удалось – этот механизм оказался слишком сложным для плетения, поэтому Арциус пошел другим путем.

Когда мотоцикл с грохотом взорвался, экспериментатор понял ошибку – «огненный плевок» не смог оживить заснувшего элементаля. Начертав руну на боку другого агрегата, Арциус попытался вытащить из огненного плана новое существо.

– Я, обладатель божественной крови, призываю тебя, Инжектор! – архимаг выкрикнул формулу, наполнив руну Силой.

Энергии на прорыв завесы между мирами не хватило, хотя Арциус влил ее с избытком. Портал схлопнулся, оставив небольшой кратер, на дне которого дымились капли застывшего металла. К счастью, остальные мотоциклы не сильно пострадали.

Манипуляции с рычажками и переключателями не дали эффекта, а дернув одну из рукояток на рогах слишком сильно, Арциус сломал ее. Зато следующая попытка оказалась успешной – после нажатия красной кнопки механизм зафыркал, выпустив облако зловонного дыма.

Довольный экспериментатор занял место ездока, но удержать равновесие оказалось невозможно – капризный агрегат постоянно падал. Магия тут оказалась бесполезна: попав в область действия плетения левитации, мотоцикл навсегда затих – повторное нажатие кнопки вызывало только стук и хрюканье в его чреве.

– Ненавижу закрытые миры, – раздраженно процедил Арциус. – И примитивные механизмы гномов – тоже!

Самый сложный на вид трехколесный агрегат был устойчив и мог катиться, как телега. Архимаг нашел решение – подвесив сумки с трофеями на специальные крюки и разместившись в удобном кожаном кресле, он подозвал пообедавшего медведя. Тот уперся лапами в заднюю часть механизма, с трудом сдвинув его с места. Уменьшив вес повозки подходящим плетением, гость из Изначального мира отправился дальше.

У такого способа передвижения имелись не только преимущества в виде комфорта и скорости, но и недостатки – приходилось отвлекаться на управление, а медведь громко сопел, разгоняя трехколесный механизм.

6

– Тут ничего нет! – с жутким акцентом произнес кто-то невидимый.

– Похоже на то, – согласился Глеб, оборачиваясь.

Музыка неожиданно отключилась, а лопата выскочила из рук и вонзилась в почву. Молодой человек энергично потряс головой, а затем потер лоб пятерней – ничего не изменилось. Он подумал, что перегрелся на солнце и схватил тепловой удар. Иначе как объяснить галлюцинации?

В метре от перекопанной земли завис самый настоящий негр, сложенный как культурист! Сначала молодому человеку показалось, что верзила голый, – ведь обтягивающий могучее тело комбинезон тоже был черного цвета. Поверх этого экзотического наряда блестела кристалликами упряжь из ремешков, больше подобающая стриптизеру или актеру фильмов для взрослых. Блестящая лысина, высокий лоб и аккуратная бородка – этот тип явно следил за своей внешностью.

Мускулистые руки были перекрещены на груди. Довершали образ ковбойские сапоги со шпорами и перевязь с саблей на поясе. Негр причмокнул мясистыми губами и пристально посмотрел прямо в глаза молодому человеку.

Кусты зашуршали, оттуда высунулось массивное колесо, а затем показался и сам мотоцикл, навьюченный сумками. Трехколесный агрегат выглядел очень круто – гроздья дополнительных фар, блестящие хромом защитные дуги и крылья с алыми языками пламени. Следом из зарослей выскочил большой бурый медведь, помахавший когтистой лапой.

– Фокусник? Ролевик? Черный властелин? – предположил Глеб, цепляясь за привычную реальность.

Верзила усмехнулся, а молодой человек неожиданно почувствовал огромное желание поспать. Глаза закрывались, а сознание угасало. Последнее, что Глеб увидел, – флакончик с пузырящейся жидкостью, который появился в руке чернокожего.

7

Усыпив простеньким плетением человека, архимаг провел быстрое обследование ауры и тела. Кандидат оказался типичным представителем своего вида – люди не имели явных достоинств или недостатков по сравнению с другими видами. Абориген был развит довольно гармонично – тренированное тело и острый разум. Во всяком случае, мозг этого человека работал гораздо эффективнее, чем у жителей Изначального мира. Похоже, из него получится хороший маг. Арциус признал, что его прежние слуги, созданные из рабов либо взятых в плен одаренных, были не столь развиты…

Потенциальные маги среди людей встречались редко. У этого способностей не было вообще, но это поправимо – капля божественной крови способна на многое…

Избавив будущего слугу от одежды, архимаг готовился провести первое в жизни человека перерождение. Белая кожа выглядела непривычно. Арциус подумал над изменением пигментации покрова, но решил отложить преобразование – слуга сделает это самостоятельно. Никаких татуировок, шрамов и вживленных украшений на теле не имелось – теперь ничто не помешает этому человеку стать магом!

Процесс был отработан до мелочей – за три тысячи лет Арциус обучил множество слуг. Сначала архимаг напитал Силой конструкт, переместив в разум человека понимание трех языков. В первую очередь инари – язык богов и демонов, ставший общепринятым во многих мирах. Затем – грубый кхан-раш, им пользуются орки и крысолюди. Напоследок Арциус одарил человека давно забытым наречием ящеров. Теперь слуга сможет прочесть все три книги по ритуалистике – их архимаг прихватил специально для этой цели.

Человек получил знание четырех стихийных форм – огня, воды, воздуха и земли. Затем Арциус добавил форму истинного зрения. Такой набор поможет магу справиться с мелким элементалем или развоплотить низшего демона. На этот этап ушло приличное количество энергии – здесь требовалась максимальная концентрация. Архимаг имел огромный опыт в таких преобразованиях, поэтому проделал все быстро.

Отлично! Теперь самое важное – капля божественной крови и печать подчинения. Открыв пальцами рот человека, Арциус наклонил хрустальный сосуд. Темный шарик упал на язык будущего мага, а его аура колыхнулась и немного выросла в размерах.

Результат должен быть иным – это же закрытый мир! Тут энергопотоки сильно ослаблены, что влияет на восприимчивость местных к магии. В рот спящего человека упали еще восемь капель – по мере того как в организм попадали частицы божественной крови, аура принимала привычный вид. Теперь тело слуги окружала плотная вуаль, в которой стремительно формировались поддерживающие конструкты и энерговоды…

Архимаг отвлекся, почувствовав близкое присутствие, – где-то рядом находился человек и несколько небольших животных. Поглощенный сложным ритуалом, повелитель не сразу обнаружил подкрадывающегося.

– Попался, извращенец! – хриплый голос звучал торжествующе. – Здесь тебе не там, мы люди простые…

Повернув голову, Арциус увидел бородатого человека, вероятно – следопыта. Как и эльфийские воины, он носил пятнистую одежду, помогающую прятаться в лесу. Следопыт целился из двуствольного оружия, причем совсем другой конструкции, чем изделие коротышек Смита и Вессона.

Архимаг улыбнулся – активные щиты не дадут выстрелить артефакту, так что следопыта ожидает сюрприз. Затем осторожно коснулся чужого разума: глупец был в ярости – судя по всему, он неверно понял увиденное, посчитав ритуал перерождения актом соития. Подобное – обычное дело у длинноухих, но плотские удовольствия давно не интересовали архимага. Тем более – такие противоестественные. Зачем совершать множество бессмысленных телодвижений, когда слияние можно проделать на уровне энергий? В этом особенно искусны боги, жрицы лунных эльфов и обитатели высших планов…

Развеять заблуждения глупца не хватило секунды – оружие выплюнуло облако дыма и сноп огненных брызг. В следующее мгновение архимаг ощутил сильный удар, а флакон лопнул, разбрызгав драгоценную жидкость на лицо спящего. Арциуса отбросило на несколько шагов, а защитные экраны доспеха погасли. Ездовой зверь обиженно ревел, пытаясь достать неожиданно юрких собак. Две поджарые твари кружили вокруг неуклюжего медведя, заливисто лая, но отдать приказ атаковать хозяин не успел.

– Сдохни, содомит! – выкрикнул враг, сделав второй выстрел.

Из ствола выметнулся пламенный язык, и тело архимага пронзила острая боль. В живот вошли сотни горячих кусочков металла. Несколько попали в голову, после чего Арциус ослеп и оглох. Раньше, чем зрение и слух вернулись, в сторону подлого врага унеслось плетение, куда архимаг влил Силу с избытком.

– Где попался, там и прикопаем! – успел сказать следопыт, с хрустом переломив оружие, из которого выскочили дымящиеся красные цилиндрики.

Новые заряды враг вставить не успел – сгусток тьмы разорвал вероломного человека пополам. Затем черные щупальца потянулись к гавкающим собакам, превратив их в визжащие от боли куски мяса.

– Ненавижу бесчестное оружие! И гномов, которые его придумали! – сказал архимаг, тяжело поднимаясь на ноги.

В результате вмешательства ритуал пошел несколько не так, как планировалось. Судя по насыщенности ауры и изменениям, идущим в теле перерожденного, его потенциал высок. Человек получил драгоценную кровь в достаточном количестве, чтобы формально стать одним из наследников Тазрая. Печать подчинения на обладателя божественной крови не наложить. И что хуже всего, даже прикончив новообращенного прямо сейчас, вытащить удастся совсем немного – запущенный процесс необратим. Значит, вместо слуги архимаг только что получил ученика…

– Ну что же, я начинал с меньшего, – сказал он, бросив взгляд на ауру юного мага. – Надеюсь, у тебя хватит ума, чтобы помочь мне убраться отсюда!

Его раны быстро зарастали, выталкивая наружу крошечные металлические горошинки – сейчас Арциус был близок к развоплощению, как никогда. Жители использовали подлые изобретения для убийств исподтишка. Похоже, этот закрытый мир – крайне опасное место, ведь за короткое время на путешественника неоднократно пытались напасть. И кто знает, какие боевые артефакты враги применят в следующий раз…

Подобрав оружие, Арциус сделал вывод, что оно предназначено для противодействия магическим существам – два длинных ствола были украшены затейливыми узорами. На красном дереве плечевого упора различались искусно вырезанные сценки охоты, где фигурировали собаки и рогатые звери. Нашлось и клеймо – звезда с пятью лучами, внутри которой мастер изобразил нечто вроде руны Силы.

– Охотник на магов! – удовлетворенно кивнул повелитель, расковыряв один из красных цилиндриков. Алхимическая смесь там имела несколько другой состав, поэтому нейтрализовать ее плетение не смогло.

Внеся необходимые изменения в щиты, Арциус пообещал себе, что найдет ближайший город недомерков и сотрет его с лица земли. Расплата ждет создателей бесчестного оружия – коротышек, их не менее бородатых женщин, маленьких детей, а также ящеров и кобольдов, с которыми обычно сожительствовали гномьи кузнецы и механики.

8

– Это же надо!.. Похоже, солнечный удар словил!.. – пробормотал Глеб, приходя в себя.

Перед глазами плавали сотни светящихся точек. В воздухе парили какие-то полупрозрачные образования, похожие на небольших медуз. Звуковое сопровождение тоже соответствовало – в уши проникал шепот множества голосов, они сливались в тихий гул, похожий на шум прибоя. Галлюцинации пропали, когда молодой человек несколько раз моргнул. Зато появились другие странности – все тело ломило, как после тяжелой физической работы. Но в то же время Глеб воспринимал окружающий мир как-то иначе. Он подумал, что где-то рядом горят плантации конопли… других объяснений в голову не приходило.

Молодой человек лежал на спине, разглядывал безоблачное небо и размышлял – в голове лениво проскакивали цепочки мыслей, причем совершенно бредовых. Образы, знаки, понятия… Глебу показалось, что он как-то незаметно стал старше, опытнее.

С усилием подняв руку и поднеся ладонь к лицу, он узрел еле заметную дымку вокруг пятерни и почувствовал слабые потоки энергии, омывающие тело. Силы возвращались – вскоре молодой человек смог повернуть голову, сфокусировав внимание на кустах, в которых кто-то копошился. В следующее мгновение из зарослей высунулась медвежья морда – зверь облизнулся и заворчал.

– Шиза косит наши ряды! – воскликнул Глеб, когда мишка, негромко сопя, подтащил к нему большую сумку. Неожиданно молодой человек ощутил дикий голод – кажется, прямо сейчас он был готов сожрать даже этого медведя…

– Пришел в себя, – констатировал чернокожий, склонившись над лежащим. – Очень хорошо. Как твое имя?

– Глеб, – не раздумывая, ответил молодой человек.

– Ты только что прошел перерождение. Ешь – силы тебе понадобятся!

– Что за… – прошептал Глеб.

Голос у чернокожего гиганта оказался под стать внешности – уверенный бас, с проскакивающими командирскими нотками. Слова этот тип выговаривал как-то непривычно, да и певучий язык точно не был русским. Однако Глеб легко воспринимал все сказанное.

Нет, на галлюцинацию это не походило. Чернокожий не собирался исчезать, его медведь – тоже. Единственное предположение – это передача, где людей ставят в неловкое положение специально обученные клоуны. А потом глупые зрители ржут над метаниями неудачников. Ну что же, он не доставит идиотам такого удовольствия – еще посмотрим, кто над кем будет смеяться!

Глеб с усилием поднялся, обнаружив, что его одежда разбросана рядом, а неподалеку сидит на корточках чернокожий. С лица молодого человека слетела недовольная гримаса, когда обнаружился полуразложившийся труп в кустах – похоже, для кого-то розыгрыш зашел слишком далеко. Желание начистить физиономию шутнику пропало – силы явно не равны.

Натянув потертые джинсы и черную майку, Глеб вытащил из баула окорок. Несмотря на крайне неаппетитное зрелище перед глазами, кушать хотелось просто зверски – он без промедления откусил большой кусок копченого мяса.

На куске брезента были разложены различные предметы – горсть колец, брелки, пачки денег, россыпь патронов и зажигалки. Несколько сотовых телефонов, ключей, паспортов… Оружие тоже имелось – блестящий револьвер и охотничья двустволка. Заметив сверток с травой и несколько подозрительных пакетиков с белым порошком, Глеб помрачнел – знакомство с наркодилером не входило в его планы.

– Я – Арциус. Великий архимаг, один из носящих божественную кровь, посвященный высшей ступени, наследник Тазрая, победитель множества магов, демонов и драконов… – торжественно представился верзила.

– Не похож, – с недоверием сказал Глеб, который архимагов представлял себе несколько иначе. – Глупый розыгрыш. И где твой посох? И говорящая шляпа? Волшебной палочки у тебя, конечно, тоже нет. Совсем несерьезно!

9

– Это – для слабых магов. Но и они предпочитают оружие со встроенными накопителями. Вроде такого, – снисходительно пояснил черный, сбросив с плеча чешуйчатый рюкзак. – Кстати, это – тебе!

Непривычно короткая шпага медленно подлетела к молодому человеку и опустилась на землю. Теперь он уже ничему не удивлялся – происходящее больше не смахивало на розыгрыш. Глеб не представлял, каким способом можно добиться таких спецэффектов… Существование дрессированных медведей и летающих на тонких канатах негров молодой человек мог допустить, но левитирующие предметы – нечто совсем другое. Нет, на галлюцинацию все это совсем не походило, к тому же глупо устраивать съемки передачи в смоленской глуши.

– Ну и зачем мне эта зубочистка? – Молодой человек отложил недоеденный кусок копченого мяса (уже второй, между прочим) и повертел в руках шпагу, больше похожую на длинный трехгранный стилет с замысловатой проволочной гардой.

Те шпаги, что Глеб видел у реконструкторов, были больше метра длиной и гораздо тяжелее. Но это оружие из серебристого материала, теплого на ощупь, выглядело совсем несерьезно и практически ничего не весило. Ножны, изготовленные из какого-то дерева с разноцветными прожилками, тоже оказались очень легкими.

Когда Глеб щелкнул ногтем по короткому – в локоть длиной – клинку, тот в ответ издал тихий шелест. Нет, это точно не металл, а скорее всего – что-то вроде необычайно твердого пластика или даже стекла. В рукоять неизвестный мастер вплавил продолговатые кристаллики – четыре штуки. Каждый – длиной чуть меньше мизинца. Прикосновение к ним сразу прибавило сил, при этом блестящие украшения заиграли всеми цветами радуги. Почему-то расставаться с подарком молодому человеку не хотелось, и он повесил оружие на пояс.

– За такую шпагу в Равновесном мире можно купить не меньше десяти тысяч хороших рабов! А тут еще и четыре кристалла…

– И что, ты так просто подарил столь ценную вещь? – недоверчиво спросил Глеб.

– У меня есть лучше, – засмеялся черный, погладив рукоять своей сабли. – Тебе нужен накопитель. Резерв слишком мал, поэтому без таких артефактов не обойтись, – пояснил черный. – Истинное зрение. Попробуй!

Мир поплыл перед глазами, став неожиданно ярким, – очертания окружающих предметов размазались, а вокруг сидящего на корточках Арциуса появился ореол. В этом имеющем форму кокона образовании мерцали какие-то структуры, постоянно меняющие форму. Да и в самом теле смутно просматривалось множество разноцветных пятен, разбросанных повсюду…

Откуда-то Глеб знал, как войти в это состояние, и что удивительно – первая же попытка оказалась успешной. Немного ошарашенный увиденным, молодой человек молча работал челюстями, вспоминая историю о мудреце, которому снилось, что он – бабочка. Или наоборот – бабочке снился мудрец. В общем, эти двое так и не решили, кто из них настоящий, а кто – порождение больной фантазии. Похоже, сейчас – именно такой случай.

Даже при наличии фактов разум все еще пытается объяснить происходящее самым простым способом. Остается только проснуться или признать, что мир совсем не такой, каким раньше его воспринимал молодой человек. Почему-то просыпаться совсем не хотелось.

– Очень хорошо. Используешь не форму, а взаимодействуешь с аурой напрямую, – кивнул черный.

– А ты точно человек? – подозрительно спросил Глеб.

Он подумал, что два пульсирующих сгустка в груди черного, скорее всего, являются сердцами. К тому же форма черепа у архимага тоже далека от привычной, а рост явно превышал два метра – слишком круто даже для баскетболиста. Вертикальные зрачки красноватого цвета больше подошли бы киношному вампиру… На первый взгляд странности не бросались в глаза, но специалист точно заметит отличия.

– Примерно три тысячи лет назад был человеком, – усмехнулся архимаг. – С тех пор я значительно улучшил свое тело.

– А почему я вижу такой ореол… ну вроде как пламя вокруг тебя?

– Твоя оболочка теперь выглядит точно так же, только в разы меньше размерами. В общем, я передал тебе частицу божественной сущности, способности мага, ну и еще кое-то по мелочи.

– Больше похоже на шизофрению, – откликнулся Глеб, положив ладонь на рукоять шпаги.

– В мои планы это не входило, но так получилось, – продолжил Арциус. – Возможно, ты теперь самый сильный маг этого мира – конечно, после меня. Не думаю, что здесь найдется еще один обладатель божественной крови и бессмертный…

– Да? – недоверчиво сказал Глеб. – Что, реально бессмертный?

– Как и все обладатели частицы божества. Я не знаю никого из Великих магов, кто умер бы своей смертью. Совсем недавно обезглавил двоих: по-другому их развоплотить сложно. Хотя ваши коротышки придумали страшное оружие, – ответил чернокожий, ткнув пальцем в двустволку.

– Даже не знаю, что тут сказать, – помолчал молодой человек. – И за что мне такие подарки?

– Ты оказался подходящей кандидатурой. Остальное – стечение обстоятельств, – последовал неопределенный ответ. – Со стороны выглядит как вмешательство божества, но в вашем мире их нет.

Теперь уже Глеб не сомневался в существовании магии, пришельцев и высших существ. И это полностью перекраивало стройную картину мира в голове молодого человека. Ведь еще вчера он считал магию выдумкой для облегчения кошельков доверчивых идиотов. Ну, вроде нанотехнологий, коллайдеров и глобального потепления – их тоже никто не видел, зато суммы на это дело тратились просто астрономические…

– И что теперь мне нужно делать – убить другого Черного Властелина?

– Нет, – серьезно ответил Арциус. – Переведем наши отношения в плоскость «учитель – ученик». Без моей помощи тебе будет сложно стать полноценным магом. Так что заключим сделку: ты поможешь мне, а я – тебе!

– Звучит достаточно честно, – согласился новоявленный ученик.

– Моя цель – убраться отсюда! Твоя – стать сильнее, получив как можно больше знаний. Ты переход в Изначальный мир не переживешь – слишком слаб, – продолжил черный. – Видишь ли, твой мир – закрытый. Он слишком далеко от Источника – с магией здесь проблемы. Развитие идет медленно, энергии мало…

– Почему?

– Об этом – позже. Просто прими к сведению – здесь твои возможности ограничены. – Архимаг помолчал, неохотно добавив: – Впрочем, как и мои. Развитие наших миров двигалось разными путями. Вы сделали упор на механизмы… – Арциус презрительно скривился, указав на револьвер: – А мы – на искусство. – И он картинно поднял мускулистую руку.

С пальца сорвался крошечный шарик и с шипением ударил в потемневшую кору. На древесном стволе появилось отверстие, а через несколько мгновений оно увеличилось в несколько раз. Края раны почернели, а Глеб завороженно смотрел, как невидимый яд убивает могучий дуб. Когда ветви начали осыпаться засохшей листвой, молодой человек признал – магический удар гораздо эффективнее пули. Ясно одно – чернокожий архимаг крут, а сердить гостя из другого мира чревато серьезными неприятностями.

– Что, я тоже так смогу?

– Нет. Сейчас ты знаешь только четыре стихийных формы. Да и они пока недоступны – запас энергии и возможности по ее накоплению слишком малы.

– Ясно. И зачем они нужны?

– С их изучения начинают все маги, – пояснил Арциус и со скукой в голосе процитировал: – Вода гасит огонь, огонь кипятит воду. Земля сдерживает воздух, воздух разъедает землю. Это первое, что вдалбливают в головы ученикам. Правда, некоторые настолько тупы, что осваивают только одну стихию…

– Вроде все логично.

– Эти простые формы спасут тебе жизнь, если попадется элементаль. Они уязвимы к противоположным стихиям…

– С элементалями понятно. Огненных тварей мочить водой, а водяных жарить огоньком – это у нас каждый ребенок знает, – сказал молодой человек. – А как стать сильнее?

– Начинаешь думать как маг, – усмехнулся черный. – Сейчас ты похож на личинку, только что покинувшую кокон. Но скоро оболочка придет в норму и начнет накапливать энергию. Тебе сильно повезло получить божественную кровь. Я в свое время потратил на формирование ауры двадцать лет. Позже вытащу из шпаги пару кристаллов и вживлю в твое тело, это заметно расширит возможности.

– Как-то не очень хочется… – замялся ученик.

– Не будь глупцом! – сказал Арциус. – За такую операцию смертные готовы на все. Не каждый маг жизни гарантирует результат. В твоем случае все проще – аура еще формируется, так что вживление пройдет успешно. Я уже проделывал такое – думаю, резерв увеличится в несколько раз…

– Ну, тогда ладно. А почему только два, а не все?

– Твоя оболочка не способна переварить больше. Но когда она вырастет… скажем, вдвое – можешь попробовать вживить еще один накопитель. Пока это предел. Еще можно поставить несколько печатей-рун. Они полезны для того, кто занимается ритуальной магией или творит артефакты…

– Ясно. А что такое формы?

– Заготовки, которые придумали другие, – необходимо только наполнить их энергией. Ничего сложного. Твое оружие предназначено для создания форм воздуха, – архимаг кивнул на шпагу и усмехнулся: – Молнии, вихри и тому подобное – хозяйке эта вещь больше не понадобится… хе-хе!

Глеб кивнул – в его памяти имелась детальная инструкция по созданию форм, и он тут же попытался вызвать искру на кончике шпаги. Безуспешно – запаса Силы в накопителях оружия оказалось недостаточно, а своим запасом энергии молодой маг пока не располагал. Он решил повторить попытку, когда оболочка окончательно сформируется, – учитель обещал, что это случится скоро.

– Эффект определяет количество вложенной энергии. Ты уже знаешь все необходимое, а самостоятельно изучал бы каждую форму по несколько месяцев. Или лет – мне в свое время потребовалось три года на простую форму Воды. Со временем сможешь создавать что-нибудь посложнее – плетения, например… – продолжил Арциус.

– А это что такое?

– Комбинации нескольких форм. Ты знаешь пока четыре стихийных, а всего их известно шесть сотен. Но больше ничего в твою голову вложить не смогу – магия разума плохо действует на тех, кто носит часть божественной сущности. Сначала я собирался поставить тебе печать подчинения, но теперь это невозможно. Участь раба или слуги тебе не грозит! – засмеялся черный.

10

– Почему маги это умеют, а все остальные – нет? – поинтересовался ученик, нехорошо подумав об учителе.

«Печать подчинения» – звучало достаточно зловеще, а становиться чьим-либо слугой молодому человеку очень не хотелось.

– Хороший вопрос, – усмехнулся Арциус. – Окружающий мир наполнен энергией, а маги способны брать ее…

Пояснения быстро поставили все на свои места. Как понял Глеб, энергетическое поле Земли крайне слабое – именно поэтому магия здесь не прижилась. Слишком короткая продолжительность жизни тоже имеет значение – люди просто не успевают раскрыть свой дар.

Оказывается, маг – живой аккумулятор, использующий энергию для создания форм, плетений, конструктов и артефактов. Все манипуляции осуществляются оболочкой – аурой, которая со временем укрепляется. А если активно перекачивать через нее Силу (то есть пользоваться способностями мага) – аура растет быстрее. Что позволяет запасать больше энергии и экономнее расходовать ее на различные полезные действия.

Энергии много не бывает, поэтому маги пользуются «костылями» – различного рода накопителями и усилителями. Маги способны заливать Силу в кристаллы, а особо ценные артефакты вроде живых камней сами способны вытягивать энергию из окружающего мира без вмешательства владельца. Учитель вытащил из сумки и продемонстрировал пару невзрачных булыжников чуть больше кулака размером, сообщив, что эти камни бесценны, – ведь их свойства можно менять, превращая в оружие или защитные артефакты.

– Магами не рождаются, ими становятся! – продолжил Арциус. – Оболочку можно сформировать у любого – есть методики. Но, как правило, на это уходит вся жизнь. У других есть способности – это одаренные. Имеющийся дар еще нужно развить. У одних на это уходит вся жизнь, другим требуется инициация – помощь сильного мага. Иногда люди погибают или сходят с ума, неспособные справиться со своим даром. Есть еще те, кто принимает сущность демона или другого магического существа в обмен на его помощь. Полноценный маг могущественнее таких недоучек – он рассчитывает только на свои силы. Это тебе повезло получить божественную кровь…

– Уже слышал. Божественная кровь – это очень круто! – на всякий случай согласился Глеб и спросил: – А при чем тут она?

– Частица высшего существа не сделает тебя богом. Но теперь ты больше, чем просто маг, – имеешь большой резерв, невосприимчивость к некоторым видам магии. Ну и бессмертие – хе-хе… – оскалился Арциус. – Заметь, я сказал «бессмертие», а не «неуязвимость», присущая богам. Отныне прикончить тебя сложно – тело восстанавливается гораздо быстрее, чем у смертных. Вплоть до того, что отрубленные конечности рано или поздно отрастут. Конечно, исключая совсем запущенные случаи…

– Что ты имеешь в виду?

– Если ты, к примеру, потеряешь голову… или, скажем, прыгнешь в жерло вулкана. Тут уже никакая божественная кровь не поможет!

– Нет, не хочу прыгать в вулкан… – поморщился Глеб.

– Так покончил с собой один из Великих магов, разочаровавшись в жизни. После тысячи лет существования глупец заявил, что окружающий мир – его сон, и захотел проснуться. Впрочем, он всегда был немного не в себе… – засмеялся черный. – Но не забывай: за все нужно платить! Враги могут узнать, что ты носишь в себе. Они захотят забрать частицу. Именно поэтому я попал в твой закрытый мир…

– Понятно. И что будет, когда моя аура сформируется?

– Ты займешься ритуальной магией, – ответил Арциус. – У тебя остались здесь незаконченные дела? Обязательства, клан, служба?

– Нет, – последовал честный ответ.

После неожиданных подарков все остальное потеряло смысл – во всяком случае, так считал новоявленный обладатель божественной силы и магического дара. Хотя сейчас Глеб и не ощущал ничего такого, черный заверил, что ему достался самый перспективный за последние три тысячи лет ученик.

Арциус имел в виду развитые мыслительные способности, коими люди Изначального мира похвастаться не могли. Глеб догадывался, в чем разница: средневековые крестьяне всю недолгую жизнь проводили, ковыряясь в земле, – ведь тогда не было книг, глобальной сети и телевизора. Современный человек – совсем другое дело. На него постоянно обрушивается огромное количество разнообразной информации, заставляющей мозг работать…

– Но все вопросы – позже! – оборвал размышления ученика черный. – Сейчас меня интересует информация. Я должен разобраться в устройстве мира, где оказался. И не лги! Я способен распознавать правду!

– Что тебя интересует, о, могучий и прозорливый учитель? – покосившись на уменьшающуюся кучку продуктов, спросил Глеб.

– Прежде всего – название этого мира!

– Земля, – рассеянно ответил ученик, делая сложный выбор между маринованными огурчиками и шпротами.

Организм требовал еще и еще. Но теперь стало понятно, куда уходила вся эта энергия. «Надо кушать побольше, чтобы эта аура выросла, как у архимага!» – подумал молодой человек, решительно сдернув кольцо с жестянки. Рядом своей очереди ждали две банки с икрой – красной и «заморской, баклажанной».

– Глупое название, – заметил Арциус, поковыряв грязь носком ковбойского сапога. – Какова причина агрессии местных жителей?

– Эмм… – замялся маг, отправляя в рот сразу трех освобожденных из плена маленьких рыбок. – Видишь ли, ты сильно отличаешься от нас. Я имею в виду цвет кожи и одежду…

– Вы придаете значение цвету кожи? – изумился архимаг. – Это же варварство!

– Мне все равно, – честно ответил Глеб. – Наверное, кому-то это не понравилось. А ты не мог бы стать немного… побелее?

– Это исключено, – отрезал гость из иного мира. – Я долгое время работал над своим телом. Теперь оно совершенно, а любые изменения заметно уменьшат потенциал.

– Ну ладно, – сказал молодой человек. – В общем, одну проблему можно решить. Нормальную одежду подберем – и ты не так сильно будешь выделяться. От зверя придется избавиться – медведи у нас сейчас не в моде. В моего «козлика» он не влезет, да и внимание привлекает. Тебе он нужен?

Архимаг повернулся к медведю. Зверь помотал мордой и, недовольно порыкивая, поспешил покинуть поляну.

– Ваши маги освоили левитацию? – неожиданно спросил черный.

– Думаю, нет. Конечно, у нас вроде бы есть маги, но они совсем хилые и больше заняты обманом доверчивых простаков. Ну там порчу снимают, чакры прочищают… В общем, зарабатывают деньги, как умеют.

– По пути сюда я видел жителей деревни – похоже, они готовы поклоняться мне как божеству… – задумчиво сказал гость из Изначального мира.

– Ага, а потом убьют с особой жестокостью, – фыркнул Глеб. – У нас тут не любят тех, кто учит других жить. Надеюсь, ничего такого ты не планируешь?

– Мне нет никакого дела до людей, – подтвердил черный. – Пусть делают что хотят!

– Вот и отлично! Станешь туристом из далекой Африки. Из Евросоюза тоже чернокожие к нам заезжают, но тут легко проколоться с языком. У тебя сильный акцент, поэтому на все вопросы будешь отвечать одну фразу: «Моя не понимать!» Говорить буду я… – новоиспеченный маг замолчал, услышав нарастающий шум.

Два угловатых силуэта скользили над лесом – Глеб не разбирался в моделях боевых вертолетов, но короткие крылья, увешанные контейнерами с пусковыми установками, различались отчетливо. С длинными хищными носами и хвостами, вертолеты походили на охотящихся крокодилов.

– Да, – невозмутимо ответил архимаг. – Каково оружие у этих металлических драконов?

– Встречу с боевым вертолетом ты не переживешь, – заметил молодой человек. – Точно не знаю, что у них навешано под крыльями… Ракеты, бомбы… думаю, все это будет покруче твоей магии.

– Это стрелять не будет! – Арциус небрежным движением руки отодвинул двустволку и револьвер. – Я могу отклонить летящие снаряды или же увернуться от них…

– У военных оружие другое. Есть еще пулеметы и снайперские винтовки – они будут посерьезней этого старья! Думаю, от автоматной очереди ты не увернешься. Все-таки тридцать патронов в магазине. Или сорок пять, как в новых образцах, – ну, в общем, много!

Глеб имел представление об устройстве автомата Калашникова. Молодой человек был реалистом и понимал, что одна пуля весомее тысячи слов. В свое время он пощупал несколько хорошо сохранившихся винтовок-«мосинок» и пистолетов ТТ, а парочку экземпляров обильно полил машинным маслом и прикопал в ближайшем лесочке. Так, на всякий случай. Больше к оружию его не тянуло, хотя кое-кто из черных копателей имел коллекцию разного стреляющего железа, вполне годного к применению…

Маг тяжело вздохнул и попытался донести до гостя из иного мира информацию о современном земном вооружении. Концепцию больших бронированных машин на гусеницах учитель воспринял достаточно спокойно. Когда молодой человек дошел до орудий, стреляющих на огромное расстояние, физиономия архимага выразила огорчение. Затем землянин прошелся по сверхзвуковым истребителям и ракетным системам залпового огня, закончив атомной бомбой.

– То, что нужно. Оружие, выделяющее много энергии, – обрадовался черный, ткнув пальцем в пачки денег. – Этого хватит, чтобы купить такое?

– Маловато будет, – улыбнулся молодой человек. – Но проблема в другом: ядерные заряды не продают кому попало.

– Так, а если обратиться к правителям? Возможно, я мог бы оказать им некоторые услуги в обмен на пару таких источников, – предположил Арциус. – Например, помочь завоевать соседей. Либо призвать могущественных демонов. Или воскресить какого-нибудь павшего героя…

Молодой человек некоторое время размышлял, что будут делать спецслужбы с гостем из иного мира. Ясно, что ничего хорошего. Вряд ли власти оставят в покое могущественного архимага, который сам по себе – оружие массового поражения. Мысль сделать один звонок и сдать учителя не рассматривалась. Вполне возможно, что в этом случае пришелец и его ученик будут сидеть в соседних камерах, а люди в белых халатах получат не один, а два объекта для изучения.

– Поверь, это плохая идея! – сформулировал Глеб. – У нас с властями лучше не иметь никаких дел. Обещать-то они могут много чего, но в итоге – все равно обманут! Ты, конечно, крут, но и там – не дураки. В общем – найдут способ прикончить тебя. Просто так… или разрежут на кусочки и будут изучать.

– Так я и думал. Но этот источник энергии необходим! И я его получу! – сказал чернокожий, вытащив из пачки зеленую купюру. – Сейчас меня интересуют боги. Почему вы поклоняетесь Аштету?

– Это просто деньги, – ответил Глеб, покрутив в руках стодолларовую купюру. – Вон те, красненькие – тоже, но они так – фантики…

– Зеленые бумажки – самые ценные. Зачем тогда нужны фантики? – поинтересовался архимаг.

– Фантики нужны, чтобы обменять их на зеленые бумажки, – подумав, ответил молодой человек. – Красные бумажки с каждым днем дешевеют. Это называется инфляция – тут все сложно, и мало кто понимает тонкости. В общем, все нормальные вещи продаются за эти зеленые деньги.

– Дикари, – констатировал Арциус. – Ваша цивилизация еще не скоро дойдет до настоящих ценностей – ракушек, монет и драгоценных камней!

– Действительно, ходить за покупками с мешком ракушек – это именно то, о чем я всегда мечтал! – сказал Глеб с сарказмом.

– Почему боги покинули ваш мир?

– Честно говоря, не интересовался этой темой. Но я знаю, где можно узнать больше. А сейчас пора отсюда сваливать! Ночевать в лесу у меня нет желания, – сообщил молодой человек, посмотрев на небо.

В вышине перекрещивались два инверсионных следа – похоже, военные все еще ищут тех, кто устроил мощный взрыв рядом с крупным городом. Глеб подумал, что скоро до «зеленых человечков» дойдет информация об умеющем летать госте из иного мира, поэтому лучше к тому моменту оказаться подальше отсюда…

– Мне не нужен сон, – заявил архимаг.

– Зато мне – нужен! – отрезал ученик.

– Первое время – да, – согласился черный.

– Что значит «первое время»? – переспросил Глеб.

– Ты же не думаешь, что боги будут тратить свое время на такие глупости? Божественная кровь меняет обладателя – через несколько сотен лет сможешь поглощать энергию непосредственно… как я, – усмехнулся Арциус и добавил: – Если доживешь, конечно.

– Тебе что, не нужна пища?

– А что тебя удивляет, ученик? Высшие существа намного совершеннее людей. Не забывай, что ты теперь больше, чем просто маг!

Глеб взвесил в руках охотничье ружье двенадцатого калибра, а затем осмотрел блестящий револьвер с гравировкой на стволе: «Рафику от братанов». Связываться с чужим оружием не стал – перебрав кучу трофеев, отложил только наличность. Две пачки денег и сотовый телефон Арциус спрятал в свою чешуйчатую сумку. Все остальное было аккуратно завернуто в брезент и прикопано в ближайшей яме.

– Стоят ли все сокровища мира слезинки одного маленького Рафика? – риторически вопросил маг, ровняя землю.

– Мне нет никакого дела до человеческих детенышей! – отозвался черный.

Помнится, школьных педагогов сильно волновала эта моральная дилемма, но бессмертный архимаг из иного мира точно знал ответ. Повесив на плечо баул с остатками еды, молодой человек с сожалением обошел мотоцикл – слишком приметный агрегат предстояло бросить. С останками незадачливого охотника архимаг разобрался быстро, сообразив, что требуется сделать. С ладони упала большая черная капля, после чего на месте тела осталось мокрое пятно. Магическая субстанция действовала как кислота, растворяя плоть, кости и одежду.

– Что это было? – удивился ученик, подумав о том, что магия оставит криминалистов без работы.

– Довольно сложное плетение, – соизволил пояснить Арциус. – В этом мире стихийная магия слишком слаба. По пути сюда я провел несколько экспериментов – плетения пустоты оказались наиболее эффективны…

– Что это за «пустота»?

– Узнаешь в свое время, ученик! – проворчал черный. – Пока все это слишком сложно для твоего восприятия. Я уже сказал – будешь заниматься только ритуалистикой!

– Почему?

– Даже слабый маг способен на многое, особенно если у него есть время на подготовку. Времени у тебя теперь будет много… – усмехнулся черный. – Но поспешим! Мне не нравится возня ваших стражей на месте перехода!

Дожидаясь хозяина, УАЗ-469 сиротливо стоял в кустах. С первой попытки завести его не удалось. Владельцу иномарки точно бы пришлось топать до ближайшей деревни и искать там трактор, однако Глеб был спокоен. Ведь этот старый автомобиль всегда ехал сам, а по случаю мог вытащить из грязи какой-нибудь дорогой и красивый буржуйский джип.

– Что это? – черный покрутил в руках металлодетектор.

– Прибор для поиска под землей разных вещей, – ответил Глеб. – Но думаю, истинное зрение для этих целей подходит больше…

– Так и есть, – подтвердил Арциус. – Истинным зрением можно обнаружить магию, артефакты и ценные металлы.

Глеб опустил ладонь на рукоять шпаги и, сосредоточившись, смог увидеть обломки на глубине в пару метров. Истинное зрение значительно превосходило возможности китайского устройства. Но теперь заниматься раскопками было глупо – неподходящее это дело для обладателя божественной крови. Что интересно – современные материалы вроде пластика и синтетики истинное зрение игнорировало.

– Твоих рук дело? – подозрительно спросил Глеб, когда после поворота ключа двигатель только пару раз дернулся. Стрелка вольтметра замерла у красной зоны, что обещало хозяину ржавого внедорожника несколько минут физических упражнений.

– Портал может вытягивать энергию из ближайших источников, – подтвердил архимаг.

– Все понятно. Теперь за феноменом будут гоняться все кому не лень. Так ты говоришь, полетал над деревней и много народу тебя видело… Где это было?

Архимаг уверенно махнул рукой, указывая направление, а Глеб помрачнел – теперь следует сделать приличный крюк, чтобы не попасться на глаза военным. Наверняка жители успели сообщить, кому следует. Государственная машина тяжела на подъем, но в особых случаях может работать быстро. Доказательство тому – вертолеты и специалисты, которые сейчас копошатся на месте перехода.

Возможности архимага позволяли дистанционное наблюдение; он сообщил, что люди успели развернуть небольшой палаточный городок. Внутри пятна возились ученые, расставляя приборы. Глеб подумал, что вряд ли власти оставят без внимания сильный взрыв и выжженный круг земли диаметром в полкилометра (так, во всяком случае, молодой человек понял меры длины, используемые в другом мире).


– Собираешься призвать демона Инжектора? Он оживит твою повозку? – поинтересовался черный, когда Глеб открыл капот.

– Нет, инжектор только в новых повозках. Здесь карбюратор – вот, эта круглая штуковина…

– Слишком маленькая, чтобы вместить элементаля, – проворчал Арциус.

После нескольких наводящих вопросов молодой человек понял, что архимаги не способны воспринять концепцию двигателя внутреннего сгорания. Четыре маленьких огненных элементаля в железных клетках… лучше использовать одного, но побольше. И зачем колеса, когда можно нанести руну уменьшения веса на днище платформы и призвать воздушного элементаля? Конечно, все это требует подпитки Силой, но зато не нужно тратиться на бензин и запчасти – когда нет движущихся частей, ломаться нечему…

Размышляя над крайне своеобразным подходом учителя к технике, Глеб копался в багажнике. Там стоял ящик с полезным хламом – все необходимое для экспресс-ремонта хозяева «УАЗов», как правило, возят с собой. Под грудой запчастей нашелся «кривой стартер». Арциус в это время пристально разглядывал грязный кузов автомобиля. Поковыряв пальцем металл, черный отломал с прогнившей двери большой кусок ржавчины.

– Не трогай! – возмутился владелец. – Высохнет – само отвалится!

Арциус засмеялся, когда загогулина с хрустом вошла в незаметное гнездо на морде аппарата. Мысли гостя из Изначального мира занимал мощный источник энергии, который научились делать местные. Жаль, что ученик имел только общее представление об этой «атомной бомбе», ведь чтобы покинуть негостеприимное место, требуется энергия – много энергии…

– С помощью этой железяки «козлик» скоро поедет! Хотя тебя он быстрее послушается, – Глеб показал пример, а потом перевел взгляд с могучих мускулов чернокожего на изогнутую рукоятку. – Не хочешь попробовать?

Арциус не стал возмущаться, а легко и непринужденно дернул загогулину, запустив двигатель. Автомобиль зарычал, испортив воздух выхлопом, а черный махнул рукой, отгоняя вихрем копоть.

– Как будто ты всю жизнь этим занимался… Сейчас прогреется – и поедем! – сказал Глеб, убирая в багажник «кривой стартер». – А сколько у тебя было учеников?

– За три тысячи лет – четверо, – отозвался архимаг. – Но с таким развитым мозгом – пока еще ни одного. Ты не похож на ученого…

– Эмм… я в свое время хотел стать им, но после третьего курса пришлось распрощаться с этой идеей, – признался Глеб. – Стоп, а что с ними стало, с твоими учениками?

– Первого съел призванный им демон. Второй попытался убить меня, так что он вполне заслуженно помучился перед развоплощением. Третьего разорвало на части, когда он неправильно создал локальный портал. Четвертый пропал – в одном из закрытых миров…

– Если возможно прыгать из мира в мир, почему Землю не посещают маги?

– А зачем? – удивился Арциус. – Если здесь и есть что-то ценное, все равно затраты на переход не окупятся. Открыть портал даже в соседний мир непросто – некоторые маги для этого копят силы несколько лет. Ну а для того, чтобы совершать дальние переходы, нужно собрать энергии на порядок больше. Именно этим я и собираюсь заняться! И ты мне поможешь!

– У нас есть легенды о могучих героях и магах, – задумчиво сказал Глеб. – Я раньше думал, что это ерунда, но теперь даже не знаю…

– Возможно, кто-то был, но скорее всего – тут и остался. Попасть в закрытый мир проще, чем выбраться. Я же сказал – создание портала требует огромных запасов энергии, а с этим у вас совсем плохо…

– И насколько огромных?

– В Изначальном мире я мог превратить в пепел небольшую деревню, а здесь этого количества Силы хватит только на парочку людей. Для путешествия в ближайший мир требуется в сотни раз больше… – сообщил черный. – Скоро я собираюсь разрушить поселение гномов – где тут поблизости они обитают?

– Кроме людей, на Земле никого больше нет, – серьезно ответил Глеб.

– Значит, разорю поселение людей! – сказал архимаг.

– Зачем?

– Просто потому, что я так хочу! – Арциус раздраженно нахмурился. – Возможно, получу необходимую энергию, одновременно уничтожив несколько тысяч существ. Это называется «жертвоприношение». Если это не сработает, для полного восстановления резерва и накопителей мне понадобится время…

Лицо Глеба выразило непонимание, а гость из иного мира соизволил объяснить:

– А, ты испытываешь сочувствие к своим собратьям… Напрасно!

Черный подошел к большому муравейнику и некоторое время наблюдал за суетой его крошечных обитателей. А затем стряхнул с ладони огненный шарик и испепелил всех.

– Пора тебе уже мыслить, как магу! Для тебя жизни этих существ не должны значить ничего. Существует три ступени развития. Это разумные, маги и божества. Между ступенями – огромная пропасть. Скоро ты это поймешь!

– Хм… может быть. Но у меня есть предложение получше. Люди строят заводы, которые вырабатывают энергию. Можно навестить такой – возможно, ты сможешь вытащить оттуда Силу!

– Где находится ближайший завод?

– Примерно километров двести отсюда, – сказал Глеб. – Это четыре часа на машине.

– Я подумаю над этим, – кивнул черный.

Маг подумал, что явиться на атомную электростанцию в компании крайне асоциального пришельца из Изначального мира – не самая удачная идея. Однако, поразмыслив над альтернативным вариантом, Глеб признал, что массовое жертвоприношение намного хуже. В конце концов, эти станции вырабатывают огромное количество энергии – никто не расстроится, если позаимствовать немного.


Потрепанный «уазик» весело полз по заброшенной дороге, а Глеб никак не мог разобраться в своих ощущениях. Голова работала неожиданно ясно, но больше никаких обретенных божественных свойств пока не появилось. Архимаг из другого мира обещал, что скоро все придет в норму, и молодой человек был склонен этому верить.

Глеб раньше не особо задумывался о перспективах и жил, что называется, исключительно сегодняшним днем. Глобальной цели как таковой у него не имелось. Желания других заработать как можно больше денег молодой человек не разделял. Какой смысл корячиться пять лет на ненавистной работе только ради того, чтобы купить новую тачку? Ведь по большему счету какой-нибудь «Крузер» за тридцать тысяч баксов мало чем отличается от старенького «уазика» за полторы тысячи – оба автомобиля кушают бензин и передвигаются на четырех колесах. В общем, повальное сумасшествие окружающих, гробящих свою жизнь в обмен на вещи, Глеба обошло стороной.

Теперь на горизонте появилась цель – обрести могущество и научиться путешествовать между мирами. Новоявленный маг понимал, что возврат к прошлой жизни теперь невозможен, – мир, совсем недавно простой и понятный, неожиданно заиграл новыми красками. Глебу очень хотелось расспросить учителя о магии и местах, в которых тот побывал, но на все вопросы следовал один ответ:

– Все потом! Лучше говори, что ты делаешь!

Глеба немного напрягала бесцеремонность учителя в некоторых вопросах. Однако, поразмыслив, молодой человек пришел к выводу, что мировосприятие бессмертного и могущественного существа (пусть даже бывшего когда-то человеком) должно сильно отличаться от менталитета землянина. Причем в худшую сторону.

Имея подобные таланты, Глеб и сам с удовольствием пришлепнул бы нескольких индивидуумов – например, тех, кто развязывает войны, придумывает очередные идиотские законы и всячески мешает жить остальным. Но разом прикончить население небольшого города – все-таки перебор!

Энергично нажимая на педали и переключая передачи, Глеб, как мог, объяснял свои действия пассажиру. Сначала черный слушал внимательно, однако, узнав, что магии в машине нет, безразлично махнул рукой.

– Все можно было сделать проще – колеса может крутить один низший демон, повинуясь приказам погонщика, – презрительно сказал Арциус. – Но я предпочитаю летающие платформы – им не нужны дороги, как повозкам. Ваши гномы сошли с ума, придумать такое!

– Говорил же, нет у нас гномов, – буркнул маг.

– Почему тогда эти кресла не рассчитаны на людей? – привел убийственный аргумент пассажир, который своей головой то и дело упирался в пластиковый потолок.

Проблема решилась магическим путем – крыша вздулась пузырем, отчего «козлик» стал выглядеть довольно авангардно. Арциус то и дело ерзал на сидушке, вслушиваясь в брутальный рев движка и скрежет трансмиссии. Хозяин автомобиля ехидно ухмылялся – в свое время он поставил передние кресла от иномарки, поскольку штатные смахивали на орудие пыток инквизитора.

– Да, – согласился Глеб, – по задумке конструкторов, на таких автомобилях должны ездить коротконогие и горбатые существа, хорошо разбирающиеся в механике. Допускаю, что это – гномы! Но я пока ни одного не видел. Наверное, умело прячутся…

11

Тишину и покой заброшенной дороги нарушало только громкое урчание «козлика», бодро скачущего по колдобинам. Глеб подозревал, что раньше здесь ездили исключительно тракторы, – дорога становилась все хуже и хуже.

По обочинам мелькали ободранные стволы, под колесами хрустели поваленные ветки, а в салоне пахло хвоей, смолой и легкой гарью. Глеб с наслаждением сделал глубокий вдох, подумав, что раньше не мог похвастаться настолько острым обонянием.

– Что ваши ученые будут делать с отсеченными головами Великих магов? – неожиданно спросил черный.

– Без понятия, – пожал плечами ученик.

– Жители отсталых миров почитают разный мусор, брошенный высшими существами, – задумчиво произнес Арциус. – Вполне вероятно, что здесь скоро появится новый культ.

– Скорее всего, спрячут в какую-нибудь секретную лабораторию и будут изучать, – ответил Глеб. – Поклоняться отрубленным головам – вряд ли… сейчас не Средневековье. У нас теперь другие боги. Я имею в виду зеленые бумажки с портретами американских президентов.

– Ты недооцениваешь смертных! – засмеялся черный. – Люди глупы; они легко поверят в любую чушь, если это кому-то выгодно. Ты можешь себе представить, чтобы целых три мира поклонялись мертвому богу? А ведь слуги Единого лезут и в другие миры…

Молодой человек подумал, что специалисты сильно обрадуются найденным головам инопланетных магов. Жаль только, что те не являлись какими-нибудь трехглазыми крокодилами, – вот было бы весело увидеть в новостях сюжет о вторжении инопланетных пришельцев…


Глеб с хрустом воткнул вторую передачу и покосился на пассажира. Тот в это время бесцеремонно копался в бардачке, пробуя некоторые предметы на зуб. Хозяин не возражал – сердить могущественного архимага глупо. Не обнаружив ничего интересного кроме карт, перегоревших лампочек, спутанных проводов и мотка изоленты, черный нашел новый объект для изучения – навороченный сотовый телефон. Видимо, тот принадлежал покойному Рафику или кому-то из его друзей-байкеров.

– Серьезная вещь, – наконец сказал архимаг, оторвав ладонь от коробочки. – Внутри есть слабое плетение, но что оно делает, неясно. Я трижды разрушил его, но через некоторое время оно восстанавливается…

– Это яблофон, – ответил молодой человек, повернув голову. – Устройство связи. По нему любой может отследить хозяина устройства. Выброси его!

– Я видел в одном мире нечто похожее. Артефакты, позволяющие переговариваться через Связующую Бездну. Богам это сильно не понравилось, и они прикончили всех обладателей таких устройств… – Арциус выбросил сотовый в открытое окно и неожиданно рявкнул: – Стой!

Не успел ученик полностью затормозить машину, а пассажир уже дергал ручку двери, выбираясь наружу. В кустах просматривался черный джип, а на полянке рядом – палатка и небольшая группа людей. В воздухе витали ароматы шашлыка, а возле большого мангала суетились мужчины в коричнево-зеленом камуфляже с множеством карманов и висюлек. Отдыхающий размахивал руками, что-то рассказывая блондинке. Девица часто прикладывалась к бутылке, а ее подруга глупо хихикала, прикладываясь к «косячку», – в общем, культурный отдых.

Арциус решительно направился к компании – только сейчас маг сообразил, что дело запахло нехорошим. Заглушив двигатель, Глеб бросился следом.

Высокий усатый дядька изобразил салют дымящимся шампуром, а подружка засмеялась, пролив на себя пиво, – наряд архимага ее развеселил. Одежда подчеркивала все достоинства девушки, хотя расшитая блестками короткая юбка и белоснежная майка смотрелись неуместно в этой глуши. Толстяк с дурацкой бородкой настороженно покосился на нежданного гостя, а затем шагнул к открытому багажнику и схватил ружье.

При виде оружия дружелюбная улыбка Арциуса сменилась гримасой гнева, и он положил ладонь на рукоять своей сабли. Прежде чем Глеб успел поинтересоваться намерениями черного, тот поприветствовал компанию по-своему. Остановившись шагах в десяти, пришелец из иного мира вытянул руку, и с растопыренных пальцев сорвались струи клубящейся черноты. Мужчины захрипели, когда дымные щупальца стали медленно душить своих жертв. Взмахнув рукой, архимаг оборвал черные нити; щупальца же никуда не исчезли, а продолжили свое занятие – мучительное убийство людей.

Затем Арциус молниеносно взмахнул саблей и снес голову блондинке, с лица которой уже успела сойти глупая улыбка. На мерцающем клинке не осталось никаких следов, когда черный вбросил оружие в ножны. Вторая женщина завизжала и бросилась прочь, однако ее обувь плохо подходила для бега по пересеченной местности. Каблук провалился в незаметную ямку, и беглянка протаранила головой ближайшую елку. Арциус спокойно подошел к барахтающейся женщине и воткнул в спину кривой кинжал.

– Что ты делаешь?! – возмущенно вскрикнул Глеб.

– У нее был слабый дар… – ответил Арциус, плотоядно улыбнувшись.

Толстяк сумел перед смертью издать невнятный булькающий звук. Тучное тело в последний раз дернулось и обмякло, когда клубящаяся тьма вокруг шеи рассеялась. Усатый с побелевшим от напряжения лицом пополз к ружью, но архимаг пресек попытку сопротивления, взмахнув рукой. Дымное щупальце подтянуло задыхающуюся жертву к мучителю.

– Кто тебя послал, ничтожество? – поинтересовался Арциус, нависая над усатым.

– Кха-кха… – закашлялся мужчина, открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег рыба.

Арциус с ухмылкой наблюдал за агонией – усатый хрипел и остервенело тряс головой. Вскоре победитель перевернул ногой тело и принялся шарить по многочисленным карманам жертвы.

Потрясенный быстрой расправой, Глеб собирался высказать все, что он думает об увиденном. Торжествующая улыбка не сходила с лица архимага – похоже, он был очень доволен собой. Еще бы – прикончил четырех человек меньше чем за минуту.

– Зачем? – спросил молодой человек, приходя в себя.

– Охотники на магов, – пояснил победитель. – Видишь, у них такое же оружие, как и у того, что напал на меня! Посмотри на их одежду!

– У нас такие тряпки носит каждый второй. Ты в следующий раз спрашивай меня! И вообще, если ты будешь убивать всех встречных, это плохо кончится! – обеспокоенно заявил Глеб.

– Никто не узнает, – равнодушно ответил черный, ткнув пальцем в джип. – Ты можешь взять это средство передвижения!

12

– Плохая идея! – молодой человек посмотрел на непростые номера черного «лексуса». – Он, конечно, поудобней моего «козлика», но передвигаться на таком опасно. У нас на дорогах орудуют стражи, которые совсем не обрадуются появлению беспредельщиков на чужом автомобиле. К тому же наверняка там есть маячки, по которым воришек быстро найдут…

Черный деловито перетряхивал вещи покойников – рядом с телами росла кучка трофеев, где обнаружились бейсбольная бита, кастет и портмоне с документами. Деньги победитель присовокупил к трофеям, разложив по пачкам. Архимаг озадаченно покрутил в руках стопку пластиковых карт, но ученик посоветовал их бросить – воспользоваться средствами мертвого хозяина будет проблематично.

– ЧОП «Горыныч», – озадаченно прочитал Глеб, раскрыв одну из корочек. – Бандиты, значит…

– Этот когда-то убивал людей, а совсем недавно – животных. А второй – торговец запрещенным белым порошком. Я прочитал в их воспоминаниях, – подтвердил Арциус.

– Тогда ладно, – Глеб покосился на крутое ружье, к которому из последних сил полз усатый.

Оружие явно дорогое и эксклюзивное – чем-то похожее на киношный бластер с дырчатым пламегасителем. Похоже, бедные зверюшки умирали не от могучего заряда дроби, а от страха. На ребристой планке сидел навороченный прицел, а на стволе снизу – лазерный целеуказатель. Приклад с обрезиненным затыльником и кармашком для патронов выглядел солидно. Сразу видно, хозяин – матерый фетишист, поскольку навесил на свою игрушку все, что мог. Глеб не удержался и взял в руки тяжелый дробовик. «М4 Супер 90 Бенелли. Италия» – гласила выбитая на металле надпись. На другой стороне имелась гравировка готическими буквами: «Всех убью – один останусь».

– Это лучше бросить здесь… – Огорченно покачав головой, молодой человек протер вороненый металл рукавом и положил эксклюзив на землю.

– Чем ты недоволен, ученик? – с ухмылкой спросил архимаг.

– Да всем! Так неправильно, – сформулировал молодой человек. – Эти двое, может быть, и заслужили, но девчонок-то за что?

– Ты приверженец учения Единого? – В глазах черного промелькнул интерес. – Неизбежное воздаяние, да?

– Нет, – возразил Глеб, но, помолчав, добавил: – Хотя кое-кто в этом мире заслуживает воздаяния. Ну, мне так кажется! Справедливость – это ведь так называется…

– Отлично, просто отлично! – улыбнулся Арциус. – Уже думаешь как маг. Скоро у тебя появится возможность свершить задуманное и уничтожить врагов!

– У меня нет врагов, – сообщил Глеб. – В смысле тех, кого очень хотелось бы убить. Максимум – начистить физиономию. Но это я могу сделать и без магии…

– Враги будут! – пообещал учитель.

– Ну а как же моральные нормы и законы?

– Что ты имеешь в виду, ученик?

– Добро и зло. Правильно – неправильно.

– Это ярлыки, придуманные людьми, – засмеялся черный. – Маги стоят выше всех условностей. Есть только одно понятие – целесообразность. В разных мирах мораль и законы разные. Вот, например, в мире под названием Улд любого могут прикончить только за то, что у него всего пять пальцев на руках. Оказавшись там, ты нарушаешь закон и моральные нормы одним фактом своего существования, хе-хе…

– Жители этого мира – не люди?

– Они похожи на людей, только с шестью пальцами на каждой конечности и маленьким хвостом, – уточнил Арциус. – Есть миры, где магия вовсе запрещена, а одаренного ждет мучительная смерть. Там, где правят слуги Единого, любой может ограбить путешественника или сжечь на костре, если тот не поклоняется их божеству.

– У нас такое тоже было, – кивнул Глеб. – А как боги относятся к тем, кто убивает людей просто ради развлечения? Наши жрецы утверждают, что высшие сущности смотрят за каждым и карают либо награждают человека после смерти…

– Чушь! – безапелляционно сказал архимаг. – Тебе интересно наблюдать за муравьями и карать каждого из них, кто укусил соседа?

– Вообще-то нет.

– Так вот, для богов люди – даже не муравьи, а пыль под ногами. Конечно, есть миры, где божества активно вмешиваются в жизнь смертных. Но чаще всего высшие сущности заняты своими делами. Возможности богов велики, но не безграничны – сильные маги могут уничтожить такую сущность. Или забрать ее себе! – гордо заявил Арциус. – Как это сделал я!

– «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее – наша задача», – процитировал Глеб любимую фразу тетки, которую та постоянно повторяла, копаясь в огороде.

– Видишь, божественная кровь уже влияет на твое мировосприятие, – удовлетворенно сказал черный.

Молодой человек подумал, что тысяча солдат с пистолетиками все равно не уничтожат танк – слишком разные весовые категории. Однако маги как-то нашли способ, прогнув изменчивый мир под себя.

– Я тут подумал, что ты не сильно похож на мага. Наши обычно носят посохи, балахоны и седую бороду… Конечно, раньше я магов не встречал, но в фильмах их изображают именно так! – заметил Глеб и дипломатично добавил: – К тому же сабли – только для воинов. Это оружие несколько устарело!

– Хе-хе, – засмеялся черный, ловко выхватив мерцающий клинок.

Арциус картинно сделал несколько взмахов и двумя ударами крест-накрест разрубил капот несчастного «лексуса». Сабля легко кромсала металл, как бумагу, – черный при этом не делал ни одного лишнего движения. Рельефные мышцы плавно перекатывались под черной кожей – наверное, именно так и выглядели древние воины, которые острым железом вскрывали друг дружке черепа тысячи лет назад.

– Этот артефакт бесценен, – с гордостью сказал архимаг. – Лучшее, что у меня есть. Я нашел его в одном закрытом мире – аборигены поклонялись древнему оружию. Даже тогда сабля была хороша, а сейчас – нечто особенное. Сокрушительная мощь и изящество!

Глеб на всякий случай уважительно кивнул. Он еще мог оценить изящество истребителя-невидимки, молнией пронзающего облака, или сокрушительную мощь подводного атомохода, несущего в своем железном брюхе пару десятков рукотворных армагеддонов… хотя сравнивать поделки древних мастеров с высокотехнологичными орудиями массового уничтожения все-таки глупо. Охотничья двустволка за секунду превратит самого крутого фехтовальщика в покойника.

Молодой человек не разделял восторгов учителя и отстаивать свою точку зрения не собирался. Ведь наверняка у Арциуса имелись веские причины таскать на себе древнюю саблю с мерцающим клинком.

Глеб, к примеру, взял бы в другой мир что-нибудь посерьезнее. Например, АКМ, пуля которого пробивает рельс… хотя нет, лучше АК-74 с парой цинков патронов. Калибр меньше, а значит – боекомплекта на себе можно утащить больше. Старый советский автомат даст фору любому холодному оружию. Куда уж магам против такого – попробуй увернись от тридцати пуль!

– У нас эти средневековые игрушки давно забыты. Сейчас в моде танковые клинья и ковровые бомбардировки, – тактично сообщил Глеб. – А еще есть химическое оружие и боевые вирусы. Это когда врагов травят, как тараканов, а их имущество достается победителю.

– В разных мирах – законы разные. Не везде будет работать техника, – многозначительно ответил черный.

– Это как?

– Семь Небес, где поверхность непригодна для жизни, а люди живут на огромных летающих островах. Или Шаара, пустынный мир – там обитают демоны. Есть и другие места, где невозможно создать огонь… а ваши механизмы используют исключительно его. Без огня не будет воспламеняться алхимический порошок…

– Он называется «порох», – вставил Глеб.

– Не важно. Я могу превратить механизмы и оружие в мертвые куски железа. У воина, владеющего мечом, гораздо больше шансов справиться с магом – на создание плетений требуется время…

– Значит, буду осваивать острое железо, – кивнул молодой человек. – Но что-то коротковата она для боя. Наши рыцари орудовали двуручными мечами с себя ростом…

– Ты же не думаешь, что Великий маг будет носить безделушку? – усмехнулся Арциус. – Это могущественное оружие. Нийра в свое время прикончила своей шпагой высшего демона.

– Не может быть! – удивился ученик, вытащив из ножен артефакт. – Но как?

– Это – адамантит, самый прочный материал. Клинок способен пробить даже чешую дракона. Остальное – дело техники. Мощный разряд прямо в сердце – Нийра часто такое проделывала.

Глеб тут же испробовал шпагу, проткнув уже пострадавший капот «лексуса». Трехгранное острие вошло в металл, как горячий нож в масло, а Глеб замер с открытым ртом – такого он не ожидал. Наверняка ученые будут прыгать от восторга, получив этот адамантит; ведь подобного материала на Земле точно нет.

– Я вот что подумал… одежда этого усатого тебе отлично подойдет. Потом купим что-нибудь другое!

– Говоришь, в таком у вас ходит каждый второй?.. – со скепсисом протянул архимаг, освобождая покойника от камуфляжа.

Вскоре на земле остался лежать труп в красных труселях с игривым сердечком на причинном месте, а Арциус стал похож на настоящего охотника. Правда, образ немного портили сабля на боку и чешуйчатая сумка на плече.

– Пойдет, – буркнул Глеб, расстегивая клапан на спине костюма, где прятался капюшон – теперь черная физиономия не так будет привлекать внимание.

– Вижу здесь большой резервуар с алхимической жидкостью, – неожиданно сообщил Арциус, похлопав по лакированному боку иностранного джипа.

– Бак с бензином, – ответил Глеб.

– В твоей повозке и мотоциклах тоже есть резервуары. Сейчас мне пришла в голову идея магического конструкта, способного разрушать такие механизмы.

– Так это совсем просто. Горючка расходуется небольшими порциями. Если поджечь ее, будет взрыв. Достаточно искры. Только лучше отойти подальше…

– Я планировал изменить состав этой жидкости, сделав ее нестабильной, но создать крошечный разряд будет гораздо проще, – сообщил черный. – С этим справится простой конструкт.

– Только не перестарайся. Будет глупо, если взорвутся все машины в окрестности. Как тогда, когда у меня аккумуляторы сели…

Арциус кивнул и закрыл глаза. Он неслышно шевелил губами и хмурился – блестящая туша иностранного джипа все так же маячила между деревьями. Глеб подумал, что «лексус» может оказаться и дизельным – все-таки под капот ему никто не заглядывал.

Коснувшись рукояти шпаги, молодой человек ощутил прилив сил и задействовал истинное зрение. Теперь он увидел нить, идущую из яркой оболочки архимага, – этот тонкий щуп уперся в бензобак. Некоторое время ничего не происходило, а затем нить исчезла, а от ауры отлепился полупрозрачный сгусток.

– Выглядит безобидно, – сказал ученик, когда конструкт рассеялся, достигнув цели.

Совсем неожиданно в автомобиле что-то хлопнуло, после чего кузов лениво облизнули огненные языки. Гордость японского автопрома затянуло густым облаком дыма, но больше никаких спецэффектов молодой человек не увидел. Он ожидал адского грохота и шара пламени – ведь в фильмах все машины эффектно взрывались. Глеб подумал, что киношники обманули – ничего похожего на разлетающиеся обломки не наблюдалось.

– Неплохо, – прокомментировал Глеб. – И вот еще что: нужно уничтожить улики. Этой своей магией пустоты или еще чем-нибудь…

Джип горел коптящим пламенем. Разогнав порывом ветра дым, Арциус широко развел руки – тела и разбросанное имущество покойников накрыло облачком, после которого на земле остались только брызги металла.

Пока субстанция жадно поглощала все, что попало в область действия плетения, Глеб думал о магах, богах и людях. Как оказалось, и в других мирах человеческие жизни ценятся крайне низко…

13

Арциус оторвал взгляд от проплывавших за окном видов крошечной деревеньки. За покосившимися заборами виднелись усыпанные гроздьями яблок деревья и домики жителей, в отдалении маячили развалины каких-то строений сельскохозяйственного назначения.

Притормозив около продуктового павильончика, Глеб собрался посетить заведение и прикупить съестного. Здесь местных было на удивление мало – несколько пожилых женщин и подростков. Из дверей, переваливаясь, выбралась продавщица в грязном халате с помойным ведром. Вывалив объедки в ближайший куст, женщина тяжело вздохнула и пошлепала назад. Молодой человек ее прекрасно понимал – атмосфера разрухи и запустения российской глубинки действовала на городских угнетающе. Откуда-то выползла ободранного вида собака и уткнулась носом в подачку, следом появился заросший щетиной забулдыга в камуфляже. Романтика деревенской жизни во всей красе – аромат самогона молодой человек уловил отчетливо.

Черный кровожадно ухмыльнулся, узрев очередного «охотника на магов», но Глеб решительно нажал на газ, оставляя аборигена позади.

Перебравшись через огромную лужу, полную мусора и утопленных досок, автомобиль запылил по гравийке среди редколесья из тонких березок и пожелтевших хилых елей. Солнце клонилось к закату, а небо заволокло редкими облаками. Маг довольно улыбался – осталось проехать еще один поселок и выбраться на федеральную трассу, а там уже и до города рукой подать.

В следующей деревеньке имелся магазинчик, который Глеб решил навестить. Рядом на скособоченных прилавках две старушки продавали яблоки и зелень, а неподалеку крутилась местная молодежь – безвкусно накрашенные грудастые девахи и субтильные подростки в тренировочных костюмах. Опухшие лица и бутылки пива в руках обещали аборигенам незабываемый вечер.

Припарковав «козлика» рядом с намертво вросшим в землю трактором, молодой человек повернулся к пассажиру:

– Сиди здесь и ничего не трогай! Никакой магии и прочих штучек…

– Почему?

– Помнишь про боевые вертолеты, ракеты и все остальное? Ты и так достаточно засветился. Только внимания властей нам не хватало! Стражам не понравится, если кто-то будет безобразничать тут!

– Да, – кивнул черный, сложив могучие руки на груди.

Заскочив в магазинчик, молодой человек решительно отодвинул от прилавка существо неопределенного пола, плотоядно пожирающее глазами холодильник с пивом.

Дородная продавщица неодобрительно покосилась на гостя, отложив глянцевый журнал с гламурными девицами и культуристами на обложке. Глеб молча ткнул пальцем в большой окорок, а затем показал на внешне аппетитный кусок ветчины.

Все остальное, выложенное на витрине, доверия не вызывало. Вот сосиски «Малышок» и «Студенческие» – молодой человек на мгновение задумался, из чего (или кого) все это сделано. Слишком уж подозрительные названия.

Нет уж, пусть местные сами едят эти сосиски, отличающиеся друг от друга только содержанием усилителей вкуса и красителей. Подумав, гурман взял еще и кружок копченой колбасы, бросив маленький кусок облезлой кошке. Животное замурлыкало, а подачка мгновенно исчезла. Значит, продукт безопасен для человека. Женщина придирчиво повертела крупную купюру, сунув покупателю пакет со снедью и сдачу – ворох бумажек поменьше.

– Дядь, дай полташку на хрючево! – жалобно промямлил абориген.

– Держи сотню! – улыбнулся Глеб. – Но чтобы до поросячьего визга!

– Не вопрос, – обрадованно захихикал местный житель, вцепившись в подачку.

Покинув душный сумрак магазина, маг первым делом бросил взгляд на свой автомобиль. Проблемный пассажир послушно сидел внутри и не собирался устраивать маленький армагеддон жителям российской глубинки. Глеб облегченно выдохнул и направился к прилавкам, где купил ведро яблок у бабульки.

– Только что с дерева, – заверила та, пересыпая урожай в заштопанный мешок.

– Да ну? – невпопад сказал Глеб, которому было все равно.

– Как свет отключили, так яблоньку обтрясла. – Торговка ловко завязала мешок обрывком веревочки.

– Что, и у вас тоже? – переспросил маг.

– Это все они! Ишь, разлетались, ироды! – Бабулька погрозила сухоньким кулачком пролетающему вдалеке вертолету.

– Точно. Именно они во всем виноваты, – на всякий случай подтвердил Глеб.

Маг подумал, что его зрение заметно улучшилось, – теперь глаза уверенно различали даже бортовой номер винтокрылой машины. В кабине вертели головами двое пилотов, а под брюхом аппарата на тросах болтался оранжевый контейнер с торчащими усиками антенн. Способна ли эта штука обнаружить пришельца из другого мира? Сложный вопрос…

Вторая торговка пообещала неприятности богохульникам, что царапают «вертоплетами» небесную твердь. К дискуссии подключился небритый мужичок с удочками и рюкзаком, в котором что-то подозрительно булькало.

– Учения! Я телевизор смотрю, знаю, что к чему… – заявил тот с видом знатока. – Пусть только натовцы проклятые к нам сунутся… Покажем жабоедам кузькину мать!

Молодой человек закинул мешок за спину и двинулся к «уазику» под бубнеж старушек и размеренный речитатив «рыбачка», клеймящего натовскую угрозу, план Даллеса и рептилоидов.


Когда автомобиль выбрался на федеральную трассу, небо заволокла облачная муть и на лобовое стекло брызнули первые капли дождя. Черный молча водил ладонью над пачкой американских денег – ученик сделал вывод, что готовится какая-то очень сильная магия.

Так и оказалось – что-то сверкнуло, в салоне на пару градусов понизилась температура и запахло озоном. Вдобавок ко всему этому двигатель «уазика» подозрительно зачихал. Глеб на всякий случай включил аварийку и прижал машину к обочине, однако вскоре все пришло в норму. Теперь на ладони черного лежали две пачки иностранной валюты.

– Форма подобия, – пояснил архимаг.

– И что, я тоже так смогу?

– Так – вряд ли. Большой расход Силы. Примитивные деньги создавать проще всего. Вполне возможно, что на пару этих резаных бумажек твоего резерва хватит…

– Надо будет попробовать! Отличный способ обрушить финансовые рынки, – обрадовался Глеб, представив себе магов, день и ночь штампующих доллары, алмазы и золото.

14

«Козлик» пристроился за автопоездом с иностранными номерами, водитель которого не спешил разгоняться по мокрой дороге. Двигатель натужно завывал, кузов старого внедорожника мелко вибрировал, но молодой человек упорно держался за фурой. Дворники судорожно елозили по лобовому стеклу, размазывая слякоть и трупики насекомых. Новенькие иномарки без труда обгоняли неторопливого «козлика», но его водителя это не смущало.

Одной рукой Глеб придерживал баранку, а в другой сжимал кусок копченой колбасы, имеющий тенденцию к быстрому уменьшению, – челюсти юного мага работали не переставая.

Он в свое время благополучно проспал большую часть курса физики, но кое-что задержалось в голове. Например, то, что законы сохранения энергии должны работать, а получить что-то из ничего в принципе невозможно. Но две абсолютно идентичные пачки денежных знаков легко опровергали постулаты земной науки. Магия действовала, и это – неопровержимый факт.

Глебу показалось, что его мозг работает гораздо эффективнее, чем вчера, так, он припомнил материал, где описывался принцип молекулярной репликации. Ощущение контроля над своей памятью было пугающим и непривычным. Все это напоминало библиотеку, где гости бродят между пыльными стеллажами, читая надписи на корешках. Только один посетитель точно знал, где именно находится нужная книга. Стоило мысленно сформулировать задачу, как в голове всплывала информация, имеющая отношение к теме.

Автор журнальной статейки приводил весомые аргументы – мол, энергетические затраты не окупят конечный продукт. Ученые пытались собрать действующий прототип, но общественность считала это направление очередным «попилом» бюджетных денег. Ведь кроме примитивных трехмерных принтеров, способных делать игрушки из пластика, у яйцеголовых ничего не выходило…

– Только что вспомнил всю книгу, которую просмотрел два года назад… – потрясенно сказал маг.

– Я знаю четыре сотни форм и две с половиной тысячи плетений. Да и еще огромное количество различных схем, фигур и пентаграмм, необходимых для ритуалов, – кивнул черный. – А все потому, что мой мозг был достаточно развит, когда я обрел божественную кровь.

– Ничего себе… – ошарашенно прошептал маг, только сейчас сообразив, что именно получил.

Он и раньше подозревал, что человеческий мозг не использует всех своих возможностей. Даже ученые не имели полного представления, какие процессы там происходят. Нейроны, импульсы, биохимия… ясно одно – у магов мозг работает гораздо эффективнее, чем у остальных. Ведь никто не знает, какие возможности заложены внутри черепушки обычного «хомо сапиенса». Есть же свидетельства того, как люди внезапно начинали говорить на незнакомых языках, вспоминали свои прошлые жизни или начинали намагничивать ложки силой мысли. Раньше Глеб считал это бредом, однако только сейчас осознал, что всему есть разумное объяснение.

– Частица высшего существа меняет обладателя. Поэтому Великий маг намного сильнее смертного мага, – сказал Арциус.

– А как ты достиг такого могущества? Ну, откуда появилась эта самая частица…

– Очень давно сильные маги развоплотили божество, поделив его сущность между собой. Но мне тогда досталось несколько больше, чем остальным, – ведь в большой сосуд вмещается больше… хе-хе!

– Что-то я не до конца понял вашу иерархию… Великий маг круче смертного мага, а архимаг сильнее их всех, да?

– Именно так, – самодовольно ухмыльнулся Арциус.

– Этот бог, наверное, был очень силен… – вставил молодой человек, возбужденно заерзав на водительском кресле.

– Тазрай уничтожил всех других богов Изначального мира и создал завесу. Теперь там нет места высшим сущностям – завеса высасывает из них Силу. Единственное исключение Тазрай сделал для себя… – сказал черный и многозначительно добавил: – И для тех, кто обладает его частицей. Поэтому наследники Тазрая невероятно могущественны в Изначальном мире. К тебе это тоже относится, ученик!

– Да? – удивленно переспросил Глеб.

– Именно так, – заверил Арциус. – Скоро поймешь, как ограничен резерв здесь. В Изначальном мире твои возможности будут безграничны… представь себе Силу, которая повсюду…

– Я уже хочу туда, в Изначальный мир… – задумчиво протянул молодой человек.

– Забудь на какое-то время! – засмеялся черный. – Для таких перемещений следует научиться управлять своей оболочкой и освоить одно сложное плетение. Это называется «сфера абсолютной защиты». Без нее ты просто растворишься в межреальности. Хотя можешь попробовать открыть портал в соседний мир. Но пока что тебе рано думать о подобном. В свое время получишь книгу, где описаны подобные ритуалы.

– Наверное, у Тазрая было полно почитателей… – предположил молодой человек. – Они не сильно расстроились?

– Вовсе нет. Этот бог не требовал поклонения, но периодически воплощался в гигантского ящера и занимался бессмысленным разрушением. Разорял города, насылал болезни…

– Глупое занятие для бога, – сказал Глеб. – И как же вы замочили этого недоделанного Годзиллу?

– Один из нас, Суэль, добыл могущественный артефакт. С его помощью мы уничтожили воплощение божества, не дав уйти сущности. Это было непросто – в Изначальный мир пришли сорок шесть сильных магов, но схватку пережили всего девятнадцать. Один из них – я! – гордо сообщил Арциус.

– О, учитель! Ты просто нереально крут! – уважительно прокомментировал ученик и поинтересовался: – Значит, тебе не составит труда наделать еще этих зеленых бумажек?

– Будет нужно – сделаю! – Арциус небрежно бросил обе пачки в бардачок.

– А ты можешь превратить воду в вино, используя эту форму подобия?

– Зачем? Проще всего создать зеленые бумажки и купить на них все необходимое. Если твои собратья настолько глупы, нужно этим пользоваться!

– Откуда берется материя для создания предметов?

– Я не задумывался над этим… Твои вопросы какие-то неправильные.

– А какие правильные?

– Вот помню, мой первый ученик спросил, как призвать могучего демона. Он желал стать правителем, – сообщил Арциус. – А ты разве не хочешь?

– Да нет, как-то не особо, – ответил Глеб. – Хочу понять, как получается что-то из ничего…

– Я наполняю Силой форму, которую придумал какой-то давно превратившийся в прах древний маг. Разве недостаточно того, что это работает?

– Мне – нет. Постараюсь докопаться до сути!

– Хадим считает, что материя берется из Связующей Бездны, – проворчал черный.

– Кто такой Хадим? – поинтересовался Глеб.

– Великий маг и один из наследников Тазрая. Он – немного ненормальный. Редко покидает свою летающую крепость – огромную пирамиду из небесного металла…

Арциус замолчал, разглядывая идущие со стороны белорусской границы потоки дорогих машин. Глеб заметил колонну из пары зеленых бронетранспортеров и десятка грузовиков. Вся эта техника двигалась навстречу, что означало одно – военные спешат оцепить место перехода.

– Вот о чем я и говорил, – сказал молодой человек. – Засуетились…

– Кого боятся ваши правители? – с интересом спросил гость из Изначального мира.

– Думаю – всех. Но в первую очередь – тех, кто способен сломать устоявшийся порядок вещей. Вдруг тебе захочется захватить мир или устроить небольшую войну. Тогда те, кто сейчас наверху, останутся не у дел…

Как оказалось, за первой колонной шли еще две – вероятно, кто-нибудь мог подумать, что началась война. На платформах тягачей ехали небрежно укутанные брезентом танки, за грязными «Уралами» тряслись прицепленные пушки. Из кузовов грузовиков выглядывали бойцы. На других машинах просматривались контейнеры защитного цвета. Вероятно, боеприпасы для пусковых установок. Военная техника тащилась в крайнем правом ряду, а впереди завывал сиреной и моргал маячками полицейский джип. Замыкали колонну несколько угловатых машин, утыканных антеннами. «Хорошо, что военным не пришло в головы перекрыть трассу и осматривать всех!» – подумал Глеб.

– Я не планирую задерживаться здесь, – заявил Арциус. – Большие повозки – что это?

– Несколько таких могут уничтожить деревню, где мы только что были. Они запускают ракеты. Это такие летающие трубки, набитые взрывчаткой, – пояснил ученик и спросил: – А какая еще бывает магия, кроме стихийной?

– Все потом! Сейчас мне нужно разработать противодействие таким механизмам, – и архимаг замолчал, закрыв глаза.

– Лучше не надо, – отозвался Глеб. – Но учти, что тот конструкт, который сработал на джипе, здесь может не подействовать. На военной технике обычно стоят дизели, а поджечь солярку довольно сложно…

Колонна осталась далеко позади – маг подумал, что у учителя ничего не вышло. Когда молодой человек выбросил в приоткрытое окно колбасный хвостик, в зеркале заднего вида сверкнули две яркие вспышки. Через секунду до ушей донеслась серия приглушенных расстоянием взрывов.

– Мощное оружие, – ехидно улыбнулся Арциус. – Я заставил одну из этих летающих трубок сработать. Почему-то лопнули и все остальные, а много твоих соплеменников погибло. Алхимические смеси крайне нестабильны – достаточно немного изменить состав одного из веществ…

– Хватит убивать! – возмутился Глеб. – Что ты сделал?

– Я придумал магический конструкт, который будет самостоятельно искать и ломать эти повозки. В случае необходимости выпущу несколько – они будут действовать быстро и эффективно без моего участия, – пояснил Арциус.

– Больше так не делай, – сказал маг. – Если будешь взрывать все, что попадется на глаза, власти быстро найдут тебя. И тогда пойдет в ход продвинутое вооружение, что придумали наши ученые за последнюю сотню лет.

– В твоих словах есть смысл. Пока я еще не готов к серьезным битвам. К тому же воевать со всем вашим миром у меня нет желания. Я не из тех, кто наслаждается бессмысленным разрушением.

– Что-то не похоже, – возразил маг. – Только что прикончил кучу народу…

– Это же воины! – засмеялся черный. – Тот, кто берет в руки оружие, готов убивать и умирать – таково их предназначение!

Легкость, с которой черный убивал людей, ученика пугала. Хотя он вспомнил, что земные божества тоже не отличались гуманизмом – разжигали войны, уничтожали города, насылали болезни и просто с особой жестокостью издевались над избранными. А некоторые боги при этом утверждали, что всех любят.

15

Архимаг мрачно пялился на заправки, свалки мусора, придорожные кафешки, ларьки и попрошаек на обочинах. Ушлые мужички стояли с намокшими табличками, предлагая купить задешево солярку или организовать культурный отдых. Ярко размалеванные жрицы продажной любви махали проезжающим фурам и автобусам с иностранными туристами.

На обочинах стали попадаться огромные рекламные щиты, с которых скалились успешные менеджеры, и мелькали разнообразные логотипы компаний. Впереди разгоралось зарево огней города-миллионника.

– «Низкая ставка по ипотеке», – по слогам прочитал черный. – «Грандиозная распродажа»…

– Это значит – обман, – расшифровал Глеб.

– Похоже на поселения орков, – констатировал Арциус, когда «козлик» съехал с федеральной трассы, – они тоже строят тотемы для призыва духов…

– Конструкции имеют другое назначение. Глядя на них, люди покупают разные вещи, совсем им не нужные. Это называется «реклама».

– Ты хочешь сказать, что, узрев такое, – черный указал на ближайший рекламный щит, – я захочу купить «лапшу со вкусом курицы»?

– Нет, это работает не сразу и действует не на всех. Реклама методично капает на мозги. Когда ты увидишь табличку в десятый… ну, может, сотый раз, тебе захочется попробовать эту фигню… ну просто чтобы быть в курсе.

Черный презрительно усмехнулся – глупость обитателей человеческого муравейника его забавляла. Виды вечернего Смоленска на архимага не произвели впечатления. Вероятно, в его голове крутились различные мысли насчет массовых убийств и призывов демонов, однако Глеб собирался сделать все возможное, чтобы уменьшить количество жертв.

– Как тебе город?

– Слишком много людей в одном месте. Легко всех уничтожить! – равнодушно сказал Арциус. – Вам повезло, что Земля расположена слишком далеко от Источника. Иначе этот мир давно бы завоевали какая-нибудь империя или фанатики Единого…

Глеб крутил баранку молча, стараясь не выделяться из потока – привлекать внимание полицейских очень не хотелось. На обочинах мелькали передвижные посты, однако пока непрезентабельный автомобиль интереса у дорожных вымогателей не вызывал. Это в дикой природе хищники нападали на самую слабую жертву, а здесь – совсем наоборот. Поэтому «операторы машинного доения» махали полосатыми палочками, отлавливая дорогие джипы и грузовики с иностранными номерами.

«Уазик» без приключений добрался до похожего на средневековый замок торгового центра – одного из тех, что как грибы после дождя выросли по всему городу в последнее время. Глеб выбрал для посещения самый большой, работающий круглосуточно, – здесь на шести этажах собралось огромное количество магазинов, павильончиков, кинотеатров, салонов красоты, ресторанов и кофеен. Правда, замысел торгашей, мечтающих одеть граждан в костюмы мировых брендов, завалить китайской электроникой и накормить экзотической едой, разбился о бушующую волну финансового кризиса, докатившегося и до шестой части суши. В общем, народ тратил наличность не так охотно, как планировали те, кто строил большие и красивые «дворцы потребления».

– Здесь собираются торговцы. Пора прикупить тебе нормальную одежду, – сообщил маг, заворачивая на стоянку.

– Чем плоха пятнистая?

– Это – для вылазок на природу. В городе такое не носят, – терпеливо пояснил Глеб, который и сам недолюбливал камуфляж.

Загнав «уазик» на свободное место, водитель сунул купюру подскочившему парковщику. Тот удивленно выпучился на грязный внедорожник, который сильно выделялся среди автомобильного стада. Все-таки торговый комплекс был довольно дорогим местом для шопинга, и посещали его только те, у кого деньги имелись. Но теперь финансовый вопрос молодого человека не беспокоил – в случае необходимости учитель обещал сделать еще зеленой бумаги.

Толстяк в деловом костюме, покинувший салон серебристого «мерседеса», брезгливо оттопырил губу, покосившись на их грязную машину. Расфуфыренная девица с маленькой лохматой собачкой зацокала шпильками, направляясь к ярко-красному кабриолету. Собачонка презрительно гавкнула и задрала лапку, пометив колесо «уазика». Двое подростков прошлепали мимо, подтягивая сползающие по последней моде штаны.

– Кто такие «нищеброды» и «быдло»? – нахмурился Арциус, прислушиваясь к репликам снующих по парковке людей.

– Гномы и эльфы, – буркнул ученик, рассовывая наличность по карманам жилетки.

По самым скромным прикидкам, там сейчас хрустело больше двадцати пяти тысяч долларов и еще около трехсот тысяч рублей – на мелкие расходы. Пересчитав купюры в одной из пачек, вторую Глеб проверять не стал – количество зеленых бумажек там будет точно таким же. Он предусмотрительно положил пачки в разные карманы, поскольку купюры с портретами мертвых американских президентов имели одинаковые номера. Потом магу пришло в голову оставить одну пачку в качестве образца – для последующего размножения формой подобия.

Глеб не испытывал никаких угрызений совести, собираясь расплачиваться магически изготовленными деньгами. Ведь по большему счету эти доллары ничем не хуже тех, что выпускает Федеральная резервная система США. Почему им можно, а всем остальным – нет? Всесторонне обдумав этот вопрос, Глеб пришел к выводу, что с точки зрения мага обмен резаной зеленой бумаги на реальные ценности выглядит довольно глупо.

– Я готов посетить торговцев, – Арциус покинул неуютный салон автомобиля. – Только выбирай самое лучшее!

– Непременно. Но саблю придется оставить здесь. – Глеб сунул свою короткую шпагу под сиденье.

– Нет! Это исключено! – твердо ответил черный.

Молодой человек тяжело вздохнул и попытался объяснить, почему с острыми железяками расхаживать по магазинам не принято. После долгих препирательств необычная парочка покинула парковку, направившись к лифту. На плече гостя из иного мира покачивался кожаный баул, в который с трудом поместилось холодное оружие и чешуйчатая сумка – все имущество Арциус предпочитал держать при себе.

– Помнишь, что надо отвечать на все вопросы местных?

– Моя не понимать! – с чудовищным акцентом ответил черный по-русски.

– Правильно! Надеюсь, что проблем не будет, – одобрительно кивнул Глеб, подумав, что наречие богов и демонов нравится ему гораздо больше, чем язык Пушкина и Гоголя.

16

Шестой этаж торгового центра встретил гостя из иного мира ненавязчивой музыкой и ярким светом – Арциус недовольно щурился, прикрыв глаза ладонью. Глеб заскочил в один из фирменных павильонов и приобрел солнцезащитные очки с логотипом «GD».

– Глупо и дорого, – расшифровал молодой человек аббревиатуру, подумав о потраченных двух сотнях зеленых.

– Огненное стекло, – удивленно сказал черный, нацепив покупку. – Видел у гномов нечто подобное…

От одной витрины к другой бродили немногочисленные зеваки, а бесстрастные, как статуи, продавцы равнодушно за ними наблюдали. Здесь посетителей было мало – все-таки цены на иностранные бренды кусались. Глеб решительно двинулся в направлении фешенебельного павильона, занимающего треть этажа. Стены тут покрывали черные панели с золотистыми узорами, а на полу лежали аляповатые ковровые дорожки, имитирующие звериные шкуры. По замыслу дизайнера, вся эта роскошь должна была привлекать людей с деньгами, но в этот поздний час отдел оказался практически пуст.

Здесь Глеб собирался приодеть гостя из другого мира, полагая, что чернокожий верзила в бундесовском камуфляже вызовет у окружающих больше вопросов, нежели прилично выглядящий турист из далекой Африки.

Увидев необычную парочку, охранник поспешил загородить своим телом проход. Сотрудника можно было понять – гости смахивали на бомжей. Глеб понимающе кивнул, представляя себе ход мыслей стража. Измазанные глиной рваные джинсы и потертая майка молодого человека. Воняющий гарью камуфляж с подозрительными пятнами у чернокожего верзилы… нет, эти двое совсем не похожи на платежеспособных клиентов.

Глеб махнул тугой пачкой перед носом дуболома – тот с уважением покосился на приманку и отодвинулся в сторону. Физиономия стража выразила раскаяние – дескать, не признал нуворишей, бесящихся с жиру. Кислые прежде лица девушек расцвели угодливыми улыбками, и сразу три продавщицы бросились к клиентам.

– Господам угодно?.. – приняла соблазнительную позу яркая блондинка с накачанными силиконом губами.

Маг поморщился, повернувшись к ее соседке – миловидной девчушке с табличкой «Анжелика» на груди:

– Еще как угодно! Наш гость из хм… далекой Африки хочет прилично одеться. Сначала обслужим его, потом – меня!

Не обращая никакого внимания на сотрудниц, черный стал пристально разглядывать манекены и ряды стоек с костюмами. Девушка сначала призывно повиляла попкой, а затем зашуршала рекламными проспектами. Ужимки персонала не действовали на архимага из другого мира.

– Мганга не говорит по-нашему, – оборвал выступление Глеб. – За переводчика буду я. Ну, что там у вас есть – показывайте!

Блондинка в это время бодро щелкала кнопками пульта, выводя на большой экран рекламные ролики – там крайне педерастичного вида мужички дефилировали в модных шмотках, корчили рожи и изображали красивую жизнь.

– Нет, не годится! И где такое носят – на дурке, наверное? А это вообще – срамота! – вынес вердикт Глеб, решительно выхватив каталог из рук сотрудницы.

– Новая коллекция… – заикнулась рыженькая, ткнув в обклеенный кусочками рыжего меха пиджак.

Капризный покупатель мотнул головой, подумав, что на изготовление пиджака ушло как минимум полсотни хомячков или же морских свинок. Другие модели «новой коллекции» выглядели не менее глупо – обсыпанные разноцветными блестками комбинезоны, мешковатые штаны леопардовой расцветки – вероятно, в каком-нибудь сельском клубе обладатель таких стал бы героем вечера…

– Стоп! Вот это подойдет! – непреклонно сказал Глеб, найдя подходящий вариант в каталоге под названием «Босс». Ценник впечатлял – комплект потянул на пять тысяч долларов. И это еще прошлогодняя коллекция – свежие модели стоили вдвое, а то и втрое больше…

– Ученик, у вас точно все носят такую нелепую одежду? – спросил Арциус, когда девицы принесли выбранное.

– Даже не сомневайся, – заверил Глеб. – И можешь положить свое сокровище – здесь его никто не украдет.

Черный осторожно опустил на пол баул с саблей, а затем без всякого стеснения скинул грязный камуфляж. Молодой человек ухмыльнулся, а девушки, выпучив глаза, уставились на кожаные ремешки с кристалликами, что украшали могучую грудь гостя из Изначального мира. А рыженькая сотрудница мило покраснела, покосившись на гульфик, – обтягивающий тело тонкий комбинезон не оставлял простора воображению.

– Не похожи они на торговок! – сказал Арциус, примеряя костюм. – Мысли их крайне ограничены, но одно я уловил точно – все они жаждут соития, рассчитывая на дорогие подарки. Как эльфийские шлюхи… вот эта, с белыми волосами, не прочь уединиться с тобой прямо сейчас.

– Нет, жертвы пластической хирургии – не в моем вкусе, – ответил молодой человек.

Блондинка улыбнулась, покачав бедрами. Глазки девушки похотливо заблестели, когда она попыталась незаметно сунуть в карман пиджака бумажку с написанным от руки телефоном.

– Какой необычный язык, – прощебетала рыженькая девица. – Это испанский?

– Нет. Суахили, – угрюмо сказал Глеб.

– Кажется, ваш босс запал на Мари. Он на нее так смотрит!

– Мганга всегда так смотрит на еду, – пояснил маг. – Дело в том, что он – людоед. В Африке это обычное дело…

Энтузиазм девушек резко поутих, и они зашуршали пакетами, изредка бросая осторожные взгляды на черного гиганта. Наметанный глаз блондинки не напутал с размером – костюм сидел точно по фигуре. Глеб предложил приобрести заодно и комплект нижнего белья, но черный презрительно заявил, что ему это не требуется. От галстука архимаг тоже отказался – мол, цветные тряпки на шее носят только рабы или женщины, предназначенные для услаждения.

«Интересно, а как у магов с личной жизнью? В каком-то фильме у колдуна был большой гарем, где имелись представительницы всех рас. Надо будет поинтересоваться этим вопросом…» – подумал Глеб.

– Могу порекомендовать новинку – пиджак с углеродными нанотрубками в подкладке, – откуда-то появился менеджер со свертком в руках.

Мужчина улыбался искренне и приветливо, чем сразу насторожил потенциального покупателя. Он подумал, что делец попытается продать какое-нибудь залежавшуюся чепуху. Так и оказалось – «нанотрубки» ассоциировались с обманом, воровством и распилом. Лицо юного мага тут же выразило всю гамму эмоций, что ничуть не расстроило дельца.

– Модная и стильная альтернатива громоздким бронежилетам. Первый класс защиты, держит пистолетную пулю… – поспешил добавить менеджер, развернув сверток.

– И что, вот эта тряпка спасет хозяина, если в него будут стрелять из ТТ? – Глеб поскреб пальцем плотный материал пиджака.

– К сожалению, нет, – погрустнел делец. – Там пуля со стальным сердечником. Можно заказать дополнительные бронеэлементы, но придется подождать. Товар специфический и спросом у наших клиентов не пользуется.

– Нет, спасибо. Но я так и знал, – сказал молодой человек. – С виду – фирма, а чуть ковырнешь – китайский ширпотреб!

– Есть бронежилеты скрытого ношения – можем подобрать… – предпринял последнюю попытку менеджер, но Глеб брезгливо отмахнулся.

Себе он выбрал прочные брюки с парой накладных карманов на бедрах и легкую куртку – все серого цвета. Судя по названию каталога, комплект шил мастер по имени Луи Виттон – вероятно, француз. Еще вчера молодой человек с недоверием относился к тем, кто ест лягушек, однако сегодня изменил свое мнение – одежда оказалась на удивление удобной. Старые джинсы без сожаления отправил в мусорное ведро.

Теперь респектабельный чернокожий турист и его переводчик ничем не выделялись среди завсегдатаев торгового центра. Глеб не стал мелочиться и сунул довольным сотрудницам щедрые чаевые. Одна из пачек иностранной валюты наполовину уменьшилась в размерах.

Молодой человек посетил книжный отдел. Пока черный разглядывал глобус, Глеб подозвал ближайшего консультанта, коим оказалась женщина с печатью интеллекта на лице.

– Есть новинки, – обрадовалась та. – «Опасные приключения Гундявого и Бешеного в Зоне» и «Харальд – кривые ноги – повелитель вселенной»…

– Нет, не то… Мне книжку про богов, обязательно с картинками! – сформулировал маг. – Еще хочу энциклопедию военной техники и что-нибудь по ядерным бомбам!

– Отличный выбор! – улыбнулась женщина, тщательно скрывая удивление необычным запросом.

17

Арциус направился к павильону с ювелирными изделиями, где занялся изучением ассортимента. Повертев в руках кольцо с блестящим камешком, черный с презрительной ухмылкой сообщил ученику, что в качестве накопителей такие использовать не выйдет. Подумав, Глеб не стал говорить учителю о самых больших драгоценных камнях, которые стоят сотни миллионов долларов, – черному вполне может прийти в голову навестить хозяев. Равнодушно пройдя мимо прилавка с турецкими цепочками, гость из иного мира надолго замер у витрины с поделками из камня.

Пока архимаг гипнотизировал взглядом фигурки, молодой человек успел посетить соседний отдел с модными гаджетами и обзавестись планшетным компьютером. Сунув продавцу купюру, маг без всяких формальностей подключил чудо китайской техники к вездесущему Интернету. Обычно для этого требовался паспорт, но продавец не отказался немного заработать. Пришлось потратиться на удобный рюкзачок, куда переместилась часть покупок. Увесистые пакеты с книгами норовили выскользнуть из рук, несмотря на магические таланты и божественную силу владельца.

Глеб тут же опробовал покупку, просмотрев новости, – там информация оказалась крайне противоречивой. Вояки затеяли учения, в коих собирались принять участие не только банальные пожарники и спасатели, но еще и различные спецслужбы. Причины называли самые разные – падение очередного спутника, мощный взрыв на заброшенном полигоне, авария на химическом заводе… такое впечатление, что информационные агентства не смогли договориться, лапшу какого сорта вешать на развесистые уши обывателей.

Арциус все так же стоял перед витриной и беззвучно шевелил губами. Телодвижения продавщицы, почуявшей состоятельного клиента, не вызвали у того привычной для нее реакции. Даже расстегнутые две верхние пуговички блузки и заманчиво мелькающие в вырезе полушария не вызвали у посетителя повышенного слюноотделения и желания купить хоть что-нибудь. Глеб был вынужден припомнить все, что он знает о разноцветных камнях.

– Вот этот зелененький – нефрит, а тот, что в крапинку, – малахит. Они стоят дешево, – сообщил молодой человек.

– Нефрит, – раздраженно оборвал пояснения архимаг. – Купи все, что есть в этой лавке!

– Мне зеленую лягушку, вот эту лысую голову и слоника! – улыбнулся миловидной девушке Глеб. – Еще что-нибудь есть из нефрита?

– О, это правильный выбор! – затараторила продавщица, роясь в закромах. – Нефрит прочищает сердечную чакру. Вызывает любовь к людям, способствует открытости и чувствительности…

– Да-да, прямо в точку, – недовольно буркнул маг, пропуская мимо ушей рекламную муть.

– Их у нас хорошо берут. Слоники приносят удачу, – прощебетала девушка, тряпочкой смахнув с застоявшихся статуэток пыль.

– Похоже, только тем, кто их продает, – ответил Глеб, отсчитывая купюры.

В соседних павильонах парочка скупила все поделки из зеленоватого камня, после чего в потяжелевшем пакете поселился целый нефритовый зоопарк – лягушки, слоники, жуки, несколько разных голов и один задумчивый толстый человечек, чем-то похожий на вождя революции. Молодой человек еще подумал, что фантазия мастеров крайне ограничена – нефритовые фигурки медведей с балалайками и матрешки точно бы пользовались спросом у туристов.

– Где здесь помещение для уединения? – неожиданно поинтересовался Арциус.

– А, туалет… – Глеб заметил на стене схему с указателями. – Туда!

– Подойдет! – осклабился архимаг, оказавшись в царстве кафельной плитки и сверкающей хромом сантехники.

Плешивый мужичок с опаской покосился на черного верзилу и поспешил покинуть кабинку, а субтильный подросток юркнул за дверь, даже забыв застегнуть ширинку.

– Что ты собираешься делать? – спросил молодой человек, когда архимаг высыпал на пол нефритовые фигурки.

– Ритуал займет несколько минут, – бросил черный. – Потрудись, чтобы меня никто не беспокоил!

– Это совсем неподходящее место! – попытался деликатно объяснить Глеб. – То есть тут проводят ритуалы, но совсем не такие…

Арциус невозмутимо превращал статуэтки в пыль касанием ладони и бормотал. Ученик махнул рукой, понимая бесперспективность возражений. Все равно гость из Изначального мира сделает все по-своему – остается только поспособствовать, чтобы при этом никто не пострадал. В незаметном шкафчике нашлись две швабры, мокрое ведро и табличка «Идет уборка». Повесив объявление на дверь, Глеб принялся наблюдать за действиями учителя.

Архимаг изобразил пентаграмму, быстрыми штрихами размазав пыль по полу. В центре осталась внушительная кучка зеленоватого крошева – пакет с покупками тянул килограмма на четыре, так что сырья для ритуала хватало. Критически осмотрев получившуюся фигуру, черный подправил несколько линий, а затем издал противный звук – что-то похожее на скрип пальца по мокрому стеклу.

Глеб еще подумал, что голосовые связки гостя из иного мира устроены несколько иначе, чем у землян. Ведь слова русского языка учителю давались плохо, а вот такие нечеловеческие звуки – легко.

Кучка нефритовой пыли замерцала, а затем неожиданно вспыхнула – воздух затрещал от крошечных молний, а под потолком сгустилось туманное облачко.

– Что это такое? – успел удивленно пробормотать Глеб, пожалев, что оставил шпагу в автомобиле, – хотел бы он посмотреть истинным зрением на то, что сейчас происходит…

Затем события понеслись вскачь – из облачка посыпались дымящиеся тварюшки. Маг успел хорошо разглядеть первое существо, когда оно неуклюже шлепнулось на пол и закрутило мордой, где отчетливо просматривались четыре бусинки-глаза и зубастая пасть. Размерами и очертаниями тела тварь походила на крупную кошку, но с некоторыми отличиями. Эта «кошка» была полностью покрыта зеленоватой чешуей, а четыре лапы имели крошечные пальчики с когтями.

Портал продержался всего несколько секунд, но этого хватило: когда облачко схлопнулось, на полу шевелились три десятка таких созданий. Деваться в запертом помещении им было некуда – парочка вооружилась грязными ершиками и замерла перед зеркалами, а остальные принялись с визгом носиться по туалету, бодая лобастыми головами стены. Один уродец прыгнул в раковину и быстро разобрался с функционалом вентилей, открыв на полную горячую и холодную воду. Другой в это время подскочил к сушилке и перекусил провода, отчего в помещении сильно запахло гарью.

За каждым существом тянулась еле заметная дымка, из-за чего в движении они смахивали на зеленоватые кометы. От архимага и ученика тварюшки старались держаться подальше.

– Никогда не видел таких! Похож на низших демонов, но этот экземпляр – какой-то неправильный… – озадаченно произнес Арциус, ловко ухватив пробегающее мимо существо за короткий хвост. Тварюшка размахивала лапами, в то время как ее челюсти перемалывали рулон туалетной бумаги.

– И что теперь с ними делать? – схватился за голову Глеб.

– Ничего, – ответил архимаг, вонзая в брюхо «неправильного демона» кривой кинжал.

Жертва зашипела и задергалась, но, судя по разочарованному выражению лица черного, что-то пошло не так. Спрятав магическое оружие, он прикосновением пальца превратил «неправильного демона» в пепел. Остальные поспешили спрятаться, сообразив, что ничего хорошего их не ждет. Одно существо юркнуло в унитаз и энергично заработало лапами, протискиваясь в глубины канализации. Три других шустро полезли по стенам, рванув наперегонки к вентиляционной решетке. Из растопыренных пальцев архимага вырвались дымные змейки, однако им удалось уничтожить только десяток уродцев – остальные успели сбежать. Магия пустоты действовала на тварюшек губительно – одних разносило в клочья, другие превращались в зеленые лужицы…

Глубокие царапины от когтей на полу и стенах, треснувшие зеркала, сорванные с петель двери в кабинки, развороченные унитазы – после визита «неправильных демонов» туалет стал похож на поле битвы. Останки тварей исчезали, превращаясь в кучки праха и булькающие кляксы, – эта гадость легко растворяла кафель и бетон. Ученик подумал, что посетители туалета этажом ниже сильно расстроятся, получив на головы кислотную плюху.

– Через пару часов они уберутся в свой мир… – задумчиво сказал Арциус и, помолчав, добавил: – Ну, я так думаю…

– Валим отсюда! – отозвался Глеб, повернувшись к двери.

18

Арциус и его ученик поспешно покинули разгромленное «помещение для уединения». Табличку Глеб убирать не стал, подумав, что туалет надолго закроется на ремонт. Охранник, шкафоподобный детина с квадратной физиономией, мазнул взглядом по архимагу, однако респектабельный вид и пакеты с покупками не вызвали подозрений.

Посетители торгового центра пока еще не знали, что где-то рядом бегают «неправильные демоны», но Глеб не сомневался, что тварюшки скоро дадут о себе знать. Так и оказалось – когда необычная парочка добралась до лифта, по коридору пронеслась всхлипывающая блондинка в порванном платье, а за ней ринулись двое мужичков с испуганными лицами.

Охранник что-то зашептал в гарнитуру рации, выхватил резиновую палку и с решительным видом принялся крутить головой в поисках нарушителей. Однако добраться до маленькой тварюшки было достаточно сложно – та передвигалась по потолку. «Неправильный демон» подскочил к светильнику и, пронзительно визжа, перегрыз провода. Сразу несколько павильонов погрузились во тьму, что совсем не помешало другим вредителям.

Перед тем как двери лифта сомкнулись, молодой человек услышал крики и заметил еще двух существ. Протаранив витрину, одно из них принялось расшвыривать безделушки, а другой «неправильный демон» в это время крушил туалетным ершиком хрупкие вазы и тарелки. Во все стороны летели блестящие осколки и мишура, а продавщица из отдела сувениров неловко пятилась, выставив перед собой табуретку. Демоны истошно визжали, а зрители шоу громкими воплями выражали свое отношение к происходящему. Самые умные молча разбегались.

Стеклянные двери кабинки заглушали звуки, так что узнать, чем все закончилось, ученик не успел.

– И что это было? – нарушил молчание Глеб, когда лифт двинулся вниз.

– Ритуал призыва. Хотел пополнить запасы энергии, но в этих существах совсем нет магии. Проще всего получить доступ к Изнанке, – сообщил Арциус. – В книге есть ритуал – таким образом маги выдергивают оттуда разные вещи. Чаще всего попадаются мусор и демоны. Фигура довольно проста – ты справишься…

– Мне показалось, что они нас боялись, – заметил молодой человек.

– Так и есть. Мозгов у них нет, но ауру эти существа воспринимают. Ну что же, придется посетить этот ваш «завод», – неохотно ответил черный. – Все-таки массовое жертвоприношение мне нравится больше! Сколько людей обычно находится в этом поселении?

– Точно не уверен, – пожал плечами маг, – но думаю, не меньше миллиона – все-таки областной центр…

– Такое количество людей одновременно прикончить будет затруднительно… – с видимым неудовольствием пробормотал Арциус. – Возможно, придется воспользоваться помощью высшего демона…

Лифт остановился, и в кабинку зашла худая женщина с кавалером в дорогом, но плохо сидящем костюме. Опухшая физиономия мужичка с козлиной бородкой и складками вокруг рта разительно отличалась от холеного лица подружки. Та с выражением превосходства вертела в руке блестящий яблофон, а папик презрительно кривил губы, косясь на чернокожего.

– Пако Рабан – это круто! – авторитетно заявила женщина.

– Я чё – лох? Пусть этот пакистанец свои тряпки сам носит! Знавал я одного Пакоса – паленый порошок толкал, гнида… – злобно ответил папик. – «Босс» – другое дело. Вон, даже черная обезьяна такой носит!

Глеб поморщился от запаха пота и перегара, исходящего от мужичка, который без всякого стеснения уставился на архимага, а тот, в свою очередь, с интересом стал разглядывать нелепого человечка.

– Слышь, обезьяна! – икнул мужичок, ткнув пальцем куда-то в живот черному. – Ты чё уставился?

– Моя не понимать! – с чудовищным акцентом ответил Арциус, но папика это только разозлило.

– Борь, не лезь! У них шмотки крутые, – попыталась урезонить мужичка подруга.

– Я и не таких обламывал! – набычился папик.

Двери лифта открылись, но нервный посетитель не спешил покидать кабинку.

– Что ему нужно? – поинтересовался архимаг.

– Нарывается на драку. Хочет немного отдохнуть с разбитой мордой, – пояснил Глеб и добавил: – Только никакой магии и заруб на саблях!

– У вас практикуются поединки? – удивился Арциус, покачивая своим баулом с оружием. – Как мне вызвать его на бой? Дернуть за бороду или плюнуть в лицо?

– Нет, дуэлей у нас нет, – ответил Глеб. – Некоторые наши мужчины считают себя альфа-самцами. И им постоянно надо доказывать свое превосходство перед всеми остальными. В общем, это что-то вроде религии.

– Интересная концепция… – озадаченно протянул черный. – Но тогда этот глупец ошибается. Ведь я намного сильнее! Скажи это ему…

– Ну да. В этом лифте ты – альфа-самец, – согласился молодой человек. – Но он не будет меня слушать. Только не убивай – стражам такое не понравится! Усыпи или как-нибудь отвлеки – ты же можешь…

– Эй, вы! По-человечески базарьте! А то я сейчас… – Папик замолчал, когда его лба коснулась рука Арциуса.

В голову человека втянулся призрачный сгусток, но заметил его только Глеб. Черный с усмешкой оттолкнул мужичка, из открытого рта которого потянулась тонкая ниточка слюны. Тот встряхнулся, словно получив удар током.

Когда архимаг и его ученик проследовали к выходу, мужичок опустился на четвереньки и, хищно шевеля ноздрями, нюхал воздух. Теперь его движения были резкими и смазанными. Одержимый бросился к подружке, повалив ее на пол.

– Борь, да что с тобой! Прекрати, люди же смотрят! – успела выкрикнуть женщина.

В следующую секунду послышался противный хруст – одержимый сильным рывком свернул подружке шею. Затем нечленораздельно зарычал и вцепился в ухо жертвы. На стеклянные двери лифта брызнули алые капли, а мужчина оторвался от своего пиршества и, облизнувшись, посмотрел прямо на Глеба. В широко раскрытых глазах больше не было ничего человеческого.

Черный засмеялся, когда кабинка уползла на верхние этажи. Количество машин на парковке сильно уменьшилось, и посетители не обратили внимания на то, что произошло в лифте. Архимаг направился к «уазику», а потрясенному ученику не оставалось ничего больше, как двинуться следом. Он запоздало подумал о камерах наблюдения – теперь идея посетить торговый центр уже не казалась ему удачной.

19

Рюкзачок и пакеты с покупками перекочевали на заднее сиденье. Маг прицепил короткую шпагу на пояс и только после этого повернул ключ зажигания. «Уазик» вздрогнул и привычно заурчал.

– Что ты с ним сделал? – спросил Глеб, поудобнее устраиваясь на сиденье.

– Конструкт кратковременно превращает людей в животных, – сказал Арциус. – Магия разума слишком сложна и дается не каждому…

– И что он будет делать?

– Убивать, – ответил черный. – Гномьи воины используют дурман для того, чтобы войти в такое состояние. Думаю, этот человек справится даже со стражем, дубинка которого не выглядит серьезным оружием…

– А такое не заразно? – настороженно поинтересовался маг. – Вот, к примеру, если одержимый покусает человека, тот станет таким же?

– Нет. Конструкт скоро прекратит существование. Если раньше носителя не прикончат стражи. Но твоя идея заслуживает внимания, ученик! Вот что значит свежий взгляд. Мне такое даже не пришло в голову, – оживился Арциус и, помолчав, добавил: – Хотя даже не знаю, как это реализовать, – конструкты не способны самовоспроизводиться…

Глеб нахмурился – только что он подкинул черному идею зомби-апокалипсиса. В фильмах такие сюжеты обычно закачивались концом цивилизации. Хорошо, что магические конструкты все-таки имеют ограничения.

Заскрежетав коробкой передач, «уазик» вырулил с парковки. Молодой человек заметил, что верхние этажи торгового центра погрузились во тьму. Вероятно, сейчас там резвились «неправильные демоны», а где-то по зданию бегал еще и одержимый людоед… почему-то маг не сомневался, что неприятности жителей областного центра только начинаются.


«Уазик» шустро двигался по пустым в этот поздний час улицам. Назойливая реклама постоянно лезла на глаза – игнорировать красочные щиты и огромные экраны было сложно.

– Где продают эти магические эликсиры? – оживился Арциус, увидев ролик на одной из гигантских панелей.

Там доходяга, жмурясь от удовольствия, пил напиток из банки. Затем у него за спиной вырастали крылья, с помощью которых он улетал на свидание с неодетой подружкой. По замыслу создателей этого нехитрого сюжета, потребителю просто необходимо купить недешевое пойло для того, чтобы иметь успех у противоположного пола. Глеб полагал, все это – полная чепуха. Вызывал у него подозрение и состав напитка, написанный мелкими буковками на банке.

– Нет, – улыбнулся маг, – это реклама энергетического напитка. Ну, пойло для тонуса. Крылья от него не вырастут…

– Но это же обман! – возмутился черный.

– Реклама – это безобидная ложь. Наша цивилизация построена на обмане. Тут все обманывают всех. У нас даже существуют специально обученные люди, работа которых – умело врать. Я имею в виду политиков, адвокатов и телевизионщиков…

– Люди создали крайне извращенную цивилизацию и мерзкое оружие, – равнодушно сообщил Арциус. – Этот мир заслуживает уничтожения. Но думаю, вы и сами с этим справитесь. Без мудрого руководства Великих магов люди занимаются совсем не тем, для чего они были созданы.

– И для чего же они были созданы? – осторожно поинтересовался Глеб.

– Это надо спросить у богов, которые оставили ваш мир, – отмахнулся черный. – Хотя их можно понять – я бы тоже сбежал от таких глупцов!


«Козлик» докатил до развязки и пересек мост. Внизу, на темной глади Днепра, ярко светились огни судов. Автомобиль выехал на набережную – до дома, где обитала подруга, оставалось совсем немного, но черный неожиданно показал пальцем в противоположную сторону.

– Я хочу посмотреть на этот оберег! Прямо сейчас!

– Что ты имеешь в виду? – удивился Глеб, останавливая машину у обочины.

Молодому человеку с трудом удалось понять, что хочет учитель. Пожав плечами, Глеб сделал крюк, заехав на площадь. Однако статуя вождя разочаровала гостя из иного мира.

– Крайне странное сооружение. В одном мире я видел нечто подобное. Аборигены строили обереги, которые сдерживали пробуждение спящего демона. Очень сильного демона… – задумчиво пробормотал черный.

– Ну, на демона он не похож. Это – вождь мировой революции. Он давно умер, но на его тело в специальном саркофаге приходят посмотреть люди, – пояснил Глеб. – Правда, оно не здесь, а в другом городе.

– Вероятно, я смогу провести один сложный ритуал. Воскрешение. Конечно, с этим лучше всего справилась бы та, чью шпагу ты получил, – Нийра далеко продвинулась в магии жизни. Увы, совсем недавно я развоплотил ее… – сообщил Арциус.

– Лучше не надо, – поспешно ответил маг.

– Или превратить в высшую нежить, что потребует гораздо меньших затрат энергии… – предложил архимаг.

– Плохая идея! – нахмурился Глеб, выруливая с площади. – Поверь, твоих усилий никто не оценит!

20

Молодой человек решил, что никто не будет искать гостя из иного мира в домах частного сектора. Конечно, если Арциус не будет призывать демонов и привлекать внимание к собственной персоне другими противоестественными способами. Тащить учителя в гостиницу или же в деревенский дом тетки он посчитал плохой идеей. Обслуживающий персонал ночлежки сразу же сообщит куда следует о необычном постояльце. В деревне же все на виду – чернокожий верзила с красными глазами сразу станет главной темой для обсуждения.

Военные упорно ищут пришельца из другого мира, которому затеряться среди людей довольно сложно. Ведь он – черный. Нет чтобы появиться где-нибудь в Африке – там он вполне сошел бы за своего. А здесь – любая чужая физиономия (тем более такая) сразу же выделяется. К тому же за пришельцем тянется след необъяснимых с позиции земной науки происшествий. Убивать всех, кто попадется на глаза, призывать демонов, летать… глупо таким образом демонстрировать способности, у аборигенов отсутствующие. Не так ведут себя туристы.

Кстати, о демонах – вроде бы Арциус упоминал, что этих маленьких тварюшек можно приспособить к делу. Например, посадить в клетку и заставить крутить колеса автомобиля.

– Ты говорил, что демон сожрал одного твоего ученика, – вспомнил молодой человек. – Разве не опрометчиво призывать таких опасных существ?

– Магия призыва требует особой осторожности, ведь призыватель рискует получить совсем не то, что ожидал. Особенно здесь, в закрытом мире… – многозначительно сообщил черный.

– Что-то мне уже не хочется этим заниматься, – поморщился Глеб, – вдруг из портала вылезет что-нибудь большое и зубастое…

– На этот случай буду рядом я. Если появится создание, способное использовать магию, я убью его и пополню свои запасы энергии. Низшие демоны – магические существа. Они слабы и с радостью будут служить тому, кто пообещает награду, – охотно пояснил архимаг. – В книге есть описание ритуала – думаю, твоего резерва будет маловато, но с фигурой справишься!

– Ты ничего не говорил о магических существах!

– Демоны и вампиры встречаются чаще всего. Целые миры населены этими никчемными созданиями. Некоторые считают магическими существами эльфов, но я не разделяю этого мнения. Их долголетие не имеет никакого отношения к магии, хотя одаренных среди них встречается куда больше, чем у людей… – сказал черный. – Да, есть еще драконы, но их сейчас осталось мало… размножаются они крайне медленно.

– А какая награда нужна низшим демонам?

– В первую очередь – энергия. Иначе демон развоплотится или вернется туда, откуда был призван. Некоторым еще требуется жизненная сила – тут подойдет какое-нибудь животное вроде собаки. Этого хватит на пару дней.

– Может, проще купить мясо у торговцев?

– Нет. Нужно именно живое существо, – уточнил черный. – И лучше всего, если оно помучается перед смертью. В этом случае выход жизненной энергии будет максимальным.

– Выходит, чтобы стать могучим магом, нужно освоить специальность живодера? – Лицо Глеба выразило недоумение.

– А что тебя удивляет, ученик? – засмеялся черный. – Ритуальные пытки, жертвоприношения – все это дает Силу. Тем, кто способен ее взять. Не забывай – за все нужно платить… и лучше всего, когда платят другие!

Собак молодой человек не любил, поскольку они неприятно пахли и любили кусать все, что попадало им на глаза. Но рыскать по городу в поисках бездомных четвероногих или навещать приюты, где сердобольные бабульки подкармливали брошенных хозяевами зверюшек, не хотелось. Логичнее всего купить поросят или пару куриц у фермеров. Да и мучить живность тоже глупо – пусть слуги кушают, что дают, и не привередничают.

– Совсем измельчали демоны, – констатировал маг. – Я-то думал, что им нужны души и массовые жертвоприношения…

– Это только высшим демонам и некоторым богам. Низшие довольствуются малым.

– Хм… – задумался Глеб. – Зачем богам все это нужно?

– При развоплощении живых существ выделяется жизненная сила. Ее можно уловить и использовать. То есть, грубо говоря, поглотить.

Лицо Глеба выразило недоумение – такое ему даже не приходило в голову.

– Чтобы как можно больше последователей погибло, такие боги постоянно устраивают войны, – добавил черный. – Вот, скажем, жрецы Единого и фанатики Истинной Книги отправляют армии в соседние миры. Просветленные сами утилизируют «лишнее» население.

– То есть эти боги питаются своими последователями? Как паразиты?

– Именно. Подобным занимаются маги орков и крысолюдей. Они используют жизненную силу – другую энергию они воспринимать не способны. Сильным богам жертвы и поклонение не нужны – у них несколько другие интересы…

– Понятно. А сколько низших демонов нужно, чтобы заменить двигатель внутреннего сгорания? Ну, в смысле, заставить автомобиль ехать…

– Думаю, хватит одного. Можно использовать воздушных элементалей или сильфиду. Для создания летающей платформы. Но там расход энергии в разы выше, – помолчав, ответил черный.

– Нет. Наши дороги – ужасны, но летающая платформа будет привлекать излишнее внимание. Лучше автомобиль с демоном вместо движка!

– Тогда следует призвать сразу двух. Вдруг один неожиданно развоплотится… Такое с ними часто бывает. Дело в том, что здесь демоны не способны усваивать энергию напрямую – нужна подпитка мага.

– Каких лучше призывать? Самцов или самочек? – уточнил Глеб, подумав о том, что у тварюшек из торгового центра никаких первичных половых признаков заметно не было.

– Ну а сам-то как думаешь, ученик? – усмехнулся Арциус.

– Наверное, самцов – у них характер должен быть покладистее. А у самочек могут быть внезапные перемены настроения… – предположил маг.

– Низшие демоны бесполы, – развеселился черный. – И вообще – размножаются они совсем не так, как люди.

– Ну, тогда все проще. Надо будет заняться этим вопросом!

У Глеба окончательно оформилась идея обзавестись продвинутым автомобилем, которому не требуется топливо. К тому же магический движитель не будет загрязнять окружающую среду. Вообще-то об экологии молодой человек думал в последнюю очередь, но тенденция разбавлять бензин на заправках его серьезно волновала. Регулировка карбюратора – дело грязное и муторное…

Черный подтвердил, что низшие демоны выглядят очень похоже на тех тварей, что сейчас пакостят в торговом центре. Выходит, пара таких существ поместится под капотом автомобиля. Арциус напомнил, что их следует держать в клетке, но это и так было ясно – призванные уродцы безобразно себя вели. Курочить «уазик» с неизвестным результатом у Глеба рука не поднималась, поэтому он стал обдумывать проект переоборудования другого транспортного средства.

Один такой вариант на примете имелся. Один знакомый в свое время подозрительно дешево купил большой иностранный джип под названием «лендровер». Заглянув тогда под капот заморского чуда, Глеб грустно улыбнулся. В отечественной технике он был уверен – ведь военные конструкторы заложили в свое неказистое творение избыточный запас прочности, и вывести «уазик» из строя можно было только близким взрывом фугаса либо раздавив танком.

«Лендровер» – другое дело. Глеб подозревал, что его создали с одной целью – выкачать из владельца последние деньги. Но знакомый первое время пищал от восторга – мощный четырехлитровый двигатель и постоянный полный привод позволяли уверенно передвигаться по российским дорогам. Однако когда автомобиль начал «сыпаться», хозяин схватился за голову – даже мелкие поломки ощутимо били по кошельку.

Через полгода после покупки иностранное чудо умерло – сначала забарахлила автоматическая коробка, а затем от разбодяженного на заправке бензина захворал двигатель. Окончательно добили джип криворукие гаражные мастера, которые сломали то, что еще работало.

Узнав стоимость ремонта, хозяин поставил внедорожник на стоянку, а объявление о продаже – на лобовое стекло. Цена неоднократно снижалась, но дураков, готовых взять «лендровер», не находилось. Видимо, на потенциальных покупателей производило впечатление отсутствие самых важных агрегатов на привычных местах и две груды запчастей – в багажнике и на заднем сиденье.

Сейчас этот памятник человеческой глупости продавался по смешной цене – ведь владелец похоронил все надежды избавиться от неликвида. Однако даже механики воротили нос от предложения – заморские капиталисты ломили за свои запчасти неадекватные цены. По самым скромным прикидкам, восстановление выходило дороже, чем привоз такого же автомобиля из-за бугра. К тому же хозяин вполне обоснованно считал, что у «лендровера» в любой момент может накрыться что-нибудь другое – слишком уж много хитрой электроники засунули в свое творение забугорные конструкторы.

Глеб решил, что этот горе-автомобиль отлично подойдет для эксперимента. В конце концов, если его разнесут на куски демоны, всегда можно найти что-нибудь другое. Теперь-то финансы позволяли. Хотя лучше всего было бы купить недорогой вариант, требующий приложения рук.

Ведь покупка безработным крутого автомобиля сразу привлечет ненужное внимание. К одному черному копателю пришли сначала налоговики, а затем и бандиты, когда тот приобрел на нетрудовые доходы квартиру в новостройке. То есть существование людей, а то и целых структур, отслеживающих крупные траты, сомнений не вызывало. Попадать в сферу их интересов маг не хотел.

– Двигатели внутреннего сгорания – вчерашний день! – провозгласил Глеб, окончательно определившись с проектом. – Будущее – за демонами!

Сказано – сделано! Аккумулятор сотового телефона сел окончательно – все-таки соседство с пришельцем из иного мира плохо влияло на устройство связи. К счастью, планшет разрядиться еще не успел и мог с успехом заменить старенькую «нокию». Остановив автомобиль у обочины, Глеб потратил пару минут на разговор.

Просмотр был назначен на два часа следующего дня. Заодно выяснилась актуальная стоимость четырехколесного инвалида – «лендровер» в данный момент продавался за четыре тысячи долларов. Зевающий продавец абонента не узнал и обтекаемо сообщил, что автомобиль сам передвигаться не способен. Но после небольшого ремонта… В голосе собеседника слышалась тщательно скрываемая надежда – последнее время его нечасто беспокоили идиоты, готовые купить дохлого кота в мешке.

Глеб ткнул пальцем в иконку завершения вызова и засмеялся – вместо «небольшого ремонта» эту загнанную лошадь следовало бы пристрелить. Купить мертвый автомобиль за зеленые бумажки с портретами мертвых американских президентов будет весьма символично.

21

Остановив машину перед воротами, маг не спешил покидать салон. Истинное зрение позволяло видеть сквозь стены – три смутных силуэта в большой комнате говорили, что у Ленки гости. Кот экзотической породы по кличке Шредингер находился там же – пятнышко его ауры наблюдатель различил отчетливо. Более того, с новыми возможностями маг засек даже мышей, что копошились в сарае, – кот считал ниже своего достоинства заниматься охотой на мелких вредителей.

– Ты сказал, что у тебя одна наложница, – сказал Арциус. – Значит, мужчина и женщина – слуги?

– Нет, они сами по себе, – ответил Глеб.

– Тогда я наложу на этих двух людей печать подчинения. Они станут моими рабами, – сообщил черный.

– Зачем тебе рабы? – осторожно спросил маг.

– Будут читать книги, а я буду воспринимать все, что и они. Получу необходимую информацию о ваших богах и оружии.

– А по-другому никак?

– Это – самый быстрый способ. Ваш язык слишком сложен для понимания.

– Хм… Просто эти двое – очень тупые. – Глеб нахмурился, подумав, что зря притащил черного сюда. – Из них получатся плохие рабы. Но думаю, ничего страшного не случится, если они почитают книжки, а утром все забудут. Это возможно?

– Забыть – вряд ли. Видишь ли, такое вмешательство в чужой разум требует значительных затрат энергии. Гораздо проще превратить их тела в прах…

– Нет, не стоит убивать. Я им заплачу за работу – ну, вроде как найму. Все по-честному. Им даже будет полезно повысить свой культурный уровень.

– Можно и так, – легко согласился черный.

– Вот и ладненько! – выдохнул Глеб, подумав, что только что спас двух землян от порабощения пришельцем из иного мира. – Только не трогай Ленку… то есть мою наложницу.

– Да, – кивнул Арциус.

– Людей не убивать, никаких ритуалов и призывов демонов! – на всякий случай напомнил маг, прежде чем покинуть салон «уазика».

Черный неопределенно мотнул головой, и Глеб посчитал это согласием. Он открыл калитку, а затем принялся освобождать створки ворот.

Хотя на небо высыпали искорки звезд, окна дома мерцали мертвенным светом телевизора. Чуткий слух юного мага различал попугайскую речь – почему-то мультики из Страны восходящего солнца шли исключительно с субтитрами. Ленка часто устраивала такие посиделки – вроде клуба любителей японского аниме или других столь же бессмысленных развлечений вроде настольных игр.

За покачнувшейся шторой мелькнула голова подруги – Глеб забыл позвонить и предупредить, что немного задержится. Распахнув скрипящие ворота, он под громкий лай соседской собаки загнал «уазик» во двор. Похоже, за пищей для демонов далеко бегать не придется…

Повесив на плечо свой баул с саблей, черный принялся с недовольным выражением лица рассматривать обстановку. Шесть соток заброшенного сада, покосившийся сарай и одноэтажный домик с пристройкой летней кухни – все это досталось девушке от почившей бабки. Решив, что в России ловить больше нечего, родители подруги не так давно перебрались за границу – вроде бы в Норвегию или Исландию. Ленка холод не любила, поэтому всячески оттягивала воссоединение с семьей. Да и избавиться от недвижимости оказалось не так просто…

22

– Знаю, не слишком подходящее место для могучего архимага – победителя драконов и демонов, – поспешно сказал Глеб. – Это не дворец, но здесь тебя точно никто искать не будет!

– Меня устраивает, – засмеялся черный. – В некоторых мирах обладатель такого жилища считается богачом…

Ленка замерла, увидев архимага, – все-таки здесь нечасто в гости заходят чернокожие в дорогих костюмах и солнцезащитных очках (которые так понравились владельцу, что он не стал снимать их даже ночью).

Внешность девушки состояла из противоречий – маленькая грудь и узкие бедра, лицо с округлым подбородком, еле заметными ямочками на щеках и чуть вздернутым носиком. Вдобавок ко всему подруга практически не пользовалась косметикой, да и на каблуках Глеб ее никогда не видел.

Короткие волосы, не доходящие до плеч, по-детски наивный взгляд и аккуратные очки с серебристой оправой Ленке тоже шли – в общем, ничего похожего на девиц с обложек гламурных журналов. Подруга предстала перед пришельцем из другого мира в цветастом халате с драконами и мохнатых тапочках оранжевого цвета.

– А это еще кто? – Круглые от удивления глаза Ленки обрели привычный вид, когда Глеб сделал успокаивающий жест – дескать, все в порядке.

– Знакомься – это Арциус, – сообщил Глеб, – бессмертный архимаг из другого мира и мой учитель. Я тут совсем неожиданно тоже стал магом и немного избранным, но это долгий разговор…

– Очень смешно. – Девушка критическим взглядом окинула костюм молодого человека, но комментариев не последовало.

Кот осторожно высунул мордочку за дверной косяк, но, увидев гостей, с недовольным шипением уполз куда-то под шкаф, поджав хвост. Такое поведение для Шредингера было нехарактерно – обычно на людей ему было начихать. За редким исключением вроде тех двуногих, которые приносили ему что-нибудь вкусненькое.

– Кошки способны видеть ауру, – сообщил черный, с головы до ног обозрев хозяйку и задержав взгляд на авангардных тапочках. – Ученик, у тебя отвратительный вкус. Ты что, не мог найти нормальную наложницу? Слишком худая! Тебе что, нравятся эльфийки?

– Для меня – нормально. Насчет эльфиек пока не могу сказать, – неуверенно ответил Глеб. – Вот увижу хотя бы одну, буду знать точно…

Когда он первый раз увидел Ленку, у девушки были накладные уши и самодельный лук в руках. То есть подругу можно формально считать эльфийкой. Так молодой человек познакомился с ненормальными, бегающими по лесам с деревянными луками и мечами. Ролевики играли в Средневековье, рыцарей и колдунов. Тогда Глеб не мог предположить, что станет одним из могучих магов…

Певучие слова языка демонов и богов произвели впечатление на подругу, а когда черный все-таки снял темные очки, Ленка побледнела. Одно дело – смотреть на вампиров по телевизору, а другое – лицезреть существо, имеющее красные глаза с вертикальными зрачками, у себя дома. Подруга заметно струхнула – ее лицо на мгновение стало похожим на те, что изображают в японских мультиках.

– Где ты его выкопал? – неуверенно начала Ленка, на всякий случай отодвинувшись подальше от чернокожего.

– Нигде. Вообще-то это он меня нашел!

– Заброшенная гробница в лесу. Спящее древнее зло, которое ты пробудил. Теперь оно вырвалось на свободу… – прошептала подруга.

– Все было не так. Потом расскажу, – пообещал молодой человек, готовясь подхватить девушку, если та вдруг упадет в обморок.

Однако все обошлось – Ленка хлопала ресницами, с опаской наблюдая за необычным гостем. Взгляд девушки то и дело упирался в ящик с инструментом, где торчала рукоятка большого ножа для шинковки капусты. Глебу подумалось, что благодаря множеству просмотренных фильмов про маньяков и инопланетных пришельцев подруга точно знает, как с ними бороться. Истерично визжать, ожидая съедения, как киношные герои, она вряд ли будет. Такой подход вполне оправдан – как оказалось, даже Великие маги без головы долго не живут.

– Ага, этих я знаю! – обрадовался Глеб, заглянув в комнату.

На большом экране большеглазые школьницы рубили мечами какого-то рогатого демона под бравурную музыку. За этим беспределом увлеченно наблюдали два субтильных тела, развалившихся на диване в компании открытой коробки с пиццей. После того как Ленка потратилась на неплохую плазменную панель, и без того большое количество ее приятелей значительно возросло.

Друзей подруги Глеб мысленно делил на две категории. Эти гости относились к первой – «с легкой придурью». То есть ролевики и помешанные на японской культуре.

«Совсем ненормальных» тоже хватало – экстремалы, анархисты и любители расширять сознание различными веществами растительного происхождения у молодого человека ничего, кроме недоумения, не вызывали.

Маг подумал, что зря воспрепятствовал черному превратить эту парочку в рабов. Один из гостей как-то поиграл на рабочем компьютере Глеба в отсутствие хозяина, из-за чего тому пришлось переустанавливать систему и выскребать засохшие крошки из клавиатуры. Вроде бы в Средние века загоняли в рабство и за меньшие преступления…

– Привет! – ослепительно улыбнулся Глеб, загораживая экран своим телом. – Ты вроде бы Сережа, а ты – Света… Или наоборот…

Подросток с волосами, покрашенными в синий цвет, кивнул, а его худая, как швабра, плоскогрудая подружка лениво махнула рукой, приветствуя молодого человека. Все изменилось, когда на свет появилась пятидесятидолларовая купюра. Мультики тут же были забыты, и две пары глаз сфокусировались на зеленой бумажке.

– Заработать хотите? – для порядка поинтересовался маг.

– Зашибись! Что нужно украсть? – оживился подросток, а его подружка с видимым огорчением буркнула, что ей еще нет шестнадцати и «ничем таким» она заниматься не собирается.

– Будете читать книжки!

– В чем подвох? – с недоверием спросила девчонка.

– Все честно, – заверил Глеб. – Читаем книжки – получаем деньги!

Затем молодой человек представил гостя из далекой Африки, профессора Мгангу – основателя передовой теории обучения. Недоросли спокойно проглотили столь вопиющую туфту, ведь американские деньги способны творить чудеса. Черная длань «профессора» поочередно коснулась лба каждого из чтецов, после чего Глеб подготовил рабочее место, смахнув все с письменного стола.

Подростку достался первый том объемистого справочника «Новейшая энциклопедия вооружения». Второй том был посвящен кораблям и морскому оружию, и Глеб покупать его не стал. Глупо забивать голову характеристиками авианосцев и подводных лодок, когда до ближайшего моря далековато.

Девчонка принялась за монографию «Мифология. Боги и человечество». Для стимулирования мозговой активности организатор положил на край стола зеленую бумажку с физиономией американского деятеля по фамилии Грант.

Глеб сильно сомневался, что подопытные осилят за ночь два тома, но черный заверил, что это возможно. Своей очереди ожидали еще несколько изданий – книга по военной тактике, альбом с фотографиями культовых сооружений и парочка тонких научно-популярных книжонок по атомным технологиям. К сожалению, больше ничего по этой теме в огромном магазине не нашлось.

Хотелось верить, что в этом мусоре будет информация по устройству боеголовки и самому главному вопросу – как ее активировать, когда оная попадет в руки пришельца из иного мира. В том, что Арциус способен эту боеголовку достать, ученик почему-то не сомневался…

На всякий случай были взяты учебники физики и химии, иллюстрированное переиздание средневекового труда «Молот ведьм» и очень круто оформленная «Энциклопедия практического колдовства», на обложке которой красовались дракончики и пентаграммы. Две последние книжки с таинственной улыбкой на лице вручила женщина-консультант, когда Глеб попросил выдать «что-нибудь про магию».

23

– А ты не мог бы вложить в голову моей… хм, наложницы знание инари? – поинтересовался ученик, выкладывая на кухонный стол покупки.

– Не вижу ничего сложного, – ответил Арциус – и глаза подруги закатились.

Глеб успел подхватить падающее тело и усадил в кресло. Он стал наблюдать за действиями учителя истинным зрением – два тонких щупа тянулись к чтецам, которых черный вогнал в транс. Те механически перелистывали страницы, так что у них имелись все шансы за ночь осилить несколько книг. Периодически по этим полупрозрачным нитям пробегало что-то похожее на искорки – вполне вероятно, что так информация перебрасывалась в голову черного. Когда тот вырастил третий щуп, деликатно вонзив его в бледную ауру девушки, молодой человек немного напрягся.

– И тебе не сложно делать все это одновременно?

– Нет, – ответил Арциус. – Сейчас я использую конструкт магии разума. Он предназначен для передачи образов, подчинения и превращения врагов в безумцев. Но это нерационально – гораздо проще убить их как-нибудь иначе. Например, магией пустоты…

– А ты не мог бы передать мне еще что-нибудь полезное? – загорелся Глеб, наблюдая, как по щупу пополз светящийся комок. – Какие-нибудь мощные заклинания. Или навыки фехтовальщика – я бы тоже хотел уметь так же махать саблей…

– Ты тупой, ученик? – усмехнулся черный. – Магия разума неэффективна против тех, кто обладает частицей божества. Я могу проломить твою ауру чистой Силой, но внедрить в нее конструкт будет сложно – он все равно разрушится, причем очень быстро. И одно дело – передать знания языка, а другое – что-то более существенное…

– Жаль! – огорчился Глеб.

– Бойца из тебя не выйдет, – припечатал Арциус. – Плохие физические данные для работы с настоящим оружием. Уверен, что ты никогда не держал в руках меч. Когда захочешь покинуть свой мир, следует освоить хотя бы основы.

– Это я уже понял. Надо будет озаботиться наставником. И что, много таких миров, где нельзя поджарить врагов огнем?

– Мне известны всего четыре. Учти, что есть миры, где магия действует совсем не так, как должно. К примеру, вливаешь Силу в стихийную форму, а вместо огненного шара появляется большой элементаль, который превращает тебя в головешку! А в одном мире вообще не работает стихийная магия…

– Да?

– Он поэтому и называется – Равновесный мир, – пояснил Арциус. – Там повсюду стоят башни-нейтрализаторы. Остались после войны древних магов. Их невозможно разрушить, так что местным пришлось развивать иные направления искусства…

– И что же делать путешественнику, если его занесет в такое место?

– Учиться, – раздраженно ответил черный. – Использовать что-нибудь другое. То, что эффективно! Призывать демонов или использовать магию разума… в вашем мире отлично действуют плетения пустоты.

– Да что это за пустота? – не выдержал Глеб. – Расскажи своими словами, я попробую понять!

– Это бестелесная сущность, постоянно испытывающая чувство голода. Она пожирает все – материю, энергию, жизненную силу. Тебе знакома теория множественности миров?

– Ну… что-то такое я слышал. Ты имеешь в виду мультиверсум?

– Существует множество моделей, – снисходительно сказал Арциус, – во всех пустота – противоположность Источнику. В некоторых мирах эти две крайности называют иначе – упорядоченность и хаос.

Черный сосредоточенно замер, а над его ладонью появилось изображение размером с глобус. Все это напоминало невероятно четкую голограмму – вокруг переливающегося всеми цветами шарика кружились сотни искорок. Те, что находились близко к шарику, ярко светились. Искорки на периферии были совсем тусклыми, на них наползало что-то вроде тумана.

– Теперь понял, – сказал Глеб. – Источник дает магию. Пустота ее отбирает. Но мне казалось, что все устроено иначе. Ну, там разные галактики, черные дыры и все остальное… стоп, а где же тогда в этой модели Земля?

– Здесь только известные Великим магам места. Твой мир, наверное, где-то здесь, – черный наугад ткнул в туман, что окружал россыпь тлеющих искорок. – Или там. Не имеет значения. Все это – закрытые миры.

– Выходит, в закрытых мирах лучше всего работает магия хаоса, – сделал вывод ученик. – Потому что он – вокруг, и черпать из него Силу проще, чем из Источника. Так?

– Я предпочитаю другое название, – поморщился черный, развеяв иллюзию. – Пустота подходит больше.

– А какая еще бывает магия?

– Для тебя – только ритуальная. В частности – магия перемещения специализируется на создании порталов. Как межмировых, так и локальных. Вот этим ты и будешь заниматься, хе-хе…

– Это я уже слышал. Хотелось бы узнать про остальные виды.

– В разных мирах – разные названия. Но обычно выделяют несколько основных направлений. Грань между ними тонкая, и иногда сложно понять, где одно переходит в другое. Но это не важно… стихийная магия самая распространенная. Ты уже освоил четыре формы, – снисходительно ответил Арциус.

– Ага, но силы для их создания у меня маловато.

– Алхимия формально тоже считается магией, – продолжил черный с ухмылкой. – Искусство создания веществ с различными свойствами, не всегда полезными. Заниматься поиском редких ингредиентов утомляет, поэтому алхимия – удел совсем хилых магов, которые больше ни на что не способны. И гномов. Алхимические смеси нестабильны, и их легко разрушить – это ты и сам видел…

– Заниматься этим глупо, – кивнул единственный слушатель.

– Божественная магия. Боги могут даровать последователям полезные способности – убивать молниями, исцелять… или, к примеру, распознавать ложь. Но это тебе не грозит – ты уже заполучил гораздо больше, чем готовы дать высшие сущности…

– Да-да. Божественную кровь, – нетерпеливо сказал Глеб. – Я уже слышал. Что там дальше?

– Артефакторика позволяет создавать магические предметы. Для этого маг внедряет в материальную основу конструкт. Амулет или талисман сделать несложно, но он требует постоянной подпитки Силой. Мастера способны делать артефакты, сохраняющие свои свойства тысячелетиями. Боги тоже создают артефакты, как правило – очень могущественные…

– И как этому научиться? – поинтересовался ученик. – Ну, чтобы сделать посох, стреляющий огненными шарами, или вот такую саблю, как у тебя…

– Забудь! – засмеялся Арциус. – На такое способны только высшие сущности или Великий маг, занимающийся артефакторикой пару тысяч лет. Нужны ценные компоненты и огромное количество Силы. Думаю, мое оружие было создано одним из младших богов. Рациональнее украсть или купить артефакт, нежели тратить время и энергию на его создание.

– Жаль! – вздохнул Глеб.

– Магия призыва позволяет вытаскивать из иных планов полезных существ. Некромантия дает возможность создавать могучих воинов, ведь тот, кто уже мертв, не испытывает страха и жалости, хе-хе… – засмеялся черный.

– Угу, перспектива поднять вождя мировой революции меня немного пугает, – сказал маг. – Он и при жизни не отличался дружелюбием. Боюсь даже представить, что может получиться из мертвеца…

– Напрасно! Скелеты и зомби слабы, но драугры – другое дело. Лучшие воины. Они никогда не предадут и будут сражаться до конца, каким бы он ни был, – сказал Арциус.

– «И как один умрем в борьбе за это…» – хмыкнул Глеб.

– Ты имеешь в виду превращение в высшую нежить? Так маги могут получить в некотором роде бессмертие, – сказал черный. – Но обладателям божественной крови это не нужно. Хотя один Великий маг превратил себя в могущественное бессмертное существо. Но у него были причины это сделать…

Ученик поморщился, представив себе реакцию окружающих на толпу мертвецов, ковыляющих с ближайшего кладбища. Нет, карьера некроманта не прельщала.

– Про магию духов забудь – эти создания не могут повредить тому, кто обладает частицей высшего существа. Духи и призраки развоплотятся, коснувшись твоей ауры. Впрочем, как и проклятия. Магией жизни занимаются целители и те, кто желает перестроить свой организм. Однако тебе хватит того, что дает божественная кровь…

Глеб посмотрел на спящую Ленку истинным зрением. Помутнения и отличающиеся цветом пятна в ауре подруги он разглядел отчетливо. Во всяком случае, ничего подобного в оболочке учителя не было. Юному магу пришло в голову, что по цвету и еле заметным искажениям можно определять болезни и лечить их, воздействуя Силой, о чем он и поведал учителю.

– Так и есть. Попробуй! – ехидно предложил Арциус.

Глеб постарался влить немного энергии в одно из бледных пятен, однако сложная структура, коей являлась оболочка подруги, подарок не принимала. В общем, ничего не вышло.

– В твоем случае чистая Сила не подойдет, – пояснил Арциус. – Так действуют только те, кто обладают врожденными способностями к магии жизни. Все остальные используют формы, плетения и конструкты. Они довольно энергоемки…

Лицо ученика изобразило огорчение – стать целителем будет сложно. Во всяком случае, в этом мире. Как пояснил Арциус, проще прикончить трех человек стихийной формой, нежели вылечить одного от головной боли простеньким плетением.

– Что-то мне вот эти штуки не нравятся! – Кончик шпаги указал на подозрительные места в ауре девушки – Глеб подумал, что неплохо бы подлечить Ленку, однако учитель намеков не понял.

– Ну а что ты хотел, ученик? – проворчал Арциус. – Лучше бы тебе найти другую наложницу – эта уже старая и больная.

– Ничего себе старая! Ей только недавно двадцать три исполнилось!

– Люди начинают умирать, только выйдя из чрева!

– Нет, не хочу другую! – капризно сказал Глеб, добавив: – К тому же меня интересует, как работает магия жизни. Может быть, покажешь?

За полгода совместной жизни молодой человек успел привыкнуть к подруге, характер которой ему весьма нравился. Глеб никогда не слышал от девушки глупостей вроде: «Ты должен соответствовать», «Пойдем на шопинг» или «Дай денег на новые туфли».

Круг интересов подруги не ограничивался новыми телефонами и фильмами – там находилось место и для совсем нелепых вещей вроде поездок на природу в компании ролевиков. Непостоянный характер Ленки являлся неким противовесом практичности Глеба. Ему нравилось общаться (и спать) с взбалмошной подругой, но в любовь молодой человек не верил.

24

– Ты же не думаешь, что я буду тратить силы на наложницу, ученик? – засмеялся черный. – Но скоро ты познакомишься с магией жизни! Только это будет немного больно, хе-хе…

– Что ты собираешься делать?

Архимаг кровожадно оскалился, а молодой человек побледнел, когда на свет появился кинжал из рыжего металла. Мелкие руны на кривом лезвии засветились – это артефакт почувствовал Силу, которую мог выпить. Черный окатил ученика взглядом умелого живодера, словно примеряясь, куда лучше воткнуть оружие.

– Вживлю тебе парочку кристаллов, – сообщил Арциус с ехидной усмешкой. – Сейчас резерв слишком мал для того, что тебе предстоит…

– А может, потом? – с опаской покосился на кинжал Глеб.

– Вообще-то я планировал это сделать позже, но ты утомил меня своим нытьем! Приготовься – будет больно!

Кончик клинка чиркнул по лбу ученика, и тот вскрикнул, ощутив внутри пустоту. Артефактное оружие мгновенно опустошило резерв – сейчас Глеб сообразил, что за короткое время успел сродниться со своими новыми способностями. Прежде чем он успел возмутиться бесцеремонностью учителя, огромный черный кулак прилетел ему в висок, и сознание угасло.


Он пришел в себя от неприятных ощущений – все тело горело, словно кожу облили кипятком. Некоторое время Глеб пытался пошевелиться, но это оказалось не так просто – оставалось просто терпеть. Когда он все же смог дернуть ногой, от этого боль только усилилась. Стиснув зубы, Глеб замер, и вскоре на грудь опустилось что-то тяжелое, а боль постепенно ушла. Также пропали и плавающие перед глазами цветные пятна – когда галлюцинации исчезли, Глеб узрел встревоженное лицо подруги и довольное – архимага.

– Неплохо получилось. Теперь ты готов! – объявил Арциус, убирая бугристый булыжник с груди ученика.

Парочку этих предметов учитель носил в своем мешке – похоже, эти камни-накопители действительно имели огромную ценность. Ну, или путешественник предпочитал держать все имущество при себе – крайне полезная привычка при таком образе жизни.

– К чему готов? – тихо поинтересовалась Ленка, которая теперь свободно изъяснялась на языке богов и демонов.

– Скажи своей наложнице, чтобы не мешала! В противном случае мне придется погрузить ее в сон, – откликнулся архимаг.

– Да уж… – пробормотал Глеб, потирая зудящий бок. – Операция прошла успешно?

Маленькая стрелка настенных часов коснулась цифры три – это значило, что маг провалялся без сознания ровно сорок минут. Арциус ничего не ответил, а вытащил из сумки стопку пособий. Ученик в это время все-таки нащупал утолщение под левым ребром – раньше ничего подобного там не было. От прикосновения по телу прошла волна жара, так что дальнейшие эксперименты пришлось отложить, сосредоточившись на книгах.

Первая имела вполне традиционный вид, отличаясь от земных вместилищ знаний только обложкой из переливающегося всеми цветами материала. На корешке имелось нечто вроде штампа. «Ритуальная магия – практическое пособие для адептов шестого кумула. Собственность магистрата» – гласила надпись на инари. Судя по всему, книжку стащили из библиотеки. Тонкие страницы густо заполняли схемы, мастерски выполненные рисунки и пояснения. Некоторые листы были вырваны, а на других имелись пометки и исправления.

Квадратный футляр из заляпанной подозрительными пятнами шкуры слегка пованивал. Собственно, книгой это можно было назвать только формально. Внутри – стопка листов из обработанной тонкой кожи. Некоторые сшивались грубыми стежками с краев, образуя нечто вроде большой карты. Крупные фигуры в виде кривоватых переплетающихся завитушек. На обратной стороне приводились пояснения. Столбцы загогулин и кружочков являлись символами языка кхан-раш – так выражали свои мысли орки и крысолюди. Судя по потекам чернил и отпечаткам грязных пальцев, автор пользовался пером. Предыдущий хозяин раритета был еще тот затейник, ведь некоторые листы оказались погрызены.

Глеб взял в руки глянцевый журнал. На обложке красовалась зеленая ящерица с зубастой пастью, внушительной грудью и копьем в мускулистых лапищах. Крокодилица носила подобие сетчатой мини-юбки и кокетливый синий чепчик. Надпись гласила: «Десять оттенков зеленого». Пролистав первые страницы, ученик пришел к выводу, что учитель перепутал и прихватил совсем не то.

Журнал содержал изображения крайне сомнительного содержания – ящеры совокуплялись в разных позах, копошились в мерзкой на вид слизи и занимались другими вещами, противоестественными с точки зрения человека. В развлечениях крокодилов принимали участие и другие виды.

Иллюстрации – точь-в-точь как раскрашенные фотографии, выглядели необычайно реалистично – казалось, что они имеют глубину и объем. Глеб узрел здоровенную тварь вроде одноглазого минотавра, кого-то похожего на большого тюленя, чернокожих гигантов с татушками на лысых черепах и орка с обгрызенным ухом и кольцом в носу. Орк оказался точно таким, как его представляли земные киношники, – с торчащими клыками, уродливый и большой. Везде большой – видимо, поэтому ящерицам это нравилось.

Символы письменности ящеров представляли собой закорючки, похожие на слившихся в экстазе паучков. Страницы были сделаны из тонкого и холодного на ощупь материала, совсем не напоминающего привычную бумагу, – технологии ящеров значительно опережали земные.

«Глаза возбужденно заблестели, а раздвоенный кончик язычка заскользил по влажным губкам. Трехпалый яростно зарычал и раздвинул могучими лапами бедра Вертихвостки. «Ты ищешь знаний? Потри же мое копье!» – шипела она, пока настойчивый ящер…» – открыл Глеб первую страницу.

– Эй, что ты мне подсунул – порножурнал для крокодилов?

– Это – магическая книга. Там же написано – потри копье! – невозмутимо ответил черный, показав пример.

Палец архимага поскреб по обложке, и та помутнела – озабоченную ящерицу сменила золотистая спираль. Теперь книга обрела пристойный вид, а скабрезные картинки расплылись, став вполне приличными схемами и сложными фигурами. Маг удивленно хмыкнул – такой способ маскировки ему даже не приходил в голову.

– Там есть метки, – сообщил Арциус, обратив его внимание на разноцветные нити, вложенные между страницами пособий. – Твоя задача – освоить этот ритуал. Именно для этого ты мне нужен!

– Неужели ты не можешь сам провести его?

– Для обратного ритуала требуется помощь. Сейчас у тебя хватит Силы и крови, чтобы сделать то, что должно.

– Это что же, тратить драгоценную кровь? – переспросил ученик.

– Частица божества останется с тобой. Извлечь ее теперь возможно, но сначала нужно развоплотить хозяина. Или провести сложный ритуал, в котором тот будет принимать самое деятельное участие, – усмехнулся черный, вытащив из шкафа глиняную чашку. – Здесь же требуется активатор – примерно четыре таких емкости. Тебе это не повредит.

– Хочется верить. Для хорошего дела кровушки не жалко, – согласился Глеб, подумав, что вряд ли черный решил таким сложным образом прикончить своего ученика. – Трюк с копьем – нечто особенное! Зачем так сделано?

– Мышление этих рептилий сильно отличалось от человеческого, – пояснил черный. – Они называли себя – шлоги…

– А что с ними случилось?

– После того как шлоги разозлили бога Аштета, тот их всех уничтожил. Не знаю как – это случилось очень давно. В Изначальном мире осталась Цитадель. Так аборигены назвали осколок огромной летающей крепости, что прыгала из мира в мир в поисках рабов и ресурсов.

– Цивилизация разумных крокодилов! – восхищенно охнула Ленка, потянувшись к журналу.

– Это не для тебя, женщина! – рявкнул черный, телекинезом вытолкнув табуретку вместе с возмущенной Ленкой из кухни.

Успокоившись, Арциус продолжил:

– Книга и мои камни-накопители – последние свидетельства существования этих ящеров. И их искусства: оно отличается от того, что используют все остальные. Их знания утеряны, а артефактов практически не осталось. Шлоги значительно продвинулись в магии перемещения. У меня получилось повторить несколько ритуалов, и то – не с первой попытки. Одного ученика разорвало, когда он экспериментировал с локальными порталами…

– Не повезло бедняге, – пробурчал маг. – А это вообще возможно? Я имею в виду – перемещаться целиком, а не по частям…

– Формально сфера перемещения работает, – сказал Арциус. – Но кому нужен портал, забрасывающий хозяина в случайном направлении? Указать точку выхода невозможно. Конечно, если ты не шлог – у ящеров это получалось без труда. Хе-хе…

– Наверное, потому, что у ящеров был хвост, – предположил Глеб.

– У моего ученика он тоже имелся, – меланхолично ответил черный. – Я нашел Шарифа в мире Улд, где он был великим ученым…

– Значит, мне нужно освоить только один – вот этот? – переспросил Глеб, раскрыв книгу на середине. Красной ниткой была заложена страница с изображением спирали, по внешней стороне которой изгибались отростки и закорючки разной длины и формы. Подумалось, что фигура напоминает выпученный глаз с черным зрачком в центре.

– Да. Но подготовкой займусь сам. Твоя задача – запомнить последовательность активации.

– Ясно. Там есть еще что-нибудь полезное?

– Остальное не представляет интереса. Книга – что-то вроде дневника. Вряд ли тебе будут интересны методы борьбы с насекомыми или укрепление хвоста и чешуи…

– Ничего не имею против комаров и мух – пусть живут. Отращивать хвост и покрываться чешуей тоже не желаю! – решительно заявил молодой человек. – А что делает этот ритуал?

– Полагаю, так шлоги избавлялись от магов-преступников. Отправляли их в закрытый мир, сильно удаленный от Источника. В твой мир, ученик.

Глеб подумал про египетского божка с головой крокодила. Похоже, древние египтяне нашли применение свалившемуся с неба ящеру. А что – отличный божок получился: большой, зеленый и способный творить магию – наверное, именно он научил аборигенов строить пирамиды. Да и в легендах многих стран имелись свои ящеры – в том числе трехголовые и летающие. Вполне может быть, что это тоже какие-нибудь пришельцы…

– Зачем такие сложности? Не проще ли просто убить?

– Я же говорил – ящеры думают несколько иначе, чем люди. Они считали жизнь любого шлога, даже преступника, слишком большой ценностью. С помощью обратного ритуала я собираюсь вернуться в Изначальный мир!

– Там же остались враги, зубастые и очень злые, – напомнил ученик. – Может, лучше в другое место?

– Гораздо проще открыть портал в соседний мир, – согласился черный. – Но там может быть все что угодно. В свое время я изучил все книги, что смог достать, – про твой мир там нет ничего. И про соседние – тоже. Я уже прыгнул в никуда и больше рисковать не собираюсь!

Арциус закрыл магическую книгу – изображение спирали на обложке сменилось озабоченной ящерицей. Молодому человеку показалось, что зеленая морда ехидно ухмыляется.

– И я не думаю, что кто-то из врагов смог выжить после взрыва Цитадели. Возможно, один из Великих магов и уцелел – его летающую крепость не так просто уничтожить. Но Хадим не представляет угрозы, – сказал черный. – Другим наследникам Тазрая нет никакого дела до меня.

– А чем вообще занимаются бессмертные маги? – на всякий случай поинтересовался Глеб.

– Редко покидают Изначальный мир – ведь там наши возможности безграничны, – ухмыльнулся черный. – Что делают Джана, Ромуль и Туле, мне неизвестно. Вероятно, ищут могущественный артефакт или играют в богов – за последнее время появилось несколько новых видов. Аммон был одержим разрушением завесы, мешающей высшим сущностям проникнуть в Изначальный мир. Хадим – ученый; он впитывает мудрость древних магов. Больше из наследников Тазрая никого не осталось…

– Всего шестеро, – заметил ученик.

– Семеро. Не забывай, что ты тоже получил божественную кровь. Возможно, мог появиться кто-то еще.

– Ясно. А что это за артефакт, который все ищут?

– Потерянный Ключ. С его помощью была создана завеса. Полагаю, что он способен сделать мага богом. Вообще-то я тоже его искал, – засмеялся черный.

– Да, наверное, ценная штука, – буркнул Глеб. – Прямо сейчас открою книгу крокодилов!

– Не прямо сейчас. Попробуй что-нибудь из форм. Оцени, как быстро восстанавливается резерв. Потом начни с этой! – Арциус коснулся футляра из шкуры. – Я буду занят, так что не отвлекай меня своими глупостями!

25

Лимон озабоченно хмурился. Его опухшая физиономия выражала вселенскую скорбь – деньги он терять не любил. Ночной звонок огорошил известием о серьезных неприятностях, из-за чего олигарху пришлось прервать отдых.

Брезгливо разглядывая обгоревшие стены и коммерсов, в одночасье лишившихся товара, Лимон обдумывал происходящее. Вытирая вспотевший лоб рукавом пиджака, появился толстячок-управляющий. Под прицелом жестких глаз хозяина он чувствовал себя не в своей тарелке. Телохранители недобро зыркали на сматывающих брезентовые кишки пожарных и оставшихся у «разбитого корыта» коммерсантов.

Господин Лимонов выглядел импозантно, но подчиненные за глаза звали олигарха кличкой из бурного прошлого. Желтоватый цвет лица, тщательно ухоженная рыжая бородка, плешь и небольшой животик, выпирающий из дорогого пиджака, делали обладателя похожим на стареющего интеллигента. Жаль, мало кто знал, что каких-то двадцать лет назад Лимон лично прессовал торгашей, толкал дурь и мочил людей. Теперь времена изменились и грязной работой занимались другие…

В коридорах торгового центра было сыро, темно и душно – два верхних этажа сильно пострадали от пожара. Подоспевшие «укротители огня» щедро залили все пеной, в которой сейчас копошились торгаши, с потерянными лицами разгребая мокрые завалы.

– И что это было? – с угрозой поинтересовался Лимон, оказавшись в центре наблюдения.

– Мы подняли записи. Чертовщина какая-то… – успел заикнуться управляющий.

– Наезд! – авторитетно заявил глава службы безопасности по кличке Виталик.

Этот грузный мужчина с покрытым оспинами лицом занимался не только охраной, но и не совсем законными делишками для хозяина. На безопасности олигарх не экономил и держал в полной готовности несколько боевых групп, главным образом из бывших военных.

– Кто это был? – хмуро поинтересовался Лимон.

– Вот эти двое все устроили. – Специалист вывел на монитор картинку.

Хозяин несколько мгновений рассматривал физиономию чернокожего верзилы, а затем мазнул взглядом по лицу сопровождающего.

– Как? – Голос олигарха дрожал от сдерживаемой злобы.

– Закосили под покупателей, – пояснил Виталик, демонстрируя видеонарезку, где парочка с глупым видом шаталась по этажам, выбирая разную ерунду.

Лимон уставился на замедленный сюжет – тварь, не стесняясь камеры наблюдения, упорно грызла кабель толщиной в руку. Лобастая башка дергалась, челюсти работали как мясорубка, вниз сыпались ошметки изоляции. Тварь цеплялась за потолочные панели когтистыми лапами и коротким хвостом.

– Я не знаю, что это за существа… какие-то маленькие мартышки или лемуры. Всего их было пять или шесть, но дел они натворили… вывели из строя вентиляцию, освещение, сигнализацию и противопожарные системы. Вот, у черномазого большой баул на плече – наверное, там они и прятались.

– М-да… – поскреб плешь Лимон, принюхиваясь. – Почему у вас тут воняет?

– Неполадки с канализацией. Разнесло трубы и залило технический этаж. Наверное, тоже работа этих существ. Провода погрызли, пожар устроили… просто диверсанты какие-то! К счастью, дальше двух верхних этажей они не лезли… мои люди разгребают завалы, но ни одной дохлой мартышки пока не нашли.

– Мамой клянусь! Эта зверюга просто исчезла, никто ее не трогал, – вскочил с места охранник с перевязанной головой. – Я в них целый магазин высадил, да хрен там – шустрые! Зато психа завалил…

– Да, и двух покупателей заодно, тупорылый кретин! А сейчас заткнись – с тобой будет отдельный разговор! – повернулся к подчиненному Виталик.

– Псих? – поднял бровь Лимон.

– Эту историю мы замяли. Двоих запугали, остальным дали денег – тем, кого он покусал. Прикопали тела. У нас тут каждый день люди пропадают. Одним больше или меньше – никто не огорчится…

– Да ненормальный какой-то, – не выдержал охранник. – Черномазый ему в ухо двинул. Потом у этого дурика крышу снесло – прикончил подружку, немного погрыз и принялся гоняться за клиентами. Когда свет погас, успел свернуть шеи еще двум и покусал восемь человек. Потом я его грохнул…

– Нашли этих уродов? – прервал доклад хозяин.

– Ищем. Транспорт приметный. Номера пробили, владельца вычислили. Лох какой-то. Регистрация в общаге, там его давно не видели. По второму – вообще глухо. Думаю, это человек Аслана… в его шарашке несколько черных дурь возят. Аслан – больше некому. Он сильно обижен на нас…

– Что у нас по Аслану? – нетерпеливо махнул рукой Лимон.

– Ничего особенного. Две бригады и полсотни быков. Пытались недавно заправки отжать у соседей, но не срослось. Полезут к нам – кровью умоются!

Олигарх предостерегающе поднял ладонь и посмотрел на экран вибрирующего телефона. Сбросив звонок, Лимон изобразил жестом усекновение головы.

– Да, это понятно. Найдем, разберемся. Но появились другие проблемы – к нам сунулись серьезные люди… – Виталик замолчал.

– Московские?

– Федералы, безопасники. Отдел «С» еще какой-то нарисовался. Лезут везде, изымают документацию. Бумажками трясут, проверками пугают. Мы, конечно, тоже не пальцем деланные…

Лимон понимающе кивнул – он тоже любил отжимать чужое добро подобным образом. Теперь черное рейдерство в законе – кто-то сдох, а кому-то удалось расшириться. У кого там еще бизнесок завалялся? Осталось выяснить, кто заказал наезд. Теперь хозяин размышлял над тем, крутой этот Аслан или просто дурак. После недолгих раздумий Лимон пришел к выводу, что одновременно возможны оба варианта.

– Сейчас работаем с органами. Я пообещал двадцать тысяч зелени тому, кто их притащит… – бубнил Виталик. – Ориентировка есть, но эти только торчков и гастеров трясти могут.

– Думаешь, те двое настолько тупы, что сидят тут, у нас под боком?

– Пятьдесят на пятьдесят, – подумав, ответил специалист. – Я бы после такой акции уходил через соседей, но там буча на федеральной трассе. Колонну военных рванули – на шоссе воронка и огромные пробки. Аэропорт закрыт, все самолеты идут мимо – там сейчас военные засели, перебрасывают технику. Мутное дело с этими учениями…

– Очень некстати, – сказал воротила.

– Они могли залечь на дно и затихариться, пока все не уляжется. Я отправил наших проверить гостиницы и ночлежки, мало ли что… – И Виталик замолчал.

– Ты знаешь, что делать! – потер плешь Лимон, подумав об убытках.

– Если попытались тебя поиметь, не получив обратку, другим покажется, что тебе понравилось, и они будут повторять это снова, – ощерился глава службы безопасности. – Ответ будет жесткий. Но надо сначала их найти!

26

Посмотрев на часы, молодой человек осознал, что совсем не испытывает усталости – только легкий голод. Наскоро перекусив парой бутербродов, он кратко изложил недавние события зевающей подруге.

– Ну почему такая несправедливость! – возмутилась Ленка, когда Глеб закончил рассказ. – Из всех людей, кому могла достаться магическая Сила, ты – самый неподходящий вариант! То ли дело я…

– Ты-то чем лучше?

– Тебя кроме железок ничего не интересовало… – обиженно заявила подруга. – А у меня кругозор гораздо шире, вот!

– Это ты намекаешь на фильмы про малолетнего колдуна и японские мультики? – спросил Глеб с сарказмом. – Действительно, ценный источник информации, ничего не скажешь! Как та книжка, где для приворотного зелья требуются крылья летучей мыши, палец утопленника и корень мандрагоры. Люди утратили знания о настоящей магии, а вместо этого демонстрируют доверчивым простакам фокусы.

– Да ну тебя… – насупилась Ленка. – Давай, продемонстрируй чего-нибудь эдакое, магическое!

– Сейчас, – согласился Глеб, отцепляя с пояса оружие.

– Дай мне попробовать!

Девушка бесцеремонно выхватила шпагу и изобразила нечто похожее на фехтовальную стойку. Молодой человек улыбнулся, заметив, что вделанные в рукоять кристаллики никак не отреагировали на прикосновение подруги.

– Авага Кедавра! – выкрикнула Ленка, прицелившись в ржавую бочку с мусором.

– Не сработает, – ответил Глеб. – Я прояснил этот вопрос. Если есть хотя бы слабый дар, его можно подтолкнуть с помощью инициации. Но в твоем случае все однозначно: способностей нет. Сформировать ауру тоже сложно – надо было начинать раньше. То есть магом тебе не стать.

Девушка изобразила нечто вроде танца, а затем уколола палец, растерев каплю крови по клинку – вероятно, так творили магию герои японских мультиков.

– Кстати, для того, чтобы наполнить форму энергией, бормотать всякую чушь необязательно. Учитель сказал, что так делают только слабаки, когда не могут запомнить сложное плетение…

– А я все равно попробую! – лукаво подмигнула подруга. – Вдруг способности неожиданно проснутся.

Наблюдая за безуспешными попытками заставить артефакт работать, Глеб анализировал свои ощущения. От вживленных кристаллов по телу разливалось приятное тепло, да и резерв увеличился. Количественную оценку сделать пока было сложно: много это или мало – еще предстоит выяснить. Возможности по накоплению энергии тоже выросли – в «наполовину полный стакан» капали новые порции ценного содержимого.

Забрав у огорченной подруги шпагу, маг сосредоточился и напитал заготовку энергией. Влив треть имеющегося запаса, Глеб активировал форму, однако эффект разочаровал. С кончика клинка сорвалась молния, угодив в мусорную емкость.

– Фи! – наморщила носик Ленка. – Ерунда твоя магия. Лучше купить шокер…

– Спокойно, женщина! – сказал Глеб, копируя интонации учителя. – Этот твой Наруто тоже сначала тупил, а потом всем навалял, завел гарем и подломил пару банков… или это человек-паук был? Ладно, не важно! Попробуем сотворить огненный шар!

В задумчивости вытянув перед собой ладонь, Глеб стал заполнять энергией форму огня. Дело пошло со скрипом – если шпага каким-то образом помогала создавать молнии, тот тут оставалось рассчитывать на собственные силы. Поэтому на крошечный шарик ушел остаток резерва. Это заняло целых две минуты – подруга засекла время. Вряд ли враги будут ждать так долго – вот у учителя все получалось практически мгновенно. Перевернув ладонь, экспериментатор позволил горошине упасть на землю, после чего растер подошвой вспыхнувшую траву.

– Ладно! – махнул рукой огорченный Глеб. – Пока самое крутое, что я видел, – это пачка денег, созданная магией. Мне до этого далеко, но буду стараться – учитель сказал, что форму подобия освоить несложно, только надо достать книжку-самоучитель. Непонятно только, хватит ли моего резерва на пару зеленых бумажек. Силы восстанавливаются слишком медленно.

– Просто замечательно! – захлопала в ладошки Ленка. – Раз он сделал тебя магом, значит, сможет обратить кого-нибудь еще! Кажется, я знаю пару будущих магов. Давай познакомлю его с Мариной. Ей иногда снятся сны, которые сбываются. Или вот Артур – ты его знаешь, – который умеет лечить…

Обоих «будущих магов» Глеб знал. Толстушке Марине не хватало внимания, и та надоедала окружающим выдуманными историями. Мускулистый красавчик Артур был экстремалом, то бишь старательно искал приключения на свою голову. Он успел поучаствовать в кругосветке и пару лет пожить среди дикарей. Экстраординарные способности у него имелись, факт.

Когда у Глеба совершенно неожиданно разболелся зуб, этот лекарь-недоучка за каких-то пять минут решил проблему. Он снял зубную боль, подергав ухо и надавив на пальцы пациента. Маловероятно, что таким методам Артура научили фиджийские людоеды и обильное употребление их национального напитка – «кавы»…

– Плохая идея, – нахмурился молодой человек. – Учитель собирался сделать твоих друзей рабами. Мне с трудом удалось отговорить его. Хотя если тебе не жалко этих своих Маришек и Артурчиков…

– Ты шутишь? – округлила глаза подруга.

– Да, именно в рабов. Там, откуда явился наш гость, много всего необычного: гномы, эльфы, сумасшедшие маги, фанатики и ящеры… Ты не удивляйся – он тоже немного странный и мыслит совсем другими категориями. Прикончить толпу людей для него – как тебе раздавить пару муравьев.

– Жаль, – погрустнела Ленка. – Мне пришло в голову, что маги могут изменить мир! Это же фазовый переход!

– Фазовый… что? – переспросил Глеб.

– Новая эра, – пояснила девушка. – Достаточно научить людей использовать способности, дальше они сделают все сами! Количество магов будет расти. Если каждый возьмет по паре учеников…

В фильмах герои часто занимались подобным – меняли мир, устраивали революции и просто весело мочили тех, кто им не нравился. Маг полагал, что ничем хорошим это не кончится. Особенно учитывая взгляды подруги, которая считала государство большим паразитом. Глеб эту точку зрения частично разделял, но только сейчас задумался об альтернативе.

Какая разница, кто будет наверху – чиновники или маги? Да никакой! Все равно для правителей остальные – просто ресурс. Глеб припомнил теорию о превосходстве магов над людьми, что озвучил учитель. Нет уж, такие потрясения миру не нужны!

– Учителю это неинтересно. Он хочет вернуться домой и на всех остальных ему по большему счету наплевать. Делать новых магов он не будет. А у меня этого силенок пока что маловато. И желания – тоже.

– Ну опять… – натужно улыбнулась девушка. – Кто бы сомневался! Есть твое мнение и неправильное. Ты эгоист, Самойлов!

– Наверное, – легко согласился молодой человек. – Единственное, что я хочу, – устроить себе и тем, кто мне дорог, хорошую жизнь.

– Да? И как же?

– Для начала Арциус обещал сделать еще денег, так что скоро ты увидишь маленькое чудо. Неплохо бы что-нибудь из магии жизни освоить. Но это – потом. Пока что у нас в планах призыв демонов. Надеюсь, они не подкачают!

– А каких – инкубов или суккубов? – удивилась подруга.

– Для начала – парочку совсем маленьких. Они вроде кошек, но очень вредных. Мы тут уже попробовали, но результат не впечатлил – надеюсь, следующие будут вести себя приличней. Кстати, надо посмотреть новости – интересно, что там они натворили. Надеюсь, ты понимаешь, что никому о происходящем знать не следует…

– Понимаю. – Ленка отвернулась и уставилась в ночное небо, где среди россыпей звезд перемигивались огоньки пролетающих над городом самолетов.

27

Полковник Шестаков носил простой камуфляж с одним погоном на груди и черный берет с золотистым двуглавым орлом. Именно этот пожилой мужчина с усталым лицом и жесткими стальными глазами вот уже тридцать лет бессменно возглавлял отдел «С». Подразделение занималось пришельцами, аномальными объектами и подобными необъяснимыми явлениями.

Сев на свободное кресло за пилотами, полковник прилепил на ухо пуговку гарнитуры – из-за гула турбин в кабине «Руслана» по-другому общаться было сложно.

На горизонте показалось зарево ночного Смоленска, а мониторы над рабочими местами летунов отобразили рамки посадочного створа. Мелькнули выхлопы истребителей, сопровождающих транспортный самолет с крайне ценным содержимым.

– Прибудем через десять минут, – доложил первый пилот.

– Начинаю снижение, – привычно кивнул его коллега.

Шестаков направился в салон, где находился основной состав группы. Техники замерли за своими терминалами, но экспериментальное оборудование, коим был нафарширован самолет, в очередной раз выдало нулевой результат. Офицеры пили кофе, жевали булочки и красными от недосыпа глазами рассматривали фотографии – этим делом разношерстный коллектив был занят все время полета.

За прозрачной перегородкой сидели трое экспертов. Женщина с некрасивым морщинистым лицом и седобородый дед были одеты в камуфляж, молодой священнослужитель носил простую черную рясу. Эта троица излучала уверенность и спокойствие.

– Ольга Викторовна. Никодим. Отец Сергий, – полковник уважительно кивнул каждому эксперту. – У вас есть что-нибудь?

Женщина отрицательно мотнула головой, убрав ладонь с карты, расчерченной разноцветными кругами, овалами и жирными линиями. Священник пожал плечами, закрыв деревянную коробку, в которой перекатывалась выбеленная временем кость, а в прозрачных коробочках лежали засохшие останки. Полковник заметил, что к стенкам ящичка были прикреплены две литровые бутыли с водой.

– Тогда ставлю задачу. Похоже, у нас – прорыв, – объявил полковник. – Сначала эксперты осмотрят артефакты…

– Помню, помню… – отозвался старик и с невероятной для своего возраста ловкостью вскочил с кресла. – Николашка тогда тоже ставил задачи, а кончилось все – большим пшиком.

– Скорее, как в шестидесятых у наших заклятых американских друзей, – поправил полковник.

Женщина улыбнулась уголками губ – отдел существовал больше ста лет под разными названиями, но один сотрудник входил в его состав с самого начала. Дедуля не знал своего точного возраста – на черно-белой фотографии со штампом царской охранки он выглядел точно так же, как и сейчас.

Полковник заметил изменение звука двигателей и почувствовал легкую вибрацию, когда гигант выпустил закрылки, гася скорость. Ан-124 затрясся, коснувшись полосы, и Шестаков удовлетворенно кивнул – теперь начинается настоящая работа. Под низкий гул турбин самолет покатил по рулежной дорожке к ангару.

К открытой дверце пассажирского отсека подали лестницу: эксперты потянулись вниз, а полковник Шестаков замер на площадке, оценивая обстановку. Аэропорт напоминал растревоженный пчелиный улей. Туда-сюда носились заправщики и погрузчики, а тяжелые транспортные самолеты садились один за другим, выгружая личный состав и технику отдельного полка специального назначения ВДВ. Прямо на стоянку, расчищенную от автомобилей, опускались устаревшие, но бодрые вертолеты Ми-24, раскрашенные в темно-зеленые пятна камуфляжа.

Рядом заправляли транспортный Ми-26. Вскоре эта машина тяжело оторвалась от бетона – под ее брюхом покачивался обтекаемый контейнер с новейшей станцией разведки, а в салоне корпели над пультами специалисты. Несколько таких вертолетов планомерно обследовали местность в поисках любых следов пришельцев. Вся эта техника выглядела впечатляюще, но полковник делал ставку на таланты своих подопечных, не забывая и про последний аргумент – пару тактических ядерных зарядов. Все-таки две килотонны в тротиловом эквиваленте должны справиться с любым пришельцем. Конечно, если тот откажется сотрудничать…

Прочнейшие композитные бронежилеты «Ратник-2», шлемы с зеркальными забралами, закрывающими половину лица, – бойцы, контролирующие периметр ангара, смахивали на киборгов из будущего. На воротниках шелестели коробочки радиостанций с китайскими иероглифами. Значительная часть снаряжения прибыла прямиком из Поднебесной – пока что отечественная промышленность сильно отставала в области компактной электроники.

Огромный ангар заливал слепящий свет множества прожекторов. Раньше в ангаре хватало места пассажирскому «эйрбасу», но сейчас здесь расположился оперативный штаб отдела «С».

Среди столов и стоек с гудящей аппаратурой перемещались люди в белых халатах и камуфляже без знаков различия. Разложенные на белоснежных полотнищах трупики мышей, птиц, засохшая трава и большие куски стеклянистого материала никого не интересовали. Вокруг длинного и низкого стола суетились ученые – каждый имел бирку с фотографией на груди и коммуникатор на поясе.

Глава научной группы, тощий и сутулый, похожий своим вытянутым лицом на рыбу, проигнорировал троицу экспертов. Ученый пристально разглядывал отрубленную голову старика, держа ее на вытянутых руках перед собой.

– Бедный Йорик, – буркнул дед, поводив растопыренной ладонью над находкой.

– Позвольте! Где ваш допуск?

– Это твои коллеги, Первый. Только их специализация – не техника, а высокие материи… – с усмешкой пояснил полковник возмущенному ученому, на груди которого красовался бейджик с красной единицей.

– А, шаман Никодим… Наслышан, наслышан… – заинтересованно протянул мужчина. – Что там говорят духи?

– Духи говорят, что я скоро умру. Больше ничего, – с натянутой улыбкой ответил дед.

Полковник Шестаков давно привык к некоторой эксцентричности своих подопечных и поэтому терпеливо ждал, пока эксперты познакомятся с находками. Подойдя к столу, где двое ученых ковыряли невзрачного вида сандалии, он вперил пристальный взгляд в артефакты.

– К сожалению, два часа назад они утратили свои свойства, – огорченно сообщил специалист.

– Дело в том, что эти тапки – живые, – пояснил второй ученый. – Ну, были таковыми. Мы резали их, жгли – они медленно заращивали все повреждения. Что-то вроде дерева.

– Сломали, разгильдяи! Как те два титановых шарика, – отвернулся полковник. – Теперь мы точно знаем, что эльфы существуют и носят шлепанцы…

Священнослужитель тряс своей коробкой и брызгал водичкой на отрубленную голову девушки, но длинные уши с заостренными кончиками исчезать не собирались. Так же как безголовый скелет эльфийки, сильно отличающийся от человеческого. Одна кисть отсутствовала – специалисты ковыряли непривычно ровный срез щупами. Бородатый толстяк в жилетке с множеством карманов капал на белоснежные ребра реактивом из пробирки.

Отец Сергий получил все необходимые допуски, когда появились первые свидетельства очевидцев, крайне противоречивые. Восемь бабулек опознали в летающем существе того самого бородатого мужчину, одна женщина – ангела, двенадцатилетняя девочка узрела Супермена, а сильно пьющий механизатор заявил, что видел большую обезьяну с рюкзаком за спиной. Другие опрошенные не отличались острым зрением и просто заметили что-то, пролетевшее над деревней.

Аналитики разрабатывали все версии, инцидент получил неофициальное название «Второе пришествие», а полковник Шестаков – разрешение в случае необходимости использовать все средства для уничтожения гостя. Конечно, если тот поведет себя агрессивно; однако приоритетом было установление контакта и дальнейшее сотрудничество.

– Похоже, этот пришелец непрост, – заметил Первый, разглядывая фотографии большой воронки и забитого машинами федерального шоссе. – Не думаю, что наш эксперт добьется успеха. Одно дело – ловить маньяков и террористов, но тут нечто совсем другое…

– Если кто-то и способен найти этого типа, то только она! Силовой вариант – последний аргумент, – покачал головой Шестаков.

– Посмотрим, – отозвался ученый. – Я ставлю на технику. Контакт с этим пришельцем в перспективе способен дать нам многое.

– Но для того, чтобы начать переговоры, нужно его обнаружить. Пока что Ольга Викторовна неплохо справлялась с поиском. В качестве запасного варианта – пеленгатор. Разработка сырая, но это лучше, чем ничего, – полковник покосился на восьмиколесную машину, вокруг которой суетились техники.

Этот транспортер вполне мог увезти новейшую баллистическую ракету, но сейчас на длинной и широкой платформе находились контейнеры с оборудованием ученых. Длинную, как стрела подъемного крана, телескопическую мачту венчали блестящие решетки антенн.

28

Глеб включил телевизор. Кроме одних и тех же опухших физиономий политиков, падающих биржевых котировок и криминальных происшествий, смотреть там было нечего. Перебрав с десяток каналов, молодой человек наткнулся на сюжет, где освещались проходящие учения. Подругу сморил сон, так что выпуск маг досматривал в одиночестве, приглушив звук. После демонстрации лязгающих танков и чумазых физиономий военных, которые катались на этой технике, слово взял тучный генерал.

Глядя на его огромное брюхо, молодой человек подумал, что, имея такое, в люк танка протиснуться сложно. А вот рисовать стрелочки на картах – самое оно. Военный посоветовал жителям областного центра и ближайших населенных пунктов по возможности сидеть дома и иметь при себе документы. Дескать, откуда-то сбежали то ли террористы, то ли особо опасные преступники. Как и ожидалось, про пришельца из другого мира вояка ничего не сообщил – незачем людей волновать. И так земляне слишком нервные: кризисы, катастрофы, стихийные бедствия – как по расписанию…

Глеб выключил телевизор и взялся за планшет. Вообще-то в «ящик» молодой человек пялиться не любил, предпочитая для утоления информационного голода использовать ресурсы глобальной сети. Просмотрев короткий ролик о пожаре в торговом центре, маг принялся копаться на местных форумах. Слухи там ходили самые нелепые – от падения летающей тарелки до начала третьей мировой. Кто-то наблюдал огромный огненный шар, нашлись очевидцы столпа света, опустившегося с неба. Неудивительно, что власти поспешили оцепить место столь интересного явления.

Очевидцы выкладывали фотографии большой воронки на шоссе, появившихся на дорогах блокпостов, колонн военной техники и шастающих по лесам и полям «зеленых человечков». Добавляли масла в огонь автомобилисты, «отдыхающие» в километровых пробках, и те, кому повезло объехать затор. Отдельные паникеры скупали в магазинах тушенку и сигареты, готовясь к самому худшему. Кое-кто паковал вещички, планируя переждать непонятную движуху на дачах.

Южный аэропорт, реконструированный иностранными инвесторами и открывшийся весной, не принимал «боинги» и «эйрбасы». Туристы сдержанно выражали недовольство – их отдых накрылся из-за военных, засевших в воздушной гавани. По той же причине был отменен визит мировой звезды Саши Грей, чей самолет перенаправили в белорусскую столицу на радость тамошним фанатам. «Всего один гость из другого мира, а тут уже все на ушах стоят!» – подумал Глеб. Хорошо, что учитель не знает о системе ценностей, сложившихся в земном обществе. Объяснять, почему в этом мире телевизоры показывают главным образом политиков, порнозвезд и жрецов, молодому человеку не хотелось.

Арциус в это время с закрытыми глазами сидел на полу кухни, а перед ним на табуретке лежал камень-накопитель. По поверхности булыжника пробегали еле заметные волны, а воздух в помещении потрескивал от статического электричества.

Могучие руки архимага были сложены на груди – казалось, что он спит. Но Глеб владел истинным зрением и видел конструкты, созданные учителем, – несколько таких нарезали круги по окрестностям, непринужденно проходя через стены. Похоже, магический аналог сигнализации. Черного можно понять – один раз его уже застали врасплох. Кроме того, учитель упоминал о сильном защитном артефакте, над которым сейчас работал. Там будут использованы полученные из военных справочников данные.


Неожиданно Глеб ощутил легкий дискомфорт – по лицу скользнул порыв ветра, а окружающий мир потускнел, подернутый легкой дымкой. Через мгновение все вернулось в норму, но экран планшета погас. Подключенное к сети устройство не подавало признаков жизни – похоже, земная электроника не перенесла соседства с могучим архимагом. Сотовый телефон подруги отключился тоже, да и старенькая «нокия» Глеба теперь печально смотрела на хозяина погасшим экраном. Поставив на зарядку оба аппарата, маг облегченно выдохнул, когда через минуту телефоны радостно пискнули. Как оказалось, их аккумуляторы полностью разрядились.

Черный довольно ухмылялся, поглаживая камень-накопитель, изменивший цвет. Раньше он был серым, а сейчас стал похож на коричневое яйцо с крошечными пупырышками на поверхности.

– Эй!.. Хватит ломать технику!.. – прошипел Глеб. – Что это было?

– Могущественный защитный артефакт, – гордо ответил Арциус.

– Это я понял; а что он делает?

– Создает сферу, внутри которой распадаются алхимические вещества – те, что вы называете порохом, бензином и дизельным топливом.

– А это тогда что такое? – молодой человек возмущенно потряс сломанным планшетом.

– Побочный эффект. Артефакт может действовать на источники энергии, опустошая их. У тебя есть зеленые бумажки – теперь ты можешь купить все, что хочешь!

– Эмм… и насколько большая сфера? – осторожно поинтересовался ученик.

– Совсем небольшая, – сообщил Арциус. – Пока что – пятьдесят шагов в диаметре, но скоро энергопотоки придут в норму, и она вырастет до полутора ваших километров. Кратковременно могу расширить ее в несколько раз, но это потребует больших затрат Силы.

– Выходит, в баке моего «козлика» сейчас вместо бензина – ослиная моча? – сообразил Глеб.

– Как-то я об этом не подумал… – признался черный и уточнил: – Но это не моча, а просто жидкость, больше не способная гореть.

– Так, а обратно можешь?

– Невозможно, – мотнул головой Арциус.

– Скукожь свою сферу до пяти шагов! А лучше отключи вообще! – порекомендовал Глеб. – Думаю, завтра соседа ожидает сюрприз, когда его «Приора» не заведется. Впрочем, она и так заводилась через раз…

– Артефакт невозможно отключить.

– Тогда уменьши! Будет печально, если все автомобили в городе встанут. Тогда врагам будет легко вычислить того, кто это сделал!

– Я накрою сферой эту комнату. Активирую артефакт на полную мощность, когда будет нужно.

– И что дальше?

– Мне потребуется как минимум несколько дней для того, чтобы восстановить часть резерва. Потом мы посетим этот завод, именуемый атомной электростанцией!

Молодой человек с недовольным бурчанием добрался до стоящего между деревьями «уазика». Глебу вспомнилась легенда об одном древнегреческом царе, который превращал предметы в золото простым прикосновением. Похоже, у черного другой талант – превращать все в дерьмо…

Бензин теперь выглядел как густая жижа жизнерадостно-розового цвета. Открутив пробку канистры и заглянув внутрь, маг скривился от едкого запаха – топливо прямо на глазах затвердевало мелкими кристалликами, похожими на снежинки. Пошла какая-то химическая реакция. Понятно, что теперь в баках автомобиля – точно такая же гадость.

– Это конец! Прощай, старый друг!.. – прошептал Глеб, захлопнув дверцу багажника. – Ну что же, я все равно хотел обновить железного коня. Самое время заняться этим вопросом!


Чтецы механически перелистывали страницы, тратя на каждую не больше минуты. Маг подумал, что такими темпами к утру они успеют обработать следующую порцию знаний. Глеб на всякий случай пододвинул к подростку пособие по тактике, а к подружке – тонкую книжку по атомной энергетике, а также альбом на тему мировых религий и культовых построек.

Любитель мультиков теперь станет специалистом по вооружению – ведь технические характеристики танков и самолетов намертво засядут в его мозгах. Его подружка тоже не останется обиженной – вряд ли какой-нибудь ученый будет держать в голове содержание целого справочника.

«Неплохо заработают и узнают много нового», – подумал молодой человек, берясь за пособие, написанное на языке орков и крысолюдей, – именно с него учитель рекомендовал начинать знакомство с ритуальной магией. Надо же чем-то заняться ночью, когда все нормальные люди спят…

Фигуры в виде завитушек и концентрических кругов не выглядели особо сложно – Глеб решил, что без труда нарисует таких хоть сотню. Даже самую заковыристую, которая была изображена на четырех сшитых вместе листах, – она именовалась большой ловушкой. Имелась и ловушка поменьше. Пояснения, каким образом и кого именно в них следует ловить, автор почему-то дать забыл, хотя ко всем остальным ритуалам имелись подробные инструкции, где разжевывалось все до мелочей. Видимо, труд был рассчитан на тупых читателей – эдакий орковский самоучитель «Магия для чайников».

Энтузиазм ученика несколько поутих, когда он перевел размеры в привычные единицы: диаметр фигуры немногим превышал двадцать пять метров, что нисколько не удивляло: ловушка-то большая! Материальный компонент тоже не совсем обычный – автор рекомендовал использовать измельченные кости. Глеб подсчитал, что их нужно много – не меньше двух сотен килограммов. Он задумался, где маги орков берут ингредиенты, – вполне вероятно, на помойках. Или же все члены племени зеленомордых тщательно собирают отходы для последующей утилизации магами. Настораживало другое – для активации требовалось жертвоприношение. Чтобы запустить большую ловушку, следовало убить эльфа. Ну, или двух людей – почему-то у орков ушастые котировались выше.

Молодой человек просмотрел и другие инструкции – по созданию ловушки поменьше, призыву духов, низшего демона, зверя по имени Зибек и превращению свежих трупов в разных полезных существ. Вроде тупых зомби и продвинутых тварей – драугров, которыми маг мог управлять, как марионетками.

Относительно безобидных ритуалов было всего два – в одном убивали таинственного зверя Зибека. Его мучения как-то способствовали обработке большого кристалла и созданию артефакта – магического движителя на основе этого кристалла. Видимо, оный ставился на корабли, поскольку поглощал воду в огромных количествах.

На трех сшитых в виде гармошки листах описывалось создание татуировок – для укрепления ткани и металла использовались руны нескольких видов. Отдельные изображения зеленомордые наносили и на собственную шкуру.

Глеб подумал, что неплохо бы получить парочку татушек – увеличивающую силу черную загогулину на грудь и что-то вроде эмблемы «мерседеса» на спину для быстрой реакции. Маги орков устраивали жертвоприношения людей или на крайний случай зверюшек, подпитывая свои изображения. Заниматься подобным молодому человеку очень не хотелось, да и с жизненной силой он работать не умел.

Глеб вспомнил, что учитель говорил о магах, восполняющих таким образом свой резерв, и сделал выводы. С орками и крысолюдьми лучше дела не иметь.

Не заглядывая в шпаргалку, Глеб мог при наличии материального компонента и подходящей жертвы соорудить малую ловушку хоть сейчас. У автора пособия ее конструирование занимало целый день, но тот использовал только примитивные приспособления – веревочки с узелками и палки с рисками. Похоже, зеленомордые туповаты, поскольку ничего лучше придумать не смогли.

Но лучше купить набор подходящих инструментов – вроде тех, которыми пользуются землемеры. К рассвету маг вызубрил руководство по созданию большой ловушки. Было достаточно вдумчиво прочитать пояснения и дважды перерисовать схему для того, чтобы все это крепко засело в голове. Убрав листы в футляр, маг подумал, что обязательную программу он выполнил.

Черный ничего не говорил об остальных орковских ритуалах, но Глеб решил выучить все. Мало ли что – знания лишними не будут. Другие рецепты орковской магии требовали дефицитных ингредиентов вроде золота, кристаллов, лунного песка или небесного металла. Следовало узнать у учителя, что же это такое.


Маг открыл пособие для адептов из мира Хаард. Эта книга была предназначена для тех, кто уже понимает основы. Автор постоянно ссылался на другие пособия – читатель должен был изучить их ранее. Жаль, что Арциус забыл прихватить полный комплект.

Глеб подумал, что сложно будет разобраться с учебником для шестого класса, если предыдущие пять читатель в глаза не видел. Автор оперировал понятиями, молодому человеку незнакомыми. «Руны», «Арканы», «места Силы», «Узлы»… – для понимания этих терминов требовалась помощь учителя.

– Чем дальше в лес, тем толще партизаны, – пробормотал Глеб, пролистав вступительный раздел.

Инструкций по созданию форм или плетений тут не было, зато нашлось двенадцать ритуалов, предназначенных главным образом для разрушения. «Разрыв», «Огненное зерно», «Пылающая игла», «Сторожевая сеть» и тому подобное.

Глеб пролистал самую короткую инструкцию – по созданию «Огненных зернышек». В общем, это оказались простейшие артефакты. С помощью ритуала маг вливал Силу в орешки, семечки и косточки, получая аналог земных мин или гранат. Взрывающиеся и прожигающие все на своем пути штуковины предполагалось швырять во врагов. Телекинезом, пращой или специальным артефактом-метателем. Такие магические снаряды можно было заготавливать впрок и носить с собой в большом количестве.

Описание двух самых убойных конструктов под названием Черное Пламя и Огненный Дождь занимало сотню страниц. Почти столько же уделялось способам изменения цвета кожного покрова и перманентному удалению растительности на теле. Адепты легких путей не искали, используя для этой цели огонь. Автор считал, что самый правильный маг – лысый, с бронзовым оттенком кожи и татуировками в виде языков пламени на затылке и животе. На ладонях все хаардцы обычно изображали руны, что помогало творить магию.

«Эти адепты – просто пироманьяки какие-то. Наверное, в детстве вместо игрушек у них были лишь спички. Только и могут, что жечь и убивать… – подумал молодой человек. – Лучше бы магией жизни занимались!»

Автор описывал элементальные планы и загадочные места вроде Изнанки. Где они находятся, Глеб так и не понял, но адепты умели оттуда вытаскивать разных существ. Приводились примеры рун призыва (для элементалей) и ритуалов для демонов Изнанки. В отличие от орков, хаардцы жертвы не приносили, а использовали металлы и драгоценные камни. Глеб подумал, что все это напоминает земные реалии – директор строительной фирмы привозит гастарбайтеров, вместо того чтобы платить местным.

Порадовал раздел, посвященный межмировым перемещениям, – вверх и вниз «по линии». Как понял Глеб, дело это крайне затратное, и ради развлечения этим никто не занимался. С этими «линиями» тоже оказалось все туманно, и объяснения, почему вверх двигаться проще, чем вниз, молодого человека не удовлетворили.

Эти «линии» соединяли соседние миры. И маг мог попасть туда с помощью порталов. Первый позволял пробить небольшое «окно» и требовал минимальных приготовлений. Это «окно» рекомендовалось открывать на вершине горы, поскольку в этом случае Силы требовалось намного меньше, да и окружающая местность страдала меньше. Список расходников ограничивался двумя пунктами. Глеб не думал, что на Земле найдутся месторождения металла Нидль и столь крупные драгоценные камни, какие требовались. Конечно, можно было обойтись без этого рыжего вещества, однако недостающее следовало заместить огромным количеством энергии. Судя по всему, этот Нидль как-то мог впитывать магию. Но где достать алмазы размером с кошачью голову – Глеб не знал…

Возможно, квалифицированный специалист мог бы помочь с аналогом – вроде бы какие-то кристаллы ученые умеют выращивать. Но маг даже не представлял, где такого знатока искать. Пара извлеченных из шпаги накопителей точно имеют ценность, но тащить их к ювелиру глупо. Не имея нужных связей, можно нарваться на проблемы – криминал точно заинтересуется личностью того, кто притащит неведомые кристаллы оценщику.

Второй портал – большой, предназначался для переброски армий, и для его создания магу нужно было потрудиться. Кроме громоздких расчетов и привязки к местности, требовались ценные ингредиенты. Золото, медь, песок – с этим понятно. Опять же присутствовали адамантит и пресловутый небесный металл – похоже, он нужен был не только оркам.

Хаардцы пользовались своими единицами измерения. К счастью, в книге имелась таблица, где сопоставлялись меры длины и веса соседних миров. Глеб взял в руки карандаш и добавил земные единицы. Без помощи калькулятора перемножив цифры, маг получил количество ресурсов, требуемое для большого портала. Четыреста килограмм золота и без малого шестнадцать тонн меди. Песок маг в расчет не принимал – здесь он ничего не стоил. Зато небесного металла требовалось прилично – почти полторы тонны…

– Теперь понятно, почему путешествовать к соседям хаардцы не рвутся, – сделал вывод Глеб. – Золотишко нынче дорогое. Еще бы узнать, что такое небесный металл…

Последнюю четверть книги занимал раздел, посвященный сложному ритуалу под названием «Единение со стихией». Судя по всему, это – вершина карьеры огнепоклонника. Поясняющие картинки намекали, что адепту в процессе не поздоровится. Несчастного пытали раскаленным железом, ломали пальцы и выжигали на теле уродливые татуировки. Тут желающие не ограничивались парой огненных языков, а покрывали ими все тело. Причем адепт, судя по всему, шел на такие мучения с радостью, ведь таким образом он становился сильнее.

Скривившись от омерзения, Глеб захлопнул пособие. Сначала следует вызубрить орковские загогулины – во всяком случае, там все было понятно. Пособием ящеров ученик собирался заняться в последнюю очередь.

29

Ленку разбудил черный, который принялся бесцеремонно открывать шкафы и рассматривать их содержимое. Гость покрутил в руках покрашенный золотой краской человеческий череп, а затем вытащил большую статуэтку Микки-Мауса, подаренную кем-то из подруг. Диснеевский мышонок скалился зубастой пастью и сжимал в руках бутылку – у скульптора имелось чувство юмора.

– Твоя наложница поклоняется божеству крысолюдей? – удивился черный.

– Это не идол, а предмет искусства! – возмущенно фыркнула Ленка. – И я никому не поклоняюсь…

– Угу. Никого над нами! – кивнул Глеб.

– Все равно ваша цивилизация обречена! – сделал вывод Арциус, посмотрев на полку с сувенирами, где подруга собирала анимешные фигурки – кроме большеглазых девочек в коротких юбчонках и мальчиков с мечами и топорами там имелись совсем несуразные создания, порожденные больным воображением японских авторов.

Архимаг брезгливо заглянул в холодильник и заявил, что нормальная земная еда ему не нравится. Поводив ладонью над микроволновкой, черный добился того, что индикаторы на панели устройства погасли. Та же печальная участь постигла будильник-радио и электрочайник, а над хрустальной вазой и бокалами учитель в отсутствие хозяйки поиздевался с особым цинизмом, сплавив посуду в один большой комок. Как объяснил позже – пытался соорудить накопитель из подручных средств, но неудачно.

С утратой бытовой техники и посуды девушка смирилась, заглянув в жестяную коробку из-под печенья, последнее время выполняющую функцию «резервного фонда». Арциус скопировал потолстевшую стопку долларов, куда ученик добавил две заначки – собственную и подруги. Пачка отправилась в коробку (для последующего размножения), а вторую Глеб сунул в карман джинсов.

Пока Ленка принимала душ, маг соорудил подруге быстрый завтрак – яичницу и кофе. Сам же он голода не испытывал – за ночь оприходовал половину недельного запаса продуктов. Особенно хорошо пошли шоколадные батончики, поэтому Глеб решил закупить их побольше. По поводу лишнего веса молодой человек не переживал – по словам учителя, обладателю божественной крови не страшны болезни, не нужен сон и вообще, его очень сложно убить. К тому же обновленный организм скоро сможет переваривать даже несъедобные на первый взгляд вещи вроде коры и листьев.

Арциус уточнил, что в свое время на такой диете он провел несколько лет в одном закрытом мире, прежде чем смог накопить энергию для создания портала. Ведь по прихоти богов больше ничего съедобного там не осталось…

Глеб не удивлялся своим новым способностям – пример совмещения божественной сущности с обычным человеком был перед глазами. Ученик порезал палец, нарезая ветчину, – крошечная ранка заросла меньше чем за минуту. Арциус обещал, что постепенно увеличатся собственная сила, реакция и все остальное. Но это почему-то не радовало. Периодически Глеб вспоминал многозначительную фразу учителя: «За все нужно платить» – и размышлял, чем именно придется заплатить ему.

После вживления кристаллов-накопителей черный заявил, что теперь резерв вырос вчетверо от исходного. Попутно ученик узнал, что ему очень повезло – за такую операцию возьмется не каждый опытный целитель. Да и с поиском того, кому можно доверить улучшение организма, могут возникнуть проблемы: все лучше делать самостоятельно. К сожалению, ни одно из пособий магией жизни не занималось – Глеб подумал, что с освоением этого раздела будут сложности, о чем и сообщил учителю:

– Что-то ты мало захватил с собой книг!

– Достаточно, – отрезал Арциус. – Все необходимое для развития ты найдешь сам – достаточно добраться до какого-нибудь развитого мира.

– И что, там такие пособия можно свободно купить?

– Такие – вряд ли. Но книги, где описаны десятки простых форм и плетений, – запросто.

– Да? Мне казалось, что маги не должны делиться своими секретами со всеми. Ну, чтобы конкурентов было меньше…

– Иногда так и бывает, – сказал черный. – Но чаще всего правители ищут одаренных и обучают. Среди людей магов слишком мало – ценятся и те, у кого слабый дар. Ну а сильные маги – на особом положении, ведь один такой может уничтожить тысячи простых воинов.

– Что такое кумул?

– Единица измерения, принятая в мире Хаард. Эта книга для тех, кто способен наполнить Силой шесть кристаллов-накопителей и посвятил себя огню. Здесь собраны самые могущественные ритуалы. Это пособие я в свое время украл из Академии. По ее меркам ты – сильный маг.

– Не заметно, – скептически ответил «сильный маг». – У меня даже нормальной молнии не получилось, а огненный шарик – вообще позор! Мышонка я еще, может, и поджарю…

– Это потому, что здесь магия слаба. И огромный расход Силы на простые стихийные формы. Попав в мир Хаард, со своим резервом ты прикончишь несколько сотен воинов. Имея несколько камней-накопителей, сможешь развоплотить мага-правителя, заняв его место…

– А что, есть какая-то разница между «убить» и «развоплотить»?

– Существенная. Учти, что справиться с сильным магом может быть сложно. Вполне вероятно, что тот оживет через пару дней. Или станет могущественной нежитью. Некоторые носят могущественные изображения и сильные артефакты.

– Значит, надо отрубить голову!

– Именно так! – кровожадно оскалился черный.

– Зачем нужно «Единение со стихией»?

– Некоторые маги перестраивают свою оболочку. Процесс это длительный и опасный. В результате формы и плетения выбранной стихии требуют меньшего количества Силы и более эффективны. Хаардцы предпочитают огонь. Эту стихию освоить сложнее всего. Использовать магию других стихий в этом случае становится довольно проблематично.

– Специализация, – сообразил Глеб. – По-моему, это глупо. Лучше уметь все понемногу, нежели что-то одно.

– Не все разделяют подобную точку зрения. Когда-то Суэль был обычным магом огня, а получив божественную кровь, стал невероятно сильным противником…

– А чем занимаются адепты в этой Академии?

– Всем понемногу. Поклоняются первостихиям, изучают магию. Точнее, изучали. Вполне может быть, что Академии больше не существует, – пожал плечами Арциус. – Последний раз я посещал Хаард больше двух тысяч лет назад. С тех пор этот мир пережил множество катастроф и войн, в том числе вторжение фанатиков Истинной Книги. Не повезло хаардцам с соседями.

– Понятно… – протянул Глеб и развернул сшитые вместе листы. – Для чего нужны эти ловушки?

– Маги орков не способны работать с чистой энергией. Только с жизненной силой. Их магия основана на жертвоприношениях, но рабов или пленников на всех не хватает. Поэтому орки используют такие ритуалы. Собирают энергию и преобразуют ее в жизненную силу с помощью особых кристаллов.

– Ловушка – аналог камня-накопителя?

– Жалкое подобие, – усмехнулся Арциус. – Они работают, пока не израсходуется материальный компонент. В общем – недолго. Но тебе и этого будет достаточно…

– Значит, нужно соорудить побольше таких ловушек, – сообразил Глеб.

– Так слабый может стать сильнее, но только находясь рядом. Сами по себе они не действуют – нужен маг. К тому же придется ждать, пока ловушки вытянут энергию из окружающего мира, а это дело небыстрое.

– Да уж, – кивнул Глеб. – Мой резерв восстанавливается слишком медленно. Так и должно быть?

– Для начала очень хороший результат, – не согласился черный. – Сейчас можешь отпустить слуг! Я уже узнал все, что хотел!

– И как тебе наши религии?

– Одна глупее другой, – презрительно бросил Арциус. – Я еще могу понять поклонение первостихиям, но каменные таблички с правилами поведения, жертвоприношения собственных детей… как можно всерьез воспринимать такое учение? И у вас крайне странные представления о богах. Существа из чистой энергии могут принимать любую форму. Некоторые мне знакомы. Например, Хор – тот, кого вы изображаете с птичьей головой. Я знаю два мира, где его почитают, – странно, что здесь этот могущественный бог забыт. У вас даже сохранились останки больших накопителей Силы. Те, что в виде пирамид, – пояснил черный. – Они намного эффективнее, чем ловушки…

– Их можно использовать?

– Сейчас это просто руины. Внешняя поверхность должна быть покрыта особым сплавом.

– Жаль. А про фашистов в Антарктиде там ничего не было? – на всякий случай поинтересовался маг.

– Нет. Удивительно, но ваши ученые имеют представление об уровнях Силы. Ты знаешь, что такое точка Омега?

– Эволюция, – сформулировал Глеб, вспомнив статью из журнала «Наука и жизнь» – автор упоминал богов, любовь, конец вселенной и прочую заумную ерунду, но главное маг уяснил.

– Разумное существо может измениться. Если захочет, конечно. Так человек может стать магом, а маг, в свою очередь, – богом. Между этими уровнями – огромная пропасть. Но преодолеть ее возможно.

– Да? И как же?

– Это – другой вопрос. Я когда-то был рабом в одном пустынном мире. У меня не было ничего, кроме сильного желания измениться. Я потратил двадцать лет на формирование оболочки по украденной книге. Первая изученная форма и статус мага. Но я не остановился, как многие другие…

Глебу показалось, что он почувствовал захлестнувшие Арциуса эмоции. На лице ясно читалось все, что черный чувствует, – гордость, торжество и предвкушение новых побед. Через мгновение все стало как раньше – физиономия учителя расслабилась, изобразив привычные скуку и превосходство. Примерно так человек смотрит на муравья.

– Сильный маг мало чем отличается от младшего бога, – продолжил с самодовольной ухмылкой учитель, – он может путешествовать между мирами, воскрешать, уничтожать целые армии. Изменять реальность.

– Точка Омега, – кивнул Глеб. – Вершина эволюции цивилизации.

– Или одного представителя цивилизации. Тогда он становится богом и получает возможность переделать свой мир. Как считает нужным, – уточнил черный и засмеялся. – Или другой мир. Правда, там – свои боги.

– Ага, и, конечно, они будут против…

– Но не каждый способен сделать даже первый шаг. Ты его уже сделал. Точнее, тебя подтолкнули.

– Ну, насколько я помню, меня никто не спрашивал… – пробурчал маг.

– В вашем мире есть большие рисунки в пустыне, – продолжил Арциус, сменив тему, – кто-то использовал их для создания межмирового портала. Похоже, Землю не так давно посетил один из мелких божков или Великих магов.

– И куда ведет этот портал? – загорелся Глеб.

– Понятия не имею, – безразлично пожал плечами черный. – Использовать их не выйдет – наверняка требуется еще и материальный компонент.

– Небесный металл?

– Одна из фигур похожа на ловушку, что использовали маги давно исчезнувшей империи Шинх-Недд. Они не применяли небесный металл, так что материальным компонентом может быть все что угодно.

– А что это вообще такое?

– У вас его называют «металлы платиновой группы», – подумав, ответил Арциус, который успел с помощью чтецов пролистать учебник химии и ознакомиться с описанием веществ. – Рутений, родий, палладий, осмий, иридий и платина. Странно, что вы придумали шесть разных названий. На самом деле это один и тот же материал. Маг способен в определенных пределах менять его структуру, поэтому небесный металл незаменим для могущественных ритуалов…

Вырвав из учебника лист с таблицей периодических элементов, Глеб подписал еще четыре десятка известных учителю веществ. На Земле не встречалось самых ценных – адамантита, мифрила и загадочного металла Нидль. Кривой кинжал рыжего цвета, который мог вытягивать магию, как раз был сделан из последнего…

Хорошо, что тут есть платина, золото и серебро, – все это пользовалось спросом и в других мирах. Попутно выяснилось, что людям сильно повезло с ресурсами: ведь в некоторых мирах соль, а также железо, которое здесь валяется под ногами, – товар востребованный. Переправив контейнер металлолома с ближайшей свалки в какой-нибудь слаборазвитый мир, можно обзавестись собственным королевством. А пара ящиков со стальными мечами и вовсе сделает армию непобедимой – ведь кое-где до сих пор воюют деревянными копьями, каменными топорами и обсидиановыми клинками. Понятно, что в таком отсталом мире даже простой топор из хозяйственного магазина будет иметь огромную ценность…

Больше никакой информации по поводу межмировой торговли от учителя получить не удалось – тот имел дело исключительно с эксклюзивными вещичками вроде древностей и магических артефактов. Арциус посоветовал прихватить рюкзачок-другой со слитками платины. Дескать, это – самое ценное, что есть на Земле. Жаль, что цены на небесный металл кусались – такой рюкзачок и здесь мог потянуть на полмиллиона долларов…

Прикинув бюджет межмирового перехода, Глеб схватился за голову – тут уже пахло серьезными деньгами. Он забрал у чтецов альбом и с энтузиазмом принялся рассматривать виды пустыни Наска, где четыре тысячи лет назад (а может, и шесть тысяч – к единому мнению ученые так и не пришли) кто-то упражнялся в ритуальной магии. Перспектива посетить Южную Америку и разобраться с загадочными каракулями вдохновляла, однако Арциус заверил, что дело это бесперспективное.


– С ними точно все нормально? – поинтересовалась Ленка, проведав подростков.

Те немигающим взглядом красных глаз смотрели в стену. Побелевшие лица чтецов делали их похожими на киношных упырей. Глеб переадресовал вопрос учителю.

– Ну а что ты ожидал увидеть, ученик? – с ухмылкой спросил Арциус. – Конечно, такое использование людей сказывается на их здоровье.

– А ты не говорил, что это опасно!

– За все нужно платить. Магия разума довольно сложна… – безразлично пожал плечами черный.

– Как-то не хочется ковыряться у людей в головах! – отозвался Глеб.

– Напрасно. Печать подчинения необходима. Магу нужны слуги, поэтому лучше освоить магию разума как можно быстрее. Когда достанешь книгу, позаботься о достаточном количестве рабов для экспериментов. Для начала двух сотен людей будет достаточно. Этот конструкт я разработал сам. Первое время его хватало примерно на двадцать дней – потом мозг быстро приходил в негодность и раб погибал. Сейчас я значительно улучшил исходный образец…

– У нас рабство запрещено, – сообщила Ленка, отодвинув пустую тарелку. – Каждый человек обладает правом на жизнь, достоинство, свободу и неприкосновенность личности! Во всяком случае, теоретически…

Черный захохотал, а Глеб понимающе усмехнулся. Он уже успел узнать, что для бессмертного существа картина мира несколько отличается от той, что сложилась в головах у людей. Бесполезное это дело – споры. Все равно каждый останется при своем мнении.

Арциус небрежно хлопнул подростков по щекам, выводя их из транса. Подруга с кислым выражением лица наблюдала за происходящим – то, что гость из иного мира способен с легкостью залезать в чужие черепушки, девушку пугало.

– Как будто я всю ночь бился головой об стену, – сообщил подросток, моргая слезящимися глазами, – а сейчас в голове ползают муравьи…

– Да? – удивился маг. – Какие именно – маленькие или большие? Черные или рыжие? Еще какие-нибудь необычные ощущения присутствуют? Это важно для науки!

Подросток замолчал, покосившись на подружку, – вопросы поставили его в тупик.

– Не, просто голова немного болит. И спать хочется… – захныкала малолетка.

Ленка вручила чтецам упаковку таблеток, а Глеб открыл толстый справочник на середине – под изображением грузовика с кучей антенн на крыше имелась поясняющая надпись и длинный цифровой индекс. Вроде бы нечто похожее было в составе военной колонны на шоссе.

– Небольшая проверка усвоенного материала, – объявил маг и закрыл надпись ладонью. – Что это такое?

– «Красуха-4», мобильный комплекс радиоэлектронной борьбы. Состав – две машины. Дальность действия широкодиапазонного модуля постановки активных помех – до четырехсот километров. Назначение – прикрытие стационарных объектов… – без запинки выдал чтец.

Глеб захлопнул военный справочник и открыл на середине альбом. С изображения сурово смотрел седобородый мужчина. Сидя на облаке, он молниями истреблял несчастных людей, которым не оставалось ничего другого, как корчиться и умирать в мучениях.

– «Я пошлю на них меч, голод и моровую язву и сделаю их такими, как негодные смоквы, которые нельзя есть по негодности их…» – процитировала малолетка статью и удивленно застыла с открытым ртом. – Ой, а за что это их?

– Не важно… Методика действует! Все жертвы бесчеловечных экспериментов заморского профессора получают щедрые премиальные!

Глеб вручил чтецам шесть зеленых бумажек, что на самом деле было даже больше обещанного. Хотя они осилили только четыре с половиной книжки на двоих, организатор посчитал триста долларов справедливой платой. Ведь после бессонной ночи выглядела парочка ужасно.

– Мы всегда готовы! – Подросток поспешил спрятать деньги.

– Не сомневаюсь. Но пока больше ничего такого не планируется, – Глеб кивнул подруге, чтобы та выпроводила своих знакомых. – Да, и помалкивайте пока. Возможно, позже еще заработаете.

– Ты звони, если что, – облизнул пересохшие губы чтец.

– Непременно! – улыбнулся молодой человек, подумав, что еще вчера и сам бы не отказался от такой «халтуры».

30

Глава службы безопасности дожидался результатов, просматривая отчет – все, что удалось найти по владельцу «уазика». Зацепиться было не за что – двадцатипятилетний оболтус являлся уклонистом, не работал и по большему счету нигде не светился. Кроме старого автомобиля, никакого имущества у него не имелось.

Пара неоплаченных штрафов – единственное свидетельство существования человека. Сотовым телефоном оболтус, может, и пользовался, но оформлял его не на себя. Страничек в модных среди офисного планктона социальных сетях не имел – в общем, тяжелый случай.

– И как такого искать? – озабоченно пробормотал Виталик, покрутив в пальцах сигарету.

– Дык шеф, может, мы… эта… – замялся один из бойцов дежурной группы, – кого-нибудь из аслановских отловим? Расколем, как миленьких: паяльник в дымоход – и запоют, голубки!

– Ну конечно, – криво улыбнулся глава службы безопасности. – А они наших начнут валить. Да и вообще – может, это не они. Привет, девяностые… Нет, сейчас так дела не делаются.

С рассветом операция по поиску наглой парочки вошла в активную фазу. В полдень выяснилось, что зеленый «уазик» с деформированной крышей город не покидал. Прикормленные работники полосатого жезла внесли номера в свою систему контроля, отследив последние перемещения машины. Старший группы, отправленной по месту проживания тетки объекта, доложил о провале – женщину забрал военный вертолет час назад.

– Крот объявился, Виталий Павлович! – доложил сотрудник, разглядывающий мониторы камер наблюдения.

– А, оборотень в погонах! – повеселел шеф. – За наш счет жирует, гад… вот недавно «Крузер» купил. Неплохо для простого опера, да?

– Привет работникам ножа и топора от доблестной полиции! – гаркнул румяный мужичок в неброской кожаной куртке.

– Здравия желаю, капитан Кротов! С чем пожаловал? – Виталик побарабанил пальцами по столу.

– Дело мутное! – сразу объявил опер. – Пацан непрост. Только что его в федеральный розыск объявили. Африканца – тоже. На их поиски сейчас брошены все наличные силы, моих ребят из отпусков выдергивают. Если они в городе – найдем, никуда не денутся!

– Вот даже как… – удивился шеф. – А этот, афро… тьфу! Негрила – на него есть что-нибудь?

– А он – какой-то террорист. Особо опасен. Приказ – этих двоих брать живыми, но наши ребята посовещались и сделали выводы. Будем валить наглушняк!

Опер расстегнул куртку и аккуратно положил на край стола стопку листов и фотографий, вытащив ее из-за пазухи. Бойцы с завистью покосились на бронежилет скрытого ношения и китайский пистолет-пулемет «Чанг-Фенг» в кобуре непривычного вида. Виталик удивленно поднял бровь, узрев такое пижонство, – его ребята довольствовались исключительно отечественным оружием – «Бизонами» и «Кедрами». Имелось и несколько бесшумных «Валов». Ну и само собой – «калаши», коих было как грязи. Хозяин в свое время вывез с армейского склада фуру этого добра – хватит, чтобы вооружить небольшую армию…

– Подняли записи – на постах камеры срисовали этот «уазик». Похоже, подрыв военной колонны – их работа. Непонятно, как они это проделали, но факт.

– Да ну?.. – недоверчиво протянул шеф.

– Полторы сотни покойников, куча раненых. Там воронка, куда дом можно спрятать. Пробка в обе стороны на пять километров…

– Стоп, а это у вас откуда? – Виталик вытаращился на фотографию – совсем недавно такой сюжет он видел на экране монитора.

– Так это вояки. Спецы вашу сеть вскрыли и всю инфу по этой парочке вытянули. В том числе и переписку про то, как вы трупы в лесу прикапывали… – засмеялся опер. – Короче: готовьте бабло столичным. Расценки знаешь – скоро придется башлять, а то вашу шарашку быстро прикроют…

– М-да… прокол! – озабоченно потер вспотевший лоб глава службы безопасности. – Что еще скажешь?

– Мартышки их особенно заинтересовали. Те, которые провода жрут. В общем, мутное дело, – махнул оборотень в погонах.

Виталик молча вручил тонкую пачку американских денег, после чего информатор приложил руку к виску в шутливом приветствии и отбыл. Вскоре черный «Крузер» вырулил со стоянки торгового центра, а шеф занялся принесенными материалами. Отзывать охотников он не собирался – кем бы ни были эти двое, нужно их найти и хорошенько потрясти на предмет выяснения заказчика наезда.

К вечеру появился результат. Камеры наблюдения, установленные по всему городу, позволили вычислить примерный район, где мог находиться автомобиль. Сработали нанятые специалисты, изъявшие сервер с записями раньше, чем до него добрались конкуренты. Виталик усмехнулся, подумав, что дорожные вымогатели остались с носом. Его ребята доберутся до двух «террористов» первыми.

– Тут его срисовали камеры на здании администрации, а здесь он попался патрульной машине… – доложил очкастый компьютерщик, соединив несколько точек линиями.

– Работайте! – Глава службы безопасности похлопал сотрудника по плечу.

Шеф приготовился к ожиданию, но специалисты справились с задачей за полтора часа, побив все рекорды.

– Есть зеленый «козел»! – с ухмылкой объявил сотрудник, который отвечал за связь.

Заштриховав красной ручкой район частной застройки, мужчина вручил карту шефу.

– Как засекли?

– Двое наших корочками светят перед местной шелупонью. Другие импровизируют: алкашне – бутылку, пацанам – на пиво. Бабкам – кулек семечек, в зависимости от обстановки. Основы оперативной работы…

– Готов, пернатый? – для порядка вопросил Виталик, повернувшись к бойцам.

– Сделаем в лучшем виде! – Командир группы коротко кивнул шефу.

Рыжий сибиряк предпочитал позывной «Коршун». На хищную птицу бывший десантник совсем не походил – скорее на откормленного медведя. Бойцы дежурной группы принялись застегивать бронежилеты, подтягивать разгрузки и в десятый раз за день проверять оружие.

– Сразу срисовали тачку. Говорят, часто там этого «козла» видят, – забубнил сотрудник. – Наши тормознули с поиском, чтобы не спугнуть их.

– И правильно сделали, – кивнул шеф, – сейчас будут работать высокие технологии. С воздуха мы их быстро засечем!

Через десять минут с парковки торгового центра выехали неприметный микроавтобус с тонированными стеклами и красный грузовик, чей кузов украшали логотипы кока-колы, снежинки и румяные лица Санта-Клаусов. В фуре ехали сам глава службы безопасности и команда технической разведки с двумя израильскими беспилотниками. В микроавтобусе – двенадцать бойцов дежурной группы. Они накручивали глушители на короткие стволы «Бизонов» и «Кедров» – шеф планировал провести операцию тихо.

Внутреннее пространство фуры было превращено в передвижной пункт управления со столами, удобными креслами и рядами мониторов. Водительское место размещалось за прозрачной перегородкой, не пропускающей звуки. На стене красовалась карта Смоленска и окрестностей, а в углу специалисты возились с небольшим треугольным аппаратом, из задней части которого торчал пропеллер.

– «Праздник к нам приходит…» – гнусаво пропел Виталик, ткнув большим пальцем в красную кнопку.

Какой-то шутник приклеил к ней пробку от бутылки, видимо намекая на нехитрый камуфляж, – подобных автомобилей по городу ездили сотни, снабжая торговые точки заморским напитком. Загудел привод люка, а из крыши грузовика с хрустом выдвинулись две антенны. Над головами операторов появился проем, в который уставилась наклонная направляющая. Хлопнула катапульта – и самолетик унесся в вечернее небо.

– Есть картинка! – отозвался лопоухий оператор, натянув на голову шлем. – Шеф, хочешь порулить?

– Иди в пень! – беззлобно отозвался Виталик.

Спецы с ухмылками переглянулись – совсем недавно беспилотников было четыре штуки. Два разведчика, способных действовать на удалении тридцати километров, скоропостижно скончались. Первый самолетик утопил в реке шеф, самонадеянно заявив, что ничего сложного в управлении игрушкой нет.

Второй был потерян, когда пролетал над генеральскими дачами. Тогда Лимон поспорил с заезжим коммерсантом – тот, изрядно выпив, брякнул: дескать, один пенсионер прячет у себя на участке списанные, но вполне рабочие танки, собираясь сплавить металлолом сомалийцам. Танков тогда так и не нашлось, зато самолетик нарвался на зенитную установку, что выкатил старичок из гаража. Два ствола отработали по низколетящей цели, и аппарат разнесло в клочья. Оставшиеся беспилотники стали неприкосновенным резервом для особо важных операций. Таких, как сейчас…

Виталик нервно курил, а на экранах сменялись картинки крыш, пятна зелени и цветные прямоугольники автомобилей – так частная застройка выглядела с высоты двух сотен метров.

– Стабилизация камеры барахлит, – доложил оператор. – Опускаюсь до сотни…

– Валяй! – Виталик вальяжно махнул рукой. – Ведь каждый раз к этим уродам на поклон, если что сломается. А каждый такой самолетик стоит как пол-«лексуса». Буржуи могут делать такие штуковины, а мы – нет. Вот ты как думаешь, почему?

– Без понятия. Наше дело – рулить. Ваше – думать! – Оператор с ленцой пошевелил рукоятками управления.

– Вот я и думаю. Со всех сторон душат – теперь уже и мартышек напускают, уроды! – рассеянно ответил шеф, уставившись в большой монитор. – Этих подмажь, тем дай – не дают работать по-человечески! Тогда все бы у нас было – и самолетики, и яблофоны эти… валить их надо! Всех!

– Это точно, Виталий Павлович, – добавил оператор, – каждый новый день бросает нам вызовы, на которые мы должны жестко реагировать!

– Разворачивайся и делай еще один заход! – приказал шеф, подсветив один из квадратов на карте. – Только давай с востока – там зеленки меньше…

В вечернем небе тихо жужжал самолетик, а двое специалистов сосредоточенно елозили мышками, выделяя и увеличивая подозрительные места на поступающих фотографиях.

– Нашел, – доложил виртуальный пилот и удивленно затряс головой. – Сигнал потерян!

– Нет сигнала! – эхом отозвался специалист, а второй полез на крышу, собираясь подергать антенны.

Автопилот почему-то не сработал. При потере связи аппарат должен был самостоятельно вернуться на место запуска, отключить двигатель и мягко опуститься на парашюте. Однако аварийный маячок молчал, и установить контакт с потерянным беспилотником не удалось.

На большом экране появилось последнее переданное изображение. Спецы приблизили и отфильтровали картинку – застывшую на крыльце фигуру с кем-нибудь другим перепутать было сложно. Чернокожий верзила с усмешкой смотрел прямо в камеру. Виталик поморщился, ощутив тоскливое чувство опасности, – что-то с этим террористом недоделанным было не так…

– Красавец… Выдвигаемся, пока этот черномазый не сбежал!

Шеф покровительственно похлопал виртуального пилота по шлему и прижал к уху наушник гарнитуры. Взревев мощным дизелем, грузовик рванул с места, а за ним двинулась машина с дежурной группой.


Лихо затормозив прямо перед облупленными железными воротами, микроавтобус высадил дюжину крепких мужчин в камуфляже и зеленых шапочках-масках с прорезями для глаз. Двое бойцов опустились на колено, контролируя подходы, а остальные с легкостью перемахнули через низкий забор. Водитель в это время развернулся и открыл заднюю дверь, готовясь принять клиентов.

Стволы бесшумных «Валов» двойки прикрытия плавно двигались, нащупывая потенциальную угрозу. Полный мужичок с набитыми сумками и бабка с пустой авоськой таковой не являлись. Узрев бравых мужчин в масках – то ли спецназовцев, то ли террористов, прохожие развернулись и поспешили покинуть место событий.

– Что там у вас? – нетерпеливо поинтересовался шеф.

– Чисто, – коротко доложил Коршун, старший группы.

Всего десять секунд понадобилось бойцам, чтобы понять – во дворе никого нет. Командир осторожно заглянул в салон стоящего «уазика», скривившись от неприятного запаха. Двое бойцов в это время проверили заваленный хламом сарай, а затем сунулись на веранду летней кухни.

– Мультики смотрят, дебилы… – шепотом-смешком доложил кряжистый боец по кличке Жук, заглянув в окно.

– Сейчас будут им мультики!.. – прошипел в ответ Коршун и показал подчиненным два растопыренных пальца.

Двойки рассредоточились вокруг дома, готовясь ворваться внутрь. Палец командира щелкнул по гарнитуре, отдавая приказ к штурму, но подтверждения не последовало. Неожиданно стало тихо – перед тем, как заглохнуть, кашлянул дизель грузовика, а затем пропал шелест двигателя микроавтобуса.

– Дерьмо китайское… – зло выругался Коршун и рявкнул: – Начали!

Жук плечом выбил дверь и вломился внутрь, следом осторожно шагнул командир. Ствол его «Бизона» с нашлепкой глушителя указал на открытую дверь кухни, а напарник поспешил заглянуть в проем, огорченно качнув головой. Другие бойцы в это время выбивали окна и лезли внутрь, хрустя осколками и негромко матерясь.

– Взяли его? – поинтересовался Коршун, услышав тихий треск пистолета-пулемета.

– Кота шлепнул, – последовал ответ бойца с уточнением: – Побрили они его, что ли? Сморщенный и противный – прямо как моя задница!

– Идиот! – прошипел командир.

– Чисто! – доложил Жук, наступив на валяющийся беспилотник, непонятно как оказавшийся здесь. – О, самолетик наш…

После того как по хрупкому аппарату потоптались берцы сорок пятого размера, собирать было нечего. Командир предостерегающе поднял ладонь, заметив дымок из приоткрытой двери в комнату.

– Что за хрень?.. – удивленно успел прошептать боец идущей следом двойки, принюхиваясь.

В следующее мгновение в проеме появился чернокожий верзила с саблей в руке. С растопыренной ладони стекали черные струи. За пару ударов сердца пол полностью покрыл шевелящийся дымный ковер.

Бойцы синхронно вскинули свое оружие, однако кроме тихих щелчков ничего не послышалось. Повторно нажимая на спуск своего «Бизона», командир попытался сделать шаг в сторону, но ноги намертво прилипли к полу.

Первым среагировал Жук и отбросил замолчавший пистолет-пулемет, выхватив шокер. Сжатый воздух отправил в грудь цели две иглы, за которыми протянулись тонкие нити. Привычного треска разряда в четыре миллиона вольт не последовало – чернокожий лениво взмахнул саблей, перерубив проводки, а затем шагнул навстречу дернувшимся бойцам.

Широкоплечий белорус Лукаш быстро нажимал на спуск своего пистолета-пулемета, но, хотя шнековый магазин на шестьдесят четыре патрона был полон, ни одна пуля не покинула ствол. Походя разрубив заклинившее оружие вместе с грудиной бойца, африканец кончиком клинка вскрыл горло его соседу, застывшему в ступоре.

– Бойся! – гаркнул командир, швырнув под ноги противника светошумовую гранату.

– Вали его! – взревел Бык, отправляя в полет «лимонку» с выдернутым кольцом.

Боец не успел дотянуться до второй рубчатой гранаты – сверкнул клинок, а безголовый труп мешком рухнул в клубящуюся черноту. Коршун присел с закрытыми глазами, зажимая ладонями уши, но взрывов не дождался.

– Чисто! – с акцентом сказал чернокожий, похлопав командира по спине.

Коршун запаниковал, сообразив, что его ноги и плечи немеют. Из ладони черного исходил мертвящий холод, от которого хотелось закрыть глаза и уснуть. Боец из последних сил выбросил кулак, целясь в грудь врагу, однако тот с презрительной улыбкой уклонился. Тело налилось тяжестью – командир упал, успев почувствовать, как его сознание медленно угасает.

Пока шестеро крепких мужчин дергались и хрипели, попав в ловушку черноты, дымка затопила двор и просочилась наружу. Открыв капот, водитель микроавтобуса пытался оживить внезапно умерший двигатель. Мужчина слишком поздно сообразил, что операция пошла совсем не так, как планировалось, – из приоткрытых ворот выплеснулись бурлящая тьма. Водитель тонко завыл, когда тонкое щупальце коснулось лодыжки, а рядом двое бойцов скорчились от невыносимой боли, выронив автоматы.

Экипаж грузовика с логотипами кока-колы на бортах наблюдал за происходящим через незаметные бойницы. Сейчас смотреть там было не на что – тела последних бойцов дежурной группы вяло шевелились в булькающих лужах. Вся хитрая электроника машины вышла из строя – камеры наблюдения выглядывали наружу мертвыми окулярами, а погасшие окна мониторов показывали черноту – точно такую же, что клубилась за бронированными бортами.

Рядом с машиной стоял чернокожий и ухмылялся. С его ладоней струилась субстанция, похожая на густой дым от горящей резины. Тонкая струйка тьмы просочилась внутрь через приоткрытое бронестекло в кабине водителя, и тот замер, уткнувшись головой в руль.

Задвинув заслонку бойницы, шеф тыкал пальцем в экран неработающего телефона. На столе лежал снятый с предохранителя «стечкин», а специалисты группы технической разведки вооружались «калашами» из оружейного шкафчика. Оператор дергал заблокированную дверь и давил на кнопку привода потолочного люка, но покинуть комфортабельный салон не успел никто.

31

Дорога до стоянки, где была назначена встреча с хозяином автомобиля, заняла ровно пятнадцать минут – Глеб воспользовался велосипедом, подумав, что так получится быстрее, чем ждать такси. Так и оказалось – передвигаться на двух колесах по городу оказалось заметно удобнее, нежели на четырех.

Велосипедисты совершенно не интересовали работников дорожного промысла, коих на глаза попадалось неожиданно много. Мимо проносились полицейские «луноходы» с включенными мигалками, а один раз даже проехал громыхающий подвеской бронетранспортер с эмблемой внутренних войск МВД на обшарпанном борту. Стоящих у обочины машин, ожидающих досмотра, хватало – главным образом проверяли микроавтобусы и грузовики.

Двигаясь по набережной, маг заметил небольшую пробку на развязке – военные устроили подобие блокпоста, сузив проезжую часть. Задравший пулемет к небу угловатый внедорожник «Тигр» соседствовал с полицейской машиной, около которой находились пятеро бойцов в камуфлированных бронежилетах. Все это выглядело подозрительно, особенно тренога с аппаратурой.

На стадионе вояки за ночь успели развернуть и вовсе монструозную конструкцию. Зеленый транспортер выдвинул из себя телескопическую мачту, на вершине которой медленно крутились шестиугольная решетка и несколько загогулин поменьше. Поможет ли эта техника обнаружить пришельца? Глеб в этом сильно сомневался…

Над городом кружили два вертолета, что намекало на активно идущие поисковые мероприятия (или же их видимость). Вероятно, скоро военным надоест, и они успокоятся. Маг полагал, что найти одного человека (хотя бы и чернокожего) в городе с миллионным населением – задача невыполнимая. Не будут же военные ломиться в дома и обыскивать каждую квартиру…

Немного напрягало то, что учитель остался один. Ленку молодой человек в расчет не принимал – гость рассматривал ее исключительно как деталь интерьера. Арциус сильно удивился, узнав, что здесь женщины имеют те же права, что и мужчины. Подруга попыталась донести до гостя информацию об общественном устройстве у землян, но ему это было совсем неинтересно.

От учителя Глеб ожидал любых неожиданностей, хотя тот и обещал, что буйствовать не будет – дескать, резерв маловат. Пока Арциус вел себя прилично – возился со своим камнем-артефактом и создавал магические конструкты. Их теперь вокруг дома летало больше дюжины, а один такой прямо сейчас плыл над головой ученика. Как пояснил черный, это наблюдатель, неспособный на боевые действия.

Хорошо, что из землян никто не владеет истинным зрением – ведь облачко, переливающееся всеми цветами радуги, любого заставит усомниться в своем душевном здоровье.


Свежевымытый джип гордо стоял в ряду других железных коней, выставленных на продажу. Глеб приехал раньше, поэтому решил посмотреть внедорожники. Хотя молодой человек не планировал заниматься поиском военных трофеев, легковушки не рассматривались. Даже летом ездить по разбитому асфальту улочек частного сектора было крайне неудобно. «Пузотерки» регулярно оставляли в глубоких ямах глушители и куски бамперов. Зимой же по нечищеным проездам мог проехать только джип.

Молодой человек оценивал технику исключительно со стороны надежности и ремонтопригодности, а с этим у «китайцев» и «корейцев» были проблемы. Он проигнорировал двухлетнего «Патриота», уже тронутого ржавчиной, и почти новую «Шевроле-Ниву» – эти отечественные «конструкторы» Глеб за автомобили не считал.

По мнению потенциального покупателя, лишь два экземпляра могли считаться нормальными машинами. Сначала он подошел к угловатому «Гелендвагену», который по большему счету являлся немецкой вариацией неприхотливого «уазика». Крутые номера и глухая тонировка, а также неадекватный ценник; детище сумрачного тевтонского гения явно раньше принадлежало браткам.

Немногим больше времени ушло на внешний осмотр японского «Крузера». Но этот был относительно свежий, а молодой человек предпочитал технику, проверенную временем, – то есть без красивых пластиковых бамперов и ненужной электроники. Пока что пределом мечтаний был «Крузер»-«восьмидесятка» с атмосферным дизелем – практичный и крайне надежный внедорожник. Но найти достойный экземпляр было сложно…

По большему счету «лендровер» мало чем отличался от шедевра узкоглазых конструкторов. Ведь мотор и трансмиссия – главные достоинства «японца» – в проекте будут лишними. Призванным тварюшкам же все равно, что именно приводить в движение…

– Курочить свежего железного коня и выкидывать рабочие агрегаты – глупо, – решил Глеб, направляясь к «лендроверу». – В крайнем случае можно будет переставить клетку с демоном под капот другого автомобиля.

Темно-зеленый джип – с поцарапанным кенгурятником, двумя торчащими антеннами и экспедиционным багажником – со стороны выглядел довольно круто. Конечно, только для тех, кто не знает, что именно засунули буржуйские конструкторы под капот.

Рядом крутился мужчина с тазом и ворохом тряпок. Глеб застал финал предпродажной подготовки. Толик за свои тридцать пять успел трижды жениться и дважды развестись, а также заработать пивной животик и раннюю лысину. Общался Глеб с владельцем джипа только по необходимости – тот частенько подкидывал «халтуру». Толик дважды протер блестящий шильдик «V8» и только после этого обратил внимание на молодого человека, который внимательно рассматривал джип.

– Здорово! Какими судьбами? – Толик тряхнул протянутую ему руку и подмигнул. – Я это… марафет навожу. Тут человечек должен подскочить…

– Это я звонил, – ответил Глеб. – Да-да, в курсе. Не бит, не крашен, но, увы, не едет!

– Зачем тебе это ушлепище? – погрустнел хозяин: ведь потенциальный покупатель знал этот автомобиль лучше владельца, а один раз даже привозил «на веревке» в сервис.

– Кино снимаем, – ответил маг.

– Да ну! – выпучил глаза Толик. – А что за кино-то?

– Про бандитов. Нормальную машину бить и расстреливать жалко, а такую – нет.

– «Владимирский централ – ветер северный!» – напел хозяин джипа.

– Ага. Зона, романтика! Украл, выпил и в тюрьму, – многозначительно добавил Глеб. – Это такой финал будет – Гундявый и Бешеный, держась за руки, уходят в закат, а рядом догорает их верный железный конь. Вокруг трупы вертухаев, огромные лужи кровищи и горы дымящихся гильз…

– Ты что-то путаешь! Они в другую зону ходят за артефактами, – проявил осведомленность Толик, – там аномалии, кровососы и сталкеры!

– Все это тоже будет, – махнул рукой маг. – Потом танком твоего «инвалида» раздавим – если с вояками договоримся!

Осмотр не занял много времени. На покупателя произвели неизгладимое впечатление разобранный двигатель в багажнике и груда завернутых в полиэтилен запчастей на заднем сиденье, включая ржавый кардан. Прогоревшие поршни, погнутые шатуны – в общем, пациент давно умер, а сейчас очень плохо пах. К счастью, в ходовую часть никто не лазил. Салон тоже оказался в приличном состоянии. В общем, двухтонная повозка своих денег стоила и отлично подходила для переделки.

– Беру! – не торгуясь, вынес вердикт покупатель.

– Так это… если вы его танком будете давить, давай магнитолу и багажник сниму! – предложил хозяин.

– Нет уж. Надо, чтобы все было достоверно! – усмехнулся маг.

Потратив час на оформление генеральной доверенности у ближайшего нотариуса, Глеб получил от хозяина ключи, действующую еще два месяца страховку и все необходимые документы для перемещения по российским дорогам. Забрав деньги, Толик поспешил исчезнуть, не попрощавшись, – вероятно, боялся, что покупатель в последний момент передумает. Оформлять на себя автомобиль маг не спешил, поскольку не знал, как поведут себя призванные демоны.

Сложив велосипед и засунув его в багажник, Глеб договорился с водителем эвакуатора, и вскоре «лендровер» угнездился на платформе.

Молодой человек придерживался принципа: «Хочешь сделать хорошо – сделай сам», – поэтому сначала собирался навестить ближайший строительный супермаркет и прикупить там хороший набор инструмента, сварочный аппарат, пучок арматуры для клетки и прочую полезную мелочь. Обдумав аргументы «за» и «против», он все же решил поручить переделку машины механикам. Не дело начинающему магу и обладателю божественной крови лично откручивать гайки – для этого есть специалисты.

Вскоре эвакуатор добрался до сервиса, все подъемники которого были заняты.

– Мест нет! – заявил мастер. – Ничем помочь не могу – вам в фирменный сервис надо… вот же объявление!

Глеб повернул голову и увидел плакат, где красовались лягушка, лимон и узкоглазая физиономия – все эти значки были крест-накрест перечеркнуты. Ниже имелась расшифровка – автомобили из Франции, Великобритании и Китая здесь не чинят. Только сейчас молодой человек заметил, что на подъемниках находятся исключительно «немцы» и «японцы».

– У меня несколько нестандартный заказ, – не расстроился Глеб, которому ехать в другой сервис очень не хотелось. – Ремонтировать ничего не надо – наоборот! Плачу за срочность!

– Другое дело, – оживился мастер, замахав сотрудникам. – Любой каприз за ваши деньги!

«Лендровер» занял освободившееся место на подъемнике, а хозяин принялся втолковывать двум мужичкам идею переделки.

– Так, двигателя нет на месте – половина работы сделана. Теперь убираем радиаторы, коробку передач, бак, систему выпуска… и все это железо – не знаю, как оно называется правильно. Если что-то не откручивается – поможет болгарка. Снятое можете продать или сдать в металлолом – оно больше не понадобится!

– Зачем это все? – спросил пожилой механик.

– Там будет стоять электромотор от троллейбуса, – ответил Глеб, понизив голос. – Знакомый прапорщик пообещал подкинуть атомный реактор с военного спутника. Одна ложка плутония – и катайся десять лет.

– Так это… радиация же! – поскреб затылок работяга, а его напарник покрутил пальцем около виска.

– Ничего, у меня специальный комбинезон есть. Топливо нынче дорогое, буду экономить…

Механики, шушукаясь, полезли откручивать гайки, а маг уже ставил задачу сварщику. Тот изучил мятый листок с эскизом клетки, помещающейся в подкапотное пространство. Затем без лишних вопросов приступил к работе, найдя в куче металлолома несколько подходящих прутов.

Электрики занимались делом – восстанавливали «убитые» агрегаты. Глеб и сам промышлял подобным – собрать какой-нибудь генератор или стартер из трех сломанных для него не составляло труда. Специалист сразу уловил суть предстоящей работы, заверив, что «все будет в шоколаде».

Заметив среди груды деталей пару новеньких танковых аккумуляторов, молодой человек выкупил их, запоздало сообразив, что фары, магнитолу и остальную автомобильную электрику демоны запитывать не умеют. Как оказалось, военные очень кстати успели толкнуть казенное имущество и обещали привезти еще. Глеб тут же немного уменьшил размеры клетки, подумав, что демонам придется потесниться.

Результат обещался не раньше чем через четыре часа – сейчас автомобилем занималась целая бригада специалистов. Маг некоторое время наблюдал за их работой, но, убедившись, что персонал дело знает, покинул ангар. Водитель эвакуатора бессовестно дрых в кабине своего аппарата, но Глеб будить его не стал. Спецтехника понадобится позже – ведь без демонов «лендровер» являлся просто четырехколесной телегой, не способной передвигаться своим ходом.


Глеб посетил рынок, где купил широкий кожаный браслет с заклепками вроде тех, что носят металлисты. Закрепив с помощью суперклея пару кристаллов на изнанку украшения, маг тут же нацепил его. Такой браслет не будет привлекать внимания, в отличие от клинка на поясе или под курткой – размеры артефакта позволяли прятать его таким образом. Сначала Глеб по примеру одного книжного героя собирался соорудить петлю под мышкой, но все же решил повременить – все равно на Земле от этого оружия толку мало. Зато в других мирах шпага превратится в мощное оружие, а ее обладатель сможет швыряться молниями направо и налево, поджаривая несчастных рыцарей прямо в доспехах.

Разглядывая лица людей, возвращающихся с работы, Глеб немного завидовал прохожим – они не знали о богах и пришельцах из других миров. Периодически молодой человек переключался на истинное зрение, пытаясь увидеть потенциальных магов.

Среди множества людей таковой обнаружился всего один – усатый мужчина за прилавком овощного ларька. Вероятно, это и есть одаренный, в перспективе способный стать магом. Но провести инициацию, о которой упоминал учитель, на Земле некому. Потенциальный маг так и останется продавцом с единственной перспективой – через пару-тройку лет стать хозяином собственной торговой точки.


Глеб отправился в магазин спецснаряжения. Разнообразные ножички и пневматические пистолетики молодого человека не занимали. Этими игрушками интересовались исключительно великовозрастные дети и «выживальщики». Пройдя мимо отдела с охотничьим инвентарем и одеждой, молодой человек поднялся на второй этаж, где продавалась электроника.

Маг выбрал самую дорогую солнечную панель: в сложенном состоянии она имела вид пухлой книжки, а разворачивалась до размеров одеяла. Добавил пару продвинутых гелевых аккумуляторов, которые не боялись полного разряда. Взяв пару универсальных зарядников и десяток светодиодных ламп, молодой человек окончательно решил вопрос возобновляемых энергоресурсов, ведь соседство с гостем из иного мира плохо сказывалось на земных источниках электричества. Без сожаления расставшись с тремя тысячами долларов, покупатель продолжил шопинг.

Покрутив в руках несколько китайских планшетных компьютеров, Глеб по совету продавца остановился на военной модели с корпусом из титанового сплава. Кроме спутникового навигатора, никаких наворотов там не имелось, но специалист заверил, что это самое лучшее из имеющегося в ассортименте. Дескать, такие устройства ставят на яхты и экспедиционные внедорожники.

Производитель обещал невероятную механическую прочность, защиту от разного рода излучений и помех – Глеб пролистал рекламный проспект до половины. Особенно впечатлили картинки, где планшетом копали песок, топили устройство в луже, а потом давили колесом грузовика. Видимо, возможностями такого нецелевого использования объяснялась высокая стоимость новинки.

К планшету можно было подключать разнообразные датчики, эхолоты, радары и другую специализированную электронику. Маг поинтересовался насчет спутникового модема для доступа к глобальной сети, но сейчас их в наличии не было. Ближайшая поставка из Поднебесной обещалась через три дня. Глеб решил не экономить и взял все необходимое – комплект с парой внешних аккумуляторов, экранированным футляром и переходниками потянул на четыре с половиной тысячи долларов. Серьезные вещи стоили серьезных денег…

Пройдясь по отделу, где была выставлена одежда камуфляжной расцветки, рыболовные жилеты и разгрузки, он приобрел усиленные кевларовыми вставками тактические брюки и куртку с огромным количеством карманов. Добавил обувь для передвижения по пересеченной местности – удобные ботинки с усиленными мысками и стальными пластинками в подошве. Оставшись довольным примеркой, молодой человек натянул свои старые кроссовки и потертые джинсы. Он питал слабость к практичным вещам на все случаи жизни, но в городе выделяться из толпы было глупо.

На глаза попался универсальный прибор, совмещающий функции дозиметра и спектрометра, – Глеб решил купить и его. В продаже имелся дешевый армейский агрегат размером с небольшой чемодан, однако выбор пал на компактный китайский, который стоил в пять раз дороже, но зато помещался в нагрудный карман куртки.

Подумав, взял еще лазерный дальномер – с его помощью маг собирался определить границы действия истинного зрения. Учителю взял комплект камуфляжа самого большого размера и натовские берцы, подумав, что в деловом костюме по лесу гулять будет неудобно.

В свете намечающейся экскурсии к АЭС все это снаряжение будет актуальным. Рассовав мелочь по карманам, а крупные покупки – в выбранный здесь же пятидесятилитровый рюкзак, молодой человек покинул магазин.

32

Глеб прибыл в автосервис точь-в-точь к назначенному сроку. Механики закончили работу и теперь крутились вокруг «лендровера», обсуждая личность заказчика, перспективы атомной энергетики и растущие цены на бензин.

Маг отсчитал оговоренную сумму, добавив каждому исполнителю по двадцатидолларовой купюре сверху. Работу сварщика он оценил на пять с плюсом – на месте двигателя теперь располагалась клетка для демонов, а рядом – этажерка из уголков с парой больших аккумуляторов, соединенных блестящими перемычками.

Электрик вывел разъем для подзарядки в салон и соорудил дополнительный блок предохранителей. Капот теперь открывался вместе с крышкой клетки, выполненной из арматуры с палец толщиной. В общем, придраться было не к чему – специалисты даже пропылесосили салон и выгребли все складированные там запчасти.

Получивший вторую жизнь «лендровер» покинул сервис на платформе эвакуатора. Водитель негромко выругался, когда, проехав всего пару кварталов, был остановлен взмахом полосатой палочки. Дорожный вымогатель выскочил как из-под земли.

– Двадцатки хватит, – со знанием дела сказал Глеб, приготовив мятую зеленую бумажку.

Дорожник в пропотевшей форме вразвалку подошел к кабине и принялся дотошно изучать документы. Его коллега, похожий в своем бронежилете на полинялого медвежонка, сначала покрутился рядом, а потом взобрался на платформу и заглянул в салон джипа.

– Сейчас пробьем по компьютеру, придется подождать немного, – ощерился слуга закона, забирая документы. Пристально рассматривая фотографию на удостоверении, он то и дело потирал оттопыривающийся нагрудный карман.

– Мы вообще-то спешим. Работать надо, – встрял Глеб. – А кого ловим, командир?

– Вот и нам надо работать. План «Перехват». – Дорожник сделал характерный жест двумя пальцами.

– А, понял! Перехватывай! – Маг переправил вымогателю купюру, что сразу же решило все вопросы.

Вскоре эвакуатор остановился у супермаркета – там молодой человек загрузил в автомобиль тележку продуктов. Неизвестно, когда «лендровер» поедет своим ходом, а тащить на себе покупки – удовольствие сомнительное; кушать хочется уже сейчас.

Центральное место в багажнике заняли две большие коробки с шоколадными батончиками – эта высококалорийная пища отлично утоляла голод и занимала мало места.

День подходил к концу, но в списке незавершенных дел еще оставались два пункта. Маг собирался посетить магазин оргтехники и прикупить ксерокс с запасом бумаги – следовало привести в приличный вид книги, поскольку листать куски выделанной кожи было не очень приятно. Да и подруга требовала микроволновку с электрочайником взамен тех, что сломал гость…

Неожиданный звонок нарушил все планы – высветившийся номер обещал серьезные неприятности. Глеб с потерянным видом ответил на вызов, не сомневаясь, что черный снова отмочил одну из своих шуточек, – вряд ли Ленка будет звонить по другому поводу.

– Что случилось?

– Все плохо! – заявила подруга.

– Я же сказал – сидеть дома и никуда не выходить!

– Ну да. Так они сами! Сначала самолетик, а потом полезли…

– Кто – тараканы?

Из трубки раздались неразборчивые ругательства, а маг сделал вывод, что ситуация вышла из-под контроля.

– Спокойно – сейчас буду! Уберите там все! – сказал Глеб.

– Так уже… – всхлипнув, ответила подруга и бросила трубку.

Глеб повернулся к водителю, который флегматично крутил руль:

– Так, все отменяется. Двигаем прямо в конечную точку маршрута. Давай на набережную, а дальше я покажу!

33

Первые тревожные сигналы Глеб уловил еще на дальних подступах – за два квартала до жилища Ленки. Когда эвакуатор притормозил на перекрестке, маг заметил сотрудника правоохранительных органов в форме, показывающего бабульке ворох фотографий.

Привлекал внимание и черный джип, около которого терлись крепкие мужчины в кожаных куртках. Всем своим видом эта компания давала понять, что люди тут собрались серьезные и решать проблемы умеют. Один «добрый молодец» держал в руке бейсбольную биту – маловероятно, что он являлся фанатом американского спорта. В кроне развесистого дерева кто-то копошился – похоже, там засел наблюдатель с биноклем.

«Бейсболист» проводил хмурым взглядом эвакуатор, но никаких действий не предпринял. Прохожих и машин на тихих улочках частного сектора оказалось на удивление мало. В воздухе витал запах грядущих неприятностей, и молодой человек ощутил сильное желание развернуться и как можно быстрее покинуть опасный район. Скорее всего, подсознание сработало, оформив в привычную форму поступающие сигналы. Маг решительно мотнул головой, отгоняя неправильные мысли, – бросать подругу он не собирался.

– Стой. Вот ведь! – выругался Глеб, заметив пожухлую траву и местами потрескавшийся асфальт. Дерево, что росло рядом с забором, засохло – явно не обошлось без пресловутой магии пустоты.

– Чего, пожар у вас был? – поинтересовался водитель, нажав на тормоз.

– Типа того, – неопределенно ответил Глеб. – Давай сгружай сюда, дальше я сам…

«Лендровер» опустился на землю рядом с закрытыми воротами, после чего маг расплатился и отправил эвакуатор восвояси. За происходящим с настороженным видом наблюдал сосед – пузатый мужчина в заштопанных джинсах и лопнувшей под мышками футболке. Этого деятеля Глеб изредка видел через забор, когда тот ковырялся с тяпкой на своем участке. Рядом крутились две любопытные бабульки, которые вроде бы тоже проживали где-то неподалеку.

Глеб осторожно приоткрыл незапертую калитку и заглянул во двор. От увиденного зрелища молодому человеку стало нехорошо. Дом зиял выбитыми стеклами, а в саду обнаружились два автомобиля – черный микроавтобус «мерседес» и огромная фура ярко-красного цвета, в которой развозят кока-колу по магазинам.

Что хуже всего – между машинами в ряд были сложены тела крепких мужчин в камуфляже и разгрузках поверх легких бронежилетов. У троих не хватало голов и конечностей. Подойдя поближе, Глеб заметил одну странность: ботинок ни у кого не было – к почерневшим ступням прилипли какие-то обгорелые лоскутки. У всех покойников пятнистые штаны ниже колен зияли прорехами, а у некоторых через истлевшую плоть белели кости.

– Магия пустоты! – сообразил молодой человек. – Кто-то хватал гостей за лодыжки, чтобы не убежали, пока их едят. Похоже на работу «неправильных демонов». Хотя нет – тут что-то другое!

Незваных гостей Глебу было совсем не жалко. Ведь хорошие люди с таким арсеналом в гости не ходят. Автоматы с глушителями, шокеры и телескопические дубинки… вот в кучу добавились две гранаты и здоровенный пистолет с глушителем, а Ленка брезгливо вытерла руки об одежду ближайшего покойника.

Лицо девушки раскраснелось, цветастый халат был чем-то испачкан на груди, а Глеб подумал, что подруге следует переодеться. Она отвернулась от кучи трофеев и печальным взглядом окинула молодого человека.

– Они его убили… – прошептала Ленка со слезами на глазах.

– Вижу!

– Да я не про этих. Шредингера пристрелили!

– Эмм… здесь полно покойников, а ты переживаешь из-за какого-то кота? – удивился Глеб.

– Не какого-то, а моего, – всхлипнула девушка.

– Спокойно! Найдем тебе другого котика. Или можно этого оживить. То есть превратить в нежить… – предложил маг, увернувшись от маленького кулачка.

– Дурак! Зачем мне кот-зомби?

– Будет тебе новая зверюшка! – пообещал Глеб. – Я спрошу учителя. Может быть, получится вытащить кого-нибудь из другого плана. Например, дракончика или единорога…

– Хочу дракончика! – оживилась Ленка. – А лучше – сразу трех: маленьких, разноцветных и чтобы могли дышать огнем!

– Посмотрим.

– Он не всех убил. Четверо живы. Твой ненормальный сейчас мозги им промывает. Сказал – это бандиты.

– Да уж! – Глеб стянул маску с головы одного из боевиков и обнаружил вполне обычную физиономию – с остекленевшими глазами и носом-картошкой. – Как он всех их разом прикончил?

– Откуда мне знать? Усыпил меня, чтобы не мешала. Просыпаюсь, а во дворе эта дура уже стоит. Следом еще одна машинка перелетает через забор, – возмутилась Ленка, ткнув пальцем в сторону фуры. – У него хватило соображалки спрятать улики…

– Хоть это усвоил! Там на подходе еще толпа. Наверное, дружки этих.

Глеб заглянул в дом, где и обнаружил трех мужчин в камуфляже и одного мордатого – в костюме. Пленники с неестественно бледными лицами лежали на полу, а рядом сидел Арциус и поочередно касался пальцем лбов бандитов.

– Отойди подальше, ученик! – раздраженно проворчал черный. – А лучше покинь жилище и не подходи, пока я не закончу!

Под потолком крутилось что-то вроде серого облака, выстреливающего короткими щупальцами во все стороны. Одно из них случайно коснулось ауры Глеба и брезгливо отдернулось. Ученик поспешил выполнить приказ и выскочил на свежий воздух. Соседство с магическим конструктом, видимым только истинным зрением, молодого человека нервировало.

– Узнаешь? – Ленка протянула папку с кучей фотографий и распечаток.

– Так, что тут у нас…

Глеб пролистал документы, обнаружив досье на себя и план оперативно-розыскных мероприятий. В коротком списке лиц, подлежащих опросу, имелись только три фамилии – школьных приятелей, с которыми молодой человек связи не поддерживал, и тетки. Судя по всему, сейчас трясли именно ее, но тут Глеб не переживал. Последний раз племянник посещал родственницу весной.

С теткой отношения у молодого человека были натянутыми, так что вряд ли у вояк выйдет раскрутить этот контакт. Конечно, кое-что может всплыть – вредная женщина наверняка припомнит подробности на тему «уже тогда в нем было что-то странное». Тетка точно вспомнит об увлечении подростка черной магией (человеческий череп в кастрюле) и прочитанной подборке журналов «Наука и жизнь» за десять лет (они были найдены в сарае и повлияли на тягу молодого человека к технике). Больше никакой существенной информации органы не узнают…

Глеб отложил ксерокопию ответа на запрос сотовой компании. Дескать, указанные паспортные данные в базе данных не обнаружены. Неудивительно, ведь номер телефона, которым пользовался молодой человек, был зарегистрирован на приезжего из Таджикистана с непроизносимым именем.

– Где сядут, там и слезут. А вот это уже серьезно! – озадачено пробормотал Глеб, добравшись до распечатки с пометкой: «Федеральный розыск». Там присутствовали свежая фотография и список примет, по которым можно задерживать каждого второго жителя города. Глеб подумал, что дорогой костюм он надевать больше не будет, а в ближайшее время сделает короткую стрижку. На Арциуса тоже имелась подобная листовка с двумя четкими картинками, сделанными камерами наблюдения магазина.

Глеб тяжело вздохнул, подумав о проблемах, свалившихся на его голову. Бандиты, полиция – только этого и не хватало для полного счастья. Разглядывая снаряжение боевиков, молодой человек потихоньку приходил в себя, обдумывая варианты дальнейших действий. Мысль о том, что теперь придется скрываться от властей, не добавляла оптимизма.

– Да уж, посещать торговый центр было опрометчиво. Мне тогда в голову не могло прийти, что он станет демонов в туалете вызывать!

– Ну что, допрыгался! – Ленка с ехидным выражением лица ткнула пальчиком в листовку.

– Не любят у нас магов. Выходит, придется перейти на нелегальное положение. Я почему-то не сомневался, что этим все закончится. Через пару часов стемнеет, попробуем покинуть город!

– И что дальше? Ты же не сможешь бегать вечно!

– Буду думать, – пожал плечами молодой человек. – Пока что приходит в голову следующий вариант: спрятаться в глухой деревне и изучать магию. Может быть, там найдется решение всех проблем!


Глеб заглянул в кузов грузовика, превращенного в мобильный командный пункт. Ряды потухших экранов и оружейный шкаф, где хранились четыре «калаша», шесть «стечкиных» и пулемет с коробчатым магазином. Правда, незваным гостям все это стреляющее железо не помогло – магия пустоты оказалась круче. С мертвецов взять было нечего – ни денег, ни документов на «дело» они не захватили.

Расстроенный видом множества покойников и недовольством подруги, Глеб выкопал яму под деревом. Туда поместил картонную коробку с котом – в ней Шредингер любил спать.

– «Земную жизнь пройдя до половины, он очутился в сумрачном лесу!» – с грустью в голосе продекламировала Ленка.

– Спи спокойно, друг! Учитель уже разобрался с твоими обидчиками. Они больше не будут, – сказал Глеб, утаптывая землю.

– А с этими что делать? – Подруга кивнула на лежащие тела.

– Не знаю, – пожал плечами маг. – Тут экскаватор нужен, чтобы всех их закопать. Да и машины надо спрятать…

– Думаю, не стоит превращать сад в кладбище, – рассудительно заявила девушка.

– Тогда – концы в воду! – решил Глеб. – Не всякая птица долетит до середины Днепра. А два автомобиля с покойниками – очень даже долетят. Если их туда отправит могучий архимаг.

Обернувшись, молодой человек заметил мордатого мужчину, усевшегося прямо на пожухлую траву около крыльца. Рябое лицо, перебитый нос и мутные глаза создавали крайне неприятное впечатление. Через пару минут к бандиту присоединился второй – тощий, с оттопыренными ушами и гроздью веснушек на лице. Критическим взглядом окинув плотную фигуру главаря, Глеб подумал, что глупо оставлять таких опасных людей без присмотра.

– Я поставил им печать подчинения, – успокоил Арциус, похлопав по плечу мордатого.

– Что это? – спросила Ленка.

– Конструкт магии разума. Теперь они сделают все, что я прикажу. Вчера служили человеку по имени Лимон, а сейчас убьют его.

– А что делать с теми отморозками, что крутятся рядом?

– Пусть приходят! – сказал черный. – Мне не составит труда убить их всех…

– Подожди! – вмешалась девушка. – Эти двое теперь будут выполнять все приказы? Как зомби?

– Не совсем, – ответил Глеб, подумав о том, что совсем недавно учитель собирался вложить эту печать ему в голову. – Они преданы только хозяину. Вроде как фанатики.

– Именно так, – подтвердил Арциус, ткнув пальцем в сторону мордатого. – Вот этот – Виталик, их военный вождь. Я планировал создать четырех рабов, но двое повредились рассудком. Они пригодятся для ритуала призыва…

– У них должны быть деньги. Это же бандиты! – прошептала подруга с мрачной улыбкой. – Пусть поделятся!

– Кстати, да, – согласился Глеб. – Это реально устроить?

– Сделай все, что он скажет! А затем выполнишь то, что я тебе приказал! – черный коснулся лба мордатого.

Тот радостно осклабился, выставив на обозрение дорогие протезы из металлокерамики. Второй бандит нетерпеливо переступил с ноги на ногу, облизал губы и изобразил угодливую улыбку.


– Виталик и Мишаня, – пробурчал маг, узнав имена слуг. – Ну-ну. Прямо детский сад какой-то…

Глеб принялся раздавать указания. Первым делом двое мужчин перетащили всех покойников и их оружие в кузов фуры. Виталик открыл дверцу тайника, который при поверхностном осмотре маг пропустил, – он не мог предположить, что одна из стенок оружейного шкафа отодвигается. Там обнаружилась пачка долларов в банковской упаковке и пакет с мелкими купюрами – почему-то только десятки и двадцатки. Наверное, на текущие расходы.

Шеф и его подручный отправились выполнять приказы, а молодой человек захлопнул бронированную дверь фуры и тяжело вздохнул – вроде бы он предусмотрел все. Как стемнеет, автомобили бандитов отправятся на дно реки, а следом за ними – повидавший виды «уазик». Глеб решил заодно избавиться от засвеченного автомобиля – как оказалось, теперь его ищут не только дорожные вымогатели, но и военные с бандитами. Немного напрягало то, что на кухне сейчас пускали слюни два идиота, но черный обещал решить и эту проблему – для призыва низших демонов нужны жертвы.

34

Глава службы безопасности в сопровождении напарника из группы технической разведки быстрым шагом добрался до черного джипа. Рядом курили четверо быков, что выполняли функцию заслона – несколько таких групп работали на подстраховке, блокируя подходы к месту проведения операции. Быки удивленно уставились на шефа, который передвигаться на своих двоих очень не любил.

– Телефон! – Начальник открыл дверь машины и занял пассажирское сиденье. Не проронив ни слова, на водительское место плюхнулся лопоухий Мишаня.

– Поймали черномазого? – спросил бык и, достав из кармана сотовый, вложил в протянутую руку шефа.

– Взяли и уже раскололи. Ситуация еще хуже, чем я думал, – сказал Виталик. – Нам объявлена война. Будем действовать на опережение. Хозяин будет доволен!

Какому именно хозяину теперь служит шеф, он не уточнил. Отщелкнув крышку, глава службы безопасности заменил симку, бросив под ноги свой мертвый аппарат. Пальцы забегали по экрану телефона, рассылая короткие сообщения. Бойцы тем временем вытаскивали из багажника серьезное оружие, спрятав деревянные палки и кастеты. «Бейсболист» морщил лоб, делая выбор между пистолетом-пулеметом «Борз» и укороченным «калашом». Его сосед с решительным видом засовывал в барсетку китайский ТТ и две лимонки.

– Дык это… – подал голос один из бандитов, закончив экипировку. – Что-то много сегодня на улицах этих, из органов…

– Все схвачено – они в доле и мешать не будут. Вы, главное, валите всех, не обижу!

– Аслановских щемить будем? – переспросил бык, передергивая затвор «ксюхи».

– И их тоже! Сворачивайтесь! – коротко ответил шеф, захлопнув дверцу.

Оставив за кормой удивленных быков, джип понесся по тихим улочкам.

Всю дорогу до своего таунхауса Виталик отдавал приказы бригадирам, распределяя цели. Под удар попадали объекты, крышуемые соседними группировками, – торговые точки, заправки и злачные места вроде саун и клубов.

– Выдвигайтесь и ждите указаний! – неизменно заканчивал разговор шеф, набирая затем следующий номер из списка.

Затем дошла очередь и до Лимона, которого глава службы безопасности припугнул готовящимся покушением. Олигарх со своими телохранителями заперся в служебных помещениях торгового центра, отозвав одну из бригад для прикрытия.


В своем жилище Виталик задержался ровно на десять минут – именно столько времени ему потребовалось на вскрытие тайников. У того, кто банковским счетам не доверяет, всегда есть резерв наличности на черный день.

Сложив в спортивную сумку два пакета, каждый из которых представлял собой десять тугих пачек иностранной валюты, шеф добавил сверху россыпь мелких купюр и стопку паспортов. Вручив молчаливому водителю сумку, он проводил пристальным взглядом габаритные огни джипа, а затем спустился в гараж.

Разбив кувалдой тонкую перегородку из гипсокартона, Виталик с кряхтением вытащил ящик, где поверх запаянных патронных цинков среди прочего оружия обнаружился пулемет «Печенег». Покачав в руках восьмикилограммовое оружие, шеф с сожалением отложил его, вытащив АКСУ, пару удлиненных магазинов, МОНку и «стечкина». Вернув обратно в ящик массивную кобуру-приклад, Виталик быстро разобрал и очистил от масла пистолет, выпущенный больше пятидесяти лет назад. Глава службы безопасности еще в армии полюбил это громоздкое и надежное оружие, способное в руках умелого стрелка на многое.

Шеф надел под пиджак легкий бронежилет, а затем аккуратно прикрутил на грудь изогнутую коробочку мины. После чего принялся загонять в тугой магазин «стечкина» желтые цилиндрики патронов, размышляя о недостаточном количестве боеприпасов.

Крутанув барабан пятизарядного «магнума», пули которого не хуже перфоратора делают дырки с кулак величиной, Виталик сунул его за ремень брюк. Этот устрашающего вида револьвер шефу достался от литовского наркодилера, по-тихому прикопанного бойцами в лесу.

Хозяин будет счастлив, если как можно больше врагов развоплотятся. Шеф несколько раз прошептал это необычное слово, а затем принялся загибать пальцы. Лимон, три его телохранителя… персонал центра наблюдения – там обычно всего четыре человека, хотя может быть и больше. Остаются быки, контролирующие лифты и лестницы. Подготовка личных охранников Лимона оставляла желать лучшего – шеф полагал, что при удаче справится со всеми.

Лимон не доверял никому после двух неудачных покушений на него и выписал иностранных специалистов. Однако, кроме дорогого снаряжения и внушительных зарплат, больше ничем трое сербов-телохранителей похвастаться не могли.


Телефон то и дело жужжал, принимая сообщения от бригадиров, выдвинувшихся на позиции. Когда во двор въехал черный джип, шеф невозмутимо курил, отгоняя ладонью дым. Сигарета успела дотлеть и обожгла пальцы, но Виталик не обратил на эту мелочь внимания – все мысли занимал план операции.

– Сделал! – доложил Мишаня, доставивший сумку адресату.

Шеф занял пассажирское место, вручив водителю полицейскую «ксюху» с двумя примотанными скотчем друг к другу магазинами от РПК и гранату. Всю дорогу до торгового центра, где сейчас скрывался Лимон, Виталик инструктировал немногословного напарника:

– Короткими очередями бей! Целься понизу, ствол сильно задирает…

– Да.

– Твоя задача – пошуметь, все остальное я беру на себя!

– Хозяин будет доволен, – кивнул водитель, выруливая на пустую стоянку.

Джип подкатил к служебному входу и остановился. Шеф сделал петельку из проволоки, просунув ее в рукав. Осторожно вкрутив взрыватель в зеленый корпус висящей на груди мины, глава службы безопасности сделал один звонок и удовлетворенно кивнул:

– Начали!

– Я пошел, – сообщил Мишаня, пряча «укорот» в полиэтиленовый пакет.

– Хозяин будет доволен, – откликнулся шеф, застегивая пиджак.

35

Диверсанты разделились – шеф отправился прямиком к господину Лимонову, а напарник с «ксюхой» в пакете потопал в диспетчерскую. Металлическая дверь щелкнула разблокированным замком, когда в глазок камеры попал спец из группы технической разведки.

– Взяли этих уродов? Чего так долго? – поинтересовался охранник, не отрывая взгляда от мониторов.

Пакет полетел в сторону, и Мишаня молча вскинул «укорот», заранее снятый с предохранителя. Двое бойцов громко чавкали бутербродами. Третий в это время вытирал жирные руки салфеткой. Оружие охранников лежало рядом, поэтому диверсант перевел ствол на диспетчера, успевшего протянуть руку к кобуре. Оставался пятый – очкастый специалист по связи, но его никто не воспринимал всерьез.

Автомат выплюнул короткую очередь, слишком громкую в замкнутом пространстве помещения. Охранник мешком рухнул на пол, пачкая ламинат кровью из развороченного живота. Позабыв про наставления шефа, оглохший Мишаня перечеркнул длинной огненной строчкой троих быков, застывших с отвисшими челюстями. Связист успел среагировать и спрятался за пультом, дрожащими руками вытащив свое табельное оружие.

Диверсант не раздумывая высадил в преграду остаток рожка. Кусочки металла, кувыркаясь, прошивали китайскую электронику и пластик – короткий вскрик возвестил о том, что как минимум одна пуля поразила цель. Мишаня, сопя, пытался отщелкнуть сдвоенный магазин, когда из-за измочаленного пульта осторожно высунулся раненый очкарик. Перехватив левой рукой пистолет, он принялся одну за другой всаживать в грудь врага тупоносые пули.

Выпустив из рук автомат, диверсант с хрипом повалился на спину. Теряя сознание от боли, он пытался дотянуться до висящей на поясе «лимонки». Единственный выживший в скоротечной перестрелке доковылял до тревожной кнопки, а диверсант затих, сжимая в руке рубчатое яйцо гранаты, – сил выдернуть кольцо у него не осталось.


Лимон окинул тяжелым взглядом подчиненного и сделал глоток из бутылки. На диванчике сидели двое телохранителей, просматривая распечатки. Третий с каменным лицом стоял в коридоре, сжимая «калаш» с барабанным магазином. Вдобавок к армейскому бронежилету этот боевик напялил еще и шлем с прозрачным забралом, что сильно не понравилось шефу. К счастью, он предполагал нечто подобное и специально для таких случаев захватил крупнокалиберный револьвер.

Телохранители отчаянно потели в своих бронежилетах, хотя кондиционер работал на полную мощность. Кроме двух боевиков и их хозяина, в кабинете никого не было. Виталик окинул быстрым взглядом помятое лицо и блестящую лысину – таким испуганным олигарха еще никто не видел.

– Чем порадуешь? – пьяно икнул тот.

– Это война! – коротко ответил глава службы безопасности, смещаясь к журнальному столику, где стояли две бутылки.

– Рассказывай! – Лимон сморщился и пододвинул одну из полупустых емкостей поближе. Когда неожиданно завыла сирена, он неловко дернул рукой, уронив бутылку на пол. Брюки олигарха украсились красными пятнами, в воздухе поплыли ароматы дорогого алкоголя.

Охранники дернулись к оружию, но шеф был быстрее. Выхватив «стечкина», он двумя выстрелами продырявил головы телохранителей.

Господин Лимонов получил пулю в затылок и обмяк в кресле. Убийца прижался к стене и вытащил револьвер, ожидая третьего боевика. А тот не заставил себя долго ждать и влетел в кабинет с автоматом наперевес.

«Магнум» оглушительно рявкнул, выплеснув из длинного ствола огненный всполох. Тяжелая пуля клюнула в плечо телохранителя, закрутив того волчком. Вторую шеф всадил в живот, а затем на всякий случай выпустил по упавшему остаток барабана, целясь в шею. Отбросив пустой револьвер, Виталик вытащил «стечкина». Боевик был еще жив – его нога дернулась, когда ствол уперся под растрескавшееся забрало, а палец шефа дважды нажал на спуск. На лице покойника застыло выражение крайнего удивления.

Подобным образом диверсант поступил и с бывшим хозяином, вколотив две пули в голову уже мертвого Лимона.

– Хозяин будет доволен… – прошептал шеф, взяв с тела автомат, оказавшийся новейшим АК-12.

Отщелкнув барабан, диверсант довольно оскабился – девяноста пяти патронов калибра пять сорок пять с лихвой хватит всем. Он выскочил в коридор и короткой очередью скосил спешащих к месту расправы охранников. На этом везение кончилось – из-за приоткрытой двери кто-то всадил ему в спину заряд крупной дроби. Бронежилет не выдержал, и диверсант упал на колени, скорчившись от острой боли, разрывающей внутренности.

Шеф закашлялся, нащупывая окровавленными пальцами проволочную петлю, краешек которой высовывался из рукава. Когда к телу осторожно подошли двое быков, их смел ливень стальных шариков, выброшенных взрывом мины.

36

Полковник Шестаков за руку поздоровался с советником президента, прибывшим «бортом номер один» в сопровождении звена истребителей. Ил-96-300, напоминающий своим широким фюзеляжем беременного дельфина, стоял на рулежной дорожке прямо напротив ангара.

По лицу пожилого мужчины с усталым лицом легко можно было догадаться, что тот не в лучшем настроении. Чуть ниже среднего роста, в дорогом костюме, под которым угадывались контуры легкого бронежилета. Покрасневшие глаза, волосы, чуть тронутые сединой, – так сейчас выглядел второй по реальной власти человек в государстве. За ним тенью следовали двое молчаливых телохранителей с короткоствольными автоматами и секретарь-референт – смазливый молодой человек с небольшим чемоданчиком.

О личности Устинова ходили самые противоречивые слухи, но сам он никогда не давал опровержений. Дворец на побережье, личная подводная лодка, коллекция из сотни эксклюзивных автомобилей, охота на медведей с рогатиной – над имиджем работал коллектив специалистов. Фотографии всего этого изобилия исправно появлялись в глобальной сети и работали на популярность политика. Устинов предпочитал называть себя просто – Советник и для многих оставался темной лошадкой.

– Смотрю, вы времени зря не теряли, – прокомментировал высокопоставленный гость, осмотрев оборудование и артефакты.

Голова эльфийки, помещенная в прозрачную емкость, вызвала у Советника особый интерес. Он даже сунул в едкую жидкость палец и подергал мочку заостренного уха.

– Не подделка. Мы успели провести анализ ДНК. У них на две хромосомы больше. Это – другой вид.

– Я читал доклад, – Советник неопределенно кивнул в сторону закрытых ворот ангара. – У них тоже есть данные. Не в таком объеме, но все же. На президента давят, а ваши иностранные коллеги предлагают новый уровень сотрудничества.

– Даже так! – поднял бровь полковник Шестаков. – Доктор Брайт из СПС подсуетился?

– Да, они тоже зафиксировали прорыв. Пока мы ограничивались чисто формальным взаимодействием, но сейчас все иначе.

– Код «Тишина»? – уточнил полковник, подразумевая информационную изоляцию области. – Полная блокировка глобальной сети, фильтрация звонков и сообщений?

– Не помешает. Хуже от этого не будет, – сказал Советник, и глава отдела «С» дал отмашку специалистам.

– Похоже, американцы знают больше, раз решили форсировать события.

– Этот пришелец им нужен. Американцы готовы поделиться последними разработками. Новые кредиты, оборудование… Конечно, все это пока просто слова. Тем не менее…

Полковник нахмурился, подумав, что теперь дело дошло до большой политики. А тут можно ожидать любых неожиданностей. Соседи вполне могут додуматься, что пришелец – достояние всего мира, а не одной страны, пусть и занимающей девятую часть суши.

– Президент имел разговор с китайцами, – продолжил Советник. – Старик выдал очередное пророчество. К мнению этого ненормального кокаиниста прислушивается сам Лю Сяндзюнь…

– Я в курсе. Но это – бред. Китайский пророк считает, что к нам закинуло дракона. Их спецгруппа сильно желает с ним пообщаться, – бросил Шестаков. – Но это наша корова, и доить ее будем только мы!

– В общих чертах концепция верная, – кивнул Советник, – но в бюджете огромная дыра и есть возможность поправить положение. Президент дал предварительное согласие. Сначала пообщаемся с пришельцем мы, а потом – «партнеры» под нашим контролем. Китай предлагает списать треть долга – за десятиминутный разговор с пришельцем. Американцы – кое-что из актуальных технологий… возможно, отдадут нам какой-нибудь старый авианосец. «Нимица» или «Винсона» – их выводят из состава флота в этом году…

Двое «государевых слуг» подошли к группе экспертов, которые проводили очередное совещание над расстеленной картой. В углу ангара для специалистов отгородили просторный зальчик со столами, компьютерами, огромной плазменной панелью на стене и мягкими диванчиками.

Полковник Шестаков щелкнул пальцами, после чего подскочивший лейтенант унес поднос с кофе и надкусанными булочками.

– Вы уверены, что пришелец – один? – Советник осторожно пожал суховатую ладошку эксперта и кивнул остальным.

– Абсолютно. Он рядом! Я чувствую, – заявил дед Никодим.

– Да, – устало кивнула женщина, прикрыв глаза. – Здесь слишком много людей. Сложно найти того, кто нужен.

– Ольга Викторовна – ведьма и наш самый перспективный специалист, – пояснил полковник с напускной уверенностью. – Мы занимаемся программой по выявлению и отбору людей с паранормальными способностями. Сейчас у нас двадцать шесть таких специалистов…

– Насколько я помню, вы ликвидировали этого маньяка, – наморщил лоб Советник.

– Так точно, – подтвердила Ольга Викторовна. – Но это был не маньяк, а культист. Приносил в жертву осьминогу молодых женщин, пытаясь обрести силу. В его каракулях мы так и не разобрались.

– Из всех оперативников, проводивших задержание, выжила только она, – добавил Шестаков. – Все остальные погибли. Что-то вроде посмертного проклятия. Тогда же Ольга Викторовна получила не совсем обычные способности. Часть силы этого культиста перешла к ней…

К перегородке был приколот листок с четырьмя десятками имен и дат. Некоторые были зачеркнуты, другие – выделены красным маркером.

– У нас есть список тех, с кем пришелец мог контактировать, – пояснил один из ученых. – Первый номер – Глеб Самойлов, его уже объявили в розыск наши коллеги.

– Лимонов – местный олигарх? Хозяин заводов, газет, пароходов? – удивился Советник, ткнув пальцем в третью строчку.

– Не совсем. Заправки и торговый центр. Но это так – прикрытие. Офшоры и теневой бизнес. Представляет интересы местного криминалитета.

– Остальные?

– Идет сбор данных, – пояснил Шестаков. – Мы держим над городом вертолет и отслеживаем все сигналы. Работает система СОРМ-8. Блокируем глобальную сеть. Смотрим сообщения, перехватываем звонки. Сейчас наш информационный центр загружен на сто процентов.

– Что вы там установили на стадионе? Администрацию завалили жалобами.

– Пеленгатор. Теоретически он должен обнаружить пришельца в радиусе сорока километров, но пока эффект – нулевой.

– Да? И как он действует?

Полковник подозвал руководителя научной группы. Тот интеллигентно откашлялся и начал обстоятельный доклад:

– Мы скопировали трофейный прибор американцев. Их пришельцы имеют особую железу – она довольно сильно фонит в узком спектре. Электромагнитное излучение и радиоволны. В остальном они мало чем отличаются от людей. В общем, таких пришельцев мы можем обнаружить. Но есть и другие…

– Работайте! – кивнул Советник. – Что у наших заклятых друзей произошло в шестидесятых? В отчете много воды. Кто может ввести меня в курс дела?

– Они вышли на группу беглецов из технологически развитого мира, – начал ученый. – У тех случился катаклизм – нечто вроде эпидемии, уничтожившей цивилизацию. Небольшая часть населения успела сбежать в соседние миры. Первый контакт – тысяча девятьсот шестьдесят второй год. Тогда у американцев появился аналог нашей группы – СПС. Еще раньше Землю посещали разведчики этих пришельцев, и один аппарат военные даже сбили. Что там у них произошло – мы точно не знаем, но после этого лунная программа получила хороший толчок, а огромные средства были брошены на разработку трофеев. Проблема в том, что сами пришельцы совершенно не представляли, как работает их оружие и приборы связи. Американцы кое-что освоили – микроэлектронику, композитные материалы…

– Есть и другие свидетельства посещения Земли гостями, – добавил полковник.

– Я был в хранилище. Честно говоря, не впечатляет. Не вижу, как скелеты или мумия кузнечика, что вы притащили из Тибета, помогут нашей обороноспособности. У американцев есть образцы оружия и несколько летающих аппаратов. У нас – большей частью мусор.

– Среди этого мусора нашлись ценные артефакты, – спокойно ответил полковник. – Собираем и анализируем. Мы достоверно знаем о двух ближайших мирах. Ас-Хард – оттуда прибыли беженцы, и Аэль – там сейчас что-то вроде средневековья. Китайские коллеги не спешат делиться информацией. Они считают, что наш пришелец как раз оттуда.

– Я читал доклад, – кивнул чиновник. – Каким образом они проникают к нам? Это что – магия?

– Если магией можно назвать неизвестные законы физики и умение ими пользоваться. Так называемые маги взаимодействуют не с материей, а с полями – электромагнитными, гравитационными и такими, которые мы пока обнаружить не способны. Торсионные, эфирные, аксионные… в терминологии пока есть различия, но суть одна – некоторые люди способны воздействовать на мир непосредственно, без сложных технических устройств, – снисходительно ответил Первый, позволив себе улыбку. – Это то, что церковники называют чудом.

– Чудо не противоречит законам природы, оно противоречит нашим представлениям об этих законах, – подал голос священник. – Августин Блаженный сформулировал так.

– Это второй прорыв на нашей территории. Первый был в тысяча девятьсот восьмом. Корабль разнесло на атомы – возможно, при попытке обратного перехода, – добавил Шестаков.

– Я полагаю, что покинуть наш мир сложнее, чем попасть сюда, – помолчав, сказал глава научной группы и пояснил свою мысль: – У американцев устройство перемещения тоже рвануло, когда его попытались активировать. В шестьдесят пятом, на Гавайях. Потом они представили это как испытание новой бомбы, но мы знаем правду…

– Что-то происходит… – Ольга Викторовна склонилась над картой, воткнув красный флажок с номером. – Больше десяти погибших.

За минуту схема получила еще несколько подобных «украшений», после чего полковник приказал готовить к вылету второй вертолет.

– Нет, я немного путаю с порядком. Определенно, сейчас он где-то здесь! – добавила ведьма, переставив два флажка. – Или сейчас кто-то другой убивает людей. Другого объяснения я не вижу.

Красный маркер обвел неровную окружность, захватившую половину города, а женщина изобразила улыбку – так мог бы улыбаться труп, выбравшийся из могилы.

37

Открыв ворота, молодой человек с помощью ручной лебедки и подруги закатил «лендровер» во двор, подумав, что зрелище перелетающего через забор джипа заставит соседей нервничать. Не хватало только парочки низших демонов – их как раз и собирался призвать Арциус, а ученик хотел ему в этом поспособствовать.

Подсматривая в книгу, Глеб старательно выводил изображение прямо на почерневшем паркете. Все равно интерьер требовал серьезного ремонта – ведь после визита незваных гостей ни одного целого стекла в доме не осталось. К тому же магия пустоты с одинаковым аппетитом прошлась по диванам, табуреткам и обоям, обуглив все, что находилось в двадцати сантиметрах от уровня пола. Ни одной целой пары обуви Глеб так и не нашел – кроссовки и туфли просто превратились в труху. Подруга расхаживала в пляжных тапочках, вытащив их с антресолей.

– Для первого раза неплохо, – прокомментировал учитель, критическим взглядом окинув фигуру, похожую на две совмещенные завитушки.

Ленка в это время с горящими глазами перебирала пачки валюты и листала паспорта, коих в сумке обнаружилось целых двадцать шесть штук. Половина из них ранее принадлежала гражданам Евросоюза, что обещало свободное передвижение по всему голубому шарику. Куда исчезли предыдущие хозяева разноцветных книжечек, девушка догадывалась – судя по всему, они стали жертвами бандитских разборок.

– Теперь у нас куча денег! Сто девяносто две тысячи долларов и шестьдесят тысяч евро. Это не считая мелочи, – сообщила Ленка с мечтательной улыбкой. – Неплохая компенсация за порушенный домик. Как хорошо, что бандит подкинул эту сумку…

– Ничего удивительного, – кивнул Глеб. – Когда я сказал ему – тащить сюда все деньги и документы, он выполнил приказ. Надо закопать их где-нибудь, отложив немного на мелкие расходы…

– Зачем?

– Глупо носить с собой мешок наличности. Вообще-то мы собираемся в ближайшее время навестить электростанцию. Тебе лучше в это время переждать в безопасном месте. Возможно, придется быстро делать ноги…

– Вот еще! Ты же не думаешь, что так просто от меня сбежишь? – Подруга возмущенно погрозила пальчиком. – Я с вами!

Глеб пожал плечами, не собираясь отвлекаться от ритуала, – полюбовавшись на дело своих рук, он дождался одобрительного кивка учителя и распечатал пачку крупной соли. Насыпав белесые кристаллики в проделанную кончиком шпаги канавку, маг подумал, что с таким материальным компонентом работать легко и просто.

Как пояснил Арциус, самая обычная соль кратковременно может работать накопителем. Сойдет и измельченная кость или особый песок. Для ритуальной магии используют то, что достать проще всего. Узнав это, Глеб обрадовался – перспектива собирать и молоть кости его не вдохновляла.


Пока ученик украшал красивыми белыми дорожками фигуру, занявшую половину комнаты, Арциус уничтожал улики. Черный запрыгнул на крышу фуры, и та, вздрогнув, оторвалась от земли. Грузовик, набитый покойниками и их оружием, воспарил на высоту десятка метров и двинулся к реке. Вполне вероятно, что кто-то из соседей заметил тень, закрывшую звезды, но связать ее с покачивающейся от порывов слабого ветерка многотонной фурой – последнее, что могло прийти в голову здравомыслящему человеку. За микроавтобусом в холодные воды Днепра ушел старенький «козлик», все ценное имущество из которого хозяин перегрузил в «лендровер».

Когда Глеб сообщил, что лучше всего будет покинуть город, черный с недоумением посмотрел на ученика:

– Зачем? Враги больше не побеспокоят!

– С чего бы это вдруг? – спросил Глеб.

– Предводитель отправился на перерождение. Слуги выполнили приказ, забрав с собой множество воинов. А остальным теперь есть чем заняться, – сообщил Арциус.

– Вот, посмотри! – Ученик вытащил листовку и покрутил ею перед носом гостя из иного мира. – Теперь военные, полиция и бандиты знают, где тебя искать. С этими ты справился, но скоро придут другие, и их будет еще больше – это только вопрос времени…

Глеб многозначительно поднял палец к потолку, намекая на вертолет, который даже ночью не прекращал своих полетов. Днем над городом их летало несколько, а как стемнело, остался только один – сейчас он крутился в районе водохранилища. Обострившийся слух мага периодически улавливал тихий стрекот с того направления.

– Разумно, – согласился черный, – после того как транспортное средство будет способно передвигаться, мы покинем это место!

Архимаг поднял телекинезом одного из пленников, опустив прямо в центре готовой фигуры. Пока тонкая струйка алой жидкости наполняла рисунок Силой, Арциус пояснял свои действия, ловко вскрывая вену жертвы от запястья до локтя кривым кинжалом. Ленка с побелевшим лицом выскочила на свежий воздух – происходящее сильно отличалось от ее представлений о магии.

– Направлять лезвие следует вдоль, а не поперек. В противном случае кровь свернется раньше, чем будет достигнут результат… – закончил черный, разобравшись со вторым бандитом.

– Хм. А без жертвоприношения никак? – спросил Глеб, стараясь удержать внутри поздний обед.

– Есть другие вариации этого ритуала, но там требуется гораздо больше Силы и компоненты, достать которые сложно. Камни Идатли не встречаются в вашем мире, а материал, называемый нефритом, здесь обладает несколько другими свойствами.

– Ясно. И что дальше?

– Наберись терпения. – Черный ткнул пальцем в настенные часы.

Ученик молча кивнул, рассматривая фигуру истинным зрением. Сейчас линии еле заметно мерцали, впитывая жизненную силу жертв. Сочувствия бандиты не заслужили. Судя по тому, что успел рассказать главарь, дела организация вела с размахом и на счету имела сотни покойников. В конце концов, никто эту компанию сюда никто не звал – сами напросились…

Учитель сообщил, что через полтора часа можно будет продолжить, поэтому Глеб решил потратить время на сборы.

Новый планшет отлично работал рядом с артефактом, что накрывал часть дома защитным куполом. Единственным неудобством стал ускоренный разряд батареи, но Глеб подключил устройство к сети и перебросил с рабочего компьютера ценную информацию. Фотографии, музыка, карты, чертежи, две большие библиотеки технической и художественной литературы… места хватило для всего.

Молодой человек занялся поиском информации по атомным технологиям. Интернет почему-то работал крайне медленно, а потом вовсе отключился и больше не подавал признаков жизни. Все попытки порыться в большой помойке, лишь по недоразумению называющейся глобальной сетью, заканчивались ничем. Сайты, на которые пытался перейти маг, «лежали», а новостные порталы отображали вчерашние сюжеты. Иногда выскакивала табличка провайдера. Мол, ведутся ремонтные работы – доступны только внутренние ресурсы.

Глеб огорченно вздохнул и скопировал на планшет небольшой архив документов, что успел найти – главным образом схемы устаревших реакторов, статьи по эксплуатации и подборку фотографий, где распиливали старые ракеты для утилизации. По новейшим боеголовкам никакой информации обнаружить не удалось – военная тайна.

Органы рано или поздно доберутся до рабочего компьютера – ведь его забирать с собой не планировалось. Ничего криминального там не было, однако мысль, что кто-то будет рыться в его имуществе, молодому человеку не нравилась.

Специалисты все равно смогут восстановить данные, поэтому вопрос был решен радикально. Вытащив жесткий диск, Глеб навестил учителя – тому не составило труда превратить хранилище данных в оплавленный кусок металла. Обрубив таким образом все хвосты, маг поступил аналогично и с двумя сотовыми телефонами – своим и подруги. Больше никаких электронных шпионов, с которыми можно связать его личность, в доме не имелось.

Глеб поместил на дно рюкзака сто пятьдесят тысяч долларов и пятьдесят тысяч евро, компактно уложенных в два блока-кирпичика и запаянных с помощью утюга в толстый полиэтилен. В этот рюкзак Глеб сложил все самое необходимое, включая планшет и солнечную батарею. Добавив пакет с магическими книгами, он спрятал в рюкзак шпагу – носить ее на поясе было неудобно. Одну пачку долларов мелкими купюрами маг сунул в карман куртки, а все остальное вручил подруге.

Вспомнив про купленный универсальный прибор, молодой человек провел экспресс-обследование. Встроенные аккумуляторы разрядились, но решением проблемы стал защищенный источник энергии от планшета. Аура гостя из иного мира поглощала излучение, так что фон оказался близок к предельным значениям чувствительности детектора.

– Даже сейчас твоя оболочка способна впитывать энергию, – сказал черный. – Со временем возможности будут расти. Ты совсем недавно прошел перерождение, но уже намного сильнее мага, потратившего жизнь на развитие своего дара.

Молодой человек тут же вручил прибор подруге, сообщив, какие кнопочки следует нажимать. Сверив полученные значения с прилагающейся таблицей, экспериментатор узнал, что его фон в четыре раза меньше нормы.

– Что это значит? – поинтересовалась Ленка.

– Да ничего особенного, – пожал плечами Глеб. – Я поглощаю радиоволны, только и всего. Вот учитель, похоже, ими питается…

– А я думала, что все эти коробки с шоколадками – для него, – фыркнула подруга.

– Нет. Это – мне. Чтоб ты знала, сверхсущества – такие, как наш гость, в пище не нуждаются. То есть они едят исключительно для удовольствия. Я бы сказал, что именно Арциус считает деликатесом, но думаю, аппетит у тебя пропадет надолго…

Девушка успела сменить цветастый халат на джинсовую пару, уже неоднократно опробованную в вылазках на природу. В раскрытой дорожной сумке обнаружились аккуратно собранные вещи. Ленка придирчиво копалась в ворохе одежды, образовавшемся рядом со шкафом. Сверху легла папка с документами и жестяная коробка «резервного фонда». Маг подумал, что подруга уже приняла решение и теперь отговаривать ее бесполезно.

– Ремонт делать не будем! – сказала Ленка, засовывая в рюкзак стопку фотографий и дисков. – Денег у нас хватит на новый большой дом у моря! Я имею в виду настоящее море – где нет зимы, а есть пальмы и все остальное…

– Эй, минуточку! – возмутился маг. – Я смотрю, ты уже все решила за меня!

– Все остальное купим на месте!

– Ну и как ты себе это представляешь? – поинтересовался молодой человек. – Федеральный розыск – это серьезно. Теперь власти от меня не отцепятся…

– За границей они тебя не достанут! Остается выехать, но это не проблема! – засмеялась подруга, вытащив один из паспортов. – Вот, смотри…

Глеб согласился, что фотография на развороте литовского паспорта немного похожа на физиономию, каждый день наблюдаемую им в зеркале. К обложке кусочком скотча прилеплено международное водительское удостоверение с правом управления большегрузами, что намекало на область деятельности покойного. Тридцатилетнего литовского гражданина Вилкаса Каулакуса отличали смешно торчащие уши, но эту деталь маг счел несущественной. Кроме того, иностранец был блондином и носил блестящую сережку. Вероятно, косил под пирата или таким образом заявлял о своей нетрадиционной ориентации. Нашлись и визы – литовец въехал в страну неделю назад…

– Что-то не нравится мне этот Вискас! – сказал Глеб. – Паспорт вроде свежий. Но морда слишком хитрая. Вдруг он в розыске Интерпола, наркоторговец или украл деньги мафии?

Подруга индифферентно пожала плечами, разворошив стопку книжечек. По возрасту подходили еще шесть документов, но там сходство было не столь очевидным.

К сожалению, женских паспортов у бандитов не нашлось. А то, что органы рано или поздно проследят все связи молодого человека, сомнения не вызывало. Ленка решила, что покинет страну с чужим паспортом – к примеру, двадцатилетнего оболтуса с прыщавой физиономией. Поляки, румыны… был даже один гражданин Великобритании.

Остальные книжечки раньше принадлежали импозантным мужчинам от сорока до пятидесяти – видимо, главарь банды готовил их для себя.

– Ладно, пойдет. Другие варианты еще хуже. Так, у тебя вроде бы где-то валялась машинка для стрижки – пора ее использовать по назначению!

– Вообще-то это для собачек. А для двуногих у меня есть это! – Ленка хищно пощелкала большими ножницами и принялась за работу.

Покрутившись перед зеркалом, Глеб признал, что теперь он совсем не похож на свою фотографию в листовке. С длинными черными волосами, которые так нравились девушкам, пришлось расстаться. Маг обзавелся «канадкой», которую Ленка немного осветлила растворителем. Смотрелось все это глуповато, но в качестве временной маскировки подходило. Аккуратный «бобрик», что носил обладатель паспорта, Глеб решил соорудить у настоящего парикмахера. К тому же для перевоплощения в блондина нужна была перекись водорода, а ее в арсенале подруги не нашлось.

– Не совсем то, что хотелось… Но в общем – нормально! – дипломатично прокомментировала девушка результат своего труда.

Острая на язычок Ленка оставила без ехидных комментариев действия мага. Глеб на всякий случай собрал и сжег все обрезки волос – в орочьей книге имелся один ритуал, использующий части тела для вредительства. Да и оставлять следы оперативникам, которые рано или поздно навестят жилище, не хотелось.

– Законы нашей страны не действуют за ее пределами, – сказала девушка. – Поверь, там органы до тебя не дотянутся!

Молодой человек до сегодняшнего дня считал, что делать ему за границей нечего – здесь тоже неплохо. Подруга же успела посетить пару курортов и покататься по странам Евросоюза. Фотография, где нескладная девушка-подросток позировала на фоне Эйфелевой башни, висела на кухне. Глеб знал, что от тамошних цен у россиян обычно лезли глаза на лоб, а заодно появлялась мигрень.

Пару лет назад он хотел получить загранпаспорт, но отложил эту затею до лучших времен. Дело в том, что государство потенциальных призывников из страны выпускало со скрипом. Требовалось разрешение от военкомата, а с ним отношения как-то не сложились. Глеб как раз попадал в группу риска – армии требовались молодые люди в возрасте от восемнадцати до двадцати семи лет.

Раньше Глеб со скепсисом относился к безумным идеям подруги вроде переселения на тропический остров или кругосветного путешествия на яхте. Среди ее друзей встречались те, кто предпочитал зимовать в теплых странах. Раньше Ленку останавливало лишь отсутствие средств на подобные мероприятия, но сейчас финансовый вопрос неожиданно разрешился.

У начинающего мага окончательно оформилась идея спрятаться от вездесущих спецслужб под пальмами и там изучать высокое искусство, валяясь на песочке и поплевывая в теплый океан.

Хотя учитель рекомендовал покинуть Землю как можно быстрее, Глеб собирался сначала освоить все ритуалы из книг и хорошо подготовиться. Да и сооружение межмирового портала – крайне затратное дело… следовало найти источник финансирования. В общем, нужно искать спонсора или грабить банк. Молодой человек склонялся ко второму варианту. Но пока что об этом думать рано – сначала следует отправить учителя домой.

– В принципе я двумя руками – за! – подумав, согласился Глеб.

38

– Смотри, ученик! – сказал Арциус, широко разводя руки. – Пока у тебя маловато Силы для такого.

Глеб кивнул – за сутки он успел восстановить примерно десятую часть резерва. Возможно, в будущем ситуация изменится, но пока о магии следовало забыть. Учитель посоветовал тратить энергию исключительно для подпитки демонов.

Над светящимися линиями фигуры сгущалось облачко, подозрительно похожее на то, что маг видел в торговом центре. Арциус щедро вливал Силу – по самым скромным прикидкам, он уже потратил в три раза больше, чем небольшой резерв ученика.

От громкого хлопка у Глеба заложило уши, а Ленка испуганно вздрогнула. Потолок подернулся рябью, после чего в комнате ощутимо повеяло холодом. Из облачка вывалилось существо, похожее на нетопыря размером с собаку. Хлопая перепончатыми крыльями, «птеродактиль» выскочил в окно прежде, чем черный успел среагировать.

– Ужас, летящий на крыльях ночи, – прокомментировал Глеб, задумавшись над поведением существа, оказавшегося в большом городе. Хорошо, что скоро оно вернется в свой мир. Вряд ли эта летучая мышь-переросток способна серьезно напакостить землянам за пару часов…

Ленка осторожно потыкала карандашом в кучку биологических отходов, что осталась на подоконнике. Карандаш почернел и задымился, словно попав в кислоту.

– Что это было? – поинтересовалась хозяйка.

– Первый блин всегда комом… – шепотом пояснил Глеб. – Для того чтобы выдернуть кого-нибудь в наш мир, требуется много Силы. Проще всего вытягивать элементалей. Они водятся в своих планах, коих всего четыре штуки – по числу стихий. Где находятся эти планы, я так и не понял – то ли другие миры, то ли просто какое-то параллельное измерение. Но мы сейчас открываем портал в другое место… к демонам.

– Так что, ад существует? – недоверчиво спросила Ленка.

– В книге огнепоклонников описаны несколько похожих мест. Там полно всяких существ – маленьких, больших и даже очень больших, которые кушают магов на завтрак. Этих демонов существует восемьдесят шесть разновидностей. Но нам нужен самый слабый – вроде как детеныш.

Линии фигуры засветились, а в воздухе начало сгущаться новое облачко. Арциус удовлетворенно улыбнулся и влил новую порцию Силы.

– Вот, сейчас будет проход в место, которое называется Изнанка. Часть вливаемой энергии выплескивается на другой стороне. Это приманка, как на рыбалке. Маг постоянно подпитывает туннель, пока туда не затянет первую попавшуюся тварь подходящих размеров. Насколько я понял, дело это крайне рискованное – может появиться совсем не то, что нужно. Ну, вроде как мухи летят на сладкое.

– Может, лучше маленького дракончика? – с надеждой сказала подруга.

– Для простой механической работы лучше всего подходят низшие демоны – у них интеллект ребенка и способности очень слабого мага. Демонам нужна энергия – для того чтобы удержаться в нашем мире и для роста. Маги часто призывают или создают разных полезных существ. Так объяснил учитель – ему когда-то служили сотни низших демонов… но подпитывать их утомительно, поэтому люди – лучше.

Ациус продолжал вливать энергию в фигуру и вскоре получил результат – второе призванное существо значительно отличалось от тварей из торгового центра, главным образом размерами.

Теперь Глеб узнал, как выглядит «правильный демон». Существо смахивало на помесь бультерьера с кротом; от первого – конусообразная морда, а от второго – толстые лапы с внушительными когтями. Мелкая чешуя – не зеленая, а красноватого оттенка, а на шкуре – шрамы и подпалины. Короткий хвост с шишкой на кончике – такого точно ни у кого из земных животных не имелось. От низшего демона исходил еле уловимый аромат тухлой рыбы и прелых листьев.

– Отличный экземпляр! – возвестил архимаг. – Забирай этого, а я сейчас вытащу еще одного…

– Какой милый! – прошептала Ленка.

– Ага, – усмехнулся Глеб, когда существо, пошатываясь, доковыляло до обескровленной жертвы. Не обращая никакого внимания на людей, демон раззявил пасть и вцепился в ухо бандита. Издав недовольный скрежет, уродец выплюнул погрызенный кусок человеческой плоти.

– Кто здесь? Высший? – просипел демон, принюхиваясь. Голосок у него оказался противным, прямо как скрип несмазанной калитки.

Когда Глеб переступил границу рисунка, уродец хрюкнул и свернулся в чешуйчатый мячик чуть меньше футбольного. Арциус проинструктировал, что делать в таком случае, – кольнув уродца острием шпаги, ученик ухватил испуганного демона за хвост. В развернутом виде он оказался чуть больше упитанного кота. Но намного тяжелее: килограмм десять навскидку…

– Я – тот, кому ты будешь служить! – громко сказал маг, подумав, что шишка на хвосте – очень полезная вещь для переноски.

Посадив демона в ведро, Глеб заметил, что у того на морде нет глаз, зато много крошечных бугорков, похожих на ноздри. Вероятно, там, где проживал уродец, зрение не требовалось, зато было что понюхать. Арциус упоминал о том, что в случае необходимости демоны способны выращивать необходимые части тела – нужна только энергия. Подруга стояла рядом, сжимая крышку от ведра на манер щита, однако демон вел себя прилично – тихо сопел, не пытаясь выбраться.

– Что тебе нужно, высший? – изогнутый коготь поскреб эмаль ведра. – Убить эту самку человека?

– Нет! Это моя самка человека! – сказал Глеб, влив в бледную ауру существа немного энергии в качестве аванса. – Вот тебе немножко сладенького, а сейчас придется отработать!

– Договор! – захрюкал демон. – Дай еще!

– Хватит пока. Еще неизвестно, выйдет ли из тебя толк.

Набрав в ведро воды, маг щедро сыпанул туда стирального порошка и прополоскал существо. После этого запах тухлятины пропал, и благоухающий лимонной свежестью демон переселился под капот.

В истинном зрении прутья клетки ярко светились – Арциус усилил их плетением, пояснив, что его хватит на неделю. Иначе материал такого паршивого качества демона вряд ли удержит. Учитель посоветовал покрыть арматурины тонким слоем небесного металла, который твари Изнанки очень не любят. Цены на платину кусались, поэтому ученик решил, что проще просить учителя время от времени вливать Силу в плетение. Да и достать небесный металл оказалось проблематично – в хозяйственных магазинах слитки платины не продавали…

Слуга оказался на редкость исполнительным, но тупым. Прежде чем был получен результат, Глеб потратил уйму времени в попытках объяснить, что именно требуется сделать. К счастью, он имел представление об устройстве автомобиля и смог простыми словами объяснить чешуйчатому уродцу, какие детали следует приводить в движение, а какие – лучше не трогать. Хотя глаз у демона не было, тот каким-то образом воспринимал окружающий мир, но исключительно вблизи. Маг подумал, что эти существа обладают аналогом истинного зрения.

Первый запуск живого двигателя прошел на импровизированном стенде. «Лендровер», приподнятый парой домкратов, бодро закрутил колесами – для магического существа не составило труда провернуть привод переднего моста. Дотянуться до заднего демон уже не мог, поэтому Глеб решил, что пока джип будет переднеприводным. Клетку с запасным демоном можно будет соорудить в багажнике, чтобы задействовать полный привод в случае необходимости.

Осталось научить живой двигатель следить за положением педалей и рукояткой селектора передач, что оказалось сложнее всего. Уродец не различал «право» и «лево» и часто крутил колеса не в том направлении, что требовалось. Маг некоторое время раздумывал над решением проблемы, но затем вспомнил про академика Павлова и его опыты с собачками. Метод кнута и пряника отлично сработал – за ошибку демон получал укол шпагой в то место, откуда у него рос хвост. А после того как этот этап остался позади, маг поощрил живой двигатель небольшой порцией Силы.

Снеся одно дерево и несколько кустов, Глеб рискнул выехать за ворота. Руль оказался слишком тугим, поэтому демону пришлось заодно крутить привод насоса гидроусилителя. На панели загорелась красная лампочка – это демон решил попробовать тормозную жидкость из бачка. Заодно он немного погрыз жгут проводов, ведущий к блоку управления двигателем. Молодой человек с помощью шпаги доходчиво разъяснил, что так делать не следует.

В три часа ночи машин на улицах частного сектора не было, посему маг рискнул сделать несколько кругов по кварталу. Массивный кенгурятник с честью выдержал близкое знакомство с мусорным контейнером, но тут водитель был сам виноват – перепутал буквы «D» и «R».

Освоившись с управлением, Глеб расслабился – демон чутко реагировал на прикосновение к педали газа. Тормозами водитель практически не пользовался, поскольку джип, что называется, вставал колом. От шишки на лбу через пять минут не осталось и следов – до демона не сразу дошло, что резко останавливать автомобиль чревато травмами для водителя.

Указатели на панели не функционировали, но по ощущениям, джип получилось разогнать до шестидесяти километров в час – большего от живого двигателя требовать было глупо. Двухтонный «лендровер» вел себя при разгоне как трактор, величаво трогаясь с места и тяжело набирая скорость. Зато потом пер как танк, глотая подвеской мелкие ямки и трещины асфальта.

Глеб уличные гонки не любил, предпочитая «стариковский» стиль езды. Заехав во двор, маг сообщил подруге, что тест-драйв прошел успешно и динамические характеристики получившегося автомобиля его полностью устраивают.

С демоном по результатам полевых испытаний было заключено соглашение – тот обязался служить в обмен на регулярную подпитку энергией. По совету учителя подкармливать слугу следовало небольшими порциями. Ну, вроде того, как наркоманов «сажают на иглу».

– Свежатинки хочешь? – поинтересовался маг, открыв капот.

Раззявив пасть с двумя рядами мелких зубов, демон плотоядно заурчал. Однако предложение поохотиться на мышей у него не вызвало радости.

– Мне нужна Сила – в этих созданиях ее совсем мало. Лучше всего, если ты покормишь меня, высший!

– Называй меня – хозяин! – усмехнулся Глеб. – У тебя имя-то есть?

– Имена нужны человекам.

– Тогда назовем его Максвелл, а второго – Лаплас! В своем роде известные демоны, – встряла Ленка.

– Плохие, негодные имена, хозяин! – прошепелявил уродец, почесав когтем свое чешуйчатое брюхо. – Пусть будет – Зертотль!

– Нормальное имя. Для демона, я имею в виду. – Глеб подмигнул подруге, захлопнув капот.

39

Рядом с автомобилем росла кучка сумок и коробок – все это имущество молодой человек планировал взять с собой. Засунув в багажник тюк с четырехместной палаткой, Глеб положил еще один – с надувной лодкой. Рядом угнездились баулы с одеждой и две коробки с продуктами. Поскольку возвращаться Глеб не планировал, разумно было забить просторный багажник под завязку. Добавив на заднее сиденье пару деревянных ящиков с инструментом, маг критическим взглядом окинул получившуюся композицию и повернулся к подруге.

– Похоже, у нас проблемы! – сообщила Ленка, положив рядом свою дорожную сумку и маленький рюкзачок. Лицо девушки выражало озабоченность – вероятно, из-за того, что приходилось бросить все нажитое.

– А что случилось? – спросил маг.

– Спроси у этого ненормального…

Предчувствуя неприятности, Глеб посмотрел на дом истинным зрением и охнул – над крышей сгущалось большое облако, истекающее еле заметной дымкой. Пять минут назад ничего подобного не было. Учитель собирался вытащить из Изнанки второго демона, но, судя по всему, что-то пошло не так. Пространство дрожало от потоков энергии, а кружащие вокруг магические конструкты бледнели и истончались. От ауры Арциуса к ним тянулись тонкие нити, которыми учитель подпитывал свои творения.

– Я так понимаю, что со вторым демоном ничего не выйдет? – поинтересовался Глеб.

– Именно так, – ответил Арциус. – Твоя новая повозка способна передвигаться – не так быстро, как мне хотелось, но этого достаточно.

– Что это такое? – Маг показал на потолок.

– Ткань реальности нарушена, – сказал черный. – Кто-то решил воспользоваться этим, чтобы попасть сюда. Сейчас прореху расширяют с другой стороны. Это может быть кто-то из сильных демонов – только они способны на такое. Если это так – я уничтожу существо, забрав его силу.

– А что, может быть кто-то другой? – осторожно спросил Глеб.

– Вполне вероятно. Тогда лучше будет оказаться от этого места подальше, – ответил Арциус. – И вот еще что…

Глеб только сейчас обратил внимание на нарастающий шум. В чавканье лопастей, рубящих воздух, вплетались далекие завывания сирен и рев мощных моторов.

– Несколько ваших вертолетов направляются сюда. Я чувствую двух магов, совсем слабых! – добавил архимаг. – Мне не составит труда развоплотить их, но тварь Изнанки, которая лезет сюда, – совсем другое дело. Сейчас моего резерва может оказаться недостаточно, чтобы противостоять высшему демону или дракону. Обычно они не успокаиваются, пока не прикончат несколько тысяч разумных…

40

В десантном отделении Ми-24 было тесно и шумно. Офицер осторожно коснулся плеча эксперта отдела «С», привлекая внимание, а затем протянул прибор ночного видения.

– Спасибо, Николай. – Ольга Викторовна пристроила на голову прибор с тремя окулярами и уставилась в указанном направлении. Вертолет, кренясь, заложил широкую дугу, а техник засуетился за своим пультом.

Через потертый плексиглас бокового окошка наблюдалась вполне обычная панорама ночного города, но один из мониторов показывал кое-что новенькое. Под брюхом вертолета проплывали крыши пятиэтажек и яркие огни центральных улиц, а техник возбужденно тыкал пальцем в сторону аномалии, видимой только в инфракрасном свете. Зрелище было необычным и завораживающим – небольшой смерч лениво вытягивал свой хобот, упирающийся в крышу одного из скромных домиков частного сектора.

– Не приближайтесь! – выкрикнула женщина. Из-за постоянного шума по-другому общаться в салоне было сложно, а повышать голос ведьма не любила.

– Само собой. Группы в пути, – ответил офицер.

Через пятнадцать минут наблюдения аномалию стало видно невооруженным глазом – то и дело в воздухе возникали всполохи, похожие на северное сияние. Вертолет кружил вокруг необычного образования, когда появился Ми-26 с десантом. Распахнув створки огромного люка, тяжелая машина зависла над двухэтажным коттеджем из красного кирпича. Хозяева устроили на плоской крыше нечто вроде беседки, куда вела широкая лестница. Пилот посчитал такой вариант оптимальным для быстрой высадки.

Первые шесть бойцов скользнули вниз по тросам – за ними испуганно наблюдали сонные обитатели дома, выскочившие во двор. Хозяйка присела, закрывая растрепанную голову руками, а мужчина бросился с лопатой наперевес к ближайшему десантнику. Рухнувшие с небес гости выглядели как инопланетные пришельцы из фильмов – пухлые бронежилеты, трехглазые приборы ночного видения на шлемах и автоматы в руках.

Лейтенант не стал церемониться и прикладом сбил мужчину с ног, а затем затолкал хозяев в дом. Тем временем на крышу сыпались новые бойцы. За контейнером со снаряжением опустились на лебедках специалисты: тройка медиков и двое экспертов – шаман Никодим и отец Сергий со своей деревянной коробкой.

Полковник Шестаков следил за происходящим через мониторы, куда передавалась картинка с бортовых камер зависшего на высоте ста метров вертолета. Ми-24 был готов прикрыть десантников крупнокалиберным пулеметом и ракетами – под короткими крыльями висели два контейнера с НУРСами. Еще восемь вертолетов с полной боевой загрузкой прогревали двигатели – их пилоты занимали места в кабинах, ожидая команды на взлет.

Пузатый Ми-26, вооружения не имеющий, включил мощный прожектор, разогнавший ночную тьму. Бойцы бегом выдвинулись к цели, сопровождаемые взглядами испуганных зрителей, – появление над крышами ревущих боевых машин прогнало сон у всех без исключения жителей окрестных домов.

Планировался мягкий вариант захвата, поэтому шестеро десантников держали наготове арбалеты с оглушающими болтами. Аналитики рекомендовали включить в группу специалистов по контактному бою – относительно возможностей пришельца мнения специалистов разделились. Плотного сложения оперативник нес массивную булаву и прямоугольный щит, закрывающий человека с ног до головы. Его напарник – низкорослый кореец, сжимал длинную рукоять катаны с серебряным напылением на клинке.

Остальное холодное оружие, с которым умели обращаться все оперативники, было сложено в контейнере. Там же ожидали своего часа серьезные игрушки – вроде РПО «Шмель» и пусковых установок «Игла-2». Имелись и несколько новейших китайских глушилок, вырубающих электронику, – отдел «С» не экономил на вооружении. По мнению экспертов, все это позволит справиться с любым противником, включая пришельцев, опережающих землян в развитии.

Двое держали готовые к применению метровой длины тубусы пусковых установок, что выбрасывали липкую сеть из армированного стальными нитями полимера. У остальных автоматы болтались на груди, а в руках были стреляющие парализующими дротиками пневматические ружья и мощные электрошокеры.

– Время: пять – двадцать один. Начинаем! – рявкнул динамик гарнитуры в ухе ведущего эксперта.

Ольга Викторовна наблюдала за ходом операции через проем бокового люка. Отключив прибор ночного видения, ведьма задействовала систему электронной стабилизации. В режиме максимального увеличения картинка слегка подрагивала и размывалась, но ближе трех сотен метров к аномалии пилот вертолета приближаться не рискнул.

Офицер щелкнул карабином страховочного ремня, высунув наружу длинный ствол с массивным пламегасителем. Снайперская винтовка М99 китайского производства угрожающе уставилась во двор дома с выбитыми стеклами, где скрывался пришелец. Теперь уже сомнений в этом у наблюдателей не осталось – в сиянии над крышей то и дело проскакивали ветвистые разряды и разноцветные искры.


С борта Ми-24 на командный пункт поступала телеметрия в реальном времени. Аналитикам происходящее сильно не нравилось. Они допускали, что пришелец является разведчиком с поставленной задачей – открыть большой прорыв, через который на Землю попытается проникнуть армия вторжения. Поэтому полковник отдал приказ о начале операции, не дожидаясь подхода наземных групп.

Ведьма увидела, как в распахнутый багажник темно-зеленого джипа парочка молодых людей забрасывает коробки и дорожные сумки. На крыльце появился высокий чернокожий мужчина в деловом костюме и солнцезащитных очках. Коснувшись экрана коммуникатора, ведьма отправила условный сигнал – теперь эта цель считалась приоритетной.

Закончив погрузку, девушка села на заднее сиденье, а молодой человек поднял голову, посмотрев прямо на зависший в ночном небе вертолет. Ведьме показалось, что автомобиль подпрыгнул на метр в воздух и плавно опустился на землю. Несколько раз моргнув, Ольга Викторовна потерла слезящиеся от напряжения глаза. Молодой человек сел за руль и неожиданно выставил в приоткрытое окно кулак с вытянутым средним пальцем.

– Щенок! – скрипнула зубами женщина.

– Цель наблюдаю. Готов к стрельбе, – доложил наушник, когда офицер перевел прицел на грудь пришельца.


Раскат грома на миг заглушил рев двух вертолетов, а яркая вспышка на мгновение превратила ночь в день. Окна домов и уличные фонари разом погасли, а десантники замерли, подняв головы к небу. Там парила морщинистая туша, издалека похожая на сгнившую картофелину. Окруженный ореолом молний, объект своими размерами немногим уступал тяжелому транспортному вертолету.

– «Двадцать шестой», статус!

– На связи, – раздался хриплый голос пилота, перебиваемый помехами.

– Подсвети его! – скомандовал полковник.

– Понял, выполняю!

Луч прожектора уперся в «картофелину», от которой к пузатому Ми-26 протянулся ветвистый разряд, вырубивший все оборудование. Винтокрылая машина клюнула носом и завалилась прямо на крышу двухэтажного дома. Пилоты и медики, готовые поместить захваченного пришельца в капсулу-саркофаг, погибли мгновенно. Затем сложившиеся перекрытия похоронили в развалинах жителей, не успевших покинуть дом. Вертолет массой в полсотни тонн последний раз вздрогнул, а над местом падения взметнулось облако густого дыма.

– Вниз! – выкрикнула Ольга Викторовна, чувствуя, как по лбу скатывается капля холодного пота. Офицер с побелевшим лицом вцепился в поручень, выронив оружие.

Ми-24 дернулся, получив сразу несколько разрядов, отчего пятнистый корпус вертолета покрылся сеточкой мелких искр. Надсадный рев турбин сменился кашляющим скрежетом. Взвыла аварийная сигнализация, когда пилот попытался выровнять потерявшую тягу машину. Освещение десантного отсека, моргнув, погасло. Единственным ярким пятном в окружающем мире осталась зависшая в небе «картофелина».

Вертолет, кренясь, опускался на авторотации прямо в густые кроны яблоневого сада. Хозяева участка с выпученными глазами смотрели, как сминающаяся в гармошку хвостовая часть вспарывает землю гигантским плугом. Проломив ветви и порвав протянутые провода, машина совершила жесткую посадку, которую не все из экипажа пережили.

Офицера, как тряпичную куклу, швырнуло к переборке – сейчас мужчина повис на страховочном ремне, упираясь в металл разбитой головой. Под телом расползалась темная лужа. Сильно пахло топливом из пробитых баков, кто-то истошно орал, и крик пульсирующей болью отдавался в висках эксперта.

Ольга Викторовна застонала, бросив взгляд вниз, – ног она не чувствовала. Мокрая от крови камуфляжная ткань и обломок кости, торчащий из бедра, не давали возможности покинуть машину самостоятельно. Тупая боль пронзила живот, и женщина успела подумать, что ребра тоже сломаны. Ведьма попыталась расстегнуть спутанные страховочные ремни, чтобы открыть аптечку, где точно был тюбик с промедолом. Следовало добраться до закрепленной на стене коробки с красным крестом раньше, чем придет настоящая боль…

41

Мертвенно-бледный свет, испускаемый парящим в небе существом, придавал предметам непривычный вид. Мир тускнел, теряя яркие краски, а Глеб чувствовал потоки энергии, окружающие летающий мешок. Существо распирало от Силы, по его морщинистой шкуре пробегали искорки разрядов.

– Боршин, – сообщил Арциус, когда оба вертолета рухнули на землю, пораженные молниями.

– Что это такое? – поинтересовался маг.

– Сильный демон, обитающий в Изнанке, – ответил черный с довольной ухмылкой. – Твой слуга тоже может вырасти в такого, но они редко выбирают эту форму. Подкармливай его аккуратно, как я учил.

– Маленький Зертотль может превратиться в это чудовище?

– Если получит достаточно Силы, – уточнил архимаг. – Через пару сотен лет, не раньше. Но обычно низшие демоны погибают до этого срока сами. Или их съедают другие демоны…

– Чему ты радуешься?

– Сейчас я получу необходимую энергию! Боршин силен и глуп – как раз то, что нужно!

Арциус вытащил артефактный кинжал. Руны на кривом лезвии замерцали, когда архимаг перехватил рукоять левой рукой. Двухтонный джип вздрогнул, попав в область действия плетения.

– Ну, вообще! – откликнулась Ленка с заднего сиденья, увидев жирный столб дыма на месте катастрофы. – Он что, собирается сражаться с этим монстром?

– Убирайся отсюда! После того как я лишу демона Силы, он будет очень зол! – бросил Арциус, поднимаясь в воздух. – У большого оберега вождя будет безопасно. Жди там!

Глеб ничего не ответил, а нажал на педаль газа, но автомобиль остался на месте. Черный быстро поднимался, а ему навстречу плыл огромный демон, непрерывно атакуя ветвистыми молниями. Смотреть за схваткой маг не стал, полагая, что учитель сам разберется с тварью Изнанки.

– Эй, Зертотль, проснись! За работу! – выкрикнул Глеб, повторно нажимая на педаль.

– Ты забыл передвинуть рычажок, хозяин, – прохрюкал уродец из-под капота.

– А, точно! Дурацкая коробка-автомат, – выругался маг.

Смяв засохшие кусты, джип раздвинул бампером створки ворот и выскочил на улицу. Появление бесшумно катящегося «лендровера» для бойцов группы захвата стало неожиданностью.

Двое оперативников целились куда-то вверх из автоматов, увешанных навороченными прицелами. Остальные, прижимаясь к заборам, короткими перебежками двигались навстречу. В бледном сиянии, льющемся с неба, люди походили на призраков.

Командир сделал шаг вперед и требовательно замахал рукой, приказывая остановиться. В другой руке спецназовец сжимал пистолет с глушителем, из которого целился прямо в лобовое стекло. Поднятое забрало шлема демонстрировало суровую физиономию с надвинутым на левый глаз окуляром прибора ночного видения.

– Ага, сейчас! – усмехнулся молодой человек, который ничего хорошего от близкого знакомства с военными не ожидал.

Глеб, не раздумывая, утопил в пол педаль газа. Массивный кенгурятник боднул вояку в живот, и тот, согнувшись, отлетел метров на пять, сбив с ног соседа в пухлом бронежилете. Маг успел подумать, что с точно таким же хрустом тяжелый шар сносит выставленные в ряд кегли…

От удара «лендровер» сильно тряхнуло. Глеб, прикусив язык, утешил себя тем, что спецназовцу досталось гораздо серьезнее. Остальные убрались с дороги, посчитав, что бросаться под двухтонную машину – глупая идея.

Автоматы синхронно развернулись в сторону новой цели, но оперативники слишком поздно узнали, что оружие не действует. Порох в патронах воспламеняться не собирался, зато блочные арбалеты и метатели, где использовался сжатый воздух, работали отлично.

Один из бойцов вскинул на плечо трубу, а по капоту размазалось что-то похожее на мокрого осьминога. На лобовом стекле появился аккуратный скол – туда попал болт, выпущенный из арбалета. Еще два метательных снаряда оставили на крыльях небольшие вмятины.

– Ой, мамочки! – охнула Ленка с заднего сиденья, когда заднее стекло покрылось сеточкой трещин, а дротик с оперением ярко-красного цвета застрял в спинке сиденья.

– Вот ведь! – буркнул Глеб, выкручивая руль. – Никакого уважения к частной собственности!

Маг бросил взгляд в зеркало заднего вида, заметив погоню, – трое спецназовцев и седобородый дед рванули следом, причем старикан двигался с неожиданной для своего возраста прытью. Подскочив к набирающему скорость автомобилю, дедок успел разбить боковое стекло кулаком и дернуть ручку со стороны пассажира. У Глеба была крайне полезная привычка блокировать все двери перед началом движения, поэтому резвому дедуле ничего не обломилось.

Педаль газа упиралась в пол, а демон послушно разгонял «лендровер». Догнать несущийся по пустой улице автомобиль оказалось не так просто – сначала отстали бойцы, которым не с руки было бегать в массивной броне, а затем через три квартала выдохся и дедуля.

Арциус упоминал о двух слабых магах: очень может быть, что старикан – один из них. Использовать истинное зрение, чтобы удостовериться в этом, не было времени. Похоже, дедуля не так уж и слаб, раз голыми руками крошит закаленные стекла и скачет, как бешеный заяц…

42

Лейтенант Громов ощупывал живот, сбросив тяжелые половинки бронежилета. Кроме пары синяков, больше никаких повреждений командир группы захвата не получил, но окуляр прибора ночного видения при ударе разбился. Забрав у одного из бойцов ноктовизор, лейтенант закрепил его на шлеме.

Священник негромко бормотал на латыни, брызгая на бойцов водичкой из большого хрустального сосуда. Мужчины не обращали на «дождик» внимания, занятые перевооружением. Бесполезные автоматы менялись на длинные мечи с серебряным напылением – в контейнере, который двое бойцов волокли на тележке, имелось и такое оружие.

– Глориам, глориам! Ад майорем деи глориам! – прошептал священник, поочередно коснувшись плеча каждого из бойцов кончиком выбеленной кости.

Эксперт вытащил из деревянной коробки два амулета и вручил специалистам по контактному бою. Щитоносец убрал в нагрудный карман засушенное ухо, сплюнул через левое плечо и дотронулся ногтем до дерева. Мечник с невеселой ухмылкой повесил на шею веревочку, с которой свисал отрубленный палец.

– Вы закончили? – нарушил молчание Громов, раздав указания стрелкам – вместо оглушающих болтов лейтенант приказал использовать те, что имели четырехгранные наконечники с сильнодействующим ядом.

– Не думаю, что святая вода и реликвии тут подействуют… но попробовать все равно стоило. Сейчас нам пригодится любая помощь, – кивнул священник, задрав голову к небу. – Это мощи святого Христофора и мученика Красонофия.

– По-моему, это лошадиная кость, – заметил лейтенант.

– Так и есть, – отозвался отец Сергий. – Каноническое изображение этого святого – с лошадиной головой. В книге есть свидетельство, что артефакт подействовал на существо с рожками и хвостом. После касания пришелец растворился в воздухе.

– Думаю, яд окажется эффективнее. Вызывает потерю сознания. Иногда и остановку сердца, – сказал Громов. – Когда миллиграмм этой химии попадет в кровь, вырубит любого. На всякий случай у нас есть и цианиды…

– Ну вот, их уже двое. Выходит, большой – демон, а пришелец – ангел? – скептически поинтересовался один из бойцов, щелкнув скобой арбалета.

– Маловероятно. У ангелов – крылья. А у этого – устройство в сумке, позволяющее летать, – подумав, ответил отец Сергий. – Пришелец с ней не расстается.

Оперативники отдела «С» наблюдали за схваткой, что разворачивалась в небесах. Крошечная издали фигурка чернокожего пришельца крутилась вокруг огромного существа, окруженного ореолом молний. Со стороны это выглядело дико – словно маленькая собачка, бросающаяся на слона. Но черный знал, что делал, – воздух перед ним мерцал овальной линзой, поглощающей разряды. Существо то и дело выбрасывало тонкие щупальца, но пришелец ловко рубил их саблей, пытаясь дотянуться до морщинистой шкуры.

Когда ему это удалось, сверкнула вспышка. Туша тяжело рухнула вниз, по ушам оперативников ударил пронзительный вой – тварь получила серьезную плюху.

Бледный свет, испускаемый упавшим мешком, погас – бойцы задействовали ноктовизоры. Пришелец завис в воздухе, не обращая внимания на суетящихся внизу людей. Шестеро бойцов, опустившись на колено, изготовили к стрельбе мощные арбалеты.

– Наше оружие бесполезно! – веско сказал отец Сергий. – Лучше даже не пытаться. Я хочу попробовать поговорить с ним – он должен знать латынь…

– У меня приказ! – хмуро ответил Громов, делая условный знак стрелкам. – Притащим его на базу – там начальство решит, что делать!

– Но… – открыл рот священник.

– Командую здесь я. Огонь! – принял решение лейтенант, и щелчки шести арбалетов слились в громкий гул. Запоздало хлопнули два пневматических ружья, отправив в полет дротики с сильнодействующим снотворным.

Метательные снаряды изменили свои траектории, огибая зависшую в воздухе фигуру, а кто-то из бойцов негромко выругался. Только тогда пришелец обратил внимание на новую угрозу – вниз протянулись дымные нити, и оперативники отдела «С» повалились на землю, истошно крича. Трем бойцам кричать было нечем – их зеркальные шлемы вместе с головами оплывали на плечи, а прочнейший композит бронежилетов темнел и рассыпался на глазах.

Пришелец широко раскинул руки, на его лице застыла презрительная улыбка. Когда арбалетчики затихли в пузырящихся лужах, чернокожий плавно опустился на землю. Хлопнул метатель, но прочная сеть бессильно упала под ноги пришельца – тот махнул рукой, и еще один оперативник упал, окутанный дымным облачком.

– Я же говорил… – прошептал священник. – Он не нападает первым, а только отвечает. Не надо злить его!

– Второе отделение – вперед! – выкрикнул Громов, сдергивая с пояса нож.

Прикрывшись ростовым щитом, боец мелкими шажками двинулся к пришельцу, сжимая булаву. За двуногим танком семенил кореец с катаной наперевес.

Пришелец с места сделал длинный прыжок навстречу. Сабля появилась в его руке словно из воздуха. Боец успел заслониться щитом, но мерцающий клинок легко перерубил преграду. Ответный удар ушел в пустоту – чернокожий уклонился, взмахнув своим оружием.

Булава упала на землю вместе с отсеченной рукой. Следом рухнул на колени и сам боец, пытаясь заслониться обрубком, из которого хлестала кровь. Напарник выкатился из-за спины раненого, вскидывая катану. Слишком медленно – кончик клинка пришельца легко располосовал прочнейший композит, выдерживающий автоматную пулю. На груди оперативника закровоточил глубокий порез. Добивать раненых пришелец не стал, а отпрыгнул назад и издевательски захохотал.

Десантники одновременно ринулись вперед. Пришелец боя не принял, а с презрительной улыбкой поднялся на высоту десятка метров и полетел прочь, игнорируя назойливых людей. Он направлялся к столбу дыма, что отмечал место падения вертолета.

– Глупцы, – бросил Арциус, заметив проламывающегося через кустарник демона.

Боршин почувствовал скопление людей и пролитую кровь. Ползущая туша размером с дом оставляла за собой обугленную почву и пятна слизи – тварь Изнанки переваривала любую органику, что попадалась на пути. Морщинистый кожаный мешок конвульсивно дергался, перекатываясь через препятствия, – кирпичные дома демон огибал, а деревья, сараи и гаражи сносил.

Сначала десантники ощутили отвратительный запах тухлятины, а затем забор рухнул. Из ночного сумрака выкатился исполинский кожаный мешок. Тварь выбрасывала во все стороны тонкие щупальца, хватая мечущихся в панике жителей, собак и мелкую живность вроде мышей и птиц – демон не брезговал и такой пищей…

Люди попятились, заметив новую угрозу. Узловатые хлысты обвились вокруг лодыжек раненых. Боршин торжествующе забулькал, подтягивая оперативников отдела «С». Вот уже двое бойцов исчезли внутри огромной туши, растущей с каждой поглощенной жертвой. Лейтенант подхватил брошенную катану. Сверкнул клинок, с усилием перерубив одно щупальце, но взамен потерянного тварь выпустила еще два.

– Назад! – хрипло выкрикнул командир группы, пытаясь увернуться от шарящих по земле хлыстов. Сорвав с груди сразу две осколочные гранаты, Громов бросил их в сторону твари. Запалы лимонок щелкнули, но взрывов не последовало.

Широко размахнувшись, священник швырнул в сторону твари древнюю реликвию, однако кожаный мешок с чавканьем поглотил кость. Заклинания эксперт читать не стал, подумав, что и латынь окажется бесполезной.

Бойцы тщетно пытались перепилить мечами щупальца, но плоть быстро зарастала, выталкивая острую сталь. Арбалетные болты и бесполезные гранаты не доставляли существу неудобств – яд не действовал на чужой метаболизм. Кто-то успел бросить брусок пластида, выдравший взрывом из брюха твари большой кусок плоти, однако это был только временный успех. Демон рывком перекатился, подмяв своей тушей сразу нескольких бойцов.

На земле валялись не сработавшие тубусы «Шмелей» и бесполезные автоматы. Оперативники и эксперты отдела «С», оставив снаряжение и сбросив тяжелую броню, со всех ног улепетывали от неуязвимой твари. Первым бежал священник, перед высадкой благоразумно, как оказалось, отказавшийся от бронежилета.

– Вот, значит, как. Дух из нижнего мира… – Шаман Никодим, недовольно бурча, повесил бинокль на шею.

Старик наблюдал за расправой с крыши автобуса, заглохшего на перекрестке. Огорченно покачав головой, эксперт спрыгнул на землю. Возвращаться к основной группе он не собирался. Да и не было больше основной группы – сейчас в живых осталось четверо. Вряд ли всем им удастся сбежать от голодной твари. Опытные бойцы сейчас напоминали стадо овец, наткнувшееся на голодного волка…


Пролетая над домами и жителями, которые еще не знали, что их в ближайшее время ждет, Арциус размышлял. Боршин то и дело издавал громкие звуки, в которых можно было явственно различить слова «пища» и «жертва» – на языке богов и демонов они звучали практически одинаково. В одном трактате утверждалось, что подобными существами могут стать не только демоны, но и маги, провалившиеся в Изнанку. Похоже, автор оказался прав. Все-таки межмировые перемещения – дело довольно рискованное, и цена ошибки слишком велика. Жаль, что пообщаться с демоном теперь затруднительно – кроме еды, его ничего не интересует…

А вот и упавший вертолет, внутри которого – четверо живых. Пока еще живых – скоро демон «позаботится» обо всех. Опустившись на землю, Арциус заглянул внутрь – раненые и умирающие люди его не интересовали. Осмотрев деформированную неправильной инициацией ауру, черный подхватил потерявшего сознание мага, с удивлением осознав, что это – женщина.

– Так, теперь осталось найти второго! – удовлетворенно протянул Арциус, поднимаясь в воздух – оставлять такую добычу демону было глупо.

43

Набережная выглядела мрачно – освещение не действовало, но магу это ничуть не мешало. Обладателю божественной крови хватало скупого света звезд для того, чтобы уверенно ориентироваться в пространстве.

Из темных окон выглядывали испуганные жильцы, а некоторые трясли неработающими сотовыми телефонами. «Лендровер» бесшумно прокатился мимо заглохших посреди дороги автомобилей. Еще один джип уткнулся кенгурятником в фонарный столб. Мужчина в спортивном костюме, увидев «лендровер», радостно бросился навстречу, размахивая тросом в одной руке и купюрой – в другой. Маг отрицательно мотнул головой, объехав препятствие по встречной полосе.

На мосту стояла колонна из четырех бронетранспортеров и двух внедорожников «Тигр» с турелями на крышах. Чуть дальше замер длинный автобус с тонированными стеклами и эмблемой МВД на борту. Пассажиры рассматривали местность через приборы ночного видения и прицелы своих автоматов. Управление наземной группой было потеряно, а командиры не рвались атаковать непонятное существо, разобравшееся с парой вертолетов. Завести заглохшие дизели машин механикам пока что не удалось.

Общаться с военными Глеб не собирался. Привычно притормозив на перекрестке, где ни один из светофоров не работал, маг направил «лендровер» в центр – следовало добраться до площади Ленина, где располагалась городская администрация. Там же на постаменте каменным истуканом застыл вождь мировой революции – единственный ориентир, который запомнил пришелец из иного мира.

– Ты видишь? Этот ненормальный сломал все машины! – укоризненно сказала подруга.

– Похоже на то, – ответил маг.

– И электричество вырубил, – добавила Ленка таким тоном, словно Глеб лично виноват во всем, что произошло.

– Демон постарался. Учитель тут ни при чем, – ответил маг. – Нам еще повезло, что Землю посетил только один пришелец.

– Да уж, второго такого чокнутого нужно еще поискать, – отозвалась девушка.

– Через портал можно провести целую армию, – сообщил Глеб. – Представляешь, что смогут сделать десять сильных магов? Призвать толпу демонов, вырубить всю технику… Хорошо, что наш мир никому из соседей не нужен. А может быть, они еще бегают с каменными топорами…

В окнах мелькал свет – у жильцов нашлись свечи и антикварные лампы. Вполне вероятно, что керосинки работать будут – ведь артефакт действовал исключительно на порох, бензин и солярку. Вертолетами, которые тоже работали на керосине, учитель собирался заняться позже: все-таки разработка боевого конструкта – дело небыстрое.

Добравшись до площади Ленина, маг загнал джип на парковку – рядом с легковушкой, капот которой был открыт. Вряд ли у хозяина, который крутился рядом, получится в ближайшее время оживить своего четырехколесного друга. На тихо подкативший «лендровер» пожилой мужчина с грустной физиономией не обратил внимания. Тяжело вздохнув, он захлопнул капот и потопал к подъезду.

Глеб посмотрел на светлеющее небо – где-то там бессмертный архимаг уговаривал демона поделиться энергией. Чем это может закончиться, пока оставалось неясным. За домами что-то горело, но тушить пожары было некому – машины экстренных служб глохли, выехав из гаража. Артефакт учителя работал на полную мощность, а демон обесточил подстанцию, лишив район электричества.

– Как ты думаешь, кто победит? – нарушила молчание Ленка, перебравшись на переднее сиденье.

Теперь маг обратил внимание на усталый вид подруги. Короткие черные волосы девушки были растрепаны, а большие глаза смотрели со скрытой грустью. Похоже, только сейчас до Ленки дошло, в какую историю она ввязалась. Глеб почему-то вспомнил маленькую девочку из французского фильма о наемном убийце. Ленка посмотрела это кино раз двадцать…

– Учитель, конечно! – с уверенностью ответил Глеб. – Боршин тоже крут, но у архимага – божественная сила. Я бы поставил на Арциуса.

– Да ну его! Книжки у тебя? – оживилась подруга.

– Да, в рюкзаке. А на что ты намекаешь?

– Пусть он дальше сам! – с интонацией бывалого заговорщика заявила Ленка. – Я думаю, этот ненормальный скоро весь город разнесет. Пора бы гражданину Вискасу убраться подальше от неприятностей! Как думаешь?

– Пора, но не сейчас. Мы только посмотрим на атомную станцию издалека, – ответил Глеб. – Он умеет вытягивать энергию, так что лезть внутрь необязательно. Там же полно военных – все-таки особо охраняемый объект. Вообще-то я предлагал навестить места техногенных катастроф – там тоже радиации полно. Хозяева обрадуются, если кто-нибудь сделает за них всю грязную работу. Жаль, что учитель наотрез отказался…

– Почему?

– Здесь завеса между мирами истончилась. Со временем все вернется в норму, но сейчас энергии на создание обратного портала нужно меньше. Но все равно, где-то нужно ее взять…

– И как ты это себе представляешь?

– Очень просто. Разложим палатку в лесочке и устроим пикник. Я нарисую большую магическую закорючку рядом. Думаю, недели нашему гостю хватит, чтобы пополнить резерв и свои камни. Если это не сработает, придется изъять у военных ядерную боеголовку.

– Плохая идея, – сказала девушка. – Предлагаю свалить прямо сейчас!

– Нет, это вопрос не обсуждается! Еще неизвестно, как Арциус отнесется к тому, что его ученик сбежит с ценными книгами, – поморщился Глеб. – У нас в некотором роде договор. Я помогаю ему убраться из нашего мира, а он учит меня магии!


Глеб облегченно улыбнулся, когда перед капотом «лендровера» приземлился архимаг со своей необычной ношей. Деловой костюм учителя даже не помялся, пока тот разбирался с могущественным демоном. Зато грязный камуфляж немолодой женщины и торчащие из ее бедра обломки кости выглядели ужасно. Выскочившая из машины Ленка побледнела, почувствовав неприятный запах – едкой химии и авиационного топлива.

– Ну и что с ней делать? – спросил маг, шаря по карманам. Где-то там был китайский фонарик с динамо-машинкой. Пощелкав рукояткой, он осветил пленницу.

– Болевой шок, – заявила девушка, отворачиваясь. – Открытый перелом, большая кровопотеря и все такое. В больницу надо!

Арциус опустил ношу на асфальт, а затем стал водить руками над телом. В истинном зрении женщина-маг выглядела весьма необычно – вся в багровых пятнах, сосредоточенных в районе груди. Глеб заметил торчащие из бедра одноразовые шприцы. Похоже, пациентка вырубилась, накачавшись стимуляторами…

Учитель не собирался вливать энергию в ауру, а грубо давил Силой, заставляя оболочку пленницы съеживаться и бледнеть. Эти манипуляции быстро остановили кровь, но Глебу показалось, что это временная мера.

– Ты исцелил ее?

– Нет. Протянет еще какое-то время! – бросил Арциус. – Видишь ее оболочку?

– Совсем другая, – заметил Глеб.

– Так выглядят те, кто питается жизненной силой. Среди людей таких мало. В ауре этой женщины обитали несколько низших духов. Сейчас они развоплотились. Крайне любопытный экземпляр. Нужно покопаться у нее в голове. Магов было двое, но второй умеет закрываться. Или демон успел добраться до него раньше… Это один из тех, что охотятся за мной.

Арциус внимательно осмотрел амулет с черно-белой фотографией, что женщина носила на груди. Затем отбросил украшение подальше. Сорвав болтающуюся упряжь из ремешков, что была надета поверх камуфляжа, он отстегнул кобуру с компактным пистолетом. Вытащив из нагрудного кармана навороченный телефон, архимаг положил его рядом.

– Кто тут у нас? Похоже, секретный агент, – сказал молодой человек, покрутив мертвый аппарат.

Экран не подавал признаков жизни. Эмблема компании «Иридиум» намекала, что устройство – дорогой спутниковый телефон, способный работать в любой точке мира. Серебристый корпус имел с тыльной стороны гравировку – двуглавого орла, сжимающего в лапах меч.

В нагрудном кармане обнаружилось удостоверение личности – пластиковая карточка с магнитной полосой. Голограмма – «Министерство обороны Российской Федерации», фотография и шестизначный буквенный код, а на обороте – два коротких номера, обозначенные цифрами 1 и 4.

Забрав карточку, Глеб выбросил телефон – скорее всего, там маячок. Затем открыл багажник и занялся сортировкой имущества. В утренних сумерках подобные манипуляции не привлекали внимания редких прохожих, да и «лендровер» был прикрыт с двух сторон припаркованными легковушками.

Следовало освободить место для пленницы, поэтому одну коробку с шоколадными батончиками, оба ящика с инструментом и сумку с одеждой пришлось бросить. Маг без сожаления расстался и с надувной лодкой – все это можно будет приобрести потом. Багажник на крыше был свободен, но захватить веревки для крепления груза молодому человеку в голову не пришло. Кто же знал, что появится еще один пассажир…

– Хозяин! Это мне? – возбужденно заскрипел демон откуда-то из-под консоли. – Самка человека – в ней есть Сила. Дай!

– Размечтался! Низшим демонам слова не давали! – ответил маг, заглянув под рулевую колонку.

Как оказалось, Зертотль успел расширить небольшое отверстие, куда раньше проходил пучок проводов. Чешуйчатый уродец просунул через прутья клетки морду в салон и возбужденно сопел.

– Унюхал все-таки. Спрячься, и чтобы я больше тебя не видел! – Маг щелкнул слугу по носу. – Запомни – людей есть нехорошо!

– Вперед! – скомандовал черный, заняв задний диван и взгромоздив голову пленницы на свои колени.

– Думаю, лучше переждать где-нибудь в лесу, пока все не успокоится… – осторожно предложил Глеб.

– Нет! – непреклонно сказал Арциус. – Того, что я взял, – слишком мало. Мы направляемся на завод! Прямо сейчас!

Маг хлопнул ладонью по рулю и выругался. Не так он представлял себе визит на атомную станцию. Вступать в противостояние с военными, которые теперь точно знают, где находится пришелец, очень не хотелось. Глеб убрал ногу подальше от педали, приказывающей демону начать движение. Он подумал о спутниках-шпионах, которые наверняка сейчас наблюдают за всем, что происходит внизу. Появление огромного демона из Изнанки уже поставило военных на уши, теперь они клещом вцепятся в пришельца, способного на такие фокусы. Одно дело – по-тихому посмотреть на атомную станцию из ближайшего леска, а другое – лезть напролом.

– Ты хочешь бросить вызов государству, – сформулировал маг. – Ты понимаешь, что это – точка невозврата? Сейчас еще можно отсидеться где-нибудь в глуши, пока все не успокоится. Но вот так просто явиться на атомную станцию и выкачать энергию?.. После такого тебя просто сомнут!

– Теперь скрываться нет смысла! У меня хватит Силы, чтобы уничтожить любого врага! – заявил Арциус.

– Вот, я же говорила, что этим все и закончится! – хмуро прокомментировала Ленка. – Зря ты меня не послушал…

Глеб промолчал. Он хорошо усвоил одно правило: «Не выделяйся, если не хочешь получить проблемы». Но учитель действовал совсем не так, как подобает мудрому и бессмертному существу. Все это походило на поведение подростка-хулигана в детском саду. Глеб сильно сомневался, что, получив подобное могущество, сам он развлекался бы подобным образом. Неужели у того, кто эволюционировал к точке Омега, сознание тоже меняется? И мудрый ученый от вседозволенности, подкрепленной божественной силой, превращается в дворового гопника?

Всесторонне обдумав сложившуюся ситуацию, Глеб решил, что учитель все равно сделает по-своему и для землян он опасен. Следует побыстрее отправить черного подальше, пока тот не устроил людям серьезные проблемы. Вроде начала третьей мировой, глобальных катаклизмов и эпидемий – земные боги любили «развлекаться» подобным образом. В том, что гость из другого мира на такое способен, ученик не сомневался.

Глеб решительно передвинул рычаг переключения передач в положение «D». Демон под капотом хрюкнул, а джип дернулся и выкатился с парковки, оставив на асфальте кучу имущества. Под далекие завывания сирен и крики жителей, до которых начало доходить, что происходящее немного вышло за рамки «плановых отключений», джип двинулся к выезду из города.

Шансы покинуть Смоленск, не привлекая внимания властей, ученик оценивал как нулевые. Ну что же, теперь нужно рассчитывать только на скорость и артефакт, создающий невидимый купол вокруг машины. Внутри него не действовало огнестрельное оружие, а топливо превращалось в вонючую жижу, крайне вредную для двигателей внутреннего сгорания.

– Ты уничтожил эту тварь? – спросил Глеб, объезжая обездвиженные автомобили и их огорченных водителей.

– Нет. На демонов плохо действует магия пустоты, зато огонь отлично прожигает их шкуры. Боршин без своей силы – гора мяса, которую легко уничтожат ваши воины. Они сообразят, что лучше всего использовать напалм или термобарические боеприпасы! – последнюю фразу Арциус произнес на русском, поскольку в языке богов и демонов подходящих аналогов не нашлось.

– А если не сообразят?

– Боршин голоден и очень зол, – сказал черный. – Уничтожит много людей, прежде чем его выбросит обратно в Изнанку. Вряд ли демон быстро восстановится – энергии здесь совсем мало…

– Нехорошо получилось с этим демоном, – согласился Глеб. – Надо связаться с вояками, чтобы они хорошо поджарили гада!

– И лучше побыстрее, пока он не сожрал тут всех! – добавила Ленка, расправляя смятую листовку федерального розыска с телефонами.

– Нет, органам звонить не будем. Там подумают, что наркоман добрался до телефона. Пока сообразят, что все серьезно, демон успеет натворить дел. У меня идея получше. Пообщаюсь с начальством. Номера тут есть! Теперь осталось достать работающий сотовый…

Эту часть города отключение электричества не затронуло – рекламные щиты и витрины магазинов ярко светились в предрассветной мгле.

«Лендровер» вырулил на парковку круглосуточно работающего гипермаркета и подкатил к одному из автомобилей с раскрытым капотом, рядом с которым суетился хозяин. Для него ночная поездка за продуктами уже закончилась.

Растрепанный мужчина, прижав телефон к уху, тупо смотрел на двигатель своего железного коня – потрепанного российскими дорогами «Пассата». Хлопнув дверью, маг подошел поближе и деликатно покашлял, чтобы привлечь внимание бедолаги.

– Друг, ты шаришь в инжекторах? – повернул голову водила. – У меня тут красная лампочка на панели горит. И еще желтая мигает – с сидящим человечком и мячиком…

– Твой автомобиль умер, – честно сказал Глеб.

– Может, свечи или топливный фильтр? – предположил мужчина.

– Все гораздо серьезней. Посмотри туда! – Маг ткнул пальцем в сторону темных домов.

– И что?

– Военные. Они ловят пришельца, который превратил весь бензин в ослиную мочу! – сказал Глеб, не уточняя, что виновник заварухи сейчас сидит на заднем сиденье джипа. – Еще где-то там ползает один большой и голодный демон. Я бы посоветовал сваливать из города. Садись на велосипед и крути педали. На полном серьезе!

– Да ты гонишь! – засмеялся водила. – Я телевизор смотрю. Это же учения!

– Вовсе нет. Связь работает?

– Тут недавно какие-то проблемы были, но сейчас – работает…

– Тогда у меня есть для тебя крайне выгодное предложение. – Маг пристально посмотрел на телефон, что держал в руке водила. – Меняю эти пять зеленых бумажек на твой сотовый!

– А, так вы из передачи? – водила радостно улыбнулся.

– Точно, – сказал Глеб. – «Аттракцион невиданной щедрости». Прямо сейчас идут съемки…

Глеб махнул веером стодолларовых купюр перед носом обалдевшего водителя, после чего получил простенькую «нокию». На самом деле аппарат стоил в двадцать раз меньше, но маг решил заранее компенсировать все неудобства, которые могут возникнуть у хозяина. Наверняка военные заинтересуются личностью владельца сотового – ведь с него будет звонить тот, кто находится в федеральном розыске.

Телефон заиграл попсовую мелодию, а на экране замигала надпись: «Лапусик». Глеб сбросил вызов. Секунду помедлив, он набрал номер с пластиковой карточки – напротив него стояла золотистая единица.

Динамик несколько раз щелкнул, а из четырех палочек заряда аккумулятора на экранчике осталось только три. Рядом с защитным артефактом аккумулятор быстро садился, но Глеб полагал, что на один звонок его точно хватит.

44

Полковник Шестаков с каменным выражением лица рассматривал центральный монитор со спутниковой картой города. Из своего кресла за происходящим наблюдал советник президента, делая пометки в планшете.

Информация поступала ежесекундно; карта то и дело моргала, обновляя местоположение боевых групп и развернутых подразделений. Некоторые значки мерцали желтым цветом – с ними связи не было. Другие продолжали движение к месту проведения операции.

– Вертолеты потеряны, – отрапортовал оператор. – Есть подтверждение от наблюдателя.

– Почему наземные группы встали? – недовольно поинтересовался Шестаков.

– Проблемы с техникой, – коротко доложил глава научной группы, отложив планшет. – Двигатели вышли из строя. Причем все одновременно. У них проблемы с источниками энергии, но это ожидалось. Часть города обесточена. Сотовая связь пока работает – базовые станции имеют автономное питание.

– Что-то новое… – озабоченно протянул полковник.

– К счастью, этот вариант мы предусмотрели – у бойцов есть все необходимое снаряжение, – заверил Первый. – Если потребуется, они возьмут пришельца голыми руками.

Эксперты перебрасывались короткими репликами за спиной полковника. Покосившись на последнее полученное изображение объекта, глава научной группы высказал общую мысль:

– Животное. Большие размеры. Вероятно, в полостях легкий газ. Что-то вроде электрического ската, только летающего.

– Это транспортное средство, – вмешался ученый с аккуратной седой бородкой. – Вполне может быть, что внутри – пришельцы и их артефакты. Судя по тому, что мы видели, они используют биотехнологии. Почему бы не вырастить живой дирижабль?

– Мне нужны факты, а не ваши фантазии. Жду результатов от группы захвата! Там наши опытные сотрудники и два эксперта. Даю им десять минут, потом будут действовать штурмовики, – жестко сказал Шестаков.

Глава научной группы покосился на советника президента, но тот не спешил вмешиваться. Полковник повернулся к операторам и диспетчерам. Доклады от развернутых по всему городу постов сыпались один за другим. Теперь уже всем присутствующим в командном центре стало ясно – через прорыв проникло существо, способное действовать на технику.

Эксперты, подавленные последними сводками, в молчании косились на экраны. Полковник Шестаков хмурился – ситуация требовала быстрых решений, прорыв в черте города обещал серьезные проблемы. Пока что ничего подобного отделу «С» не встречалось. Что хуже всего – больше никакой информации о действиях группы захвата не поступало. Армейцы запускали беспилотники, но аккумуляторы крошечных самолетиков и коптеров не выдерживали даже пары минут в воздухе. Ни один из аппаратов добраться до места проведения операции не успел.

– Что с картинкой?

– В данный момент у нас ничего подходящего в воздухе нет. Высотные разведчики на такое не рассчитаны. Реактор можно обнаружить по тепловому следу. Но не эту штуку, – пояснил специалист, разглядывая мутные пятна на координатной сетке. – Она совсем холодная…

– Спутники?

Ученый молча помотал головой, бросив взгляд на диаграмму. Монитор отображал позиции всех подходящих объектов, способных шпионить с орбиты.

– А эти два? – процедил полковник.

– Не наши. После того как все началось, несколько аппаратов поменяли орбиты. Заявлено, что это – гражданские. По факту – двойного назначения. То есть для военного шпионажа и противодействия нашим системам связи. Вот этот – американский. Национальное бюро аэрофотосъемки. Второй – «Чина-сат», наших узкоглазых соседей. После того как урезали финансирование орбитальной группировки, у нас практически ничего не осталось… – пожал плечами техник.

– Будет вам финансирование, – еле заметно кивнул советник президента, поудобнее устраиваясь в своем кресле.

Шестаков закрыл глаза и принялся массировать веки пальцами – за последние сутки полковнику удалось поспать всего пару часов.

– Никодим вышел на связь! – громко доложил офицер. – Он и еще двое успели отступить. Вся группа уничтожена. Существо ест людей и растет…

– Поднимайте самолеты! Разнесем эту штуку из авиационных пушек! Если будет мало, смешаем там все с землей! – принял решение полковник. – В крайнем случае, у нас есть последний аргумент.

– Пришелец покидает город, – сказал Первый, прижав к уху динамик гарнитуры. – Темно-зеленый «лендровер». Внутри трое, и один из них – наш клиент!

– Почему не организовали преследование? – раздраженно поинтересовался Шестаков.

– Нечем, – мотнул головой ученый. – Машины стоят, оружие не действует.

– Где они сейчас?

Операторы засуетились на своих местах, отслеживая маршрут автомобиля. Изломанная линия дотянулась до шоссе, что соединяло областной центр с небольшим городом Рославлем. Лицо одного из ученых было неестественно бледным, но он изо всех пытался держаться, будто ничего не случилось. Полковник Шестаков сочувственно кивнул пожилому мужчине – командовал группой захвата его сын.


Два Су-39 с полной бомбовой загрузкой закончили разбег и сейчас закладывали широкую дугу, выходя на просыпающийся город. Пилоты были готовы выполнить любой приказ и вывалить термобарические и вакуумные бомбы по любым координатам. Следующие два штурмовика выруливали на взлетную полосу, а еще один стоял в полной боевой готовности, ожидая приказов. Под крыльями этого самолета висели два тактических ядерных заряда.

Мысль об эвакуации гражданских Шестакову не пришла в голову – при необходимости он был готов уничтожить город-миллионник со всеми жителями. Хотя полковнику сильно не хотелось примерять на себя шкуру хирурга, вырезающего пораженный болезнью орган. Да и использовать последнее средство глава отдела «С» планировал только в крайнем случае – пока что хватало и обычных боеприпасов.

– Вызов на внутренний коммутатор, – доложил связист. – Код нашего эксперта. Я не думаю, что ошиблись номером…

Первый кивнул офицеру за пультом, и тот переключил на громкую связь входящий звонок.

– С кем я говорю? – Полковник услышал голос, явно принадлежащий подростку.

– Майор Быковский. Кризисный центр, – уверенно ответил связист. – Представьтесь!

– Ага, то, что надо! – обрадовался неизвестный абонент, проигнорировав просьбу. – Такое дело, мы тут случайно призвали демона из Изнанки. Боршин его зовут. Сейчас это просто большая гора мяса, которая ест все, что шевелится и копит Силу…

– Где вы находитесь? – спросил майор.

– Не важно. Уничтожить демона можно огнем, – продолжил молодой человек. – У вас должны быть термобарические боеприпасы или напалм. Нужно поджарить гада быстрей. Иначе он отожрется, и справиться с ним будет намного сложнее. Я к тому, что он умеет летать и стрелять молниями. Ну, это вы уже видели…

– Пришелец с вами? – хорошо поставленным голосом спросил Быковский. – Он готов сотрудничать?

– Эмм… да, то есть нет! В общем, отстаньте от него – пришельцу до вас нет никакого дела. Он пришел с миром и очень хочет домой. Так, труба садится… – успел сказать неизвестный, после чего короткий писк возвестил об окончании сеанса связи.

45

«Лендровер» пересекал газоны и взбирался на бордюры. Бампер джипа сносил хлипкие заборчики и раздвигал легковушки. Некоторые перекрестки оказались заблокированы внезапно умершими автомобилями и их огорченными водителями, поэтому Глебу пришлось нарушать правила дорожного движения, объезжая пробки по тротуарам.

Маг не обращал внимания на знаки и разметку – попасть в аварию сейчас было сложно. Учитель щедро вливал Силу в артефакт. Глебу пришло в голову, что джип с демоном под капотом – единственное транспортное средство, способное передвигаться самостоятельно во всем районе. Да и вполне может быть, что невидимый купол накрывает город целиком…

Хозяевам машин традиционной конструкции молодой человек мог только посочувствовать – им еще предстоит узнать, во что превратился бензин в баках. Похоже, у автомастерских будет полно клиентов. И что хуже всего – количество испорченных машин неуклонно росло, ведь аномалия не стояла на месте…

Полицейские свистели вслед и махали полосатыми палочками, а вояки провожали джип хмурыми взглядами. Некоторые «зеленые человечки» выкрикивали угрозы и направляли стволы своего оружия на проносящийся мимо «лендровер», однако Глеб невозмутимо крутил рулем, объезжая заторы и блокпосты. Водитель джипа игнорировал как сотрудников правопорядка, так и военных, предпринявших несколько попыток остановить автомобиль. Всем хотелось узнать, почему остальные машины стоят, а эта едет.

В город за ночь успели войти войска – Глеб то и дело видел снайперов на крышах и затянутые маскировочными сетями бронетранспортеры, блокирующие выезды. Однако все это было рассчитано на людей, а не на магов. Расстеленную поперек дороги шипастую ленту джип преодолел, поднявшись в воздух. Даже более основательные заграждения из бетонных блоков не являлись препятствием для того, кто владеет плетением левитации.

Смоленск просыпался, только вместо приветливых лучей утреннего солнца жителей разбудил рев мощных двигателей бронетранспортеров и сирены пожарных машин, не попавших в зону действия аномалии.

Когда джип пролетал над танком, перегородившим выезд на трассу, его башня словно нехотя зашевелилась, а крупнокалиберная пушка грустно уставилась в небо. Обвешанный коробочками динамической защиты бронированный монстр сверху смахивал на черепаху. Тому, кто засел в этой железной коробке, очень хотелось пострелять, однако все оружие превратилось в металлолом.

Через опущенное стекло Ленка послала воздушный поцелуй замершим с открытыми ртами десантникам и лейтенанту, из расстегнутого ворота которого виднелась тельняшка. Командир группы что-то орал. Похоже, подруга начала получать от происходящего удовольствие. Ведь все это напоминало сюжет какого-то японского мультика.

Автомобиль опустился на неплохой асфальт федеральной трассы Р120 и двинулся прочь от растревоженного муравейника, в который на глазах превращался Смоленск.

Учитель забраковал идею добраться до электростанции по воздуху – плетение левитации требовало слишком больших затрат энергии. До места ее бы хватило, но еще не факт, что выйдет «заправиться» от атомных реакторов. Да и военные вряд ли будут сидеть сложа руки… в общем, тратить весь резерв Арциус посчитал нерациональным.

Решено было проделать основную часть пути по хорошей дороге, поскольку в этом случае джип ехал раза в три быстрее, чем летел. Тем более шоссе оказалось практически пустым.

В зеркало заднего вида Глеб видел клочья дыма и самолеты, с ревом проносящиеся над крышами. Маг услышал приглушенные хлопки, не сильно похожие на взрывы. Похоже, деятели из кризисного центра с полной серьезностью восприняли телефонный звонок. Хорошо, что разъяренному демону нечего противопоставить падающим с неба бомбам. Глеб подумал о напалме и белом фосфоре. Он не прихватил справочник, так что мог только догадываться, какую гадость засунули вояки в свои игрушки…

46

– Глеб Самойлов, двадцать пять лет, безработный… – Советник с минуту разглядывал фотографию молодого человека, где тот был запечатлен в компании чернокожего пришельца. – Не состоял, не привлекался. Это он звонил?

– Скорее всего, – кивнул Шестаков. – Система СОРМ-8 определила вероятность восемьдесят шесть процентов. В списке под девятым номером есть еще один, подходящий по возрасту. Но его мы не принимаем в расчет.

– Аналитики полагают, что этот Самойлов находится под чужим воздействием. Или же помогает пришельцу по своим мотивам… – сказал советник президента, прочитав докладную записку.

– Семантика. Он сказал «мы», а не «он», – пояснил Первый, – к тому же этот Самойлов – единственный, кто выжил после близкого контакта. Вы видели, во что превратились остальные…

– Здесь психологический портрет. Предварительный, конечно. Федералы взяли дальнюю родственницу и одного типа, с которым Самойлов некоторое время работал. Сейчас перебрасывают сюда. Пока это все, что мы накопали. – Офицер положил на стол десяток листов с прикрепленной фотографией. – Хозяина автомобиля нашли, прогнали через детектор. Утверждает, что проданный им по доверенности «Лендровер Дискавери» девяносто шестого года выпуска передвигаться самостоятельно не способен.

– Высокая степень адаптации. Коэффициент общественной активности – ноль целых, четыре сотых. Недостаточная мотивация… – Отложив медицинскую карту из поликлиники и копию школьного аттестата, чиновник вытащил характеристику с места работы: – «Скрытный. Характер конфликтный. Не признает авторитетов». Так, это работа для психологов. Нашли уже, чем его зацепить?

– Близких родственников нет. Информация о матери отсутствует. Когда ему было пятнадцать, погиб отец. После этого четыре года прожил с теткой – там отношения натянутые… – негромко пояснил военный.

Советник президента пролистал отчет, добравшись до последних страниц. Там специалисты оставили несколько развернутых комментариев, предложив стратегию воздействия. Вкратце она выражалась тремя пунктами: запугать, заинтересовать, купить.

Моргнул один из мониторов, и экран заняло одутловатое лицо губернатора. Прежде чем тот успел сказать хоть слово, полковник щелкнул пальцами, и физиономия чиновника пропала.

– Бандитские разборки, взрывы бытового газа и экстремисты, – бросил Советник, сделав пометку в планшете. – Это для общественности. Следует забросить еще пару «уток» по категориям «три» и «шесть». Летающие тарелочки и сумасшедший ученый. Электромагнитная бомба или что-нибудь в этом духе… найдите каких-нибудь ненормальных. Информационная завеса… не мне вас учить!

– Уже делаем, – кивнул молчаливый референт, повернув экран ноутбука. – Мы сейчас ведем три проекта. Но четвертый – не наш…

– Откуда он взялся? – спросил Советник, бросив взгляд на фотографию бородатого мужчины с проволочной загогулиной в руке.

– Этот Человек Света появился спустя сутки после инцидента, – пояснил референт. – Ролики регулярно повторяются. Видимо, заготовка наших «партнеров». Хотят дестабилизировать ситуацию…

Подскочивший мужчина в белом халате положил на край стола папку, а глава отдела «С» кивнул, подумав, что скоро область получит нового руководителя. Вряд ли губернатор удержится на своем месте после такого.

– Что это?

– Хозяйка домовладения. По ней сейчас работаем. Тут все в порядке – полно данных в открытом доступе. Фотографии, контакты. Дом и участок полностью разрушены. После применения спецбоеприпасов там искать нечего… – отрапортовал офицер. – Вытащить содержимое компьютеров, телефонов и покопаться в мусоре не выйдет.

– Семьсот – девятьсот метров: мы определили расстояние, на котором пришелец выводит из строя двигатели и оружие, – сообщил глава научной группы. – Образцы доставлены, идет анализ…

– Вы понимаете, что это значит? – прервал доклад Советник. – Прорыв! Если поймем, как он это делает, сможем загнать соседей в каменный век!

– Или пришелец загонит в каменный век нас, – хмуро ответил Первый. – Он манипулирует материей и энергией, и что хуже всего – он становится сильнее…

– Вы уверены?

– Абсолютно. Сутки назад он вытащил несколько мелких существ, а сегодня – одно, но большое. А если завтра их будет десяток, сотня? С такими гостями мы рискуем остаться без бензина, электричества и пороха. – Ученый махнул перед лицом Советника пробиркой с гроздью рыжих кристаллов. – Вот, смотрите! Совсем недавно это было дизельным топливом…

– Где пришелец сейчас? – вопросил советник президента.

Полковник повернулся к монитору, где по карте полз красный кружок, а операторы выделили горстку значков, выдвинувшихся навстречу:

– Только что проехали Галеевку. Остановим их здесь! – пояснил Шестаков, ткнув пальцем в россыпь значков. – Разведрота и взвод специального назначения. Три БТР-90: два с пушками и один командирский с оборудованием электронной разведки. Снайперы с крупнокалиберными винтовками постараются аккуратно выбить двигатель или что там у них вместо него. Они накроют цель с полутора километров, а затем отойдут. Высадим резервную группу и возьмем пришельца.

– Мотострелковая бригада из Ельни?

– Так точно, – подтвердил оператор, выделив значки на карте. – Это – авангард. Основной состав – на подступах к Десногорску. Тут позиции батальонов, а здесь – артиллерия. Два дивизиона – гаубицы Д-30 и «Ураганы». Если он сунется к АЭС, будут работать по площадям…

– Двенадцатая десантно-штурмовая бригада ВДВ?

– Начинают развертывание… до места им еще полтора часа. Все решится раньше.

– Не думаю, что он рискнет сунуться на станцию, – подумав, заявил Советник.

– Кроме Смоленской АЭС, никаких заслуживающих внимания объектов там нет, – сообщил Первый. – Если пришельца не удастся остановить раньше, у нас готовы резервные варианты. Артиллерия, авиация и последний аргумент в две килотонны. Но в тактических зарядах используется взрывчатка – есть вероятность сбоя. Пришелец способен ее нейтрализовать, так что использование нецелесообразно. Мы пришли к выводу, что «Орлан» гарантированно справится…

Советник президента поморщился, а эксперт поспешил пояснить:

– Прототип в стадии испытаний. Ан-225 с химическим лазером на борту. Вообще-то он для перехвата ракет, но по такой цели сможет отработать с семи километров.

– Знаю. Мы потратили на него в три раза больше, чем американцы. Вместо этой игрушки могли бы построить пять атомных ракетоносцев, – помолчав, сказал Советник. – Или обновить нашу орбитальную группировку. Тогда я был против, но президент настоял – вопрос престижа. Ладно, поджарим пришельца лазером, если не захочет сотрудничать!

– Непременно поджарим, – отозвался глава научной группы. – Я рекомендую сделать это прямо сейчас, пока не стало поздно.

– Ваше мнение выслушано и принято к сведению. Это на крайний случай, когда других вариантов не будет, – раздраженно кивнул Советник. – Нам он нужен живым. Постарайтесь не прикончить его!

– Само собой, – уверенно кивнул Шестаков. – Армейцы обещают отработать ювелирно.

– Рекомендую приступить к эвакуации Десногорска, – вставил Первый. – Население – сорок две тысячи…

– Исключено, – подумав, сказал Советник. – Паника нам не нужна!

47

«Лендровер» проехал через небольшой городок Пригорское. Глеб проводил взглядом военную колонну, где выделялся камуфлированный трейлер с большой спутниковой антенной. За ним виднелись грузовики, заправщики и прочая военная техника с открытыми капотами. Рядом суетились техники и чумазые мехводы – видимо, вояки направлялись в Смоленск, но планы неожиданно изменились.

Оставив позади несколько мелких населенных пунктов, джип продолжил свое движение по прямой как стрела магистрали. Скорость не впечатляла – все те же шестьдесят километров в час. «Выходит, нужно больше демонов! Или же уменьшить массу – все-таки двухтонную повозку разгонять непросто, – думал Глеб, – получается, один низший демон равен примерно семидесяти лошадиным силам». В голове юного мага крутились новые идеи – к примеру, вытащить из Изнанки демона покруче. Однако учитель упоминал, что контролировать такого будет сложно…

Как вариант – посадить четырех маленьких огненных элементалей в цилиндры двигателя внутреннего сгорания, демонтировав систему питания, форсунки и другие лишние детали. Опять же – слишком сложно. Чем проще система – тем выше надежность. К тому же учителю открыть портал в план огня не удалось…

Идея использовать магию для улучшения техники захватила ум молодого человека. Появилась мысль создать оружие для стрельбы одноразовыми артефактами – «огненными зернами». Тыкать во врагов короткой шпагой маг особого желания не испытывал. Ведь те могут и ответить… гораздо интереснее расстреливать гадов издалека, чтобы не подвергать опасности свою драгоценную тушку. Хотя учитель утверждал, что божественная кровь справится с серьезными ранами, проверять это не хотелось.

Теперь Глеб пожалел, что не прихватил револьвер – для переделки он подходил отлично. Магические заряды можно поместить в барабан и активировать по одному, выбрасывая из ствола. В том, что создать эти «зерна» получится, маг не сомневался – ничего сложного в описании ритуала не было. Теоретически лучше бы сделать артефакты размерами с патрон, только не факт, что оружие не разорвет от таких боеприпасов. В голове всплыли сведения по устройству пистолетов и револьверов – молодой человек подумал, что магазинная система заряжания не годится.

Возможно, получится адаптировать под нестандартные боеприпасы дробовик. Двустволка точно подойдет, но пары выстрелов мало. Идея заполучить автомат, стреляющий магическими патронами, требовала дальнейшего рассмотрения. Автоматика современного оружия работала на принципе отвода пороховых газов. Как работают одноразовые артефакты – пока неизвестно…


– Кажется, у нас на заднем сиденье – покойник, – мрачно заметил рационализатор, имея в виду женщину-мага, аура которой побледнела и съежилась.

– Именно так, – подтвердил Арциус, убрав руку со лба пленницы. – Теперь я знаю возможности врагов.

– Ты убил ее?

– Нет. Технически она уже была мертва, когда я ее вытащил. Расходовать Силу на ее исцеление и печать подчинения нерационально. Для моих целей такой маг бесполезен.

– Почему? – Глеб съехал на обочину.

Архимаг выпихнул тело в кювет, напоследок вонзив кривой кинжал в грудь женщины-мага. Бледная оболочка тут же погасла, а учитель, хлопнув дверью, пояснил:

– Это – ищейка. Ваши правители пошли по тому же пути, что империя Нигил и фанатики Истинной Книги, – брезгливо произнес Арциус. – Для того чтобы существовать, такому магу необходимо вытягивать энергию из окружающих. Как вампиру.

– Что это дает?

– Ищейки могут чувствовать тех, кто убивает. В оболочке разумных остаются следы, которые со временем пропадают. Это не относится к тем, кто обладает частицей божества.

– И много у них таких ищеек? – поинтересовалась Ленка.

– Больше – ни одной. Еще есть один шаман. В его ауре живет множество духов посильнее. Помогают хозяину, а он приносит им жертвы – животных, преступников и тех, на кого укажет вождь.

– Ага, значит, этот шустрый дедуля – шаман, – сообразил Глеб. – Мне он сразу не понравился.

– Если он коснется твоей оболочки, духи развоплотятся и их хозяин погибнет.

– Это я уже понял. Откуда эти маги взялись?

– Женщина прибыла из места под названием Новая Москва!

– Ничего не путаешь? Может, просто – Москва?

– Нет. Подземный город в горах. Ваши правители охотятся за пришельцами из других миров. Этим занимается особый отряд, именуемый отдел «С». Кроме шамана, там есть еще несколько слабых магов. Все они – недоучки, – презрительно сообщил черный, – способны только на фокусы: взглядом гнуть ложки, зажигать свечи, двигать телекинезом мелкие предметы… больше ничего.

– На Земле магам ничего не светит. Это я понял, – кивнул Глеб.

– «Девятка». «Ямантау». «Красноярск», – перечислил Арциус. – Где это?

– Красноярск – это Сибирь, – ответила Ленка. – Кто-то из ролевиков втирал, что в тайге строят бункеры и подземные города. Наверное, это желтая пресса и сетевой юмор…

– Значит, там действительно что-то построили!

Глеб некоторое время размышлял над тем, что в фольклоре все-таки есть зерна истины. Ведь сказки и легенды возникли не на пустом месте. Похоже, земляне ранее неоднократно сталкивались с сущностями, сильно опередившими их в развитии. И таинственный отдел «С», который жаждет изловить живого пришельца, явно возник не вчера…

– Деревня Гринево. Сейчас мы где-то здесь. Думаешь, что вот так просто заедешь на атомную станцию? – скептически спросила подруга, зашелестев бумажной картой.

– Ну а почему бы и нет? Видишь – они ничего не могут нам сделать. Оружие не стреляет, двигатели не работают. – Маг кивнул на замершие у обочин автомобили. Хозяева некоторых при виде джипа призывно размахивали руками.

– Скоро вашим правителям придет в голову мысль использовать самолеты, – засмеялся Арциус. – Но у меня есть чем их встретить…

Глеб понимающе кивнул – сейчас над джипом парили шесть боевых конструктов. В истинном зрении они выглядели как кальмары с ворохом растопыренных щупальцев. Еще четыре таких создания нарезали широкие круги вокруг катящегося по шоссе «лендровера». А самый большой конструкт, похожий на бесформенное облако, летел в сотне метров впереди. От него к создателю тянулись еле заметные управляющие нити, по которым изредка пробегали искорки.

Арциус модифицировал свое творение – так большое облако постепенно изменило цвет, и сейчас даже Ленка, не обладающая истинным зрением, заметила туман впереди. Другие конструкты выдавали себя мерцанием и проскакивающими в воздухе разрядами, так что внимательный наблюдатель мог заметить их.

48

– Да что за секретность-то? – повернул голову оператор, щуплый мужчина с ярко выраженной восточной внешностью.

– Без понятия, – пожал плечами майор Рыков, командир разведроты. – Нам запрещено приближаться к этому «лендроверу». Вывести его из строя и отойти, дальше будут работать другие.

– Лажа какая-то! – отозвался мехвод, который в нарушение всех инструкций не сдал портативный телевизор. Высунув антенну в приоткрытый люк, боец смотрел трансляцию местного канала.

– Что именно, сержант? – уточнил майор.

– Да все! За идиотов нас держат. Взрывы бытового газа. Аварии на подстанциях… да еще и эти террористы!

Майор промолчал, не собираясь обсуждать полученную вводную. Выглядело все это липой, состряпанной на скорую руку. Террористы, секретное оружие… для того, чтобы перекрыть федеральную трассу, требовались серьезные основания. Сейчас по шоссе проносились только одиночные автомобили, хотя в другое время тут шел сплошной поток.

Рыков расположил подразделение на склонах – в зарослях замаскировались снайперские пары, а для бронетранспортеров личный состав успел соорудить укрытия. Бойцы засели в стрелковых ячейках, охватывая место операции широкой дугой. К ориентировке майор отнесся со всей серьезностью, досконально следуя рекомендациям.

От позиций разведроты до трассы было чуть больше километра. Майор лично проверил место каждого стрелка, пристрелявшись лазерным дальномером. Далековато для визуального наблюдения, но крупнокалиберные армейские снайперские винтовки АСВК и тридцатимиллиметровые пушки БТР-90 на такой дистанции работали уверенно. Сейчас над гребнем холма виднелись только башни с длинными стволами, укутанными лохматыми маскировочными сетями.

Беспилотник рухнул на землю после неожиданного отказа питания. Выдвинутый к трассе наблюдатель успел передать условный сигнал и получил подтверждение, после чего связь пропала. Цель приближалась…

– Помехи. Снайперы, огонь по готовности! – бросил Рыков, увеличив картинку на мониторе.

– Есть! – многоголосо отозвались бойцы.

Командирский бронетранспортер наступательного вооружения не имел, зато смотрел на окружающий мир станцией активной разведки. Зеленое яйцо с гроздью окуляров и антенн поднималось телескопической штангой на высоту десяти метров.

На экранах было прекрасно видно ленту трассы и расположенную рядом с ней железнодорожную линию с ползущей гусеницей электрички. Потянулись долгие минуты ожидания. Наконец майор увидел пятнышко приближающейся машины, выделенное и увеличенное компьютером.

Первыми огонь открыли снайперы. Две пули калибра 12,7 мм вспыхнули, разлетаясь облачком гаснущих искр прямо перед капотом джипа.

Майор успел заметить яркое пятно, метнувшееся к позициям разведроты. Затем по ушам экипажа ударил громкий хлопок, когда одновременно выстрелил весь носимый боекомплект бойцов. После этого рванули два бронетранспортера. Внутри каждой машины хранился внушительный арсенал, включая мины и противотанковые гранатометы. Зеленые коробочки бронетранспортеров вспухли изнутри, выплескивая из сорванных люков жирные языки пламени.

Снайперы выжили. Кроме двух запасных обойм, ничего при себе у них не было. Однако бойцам прикрытия досталось по полной – каждый в карманах разгрузки имел по шесть автоматных рожков и паре гранат.

Рыков не видел разорванных осколками тел и развороченных взрывами стрелковых ячеек. Сработала система автоматического пожаротушения, заливая моторный отсек едкой пеной. Личное оружие хранилось в шкафчике за перегородкой, поэтому экипажу повезло больше всех. Майору посекло осколками бедро, где висел в кобуре пистолет с запасным магазином, а операторы и вовсе отделались легким испугом.

Покинув машину, Рыков принялся тереть слезящиеся глаза. Рядом кашляли операторы, выскочившие следом за командиром. Последним вывалился из распахнутого носового люка мехвод.

Командирский БТР-90 дымил, забросанный хлопьями серой пены. Порыв ветра разогнал копоть и пепел от сгоревшей травы, показав майору все, что осталось от разведроты и взвода специального назначения.

В десятке метров лежала башня с покореженным стволом. Остовы двух бронетранспортеров горели дымным пламенем, а в кустах стонали и ворочались контуженные снайперы. Стоя над телами бойцов, майор Рыков с бессильной яростью сжимал кулаки – больше он ничего сделать не мог.

49

– Что это было? – удивленно спросил Глеб, когда в десятке метров впереди сверкнули две вспышки.

– Это действует силовой щит, – пояснил довольный Арциус. – Он разрушает метательные снаряды, мгновенно высвобождая запасенную в них энергию. К сожалению, использовать ее невозможно…

Маг услышал взрывы и, повернув голову, увидел расползающееся облако дыма на склоне холма. Ленка удивленно захлопала ресницами, сняв и протерев очки, – девушка столь острым зрением не обладала.

– Конструкт заставляет сработать все хитроумное оружие, что придумали ваши гномы. Проще говоря, он поджигает то, что способно гореть, и взрывает то, что способно взрываться.

– Да ты что?! Теперь за нас возьмутся всерьез… – мрачно сказал Глеб, подумав о самолетах, управляемых ракетах и прочих хитрых орудиях убийства. Еще вопрос, сумеет ли конструкт разобраться с таким оружием…

Глеб задумался, что бы он делал, попав в другой мир, где его сразу же попытались бы прикончить агрессивные аборигены. Вот, скажем, путешественник, выброшенный кораблекрушением на берег острова, где обитают людоеды. Будет ли он испытывать моральные терзания, убивая дикарей, которые без разговоров станут тыкать в гостя копьями… Ведь с точки зрения путешественника все выглядит именно так. Молодой маг не оправдывал учителя, но хотя бы понимал мотивы его действий.

Ленка молчала – для нее дымок не ассоциировался с сожженной боевой техникой и мертвыми солдатами. Глеб посчитал, что такой изощренной магии землянам противопоставить нечего. Защитный артефакт выводил из строя технику и оружие гуманно, а этот конструкт уничтожал еще и личный состав.

Непонятно, зачем нужны конструкты поменьше – их количество за последнее время выросло до двадцати двух штук. Черный щедро расходовал энергию, что выкачал из демона.

– Черное Пламя. Его придумали маги мира Хаард. Я добавил к исходному варианту подобие разума – теперь конструкт действует избирательно, атакуя только военную технику, – невозмутимо продолжил Арциус. – Потратил половину резерва, но это того стоило. Черное Пламя можно создать посредством ритуала, однако нужного материального компонента в вашем мире нет.

– А эти – маленькие?.. – спросил маг. – Зачем они нужны?

– Черное Пламя не может отдаляться от создателя больше чем на шесть ваших километров. Конструкт, именуемый Лейх, способен действовать самостоятельно. Магия воздуха, – пояснил Арциус. – Он создает множество крошечных разрядов рядом с целью. Жаль, что после активации конструкт разрушается. Есть еще ограничения – слишком высоко он подняться не способен. Но самолеты-наблюдатели не представляют угрозы.

Снайперы и пулеметы против бессмертного существа из другого мира оказались бесполезны. Но маг не сомневался, что сейчас военные обрушат на несчастный «лендровер» все, что у них скопилось в арсеналах. Арциус не выказывал беспокойства, поэтому Глеб сделал вывод, что учитель готов к любому развитию событий.


Когда в небе показались черточки приближающихся самолетов, черный довольно ухмыльнулся. Пилот в кабине ведущего Су-39 тоже улыбался, рассматривая мигающий квадратик на проекционном экране шлема. Там мелькали цифры, отсчитывающие дистанцию до цели.

Под брюхом штурмовика успели шевельнуться стволы тридцатимиллиметровой пушки, нащупывая автомобиль. Пилот собирался атаковать короткими очередями с дистанции полутора километров, выполняя приказ главы отдела «С» – полковник все еще надеялся взять пришельца живым.

Боевой конструкт добрался до самолетов раньше, чем они открыли огонь. Оба взорвались, когда вспыхнули топливо и боезапас – кассеты с бомбами и противотанковыми ракетами.

Штурмовики второго звена выпустили с восьми километров все ракеты «Вихрь». От пилотов требовалось только нажать гашетку – целеуказание «умные» боеприпасы получали от идущего на двенадцати тысячах метров разведчика М-55, поднятого с ближайшей авиабазы.

Трехметровые металлические сигары успели развернуть короткие крылья и проделать половину пути до цели. Сверхзвуковые ракеты отлично справлялись с танками, но против такого противника оказались бессильны. Небо расцвело красочным фейерверком, когда Черное Пламя заставило сработать взрывчатку в боевых частях ракет.

Сбросившие груз штурмовики отходили, задрав к облакам тупые носы и разбрасывая тепловые ловушки. Но обмануть магические конструкты таким образом было невозможно…

50

Советник покосился на монитор и сделал большой глоток из чашки с остывшим кофе. Последний из четырех посланных самолетов развалился в воздухе, находясь в двадцати километрах от последнего известного местоположения пришельца. Вертолеты Шестаков поднимать не стал, понимая, что от них толку не будет.

Советник президента некоторое время неподвижно сидел, уперев тяжелый взгляд в карту. Ученые, техники и операторы молчали. Наконец Советник принял решение:

– Врежьте по нему всем, что у нас есть!

– Двадцать пять километров. – Полковник Шестаков энергично кивнул, ткнув пальцем в квадрат. – Пусть сделают один залп. Затем отходят!

– Я рекомендую использовать «Орлана»! – вставил Первый. – Не думаю, что все остальное будет эффективно. К такому мы оказались не готовы. Доклад майора расставил все по местам – пришелец дистанционно взрывает все наше оружие… остается только лазер.

– Поднимайте! – подумав, ответил советник президента. – Но боюсь, у него будет только один выстрел. Если это не сработает, потеряем самолет и установку. Вы вообще в курсе, сколько этот летающий фонарик стоит?

Глава научной группы пожал плечами, глядя на ползущий по карте красный кружок. По сообщениям наблюдателей, автомобиль покинул трассу и сейчас двигался на высоте десяти метров над землей. Теперь ни у кого в командном центре сомнений не осталось – пришелец направляется к атомной электростанции.

– «Орлан» небоеспособен. Саботаж персонала, – доложил офицер, вручив полковнику распечатку.

– Нашелся все-таки идиот! – вынес вердикт Шестаков, ознакомившись с докладом. – Самолет взлететь может, но техник вывел из строя систему наведения лазера. Снял пару блоков и немного подержал в микроволновке.

– В чем проблема? Найдите замену!

– С этим как раз и проблема. Блоки – иностранного производства. Вредитель имел доступ к запасным и уничтожил их тоже. Аналогов у нас нет – это продукция «Локхид Мартин». Тогда мы получили эти блоки через третьи руки, а сейчас…

– Под трибунал! Зачем он это сделал?

– В сеть просочилась информация. Пришельца видели слишком много людей, – вмешался Первый. – Кое-кто считает его мессией, которого продажные политики собираются прикончить…

– Да что за бред? – раздраженно отозвался Советник.

– Информационная завеса, но не наша. Слухи целенаправленно распускает подразделение АНБ, действуя через социальные сети. Они вывалили в Интернет несколько наскоро состряпанных роликов. Вот первый результат.

– Сейчас общественное мнение против нас. Есть случаи дезертирства и порчи имущества, – добавил другой ученый. – Наши службы занимаются противодействием, но у противника возможностей и специалистов в разы больше.

– Работайте! – помрачнел советник президента.

До цели летающему «лендроверу» осталось пятнадцать километров, когда заработала артиллерия. Первыми открыли огонь гаубицы. Задранные к небу стволы задергались, отправляя в полет корректируемые снаряды. Затем заработали установки залпового огня – каждая из дюжины машин выпустила полный боекомплект.

Однако уже через десять минут стало ясно, что пришельца массированный обстрел не остановит. На поступающих с высотного разведчика фотографиях отметка цели не прекратила своего движения. Эксперты тут же выдали прогноз: атаковать пришельца танками и стрелковым оружием бесполезно – тот умеет взрывать технику раньше, чем она выйдет на рубеж огня прямой наводкой.

– Это одна из самых боеспособных бригад, – сказал полковник. – Имеет смысл отвести войска.

– Нет, – жестко сказал Советник. – Думаю, его силы не безграничны. Рано или поздно он скиснет.

– Хотите завалить пришельца трупами? – с сарказмом сказал Шестаков. – Вы представляете, какой вой поднимется?

– Сделаем так, – принял решение советник президента. – Личный состав целесообразно сохранить. Техника и вооружение – остаются! Пусть ломает железо, у нас его много. Попробуем другой вариант…

– Есть! – по-уставному четко сказал полковник, повернувшись к подчиненным.

– Почему не остановили реакторы?

– Все зависло в стадии согласования, – быстро ответил офицер со щегольскими усиками. – «Росатом» тянул до последнего, не признавая ваши полномочия. Совет директоров отказался усилить охрану. Там своя маленькая армия с тяжелым вооружением.

Советник уставился в свой планшет, не особо надеясь на пушки и ракеты. Генерал Зайцев из управления спецопераций только что предложил использовать спецгруппу «Вымпел» совместно с подводными диверсантами – «морскими котиками». У них имелось нестандартное снаряжение, в том числе и автоматы, действующие на сжатом воздухе.

51

Хлопки взрывов и вой реактивных снарядов сливались в назойливый шум. Далеко впереди земля вздрагивала от ударов мощных фугасов и мелькали огненные стрелы валящихся с неба ракет. Что-то горело, сквозь разрывы в густой пелене дыма просматривались разрушенные строения – военные работали по площадям, методично превращая местность в лунный пейзаж.

«Лендровер» покинул трассу и сейчас двигался в десяти метрах над выжженной землей. Арциус хорошо усвоил, что низколетящая цель сильно осложняет работу операторам систем ПВО. Попросту говоря, если не подниматься высоко, радары бесполезны. Черный вкачивал Силу в защитный артефакт, область действия которого значительно выросла. Невидимый силовой экран отклонял несработавшие снаряды и ракеты, что могли повредить пассажирам летающего автомобиля.

Глеб проводил взглядом шлепнувшийся в десятке метров от джипа цилиндрический контейнер, за которым болтался парашютик. При ударе емкость лопнула, высыпав зеленые горошины. Оставалось только догадываться, какого рода эта гадость – начинка хитрого боеприпаса…

– Так что, больше энергию экономить не нужно? – поинтересовался молодой маг.

– Нет. Место Силы, – многозначительно сказал Арциус. – Теперь понимаю, почему портал открылся здесь. Скоро восстановлю свой резерв…

Глеб молчал, косясь на воронки и хвостики воткнувшихся в землю ракет. Ленка с напускным безразличием грызла шоколадный батончик, шелестя оберткой. В бардачок маг спрятал приличный запас этого лакомства, а у Ленки аппетит просыпался в самые неожиданные моменты.

«Отличное начало дня, – думал Глеб. – Летающий автомобиль. Бессмертный архимаг из Изначального мира, вечно голодный маленький демон… Армия, горящие самолеты и атомная электростанция. Больше похоже на сюжет очередного японского мультика. Пару дней назад мне даже в страшном сне не могло привидеться такое…»

«Лендровер» пролетел над позициями армейцев. Перепаханная взрывами земля, огромные воронки и изломанные линии пустых окопов, несколько обгоревших танков с сорванными башнями и дымящиеся остовы какой-то неопознанной техники. Ни одного тела маг не заметил. Похоже, генералы сообразили, что к чему, и отвели людей. Весьма разумное решение – боевой конструкт справился со всем, что успели выставить армейцы.

– Какая глупость, – бросил черный, презрительно ухмыляясь, – ваши воины роют норы в земле, как презренные гномы. Недомерки тоже используют подлое оружие, убивающее исподтишка!

– В Средние века все было честно, – кивнул Глеб, вспомнив разговоры реконструкторов. – Вождь лично возглавлял армию и рубился в первых рядах.

– А сейчас толстопузые генералы рисуют стрелочки на картах, а умирают вместо них другие, – добавила Ленка.

– Это называется геополитика, – добавил молодой маг, – то есть защита демократических ценностей. Ну или олигархической собственности. Никакой разницы не вижу и участвовать в этом не собираюсь.

Глеб подумал, что с точки зрения бессмертного существа войны недоразвитых аборигенов выглядят глупо. Как, например, драка обезьян за брошенный в клетку банан. Или завоевательный поход рыжих муравьев на соседнюю полянку, где расположено гнездо каких-нибудь термитов. Не важно, кто победит – муравьи или термиты. Все равно это не имеет никакого значения для вселенной.


Смоленская атомная электростанция стояла на берегу водохранилища, не замерзающего даже зимой. Огромные белые кубы энергоблоков, торчащие из плоских крыш трубы, решетчатые мачты линий электропередачи и протянутые по земле трубопроводы – в истинном зрении все выглядело совсем иначе. На месте станции колыхалась пелена, из которой к учителю тянулись тонкие струйки энергии.

– Ты имеешь в виду свечение? Это и есть Сила? – попытался уточнить Глеб, но черный не ответил.

Приземлив джип в десяти шагах от ограды с колючей проволокой и предупредительными табличками, Арциус покинул машину. В его сторону тут же уставились пулеметы с вышек, а затем повернули башни стоящие за забором бронетранспортеры. На плоской крыше административного здания зашевелились фигурки снайперов. По траве поползли красные точки лазерных прицелов…

– Место Силы, – ткнул черный пальцем в сторону электростанции, – особая зона, где идет интенсивный обмен энергией. Такие места действуют только на магов, причем влияние может быть как положительным, так и отрицательным.

– Как ты это делаешь? Ну, вытягиваешь оттуда энергию? – спросил Глеб.

– Твоя оболочка еще недостаточно развита, – бросил черный, усаживаясь прямо на траву, – осознанно управлять ею ты не можешь. Во всяком случае, пока. Но как только ты окажешься там, оболочка начнет собирать энергию…

– И что дальше? – поинтересовался Глеб, открыв дверь.

– Сейчас все эти люди заснут!

– Ты собираешься усыпить весь персонал? Как? – спросил маг.

– Конструкт магии разума. Его создали фанатики Истинной Книги, – с усмешкой пояснил Арциус. – Они погружают в сон население целых городов. Потом с пленниками работают жрецы – отличный способ пополнить армию или захватить рабов. Область действия зависит от количества влитой энергии. Здесь ее достаточно…

– И зачем такие сложности?

– Ты же не думаешь, что я буду разбираться в ваших хитроумных механизмах? – ехидно спросил учитель. – Нет. Достаточно будет наложить печать подчинения на тех, кто знает, как этот источник работает…

Архимаг сложил руки на груди и закрыл глаза, не обращая на охранников внимания. Они все равно не могли ничего сделать. Только использовать свои автоматы и пулеметы в качестве дубинок. Но сотрудники службы безопасности не собирались покидать свои посты.

– Зря ты во все это ввязался, – сказала Ленка, выбравшись наружу.

– Выбор есть всегда, – ответил Глеб, встав в паре шагов от учителя. – Думаю, я не пожалею о своем решении. Если хочешь, можешь уйти прямо сейчас – тебе они ничего не сделают.

– Ты так ничего и не понял, – негромко сказала девушка, отворачиваясь и приглаживая растрепанные волосы.

– Что-нибудь чувствуешь? – нарушил неловкое молчание молодой человек.

Ленка, чуть склонив голову, разглядывала громаду станции.

– Да нет вроде. Но какая же она огромная…

– Ничего особенного. Это просто огромный котел. Реакция создает пар. Пар крутит турбину. Турбина вырабатывает электричество. Все просто…

Глебу показалось, что в глазах подруги блеснули слезы. Но он был поглощен анализом собственных ощущений и не обратил на этот факт внимания.

Последнее время маг чувствовал что-то вроде легкой эйфории. Хотелось как можно быстрее добраться до этого «места Силы» и впитывать энергию. Похоже, так действует не видимая обычным людям пелена. «Интересно, она влияет на всех магов? – подумал молодой человек. – Очень может быть. Но только на тех, чья аура сформировалась и готова принять энергию, разлитую в воздухе. Иначе бы все контактеры, знахари, экстрасенсы и прочие шарлатаны день и ночь паслись бы в окрестностях станций, черпая Силу».

Небо быстро темнело. За каких-нибудь десять минут над Смоленской АЭС сгустилась плотная туча, в которой изредка проскакивали искры. Вскоре солнце скрылось за бурлящей облачной массой, а температура воздуха ощутимо упала.

– Мне это не нравится! – Ленка поежилась от порыва холодного ветра.

– Угу. Надеюсь, он знает, что делает, – ответил Глеб, пытаясь осознанно зачерпнуть немного энергии.

Он закрыл глаза, пробуя уловить потоки и перенаправить их, однако ничего не вышло. Возможно, рядом с атомным реактором ситуация изменится. Здесь резерв восстанавливался немногим быстрее, но то, что проделывал учитель, ученику было недоступно. «Пока недоступно…» – утешил себя маг, подумав, что он еще в самом начале долгого пути.

Истинное зрение позволяло наблюдать за работой учителя – над его головой яркими пятнами носились крошечные конструкты. Воздух дрожал от огромного количества бесформенных образований, которые Арциус создавал десятками и сотнями, – они сплетались в огромное облако, растущее с каждой минутой. Вскоре это облако рывком нависло над энергоблоками и административными зданиями Смоленской АЭС, протянув вниз сотни тонких нитей.

В небе сверкнула беззвучная вспышка. Ленка вздрогнула, а Глеб поспешил приобнять и успокоить подругу. Молодой человек подсознательно понимал, что сейчас произошло что-то значительное и обратного пути не будет. То, что делал Арциус, потрясало воображение – ученик не сомневался, что рано или поздно он тоже сможет повторить увиденное. Цель ясна – это точка Омега. Путь намечен – остается только последовать по стопам учителя. Вперед, к могуществу! И если для этого потребуется покинуть родной мир, Глеб сделает это без колебаний.

– Вот так, – провозгласил Арциус, вставая. – Теперь нужно просто пойти туда и взять то, что принадлежит мне по праву!

– По какому праву? – спросила подруга.

– Силы, конечно, – с сарказмом пояснил Глеб. – Когда могучему магу что-то нужно, он просто берет это себе. В некотором роде высшая степень свободы.

– Именно так, – удовлетворенно подтвердил черный, поднимая в воздух себя, «лендровер», ученика и его наложницу. – Теперь я хочу увидеть источник!

Глеб, паря над кронами деревьев и заборами, разглядывал людей на крышах и вышках – похоже, все они одновременно отключились, как сломанные игрушки. Девушка же во время короткого полета потрясенно смотрела вниз, где застыли бронетранспортеры и джипы. Рядом – бойцы службы безопасности, заснувшие в обнимку со своим оружием.

Автомобиль мягко опустился на асфальт рядом с длинным зданием, после чего Арциус решительно направился к проходной. Глебу и Ленке ничего не оставалось, как проследовать за ним.

Смахнув клинком мешающую пройти стальную решетку и вскрыв пару бронированных дверей, черный поднялся по лестнице и замер посреди зала, разглядывая обстановку.

Помещение подавляло своими размерами – потолок с ажурными перекрытиями и направляющими кранов находился где-то на уровне шестого этажа, если сравнивать с обычным жилым зданием. Здесь было шумно – чуткий слух мага улавливал гул работающих механизмов, хлюпанье насосов и бульканье жидкости. Учитель приблизился к цилиндрическому кожуху гигантского генератора и закрыл глаза.

Окружающий мир переполняли потоки энергии. Глеб каким-то образом воспринимал их: так человек ощущает тепло костра, просто находясь рядом. Истинное зрение здесь оказалось бесполезным – вокруг разливался густой туман, похожий на кисель. Единственное, что маг смог увидеть – свечение ауры учителя и камней-артефактов. Ну и яркие сгустки энергии внутри реакторов, от которых и расползалась эта дымка…

Пока Глеб изучал схему эвакуации, подруга крутилась рядом со спящими людьми, коих здесь хватало. Персонал носил белые халаты с шапочками и больше походил на врачей, нежели на суровых работяг. Все работники заснули прямо на своих местах. Набравшись смелости, Ленка сильно ущипнула за щеку усатого специалиста в каске. Тот даже не поморщился.

– Не приставай к мужчинам! – сказал маг. – Тут у них машинный зал. Турбины и генераторы…

– А ничего так у них. Уютненько, – отозвалась подруга, покосившись на огромное окно во всю стену и ряды кадок с пальмами и папоротниками.

Учитель сокрушенно покачал головой, направившись дальше. В реакторном зале архимаг задержался надолго. Гость из Изначального мира первым делом попытался «познать суть», но успеха не добился. Притащив телекинезом одного из спящих сотрудников, Арциус поставил тому печать подчинения. После чего дело пошло веселее.

– Что это такое? – брезгливо спросил архимаг, убрав ладонь со лба пожилого мужчины в белом халате.

– Реактор РБМК-1000, хозяин! – ответил слуга.

– Впредь обращайся ко мне: «Божественный»! – поправил его Арциус.

Слуга поспешно кивнул и принялся объяснять, как работает система. Оказалось, что всего на станции три реактора, каждый из которых – в отдельном здании. Периодически реакторы нужно заправлять топливом – для этого дежурная смена запускает специальную машину. Сотрудник поведал еще много всего интересного, но черный уяснил главное – все это хозяйство управляется в автоматическом режиме из другого места.

Полукруглое помещение с рядами пультов, индикаторов, кнопочек и больших мониторов не произвело впечатления на гостя из другого мира. К тому же оказалось, что таких залов управления тоже три – по числу реакторов. Инженеры дежурной смены пополнили ряды слуг.

– Энергоблок работает на номинальной мощности, Божественный, – доложил дежурный, склонив седую голову. – Через шесть часов запланирована замена топливных кассет.

Арциус удовлетворенно кивнул и продолжил экскурсию. Сотрудник указывал на тех, без кого станция работать не может, – все эти люди получали печать подчинения. На каждого черный тратил не более пары минут, благо энергии было в достатке. Глеб узнал, что этот конструкт продержится около двадцати дней, а потом рассеется. Ну а поскольку Арциус забрать слуг с собой не может, всем им предстоит вернуться к прежней жизни.

В административном здании имелись помещения отдыха, где Глеб и оставил Ленку, которая уже откровенно зевала, слушая заумные объяснения специалистов. Неудивительно – все-таки ночка выдалась бурная. Мягкие диванчики отлично подходили для сна, а этажом ниже нашлось заведение общепита – его персонал был готов обслужить как Божественного, так и всех его слуг. За подругу маг не переживал. К тому же где-то тут имелись шикарные апартаменты руководства…

К вечеру станция полностью перешла под контроль гостя из иного мира, который решил, что четырех сотен слуг пока ему хватит. Инженеры и техники продолжили работу, а крепкие мужчины из службы безопасности занялись своими спящими коллегами. Бесчувственных охранников и снайперов располагали ровными рядами прямо на асфальте перед административным зданием. Ими Арциус планировал заняться позже.

Никого из руководства на месте не оказалось – «эффективные менеджеры», целых три директора и какой-то важный чин из «Росатома» вовремя убрались, прихватив компактные сейфы с документами. Судя по докладу руководителя службы безопасности, два микроавтобуса покинули периметр объекта за десять минут до прибытия гостя из другого мира.

Тогда Глеб узнал, что Смоленская АЭС – это маленькая крепость. Периметр контролируется скрытыми огневыми точками, а на крышах спрятаны зенитные установки. Техника тоже имеется – бронетранспортеры, джипы с пулеметами и пара танков Т-90, которые сейчас превратились в металлолом. С таким арсеналом вполне можно было отбиться от небольшой армии, но к визиту архимага из другого мира защитники оказались не готовы.

– Место Силы, – пояснил Арциус. – Ваши ученые создали источник энергии. Но люди берут лишь малую часть того, что он дает.

– Я догадывался. Глупо использовать силу атома, чтобы кипятить воду в огромном чайнике, – сказал Глеб, который успел пролистать брошюрку и выслушать пояснения инженера-энергетика. – Коэффициент полезного действия реактора – около двух процентов. Значит, все остальное уходит в пространство, а кое-кто может это использовать…

– Именно так. Но эксперименты в этой области опасны. Один Великий маг погиб, пытаясь протащить нечто похожее в Изначальный мир, – сообщил черный. – Он нашел летающую крепость, где имелся похожий источник.

– А что случилось-то?

– Устройство превратилось в чистую энергию, уничтожив огромное количество разумных. Больше таких попыток Великие маги не предпринимали…

Глеб сделал вывод, что сложные механизмы не прижились в магических мирах. Как пояснил учитель, электричество там никто не использует, хотя оно и известно. Нет смысла тянуть провода и менять лампочки, когда даже слабый маг создаст артефакт-светильник, без подзарядки способный работать месяцами. Паровые машины тоже не актуальны – гораздо проще призвать подходящую магическую зверюгу вроде демона и заставить работать.

Рядом с таинственным Источником магии полно. Ну а то, что происходит в закрытых мирах, мало кого интересует – именно оттуда появляются технические диковинки. Вроде стреляющих энергией жезлов или механизмов непонятного назначения. Продвинутое оружие работает не везде, а некоторые экземпляры могут и взорваться при переходе. Поэтому занимаются артефактами исключительно коллекционеры и ученые…

– Что ты собираешься с ними делать? – поинтересовался Глеб, показав на спящих людей.

– Шестеро нужны для ритуала. Большая ловушка, – ответил Арциус. – В каждом зале с источником будет по одной фигуре. Скоро ты займешься делом.

– А остальные?

– Раньше я планировал сделать из них драугров, но сейчас не вижу смысла, – равнодушно сказал Арциус. – Магов у врагов нет, а с обычными воинами разберутся конструкты. Без своих стреляющих игрушек враги бессильны. Они не рискнут напасть… пока я готовлю переход.

– И сколько для этого потребуется времени?

– Думаю, не меньше пяти суток! – пояснил черный.

Невидимый купол защитного артефакта накрыл станцию и окружающую местность. Два десятка боевых конструктов магии воздуха патрулировали периметр, а Черное Пламя бесформенным облаком нависало над водохранилищем.

После того как посланный на разведку бронетранспортер заглох в полутора километрах от периметра станции, а экипаж вдруг решил поспать рядом со своей техникой, военные больше не предпринимали никаких действий.

52

Глеб чувствовал себя просто замечательно – к утру резерв полностью восстановился, да еще и чувства обострились. Теперь он без малейших усилий воспринимал все, что происходит в радиусе сотни метров. Да и ощущение разлитой повсюду Силы никуда не исчезло.

Черный все ночь крутился возле реакторов, проводя какие-то непонятные действия с отработанным топливом и «химией», что булькала по трубам. Результатом всех этих манипуляций стал большой сероватый шар в рост человека. Арциус поместил его прямо на крышу одного из джипов, припаркованных на стоянке. Естественно, автомобиль расплющило в лепешку, но учителя это совсем не расстроило.

Ученик и подруга заняли помещения руководства, где имелись рабочий кабинет, отделанный янтарными панелями, и огромная кровать, на которой могли с комфортом расположиться человек пять. Подходящие апартаменты для обладателя божественной крови. Жаль, что обиженные вояки отключили всю связь, обеспечив информационную изоляцию захваченного пришельцем объекта. Телефоны молчали, телевизоры показывали одни помехи, а об Интернете оставалось только мечтать.

Прошла всего пара дней с момента обретения способностей, а Глеб уже не представлял, как мог обходиться без них раньше. Новую информацию он впитывал как губка, а все прочитанное оставалось в памяти. Глеб испробовал все известные формы – их в этом месте создавать было гораздо проще. Да и опустошенный резерв рядом с реактором восстанавливался за пару часов. Жаль, что манипулировать своей оболочкой и вытягивать Силу маг пока не умел.

Власть над стихиями пьянила. Наполняя огненный шарик Силой, Глеб чувствовал азарт, понимая, что со временем он будет способен и на большее. Польза от форм воды и земли была не столь очевидной. Первая вытягивала жидкость из окружающего мира, а вторая поднимала облако пыли.

– Огонь и воздух – полезные штуки. А эти две – ерунда, – сделал вывод маг, показав учителю все формы по очереди.

– Напрасно так думаешь, – возразил черный. – Есть миры, где вода – ценный ресурс. Умение создавать ее из ничего может спасти тебе жизнь.

– Да уж… Вот что значит цивилизация! Я просто привык к тому, что вода всегда течет из крана…

– Форма земли – простой и эффективный щит против многих боевых плетений. К тому же не все маги владеют истинным зрением. Окружи врагов непроницаемой завесой и убивай их, как слепых детенышей!

– Об этом я как-то не подумал, – признался Глеб.

– Разум – источник силы! Маг всегда знает, каков будет результат его действий, – с усмешкой сказал Арциус. – Твоя Земля – всего лишь один из множества других миров. Рано или поздно, но тебе придется двигаться дальше!

Глеб был не прочь двинуться дальше и вызубрил последовательность активации портальной фигуры. Затем вдумчиво пролистал журнал ящеров. Идея обзавестись личным порталом, сделав татуировку, окончательно оформилась к утру.

У шлогов фигура была многоразовой, ведь те использовали в качестве материального компонента измельченные кристаллы. Маг постоянно носил при себе браслет с парочкой таких – это примерно на треть увеличивало запас Силы.

Учитель заверил, что фигура сработает и от простого песка, но энергоемкость дорогих кристаллов-накопителей несравнимо выше. Хорошо, что Арциус был в курсе работ своего ученика, и Глеб мог воспользоваться чужими наработками. Ведь последовательность активации фигуры покойный экспериментатор нащупал опытным путем, прикончив тысячи рабов.

Глеб решил, что сначала «потренируется на кошках». То есть отправит локальным порталом кого-нибудь другого. Он вычертил на листе ватмана фигуру, что имелась у озабоченного крокодила на груди, показав учителю. С размерами возникли сложности, поэтому начинающий маг воспользовался готовыми расчетами для сферы уничтожения паразитов.

– Ты допустил ошибку, – засмеялся Арциус. – У шлогов – по четыре пальца на лапах, поэтому система счисления у них немного другая. Они считают не десятками, а восьмерками. В общем, того, кто попробует наполнить эту фигуру Силой, разорвет на части…

– Вот, значит, что… – протянул Глеб. – Теперь все ясно. Так и знал, что с цифрами ящеры что-то намудрили! А почему ты не используешь такой портал?

– Проблемы с направлением. Требуется слишком много энергии. Я потрачу в десятки раз меньше, если воспользуюсь плетением левитации. И порталы слишком легко разрушить. Если рядом маг, лучше забыть об этом. Помни, что цена ошибки слишком высока…

– За все надо платить, – кивнул Глеб. – Но я хочу попробовать!

– Сейчас займись тем, что я тебе поручил!

Арциус легко поднялся в воздух и завис прямо над центром парковки и сероватым шаром. Видимо, учитель влил туда столько энергии, что в истинном зрении тот светился ярче, чем ядерные реакторы. Взмахами рук расшвыряв автомобили, Арциус превратил асфальт в черное стекло. Шар ушел глубоко в землю, а дымящаяся воронка быстро заросла кристаллами. Все это выглядело довольно зловеще…

Потрясенный Глеб увидел, как на поверхности стали проявляться контуры огромной спирали. От пылающей фигуры учителя тянулись десятки огненных нитей, которыми тот чертил узоры по гладкой поверхности. Такие манипуляции требовали огромного расхода Силы – ученик чувствовал ручейки энергии, что стекались к Арциусу отовсюду.

– Высший пилотаж! – потрясенно пробормотал Глеб. – Так, пора и мне приступить к делу…

Ученик был немного разочарован – он ожидал, что учитель покажет еще что-нибудь полезное, однако тот занимался исключительно своей портальной фигурой. Глебу же предстояло соорудить три большие ловушки…

Маг последовал совету учителя и «использовал разум». Зачем работать самому, когда это можно переложить на слуг? Вот и Глеб схитрил, поручив подготовительную работу инженерам – их среди персонала станции хватало. Статус ученика Божественного позволял отдавать приказы новоявленным слугам. Достаточно было правильно поставить задачу, и дело сдвинулось с мертвой точки.

Плоские крыши строений, где находились реакторы, отлично подходили для размещения больших ловушек. Оргтехники в административном здании хватало, так что Глеб отсканировал, подчистил на компьютере и распечатал чертеж в трех экземплярах, указав размеры.

Пока мужчины и женщины в белых халатах пыхтели, изображая контуры фигур, Глеб с подругой занимался копированием магических книг. Как пояснил учитель, формой подобия размножить можно только листы орков, у остальных неподходящие материалы. Вместо воняющей кожи молодой человек предпочитал работать с привычной бумагой.

С книгой адептов-огнепоклонников и орочьим руководством земная техника справилась легко, однако пособие ящеров оказалось крепким орешком. Ксероксы и сканеры выдавали черные листы. Фотографии тоже оказалась засвечены – похоже, крокодилы как-то защитили свое творение от копирования.

– Ты стал совсем другим, – заметила Ленка, – теперь тебя ничто не интересует, кроме этой магической ерунды!

Глеб молча раскладывал листы, ставя карандашом метки. Он обратил внимание, что машинально использует инари, а не русский. Маг промолчал, подумав, что со стороны виднее. Сам-то он полагал, что изменения – положительные. Быстрая регенерация, острое зрение и улучшенная память. Возможность питаться практически всем без риска отравиться. Само собой – бессмертие. Кто же от такого откажется? Похоже, божественная кровь превращает обладателя в сверхчеловека. И с такими подарками шансы выжить и эволюционировать к точке Омега заметно повышаются…

– Арциус ничего не делает просто так. Наверное, у него есть какие-то планы на наш мир. И на тебя. Вот посмотри – если не обращать внимания на всю эту магическую шелуху, выходит следующее: «белый господин» прибыл на остров к дикарям. Вручил одному блестящий ножик, научил говорить на языке белых людей, приобщил к достижениям цивилизации… и вот уже этот дикарь смотрит на своих соплеменников как на глупых обезьян. И скоро будет убивать всех, на кого укажет хозяин! Подумай, скольких он уже прикончил…

– Да не нужна ему Земля. И ученик тоже не нужен. Я вообще не понимаю, что ему нужно. Возится со мной только для того, чтобы убраться из этого мира. Вот и все. И никого убивать я не собираюсь, – ответил Глеб и, подумав, добавил: – Если, конечно, кто-то не захочет убить меня…

– Да, а эти жертвы? Сам же говорил, что без них ловушки не запустить!

– Учитель сказал, что сам решит этот вопрос.

– Самойлов, ты станешь последней скотиной, если он прикончит этих работяг! – укоризненно сказала Ленка.

– Придумаем что-нибудь! – пообещал маг. – Мне хотелось бы обойтись без этого, но он все равно сделает так, как хочет. Люди для него – просто агрессивные дикари. Все встречные почему-то хотят его убить. Учитель сказал, что в других мирах все не так…

Ленка молча раскладывала листы по стопкам, а маг размышлял. Что-то безвозвратно ушло. Похоже, девушка вбила себе в голову, что молодой человек потихоньку превращается в чудовище. Ясно, что теперь Ленка и сама не рада, что ввязалась в эту авантюру. Конечно, лучше с мешком денег валяться на пляже под пальмами, а не здесь – в осажденной крепости, вокруг которой танки и спецназ. Но некоторые мысли – как исправить положение, имелись.

– Понятия не имею, как они это сделали… – задумчиво пробормотал Глеб, разглядывая хитрую морду ящерицы на обложке. – Эту штуку ничего не берет!

– Какое это имеет значение? Мы в компании ненормального с манией величия захватили атомную станцию, – с досадой бросила Ленка. – Он уберется домой, а нас отсюда не выпустят!

Глеб отложил стопку продырявленных и пронумерованных листов, коим в скором времени предстоит стать магической книгой. Подойдя к окну, он некоторое время наблюдал за работой учителя, зависшего над угольно-черным пятном. Контур огромной спирали потихоньку обрастал завитушками.

– Будем решать проблемы по мере их появления. Пара идей у меня есть!

Подруга с надеждой посмотрела на мага, а тот поспешил пояснить:

– Учитель может сделать летающую платформу, засунув туда сильфиду. Это что-то вроде большого воздушного элементаля. На таком ковре-самолете спокойно можно убраться подальше отсюда. Но по летающей платформе военные точно будут стрелять – вокруг станции два кольца оцепления. Разрушать порох, как это делает учитель, я не умею.

– Не пойдет, – Ленка щелкнула дыроколом, отложив очередную порцию страниц. – А он может сделать артефакт со сферой невидимости или что-нибудь подобное?

– Я у него уже спрашивал, – пожал плечами Глеб. – Есть плетение из магии разума, позволяющее отводить глаза, но в предмет его не засунуть. К тому же не факт, что оно подействует на камеры и спутники. Но учитель пообещал соорудить мне несколько полезных артефактов. Однако сначала надо подготовить портальную фигуру и запустить ловушки, чтобы они начали собирать энергию…

Молодой человек не стал тереть копье на обложке журнала шлогов, а пролистал до сюжета, где зеленомордую самку обрабатывали три ящера. У самого крупного крокодила на брюхе имелось изображение в виде спирали с торчащими хвостиками – нечто вроде солнца, каким рисуют его детишки.

– Вот! – Глеб глубокомысленно ткнул пальцем в иллюстрацию.

– Групповушка, – фыркнула подруга. – Ну и что?

– Это – воин-маг, – пояснил Глеб. – Спираль, что у него на животе, – магическая фигура. При активации создает сферу вокруг крокодила, а все, что внутри сферы, – перемещается. Расстояние – от пары метров до десятков километров. В общем, дальность пропорциональна количеству влитой энергии. Это называется – локальный портал.

– Телепортация?

– Что-то вроде того. Крокодилы любили прыгать таким образом прямо к врагам за спины и больно тыкать копьем в печень. Еще они придумали стреляющие молниями артефакты. На этой картинке ящер использует оружие не по назначению. В это отверстие его засовывать не следует, а нужно направлять другим концом на врагов. Короче, эти воины-маги были опасными противниками! Хорошо, что всех их помножили на ноль…

Ленка насупилась, разглядывая картинку, а молодой человек продолжил:

– Один из учеников Арциуса занимался магией перемещения, но совершил ошибку и прибыл в место назначения по частям. То есть сферой ему оторвало ноги и голову. Конечности отрастить не проблема, но голову обратно не пришить. То есть пришить-то можно, если рядом найдется маг жизни…

– Тогда ну его, этот портал! – заявила подруга.

– Стоит попробовать, – возразил Глеб. – Я тут прояснил некоторые вопросы. В общем, фигура довольно простая. Самое сложное – последовательность активации, но она известна. Учитель сказал, что проблемы только с управлением. Нарисую такую штуку на животе. Шлоги были крупнее людей, так что внутрь поместятся два, а то и три человека. Жаль, что вектор сдвига задать не выйдет. Но нам все равно куда, главное – подальше отсюда!

– А если портал откроется там, где уже что-то есть? Будет большой взрыв?

– Нет, это невозможно. Сфера сдвинется, если рядом будет дом или дерево. В общем, нужны эксперименты. В ближайшее время я собираюсь этим заняться!

53

Результатом многочасового труда стала толстенная пачка из семи сотен сшитых страниц. Раздел «Единение со стихией» Глеб копировать не стал. Скопированные листы с ритуалами орков он упаковал в красивую папку с золотистым логотипом «Росатома».

Оставив подругу в столовой, Глеб проконтролировал работу инженеров, старательно раскрашивающих цветными мелками контуры третьей большой ловушки. Затем поднялся на крышу административного здания. В арсенале службы безопасности нашлось много всего интересного, но маг позаимствовал только потертый бинокль со значком фирмы «Цейс». Китайские устройства, напичканные электроникой, Глеб забраковал. Цифровая система стабилизации не помогала, а мешала – картинка расплывалась на крошечные квадратики.

Глеб без труда увидел наблюдателей и снайперов, которые прятались в зелени, контролируя подходы к станции. Вояки носили мешковатые комбинезоны. У одного стрелка вместо винтовки имелся лук, а у другого – навороченный арбалет. Перекрещенные дуги, множество блоков и оптический прицел – похоже, земляне быстро нашли альтернативу огнестрельному оружию. В кустах механики возились с обездвиженным танком, который больше не представлял угрозы…

«Десятикратное увеличение плюс отличное зрение обладателя божественной крови – сильная штука!» – подумал молодой человек, переведя взгляд на компанию переговорщиков.

С утра власти прислали делегацию – двенадцать человек. Все они терпеливо ждали, пока пришелец обратит на них внимание. Переговорщики занимались этим половину дня, установив тент и столы прямо на дороге, ведущей к станции. Теплое августовское солнце и легкий ветерок, бутылки с минералкой и бутерброды – образцовый пикник. Конечно, если забыть о том, что рядом – атомная станция, захваченная пришельцем из иного мира.

Двое представительных мужчин в костюмах, офицеры, несколько техников с чемоданчиками… за отдельным столиком сидели молодой священник в черной рясе и старичок-шаман, с которым Глеб уже успел познакомиться. Компания расположилась в сотне метров от границы магического поля, из чего Глеб сделал вывод: существует аппаратура, способная обнаружить незримое.

Молоденький лейтенант время от времени размахивал государственным флагом, а грудастая женщина (единственная в команде) держала в руках зеленую ветвь… похоже, что оливы – интересно, где вояки ее достали? Энтузиазм делегатов бил через край. Но переговорщики упускали возможность того, что разговор может и не состояться. Ведь пришелец уже получил все, что хотел, и обсуждать с землянами ему нечего.


Маг отправился к Арциусу, который все еще занимался своей портальной фигурой, заполняя выжженные борозды светящимся в истинном зрении песком. Сначала Глеб подозревал, что это – отработанное топливо, однако детектор не обнаружил повышенного фона. Отдых бессмертному существу не требовался, так что подготовка к ритуалу продвигалась, что называется, стремительным домкратом.

Глеб подумал, что следует успокоить людей. Наверняка спутники-шпионы и высотный разведчик, пару раз пролетевший над станцией, дали воякам пищу для размышлений. Большая черная фигура выглядела зловеще. А скоро появятся еще три – на крышах энергоблоков. Пока что вместо больших ловушек там были только их контуры, обозначенные цветными мелками. Однако скоро фигуры начнут собирать энергию…

– Мне не о чем с ними говорить! – повернулся Арциус.

– Хотелось бы избежать лишних жертв, – сформулировал Глеб, – а то у них могут появиться мысли устроить штурм или еще что-нибудь подобное…

– Ваши правители глупы. Прислали слуг, вместо того чтобы явиться лично.

– Ты уже покопался у них в головах?

– Они боятся. Тянут время. Готовят военную операцию. Но у меня хватит Силы, чтобы справиться с любой угрозой, – равнодушно ответил Арциус, не прекращая своего занятия. – Тут достаточно энергии, чтобы выжечь все в радиусе двадцати ваших километров…

– Нет, не надо! – возмутился маг. – Рядом – Десногорск, а там все-таки люди живут! Я пойду и поговорю с этими вояками. Может, меня они послушают…

– Это бессмысленно, – ответил черный, – но можешь попробовать… У них два вождя – полковник Шестаков и некто, именуемый Советник, он – где-то в другом месте. Остальные – просто слуги.

– Так и сделаю, – кивнул ученик.

Общаться с делегатами Глеб не горел желанием. Он допускал, что вояки постараются угробить людей, посылая их в бессмысленную атаку.

Земляне разучились воевать без танков и самолетов. Генералам вполне может прийти в головы выдать солдатам сабли и арбалеты из музеев, раз уж больше ничего не действует. А может, кто-нибудь из вояк додумается до отравляющих газов и вирусов. На бессмертного архимага все это вряд ли подействует, однако ученику, персоналу и наложнице может достаться. Еще неизвестно, справится ли божественная кровь с боевой химией. Поэтому Глеб собирался сделать все возможное, дабы предотвратить очередное бессмысленное кровопролитие.

– А ты не говорил, что вашим правителям служат руншахи! – презрительно сказал черный, сменив тему.

– Нет у нас никаких руншахов!

– Рыболюди. Шесть таких созданий направляются сюда по дну озера.

– Аквалангисты! – сообразил Глеб, подумав, что в книге соответствующий раздел отсутствовал. – А ты можешь аккуратно вытащить этих «рыболюдей»? Только не убивай… и спать им противопоказано – а то сразу склеят ласты или что там у них…

У Глеба появилась мысль заполучить комплект снаряжения аквалангиста. Хотя летающая платформа и локальный портал для бегства подходили больше, водный путь тоже рассматривался в качестве запасного варианта. Он подумал, что можно подняться по реке, миновав кольцо оцепления. Правда, обращаться с аквалангом маг пока не умел, но верил в свои силы. Наверняка черный сможет соорудить какой-нибудь артефакт для быстрого перемещения под водой…

– Рыболюдьми я собирался заняться позже. Когда выйдут из воды и попадут в область действия защитного артефакта – просто уснут. Но можно посмотреть на них прямо сейчас! – пожал плечами Арциус, подхватив ученика плетением левитации.

Жаль, что Арциус не пояснил, как оно работает. То, что все плетения состоят из форм, ученик уяснил. Однако понять, что именно делает черный, было сложно – тот наполнял Силой свои формы очень быстро и не собирался обучать молодого человека новым. Дескать, сначала нужно хорошо освоить четыре основные формы, прежде чем браться за что-либо еще.

Покинув периметр Смоленской АЭС, Арциус с учеником неторопливо преодолели пару километров. За это время Глеб уяснил, что руншахи – это измененные магией люди. У них наличествуют жабры и перепонки между пальцами, и в воде им все же комфортнее, чем на суше.

Наконец черный завис в метре над водной гладью, а рядом болтал ногами Глеб – он уже успел привыкнуть к такому способу перемещения, находя его весьма удобным. В отдалении пролетел беспилотник, рухнувший вниз, когда один из сторожевых конструктов обратил на него внимание. Военные периодически запускали такие аппараты с камерами и датчиками, однако магия быстро выводила их из строя.

Арциус выдернул из глубины сразу двух «рыболюдей» вместе с толстой оранжевой торпедой, в которую те вцепились.

– Буксировщик, – сказал Глеб, заметив болтающийся трос с петлями.

– Выглядит как руншах, но не руншах. Гладкая шкура, лягушачьи лапы, – констатировал черный. – Люди Хамеи, закрытого мира, используют нечто подобное. Только там – кристалл, создающий воздух…

Серые костюмы, обтекаемые контейнеры с баллонами на спине и массивные дыхательные маски… «рыболюди» шлепали ластами, пытаясь вернуться в привычную стихию, однако магия упорно тащила следующую пару боевых пловцов на поверхность.

Черный не церемонился – вода бурлила, выталкивая облака пузырей, водоросли и оглушенную рыбу. Вскоре все шестеро боевых пловцов вместе со своим аппаратом-буксировщиком полетели туда, куда они так стремились. Закрывающие лица маски не давали разглядеть эмоции людей, однако Глеб не сомневался, что такого приема они не ожидали.

Мокрые тела в гидрокостюмах повалились на траву. Боевой пловец поспешил стянуть маску и принялся хрипло кашлять. Его коллеги занялись тем же самым – красные лица и брызги крови намекали, что подъем с глубины не прошел для «рыболюдей» бесследно. Ученик запоздало вспомнил о декомпрессии, разнице давлений и прочих «прелестях» дайвинга.

Арциус рассматривал торпеду-буксировщик и плоские контейнеры, привязанные к скобам на корпусе. Ученик же с опаской наблюдал за боевыми пловцами, приходящими в себя. Первым поднялся на ноги коренастый мужчина с еле заметным шрамом на щеке.

– Капитан Лаврик, спецгруппа «Вымпел», – устало махнул рукой командир.

– Очень приятно, – буркнул Глеб. – Ну и что вы тут забыли?

– Приказ генерала Зайцева, – отозвался вояка.

Черный коснулся лба командира, и тот обмяк, завалившись на бок. Остальным это не понравилось, и они начали действовать. Глеб пропустил момент, когда трое диверсантов одновременно метнули в учителя ножи, выхватив их из незаметных футляров на лодыжках. Еще один дотянулся до резинового чехла, висящего на боку соседа. В руках боевого пловца появился автомат – непривычного вида, с коротким и толстым рожком. Лежащий мужчина только притворялся больным – сейчас симулянт резво перекатился, вытянув руку с пистолетом. Ребристый ствол внушительного калибра смотрел прямо в живот юного мага. Физиономии «рыболюдей» не выражали ничего, когда они начали стрелять.


Ученик успел увидеть облачко дыма, выскочившее из ствола. Пистолет щелкнул два раза, а потом стрекот и треск выстрелов слились в громкий шум. Задергался автомат, направленный в сторону гостя из другого мира. Черный усмехнулся, когда силовое поле доспеха отклонило ножи и болты, которые веером разлетелись в стороны.

Два коротких стержня попали Глебу в бедро, а третий вошел в грудь. Молодой человек успел почувствовать проникающий в плоть острый металл. Раньше он даже не мог представить, что может быть так больно. Прежде чем он смог открыть рот для крика, сжигающий внутренности огонь угас. Как и сознание – моргнув, Глеб осознал, что прошла всего пара мгновений. Он лежал на спине и открытым ртом хватал воздух, которого в легких катастрофически не хватало. Когда неприятные ощущения начали притупляться, маг понял, что может дышать. Жжение в онемевших ногах превратилось во вполне терпимый зуд, как после укуса тучи комаров.

– Поднимайся, – с усмешкой сказал Арциус. – Того, кто носит в себе частицу божества, не так просто развоплотить!

Учитель покрутил в пальцах болт чуть больше ладони длиной, а затем отбросил его в сторону. Глеб рывком сел, ощупывая место, куда только что попал похожий снаряд. Стянув потемневшую от крови майку, молодой человек с удивлением обнаружил бледное пятнышко.

Поморщившись, он выдернул из ноги блестящий стержень. Второй снаряд вышел сам и сейчас валялся в траве. Подумав, что джинсы теперь безнадежно испорчены, Глеб разорвал штанину и стал наблюдать за тем, как капли крови исчезают в ране. Через десять секунд от нее остался только бледный рубец, но и он вскоре пропал.

– Вот ведь!.. – потрясенно прошептал Глеб, поднимаясь на ноги. – Божественная кровь действует!

– Ты можешь лично казнить врагов, – предложил Арциус. – Лучше будет, чтобы они умирали долго и мучительно. Или используй их для ритуала!

– Надо подумать, – протянул маг, который все еще испытывал непонятное онемение в ногах.

Отключившиеся «рыболюди» тихо посапывали, так что маг не стал пинать того, кто угостил его острыми железяками. Рассматривая оружие, он старательно гнал подальше мысли жестоко расправиться с обидчиками.

Отложив нож с обрезиненной рукояткой, которым вполне можно было проткнуть худого человека насквозь, Глеб взял в руки автомат. В прикладе просматривался баллон с нашлепкой манометра, стрелка которого стояла в красном секторе. Оружие выглядело уродливой самоделкой, да и боеприпасы оказались не совсем обычными. Некоторые болты имели на кончиках разноцветные капсулы – видимо, там яд или снотворное…

В резиновых мешках и контейнерах нашлось много всего интересного – еще автоматы, пара пистолетов, противогазы и два баллона с распылителями. Вояки усвоили урок – ничего взрывающегося диверсанты с собой не взяли. Никаких обозначений на емкостях не имелось – только этикетки с черепами. Судя по всему, генерал Зайцев планировал испробовать на людях боевую химию.

Глеб всерьез обдумывал возможность проверить эту гадость на боевых пловцах. Останавливало только одно – понимание, что люди просто выполняли приказ. Так что убивать их вроде бы не за что. Хотя с другой стороны, пилоты, которые бомбили мирные города, тоже выполняли приказ. И те, кто сжигал людей в печах и травил вирусами, – вроде бы занимались тем же самым…

Эти рассуждения привели юного мага к новой мысли – познакомиться с тем, кто приказы отдает. Поразмыслив, Глеб не стал просить учителя, чтобы тот отправил группу обратно, выдав им новое задание. Все-таки снаряжение и хитрое оружие, на которое не действует артефакт, стоит пока попридержать. Да и демонстрировать умение залезать людям в головы тоже глупо.

54

Глеб привычно покормил демона и вывел «лендровер» через открытые ворота – топать два километра по жаре молодому человеку не хотелось. Хлопнув дверью, он приветливо помахал делегатам. Защитный купол, создаваемый артефактом, рывком расширился, захватив переговорщиков и снайперов, что засели в зеленке.

Реакция переговорщиков на появление джипа была разнообразной. Нечто похожее на улыбку изобразила только женщина, в которой ученик подозревал психолога. Полковник Шестаков выругался. Офицеры отозвались неразборчивым бурчанием. Представитель «Росатома» покраснел – он имел неприятный разговор с советником президента, который сулил компании (и руководству) неприятности.

Глава научной группы заинтересованно наблюдал за бесшумно подъехавшим автомобилем. Отец Сергий нервно поглаживал поседевшие за одну ночь волосы – знакомство с огромной тварью из другого мира не прошло бесследно для молодого священника.

– Всем привет! – Ученик уселся на складной стул и, поерзав, закинул ногу на ногу.

– Как я понимаю, Глеб Самойлов? – хмуро откликнулся грузный офицер.

– Он самый, – кивнул маг.

– Мы хотим поговорить с пришельцем! – заявил мужчина в дорогом на вид костюме.

– Тут небольшая проблема, – ответил Глеб, выдержав тяжелый взгляд чиновника, – пришелец с вами говорить не хочет. То есть он не прочь пообщаться с правителем, но тут я его не вижу… Кто из вас полковник Шестаков? Или Советник?

– Президент сейчас в секретном бункере, – веско сказал пожилой вояка и коснулся двумя пальцами черного берета. – Полковник Шестаков – я. Советник наблюдает за нами с командного пункта.

Один из чиновников многозначительно постучал по треноге с видеокамерой и ноутбуку, что был раскрыт на столе. На крышке – эмблема: двуглавый орел с мечом в лапах.

– Отдел «С». Отлично, – кивнул Глеб. – Арциус передает вам привет, полковник. Значит, это вы натравили на пришельца своих головорезов? Ему это не понравилось. В общем, потерпите недельку-другую – скоро он уберется домой. Пришелец – бессмертный архимаг из Изначального мира, и он очень крут.

Вояки переглянулись, а полковник Шестаков прошептал пару слов в микрофон, закрепленный на воротнике. Повисла неловкая тишина, которую нарушало только шебуршание скучающего под капотом демона.

– Вы можете пояснить, – открыл рот чиновник с бэйджиком «Росатома» на груди, – зачем этот Арциус захватил стратегический объект?

– Ничего с вашим объектом не случится, – легкомысленно махнул рукой Глеб. – Реакторы работают на номинальной мощности. Персонал с перезагрузкой кассет справляется. Генерация электроэнергии осуществляется в полном объеме. Немного отработанного топлива Арциус съел… то есть утилизировал. Все нормально.

– Нормально? – Грузный вояка грохнул по столу кулаком и заорал, брызгая слюной: – Щенок! Ты хоть понимаешь, что уже натворил этот пришелец! Потери…

– Он защищался, – спокойно ответил молодой человек. – Вы не стали с ним разговаривать, а сразу же попытались прикончить. Кстати, благодаря мне жертв не стало в десятки раз больше…

– Стокгольмский синдром, – с умным видом вставила женщина. – Заложники начинают сочувствовать преступникам, оправдывать их действия, а иногда вообще переходят на их сторону. Вы испытали сильное нервное потрясение, поэтому мозг подсознательно ищет оправдание…

– Или он находится под влиянием этого Арциуса, – добавил тощий мужчина с бледным лицом. – Пришелец может владеть техникой гипноза!

– Вы что, идиоты? – Глеб смерил презрительным взглядом психолога, а затем покосился на ученого. – Землю посетил могущественный архимаг, которому больше трех тысяч лет… считайте, что он – бог!

– Вы хотите поговорить о боге? – подал голос священник.

– О каком именно? – повернулся к нему Глеб. – Арциус утверждает, что их сотни. Не считая мелких… кстати, он уверен, что человек тоже может стать богом… Вы знаете, что такое «точка Омега»?

Священник с видимым удовольствием кивнул, а маг продолжил:

– Так вот, Арциус практически достиг этой точки. Ну, или где-то рядом. Его возможности вплотную приблизились к божественным. Он может путешествовать между мирами, воскрешать и делать все остальное, что обычно делают высшие существа.

– Это он так сказал? – Священник скривился, как от зубной боли.

– Ну да, – подтвердил Глеб. – Есть миры, где высшие существа помогают своим последователям. Вот, к примеру, жрецы Хора умеют создавать татуировки, дающие отменное здоровье и долголетие. Ну и остальные не отстают – умеют лечить, распознавать ложь и все такое… У нас, конечно, такого нет – боги давно покинули Землю.

– Заблуждение! – спокойно возразил священник.

– Любой разумный способен измениться, но мало кто этого действительно хочет. Людям это неинтересно – сейчас у них несколько другие устремления, – улыбнулся Глеб. – Арциус в свое время тесно общался с разными богами. Как я понял, это чисто энергетические сущности. Им не нужны деньги, поклонение и тому подобное. Единственное, что их интересует, это создание и изменение уже существующих миров. Иногда боги действуют опосредованно, то есть через жрецов, которые выражают их волю…

Развивать тему маг не стал. Вмешался полковник Шестаков – когда он подошел к столу с раскрытым ноутбуком, остальные делегаты притихли. Чиновники перешептывались, офицер что-то быстро писал в блокноте, а ученый вертел в руках небольшой прибор, где моргали несколько светодиодов. Глеб в это время разглядывал ауру дедули, где жили пресловутые духи. Эти существа походили на магические конструкты – такие же бесформенные образования. Одни ярко светились, а другие различались с трудом, отчего оболочка походила на лоскутное одеяло. Шаман заметил проявленный интерес и лукаво прищурился.

– Советник выразил желание поговорить с вами, Глеб, – сообщил полковник, поправляя микрофон. – Его вертолет скоро прибудет.

– Подожду, – буркнул молодой человек. – Надеюсь, вы понимаете, что лезть на станцию не стоит. Арциус и раньше был крут, а сейчас, заполучив источник энергии, может стереть все ваши армии в порошок. Или призовет свою армию – демонов…

– Сомневаюсь, – холодно ответил глава отдела «С». – Имеющегося топлива хватит только на пятьдесят шесть дней.

– Ему достаточно. – Глеб подумал, что все решится гораздо раньше.

– Если бы он мог всех уничтожить, давно бы сделал!

– Тем не менее это так. Арциус не нападает первым. На него направляют оружие – он отвечает. Прямо сейчас он может прикончить всех вас и превратить окружающую местность в раскаленную пустыню.

– Да что вы его слушаете! – вскочил со своего места грузный вояка. – Это же чушь! Нет никаких богов и пришельцев. Точки Омега – нет. И демонов тоже нет!

– Генерал Зайцев не в курсе последних событий… – с улыбкой сообщил ученый.

Вояка успокоился, многозначительно посмотрел на часы и сказал:

– Сейчас спецназ должен быть внутри. Скоро они вытащат этого вашего террориста и всех его сообщников!

– Капитан Лаврик и подводные диверсанты не справились, – усмехнулся Глеб, отчего физиономия вояки покраснела. – Ваши люди-лягушки сейчас спят и видят сладкие сны. Арциус даже не стал их убивать – он не обижается на идиотов!

Генерал Зайцев – именно он приказал прикончить пришельца, ученика, а заодно еще и всех остальных, кто оказался на станции. У Глеба тут же возникла идея передать генералу привет, чтобы тот запомнил, каково травить людей боевой химией. Маг молча подошел к «лендроверу», открыл капот и вытащил чешуйчатого уродца.

– Тварь из нижнего мира! – оживился дедок-шаман, а священник побледнел.

– Ага! Только маленькая, – подтвердил молодой человек, плюхнув демона на стол прямо перед застывшим в ступоре генералом.

Зертотль за последнее время немного изменился. Маг подумал, что уродец тоже хочет эволюционировать к точке Омега. Или вырасти в большого и толстого демона – такого, как Боршин, чего хозяину очень не хотелось. Чешуйки на спине слуги потемнели, а некоторые бугорки на морде разгладились. Взамен появились несколько бородавок, – видимо, там вырастут глаза. Демон поскреб когтем по столешнице, оставив глубокую царапину. Приоткрыв пасть с двумя рядами мелких зубов, он понюхал воздух.

– Человеки… – проскрипел уродец.

– Они говорят, что тебя нет.

– Я – есть! – возразил демон.

– Да, ты мыслишь, следовательно – существуешь. И можешь больно кусаться. Укуси этого толстого за руку! – скомандовал Глеб.

– Сделаю, хозяин!

Слуга неуклюже спрыгнул со стола и цапнул вояку за лодыжку. Выплюнув пожеванный кусок ботинка и кусок камуфляжной штанины, демон сделал второй заход. Громкий вопль генерала был слышен и на атомной станции.

– Хватит, хватит! Все, что не убивает человеков, делает их сильнее… – Глеб ухватил демона за хвост и потащил к машине. – Запомни: верхние конечности – руки, а нижние – ноги. Так что в следующий раз не перепутай!

Зертотль обиженно засопел, вцепившись лапами в прутья клетки. Маг щелкнул слугу по носу и захлопнул капот. Генерал Зайцев тем временем успел выхватить пистолет и нервно тыкал им в разные стороны, щелкая затвором. Обиделся, наверное, – все-таки не каждый день людей кусают маленькие демоны…

Глеб был спокоен – в области действия защитного артефакта огнестрельное оружие не работало. Зато работали магические конструкты, дюжина которых парила над головами переговорщиков. Один из конструктов засветился, после чего с безоблачного неба сорвалась молния, угодив в макушку вояки.

Женщина-психолог упала в обморок, а к ней тут же бросился молодой лейтенант. Чиновники замерли с отвисшими челюстями, рассматривая пару обгоревших ботинок и пистолет – все остальное превратилось в кучку пепла. Полковник Шестаков вытер вспотевший лоб беретом. Старик-шаман захихикал, а священник прошептал что-то на латыни.

Молодой человек хотел тоже добавить что-нибудь подобающее моменту, но кроме трех ругательств, слышанных от студентов-медиков, ничего в голове не задержалось. С мертвым языком докторов и церковников маг не дружил, зато знал несколько выражений на шипящем наречии шлогов. Ящеры предпочитали своих покойников съедать, поэтому формулировка «ты будешь вечно жить во мне» тут не подходила.

– Ну вот, я же говорил! – прокомментировал Глеб. – Есть еще желающие воевать с богом?

55

Небольшой вертолет опустился прямо на дорогу. Ярко-желтая округлая машина, похожая своими очертаниями на воздушный шарик, смотрелась неуместно здесь, на потрескавшемся асфальте.

– «Робинсон», американский. – Глеб разглядел табличку на боку.

– Я предпочитаю качественные вещи. Не важно, в какой стране это изготовлено, – снисходительно кивнул Советник, натянув на лицо улыбку.

Физиономия низенького мужчины с сединой в волосах показалась знакомой – по телевизору этого деятеля показывали регулярно. Выступления чиновников действовали на молодого человека как снотворное, поэтому телевизор он не смотрел.

– Устинов. Советник и полномочный представитель президента, – протянул тот холеную руку.

Глеб пару секунд подумал, но все же пожал ее, ощутив иррациональную неприязнь к обладателю. Маг не мог сформулировать свои чувства, но что-то в этом Устинове было не так.

– А что с президентом?

– Идут переговоры с главами ведущих стран. У нас ситуация близка к критической, – признался Советник. – Вы понимаете, какие именно силы пришли в движение? Представляете, что творится сейчас в мире?

– Вообще-то нет, – бесхитростно ответил маг. – Кто-то отключил весь Интернет.

Советник с печальным выражением лица покачал головой. Выскочившие из вертолета телохранители успели поставить раскладной столик из красного дерева. Затем на свет появились два легких кресла. Все остальные переговорщики поспешили отойти к машинам, оставив чиновника наедине с магом.

– Натворили вы дел, – наконец покачал головой Советник. – Придется потрудиться, чтобы скрыть от общественности этот инцидент. Но еще не все потеряно. Вы умный молодой человек. Должны понимать, что это – шанс…

– Я должен? Кому? – на всякий случай спросил Глеб.

– Это – шанс! – повторил Советник проникновенным голосом. – Мир таков, каков он есть. Можно сколько угодно рассуждать о том, почему он такой, но везде действует одно правило – кто сильнее, тот и прав. Мы можем укрепить позиции. Совершить прорыв…

Советник еще некоторое время распинался о врагах, великом будущем и прочих абстрактных вещах. Все это напоминало заезженную пластинку, и единственный слушатель понимал, что правитель и сам не знает, что со свалившейся властью делать. Никаких глобальных целей Советник, как и другие «говорящие головы» из телевизора, не ставил. Идея подлечить «избранных» никак не тянула на сверхзадачу. Чиновник аккуратно подошел к мысли, что неплохо бы обучить специально отобранных людей.

– Эмм… вы хотите, чтобы пришелец наделал вам новых магов, – прервал его словоизлияния Глеб. – И таким образом получить преимущество перед соседями – у них-то магов не будет. То есть оружие, против которого нет защиты, – я правильно понял?

– В общих чертах – да.

– Тогда могу вас огорчить – начинающие маги не смогут топить авианосцы, а призванные демоны будут слабоваты против танков и боевых самолетов. То, что делает пришелец, землянам не по плечу.

– Все же попробуем. У нас нет другого выхода, – изрек Советник.

Маг с высокопоставленным чиновником, разделенные блестящим квадратом стола, сидели с минуту молча. Все это время пожилой мужчина буравил своими мутными, холодными глазами Глеба. А тот, в свою очередь, разглядывал истинным зрением ауру собеседника, у которого, судя по всему, имелись проблемы со здоровьем.

– Мы сдаем позиции, – наконец нарушил молчание Советник. – С иллюзиями расставаться труднее всего, но сейчас держава по основным показателям стоит где-то между Индией и Бразилией. Конечно, мы все еще запускаем ракеты в космос и качаем нефть…

Пожилой мужчина постучал пальцами по красному дереву столешницы и продолжил:

– Сложная ситуация в экономике, утечка мозгов… есть потенциал, реализовать который мы просто не в состоянии. Возможности упущены, а враги – теперь мы называем их «партнерами», закрывают нам рынки. Фактически сейчас мы в изоляции. Они совершили технологический скачок, а мы пока что стоим на месте. Требуется то, в чем мы можем опередить «партнеров». То есть свой путь…

– Хмм… А раньше вы чем занимались? Что, сейчас без пришельцев и магии – никак? – поинтересовался Глеб.

Что-то хищное, как у загнанного в угол пса, промелькнуло в лице чиновника, но он хорошо умел владеть собой. Поставив на стол тонкий кейс, пожилой мужчина положил ладони на крышку:

– Вот что. Передайте это пришельцу в знак серьезности наших намерений.

В чемоданчике обнаружился навороченный ноутбук с уже знакомой эмблемой отдела «С». Включать его Глеб не стал.

– Там то, что может его заинтересовать. Артефакты других пришельцев, ресурсы… любые ресурсы.

– В том числе и человеческие? – на всякий случай спросил Глеб, уже понимая, какой получит ответ.

– Любые ресурсы, – повторил Советник. – Там – база данных.

Маг на всякий случай кивнул, подумав, что учителю все это неинтересно. Ну что могут отсталые дикари предложить бессмертному сверхсуществу? В любом случае Арциус задерживаться среди землян не планировал. Глеб подумал о возможности получить пару тонн небесного металла и прочие компоненты для сооружения портала в обмен на резаную зеленую бумагу. Теперь-то энергии полно, и учитель может штамповать доллары ящиками. И есть тот, кто сможет устроить обмен… Обдумав все «за» и «против», Глеб решил повременить.

– А это – вам! – торжественно сообщил Советник.

В конвертике обнаружилось удостоверение, похожее на то, что имелось у женщины-мага. Только здесь была фотография Глеба. К удостоверению прилагалась банковская карточка со всеми данными из паспорта и ворох бумаг. Маг пролистал их, заметив печати Министерства обороны и приказы о присвоении очередных званий. Судя по всему, сейчас Глеб Самойлов должен носить звание капитана.

– Да, – подтвердил чиновник. – За особые заслуги перед государством. Вы теперь эксперт. Двойной оклад и все прочие льготы. Включая служебную квартиру в Москве, – с улыбкой сказал Советник, коснувшись ногтем золотой карточки. – Здесь аванс. Цифры вас приятно удивят…

– Хмм… – Глеб изо всех сил пытался не засмеяться.

Его просто хотят купить. Вербовка в ряды организации, которая с высокой вероятностью закроет перспективного сотрудника на подземной базе в тайге. И зачем ему капитанские погоны? Квартира в столице? Или деньги, которые молодой человек рассматривал исключительно как средство, а не цель? Тем более формой подобия можно наделать кучу зеленых бумажек.

Вот, к примеру, этот Устинов – наверняка чувствует себя хозяином жизни. У него точно есть яхта, самолет и другие статусные вещи, которые отличают тех, кто забрался на самую вершину. Только для бессмертного мага все это – барахло. Власть над людьми? Тоже не вдохновляет – какой смысл править теми, кто при первой возможности вцепится тебе в глотку?

У Глеба уже есть то, чего нет у остальных, – власть над стихиями и слуга-демон. Это гораздо круче, чем куча резаных бумажек и бетонная коробка в городе-муравейнике. Не говоря уже о перспективе посетить другие миры…

Возможно, пару дней назад предложение стать экспертом таинственной организации, подкрепленное серьезной суммой, могло заинтересовать молодого человека. Однако сейчас приоритеты поменялись – обладателю божественной крови этого слишком мало. Теперь цель ясна – точка Омега, и никак не меньше! Погоны, квартира в Москве и циферки на банковском счету ее никак не приблизят.

Теперь Глеб понял, что имел в виду Арциус, сравнивая людей с насекомыми. И сейчас маг разговаривает именно с таким «муравьем», который считает, что все продается и покупается. И готов, не раздумывая, принести в жертву пришельцу своих соплеменников. Глеб не стал раньше времени огорчать Советника отказом – следовало выиграть время, а для этого лучше всего изобразить горячее желание сотрудничать:

– Всю жизнь мечтал стать экспертом. А в какой области?

– Вам лучше знать, Глеб, – ответил Советник, жестом подозвав полковника.

Шестаков вытащил из кармана плоский предмет. Теперь Глеб рассмотрел его поближе – пластина черного цвета смахивала на сотовый телефон. На торце ярко горели три синих огонька, а четвертый быстро моргал. Истинное зрение никакой магии в этой пластинке не обнаружило.

– Китайский смартфон? – предположил молодой человек.

– Не совсем. Это артефакт из тибетского монастыря Спитук-Гомпа. Мы вскрыли захоронение с останками пришельца. У вас – лучший результат. Покойная Ольга Викторовна – одна единица. Никодим – две единицы. У всех, кого мы обследовали, – меньше одной… – разъяснил полковник. – Это значит, что у вас есть особые способности. Что вы умеете делать – лечить? Убивать?

– А что такое Новая Москва? – вопросом на вопрос ответил Глеб.

– Один из подземных городов. Их девять, но этот – база нашей организации, – ответил полковник. – У вас уже есть допуск категории «А», что позволит принять участие во всех наших перспективных проектах. Так что вы умеете?

Глеб некоторое время размышлял, стоит ли показывать свои возможности. Придя к выводу, что все равно специалисты из отдела «С» докопаются до истины, Глеб молча вытянул ладонь и принялся вливать энергию в огненную форму. Ничего нового вояки не узнают – и так огромная толпа людей на станции имела возможность увидеть упражнения начинающего мага. В случае необходимости Арциус прикончил бы всех, но ученику такой подход был противен.

Когда маг влил в шарик две трети своего резерва, тот вырос до размеров грецкого ореха. Глеб швырнул огненный снаряд на дорогу, и тот разлетелся облачком затухающих искорок. Сухая трава на обочине загорелась – туда рванули двое вояк, вытащив из машины огнетушители. Маг не стал гасить пожар водой – на эту форму уходило как минимум пять минут. Однако простой «огненный плевок» произвел впечатление на зрителей.

– Шесть! – удивленно прошептал полковник Шестаков, разглядывая артефакт.

Теперь на торце ярко горели все индикаторы. К тому же засветилось овальное табло, где Глеб заметил надпись на инари. Она гласила: «Опасность». Похоже, хозяин приборчика не хотел связываться с могучими магами. Для полковника символы общепринятого языка так и остались непонятными каракулями. Рассказывать о божественной крови, регенерации и истинном зрении Глеб не планировал. Пусть считают, что на Земле появился слабенький стихийный маг.

Этим деятелям молодой человек не верил. У него имелось свое представление о «вертикали власти». Любой мелкий чиновник, как правило, считал себя пупом земли и нещадно тряс все отданное ему на откуп. Ну а тот, кто забрался на самый верх, карабкаясь по головам, – и вовсе «за гранью добра и зла». Так сказать, земной вариант Арциуса, то есть крайне опасный тип. И все обещания Советника не имеют никакой силы – рано или поздно из нового эксперта отдела «С» вытрясут все что можно и выбросят его, как отработанный материал. Несмотря на погоны, статус эксперта и все заслуги…

– Теперь я понимаю, почему он выбрал вас, – удовлетворенно кивнул Советник.

– Здесь – список вопросов в порядке приоритета. – Полковник протянул кожаную папку.

– Убедите пришельца… то есть Арциуса сотрудничать с нами! Это важно! – добавил Советник.

– Постараюсь! – тактично пообещал Глеб. – Но у него немного другой взгляд на вещи. Он может и отказаться.

Вспомнив о необходимых жертвах для активации ловушек, маг решил с помощью чиновника решить этот вопрос:

– Вот еще что. Наверняка у вас есть какие-нибудь конченые мерзавцы… Обычные люди не подойдут. Нужны маньяки, убийцы… для начала – десять таких!

Шестаков поморщился. Советник же столь необычную просьбу воспринял спокойно и уточнил:

– Он людоед?

– Нет. Арциус их принесет в жертву. Время от времени устраивает такое… – пояснил Глеб. – Атомщиков и боевых пловцов жалко – ценные специалисты все-таки. А этих – нет.

– Обеспечим, – ответил Советник. – Что-нибудь еще?

– Машинку с набором красок, чтобы делать татуировки. Хочу изобразить языки пламени на спине. У всех огненных магов должны быть такие, – с мечтательной улыбкой заявил Глеб. – Мешков двадцать крупной соли. Астраханской. Самых больших – по пятьдесят килограмм…

Вообще-то на складе станции соль имелась, но мелкая и иностранного производства – ее учитель забраковал. Сам он использовал песок, который светился в истинном зрении, но Глеб с радиоактивной гадостью связываться не собирался. Еще не хватало, чтобы изотопы разнесло ветерком по округе…

Шестаков бросил на молодого человека удивленный взгляд исподлобья, а Советник коротко кивнул. Что удивительно, идиотом начинающего мага никто не посчитал – видимо, в отделе «С» хватало странных типов. По лицу Советника было сложно сказать, что он думает, зато физиономия полковника выражала удовлетворение – рыбка проглотила наживку.

Вежливо попрощавшись, маг забросил дипломат на пассажирское сиденье и отправился в обратный путь, пообещав в ближайшее время уговорить пришельца отпустить людей. В общем, переговоры прошли более-менее успешно. Вояки успокоились и на рожон не полезут. Во всяком случае, так сказал высокопоставленный чиновник, после общения с которым Глебу сильно захотелось вымыть руки с мылом.

56

Папку с темами для обсуждения учитель даже не стал трогать. Глеб же просмотрел все документы, сделав выводы. В первую очередь отдел «С» интересовало лечение и омоложение (похоже, исключительно власть имущих), а затем инициация новых магов (тут они именовались пси-операторами). Похоже, эксперты имели представление о подобной процедуре и не сомневались, что пришелец способен ее провести. На двенадцати листах был приложен список специалистов и фамилии тех, кто предположительно обладал хоть какими-то способностями. Ясновидцы, экстрасенсы, контактеры и прочие шарлатаны – в общем, у Советника планы на пришельца были грандиозные…

Арциус просматривал фотографии на экране, освоив земную технику. Молодой маг для удобства превратил ноутбук в большой планшет, развернув верхнюю часть на триста шестьдесят градусов. Компьютер китайского производства молодому человеку понравился, но он подозревал, что внутри полно жучков. Наверняка потом специалисты отдела «С» будут пялиться в мониторы, анализируя каждый жест пришельца, а лингвисты попытаются составить словарь общего языка.

База данных содержала краткое описание артефактов, что собрали земляне. Для некоторых имелись видеоролики, где ученые изучали находки.

Стержни с оплавленными кончиками, кривоватый жезл, кожух какого-то механизма. Сложный на вид прибор с кучей шестеренок, колесиков и шкал из серебристого металла. Что-то вроде астролябии, по виду – медной. Ну и разнообразный мусор в виде черепков и засохших листьев, которых не должно быть на Земле. Останки – одна мумия, три скелета, десяток черепов и большой панцирь. Тот, кто его раньше носил, в базу данных не попал – наверное, пришельца съели, приняв за лобстера-переростка.

– Хвадди – раса торговцев. Так они себя называют, – произнес Арциус, узрев фотографию, где рядом с мумией лежали несколько небольших предметов, в том числе определяющий магов прибор и массивная ржавая тренога.

Существо с хвостом, длинными трехпалыми конечностями и сплющенной яйцевидной головой смахивало на гигантского кузнечика. Сухая кожа обвисала на ребрах, под которыми блестели металлические части. Нижнюю часть тела обматывали засохшие бинты и повязки. Возраст определили радиоуглеродным методом – скончался пришелец примерно тысячу лет назад. Тибетские монахи облили останки каким-то лаком, поэтому мумия отлично сохранилась. Дохлого «кузнечика» замуровали в пещере со всем барахлом, что тот таскал в перевязи с множеством карманов.

– Они – маги. Создают порталы с помощью артефактов, – сообщил черный. – На зарядку накопителя, как правило, уходит несколько лет. Но не здесь – энергии слишком мало, а места Силы ваши ученые создавать тогда не умели. Этот не дождался… хе-хе.

Глеб просмотрел изображения треноги с пустой оправой для кристалла и множеством калибровочных шкал, погнутых и обломанных. Похоже, кто-то добрался до ценностей раньше. А может, сам пришелец из вредности сломал агрегат, чтобы тот не достался дикарям.

– Это можно использовать? – спросил ученик.

– Нет, без большого накопителя артефакт работать не будет.

– А это кто? Гном?

Молодой человек вывел на экран картинку – скелет существа с большим черепом; судя по приложенной линейке, пришелец при жизни был карликом. Именно у него нашлась медная астролябия. Произошло это во времена войны с Наполеоном. Пришельца проткнула вилами крестьянка, когда тот ночью копошился в сарае. Накануне в небе были замечены огненные вспышки, а в стоге сена обнаружился пустотелый шар, куда могли поместиться еще несколько таких недомерков. Копия доклада, пришелец в виде мешка с костями и артефакт нашлись в коллекции раскулаченного буржуя – собирателя редкостей.

– Никогда таких не видел. А сейчас займись делом! – Арциус потерял интерес к ноутбуку и покинул апартаменты прямо через открытое окно пятого этажа.

– Так точно, Божественный! – отчеканил маг, но учитель иронии не уловил.

– Я же говорила, пришельцы все-таки посещали наш мир! – подала голос Ленка.

– Не повезло беднягам, – согласился Глеб. – Наверняка этот торговец пытался учить людей высокому искусству, но кроме хлопка одной ладонью тибетские монахи ничего не освоили. Тут правильно растопырить чакры мало – нужны мозги. Или хотя бы божественная кровь…

– Это не случайность! Мысли материальны. Люди всегда хотели пообщаться с братьями по разуму. А сейчас миллионы людей мечтают, чтобы магия пришла в наш мир. Книги, фильмы…

– А другие миллионы малолетних идиотов ждут, что зомби захватят Землю или наступит ядерный апокалипсис. Но почему-то этого пока не произошло, – возразил маг. – Не надо только своих теорий. Все это – ерунда!

– Но можно хотя бы попробовать… – заикнулась Ленка.

– Я уже решил, что людям магия не нужна. Тут один умник из правительства предложил расплатиться с пришельцем людьми. Если такой деятель вдруг станет магом, что он будет делать?

– Ничего хорошего, – с грустью согласилась девушка. – Но можно же выбрать достойных…

– Кто будет определять, достоин человек или нет? – ответил Глеб. – Ты? Я?

– Ну пусть хотя бы у них будет достойная цель!

– Какую именно цель ты считаешь достойной? Стать пожизненным президентом? Властелином мира? Нет уж, не надо нам таких целей – кровью все умоются. Жертвоприношения могут дать энергию. Что, если новоявленным магам придет в голову получить Силу таким образом? Ты хочешь дать обезьяне в руки автомат? Они и палками неплохо друг дружке головы проламывают…

– Не знаю, – притихла Ленка. – Так… подожди! У нас же люди и так исчезают! Я смотрела статистику – в год пропадает около семидесяти тысяч людей. Это значит, в сутки – почти двести человек…

– Может быть, кто-то уже этим занимается. Или на Земле действуют пришельцы, – предположил Глеб, подумав, что самое простое объяснение и есть верное. – Но скорее всего, пришельцы тут ни при чем. Вон учитель – уничтожил банду. Кто мешал людям сделать это раньше?

– Ты хочешь сказать, что люди и сами могут решить все проблемы без помощи магии?

– Да. И помогать им в этом вопросе ни я, ни учитель не планируем. Ведь невозможно всех осчастливить, особенно если никто этого не хочет!

57

Утром Советник прислал все заказанное. Водитель покинул армейский «Урал», оставив машину у границы поля, создаваемого артефактом. В фургоне лежали десять накачанных снотворным мужчин и мешки соли, купленные в ближайшем супермаркете. Обнаружились и две коробки – с аппаратом для татуировок и расходниками для него.

Арциус утащил телекинезом многотонный грузовик, поставив на его место четыре автобуса, куда слуги утрамбовали «ненужный» персонал Смоленской АЭС. Когда специалисты проснутся, их ожидает сюрприз – потерянные несколько дней жизни. Таким образом черный решил проблему лишних людей. Шестерых подводных диверсантов решено было пока оставить. Молодой маг разбирался с трофейным снаряжением, а без пояснений специалиста освоить акваланг или хитроумное оружие оказалось непросто.

Глеб вручил Ленке коробки, не сомневаясь, что она быстро освоит профессию татуировщика. Для этого слуги затащили в апартаменты спящего боевого пловца, который недавно подстрелил Глеба. Девушка собиралась потренироваться на живом объекте: для начала украсить его грудь парой русалок, а живот – красивым единорогом. Что изобразить на спине и плечах диверсанта, девушка обещала подумать. В руководстве имелись образцы рисунков, но, зная подругу, маг решил, что та напишет японскими иероглифами какую-нибудь пошлятину…

За два дня Глеб закончил со всеми ловушками – благодаря современному инструменту и команде поддержки дело шло быстро. Ученик проконтролировал размеры, после чего инженеры приступили ко второму этапу, затащив на крышу большой бензорез.

Двигатель пришлось демонтировать, посадив в пустой бак демона. Зертотль раскручивал диск пилы, а двое работников перемещали установку, поставленную на колеса от тачки. В итоге выходила аккуратная канавка, которую маг заполнял крупной солью.

Демон оказался крайне полезным – Зертотлю не требовался отдых, и он был готов работать днем и ночью. Универсальный двигатель на чистой энергии, который можно поставить куда угодно, – землянам о таком остается только мечтать. Глеб подумывал с помощью учителя вытащить еще одного низшего демона, но пока отложил этот вопрос. Еще неизвестно, сможет ли он прокормить двух существ Изнанки. Да и последний ритуал пошел совсем не так, как ожидалось…

Изучив приложенное досье, молодой человек подумал, что маньяк-психопат и бандиты из шайки Лимона заслужили «высшую меру социальной защиты». Как оказалось, последние успели взорвать несколько кафешек, заправок и магазин конкурентов. Однако с десятым кандидатом в жертвы возникли сложности.

Глеб на всякий случай попросил учителя покопаться в головах пленников, и Арциус сообщил, что один – жуликоватый коммерсант, которому «пришили дело». Сам делец никого не убивал, а занимался финансовыми махинациями для покойного босса. А то, что он последним видел живого Лимона, сделало его основным подозреваемым.

Уклонение от налогов в особо крупных размерах и организация множества фирм-помоек, через которые ушлые коммерсанты выводили в кипрские офшоры деньги, – все это явно не тянуло на высшую меру. Поразмыслив над перспективами, Глеб сначала решил, что попросту отпустит бедолагу, вручив один из подходящих паспортов. Затем молодому человеку пришел в голову другой вариант – делец, имеющий связи с криминалом, будет полезен.

– Зачем тебе такой слуга? – удивленно поинтересовался Арциус. – Лучше, если рядом будут могучие воины. Такие, как капитан Лаврик и его рыболюди. Я могу поставить печать подчинения им всем, приказав выполнять все твои приказы.

– Заманчиво, но нет, – подумав, ответил ученик. – Шесть головорезов – это, конечно, круто, но не все вопросы можно решить грубой силой. Даже наоборот – такая толпа будет привлекать внимание. Я тут прикинул, что в сферу локального портала больше трех человек не поместятся. Четверым уже будет тесно – кто-то может прибыть на место без чего-нибудь нужного вроде рук или ног. Значит – трое. Получается – я, наложница и еще один слуга. Демона в рюкзак засуну, он маленький!

– Тебе еще рано заниматься магией перемещения, – веско сказал Арциус.

– Ну а что еще остается? После того как ты отправишься в свой Изначальный мир, мне тут будет неуютно. Кстати, кто-то обещал наделать артефактов и подлечить мою наложницу. Ну и помочь с локальным порталом…

– Все потом, – отмахнулся черный. – Когда ловушки заработают, я займусь этим.

С жертвами Арциус не церемонился. Пока ученик заканчивал последнюю фигуру, черный вскрыл вены тому, кто насиловал и убивал школьниц. Следующим черный умертвил бандита из шайки Лимона – тот недавно бросил пару гранат в переполненное людьми кафе.

На плоской крыше энергоблока мерцали линии сложнейшего узора. Две завитушки, выполненные дорожками из крупных кристалликов соли, переплетались в центре – там лежали тела, чья вытекающая кровь наполняла рисунок жизненной силой. Его основой и сутью являлась руна, которую архимаг и активировал. Следующую активировал ученик, посчитав, что ничего сложного в процессе нет. Остальное было делом техники – вскоре все три огромные фигуры засветились, собирая разлитую вокруг энергию.


Столовая для персонала поражала чистотой – стены светлого помещения были отделаны деревянными панелями, аккуратные столики из дерева располагались в шахматном порядке, а на цветастых скатертях красовались вазочки с цветами.

Виктор Ильич Степичев, попавший в компанию убийц и маньяков по ошибке (либо по чьему-то злому умыслу), разглядывал обедающих людей и снующих между столиками официанток. Все они носили печать подчинения и занимались привычным делом – обслуживали руководящий состав Смоленской АЭС.

На дельце изящно сидел дорогой костюм, который он снял с одного из спящих сотрудников «Росатома». Узкий галстук мышиного цвета оттенял белую рубашку, контрастируя с коротко стриженной головой и свежим синяком под глазом.

Мужчина быстро вошел в курс дела, и, по словам учителя, в мыслях даже испытывал благодарность к своим спасителям. Однако Глеб решил не рисковать, поэтому сорокалетний бизнесмен получил в ауру конструкт магии разума. Арциус заверил, что влил Силы достаточно и тот продержится как минимум полгода. Все это время делец будет считать, что Глеб – его лучший друг. Черный использовал не печать подчинения, а более совершенный конструкт, который в Равновесном мире вживляют телохранителям. Глеб подумал, что это даже лучше – не сказать, что слуги с печатью подчинения были идиотами, но их восторженное отношение к хозяину немного раздражало.

Две грудастые официантки, почтительно склонившись, принялись расставлять заказ. Большие блюда с креветками, икрой, красной рыбой и японскими деликатесами, соусами и прочей экзотикой соседствовали с жареной картошкой, отбивнушками и борщом. Виктор голодными глазами оглядывал все это великолепие, потирал лоб и сопел.

Ленка засмеялась, узрев реакцию опального коммерсанта. Тот, не сводя глаз с пищи, несколько раз моргнул, привыкая к своему новому статусу:

– Даже и не знаю, что сказать. Никогда не верил в колдунов и чертей. А тут вон оно что…

– Привыкай, – усмехнулся Глеб, – маги всегда получают то, что хотят. Я помог тебе, а ты поможешь мне.

– Не вопрос. Мне все равно некуда идти. – Виктор брезгливо отодвинул две стоящие на столе бутылки с дорогим алкоголем, чем заслужил одобрительный кивок мага.

– Впечатляет, – с улыбкой протянул Глеб, листая досье. – На Лимона, значит, работал. А потом организовал убийство своего босса. Когда того не стало, попытался срулить с чужими деньгами…

– Мы верим в светлое будущее. А у кого-то мечты сбываются уже сейчас, – прокомментировала Ленка.

– Деньги – да. Все остальное – вранье, – отмахнулся Виктор и принялся за закуски.

– Знаю, – кивнул молодой человек.

– Здесь принято быстро зарабатывать и не думать о будущем. По-настоящему крутые бабки рубят там. – Делец интеллигентно промокнул губы салфеткой и показал на потолок. – Рано или поздно к тебе придут и намекнут – пора делиться… Лимон же тогда с губернатором закусился. Контракт на полтора лимона, четверть ему откат, еще сотку всякой шушере – и что остается? Я успел вывести половину, остальное присвоил кто-то другой. Покойникам деньги не нужны, а мне – очень даже. Не срослось – я успел до Минска добраться с чужими документами. В аэропорту взяли…

– И что, все отдал? – спросила девушка.

– Пришлось, когда вкололи какую-то химию, – пожал плечами Виктор. – Имена, явки, пароли… Ну а от меня, значит, решили избавиться таким способом…

– У тебя теперь новая жизнь. На свободу – с чистой совестью! – сказал Глеб.

– Ну а толку-то… – скривился Виктор, отодвинув опустевшую тарелку. – Когда этот африканец свалит, здесь через десять минут будет спецназ.

– Завтрашний день решит все! – сообщил Глеб.

Подготовка учителем большой портальной фигуры близилась к завершению. Теперь следует дождаться, пока ловушки наполнят ее Силой – до этого радостного момента осталось без малого двое суток. Так что оставшееся время черный потратит на ученика. То есть создаст могучие артефакты, подлечит наложницу, но прежде всего – поможет с локальным порталом. Все это было запланировано на завтра.

58

С первыми лучами солнца пришелец из другого мира и ученик прогулялись до периметра, где у опутанного колючей проволокой забора застыли мертвые бронетранспортеры. Здесь влияние места Силы было минимальным, так что Глеб мог пользоваться истинным зрением. За спиной Арциуса парили трое спящих бандитов, коим предстояло опробовать на своих шкурах телепортацию.

Глеб нес все, что могло понадобиться для эксперимента, – ведро с изъятым из бассейна радиоактивным песочком, чемоданчик с машинкой для татуировок и несколько дощечек. Их изготовление заняло большую часть ночи. Экспериментатор выжигал и заполнял материальным компонентом спирали.

Совсем недавно Глеб собирался поручить создание фигур подруге, но, посмотрев на ее художества, отказался от этой затеи. Татуировки смотрелись нелепо – вместо изящных русалок на груди боевого пловца скрючились толстые домохозяйки с хвостами. Единорог выглядел как оголодавший слоник. Единственное, что получилось хорошо, японские иероглифы (видимо, потому, что они и так были кривыми). Глеб всю ночь упражнялся с машинкой и научился проводить аккуратные линии. Так у всех боевых пловцов животы и спины оказались разукрашены решетками и завитушками…

Подумав, что эксперимент может быть опасным, маг решил провести его без подруги, запретив ей покидать административное здание. Любопытная Ленка поднялась на крышу с биноклем. Девушка хотела запечатлеть эпохальное событие для потомков, но маг запретил.

Вспомнив о других наблюдателях, которые наверняка прячутся в окрестностях станции, Глеб попросил учителя соорудить маскировку. Тому не составило труда накрыть зеленку и большую часть водохранилища туманной завесой. Небо затянули облака, скрыв происходящее от военных спутников и самолетов-разведчиков.

Ученик поместил дощечку с портальной фигурой на живот спящего бандита, а затем отошел на пять шагов. Он пока не умел взаимодействовать с удаленными объектами, поэтому оставалось только наблюдать.

Первую активацию провел Арциус – в истинном зрении от ауры учителя протянулся тонкий щуп, и линии рисунка размазались. Глеб поглядывал на секундомер и зафиксировал момент, когда вокруг подопытного развернулась сфера. Правда, она тут же лопнула, оставив на траве алые пятна, щепки и клочья одежды.

– Первый блин – комом, – заметил Глеб. – Точнее – кровавыми брызгами…

– Ты скопировал фигуру, не понимая, как она действует. Здесь применяется особая руна активации. Так вот, она получает часть Силы от оболочки, поэтому рисунок следует изображать на коже, – засмеялся Арциус, обозрев то, что осталось от бандита.

– Не мог сказать раньше?

– Мне стало интересно, что получится, – ухмыльнулся черный.

Глеб еще подумал, что человека словно пропустили через большую мясорубку. Он ухватил следующего подопытного под мышки и, пятясь, потащил к забору. Затем потратил полчаса на рисунок, изобразив его маркером прямо на животе спящего бандита. Обведя линии суперклеем, Глеб щедро размазал песок по замысловатой спирали и торчащим завитушкам.

– Ты делаешь успехи, – оценил работу черный. – Шариф тратил на эту фигуру в три раза больше времени.

– У него не было божественной крови, отличного глазомера и абсолютной памяти. А у меня еще хорошие оценки по черчению, – похвастался маг, аккуратно удаляя излишки материального компонента.

Дело сдвинулось с мертвой точки, когда портал перебросил вполне живого и здорового бандита на десять шагов. С тихим хлопком мужчина исчез, а вместе с ним пропала часть забора. Заодно переместился кусок земли, оставив аккуратно вырезанную ямку. Впрочем, все это нашлось там, где раскрылась сфера.

Между активацией локального портала и появлением содержимого прошло пять секунд, а часы на руке подопытного ушли вперед на целую минуту. «Интересно, где он болтался все это время?» – подумал Глеб.

Арциус провел еще несколько активаций, с каждым разом вливая в спираль все больше Силы. Глебу же приходилось в каждом случае рисовать фигуру заново, поскольку при срабатывании материальный компонент испарялся, оставляя на коже сильный ожог. Для толстой чешуи ящера это было не особо критично, зато человеку доставалось по полной. Но молодой маг полагал, что божественная кровь справится с подобным…

Никаких закономерностей относительно вектора сдвига Глеб не обнаружил – каждый раз сфера перемещалась в новом направлении. Да и внутри со временем творились странные вещи. Локальный портал от давно исчезнувших крокодилов вызывал больше вопросов, чем давал ответов. Хорошо хоть, что фигура действовала и не требовала дорогостоящих компонентов вроде небесного металла. Сжигать килограммы платины при каждом прыжке было бы накладно…

После того как спящего подопытного выбросило над водохранилищем, тот попросту захлебнулся и утонул. Глеб сделал вывод, что возможен и такой вариант. Локальный портал не делал различия между водной поверхностью и сушей. Поэтому следует найти спасательный жилет и брать с собой как можно меньше поклажи.

– Ритуал работает, – подытожил Глеб, измерив рулеткой аккуратно обрезанную палку, которую утопленник захватил в последнее путешествие. – Диаметр сферы – два метра тридцать четыре сантиметра. Дальность перемещения меняется нелинейно. Лучший результат – чуть больше двух с половиной километров.

– Здесь я влил количество Силы, примерно равное трем твоим резервам, – сообщил Арциус.

Глеб задумался над перспективами. Следовало понять, что ему более необходимо – увеличенный резерв или возможность сбежать от неприятностей. Он решил остановиться на локальном портале, к которому можно получить доступ в любой момент. От стихийных форм толку мало – какая разница, на три «огненных плевка» или всего на два хватит резерва? Все равно простой пистолет круче стихийной магии.

Да и каждый раз рисовать фигуры на коже песком – глупо. Ведь цена ошибки слишком высока. Нет уж, лучше под руководством учителя раз и навсегда соорудить татуировку, а при необходимости просто вливать в нее Силу.

С последним подопытным Глеб возился дольше всего – следовало отработать окончательный вариант фигуры. Арциус касанием руки измельчил два оставшихся кристалла, заметив, что такое использование ценных накопителей – глупость. Но Глеб уже занимался рисунком, разукрашивая впалый живот бандита маркером. Высыпав ценный компонент в баночку со спиртом, маг заправил эксклюзивную «краску» в машинку для татуировок и приступил к работе.

Пока ученик занимался фигурой, Арциус возился с кучей крупных куриных яиц, взятых из столовой. Зачем они ему? Черный только улыбался и бормотал, с глубокомысленным видом водя ладонью над парой картонных контейнеров с ними, – дескать, Глеб все узнает в свое время. Ленка предположила, что из яиц вылупятся какие-то «чокобо», которые быстро вырастут до размеров страуса, после чего на них можно будет ездить верхом. Вероятно, что-то из японских мультиков…

Наконец на животе подопытного появилась татуировка, а после двух тестовых срабатываний учитель сообщил, что теперь энергии для активации сферы требуется меньше. Перенос спирали занял всего несколько секунд – черный телекинезом вырвал фигуру вместе с плотью. Естественно, подопытный такой операции не пережил. Маг не испытывал к бандитам даже капли сочувствия – все они заслужили свою участь.

Арциус в это время огненными плетениями сжигал основу. Вскоре над черной ладонью зависла спираль с короткими отростками. Созданная из огромного количества крошечных кристалликов, фигура переливалась всеми цветами радуги. Глеб с каким-то бесшабашным задором осознал, что скоро такая красота окажется у него в теле.

– Готов? – ехидно поинтересовался учитель.

– Конечно!

Спрятав пузырек с остатками эксклюзивной краски в карман джинсов, молодой человек снял рубашку и повернулся к учителю. Живот обожгло огнем, когда тысячи мельчайших кристалликов проникли под кожу. Ощущения были непередаваемые – словно опрокинул на себя большую кастрюлю с кипятком.

«Красота требует жертв!» – раз за разом повторял Глеб, скрипя зубами и поглаживая пульсирующий шрам. Тот медленно затягивался, и через пять минут на коже не осталось и следа от проведенной операции. Но боль никуда не исчезла – вещество из иного мира внедрилось глубоко в плоть. Организму такая модификация сильно не нравилась, о чем он и сообщал хозяину. Однако через полчаса все неприятные ощущения пропали.

За это время Глеб посетил пост охраны и именем Божественного отправил двух слуг отдохнуть. Ученик решил проверить одну мысль – ему пришло в голову, что путешествовать самолетом теперь не выйдет: на экранах сканеров, через которые в обязательном порядке проходят пассажиры, будут видны вживленные кристаллы-накопители и спираль на животе. Ведь микроволны проходят не только через одежду, но и через плоть…

На проходной Смоленской АЭС такой сканер тоже имелся, но показывал он только контур тела. Ничего удивительного – похоже, оболочка мага поглощала любые волны. Такой феномен крайне подозрителен, и персонал точно возьмет на заметку необычного пассажира.

Однако все оказалось не так плохо – поговорив с Виктором, который частенько путешествовал воздушным транспортом, маг узнал, что людей через сканер не прогоняют. Во всяком случае, в Европе – там граждане к своим правам относятся крайне щепетильно и очень не любят, когда их облучают даже слабой дозой. Не говоря уже о том, что снимки раздетых хитрой техникой «звезд» частенько попадали в глобальную сеть. У нас же возможны любые варианты…

Глеб со всем своим имуществом проследовал через рамку импульсного металлодетектора – такую же проходят все без исключения пассажиры. На вживленные кристаллы и оружие из неизвестного на Земле материала рамка не реагировала, как и на Зертотля, которого молодой человек посадил в рюкзак.

Но Виктор сомневался, что демона удастся незаметно протащить в салон самолета. Слугу лучше сдать в багаж. Все логично, хотя и попахивает дискриминацией: люди летят в салоне, а нелюди – в багажном отделении.

Пропустив сначала шпагу, а потом и рюкзак через сканер, Глеб сделал вывод: адамантит металлом не является, а свернутый уродец вполне может сойти за футбольный мячик. Проблемы возникнут только при досмотре. Чешуйчатый шар весом в десять килограммов выглядит не менее подозрительно, чем тикающая коробка с торчащими проводами. Под бультерьера слугу замаскировать вряд ли выйдет, даже подрезав когти и отрубив хвост с шишкой (все равно он потом отрастет, как у ящериц).

Глеб последнее время пытался научить Зертотля скулить и гавкать, однако получалось это у демона совсем неубедительно. Мерзко скрипящий и ругающийся на неизвестном языке слепой четвероногий друг сразу привлечет ненужное внимание.

Да и правила провоза зверюшек довольно строги. Нужен паспорт питомца, хитрый чип, вживленный в шею, и целый ворох ветеринарных сертификатов. Без всего этого в самолет протащить животное не выйдет. Получить все эти бумаги на зубастое и когтистое существо из Изнанки будет проблематично. Но за большие деньги можно все – коммерсант предложил одну компанию в Черногории, которая занимается подобным.

Уродца вполне можно обозвать каким-нибудь заумным латинским названием и получить документы международного образца на его перевозку. Виктор знал одного олигарха, который постоянно таскал с собой белого медвежонка Умку – странности богатых людей никого не удивляли…

Со шпагой проще – офицеры таможенной службы могут посчитать ее сувениром или театральным реквизитом.

– С этим проблем не будет, – сказал Виктор, взяв в руки артефакт.

– Ты уверен?

– Да. Я в чемодане саблю антикварную из Турции вывозил. Пару бумажек слепили, что это новодел и куплен в сувенирной лавке, – уверенно заявил коммерсант.

– Ты уверен?

– А это вообще не похоже на оружие. Выглядит как игрушка из пластика. Подарок для ребенка!

Виктор заразительно засмеялся, а маг подумал, что нужно будет озаботиться соответствующей упаковкой из магазина и чеком, сунув могучее оружие в багаж.

Коммерсант предложил найти одинокую мамашу с дитем подходящего возраста. Чтобы, значит, вручить на время досмотра могучее оружие малолетнему карапузу. «Дядя хочет, чтобы ты на время стал хоббитом!» – мысленно усмехнулся Глеб, вспомнив сюжет фильма, где герои, как идиоты, носились с магическим кольцом. Недомерки с волосатыми ногами опрометчиво избавились от магической вещи – обладатель божественной крови нашел бы столь ценному артефакту применение…


– Неплохо получилось, – заметил черный, критически осмотрев живот мага, когда тот вернулся на место эксперимента.

– Точно все нормально? – на всякий случай спросил Глеб.

– Хитроумное изобретение. – Арциус взял в руки машинку для татуировок. – Материальный компонент еще остался. Хватит на руну активации – ее ставят на левую ладонь.

– Какая именно? В книге огнепоклонников чаще всего встречаются три. Тьер, Инхуз и Лагар, – припомнил прочитанное Глеб.

– Инхуз, – черный изобразил в воздухе горящий знак.

– А может, лучше что-нибудь из орковских татушек? – спросил ученик.

– Не сможешь подпитывать их. Нужна чужая жизненная сила – ты с ней работать не способен. А эта руна – крайне необходимая вещь для артефактора и ритуалиста. Потом поймешь.

Глеб признал, что учитель плохого не посоветует. Технология переноса уже была отработана, и вскоре маг почесывал зудящую ладонь, где хватило места для кружка с пятью закорючками внутри.

Вместо того чтобы каждый раз выводить эту руну, логичнее вливать в нее Силу и прикладывать к фигурам на манер печати. Проверять работу татуировки маг не стал – не на чем. Пришлось ограничиться заверениями учителя, что и здесь все прошло нормально.

– Надеюсь, пригодится! Так: сейчас самое время создать локальный портал. Один маленький шаг для человека и огромный – для человечества. Точнее, для одного его представителя, не самого худшего, – с напускной бравадой продекламировал ученик, оттягивая важный момент.

Глеб неожиданно осознал, что жизнь прекрасна, впереди – блестящее будущее, карьера мага и множество миров, которые он рано или поздно посетит. Превратиться в кровавые брызги после неудачной активации портала будет глупо. Теперь уже идея использовать ритуал давно исчезнувшей расы крокодилов не выглядела столь радужно. Глеб нервничал, хотя учитель и заверил, что все получилось в лучшем виде.

«Теперь отступать поздно. Следует закончить то, что начато!» – решил молодой человек. Обернувшись, он заметил двоих на крыше административного здания. К Ленке присоединился незадачливый коммерсант, получивший вторую жизнь. Зрители смотрели в бинокли на кульминацию эксперимента.

Вздохнув, молодой маг принялся вливать в фигуру Силу. Повторить то, что уже неоднократно делал учитель, оказалось несложно – сначала задействовать внешнюю завитушку, а затем еще две… Закончив последовательность, Глеб начал осторожно вливать энергию в саму фигуру.

– Достаточно, – скомандовал черный, когда экспериментатор ощутил легкое покалывание под кожей. – А сейчас – последний шаг!

Теперь маг не сомневался в успехе – потратив треть своего резерва, он решительно послал Силу в центр спирали. Сработала та через три секунды – неожиданно зрение померкло. Глеб почувствовал, что его обволакивает что-то похожее на густой кисель. Повсюду была тьма, которая воспринималась даже с закрытыми глазами. Но в истинном зрении все выглядело иначе – вокруг плескалось холодное пламя, похожее на северное сияние. Оно не стояло на месте, а тянулось навстречу тонкими язычками. Показалось, что это пламя двигается в каком-то рваном ритме – испуганный ученик успел мысленно досчитать до сотни.

Наконец все закончилось – по глазам резануло яркой вспышкой. Глеб рухнул на асфальт, чувствительно приложившись локтем и коленом. Поднявшись, он обнаружил себя примерно в двадцати метрах от Арциуса – тот с насмешкой рассматривал ошарашенного ученика.

Глеб ощутил быстро стихающую боль в области живота. Вскоре она сменилась жжением, но слабость и растерянность никуда не исчезли. В лицо дул теплый летний ветерок, шелестела трава, а мысли постепенно входили в привычное русло. С одной стороны, маг чувствовал гордость от того, что все получилось, как задумано. С другой, увиденное пугало – похоже, только что он заглянул за грань недоступного. Перекусив парой шоколадных батончиков, молодой человек решил повторить эксперимент.

– Попытка номер два, – сказал Глеб, посылая Силу в фигуру.

Теперь он знал, что именно ожидать, и заранее приготовился к жесткому приземлению. Опустошив резерв, экспериментатор с любопытством разглядывал бледные всполохи, пытаясь уловить ритм. Он считал секунды, ощущая себя мухой, застрявшей в паутине. Все это казалось невероятно важным. Казалось, нужно только вспомнить… Подумалось, что ритуал предназначен для чего-то другого и такое его использование – забивание гвоздей микроскопом. Ведь в последовательности активации используются не все элементы фигуры. Но проводить на своей шкуре сомнительные опыты ученик не собирался.

На этот раз содержимое сферы пробыло непонятно где всего сорок две секунды, и за это время понимание так и не пришло. Холодное пламя сменилось яркой вспышкой перехода – и Глеб покачнулся на пружинисто согнутых ногах. Локальный портал выбросил его за периметром станции, а дальномер показал расстояние – три сотни метров от точки старта.

– Локальный портал работает, – сообщил довольный экспериментатор, потирая живот, где ныл ожог от сработавшей фигуры. – Но резерва маловато. Буду вливать Силу из большой ловушки!

– Именно так, ученик, – кивнул Арциус.

59

– А это что будет?

Глеб покосился на картонный контейнер. Десяток яиц в коробке и сверху – еще пара.

– Ты просил боевые артефакты, – сообщил черный, – я создал их!

– Непохоже… – протянул Глеб, осторожно взяв коробку.

Обычные яйца… хотя нет, не совсем обычные – во всяком случае, половина из них. После того как с ними поработал архимаг, пять штук превратились в идеально круглые мячики. Другие пять сохранили привычную форму. У всех скорлупа немного потемнела, а у тех, что лежали сверху, даже потрескалась – видимо, тестовые экземпляры.

Ученик испытывал разочарование. Словно получил в подарок красивую коробку и обнаружил внутри кирпич. Он-то ожидал, что черный сделает крутой магический жезл, который будет укладывать супостатов целыми батальонами и полками. Ну или хотя бы магическое кольцо, испепеляющее врагов мысленным приказом. Как это получилось с генералом Зайцевым. Если есть конструкт, способный на подобное, почему бы не засунуть много таких в жезл? Когда молодой человек озвучил свои мысли, учитель рассмеялся:

– В вашем мире нет ничего, что смогло бы удержать в себе такую сложную структуру. Хотя бы большой кристалл, кость дракона или мифрил. Да и ты все равно не сможешь перезарядить такой артефакт.

– Ясно.

– Эти – одноразовые. Я влил достаточно Силы, и подпитка в ближайшее время не потребуется.

– Как их использовать? Разбить?

– Нет, они защищены от случайной активации. Смотри! – Черный бросил под ноги пару яиц.

– Разумно. – Глеб подобрал артефакты – на ощупь они были чуть теплыми и, казалось, дрожали в ладони. В истинном зрении маленькое яйцо выглядело как сгусток тьмы. А большое скрывало в себе клочья серого тумана, которые постоянно двигались.

– Влей немного Силы и бросай! Если оболочка начнет разрушаться, как у этих, – черный указал на артефакты, поверхность которых была покрыта сеточкой трещин, – постарайся избавиться от них как можно быстрее. Тебе они не причинят вреда, но наложнице или слугам может достаться.

Арциус усмехнулся и зашвырнул одно из яиц в открытую дверь проходной, где бдили двое охранников с печатью подчинения. После тихого хлопка артефакт расплылся облаком пыли, а мужчины вырубились на своих рабочих местах.

– Ты убил их! – огорченно покачал головой маг.

– Нет, такие артефакты заставляют людей заснуть. Возможно, тебе понадобятся пленники или жертвы для ритуалов. А вот эти – убивают, – пояснил Арциус, взяв шарообразный артефакт.

– Дай мне попробовать! – Глеб отобрал тестовый экземпляр, подумав, что испытывать магическую гранату на живых целях не будет. – Говоришь, мне они не причинят вреда?

– Артефакты настроены на твою оболочку. Можешь активировать их прямо в руке. Радиус действия – примерно тридцать шагов. Те, кто окажется внутри, – погибнут.

Глеб тут же активировал шарик, после чего тот лопнул чернильной кляксой. Словно живое, облако тьмы выплескивало из себя щупальца, пытаясь нащупать тех, кого могло съесть. Пальцы обожгло мертвящим холодом, однако дым клубился вокруг, не пытаясь коснуться ученика.

– Магия пустоты! – сказал тот, брезгливо разглядывая чахнущую траву и трескающийся асфальт.

– Именно так, – подтвердил черный. – Другие конструкты слишком энергоемки и недолговечны.

Через пару минут дым рассеялся, оставив выжженный круг земли примерно двадцати метров в поперечнике. Глеб задумался, как именно учитель преобразовал невылупившегося цыпленка в ядовитую тьму. Нетронутые пятна остались только там, где стояли маг и Арциус, – всепожирающая субстанция его тоже избегала. Магическая граната – вещь мерзкая, но крайне эффективная. И что особо ценно – такие штуковины не привлекают внимания, в отличие от традиционных «лимонок». Мало ли зачем человек носит в рюкзаке яйца…

– О, мудрый учитель! Благодарю тебя за полезные артефакты! – оценил подарки Глеб. – Это круче, чем стреляющий молниями жезл. Хотя от него я бы тоже не отка