Book: Вторая жизнь



Сергей Горбонос

Вторая жизнь

Купить книгу "Вторая жизнь" Горбонос Сергей

© Горбонос С. А., 2015

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

Вступление

Тихо и как-то совсем без помпезности однажды случился прорыв, впоследствии всколыхнувший мир, – так излюбленная фантастами виртуальная реальность пришла в массы.

Капсулы погружения в вирт оказались по цене вполне доступны большинству, а кто не мог купить сразу, получал вполне терпимый кредит от государства. Кстати, о государстве: именно оно стало главным куратором проекта виртуальной реальности. Технология вирта работала, используя колебания импульсов мозга, создавая состояние, схожее со сном, только более глубокое, поэтому игра заменила многим сон. Удивительно, но впервые что-то приятное оказалось и полезным: по мнению врачей, более глубокий сон способствовал устранению физической и душевной усталости организма, часто прописывался многим инвалидам и помогал людям переносить тяжёлые болезни не так стрессово. Человек приходил на работу отдохнувший, довольный, да и не метались уже люди по нескольким работам, ведь всегда можно, хоть и немного, заработать в вирте за счёт аукциона.

Аукцион – узаконенный метод обмена игровых вещей/денег и даже услуг на не игровые, то есть вполне реальные деньги, причём под контролем государства (ведь небольшой процент от такой конвертации шёл как раз в фонд того государства, житель которого изымал реальные деньги при их получении). «Платить за воздух», как ранее обзывали такой обмен, вполне были согласны многие мажоры, да и не только. В общем, сложилась ситуация, которая не так часто бывает в нашей жизни, а именно: когда все рады – люди получили отдых и приработок, а государство – снижение напряжения в народе и весьма немалый приток в казну.

Как часто бывает, среди многих игр появились лидеры, а среди них в итоге лучшая из лучших. Им стала игра Vita seconda, или «Вторая жизнь». Её разнообразия пока не смогла предоставить ни одна игра. Начнём с мира: разработчики обещали, что всем в нём найдётся место для жизни и исследований, и они не соврали, ведь всё же трудно, знаете ли, исследовать планету, в пять раз превышающую по размерам Землю. Как им это удалось? Да очень просто. Были взяты уже имеющиеся данные по земной поверхности из досконально изученных, пять раз скопированы, а потом мощные искины компании – производителя игры разбили их на своеобразные пазлы и сложили вновь. Согласитесь, дорабатывать уже имеющееся намного легче, чем создавать новое, так что таким ходом разработчики сильно упростили себе жизнь, сосредоточившись на основных городах и проработке игрового процесса. Возможно, кто-то возмутится: «Фи, да это же тупое копирование, как не стыдно!» В принципе да, но кому какое дело до того, что вот этот холмик, к примеру, имеет такую же форму и высоту, как и другой, за две тысячи километров от этого. Ну право же, такие мелочи…

Но основным козырем игры стало такое баснословное разнообразие классов, рас и внешностей персонажей, что их просто трудно перечислить. И при этом не было ни одного класса и расы при создании игрового персонажа. «Это вообще как?!» – возникает закономерный вопрос. Да, разработчики опять доказали, что всё гениальное просто. Издавна велись исследования коры головного мозга, в том числе участков, отвечающих за характер и желания людей. Эти исследования были проанализированы искинами, ими же выведены алгоритмы, позволяющие из мешанины десятков ранее известных классов создать для игрока именно тот «самый любимый». С расой точно так же: пазловая система создавала из известных нам рас эдакий микс для каждого человека, то есть, к примеру, игрок мог стать северянином, южанином, жителем островов, эльфом, соответственно, тёмным, светлым, кровавым, лунным, да и каких только там не было. Жёлтые газетёнки буквально завопили, предвкушая жирный куш: ведь это ущемление свободы выбора людей или, к примеру, это дикий дисбаланс классов!!! В чём-то они, конечно, правы, вот только почему-то ни один игрок ещё не возмутился этим фактом, почему-то ни у кого не возникло желания поменять класс, в котором буквально каждая мелочь была приятна игроку, была создана для него, на что-то иное. Что же касается баланса, разработчики уверили: основной баланс есть, но как ранее в игре всё зависело от «рук игрока», так и тут будут встречаться различия, к тому же игра подразумевается как социальная, так что, дорогие игроки, объединяйтесь, развивайте себя, познавайте свой класс и помните, что «один в поле не воин», поэтому там, где у вас что-то не получается, ищите того, у кого получается.

Немного о прокачке. Системы уровней как таковой не существовало, иначе говоря, уже созданный персонаж умел всё, что мог его класс, но с этим надо освоиться. К примеру, маг огня, только появившись, мог выдать классику – не только огненный шар новичка, но и огненный смерч, и пламя Геенны – физически, так сказать, как любой человек может стрелять из простого лука, но не каждый сразу попадёт в «яблочко». Нужно время, чтобы, побродив по миру, освоить силу, узнав её секреты у НПС,[1] или просто прислушаться к себе, поэкспериментировать, попробовать так и эдак. У кого это получалось быстрее, у кого медленнее, – как и в жизни, всё зависело от человека. Хотя бывали моменты, что выверты человеческого характера ложились на алгоритм создания так, что получались поистине непредвиденные результаты и рождались настоящие монстры, но об этом чуть позже.

Исходя из недомолвок разработчиков в многочисленных интервью становилось понятно, что искины генерируют не только классы, но и их скиллы, исходя из показателей силы, выносливости, интеллекта, воображения, характера игрока. Но прямого вмешательства в игру даже при рождении чего-то экстраординарного админы не делали, и лишь в исключительных случаях в игру вступали гейммастера – специальный штат людей, набранных из таких вот монстров администрацией игры, добровольно давших согласие на помощь проекту и, к слову, получавших за это неплохую зарплату. Админы приняли позу богов: «Мы дали вам мир, дали силу и возможность найти ещё большую мощь. Ищите её и развивайте».

Глава 1

Рождение

Вот он, миг нашей долгожданной встречи! В золотых лучах рассвета встретились два одиночества – я и КамАЗ. Правду говорят, что два идиота на дороге – это сто процентов ДТП. Нет-нет, что вы, как раз в этом конкретном случае виноват был совсем не я. Впереди идущая легковушка решила, что в такой хороший день надо бы свернуть направо, одновременно с уже сворачивающей направо маршруткой, заняв и полосу поворота, и полосу движения по центру. Пропускавший их КамАЗ, видимо, обиделся такому неспортивному поведению или же самому факту, что он вообще кого-то пропускает, и, бодро дав газу, попёр вперёд.

С утра на душе было неспокойно, и поэтому дорожная несуразица воспринялась как ожидаемый факт, что позволило не занервничать и бодро разминуться с ним. С ним… но не с кюветом, в который я с лыбой во все тридцать два зуба от осознания того, что увернулся от КамАЗа, полетел. В нашей стране у студентов есть примета не стричь ногти перед экзаменом – к удаче. Видимо, у властей есть примета не ремонтировать дороги… на удачу, а чтобы удача была полной, то такие вещи, как ограждения, вообще трогать низзя.

Поэтому я с меткостью ворошиловского стрелка попал в дырку меж отбойниками и полетел вниз на набережную. Купание было освежающим, если не считать факта, что перед приводнением я пролетел – голова – рука – нога – туловище – по куче камней и щебня, застилавшей весь спуск. Выбравшись на берег, чистый и искупанный, я со спокойной душой отрубился.

Проснулся в больнице, как рассказал доктор, с кучей весьма сложных переломов и таким количеством раздробленных костей, что если бы у врача не было дочки, с которой он дома поднаторел в собирании пазлов, то «ту мозаику монастырской розы, на которую ты рассыпался, я б и за неделю не собрал». О том, как я вообще смог выбраться, он до сих пор пишет докторскую «О величине человеческого желания пожить дольше…».

Время в гипсе прошло своеобразно. Я глубоко проникся уважением к латникам Средневековья, всю жизнь носившим доспехи.

Ну, вот настал день выписки, и доктор озвучил весь список моих успехов, в который входили начавшие срастаться ткани и правильно зафиксированные кости. В общем, всё позитивненько, с одним лишь НО, а именно: никаких тяжёлых нагрузок в течение года и минимум пять часов в день в инвалидной коляске или сидячем положении, дабы не нагружать ноги и позвоночник.

Увидев моё радостное, пышущее энтузиазмом лицо, от которого в палате уже цветы повяли и начали дымиться их трупики, врач, пожевав губами, предложил ещё один вариант. Если в двух словах: участие в проекте виртреабилитации больных. От меня – полдня и ночь в специальной реабилитационной вирткамере, от врачей – в течение двух лет обеспечение меня, любимого, больничным пособием и сама камера при удачном завершении проекта. Загружаемый контент камеры не имел значения.

Обговорив проблему со своим начальником на работе (да он у меня хороший, всё же сам ненамного старше меня), я получил двухлетний одобрямс и дал добро на установку в доме сего агрегата, главное, врачей и видеть-то в общем не надо. Данные пересылались по вирту, и максимум, почему они могли прийти, была настройка камеры.

Дом, милый дом! Камера вирта установлена, закачана топ-игра, по мнению всех моих знакомых, и вот я в размышлениях о единственном её параметре, задаваемом при входе, – нике. И всё бы ничего, но вот вокал из кухни начинал нервировать:

– Мя-а-а-а-а-мя-а-а-а-мя-а-а-а! МЯ-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!!!

Привычная истерика в исполнении кошки была до боли знакома, но сегодня я намерен стоять до последнего:

– Никакого свеженького, животное. Пока не съешь то, что у тебя в миске, вкусного не получишь!!!!

Прошло 2 минуты

– Ах ты моя маленькая, ну на, на вкусненькое, только хватит верещать, а то не кошечка, а какой-то верескунис вульгарис вымирающей породы.

Оправданием мне служит лишь то, что всегда любил природу, животных и совершенно не переносил женских слёз. И хотя этот вереск слабо тянет на слёзы, но он стоял такой, что нервные клетки клало не то что штабелями, а целыми полками. О, ник придумал, хех, пусть будет Вереск… типа травка такая, ага, люблю природу, знаете ли. Пожалуй, сильнее люблю я лишь выводить из себя людей. Нет, не из вредности и не потому, что «тёмная сторона манит адептов силой своею». Просто было в жизни время… Эх, не люблю я наш мир таковым, какой он есть сейчас. Пусть технологии скакнули вперёд, но люди всё те же и всё больше становятся похожи на андроидов. Свободен – работай, смешно – смейся, обидели – тоскуй, устал – отдыхай. Алгоритмы, сплошные алгоритмы. Но когда человека вывести из себя, заставить нестандартно реагировать на созданную неординарную ситуацию, тогда видишь его настоящим, живым. Пусть весёлым или даже злым, но живым, по-настоящему, от сердца, от души, не по алгоритму. И это заставляет, хоть и ненадолго, оживить и свою душу, подобно теплу от горящего рядом костра.

Но что-то меня понесло на демагогию. Что же, пусть мир мне не изменить, он уже слишком стар, но, возможно, я смогу хоть немного поколебать один из новых миров, не дать ему стать клоном нашего.

Посмотрим.

Подключение.

Темнота камеры вирта сменилась мириадой радужных снежинок. Придя в себя, я огляделся. Пейзажа как такового не было, точнее, эти пейзажи постепенно мягко менялись. Лес перетекал в равнины, они – в пустыни, а те – в моря. Вокруг становилось немного жарко, потом прохладно, сухо или влажно.

– Здравствуйте, – услышал я приятный женский голос за спиной.

Обернувшись, увидел закутанную в белые одежды девушку. Она была не красавица, но и не уродина. Средненькая. Средний рост. Усреднённые черты лица. Волосы были убраны в головной убор.

– Я являюсь одним из информационных потоков искинов игры. Мы благодарим вас за ваш выбор. Приносим извинения за неудобства и просим потерпеть некоторое время. Сейчас проводится сканирование слоёв вашего головного мозга, отвечающих за характер, а также считывание ваших реакций и реакций тела на изменение окружающей среды и различные образы и ситуации. Данная процедура полностью безопасна и строго конфиденциальна. Она даст возможность определить или создать класс, наиболее подходящий к вашим привычкам (хм… припоминаю, перед входом заполнял какую-то анкету) и характеру. Напоминаем вам, что в нашей игре нет обычной прокачки. Все параметры и возможности класса или доступны полностью, или неразвиты, и вам предстоит найти пути их развития.

И я отдался потоку образов и ощущений…

– Предрасположенность к определённой расе определить не удалось. Опираясь на черты вашего характера, была сгенерирована ваша внешность, за основу взята эльфийская как наиболее близкая состоянию вашей души.

Передо мной возникло большое зеркало, дабы я налюбовался на себя, любимого. Невысокий рост, хрупкое телосложение, черты лица схожи с эльфийскими из многих игр. Омг… удлинённые уши и серебристая шевелюра, заплетённая в тонкую косу по длине до… кхм… ниже спины. Правда, с глазами я что-то не понял: вертикальный зрачок на золотых, слегка светящихся больших глазах вгонял в оторопь даже меня самого.

– Поскольку вашим прообразом служили изначальные эльфы, не затронутые нейтральными или тёмными энергиями, вы получите их бонус, «родство с природой», усиленный резерв и ускоренное восполнение природной энергии, а также облегчение манипуляций с ней. А теперь позвольте продолжить сканирование для определения вашего класса.

Время шло. Искин хмурилась (странно, с чего бы информационному потоку хмуриться), но потом просветлела в лице и улыбнулась:

– Мы очень рады видеть, что и такой класс наконец-то появился в игре. Представители смежных с вашим классом в данный момент игры весьма страдают от дисбаланса и отсутствия поддержки, которую вы сможете обеспечить. А некоторые классы весьма усилили себя, не имея естественных врагов, на место которых вы вполне подойдёте. Данная информация предоставлена вам, так как вы являетесь первым представителем данного класса. Приятной игры и поздравляем с рождением первого боевого мага природы. Удачи в обучении и силы в боях тебе, Кровавый Друид!

И мир опять завертелся в веренице радужных искорок.

Очнулся я на поляне, которую окружал лес, причём такой плотности, что не факт, что меж деревьями вообще пройдёшь. От обозревания леса, поиска жизни и настройки дзен меня оторвал громкий рявк:

– А НУ ПОДЪЁМ, СОРНЯК!!!

Повернув голову и выпрямившись, я уставился на… эм… наверное, человека. Весьма своеобразного человека. Облачён он был в доспех, напоминающий древесину, которая светилась мягким алым светом, периодически меняя его интенсивность и пуская проблески по коре. За его плечами были видны переплетения веток, напоминающие при больном, то есть большом, воображении скорее крылья. Руки и ноги были покрыты шипами, на пальцах имелись внушительные когти. Ну а лицо… лица не было. Вместо лица была массивная, но не лишённая изящества деревянная маска волка.

– Высшая попросила меня побыть твоим учителем основ, мелюзга, ибо ты первый ступаешь на сию тропу. Но лишь мне решать, насколько полным будет твоё обучение. Слушай, я не буду повторять дважды. Сначала скажу то, что должна знать каждая беспомощная мелочь вроде тебя: хотя нас и называют магами природы, от них мы кардинально отличаемся. У нас нет заучиваний заклинаний, нет преобразований энергий, наша сила – созидание природной энергией. Направить её на усиление растений, поделиться ею для придания им новых свойств, создать с её помощью что-то живое – вот наша основная сила. Так, а ну давай, видишь траву под ногами? Попробуй влить в неё силу!

Я послушно наклонился над травой – ну, думаю, лить будет удобно всё же руками, не будем изобретать деревянный велосипед, – припомнив классику, начал водить ими над травой. После минут пяти почувствовал себя идиотом, после десяти начали закрадываться мысли о стабильности своего психологического состояния, ну а через пятнадцать оно всё-таки получилось. Зелёная энергия заструилась по траве, отчего та стала сочнее, вымахала до пояса и даже на вид стала выглядеть прочной. Но лафа долго не продлилась. Энергия внезапно сменила свой цвет на алый, а трава покрылась ёжиком шипов и зашевелилась, как живая.

– Значит, всё же боевик, – задумчиво проговорил учитель. – Может, это даже и к лучшему. Твои братья и сёстры по силе сейчас очень малочисленны. Никто нынче не чтит природу. Судьба была к нам неблагосклонна: все ныне существующие друиды – созидатели, и нет среди них воинов. Что ж, видимо, действительно не время мне нынче привередничать, буду обучать тебя, но потом сам не пожалей об этом. Уже сейчас я могу отправить тебя в большой мир, условия первичного обучения соблюдены… Но ты – первый, ты можешь показать и доказать всю силу природы позабывшим её. Желаешь ли продолжить учиться?



– Значит, говоришь, не любят тут природу? Это плохо. Не любить природу… вредно для здоровья. Хе-хе. Желаю продолжить обучение.

– Ох-ох, точно, боевой.

Удивительно, но ознакомительный курс затянулся на неделю обучения. Этот садист что только не заставлял делать: укреплять растения, выращивать определённые их части (шипы, ядовитые цветки и тому подобное), придавать им разные свойства вроде возможности хоть и медленно, но двигаться (лишь бы подпитка энергией не прекращалась). Очень понравилась возможность придания растениям свойств, имеющихся у реальных земных растений. Например, зная некоторые виды ядовитых земных растений, я мог передать это свойство выращенному шипу. Безграничные возможности и высокая вариативность требовали глубокого знания природы и понимания некоторых свойств живых организмов. В общем, было сложно, но удивительно интересно.

По окончании занятий учитель завёл интересный разговор:

– Многому смог я обучить тебя, и это наполняет моё сердце гордостью. Удача весьма была благосклонна к тебе – твоя расовая предрасположенность наложилась на классовую, сотворив поистине небывалой мощи создание. Но что освоил ты – для нападения это. Без крепкого корня и ствола листве не выстоять в ураган. Защитой сегодня пользоваться научу я тебя. Энергию созидания с краской разрушения смешай и в себе пропусти. Заставь её, словно волнам, омывать твоё тело.

В принципе не особо это и сложно, а запустив процесс, вообще забываешь о нём. Я уже, кстати, давно задумывался о том, что будет, если силу на себе применять. В итоге я весь засветился алым, и на мне, словно кора, начал нарастать доспех, очень схожий с доспехом учителя. Но были и отличия: выглядел он легче, не так массивно, шипов и защит было меньше, а маска была совершенно безликой. Всполохов тоже не было. Он лишь мерно светился сквозь щели коры зеленью, когда я был спокоен, и кроваво-алым в бою, да и менялся тогда слегка.

Учитель удовлетворённо хмыкнул:

– Всё правильно сделал, с первого раза к тому же. Весьма достойно. Запомни: от того, насколько освоишься ты с силой, от окрасок, что, возможно, ты в неё добавишь, да и просто от лично твоих предпочтений и привычек доспех будет со временем меняться и крепнуть. Что же, тебе пора. Братьев и сестёр всегда защищай, природу чти – сил для этого у тебя хоть отбавляй, знания я тебе дал, а далее и сам разберёшься, ибо твой предел ещё весьма далёк. Прощай.

И глаза накрыла тьма портального перемещения.

Мрак загрузки виртуальности прошёл, и вот я оказываюсь на залитой светом полянке, рядом лес, города вроде не видно, хотя не факт: вдали виднеются какие-то шпили строения, смутно напоминающего собор. На душе стало сразу тепло и радостно, а настроение переместилось на высшую планку.

И стоило мне встать, чтобы оглядеться, как сразу увидел жутко довольного игрока, что шёл по тропинке прямо на меня, не переставая улыбаться. И как только я увидел его ник, то понял: не может быть хорошим человек с таким ником, ни в жисть. Ну что ж, будем готовиться к активному сопротивлению за дражайшую тушку, дабы, как говорится, не посрамить.

Отступление

Разбойник дорог (класс такой) с ником Весельчак КамАЗ сегодня как нельзя соответствовал своему нику – был весел и шёл напролом. Причиной тому была информация о месте появления довольно мирных классов в игре, таких как священники, барды и тому подобное. Ему не хотелось вспоминать, чего эта инфа ему стоила, дабы, так сказать, не омрачать… но она таки того стоила. Классы вне закона – воры, разбойники и иже с ними имели в игре спецбонус «кровавые деньги». Стоило ему убить игрока, как ему эти деньги автоматически зачислялись и позволяли менять их на разные вкусные плюшки в игре. Ну а если при этом ещё удавалось обокрасть или заставить отдать хоть какие-то вещи или деньги перед убийством, бонус несказанно увеличивался и деньги уже начислялись вдвойне, за отыгрыш класса. Но поскольку большинство игроков такому вот весельчаку и сами могли дать по шеям, то была изобретена не лишённая изящества стратегия – нападать на только появившихся в игре игроков-однодневок, чьи головы были забиты пейзажами и разными птичками и уж точно не необходимостью сохранить в целости свою тушку. Такие точки появления были в строжайшем секрете и выведать их было очень сложно, и то, что разбойнику это удалось, приводило его в состояние эйфории. Ещё бы, ведь осталось собрать совсем чуть-чуть «кровавых денег» – и можно купить пару лакомых кинжалов, спихнув которые на аукционе за реал парень получал возможность покутить с неделю по клубам и тусовкам.

Вот он вышел из леска, и – о чудо! – на полянке уже кто-то был и, судя по поворачивающейся во все стороны голове (которая, к слову, сейчас находилась к вору затылком), сей игрок в игре первый раз. Обычная реакция всех новичков на мир игры и все его красивости. «Удача определённо благоволит мне», – подумал бандит, окидывая небольшую фигурку парня «метр с кепкой», о таких говорят: глянул на уши… хм… эльф, что ли, глянул на волосы – серебристые. Надо быть осторожным, вдруг ночной, а то такие, и только появившись, вломят – не горюй. И тут лицо бандита расплылось от узнавания – зелёные проблески на одежде, эльф, да к тому же друид. Ох, как же повезло!

* * *

Объяснение

Друидами игра избирала людей, трепетно относящихся к природе. В большинстве такие люди в реале часто работали в Гринписе или схожих организациях. Поэтому друид мог обустроить дом/замок, обеспечить безопасный проход по лесу, восстановить силы/здоровье, но чем-чем, а уж боевым классом он не был точно (в понимании множества игроков). Одним словом – лёгкая добыча.

* * *

И тут парень (а как отметил бандит по отсутствию… хм… характерных выпукл… черт внешности – таки парень) развернулся. Бандит замер в недоумении. Его сбил с толку внешний вид: древесная броня (уж на металле кора-то точно не растёт), что-то среднее между Средневековьем и Японией, состоящая из эдаких пластин коры, а наплечи располагались не горизонтально, прикрывая плечи, а вертикально, прикрывая шею. И лицо, точнее, маска из коры лишена каких-либо черт и даже прорезей.

– Любите ли вы природу, мистер «мне плевать на правила дорожного движения»? – раздалось из маски, и щели в коре доспеха начали мерно светиться холодным зелёным светом, а на маске в районе глаз и рта появились светящиеся линии. Вот эти линии перешли в разрезы, и показались глаза и рот, а цвет из зелёного стал мерно переходить в красный.

– Какого хрена?! – только и смог выдавить из себя разбойник, ведь в прорези глаз смотрели золотые кошачьи зрачки, а маска, разделившись у рта, позволила определить, что друид улыбается. Во всю ширь, зубами, что и акулы обзавидовались бы.

Решивший не медлить разбойник сделал шаг, нащупывая рукой оружие на поясе, но понял, что ему что-то мешает. Корень. Корень у ног, что не давал сделать и шага.

– Не шути со мной, шкет, меня такими сорняками не остановишь! – прокричал Весельчак, доставая нож.

Но стоило ему закончить фразу, как он услышал звук, который при должном воображении можно было бы принять за рык. Вор как-то заторможенно развернулся и увидел цветочек. Пятиметровый цветочек, который знающий человек вполне мог принять за венеру-мухоловку. Вот цветочек раскрылся, хотя тут, скорее, разлепил усеянную клыками пасть и легко и непринуждённо, одним махом позавтракал уже не таким и весёлым камазиком.

– Даже если вы не любите природу, знайте, она вас любит, будь вы хоть сырым и в доспехах, – улыбаясь, изрёк подошедший к цветочку друид. – Что, обидел тебя, такого милашку, плохой дяденька, обозвал сорнячком? Да ты его не слушай, ты просто лапуля, – не снижая довольного тона, проговорил друид, почёсывая цветочек.

На что тот откликнулся благодарным… эм… наверное, всё же это можно назвать мурчанием, мурчанием котика этак за полтонны. После чего цветок втянулся в землю и пропал.

– Так, ладно, что-то тут людно, надо бы куда в лесок забуриться, потренировать навыки, всё равно времени навалом, – пробормотал друид, открывая карту. Поскольку карта была ещё не исследованной, то все реки/леса/горы и тому подобное занимали лишь их схематичные пометки, без названий и описаний. – Ага, вот и лесок, – увидел друид лес, находящийся далеко на отшибе области без каких-либо пометок.

Свернул карту и двинулся в том направлении…

Глава 2

Дом, милый дом

На подходе к лесу у меня перед глазами высветилось сообщение:

«Лес дриад.

Монстры не агрессивны.

Вырубка древесины запрещена.

Место рождения дриад».

О, да это же чистой воды заповедник. Ну что же, я не свинюшка какая, чтобы в таком месте тренироваться, ещё сломаю что-нибудь.

Хотел уже развернуться и уйти, как услышал шум ломающихся веток. Из лесу вышел с грацией бешеного кабана какой-то весьма довольный типус огромного роста и с лицом, ну совершенно незамутнённым интеллектом. В руках данный индивид держал связку дров. Удивительным было другое: древесина светилась мягким золотистым светом. Стоило мне сосредоточиться на нём, как вылетело сообщение:

«Древесина материнского древа дриад.

Внимание! Специальное сообщение для класса друид!

Дриада данного древа умрёт через 2 часа 48 минут 11 секунд».

Опа-на, а вот это уже серьёзно.

– Эй, большой дяденька, откуда дровишки?

– Дык это… из лесу, – начал было бугай и нахмурился. – Не твоё это вообще дело, шкет. Давай-ка иди отсюда быстренько, пока я тебя не зашиб, – всё же разродился он, доставая из-за спины здоровенный топор.

Не мудрствуя он скинул связку дровишек и размахнулся этим топором, целясь мне в голову. Лезвие топора, сверкнув на солнце, остановилось в десятке сантиметров от головы жертвы. Сам же дровосек натужно стонал, ведь из земли его руки и ноги пронизали копья, чем-то похожие на колючки пустынных растений, только невероятно огромного размера. Поскольку ничего жизненно важного задето не было, данный индивид оставался жив и в меру бодр.

Моя фигура друида светилась зелёным светом, маска пододвинулась вплотную к бугаю и, распавшись в районе рта на две неравные половинки, прошептала ему на ухо:

– Сейчас ты, моё дорогое высокопитательное удобрение, мне как на исповеди точно и географически правильно обрисуешь в красках, где найти пенёк от дерева, что ты срубил.

Через 20 минут

Шагаю я по лесу и не перестаю удивляться. Кто бы мог подумать: НПС – браконьер. Решил он, видите ли, в лесу дриад разжиться древесиной материнского дерева дриад. Оно у них в городе магами и шаманами, мол, весьма ценится при создании разных амулетов. А то, что дриада без него умирает, это, право, такая мелочь, зато деньги для кабака будут.

Вот так, задумавшись, я и не заметил, что в довольно тихом лесу что-то изменилось. Прислушался… хм… вроде плач. Пройдя в направлении звука ещё пару минут, увидел печальную картину: девчушка лет пятнадцати обнимала обрубок дерева высотой с полметра и заливалась слезами. Присмотревшись, отметил, что передо мной не совсем человек – меж зелёными волосами кое-где проглядывали веточки с листочками, образуя что-то схожее с тиарой или заколкой. Одета девочка была в широкие листья, что образовывали свое образный топ и юбочку до колен. Но тут перед глазами высветилось сообщение:

«Дриада умирающего древа.

Внимание! Специальное сообщение для класса друид!

Дриада данного древа умрёт через 1 час 56 минут 25 секунд»

Ну и что прикажете делать?!

Пока я занимался бичеванием, заплаканное существо обратило свой взор на меня. Её мордашка приняла гневное выражение, кулачки сжались, а волосы немного зашевелились, как на лёгком ветру.

– За что? За что вы, люди, это сделали? Почему вы нас всегда обижаете?! – прокричала она и прыгнула на меня с занесённой для удара рукой.

Ситуация была совсем не комичной по причине того, что, ещё когда дриада только оборачивалась, её рука начала покрываться корой, образовав шип сантиметров эдак тридцать.

Ну не бить же девушку, право слово! Поэтому я спокойно оставался на месте, ожидая, что сейчас окажусь где-то в ближайшей точке возрождения. Но далее события пошли ну совсем не так, как ожидалось. Дриада со всего маху налетела на меня, но в момент касания с моим древесным доспехом просто провалилась в него. Сопровождалось данное действо зелёным свечением в месте… кхм… присоединения тела, скажем так. Через пару секунд та точка засветилась, и из доспеха высунулась голова дриадки, встретившись со мной взглядом. Тишина и две пары ошарашенных глаз. У меня по такому поводу на маске аж два абсолютно округлых отверстия появились, открывая не менее округлые глаза (кстати, о маске: наличие или отсутствие каких-либо щелей в ней совершенно мне не мешало и воспринималось скорее как изменение лица от эмоций).

– Э-э-э-э?! – огласило место дружное высокоинтеллектуальное высказывание в моём и дриады исполнении.

«Внимание! Специальное сообщение для класса друид!

Угасание дриады из-за отсутствия матери-древа остановлено.

Новый древесный носитель установлен».

– О-о! – прозвучало опять же одновременно в моём и дриады исполнении.

– Ой, дяденька, а ты не друид, случайно? – наконец совладала с собой дриада, удивлённо пискнув.

– Да, как бы друид, – продолжил я радовать мир своими сверхумными фразами.

– А у вас в доспехе, как у меня дома, силы восстанавливаются! Дяденька друид, а можно я пока с вами побуду, я вам мешать не буду, честно-честно, – протараторила дриада, состроив умилительную рожицу.

Ох уж эта слабость к женским слезам и просьбам!

– Ну хорошо, но всё же сейчас я попробую тебе помочь, иначе… – не закончил я, приседая над пеньком её древа.

Опускаю руку на пенёк, моя древесная перчатка начинает светиться, а пенёк – увеличиваться и расти. Вот уже показались веточки, проклюнулись листочки. Ещё миг – и уже ничто не напоминало того пенька, вместо него стояло довольно внушительное дерево.

Но тут пришлось отвлечься на завизжавшую и кинувшуюся обнимать меня дриаду. Одновременно с этим высветилось сообщение:

«Внимание! Специальное сообщение для класса друид!

Взросление материнского древа завершено.

Необходимость привязки дриады к древу не критична, разрушение связи с древом-носителем не смертельно».

Отвлечься меня заставила та же дриада, дёргающая меня за руку со скоростью пулемётной очереди.

– ДяденькаДруидАТыТакЕщёМожешь?!

Хм… видимо, не только дёргала, но и говорила она с пулемётной скоростью.

Я прислушался к себе, но никакого дискомфорта не почувствовал.

– Думаю, да. – Чего уж скрывать, коль так просят.

– ПОМОГИ!!! – произнесла дриада с болью в голосе и совершенно не детской интонацией. – Помоги, пожалуйста, помоги сёстрам! – закончило фразу это чудо и разрыдалось.

Ох уж эти слёзы!

– Хорошо, уговорила, – усмехнулся я, видя, как озарилось улыбкой лицо дриады.

– Спасибо вам, дяденька друид. – Дриада низко поклонилась.

«Поздравляем! Вы нашли скрытый квест».

Всё более странно и странно. Ну да ладно, заодно ей помогу. Кстати, что ещё за «дяденька»?

– Хватит меня звать дяденькой, зови просто Вереск, и давай уже на «ты».

Ну, блин, есть чему возмутиться, всё же мне всего двадцать пять лет!

– Ага, а меня тогда зови Зи, – расплылось в улыбке это шебутное чудо.

– Так, ладно, а сёстры-то твои где? – проговорил я и начал озираться, бегать глазами по лесу.

– Нет-нет, не здесь, – замахала руками Зи, – они далеко, я покажу. Помогите им, пожалуйста, они давно болеют, им очень плохо.

– Хорошо, хорошо, показывай дорогу…

Я не успел договорить, как материнское древо разделилось на две части, образуя арку, заполненную темнотой, в которую меня и втащила дриада.

* * *

Вынырнув из портала, я увидел перед собой довольно «милый» лес – чёрные стволы деревьев усеяны шипами, из земли подымается туман обнадёживающего кровавого цвета, вдали кто-то воет… хотя нет, уже кого-то ели. Перед глазами вынырнуло сообщение:

«Лес Боли.

Уровень агрессии животных максимальный.

Уровень агрессии растений максимальный.

Уровень агрессии монстров максимальный.

80 % вероятного разрушения снаряжения без возможности ремонта при смерти.

Дебаф[2] при смерти „– 90 % к характеристикам персонажа”.

Дебаф при смерти „– запрет использования умений на 48 часов”».

Дриада схватила меня за руку и с нежностью бронепоезда потянула в лесок, защебетав при этом:

– Не переживай, Вереск, друиды – хранители лесов, поэтому животные тебя не тронут, хватит упираться и пошли быстрей.

Идём по лесу. Солнца почти не видно, всё застилает туманчик, вдали, судя по звукам, уже жрут того, кто жрал до этого… Точка общепита у них там, что ли?

Перед нами зашевелился кустик. Я остановился поглядеть, что да как, мне сейчас всё интересно. Из кустика вылез зайчик, милый такой – глазки красненькие, горят, из ротика слюнки капают и дымятся, упав на землю. Подошёл ко мне, понюхал, улыбнулся всеми зубками, всеми тремя рядами. Ну что за милый зверёк! Я не выдержал и почесал зайку за ушком. Тот от наслаждения умильно так завыл. Ах, люблю всё-таки природу!



Прилично так идём уже. Думаю, часа два прошло.

– Пришли!

Фу, наконец-то!

Так, оглядеться всё же не помешало бы. Что мы тут имеем? А имеем мы пятачок леса, что стоит обособленно от других деревьев. Эдакий лес в лесу. Хотя пятак и не большой, минут за десять обойду. Присмотрелся:

«Роща дриад.

Внимание! Специальное сообщение для класса друид!

Роща заражена.

Распространение тёмных миазмов – 80 %».

От чтения отвлекло подёргивание руки. Зи опять включила режим пулемёта и, тыкая пальцем в рощу, затараторила:

– ПомогиСестрамПожалуйста!!!

– Да понял, ты не нервничай, главное, уже начинаю.

Ох, боже, сколько чело… дриаде для счастья надо! Зи заулыбалась и запрыгала на месте от нетерпения.

Так, ладно. Приложил руку к первому древу, начал накачивать энергией. От места соприкосновения руки с деревом начало разрастаться светлое пятно. Убрал руку – пятно опять потемнело. Так дело не пойдёт, я эдак и до пенсии не управлюсь.

Зашёл в центр рощи. Со всей дури вогнал обе руки в землю. Начал прокачивать силу в таком темпе, что доспех засветился красным, его покрыли шипы и, по-моему, на спине начало что-то расти… или показалось, да какая разница в общем-то! Пятно здоровой почвы стало разрастаться, пока не покрыло всю рощу. Я выпрямился, доспех пришёл в норму, а со спины послышался звук осыпающихся листьев. Обошёл рощу по кругу. Всё нормально: поскольку загрязнение тёмной энергией было единичным, и у неё нет источника, то уже живая земля повторно не загрязнялась.

«Внимание! Специальное сообщение для класса друид!

Распространение тёмных миазмов – 50 %».

В общем, всё благотворно, так сказать. Надо бы проверить.

Кладу руку на ближайшее дерево. Светлое пятно послушно начинает разрастаться. Убираю руку – пятно на месте. Что ж, продолжим. Когда посветлело всё древо, я отошёл поглядеть на дело рук своих. Ну что ж, милое получилось деревце – молочно-белый стебель и золотые листья… Странно, может, напутал чего…

«Внимание! Специальное сообщение для класса друид!

Золотой меллорн – излечение 100 %.

Распространение тёмных миазмов – 49,8 %».

Эх, блин, работы ещё целая куча!

Но стоило мне отвлечься, как на белоснежном стволе дерева появилась золотая точка. Вот она расширилась, и из неё выглянула заспанная мордашка дриады, весьма схожей с Зи, правда, волосы были не зелёные, а золотые.

Она посмотрела на дерево… на меня… на Зи… опять на меня…

Глянув в этот момент на Зи, улыбнулся, увидев, что та проделывает такие же манипуляции.

Наконец они обе перестали таращиться, и рощу огласил визг радости уже двух дриад, и меня оглушил уже дуплет пулемётных очередей.

Общий смыл таков:

1. Они обе очень рады.

2. Я молодец, они мне очень обязаны.

3. Заражённые деревья служат тюрьмой для остальных дриад.

4. Помоги освободить остальных. «НУ ПОЖАЛУЙСТА!»

Ох, чувствую, капитально меня припахали, день… хотя нет, неделя обещает быть долгой…

Глава 3

Новые знакомства

Город Нокс мог бы показаться ничем не примечательным городишком империи. Сильных монстров нет, полезных минералов нет, но была одна особенность сего града, что заставляла довольно часто упоминать его название. Данный город имел у себя один из ключевых телепортационных узлов. Хочешь ты попасть в степи, к морю или в какой другой уголок огромной империи, то в 75 % случаев твой маршрут так или иначе пройдёт через этот город. Поэтому не было ничего удивительного в том, что большинство сильных, опытных и отлично экипированных игроков частенько мелькали в городе.

По улице шёл широкоплечий гном. Неудивительно, что народ почтительно расступался, пропуская закованную с ног до головы в металл фигуру. Паладин Горн считался одним из сильнейших игроков в западной части империи. Бывший военный, имеющий большое количество травм, хоть здесь, в виртуальном мире, мог забыть о боли и окунуться в мир сражений и приключений, где его боевой опыт ценился на вес золота.

– Привет, Горн! Есть минутка? – окликнула гнома высокая девушка в доспехе с длинными чёрными волосами и двумя катанами за спиной, что находилась в кучке гомонящих подружек, которые затихли, стоило ей заговорить.

– О, привет, Ато! Если ты о том, что админы предложили мне войти в состав гейммастеров, то да, это правда. Работы, конечно, прибавится, ведь за вами нужен глаз да глаз, пигалицы, но уж очень щедрые условия. Хотя знаешь, Ато, дело даже не в том, что мне заплатят, меня записали в программу по реабилитации пациентов и установят медкапсулу для вирта. Как говорят врачи, если я буду почаще в нём находиться, то месяцев через шесть я избавлюсь от болей и дам нормально восстановиться организму. Кстати, ты опять ведёшь подружек по данжам?[3] Одного не пойму: что их много-то так, они что, все твои подруги в реале?!

– Да нет, что ты, тут всего пара моих подруг, они растрезвонили, «какая Ато сильная и умелая», своим подругам, а те своим. В итоге сводила я их пару раз по данжам, народу понравилось, народ оценил, народ вошёл во вкус, – улыбнулась девушка.

– Хо-хо, я давно говорил тебе, Ато, что тебе пора создавать свой клан. Шутка ли, женский клан! Да народ только из-за этого будет на ушах стоять, я уж молчу о том, что многие твои подруги довольно сильны, а с тобой и я сам бы побоялся схлестнуться.

– Горн, ты преувеличиваешь моё мастерство, всего три года в кендо, профессионалом, как ты, я никогда не была. Ну а насчёт клана… Я помню тот наш разговор. Я решила всё-таки его создать. Вот и пашем с девушками по данжам, копим деньги на замок и дом клана в столице. Думаю, ещё пара недель в таком темпе – и денег должно хватить. И не надо усмехаться, чисто женского клана всё равно не будет. Девчонки заочно уже приписали в клан своих кавалеров, да и просто знакомых парней, которые адекватны и согласны вступить. Хотя знаешь, всё же девушек будет больше, думаю, парней наберётся всего треть, а то и того меньше.

– Ладно, я понял. Ну а я сегодня задумал совершить «дембельский аккорд».

– Решил пройти какой-то данж в одиночку?

– Круче, Ато, я сегодня пойду в Лес Боли.

– Горн, ты псих! Я, конечно, понимаю, что, когда ты станешь гейммастером, тебе выдадут их снарягу, и не надо жалеть свою, но, Горн, это же Лес Боли, туда чем больше народу ломилось, тем быстрее ложилось. В него даже на четверть не углублялись, это притом, что реально неизвестно, что там в центре. Да ему даже игроки кличек не придумывали – это реально Лес Боли. Хотя знаешь, да, в одиночку, может, и получится, а если учесть, что ты хочешь «красиво уйти», пожалуй, это будет лучший выбор. В общем, если что интересное там увидишь, обязательно мне расскажи потом. Удачи тебе, Горн.

– И тебе, Ато. – И гном, улыбнувшись, шагнул в арку телепорта.

ВЕРЕСК

– Наконец-то!

«Роща дриад очищена.

Скрытый квест выполнен.

Вы вложили душу в эту рощу и теперь всегда можете вернуться сюда независимо от состояния, местоположения и условий.

Разрешено использование ресурсов рощи при согласии дриад».

Мило-мило, можно сказать, мне только что подарили дачный домик. Я не утрирую. Закончив очистку рощи и выслушав пулемётную очередь благодарностей уже всей рощи дриад, получил от них подарок. Они вырастили мне в центре рощи дом-дерево, где я мог отдохнуть от уборки. Ага, не ослышались, уборки. Золотые меллорны после лечения, немного окрепнув, сбросили свои золотые листья, что были вызваны экстренным лечением, и начали растить уже нормальные, сочные золотые листочки, которые не то что сорвать, но и срезать было нереально, легче дерево вырвать. Сбросили и закидали ими всю рощу, что не пройти не проехать. А эти маленькие хитрюшки дриадки, видя моё благожелательное к ним отношение, решили уже всей рощей сесть бедному друиду на шею с «ну па-жа-луйс-та убери!». И вот я, как идиот с метлой, собираю старые листья в кучу, чтобы потом их выкинуть подальше в лес. Точнее, собирал. Судя по радостному писку, Зи с подругами опять добралась до кучи листьев и играет там, вновь раскидывая их. Ну, всё, дам ремня… хотя нет, ремня у меня нету, но могу вырастить тонкую лиану… ага, дам лианы.

– ЗИ-И-И-И-И, Я КОГО-ТО, ПО-МОЕМУ, ПРЕДУ ПРЕЖДАЛ!!! – разносится по лесу рёв беременного медведя.

Дриадка, видя такое дело, начинает стратегическое отступление по всем фронтам, не переставая при этом похихикивать и показывать мне язык. Да, точно дам… э-э-э… лианы.

И вот, когда это похихикивающее чудо было почти поймано, в лесу послышался шум, и в рощу вломилось… что-то грязное и покусанное.

Позже это нечто было опознано мной как гном, но не успел я и рта раскрыть, как этот швейцарский сыр проорал густым басом:

– А ну не трожь девочку, чудище огородное! – И с криком: – Да исчезнет зло! – бросился на меня.

ГОРН

Горн в очередной раз проклял эту бесовскую идею с Лесом Боли. Силы закончились ещё час назад, и сейчас он шаг за шагом двигался исключительно на гномьем упрямстве.

– Чёртовы кролеги,[4] поубивал бы гадов, чтоб у них утром запор был, – зло бормотал гном, окидывая тоскливым взглядом свою броню.

А тосковать было по чему: маленькие создания, которых и с пары метров кроме как за кролика не примешь, оказались препаршивейшими. Имея зубы в три ряда, они кидались на бедного гнома, прогрызая броню до дыр. Чтобы убить столь шустрое существо, приходилось выполнять раз за разом спецприём «убицо ап стенку», прыгая с чёртовым кролегом на землю и пытаясь задушить его массой доспехов. Вот и шёл теперь понурый грязный гном в покусанном дырявом доспехе, пока не услышал рёв неизвестного зверя. Судя по мощности, зверь был матёрый и очень взбешён. Рассудив, что терять ему уже нечего, Горн ломанул на шум и вылетел прямо на двух существ: девочку, в которой узнал деву лесов, или, иначе, дриаду, и непонятного монстра в древесной броне. Монстр явно гнался за дриадой, а бедная девочка отступала, всё сильнее теряя шансы на жизнь.

Горн недаром был определён системой как паладин, беззащитную девушку он никак не мог оставить в беде, даже если это НПС. Поэтому, крикнув для привлечения внимания в сторону монстра первое, что в голову взбрело, гном этой фразой-ключом активировал боевую ауру и ринулся в атаку. Существо замешкалось, что было лишь на руку Горну, и он, размахнувшись своим огромным молотом, нанёс первый удар. Монстр начал уворачиваться, но не успел. Его левое плечо взорвалось кучей древесных опилок и разлетелось вдребезги. Хотя, как отметил для себя Горн, удар такой силы обычно валил монстров и покруче, а уж деревья и вовсе разрывал пополам, а не так вот слабенько. Странно, но и крови, и кусков мяса не наблюдалось. А вот что началось потом, просто не укладывалось у гнома в голове.

Монстр, а иначе ЭТО не назовёшь, сменил свет, что исходил от его доспеха, с зелёного на кроваво-красный. Место, где раньше было плечо, начали покрывать жгуты веточек и лиан, которые всё сильнее приобретали форму уничтоженного плеча. Вот плечо полностью восстановилось, вместе в частью доспеха, а за спиной у монстра в районе лопаток начали расти ветки, формой напоминающие крылья. Правда, небольшие, с полметра всего. Скрытое маской лицо чудища вплотную пододвинулось к оторопевшему от такого гному, и у маски появились щели смеющихся глаз и улыбки, при взгляде на которую почему-то вспомнились акулы и ненавистные кролеги.

Но тут произошло то, чего гном уж точно не ожидал, выронив от удивления молот и широко раскрыв глаза и рот. Монстр заговорил, и от слов Горну стало так тоскливо-тоскливо.

– Значит, рыцарь бородатого образа кинулся защищать девушку? Это ты, конечно, молодец. За это будет тебе бонус в сокращении времени лечения. Но всё же, когда прёшь по дороге, смотри, куда ты, собственно, идёшь. Добро – это не только поступки, но и разъяснительные работы. Так что перейдём-ка к торжественной части.

Горн почувствовал, что его что-то схватило за ногу, и в тот же миг мир превратился в калейдоскоп образов неба и земли.

ВЕРЕСК

Когда я закончил воспитательные процедуры в виде мерного битья о землю консервированного гнома, опутанного лианой, решил перейти к части «Лучшее в гостях – это их отсутствие».

ГОРН

Игрок, а теперь и дураку стало бы ясно, что это никакой не НПС-монстр, а реальный игрок, видимо, заскучал от вида планомерного битья гнома о землю и, подтащив его лианой ближе к себе, начал диалог:

– Осознал?

– Э… ну, в принципе да. – Горн даже засмущался немного.

– Хорошо, ну тогда давай, до свиданья. – И, отпустив гнома, развернулся и пошёл в рощу.

– Слушай, извини, постой, пожалуйста. Ты меня извини, но я просто себя уважать перестану, если не спрошу… эм… а что ты тут вообще делаешь? – всё же выдавил из себя Горн, уже ожидая, что сейчас процедура с лианой повторится.

– Да убираю я тут, – легко и непринуждённо ответил игрок, показав… МЕТЛУ.

– А что ты убираешь? – скорее как сомнамбула, потеряв связь с реальностью, спросил гном.

– Листики, – был ему ответ, и человек показал пальцем себе под ноги и пнул лист золотого меллорна, который алхимики с руками выдирали у любого по цене хорошего латного доспеха и необходимый им для кучи зелий кланового, а то и альянсового уровня.

– Эм… скажи, а тебе эти листики сильно нужны? – Горн понял, что если сейчас парень согласится, то в жизни гнома изменится очень-очень многое.

Маска опять приблизилась к его лицу, показалась акулья улыбка, и весёлый голос произнёс:

– Я таки смотрю, ви имеете мнэ что-то прэдложить?

ВЕРЕСК

Ох и удачно же мне подвернулся этот гном! Как оказалось, эти листья жуть какие дорогие, и гном месяц только тем и занимался, что таскал их от меня на рынок. Мы условились, что в течение ещё пары месяцев он будет сбывать их небольшими партиями, дабы не снизить цену и не получить лишних вопросов на тему «Откуда дровишки», а потом, переведя деньги в реал, кинет на мой счёт 70 % от общей суммы. Заглянув в итоге на свой счёт на карточке, я понял одну простую истину: я больше могу не работать. Я не знаю, что за мажоры выложили такие суммы за эти листья, но понятно было одно: даже особо не экономя, мне этих денег до конца жизни хватит.

А потом случился любопытный разговор:

– Интересный ты парень, Вереск. Ты знаешь, что, даже если не учитывать, сколько мы заработали, любой клан за обладание такой боевой единицей, как ты, тебе и так бы жизнь в шоколаде обеспечил, уж очень страшный класс получился, даже для уровня гейммастера. Ты вообще как, играть ещё будешь? – начал гном.

– Да, Горн, я прохожу спецпрограмму у врачей, поэтому года два я в любом случае играть буду.

– А-ха-ха, не реабилитация ли виртом?

– Она самая.

– Я тоже в ней участвую, правда, решил перейти в гейммастера, работа у них интересная, да и лечение продолжу. А ты вообще когда в город выбираться планируешь, раз уж решил играть?

– Никогда…

– Э?..

– Не хочу во все эти дрязги лезть, а меня, как ты описал ранее, обязательно втянуть попробуют. А здесь у меня приятная компашка дриад, есть с кем поболтать, да и лес в порядок приводить надо… ещё куча работы. Здесь я могу творить и совершенствоваться.

Гном сразу вспомнил дом друида, просто фантастический, на который тот не без удовольствия тратил уйму времени, совершенствуя и украшая его. И теперь он напоминал скорее обиталище сказочных фей из книг.

– Значит, я всегда смогу тебя здесь найти, Вереск?

– Ну, в принципе да.

– Это очень хорошо, – пробормотал задумавшийся гном, помахав мне рукой и запустив переносной одноразовый телепорт. И лишь благодаря обострённому слуху я услышал, как Горн прошептал: – Хоть бы согласился, ей сейчас очень нужна помощь.

Отступление

Пару дней ранее

Славный город Эхо. Столица несокрушимой империи. Средоточие мира и спокойствия и его же хранитель. Ну разве что за исключением одной столичной улочки, на которой сейчас царили шум и крики. Двое мордоворотов, не давая пройти девушке, вовсю орали на неё, чуть ли не брызгая слюной. Удивительно, но из довольно большого количества прохожих ни один не остановился, чтобы вступиться за даму, хотя на каждом втором лице и проскакивало узнавание девушки, но они лишь отворачивались и прятали глаза.

– Да ты совсем ох…ла, тебе сам Сэм предложил к нему вступить!!! Да ты на коленях к нему ползти должна, ничтожество!!! – распылялся один бугай.

– Гы-ы-ы, да я понял чё тут такое-то, Вилли. Да ей, гы-гы, просто из тех двоих один пры… прэ… приглянулсо, во, – начал было второй речь, больше похожую на мычание.

– Да ты чушь не неси, Сэм, он круче их будет, они с ним баблом не потягаются, – продолжил первый.

– Ничтожества, пошли вон отсюда, шавки. Ваш хозяин, наверное, вас заждался, если поскулите достаточно, он вам и косточку кинет, – не выдержала девушка.

– Потише, скоро сама ему поскулишь и повоешь по самое не могу. Ну а мы, так уж и быть, твоих девочек всем приёмам обучим, будем им опыт передавать, гага-га! – продолжил первый, видимо бывший главным в этой компашке, но осёкся, увидев, как девушка сняла из-за спины две катаны.

– Не, ну ты и дура, гы-гы. В городе обнажать оружие нельзя, не тот случай, тебя за такое быстро законники оприходуют.

А девушка, тем временем обнажив катаны, воткнула их в землю, оставив в руках лишь ножны, ножны – не оружие, его обнажить нельзя.

На лице первого парня проскакивает понимание, но он не успевает уклониться от удара в живот и скрючивается на дороге, а секундой позже второй проделывает тот же манёвр, и вот на дороге уже два стонущих тела.

– Ну всё, с…ка, ты нарвалась, сейчас ребята подтянутся, посмотрим, насколько тогда ты будешь вежливой, мы теб…

– ДА УСТУПИТ ТЬМА!!! – прервал диалог мордоворота крик.

Из сияющего портала вышел гном в белоснежных латах и с огромным молотом. Он оглянулся, нашёл глазами свою знакомую и достаточно быстро разобрался в ситуации.

– Чтобы я вас тут через минуту не видел и не слышал, шпаньё, пшли вон! – Не снижая напора, гном двинулся на гопников.

– Ха, Горн, что, опять её прикрываешь, дык не забывай, ты теперь законник, ты гейммастер, пока мы для закона белые и пушистые, ты нам ничего не сделаешь, ты нам никто!

– Хочешь проверить, шваль, я дам тебе такой шанс. Не поспрашивать ли мне о ваших делишках других мастеров? Не попросить ли присмотреть, оказать дружескую опеку?

– Ну-ну, Горн, посмотрим, ладно, что-то мы подзадержались тут, на эту сучку мне жалко времени.

Два бугая, отойдя на шаг, пропали во вспышках одноразовых телепортов.

– Ну, здравствуй, Ато! Я вижу, после нашей последней встречи всё стало только хуже. В этот раз я тебе отмолчаться не дам, пошли в кафе, расскажешь мне всё.

Девушка вздохнула и поплелась за гномом в ближайшую кафешку. Они заняли места, им подали сок. Гном устремил взгляд на девушку, приподнял бровь, изображая крайнюю степень внимания. Ато опять вздохнула, но всё же начала рассказ:

– Помнишь, Горн, твой совет о клане? Как я тогда и сказала, я ему последовала. Девочки, да и немногочисленные парни не вылезали с данжей месяц, и мы смогли накопить на клановый дом в столице и даже прикупили довольно уютную клановую крепость на окраине империи. Ты, кстати, был прав насчёт женского клана, пусть в нём и состоит довольно много парней, но это на девяносто процентов парни, которых притащили за собой девочки. Клан действительно стали считать первым женским кланом, хотя фактически он таким не является, но кого из этих идиотов волновало наше мнение. Так вот, девочки есть девочки, и хотя у нас есть достаточно бойцов экстра-класса, одна Кей чего только стоит, я уж о Анжелике молчу, но в основном девчонки тяготеют к мирным профессиям. Зачаровывание, магическая вышивка, дрессировка питомцев – мы прочно заняли нишу на рынке. Это многим не понравилось. Я пока не смогла выяснить, к кому тянутся ниточки, но нашлись умники, которые бросили клич о женском клане. Ну а мажорики и клюнули, ты же их знаешь, престиж и всё такое, хотя у самих почти все бойцы наёмные и выше середнячка никто не поднялся. Вот эти олухи сначала решили напрямую наехать на меня, но, получив отлуп, расшумелись ещё больше. Да они на нас целый тотализатор устроили! Два богатеньких клана сейчас лидируют, кстати. Они осадили мой замок Горн. Всех небоеспособных девчонок я уже перевела в клановое здание, в столице пока было тихо. Наши бойцы держат замок лишь потому, что эти олухи каждый раздельно атакуют его с разных направлений, пытаясь обогнать друг друга и только мешая себе. Но скоро наша и так шаткая удача закончится, и они или, вырезав друг друга, выявят сильнейшего, или, что ещё хуже, объединятся. И тогда нам конец. Самое обидное, Горн, я даже не могу распустить клан. Эти уроды уже добавили каждого, слышишь, Горн, КАЖДОГО в чёрный список клана и будут атаковать нас вне зависимости от того, будем ли мы в клане. А так я способна дать хоть какой-то отпор. Всё паршиво, из дохода клана я немного могла поддерживать девчонок, не у всех есть парни, а лишняя наличность никому не помешает, все же они ещё молоды. Я даже знаю пару случаев, когда девушки этими деньгами родителям помогали, регулярно. Они не могут бросить всё сейчас, просто не могут…

– Ой, да ладно тебе, Ато, сама-то больно взрослая, двадцати пяти ещё нет. Эх, не в этом возрасте такую тяжесть на плечи себе взваливать! Знаешь, самое паршивое, что эти два недоноска были правы: я гейммастер, для меня теперь главное – закон, и я не могу вредить кому-то в угоду другим. Да что там, даже уйдя из администрации, меня одного будет явно мало…

Гном сделал глоток сока и глянул на руки девушки. А она, видимо, на автомате достала из вазочки на столе цветок и стала его вертеть в руке. От такого, казалось бы, невинного жеста гном выпучил глаза и поперхнулся.

– Горн, не спеши, и так тошно, ещё не хватало, чтобы ты тут в соке захлебнулся, – проговорила Ато, стуча по спине кашляющего гнома.

Горн вроде взял себя в руки и, сверкая, как медный котелок, и широко улыбаясь, чем заставил не ожидавшую такой перемены настроения гнома девушку отшатнуться от него, спросил:

– А любишь ли ты природу, Ато?

Глава 4

Первый шаг в большой мир

Последнее время в душе Ато бушевало море эмоций, и, как бы этого ни хотелось, большинство из них были печальными. Груз ответственности за клан давил на плечи пудовой гирей. Но сегодня она себя чувствовала иначе, весьма специфически. Сегодня Ато чувствовала себя… дурой.

Парой часов ранее

– Привет, Ато, хорошо, что ты в столице, не пришлось тебя долго искать. – На пороге кланового здания стоял радостный Горн.

– А, Горн, привет-привет, ты по делу или на чаёк заглянул? – поприветствовала его усталым голосом Ато.

– Да какие тут чаи, я по делу. Есть у меня идея, хотя, скорее, возможность… шанс… удержать твой клан от уничтожения.

На миг в глазах девушки мелькнула надежда, но сразу угасла, и уставшим голосом она произнесла:

– Сейчас у меня нет такой роскоши, Горн, как вера в пустые надежды, это невозможно. Я трачу последние силы, чтобы хоть что-то сохранить. Отослала сегодня прошения десятку топ-кланов. Возможно, не всех, но хоть часть девочек они прикроют – вот моя последняя надежда, Горн, мой последний шанс.

– Ответа ещё не поступало?

– Да нет, конечно, я недавно отослала, они ещё долго будут взвешивать все за и против, глядя на ход войны. Я думаю, когда мы потеряем наш замок и нас загонят в столицу, тогда они откликнутся.

– Хо-хо, значит, у нас ещё достаточно времени. Не отказывайся, Ато, шанс дорого стоит. Да и не обижай старика, я тебе плохого никогда не советовал.

– Пфф… тоже мне, старик, ну ладно, рассказывай «дедуля», что за шанс.

– Если в двух словах: есть у меня знакомый – зело большой любитель чистить сорняки и ухаживать за цветами, хотя он, наверное, в этом не то что мне и себе никогда не признается.

– Игрок? Один игрок, Горн, не сделает ничего, я помню, как ты сказал, что и ты тут не поможешь, не втягивай ещё кого-то, мне и так хватает забот.

– Что ты, о нём заботиться не нужно, он у нас не тепличный, ухода не требует, – усмехнулся гном, видимо что-то вспоминая.

– Горн, хватит, один не поможет!

– Ато, ты ничего не теряешь, я прошу тебя только посмотреть на него, ничего более.

– Да что он, пугало какое, что одного вида достаточно. Эх… Горн, ты же не отстанешь?

– Не-а.

– Ну ладно, веди, но я лишь встречусь с ним, и ничего более.

Горн потащил её к ближайшей арке телепорта. В глазах потемнело, и девушка увидела лес. Лес, который заставил впервые задуматься о адекватности старого друга, – Лес Боли. Ато хотела было разразиться гневной тирадой на тему неуместности подвигов и авантюр в её положении, но гном, продолжая улыбаться, потянул её в глубь леса, лишь на минуту остановившись и проведя инструктаж.

– Так, Ато, я в этом лесу бывал часто. Что здесь водится, знаю наизусть. Дорогу я покажу, но в борьбе с монстрами помочь смогу только советом, при моём статусе гейммастера силовая поддержка будет считаться нарушением. Ничего не бойся, я много раз его проходил.

– Странно, Горн, что ты не рассказал мне, что осилил Лес Боли, я думала, тогда у тебя ничего не получилось, и старалась не подымать эту тему, чтоб тебя не обидеть.

– Ха, я бы не сказал, что полностью осилил. Пойдём, ты сама всё поймёшь.

* * *

И вот уже больше часа Ато чувствует себя дурой, раз за разом прыгая на землю и кидаясь на деревья, в попытках раздавить очередного кролега. И это всё под ехидные комментарии гнома, желание послать которого крепло с каждой минутой. И не просто послать, а ещё чем-то по мордасам врезать. Данная мысль была столь сладка и желанна, что девушка на автомате перехватила за задние лапы очередного кролега и с кровожадной улыбкой сделала пару шагов в сторону гнома. Могучий паладин и гейммастер даже испугался немного, покосился на пушистое оружие в руках воительницы и выдал фразу, заставившую Ато выронить ошарашенного от такого обращения кролега и остановиться с выпученными глазами и открытым ртом:

– Да ты не нервничай так, Ато, побереги силы, нам же ещё Его уговаривать вступиться, а это ещё те нервы.

– Т… Ты… ты что, даже не говорил с…

– Вереск, его зовут Вереск.

– …с Вереском этим о вступлении в клан?! Я уж молчу о полной ж… о ситуации, в которой этот клан находится.

– Да ты что! Нет конечно же! Он бы и слушать не стал. Да какой там слушать, он и договорить мне не дал бы, вышвырнул бы и всё тут.

– Горн, не дави на жалость, ты гейммастер, а их не вышвыривают.

– Да-да, не вышвыривают, это ты, конечно, права, – пробурчал гном, почему-то потирая спину и поплотнее натянув шлем.

– Ты сам сказал, что смысла нет, давай разворачивать, у меня уже нервы на исходе.

– Нет, ты невнимательно меня слушала: я сказал, что у меня шансов нет, с тобой они возрастают многократно, я бы сказал, на девяносто девять и девять десятых процента, если сама всё не испортишь.

– Горн, если это какой-то извращенец, я за себя не отвечаю.

– Да нет, просто у него весьма редкие в наше время слабости и моральные ценности, я, когда это понял, ещё долго потом, глядя на него, удивлялся.

– Это какие?

– Не-е-е-е-е-е, не скажу, когда сама поймёшь, будешь долго смеяться, вспоминая наш разговор.

Пока они говорили, в лесу стало на удивление спокойно, на них даже никто не кидался и не пытался съесть уже долгое время.

– Ух ты! – не сдержалась девушка, увидев золотую рощу, которая ранее скрывалась от глаз за очередным буреломом.

– Постой здесь, Ато, я его позову, а ты пока полюбуйся меллорнами, зрелище того стоит.

И гном скрылся в роще.

Долго любоваться девушке не дали. Она почувствовала, что кто-то весьма настойчиво дёргает её за латную рукавицу, пытаясь привлечь внимание. «Чувствуется опыт», – подумала Ато, оборачиваясь. Её взору предстала милая мордашка… хм… дриады, смотрящая на неё с любопытством.

– Тётенька, а ты в гости к братику пришла? Тётенька, а ты подруга дяденьки гнома? А ты расскажешь сказку, а то дядя Горн всегда занят, когда приходит, и не успевает, когда улетает? – обрушила на непривыкший к такому обращению бедный мозг девушки дриада за считаные секунды.

Осознав всё вышеспрошенное, Ато смогла выдавить из себя только:

– Эм… это как… улетает?

– А дядя Горн иногда заходит к братику поболтать, но когда произносит слова «посмотреть на большой мир», братик почему-то выращивает большую лиану (при упоминании о лиане дриадочка испуганно прикрыла ладошками пятую точку, и глазки её забегали) и, схватив дядю гнома, кидает туда… – И показала пальчиком вдаль, где виднелся в тумане край леса. – Наверное, это дядя Горн с братиком так играют. – Закончив говорить, дриада засияла улыбкой и продолжила вынос мозга девушки на тему сказки.

Через двадцать минут, когда Ато судорожно пыталась вспомнить очередную сказку, из рощи послышались звук шагов и части фраз.

– Просто послушай главу клана, с которым я пришёл, – раздался бас гнома.

– Нет, ещё раз тебе объясняю, не буду я вступать ни в какой клан, это куча мороки и лишних проблем. Оно мне на фиг не нужно, Горн, – ответил гному приятный голос, судя по интонации – парня.

«Он прав, Горн, он целиком и полностью прав. Нужно быть сумасшедшим, чтобы согласиться на это», – печально подумала Ато, слушая их разговор.

– Ты вступишь, вот увидишь, – продолжил гном.

– Нет.

– Да.

– Нет.

– Да.

– Да.

– Нет, тьфу, Вереск, я говорю, что вступишь, значит, вступишь. Ладно, позволь тебе представить главу клана, её зовут Ато, – закончил спор показавшийся из рощи гном, указав на девушку.

Вышедший за ним человек посмотрел, куда указывал гном, увидел девушку и резко остановился, как на стену налетев. Повернулся к гному, глянул на Ато, опять на гнома и, издав душераздирающий стон, подошёл к ближайшему меллорну. И начал планомерно ударяться головой о чудное древо, в перерывах между ударами проговаривая унылым голосом:

– Ты гад, Горн. – Удар. – Какой же ты нереальный гад. – Удар. – Ты понял, да? Просчитал меня, гад. – Удар. – Нереальная бородатая сволочь. – Удар. – Да как тебе вообще паладина дали?! – Удар.

Данная сценка крушения надежд позволила внимательнее рассмотреть спутника гнома. Парень, невысокого роста, облачён в древесный пластинчатый доспех. Пластины покрыты корой, на лице сплошная маска, волосы серебряные, заплетены в косу, хм… острые ушки, похожие на эльфийские.

Сцену бичевания прервал гном словами: «Ну, дальше вы сами разберётесь» – и под ошарашенный взгляд Ато исчез во вспышке телепорта.

Ато начала судорожно пытаться выстроить в голове слова, чтобы они хоть отдалённо напоминали предложения. И только это начало получаться и девушка хотела, извинившись, тихонько уйти, как парень, видимо уловив что-то такое на её лице, начал спокойно говорить:

– Горн сказал, на вас конкретно так насели «поклонники труда и фанаты творчества девушек»? Таки да-а-а?

– Эм, да, у нас есть некоторые проблемы, но мы сами их решим. Извините за беспокойство. До свидания.

– Это правда или нет? – спросил уже в спину уходящей девушке друид.

– Вы, наверное, не знаете, но паладины никогда не врут, – печальным голосом был дан ответ всё ускоряющей шаги мечницей.

– А НУ СТОЯТЬ! – Крик был такой силы, что немногочисленные птицы взлетели с меллорнов, а дриадки прыснули в деревья. Девушка же от неожиданности стала как вкопанная. – Я, Вереск, делаю заявку на приём в твой клан, глава.

Фраза-ключ была произнесена, и перед глазами Ато появилось сообщение:

«Вами получена заявка на вступление в клан от игрока Вереск.

Желаете принять игрока в клан?

Да.

Нет».

Ато набрала полные лёгкие воздуха, хотела было сказать «нет» и потом, извинившись, быстренько смыться, как над ухом услышала:

– Девушка, а это натуральный ваш цвет волос? – Фраза, сказанная будничным голосом, заставила забыть, что действие происходит в игре.

– Да, – быстро ответила на автомате, немного задетая таким вопросом девушка.

«Ответ положительный.

Поздравляем с вступлением нового игрока в ваш клан».

– Э?! ЭЙ!!!

Пока Ато находилась в прострации, на поляне развернулась бурная деятельность, и строгий глас друида стал инструктировать дриад:

– Так, охранные деревья я высадил, энтов вокруг понатыкал. Зи, ты всё поняла?

– Да, Вереск, мы всё поняли, кристалл связи с тобой есть у всех, случись что, экстренным телепортом всегда тебя сможем выдернуть. И хватит переживать за нас, ты и так тут сидишь безвылазно, пора уже мир посмотреть, – ответила ему первая встреченная Ато дриада.

Друид окинул их ещё раз взглядом, вздохнул, помахал рукой, удостоившись ответных радостных маханий от дриад, и, развернувшись, пошёл к Ато.

– Не нужно телепортов, глава, пошли через лес, ты расскажешь свою историю, а я послушаю. В лесу уж точно нет лишних ушей.

Обречённо глянув на лес, девушка тем не менее пошла к его выходу, начав общий рассказ о положении дел.

* * *

При выходе из леса Ато как раз закончила свой рассказ, отметив при этом, что на протяжении всей дороги они не были ни разу атакованы монстрами леса.

– Общую картину, Вереск, я думаю, ты понял. Ещё хочешь вступить в клан?

– Да, – был прямой ответ без секунды раздумий.

– Хорошо, ну а теперь расскажи о себе, а то Горн мне ничего не сказал, только улыбался, гад. Какой ты хоть класс? – вздохнула девушка, поняв всю бесполезность дальнейших уговоров, хотя и не понимала такой кардинальной перемены в решении парня.

– Эм… друид.

– О, Боже! – не сдержалась Ато. – Горн, что же ты наделал… небоевой класс в самое пекло… дурья твоя башка.

Но разрастись истерике не дал появившийся рядом с ними чёрный туман. Хлопок – и он сформировался в человека, с ног до головы укутанного в чёрный балахон. Лицо скрыто под капюшоном.

– Ши-ши-ши… Ато, как удачно я тебя встретил! – шипяще воскликнул незнакомец. – Я разнервничался, потеряв твой след перед лесом, думал, в столице придётся искать, а тут такая удача!

Девушка вышла чуть вперёд, прикрыв друида, на что незнакомец лишь усмехнулся.

– Значит, за мной прислали ассасина?

– Ши-ши-ши… почти угадала, девочка. Дела с взятием замка обстоят не очень. А ты сама знаешь, какие чудесные дебафы налагаются на клан при смерти его главы. Твоя смерть позволит нам сломить оборону, и, даже возродившись, ты не снимешь дебаф, у него приличное время действия. Ах да, ты немного ошиблась, я не совсем ассасин, я тень.

В этот момент Ато поняла, что всё пропало, война проиграна, ведь ей никогда не победить тень. Тени были схожим с ассасинами классом, и, хотя их было намного меньше, они были удивительно эффективны. Случаев победы один на один против тени было очень мало. Тогда применялось в основном оружие, бьющее по площади, – «Святая земля священников» или «Огненный водоворот магов». А людей, способных на такое, ещё поискать нужно. И тем более не мечнице тягаться против игрока, способного в момент удара распасться на чёрный туман. Всё, это конец.

Тень тоже, видимо, решил, что тянуть дальше нет смысла, и пропал в чёрной вспышке. Такая же вспышка возникла за спиной мечницы, и к ней устремились два чёрных кинжала в руках тени. Но приблизиться тени не дала лиана, обвившая его туловище и отшвырнувшая от девушки. Не долетев пары сантиметров до земли, тень опять пропал во вспышке, и за спиной друида прозвучал голос:

– Ши-ши-ши… похоже, я кого-то недооценил. Подожди немножечко, милая глава, с тобой я поиграю через пару минут, я быстренько.

Хлопок!

Тень перед друидом замахивается кинжалом, но удара нет. Выросший прямо из доспеха шип заставляет отступить.

Хлопок!

Тень в паре метров от него. Хлопок! В месте, где стоял тень, из земли выстреливает такой же шип с него ростом.

– Ши-ши-ши… а это будет интереснее, чем я думал.

– Умеешь ли ты летать, хлопушка? – раздался насмешливый голос из улыбающейся маски.

– Ши-ши-ши… допустим, нет, и что же с того?

– Тогда это будет совсем не интересно, а так прожил бы ещё пару минут… возможно…

– Ши-ши… ну-ну, уже боюсь, решил затыкать меня иголочками до смерти?

– Нет, просто любопытный комарик был слишком невнимательным и сел не на тот цветочек. – Друид указал на что-то под ногами тени.

Глянув вниз, тень увидел большой цветок, в центре которого он и стоял.

Хлопок!

Тень появился в том же цветке.

Хлопок! Хлопок! Хлопок!

– Что, у бедного комарика приклеились лапки? Беда-беда. Цветочек хоть и вышел не похожим, но свойства росянки всё же сохранил. Но не стоит отчаиваться. Твоя жертва позволит цветочку вырасти большим и здоровым. Ну да ладно, заговорился я что-то. Передавай привет богатеньким мальчикам, хлопушка… когда воскреснешь… Хотя это будет ещё нескоро.

Цветок начал складывать бутон, закрывая пытающегося отклеить ноги тень. Вот он полностью закрылся. Из бутона послышался приглушённый крик, а сам цветок начал медленно погружаться в землю.

– Ну что, давай портироваться в столицу, а то что-то мне не нравятся эти шевеления, – произнёс друид, открывая большой портал и буквально впихнув в него застывшую соляным столбом девушку, находящуюся, судя по всему, в последней степени охренения от произошедшего.

Глава 5

Дом клана

Выйдя из телепорта, первое, что мы увидели, был лес. Небольшой такой лесок, ухоженный и, судя по количеству тропок, весьма часто посещаемый.

– Эм… Ато, мы же вроде к клановому зданию портировались или это у тебя такой парк шикарный на заднем дворе?

На столь безобидный вопрос девушка отреагировала странно: закрыла руками лицо и, тихо простонав, начала бормотать себе под нос:

– Какая же я дура… Вот же идиотка… Куда я смотрела?!

– Ато, может, объяснишь, я парень простой, рос на природе, заумным вещам вроде телепатии не обучен.

– В том-то и дело, Вереск, что не обучен, и я должна была об этом помнить, – наконец ответила девушка. – Понимаешь, для тебя, не жившего в больших городах, могут быть неизвестны некоторые особенности игры. Одной из них является невозможность атаковать оружием в городе… ну, почти невозможность и почти для всех… В общем, не забивай пока голову и прими за правило: в городе драк нет. Поэтому некоторые игроки, в основном из нарушителей закона, закупаются специальными амулетами «Сбить координаты». Это амулет аурного типа, то есть, чтобы он начал на тебя действовать, достаточно быть неподалеку от его владельца. Видимо, он был у тени, и мы попали под его влияние.

– В чём оно заключается?

– Амулет один раз заменяет координаты телепорта цели на записанные в амулете. Конечно, существует ряд условий вроде того, что новые координаты не должны находиться слишком далеко от изначальных, но вещь всё равно весьма пакостная и дорогая – она сбивает координаты людям, портирующимся в город, на точку в пригороде или как здесь, в лесочке, где уже нет никаких запретов на атаку. Мы, кстати, в одном километре от столицы, так что, если поторопимся, вполне сможем избежать засады, а она есть уж точно, слишком это дорогой амулет, чтобы использовать его только про запас.

Пройти мы успели всего пару минут, когда на нас вылетел отряд в десять человек. Развернувшись в сторону его, Ато узнала среди нападавших старых знакомцев: двух шестёрок, что угрожали ей в столице перед походом в Лес Боли. Они её тоже узнали и, мельком глянув на друида, видимо, решили, что, поскольку имеют преимущество в количестве, не атаковать сразу, а поиздеваться.

– Гы-гы, Вилли смотри, мы её нашли, теперь Сэм нам немерено бабла отсыплет.

– Ага, что правда, то правда, против нас десятерых ты, цыпочка, ничего не сделаешь, но если ты нас очень попросишь, то мы, как благородные разбойники, можем тебя и отпустить, хе-хе.

– Эй, Вереск, этих двух идиотов и пальцем не тронь, они мои, – произнесла девушка таким тоном, от которого у меня аж мурашки по спине забегали.

Так, делаем пометочку: никогда не шутить с главой, особенно так плоско.

– Аха-ха, да ты нас просто до дрожи в коленях напугала. Эй, парни, её пока не трогайте, разберитесь с этим поленом лучше! – И двое мордоворотов начали подходить к Ато, остальные восемь двинулись в мою сторону.

Так, надо ещё немного сдвинуться, чтобы Ато не задеть, и можно будет посмотреть на избиение девушкой двух неудачников с первых рядов.

АТО

Ато почувствовала, как у неё задёргался левый глаз, давно уже её так никто не доводил. Мельком глянув в сторону друида, она отметила, что он отошёл на достаточное от них расстояние, чтобы не мешать, и увлёк остальных членов шайки. Со спокойной совестью она уже забыла о тех восьмерых идиотах, что сейчас с радостными посвистываниями приближались к друиду, поигрывая оружием. Земля им пухом, после того, что он учудил с тенью, им можно только посочувствовать. Так, стоп. Нужно сосредоточиться на бое.

Имеем двух противников – один массивный, явно не обделён силой, но точно обделён умом. Второй – его противоположность: умный, хитрый и явно не силён, скорее, ловок.

Как бы в подтверждение этому разбойники достали оружие. Бугай отцепил тяжёлую, обитую железом дубину и достал из-за спины широкий деревянный щит, второй же просто вынул два длинных ножа, которые торчали у него за поясом, и двинулся к ней.

«Щит – это плохо, займёт время, нужно атаковать того, что с ножами, у меня преимущество в длине клинка», – рассудила Ато и, выхватив две катаны, ринулась к улыбающемуся разбойнику. Впрочем, улыбаться он перестал в тот же момент, когда лишь чудом смог убрать шею с линии атаки одного меча, при этом судорожно сжав нож, оставшийся в правой руке. Тот, что был в левой, девушка выбила вторым клинком. В глазах разбойника появился страх, и он затравленно прыгнул назад, забегая за спину бугаю. Тот же, ухнув, размахнулся своей дубиной. Но удар, хоть и был чудовищно силён, отличался весьма низкой скоростью. Девушка поднырнула под дубину, не став блокировать удар, и левой катаной прошла по ней вскользь. Впрочем, и этого хватило, чтобы оцарапать руки бугая, заставив его отшатнуться, наткнувшись на не ожидавшего такого ловкача. Выпад – и правая катана вспарывает лёгенькую броню на плече ловкого разбойника, но он умудряется отбить её оставшимся ножом, что, впрочем, не особо ему помогло, и вторая катана прошивает броню насквозь в районе живота. Разбойник, хрипя, заваливается на спину и отправляется на круг перерождения. Минус один. Остается бугай, который, увидев участь своего подельника, поплотнее прикрылся щитом и, оставив дубину в замахе, двинулся на девушку. В этот момент послышалось сразу несколько хлопков со стороны друида, но оба были так сосредоточены на бое, что никто даже не обернулся.

Бугай, проревев что-то, начал разгоняться, видимо желая, просто прикрывшись щитом, налететь на девушку и раздавить её массой. Он почти добежал до неё, но Ато, быстро сделав шаг ему навстречу, нанесла удар в колено. Разбойник так увлёкся бегом, что совсем забыл о щите, приподняв его для удобства повыше и открыв ноги, за что и поплатился в ту же секунду, упав на одно колено. Щит, упершись в землю, съехал, открыв голову, и девушка, не став медлить, нанесла завершающий удар по шее громилы. Минус два.

За спиной Ато послышались редкие хлопки. Повернувшись, она увидела друида, сидящего на древесном троне. Со спинки трона отходило восемь шипов, на которых сейчас висели бедные разбойники, а сам друид радостно хлопал Ато, стараясь не перевернуть корзинку из листьев с чем-то, до боли напоминающим попкорн.

– Повеселился? – спросила нахмурившаяся девушка.

– Угу, даже сока с попкорном успел попить, зрелище было просто бесценным.

Ато тяжко вздохнула и прокричала:

– Обнуление!

После этого слова их обоих окутал золотой свет, сразу рассыпавшись мириадой снежинок.

– Что это было?

– Простенькое заклинание нулевого уровня. Его может использовать даже каждый немаг. Снимает наложенные лёгкие аурные дебафы вроде того же «Сбития координат». Я так была шокирована твоим боем с тенью, что просто забыла его применить, а ведь это одно из важнейших правил всех игроков – обнуляться перед телепортацией.

– Угу, буду знать.

– Ладно, я запускаю телепорт, теперь нам не грозит промахнуться местом, а рисковать, и далее гуляя по лесу, я категорически не хочу.

И Ато активировала групповой телепорт, во вспышке которого они и исчезли.

Дом клана

Выйдя из телепорта, мы с Ато оказались перед сплошным высоким забором с воротами.

– Прошу, Вереск, – пригласила девушка. – Перед тобой дом клана в нашей столице. Ключ к воротам не требуется, впрочем, открывать их тоже ни к чему – через них сможет пройти только член клана или тот, кого пропустит глава клана, – разъяснила Ато и шагнула прямо в закрытые ворота, исчезая в белой вспышке.

Пожав плечами, я последовал за ней.

Сразу за воротами оказался большой сад, довольно ухоженный, хотя и не отличавшийся буйством зелени. Через него шла мощёная дорога, упиравшаяся в трёхэтажное здание в дворянском стиле с множеством башенок и декоративных бойниц.

Зайдя в холл дома, Ато сделала пару пассов рукой и начала быстро перебирать перед собой пальцами – видимо, отсылала кому-то сообщение. Закончив, развернулась в мою сторону и произнесла:

– Я позвала Элли – это наш казначей клана. Сейчас клан находится в изоляции, поэтому количество торговых операций в нём сильно упало, и у неё найдётся время показать тебе тут всё. Извини, по-хорошему, это должна была сделать я, но, когда меня Горн потащил в Лес Боли, я не рассчитывала, что это займёт столько времени. Сейчас замок в осаде, и мне нужно узнать ситуацию там, сам видишь, как засуетились наши враги. Если тебя не затруднит, зайдёшь потом ко мне, я как раз закончу переписываться с командирами в замке.

– Яволь, команданте! – отсалютовал я и сел в кресло у входа. – Я подожду моего гида здесь, если не возражаешь, всегда плохо ориентировался в здании.

– Хорошо, ещё раз извини. – И девушка буквально побежала к лестнице на второй этаж.

ЭЛЛИ

Элли была невысокой девушкой лет двадцати, с большими любопытными глазами, красными волосами, собранными в два торчащих хвостика. Хоть в клане она и была казначеем, всё же с классом «торговец», который обычно занимал этот пост в других кланах, она имела мало общего. В клане просто не было человека такого класса. Сама же Элли была «искателем сокровищ», но за счёт одного умения вполне справлялась с должностью казначея. «Честная цена» – так называлось её умение. Стоило девушке взглянуть на вещь, как система собирала данные о её цене и выводила перед девушкой среднюю стоимость данной вещи. Благодаря этому, хотя клан и не имел выхода к редким НПС-торговцам, вещи, производимые в клане, всегда продавались по их реальной цене, минуя всяких кидал.

Последнее время даже неограниченный оптимизм девушки начал падать: счета за аренду замка, дома клана, запасы для боевых действий – всё съедало львиную долю и так маленькой прибыли. В секрете от Ато Элли даже начала периодически оплачивать некоторые счета из своего собственного кармана. «Я перемогнусь, а клану сейчас ой как надо», – вздыхая, думала Элли.

Первой радостной новостью за день стало возвращение Ато, о чём свидетельствовало небольшое сообщение, которое та сразу же прислала: «Привела новичка, прошу тебя, очень-очень, устрой ему экскурсию, а потом покажешь мой кабинет, я как раз переговорю с Кей и другими командирами в замке… Элли, возможно, у нас появился шанс… не буду рассказывать, сама увидишь». Правда, девушку весьма насторожило это «ему» – в клане хоть и были парни, но набирать новичков, когда идёт война, – неоправданный риск. Да и какой шанс может дать один новичок?

Войдя в холл, Элли никого не увидела.

– Не меня ли ищете, милая леди? – послышалось сбоку.

Элли развернулась, и впервые в жизни перед её глазами начали появляться такие сообщения:

«Доспех – вид не установлен / цена неизвестна.

Маска – вид не установлен / цена неизвестна».

Да что же это за новичок, разодетый в вещи, что и люди-то раньше не видели?!

– Здравствуйте, я Элли, «искатель сокровищ» и казначей клана. Пойдёмте, сейчас я вам всё расскажу и покажу, – начала возвращаться к своему пакостно-весёлому настроению девушка.

– Привет, я Вереск, хм… друид.

Данная фраза заставила девушку остановиться, печально вздохнуть, но, видимо что-то решив для себя, она начала экскурсию.

Они ходили по зданию больше получаса, познакомились с множеством соклановцев, как девушек, так и парней, в основном мирных профессий – боевики сейчас защищали замок.

– Так ты являешься казначеем? – внезапно спросил друид.

– Да.

– Тогда не подскажешь, как обстоят дела клана с деньгами?

– Эх, плохо обстоят, если быть откровенной, даже удачная оборона замка нас мало спасает. Если в ближайшее время осада не будет снята, мы потеряем замок другим путём – нам просто нечем будет платить за его аренду. Хе, так что, парень, можешь начинать убегать – в этом клане пока перспектив заработать нет.

– Вообще-то я о другом. Я бы хотел оказать небольшую помощь клану. Вступительный взнос, так сказать. Я тут захватил немного листьев из лесу, где раньше жил, говорят, они применяются алхимиками.

– О, это просто отлично, в подвале, куда мы сейчас идём, как раз работает Рэя, наш алхимик, весьма талантливая, к слову, девушка, хотя и немного неразговорчивая. Могу ли я на них взглянуть, возможно, уже встречала где?

– Вот. – И парень передал небольшой кожаный мешочек, завязанный парой верёвочек.

Развязав узелок, Элли достала золотой листочек и активировала своё умение оценки. Когда система высветила цену, девушка не веряще перечитала пару раз отчёт, даже нолики пересчитала. Потом вскрикнула и дрожащей рукой аккуратно положила листок назад в мешочек.

– Я не могу их принять, ты, наверное, не знаешь, но они стоят целое состояние, будет обманом принимать такое. – И девушка, словно робот, протянула мешочек друиду, не сводя с него глаз.

Парень взял его, поводил вправо-влево, наблюдая, как глаза девушки неотрывно следят за мешочком, хмыкнул и протянул его обратно. Та, скорее даже не осознав, что делает, схватила его стальной хваткой. Потом вскрикнула и чуть ли не прокричала:

– Я НЕ МОГУ!..

– Можешь, и давай закроем эту тему. По-моему, мы шли к алхимику?

– Д-да, конечно, думаю, Рэя удвоит, а то и утроит выручку, создав из них какое-нибудь зелье, – мечтательно произнесла девушка. Но потом, отбросив радостный тон, она остановилась и, глубоко поклонившись, произнесла: – Клан никогда не забудет этой помощи, Ато действительно была права, говоря, что теперь у нас появится шанс.

– Хм… Ато так сказала? Любопытно. Но всё же думаю, глава имела в виду нечто иное…

Расспросить подробнее девушке не дала появившаяся за поворотом дверь с надписью «Алхимическая лаборатория». И хотя речь шла о подвале, лаборатория всё же располагалась в отдельной маленькой и высокой башенке, вход в которую, правда, действительно находился в подвале.

Из горы склянок, реторт и других прибамбасов им навстречу вышла девушка. Она была голубоглазой, светловолосой, с короткими волосами, чуть не доходящими до плеч. Примечательным было безразличное, даже какое-то апатичное выражение её лица.

– Рэя, привет! Это наш новичок. Он принёс тебе тут немного ингредиентов, – прощебетала Элли, передавая мешочек ей в руки, при этом глаза просто горели от предвкушения шоу.

– Приятно познакомиться, меня зовут Рэя, – абсолютно ровно, без каких-либо эмоций произнесла девушка.

Взяв у Элли мешочек, начала его не спеша развязывать. Достала листочек, немного посмотрела на него, и тут в глазах промелькнуло узнавание. Они расширились, ротик немного приоткрылся.

– Оу… – было единственным, что она смогла произнести, видимо, жутко порадовав сияющую Элли хоть каким-то проявлением эмоций.

– Скажите, нет ли у вас корней мандрагоры? – спросила немного пришедшая в себя Рэя.

– Это такие, лапу напоминающие? – уточнил друид.

– Да, признаться, я удивлена, что вы вообще их видели, обычно они уже размолотыми продаются.

– Да, запомнились, как-то уж больно неудобно их было вырывать, когда я рощу от сорняков чистил.

– Вы их как сорняки вырывали?

– Агась, – радостно сообщил друид, видимо получающий несказанное удовольствие от этой ситуации.

– А не осталось ли у вас хоть пары кореньев? – спросила Рэя, на что друид вытянул руку и указал в сторону окна.

Выглянув, обе девушки увидели, как далеко внизу под окном начали проклёвываться из земли какие-то растения.

– Да это же мандрагора! – прокричала уже совсем потерявшая спокойствие Рэя на пару с Элли.

– Я немедленно приступаю к варке, – пропищала совершенно пунцовая алхимичка, вытолкав гостей из лаборатории и захлопнув за ними дверь.

– А ты ей понравился, – усмехнулась Элли.

АТО

Тем временем Ато в своём кабинете выслушивала отчёты из замка. Слава Богу, штурмы отбивались стабильно, никакой сверхактивности войск замечено не было. Девушка вздохнула спокойно, похоже, враг понадеялся на посланных убийц и, пока от них не было отчёта, экономил силы. Что ж, это давало ей время. Всё же стоит попросить Вереска помочь в обороне, с ним появился реальный шанс отбиться.

Размышления главы прервал грохот взрыва вдали и системное сообщение:

«Клановое здание было атаковано.

Попытка задержания правонарушителя стражей города не увенчалась успехом».

Дверь с шумом распахнулась, и в комнату влетел парень лет пятнадцати:

– Ато, там какой-то рыцарь, весь такой чёрный. Его стража НПС пыталась задержать, но они падали замертво, даже не дойдя до него. Он проломил стену и теперь движется к зданию, думаю, минут за десять проломит вход. Ты случайно не знаешь, что это за рыцарь? Первый раз такого вижу.

Побледневшее лицо и судорожно вцепившиеся в стол пальцы дали понять: Ато знала… слишком хорошо знала… что ЭТО за РЫЦАРЬ…

Небольшое отступление

Рыцарь – закованный в сплошную броню суровый дядька с огромным щитом, мечом, чётко следующий своим идеалам, пусть и не так свято, как паладины, был довольно часто встречающимся классом во многих ММОРПГ. Но не во «Второй жизни». В игре, где класс зависит от характера, рыцари были весьма редки, в отличие от тех же воинов или воров, которых пруд пруди. Человек, чётко следующий своим идеалам и зову сердца, ищущий приключений не ради наживы, а ради самих приключений, – много ли вы знаете таких? Но даже среди редких рыцарей встречались те, о ком говорили лишь шёпотом. Люди, чья жажда приключений била не многоводным ручьём, как у остальных рыцарей, а настоящим цунами. Подобно баронам древности, что пропускали на свои земли только при условии поединка с ними, эти рыцари искали сражений, они жаждали их. Это было их целью… их смыслом… их проклятием. Так родился ужасающий предкласс «Проклятый рыцарь», который в народе получил не менее ужасающую кличку жнец. Его гнала жажда битвы, в которую он вступал незамедлительно, выбирая противника в соответствии со своими никому не известными правилами. Кстати, это именно ПРЕД-, а не ПОДкласс. Разработчики удивили всех ещё при появлении первого жнеца, озвучив необходимые требования для перехода его на полноценный класс, что с их стороны больше не делалось никогда. Чтобы проклятый рыцарь поднялся в классе и стал инквизитором, ему нужно… просто проиграть бой. Недаром об идеалах рыцарей ходили легенды, как и о силе жнецов… Ведь ещё в мире «Второй жизни» не появилось ни одного инквизитора.

* * *

Здание клана сотрясалось от мерных ударов. После очередного ворота были сметены, и люди увидели его… жнеца. Закованная с ног до головы в чёрный доспех фигура была окутана леденящей аурой, делая невозможным любые попытки не то что атаковать, а даже приблизиться.

– Мне сказали, что тут есть враг, достойный схватки. Выйди и испытай свою силу, или я сам стану испытанием для всех, – проговорил на удивление приятный голос из чёрного шлема.

Жнец увидел спускавшуюся по ступенькам главу и незамедлительно двинулся к ней. Но дойти ему не дала стена шипов, возникшая на его пути. Это нисколько не смутило рыцаря, он взмахнул булавой – и шипы опали на пол ледяным крошевом.

– Пожалуй, тут надо быть посерьёзнее, – сказал подымающийся из подвала друид в компании с Элли, смотрящей на него круглыми глазами.

Доспех друида засветился кроваво-красным светом, за спиной ветки образовали зачатки крыльев. Маска разошлась в улыбке, и все находящиеся в тот момент в здании смогли полюбоваться кошачьими зрачками, горящими тем же красным светом из щелей глаз.

Друид ударил ногой по полу, и из него вылетела здоровенная лиана, грозя нанизать рыцаря, как бабочку. Рыцарь, давно уже изменивший направление движения от Ато к друиду, прикрылся щитом и засветился холодным бледно-голубым светом.

Не долетев пары метров, лиана вдруг разделилась надвое и нижняя из них ударила по щиту рыцаря, открывая лицо. Верхняя же, целя в лицо, попала в защищённую шлемом часть и остановилась. Они обе замерли на секунду и вместе рассыпались ледяным крошевом. Рыцарь же, тряхнув головой, продолжил двигаться к друиду.

– Хм… я смотрю, здесь нужен особый подход, – тихо проговорил друид и уже громче: – Ато, ты уж извини меня за стену, но я всё компенсировал, Элли подтвердит.

– Какую стену… – начала было девушка, но её перебил крик друида:

– Используем-ка народные методы. Не подведи, Русь-матушка!

И в рыцаря полетели пять кусков дерева, напоминающих подковы. Сила их полёта была такова, что они протащили рыцаря по полу и пришпилили к стене его руки, ноги и зафиксировали голову. Аура рыцаря вспыхнула, он дёрнулся, но ничего не произошло, жнец так и оставался прикованным. К тому же, пробив стену, его начали обвивать усеянные частыми шипами лианы. Аура рыцаря вспыхивала раз за разом, но так и не могла уничтожить все тернии, большую часть хлада поглощали эти пять древесных «подков». А друид всё продолжал кидать новые «скобы» из непонятного дерева, которое было не подвержено заморозке. Жнец ещё пару раз дёрнулся и затих в полностью покрывших его шипах.

– Слушай, Вереск, а чем это ты его и при чём тут Русь, кстати? – спросила опомнившаяся Ато.

– Состав этих оков представляет собой смесь древесины берёзы и конопли – некоторые сорта берёз сверхморозоустойчивы, а соки конопли имеют в своём составе спиртосодержащие примеси, – ответил лекторским тоном друид. – Думаю, не стоит упоминать, где всё это зелёное счастье растёт?

Их диалог прервал свет, исходящий от доспеха рыцаря. Он выжигал сковывающие его путы, освобождая рыцаря. В его сиянии доспех видоизменялся. Тот постепенно белел, покрывался золотыми рунами, а из шлема прозвучал низкий голос с хрипотцой:

– Я, инквизитор Торн, делаю заявку на вступление в твой клан, глава…

Глава 6

Покой в доме

– Я, инквизитор Торн, делаю заявку на вступление в твой клан, глава, – повторил рыцарь.

И на Ато устремился взгляд пары глаз, светившихся белым светом.

– Эм… Ато, а это твой натуральный цвет…

– Вереск, ДА ТЫ ЧТО, МЕНЯ ЗА ДУРУ ДЕРЖИШЬ?!! СТОП! Молчи! Это риторический вопрос! Нужно быть совершенно недальновидной главой, чтобы отказаться от такого предложения. Я ПРИНИМАЮ ТЕБЯ В КЛАН!

Воин в белоснежном доспехе поднялся в полный рост, его глаза вспыхнули, и каждый в клане услышал системное сообщение:

«Клановая аура „карать и миловать” активирована.

Отныне каждый член клана вне зависимости от расстояния до инквизитора получает баф „помилование”, повышающий защиту.

Если инквизитор находится на расстоянии менее одного километра от членов клана, то баф усиливается и получает дополнительное свойство „святая кара”, наделяющее любое оружие дополнительным уроном от огня.

Внимание! Будьте внимательны! „Святая кара” не активируется, если вы отдалитесь от инквизитора далее чем на километр».

– Ух ты!!! – прозвучал дружный хор голосов соклановцев.

Когда ахи и охи поутихли, заговорил друид:

– Ато, чего ты так кричишь? Это тоже, кстати, риторический вопрос. А вот другой вопрос я бы хотел уточнить, а именно: степень адекватности нашего любителя «костров погорячее». Мне бы всё же не хотелось получить по голове сверхшипастой булавой, в которую превратился его меч, только за то, что я сделал что-то не по фэншую его ранимой души, нарушив дзен его тонкого мировоззрения.

– Э-э-э… ты хочешь спросить, не кинется ли он на нас?

– Ага.

– Ну давай его спросим… Эй, дяденька, а ты больше драться не будешь?

Рыцарь подошёл к ним ближе и, опершись на щит руками, заговорил:

– Сие действо невозможно, пусть твоя душа будет в спокойствии, мудрый воин, а уверенность в сердце, что я прикрою брата по оружию, лишь крепнет. Я всегда хотел расти над собой, и регалии инквизитора заставляют улыбку озарять моё лицо.

– Хм… я чего-то не пойму, о том, что инквизитором можно стать, слив первый же поединок, говорилось в куче форумов админов, – задумчиво заговорила Ато.

– Истинно так, но совесть моя не могла позволить оказать неуважение противнику, поддавшись. Поэтому сердце раз за разом обливалось кровью, а на глаза наворачивались скупые слёзы, когда я в очередной раз втаптывал латными сапогами в грязь ещё одного милого человека, пытавшегося помочь мне расти над собой.

– Кхм… Ато, ты в шлеме вмятин не видишь?

– Не, думаю, проблема не в них…

– Хм… возможно, если я его ещё раз тресну, он опять в кого-то превратится, хочется посмотреть все варианты…

– Нет нужды, великий маг, – вклинился в их разговор рыцарь. – Сей слог высокий есть не что иное, как обязанность рыцаря любого свой образ блюсти, направленная…

– Прикалываешься?

– Немного…

– Хе-хе, Ато, он мне нравится, если что, присмотрю за ним, – ухмыльнулся друид.

– Думаю, теперь, когда знакомство окончено, я прошу рыцаря и друида пройти со мной… в одну комнату, – проговорила отчего-то печальным голосом Ато, разворачиваясь к двери, ведущей в подвал.

Когда девушка ввела новичков своего клана в одну из комнат подвала, те увидели в центре пустого помещения стальные ажурные прутья, сплетённые во что-то вроде пьедестала. На самом верху прутья сходились, образуя держатель, который сейчас был пустым.

– Это «сердце» дома. Известно, что в любом клановом доме может быть установлена «душа-хранитель». Этот элемент кроме улучшения и ускорения различных клановых операций и коммуникаций выполняет ещё одну важную функцию. Он многократно усиливает оборону дома. Признаю, я виновата, что поиски «души» не велись активно, просто на тот момент я не думала, что клановому дому в городе, где вообще бои запрещены, может что-то угрожать. – Девушка вздохнула. – Но ситуация такова, что я вынуждена изменить свои планы по обороне замка. Не буду скрывать, я хочу попросить вас принять в ней самое активное участие. Но не сейчас. Благодаря финансовой помощи Вереска у нас появилось время, поэтому я считаю необходимым обезопасить тылы. Я прошу отправиться вас на поиски «души-хранителя» для клана. Обезопасив дом, клан сможет сосредоточить все силы на отражении атаки на замок.

– Нет, нам обоим сейчас не следует покидать здание. Торн, я бы хотел попросить тебя присмотреть за девушками, пока я буду искать хранителя, – высказался друид.

– Хоть подвиг великий пройдёт в стороне от меня, благородным дамам защиту предоставить себя считаю я обязанным.

– Вереск, возможно, сам ты не справишься… – начала было Ато, но, увидев широкую улыбку на маске, осеклась. – Ладно, если не получится, вернёшься за Торном… А теперь в двух словах я расскажу о возможном местонахождении «души». Из информации, которую нам удалось найти, известно, что несколько сильнейших кланов ходили в пещеры демонов – довольно обширную сеть туннелей, в которых обитают разные инфернальные твари вроде чертей и демонов. Но где и как добыть «душу», совершенно неизвестно. Ладно, давай карту, Вереск, я отмечу, где эти пещеры начинаются.

ВЕРЕСК

Ох и удобная штука эти координатные телепорты! Знаешь координаты, раз – и ты уже на месте. Жаль только, место должно быть открытым, прямо в пещеру не кинет.

Вай, как тут уютненько! Огненные символы покрывают вход, вокруг разбросаны костяки животных и людей, а из глубины пещеры доносится стон. Ладно, полюбовался, вхожу. Пусто, темно, горят факелы, причём ни держаков, ни ручек факелов не видно, просто висит у стены огонь и горит. Вдали виден поворот. Захожу за него и натыкаюсь на странное создание – невысокого роста, копыта вместо ног, хвост, рога, в общем, классический чёртик.

– У-у-у-у-у, человека, вкусный человека, мая сегодня ням-няма!!!

Видимо, конструктивного диалога не будет…

Ладно, нужно экономить силы, так что никаких феерических вещей, только классика – схватим лианкой ногу, зафиксируем, кинем шип, небольшой, с метр длиной.

– Аргх!!! – проносится по всей пещере вой чёрта, оглушая эхом.

Но, к моему удивлению, тварь жива, шкребёт лапками, хотя и не может порвать лианы. Ладно… шип… ещё шип… ещё… Ну, наконец-то, на третьем таки затих. Выносливая зверюшка оказалась. Трупик чёрта начал истаивать, оставив только рога. Хм, надо забрать, наверное, алхимику нашему пригодится.

Вдали послышалось:

– У-у-у, запах человека, вкусно, ням-нямас!!!

Причём сразу в несколько голосов. М-да, день обещает быть долгим.

Прошло 3 часа

Мои глаза этих чертей уже выносить не могут, их тут как грязи, блин. В сумке рогов больше, чем у моряка дальнего плавания. Но очередной поворот всё же принёс дань разнообразию. В небольшой пещерке стояла гуманоидная фигура, внешне похожая на перекачанного качка-бодибилдера, только вся красная и за спиной виднелись чёрные крылья.

– Тебе не пройти к лорду, человек. Ты падёшь здесь и сейчас, сделав меня сильнее!

Ну вот и демоны. Набивший оскомину шип устремляется к цели, но оказывается тут же отбит соткавшимся из мрака чёрным тесаком в руках демона. Так, похоже, время шуток и разогрева окончилось. Вхожу в боевой режим. Спину привычно оттягивают подобия крыльев, и к алому цвету пещеры добавляется ещё один – кроваво-красный.

Из стен пещеры вырываются терновые лианы, опутывая и нанося множество ран шипами… Аурной защиты у него нет, но выносливость просто поражает.

Но тут в голову приходит шальная мысль. Хм… а почему бы не попробовать?

Терновые лианы начинают расти с потолка, надёжно зафиксировав демона. Они начинают светиться красным, и на них появляются нежные голубые цветы.

– Этим ты лишь выиграешь несколько минут своей жалкой жизни, а цветы украсят твою могилу, – ревёт демон.

– Хо, что же, раз ты настолько разумен, что и поговорить можно, то есть предложение. За эти несколько минут расскажу тебе одну историю. По роду деятельности, думаю, о такой собачке с растроением личности, как Цербер, ты, наверное, слышал. Так вот. Есть легенда, мой немаленький красный дружок, что при освобождении Цербера вблизи горы Акон случился интересный факт. Он из пасти своей на землю ронял ядовитую слюну, и в том месте выросли цветы, как ты, возможно, смог бы догадаться, весьма неприятные, хотя и красивые. Что ж, полюбуйся в последний раз – для тебя цветёт аконит… Ах да, и спасибо, что внимательно выслушал, как раз нужное время для подготовки ты мне весьма щедро подарил.

Во время этого диалога с демоном происходили странные вещи. Цвет его кожи потускнел, он зарычал и схватился за горло. Позже рык затих, и демон мог лишь беззвучно открывать рот, пытаясь сделать вдох. Вот он опустил руки и безвольно повис на лианах, начав истаивать.

– А это ещё что такое?

На месте смерти демона остался небольшой алый кристалл. Взяв его в руки, я услышал:

«Энергетический накопитель / размер средний».

Хм… возьмём, не знаю, что это такое, но явно полезнее рогов будет.

Дальше пришлось поблуждать по коридорам, лишь один раз наткнувшись ещё на одного такого же демона и заполучив от него ещё один такой кристалл.

В темноте туннеля послышался вой. В конце довольно широкого и длинного коридора показались алые глаза, причём не меньше десяти пар, и существа рванули ко мне. Памятуя о демоне, я слегка перестарался – весь туннель так плотно усеялся шипами, что и руку не везде просунешь. Существам этого хватило. Убрав шипы, я подошёл к истаивающим тушам и заметил такие же алые кристаллы, хоть и совсем маленькие.

«Энергетический накопитель / размер малый».

Что и требовалось доказать.

А вот рядом с кристаллом в воздухе завис непонятный светящийся сгусток. Дотронувшись до него, я увидел перед глазами:

«Демоны осквернили своей энергией животных – обычные волки под её влиянием превратились в ужасных адских гончих, убив их, вы смогли осознать эти перемены.

Друид имеет родство с природой и интуитивно понимает строение её детей и изменения, происходящие в них.

Вы открыли в себе умение „познание сущности природы”».

Хм… и что мне это даёт?

Но тут мой взгляд скосился на маленький кристаллик, что я держал. Его обвивали небольшие растения, мерно колышущиеся, будто здесь был ветер, и продолжающие расти. Убрав подпитку, я на удивление осознал, что на рост растения это не повлияло – оно росло, подпитываясь уже не от меня, а от этого небольшого кристалла, самостоятельно черпая от него силы. Что же, в будущем это будет весьма полезно. Ну да ладно, пора продолжать путь.

Иду по туннелю, периодически расправляясь с редкими демонами и стаями гончих, в работу ушёл так глубоко, что не сразу услышал, как из трещины в одном из проходов пещеры раздаётся стон.

Сунув внутрь свой любопытный нос, увидел привалившегося к стене парня, истекающего кровью. Парень был облачён в добротные когда-то кожаные доспехи, сейчас изорванные и покрытые кровью, а рядом валялась сломанная катана.

Двинувшись было к нему, услышал:

– Не подходи, странник, мне уже не поможешь… – Произнесённые явно из последних сил слова прервал натужный кашель. – Но, может быть… ты проявишь… благородство… и выполнишь просьбу… умирающего человека?

– Слушаю тебя, воин.

– Там дальше покои… князя демонов. Демоны напали на деревеньку… при замке, где я был… начальником охраны. Они были безжалостны и убивали всех на своём пути. Я с отрядом выдвинулся на помощь… незамедлительно… Но моя любимая… была уже мертва. Мы смогли загнать демонов в пещеры… и один из них… перед смертью… видимо, хоть как-то пытаясь мне насолить, поведал, что они не просто убили всех, они заключили… их души… в кристаллы, которые забрал их князь. Её душа всё ещё там. Помоги мне, странник, я хочу хоть там… на небесах вновь увидеть… её.

Я кивнул, поймав на себе благодарный взгляд, и двинулся в указанном направлении.

Через несколько шагов дорогу мне преградили огромные ворота, которые сами раскрылись при моём приближении.

Передо мной открылся вид на огромное помещение, чем-то напоминающее тронный зал королей. Вокруг пылали сотни костров, освещая антрацитово-чёрный трон, на котором сидел демон, похожий на тех, что были ранее, но раз в пять массивнее и выше. Доспеха, как и на других, не было, но на голове был чёрный сплошной шлем, из которого виднелись лишь горящие глаза, а шипы на шлеме, поднимаясь, образовывали своеобразную корону.

Демон поднялся с трона, и, подобно раскатам грома, зал заполнил голос:

– СМЕРТНЫЙ, ЭТО ТЫ УБИВАЛ МОИХ СЛУГ? СЛАВА ИЛИ ЖЕЛАНИЕ БОГАТСТВА ПРИВЕЛИ ТЕБЯ СЮДА? ИЛИ, МОЖЕТ, ТЫ ХОЧЕШЬ ОСВОБОДИТЬ ДУШИ ГЛУПЦОВ, ЧТО БЫЛИ ЗДЕСЬ ДО ТЕБЯ? – И демон указал на постамент вдали, в который были вмурованы светящиеся голубые кристаллы. – ВПРОЧЕМ, ЭТО НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ, ТУТ ТЫ И ОСТАНЕШЬСЯ! НА ВЕКА!

В руке демона соткался огромный чёрный фламберг, и князь двинулся на меня.

Так-с, испытаем уже известные приёмы.

Волна шипов была разбита фламбергом. Его начали обвивать лианы с вкраплениями голубых цветов. Демон замедлился, свет его глаз начал тускнеть. Но тут он зарычал так, что пламя костров вокруг заколыхалось, и, блеснув вновь вспыхнувшим взглядом, князь начал рвать лианы. Хм… значит, яд всё же действует.

– Что, Халк любит есть?

А что, надо попробовать, один вариант вполне может подействовать.

По земле проходит волна, как перед появлением шипов, вот только пол пещеры заполняют не шипы, а деревья, весьма неопасного вида, к слову. Демон, всё ещё ограниченный в движении лианами, начинает понемногу двигаться в моём направлении, при этом активно срезая эти деревца своим мечом и просто вырывая руками, видимо вымещая на них злость. Во все стороны летят их ошмётки, с поломанных стволов сочится белёсый сок, словно древесная кровь… Хе-хе, то, что нужно.

– Эй, демон, я хоть Пушкина таким, как ты, обычно не читаю, но есть у него одни строчки, над которыми лично тебе было бы неплохо сейчас задуматься, а звучат они так:

В пустыне чахлой и скупой,

На почве, зноем раскаленной,

Анчар, как грозный часовой,

Стоит – один во всей вселенной.

Природа жаждущих степей

Его в день гнева породила,

И зелень мёртвую ветвей

И корни ядом напоила.

Право не знаю, вслушивался ли он, но, остановившись, глянул на свои руки, которые, как и ноги, были покрыты млечным соком, пошатнулся, задумался и, высоко подняв свой фламберг, взревев, кинулся на меня, не разбирая дороги. Точнее, попытался кинуться, потому что в следующий момент запнулся, сделал пару коротких шажков, ещё пару… Фламберг выпал из его поникших рук, рассыпавшись на земле, и демон, глянув на меня потухшими глазами, рухнул.

От того, что случилось далее, я чуть не стал заикой. С громким звуком бьющегося стекла, словно петарды, начали взрываться кристаллы с душами людей и подниматься туман с неясными человеческими очертаниями.

Подойдя к демону, я увидел такой же кристалл.

«Энергетический накопитель / размер большой».

Этого стоило ожидать. Хорошо, надо бы предупредить того стражника, что всё в порядке.

Вернувшись к нему, но не успев даже открыть рот, услышал тихое:

– Спасибо, странник, я почувствовал… как она стала свободна. Мне… нечем отплатить тебе, за такое не платят златом, но, возможно, за свой и её покой я отплачу тебе покоем тех, кто дорог тебе…

Стражник начал истаивать, а на его месте остался кристалл размером с кулак насыщенного голубого цвета. Взяв его в руки, я получил сообщение:

«Кристалл с духом-хранителем.

Душа павшего стража устремилась к своей любимой, но часть его духа, желая отплатить за услугу, осталась в этом кристалле.

Уникальная вещь».

Забираю кристалл. Что ж, думаю, здесь делать больше нечего, пора возвращаться к клану.

Глава 7

Оборона замка. Первые врата

Вернувшись в столицу с кристаллом и получив заслуженную порцию благодарностей от девчонок, я занялся тем, что немного облагородил сад дома и повысаживал некоторые алхимические растения из мне известных, но не особо редких, во избежание, так сказать. От приобщения к земле меня оторвал вызов главы, в котором она просила прибыть на второй этаж в зал собраний.

Эта комната представляла собой стилизацию круглого стола короля Артура и, видимо, была создана архитекторами для собраний командного состава клана. Сейчас она была битком набита девушками и парнями, непрерывно галдящими и пытающимися что-то доказать собеседникам или главе.

– Привет, Вереск, – поприветствовала усталая Ато. – Я получила вести из замка. Денежное вливание помогло несколько усилить оборону и сделать её стабильной, фактически мы выиграли большой отрезок времени. Но данная ситуация не продлится долго, как хотелось бы, поэтому я вынуждена просить тебя и Торна присоединиться к защите замка. Я понимаю, что вы только вошли в клан, но с моей стороны будет просто преступление держать столь сильных бойцов на второй линии. Что скажете?

– Моя душа жаждет подвигов, сердце переполняет надежда сокрушить врага своим мечом, а щитом укрыть дам благородных от стрел неприятельских. Я буду карать захватчиков, сил не жалея…

Через 20 минут

– …поэтому я с радостью окажу помощь, – закончил рыцарь, а зал облегчённо вздохнул, то ли радуясь его согласию, то ли тому, что он наконец заткнулся.

– Ну а ты что скажешь, Вереск? – Ато перевела взгляд на друида.

– Агась, согласен, – улыбнулся в ответ тот, поймав благодарные взгляды соклановцев.

– Тогда я, как глава клана, должна провести вам небольшой инструктаж, а также рассказать о системе осад именно этой игры. Итак, как вы могли догадаться, замки бывают разные, их вид зависит от их начальной стоимости, денег на совершенствование и статуса клана, приобретающего замок. Худший замок в основном – это худшая обороноспособность, меньшие размеры и большее количество врат. Да, стоит упомянуть о вратах. Самые дорогие замки имеют всего одни врата с икс количеством прочности. Чем хуже замок, тем количество врат увеличивается, а изначальная прочность делится на их количество. Наш замок имеет трое врат с прочностью икс, делённое на три соответственно. Лучший замок мы бы просто не потянули, слишком мал клан, лишь высокий заработок каждого соклановца позволял держать такой. При прорыве врат бой переходит в замок, исходя из статистики с семьюдесятью пятью процентами случаев прорыв врат означает захват замка. Создатели игры не пошли по пути подражания реальным осадам, а установили ряд рамок и правил, дающих определённые бонусы как нападающим, так и защитникам. Одним из правил является то, что при начале штурма нападающие имеют около часа на взятие врат. Если они не успевают, врата переходят в безопасный режим и остаются недоступны для штурма на двадцать четыре часа от начала прошлого штурма. Таким образом один день равен одному штурму в замке с одними воротами, или как у нас – один день равен трём штурмам. Это было бы крахом для нас, если бы не один факт: все трое врат атакуют различные кланы, что соревнуются между собой, и, как следствие, время атаки и откаты совершенно разные, что даёт нам возможность перевести войска на следующую линию обороны. Будь это один клан или союз – нам пришёл бы конец. Кстати, для атаки нет необходимости прохода через ворота. Защитники могут использовать телепорты со стен. Любой соклановец, подойдя к части стены, будет перенесён в замок, и, наоборот, атакующие же в замок могут войти только при взломе ворот – это второе наше преимущество. Теперь обсудим, какие врата вы будете отбивать первыми и как вы вообще в замок попадёте. Будь это отряд даже в пару десятков человек, проникновение в замок было бы невозможно. Но вас только двое, поэтому вы сможете пройти по одной довольно узкой тропке вдоль гор, которыми защищён замок с севера. Пройдя по ней, вы упрётесь в стену замка и, портировавшись, присоединитесь к обороне. Командиров отрядов, обороняющих войска, я предупрежу, что стоит ждать пополнения, – вас встретят. Будьте осторожны, эта тропа наверняка охраняется, но из-за небольших размеров охраны не должно быть много, да и не ждут они, что по столь узкому участку можно переправить в замок что-то важное и ценное. Попав в замок, отбивать предлагаю западные врата. Там командир сейчас Кей, она вам всё расскажет. Моё же решение связано с тем, что, в отличие от войск, штурмующих южные врата, клан на западных не преследует цель захватить наши ресурсы и не стремится к вливанию в их клан ради денег. Там всё очень банально. Глава клана – мажорик, не ограниченный в деньгах, и его основным желанием… прихотью является заиметь эдакий сувенирчик в виде женского клана у себя в подчинении. Слащавый ублюдок! Одно радует – за деньги он смог нанять хоть и много людей, но в основном это мечники среднего уровня. Основные силы штурмующих, вроде магов, ему недоступны из-за Кей. Командир защиты западных врат Кей имеет класс «Воительница Фреи». В принципе стандартный воинский класс, если не учитывать одно умение – «Защита воина». Данная аура позволяет ослабить магические атаки настолько, что все члены её отряда могут их совершенно не бояться. Для нас это стало бы огромным плюсом, будь у нас много магов, но все имеющиеся задействованы в обороне южных врат. Так что западные атакуют и обороняют исключительно силой мечей. Слава Богу, хоть действительно стоящих лучников в игре мало и они в топ-кланах, поэтому как замену магам силы атакующих их использовать не могут. Лишь меч на меч. Вы там будете незаменимы. Ладно, давайте карты, я укажу безопасный маршрут… И удачи вам, ребята!

* * *

Двое путников пробирались по узкой горной тропе, подходя к очередному повороту. Внезапно один из них, воин, облачённый в белоснежные латы, схватил второго за шкирку и прыгнул с ним назад, как можно дальше от поворота.

– Ты что-то увидел, Торн?

– Да, Вереск. Этот звук впереди. Скрип металла и мерное цоканье. Я уже слышал его ранее – такой звук издают гномьи големы, весьма неприятные соперники, я тебе скажу. Отрадно, что в игре их мало – их дорого создавать и содержать, но вижу, что наш враг такими проблемами не страдает. В игре запрещено использование големов в осадах, но, как видишь, никто не претит перекрывать ими дороги. Уничтожить их возможно, но это займёт много времени – нужно курочить металл их каркаса. Сейчас я быстренько гляну, сколько их там, надеюсь, что один, и потом решим, что делать.

Рыцарь аккуратно заглянул за угол и мгновенно дёрнулся назад. За поворотом всё осталось так же тихо, лишь мерное тик-так висело на грани слышимости.

– Хм… их двое. Тебе придётся взять на себя одного, я займусь вторым. План такой: необходимо их обездвижить, желательно сбить с ног, ты же свяжешь их лианами, и пока они будут выпутываться, мы уже будем в замке. Судя по карте, тут недалеко бежать.

– Хорошо, я твоему опыту доверяю, опиши их возможности, может, что и придумаю.

– Хм… здоровая металлическая бандура гуманоидной формы. Их руки почти до земли достают, заканчиваются кулаками в форме булавы. Ноги массивные, но маленькие – их задача держать вес. Поэтому големы медлительны, и мы легко убежим. В центре живота пушка – старайся не стоять напротив, иначе можешь схлопотать залп.

– Угу, понятно, я что хотел тебя спросить: а куда это твой высокий слог делся?

– Хе-хе, он вернётся, как только мы окажемся в замке, в окружении соклановцев, особенно женской их части. Сейчас не до этого.

– Ха-ха-ха-ха, да, ты прав, погнали, танкуй,[5] я за тобой, хех.

Рыцарь резко зашёл за поворот, вскинув щит. Весьма вовремя, стоит заметить. В щит ударило два плотных синих луча из пушек големов. Торн устоял, хоть его доспех весь дымился, а щит даже накалился, судя по красноватой кромке.

Рыцарь немного отвёл свою булаву, и та вспыхнула огнём. Но вместо того, чтобы пойти с ней в атаку, он что есть силы ударил ею по щиту. От этого странного действия булава погасла, а щит, что должен был как минимум пострадать, а как норма – разлететься к чёртовой матери, вспыхнул и запылал. Прикрывшись своеобразной огненной стеной, рыцарь что есть силы, словно таран – хотя не таран… вылитая комета, – побежал на первого голема.

Высунувшийся за рыцарем друид взмахнул руками – и из земли полезли десятки лиан, опутывая второго голема. Впрочем, это не возымело эффекта. Ноги голема, рассчитанные на огромный его груз, такие лианы сдержать не могли. Друид раздражённо цыкнул и под крик «Держи печеньку!» наклонился и ударил рукой по земле. Широкий ствол дерева, долженствующий изображать таран, вырвался из земли недалеко от голема, ударив того в грудь. И хотя на металлической броне не появилось даже вмятины, инерция удара при такой массе была столь велика, что голем, не удержав равновесия на спутанных ногах, повалился на землю. Ещё до его падения увеличившееся количество лиан начало повторную попытку окутать голема, а когда тот завалился, вообще превратило его в сплошной шевелящийся кокон. Друид же, не теряя времени, быстро прошуршал в сторону замка, мельком глянув, как идут дела у рыцаря.

А у того дела шли неплохо. Разогнавшийся рыцарь без остановки влетел в голема, ударив его щитом. К звуку столкновения железа прибавился ещё хлопок небольшого взрыва в районе щита. Весь чёрный, в копоти, голем завалился назад и, тут же схлопотав удар уже пылающей булавой, не удержался и упал на спину. Два удара булавой с таким же звуком хлопка по ногам голема – и как минимум одна нога серьёзно повреждена. А довольный рыцарь присоединился к друиду.

Подбегая к стене, они увидели небольшой отряд атакующих, что круглыми глазами смотрели на приближающуюся пару и даже не думали доставать оружие.

– Ха, видимо, они застыли, изображая паровоз, устроили тест-драйв голему! – прокричал довольный друид рыцарю.

Последние пара метров пройдены, и соклановцы, уперевшись в стену, исчезли во вспышках телепортов.

Появившись на стене, они оказались в плотном кольце парней и девушек, на лицах которых читалась разная степень удивления.

– О! Они наш забег видели, отсюда тропа легко просматривается, вон даже големы ещё встать не успели, – радостно «шепнул на ушко» друид рыцарю, так что, наверное, и на противоположной стене услышали.

В это время к ним через толпу стал проталкиваться, вероятно, командир отряда, и оба бегуна развернулись в ту стороны посмотреть. А посмотреть было на что. Перед ними вышла среднего роста девушка с золотыми волосами и голубыми глазами. Одета она была в латы по фигуре, так сказать, тёмно-красного цвета с золотой оторочкой по краям. Завершал картину огромный двуручник за её спиной.

КЕЙ

Настроение Кей падало с каждой минутой, ведь приближалось время штурма. И причиной тому была даже не боязнь захвата – с новыми запасами, что Ато непонятно где достала, можно ещё долго сдерживать врага. Причиной был командир и глава атакующего их клана. Этот напыщенный тип всегда перед штурмом произносит пафосную до боли в зубах речь, заканчивающуюся тем, что предлагает ей пойти «послужить», как он выразился, ему и, возможно, он пойдёт на уступки клану. Самовлюблённый ублюдок, что менял девушек, как перчатки, к ней, как и к другим, относился лишь как к вещи. Мальчик увидел красивую игрушку и захотел ею владеть. Ничтожество!

Накрутив себя, Кей уже подумывала просидеть тут аж до начала штурма, когда услышала звук пришедшего сообщения.

«Шлю помощь. Ребята своеобразные, но добрые. Удачи вам. Ато».

Ничего не понятно, она что, смогла нанять отряд наёмников? Вряд ли им удастся сюда пробиться.

Размышления Кей прервал звук удара… потом ещё один… Там что, ворота таранят? Ещё вроде не время!

Девушка выбежала из комнаты, но наткнулась на свой отряд, что весь сейчас занял стену. Кое-как протолкавшись, она упёрлась в двух весьма колоритных личностей. Один по виду воин, а может, и рыцарь, если судить по доспеху. И… непонятно что, с улыбкой, от которой взвод мурашек строевым маршем шёл по спине, в маске, которая подошла бы скорее маньяку с бензопилой, чем «своеобразному, но доброму парню».

– Вы – подкрепление? – спросила девушка.

– Агась, вы не ждали, а мы припёрлись, – ответило скалящееся нечто.

Эх, это не решит проблемы. Но двое лучше, чем ничего. Ладно, надо узнать, что у них за классы, и придумать, где от них будет больше пользы.

– Могу я узнать ваши классы?

– Я Торн, – начал говорить рыцарь, – инквизитором являюсь я, и честь для меня нести смерть врагам для защиты дам столь прекрасных.

«Ох, только не надо ещё одного любителя пафоса, мне и главы того уродского клана хватает. Хотя вроде смотрит вполне адекватно, глазами не шарит, куда не надо. Хм… инквизитор… Где-то слышала, но уж очень взволнована, вспомнить не могу, ладно, после осады уточню. О, он закончил речь о недрогнувших руках, крепких щитах и других частях доспеха. Что ж, можно узнать, что это за чучело рядом с ним».

– Ну а ты кто такой?

Улыбка в разрезе маски стала ещё шире, оголяя острые зубы, а насмешливый голос произнёс:

– Я друид, насяльника. Салатик там, кхм… нашинковать, цветочек вырастить и чем Бог пошлёт подкормить, всё, что тонкая натура вашей души пожелает, аднака.

«Что-то с ним не так…»

Дальнейшие расспросы прервал звук рога. Начался штурм. Кей подошла к стене, чтобы увидеть то, что уже терпеть не могла. На свободной площадке в окружении воинов стоял настоящий франт. Розовые волосы зализаны назад. Глаза украшают очки в тонкой оправе. Сам одет в изящный фрак, в кармане которого виднеется роза. Окинув томным взглядом девушек на стене и остановившись на Кей, франт заговорил с эдакой ленцой:

– Здравствуй, Кей, вот мы опять встретились. Я делаю тебе последний раз щедрое предложение. Тебе всего лишь нужно позабавить меня немного, и, возможно, я буду столь добр, что возьму под защиту ваш прекрасный клан. Ну, так что ты скажешь?

Наступила гробовая тишина. И в ней ещё оглушительней оказался крик, хотя скорее ор друида:

– А-А-А-А-А-А-А!!!!!! МОИ ГЛАЗА!!!!!! НЕ-Е-Е-Е-ЕТ! МОИ ГЛАЗА!!! ЭТО ЖЕ СВЕРХДОЗА ЗАПРЕДЕЛЬНОГО ГЛАМУРА!!!!!! Я НЕ МОГУ НА ЭТО СМОТРЕТЬ!!! ТОРН, ДРУГ, ДАЙ ПЕРЧАТКИ, ВДРУГ МНЕ ЕГО КУЛАКАМИ БИТЬ ПРИДЁТСЯ, Я Ж НА НЕГО СМОТРЕТЬ НЕ МОГУ, НЕ ТО ЧТО ДОТРАГИВАТЬСЯ… И ШЛЕМ ТОЖЕ ДАЙ, ВОЗМОЖНО, ЕСЛИ Я ЕГО НАОБОРОТ НАДЕНУ, ТО ЯДРЁНАЯ ДОЗА ГЛАМУРА НЕ СМОЖЕТ ПРОБИТЬСЯ К МОЗГУ… ХОТЯ НЕТ, ОН СВОЁ ОТРАЖЕНИЕ В ШЛЕМЕ УВИДИТ И ЦЕЛОВАТЬСЯ ПОЛЕЗЕТ, Я Ж ЭТОГО НЕ ВЫНЕСУ-У-У-У-У-У, Я ТАК МОЛОД, Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ!!!

Дальше слышались только всхлипы, отдалённо напоминающие едва сдерживаемый смех.

А бедный франт стоял с пунцовым лицом и трясущимися руками. Видимо, он хотел отдать команду к началу атаки, но лишь беззвучно открывал и закрывал рот, выпучив глаза, как выброшенная на берег рыба.

– Так этот нехороший человек обидел столь милую девушку? – спросил у Кей тот друид лишённым какого-либо смеха голосом. – А хочешь ли ты ему отомстить? Один на один?

– Да! – твёрдо, даже не задумываясь, возможно, даже раньше, чем смогла осознать, ответила Кей. – Но его шестёрки всегда на страже, а стоит приблизиться, как он сразу сбегает.

– А верна ли информация, что стоит убить главу клана во время войны, как на клан падает дикий дебаф?

– Да, но, как я и говорила, он постоянно в коробочке из охраны или сбегает…

– Угу, хорошо. Торн, ты со мной?

Рыцарь глянул на расфуфыренного франта, отчего-то позеленел и задумчиво произнёс:

– Это к нему приближаться, а то и дотрагиваться придётся… То есть я хотел сказать, что друг мой, друид, я не могу забирать у тебя столь великую победу, поэтому я должен осмотреть замок в поиске страждущих, ведь тут и твоих сил будет достаточно! – И бочком-бочком скрылся в замке.

– Сбежал, гад, эх, ладно, я сейчас!

Друид исчез во вспышке телепорта и через секунду оказался под стеной. Вражеский отряд даже немного опешил. А друид уже на бегу весь засветился красным и, как отметила Кей, вроде изменил часть брони. Не снижая скорости, он подпрыгнул и ударил кулаками по земле, отчего в сторону франта прокатилась целая волна шипов. Но достигнуть цели ей не удалось. Воины, окружавшие главу, его личные телохранители, прикрыли его огромными щитами, остановив шипы.

– Ха, тебе не победить мою охрану, жалкое ничтожество! – с пафосом прокричал франт, выглядывая из-за спины одного из воинов.

– Мне вообще нет смысла с ними драться, ведь мне нужен только ты, всего лишь одна маленькая разукрашенная навозная мушка прокормит весь цветник, хе, экономия, аднака, – ответил друид, хлопнув в ладоши.

Шипы, будучи остановлены, разрушены тем не менее не были и сейчас волной окружили солдат. Стоило друиду хлопнуть в ладоши, как из них абсолютно хаотично выросли их мелкие копии, и воины оказались ненадолго весьма заняты. У одного шип пробил ногу, и теперь он пытался её высвободить, другому пробил руку, третьему защемило щит между шипами. Хаос, возникший на мгновение, оборвался криком исцарапанного франта, которого на большой скорости тащила через все эти шипы лиана, которая росла прямо из руки друида.

– Пардону просим, опаздывать к даме не комильфо! – прокричал он, таща главу, будто не замечая его веса.

И, не останавливаясь, резко топнул ногой, и на воинов обрушилась вторая волна шипов, окончательно отрезая им путь.

Подбегая к стене, друид услышал из замка крики:

– Друид, он враг! Телепорт не сработает! А ворота открыть мы не можем, их слишком долго закрывать!

На это бегущий захватчик лишь хмыкнул и резко остановился. Широко расставив ноги, он резко хлопнул в ладоши, и рядом с каждой ногой выросло по довольно толстой лиане, которые начали сплетаться за его спиной, а чуть далее третья лиана стала натягивать получившуюся конструкцию.

Друид подтянул поближе пленника, окрутив его ещё парой колец лианы, и с акульей улыбкой заговорил:

– Мой маленький гадкий недружок, скоро холода, и таким, как ты, пора улетать в тёплые края. Но поскольку во что-то прекрасное ты уже вряд ли превратишься, то я, как истинный любитель всего пока живого, так уж и быть, помогу тебе.

– Ты чёртов псих!!! – только и успел прокричать франт, как его оборвал резкий рывок натянутых лиан, и он вместе с друидом отправился в полёт в сторону замка.

Народ на стене предусмотрительно расступился в ожидаемом месте приземления летунов, кто-то даже высказал предложение сгонять за соломой, но это не потребовалось. Площадку накрыла волна появившихся весьма пушистых кустарников, в которые парочка удачно и плюхнулась.

Послышался крик. Кричали оба лётчика. И если франт – от страха, то друид – явно пытаясь отодрать от себя перепуганного противника. Когда это ему удалось, он подтянул франта к неверяще смотрящей на это Кей.

– Желание девушки – закон, – улыбнулся друид, отпуская пленника.

– Эм… Кей, ты же не воспринимала всерьёз все те слова, что я говорил. Поверь, мои чувства были совершенно искренними, – залепетал, глядя на девушку, тот, но, увидев её лицо, резко оборвал себя.

И было отчего. Искренняя маньячная улыбка, в стиле друида, озаряла лицо девушки, и она любовно поглаживала свою шпалу, что и мечом-то сложно назвать, при этом не переставая как-то гастрономически смотреть на франта.

Тот, видимо, понял, что уговорами дело не решить, немного побегав глазками, всё же достал тонкий длинный изукрашенный меч, больше похожий на шпагу, и в ту же секунду был вынужден блокировать удар меча девушки, причём пожертвовав при этом его третью – меч просто срезало, как масло. Этот приём ему удался ещё раз, после чего от меча осталась лишь ручка. Кинув её в девушку, он попытался было спрыгнуть со стены, но был остановлен мечтательно смотрящей на него Кей.

* * *

Далее никакая бумага не стерпит описания той расчлениловки, что устроила девушка, радостно так при этом улыбаясь.

* * *

Когда то, что осталось от франта, начало истаивать, послышался гул падающего железа. Дебаф, обрушившийся на клан противника, был столь силён, что некоторые воины, носившие тяжёлые доспехи и щиты, попадали под их весом, спешно начав раздеваться.

Продолжительное время действия дебафа давало понять одно: о защите западных ворот ещё ой как долго беспокоиться не придётся…

Глава 8

Оборона замка. Вторые врата

«Системное сообщение.

Защита врат успешна.

Отражение атаки успешно.

До окончания войны врата переходят в неактивный режим – захват врат невозможен».

ВЕРЕСК

Всё, можно спокойно перевести дыхание, одной проблемой стало меньше. Стоп! А когда атака на остальные врата? Необходимо перебазировать людей. Надо бы у кого-то спросить. О, вон Кей ещё тут стоит, у неё и спрошу. Хм… чего это она на меня так странно смотрит?

– Эм… Кей, а нам не следует поспешить на другие врата, думаю, узнав о поражении, те усилят натиск?

– Нет… – задумчиво произнесла девушка, сделав ко мне пару шагов, при этом продолжая сверлить меня глазами.

– А поподробнее можно, и аргументиков там всяких побольше.

– Хорошо. Южные врата сейчас – наша самая большая головная боль. Там сосредоточены основные силы клана, а также сильнейшие из нападающих, люди Сэма. Сам он никогда не выйдет против нас, я даже более чем уверена, что Сэма даже в армии нет. Он, скорее всего, сейчас где-то прохлаждается, время от времени сыпля деньгами. Из нападающих особо выдающихся нет, но они берут числом и разнообразием, а также неограниченными денежными ресурсами в лице Сэма. Как видишь, о западных вратах можно забыть, поэтому все наличные силы будут переведены на южные.

– А как же восточные врата?

– Даже при поражении командира восточных врат врата взяты не будут, можешь об этом забыть. С востока нас атакует дружественный клан. Мы долгое время с ними сотрудничали, но поскольку мы весьма малочисленны, то не можем обеспечить полностью запросы нашего производственного крыла, которое, к слову, больше боевого. Тот же клан имеет преобладающее боевое крыло, и выбитые с монстров ресурсы они часто давали нам в обмен на услуги крафтеров.[6] При вступлении данного клана в войну нам были выдвинуты некоторые условия:

1. Скидки на услуги наших крафтеров.

2. Скидки при закупке в нашем замке.

3. Один бой.

– Бой? Это ещё что за условие?

– Один из сильнейших бойцов того клана просил устроить ряд поединков с одним нашим бойцом. Пока не заморачивайся, скажу только, что эта «Санта-Барбара» с индийской примесью тянется уже долго и бойцы давно хотели помериться силами. В общем, не забивай голову, у нас ещё южные врата в весьма подвешенном состоянии.

– Кстати, о них. Скоро ли штурм?

– Через восемь часов, у нас полно времени…

– Хорошо, это радует. Кстати, у меня что, веточки потускнели или птицы на голове гнездо вьют, что ты на меня как-то странно смотришь всё это время?

– Может, я влюбилась. Ты такой зелёный и деревянный, что моё ранимое девичье сердце, вспомнив о своём любимом празднике, не выдержало и сдалось…

– Кхм… и что за праздник?

– Новый год…

– Ты это меня сейчас с ёлкой сравнила?!

– Есть немного…

– Прикалываешься?!

– Есть немного…

– Ну а если серьёзно?

– Эх… Там, на стене, когда тот нафуфыренный идиот сиганул к краю, я не успела… не успела бы его остановить, слишком уж увлеклась. Но он запнулся о какой-то корень. Учитывая, что моя аура отрицает любую магию противников, причём настолько сильно, что вблизи начинает даже действовать на союзников, я не понимаю, как ты смог магичить, находясь вблизи меня?

– Видимо, дело в том, что магия не была направлена на тебя или ещё кого, хоть она и усилила рост растения, но оно было самым обычным, а значит, на него ты повлиять не могла.

– Хм… надо будет потом проверить, всё равно спасибо тебе за помощь. Это же был ты?

– Кто знает?

– А серьёзно.

– Кто знает?

– Ладно-ладно, один – один.

Так, ещё немного шутя, переругиваясь, мы дошли до южных врат, где открылась любопытная картина. Соклановцы повылазили на стены, оставив площадь у ворот совершенно пустой. А на площади сейчас, прикрываясь щитом, стоял Торн, весь утыканный здоровенными светящимися копьями. А в десятке метров от него парил… кхм… ангел?! Судя по форме доспехов, девушка парила на белоснежных крыльях метрах в десяти над землей. Облачена была в белоснежные латы, чем-то похожие на торновские, хотя они имели множество стыков и кольчужных вставок – видимо, для облегчения веса и повышения манёвренности в воздухе. В руках оружия не было, зато перед ней, зависнув в воздухе, парили пять длинных копий, будто созданных из золотого света, которые она периодически кидала в Торна. Полюбоваться дальнейшей картиной не дал сам ангел, красивым женским голосом крикнув в сторону рыцаря:

– ТОРН, ТЫ ПРИДУРОК! ПОЛНЕЙШИЙ ИДИОТ! ТЫ ПРОСР…Л ПОЛГОДА В ЭТОМ СВОЁМ «ПРОКЛЯТОМ РЕЖИМЕ»! – И уже более спокойно: – Я же ещё в начале игры предлагала тебе вступить к нам в клан и стать инквизитором, так нет же, «поражение от руки девушки не делает чести… бла …бла …бла!» Я ТУТ КАЖДЫЙ ДЕНЬ НАДРЫВАЮСЬ, А ТЫ ЛАЗИШЬ НЕПОНЯТНО ГДЕ!!!!!!!!!

М-да, характер совсем не ангельский.

– Похоже, они знакомы… – констатирую очевидное.

– Скорее всего, это её «тупой друг, который начитался тупых рыцарских сказок, и от этого его тупой мозг стал ещё тупее», она о нём часто вспоминала, особенно когда её ворота атаковали, ох и ругалась же она тогда…

– В общем, я смотрю, они ладят, да и копья она в опасные точки не кидает, Торн почти всё здоровье сразу регенерирует. Кстати, а что у неё за класс, выглядит как ангел.

– Ангел и есть, точнее, ангел возмездия. Класс не такой уже и редкий, если быть честной. Присваивается обычно людям с добрым характером, но не прощающим несправедливость и… несколько резковатым по сути. Считается, что класс очень труден в освоении, поэтому даже примерного перечня возможностей никто не знает. Анжелика за полгода, постоянно тренируясь, смогла освоить полёт и копья света, а также увеличить их количество до пяти и метать их мысленно. В общем, пока класс не освоен, это эдакий лучник или метатель с высокими возможностями манёвра и неплохой защитой. Кстати, эти копья… в них вся соль, наносят как физический, так и магический урон, поэтому универсальны, годятся и против воинов, пробивая их защиту на магическом плане, и против магов, ведь одновременно физический и магический щиты тем держать весьма сложно.

Пока я консультировался с Кей, из Торна перестали делать священного ёжика, и теперь тот, понурив голову, рассказывал Анжелике, так звали ту девушку, о путях вступления его в клан.

Мы же с Кей подошли ближе, но не успел я поздороваться, как получил удар латной перчаткой по плечу, от которого во все стороны полетели куски древесины и плечо пришлось срочно регенерировать. Данное действо, долженствующее обозначать «лёгкое дружественное похлопывание», в исполнении Анжелики сопровождалось её радостными словами:

– А-а-а-а-а, ты явно друид, что наконец-то вправил остатки мозга Торну!

– Типа того. Кстати, а вы с ним знакомы?

– Ага, в реале эта консервная банка – мой парень.

Смотрю со скорбью в глаза парня. Да, ты не рыцарь, Торн, ты СВЯТОЙ с океаном терпения и морем всепрощения. Неудивительно, что он в игре ходил по миру, отрывая головы всему, что движется, хоть немного парень спускал пар. Встречаюсь взглядом с Торном и читаю в его глазах: «Добей, чтобы не мучился». М-да… тяжело парню с зазнобой, но, видимо, искренняя любовь, иначе давно бросил бы.

Но тут нашу сценку «мужская солидарность» прервал появившийся невысокий шебутной паренёк, обратившийся к ангелу:

– Анжелика, вы были заняты, я не стал мешать. Я дежурил в комнате связи, и Ато передала послание. Сэм нанял просто кучу наёмников. Ато думает, что это те проигравшие у западных врат, они вышли из клана, чтобы избавиться от дебафа, и примкнули к Сэму за деньги.

– Хорошо, свободен, – ответила девушка, уже собранная, без капли веселья в голосе. – Теперь, получается, мы потеряли даже это шаткое равновесие, нас просто задавят, закидают шапками.

– Есть ли у них костяк, командование? – взялся за дело Торн.

– Приказы приходят напрямую от Сэма, которого тут нет. Здесь – разношёрстная солянка из магических и воинских классов, среднего уровня овладения своими силами. Но их ДО ФИГА!

Видимо, Анжелика находит особый шик в любой ситуации покричать на Торна…

– Как понимаю, всё упирается в количество? – уточняю я.

– Да, даже будь нас вполовину меньше, чем их, мы их просто перемололи бы. Сейчас же и соотношения один к трём не получается.

Что же, хорошо, тот поход к пещерам демонов дал мне не только душу хранителя. Открываю инвентарь и достаю маленький красный кристаллик, который выпал из адской гончей.

– Хех, значит, говорите, «познание сущности живого», – вспоминаю то системное сообщение, – надо бы попробовать, помнится, результат был интересен.

Направляю энергию в кристалл. Его начинает оплетать зелёная лоза. Вот она полностью превратила кристаллик в зелёный ком. Я кидаю его на землю. Из кома показалось четыре корня, что в следующее мгновение подняли сам комок над землёй, выступая в роли ног. Вот из клубка потянулся стебель и расцвёл… ага, расцвёл он… оскаленной пастью венеры-мухоловки. Я отметил, что растение хоть и слушает мои команды, но совершенно автономно и не требует подпитки.

Но радость не была долгой. Сделав пару шагов и покрутив туда-сюда пастью, растение начало желтеть и сохнуть. Оно сделало ещё пару шагов и совершенно превратилось в труху, а появившийся красный кристаллик разлетелся на кусочки.

– Результат неплохой, но, похоже, придётся использовать средние кристаллы, для малых придумаю что-то одноразовое, – констатировал я.

– Ч-что ЭТО было?

О, какие у Кей большие, круглые глаза стали.

– Именно это наша пехота. У меня около пятнадцати средних кристаллов пойдут на них. Большой кристалл один – будет соло-боец высокого ранга, а вот мелочи у меня штук сорок, думаю, пойдут на что-то одноразовое, но опасное. Скажи, Кей, это уравняет наши силы?

– Хм, не знаю, я не видела их в деле, но если по количеству, то вполне неплохо нас усилит, по крайней мере, лишним не будет точно.

– Ха-ха, отлично! – прокричала приободрившаяся Анжелика. – Ведь у нас ещё есть Кей с её аурой, да и у этой тупой консервы, по-моему, неплохая аура имеется.

Друг Торн, как ты терпишь? Ты, на моей памяти, первый рыцарь-мазохист…

– Хорошо, – начал я инструктаж, – сейчас я начну их создавать, нужно успеть до начала штурма. Но чтобы они не съели кристаллы раньше времени, мне придётся их подпитывать аж до начала штурма, это чревато тем, что я к штурму буду истинным друидом.

– Это как?

– Буду поленом валяться и зеленеть периодически… Так, пока я их создаю, послушайте описание, вам с ними бок о бок сражаться.

Беру первый малый кристалл. Привычный импульс энергии – и появляется растение, намного меньше венеры, без всяких там клыков и шипов. Выделяется лишь огромный плод, напоминающий по виду каштан, а по размерам приличный арбуз.

– Перед вами усиленная и модифицированная хура, всё же игровой мир убирает некоторые рамки, и такой гигантский гибрид с усиленными функциями вполне возможен. В теории не проживёт и десяти минут…

– Что толку, она только до врага добежать успеет? – перебивает Анжелика.

– …после чего взрывается, – закончил я.

Далее пошло нудное создание венер из средних и хуры из малых кристаллов.

Когда площадка в некотором отдалении от ворот была заполнена, а я использовал все кристаллы, оставалось только поддерживать в них энергию. А в руках я продолжал крутить огромный красный камень. Он у меня один. Нужен боец, который перетянет на себя часть внимания и урона, несокрушимый, пусть и недолго. Что ж, всё-таки это игра, и кроме придания свойств реальных растений могу немного поэкспериментировать…

КЕЙ

Я как раз направлялась к Вереску, хотела уточнить, как идут дела с его «зелёным отрядом», когда увидела алое свечение его доспехов. Боевой режим, если я правильно поняла. Что же он такое создаёт?

Подойдя, услышала его хриплый, уставший голос:

– Привет, Кей, позволь тебе представить нашего танка – Острия, «кость земли», прошу любить и жаловать.

И из его руки выпал здоровый алый кристалл, который начали опутывать просто огромные побеги. Зелёный ком всё рос и рос, вот у него стали различимы две, как столбы, ноги и не менее титанические руки. Четырёхметровая человекоподобная фигура была покрыта бурой корой, с глубокими продольными трещинами, лишена головы, но торс имела очень массивный, видимо, для защиты кристалла. Гигант сделал шаг, и я почувствовала вибрацию камня.

– Тяжко-то как… До боя дотяну, но потом я не боец, – сказал весь ссутулившийся друид.

Через 7 часов

Над крепостью разнёсся звук боевого горна. На стенах народ был предельно собран и готов воевать до последнего. Штурм начался.

К воротам повалила разномастная компания. Воины формировали кулак атаки, поддержка и артиллерия была на магах. Народ двигался не спеша, с эдакой ленцой разъевшегося и обнаглевшего хищника, знавшего, что добыче не уйти и не дать отпора.

Перед стеной засияли замковые телепорты, и атакующий кулак совсем остановился, предвкушая увидеть ошмётки защитников, что с отчаянием в глазах будут идти в заведомо проигранный бой. В толпе даже начали проскакивать шуточки и улюлюканье, которое тут же оборвалось, когда свет телепортов спал и взору захватчиков предстало нечто. Колышущаяся толпа из непонятного вида растений с огромными плодами на миг замерла, словно прислушиваясь, а потом весьма бодро рванула вперёд. Захватчики замерли, не понимая, как реагировать на это, и сделали весьма логичный шаг – воины сомкнули ряды, установив стену щитов. Стена щитов была известным и довольно обсуждаемым умением обычных воинов со щитом. Стоило таким воинам собраться в отряд, где каждый третий был таким же щитовиком, как срабатывал этот скил. Он не наносил урона, не повышал защиты, он давал контроль. Контроль над образовавшейся стеной из щитов, минимизируя разногласия в действии отряда, усредняя и подстраивая движения и позволяя держать эту стену на уровне матерого легионера-ветерана. Тем не менее на действия растений это никак не повлияло, они продолжали приближаться сплошной волной и были уже достаточно близко, чтобы замешкавшиеся маги побоялись атаковать, опасаясь задеть первые ряды. Стоило растениям добежать до первых рядов, как они, совершив невысокий, по сути, прыжок, взорвались. Звук был просто дикой силы, первые ряды воинов контузило, люди трясли головой и тёрли глаза, пытаясь сориентироваться. Ни о какой стене щитов уже не было речи. Многих посекли небольшие, но плотные семена, которые, разогнанные силой взрыва, летели, словно пули, от них особенно пострадали не ожидавшие такого маги, что не носили доспехов. Стоило людям немного прийти в себя, как на них налетела вторая волна, и прозвучала ещё одна серия взрывов.

А потом из телепортов повалили монстры с огромными пастями, и хоть их было немного, они хватали оглушённых и ошарашенных людей полностью, заглатывая целиком. Началась паника.

В очередной вспышке показались уже сами защитники, не давая собраться в кулак уцелевшим воинам. Маги начали готовить атаку, но в последний момент осознали: ничего не получается, магия не подчиняется! И в этот момент в их ряды влетела девушка в алых доспехах, с огромным двуручником, фактически перемалывая беззащитных магов.

У воинов дела шли не лучше. Кроме необходимости отбиваться от рядовых бойцов, их с неба периодически поливало золотыми копьями, заставляя отвлекаться. Но самые тяжёлые разрушения в их ряды нёс рыцарь в белых доспехах, с пылающей булавой, что буквально проплавлял каждым ударом броню очередного бойца.

Цепь неожиданных атак дала возможность установить паритет, но сдвинуть его с мёртвой точки не получалось. Атакующие понемногу приходили в себя, объединялись в один кулак, готовясь к контратаке. Это им вполне удалось. Своим количеством они буквально выдавили защитников из своих рядов. Стена щитов поднялась вновь. Сдвинулись ряды. Золотые копья, льющие с неба, заблокировали вторые ряды, своими щитами прикрыв первые.

Девушка в алом доспехе хоть и расправилась с магами, но имела подвижный доспех, что не давал возможности атаковать щитоносца. Пока тот сдерживал её двуручник, соседи наносили не слишком опасные, но множественные порезы в подвижные части доспеха девушки.

Белый рыцарь ударил по щиту булавой. Тот запылал, и рыцарь, рванув к стене щитов, успешно её пробил. Но на место павшего щитоносца встал другой, а ряды за спиной рыцаря начали смыкаться, грозя просто поглотить его, подобно океану. Он еле успел пробиться назад и отступить. Пришло понимание: хоть наёмники и были средней силы, но это были сработавшиеся люди, часто воевавшие плечом к плечу.

А стена щитов неумолимо приближалась. Вот до стен и ворот осталось всего ничего, защитники почти зажаты, но у стены появился очередной телепорт, всего один. Такая мелочь не привлекла никого. Но вот звук таранного удара привлёк уже всех. Захватчики и защитники было решили, что удалось прорваться к воротам, и дружно повернулись в сторону звука, почему-то не подумав, что ворота значительно левее. Прозвучал второй удар, а ряды защитников зашевелились, словно пропуская кого-то. И из толпы показался гигант. Грохот, удар – лишь звук шагов. Стена щитов сомкнулась плотнее. Задние ряды выдвинули копья, а гигант всё так же шёл.

Вот он дошёл до первых щитов и сделал замах. В его открывшуюся грудь тут же полетели копья со вторых рядов. Полетели и, не оставив и царапины, упали на землю. Огромная рука опустилась, и четырёх воинов первого ряда, просто размазавши по собственным щитам, впечатало во второй ряд. За спиной гиганта закрылся проход, и его атаковали уже со всех сторон. Абсолютно безрезультатно, мечи оставляли лишь лёгкие зазубрины, а топоры – небольшие шрамы. Гигантская рука поднимается вновь, и очередные четыре человека пропахали собой ряды. Строй дрогнул, все сосредоточились на гиганте, дыры в рядах от его ударов вынуждены были прикрывать уже все. И это был не строй, а толпа, которая так и не смогла вновь собраться, когда защитники атаковали вновь, начиная перемалывать нестройные ряды щитов. Враг, сам пустивший в свой строй противника, оказался меж двух огней. Начали сверкать вспышки одноразовых телепортов. Зажатые люди решили не испытывать удачу, спешно покидая ряды, пока передний край худо-бедно ещё держался. Но вот первый ряд разметало очередным ударом гиганта, а сам он начал рассыпаться пылью, как и кристалл внутри груди. Но это уже не имело ровно никакого значения. Над замком прозвучало:

«Системное сообщение.

Защита врат успешна.

Отражение атаки успешно.

До окончания войны врата переходят в неактивный режим – захват врат невозможен».

Глава 9

Оборона замка. Снятие осады

КЕЙ

Удивительно, но мы отбились. Я не могу не признать, что победа была на волоске. Те наёмники оказались не простым пушечным мясом. Видимо, сквад, специализирующийся на войнах кланов. Они хорошо знали друг друга и имели большой опыт войны, а значит, организовать людей под стену щитов им не составило такого уж и большого труда. Нас спасли две вещи: их всё же было мало для полноценной командной работы и этот гигант друида. Если бы я не знала, что это созданное растение, то подумала бы, что он – какой-то игровой монстр. Смешно, но некоторые девочки даже всплакнули, когда он начал осыпаться пеплом.

Ладно, нужно найти самого виновника торжества. Помнится, он говорил, что будет не в форме. Интересно на это посмотреть.

Подойдя к стене, где наблюдала последний раз друида, я увидела также Торна и Анжелику, что-то громко обсуждавших с друидом, которого не было видно за их спинами. Подойдя ближе, смогла оценить любопытную картину. Друид сдержал слово: валялся бревном и только что-то бурчал. Примечательным фактом были покрывавшие его броню листья, большие, широкие, как лопухи.

– Отстаньте, окаянные, что, не видите, я устал и восполняю силы, – ответил встающий друид, начиная жевать какие-то красные ягоды, появившиеся в руках. – Эх, сейчас дерябну ягодок гуараны и буду полон сил и энергии. Кстати, Торн, друг, мне срочно нужна твоя помощь!

– Для боевого товарища я сделаю всё, что в моих силах!

– Угу, хорошо, тогда делай, что я скажу. Бери булаву в правую руку… ага, молодец. Теперь врубай свой пьезоэлемент и газ, чтобы она горела. Именно так… Ставь щит горизонтально… Молодец. Бей булавой по щиту. Шо? Горит?! Ай, маладэц! Так, стоп, не уменьшай газ, держи огонь ещё пять минут… Угу. А теперь ЗАМРИ!

Под удивлённо-любопытные взгляды окружающих друид развернул руку ладонью вверх. На ней начали расти ветки, формируя небольшую чашу, которую довольный друид отделил второй рукой. Жестом фокусника высыпал внезапно появившиеся крупные зёрна и налил воды с какой-то тропической лианы.

– Эх, я всегда знал, что ты полезен, Торн, ты помог мне восстановить силы! – проговорил довольный друид, потягивающий горячий кофе из деревянной чаши.

– Ага, кофеварка с него просто класс, – вставила свои пять копеек Анжелика.

– Извините, но я должна вас покинуть, – говорю им. – Нужно доложить о победе Ато, ведь фактически замок отбит.

ВЕРЕСК

Глядя вслед уходящей Кей, я решил уточнить у Анжелики: что же предстоит на восточных вратах, да и какая вообще там обстановка?

– Анжелика, мне Кей как-то говорила, что последние врата нет смысла отбивать. Это правда?

– Да, там нас атакует дружественный клан добытчиков, мы долгое время крафтили им вещи за их материалы, и они решили помочь нам. Тут, правда, ещё сыграл тот факт, что в нашей гильдии находится сестра одного из сильнейших бойцов того клана. Этот парень, Саша, затеял целую мыльную оперу в индийских мотивах, что сводится к тому, что если он её победит, то она перейдёт к нему в клан. Александра, так её зовут – уж не знаю, то ли у родителей плохо с фантазией, то ли, наоборот, очень хорошо, но брат и сестра тёзки, – относится к этому спокойно, всё же младший брат: чем бы дитя ни тешилось, только б не вешалось, как говорится. Хотя к нам его забрать отказалась. «Пусть научится самостоятельности», – говорит. Они договорились, что сегодня через два часа будет их последняя схватка, на которую мы, кстати, и идём посмотреть, а потом вне зависимости от результата клан отступит от третьих ворот, и в теории осада закончится.

– А какие у них классы? – Любопытство просто разрывает.

– Классы столь же схожи, как и имена. Есть серьёзные подозрения, что в реале они оба то ли в цирке, то ли в зоопарке работают, потому что имеющиеся у них классы весьма специфичны, скажем так. У Александра, хотя мы его иначе, как Сашей, не зовём, класс «Приручатель». Он может приручить любое животное в игре. Но тут всё же играет роль множество факторов. Животное само не должно противиться приручению. Саша не может контролировать множество прирученных животных одновременно, лишь попеременно, поэтому, выбирая спутника для боя, он должен иметь в наличии сильное прирученное животное. У Саши это дракон. Именно огненный дракон делает его одним из сильнейших бойцов своего клана.

У Александры класс схожий – «Повелитель зверей». Она также может отдавать команды животным, но это скорее команды короля его вассалам – они не могут ослушаться, но и выполнить могут своеобразно, без желания. В отличие от Саши она не ограничена одним животным и может в бою использовать их много разных, но и ограничения есть. Система игры высчитывает полезность каждого животного в её отряде и, исходя из этого, позволяет набирать только определённое количество зверей. Также чем их больше, тем сложнее контроль, но тут скорее зависит от самого повелителя. Таким образом, получается, что у приручателя один сильный и дружественный боец, а у повелителя их несколько, в зависимости от его сил, от разнообразных нейтральных бойцов для их сдерживания и от команд. Александра старается использовать частично постоянных бойцов, поэтому со временем они стали относиться к ней весьма дружественно.

Поднявшись на восточную стену, мы увидели там большую часть клана, с любопытством смотрящую на две фигуры перед воротами замка. Одной был невысокий паренёк лет пятнадцати, с огненными волосами, облачённый в кожаный доспех, сидящий на здоровенном красном… хм… драконе. Он поглаживал ему шею, отчего ящер радостно жмурился и периодически выпускал небольшой язычок огня.

«Дружественный угол» был представлен девушкой лет двадцати, со спокойными, даже холодными чертами лица и светлыми, отливающими синевой волосами. Одета она была в лёгкую кольчужную броню с несколькими стальными пластинами. Оружия видно не было, как и животных.

Над замком разнёсся звук рога, знаменующий начало осады.

Парень в ту же секунду, схватившись за шею дракона, понёсся к девушке. Неудивительно, что у него не было оружия, он и держался-то с трудом. Подбежав к Александре достаточно близко, дракон остановился, делая огненный вдох. Во время всех этих манипуляций девушка также не стояла на месте. Она взмахнула руками, справа и слева от неё появилось два телепорта. Из них выпорхнули две огромные птицы и понеслись в сторону дракона, который привстал на задних лапах и обрушил струю пламени на девушку. На её пути встали эти огромные птицы. Они запылали, но, что интересно, никакого дискомфорта, видимо, не почувствовали, продолжая летать перед мордой дракона, мешая ему атаковать.

– Саша, значит, ты решила использовать против меня фениксов? Родившемуся в огне огонь вреда не нанесёт. Но, сестра, их явно мало против дракона, ты загнала себя в угол. Наконец-то ты перейдёшь в мой клан! – прокричал паренёк.

– Ты так ничему и не научился, братик. Что ж, я, как хорошая сестра, всегда буду рада поучить своего младшего братишку, – прозвучал отстранённый, немного холодный голос девушки.

На парня это явно произвело серьёзное впечатление. Он заозирался, даже отступил немного. Но потом, похоже успокоившись, опять начал поливать фениксов огнём.

Судя по лицам зрителей, данная процедура должна была затянуться надолго, но в этот раз произошли изменения. Дракон снова набрал воздуха, приподнялся на задних лапах, но сделать выдох у него не получилось. Правая лапа ящера провалилась под землю, в непонятно откуда взявшуюся довольно глубокую яму. Девушка в это время начала водить руками, видимо отдавая приказы животным. Пытаясь освободить ногу, дракон вообще завалился на бок, чуть не скинув седока. Но всё же довольно быстро и ловко восстановил равновесие и достал ногу. Из ямы показались мордочки зверьков, чем-то напоминающих кротов, которые тут же ухнули в норку, спасаясь от лапы дракона. Довольный парень хотел было что-то сказать сестре, но та его опередила:

– Как я и говорила, ты слишком невнимателен, братик. Мне нет нужды побеждать дракона, достаточно победить тебя. – И девушка вскинула руку, указывая на парня.

Парень опять завозился, озираясь. И увидел, как к нему по спине дракона подползала странного вида змейка со сложенными чешуйчатыми крылышками. Видимо, она заползла на ящера, когда его нога провалилась в яму. Змейка, увидев, что её заметили, взмахнула крылышками и моментально оказалась напротив лица парня. Тот побледнел, а змея, раскрыв рот, выпустила прямо в лицо Саши ветвистый заряд молнии, полностью его вырубив. Александра же уже развернулась и направилась назад в замок.

Анжелика двинулась ей навстречу, потянув нас с Торном за собой. Вспышка телепорта – и Александра, увидев Анжелику, вышла к ней.

– Анжелика, правда ли, что двое врат отбиты и осада фактически снята? – издалека начала девушка.

– Да, Саша, если твой брат сегодня снимет осаду последних врат, то мы победили.

– Можешь не сомневаться, он хоть и упрям, но слово держит, – ответила тем же морозным голосом девушка.

Внезапно она остановилась, развернулась в сторону друида и направила на него руку. От этого жеста друид застыл как вкопанный. Свет в его глазах стал гаснуть. Но уже секунду спустя они запылали алым, и девушку опутала лиана.

– Как интересно, почти как животное, – проговорила Саша.

Вокруг все затихли.

– Ага, боевой хомячок моей души всегда жаждет крови, – произнёс скалящийся друид. – Но ведь хорошо, что мы на одной стороне.

Лиана, опутавшая девушку, начала сползать на землю, но, высвобождая руку, оставила в ней огромный белый цветок лилии.

– Действительно, хорошо, – согласилась девушка, крутя в руке цветок, и, улыбнувшись, закрепила его в волосах.

Разговор прервало сообщение:

«Внимание!

Системное сообщение.

Осада восточных врат снята.

Внимание!

Осада всех врат снята».

Все замерли в предвкушении…

«Снятие осады с замка НЕВОЗМОЖНО!

Военнопленные не были убиты или освобождены. До смерти или освобождения пленных снятие осады невозможно».

– ЧТО-О-О-О?!! – Дружный крик клана заполнил площадь.

– Анжелика, где Кей? – раздался в хаосе голосов вопрос друида.

КЕЙ

Кей пробиралась по узким переходам безлюдного замка к комнате связи. Душу переполняло чувство радости и предвкушения. Смогли. Отбились. Нужно обязательно расспросить Ато, где она нашла такие кадры.

За очередным поворотом девушка услышала отчётливый хлопок у себя за спиной.

– Ши-ши-ши… разрешите пригласить девушку на небольшую, но очень увлекательную поездку, – услышала она и почувствовала, как что-то ударило в спину.

Мир перед глазами померк во вспышке телепорта.

ВЕРЕСК

– Если я правильно помню, Кей пошла в комнату связи, – ответила мне Анжелика.

Мы все, не сговариваясь, рванули туда. Девушки там не было.

Александра, бежавшая с нами, взмахнула рукой, и из небольшого телепорта вышел волк. Он покрутился по комнате, принюхался и, повернувшись к хозяйке, что-то пролаял.

– Говорит, что тут были девушка и мужчина совсем недавно, – перевела Саша. – Потом они оба исчезли. Также чувствуется остаток магии.

– Телепорт, – подытожил Торн.

– Но как они смогли ПЛЕНИТЬ не НПС, да ещё и во враждебном замке? – задаю я логичный вопрос.

– Я с таким сталкивался, – кивнул Торн. – Замок – это самое лёгкое, на стене не работают телепорты, но запретить применять свои силы никто не может. Просто здесь был класс с «удачной» способностью для такого. А вот с пленением сложнее. Мне встречался один артефакт – цепь, которая может не только блокировать силы игрока, но и повесить на него состояние «пленный». В этом случае игрок не сможет освободиться от цепи самостоятельно в течение пяти дней, если не будет убит или цепь не будет снята. Пока она на нём, он не может пользоваться своими силами, а если выйдет из игры, то его персонаж никуда не денется, телепортация не работает. Так что остаётся или надеяться на спасение, или тупо прождать пять дней до снятия дебафа, потом цепь нельзя повторно надеть где-то месяц. Очень редкий артефакт. Тут сорить деньгами мало, нужны связи и помощь.

Все угнетённо задумались. Молчание прервала Александра, вызвав ещё пару волков:

– У нас нет этих пяти дней, Кей – наш антимаг, без неё Сэм реорганизует войска. Я не понимаю, что он собирается сделать с неактивными вратами, но раз уж полез в эту авантюру, то у него или его союзников припасён козырь. Вряд ли Кей держат далеко, да и в их лагере прятать не будут – слишком явно. Волки покажут дорогу, нужно только следовать за ними.

Около двух часов волки искали выход из телепорта за стенами замка. Когда же нашли, дело пошло бодрее, и мы двинулись по следу.

КЕЙ

Очнулась я в какой-то пещере, привязанная цепями к стулу. Разъединение с игрой, антимагия – ничего не помогало, я так и оставалась прикованной.

– Ши-ши-ши… – послышался шипящий смех, и перед девушкой появилась закутанная во всё черное фигура в капюшоне. – Ничего не поможет, артефакт надёжен даже против твоей антимагии. Я, тень, буду тебя тут сторожить, пока не прибудут твои спасатели. Если они вообще прибудут, ши-ши-ши…

В дальнем конце пещеры послышался шорох, и на свет вышла довольно колоритная личность. Человек в одеянии мага – так могло показаться издали. Вблизи же было заметно, что одежда не полностью из ткани. Она имела множество стальных пластинок, кольчужных вставок, даже мелькали какие-то чешуйки и костяные накладки. Лицо закрывала маска, чем-то схожая с театральной, она была поделена на две половины по вертикали. Красная половина улыбалась, а синяя плакала. Кей вспомнила о тех, кто носил такие маски, – маги хаоса, или хаоситы.

– Что нужно магам хаоса от нашего клана? Насколько я знаю, в подчинении Сэма вас нет, значит, вы представляете ещё кого-то? – решила идти напрямик девушка.

– Ой, меня узнали. Вай-вай-вай, – ответил маг спокойным голосом, иногда эмоциональным, а иногда становящимся совершенно безжизненным. – Раз уж дама знает, ага, знает меня, то знание должно быть полным. Позвольте представиться: Кью, маг-хаосит, подкласс «Хаос элементов». Состою, ага, состою в Альянсе охотников.

– Это альянс кланов собирателей и крафтеров. Какое дело столь мощной структуре до наших мелких разборок?

– Ваш клан весьма, ага, весьма интересен. Мы к вам приглядываемся – мастера у вас больно хороши, да и звёзд в коллективе хватает. Тень был прислан поучаствовать в войне, дабы оценить, ага, оценить ваши силы и действия. Говорит, ему понравилось. Я же прислан на финальное испытание. Многим известно, что цепь действует пять дней. Замок фактически ваш. Если же соклановцы решат не бросать тебя, даже несмотря на это, и придут на помощь, это будет окончанием проверки. Нашему альянсу нужны только сильные личности, не идущие за мимолётной прибылью, готовые спасти товарища в беде. Ну и попутно я смогу оценить, ага, оценить силу вашего спасательного кулака, ведь, если тебя будут спасать, пойдут сильнейшие. Пройдя проверку, ваша глава получит официальное приглашение в наш альянс кланов. Это позволит вам прикрыться от всякой мелкой шпаны с дорогими бирюльками, получить множество контрактов для крафтеров и охотников. Мы же кроме усиления альянсового звена крафтеров получим ещё и общее усиление альянса. Выгоды очевидны, ага, очевидны, но их следует заслужить. Извините нас за неудобства, но вам придётся потерпеть, ага, потерпеть нашу компанию максимум пять дней.

ВЕРЕСК

Смеркалось. Крякали всякие кракозябрики, а мы всё топали и топали, топали и топали. Но, наконец, притопали. Впереди виднелся вход в пещеру, и даже идиоту было ясно, что там весьма удобно кого-то прятать. Значит, нам туда дорога… там-парам.

Зайдя в пещеру, первый же услышанный звук вызвал приступ ностальгии.

– Ши-ши-ши… Кью, они всё-таки пришли, можешь отсылать сообщение, проверка пройдена. Осталось только проверить их боевые качества.

О-хо-хо, да это же тень!

– Ой, какие люди, а у меня как раз цветочки не кормлены. Хотя не знаю, ещё привыкнут, как коты к вискасу, придётся только шипящими комариками их кормить…

Вид со стороны

Фраза ещё не была закончена, как послышался хлопок, и тень оказался за спиной второго мага и указал на меня ему пальцем:

– Кью, этого бери ты, у меня после него вегетарианофобия, ем только мясо.

Хлопок – и он оказался уже вплотную к Торну с занесёнными кинжалами. Но они повстречались со щитом. Удар – и щит запылал, увеличивая площадь защиты. Хлопок – и там, где стоял тень, торчит копьё из света.

– Я за ним не успеваю! – воскликнула Анжелика.

– Я успею, вы только прикройте, – включилась Саша.

Торн и Анжелика стали прикрывать её, не давая тени близко портироваться к ней. Александра взмахнула руками – и из телепорта появилась пара летающих змеек. Они прижались к ней и, найдя глазами тень, плюнули в него молниями. Хлопок – и тень в другом месте, но вот движения его уже не так быстры. Как бы он ни был скор, но от молнии не успел уйти, его зацепило. Всё, что ему осталось, лишь постоянно портироваться, периодически попадаясь под атаки. Этот поединок шёл в одни ворота.

– Я чувствую в тебе хаос, но ты не хаосит, ага, не хаосит, – подал голос второй маг, наблюдавший за поединком тени. – Его поединок – за вами, так что твоя победа или даже достойное сопротивление решит всё. – И кинул непонятный сгусток, чем-то напоминающий переливающегося масляными пятнами морского ежа.

На его пути появилась пара шипов. Сгусток, долетев до них, вспыхнул огнём и запалил их, но и сам пропал.

– А-а-а-а, природа, ага природа, порядок в хаосе и хаос в порядке. Теперь понятно, ага, понятно, будет забавно. – И в друида полетел следующий сгусток.

Остановившие его колья в этот раз уже не загорелись, а обрушились ледяным крошевом. Другой сгусток был направлен в потолок пещеры и, ударившись о него, окатил друида водой. Новый сгусток попал в заледеневшие колья и рассыпался молниями, которые перекинулись на мокрого друида.

– Хаос элементов – моя среда, никогда не знаешь, что за стихия ударит следующей, к нему нельзя подготовиться, – прокомментировал это маг, повторяя раз за разом свою шоковую терапию.

Друид ничего не мог сделать, ни одна лиана не успевала буквально чуть-чуть. Их то сжигали, то окатывали водой, а сгустки всё летели и летели. Друида спасал лишь деревянный доспех, но и тот был изрядно мокрым.

– Видимо, мне опять предстоит стать настоящим друидом, таким зелёненьким и… поленом, – пробормотал Вереск и уже громче добавил: – Ничто не устоит против стихий, это да, я согласен, но есть ещё одно вне их силы – это время.

– Ты не маг времени, ага, не он, ты – друид, тебе это знание не поможет.

– Далеко на горе Фулу растёт ель. Неприметная такая, вне власти стихий и времени. – Доспех друида неуловимо изменился, став темнее. – Древо, что всегда живёт, а если не сможет выжить, то умрёт, чтобы опять ожить и жить дальше. И так уже девять тысяч лет умирает, чтобы жить.

От друида пошла волна изменившихся шипов, на них летели огонь, молнии, их замораживало и жгло, но они продолжали приближаться, пока их пара не пробила доспех мага, застряв в плече.

– Достаточно! – раздался в пещере неожиданно властный голос мага. – Испытание пройдено, ваша глава получит приглашение, о сути которого можете узнать у этой милой девушки.

Он указал на Кей. Цепь с неё слетела, и все услышали:

«Внимание!

Системное сообщение.

Осада замка снимается, замок переходит в мирный режим».

И только было все хотели закричать от радости, как услышали гулкий деревянный стук. Друид, упав на колени, не издавал больше ни звука, ни шороха, тупо глядя перед собой, а страшнее всего было то, что его доспех начал осыпаться на землю невесомым прахом.

Глава 10

Альянс

ВЕРЕСК

Ну вот и допрыгался. Вот что значит молодой и зелёный – полез и огрёб по полной. Так, ладно, наверное, валяюсь сейчас в точке воскрешения, надо открывать глазки, ещё не хватало дождаться прынца, что целоваться полезет. Бвуэ-э-э… ну и ересь в голову лезет, сразу видно, голова получила несовместимые с жизнью повреждения.

Открываю, значица, глазки… Вокруг лес. Весьма своеобразный такой – всякие растения с разных континентов растут плотно, вместе, и куда глаза ни кинь, то с тропиков что-то, то с тундры. Фруктовый микс, ёпрст. Края леса, как и тропинок с небольшой поляны, где я лежу, не видно. Если вглядеться, то дальние подступы леса окутаны плотным туманом.

– Ну что, проснулся? Хех, как оно было, тяжко, наверное, в себе пробудить силы, что почти сто веков заставляют дерево жить, несмотря ни на что? И может, всё же перестанешь сидеть и дальше ко мне спиной и, наконец, поприветствуешь старого учителя, а, СОРНЯК?!

Ой, мама, я, видимо, промахнулся мимо точки воскрешения и попал в местный ад. Других вариантов просто нет…

– У-у-читель, здравствуй, – улыбаюсь и машу, шеф любит идиотов. – А что это ты в точке воскрешения делаешь?

– О Великий Лес, за что ты послал мне этого неуча! Ладно, поскольку кора твоего мозга в большинстве дубовая, слушай сюда, смотри здесь, запоминай тута. Это не воскрешение, ты – друид, и у нас механизм другой. Неужели ты думаешь, что мы, сыны природы, так же легко мрём, как мухи от диклофоса. Мы – часть природы, а её не так легко убить, её можно приостановить, замедлить, но убить, остановить развитие – такое невозможно. Сейчас перед тобой основная сила друида – это не всякие там чары с растениями, не манипуляции их свойствами, нет. Мы, как наша мать-природа, столь же неудержимы и выносливы, пускай и небессмертны, но близки к тому: при правильном подходе восстанем из праха, как ты сказал: «Мы умрём, но умрём, чтобы жить». Это твой внутренний мир, этот лес представляет собой развитие твоей души. Твой уровень, если тебе так удобнее. Я не могу не согласиться, что твои знания полны и обширны, ибо твой лес насыщен жизнью и красочен, переливается, словно алмаз. Но всмотрись внимательнее: твой драгоценный камень совсем не огранён, и нет достойной его оправы, он жив, но всё же мёртв. Тут не поют птицы, ежи не ищут грибов, зайцы не прячутся от волков, не бегают олени. Он жив, но пуст.

– Грибы, животные… Разве мы не управляем растениями?!

– Глупец, мы сыны природы. Не смотри на неё так однобоко. Внемли своему учителю, сейчас продолжится твоё обучение. Слушай внимательно, глупый росток, ибо твой путь к могучему исполину лишь только начат. Я согласен, что в магии растений мы, как никто, сильны, но это не все наши силы. Есть силы, которые позволят нам реагировать на слишком непредсказуемые факторы, требующие немедленных действий. Для этого растения слишком инертны. Нам нужно что-то более живое.

– Ты упомянул о грибах и животных…

– Да… грибы, на этом уровне развития тебе ещё не овладеть ими, ты смог прикоснуться лишь к части растительного мира, а знания о животном пока не тронуты тобой. Лишь когда ты на должном уровне освоишь их оба, то сможешь управлять грибами. Сейчас же я хочу дать тебе урок. Урок взаимодействия с животными.

– Ты хочешь сказать, что я, как приручатели и повелители животных, смогу ими управлять?

– Управлять?! Никогда! Лишь просить, подобно просьбе старшего брата к младшему – он всегда её выслушает, скорее всего, поможет, но и цену попросит достойную. Так и здесь. Тебе нет необходимости приручать животных, подобно приручателям, – у вас одна мать, природа, и, как родной брат, ты не вправе надеяться на полное повиновение, как это необходимо у повелителей. Сейчас я научу тебя зову. Это что-то вроде телепорта. Он пошлёт просьбу о помощи твоим братьям, и если найдётся способный помочь, по мнению зова, то он мгновенно узнает цену за их услуги. И если твои возможности это позволят, а также если возникнет тот, кто решит тебе помочь, его перебросит прямо к тебе. Так что запомни крепко: если ты использовал зов, то автоматически согласился с ценой, а если зов нашёл помощь, значит, цена тебе по плечу. Но не стоит так хмуриться, золотых гор не попросят. В основном ценой служит питание, возможно, лечение питомцев или что-то подобное. Ничего сверх нормы. Но хватит зря точить лясы, мы начинаем отработку заклинания. А ну быстро встал и повторяй за мной!!!

Пещера после освобождения Кей

– Как я и говорил, ага, говорил, эта милая леди, что уже, как видите, свободна, ага, свободна, обо всём расскажет. Да, когда очнётся ваш деревянный друг, передайте, что я весьма и весьма впечатлен и не откажусь от реванша, ага, реванша.

– Ши-ши-ши… хватит вуалировать то, что тебя отделали, Кью, ши-ши-ши… Ну да ладно, работа сделана, я пошёл. – Тень достал мелкий амулет из кармана и, зажав его в руке, портировался.

– Эх, ну что за непочтение к старшим! Но мой похлопывающий друг прав, ага, прав: пора и честь знать. Буду рад вас видеть в нашем альянсе. До встречи. – И маг, достав аналогичный амулет, так же портировался.

Адреналин схватки начинал понемногу спадать, и дружный крик радости огласил-таки пещеру. Но тут до людей дошли слова о друиде, и все повернулись расспросить, что же он сделал, но увидели стоящего на коленях Вереска, совершенно недвижимого.

– Доспех не светится… – только и успел сказать Торн, когда все дружно ахнули.

Края доспеха начали осыпаться прахом, будто, пылая на невидимом огне, превращались в пепел. Правда, сам друид пока оставался целым, деструкция коснулась лишь доспеха.

– Хм… так он всё-таки эльф, хотя какой-то странный на вид, что-то я такого их вида не припомню. Раз уж он не пропал, значит, в какой-то степени жив, надо попытаться ему помочь, – начал было Торн, но осёкся. – Эй, да что вы творите?!

Женская часть коллектива с каким-то маниакальным выражение лица и глаз дёргала уши и щипала за щёки молодого эльфа с необычными, звериными глазами.

– Всё, всё, Торн, я уже перестала, – ответила Анжелика, слегка покраснев. – Но, блин, кто же мог подумать, что этот пенёк прячет за маской столь милую мордашку, так и хочется потрогать… Ладно, всё, перестала.

– Кстати, – Кей тоже отстала от бедного невменяемого друида, – он совершенно не реагирует на… кхм… раздражители, да, именно это мы и проверяли, ага, раздражители… – (Александра для столь спокойной девушки как-то чересчур активно закивала.) – Тьфу, привязалось от этого Кью. Так вот, он пока как безвольная кукла, хе-хе, и даже похож на неё. Нам следует переправить его в замок, а потом в дом клана, всё же там безопаснее, да и отчёт перед Ато надо держать. Думаю, если его там до смерти не затискают, то он должен прийти в себя. Так-с, Торн, помоги затащить его в телепорт…

ВЕРЕСК

– И запомни главное, ученик: чем больше ты познаёшь жизнь во всех её проявлениях – растительном, животном… и не только, – тем более многогранен станешь ты сам, причём не только по выбору способностей и силам. Сама энергия, наполняющая тебя, станет насыщенней, даруя тебе всё новые и новые возможности. Ладно, вижу, теорию зова ты освоил, пора бы древу и пробуждаться, ведь непогода миновала и ты среди друзей.

Мир начал меркнуть, и я почувствовал, что меня опять куда-то тянет…

Дом клана

По всему клановому строению носились радостные девушки и парни. Им также пришло сообщение о победе, и теперь все мастера, оставшиеся в столице, собирались достойно встретить своих спасителей, приготовив для них настоящий праздник.

А на верхнем этаже в тёмной комнате сидела в одиночестве глава клана. Раз за разом она перечитывала сообщение, пришедшее ей вскоре после победы.

«Здравствуйте, уважаемая Ато. Один из глав нашего союза кланов Альянс охотников выдвинул предложение на вступление вашего клана в наш альянс. Результаты выполненной нами проверки оказались удовлетворительными, и мы ответили согласием. Засим мы, директорат Альянса охотников, делаем предложение вашему клану о вступлении. Детальную информацию о вступлении, правилах и обязанностях клана вы сможете узнать, посетив главу, выдвинувшую предложение о вашем принятии, – она будет вашим куратором на время адаптации вашего клана в альянсе. Благодарим за внимание, при положительном решении свяжитесь с Сато».

Девушка тяжело вздохнула и прошептала:

– Когда же ты поймешь, что я выросла, сестра…

Из дум её вырвал внезапно изменившийся шум внизу: ранее мерный щебет людей, разбавляемый смехом, сменился на полную тишину, которая взорвалась девичьим визгом и топотом множества ног. Уже не столь хмурая девушка встала и направилась на первый этаж, узнать, что же там происходит.

Первый этаж дома клана

По всему этажу носились радостные толпы людей, таскающие разные напитки и угощения (разработчики позаботились, чтобы люди в игре ощущали вкус продуктов), а также всевозможные подарки, надувные шарики и прочую мишуру. Клан готовился к празднику. Во главе всего этого хаоса стояла Элли, словно дирижёр направляя группки людей выполнять всё новые и новые её поручения. Рядом, олицетворяя ледяную непоколебимость и железобетонный пофигизм, стояла Рэя, которую Элли не смогла припахать к активным действиям, и теперь алхимик занималась тем, что сверялась с множеством списков о закупках и работах.

Суету прервала арка телепорта.

– Странно, рановато что-то они пожаловали, вроде на вечер договаривались, – произнесла Элли, поворачиваясь к Рэе, но, увидев лишь удаляющуюся к телепорту спину подруги, сама решила поспешить и посмотреть, кто же это, собственно, прип… пожаловал.

Из арки вышли знакомые всем люди – капитаны отрядов обороны замка Кей, Александра и Анжелика. Они были встречены радостными криками толпы, обступившей их и требующей рассказать «ну ваще как оно было». Поэтому народ не сразу увидел инквизитора с кулем на руках.

– Приве-е-е-е-е-е-е-е-ет, Торн!!! – послышались радостные крики уже и в его сторону. – А что ты такое несёшь?!

– Я… хм… – быстрый взгляд на капитанов, – дрова принёс на праздник, – сморозил первое пришедшее в голову Торн.

От этой фразы Анжелика почему-то захихикала.

– Ну ладненько, отнесу-ка я дровишки на кухню, а то тяжёлые, дубовые, наверное. – И Торн развернулся, но к лестнице на второй этаж.

Сделал пару шагов и остановился. Торн не мог понять что, но его внезапно что-то насторожило. Звенящая тишина… Радостный щебет народа как отрезало. Он обернулся и увидел, что все поражённо смотрят то на него, то немного ниже свёртка. Опустив глаза, он всё понял: из куля свисала рука, как в лучших традициях триллеров.

– Э-э-э-э…

Но рядом уже стояла Рэя, открывая полотно, где, по идее, должно находиться лицо друида. Открыла, посмотрела. На лице отразилось узнавание, в глазах появился блеск, и девушка потянулась рукой к видимому пока что только ей и Торну лицу друида. Но тут же отдёрнула руку и резко закрыла ткань, при этом краснея до кончиков ушей.

– Хм… как интересно, Торн, мой навык оценки определил, что в свёртке у тебя весьма дорогой и известный нам пенёк. Но чего это Рэя так краснеет… по-до-зри-тель-но-о-о… – протянула Элли, надвигаясь на Торна, при этом кольцо из соклановцев тоже стало сжиматься вокруг инквизитора.

Глаза бедняги заметались, ища пути отхода, ведь он знал, что сейчас будет…

– Прощай, мой друг, видимо, сейчас тебя порвут на сувениры, покойся с миром, – проговорил печальный инквизитор, прижатый к стене.

Элли и ещё пара девушек открыли ткань и увидели содержимое. Тишину нарушило громкое «У-У-У-У-У-У-У-У-У!», потом «И-И-И-И-И-И-И-И!», и бездыханное тело было вырвано на потеху тискающей его толпе. Пытки, вероятно, продолжались бы ещё долго, и даже Торн побоялся прийти на помощь другу, завидев маньячный блеск в глазах толпы, но ситуацию спас сам друид.

До этого не подававшее признаков жизни тело выгнулось дугой, и Вереск, закашлявшись, начал подниматься. Точнее, попробовал…

ВЕРЕСК

В себя пришёл рывком. Ещё не открывая глаз, решил попробовать понять, где нахожусь. Ни фига не получалось, в основном из-за того, что что-то постоянно дёргало за лицо и уши. Резко распахнул глаза, ощутив болезненный щипок… кхм… пониже спины. И понял: лучше бы я умер. Меня окружали девушки, вон даже Элли рядом стоит, а в глазах такое, что становится ясно: меня растащат на сувениры. Бли-и-ин, я ж без маски! Стоп, я вообще без ничего, только в ткани какой-то. Точно, мне каюк. Но я не сдамся, я буду сражаться, как лев, за свою… кхм… жизнь.

АТО

Ещё на лестнице Ато поняла: что-то явно не так. Вся женская часть коллектива наседала на Торна. Приглядевшись, она увидела, что его, словно щит, использует какой-то парень, закутанный в ткань. Причём удивляло, как он ловко машет человеком в полном латном доспехе, при этом будучи сам «метр с кепкой». Хм… а на лице незнакомца застыла мрачная решимость стоять до конца.

«А личико-то какое миленькое, как у котёнка, так и хочется потрепать, – подумала Ато, но встряхнулась: – Стоп, я же глава, о чём я вообще думаю!»

А незнакомец тем временем, орудуя Торном уже как тараном, пробивался к Ато.

– А ну прекратить балаган, что вообще вы тут устроили?! – не выдержала глава.

Народ успокоился, при этом стремительно поголовно начиная краснеть.

– Фух, Ато, спасибище тебе, спасла такого замечательного меня! Я уж думал, всё, опять смерть, а мне ведь умирать нельзя, там учитель может ждать, а это пострашнее смерти будет, – ответило это чудо почему-то голосом друида…

– ВЕРЕСК?!

– Таки шо, ну и зачем так кричать? Так, ладно, с этим надо что-то решать, я полон решимости заплатить любую цену, ну, зов, выручай, – проговорил друид, и его правая рука засветилась зелёным.

Друид наклонился, ударил ею о пол, и свечение переросло на него, постепенно расширяясь и образуя пока неясный светящийся силуэт.

– Значит, платой будет еда? Фрукты, говоришь? Отлично! Принимаю! – заговорил друид, обращаясь к светящемуся силуэту.

Тот начал тускнеть и приобретать форму зверька. Он обрёл чёткость, и все увидели довольно большого, невероятно пушистого вислоухого зверька, напоминающего котёнка, только с большими глазами (а-ля кот из «Шрека»).

– Ня… нямя… мяу, – произнесло пушистое нечто.

– Он ваш, если накормите фруктами, – громко сообщил друид толпе.

Дружное «У-У-У-У-У!» было ему ответом, и зверёк был тут же реквизирован на затискивание и зачёсывание.

– Выживи, друг, – проводил его взглядом друид.

– Э-э-э… мне-э-э… Кей, Торн и… кхм… Вереск, зайдите ко мне, пожалуйста. – Успокоившаяся Ато направилась в свой кабинет.

Когда означенные лица собрались, все уставились на так и кутающегося в ткань друида.

– Ты так и будешь теперь ходить? – спросила Ато, отчего-то глядя в окно с лёгким румянцем на щеках.

– Не, ну вам не угодишь! То слишком деревянный, то недостаточно деревянный, вы… себе… что… мебель в квартиру выбираете?! Ладно, попробую по старинке.

Друид прикрыл глаза. По его телу заструилась зелёная вперемешку с красной энергия. Но то там, то тут возникали золотые блики. Прямо на теле начала появляться кора, разрастаясь и приобретая форму доспеха. Но всё же сформировавшийся доспех неуловимо отличался от предыдущего. Хоть алое свечение и никуда не делось, кора приобрела чёрный цвет. На краях доспеха можно было заметить серебряные вплетения, что струились по нему подобно плющу, начиная свой рост с конечностей и пропадая к центру. Доспех стал немного массивнее, проглядывались небольшие шипы на коленях и локтях, а руки имели приличные когти, отливающие серебром. Маска же теперь, став ещё массивнее, улыбалась постоянно, причём акульим оскалом серебряных зубов.

– Да, сто веков на плечах не прошли даром, пусть и пережить это пришлось совсем недолго. Видимо, ещё и тренировка с учителем масла подлила. Хах… «тем более многогранен станешь ты сам», говоришь…

Разглядывание друида прервала Ато, вспомнив, что она всё-таки глава.

– Как вы знаете, нам выдвинули предложение о вступлении в альянс. Атака замка подтвердила, что на данном этапе мы слишком уязвимы для других кланов, поэтому я решила ответить согласием. Для вступления, следуя правилам игры, нам надлежит прибыть к представителю альянса. Следуя же традиции, этим представителем будет выдвинувший предложение о нашем принятии в альянс. Прибыть к нему следует главе клане вместе со свитой. Я бы хотела попросить вас об этом. Анжелика с Александрой же справятся с подстраховкой клана в случае непредвиденных обстоятельств. Я много думала и решила пролить свет на кое-какие моменты предстоящей поездки и на личность представителя альянса. Вы не задумывались, почему пригласили нас?

– У нас хорошие мастера, качество изделий крафта очень высокое, получаются намного более «сильные» вещи из обычных материалов, да и сроки выполнения работ небольшие, – начала рассуждать Кей.

– Ты права, Кей, но я с ходу могу назвать несколько кланов, где мастера не хуже, и пускай они делают не столь уникальные вещи, но качеством берут количество. Почему же не пригласили их?

– Дело в обороне замка, мы выстояли, доказали свою состоятельность, – ответил Торн.

– Да, тут ты прав, но путаешь причину и следствие. Я подумала и пришла к выводу, что это была скорее окончательная проверка, жирная точка, последнее доказательство. Понимаете, дело в том, что представителем альянса, а также одним из его директоров является моя старшая сестра… Предвижу ваш вопрос. Нет, она бы нам не помогла. Прикрыла бы, если бы клан развалился, – это да, но открыто помогать не стала бы. Она у меня очень консервативна, тут ещё влияет её профессия и то, что она старшая. – Ато вздохнула. – Хотя она и не признается, но всегда пыталась меня опекать. Пускай по-своему, стараясь, чтобы я ко всему пришла сама, но в нужный момент, когда своих сил уже не хватало, я всегда могла рассчитывать на руку помощи. То, что мы удачно отбились, дало ей возможность представить нас перед другими кланами совсем в другом свете. Да, малочисленный, да, по большей части женский, с множеством крафтеров, но клан, умеющий постоять за себя, ответить на удар, а крафтеры – настоящие мастера. Но даже этого мало. Для меня мало. Мы всё равно выглядим слишком зависимыми. Поэтому я хочу предупредить вас: при встрече я буду настаивать на оказании встречной услуги для погашения нашего «долга» перед ней. И я спрашиваю вас, как друзей: поддержите ли вы меня, поможете?

– Да, – ни секунды не раздумывая, ответил хор голосов.

На девушку стало приятно смотреть. Словно невидимый груз упал с её плеч. Она распрямила спину и заулыбалась, уже прямо смотря в глаза друзей.

– Спасибо, это действительно очень… очень много значит для меня. Нам скоро отправляться, но прежде я расскажу, что собой представляет моя сестра. Вы можете оказаться немного… не готовы к общению с ней, у неё довольно специфический характер и чувство юмора. Хотя… – быстрый взгляд на друида, – возможно, у вас уже иммунитет. Но всё же. Итак, моя старшая сестра Сато окончила с отличием мединститут и устроилась в больнице хирургом. Ещё в детстве одной из её идей фикс было спасение жизней. Но реальность безжалостна, она с удовольствием рушит и сжигает в прах такие вот детские мечты. До сестры быстро дошло, что как бы она ни старалась, сколько бы сил ни вкладывала, но, если человека невозможно спасти, тут она бессильна. Я часто слышала, как она, ещё живя с нами, подолгу плакала, закрывшись у себя в комнате. Профессия наложила отпечаток на её характер, понимание того, что если два плюс два всегда четыре, так же очевидно, как и то, что если у человека травма несовместимая с жизнью, то его не спасти. Она долго пыталась этому сопротивляться, корила себя за недостаток знаний, проводя бессонные ночи за учебниками. Но, как я уже сказала, реальность любит обращать в прах мечты. С осознанием пришло понимание: есть те, кого не спасти, и те, за жизнь которых надо бороться до последнего. Она как-то спросила меня: «Если бы была война и тебе нужно было бы лечить двоих раненых и одного умирающего, с кого бы ты начала?» Я ответила: «Умирающего, ему нужна помощь немедленно». Сестра, помню, тогда грустно улыбнулась и сказала: «Не становись врачом никогда, сестра, это слишком тяжело – терять надежду… Ах да, лечи раненых, и у тебя точно будет две спасённые жизни, или же рискуешь потратить время и получить из раненых уже тяжёлых и потерять всех троих». То, что я вам рассказываю, очень личное, но вы мои друзья, и я хочу, чтобы вы стали такими и для неё, чтобы вы поняли её и не осуждали. Прошу не обижаться на её профессиональный чёрный юмор и некоторую резкость, в душе она замечательный человек.

– Она глава клана, он что, тоже женский? – спросил друид.

– Нет, клан вполне нормальный, весьма многочисленный и сильный. То, что она его глава, её личная заслуга, её ума, характера и силы.

– А что у неё за класс? – поинтересовался Торн.

– Как вы, наверное, понимаете, профессия сильно отразилась на её психопортрете, что не могло не повлиять на генерацию класса игрой…

– Она хилер,[7] какой-то лечащий класс?! – не выдержала Кей.

– Ха, можно и так сказать, как я говорила, иллюзии и детские мечты давно разбиты в угоду прагматизму и реализму, но душа всё же стремится и желает… В общем, она… некромант.

Клановый дом Сато

Наша стройная компания, бодро пропрыгав по телепортам, добралась до кланового дома сестры Ато. Что ж, разница, как говорится, налицо. ОГРОМНЫЕ ВОРОТА. ОГРОМНЫЙ ГОТИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ. Страж в сверкающих доспехах пропустил нас без вопросов. И вот мы перед закрытыми дверями, ждём, когда начальство соизволит припудрить носик. Пять минут ожидания, и дверь распахнулась, явив широкий зал с троном в торце. На троне, закинув на подлокотник одну ногу и подперев рукой подбородок, сидела глава клана. Хм… Черты её лица явно чем-то похожи на лицо Ато, но есть одно но: её сестра не была человеком. Тёмная кожа, антрацитово-чёрные волосы, алые глаза и весьма фривольная одежда – перед нами была представительница гордого и безбашенного народа. Перед нами была тёмная эльфийка.

Когда мы приблизились к трону, эльфийка расплылась в улыбке и одним неуловимым движением перетекла к идущей впереди Ато.

– Это что ещё за похоронная мордаха, я не поняла, сестричка, – начала Сато, зажав в руках щеки Ато и растягивая их в подобие улыбки. – А ну быстренько улыбнулась и рассказала обожаемой старшей сестрёнке, какая она молодец!

– Тпы мофодец, – попыталась выдавить из себя Ато через растянутые щеки.

– Нэ-нэ-нэ, надо больше чувства, больше самоотдачи, поклоны и лобзания ног приветствуются!

– Сато, хватит позорить меня перед кланом!

– Хе-хе-хе, вот если бы я твои фотки с садика показала…

– САТО!!!

– Боюся-боюся, ладненько. – Она начала рассматривать компашку. – Какие-то они у тебя невесёлые все. – Взгляд прошёлся по сосредоточенной Кей и по лицу с выражением «готов к подвигам» Торна. И резко остановился на лице-маске друида в акульем оскале серебряных зубов.

– Ато, он адекватен?

Глаза друида вспыхнули, заставив девушку отступить на шаг. Он резко приблизился и протянул руку.

– Для милой дамы, что столь высокого обо мне мнения, мне ничего не жаль, – произнёс друид, разжимая руку. В руке находился абсолютно чёрный цветок, что притягивал взгляд своей красотой и хищной формой. – Орхидея дракона, – пояснил друид, преподнося девушке цветок, в самом деле напоминающий голову дракона. – Не затмит, но подчеркнёт…

Девушка приняла цветок, улыбнулась:

– А он не безнадёжен, но потом ты всё мне расскажешь, милая сестрёнка, устроим семейный допро… совет. Я так понимаю, ты согласна на вступление в альянс? Будешь называть меня хозяйкой, готовить мне кофе, носить тапочки и ежедневно ваять хвалебные речи на пятидесяти листах о красоте и мудрости старшей сестрички.

– На вступление согласна. И готова оговорить цену… за эту услугу.

– У-у-у-у… даже та-а-а-а-ак… Хомячок жаждет независимости и равных прав. – Девушка побуравила взглядом Ато. Потом вздохнула и начала уже более деловой разговор: – Хорошо. Действительно, у меня есть некоторая «незначительная» проблема, твоё участие в решении которой было бы весьма… кхм… удобно. Тут недалеко, на севере, есть шахта. Это данж. Мобы,[8] его наполняющие, – нежить. Как ты понимаешь, с моим классом навести там порядок – весьма недолгое дело. Но особенностью данной шахты является то, что это бывшие мифриловые шахты гномов. Заброшенные, но имеющие достаточно богатые жилы. Мы очистили пару уровней со слабыми скелетами и ведём добычу мифрила. Это, конечно, не основной доход клана, но весьма серьёзная его денежная артерия. Закавыка в том, что была создана легенда: якобы это очень слабый данж, совершенно неприбыльный. Поэтому у нас нет необходимости отбиваться от толп охотников, что жаждут добыть нечто эдакое с мертвяков и не желают копаться в мифриле, ведь его добыча хоть и прибыльна, но весьма утомительна. На самом же деле данж был очищен менее чем на четверть. Мне не нужен даже слух о возможности там заработать на мобах. Но пару дней назад все добытчики умерли. Как они, воскреснув, объяснили, даже не поняв отчего, последнее, что помнили, – ужасный холод и страх, а потом тьма и перерождение. При этом охрана входа нетронута. Из этого можно сделать вывод, что на верхние этажи поднялось существо из глубины данжа, возможно, его привлекла долгая активность наверху. И тут у нас получается весьма неудобная ситуация. Пойти с рейдом – расписаться в том, что данж сложный, а значит, прибыльный, а это – толпы искателей наживы. Пойти самой на неизвестного, скорее всего босса, – это даже несмешно. Небольшой группой из своих – все сильные персонажи на виду, опять же вопросы. Но тут удачно подвернулись вы. Картина маслом: глава хвастается своими наделами перед новичками. Ни у кого не должно быть лишних вопросов. Заходим, осматриваем, а на месте уже решим, как действовать дальше. Что скажешь? Поможешь – и считай рассчиталась.

Ато, мельком глянув на соклановцев и не увидев на лицах беспокойства, ответила:

– Безусловно берёмся, разве можно отказать любимой сестре. Пойдут все присутствующие, выступаем по твоей готовности.

– Хе, да я ж как юный пионер: всегда готова. Сейчас отдам пару указаний на время отсутствия – и вперёд.

Глава 11

Подземелья гномов

«Внимание!

Системное сообщение.

Ваш клан отныне находится в составе альянса кланов Альянс охотников, наши поздравления».

– Ха, вот видишь, Ато, совсем небольно, раз – и готово, хе-хе… – закончила формальности со вступлением сестра главы. – Так, хорошо, раз уж вы все такие готовые и рвётесь в бой, тогда я пошла отдавать срочные указания и тоже приготовлюсь. Через тридцать минут жду вас у северного выхода.

Через 30 минут

Мы полным составом, а именно: ваш покорный вечнозелёный слуга, Кей, Ато и Торн – стояли у северного выхода и уже начинали немного нервничать. Но тут из одной из множества улочек вынырнула сестра Ато, одетая в платье заклинателя, что с учётом покроя под её расу выглядело весьма специфически, а именно: имело несколько довольно открытых мест и, наоборот, в жизненно важных местах виднелся металлический проблеск стальных пластиночек и кольчужных колец. В общем, весьма непростая одёжка. В руках ничего не было, но на поясе висел кинжал в простых чёрных ножнах, без украшений.

– Ну что, готовы? Места там малоисследованные, точек телепортов нет, поэтому ножками, мои дорогие, ножками, родимыми, аж до пещер, – ещё даже не дойдя до нас, начала Сато. М-да, в сёстрах хоть и просматривается семейная схожесть, но характеры кардинально отличаются. Девушка оглядела нас – у всех лица были серьёзные – и, вздохнув, видимо не дождавшись нужного эффекта, продолжила: – Пока чапаем, я расскажу немного о месте, куда держим путь. Данное милое место, как я уже упоминала, – заброшенная шахта гномов. Заброшена она была по причине резкого перехода населения из временно стоятельного в постоянно лежательное и даже валятельное положение. Данное состояние огранизмов было вызвано чрезмерным воздействием высокометаллизированных предметов, таких как мечи, копья, булавы, на нежные организмы гномов. Воздействие производили племена орков, широко и густо населяющих низину, недалеко от шахт. Если разобраться, история весьма грязненькая, ведь дварфы были, по сути, не обычные, они относились к так называемым чёрным дварфам. Ребята кроме внешних отличий в виде красноватой радужки глаз, темноватой кожи имели и множество других отличий от своих сородичей. Но на их неспособности и далее отсылать лучи добра всему свету, думаю, сыграли две вещи: их ужасный характер, а также, в отличие от рунных магов обычных гномов, эти шалили ещё и тёмной магией, да и не только тёмной. Как говорится, всё полезно, что в рот полезло, в общем, всё, что для них выгода, – для них можно и разрешено. Думаю, на этой почве у них и случились философские расхождения с племенами орков. В ходе данных диспутов племя орков уменьшило свой состав где-то на два трети, а дварфы или полностью вымерли, или ретировались в глубокие штольни или вообще отседова. Как я и говорила, данные дварфы скромностью не грешили и, уходя, стукнули дверкой так, что штукатурка посыпалась, причём у всех соседей вокруг. Их маги, видимо, на бил, а-ля дембельский аккорд, забабахали что-то из разряда некромантско-рунического, чтоб как в рекламе: и запах приятный, и держалось долго. Так что теперь шахты полны шкилетиков неупокоенных. В верхних ярусах, там, где мы копаем, – обычные, белые и почти пушистые скелетики мирного населения. Ходят себе спокойно, я их периодически упокаиваю. В общем, проблем никаких. Ниже, думаю, должны быть воины и маги. Но, как я и говорила, ниже сама не спускалась и ребятам запретила – у нас мифриловая шахта со слабыми мобами и точка. Есть у меня мнение, что поскольку эта игра весьма продвинутая, то она адаптировалась под мои действия и могла привлечь существ снизу на верхние ярусы. Полагаю, нам придётся всё же там всё зачищать, ну а мне потом усилить охрану в ожидании возможных прорывов. Да чего гадать, придём и сами всё увидим…

* * *

Фух, дошли. Шли часа четыре по гористой местности с множеством острых камней, хотя всё под горку да под горку, и таки дошли. Перед нами был явно запасной вход, неказистый такой, но с двухметровыми воротами из стали. Вход охраняло двое игроков, похоже, наши. Сато подошла к ним, кивнула и, получив такой же ответный кивок: мол, я знаю, что ты знаешь, что я знаю… развернулась в нашу сторону и, махнув нам рукой, исчезла в темноте открывшегося прохода. Мы поспешили следом.

Ожидая увидеть что-то сырое, тёмное и неуютное, я был весьма удивлён. Шахта выглядела весьма… обжито. Горели факелы, была эдакая рабочая чистота проходов, которые, кстати, сильно разветвлялись, порой заканчиваясь тупиками. Эдакую изюминку привносили ещё слабо светящиеся жилы мифрила.

Пока что было тихо и спокойно. Но идиллия долго не продлилась. Появились первые скелеты. Они были высокого роста, широкоплечие, с остатками доспехов, судя по клыкастым черепам – бывшие орки. Сато остановилась, сняла с пояса кинжал. Он засветился тёмным светом, даже послышалось лёгкое гудение. Девушка направила его на скелеты, и кинжал словно выстрелил. От его лезвия вылетела тёмная волна и, подобно морской пене, прошла через ряды (уже, к слову, довольно плотные) скелетов, и те так же засветились тёмным светом. Некромант повела рукой – и скелеты остановились.

– Ха, вот я и взяла их под контроль…

Хлопок!

Тёмный свет на скелетах с шумом развеялся, а доселе пустые глазницы мертвецов начали светиться зелёным холодным светом.

– Вот, значит, даже так! Хорошо. Тогда план Б.

Кинжал в руке девушки опять налился чернотой, и она вонзила его в землю. Послышались приглушённые удары, словно кто-то пытался пробиться через стену.

Удар! И рядом с девушкой из земли появилась рука в латной перчатке.

Удар! Такие руки появились ещё и ещё. И вот уже пять пар разгребают землю, даря возможность освободиться своим хозяевам. А хозяевами оказались пять зомби-рыцарей. Они ничем не напоминали зомби из фильмов. Чистые, аккуратные, без порезов и крови. Только абсолютно белые, без зрачков, а неестественные, непривычные человеку движения выдавали в них немёртвых.

Зомби развернулись в сторону Сато.

– Мозги-и-и… – раздался дружный хор хриплых голосов.

– Внимание, приказ!

– Мозги-и-и?

– Идёте и атакуете вон тех скелетов, живых не оставлять, мёртвых и шевелящихся тоже.

– Мозги-и-и-и-и-и!!!

И дружная артель зомбаков ринулась стеной на скелетов. Подойдя к ним вплотную, хоть у них и не было оружия, они весьма бодро начали косить нежить.

– Я, конечно, понимаю, что за работой мастера не дурно и понаблюдать, но если вы меня так цените, что думаете, мол, мои мальчики там сами всех уконтрапупят, то вы весьма высокого, хоть и лестного обо мне мнения. А НУ БЕГОМ ПОМОГАТЬ!

М-да, у Ато в сёстрах сержант…

Я ударил ногой о землю, и тут же из неё вылетел огромный шип…

САТО

Странные скелеты. Они такие же, как и раньше, но отчего-то совершенно не подвержены контролю. Будто не восставшие, а созданные. Так что там моя команда поддержки? Этот странный… друид… Скажи кому, что он боевой, засмеют, не иначе. Боевой садовник! Так вот, ударил этот пенёк ногой о землю, и из неё вылетел здоровущий шип и полетел в сторону ближайшего скелета. Полетел, долетел и пролетел мимо сквозь скелетика, даже не задев кости, скелеты всё же не зомби, их лучше чем-то дробящим, а не колющим.

– Торн, внимание, переходим к нашему плану Б, – окликнуло инквизитора это деревянное чудо. – Итак… ату их, Торн, ату, пошёл, маленький, вперёд!

Достал инквизитор свою могучую булаву, размахнулся и что есть мочи врезал-таки… друиду.

– Вереск, не халтурь! – разворачиваясь, проговорил Торн и с пылающей булавой врезался в ряды скелетов.

Блин, он что, его прикончил, я отчётливо видела, как летели щепки. Э-э… друид скалится, а его повреждённый доспех срастается буквально на глазах. Ого! Он начал светиться алым, доспех немного изменился.

– Ахтунг! Вспышка слева! – прокричало сие чудо, и в левую часть толпы влетело здоровенное полено, скорее уж таран, перемалывая всех скелетов.

М-да, против лома нет приёма, что тут ещё скажешь.

Сестрёнка с девушкой в красных доспехах, Кей, кажется, влетели в толпу скелетов и тоже начали активненько их умножать на ноль, пусть и слегка не профильным оружием.

Я уже было расслабилась, когда пещеру наполнил дикий вой. Стало по-настоящему страшно и холодно, вой словно вымораживал саму душу, хотя температура вокруг вроде бы и не изменилась. Из дальнего прохода показались новые действующие лица. Впереди шли двое, похоже, бывших дварфов. Закованы они были в нереально толстенные доспехи. При ходьбе они ими бухали так, что казалось, будто кто-то, делая шаг, подкидывает и роняет сейф. Доспехи совершенно цельные, лишь небольшие прорези для глаз. Вооружены они были огромными топорами с лезвием в половину их роста. За спинами этих двоих стоял, судя по комплекции, тоже дварф, только кардинально от них отличавшийся. Он весь был укутан в балахон, на голову накинут капюшон, закрывающий всё лицо. По балахону… или это ряса… циклически кружили знаменитые гномьи руны. Вот только светились они холодным зелёным светом. Стоп, да это же лич, дварф-лич!

Лич оглядел нашу свалку, а потом резко развернулся ко мне.

– Ты-ы-ы, сестра по силе, послужиш-ш-шь мне-е-е… Настало время королю-у-у-у восстать и пра-а-авить, – проскрипел лич и направил в мою сторону руки.

Массивные наручи на его руках тоже засветились зелёным светом рун. Хм… видимо, этот дварф экспериментировал с магией смерти и, не имея предрасположенности к ней, просто направил энергию с её стихийным окрасом в дварфские руны. Колдовство хотя звёзд с неба не снимало, но получилось на редкость… основательным и трудно снимаемым.

Перед руками лича образовалось зелёное облако, напоминающее то ли туман, то ли прах, и полетело на меня. Но остановилось, упершись в меч, подставленный Кей. Девушка вгляделась в окутанный этим туманом меч, резко им махнула – и туман пропал.

– Внимание, слишком сильное колдовство, моя аура его не убирает, только ослабляет. Выносите колдуна! – закричала Кей.

Лич, явно сделав какие-то выводы, опять направил свои руки, но теперь уже на дерущихся. Двое его охранников, гремя монструозными доспехами, двинулись на помощь скелетам. Лич развёл руки в стороны и резко хлопнул. Пещеру разделили надвое появившиеся каменные колонны. Ну вот и классическая дварфская магия земли пошла. В одной части пещеры оказались все дерущиеся, а в другой – я и друид, так как он свои тараны тоже с расстояния кидал. Не успела я ничего сделать, как лич провалился под землю и тут же вышел прямо из стены пещеры рядом со мной. Мою шею сковал здоровый каменный набалдашник.

«Внимание, на вас наложено заклинание „Паралич”.

Срок паралича – 5 часов или до снятия артефакта».

Лич схватил меня за этот своеобразный ошейник и потянул к стене. Я начала вслед за ним проникать в камень и… темнота.

ВЕРЕСК

Очередной мой таран не долетел до цели. Появились какие-то мутные каменные колонны и испортили всю малину. Слышу справа вскрик. Опа, сестрёнку Ато схватил этот тип стрёмной наружности и уволок в стену. Раз – и стена сплошная, как и не было ничего. Поворачиваюсь к своим. Торн бодро перешёл уже на этих законсервированных дварфов, видимо, сказывается опыт с големами, корёжит их медленно, но вдумчиво и с вдохновением. Те из-за высокой массы доспеха хотя и имеют безумные топоры, но не успевают за более вёртким рыцарем. Остатки скелетов взяли на себя девушки и «Мозги-и-и инкорпорейтед».

Ато прокричала:

– Вереск, я всё видела, пожалуйста, иди за сестрой! Мы тут ещё надолго задержимся! За нас не беспокойся, беги.

Разворачиваюсь, смотрю в три абсолютно одинаковых чёрных коридора. Ага, иду. Вот только куда? Хм… О!

– Зов!

Чпок.

Странный какой-то в этот раз телепорт, как пробка. На меня бусинками чёрных глаз уставился… хомяко-крот или суслико-крот.

– Эм… цена?

– Гр-р-р-р, – разносится по пещере могучий, но непонятный рык.

Опускаю глаза на его причину. Хм… кротик хочет есть, у кротика бурчит животик. О Боже!

«Цена – ЖРА-А-А-А-ТЬ!»

Мог бы и сам догадаться.

Вырастил арбуз, чего уж мелочиться, такой, что и двумя руками сложно обхватить. Кротик поковылял к нему, облизнулся… хрум – и нет арбуза. Ой, мама, как страшно жить! Он его целиком и не жуя. Ну ничего, в туалете он поймёт степень своего заблуждения.

«Цена принята».

– А, ну давай искать. Искать того, кто здесь только что стоял.

Уже шаро-кротик подкатился к месту, где стояла Сато, порыл лапкой землю и покатился по левому туннелю. Я последовал за ним.

САТО

Очнулась я в большом просторном помещении, судя по тому, что до потолка было прилично. Лежу, смотрю в него, ибо больше ничего сделать не могу, будучи прикована к каменному постаменту, хотя нет – это же лич, значит, к алтарю.

Раздался гулкий стук шагов, и перед моим взором предстал этот монстр.

– Ты послужишь королю-у-у. Его время прави-и-ить пришло-о-о…

Подходя ко мне, он материализовал небольшой каменный осколок в форме ножа и сделал небольшие разрезы на моих ногах и руках. Кровь начала капать на алтарь. Тот слегка засветился, и от него протянулись алые дорожки в сторону огромного каменного саркофага, который стал окутываться алым свечением.

– Твоя-а-а сила-а-а наполнит короля-а-а, и он восстанет, и месть его будет страшна-а-а…

Боли не было, двигаться невозможно, скучно…

Бабах! Дальняя стена просто взрывается осколками камня, и, когда пыль немного осела, стала видна огромная дыра в ней. В дыру вкатилось нечто мохнатое и круглое. Довольно заурчав, оно – чпок! – исчезло в телепорте. В дыре появился друид.

– Хе, вы не ждали, а я припёрся. Таки если шо, сообразим на троих.

– Вообще-то он мёртвый.

– Ну и что, мёртвый – ещё не значит, что непьющий, в его случае ещё не всё потеряно. Вай, я, конечно, знал, что девушки любят камни, но чтоб та-а-а-к, да ещё цепями себя. Ну, не переживай, я Ато ничего не расскажу, каждый имеет право на хобби.

– Очень смешно, юморист. Освободи меня!

– Алтарь не ра-а-азруши-и-им, жалкие сме-эрт-ные…

Друид, снеся лича своим тараном в дальний угол, подбежал к алтарю. Положил на него руки. Они начали светиться кровавым светом, и послышался щелчок. Потом ещё один, ещё, ещё, и алтарь у рук друида пошёл трещинами.

– Камнеломка. – Друид показал на корни, растущие прямо из его ладоней.

Удар огромного тарана – и алтарь распался на куски. Фух, я вроде свободна.

– СЛОМАЛ! – заорал лич с нотками удивления, забыв даже гласные тянуть.

– Сломал, – удовлетворённо кивнул друид.

– СЛОМА-А-А-АЛ!

– Ага, сломал…

– СЛОМА-А-А-А-А-А-А-А-АЛ!

– Ай да я, молодец.

Лич засветился зелёным. Наручи буквально загудели от переполняющей их силы. Он сделал пару шагов в нашу сторону, но внезапно остановился:

– Не-э-э-эт, король превыше-э-э всего-о-о…

Лич развернулся к разбитому алтарю и резко вонзил руки в его куски. Исходящие от алтаря алые дорожки начали светиться могильной зеленью.

– Извини, король, не смо-о-ог твой верный архимаг подарить тебе жи-и-изнь. Но дать силы на ме-э-эсть я ещё в состоя-а-а-нии. Обру-у-ушь гне-э-эв на голову вра… – И, не закончив фразу, осыпался прахом. По светящимся дорожкам в этот момент прошла особенно сильная зелёная вспышка, потом они стали угасать.

Гра-а-а-х! Крышка саркофага буквально разлетелась раскалёнными докрасна осколками камней. Из саркофага поднялась рука, опёрлась на его край, буквально проплавляя его. И король мифриловых шахт восстал.

Отступление

Горы величественны и нерушимы. Но не стоит обманываться их спокойствием. Внутри могучих гор огнём пылают их огненные сердца и растекаются по венам пылающие реки их крови. Кровь гор – лава, чей неудержимый поток сметает всё живое, испепеляет любую защиту.

НПС-дварфы в игре – дети гор, они унаследовали крепость горного камня, а их магия – плоть от плоти гор, магия рун и магия земли. Не то чтобы дварфы не были способны творить другую волшбу, но, подобно скалам, в своих традициях они были очень консервативны. Как я и говорил, магия дварфов берёт начало из их сути, и, подобно высочайшим горам, в их сердцах может зародиться огонь. Магия огня, не свойственная дварфам в чистом виде, смешиваясь с земляной магией, образует то, что уже не столь чуждо каждому дварфу, что вгрызался в камень своей киркой, – лавовую магию. Но лишь древнейшие из родов, которые в большинстве своём берут начало из королевских, имели шанс на то, чтобы в их семье родился подобный талант.

Павший король был одним из таких – бриллиант среди алмазов, пошедший по пути воина, из-за слабого магического источника, тем не менее он не был глупцом. Для своего усиления он с лихвой использовал дарованную предками магию лавы, пусть и не пользуясь ею напрямую, испепеляя врагов адскими потоками, он всё же умело вплёл её в свой боевой стиль.

ВЕРЕСК

Ну вот, разбудили дяденьку. А дяденька с утра явно не в духе. Из саркофага поднялся здоровенный дварф. Эдакий двухстворчатый шкаф с антресолью, да ещё оббитый железом. Это я о том, что бородатый дяденька весь был в броне, по самое «не могу». Причём броня была раскалённой, судя по её свечению. В руке у короля был молот в виде оскалившейся головы дракона. Не то чтобы им было удобно что-то крошить, но, судя по стекающей из пасти лаве, ему и крошить-то не надо, достаточно «плеснуть в личико» из такого молоточка – и всё, тушите свет.

Король, как есть король. Но вот одно но. Стоило взглянуть в его глаза, и становилось ясно – старый архимаг не пожалел силы и влил в него достаточно своей энергии, только результат получился неоднозначен. Глаза короля наполняло холодное зелёное свечение. Король не воскрес, он лишь поднялся нежитью. Сильной, но всё же бездумной машиной. Наверное, поэтому некромант и не воскрешал его ранее – видимо, хотел именно воскресить, влив чужую жизнь, а не поднять с помощью некроэнергии.

Нежить осмотрела зал и, увидев нас, чудовищно взревела. Сомнений нет – ни капли разума. Король взмахнул молотом – и плотный бесформенный сгусток лавы полетел в нашу с Сато сторону. Так-с, предпримем манёвр стратегической передислокации. Хватаю за руку уже начавшую что-то колдовать девушку, и быстренько-быстренько шуршим вон за ту колонну. К слову, по кольцу зала шли колонны, как бы опоясывая площадку с саркофагом. Думаю, алтарь здесь появился уже позже усилиями мага.

– Сато, я смотрю, ты полна идей и энтузиазма. Не поделишься общими планами, нэ?

– Кхм… ща, беру кинжал, напитываю энергией – и хряп где-то в центр туловища, там, по-моему, сочленение.

– О’кей, план А – бьём со всей дури. Начали!

Выскакиваем из-за колонны (удивительно, в нас пуляли лавой, а колонна даже не пострадала, вот что значит «умели строить»), и в короля летит здоровенный шип в моём исполнении и сгусток черноты в исполнении Сато. Я в печали, на мой шип даже не глянули: король лениво махнул молотом – и лава выжгла шип ещё на подлёте. Энергетический же удар Сато прошёл сквозь лаву почти не повреждённым, но, долетев до доспеха, растёкся по нему чёрными молниями.

– Думаю, настало время перейти к плану Б. Сато, я вас внимательно…

– Я что тут, генератор идей? Ладно, сейчас попробую призвать кого посильнее и натравить, ну а там и мы подтянемся. Кстати, я видела, что с тобой был какой-то зверёк. Может, тоже кого призовёшь?

– Призываю только живых, а зверь такой силы, что не боится лавы… Если такой и есть, я с ним до конца жизни не расплачусь за помощь.

– Ладно, тогда ты в поддержке, а я начинаю.

Девушка подняла над головой кинжал, он начал темнеть, потом полностью окутался тёмным туманом с бликами чёрных молний. Сато резко присела, вонзив кинжал в землю. Появившаяся из-под земли лапка внушала уважение. Скелет метра три ростом, здоровенные руки и весь покрыт бронёй из костей, образующих эдакую костяную кирасу, наручи и так далее. В руках держит по длинной заострённой кости.

– Атакуй! – прозвучала команда Сато, и она указала в сторону мёртвого короля.

Скелет молча развернулся и бегом направился в его сторону. В него полетел сгусток лавы, который тот довольно шустро для своего роста отклонил, и скелет вплотную приблизился к королю, одновременно взмахнув обоими лезвиями. Одно было заблокировано молотом, другое достигло цели. Удар пришёлся на доспех. На нём появилась лёгкая вмятина.

САТО

Я не могу поверить: такой удар оставил лишь лёгкую вмятину? Мало того, её сразу же залила раскалённая лава, и вот о недавнем повреждении уже ничего не напоминает. Скелет замахнулся для второй атаки, но король с размаху ударил молотом. Его атака хотя и была заблокирована костяными мечами, но удар был такой силы, что мечи вырвало вместе с руками скелета по локоть. Второй замах – и чудовищный молот буквально вминает и испепеляет доспех скелета. Но вдруг около меня разлетается земля, и огромный таран, посланный друидом, летит в сторону короля. Король не успевает, ведь молот отведён после удара по скелету. Чудовищный удар принимает раскалённый доспех. Его порядочно вмяло, король явно дезориентирован. Но проходит всего пара секунд, и доспех вновь заполняет лава, ещё пара – и он снова целёхонький.

– Давай закрепляй успех, думаю, с десяток таких попаданий будет достаточно.

– Ты его регенерацию видишь? Я что, пулемёт или дровомёт? Я не смогу пулять брёвна с такой частотой, чтобы успеть за его регенерацией. Но у меня появилась идея, я бы сказал, план С.

– Излагай.

– Я смотрю, его доспех хоть и раскалён, но в то же время это и его минус – он весьма пластичен. Один-два очень сильных удара смогут нанести достаточный урон, необходимо только обеспечить его более-менее относительную неподвижность, да и сами эти удары. Ты говорила, что можешь управлять мёртвыми созданиями. Любыми мёртвыми?

– Если ты думаешь, что я по ночам кладбища раскапываю, чтобы проверить, то я тебя разочарую. Скажу только, что большинство нежити мне удавалось взять под контроль, разве что в этой нашей вылазке не получилось.

– Вот и хорошо, сейчас и проверим.

Друид махнул рукой, и множество лиан начали расти из земли, сразу сплетались в своеобразную фигуру. Образовав некий каркас, лианы начали темнеть и деревенеть, а потом и вовсе вся фигура стала зарастать тёмной, почти чёрной корой. Формирование окончилось, и перед нами предстал гигант, чем-то напоминающий големов гномов, – нет головы, массивное туловище, небольшие толстые ноги и просто огромные руки, оканчивающиеся наростами, смахивающими на кувалды. Что-то не так… Мёртв, созданный голем был скорее куклой, в нём совершенно не было жизни.

– Вот, попробуй контролировать это, – сказал друид, указав на голема.

– Даже если получится, я не вижу смысла, он просто чудесно сгорит, пока доплетётся до короля, уж шустриком он никак не выглядит.

– Ага, сгорит.

– Э-э-э-э…

– Но пока догорит, успеет сделать пару-другую ударов. Древесина этого голема – мёртвое дерево, обладающее свойствами дерева из глубин океанов, что пролежало там много-много десятилетий. Он будет тлеть, будет постепенно истлевать, но уж гореть и пылать точно не будет. Так что пора попробовать.

Напитываю кинжал энергией и вонзаю его в туловище голема. Ого, такая плотная древесина, что кинжал лишь слегка оцарапал кору, но мне и этого достаточно. По коре проходят зелёные всполохи. Всё, он под контролем. Ха, а им достаточно легко управлять, вот что значит не перехватывать контроль, а использовать созданную куклу. Надо бы запомнить. Но осталось решить ещё один момент.

– Он медлителен, понадобится пара минут, пока он, лавируя между колоннами, дойдёт до короля.

– Это я беру на себя, пару минут я тебе обеспечу. Начинай по звуку гонга.

«Какого ещё гонга?» – хотела я спросить, но друид уже начал. Возле короля взметнулись шипы в несколько рядов. Мертвец взревел и начал крошить преграды. Действительно, у мага получилось создать могучую, но тупую тварь, всё то время, что мы здесь стоим, он нас не преследовал, атаковал, только когда видел, а мы высовывались из-за колонны лишь для атаки.

Но я отвлеклась. Король начинает молотить по преграде, но в момент очередного замаха в него влетает таран. Хм… видимо, это и есть гонг, начинаю подводить голема ближе для удара. Король же, взревев, развернулся в сторону друида. Но секунды, когда он был дезориентирован, не прошли даром. Он не смог сделать и шага. Ноги его оплёл какой-то куст с большими шипами. Самое интересное, что этот куст почти не горел. А потом он стал расширяться, опутывая и цепляя шипами нежить. Король взревел, но сразу освободиться не мог.

– Пылающий куст, он же Терн, – начал объяснять мне друид. – Он, конечно, его немного задержит, но я бы посоветовал поторопиться.

Так и есть, из всех щелей доспеха нежити полилась лава, окутывая куст. И тот не выдержал. Король освободился. Да только поздно. Голем уже подошёл достаточно близко и, размахнувшись, ударил сверху по королю. Второй рукой нанёс удар в туловище. Нежить успела заблокировать удар по голове, но от второго не спасалась. Огромная вмятина виднелась на доспехе. И, не давая нежити прийти в себя, две огромные руки замахнулись, и сокрушительный удар обрушился на шлем дварфа. Второго такого уже не получится. Хотя голем и не загорелся сразу, но под постоянным действием лавы уже почти истлел. Но, как оказалось, повторной атаки не потребовалось. Голову дварфа вместе со шлемом просто вмяло в плечи. Король миг постоял, а потом рухнул, уже при падении начиная превращаться в тлен и истаивать.

«Внимание!

Системное сообщение.

Подземелье „Мифриловые шахты” пройдено.

Просьба перейти к перечню наград для ознакомления».

Глава 12

Свободный поиск

САТО

«Внимание!

Отчёт о добыче.

Ссылка».

Открываю ссылку внутреннего меню, и перед глазами высвечивается сообщение:

«Поздравляем с прохождением подземелья.

Ваша группа получает следующие награды:

1. Вы свергли короля. „Король умер, да здравствует король!” В течение месяца мифриловая шахта становится полностью безопасна для всех кланов, члены которых участвовали в убийстве босса.

2. В течение месяца для кланов, участвовавших в убийстве босса, доступна добыча металлов и драгоценных камней в мифриловой шахте…»

Оу-у-у, это очень серьёзно, учитывая, что даже на первом уровне, добывая самый «грязный» мифрил, мы получали довольно приличную статью дохода, но теперь, даже поделившись с Ато, доходы возрастут астрономически. Хорошо, кстати: сестрёнке сейчас деньги пригодятся, у меня бы просто так она никогда не взяла. Хо-о… тут ещё драгоценные камни упоминаются… Ладненько, продолжим чтение.

«3. Вы получаете доступ к комнате механизмов дварфов.

4. Один из членов группы, исходя из голосования, имеет право получить „пылающее сердце” – артефакт, ношение которого усилит ваши огненные способности или наделит вашу магию огненным элементом. Отдавать голос за себя разрешается. Необходимо находиться в радиусе прямой видимости для участия в голосовании.

Голосование.

10… 9… 8… 7…»

И перед глазами всплывают наши имена: Ато, Торн, Кей, Вереск… э-э-э…

Поворачиваюсь к друиду, он смотрит на меня.

«Поздравляем, вы получили 1 голос.

…2… 1… 0…

Голосование окончено.

Поздравляем, большинством голосов „пылающее сердце” принадлежит вам.

Разделение добычи окончено.

Будьте внимательны: через месяц дварфский маг восстановится, и добыча из пунктов 1–3 станет недостижима до следующей победы».

– Почему?! – только и смогла я спросить.

– Ато у нас д’Артаньян в юбке, ей лучше подойдёт меч, магию она не часто использует. Кей своей аурой только ослабит сам артефакт. Торну бы пригодился, но он, скорее всего, подарит его кому-то из девушек. Ну а мне – ходячий гриль; это даже не смешно, как ты видела ранее, огонь и я – плохое сочетание. А вот то, что получится в сочетании с твоей силой, я даже не берусь предугадать. Как говорится, да будет эксперимент. Вызови что-то простое.

Правой рукой я достала кинжал, напитала его энергией. Левую же положила на амулет в виде сердца из какого-то красного камня. Активировала. Странно, теперь кроме обычных чёрных молний изредка появляются ещё и ярко-красные. Из земли протянулась костяная рука, и вот оттуда уже вылез обычный скелет. Изменений не вижу. Но что-то всё же не так. Точно – пустые глазницы черепа начали слегка светиться. Вот в них появился небольшой огонёк, который всё разрастался. Он уже охватил всю голову и перешёл на туловище. Ещё секунда – и скелет запылал, хотя признаков того, что это ему как-то вредит, совершенно незаметно: как стоял, так и стоит.

«Поздравляем!

Вы смогли вызвать пылающий скелет.

Данный призывной миньон в дополнение к физическому наносит огненный магический урон».

О-хо-хо, да, действительно открываются широкие перспективы для экспериментов.

Банг! Наше любование скелетом прекратил звук падения двери, что находилась за саркофагом. Видимо, это и есть комната механизмов.

– Посмотрим или подождём остальных? – интересуюсь у друида.

– Пошли посмотрим, остальные ещё долго будут ходить. Это я шёл по следу, а они будут искать наобум.

Зашли, и взгляду открылась небольшая комната, заполненная светящимися небольшими кристальчиками. Коснулась одного.

«Рецепт усиленного сейфа скопирован».

Друид также коснулся этого кристалла и кивнул мне – тоже получил рецепт.

Касаюсь другого.

«Рецепт усиленной клановой двери скопирован».

Понятно, это комната разработок дварфов. Рецепты кроме постоянного копирования можно копировать временно, то есть, дав единичную копию этого рецепта любому умельцу дварфов, мы сможем заказать у него изготовление этой вещи. Примечательно, что единичное копирование позволяет создать вещь только раз, значит, рецепт останется у нас, как сейчас, на постоянной основе, а у дварфа после создания вещи он пропадёт, и тот не сможет создавать такие вещи на сторону.

Мы разбрелись по комнате, копируя рецепты – иногда полезные, вроде того же сейфа, иногда полный бред в виде механического хомяка для уборки урожая.

– Сато, я, кажется, нашёл что-то интересное! – кричит друид из-за стеллажей.

Подошла к нему и увидела, что он стоит возле высокого пьедестала, находящегося в сторонке от остальных, тем самым подчеркивая его… важность. На пьедестале находится небольшой металлический куб с кулак размером, который весь усеян шестерёнками и пружинками, они цокают и крутятся подобно механизму часов. Из глубины куба виднеется небольшой светящийся кристалл – вот и источник энергии. А внизу, на пьедестале, надпись:

«Телепортационный куб.

Позволяет после привязки неограниченное количество раз перемещаться между кубом и точкой привязки.

Игнорирует любые антителепортационные чары».

Какая полезная вещь! Во время войны замок накрывает антителепортационным барьером, и попасть в него можно, находясь только у его стены, до неё же ножками, ножками. Установив такой куб в доме клана, можно перебрасывать подкрепление непосредственно в замок. О-о-о-очень ценная вещь.

– Ну наконец-то телепорт отсюда! – воскликнул друид и коснулся куба.

Хе-хе, он его со стандартным спутал, который телепортирует по желанию владельца. Но этот куб требует перед работой внести точку привязки, так что, скорее всего, он просто не активируется…

Куб начал светиться. Пришли в движение уже все шестерёнки на его поверхности. Это может означать только одно: при отсутствии точки привязки телепортация производится в произвольную точку. Кидаюсь к друиду, чтобы отдёрнуть его руку от куба, но слышу лишь хлопок воздуха, а руки ловят пустоту – телепортировался.

ВЕРЕСК

Вижу, как ко мне кидается Сато. Упс, видимо, эту пимпочку всё же не стоило трогать. А потом темнота телепортации.

Миг – и в глаза бьёт лучик света. Оглядываюсь. Реденький лес, через кроны деревьев пробиваются розовые лучи солнца – похоже, утро. Поют птички. Красота, аднака! И тут идиллию разрывает громкое бабах! – и вдали слышится звук падения дерева.

Вид со стороны

Тишину леса разрезает гулкий звук, заканчивающийся взрывом – так обычно ведёт себя запущенный фаербол. Взрыву вторит иной звук – падения дерева.

– Хе-хе, вы не любите природу – тогда я иду к вам, – произносит фигура в тёмном древесном доспехе и, развернувшись в сторону непрекращающихся звуков взрывов, пропадает в гуще леса…

ВЕРЕСК

Пока шёл в направлении взрывов, решил проверить одну вещь: взял в руку свиток телепорта, активировал.

«Системное сообщение.

Извините, вы слишком далеко от точки привязки телепорта, телепортация невозможна».

Эх, дела-а-а. Это вам не стационарные телепорты, у свитков мощности явно намного меньше. Ладненько, дойду до ближайшего города, там попрыгаю по телепортам. Но это потом, сейчас важнее, кто это так не любит природу, что аж поскорее хочет к ней приобщиться… в виде удобрений.

Так, взрывы уже слышны очень чётко, они где-то рядом. Маскировка – наше всё.

Вид со стороны

– Маскировочка, маскировочка-а-а-а, – напевала странная древесная фигура, и по всему её доспеху начали расти веточки.

Они росли всё кучнее, кучнее, и вот фигуру уже нельзя было различить в центре образовавшегося плотного куста. Удовлетворённо хмыкнув, куст направился в сторону звуков взрывов.

А тем временем чуть дальше происходило следующее: пять игроков – четверо воинов и маг огня загнали в угол какого-то человека, но перейти в наступлении почему-то не спешили. Они впятером окопались за небольшим холмиком, и маг периодически посылал в незнакомца фаерболы. С другой стороны слышался лишь мат, от которого портовые грузчики попросили бы автограф, а все боцманы мира выглядели бы скорее манерными девицами. Действующие лица данной идиллической картины «Шашлычок в лесу» так и не заметили ещё одно действующее лицо – подкравшийся густой зелёный кустик.

Со стороны окопавшейся пятёрки раздался голос мага:

– Лекарь – а мы знаем, что ты лекарь, – тебе всё равно не уйти. Мы – восходящая звезда среди ПвП[9] -кланов. Тебе уже сто раз делали предложение о вступлении. Нам нужен лекарь, и ты в любом случае будешь работать у нас, иначе мы тебе просто жизни в игре не дадим. Будем сливать постоянно, поэтому прекрати балаган и пошли с нами.

Странно, но договоривший маг, окончив речь, сразу же нырнул за щиты воинов. Виной тому явно послужил огромный валун, который на бешеной скорости полетел в место, где была ранее голова мага.

– Слушай, Грэм, – обратился один боец к магу, – мне задания не описали толком, кого мы вообще ловим? Ощущение, что там катапульта камнями и деревьями в нас кидает, да и просто кусками земли не брезгует.

– Боевой целитель…

– Эм, я вообще-то игрок со стажем, знаешь, целитель – он везде целитель, даже если его делают боевым, просто живёт чуток дольше. А этот монстр на доброго лекаря никак не тянет.

– Как сказал мне глава, в данном случае боевой целитель всегда в бою. Атакует или лечит – он всегда бьётся. А в прямом смысле – он наносит удар, наполненный его энергией, с чудовищной силой, способной вырывать деревья и камни. Но вот на что пойдёт сила, решать ему. Поэтому одна и та же атака может или раздробить кости, или же, наоборот, срастить их. Лечит и калечит – это его основной девиз…

Продолжить магу не дал звук осыпающейся земли. Все слушавшие обернулись в ту сторону. Перед ними стояла фигура в колоритном доспехе – стальные пластины полностью покрывали только верхнюю часть туловища, оставляя любые подвижные места под защитой кольчуги. Сталью также были окованы сапоги и колени. Данный доспех был создан для подвижности. Лицо человека видно не было – голова была закрыта капюшоном плаща, а низ лица маской с красным крестом по всей её площади, на плаще был такой же крест. Некоторый дискомфорт, не позволявший себя чувствовать сухо и комфортно, вызывал тот факт, что данные красные кресты имели странные красные же потёки по всей своей площади. Но всё же основное внимание людей невольно приковали руки – стальные перчатки, переходящие на уровне костяшек в массивные кастеты. Создавалось нереальное чувство, что эти перчатки весят не меньше самого доспеха.

– Это вы меня, что ли, сливать вздумали? А сливалки-то не надорвёте, нэ-э? – спросила фигура весьма приятным глубоким, но высоковатым голосом.

– Парень, я тебе уже говорил, это бесп…

– Чё сказал, старпёр, КАК ТЫ МЕНЯ НАЗВАЛ?!!

– Да вроде никак не…

Договорить ему не дал смачный удар латной перчатки такой силы, что бедный маг начал истаивать, ещё находясь в полёте. Минус один.

Воины, более привычные к таким моментам, сориентировались быстро, закрылись щитами и, поплотнее подойдя друг к другу, двинулись к бойцу. Лекарь лишь цыкнул и двинулся на них:

– Сейчас я вам, ребята, подлечу глаза, резкость, так сказать, откорректирую, чтобы больше не обзывались, – и с разгону кинулся на ближайшего, нанося удар перчаткой по щиту.

Щит вмяло, но, к чести бойца, тот выдержал удар, правда, ответить не мог, но могли остальные трое. Пронёсшиеся у головы лекаря мечи ясно дали понять, кто тут находится в меньшинстве. Следующий удар уже нанёс воин без щита, но меч лекарь поймал латной перчаткой. Мечник замешкался, но лекарю опять же завершить атаку не дали остальные трое, нанося очередные удары мечами. Тот отпрыгнул, разрывая дистанцию, тут-то и стали видны все преимущества не столь тяжёлого доспеха, более защищённые мечники двигались гораздо скованнее.

– Кхэх-х-х-х. – Звук боя перебил хрип со стороны оставшегося без щита воина и лязг разрывающегося металла.

Воин был полностью окутан колючими лианами, а туловище его пробито в нескольких местах здоровенными шипами. Но хрип сразу затих, а тело начало истаивать. Оставшиеся мечники приняли круговую оборону, выискивая глазами врага. Тот не преминул показаться. Из-за одного дерева невдалеке показался куст и воинственно двинулся на оставшихся троих. Удивление от картины двигающегося куста усилилось после того, как тот начал осыпаться, и глазам присутствующих предстала невысокая фигура в тёмном древесном доспехе с маской на лице и серебряными узорами по доспеху.

– Так вот, значит, вы какие – угнетатели белочек и хомячков! Гринпис пришёл карать и перерабатывать вас в удобрения. Эй ты, с крестиком, сделай, пожалуйста, два шага влево.

– Чё ты командуешь… – начал лекарь, тем не менее делая эти шаги, и сразу же замолчал – мимо него на огромной скорости пронёсся один из мечников.

Всё, что можно было заметить, – вмятый щит и огромное бревно, пролетевшее вместе с ним.

– Пошёл хорошо, но всё же это я зря. Ещё чуть – и деревья бы задел, а тут всё так умиротворяет, что мой дзен прямо цветёт и пахнет. Ладненько, ТУЗИК, А НУ КО МНЕ, ИДИ К ПАПОЧКЕ, ДОРОГОЙ!!!!!!

Земля рядом с воинами задрожала. Начала вспучиваться и лопаться. Из проёма в ней показался зелёный побег, мгновенно схвативший одного из двух оставшихся мечников. Тот начал дёргаться, но освободиться не получалось. Дальнейшие дёрганья стали похожи на ситуацию «палец и розетка», а воин ко всему начал издавать ещё и нечленораздельное мычание. Причиной психоза в столь юном возрасте, видимо, стало то, что появилось из земли вслед за побегом. И огромная пасть венеры-мухоловки сомкнулась на бедном воине.

Последний мечник пятился от монстра, но внезапно упёрся во что-то. Обернувшись, он увидел замахивающегося для удара лекаря. Последнее, что запомнил перед смертью воин, были слова лекаря:

– Глаза раскройте, придурки, прежде чем кого-то парнем обзывать, идиоты. На, подлечи резкость…

И далее настала тьма перерождения, что ещё никогда не была столь желанна.

АТО

Ато пребывала в чудесном настроении. Рейд окончился просто божественно. Множество рецептов, материалы и минералы для крафта, да и заработать смогли. С Сато удалось заключить пару выгодных контрактов. Но одна мысль портила всю живописную картину…

«Внимание!

Вы получили сообщение».

Хм… только подумала об этом. Сообщение от Вереска…

– Открыть.

«Приффе-э-э-эт:) ЙА Скучаль…»

– Система, прекратить воспроизведение. Удалить сообщение.

Настроение начинает резко клонить вниз.

«Внимание!

Вы получили сообщение».

…от Вереска…

…очень резко клонить вниз… настроение…

– ОТКРЫТЬ!

«Поскольку ты могла не выдержать весь тот ураганный напор неудержимой радости от моего сообщения и случайно его удалить, то я на всякий случай шлю ещё одно. Я сыт, одет, обут и обогрет. Жду, надеюсь и скучаю…

П. С. А ещё я нахожусь в непонятном лесу, где не действуют никакие телепорты, а деревья не слышат моего зова. Точнее, реагировать они реагируют, но очень вяло, как на рефлексах.

П. П. С. Я тут встретил, возможно, будущего члена клана. Зовут Рок. Хотя имя мужское, но это девушка. НЕ ПУТАТЬ! Провожу профилактически агитационные беседы. Не часто, чаще просто не успевает моя регенерация. Выберусь – отпишусь. Да, и ещё, Рок упоминала о какой-то арене и боях кланов. Разузнай у Сато.

Чмоки-чмоки, Вереск».

…настроение достигло своего дна.

«Система.

Связь… Сато».

– О, привет, Ато. Почему такая злая?

– Есть новости о Вереске.

– О, так это хорошо. Ну, давай рассказывай любимой сестрёнке. Я тебя пожалею.

– Ты знаешь что-то о лесе, где не действуют телепорты?

– Хех, конечно, это место, где всякая мелочь, мнящая себя крутыми разбойниками, проходит квест на усиление профессии. То есть убийцы могут попытаться стать ассасинами. Весь этот сброд собирается там и методично вырезает друг друга, а также случайных путников в надежде апнуть класс. И никаких телепортов, только скил, только хардкор, бу-га-га-га!

– И почему я не удивлена?.. Ладно, спасибо. Да, и ещё: ты что-то слышала об арене и боях игроков?

– О, маленькая сестричка хочет попасть в разборки больших крутых дядечек? Твоя сестричка тобой гордится.

– Поясни.

– Эх, какая ты чёрствая! Вот Вереск меня понимает, он такой… мужественный… и от него пахнет хвоей, и он такой… деревянный. Эх, была бы я на сорок лет моложе…

– Тебе нет и тридцати!

– Так вот об арене…

– Не скачи по темам!

– Тебе повезло с ним. Сильный и весьма универсальный боец. Любой клан оторвёт с… корнями.

– САТО!!!

– Хе-хе, ладно, арена – это возможность. Возможность заявить о себе, клане, потенциале. Возможность выиграть деньги, артефакты или даже земли. Соревнуются команды от двух до пяти игроков. Рейтинга или деления нет. Так, пять чемпионов могут играть против двух новичков и тому подобное. Всё решает случай. В ходе соревнований состав команды и её количество можно менять по согласию уже участвующих. То есть, начав двумя игроками, можно в следующий бой пойти впятером. Справедливость и честные условия? Не, не слышала. В общем, эти соревнования, если мне не изменяет память, проводятся как раз в городе, недалеко от того весёлого лесочка. Так что черкни Вереску, пусть запишется, а твои, возможно, успеют подтянуться к началу.

– Он там не один.

– Ну вот, вообще хорошо. Его и лопатой не убьёшь, так что первые матчи он потянет, а там и Торн с девушками подтянется. Вот и заработаете немного денег, а ещё респекта и уважухи…

В далёком страшном лесу. Часть 1

Трое разбойников с монструозными тесаками, хрипя, висели на огромных кольях. Рядом стояли двое спорящих людей.

– Эй, Рок.

– Чё надо?

– Я тут от главы письмо получил.

– И?..

– Пишет: «Вали всё, что движется, и дуй к ближайшему городу». Я же говорил, моя глава плохого никогда не посоветует!

– Ага, она у вас умная, – сказала девушка со странным крестом на плаще, запуская огромный валун на звук движения в кустах.

Оттуда донеслись лишь стон и хрипы…

В далёком страшном лесу. Часть 2

На маленьком лесном пятачке, упёршись спиной о деревья, сидели двое. Один явно что-то читал, замерев на месте, другой, а точнее, другая, судя по голосу, о чём-то спорила. Приводила примеры, дискутировала, тут же развеивала неудачные варианты зубодробительными примерами из жизни и предлагала новые теории…

– Ты меня вообще слушаешь, зелёный?

– Да, Рок, внимательно, я тебе скажу, слушаю… Замечательный рецепт печенек…

– Да какой рецепт! Я тебе говорю, что мы идём по какому-то странному лесу! Тебе этот лес странным не кажется?

– Не, лес как лес. А вот живность определённо странная. Возьмём, например, белочек…

Рядом с ногой говорившего выстрелила лиана. Она удлинилась и ушла в крону молодого, но высокого деревца, в паре метров от него. Зацепив вершину, лиана начала потихоньку втягиваться в землю. Метр за метром, одновременно наклоняя довольно гибкое ещё деревце. Буквально пригнув его к земле, движение лианы остановилось. Вершина дерева оказалась не пустой. Человек, одетый в обтягивающую чёрную форму, с маской на лице а-ля ниндзя, обхватив её обеими руками, пытался удержаться на многострадальном деревце.

– Вот видишь, я ж тебе говорю, какие-то странные всю дорогу попадаются белочки…

Резкий хруст прервал диалог. Не выдержавший нагрузки кончик лианы со щелчком оторвался, и дерево буквально выстрелило человеком. Округу леса огласило истеричное «А-А-А-А-А-А-А-А-А-А».

– …белочки-летяги, говорю, странные попадаются. Но не стоит расстраиваться. И не стоит унывать. Мне только что Ато большое сообщение прислала со множеством пояснений. В двух словах – это зело плохой лес. Тут живут плохие дяди. Видимо, они повывели всех хороших белочек, за что их можно бить нещадно, не жалея сил. Это что касается географии. Нам рекомендуют направить свои стопы «на фиг отсюда, БЫСТРО!» в городок на севере. Теперь касательно заданий. Меня просят поучаствовать в гладиаторских боях на арене и кровью неверных обагрить её горячий песок, бу-га-га-га. Ай! Не дерись!

– А кто будет с тобой? Там соревнования от двух до пяти человек.

– Ато пишет, что народ уже выдвинулся ко мне, но есть одна проблема. За замок, где находится один из телепортов, чтобы попасть сюда, идут бои. Поэтому он временно не работает, и они двигаются пешком. Могут не успеть. Хм…

– Не-не-не. Я не буду там участвовать! Насилие – это плохо!

– Сказала девушка, которая гонялась по лесу за пятью здоровыми парнями с криком: «Ещё раз меня с парнем перепутаете, я вам глаз на…!!!»

– Но для этого надо быть в клане!

– Ато знает. Тебе предлагается вступить в клан с возможностью выйти в любое время, при этом получив компенсацию за потраченное у нас время.

– В любое время?

– Ага, главное – дождаться, когда наши подтянутся.

– Лови приглашение… Ага… Всё… принята!

– Обнимашки новому члену клана!!!

– А ну пошёл отсюда! – И раздался глухой удар по чему-то деревянному.

* * *

– Вереск, я что-то не понимаю?

– Ась?

– Ну хотя бы вот это… – Девушка указала за спину друиду. Там виднелся большой куль вещей, увязанный, по всей видимости, в чей-то плащ. – Или это. – И девушка кивнула уже себе за спину, где чьим-то поясом было связано около десятка разномастных кинжалов.

– Ну так мы же идём на арену. А у тя деньги есть?

– Ну, немного, поесть, например…

– На яблочко… Так вот, у меня, что характерно, их тоже нет. А как стало известно немногим ранее, у Ато имеется хоть и небольшая, но мзда за участие. И чем больше количество человек, тем она больше. Нас пока немного, но и этого должно хватить, а потом ребята с деньгами подтянутся. Да ещё и белочки в лесу оказались поголовно церковными мышами, бедными и голодными. Ну, хоть оружие стоящее имелось.

– И мы его украли…

– Нэ, реквизировали за наши потраченные нервы.

– Это когда ты, случайно запустив одного из них в полёт, потом начал проделывать такое с каждым попавшимся? При этом крича: «Летите, соколики, вы теперь свободны!» – и в перерывах издавая леденящее «БУ-ГА-ГА-ГА!!!», что даже меня пробирало?

– Ну вот видишь, сам Бог велел нервишки подлечить!

Данный диалог вёлся во всю силу лёгких. Причём крик не ослабевал, даже когда парочка зашла в город. При этом, что удивительно, на них никто внимания не обращал. Ведь город просто бурлил, словно развороченный муравейник. Десятки различных групп сновали по городу. Везде слышался галдёж и смех людей, и не только людей. От пестроты и невообразимости нарядов пестрило в глазах.

– Слушай, Рок, а зачем ты тому парню кинжал отдала?

– Какому еще парню?.. А НУ СТОЙ, ВОР!!!!!!

И девушка сорвалась с места, проталкиваясь за пареньком, держащим в руках один из трофейных кинжалов.

Следую за ней по улочкам города. Уже довольно далеко отдалились от центра, наделав в толпе дополнительной толкотни. И где только местные органы правопорядка ходят?

Забежали за очередной поворот и уткнулись в тупик. В тупик и в четырёх мордоворотов в нём. Парнишка, споро отдав нож одному из них, убежал через какую-то щель.

– О-хо-хо-хо, ещё одни глупенькие новички решили помериться силами в нашем чудесном городе! Наверное, и экипировочку обновили по такому поводу? А ну, давайте сюда ваши пожитки, и, возможно, мы, добрые дядечки, вас не тронем, если будете паиньками.

– Рок, а в городе можно атаковать?

– Не, но у них класс – скорее всего, что-то бандитское, вот им и можно, правда, и мы можем атаковать в отместку.

– Эй вы, не игнорируйте меня!..

– Но Ато запретила использовать что-то сложное, говорит, надо приберечь для арены, не светиться.

– Эй, я с вами говорю!!!

– Ну так используй самое простое, чего тупишь-то?

– Но с простым есть проблемка…

– Да какая ещё проблемка, просто признайся, что тебе нужна помощь неотразимой меня и ты растерялся.

– Эх, ну что ты за конфликтная личность?!

– Я не конфликтная!

– Конфликтная!

– Вы сами напросились, малыши…

Голос бандита оборвал взрыв. Дорога у его ног разлетелась камнями, а его самого откинуло здоровое бревно, впечатывая в стену, повредив каменную кладку.

– Ну, вот видишь, о чём я говорил. Испортил дорогу.

– Да как вы посмели напасть на нашего босса?! – И двое ближайших бандитов сорвались в их сторону.

Дорога опять лопнула, и в сторону одного полетел огромный шип, нанизав бандита и пришпилив его в ту же многострадальную стену тупика. Секундой позже в неё впечатался второй, отправленный в полёт мощной подачей лекаря.

Третий, последний, оставшийся на ногах бандит лишь плотнее вжался в стену. Но, видимо что-то решив, начал, безумно хохоча, доставать какой-то предмет из рюкзака за спиной. В руках у него заблестела огромная бомба с уже зажжённым фитилём, а этот псих продолжал хохотать.

Это действие заняло всего пару секунд, а бандит уже оказался нанизан на огромный шип, а фитиль бомбы затушен огромным слоем грязи…

– Рад приветствовать гостей на улицах города нашего клана, – раздался голос из балахона, закутавшего фигуру, вошедшую в тупик. – Прошу принять мои извинения за этот инцидент. Желаю хорошо провести время в городе. – И, не выслушав ответов, неизвестный провалился под землю.

– Ну что, Рок, пошли, нам ещё на рынке торговаться за барахлишко это, – как ни в чём не бывало произнёс друид, выходя из тупика.

* * *

– Это ща ваще чё было?

– Это ща ваще была мылыция, или полыция, сего зело милого града. Видишь, Рок, какие тут милые дяди, блюдящие… блядящие… блюдущие правопорядок. Пришёл, бздынь, ушёл, а уровень преступности неуклонно падает и падает.

– Он его штырём к стене пришпилил…

– Ой, хорошо, не падает, но неуклонно снижается, как и их желание грабить караваны.

– Нам туда, налево, там рынок.

– О’кей. Ато, кстати, советовала с ними особо не грызться. Ребята тут суровые, шо челябинские унитазы. Они, кстати, отвоевали на таких соревнованиях право властвовать в этом городе.

– Кто? Унитазы?

– Нэ, эти суровые парни. Это было во времена независимости данного града, так что они хоть и будут выступать, но такой жирный куш нам уже не светит. В общем, присмотрись, они, да и большинство здесь, наши потенциальные противники. Вот, кстати, и пришли. Ищем вывеску с оружием или кузнеца там какого.

– Вон, пошли, там наковальня виднеется.

* * *

– Хм, странно, Рок, ты видишь кого, может, продавец отошёл? Эм, Ро-о-ок…

– Он разговаривает…

– Кто?

– По-моему, этот меч, на краю прилавка.

– А ну дай подойду, а то чёт далеко стою. Так-с, слушаю…

– Эй вы, брат что-то будэтэ? Я вас уже второй раз спрашиват.

– Ты смотри, действительно разговаривает и даже торгует помаленьку.

В этот момент из угла огромного прилавка с оружием вальяжной походкой вышел дварф, видимо стоявший как раз напротив «разговаривающего» меча, но за счёт высоты прилавка совершенно скрытый с глаз.

– Рок, если ты никому не расскажешь, то и я нем как рыба.

– О’кей, тайна умрёт со мной.

– Чито брат будэтэ?

– Мы не брать, мы хотели вам втюхать, то есть продать, эти замечательные кинжалы.

– Показывай…

* * *

– Деньгами разжились. Регистрация продлится ещё долго, пошли снимем пару комнат себе и ребятам. Не то чтобы это сильно надо было, но обсудить тактику, скинуть лишние вещички и тому подобное место не помешает.

– Ой, смотри, как мило из дверей вон той таверны вылетел человек. Пошли туда, Вереск, ведь сразу видно – чудное место.

– Пошли.

Зашли в таверну. Стоило пересечь дверь, выплыло сообщение:

«Системное сообщение.

В данной таверне активирован режим „Кабацкая драка” – нанесение несмертельного урона в рукопашном бою разрешается».

– Эм, Рок, держи себя в руках. РО-О-ОК. Нет, того не бей – это хозяин!

* * *

– Вереск, ты был прав, таверна нам просто необходима была. Я так давно не отдыхала!

– Ага, так наотдыхалась, что людей штабелями выносили, включая хозяина. Пошли регистрироваться.

Глава 13

Арена

– Смотреть или участвовать?

– Смотреть.

– Один золотой.

– Смотреть или участвовать?

– Участвовать.

– Пять золотых.

– Эй, Гран… Гра-а-ан… ГРАНИТ! – послышался крик у входа на арену. Там стояла невысокая девушка с длинными чёрными волосами, которые были такой длины, что буквально не доставали до земли каких-то десяти сантиметров. При этом её длинная чёлка полностью закрывала глаза. Удивительно, но это не мешало девушке активно двигаться, жестикулировать и бегать вокруг спокойно стоящего парня в просторном балахоне, довольно грязном и пыльном, что было удивительно для игрового мира. Сам же парень, видимо, член клана – владельца этого города, продавал билеты на арену для участников и зрителей. Странно, ведь такую нудную работу обычно выполняли НПС, а игроки предпочитали более интересное времяпрепровождение. – Гран, что мы здесь делаем?

– Мы продаём билеты, Чи, – спокойно ответил парень.

– Да, мы молодцы, Гран, мы билеты продаём. Потом бабушек через дорогу переводим, цветы сажаем, кормим маленьких котяток и ведём беспрестанную борьбу с энурезом. Давай я попробую ещё раз. Что мы, одна из лучших боевых двоек магов клана, делаем тут, в то время как мы должны набирать людей и искать союзников среди кланов? Ты же был со мной на востоке, у самых границ империи, Гранит! Ты же видел их! Они идут, и совершенно они не сказочные. Восток пылает, Гран! Но империя столь велика и инертна, что никто в центре даже ухом не повёл. А мы ПРОДАЁМ БИЛЕТЫ?!

– Оу, какие мы нетерпеливые, впрочем, как всегда. Хорошо, Чи. Мы здесь стоим, чтобы я мог отдать небольшой долг и ты составила определённое мнение об одном… человеке.

– Не совсем тебя поняла, Гранит.

– Хорошо, кто ты такая, Чи? В твоём классе как раз кроется ответ.

– Хм, твой напарник, маг пространства. Вхожу в боевую двойку магов. В нашем клане считаюсь одним из сильнейших магов…

– …и слабейшим классом при появлении в игре. Маг пространства. Извозчик. Доставь туда, перемести то. Телепортируй это. Разве может этот класс быть боевым?

– Ты же знаешь, я доказала это ещё на границе. Мнение о том, что слабый изначально класс априори поддержка, я опровергла ещё на границе.

– Да, вот поэтому мы здесь. Вчера я случайно засёк правонарушение, воришки совсем расшалились. Это наш город, мы за него в ответе, хотя сейчас и торчим на границе. Решил вмешаться. Но моя помощь не потребовалась. Но пострадавшие всё же заслуживают небольшой компенсации. И если я не ошибаюсь в их планах, они её получат здесь.

– Всё же не вижу, при чём тут я.

Где-то в хвосте очереди

– Эй, парень, смотри, куда прёшь!

– Чё сказал, придурок?! На! Лечи резкость!!!

– А вот и они, Чи, смотри внимательно…

В сторону входа на арену по коридору, пропаханному телом недавно возмущавшегося неудачника, шёл человек в плаще. Девушка, если судить по голосу. За ней спокойно, напевая что-то весёлое, шёл… эм… кто-то в древесных доспехах. Более подробно определить не удавалось из-за весьма необычной маски, закрывающей лицо.

– Смотреть или участвовать? – меланхолично повторил парень.

– Да-да, участвовать, вот деньги, и мы пошли, – ответила девушка, но привратник её прервал:

– Для вас, в качестве извинения за утренний инцидент, вход бесплатный. Если сможете войти сами, это будет и вашим квалификационным заданием. Справитесь – и зайдёте бесплатно и сразу на арену, без отборочных.

– Да хоть мимо пройти, хоть через тебя, хоть по тебе, я иду и всё тут, – нетерпеливо перебила девушка.

Привратник вопросительно глянул на спутника девушки.

– Желание дамы – закон.

– Хорошо, тогда прошу всех отойти. Мной, Гранитом, на правах члена клана – владельца города будет проведён квалификационный тур прямо здесь. Ваша задача – пройти на арену через меня.

И как только прозвучали последние слова, привратник резко изменился. Весь его балахон потемнел, стал землистого цвета и покрылся сетью царапин, как у засохшей земли. Тем не менее это нисколько не помешало ему двигаться. Он поднял правую ногу и с силой топнул о землю. В сторону испытуемых прошла лёгкая волна, и из земли с грохотом буквально выстрелили четыре больших плиты. Они появились так, что между двумя из плит находился один из участников. Резкий хлопок руками мага – и плиты схлопались, расплющивая претендентов.

Всю площадь накрыло облако пыли.

– Хм, жаль, видимо, я ошибся в оценке их сил… – начал было маг, но тут же осёкся.

Площадь накрыла очередная волна пыли и треска ломающихся камней. Девушка, якобы раздавленная плитами, стояла, разведя в стороны обе руки, а куски плит представляли сплошное крошево под её ногами.

– Ну, я пошла, я так понимаю? – спокойно сказала отряхивающаяся девушка и, не дожидаясь ответа, пошла к входу. Но вскоре остановилась и развернулась в сторону вторых плит. Эти две плиты оставались полностью схлопнуты, и оттуда не доносилось ни звука. – Вереск, я пошла займу нам место, как только тебе надоест маяться дурью, то догонишь. – И скрылась в здании арены.

– А с чего она взяла, что есть кому догонять? – спросила Чи у Грана, но запнулась, увидев его белое лицо.

В этот момент со стороны плит послышался тихий смех. Плиты начали покрываться сетью трещин, через которые прорывалось алое свечение. А когда они опали, ко входу арены прошёл веселящийся друид. Проходя мимо мага, смеясь, он проговорил:

– Хе, землёй присыпал… Ты бы меня ещё полил сверху, я бы тогда вообще бед не знал. Ну я пошёл, не стоит заставлять даму ждать, особенно когда у неё рука тяжёлая. Да не стой ты статуей, подари даме цветочек… Потом. – И тоже скрылся в здании.

– Эй, Гран, ты понял, что за белиберду он нёс? – спросила Чи. – Э-э-э-э, Гра-а-ан!

Парень стоял, не двигаясь. Но вот он стал понемногу шевелить руками, а потом медленно подымать ногу. По мере того как нога поднималась, начал раздаваться треск, схожий со звуком ломаемых веток. Когда нога поднялась достаточно высоко, стало видно, что маг просто пытается оторвать ногу от множества корней, которые врастали из земли прямо в его ступню.

– Ого, а полное слияние с элементом – это, оказывается, как в тех йогуртах – не всегда одинаково полезно, – проговорила, улыбнувшись, девушка и дёрнула рукой.

Никаких видимых эффектов не произошло, но маг вдруг смог свободно поднять обе ноги, корни под ними были очень ровно срезаны.

– Вот о чём я тебе и говорил, Чи. Ведь он тоже слабейший, по мнению многих, класс – друид. Как и твой класс, считается абсолютно небоевым.

– Да, теперь я вижу, согласна, надо посмотреть, как они себя покажут на арене. Возможно, что ещё один клан встанет на защиту надвигающейся с востока проблемы… – Но, глянув на голову мага, звонко рассмеялась: – Ха, Гран, подари даме цветочек, – и показала, всё так же смеясь, на его накинутый капюшон, где рос большой цветок. – Да, Гран, однозначно магу земли с ним лучше не встречаться. Пойдём посмотрим, как они себя покажут на арене, всё же то, что их только двое, меня сильно беспокоит.

А на арене уже начинались бои. Публика требовала зрелищ, поэтому было решено выпустить немного участников, закончивших квалификационные бои, не дожидаясь жеребьёвки.

ВЕРЕСК

– Эй, ребята, вы прошли квалификацию? – Стоило мне догнать Рок и немного зайти в здание, как нас окликнул какой-то парень, судя по одежде, из распорядителей арены.

– Ага, квалификатор ща сорняки из пяток корчует и голову удобряет.

– Э… Я ничего не понял, но вроде прошли. У меня к вам предложение. Публика что-то совсем завелась, орут и требуют зрелищ. Не хотите в первый бой выйти без жеребьёвки? За это получите полное обслуживание на территории арены и дополнительные очки при спорных ситуациях у судей, ну и немного наличности подкинем, на сувениры. Прошу вас, очень нужно занять эту толпу. Они там скоро сами на арену полезут!

– Рок, что скажешь?

– Только за, я как раз в настроении!!!

– Хорошо, мы согласны.

Круг арены

Игровая арена была выполнена по примеру знаменитых арен для гладиаторских боёв Рима. Круг, песок и кольцо зрителей. Уже довольно злых и орущих. Народ выкрикивал разные ругательства и совершенно не слушал увещеваний распорядителей.

– Дамы и господа! – разорвал нестройный гам зрителей громкий голос ведущего. – Мы рады приветствовать вас на арене! Наша арена всегда славилась тем, что ставила в первую очередь ваши желания, наши дорогие зрители. И поскольку вы желаете шоу, то мы вам его обеспечим. Сейчас на арену выйдут добровольцы, которые не были распределены и квалифицированы. Возможно, это будут слабаки, недостойные вашего внимания, а возможно, и будущие чемпионы. Здесь и сейчас мы узнаем это! – вещал на всю арену ведущий.

Ещё перед началом представления ему дали чёткие указания – тянуть время. Давать описания бойцов, давать возможность бойцам обменяться фразами и взаимными упрёками, делать всё, чтобы остальные распорядители смогли сформировать бойцовые пары после квалификаций. В этом году арена была очень уж популярной и многолюдной – этому способствовали зрелищные бои того года. И начальство решило не нервировать народ, а начать ранее, пустив добровольцев. И пока они своей кровью будут выгадывать время, ублажая взор толпы, распорядители смогут рассеять бойцов по более-менее равносильным соперникам. Правда, это вряд ли коснётся неклассификационных участников – их будут распределять на глаз…

– А вот и первые наши смельчаки. Давайте поприветствуем их аплодисментами, дамы и господа! Эти герои, а иначе как героическим их поступок назвать нельзя, решили выступать минимальной численностью игроков. Их всего двое, дамы и господа! Печально, конечно, что они не представили нам описания особенностей своих классов, но их можно понять: удивил – значит, победил. Пожелаем же им удачи, она им понадобится. Поприветствуем их!

На арену вышли двое. Один игрок был полностью скрыт плащом с капюшоном, а на его лицо была надета маска. Тем не менее при движении проскакивал блеск кольчужных доспехов. Из-за закрывающего его плаща и маски совершенно не удавалось понять, мужчина перед зрителями или девушка. Примечательным также было изображение на плаще – огромный красный крест с потёками, напоминающими кровь.

Второй участник на некоторое время даже заставил притихнуть зал. Все с интересом рассматривали человека в ужасной улыбающейся маске. Облачён он был в древесную броню тёмного цвета, в трещинах коры которой периодически пробегали волны кровавого сияния. За спиной были распахнуты своеобразные крылья из веток и листвы. И если бы кто присмотрелся, то мог бы заметить приличного размера когти, отливающие серебром.

Оба игрока приблизились к центру арены и стали ждать, не обращая внимания на зрителей.

Когда, по мнению ведущего, толпа достаточно налюбовалась участниками, он продолжил свою речь:

– А теперь, дамы и господа, поприветствуем вторых участников боя. Вы их прекрасно помните, так как эти бравые ребята уже принимали участие в поединках и заняли в том году одно из призовых мест. Прошу любить и жаловать: трио братьев-воинов, любимые вами антимаги-и-и-и-и!!! Для тех, кто впервые на нашей арене, хочу напомнить, что братья являются воинами, но по неизвестным нам причинам они могут противостоять просто колоссальному магическому напору. Ну а против воинов у них имеются устрашающие доспехи. Хочу напомнить, что лишь разница по очкам не позволила им стать возможными чемпионами прошлого года. Но, видимо, наши молодцы в этом году хотят наверстать упущенное.

На песок арены вышли трое воинов. Их колоссальный рост ужасал и подавлял. Все трое носили одинаковую экипировку. В руках каждого был огромный топор, который они держали в одной руке. На второй руке был монструозного размера щит, позволявший полностью за ним спрятаться. Сплошной доспех состоял из цельных пластин металла и имел очень мало щелей и сгибов. Создавалось впечатление эдакой неприступной крепости. Но было что-то, что постоянно царапало взгляд. Так, присмотревшись, зритель мог заметить, что доспехи, даже для столь массивных людей, были слишком раздуты, будто это были эдакие космодесантники из некоторых популярных игр. Также, приглядевшись к стыкам в доспехе, можно было понять причину такой толщины доспеха. Между слоем стали и тканью подкладки располагался ещё один слой брони. Не отличавшийся блеском металла, он напоминал по своей текстуре дерево. Полностью закрытые шлемы имели лишь прорези для глаз. Общую картину массивности дополняли странные стальные горбы на спинах доспехов. Их предназначение оставалось неясным, и хоть по наличию на них ремней можно было догадаться, что они открываются, всё же это не объясняло необходимости такого «рюкзака» при наличии игровой сумки-инвентаря намного меньших размеров.

Эти исполины также шли к центру арены, но в отличие от предыдущей пары участников они с удовольствием приветствовали зрителей. Вальяжно махали руками, поднимали некоторые цветы, брошенные дамами. Весь их проход к центру арены напоминал эдакий «марш победителей» или «выход короля к свите».

– Мы чувствуем в вас магию. Не повезло вам, парни, это как раз по нашей специализации. Лучше сдайтесь, не стоит оттягивать миг нашего триумфа, – заговорил один из братьев.

– Ты кого парнем назвал, совсем зрение подводит, банка консервная. Дык я ща поправлю! – закричал укутанный в плащ с крестом боец… женским голосом и сорвался в атаку.

Бой начался.

Фигура бойца буквально размылась от его скорости. Обе руки окутало сияние, иногда можно заметить даже всполохи молний. Девушка резво прыгнула к одному из бойцов и ударила его в живот. Странно, воин явно видел атаку, но не то что не атаковал, даже не вскинул щит. Просто спокойно ждал приближения противника. Удар девушки получился, судя по всему, сокрушительный. В месте, где она стояла, из-за отдачи разлетелся песок, поднимаясь в воздух и оголяя землю, которая в свою очередь была испещрена сетью трещин. Смертельный удар для многих. Но стоило пыли осесть, зрители с недоумением увидели следующую картину: девушка так и продолжала держать кулак, упёршийся в живот противника, и, не веря, смотрела на место удара. А доспех в месте удара был совершенно невредим, и даже воин, видимо, не получил не то что повреждений, но и отдачи. Словно девушка просто стукнула кулачком по бетонной стене – совершенно бессмысленно и бесполезно. Продолжая, не веря, смотреть на свой кулак, она даже не отреагировала на ответный удар воина. Тот с какой-то даже ленцой отвёл свой монструозный щит и ударил им застывшую девушку так, что ту откинуло на пару метров к своему напарнику.

Трио воинов кинулось было за ней, но из бугрящейся земли вылетели огромные шипы, пробившие двух воинов. Третий же словил огромное бревно-таран и совершил небольшой полёт с ним в обнимку.

– Ой, парни, я смотрю, к вам магия не липнет, как пыль после антистатика. Таки я вас немного разочарую. У меня тут всё натурпродукт. Немного магии для удобрений – а дальше само растёт, «шо любо-дорого посмотреть».

В полном молчании зрителей поднялись воины, все трое. У двоих был пробит доспех, но раны не кровоточили. Доспех же третьего заимел трещину, но, судя по свободной походке, ни о каких переломах речи также не шло.

– Мы достойного противника сегодня встретили, братья. Следует вспомнить заветы учителя и речами образумить наглеца, дабы понял он, что нет смысла в бесполезном сражении, его участь предрешена, – заговорил другой брат.

– Видишь ли, маг, ты правильно заметил, магия не действует на нас. Свои доспехи мы укрепили пластинами из материнского дерева дриад, что подарило им высокую прочность и способность к небольшому поглощению магии, – продолжил третий брат, не замечая, как после упоминания о дриадах свечение доспеха мага стало постоянным, а глаза запылали кровавым светом. – Но мы пошли дальше, маг. Воинам дарована чудесная регенерация. Порезы закрываются на глазах. Правда, лишь физические, не магические. Однажды в бою одному из нас монстр вырвал руку. Но стоило лишь приложить её к плечу, как благодаря чудесной регенерации она приросла назад. И тогда мы поняли, как решить нашу проблему с уязвимостью к магии. Древесина деревьев дриад всегда славилась укрепляющими и антимагическими свойствами, что мы и использовали в доспехах. Но сами дриады были куда интереснее. Они, как магические создания, могли не просто сопротивляться магии, но и поглощать её. Тут-то и пригодилась наша регенерация и наша смекалка. Повернись, брат, покажем этому глупцу всю степень бесполезности сопротивления нам.

Один из братьев развернулся спиной к говорившему, и тот чем-то быстро щёлкнул на рюкзаке доспеха.

Крышка рюкзака раскрылась, и зрители на аренах ахнули. Из рюкзака виднелось маленькое задеревеневшее тельце. Из спины воина, вживленная по пояс в эту спину, была видна почти одеревеневшая маленькая дриадка с исказившимся в немом крике задеревеневшим лицом. Крышка рюкзака закрылась.

– Как видишь, наша регенерация позволила даже приживить на наши тела части тела дриады, позволяя ей жить, а нам пользоваться в полной мере её антимагическими способностями. У каждого из нас по такой дриаде, тебе никогда не победить нас, маг, не трать времени, просто сдайся на милость сильнейших, то есть нас.

Восхвалявшие свою смекалку воины и зрители, поражённые этой отвратительной картиной, даже не заметили метаморфоз мага. А там было на что посмотреть. Его доспех буквально пылал кровавым светом. Маску уже было трудно рассмотреть – глаза светились так ярко, что на них трудно было глядеть. За спиной виднелись огромные ветви-крылья.

– Думал, по-быстрому сделаю консервы-удобрения из вас, ребята, и пойду отдыхать. Но вам не повезло, поцы, теперь… за такое… я из вас, уроды, буду гумус делать с особым энтузиазмом проктолога, любящего свою работу.

Из огромных крыльев ударили лианы. Но не по врагу. Они вертикально ушли в землю, зафиксировав тело друида. И сразу же вынырнули из-под земли рядом с девушкой. Оклемавшаяся к этому моменту девушка была заключена в плотную сферу из лиан и корней, что на внешней стороне ещё и покрылась шипами и странными цветами.

– Рок, сегодня работаешь по профилю, передавай по ним мне жизненную энергию. В общем, лечи.

Странно, но вспыльчивая во всех случаях девушка лишь коротко кивнула и опустила руки на совершенно безопасные на внутренней стороне лианы.

Друид взглянул на небо. По нему плыло большое облако, но в скором времени обещало показаться солнышко. От этого странного созерцания тучи его отвлёк грохот приближающихся воинов. Те все втроём ринулись в атаку, с грацией бегущих носорогов.

Но со стороны друида атаки не последовало. Он лишь немного присел, и по его доспеху начала идти рябь. Во множестве трещин коры начали появляться ветви. Они росли очень тесно, переплетались в непонятные конструкции, круги и спирали. Одновременно с этим все эти ветви начали покрывать множество больших шипов.

– Ща я вас ежевикой накормлю, ребята. По самое «не могу» наедитесь, – тихо произнёс друид, глядя на налетающих на него воинов.

Те, не обращая внимания на эти шипастые ветви, атаковали друида топорами. От их лезвий с него летела стружка, но заключённая в сферу лекарь отлично справлялась – повреждения доспеха тут же затягивались. Пыл воинов начал понемногу спадать, и они заметили, что их чудесные доспехи покрыты множеством мелких пробоин. Тончайших, но проткнувших доспехи насквозь, хотя и не причинивших вреда владельцам. Видимо, эти шипы на странных переплетениях ветвей были настолько прочны и остры, что смогли пробить даже металл.

Но такая мелочь не смутила братьев. Они перехватили оружие и ринулись в повторную атаку, поздно услышав тихий голос друида:

– Давление ветвей критическое, пора отпускать.

И в этот момент переплетённые и натянутые шипастые ветви выстрелили с ужасающей силой и скоростью. Зафиксированный своими крыльями друид устоял, чего не скажешь о воинах. Их откинуло от противника, и они к тому же заимели ещё несколько десятков тонких, но сплошных пробоин на доспехах.

Друид направил на воинов руки. Земля рядом с ними забугрилась и выстрелила лианами. Правда, эти лианы были странными. Он имели широкие, но совершенно неострые шипы. И в них были вплетены ветви других растений. Они имели мясистые толстые стебли и широкие лучевые листья. Лианы начали оплетать сопротивляющихся воинов. Из-за движения вырывающихся братьев и этих широких шипов на лианах второе растение начало буквально перемалываться. Не прошло и минуты, а воины уже были полностью измазаны в его соке. Множества мелких повреждений хватило, чтобы сок попал и внутрь доспехов. Странно, но вреда от него совершенно не было, и воины продолжали борьбу с несносными лианами, всё больше измазываясь в соке, но понемногу освобождаясь. Прошла ещё пара минут, а могучие братья хоть и полностью перемазались, но освободились от оков лиан.

– Ты оттягиваешь неизбежное, маг. Сейчас мы накажем тебя…

– Скоро появится солнце, уроды. Природа не причинит вреда своим детям, но вот вы, консервы, поймёте, что такое ад, я вам гарантирую, – перебил их друид.

Воины двинулись на него. Огромная же туча, закрывающая солнце, наконец сместилась, и на арену упали лучи светила. Вот они попали на друида и потихоньку стали приближаться к воинам. И как только солнце осветило братьев, их доспехи начали пускать солнечных зайчиков, за счёт чего свет лишь усилился.

– Мантегацци увидел солнце, значит, ваше время пришло.

Один из воинов вдруг остановился. Резко сдернул перчатку. Рука была покрыта мелкими фиолетовыми ранками мёртвой кожи. Но стоило солнцу полностью попасть на руку, раны стали разрастаться. Братья упали на песок арены. Они катались по нему, словно пытаясь загасить невидимый огонь, поглотивший их. Миг – и они уже не могли терпеть, начиная сдирать с себя доспехи. Все их тела стали покрываться фиолетовыми язвами омертвевшей кожи. Ужасные раны начали разрастаться просто на глазах. Кожа стала отмирать огромными лохмотьями. И вот катавшиеся по земле воины уже тихо заскулили, не в силах пошевелиться.

Друид освободился от удерживающих крылья корней. Спокойно подошёл к ним. Перевернул каждого стонущего воина на живот. В небо смотрели три застывшие в безумном крике лица дриад.

– Потерпите, малышки, сейчас вы будете дома…

Резкие рывки – и все три обрубка тел дриад вырваны из спин воинов. Зелёное свечение покрывает руку друида. Переходит на дриад. Друид плавно притягивает их к себе, и они просто погружаются в его доспехи.

– Потерпите немного…

Толпа вокруг арены не издаёт ни звука. Трио братьев-воинов тоже, но их молчание уже вечное.

– Рок, настроенные на арену телепорты у тебя?

– Д-да, Вереск.

– Дай один.

Девушка кидает друиду небольшой свиток. Тот ловит его на лету.

– Ты тут пока разберись, я по-быстрому домой сгоняю, – сказал друид и выкрикнул: – Роща дриад!

Из земли у ног Вереска вырвалось дерево. Тут же его ствол лопнул, распавшись на две половины, а трещина заполнилась зелёным светом, в который вошёл друид. Как только он полностью скрылся в свете, дерево резко захлопнулось и ушло под землю, оставив изумлённую публику во всё том же гробовом молчании.

Роща дриад

«Рок, я буду немного занят. Чем дело на арене закончилось?

Отправить сообщение».

«Сообщение отправлено».

«Принять сообщение?»

– Да.

«Нам засчитали победу. Сказали, будут думать о нашем распределении. Следующий бой не раньше чем через пару дней. Ато отписалась, сказала, что к этому времени они поспеют к нам. Как там дриады?»

«Пока не ясно, будут новости – скажу.

Отправить сообщение».

«Сообщение отправлено».

– Так, ладно, Зи, у тебя есть молоденькие меллорны, не занятые дриадами?

– Ага, братик, где-то пять ростков, а зачем тебе?

– Смотри.

Три зелёные точки появляются на доспехе друида, и оттуда выныривают три лица дриад. Всё ещё безмолвные и недвижимые, но уже не одеревеневшие, а вполне нормальные.

– Они, восстанавливаясь, тянут из меня слишком много сил, Зи. Срочно нужно найти им нормальный носитель.

Прикрывшая ротик ладошкой дриадка без слов схватила друида за руку и потащила куда-то. Они остановились на одной прогалинке в роще. Там и росли пять невысоких, ещё достаточно тонких меллорнов.

– Показывай самые сильные.

Дриадка подбежала и ткнула пальцем в три деревца, которые и на вид были немного выше остальных.

Зелёное свечение на доспехе – и руки друида погрузились в собственную грудь. Они двинулись назад, держа за плечи первую дриаду. Из её повреждённого тела выросли небольшие корешки, видно, как они переплелись, образуя каркас ног. Восстановление идёт полным ходом, и вскоре дриада будет здорова, но для этого нужны силы. Друид поднёс её к дереву, свечение – и дриада полностью погружается в него.

Со второй проделывается та же процедура.

Поднося к меллорну третью дриаду, наиболее восстановившуюся (осталось восстановить ноги ниже колен), а соответственно почти не тянувшую силы, друид заметил, как его активно дёргает дриадка.

– Что случилось?

– Нельзя. Слишком молодое дерево, а это уже взрослая дриада. Дерево её не примет, нужно немного подождать.

– И что ты предлагаешь?

– Помнишь, ты показывал те красные камешки из пещер плохих демонов? Если у тебя есть три таких камушка, можно дать один этому дереву, и через пару недель оно сильно вырастет и станет пригодно для сестрички. А остальные два камушка дать другим сестричкам в деревьях – они вылечатся быстрее и при этом получат хороший домик из подросших деревьев.

– Хм, три камня… Хорошо, сейчас сгоняю… Да и запастись ими не помешает.

Пещера демонов

– СМЕРТНЫЙ, ЭТО ТЫ УБИВАЛ МОИХ СЛУГ? СЛАВА ИЛИ ЖЕЛАНИЕ БОГАТСТВА ПРИВЕЛИ ТЕБЯ СЮДА…

– Йоу, красный, давно не виделись. Не надрывайся, тут все свои. Я тебе цветочков принёс.

– НЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ!!!!!!!!!!!!

Роща дриад

Светящийся алый кристалл помещён в небольшое дупло молодого меллорна. На соседних меллорнах сияют алым светом забитые под завязку энергией ещё два таких же кристалла.

– Зи, всё готово. Может, больше кристаллов напихать, быстрее пойдёт.

– Нет, больше вредно, слишком быстро будут расти, вырастут слабыми и хрупкими.

– Ладно, сестрёнка, у братика ещё много дел, потом забегу глянуть, как растут деревья, всё же хоть и одну, но носить с собой дриаду как-то непривычно. – Друид начал разворачивать свиток одноразового телепорта.

– Пока, позаботься о сестричке.

– Угу. Телепорт «Арена»! – И перед друидом появилась призрачная дымка, в которую тот незамедлительно зашёл.

Отступление

– Чихо, Гранит, вы об этих двоих говорили, да-а-а-а? – спросил улыбчивый блондин.

Одет он был в стильный фрак белоснежного цвета. Рядом с ним находились окликнутые им двое магов. Все трое – в первых зрительских рядах арены. А на арене в данный момент один друид вырывал то, что осталось от дриад, из спин воинов.

– Да, это он. Мы думаем, что им следует провести проверку. Такие люди очень помогли бы на востоке. Даже двое таких бойцов перевесят чашу весов. Ну а после проверки можно и на остальных посмотреть. Говорят, ребята ждут пополнения из клана. Но это сейчас не важно, важны эти двое. Двое слабейших классов: друид, которым работу ответственней посадки роз не дают, и лекарь, что, по мнению большинства, может лишь латать раны. Это вам никого не напоминает?

– Да, Чи, они – как мы. Маг земли, который очень медленно колдует, маг порталов, что не имеет атакующих заклинаний, и я… Хорошо, я согласен, проверка нужна. Поглядим на этих двоих в деле. Эх, жаль, их клан уже в альянсе. Но, возможно, глава согласится на непродолжительную командировку пары его членов за ну очень щедрые командировочные и предложение дружбы одного из кланов – властителей города. Ну да ладно, бой покажет.

Арена

У входа на арену образовался выход портала. Из него выступил друид и…

– СКОЛЬКО МОЖНО ТЕБЯ ЖДАТЬ?!

– Хе-хе, привет, Ато. Чего так нервничаешь?

– Я тебе уже устала писать! Почему не отвечаешь?!

– Я в пещерах демонов был. А чего кричишь, вон нервные клетки аж скворчат, того и гляди дымок пойдёт? Где, кстати, остальные?

– Остальные бегают и расспрашивают завсегдатаев арены в попытке понять, что за свинью нам подложили.

– Объясни.

– Во время назначения очередной ветки соперников мы были провозглашены «выбором города». Это у них традиция такая: клан – властитель города выдвигает кандидатуру из выступающих в первый день, и если зрители не против, то проводится призовой поединок группы владельцев города и выбранных участников. Наградой служит стопроцентный выход в финальные бои, иначе говоря, выиграем мы или проиграем, мы автоматически выиграли бой. Мотивы дарить нам бой непонятны, как говорят многие, обычно выбирают из самых зрелищных бойцов, да и бойцы в городе не слабаки – это всё для зрителей, устраивают им эдакое зрелищное шоу, но и награда неплоха. Одно лишь условие: состав команды не должен меняться. То есть в этом бою вы должны будете участвовать опять вдвоем с Рок. Всё очень странно…

– Я так понимаю, сольём мы бой или выиграем, мы победили?

– Да, слишком просто и благородно для гладиаторской арены.

– Не имеет значения. Мы выступим.

– Хорошо, как знаешь. Иди к арене, я найду Рок, встретитесь там. Мы за вас тогда пока поболеем со скамеек зрителей.

* * *

– Дамы и господа! Уважаемые и любимые нами зрители арены! Я, ведущий этого чудесного мероприятия, рад снова видеть вас. Сегодня для вас будет проведён особый бой. Это то, чего вы так хотели. Перед вами выступят ваши любимчики, а также специально приглашённые гости города. Всё для вашей пущей радости, всё только для вас! Итак, встречайте, первыми на арену выходят новички! Да-да-да, я слышу по вашим овациям, вы их узнали. Это чудесный лекарь и устрашающий друид, которые показали своё умение в прошлом бое с антимагами. Надеюсь, что и сегодня они найдут чем удивить нас. Поприветствуем их, господа!

Решётка арены опустилась, и на песок вышли упомянутые бойцы. Немного поблуждав глазами по залу, они стали махать кому-то в зрительских рядах.

– О-о-о-о, вижу, сегодня наших бойцов пришли поддержать их друзья из клана. Но сегодня они лишь зрители. Мы чтим правила – этот бой будет сыгран в прежнем составе. Но не стоит унывать. Уважаемые зрители! Поприветствуйте наших гостей, пришедших показать нам своё умение с самих границ империи. Напоминаю: они не имеют права участвовать далее в боях, поскольку являются членами клана – властителя этого города. Этот бой будет показательным, дабы усладить ваш взор. Всё для вас, и только для вас! Поприветствуем бойцов!

Решётка снова опустилась, но из-за неё никто не вышел.

Бух! Вздыбился песок в одном месте арены, недалеко от входа.

Бух! Уже ближе…

Бух! Бух! Бух!

…Тишина…

БАХ!!! В центре арены прямо из земли выстрелила огромная скала. Не менее трёх-четырёх метров в ширину и в два раза больше в высоту. По ней начали змеиться широкие трещины.

Бах! Ещё один взрыв внутри скалы, и огромные её куски разлетаются по всем направлениям.

Но не успели зрители отпрянуть, как глыбы, не пролетев и полметра, зависли в воздухе. Некоторые неподвижно, некоторые начали медленно вращаться, мелкие камешки объединялись в хороводы и кружили целыми группками. А в месте, где должен был быть центр скалы, стоял колоссальный голем, весь состоящий из камня, с ногами-колоннами и громадными руками-булавами. Вокруг рук тут же закружили мелкие камни. А огромные глыбы неспешно летали на уровне плеч гиганта.

Зал замер в непонимании.

– Хе, дамы и господа! – ожил ведущий. – Не буду раскрывать всех секретов, скажу лишь, что всё по правилам, смотрите, и вы сами всё поймете, но чуточку позже.

Голем двинулся к бойцам. Правда, звук при движении был очень странный, словно перекатывались мелкие камушки, а не ступали исполинские ноги. Титан медленно брёл к друиду, не выказывая агрессии…

Чирк! Огромный каменный шип врезался недалеко от чудом успевшего уклониться друида.

Шип вылетел из туловища голема, при этом тот даже не подал признаков атаки: как шёл, так и идёт.

– Всё страньше и страньше, – пробормотал друид. – Ну да ладно, проверенные временем приёмы – наше всё. Займёмся посадкой лесомассивов.

И, разрывая землю арены, в голема полетел огромный таран из дерева. Удар пришёлся в туловище гиганта. Бревно прошибло его навылет и упало у края арены. В туловище зазияла огромная дыра. Голем остановился. Но тут мелкие камушки из его рук стали влетать в получившееся отверстие и непонятным образом (ведь их явно меньше, чем нужно) закрывать его. Миг – и голем снова цел, но не спешит двигаться.

Вдруг из земли, в точке, где стоял друид, вылетела огромная колонна. Он отпрыгнул. Но тут же из колонны выстрелил тонкий штырь, нанизав друида, как бабочку.

– Да вы шутите, наверное! – вскричала лекарь.

Она, пробегая мимо друида, ударила его светящейся рукой, второй обломала шип.

– Ну а теперь вы! Я в этом бою отсиживаться не собираюсь! – И девушка сорвалась в сторону гиганта.

Подбежав к гиганту, ударила по его ноге с такой силой, что та разлетелась, а кулак впечатался в землю арены, которая зазмеилась трещинами.

– Вот так надо!

И второй удар пробил брешь в туловище голема.

Огромный шип из земли заставил девушку отпрыгнуть. Тем временем земля под големом начала вспучиваться. Она дотянулась до повреждённой ноги и, срастаясь с ней, восстановила её, а секундой позже заросла и дыра в туловище. Голем снова целый.

– Да что за х…!

Голем поднял обе руки, нацеливая их на девушку. Но тут из земли выстрелили лианы, покрытые жёлтыми цветами. Они оплели руки титана, и те осыпались песком.

– Камнеломка, конечно, должна была подойти, но что-то шибко сильно подействовала. Хм, надо бы проверить одно дельце, – проговорил уже совершенно невредимый друид.

Вокруг голема стала расти лоза. Раскидистые ветви с сочными листьями соседствовали с вениками цветков-колокольчиков. Монстр начал было движение, но остановился.

– Дыхание колумбийского дьявола, брумгансия. Дышите на здоровье, господа! – произнёс друид.

В это время голем сделал непонятное движение, и от его туловища отделилась землистого цвета бабочка. Немного отлетев, она просто исчезла. За ней взлетела ещё одна, потом другая, третья, и вот всё тело гиганта покрылось бабочками. Раз – и весь голем словно взорвался этими бабочками, исчезая на глазах. А на месте его появились, постоянно кашляя, трое людей.

– Ой, кажется, нас вычислили, – произнёс улыбающийся блондин.

– Иллюзионист?

– Хо, друид, твоя дедукция просто плющит и колбасит. Но да, ты прав, я иллюзионист. До осознания этого факта, кстати, доживало не так много людей… Кхе… Фу, ну и гадость ты тут распылил… Так вот, доживало не так и много, так что гордись.

– Агась, таки да, я горд. С тобой ясно, второй у нас – маг земли, я так понимаю, да вот с прекрасной дамой не совсем понятно…

– Кхе, тьфу, ну и гадость, это, кстати, ты вовремя напомнил. Чи, подсоби, дышать невозможно.

Девушка чуть шевельнула кистью, и у всех троих в районе рта появилось небольшое сияние маленьких портальчиков, которые прикрыли его.

– Фух, свежий воздух, прямо отлегло.

– Хм… маг воздуха?

– Хе, а вот это секрет, но у тебя ещё куча возможностей это выяснить, друид.

– НЕ ИГНОРИРУЙТЕ МЕНЯ!!! – И к иллюзионисту подскочила очень, очень злая Рок…

Судя по слегка округлившимся глазам, все действительно забыли о ней.

Девушка что есть силы ударила иллюзиониста буквально пылавшими перчатками. Удар получился на славу – парня по колени вбило в землю.

– Ха, вот что бывает с теми, кто недооценивает лекарей… – довольно пробурчала Рок, но осеклась.

Иллюзионист не подавал признаков жизни, но с его лица взлетела бабочка… другая… третья. Вот он уже весь состоит из бабочек, которые в мгновение разлетелись радужным водоворотом и исчезли в воздухе. А на месте мага возник вбитый в землю огромный булыжник.

– Твою ж ма… А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!! – Не успевшую выругаться девушку, словно катапультой, выстрелила обвившая её за ногу лиана.

Немного перелетев друида, девушка с диким визгом стала падать. Недалеко от точки приземления земля разверзлась, открыв вид на большое дерево с совершенно плоской кроной, в которую девушка и упала.

– Вереск, гад, я тебе припомню!

– Оп, ты высоты боишься, оказывается, хе-хе. Посиди пока на драконовом древе, твои атаки слишком прямолинейны. Извини, но тебе опять придётся сегодня побыть в поддержке, справишься?

– Пф, конечно… Да ну, блин, опять эта клетка! – И девушку снова закрыл купол из переплетённых лиан, что постепенно стали темнеть и деревенеть.

– Хо, за вами было интересно наблюдать, – произнёс появившийся из глыбы, оставшейся от иллюзорного голема, маг.

Хотя голем и был иллюзией, но, когда он пропал, множество возникших с ним камней и булыжников не исчезли. Получалось, что, хотя гигант и был ненастоящий, его каменные орудия были самые что ни на есть реальные. Вот рядом с одним из таких булыжников и стоял маг-иллюзионист. При этом ни мага земли, ни девушки видно не было, они за последними событиями как-то пропали, но могли прятаться за любым из множества лежащих довольно крупных булыжников.

– Это напрягает… – пробормотал друид и опустился на колени.

– Ой, не сдаваться ли ты собрался? Мы только начали. Это не спорт… – Маг замолчал на полуслове.

От рук друида по всему полу арены пошла мелкая рябь. А потом вся она зазеленела сочной травкой, которой бы позавидовал любой газон в дорогих особняках.

– Хе, красиво, – произнёс маг, но тут же дёрнулся в попытке увернуться от огромного шипа.

Правда, стой он на месте, ему бы даже и в этом случае ничего не грозило бы. Огромный шип пролетел мимо него и глубоко вошёл в стоящий рядом булыжник.

Маг замер и стал осыпаться множеством бабочек. Рядом такие же бабочки отлетали от булыжника. А иллюзионист оказался пришпиленным за плечо к самому камню тем самым шипом.

– Хо, значит, по травке вычислил. Очень интересно. Чи, подстрахуй! – обратился в пустоту маг.

Далее он сделать уже ничего не успел. Очередной шип полетел прямиком в грудь мага. Вот он уже почти у цели, ещё миг – и магу конец! Но – сияние! У самой груди мага появился небольшой портальчик – и шип ушёл прямиком в него. В этот же миг такой же портал появился за спиной друида. Огромный шип, залетев в первый портал, вылетел из второго и насквозь пробил друида.

– О-хо-хо, спасибо, Чи, буду должен. Гран, обездвижь.

Из одного булыжника вылетело несколько земляных шипов, пришпиливая ноги друида.

– Значит, портальщик… – тихо произнёс раненый Вереск.

– Оу, у тебя ещё есть силы говорить. Ну ладно, действительно наша Чи – маг порталов. Как видишь, совершенно бесполезное по отдельности и очень эффективное вместе у нас получилось трио. Но, знаешь, я уже устал, словно паяц, тянуть время, развлекая толпу разговорами. Напоследок загадаю тебе загадку: что будет, если соединить мага земли и порталов?

– Много камней в неожиданных местах, причём не только в почках.

– Хе-хе, да, где-то так и есть. А время я тянул как раз для этого. Наслаждайся нашей общей работой. Метеоритный дождь!

Небо над ареной изрезало множество порталов. Из них на огромной скорости полетели раскалённые булыжники. Буквально минута – и они накроют всю область с неподвижным друидом и лекарем.

– Не один ты тянул время, – проговорил друид, резким движением ломая шипы. Его раны тут же затянулись. По траве от клетки лекаря отходила светящаяся дорожка, так что о причинах чудесного исцеления можно было не гадать. – И хотя вы, ребята, совершенно разные, у вас есть одно общее: вы очень легко одеты.

В следующий момент произошло вот что: друид опять припал на колено, но в этот раз пробил руками землю. Правда, никакого видимого эффекта это действие не дало. В то же время его крылья начали резко расти. Они удлинялись и удлинялись, по мере роста выстреливая небольшие стволы-подпорки. Поскольку шар с Рок находился сразу за спиной друида, то крылья по прямой полностью накрыли его.

По арене снова прошлась рябь, и землю начали разрывать большие растения, отдалённо напоминавшие крапиву.

– Онгаонга, наслаждайтесь. Говорят, крапивка – это даже полезно, особенно столь легко одетым магам, – прошептал друид.

Вся арена покрылась сочным ковром из этих растений. Послышался крик боли, потом ещё один. По арене, вопя и завывая, катались иллюзионист и маг земли. В то же время послышался лёгкий шлепок открывшегося портала.

Но это всё – вой толпы, завывания магов, всё на секунду замерло, а потом на арену обрушился ужасающий грохот: метеоры таки достигли своей цели. Они падали и падали, перепахивая арену. К чести магов, на зрительские места не упало ни одного камешка. Зато на саму арену… Так что позже администрация для восстановления площадки арены перенесёт все последующие бои. Сплошные рытвины и камни – вот всё, что можно было увидеть на ней.

Шлепок портала – и юная девушка встала на камнях среди всего этого хаоса.

– Дамы и господа! Это был удивительный бой! Сегодня мы с вами стали свидетелями рождения легендарного боя! Но настало время судьям вынести вердикт. Кто же победил?! – надрывался ведущий.

К нему подошла миловидная девушка с подносом. На нём лежал конверт.

– А вот и судейский ответ, – продолжил разоряться ведущий, разворачивая конверт. – Итак, дамы и господа… Судьи проанализировали ситуацию и вынесли решение, что, хотя некоторые члены команд ещё могут сражаться, это всё же показательный бой, а команды уже показали нам более чем достаточно, поэтому, дорогие зрители… НИЧЬЯ!!!!!!!!!

По залу прошёл удивлённый гул. Но он мгновенно смолк, заглушаемый звуком падающих камней. Булыжники расходились в разные стороны, а на арене разворачивался плотный шар из лиан. Разворачивался и тут же осыпался. Последним осыпался пылью небольшой красный камешек, который находился в центре этого переплетения лиан, а на арену ступила неповреждённая Рок.

ВЕРЕСК

– Хм… что-то мне это напоминает…

Небольшую поляну окружил очень плотный лес.

– Стоп, стоп, стоп… неужели… опять…

Звук шагов нарушил пустоту. Из лесного тумана выступила могучая фигура в древесных доспехах.

– Я что-то не вижу в твоих глазах радости… ученик! Ничего, тяжёлые тренировки пойдут на пользу такому сорняку. Это же надо – умереть от камня, да ты скоро от встречного ветра переламываться начнёшь. Но не переживай, впереди нас ждут долгие часы превозмоганий, ты у меня ещё станешь настоящим друидом… Ну или корни откинешь, хе-хе!

– НЕ-Е-ЕТ!!! ТОЛЬКО НЕ СНОВА!!!!!!

Арена

– Ато, он опять меня не пустил!

– Рок, ты же сама видишь, тут вообще от арены мало что осталось. От тебя осталось бы ещё меньше. Кстати, об остатках былой роскоши… Торн!

– Да, лидер, я всегда готов выполнить все приказы, что пойдут на укрепление силы нашего чудесного клана…

– Торн, я знаю, что тебе без Вереска было скучно и ты отрываешься, как можешь, но всё же, если тебя не затруднит, сходи, пожалуйста, на арену и откопай нашего страдальца. Учитывая, как было в прошлый раз, он у нас бревно на пару дней. Хорошо, хоть финал только в следующие выходные.

– Я с воодушевлением в душе и лопатой в руках выполню высшую цель – нести добро и помогать друзьям. Дождись меня, друг, я уже иду.

– Рок, пошли на улицу. Там все наши, я слышала, вы в таверне комнату сняли. Перенесём туда друида, заодно разработаем стратегию предстоящего сражения.

Выйдя с арены и направившись в сторону соклановцев, девушки услышали шум. Впереди стояли Кей и Александра и о чём-то довольно громко спорили с весьма странной личностью. Этот игрок был облачён во всё чёрное, имел длинный плащ, который полностью его укутывал, и за ним нельзя было разобрать, имеется ли у незнакомца броня. На голове у него был чёрный цилиндр, а лицо закрывала белая маска. Как маска, так и вся одежда очень походили на форму чумных докторов Средневековья.

– Ещё раз повторяю, я не уполномочена давать информацию о каком-либо из наших соклановцев, – видимо, уже не по первому кругу, спокойно, но с долей раздражения в голосе повторяла Александра.

– Мне лиш-ш-шь хотелос-с-сь бы узнать, не играл ли ваш-ш-ш-ш друид в одну ранее популярную игру, – немного растягивая буквы, явно уже не первый раз повторял незнакомец, со странной интонацией в голосе – эдакой усталой обречённости.

– Могу ли я узнать, зачем вам понадобилась информация о нашем друиде? Особенно учитывая тот факт, что, если мне не изменяет память, вы состоите в команде финалистов и, возможно, в следующие выходные нам предстоит драться именно с вами, – вмешалась в разговор Ато.

– Не возможно, а предс-с-с-стоит. Что же, хорош-ш-шо. Откровенность за откровеннос-с-с-сть. Вероятно, ваш-ш-ш друид ранее состоял в нашей гильдии. Да, гильдии, в той игре, ещё до появления виртуальности, были именно гильдии. Стиль поведения, странное чувство юмора, идиотские шутки и гипертрофированное желание помогать слабым очень напомнило мне наш-ш-шего игрока. Он был мне другом, разреш-ш-шите передать ему одно послание.

– Из-за специфики его класса респ[10] займёт какое-то время, так что сегодня, а возможно, и завтра вы не сможете с ним переговорить.

– Хм… я потом буду занят, после боёв и до финала меня не будет в городе. Что ж, видимо, послание придётся передать через вас. Но преж-ж-жде, знаете ли вы что-то о Мёртвом?

– Его ник Вереск, возможно, вы всё же ошиблись?

– Хо-хо, ник. Будучи с ним в одной гильдии и тесно с ним общаясь, я так и не запомнил его ник. Мёртвый – это сокращённая кличка. Но вернёмся немного назад, к с-с-с-событиям, после которых он и получил эту кличку. Наша гильдия была одной из с-с-сильнейших на континенте. Как и полагается сильной гильдии, мы имели своё ПвП-крыло согильдцев. Однажды командир того крыла пришёл к лидеру с предложением. Сильная конкурирующая гильдия то ли собирала рейд на какого-то редкого босса, то ли собиралась очистить прибыльный данж, он точно не знал, но, что бы это ни было, оно бы сильно усилило наших конкурентов. Поэтому было предложено собрать рейд из ПвП-крыла, усиленный обычными высокоуровневыми игроками. Командиром этих игроков как раз и стал ваш друид, ещё будучи в той игре паладином. Да, с-с-странный человек, у нас он был совершенно положительной личностью, весёлый, коммуникабельный и очень сильный, он занимал пост командира ПвЕ[11] -крыла гильдии. Так вот, рейд был с-собран, и они выдвинулис-с-с-сь. Командиром рейда был назначен наш глава ПвП-крыла как с-с-самый опытный. Мёртвый был назначен его замом. Рейд удачно выдвинулся незамеченным и в короткие сроки достиг цели – неприметной отдалённой облас-с-сти в с-с-степной час-с-сти континента. Там они и вс-с-стретили своего врага. Но врага ли? Оказалос-с-сь, что та гильдия с-с-собрала низкоуровневый молодняк, причём не только свой, но и попутно помогала с прокачкой простым игрокам, ведь, как позже мы узнали, локация была низкоуровневой. Но к всеобщему удивлению, командир дал отмаш-ш-шку к атаке. Вот только послуш-ш-шалась его лиш-ш-шь самая отмороженная часть гильдии, то есть как раз ПвП-крыла. На мнение же оставшихся, в том числе своего зама в рейде, он наплевал, даже не обернувшись в его сторону. Молодняк в локации был вырезан полностью. И если сразу они начали с игроков соперников, то потом, войдя в раж, сливали уже любых встречных игроков. Тогда у Мёртвого лопнуло терпение. Стоит отметить, что он всегда славился умением выбирать геморройные классы, вот и его паладин был таким. Догматы веры его бога строго запрещали нападение на союзников или друзей. Мне были известны случаи, когда, даже случайно просто ударив сопартийца, такой игрок удалял своего паладина, потому что его божество совершенно отлучало его от силы, лишало всех регалий и умений. Это вам не какой-то дебаф у других видов паладинов, тут полнейш-ш-ший пи… в общем, безнадёжная ситуация. Мёртвый тогда подошёл к командиру и попрос-с-сил его остановиться. Тот лиш-ш-шь презрительно рассмеялся в ответ. Смеялся он недолго, вбитым по пояс в землю паладинским двуручным молотом особо не пос-с-смеёшься. А оставшиеся ПвП-бойцы, опьянённые сражением, даже не стали разбирать причин, просто кинулись на него и убили. ПвЕ же игроки, будучи ещё и в меньш-ш-шинстве, побоялис-с-сь вступиться. Я тогда уж подумал, что всё. Он не отвечал на пис-с-сьма, не появлялся в доме гильдии. Его и в игре-то никто не видел. А потом этот отморозок пришёл к главе и предложил ещё один рейд на новичков. О нас ещё после той резни с-с-слава пошла, что хоть веш-шайся, а тут опять… В общем, глава отказал. Да вот только этот придурок стал орать, что уйдёт из гильдии, да ещё ПвП-крыло с собой прихватит. А это значит, что гильдия тогда остаётся беззащитной. И глава согласился. В тот раз этого отморозка вызвался сопровождать я. Рейд должен был состояться в низкоуровневой пещере. Рейд разделился на несколько групп по полдюжины человек в каждой. Глупцы так привыкли к безнаказанности, что совершенно не побоялись идти в столь малых пати.[12] Я пошёл с одной из групп. Проходя по одной из пещер, мы получили сообщение от командира. Одна из групп не выходила на связь. Вообще создавалось ощущение, что её уничтожили. Возможно, в пещере были не только новички. А потом пропала ещё одна группа. Командир дал приказ на выход из пещер и общий сбор у входа. Мы тогда были дальше всех и немного задержались. Выходя из пещеры, первое, что я увидел, – влетающий в пещеру труп одного из игроков. Мы бросились к выходу, но успели увидеть лишь падающего замертво командира. А рядом с ним стояло нечто. Весь в клубах чёрного тумана, рыцарь в антрацитово-чёрном доспехе с огромным молотом в руках, который воскликнул:

– Ой, какие люди! Хорошо, что я хоть при параде. Таки смотрю, Доктор, тебя попросили приглядеть за этой психбольницей на выгуле. Таки тебе не кажется, что в нашем ПвП-крыле что-то надо кардинально менять?

Я узнал голос-с-с друга, вот только ника над головой уже не было. Была лишь надпись: «Мёртвый Паладин». Тут мы услышали:

– Эй, ты что творишь, ты хоть знаешь, на кого руку поднял?!

Это подтянулись сопартийцы.

– Более чем, – ответил Мёртвый, и облако тьмы метнулось в их сторону.

Я тогда так ничего и не понял, но, когда тьма рассосалась, на ногах стоял лишь он, остальные же были буквально расплющены огромным молотом. И он снова обратился ко мне:

– Ах да, забыл сказать, я ухожу из гильдии. Но так уж и быть, подсоблю главе, раз у него руки столь коротки, немного присмотрю за ребятами.

Тогда он просто ушёл. Как он смог получить этот класс тогда в игре, для всех осталось загадкой. Немногим позже этот уязвленный ПвП-командир опять стал собирать рейды, уже надеясь выманить на них Мёртвого. Причём разрешения главы он даже не спрашивал. Закончилось всё полнейшим разгромом наших рейдов. Он атаковал их частями, прячась в этой с-с-странной тьме. Паладин, за плечами которого трупов больше, чем у большинства головорезов. И мы действительно начали реорганизацию нашего ПвП-крыла. Было много споров, уходили целые группы. Но мы смогли это пережить, стало даже лучше, намного лучше. Тогда-то мы и решили пригласить его назад… принести извинения. Но его не было, он просто ушёл из игры. Ну а теперь, уже здес-с-сь, я от себя и главы хотел лично принес-с-сти ему извинения и пригласить назад в клан. Я представитель клана в империи, сам же клан находится на восточном континенте. Но от лица главы имею разрешение, если он и откажется, то хотя бы добавить ваш клан во френдлист нашего клана и оказывать всю возможную помощь, вероятно, хоть сейчас это немного… сгладит углы и наш-ш-шу прош-шлую ошибку. Из-за дел клана с ним я смогу поговорить лишь после окончания арены. Ах да, и предупреждаю: дружес-с-ственное отношение никак не касается соревнований. За все прошлые нервы я намерен на нём хорошенько оторваться, передайте ему, пусть готовится. На этом я вас более не задерживаю, поговорим пос-с-сле с-с-со-ревнований.

ВЕРЕСК

– Не-е-е-е-е-е-ет!!!

– Мне нравится твой настрой, ученик. Но вот твои умения меня совершенно не удовлетворяют. Перестань биться головой о дерево и послушай учителя… Я СКАЗАЛ: СЛУШАТЬ СЮДА!!! Ага, молодец, так вот, ты мало использовал зов.

– Пф, он слишком дорого обходится: вызвав один раз стаю волков для пробы, я потом пёрся за двадцать кэмэ к их любимой пещере, чтобы выгнать оттуда какого-то завалящего медведя. Бедный миша, он так и не понял, за что его так. И это просто вызов, а если их ещё заставить что-то делать, так мне вообще страшно жить становится.

– Ой, ты ж мой бедный тепличный цветок! Кумекалки не хватило понять, что можно заключить договор с несколькими зверями, которых ты часто вызываешь. Тогда и вызов тебе дешевле обходился бы. Я смотрю, питательные вещества до мозга совершенно не доходят. Но ничего, сейчас я тебе это всё поправлю. Итак, смотреть тут, слушать сюда, повторять, может, и буду, но лучше до этого не доводить, хе-хе, рискни здоровьем. Так вот, растения ты освоил, хоть как криво, через одно место… но будем считать, что освоил, за неимением, так сказать, лучшего примера для подражания. Зов ты тоже освоил, хотя и жлобишься нести братьям меньшим радость и добро. Настала пора перейти к следующему этапу нашего обучения. Слушай внимательно, сейчас будем осваивать призыв грибов.

– Хе, всего ядовитого и без грибов хватает. Или мы будем галлюциногенные призывать?

Внезапно свет на поляне начал меркнуть, будто огромная туча заслонила солнце. В этих сумерках начали зажигаться тысячи светящихся огоньков.

Кап. Кап. Красные капли, похожие на кровь, вдруг закапали на доспех друида.

Миг – и доспех начал меняться, он словно ссыхался, от него отламывались целые пласты коры, а в месте излома росли коричневые, словно черви, небольшие грибы.

– Я бы на твоём месте, ученик, не был столь оптимистичен…

* * *

– Прекрасная глава, я, как мог, пришёл на помощь другу, ибо это мой долг как истинного рыцаря – блюсти заветы дружбы и вкладывать все силы свои в поддержку любимого клана, а также нести поражение врагам в битве будущей…

– Да, блин, говорю же, знаю, знаю, что тебе скучно, Торн, скоро будет тебе сражение, обещаю, ты точно примешь участие. Ладно, где… тело?

– Тама, под деревом прикопано…

– ?!!

– Да в кустике спрятано, во избежание, так сказать. Теперь его никто не увидит, а то он в состоянии… как в тот раз. Ну разве что кто в кустик захочет…

– Стоп, поняла. Я так и думала, что так может кончиться, поэтому быстро сбегала на рынок, пока разбирали завалы. Одеяла, правда, не было, простыни тоже… но был ковёр. Замотаешь его и быстренько в таверну, у меня плохие предчувствия. Приходила Александра, говорит, братишка заболел, она с ним дома сидеть будет. Ничего, я выступлю.

– О’кей, тогда передам всем, чтобы ждали в таверне.

* * *

– Ато, ты не знаешь, почему все так странно на нас смотрят?

– Знаю, Торн, знаю.

– И?..

– Ты когда Вереска в ковёр заматывал, надо было его не поперёк класть, а вдоль. Я понимаю, ты впопыхах делал, но из ковра… ноги торчат… Давай быстрей в таверну.

* * *

– Так, Торн, последний переулочек – и мы перед таверной…

– Эй, ребятки, я смотрю, у вас есть лишние деньги, раз вы шастаете по переулкам нашего прекрасного города.

Из тени выступили пятеро. Разбойничьего вида парни, с гаденькими улыбочками, не то что предвкушавшими наживу, а уже в уме разделившими её между собой.

– А раз они у вас лишние, то грех не поделиться ими с такими добропорядочными гражданами, как мы.

Но разбойник осёкся, его дёргал за рукав один из подельников.

– Ну чего тебе, не понтуй, мы теперь впятером, осечек больше не будет.

– Это… атаман, глянь на их мешок…

– Да скарб, наверное… – Тут он увидел ноги. – Э-э-э…

Но его опять отвлекли. По его плечу мягко, но весьма настойчиво постучали. Развернувшись, разбойник упёрся лицом в остекленевший взгляд мёртвых глаз. За спинами парней тихо стояло пять зомби.

– Мозги-и-и-и-и!!!

– А-А-А!!!!!!

* * *

– Сато, что ты тут делаешь? – уставшим голосом спросила Ато, находясь с остальными в одном из снятых номеров таверны.

Та с довольным видом восседала на свёрнутом ковре.

– Хе, сестрёнка, ты же помнишь, что ты вроде бы как находишься в альянсе. Ваши «игры в песочнице» повлекли за собой странный результат. Со мной связались несколько кланов, весьма крупных и сильных, но малоизвестных из-за их отдалённости. Их объединяет одно: они все располагаются на границе нашей империи в восточной части континента. Эта часть империи слабо населена, туда мало кто ходит торговать. Тем сильнее мы были удивлены, когда от них вдруг посыпались заказы. Такое количество, словно на войну готовятся. Очень непонятно. Но самым странным было предложение некоего известного вам клана. Вы недавно очень тесно пообщались с его бойцами в том показательном бою на арене. Так вот, в сообщении сей клан хвалил нашего друида и лекаря, так что прямо слезу пробивало, а потом попросил их для оказания помощи в небольшом конфликте ненадолго прибыть в качестве наёмников на территорию клана, а это рядом с границей, между прочим. На что получил ответ: мол, мы своими не торгуем, мир, труд, май и тому подобное. Но вот потом… потом после слов «наняли бы всех, да не потянем, но на них должно хватить» они показали сумму контракта на наём… В общем, совет альянса постановил, что мы с удовольствием окажем помощь нашим дальним друзьям.

– Да ты что! За какие-то деньги друзей продавать?! Да ты… пхе… ха… пхе…

– Да-да, и это только то, что получат на руки сами наёмники. Суммой же, которую получит альянс и клан, тебя лучше не шокировать, пока ты чай пьешь, а то не то что подавишься, вообще утопишься.

– Это… несколько меняет дело… Но всё равно только после их согласия. И вообще, поговорим после соревнований.

– Согласна, думаю, они тоже не откажутся попутешествовать, да ещё по программе «всё включено». Кстати, о соревнованиях: раз на нас смотрят столько серьёзных клиентов, то решено оказать вам помощь в соревнованиях, и эта помощь… та-дам… та-дам… это я! Гордись!

– Мест нет!

– Есть!

– Откуда же?

– Ты не участвуешь.

– Я глава клана!

– А я альянса, в котором ты состоишь. Раз уж решила кичиться независимостью от такой чудесной сестры, как я, то будь любезна исполнять волю альянса.

– Р-р-р-р, шантажистка. Хорошо… И посуда дома сегодня на тебе.

– Кто тут ещё шантажистка! Ладно, что за труп вы притащили?

– Это Вереск, у него опять доспех рассыпался.

– Да ладно! Подожди… доспех… Значит, и лицо видно?

– И лицо, – с каким-то предвкушением в голосе ответила Ато.

– У-у-у… как интересно.

Девушка с маньячным взглядом начала разворачивать ковёр. Вдруг её движения резко прекратились, судя по всему, она как раз добралась до лица.

– Ух ты-ы-ы!!! – Утробное восклицание прозвучало даже более пугающе, чем «Мозги-и-и-и!» в исполнении её миньонов.

Рука девушки потянулась к лицу друида, в глазах горел нездоровый огонь.

– Ой! – Она резко отдёрнула руку.

Лицо парня начала покрывать кора. В этот раз совершенно чёрная. По телу стал разрастаться доспех. Теперь кроме чёрного цвета и зелёных волн энергии он имеет ещё и странные фосфоресцирующие зелёным вкрапления, не бегающие по доспеху, а постоянно светящиеся в некоторых его местах. Все сочленения доспеха теперь закрыты наслоениями коры, отчего тот кажется ещё массивнее. Впечатляющие когти и зубы на маске всё так же отливают серебром. Зачатки крыльев напоминают космос с мириадой зелёных звёзд – так выглядят на чёрном фоне эти странные светящиеся вкрапления. Левый закрывающий шею и лицо наплечник, в отличие от своего правого собрата, выглядел странно. На нём проступало лицо молодой девушки со светящимися зелёным огнём глазами.

Все подошли посмотреть на новую деталь поближе и тут же отпрянули. Глаза девушки вдруг моргнули. А потом оттуда в зелёном сиянии появилась по пояс дриада. Взглянула на друида:

– Что, ещё не очнулся?

Все дружно помотали головой.

– А, хорошо, тогда и я пойду посплю ещё. – И дриада, заразительно зевнув, опять скрылась в наплечнике.

– ЗЕМЛЯ! ВСЁ, Я РЕШИЛ, Я БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ УМРУ!!! – Этот возглас вдруг очнувшегося друида заставил всех отпрыгнуть от него. – Да чтобы я ещё раз увидел ЕГО! Никогда!!! НИКОГДА!!! О, привет, Сато!

– И тебе привет. Раз уж все собрались, то небольшой брифинг о наших будущих противниках, – начала Ато. – Двое хилеров, стандартных, ничем не выделяются, разве что просто титаническим объёмом маны, они, наверное, и мёртвого отхилят. Куда и зачем они идут и почему их двое, неясно. Ещё двое, похоже, танки. Это паладины в броне с ног до головы, со щитами, как целая секция забора… Вот только в пати они основные дамагеры.[13] Вообще, что-то непонятное творится. Один парень назвал их паладинами стихий. Я так понимаю, обычный паладин использует как источник силы и магии заёмные силы от какого-то бога, следуя его заветам и тому подобное. В данном же случае аватарами выступают духи первостихий – огня, воды и так далее. В нашем случае это огонь. Эти двое парней просто ходячие напалмы. Откуда у них столько сил, если даже Торн и близко столько огня за такое время не выдаст… Да какое там, такую стену пламени, что выдают они, и огненному магу не сразу сделать получится. Ребята – танки и ДД[14] одновременно. За счёт чего столько сил имеют – непонятно. Ну и последний член пати – это Чумной Доктор. Мне не совсем ясно, то ли это ник, то ли название класса, учитывая специфическую одежду. Находится за всеми, даже за хилерами и… ничего не делает. Я совершенно ничего не понимаю. И да, кстати, этот индивидуум передавал некоему Мёртвому Паладину привет и свои сердечные извинения за произошедшее, а также искренние заверения за все те нервы надрать кому-то…

– Ой, какие люди, таки мир тесен! Не, ну кто бы мог подумать, что сюда и Доктор припрётся.

– Вереск, я поняла, вы давние знакомые. Не расскажешь, за кого он раньше играл?

– Хо, конечно, он же Чумной Доктор, хе-хе, такие не лечат, лишь дарят покой. Он играл убийцей…

– Тогда я вообще ничего не понимаю. Он все бои тупо стоит на месте. Эти странные паладины всех сжигают стеной пламени, их периодически подлечивают хилеры… а он стоит… и стоит… Ну да ладно, думаю, мы это чуток позже обсудим, а сейчас я тебе, Вереск, расскажу об одном любопытном разговоре, который состоялся у меня с ним после боя, с твоими пояснениями, весьма желательно…

* * *

– Я переговорил с дриадой, она поможет, но не сильно, не во вред восстановлению, так что некоторой антимагией я также обеспечен, – бодро отчитался друид.

– Предложение такое: Торн – наш щит, для него огонь – родственная классу стихия, так что должен выдержать атаку тех паладинов. Его прикрывает Кей своей аурой антимагии, Вереск по мере сил ей помогает, но больше сосредотачивается на атаке. Рок, на тебе лечение, ну а что с… – И Ато бросила красноречивый взгляд на сестру.

– А я что?! Я самый полезный человек в отряде. У меня будет чем их удивить. Но одно условие: мне нужно время. Так что говорю сразу: я буду очень занята, и чем больше времени вы мне дадите, тем сильнее получится моя задумка. – И Сато постучала пару раз по артефактному амулету у неё на цепочке.

– Хорошо, удачи вам.

* * *

– Дамы и господа, я рад приветствовать вас на нашей чудесной арене. Сегодня нас ждёт просто умопомрачительное зрелище – фина-а-а-ал!!! Нет смысла описывать участников, вы все их знаете и, уверен, болеете за них. Я не буду произносить громких речей – время разговоров закончилось. Скажу лишь одно: КОМАНДЫ, НА АРЕНУ!

На песок арены начинают выходить участники. Впереди шагает, слегка прикрываясь щитом, Торн, за ним следуют Кей и Вереск. За их спинами – Рок и Сато. Им навстречу выдвигаются два воина в цельнометаллических тяжёлых латах. На наручах воинов странные конструкции из труб и отверстий: маленьких, больших, расположенных в совершеннейшем хаосе. Эти замысловатые конструкции из труб находятся также на плечах и за спиной воинов. В одной руке каждый воин несёт щит, в центре которого застыло стилизованное лицо огненного элементаля с разинутым, словно в крике, ртом. А в руках у каждого – странные мечи, напоминающие более трубу с лезвиями с обеих сторон. За воинами следуют, видимо, жрецы. В тёмных балахонах за капюшонами не различить лиц. Лишь посохи, что они держат в руках, сразу бросаются в глаза, а точнее, их массивные набалдашники из слегка светящегося синевой камня. Замыкает процессию фигура Чумного Доктора в своём чёрном балахоне. За всеми этими балахонами не то что оружия, доспехов не различишь.

Противники остановились друг против друга. Зрители затихли.

– Я надеюс-с-сь, тебе передали мои с-с-с-слова? – произнёс Доктор.

– Передали, не переживай. Но ты ошибаешься, я теперь уже не Мёртвый. Это новый мир, новый класс и новые цели. И в них нет места воспоминаниям. Я теперь Вереск, и я принимаю твои извинения, но я уже нашёл клан, где мне хорошо.

– Жаль, я надеялся, что вместе мы с-с-сможем разобраться. Что-то странное творится с основной частью клана на восточном континенте, очень много непонятных движений… Ну да ладно, но вс-с-с-сё же ты знай: ты мой друг и вс-с-сегда можешь рассчитывать на мою помощь. Но это потом, а с-сейчас кто-то получит за все те нервы и игры в героя, не жди поблажек!

– Вот и чудно, вот и начнём. – И от друида пошла волна зелени, что моментально покрыла песок арены.

– Не-е-е-ет, как же ты задолбал своей кле-е-е-е-е…!!! – Окончание фразы невозможно было расслышать, Рок полностью скрыл шар и переплетённые лианы.

Одновременно с этим огромные колонны вздыбились перед Сато, прикрыв её на сто восемьдесят градусов. Полностью скрывать некроманта друид не стал – это мешало бы её магии и было оговорено намного раньше. Впрочем, что Рок опять закроют, все тактично промолчали.

Сато опустилась на колено и, зажав свой амулет в одной руке, начала чертить какую-то сложную конструкцию из линий и символов прямо на небольшом освобождённом от зелени пятачке земли.

– РА-А-А-А-А-А-А! – Громкий крик заставляет всех обратить внимание на инквизитора.

Торн уже закончил приготовления и стоит с пылающей булавой и щитом.

– Жалкие подделки, посмотрим, чей огонь будет жарче!

Вот обидел человек людей, сразу видно. Из непонятной конструкции из труб обоих паладинов вырывается буквально столб пламени. Вся зелень вокруг тут же сгорает, и на выжженной земле остались две фигуры в объятых пламенем доспехах, периодически выстреливая огромные струи огня из наплечников и наручей.

Но долго этим представлением наслаждаться не получилось. Паладины одновременно сделали шаг вперёд и встали, уперев в землю свои щиты. Пламя вокруг них слегка ослабело. Ещё немного. Кажется, что оно почти потухло. А потом уши заложило от рёва огня. Две огненные колонны вырвались изо рта элементалей на щитах паладинов. И встретились со щитом инквизитора. Щит раскалён докрасна, но Торн стоит без повреждений. За его спиной, опустив ему на плечи руки, – Кей, своей аурой ослабившая большую часть урона.

– Эй, Торн, дружище, а тебе не кажется, что для паладинов, даже не богов, а так, просто сильных элементалей, они чересчур бодро тут всё превращают в филиал ада?

– Признаться, я сам задавался этим вопр… – И инквизитор резко закрывается щитом.

В щит ударяют две огненные колонны. Но не успевает огонь упасть, как им вслед ударяют струи огня из странных мечей паладинов.

– Откуда у них столько дури!!! – Похоже, для Торна это оказалось слишком сильным ударом по самомнению. – Я вам покажу, что такое истинное пламя инквизиторов!

Огонь на булаве и щите начинает меняться, и вот он уже приобретает голубой оттенок. Резкий удар о землю – и всё пламя вокруг инквизитора словно поглощает его голубой огонь, а потом он и вовсе пропадает.

Не успели паладины опомниться, как из земли у них из-под ног вырвалось множество деревянных шипов, и оба паладина оказываются нанизанными, как бабочки на булавки. Но атака друида этим естественно не окончилась. Волна шипов продолжила двигаться и остановилась, накрыв лекарей. Но вместо тел противников шипы пронизывают пустоту. По какой-то неведомой причине лекари буквально за мгновение перемещаются на десяток метров вбок от шипов и уже вздымают свои посохи к небу. Из камней на посохах выстреливают лучи света прямо в висящих на шипах паладинов. И те начинают двигаться. Снова всё вокруг покрывает пламя, а воины всего парой ударов разрубают шипы и высвобождаются.

– Что-то тут не так. – И друид, не дав времени контратаковать паладинам, создаёт очередную волну шипов.

Эта атака оказывается ещё более бесполезной. Паладины блокируют щитами и сжигают шипы за считаные мгновения. Но это не всё. На сломанных шипах появляются небольшие грибы. Они начинают с огромной скоростью расти и уже напоминают эдакие футбольные мячи. А потом с резкими хлопками взрываются, накрыв противников плотным облаком тёмных спор.

– И-и-и-и… не получилось, – констатирует друид. Противники совершенно не обращают внимания на споры.

– Я же Доктор вс-с-сё-таки, мы иммунны при отравлении, Мёртвый, не трать время.

– О! Точно! Вот о тебе-то я и забыл.

И новые грибы появляются на месте взорвавшихся. Опять быстро вырастают, опять взрываются, и всё те же споры.

– Я же тебе говорил, не трать… – Доктор резко замолкает.

Вся поверхность, где были споры, начала светиться от покрывающих её маленьких люминесцирующих грибков.

– Так вот оно чё, Михалыч! – тыкает пальцем друид в какую-то точку.

Присмотревшись, все замечают, что светятся не только противники. От Доктора идут четыре слегка люминесцирующие дорожки к лекарям и паладинам.

– Нити! Так вот как он им энергию передавал, заодно и от атак выдергивал, – с какой-то долей облегчения в голосе констатирует Торн.

– Да, вот только что вам дас-с-ст это знание. Вам оно не поможет, – произносит Доктор.

И паладины моментально вспыхивают нестерпимо ярким огнём.

– Фух, ребята, можно расслабиться, я закончила, – выдыхает Сато.

ХРАК!

Земля у ног одного из паладинов разрывается, и огромная лапа, своими размерами полностью накрывшая паладина, начинает вдавливать его в землю. Тот вспыхивает ещё сильнее, пытаясь освободиться, но лапа пока не вылезшего полностью из земли создания некроманта и так горит, горит своим огнём, и чужой ей явно вреда не приносит.

ХРУМ!

С громким треском лопается металл на доспехе, и пламя паладина пропадает, ведь его хозяин сейчас полностью смят в своих доспехах.

ХРАК!

Из земли появляется вторая колоссальная лапа, а потом и огромная голова… ну или то, что когда-то ею было.

На арене стоит огромный скелет дракона, в груди которого плещется пламя, расходясь по всему костяку ящера.

– Не, ну молодец я или не молодец? Эх, сама себя не похвалишь, никто не похвалит, – радостно донеслось со стороны Сато.

Тем временем мёртвый дракон расправил свои огромные крылья, совершил мощный толчок задними лапами, но, к разочарованию затаившей дыхание в ожидании его полёта толпы, огромную тушу лишь подбросило в воздух, и она с шумом приземлилась на второго паладина.

В морду дракона полетело пламя из меча паладина. Сам же бедный рыцарь был зажат обеими лапами монстра, так что даже не мог пошевелиться. В ответ на столь жаркий приём пламя в груди ящера на миг вспыхнуло, а потом его часть устремилась к морде дракона. И прямо в лицо паладину ударила струя огня, намного сильнее его собственной и, видимо, даже сильнее его классового сопротивления огню, потому как крепкий доспех приобрёл алый оттенок и стал жалобно сгибаться под лапами зверя.

Болезненный вскрик ознаменовал кончину паладина. Притиснувшиеся друг к другу, жрецы понимали, что долго не протянут. Дракон даже не стал приближаться. Он просто резко развернулся, и на обоих жрецов обрушился удар длинного, усеянного шипами хвоста. Людей откинуло на десяток метров и протащило по земле. Судя по их состоянию, никто из них уже не сможет вести бой.

– Я так думаю, тебе пора капитулировать, друг. Мы тут знатно пошалили, но надо и честь знать, – произнёс друид, развернувшись к Доктору.

– Ты меня обижаеш-ш-шь, друг, я же говорил, что выложус-с-с-сь на полную. Ты должен понимать, что Чумной Доктор хоть и не лечит, но даёт надежду, даёт иллюзию возможности с-с-сохранить жизнь.

– Иллюзию жизни? Чёрт, Сато, атакуй! Быстро! Сзади! Берегись!

Словно сам понявший, что от него ждут, дракон развернулся и с утробным рёвом кинулся на последнего врага. Резкий удар сбоку прервал его движение к цели. Оба паладина стояли, уперев свои щиты, и обрушивали на дракона струи пламени. Но не этот удар оказался главным. Оба жреца, что были отброшены далеко от места боя, заканчивали какое-то заклинание. Из обоих их посохов вылетели, подобно метеоритам, огромные светящиеся шары. Правда, наполнены они были не пламенем. В них светилась и переливалась золотая энергия. От её сияния сейчас стали заметны и светящиеся энергией нити, что буквально изрешетили тела жрецов и паладинов, постоянно подпитывая их энергией, передаваемой Доктором.

– Защищайся! – только и смогла в этот момент прокричать Сато.

Дракон резко развернулся. Всё, что он успел, – это лишь выставить перед своей мордой крыло. С громким шипением туда угодили оба шара. Словно взорвавшись изнутри, крыло дракона разлетелось множеством осколков костей. Можно было сказать, что дракон почти не пострадал, вот только в него сразу же ударили паладины. В свою очередь жрецы опять начали чтение заклинания.

– КЕЙ! – прокричал друид и буквально выстрелил лианами.

Прилетевшая на жрецов воительница тут же получила сдвоенный удар ветвистыми золотыми молниями. Заряды молний прошли по доспеху, а потом, словно талая вода, ушли с него в землю, совершенно не причинив ей вреда.

В отместку на жрецов обрушился удар тяжёлого двуручника. Жрец успел заблокировать его своим посохом. Но ненадолго. Небольшая, но яркая золотая вспышка появилась в месте соприкосновения меча, а потом посох разрубил его надвое… со своим владельцем. Второй жрец успел взмахнуть посохом, и в сторону воительницы полетело плотное широкое золотое полотно, напоминающее своими формами меч. Он вонзился в доспех девушки, заставив её остановиться, но через секунду по нему стала струиться рябь трещин, и он с хрустальным звоном разлетелся осколками. В то же время по траве, которая окутывала пол-арены от плотного шара, где находилась Рок, протянулась светящаяся дорожка и ударила в воительницу. Девушка начала светиться, а потом, судя по её довольному лицу, стала вполне сносно себя чувствовать, и вот уже на второго жреца обрушился удар. Встретил его не посох, а плотный золотой купол, по форме напоминавший пчелиные соты. Но надолго это довольно разозлившуюся девушку не остановило. Удар! Ещё удар! Соты в месте удара начали истаивать. На их место встали соседние, закрывая собой брешь, но уменьшая сам щит, сначала незначительно, но потом достаточно, чтобы девушка в момент очередного удара не снесла его. Она, пользуясь инерцией меча, проскользнула под нижней, истаявшей кромкой щита, оказавшись внутри его. Жрец даже не успела закрыться руками, как упала, разрубленная мечом.

Нити, отходившие от тел жрецов, с громким щелчком лопнули. Но в то же время по нитям паладинов начала струиться такая масса энергии, что те начали гореть, и Доктор спешно добавил новые, кинув на поддержку паладинов все свои силы.

Получившие поддержку воины перестали атаковать дракона, отошли к Доктору и воткнули свои щиты в землю, а мечи вложили в ножны. Минута спокойствия, а потом площадка буквально взорвалась пламенем, исторгшимся из множества труб и отверстий, расположенных на доспехах воинов. Песок арены рядом с ними начал плавиться.

– У меня, кажется, есть идея, надо бы попробовать. Сато, придержи своего зверя, надеюсь, он меня не укусит! – прокричал Торн, побежав в сторону дракона.

Его булава начала пылать всё тем же голубоватым пламенем. Он замахнулся и обрушил на дракона удар своей булавы. Пламя на щите и булаве потухло, и инквизитор упал без сил. А вот дракон начал преобразовываться. Его источник в груди начал сжиматься и уменьшаться в размерах. А потом вновь разгорелся ослепительным голубым пламенем, который, растекаясь от его груди, наполнил весь костяк огнём. Развернувшись в сторону паладинов, ящер обрушил пламя такой силы, что щиты воинов покрылись трещинами, по которым начал течь расплавленный металл щитов. А потом щиты разлетелись в руках паладинов, и вся мощь огня, уже ничем не сдерживаемая, обрушилась на их доспехи. Крики боли – и воины начали гореть в собственных доспехах. На землю упали уже пустые доспехи, покрытые пеплом своих хозяев.

– Ну что же, так, значит, говориш-ш-шь, время поговорить о капитуляции? – произносит оставшийся в одиночестве Доктор.

Отступление

ЦВЕТОК САКУРЫ

ВЕРЕСК

В нашем распоряжении оказалась пара свободных дней после боя. Город гудел, город бурлил, и по нему было интересно ходить, рассматривая разного рода заморские новинки. Большое скопление игроков привлекло множество торговцев, которые согласны пересекать океаны, дабы привезти диковинки, необычную магию и просто оружие других стран, которое у нас не встретишь. Бродить по рынку можно было до вечера, все и разбредались, пытаясь охватить его весь, а потом через сообщения подзывали остальных посмотреть на наиболее интересные вещи.

На одной из таких прогулок я остановился у лотка восточников.

– Великий воин желает подобрать оружие? – спросил человек, одетый в лёгкие доспехи в японском стиле, с поясом на боку. Восточный лоточник.

– Просто интересуюсь. – Эти слова заставили приуныть лоточника. – Такая чудесная лавка не может не привлечь. Удивительные вещи!

Как говорится, и себе несложно, и людям приятно. Так и лоточник, ранее видевший во мне ещё одного зеваку, сейчас принялся расхваливать своё оружие, в частности мечи, сделанные на манер японских. И не имело значения, что я всё равно ничего не куплю – это знали мы оба, но непринуждённый разговор с долей шуток и толикой восхвалений продукции был приятен обоим. К тому же наш уже довольно громкий разговор привлёк других людей. Теперь рядом с лотком стояла уже целая группка примеряющих мечи, оценивающих металл. Многие начинали делать покупки.

– Ты мне удачу принёс, воин. Скажи, а ты хороший воин? – вернулся к разговору со мной лоточник, когда количество народа, как и товара на прилавке, начало уменьшаться.

– Не сказал бы, что прямо так и воин. Но поскольку живой, то могу сделать вывод, что не худший из имеющихся.

– Ха-ха, хитрый воин. Вас, бессмертных, нельзя убить, в отличие от нас, обычных людей, проживающих здесь.

И только сейчас стало понятно, что персонаж-то, оказывается, НПС. Хотя его манера речи и возможность поддерживать диалоги вызывали множество вопросов, например, какой смысл было делать обычному торговцу такой уровень ИИ.[15] Да, торговец ездит по материкам, но это торговец! А такой манерой речи порой и губернаторы городов не обладают. Странно всё это. Торговец же продолжил:

– Но хитрый воин – это хорошо. Хитрый воин порой лучше сильного. Чем опытнее воин, тем он хитрее. Не хочешь заработать своим мастерством?

– Извини, но охранять корованы[16] я не могу. Слишком много дел тут с кланом.

– Нет-нет. Это даже не займёт много времени. Ты же знаешь, что тут проводились гладиаторские бои среди вас, бессмертных.

– Кхм… хе-хе, да, можно сказать, что-то такое слышал… краем уха.

– Но не все знают о подпольной арене.

– Ну раз есть официальная, то подпольная будет существовать стопроцентно. Даже если они ничем не будут отличаться, то находиться могут под патронатом одних и тех же людей. Всё дело в статусности. Люди порой готовы многое отдать за блестящие стекляшки и мишуру, преподнесённые им в подпольно-мистическом стиле эдакого узкого круга посвящённых.

– Слова не просто хитрого, но и мудрого воина.

– Не стоит мне лить елей в уши, торговец, не удивлюсь, если у тебя есть небольшой хабар от таких вот предложений.

Узкие глаза лоточника немного расширились, а улыбка заняла буквально всё лицо.

– Очень умный воин. Не часто встречаю таких. Вот, держи адрес и время. Это у складов. Такой умный воин должен понимать, что нет разницы в том, ради чего впередиидущий вытаптывает для тебя дорогу. Ты можешь ею пользоваться, и это главное. Тебе нужны деньги – ты получишь деньги, как и я свою небольшую прибыль за нового участника. Все в выгоде. Все при деньгах.

– Хорошо, адрес есть. Ещё и бой скоро начнётся. Вижу, повезло тебе со мной – сразу и деньги заплатят. За хорошую агитацию. Удачи, расчётливый торговец! Не откажусь от других предложений… взаимовыгодных.

* * *

Друид скрылся, направляясь в сторону городских складов. Лоточник же подозвал одного из своих помощников. Незнакомый с культурой дальних человеческих стран восточного континента рядовой имперец не заметил бы в этом ничего эдакого. Ни у кого на рынке не вызвало подозрений то, что именно этот лоток находился в странном отдалении от остальных лотков восточного каравана. Не вызвало подозрений и то, что остальные торговцы были разряжены в дорогие шелка, помогающие поддерживать статус и переживать тяготы дальних походов, охлаждая тело. А никак не в пусть и лёгкие, но всё же доспехи. Да ещё и оружие – это вообще неуважение! Покупатели – гости, а встречать гостя с оружием… Ну а до того, как сверхпочтительно относился помощник, который по возрасту и одежде походил скорее на хозяина лавки, к стоящему перед прилавком, никому тем более дела не было. Рынок велик, тут не до таких мелочей, обойти бы его побыстрее, успеть осмотреть всё!

А среди столпотворения повозок с товаром, где было навалено много всего, стоял тот странный торговец. Стоял и смотрел в спину уходящему друиду.

– Говоришь, повезло мне с тобой, хитрый и умный воин? Полёт лепестков сакуры переменчив, никогда нет уверенности в том, где он упадёт. Может, и повезло, всё может быть. Посмотрим, как полетишь ты, а там, может, и о других предложениях задумаюсь. – Фигура торговца начала плыть. В тёмном свечении сложно было различить подробности, но точёная женская фигура и что-то похожее на пушистый лисий хвост различить удалось. – Ещё увидимся.

Последние слова были сказаны очень тихо, всё заглушил внезапно налетевший ветер. Торговцы заругались, поправляя ткань навесов, девушки приводили в порядок платья. А на месте лоточника кружилась лишь небольшая кучка розовых лепестков. Сделала ещё пару кружков и устремилась в небо вместе с ветром.

ВЕРЕСК

Сверился с адресом. Да, всё верно. Стою у большущего такого склада. Надпись гласит: «Склад зерна». Хо-хо, неплохо живёт его владелец, когда склад мало того что сам весьма большой, к тому же не какая-то развалюха, а аккуратненький, досточка к досточке, так ещё и пристроек имеет множество. Целая торговая база. Вот только чем торгует? Зерном? Ой ли.

Стою. Пялюсь. Стучаться в двери склада… всё равно что перед входом в метро разуваться… не комильфо.

– Чего забыл тут? Сегодня не торгуем, – прервал размышления подошедший грузчик.

Хм… грузчик-то не так прост. Под два метра ростом. Слишком угловатые и мясистые черты лица. Смеск, вот только чей, ещё не понял. Мускулатура просто поражает. Может, орк? Но в любом случае – это грузчик. Не смешите топинамбуры. Эта история со множеством вопросов заставляет мою душу петь соловьём и прыгать слоником. Лицо-маску озаряет улыбка.

* * *

– Нечего тут шляться, коли дела нету, а то… – Договорить амбал не успел. Резко осёкся, увидев лицо, а точнее, то, что его заменяло, у стоящего рядом игрока.

Странный доспех незнакомца начал ходить волнами алого света. На лицо было вообще страшно смотреть. Кошмарная улыбка акульих зубов заставила толпы мурашек курсировать по спине. А животные глаза, слегка светящиеся через провалы маски, смотрели мечтательно так… гастрономически…

– А я из общества поруганных и оскорблённых зерновых культур. Вы здесь культурные культуры совсем некультурно удерживаете в этом бескультурном месте в антикультурных условиях тесных мешков. Небось жилплощадь в мешках урезаете? И условия лёжки не выдерживаете, заставляете бедных малышей лежать больше нормы, установленной их трудовым соглашением. Изверги! Мая карать!

Видимо, у гиганта случилась конкретная пробуксовка мозга. И организм, будучи системой, отлаженной и довольно умело настроенной, решил отключить и так не шибко использующиеся функции мозга, и, пока тот остывал, отдался на волю рефлексов. Поэтому амбал, к этому моменту уже имея лицо не шибко обременённое не то что наличием интеллекта, но даже продуктами его жизнедеятельности, перевёл свой остекленевший взгляд на небольшую дверцу левее основных ворот и заторможенно произнёс:

– Сразу видно, господин состоятельный и пришёл за особыми, редкими видами зерна. Наше зерно лучшее, такого вы нигде не пробовали. Пройдите, пожалуйста, сюда. Вас обслужат как дорогого гостя.

Видимо, спасающийся от сверхдозы запредельного маразма мозг выдал на автомате заученную фразу встречи особых гостей.

ВЕРЕСК

Ну что ж, если нас так мило приглашают, то отчего же не зайти на разносол к хозяевам. Тяжело, похоже, у них здесь с юмором, всё мордобой и мордобой. М-да, злоупотребление мордобоем плохо влияет на здоровье. Доказано.

Перед мои величеством двери открываются сами. Ну, пусть они так думают. Это заставляет выражение полной отрешённости на лице бугая смениться страхом. Страх – это хорошо для такого нехорошего места. Небольшой корешок, прорезавшийся из одной досточки двери, оказался незамеченным амбалом, хе-хе. Теперь я знаю, что здесь нет никаких защит и запретов на мою магию.

А всё это представление потому, что не нравится мне тут. Войдя на склад, я сразу ощутил что-то нехорошее, противное самой моей натуре. Даже и не знаю, как это описать. Но такое гнетущее ощущение точно не должно присутствовать в месте, где складируется будущий хлеб-кормилец.

– Здравствуйте. – Из соседнего помещения, находящегося в тёмном углу и оттого достаточно незаметного, появился человек.

Молодой парень с зализанными назад волосами в весьма щегольском наряде. В голове сразу вспыхнули воспоминания об одной слащавой личности, домогавшейся Кей при штурме нашей крепости. Шкала респекта к парню резко поплыла вниз, до отметки «ты тока вякни лишнее».

– Здаров. Кстати, ты мне не нравишься. – Люблю быть честным с людьми. Честность рулит.

Истерик не последовало. Лишь слабая улыбка на преисполненном тонной понимания и всепрощения лице стала чуточку шире.

– Я так полагаю, вас сюда направили. Что ж, следуйте за мной. Хочу лишь уточнить: вы сражаться или смотреть?

– Сражаться.

– Для бойцов взнос сто золотых.

– А вы тут не мелочитесь со взносами.

– Поскольку все мы тут игроки и бессмертны, то подпольная арена не несёт никакого вреда для здоровья и жизни, а отличается от официальной лишь несколько большим количеством поблажек в правилах или их…

– Полным отсутствием.

– В некотором роде, если того потребует бой. Относитесь к этому скорее как к рестлингу. Красивое шоу. Оплата, кстати, тоже весьма красива. За каждый выигранный бой вы получаете утроенное количество золота.

– М-да, с бойцов вы явно не особо деньгу получаете, даже не хочу слышать, сколько здесь стоит билет на «посмотреть».

– Что вы, что вы, цена разнится, постоянным клиентам и бойцам скидки и разного рода бонусы. Мы стремимся удовлетворить желания каждого клиента.

Глаза под маской блеснули, а мрак склада заполнило пока ещё мягкое алое сияние.

– Значит, говорите, удовлетворяете каждого… Как интересно!

Видимо, улыбочка всё же не понравилась распорядителю. Уж и не знаю отчего. Некоторые говорят, что я душка, аднака. Но этот тип отступил от меня на пару шагов, и его лисья улыбка несколько завяла. Не любят меня тут, абыдна.

– Но вы же понимаете, что мы не можем просто так выставлять вас на главные бои. Нам надо убедиться, что мы не будем… краснеть за нашего нового бойца. Поэтому первый бой будет проверочным и бесплатным. Считайте это своего рода проверкой и ключиком, который откроет вам двери к большим деньгам. – Всё же этот типчик взял себя в руки и толканул шаблонную речугу. Чувствую опыт разговора с пси… неординарными личностями.

– Поня-а-а-атненько. Ну, веди, Сусанин-герой.

Оказалось, что вести-то и не так далеко. Мы просто дошли до конца склада. Впереди было навалена уйма мешков с зерном. Они сплошной стеной в несколько рядов были воздвигнуты до самого потолка склада. Мы и упёрлись в эту стену. Я чувствовал жизнь вокруг. Это действительно было зерно, но не везде. Парень махнул мне рукой и прошёл сквозь одну из гор зерна. Вот оно. Вот то, что не давало мне покоя, в той области я не чувствовал жизни, лишь дальше, за ней.

Иллюзия, очень и очень качественная.

Миг темноты сменился ярким светом. Перед нами была круглая арена, явно пародия на городскую, ту, что пародия на Колизей, хе. Песок и всё такое наличествовали. Хотя всё же при приближении арена оказалась не такой уж и маленькой. Да, группы бойцов тут не разгуляются, но вот один против одного и парные бои устраивать можно комфортно. Кстати, о комфорте. В отличие от лавок нашего «Колизея» сиденья вокруг были из группы ВИП. Красное дерево, позолота, кожа. Не сплошные, каждое имело небольшой, символический, но всё же отступ, дабы подчеркнуть, я думаю, это самое, на чём богатеи так помешаны, – индивидуальное пространство. Целый отсек для зрителей имел закрытые кабинки и ширмы. Я так понимаю, самый ВИПистый ВИП, для самых уважаемых и ВИПистых. Статус – наше всё.

– А скажите, с той, верхней, ареной у вас какие-то связи есть?

– Нет, не беспокойтесь, доступ вам не перекроют. Даже если вы участвовали там в отборочных, здесь вы можете свободно драться. У нас нет времени следить за легальным соседом, как видите, жизнь тут кипит, нам бы и свои-то дела успеть переделать. Мы пользуемся успехом.

– М-да, а следовало бы хоть немного…

– Что вы говорите?

– Я смотрю, мы пришли?

– Да-да. Выходите на арену. Я объявлю о начале боя.

– А правила есть?

– Не смешите меня. Витраж в храме воскрешения увидит проигравший – единственное правило или, скорее, закономерность.

* * *

– Уважаемые гости! Рад вас приветствовать. Сегодня двое новичков будут бороться за право называться бойцами нашей арены. Арены, где зрители могут увидеть самые зрелищные бои, а бойцы испытать себя на пределе своих сил, используя всё, чем наградил их ИИ-игры, не беспокоясь о правилах и морали. Что ж, сегодня мы не стали изменять своим правилам, и откроют наши соревнования бои новичков. Но удача была благосклонна к нам, и мы смогли найти больше отличных бойцов, чем обычно, поэтому в конце отборочных вас ждёт небольшой сюрприз в виде парных боев. Всё для вас, ведь мы лучшие!..

Пока хлыщ распинался и растекался, пуская лучи добра по всей арене, я вперил взгляд в ещё одного присутствующего здесь. Видимо, такой же новичок, что станет моим конкурентом. Я, конечно, буду аккуратен, и подпольная арена не повод, но его внешний вид даже как бы намекает, что жалеть его не следует. Это был здоровенный качок. И дело в том, что одет он был в подобие кольчуги на голое тело. Каждое звено её имело несколько шипов, причём расположенных так, что они не столько защищали, сколько царапали тело, и сейчас это подобие берсерка,[17] вперив в меня взгляд налитых кровью глаз, исходил пусть и не опасно, но весьма раздражающе каплями крови от небольших порезов кольчуги.

Не понимаю. Смысл кольчуги в защите тела. Если она его повреждает, значит, в этом куда больший смысл. Но зачем тогда так? Если есть необходимость нанести себе урон, не проще ли сделать это одним разом?

– Что ж, господа, да начнётся бой. Бойцы! Приготови…

Не успел парень договорить, как качок уже рванул на меня, что-то рыча. Класс непонятен, но явно что-то сродни берсерку. И нашёлся же такой человек, м-да, кто же он в реале?

Внезапная атака принесла берсерку сомнительную выгоду. Удар удалось провести, но моя древесная защита выдержала. В то же время я заметил довольно неприятный факт. Там, куда попадала его кровь, мне становилось куда тяжелее управлять доспехом и заращивать его повреждения. Хо-хо, какой интересный класс! Берсерк, ориентированный на защиту. Танков-берсерков я вижу в первый раз. Его кровь – ключевой фактор.

Качок же смекнул бесперспективность атаки и достал два небольших ножа – его оружие. Вот только следующей атаки сразу не последовало. Ножами он быстро порезал себе руки. Так что кровь постепенно начала капать, заливая его руки и лезвия ножей. Что же, есть ощущение, что это может стать проблемой.

И действительно, рванувший берсерк нанёс по защите пару ударов, один из которых не только смог довольно глубоко пробить доспех, но и достаточно сильно осложнил его восстановление. Странно, меня не покидает ощущение, что необходимо придержать некоторые тузы в рукаве. Думаю, не стоит показывать всю свою магию тут. Будет достаточно рукопашного боя и живого доспеха. Да, повреждения сложно зарастить, но это не значит, что нельзя нарастить латку сверху. Конечно, выглядит идиотски, но, когда эти его проклятия спадут, я восстановлю целостность доспеха. Осталось придумать, как его атаковать. Магии не будет. Не хочу палиться раньше времени. Что ж, хорошо, что меня не видят девчонки из клана, им бы не понравилось.

Дело в том, что у каждого игрока есть свой ресурс. У бойцов – запас сил. Маги ориентируются на ману. Я – на природную энергию вокруг и внутри меня (что позволяет мне немного читерить,[18] поскольку питающихся этой силой друидов не так и много, так что она вся моя… моя прелес-с-с-ть). А вот в случае этого парня вывод один: кровь – его основная граница сил. Пока ему её хватает для активных действий – он берсерк с поразительной защитой и неудобными дебафами. Именно поэтому он наносит себе столь малые повреждения – его задача увеличить продолжительность такого рода бафов. Что ж, ему же хуже, пусть корит свой класс, но его способность как бы намекает о способе победы.

Мои руки начинают обрастать трубками бамбука. Они очень тонкие, полые и острые. О, ещё их офигительно много. Конструкция выглядит громоздко, но из-за своего полого состояния весьма легка, но недолговечна. Следует закончить всё парой ударов.

При очередном сближении наношу удар этой конструкцией прямо в его грудь. Нет нужды целиться – кольчуга очень плохо защищает от колющих ударов, ну а от такого их количества и подавно. Удар достигает цели. В ту же секунду с противоположных концов бамбука выстреливают кровавые струи. М-да, неэстетично, зато дешево и практично.

Отпрыгнувший воин лишь скалится.

– Идиот, я всего лишь стану ещё сильнее.

– Уж скорее у тебя «всего лишь» стало куда меньше времени на трёп. Не находишь?

И действительно, едва я успеваю договорить, а он уже несётся на меня. Нет, эту кровавую вакханалию следует заканчивать. Не скажу, что это такой уж сложный класс, но биться с ним противно.

Заношу обе руки для удара. Берсерк останавливается, дожидаясь моего удара. Но я не бью руками. С глухим хлопком бамбук выстреливает с моих рук. Один пучок этих самодельных дротиков пробивает ему ноги, второй дезориентирует, попав в тело. И пока противник не успел очухаться, рывком направляюсь к нему. Ещё только бамбуковые дротики вылетели с моих рук, как уже начали расти следующие. Но не множество мелких, а два массивных, подобно небольшим бивням ставшие моим оружием. Наношу удар. Как я уже говорил, его кольчуга не создана для защиты. Воин отправляется в храм возрождения. До чего же отвратительно драться с таким противником!

– А вот и наш победитель! Просто феерический бой, господа! Ну а пока боец отдыхает и регенерирует, нас ждёт следующий бой.

Парень отводит меня в одну из небольших кабинок. Оставляет в одиночестве. Отлично, никого нет, и я могу спокойно заняться восстановлением и отчистить эту противную дебафающую меня кровь.

* * *

Склад сам по себе был непрост, скрывая подпольную арену. Но мало кто знал, что он имел под собой ещё и несколько ярусов подвала. Тут содержались разного рода заморские звери, выловленные для сражений. В боях, где нельзя умереть, зрелищность – главный козырь. Ради зрелищности они пойдут на край земли, чтобы там найти диковинных «гладиаторов», как игроков, так и монстров, для своей арены. Это их выгода, их поводырь.

Распорядитель арены с угрюмым телохранителем-«грузчиком» остановились у одной из камер. Отличали её от остальных монструозного вида свитки и магические печати, покрывавшие всю дверь и стены камеры. Пара слов, произнесённых шепотом, – и дверь открывается сама. За ней возникает едва заметный голубоватый барьер. Но он совершенно не мешает пройти парню в камеру. А вот «грузчик», дёрнувшийся было за ним, натыкается на него, как на стену, и громко вскрикивает, держась за разбитый нос.

– Остолоп.

В тени камеры не видно ничего, но парень останавливается чётко в определённом месте. В этот момент слышится звук дребезжащих цепей, и у самого его носа возникает фигура в громоздком японском доспехе. Но на лице распорядителя нет страха, лишь улыбка победителя. Фигура в доспехе дёргается, но цепи не дают ей двинуться дальше.

С некоторой опаской парень делает шаг вперёд, цепляя непонятную бумажку на доспех незнакомца. Болезненный вскрик, слишком тонким для мужчины голосом, и в тусклом свечении бумага пропадает.

– Это послужит гарантией, что ты не сбежишь. Ты опаляешь моё сердце отказами, Феникс, причиняя почти физическую боль. Не упрямься, мы же просим сущий мизер. Они же даже не люди. Это НПС, Феникс. Просто пиксели.[19] Картинка.

– Они ходят. Смеются над нашими шутками. Горюют от наших неудач. Этот посёлок стал нам сродни семье в игре.

– Нам не нужен весь посёлок кицунэ.[20] Нам нужно просто пару особей. Их звериная грация и иллюзии сделают бои с ними красочными и неповторимыми. Сколько же людей придёт посмотреть на такую диковинку? Мно-же-ство. И мы даже готовы вам заплатить. Не воры же мы, право слово. За «охоту» на территории вашего клана. Всего за пару мобов, а денег вы получите более чем щедро.

– Договариваться стоило до того, как увозить меня в цепях не пойми куда. Но даже если и так, я как замглавы никогда не дам разрешения. Поселение лис-оборотней кицунэ заключили с нашим кланом пакт о союзе. Мы никогда не преступим его и своего слова.

– Это глупость. Глупость и пафос. Но он быстро выветрится. Чтобы ты знала, ты сейчас буквально на другом краю мира, в империи, и как бы ни был могуч твой клан на востоке, тут он ничто. Руки коротки. Говорят, ты хороший воин. Одна из лучших. Посмотрим. Думаю, пара особых боёв заставит тебя сменить отношение к нам и стать посговорчивее. Ну или просто удали персонаж… Но ты же этого не сделаешь? Конечно нет. Слишком горда, да? Ну-ну, посмотрим, что станет с твоей гордыней. Ах да, можешь даже не пытаться сбежать, управляющий контур чита, удерживающего тебя здесь, находится у меня. Ты и метра не отбежишь от арены, пока я того не пожелаю. Стоит мне лишь пальцем повернуть – и цепи скуют твои конечности. Хе-хе. Готовься, тебя ждёт первый бой, и ты его запомнишь, уверяю.

ВЕРЕСК

Я полностью восстановился. Как раз к моменту, когда в дверь постучали и зашёл распорядитель.

– Тебе повезло, новичок. Некоторые влиятельные люди попросили за тебя, они желают видеть ещё, как ты дерёшься.

– И чем же вызвано это их страстное желание?

– Не знаю, у таких людей не принято спрашивать. Просто считай это большой удачей и готовься к бою. Теперь ты увидишь и поймёшь, почему мы называемся подпольной ареной. Ты, главное, помни о деньгах, которые непременно получишь после победы. Думаю, удовольствие от боя тоже, хе, получишь. Ах да, бой будет парным. Я смотрю, ты боец ближнего боя, мы подобрали тебе напарника, он дерётся на ножах.

– А противники?

– Увидишь. Всё увидишь сам, не буду портить сюрприз. Тебе понравится. Жду через пять минут на арене.

«Что ж, похоже, столь пламенную любовь можно объяснить тем, что кто-то всё же меня узнал и решил побаловать себя ещё одним боем высшей лиги арены. Ну-ну, эта шарашка мне не нравится всё больше и больше. Думаю, бой они запомнят. Причём все».

* * *

– Друзья, сегодня вас ждёт незабываемый бой! Самураи Востока прославились своим умением владения мечом, а об их чести и мужестве ходят легенды. Сегодня один из них проведёт особый бой. Против него вый дет пара новичков, выбранных вашим голосованием. Поддержим же начинающих бойцов!

На арену выходит воин. Нет, скорее ВОИН. Самурайская броня хоть и громоздка, но надета, как вторая кожа. Ему приносят на подушечке меч. Странно, но во всех действиях бойца видно лишь презрение к происходящему. Причём настолько, что некоторые богатеи начинают шептаться, принимая это на свой счёт.

Вторым на арене появляется в глубоком капюшоне парень. Облачён он в кожаную броню, на поясе приторочены два кинжала.

Последним на песок арены ступает друид. Самурай сначала дёргается к нему, но потом отступает на пару шагов. Лишь позже становится понятно это действие. Их брони весьма похожи, и воин подумал, что увидел своего земляка. Но это не так. В броне последнего только дерево, пусть выполненное в красивых узорах.

– Бой! – прерывает минуту тишины распорядитель, и парень с ножами делает рывок к самураю.

Древесный же воин остаётся на месте, не шелохнувшись.

Скорость атаки столь велика, что самурай едва успевает вынуть из ножен свой меч и бьет вообще ножнами. Его противник, явно отыгрывающий класс вора, уворачивается. Для подобных классов свойственна высокая скорость и вёрткость, поэтому более тяжёлому самураю будет очень нелегко. Повторная атака вора остановлена лезвием клинка. Все замерли. И в этот момент меч вспыхивает, как масло разрезая один из ножей. Снова противники расходятся. Вор начинает всё чаще поглядывать на своего соседа, всё так же спокойно стоящего на песочке, не сделав и шага. Процесс приобретения косоглазия ему прерывает самурай, делая атаку, от которой тот опять легко уворачивается. Но, как становится видно дальше, целью был вовсе не вор. Продолжая по инерции докручивать корпус, самурай направляет так и не встретивший сопротивления меч прямо на друида. Несущийся с поразительной силой клинок, при этом ещё и горящий, оставляет алую дорожку на пути своего полёта. И останавливается, вонзившись в древесную броню на руке. Улыбка на маске становится шире, а в глазах, видимых через личину шлема самурая, просматривается лишь недоумение.

– Удивляешься, почему не разрезал? Ведь у тебя страшный приём. Меч, что режет всё. Но есть небольшой изъянчик, не так ли? Зараз ты разрезаешь лишь что-то одно.

Тихий хруст – и с руки друида падает часть коры, открывая вид на ещё одну такую же. Только сейчас становится заметно, что остановившая меч перчатка несколько толще второй.

– Двойная, видишь ли. Но ты вызвал некоторые вопросы у меня, воин. Что-то в тебе есть такое, что я уже видел. Это чувство дежавю не даёт мне покоя.

Этот монолог прерывает распорядитель:

– Друзья, настало время придать обещанную пикантность бою. Да будет вам известно, что этот самурай – один из топ-воинов Востока. Сильный воин и к тому же… женщина. – По залу начинают гулять шепотки. – Ну а теперь – сюрприз.

С этими словами из рук парня слетает чёрный огонёк, который вонзается прямо в центр арены. Попав на песок, он довольно мощно взрывается, обдав чёрным огнём находящихся на арене людей. Но, судя по их состоянию, им это не приносит особого вреда.

– А теперь, господа, спешу напомнить, что игра идёт по рейтингу восемнадцать плюс. Предлагаю вам открыть меню ваших настроек и зайти в главу «Этические нормы». Как вы видите, галочка над пунктом «Отключить» горит и не может переключиться. Этот небольшой чит – наш вам подарок. Так что теперь на арене сможет произойти действительно всё что угодно. И ещё один момент. Уважаемые бойцы, говорят, что Феникс, девушка-самурай, с которой вы дерётесь, просто писаная красавица. Так что советую вам воспользоваться случаем и попытаться достать её из этого страхолюдного доспеха. Уверяю, вас ждёт награда, хе-хе.

– Ахренеть, просто ахрененная игра, аха-ха-ха! – кричит вор и бросается на самурая.

Сделать ему удаётся, правда, всего пару шагов. Огромный шип, пробив песок арены, нанизывает его, словно бабочку. Самурай смотрит на своего второго противника и делает пару шагов назад.

Древесный доспех незнакомца пылает алым, спину украшают подобия крыльев, а от улыбки разом замолкает весь вскинувшийся зал.

– Боже, до чего же меленькие и противные типчики! Мне противен каждый бой здесь! Ну а вы ещё получаете от этого удовольствие? Это будет уроком.

Весь потолок и стены из красного дерева начинают ходить волнами. А потом настоящий дождь из шипов накрывает всех зрителей и распорядителя.

Девушка поднимает голову к потолку. Видит, как в неё летит пара этих копий. И закрывает глаза…

Громкий хлопок оканчивает эту идиллическую сценку самопожертвования. Падающие на неё шипы разрываются ещё в полёте. И на самурая осыпаются уже алые цветы. Девушка поднимает один из них, в глазах проскальзывает узнавание.

– Умереть невозможно, пока цветёт ликорис, кажется, так у вас говорят, а? То-то я всё не мог понять, что не даёт мне покоя. Ты похожа на Ато, движешься так же. Как воин… девушка-воин. Хе-хе.

Самурай делает шаг навстречу, но из груди, куда недавно был распорядителем помещён пергамент, выстреливают цепи, сковывая её конечности.

– О, похоже, кто-то продолжает читерить.

– Эй ты, – слышится голос распорядителя. Он стоит весь в крови, придерживая пронзённую руку. – Дай мне уйти, иначе эти цепи разорвут её на части, стоит мне только дать команду. Ты всё понял?

– Дяденька, что вы. Столько злости! И это в месте, где лежит будущий хлеб, будущий кормилец. Не стоит ли мне отплатить кормильцу равноценной монетой, а?

– Что за бред ты несёшь! Повторяю, один мой жест – и…

Но договорить он не успевает. Здоровая рука оказывается обездвижена. Её держит огромный побег, произрастающий прямо из мешка с зерном, возле которого остановился парень. Секунда тишины и недоумения, а потом все мешки, которые находились рядом с выходом, взрываются сотнями корней. И каждый из них впивается в распорядителя, так что тот не то что воспроизвести жест-ключ, он и испугаться толком не успевает. И в следующую секунду его разрывает, отправляя в точку перерождения.

– Активировать канал службы поддержки. Хочу заявить об использовании запрещённых читов в игре. Видеоподтверждение прилагается, – сразу же произносит друид.

«Ваша заявка принята».

Вереск поворачивается к девушке. Чёрные цепи с неё уже почти полностью исчезли.

– Похоже, я сильно ошибалась. На Западе есть великие воины. Если будешь на Востоке, воин, спроси о клане Дракона, там его знают все. Мы находимся далеко на Востоке, за лесами эльфов. Но, поверь, я запомню твою помощь и отблагодарю соответственно. Слово Феникса… И мы всё-таки закончим тогда наш бой, я хочу знать, кто сильнее. – Это было произнесено девушкой уже явно в весёлом, игривом тоне, пусть за личиной и не видно лица. – Обязательно найди наш клан. Такой воин, думаю, побывает и не в таких уголках мира, как наше поселение. Чёрная неблагодарность с моей стороны – уходить так, но меня слишком долго не было, друзья призовут меня в любую секунду. Они как семья мне. И нет, я не о клане, хотя эти слова тоже могу сказать и им. Благодарю тебя, воин. Не забудь: клан Дракона!

Последние слова сказаны уже в заполняющем всё свете телепортации. Но нет, это не телепорт. Таких мощных телепортов нет. Это обратный призыв – ритуал сродни ритуалу дриад леса, он игнорирует расстояния, возвращая игрока в точку привязки.

– И я тебя благодарю, малыш! Сочтёмся! – Женский голос сбоку заставляет друида резко развернуться.

Ещё секунду назад там совершенно не чувствовалось жизни. Да и сейчас всё, что он успел увидеть, – мелькнувший во тьме рыжий лисий хвост.

Пожав плечами и улыбнувшись, друид отправился в таверну. Хватит с него всего этого мельтешения по рынку. Пора бы и отдохнуть немного.

Глава 14

Путешествие в эльфийские леса востока

– Эх, отдых после трудового дня, что же может быть лучше? – протянул друид, удобно развалившись на кровати в комнате таверны.

– Да ты вообще меня слушаешь? Сколько можно запирать меня в эту клетку, я себя там батарейкой дюрасел чувствую. Да у меня так скоро клаустрофобия выработается! – бесновалась недалеко от друида Рок, расхаживая туда-сюда вдоль пребывавшего в нирване Вереска.

– Не переживай, у меня появилась одна задумка, которая тебе очень понравится, и ты сможешь в полной мере раскрыть свой потенциал направленного удара энергией и перекрыть некоторые мои слабые точки. Собственно, для обсуждения этой стратегии я тебя сюда и позвал.

– Ну, это уже лучше, рассказывай…

* * *

– …и всё благодаря возможности твоей энергии отталкивать…

Их разговор был прерван появившейся в комнате Ато.

– Ребята, я вас поздравляю с победой, и… я благодарна, действительно благодарна вам. За счёт призового фонда мы сможем отстроить новый замок, да что там – это будет настоящая крепость! Девочки получили множество заказов, да ещё и ребята с альянса кучу выгодных предложений. Сейчас Сато обговаривает некоторые крупные контракты. Ваш выигрыш уже отправлен на ваши счета, поздравляю вас.

– И ты так рада, что пришла нас поздравлять не на церемонии в доме клана, а после боя, во время нашего отдыха?

– Ну, просто тут появились некоторые… кх-м… обстоятельства. Чихо, зайди.

В комнату таверны зашла девушка.

– Да это же ты! Мы же дрались с тобой в финале! Телепортаторша! – прокричала Рок, походя отламывая ножку от стоящего рядом стула.

– Рады видеть ми-ми… да отдай ты ножку… милые дамы, будьте как дома, – спокойно проговорил друид, забирая ножку стула и приращивая её обратно.

– Здравствуйте. – Казалось, девушка совершенно не обратила внимания на все эти телодвижения, она была спокойна, будто подобные сцены видит ежедневно. – Меня зовут Чихо, и я от лица своего клана пришла сделать вам небольшое предложение работы.

– Предложение было сделано мне как главе, – включилась в разговор Ато, – но я решила, что без вас не могу решать такие вещи, и попросила поговорить Чихо с вами лично, от себя добавлю, что с предложением клана я согласна.

– Предложение заключается в том, что мы желаем нанять вас двоих в качестве наёмников клана на некоторое время. Суммы и условия были оговорены с вашей главой и… – девушка поморщилась, – главой вашего альянса. Прошу, ознакомьтесь. – И обоим было протянуто по листу с контрактом.

– Ох, ничего себе, деньжищи, да ещё и подраться дадут! Я согласна! – первой закричала Рок.

– Что значит «и обеспечим вашу доставку в наш лагерь»? – спросил задумчивый друид.

– Дело в том, что наш лагерь находится на другом континенте. Хотя это и открытая информация, но пользуются ею ничтожно малое число людей. Дело в том, что на другой континент очень сложно попасть. Фактически нам знаком только один способ – на корабле по морю. Телепортация и построение порталов невозможны – проверено мной. Но даже так – по морю – это весьма рискованное занятие. Множество морских чудищ, ужасные штормы, пираты. Это может быть опас… – девушка запнулась, увидев горящие алым глаза друида и буквально подпрыгивающую от нетерпения целительницу, – опасно!

– Согласен!

– Согласна!

– Кхм… Ну, вижу, я зря переживала, не учтя вашу отморож… вашу тягу к приключениям, в общем, мы вас ждём вечером на ужин, будем отмечать победу и заодно вашу командировку, а завтра Чихо вас встретит у причала одного небольшого приморского городка, это в паре прыжков отсюда, – подвела итог Ато.

Один совершенно непримечательный приморский городок

Подойдя к пристани, Вереск и Рок застали довольно любопытную картину. К причалу был пришвартован довольно массивный торговый барк. Сразу в глаза бросались броневые пластины корпуса корабля и явно увеличенное количество пушек. Рядом суетились матросы, перетаскивая и грузя на корабль разный скарб. Но это всё было естественно. Необычным же был портал, который был расположен у мостика корабля, куда матросы подтягивали массивные сундуки с добром и буквально опрокидывали их в портал, а через секунду уже в трюме корабля слышались звук удара, ругань и звуки перетаскивания чего-то тяжёлого. Рядом с порталом стояла невозмутимая Чихо.

– И как, не побьют? – спросила заинтересованная происходящим Рок.

– Нет, остались самые массивные и крепкие вещи, тащи их вручную – побили бы сильнее, – ответила волшебница.

– Вас же было трое? – включился в разговор друид.

– Да, но остальные поплыли вперёд. Их корабль быстрее и лучше вооружён. Они проверят дорогу и обеспечат нам коридор.

– Отличненько. – И друид одним прыжком запрыгнул в портал.

За ним с диким «Яха-а-а-а» залетела и лекарь. В глубине корабля послышался звук падения чего-то тяжёлого и деревянного, и, судя по усиливающимся децибелам крика какого-то матроса, тяжёлое и деревянное угодило прямо на бедолагу.

Магесса, глубоко вздохнув, закрыла портал и начала подниматься по мостику на корабль. Корабль начал готовиться к отплытию…

* * *

– Вереск, что ты делаешь? – подошла к друиду лекарка, взирая на него с большим любопытством.

Вереск стоял на носу корабля, а его ноги опутывал просто ворох корней, которые уходили глубоко в основание корабля. Впрочем, никаких видимых повреждений корабль не имел, и мало того, ещё в начале этих манипуляций магессу, что хотела прекратить действия не в меру увлёкшегося друида, начавшего, видимо, рушить корабль, остановили сами матросы, шепнув на ушко о зело добром маге, залатавшем и укрепившем корабль.

– Я пытаюсь подключиться к неприкосновенным, так сказать, энергетическим запасам и черпать во всё рыло, пардон, лицо эти самые халявные запасы.

– Это ты сейчас на русском сказал?

– Угу, говорю, водичка вокруг, хорошо, аданака, вот и я корешки пустил.

– Ну и как присоединение к неприкосновенным? – подключилась к разговору скучавшая волшебница.

– Пока плохо, – судя по голосу, друид поморщился, – солёная. Но всё равно лучше, чем ничего. В пресном озерце, думаю, я бы душевно развернулся.

– Э… Вам не кажется, что мы как-то странно плывём? – спросила Рок, глядя на воду.

Корабль действительно стал совершать странные манёвры. Он понемногу начал брать лево руля, а потом и вовсе пошёл нарезать круги и спирали.

Взволнованный матрос подбежал к волшебнице:

– Корабль не слушается! Штурвал заклинило. Мы проверили механизм на корабле – всё в порядке, видимо, что-то заблокировало рулевое перо под водой.

– Ой, под водой кто-то крупный только что проплыл, – проговорила всё это время так и смотрящая в воду Рок. – О, вот ещё один и ещё…

– Команда, все на палубу, нас атакуют! – внезапно закричала волшебница.

– И кто нас атакует? – спросил друид.

– Судя по всему, это наги. Они пропустили первый корабль, видимо, догадались о нашей тактике.

– И кто это такие?

– Неужели вы думаете, что все расы в игре сухопутные? В игре хватает и морских рас. Те же наги и ундины. Ундины мирные, так что это, скорее всего, наги.

Словно в подтверждение её слов с мокрым шлепком на краю палубы появилась рука. Рядом с рукой виднелся крюк. Мгновение – и существо уже на палубе. Огромный гуманоид, покрытый чешуёй, со змеиной мордой, хвостом и со множеством плавников. Издав что-то схожее с радостным фырканьем, он развернулся в сторону магессы. И тут же провалился в пол, на котором виднелся закрывающийся зев портала. Громкое хриплое «А-А-А-А» пронеслось над морем, и в воду с огромной высоты из открывшегося портала вывалился давешний наг.

– Я не понимаю, почему они полезли на палубу. Было бы достаточно продырявить дно корабля и спокойно собрать трофеи! – воскликнула взволнованная волшебница.

– Оно-то, конечно, так, но надо же дно ещё и продырявить, и ещё в те дырки должна вода успеть набраться… пока они не заросли, хе-хе, – проговорил радостный друид.

Оглянувшаяся на голос, волшебница застала того полностью опутанным корнями, что создавало картину, будто он сросся с кораблём. Сам же друид уже светился алым светом и задумчиво смотрел на лекарку. Та поймала его взгляд…

– Э, нет. Даже не думай! ТАКУЮ развлекуху я не пропущу! Ни-ког-да! – прокричала та и, словно в подтверждение своих слов, рванула к очередному поднимающемуся на борт нагу.

Эти полугидры хлынули уже на палубу полноводным потоком, словно подтверждая своё родство с водой. Команда корабля вступила в бой.

Ситуация начала усугубляться с появлением нагов с огромными стальными трезубцами в руках. Один из них направил своё оружие в сторону Чихо. По трезубцу пробежали молнии, потом оружие выпустило одну мощную молнию в сторону волшебницы. Она буквально чуть-чуть не долетела до неё, исчезнув во вспышке телепорта. В тот же момент такой же телепорт открылся за спиной нага, и он получил удар своей же молнией. А на палубе начали раздаваться крики раненых матросов.

У Рок дела шли лучше. Натолкнувшись на её искрящиеся от энергии перчатки, молнии не причиняли вреда лекарке, а её сокрушительных ударов хватало, чтобы отправлять в полёт не слишком расторопных на поверхности нагов. Шип, пробивший одного из двух наседавших на неё монстров, заставил лекарку обратить внимание на друида. Быстро отправив полетать второго нага, она подбежала к так и стоящему на носу друиду.

– Рок, дочищай палубу, а я попробую занять ненадолго карабкающихся к нам нагов. Если получится, то у меня будет пара минут, чтобы испытать одно средство, поэтому, когда палуба будет очищена, приготовь один из их крюков с верёвкой и привяжи где-нибудь. Мне нужен будет прямой контакт с водой, именно прямой, поэтому придётся быстренько спрыгнуть за борт на верёвке. Лианы в данном случае не помогут, после ритуала я буду слишком слаб, поэтому обратимся к дедовским методам. Затащишь меня потом, хорошо?

– Хорошо, но как ты думаешь их отбросить?

– Услышишь. Зачисти палубу!

Рок вернулась к процедуре приобщения водных жителей к освоению воздушного пространства. А потом в воздухе послышался взрыв, словно на корабле начали палить из пушек. Глянув за борт, девушка удивилась: стреляли не пушки, а сам корабль. Из корабля выстреливали шипы. Небольшие, но просто в огромном количестве. А потом они с невообразимой скоростью росли. Поднимающиеся наги были буквально посечены. Волна нападающих ненадолго была отброшена.

Вспомнив о своём задании, девушка быстро закрепила верёвку на одном из ограждений корабля и побежала на поиски друида.

Нашла она его всё там же, на носу.

– Что это сейчас было?

– А, гура, ещё деревом-гранатой называют, ну да ладно, у нас мало времени. – И они побежали к привязанной верёвке.

Всего мгновение понадобилось друиду на закрепление к себе верёвки, и вот он уже спрыгивает за борт. Рок успела рассмотреть два небольших алых кристалла, зажатых в красной руке Вереска. А потом друид засветился алым светом, и вода вокруг него начала окрашиваться в ржавый цвет. Присмотревшись, девушка отметила, что это не вода меняет цвет, а множество очень мелких водорослей сделали её такой.

– Да, начинается алый прилив! – прокричал друид, сильно сжимая кристаллы в руках, отчего те стали трескаться и ещё сильнее светиться.

А потом он резко опустил руки в воду, и за поднявшейся на воде волной прошла другая, ржавого цвета, неся на себе множество красных водорослей.

Атакующие наги, радостно что-то прошипев, двинулись было на оказавшегося в их стихии чужака. Но стоило им доплыть до этой странной красной воды, как их тела онемевали. Они двигались всё медленнее и медленнее, а потом и вовсе замирали, парализованные, и медленно шли ко дну. Среди нападавших началась паника. Наги стали отступать, уходя на глубину. Но вот один из них остановился. Зло что-то прошипев, он поднёс к губам ракушку и дунул в неё. Звука не последовало, но ракушка сразу потрескалась, а потом и вовсе рассыпалась. Сам же наг скрылся в глубинах моря.

Моряки на корабле ликовали. Они видели, как уплывают наги, и уже начали ремонт руля. Рок же снова посмотрела за борт и увидела, что друид, совершенно обессиленный, мерно качается на волнах, периодически делая вялые гребки в сторону корабля. Вытянув друида до половины борта, Рок остановилась, заметив боковым зрением замерших матросов. Последнее, что она помнила, – это бегущую к ней со всех ног, с другой стороны корабля, волшебницу, которая в последний момент толкнула девушку в открывшийся за её спиной портал, а также огромную волну, что в этот момент накрыла весь корабль.

* * *

Тёплые морские волны мерно били о безлюдный берег. Часть суши и деревьев за ним была густо засыпана песком – напоминание о недавнем ужасном шторме, прошедшем хоть и в отдалении, но затронувшем и прибрежье. Кроме песка на берег вынесло массу отвратительных, начавших разлагаться и вонять коричневых водорослей. Но одна огромная их куча выглядела на диво свежо. А потом она пошевелилась. И запричитала. Бедная куча вспоминала родственников нагов, самих нагов, родственников родственников нагов, морские путешествия, кораблестроителей и с особым цинизмом дала себе зарок ходить в туалет теперь только в море. А потом водоросли начали сохнуть и опадать, и на берегу уже стоял, отряхиваясь от песка, многострадальный друид.

«Система!

Создать сообщение.

Получатель: Рок.

„Ты жива ещё, моя старушка? Жив и я. Привет тебе, привет!..”

Сообщение создано. Отослать».

«Ошибка. Ссылка на код ошибки в файле ниже».

– Тю, я шо, зря старался? Ну да ладно. Будем нести свет просвещения в серого и дремучего меня.

«Система, развернуть описание ошибки».

«Сообщение не было отослано. На данной области лежит проклятие дальней тишины. Все сообщения и дальняя связь с игроками запрещены. Спасибо, что воспользовались нашей справочной системой. Хорошего дня».

– Да шоб у вас все дни были такие же хорошие, юмористы. В справочную только из-за ошибок и обращаются, а они с лыбой на лице – «хорошего вам дня». Тьфу! Ну да ладно, хороший тут лес, такой весь… мм… тёмный…. и дремучий… и воет кто-то, хотя уже не воет, его вроде едят. Боже, я прямо дома!

И что-то радостно насвистывающий друид танцующей походкой скрылся в лесу.

* * *

Аладиэль бежала. Деревья мелькали с невиданной для людей скоростью. Хотя она и была эльфийкой-рейнджером, но всё равно двигалась слишком медленно. Слишком медленно, чтобы убежать от них. Две тёмно-серые фигуры мчались следом. Любой более-менее сведущий в игре узнал бы в них дриад. Но выглядели они совершенно по-другому. Чёрные волосы, серая кожа, серая потрескавшаяся кора закрывала лицо. И размером с кулак чёрный камень в груди каждой из них. Иногда, когда на их пути оказывались деревья, они не огибали их, а проходили насквозь. И хотя после такой процедуры дерево оставалось целым, но стоило вернуться сюда через пару часов, и любой увидел бы не зелёное и здоровое дерево, а серое и высохшее. Иногда преследователи прямо из рук выстреливали длинными шипами, но эльфийка, благодаря одному из своих умений предчувствия, вовремя уклонялась. Но так не могло продолжаться вечно.

Оставалась последняя надежда. Совсем недалеко был слышен мерный шум волн. Море! А где море, там и солёная вода. Это давно проверенное средство могло довольно сильно ослабить проклятых. И тогда у неё бы появился шанс. Призрачный, но всё же шанс.

За очередным участком леса внезапно образовался просвет. Совершенно несвойственный для здешних густых лесов. А в центре по-турецки сидел… сидело что-то. Этот монстр также был облачён в древесную кору и сейчас что-то жрал. А потом его морда с ужасной оскаленной маской повернулась к ней.

«Ещё и этот монстр. Мне не спастись».

Монстр протянул кусок, видимо оставшийся от какой-то очередной его несчастной жертвы, и проговорил:

– Йоу, дыньку хошь?

– Э-э…

* * *

Сижу я, значит, на волшебной полянке, которую сделал сам, ну, да не буду хвалиться, но вышло на диво хорошо. Восстанавливаю угроханное этой оздоровительной морской прогулкой здоровье. Ем дыньку. Наслаждаюсь лесом. И мне, как всегда, обламывают кайф. Вылетает на мою полянку взбалмошенная остроухая девица и с видом «шо за на?!.» начинает меня рассматривать. Не, ну шо тут за дикие аборигены! Я, что тот рыцарь в белых-пребелых доспехах на пребелом пони, предложил девушке отобедать. Выражение лица последней плавно изменилось на WTF?![21] Ох и дремучие здесь люди… ну и не только люди.

* * *

На пару секунд Аладиэль даже забыла о погоне, столь мозгодробительной была картина приглашавшего поесть монстра. Но долго думать ей не дали. Вошедший в землю рядом с её ногой шип послужил хорошим напоминанием. А потом появились и преследователи. Девушка открыла огонь. Стрелы, пущенные меткой рукой, всегда находили цель. Да вот только преследователи себя мёртвыми совершенно не чувствовали. Или, может, как раз наоборот – уже давно ими были. Две бывшие дриады не замедлили своего бега. Обе замахнулись наполовину вылезшими из руки шипами, которые вдруг замерли в паре сантиметров от лица эльфийки. Руки обоих дриад крепко держали лианы. Но на этом действо не закончилось. Лианы всё продолжали появляться из земли. Вот зафиксированы уже обе руки дриад, а потом и ноги.

– Вы что творите, милочки? – произнёс монстр. – Ни тебе здрасте, ни…

Он мгновенно оборвал речь. Все спутавшие дриад лианы начали темнеть, но всё так же держали девушек. Чернота стала двигаться по лианам к монстру. Тот непонимающе оглядел свои чернеющие руки. Мерное зелёное свечение начало сменяться дымчатой чернотой.

«Ну вот, ещё один одержимый», – вздохнула эльфийка.

Но застывшая фигура не думала сдаваться. Чёрное свечение доспехов словно выжигалось появившимся алым светом. Этим же светом пылали глаза монстра. Чернота начала отступать, но остановилась на дриадах, будто упёршись в невидимую стену.

Прошло уже минут пять, а ситуация всё не менялась. Монстр по-прежнему смотрел своими пылающими глазами на дриад, направив в их сторону руки, а дриады, будто сломанные куклы, безуспешно пытались скинуть лианы.

– Простите. – И фигура резко сжала руки.

Лианы выстрелили множеством длинных шипов, прошивая дриад. Пара шипов попала в эти чёрные камни (в груди) и разбила их. И в этот момент обе пленницы застыли на месте. А потом множеством разнообразных древесных листиков осыпалась одна их рука, затем другая, и так всё тело, пока не остались лежать две серые безжизненные маски.

Фигура незнакомца вспыхнула настолько нестерпимым алым светом, что показалось, будто все деревья окрасились в этот кровавый цвет. И его лицо повернулось в мою сторону.

– КТО ПОСМЕЛ?!

АЛАДИЭЛЬ

От буквально искрившейся алым светом фигуры кольцами шли волны силы. Хоть их и не было видно, но они были вполне ощутимы – трава периодически клонилась к земле, даже деревья шатало на невидимом ветру. А на саму эльфийку накатывал страх. Древний, первобытный страх, подобно тому, что ощущаешь, находясь ночью в старом лесу, когда величественные исполины словно вот-вот раздавят заблудившуюся букашку. А потом всё стихло, но чувства, что всё прекратилось, не было.

Поляна древнего леса

Пылающий ненавистью друид появился на своей ученической поляне.

– Ну, здравствуй, ученик. Вот и пришло время… хе… факультатива.

– НЕ ВМЕШИВАЙСЯ! НЕ СЕЙЧАС! Я НЕ ДОЛЖЕН ТЕРЯТЬ ВРЕМЯ!

Друид кинулся прочь с поляны. Но успел только развернуться в сторону леса, как его плечи что-то схватило. Он было попытался вырваться, но плечи дёрнули так, что он упал и впечатался спиной в землю. Над ним навис учитель. Причём из его рук росли корни, всё плотнее и плотнее прижимая друида к земле.

– Ты почувствовал единение с нашей матерью-природой. Спокойствие растений, их желание выживать в любых условиях. Но не как животные. Ощущал ли ты их ярость? Их охотничий азарт, стремление догнать добычу? Или же стремление защищать родных чад, разорвать клыками, рогами, когтями врага, позарившегося на самое дорогое? Теперь ты понял? Да… Вижу… Теперь ты понял! Но хватит ли тебе решимости, будет ли твоё стремление столь же искренним? Я посмотрю на это и оценю. Наша мать справедлива… Жестока… но всё же справедлива. Настало время напомнить тебе об этом и определить твоё место под её сенью. Будешь ли ты царствовать или послужишь удобрением для других её детей? Ну! ДАВАЙ!

Пара секунд полной тишины – и земля под друидом забугрилась множеством корней…

АЛАДИЭЛЬ

Игрок, а это был именно он, двинулся было ко мне, но дикий шум заставил его остановиться, а меня посмотреть в сторону источника звука. Два огромных дерева клонились к игроку, постепенно изменяясь, становясь всё сильнее похожими на две огромных руки, которые в последние пару метров выстрелили в игрока, подобно атакующим змеям. Того вдавило и зафиксировало на земле. Алый свет начал угасать, а тело постепенно опускаться в землю, всё сильнее и сильнее окутываясь очередной порцией веток и камней, просто с бешеной силой вырастающих на руках-деревьях. Но внезапно погружение остановилось. Руки замерли, и полянку начал заливать возобновившийся кровавый свет игрока.

А потом, почти одновременно, случилось две вещи. Руки снова начали давить свою жертву, но так продолжилось недолго. Земля в их основании разорвалась огромными комьями, и огромные лианы стали их обвивать. Противостояние продлилось минут пять, после чего послышался резкий хруст, за ним ещё и ещё, и лианы всё-таки пережали деревья, раздробив основания рук. Из образовавшейся кучи щепок вылез игрок.

– Спасибо за последнее наставление, учитель. Действительно, без стремления, без желания я ничем не лучше растений… Я выживу, но не продвинусь в своих целях. Хе-хе, хороший был факультатив… Так-с, что тут у нас?

Игрок склонился над серыми древесными масками одержимых дриад. Поднял обе, покрутил в руках.

– Что скажешь? По-моему, ещё остались?

Моя челюсть отвисла, и я, выпучив глаза, уставилась на игрока, из груди которого вылезла дриада и начала с ним говорить:

– Да, дух сестричек по-прежнему в этих кусках материнского древа. Но восстановиться им не удастся. Что-то стремительно откачивает у них силы. Пока остатки запасов есть, но скоро высосет и сам дух. Я заберу их с собой, – это замедлит процесс, но нам как можно быстрее нужно найти источник проклятия и уничтожить его.

– Хорошо, бери энергию, не экономя, я разрешаю. Думаю, у меня достаточно времени. Ах да, где мои манеры? Наделал столько шума, а так и не познакомился с милой дамой. – Монстр повернулся ко мне. – Итак, Вереск, друид, рад вас видеть, и, если не затруднит, будьте душкой, покажите примерное место, где вас атаковали дриады.

– Э-э-э-э… Аладиэль, и если хоть раз назовёшь меня электродрелью, получишь стрелу меж глаз, ну или чего у тебя там!

На древесной маске появилась широкая улыбка, скорее подходящая голодной акуле.

– Хорошо, хорошо, Аладушек.

– Р-р-р-р…

– Не будем тратить время, как ты слышала, оно сейчас весьма дорого. Пойдём, и если тебя не затруднит, заодно расскажешь, что тут у вас творится.

ВЕРЕСК

Фух. Да-а-а-а. Тяжело дался урок учителя. Не физически, скорее эмоционально. Но он вовремя, очень вовремя. Уж больно часто я стал забывать об эмоциях. Об их влиянии на существ, на природу в целом.

Так, ладно, похоже, моя невольная спутница всё же решила пойти на контакт и начала рассказ, попутно показывая дорогу.

– Эта область – густые многолетние леса. Жители – те, кого система определила как эльфы и им подобные. Я слышала, что в империи большое количество рас, у нас их тоже много, но разнообразие скорее связано с видами эльфов и рас, как-то связанных с эльфами и лесами. Всё тут завязано на природе. Не так давно у нас случилось большое горе. Со стороны сердца леса начала распространяться порча. Основными пострадавшими были животные и растения. Также пострадали местные жители, то есть НПС их составляющая. Характерным признаком заражения была агрессия и смена окраски на серый. Источником служили разного размера чёрные кристаллы, вживляемые колдунами. Ах да, сами колдуны – это игроки, класс сродни магу или некроманту, но нами были замечены лишь огромные кристаллы, парящие рядом с ними. Атаковать или как-то пробиться к ним нам так и не удалось. Пришлось отступать к побережью. Там мы встретили предположительно наёмников врага. Из-за не работающей в последнее время связи как-то контактировать, кроме простого перекрикивания, с ними мы не смогли. Но и этого не понадобилось. Лишь выйдя в зону прямой видимости, мы были сразу же атакованы. Сейчас идёт война на два фронта: постепенное, медленное отступление от сердца леса и продавливание обороны колдунов-наёмников для эвакуации по морю. У нас нет других вариантов.

– Значит, говоришь, проклятие поражает растения. Ох и напоминает мне это уж очень одну мою родную рощицу, ох и напоминает. Возможно, ушки вашей проблемы из империи растут. А вот насчёт наёмников… И смеяться же я буду, если это правда…

– О чём ты?..

АЛАДИЭЛЬ

Фразу я так и не успела закончить. Плотный серый туман заполнил весь лес вокруг нас. А потом он просто начал осушать всё живое вокруг. Ветви деревьев, да что там ветви, сами деревья буквально на глазах корчились, словно в муках, и высыхали, покрываясь множеством трещин. Первое желание бежать было пресечено моим попутчиком. От его крыльев потянулось ко мне множество ветвей, заключая меня в плотный кокон.

Пару минут ничего не происходило. Я находилась в этом странном коконе, отрезанная от мира. А потом он начал осыпаться. Через появившуюся щель я увидела, как друид, весь пылая зелёным свечением, накладывает очередные ветви на мой кокон, попутно восстанавливая свои изъеденные во множестве мест доспехи.

Я не поняла, что случилось дальше. Увидела лишь, как кокон закрывает очередная очень плотная волна лиан, а друид опускается на колени, обессиленный.

А потом туман начал спадать. Кокона хватило, чтобы продержаться в этом ужасающем месте. Друид же лежал на земле, совершенно не подавая признаков жизни. Хотя мне, может, и показалось, но он вроде бы погрузился немного в землю… или показалось.

– Так-так, – разорвал тишину голос. Из-за дерева показался человек, весь закутанный в чёрный балахон. У его плеча парил продолговатый чёрный кристалл, рядом с которым кружили кусочки поменьше. Колдун. Именно так его описывали пробившиеся в глубину леса рейнджеры. – А я-то думал, мои куколки возвращаются. А тут вон какой подарок. Сведения из уст противника всегда ценны, старший будет очень рад…

АЛАДИЭЛЬ

Удивительно, но, пожалуй, это первый из магов, которого мы смогли увидеть воочию. До этого все наступающие на нас силы представляли их заражённые подконтрольные марионетки. Да и этот, видимо, показался только потому, что думал, будто это возвращаются его «куклы». Сохранённые маски дриад, похоже, с частичками их духа сыграли с ним злую шутку. Вот только мне от этого не легче.

– Да-а-а-а, не повезло твоему спутнику. Такое сродство с растениями… хм… губительно, хе. Уж не знаю, по чьей прихоти, но растения заражать получается намного легче. Но тем лучше, не будет нам мешать.

Ага, сейчас. Вот прям тут и начну исповедь.

Выхватываю лук. Сразу же три стрелы устремляются в глаза мага. В ту же секунду с громким хрустальным звоном разлетается часть немаленького кристалла. Осколки, собравшись в серое облако, устремляются к его лицу. Две стрелы вязнут в этой хрустальной взвеси. Удивительно, отбитой оказалась даже третья стрела, которую я выпустила не в лицо, а в ногу мага. Этого не может быть. Человек не может реагировать с такой скоростью на такие разные траектории. А это значит, что… Только то, что защита пассивна и реагирует на угрозу здоровью мага автоматически. Что ж, возможно, ещё не всё потеряно.

– Ну вот видишь, мы только тянем время…

Пока маг болтает, делаю ещё один выстрел ему в лицо. Единственная стрела опять вязнет в хрустальной взвеси… плотной, но не абсолютно.

– «Взрыв», – слово-ключ сказано, и укреплённая на стреле взрывная ловушка разрывается рядом с лицом мага.

– Ах, ты ж… Ты будешь страдать!

Чёрт, всё же эти кусочки кристалла – не просто стекло. Видимо, у них есть какое-то поле или возможность поглощения урона, иначе как объяснить, что хотя лицо мага и порядком опалило, но серьёзных повреждений не принесло. Только разозлило его. Ох, зря я задумалась, дура. Пара мелких кристаллов отделилась от него и полетела в мою сторону. От одного увернуться удалось, а вот другой оцарапал держащую лук руку. Пустяковая сама по себе травма имела печальные последствия. Рука тут же перестала слушаться и выпустила оружие. Одно радует, что это всё же не полноценный яд и кроме потери контроля над конечностью других повреждений я за сегодня не заимела.

– Тц, вёрткая. Ну да ничего. Попробуй увернись от этого.

Уже всё облако срывается в мою сторону. Нет, от такого увернуться нереально в принципе.

И вот, когда я буквально смирилась с судьбой, меня приводит в чувство резкий рывок. Первая мысль: «Кто-то напал сзади» – отметается сразу, потому как уже через мгновение я вздымаюсь на несколько десятков метров над землёй. И подымает меня, словно в сказке о бобовом стебле, довольно массивный побег бамбука. Внизу слышится барабанная дробь из ударивших по месту, где я только что стояла, кристаллов. Они довольно сильно измочалили стебель, но он еще держится.

– Ха, да ты ещё жив, недобиток!

И действительно, за всеми этими плясками даже я забыла о моём случайном спутнике. А он тем временем успел привстать. И хотя друид не выглядел уже так удручающе, как раньше, всё же с колен он не поднялся и сейчас, стоя на них, пробил обеими руками землю. Одновременно с этим из его крыльев ударило множество отростков, что грубели на глазах, становились всё сильнее и сильнее и походили на корни. Такие же корни были заметны и рядом с воткнутыми в землю руками. У меня почему-то возникли ассоциации с мощной корневой системой мангровых зарослей.

– Ну ничего, сейчас мы это исправим!

Второй удар мага обрушился на друида. Однако крошево из осколков не долетело до цели. Плотный частокол бамбуковых стеблей, словно щит, закрыл друида. Но стебли тут же начали сереть и понемногу распадаться.

– Да, не повезло тебе. Моя магия отлично действует на растения!

– Шутки шутить и чаи гонять с тобой я не буду, парень. Настроение у меня сейчас ниже ватерлинии, – начал совершенно спокойно говорить друид.

Я же заметила, что его бамбуковый щит уже совершенно восстановился, хотя нет, не восстановился, просто бамбук вырос с такой скоростью, что успел полностью обновиться.

– Так вот, быстро рассказывай, кто научил, где взял цацку и как найти нехорошего дяденьку, и тогда я тебя подарю этой милой девушке, слышал, её сородичи просто жаждут пообщаться с тобой на душевные темы. Ну а если ты сейчас на себе рванёшь тельняшку и с шашкой наголо… В общем, не обижайся, мне дриад жаль поболе, чем тебя.

– Что?! Да к-как?! Да как ты смеешь?! Это мои, и только мои силы! Я тебе покажу, что такое сила Осквернителя!

На щит друида обрушилась мощная атака совершенно чёрного облака кристаллов. Бамбук успел отрасти буквально за секунды до того, как его превратили в крошево. Кажется, что ещё миг – и маг продавит хиленький щит.

– А-А-А-А-А-А! – внезапно заполнил лес крик мага. Из ноги бедолаги торчал огромный стебель бамбука.

– Ой-вей![22] Что, под заёмной силой забыл о своих возможностях, да? Ведь этим трюком с кристаллами можно или атаковать, или защищаться. Конечно, можно делать и то и другое, но понадобится поболе кристаллов. Например, вон тот остаток кристалла, что парит рядом с тобой. Но ты его применить не можешь. Он у тебя защищает другое, так ведь. А ты, мил человек, я смотрю, только и привык, что мирных дриад атаковать и путников, на которых хватает твоей разрушительной силы кристаллов, а одновременно защищаться и атаковать не приходится. Так, говоришь, Осквернитель. Да, вот с ним-то я хочу поговорить особо, но сперва закончу с тобой. – И доспех друида налился алым светом.

– Нет! Мы ещё не закончили!

Кристаллы вернулись к магу и налетели на проткнувший стопу стебель. Пара секунд – и нога мага свободна.

– Да, да, молодец, наделал кучу опилок, набить можно будет не одну умную голову. Ну а мы посмотрим на твои знания и умения… Делить!

Из земли в лицо магу выстрелил ещё один стебель бамбука. Тут же на него налетело облако кристаллов, которое магией и диким вращением, подобно мясорубке, остановило и перемололо его. Точнее, пыталось перемолоть, поскольку рос он с такой скоростью, что все их усилия были насмарку. Рядом вспучилась земля, и очередной стебель метнулся к магу. Часть кристаллов отделилась от общей массы и остановила его. Но сразу ещё два стебля атаковали мага с разных сторон. Опять произошло разделение кристаллов, и уже жиденькие их облачка попытались сдержать эти бамбуковые пики, которые оказались расположены так, что бедный маг никак не мог выйти из зоны их поражения.

– Да, неудобно без послушных кукол, вот что чрезмерное самомнение с людьми делает.

– Ах ты ж гад!

С хрустальным звоном разлетелся остаток парящего кристалла. При этом с его бывшего центра упал небольшой кусочек чёрной деревянной таблички, который тут же сгорел.

– Ай-ай-ай, подарок потерял!

Злой маг лишь молча добавил осколки к общей куче, и они начали перемалывать стебли. Но новые и новые пики стали выстреливать из земли, атакуя мага. Впрочем, сейчас его облако таково, что без проблем справлялось со всеми и даже начало перенимать преимущество.

– Ну вот и всё, за заёмную силу тоже нужно платить. Хотя даже не так, нужно хотя бы не забывать о своих собственных силах и их границах.

Смысл сказанного друидом стал понятен через пару мгновений. Чёрные кристаллы начали сереть и вскоре стали прозрачными. Ужасная магия ушла, и теперь вращающиеся с бешеной скоростью кристаллы могли только перемалывать стебли, не превращая их в прах. А этого явно недостаточно.

– А-А-А-А-А! – Первая пика пробила тело мага.

Его контроль нарушился, и вот уже вторая достигла своей цели. Третья… четвёртая… седьмая… Их такое количество, что мага подняло над землёй.

* * *Я тем временем умудрилась спуститься и подойти к своему спутнику. Друид уже стоял в полный рост, все его корни пропали.

– Всё? Этот тёмный маг мёртв?

– Да какой он тёмный! – ответил уставший голос из-под маски. – Маг кристаллов, разновидность магов земли, просто получил слишком опасную игрушку. А вот доброго дяденьку, что такие игрушки раздаёт, нам ещё придётся поискать.

* * *

– А я смотрю, тебе этот бой дался не так уж и легко, против «всего лишь мага земли», – внимательно осмотрев друида, съязвила эльфийка.

– Ну, знаешь ли. Когда тебя атакуют силой, которая разъедает саму жизнь, то это не так уж и легко.

– Так ты считаешь, что это была всё же не его сила?

– Я тебе уже говорил, он маг кристаллов. Сила же, что напитала его магию, была совершенно чужеродна. Она несла в себе две функции: подчинить и уничтожить живое. Сперва на мои растения воздействовало подчинение. Для активации этой магии хватило и маленькой царапины. Так вот, подчинение не сработало потому, что бамбук, усиленный уже моей магией, рос с такой скоростью, что чужеродные фрагменты просто вымывались, не успевая усвоиться. А потом в дело вступала вторая часть силы – уничтожение живого. Причём именно живого. Но опять же растение росло с такой скоростью, что отмершие части заменялись быстрее, чем это могло повлиять на ход боя. Но всё же очень неприятная сила, особенно для меня.

– Мне не понятен механизм передачи. То, что этот маг носил источник этой силы в своём кристалле, понятно, но из-за этого получился бы… ну-у-у-у… максимум амулет. Но никак не новая способность и силы. Я достаточно долго играю, чтобы ответственно это заявлять, всё же у нас очень много магов, и я часто с этим встречалась. Но это совершенно непонятное мне влияние.

– Будь это амулет, твоё утверждение было бы верно, но тут нечто другое, хотя и родственное по характеру. Что такое амулет? Это просто предмет, вмещающий в себя определённую силу, оказывающую влияние на носителя. Но зачарован именно амулет, и последствием его зачаровывания является его усиление при ношении. Тут же… хм… мне показалось, будто зачарован сам маг. И не смотри на меня, как на душевнобольного… У меня есть справка… Даже две. В них так и написано, что владелец есть светоч спокойствия, храм логики и… ну, ваще отличный парень. Так, отвлёкся, думаю, здесь дело в изначальной силе этого зачаровывателя, хотя мне на ум приходит другое слово: осквернитель. Думаю, где-то рядом такой класс имеется, и сейчас мы столкнулись с последствиями его силы, – всё ещё устало объяснил друид, со стариковским кряхтением усаживаясь на старый пень.

– Мне нужно как можно быстрее связаться с командованием. Лес должен знать своего истинного врага. Предполагаю, среди нас и игроков, приплывших из империи, есть «крысы». И эти гады старательно натравливают нас друг на друга, выставляя имперцев захватчиками, а наступающего тёмного мага пытаются выставить лишь вашими вспомогательными силами. Мы будем двигаться, отступая, к морю, при этом считая, что основные силы захватчиков как раз там, приплыли из империи. А в это время маг будет творить что хочет на захваченных территориях, пока мы друг другу будем горло грызть! – От возмущения девушка даже ножкой топнула.

Хм… а эльфийка оказалась вовсе не глупа. Даже совсем не глупа… хоть и блондинка.

– Стройная теория, может сработать, учитывая, что наше и ваше командование свято в это верит.

– И всё же звучит как-то глупо. Неужели мы вот так и будем дальше кидаться друг на друга, не подозревая о зачинщике?

– Самое смешное, что да. Будь это реальностью, то разведывательная сеть и подготовительная база были бы шире, а так чего тут думать, «ведь впереди враг, так разобьём же его!» – и вперёд с шашкой наголо. Игра есть игра, здесь люди отдыхают, а что за отдых без хорошей драки?

– Хорошо. Мы немедленно выдвигаемся в наш временный штаб!

– Мы? – Вопрос друида буквально сочился сарказмом.

– Да, мы, будешь выступать свидетелем, а потом, если всё пойдёт гладко, пойдём уже к вам.

– Идея, конечно, не из худших, и я даже, возможно, согласился бы под действием твоих девичьих чар, хотя и поломался бы для приличия, но таки есть проблема. Даже, скорее, проблемка… У меня ощущение, что я что-то забыл. Причём что-то очень важное. Надо бы понять что, а то это может стать пробле…

Договорить друид не успел. Мимо эльфийки с огромной скоростью, чуть не задев, пронёсся массивный ствол дерева и что есть силы впечатался в друида. Сила удара оказалась столь велика, что не успевшего ничего понять Вереска смело, как какое-то насекомое порывом ветра. Раз – и нет его. Особенно печально было приземление. Ещё на лету, как более тяжёлая часть, конец дерева с друидом в виде наконечника под действием силы тяжести, также исправно работающей (хотя и со сбоями) в виртуальном мире, наклонило сильнее, и он что есть силы врезался в землю. Всей своей массой и массой бревна, всё ещё тащившего бедное тельце, друид пропахал нехилую траншею, полностью войдя в землю, при этом ещё и подняв тучу мелкой древесной пыли из кусочков сухих листьев и веточек.

– А вот и враг, – весело провозгласил со стороны прилетевшего дерева радостный девичий голос. – Кто не спрятался, я не виновата!

А «неспрятавшихся», к слову, и не было уже. Друид «прятался», старательно изображая прослойку то ли перегноя, то ли плодородной почвы (исходя из глубины его зарывания) под корнями так и не упавшего дерева, ну, по крайней мере, оттуда звуков не издавал точно.

Эльфийка же, оправившись от первого шока после наблюдения за летающими деревянными предметами, не преминула напомнить, отчего их расу называют детьми леса (хотя некоторые недальновидные индивиды так называют дриад, но поскольку дриадам, сидящим внутри своих материнских деревьев, откровенно пофиг, а гордое словосочетание пропадает, то эльфы считают своим долгом высоко нести стяг великого леса иным дремучим расам, называясь его детьми и распространяя вокруг ореол сказочности, таинственности и любви к зелёным насаждениям).

Так вот, эльфийка, как говорится, не посрамила своё имя. Друид ещё только окучивал своим ведомым силой инерции телом первые слои плодородных почв, как девушка уже добежала до первого огромного дерева и начала подъём. Совершенно нереальными для человека, быстрыми и грациозными движениями она, пробежав пару метров по абсолютно голому стволу, стала прыгать всё выше и выше по кроне. И стоило ей подняться на высоту одноэтажного дома, как в её руках оказался лук. Быстрый взгляд в сторону врага, коим оказалась закутанная в плащ с кровавым крестом и закрытым лицом девушка, и сразу же две стрелы полетели ей в голову.

Но столь красиво начавшееся сражение не было бы столь впечатляющим, окончись оно так банально, то есть двойным попаданием в голову. «Шоу маст гоу он»,[23] и стрелы были остановлены столь же эффектно, подтверждая нереальную эпичность сражения двух противодействующих сторон. Не мудрствуя лукаво девушка с крестом на плаще со всей мощи ударила по земле. Ужасающей силы удар поднял столь плотную взвесь из грязи и комьев земли, что, пройдя сквозь эту завесу, стрелы потеряли большую часть своей убойной силы, позволив девушке легко увернуться.

С громким воплем «Я тоже деревяшками умею кидаться!» девушка одним ударом сверкающего небольшими молниями кулака перешибла ствол небольшого деревца и тут же мощным броском отправила его в сидящую в кроне эльфийку. Удар было мощным, смертельным… но зело косым. Всё же сложно метнуть дерево, что само по себе не такое уж и прямое, так ещё и крона траекторию портит.

Разочарованно цыкнув, девушка заозиралась в поисках очередного снаряда победы, как ей тут же напомнили, что не все деревянные предметы плохо летают. Целый град стрел накрыл область, где она стояла. Но все, чего смогла добиться эльфийка, – оцарапанная во многих местах одежда, порванный плащ и жутко ругающаяся девушка, что с нечеловеческой силой успела вырвать так удачно подвернувшийся старый пень и им закрыться от стрел. Пенёк выполнил возложенную на него миссию щита, но, видимо, считая себя щитом одноразовым, начал неэстетично разваливаться, разламываться и вообще демонстрировать полное несоответствие возложенной на него великой миссии. И вследствие своей профнепригодности был отправлен в полёт навстречу эльфийке.

Но фаталити[24] не получилось. Хотя как сказать. Отпрыгнувшая на другую ветку эльфийка легко ушла от очередного неаэродинамичного снаряда. Сам же пенёк, сломав пару веточек, полетел дальше, точно приземлившись в одну вспаханную недавно яму и вызвав нечленораздельный квак у её временного обитателя, сопровождавшийся падением туда же всё ещё стоявшего метательного дерева-снаряда.

– Хм… что-то мне этот звук напомнил, – призадумалась девушка в плаще, воспользовавшись передышкой, ведь эльфийка тоже смотрела туда же. – Эх, хорошо Вереска здесь нет, он меня за деревья по головке не погладил бы.

– Странно… это имя… а класс того игрока, случайно, не друид?

– Опа, – просияла девушка на земле, – ты моего другана встречала? И где его черти носят?

– Ох, не думала, что имперцы настолько суровы, что перед тем, как набить морду врагам, бьют её друзьям.

– Ушастая, чёт я тя не пойму. Видела ты его или нет?! – взъярилась девушка.

– Да и ты его тоже видела, как-никак первое дерево полетело именно в него…

– П-по-д-дож-ди… т-ты хочешь с-ска-зать, что…

– Агась, во-о-о-он там в ямке лежит.

Эльфийка хотела было воспользоваться заминкой противника, но осеклась, увидев все метаморфозы, произошедшие с девушкой. А посмотреть было на что. Незакрытая часть лица стала белее мела. Взгляд не то что заметался, он табуном бешеных хомяков стал бегать по каждому холмику, реагировать на любой шорох и движение. Аладиэль была реалисткой и трезво оценивала свои силы, понимая, что её противник очень силён. И тем сильнее было её непонимание, ведь открывшаяся картина напрямую, большими буквами буквально вопила о желании её противницы: «НАДО ДЕЛАТЬ НОГИ».

Ну а дальше развернулось вообще нереальное зрелище. В одно мгновение под ногами девушки вспучилась земля, и множество тонких лиан, переплетаясь в одну, обвили её ноги, надёжно зафиксировав воительницу.

Мощный удар искрящейся перчатки разорвал множество лиан, но на их место тут же выросли новые, совершенно не дав девушке двигать ногами.

– Не, не, не, бли-и-и-ин, ну я же не знала-а-а-а, – начала канючить она, но тут её голос взметнулся до нереально высоких тональностей, и по лесу разнесся зашкаливающий децибелами писк «И-и-и-и-и-и-и» оттого, что ещё одна появившаяся за спиной девушки лиана быстро и хлёстко нанесла пару ударов… кхм… пониже спины.

Эльфийка же начала аккуратно (не дай бог веточку поломать) спускаться на землю. Эпическое сражение закончилось крайне неэпично.

* * *

– Хе-хе, ну что, осознала, или для полного понимания вины и факта, что не следует кидаться в бой, не разобравшись, кто тебя там ждёт, надо более глубокое слияние с нашей матушкой-природой? Ещё лианкой?

– Нэт! Кхм… то есть нет, Вереск, я всё осознала! Рок хорошая, Рок больше не будет кидать в тебя растительность!

– Эх, ну, не совсем то, чего я ожидал, но уже шаг явно в нужном направлении. Итак, что ты здесь делаешь, Рок?

– Я отделилась немного от отряда, посланного на твои поиски, услышала звуки битвы, увидела эту… эту…

– А стрелу в глаз?! – озвучила «эта… эта…», в общем эльфийка.

– Рок, не кипятись, она не враг.

– Но, Вереск, ты же лучше меня знаешь, что именно на борьбу с наступающими отрядами эльфов мы и плыли!

– Агась, но планы изменились, эльфы – не враги, мир, труд, жвачка, обнимашки, аднака!

– А я смотрю, я тебя таки сильно тем пеньком…

– Да не, просто…

Что было «просто», мир так и не узнал, ибо на полянке эпической битвы произошло два почти одновременных действия. Послышался лёгкий хлопок воздуха, а за ним последовал огромный шквал грязи.

Как позже стало известно, отставший от Рок отряд, возглавляемый Граном и Чи, смог найти последнюю. А нашёл он её по ужасным звукам, издаваемым потеряшкой. Они были наполнены истинной болью и печалью и терялись на фоне непонятных шлепков (после этого объяснения Грана означенная особа покраснела, прикрывая свою пятую точку). Сделав вывод, что на Рок напали эльфы и сейчас подвергают её ужасным пыткам, Чи с Граном рванули вперёд. Вышеозначенные спасатели Малибу сначала увидели стоящую к ним лицом Рок, потом эльфийку и непонятно кого с длинными ушами. Сделали логический вывод, что если уши у стоящего спиной к ним длинные, то он или эльф, или зайчик, ну или ослик. Поскольку по большинству параметров лидировал вариант «эльф», то спасатели, горя праведным гневом и неся возмездие во имя Луны, атаковали эльфийское оцепление, а точнее, ближайшего, да ещё и стоящего к ним спиной… то есть друида. Магия земли Грана всё же больше тяготеет к твёрдым породам минералов, а поскольку вокруг был лес, полный, так сказать, живой и плодородной, но вовсе не твёрдой почвы, то снаряд земли, выпущенный по наитию торопящимся на подмогу магом, вышел очень… грязевым.

Но в этот раз эпической битвы, сотрясающей основы бытия своей значимостью, не получилось. Поскольку эти самые основы сейчас сотрясал друид, выбирающийся из комьев земли, оглашая все вокруг молодецким русским матом. То ли народ заслушался, то ли уже узнал голос, то ли, что скорее всего, имел место разрыв шаблона – ну никак не вязался образ утончённого лесного рейнджера-эльфа с тем описанием процесса противоестественного зарождения жизни (причём вне зависимости от пола) после не менее противоестественного процесса, который сейчас в красках описывал друид.

Спустя пятнадцать минут (десять из которых заняла речь друида) вся компания уселась на полянке, дабы обсудить дальнейшие действия.

– Я вижу дальнейшие действия так: вы продолжаете накапливать людей у берега, координируете их, объясняете уже открывшуюся вам обстановку и ждёте моего сигнала. Его я передам через Рок, благо наш чат просто так не заблокировать. Именно для этого, на всякий случай, я её у вас и оставляю, – говорил уже успокоившийся друид.

– А ты что, пойдёшь к ним сам?! Без подмоги! – Чи была явно против.

– Не, ну если вы думаете, что когда мы завалимся к ним всем лагерем с оружием наголо, крича о желании сеять вокруг демократию и равенство меж лесными просторами, то они конечно же сразу проникнутся к нам большой и тёплой душевной любовью. Нет, пойду я с проводником. – Друид указал на эльфийку. – А вы пока постарайтесь избежать стычек с эльфами, враг определён, и нам следует приберечь ресурсы. Если всё получится, то, думаю, сможем пощипать врага объединённым фронтом.

Далее шёл ряд пререканий в принципе уже согласившихся спутников, которые перевели это самое бурчание для успокоения своей совести в ряд советов, дать которые считал своей святой обязанностью каждый (после советов Рок о необходимости быть осторожным в бою друид решил, что это уже слишком для его нежных побегов нервных клеток, и свернул съезд палаты парламента, отправив всех участников ассенизировать мозг своих подчинённых новыми фактами и светлыми идеями).

Друид же с эльфийкой направился к её лагерю.

– Сейчас тяжёлые времена, – заговорила эльфийка. – Раньше мы могли подчинять себе животных, ставить их на охрану лагерей, делать из растений живые ловушки. А теперь мало того что всё это может обернуться против нас при первой же атаке, так ещё и наша связь с лесом стала ослабевать. Очень сильно ослабевать.

– Говоришь, связь с лесом? Возможно, в этом есть и своя светлая сторона. Становится понятно, где искать самого плохого дядю в этом лесу. Если пошли столь кардинальные изменения, то, думаю, оказывается влияние на саму суть этого леса, на его сердце. Так что надо просто углубиться в самую его чащу, в центр леса, там будет его сердце, там будет и наш плохиш.

– Возможно, но туда придётся прорываться с боем. Мы давно покинули тот участок леса, сейчас там кишмя кишат проклятые твари.

– Вот и хорошо, с целью определились, пока поговорим с вашими, укрепимся тут и подождём, когда подтянутся ребята с континента. Полагаю, общий кулак сможет прорваться к центру. Кстати, далеко ещё до лагеря, а то мы уже прилично протопали, а края всё не видно?

– Мы совсем рядом. Я помню эти буйные заросли. Мы специально тут расположились – это естественная преграда и маскировка. Пройдём через нее и сразу выйдем на лагерь.

Но планы пришлось пересмотреть. Всё из-за низкого, утробного то ли гула, то ли рыка, издаваемого неизвестным существом прямо впереди маршрута их следования.

Не сговариваясь, они оба рванули вперёд. Ориентироваться уже можно было на усиливающийся шум, становившийся всё более насыщенным и многогранным.

Преодолев буйство растительности, они вышли на довольно обширную, явно специально расчищенную поляну, в центре которой располагался небольшой фортик с невысокими деревянными стенами и земляными насыпями. И перед их глазами развернулась ужасающая картина. Именно сейчас эти стены штурмовало огромное ходячее дерево-энт, которое, похоже, было уже давно мертво, о чём свидетельствовала осыпавшаяся крона и совершенно чёрная, местами с ужасными прорехами и повреждениями кора. Защитники же форта исправно, пока исправно, выполняли свои обязанности. Прозвучал чей-то громкий рявк, и в воздух взвилось облачко пылающих огненных стрел, полностью накрывших торс лесного создания. Мелкие ветки пустующей кроны в тот же момент запылали, словно свеча. Огонь понемногу перебирался на более плотные участки коры, но, судя по всему, или это совершенно не беспокоило дерево, или оно в силу тупости (во что слабо верилось) или прямого приказа продолжало атаковать, расшатывая скреплённые землёй и кожей брёвна стены.

Очередной рявк ознаменовал новый залп. На этот раз целились исключительно в ноги создания. Попавшие в них стрелы громко зашипели, а уже через пару секунд с громким хлопком взорвались ярким облаком искр. Не удержавший равновесия гигант рухнул на живот, открывая покрытую мелкой кроной спину. В ту же секунду он стал напоминать эдакого адского монстра, усеянного пылающими иголками, в роли которых выступили запущенные стрелы. Причём не все стрелы горели. Некоторые из них несли на себе довольно объёмные мешочки. Лизнувший по ним огонь тут же заставлял их отреагировать, и содержимое мешочков со смачным булькающим звуком разлетелось по всей спине гиганта, покрывая её чёрной смолой, которая тут же вспыхнула. Теперь гигант весь был покрыт огнём, и над лесом разносился его затихающий вой.

– Слава Богу, смогли отбиться, – облегчённо выдохнула эльфийка.

– Я бы не был столь уверен, – проговорил друид, указывая на противоположную сторону поляны.

Как раз в том направлении начали падать деревья. Одно, другое, третье. И в образовавшуюся брешь стали протискиваться мерно шагающие на форт лесные гиганты.

* * *

Форт не был таковым в привычном понимании этого слова. В глаза сразу бросалась довольно слабая то ли стена, то ли изгородь, что не смогла бы долго сдерживать… вообще никого. Дело в том, что эльфы имели сильнейшую предрасположенность к магии природы, и даже обычные рейнджеры всегда носили с собой особые семена, специально выведенные их друидами для посадки в таких вот фортах. Друиды эльфов тоже не были боевиками, но, в отличие от имперских, были на вес золота… дороже золота. Вся инфраструктура, все постройки лесного народа держались на них. Возможно, их даже и можно было бы использовать как боевиков, но… там поднови дерево, там вырасти дом, там расширь просеку, профильной и высокооплачиваемой работы друидам хватало и так. И вот в данном противостоянии эльфы столкнулись, возможно, с сильнейшим своим природным врагом. Все их живые постройки, все их зелёные фортификации были на один зуб чёрным колдунам. Чем больше было перед ними жизни – тем легче и лакомее трофей.

Вот и в этом форте пришлось изгаляться. Вместо живых кустарников на страже – непривычный забор из мёртвых старых деревьев. Никаких зелёных стражей вокруг. Всё, что могли противопоставить эльфы, – труднодоступность для врага (почти все легко прятались на вершинах деревьев и оттуда вели прицельный огонь) и высокую манёвренность отрядов. Но сейчас им катастрофически не хватало обычной банальной грубой силы мечей или заклинаний. Высокая точность их луков и убойность стрел нивелировалась невосприимчивостью противника. Огромные гиганты просто игнорировали стрелы. Их мёртвая древесная плоть совершенно не боялась колющих повреждений. Рубящие удары и огонь – вот что должно было помочь. Но магов огня не было. Оставались лишь рейнджеры. А у рейнджеров – огненные и взрывные стрелы. Но скоординировать огонь никак не получалось. Благо командир смог пресечь первичное разбазаривание столь ценных стрел, когда ими начали палить вразнобой. Стрелы исправно работали, но, не будучи сосредоточены на одной цели, лишь оставляли неглубокие выбоины или подпалины в коре.

Через некоторое время командир всё же навёл порядок. Слитный залп всех рейнджеров обрушил град стрел на одного из гигантов. Тот загорелся (стреляли зажигательными), но горел как-то лениво, медленно. Плотная, да ещё и мёртвая древесина не поддавалась огню. Пришлось сделать ещё два залпа, полностью истратив запас зажигательных снарядов, но всё же превратить гиганта в гору золы. Общий залп взрывными стрелами вышел куда краше. Слившийся в один мощный взрыв, он разорвал часть туловища гиганта, повредив руку и полностью оторвав ногу. Хотя тот ещё оставался жив, но уже не представлял опасности. А вот повторного залпа сделать не удалось.

Рассерженные гиганты совершили своеобразный артобстрел. Вырвав ближайшие от них деревья с корнем, они швырнули их с невообразимой силой в крону, где прятались лучники. Пару эльфов снесло вместе с этими «снарядами», ещё парочка навернулась в попытке уйти с линии огня. Ни о какой повторной слаженной атаке речи уже не было. Лучники спасались, пытаясь рассредоточиться и усложнить гигантам атаку.

В этот момент одинокая эльфийка как раз успела добежать до дерева, где прятался её командир. О своём попутчике, оставшемся внизу подмогнуть, она старалась даже не думать, особенно о том, какие разрушительные масштабы может принять это «подмогнуть».

– А, Аладиэль, ты вовремя, помощь нам не помешает, – поприветствовал девушку командир рейнджеров.

– Командир, нам нужно серьёзно поговорить.

– Нет времени, ты не видишь, сейчас совершенно не та ситуация.

– Уж поверьте, на «не те ситуации» я за последний день насмотрелась по самое «не могу». Поговорим сразу, а то будет… – По лесу пролетел яростный и немного обиженный рёв одного из мёртвых гигантов. – Поздно.

Гигант ревел, опутываемый умопомрачительным количеством лиан. Сперва большую их часть он просто разрывал, не останавливаясь. Но с каждым шагом его скорость всё падала, а количество лиан увеличивалось. И на очередном его шаге, хотя уж скорее шажке, с оглушительным треском нога гиганта взорвалась ливнем щепок, перемолотая оплетавшими её лианами. Потерявший точку опоры древесный гигант перестал рвать руками опутывающие его растения и полностью сосредоточился на попытке подняться. Лианы же, уже ничем не сдерживаемые, обвили его туловище в таком количестве, что поднимающийся гигант издал что-то более похожее на всхлип. А в следующую секунду короткий, хлёсткий звук щелчка ознаменовал появление огромной трещины на его туловище, которая под рёв великана и гул лопающейся древесины всё расширялась. В итоге гиганта просто переломало пополам, и на траву упала уже безжизненная, измочаленная древесина.

Нужно отдать должное командиру рейнджеров. Не было ни вопросов, ни восклицаний. Лишь внимательный взгляд на эльфийку и короткое «Целься!». Отвлечённые гибелью собрата гиганты прекратили обстрел рейнджеров, и те наконец смогли сгруппироваться и прицельно атаковать. Очередного громилу истыкало стрелами, на миг превратив в подобие ежа, и уже в следующую секунду его разорвало, полностью отделив голову с частью плеча и руки.

Боеспособным оставался ещё один гигант. Но разрывных стрел у лучников уже не было, сыграла свою роль изначальная паника и стрельба во что только можно. Дорогой боезапас иссяк очень быстро.

– Он поможет, – твёрдо заявила эльфийка.

– Кого бы ты ни привела, но если он действительно поможет, то может рассчитывать и на любую нашу помощь.

Оставшийся же гигант решил возобновить свой обстрел. Но как только он задержался на месте, вырывая с корнем очередное дерево, как тут же выпустил его из рук. А потом быстро, насколько это возможно для столь массивного тела, сделал шаг назад. Внимательный эльфийский взгляд мог заметить множество корней, в это время выросших из его ступней. А потом началось вообще что-то непонятное. Ревущий великан начал отрывать куски своей коры вместе с древесиной. Причём совершенно хаотично: то на туловище, то на руке, то на ноге. Бешенство прекратилось, стоило на его плече расцвести небольшому цветку. А потом ещё одному и ещё. Пара мгновений – и весь гигант уже представлял собой эдакую цветущую гору. Обезумевшую цветущую гору, которая от отчаяния ломанулась прямо на ряды эльфов. Но ему не суждено было сделать и десятка шагов. На очередном шаге его нога даже не подломилась, а просто распалась от веса хозяина. Падающий гигант успел опереться на свою руку… которая рассыпалась точно так же. А потом начало распадаться и само тело в мелкую тырсу. В абсолютно сухую тырсу, оставляя за собой лишь сочные, налитые влагой цветки, имеющие (как оказалось видно после распада гиганта) умопомрачительную и, чего греха таить, паразитическую корневую систему, вытянувшую даже самые мелкие остатки влаги из пусть и не живой, но тем не менее древесины и, подобно термитам, избороздившую её множеством ходов.

* * *

– Аладиэль, я так понимаю, нам следует очень серьёзно поговорить, – сказал командир, наступая ногой на огромную руку ещё слабо шевелящегося проклятого гиганта, полностью покрытую цветами. Нога буквально на секунду ощутила сопротивление, а потом провалилась в мелкую сухую тырсу, в которую стала рассыпаться эта рука.

– У нас важная информация, очень важная. Думаю, следует отправиться непосредственно к князю.

– Ого, прямо так сразу, да ещё и к князю, но, может, хотя бы представишь своего нового друга.

– Ой, это Вереск. – Девушка указала на подходящего под спокойными взглядами эльфов друида.

– Здравствуйте, капитан, я смотрю, у вас здесь совсем печалька, а? Мало того что форт похож на драного кота, так ещё и в аццки страшного имперского захватчика никто даже не выстрелил, ни разу, абыдна, да.

– То, что ты имперец, это понятно. Но ты друид, и ни один из наших эльфов не поднимет руку на друида, тем более такой силы. Признаться, я такого даже от старшего друида круга не видел. Что-то сравнимое с этим по силе у него занимало уйму времени и ритуалов. В любом случае рады приветствовать на наших землях брата-по-духу.

– Капитан, значит ли это, что вы даёте нам разрешение на проход по вашим землям?

– Да, но при условии, что вы поможете нам в восстановлении форта. Это пограничная территория, его наличие тут стратегически важно.

– Хорошо, но ведь вы понимаете, что, как раньше, живые стражи и природные стены из растений не будут эффективны против такой подавляющей жизнь магии?

– Я готов рискнуть, да и вообще это лучше, чем ничего.

– Хорошо, поступим иначе. Вы все выйдете за территорию форта, вещи и оружие заберите с собой, возможно, оно пострадает.

После кивка капитана эльфы споро похватали небольшие мешки с запасами стрел и оружие. Друид же начал готовиться. Из крыльев вылетело множество корней, укрепившись в земле и даже немного приподняв Вереска в воздухе. Доспех засветился алым.

Землю прорезало множество побегов лиан. Они всё увеличивались и увеличивались, причём не только в длину, но и в толщину. Когда достигли просто огромных размеров, они словно ожили и начали, подобно змеям, закручиваться в спирали, образуя вокруг форта что-то сродни оцеплению из колючей проволоки. А потом они стали темнеть и покрываться толстой корой, которая в некоторых местах складывалась, образуя широкие лезвия или иглы. Стена из своеобразных кольев и монструозных лезвий была столь плотна, что не было возможности просунуть и руку. Но кроме этого появились и большие плоды, похожие на каштаны. Вот только покрывающие их иглы были ужасающих размеров.

Вернувшийся в нормальное состояние друид махнул рукой, приглашая капитана.

– В фортификации я профан, так что, насколько окажется эффективной защита, судить не могу, – заговорил друид следовавшему за ним капитану, при этом попадающиеся на их пути колючие лозы немного расходились, образуя неширокий проход. – Лоза пропустит эльфов, можете проходить в любой точке. Шипы ядовиты, а плоды взрываются, выстреливая колючками. Если лоза умрёт, то это лишь укрепит её каркас в несколько раз, а плоды автоматически детонируют, возможно, кого из нападающих и зацепят. Правда, тогда вам будет очень сложно покинуть форт, но с вашей природной ловкостью справитесь, хотя до такого состояния не советую доводить.

– И последнее, что хочу узнать у тебя перед отбытием, друид: будут ли остальные имперские гости столь доброжелательны или как всегда?

– Не знаю в точности. Похожая миссия отправлена уже к их командованию. Их решение мне неизвестно, но всё же просил бы вас не открывать огонь сразу, возможно, ответ будет положителен. Не хотелось бы так же глупо разрушить образовывающийся мир.

– Хорошо, мы будем лояльны и не станем атаковать первыми… Вот мы и пришли. Это тропа. Всего полчаса передвижения по ней – и вы, минуя любые опасности, выйдете прямо к нашей тайной крепости князя. Странно, но я вижу удивление в твоих глазах, а ведь это магия друидов.

Вереск провёл рукой рядом с двумя сплетёнными деревьями, образовавшими арку, и за рукой потянулся слабый зелёный свет.

– За всё приходится платить. Моя стихия – бой, и столь глубокое созидание мне недоступно и вряд ли когда таковым станет. – И друид ступил на тропу, сзади за ним сразу же последовала эльфийка.

Скрытый дворец князя

– Князь! Послушайте же меня! Это проверенная информация! Имперские войска собираются совершить прорыв в глубину княжества! Вам нужны доказательства? Были замечены их корабли! Разведчики докладывают, что несколько групп выдвинулось к нашим пограничным фортам, а один из них уже принял бой! – кричал высокий эльф, облачённый в сложный наряд из множества листьев и веток.

– Я вас услышал, советник, – поморщился князь, высокий эльф, облачённый в красивые латы, каждая пластина которых напоминала листву или цветок и была покрыта затейливой резьбой. – И меня, право, просто поражает ваша всесторонняя осведомлённость. Особенно если учесть, что докладов об атаках или потерях я не получал.

– Но это так, сам лес предупредил меня об опасности! – прокричал советник, сделав кислую мину, будто взрослый, объясняющий прописные истины малышу.

– Отчего же он тогда молчит передо мной! – громыхнула густым басом высокая фигура могучего старца, одетого в такую же живую мантию, что и советник, но намного более изысканную и массивную. – А ведь ты всего лишь десятый по силе среди нас, друидов.

– Возможно, старший, твоя сила и связь с ним уже не так сильна, как ранее, и есть более достойные занять твоё место, – прошипел советник, сузившимися глазами буквально испепеляя фигуру старейшины в круге друидов.

– ХВАТИТ! – ударил кулаком по подлокотнику князь и, когда оба взгляда скрестились, указал на яркое зелёное свечение, исходящее из дальней башни дворца, хорошо видной из окна зала. – Похоже, у нас гости.

Тропа

ВЕРЕСК

Мы с Аладиэль неспешно передвигались по затянутой в вечные сумерки леса тропе. Воздух вокруг был прохладный, но ни ветерка, ни хотя бы единого лучика солнца не было видно. Сумерки. И сплошная тишина без шороха веток или вскрика птиц. Дабы развеять такое гнетущее безмолвие, я решил расспросить спутницу о князе. Видимо, на девушку тропа также давила, поэтому она с удовольствием начала рассказ:

– Князь – обычно это сильнейший воин или искуснейший волшебник. Он избирается советом эльфийских кланов. Причём он совершенно нейтрален и даже если до этого был в составе какого-либо клана, то должен покинуть его на срок правления. Князем не может стать друид. У них другая иерархия, там главную должность занимает старейшина в их круге. Наше княжество самое отдалённое и малонаселённое. Возможно, именно поэтому основная атака пришлась именно на нас. Ждать помощи от других княжеств… нежелательно, мы не имеем союзнических договоров с другими, из-за нашей отдалённости ранее это просто не было необходимо. От себя хочу добавить, что наш князь – сильнейший воин и был избран за свой ум и справедливость, что не раз доказывал. Старейшина же круга друидов очень силён. – Девушка покосилась на меня. – Ну, я так раньше думала, и большинство построек и растущих у нас деревьев его рук дело. Кроме этого князь имеет несколько советников, которые помогают ему справедливо управлять княжеством… Возможно, за исключением одного жадного сноба, – уже тише пробурчала эльфийка.

Впереди прямо в воздухе зависло широкое зелёное марево.

– Ох, вот и выход! – воскликнула девушка, хватая меня за руку и исчезая в этом самом зелёном свете.

* * *

– Аладиэль, я смотрю, истории о хвалёной эльфийской гостеприимности даже рядом не стояли с суровой реальностью, – говорю я, отводя пальцем остриё эльфийского клинка, направленного на меня стражем врат.

Данный индивид встретил нас сразу по выходе из тропы. Точнее, встретил он Аладиэль, а увидев меня, на секунду завис. Потом, видимо, мысля таки прошла сопротивление серого вещества, и охрану осенило, что я немного не похож на стандартного такого эльфа с восточного континента (да я и на эльфа с империи не похож, но об этом тс-с-с-с). Бедный привратник так рванул оружие с пояса, что, я думал, он не то что ножны, но и штаны свои вместе с мечом вырвет. А потом героически остановил меч у самого моего носа, да так, что я легко мог вильнуть и вырвать оружие из рук стража. В завершение привратник извлёк из кармана небольшую пластинку дерева с одной руной и демонстративно разломал. От этого эльфийка только поморщилась и многострадально возвела очи к небу. К чести эльфов, не прошло и минуты, как всё пространство вокруг было забито остальными стражами, правда увидев эльфийку и сделав некоторые выводы из моей одежды, никто из них оружие доставать не спешил.

– Знаешь, Аладиэль, по-моему, я только что понял, на какой пост ставит начальство тех идиотов, которых другим показать стыдно. – И указываю головой в сторону первого, так и не опустившего оружие стража.

Продолжение эта ситуация не получила. В дальних рядах послышались шум, голоса, а потом эльфы начали расступаться. Они пропускали ещё одного эльфа с удивительно прямой выправкой, «съевшего стержень», – дворецкого.

Окинув нас равнодушным взглядом, он обозначил лёгкий поклон и попросил следовать за ним.

– Князь просит почтить его своим присутствием. – Это всё, что мы от него услышали за всю дорогу.

Впрочем, болтать и нас особо не тянуло. Мы оба рассматривали дворец, сочетающий в себе не только каменные постройки, но и древесные и их симбиоз. Учитывая, как Аладиэль вертит головой, делаю вывод, что и она здесь впервые.

Наша небольшая импровизированная экскурсия закончилась в просторном зале с большим древесным троном в конце, покрытым удивительной резьбой из листьев. На троне восседал эльфийский воин в изящных доспехах. Подле трона находилось ещё несколько эльфов, судя по одежде явно играющих не последнюю роль в жизни княжества. Взгляд князя остановился на мне. Странно, но в этот момент улыбку князя никак, кроме как пакостной, назвать было нельзя.

– Приветствую имперского гостя в моих чертогах, – с загадочной предвкушающей улыбкой проговорил князь.

– Приветствую владыку здешних земель. Я друид Вереск, прибыл с очень важными новостями.

– Да как ты, имперское ничтожество, можешь вообще называть себя друидом! Ваши криворукие недоучки не то что древо, но и сорняки вырастить не умеют! – внезапно вместо князя вспылил стоящий отдельно эльф в растительном балахоне.

– Я не давал вам слова, советник, тем более разрешения так себя вести с моими гостями, – строго сказал князь, но его в глазах сквозило удовлетворение. Он ждал чего-то подобного от этого выскочки?

– Мои извинения, князь, просто этот… – Но, встретившись со взглядом князя, советник осёкся.

– У меня важная информация о нападении на ваши земли… – продолжил я как ни в чём не бывало, но меня опять перебило это чудо.

– Ха, ещё бы у вас не было информации о нападении, организованном вами же! – заорал всё тот же советник, но его опять перебил князь:

– Советник, вы меня разочаровываете. Кому, как не вам, должно быть известно, что официально мы не находимся в состоянии войны с империей. Да и их отрядов, целенаправленно прорывающихся в центр наших территорий, замечено не было.

– Но это же и так ясно, кто же, как не они?!

– А вот для ответа на этот вопрос я сюда и прибыл.

– Тебе не давали слова, недоучка, – прошипел советник.

– Следи за языком, пред тобой брат-по-силе! – О, вот и старейшина друидов проснулся и решил вмешаться в наш небольшой междоусобчик.

– Пред старшим по силе заявляю, что нет предо мной брата, а лишь сорняк, что вырву я из лона нашей матери-природы, – улыбнулся советник.

– Да будет так, – заявил старейшина, глаза которого разве что молнии не метали.

– Аладиэль, это что сейчас происходит?

– Я ничего не понимаю. Это сумасшествие. Фактически это древний ритуал друидов, которым ранее наказывали ренегатов: если убрать условности, то тебя сейчас вызвали на дуэль без права отказа.

– О-хо-хо, без меня меня женили. Я так понимаю, кто-то здесь уж очень не хочет, чтобы князь вдумчиво выслушал нашу информацию и получил наши предложения мира.

Тем временем старейшина прекратил прожигать глазами советника и повернулся к нам:

– Я приношу извинения, от стыда сгораю за действия своего… брата-по-силе. Но слова сказаны. Прошу пройти в круг, следуйте за мной.

И все присутствующие в зале, в том числе и князь, двинулись к выходу.

Процессия останавливается на огороженной деревьями полянке. Все зрители встали за этим кругом из деревьев. Пожелав удачи, отошла и эльфийка.

– Природа даст сил достойному, – произнёс старейшина и отошёл немного в сторону, но круг не покинул. Я так понимаю, это у него такое «начали».

– Я покажу тебе, криворукий имперский недоучка, что такое настоящая сила природы! – буквально выплюнул советник и начал атаку.

В ту же секунду трава под моими ногами выросла до небывалых размеров. Достигая до пояса друиду, она, извиваясь, словно клубок змей, опутала его ноги сплошной ловушкой. Деревья круга будто ожили, их ветви потянулись в круг, точно пытаясь добраться до соперника. А земля под ними забугрилась, как будто огромный зверь стал рыть норы под ними.

Но советник продолжил атаку. Эта бугрящаяся земля начала движение в сторону друида. А когда до него остались считаные метры, из этой земли вырвались массивные корни деревьев. Сначала они сковали руки друида, потом опутали торс, и вот уже всё тело скрыто в этом коконе.

– Ну вот и всё, тебя раздавит, как мошку, которой ты и являешься, – улыбнулся советник.

– Так вот какова сила друида созидания! Действительно, рост и сила растений, усиленных тобой, впечатляет, но ничего оригинального. Ну а там, где есть место созиданию, таковое найдётся и разрушению, – донёсся из живого клубка мой голос, и огромный шип пробил сразу несколько оплетающих меня корней. За ним тут же последовал второй, а потом и вовсе вся поляна утопла в треске ломающейся древесины…

* * *

– Я чего-то определённо не понимаю, старейшина. Вроде бы и ваша магия, но я такого у вас не видел, – задумчиво проговорил князь, неотрывно глядя на бой.

А бой тем временем шёл явно не по плану советника. Причём его положение всё сильнее приближалось к стадии «большая пичалька». Большинство корней были перерублены огромными шипами, появившимися из земли. Оставшиеся же были пробиты небольшими побегами-корнями, что выстрелили прямо из увеличившихся крыльев имперского друида. Причём эти вроде бы безобидные корешки иссушали широкие и массивные корни с ужасающей скоростью, и советник явно прилагал усилия для их удержания в рабочем состоянии.

– Наша магия, да, князь. Только специализация другая.

– Эм… думал, у вас одна специализация – природа.

– Нет, это ветвь магии, магия природы. Тут же наш имперский брат демонстрирует совершенно другое её применение. Силы природы мы тратим для усиления и подстёгивания роста растений как в целом, так и отдельных их частей. Любое растение после нашего вмешательства будет расти дальше, они полностью жизнеспособны. Тут же совсем иное дело. Силы природы уходят на создание частей растений, комбинирование свойств или вообще лишь изъятие определённых особенностей растения. Всё созданное им будет существовать ровно столько, сколько сил природы, природной магии было в них влито. Нет места созиданию, и жизнь тут подарить может разве что кровь, которая будет орошать землю с разорванных тел врагов. И дело даже не в затратах сил, не в мощи и не в могуществе. Природа медлительна, но основательна. Так и мы: стоит нам занять один оплот на время, и даже один друид сбережёт его покой надолго. А тут мы видим то, чего не хватало издревле эльфийским друидам, – скорость.

В этот момент очередная порция огромных корней вырвалась из земли. Пускай их скорость и была невелика, но продвигались они с внушающей уважение решимостью и были накачаны энергией настолько, что оставляли лёгкий шлейф свечения за своими движениями. При этом они были покрыты даже на вид прочнейшей корой. Но покрытие было несплошным. Иначе они совсем не могли бы двигаться. Покрытие напоминало скорее сочленения брони насекомых. Но тем не менее очередная волна шипов, пущенная друидом, не только не остановила их, но и почти не нанесла вреда, коим нельзя считать пару шипов, случайно попавших между сочленениями коры, но не нанёсших больших потерь.

Следующая волна шипов оказалась совершенно другой по назначению. Шипы были невероятно толстые, но небольшие и располагались очень плотно. Такая атака вряд ли могла нанести серьёзный вред. Да и не для этого она задумывалась. Её задача – замедлить продвижение корней.

– А-ха-ха, я слышал о твоих похождениях, имперец. Твоя сила была явно преувеличена в отчётах! – вовсю радовался советник, воспринявший желание потянуть время за слабость и отчаяние врага.

– А вот я отчётов никаких не получал, совсем наша разведка в ус не дует, – пробурчал князь.

Друид тем временем, воспользовавшись задержкой атаки врага, приподнялся на своих корнях-крыльях. На каждом крыле, у его изгиба, в самой верхней точке крыла, появилось по массивному чёрному бутону. Эти два цветка раскрылись полностью, дав возможность полюбоваться на красивые и немного хищные очертания чёрных лепестков, а потом так же стремительно закрылись. Так же стремительно начали увядать, оставляя продолговатые, похожие на рог мифического единорога коробки с семенами.

Раздалось громкое буф – и эти две скоростные «ракеты» понеслись в сторону пробирающихся через шипы корней.

Далее последовало глухое пуф, словно разорвался мешок с мукой, и корни уже стали слабо видны за появившимся тёмным облаком из взвеси очень лёгких и мелких семян. Но своеобразный туман просуществовал недолго. Будто кто-то включил огромный магнит. Семена, бывшие во взвеси воздуха, очень быстро начали оседать и покрывать всю поверхность корней. И так же быстро прорастать, покрывая не только кору, но и её сочленения густым ковром чёрных цветов.

– Ха, на твоей могилке я выращу такие же цветочки. Хозяину понравится сообщение о твоей смерти. – Радовавшийся советник замер. По-моему, у него даже волосы зашевелились от осознания того, что он сейчас брякнул в пылу схватки. Князь – не хозяин. У свободных эльфов нет хозяина, если только они не изберут его себе сами. Быстрый взгляд в сторону князя и понимание: услышал.

Лес всегда поддержит сынов своих. А первому среди равных, князю, открыты все дороги в лесу, включая и тайные тропы друидов. Да что там, он сам эти самые тропы может создавать. Лес всегда поможет любимейшему из сынов найти нужную дорогу.

Прозвучал хрустальный звон – и часть лиственного орнамента отделилась от доспеха князя. Вихрь золотых и серебряных листьев стал закручиваться в хоровод. Миг – и князя уже нет на троне, а рядом с шеей советника застыл княжеский клинок.

– Я достаточно терпел тебя взамен на те крохи информации, что ты так неосмотрительно давал нам. Но это уже переполнило чашу моего терпения.

– Князь, ты… вы… не так поняли…

– Передай своему хозяину, что он нашёл слишком болтливого раба.

Возникла серебряная вспышка меча – и тело советника ушло на респаун.

– Я так понимаю, теперь можно и поговорить, когда на душе полегчало? – донёсся насмешливый голос со стороны друида.

Друид, кстати, находился в тот момент в весьма пикантной ситуации. Весь обвитый толстенными корнями, он смотрел на один тонкий, но очень острый корень, застывший в паре сантиметров от его головы. Всю брутальность картины портил ковёр из чёрных цветов, покрывающий все корни целиком, и даже на острие застывшего у головы корня рос один такой. Этот самый цветок в данный момент друид самозабвенно нюхал, делая вид, что он тут вообще ни при чём и погулять вышел.

– Между прочим, ты мне должен, имперец. Не вмешайся я, и с тебя бы получилось отличное удобрение, – вроде бы и грозно, но с бесенятами в глазах заметил развернувшийся на его голос князь.

– Да-да, я всегда знал, что я человек хороший. А с отличного человека плохих удобрений не получится. Но всё равно позвольте пожать вашу мужественную лапу и выразить слова восторга одному иностранному туристу.

И друид как ни в чём не бывало начал двигаться в сторону князя. Казавшиеся нерушимыми огромные корни осыпались прахом, оставляя на земле лишь чёрные цветы, которые начали понемногу вянуть и засыхать. И пока друид самозабвенно пожимал руку князя, находящегося в прострации оттого, что тот мог давно и легко освободиться, в зале раздался быстрый лязгающий звук шагов.

В помещение влетел эльф. Лицо его выражало крайнюю степень обеспокоенности, а глаза метались в попытках отыскать начальство, дабы поделиться радостью. Но вот князь был найден, и эльф просиял от возможность спихнуть… то есть доложиться начальству. Лицо же князя, который всё ещё держал руку друида, нахмурилось. Видимо, он занимал свою должность достаточно, чтобы в полной мере прокачать управленческую чуйку.

– Князь, каким-то образом имперцы смогли найти ваш оплот, и их армия движется в нашем направлении.

Доброе-доброе лицо князя повернулось в сторону друида, безуспешно пытавшегося освободить руку из тех стальных тисков, в которые превратилось его рукопожатие.

– У нашей основной заставы была остановлена группа имперцев, опережающая основную армию. Это послы.

– Каковы их требования?

– Империя предлагает… союз. Их армия уже помогла отбить пару оккупированных проклятыми магами наших крепостей. Нам был предложен рейд. Общий рейд в сердце леса.

* * *

Рейд – волшебное, манящее слово для любого MMO[25] -игрока. Рейд – это всегда непредсказуемая битва, очень редкие и дорогие трофеи. И только тут плечом к плечу можно скрестить мечи под вспышки файерболов с сотнями, а то и с тысячами врагов. И, возвышаясь над их павшими телами, телами таких же игроков, как и ты, изначально имеющих такие же возможности, доказать, что лишь битва – это тот истинный бог войны, что отделяет зёрна от плевел, перемалывая посредственность и вознаграждая истинный талант, то есть тебя.

«Чужая армия у ворот города, мой господин» – разве такое сообщение в любой нормальной стране может вызвать радость и азарт предстоящего сражения? Безусловно, нет. Но только в игре, когда такая вот армия предлагает рейд, лица бывших ранее врагов может озарить улыбка, ведь предстоит сражение небывалых масштабов, что, возможно, ещё долго будет будоражить умы простых игроков. И возможно, там, в сотнях разных пересказов и сплетен об этой эпической битве, мелькнут имена настоящих героев, среди которых будет и ваше.

– Эльфийское княжество принимает приглашение в рейд и объявляет о создании союза! Сердце нашего леса будет очищено. Объявляю созыв войск! – выкрикнул князь, сверкая буквально полубезумной улыбкой.

Выйдя на стену крепости, князь увидел войска империи. Уже сейчас бросалась в глаза довольно грамотная постановка: разделение по схожим умениям. Так же и знамёна. Игроки явно принадлежали всего паре крупных кланов.

– Князь, все свободные воины и маги прибыли по лесным тропам. Разрешите общий сбор у ворот замка.

– Разрешаю. Стоит нашим союзникам показать, что мы не загнанные в угол пугливые мыши, а такие же сильные союзники. Передайте всем: вид должен соответствовать, нужно произвести впечатление.

Но тут князь осёкся, вспомнив о недавнем госте. Поискав его глазами, он нашёл о чём-то ожесточенно спорящего со старейшиной друидов имперца. Во время их спора то тут, то там внезапно вырастали небольшие деревца, начинала пробиваться трава или вообще нонсенс – некоторые части их одежды покрывались цветами разной расцветки. Имперский друид на миг кинул взгляд на князя и, как ему показалось, улыбнулся под маской, но увидел князь лишь задорное подмигивание.

И имперские войска не оказались разочарованными. Сперва показались эльфийские рейнджеры, составляющие костяк войска. Их появление было некоторыми даже упущено, так незаметны и тихи они были. Раз – и из тени вышла шеренга, раз – и за сделавшей шаг первой появляется вторая. Как какие-то волшебные воины, они появлялись из лесных теней. Как только рейнджеры закончили строиться, перед ними пробили землю гибкие деревца, сразу же сплетаясь своими вершинами, образуя арки. Пустое вроде бы пространство внутри арок заполнил зелёный свет – появились из своих лесных троп друиды. Правда, вот одна арка образовалась рядом с имперским войском, и состояла она из покрытых ужасающими своей длиной шипами деревьев. А когда они сплелись и пространство заполнил кровавый свет, то по войску имперцев прошёл вздох удивления, а потом и радость от узнавания своего товарища – друида.

И последним был шквал ветра. Причём такой силы, что поднял множество листьев со всего окрестного леса. Но листва не разлетелась. Она закружилась в хороводе, постепенно наливаясь золотым свечением. Радиус этого смерча постепенно становился всё меньше, а свечение, наоборот, всё сильнее, и вот, когда листва опала, то проморгавшиеся люди увидели лишь воина в искусном доспехе. Прибыл князь.

* * *

Две армии собрались друг против друга. Напряжённость так и витала в воздухе. Почти никто не разговаривал, все были предельно собраны, хотя прямой враждебности никто не выражал. Эльфы, как представители одного княжества, имели общие черты в униформе, общая гамма цветов также сохранялась. Люди империи (хотя и не только люди) в своей одежде имели полный «художественный» беспорядок, каждый был разодет во что горазд. Но и у них сохранялась общая композиция в опознавательных знаках и стягах, позволяющая сделать вывод, что здесь собрались представители максимум пары крупных кланов империи.

В рядах людей начали нарастать гул и шевеление, а потом первый ряд разошёлся, пропуская вперёд мага. Тот имел удивительную броню: вроде и обычная роба, но во множестве мест она была укреплена настоящими драгоценными камнями, находящимися в широких полосах стали. А над плечами мага и вовсе парила пара фонящих силой кристаллов. Всё это производило эффект нерушимости и мощи. И далеко не сразу многие смогли опознать в этом маге командира, а то и друга.

– Моё имя – Гранит. Советом кланов было решено, что я буду голосом кланов в этом рейде. Готовы ли вы, отринув минувшие обиды, пойти рядом с нами, став плечом к плечу против общего врага?

– Я, избранный по праву силы и слова, князь этого леса, – вышел ему навстречу представитель эльфов. – Рад приветствовать силы… дружественной нам фракции. Надеюсь, этот бой сплотит наши народы, и в дальнейшем наша дружба останется непоколебимой, добытой в бою с кровью врага, подобно драгоценному трофею.

К этому моменту Гранит подошёл почти вплотную к князю. Поэтому смог разговаривать, не боясь быть услышанным окружением.

– Кстати, о драгоценностях… – начал было маг, но князь интерпретировал его заминку совсем иначе.

– Значит, вы всё же хотите плату за помощь? Стоило этого ожидать. В данном рейде всё же мы – заинтересованная сторона.

– Прошу не делать поспешных выводов. – Маг земли был так же спокоен и собран, в некотором роде чем-то напоминая свою стихию. – Нас интересуют драгоценности другого рода. Признаться, когда мы узнали, что нами… кхм… манипулировала третья сторона конфликта, то фактически всё, что мы от данной войны имели, – небольшие трофеи и убытки. Но ранее была мотивация. С открывшимися же фактами она исчерпала себя. Поэтому сейчас у нас было два варианта. Первый: продолжение противостояния с сумрачной надеждой победы не только над вами, но и над этими манипуляторами, лишь тогда мы могли рассчитывать на весомые трофеи. И второй вариант, собственно, который мы и хотим вам предложить. Это альянс наших кланов с вашим княжеством, который будет включать в себя не только пакт о ненападении, но и множество торговых соглашений, которые, если на то будет ваша воля, мы обсудим далее уже после рейда в спокойной обстановке. Сегодня мне велено лишь передать волю глав, которые, будучи на другом материке, не смогли участвовать лично, за что приносят искренние извинения. От себя добавлю, что многие травы, применяемые вашими следопытами, имели впечатляющие результаты, и, судя по частоте применения, вы не испытываете в них недостатка – этот товар, как и продукция ваших друидов, будет отличной торговой артерией между нашими фракциями. К тому же следопыты очень нас заинтересовали, в наших землях это весьма редкий класс, думаю, многие найдут достойную высокооплачиваемую работу для своих способностей, ещё и наш материк посмотрят.

– Действительно, драгоценность. Я с радостью приму на рассмотрение все эти пакты сегодня же, и пока всеобщая выгода в нашем союзе ясна и понятна, и мы можем не опасаться получить меч… или стрелу в спину, нам следует разработать хотя бы первый набросок нашего рейда.

– Да, этим и займёмся, ну а сейчас стоит успокоить народ. ВНИМАНИЕ, ИМПЕРЦЫ! ОТ СЕГО ДНЯ СЧИТАТЬ СОЮЗ МЕЖ ПРИСУТСТВУЮЩИМИ КЛАНАМИ И ЭЛЬФИЙСКИМ КНЯЖЕСТВОМ ЗАКЛЮЧЁННЫМ! Свидетелем выступаю я, Гранит!

– И я, князь эльфийских земель. Приморское княжество отныне ВСТУПАЕТ В СОЮЗ!

– Лидерам групп собраться на предрейдовый совет, остальным отдыхать и готовиться. Результаты совета и планы рейда будут объявлены позднее, – проговорил громко и чётко маг.

Тишину разорвали крики и овации множества голосов игроков. Все были рады союзу с таким сильным противником.

– Командиров рейнджерских звеньев, а также старейшину друидов жду на совете, – так же чётко раздал команды князь и, кивнув, обратился уже к Граниту: – Прошу следовать за мной. Как только ваши главы соберутся, мы посетим зал советов, и, если вы будете не против, я также хотел бы видеть на совете виновника торжества, вашего друида, всё же мы многим ему обязаны.

– Конечно, он вольный наёмник, в наш клан не входит, но я передам ему ваше желание, не вижу причин для его отказа.

А через полчаса начался первый межфракционный совет.

* * *

Совет прошёл весьма бурно. Камнем преткновения стала очередность атак. Тут здравый смысл вступил в спор с остатками настороженности бывших соперников, никто не хотел подставляться под атаку первым и играть роль щита, пока остальные будут уничтожать силы противника. Точнее, не хотели имперцы, у которых тяжёлые воины были в большинстве. Но всё же здравый смысл, подкреплённый парой уступок, смог сгладить углы, и новоиспеченные союзники разработали стратегию. Вернее, закрепили старую добрую тактику «святой троицы», а именно танк-ДД-хил.[26] Тут имперцы пошли на уступки, всё же понимая, что эльфы сильны именно как рейнджеры и представлены множеством вариаций этого класса, поэтому империя выделила своих тяжёлых латников и просто воинов с неплохим бронированием выступать в роли щита и держать основной удар. За ними располагались ряды эльфийских лучников, в достаточно мобильных отрядах, способные весьма вариативно реагировать на ситуацию во время боя. Последние ряды предстали рядами разномастных магов, которые были весьма разнотипны и атаковали кто во что горазд, глядя по ситуации. Ответной уступкой эльфов за предоставление тяжёлых воинов имперцами было то, что их маги, хоть и разрозненная, совершенно не систематичная единица, тем не менее представляющая грозную силу, располагались полностью прикрытые друидами эльфов, выполняющими роль класса поддержки и имеющими возможность дать время магам сменить позицию при прорыве в их ряды.

Отдельно упомяну небольшой спор, вызванный нежеланием Вереска находиться в рядах друидов поддержки. Он настаивал на том, что его позиция должна быть на передовой. Возникший спор был улажен старейшиной друидов, подтвердившим, что таланты его имперского собрата в полной мере откроются как раз на указанном им месте.

– Я бы хотел подробно остановиться на марше к сердцу леса. Из-за порчи природы друиды не могут открывать тропы в том направлении, – осторожно начал поднимать давно волновавшую его тему князь.

– Не волнуйтесь, мы смогли обойти эту проблему, думаю, за некоторые уступки в будущих торговых делах… – начал Гранит, но, увидев, как хмурится князь, быстро поправился: – За незначительные уступки мы сможем решить эту проблему.

– Хм… на то он и альянс, чтобы легко идти на НЕБОЛЬШИЕ уступки, но, если у вас получится, помощь действительно выйдет знатной, ради такого не грех и растрясти мошну, – закончил князь.

Совет подошёл к концу, и на следующее утро обе армии уже в полном составе собрались рядом с дворцом.

– Будьте готовы, мы начинаем создание портала по предоставленным вашими друидами координатам, – предупредил князя Гранит.

Ряды имперцев стали расходиться. Появились два воина, заносившие под присмотром мага большой, с новорождённого ребёнка, кристалл. Даже не будучи магом, можно было легко определить в нём сильный накопитель, он весь сиял от переполнявшей его силы.

– В вашей империи есть удивительные вещи, – выразил своё восхищение князь.

– Наш последний аргумент, как вы понимаете, не понадобился. Уж больно дорого выставлять такие аргументы, так что, сами видите, без небольших уступок тут никак.

– Да, я вижу, для нас использование такого кристалла повлекло бы за собой куда большие затраты. Поверьте, княжество умеет ценить друзей.

Тем временем к камню подошла девушка и вопросительно взглянула на Гранита. Тот кивнул:

– Чихо, можешь начинать.

Девушка, пройдя вдоль первых рядов любопытствующих воинов, дала пару указаний, чтобы те отошли, освободив побольше места. Когда приготовления были окончены, Чи сложила руки вместе, будто в молитвенном жесте. После этого сразу же перед ней появилась небольшая точка зарождающегося портала. Затем девушка постепенно всё шире стала разводить руки. Проделывала она это явно с трудом, и чем шире становился этот жест, тем сильнее разрастался портал. Окончательно сформировавшийся портал напоминал где-то три стандартных городских по своей ширине. Но Чи уже использовала последние крохи своих сил, которые уходили только на его удержание. Достигнув этой константы, магесса отвела левую руку вбок, дотянувшись до кристалла-накопителя, правой же продолжала контролировать сформированный портал. Глаза, как и поверхность кожи девушки, резко засветились приятным голубым свечением, которое тут же схлынуло, а портал с негромким пуф расширился ещё на порядок.

– Он стабилен, начинайте перемещение, портал продержится не более сорока минут, – проговорила дрожащим от напряжения голосом девушка.

Дважды просить не пришлось. Первыми сделали шаг танки. Полностью закрытые щитами или их способностями и заклинаниями, они могли выдержать удар любой силы, давая возможность подтянуться задним, менее защищённым, но чаще куда более смертоносным классам.

Сунувшийся было с первыми рядами друид был тут же задержан старейшиной:

– Не делай глупостей, ты силён, но латники на то и латники, через их стену нет пути назад, прямого урона от всех встречающихся врагов ты не выдержишь.

Немного подумав, друид всё же кивнул, соглашаясь. Но тем не менее пошёл вместе с воинами третьих-четвёртых рядов, которые не имели специализации именно в сдерживании урона, но имели хорошие латы и зачастую двуручное оружие, наносящее огромный урон врагам.

Стоило пройти врата, как всех вновь прибывших захлестнул шум схватки. Это вам не борьба с игровыми мобами в специальных подземельях, где, повинуясь сюжету, вам точно укажут, кого бить, когда бить, и ещё сопроводят всё это периодическими сценами обличительных или душераздирающих откровений боссов данжа перед их убийством. Нет, противниками выступали такие же игроки, поэтому как только дежурившие в этот момент в осквернённом сердце леса маги врага увидели портал, то тут же атаковали выходящих из него воинов, попутно отсылая сообщения с криками о нападении и требованиями подкрепления.

Но вернёмся к самому сердцу леса. Зачастую оно в разных лесах представлено совершенно по-разному. Его вид зависит от многих факторов, начиная от географического расположения леса, рас, там проживающих, и заканчивая вообще историей появления данного леса и потоков силы, разлитых вокруг. Это может быть великое древо, древняя статуя бога или вообще эволюционировавшее создание или обретший разум дух. Но что бы это ни было, оно всегда является сосредоточением силы всего леса, по нему, как по сердцу, текут потоки его силы. Пронзи сердце – и ты убьёшь лес… или поработишь его.

Прошедшие через портал воины, весьма успешно пережившие первые атаки магов, увидели здешнее сердце леса. И это было величественное дерево, накрывающее своей кроной весь лес вокруг. Точнее, накрывавшее, ибо сейчас вся листва отсутствовала и над такими же почерневшими и осыпавшимися деревьями довлели массивные голые ветви грязного серого цвета. Но сердце не было покорено. На верху дерева, в кроне, образовавшей подобие гнезда, виднелся большой, с человеческий рост, кристалл. Он весь светился слабым, еле уловимым зелёным светом, а по всей его поверхности змеились, словно вены, многочисленные чёрные линии, понемногу захватывающие его чужеродной энергией. Но столь долгая сопротивляемость кристалла была объяснима иным. Сам по себе он не был сердцем, он был лишь его вместилищем. Эльфийские леса древние и достаточно пропитанные магией, чтобы иметь возможность не просто материализовать сердце, но и зародить в нём разум. Так вот, в центре кристалла была видна замершая тонкая фигура, слабо различимая за мутными стенками кристалла.

Благодаря богам или удаче удар объединённых войск был нанесён вовремя. Стоило им затянуть с наступлением на неделю-другую, и сердце было бы отравлено, лес бы постепенно покорился новой силе и сам бы очистил себя от захватчиков, которыми бы теперь стали сами эльфы и ничего не подозревавшие имперцы. Фактически столь длительные манипуляции и атаки на средоточие силы леса не могли остаться незамеченными, и друиды давно знали о попытках подчинения всего леса. Но разлитая вредоносная сила, окутывающая множество обычных деревьев, а также частые атаки заражённых созданий создавали общий шум, фон, в толще которого даже друиды не могли дать точных данных по степени повреждения средоточия. Князь знал о попытках захвата сердца, но помнил время, когда он, только занявший этот пост, сильный, уверенный воин, пошёл в ритуале принятия к центру леса. Там он видел его хранителя и силу, разлитую вокруг, силу, которой тот с лёгкостью оперировал и подчинял. Поэтому-то князь и не верил, что найдутся люди, способные укротить такую мощь, и спокойно рассредоточивал силы по другим, более важным участкам фронта. Неизвестные же маги имели главное – время. Время и возможность вредить долго, массово и постоянно. Их проклятия, атаковавшие весь лес, все его природные структуры, истощили хранителя, просившегося сначала на помощь лесу. Спасая лес, расходуя силы, он слишком поздно понял, что на атаку-то сил уже и не осталось. Поэтому он (а точнее, она, ведь кому, как не дриаде, быть частью леса и воплощением его) предпринял единственный возможный в данной ситуации шаг – слился с материальной частью сердца, вместилищем остатков его силы, дав возможность пассивно сопротивляться отравляющей энергии чёрных магов, тем самым оттянув время окончательного покорения и заставив магов сосредоточить большую часть своего внимания на нём.

Но вернёмся непосредственно к развернувшемуся сражению.

Первые ряды рыцарей не стали бездумно бросаться в атаку. Они постепенно, шаг за шагом, под безостановочным обстрелом чёрных магов множеством заряженных ядовитой энергией частиц кристаллов, отвоёвывали метр за метром. Всё их внимание было занято поддержанием защиты, что позволило находящимся магам врага безнаказанно вести свой обстрел. Но полностью закованные в доспехи воины, причём воины-танки, имели не просто щиты, а целые связки пассивных и активных умений и магических заклинаний, обеспечивающих им на некоторое время возможность выдерживать ВСЁ. Поэтому обычная тактика магов, при которой они покоряли или уничтожали любую органику, тут не работала. Единственная их удача – это борьба с воинами, сосредоточившимися на защите от физического и имевшими слабую защиту от магического урона. В таких случаях воин сопротивлялся ровно до того момента, как частица кристалла проникала под стыки его доспехов, и если в поддоспешнике или кольчуге была хоть слабая брешь, то атакованный воин тут же терял возможность продолжать бой, сразу ощущая слабость, а потом и вовсе теряя все силы. Но Бог миловал, и таких идиотов, столь однобоко использующих защиту, было весьма мало, обычно такие специфические танки получали специальные бафы от магов, усиливающие их сопротивление магии. Не дали заскучать здешним магам и начавшие появляться в больших количествах огромные деревянные колья, бьющие прямо из земли. Такой вот первой атакой друид смог сразу же насадить на них пару чересчур увлечённых магов, подобно насекомым на иголки. Далее же данный трюк потерял большую часть своей эффективности. Маги окружили себя барьерами из кристаллической взвеси, сразу же атаковавшей столь податливую для их магии органику. Но всё же и это играло на пользу войскам, потому как часть сил и внимания теперь была сосредоточена не только на нападении, но и на защите, что дало танкам возможность вздохнуть с облегчением.

Первым же действительно переломным моментом стало появление эльфийских лучников. Эти воины, только выйдя из портала, начали такой бешеный обстрел, что маги почти полностью были вынуждены перейти в защиту, окружив себя кристаллическими сферами, напоминавшими скорее жужжащий рой пчёл. Точнее, так сделали только некоторые, соображавшие быстрее других маги, остальные же сейчас представляли собой утыканные множеством стрел лесные удобрения. За звучали хлопки персональных телепортов. Появились первые, ещё довольно несмелые попытки врага к отступлению. Казалось, ещё шаг, один нажим – и он окончательно побежит. Но вот очередной маг, открывший свой телепорт и шагнувший внутрь, тут же вылетел оттуда мёртвой изломанной куклой. А вслед за ним к первым рядам магов шагнула полностью укутанная в чёрный плащ фигура. Причём новое действующее лицо напоминало скорее один сплошной сгусток тьмы, так как не только его одежды были черны, но и весь его силуэт окутывала достаточно хорошо видимая чёрная дымка, будто маг постоянно источал тьму.

– Слабаки, меня окружают одни слабаки, не способные справиться даже с ещё большими отбросами, чем они сами! – воскликнул тёмный маг и направил руки в сторону атакующих.

Вся тьма вокруг него тут же начала закручиваться в спираль. Верхние широкие её витки послужили щитом, улавливая каждую пущенную в него стрелу, тут же превращая её в прах. А далее всё так же по спирали этот чёрный туман накрыл ряды атакующих. Честь воинам – они устояли, продолжая выступать стальной стеной и защитой для лучников. Но туман не думал останавливаться: спокойно миновав воинов, он заполнил ряды стрелков. Некоторые теряли силы, выпуская из рук оружие, другие и вовсе падали на землю без сознания. Все вокруг были игроками, поэтому туман не мог их подчинить, но и продолжать бой в таком состоянии многие не могли. Теперь осталось дело за малым – как только спадёт или истончится защита у танков, оставшиеся в живых стрелки тут же будут сметены чёрными магами.

Громкое пуф-ф отрезвило всех присутствующих. Сильнейший порыв ветра пронёсся по рядам воинов и лучников, чуть не сметая с ног и полностью унося с собой весь скопившийся чёрный туман. В телепорте стояли ровным рядом маги воздуха, не переставая зачитывать свои заклинания и не давая вновь уплотнившемуся облаку опуститься на армию. Ряды лучников залил золотой свет. Выронившие из ослабевших рук оружие воины с улыбкой подняли его с земли. Многих павших начало наполнять свечение, поднимая их трупы над землёй, а когда оно истончалось, на землю уже ступали вполне живые и полные сил бойцы. Хотя некоторых всё же лечили специфически, например, пинком искрящейся от силы ноги фигуры с закрытым маской лицом и большим кровавым красным крестом на плаще. Но такое лечение показало свою эффективность, и даже мёртвые воины вскакивали, как молодые, с остервенением бросаясь в бой, лишь бы подальше от такой помощи. Да, в бой вступили лекари.

– Идиоты, что вы пытаетесь спасти? Ту жалкую частицу не осквернённой силы хранителя? Даже это вас не спасёт, и без неё моя власть над здешним лесом достаточна, чтобы втоптать в грязь вас, отбросы! – прокричал тёмный маг под всё нарастающий гул в лесу.

А этот гул был не чем иным, как стянувшимся вокруг армии кольцом осквернённых животных и магических растений. Собственная тёмная армия из мутировавших кабанов, огромных древней и целых стай волков.

Собравшаяся армада была такова, что обещала просто смять противника своим количеством. И все это прекрасно понимали.

– Отбросы всегда останутся отбросами, мешающими жить сильнейшим, – гордо, понимая всю тяжесть сложившейся для людей и эльфов ситуации, проговорил тёмный маг.

– Знакомые фразы. Неужели тебе надоело резать безоружный молодняк в твоей любимой игрушке и ты решил перейти в эту, а, Сонг? – Крик друида был слышен на весь лес.

– Под этим ником меня знают очень мало людей, но тебя я среди них не помню, хотя нет, стоп… – задумался маг. – Да неужели? Мёртвый, ты ли это? Странно, я думал, ты будешь играть паладинишкой. Но я помню, как тебе тогда «понравилось» смотреть, как моё ПвП-крыло вырезало весь тот молодняк. Хе-хе, никто не ушёл.

– Странно, мне запомнился только ты, вбитый по пояс в землю моим молотом, – проговорил друид.

Глубокий капюшон не дал увидеть побагровевшее от злости лицо тёмного мага. Но в следующий момент он просто махнул рукой, и первые ряды тварей сорвались в атаку.

Союзные маги попробовали было атаковать непосредственно Сонга, но окутывающая его тьма не давала пробиться к нему ни огню, ни электричеству.

Правда, маги сразу же изменили свои цели: в толпу воинов ворвались звери. Волков ещё вполне можно было сдержать, но кабаны, словно неудержимые бульдозеры, проносились сквозь ряды, и тогда уже сбитых и дезориентированных людей загрызали волки. Маги ничем не могли помочь, полностью перейдя на сдерживание огромных древней – исполинских фигур, которые уже начали своё мерное, но неудержимое шествие по рядам армии. Воинам смогли помочь лучники, атаки которых оказались на диво эффективны против зверей, но совершенно бесполезны против толстой коры древней, тут надежда была лишь на магов. И всё бы хорошо, противодействие вроде бы было найдено, да вот только количество атакующих напоминало скорее неудержимое цунами. На место любого убитого кабана тут же становился следующий, место сгоревшего древня занимал другой, часто не брезгуя метнуть сожжённую тушку своего собрата в ряды воинов.

– Всё так же прячешься за спинами других, Сонг?! – выкрикнул всё пытавшийся пробиться к нему друид.

– Глупец, ты ничем не лучше этих отбросов, так и не понявших сути этой игры. Но мне повезло: я смог найти себе достойного повелителя, не такого, как та тряпка, что был у нас тогда. Тут нет ограничений, Мёртвый, разве ты не понял? Становись кем хочешь – великим воином, могучим магом или простым таким… богом. Он первым дал мне понять это, он показал, как этого достигнуть. И я не остановлюсь ни перед чем, чтобы обрести хоть каплю того могущества, которым владеет он. И для этого мне нужно просто усеять эту землю вашими трупами. ДА ЭТО ПРОСТО ПРАЗДНИК КАКОЙ-ТО! Нет запретов, нет морали, делай всё, чего желает душа, и становись сильнее! Ну а теперь ты окончательно умрёшь, Мёртвый, умрёшь, чтобы сделать меня ещё немного сильнее, приблизив на мизерную долю к ЕГО могуществу. – И весь окутывающий поле туман сосредоточился на одной фигурке друида.

Полностью перешедший в свою боевую форму Вереск мог сопротивляться недолго. Уже сейчас были видны огромные повреждения его древесного доспеха, кора же отваливалась целыми пластами. Даже одно крыло покрылось гниением и отвалилось.

– Ты ничего, ничего не способен мне сделать, Мёртвый. Кори судьбу и свою удачу, подарившую мне столь неудобные для тебя силы. Ты всё так же один, а один ты мне не соперник!

– Что ж, возможно, я действительно один ничего не смогу. Но здесь и так достаточно воинов, – устало проговорил друид.

– Твои отбросы сейчас будут раздавлены моим зверьём, как и надлежит отбросам. – Голос мага был столь наполнен весельем, что казалось, будто он сейчас пустится в пляс.

– Вообще-то я не про воинов. Ох, мне и прошлый более слабый вариант не слабо пинка дал, но выбирать не приходится, – уже еле слышно проговорил Вереск.

Он доковылял до оставленного в пылу битвы древа сердца леса, до которого воины всё же смогли протиснуться, продавив немного магов врага. Ещё раз тяжело вздохнул и опустил руки на посеревшую кору.

– К тебе обращаюсь, Мафусаил, древнейший из древней, чьи корни вгрызались в плоть земли ещё до появления дедов отцов наших. Старейший, над кем не властно само время, древняя сосна Мафусаил, дай сил! – прокричал друид, и с его рук сорвался кровавый свет, заполнивший всё дерево.

Вся чернота тут же начала спадать. Дерево снова блистало белоснежной корой, а кристалл на его вершине засиял режущим своей яркостью зелёным светом со странными кровавыми прожилками. Хрустальный звон, словно набат, разнёсся по всему лесу, перекрыв все крики сражающихся. И замершая на миг армия увидела, как тихо, с едва слышимым смехом осыпается невесомым прахом друид, как на вершине дерева из небольшой трещины в кристалле показалась тонкая, точёная женская ладонь, всё сильнее сияющая зелёным свечением. В один момент, когда свет уже резал глаза, ладонь сжалась, и зелёная волна прошлась по всему лесу. Стебли деревьев сразу стали приобретать естественный свет, звери и ужасные раны и мутации постепенно стали пропадать. Древни же остановились, к ним снова вернулся разум. Что ж, похоже, очень-очень злой хранитель полностью восстановил свои силы…

Замелькали вспышки телепортов. Теперь тёмных магов уже ничто не сдерживало от бегства.

Сонг же смотрел на это с гримасой бешенства на лице. Немного подумав, он достал из складок своей мантии небольшой амулет. Вспышка – и телепорт активирован. Сделавший было в него шаг Сонг словно на стену наткнулся. Он протянул руку к телепорту, но та так и упёрлась в него, как во что-то твёрдое.

– Повелитель, не-е-е-ет, за что?!

И будто подтверждая его слова и догадки, рядом с ним пронёсся лёгкий ветерок и едва различимое «Ты слишком слаб», после чего нематериальный в общем-то телепорт, словно старое зеркало, рассыпался мелкими осколками, как и амулет в руках мага.

Больше маг ничего не успел сделать. Волна животных сначала сбила его с ног, а потом и вовсе похоронила под своими телами. Он пытался колдовать, но налетевшие волки стали последним, что он увидел перед своим перерождением.

Где-то в далёком, покрытом вечным туманом лесу

– Ты снова умер, ученик.

– НЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕТ!!! ТОЛЬКО НЕ ТЫ!!!

Послесловие

Солнце, тёплый песок и дружелюбные аборигены – лучший отдых!

Ага! Шоб вы так жили, как я отдыхал!

* * *

– Мая сильный. Мая кидать тапор, твой… вай, больно… и савсем мёртвый быть. Мая Грон и мая сильнейший воин степи! – орало перекачанное зеленокожее нечто, напоминавшее скорее помесь бодибилдера и гориллы в модном костюме а-ля «Конан-варвар форева».

– Нэт! Мой дубина сильней твой топор. Грюк бить точно. Грюк бить больно. Ты стать совсем мёртвый тока от вида того, как играть бицепс на рука Грюк. Потому что Грюк савсэм сильный. Грюк дарить много еда племени и становиться вождь! Если Грюк стать вождь, племя долго жить и вкусно есть и никогда больше не умирать от вонючий собак! – вторил ему второй почитатель великого варвара, отличавшийся от первого лишь степенью волосатости.

Сей высокоинтеллектуальный диспут проходил под восторженные крики фанатов «Пошли вон, два нахлебника!» и подбадривающие «Мы лучше сдохнем, чем вас в вождях увидим» окружающей толпы, судя по внешним признакам и опознавательным знакам, их сородичей. От первых двоих все остальные отличались более человечными чертами и не такими монструозными габаритами.

Ах да, сей уголок демократии располагался на небольшом оазисе рядом с озерцом пресной воды и покрывавшими округу пальмами. Впрочем, не сильно-то и покрывавшими, потому как даже самый близорукий, а то и вовсе слепой вполне мог увидеть/нащупать край сего рая и окружающие его со всех сторон, обласканные солнцем пески. Причём, судя по всему, обласканные долго, тщательно и с большой любовью, потому как некоторые фанаты вполне могли использовать вместо чипсов не успевших добежать пары метров до оазиса небольших ящериц. Бедные животные не только умирали на столь «ласковом» солнце, но и представляли собой уже готовое, хорошо пропечённое блюдо с хрустящей корочкой.

Но вернемся к нашему образцу проявления волеизъявления народа – свободным выборам. Вот уже даже кандидаты разогрели себя короткими дискуссиями на тему несостоятельности своих политических оппонентов «мая топор быстрей рубить» и «мая дубин сильней крошить». Опробовали свою дипломатическую силу и выносливость… особенно после удара дубиной по голове и древком топора по зубам. И уже собирались непосредственно перейти к определению кандидата, как…

Громкий треск. Землю буквально разорвало на краю оазиса. С мягким шипением образовавшуюся брешь тут же начал заполнять песок. Но раздалось громкое пф-ф-ф, и, имитируя гейзер, песок стал выплёскиваться наружу, а из трещины резким рывком появилась половина непонятного плода. Точнее, семечки, схожей с абрикосовой косточкой, с той лишь разницей, что размером эдак с два человека.

– Вай, новый враг. Бить и есть, племя быть довольно, – была адекватная реакция политиков – это всегда так мило.

Первым добрался многоуважаемый господин Грюк с совершенно недипломатичным и насквозь матерным выкриком, сопровождавшим его молодецкий замах, обрушивший свою монструозную дубину на сей образчик любви к выживаемости.

Удар был красив и силён. Дубина направилась к монстру-абрикосокосточке с силой, способной карать и мило… и карать. Но не долетев до последней десятка сантиметров, остановилась, нанизанная на шипы, которыми тут же покрылась эта необычная косточка.

А потом образовавшуюся тишину разорвал резкий хлопок лопнувшего плода, и края толстой скорлупы начали расходиться.

– Может, будет няма-няма, – послышался голос какого-то оптимиста из толпы.

– Как бы нас няма-нямой не сделали, – тут же осадил его другой голос, который поддержал согласный гул.

Здоровый пессимизм тут был явно знаком с хорошим тоном и неплохой подоплёкой к выживаемости.

Но все умолкли, когда на очередном щелчке скорлупа разлетелась, и на песок вывалился гуманоид в необычной броне, весь покрытый тут же начавшим таять снегом, который вызвал у всех секундный переклин сознания. Но не успели было отошедшие местные радостно возликовать о минувшей их сегодня стороной угрозе, как радостный крик застрял в горле, потому как фигура произнесла совершенно душераздирающим голосом:

– Я ЖИВ! ТЕПЛО-О-О-О-О!

И душа ушла в пятки совершенно у всех, после того как фраза окончилась громким смехом, подходящим скорее тёмному властелину, пирующему на телах павших героев.

– А-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА! НАКОНЕЦ-ТО СВОБОДЕН! БОЛЬШЕ НИКАКИХ УРОКОВ А-ХА-ХА-ХА!!!

Примечания

1

НПС – персонаж, не управляемый игроками (от англ. NPC – non-player character).

2

Дебаф (англ. debuff) – отрицательный эффект на персонаже, приводящий к снижению наносимого урона. Полная противоположность бафу, временному усилению игрока.

3

Данж (от англ. dungeon – «подземелье») – место, где обитают элитные монстры, в том числе и боссы.

4

Кролег – кролик на интернет-сленге.

5

Танк (англ. tank) – игрок, отвлекающий в бою внимание противника на себя, предотвращающий нанесение урона слабозащищённым персонажам.

6

Крафтеры – игроки, специализирующиеся на переработке трофеев в разного рода ценности и вещи.

7

Хилер (от англ. heal – «исцелять») – обобщающее название всех классов, специализирующихся в первую очередь не на нанесении урона, а на исцелении союзников.

8

Моб (англ. Mob, mobile, сокр. от mobile object – «подвижный объект») – сленговое название любого игрового монстра/существа, за убийство которого игрок получает награду.

9

ПвП – игрок против игрока (от англ. PvP – Player vs Player).

10

Респаун (англ. Respawn – «перерождение») – возрождение игрового персонажа. Точка респауна (англ. respawn point) – место, в котором это возрождение происходит.

11

ПвЕ – игрок против окружения, мобов, сокр. от англ. PvE – Player versus Environment.

12

Пати (англ. party) – здесь: компания, отряд, группа.

13

Дамагер (от англ. damage – «наносить повреждения») – игрок, боевой ролью которого является нанесение как можно большего повреждения противнику.

14

ДД, или дэмидж дилер (англ. damage dealer) – тот же дамагер.

15

ИИ, или искин – искусственный интеллект.

16

Корованы – интернет-мем.

17

Берсерк, или берсеркер (др. – сканд. berserkr) – в древнегерманском и древнескандинавском обществе воин, посвятивший себя богу Одину. Перед битвой берсерки приводили себя в ярость.

18

Читерить (от англ. cheat) – пользоваться нечестными методами, ошибками и недочётами системы, использовать чит-коды – коды, которые в играх позволяют нечестным путем получить какие-то игровые ресурсы (здоровье, деньги), мошенничать, обманывать, нечестно играть, используя скрытые возможности игры.

19

Пиксель – наименьшая единица двухмерного цифрового изображения.

20

Кицунэ (яп.) – японское название лисы. В фольклоре кицунэ – это разновидность ёкая, то есть демона, иначе с японского языка кицунэ переводится как «дух-лис – хранитель лесов и рек».

21

WTF (англ. what the fuck?) – примерный русский перевод: «Что за хрень? Что за чёрт?»

22

Ой-вей (евр. рас. ײװ ױא) – восклицание, выражающее досаду, расстройство, раздражение, недовольство, разочарование, недоумение, тоску или просто баттхёрт (от англ. butthurt, дословно «боль в заднице», «жопная боль», попаболь – интернет-мем, означает обиду, гнев или моральный дискомфорт, передаёт состояние человека, который испытывает серьёзное недовольство происходящим). Переводится как «О, горе!».

23

The Show Must Go On (рус. «Шоу должно продолжаться») – песня английской рок-группы Queen из альбома «Innuendo».

24

Фаталити (англ. fatality – «фатальность, смерть, рок») – добивание противника.

25

MMO, или MMOG (англ. Massively Multiplayer Online Game) – массовая многопользовательская онлайн-игра.

26

Танк – ДД – хил – хилер.


Купить книгу "Вторая жизнь" Горбонос Сергей

home | my bookshelf | | Вторая жизнь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 20
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу