Book: Внучка палача



Внучка палача

Annotation

Перед Сарой были кусты дрока, она опустилась на колени и поползла на четвереньках под прикрытием ветвей. Где-то здесь должен был прятаться этот тип. Пару мгновений спустя она в этом убедилась. Ее голова ударилась обо что-то твердое, что на ощупь было похоже на человеческую голову. Она отпрянула, вскочила на ноги и зажгла фонарь. Луч упал на фигуру человека, он нагнулся и в следующее мгновение бросился на нее. Она вскрикнула. Что-то ударило ее по руке, она выронила фонарь, он упал на землю и погас. Одна рука неизвестного зажала ей рот. Вторая обхватила за горло.

– Ни звука! – прошипел мужской голос прямо ей в ухо. – Если вы закричите, я перережу вам горло.

Она послушалась, и незнакомец потащил ее к задней стене участка. Сара пыталась сопротивляться. Он тихо выругался и ударил ее ребром ладони по затылку.

– Без глупостей! – предупредил он. – Или вам конец!


Барбара Бёртон

Читайте в следующем номере


Барбара Бёртон


Внучка палача


Перед Сарой были кусты дрока, она опустилась на колени и поползла на четвереньках под прикрытием ветвей. Где-то здесь должен был прятаться этот тип. Пару мгновений спустя она в этом убедилась. Ее голова ударилась обо что-то твердое, что на ощупь было похоже на человеческую голову. Она отпрянула, вскочила на ноги и зажгла фонарь. Луч упал на фигуру человека, он нагнулся и в следующее мгновение бросился на нее. Она вскрикнула. Что-то ударило ее по руке, она выронила фонарь, он упал на землю и погас. Одна рука неизвестного зажала ей рот. Вторая обхватила за горло.

– Ни звука! – прошипел мужской голос прямо ей в ухо. – Если вы закричите, я перережу вам горло.

Она послушалась, и незнакомец потащил ее к задней стене участка. Сара пыталась сопротивляться. Он тихо выругался и ударил ее ребром ладони по затылку. – Без глупостей! – предупредил он. – Или вам конец!

– Пойдемте, мисс Морган. Боюсь, что час настал!

Пастор Кавендиш положил ей руку на плечо. Его серые глаза глядели на девушку с пугающей твердостью. Сара сглотнула слезы и не смогла пошевелиться. Беспомощно посмотрела она в полумрак холла, в дальнем конце которого стоял дворецкий Питтс в ливрее.

– Да, да, – пробормотала она, когда рука священника призывно сжала ее плечо чуть сильнее. – Я иду!

Пастор сделал шаг в сторону и пропустил ее в спальню. Первое, что ей бросилось в глаза, был огромный букет красных и желтых гвоздик, стоящий на маленьком столике у окна. Гвоздки были любимыми цветами деда. Затем она перевела взгляд на белую металлическую кровать. Сара знала, что ей будет неимоверно трудно, но она сжала губы и посмотрела на него.

Он лежал без движения, с закрытыми глазами. Высокий лоб был покрыт тонкой пленкой пота, щеки впали. Ноздри шевелились при каждом вздохе, в горле клокотало.

– Почему мне не сообщили раньше? – прошептала она. – Я бы за ними ухаживала.

– Он этого не хотел, – ответил пастор. – Он настоятельно просил меня и остальных ничего не говорить вам, мисс. Да, вот таким он был, старина Морган…

Сара подошла вплотную к постели.

– Дедушка! – пролепетала она. – Ты меня слышишь?

Уголки губ старика дрогнули. Дыхание сбилось, он медленно открыл глаза и посмотрел на нее.

Эти глаза! Казалось, что они гипнотизируют ее. Еще ребенком она боялась пронзительного дедушкиного взгляда.

– Сара, – прохрипел Лестер Морган. – Подошел мой срок…

– Дедушка! – девушка мужественно боролась со слезами и пыталась придать голосу твердости. Но ничего не получалось.

– Сара! – выдохнул он. – Мне пора. Я ухожу. Всевышний зовет меня к себе. Всю жизнь я был здоров, но теперь мои часы останавливаются.

У Сары перехватило дыхание.

Старик протянул ей руку, она схватила ее и внутренне содрогнулась. Тело Лестера Моргана высохло и теперь было похоже на скелет, обтянутый кожей.

– Пойди к Сесилу, моему доброму другу Сесилу. Мое завещание у него, – прошептал он еле слышно. – Я все оставил тебе. Других родственников у меня нет. Забери дом. Знаю, ты не хотела его брать. Он был слишком велик для тебя, слишком мрачен. Но все-таки забери Баррингтон-холл. Прошу тебя!

– Я заберу его! – прошептала она.

Старик подозвал ее рукой. Она наклонилась к нему и приблизила ухо к его рту.

– Ты была единственным, что у меня было в последние годы. Теперь ты хозяйка дома. Берегите это сокровище, Сара!

– Я обещаю тебе, дедушка! – сказала она. Сара распрямилась, взяла его руки в свои и сжала. Лестер Морган закрыл глаза, опять задышал спокойно и ровно, но затем грудь его опустилась и уже больше не поднялась.

Девушка лишь через пару мгновений заметила, что старик больше не дышит, и в испуге отпустила его руки.

– Упокой, Боже, его душу! – торжественно произнес пастор. Тут из угла комнаты раздался другой, хорошо знакомый ей голос:

– У него была легкая смерть. В лице Лестера Моргана от нас ушел один из последних праведников.

Сара повернула голову и с благодарностью посмотрела на доктора Обрестана.

– Что верно то верно! – подтвердил пастор и поднял глаза к потолку. – И никто не знает это лучше, чем тот, к кому он сейчас отправился. Доктор, вы свое дело сделали. А я свое еще нет.

Обрестан понимающе кивнул и вопросительно посмотрел на девушку:

– Где я могу оформить свидетельство о смерти? Извините, мисс Морган, я досаждаю вам. Но это необходимо.

– Да-да, идите в гостиную, доктор. Там вам будет удобно. Питтс проводит вас, а я сейчас подойду.

Врач удалился, и Сара взглянула на священника.

– Когда устроить похороны? – спросила она.

– Послезавтра, – тихо ответил Кавендиш. – Искренне соболезную вам, мисс. Я хочу, чтобы вы знали: доктор совершенно прав, ваш дед был одним из последних праведников. Он верно исполнял свой долг, о котором никто, кроме меня, его духовника, не знал.

Девушка с недоумением посмотрела на пастора:

– Что вы хотите этим сказать? Дедушка был всего лишь мелким служащим в таможенном управлении порта и часто ездил в командировки в разные части королевства.

– Вы в этом уверены, мисс?

– Святой отец, говорите прямо!

– Все в порядке. Вам не следует сразу думать о чем-то плохом, – священник сделал многозначительную паузу. – Ваш дед был последним палачом Литтлтона!– О Господи! – вскричала Сара. Она стала искать руками, на что опереться, потому что пол вдруг закачался у нее под ногами. Она выбежала из комнаты покойного и понеслась по коридору вглубь дома. Добежав до двери в комнату, в которой спала и так любила играть ребенком, она бросилась на кровать и зарыдала.


* * *

Ей понадобилось полчаса, чтобы взять себя в руки. Священник и врач ждали в гостиной. Доктор Обрестан выписал свидетельство о смерти, ей нужно было его подписать. Глаза Сары смотрели через окно мимо мужчин на парк и лежащую за ним дорогу.

Как же она ненавидела эту дорогу! Именно на ней три года назад произошел несчастный случай, унесший жизни ее родителей и резко изменивший ее собственную жизнь.

Девушка быстро обернулась. Старый дворецкий стоял позади и выжидательно смотрел на нее.

– Пожалуйста, Питтс, свяжитесь с похоронным бюро, – попросила она. – Пусть они заберут тело.

Она подождала, пока Питтс освободит телефон, и набрала единственный номер, который знала наизусть.

– Робертс! – ответил приятный мужской голос на другом конце линии.

– Джим! – выпалила она. – Дедушка умер. Ты не смог бы приехать сегодня?

– Выезжаю!

На линии раздался щелчок, и в телефоне зазвучали гудки. Девушка медленно положила трубку на аппарат и посмотрела на стену над камином, где висел портрет Лестера Моргана.

Старик с достоинством смотрел сверху вниз и улыбался. Сара отвела взгляд от картины.

Никто не знал его тайны – ни жена, ни сын, ни невестка, ни единственная внучка. Он доверился лишь пастору, олицетворявшему для него божественную справедливость на земле.

Дедушка Морган, палач Литтлтона, во имя земной справедливости отправивший на тот свет десятки, а может быть, и сотни людей. В школьные годы Сара много читала о системе наказаний в прошлом, время от времени и в газетах можно было найти исторические материалы о том, за какие преступления полагалась какая казнь.

Повешение. Расстрел. Обезглавливание. Утопление.

Мороз пробегал у нее по коже при мыслях о том, какие ужасные способы умерщвления выдумал человеческий мозг. А сколько невинных людей – жертв судебной ошибки или злокозненных интриг – было казнено напрасно!

Чем дольше она об этом думала, тем очевиднее становилось для нее несоответствие личности ее деда и его работы палачом. Всю свою жизнь Лестер Морган был человеком весьма разумных взглядов, с четким представлением о добре и зле, истинно верующим. Казалось, что он и мухи обидеть не может.

И этот человек был палачом Литтлтона?

А может быть, именно потому, что он был таким? Постепенно она стала понимать. Только человек с высоким чувством ответственности может выполнять такую работу без ущерба для душевного покоя.

Сара вспомнила, как однажды дед вдруг стал собираться в двухдневную командировку. Незадолго до отъезда он отправился в церковь и вернулся оттуда лишь через час. Он взял с собой в дорогу темно-коричневый чемодан, поцеловал всех домочадцев и быстрым шагом покинул дом. На рассвете следующего дня в тюрьме города были обезглавлены два осужденных, но дед вернулся лишь через день после этого – неразговорчивый и серьезный. Он тут же опять отправился в церковь и возвратился домой лишь под вечер.

И никто ничего не заметил, даже бабушка.

Поддавшись какому-то странному импульсу, Сара взбежала на второй этаж и бросилась в спальню деда. Она встала в изножье кровати и стала смотреть на умершего.

Внизу раздался звонок в дверь, и она услышала, как Питтс пошел открывать. Кто-то вошел в дом и быстро стал подниматься по лестнице. Она вышла навстречу пришедшему мужчине и уже через секунду обняла его.

– Не плачь, Сара. Я с тобой! – шептал Джим. – Все будет хорошо.

– Ах, – едва слышно проговорила она. – Если бы ты только знал…


* * *

То, что Лестер Морган играл в Литтлтоне особую роль, стало очевидным во время похорон. Отдать последнюю дань памяти старику пришли все видные люди города. Но никто никаких речей произносить не стал. Когда гроб был предан земле, все собравшиеся быстро разошлись.

Джим заботился о Саре и постоянно находился рядом.

На третий день после похорон состоялось оглашение завещания. Мистер Сесил Фэрбенкс провел церемонию быстро и по-деловому.

– До настоящего времени завещание никем оспорено не было, – заявил он Саре, сидевшей у него в кабинете. – Ваш дед в своем последнее письме просил меня и в будущем помогать вам и словом, и делом.

Он открыл ящик стола, достал большой конверт, сломал сургучную печать и вынул документ.

Медленно и выразительно он прочел те немногие предложения, из которых состоял текст завещания. Помимо Баррингтон-холла Лестер Морган завещал внучке несколько участков земли к северу от города, долину в горах и весьма приличный счет в банке…

– Вы принимаете наследство? – осведомился нотариус.

– Да, принимаю, – ответила Сара спокойно. – Интересно, а что случилось бы с наследством, откажись я от него?

– Ну, тогда моей заботой было бы продать все и основать фонд для поддержки родственников жертв преступлений, – Фэрбенкс подал Саре руку и проводил до двери.

Вечером, после ужина, сидя с Джимом в его квартире, Сара вдруг неожиданно сказала:

– Я никогда не любила дедов дом. Колонны с арками при входе всегда производили на меня тягостное впечатление. Здание довольно несуразное – узкое, но зато высокое и длинное. Ребенком я часто думала, что по ночам тут бродят черти и злые духи. А теперь вдруг все изменилось. С тех пор как я поговорила с дедом, стоя у его постели, что-то внутри меня поменялось. Ты не считаешь это странным?

– Конечно, нет. Подсознательно ты уже давно рассталась со своими детскими страхами. Это вполне естественно. Что ты собираешься теперь делать?

– Я откажусь от квартиры родителей и переселюсь в дом, который мне принадлежит.

Джим помрачнел. Сара сначала удивилась, но затем обвила его шею руками и прижала его к себе.

– Дурачок! – улыбнулась она. – Из-за моего переезда мы не станем видеться реже. Просто теперь ты будешь приезжать ко мне не на Парк-Лейн, а в Баррингтон-холл!

– Знаешь, я так привык, что ты живешь в двухстах ярдах от моей конторы. Теперь на дорогу придется тратить на четверть часа больше.

– Но это же ерунда! Ты отвезешь меня сегодня домой?

– Охотно. И уложу тебя в постельку, как уже бывало раньше!

Сара опять улыбнулась парню. Но тут ее взгляд упал на журнальный стол в углу. На нем лежала газета. Сара быстро подошла и взяла газету в руки.

Сенсационное сообщение! – прочитала она. – Умер последний палач Литтлтона!

В тексте стояло имя ее деда. Сара быстро дала газету Джиму. Он побледнел.

– Вот это да… – пролепетал он. – Даже… не знаю, что сказать.

– Кроме пастора, это никому не было известно! – сказала Сара вне себя от возмущения. – Или все-таки кому-то еще? Мне лучше сейчас уйти. Спокойной ночи!

– Спокойной ночи, – пробормотал Джим. Совершенно потрясенный, он даже не вспомнил, что только что хотел отвезти девушку домой.


* * *

Жизнь Сары Морган постепенно возвращалась в привычное русло. Она работала секретаршей в конторе пароходства, где помимо нее трудились еще шесть сотрудников. В тот день она как раз собиралась на пирс, чтобы посмотреть, как идет погрузка, когда вдруг прозвучал сигнал на ее переговорном устройстве и раздался голос мистера Эверетта, ее шефа:

– Мисс Морган, пожалуйста, зайдите ко мне!

В кабинете Томас Эверетт был не один. Там сидел еще какой-то незнакомый мужчина.

– Вы хотели поговорить со мной, сэр? – спросила она.

Эверетт поздоровался и покачал головой:

– Не я, а он. Оставлю вас пока одних.

Он поднялся и вышел.

Сара выжидательно посмотрела на незнакомца. Мужчина кивнул головой в знак приветствия.

– Прошу вас, садитесь, мисс Морган, – сказал он. – Меня зовут мистер Крафт. Я пришел извиниться перед вами от имени мэра. Он лично послал меня к вам. Он сожалеет, что произошел этот досадный случай. Никогда информация о вашем деде не должна была стать достоянием общественности.

– Я тоже так думаю. Теперь только остается надеяться, что эта информация не будет иметь лично для меня негативных последствий. Вы же знаете, каковы люди…

– Мы сведем ущерб к минимуму, для чего опубликуем официальный некролог, в котором покажем работу последнего палача города в правильном свете.

Уходя, Крафт обменялся парой слов с Эвереттом. Когда шеф вернулся в кабинет, Сара уже шла на пирс. Девушка все время спрашивала себя: кто же тот человек, который после смерти палача решил о нем рассказать?


* * *

Над Баррингтон-холлом уже опускались вечерние сумерки, когда Сара въехала в ворота. Ни одно из окон на фасаде дома не было освещено, лишь в дальнем углу сада свет из окна кухни падал на грядки с салатом.

Девушка выключила мотор и вышла из машины. Быстрым шагом подошла к двери. Она помедлила какое-то мгновение, затем повернула ключ в замке и толкнула дверь. Сара тихо вошла в холл, включила свет и огляделась.

Все здесь было ей хорошо знакомо. Двери во все комнаты были приоткрыты для лучшей циркуляции воздуха. Только дверь на кухню была закрыта.

Сара подошла к ней и постучала, прежде чем открыть. Питтс, дремавший у стола, вскочил на ноги.

– Мисс Сара! – сказал он. – Вам не нужно стучать, чтобы войти.

– Я не хотела вас напугать, Питтс, – ответила она. – Если вы не против, давайте сейчас пройдемся по всем помещениям дома. Ведь кто-кто, а вы знаете его как свои пять пальцев. Я решила въехать сюда как можно скорее. Кстати, от ваших услуг я не хотела бы отказываться.

Старый дворецкий поклонился, насколько позволяли его больные суставы:

– Премного благодарен вам, мисс. Я никогда не забуду вам этого.

Питтс принялся показывать Саре дом. Подвал отремонтировали два года назад. Каменные стены покрыли бетонными блоками, чтобы тем самым предохранить здание от сырости. Кроме того, в подвале сделали небольшие окна с железными решетками, что позволяло теперь регулировать температуру в нижних помещениях.

Девушка удивилась тому порядку, в котором Питтс, несмотря на свой возраст, содержал дом. Даже подвал выглядел таким чистым, как будто тут только вчера сделали влажную уборку.

– А что вот за той маленькой дверцей без замка? – спросила Сара, когда они прошли в самое дальнее подвальное помещение, над которым находилась лестница, ведущая с первого этажа в сад.



Питтс открыл дверцу, за ней оказалось совсем маленькое пространство. Там была уплотнена лишь внешняя стена, остальные стены остались в первозданном состоянии.

– Ваш дедушка настоял на том, чтобы хоть какое-то помещение осталось таким, каким выглядело раньше. Как своего рода документальное свидетельство. Вы хотите его переделать?

– Нет, нет, – закачала она головой.

По очереди они обошли все комнаты первого и второго этажа. Затем Питтс провел новую хозяйку в башню. Там находился кабинет ее деда. Она мельком осмотрела шкафы и поднялась вслед за дворецким на чердак. Вступив на первую ступень узкой лестницы, ведущей на маленький чердак, находящийся под крышей башни, она остановилась и спросила:

– Там есть на что посмотреть?

– Да нет. Пара старых чемоданов – и все.

Все же Сара решительно поднялась на темный чердак и подождала, когда глаза привыкнут к полумраку. Тут стоял один-единственный предмет – старый коричневый чемодан с металлическими уголками. Девушка взяла его и притянула к себе. Пятясь задом, она спустилась по лестнице вниз и положила чемодан под ноги Питтсу.

– Откройте его, пожалуйста, – попросила она.

Старик удивленно на нее посмотрел.

– Мисс, не знаю, имеет ли смысл нам сейчас… – начал он, но Сара перебила его.

– Вы совершенно точно знаете, что находится в этом чемодане, не так ли? Если в семье никто понятия не имел о занятиях деда, то, вероятно, кто-то все-таки должен был следить за его форменной одеждой, стирать и чистить ее, если вдруг на нее попадали брызги крови. Думаю, это были вы!

– Боже правый! – вздохнул Питтс, открыл чемодан с проржавевшими петлями и откинул крышку. Сара опустилась на корточки и вынула содержимое. Это были аккуратно сложенные черные льняные брюки и куртка, сапоги с высокими голенищами и капюшон с узкими прорезями для глаз.

Это была одежда палача. Моль проела в ткани дырки.

– Теперь, когда дед умер, не имеет смысла и дальше хранить эти принадлежности. Сожгите все это и проследите за тем, чтобы моль не проникла в другие помещения дома.

– Слушаюсь, мисс! – ответил Питтс.

Они положили вещи назад в чемодан, закрыли его и спустились на первый этаж.

– Журналисты еще не приходили к вам, чтобы поговорить? – спросила Сара перед тем, как отправиться домой.

– Нет, мисс. Еще никого не было. Но теперь, когда о тайне вашего деда написали все газеты, думаю, их визит не за горами.

– Посылайте всех ко мне. Я знаю, как общаться с подобной публикой. Спокойной ночи, Питтс!

Она вышла в темноту сада и направилась к машине. Вдруг услышала, как в кустах что-то зашуршало и хрустнуло. Ей даже показалось, что она услышала голос тихо выругавшегося мужчины.

– Кто здесь? – прокричала она. Ответа она не получила, но зато опять хрустнула ветка. Затем наступила тишина.

Сара села в машину, завела мотор, включила фары и развернула автомобиль. Яркие лучи пронзили темноту и осветили кусты. Девушка медленно поехала по усыпанной щебнем дорожке.

И тут она увидела силуэт человека, бегущего между кустами к ограде участка. Это был мужчина в темных брюках и темном свитере. Он мчался, низко наклонив голову.

Сара нажала на педаль газа, мотор заревел. Она быстро выехала через ворота на улицу, свернула, затормозила у конца участка и успела увидеть мотоцикл, быстро удаляющийся по проселочной дороге.


* * *

– Черт побери! – Джим хлопнул ладонью по рулю. – Он что, спятил? Только что из-за него чуть авария не случилась!

Сара сидела на пассажирском сиденье маленького грузовичка и напряженно смотрела в боковое зеркало.

– Я про тот темно-синий «Бьюик», – покачал головой Джим. – Он специально не обгоняет нас. Водители за ним уже наверняка с ума сходят от злости. И вообще, эта машина кажется мне знакомой. Она уже ехала за нами в первую и вторую поездку. Я уверен!

Через десять минут они подъехали к Баррингтон-холлу. Барри и Лорн, коллеги Сары по работе, приехали загодя на своей машине и уже поджидали их.

Началась разгрузка. Несколько особо ценных предметов, доставшихся Саре в наследство от родителей, разбирать на части было нельзя, и поэтому их приходилось вносить в дом целиком. Когда, наконец, все вещи были худо-бедно расставлены по комнатам Баррингтон-холла, уже стало вечереть.

Сара стояла с Питтсом на кухне и готовила жаркое с лапшой и зеленым салатом, чтобы покормить уставших мужчин.

– Когда я как следует приберусь, мы устроим настоящее новоселье, – сказала она за ужином.

Поев, оба коллеги Сары попрощались и ушли. Барри уехал на машине, Лорн взял на себя грузовик. Джим остался и помог девушке поставить небольшие предметы мебели на нужное место.

– Ты не поверишь, – сказала Сара. – На мое объявление об аренде уже откликнулись девять человек. Все хотят снять мою прежнюю квартиру. Не хочешь пройтись со мной вокруг Баррингтон-холла?

– В принципе, да. Но недолго, а то уже поздно. Завтра мне ни свет ни заря вставать.

Девушка удивленно посмотрела на него. Джим был стройным, симпатичным молодым человеком с темно-русыми волосами, мечтательными глазами и полными губами. Но сейчас он был как-то внутренне напряжен, мало говорил и старался не смотреть ей в глаза.

– Что с тобой? – спросила она. – С того дня, как умер дед, между нами как будто стена выросла. Джим, что происходит? Ведь причина же не в том, что мой дед был городским палачом! Ни тебе, ни твоей семье он ничего не сделал!

– Конечно, нет! Ты что-то придумываешь… Я просто переработал. Ты можешь это понять?

– Могу. Но это не причина, чтобы отдаляться от меня!

– Разве я отдаляюсь? – удивился молодой человек. – Не заметил…

– Тем хуже. Ладно, уходи и хорошенько выспись. Когда у тебя вновь появится для меня время, приходи.

Сара быстро поцеловала его в щеку и проводила до двери. Она осталась стоять в дверях, Джим лишь помахал ей рукой из машины и уехал. Совсем не так представляла себе девушка свой первый вечер в новом доме…


* * *

Была середина августа, и фермеры собирали урожай пшеницы. Даже лежа в постели, Сара ощущала ее запах.

Без четверти семь. Так рано она летом никогда не вставала.

Она вышла из Баррингтон-холла и пошла гулять по огромному участку вокруг дома. За огородом с овощными грядками начинались лужайки с кустами и деревьями, между которыми просвечивала темная каменная стена, окружавшая территорию.

Сара обнаружила маленькую калитку, которой раньше тут не было. Вероятно, дед приказал сделать ее в последние годы, чтобы не возвращаться к главным воротам, если ему вдруг вздумается погулять по полям. Калитка закрывалась на задвижку и висячий замок, который сейчас был открыт. Девушка вынула его, отодвинула задвижку, повесила замок назад и вышла на тропинку, ведущую вдоль стены к березам, растущим вдоль ручья.

Через минуту она подошла к маленькому мостику через ручей. Он представлял собой всего лишь несколько скрепленных между собой досок с легкими перилами по бокам. Сара остановилась посередине мостика и стала смотреть вниз на прозрачную воду ручья.

И вдруг она застыла от ужаса.

Из-под мостика выглядывали две детские ноги, едва укрытые каким-то грязным тряпьем. У Сары перехватило дыхание, она хотела закричать, но в горле стоял ком.

Мысли лихорадочно кружились в ее голове. Внизу лежал ребенок, и не было никакого сомнения, что он – жертва преступления.

Наконец, она взяла себя в руки, спустилась с мостика и заглянула под него. В темноте ничего разобрать было нельзя. Она увидела лишь гору тряпок, которыми тело было наполовину прикрыто. Ужасно пахло грязным бельем, Сара поморщила нос и закашлялась.

И тут раздался тихий вскрик. Голые ноги зашевелились и втянулись под тряпки, которые тоже пришли в движение. Наконец, из кучи показалась голова.

– Иди отсюда! – раздался хриплый голосок. – Я спать хочу! Мистер Гласс, лесник, разрешил мне тут остаться. Поэтому вали отсюда!

Удивлению Сары не было предела. Она поняла, что имеет дело не с ребенком, а с девочкой-подростком. Ее лицо было покрыто толстым слоем грязи, нечесаные землисто-коричневые волосы свалялись.

– Ну, чего? – закричала девочка. – Ты что, по-хорошему не понимаешь? Могу по-плохому!

Из тряпья появились два крепко сжатых кулака и двинулись навстречу Саре.

– В приют вы меня все равно больше не загоните! Лучше уж я утоплюсь в этом ручье!

– Ладно, ладно. Я ухожу!

Сара произнесла эти слова с облегчением, убедившись, что девочка жива. На остальное она решила не обращаться внимания и пошла гулять дальше. Но уже на другом берегу ручья до нее долетели новые проклятия.

– Уматывай отсюда, нечего тут разгуливать! – кричала девочка, выбираясь из-под моста. Часть тряпок упала с нее на землю, и стало видно, что на ней мятая, почти черная от грязи юбка, которая, вероятно, когда-то была белой, застиранный свитер, а поверх него – мужской пиджак.

– Какие еще будут приказания? – ответила Сара, уже начиная злиться.

– Чтоб ты сюда больше не приходила! Ты мерзкая!

– То есть похожа на тебя!

Девчонка промолчала.

– Как тебя зовут? – крикнула Сара.

– Тебе-то какое дело?

– Запомни: я Сара Морган. И ручей, и земля, на которой ты валяешься, принадлежат мне. Если уж меня не ставят в известность, кто тут шатается, то я хочу, чтобы со мной разговаривали повежливее. Поняла?

Девочка закрыла рот и широко раскрыла глаза. Она не знала, что ответить, и только замахала в воздухе руками. Но Сара уже не обращала на нее внимания и пошла дальше. Эта странная встреча отвлекла ее от мыслей, вертящихся вокруг Джима и его странного поведения. Может быть, у него другая женщина? Или во всем действительно виноват стресс на работе?

Но затем она отвлеклась и стала рассматривать окружающую ее природу. В каких-то трех милях отсюда блестело на солнце море, незаметно переходящее на горизонте в сияющее голубое небо. Сара остановилась, наслаждаясь великолепной панорамой и веселым гомоном птиц, а потом пошла назад.

Девочка сидела на мостике, болтая ногами в воде. Она умыла лицо и теперь пальцами пыталась расчесывать свалявшиеся волосы, что ей, однако, не удавалось.

Когда Сара проходила по мостику, то услышала за спиной:

– Они называли меня Кэрол. Но я ненавижу это имя. Так зовут одну из воспитательниц в приюте. Она злая и бьет детей. Дня не проходит, чтобы она кого-нибудь не отлупила. Я не хочу, чтобы меня звали, как ее.

Сара посмотрела на Кэрол:

– А как бы хотела, чтобы тебя называли?

– Вивьен. Я вспоминаю свою прошлую жизнь, и мне кажется, что когда-то меня так и называли. Думаю, это и есть мое настоящее имя.

– Хорошо. Тогда я буду называть тебя Вивьен. Ты весь год живешь здесь?

– Только летом. Зимой придется вернуться в приют. Туда, где она меня бьет.

– И ты все лето не ходишь в школу?

– Я и так все знаю, – гордо заявила грязная девочка-подросток. – Я даже на машинке печатать умею!

– Ух ты! – ответила Сара. – Мы скоро опять увидимся, потому что теперь я буду часто ходить сюда гулять.

Она направилась назад в Баррингтон-холл. Уже подходя к калитке, она услышала за спиной крик Вивьен «Простите меня!» и махнула девочке рукой в знак примирения.


* * *

Литтлтон был маленьким, аккуратным городком с приблизительно двадцатью тысячами жителей. В былые времена, когда здесь заседал суд, его побаивались, но в результате централизации британской судебной системы он утратил свое значение. Тут, правда, была еще тюрьма, как и во многих других городах, ничего особенного. Палача здесь больше не было, традиционный позорный столб с рыночной площади исчез, уступив место современной скульптуре, которая его символизировала.

Сара вдруг увидела город совсем другими глазами. Ей становилось не по себе в длинных тенях его высоких зданий. А когда она проезжала мимо тюрьмы, то ощущала холодок в затылке.

Темно-синий «Бьюик» она увидела сразу. Он ехал чуть позади в левом ряду. Это могла быть случайность, ведь, в конце концов, в городе могли быть и другие машины той же марки и окраски. Сара чуть наклонила голову и посмотрела в боковое зеркало. Свет падал так, что она не могла точно определить, сколько людей сидело в автомобиле. Кажется, двое, а может быть, и трое.

При выезде из центра «Бьюик» все еще ехал за ней, на этот раз в том же ряду. Он не менял направления движения, и когда Сара сознательно поехала в объезд, последовал за ней.

Бьюик исчез лишь несколько позднее. Девушка вздохнула с облегчением.

Она доехала до Баррингтон-холла и подогнала машину к входу в дом. Питтс ждал ее у двери.

– Кто-то звонил вам, мисс Морган, – сказал он. – Мужчина. Он сказал, что будет звонить позже.

– Спасибо, Питтс. Вы не узнали его по голосу?

– Нет. Но это ничего не значит – со слухом у меня уже неважно.

Она вошла в дом, приняла душ, надела легкую блузку и шорты и села с газетой в саду. Был чудесный летний день, она расположилась в тени большого бука, выставив ноги на солнце.

Незадолго до шести на лестнице появился Питтс.

– Он опять звонит, мисс, – сообщил он.

Сара поднялась и пошла в салон. В доме было прохладно, у нее даже мурашки побежали по ногам.

– Сара Морган, – сказала она в трубку.

– Добрый день. Говорит мистер Лестер. Вы не догадываетесь, почему я звоню?

– Нет, не догадываюсь.

– У меня к вам только один вопрос. Есть ли в вашем доме что-то, что вам не принадлежит?

– Нет, большинство вещей, находящихся тут, принадлежали моим родителям и моему деду. Я с полной уверенностью могу сказать, что все это приобретено честным путем.

– Вы меня неправильно поняли. Мне необходимо выяснить, не взял ли кто-нибудь в вашем доме что-то у другого человека на хранение, что впоследствии не было забрано назад.

– Мне ничего об этом неизвестно. Вероятно, дворецкий может знать что-нибудь, он служил у моего деда несколько десятилетий.

– Дворецкий палача!

– Как вы смеете! – возмутилась Сара. – Если вам что-то нужно, то приезжайте в Баррингтон-холл и поговорите со мной напрямую!

– Спасибо за информацию! – пробурчал Лестер. Затем трубку на другом конце провода положили.

В дверях показался Питтс, его брови были удивленно подняты:

– Я позволил себе подслушать ваш разговор. В целях безопасности, мисс. Прошу простить меня!

– Нет, ничего, это даже к лучшему, – Сара тоже положила трубку на рычаг старомодного аппарата и объяснила дворецкому вкратце, что хотел от нее звонивший. – Вы тоже не знаете, о чем речь, как я думаю?

Дворецкий отрицательно покачал головой:

– Вы совершенно правы, мисс. В этом доме нет ничего, что не принадлежало бы семье. Вот если только…

Девушка изумленно посмотрела на него, ожидая какой-то невероятной новости.

– Возможно, незнакомец имел в виду рабочую одежду вашего дедушки. Может быть, для него она имеет какую-нибудь ценность. Видите ли, мисс, за такую одежду любители могут заплатить кругленькую сумму. Как же я сразу не догадался! Это был охотник за необычными сувенирами! А я все уже сжег, а чемодан выбросил.

– И правильно сделали, – сказала Сара. – Мне бы в голову не пришло выставить одежду последнего палача западного побережья на аукцион.

Сара вышла из салона и поднялась к себе наверх, чтобы одеться к вечеру потеплее. Окна везде были открыты, чтобы впустить тепло в дом. Она выглянула из окна ванной и обнаружила синюю крышу машины, припаркованной недалеко от участка между двух кустов.

– Вероятно, это и есть охотники за сувенирами! – зло прошипела она.

Она поспешила вниз и позвонила Джиму. Он был еще на работе и отреагировал без энтузиазма, когда понял, кто звонит.

– Я работаю до восьми. А затем сразу приеду к тебе, – заявил он.

– Спасибо! – коротко ответила она. На большее ее не хватило. Она опустилась в кресло и потерла лицо рукой. Ее лоб горел, как будто у нее был жар.

«Джим, – думала она, – что же произошло? Ты ведешь себя так, будто мы чужие!»


* * *

Машина все еще стояла за кустами. Вечерние сумерки сгущались, скоро должно было окончательно стемнеть. Сара надела куртку, взяла в руки карманный фонарь и вышла из дома.

Джим так и не появился, хотя было уже без малого десять. Судя по всему, несмотря на обещание, он не приедет.

Сжав губы, Сара осторожно пошла дальше, пригнулась за маленькой группой молодых кедров и стала наблюдать за стеной. Не обнаружив ничего подозрительного, она быстро перебежала через газон, выпрямилась и забралась на большой пень.

«Бьюик» стоял несколько левее от этого места. Кто сидел внутри, видно не было.

Но в том, что там были люди, Сара не сомневалась. Она решила, что существует связь между телефонным звонком и этими тайными преследователями. Джим был совершенно прав: за ними следили еще при переезде.



Нужно вернуться в дом и запереть дверь, решила девушка. Кем бы ни были эти люди, в дом они попасть не должны!

Она быстро прошла вдоль стены до угла, а затем к дому через площадку, посыпанную гравием. Тут ей показалось, что у дальней ограды промелькнула тень.

Ей вспомнился человек, которого она видела в свете фар и который скрылся от нее на мотоцикле.

Она быстро юркнула в дом и позвала в холле Питтса.

– Слушаю вас, мисс, – откликнулся он.

– Заприте, пожалуйста, все окна и дверь у задней лестницы. И оставайтесь неподалеку от входа.

В следующий момент она вновь вышла из дома, заперла за собой дверь на ключ и сунула его в карман брюк. Наклонившись еще сильнее, чем в первый раз, девушка обошла дом. Тем временем совершенно стемнело. Зажигать фонарь было нельзя, ведь тогда неизвестный сразу бы ее обнаружил.

Перед Сарой были кусты дрока, она опустилась на колени и поползла на четвереньках под прикрытием ветвей. Где-то здесь должен был прятаться этот тип. Пару мгновений спустя она в этом убедилась. Ее голова ударилась обо что-то твердое, что на ощупь было похоже на человеческую голову. Она отпрянула, вскочила на ноги и зажгла фонарь. Луч упал на фигуру человека, он нагнулся и в следующее мгновенье бросился на нее. Она вскрикнула. Что-то ударило ее по руке, она выронила фонарь, он упал на землю и погас. Одна рука неизвестного зажала ей рот. Вторая обхватила за горло.

– Ни звука! – прошипел мужской голос прямо ей в ухо. – Если вы закричите, я перережу вам горло.

Она послушалась, и незнакомец потащил ее к задней стене участка. Сара пыталась сопротивляться. Он тихо выругался и ударил ее ребром ладони по затылку.

– Без глупостей! – предупредил он. – Или вам конец!

Вдруг где-то рядом зашуршали ветки. Мужчина вскрикнул, отпустил ее, бросился бежать, но тут же упал. По звукам можно было догадаться, что борются двое мужчин. Незнакомец опять вскрикнул, потом, судя по звукам, стал карабкаться на стену. А затем исчез.

– Сара? – спросил Джим.

– Я здесь, Джим! – она вскочила на ноги и попыталась разглядеть его в темноте.

Вспыхнул луч света. Джим подбежал к ней и обнял.

– С тобой все в порядке? – спросил он.

Девушка кивнула.

Джим посветил на стену, и они увидели веревочную лестницу, висевшую на ней. Незнакомец бежал, не прихватив ее с собой. Они сняли лестницу и понесли в дом.

Питтс облегченно вздохнул, увидев Сару живой и здоровой в сопровождении ее друга.

– Добрый вечер, мистер Робертс, – поприветствовал он молодого человека. – Как приятно вновь увидеть вас здесь. Давненько вас не было!

– Да-да, – ответил Джим, не желая продолжать разговор. Вместе с Сарой он прошел в гостиную.

– Этот человек явно искал что-то определенное, – сказал он.

– Сначала скажи мне, что с тобой происходит, – тихо попросила Сара. – В наших отношениях что-то не так. По-моему, это очевидно. Прошу тебя, скажи мне правду.

Джим печально покачал головой:

– Ничего серьезного, Сара. У меня небольшие проблемы. Это пройдет.

– И из-за этих небольших проблем ты даже не можешь обнять и поцеловать меня? – возмутилась она. – Ты стал таким холодным…

Он взял ее за руки и печально посмотрел на нее.

– Почему ты приехал так поздно? – спросила она.

– У меня была встреча с клиентом, я только в девять вечера вышел из офиса.

Вскоре Джим ушел. Он спас ее, а она даже не поблагодарила его.

Сара отправилась в спальню, и прежде чем заснуть, подумала, что прямо с утра нужно обратиться в полицию.


* * *

Ее разбудил звон разбивающегося стекла. Сначала она подумала, что ей приснился дурной сон. Но затем она поняла, что это нет так. На первом этаже опять что-то зазвенело. Сара спрыгнула с постели и выглянула в открытое окно. Рядом с одним из нижних окон она увидела горящую красную точку. Там стоял кто-то с горящей сигаретой во рту.

– Дайте мне винтовку, Питтс, – сказала она тихо, но так, чтобы мужчина внизу услышал. Горящая точка ярко вспыхнула, это от неожиданности мужчина втянул в себя воздух.

– Все, сматываемся отсюда! – прошипел он.

Из окна выпрыгнул другой мужчина, при приземлении он вскрикнул, вероятно, подвернув ногу, его сообщник грязно выругался. Он подхватил своего товарища, и оба бросились бежать.

Когда девушка спустилась вниз, Питтс уже зажег свет и осматривал место действия.

Злоумышленники выбили одно из окон.

– Я ничего не мог поделать, – пробормотал Питтс. – Ну кто мог подумать, что эти типы еще раз заявятся!

Сара молча кивнула, поспешила в салон, нашла там номер телефона и уже через минуту разговаривала с дежурным полицейским. Она назвала свои имя и адрес и в двух словах рассказала о происшествиях этого вечера. Через двадцать минут в дом прибыли два констебля и принялись обследовать место происшествия. Как выяснилось, преступники работали в перчатках и отпечатков пальцев не оставили.

– Мы составим протокол, – пообещал сержант Паркинсон, – и пусть коллеги им займутся.

Кого он имел в виду под коллегами, девушка не поняла.

– Днем меня можно найти в офисе, – сказала она и назвала адрес. – Но мистер Питтс всегда здесь и впустит вас. И тем не менее я была бы весьма обязана вам, если бы сегодня ночью вы последили за домом и участком.

– На этот счет не беспокойтесь, – ответил сержант.


* * *

– Кто вы? Что вы хотите от меня? Оставьте меня в покое!

– Это не так просто, дорогуша! Хочу дать вам хороший совет!

– Я не нуждаюсь в ваших советах! Если еще раз кто-нибудь сунет нос на мой участок, я вызову полицию!

– А вот этого делать не надо, мисс Морган! – женский голос в телефоне звучал угрожающе. – Не втягивайте в это дело полицию. Предупреждаем вас!

Сара шумно втянула в себя воздух и сжала свободную руку в кулак. Надо же! Именно в первый день отпуска раздался этот звонок.

– Чтоб вы знали, мне плевать на ваши звонки! – прокричала она и бросила трубку на рычаг. Она выбежала в холл и схватила ключи от машины. За ее спиной вновь раздался назойливый звонок телефона.

– Не берите трубку! – закричала она в сторону кухни, стремительно вышла из дома и решительно села за руль машины. Через пару секунд она выехала за ворота и нажала на газ. В нескольких десятках метрах от ворот, за деревьями у края дороги была телефонная будка. Там Сара увидела женщину ее возраста. Та быстро выскочила из будки, прыгнула на велосипед, лежавший рядом, и помчалась прочь.

Сара поехала за ней на некотором отдалении. Приблизительно в миле от Баррингтон-холла велосипедистка свернула направо в лес и исчезла за кустами. Девушка остановила машину, посмотрела на лесную дорогу и поехала следом за женщиной. Она двигалась все быстрее и быстрее. Женщина на велосипеде заметила, что ее преследуют. Она практически встала на велосипеде и стала что есть силы давить на педали. Вскоре она съехала с дороги и поехала прямо между деревьями. Саре ничего не оставалось делать, как остановиться и смотреть женщине вслед. Она поняла, что та специально срезала путь, чтобы быстрее добраться до своей цели.

Девушка опять бросилась к машине и нажала на педаль газа. Мотор взревел, и машина понеслась по неровной дороге. Далеко впереди Сара увидела маленький отрезок шоссе, она даже могла различить цвета проезжавших по нему автомобилей. Велосипедистка также оставалась в поле ее зрения, она упорно ехала вперед, все больше удаляясь от Сары.

Но тут раздался противный скрежет, машина дернулась и мотор заглох. Девушка поняла, что автомобиль застрял в грязи. Выругавшись, она включила задний ход и нажала на газ. Опять раздался скрежет, колеса провернулись в мокрой земле, автомобиль не продвинулся ни на дюйм. Сара повторила маневр, и, наконец, еще раз дернувшись, машина выехала из ямы. Девушка осмотрелась, ища глазами незнакомку, но та окончательно исчезла в лесу.

И тут из тени выехал темно-синий «Бьюик». Он мчался в сторону Литтлтона и проехал прямо рядом с Сарой. Оба человека, сидевших в машине, нагнулись, и поэтому Сара не смогла рассмотреть их лиц. Она запомнила номер машины и поехала за ней, но потеряла из виду незадолго до въезда в город.

В дурном настроении Сара отправилась домой. Когда она вошла в холл, из кухни показался Питтс. Он указал рукой на салон.

– Инспектор из Скотленд-Ярда ожидает вас, – сказал он почтительно. – Я подал ему чай.


* * *

– Старший инспектор Пинкертон, – представился мужчина. Несмотря на летнюю погоду, на нем был плащ, его шляпа лежала рядом на столе. На вид ему было лет сорок, у него было приятное лицо, черные волосы и такие же усы.

– Странно, что этим делом занялся Скотленд-Ярд, – заметила девушка.

– Дело довольно сложное, мисс Морган, – начал инспектор. – Я еще не знаю подробностей, но мне известно, что оно связано с вашим покойным дедом. Мне поручили заняться им самые высокие инстанции.

– Понимаю, – кивнула головой Сара. – Прошу вас только соблюдать конфиденциальность при расследовании. Я расскажу вам все с самого начала.

Она начала с того момента, когда ее вызвали к постели больного деда и тот умер у нее на глазах.

Инспектор записал номер подозрительной машины, который она запомнила.

– Можно мне позвонить от вас? – спросил он.

Сара кивнула.

Через минуту полицейский вернулся:

– Как я и предполагал, номер поддельный. Возможно, что машина спрятана где-то в Литтлтоне.

– Мне тоже так кажется, – сказала девушка. – Речь идет как минимум о двух мужчинах и одной женщине. Им нужно что-то в Баррингтон-холле.

– Вы догадываетесь что?

– Понятия не имею. Что вы собираетесь предпринять?

– Мы последим за домом. Для вашей охраны у меня нет достаточного количества людей. Мы установим у вас автоответчик и будем записывать все разговоры, если злоумышленники опять установят с вами контакт. Ну, а теперь разрешите откланяться.

Инспектор допил свой чай, Сара проводила его до двери. Затем она позвонила в офис Джима. Но его на месте не оказалось. Как ей сказали, у него встреча за пределами города и когда он вернется, неизвестно.

С тяжелым сердцем она положила трубку.


* * *

Последние лучи солнца пробивались сквозь листву высоких деревьев и освещали окна.

– Питтс, я пойду немного прогуляюсь! – сказала Сара.

Она вышла из дома и направилась вдоль опушки леса к полям. В какой-то момент она сняла туфли и пошла дальше босиком. Дойдя до ручья, она села на берег и опустила ноги в воду.

На дороге вдали показался автомобиль. Он ехал с востока в сторону Кардигана.

«Это Джим, – мелькнула у нее мысль. – Он едет ко мне!»

Она быстро надела туфли и поспешила по тропе вдоль ручья назад к Баррингтон-холлу. Дойдя до мостика, она заглянула под него, но девочки там не было. Вероятно, ее нашли и отправили назад в приют.

Идя по тропе дальше, она отодвинула в сторону ветви, нависавшие над тропой на уровне лица. Чуть вдали она увидела фигуру, идущую ей навстречу.

– Джим! – закричала она. – Я здесь!

Но тут она услышала за спиной шуршание и хруст веток, резко оглянулась и тут же увидела две длинные темные руки, тянущиеся к ней. Что-то белое возникло перед ее лицом. Прежде чем она успела опомниться, на ее рот и нос наложили отвратительно пахнущий кусок ткани. Сара глубоко вдохнула и тут же почувствовала, как силы оставляют ее. Тело обмякло и больше не слушалось ее. Она почувствовала, как возник второй человек, схвативший ее. Она не совсем потеряла сознание и поняла, что ее куда-то тащат. Вдруг раздался какой-то шум, кто-то громко закричал, ее отпустили, и она упала на землю.

Как долго она пролежала, неизвестно. Ткани на лице уже не было, вероятно, злоумышленники ее потеряли.

«Меня хотели похитить, – пронзила ее мысль. – Я полностью в их власти».

Сколько было времени, она не знала. Она попыталась повернуть голову в сторону и почувствовала, что к ее лбу прикасается нечто прохладное. Это была чья-то рука, прикосновение вывело ее из оцепенения.

Сара с трудом открыла глаза и руками стала ощупывать землю вокруг себя. Тут послышалось какое-то журчание. Саре стоило большого труда понять, что это такое. Но, наконец, она поняла, что это человеческий голос, обращенный к ней. Влажным и прохладным платком кто-то протирал ее лицо.

– … страх… – донеслось до нее, – … хорошо…

– Где… где… я? – пробормотала она.

– … мне. Ты… видишь?

Она все больше приходила в себя и теперь смогла осмотреться. Над ней свешивались зеленые ветки какого-то куста или дерева. Голова упиралась во что-то твердое. Она поняла, что лежат у ствола дерева.

– Ну, давай же, давай! – она опять услышала голос. – Не ровен час, эти типы вернутся!

Над ней появилось лицо. Темные глаза смотрели внимательно и чуть-чуть насмешливо.

– Вивьен! – выдохнула Сара. – Девочка у ручья!

– Конечно! Кто же еще?

– Не знаю… – Сара приподняла голову. Каждое движение причиняло острую боль. Она заставляла себя дышать глубоко и равномерно. – Кто прогнал этих типов? Джим? Или Питтс?

– Ну как же! – Вивьен обхватила ее под мышками и потянула вверх. – Вставай же, наконец! Мне же тяжело! Сколько мне еще с тобой возиться?

– Уж не хочешь ли ты сказать… – начала Сара. От мысли, пришедшей ей в голову, она потеряла дар речи.

– А кто же еще?! – девочка помогла ей встать и прислонила в дереву, чтобы Сара вновь не упала. Какое-то время обе стояли молча, затем Сара пришла в себя настолько, что смогла идти. Вивьен повела ее между деревьями и показала куда-то в темноту:

– Видишь там ветки? Мне пришлось здорово потрудиться, ведь времени у меня было не больше четверти часа. А сейчас ты наверняка хочешь узнать, как я вообще все это устроила!

– Конечно!

– Что ж, расскажу. Но лучше всего обсудить это за тарелкой горячего супа и куском сочного мяса!

Сара сначала не поняла девочку, но затем улыбнулась.

– Намёк понят! Ты почувствовала запах мяса, так ведь? – спросила она. – Ничего удивительного, ведь Питтс всего открывает окна кухни, когда готовит. Наверное, ты точно знаешь, что сегодня в Баррингтон-холле на ужин.

– Жареная свинина с тушеной фасолью, – был ответ. – А что на сладкое?

– Пошли, – Сара взяла девочку за руку и потянула за собой. – В доме выясним.

Вместе они обошли участок и приблизились к дому. Сара открыла дверь ключом. Питтс высунул голову из кухни. Когда он увидел растрепанные волосы и испачканную одежду Сары, он переполошился и поспешил навстречу.

– Что случилось, мисс? – спросил он встревоженно. – Это она вас так отделала?

– Нет, Питтс! Пожалуйста, накройте стол для девочки и подайте ей ужин.

– Как скажете, мисс!

Сара провела Вивьен в столовую.

– Ну, давай, рассказывай. Я сгораю от любопытства!

– Все очень просто. Дело было уже к вечеру. И тут я заметила, что в лесу кто-то прячется. Если быть точной, то женщина. Она наблюдала за твоим участком и даже взобралась для этого на дерево, чтобы лучше видеть, что за оградой. Так она просидела с полчаса, а затем ушла. В поле ее ждал мотоцикл. А так как я знала, что ты часто ходишь здесь гулять, я начала приготовления. Я нарезала охапку ежевичных веток и рассовала их между деревьями, чтобы оба парня, которые на тебя потом напали, не полезли сквозь них, боясь порвать штаны, а пошли точно в то место, которое я наметила. Там я на дереве сложила ворох толстых веток, да так, чтобы, потянув за веревку, которой я их связала, я могла в любой момент стянуть их вниз. Когда они тебя схватили и приволокли туда, я улучила момент и свалила все ветки на их головы. Они струхнули и убежали.

Саре оставалось только покачать головой от удивления.

– Из меня получился бы классный индеец! – засмеялась Вивьен. – Но только не подумай, что я сделала бы это для любого… Ну, где там еда?

– Сейчас будет. Питтс поставил все еще раз на плиту, чтобы подогреть. И что-нибудь попить он тоже принесет.

– Лимонад, если можно, – голос девочки уже не звучал так хрипло и вызывающе, как при их первой встрече. – Знаете ли, мисс, когда пьешь только воду из ручья и не знаешь, какая ядовитая дрянь там растворена, хочется иногда чего-нибудь вкусненького.

– Понимаю тебя, Вивьен. Кстати, ты можешь и дальше говорить мне «ты». Меня зовут Сара.

– Конечно, Сара. Ты не хочешь, наконец, позвонить в полицию?

– Да, сейчас. Ты не против, если инспектор придет прямо сейчас, пока ты здесь?

– Ну уж нет! Я поем и пойду!

Тут вошел Питтс, поставил перед девочкой тарелку с едой и удалился, укоризненно качая головой.

Сара молча смотрела, как ест девочка, и только когда та умяла целую миску пудинга и отложила ложку в сторону, сказала:

– Ну, а теперь я позвоню инспектору. Какой номер был на мотоцикле?

Не задумываясь, девочка выдала комбинацию из букв и цифр, но тут же сказала:

– Наверняка номер поддельный.

Сара проводила ее до дверей.

Девочка сбежала по ступеням и исчезла за кустами, направившись к воротам. На дворе было уже совсем темно. Сара заперла дверь и пошла в салон. Ей нужно было срочно поговорить с инспектором Пинкертоном. А затем она вызвала доктора Обрестана, чтобы тот осмотрел ее.


* * *

Ну и отпуск! Так гнусно на душе, как в эти дни, ей не было еще никогда в жизни! Вернувшись домой из магазина, она нашла записку от Пинкертона и спросила Питтса, кто ее принес. Дворецкий сообщил, что инспектор приезжал сам, чтобы заменить кассету в автоответчике.

Сара поспешила в салон и посмотрела на датчик автоответчика. На нем значился один новый звонок, она отмотала пленку и прослушала ее.

– Это Джим, – раздался родной ей голос. – Я пытаюсь тебе дозвониться вот уже пару часов. Но никак не могу тебя застать, поэтому прибегаю к автоответчику. Хочу сказать, мне ужасно жаль, что мы не виделись с тобой целую неделю. Но ты себе представить не можешь, что у меня сейчас творится на работе. Еще сегодня вечером мне придется на пару дней уехать в Кардиган. Как только вернусь, сразу приеду к тебе. А пока до встречи! Твой Джим.

Девушка задумчиво смотрела на аппарат. Джим говорил так, как будто куда-то торопился и выполнял неприятную обязанность.

Затем она прочитала записку Пинкертона и позвонила ему. Он попросил ее о встрече.

– У меня целый день свободен, – сказала она. – Когда мне лучше приехать?

– Приезжайте прямо сейчас, – посоветовал он. – Мы нашли кое-что интересное.

Полчаса спустя она уже сидела в кабинете инспектора, куда его коллеги принесли магнитофон. Пинкертон нажал на кнопку, и бобины завертелись. Первые звонки Сара уже слышала.

– Говорит мистер Лестер, – доносился голос из магнитофона. – Вы, вероятно, не осознаете своего положения. Отдайте то, что вам не принадлежит! Иначе нам придется применить силу. Недавнее проникновение в ваш дом было лишь предупреждением. Вы не боитесь за свою жизнь? Мы знаем, что вы владеете кое-чем, что вам не принадлежит.

Раздался щелчок, мужчина положил трубку.

Следующая запись имела то же содержание, но на этот раз говорила женщина. Она также закончила свою речь угрозами и предупреждением, что полиция не сможет предоставить Саре достаточную защиту.

– Они блефуют, – сказал инспектор. – Мы сделаем все для вашей защиты. Однако нам не удастся предотвратить нападения, подобные вчерашнему, если вы будете и впредь покидать дом без сопровождения.

Сара смущенно вздохнула.

– Так что вам удалось выяснить? – спросила она.

– Одну очень интересную вещь! Этот мужчина и эта женщина с большой степенью вероятности брат и сестра. Это удалось установить при анализе их голосов. Фамилию Лестер они выбрали явно только для того, чтобы оказывать на вас психологическое давление. Ведь она звучит точно так же, как и имя вашего деда. И здесь я вижу след. Домогательства начались после того, как стало известно, чем занимался покойный. Кто-то решил вам отомстить.

– За то, чего я не делала? А какое отношение это имеет к каким-то вещам, которыми я якобы завладела?

– Если бы мы это знали, мы смогли бы определить круг подозреваемых. Но пока мы ничем не располагаем.

– Есть хоть какой-нибудь план?

– Да, слушайте!

Позднее, возвращаясь домой, она думала о том, что придуманное Пинкертоном очень даже неплохо. Она была со всем согласна. Вечером два человека из Скотленд-Ярда незаметно пришли в дом и уютно устроились на чердаке у маленького окошка.


* * *

Джим что-то скрывает от нее, в этом Сара уже не сомневалась. Вероятно, какая-то другая женщина внезапно завладела им. Он стал потихоньку отступать в надежде, что Сара привыкнет к этому положению, и тогда он окончательно порвет с ней.

Девушка села в машину и выехала на улицу. До Кардигана было минут сорок езды, и ей нужно было торопиться. Конечно, будет нелегко обнаружить местонахождение одного-единственного человека в большом городе. Как утверждал Джим, он поехал в Кардиган по делам. Значит, он остановился в отеле. Друзей и знакомых у него там не было, насколько она знала. Если только это не та, другая…

Для того чтобы убедиться в этом, ей не нужно было находить Джима. Достаточно было обзвонить все отели и пансионы и узнать, не остановился ли он там.

Шоссе вело вдоль побережья моря. Постепенно оно стало подниматься вверх. Вскоре начались участки с крутыми обрывами, где часто случались несчастные случаи. Сара сбавила скорость. Опасный отрезок вскоре закончился, и шоссе, образовав несколько узких серпантинов, стало спускаться вниз на прибрежную равнину. Машина послушно вписалась в первый поворот, но вдруг как-то странно задергалась, и ее стало слегка заносить. Сара нажала на тормоз и выровняла машину рулем.

Девушка посмотрела в зеркало заднего вида. У нее было такое ощущение, что она только что проехала по покрытому льдом участку, где машину слегка занесло, но когда она выехала на чистый асфальт, все опять пришло в норму.

Сара слегка нажала на газ и повертела рулем вправо и влево. Все работало как обычно. Она повела машину в очередной поворот.

Вдруг в автомобиле что-то треснуло и звякнуло. Девушка вздрогнула. В самой середине поворота машину вновь стало заносить, но на этот раз вращением руля ей не удалось выправить направление движения. Машина ее больше не слушалась! Автомобиль понесло поперек шоссе, затем с противным скрежетом он стал съезжать с полотна в кювет. Где-то под сиденьем Сары что-то зазвенело, в лобовое стекло брызнула грязь, на скорости тридцать пять миль в час машина полетела по поросшему травой склону кювета.

Тут Сара услышала гудок машины и увидела, как навстречу ей едет автомобиль. В ужасе она поняла, что ничего предпринять не может. К счастью, встречный автомобиль резко повернул в сторону и столкновения не произошло. Машина Сары перелетела через дорожное полотно и помчалась по склону куда-то вниз. Колеса пропахали в земле глубокие борозды, это чуть снизило скорость. В какой-то момент автомобиль резко подбросило. Ремень безопасности удержал Сару, но все равно она подпрыгнула на сиденье и ударилась головой о потолок. Раздался глухой стук, перед глазами поплыли цветные круги. В следующий момент автомобиль ринулся в узкое пространство между двумя торчащими из земли скалами. Слева и справа раздался отвратительный металлический скрежет, машина дернулась еще раз и замерла, мотор заглох. Сара закрыла глаза. Когда она вновь их открыла, то увидела, как к ней кто-то бежит.

Сара отстегнула ремень безопасности и открыла дверь. Шатаясь, она выбралась из машины и остановилась, опираясь на корпус автомобиля. Скалы прочертили на его боках глубокие царапины. Сквозь краску стал виден голый металл.

– Эй! – раздался голос сверху. – С вами все в порядке?

– Кажется, да, – едва дыша ответила Сара.

Мужчина подбежал ближе и озабоченно осмотрел ее. Сара коротко взглянула на него. Без сомнения, это был кто-то из местных. На его лице выделялись большие, выразительные глаза. Мужчина протянул ей руку.

– Меня зовут Гордон Эшли, – представился он. – Пойдемте. Я отвезу вас к врачу. И в полицию сообщить нужно. Я был случайным свидетелем вашей аварии. Очень странный случай. Нужно перед выездом проверять техническое состояние машины!

– Да, конечно, – пробурчала она и оперлась на его руку. Медленно они стали подниматься по насыпи. Эшли сказал, что авария странная, и тут она испугалась. До нее вдруг дошло, что кто-то мог повредить ее автомобиль, например испортить рулевую колонку или что-то сделать с тормозами. Эта авария была запланирована!

То есть ее неизвестные враги вновь нанесли удар, на этот раз с целью убить ее.

Теперь речь уже шла не о том, чтобы получить что-то из ее дома. Им нужен был весь Баррингтон-холл, и поэтому они попытались убрать ее с дороги.

Эшли подвел ее к своей машине и помог сесть на сиденье рядом с водительским.

– Подождите, – сказал. – У вас ведь наверняка была с собой сумка с документами. Да и ключ остался в замке зажигания.

– Да, – выдохнула она.

Мужчина отошел и вскоре вернулся с вещами.

– Я запер вашу машину, – сказал он. – На всякий случай.

– Меня зовут Сара Морган, я живу в Литтлтоне, – сказала она, когда они уже давно ехали на восток. – Я очень вам благодарна. Вы появились как раз в нужное время.

– Я специально ехал медленно, чтобы рассмотреть местность, – улыбнулся Эшли. – Не часто мне приходится знакомиться с приятными людьми при таких странных обстоятельствах. Лучше всего будет, если сначала я отвезу вас к врачу. Вы можете располагать мной, сколько потребуется.

Она бросила на него короткий взгляд, а затем стала смотреть в окно.

«Что это за мужчина?» – спрашивала она себя. Через какое-то время она призналась себе, что он произвел на нее впечатление. Сейчас он отвезет ее к врачу, машину переправят в мастерскую, она вернется в Баррингтон-холл. Встретится ли она со своим спасителем вновь?

Тут ей пришло в голову, что она была бы не против увидеть его вновь при более благоприятных обстоятельствах…


* * *

– Вам повезло. С вами все в порядке.

Доктор сделал ей жест рукой подниматься. Она встала с кушетки.

Сара оставила ему визитную карточку, чтобы врач знал, куда и кому послать счет, взяла жакет и вышла из кабинета. Эшли ждал в машине и вопросительно посмотрел на нее. Сара указала ему рукой на телефонную будку, стоящую чуть поодаль:

– Я позвоню в полицию и в автомастерскую.

Сара вошла в будку и набрала номер офиса Скотленд-Ярда в Литтлтоне. Она коротко рассказала все дежурному, на что тот ответил, что машину заберут в ближайшее время на эвакуаторе.

– Оставьте, пожалуйста, ключ под сиденьем или в каком-нибудь другом месте, где мы сразу сможем его найти, – сказал он в конце разговора. Она обещала так и поступить, затем опять села в машину своего спасителя.

– У меня ни одной царапины. Даже синяков нет, – сообщила она ему.

– Примите мои поздравления. Можно пригласить вас на чашку кофе?

– Конечно. Но дольше чем на полчаса мы задерживаться не можем. Я обещала оставить ключи где-нибудь в машине.

Они зашли в ближайшее кафе, где Гордон угостил ее чашкой кофе по-ирландски. Уже полчаса спустя они подъехали к месту аварии, и Сара сунула ключи под водительское сиденье.

– Я не хочу показаться вам навязчивым, – сказал Эшли, когда они опять ехали в машине, на этот раз обратно в Литтлтон, – но вы не будете против, если мы перейдем на «ты».

Девушка тут же согласилась. Из разговора со своим спасителем она узнала, что он инженер-строитель и часто мотается по работе между Кардиганом и Гудвиком. Он высадил ее у ворот Баррингтон-холла и с интересом взглянул на дом.

– Спасибо тебе за все, ангел проселочных дорог! – пошутила она на прощание.

– Не за что, ангел сломанных машин! – смеясь ответил он. – Я позвоню тебе, если ты не против.

– Договорились!

Сара захлопнула дверцу, и он уехал. Она еще какое-то время стояла у ворот и смотрела ему вслед, пока он не исчез из виду. Затем она пошла к дому, размышляя, как ей себя вести с новым знакомым впредь.

Войдя в дом, девушка поспешила к телефону. Открыв телефонную книгу, она обзвонила все самые известные отели Кардигана. Она называлась вымышленным именем и спрашивала, не остановились ли в данном отеле мистер и миссис Робертс. На восьмой раз ей повезло.

– Весьма сожалею, – ответил портье. – Но дама по фамилии Робертс у нас не останавливалась. Сегодня приехал некий мистер Джим Робертс. Передать ему что-нибудь?

– Нет, спасибо, – ответила она. – Мне нужно было поговорить именно с миссис Робертс.

Сара положила трубку. То, что Джим жил в отеле один, еще ни о чем не говорило.


* * *

Это был ничем не примечательный конверт. Сара распечатала его и достала один-единственный лист бумаги и развернула его. Из него выпал кусок бечевки, какой перевязывают бандероли и посылки на почте. Бечевка была свернута в форме петли. Сара поняла, что это угроза. На бумаге было сообщение, составленное из вырезанных из газеты букв: Вы – следующая жертва палача!

– Подлецы! – выпалила она. – Кто бы вы ни были, вы горько поплатитесь за то, что мучили меня!

У лестницы возник Питтс со стопкой постельного белья в руках.

– Вы звали меня, мисс? – спросил он.

– Вот! Пришло письмо с угрозой. Я хочу лично отвезти его в полицию.

– Вы не забыли, что у нас два полицейских на чердаке? – спросила дворецкий.

– Нет, не забыла. Но им нельзя покидать свой наблюдательный пост.

– Будьте осторожны на улице! – предупредил старик. – Вдруг вас опять захотят похитить.

– Да, спасибо, Питтс.

Пока Сара переодевалась, она вспомнила о петле. Что заставляло незнакомцев действовать так жестко? Может быть, они действительно хотели отомстить за кого-то, кто погиб от рук палача? Возможно, за невиновного, смерть которого обрекла его семью на страдания?

В отчаянии она закрыла лицо руками. Она все четче представляла себе все ужасы этой профессии. Фантазия рисовала ей лица осужденных.

Вероятно, именно этого и добивались ее преследователи – довести ее до безумия или хотя бы измотать до такой степени, что она сама отдаст им то, о чем даже не догадывается.

В мыслях она вернулась в тот день, когда ей позвонили и попросили приехать к умирающему деду. Она села в машину и прямо из офиса отправилась в Баррингтон-холл.

– Ты была всем, что у меня было в последние годы. Теперь ты – хозяйка дома. Береги это сокровище, детка!

Это были его последние слова. Может быть, в них заключалась разгадка тайны? Был ли сам Баррингтон-холл сокровищем? Или дом служил лишь хранилищем для какого-то сокровища? Не значит ли это, что в доме что-то спрятано?

Чем дольше она об этом думала, тем более вероятным ей это казалось.

Звонок телефона прервал ее размышления. Он прозвенел два раза, затем включился автоответчик.

Сара поднялась и поспешила в салон. Она сняла трубку и ответила, не выключая записи.

– Это Гордон, – раздался уже хорошо знакомый ей голос. – Я только хотел узнать, как у тебя дела?

В прошедшие с момент аварии дни Эшли позвонил ей раз шесть или семь, и в конце концов она рассказала ему все.

– Ничего… – ответила она. – Как мило с твоей стороны, что ты позвонил. Я получила письмо с угрозами и собираюсь передать его полиции.

– Вот мерзавцы! – ответил он. – Попались бы они мне в руки! Слушай, Сара. У меня много связей, и я могу помочь тебе. Возможно, даже больше, чем адвокат или полиция. Я буду держаться поблизости от тебя, но в Баррингтон-холл пока не приду. Мы могли бы встретиться в каком-нибудь другом месте.

– Спасибо, большое спасибо, – пробормотала она. – Но разве я имею право вмешивать еще и тебя в это дело? Я поговорю об этом с инспектором.

– Только не это! Тогда у него станет больше на одного человека, которого он должен будет оберегать. Нет, думаю, будет лучше, если ты не расскажешь ему обо мне.

– Хорошо. Но когда-нибудь он и сам все заметит.

Они договорились встретиться на следующий день после обеда в Веллингтонском парке. Положив трубку на рычаг, Сара глубоко вздохнула.

Она поднялась по лестнице и зашла в ванную. Ее машина еще не была отремонтирована, и поэтому она решила отправиться в полицию на автобусе. Но тут в ее комнате появился Питтс.

– Старший инспектор хочет поговорить с вами, мисс, – сообщил он.

– Он как раз вовремя! – сказала Сара. – Проводите его в гостиную, пожалуйста!


* * *

– Вот, посмотрите, – осуждающе сказал Питтс и указал на коробку с консервами. – Это доставили только вчера, а сегодня я не досчитался трех банок. Кроме того, пропали две пачки сухарей и пачка печенья.

Сара обнаружила, что исчезли также несколько пакетиков с арахисом и бутылка лимонада. Именно по ней Сара и догадалась, чьих это рук дело.

– Ладно, Питтс. Но ваши глаза и уши действительно вас стали подводить. Вам не удалось поймать нашу маленькую бродяжку. В который раз уже пропадают продукты?

– В пятый, мисс. И я не могу себе объяснить, как это происходит.

– Наша грязнуля постоянно бродит вокруг участка, Питтс. Не исключено, что ночи она проводит уже по эту сторону ограды. В кустах. Полицейские, сидящие на чердаке, пока ее не заметили. Это и понятно, ведь приборов ночного видения у них нет. Пожалуйста, всегда запирайте калитку в саду и следите за тем, чтобы все окна были закрыты. Мне не нравится, что эта девочка залезает к нам в дом и таскает продукты из подвала. Если уж ей так хочется есть, пусть постучит в дверь и попросит.

– Вы совершенно правы, – согласился с ней дворецкий. – Я не могу себе объяснить, как ей удается пробраться в дом. С того самого времени, как вам стали угрожать неизвестные, я держу все двери и окна запертыми, за исключением того времени, когда проветриваю дом.

– Думаю, она может пролезть везде, как кошка, – сказала Сара. – Поэтому-то ей не составляло труда сбегать из приюта.

Поговорив с дворецким, Сара отправилась в гостиную, чтобы разобраться с бумагами деда. Этим она занималась до полудня, и когда Питтс объявил, что обед готов, была рада отвлечься.

– Он еще не приехал? – спросила она, имея в виду инспектора, который позвонил еще утром и выразил желание приехать.

– Нет. Хотя вот я слышу, как к дому подъезжает машина.

Сара встретила Пинкертона у двери.

– Плохие новости, – сказал он, даже не поздоровавшись. – Коленчатый вал вашей машины был подпилен и должен был сломаться даже при средней нагрузке. Сейчас вопрос в том, как этим типам удалось проникнуть на участок.

– Я не знаю, как долго я ездила на поврежденной машине, – сказала девушка. – Может быть, ее повредили, когда в доме еще не дежурили полицейские. Вы помните, как я рассказывала вам о моем первом визите в дом после смерти деда? Тогда я застала мужчину в саду. Может быть, он повредил машину, когда я вместе с Питтсом осматривала дом?

– Да, – кивнул головой инспектор, – возможно, так оно и было.

– Ну, и что теперь делать? – спросила Сара. – Есть у вас хоть какой-то след?

– Надеюсь, что скоро будет, – сообщил инспектор. – Нам нельзя действовать слишком поспешно. Думаю, они уже в курсе, что к делу подключилась полиция.

Он поднялся и пожал плечами:

– Сожалею, но мне пора идти. Долг зовет.


* * *

Машина выглядела как новая. В мастерской не только отремонтировали ходовую часть, но и выпрямили все поврежденные детали корпуса и заново покрасили весь автомобиль.

Сара обошла машину и осмотрела ее со всех сторон. С очищенными и отполированными колпаками на колесах она выглядела и впрямь как только что с конвейера. Никому и в голову бы не пришло, что совсем недавно с ней случилась ужасная авария.

Девушка открыла дверь, вынула из замка ключ зажигания и заперла машину. Она оставит ее здесь, где она видна со всех сторон.

Затем Сара быстро зашла в дом. Сейчас она была в Баррингтон-холле одна. У Питтса был выходной во второй половине дня, полицейских инспектор на время отозвал – по очень веским причинам, как он сказал. За мужчинами приехала машина, которая еще и Питтса подвезла в город.

Сара поднялась в комнату на самом верху башни. Она вошла сюда во второй раз со смерти деда. Девушка села в тяжелое кресло, стоящее за массивным дубовым столом, и обвела взглядом книжные шкафы слева и справа от себя. В них она увидела труды по анатомии и хирургии, а также много религиозной литературы. Целую полку занимали книги по психологии. То, что ее дед был образованным человеком, она знала всегда. Но что он занимался глубинами человеческого сознания, было ей в новинку.

Теперь, когда ей была известна профессия деда, она смотрела на это совершенно другими глазами.

Из окна открывался отличный вид на улицу. Тут она увидела машину, затормозившую у ее дома, а затем и въехавшую во двор. Сначала она подумала, что это кто-то чужой, но затем поняла, что это машина Джима, и побежала вниз.

– Наконец-то ты приехал! – громко крикнула она ему. – Ну и где ты пропадал?

Молодой человек недоуменно посмотрел на нее:

– Ты разве не прослушала мое сообщение на автоответчике? Я был в командировке.

– Да, я знаю. Ты ездил в Кардиган. Я поехала навестить тебя, но по дороге попала в аварию.

Джим насторожился и взял ее за руку:

– Этого еще не хватало! Надеюсь, ты не пострадала?

– Я – нет, а вот машина очень сильно. Пришлось ее всю заново красить, как ты видишь. Ты зайдешь? Или ты приехал, чтобы окончательно распрощаться со мной?

– Нет! Конечно, нет, – вскричал он. – Твоя фантазия до добра не доведет! Думаешь, я не знаю, что ты звонила в мой отель в Кардиган, чтобы выяснить, с кем я там встречаюсь? Если ты мне не веришь, то о чем вообще говорить!

– Пожалуй что так! Боюсь, что нам действительно больше не о чем говорить!

Джим посмотрел на нее так, будто она только что вынесла ему смертный приговор. Он резко отвернулся от нее и попятился к машине.

– Если бы ты знала, насколько мерзко ты себя ведешь! – крикнул он ей. – Ты что, забыла все, что было между нами, как хорошо нам было вместе?

Сара расплакалась и медленно опустилась на ступени перед входом.

– Как тебе не стыдно! – сквозь слезы проговорила она. – Ведь это ты вдруг стал отдаляться от меня! Так вот знай: теперь у меня есть другой!

Джим резко повернулся назад, подбежал к ней, схватил за руки и притянул к себе.

– А ну повтори! – проревел он.

– Чем я хуже тебя? Ты завел себе другую женщину, с которой в отличие от меня ты можешь жить, не подвергая себя опасности. И я нашла себе другого парня. Забудь все, что было между нами. Так будет лучше для нас обоих!

– Сара! – закричал Джим. – Не делай этого! Это какая-то чудовищная ошибка! Опомнись!

Она вырвалась из его рук, вбежала в дом и захлопнула дверь. Там она, плача, прислонилась спиной к прохладной стене холла и выглянула в окно. Джим стоял какое-то мгновение, как громом пораженный. Затем побрел, опустив голову, к машине, сел в нее и уехал.

Сара понимала, что между ними все кончено. Она поплелась в спальню, упала на постель и зарыдала. Когда она немного пришла в себя, уже наступил вечер. Она приняла душ, переоделась и покинула Баррингтон-холл. О встрече с Гордоном Эшли она не забыла.


* * *

– Как хорошо, что ты пришла! – Гордон мягко улыбнулся и кивнул головой на маленькую скамейку, стоящую рядом. – Давай присядем?

Сара чувствовала еще слабость во всем теле и охотно согласилась.

– Вообще-то я не в том настроении, чтобы куда-то идти, – призналась она. – Но уж коли мы договорились… Я не хотела подводить тебя.

Он засмеялся:

– Вот это да! Получается, ты пришла лишь из чувства долга.

– Пожалуй что так. Но если серьезно, я бы никогда не пришла сюда, если бы это была для меня лишь неприятная обязанность.

Гордон взглянул в сторону и увидел ее машину, стоявшую на примыкавшей к парку улице.

– Классная машина, – похвалил он и снова перевел взгляд на Сару, – ты, похоже, действительно чувствуешь себя неважно. А я хотел показать тебе пару чудесных уголков в этом парке.

Они поднялись и гуляли почти час по Веллингтонскому парку. Сара чувствовала, что Гордон пытается отвлечь ее от грустных мыслей. Она была ему за это благодарна, но у нее не было сил показать ему это.

Когда они стояли у пруда, Сара невольно зевнула. Она тряхнула головой, пытаясь прогнать сонливость, но затем дотронулась до рукава Гордона и сказала:

– Мне нужно вернуться домой и лечь спать. Потрогай мой лоб!

Она взяла его ладонь и прижала к своей голове.

– У тебя температура! – констатировал он. – Я отвезу тебя домой.

– Нет, нет, не надо! Я сама доберусь.

– Когда мы опять увидимся? Ну, если ты хочешь, конечно…

– Ты же знаешь мою ситуацию. Я не хочу втягивать в это дело еще и тебя. Когда все будет позади, я сама позвоню тебе. Телефон и адрес у меня есть.

– Ты думаешь, что я оставлю тебя одну в опасности? Сара, как раз сейчас тебе нужен кто-то рядом.

– Что ты имеешь в виду?

– Я проведаю тебя. В ближайшие же дни.

– Спасибо!

Сара коснулась его руки и поспешила прочь. Подойдя к машине, она заметила, что та как-то странно стоит. Приглядевшись внимательнее, она поняла, в чем дело: все четыре шины были проколоты.

Девушка тихо выругалась и поспешила к ближайшей телефонной будке.


* * *

Один из коллег Пинкертона отвез ее на своей машине домой. Он два раз проехал мимо Баррингтон-холла, чтобы осмотреть местность. Сара так и не поняла, искал ли он незнакомцев или своих коллег, спрятавшихся где-то поблизости. Мужчина высадил ее у дома, она поблагодарила его и сказала:

– Я сообщу старшему инспектору, если что-нибудь случится.

Она вошла в дом, сняла куртку и пошла на кухню к Питтсу. Но, как оказалось, тот еще не вернулся из города. Она поднялась в спальню и легла на постель, сунув руки под подушку. Вдруг ее пальцы нащупали какую-то бумагу, она быстро вынула ее. Это был запечатанный конверт без какой-либо надписи. Она разорвала его и тут же отбросила в сторону.

Внутри опять была петля! То есть эти люди проникли в дом, воспользовавшись отсутствием дворецкого и хозяйки! Иначе как мог оказаться конверт у нее под подушкой?

Она вскочила с кровати и принялась систематически осматривать комнаты. Она обнаружила, что одна из дверец подвесного шкафчика в ванной неплотно закрыта. В гостиной стол был сдвинут в сторону. Было видно, что кто-то обыскивал дом.

Сара решительно спустилась в салон. Телефон был на своем месте. Но шкаф у стены стоял как-то не так. Сара взяла трубку и набрала номер офиса Скотленд-Ярда. Она сообщила о произошедшем. Пинкертон прислал двух сотрудников – мужчину и женщину. В течение пятнадцати минут они осмотрели дом, а затем уехали.

Девушка была выбита из колеи. Чтобы хоть как-то успокоиться, она включила телевизор и стала смотреть какое-то шоу.

Но это не помогло, в голове вертелось столько мыслей, что они не давали ей покоя. Она представляла себе, как мужчина и женщина незаметно для полиции проникают в ее дом и обыскивают его. А может быть, это был всего один человек? Она не знала…

Наверное, Питтс не закрыл какое-нибудь окно или одну из дверей, а она этого не заметила, когда уходила. Злоумышленники этим воспользовались и проникли в дом.

Когда стало смеркаться, Сара поднялась с места и стала бродить по дому. Она подумала о Вивьен. Если кто и мог заметить незнакомцев, то только она. Сара решила, что ей нужно найти девочку и обо всем расспросить. Наверняка ей известно больше, чем она говорит.

Девушка поднялась на второй этаж и посмотрела через окно на сад и участок по ту сторону ограды. Вдали у моста через ручей она увидела неясную фигуру в серой одежде. Сара открыла окно и высунулась наружу.

Фигура двигалась. Саре показалось, что она машет ей рукой.

– Хорошо! Сейчас приду! – крикнула она, сбежала вниз по лестнице, надела туфли и вышла из дома. Она тщательно заперла дверь и побежала прочь от дома.

Сара подошла к калитке, приоткрыла ее и осторожно высунула голову. Было еще довольно светло, и поэтому она могла хорошо рассмотреть все вокруг. Там вдали, у моста, ее ждала девочка.

Девушка пошла быстрее, чтобы поскорее встретиться с Вивьен. Идти она старалась как можно тише.

На цыпочках она вышла на тропинку, ведущую к ручью.

– Вот ты где! – сказала она, зайдя на мостик. Вивьен не ответила. Она перегнулась через перила и смотрела вниз.

– Эй! Скажи что-нибудь! – попросила Сара. – Или ты язык проглотила?

Девочка выпрямилась и медленно повернула к ней голову. И только тут Сара увидела, что это вовсе не Вивьен, а незнакомая ей молодая женщина!

– Добрый вечер, мисс Морган! – произнесла она голосом, который Саре был уже хорошо знаком. – Мы уже встречались с вами раньше. Я – миссис Лестер. Теперь вы в наших руках!

Сара вздрогнула, как только женщина начала говорить, и попятилась назад, споткнулась о какой-то корень, упала навзничь, но быстро вскочила на ноги.

– Это вы! – проговорила она. – Почему вы меня преследуете?

– Вы отлично знаете, что нам нужно! – ледяным голосом проговорила женщина. – Не ведите себя так, будто ваш дед был ангелом!

Саре удалось взять себя в руки. Она сложила руки на груди и высоко подняла голову:

– То, что вы от меня чего-то хотите, мне неизвестно. Пойдемте вместе со мной в дом. Обыщите его! Мне все равно. Я не знаю ничего в Баррингтон-холле, ради чего стоило бы устраивать весь этот цирк и даже идти на уголовные преступления. Петля, которую вы мне прислали, миссис Лестер, – Сара выделила интонацией имя женщины, – скоро будет надета на вашу шею и на шею вашего братца!

Последнее замечание попало в яблочко, так называемая миссис Лестер вздрогнула и зло уставилась на Сару.

– Вам скоро конец! – прошипела она и попыталась схватить девушку.

Та попятилась назад и отбила руку нападавшей.

– Не думайте, что вы можете что-то сделать со мной, – попыталась блефовать она. – Я сумею постоять за себя.

То, что она в ловушке, Сара поняла пару секунд спустя. За ее спиной зашуршали ветки. И не успела она оглянуться, как ей на голову надели мешок, и она перестала что-либо видеть. Мешок быстро перевязали веревкой на шее. Сара начала кричать, но крики заглушала толстая ткань. Кроме того, мешок был на толстой подкладке. Сильные мужские руки обхватили ее сзади, женщина заломила руки Сары за спину и связала запястья веревкой.

– Ни звука! Или я убью вас! – пригрозил мужчина. Он схватил ее за руку и повел куда-то. Почва под ногами была неровной, девушка все время спотыкалась, ветки били ее по телу. Щелкнуло что металлическое. Мужчина заставил ее нагнуться, лечь в какую-то емкость, подогнув ноги. Сверху захлопнулась крышка, и через секунду заработал мотор.

«Я лежу в багажнике, – догадалась Сара. – Как только я могла так глупо попасть в их ловушку!»

Машина начала движение. Девушка чувствовала, как водитель осторожно ехал в темноте. Все говорило о том, что он хорошо знает местность.

– Мы отвезем тебя в милое местечко. Там тебе понравится! – услышала Сара голос женщины из салона машины.

Она не стала отвечать. Широко раскрыв рот, она хватала воздух, которого в багажнике становилось все меньше. Она ужаснулась при мысли, что если ехать придется далеко, то она задохнется.


* * *

Лестер сдернул с Сары мешок и привязал ее к балке в каком-то сарае. Затем он затянулся сигарой и пустил струю дыма ей в лицо. Сара зажмурила глаза и задержала дыхание, чтобы дым не попал в легкие.

– Ты дура! – сказал, наконец, мужчина. Он был крепкого телосложения, с изъеденным оспой лицом. По нему было видно, что он вырос среди людей, которые признавали только физическую силу.

– Это как сказать, – возразила она ему, а затем сказала, акцентируя каждое слово: – Всё, что вы сделали, было пустой тратой времени. Вы можете снести Баррингтон-холл и обследовать каждый камень. Но я не знаю, что вы ищете, и не могу вам помочь.

Казалось, ее слова произвели на Лестера должное воздействие. Он сглотнул слюну и облизал губы языком. Затем он отвернулся и прошел вглубь сарая. У задней стены в слабом свете керосиновой лампы был виден «Бьюик». Его перекрасили, и теперь он был темно-зеленым.

Сара огляделась. В сарае было много маленьких окошек, занавешенных тряпками. Задние ворота были заперты на несколько поперечных балок. Все выглядело так, что к ее похищению готовились долго. Два раза оно сорвалось.

Лестер чуть приоткрыл ворота и вышел вон. В проеме Сара увидела женщину, охранявшую вход снаружи.

– Зайди! – сказал мужчина сообщнице.

Они вместе вошли в сарай, женщина уперла руки в боки.

– Не верь ей ни на грош! – прошипела она. – Это еще та штучка! Не может быть, чтобы старик не сказать внучке ни слова. Ведь он все оставил ей!

– Это точно! – согласился с ней мужчина. Когда они говорили, схожесть их голосов была очень заметна, хотя внешне они были совершенно разными.

– Я не понимаю, о чем собственно идет речь, – пробормотала Сара. Она пошевелилась, потому что руки у нее стали затекать. Веревки, которыми были связаны запястья, глубоко врезались в тело и не давали крови циркулировать.

Похитители посмотрели друг на друга. Лестер пожал плечами.

– Даже если и так, – пробурчал он. – Вы, наверное, понимаете, что мы не можем вот просто так вас отпустить. Вы всегда сможете опознать нас. Да и кроме того, я все-таки думаю, что вы врете. Вы ведь хорошая актриса.

– Будет лучше, если вы все расскажете, а не будете просто молоть языком! – добавила женщина.

Что-то в ее облике насторожило Сару. Это было ее лицо! Его мимика показалась ей знакомой. Где-то она уже ее видела…

Парочка больше ничего не сказала. Лестер еще раз пустил в лицо Сары струю сигаретного дыма и вместе с женщиной покинул сарай. Снаружи они еще пошептались друг с другом, а потом наступила тишина.

Девушка попыталась хоть как-то освободиться. Она повертелась в разные стороны и выпрямила связанные сзади руки, чтобы таким образом восстановить в них кровообращение. Кисти рук уже совершенно потеряли чувствительность. Девушка повернула голову в сторону и посмотрела на балку. Она искала глазами гвоздь или что-то в этом роде. Но ничего обнаружить не удалось. Через какое-то время она прекратила свои попытки. Злоумышленники были поблизости, хотя и сделали вид, что ушли. Они хотели ее, вероятно, вымотать, чтобы потом выведать то, что им было нужно. От похитителей можно было ждать чего угодно.

Блики на стоящей в сарае машине становились все слабее и слабее. Когда, по ощущениям Сары, наступила полночь, они исчезли вообще. Девушка прислушалась, надеясь услышать бой часов на деревенской церкви, но не было ни звука. Вероятно, сарай находился где-то в горах или в лесу, вдали от деревень и городов.

Лестер показался в сарае еще раз. Он посветил на Сару зажигалкой и погасил керосиновую лампу. Затем он вышел и запер ворота снаружи. Вскоре раздался шум мотоцикла, который медленно удалился.

Сара прислушалась, но все вокруг было тихо. Она подождала еще пару минут, затем медленно опустилась на пол. Она повернула корпус так, чтобы веревки оказались на ребре балки, и стала тереть их об него, двигая руками вверх и вниз. Дольше двух минут она это напряжение выдержать не смогла и должна была отдохнуть. Потом вновь принялась за дело. Наконец, одна из веревок лопнула, Сара освободила руки. С огромным облегчением она вытянула руки вперед и стала массировать кисти. Через пару минут кровообращение восстановилось. В изнеможении девушка вытянула ноги, сидя на полу. Сначала ей нужно было передохнуть, а затем уже действовать дальше.


* * *

Вот уже много лет как в офисе Скотленд-Ярда в Литтлтоне не царил такой переполох, как в ту ночь. Пинкертон схватил телефон и позвонил Робертсу, подняв того из постели:

– Мы их прошляпили! Двое моих людей отъехали на часок, в это время все и произошло!

– Я не совсем понимаю… – начал Джим заспанным голосом. Всю ночь до этого он провел перед Баррингтон-холлом, не спуская с него глаз. – Сейчас приеду!

Через четверть часа он появился в офисе, одетый лишь в джинсы и рубашку. Кроссовки он натянул прямо на босые ноги.

– Мы почти их схватили, но в последний момент патрульные машины потеряли «Бьюик» из вида. Из-за темноты не было возможности проследить за ними. Их водитель, судя по всему, отлично ориентируется на этой местности, иначе бы он не смог так долго ехать, не включая фар.

– Как вы могли послать в Баррингтон-холл двух слепых и глухих! – возмутился Джим. – Ведь с Сарой теперь может случиться все что угодно!

– Кому вы это говорите, – пробурчал смущенный инспектор. – Но что произошло – то произошло, и теперь нам эту кашу расхлебывать. Где бы могла находиться эта Вивьен?

– Понятия не имею? Поискать ее?

– Да. Поехали с нами. Нужно поговорить с Питтсом, ведь это он поднял тревогу.

Мужчины поспешили к машине инспектора. Уже через десять минут они подъехали ко входу в Баррингтон-холл. Дворецкий заранее зажег свет. Услышав шум подъезжающей машины, он выбежал из дома.

– Добрый вечер, мистер Робертс, мистер Пинкертон, – поздоровался он. – Вот как бывает, когда слепо доверяешь полиции. И зачем только я взял выходной! Увидев открытую калитку в саду, я тут же позвонил вам.

– Вероятно, когда вы вернулись из города, это отвлекло внимание моих полицейских, и они не сразу заметили исчезновение мисс Морган. Ну и, кроме того, она сама неоднократно нарушала мое предписание не покидать дом и участок без сопровождения. Пойдемте за мной!

Инспектор быстрым шагом обошел дом, освещая участок большим карманным фонарем. Они подошли к калитке. Та была приоткрыта. Джим потянул ее на себя и высунул голову. Пинкертон протиснулся мимо него, вышел за ограду и посветил фонарем на тропу.

– Ничего не видно, – пробормотал он.

Джим взял у него фонарь из рук и сказал:

– Пойдемте. Кажется, вон она!

Идя друг за другом, они подошли к мостику. Под ним виднелась куча старого тряпья и бумаги. Внутри что-то двигалось.

– Вивьен! – позвал Джим.

Они услышали тихий вскрик, затем показалось лицо.

– Ах, это вы! – прозвучал недовольный голос девочки. – Так и знала, что вы скоро заявитесь!

Вивьен выбралась из-под мостика на тропинку. Она вытерла руки о куртку и придала своему лицу сердитое выражение.

– Сони несчастные! – закричала она. – Вот так всегда – когда вы нужны, вас нет! Я же еще два часа назад позвонила в полицию. Но мне не поверили.

– Где Сара? – нервно спросил Джим.

– Ее похитили! – заявила девочка, как будто для кого-то это было новостью. – Я проследила за машиной. Она поехала на юго-восток, по шоссе на Маенклоког. Ну а потом я потеряла ее из вида.

– Эти парни мастаки заметать следы! – Лицо Пинкертона помрачнело. – Есть только одно объяснение тому, почему у них это получилось. Они наверняка, как обезьяны, сидели на деревьях и следили за нашими ребятами.

– Ну, а я что говорю! – пробурчала Вивьен. – У них был кто-то, кто стоял на стреме и не участвовал в похищении. То есть третий в их шайке. А теперь оставьте меня в покое, я спать хочу. Они попытаются надавить на нее. Ведь они хотят что-то узнать от Сары, так ведь?

– Что тебе еще известно об этом деле? – удивился Джим.

– Ничего. Хотя я и фея, и могу быть невидимкой.

При этих словах она как-то странно посмотрела на Питтса, тот широко раскрыл глаза и проглотил слюну:

– Ах вот как, я все понял!

– Что, что? – Пинкертон нахмурил лоб. – О чем это вы оба?

– Ничего, ничего! – поспешила сказать Вивьен. – Это к делу не относится. А что режим перехвата не сработал?

– Ребята из дорожной полиции делают все возможное. Пойдемте, джентльмены!

Они вернулись к калитке.

– Вы нам больше не нужны сегодня, мистер Робертс, – обратился Пинкертон к Джиму. – Вы можете спокойно возвращаться в свою постель. Как только мы найдем Сару, мы известим вас.


* * *

Ни те, ни другие ворота Саре открыть не удалось. Одни были накрепко заперты и для надежности подперты снаружи балкой. Другие были вообще заколочены, и, как видно, уже давно. Девушка стала метр за метром ощупывать в темноте стены сарая. Время от времени она ударялась обо что-то. Она помнила, что где-то перед ней должна стоять машина, но она неправильно оценила расстояние и натолкнулась на большое ведро. Оно опрокинулось, и его содержимое вывалилось наружу.

Наконец, девушка коснулась прохладного кузова автомобиля. Она подергала двери и багажник. Автомобиль был заперт. Значит, воспользоваться инструментами, находящимися внутри, она не сможет.

Тогда она подумала об окнах, находящихся в сарае на расстоянии около двух метров от пола. Еще когда горела керосиновая лампа, она приметила пару пустых ящиков. Теперь в темноте она нашла их, поставила один на другой и забралась наверх. Три раза ей пришлось переставлять ящики, прежде чем она дотянулась до лоскута, которым было занавешено окно. Она сорвала его и стала нащупывать замок.

Но его на окне не оказалось. Глухая рама была просто вставлена в стену.

Сара слезла с ящиков, взяла в руки пустое ведро, опять взобралась на свою пирамиду, размахнулась и изо всех сил ударила ведром по раме. Окно вылетело наружу, на землю со звоном посыпались осколки стекла.

Сара пригнулась и, сидя на корточках на своем шатком постаменте, подождала несколько минут. Она не исключала, что кто-то прибежит на шум, откроет ворота сарая и посмотрит, в чем дело. Но никто не пришел, и девушка поняла, что ее оставили одну.

Девушка опять влезла на ящики и вынула из рамы остатки стекла. Затем она решительно схватилась за балку, проходящую поверх окна, подтянулась, просунула ноги на улицу, перевернулась на бок, перенесла руки на нижний край окна и повисла на наружной стене сарая. Подождав несколько секунд, она оттолкнулась от стены и, согнув ноги в коленях, прыгнула вниз. Оказавшись на земле, она прислонилась к стене, чтобы отдышаться. Проделанный только что трюк забрал у нее немало сил.

На улице была кромешная тьма. На небе горели звезды, и Сара смогла в какой-то степени осмотреть место, в котором находилась. На востоке небо начало светлеть, вот-вот должна была взойти луна.

Сарай стоял в небольшой долине. Там, где она сужалась, вероятно, находилась дорога, по которой они сюда приехали. Она вела к побережью.

Сара понимала, что времени у нее немного, самое большое – до рассвета. За это время она должна была выйти к людям. Она решительно отправилась в путь, хотя и не представляла толком, в какую сторону идти.


* * *

Сара была в состоянии, которого не испытывала до сих пор ни разу. Ей нужно было убираться отсюда как можно быстрее. Но на нее вдруг навалилась такая усталость, что больше всего на свете ей хотелось сейчас лечь под первый попавшийся куст и проспать пару часов.

Но тут вдали послышался лай приближающихся собак. Это могло означать только одно – ее побег обнаружили!

Девушка ускорила шаг, ориентируясь по просеке, ведущей к выходу из долины. Она старалась дышать равномерно. Сейчас со всей очевидностью ей стало ясно, что похитители шутить не намерены. Они не могут себе позволить просто так отпустить ее. При первой же очной ставке она их, конечно, опознает.

Лай приближался. Как минимум четыре большие собаки бежали за ней по следу. Где-то в долине должен быть дом. Его хозяин наверняка заодно с похитителями или даже является одним из них. И вот сейчас этот человек спустил на нее собак.

Сара побежала. В темноте она все время спотыкалась о разные неровности, ее легкие летние туфли цеплялись за пучки травы.

Кровь стучала у нее в висках. «Давай, давай, давай! – подгоняла она сама себя. – Собаки не должны тебя догнать!»

Чем дольше она бежала, тем тяжелее становились ноги. Ее мышцы не привыкли к таким нагрузкам, у нее закололо в боку, и она прижала к больному месту руку.

Собаки были уже совсем близко. До них было не больше трехсот ярдов. Взглянув через плечо, она, как казалось, уже видела их тени. Животные неслись в свете луны, низко пригибаясь к земле.

Сара уже задыхалась, вдруг она подвернула ногу, упала, но мгновенно вскочила на ноги и побежала дальше, к большим деревьям, растущим неподалеку. Но в этот момент она грудью ударилась о сетку ограды, идущей поперек долины.

Сначала она запаниковала и принялась трясти сетку, надеясь повалить ее. Но тут чуть поодаль от себя она увидела столб, на который ограда и опиралась. Она подбежала ближе, схватилась за столб и сетку и подтянулась.

Частое дыхание и рычание собак было слышно совсем близко. Сара просунула туфли в ячейки сетки и рванулась вверх. В тот самый момент подбежали собаки. Они натолкнулись на сетку и страшно оскалились. Одна из ужасных собак едва не схватила Сару за ногу, девушка услышала, как громко клацнули собачьи зубы. Она подтянулась еще выше. Перекинула одну ногу через сетку и подтянула другую. При этом она больно оцарапала руку торчащей проволокой. Из последних сил Сара перебросила тело через сетку, отпустила руки и упала на землю по другую сторону ограды. Всего в паре дюймов от нее одна из собак просунула морду сквозь ячейки и пыталась схватить ее зубами. Девушка откатилась в сторону и оставалась лежать так, приходя в себя.

Собаки были вне себя от ярости. Они бросались на сетку, прыгали вверх, но перебраться на другую сторону не могли. Сара увидела, что это большие доги. Неудивительно, что Лестеры так спокойно оставили ее в сарае одну, думая, что побег невозможен.

Однако они не могли предположить, что ей удастся так быстро освободиться от пут.

Сара полежала несколько минут, не обращая внимания на лай собак, стараясь дышать глубоко и равномерно. Шум крови в ушах постепенно утих, она села на корточки и прислушалась, не тарахтит ли поблизости мотоцикл, но все было спокойно. Доги продолжали бесноваться у ограды и наверняка повалили бы ее, если бы все это не происходило рядом с довольно прочно стоящим столбом.

Девушка поднялась на ноги и поспешила прочь. Она дошла до конца долины и вышла на тропу, пересекающую ее горловину. Когда немного спустя деревья отступили назад и перед ней открылась прибрежная равнина, далеко на востоке над лесами появились первые лучи солнца, возвещавшие начало нового дня.

Приблизительно в полумиле отсюда пролегала дорога, а еще дальше, на западе, она увидела несколько рядов огней – уличное освещение какой-то деревни.

Она прямо через луг пошла к дороге. Это был ее единственный шанс выиграть время и убежать от своих преследователей. Где-то вдалеке послышался шум автомобильного мотора, но она не смогла определить, откуда он идет. Девушка вышла на дорогу, вдали вспыхнули два маленьких огонька – это была машина. Сара встала на обочине и как сумасшедшая замахала руками.

Машина подъехала, притормозила, но затем взяла в сторону и уехала. Водитель не понял всей серьезности ситуации, приняв девушку, вероятно, за обычную любительницу ездить автостопом.

В отчаянии Сара посмотрела на удаляющиеся габаритные огни машины. Но, к счастью, в свете ее фар она увидела остановку автобуса и стоящую рядом телефонную будку. Они находились в тени деревьев, и поэтому она не заметила их раньше. С надеждой она бросилась вперед, влетела в будку и сняла трубку. Монеты несколько раз падали из ее дрожащих рук, но, наконец, она забросила их в аппарат и набрала номер.

Через секунду на другом конце провода возник голос Пинкертона. Она в двух словах описала, что произошло, и прочитала на табличке внутри будки информацию о ее местонахождении.

– Мы сейчас же выезжаем – пообещал инспектор и положил трубку.

Как оказалось, она находится всего в двадцати милях от Литтлтона, на дороге, ведущей вглубь страны. Она повесила трубку, вышла из будки и спряталась в кустах.


* * *

Какая-то темная машина медленно ехала по дороге. Создавалось впечатление, что водитель что-то ищет. Сара пригнулась к земле, спрятавшись в тени большого дерева, и затаила дыхание. На какой-то момент машина и голова водителя оказались в поле ее зрения. Это был все тот же «Бьюик», а мужчина за рулем мог быть только Лестером. Он вертел головой по сторонам, но Сару, к счастью, не заметил. Машина проехала дальше, и девушка облегченно вздохнула. Немного спустя «Бьюик» вернулся, на этот раз он ехал еще медленней. В какой-то момент машина даже остановилась, и водитель вышел на дорогу. Он подошел к телефонной будке и заглянул в нее. Затем двинулся к кустам за остановкой и раздвинул ветки в стороны. Если бы он прошел еще метров десять левее, то мог бы обнаружить Сару.

Сердце девушки бешено билось. Она слегка повернула голову, ища глазами что-нибудь, что бы она могла использовать как оружие – отломанную ветку или что-то в этом роде. Но тут она услышала вновь шаги мужчины на дороге – он вернулся к машине и медленно поехал дальше. Вероятно, он подумал, что она спряталась где-то в долине.

Десять минут спустя к этому месту подъехала другая машина и остановилась. Оба мужчины, вышедшие из нее, были в униформе. Обрадованная Сара бросилась к машине и заговорила с полицейскими. Они посадили ее на заднее сиденье и быстро двинулись в сторону города. Уже через пятнадцать минут Сара сидела в участке и рассказывала, как было дело.

Инспектор Пинкертон только головой качал, ему не верилось, что все это произошло на самом деле.

Сара подробно описала свое похищение, поездку в машине, сарай и долину. Имея такие сведения на руках, найти местонахождение преступников для полиции будет легче легкого.

– Вы наверняка хотите спать. Я лично отвезу вас в Баррингтон-холл, – предложил Пинкертон.

Девушка зевнула, но отрицательно закачала головой:

– Я останусь здесь. Думаю, ждать нам недолго. Конечно, если эта братия уже не на каком-нибудь корабле за пределами территориальных вод Великобритании. И поэтому теперь не играет никакой роли, что у меня под подушкой оказалось письмо с угрозами и что из моего подвала регулярно исчезают продукты питания, хотя Питтс всегда запирает двери и окна. Последнее я хочу подробнее обсудить с Вивьен.

– Черт возьми! – лицо Пинкертона налилось кровь, и он закричал: – Почему я узнаю об этом только сейчас? Какую еще информацию вы скрыли от меня?

– Больше ничего мне в голову не приходит.

– У этой девчонки что, есть ключ от Баррингтон-холла? Подумайте, прежде чем ответить!

– Нет. После смерти деда я все ключи проверила. Все были на месте.

– Сосредоточьтесь, хоть вы и устали! Мне не интересно, что в день смерти вашего деда все ключи были на месте. Мне интересно, все ли они на месте сегодня! Вы давали ключ мистеру Робертсу или еще кому-нибудь?

– Нет.

– Хорошо. Тогда будем исходить их того, что существует хотя бы еще один ключ, о существовании которого вам ничего не известно.

Тут в соседней комнате заработала рация. Полицейские сообщили, что в долине они нашли два пустых сарая и ферму, на которой живет пожилая супружеская пара. Никаких мотоциклов и машин не обнаружено, только отпечатки шин. Гипсовые слепки сделаны и сейчас сохнут.

– Ну, все-таки хоть что-то, – сказал Пинкертон. – Возможно, в отпечатках найдутся какие-нибудь дефекты шин, по которым мы сможем идентифицировать машину. Думаю, сейчас ее вновь перекрашивают. У преступников, скорее всего, несколько опорных пунктов. Они подготовились к своему делу очень тщательно и быстро. Ведь с того дня, как сообщение о покойном мистере Моргане появилось в газетах, прошло всего ничего.

Пинкертон отправил Сару домой, а сам стал дожидаться результатов ночной операции.

Когда он, наконец, лег дома в свою постель, было без малого семь утра. Он проспал до двенадцати и только тогда внезапно проснулся. Прямо в пижаме он позвонил в участок:

– Ведь у нас есть все записи телефонных разговоров в Баррингтон-холле, – сказал он. Его коллега на другом конце провода подтвердил это.

– Хорошо, – произнес Пинкертон. – В том числе и две последние попытки мистера Робертса застать мисс Морган дома. Я хочу, чтобы по всем записям был произведен анализ голосов. Немедленно. Результаты мне нужны сегодня к обеду. Понятно?

– Так точно! – был ответ. Пинкертон кивнул головой и что-то пробурчал себе под нос. Потом он встал под душ и мысленно проработал еще раз все обстоятельства дела.


* * *

Сара проспала до обеда. Когда Питтс постучал в ее дверь, она вздрогнула.

– Уже два часа дня, мисс, – сказал дворецкий.

– Войдите, Питтс, – попросила она. Старик вошел в комнату и озабоченно взглянул на хозяйку.

– Вы хотя бы нормально поспали, мисс Морган? – спросил он.

– Как убитая, – ответила она и даже слабо улыбнулась. – Уже были звонки?

– Инспектор хотел узнать, как вы себя чувствуете. Я ответил, что спрошу об этом вас. Мистер Пинкертон говорил как-то странно.

– Может быть, ему удалось что-нибудь раскопать? Пожалуйста, Питтс, приготовьте мне завтрак.

– Охотно, мисс.

Он закрыл за собой дверь и спустился вниз. Сара встала с постели и прошла в ванную. Встав под горячий душ, она помассировала суставы и ощупала синяк на руке, который она заработала, перебираясь через сетку.

Сейчас все казалось ей сном. Она вполне могла бы представить себе, что накануне вечером стояла у окна, выглядывая Вивьен, затем легла в постель, заснула и увидела страшный сон. Но этот синяк на руке и выражение лица Питтса, когда тот сегодня утром вошел к ней в спальню, говорили, что, увы, все это случилось наяву.

Когда она вышла из душа и бросила взгляд на грязную одежду, которая была на ней вчера, она вдруг пришла в ужас и задрожала. Она вновь со всей ясностью осознала, что опасность, в которой она находилась и о которой забыла во время сна, никуда не делась. И что она нигде не может чувствовать себя в безопасности, в том числе и в собственном доме, охраняемом полицией.

Она даже подумала, что Пинкертон специально удалил своих полицейских из ее дома, чтобы преступники потеряли бдительность и сделали какую-нибудь ошибку. И, вероятно, ее похищение и было как раз такой ошибкой.

Сара оделась и спустилась в столовую. Питтс приготовил для нее кофе, свежие булочки и яичницу. Девушка поела быстро, но с аппетитом. Время от времени она посматривала через окно на ограду участка. Где была Вивьен? Уж не случилось ли с ней чего? Возможно, поэтому Питтс ведет себя как-то странно?

– Питтс! – позвала она.

Дворецкий тут же подошел к ней.

– Питтс! Расскажите мне, что произошло, пока я спала.

– Ничего, мисс. Инспектор был тут вчера ночью и поговорил с нашей бродяжкой. Больше ничего не произошло.

– А Вивьен? – настаивала она. – С ней все в порядке?

– Да, конечно. Она как жила, так и живет, время от времени воруя продукты из нашего подвала. Вы уверены, что у нее нет ключа?

– Совершенно уверена.

Сара прошла в гостиную и отперла шкаф. Она достала оттуда небольшой ящик и пересчитала лежащие там ключи.

– Пять штук! – констатировала она. – Шестой у меня. Седьмой у вас, Питтс. Все на месте! Это успокаивает меня, как и тот факт, что с девочкой ничего не случилось.

– Вы привязались к ней, не так ли? – спросил вдруг Питтс.

– У нее хороший характер, и ей просто нужна добрая рука, которая будет направлять ее развитие в правильном направлении. Как она сказала, из нее может получиться неплохой индеец. А ведь наш вигвам достаточно велик, Питтс…

– Вы правы. Но это и опасный вигвам.

Сара поставила ящик с ключами на место и заперла шкаф.

– Я буду наверху, в башне. Если кто-нибудь позвонит, позовите меня!

– Слушаюсь, мисс!

Дворецкий ушел, а она отправилась в комнату в башне и опять села в кресло своего деда. Она взяла в руки пару папок со старыми банковскими квитанциями и стала изучать, что происходило на счетах деда незадолго до и вскоре после его ухода на пенсию. Она так углубилась в цифры, что не услышала, как к дому подъехала машина. Сверху она увидела только ее крышу и цвет. Она вскочила и побежала вниз по лестнице. Она домчалась до входной двери и распахнула ее. Перед ней стоял он.

– Добрый день, Сара! – засмеялся он.

– Гордон! – просияла Сара, забыв обо всех своих неприятностях. – Заходи!

– Я проезжал мимо и решил заглянуть на пару минут к тебе. Как у тебя дела? Эти бандиты оставили тебя, наконец, в покое?

Она провела его в салон, и они сели на диван. Сара коротко рассказала Гордону обо всем, что с ней приключилось. Он слушал ее, качая головой. Когда она закончила, он сжал руки в кулаки:

– Я поговорю с полицией! – сказал он взволнованно. – Они должны, наконец, как следует взяться за дело и положить конец этому кошмару.

– Очень мило с твоей сторону, Гордон, но лучше тебе не вмешиваться, иначе и у тебя будут неприятности. Прости, пожалуйста, я только что вспомнила, что мне нужно срочно позвонить Пинкертону. Тебя не затруднит пройти на кухню и посидеть там пару минут в обществе Питтса?

– Конечно, нет!

Мужчина поднялся, вышел из салона и закрыл за собой дверь. Она услышала, как он постучал в дверь кухни, заговорил с дворецким и затем вошел внутрь.

Сара набрала номер участка, и ее тут же соединили с инспектором. Он коротко поприветствовал ее:

– Не удивляйтесь поведению Питтса. Он получил от меня точные инструкции, как вести себя в создавшейся ситуации. Но вы во многом сами виноваты. Вы игнорируете все мои советы и указания, и поэтому мы, вероятно, не сможем уберечь вас от самого худшего. И в этом будете виноваты лишь вы сами, – сказал Пинкертон и добавил примирительно, – ну, а как вы себя чувствуете сегодня?

– Спасибо, – коротко ответила она. – До вашего звонка я чувствовала себя лучше. Я позавтракала, а сейчас у меня в гостях мистер Эшли.

– Вот как? Тогда не буду вас больше отвлекать. Как только я узнаю что-нибудь новое, я свяжусь с вами. Но это будет не раньше вечера. Мои люди еще не вернулись в участок.

– Хорошо, инспектор.

Она положила трубку. Во время разговора из кухни послышался странный шум, но она не поняла, что это.

– Гордон? – крикнула она. А затем быстро вышла в холл. На полу рядом с вешалкой что-то сверкнуло, Сара наклонилась и подняла с пола блестящий предмет. Это был ключ. Вероятно, он выпал из кармана куртки Гордона, когда она так лихо швырнула ее на вешалку. Она положила ключ назад в куртку и уже хотела пройти на кухни, но затем остановилась, вынула ключ из кармана и стала его рассматривать. Она прекрасно знала этот ключ! Она вставила его во входную дверь. Ключ без проблем вошел в замочную скважину, и Сара легко повернула его!

Кровь отлила от лица девушки, в глазах у нее потемнело. Она невольно прислонилась к двери и закрыла глаза.

«Нет! Этого не может быть! Я ошиблась». Она еще раз провернула ключ, прежде чем броситься на кухню.

– Гордон! – закричала она. – Что это…

И тут она замолкла. На полу лежал Питтс и стонал. На его голове было красное пятно. За ее спиной захлопнулась дверь.

Сара мгновенно оглянулась и отпрянула назад, схватившись руками за край стола, чтобы не упасть.

– Мне очень жаль, – ледяным голосом сказал Гордон. Приветливое выражение исчезло с его лица. – У меня нет другого выбора.

– Кто ты? – пролепетала она. – Откуда у тебя ключ от моего дома?

Он поднял брови, но, увидев ключ в ее руке, засмеялся:

– А сама ты не догадываешься? Когда после аварии я пошел за твоей сумкой, то успел снять отпечатки со всех твоих ключей. Ты была совершенно не в себе и ничего не заметила. Тогда на дороге я появился неслучайно. Я знал, что авария произойдет где-то на повороте. Это я повредил твою машину.

У Сары было такое ощущение, что ее кто-то беспрерывно бьет доской по голове. Она не смогла вымолвить ни слова и только смотрела на него.

Этот мужчина, которому она так доверяла, устроил весь этот кошмар?!

– Подлец! – выпалила она. Она швырнула ему ключ в лицо, бросилась на него, схватила за горло и сжала его что есть силы. Эшли сначала так опешил, что почти не сопротивлялся. И лишь когда он не смог дышать и лицо его налилось кровью, он поднял руки и ударил Сару по шее. Она повалилась на колени, глаза ее закатились, она упала навзничь и почти потеряла сознание. Уже мало что понимая, она почувствовала, как он резко поднял ее на ноги, дал ей пару пощечин и поволок к кухонной двери.

– Теперь шутки в сторону! – заорал он на нее. – Я член своей семьи, и на семейном совете мы решили, что должны вернуть себе то, что нам принадлежит. Мой дядя добыл это, прежде чем умереть на эшафоте. Теперь ты знаешь правду, но уже никому ее не расскажешь. Потому что я убью тебя!

– Отпусти! – простонала она. – Мне больно.

– Это уже не имеет значения. Отведи меня к тайнику, и я сделаю это быстро и безболезненно.

– К какому еще тайнику?

– Там, где спрятана дядина добыча. Где твой дед хранил ценности?

Сара опять повалилась на пол, но он тут же подхватил и поднял ее.

– Я ничего не знаю, – выдохнула она. Сара начала всхлипывать и почти потеряла сознание. Она была в сильном шоке, а ведь это было лишь начало ужасных минут, которые ей предстояло пережить.

Эшли схватил ее за пояс и воротник и поволок в гостиную.

– Они обыскали и простучали весь дом! – прошипел он. – Но ничего не нашли. Где вещи? Говори!

– Да не знаю я! И отпусти меня наконец!

Эшли не отреагировал и потащил ее из одной комнаты в другую.

– Где? – кричал он. – Я буду бить тебя головой о каждую из этих стен, пока ты мне не скажешь.

Однако он этого не сделал, видно поняв, что это бесполезно. А вдруг Сара и вправду не знает о тайнике?

– Живо пошли наверх! – скомандовал он. – Будем искать, пока не посинеем! Стоп, ни с места!

Он прислонил ее к перилам и бросился на кухню. Там он схватил Питтса, который едва шевелился, запихнул его в туалет и запер. Затем вернулся к Саре и потащил ее наверх. Поднявшись на верхний этаж, он толкнул ее на какой-то стул в коридоре и, наклонившись к ней, спокойно и тихо сказал:

– Мне правда очень жаль, что приходится делать это. Поверь мне. Мне это не нравится. Я вижу, что я понравился тебе, и мне это приятно. Ты мне тоже нравишься. Но я делаю то, что решил наш семейный совет, и отвечаю за эти решения. Пошли, будем искать тайник вместе! Я тебе не сделаю ничего плохого.

– Ты уже не обманешь меня! – прошипела Сара. Ее голос звучал хрипло. – Ты такой же негодяй, как и твой кузен!

– Откуда ты узнала, что мы родня? – пробурчал он.

– Это было легче легкого! Вы не братья – это ясно, вы слишком не похожи друг на друга. А вот твоя сестрица тебя выдала. У нее та же мимика, что и у тебя. Так что передай им от меня привет, мистеру и миссис Лестер. Их часы сочтены.

– Не нужно было тебе этого говорить! Теперь я просто вынужден сделать то, за чем пришел!

Он силой поднял ее на ноги и протащил по каждой комнате, все время крича ей в ухо: «Где? Где? Где?»

Сара безвольно позволяла толкать себя в разные стороны, как маленького ребенка. В какой-то момент он схватил ее за запястье и потащил наверх на чердак, в кабинет деда.

– Если не здесь, то где же? – злобно спросил он.

Саре все уже стало совершенно безразлично, и она перестала отвечать Эшли. Упав в дедово кресло, она сидела теперь совершенно неподвижно.

– Хорошо, как хочешь! – угрожающе проговорил он.

В следующий момент он сгреб все с письменного стола на пол, вынул из кармана брюк зажигалку и поджег один из листов бумаги.

– Баррингтон-холл сгорит дотла. Так мы решили поступить, если не получим то, что нам принадлежит по праву.

– Если кому и принадлежит что-то по праву, то только тем, кого твой дядюшка обворовал. Наверное, его казнили не за то, что он что-то там украл, а за то, что он убил жертву.

– О, да! У него было много душ на совести.

От жестокости, с которой он сказал последние слова, Сара похолодела.

– А скольких убил ты? – закричала она Гордону.

– Пока ни одного! – ответил он. – Ты будешь первой!

Сара бросилась к двери, он – за ней. Девушка побежала вниз по лестнице и тут же почувствовала его руку у себя на шее. Он догнал ее внизу, перепрыгивая через три ступени. Тут она почувствовала удар в бок и повалилась в коридор. Затем она услышала звук еще одного удара. Вцепившись в ковер, она повернула голову набок и увидела, как Эшли повалился рядом с ней, и в ужасе закричала, когда глаза его закатились и стали видны лишь одни белки.

Наступила тишина, ужасная тишина. Как в трансе, она приподнялась на руках и увидела прямо перед собой две ноги. Она подняла голову.

– Инспектор? – вскричала она. – Вивьен? Как вы сюда попали?

– Это долгая история, – раздался голос позади нее. Сильные руки схватили ее под мышки и подняли на ноги.

– Джим? – прошептала она.

– Конечно. Кто же еще? – пробурчал инспектор Пинкертон. – Или вы действительно всерьез подумали, что ваш друг забыл о вас хотя бы на время?

Сара была не в состоянии ответить на этот вопрос, потому что в следующий момент потеряла сознание.


* * *

Она внезапно проснулась с громким криком:

– Пожар! Дом горит!

– Тихо, тихо, Сара! – доктор Обрестан мягко нажал ей на плечи и уложил назад на подушки. – Все в порядке. Пожар потушили. Немного обгорели только корзина для бумаг и ковер. Больше ничего!

Сара вздохнула и закрыла глаза.

– Где Джим? – прошептала она.

– Наверное, на работе. Но позже он приедет, – объяснил врач. – И инспектор придет снова. Ему нужно сдать в тюрьму этих трёх негодяев. Все кончилось!

Доктор рассказал, что два часа назад сделал ей укол с легким успокоительным. Сара пролежала в постели еще час, потом поднялась и оделась. Пошатываясь, она спустилась на кухню, где сидел Питтс. У него была перевязана голова, и он выглядел так, как будто у него болят зубы.

– Питтс, дорогой Питтс, с вами все в порядке? – спросила она. Язык у нее еще плохо ворочался, и поэтому она выговаривала слова нечетко.

– Да, конечно, мисс, – поспешил ответить дворецкий. – Я из крепкой породы. Удар, который нанес мне этот тип, был не таким уж сильным. Он, наверное, сдерживал себя.

– Возможно, ему действительно пришлось ввязаться в это дело, потому что так решил их семейный совет, – прошептала она почти неслышно.

– Что вы имеете в виду? – спросил старик.

– Ах, ничего! Забудьте это! – быстро сказала она.

Сара села рядом с Питтсом и закрыла лицо руками. Сколько она ни пыталась понять, что же на самом деле произошло, ничего не получалось.

– Эй! – позвал ее кто-то. Это была Вивьен. Девочка подошла к ней и обняла за плечи:

– Мне так жаль! Мне так хотелось уберечь тебя от всего этого. Но в этот раз все произошло так быстро, что мы не успели подоспеть с помощью. Ты уже видела, какая шишка образовалась на голове у твоего мистера Эшли, после того как Питтс шарахнул его сковородкой по голове?

Сара удивленно покачала головой. Такого она действительно не могла себе представить!

Раздался звонок в дверь, и Вивьен побежала в холл, чтобы открыть.

В дом вошли инспектор Пинкертон и Джим. Инспектор ласково взял Сару за руку и подвинул ее к Джиму.

– Ну, посмотрите же друг на друга! – сказал он. – Можете думать о себе что угодно, но никогда не забывайте, насколько дороги вы друг для друга. Ну, а теперь давайте посмотрим на тайник, – инспектор шутливо поклонился Вивьен. – Ваш выход, мисс!

Девочка гордо распрямила спину и пошла к лестнице в подвал.

– Отсюда мы вошли в дом, когда освободили тебя от Эшли, – объяснила она. – Пошли теперь вниз!

Через какое-то время они подошли к маленькой комнатке, которая была дедом оставлена в первоначальном виде. В правой стене была открыта искусно замаскированная плоскими камнями дверь, о существовании которой Сара не догадалась бы ни за что на свете. За дверцей начинался ход, ведущий в лес.

– Это старый подземный ход, через который можно было незаметно покинуть дом, – пояснил Пинкертон. – Наша маленькая бродяжка обнаружила его уже давно.

– Верно. Через этот ход я проникала в дом и воровала продукты из вашего подвала. Надеюсь, ты простишь меня за это, Сара. Иначе мне пришлось бы разбивать окна в чужих домах, залезать внутрь и красть, как какой-то воровке.

Сара только покачала головой и улыбнулась.

– А вот и ниша! – Пинкертон показал рукой на углубление в стене хода. – Видите там шкатулку? Выньте ее!

Сара взяла в руки шкатулку, все вернулись в дом и собрались в гостиной.

– Эшли во всем сознался. Его родню мы тем временем тоже задержали. Все они принадлежат клану Мерфи. Их дед и бабка живут в той самой долине как арендаторы графа Колчестера и присматривают за его собаками. Именно с ними вы и «познакомились» в ту ночь, мисс Сара. Отцы наших героев были опасными преступниками. Один из них случайно погиб, упав с верхнего этажа дома, который они ограбили. Второй был пойман и казнен. Его звали Джек Мерфи, и именно он пытался подкупить палача Литтлтона, рассказав ему о тайнике, в котором хранилось награбленное. Но ваш дед на сделку не пошел. К несчастью, Мерфи поведал обо всем еще и своей жене, которой разрешили свидеться с ним перед казнью, но назвать ей местонахождение тайника он не успел, потому что в тот момент в камеру вошел надзиратель. Когда же, уже в наше время, через газеты стало известно, кто был палачом Литтлтона, клан решил действовать. Так начался террор против Баррингтон-холла и его хозяйки. Кстати, Гордон Мерфи взял девичью фамилию своей матери и превратился в Эшли. За пять минут до вашего сегодняшнего звонка мне, я узнал, что голос Эшли похож на голоса двух других преступников. И поэтому, когда вы мне сказали, что Эшли пришел к вам в дом, я тут же выехал сюда. А незадолго до этого Вивьен посвятила меня в тайну подземного хода, через который мы незаметно и проникли в дом. Ну, а теперь открывайте шкатулку!

Сара сделала это и достала конверт. Она передала его инспектору, тот вскрыл конверт и достал оттуда лист бумаги и показал его девушке.

– Это почерк вашего деда? – спросил он.

Сара кивнула.

– В этом документе Лестер Морган описывает местонахождение тайника, о котором ему сообщил приговоренный к смерти Джек Мерфи. Мистер Морган не воспользовался этими сведениями. Возможно, он подумывал о том, чтобы когда-нибудь позже сделать свою семью богатой. О том же думали и члены клана Мерфи. Но Лестер Морган был праведником, который боролся с этим искушением всю жизнь, и так и не смог воспользоваться чужим добром ради обогащения. Но прошло столько времени, что он не смог бы найти оправдания тому, что так долго молчал о тайнике.

– Вот почему на смертном одре он назвал Баррингтон-холл сокровищем, – вздохнула Сара.

– Вы хотите воспользоваться этим описанием? – спросил ее инспектор.

Сара решительно покачала головой.

– Постарайтесь найти наследников этих вещей! – попросила она полицейского.

Тот кивнул, и по выражению его лица было видно, что иного ответа он и не ожидал.

Девушка обратилась к Джиму:

– Намного важнее для меня та роль, которую ты играл во всем этом деле. Ты не хочешь все объяснить?

– Конечно, хочет, – сказал за Джима Пинкертон. – Я хотел бы сообщить, что он все время был нам отличным помощником и пару ночей провел без сна, охраняя с моими ребятами Баррингтон-холл. Ну, а остальное он пусть вам расскажет сам без свидетелей.

Джим кивнул, взял Сару за руку, и они вдвоем вышли в сад.

– Это была моя вина, что возникли все эти недоразумения. Мне было стыдно, и я отдалился от тебя. Это было неверно. Мне нужно было с самого начала сказать тебе правду. Вместо этого я только сделал еще хуже.

– О чем ты говоришь, Джим? Скажи же наконец!

– Мой отец служит в мэрии, как ты знаешь. Именно из-за него произошла та утечка информации о твоем деде, из-за которой тебе пришлось столько перенести. Он говорил о мистере Моргане со своим шефом и не заметил при этом, что за колонной в фойе мэрии притаился какой-то репортер. Поверь мне, мои родители были потом вне себя от стыда. Да и мне было неловко показываться тебе на глаза.

– Но ты же спас меня, когда меня хотели похитить в первый раз. И хотел сделать все, чтобы со мной ничего не случилось!

Сара бросилась в его объятия. Она знала, что теперь все будет хорошо.


* * *

Для Баррингтон-холла, наконец, настали мирные времена. Питтс готовил дом к новоселью. Вивьен сидела на лестнице, смотрела, как он хлопочет, и умирала от смеха. Сара взяла девочку к себе и даже подала документы на опекунство. Вивьен опять стала посещать школу.

Через полгода после описанных событий Сара и Джим поженились. С его родителями у Сары установились отличные отношения, и они были частыми гостями в Баррингтон-холле.

Когда Вивьен окончила школу, она решила выучиться на детскую медсестру и поступила в училище в Кардигане, куда ездила каждый день на автобусе. Когда через три года она получила диплом, Сара и Джим оставили ее у себя и поручили ей заботу о своих двоих детях, родившихся за это время.

В Баррингтон-холле началась новая жизнь.

Читайте в следующем номере


Внучка палача

Джейн Андервуд

Полуночный киносеанс

– Идите ко мне! – раздался хриплый голос, и в пустых глазницах загорелись зловещие зеленоватые огоньки. – Я как раз вас поджидал!

Ханна, которая от страха по-прежнему не могла сдвинуться с места, сначала подумала, что окончательно сошла с ума. Но вскоре жизнь к ней вернулась, и дальше она действовала исключительно инстинктивно. Позднее она не могла ответить, откуда у нее вдруг появилось столько сил и решимости, но она перепрыгнула через переднюю стенку ложи в зрительный зал. Молодая женщина даже не думала о последствиях своего прыжка. При падении она поранилась, но от переполнявших ее эмоций даже не заметила кровоточащей раны на ноге. Все ее действия были подчинены только одной мысли – бежать…

www.miniroman.ru


...

№ 042, 02.04.2014

Издание выходит один раз в две недели

Главный редактор:Максим Попов

Адрес редакции:Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Сервисный телефон:+7 (920) 335-23-03

Для писем:241050, Брянск, проспект Ст. Димитрова, дом 44

E – mail: info@privetonline.ru

Распространение: Андрей Ефимов, телефон:8 (499) 394-01-05,

e-mail: a.efimov@pmbl.ru

© Учреждено и издается ООО «ПМБЛ»

Адрес издателя:Россия, 123100, г. Москва, Студенецкий пер., д. 3

Журнал зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77 – 53235 от 14.03.2013 г.

Отпечатанный в этом журнале текст является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналоги с действительными персонажами или событиями случайны. Редакция не несёт ответственности за содержание рекламных материалов. Все права принадлежат издателю и учредителю. Перепечатка и любое использование материалов возможны только с письменного разрешения издателя.

Внучка палача


home | my bookshelf | | Внучка палача |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу