Book: Две короны. Турнир



Две короны. Турнир

Наталья Жильцова, Светлана Ушкова

Две короны. Турнир

Купить книгу "Две короны. Турнир" Жильцова Наталья + Ушкова Светлана

Пролог

Небольшая комната практически не освещалась, утопая в вечернем полумраке. Усилий крохотного светильника хватало лишь на заваленный бумагами письменный стол и ближайший угол, в котором стояла узкая, незаправленная кровать. Хозяин этой, как он сам любил говорить, берлоги сидел в неудобном, грубо сколоченном кресле и привычно хмурился.

Последние донесения из Леории абсолютно не радовали. Вельская принцесса до сих пор находилась под охраной одного из лучших убийц Деймора и академию практически не покидала, а преодолеть усиленную Анхайлигом защиту было невозможно.

Кто-то другой за эти два года уже давно бы отчаялся и забросил бесполезное занятие, но только не он. Слишком многое он потерял из-за неудачного покушения на полуэльфийку, и теперь месть – единственное, что грело в этой жизни. Все, что он хотел, – это увидеть, как умрет Ланатиэль. Только тогда разрушатся планы и Ульриха Вельского, и Дранта Карминского, а весь пятый дом темных эльфов будет покрыт позором.

О да, это будет изумительная месть… если получится наконец добраться до девчонки. Жаль, конечно, что вампиры от сотрудничества отказались, но ничего. И другие варианты найдутся.

Глава 1

День у Наташи не задался. Для начала пришлось задержаться после занятий, чтобы помочь в лаборатории с подготовкой практических образцов для первокурсников. А точнее, три часа клепать зомбизаготовки моховых тушканов, ибо близилась весенняя сессия, и образцов для тренировок катастрофически не хватало. Затем подменить одного из сокурсников на дежурстве в морге – у парня «горела» сдача двух рефератов.

Ну а под вечер, когда вымотанная девушка добралась до родных стен спальной комнаты, обнаружила там раздраженного Анхайлига.

Глава факультета некромантии и по совместительству муж сидел за заваленным бумагами столом и со сдержанной злостью перечеркивал какие-то курсовики. Впрочем, едва заметив Наташу, Анхайлиг отвлекся и поднял голову. Гнев в карих глазах мужчины сменился удовольствием и одновременно усталостью.

– Неужели настолько плохие работы? – полюбопытствовала Наташа.

– Нет, – некромант отрицательно мотнул головой, – но недочетов много.

– Тогда чего злишься?

– Грабовский «обрадовал», – процедил Анхайлиг. – Знаешь ведь, что у него этой осенью Элира переводится на стажировку в Северную школу травников?

– Да, – кивнула Наташа.

– Так вот, как куратор, он обязан присутствовать при ее переводе и вступительных экзаменах. А это, в свою очередь, означает, что Грабовский будет отсутствовать на экзаменах здесь. – Некромант скрипнул зубами. – И ему будет нужна замена.

– Ты? – Девушка охнула от догадки. – А что, ведьмаки сами свои экзамены провести не смогут? Там же Литиция, она опытный магистр, неужели не справится?

– Справится. – Анхайлиг скривился. – Вот только юридической силы ее подпись на документах на поступление не имеет. Чтобы дать поступившим полноценный доступ в стены академии, с бумагами и их аурами, как временный заместитель Грабовского должен буду работать я. В общем, ждет меня осенью двойной поток адептов, чтоб их всех Верта пожрала!

С последними словами некромант раздраженно отбросил ручку и откинулся на спинку кресла.

– Гм. А что, если в качестве практики я помогу тебе с приемом адептов? – глядя на мужа, предложила Наташа. – Хотя бы с третьим заданием, чтобы ты не тратил на него время.

Анхайлиг мученически вздохнул, помассировал виски, но отказался:

– Не нужно, Нат, я вполне справлюсь и сам. Тем более, для диагностических некрошаров требуется специфическая тонкая настройка.

– А я знаю, я читала этот раздел, Анх! Я смогу ее повторить! Вот, смотри, – оживилась Наташа и тотчас, стремясь доказать свою правоту, начала скручивать спирали.

Одна, другая, третья, они сплетались вместе, чтобы слиться в единый контур. Сосредоточенная девушка не обращала внимания ни на что, пока не завершила работу. А закончив, горделиво посмотрела на мужа.

– Вот! Видишь? – демонстрируя на вытянутых руках приличных размеров некрошар, гордо сказала Наташа.

– Хм, мило, – спокойно произнес Анхайлиг. – А теперь стряхни его, пожалуйста. Только не сильно, чтобы далеко не отлетел.

Наташа послушно шевельнула кончиками пальцев, с удовлетворением отмечая, что шар, как и полагается, послушно застыл в воздухе в шаге от нее. Анхайлиг, правда, тратить время на его разглядывание не стал. Вместо этого он в два шага оказался рядом и тотчас коснулся некрошара, рассеивая его. После чего спросил:

– Ты действительно хорошо запомнила, как его сделала?

– Да, – радостно подтвердила Наташа.

– Славно. – Некромант с улыбкой погладил ее по голове и неожиданно добавил: – А теперь пообещай, что больше так делать не будешь. Никогда.

– Э-э? – Девушка недоуменно хлопнула ресницами.

– Ты создала нестабильную матрицу, родная, – все с той же мягкой улыбкой произнес Анхайлиг. – Слишком слабо напитала энергией символы запрета и удержания, и при первом же касании этот некрошар самоуничтожился бы. При этом высвобожденная темная магия ударила бы по всем, кто находится рядом. А поскольку природа этой магии такая же, как и у танатоса, она необратима.

– Ой… – Наташа побледнела, понимая, что только что едва сама себя не убила.

Да за такую промашку ее можно смело из академии отчислять!

Правда, Анхайлиг по-прежнему был на удивление спокоен.

– У меня на факультет, конечно, толпа ненужного народа поступает, и я рад, что ты хочешь помочь мне от них избавиться, – сказал он. – Но это, как мне кажется, все же радикальный способ. Светлые, к сожалению, его не одобрят. Так что я уж лучше пока по старинке их разгонять буду, хорошо? – И поцеловал девушку в висок.

– Прости, – прошептала Наташа, сгорая от стыда. – Без твоего разрешения я больше экспериментировать с заклинаниями не буду. Обещаю!

– Очень на это надеюсь, – произнес Анхайлиг, а потом посерьезнел. – И надеюсь, ты понимаешь, что я не отсылаю тебя мыть коридоры факультета целителей только потому, что ты моя жена.

– Анх! – пискнула Наташа, но пальцы мужчины коснулись ее губ, заставляя молчать.

– Тем не менее даже не надейся, что я оставлю тебя без отработки, – сообщил некромант и притянул девушку к себе.


Утро бывает добрым. Если, конечно, проснуться ближе к обеду и от аромата свежеиспеченных булочек. Но адептам академии о подобном оставалось только мечтать, ибо вставать приходилось невероятно рано, а на завтрак в столовой давали лишь овсяную кашу и подсушенный хлеб. Иногда, правда, с сыром, что несколько улучшало ситуацию. Вот только ограниченное количество данного продукта доставалось лишь тем, кто вставал раньше всех.

Лана никогда не была легка на подъем, поэтому уныло смотрела на пустой стол раздачи и кухарку с половником.

– Кашу будешь? – спросила женщина и вздохнула, заметив, как от одного только вида липкой жижи у Ланы кривится лицо.

Если бы не вчерашний ужин, состоящий лишь из трех яблок, кудрявая полуэльфийка не раздумывая отказалась бы от раннего приема пищи. Но желудок тихо и протестующе болел. Лана в отчаянной надежде пробежалась взглядом по залу, и, к своему счастью, приметила среди адептов знакомые огненно-красные волосы.

«Наташа! Я спасена!» – возликовала Лана. Тотчас забыв про кашу, она быстро схватила стакан с теплым травяным отваром и поспешила к некромантке.

– Привет! Умоляю, скажи, что тебе сегодня дали бутерброды! – приблизившись, на одном дыхании выпалила Лана и опустилась на соседний стул.

– И тебе доброго утра, – поприветствовала Наташа подругу и с улыбкой придвинула к ней тарелку с хлебом, маслом и сыром.

Быстро соорудив первый бутерброд, полуэльфийка вгрызлась в него и уже с набитым ртом блаженно промычала:

– Я тебя обожаю! Дружба с тобой просто бесценна!

– Еще бы! Я столько раз вас с Элирой прикрывала, что и сосчитать трудно, – фыркнула Наташа.

Сама она к утренней овсянке относилась нормально и ела ее совершенно спокойно.

– Да ладно. В последнее время мы крайне тихи и примерны. – Лана горделиво приосанилась.

– Ага, значит, задумали что-нибудь крупное, – сделала вывод некромантка и тут же предупредила: – Если что, от мытья полов отмазывать не буду, даже не просите. Лимит на этот месяц исчерпан.

– Анхайлиг на тебя плохо влияет. А где человеколюбие?

– Физический труд полезен для организма.

Лана загадочно улыбнулась.

– Только ты так можешь сказать. Остальные с тобой не согласятся. Хотя, конечно, смотря какой физический труд имеется в виду…

Наташа смущенно кашлянула и предпочла тему не развивать, вместо этого предложив поторопиться с завтраком. Ведь опоздание на занятие – это тоже провинность. И за него порой можно схлопотать такое дополнительное домашнее задание, с которым никакое мытье полов не сравнится. Тем более магистр Лапаси, лектор по предстоящему предмету «Стратегическое и тактическое распределение силы», отличался большой изобретательностью в данном вопросе. И то, что его предмет шел лишь половину учебного года и заканчивался простым зачетом, вредности магистру не убавляло.

Вот и на этот раз, начав занятие с переклички, магистр Лапаси составил список из «смертников» и только после этого начал лекцию.

По обыкновению девушки сидели у дальнего окна на верхних рядах. Наташа – потому что не слишком любила находиться на виду у всех, а Лана… ну, на словах тоже не любила. А на деле – просто спасалась от скуки разглядыванием улицы.

Вот и теперь взгляд полуэльфийки то и дело норовил соскользнуть к окну, а мысли уже мечтательно витали где-то в утренних весенних облачках. И лишь ощутимый тычок в бок от Алеорна заставил девушку вновь сосредоточиться.

– Да пишу я, пишу! – тихо зашипела Лана.

И действительно, зарождавшийся было на тетрадном листке завиточек снова стал превращаться в буквы.

Заметившая это Наташа недовольно качнула головой, но привычно развернула свою тетрадь к Лане, и та стала интенсивно заполнять пропуск в лекции.

Пытаясь разобраться в нарисованных диаграммах и пояснениях, полуэльфийка искренне удивлялась подруге, которая быстро записывала за магистром и, кажется, даже понимала, о чем тот говорит. Вообще, некромантка с радостью ныряла в новые знания и трепетно любила книжки. Учеба ей давалась достаточно легко, и надзора невидимого Алеорна, в отличие от Ланы, не требовалось.

«Вот и Элира тоже проблем с учебой не испытывает. – Лана тихонько вздохнула. – Только я эту теорию глупую не воспринимаю… Интересно, кстати, почему Элиры на лекции нет? Из-за вчерашнего, что ли?»

Очередной толчок в бок заставил Лану вновь вернуться в реальность и застрочить дальше.

Поскольку пропущено было прилично, а диктовал магистр Лапаси быстро, больше полуэльфийка не отвлекалась, пока не услышала:

– На сегодня все, можете быть свободны.

Задерживаться девушки, понятное дело, не стали и, подхватив свои сумки, поспешили на выход.

– На обеде меня не ищи, – предупредила Наташа, прежде чем расстаться с Ланой и двинуться на факультет некромантии. – У нас после обеда практика по зомбированию, а это, сама знаешь, не располагает к поглощению еды.

Лана понимающе скривилась.

– Тогда за ужином встретимся. А потом мне еще в библиотеку… – Тяжелый вздох у полуэльфийки вырвался сам собой.

– Ну это не самый плохой вариант, – заверила Наташа на прощанье и поспешила вниз.

Лана же влилась в поток сокурсников, «предвкушая» очередную встречу с магистром Власом и выискивая взглядом Арису. Ариса, которая из-за этого самого магистра еще на первом курсе перевелась с факультета некромантии к ведьмакам, была третьей и последней подругой Ланы в академии.

Темноволосую девушку полуэльфийка нашла почти сразу – ведьмачка стояла у стены и дожидалась ее.

– А где Элира? – приветственно кивнув, полюбопытствовала Ариса.

– Не знаю. – Лана пожала плечами. – Может, у Грабовского отгул выпросила из-за вчерашнего. Физически она, конечно, не пострадала, но морально… Эти светлые идиотки над ней бы целый день хихикали.

– Да уж, – поморщилась Ариса. – Влас, кстати, утром сказал, что им отработку какую-то совсем легкую дали. То ли пыль в лазарете протереть, то ли цветы полить, представляешь?

– Вот гадство! – Глаза полуэльфийки от злости сверкнули изумрудом. – Ну ничего, как им отомстить, мы еще придумаем!


Если у Ланы среди ведьмаков хотя бы две подруги, но были, то у Наташи среди некромантов друзей за все три года обучения так и не появилось. Поначалу из-за того, что ее считали пробившейся по блату слабосильной недоучкой. А после замужества Наташа и сама не особо стремилась заводить близкие знакомства. Для общения ей хватало и трех ведьмачек. Да и вообще, повышенного внимания к себе некромантка всячески старалась избегать.

В первые месяцы учебы, правда, это было весьма сложно. На Наташу косились, за ее спиной шептались. Однако когда девушка окончательно перебралась жить к Анхайлигу, пересуды наконец-то стихли. Этому способствовал сам магистр, весьма резко реагируя на проявление неуважения к собственной жене.

А потом сокурсники просто привыкли. Тем более, характер у Наташи был доброжелательный и, несмотря на слабые магические способности, в помощи она никогда не отказывала. К тому же училась она получше многих.

В результате по академии пошли слухи, что Анхайлиг выбрал себе жену заранее, и теперь просто решил подучить ее базовым навыкам собственной профессии.

Такая легенда устраивала всех, в том числе и самого Анхайлига, поэтому никто ее опровергать не стал. И с того момента отношения с некромантами у Наташи установились ровные.

Вот и теперь, простившись с Ланой, она кивком приветствовала четверку своего курса и вместе с ними направилась на родной факультет. Да, после посвящения и экзаменов первого курса доучиваться их осталось всего пятеро…

Наташа тряхнула головой, стараясь лишний раз не вспоминать явление Мораны и тех, кого богиня забрала. Прошлого не изменишь. Значит, надо жить настоящим. А в настоящем третьекурсникам предстоял небольшой практикум у магистра Димитриона, посвященный особенностям гравировки символики на костях.

Подобные практикумы обычно проходили в подвальной десятой тренировочной аудитории-складе, где хранилась большая часть скелетов. Поэтому некроманты дружно спустились по лестнице и, встретив по пути рослого темноволосого магистра Димитриона, вместе с ним подошли к знакомой двери.

А когда ее открыли…

– Да Грент их всех задери! – ошарашенно выругался магистр, застыв на пороге. – Да я им всем руки живьем оторву! – И уже злобно проорал в коридор: – Анхайлиг!

– Что там? – полюбопытствовал Арон и, первым обогнув Димитриона, заглянул внутрь. После чего разразился такой руганью, что у Наташи щеки гореть начали.

Следом за ним не выдержал Сиртан, а потом и сама Наташа решилась протиснуться и заглянуть в тренировочную. И обомлела.

Во-первых, скелетов не было. Ни одного. А во-вторых, на магическом плане аудитория буквально сияла от светлой магии.

– Что там у вас? – раздался голос Анхайлига, выглянувшего из аудитории неподалеку.

– Благос, Верта пожри мою печенку! – прорычал Димитрион. – На нашем складе Двайнов благос!

– Что-о?!

В мгновение ока Анхайлиг оказался рядом и в свою очередь с величайшим изумлением уставился на опустевший склад. Впрочем, изумление в его глазах почти сразу уступило место черному бешенству.

– Все назад! Живо! – потребовал он.

Некроманты, включая Наташу, послушно отскочили к противоположной стене. А Анхайлиг резким движением начертил в воздухе какой-то символ и прошипел:

– Invocant tenebris nomen Morana!

После чего свет в коридоре мигнул, а десятая тренировочная аудитория полностью погрузилась во мрак.

Впрочем, уже через несколько секунд тьма по велению некроманта схлынула и рассеялась, словно ее и не было. От наведенного светлыми магами благоса тоже следа не осталось. Вот только скелетов и зомбизаготовок это, к сожалению, не вернуло.

– Димитрион, бери ребят, восстанавливайте зомбизаготовки, – скрипнув зубами, произнес Анхайлиг. – Чем больше, тем лучше, сам понимаешь, у нас весенняя сессия на носу. А я пойду к Виттору. Надеюсь, скелеты, которые тут хранились, просто где-то прикопаны, и мы их найдем. Но если нет – придется выбивать разрешение на трупы, чтобы восстановить практический материал.

Димитрион согласно кивнул, и глава факультета некромантии, стремительно развернувшись, направился к выходу из подземелья.



Глядя вслед мужу, Наташа четко сознавала: как только светлые активисты попадут в его руки, им грозит как минимум самая грязная отработка, как максимум – отчисление. Но жалеть этих фанатиков девушка не собиралась, ибо на плечи их курса выпала далеко не самая приятная работа.

– Что ж, наш план на сегодня придется немного скорректировать, – прерывая общее молчание, произнес магистр Димитрион. – Моховых тушканов у нас тоже, как видите, не осталось, так что придется делать заказ на доставку новых. Ну а пока займемся обработкой туши саблезубого медведя. Очень удачно, что его доставили только вчера, и сейчас туша еще находится в морозильнике морга.

– Медведь? Целый огромный медведь? – недоверчиво спросил Сиртан.

На лице его застыло выражение брезгливого отвращения.

– Здорово, правда? – Магистр довольно потер руки. – Заходите в аудиторию, а я в морг побежал.

Наташа сглотнула. Делать зомбизаготовки и так весьма тошнотворное занятие, а уж если туша настолько огромная…

– Если Анхайлиг оставит от светлых хоть горстку пепла, я над ней поглумлюсь, – проходя мимо девушки, тихо пробормотал Арон.

И в этот момент, несмотря на весь свой миролюбивый характер, Наташа была с ним солидарна.

Адептам третьего курса факультета некромантии предстоял омерзительный день и еще более омерзительный вечер.


В свою комнату Лана буквально влетела, радостная, что сегодня не пришлось бороться с чиханием от пыльных фолиантов. Впервые за долгое время в обители знаний ей достались книги, подлежащие выносу из затхлого помещения, где по предписанию Алеорна она с каждым годом проводила все больше времени. А именно, из библиотеки.

И, главное, отказаться от подобной экзекуции никак не удавалось, ибо от этого в буквальном смысле слова зависела жизнь Ланы. Если она провалит выпускной экзамен по зельеварению у «самого любимого» магистра Власа, то в тот же момент распрощается с жизнью. Дернул же его тогда демон потребовать в качестве выполнения долга сдачу своего предмета на «отлично»!

Алеорн прошел вслед за полуэльфийкой и водрузил на письменный стол стопку книг. При этом среди них были учебники не только по предмету Власа. Под пристальным надзором темного эльфа Лана изучала все науки. А поскольку отказать дейморцу было сложнее, чем приручить дракона, ей приходилось проявлять усердие. Впрочем, эти усилия восполнялись сторицей.

Лана взглянула на мужчину своей мечты и от посетивших голову далеко не благовидных мыслей закусила губу. От предвкушения дыхание девушки участилось. Она неожиданно поняла, что очень соскучилась по золотым глазам Алеорна, объятиям и поцелуям. А ведь прошел всего лишь день, обычный и непримечательный. День, во время которого Лана не могла его видеть, даже несмотря на то, что дейморец и находился рядом.

– А может, изучение принципа построения антидотов подождет? – промурлыкала Лана, прижимаясь к Алеорну.

Пальчики девушки сами потянулись к мужественному лицу, коснулись щеки и, очертив линию подбородка, скользнули по шее к верхней пуговице мужской рубашки.

Но тут руку неожиданно перехватили. После чего подарили легкий поцелуй в запястье и безапелляционно сообщили:

– Даже не надейся.

«Репетитор» плавным движением отцепил от себя печально вздохнувшую ведьмачку и усадил за стол. О сопротивлении даже речи не шло. Лана лишь жалобно пискнула, но покорно взялась за книжки. В конце концов, у них впереди еще целый вечер и ночь. А вот если не вызубрить очередной параграф и прилагающиеся к нему выкладки в ближайшее время, это вполне может стоить ей жизни.

«Вызубрю задание и потребую законную награду!» – рассуждала Лана и листала учебник. Но сбыться ее надеждам было не суждено, не прошло и несколько минут, как в дверь требовательно постучали. Алеорн нехотя отложил припасенную для себя книгу и растворился под маскировкой.

Лана же отправилась открывать и обнаружила на пороге взволнованную Элиру.

– Я знаю, как проучить этих несносных девиц! – провозгласила рыжая ведьмачка с внушительным бюстом, даже не поздоровавшись. И, ухватив Лану за локоть, потащила на выход.

Опешив от такого напора, полуэльфийка даже не сообразила оказать сопротивление.

Пока девушки шли по пустому жилому этажу, отведенному на откуп уже третьему курсу ведьмаческого факультета, Элира поведала об интересном зелье, о котором она давным-давно вычитала в одном древнем фолианте. Зелье на первый взгляд было абсолютно безобидным и помогало лысеющей части человечества обзавестись шикарной шевелюрой. А вот при усилении концентрации…

– Мы им устроим косы до пояса! Да такие, что ни одна лента их не спасет! – со злостью заключила Элира.

– Хм, усиление концентрации может привести к самым неожиданным последствиям, – выдала Лана заученный постулат, отчего ведьмачка недовольно поморщилась.

– Не надо прописные истины цитировать, мы очень аккуратно. Я уже все просчитала, – заверила Элира. – К тому же я профессионал. Тебе ли мне не доверять?

Да, причин не верить пышногрудой пассии магистра Грабовского и по совместительству хорошей подруге у Ланы не было. Хотя, надо признаться, два года назад они с Элирой испытывали друг к другу совершенно иные чувства. Мотивы тому были самые веские – обида и гордыня.


В памятный день их первого близкого знакомства занятия у Ланы проходили спокойно и без происшествий. Даже Влас сиял, как магический светильник, видя, с каким усердием безалаберная адептка записывает его лекцию. А полуэльфийка мечтала о скором обеде, ибо завтрак пропустила. Да и с Наташей, которая не появлялась со вчерашнего утра, хотелось поговорить.

В общем, в столовую Лана летела на всех парусах. Подождав Наташу у входа, она быстро сцапала ее за локоток.

– Привет! Где пропадала?

– Я… – начала было Наташа, но ее бессовестно перебила подлетевшая Элира.

– Наташенька, еще раз поздравляю! – Рыжая ведьмачка счастливо улыбалась. – И напоминаю, что ты мне обещала мастер-класс.

А Лана силилась понять, о чем говорит сокурсница и почему смущается Наташа. Но поскольку в голову так ничего и не пришло, полуэльфийка недоуменно спросила:

– А с чем поздравления? И какой мастер-класс?

Элира удивленно заморгала.

– Как, разве ты не знаешь? – И, перейдя на извиняющийся шепот, проговорила, обращаясь к некромантке: – Я не знала, что и от нее надо скрывать, прости.

– Что скрывать? – с нажимом и уже теряя миролюбие, уточнила Лана.

– Тише, тише, – тут же шикнула Элира, а Наташа быстро выдохнула:

– Я тебе как раз хотела рассказать. Сама не знала, что так получится, но… В общем, вчера я вышла замуж… за Анхайлига.

Рядом раздался изумленный кашель Алеорна. Лана же от удивления приоткрыла рот и во все глаза недоверчиво уставилась на подругу.

– Ты? Замуж? Вот прямо…. прямо вчера?!

Окончательно смутившаяся некромантка молча кивнула.

– Да-а, – с мечтательной улыбкой протянула Элира. – У Наташи было потрясающее платье, а главное, я его так удачно затянула!

Лана перевела взгляд на сокурсницу. Но та лишь подмигнула ошарашенной полуэльфийке и, еще раз поздравив Наташу, удалилась в столовую.

Какое-то время Лана молчала и пыталась разобраться в собственных двойственных чувствах. За подругу она была безумно рада, но то, что о таком событии первой узнала Элира, неприятно зудело в душе.

– Эм-м, поздравляю, – выдавливая улыбку, все же проговорила Лана. – Неожиданно, конечно, но я за тебя очень рада. Теперь, наверное, точно переезжаешь?

– Да, теперь – да, – подтвердила Наташа и слабо улыбнулась.

– Вот это жаль… Хотя если еще Инару за Арона выдать и вытребовать им комнату как супружеской паре, то остаток года проведу просто в шикарных условиях, – пробормотала полуэльфийка, силясь затолкать червячка обиды как можно дальше.

Девушки пообедали быстро. Наташа в принципе ела мало, а Лане кусок в горло не лез. Даже на следующей паре полуэльфийка не могла избавиться от мысли, что осталась в дураках. Нет, умом Лана прекрасно понимала, что церемония была тайной, а Элира – просто подруга Грабовского, и поэтому ей повезло оказаться в узком кругу приглашенных. Но легче от этого не становилось. Особенно когда Лана ловила на себе торжествующие взгляды рыжей сокурсницы.

Неожиданно сломавшийся в руке карандаш заставил полуэльфийку вздрогнуть. «Да-а, что-то близко к сердцу я все воспринимаю, – укорила она себя. – Пусть Элира думает, что хочет, но Наташа все равно моя подруга, и я за нее счастлива. А торт мы и на выходных съедим, отметим это событие».

Отметить тогда действительно удалось. А еще Лана, сама пригласившая Элиру, чуть не довела подругу до икоты. Точнее, именно икоты кудрявая полуэльфийка и добивалась, вот только что-то напутала в зелье, и в итоге сокурсница покрылась неприглядными пупырями. С одной стороны, такая пакость была даже и лучше, если бы не одно «но»: в это же время на Лану напал страшный зуд. Непреодолимое желание почесаться было настолько сильным, что девушка поняла – час-другой, и она раздерет кожу до крови.

После небольшого разбирательства, взаимных обвинений ведьмачек и злобного рыка выведенной из себя Наташи, девушки отправились в ближайшую лабораторию варить антидоты. Благо у Элиры, с легкой руки Грабовского, был туда допуск в любое время.

Собственно, в этой лаборатории, уже глубокой ночью, ведьмачки и заключили перемирие. А Элира вдобавок еще и пообещала заняться образованием Ланы в плане практики. Причем свое решение она мотивировала очень веско: «Иначе, не ровен час, ты меня случайно в могилу сведешь».


Так и жила Лана следующие два года, проводя вечера то в библиотеке, то под присмотром Элиры в лаборатории. Зато теперь, к концу третьего курса, множество зелий она могла хоть с закрытыми глазами составить. И, кстати, именно поэтому Алеорн их совместному времяпрепровождению, пусть и не всегда благовидному, не мешал. Ведь любые тренировки и знания, в конечном итоге, шли на пользу учебе.

А пакостили ведьмачки нередко. И хотя скрыть следы очередного «преступления» удавалось не всегда, и пару раз удавалось вывести из себя даже Анхайлига, работать вместе не прекращали. Наоборот, за прошедшее время Элира и Лана настолько сдружились, что теперь друг за друга стояли горой. И вот сегодня в очередной раз собирались отомстить ненавистным светлым. Точнее, конкретным девушкам с факультета благ и исцелений.

На этот раз источник проблем заключался в банальном соперничестве за право считаться самой красивой. Конечно, внешне все выглядело куда пристойней: светлые боролись за нравственность. Мол, бесстыдство это – адепткам с магистрами жить.

Но если Наташу, после того как та окончательно перебралась к Анхайлигу, не решались трогать даже самые рисковые, то Элире доставалось по полной программе. Ну и Лане заодно как подруге грудастой развратницы. Тем более что с Розалией и ее приспешницами ведьмачки пересекались практически на каждой совместной лекции третьего курса.

В основном стычки не выходили за рамки банальных словесных перепалок, но иногда кто-то все же срывался. Как, например, день назад. Лана и Элира тогда возвращались с внеочередной лабораторной, усталые и предвкушающие скорый отдых. По сторонам девушки не смотрели, и в этом оказалась их главная ошибка.

Во время поворота к очередной арке Лану резко дернули назад. А вот Элиру, успевшую переступить порог, окатило ведром помоев. Удивленный возглас полуэльфийки потонул в возмущенном визге и противном девичьем смехе. Правда, последний звучал, перемежаясь с цокотом быстро удаляющихся каблучков – виновницы задерживаться на месте преступления не собирались.

Не мешкая Лана вырвалась из рук невидимого Алеорна и подлетела к облагороженной подруге.

– Элира! Ты как?

– Я зла! – прошипела та. – Я невероятно, демонически зла!

После чего поспешила в душевую.

Унижения Элира не простила, и все это время размышляла о способах возможной мести. А вот теперь наконец время пришло.


Пока Лана предавалась воспоминаниям, рыжая ведьмачка уже втаскивала ее в одну из лабораторий.

– Ищи в шкафу карпицу, двудомку и горицу, – голосом полководца приказала Элира. – А еще расицу лессовую, у нее такие небольшие беленькие листочки.

– Знаю, – хмыкнула Лана.

Пусть она еще не весь справочник трав вызубрила, но большую часть уже прошла и помнила, как выглядят названные растения, где произрастают и даже их свойства.

Пока Лана рылась в шкафу, Элира сноровисто готовила базу. Разогревала на спиртовке раствор, одновременно что-то усиленно считая на листочке. А когда Лана подошла с добытыми трофеями, дала ей дальнейшие распоряжения по нарезке, измельчению и растиранию трав и продолжила свои расчеты.

Полуэльфийка все инструкции выполняла с тщательностью. Очень уж хотелось, чтобы месть получилась действительно достойной. Нашинкованные и растираемые ею ингредиенты один за другим отправлялись в стоящую на спиртовке колбу.

Когда же все необходимое было засыпано, а зелье приобрело насыщенный изумрудный цвет, Элира торжественно произнесла:

– Donare virtutem, fortius facite! – И капнула в колбу желтоватый раствор из маленькой скляночки.

Зелье мгновенно задымилось, забурлило сильнее, а потом ярко вспыхнуло. Под оглушительный грохот взрыва девушек, как кукол, отбросило от лабораторного стола к стене. Лишь успевший подхватить их Алеорн уберег ведьмачек от удара и падения. Горе-экспериментаторши одновременно взвизгнули и в панике уставились на дело рук своих.

Стол как таковой отсутствовал. Вместо него осталось лишь несколько обломков, обугленных и залитых непонятной зеленоватой субстанцией. Эта пакость издавала резкий отвратительный запах и, точно кислота, довольно быстро уничтожала оставшиеся «дрова». А сверху, с заляпанного той же мерзостью потолка, падали густые тягучие капли, усугубляя положение обломков.

Внезапно послышался неприятный треск, и по потолку начали разбегаться трещины.

– Вон отсюда! – тихо рыкнул на ухо полуэльфийки Алеорн, и та не задумываясь сорвалась с места.

Ухватив Элиру за руку, Лана выскочила в коридор и устремилась прочь от лаборатории, дверь которой захлопнулась под аккомпанемент рухнувшего потолка. Услышав грохот, девушки окончательно побелели и испуганно замерли. Слишком хорошо они понимали, чем это может им грозить.

Элира нервно сглотнула и сипло выдавила:

– Нам крышка. Теперь нас точно отчислят!

– Н-нет, – заикаясь от страха, опровергла заявление подруги Лана. – Т-трупы не отчисляют!

Перед ее внутренним взором мгновенно появились картинки с разъяренным магистром Анхайлигом, и полуэльфийку ощутимо затрясло. На какую-нибудь мелкую неприятность некромант, может быть, и закрыл бы глаза – все-таки до выпуска девушкам осталось не так долго учиться. Но только не на подобные разрушения.

Слишком глобальными они были, и слишком долго подруги испытывали терпение заместителя архимага академии на прочность. Так что вряд ли стоило надеяться на снисхождение. Даже если сам Виттор попробует вступиться.

Хотя уверенности в том, что глава академии успеет хотя бы появиться на месте разборок, у Ланы вообще не было.

– Правильно мыслите, – оценив испуганные лица ведьмачек, заверил их Алеорн.

В его глазах полыхало неприкрытое бешенство.

Подруги нервно сглотнули, а Лана виновато пискнула:

– Мы не специально!

– Ваше «не специально» помещение разрушило! Вы чем думали, когда концентрацию рассчитывали?

На риторический вопрос ведьмачки не ответили. Впрочем, дейморцу этого и не требовалось.

– Только проблемы лишние создавать умеете, – процедил он. – А теперь быстро побежали к Наташе! И советую не прекращать молиться.

Подруги одновременно сорвались с места и помчались на факультет некромантии. К совету темного эльфа они прислушались и непрестанно молились всем богам, чтобы их не поймали раньше и чтобы так необходимая им некромантка была одна.


У заветной двери подруги постарались натянуть на лица улыбки и, собравшись с духом, постучались. Спустя пару невероятно долгих мгновений на пороге появилась Наташа. И, бросив мимолетный взгляд на девушек, недовольно нахмурилась.

– Опять? – сурово вопросила Наташа и посторонилась, пропуская нежданных гостей. Когда же Элира и Лана вошли и замерли в центре небольшой комнаты, некромантка недовольно тряхнула огненной копной волос и заверила: – Даже не надейтесь, что отмажу от мытья полов!

– А от отчисления? – всхлипнув, тихо спросила Элира.

– Скорее от неминуемой смерти, – сцепив дрожащие руки, нервно пискнула Лана.



Наташа удивленно вскинула брови, но одного взгляда на мрачного Алеорна хватило, чтобы утвердиться в мысли: девочки не преувеличивают.

– Рассказывайте, – потребовала некромантка, внутренне готовясь к чему угодно.

Но даже эта готовность не помогла. К концу короткой истории злоключений двух ведьмачек Наташа обреченно прикрыла глаза рукой. Она всякого ожидала от этой парочки, но разрушение лаборатории – это был явный перебор. Правда, бросить девушек на произвол немилосердной судьбы в лице своего мужа Наташа не могла. В конечном счете Лане действительно грозила опасность.

Наташа вновь посмотрела на жалкие лица подружек и невольно перевела взгляд на окно, за которым уже царила ночь. Темнота усугубляла положение учинившей разгром парочки, ибо настроение Анхайлига после заката, мягко говоря, становилось нерадужным. Поэтому все неприятные новости ему предпочитали говорить с утра. Вот только взрыв в лаборатории и рухнувший потолок он вряд ли не заметит. Наверняка уже спешит на место происшествия.

А если учесть случай со светлым благосом и пропавшими костями… Анхайлиг точно будет в бешенстве.

Что делать, Наташа не знала. Лишь одно понимала наверняка.

– Так, сейчас вам необходимо спрятаться.

– Куда? – обреченно взвыла Лана.

– К Элире. Ибо, если что, он твою комнату будет первой проверять. И советую бежать очень быстро!

Наташа подошла к двери и опасливо выглянула в коридор. Убедившись, что все тихо, жестом показала подругам, что можно выходить. Изрядно побледневшие ведьмачки мешкать не стали и, шустро выскользнув в коридор, со всех ног помчались к лестнице. Посмотрев на стремительно удаляющиеся фигуры подруг, Наташа горестно вздохнула и прикрыла дверь. После чего присела на кровать и принялась ждать.

Впрочем, ожидание было недолгим. С момента ухода провинившейся парочки не прошло и минуты, как в комнату ворвался взбешенный Анхайлиг.

– Где они?! – прорычал некромант, обводя помещение яростным взглядом. – Где эти две… – Узрев лишь одинокую Наташу, он осекся, но снова выдохнул: – Они тут точно были! Я чую!

– Были, – не стала отрицать девушка. – Но…

– Даже не думай их защищать, – перебил Анхайлиг. – На этот раз я их точно отчислю! И пусть Ульрих свою вандалку-дочь к кому угодно отсылает!

– А если ее убьют? – попыталась воззвать к разуму некроманта Наташа.

– Плевать! – рявкнул тот.

– Анх, она ведь твоя племянница!

– Плевать! – вновь зло выкрикнул Анхайлиг. – Лучше я просто признаю, что у нас дурная наследственность. Что сын, что племянница – один демон! Ф-фантазеры…

«Видимо, других вариантов не осталось», – поняла Наташа. Подойдя к мужу, решительно притянула его голову к себе и поцеловала.

– Ната…

Новый поцелуй оборвал рык некроманта на полуслове. А спустя минуту Анх о родственниках уже не думал.


Гораздо позже, когда Анхайлиг, обнимая жену, лежал на кровати, гнев и страсть в его душе уступили место ленивой расслабленности.

– Все-таки ты моя слабость, – едва касаясь пальцами кожи девушки, мягко произнес он.

В ответ Наташа потянулась к губам мужа и, целуя, утвердительно прошептала:

– Ты ведь их не отчислишь? Правда?

В ответ – тяжелый вздох и обреченное:

– Ната, ты хоть понимаешь степень их вины? Эти две ненормальные экспериментаторши часть академии разрушили!

– Анх, ну это ведь лаборатория была, – напомнила Наташа, покрывая лицо мужа невесомыми поцелуями. – Так что формально девочки имели право заниматься там магией. К тому же разве стены лабораторий не должны быть экранированы во избежание подобных последствий? А раз защита не выдержала – она оказалась поставлена слабее, чем необходимо, или изношена. Так что девочки, наоборот, получается, полезное дело сделали. Подумай – что, если бы потолок обвалился, когда в лаборатории было бы полно адептов? Всех бы Алеорн спасти не успел…

– Все. Хватит. – Анхайлиг решительно отстранился. – Иначе через пару минут ты станешь убеждать меня вместо наказания подписать этим двум пакостницам похвальные грамоты.

– И все же?

– Ладно. Не отчислю. В конце концов, отчисленных на сегодня уже и так более чем достаточно.

– Ты о тех светлых вандалах, которые нашу десятую тренировочную разорили? – догадалась Наташа. – Ты их нашел?

– Да, – поморщился некромант, – пятеро первокурсников проявленных из Братства Света постарались. Причем даже после решения об отчислении были по-прежнему абсолютно уверены в своей правоте, представляешь? Скелеты, по их мнению, должны быть захоронены, и никак иначе. Место захоронения эти активисты, конечно, поначалу говорить отказывались, но… в общем, завтра все вернем.

– Вот и хорошо. – Наташа с облегчением вздохнула.

Правда, не столько из-за беспокойства о самих скелетах, сколько от радости, что не придется создавать новых. Слишком уж мерзкой и вонючей была обработка и подготовка костей.

– Н-да, неплохо, – задумчиво согласился Анхайлиг. – Надеюсь, Виттор повлияет на своих подопечных, чтобы подобное больше не повторилось. Хотя, пожалуй, одной надежды мало. Надо будет на всякий случай защиту какую-нибудь на наш склад поставить.

– Ага, – согласилась Наташа. И вдруг, озаренная внезапно пришедшей в голову идеей, хихикнула: – И заодно охранника туда посадить можно.

– Охранника?

– Мы сегодня такого здоровущего саблезубого медведя-зомби целый день делали, – пояснила девушка. – Осталось только программу в него заложить, и все. Медведь большой, выглядит жутко, внушительно. Чем не охранник? Вот и пусть сидит, активный, и кости с зомбизаготовками стережет.

Анхайлиг на мгновение задумался, а потом усмехнулся:

– И впрямь неплохая идея. Завтра утром этим и займусь.

Глава 2

Как и потребовала Наташа, девушки спрятались в комнате Элиры и всю ночь дергались от любого шороха. Спать не получалось, даже несмотря на то, что места на кровати было достаточно и для троих. Поначалу подруги обсуждали возможное будущее, но ни одна из них не видела в нем хоть одного светлого пятна для поддержания огонька оптимизма. Поэтому достаточно быстро девушки решили переживать по отдельности.

Лана отчаянно хотела оказаться в объятиях Алеорна. Только рядом с ним она смогла бы расслабиться и немного отдохнуть. Но, увы, сердце ныло от переживаний, а голова болела от перенапряжения. Лишь под утро усталость взяла свое, и полуэльфийка провалилась в беспокойный сон.

Утро девушки встречали в траурном молчании. Все попытки привести себя в более-менее приличный вид с треском провалились. Лана, посмотрев на отражение в зеркале, обреченно махнула рукой.

Из комнаты девушки выходили без особого желания и четкого плана, что делать дальше. Ждать у моря погоды и надеяться, что гроза минует, было бесполезно и вполне грозило дополнительными неприятностями, но идти сдаваться самим тоже не тянуло.

– На завтрак пойдем? – с какой-то затаенной надеждой на отсрочку неизбежного спросила Лана.

– Перед смертью не надышишься. К Виттору идите сразу, – хмуро посоветовал Алеорн.

Элира согласно кивнула, и Лане не оставалось ничего иного, кроме как последовать решению большинства. Горестно вздохнув, хмурые ведьмачки направились прямиком в кабинет архимага.

Лана не могла отделаться от мыслей о будущем. Перед глазами то и дело появлялся хмурый Анхайлиг и сочувствующий Виттор, который полностью соглашается с заместителем. Потом шли кровавые сцены. Где-то в глубине души еще пищал тоненький голосок, который убеждал, что полуэльфийка преувеличивает, но мимолетные взгляды на поникшую подругу душили всякие надежды.

Их ничто не спасет. Разве что сама Двайна появится и заступится.

Уже в административном коридоре «траурная процессия» встретила посланника. Парень с целительского факультета равнодушно поставил девушек в известность, что идут они в правильном направлении и их уже ждут. Всякая решимость покинула Лану окончательно, и на подходе к нужной двери она начала откровенно притормаживать.

Но Элира возможности сбежать от проблем не дала. Девушка, вселяя уверенность, сжала руку подруги и уверенно постучала.

– Входите, – глухо раздалось из-за двери.

Девушки глубоко вдохнули, словно перед прыжком в ледяную воду, и переступили порог. Как всегда, в кабинете архимага было светло и просторно. За широким столом восседал хозяин. Рядом, облокотившись на книжный шкаф и сложив руки на груди, стоял недовольный Анхайлиг. Магистр одарил девушек убийственным взглядом, и Лана даже нервно вздрогнула, а мышцы привычно напряглись, готовые унести свою хозяйку как можно дальше от опасности.

Грабовский тоже присутствовал. Впрочем, это и не удивительно. Элира находилась под его покровительством, да и должность главы ведьмаческого факультета обязывала. Его адептки учинили разгром. Только заступничества от Грабовского ждать тоже особо не приходилось.

– Полагаю, вы в курсе, по какому поводу вас вызвали? – спокойно поинтересовался Виттор у потупивших глаза девушек. – Но нам бы хотелось услышать подробности. Что вы делали в лаборатории?

Лана судорожно искала правдивый и безобидный ответ. Но Элира ее опередила.

– Мы всего лишь хотели дополнительно позаниматься, – затараторила рыжая ведьмачка. – Экзамены совсем скоро, да и дипломный практикум еще надо выбрать. Сфер зельеварения много. Но для своей аттестации надо выбрать одну. Вот мы и хотели попробовать себя в косметологической сфере, сделать зелье для улучшения волос.

Под конец голос у Элиры сорвался, и она всхлипнула. По щекам девушки побежали слезы. Лана тоже не выдержала и судорожно вздохнула, в носу неприятно защипало.

– Мы так испугались, когда все рухнуло, – сквозь всхлипы проговорила Элира. – Мы и не думали, что от взорвавшейся колбы такое случится, все-таки лаборатория!

– Даже лаборатория не отменяет простейших правил безопасности и здравого смысла! – рыкнул Анхайлиг. – К третьему курсу уже стоило бы хоть что-то выучить, а не смешивать зелья на глазок.

– Ну, Анх, они всего лишь адептки, им свойственно ошибаться, – мягко проговорил Виттор. – Для этого и создавались учебные помещения. И ты прав, пора бы уже провести проверку защиты.

– Причем желательно сделать это не откладывая, – недовольно проворчал Грабовский.

– Да, откладывать бессмысленно. Девочки выявили явное несоответствие уровня безопасности лабораторий, – согласился с ведьмаком Виттор и в упор посмотрел на своего заместителя.

Анхайлиг сверкнул глазами и недовольно поджал губы.

– Хорошо, я займусь этим вопросом, – сухо откликнулся он, после чего вновь обратился к провинившимся: – А вы обе отправляетесь на отработки. Думаю, в столовой вам будут очень рады, поможете с мытьем посуды.

Девушки, с надеждой вслушивавшиеся в разговор старших, понурили головы и тяжело вздохнули. Лана ради этого подключила все свое актерское мастерство. Ибо мытье посуды – это самое мягкое наказание, на которое был способен некромант.

– Можете быть свободны, – отпустил подруг Виттор.

Едва услышав это разрешение, Лана с Элирой чуть не бегом выскочили из кабинета. Причин такой поспешности было несколько. Во-первых, ведьмачки еще не поверили в свое счастье. Их не отчислили! Во-вторых, боялись получить в довесок еще отработку.

Лишь оказавшись на приличном расстоянии от кабинета архимага, девушки остановились и облегченно выдохнули.

– Я думала, будет намного хуже, – нервно хихикая, выдала Элира.

– А я вообще была уверена, что отработкой дело не закончится, – вторила ей Лана, устало облокотившись о стену.

Пожалуй, подобного облегчения она не испытывала никогда. Колени превратились в ватные валики и норовили подогнуться, руки мелко подрагивали, а сердце билось так, словно полуэльфийка только что избежала смерти.

– Надо будет Наташе проставиться, – вздохнула Лана.

– Обязательно, но этим вопросом займемся позже. У нас через пять минут начало поединков со светлыми.

Лана устало выдохнула. Все, о чем она могла сейчас думать, это теплый расслабляющий душ и сон в объятиях Алеорна. Но реальность диктовала свои законы, не прислушаться к которым было невозможно. Девушки снова бежали по коридорам, теперь силясь успеть на занятия.

Когда подруги вбежали в тренировочный зал, все проявленные с третьего курса уже были в сборе. Лана быстро нашла глазами Наташу и устремилась к ней, Элира поспешила следом.

Подлетев к некромантке, Лана крепко обняла свою спасительницу и радостно воскликнула:

– Спасибо! Я не знаю, что ты сделала, но мы не исключены! И отделались банальной отработкой.

Наташа посмотрела на сияющую Лану и улыбнулась в ответ. А вот Элира вела себя куда более сдержанно. Она поблагодарила подругу и отошла в сторону, высматривая кого-то в толпе светлых. Полуэльфийка посмотрела на маневры сокурсницы и тоже посерьезнела.

Впереди девушек ждали поединки. И если «щит Тьмы» Лана еще с грехом пополам довела до приличного состояния, то с ответной атакой дела обстояли плачевно. Заклинание ступора упорно девушке не давалось. Она банально не успевала его сотворить!

Первые бои с участием полуэльфийки больше напоминали избиение младенца. Щит пробивался с одного удара противника, и Лана непременно протирала пол попой.

– Итак, приступим, – известил всех присутствующих магистр Ясон и посмотрел на Наташу. – Думаю, начнем с Наташи и Адара.

Магистр Заран, наблюдатель со стороны темных, согласно кивнул, несмотря на то, что Адар числился одним из лучших, а Наташе до подобного уровня было не добраться никогда. Дело в том, что, несмотря на это, у некромантки имелись два очень сильных артефакта: фамильное ожерелье герцогов Террано «Слеза Тьмы» и обручальное кольцо из того же комплекта с черными алмазами. Они подпитывали заклинания Наташи и превращали, казалось бы, хрупкий щит слабой адептки в непробиваемую стену. Светлым приходилось прикладывать немало сил, чтобы преодолеть преграду.

Еще в начале второго курса, когда все только-только освоили защитные заклинания и начались поединки, никто не считал Наташу за стоящего противника. Но первая же молния, разбившаяся о ее щит, заставила противника удивиться. Когда же защиту Наташи все-таки удалось сломать и ее щит с тихим хлопком исчез, девушку тут же окутало новым непроницаемым пологом, который был способен поставить только архимаг. А следом по ее защите пробежала алая нить «Кровавого Карателя» – боевого заклятия, связанного со стенами академии.

Нападавший на Наташу светлый адепт резко побледнел, а ошарашенная девушка виновато ойкнула. Но стоило противнику отступить, как охранные заклинания практически мгновенно успокоились.

С тех пор на некромантке оттачивали мастерство лучшие из элементалистов, а за зрелищным сражением с интересом наблюдал весь курс.

Вот и сейчас Наташа уверенно вышла на площадку для поединков и привычно сплела защитный купол, а Лана, да и все остальные, перешли на второе, магическое зрение.

Первая сияющая молния Адара ярко сверкнула и рассыпалась снопом искр. За ней сразу полыхнула вторая, и, едва рассеялась, по девушке ударило пламя. Легкий хлопок, и Наташу окутала темная пелена, за которой замелькали алые всполохи «Кровавого Карателя».

– Неплохо, – похвалил своего адепта магистр Заран. – Но для того, чтобы участвовать в турнире между магическими академиями, все-таки надо лучше.

Столь неожиданная информация вызвала в толпе студентов волну взволнованного шепота. Турнир? Между магическими академиями?

Лана бросила быстрый взгляд на Наташу, но по растерянному лицу подруги поняла, что та тоже не в курсе дела.

– Заинтересовались? – усмехнулся магистр. – Так вот, в самое ближайшее время между магическими академиями Каледонии, Вельска, Карминии, светлых эльфов, травников и Дэлатерита действительно планируется провести турнир.

– Дэлатерит? – себе под нос пробурчала Лана. – Это вообще где?

За все то время, что у полуэльфийки стоял ментальный блок на памяти, изучением географии она не озаботилась. Были куда более интересные дела, да и не требовались ей такие познания. Но теперь Лана вновь почувствовала себя ущербно, потому что, как оказалось, не знала элементарных вещей.

– У западной границы Карминии находится. Маленькое государство. На карте не сразу различишь, – быстро пояснила стоящая рядом Элира.

– А-а-а, – многозначительно протянула Лана и вновь прислушалась к речи магистра.

– Из самых достойных, по нашему мнению, мы отберем в команду пятерых адептов, – продолжал магистр Заран. – Проявите себя, и получите возможность войти в состав команды, которая будет представлять Леорскую магическую академию. Так что старайтесь. У вас сегодня, можно сказать, показательные выступления, – завершил он и тут же гаркнул: – Следующие!

Из рядов в белых балахонах выступила Розалия. Целительница откинула за спину пышную светлую косу, и на губах ее появилась сияющая улыбка. Она не сомневалась в своей победе, ярко-синие глаза девушки лучились уверенностью.

В тот же момент Элира змейкой выскользнула вперед, обогнув одного из парней со словами: «Она моя!» Ведьма была зла, и раз уж отомстить с помощью зелья не удалось, намеревалась сейчас использовать шанс унизить соперницу на глазах у всего курса.

Девушки сблизились и по команде подняли щиты. Мгновения тишины Розалия готовила свою коронную молнию, а Элира, словно не замечая окружающий мир, прикрыла глаза и что-то быстро шептала.

Лана с силой сжала кулаки, болея за подругу. Полуэльфийка как заклинание шептала:

– Ты должна успеть! Должна!

На губах Розалии проскользнула холодная победная улыбка. Она вскинула руку и на кончиках пальцев засияла готовая сорваться молния.

Удар! Грохот, снопы искр разбившейся о щит ведьмачки молнии, и снова тишина. Вот только теперь Элира в упор смотрит на целительницу, а та и пальцем шевельнуть не может. Лишь в ярости щурит глаза.

Светлый щит спал сам собой.

– Бах! – прокомментировала Элира удовлетворенно.

– Победа за ведьмаками, – возвестил Ясон и недовольно покачал головой.

– Следующие! – тут же выкрикнул Заран.

Одна за другой пары выходили на «ринг», обменивались заклинаниями и расходились. Порой до обмена не доходило, когда щиты пробивались с одного удара, ответного уже не поступало. А порой атака просто не достигала цели. Промахи со стороны адептов гасили магистры. Когда очередная светящаяся молния, вместо того чтобы ударить в напротив стоящего ведьмака, пролетела мимо, магистр Заран недовольно поморщился.

– В этом году какие-то на редкость бездарные адепты… – Наткнулся взглядом на мнущуюся у стеночки Лану и кивнул, указывая на центр зала: – Иди уже, отстреляйся.

Лана нервно сглотнула. Она до последнего хотела оттянуть момент своего очередного провала, но судьба решила иначе. «У меня должно получиться! Хотя бы немножко продержаться… А может, и ступор получится?» – Лана всячески настраивала себя на позитив, хотя поводов для него практически не было.

Говорят, проигрывать, заранее зная, что другого исхода и быть не могло, легче. Так вот, Лана с этим в корне была не согласна. Да, пусть она не блистала выдающимися способностями, как Элира, но точно знала – она не хуже остальных. И вообще старалась. И проигрывать жутко не любила.

Навстречу ведьмачке тут же выскочил худощавый элементалист Расмар. Среди своих он был не сильно выдающимся магом. Ходили слухи, что его вообще пропихнули в академию по блату и за деньги. Расмар частенько самоутверждался за счет Ланы, вот и сейчас вышел с такой ухмылкой, что девушка невольно скривилась.

– Не переживай. Я быстро тебя вынесу, и пойдешь дальше отдыхать, – заверил парень.

Лана отвечать не торопилась, у нее были куда более важные дела. Например, восстановить в памяти плетение щита и заклинания ступора.

– Начали, – скомандовал Ясон.

Щит, поднятый Ланой, прочностью не отличался, но сейчас она больше хотела успеть поразить элементалиста раньше, чем тот сотворит огненный шар.

Тонкое, словно паутинка, магическое кружево постепенно выплеталось на кончиках пальцев, с каждым словом наполняясь силой. Секунда, другая, третья… срыв! Паутинка рассыпалась от излишне резкого всплеска Тьмы.

Едва не взвыв от досады, Лана поняла, что на новый узор времени уже не осталось. Судорожно, запоздало подняла темный щит, однако напитать его силой не успела. Тонкую пленку защиты разорвало, а девушку буквально опалило жаром и отбросило назад.

«Опять!» – приземляясь на пол, мысленно констатировала Лана. А узрев, как элементалист возвращается к своим друзьям под радостные возгласы, полуэльфийка горестно вздохнула и поднялась на ноги. На магистров она не смотрела. И так понятно, что ничего хорошего те не скажут.

Моральной поддержки от ведьмаков Лана, ясное дело, тоже не дождалась. Только Наташа подбадривающе сжала плечо, шепнув:

– Не переживай.

– Угу, – буркнула Лана и решила сегодня вечером обязательно еще потренироваться.

Впрочем, как и всегда, после каждого проигрыша. И, как и всегда, постаралась отбросить мысли о безуспешности таких тренировок.

Все оставшееся до обеда время, пока адепты оттачивали плетение щита, Лана вновь и вновь старалась воссоздать не поддающуюся ей паутинку. Но та с завидным постоянством разрывалась, отчего под конец занятия полуэльфийка стала ругаться не только мысленно, но и вслух.

В итоге лишь на подходе к столовой Лана смогла хоть как-то успокоиться и заставить себя отстраниться от проблемы. Да и то с помощью подруг. Наташа и Элира в два голоса напомнили, что основная специализация у нее – зелья, а все остальное… когда-нибудь получится.

Получив положенный куриный суп и тушеные овощи, подруги направились к свободному столу.

– Интересно, кого выберут для турнира? – присаживаясь, размышляла Элира.

Вопрос по большей части предназначался Наташе, но та лишь пожала плечами.

– Не знаю. Если бы Анх вчера был в нормальном настроении, может, он бы что-то мне и рассказал, но… Сами понимаете, не до того было.

– Да уж… – Ведьмачки дружно поежились.

– О, девушки! У вас свободно? – неожиданно раздался рядом голос Тария.

– Конечно, – улыбнувшись другу, разрешила Лана.

– Отлично! – Ведьмак немедля уселся рядом. – Ну, рассказывайте, как у вас дела? Чего такие серьезные сидите?

Лана невольно поморщилась от воспоминания об этих самых «делах», а вот Элира с радостью поведала, как отделала Розалию.

– А еще нам сказали, что по результатам сегодняшних поединков будут отбирать в команду на турнир, – под конец выдала она.

– Вон оно что, – протянул ведьмак. – Но не особо надейтесь на удачу, вряд ли магистры вообще будут рассматривать ведьмаков на эту роль.

– Почему? – удивились девушки в один голос.

– На турнир поедет объединенная команда Северной и Южной школ травников, – ответил Тарий и поморщился. – А нашим с ними состязаться бесполезно, сами понимаете.

– И кого же тогда, получается, возьмут? – поинтересовалась Наташа.

– Чисто теоретически, некромантов надо брать, – задумчиво проговорил Тарий. – Элементалистов и так полно, а вот ваша братия только у нас обучается. Хотя… пожалуй, одного ведьмака все-таки включить в команду могут. Эликсиры и тоники клепать.

– Правда? – тут же оживились Лана и Элира.

– Правда, но из вас двоих шанс только у Элиры, – отрезал ведьмак. – На курсе она лучшая, плюс Грабовский замолвить слово может.

– Я отлично зелья делаю, – вздернула подбородок Лана и обиженно надула губы.

– Кто бы спорил. Только этого недостаточно.

– Да и небезопасно это – покидать академию, – привела еще один веский аргумент Наташа. – Нас с тобой никуда не отпустят.

– Ну и ладно. Нас и тут неплохо кормят, – выдала кудрявая и, посмотрев на овощи в своей тарелке, невольно поморщилась.

Но обед все же доела, ибо впереди ожидались еще несколько пар по зельеварению и придирчивый магистр Влас. А общаться с ним на голодный желудок было проблематично, замечания терпеть – тем более.

Простившись на выходе из столовой с Наташей, спешащей на лекцию по видам нежити, Лана и Элира направились на ведьмаческий факультет.


– Итак, сегодня начнем практику с небольшого опроса, – усаживаясь за свой стол, возвестил Влас и цепким взглядом пробежался по аудитории в поисках первого желающего ответить.

Адепты дружно начали шуршать конспектами и прятать глаза. Лана тихо зарылась в тетрадь с головой и даже дышать старалась тише. Вчера она так и не добралась до учебников, а утро было таким коротким.

– О принципах создания антидотов нам расскажет… Лана.

Недавно бившееся, как у загнанного кролика, сердце девушки ухнуло куда-то в район живота и затихло. По позвоночнику пробежал электрический разряд страха. Лана судорожно пыталась вспомнить хотя бы лекцию, но тщетно. И, вставая для ответа, умоляюще посмотрела на сидящую рядом Элиру.

Подруга поняла ее без слов. Быстро открыв тетрадь с необходимыми полуэльфийке записями, она повернула свою тетрадку для лучшей видимости.

– Я внимательно слушаю, – поторопил Влас и недобро улыбнулся.

– Ммм… – неуверенно начала Лана и кинула косой взгляд на тетрадь. – Принципы создания антидотов заключаются, в первую очередь, в способности одних элементов нейтрализовать другие…

Пауза и очередной быстрый взгляд в неровные закорючки подруги.

– Элира, – неожиданно строго проговорил магистр, и та вздрогнула, впрочем, как и Лана. – Закрой, пожалуйста, свою тетрадь. Она явно мешает Лане отвечать.

– Вовсе нет, – натянуто улыбаясь, пролепетала полуэльфийка и снова покосилась на конспект, судорожно вчитываясь и запоминая хоть что-то.

– А то я не понял, – недовольно проворчал Влас. – И что же помешало вам выучить свое задание? Ведь на практику-то вы время нашли.

И Лана поняла – мстит за лабораторию. Сидевшая неподалеку Ариса своим поникшим видом эту догадку подтвердила.

– И насколько надо быть самоуверенной, чтобы после учиненного разгрома прийти неподготовленной? – полюбопытствовал магистр.

Отвечать Лана не стала, ибо понимала, что будет только хуже. А Влас, обобщая, уже перешел на нравоучения и загрузил всех присутствующих, рассуждая о внимательности, безалаберности и технике безопасности. После чего разрешил Лане сесть и устроил опрос письменный.

К недовольству со стороны сокурсников полуэльфийка давно привыкла, но все равно было не особо приятно.

Контрольную Лане кое-как написать удалось, и даже последующая практика прошла спокойно, но когда занятия закончились, магистр Влас произнес:

– Лана, Элира, с вас по реферату на тему антидотов.

Подруги покорно кивнули и поспешили удалиться, а то, не ровен час, вредный ведьмак еще задаст дополнительные задания. Правда, выскочив из аудитории, шаг они одновременно замедлили, ибо впереди ждала назначенная магистром Анхайлигом отработка. Поэтому спешить не стоило.


На просторной кухне ведьмачек встретила кухарка. Полная женщина в белом переднике выдала адепткам фартуки из непромокаемой ткани и сеточки для волос. Увидев последние аксессуары, девушки сделали недовольные лица.

– Нечего кривиться, правила на кухне для всех одинаковые, – отрезала кухарка.

– Я похожа на чучело, – вздохнула Элира.

Лана была полностью солидарна с подругой. Одно радовало: в подобном виде их мало кто увидит, потому что почти все адепты уже поужинали и разбежались по своим делам.

– Мойка там. Посуду забираете с раздачи. Тарелки складываете сюда, ложки сюда, – давала распоряжения начальница и указывала на полки и ящики. – Столовые приборы не смешивайте, у меня нет желания их потом сортировать.

Ведьмачки покорно кивали и к отработке приступили с невероятным рвением. Причины были просты: чем быстрее закончится посуда, тем быстрее они окажутся на свободе.

– Демон, эта вода портит мой маникюр! – ругалась Элира, стоя у мойки. – Нет, вы только посмотрите на этот кошмар! Хотя лучше не смотрите, мне теперь неделю будет стыдно руки показывать. Одни заусенцы и кожа покраснела.

– По сравнению с отчислением это мелочи, – брезгливо сбрасывая остатки еды с очередной тарелки в большой чан, приободрила подругу Лана.

Та лишь вздохнула. А вот кухарка, услышав их разговор, проявила неподдельный интерес и потребовала подробности, за какую провинность девушек определили на эту работу.

– Мы случайно разгромили одну из лабораторий, – вздохнула Лана.

– Лабораторию? Там же защита! – удивилась женщина.

– Износилась защита, слабенького взрыва не выдержала. А мы всего-то хотели отомстить, – шипела Элира и драила тарелку с такой силой, будто это было лицо Розалии.

– Какие вы грозные. А поговорить с обидчиками не пробовали? Сразу зельями поить?

– Да что с ними разговаривать?! – возмутилась Лана и взмахнула рукой.

И не рассчитала. Рядом стоящая стопка покачнулась и с дребезгом упала на пол.

– Ой, – виновато пискнула Лана, видя, как напряглось от сдерживаемого гнева лицо кухарки. – Извините, я не хотела.

– О, какие люди, – раздался приторный голос от стола раздачи. – Наши красавицы с ведьмаческого, как всегда, неразлучны и неожиданно там, где им самое место!

Слова Розалии поддержал противный смех ее подружек. Целительница не просто торжествовала, казалось, что она на седьмом небе от счастья. Отвечать ни Лана, ни Элира не стали, лишь хмуро смотрели на соперницу. Та, в свою очередь, не замечая испепеляющих взглядов, брезгливо осмотрела предложенную адептам на ужин еду и, взяв стакан компота и бутерброд с маслом, недовольно проговорила:

– Опять есть нечего. И когда нас начнут нормально кормить?

Вопрос был риторическим, но подружки-подпевалы поддержали ее возмущенными возгласами «да-да-да».

– Этой хотели мстить? – неожиданно спросила кухарка, когда светлая компания отошла.

Ведьмачки синхронно кивнули.

– Насчет битых тарелок докладывать не буду. Достану из запасника новые, – сказала начальница и обратилась к Лане: – А ты лучше вон ту кастрюлю из-под рагу отмой. Сегодня практикант-неумеха передержал на огне, и овощи пригорели.

После чего Лане выдали железную щетку и оставили наедине с огромным чаном, в котором она с легкостью поместилась бы целиком. Закатав рукава, Лана опустила руки в кастрюлю и стала с остервенением драить дно и стенки. Злость после встречи с Розалией в этом только помогала.

Надо же было подобному случиться! Ведь они с Элирой специально дождались, когда все уйдут, и вошли через служебный ход. Но надо было этой белой крысе прийти позже! Видимо, боги отыгрывались за то, что они удачно избежали исключения из академии.

Щетка с неприятным скрежетом скребла по дну кастрюли. Но быстро избавиться от пригоревшей пищи не получилось. Да и Элира, которой досталась вся оставшаяся посуда, продолжала недовольно ныть по поводу своих рук.

Из столовой девушки выползли поздно вечером и в прямом смысле еле волочили ноги. Поэтому добирались до своего этажа они в полном молчании. А оказавшись в родном коридоре, быстро простились и разошлись с одним-единственным желанием – спать.


А вот Наташе было не до сна, хотя и она бы от него не отказалась. Просто уж больно часто за этот день ее пытались расспросить о предстоящем турнире между академиями. Знакомые и не очень адепты со всех курсов, отбросив привычные опасения, то и дело приставали с расспросами: «А что?», «А как?» и, главное, «Кого возьмут?».

Однако Наташа, даже если бы и хотела, ответить ничего не могла – сама не знала. Может, Анхайлиг и сообщил бы ей заранее, но вчера все мысли некроманта сначала были заняты очередной выходкой девчонок, а потом… ну, в общем, тоже не делами.

Так что по окончании занятий Наташа поплотнее укуталась в черный балахон и поспешила к себе. Но едва зашла в комнату, тотчас с удивлением остановилась. Несмотря на ранний вечер, Анхайлиг уже находился здесь. Собранный и задумчивый, он стоял у окна и рассеянно постукивал пальцами по мраморному подоконнику.

– Что-то случилось? – спросила Наташа и обеспокоенно нахмурилась.

– Маразм у Ульриха случился, – пробормотал Анхайлиг. – Или детство в заднице заиграло, уж не знаю.

– Ты о турнире между академиями? – догадалась девушка.

– Именно. – Некромант скривился. – О внезапном, спонтанном турнире, на который Ульриха подтолкнул какой-то глупый спор с Ладитором Каледонским. Уж не знаю, что послужило причиной и куда смотрели послы, но в результате эти два венценосных барана серьезно завелись. Настолько, что отказались подписывать документ о магической взаимопомощи до тех пор, пока не узнают, чья система обучения магов эффективнее. Как дети, честное слово! А нам, чтобы возобновить работу, теперь необходимо провести турнир как можно быстрее.

– Надо же. – Наташа растерянно хмыкнула. – Постой, а остальные участники тогда при чем?

– Карминцы. – Анхайлиг вновь недовольно поморщился. – А то ты не знаешь своего отца. Дранту ведь только дай лишний раз в чужие склоки влезть. Как узнал, так сразу и решил поучаствовать. С эльфами еще проще. Турнир будет у них, на нейтральной территории, проходить. Вот они и решили свою команду тоже выставить. Вроде как «на интерес». Травники с той же целью решили принять участие. А Дэлатерит пригласили для ровного счета, шансов у них никаких. В общем, меня вчера поставили перед фактом: турнир состоится, и уже на следующей неделе. Причем, как заместителю Виттора, везти команду к эльфам придется мне. Без вариантов. Представляешь мое состояние?

– Ты разозлился, – констатировала Наташа.

– Разозлился – мягко сказано, – подтвердил Анхайлиг. – А тут еще похищение скелетов и две эти экспериментаторши, чтоб их… – Он осекся, сердито выдохнул и с неожиданной усталостью в голосе произнес: – Нат, вот скажи мне, ну почему в этой демоновой академии ни один год не может пройти спокойно? Здесь всегда что-то происходит! Всегда!

– Здесь много молодых магов, энергичных и зачастую безбашенных, – мягко напомнила Наташа, а потом приблизилась и легонько чмокнула мужа в щеку. – Это место буквально фонтанирует энергией, оно не может быть спокойным в принципе. Ты ведь прекрасно это понимаешь.

Новый вздох, скользнувшая на талию девушки горячая рука и обреченное:

– Понимаю. Но этот демонов турнир все же изрядно бесит. Подумать только, за два месяца до выпускной сессии срывать лучших адептов и везти к демонам на рога в Лютиэн!

– Ну они ведь лучшие, не страшно. К тому же для них дополнительная практика. Съездите на недельку, срок не очень большой. Думаю, ничего здесь с нами за это время не случится.

– С ними, – ровным голосом поправил Анхайлиг. – Ты едешь со мной.

Глава 3

– Как это – с ним? – Элира и Лана, которым Наташа за завтраком сообщила эту весть, одновременно изумленно вытаращились на нее.

– А вот так, – вздохнула некромантка. – Я всегда понимала, что Анхайлиг – собственник и параноик, и вот получила очередное тому доказательство. Он заявил, что неделя – это слишком долгий срок, чтобы находиться от меня вдали. Мало ли что случится? В общем, чтобы не перемещаться на огромные расстояния и не бросать остальных адептов, Анх решил держать меня рядом.

– Так значит, ты войдешь в турнирную группу? – недоверчиво спросила Элира. – Но как ты будешь сражаться? В смысле, я хочу сказать, твои успехи в боевой некромантии весьма…

– Слабые, верно. – Наташа кивнула. – Но в турнирную группу меня и не зачислят. Тем более что поединки с кучей незнакомых магов Анх в любом случае считает потенциально опасными. Он берет меня кем-то вроде секретаря. Чтобы и всегда на глазах была, и в безопасности.

– Его правда, – понятливо согласилась рыжая ведьмачка. – Да и тебе, Наташа, не помешает развеяться, а то, наверное, эти стены уже опостылели. А учитывая должность твоего мужа, подобные путешествия будут нечасты.

– Элира права, – вставила свое слово Лана. – К тому же у тебя множество потрясающих платьев, а здесь их и показать повода нет.

– Да я вообще не собиралась особо изощряться в нарядах, – отмахнулась некромантка. – Какой смысл?

– Как минимум поблистать на открытии и закрытии турнира!

Наташа устало закатила глаза, но спорить с подругами не посчитала нужным. Во-первых, пара платьев действительно не повредит. Во-вторых, Элира права. Здесь носить расшитые дорогие наряды негде, а в эльфийской столице они будут представлять не только свою академию, но и страну. Это обязывало выглядеть соответственно.

– Хорошо, я подумаю, что лучше подойдет для торжественных моментов, – согласилась Наташа.

– Эх, завидую, – улыбаясь, вздохнула Лана, предвкушая, что по возвращении подруги ее ждет очень интересная история. – Потом расскажешь, как там все прошло. В подробностях!

– Куда же я денусь, – кивнула некромантка и улыбнулась.

После завтрака подруги направились в тренировочный зал. Вообще-то сегодня боевых тренировок не предполагалось, но из-за предстоящего турнира расписание занятий было пересмотрено. Так что вместо обычных лекций и семинаров устроили внеплановые поединки. Причем на этот раз, помимо привычных магистров Ясона и Зарана, присутствовали все главы факультетов.

Когда все были в сборе, вперед выступил Анхайлиг, и в зале мгновенно воцарилась тишина.

– Как вам уже известно, скоро состоится турнир между магическими академиями, – произнес он. – Сегодня мы будем отбирать пятерых адептов третьего курса, и уже вечером вы вполне можете увидеть свое имя в списке участников. Разумеется, если продемонстрируете нам, что достойны этого.

По залу пробежал шепоток. Возбужденные перспективами адепты предвкушали, что именно они поедут отстаивать честь своей академии.

– Пройду – устроим праздник, с тортиком, – шепотом заверила Лану Элира.

Лана улыбнулась такому предложению и, пожелав подруге удачи, сосредоточилась на плане своих действий. Полуэльфийка прекрасно понимала, что попасть в команду шансов нет, но вот не совсем позорно проиграть очень хотелось. Вариант с сотворением ступора она отбросила как изначально провальный. Все свои силы Лана решила бросить на щит. Ибо знала, что противники будут бить со всей возможной силой, и прорыв тонкой пленочки скажется на ее здоровье весьма болезненно.

Все проходило ровно так же, как и обычно: пары выходили, становились друг напротив друга. Мгновения затишья – и стремительные атаки. Кто-то успевал, попадал и выигрывал, кто-то наоборот.

Несмотря на предварительную подготовку, у Ланы тоже ничего нового не случилось, разве что после прорыва «щита Тьмы» она не упала. Хотя остатки светлой молнии ударили так, что звездочки в глазах побежали. Но буквально сразу неприятные ощущения отступили, и полуэльфийка вернулась в толпу сокурсников. Жаль только, что сознание своей ущербности не растворилось вместе с ними.

Впрочем, стоило Лане отойти к стеночке, подальше от взбудораженных адептов, как она почувствовала нежное успокаивающее прикосновение к щеке. Вздрогнув от неожиданности, девушка довольно прикрыла глаза и еле заметно улыбнулась. Мир для нее стал намного светлее, и за победным боем Элиры Лана уже наблюдала совершенно спокойно.

Ну а когда поединки кончились и магистры удалились на совещание, адепты дружной гурьбой направились в столовую на обед. Все восторженно обсуждали возможных кандидатов и с нетерпением ожидали результата.

Элира сияла и принимала как пожелания удачи, так и завистливые взгляды с непременной улыбкой. Сомнений в том, что именно она станет той самой ведьмачкой, которая отправится в составе группы, не было ни у кого. Шутка ли – лучшая по успеваемости, да еще и с таким покровителем, как глава ведьмаческого факультета.

А сидящая рядом Лана усиленно уговаривала себя не переживать. Ведь остаться в академии – это не трагедия, а правильный и справедливый вариант развития событий. К тому же здесь она оставалась вместе с Алеорном, и вполне можно было уговорить его выйти в выходные в город, нормально пообедать и погулять. А на турнире вряд ли представилась бы такая возможность.

Однако червячок неудовлетворенности собой все равно грыз душу полуэльфийки. Она столько времени тратила на учебу, но даже близко не могла сравниться с отличниками. Дисциплины по артефактам и боевой магии гробили Лане весь табель. А как бы хотелось поехать посмотреть на светлоэльфийскую столицу…

– Не переживай, – прекрасно понимая, что творится в душе у подруги, шепнула ей Наташа. – У тебя еще будет возможность попутешествовать, и не одной.

– Ага… – Лана тихонько вздохнула, но постаралась все же последовать совету и отбросить грустные мысли прочь.

– Привезу тебе сувенир, – заверила в свою очередь Элира и, отставив тарелку, стала подниматься. – А сейчас пойдемте, иначе со всеми этими отборами можем на лекцию опоздать. Нам в обход, по дальней северной лестнице идти надо, южную перекрыли – защиту академии перенастраивают.

Кивнув, Лана и Наташа тоже встали и вскоре уже выходили из столовой.


Следующие часы академия взбудораженно гудела. Предположения о составе группы выдвигались одно за другим, и даже более того. Какие-то предприимчивые ребята с факультета прорицания открыли тотализатор. Естественно, несанкционированно, но не прошло и часа, как абсолютно все адепты знали о размерах ставок и фаворитах. И, между прочим, Элира была в тройке лидеров.

О каких тут лекциях могла идти речь?

Выходя на очередной перерыв в коридор, девушки об учебе и не думали. Вокруг, как и обычно, было шумно. Кто-то куда-то спешил, кто-то собирался в компании…

Внезапно пол под ногами адептов вздрогнул, а от прокатившейся по зданию вибрации зазвенели стекла и опасно загудели стены.

В коридоре тотчас раздались встревоженные возгласы. Подруги нервно переглянулись.

– Что за ерунда? – забеспокоилась Лана.

– Защиту, что ли, укрепляют? – задумчиво протянула Элира.

Словно в подтверждение ее слов гул и тряска повторились.

Лана невольно шагнула ближе к Наташе, и руку полуэльфийки неожиданно резко обожгло.

– Что за… Наташа, да ты искришься! – воскликнула Лана и испуганно уставилась на подругу, вокруг которой все сильнее разгорались маленькие красно-золотые точки.

– Что происходит? – Элира охнула и стала оттаскивать Лану в сторону.

А Наташа, узрев вокруг себя непонятный сверкающий кокон, который становился все плотнее и ярче, испуганно взвизгнула:

– Да если бы я знала!

Спустя мгновение некромантка уже с трудом различала окружавших ее людей. Только вовремя активировавшийся дар прорицания позволил понять, что энергия «Кровавого Карателя» почему-то уже не циркулирует свободно между ней и академией, а просто с безумной скоростью вливается в ее щит.

Решение было найдено почти сразу же, осталось только претворить его в жизнь.

– Все в сторону! – крикнула Наташа и махнула рукой в сторону ближайшего окна. Сияние в мгновение ока собралось, скрутилось вихрем вокруг ее пальцев, а потом устремилось в указанном направлении.

Раздался звон разбитого вдребезги стекла, а потом на улице что-то загрохотало. Адепты словно мухи приклеились к окнам. Лана не стала исключением и высунулась наружу. И изумленно присвистнула. На пути сброшенной в свободный полет силы оказалась башня элементалистов, и теперь в ее стене зияла огромная пробоина.

– Ни фига себе! – выдохнула Лана ошарашенно. – Чего ж теперь будет-то? Нас, вон, за небольшую дыру в потолке чуть не четвертовали!

Прокомментировать фразу подруги Наташа не успела. Сила в «Карателе» вновь начала скапливаться.

– В сторону! – скомандовала некромантка и, едва народ отшатнулся от окна, вновь сбросила туда поток.

На этот раз яркая стрела пролетела мимо высокого строения и унеслась в небо. Рядом кто-то из элементалистов облегченно выдохнул.

– Что здесь творится?! – пронесся по коридору гневный голос Анхайлига.

– Это я тебя хочу спросить! – нервно откликнулась Наташа и в очередной раз спустила пар в пролом.

На этот раз башне не повезло: от ее верхушки с грохотом отвалился немалый кусок. Теперь взвыли все оказавшиеся свидетелями «непотребства» элементалисты.

– Ох твою ж!.. Наташенька, ты не переживай и ручками маши аккуратней, – словно маленькую, начал уговаривать жену Анхайлиг.

– Аккуратнее? – взвизгнула та. – Как ты себе это вообще представляешь?!

– Хм… тогда хотя бы маши во-он в ту сторону. Там тренировочное поле элементалистов, там ничего пострадать не может. А вот если ты разрушишь башню, элементалисты очень расстроятся. И восстанавливать ее придется за мой счет.

– Думаешь, я в состоянии сейчас переживать о деньгах?

Следующий заряд просвистел вновь в небо и там разорвался.

– Я понимаю, родная, но так бездарно тратить такую кучу золота тоже не хочется. Так что постарайся сосредоточиться…

– Бездарно?! – Наташа возмущенно взмахнула рукой, и следующий поток силы снес кусок крыши морга.

– Мой морг! – взвыл Анхайлиг. – Где, наконец, этот Виттор?

Долго ждать архимага не пришлось. В коридоре рядом с магистром скрутилась белая спираль портала, а в следующий миг появился и сам старик в белой хламиде.

– Да что же это за напасть? – воскликнул Виттор и сразу переключился на попавшую в передрягу некромантку. – Наташа, не переживайте, сейчас я сниму «Карателя».

И действительно, вскоре рой из ярких точек вокруг Наташи клубиться перестал. Девушка облегченно вздохнула, и этот вздох дружно поддержали все присутствующие.

– М-да, – недовольно протянул Виттор, осматривая произведенные разрушения.

– Морг починю за свой счет, – великодушно сообщил Анхайлиг, и в ответ на вопросительный взгляд архимага добавил: – За остальным обратись к Ульриху, целостность академии в его интересах.

Виттор еще раз тяжело вздохнул и, приказав всем расходиться по аудиториям, поспешил прочь. Анхайлиг же задержался и пристально посмотрел на Наташу.

– Со мной все в порядке, – заверила она мужа, легко догадавшись, о чем тот думает. – Но почему «Каратель» испортился?

– Защиту перенастраивают секционно, по корпусам, – ответил Анхайлиг, чуть нахмурясь. – И некоторые секции приходится временно отключать. А поскольку «Каратель» неразрывно вплетен в защитную структуру, видимо, где-то зацепило и его.

– Понятно. – Наташа зябко передернула плечами. – Надеюсь, больше такого не повторится.

– Походишь пока без «Карателя», – успокоил некромант. – А к тому времени, как мы вернемся с турнира, защиту уже перенастроят.

– Хорошо. – Наташа согласно кивнула, и Анхайлиг, развернувшись, поспешил за Виттором.

– Уф-ф, – глядя ему вслед, тихонько выдохнула Лана. – Вот вам и крутая защита. Хорошо, что хоть без жертв обошлось.

– Да уж, – пробормотала Элира.

– Ведьмы, некроманты… вечно от вас одни проблемы, – проходя мимо троицы в аудиторию, пренебрежительно бросила Розалия. – Одно слово – темные.

Лана было злобно зашипела в ответ, но, заметив крайне недружелюбные взгляды окружающих элементалистов, осеклась. Провоцировать всю эту толпу на выяснение отношений с возможным перерастанием в потасовку не хотелось.

– Пойдем отсюда, – движимая примерно такими же мыслями, шепнула Наташа, и, подхватив ведьмачек под руки, увлекла их на лекцию.


Анхайлиг, не на шутку встревоженный из-за отказа сильнейшего защитного заклинания, быстрым шагом направлялся в сторону факультета боевой элементалистики. Необходимо было оценить нанесенный ущерб, после чего помочь Виттору составить письмо в Вельск. Ну и попутно перепроверить правильность плетения защитных заклинаний.

Однако добраться до цели он не успел, на полдороге некроманта остановил оклик одного из адептов-прорицателей.

– Вас просят срочно подняться к даль-зеркалу, магистр, – произнес адепт.

– Кто там еще? – Анхайлиг раздраженно прищурился.

– Глава Королевского Совета Вельска.

Ответ не оставлял вариантов – нужно было идти не откладывая.

«И какого демона ему понадобилось?» – мысленно ругался Анхайлиг, взбегая по лестнице факультета прорицания. Неужели Ульрих уже узнал о разрушениях в академии и решил, вместо того, чтобы пообщаться с Виттором, выяснить подробности у него?

Однако едва некромант переступил порог полутемной комнаты и взглянул в лицо дожидавшегося его собеседника, то понял, что с темой разговора не угадал. Высокий седовласый мужчина в дорогом костюме был слишком напряжен и встревожен.

– Приветствую, магистр Анхайлиг, – едва заметив некроманта, произнес советник. – Наши прорицатели сообщили, что у вас в академии серьезные проблемы с защитой. Это верно?

– Отчасти, – признал Анхайлиг, едва не скривившись от досады, – тратить время на пересказ не хотелось. – Архимаг Виттор уже готовит вам информацию по…

– Оставьте, – неожиданно перебил мужчина. – В связи с этими проблемами я уполномочен передать вам пожелание его величества. Ульрих хочет, чтобы вы забрали его дочь с собой.

– Как – с собой? – Анхайлиг изумленно кашлянул. – Куда? На турнир? Да вы шутите!

– Мы серьезны как никогда, магистр, – заверил советник и с неудовольствием поджал губы.

– Это неприемлемо, – отчеканил Анхайлиг. – Слишком далеко. Слишком много народа вокруг. Да вы вообще понимаете, насколько опасно подобное путешествие?

– Мы понимаем, насколько опасно оставлять девушку в академии без защиты, – парировал мужчина. – С вами рядом, магистр, она будет в большей безопасности.

– Советник, вы хоть понимаете, куда предлагаете отправить эту неугомонную девчонку? Да, в академии сейчас перебои в защите. Но Виттор остается здесь, он сможет за ней проследить.

– При всем моем уважении, архимаг уже в возрасте, – напомнил собеседник. – И уследить, как вы сами выразились, за неугомонной девчонкой и одновременно за перестройкой академии ему будет проблематично. К тому же свою жену, насколько нам известно, вы решили взять с собой. А значит, и сами защите академии не слишком доверяете.

Анхайлиг скрипнул зубами. Против доводов советника он мог бы многое возразить, но видел, что это бесполезно. Было ясно, что решение уже принято и обсуждению не подлежит.

– Лишний член команды обязательно привлечет внимание, – процедил некромант. – Под каким предлогом я должен тащить ее на турнир?

– Зачем лишним? – удивился советник. – Просто возьмите ее в команду.

– В команду? Ланатиэль? – Анхайлиг поперхнулся. – Да вы смеетесь! Она умеет только разрушать, совершая ошибки на пустом месте. А в боевой магии у нее вообще провал.

– Не наговаривайте, магистр. – Советник недовольно покачал головой. – Мы имеем удовольствие каждый семестр просматривать аттестат Ланатиэль и отмечаем ее весьма неплохие успехи в зельеварении. Эликсиры она в состоянии делать, а большего от ведьмака и не нужно. Дайте девочке себя проявить.

Некромант обреченно вздохнул. Мир явно в последнее время сошел с ума. Сначала международный турнир магов, теперь еще племянница на шее… С какой стати Ланатиэль решили выпустить из академии? Ведь это опасно! Неужели они этого не понимают?

Однако спорить с советником было бесполезно. На очередную попытку указать всю абсурдность такого решения тот ссылался на прямой указ короля.

– Хорошо, – наконец сдался Анхайлиг. – Но пусть Ульрих на победу не рассчитывает.

После чего поторопился распрощаться. Необходимо было оповестить архимага Виттора и остальных магистров об изменении в составе группы, а потом подготовиться к реакции адептов.

В академии после оглашения списка наверняка произойдет «взрыв».


После всего произошедшего общая лекция третьего курса пролетела практически незаметно. Как и последующий поход девушек в библиотеку. Даже надоедливая пыль, кажется, не так доставала Лану, как обычно.

За ужином Элира блистала улыбкой. Близилось время объявления результатов, и сдерживать нетерпение ей, потенциальной победительнице отбора, было все труднее. Мимо стола девушек мало кто проходил, не задерживаясь и не одарив вниманием пышногрудую ведьмачку.

– Все-таки зря мы на Элиру не поставили. Скоро бы отмечали победу, – хихикнула Ариса.

Неожиданно по столовой пробежал взволнованный шум, адепты начали вскакивать с мест и направляться к выходу. Подруги переглянулись и одновременно пришли к мысли: «Списки вывесили!»

Пресные овощи тотчас были забыты, а девушки поспешили в холл главного здания вместе с основным потоком адептов. Вот только уже на подходе стало ясно, что просто так к заветному объявлению не пробиться.

– Ну и как посмотреть, что там висит? – задала риторический вопрос Элира и привстала на носочки.

Бесполезно. С такого расстояния был виден лишь белый лист бумаги, и только.

– Подожди, я сейчас, – шепнула Лана и юркнула в гущу людей.

Пробираясь сквозь толпу, она усиленно работала локтями и сосредоточенно пыхтела. «Ну вот, еще чуть-чуть, и они уедут. Без меня», – с грустью вздохнула девушка, огибая очередного адепта. Полуэльфийка уже не в первый раз уговаривала себя, что остаться в академии не так уж и плохо. А еще это правильно и справедливо.

«В конце концов, успех в магии – это не главное в жизни. Да и светлоэльфийская столица – не единственный город на свете. Зато пока они там будут под строгим присмотром Анхайлига, я остаюсь с Алеорном!» – От этой мысли лицо Ланы озарила довольная улыбка. Фантазия мгновенно нарисовала, как команда лучших адептов вышагивает строем, а Лана в это время кушает чудесное мороженое в «Королевской цапле» и наслаждается в объятиях любимого мужчины.

Размышляя таким образом, Лана споро пробилась в первые ряды и вчиталась в ровные строчки приказа, закрепленного на стене. Однако едва дошла до последней фамилии в списке участников, невольно охнула и даже приоткрыла рот от удивления.

– Не может быть, – недоверчиво пробормотала полуэльфийка и снова пробежалась по списку, но последняя строчка осталась неизменной.

Сразу под именем Розалии было выведено: «Лана Светлая, факультет ведьмачества, специализация: зельевар».

– Хм, ну что, Лана, поздравляю, – протянул кто-то из стоящих рядом сокурсников.

Овладевшие девушкой смешанные и очень сильные чувства не позволили ей ответить. А вокруг, наряду с невнятными поздравлениями, стали слышаться и первые возмущенные возгласы адептов, удивленных подобным назначением.

– Лана, ну что ты тут застряла? – раздался за спиной голос Элиры.

– Мы уже устали тебя ждать! Давай, радуй! – задорно выпалила Ариса.

Лана повернулась к подругам и невнятно промычала:

– Тут такое дело…

Элира нетерпеливо протиснулась вперед и сама вчиталась в список. А после ошарашенно застыла, так же как недавно полуэльфийка.

– Это какая-то ошибка! – выкрикнул кто-то из толпы.

– Да чтоб эту неумеху взяли? Быть того не может! – поддержали с другой стороны.

– А Лана вечно, как пиявка, к самым лучшим присасывается!

– И куда смотрят магистры? – протянула подошедшая Розалия. – Хоть я и не в восторге от Элиры, но по сравнению с этой блатной полуэльфийкой она достойнее.

– Да-а, теперь можно и не думать о победе… – протянула одна из подружек надменной целительницы.

Лана не знала, куда себя деть. Все происходящее казалось каким-то кошмарным сном. А уж столкнувшись взглядом с глазами своей сокурсницы и подруги, полуэльфийка и вовсе почувствовала себя предательницей.

– Элира, это явно ошибка, не переживай! Мы сейчас пойдем к Виттору и все узнаем, – затараторила она.

– Что тут происходит? – Не выдержав ожидания и заподозрив неладное, к подругам пробилась и Наташа.

– Да вот, Наташа, радуемся за твою кудрявую подружку, которая поедет на турнир, – ехидно проговорила Розалия. – Наверняка твоими молитвами. Неужели тебе настолько наплевать на победу, что ты решила пропихнуть неумеху в нашу команду?

– Что? – недоуменно выдохнула некромантка. – Быть такого не может! Никого я не пропихивала!

Наташа в свою очередь быстро просмотрела список и нахмурилась.

– Знаешь, я думала, мы подруги. А оказывается, вы меня просто подвинули? – всхлипывая, обратилась к некромантке Элира.

– Но мы никого не выпихивали, я тоже в первый раз это вижу! – воскликнула та. – Со мной ничего не обсуждали…

– Ой, как будто это требовалось! Просто попросила, и все.

Недовольство вокруг нарастало. Кто-то перемывал косточки Лане и Наташе, кто-то успокаивал Элиру. Две виновницы стояли в окружении раздраженной и недовольной толпы и даже слова не могли вставить. Их просто не слышали.

На смену вспыхнувшей в первое мгновение злости пришел страх.

– Надо уходить отсюда, – шепнула Лана Наташе. – Пока в нас не начали откровенно плевать.

– Пошли сразу к Анхайлигу. Надо выяснить, кто вписал твое имя, – скорректировала действия Наташа.

Девушки одновременно отступили от стенда с информацией, как вдруг из-за спин возмущенных адептов раздался строгий и до боли знакомый голос:

– Что здесь происходит?

– Магистр Анхайлиг, там, в списке, ошибка, – раздался чей-то нервный голос из толпы.

– Он верный, я лично его проверял, – резко ответил некромант. – И если у кого-то имеются возражения, я их выслушаю лично в своем кабинете. Понятно?

Нестройное согласное мычание в ответ.

– А раз понятно, перестали устраивать из академии птичий двор и разошлись.

Приказ заместителя архимага был выполнен практически незамедлительно. Адепты, по-прежнему недовольные, тихо переговариваясь, все же начали расходиться в разные стороны. Анхайлиг же, едва взглянув в сторону Наташи и Ланы, поспешил прочь.

Наташа провожала взглядом мужа и видела, что все происходящее ему очень не по душе. И понять его могла. Но зачем тогда было утверждать список?

– Лан, иди к себе, я все узнаю, – быстро посоветовала она полуэльфийке и устремилась следом за магистром.

Лана растерянно смотрела в спину удаляющейся Наташи. Адепты постепенно покидали просторный холл, многие бросали на застывшую полуэльфийку неприязненные взгляды, но один буквально прожигал. Элира. Ведьмачка в упор смотрела на нежданную соперницу, и в ее глазах читалась неприкрытая ненависть.

Стало не по себе.

– Элира… – Лана было дернулась к подруге, но та, скривившись, резко развернулась и молниеносно скрылась в толпе.

«М-да…» – мысленно протянула девушка, в душе кольнуло сожаление. Стоило бы догнать и оправдаться, но вряд ли ведьмачка вообще станет слушать.

Неожиданно кто-то положил руку ей на плечо. От этого жеста Лана вздрогнула и обернулась. Рядом стояла Ариса.

– Не переживай, Элира отойдет, – участливо проговорила она. – Да и посмотри на это с другой стороны. Если Наташа не просила за тебя, значит, твои успехи заметили. Все-таки по зельеварению ты среди лучших.

– Угу, – нерадостно вздохнула полуэльфийка. В эту теорию верилось с большим трудом. «Но чем демон не шутит…»

Ариса еще раз похлопала подругу по плечу и тоже поспешила удалиться. А Лана подошла к списку и вновь его перечитала. Буквы на листке, как и ожидалось, не поменялись.

– Действительно, зря расстраиваешься, – раздался голос появившегося рядом Алеорна.

– Придется покинуть академию, – пробормотала Лана. – Из-за этого назначения меня опять все ненавидят. И Элира тоже. А зная ее характер, понятно, что она будет мстить.

– Поездка, конечно, не слишком безопасна. – Темный эльф слегка нахмурился. – И причины, по которым твой отец принял такое решение, надо будет обязательно выяснить. Но, с другой стороны, как думаешь, куда сунутся твои убийцы в первую очередь, когда узнают о «фейерверке в Леории»?

Лана невольно поморщилась. Нападения периодически случались и заставляли нервничать, несмотря на то, что Алеорн всегда был рядом. Но как только «доброжелатели» услышат о дырявой защите, о спокойствии можно будет забыть. И желательно вообще не выходить из комнаты.

– В дороге им нас еще нагнать придется, – продолжал тем временем Алеорн. – А по поводу недовольства окружающих вообще бессмысленно расстраиваться. Тебе с ними осталось учиться всего ничего. Да и Элира далеко не глупа, ввязываться в противостояние вряд ли станет.

– Побоится, что я ее в ответ своим «удачным» зельем в объятия Мораны отправлю? – хмуро предположила Лана.

– Нет. Просто потому, что человек, имеющий по всеобщему мнению покровительство Анхайлига, не самый лучший вариант для мести, – напомнил Алеорн. – Так что пошли искать свободную аудиторию, будешь «щит Тьмы» отрабатывать. А потом еще реферат писать по антидотам.

– У-у-у, – тихо взвыла Лана и попыталась отказаться хотя бы от написания реферата. – А тебе не кажется, что перед смертью не надышишься?

Дейморец усмехнулся и отрицательно покачал головой.

– Я верю в силу адреналина. Хорошо проявишь себя на турнире, и все моментально переменят мнение о твоем назначении, – подбодрил эльф и, развернув Лану в сторону лестницы, слегка подтолкнул в спину.

И Лана послушно отправилась на поиски места для тренировок. Ибо Алеорн был прав: назначение в команду, несмотря на то, как оно произошло, – это шанс. Возможность всем доказать, что она вовсе не дурочка криворукая, а вполне достойный зельевар, ничуть не хуже остальных. А Элира…

Когда страсти утихнут, Лана вознамерилась с ней объясниться еще раз. И если рыжая ведьмачка захочет, то обязательно услышит, поймет и простит.

Конечно, реакция окружающих была немного обидна, но заостряться на ней Лана себе не позволила. Ведь та же Ариса, несмотря ни на что, поддержала!

С такими воинственными мыслями Лана и начала восполнять пробелы в своих умениях. Правда, сделать что-либо новое из «щита Тьмы» так и не получилось, зато хорошо усвоились знания по нескольким новым зельям. В результате спать девушка отправилась глубоко за полночь и с чувством гордости за саму себя.


Наташе в этот вечер тоже не удалось лечь спать пораньше, но по другой причине – она ждала возвращения мужа. Несмотря на то что после объявления результатов отбора девушка выбежала следом за ним из центрального зала академии, поговорить с Анхайлигом ей не удалось. Сославшись на занятость, тот перенес разговор на вечер и умчался куда-то по своим делам.

И только теперь, когда за окном окончательно стемнело, некромант появился на пороге, усталый и недовольный.

– Если ты хотела поговорить насчет зачисления Ланатиэль в команду, сразу скажу: решение принимал не я и оно мне очень не нравится, – с ходу произнес он. – И не только потому, что на турнире от этой непутевой девчонки никакого толка не будет. Мне ведь теперь отвечать за ее драгоценное здоровье! А обеспечить нормальную защиту в таких условиях практически нереально.

Анхайлиг кинул папку с документами на заваленный бумагами стол и раздраженно прошелся по комнате.

– Так замени Лану кем-нибудь еще, той же Элирой, – проследив за ним взглядом, посоветовала Наташа. – Оспорь решение, ты ведь можешь.

– В том-то и дело, что на этот раз не могу, – процедил Анхайлиг. – Ульрих настоял.

– Ульрих? – Наташа удивленно охнула. – Но это неразумно – подвергать такой опасности собственную дочь.

– Это не просто неразумно, это глупо! Даже несмотря на частично отключенную от защиты академию, обеспечить безопасность Ланатиэль здесь по-прежнему намного проще, чем в путешествии и во время турнира. И я вообще не понимаю, о чем там думает Ульрих! Хоть на части разорвись – и за командой следить надо, и дочку его опекать.

– А если архимаг Виттор…

– Виттор разговаривал с главой Королевского Совета два часа назад, – прервал Анхайлиг. – И тоже переубедить его не смог. Гардерус весьма категоричен и не желает обсуждать волю Ульриха.

– Действительно странно. – Наташа нахмурилась. – Но может, им о чем-то важном стало известно. Скажем, о каком-то серьезном покушении, которого просто так не избежать.

– Это единственный логичный вариант, который приходит мне в голову, – согласился Анхайлиг. – Потому что иначе такое решение можно объяснить лишь массовым и одновременным умопомешательством Ульриха и членов Королевского Совета. Однако Виттору так и не удалось добиться от них внятного объяснения.

– Может, попробуешь еще раз поговорить с этим советником? – предложила Наташа.

– Нет. – Некромант отрицательно качнул головой. – Наш разговор все равно зайдет в тупик, потому что мне нечего возразить в ответ на его аргумент.

– Какой?

Анхайлиг с грустью улыбнулся, а потом подошел к Наташе почти вплотную и нежно провел пальцами по ее щеке.

– Гардерус задал мне вопрос, на который я не смог ответить, – произнес некромант. – Он спросил, почему, несмотря на то, что в академии безопаснее, я все же принял решение взять тебя с собой.

Наташа тихонько вздохнула, но мысленно признала: советник знал, на что надавить. После памятного похищения Анхайлиг и впрямь был буквально помешан на ее безопасности. За два года девушку обвесили самыми действенными защитными заклинаниями в дополнение к артефактному кольцу и фамильному ожерелью герцогов Террано «Слеза Тьмы».

Впрочем, ничего против этого Наташа не имела. Уж лучше постоянно носить артефакты и быть рядом с излишне беспокойным мужем, чем угодить в руки к очередному маньяку-вампиру. Однако не могла не заметить:

– Все же думаю, и здесь со мной бы ничего не случилось. «Карателя» подключат уже через пару дней и…

– Исключено, – перебил Анхайлиг и, прижав девушку к себе, пробормотал: – Знаешь, я бы очень хотел отправить тебя в родовой замок. Это единственное место, где я мог бы оставить тебя со спокойным сердцем. Там настолько сильная защита, что ты была бы в абсолютной безопасности.

Некромант замолчал, а Наташа мгновенно напряглась.

– Так почему не отправляешь? – спросила она.

Нет, решению мужа Наташа, разумеется, подчинилась бы. Но радости от перспективы променять шумную, полную событий студенческую жизнь на огромный и пустой замок в какой-то глуши девушка не испытывала.

Для Анхайлига, впрочем, состояние жены тайной не являлось. Некромант отстранился и, развернувшись, отошел к окну.

– Ты уже сбежала из одной клетки, – глухо сказал он. – И я понимаю, что тебе меньше всего хочется попасть в другую.

Теплая волна благодарности затопила Наташу, в уголках глаз защипало.

– Анх… – только и смогла выдавить она. – Спасибо.

– Иди спать, Ната, – мягко откликнулся Анхайлиг, по-прежнему не оборачиваясь. – Завтра будет трудный день. А у меня еще полно работы.

Глава 4

Несмотря на то что легла Лана довольно поздно, вставать ей пришлось затемно. А все потому, что утром в дверь девушки неожиданно постучался магистр Влас. И, едва зевающая полуэльфийка открыла, минуя приветствие, с ходу заявил:

– У тебя пять минут на сборы. Дольше ждать я не намерен. Не успеешь – пойдешь в лабораторию как есть.

– Но до занятий еще целый час! – Взглянув на часы, Лана удивленно хлопнула глазами.

– От учебы ты сегодня освобождена, как и все члены команды, – отмахнулся магистр. И зверски ухмыльнулся. – Но это не значит, что ты будешь спокойно паковать платья. У меня задание: проверить, все ли основные зелья ты помнишь, и по максимуму снарядить тебя всем необходимым.

Лана тяжело вздохнула. День в компании Власа обещал быть долгим и не слишком приятным. Однако полуэльфийка прекрасно понимала, что выбора нет и ей самой все это необходимо. Поэтому согласно кивнула и помчалась одеваться.

После быстрых сборов был парадный проход по коридору мимо спешащих на завтрак сокурсников. Все провожали полуэльфийку насмешливыми и откровенно неприязненными взглядами. И если поначалу Лана чувствовала себя неловко, то буквально через пару минут это начало раздражать. «Алеорн прав, я их заставлю собственными взглядами и словами подавиться!» – мысленно успокаивала она себя.

А когда Лана в сопровождении Власа вошла в лабораторию, начался форменный ужас. Магистр мелочиться не стал, устроив девушке практически экзамен по всем тонизирующим зельям, антигаллюциногенам и антидотам. Лана тихо выла, но старалась выполнить все, что требуется.

Обед прошел суматошно, полуэльфийка влетела в столовую практически последней. Быстро ухватила порцию супа и второго и, не задумываясь, все в себя затолкала. Наташа, которая подсела к подруге и поначалу пыталась интересоваться, как у Ланы дела, почти сразу поняла, что заводить разговор бесполезно. Мыслями ведьмачка была где-то совсем далеко и на вопросы отвечала с задержкой и невпопад.

– Кажется, я редьку забыла в зелье против легкого галлюциногена положить, – неожиданно проговорила Лана, глядя на остатки тушеной картошки. – Влас меня распнет. Если сейчас добежать до лаборатории, возможно, успею исправить ошибочку…

Полуэльфийка подскочила с места, но Наташа оказалась проворнее и ухватила подругу за руку.

– Поздно пить микстуру, если умер. Ничего тебе Влас не сделает. И вообще, у вас сейчас командный сбор, забыла?

На мгновение Лана задумалась. А после обреченно выдохнула:

– Вот вообще из головы вылетело…

– И что бы ты без меня делала? – хмыкнула некромантка и поднялась вслед за подругой. – Пошли, мне тоже там присутствовать надо.

– Зачем?

– Анх просил формуляры какие-то заполнить о составе команды. – Наташа поморщилась и, подняв со стола папку, кивком указала на нее. – Не знаю еще толком, что там. На месте разберусь.

– Понятно. – Лана кивнула и мрачно посмотрела в сторону выхода из столовой. – Ладно, пойдем. Интересно, что на этом сборе происходить будет.

Вообще, курс командного боя в академии преподавали сжато. Поскольку боевые действия – событие достаточно редкое, решено было не забивать общеобразовательную магическую программу такой специфической подготовкой. Предполагалось, что если выпускник попадет в военное подразделение, все необходимые навыки он получит в процессе службы. Так что знания адептов к концу третьего курса ограничивались лишь несколькими теоретическими лекциями и базовыми построениями магов в связках.

В тренировочный зал девушки вошли последними. Вся команда уже была в сборе, и первой, кто попался на глаза Лане, оказалась Розалия. Целительница стояла в компании Велерада, черноволосого парня с факультета боевой элементалистики. Впрочем, это было вполне закономерно – еще со второго курса все знали, что тот неровно дышит к первой светлой красавице.

Чуть поодаль о чем-то своем размышлял Адар, сильнейший среди элементалистов. Он чаще других выходил против Наташиной защиты, и, пожалуй, «Слеза Тьмы» вкупе с «Кровавым Карателем» – единственные противники, которым он проигрывал. Высокий брюнет усиленно хмурил брови и от внешнего мира, кажется, был далек.

Столь же отстраненным выглядел и последний член отряда – Сиртан. Хотя от некроманта вообще чего-то иного ждать не приходилось. Он никогда не был душой компании. Но стоило отдать должное его таланту мага. После тренировочных боев с Сиртаном немало целителей отправлялось на родной факультет избавляться от последствий.

«О Лисса, как я вообще попала в их ряды?» – в который раз задалась риторическим вопросом Лана.

– Отлично, наконец-то все в сборе, – завидев девушек, констатировал магистр Заран.

Наташа, ободряя, похлопала Лану по плечу и отправилась к одному из высоких окон. После чего, присев на подоконник, достала из папки несколько листов бумаги и ручку.

– В начале года мы уже затрагивали тему взаимодействия между магами различной специализации, – продолжал тем временем магистр. – Теории у вас было достаточно, в отличие от практики. Поэтому для начала я хотел бы услышать от вас, какие правила должны соблюдаться беспрекословно?

– При использовании заклинаний думать о членах команды, чтобы их не задеть. Кроме того, необходимо сформировать правильный строй, – откликнулся Адар.

– Верно. И как бы ты, Адар, расположил свою команду во время боя?

Элементалист задумчиво обвел взглядом товарищей, и Лане отчего-то захотелось отступить назад. Впрочем, это было бы самое разумное с ее боевыми способностями.

– Лану и Розалию в тыл, – чуть поразмыслив, вынес вердикт Адар. – В случае чего, они смогут восстановить силы команды перед следующим боем. Велерада по центру – у него самая лучшая защита. Я и Сиртан прикрываем фланги и нападаем.

– Хорошо, – одобрил Заран и скомандовал: – А теперь попробуйте реализовать. На позицию!

– Розалия, прикрой своим щитом Лану, – взяв на себя функцию командира, попросил Адар.

Целительница недовольно поморщилась, но приказ все-таки выполнила. И спустя минуту отряд уже поднял щиты.

Лана занервничала сильнее. Конечно, за собственную сохранность не стоило переживать – все-таки магистр достаточно опытен и вреда не причинит. Да и впереди стоит ряд из отличных сильных магов. Вот только спокойствие отчего-то так и не приходило.

Элементалисты одновременно подняли руки, создавая боевые плетения. Сиртан нахмурился, начиная выплетать первое проклятие… Однако почти тотчас в команду полетела ветвистая молния магистра. Немыслимым образом она обогнула первый ряд и ударила прямиком в девушек. Разделенный на двоих щит Розалии мгновенно пробило, а девушек отбросило на пол.

– Страдает ваш план, адепт, – усмехнувшись, протянул магистр. – Попробуйте переформировать силы.

– Переформируешь их тут, – процедила, поднимаясь с пола, Розалия, – с такой-то неумехой в качестве балласта.

– Ой, ну куда мне до такого мага-профи, как ты, феечка светлообразная, – огрызнулась, не выдержав, Лана. – Наверное, ты себе и зелье для восстановления сил и повышения энергетики сама сделать сможешь?

Щеки Розалии гневно вспыхнули. Целительница уже было открыла рот для возмущенной тирады, но была прервана Адаром.

– Хватит, девушки, – холодно попросил он. – Идите лучше сюда.

Тотчас отвернувшись от Розалии, Лана направилась к элементалисту. Да, она не была сильна в бою, но неумехой в своей профессии уж точно не являлась! И выслушивать очередные обвинения светлой не собиралась.

– Щита Розалии на двоих недостаточно, – когда команда собралась в кружок, констатировал Адар. – Но встать ближе друг к другу, чтобы закрыть девчонок, тоже не вариант. Это помешает созданию боевых заклинаний.

– Значит, неумеху прикрою я, – вызвался Велерад.

У Ланы аж зубы заскрипели оттого, что к ней прилипла такая кличка. Именно по этой причине элементалисту она ничего возразить не успела, а потом покачал головой Адар.

– Нет, не годится. Ты – сильная боевая единица. Менять тебя на Розалию бессмысленно.

Целительница недовольно фыркнула, но, как и Лана, промолчала. Адар сделал вид, что не заметил недовольства Розалии, и продолжил развивать свою мысль.

– Поскольку у меня защита тоже в меньшем приоритете, чем атака, предлагаю заняться защитой нашей ведьмачки Сиртану. Тем более плетения проклятий не настолько жесткие по структуре, и двойной щит им не повредит.

Некромант воспринял это предложение абсолютно спокойно. Лане вообще показалось, что проблемы остальных членов команды его мало заботят. Но тем не менее парень утвердительно кивнул и посоветовал полуэльфийке:

– Держись максимально близко.

Лана ошарашенно кивнула и тут же практически прилипла к черной мантии. Сиртану потребовалось несколько мгновений, чтобы объяснить девушке, где ей лучше встать и что не нужно делать. К примеру, необходимо было всегда держаться с противоположной стороны от нападающих, но при этом не вставать так, чтобы мешать движению рук некроманта.

Полуэльфийка старалась запомнить и усвоить все с первого раза. Мешать Сиртану очень не хотелось, и лишний раз вызывать недовольство того единственного, кто без брезгливости решил ее прикрыть, тоже.


Наташа наблюдала за тем, как команда выстраивается в новом построении, с интересом отмечая выгодные места для каждого ее члена. У Сиртана был достаточно мощный щит, чтобы прикрыть подругу. При этом некроманту никто не мешал атаковать, да и у элементалистов оказалось больше простора для действий. Даже Розалия получила возможность при необходимости включиться в бой, что было не менее важно.

«Хорошо все-таки, что выпала возможность слетать на такое мероприятие, как турнир магических академий», – в очередной раз порадовалась Наташа. В родной альма-матер подобного она точно бы не увидела. А это было по-настоящему интересно!

Следующую молнию магистр Заран отправил в полет с довольной усмешкой и чисто ради формальности. Ибо построение, к которому в итоге пришла пятерка его адептов, было самым эффективным вариантом. И, как следствие, атакующее заклинание разбилось о стену, созданную Сиртаном.

– Неплохо, – заключил темный элементалист. – А теперь будем отрабатывать атаку. Лана, можешь быть свободна. Думаю, магистр Влас тебя уже заждался.

Полуэльфийка, которая только-только порадовалась устоявшей против молнии защите, подавилась собственным вздохом облегчения и закашлялась. Разом вспомнилось запоротое зелье, и очень захотелось остаться вместе со всеми в тренировочном зале. Вот только пресловутое и нелюбимое слово «надо» заставило подчиниться и отправиться в сторону выхода.

На прощанье Лана бросила несчастный взгляд в сторону Наташи. Но подруга лишь с извиняющимся видом развела руками, в которых держала наполовину заполненные формуляры.

Лана вздохнула еще печальнее и одними губами прошептала:

– До вечера.

После чего, обреченно повесив голову, отправилась к тирану-ведьмаку.


Когда за полуэльфийкой и невидимым Алеорном закрылась дверь тренировочного зала, Наташа вновь вернулась к своим бумажкам. Она и не подозревала, что спустя полчаса пара анкет превратится в кипу различных разрешений, приказов и откреплений для организации отъезда команды и ее размещения.

Временно потеснив Анхайлига, девушка сидела за столом в его кабинете и пыталась ничего не упустить.

– К чему вся эта бумажная волокита? Зачем мне на один приказ, который я сама и пишу, еще кучу записок и прошений оформлять? – задавалась риторическими вопросами некромантка.

Однако ответить ей было некому. Анхайлиг вел какой-то выездной практикум, а в его отсутствие никто, кроме Наташи, доступа в этот кабинет не имел. Поэтому девушка продолжала заполнять абсолютно бессмысленные, но очень необходимые документы. О, сколько пришлось перевести бумаги, прежде чем получилось все безошибочно записать!

«А Лана сейчас сидит мирно на попе и варит зелье», – беззлобно позавидовала подруге Наташа и отправилась подписывать документы к главам факультетов, чьи адепты отправлялись на турнир. При этом, поскольку главы факультетов тоже на месте не сидели, поход по академии плавно перешел в забег.

В завершение новоявленная секретарь заместителя главы академии, изрядно вымотанная и уставшая, зашла к архимагу. Тот быстро просмотрел все бумаги и заверил их, размашисто расписавшись и поставив печать.

Когда Наташа освободилась, время уже приблизилось к ужину. Поэтому она, не раздумывая, отправилась в столовую. Нос уловил ароматы еды еще на подходе, и желудок буквально взвыл от нетерпения. До раздачи девушка добралась в мгновение ока, а когда получила положенное овощное рагу, спешно развернулась в поисках свободного стола. Увидев за одним из них знакомую белокурую шевелюру, направилась в ту сторону.

– Ну, как успехи? – садясь на соседний стул, поинтересовалась Наташа у полуэльфийки.

Задумчиво жующая овощи Лана вздрогнула и недоуменно посмотрела на подругу. Кажется, она даже не расслышала, о чем ее только что спросили.

– Прости?

– Интересуюсь, как твои успехи у Власа, – пояснила Наташа.

– А-а, Влас… Да, кстати…

Подруга неожиданно нахмурилась и полезла в свою сумку. Вытащив оттуда ворох бумажек, девушка отодвинула тарелку в сторону и принялась активно их перебирать, что-то выискивая.

– Это что? – озадаченно спросила Наташа, придвигая ближе к Лане отлетевший клочок бумаги.

Подхватив беглеца, полуэльфийка вздохнула и пояснила:

– Это шпоры. А еще среди них был список необходимых ингредиентов и зелий, которые надо будет делать для турнира. И я туда хочу кое-что еще вписать, – заключила она и вновь углубилась в записи.

Пришлось Наташе есть в тишине. Атмосферу разбавляло лишь бормотание Ланы, занятой ингредиентами, травами и прочими зельеварскими штучками. Когда полуэльфийка все же оторвалась от бумаг и вернулась к ужину, поговорить тоже не получилось. Потому что теперь девушку занимала только еда. А под конец Лана вообще вознамерилась сбежать со словами: «Мне еще на склад зайти надо!»

– Не забудь сумку с одеждой собрать! – когда Лана уже поднималась со своего места, напомнила некромантка.

– Ага, – рассеянно откликнулась та и, не прощаясь, умчалась на выход.

– Ясно. Одна надежда на Алеорна, – сделала вывод Наташа и покачала головой.

В отличие от Ланы спешить ей было некуда. С текущими поручениями некромантка уже разобралась, а новых в ближайшем будущем не предвиделось – Анхайлиг, как обычно, где-то пропадал.

«Вряд ли он освободится до ночи. – Наташа тихонько вздохнула. – Эх, даже поболтать не с кем. Ланка вся в зельях, а Элира до сих пор злится…»

Дожевав ужин, девушка покинула столовую и медленно двинулась по вечерним коридорам академии в сторону факультета некромантии. «В конце концов, – думала она, – можно собрать вещи и банально лечь спать».

Правда, осуществить этот план Наташе не удалось. Когда девушка проходила через центральный холл, ее неожиданно окликнули. Обернувшись, некромантка увидела спешащего навстречу худощавого адепта с целительского факультета. Молодой человек был ей знаком. Он часто выполнял поручения Виттора, и Наташе приходилось порой с ним пересекаться.

– Наталия, вас срочно вызывает к себе архимаг, – сообщил парень и быстро добавил: – Подробностей мне не сообщили.

Благодарно кивнув, Наташа развернулась и направилась к широкой лестнице. Вызову Виттора она не удивилась; вполне возможно, что появился очередной важный формуляр, который потребовалось заполнить до отбытия команды.

Несмотря на то что бумажная волокита уже порядком утомила, отказаться от нее не представлялось возможным. А значит, стоило побыстрее с ней разобраться и наконец-то нормально отдохнуть.

С такими мыслями девушка преодолела пару лестничных пролетов и коридор, ведущий в кабинет архимага. Легко постучав и услышав разрешение войти, Наташа проскользнула внутрь помещения и ошарашенно замерла. Помимо Виттора в кабинете находились еще пятеро мужчин в серых балахонах.

Инквизиторы! Причем, несмотря на то, что все они были одеты одинаково, внутреннее ощущение подсказало Наташе, что высокий брюнет с короткой стрижкой явно святой.

В следующее мгновение ее догадка подтвердилась. Четверо инквизиторов опустились на одно колено, а брюнет приветствовал ее лишь вежливым кивком.

Страх мгновенно завладел Наташей. Сердце забилось стократ чаще, а ноги готовы были сорваться на бег, лишь бы оказаться как можно дальше от этой пятерки.

«И Анх, как назло, где-то на выезде!» – мелькнула в ее голове паническая мысль. Девушка отступила на полшага назад, к двери, когда слово взял Виттор.

– Наталия, не бойтесь и не волнуйтесь, – с напряжением попросил он. – Господа хотели с вами только поговорить.

– Мне не о чем с ними разговаривать, – набравшись смелости, выдавила Наташа.

«На мне защита Анха. Она не позволит меня просто так отсюда забрать», – мысленно уговаривала себя девушка, наблюдая, как Виттор поднимается со своего кресла и подходит ближе.

– И все же, думаю, вам стоит выслушать их, – повторил архимаг и покинул кабинет.

Наташа проводила Виттора хмурым взглядом. Ну и что это, если не бегство?

«Трус! – возмутилась она. – Оставил меня одну с этими… этими…»

– Очень рад встрече, Наталия, – заговорил в этот момент святой инквизитор. – И крайне опечален, что вы не с нами. Голосов Сульхи единицы, и потеря даже одной из вас слишком тяжела. Конечно, всегда есть возможность вернуться…

– Нет, – резко прервала его Наташа. – И если это все, о чем вы хотели поговорить, тогда прощайте.

– Не стоит волноваться, насильно вас никто заставлять не станет, – поспешно заверил инквизитор. – Это просто предложение и напоминание о том, что мы ждем вас обратно всегда. А прибыли мы по другому делу. Стало известно, что вы покидаете пределы академии, да и «Каратель» сейчас не функционирует. Поэтому мы прибыли обеспечить вашу защиту.

– Обеспечить защиту? – Наташа удивленно моргнула. Потом представила, как этот эскорт будет выглядеть со стороны, и не сдержала нервного смешка. – Не утруждайтесь и не задерживайтесь здесь. У меня достаточно хорошая защита и без «Кровавого Карателя».

– И тем не менее, учитывая возможную опасность, мы настаиваем…

– А я приказываю! – от нервного напряжения теряя терпение, рявкнула Наташа. – Уходите! А если вы не желаете выполнять мою волю, я позову Анхайлига, и он вам ее разъяснит!

– Хорошо.

В голосе святого инквизитора послышалось явственное неудовольствие. Чувствовалось, что это решение он принял только из-за нежелания общаться со жрецом Мораны.

Впрочем, Наташе до его раздражения дела не было. Все, о чем она мечтала, – чтобы нежданные визитеры быстрее ушли. Отойдя к окну, девушка неотрывно следила, как четверо инквизиторов поднялись и вместе со своим святым начальником направились к двери.

Внезапно взгляд Наташи зацепился за одного из них – высокого зеленоглазого блондина. Она готова была поклясться, что видела этого мужчину в первый раз, но при этом лицо его показалось таким знакомым… Почему?

«Неужели что-то было в книге? – мелькнула догадка в ее голове. – Но что?»

Вспомнить у Наташи не получилось. Однако внезапно поняла, что просто так отпустить этого блондина не может. Странное противоречивое чувство буквально заставило ее произнести тихое, короткое:

– Задержись.

Проходящий мимо мужчина сразу понял, что обращались именно к нему, и остановился. Следом сделал попытку остаться в кабинете и святой инквизитор, но Наташа мгновенно нахмурилась и указала рукой на дверь.

– Мне нужен только он. Не вы, – произнесла она твердо, готовая, если что, опять отстаивать свою позицию до конца.

Однако брюнет спорить не стал. Более того, на мгновение девушка даже уловила промелькнувшую на губах Святого инквизитора удовлетворенную улыбку. Впрочем, он быстро склонил голову в вежливом поклоне и вышел в коридор. Дверь за ним закрылась.

А выбранный ею мужчина вновь опустился на одно колено и бесцветно произнес:

– Приказывайте, Голос. Я внемлю.

И только теперь Наташа поняла, что понятия не имеет, зачем вообще оставила этого инквизитора. Что ему говорить? О чем спрашивать?

Ну показалось лицо знакомым и что? Того и гляди Анхайлиг вернется, еще пришибет этого блондина ненароком. А парень на вид молодой, ненамного старше ее…

Тем не менее прогнать инквизитора Наташа по-прежнему была не в состоянии. Непонятное предчувствие окончательно оформилось в желание оставить этого мужчину рядом. И даже перспектива гарантированно столкнуться с гневом Анхайлига не смогла перевесить.

Почему? Ответа на этот вопрос у девушки не находилось.

Молчание затянулось. Инквизитор не шевелился, и Наташа не выдержала.

– Поднимись. Что за дурная привычка? – попросила она и протянула блондину руку, но тот только головой отрицательно качнул.

– Мы не имеем права касаться вас, – поднимаясь самостоятельно, сказал он. – Это дозволено только Святым инквизиторам.

– Почему? – удивилась Наташа.

– Мы связаны с богиней Сульхи с рождения, а в каждом Голосе ее зов очень силен, – пояснил инквизитор. – Касание усиливает зов во много раз. Только сильнейшие из нас могут выдержать это без последствий для собственной психики.

– Каких еще последствий? – Наташа озадаченно нахмурилась. – С ума вы, что ли, сходите?

– Да, – коротко, бесцветно подтвердил мужчина. – По вам. Мы боготворим каждый Голос, как и богиню. Слишком сильный зов может пошатнуть равновесие в нашей душе, лишить ее спокойствия и беспристрастности. А под влиянием посторонних эмоций судия может допустить ошибку.

– Однако…

Сказать, что эта информация Наташу ошарашила, – ничего не сказать. Чтобы от одного прикосновения к ней кто-то сошел с ума? Быть того не может!

«Скорее всего, это обычное преувеличение, – решила она. – Или запрет, придуманный Святыми инквизиторами, чтобы никого другого к Голосам не подпускать. Да, так оно и есть».

В голове Наташи разом ожили воспоминания почти трехлетней давности и подслушанный на продуваемой всеми ветрами лестнице разговор. Тогда Святой инквизитор на полном серьезе рассуждал, когда можно с ней «возлечь» для создания жреческого потомства.

Девушку передернуло от отвращения. Нет, лучше о прошлом не думать. Лучше разобраться с настоящим. К примеру, решить, что делать с этим блондином.

«Оставить его для охраны, пожалуй, можно, – размышляла Наташа, прикусив губу. – Раз предчувствие так говорит. В конце концов, инквизитор подчиняется моим приказам и точно не навредит. Вот только замаскировать бы его…»

Да, светиться с инквизитором за спиной – только нервировать окружающих и привлекать к себе всеобщее внимание. Значит, переодеть его просто необходимо. И кстати…

– Как тебя зовут? – спросила Наташа.

– У инквизитора нет имени.

– Но раньше-то оно было? – не сдавалась девушка.

– Да… давно, – с легкой запинкой ответил он.

– Так говори какое, – потребовала Наташа. – Учти, я оставляю тебя в качестве охраны, но никто не должен знать, кто ты на самом деле. Сменишь свой балахон на нормальную одежду. Для окружающих ты должен выглядеть как обычный наемник.

– Инквизитор обязан появляться на людях только в форме.

– Слушай, хватит, – оборвала Наташа. – Я не хочу, чтобы на меня толпа народа пальцем показывала из-за такого сопровождения. Так что твоя одежда не обсуждается. Считай, что я Голос, и я тебе приказываю, если так будет легче. И назови уже свое имя.

Инквизитор ощутимо вздрогнул, но потом все же послушно склонил голову.

– Подчиняюсь вашей воле, – произнес он. – Когда-то меня звали Адриан. Адриан Антеро.

Антеро! Так вот почему инквизитор показался ей знакомым! Наташа вспомнила, что встречала эту фамилию в книге Сульхи. Правда, в основном речь там шла не о нем, а о его…

Резко, с грохотом распахнувшаяся дверь прервала Наташины размышления. А потом и вовсе стало не до них – на пороге стоял злющий, как демон, Анхайлиг.

– Какого Грента тут творится? – прорычал он. – Что этот серый балахон делает рядом с тобой?

– Я должен обеспечивать защиту Голоса Сульхи во время поездки, – бесцветно откликнулся инквизитор.

– И без тебя справлюсь. Убирайся!

– Анх! – перебивая мужа, воскликнула Наташа. – Анх, я его оставила.

– Ты? – Черный как ночь взгляд метнулся к девушке. – Зачем?

– Прости, но… я не могу объяснить, – выдавила она.

Наташа и впрямь не могла. Не признаваться же, что она задержала инквизитора лишь для того, чтобы выяснить, почему тот показался ей знакомым. Тогда получается, что теперь, после выяснения этого факта, инквизитора надо отправить восвояси, как и остальных. Однако что-то внутри Наташи упорно такому решению противилось.

Почему? Знать бы самой. Но увы…

Поэтому девушка лишь молча, с мольбой смотрела на мужа, надеясь, что тот поймет.

– Я не понимаю, – процедил Анхайлиг после недолгой паузы. – Но как знаешь. Считаешь, что тебе нужна дополнительная охрана – ладно, пусть будет. Но однозначно не в подобной одежде. Инквизитору незачем светиться рядом с нашей группой и привлекать внимание к тебе.

– Да, это мы обговорили, – поспешно заверила Наташа. Потом быстро подошла к Анхайлигу и, взяв за руку, тихо прошептала: – Пожалуйста, не злись. Я действительно пока не могу назвать причину, но чувствую, что он будет нужен.

Этими словами она хотела успокоить мужа, но добилась обратного. Анхайлиг помрачнел еще больше.

– Ната, если во время турнира может возникнуть ситуация, в которой понадобится инквизитор, то я к демонам сейчас же отменяю поездку, – решительно произнес некромант.

– Ты не можешь ее отменить, – со вздохом напомнила Наташа. – Ульрих требует турнир. Ты можешь только оставить меня здесь.

– Нет.

– Вот видишь. Анх, прямой угрозы я не чувствую. А с остальным вы справитесь. На мне твои артефакты, рядом ты, Алеорн. И вдобавок будет инквизитор. Этого более чем достаточно для одной-единственной поездки. Все должно пройти хорошо.

– И тем не менее мне это не нравится. – Пальцы Анхайлига сжали руки девушки. – Однако ты права, ситуация не оставляет выбора. Как бы я все-таки хотел…

Некромант, не договорив, качнул головой и потянул жену к выходу из кабинета архимага. Но Наташа и так поняла, что он хотел сказать. Замок. Родовой замок герцогов Террано, в котором она была бы в безопасности. Золотая клетка.

В молчании они вышли в ночной коридор. Инквизитор тенью последовал за ними.

Глава 5

После всех дневных «марафонов» по составлению зелий засыпала Лана в тревожном состоянии. А отголоски последнего зачета по ингредиентам, которые приходилось выискивать на полках кладовой под диктовку Власа, ее продолжали мучить даже во сне. Пробуждение же началось с осознания надвигающейся катастрофы.

– Демон! Я не собралась! – возопила Лана и в панике подскочила на кровати. Но тут же замерла, увидев рядом со шкафом плотно упакованную походную сумку.

Она точно помнила, что вчера вернулась поздно и отложила сборы на раннее утро. Поступок, который сейчас невыспавшейся девушке казался крайне опрометчивым. Но откуда же тогда взялась сумка?

Мелькнувшая догадка заставила Лану обернуться и в полной мере оценить насмешливый взгляд поднявшегося следом Алеорна.

– Я тебя обожаю, – сообщила она и, подойдя к любимому, привычно пробежалась пальчиками по завиткам родовой татуировки эльфа.

После чего тяжело вздохнула и уткнулась в его грудь. Предстоящий турнир нервировал и пугал. Алеорн, почувствовав состояние Ланы, нежно провел рукой по обнаженной спине девушки и, остановившись на изгибе бедра, сильнее прижал ее к себе.

– Успокойся. Смысла в переживаниях никакого. Только растратишь силы, которые потребуются в бою.

– Я пытаюсь, – пробормотала полуэльфийка. – Но что, если у меня опять ничего не получится и из-за меня проиграют все?

– Ничего. Это будет общий провал. Команда для того и собирается, чтобы компенсировать слабости друг друга. Все будет хорошо, – заверил Алеорн и легко коснулся губами кудрявой макушки.

Подняв голову, девушка взглянула в его глаза и впервые за утро улыбнулась. Не поверить в слова этого потрясающего мужчины не получалось. Даже усомниться казалось невозможным.

Лана потянулась к властным и в то же время нежным губам, сгорая от желания быть как можно ближе. Прикосновение – и мир ненадолго исчез, оставив лишь наслаждение от жарких поцелуев.

Когда реальность вернулась, Лана глубоко, прерывисто вздохнула и призналась:

– Не хочу никуда, мне тут с тобой хорошо.

– Ну мы же вместе едем, – усмехнулся Алеорн. И напомнил: – К тому же кто-то мечтал полетать на драконе.

Да, были такие идеи. Единственный полет, который помнила Лана, прошел в достаточно нервной обстановке, и насладиться им в полной мере не удалось. Зато на этот раз был шанс.

– Жаль, погладить его не удастся, – хихикнула Лана и змейкой выскользнула из объятий.

Вылет предстоял уже скоро, и необходимо было быстро одеваться.

На сборы, благодаря предусмотрительности Алеорна, девушка потратила не больше четверти часа. Она даже успела перекусить парочкой баранок, запихнув остальные в сумку «на дорожку».

Спускаясь в холл, Лана очень нервничала, но все же нашла в себе силы приветливо улыбнуться и поздороваться с уже собравшимися там сокурсниками. Но в ответ не получила ровным счетом ничего. Лишь Розалия удостоила полуэльфийку недовольным взглядом и констатировала:

– Смотрю, понятие совести тебе не знакомо.

– Что ты имеешь в виду? – зло прищурившись, спросила Лана.

– Я бы уступила место более достойной подруге, – пояснила Розалия надменно. – Все здесь летят на турнир из-за своих заслуг и способностей. И только ты – по блату.

– Вот как? Считаешь, я слабее других?

– Зачем мне что-то предполагать? – Целительница равнодушно пожала плечами. – Недавние тренировочные поединки все наглядно продемонстрировали. От Элиры, хоть я ее и не люблю, на турнире было бы куда больше пользы. Она хотя бы ступором владеет.

В ответ Лана лишь скрипнула зубами. Вообще-то она много чего хотела сказать, но, к сожалению, большинство слов не отвечало нормам приличий. А веские доводы в собственную защиту никак не хотели складываться в предложения от охватившего ее гнева.

– Кандидатов утверждали архимаг Виттор и магистр Анхайлиг. Вы сомневаетесь в их компетенции? – неожиданно раздался рядом голос Алеорна, а когда Лана обернулась, тот уже был видимым.

Помимо воли по губам полуэльфийки скользнула улыбка. То, что за нее вступились, было бесконечно приятно.

Розалия же, увидев темного эльфа, в первое мгновение изрядно побледнела. После чего, так и не найдясь с достойным ответом, признала поражение:

– У меня нет на это права.

Правда, гордо вздернуть подбородок и с независимым видом отойти в сторону ей это не помешало.

Лана довольным взглядом проводила целительницу и тихо поблагодарила:

– Спасибо.

– Мелочи, – откликнулся Алеорн. – А тебе бы надо получше держать себя в руках и не реагировать так остро на подобные высказывания. Ты сама себе цену знаешь, вот и будь выше этого.

Слова Алеорна были разумны, и Лана согласно кивнула. Только вслух согласиться с ним не успела – в холле, сопровождаемая адептом-целителем, появилась магистр Палима.

Одна из нравоучительниц с целительского факультета полностью соответствовала своему прозвищу «Сушка». Причем не только внешне, будучи поджарой и морщинистой, но и характером. По слухам, прогульщиков на ее занятиях никогда не было, ибо казалось, легче умереть и воскреснуть, чем потом отработать хоть один пропуск.

Адептов с целительского факультета магистр Палима муштровала нещадно. Но ладно бы только их! Нередко от ее нравоучений доставалось и другим, тем, кто не вовремя попадался Сушке на глаза.

Сама Лана с этой женщиной, хвала Лиссе, раньше не сталкивалась, но была весьма наслышана. А раздавшийся со стороны Розалии тихий жалобный стон полностью подтверждал правдивость этих слухов. В общем, предстоящая поездка с каждой минутой все больше теряла свою прелесть.

Тем временем магистр Палима приблизилась и быстро оглядела всех присутствующих. Чуть дольше остальных ее взгляд задержался на Лане и Алеорне, однако никаких вопросов не последовало.

– Доброе утро, адепты, – поздоровалась магистр и обратилась к сопровождавшему ее целителю: – Можешь быть свободен, Дарим.

Парень с видимым облегчением поставил тяжелую сумку Сушки на пол и поспешил удалиться. Магистр проводила его взглядом и снова повернулась к боевой пятерке.

– Адар, будь любезен, помоги мне с вещами.

Элементалисту ничего не оставалось, как согласно кивнуть и подхватить сумку Палимы.

После появления целительницы завести хоть какой-нибудь разговор уже никто не пытался. Лана буквально физически чувствовала общее напряжение. И напряженность возросла еще больше, когда в холле появился Анхайлиг.

Две объемистые сумки с вещами, что удивительно, он нес сам. Причем, судя по сосредоточенному лицу, это некроманта не беспокоило и думал он вообще о чем-то другом. Шедшая рядом с Анхайлигом Наташа тоже почему-то хмурилась. Лишь сопровождавший их незнакомый светловолосый мужчина выглядел абсолютно спокойно.

Лана могла бы поклясться, что в академии его ни разу до сегодняшнего дня не видела. Просто потому, что такое бесстрастное выражение на симпатичном лице и застывший, будто неживой изумрудный взгляд она бы точно запомнила.

Лана удивленно взглянула на Наташу и еле заметно махнула рукой. Некромантка на приветствие ответила слабой улыбкой.

– Бодрого утра, магистр Палима, адепты. Рад, что никто не опоздал, – приветствовал всех Анхайлиг. – Надеюсь, что наша поездка пройдет без происшествий.

Магистр обвел придирчивым взглядом вразнобой здоровающихся с ним адептов и задержался на Лане. Та широко улыбнулась, демонстрируя свое согласие с надеждами некроманта и словно заверяя, что она – самая безобидная из всех присутствующих. Однако в ответ получила лишь скептический взгляд.

Впрочем, вслух свои сомнения Анхайлиг никак не прокомментировал. Вместо этого коротко скомандовал:

– В путь.

И двинулся к выходу из академии.

Остальные не заставили себя ждать, и спустя пару минут все вышли на крыльцо. Несмотря на то что небо уже слегка окрасилось в сероватый цвет, на улице было достаточно темно. А еще скользко – за ночь весеннюю слякоть подморозило. Магистры практически одновременно вызвали по светящемуся шару, чтобы команда добралась до стоящей у ворот телеги, не боясь споткнуться или оступиться.


До Восточных ворот доехали быстро. Здесь Анхайлиг приказал всем дожидаться на площади, а сам вместе с Наташей направился в небольшую сторожку. Спустя пару минут они вышли оттуда в сопровождении погонщика. Тот осмотрел «туристическую группу» и, кивнув, предложил загружаться.

Лана старалась держаться ближе к Наташе, поэтому на драконе ей удалось расположиться рядом с подругой.

– Утро выдалось невероятно добрым, – бросив косой взгляд назад, пробормотала Лана.

– Не могу не согласиться, – повторяя ее маневр, подтвердила Наташа и нервно передернула плечами.

Дракон плавно набирал высоту. Правда, полюбоваться видами не получалось из-за темноты и общей нервной атмосферы, окружающей девушек. Лане казалось, что сидящие за ними мужчины непрестанно сверлят им спины взглядами. Да и любопытство тоже не давало покоя.

Какое-то время летели в тишине. Лана усиленно боролась со своим любопытством, но оно все же оказалось сильнее. Поэтому, придвинувшись поближе к Наташе, полуэльфийка спросила заговорщицким шепотом:

– А кто это? – и выразительно скосила глаза, намекая на сидящего за ними бесстрастного блондина.

Наташа наклонилась вплотную к подруге и прошептала на ухо:

– Инквизитор.

– Кто?! – взвизгнула Лана и, поперхнувшись, закашлялась.

Дабы не привлекать излишнего внимания остальной команды, Наташа постучала полуэльфийке по спине и быстро пояснила:

– Он тут в качестве охраны, вчера вечером появился. Причем изначально не один. Инквизиторы вообще хотели целой толпой меня оберегать, едва удалось отмахаться.

– Но что нужно инквизиторам от тебя? Им же ни до кого дела нет! – все еще изумленная донельзя, прошипела Лана. – Понимаю, конечно, что ты тоже принцесса, но разве для судий это важно?

– Я… – Наташа запнулась, сообразив, что, несмотря на множество совместных тайн и все пережитое, никогда раньше не рассказывала подруге о том, кем является. Такие вещи не рассказывают. Поэтому пришлось соврать: – Я не знаю. Но, видимо, сейчас важно по какой-то причине.

– Н-да, дела. – Лана покачала головой. – И как на это отреагировал Анхайлиг?

– Разозлился. – Некромантка тяжело вздохнула. – Сильно разозлился. Но выбора не было. Точнее, теоретически выбор был – оставить меня в академии, но Анх не захотел. Поэтому пришлось согласиться.

Девушки вновь дружно посмотрели назад. Алеорн и инквизитор тихо разговаривали. Из коротких фраз, долетевших до ушей подруг, выяснилось, что мужчины договариваются о сотрудничестве, дабы не помешать друг другу в случае чего.

Лана слегка нахмурилась, эти переговоры полуэльфийке не нравились. Конечно, она не забыла об ведущейся за ее головой охоте, но спустя пару лет страх за свою жизнь почти удалось побороть. И вот теперь он вдруг зашевелился вновь, отчего по спине пробежали холодные мурашки, а ладони стали влажными.

«Не стоило соглашаться на эту поездку, – укорила Лана саму себя. – Даже несмотря на приказ отца. Надо было закатить скандал, порыдать в балахон Виттора, в конце концов…»

– Все будет хорошо, – заметив изменившееся выражение лица подруги, заверила Наташа.

– Угу, – согласно промычала Лана в ответ и продолжать скользкую тему не стала.

В конце концов, вполне достаточно того, что никаких страшных предчувствий у прорицательницы нет. Поэтому можно вернуться к делам насущным, а именно, повторить составы зелий, которые необходимо будет сделать по прибытии. Кудрявая достала из сумки листок со списком и стала перепроверять, все ли запомнила.

Вот только выбранный способ отвлечься спокойствия не принес. Пробегаясь взглядом по строчкам с составами и названиями, Лана, напротив, нервничала все сильнее. Правда, теперь по другой причине. Предчувствие собственного провала постоянно жгло душу и заставляло вновь и вновь воспроизводить в голове порядок действий во время приготовления эликсиров.

Настроение окончательно испортилось, и вскоре Лана уже начала путать самые банальные вещи. Вдобавок захотелось есть. Сдавшись, полуэльфийка запихнула бумаги обратно в сумку и, достав припасенный сухой паек, предложила Наташе:

– Будешь?

Подруга, лениво разглядывающая облака, кивнула, и девушки дружно вгрызлись в баранки.

– Как думаешь, у нас есть шансы победить? – решилась озвучить свои сомнения Лана.

– Почему бы и нет? – Наташа накрутила на палец огненно-красный локон. – Вы знаете, кто из вас что может или не может. Как бойцы вы довольно сильные. Единственное, что настораживает – настроения в команде. – Она выразительно посмотрела в сторону Розалии.

Сидевшая неподалеку целительница этот взгляд почувствовала и обернулась. На лице ее отразилось пренебрежение и обида. Доля секунды, и Розалия резко отвернулась.

Лана тяжело вздохнула. Да, с такими соратничками не повоюешь.

– Не куксись, – успокоила Наташа. – Шанс действительно есть. Да и вообще, на этом турнире свет клином не сошелся. Выиграем – хорошо, нет – и боги с ним.

– Мы должны победить! – горячо заявила Лана. Потом подумала и с надеждой добавила: – Раз ты сказала, что шанс есть.

Наташа в ответ лишь улыбнулась и вновь обернулась к сидящим сзади мужчинам. Анхайлиг, который прекрасно слышал разговор девушек, картинно закатил глаза, демонстрируя свое отношение к возможным шансам и настроению Ланы в целом.

– Даже наше начальство в нас не верит, – заметив это, окончательно упала духом полуэльфийка.

– Брось, ты ведь знаешь характер Анха. Торжественные речи не по его части, только критика, – дипломатично напомнила Наташа. – Зато после победы он первый вас поздравит.

– Скорее будет расписывать, как и где я облажалась. В подробностях, – пробормотала Лана уныло.

– Не думай об этом, – посоветовала Наташа и указала на небо. – Лучше отвлекись и наслаждайся полетом, пока есть такая возможность.

Последовав совету подруги, полуэльфийка подняла голову и огляделась. А потом почувствовала, как плохое настроение само собой покидает ее, вытесняясь удивительными ощущениями парения, свободы и простора.

«И впрямь, чего волноваться раньше времени? – подумала Лана. – Тем более когда вокруг такая красота?»

И со свойственной ей легкостью полностью переключилась на более приятные вещи.

Дракон мерно махал крыльями, с невероятной скоростью преодолевая пространство. Позади оставались поля, леса, какие-то деревеньки. А полуэльфийка восхищалась то облаками, то раскинувшейся внизу широкой лентой реки, то искрящимися снежными шапками гор.

Наташа тоже радовалась полету. Все-таки это было невероятно. Пару лет назад некромантка-прорицательница впервые видела, как взлетает покрытая чешуей махина. Эмоции, которые испытала тогда девушка, были невероятными. Но они не шли ни в какое сравнение с теми, что охватили Наташу сейчас. Ведь теперь она летит!

Правда, под вечер эмоциональное перенапряжение свело все силы к нулю, и девушки уснули. Конечно, полноценным сном такую дрему назвать было сложно, поэтому от первого ощутимого прикосновения глаза подруг распахнулись.

– Подлетаем, – пояснил разбудивший их Анхайлиг.

Лана в первое мгновение перепугалась и резко села, показав, что готова ко всему. Наташа же позволила себе потянуться и лениво оглядеться.

В эльфийской столице Лютиэна стоял глубокий вечер. Лучи заката едва освещали узкую полоску неба над самым горизонтом, поэтому разглядеть, что находится внизу, было сложно. Правда, отчетливо виднелись огни города, но и только.

Дракон-экспресс сделал небольшой поворот, забирая немного правее, в Драконью лощину, освещенную менее ярко. Еще несколько мощных взмахов крыльями, и огромный ящер плавно опустился на землю.

Несмотря на темное время суток, их ждали. Едва команда спустилась на землю, к ним подошла небольшая делегация встречающих – несколько светлых эльфов во главе со статным блондином с пронизывающим взглядом и жесткими чертами лица.

Блондин быстро осмотрел прибывших и обратился к Анхайлигу:

– Приветствую, магистр Анхайлиг. Меня зовут Мератриэль Элькорсил, я заместитель главы магической академии Лютиэна и ответственный за прием и размещение участников турнира. Как вижу, вас прибыло несколько больше, нежели было объявлено ранее.

– Приветствую, Мератриэль, – эхом откликнулся некромант. – Да, вы правы. В последний момент нам пришлось сделать некоторые изменения в составе. Но они незначительны, не волнуйтесь. Наталья, – представил он взятую под руку девушку, – моя жена и по совместительству секретарь. Кроме того, по пожеланию Ульриха Вельского, группу сопровождают двое охранников.

– Хорошо, – кивнул Мератриэль и легким поклоном приветствовал слегка растерявшуюся Наташу. – Рад вашему визиту, миледи Террано. – После чего произнес изначально заготовленную фразу: – Дамы и господа, добро пожаловать в Лютиэн. Прошу следовать за нами.


Следовать, как оказалось, пришлось недалеко. Скоро сквозь деревья стала проглядывать хорошо освещенная городская стена из белого камня. А после нескольких минут хода по мощеной дороге взору леорцев предстали и ворота. Большие, крепкие, но в то же время изумительно красивые, со сложной ажурной решеткой.

Эти ворота Лана и Наташа, как и остальные члены команды, проходили с предвкушением. И ожидания их не обманули.

Лютиэн оказался прекрасен.

Здания из белого мрамора словно стремились в небо каждой своей линией, изгибом, заставляя поднимать глаза вверх на витые шпили. Дома подсвечивались небольшими магическими огнями, окрашивали своды и декоративную лепнину в разные краски, словно оживляя их. В этом волшебном городе вечерней темноте не оставалось ни одного шанса.

Но больше всего удивляли периодически встречающиеся арки живых цветов, парящие, казалось, сами по себе, в воздухе.

– Ого! Это как? – едва завидев первую из них, ошарашенно выдохнула Лана.

– У нас обучаются сильнейшие элементалисты всего мира. Но по-настоящему оценить их работу вы сможете на территории академии, – обернувшись, снисходительно пояснил Мератриэль.

Совсем скоро они свернули на широкую прямую улицу, которая упиралась в очередные высокие кованые ворота, за которыми возвышался дворец. Пятиэтажное здание из белого мрамора поражало своими размерами и красотой. Множество башен и шпилей украшали изогнутую крышу, а большие светящиеся витражные окна придавали строению легкость и воздушность.

Пятерка адептов одновременно остановилась, разглядывая удивительное здание, а Адар и Велерад не сдержали восхищенного присвиста.

– Магическая академия Лютиэна, – с гордостью произнес Мератриэль, оценив реакцию сопровождаемых им молодых магов.

Пройдя за ворота на территорию местного магического учебного заведения, Лана поняла, что здесь находятся лучшие маги планеты. Ухоженные деревья, клумбы, какие-то невероятные декорации из живых цветов и лиан вместе создавали ощущение сказки. Нереальной, но очень красивой.

«Да-а, нашим с их мелкой оранжерейкой до местных элементалистов, как до горных вершин», – мысленно протянула Лана и продолжила любоваться царившим вокруг растительно-магическим совершенством.

Как и остальные, восторгалась окружающим великолепием и Наташа. Она вдыхала свежий, чуть сладковатый от цветочных ароматов воздух, смотрела по сторонам и понимала, что с поездкой ей повезло. Пусть даже в сопровождении инквизитора, но прилететь сюда стоило.

Миновав наконец сказочный двор, леорцы преодолели несколько широких ступеней и вслед за Мератриэлем вошли в просторный, хорошо освещенный холл академии. Кроме магических шаров источником света здесь являлся расположенный на дальней стене невероятный по размерам витраж, изображающий богиню Аллатиэль.

Прародительница всех эльфов взирала на прибывших с мягкой улыбкой. Благодаря искусной подсветке ее изображение выглядело настолько реалистично, что, казалось, богиня вот-вот шевельнется или произнесет приветственную речь.

В остальном убранство холла оказалось достаточно простым. Создавалось ощущение, что архитектор хотел сосредоточить внимание зрителя лишь на цветных переливах витража и лике своей богини. Даже парадную лестницу, которую в подобных зданиях обычно размещали по центру, здесь ради этого сместили в сторону.

– Покровительница нашей академии, нашего города и нашего королевства, – произнес торжественно Мератриэль. – А сейчас следуйте за мной и постарайтесь не отставать. С непривычки в нашей академии легко заблудиться.

В этом эльф оказался прав. Едва леорцы миновали главный холл, как сразу попали в настоящий лабиринт переходов и лестниц. После первых поворотов даже у легкомысленной Ланы пропало всякое желание отставать от группы ради разглядывания очередного красочного витража. Тем более что за все время пути им встретилось всего несколько адептов, да и те проходили мимо с таким видом, будто ничего особенного не происходит, а чужаков в их академии и вовсе не существует. Так вот потеряешься, и дорогу никто не подскажет.

По извилистым коридорам академии Лютиэна делегация во главе с Мератриэлем блуждала довольно долго. И лишь когда у Ланы и Наташи окончательно пропало соображение, в какой части здания они находятся, статный эльф наконец сообщил, что они пришли.

– Этот этаж северной башни полностью в вашем распоряжении, – сказал Мератриэль, заходя в небольшой овальный зал с несколькими дверьми и парой диванов, поставленных друг напротив друга.

– Но тут, получается, всего лишь пять комнат? – изумленно заметила Розалия, окинув этаж быстрым взглядом.

– Да, – спокойно подтвердил провожатый. – Каждая из них рассчитана на троих проживающих.

– Значит, мне придется делить комнату с… ней?! – Целительница возмущенно указала на Лану.

– Ну можешь переночевать прямо тут, на диванчике. Поверь, я буду не против, – в ответ злорадно улыбнулась Лана.

– Прекратили обе, – вполголоса процедил Анхайлиг, но этого хватило, чтобы обе адептки вздрогнули и мгновенно повиновались.

– С таким настроем, магистр Анхайлиг, вашей команде будет трудно победить, – не преминул отметить Мератриэль. – Впрочем, время уже позднее, не буду вам мешать. Располагайтесь. И поскольку столовая уже закрыта, ужин вам принесут сюда.

С этими словами эльф развернулся и покинул гостевой этаж.

– Еще одна подобная выходка, и по возвращении вас ждет трудотерапия, – дождавшись, когда Мератриэль уйдет, холодно пообещал Анхайлиг. – Причем это касается всех. Мне только склок среди вас не хватает! Быстро разошлись по комнатам распаковываться!

И, подхватив Наташу под руку, направился к дальней двери. Его примеру последовала и недовольно поджимающая губы Палима.

Проводив начальство взглядом, Адар повернулся к своей команде и решительно изрек:

– Предоставим девчонкам первым выбирать комнату!

Розалия сразу шагнула к ближайшей двери. Открыла, внимательно осмотрелась и подошла к следующей. Как оказалось, все комнаты были абсолютно одинаковы. В каждой из них располагались три достаточно широкие кровати с резными спинками, столько же небольших письменных столов и вместительный шкаф. При виде такой обстановки всем сразу вспомнилось проживание в академии на первом курсе.

– И к душевым наверняка бежать далеко, – вздохнула Лана, мысленно надеясь, что в местных коридорах ей заблудиться не позволит Алеорн.

Но предположение полуэльфийки не оправдалось, ибо в дальнем углу Розалия нашла еще одну дверь, за которой таилась просторная ванная комната.

– Ну хоть что-то, – вздохнула целительница и наконец-таки выбрала комнату.

Лана оценила стремление Розалии расположиться подальше от апартаментов Анхайлига, предоставив эту сомнительную честь кому-нибудь из ребят. Однако на этом солидарность девушек закончилась, и постели они выбрали в противоположных углах друг от друга. Лана с тоской смотрела, как Алеорн сгружает ее сумки рядом с кроватью, и еле сдерживалась, чтобы не вздыхать.

А Алеорн улыбнулся, подмигнул полуэльфийке и растворился под маскировкой. Лана знала, что он будет рядом, прямо за дверью, но это расстояние казалось безумно большим. Накатило странное чувство одиночества и грусти. Да еще и Розалия буквально излучала неприязнь, от ощущения которой по коже пробегали неприятные мурашки, заставляя передергивать плечами.

«С этим надо что-то делать, нам вместе тут жить», – рассудила Лана, и, пересилив себя, решилась пойти на мировую.

Когда Велерад, который таскал за Розалией ее вещи, тоже вышел, полуэльфийка предложила соседке:

– Розалия, давай хотя бы чаю попьем. У меня есть баранки.

Однако целительница в ответ только фыркнула и продолжала как ни в чем не бывало разбирать свои вещи. Лана тяжко вздохнула, но сразу отступать не стала и вновь попробовала воззвать к разуму Розалии.

– Послушай, я знаю, что ты от меня не в восторге, но Анхайлиг и Мератриэль правы. Нам не надо ссориться…

– Именно. Поэтому разговаривать нам тоже не стоит, – сухо оборвала полуэльфийку девушка.

– Зря ты так, я всего лишь хочу нормально общаться.

– Возможно, я тебе открою глаза, но большинство людей общаться с тобой в принципе не желают, – резко сообщила Розалия. – Так что не трать мое время и ешь свои баранки сама. Или можешь к Наташе сходить, она ведь тебе никогда не отказывает.

После такого хамства всякое желание попытаться наладить контакт с Розалией у Ланы пропало. Поэтому дальше свои сумки полуэльфийка распаковывала, даже не глядя на соседку.

Молчаливую конфронтацию прервал неожиданный стук в дверь. Лана с Розалией одновременно обернулись и переглянулись.

– Войдите! – крикнула целительница, и на пороге нарисовался приветливо улыбающийся Адар.

– Девушки, у нас небольшое собрание команды и заодно ниспосланный эльфами ужин, – сообщил он. – Наши гостеприимные хозяева предоставили нам закусок… короче, много. Ужраться просто!

Учитывая, что никто не ел с самого утра, эта новость радовала неимоверно. У Ланы от счастья даже живот забурчал. Так что, мигом побросав вещи, девушки последовали за элементалистом в соседнюю комнату. Здесь парни уже сдвинули столы и доставали из объемистой корзины различные нарезки и салаты в изящных горшочках.

– А здесь намного лучше кормят, – глядя на такое изобилие, протянул Велерад.

– Посмотрим, что дадут на завтрак, – охладил товарища Адар и, разливая травяной отвар по стаканам, провозгласил: – Давайте выпьем за прибытие!

Вот только никто поднимать бокалы вслед за бодрым командиром не спешил. Нет, лично бы Лана тост Адара поддержала – парень располагал к себе своей доброжелательностью. Однако Розалия демонстративно уселась рядом с Велерадом, игнорируя остальных. А Сиртан по обыкновению был занят собственными мыслями и жевал с отстраненным видом. И как тут расслабиться?

– Да ладно вам! Мы – одна команда, нам вместе сражаться и побеждать, – не получив ответа на свое предложение, начал увещевать друзей Адар.

Но, как оказалось, напрасно.

– Ты еще надеешься выиграть? – хохотнула Розалия. – Так я тебе напомню, что тут есть одно очень слабое звено, которое даже щит нормальный сделать не может.

От такого обезличивания Лана на мгновение дар речи потеряла. А после недовольно прищурилась и напомнила целительнице:

– Вообще-то у меня специализация – зельевар. И в этом я одна из лучших!

– Кому нужны твои зелья? Их пить-то страшно, вдруг напутаешь чего и отравишь, – поддержал светлую сидящий рядом Велерад.

– Осторожнее в высказываниях, – укорил товарищей Адар.

– Если вы забыли, по плану Лану прикрываю я, – неожиданно проговорил Сиртан и снова вернулся к еде.

Полуэльфийка благодарно улыбнулась некроманту. До этого момента она полагала, что тому вообще все равно, что творится вокруг. Однако же нет, заступился…

– Мы все будем друг друга прикрывать. У каждого есть свои обязанности, – отметил Адар. – Здесь собрались лучшие в своем деле. И так же как твоя молния, Розалия, не сравнится по силе с молнией Велерада, так и все мы не переплюнем Лану в изготовлении зелий. Мы, как команда, обязаны компенсировать недостатки друг друга.

– Я не сомневаюсь в твоей правоте, – заверила элементалиста Розалия. – Но, прости, меня передергивает от того, что приходится прикрывать лицемерку и лгунью, у которой нет совести.

Злость мгновенно опалила румянцем щеки Ланы, а глаза полыхнули изумрудом.

– К твоему сведению, у меня есть имя! Я никого не обманывала и с совестью у меня все в порядке. А тебе желаю во время ужина не подавиться собственным ядом! – выдохнула она, после чего встала и покинула комнату.

Пышущую гневом полуэльфийку практически тут же перехватил Алеорн.

– Пойдем, – обнимая девушку за плечи, проговорил эльф.

Отведя Лану в выделенную им с инквизитором как охранникам отдельную комнату, Алеорн усадил ее за стол и поставил на стол еще одну корзину с закусками.

– Ешь. И успокойся.

– Она меня бесит, – скривилась Лана. – Так относится, как будто я лично ей в постель по жабе каждый день подкладываю!

– Не обращай внимания. Думаю, Адар все же найдет способ утихомирить Розалию. Сиртан прикроет в бою. Чего тебе еще не хватает?

С ответом Лана нашлась моментально:

– Тебя.

– И я тут, – отметил Алеорн. – Поэтому поешь и начинай уже решать насущные вопросы. Например, указания Власа вспомни.

Лана тяжело вздохнула. Действительно, стоило качественно выполнить свою задачу, не отвлекаясь на бессмысленные склоки. «Пусть светлые своими предрассудками страдают, раз им так нравится», – заключила Лана и полезла проверять съестные припасы в корзинке.

Алеорн аккуратно поправил Лане выбившуюся из прически прядь волос и легко приобнял за талию. Девушка привычно придвинулась ближе и заботливо положила ему на тарелку несколько бутербродов, чем вызвала у мужчины одобрительную усмешку.

– Слушай, а Наташин инквизитор есть будет? И, кстати, где он? – вдруг вспомнила Лана.

– Если бы кто-то меньше уделял внимания своим переживаниям и больше смотрел по сторонам, то заметил бы, что инквизитор подпирает стену в гостиной рядом с дверью в комнату четы Террано.

Лана невольно смутилась от прозвучавшего в голосе Алеорна укора и насмешки и быстро проговорила:

– Я постараюсь не обращать на их слова внимания. Честно.

И вгрызлась в ветчину.

Ужинать в компании любимого мужчины было несравнимо приятнее. Чувство поддержки с его стороны вселяло надежду, что не все так плохо, как казалось несколько минут назад.

Идиллию нарушила появившаяся на пороге комнаты Наташа.

– Можно к вам? – спросила она.

– Конечно! – заверила Лана и указала на корзину с закусками: – Ты, наверное, еще не ужинала?

– Ужинала, не беспокойся. Анх меня уже накормил, – поспешно произнесла некромантка и поморщилась. – Даже перекормил, я бы сказала. После салата, картофеля с мясом и нескольких бутербродов еле убедила его, что сыта. И что больше в меня физически ничего не влезет.

– Кстати, где он? – Лана невольно покосилась сначала на все еще приоткрытую дверь, а потом на видневшегося в коридоре молчаливого инквизитора.

Присутствие судии напрягало, но, с другой стороны, избавиться от него не представлялось возможным, поэтому стоило привыкать.

– Вместе с магистром Палимой обсуждают организационные вопросы, – пояснила Наташа и тоже покосилась на Адриана.

Привыкнуть к постоянному эскорту инквизитора она до сих пор не могла.

Заметив взгляд красноволосой некромантки, мужчина коротко поклонился, отчего Наташа почувствовала себя вдвойне неуютно. И, смущенно улыбнувшись, быстро прикрыла дверь.

– Надеюсь, мне выделят хотя бы небольшую лабораторию. – Лана, на глазах которой происходило все это действо, спешно сменила тему и недовольно скривилась. – Влас, конечно, скрепя сердце выделил мне походный набор зельевара, но не хотелось бы все же делать зелья «на коленке».

Вспомнив, сколько отработок посулил ведьмак даже за малейшую порчу казенного имущества, полуэльфийка поежилась. Желание им пользоваться у Ланы погибло на корню еще до вылета в Лютиэн.

– Думаю, с лабораторией проблем не будет, – проговорила Наташа задумчиво. – По условиям турнира принимающая сторона обязана предоставить все необходимое для команд-участников.

– Угу. Проживание они нам уже обеспечили, – недовольно буркнула Лана. – Если и дальше будет продолжаться в таком духе, то…

– Зато здесь еда хорошая, – отметила некромантка. – И все-таки нам выделили отдельный этаж. Можно сказать, разместили по высшему разряду.

– Высшему? Ну конечно. – Полуэльфийка поморщилась. – Вам-то не жить с безгрешной девой, которая постоянно швыряет в меня камни.

– Кто-то обещал не обращать на нее внимания, – напомнил Алеорн.

– Да! Но я хочу быть с тобой! – выпалила Лана. – И отсутствие такой возможности меня расстраивает!

– Зато завтра открытие турнира, и будет праздник с танцами, – напомнила Наташа. – Помнишь, ты мечтала красивое платье примерить? Вот и возможность появилась, разве не здорово?

Вообще-то сама она подобные мероприятия не жаловала. Но сейчас лучше было поговорить об этом, нежели выслушивать причитания полуэльфийки.

Лана вздохнула и мысленно согласилась, что жаловаться без толку, ибо все равно ничего не изменишь. Да и вообще, главное – она здесь, в Лютиэне. Пусть и благодаря отцу, но тем не менее. Глупо отрицать, что она мечтала сюда попасть, несмотря ни на что. А потому тему предстоящего праздника Лана поддержала.

За рассуждениями о платьях и возможности сходить на прогулку по эльфийской столице при свете дня время незаметно перевалило глубоко за полночь. Но девушки не обращали на это внимания, пока разговор внезапно не прервался. Дверь резко распахнулась, и на пороге появился Анхайлиг.

– Вы в курсе, который час? – недовольно рыкнул магистр. – Лана, живо марш к себе, немедленно ложись спать! Наташа, пойдем.

Спорить девушки, разумеется, не стали – и сами сообразили, что вставать придется рано. Наташа ободряюще подмигнула подруге и, пожелав спокойной ночи, ушла вместе с Анхайлигом.

Лана же поднималась со своего места с великой неохотой. И так же медленно преодолевала несколько метров до соседней комнаты. Но когда оставалось лишь потянуть за дверную ручку, девушку неожиданно дернули назад и развернули. По коже моментально пробежали мурашки от поглотившей полуэльфийку невидимости.

Удивленному возгласу сорваться с губ было не суждено, он потонул в жарком поцелуе. Лана так долго ждала этого, что ответила мгновенно. Нежные прикосновения мужчины заставляли трепетать, а в крови разгоралось пламя.

Вот только все закончилось столь же неожиданно, как и началось.

– Сладких снов, – отстраняясь, прошептал Алеорн девушке на ушко.

После чего развернул в сторону двери и легко подтолкнул в спину.

Сказать что-либо в ответ полуэльфийке не удалось. Дыхание предательски сбивалось, а мысли путались. На негнущихся ногах и с мечтательной улыбкой девушка преодолела просторный холл и вошла в выделенную им с Розалией комнату. Теперь даже соседство спящей рядом целительницы с мерзким характером ее не волновало.

Засыпая, Лана думала только об Алеорне.


А вот Наташе, несмотря на понимание того, что придется вставать рано утром, было не до сна. И не потому, что не хотелось, просто разговор с Анхайлигом завязался. Сначала, правда, из желания оправдаться в ответ на ворчание мужа, что, мол, пока он там делом занят, некоторые несознательные жены полуночничают.

– Так одной на новом месте не спится, – с хитрой улыбкой парировала Наташа. – Кто же виноват, что некоторых мужей полночи нет? И, кстати, что вы так долго с Палимой обсуждали-то?

От последнего вопроса у Анхайлига на лице появилась недовольная гримаса.

– Насущные проблемы и организационные детали турнира, – ответил он, снимая балахон и отбрасывая его на стул. – Кто где находится, кто за кем следит… Ты ведь понимаешь, что нарушить правила может любая команда и в любой момент. Так что и в перерывах, и во время боев необходимо держать всех под присмотром. Учитывая, что большую часть времени я буду проводить рядом с делегациями и представителями других магических школ, Палиме многое придется делать одной. Ну а после наши шансы на победу прикинули. Скажу честно, даже по самым оптимистичным прогнозам выиграть турнир в таком составе, как у нас, нереально.

Анхайлиг вздохнул и, избавившись от обуви, устало растянулся на кровати.

– Почему? – недоуменно спросила Наташа, устраиваясь рядом с ним. – Нет, я понимаю, что Лана в качестве бойца слабовата, но остальные…

– Остальные не умеют работать в команде, – прервал некромант. – Но это полбеды. У них отсутствует самое главное – командный дух. Сплоченность – важнейшее качество, которое способно принести победу даже среднему составу. А из-за ссор, которые возникли благодаря моей непутевой племяннице, никаким командным духом у нас и не пахнет. Избавить команду от Ланатиэль благодаря прямому приказу Ульриха я не могу. Принудить ребят полюбить ее – тоже. Поэтому, увы, Ната, как бы мне ни хотелось обратного, объективно наши шансы на победу стремятся к нулю.

Голос Анхайлига во время этой речи оставался спокойным, однако Наташа уже достаточно хорошо знала своего мужа, чтобы понимать – он недоволен. Недоволен самим фактом собственного бессилия и невозможности как-то повлиять на ситуацию.

– Ну, значит, Ульрих будет сам виноват в нашем проигрыше, – попыталась успокоить она мужа. – Жаль, конечно, что мы не знаем причины, почему он принял такое странное решение.

– Жаль, – согласился Анхайлиг и задумчиво накрутил локон огненно-красных волос девушки на палец. – Завтра поговорю с представителями вельской делегации. Может, хотя бы они что-то прояснят.

– Вельская делегация? Здесь? – Наташа заинтересованно посмотрела на мужа.

– Ну ты ведь не думаешь, что Ульрих оставит столь важное действо без наблюдения? – Анхайлиг криво усмехнулся. – Разумеется, он отправил наблюдателей, которые обеспечат ему качественную трансляцию турнира. Ну и заодно будут своим присутствием подчеркивать наше величие.

– Или наш провал, – фыркнула девушка. – И когда они должны прибыть?

– Уже прибыли, еще днем, – ответил некромант. – Вельск ведь ближе к Лютиэну расположен, чем Леория. А вот мы припозднились, поэтому сегодня с ними я поговорить не смог. Зато завтра увидимся, и я постараюсь все-таки выяснить, что там у Ульриха в голове творится.

– Вот и хорошо. – Наташа зевнула и потянулась.

Быстро раздевшись, девушка скользнула в кровать и попыталась было укрыться одеялом, но оное неожиданно было безжалостно отброшено куда-то на пол. А спустя мгновение Наташа столкнулась с почерневшими глазами мужа.

– Ната…

Он любовался ею, ее удивительным телом, рассыпавшимися по кровати огненными волосами. Все в ней так и манило к себе…

От взгляда Анхайлига, полного жажды и знакомой голодной Тьмы, дыхание Наташи перехватило, а губы вмиг пересохли. Даже теперь, спустя почти три года после первой их встречи, она по-прежнему безумно любила этого мужчину.

Пальцы некроманта нежно провели по полукругу ее груди, слегка задев затвердевший сосок. По телу девушки мгновенно пробежала легкая дрожь. Тело изогнулось навстречу мужской руке, требуя продолжения. И Анхайлиг отказывать не стал. Он склонился над женой и начал медленно, едва касаясь, покрывать поцелуями ее упругий живот, грудь, шею…

Не в силах сдержаться, Наташа застонала и прикрыла глаза. Такая реакция некроманту понравилась. Он рывком поднялся выше и оставил еле ощутимый поцелуй на ее губах.

Все тело Наташи словно разрядом пронзило от жгучего желания. А Анхайлиг не торопился, продлевая удовольствие от самого процесса этой ласки. Отстранившись, он вновь заскользил пальцами по коже девушки, по заманчивой ложбинке между грудей до низа живота, прослеживая чуткими пальцами кромку почти неощутимых трусиков.

Наташа на миг замерла, а потом подалась вперед, прижимаясь к мужу. С губ ее сорвался новый стон, в котором звучали умоляющие и одновременно требовательные нотки.

И Тьма в некроманте окончательно взяла верх, давая полную свободу желаниям. Одной рукой сжав запястья находившейся в его власти девушки, Анхайлиг поднял ее руки выше, к голове. После чего сорвал с Наташи служащую помехой тонкую кружевную полоску нижнего белья и резким рывком вошел в нее, одновременно жестким, подчиняющим поцелуем впиваясь в рот девушки и заглушая вскрик.

Анхайлиг жадно, исступленно целовал ее губы, лицо, шею, не пропуская ни миллиметра. И каждый поцелуй проходил сквозь пылающее жаром тело Наташи искрами разрядов. Ей хотелось обнять его, ударить, сделать хоть что-нибудь, но запястья были прижаты рукой Анхайлига к постели. Некромант не давал девушке никакой возможности пошевелиться.

Наташу такая вынужденная пассивность одновременно и пугала и возбуждала еще больше. Но, решив не противиться, она полностью отдалась собственным ощущениям. А они нарастали как лавина, все сильнее и сильнее, накрывая с головой. И, не сдерживаемые, становились короткими, сбивчивыми криками. Криками, которые Анхайлиг буквально впитывал, насыщаясь эмоциями девушки, как из бездонного источника, до тех пор, пока они не захлестнули и его самого.

Лишь полностью насытившись, он смог остановиться и переместить жену к себе на плечо. Дыхание Наташи было быстрым и прерывистым. Анхайлиг знал, что она устала, и чувствовал некоторую вину за собственную грубость. Обычно он не позволял себе настолько терять самоконтроль. Нельзя так с ней, с его нежной хрупкой девочкой.

А вот сегодня сорвался. И, казалось бы, почему? Ведь восстанавливать силы не нужно…

Однако ответ Анхайлиг знал. Этот ответ крылся в прошлом, с которым завтра ему предстояло столкнуться вновь.

– Что с тобой? – Голос Наташи вернул некроманта к реальности.

«Прошлое – это только прошлое. – Он резко пресек ненужные воспоминания и разозлился сам на себя, уловив напряжение жены. – Еще не хватало ее в это впутать!»

Пальцы Анхайлига, успокаивая, заскользили по лицу Наташи, то зарываясь в длинные волосы, то проводя по ее губам, скулам и прикрытым глазам.

И девушка постепенно расслабилась. Дыхание Наташи выровнялось, стало спокойным, глубоким, а сама она почувствовала, как усталый организм проваливается в приятную дрему.

– Я люблю тебя, – засыпая, прошептала Наташа. – Я люблю тебя, Анхайлиг.

Глава 6

Проснулась Лана рано, однако нельзя было сказать, что она выспалась. Просто к утру ощущение одиночества окончательно взяло верх, мешая провалиться в приятную тьму. Девушка постоянно инстинктивно искала рядом Алеорна, чтобы привычно устроиться у того на плече. Но увы…

Недовольно вздохнув и глянув в сторону еще сопящей Розалии, Лана подхватила полотенце и тихонечко выскользнула в коридор.

– Доброе утро, – тихо выдохнула она в пустоту.

– Доброе, – тут же откликнулся Алеорн, снимая маскировку. – Ты чего так рано вскочила?

– Да какой тут сон, – махнула Лана рукой. – Одна в постели, под громкое сопение целительницы. И вообще, кто рано встает, тому боги помогают. Я первая в ванную попаду.

Беспечно улыбнувшись, Лана отправилась в указанном направлении. Правда, долго расслабляться ей все-таки не дали. Спустя короткое время в дверь начала ломиться Розалия. Уступив целительнице, Лана быстро переоделась в повседневную одежду и вновь проверила сумку с ингредиентами. Все-таки, несмотря ни на что, Розалии она не доверяла. Но, невзирая на опасения, все было на месте и не тронуто. Значит, вредность соседки имела границы дозволенного.

От этих размышлений Лану отвлек стук в дверь. Открыв, она обнаружила стоящую на пороге Наташу.

Подруга выглядела бледной и слегка усталой.

– Привет. Ты готова? – поинтересовалась она. – А то за нами уже посланник от Мератриэля пришел.

– Доброго утра, – поприветствовала Лана и широко улыбнулась. – И вот, спрашивается, чего ему не спится?

Вопрос был риторический, поэтому дожидаться на него ответа полуэльфийка не стала и, подхватив сумку с травами, поспешила на выход. В холле уже о чем-то тихо переговаривались светлый эльф и магистр Палима.

Поскольку в холле из всей команды Наташа и Лана появились первыми, подруги направились к диванчикам дожидаться остальных. Алеорн привычно шел следом, правда, теперь компанию ему составлял молчаливый инквизитор.

Через четверть часа, когда команда наконец собралась, присланный Мератриэлем проводник сообщил, что участникам турнира выделена отдельная столовая. После чего все двинулись за ним на завтрак.

Очередной проход по лестницам и многочисленным коридорам вывел леорцев в просторный светлый зал, заставленный столами. Местного населения в столовой практически не было, зато у раздачи толпилась небольшая группа людей в ярко-синих мантиях.

– Противники? – тихо спросила сзади Розалия.

– Угу, каледонцы, – тут же подтвердил Велерад.

– А с чего они все в одинаковых мантиях? Одно магическое направление?

– Нет, вряд ли, – не согласился Адар. – Насколько я знаю, у них тоже разделение по хранителям-элементалям идет. А это, – он кивнул в сторону уже рассаживающихся за столом магов, – больше похоже на командную форму. Интересное решение себя позиционировать.

– Вот еще, ходить как близнецы, – фыркнула целительница.

– Ничего ты не понимаешь, – беззлобно вздохнул Адар. – Вот они – команда. Их схожесть даже в вопросах одежды – явный признак хорошей сплоченности. Может, нам тоже что-то подобное попробовать реализовать?

– Согласен. Но только если мы все будем в черном, – с максимальной серьезностью предложил Сиртан.

– С какой стати? – тут же взвилась Розалия, а Адар мученически закатил глаза, словно вопрошая высшие силы: «За что мне это наказание?»

– Адепты, советую вам унять свое любопытство и перестать столь пристально смотреть на посторонних людей, – неожиданно раздался сухой голос магистра Палимы.

– Но разве не стоит знать противника в лицо? И его возможности? – спросил Велерад и тут же попал под раздачу.

– Сейчас набор своих боевых заклинаний они вам вряд ли продемонстрируют, – холодно осадила Сушка. – Вспомните о приличиях, молодой человек, и прекратите вести себя, как крестьянин на базаре.

До раздачи дошли в молчании. Зато там леорцев ждал поистине шикарный выбор! Салаты и бутерброды всех мастей. Рыба жареная, вареная и мясо для особо голодных. Гарниры на любой вкус. И разнообразные плюшки – пирожки к чаю.

– Вот это да, – восхищенно протянула Лана, глядя на это кулинарное изобилие. – Везет же местным адептам!

– Ты что, всерьез полагаешь, что их этим кормят? – хмыкнул Адар. – Вспомни, что проводник сказал: нам выделили отдельную столовую. Уверен, это все для турнира, так что наслаждайся, пока можешь.

– Правда? – Лана удивленно взглянула на стоящего в сторонке эльфа-проводника и Анхайлига.

Что ж, наверное, Адар прав. В конце концов, если здесь кроме них будут и магистры питаться, то меню и впрямь должно быть особенным.

Пока леорцы рассаживались и приступали к еде, в зале появилась карминская делегация. Радости от этой встречи никто не испытал. Впрочем, и обращать особое внимание на очередных соперников никто тоже не стал. Вкусная пища и приятные фруктовые напитки поглотили все внимание адептов, которые решили, что, раз представилась возможность, стоит насладиться роскошью по полной программе.

Сразу после завтрака эльф-проводник предложил пройтись до площадки для тренировки и заодно показать выделенную лабораторию по зельеварению.

– Наконец-то! – Лана в предвкушении потерла руки.

Однако далеко от столовой отойти не удалось. В одном из коридоров леорцы неожиданно наткнулись на соотечественников – несколько мужчин в дорогих камзолах и шикарную блондинку в длинном, подчеркивающем фигуру иссиня-черном платье.

Девушка легко могла поспорить красотой с любой из местных эльфиек. Лана с Наташей невольно засмотрелись на эту диву. А когда рядом кто-то из парней присвистнул и получил за это тихую, но грозную тираду от Сушки, они поняли, что были не единственными.

При виде Анхайлига и его подопечных вельские делегаты перестали переговариваться и двинулись к леорцам.

– А вот и наблюдатели, – вполголоса пробормотал некромант.

И такие в его голосе послышались обреченно-усталые нотки, что шедшая рядом Наташа недоуменно посмотрела на мужа. Лицо Анхайлига больше всего напоминало посмертную маску. Такое же закаменевшее и будто неживое.

«А он ее знает. Точно знает, – промелькнула у Наташи нехорошая догадка. – Неужели это…»

Тем временем блондинка пристально уставилась на Анхайлига и, широко улыбаясь, ускорила шаг, дабы обогнать своих коллег в камзолах.

– Анхайлиг! Как я рада вас видеть! – подлетев к некроманту, быстро проговорила она.

– Здравствуй, Ангелина, – сухо поздоровался тот в ответ.

«Точно, она самая!»

Пальцы Наташи невольно сжались от напряжения. О великолепной и безупречной бывшей любовнице Анхайлига она узнала еще в первый год учебы. Во время очередных вечерних посиделок двое ведьмаков-старшекурсников с сожалением вспоминали выдворение шикарной блондинки из академии в летнюю резиденцию Ульриха. И надо же было ее встретить здесь!

Ближе к мужу Наташа шагнула чисто по инерции. Несмотря на то что поводов для ревности у нее не было, при первом же взгляде на сияющие глаза Ангелины становилось ясно: Анхайлига она не забыла. И это нервировало так же, как и странная реакция самого Анхайлига.

А блондинка окинула Наташу быстрым взглядом и на мгновение недовольно прищурилась. В ее голубых глазах мелькнула Тьма проявленной магички. Впрочем, Ангелина почти сразу взяла себя в руки и вежливо улыбнулась.

– Ната, это третий поверенный Ульриха Вельского по связям с общественностью, графиня Ангелина Далерийская, – все с тем же равнодушием произнес Анхайлиг. Потом коротким кивком приветствовал подошедших мужчин. – Господа, рад вас видеть. Позвольте представить герцогиню Террано, мою супругу.

Делегаты вежливо склонили головы, а Ангелина улыбнулась еще шире и проворковала:

– Приятно познакомиться! Мы в Вельске весьма наслышаны о вас, Наталия. Счастлива, что удалось увидеть вас лично.

В голосе блондинки звучала искренняя доброжелательность и радость от встречи. При всем своем желании сейчас Наташа не могла заметить в ней ни капли фальши. Впрочем, глупо было бы ожидать другого от вышколенного при дворе «поверенного по связям с общественностью». Ангелина и впрямь умела держать себя в руках.

– Благодарю. Я тоже… рада знакомству, – постаралась улыбнуться Наташа в ответ.

Внезапно перед ее глазами потемнело, лицо Ангелины расплылось, а вместо него предстала совсем иная картинка.


Ночная спальня освещалась лишь тусклым светом неполной луны. На разобранной кровати лежал черноволосый мужчина. Черты лица его в темноте разглядеть было сложно, однако то, что он был полностью обнажен, было видно сразу.

Внезапно раздался тихий шум, и из ванной в комнату впорхнула обнаженная блондинка. Мужчина даже не пошевелился, только тихо произнес:

– Ангелина, я устал.

– Я знаю, мой господин. И я готова.

Девушка скользнула на кровать. Ее умелые пальчики пробежались по мужской груди, а вслед за ними дорожку из поцелуев проложили и ее губы.

С первого взгляда было ясно, блондинка точно знала, чего хочет мужчина, что ему нравится и как ему это дать. Она спускалась все ниже, пока наконец не была остановлена его рукой, с силой перехватившей девушку за светлые волосы.

Тихонько выдохнув, она продолжила ласки, подчиняясь и подстраиваясь под требования мужчины и задаваемый им ритм. А этот ритм все нарастал и нарастал, пока вдруг мужчина не вздернул голову блондинки, заставляя смотреть прямо на себя. Глаза мужчины полностью затянула Тьма.

– Ангелина, – хрипло позвал он.

– Я люблю вас, – прошептала девушка, изгибаясь навстречу.

Раздался глухой рык, и мужчина рывком подмял блондинку под себя. Ее болезненный вскрик приглушили жадные мужские губы.

– Я люблю вас, – простонала девушка. – Я люблю вас, Анхайлиг…


Наташа непроизвольно вздрогнула, и реальность вернулась. Ангелина все еще смотрела на нее и фальшиво улыбалась. Но теперь на фоне этого остро чувствовалось превосходство блондинки.

«Она знает о темной стороне Анхайлига, – поняла Наташа, прилагая воистину огромные усилия для того, чтобы не выдать бушевавшие в ней чувства. – И, возможно, знает даже больше, чем я. Да, несомненно, больше».

Судя по тому, что показало видение, с Ангелиной Анхайлиг вел себя совсем по-другому, нежели с ней. На какие-то доли секунды Наташа даже усомнилась, действительно ли это был ее муж. Но, увы, факты говорили обратное, и осознание этого причиняло почти физически ощутимую боль.

Да, отношения Анхайлига и Ангелины остались в далеком прошлом. Обвинять его в чем-то бессмысленно и глупо. К тому же Анх сам спровадил любовницу куда подальше, и, значит, не желал продолжения общения с ней. Но… вот зачем это демоново видение появилось? Почему именно теперь?

В эти мгновения Наташа свой дар искренне ненавидела.

К счастью, от дальнейшего общения с ненавистной блондинкой ее избавил один из делегатов, статный седовласый мужчина.

– Леди Ангелина, не думаю, что сейчас уместно отвлекать команду от насущных дел. Да и нам еще предстоит наладить связь с вельским дворцом для прямой трансляции, – напомнил он, после чего обратился к Анхайлигу: – Вы собрали замечательную команду, магистр.

– Вашими молитвами, – откликнулся тот. – И нам действительно необходимо идти.

После этого мужчины чинно раскланялись и вместе с помрачневшей Ангелиной двинулись прочь по коридору. Ну а команда леорцев направилась за эльфом-проводником в противоположную сторону.

Когда делегация удалилась на приличное расстояние, Анхайлиг неожиданно подхватил Наташу под руку и, склонившись, тихо произнес: – Ты расстроена, родная? Если из-за Ангелины, то это бессмысленно, поверь. Она…

– Я видела, – прервав его, одними губами прошептала девушка.

Больше никаких объяснений не потребовалось. Анхайлиг дураком не был и прекрасно понял, что она имела в виду. Удерживающие руку Наташи пальцы дрогнули, а потом сжались сильнее.

– Мы поговорим при первой же возможности, – пообещал он.

– Не имеет смысла. – Наташа отрицательно качнула головой и попыталась слабо улыбнуться. – Я понимаю, что это прошлое…

– Мы поговорим, – настойчиво повторил Анхайлиг. – Потому что есть то, что я должен тебе объяснить.


Шедшая за четой Террано Лана, пожалуй, была единственная, кто в этот момент мог в полной мере оценить и понять чувства Наташи. В отличие от остальных членов команды, она была в курсе истории с Ангелиной.

Лана задумчиво смотрела на напряженную спину подруги и искренне ей сочувствовала. Представить себя в подобной ситуации у полуэльфийки получилось очень хорошо, ведь где-то, как она помнила, существуют и любовницы Алеорна. Причем от одной из них у темного эльфа имеется ребенок.

Правда, Наташина выдержка у Ланы напрочь отсутствовала, поэтому особенно ярко фантазия рисовала расцарапанное лицо соперницы.

А еще девушку вдруг охватило какое-то странное сомнение: вдруг Алеорн, в отличие от Анхайлига, в конце концов предпочтет красавицу-эльфийку? Наташа-то хотя бы уже замужем, а вот ей даже предложения еще не делали…

Лана нервно передернула плечиками. «Глупости какие-то в голову лезут. Не будет такого. А предложение – лишь вопрос времени».

Вынырнув из своих нерадужных мыслей, девушка заметила, что эльф-проводник остановился и открывает одну из многочисленных дверей.

– Это ваша лаборатория, – сказал он. – А тренировочный зал через два поворота налево.

– Пойдемте туда, – решил Анхайлиг и обернулся к Лане: – Осмотрись тут пока, и поаккуратнее. Если что, потолок сама будешь чинить.

Лана скрипнула зубами, но промолчала. Быстро подойдя к открытой двери, полуэльфийка заглянула внутрь и увидела просторное помещение с длинным белым столом, на котором было все необходимое для приготовления эликсиров. Вдоль стен расположились высокие шкафы с выдвижными ящичками, на которых были небольшие таблички с витиеватыми названиями.

Полуэльфийка по-деловому осмотрелась и сгрузила свою сумку на стул. После чего потерла руки и, провозгласив: «Ну-с, приступим к осмотру местных достопримечательностей!» – под насмешливым взглядом Алеорна подошла к ближайшему ящику. Табличка была на непонятном языке, но Лану это не остановило. Она дернула ручку на себя и обнаружила пустое дно. В следующих двух десятках ящичков ситуация была аналогичная.

Правда, терять надежду Лана не хотела, и продолжала рыскать по эльфийским закромам. В итоге добычей девушки стали несколько пустых колбочек и небольшое количество стандартных безобидных травок, из которых можно было сделать несколько доз весьма посредственного тоника или легкого успокоительного.

– М-да, щедрость наших гостеприимных хозяев не знает границ, да и чувство юмора просто великолепное, – недовольно поморщилась Лана.

– А ты думала, Влас просто так тебе все снарядил с собой?

– Ты о походном наборе? – Полуэльфийка со вздохом взглянула на сумку. – Там запасов трав и реагентов очень мало. К тому же никогда не знаешь, что может понадобиться. Мы с Власом рассчитывали, что здесь будет хоть что-то.

– Ну так формально вы не ошиблись. «Что-то» здесь действительно нашлось.

– Да уж… – Лана кисло посмотрела на обнаруженные «трофеи».

– Не переживай. Если действительно понадобится что-то еще – найдем, – заверил Алеорн.

– Пожалуй, ты прав, – признала ведьмачка. – Будем решать вопросы по мере их поступления. А сейчас необходимо приготовить ребятам хотя бы несколько тоников.

Лана быстро собрала волосы в хвост и зажгла горелку. Потом еще раз пробежалась взглядом по оставленному хозяевами набору ингредиентов и внезапно вспомнила, как на первом курсе варила из них успокоительное. И, главное, о том, что в результате из этого вышло.

По губам девушки скользнула зловеще-довольная улыбка. Что ж, вряд ли местные эльфы полагали, что кто-то найдет их щедро дарованным компонентам такое применение, как «драконова слюна»! А сделать это замечательное боевое зелье однозначно стоило. На самый крайний случай…

Лана уверенно разобрала пучки и склянки, отсыпала необходимые дозировки реагентов и стала натирать один из корешков.

– Уверена? – проследив за действиями полуэльфийки, серьезно спросил Алеорн. – В прошлый раз, когда ты мастерила «драконову слюну», все закончилось взрывом.

– Зато потом, благодаря тебе, я вызубрила посвященный ей раздел до последней буковки, – напомнила Лана. – И отвлекаться не буду.

Алеорн только усмехнулся. Мешать ей дейморец не собирался, однако за работой следил очень внимательно. Нет, в успешном изготовлении зелья он практически не сомневался, но все же от случайностей никто не застрахован. И обязанность Алеорна эту вероятную случайность опередить.


А Наташа тем временем, вместе с остальными леорцами, выходила на тренировочную площадку.

Небольшой зал, в который их привел проводник, выглядел… своеобразно. Адепты, насмотревшись местных роскошных интерьеров и вычурной лепнины, ожидали нечто подобное и от тренировочного зала, но эльфы в этом плане оказались на удивление практичными.

Здесь преобладал не то что минимализм, а вообще ничего не было, даже окон! Только белый потолок, каменный пол и выкрашенные в голубой цвет стены.

– Зал в вашем распоряжении, – сообщил эльф и, откланявшись, удалился.

– Комфортное местечко, ничего не скажешь, – хмыкнул Адар.

– Угу, – поддакнул Велерад. – Хоть бы пару стульев поставили или скамью какую. Где нам сидеть-то? На полу, что ли?

– Сидеть здесь, господа, вообще не положено, – вмешался в разговор Анхайлиг. – Сюда вы пришли тренироваться. Практики групповой работы у вас мало, а турнир начинается уже завтра. Помните?

– Да, – мигом посерьезнев, хором заверили адепты.

– Вот и славно. В таком случае разбейтесь на пары и работайте. Времени в обрез, – быстро раздал указания некромант. После чего обратился к магистру Палиме: – Проследите за тренировкой, мы скоро подойдем.

И, подхватив Наташу под локоть, повел ее в сторону выхода. Не ожидавшая такого поворота девушка тихонько ойкнула.

«И какие у Анхайлига еще дела срочные нашлись? – думала она, выходя вместе с мужем в коридор. – Вроде бы по плану он вместе с Палимой должен был ребят от травм страховать. Или… неужели рассказать об Ангелине решил? Прямо сейчас?»

От внезапной догадки сердце Наташи забилось чаще.

«Нет, это ведь не важное дело, – успокоила она себя. – Личный разговор вполне может и до вечера подождать. Да, Анх хотел поговорить при первой возможности, но не в ущерб же работе?»

Пока взволнованная и встревоженная Наташа перебирала в голове возможные варианты, Анхайлиг быстро огляделся. И, пробормотав:

– Вот эта подойдет, – подвел девушку к одной двери и завел в небольшую пустую аудиторию.

– Подойдет для чего? – напряженно уточнила Наташа, все еще надеясь, что дело не касается одной неприятной блондинки.

Однако надежда растаяла с ответом некроманта:

– Для разговора. Что ты знаешь об Ангелине?

Наташа мысленно застонала. Ну не готова она была сейчас эту тему обсуждать!

– Анх, какая разница? Я действительно не понимаю, зачем ворошить прошлое.

– Затем, что оно влияет на настоящее, – отрезал некромант. – Итак?

Поняв, что от разговора отвертеться не удастся, Наташа тяжело вздохнула.

– Ангелина была твоей любовницей все три года обучения в академии, – передернув плечами, неохотно произнесла она. – Умница-красавица с замечательными дипломатическими качествами, которая находила в академии общий язык со всеми, включая твоего сына. И которую ты после выпускных экзаменов обеспечил престижной работой во дворце, но с кабальным контрактом на много лет. То есть, по общему мнению и к общему удивлению, говоря простым языком, сплавил с глаз долой.

– Да. Все верно, – подтвердил Анхайлиг. Потом сцепил руки за спиной и, отвернувшись к окну, глухо добавил: – Занятно. Никогда бы не подумал, что в моей жизни наступит момент, когда придется в чем-то оправдываться.

– Анх, это и не нужно…

– Как ты упомянула, я действительно Ангелину «сплавил», – словно не слыша, продолжал некромант, заставляя Наташу вновь замолчать. – Отдалил от себя, несмотря на всю ее, казалось бы, идеальность. Но сей удивительный для остальных факт имеет одно простое объяснение, понять которое сможешь, пожалуй, только ты.

И Наташа вздрогнула, понимая, что он имеет в виду. Она и впрямь знала об отличии Анхайлига от остальных темных магов. О его силе и одновременно о том, что может полностью подчинить одного из сильнейших некромантов и свести с ума.

– Дело в Темной жажде, Ната, – подтвердил жуткую догадку девушки Анхайлиг. – Жажде, которая пожирает изнутри любого жреца Мораны. Тьма питается нашими эмоциями, желаниями. Она помогает нам восстанавливать силу, питает нас, но в эти мгновения очень сложно сохранить здравый рассудок. Эмоции берут над разумом верх. Становится практически невозможно отказать самому себе, даже если твои желания могут причинить вред другому человеку.

– Но ты оставил меня, – тихо напомнила Наташа.

– Тебя я люблю. А к Ангелине был равнодушен, и, значит, ничто не сдерживало жажду. Ведь Ангелина действительно в каком-то плане была идеальна. Идеальна для восстановления сил. И слишком удобна, чтобы менять ее на кого-то еще. И чем дальше, тем сложнее было от нее отказаться. В конце концов я понял, что вполне могу случайно убить девчонку. Такой итог наших отношений, понятное дело, не вдохновлял, так что я сказал Ангелине о ее вероятной гибели.

– А она? – Наташа спросила, уже зная ответ.

Этот ответ она видела в глазах Ангелины буквально час назад, когда та смотрела на некроманта. И его же подтвердил Анхайлиг.

– Ангелина сказала, что это не важно. И что она будет только счастлива, если своей смертью доставит мне удовольствие.

– Безумная, – пробормотала Наташа, поежившись.

Нет, она могла понять самопожертвование ради любимого человека. Самопожертвование, но не фанатизм. Умереть ради того, чтобы просто сделать кому-то приятное? Это бред!

– Скорее молодая и слишком увлеченная, – задумчиво откликнулся Анхайлиг. – В общем, поскольку сама Ангелина правильное решение принять не смогла, я решил за нее.

– И удалил из академии.

– Да. Убрал подальше от себя, обеспечив наилучшее место для дальнейших перспектив в жизни. Восемь лет при королевском дворе, да с ее данными – вполне приличный срок, чтобы найти выгодную партию.

– А тебе – отвлечься и забыть? – Умом Наташа понимала, что не следует продолжать эту тему, но удержаться не смогла.

Возможно, не будь этого разговора и видения, она бы промолчала. Справилась с появлением нежданной соперницы и успокоилась. Но теперь нервы девушки были изрядно расшатаны, и глупая, мало чем обоснованная ревность все-таки выплеснулась наружу.

Поэтому в ответ на недоуменно-вопросительный взгляд обернувшегося мужа Наташа выдохнула:

– Ты сказал, что Ангелина тебе безразлична. Но я видела, как ты смотрел на нее сегодня. Это было что угодно, но не равнодушие.

– Ната…

– Ты сказал, что прошлое влияет на настоящее. Признаю, это действительно так. Я понимаю, что со стороны это может показаться глупостью, но мне неприятно было видеть то, что я видела… Все, что я видела.

В два шага Анхайлиг оказался рядом, а спустя миг Наташу обняли горячие руки.

– Я понимаю, – с легкой хрипотцой произнес он. – Именно поэтому и решил, что необходимо поговорить. Поверь, я не рад, что Ангелина здесь оказалась. И особенно не рад тому, что вы встретились. Вчера, когда мне передали список делегатов Вельска, я очень пожалел, что не выяснил их имена раньше. Возможно, тогда удалось бы заменить Ангелину кем-то другим. Ты хотела знать, что я чувствовал в тот момент, когда на нее смотрел? Так вот, это было чувство досады, даже злости на самого себя. Я увидел, что, несмотря на все эти годы, отношение Ангелины ко мне не изменилось. А значит, ты это почувствуешь. Впрочем, я до последнего надеялся, что хотя бы видения тебя мучить не станут.

– Мой демонов дар – мое проклятие, – прошептала Наташа, прижимаясь к мужу сильнее.

– Постарайся об этом не думать. – Губы Анхайлига мягко скользнули по виску девушки. – К сожалению, заставить Ангелину покинуть турнир я не могу – это вызовет слишком много ненужных пересудов и лишнего внимания. Потерпи несколько дней, хорошо? И помни, что мне не нужна она. Мне не нужен никто, потому что есть ты.

От этих слов и легкой успокаивающей ласки в душе Наташи воцарялось спокойствие. Инстинктивно она потянулась к мужу, стараясь буквально впитать его чувства и заверения в том, что все будет хорошо. Момент, когда едва ощутимые поцелуи превратились в один, но глубокий и жаркий, Наташа не заметила. Отдаваясь своим ощущениям полностью, она просто тянулась за новой и новой порцией ласк.

Остановиться? Лично у Наташи никакого желания сделать это не было. Силы воли на то, чтобы отстраниться, хватило лишь у Анхайлига, да и то не сразу.

– Пора возвращаться в тренировочный зал, – глубоко вздохнув, произнес он. – Пока наши дарования в порыве излишней старательности друг друга не покалечили.

– Не покалечат, – пробормотала Наташа и потерлась щекой о плечо мужа.

– Уверена? – Анхайлиг довольно улыбнулся, но все же перехватил девушку за талию и потянул к двери.

– Абсолютно, – вяло сопротивляясь, подтвердила Наташа. – Вот если бы с ними Лана была, я бы волновалась.

Некромант фыркнул.

– Да, это весомый аргумент, – признал он. – И все же здесь не слишком удачное место для того, чтобы… продолжать. Тебе будет неудобно.

Щеки Наташи мгновенно вспыхнули от смущения. Она даже губу прикусила и шаг ускорила. Правда, на выходе из аудитории все же пришлось немного задержаться, Анхайлиг решил захватить с собой пару стульев. Заметив недоуменно-вопросительный взгляд Наташи, он пояснил:

– В зале действительно негде присесть. День будет долгим, и проводить его на ногах вам с Палимой совсем не обязательно.

Глава 7

Из-за невозможности оставить работу над зельями Лана пропустила обед и теперь ни о чем другом, кроме плотного ужина, думать не могла. Влетев в столовую, полуэльфийка быстро нашла взглядом своих и поспешила к раздаче. «Еда, еда, еда! Вкусная еда!» – мысленно приговаривала Лана и взяла поднос.

Вот только быстро набрать еды не получилось. Оказалось, что сборная команда светлых эльфов степенно и с большой тщательностью выбирала себе блюда.

Особенной придирчивостью отличалась девушка в ярком голубом платье свободного кроя с толстенной сложной косой пшеничного цвета. Салаты ей не нравились своей заправкой, гарниры казались скучны и неинтересны. И, о боже, она вегетарианка и на мясо смотреть не может.

Лана еле сдерживалась, чтобы не поторопить эльфийку, и буквально сверлила ее взглядом. Не выдержав, ведьмачка потянулась за тарелкой с салатом и неожиданно столкнулась руками с капризной девицей, которой тоже приглянулась именно эта порция.

– Аккуратнее! – возмутилась эльфийка. – Разве не видно, что я еще не выбрала?

– Вижу. И если вы планируете еще долго разбирать местные изыски, попрошу пропустить меня вперед, – огрызнулась Лана.

Эльфийка окинула ее полным отвращения взглядом, каким недавно глядела на мясо, и, фыркнув, отвернулась. Лана же, мысленно послав ушастую приму куда подальше, посмотрела на повариху и с улыбкой вопросила:

– А что у нас сегодня на ужин? Дайте всего, и побольше!

Женщина, видя, как у Ланы предвкушающе горят глаза, расщедрилась и даже кусок отбивной выбрала самый большой. После придирчивой блондинки полуэльфийка казалась ей самым благодарным клиентом. Лана в долгу не осталась, поблагодарив кухарку и сделав искренний комплимент местной кухне. Только после этого она подхватила поднос и направилась к членам своей команды.

Народа в столовой, как и за завтраком, было немного. Ужинали тут только участники турнира, и было достаточно тихо. Именно поэтому Лана услышала обрывок разговора команды хозяев поля.

– Похоже, Леорская академия принимает всякий сброд, если учесть, что сюда они привезли самых лучших. Ни ума, ни силы, ни вежливости.

Лана даже споткнулась, хорошо, что Алеорн поддержал за локоть.

– Не обращай внимания, – тихо посоветовал невидимый эльф.

Ведьмачка была согласна с такой позицией, но настроение услышанное оскорбление подпортило. И обидно стало не только за себя, но и за родную академию.

– Ты чего какая расстроенная? – поинтересовалась Наташа, едва Лана уселась рядом.

Ни магистра Палимы, ни Анхайлига в столовой не было. С командой ужинала только новоявленная «личный секретарь».

– Ну не очень приятно слышать, что мы – сброд бесталанный. – Полуэльфийка вздохнула.

– Мы? – удивилась Розалия. – Думаю, разговор шел только о тебе.

– Я тебя расстрою, о непревзойденная, – скривилась Лана. – Но эльфы говорили обо всех нас и о нашей академии.

За столом повисло недолгое молчание. Парни дружно переглянулись и хмуро уставились на команду эльфов. Те в свою очередь ответили леорцам взглядами, полными презрения.

– Тоже мне, знатоки. По мне, так карминцы куда слабее, – протянул Велерад.

– Не могу не согласиться, – заметила Розалия. – Хуже, пожалуй, только каледонцы со своей униформой.

– А при чем тут их форма? – удивился Адар.

– Возможно, и ни при чем. Но нам заведомо хуже, ибо определить, кто из них какой магией владеет, до первого их боя не сможем.

– Тогда, получается, что форма – это хорошо? – подначил целительницу элементалист.

Та лишь поморщилась и заявила, что никогда в жизни не променяет балахон целителя, который носит с гордостью, на что-либо другое. Впрочем, от Розалии никто идти на такие жертвы и не требовал. Ребят больше занимало обсуждение соперников и их вероятных возможностей. В себе леорцы после прошедшего дня плодотворных тренировок были абсолютно уверены.

Лана внимательно прислушивалась к их рассуждениям и непрестанно вертелась, находя глазами очередной объект обсуждения. Надо сказать, что подобным занимались практически все. Правда, находились команды на приличном отдалении друг от друга, а общались вполголоса, так что в столовой сохранялась относительная тишина.

– Хватит вертеться, ешь, – наконец одернула подругу Наташа.

– Не могу я спокойно сидеть, когда со всех сторон кидают косые взгляды, – буркнула Лана, но все же вернулась к поглощению ужина.

– Полагаю, стоит привыкать. Мы все соперники, все хотят победить.

Лана понимала, что подруга права, но радости это не прибавляло. Зато возросло желание всем доказать, что их команда лучшая, несмотря ни на что. Подобные мысли, похоже, посетили каждого и благодаря этому на какое-то время команда действительно сплотилась. И когда подошел Миратриэль и напомнил о вечернем торжественном открытии, Розалия неожиданно спросила:

– Лана, у тебя вечернее платье есть?

– Да, а что?

– Мы обязаны блистать на этом вечере. Чтобы конкурентки из других команд удавились от зависти еще до начала поединков. В Наташе я не сомневаюсь, а за тобой прослежу и прическу сделаю.

– Э-э-э, – ошарашенно протянула Лана.

Но ее ответного согласия целительнице не требовалось. Розалия кивнула каким-то своим мыслям и решительно поднялась из-за стола, а вскоре уже выходила из столовой.

Проводив ее взглядом, Лана жалостно посмотрела на Наташу и прошептала:

– Боюсь, после присмотра Розалии от меня останутся рожки да ножки. Надо как-то отмазаться от нее.

– А тебе не кажется, что это шанс подружиться? – намекнула некромантка.

– Эх, надолго ли эта дружба?

– В любом случае вам сейчас нужен хоть какой-то мир, хотя бы на время.

– Ладно, твоя правда, – нехотя признала Лана и предпочла перевести разговор. – Кстати, а где Анхайлиг с Сушкой? Почему ты одна?

– Отчет для Ульриха составляют. – Наташа поморщилась. – Они сразу после окончания тренировок засели, чтобы успеть до вечернего бала. А меня отпустили поужинать и подготовиться.

– А-а, понятно. Слушай, а эта белобрысая, как там ее, Ангелина…

– Давай не будем о ней вспоминать, ладно? – вежливо, но твердо оборвала Наташа подругу.

– Не вопрос, – тотчас согласилась ведьмачка. – Но если что, ты меня знаешь. Я такого наготовить могу, у-у!

– Спасибо, Лан, но не нужно. – Наташа слабо улыбнулась. – С Анхом мы поговорили… В общем, через несколько дней мы просто вернемся в Леорию, и все. Ты давай доедай уже, нам поторопиться надо, а то опоздаем.

Полуэльфийка спорить не стала и, быстро дожевав гарнир, поднялась со своего места. Бодрым шагом подруги добрались до выделенного их делегации этажа и разошлись по своим комнатам.


Влетев в помещение, Лана обнаружила, что Розалия уже мучается с застежками платья. Корсет никак не хотел поддаваться, и правильно затянуть его у целительницы не получалось. Понаблюдав за ее мучениями, Лана вздохнула и решительно подошла к девушке.

– Давай помогу.

Розалия лишь кивнула в знак согласия и развернулась спиной. Спустя несколько минут кремовое платье сидело на целительнице как влитое. Та облегченно вздохнула и проговорила:

– Теперь твоя очередь терпеть!

Тихонечко пискнув, Лана обреченно сдалась на милость соседки. Впрочем, ничего страшного, вопреки страхам полуэльфийки, не произошло. Даже наоборот, ее довольно-таки быстро упаковали в вечернее платье из алого атласа, после чего целительница весьма профессионально уложила пепельные кудри Ланы в замысловатую прическу.

Из комнаты Лана выходила, предвкушая восхищенные взгляды, и особенно тот, который принадлежал Алеорну. Все-таки из всех бальных платьев он сам выбрал именно это, яркое, элегантное, но не вычурное, и с фигурным декольте. И получила желаемое. Алеорн окинул девушку довольным взором и улыбнулся.

– Великолепно выглядишь!

От этих слов Лана, казалось, еще больше засияла. Впрочем, Розалия сияла не меньше, принимая комплименты от подошедшего Велерада, и даже положила свою руку ему на локоть, подтверждая, что на вечер они идут вместе.

Показавшаяся в холле Наташа, как и надеялась Розалия, тоже не подвела. Темно-зеленое платье сидело на ней идеально, а декольте, оставлявшее плечи и шею открытыми, подчеркивало белую кожу и бриллианты «Слезы Тьмы».

Но девичье стремление поразить всех своей красотой разделяли не все. Магистр Палима надела простое строгое платье и собрала волосы в тугой пучок. Да и Анхайлиг от мантии отказываться не пожелал.

«Кажется, единственный шанс увидеть Анхайлига в камзоле я упустила три года назад», – мысленно констатировала Лана.

Некромант окинул разряженных адептов неожиданно тяжелым взглядом и произнес:

– Понимаю, что вы рассчитываете повеселиться, но не расслабляйтесь. Не думаю, что соперники откажутся от возможности вывести кого-либо из строя еще до начала турнира. И ведите себя прилично, не поддавайтесь на провокации. Кодекс турнира подразумевает исключение всей команды за неспортивное поведение. Подобного допустить нельзя. В общем, в неприятности не влипать, но и не создавать их. Понятно?

Дружный кивок всех членов команды подтвердил, что сказанное усвоено и принято к сведению.

– Вот и славно. – Анхайлиг удовлетворенно хмыкнул. – В таком случае пойдемте. Церемония будет проходить в турнирном зале, так что советую дорогу к нему запомнить.

Некромант подхватил Наташу под руку и направился к выходу из гостевого холла. Остальные поспешили следом.

То ли потому, что все уже собрались в церемониальном зале, то ли оттого, что в этой части академии никто больше не жил, но по дороге леорцам никто не встретился. Так они и дошли до больших двустворчатых дверей. А когда те открылись, гостей встретила разряженная толпа, которая гудела в ожидании начала церемонии.

Леорцы легко влились в общую массу и с живейшим интересом стали разглядывать убранство зала, не сдерживая восхищенных замечаний.

– Нехило эльфы развернулись! – присвистнул Велерад, за что на него тут же шикнула Сушка.

Зал был огромен. Помимо привычных разноцветных магических светлячков, развешанных повсюду в невероятном количестве и составленных в замысловатые узоры, в зонах отдыха с диванчиками были разбиты мини-сады с фонтанчиками. Там даже травка росла вместо привычного пола, а стены украшали небольшие водопады и живые цветы, пробивающиеся прямо из камня.

Правда, долго любоваться удивительным зрелищем леорцам не дали. Навстречу команде вышел Миратриэль в расшитом камзоле.

– Рад приветствовать, – поздоровался он. – Скоро начнется торжественная часть. Делегация вашего королевства уже прибыла. Пойдемте, я провожу вас к месту, где будет проходить представление команд.

Услышав о вельской делегации, Наташа непроизвольно напряглась. Встречаться с Ангелиной никакого желания не было. Однако Анхайлиг уже коротко кивнул и направился вслед за эльфом, увлекая за собой и жену.

Вельской делегации выделили почетное место рядом с возвышением. Они находились там все вместе – несколько мужчин в дорогущих, расшитых золотом одеждах, и Ангелина в обманчиво простом черном облегающем платье. Девушка настраивала какой-то кристалл и, казалось, ничего не замечала вокруг… кроме Анхайлига. Едва увидев некроманта, она расплылась в улыбке и присела в положенном книксене. Вследствие чего все узнали, что у платья присутствует вызывающее декольте и разрез до середины бедра.

– Да это издевательство, – еле слышно выдохнула Лана.

Наташа непроизвольно скрипнула зубами, стараясь побороть глупое желание кинуть в бывшую любовницу мужа парочку проклятий. Повода-то официального не было. К тому же защита блондинки была непреодолима для ее магии.

Настроение жены Анхайлиг не мог не заметить. Он наклонился к ушку Наташи и тихо заверил:

– Официальная часть много времени не займет.

В ответ девушка лишь слегка кивнула. Пожалуй, это единственное, что ее сейчас успокаивало. В остальном пребывание на торжестве для Наташи стремительно теряло свою прелесть.

Спасибо, хоть сразу к делегации они подходить не стали. Миратриэль отвел команду в другую сторону, а вскоре между леорцами и вельцами встали группы из Карминии и Лютиэна.

Только после этого Наташа почувствовала некоторое облегчение, хотя взгляды, которыми соперники одаривали команду Леории, были полны пренебрежения и превосходства.

– Не турнир магов, а серпентарий. Интересно, в команды отбирали по принципу самого скверного характера? – тихо прошипела Розалия.

– Было бы здорово, – хмыкнул Адар. – В таком случае у них точно не осталось бы ни единого шанса на победу.

Продолжить свою мысль элементалист не успел – на сцену вышел пожилой эльф в безразмерной изумрудной хламиде. На груди у него висел внушительных размеров медальон с изображением какого-то кустарника, оплетающего звезду.

– Рад приветствовать всех собравшихся на открытии международного турнира магических академий! – глубоким, хорошо поставленным голосом произнес он. – Мое имя – Ларниидэль, я глава академии Лютиэна. И я несказанно горд, что именно наша академия выбрана для проведения турнира. Это воистину знаменательное событие. Надеюсь, что всем вам здесь понравится и вы оцените наше гостеприимство.

– О да, уже оценили, и еще как, – тихо прокомментировал Велерад.

Элементалист выразительно покосился на светлоэльфийскую команду, за что получил два гневных взгляда сразу и от Сушки и от Анхайлига.

– А теперь позвольте вам представить судейскую комиссию, – продолжал тем временем Ларниидэль. – Представитель от королевства Каледонии – уважаемый магистр Санилин…

Эльф оглашал имена судей турнира, и поименованные под вежливые аплодисменты поднимались к нему на сцену. Когда прозвучало имя Анхайлига, тот отпустил Наташину руку и тоже направился к коллегам.

Некромантка провожала его взглядом и нервно кусала губы.

«Всего несколько дней, и все вернется на круги своя», – мысленно успокаивала она себя.

После судей настал черед наблюдателей. Теперь на сцену поднялись и их делегации. Естественно, среди прочих оказалась и Ангелина. Наташа невольно поморщилась. Даже знание того, что Анхайлигу до бывшей пассии дела нет, Наташиной злости не уменьшало.

– Уже завтра начнутся первые турнирные бои, – закончив называть имена и титулы, подвел итог Ларниидэль. – А сейчас, господа адепты, отдыхайте и веселитесь!

После этих слов в зале заиграла музыка, и все моментально оживились. Эльфийская команда практически мгновенно смешалась с толпой. Приезжие какое-то время держались вместе, но после тоже разбрелись. В центре зала организовали танцпол, на котором стали собираться пары.

– Пойдемте осмотримся, – предложил Адар, и вместе с Сиртаном двинулся вглубь толпы.

Практически вслед за товарищами двинулись и Розалия с Велерадом. Парень пригласил девушку на танец. Впрочем, Лане благодаря Алеорну тоже не грозило остаться стоять в стороне, но оставлять подругу в одиночестве было неудобно.

– Наташ, а Анхайлиг долго будет с вражескими делегатами общаться? – спросила она.

– Не знаю. Но надеюсь, недолго, – ответила некромантка и бросила хмурый взгляд в сторону, где толпились представители всех стран-участниц.

Где-то там находился ее муж и… Ангелина. Несмотря на все здравые рассуждения и факты, отделаться от желания придушить соперницу Наташа по-прежнему не могла. «Демоново видение из прошлого! Знаю, что Анху на нее наплевать, и все равно переживаю!» – мысленно корила себя девушка.

Впрочем, Наташа прекрасно понимала, что ее безосновательные волнения – не повод лишать подругу праздника. Поэтому предложила:

– Лан, иди танцуй. Я уверена, что скоро вся рутина закончится, и мы к вам присоединимся.

– Правда? – недоверчиво спросила полуэльфийка и, получив в ответ утвердительный кивок, с радостью отдала руку Алеорну.

Глядя вслед удаляющейся парочке, Наташа невольно загрустила, а мысли снова вернулись к отсутствующему рядом мужу и крутящейся рядом с ним блондинке. Спрашивается, почему Ангелина там, а она, Наташа, тут? Ведь в отличие от остальных адептов она не участница турнира, а можно сказать, административное лицо. Секретарь личный все-таки. А Анхайлиг оставил ее здесь.

«Нет, понятно, что, скорее всего, он не хотел, чтобы Ангелина лишний раз попадалась мне на глаза и нервировала, – куснув губу, рассуждала Наташа. – Но так, в одиночестве, еще хуже».

Хотя формально одинокой некромантка не была. Рядом с ней уже привычно стоял инквизитор. В обычной одежде он ничем не отличался от простого человека.

Некромантка задумчиво взглянула на точеные, равнодушные черты лица судии и неожиданно для себя поинтересовалась:

– А вы умеете танцевать, Адриан?

– Инквизиторы не танцуют, – бесцветно откликнулся он.

Что ж, этого и следовало ожидать. Хотя…

– Я знаю, что инквизиторы не танцуют. – Наташа с вызовом посмотрела на блондина. – Я спрашивала, умеете ли вы?

– Да.

Короткий ответ Адриана словно открыл в некромантке какую-то неведомую дверцу, подхлестнув эмоции и адреналин.

– Тогда пойдемте! – решительно сказала Наташа и, схватив инквизитора за руку, потянула в центр зала.

Она и сама не могла бы объяснить, что толкнуло ее на подобное безрассудство, но сейчас это казалось единственным правильным действием. Желание танцевать настолько охватило Наташу, что ни на что больше она не обращала внимание. Ни на ощутимо вздрогнувшего от ее касания Адриана, ни на его мгновенное сопротивление, которое почти тотчас сменилось покорностью. Напротив, эта покорность сейчас воспринималась Наташей как должное – иного она бы и не потерпела.

Когда они оказались среди других пар, Адриан, как и положено, обнял Наташу за талию и повел в танце. Уверенно, профессионально и одновременно бережно. Она чувствовала жар его рук, возможно даже излишне сильный, но разве это имело какое-то значение? Главным был танец. И Наташа полностью отдалась музыке, движению, ритму, отбросив все недавно одолевавшие ее неприятные мысли.


Не заметить такую пару, как Наташа и светловолосый судия, Лана не могла, несмотря на всю свою увлеченность танцем и крепкими объятиями Алеорна.

– Ого! – удивилась Лана. – А Анхайлиг сцену ревности не устроит?

– Ревновать к инквизитору? – скептически хмыкнул Алеорн. – У этих парней напрочь отсутствуют чувства.

Лана на мгновение задумалась, – насколько присуща Анхайлигу беспочвенная ревность с учетом того, что на улице уже глубокий вечер? Впрочем, дойти до каких-либо выводов не успела. Алеорн внезапно сменил рисунок танца и закружил полуэльфийку в два раза быстрее.

От неожиданности Лана ойкнула, а спустя миг уже весело смеялась и не думала ни о чем, кроме приятных мужских объятий и очередной вереницы шагов и поворотов.


Как только в зале заиграла музыка и толпа зашевелилась, разбредаясь по залу, Анхайлиг собрался вернуться обратно к леорской команде. Оставлять адептов без присмотра было чревато, да и Наташа его ждала. Но у самого спуска со сцены его неожиданно окликнула Ангелина. Сделать вид, что он не заметил, и просто уйти Анхайлиг не мог – вокруг были и другие делегаты. Поэтому пришлось остановиться и выслушать девушку.

Ангелина, увидев холодное и сосредоточенное лицо мужчины, ничуть не расстроилась. Даже больше, она предполагала такую реакцию, но отказываться от задумки не собиралась.

– Магистр Анхайлиг, я хотела с вами обсудить несколько организационных вопросов, – мягко произнесла она, подходя на максимально близкое расстояние.

– Каких же? – сухо поинтересовался некромант, чувствуя знакомый аромат духов.

Запах этой женщины буквально обволакивал, заставляя погружаться в прошлое и вспоминать. Тьма мгновенно откликнулась на мысли Анхайлига, негласно напомнив, что Ангелина до сих пор идеально подходит для утоления жажды. Но сдержать это влечение удалось, а само его наличие откровенно разозлило.

– Я составляю отчет для его величества, и мне необходимы характеристики участников вашей команды. А еще очень хотелось бы услышать ваши рекомендации по настройке кристалла-передатчика, – перечислила Ангелина и вибрирующим полушепотом добавила: – Мой господин.

От этого давно, казалось бы, забытого обращения Анхайлиг едва заметно вздрогнул. Ангелину подобная реакция обрадовала: он не забыл! А значит, есть шанс снова оказаться рядом с мужчиной, который навсегда завладел ее душой.

Глядя на Анхайлига снизу вверх, Ангелина с выдававшей возбуждение легкой хрипотцой продолжала:

– Я знаю, что вам нужно, господин. Я смирилась со сложившейся ситуацией и готова отдать вам всю себя на любых условиях. Никто ничего не узнает, даже ваша жена.

Звук ее голоса, горящий взгляд и призывная, подавшаяся вперед поза – все кричало о желании. Анхайлиг буквально физически чувствовал фанатичную зависимость Ангелины от него. Пожалуй, в этом была и его вина – некромант всегда получал то, что хотел, и не терпел непослушания. А Ангелина провела с ним достаточно долгое время, чтобы привязка стала действительно сильной.

Происходи этот разговор днем, возможно, Анхайлиг испытал бы легкую жалость или сочувствие к бывшей любовнице. Но… сейчас была ночь. И Тьма в его душе, которую Ангелине удалось пробудить, ощущала лишь удовлетворение. Некромант был достаточно разумен, чтобы не идти на поводу у жаркой блондинки, но ему нравилось слушать ее речи.

Только упоминание о Наташе заставило Анхайлига инстинктивно взглянуть в зал в поисках жены. Огненно-красные волосы он заметил сразу… и в тот же миг пришел в ярость.

Его жена, его собственность танцевала с инквизитором! Блондин обнимал Наташу за талию и кружил по залу. А ведь три года назад один светловолосый судия уже пытался ее забрать!

Тьма окончательно завладела Анхайлигом. Только не жажда была тому виной, а захлестнувшее некроманта бешенство. От мгновенного перемещения к танцующей паре некроманта сдержало лишь большое количество народа вокруг. Эльфы могли пострадать, а отголоски здравого смысла кричали, что лишние проблемы с соседним королевством ни к чему.

Взгляд почерневших глаз мужчины Ангелина встретила с неприкрытой радостью, готовая отпраздновать свою победу. Но в противовес ее ожиданиям, Анхайлиг ледяным голосом проскрежетал:

– Мне не требуется ни твое смирение, ни ты сама. Организационные вопросы поможет решить магистр Палима. Я попрошу ее к тебе подойти.

После чего резко развернулся и быстрым шагом направился к сухощавой целительнице. Сушка находилась неподалеку от сцены.

– Магистр Палима, подойдите к Ангелине, у нее есть вопросы по составу нашей команды, – рыкнул Анхайлиг, едва приблизившись.

Тон его был настолько жутким и непререкаемым, что женщина только испуганно кивнула и поспешила к растерянной Ангелине. Анхайлиг же, уже ничем не сдерживаемый, уверенно двинулся к своей жене.


А Наташа полностью растворилась в танце, благо Адриан оказался действительно хорошим партнером. Даже его молчаливость и отстраненность казались девушке плюсом. Можно было просто наслаждаться музыкой, ритмом, парить…

– Ты удивительно танцуешь, родная.

Низкий, бархатисто-мягкий голос заставил Наташу резко остановиться. Обманчиво мягкий!

Едва она вскинула голову и увидела биение Тьмы в глазах стоящего рядом мужа, как сердце мгновенно застучало быстрее. Вне сомнения, Анхайлиг был дико, непередаваемо разгневан. В любое другое время Наташу бы это как минимум встревожило, но не сейчас. Находясь в каком-то странном отстраненном состоянии, она в ответ улыбнулась и сделала легкий благодарный книксен.

– Ты мне льстишь. В этом скорее заслуга Адриана.

– Никогда бы не подумал, что инквизиторы танцуют, – сказал Анхайлиг. Тон его голоса, несмотря ни на что, оставался ровным.

– Не танцуют, – беспечно заметила Наташа. – Но это не значит, что они не умеют.

– Вот как? Занятно. – Анхайлиг перевел взгляд на застывшего рядом с женой инквизитора и, резко помрачнев, процедил: – И давно ли ты стал мальчиком на побегушках?

– Любой приказ Наталии должен быть исполнен незамедлительно, – бесцветно откликнулся судия. – Мнение окружающих не имеет значения. Ничто не имеет значение, кроме нее.

И тут с глаз Наташи словно пелена спала. Ушла та непонятная отстраненность, девушка окончательно вернулась в реальность. А после этого взглянула на происходящее по-новому и ужаснулась. Анхайлиг, готовый убить инквизитора прямо сейчас, в шумном зале, – полбеды. Что-то произошло и с самим судией.

Внешне он по-прежнему выглядел как обычно, но его слова «приказ Наталии»… До этого момента в глазах любого инквизитора она всегда была обезличенным Голосом Сульхи. Так почему сейчас он выделил именно ее?

Догадка молнией вспыхнула в голове Наташи, осветив недавнее воспоминание – разговор с Адрианом.

«Нельзя прикасаться… сходим с ума… по вам».

Взгляд девушки медленно опустился на собственные руки. Руки, которыми она сама увлекла Адриана на танцпол. Руки, которыми обнимала его плечи во время танца. И в душе Наташи всколыхнулась паника.

«Этого не может быть! Не может! Так не бывает! – лихорадочно забилась мысль в ее голове, перемежаясь с единственным вопросом: – Что делать? Что теперь делать?»

Ответ на этот вопрос, прерывая затянувшееся молчание, озвучил Анхайлиг:

– С делами я разобрался. Если ты больше не желаешь танцевать, мы можем уйти.

Несмотря на вежливую формулировку, проскользнувшие в голосе некроманта стальные нотки лучше любых слов говорили – выбора нет.

Впрочем, сейчас Наташа и сама была рада покинуть шумный зал. Слишком во многом надо было разобраться, включая и собственное, отчего-то невероятно беспечное, поведение.

– Да, конечно, – согласно кивнула она, делая шаг к мужу. – А остальные…

– За остальными присмотрит Палима, – отрезал тот.

После чего взял Наташу за руку и, рывком притянув к себе, еле слышно добавил:

– Никогда больше не делай так, Ната. Никогда. Хотя бы ради окружающих.

– Анх, я…

– Даже желая показать мне, что ты чувствовала, глядя на Ангелину.

– Но я не…

Горячие пальцы скользнули к ее губам, заставляя замолчать.

– Пожалуйста, молчи. Сначала мы уйдем отсюда туда, где никого нет. Туда, где я не смогу после твоих слов случайно кого-нибудь убить.

Наташа сглотнула. Она как никто другой знала, чем может окончиться вспышка гнева жреца Мораны. Поэтому, послушная и тихая, безропотно направилась вместе с Анхайлигом к выходу.

«Что он рассчитывает услышать? – едва поспевая за быстрым, широким шагом мужа, размышляла она. – Что это была месть ему за Ангелину, чтобы ревность вызвать? Да, пожалуй. Но все же не это основное».

Наташа и сама терялась в догадках, что заставило ее решиться на такой поступок. Однако, как только они добрались до гостевой комнаты, первые же слова Анхайлига все расставили по местам.

– Я понимаю, почему ты так поступила, – едва закрыв дверь, с какой-то усталостью произнес он. – И признаю, для того, чтобы привлечь мое внимание, это оказался довольно действенный метод. Понимаю, что ты волнуешься, когда я общаюсь с Ангелиной. Но, Ната, я ведь уже говорил – мне не нужна она. И общение наше будет только формальное, не более того. Обещаю тебе, слово тебе даю. Что еще ты хочешь услышать, чтобы успокоиться?

– Анх, я все поняла.

– Днем ты тоже так сказала. А в результате сейчас я едва не сорвался. Ты хоть понимаешь, сколько народа могло пострадать?

– Анх, это был просто танец…

– Просто? Сейчас ночь, демон ее раздери! Я чужие эмоции кожей ощущаю! И я рад, что хотя бы для тебя это был просто танец. Только поэтому я не отправил к Моране этого… бывшего инквизитора. – Последние слова Анхайлиг буквально выплюнул.

– Почему бывшего? – не поняла Наташа.

– Эмоции. Говорю же, я чувствую их. Чувствую его тягу к тебе. Он полностью утратил хладнокровие, а такие в инквизиторах не задерживаются, – хмуро сказал Анхайлиг. – Кстати, быть может, и впрямь его убить сейчас? Тогда ему хотя бы не придется подвергаться процедуре изгнания и Карающей Длани. Этот вид смерти, говорят, весьма мерзок…

– К-как – смерти? – охнула Наташа и ошарашенно села на кровать. – Адриана убьют? Он же, он… из-за меня?

– Мне жаль. – Некромант развел руками. Потом поморщился и добавил: – Хотя лгу, не жаль. Да, он умрет. Если не от моей руки, так от руки своих собратьев.

– Но он не может умереть! Он должен жить!

– Зачем?

Жесткий короткий вопрос застал Наташу врасплох. Ответить на него она не могла ни при каких обстоятельствах. Ибо, как бы Анхайлиг ни прислушивался к ее мнению, род Антеро он ненавидел.

– Прости, – Наташа опустила глаза, – но я не могу этого сказать.

Некромант резко развернулся и подошел к окну, а потом со злостью ударил кулаком о подоконник.

– В этом нет ничего, что касалось бы нас, клянусь, – быстро проговорила она. – Это… это другое. Пожалуйста, поверь мне.

– А у меня есть выбор? – глухо произнес Анхайлиг. – Поверю. Я всегда верю тебе. Но то, что рядом с тобой находится этот тип, меня бесит.

– Прости, – повторила Наташа и, подойдя, обняла напряженную спину мужа.

– Трогать я его не буду, раз тебе так важно. Но за инквизиторов решать не могу.

Пальчики девушки нежно, успокаивающе заскользили по его плечам.

– Я решу. Что-нибудь придумаю. Потом, – прошептала Наташа. – Все потом. А сейчас обещаю хорошо себя вести. Очень хорошо. Так, как ты захочешь…

Горячие руки подхватили девушку, прежде чем она завершила фразу.


Полуэльфийка готова была танцевать не переставая, но чувство жажды и слегка уставшие ноги диктовали свои условия. Поэтому, как только раздались последние аккорды музыки, Лана в сопровождении Алеорна поспешила к фуршетным столам, где уже находилась большая часть ее команды. Правда, ребята не праздновали, а отчего-то суетились вокруг Розалии.

– Что случилось? – подойдя, немедленно спросила Лана.

– Помнишь ту эльфийку в столовой, которая над нами хихикала? – откликнулся Адар, пока Розалия спешно вытирала с руки крем от пирожного. Лана кивнула. – Сцепилась с Розалией, сначала словесно, а потом «нечаянно» под локоть пихнула. В итоге – вот…

– Нет, вы только подумайте, эта мымра ушастая еще обвинила меня в нерасторопности и неуклюжести! – возмущенно прошипела целительница.

– Да, дела. Чую, нарвется она… – протянула Лана.

– О, вельцы снова вляпались, – хохотнули рядом.

Команда в едином порыве обернулась к шутнику. Им оказался один из каледонцев.

– Вы смотрите, они умеют не только строем ходить, но еще и вякать по отдельности, – скучающе протянул Адар.

– Вякают слабаки, а мы, в отличие от вас, сильнейшая команда, – не остался в долгу каледонец.

– Ой, бросьте, вам всем лучше молчать, ибо победа наша! – Неожиданно в разговор вступил один из карминцев, которые тоже подтянулись к столам с угощениями. Тощий рыжеволосый парень указал на брошь у себя на груди. – И это ее символ, который нам вручил сам принц Аларик Карминский.

Брошь представляла собой фигурку обнаженной девушки, держащей в руках пламя. К слову, огненные всполохи были инкрустированы мелкими рубинами. Как оказалось, у всей карминской команды имелись подобные украшения.

– Правда? – саркастически протянула Лана, не сдержавшись. – И это говорят те, у кого в академии факультетские программы существуют в урезанном виде? Те, кто постоянно наших магистров просят на стажировку? И, кстати, подобную порнографию, – Лана ткнула пальцем в значки, – выставить в качестве символа победы мог только его высочество Аларик. Видимо, от частых постельных утех совсем чувство вкуса потерял.

– Это хамство переходит уже всякие границы! – негодующе воскликнула эльфийка, которая, видимо, очень любила оттенки синего, ибо дневное синее платье она сменила на небесно-голубое бальное. – Я была наслышана о том, что темные эльфы могут сказать бестактность. Но вельцы явно их перещеголяли.

– Знаете, уважаемая, у меня хотя бы хватает такта не влезать в чужие разговоры без приглашения, – осадила ее Лана. – И не обсуждать степень воспитанности некоторых светлых эльфиек, которым, видимо, доставляет удовольствие подначивать окружающих.

– Что?! А не боишься за свои слова ответить?

– Нет, не боюсь. Как ты хочешь опозориться – сейчас или на турнире?

– Тебе меня не победить, слабачка!

– Поправочка, я – ведьмачка! Одна из лучших на факультете. И как ты заметила, еще и наполовину темный эльф, так что фингал тебе обеспечен!

Пока Лана была поглощена перепалкой с карминцами и эльфийкой, скандал с каледонцами тоже набирал обороты. Адар и Велерад уже воинственно сжимали кулаки и были готовы затеять заварушку прямо в бальном зале. Впрочем, каледонцы были не менее взбешены.

– Карналиэль, не стоит уподобляться противникам и ронять престиж своей страны, – раздался внезапно рядом холодный властный голос.

Накал страстей в одно мгновение спал. Продолжать перепалку в присутствии одного из эльфов в магистерской мантии не рискнул никто. А эльф коротким взмахом руки указал на выход, и, повинуясь жесту своего магистра, помрачневшая команда Лютиэна безропотно направилась к дверям. Только любительница синих платьев, та самая Карналиэль, не удержалась и на прощанье надменно бросила: «Увидимся на турнире!»

– Соглашусь с коллегой, – обратился к каледонцам подошедший высокий русоволосый мужчина. – Думаю, на сегодня с вас достаточно развлечений.

И повторил жест эльфийского магистра.

После того как отбыла и эта команда, у фуршетного стола на какое-то время воцарилась тишина. Первыми ее нарушили карминцы.

– Мы запомнили каждое слово, каждое оскорбление, – обратился тощий парень к леорцам. – И за каждое вы ответите.

– Не переживайте, у нас тоже память хорошая, – сообщил Адар. – И ответим, и новых добавим. Тетрадочки возьмите, записывать придется.

Глаза тощего гневно прищурились. Однако продлить перепалку не удалось: один из стоящих рядом карминцев дернул его за рукав и выразительно указал куда-то в зал. Повернувшись в ту сторону, Лана заметила пристальный взгляд карминского магистра, обращенный на них.

– Турнир нас рассудит! – процедил тощий и быстро нырнул с приятелями в толпу.

Когда соперники удалились, Лана наконец-то добралась до заветного стакана с водой. Пока она пила, леорская команда вовсю обсуждала происшествие. Каждый уже нашел себе команду, с которой хотелось расправиться побыстрее.

Когда к столам подходили представители команды травников, разговоры утихали и все непроизвольно напрягались. Но травникам, казалось, вообще дела не было до окружающих. Мимо они проходили молча, словно леорцы – пустое место.

– Этим наваляем в последнюю очередь, хотя своим высокомерием вымораживают, пожалуй, куда сильнее остальных, – прокомментировал Велерад.

– Кстати, а где Анхайлиг или хотя бы Сушка? – спохватился Адар, оглядевшись по сторонам.

Лана и остальные последовали его примеру, но так никого и не увидели. Это было по меньшей мере странно, ибо за их поведением изначально собирались следить весьма пристально.

– И вправду… – пробормотала Розалия.

– Наташи тоже не видно, – добавила Лана. – Может, случилось что?

– Анхайлиг увел ее полчаса назад, – не проявляясь, на ухо ей сообщил Алеорн. – И, судя по всему, он был зол из-за ее танца. Сильно зол.

Полуэльфийка тихонько ойкнула. Потом обвела взглядом своих приятелей и решительно сообщила:

– Знаете, как хотите, а я пойду, пожалуй, отсюда. Еще не хватало и вправду куда-то вляпаться и получить от Анхайлига головомойку. У него и так характер паршивый, а уж если там действительно что-то случилось… В общем, я – спать.

Как ни удивительно, но на сей раз разумность доводов Ланы признали абсолютно все, даже Велерад. Попасть под горячую руку Анхайлигу было действительно страшно, тем более что они уже успели отличиться, и информация о стычке вполне могла дойти до ушей магистра. А потому уже через несколько минут леорская команда в полном составе добровольно покинула зал.


Вокруг царили тишина и покой, но в душе сидящего за столом мужчины ничего подобного не наблюдалось. Он нервно постукивал пальцами по столешнице и глядел на мутное даль-зеркало, которое служило едва ли не единственным средством связи с внешним миром.

Время приближалось к полуночи, но отчета от основного исполнителя все не поступало.

– Да сколько же можно? – в раздражении бросил в сторону зеркала мужчина.

И оно неожиданно ожило. Зеркальная муть дернулась и отразила невысокую фигуру, закутанную в черный плащ.

– Наконец-то, – вместо приветствия воскликнул мужчина и подался вперед в нетерпении. – Ну рассказывай!

– Ланатиэль, как и было запланировано, прибыла на турнир, – раздался глухой до неузнаваемости голос собеседника – тот явно использовал артефакт изменения речи. – Но приблизиться к ней пока что нет никакой возможности.

– Причины?

– Вокруг постоянно крутится большое количество народа. Охранников оказалось двое, да и Анхайлиг бдит.

– Что еще за второй охранник? – зацепился за неожиданную информацию мужчина. – Мне никаких сведений о нем не давали.

– Не знаю, с виду обычный человек, но аура у него странная и чувствуется сила. Так что к простым телохранителям точно не относится. Прибыл вместе с леорской командой. Наш контакт о нем не знает. Утверждает, что этот охранник появился буквально перед вылетом из Леории. Формально он числится прикрепленным к жене Анхайлига, но по поведению магистра заметно, что сам бы он этого человека не нанял. Так что это вполне может быть маскировкой.

Мужчина нахмурился, что-то прикидывая в уме. Сложившаяся ситуация требовала уточнения и при необходимости корректировки плана. Вынашиваемая два года месть не могла закончиться ничем только из-за того, что он не учел какую-то мелочь. Тем более первый пункт был исполнен на все сто процентов, и принцесса теперь была там, где нужно.

– Хорошо, пока наблюдайте. У нас еще есть время, и я найду способ избавиться от излишней охраны.

Фигура склонилась в почтительном поклоне и проговорила:

– Как прикажете, мой господин.

После чего зеркало вновь подернулось мутью и изображение исчезло. Мужчина довольно откинулся в кресле и сцепил руки на затылке. «Скоро, очень скоро можно будет праздновать победу!» – самодовольно заключил он и улыбнулся. Два года подкупа советников и королевских приближенных начали приносить свои плоды.

Королей удачно столкнули лбами в бессмысленном споре, Ланатиэль с легкой руки первого советника теперь была далеко от академии. Ну а охрана не такое уж и непреодолимое препятствие, чтобы из-за нее расстраиваться.

Нет, теперь все должно было пойти по-накатанной! И месть наконец-то свершится.

Глава 8

В помещении царил полумрак, а воздух был настолько пропитан благовониями, что дышать казалось практически невозможно. Наташа стояла у стены и отстраненно смотрела в сторону единственного тусклого источника света. Его загораживало большое кресло, кроме очертаний которого ничего больше разглядеть не получалось. Поэтому девушка решилась и медленно приблизилась.

Обойдя кресло, Наташа испуганно вздрогнула и замерла. Там сидела она сама! С книгой, страницы которой и создавали неровное освещение!

Наташа судорожно огляделась и с ужасом поняла, что находится в той самой комнате, из которой сбежала три года назад. Сердце припустило, как загнанный заяц, и без того затрудненное благовониями дыхание стало перехватывать. Наташа вновь посмотрела на свою копию и вдруг заметила, что между ними все-таки имелась разница. Девушка в кресле была лет на десять старше.

«Неужели это будущее, и меня снова вернут в этот кошмар?!» – промелькнула паническая мысль.

– Не может быть, – сдавленным шепотом заверила себя Наташа.

Женщина, до этого бесстрастно перелистывающая книгу, отвлеклась от чтения и в упор взглянула на Наташу. В глазах Голоса Сульхи не отражалось никаких мыслей, но абсолютно безучастный взгляд приковывал к полу и пугал куда сильнее.

– Твоя жизнь, его смерть. Много смертей. Жаль тебя. Но когда все умрут, ты вернешься. Вернешься, чтобы подарить верховную жрицу, – бесцветно произнесла женщина.

Или она сама?

Тяжесть и духота после этих слов стали нестерпимыми.

– Нет… нет! – попыталась выкрикнуть Наташа и… проснулась.

За окном стояло хмурое утро, накрапывал дождь.

«Сон. Просто сон». – Наташа облегченно выдохнула и дрожащей рукой утерла испарину со лба.

Однако кошмар упрямо не желал уходить, то и дело всплывая яркими картинками воспоминаний. Книга. Ее повзрослевшее лицо. И, главное, набатом звучащие в голове слова о возвращении и смерти. Все это пугало и требовало действий.

Благо Анхайлиг, которому хватало для сна трех часов, уже не спал, а сидел за столом спиной к ней и разбирал какие-то очередные бумаги. Если бы он заметил состояние, в котором проснулась Наташа, расспросов было бы не избежать.

Только осознание того, что разговора на эту тему она не выдержит, помогло Наташе взять себя в руки и на пожелание обернувшегося Анхайлига доброго утра ответить улыбкой.

В гнетущем состоянии духа девушка поднялась с кровати и принялась одеваться.

К чему был этот сон? Предчувствие? Действительно ли она видела саму себя через много лет?

Вспомнилась комната, в которой Наташа провела большую часть жизни, и светловолосый инквизитор со своими желаниями вернуть ее, чтобы возлечь.

Наташу передернуло. Нет, такого будущего она не хотела. Не хотела, чтобы кто-то погиб, и не хотела возвращаться. Какие вообще могут быть смерти? Уж книгу-то девушка помнила до сих пор. Нет там никаких смертей! И Анхайлиг и остальные живы.

А значит, это был просто кошмар. Все живы, и она не вернется обратно.

Наташа решительно поджала губы, но внезапно вздрогнула, вспомнив еще одну деталь из сна: собственную отстраненность.

То самое состояние, в котором она пребывала раньше, вчера охватило ее вновь. Именно в таком состоянии Наташа тянула Адриана на танец и танцевала с ним.

Пусть отчасти это было вызвано ее подсознательным желанием отвлечь Анхайлига от общения с Ангелиной, но… лишь отчасти! Грент все побери, получается, действиями девушки вновь руководило нечто свыше?

А это значит… что это значит? Что такова воля Сульхи? Богиня не оставила ее, даже несмотря на то, что Наташа уничтожила книгу? И это богиня толкает ее в руки к инквизитору?

Пусть не к Святому, а к Адриану, какая разница? Это лишь значило, что от прикосновения к Голосу Святой инквизитор сохранил бы здравый рассудок, а Адриан нет. Только поэтому обычным инквизиторам запрещались физические контакты.

И тогда получает объяснение и недавняя улыбка другого Святого инквизитора. Он радовался тому, что Голос оставила рядом с собой судию. Он хотел жрицу и намеревался ее получить.

Но тогда она и впрямь не зависит от самой себя. Никогда не зависела.

«Но я не хочу! Я – против!»

Наташа в панике стиснула пальцы, а потом глубоко вздохнула, заставляя себя успокоиться.

Нет, если бы это было решение богини, вряд ли бы Наташа вообще находилась здесь. С богами не поспоришь. Понимание этого давало надежду, что такой судьбы можно избежать. Вот только что-то в ней все же реагирует на инквизиторов. А значит, необходимо быть вдвойне осторожной и внимательнее за собой следить.

«Конечно, хорошо бы вообще не допускать контактов с инквизиторами, но при желании они меня везде достанут, разве только…»

Мысли о родовом замке герцогов Террано сами пришли в голову. Золотая клетка…

Выбрать ее или рискнуть и остаться, просто не подпуская инквизиторов близко? В конце концов, на ней «Слеза Тьмы» и защита Анхайлига.

– Ната? – окликнул муж, когда девушка в очередной раз зависла, глядя в зеркало. – С тобой все в порядке?

– Да. – Наташа нашла в себе силы вновь улыбнуться. – Просто переволновалась. И переживаю за нашу команду.

– Не волнуйся, ничего с ними не случится. Пойдем, уже пора.

Наташа кивнула и, подхватив папку с документами, поторопилась выйти.

Адриан привычно занял место за ее спиной, но теперь это вдвойне нервировало.

В гостиной уже все собрались. Адепты активно готовились к предстоящему первому кругу боев. Адор и Велерад обсуждали варианты двойной атаки, Розалия нервно вычерчивала в воздухе обрывки целительских знаков. Лана же перебирала свои заготовки и рассовывала по маленьким кармашкам в специальной сумке, вполголоса повторяя порядок, в котором лежат зелья. Полуэльфийке необходимо было знать, где какое зелье лежит, и при необходимости быстро его достать. Ведь это была ее единственная возможность помочь команде.

– Доброе утро! – бодро приветствовал собравшихся Анхайлиг, и все как по команде вскочили и развернулись к магистру. – Надеюсь, настроение у всех боевое.

Все с готовностью кивнули и по жесту Анхайлига отправились в сторону столовой. Разговоров никто не заводил. Леорцы были предельно собранны, да и все основные моменты уже обсудили. Осталось лишь претворить планы в жизнь и победить.

Занятая самоуспокоением Лана лишь за завтраком обратила внимание, что Наташа излишне бледна и практически ничего не ест. Разом вспомнив, что вчера и подруга и Анхайлиг отчего-то слишком рано ушли, Лана нахмурилась.

– Ты чего какая бледная? Не спала? Или случилось что-то? – наклонившись к Наташе, тихонько спросила она.

– Да нет, спала. Все хорошо. Просто переживаю, – вздохнув, выдавила Наташа.

– Мы всех порвем. Я надеюсь! – горячо заявила Лана, стараясь и себя убедить в этом.

Дальше разговор не пошел. Каждая вернулась к своим мыслям. А под конец трапезы Анхайлиг обратился к сидящей напротив Сушке:

– Магистр Палима, не забывайте, вам предстоит следить за нашей командой, пока я буду принимать участие в судействе.

– Конечно, магистр Анхайлиг, – откликнулась сухощавая целительница.

– Тогда пойдемте узнаем, кто первый выступит против нас.

Некромант поднялся и подал Наташе руку. Остальные тоже не заставили себя ждать. И уже спустя несколько минут команда разделилась. Анхайлиг увел Наташу сразу в зал, где должен был проходить турнир. А все остальные отправились в одну из аудиторий, находящуюся недалеко от места предстоящего сражения.

Участникам команды необходимо было дождаться, когда в зале соберутся зрители и все будет готово для жеребьевки. Адар воспользовался этим и устроил внеплановый совет. Снова перебрали основную схему расстановки во время боя. Все-таки это не привычные спарринги один на один, тут предстояло думать не только об ударе противника, но и о том, чтобы не задеть товарища.

За инструктажем время пролетело незаметно, и Лана практически не успела попереживать. Но на пути к залу у полуэльфийки начали дрожать коленки. Правда, она усиленно боролась с неуверенностью, ибо знала, что ни к чему хорошему это не приведет.

Еще на подходе по доносившемуся гулу стало понятно: там аншлаг. И, войдя в зал, Лана смогла убедиться в этом воочию. Свободных мест на высоких трибунах, которые теперь тянулись вдоль стен, не оказалось. Первые ряды были отведены для прибывших делегаций. Там же Лана сразу заметила Наташу.

При появлении леорской команды некромантка подбадривающе улыбнулась и активней захлопала в ладоши. Лана в ответ помахала ей рукой. Все-таки было безмерно приятно, что в тебя кто-то верит. Но тут же полуэльфийка наткнулась взглядом на Ангелину. Блондинка тоже присоединилась к аплодисментам, всем своим видом показывая, что переживает за участников.

«Прямо главная наша болельщица», – иронически хмыкнула полуэльфийка и скользнула взглядом по судейству, которое сидело отдельно и намного ближе к отведенной для боя площадке.

В центре восседал глава местной академии Ларниидэль, по правую руку от него находился Анхайлиг. Некромант особых чувств по отношению к происходящему не выказывал. Впрочем, адепты Леорской академии и так были осведомлены о всей возложенной на них ответственности.

Пройдя в центр зала, леорцы остановились рядом с уже прибывшими карминцами и травниками. Следом за ними стали подходить и остальные. Последними в зале появилась светлоэльфийская команда, сорвав буквально шквал приветственных аплодисментов.

– Да, моральной поддержки болельщиков нам точно будет недоставать, – протянул Велерад.

– Мне вот лично хватает хмурого Анхайлига для максимального желания победить, – пробормотал Адар.

– Думаешь, за проигрыш заставит отрабатывать? – тут же напряглась Розалия.

– Уверен, что замучает дополнительными занятиями до самых экзаменов! – подлил масла в огонь Сиртан.

Лана предпочла промолчать. Дополнительными занятиями ее точно было не испугать, а вот проигрывать действительно не хотелось. Ведь это был шанс доказать всем, что она достойна быть лучшей!

– Приветствую всех присутствующих, – начал речь архимаг Ларниидэль. – Сегодня начинается первый этап турнира, в котором каждая сборная команда проведет по два боя. Этот этап продолжится и завтра, а по его завершении две слабейшие команды покинут соревнование. В следующий тур пройдут только четыре команды. Определение пар противников мы решили предоставить случаю, и для этого наши прорицатели перенастроили «Шар Прозрения».

Повелительный жест, – и в центр зала пара ребят в темно-синих балахонах выкатили круглый столик с большим хрустальным шаром. Внутри артефакта клубился туман и то и дело вспыхивали искры.

– «Шар Прозрения» наши прорицатели настроили на случайный выбор. И сейчас мы увидим первые пары соперников! – возгласил Ларниидэль.

Туман в глубине шара закрутился вихрем, а спустя мгновение над артефактом начали вспыхивать символы. В ряд выстроились крупные изображения гербов всех шести участвующих школ. Серебряный дубовый лист школы травников. Косы, образующие круг Леорской академии. Звезда, оплетенная странным растением, которая обозначала светлых эльфов. Каледонский круг, разделенный на четыре сектора, в каждом из которых красовался символ одной из стихий. Меч, перекрещенный с молнией, академии Карминии, и увенчанный короной ромб академии Дэлатерита.

Миг – и гербы выстроились в турнирную таблицу. Получалось, что первый бой проведут карминцы и сборная травников, следом за ними стояли гербы Леорской академии и Лютиэна. И завершали первую половину турнирного дня команды Дэлатерита и Каледонии.

– Итак, начнем! – торжественно возгласил местный архимаг. – Первыми на ринг вызываются сборная Северной и Южной школ травников, против них выступит команда Карминской академии!

Названные участники остались в центре зала и встали друг напротив друга. Остальные отошли к трибунам. Напряжение вокруг было настолько ощутимо, что казалось, от него уплотнился воздух и стало тяжело дышать.

Впрочем, возможно, подобная реакция была только у Ланы, для которой в силу специализации травники были соперниками номер один. В то же время ей было очень интересно, используют ли они какие-нибудь зелья или же сделают упор лишь на ступор.

Но то, что произошло после команды «начать бой!», оказалось полной неожиданностью для всех. Травники в едином порыве извлекли из сумок по пузырьку и разбили их, уронив себе под ноги. Доля секунды, и все пять членов команды растворились в воздухе. При этом даже магическое зрение не различало, где теперь находятся травники.

– Это еще что такое? – ошарашенно выдохнул Адар и посмотрел на Лану.

– Зелье невидимости, – завороженно ответила девушка и пробормотала: – Карминцам крышка.

Зелье не только делало травников невидимыми, но и скрывало звук их шагов. Пятерка карминцев стояла и прислушивалась, но – увы, засечь травников не получалось. Пара выпущенных наугад молний улетели в пустоту. А спустя несколько мгновений благодаря заклинанию ступора карминцы превратились в садовые скульптуры.

– Победа за сборной Северной и Южной школ травников! – громко возвестил председатель судейства.

Под общие аплодисменты победители раздавили еще по одной склянке и вновь стали видимыми.

– Лана, скажи, что у тебя есть какой-нибудь проявитель невидимого, – обреченно попросил Адар.

– Откуда ему взяться? – нервно пискнула полуэльфийка. – Зелье невидимости создается в течение недели. А его оборотное еще дольше. И это очень сложные зелья, я не уверена, что способна их воспроизвести, даже будь у меня в руках учебник…

– Я же говорила, что от нее никакой пользы, – хмыкнула Розалия.

– Посмотрим, сколько ее будет от тебя, – не осталась в долгу Лана.

– Девушки, – одернула спорщиц Сушка, – не время решать свои внутренние проблемы!

Глубоко вздохнув, Лана предпочла прислушаться к совету магистра и сделала вид, что Розалии вообще не существует.

– Адар, я подумаю, что можно сделать с этим зельем невидимости, – заверила она капитана команды.

Тот в ответ лишь утвердительно кивнул. А спустя мгновение по залу пронеслось:

– Следующий бой: команда Леорской академии магии против команды Лютиэна!

Сердце у Ланы чуть не выскочило из груди, застучав с удвоенной скоростью. В голове роились сотни мыслей, но главенствовала среди них одна: «Держаться ближе к Сиртану!»

Когда Лана выходила на площадку для сражения, она усиленно прокручивала в голове все, что говорил некромант на последней тренировке. Поэтому с первого раза встала там, где положено, чем заслужила одобрительный кивок Сиртана.

По сигналу судьи команды подняли щиты. Лана тут же перешла на темное зрение и в очередной раз порадовалась плотности магического плетения, которое создает некромант. Такое с одного удара не пробить. Пожалуй, у них был реальный шанс выиграть и отомстить светлым эльфам за все обидные слова.

Вот только противники тоже проигрывать не намеревались.

Слепящие молнии Адара и Велерада с треском рассекли воздух и рассыпались искрами, встретившись с защитным периметром эльфов. Впрочем, никто из элементалистов не удивился, мгновенно начиная выплетать новые заклинания. Лана наблюдала за происходящим, высунувшись из-за плеча некроманта. Девушка нервно кусала губы и всеми фибрами души желала, чтобы ее команда вышла победителем.

Эльфы ждать следующего удара не стали. Они одновременно резко взмахнули руками и дружно замерли, стараясь не потерять концентрации. В тот же миг земля под ногами леорцев дрогнула.

– Сиртан! – взвизгнула Лана, взглянув на пол.

Плитка под ногами начала трескаться и оттуда с неимоверной скоростью полезли гладкие коричневые корни. Первые, самые мелкие, ткнулись в щит некроманта и отпрянули. Но в кишащем клубке, который рвался наружу по велению магов земли, виднелись и куда более крупные представители флоры.

– Отступаем, – скомандовал оценивший обстановку Адар, и выверенный на тренировке строй распался.

Наташа наблюдала за маневрами команды и нервно закусила губу, когда сокурсники перегруппировались. По едва уловимому знаку капитана Розалия отправила в бой свой фирменный «молот света». Против светлых эльфов заклинание не особо эффективное, но вызванная им яркая вспышка оказалась хорошим отвлекающим маневром. Одновременно с этим элементалисты ударили по корням огнем.

Пораженные корни тотчас обуглились и осыпались пеплом, но извивающихся растений было чересчур много. Взметнувшись вверх и в стороны, они словно змеи устремились к своим жертвам.

– Ай! – вскрикнула целительница и буквально тут же была заключена в непроницаемый растительный кокон.

– Демон, – ругнулся Сиртан и бросил вперед тщательно подготовленное проклятие.

Некоторые ростки перед ним почернели и опали, но на их место тут же пришли новые. Лана сама не поняла, в какой момент мир для нее замедлился, но она четко видела, как к их тандему поползли противные лианы. Решение созрело моментально, одним рывком она дернула своего защитника назад. И вражеская растительность промахнулась.

– Гады! – взревел Велерад и, потеряв интерес к очагу проблем, направил свою атаку на эльфов.

Но только стоило элементалисту отвернуться от нападающих корневищ, как он тут же оказался в коконе.

– Стоим до конца! – рявкнул Адар и выпустил по корням очередное заклинание.

Однако все, что они могли, – только отбиваться. Проклятие Сиртана уничтожило еще пару вьющихся врагов, но скорости, с которой парни скашивали ростки, было недостаточно.

Корни снова метнулись к Лане и Сиртану. Взвизгнув, полуэльфийка отскочила в сторону и лишилась защиты. Лианы словно почувствовали это и ринулись к беззащитной девушке. Запоздало сообразив, что сделала глупость, Лана попыталась уклониться от ростков, но одна подсечка под колено – и бой для нее закончился. Буквально за секунду полуэльфийка оказалась в темноте душного кокона, куда не доносилось ни звука.


Когда Лану поймали, Наташа непроизвольно закрыла рот ладонью. Конечно, это был всего лишь турнир, и подруге, как и всем остальным, не грозила опасность. Но сердце Наташи все равно сжалось от кольнувшего страха. Вновь вспомнился ночной кошмар.

«А может, все-таки рассказать о нем Анхайлигу? – всерьез задумалась она. – Вне сомнения, он вернет команду в Леорию, и все точно останутся живы».

Да, это будет означать проигрыш. Да, все таким решением будут недовольны. Но зато останутся живы!

Наташа покосилась на сосредоточенного мужа и окончательно утвердилась в своем решении: «Расскажу. Обязательно расскажу».


Тем временем, практически следом за Ланой, в объятия корней отправились и Сиртан с Адаром. Парни порядком вымотались, и им в одиночку справиться с заклинанием эльфов оказалось не под силу.

Когда на площадке остались только эльфы, судьи провозгласили их победителями, а к проигравшим поспешили местные целители. Корни легко отпустили своих жертв, которые стремились отдышаться. Впрочем, никто из леорцев не пострадал, и к отведенной ложе для команд они ушли на своих двоих.

– Я же говорила, что вы ни на что не способны. Только языком молоть, – хохотнула вслед знакомая эльфийка.

Лана непроизвольно заскрипела зубами. Они должны были выиграть! Но удача почему-то предпочла поддержать противников. Сиртан корням мало что мог противопоставить, а элементалистам явно не хватало сил, чтобы охватить все корни разом. «А я вообще стояла столбом, как обуза!» – ругала себя Лана.

Разговаривать не хотелось. Обсуждать проигрыш тем более. Лана полезла в сумку, дабы раздать всем тонизирующие зелья, и внезапно наткнулась на крайнюю, перевитую красным, колбу. «Демон, как я могла забыть про «драконову слюну»!» – мысленно застонала Лана и дала себе зарок в следующий раз так не опростоволоситься.

Тем временем на площадку вызвали следующих участников. Каледонцы, которые волей случая расположились рядом с леорской командой, бросали на соперников пренебрежительные взгляды и надменно улыбались.

– Гады, радуются, что им слабаки достались, – хмуро глядя на «синих», проговорил Адар и залпом выпил выданное Ланой зелье.

Остальные тоже медлить не стали. Одной ведьмачке поддержание сил не требовалось, ибо она ничего не потратила. Досада от собственной беспомощности снова начала шевелиться в душе Ланы, расстраивая куда сильнее, чем проигранный бой.

– Началось, – отвлекая девушку от грустных мыслей, проговорил Алеорн и, ухватив ее за плечи, развернул к центру зала.

Лана тяжело вздохнула; эльф был прав. Стоило сконцентрироваться на предстоящем сражении противников и выяснить, кто из них на что способен. Вот только этот бой оказался ненамного длиннее, чем между травниками и карминцами. Команда «синих» быстро вывела из строя соперников и столь же гордо и надменно вернулась на свое место.

– Пара воздушников, один огневик и пара водников, – подвел итог о составе каледонцев Велерад.

– Справимся, – заверил Адар.

А вот Лана уже не была в этом уверена. Если они проиграли магам земли, что говорить о тех, кто владеет более опасными стихиями?

После того как всех пострадавших осмотрели целители, глава академии Лютиэна вновь поднялся и произнес:

– Перед тем как объявить перерыв, давайте узнаем, какие сражения нас ждут во второй половине дня.

По его кивку прорицатели снова активировали шар, и картинка, проецируемая над ним, сначала расплылась, а после отразила новую турнирную таблицу. Увидев список, Лана нервно сглотнула. Против них выступят травники, исчезающие в мгновение ока. Травники! Казалось бы, сейчас ей представился случай реабилитироваться за свой промах в бою с эльфами. Вот только в голову ничего стоящего не приходило.

Тем не менее на выходе из зала полуэльфийка быстро обратилась к Адару:

– Не теряйте меня. Я в лабораторию. Попробую что-нибудь придумать для следующего боя!

– Мы надеемся на тебя, – откликнулся парень.

Промычав невнятное «угу» в ответ, Лана поторопилась в выделенное ей рабочее помещение.


Объявленный перерыв Наташа решила использовать с максимальной пользой и, сорвавшись со зрительского места, поспешила к судейской трибуне. Когда она увидела Анхайлига, тот переговаривался с другими коллегами. Но это девушку не остановило, Наташа знала, что не заметить ее муж не может. Действительно, спустя секунду тот уже обернулся и, что-то сказав другим судьям, поторопился навстречу.

– Ната, что-то случилось?

– Да, я хотела тебе рассказать…

– Магистр Анхайлиг, нам требуется ваша подпись на турнирной ведомости, – перебивая Наташу, позвал находившийся неподалеку статный эльф с кипой бумаг в руках.

– Через минуту она у вас будет, – заверил местного секретаря некромант и снова обернулся к жене. – О чем ты хочешь рассказать?

Наташа украдкой быстро посмотрела по сторонам. Вокруг постоянно крутился народ.

– Я бы хотела поговорить наедине, – призналась она.

– Магистр Анхайлиг! – На сей раз в разговор вклинился один из вельских делегатов. – На связи Вельский дворец, его величество Ульрих Первый хочет с вами переговорить.

Анхайлиг резко выдохнул и, кивнув делегату, быстро проговорил:

– Сейчас не получится, извини. Но вечером обязательно поговорим. – После чего поцеловал Наташу в висок и удалился вслед за мужчиной в расшитом камзоле.

Наташа недовольно вздохнула. Но изменить ничего не могла, поэтому смирилась с необходимостью отложить рассказ на вечер. Развернувшись к выходу, девушка направилась в столовую. Надо было съесть хоть что-нибудь.


Когда дверь в лабораторию за Ланой и Алеорном закрылась, девушка нервно зарылась пальцами в кудри и закрыла глаза. В голове было пусто, лишь крутился один вопрос: «Что можно сделать полезного за пару часов?»

Алеорн некоторое время наблюдал за усиленной мыслительной работой девушки и, подойдя ближе, положил руки ей на плечи. Мужские пальцы умело разминали напряженные мышцы, заставляя расслабиться. И уже спустя пару минут Лана буквально плыла в приятных теплых волнах наслаждения.

– Ну, что-нибудь придумала? – тихо поинтересовался дейморец у млеющей Ланы.

Та глубоко вздохнула и проговорила:

– Нет. Их не видно. Не слышно. Они неуловимы.

– Я бы не был так пессимистичен, – хмыкнул Алеорн. – Вес-то они не потеряли и следы оставляют. Во всяком случае, для меня их местоположение тайной не являлось – тепловые оттиски хорошо видно.

– Но я – не ты, – пробормотала Лана. – Такого видеть не могу, не говоря об остальных ребятах. А следы… там мраморный пол, на нем трудно оставить следы. Хотя…

Полуэльфийка внезапно встрепенулась и, выскользнув из заботливых рук, полезла в свою сумку. Пришедшее ей на ум зелье было несложным, но, как всегда, требовало концентрации и собранности.

Алеорн спокойно отошел в сторону, чтобы не мешать. Темный эльф наблюдал за действиями Ланы и гнал от себя мысли, что этот турнир и бои могут быть опасны. Когда девушку поймали в кокон, первым желанием было вырвать ее оттуда и вырубить всех, кто посмел причинить ей боль. Вот только это привело бы к дисквалификации команды, а подобного допустить было нельзя. Если Лана и простила бы, то Анхайлиг точно нет.

Зачем Ульриху потребовалось подвергать пусть и косвенной, но опасности Ланатиэль, Алеорн не понимал до сих пор. И теперь ему, лучшему в Дейморе бойцу, приходилось наблюдать со стороны за тем, что творится на арене, и надеяться лишь на щит адепта-некроманта и везение Ланы. Это раздражало.

– Алеорн, открой окно, а то сейчас начнет вонять, – вырвал его из раздумий голос Ланы.

Ведьмачка даже не повернула головы, чтобы проследить за выполнением своей просьбы. У нее имелась куда более важная задача: Лана отсчитывала капельки желтоватой настойки. Последний ингредиент, и капельки должны были быть не больше игольного ушка. Девушка настолько сосредоточилась, что не замечала окружающего пространства.

– Ну, долго еще?! – неожиданно раздался строгий громкий голос.

Лана вздрогнула и только чудом не опрокинула весь пузырек в миску с зельем. Удержав от падения концентрат, она резко развернулась и воскликнула:

– Да вашу Лиссу! Какого?.. – И столь же резко прикусила язык, увидев, кого собралась послать известным и неблизким маршрутом.

Анхайлиг недобро прищурился и выжидательно уставился на хватающую ртом воздух полуэльфийку.

– Скоро, – воскликнула Лана и сипло попросила: – Только не пугайте больше. Иначе ремонтировать придется не потолок, а меня.

Последнее прозвучало на грани слышимости.

– У тебя пять минут, – сухо бросил магистр и вышел, прикрыв дверь.

Лана тяжело вздохнула и взглянула на практически готовое зелье.

– Интересно, а успокоительное я себе успею сделать?

– Вряд ли, – огорчил ее Алеорн. – Скоро второй круг боев начнется, и к их началу все команды должны присутствовать в полном составе. Нам надо поторопиться, чтобы не дисквалифицировали.

Спорить Лана, понятное дело, не стала. Быстро доделав зелье, она подхватила сумку и поторопилась в зал, где с минуты на минуту должен был начаться новый этап турнира.

– Ну? – вопросил Адар, стоило полуэльфийке подойти.

– Есть зелье, – заверила девушка и быстро продолжала полушепотом: – Зелье размягчит пол и придаст ему консистенцию мокрого песка. Мы сможем ориентироваться по следам травников.

– Сколько продлится такой эффект?

– Минут пять – семь, – прикинув, ответила Лана. – В теории, времени должно хватить, но чем быстрее вы с ними разберетесь, тем лучше, сами понимаете.

– Ясно, – коротко ответил капитан и вернулся к наблюдению за площадкой, где уже встали друг напротив друга карминцы и дэлатерийцы.

Ничего сверхъестественного не случилось. Команда Карминии легко одержала верх, но радовалась, будто победила не аутсайдеров турнира, а самую сильнейшую команду. Лана от подобной реакции поморщилась: «Карминцы, что с них взять?»

А вот бой каледонцев и эльфов приковал всеобщее внимание. Две лучшие на данный момент команды сошлись не на шутку. «Синие» с невероятной ловкостью уворачивались от лиан, вовсю используя магию замедления и заморозки. И вдобавок успевали бросать в ушастых боевые заклинания. Правда, в итоге ожесточенного противостояния, пусть и с потерями со своей стороны, эльфы все же победили, но никто не сказал бы, что победа досталась им легко.

Окончание этой битвы публика встретила шквалом аплодисментов. Но Лане уже было не до реакции местных фанатов. Куда больше девушку заботил предстоящий бой, успех которого зависел в большой степени от нее.

– Удачи, – пожелал Алеорн и, подбадривая, сжал хрупкие плечи девушки.

Лана серьезно кивнула и направилась вслед за товарищами в центр зала. Расположение членов команды Адар менять, естественно, не стал. Лана по-прежнему должна была следить за боем из-за плеча Сиртана. Единственный ее ход должен был быть в начале и зависел не от магии, а от меткости и силы броска.

– К бою! – провозгласил судья.

В тот же миг леорская команда укрылась щитами, а травники вновь испарились.

«Время пришло!» – Лана глубоко вздохнула и решительно выхватила зелье из сумки. Несмотря на волнение, рука полуэльфийки не дрогнула и четко направила пузырек под ноги противникам. Раздался звон разбитого стекла, и по мраморной плитке пополз белый полупрозрачный туман. Пара секунд – и требуемый эффект был достигнут.

Пол под ступнями травников размягчился и продавился, оставляя хорошо видимые следы.

– Вижу! – радостно провозгласил Адар и первым ударил по ближайшему противнику.

Грохот и яркая вспышка оповестили всех о точном попадании, а на полу появилась продавленная область, очертания которой напоминали лежащего человека.

– Минус два! – отсчитал Велерад и направил свое заклинание на следующего травника. Тот явно пытался закрыться и уклониться от удара, но не успел.

Остальные невидимки попытались сменить свое местонахождение и перегруппироваться, но предательский мрамор выдавал каждое их движение. Травники не сдавались, видимо надеясь успеть и закончить свою атаку, но Сиртан оказался быстрее.

– Попались, – недобро усмехнулся некромант и бросил в сторону противника одно из своих любимых проклятий.

Черный туман прокатился по полу и, взяв в кольцо оставшуюся тройку травников, исчез. Доля секунды – и те, ослабленные и дезориентированные, присоединились к своим товарищам на полу.

– Победа за командой из Леорской академии! – провозгласил судья. На площадку тут же выбежали сопровождающие группу травников магистры.

Пока травникам помогали целители и возвращали им видимость, Лану сдавили в дружеских тесных объятиях. Даже Розалия не сдержала чувств и похвалила ведьмачку. На свое место команда возвращалась сияющая, и недовольные взгляды окружающих их не заботили.

После того как все участники вернулись в строй, выступил глава эльфийской альма-матер:

– А теперь подведем итоги сегодняшнего дня!

«Шар Прозрения» вспыхнул, высвечивая в воздухе таблицу первенства.

– Лидером первого дня становится команда магической академии Лютиэна! – возгласил архимаг Ларниидэль, даже не пытаясь скрыть гордость за своих адептов. – Команды Северной и Южной школ травников, Каледонской и Леорской магических академий идут вровень. И на последнем месте по результатам боев находится школа Дэлатерита. Что ж, ситуация весьма интересная и неоднозначная. Завтра будет новый день и новые бои, а сегодня всем желаю хорошего отдыха!

После слов председателя судейства все потянулись на выход. Первыми зал покинули члены команд. Сушка призвала к порядку развеселившихся леорцев и с абсолютным спокойствием велела следовать в отведенную команде башню. Лишь в гостиной адепты позволили себе вновь предаться безудержной радости.

– Я же говорил, что у нас лучшая ведьмачка! За час такое полезное зелье сумела сваять! Просто молодчина! – Адар еще раз дружески похлопал Лану по плечу.

– Да ладно, это было несложно, – слегка слукавила смущенная Лана.

Реакция товарищей ей была безумно приятна.

– Рано радуетесь, – раздался голос Анхайлига, и веселье моментально оборвалось. – Турнир только начался. И, скажу вам, не блестяще.

– Но один бой мы выиграли, – неуверенно заметил Адар.

– Да, поэтому я вас всех не гоню в тренировочный зал прямо сейчас, – смилостивился некромант. – Кстати, магистр Палима, поменяйтесь с Ланой комнатами. Ей потребуется больше времени на изготовление зелий. Того, что отведено регламентом турнира, явно недостаточно. А разгуливать по ночам в лабораторию и обратно – не дело.

– Конечно, магистр Анхайлиг, – согласилась целительница и направилась в свою комнату паковать сумки.

Лана проводила женщину изумленным взглядом. Еще больше времени на зелья! Но у нее практически не осталось ингредиентов, о чем Лана поспешила сообщить некроманту.

– Составишь список, Миратриэль предоставит, – отмахнулся тот. – И давай уже сразу делай все необходимое, а не сбегай вместо обеда. Насколько я помню, концентрат для тоников настаивается несколько часов, так что вся ночь в твоем распоряжении. Поставишь, и спи рядом. Тут, а не за столом лаборатории.

– Угу, – тяжело вздохнула полуэльфийка и поплелась в свою комнату.

Но куда более грустной казалась Розалия. Видимо, девушка представила все прелести проживания со старой перечницей в одной комнате, и Лана теперь ей виделась самой лучшей соседкой из возможных.

Наташа с улыбкой проследила за реакцией девушек и поторопилась к Лане. Зайдя в комнату вслед за ведьмачкой, она поспешила обнять подругу и поздравить с удачным боем.

– Эх, зато теперь мне придется делать зелья круглосуточно, – печально вздохнула Лана.

– А ты взгляни на это с другой стороны, – хитро подмигнула ей Наташа. – У тебя теперь будет отдельная комната. Где никто тебе не помешает быть рядом с Алеорном!

Лана на мгновение застыла, а потом ее лицо расплылось в довольной улыбке. Да, это то, что она действительно хотела! Быть вместе с любимым и не переживать, что в самый неподходящий момент кто-то их потревожит.

– Смотрю, ты наконец-то оценила свое новое положение.

– О да-а-а, – протянула Лана и крепко обняла подругу. – Турнир перестает быть ужасным!

С таким веселым настроением девушки упаковали вещи полуэльфийки и перенесли их в комнату, недавно принадлежащую Сушке. Показав Алеорну, как стоит составить столы, чтобы расположить там свой походный набор зельевара, Лана села составлять список необходимых ингредиентов. Ничего особенного она туда не заносила, – понимала, что от эльфийских щедрот все равно мало чего достанется. Но Анхайлиг все равно список придирчиво перепроверил. Мол, мало ли, внесешь что-нибудь запрещенное судейством, и команду дисквалифицируют.


Ужин прошел в благостной атмосфере. Лишь под конец внимание леорцев привлекло странное оживление в команде Карминии.

– Что это они так всполошились? – поинтересовался Адар, наблюдая за тем, как вся команда соперников вскакивает с мест и торопится на выход.

– Не знаю, но я бы проследил, – внес предложение Сиртан.

Но торопиться, впрочем, никто не собирался. Спокойно доев ужин, леорская команда поднялась со своих мест и под предводительством Анхайлига покинула столовую. Однако когда они подошли к главному холлу академии, магистр некромант резко остановился. Здесь находилась не только делегация Карминии, но и представители всех команд.

Ошарашенные леорцы оглядывались в поисках причины такого столпотворения. Внезапно двери распахнулись и на пороге появился Аларик, принц Карминский. Во всей своей красе, в парадном, расшитом рубинами и золотом, костюме.

– Только его тут не хватало, – с досадой процедил Анхайлиг и быстро оглянулся на Лану. – Ни слова, ни взгляда, ничего, что даст Аларику понять, будто ты его узнала, – прошипел он. – Иначе можешь попрощаться с памятью.

Девушка нервно сглотнула и, кивнув, во все глаза уставилась на наследника карминского трона. Огненноволосый красавец приятно улыбался всем присутствующим. Его янтарные глаза и правильные черты лица притягивали взор, и отвести взгляд казалось уже невозможным. Лана сама не заметила, в какой момент затаила дыхание. Но едва поймала себя на мысли, что всерьез восхищается этим мужчиной, разозлилась и стиснула зубы.

«Я его не помню. Ничего не знаю, и вообще он меня мало интересует! Хотя теперь я, пожалуй, понимаю, почему на помолвку согласилась», – мысленно хмыкнула девушка и уже спокойнее взглянула на своего все еще формального жениха.

Аларик же благосклонно принимал приветствия и беззастенчиво флиртовал со всеми красавицами вокруг. Лана видела, как он целует руку одной встречавшей его эльфийке и стоит слишком близко, чтобы списать это на необходимость или протокол.

Потом была девушка из команды Карминии. Необычная брюнетка буквально приклеилась к царственной особе, что-то щебеча. Реагировал на сию вольность Аларик не то что благосклонно, а даже чересчур поощрительно.

«Зараза, да он вообще не переживает, что у него вроде как есть невеста!»

– Можно я его удушу? – тихо прошипела Лана, негодуя от подобного пренебрежения к собственной персоне и бессовестности принца. – Такие гады жить недостойны!

– Лана! Конспирация! – так же тихо напомнила Наташа.

Полуэльфийка в очередной раз стиснула зубы и пару раз глубоко вздохнула. Занятая собственными переживаниями, она не заметила, что Алеорну очень не понравилась ее реакция.

– Лучше уйди, – сухо проговорил он.

От тона, которым были произнесены эти слова, у Ланы по спине пробежали нервные мурашки, а в голове промелькнула мысль, что на самом деле все очень нехорошо. И надо лучше сдерживать свои эмоции, иначе придется всерьез объясняться со своим единственным и неповторимым мужчиной.

– Поздно, – столь же сухо откликнулся Анхайлиг. – Нас уже заметили.

И действительно, делегация во главе с Алариком уверенно приближалась к леорцам. Лана непроизвольно напряглась и прикусила губу.

– Сестра! Я так рад встрече! – провозгласил Аларик, когда приблизился, и ухватил Наташу за руку. – Столько лет прошло после того, как нас разлучили. Ты очень изменилась, выросла, похорошела.

– Да, я тоже… рада, – не без запинки ответила некромантка и даже не выдернула руку, когда новоявленный брат решил ее поцеловать.

– Герцог, могу заверить, вам достался самый драгоценный из рубинов Карминии, – обратился принц к стоящему рядом Анхайлигу.

– Я в этом не сомневаюсь, ваше высочество, – спокойно откликнулся магистр и выудил руку жены из цепких пальцев Аларика.

Лана, наблюдавшая за «воссоединением семьи», успела даже забыть, что у нее важная миссия не проколоться, когда взгляд принца буквально впился в нее. Полуэльфийка по инерции удивленно уставилась на него в ответ, что было в данной ситуации, пожалуй, наиболее лучшей реакцией.

– А это члены вашей команды? – вопросил Аларик и приблизился на шаг к якобы страдающей потерей памяти невесте. – Я полагаю, вы одна из талантливейших магичек на этом турнире.

Комплимент достиг своей цели, и Лана, сама от себя не ожидая подобного, вспыхнула от смущения. Поэтому даже не сообразила, в какой момент ее кисть оказалась в руке принца. Поцелуй обжег тыльную сторону ладони и длился куда дольше, чем положено. От него по телу девушки пробежали толпы взбудораженных мурашек.

«Конспирация! Конспирация! Я не должна реагировать! – уговаривала себя Лана. – К тому же недавно он так же целовал руки другим!»

Вспыхнувшая вновь в душе злость помогла ей собраться, но ненадолго.

– Я был бы бесконечно рад, если бы вы составили мне компанию в прогулке по великолепной академии Лютиэна, – тем временем промурлыкал Аларик. – Наверняка за те пару дней, что вы здесь находитесь, вы уже узнали самые интересные места.

Что ответить, Лана не знала. Вообще-то, она ничего не видела, но отказать коронованной особе в прямой просьбе было подобно самоубийству. Да и не так бы поступила обычная девушка, вдруг обласканная высочайшим вниманием.

Наташа нервничала не меньше. Затравленно обведя глазами зал, она неожиданно увидела приближавшуюся к ним Ангелину. Вот уж с кем точно не стоило пересекаться! Поэтому, прерывая общее молчание, решительно обратилась к брату:

– Аларик! Я, пожалуй, пойду отдыхать. День был тяжелым.

– Конечно, сестренка. Желаю приятных снов, – благосклонно произнес принц.

Быстро кивнув, Наташа вцепилась ледяными пальцами в руку Анхайлига и потянула мужа прочь из зала. Тот недоуменно приподнял бровь, не понимая такой спешки.

– Ты обещал со мной поговорить, – нервно прошипела Наташа первое, что пришло в голову.

– Это так срочно?

– Да!

И в этом утверждении Наташа теперь была уверена на сто процентов. Необходимо было убираться прочь из Лютиэна. Прочь от Аларика и от Ангелины. Любым способом. Если для этого необходимо напугать Анхайлига кошмаром – она это сделает.


Лана затравленно взглянула вслед удаляющейся подруге, затем снова на свою плененную кисть. Не прошло и секунды, как рука Аларика скользнула на талию полуэльфийки, привлекая Лану на совершенно неприличное расстояние. Дыхание у девушки сбилось, а сердце застучало так, словно стремилось пробить грудную клетку.

– Так все-таки как насчет небольшой экскурсии? – едва не мурлыкая, вновь спросил Аларик.

Лана сглотнула и уже открыла было рот, чтобы наплевать на этикет и отказаться, сославшись на собственную несостоятельность, когда спасение пришло, откуда не ждали.

– Ваше высочество, боюсь, у членов команды не было времени, чтобы настолько хорошо узнать дворец, – раздался рядом чарующий голос Ангелины.

– Правда? Очень жаль, – протянул принц и отступил от Ланы, обратив свой взор на блондинку. – В таком случае, может быть, вы мне поможете, леди…

– Ангелина, – откликнулась красавица и тут же добавила: – С величайшим удовольствием, ваше высочество.

Лана даже не сразу поняла, что может уходить, ошарашенно глядя на флиртующую парочку. «Боги, почему я мечи в академии оставила?! Сейчас бы кое-что кое-кому отсекла!» – с негодованием думала она.

Резкий рывок и хватка на запястье горячей мужской руки вернули Лану в реальность. Алеорн быстро развернул девушку в сторону лестницы и уверенно повел прочь. Спустя миг они уже затерялись в толпе, а Лана осознала, что висит на мужском плече, скрытая маскировкой.

«Допрыгалась…» – мелькнула в кудрявой голове мысль. Но придумать, чем оправдываться, и за что конкретно, Лана не успела.

В мгновение ока она оказалась в своей новой комнате. Щелкнул замок, и Алеорн не самым нежным образом сгрузил ношу на кровать.

Несмотря на то что он по-прежнему ничего не говорил, Лана отчего-то совершенно отчетливо поняла: Алеорн крайне недоволен. И он видел, что ей понравились прикосновения Аларика.

Лане хотелось броситься любимому на шею, но холодный взгляд, которым одарил ее Алеорн, остановил девушку. Наверное, следовало что-то сказать, но полуэльфийка терялась в догадках, с чего начать и за что оправдываться. Поэтому, обреченно вздохнув, спросила:

– Что не так? Я старалась не выдать себя и не показать, что все прекрасно помню.

– Правильно, только уподобляться другим… девушкам не стоило, – холодно проговорил Алеорн.

От такого сравнения Лана нервно передернула плечами. В конце концов, несмотря на легкую слабость, ее желания все-таки сильно разнились с целями прочих облюбованных принцем женщин.

– Я просто не знала, какими словами сказать ему «нет», – глухо призналась Лана. В горле стоял комок слез, и говорить было крайне проблематично, но останавливаться она не собиралась. – Простая ведьмачка, категорично отказывающая принцу, это слишком подозрительно. Неправильно. И знаешь, никогда бы не подумала, что буду благодарна Ангелине за ее пронырливость и желание ко всем подмазаться.

В зеленых глазах Алеорн заметил боль и сожаление. Он прекрасно видел, что Лана была, как и всегда, честна с ним. Однако неприятное чувство сомнения, которое появилось еще при встрече Ланы и Аларика, не давало покоя и злило. Вправе ли принцесса, лишенная памяти, отвечать за свои чувства и слова? Ведь когда-то она дала свое согласие на помолвку, и чем девушка руководствовалась на тот момент, оставалось тайной.

И тут Лана, не выдержав молчания и недосказанности, порывисто подскочила с кровати и обняла стоящего рядом мужчину. Единственного, кого боялась потерять.

Внезапно охватившая горечь притупила все остальные чувства Алеорна. Разум говорил, что надо оставить Ланатиэль, но он не мог уйти, не мог отдать ее другому!

– В следующий раз уходить надо быстрее, – выдохнул Алеорн и обнял девушку в ответ.

– Угу, – всхлипнула та, стремясь прижаться еще сильнее.

Приподняв лицо девушки и вынуждая смотреть в глаза, Алеорн провел подушечкой большого пальца по ее щеке.

От прикосновения по телу Ланы пронеслась болезненно-приятная волна мурашек, и она невольно прикрыла глаза, каждой клеточкой впитывая эти ощущения.

Склонившись над ней, Алеорн поцеловал чуть солоноватые губы. И Лана ответила, жарко, со всей свойственной ей страстью. Нет, она его не потеряет и не отпустит.

Девичьи пальчики ловко преодолевали препятствие из пуговиц в единственном желании прикоснуться к горячей коже, почувствовать, как перекатываются напряженные мышцы. Но Алеорн оказался куда более нетерпеливым. Мантия Ланы слетела в одно мгновение, застежки рубашки были безбожно оторваны. Когда горячие ладони скользнули по обнаженной нежной коже, Лана напрочь забыла про свои потуги избавить любимого от одежды.

Стон вырвался из груди, и девушка неожиданно увидела себя лежащей на кровати, прижатой сильным и самым желанным мужчиной. Алеорн медлил, наблюдая, как Лана в порыве страсти закусывает губу и изгибается ему навстречу.

– Ты только моя, – хрипло проговорил мужчина.

Лана согласно застонала, желая, чтобы он выпил ее всю без остатка и воскресил, подарив блаженство.

Резкий толчок – и полуэльфийку охватило невероятное наслаждение, оттесняющее все на второй план. Алеорн больше не сдерживался, желая обладать несносной девчонкой, и каждый ее стон был доказательством его власти над ней.

Девичьи ногти безжалостно впивались в стальные мужские плечи, оставляя глубокие царапины. По телу эльфа прокатилась крупная дрожь, а в следующий миг поцелуи стали нежными и невесомыми. И Лана будто ослабла, даря в ответ не менее ласковые прикосновения. Весь мир в тот момент заключался в их взаимных объятиях, лучше любых слов заверяющих, что они принадлежат только друг другу.

В какой момент Лана провалилась в сон, она не ощутила.


А Наташа в это время нервно мерила шагами комнату, дожидаясь возвращения Анхайлига. Когда четверть часа назад она рассказала мужу о своем сне, реакция некроманта была точно такой, как она и ожидала. Анхайлиг моментально помрачнел. Сообщив, что не собирается рисковать и оставаться в Лютиэне, не мешкая отправился разговаривать с Ульрихом о снятии команды с турнира.

«Теперь все будет хорошо, – пыталась успокоить себя Наташа. – Мы вернемся домой, и никакое пророчество этому не помешает».

Вот только хмурый вид вернувшегося через некоторое время мужа пошатнул это утверждение, и Наташа внутренне напряглась, ожидая новостей.

– Ульрих не согласен, – едва сдерживая злость, с порога сообщил Анхайлиг. – Без точных данных он даже слушать ничего не хочет о возвращении команды обратно в Леорию. Мол, раз у нас есть шанс победить, упустить его из-за туманных, не подкрепленных солидными прорицателями предположений мы не можем. К тому же тут еще и Аларик…

– А он-то тут при чем? – бессильно простонала Наташа.

– Изначально принц приехал поддержать свою команду. Но, увидев невесту, уже успел доложить будущему тестю, что в полном восторге от Ланатиэль и хочет посмотреть, как она сражается на турнире. – Анхайлиг даже скривился, пересказывая этот момент разговора.

– Вот только Лана совсем не в восторге от подобных смотрин, – напомнила Наташа, тоже помрачнев.

– Думаешь, это кого-то заботит, кроме вас? – с сарказмом спросил Анхайлиг и устало произнес: – В общем, Ульрих напрочь отказался выводить команду с турнира, а без его разрешения я, увы, бессилен. Единственное, что он предложил – прислать дополнительную охрану. Сам я обязан остаться, чтобы проследить за командой и Ланатиэль. Но тебя готов завтра же отправить в Леорию под защиту «Кровавого Карателя». Только скажи, что у тебя есть хоть какие-то подробности предстоящего покушения. И как скоро оно может случиться?

Наташа задумчиво посмотрела на мужа. Нет, уехать и оставить всех дорогих ей людей здесь, в неведении, откуда придет опасность, она не могла. А никакой конкретной информации у девушки пока не было и предчувствий по этому поводу тоже.

– Подробностей у меня нет, и в ближайшее время я опасности не ощущаю, – выдавила она. – И… одна в Леорию возвращаться не хочу. Рядом с тобой мне спокойнее.

Анхайлиг в сомнении изогнул бровь.

– Уверена?

– Да. Лучше мне остаться здесь, возможно, будут еще видения. К тому же в моем сне ни о месте, ни о времени событий ничего не сообщалось. Может, действительно они не связаны с турниром.

– Хорошо, – нехотя согласился некромант. – Хотя мне все это очень не нравится. Впрочем, как и вся эта затея с турниром.

– Знаю. И если вдруг я что-то еще почувствую, сразу тебе скажу, – пообещала Наташа.

Уверенность, с которой она заверяла мужа, что ничего страшного в ближайшее время не случится, давалась ей с большим трудом. На душе непрестанно скребли кошки, и даже заснуть от этого удалось далеко не сразу, Наташа всерьез опасалась увидеть еще один кошмар. Но, по счастью, никаких снов ей так и не приснилось.

Глава 9

Просыпалась Лана в не менее радужном настроении, чем засыпала. Сладко потянувшись и найдя губы Алеорна, полуэльфийка тихо проговорила:

– С добрым утром. Ты меня простил?

Мужские ладони прошлись по изгибам ее тела, вызвав у девушки невольный тихий стон.

– Будем считать, что да, – довольно улыбнувшись, проговорил Алеорн и напомнил: – Скоро завтрак.

– Проспим его безбожно? – игриво предложила Лана.

– Боюсь, нам этого не позволят, – улыбнулся Алеорн и нежно поцеловал девушку в нос.

А в следующий миг в дверь постучались.

– Лана, Мератриэль сказал, что все ингредиенты по твоему списку доставлены в лабораторию, – раздался громкий голос Анхайлига. – Хватит спать!

Девушка тихо застонала, но противиться приказу магистра мог себе позволить только мазохист-смертник. Поэтому, выскользнув из кровати, ведьмачка быстро собралась и направилась изучать посылку от эльфов. Стоило сделать это еще до завтрака, ибо если по качеству заготовок будут претензии, то лучше сообщить Анхайлигу об этом заранее. Тогда он сможет оперативно решить вопрос о новой партии ингредиентов до того момента, когда они вообще закончатся.

В коридорах было пустынно. Большинство адептов любило поспать, как и в Леорской академии, тоже не считая завтрак самой важной трапезой. Лана шла под руку с Алеорном, и невероятное чувство счастья наполняло ее душу. Сейчас девушке хотелось, чтобы эта прогулка никогда не заканчивалась. Но вдруг одна из дверей впереди скрипнула и приоткрылась.

Реакция Алеорна была моментальной. Его рука скользнула на талию Ланы и притянула девушку ближе. Невидимость быстро поглотила пару, оставляя их незаметными для нежданных ранних пташек.

Поначалу Лана удивилась такой реакции, но буквально через миг все прояснилось.

– Ваше высочество, мне необходимо покинуть вас, – томно, с придыханием проговорила… Ангелина?!

Лана удивленно посмотрела на Алеорна, и тот кивнул, подтверждая ее мысли. Улыбка заиграла на губах полуэльфийки. Да, однажды она ошиблась в своем выборе и согласилась на предложенного родителями жениха, но теперь знала правду. Никакая приятная внешность не скроет гнилого нутра и тем более не заменит искренней любви. Глядя на самого великолепного и надежного мужчину в мире, Лана понимала: у нее есть все, что только можно пожелать. А досада, что по ней не сохнет формальный и практически бывший жених, вообще самая величайшая глупость. Напротив, так даже лучше. Понимание, что Аларик – последний кобель, освобождало от угрызений совести и сомнений.

Алеорн встретил полный восхищения и нежности взгляд Ланы, и внутреннее напряжение, которое держало со вчерашнего вечера, разом схлынуло. Все-таки, несмотря на все сомнения, посеянные ревностью, Лана действительно любила только его. Его маленькая Ланатиэль уже не была заносчивой и надменной. В конечном счете, та наглая девчонка, что когда-то потребовала уступить ей дорогу и всячески проявляла недовольство по отношению к старшим, выросла и изменилась.

«И не только отсутствие памяти тому помогло. Это не может просто так изменить характер», – размышлял эльф, сильнее прижимая к себе хрупкую девушку.

Лана завороженно потянулась за поцелуем, но их идиллию безбожно прервали. Ангелина тонко, завлекающе засмеялась и снова проговорила:

– Мне действительно пора, но вечером я думаю провести для вас еще одну экскурсию.

Лана еле сдержала смех, слыша подобные речевые обороты, и потянула Алеорна по коридору, дабы больше не рисковать и не выдать случайно своего присутствия. Миновав злосчастный коридор, темноэльфийская парочка сбросила маскировку и дальше шла не скрываясь. А спустя несколько минут Лана уже инспектировала принесенные ингредиенты.

Несмотря на легкие сомнения в том, что эльфы могли чего-то не доложить, все необходимое нашлось в полном комплекте и в надлежащем качестве.

– Замечательно, – заключила Лана и взглянула на часы. – А на завтрак можно уже не ходить.

– Тогда хотя бы сама свой тоник выпей, – проворчал Алеорн. – Еще не хватало в голодный обморок посреди боя упасть.

Лана фыркнула. Понятно, что дейморец преувеличивал и от пропуска одного завтрака ничего плохого не вышло бы. Но все же спорить не стала и бутылочку с тоником пригубила. Так, для ясности мысли и быстроты реакции. Мало ли что.

Теплая волна мгновенно разлилась по телу, и, выходя в коридор, Лана чувствовала себя взбодрившейся и полной сил. Да и настроение приподнялось, так что теперь она практически не сомневалась в победе своей команды.

До турнирного зала полуэльфийка добежала быстро, точно на крыльях.

– Доброе утро, – приветствовал ведьмачку Адар. – Готова к новым подвигам?

В ответ Лана широко улыбнулась и заверила:

– Как никогда!

Начало второго дня турнира практически ничем не отличалось от предыдущего. Снова после вступительного слова председателя судейства взоры обратились к проецируемой «Шаром Прозрения» турнирной таблице.

– Итак, есть шанс утереть синим зазнайкам нос. У каледонцев одни элементалисты, середнячки по уровню силы, – оценил Адар выпавших им на первую половину дня противников. – Но хотелось бы отвлечь их внимание. Лана, у тебя что-нибудь есть?

– Чихательный порошок и испаряющееся чесоточное зелье. А еще есть «драконова слюна». В малой дозе получим ослепительную вспышку и небольшую ударную волну, – перечислила полуэльфийка.

– Отлично. Можешь использовать любое по своему усмотрению. Нам главное внести смятение в их ряды. Выжидаешь пару секунд, чтобы мы с Велерадом успели сплести заклинания, и бросаешь.

Лана согласно кивнула и усмехнулась. Девушка уже предвкушала победу.

Пока леорская команда планировала свои действия для предстоящего боя, первое сражение между эльфами и Дэлатеритом закончилось. Естественно, не в пользу последних. А после того как проигравших вызволили из травяных коконов и они вернулись на свои места, на площадку вызвали следующую пару.

– О, посмотрим, что карминцы против травников предпримут, – оживился Велерад.

Его любопытство разделяли все, поэтому пристально вглядывались в то, что происходило на арене.

Как и положено, противники на какое-то мгновение замерли друг перед другом. Сигнал судьи – и все разом подняли щиты. А в следующий миг под ноги травникам карминцы запустили склянку с зельем. Разбившись, оно с неимоверной скоростью покрыло пол блестящей белесой пленкой.

– О, тоже хотят их по следам отследить! – хохотнул Адар. – Плагиаторы!

Вот только карминцам этот способ не помог, потому что в этот раз травники и не собирались двигаться. Раздался новый звон, и их команду на мгновение заволокло туманом. А когда магическая дымка рассеялась, вместо пяти участников перед карминцами стояла толпа.

– Зелье иллюзий. Карминцам снова крышка, – констатировала Лана.

– Но иллюзии бесплотны, они не оставят отпечатков, – заметил Велерад.

– В теории – да. А на практике, пока действует зелье, оно будет создавать очень достоверную иллюзию следов, – сообщила Лана. – Пожалуй, с подобным мог бы справиться магистр иллюзий. Но у карминцев такого специалиста нет.

Маги действительно от подобного поворота событий растерялись. Кто-то пробовал атаковать, но попадал в иллюзии, не причиняя настоящим травникам ни малейшего вреда.

«Три, два… – Лана мысленно начала отсчет секунд до момента, когда карминцы уже не смогут и пальцем шевельнуть. – Один!»

Травники одновременно открыли глаза и в упор посмотрели на противников, буквально пригвоздив тех к полу заклинанием ступора.

– Победа за командой Северной и Южной школ травников! – провозгласил судья, а зал разразился аплодисментами.

Лана невольно бросила взгляд на выделенную принцу Аларику ложу и с удовольствием пронаблюдала за недовольно поджавшим губы высочеством. «То ли еще будет!» – мысленно пообещала Лана и пожелала, чтобы их команде во второй половине дня выпала возможность раскатать карминцев.

Из приятных мыслей о будущем девушку вырвал зычный голос судьи, вызвавший к барьеру леорскую и каледонскую команды.

Каждый из участников быстро занял положенное место, и после уже привычной команды маги подняли защиту. Лана запустила руку в свою сумку, где все было разложено в одном ей ведомом порядке, и безошибочно нащупала пузырек с «драконовой слюной». Полуэльфийка была готова к атаке и лишь ждала подходящего момента, как вдруг в глаза неожиданно ударила яркая вспышка.

– Какого демона?! – раздался рядом удивленный возглас обычно бесстрастного Сиртана.

Лана хотела ему ответить, но не смогла. Губы, как и все тело, занемели и отказывались шевелиться.

Адар с Велерадом не стали отвлекаться на постигшую некроманта и ведьмачку неудачу и слаженно ударили по защите противника. Но по тонкой, казалось бы, пленке преграды разошлись радужные волны, и только. Ни одна молния не причинила куполу ни малейшего вреда.

– Сиртан, где уже твое проклятие? – покосился на некроманта Адар и смачно выругался, ибо некроманта, несмотря на вовремя восстановленный и усиленный щит, постигла та же участь, что и Лану.

– Что вообще происходит? Как этим слабакам удалось их заморозить?! – процедил Велерад и отправил очередной заряд в непробиваемую защиту каледонцев.

– Без понятия, – откликнулся Адар и скомандовал: – Розалия, помогай!

Блондинка моментально спустила с пальцев заготовленный «молот света»… и в следующий миг застыла подобно восковой фигуре.

Не прошло и несколько минут с начала боя, как леорцы остались в меньшинстве. При подобном раскладе сил сопротивляться было бесполезно, но сдаваться Адар был не намерен. Только сейчас он разгадал секрет каледонцев.

– Велерад! Соединяем щиты и бьем одновременно в одно место! – гаркнул он.

Вот только ценные указания запоздали. Элементалист было дернулся к своему капитану, но так и застыл в замысловатой позе. Адар в отчаянной и бесплодной попытке бросил очередное боевое заклинание в противников и присоединился к остальным членам своей команды.

Приговор о проигрыше леорцы выслушали с покорностью садовых скульптур. Лане от подобного незавидного положения захотелось завыть. Но даже это было невозможно осуществить, пока один из дежурных целителей не снял с девушки последствия заклинания элементальной «заморозки».

Так как Лану обезвредили первой, мышцы у нее сильнее всего затекли, и первое время девушка шла как самый заправский зомби с плохо сохранившимся мозгом. Благо Сиртан помог ей добраться до скамьи.

Сказать, что Лана расстроилась – ничего не сказать. Мало того что еще один бой закончился поражением, так еще и таким быстрым. А ведь так хотелось снова доказать, что она хоть чего-то стоит и не зря тут находится, но Лану вновь лишили такой возможности. И кто? Главные идеологические противники! Какие-то элементалисты-середнячки! И спрашивается, как?

– Нет, я просто не понимаю, как это произошло, – прошипела, усаживаясь рядом с Ланой, Розалия. – Адар, Велерад, вы же говорили, что они слабаки! Так как?!

– Спайк, – процедил Адар. – Они соединились в цепь и били спайком, одновременно по одной цели. Поэтому их совместный удар пробивал наши одиночные щиты с легкостью. Плюс их соединенный щит намного сильнее, чем по отдельности.

– Офигенно! – выдохнула целительница со злостью. – Получается, у всех команд есть какая-то стратегия, кроме нас. Этак мы запросто можем вылететь с турнира вслед за Дэлатеритом!

Она с силой треснула кулаком по скамье, а потом в три глотка выпила предложенный Ланой тоник.

– Не переживай, у нас еще есть возможность выиграть следующий бой, – успокоил Сиртан и указал на турнирную таблицу, где уже появился список боев на вторую половину дня.

Вместе с остальными леорцами Лана повернула голову и едва не застонала. Вместо слабого Дэлатерита или хотя бы карминцев им достались эльфы. Эльфы! Сильнейшая команда! И это тогда, когда от исхода боя зависит, останутся ли они в турнире или нет.

Нет, долгов, за которые стоило поквитаться с надменными ушастыми, у леорцев накопилось предостаточно. Но…

– Предлагаю вам сдаться сразу и не позориться, – мелодично и крайне презрительно пропела оказавшаяся неподалеку вредная эльфийка из команды Лютиэна.

– Нам крайне приятна ваша забота, но вы бы лучше о себе побеспокоились, – в точности повторяя интонации соперницы, проворковала Розалия и громко доверительно прошептала: – И советую перед боем посетить уборную, а то, не ровен час, со страху оконфузитесь.

– О конфузе стоит беспокоиться только подобным вам дурнушкам, – парировала любительница синего цвета и гордо прошествовала мимо зло прищурившихся девушек.

– Еще немного, и я этой стерве волосы вырву, – прошипела Розалия и, поднявшись с лавки, тоже пошла на выход.

Остальные, включая и Лану, последовали за ней. Бои боями, а обед пропускать не хотелось.

Благодаря скоплению магистров обед прошел без эксцессов, а после Адар, по наставлению Анхайлига, решил провести экстренное совещание команды.

– Как вы знаете, по истечении сегодняшнего дня турнир покинут две слабейшие команды, – начал Адар. – На данный момент у нас достаточно спорное положение, потому что карминцы буквально дышат нам в спину. Следующий бой необходимо кровь из носа, но выиграть.

– Мы понимаем, но в прошлый раз нам банально не хватило сил, – откликнулся Велерад. – У этих цветоводов слишком много травы.

– И мои заклятия не рассчитаны на растительную флору, – добавил Сиртан.

– Зато у меня все еще есть «драконова слюна», – вклинилась Лана. – В теории, радиус поражения у нее большой, так что ненадолго, но она может решить проблему с корнями.

– Ненадолго… – Адар на мгновение задумался, оценивая предложенную стратегию. – Что ж, это лучше, чем ничего. Можно сыграть на эффекте неожиданности, но в таком случае атаковать придется всем, даже тебе, Розалия. Долгий бой против них мы не выдержим, значит, защита вторична. Либо мы победим сразу, либо проиграем.

Признав доводы Адара логичными, леорцы дружно согласно кивнули. Конечно, этот план не являлся идеальным, но другого у них не было.

В турнирный зал команда вошла перед самым началом второго круга боев. Сосредоточенные лица соперников эльфы встретили ухмылками. Они явно не сомневались в своей победе, уверенные, что леорцы ничего им противопоставить не смогут. Но леорцам было наплевать на надменность и самоуверенность противника. Они просто хотели выиграть.

Начало боя ничем не отличалось от прошлого, когда сошлись эти две команды. Три слепящие молнии пронеслись над площадкой и ударили в защиту элементалистов земли. Грохот сотряс все помещение и заставил зрителей инстинктивно вздрогнуть. Но эльфам подобная атака не помешала сотворить свое фирменное заклинание. В мгновение ока перед леорцами вздыбился пол и выросли уже знакомые извивающиеся корни.

На этот раз Лана медлить не стала. Быстро выхватив нужное зелье, она со всей возможной скоростью и силой швырнула пузырек в основание корневищ. От раздавшегося грохота буквально заложило уши, а взрывную волну магические щиты сдержали с большим трудом. Но самое главное, магические растения охватило пламя, буквально в считаные секунды пожрав их без остатка.

– Атака! – скомандовал Адар, и тут же к растерянным и дезориентированным противникам полетели три молнии и созданное Сиртаном «касание Тьмы».

Щиты, созданные эльфами, под напором боевых заклинаний элементалистов и целительницы не выдержали, а проклятие некроманта закончило начатое. Дымчато-серая нить, пущенная Сиртаном, словно плеть прошлась по каждому эльфу, оставляя на их коже красный ожог и отправляя в глубокий обморок.

Когда сражаться было уже не с кем, а остатки корней благополучно догорели, зал окутала тишина.

– Мы же выиграли? Да? – тихо уточнила Лана.

– Ага. И все в шоке от этого, – усмехнулся в ответ Сиртан.

– Победа за Леорской академией! – провозгласил судья.

В зале раздались одинокие аплодисменты. Обернувшись, Лана успела заметить, что этим первым оказался принц. А спустя три секунды рукоплескали все.

Лана облегченно выдохнула. Да, теперь им не грозит вылететь в первом туре!

Радость настолько переполняла полуэльфийку, что до командной ложи она добиралась, чуть не подпрыгивая.

– Это нечестная победа! – раздалось рядом злое шипение Карналиэль.

– Разве? – откликнулась Розалия, сияя от радости победы и вида эльфийской красавицы.

Проклятие Сиртана прилетело девушке прямо в лицо, и теперь на нем красовалось остаточное последствие в виде красного росчерка.

– Вы использовали запрещенное зелье! – поддержал Карналиэль возмущенный голос еще одного члена команды Лютиэна.

– Неправда. Оно сделано из обычных ингредиентов, санкционированных организаторами турнира, – опровергла Лана.

– Оно опасно! – взвизгнула эльфийка.

– Ваши коконы опасны не меньше. Я чуть не задохнулась, пока была внутри. У меня, между прочим, клаустрофобия, – огрызнулась Розалия.

– Мы подадим протест! И вас лишат победы за жульничество! – продолжала напирать Карналиэль.

– Ваше право, – вклинилась в разговор подошедшая магистр Палима. – Судьи рассмотрят вашу жалобу. А сейчас нет смысла срывать соревнования.

Сухой и деловой тон магистра не располагал к последующим дебатам, поэтому эльфийка скрипнула зубами и удалилась.

– Лана, надеюсь, вы действительно не жульничали, – обратилась к ведьмачке Сушка.

– Я сделала зелье из предоставленных ингредиентов, – вспыхнув от негодования, горячо заверила магистра Лана.

– Значит, нам не о чем переживать, – заключила Палима.


За последующими боями Лана особо не следила, занятая куда более важными переживаниями по поводу протеста соперников. В том, что они его подадут, девушка не сомневалась, а вот какое решение примут судьи? Конечно, она была уверена в своей правоте, а вот в справедливости…

При этой мысли взгляд полуэльфийки скользнул по трибунам и нашел Наташу в компании инквизитора. Адриан, как всегда, напоминал памятник самому себе, безэмоциональный и абсолютно спокойный.

«Вот уж у кого в справедливости нехватки нет», – хмыкнула Лана и наткнулась на радостный взгляд Наташи. Некромантка в стремлении поддержать подругу показала той поднятый большой палец, без слов заверяя ее, что все просто замечательно.

«Да, пожалуй, расстраиваться еще рано», – решила Лана и улыбнулась в ответ.

Когда закончился последний на сегодня бой, внизу турнирной таблицы значились команды Карминии и Дэлатерита. Но торопиться с оглашением окончательных результатов и выбывающих команд судьи не стали, удалившись на совещание по поданной командой Лютиэна жалобе.

Как только за судьями закрылись тяжелые дубовые двери турнирного зала, время для Ланы превратилось в застывшее желе. Несмотря на все факты, говорящие в ее пользу, полуэльфийка все равно переживала. Ей очень не хотелось снова стать изгоем в маленьком коллективе самых лучших адептов. Ведь она только что доказала свою состоятельность как ведьмачка!

Наташа, наблюдавшая за командой с трибуны, прекрасно видела, как переживает Лана. И не могла не поддержать ее. Поднявшись со своего места, она поспешила вниз, в ложу, где располагались участники команд.

– Все будет хорошо, мы ничего не нарушили, – заверила подругу некромантка и приобняла ее за плечи.

– Тогда почему они так долго совещаются? – вздохнула полуэльфийка и снова бросила взгляд в сторону закрытой двери, за которой решали их судьбу.

– Потому что всегда есть несогласные, нужно разобрать все факты и доказательства. И потом, ваш бой оказался настолько красочным и буквально сногсшибательным, что никто не ожидал подобного.

Лана усмехнулась. Действительно, их бой с эльфами был самым зрелищным сражением за два дня соревнований. От этого еще острее будет чувствоваться несправедливость, если им не засчитают победу.

Наташа же, наоборот, ждала вынесения вердикта спокойно. Конечно, если их отправят домой вместо карминцев, будет неприятно. Но с другой стороны, в последнее время девушку все сильнее мучило чувство тревоги. И очень хотелось вернуться в родную академию, под защиту ее стен. Да и Лане там точно бы ничего не угрожало.

От размышлений девушек отвлекло появление судейства, и они, не сговариваясь, впились взглядом в лицо Анхайлига. Но тот мог поспорить в бесстрастности с Адрианом, отчего тревога стала только сильнее. Лана быстро нашла руку Наташи и сжала, ища поддержки.

Архимаг Лютиэна взошел на пьедестал, где восседало судейство, и поднял руку, призывая к вниманию. Жест излишний, но необходимый по протоколу.

– Мы рассмотрели поданную командой Лютиэна жалобу и приняли решение ее не удовлетворять. В действиях команды Леорской академии не обнаружено ничего, что бы нарушало правила турнира, – чинно огласил он.

После этих слов по залу прокатился недовольный гул. Это заставило эльфа вновь вскинуть руку и добавить:

– Но также мы постановили, что зелья, которые при неосторожном использовании могут необратимо навредить участникам соревнований, в дальнейшем необходимо запретить.

– Ну что за напасть?! – Лана тихо ругнулась. Ее лишили, пожалуй, самого действенного инструмента для атаки.

– Не переживай, что-нибудь придумаешь. Ведь главное, вас не дисквалифицировали! – постаралась поддержать полуэльфийку Наташа.

Той ничего не оставалось, как согласиться и вновь начать размышлять над тем, какую пользу она может принести в бою. Благо теперь у Ланы для этого имелась личная лаборатория.

С такими мыслями Лана последовала за всеми на выход, но, в отличие от команды, решила сначала зайти в лабораторию и захватить на вечер заготовки для тоников. Это у полуэльфийки много времени не заняло, но на обратном пути ее задержали. В коридоре поджидал мужчина в зеленой форменной одежде Северной школы травников.

Магистр был Лане внешне знаком, она видела его в сопровождающей травников делегации.

«Что ему могло понадобиться?» – разнервничалась полуэльфийка и с подозрением посмотрела на нежданного собеседника.

– Здравствуйте, Лана, меня зовут Аквир Латрент. Я магистр Северной школы травников, – представился он.

– Очень приятно. Чем обязана? – отозвалась девушка.

– Вы себя очень хорошо проявили во время боев, я заинтересовался и захотел познакомиться, – с мягкой улыбкой пояснил мужчина. – Насколько мне известно, изучение «драконовой слюны» не входит в стандартную программу обучения Леорской академии.

Лана невольно занервничала. Признаться, что первый раз она сделала «слюну» случайно, по памяти обученного в клане убийц тела, было бы опрометчивым шагом. А уж упоминать о том, что в итоге она чуть не разнесла аудиторию вместе со всем первым курсом ведьмаков, тем более не стоило. Уж очень подобное поведение не соответствовало званию одного из лучших зельеваров.

– Я очень люблю читать и немало времени провела в библиотеке, – не моргнув слукавила Лана.

– Подобная тяга к знаниям похвальна. Теперь понятно, почему Анхайлиг определил именно вас в команду. Вы – талантливый зельевар, – похвалил девушку травник. – Если после окончания академии вы пожелаете продолжить свое совершенствование в профессии, милости просим в нашу школу. И ваши заслуги на турнире при поступлении не останутся незамеченными.

Лана опешила и не сразу поняла, что ей предлагают. Поэтому ответила с запинкой:

– Спасибо, я подумаю над вашим предложением.

– Я очень надеюсь на это, – снова улыбнулся травник и, попрощавшись, отправился по своим делам.

Проводив мужчину взглядом, Лана вопросительно посмотрела на Алеорна. На немой вопрос тот ответил легким пожатием плеч. Действительно, туманные предложения сейчас были наименее актуальны. Поэтому полуэльфийка мысленно махнула на все рукой и все-таки поспешила в столовую.


Наташе тоже перед ужином пришлось задержаться. Буквально на пороге столовой к ней и Анхайлигу подошел молодой парень в темно-бордовой ливрее и сообщил, что принц Аларик Карминский желает с ними встретиться перед отъездом.

Видеть царственного родственничка девушка не хотела, но и отказать было бы невежливо.

– Магистр Палима, проследите, чтобы эти оболтусы ничего не учинили, – отдал указания Анхайлиг и, подхватив жену под руку, повел в сторону парадного входа.


В просторном холле снова было столпотворение.

«Улетает один принц, а такое ощущение, что половина Лютиэнской академии», – хмыкнула мысленно Наташа. Подобной помпезности она не понимала и не воспринимала ее, несмотря на то, что пусть и короткую, но часть своей жизни прожила в подобных условиях. Сейчас она всеми фибрами души желала, чтобы прощание прошло быстро и им удалось бы еще вернуться до окончания трапезы.

Миновав несколько рядов провожающих, супруги оказались рядом с принцем. Тот сразу распахнул объятия и сграбастал в них Наташу.

– Жаль, что так мало удалось пообщаться, сестричка, – вздохнул Аларик и отстранился на расстояние вытянутых рук. – Но кто же знал, что эти балбесы из нашей команды не оправдают возложенного на них высокого доверия? Да еще осмелятся это сделать на глазах у своего принца? Вернусь, обязательно лично покараю ответственных… хм, впрочем, не важно. Может, составишь мне компанию? Надеюсь, твой муж отпустит тебя в родной дом погостить хотя бы на пару недель? Я бы прямо сейчас тебя забрал. Родители будут очень рады встрече!

– Боюсь, это невозможно, – ответил Анхайлиг вместо растерявшейся от такого дикого предложения жены. – У Наталии скоро выпускные экзамены и преддипломная практика.

Его высочество тяжело вздохнул.

– Очень жаль. Что ж, возможно, в следующий раз получится. Наши двери всегда открыты для вас.

Наташа в ответ вежливо улыбнулась. Уж куда-куда, а в Карминию девушку совсем не тянуло. Особенно встречаться с продавшими ее родителями.

– Всего доброго, – попрощалась Наташа и с несказанным облегчением проводила брата взглядом до двери.

Теперь можно было не переживать хотя бы об этом. И Лана тоже порадуется столь скорому отбытию бывшего жениха.


Встретились подруги уже в столовой. У обеих было приподнятое настроение, и их обуревало желание им поделиться.

– Аларик уехал восвояси, – с ходу сообщила Наташа Лане, заодно ответив на невысказанный вопрос полуэльфийки, где они задержались.

– Ура! – радостно пискнула Лана. – А мне только что магистр Латрент предлагал продолжить обучение в их школе травников.

– Бедняги, они не знают, на что подписались, – с сарказмом протянул Анхайлиг.

Лана тут же надулась. Опять в ее способностях сомневались, а над успехами насмехались.

– И никакие они не бедняги, – буркнула полуэльфийка.

– Ладно, пойдемте уже поедим, – оборвала разговор на тему Ланиного обучения Наташа и потянула Анхайлига к раздаче.

Следом поспешила и Лана, отбрасывая мысли о том, что магистр ею опять недоволен. В конечном счете, циничного некроманта было не переделать, а портить себе настроение и аппетит очень не хотелось.

В итоге ужин прошел в спокойной атмосфере, после чего Анхайлиг вновь ушел по своим делам, а девушки вернулись в башню. Здесь Наташа лениво потянулась и направилась к себе, а вымотавшаяся за день Лана поспешила в душ. Благо Розалия оттуда только-только выплыла.

Быстро сполоснувшись, Лана вышла и едва не столкнулась с летевшей навстречу непрестанно почесывающейся Розалией.

– Лана! Твои шутки? – возмущенно воскликнула целительница.

– Ты о чем? – огрызнулась в ответ полуэльфийка, и вдруг почувствовала непреодолимое желание последовать примеру светлой и пройтись ногтями по шее.

К зеркалу девушки метнулись одновременно. Потом столь же слаженно выругались и взвыли. Отражение безжалостно продемонстрировало, как красавицы с невероятной скоростью покрываются красными противными прыщами.

– Девчонки, вы чего кричите? – раздался обеспокоенный голос Адара, а потом и сам он сунулся в ванную.

– Вон! – взвыла Розалия и чуть не запустила в элементалиста мыльницей. Но тот, мельком узрев масштаб трагедии, успел скрыться за дверью.

– Ну чего вы переживаете, с каждым бывает. Вы все равно красивые, – попытался сквозь преграду успокоить пострадавших Адар.

– Убью! – разъяренно прозвучало в ответ.

Парень отпрянул от двери и пробормотал, что предупредит других. Иначе не исключены многочисленные жертвы среди членов его команды.

– Так, надо позвать Палиму! Если это проклятие или зелье, она нас вылечит, – глубоко дыша и стараясь не смотреть в зеркало, проговорила Розалия.

– Я гарантирую, что это зелье! Я даже один раз стала свидетельницей, как оно действует!

В голове Ланы проносились воспоминания того, что случилось на первом курсе. Тогда Элира напоила двух своих обидчиц подобным зельем, и девушки неделю ходили с прыщами. Целители помочь не могли. Об этом полуэльфийка поведала Розалии, и та начала всхлипывать.

– Может, это не то зелье, а другое? – с надеждой простонала целительница.

Сама она не чувствовала присутствие магии, но очень хотела верила, что ее способности несовершенны. Опытная Сушка обязательно разглядит след воздействия на организм и сможет его устранить.

Лана тоже верила, но слабо. И только ради подтверждения собственных догадок подошла к двери и горестно попросила:

– Алеорнчик, радость моя, как придет Палима, позови ее сюда, а? Скажи, что у нас возникли серьезные проблемы.

Эльф кашлянул, пытаясь скрыть смех, и максимально серьезно ответил:

– Конечно, конечно!

В ожидании магистра голову полуэльфийки занимали мысли о противоядии. Когда Элира с ней начала заниматься, Лана расспросила о нем на всякий случай. Но делать никогда не приходилось. И теперь стоило немалых усилий восстановить в памяти всю последовательность действий при составлении антидота.

– Девочки, что у вас стряслось? – сухо поинтересовалась Палима, заходя и прикрывая за собой дверь.

– Нас отравили! – заявила Розалия, являя потенциальной спасительнице свой лик.

– Занятно, – разглядывая адепток, протянула Палима. – Но я не чувствую следов отравы или магии. Вы преувеличиваете. Скорее всего, это просто гормональная реакция на стресс и смену воды.

– У обеих? – недоверчиво всхлипнула Розалия.

– Вполне может быть, – заверила ее магистр. – У эльфов очень много цветов, а значит, и разнообразной пыльцы. А пыльца может быть аллергеном для некоторых людей. Но ничего, что может угрожать вашему здоровью, я не чувствую. Сражаться это вам тоже не помешает. Так что потерпите неделю, гормональный фон нормализуется, и все само пройдет.

– Я не согласна! – воскликнула Лана и, ухватив Розалию за руку, потащила ее в гостиную.

Целительница сопротивлялась, не желая попадаться сокурсникам и кому-либо еще на глаза в подобном виде. А вот у Ланы желание добиться справедливости затмило все прочие чувства. Таща на буксире целительницу, она преодолела холл и спешно постучалась в комнату Наташи и Анхайлига.

Некромантка открыла практически тут же и ошарашенно уставилась на обезображенные лица девушек.

– Нас отравили! – заявила Лана. – И я хочу справедливого возмездия этой заносчивой Карналиэль!

Розалия подтвердила слова ведьмачки тихим всхлипом.

– Подожди, у тебя есть доказательства, что это она? – серьезно уточнила Наташа. – Если будет возможность подтвердить слова Ланы фактами, то эльфийской команде грозит дисквалификация.

Рассчитывать на Палиму было бесполезно, ибо зелье, которым угостили девочек, Наташа тоже прекрасно помнила.

Лана досадливо скривилась:

– Да больше просто некому! Она единственная к нам постоянно цепляется.

– Лан, ты же понимаешь, это пустые слова, их к обвинению не пришьешь. Увы, – с сожалением проговорила некромантка и быстро перенаправила истерику пострадавших в разумное русло. – Давайте лучше просто решим проблему прыщей. Противоядие помнишь?

Лана собрала все силы в кулак и, аккуратно вытерев слезы, кивнула:

– Да, более-менее.

– Тогда я пойду с тобой и помогу, если что, – решительно проговорила Наташа. Она прекрасно помнила и то зелье, и противоядие от него знала. Поэтому оставить Лану без поддержки не могла. – Розалия, подожди нас, скоро вернемся.

Целительница угрюмо кивнула и поплелась к себе в комнату. Она явно не надеялась, что ее спасут от завтрашнего позора. Впрочем, Лане и Наташе было не до внутренних переживаний Розалии. Накинув капюшон балахона, так что он практически закрывал лицо, полуэльфийка поспешила на выход. Наташа не отставала.

В коридорах то и дело встречались эльфы. На девушек они не обращали внимания, но Лану раздражало лишь одно их присутствие. Полуэльфийка изо всех сил стискивала зубы, чтобы кому-нибудь не нагрубить. И радовалась, что у балахона предусмотрен очень большой капюшон.

Едва они добрались до лаборатории, Лана, не обращая внимания на остальных, полезла разбирать ингредиенты для противоядия. И с досадой воскликнула:

– Мне не хватает корня двулистного уклониста! – Впрочем, она тут же нашла решение. – Алеорн, тебе же не составит проблемы вскрыть замок эльфийской кладовой? Сходи туда, а? У них он точно есть!

Вот только одного не смогла предусмотреть ведьмачка – ответа дейморца.

– Нет. Без охраны я тебя не оставлю, – категорично отказался тот.

– Да ты на меня посмотри! Я уродина! И эти прыщи еще неделю сходить будут! – взвыла Лана оскорбленно.

– Это не обсуждается.

– Бесчувственный! За пять минут со мной ничего не случится! – продолжала распаляться Лана, однако бесполезно.

На глаза ее уже наворачивались бессильные слезы.

– Ты под моей защитой находишься, – абсолютно спокойно проговорил Алеорн и, выслушав рычание Ланы, столь же добавил: – Прыщи через неделю пройдут без следа, а вот если тебя убьют, то уже не воскресят.

– Да меня даже поцеловать некуда! – привела отчаянный довод Лана.

– Неделю я, так уж и быть, потерплю и не буду тебя целовать.

Девушка от подобного заявления в бессильной ярости топнула ногой и окончательно разревелась. Но Алеорна подобным концертом было не пронять. Расчетливый дейморец уже просчитал все возможные вероятности и сделал единственно верный выбор.

А вот Наташа смотреть на несчастье подруги не смогла.

– Лана, а ты сможешь объяснить, как этот корешок выглядит? – поинтересовалась она.

– Я готова даже его нарисовать! – сквозь слезы хлюпнула носом полуэльфийка. – Только кто пойдет?

Лана осеклась и быстро посмотрела сначала на Наташу, а потом на инквизитора.

– Адриан нам поможет, – подтвердила догадку подруги Наташа.

– Я должен вас оберегать, – тут же напомнил инквизитор, и Лана снова горестно взвыла.

– А я приказываю! – с нажимом повысив голос, дабы перекричать сольное выступление полуэльфийки, сказала Наташа.

Судия моментально склонил голову.

– Слушаю и повинуюсь. – После чего посмотрел на притихшую от такого поворота событий Лану и спросил: – Как выглядит корень?

Полуэльфийка подбежала к письменному столу и, схватив листок и ручку, быстро начала что-то на нем рисовать. Закончив, Лана с гордостью протянула свой рисунок инквизитору и попросила:

– Вот. И желательно побыстрее.

Мужчина внимательно рассмотрел изображение, после чего безэмоционально уточнил:

– Вы уверены, что эта закорючка точно отражает нужный ингредиент?

Лана на мгновение впала в ступор, из которого ее вывел сдавленный смех Алеорна. Девушка послала в сторону дейморца убийственный взгляд и заявила:

– Ничего смешного! Я ведьмачка, а не художник! – После чего вновь обратилась к своему гонцу: – Это самое точное изображение. Корень маленький, скрюченный, коричневый, с зелеными пупырышками на кончике.

– На словах более понятно, – заключил инквизитор и, вернув Лане ее творение, вышел из комнаты.

Лана нервно вздохнула, а Алеорна накрыл очередной приступ смеха.

– Хватит надо мной ржать! – прошипела Лана.

Но увидев, что никакого впечатления на эльфа не произвела, надулась и решила с Алеорном не разговаривать, пока тот не проникнется и не извинится. И вообще, у нее было куда более важное занятие, чем призывать дейморца к совести.

Полуэльфийка быстро разожгла горелку и приготовила необходимую лабораторную посуду для изготовления противоядия.

Скоро вернулся Адриан, продемонстрировав раздобытый мешочек. Лана с нетерпением проинспектировала добычу и радостно пропищала:

– Спасибо, спасибо, спасибо! – После чего погрузилась в составление зелья.

Наташа внимательно следила за действиями подруги и по возможности помогала. Когда разведенная в колбе жидкость приобрела нежно-розовый цвет, а по комнате распространился чуть горьковатый ореховый аромат, Лана заключила:

– Готово.

Полуэльфийка быстро разделила зелье на две равные порции. Свою сразу выпила, а дозу для Розалии налила в небольшой пузырек и протянула Наташе:

– Вот, отнеси нашей светлой красавице, а то, наверное, она там себе уже петлю вяжет. А мне еще прибраться надо.

– Хорошо, только давай убедимся, что все получилось, – прежде чем уйти, предложила Наташа.

Лана лишь снисходительно улыбнулась, но спорить не стала. К тому же в лаборатории не было зеркала, а с Алеорном она не разговаривала. Поэтому узнать, в какой момент все прыщи исчезнут, можно было только у Наташи.

Некромантка выжидательно посмотрела на Лану. Минута, другая, третья… и прыщи действительно начали бледнеть и уменьшаться.

– Определенно получилось! – разглядывая лицо ведьмачки, проговорила Наташа. – Пойду Розалию обрадую.

– Давай, – махнула Лана рукой и начала раскладывать инструменты и убирать неиспользованные корешки и травы.


Наташа мешкать не стала и быстрым шагом направилась обратно в башню. На составление зелья ушло порядочно времени, и было уже достаточно поздно, поэтому на этот раз коридоры академии Лютиэна пустовали.

Однако после поворота в очередной коридор ей неожиданно пришлось остановиться.

Проход был заблокирован. Дубовые двери, через которые они недавно проходили, оказались опутаны колючим плющом.

– Приплыли, – ошарашенно выдохнула Наташа.

Другого пути в башню девушка не знала, и отправляться на поиски, с риском заблудиться в переплетении местных коридоров, очень не хотелось.

«И что же делать?» – нервно осмотревшись, задалась вопросом некромантка.

Но в коридоре по-прежнему было пусто, а бронзовые статуи, стоящие у дверей, естественно, помочь ничем не могли. И тут, словно отвечая на мысленный вопрос Наташи, Адриан обогнул ее и резко взмахнул рукой в сторону двери.

Сероватый сгусток энергии, сорвавшийся с его пальцев, быстро преодолел расстояние до створок и буквально впитался в зеленые растения. По лианам пробежала странная дрожь, после чего растения разом съежились, ссохлись и с шелестом опали на пол.

Магия инквизитора оказалась ни на что не похожа. Ни к темным, ни к светлым заклинаниям увиденное Наташа отнести не смогла.

«Все у них не как у людей, – промелькнуло в голове, когда Адриан открывал створки. – Но мне ни один из них ни в чем не откажет».

Наташа вспомнила, как инквизиторы почтительно склонялись перед ней. И ведь ни один не усомнился в том, что она Голос! Спрашивается почему?

Неожиданно возникший вопрос девушка задала вслух.

– А как ты узнал, что я Голос?

– Почувствовал, – коротко ответил судия. – И внешность.

– Внешность? – удивилась Наташа.

– Каждый Голос – аватара богини. Вы выглядите точно так же, как она.

– Но никто никогда не видел Сульхи…

Наташа осеклась. Перед ее внутренним взором вспыхнула мгновенная картинка большого круглого зала с высокими стрельчатыми витражными окнами. Зала, где стояла статуя… ее самой.

– Инквизиторы видели, – флегматично ответил Адриан.

– Ясно, – прошептала девушка и устремилась дальше по коридору.

Продолжать познавательный разговор дальше не хотелось. Жаль, что и думать на эту тему не получалось. И все потому, что разом вспомнился недавний кошмар, где она сама себе пророчила возвращение в затхлую комнату.

«А ведь получается, это вполне могла быть другая аватара богини, а не мое будущее…» – внезапно посетило Наташу озарение, когда она входила в гостиную.

От понимания этого с души будто камень свалился. Все-таки одно дело видеть саму себя и понимать, что твое видение обычно всегда сбывается. И совсем другое, когда тебе об этом скажет кто-то другой. Неявно, туманно и вообще во сне. Ведь это значит, что судьбу Наташа по-прежнему может выбирать себе сама.

На губах девушки невольно заиграла улыбка, и с этой улыбкой она подошла к комнате Розалии. Правда, даже толком постучаться не успела, как дверь распахнулась, являя нервно кусающую губы целительницу.

– Держи! – Наташа протянула ей пузырек.

Девушка мгновенно его ухватила и, открыв, недоверчиво принюхалась.

– Пей, не бойся. Лана уже избавилась от прыщей, – заверила блондинку Наташа.

Целительница зажмурилась, быстро выпила лекарство и замерла, прислушиваясь к собственным ощущениям. Не заметив ничего особенного, Розалия поторопилась к зеркалу и спустя несколько минут облегченно выдохнула:

– Спасибо!

– Не за что, – откликнулась Наташа, и, пожелав девушке спокойной ночи, отправилась к себе.

Ждать Анхайлига некромантка не намеревалась. Столкнувшись уже однажды с бумажной волокитой, без которой не обходится никакой турнир, она прекрасно знала, сколько та отнимает времени. Поэтому сразу легла спать.

Впервые за последние дни Наташа чувствовала спокойствие и уверенность в том, что все будет хорошо.

Глава 10

Закончив с уборкой в лаборатории, Лана направилась к себе. Сегодня она бдеть над колбами не собиралась. Поэтому, оказавшись в комнате, начала готовиться ко сну, принципиально игнорируя Алеорна, который до сих пор улыбался.

«Тоже мне, нашел над чем смеяться!» – раздраженно думала Лана, расстегивая пуговички.

Когда девушка добралась до последней, ее неожиданно обняли сзади и поцеловали в шею.

– Ты молодец, – проговорил Алеорн и наградил Лану очередным поцелуем.

От прокатившейся по телу жаркой волны у полуэльфийки перехватило дыхание. Но про свою обиду она еще помнила, поэтому, собрав волю в кулак, выдавила:

– Ты же собирался обходиться без поцелуев целую неделю!

– Я передумал, – проговорил Алеорн и развернул Лану к себе лицом.

– Ты отказался мне помочь, – стараясь не постанывать от пробегающих по телу мурашек и мужских прикосновений, напомнила ведьмачка.

– Я принял правильное и разумное решение, – избавляя девушку от рубашки, заключил эльф.

– Ты вредный, бессовестный, эгоистичный…

– И ты меня любишь, – подвел итог мужчина и подхватил Лану на руки в намерении отнести на кровать.

– Ненавижу-у, – совсем неубедительно простонала та и сама поцеловала Алеорна.

Практически тут же инициативу у Ланы забрали. Глубокий страстный поцелуй буквально поглощал девушку, погружая ее в водоворот страсти. Каждое прикосновение, каждое движение кружило голову и, казалось, вокруг не осталось ничего, кроме них…

Но чудесное мгновение оборвал раздавшийся стук в дверь.

Прерывать столь увлекательное занятие ради позднего посетителя Лане не хотелось, но Алеорн принял это тяжелое решение за нее и отстранился. Требовательный стук повторился, и девушке ничего не осталось, как вздохнуть и поспешить привести одежду в порядок.

– Кто? – поинтересовалась Лана.

– Адар. У нас экстренный сбор по поводу завтрашнего боя, – раздался глухой ответ.

Лана досадливо поморщилась. Но собрание команды действительно было очень важным, и отговориться от него не представлялось возможным.

– Я сейчас, – заверила капитана полуэльфийка.

После чего с невероятной скоростью застегнула все пуговички на рубашке и, открыв дверь, обнаружила на пороге сосредоточенного Адара. Кивнув в знак приветствия, тот развернулся и поспешил в комнату парней, которая была негласным штабом команды. Лана последовала за ним.

Подойдя к входу, Адар галантно пропустил девушку вперед и, прикрыв за собой дверь, сразу приступил к делу.

– Завтра будет очень тяжелый и очень важный день. Завтра определятся финалисты, и нам кровь из носу, но надо попасть в их число. Потому предлагаю разобрать всех противников с возможной тщательностью и сразу продумать стратегию сражения.

Отряд слаженно кивнул, а Сиртан предложил начать с обсуждения эльфов. Да, последний бой с ними леорцы выиграли, но их главное оружие оказалось в числе запрещенных, и теперь противопоставить ушастым, по сути, было нечего.

– Лана, есть какие-либо предложения? – после недолгого обсуждения поинтересовался Адар.

Полуэльфийка нахмурилась. За разговором она следила очень внимательно и не переставала думать, чем может помочь команде. Вот только в арсенале Ланы было не так много боевых зелий и совсем не было никаких средств от чрезмерной растительности.

– Есть вариант с отвлечением противника посредством легкого галлюциногена. Но действовать будет недолго, – неуверенно сказала она. – Еще сегодня ночью сделаю сильный гербицид, но гарантировать стопроцентную эффективность не могу. Обычно для результата ему требуется время, а бои все-таки быстро проходят.

Адар задумчиво почесал подбородок, что-то прикидывая.

– В любом случае, пока это самый эффективный вариант, – подтолкнул капитана к выводам Сиртан. – Лучше гербицида никто из нас растения не уберет. А вслед за этим организуем молниеносную атаку, как сегодня.

– Хорошо, будем считать, что план действий есть, – согласился нехотя Адар. – Теперь на очереди травники с иллюзиями. Бить наугад, как карминцы показали, бесполезно. Значит, нам надо как-то вычислить среди толпы настоящих людей. Лан, сколько по времени готовятся нейтрализаторы?

– Долго. – Ведьмачка поморщилась.

– Что ж, я так и думал. Глупо было бы надеяться, что они не предусмотрят такой вариант.

– А вот у эльфов небось такой проблемы не возникнет, – проворчала Розалия. – Корнями своими одновременно всех хватанут, и все.

– Но мы не эльфы. И не маги земли, – откликнулся Адар. – Так что давай будем исходить из реалий. Иллюзии повторяют все – действия, движения, даже следы. На зрение рассчитывать нельзя.

– Ну у нас есть еще обоняние, осязание и слух, – перечислил Сиртан. – Не так и мало, чтобы все-таки победить.

– Ага, – фыркнул Велерад, – хорошая стратегия – дружно броситься на них, щупать и нюхать.

– Это кого ты там щупать собрался? – подозрительно прищурилась Розалия, видимо вспомнив об одной эльфийке с мерзким характером, но выразительным бюстом.

– Да никого, никого! – замахал руками элементалист. – Шучу я, ты что? Напряжение в коллективе снимаю!

– Да? Ну-ну…

– Ладно, давайте вернемся к проблеме, – вмешался Адар. – Щупать травников, конечно, не вариант. Хотя бы потому, что магические щиты нас к ним не подпустят. А вот насчет запаха…

– Сомневаюсь, что они наденут грязные носки, – вновь хохотнул Велерад. – Или хочешь их перед боем облить чем-то?

Представив, как во время боя они начинают вынюхивать чужие носки, Лана, не удержавшись, хихикнула. Несмотря на всю серьезность обсуждения, Велераду и впрямь удалось немного разрядить обстановку. Хотя, по сути, решения они до сих пор так и не нашли.

Слух, обоняние…

Внезапно Лана ойкнула и напряглась. А ведь у нее, кажется, было кое-что и для слуха, и для обоняния!

– Ребята, а я, кажется, знаю, что делать, – тихо, словно боясь спугнуть собственную мысль, произнесла ведьмачка.

– Что?

Все взгляды мгновенно обратились к ней.

– Предлагаю использовать чихательный порошок.

– Чего? – с недоверием протянул Велерад.

– Иллюзии хорошо воссоздают внешние признаки, движения копируемого объекта, следы, которые он может оставить при передвижении. Но звук воспроизвести они не смогут, – объясняя, затараторила Лана. – Чихательный порошок нам поможет вычислить противника по звуку.

Лица леорцев мгновенно просветлели.

– А ведь и впрямь может сработать, – заметил Адар.

– Сработает! Обязательно сработает! – Велерад потер руки.

– Значит, план принимается, и во время сражения будем держать ухо востро, – заключил капитан и тяжко вздохнул. – Теперь остались только каледонцы. С ними, конечно, дела обстоят хуже всего.

– Да уж, они ведь в спайке работают, – согласился Велерад. – Первый раз видел такое. Вообще не предполагал, что подобному могут обучать в академии всего на третьем курсе.

– Я тоже, – кивнул Адар. – Их общий щит трудно пробить, атака настолько сильна, что запросто уложит любого из нас. Если каледонцев рассматривать по отдельности, они не обладают выдающимися способностями или силой. Но их демонов спайк просто непробиваем!

Он вопросительно посмотрел на Лану. Полуэльфийка, вздохнув, подняла руки и печально проговорила:

– Тут я не помощник. В прошлый раз даже пикнуть не успела, как меня парализовало.

– Лана права, в нее они будут опять метить в первую очередь, и без должной защиты нам не выстоять, – спокойно проговорил Сиртан. – Вспоминаем теорию. Как там подобные спайки побеждают?

– Не так сложно, как кажется на первый взгляд. Для пробивания щита спайка используют их же атаку, устанавливая «зеркальный щит», – процитировал Велерад учебник и недовольно скривился от собственного бессилия. – Вот только никто из нас его не умеет ставить.

– Но ты же на кафедре защиты обучаешься! – воскликнула Розалия.

– Да. Вот только это заклинание из разряда дипломных работ, либо уже изучается в магистратуре. А у меня диплом по «поглощающему щиту», который подпитывается автономно. Против спайка он не годится, так как устанавливается слишком долго.

– Почему же ты выбрал для диплома именно его? – удивленно спросила Лана.

Она откровенно не понимала, для чего выбирать столь сложный щит для изучения, если в бою от него так мало проку.

– Это очень хорошая защита. При должном умении и силе «поглощающий щит» позволяет легко отражать атаки, причем не тратя энергию и время на его поддержание, – пояснил Велерад. – Один раз поставил, и дальше он сам по себе, автономно функционирует. Весьма сложная штука. Маг, способный его использовать, сразу получает дополнительные очки к своей квалификации. И, как следствие, выгодную работу.

– Ого, – восхищенно протянула Лана. – А «зеркальный щит», он что, намного проще?

– Не сказал бы. Но с моими знаниями и подготовкой я бы, пожалуй, смог его воспроизвести. Проблема-то в другом, – элементалист поморщился, – схемы этого щита у меня нет.

Разговор зашел в тупик. Все замолчали, задумавшись, что же можно противопоставить каледонцам из имеющегося арсенала. По всему получалось, что очень мало.

Лана свою голову защитными заклинаниями не забивала. Она их изучала лишь в минимальном объеме, да и то не слишком удачно. Так что предложить, естественно, ничего дельного не могла. Она задумалась над тем, как бы раздобыть для Велерада схему «зеркального щита».

«Наверняка тут есть библиотека, – рассуждала Лана. – И там есть учебники со схемой этого щита. Из минусов – защита на двери, огромные архивы с эльфийскими непонятными закорючками. Алеорн туда лезть откажется, ибо меня оставить не может. Со мной идти туда – вариант сомнительный, да и кража из местного хранилища знаний очков команде не прибавит, а только разозлит Анхайлига».

Последний довод был самым веским, Лана даже вздрогнула. Но отказаться от размышлений, где достать схему, просто так не могла.

«Есть еще инквизитор, – припомнила полуэльфийка. – Может быть, если Наташа попросит, он тоже сможет проникнуть в библиотеку. Достал ведь он со склада корень… Стоп! Наташа! Она любит читать книги по всяким заклинаниям и очень много знает. А вдруг?..»

Лана прямо просияла, чем сразу обратила на себя внимание.

– Ты что-то придумала? – ухватился за полуэльфийку Адар.

– Если получится, я смогу раздобыть схему «зеркального щита»! – довольно сообщила Лана.

– И где же? – оживился Велерад.

– У Наташи спрошу! Вдруг она знает…

– У-у-у… вряд ли. – Элементалист снова скис. – Это слишком специфическое заклинание. Даже с доступом Анхайлига твоя подруга вряд ли добиралась до тех книг.

– Посмотрим! – Лана решительно поднялась.

Особой надежды в глазах сокурсников девушка не увидела, но и расстраиваться не торопилась. В конечном счете, за спрос денег не берут, так чего шанс упускать? Поэтому, бросив на ходу «сейчас вернусь», Лана выскочила из комнаты. А спустя пару секунд уже стучалась в комнату некромантки.

Не открывали долго. Наташа уже уютно расположилась под одеялом и успела провалиться в дрему. Но требовательный стук не дал ей шанса плюнуть на всех и вся и продолжить отдых. А потом пришли тревожные мысли, что случилось нечто ужасное.

Подскочив с кровати, девушка быстро накинула халат и распахнула дверь.

– Что? – с тревогой спросила Наташа и уставилась на виновато улыбающуюся Лану.

– Прости, что разбудила, но дело очень важное, – затараторила полуэльфийка.

Наташа сдержала усталый вздох и отступила, пропуская Лану внутрь помещения.

– Рассказывай. – Памятуя об обрушившемся потолке лаборатории, Наташа была готова услышать от подруги все что угодно.

Но та, как всегда, умудрилась удивить.

– Ты случайно не знаешь схему «зеркального щита»?

– Что? – непонимающе посмотрела на Лану Наташа. – Зачем тебе? Ты же обычный «щит Тьмы» не можешь поставить нормально.

– У нас сейчас командное собрание, мы решаем, как завтра всех победить. И вот против каледонцев у нас ничего стоящего нет. Велерад сказал, что поможет нам только «зеркальный щит», но, несмотря на то, что он его смог бы изучить, схемы не знает, – на одном дыхании выпалила Лана. – Просить помощи магистров мы не можем – это запрещено правилами. Но ты не магистр. И очень много знаешь. Может, ты видела где-то подобную штуку? В общем, ты наша последняя надежда.

Наташа слегка ошарашенно выслушала подругу и не могла не оценить надежду, с которой та глядела на нее. Некромантка действительно о магии знала много. Правда, о чем Лана и не догадывалась, – благодаря книге Сульхи. Более того, именно благодаря этому Наташа вообще смогла поступить в академию, удивив Анхайлига запретным знанием.

Упоминание о «зеркальном щите» когда-то давно и впрямь попадалось Наташе на глаза. Щит этот способен был практически полностью отразить боевое заклинание и отправить обратно противнику. Но подробности еще надо было вспомнить…

На память Наташа, конечно, не жаловалась, но слишком давно это было.

– Ладно, поняла. Сейчас попробую сообразить, – сказала Наташа и, взяв лист бумаги, в задумчивости уселась за стол.

Воспоминания приходили медленно и заставляли некромантку нервно покусывать губы. Нет, в самом щите ничего страшного не было. Просто мысли о той комнате и артефактной книге с недавних пор слишком угнетали.

– С тобой все в порядке? – заметив помрачневшее настроение подруги, забеспокоилась Лана.

– А? Да, да, все хорошо. – Наташа тряхнула головой в попытке отбросить неприятные образы и сосредоточиться на главном.

По счастью, ей это удалось, и уже через четверть часа Лана стала счастливой обладательницей бумажки с раскладкой необходимого заклинания.

– Спасибо! – Полуэльфийка порывисто обняла подругу и заторопилась на выход, чтобы обрадовать команду.

– Удачи, – пожелала ей вслед Наташа.

Некромантке было приятно видеть, что Лана все-таки, несмотря ни на что, смогла влиться в команду и заслужила там свое почетное место.

Кто бы мог о подобном подумать несколько дней назад, улыбнулась Наташа. Нет, она не принижала способности Ланы как зельевара и прекрасно знала, что та старается. Отчего было еще более отрадно видеть ее заслуженные успехи. К тому же теперь на горизонте маячила и победа в турнире!

С такими мыслями Наташа вернулась в кровать.

А Лана, счастливо улыбаясь, влетела в штаб команды и помахала листком, как победным знаменем. Велерад, которому девушка вручила записку от Наташи, быстро просмотрел схему и тоже довольно улыбнулся.

– То, что надо! Осталось только изучить и потренироваться!

– Ура, – спокойно проговорил Сиртан. – Раз все решили, я – спать.

Адар поддержал некроманта, да и Розалия отчалила в комнату к Сушке.

– Похоже, Велерад, только мы с тобой сегодня полуночничаем, – вздохнула Лана. – Пойду сделаю гербициды. Удачной ночи.


Умение ждать – качество, которое он в себе тщательно развивал долгие годы. Оно не раз помогало заключать самые важные сделки и незаметно приблизить себя и свою дочь к королевской семье Карминии. Даже несмотря на отсутствие у него, обычного купца, титулов.

Но в последнее время это умение ему изменяло.

Вот и сегодня ночью вместо того, чтобы спокойно ожидать очередного донесения из Лютиэнской академии, он расхаживал из угла в угол и посылал мысленные проклятия нерасторопным подручным.

– Приветствую, мой господин, – раздался измененный до неузнаваемости голос сообщника.

Мужчина буквально прыгнул к средству связи и, в нетерпении сжимая руками деревянную раму, спросил:

– Ну? Что удалось выяснить?

– Второй телохранитель действительно оберегает жену Анхайлига.

– Отлично! – довольно протянул мужчина и, оставив даль-зеркало, расслабленно опустился в кресло.

Впервые за несколько часов он позволил напряженным мышцам отдохнуть. Правда, блаженство длилось недолго.

– Вот только он – инквизитор, – добавил собеседник.

– Инквизитор?! – Купец поперхнулся. – Какого… впрочем, не важно. Ты уверена в этом?

– Абсолютно, – заверила закутанная в плащ фигура. – Для проверки его способностей была организована небольшая диверсия. Ничего подозрительного, – тут же добавила она. – Внешне все выглядело как небольшой сбой в растительных заклинаниях эльфов. Охранник избавился от преграды магией, которая свойственна лишь инквизиторам. Так что сомнений нет. Охранник миледи Террано – судия.

– Та-ак… – Мужчина волевым усилием взял себя в руки и сцепил пальцы перед лицом. – Та-ак…

В его голове крутилось множество вопросов. Что делает рядом с женой герцога инквизитор? Как это может повлиять на исполнение задуманного плана? Может ли это быть ловушкой для него?

Попадаться на глаза инквизитору очень не хотелось. Но Наталия являлась лучшей подругой венценосной полуэльфийки, и чаще всего девушки находились рядом.

«Разделяй и властвуй», – крутилось в голове купца. Да, единственно верным шагом было на время разделить девушек, тогда и количество охраны уменьшится ровно вполовину. Но имелись и другие договоренности, связанные с женой Анхайлига.

Несмотря на то что карминская принцесса ему была не нужна, отказаться от выполнения условий сотрудничества купцу не давала пресловутая репутация. Он никогда не нарушал договоренностей! Поэтому полученная информация требовала времени на размышления и корректировку плана.

Мужчина хмуро посмотрел в даль-зеркало, где в напряженном молчании ждала закутанная в плащ размытая фигура.

– Будем разделять подружек и убирать по отдельности, – заключил купец.


Поспать Лане и впрямь не удалось. Все время, что было отведено на сон, полуэльфийка потратила на варку зелий. Она решила использовать весь свой запас ингредиентов для эффективного против растений зелья, на случай, если эльфы пройдут в финал вместе с ними.

В результате из комнаты Лана выползла как сонная муха. Велерад выглядел не лучше, но в его глазах горел огонь победителя. Он первым делом оповестил окружающих, что добился успеха с зеркалкой. И, судя по всему, именно этот успех поддерживал в нем бодрость духа.

Увидев, как Лана отчаянно зевает за завтраком, Наташа с подозрением спросила:

– Ты вообще, что ли, не спала?

– Практически. Решила не тратить время и наготовить зелья и к финалу, – откликнулась Лана и снова прикрыла рот рукой.

– Вам еще в этот финал пройти надо, – напомнила Наташа и с укором покачала головой.

– Мы не только пройдем, но и выиграем! – оптимистично выпалила полуэльфийка. – И мы просто обязаны отомстить этим цветоводам хотя бы на турнире!

Лану до сих пор расстраивал тот факт, что эльфам даже выговор не сделали за подброшенное в душ зелье. Потому что доказательств магического воздействия на девушек никто предоставить не мог, а следовательно, обвинения были голословны. И теперь команда Лютиэна довольно уплетала завтрак и явно рассчитывала на победу.

– Может, тонизирующее зелье выпьешь?

– Ей уже, кроме травяного отвара, ничего пить нельзя, – вступил в разговор Алеорн.

– Ясно…

Лана свои мысли по этому поводу оставила при себе и залпом выпила теплый отвар. Да и пара бутербродов с ветчиной и сыром и салат из свежих фруктов придали полуэльфийке бодрости. А когда команда подошла к турнирному залу, где предстояло встретиться с противниками лицом к лицу, адреналин, побежавший по жилам Ланы, окончательно ее взбодрил.

«Шар Прозрения» спроецировал таблицу первых двух боев. Начинать предстояло команде леорцев. Против них выступили каледонцы. Адар, пока их еще не вызвали на площадку, быстро собрал команду в кружок.

– Лана, встанешь подальше от Сиртана, чтобы «синим» было легче в тебя метить.

– Я? Но зачем? – удивилась полуэльфийка и затравленно посмотрела на Адара. Зачем было ее так подставлять?

– Велерад поставит на тебя щит. Будешь приманкой.

Лана нервно сглотнула.

– Вы только не напутайте ничего. Не очень хочется стоять соляным столбом.

– На площадку приглашаются команды Леории и Каледонии! – пронесся над залом усиленный магией голос архимага Ларниидэля.

Моментально сосредоточившись, леорцы отправились на арену. Выходя на центральную площадку, Лана испытывала невероятное напряжение и злость. Пришлось проходить мимо эльфов, которые провожали их такими насмешливыми взглядами, что у Ланы руки чесались кого-нибудь придушить. Впрочем, сейчас стоило сосредоточиться на битве.

В мышцах полуэльфийки нарастало напряжение, даже несколько глубоких вдохов не помогли. Встать, следуя указаниям капитана, пришлось достаточно далеко от Сиртана, отчего Лану охватило чувство одиночества и беззащитности.

«Велерад, если у тебя не получится, я тебя пну! Больно-пребольно. И здравый смысл меня не остановит», – мысленно пообещала она.

– К бою! – раздалась команда, и каледонцы в мгновение ока укрылись за радужной пленкой защиты.

А вот Лана нервно разглядывала установленный перед ней щит Велерада. И не замечала отличий от обычного светлого щита. Ведьмачка быстро посмотрела на элементалиста, но тот даже бровью не повел, сосредоточенно глядя на противников.

«Не время паниковать, надо доверять и сделать все возможное для победы!» – мысленно успокаивала себя девушка, а ее рука потянулась к сумке с зельями.

Удар каледонцев ознаменовался, как и в прошлый раз, яркой вспышкой. Вот только теперь заклинание отскочило от щита Велерада и с не меньшей силой ударилось в купол «синих». Радужный пузырь защиты исчез с характерным хлопком, а каледонцы ошарашенно смотрели на свою цель.

– «Зеркальный щит»? – выдохнул один из них.

Ответом ему стала слаженная атака элементалистов и некроманта. Несколько не самых сильных молний и ловко сотворенное проклятие «касания Тьмы» за пару секунд вывели удивленных противников из игры.

– Победа за командой Леорской академии! – подвел итог архимаг.

Зал взорвался аплодисментами, а Лана радостно улыбнулась и вместе с остальными довольными членами команды отправилась на место.

– Велерад, ты просто молодец! – довольно пискнула она, вытаскивая из сумки тоник и протягивая элементалисту. – Если честно, я сначала думала, что мне крышка.

Парень усмехнулся, принимая из рук восторженной полуэльфийки тонизирующий эликсир.

– Каледонцы тоже так думали, поэтому мы и победили. Видела, какие у них лица были?

– Ага, – довольно подтвердила Лана, вспоминая ошарашенных каледонцев.

– Не торопитесь радоваться. Впереди еще два боя, и стоит поберечь силы, – веско напомнил Адар.

Со словами капитана Лана, конечно, была согласна, но совладать с переполняющими ее положительными эмоциями было сложно. Поэтому эльфийскую команду девушка провожала на бой широкой улыбкой. И особым удовольствием было видеть недовольно нахмуренное лицо главной их с Розалией соперницы.

Естественно, Лана решила болеть за травников.

Но в этот раз удача от них отвернулась. Эльфы за несколько минут выловили всех невидимок, вырастив буквально лес из корней и лиан.

Лана расстроенно вздохнула. Но то, что ее ожидания не оправдались, помогло девушке взять себя в руки и сосредоточиться на следующем бое, который выпадет ее команде.

– Пусть будут эльфы, – завороженно глядя на «Шар Прозрения», который снова активировали, прошептала стоящая рядом Розалия.

И, видимо, всевышние услышали ее. Лана, прищурив глаза, с предвкушением посмотрела на лютиэнцев. Эльфы же одарили своих противников холодными надменными взглядами. Лана бы прямо сейчас с ними вышла на площадку, но первыми вызвали каледонцев и травников. Последние разделали «синих», как детей. Против иллюзий их совместная атака была абсолютно бесполезна. Каледонцы выбивали бесплотные проекции одну за другой, не в силах найти хоть одного настоящего человека. Защита же под воздействием совместной атаки травников не выдержала.

– О, с каледонцами можно уже попрощаться, – довольно протянул Велерад.

– Торопишься с выводами, – осадил Сиртан. – У нас еще два боя.

И, вторя словам некроманта, на площадку вызвали их команду. На этот раз Лане не пришлось отходить от Сиртана, и чувствовала она себя намного спокойнее. Поэтому полностью сосредоточилась на предстоящей задаче – подточить основание эльфийских корней.

По сигналу судьи команды поставили щиты и начали плести свои боевые заклинания, а Лана выудила из сумки нужный пузырек.

Не прошло и пары мгновений, как пол между командами начал бугриться и покрываться корнями. А стоило моргнуть, и перед леорцами была уже целая стена из шевелящихся лиан. Но на этот раз Лана только усмехнулась и ловко кинула пузырек с зельем, которое должно было разъесть сорняки.

Зазвенела, разбиваясь, склянка, и ядовито-голубая жидкость растеклась по поверхности растений. Правда, мгновенного эффекта, как и предполагала Лана, не последовало. Зелье лишь шипело, постепенно разъедая поверхность корней. Полуэльфийка уже готова была запустить очередную порцию, когда услышала недовольный голос Розалии:

– И это все?

После чего целительница со злостью ударила в буйную фауну «молотом света».

Шелестя, яркая вспышка пронеслась по воздуху и с треском ударилась туда же, куда недавно Лана бросала пузырек. И взорвалась!

Взрыв получился маленьким, но настолько неожиданным, что все на мгновение замерли. Часть подточенных снизу корневищ упала, открывая возможность для очередной атаки. Адар медлить не стал, отправив свое боевое заклинание в этот своеобразный пролом.

Эльфы среагировали мгновенно, отправив часть корней в стремительное нападение.

– Опять я?! – нервно взвизгнула Лана, когда большая часть лиан метнулась к ней с Сиртаном.

Лана понимала, что ее зелье не успеет испарить корни, но все же отчаянно швырнула в них склянку. Зелье зашипело, силясь прогрызть растения, но пробить щит некроманта корням не помешало. Полуэльфийка снова оказалась в капкане без возможности пошевелиться. На победу своей команды она уже не надеялась.

«Ненавижу растительность, ненавижу светлых эльфов! Боги, почему вы им помогаете?!» – злилась Лана и ждала, когда ее освободят из душного кокона.

Вызволял Лану эльф из местного спас-отряда, который следил, чтобы никто не пострадал. Ответив на стандартный вопрос о самочувствии, Лана поднялась на ноги и огляделась. Как она и предполагала, всю их команду спеленали, но со стороны эльфов тоже не обошлось без потерь.

Один из целителей колдовал над сидящей на полу Карналиэль. Любительница синего цвета явно поймала одну из молний Адара и сейчас с трудом сознавала, где она находится. Естественно, повреждения были незначительными, и ее быстро поставили на ноги. Но сам факт, что ей тоже досталось, приятно грел душу.

Подведя неутешительные для леорцев и каледонцев промежуточные итоги сражений, объявили перерыв на обед, после которого должна была решиться судьба финальной тройки игроков.

В столовой царило напряженное молчание, пока слово не взял Адар:

– Травников мы просто обязаны победить. Иначе есть вероятность, что мы вылетим.

Все были согласны, но недавний проигрыш сильно подточил командный дух.

– Это будет проблематично, если наша ведьмачка опять с зельем не угадает.

– Розалия, я не угадывала, я знала, что это одно-единственное эффективное зелье. Увы, в нашем случае недостаточно эффективное. Но другого просто нет! – процедила Лана.

– Девочки, прекратите. Никто не виноват, что предыдущее эффективное зелье было запрещено. Используем то, что есть, – вмешался Адар. – Невидимость против нас травники точно использовать не станут, но и против иллюзий у нас есть план. Будем придерживаться его. И прошу, сосредоточьтесь.

– Хорошо, – не совсем в унисон откликнулись Лана и Розалия и вернулись к своим тарелкам.


Время, предоставленное на обед и отдых, пролетело очень быстро, и вскоре все вновь вернулись в турнирный зал. На этот раз шар мучить не стали, разбив команды по принципу, кто с кем еще не встречался сегодня в бою. Первыми на площадку вышли каледонцы и эльфы.

И те и другие были настроены очень решительно, для «синих» этот бой из-за предыдущих двух поражений оказался решающим. Если они проиграют, финала им не видать как собственных ушей.

В зале повисло напряженное молчание.

Защита и у той и у другой команды была на высоком уровне, но у эльфов было преимущество. Их корни умели не только останавливать атаку противников, но и сами успешно нападали.

Бой длился недолго, и не сказать, что красочно. Эльфийские лианы парой точных и неимоверно сильных за счет слаженности ударов пробили защиту каледонцев и спеленали тех, как котят.

Видя, как лютиэнцы выигрывают свой последний на сегодня бой, Лана невольно задумалась. Что же так подстегнуло эльфов, если они бьют противников, как хотят? И как с ними справиться в следующем круге?

Но в данный момент ничего стоящего в голову не приходило, да и не было никакого суперзелья в ее арсенале. Поэтому раздумья девушка предпочла оставить на вечер, а сейчас сосредоточиться на последней битве с травниками.

К тому же судьи уже вызвали их на площадку.

Команды замерли друг против друга, и по команде началось сражение. Травники в мгновение ока скрылись среди иллюзорных проекций, а леорцы подняли щиты. Вот только после этого вместо ожидаемых всеми молний последовал короткий приказ Адара:

– Маски!

И команда дружно приложила к лицам смоченную нейтрализатором ткань. Сразу после этого Лана запустила в клонированную толпу чихательный порошок. В мгновение ока травники оказались буквально в облаке пыли, которая кружила в воздухе и не торопилась оседать. Элементалисты уже приготовили боевые заклинания и теперь прислушивались, чтобы не пропустить, кто из противников чихнет первым.

Сообразив, что произошло, травники держались, как могли, и даже пытались задержать дыхание. Но надолго их все равно не хватило. Первый чих, несмотря на попытки русоволосого парня его сдержать, оказался громогласным. В тот же миг молния Адара нашла свою цель. Иллюзорная толпа мгновенно поредела.

– Есть! – тихо порадовалась Лана.

А в следующий момент еще один из травников не сдержался и получил молнию от Велерада.

Дальше все шло, как по накатанной. Травники чихали, элементалисты и Розалия выискивали их. Не всегда удачно, но чихательный порошок не только позволял услышать травников, он и мешал им творить заклинание ступора.

Лана попискивала от радости, глядя, как количество противников неумолимо уменьшается. А когда Сиртан отправил в бой свое проклятие, шансов у травников совсем не осталось. И спустя пару мгновений леорцы услышали сообщение о своей победе.

– Вот теперь можно праздновать, Велерад, – радостно заключил Адар, когда все вернулись в выделенную им ложу.

– Да кто тут нам даст действительно нормально отпраздновать? Сидим в четырех стенах, – протянул Велерад с пренебрежительной гримасой.

С этим все были согласны. Мало того что Анхайлиг непрестанно следил за адептами, даже выйти из академии, чтобы банально прогуляться по эльфийской столице, никакой возможности не было. Либо бои, либо тренировки.

Вот и вечером команда собиралась снова заняться подготовкой к финалу. Лана уже планировала мозговой штурм в лаборатории. Хотелось все-таки придумать что-то действительно стоящее для победы в следующих боях и сварить еще несколько восстанавливающих тоников для команды.

Но планы неожиданно скорректировали организаторы турнира. По возвращении в башню леорцев ждал помощник Миратриэля.

– Чем обязан? – с порога поинтересовался Анхайлиг у нежданного гостя.

– Приветствую вас, – вежливо склонил голову эльф. – Мне поручили сопроводить вас и вашу команду в купальни Лютиэна для релаксации и восстановления сил перед предстоящим финалом.

– Какие такие купальни? – с подозрением уточнил некромант.

Впрочем, эльфа это не смутило, и он продолжал все тем же вежливым равнодушным тоном пояснять:

– Парная комната, удобные небольшие персональные бассейны с водой из горячих ключей, успокоительные и тонизирующие травяные масла, профессиональные эльфийские массажисты…

– А массажисты у вас женского или мужского рода? – перебил эльфа Анхайлиг.

– И те и другие, – буднично заявил посланец.

– Кайф! – в один голос обрадовались парни.

Даже глаза Ланы с предвкушением зажглись, и только Наташа помрачнела.

– Ты чего? – Лана ткнула подругу в бок. – Это же здорово!

Однако следующая же фраза Анхайлига все объяснила.

– Вас, Ланатиэль, это приглашение не касается. У вас много дел в лаборатории.

Счастливая предвкушающая физиономия полуэльфийки скривилась в кислую мину. Понятно, что лаборатория лишь повод, и не пустили ее совсем по другой причине. Но менее обидно от этого не становилось.

– Всем остальным желаю хорошо отдохнуть, – сухо произнес Анхайлиг и обратился к Сушке: – Палима, проследите за адептами, которые желают воспользоваться предложением наших гостеприимных хозяев. А мы сейчас пойдем составлять отчеты.

Дождавшись кивка магистра, он подхватил Наташу под руку, ненавязчиво демонстрируя, что и жену никуда не отпустит. Что ж, следовало догадаться.

А вот адепты бурно возрадовались и заторопились за эльфом-проводником. Глядя им вслед, Наташа с Ланой тихо вздохнули.

– Может, сходим хоть куда-нибудь? Территория у академии большая, цветов много… – неуверенно предложила Лана.

– Никаких прогулок. Это опасно, – отрезал Анхайлиг. – Тем более тебе стоит подготовить к финалу еще тоники и эликсиры.

Лана вновь тяжело вздохнула. Да, запас тонизирующих средств значительно уменьшился за сегодняшний день, но думать о работе, когда остальные отдыхают, отчаянно не хотелось.

– Быстро закончишь с зельями, сделаю тебе массаж, – неожиданно раздалось у полуэльфийки над ушком.

Лана быстро развернулась и узрела довольного Алеорна. «Не шутит вроде», – оценив выражение лица эльфа, поняла Лана и улыбнулась.

– Ловлю на слове, – заметила она и направилась в свою комнату.

Глава 11

Проводив взглядом воодушевленную Лану, Наташа отправилась вместе с мужем к себе. Перспектива заниматься бумажной волокитой, мягко говоря, угнетала. Конечно, скорее всего, слова Анхайлига были в большей степени поводом не отпускать Наташу в купальни одну с инквизитором. Эта догадка в некоторой степени грела душу и позволяла надеяться, что не весь вечер будет посвящен турнирной бюрократии.

«Вот и Лане массаж пообещали, – думала Наташа, заходя в комнату: – Интересно, а мне поощрение за терпение и понимание будет?»

Девушка задумчиво и с ожиданием посмотрела на Анхайлига, но тот подошел к столу и принялся разбирать бумаги, сортируя их на несколько стопок. Каждая из пачек росла, и девушка начала расставаться с мыслью о приятном вечере в компании мужа.

«Похоже, все-таки, несмотря на подозрения, Анхайлиг не шутил по поводу отчетов», – поняла Наташа. И, сдержав тяжелый вздох, тоже подошла к столу.

– Какую часть сделать мне? – по-деловому уточнила она.

– Надо заполнить на завтра формуляры, вписать основные данные, – откликнулся Анхайлиг и указал на одну из стопок. – В качестве примера можешь взять вчерашние бумаги.

Наташа быстро просмотрела предложенные бланки, скривилась и пробормотала:

– Такое ощущение, что школы соревнуются не столько в магическом мастерстве, сколько в искусстве придумать лишние очень важные бумажки.

– Дело не в академиях и школах как таковых, к сожалению, – пустился в объяснения Анхайлиг. – Куда большую роль здесь играет заинтересованность правителей государств. А королевская канцелярия порой отличается особенной любовью к заверенным подписями и печатями бумагам. Когда на каждый шаг и чих члена команды требуется отдельное разрешение или подтверждение о необходимости данного чиха. А еще больше бумаг требуется, чтобы грамотно и никого не обидев написать возражения на обвинения прочих участников турнира.

– Какие еще обвинения? – не поняла Наташа и вопросительно посмотрела на мужа. – Нас что, уже кто-то в чем-то обвинить успел?

– Разумеется, – Анхайлиг кивнул, – и не единожды. Ну хотя бы с той же «драконовой слюной», которую Лана решила использовать на свой страх и риск. Но это еще ладно, порой обвинения крайне пусты и необоснованны. Последнее было таким: «Вы вскрыли нашу кладовую с ингредиентами».

Наташа непроизвольно напряглась, ибо подобный грех за ними и впрямь числился. Анхайлиг легко уловил изменение в настроении жены и, подозрительно прищурившись, тут же уточнил:

– Я чего-то не знаю?

Увиливать было уже бесполезно, поэтому Наташа призналась:

– Эльфы напоили Лану и Розалию одним крайне неприятным зельем, которое не оставляет никакого магического следа. Доказать их вину мы не могли, поэтому решили просто нейтрализовать неприятные последствия отравления. Нам не хватало одного ингредиента, поэтому я попросила Адриана достать нужный корешок.

Под пристальным взглядом магистра некроманта Наташа окончательно сникла. Неужели проникновение заметили и были доказательства их вины? Подставлять так мужа и команду абсолютно не хотелось.

– Наверняка вам для зелья потребовалось не больше двух граммов этого демонова корешка! Вернуть остальное на место не судьба была? – проникновенно спросил Анхайлиг. – Определить, кто именно проник в лабораторию, эльфы, к счастью, не смогли. И моих доводов им оказалось достаточно. Тем более с помощью этого корешка ничего, кроме легких косметических зелий, сделать невозможно, так что скандал раздувать не стали. Но в следующий раз лучше сначала посоветуйтесь со мной, прежде чем лезть в чужие закрома.

– Обязательно, – горячо заверила Наташа. – Прости!

– Куда ж я денусь. Прощу, – спокойно откликнулся Анхайлиг и вернулся к делам насущным. – В общем, заполняй формуляры. А я пойду подпишу у главы делегации несколько бумаг и отправлю их в королевскую канцелярию.

– Как скажешь, – согласилась некромантка и с готовностью села за стол.

Быстро поцеловав жену в макушку, Анхайлиг дал последнее напутствие:

– И без самодеятельности. Надеюсь, скоро вернусь.

– Угу, – тихо ответила Наташа и углубилась в работу.

Правда, достаточно скоро однообразные формуляры начали вгонять секретаря заместителя главы Леорской магической академии в самую настоящую тоску. Закончив с очередной «очень важной» бумагой Наташа откинулась на стуле и взглянула на часы. Для сна было еще рано, а для плодотворной работы уже поздно. Организм недвусмысленно требовал травяного отвара и отдыха.

Как-то неуловимо мысли девушки соскользнули на отдыхающих в купальнях адептов и расслабляющем массаже. Вот уж от чего Наташа сейчас точно не отказалась бы! Понежиться под умелыми пальцами массажиста, почувствовать, как напряжение и усталость покидают мышцы и остается только приятная расслабленность. После которой можно смело проваливаться в сон и не думать о всяких формулярах, бланках и прочих кошмарах.

Наташа почувствовала, что фантазии неуклонно превращаются в сон, и почти сдалась во власть дремы. Но внезапно темнота перед закрытыми глазами сменилась четкой яркой картинкой. Вместо своей комнаты она увидела, как Лана и Алеорн заходят в просторный зал. Практически тут же двери за ними захлопнулись, а в следующий миг помещение заволокло густым туманом.

Лана испуганно вдохнула и моментально схватилась за горло.

«Яд! – вспышкой пронеслось в голове у Наташи. – Яд, против которого не помогает магическая защита!»

Алеорн, способный продержаться без воздуха несколько минут, метнулся к витражному окну и с силой ударил по стеклу, но оно, укрепленное заклинаниями, выдержало. Правда, эльф не собирался сдаваться. Он тоже видел, как Лана бледнеет и теряет сознание.

Три удара. Дейморцу потребовалось три удара, чтобы окно разлетелось на осколки, и в зал ворвался свежий воздух. Но для Ланы этого оказалось слишком. Когда Алеорн поднимал девушку на руки, та уже не дышала.

Миг – и картинка сменилась. Наташа увидела довольное лицо Ангелины.

Видение оборвалось столь же внезапно, как и началось. И только сейчас Наташа заметила, что до крови прикусила губу, а по щекам бегут слезы.

Не раздумывая ни секунды, она сорвалась с места и вылетела в коридор. Увидев стоящего неподалеку Адриана, Наташа на одном дыхании выпалила:

– Найди Ангелину! Она – предатель!

После чего, не дожидаясь ответа телохранителя, побежала туда, куда вело ее внутреннее чувство.


Очередное зелье было перелито в несколько небольших пузырьков и убрано в сумку. Лана с удовлетворением посмотрела на проделанную работу и уже предвкушала скорый отдых и обещанный Алеорном массаж. Правда, оставался еще один тоник, который должен был настояться.

Девушка начала собирать необходимые ингредиенты, и когда недосчиталась одного очень важного растения, расстроенно пробормотала:

– Вроде лист желчного каравка был в лаборатории! Придется все-таки идти.

– Раз надо – пошли, – отозвался Алеорн.

Лана уныло кивнула и поплелась на выход. Массаж и отдых откладывался.

До лаборатории пара добралась без приключений. Полуэльфийка быстро нашла необходимый ей ингредиент и, ухватившись за локоть Алеорна, поторопилась обратно в свою комнату.

Но стоило им выйти из коридора с лабораториями, их неожиданно окликнул поднимавшийся с лестницы парень в темно-зеленой мантии Северной школы травников.

– Магистр Латрент желает с вами встретиться, – сообщил посланец и на вопросительный взгляд Ланы пояснил: – Он вас ожидает в зале этажом ниже. Вторая дверь справа.

– А по какому вопросу?

Парень неопределенно пожал плечами:

– Меня просили передать только это. Всего доброго.

После чего развернулся и ушел.

Отказываться от встречи повода ни у Ланы, ни у Алеорна не нашлось. Поэтому, устало облокотившись на эльфа, ведьмачка последовала по указанному травником маршруту.

– Наверняка ему приспичило прямо сейчас выяснять мои дальнейшие планы, – задумчиво протянула Лана. – А я ведь даже толком не успела подумать, хочу дальше учиться или нет.

– У тебя есть еще пара минут для этого, пока мы идем, – хмыкнул Алеорн. – Но я не вижу в этом особого смысла. Нагрузка у травников выше, а продолжать учебу ты можешь и в Леорской академии.

– Значит, пока откажусь. Тем более впереди диплом. Хотя… может, туда на практику съездить?

– Вот и спросишь.

Спустившись на нужный этаж, пара вошла в небольшой круглый зал, уставленный скульптурами. Каменные цветы увивали колонны, ползли по потолку, и если бы не серый цвет, их можно было бы принять за живые. Но кроме скульптур, колонн и цветов, в зале больше ничего не было. И никого.

– Подождем. Возможно, магистр не предполагал, что мы будем так близко от места встречи, – спокойно проговорил Алеорн.

– Ага. – Лана зевнула и направилась к одной из скульптур, дабы рассмотреть ее получше.

Алеорн наблюдал за восхищенной девушкой издалека, за свою жизнь он и не такие интерьерные изыски видел. И дейморца они не интересовали. Куда больше ему нравился строгий, без излишеств, интерьер первого дома Айанор.

Внезапно в дверях у противоположного конца зала показалась запыхавшаяся Наташа.

– Алеорн! Уводи Лану! – выкрикнула некромантка.

Лана удивленно взглянула на перепуганную подругу. Чувство тревоги расправило крылья. Но расспросить Наташу подробней о причинах спешки Алеорн даже не подумал. Лана успела лишь сдавленно охнуть, когда ее резко подхватили на руки.

Мир перед глазами полуэльфийки знакомо смазался, а спустя мгновение они уже находились за пределами зала. И только теперь дрогнула, закрываясь, дверь. Быстро, но недостаточно быстро для ашер-тен.

Лана лишь краем глаза успела заметить клубы рванувшегося из каменных цветов тумана и внезапно подавшуюся вперед, в зал, фигурку подруги.

И дверь закрылась.

Опустив Лану на пол, Алеорн в бессильной попытке изо всех сил ударил по отрезавшей их от зала каменной плите. Но та, зачарованная магией, даже не дрогнула.

– Демон! – процедил Алеорн.

– Где Наташа? – прошептала Лана и с надеждой посмотрела на дейморца. – Мне ведь показалось? Она не…

– Она там. Ее толкнули.

– Где Голос? – раздался вдруг из-за спины бесстрастный голос Адриана.

Лана, затравленно глядящая на захлопнувшуюся дверь, обернулась и увидела инквизитора. Он крепко держал Ангелину, которая шипела и морщилась от боли.

– За дверью, – сухо откликнулся Алеорн.

Как и зачем здесь оказался инквизитор, да еще с Ангелиной, Лана не понимала. Но сейчас это ее и не волновало. Необходимо было срочно узнать, что случилось с подругой!

– Да разнесите вы уже этот проклятый камень! – чувствуя, что еще немного, и она окончательно потеряет голову, взвыла Лана.

– Это довольно сложно сде…

Алеорна прервал жуткий грохот, а в следующее мгновение каменная плита разлетелась на куски. Да с такой силой, что взрывной волной дейморца и Лану отбросило к противоположной стене.


В первый момент, ощутив сильный толчок в спину, Наташа не испугалась, она все еще переживала за Лану. Только по инерции сделала несколько шагов вперед, чтобы избежать падения. И лишь когда услышала за спиной стук, а обернувшись, увидела закрытую дверь, почувствовала, как по коже пробежали мурашки страха.

Она в ловушке!

Кто-то специально втолкнул ее в зал и запер, чтобы… чтобы…

Отчетливое, все нарастающее шипение подсказало ответ.

Наташа быстро огляделась и поняла, что зал стремительно заполняется густым ядовитым туманом. Да, Алеорн успел вытащить отсюда Лану, но вместо подруги кто-то, возможно из мести, решил отравить ее.

Осознав это, Наташа попыталась задержать дыхание, понимая, что спасение близко. Там, за дверьми, Алеорн и Лана, которые ее не оставят. Да и Анхайлиг наверняка почувствует опасность для ее жизни. Необходимо продержаться всего пару минут. Пару минут не дышать.

Но от быстрого бега слишком билось сердце и организм требовал кислорода. Наташа держалась как могла, – казалось, вечность. Однако двери по-прежнему были закрыты, а Анхайлига почему-то все не было. Легкие горели все сильнее, и Наташа не выдержала. Сдавшись, она глубоко вдохнула приторно сладкий воздух. И лишь потом, когда перед глазами все поплыло, а ноги подкосились, увидела, как рядом скрутилась темная воронка портала.

Поздно…


Звук шагов гулко разносился по пустому коридору. Анхайлиг торопился разделаться с оставшимися бумагами. Благо все необходимые подписи были собраны, все сообщения, не требующие специальной защиты, отправлены. Осталось лишь несколько внутренних отчетов, которые шли под грифом «секретно» и доставлялись лично в руки Ульриху.

Медлительность бюрократической машины порядком раздражала. Правда, был и положительный момент: встречаться с Ангелиной сегодня не пришлось.

Тем не менее Анхайлиг торопился скорее вернуться к жене. Конечно, Наташа осталась под присмотром инквизитора, который костьми ляжет ради ее защиты, но некромант все равно в полной мере мог доверять только себе. Возможное нападение, которое предвидела девушка, постоянно заставляло быть начеку.

Внезапно Анхайлига охватило чувство опасности. Сигнал пришел от одного из защищающих Наташу заклинаний.

«Знал, ведь знал же!» – Некромант скрипнул зубами, практически мгновенно активируя портал переноса, но… тот не сработал.

Лютиэнская академия была защищена от посторонних, не санкционированных местным архимагом перемещений.

– Демон пожри их! – ругнулся Анхайлиг и начал быстро взламывать местную охранную систему.

Ночь придавала ему сил, а уж мысль о том, что жене грозит опасность, и вовсе заставляла работать с утроенной скоростью.

На то, чтобы разделаться с блокирующим перемещения плетением, Анхайлигу потребовалось не больше пары минут. Резкий росчерк руки, и черная спираль портала наконец-то перенесла некроманта в затянутый ядовитым туманом зал.

Магический щит вокруг него мгновенно засиял пурпуром, сигнализируя, что отраву задержать не может. На размышления Анхайлиг не потратил ни секунды. Заклинание иссушения мгновенно уничтожило весь зараженный кислород, а следом зал тряхнуло магическое эхо, взрывной волной вышибая окна и двери.

Свежий воздух ворвался в помещение, а следом вбежали Алеорн, перепуганная Лана и Адриан, который волоком тащил шипящую Ангелину.

Все трое замерли в паре шагов от Анхайлига, склонившегося над лежащей на полу женой. Наташа почти не дышала, в лице ее не было ни кровинки.

Некромант что-то бормотал, но судя по выражению какой-то обреченности на лице, сделать ничего не мог.

И Ангелина, перестав вырываться, неожиданно хрипло рассмеялась.

– Это дайтерин! Лучшие ведьмаки господина делали этот яд больше года!

Лана вздрогнула. Что это за яд, магистр Литиция ведьмакам еще на первом курсе рассказывала. Он был одним из самых сложных и одновременно самых страшных. Для того чтобы создать его, требовалось почти шестнадцать месяцев и огромное количество ингредиентов, включая и весьма редкие. Но результат того стоил.

Этот яд полностью игнорировал магическую защиту и не имел противоядия. Жертва, вдохнувшая его, гарантированно умирала.

Лана стояла ни жива ни мертва. Время для нее словно остановилось, и даже собственного дыхания от поразившего ее шока она не чувствовала.

– Не может быть, – прошептала Лана, неотрывно глядя на белую как полотно подругу. – Наташа…

– Одной ногой у Мораны твоя Наташа! – с торжеством воскликнула Ангелина. – Пусть не ты, но хотя бы она умрет!

– Нет… Нет! – Лана хотела броситься к подруге, но Алеорн ее перехватил и прижал к себе.

– Анхайлиг! – пытаясь вырваться, закричала она. – Ты же некромант! Самый-самый! Ты должен ее вернуть!

Но Анхайлиг стенания племянницы не слушал. Он смотрел на жену, которую, несмотря на собственное слово, так и не смог уберечь. Ошибся. Глупец, пошел на поводу у Ульриха, хотя знал об опасности. Ведь предсказания его девочки сбываются всегда.

Всегда.

Что ж, хорошо, что отец был мудрее и предусмотрительнее его. На Наташе «Слеза Тьмы», и значит, она будет жить. А он… За свою ошибку он готов заплатить любую цену. Даже такую.

– Адриан. Несмотря ни на что, она должна жить, – обратился некромант к инквизитору.

Обычно бесстрастное лицо хранителя справедливости исказила гримаса боли. До этого момента он и не представлял, насколько бывает больно терять. Адриан лишь кивнул в знак того, что понял и все выполнит.

Анхайлиг с болезненной нежностью коснулся кончиками пальцев лица любимой, а в следующий миг ожерелье на шее Наташи вспыхнуло. Бледное, пугающее сияние на доли секунды охватило ее и некроманта, а потом девушка сипло вдохнула и закашлялась, приходя в себя.

Одновременно с этим Анхайлиг упал. Жизни в нем не было.


Наташа падала в темноту. Дышать становилось все труднее и труднее, а скорость падения все больше и больше, и она чувствовала – дно уже близко. И где-то там, на дне, ее уже ждет Морана. Неизбежность. Абсолютная Тьма, которую Наташа приняла несколько лет назад по воле Анхайлига. По воле своего мужа.

«Не успела проститься с ним. Жаль…»

Последняя мысль, затухая, пронеслась в ее голове… и вдруг тьма сменилась яркой вспышкой, а в легкие ворвался живительный кислород.

Закашлявшись, Наташа инстинктивно приподнялась на локте и открыла глаза, понимая, что абсолютно здорова.

Жива.

Она жива!

Счастье охватило девушку. Значит, Анхайлиг успел! Спас ее!

Взгляд Наташи скользнул по залу, выискивая мужа, желая обнять, поцеловать, поблагодарить за спасение…

И застыл на его безжизненном теле.

– Нет, нет… – сипло, не веря собственным глазам, прошептала девушка и, дернувшись к Анхайлигу, обхватила ладонями его лицо.

Но чуда не случилось.

Ожерелье выполнило свою главную функцию – сохранило жизнь носителя. В обмен на жизнь того, кто его дарил.

Сердце Наташи сжало в тисках боли. Хотелось выть, кричать, но не получалось, воздух предательски отказывался заходить в легкие.

Неожиданно Наташу вздернули и заставили сесть. Только это позволило хоть как-то вздохнуть, и вместе со вздохом, тяжелым и надрывным, вырвался первый, исполненный горя всхлип. Следом еще один, и еще, а потом Наташа уткнулась в плечо Ланы и окончательно разрыдалась.

Полуэльфийка как могла поддерживала подругу, но сделать что-либо была не в силах. Горе Наташи она понимала как никто другой. Да что там, Лана и сама, глядя на бездыханного Анхайлига, чувствовала, что вот-вот расплачется. Ведь это из-за нее! Все из-за нее!

– Нет, так не должно было быть! – внезапно закричала Ангелина. – Мы так не договаривались! Она должна была умереть, не он!

Осознав гибель Анхайлига, блондинка буквально обезумела. Ангелина забилась в руках инквизитора с такой силой, что даже ему стало трудно ее удерживать.

Лана бросила на предательницу полный ненависти взгляд. Хотелось просто оторвать ей голову… но нет. Пожалуй, это была бы слишком легкая смерть.

– Кто-то идет, – проговорил Алеорн и развернулся в сторону двери.

– Вооруженные люди. Местная охрана, наверное, – бесцветно откликнулся инквизитор.

И ошибся.

Не прошло и пары мгновений, как на пороге показались люди в масках и черных трико, а в воздух взвился рой стрел. Смертельные жала со свистом преодолели расстояние до своих жертв и, неожиданно столкнувшись с невидимым препятствием в лице Алеорна, упали на пол.

Впрочем, почти тотчас стрелки ударили снова.

– Лана, пригнитесь, – быстро скомандовал дейморец, выхватывая оружие и отбивая вторую атаку.

В другое время Алеорн, не раздумывая, рванулся бы к дверям, но сейчас этого сделать не мог. Острый слух уже сигнализировал, что другой отряд нападающих приближается к залу и с противоположной стороны. Надеяться на то, что инквизитор возьмет второй вход на себя, тоже не стоило. Судя по выражению лица этого молодца, он скорее умер бы, чем отошел от рыдающей Наташи хоть на шаг.

А значит, следовало для начала рассчитать баланс сил и как-то обезопасить девушек.

В третий раз помимо стрел нападающие применили еще и магию. Несколько ветвистых молний с треском ударились в щит, поставленный инквизитором.

«Уже хорошо», – порадовался Алеорн, но тут же скрипнул зубами: под прикрытием стрелков и магов в зал хлынули убийцы.

Лана в панике уставилась на непонятно откуда взявшихся в Лютиэнской академии наемников. Даже Ангелина и то притихла.

Одновременно инквизитор словно очнулся и, оставив блондинку, выхватил меч.

– Давно пора, – пробормотал Алеорн и ускорился.

Отбить все атаки одновременно, стоя в центре зала, для обычного человека, по мнению Ланы, было практически невозможно. Но те, кто их сейчас защищал, обычными не были.

Убийцы-мечники от их рук пали быстро. Однако оставались еще лучники и маги. Сильные маги. Лана видела, как при каждой их атаке истончается защитная пленка, удерживаемая инквизитором. Как пара стрел чиркнула об пол в опасной близости от нее и Наташи. И самое противное, ничем помочь полуэльфийка своим защитникам не могла. У нее даже «драконовой слюны» с собой не было!

– Сволочи, как же я вас всех ненавижу! – в бессильной злобе прошипела Лана, а глаза ее полыхнули изумрудным светом.

Если бы только Анхайлиг был жив!

Сознание понимало бесплодность подобных рассуждений, а вот душа не верила, что сильнейшего мага больше нет.

– Не может быть… нет… – словно эхо, вторила ее мыслям Ангелина.

Оставленная инквизитором блондинка сидела в паре шагов от убитых горем подруг и покачивалась из стороны в сторону. Внезапно глаза ее загорелись лихорадочным блеском, а лицо исказилось безумием.

– Это ты во всем виновата! Если ты умрешь, он будет жить! – воскликнула Ангелина и, выхватив из складок платья кинжал, рванулась к Наташе.

Но Лана оказалась быстрее. Пышущая гневом полуэльфийка вскочила, словно заряженная пружина, перехватывая смертельный удар. Тело действовало на рефлексах, сдерживать которые Лана не намеревалась. Выкрутив руку несостоявшейся убийце, Лана вырвала у нее кинжал и безошибочно всадила в сердце Ангелине.

Вскрик боли блондинки потонул в хлюпающем хрипе.

Лана брезгливо оттолкнула от себя уже мертвую предательницу.

– Отступаем к стене! – выкрикнул Алеорн, понимая, что там он все-таки сможет оставить девушек под защитой инквизитора и рискнуть расправиться с нападающими в одиночку.

Кивнув, Лана не мешкая обняла Наташу и попыталась ее поднять. Однако та сейчас была не многим адекватнее убитой Ангелины.

– Нет! – взвизгнула подруга и вцепилась в черный балахон мужа. – Я не оставлю его!

– Наташа, – взмолилась Лана, а на глаза снова навернулись обжигающие слезы. – Пожалуйста!

– Нет! – еще громче воскликнула девушка, и вокруг нее вспыхнуло сияние.

Лану буквально отшвырнуло невидимой силой в руки едва успевшего среагировать Алеорна. Полуэльфийка ошарашенно уставилась на подругу. Перед прорицательницей что-то сияло, но увидеть, что именно, у Ланы не получалось. Глаза буквально слепило от яркого света.

А вот Наташа видела прекрасно. Книга… ее книга пророчеств. Та, которую могут держать единицы. Но как такое возможно? Она ведь была уничтожена еще в тот момент, когда Наташа бежала из инквизиторской клетки!

«Неужели я ее призвала?!»

Замерли все вокруг – и нападавшие, и защитники, глядя на сияющую фигуру, но Наташе ни до кого не было дела.

Она отстраненно, словно сдаваясь на милость недавнего кошмарного сна, коснулась книги. И та, послушная воле Голоса Сульхи, тотчас открылась.

Взгляд девушки тут же скользнул по знакомым убористым строчкам… или не очень знакомым… Совсем незнакомым!

Книга изменилась! Того будущего, которое Наташа читала, которое помнила, уже не было. В этой книге рассказывалось совсем другое!

От спокойствия прорицательницы не осталось и следа. Лихорадочно перелистывая страницы, Наташа читала о себе, о том, что происходило, и, главное, о том, что должно было произойти в том, новом будущем. Страшном, кровавом будущем! Будущем, в котором существовала она!

– Погибли. Все… – еле слышно проговорила Наташа. – Как она и говорила.

«Из-за меня!»

Наташа видела, что причиной столь разительных изменений в истории стало ее появление рядом с Анхайлигом. Но Наташа этого не хотела! Не хотела! Ведь когда она читала книгу, история в ней была совсем другой. Все были живы!

Девушка закрыла руками мокрое от слез лицо.

Закрыться, спрятаться, исчезнуть! Наташа готова была сделать что угодно, лишь бы этого кошмара не произошло! Но… но что она может? Что делать, когда текст уже написан?

Открыв глаза, Наташа с болью посмотрела на ненавистную книгу. А потом, в приступе какой-то безумной ожесточенной злости, схватила одну из страниц и, вырвав, отбросила прочь.

Одна за другой страницы с сухим треском вырывались из книги и таяли без следа. Наташа настолько втянулась в процесс, что окончательно перестала замечать, что творится вокруг. И лишь закончив акт вандализма, вдруг поняла, что мир вокруг словно замедлился и подернулся непонятной рябью.

Он и был, и одновременно его словно и не было. Так выглядит сон. Декорация. Нереальность…

Реальны были лишь она и книга.

«Мир не может существовать без будущего», – пронеслось в ее голове.

Будущее записано в книге Сульхи. А книга Сульхи пуста…

И тут в душе Наташи вспыхнула надежда. Ведь если она смогла уничтожить, значит, сможет и что-то написать взамен?

Вот только чем?

У нее с собой нет ничего, кроме…

Рука сама потянулась к церемониальному кинжалу некроманта. Быстрый взмах, и на левом запястье привычно стала скапливаться кровь. Быстро обмакнув в нее кончик пальца, Наташа стала хоть и коряво, но выводить то единственное, что пришло в ее голову:

«Морана склонилась над избранником своим и поняла, что заменить его некем. Поэтому решила вернуть жизнь ему».

Стоило девушке убрать руку, как неровные закорючки моментально впитались в желтоватую бумагу и встали вровень с предыдущей строчкой. А дальше история побежала переписываться сама.

Но Наташа уже не смотрела на артефакт, который стал постепенно затухать, она смотрела на мир.

И мир вокруг вновь стал ярче.

В зале резко похолодало, а по полу заструился белесый туман. Время окончательно остановилось. Все вокруг поглотила абсолютная тишина. Дымка, скрутившись спиралью, превратилась в закутанную в черный непроницаемый балахон женскую фигуру.

– А ты наглая, Наталия, – раздался нечеловеческий шелестящий голос посланницы.

– У меня не было выбора, – сипло выдавила Наташа, сознавая, что только что буквально вынудила богиню танцевать под свою дудку. За такое можно было и умереть.

Послышался сухой смешок.

– Правильно, но не сейчас, – сказала Морана. – Ты права, он мне нужен, и заменить его некем. Но совет на будущее: больше так не делай. Иначе голову тебе открутит сама Двайна за созданный дисбаланс.

Наташа коротко кивнула и, затаив дыхание, с надеждой посмотрела на мужа.

Богиня исчезла.

Время побежало вновь.

В тот же миг Анхайлиг вздрогнул и шумно вздохнул.

Радость и невероятное облегчение охватили Наташу. Эмоции оказались настолько сильны, что она вновь разрыдалась.

Наташа глядела, как некромант поднимается на ноги, и ей было не важно, что вокруг него стремительно сгущается Тьма, а во взгляде не осталось ничего, кроме бушующего океана ненависти.

Анхайлиг жив! Жив, и это главное!

Над ними что-то сверкнуло – это опомнившиеся противники вновь ударили, пытаясь до конца разбить магический щит инквизитора.

Вспышка словно послужила сигналом для некроманта. Вены его налились чернотой, рука начертила в воздухе быстрый, почти неуловимый знак.

– Shenn te! – рыкнул он, и смертельная волна прокатилась по залу, поглощая противников одного за другим. Пожирая их плоть до самых костей, иссушая, обращая в прах.

Несколько секунд, и все было кончено. В зале каменных цветов остались лишь защитники и горстки серого пепла.

Едва Тьма отступила, Наташа бросилась к Анхайлигу и крепко обняла. Ответные объятия были не менее сильными, но в то же время невероятно бережными.

– Тш-ш-ш, успокойся, все уже закончилось, – заверил жену некромант.

– Ты умер! Умер! Какого демона ты посмел умереть?! – уткнувшись в его грудь и всхлипывая, обвиняла мужа Наташа.

– Прости, родная, я не специально…

– Ненавижу тебя! – выдохнула Наташа, не отпуская, впрочем, мужа. – И твое ожерелье ненавижу! Знаешь, как мне было плохо?! Ненавижу!

– А я тебя люблю.

Мягкие, полные нежности слова заставили девушку вновь всхлипнуть и прижаться к Анхайлигу еще сильнее.

– Только посмей еще хоть раз умереть, я тебя сама убью! – пробормотала она.

– Не хочется вас прерывать, но к нам опять кто-то приближается, – неожиданно вмешался в разговор Алеорн.

Анхайлиг мгновенно отстранился и, прищурившись, обвел мрачным взглядом оба выхода из зала. А потом устало махнул рукой и сказал:

– Хозяева бегут. Не прошло и года.

А вскоре в зал и впрямь вбежала целая толпа магистров академии Лютиэна во главе с архимагом.

– Что здесь происходит? – озабоченно вопросил Ларниидэль, с тревогой глядя на Анхайлига.

– Убийство и покушение на убийство, – спокойно пояснил некромант. – К несчастью, частично злоумышленники своего добились – одна из нас, леди Ангелина, мертва.

– Аллатиэль Всеблагая! – пробормотал архимаг.

Магистры за его спиной встревоженно загудели.

– Да, да, мы тоже в печали, готовим траур и жаждем возмездия, – заверил Анхайлиг и нахмурился. – И я очень хотел бы знать, как так получилось, что злоумышленники, да еще в таком количестве, смогли проникнуть в вашу академию и отсечь целый этаж. Вы понимаете, как его величеству Ульриху Вельскому не понравится информация о гибели подданной? И о вашей… халатности?

Эльфа передернуло.

– Я лично все выясню! – тотчас пообещал Ларниидэль. – Мы подключим лучших ищеек и провидцев королевства, и виновные будут наказаны по всей строгости закона!

– Очень на это надеюсь, – холодно произнес некромант.

И, подхватив Наташу под руку, повел к выходу.

Следом за ними поспешили выйти и Алеорн с Ланой и инквизитором. В отличие от эльфа, в положительный результат поисков они не верили. Вряд ли местные прорицатели могли выяснить что-то более существенное, чем вельские спецслужбы и наемники пятого дома темных эльфов за предыдущие три года.

Враг скрывался от взора прорицателей слишком хорошо. По предположениям матери Ланы – атары пятого дома – он смог найти какого-то сильного мага и воспроизвести на крови заклятие «сокрытия». Благодаря ему прятались от поиска темноэльфийские убийцы.

Конечно, считалось, что «сокрытие» – заклятие тайное, и темные эльфы держали его в секрете, но… деньги могут многое.


На выделенный леорцам этаж Наташа и Лана поднялись не без поддержки своих мужчин. Они шли ровно до того момента, как увидели диван. От пережитого стресса на девушек навалилась такая усталость, что, казалось, никакой катаклизм не заставит их сдвинуться с места.

В результате Анхайлигу пришлось будить магистра Палиму и звать на помощь Розалию. Целительницы быстро осмотрели девушек и, заключив, что физически те в полном порядке, наложили успокоительное заклинание.

Лана отключилась сразу на диване. Возможно, причиной тому было то, что на полуэльфийке практиковалась Розалия. Но это даже было хорошо. Лану легко подхватил на руки Алеорн и скрылся вместе с ней в их комнате.

Ну а Наташа даже успела дойти до кровати сама и уплыла в лечебный сон только после того, как Анхайлиг устроился рядом.

Глава 12

Несмотря на то что Розалия от всей своей светлой души переборщила с заклинанием, проснулась Лана достаточно рано и вполне бодрой. А главное, живой. Вспомнив вчерашние события, девушка нервно поежилась.

Все проблемы крутились только вокруг нее. Даже Наташа уже дважды из-за нее пострадала. А судьба все продолжала подкидывать неприятные сюрпризы.

– Как ты себя чувствуешь? – тихо спросил Алеорн и ласково погладил пепельные кудряшки.

– Хорошо, – ответила Лана и вздохнула. – Одно не радует, что снова из-за меня произошла такая заварушка. Наташа могла умереть, Анхайлиг мог умереть… Мы все могли умереть!

– Но не погибли же, – резонно возразил дейморец и усмехнулся. – Разве ты забыла, что у меня не бывает невыполненных контрактов? Меня слишком любит судьба, чтобы допустить подобное. Да и Анхайлиг, как оказалось, практически бессмертный.

– Тебя послушать, так вчера была просто легкая прогулка с элементами боевых учений, – фыркнула Лана.

– Нет. Но и винить себя в том, что случилось, бессмысленно. Мы обязательно найдем того, кто все это подстроил, – заверил эльф. И предложил: – Пойдем позавтракаем.

Прислушавшись к своим ощущениям, Лана согласилась, что предложение очень даже своевременное. Есть и впрямь хотелось.

Выйдя в холл, Лана увидела Наташу. Некромантка расположилась на диванчике и разглядывала какие-то коробочки на столе.

– Что там? – полюбопытствовала, подходя, Лана.

Впрочем, едва нос полуэльфийки уловил вкусные запахи, ответ ей уже не понадобился.

– Еда, – подтвердила догадки Наташа. – Из-за вчерашнего инцидента сегодняшние бои отменили. Ребятам устроили еще один день отдыха, официально вроде как для передышки. Ну а нам с тобой посоветовали не покидать этот этаж, пока проверяют магическую систему безопасности. Вот видишь, даже завтрак сюда доставили.

– Хоть какая-то от них польза, – хмыкнула Лана и, усевшись рядом, тоже полезла в коробочки. А спустя полминуты захрустела витаминным салатом.

– Ты как после вчерашнего? – поинтересовалась Наташа.

– Нормально, – вздохнула полуэльфийка и виновато посмотрела на подругу. – Прости, ты опять из-за меня в передрягу попала.

– Глупости, ни в чем ты не виновата. Мне тоже надо быть осторожнее и не забывать про своих «доброжелателей». В общем, хорошо, что все закончилось хорошо.

– Да уж, – подтвердила Лана и мыслями вернулась во вчерашний кошмар. – Наташ, а что вчера вообще случилось?

– Ты о чем? – не поняла некромантка. – Нас чуть не убили.

– Я не о том. Тебя отравили, но Анхайлиг тебя спас и умер сам. А как ты Анхайлига оживила? И что это за сияние вокруг тебя было?

– Анхайлига оживила не я, а Морана, – поправила Наташа.

Потом помолчала, куснула губу и все-таки решилась раскрыть Лане свою главную тайну. К тому же та все собственными глазами видела и рано или поздно о многом догадалась бы.

– Помнишь, я рассказывала, что меня долгое время держали взаперти? – спросила Наташа и, дождавшись кивка, продолжила: – Так вот, я могу читать книгу судеб Сульхи. И благодаря этому точно знаю, что произойдет в будущем. А вчера вот получилось написанное в этой книге немного изменить.

– С ума сойти, – выдохнула Лана и уставилась на нее, забыв про еду. – Это что же, ты, получается, можешь…

– Ничего я не могу, – быстро оборвала Наташа. – Уже ничего. Если еще хоть раз попытаюсь вытворить что-то подобное, сразу умру.

– А-а… – протянула полуэльфийка и, заметив напряженный взгляд подруги, улыбнулась. – Ну и ладно. Хотя наколдовать нам победу в турнире не помешало бы.

– Вот еще! Сами выиграете, – фыркнула Наташа, а мысленно с облегчением вздохнула. Все-таки, рассказывая о себе, она переживала, как подобное признание будет воспринято.

– Вообще, ты знаешь, так оно и спокойнее, наверное, – согласилась Лана. – Все-таки в судьбу вмешиваться опасно. Слушай, а кто-то, кроме тебя, такую же штуку способен сделать?

– Да, – кивнула некромантка. – Но таких людей очень мало. И за всеми ними инквизиторы следят. Они нас Голосами Сульхи называют.

– Так ты тот самый Голос? Надо же. А то я, когда услышала, грешным делом подумала, что это у инквизиторов в голове… – Лана покрутила пальцем у виска и, мельком глянув на стоящего неподалеку судию, прикусила язык. – Впрочем, не важно.

Слова Ланы окончательно разрядили напряженную обстановку, и Наташа уже спокойно улыбнулась. «Все-таки замечательно, когда есть друзья», – тепло подумала она. Даже вот такие посиделки после полученного стресса были бесценны, отвлекая от проблем.

Хотя одна и очень весомая проблема оставалась и постоянно маячила на горизонте. Заказчика нападений на Лану так и не нашли. А значит, необходимо было готовиться к следующему…

Неожиданно Наташу пронзило воспоминание.

– Кажется, я знаю, где наш злодей прячется, – едва веря собственному везению, почти шепотом проговорила она. – Когда книга появилась, я ведь ее успела прочитать. И там было указано, где скрывается заказчик. Надо сказать Анхайлигу!

Девушка быстро вскочила со стула, но тотчас была остановлена проявившимся перед ней Алеорном.

– Не торопись. – От холода, прозвучавшего в голосе эльфа, Наташа вздрогнула. – Он мой. Поэтому рассказывай.

Лана взглянула на дейморца. От сурового выражения его лица у полуэльфийки по телу пробежали мурашки. Она прекрасно поняла, что Алеорн не шутит и действительно вознамерился сам оторвать ее обидчику голову. Поэтому отреагировала мгновенно.

– Алеорн, нет. Я против, чтобы ты туда шел! Тем более один! Пусть туда армию отправят, – затараторила Лана. – И вообще, ты сам говорил, что не можешь оставлять меня без охраны!

– Адриан, я рассчитываю на то, что наша договоренность в силе и, пока меня не будет, ты не выпустишь Лану за пределы этого этажа, – словно не слыша ее слов, произнес темный эльф.

– Ты должен меня охранять! И защищать! – начала впадать в панику девушка и уцепилась за мужскую руку.

– Я и защищаю. Отрублю этой твари голову, и больше тебя никто не тронет, – спокойно заверил Алеорн. Быстро поцеловал девушку в макушку и, отстранив от себя, добавил: – К тому же ты будешь под присмотром инквизитора.

– Я не за себя боюсь, – грустно проговорила Лана, но спорить с мужчиной не стала.

Конечно, она понимала, что у Алеорна большой счет к ее неудачливому убийце. Но сердце все равно терзалось страхом, что дейморец может пострадать.

Но Алеорн на ее переживания внимания не обращал. Сейчас он внимательно вслушивался в объяснения Наташи о местоположении мстительного купца. Как оказалось, этот тип обосновался где-то на окраине Лютиэна. И как только некромантка закончила, эльф, не прощаясь, исчез под маскировкой.

Кудрявая полуэльфийка грустно посмотрела ему вслед.

– Не переживай, Алеорн справится, – заверила подругу Наташа и участливо приобняла Лану.

– Буду в это верить.

Лана тяжело вздохнула и постаралась задвинуть свои переживания на задний план. Наташа прекрасно понимала чувства подруги и продолжала успокаивающе гладить ее по плечу. В конце концов, ждать им недолго, Алеорн при своей скорости и способностях наверняка управится еще до вечера. А пока что и одного Адриана для присмотра хватит.

Взгляд некромантки скользнул к светловолосому инквизитору.

«Надо поговорить и отпустить его, как только вернется Алеорн», – решила Наташа.

Девушка открыла рот, чтобы позвать Адриана, но неожиданно раздавшиеся быстрые шаги со стороны лестницы заставили ее резко обернуться.

В тот же миг в холл влетел хмурый Анхайлиг. Магистр быстро обвел помещение цепким взглядом и помрачнел еще больше.

– Где Алеорн? – зловеще вопросил он.

Лана нервно сглотнула и покосилась на Наташу. Некромантка, понимая, что надвигается буря, вздохнула и призналась:

– Я рассказала ему, где скрывается заказчик убийства, и Алеорн ушел за ним.

– Что?! – тихо, едва сдерживая ярость, выдохнул Анхайлиг. – Я же сказал: никакой самодеятельности!

– Но он нам не оставил выбора, – попыталась объяснить Наташа. – Мы его отговаривали! Честно!

– Да, я его даже удержать пыталась, – еле слышно пискнула Лана.

– Отговаривали они! – рыкнул некромант и приказал: – Живо по комнатам!

Девушки со страху дружно подпрыгнули и, особо не соображая, метнулись выполнять приказ. Когда каждая из них заскочила в свои апартаменты, двери сами собой резко захлопнулись, а сверху на них вдобавок легло заклинание «ста замков».

Даже не видя друг друга, Лана с Наташей, не сговариваясь, дернулись назад. Но сильнейшее заклинание, не позволяющее без разрешения хозяина кого-либо впустить, выпускать девушек отказалось.

– Что?! Как?! Зачем?! – на нервах оскорбленно воскликнула Лана и ударила кулаком по деревянной поверхности.

– Так вы точно будете в безопасности, – уже спокойнее откликнулся Анхайлиг.

– А если мне в туалет захочется?! – продолжала кричать Лана.

Сознание того, что она заперта в четырех стенах, крайне раздражало и бесило.

– Не волнуйся, в обед приду и лично провожу тебя в уборную! – рыкнул магистр.

От такой перспективы всякое желание посещать туалет у Ланы пропало. Полуэльфийка горестно взвыла:

– Тира-ан! Тиран ты-ы… дядя!

– Хоть кто-то должен заниматься твоим воспитанием, раз отец – мягкотелый добряк, из которого все, кому не лень, веревки вьют, – холодно сообщил некромант. – Радуйся, что я еще ремень не взял.

Лана от таких перспектив вздрогнула и даже от двери отпрыгнула. Успокоилась девушка, лишь когда услышала удаляющиеся шаги Анхайлига. Печально оглядевшись, Лана вновь подошла к двери.

– Ната-аш! – крикнула она. – Ты меня слышишь?

– Да, – глухо откликнулась некромантка. – Надо было забегать в одну комнату. Хоть бы поговорить нормально могли.

– И не говори. Сглупили, – согласилась Лана. – Но в туалет я с ним не пойду!

– Ты неисправима, – хохотнула Наташа.

Девушки перекинулись еще парой подбадривающих фраз, но кричать через двери было крайне неудобно, так что разговор вскоре затих.


На окраине Лютиэна дома не отличались такой вычурностью, какую Алеорн видел в центре и рядом с местной академией. Расстояние между постройками сократилось, а огней стало меньше.

Вот и дом, который требовался Алеорну, ничем примечательным не выделялся. Изящное двухэтажное здание с вытянутыми по местной моде шпилями встретило темного эльфа наглухо закрытыми ставнями, так что сразу сказать, спят его обитатели или еще бодрствуют, было невозможно. Впрочем, дейморцу это и не требовалось.

Алеорн точно знал, что в доме засел тот, кто изо всех сил старался сжить Лану со света. А спит убийца или бодрствует, значения не имело. Поэтому, когда улица окуталась густыми тенями, приблизился к задней двери.

Здание окружали на первый взгляд вполне обычные охранные заклинания от воровства и проникновения. Для ашер-тен подобная защита словно не существовала. Алеорн легко преодолел первый контур защиты и вошел внутрь. А вот в доме оказались барьеры посложнее. Если снаружи дом был совершенно обычным, то внутри он оказался укреплен не хуже крепости. Правда, на переплетение сигнальных нитей, парализующих заклинаний и печати «ста замков» Алеорн отреагировал довольной улыбкой. Да, повозиться придется. Но зато вся эта защита лучше любого указателя говорит о том, что пришел он по адресу.

Медленно, но уверенно, шаг за шагом дейморец двигался к своей цели, внимательно присматриваясь к малейшим изменениям в окружающем пространстве. Поднимаясь на второй этаж, Алеорн уже точно знал, где скрывается его жертва.

Не спальня. Кабинет.

«Ждет известий, гад». – Темный эльф мрачно усмехнулся и подошел к двери, опутанной очередным переплетением защитных заклинаний.

Но остановить ашер-тена, которым движет жажда мести и холодная ярость, подобный клубок узоров из магических нитей был не способен. Лишь задержал на пару мгновений, пока эльф взламывал защиту.

Резкий рывок, и деревянное полотно, как картонное, отлетело в сторону.

Однако едва Алеорн ворвался внутрь, в его сторону тотчас ударила струя дымчато-серого вихря. Здание содрогнулось, раздался звон выбитых стекол.

От столкновения с боевым заклинанием Алеорн пошатнулся и рефлекторно схватился за крошащийся дверной косяк. Как и любой ашер-тен, эльф обладал естественной защитой от магического воздействия, но даже она имела свои пределы.

Перед глазами все поплыло, во рту появился металлический привкус крови. Алеорн зло прищурился и смог различить стоящего у дальней стены купца. Тот сжимал в руке белый кристалл, исписанный черными рунами.

– Хм, – усмехнулся хозяин. – А торговец не обманул, хорошая вещица.

И, отбросив использованный артефакт, выхватил кинжал. Но даже шага сделать не успел. Справившись с последствиями заклинания, Алеорн ринулся вперед и в мгновение ока оказался рядом с противником.

Раздался тихий свист, сверкнул еле уловимый росчерк меча. Купец сипло выдохнул и, даже не сообразив, от чьей руки погиб, мешком рухнул на пол. Голова мужчины, словно перезревшая тыква, с глухим звуком упала рядом.

Алеорн с удовлетворением хмыкнул, стер тыльной стороной ладони все еще сочившуюся из носа кровь и задумчиво огляделся. Пожалуй, прежде чем уйти, стоило здесь все тщательно обыскать.


День для Ланы тянулся, казалось, целую вечность. Мыслями девушка все время уносилась к Алеорну, постоянно убеждая себя в том, что все будет хорошо. И ждала.

Лишь когда за окном окончательно воцарилась ночь, Лана подумала, что во сне время летит быстрее, и все-таки отправилась в кровать. Правда, несмотря на это волевое решение, девушка очень долго ворочалась. В какой-то момент дрема завладела полуэльфийкой, но из тревожного полусна девушку пробудило осторожное прикосновение к щеке.

Распахнув глаза, Лана с радостью увидела склонившегося над ней Алеорна. Вернулся! Лана порывисто подскочила с кровати и, повиснув на шее у дейморца, быстро поцеловала. Сердце девушки гулко билось, дыхание стало частым и прерывистым.

Подернутые дымкой желания изумрудные глаза Ланы снизу вверх смотрели на Алеорна, а полураскрытые губы буквально молили о ласке. И мужчина не выдержал.

Мгновенно забылась усталость и желание восстановить силы после столкновения со смертельным артефактом.

Сильные руки крепко сжали девичью талию, а вслед за этим Лану обжег пьянящий поцелуй. Сознание девушки тонуло в невероятной нежности и страсти, такой долгожданной, такой манящей…

От желания быть как можно ближе дыхание полуэльфийки перехватило, а пальчики с силой вцепились в жесткую ткань мужской куртки. Целый день без его объятий прошел, словно изощренная пытка, и теперь Лана наслаждалась каждым мгновением.

А Алеорн целовал, не в силах оторваться от мягких и податливых губ полуэльфийки. Руки мужчины скользнули по спине Ланы. Раздался тихий треск разорванной ткани, и ночная сорочка соскользнула на пол, а горячее дыхание Алеорна коснулось обнаженной кожи девушки. Лана, не в силах сдержаться, застонала и потянулась к пуговицам мужской рубашки. Впрочем, Алеорн ждать, когда его разденут, не собирался, и спустя мгновение его одежда присоединилась к сорочке полуэльфийки.

Сильные руки легко подхватили Лану и уложили на кровать. Жар, исходивший от совершенного мужского тела, и ощущение собственной беспомощности будоражили и заставляли девушку таять. Лана легко пробежалась по обнаженной коже и ощутила, как под кончиками пальцев напрягаются стальные мышцы дейморца.

Когда же полуэльфийка решила продолжить свое исследование ниже, Алеорн с тихим рыком оторвался от девичьих губ. Перехватив ее руки, он проложил дорожку из обжигающих поцелуев вдоль шеи и спустился ниже, касаясь губами обнаженной груди.

От этой ласки Лана судорожно вздохнула и выгнулась. Все тело горело, каждое прикосновение сводило с ума. И в тот момент, когда пальцы Алеорна коснулись самого сокровенного, Лана не выдержала и умоляюще застонала:

– Алеорн!

Дейморец словно этого и ждал.

От резкого толчка Лана всхлипнула и, впившись ногтями в мужские плечи, силой притянула Алеорна к себе. Ей нужно было ощущать своего мужчину каждой клеточкой кожи, чувствовать жар его тела и его желание. Знать, что она ему нужна.

Алеорн двигался нарочито медленно, словно стремясь запомнить каждое мгновение, поймать каждый стон, срывающийся с нежных, чуть припухших губ, прочувствовать каждое вздрагивание и ответное движение Ланы. И с каждым мгновением хотелось большего.

Сердце бешено застучало, а дыхание вновь перехватило. Объятия Алеорна превратились в стальной капкан, а движения ускорились. Протяжный стон Ланы, готовый сорваться в крик, эльф заглушил поцелуем. И мир для нее окончательно потерялся в океане немыслимого наслаждения.

Лишь потом, когда страсть улеглась, окончательно уступив место усталости, Лана поудобнее устроилась на плече Алеорна и сонно спросила:

– Ты его нашел?

– Да. И больше о нем можно не думать.

– Мм, я тебя люблю…

– Я тебя тоже. Спи, все хорошо, – прошептал эльф.

Лана улыбнулась и закрыла глаза. Спустя пару минут девушка уже спокойно спала.


День у Наташи тоже прошел довольно однообразно. Правда, в отличие от Ланы, она за Алеорна не переживала – знала, что тот будет в полном порядке. Вместо этого она нет-нет, да и бросала недовольные взгляды на запечатанную заклинанием дверь.

«И зачем было меня запирать? – размышляла девушка. – Вроде я никогда не была склонна к побегам…»

И от подобной несправедливости было вдвойне обидней. Хотя понять Анхайлига Наташа тоже могла, муж ведь и впрямь опасался за них обеих. И, в конце концов, имел полное право на установление режима повышенной безопасности – после собственной смерти-то.

«Все. Хватит. А то так недолго к вечеру совсем издергаться», – оборвала ненужные размышления Наташа и подошла к рабочему столу, за которым не так давно заполняла формуляры. Там царил легкий творческий беспорядок, с которым стоило разобраться. Заодно Наташа решила убить время до возвращения Анхайлига.

Правда, порядок был наведен довольно скоро, и оставшееся время пришлось банально провести в дремоте на кровати. В обед, как и обещал, ненадолго заглянул Анхайлиг. Быстро снабдил жену едой и снова ушел. На разговоры некромант был не настроен, поэтому вторую половину дня пришлось продолжать мучиться в неведении о ходе расследования и успехах Алеорна.

Когда же вечер начал плавно переползать в ночь, Наташа окончательно сдалась. Раздевшись, девушка забралась под одеяло и закрыла глаза, давая организму возможность провалиться в дрему.

Звук аккуратно прикрытой двери, хоть и тихий, заставил Наташу очнуться. Девушка, как ужаленная, подскочила на кровати и с требовательным ожиданием посмотрела на вернувшегося Анхайлига.

– Ну как? – спросила она.

– Продуктивно, – устало выдохнул муж и сел рядом на кровать. – Алеорн расправился с заказчиком и принес доказательства вины еще нескольких высокопоставленных предателей в Вельске и Карминии. Первому советнику теперь тоже не отвертеться, как и Миратриэлю.

– Он тоже? – удивилась Наташа.

– Я бы сказал, что он один из основных, – откликнулся Анхайлиг.

Наташа откровенно не понимала, как светлый эльф вообще мог связаться с подобным делом.

– А Миратриэлю-то это зачем? – спросила она.

– Он крайне ненавидит темных. С заказчиком покушений на Ланатиэль он познакомился около года назад. Наш карминский приятель убедил его, что родственников Ульриха и темных эльфов стоит стереть с лица земли. Ну и о твоей смерти была определенная договоренность, – проговорил Анхайлиг и резко помрачнел. – В общем, Миратриэлю крайне повезло, что на допросе присутствовал Ларниидэль, иначе живым он оттуда не вышел бы.

Наташа порывисто обняла мужа и с удовольствием ощутила, как ее обнимают в ответ. После рассказа мужа все встало на свои места. Миратриэль, как заместитель главы академии Лютиэна, имел все допуски для того, чтобы провести в замок достаточное количество наемных убийц. И, кроме этого, мог очистить крыло от посторонних, спровадив всех в местные купальни. Да и полог тишины, чтобы скрыть нападение, столь сильный маг вполне мог продержать до конца сражения.

«И толкнул меня наверняка тоже он. Да, если бы не Анх, мы бы не выжили», – заключила Наташа и крепче прижалась к Анхайлигу. Некромант легко уловил нервное состояние жены и успокаивающе провел рукой по ее волосам.

– Теперь все закончилось. Все предатели обезврежены, а главное, отрублена их голова. В самом буквальном смысле слова.

– Угу, – слегка успокаиваясь, согласилась Наташа.

Действительно, хорошо все, что хорошо кончается. О будущем беспокоиться тоже не стоило, оно будет таким, каким и должно быть. И к инквизиторам она больше не вернется.

Промелькнувшая мысль о судиях напомнила Наташе об Адриане. Пожалуй, уже стоило его освободить от обязанностей, а себя от нелегких мыслей.

– Наверное, пора отпустить Адриана. Мне больше ничего не угрожает, и ему совершенно не обязательно оставаться рядом со мной.

– Я только «за», – согласился Анхайлиг. – Но ты вроде бы очень не хотела, чтобы он погиб.

– Он не погибнет, – уверенно заявила Наташа. – В конце концов, я ведь просто могу приказать инквизиторам, чтобы не смели его убивать.

– Как знаешь. Вот только сильно сомневаюсь, что он сам захочет жить.

– Глупости. – Наташа нервно передернула плечами. – Да, может, какое-то воздействие мы на них и оказываем, но не настолько сильное.

– Ната, я чувствовал его эмоции.

– А я сказала, глупости!

Девушка резко схватила халат и, набросив его, решительно направилась к двери.

Анхайлиг тяжело вздохнул, но задерживать жену не стал. Только без особой надежды заметил:

– Ната, ночь на дворе.

– Плевать, – рыкнула та. – Я разберусь с этим прямо сейчас. Снимай «сто замков» и дай мне выйти.

И вновь, проявив весьма несвойственную характеру покладистость, Анхайлиг не стал спорить. Магическое плетение, подчиняясь приказу магистра, рассеялось. Вот только Наташа на странное поведение мужа внимания не обратила, а тут же выскользнула в коридор.

Дверь за ней закрылась.

А некромантг, глядя ей вслед, довольно улыбался. Ему было абсолютно все равно, что в итоге случится с инквизитором. Главное, чтобы тот как можно быстрее исчез из жизни его жены.


Выйдя из комнаты, Наташа огляделась. Не столько чтобы найти Адриана – он-то как раз был рядом, у противоположной стены. А для того, чтобы понять, есть ли в холле посторонние.

На первый взгляд в коридоре было спокойно. Однако говорить вот так, просто, когда в любой момент может кто-то выйти и услышать?

Наташа слегка нахмурилась, размышляя, стоит ли, но потом все-таки решилась.

– Адриан, – тихо позвала она. – Нам надо поговорить. Скажи, а ты можешь установить «полог тишины»?

– Разумеется.

Светловолосый судия кивнул и приблизился, а в следующий момент вокруг них развернулось мерцающее магическое покрывало. Сейчас, когда инквизитор находился буквально в шаге от нее, девушка чувствовала, как сильнее начинает биться сердце.

«Хватит. Пора с этим заканчивать, – резко осадила она себя. – Иначе опять контроль потеряю и натворю глупостей. И объясняй потом Анхайлигу, что у Сульхи свои виды на жриц…»

Наташа глубоко вздохнула и со всей возможной решительностью произнесла заранее заготовленную речь:

– Адриан, как ты знаешь, Алеорн убил того, кто готовил покушения на Лану и заодно на меня. На данный момент лично для меня угроз не осталось, и с моей защитой вполне справятся Анхайлиг и «Слеза Тьмы». Поэтому ты можешь вернуться обратно к инквизиторам.

– Нет.

Короткий, но совершенно неожиданный ответ заставил Наташу изумленно поперхнуться. Некромантка даже своим ушам не поверила: с ней спорили? Впервые не приняли ее решение как данность?

– Как – нет? – растерянно переспросила Наташа.

– Нет, вернуться я не могу, – бесцветно, но твердо сообщил Адриан. И добавил, окончательно выбив девушку из колеи: – Я тебя не оставлю.

«Он противится. Он называет меня на «ты». Я для него действительно больше не обезличенный Голос».

От сознания этого Наташе стало страшно. Неужели инквизитор и впрямь сошел с ума, как и предупреждал?

– Э-э… я приказываю, Адриан!

Однако даже спасительная ранее фраза не помогла. Судия посмотрел на Наташу изумрудным упрямым взглядом и вопреки всякой логике отрицательно качнул головой.

– Выполняя твой прошлый приказ, я тебя едва не потерял, – отрезал он. – Больше такого не повторится. Я не могу допустить подобное еще раз. Это слишком… слишком больно.

Больно! Инквизитору, тому, кто должен быть бесстрастен, холоден – больно?!

«И Анхайлиг говорил, что чувствует его эмоции…»

– Послушай, – нервно выдавила Наташа, – со мной ничего не случится. Я это знаю точно. И я в самом ближайшем будущем намерена уехать в безопасное место.

– Значит, я поеду с тобой, – раздался категоричный ответ.

– Со мной? Да тебя Анхайлиг убьет!

– Значит, я умру.

Наташа застонала и схватилась за голову.

– Ты ненормальный! Больной!

– Да. Я болен. Болен тобой.

Молнией сверкнули в голове некромантки воспоминания трехлетней давности, и та же самая фраза. Сульхи словно издевалась над ней!

– Не надо. Пожалуйста, не говори так, – жалобно прошептала Наташа.

– Мне жаль, но не могу иначе. Могу только умереть.

– Не смей! Ты нужен. Ты обязан жить!

– Зачем?

– Послушай, у тебя еще полно дел. – Наташа судорожно вспоминала даты и события, прочитанные когда-то в книге судеб. – Ты знаешь, у тебя ведь есть сестра…

– Была, – поправил судия. – Амелинда мертва.

– Нет, не мертва! Но умрет, если ей не помочь. Ты ведь хочешь ей помочь?

Этот вопрос Наташа задавала со страхом и с какой-то безумной надеждой на чудо. Да, инквизиторы отказываются от семьи и от дома. Но вдруг? Ведь Адриан чувствовал…

И в изумрудных глазах судии неожиданно промелькнула легкая, почти неуловимая тень сомнения. Несколько мгновений Наташа затаив дыхание ждала его ответа, а потом инквизитор глухо, словно переступая через себя, спросил:

– Как?

И Наташа начала рассказывать. Подробно, как прочитала в книге. О жрице Велиара, которая держит девушку, еще практически ребенка, рядом, чтобы в нужный момент принести в жертву. И о проклятии, которое еще предстоит снять. О том, где и когда он должен появиться и, самое главное, помогать так, чтобы не выдать себя. Никому. Ни ей, ни окружающим, ни даже другим инквизиторам.

Все это время Адриан слушал молча, лишь во взгляде его все сильнее разгорался изумрудный огонь.

– Видишь, сколько всего тебе необходимо сделать? – наконец заключила Наташа. – А я буду в безопасности, обещаю. Я не погибну, но и ты живи. Хотя бы ради сестры. Хорошо?

– Я помогу ей и сделаю так, как ты хочешь, – в ответ произнес судия. – И я благодарен за то, что ты рассказала мне об этом. Но жить я буду только тобой. Всегда.

Адриан взял ослабевшую руку девушки и легко, едва касаясь, поцеловал. Потом резко развернулся и быстрым шагом покинул гостевой холл.

Ушел, как она и просила. Навсегда.

Бледная и подавленная, Наташа вернулась в комнату.

– Вижу, он ушел, – констатировал Анхайлиг и, заметив состояние жены, обеспокоенно спросил: – Все в порядке, родная?

– В абсолютном, – выдавила та.

После чего упала на кровать и разрыдалась. В том, что произошло, была виновата только она одна.

Впрочем, видеть жену в таком состоянии Анхайлиг не желал, а потому слезы долго не продлились. Не прошло и пары минут, как Наташа погрузилась в наведенный сон.

Только убедившись, что она окончательно заснула, некромант дал волю чувствам и с силой ударил кулаком по стене. Такая реакция его жены на инквизитора злила и вызывала желание что-нибудь разрушить. Да, Анхайлиг понимал, что это не ее вина, но легче от этого не становилось.

Что ж, по крайней мере, он ушел. Это уже хорошо. Теперь необходимо просто не подпускать никого из них к Наташе. А уж с этим он справится.

Глава 13

Утро финального боя выдалось суматошным. Лана умудрилась проспать, даже несмотря на то, что Алеорн ее весьма активно будил. В результате зевающей полуэльфийке пришлось выслушивать претензии Розалии по поводу безответственности и нерасторопности. А потом как следует приложиться к бутылке тоника.

Нападки нервничающей целительницы пытался сдерживать Адар, потому что понимал: сегодня самый волнительный день, все переживают. И даже во время завтрака старался подбодрить команду и настроить ее на победу.

– Один раз мы их уже побеждали, значит, победим и второй.

Пожалуй, только эта фраза и грела Лану, когда команды выстраивались друг против друга. На лицах эльфов отражалась та же решимость, что и у леорцев. Они жаждали победы. Жаждали доказать свою силу и умение. Отстоять честь академии!

– Начинайте! – раздалась команда архимага, и команды привычно подняли щиты.

Лана, как и в прошлый раз, была наготове. Правда, вместо очень эффективной «драконовой слюны» у нее по-прежнему было лишь несколько зелий для борьбы с сорняками. Но ничего лучше против растений так и не нашлось.

Первым ударил Адар, вслед за ним в противников прилетели молнии Велерада и Розалии. По эльфийской защите пробежали разноцветные волны, но против боевых заклинаний элементалистов она все же устояла.

Впрочем, леорцев неудача в пробивании защиты не остановила, и они тут же начали сплетать новые молнии. Эльфы же, напротив, стояли, не шевелясь, словно и не собирались отвечать ударом на удар.

– Чего они ждут? – тихо, в пустоту спросил Адар и уже более громко приказал: – Всем быть наготове. Они что-то задумали.

В следующий миг Лана поняла, что Адар еще и прорицатель. Эльфы в едином порыве вскинули руки, активируя совместное заклинание, и за считаные секунды вся площадка превратилась буквально в джунгли!

Лана кинула в ближайшую связку корней один из заготовленных пузырьков. Ядовито-фиолетовая жидкость неохотно, но начала пожирать растения, подтачивая их у самого основания. Возрадовавшись, что все получается, Лана обезвредила еще несколько опасных очагов. Ростки жухли, и даже, если достигали щита Сиртана, бессильно опадали.

Благодаря созданному ею коридору Адару и Велераду удалось-таки пробить один из эльфийских щитов, а затем и еще один. Медленно, но верно они выводили членов команды противника из строя. И готовы были биться и дальше, вот только зелье у полуэльфийки закончилось.

– Демон, их слишком много! – с досадой простонала Лана, отправляя в полет последнюю склянку.

Лишившись помощи ведьмачки, элементалисты не отступали. Они по-прежнему пытались пробиться к эльфам. Но проклятые заросли из толстых корней, которые окружили леорскую команду, ловко ловили боевые заклинания и предотвращали нападение даже ценой своей растительной жизни. Лана видела, как ее капля помощи тонет во вновь появляющихся буйных сорняках. И сделать больше ничего не могла!

А потом не выдержал и щит Сиртана.

– Ай! – только и успела вскрикнуть полуэльфийка, когда корни пробились к ней, после чего оказалась в непроницаемом коконе. – Ну вот… Мальчики, я на вас надеюсь.

Вот только оправдаться надеждам Ланы было не суждено. Буквально через четверть часа ее извлекли из ловушки эльфийские маги.

– Все в порядке? – дежурно поинтересовался один из местных целителей.

Лана в ответ быстро кивнула и осмотрелась. Все члены ее команды находились ровно в таком же положении, что и она. А значит…

– Проиграли, – с грустью констатировала девушка и, поднявшись на ноги вместе со всеми, поползла на свое место.

Настроение моментально пропало, а последняя надежда сдулась, как воздушный шарик.

Слушая заключительную речь главы Лютиэнской академии, Лана размышляла, что ее ждет по прибытии. Анхайлиг за проигрыш, по словам Сиртана, команду просто так в покое не оставит. Значит, придется отрабатывать по боевым предметам дополнительную практику. С учетом того что щит у полуэльфийки был никакой, а остолбенение вообще не получалось ни под каким предлогом, это было весьма печально.

Кроме того, нужно будет еще больше времени проводить в библиотеке, чтобы наверстать упущенное по предмету Власа. Ибо от этого в буквальном смысле слова зависит ее жизнь. Ведь вредный ведьмак вряд ли сделает скидку на то, что Лана вроде как неплохо показала себя на турнире.

Скорее всего, он, наоборот, будет давить на то, что команда все равно проиграла. А уж когда узнает, что полуэльфийке в последнем бою банально не хватило зелий, и вовсе рассвирепеет.

«Гонять по всем вопросам экзаменационным, наверное, будет с особой жестокостью», – печально вздохнула Лана.

Впрочем, чего уж тут поделаешь. Конечно, победа в турнире была бы приятным бонусом к грядущей сессии, но – увы. Хоть до финала дошли, и то спасибо. В конечном счете, в жизни помимо учебы есть много всего положительного. Например, она жива и здорова. А злодей, охотившийся за Ланой все эти годы, убит, и теперь ей вернут память!

Тем временем архимаг Ларниидэль закончил вещать и распустил всех до вечера, посулив грандиозное закрытие турнира и даже световое представление. Правда, спокойно пообедать и отдохнуть до вечера у команды не получилось – Анхайлиг решил устроить общий сбор в гостевом холле.

Адепты сидели на диванчиках и настороженно смотрели на некроманта. Понять по его лицу, что их ждет, никто не мог. И от этого становилось еще больше не по себе.

Анхайлиг оглядел команду леорцев пристальным взглядом и, сцепив пальцы рук, уселся на подоконник.

– Честно, не ожидал от вас подобного, – сухо проговорил магистр. Потом выслушал общий, крайне опечаленный и полный раскаяния вздох, и уже куда бодрее добавил: – Я полагал, что мы поедем домой сразу после первого тура. А вы просто молодцы. Поздравляю!

Пару мгновений адепты ошарашенно смотрели на Анхайлига, не веря собственным ушам. Во всех без исключения глазах читалась одна мысль: «Нас не ругают? Нас хвалят? Правда?» А потом на их лицах стали появляться улыбки. Настоящие, искренние. Потому что, пожалуй, ни одна победа не стоила так дорого, как похвала циничного некроманта.

– Так мы же вроде бы проиграли, – все-таки решился напомнить Адар. – Его величество Ульрих…

– Его величество Ульрих бесконечно радуется уже вторые сутки, – хохотнул Анхайлиг. – Не забывайте, что спорил-то он с каледонцами, а у них мы выиграли. Соображаете?

«А ведь и правда!» – Эта мысль одновременно пронзила головы леорцев, и улыбки на их лицах стали еще шире.

– Но особо не расслабляйтесь. По приезде будем разбирать ваши ошибки, – тут же осадил адептов заместитель главы Леорской академии. – А пока отдыхайте, готовьтесь к вечернему торжеству и соберите вещи. Завтра вам эльфы прощальную экскурсию по городу устроят, целый день пробегаете, так что времени на сборы не останется.

Наблюдая еле сдерживаемую радость своих подопечных, Анхайлиг довольно усмехнулся, а затем отправился улаживать все оставшиеся дела. Даже несмотря на помощь магистра Палимы, сейчас их прибавилось на порядок. После смерти Ангелины и вскрывшегося заговора Ульрих жаждал узнавать о новостях непременно от своего родственника. Мол, в отличие от остальных, Анхайлигу он хотя бы доверяет.

Адепты же предпочли последовать советам своего магистра и начали паковать свои вещи, чтобы потом об этом голова не болела.


К вечеру спешные сборы плавно переросли в подготовку к балу. Лана с помощью Алеорна вновь облачилась в свое красное платье, а вот чтобы соорудить сногсшибательную прическу, пришлось идти к Розалии.

Целительница не стала отказывать Лане в помощи и посадила ту перед зеркалом у себя в комнате.

– Девушки, помните, красота заключается в скромности, – дала наставительный совет Сушка, когда Розалия приступила к творческому процессу.

Пожалуй, магистр Палима единственная была равнодушна к предстоящему торжеству. Как и в прошлый раз, она надела строгое платье, а волосы собрала в тугой пучок. От ее ценного комментария обе девушки нервно вздрогнули и одновременно подумали: «Не дайте боги в это превратиться!»

– Спасибо, мы будем стараться, – с милой улыбкой проговорила Розалия.

А у Ланы сердце в пятки ушло. Неужели ей сейчас сделают страшный пучок?

Заметив выражение лица ведьмачки, белокурая целительница быстро прошептала:

– Лучше согласиться и сделать по-своему, чем спорить.

Полуэльфийка облегченно выдохнула, а спустя четверть часа покидала комнату целительниц с прекрасной прической, которая подчеркивала хрупкость и нежность девушки.

Наташа появилась в холле вместе с Анхайлигом. Еще в Леории, по наставлению подруг, она захватила с собой два бальных наряда и теперь красовалась в роскошном платье цвета спелой сливы, корсет которого был украшен темно-вишневыми переливающимися камнями.

Правда, Лана заметила, что подруга выглядит какой-то излишне бледной и не слишком радостной. Но на все расспросы некромантка лишь слабо улыбалась и заверяла, что все в порядке, а она просто переутомилась.

– Уверена? Эх, жаль, у меня тоники кончились. – Лана вздохнула, а потом вдруг сообразила, что давно не видела судию, и тихо спросила: – Слушай, а где инквизитор-то?

Наташа вздрогнула.

– Я… отпустила его, – с запинкой выдавила она. – Опасности ведь больше нет.

– А-а, понятно, – протянула полуэльфийка.

На самом деле понятного было мало. Ведь они все еще находились в Лютиэне, и логичнее было хотя бы дождаться возвращения в Леорию. Но судя по всему, эта тема разговора была Наташе резко неприятна, поэтому Лана решила больше ее не касаться.

«В конце концов, инквизитор рядом и меня напрягал. Нет его – и ладно», – решила она и отбросила неприятные мысли прочь.

Тем временем, как и перед прошлым торжеством, магистр Анхайлиг дал адептам напутствие вести себя прилично, после чего все направились в зал.

Настроение у леорцев было приподнятое, поэтому, даже столкнувшись в дверях бального зала с командой надменных эльфов, они не обратили на бывших соперников никакого внимания.

Лютиэнцы вновь не поскупились ни на украшения, ни на закуски. Все-таки в организации праздников равных им, пожалуй, не было.

После того как все собрались, архимаг Ларниидэль приветствовал присутствующих и выступил с небольшой речью.

– Сегодня мы собрались, чтобы отпраздновать закрытие одного из величайших турниров среди академий, – торжественно произнес он. – Во время схваток и помимо них случалось всякое. Но мне приятно, что все вели себя в рамках правил и уважительно по отношению друг к другу.

– Ага, как же, – не удержалась от комментария Розалия.

Леорцы в знак солидарности хмыкнули.

– Надеюсь, это событие станет поводом для новой дружбы и новых отношений среди магов. А сейчас пришло время наградить победителей. Команда Лютиэнской академии!

Плавный приглашающий жест, и пятерка эльфов поднялась на сцену. Довольные собой и своим величием, они буквально вызывали у леорцев тошноту. Но приходилось терпеть и вежливо хлопать. Пока команда светлых эльфов наслаждалась, на сцену вынесли хрустальный кубок в форме белой лилии. Он переливался и сверкал множеством разноцветных искорок. Лана не сдержала расстроенного вздоха. «Этот символ победы должен был быть нашим!»

Но кубок держал в руках один из бывших противников.

Не желая больше портить настроение, Лана взяла себя в руки и твердо решила повеселиться. И когда официальная часть завершилась, заявила стоящей рядом Наташе:

– А теперь – танцевать!

После чего уверенно потащила Алеорна в центр зала.

Наташа невольно улыбнулась и, вложив ладонь в протянутую Анхайлигом руку, поспешила следом за темной эльфийской парой. Сейчас она тоже решила хотя бы на время отвлечься от проблем и просто хорошо провести время. Тем более Анхайлиг в извинение за прошлый сорванный бал пообещал весь вечер провести только с ней.

Девушки танцевали, веселились и наслаждались каждым моментом этого праздника. А когда окончательно стемнело, все высыпали на улицу, где небо раскрашивали невероятные огненные цветы, разноцветные искры и ветвистые молнии.

Без сомнения, праздник удался. И на этот раз леорцы покидали зал торжеств одними из последних. Зевающие, усталые, но очень довольные.


Любое утро в Лютиэнской академии скрашивал завтрак. В столовую все участники турнира слетались, как пчелы на мед. Впрочем, на раздаче можно было найти не только эту сладость, но и множество других изысканных блюд.

Лана каждый раз выбирала себе что-нибудь новое. В этот раз девушка предпочла полакомиться нежной запеченной рыбкой с гарниром из грибов в сливочном соусе.

– Всем приятного аппетита! – провозгласила полуэльфийка, усаживаясь за стол со своей командой.

– Да, другим он здесь быть не может, – поддержала ведьмачку Розалия.

Наташа была полностью согласна с девушками. Эльфийская еда не смогла ей надоесть за все время, проведенное на турнире. Блюда всегда были приготовлены на высочайшем уровне, начиная от супов и гарниров и заканчивая простыми пирожками.

Некромантка с хрустом надкусила тонкую корочку тончайшего, чуть тянущегося теста, под которым скрывалась вкуснейшая мясная начинка. Из образовавшегося отверстия вырвались клубы ароматного пара. Наташа втянула ноздрями аппетитный запах и продолжала наслаждаться мясным пирожком, стараясь не потерять ни капельки вкуснейшего сока.

– Интересно, что у нас за экскурсия такая планируется, на целый день? – протянул Велерад.

– Не знаю. Но надеюсь, мне дадут хотя бы по территории прогуляться. Вы-то, вон, и в купальни отдыхать ходили, – вздохнула Лана в ответ. – А мы с Наташей отсюда вообще не выбирались.

Но ответить Лане товарищи по команде не успели.

– Поели? – бодро поинтересовался подошедший Анхайлиг.

И все нестройно закивали, спешно дожевывая последние кусочки из своих тарелок.

– Славно, – наблюдая за адептами, проговорил магистр. – Тогда поднимайтесь и двигайтесь на выход. Через четверть часа собираемся в нашем холле. Сегодня вам проведут экскурсию по Лютиэну.

– А нам тоже? – с сомнением осведомилась Лана и переглянулась с Наташей.

– Хочешь остаться? – удивленно ответил вопросом на вопрос Анхайлиг.

– Нет! – пискнула полуэльфийка и, схватив подругу за руку, тотчас потянула ее из-за стола.

Застрять в академии из-за глупых вопросов или собственной нерасторопности Лане не хотелось.

– На сборы пять минут! – добежав до гостевого этажа, торжественно провозгласила полуэльфийка.

После чего метнулась в комнату, чтобы сменить мантию на теплую куртку с капюшоном.

Наташа полностью разделяла чувства подруги. Атмосфера академии порядком надоела, а Лютиэн, помнится, был очень красивым городом. Девушке тоже не терпелось выйти на улицу, вдохнуть свежий воздух и хоть немного развеяться.

Остальные члены команды не отставали, и уже спустя пару минут все собрались. Лана привычно уцепилась за локоть не скрывающегося на этот раз под маскировкой Алеорна.

Анхайлиг обвел строгим взглядом адептов и проговорил:

– Итак, в городе вести себя прилично, чтобы ни одного нарекания на вас не поступило. Все понятно?

– Да! – с готовностью ответили адепты.

– Тогда пойдемте.

Команда быстро добралась до выхода из здания академии, где их уже поджидал экскурсовод.

– Здравствуйте. Меня зовут Ниратэль, – приветствовал всех собравшихся эльф. – Архимаг Ларниидэль попросил провести для вашей команды экскурсию по нашему городу и показать все его основные достопримечательности.

– Очень хорошо, – согласно кивнул Анхайлиг и повернулся к Сушке: – Магистр Палима, проследите за этими оболтусами.

– Конечно, – откликнулась та.

После чего Анхайлиг подхватил Наташу под руку и первым вышел на улицу. Лана проводила их доброй улыбкой и сосредоточилась на том, что говорит им экскурсовод. Отделяться от группы смысла не было, так как полуэльфийке хотелось посмотреть город, а кто его покажет лучше, чем местный житель?

– Предлагаю начать с главной площади и Каскадного фонтана, – объявил Ниратэль, и плавным движением руки предложил следовать за ним.

При свете дня Лютиэн выглядел еще прекраснее. Солнце играло на витых шпилях, отражалось в витражных стеклах, отбрасывая солнечных зайчиков на светло-серую брусчатку. Теперь украшенные фасады зданий выглядели более материальными, чем когда их подсвечивали искусственными огнями.

Лана с интересом смотрела по сторонам и старалась все запомнить. И если столичная площадь отличалась от обычных городских только размером, то сам Каскадный фонтан, который украшал одну из центральных улиц, заставил ее восхищенно ахнуть.

Высотой он был почти с пятиэтажный дом. Лана насчитала в фонтане двадцать уровней, сложенных из золотистого мрамора. Вода, искрясь на солнце, каскадами сбегала вниз, и уже на подходе девушка ощутила на коже мелкие брызги.

Ниратэль подвел леорцев к нижней части фонтана, где, стекая по ступеням, скапливалась вода. На бортиках фонтана по всему кругу стояли скульптуры танцующих эльфиек, из которых били упругие струи, пополняя общий поток. Каждую из них можно было рассмотреть, поднявшись по витой лестнице на висячий цветочный мост, который спиралью огибал это золотистое чудо. А оказавшись наверху, можно было любоваться на фонтан, опершись о бортик, словно на перила балкона.

После того как все налюбовались красотой каскада, экскурсовод повел команду самым красочным маршрутом по аллеям, заключенным в арки из цветущих лиан. Лана не уставала восхищаться этим чудом природы. И несмотря на то, что их с Алеорном окружала толпа, для Ланы эта прогулка все равно была очень романтичной. Она прижималась к плечу темного эльфа и наслаждалась каждым мигом.

Прогулка с гидом закончилась на шумной пешеходной улице, где в каждом доме были либо ресторанчики, либо магазины.

– Это Мастеровая улица. Здесь я вас оставлю, чтобы вы смогли поискать сувениры, – пояснил Ниратэль и, распрощавшись, поспешил в сторону академии.

Слова гида о сувенирах заставили Лану вспомнить об Элире. Помнится, та обещала полуэльфийке привезти с турнира какую-нибудь безделушку. Ну а теперь Лане предстояло извиняться, и подарок стоило сделать более весомый.

– Алеорн, нам надо пройтись по магазинам, – обратилась Лана к темному эльфу.

– Выбирай, в какой заглянешь первым, – спокойно откликнулся тот.

– Надо что-то выбрать Элире в подарок, – пробормотала полуэльфийка и задумчиво посмотрела на ближайшие лавки.

Выбрать рыжей ведьмачке платье не представлялось возможным, да и слишком рискованно. Украшения Лана могла подарить. Но столь дорогой подарок больше походил на подкуп и только вызвал бы лишние вопросы. А простой флажок или картинка казались девушке слишком незначительными.

– Лана, мы в кафе, вы с нами? – окликнул девушку Адар.

– Нет, мне надо за подарком, – откликнулась полуэльфийка. – Повеселитесь обязательно.

– Ну как знаешь, – попрощался парень и вместе с остальными леорцами пошел к ближайшему заведению.

Лана помахала им вслед рукой и снова в задумчивости посмотрела на магазины. Составляя списки подарков на праздники, Лана практически всегда предварительно выясняла пожелания подруг. А теперь ей предстояло выбрать самой и не прогадать.

– Пойдем поищем кондитерскую, – уверенно проговорила Лана и потянула Алеорна дальше по улице.

Алеорн смотрел на Лану с улыбкой. Ее непреодолимая любовь решать проблемы с помощью сладостей забавляла. Вот и теперь после раздумий девушка решила подарить подруге конфеты.

Когда нужная лавка была найдена, Лана приступила к тщательному выбору сладостей. Полуэльфийка придирчиво подошла к вопросу и потребовала у продавца на пробу все сорта шоколадных конфет. Эльфийка, которой пришлось удовлетворять вкусы придирчивой ведьмачки, через сорок минут уже готова была сорваться. Профессиональная улыбка стала напоминать кривой оскал, слова она уже практически цедила и тщательно подбирала, дабы не нагрубить клиентам.

– Лана, они все вкусные, – в конце концов, не выдержав, заверил девушку Алеорн. – Бери любые и пойдем.

– Да-да, – подпевая дейморцу, согласилась продавщица. – У нас все конфеты великолепны!

А в глазах у нее явно читалось: если Лана не купит конфеты и продолжит пробовать, то у полуэльфийки не только одно место слипнется, но и волосы поредеют.

Ведьмачка расстроенно вздохнула. Выбирать она не любила. Особенно при таком разнообразии. Только если… От промелькнувшей мысли лицо Ланы неожиданно озарилось широкой улыбкой, и она озвучила идею вслух:

– А давайте соберем ассорти!

– К-конечно, – с запинкой проговорила эльфийка и отправилась выполнять заказ.

– Она тебя уже тихо ненавидит, – прокомментировал, усмехаясь, Алеорн.

– За что? – искренне удивилась Лана. – Я просто хочу, чтобы Элире мой подарок понравился.

– Теперь он просто обязан ей понравиться. Ибо ты ради него продавщицу чуть до нервного срыва не довела, – продолжал веселиться эльф.

Лана фыркнула. Она искренне думала, что подарок в качестве извинения нельзя выбирать пренебрежительно и необходимо подойти к вопросу разборчиво. Если в процессе удалось еще и много вкусностей попробовать, так это только плюс.

Спустя минут десять Лане вынесли темно-синюю коробку из плотного картона, перевязанную бархатной лентой. Покупка получилась увесистая, а счет был внушительным. Впрочем, Лану это волновало в последнюю очередь. Главное, она была очень довольна подарком.

«При первой возможности вручу», – пообещала себе девушка.

– Извините за беспокойство и спасибо, – попрощалась с эльфийкой Лана и отправилась на выход.

Оказавшись на улице, Алеорн поинтересовался:

– Ну, кого отправимся мучить дальше?

– Еще хочу сувенирчик! – хохотнула Лана. – Но это в сто раз проще, чем выбор конфет.

– Кто бы сомневался. Повезло продавцу сувениров, – с сарказмом отметил Алеорн. Но после усмехнулся и, приблизив губы к ушку Ланы, прошептал: – Эльфийка свои деньги за терпение получила, но за мое еще расплатишься.

От недвусмысленного намека Лана невольно покраснела, но перспективы предстоящей расплаты ей нравились. Поэтому девушка быстро поцеловала эльфа в щеку и проговорила:

– Пойдем, я у тебя еще терпения в долг возьму.

После чего направилась в сторону очередного магазина.


Когда Анхайлиг оставил всех прочих с магистром Палимой и увел Наташу, она ни о чем не спрашивала, зная, что у мужа обязательно есть план на сегодняшний день. И была не против. Спустя долгое время они снова гуляли только вдвоем.

– Какие у нас планы? – когда академия скрылась за поворотом, тихо спросила Наташа.

– Ну пара часов у нас есть на прогулку по городу и, если хочешь, на магазины.

– А потом? – с любопытством уточнила Наташа.

– Увидишь, – парировал Анхайлиг. – Пойдем.

Наташа улыбнулась и согласно кивнула. Пытать мужа на тему его сюрпризов она не намеревалась. Зачем портить себе неожиданный подарок?

По магазинам ходить желания у девушки не возникло. Поэтому они просто гуляли по изумительному городу. Наташа заинтересованно разглядывала здания и клумбы, многочисленные фонтаны и статуи.

В какой-то момент они с Анхайлигом вышли на просторную площадь, в центре которой возвышалась хрустальная стела. Муж уверенно вел ее в сторону высокого изящного здания, фасад которого украшала изысканная с позолотой лепнина. Когда Наташа оказалась у входа, всякие сомнения ее покинули: «Мы действительно идем внутрь».

Рядом с входом висела афиша, на которой была изображена очень красивая эльфийка, перебирающая струны арфы. Надпись на плакате гласила: «Хрустальный голос Лютиэна, Луритадэль Андилавэль».

– О? – удивленно воскликнула Наташа. – Мы пойдем…

– Да. Надеюсь, тебе понравится.

Наташа широко улыбнулась. Еще бы ей не понравилось! Услышать вживую исполнение арий одной из лучших певиц мира! Для большинства людей это было вообще несбыточной мечтой!

В зрительный зал Наташа входила с нескрываемой радостью и с нетерпением ждала начала представления. Когда свет в зале погас, а на сцену упал яркий луч прожектора, все зааплодировали. Занавес медленно, торжественно открылся, и перед зрителями появилась невысокая изящная эльфийка. Ее светлые волосы были заплетены в сложную косу. Наташа завороженно наблюдала за девушкой, как та подходит к арфе, как проводит пальцами по натянутым струнам…

Музыка, словно перелив воды, пролетела над притихшим залом. А когда красавица запела, Наташа замерла, едва дыша. Эльфийка пела на родном языке. И хоть некромантка не понимала ни слова, она словно вживую видела все, о чем повествовала певица.

Все время концерта девушка пробыла в каком-то восхищенном трансе, а когда пение стихло, очень захотелось продолжения.

– Понравилось? – покидая концертный зал, с улыбкой спросил Анхайлиг, хотя ответ уже знал.

– Это было великолепно, – искренне подтвердила Наташа и с благодарностью прижалась к мужу. – Спасибо!

– Не за что. А сейчас, пожалуй, уже пора обедать. Или даже ужинать.


Лана и Алеорн, находившиеся на другом конце города в торговом квартале, тоже пришли к этой мысли. У обежавшей все магазинчики полуэльфийки приятно гудели ноги, а «небольших сувенирчиков» набралась увесистая сумка. Теперь, довольная как никогда, Лана хотела отдыха и чего-нибудь вкусного.

Правда, в отличие от Наташи и Анхайлига, которые отправились в хороший классический ресторан, полуэльфийка выбрала экзотику. Совместный ужин они с Алеорном провели на одном из висячих мостов с панорамным видом на Лютиэн.

Полуэльфийке нравилось наблюдать, как город расцвечивается множеством огней, вновь приобретая свой невероятный сказочный вид. Да и еда была очень вкусная, что только поднимало настроение.

– Хотелось бы сюда еще раз приехать, – вздохнула Лана и отломила кусочек десерта.

– Думаю, случай еще представится, – заверил Алеорн.

Девушка посмотрела на дейморца счастливым взглядом; ей захотелось придвинуться как можно ближе к мужчине, но здесь это было невозможно.

– Пойдем обратно в академию, – подаваясь чуть вперед, предложила Лана.

Алеорн не стал возражать, лишь улыбнулся и протянул девушке руку. Полуэльфийка с радостью отдала свою ладошку. Лане не терпелось оказаться в объятиях любимого, и даже легкое прикосновение вызывало приятные мурашки.

Когда пара оказалась на улице, Алеорн притянул Лану к себе, и девичьего ушка коснулся жаркий шепот:

– Держись.

Лана с предвкушением вздохнула и обняла Алеорна за шею, а в следующий миг он подхватил ее на руки, и мир знакомо расплылся от невероятной скорости. Через несколько мгновений они уже оказались в их комнате. Девушка сразу же потянулась за долгожданным поцелуем, желая окончательно раствориться в охвативших ее чувствах и разделить их с любимым.

Отказывать Лане Алеорн даже не намеревался. Склонившись навстречу, он жадно впился в ее губы. И Лана моментально забыла обо всем, даже о прекрасном Лютиэне.


Утро наступило очень быстро. Просто непозволительно быстро с учетом того, что легли все поздно. Но дракон-экспресс ждать не мог, как и Анхайлиг.

Лана чувствовала себя, как сонная муха, которую непонятно зачем разбудили в середине зимы и заставили ползать по окну. Остальные члены команды выглядели не намного бодрее и дружно зевали. Поэтому, когда добрались до Драконьей лощины и загрузились, большинство предпочло продолжить свой сон. Лана с Наташей не стали исключением и тоже удобно расположились на циновках.

Шевелиться и просыпаться адепты начали лишь к обеду, в основном из-за голода. Но поскольку еды с собой никто взять не додумался, стало ясно, что придется слушать бурчание животов до ночи.

– Эх, жрать хочется, – вздохнул Адар.

– А у эльфов сейчас обед с разносолами. – Велерад мечтательно облизнулся.

Вспомнив разнообразие блюд, которыми их потчевали в Лютиэне, Лана сглотнула голодную слюну. И, судя по характерным звукам вокруг, не она одна.

Леорцы уныло переглянулись, а потом Адар констатировал общую мысль, наилучшим образом отражавшую отношение команды к эльфам:

– Сволочи. Ушастые сволочи.

– Кстати, они светлые, – равнодушно напомнил Сиртан.

– И что? Думаешь, среди нас сволочей не бывает? – парировал элементалист.

– Наоборот. – Сиртан неожиданно ухмыльнулся. – Думал, это специфическая особенность любого светлого характера. Потому и удивился, что их поведение вас так зацепило.

– Да ну тебя, – ничуть не обиделся на подколку Адар и посмотрел на Лану. – Слушай, может, у тебя какая-то заначка завалялась? Травки-корешки съедобные? Хоть пожевать чего-нибудь.

– Увы… – Ведьмачка, извиняясь, развела руками. – В походном наборе только порошки, причем по большей части не слишком полезные. А то, что эльфы во время турнира выделили, я истратила. Там мало было.

– Еще и жмоты, – пробормотала Розалия, а потом, не выдержав, гневно ударила кулачком по циновке. – Нет, ну что за несправедливость, а? Мало того, что мы этим ушастым снобам проиграли, так они еще и безнаказанными остались за нашу красоту подпорченную!

– Да, об этом что-то я забыла, – мрачнея, согласилась Лана. – Отвлеклась и забыла. Но ничего. Я верю в высшую справедливость.

– Ну-ну. – Скепсис, который слышался в голосе целительницы, ясно говорил, что та убеждения Ланы не разделяет.

На этом разговор затих, а адепты вновь улеглись на циновки. Делать-то нечего, остается только ждать.

Лана постаралась отбросить ненужные мысли и просто наслаждаться полетом.

Так же поступила и Наташа. Тем более некромантка понимала, что лично для нее этот полет вполне может оказаться последним. После того как она озвучит Анхайлигу свое решение, вряд ли когда-нибудь еще выпадет такая возможность.

А вечером дракон благополучно приземлился в Леории. По прибытии команду встречала тишина и покой мирно засыпающей альма-матер. Впрочем, они и не ждали особых почестей. Переступая порог академии, все без исключения члены турнирной команды думали лишь о том, у кого бы из приятелей в столь позднее время найти съестную заначку. А все остальное вполне можно было отложить и до завтра.

Глава 14

Следующий день оказался очень насыщенным. Несмотря на раннее утро и нелюбовь адептов к завтракам, народа в столовой было много. Причем каждый стремился подойти и поздороваться с лучшей пятеркой академии.

Лане от такого теплого приема со стороны адептов даже ненавистная каша показалась эльфийским деликатесом. Сидевшая рядом Наташа тоже была довольна возвращением в родные пенаты и радушием сокурсников. Лишь одно омрачало их мысли – обидный проигрыш в финале. Особенно после того, как по академии разнесся усиленный магией голос архимага Виттора:

– Внимание, адепты! После завтрака объявляется общий сбор в главном зале, чтобы поприветствовать и поздравить вернувшуюся с турнира команду!

Лана грустно вздохнула.

– Было бы с чем поздравлять. – И, взглянув на сидящих чуть поодаль светлых членов команды, заметила столь же кислые мины.

– Не расстраивайся, вы все-таки прошли в финал. А это уже немало. Даже Анхайлиг оценил, – постаралась подбодрить подругу Наташа.

– Ладно, еще пять минут позора, и вернемся к привычной учебе, – хмуро проговорила Лана.

Девушки неохотно поднялись и направились вслед за остальными адептами на выход. По пути команда как-то сама собой снова собралась в уже привычную компанию. Ребята словно клин шли впереди и раздвигали ликующую и поздравляющую их толпу. Девушки двигались следом и натянуто улыбались.

– Сейчас они узнают, что мы проиграли, и наступит кошмар, – сквозь зубы проговорила Розалия.

– Ну не убьют же они нас, – неуверенно и столь же тихо откликнулась Лана.

– Хватит вам переживать. Ничего страшного не случится. Виттор поздравит, и все, – прошептала идущая рядом Наташа.

Спорить никто не стал. Ребята предпочли сосредоточиться на мысли, что это все надо просто пережить. Но как же хотелось, чтобы их и дальше все так же превозносили!

Когда команда попала на место сбора, в центре зала уже ждал Виттор в компании Анхайлига. Архимаг вскинул руку, призывая всех к тишине, и проговорил:

– Для начала я хочу вызвать сюда наших лучших адептов, которые достойно выступили на турнире. Поприветствуем победителей!

Зал взорвался аплодисментами, а боевая пятерка с унылыми лицами заняла место подле главы академии. На их лицах читалось: «Победители, как же!»

Чувствовали себя адепты крайне неуютно, и готовились к объявлению, что они на турнире стали всего лишь вторыми. Но последующие слова архимага заставили их ошарашенно уставиться друг на друга.

– В связи с тем, что команда Лютиэна дисквалифицирована за неспортивное поведение во время турнира, а наша команда заняла почетное второе место, кубок по праву переходит к Леорской академии! – огорошил всех новостью Виттор. – Трофейный приз доставят к завтрашнему дню. А сейчас еще раз поздравляю с победой!

Когда до пятерки полностью дошел смысл слов архимага, их еще недавно напряженные и подавленные лица расплылись в счастливых улыбках.

– Лана, кажется, теперь я тоже верю в твою высшую справедливость, – придвинувшись к полуэльфийке, быстро проговорила Розалия.

Ведьмачка сама была счастлива до одури от подобного поворота событий, и в ответ смогла только радостно захлопать в ладоши.

– Интересно, как вообще стало известно о нарушении? – задалась вопросом стоящая рядом с ними Наташа. – Ведь, помнится, зелье, которое к девочкам применили, никак не обнаружилось?

– Зачинщики сами себя выдали, – вполголоса ответил ей Анхайлиг. – Со мной ночью связался Ларниидэль и официально принес извинения. Сказал, его адепты, отмечая победу, кичились этой местью среди своих друзей. Ну а когда до него дошли слухи, он их сам допросил и убедился, что подобное действительно имело место быть. Поскольку репутацией Лютиэнской академии Ларниидэль весьма дорожит, решение он принял незамедлительно.

– А-а, понятно, – протянула Наташа.

– А теперь прошу всех разойтись по аудиториям, занятия никто не отменял, – тем временем напомнил ликующей толпе Виттор.

Но уходить никто не торопился. Лане и ее товарищам по команде пришлось преодолевать препятствие из адептов, желающих по-дружески похлопать их по плечам и поздравить лично. Но, как и все хорошее, это тоже закончилось, и академия погрузилась в рабочую атмосферу.

Жизнь вернулась в привычное русло. Возобновились занятия, и приходилось наверстывать пропущенный материал. Лана за ужином тихо жаловалась на озверевших магистров, и в особенности на Власа, которому полуэльфийке пришлось сдавать все выделенное с факультета оборудование.

При этом магистр оказался настолько дотошным, что из-за него Лана задержалась и опоздала на практику к Литиции. А эта женщина крайне не любила опоздания, считая их неуважением к своему предмету.

– Теперь еще и у нее отрабатывать, – горестно вздохнула Лана во время ужина. – Одно радует, что отработка совпадает со списком пропущенных лекций.

– Не расстраивайся, нам с Сиртаном тоже сегодня посоветовали закрыть все пропуски рефератами. Да и, полагаю, в библиотеке соберется вся наша команда, – улыбнулась Наташа.

– Библиотека… как много в этом слове, – философски протянула Лана и вернулась к поглощению овощей.

Разрозненные мысли лениво шевелились в голове и сводились не к каким-то там отработкам, а в основном к кровати и сну. Полуэльфийка настолько устала за сегодняшний день, что даже не пыталась их собрать и призвать себя хоть к минимальным активным действиям.

Наташа тоже не горела энтузиазмом, и, расслабленно поглощая пищу, наблюдала за приходящими и уходящими из столовой адептами. Жизнь в академии нисколько не изменилась за время их отсутствия, и это, пожалуй, было самым приятным.

Неожиданно Наташа наткнулась взглядом на рыжеволосую Элиру. Ведьмачка до сих пор была обижена и сидела отдельно с несколькими девушками со своего факультета. Это вызывало досаду. Терять из двух подруг одну – это слишком много.

Лана проследила за взглядом некромантки и погрустнела еще больше.

– Я сегодня не успела к ней подойти и поговорить. Да и не решилась, – с досадой вздохнула полуэльфийка.

– Понимаю, – согласилась Наташа, сама не представляя, что можно сказать Элире, дабы та сменила гнев на милость.

Компания Элиры заметила пристальное внимание девушек. Новые сотрапезницы пассии Грабовского одарили Наташу с Ланой презрительными взглядами и начали что-то ей говорить. Но Элира лишь недовольно отмахнулась, продолжая ужинать. Даже головы не повернула в сторону бывших подруг.

– Завтра попробую с ней пообщаться, объяснить, – с тяжелым вздохом пробормотала Лана.

Она сама не очень верила в успех запланированной беседы. Слишком мало можно поведать Элире, и этого явно недостаточно для прощения и возвращения былых дружеских отношений.

– Угу, я тоже попробую, – согласилась Наташа.

Неожиданно, отвлекая девушек от нерадостных размышлений, к их столу подошел Арон.

– Доброго вечера, девушки, – поздоровался некромант.

– И тебе не хворать, – удивленно проговорила Лана.

Наташа поддержала подругу и озадаченно посмотрела на сокурсника. А тот не стал мешкать и перешел сразу к делу:

– Наташа, после ужина собираемся в морге. Дело крайней важности.

Девушка оценила серьезное лицо некроманта и тоже нахмурилась. Но догадаться, о чем таком серьезном идет речь, не смогла, и потому спросила:

– Что случилось?

– Не могу пока сказать. – Он выразительно покосился в сторону стола, за которым ужинали проявленные светлые. На мантиях ребят виднелись значки Братства Света.

«Пакость планируют», – поняла Наташа и кивнула в знак того, что придет на сбор. Арон тут же ушел, а Лана с нескрываемым интересом, хитро прищурившись, посмотрела на подругу.

– Ничего не говори, эти светлые заслужили! – легко угадав мысли подруги, проговорила Наташа. И добавила: – Прости, но в библиотеку тебе придется идти одной.

– Эх, переживу, – наигранно вздохнула Лана и еле слышно прошептала: – Вы только не облажайтесь, как мы с Элирой.

В ответ Наташа подарила лишь сдержанную улыбку, и, закончив ужин, направилась на выход. Проводив подругу взглядом, Лана тоже не стала тянуть время и нехотя двинулась в местную обитель знаний и пыли.


А вот Наташа спешила в морг. И стоило ей нарисоваться на пороге, как тут же услышала:

– Наконец-то! Теперь можно начинать.

Арон взял на себя роль оратора и начал вводить Сиртана и Наташу в курс дела.

– Итак, отчисление виновников, из-за которых нам всем пришлось восстанавливать запасы тушканов, нас не удовлетворило. И мы придумали, как им отомстить! Но решили дождаться вас, чтобы все смогли насладиться.

«А я, если что, прикрыла перед Анхайлигом», – мысленно закончила Наташа.

Впрочем, на этот раз она и сама была только «за». Слишком уж много откровенно отвратительных часов провела за восстановлением зомбизаготовок.

– И что же за план у вас? – уточнил Сиртан.

– Маленькие миленькие зомбики разбудят наших светлых. А так как тушканы очень быстрые и юркие, отлавливать их будут о-очень долго! – с нескрываемым наслаждением проговорил Арон.

Сидящая рядом Инара довольно оскалилась и потерла руки.

Придуманную месть Наташа оценила по достоинству. Но чего-то в их плане не хватало. Пожалуй, большей эпичности.

– И пусть воняют, – неожиданно пришло ей в голову. – Очень сильно воняют, как мы после зомбизаготовок.

– О да-а, – согласно протянул Сиртан.

– Точно, – согласился Арон. – Айда, подготовим наш сюрприз!


Лана, зевая, плелась по коридору в сторону библиотеки, когда ее неожиданно окликнули. Парень с целительского факультета сообщил, что девушку срочно вызывают в кабинет архимага.

Лана удивилась, ибо поводов для подобного приглашения она не видела. Уточнив причины у целителя, девушка получила стандартный ответ, что подробности ему неизвестны. Поэтому пришлось поторопиться, чтобы все выяснить самой.

К тому моменту когда Лана добралась до знакомого кабинета, она успела передумать всевозможные варианты того, что хочет сказать архимаг. Разумеется, самое главное, что заставляло сердце биться сильнее, это вопрос возвращения памяти. Преступника Алеорн обезвредил, и мысль о том, что скоро Лане должны вернуть воспоминания, уже не раз ее посещала.

Постучав и дождавшись приглашения, полуэльфийка проскользнула внутрь кабинета. И настороженно замерла. Виттор был не один, рядом с его столом стоял инквизитор. Темноволосый мужчина окинул девушку безучастным взглядом.

Лане стало не по себе, однако пришлось проявить силу воли и поздороваться:

– Добрый вечер.

– Здравствуйте, Лана, – откликнулся Виттор, а инквизитор лишь кивнул. – Проходите, присаживайтесь.

Полуэльфийка спешно добралась до посетительского кресла и присела на самый краешек. Практически тут же рядом проявился Алеорн, и от этого Лане стало немножечко спокойнее… ровно до того момента, как архимаг улыбнулся и сообщил:

– Лана, сегодня вам вернут память.

У полуэльфийки перехватило дыхание. Она так давно ждала этого дня, но теперь от сознания, что вот-вот желаемое свершится, стало страшно и почему-то захотелось убежать.

Тем временем инквизитор подошел практически вплотную и спокойно приказал:

– Расслабьтесь и постарайтесь ни о чем не думать.

Полуэльфийка прикрыла глаза и глубоко вздохнула, а в следующий миг ее лба коснулись прохладные пальцы, и тотчас голову словно в раскаленных тисках сжали. Лана покачнулась в кресле, и тут же ощутила поддерживающее прикосновение Алеорна. Правда, боль все же была сильнее приятных ощущений.

Но уже через несколько мгновений даже боль отошла на второй план. Лана так привыкла к пустоте в черепной коробке, что неожиданно открывшиеся знания, казалось, с трудом в ней помещаются. Хотелось засунуть голову в холодную воду, чтобы хоть как-то справиться с неприятными ощущениями.

Увидев ее состояние, к делу подключился архимаг Виттор. По телу Ланы прокатилась теплая целительная волна, и неприятные ощущения отступили.

– Как вы себя чувствуете? – заботливо спросил архимаг.

Лана глубоко вдохнула и открыла глаза.

– Уже лучше, спасибо.

– Моя миссия здесь завершена, – попрощался инквизитор и, не дожидаясь благодарностей от Ланы, откланялся.

Впрочем, это даже было к лучшему, потому что Лане разговаривать не хотелось совершенно. В этот момент она смотрела на Алеорна и, вспоминая их первую встречу, мечтала откусить самой себе язык.

В памяти проносились картинки из прошлого, которые Лану совсем не радовали. «Господи, какой же мелкой дурой я была!» – мысленно простонала девушка. И, увидев в глазах любимого мужчины тревогу, сокрушенно проговорила:

– Прости за тот день, я была… – Кудрявая задумалась, как себя обозвать.

– Маленькой, вредной и глупой девчонкой, – подсказал Алеорн, улыбнувшись.

– Мягко сказано! – нервно воскликнула Лана. И тихо добавила: – Но суть верная.

Алеорн нежно коснулся щеки своей маленькой принцессы, и та моментально прижалась к мужской ладони, впитывая его тепло. От захлестнувших эмоций Лана даже прикрыла глаза. Хотя она прекрасно понимала, что Алеорн на нее уже не сердится, но замолить свою вину хотелось до безумия.

Вежливое покашливание архимага отвлекло парочку друг от друга.

– Ваше высочество, у меня также послание от вашего отца.

От забытого за три года обращения Лана даже вздрогнула, но письмо, скрепленное печатью, из рук Виттора взяла уверенно. Быстро пробежав взглядом по ровным строчкам, девушка недовольно поморщилась. Послание родителя было чересчур сухим и официальным.

В нем Ульрих выражал свою радость в связи с тем, что история с нападениями закончилась. И так как конспирация больше не требовалась, готов был отправить армию прислуги для удовлетворения нужд принцессы.

Лана очень ярко представила все, что ей собирался предоставить заботливый родитель, и вздрогнула от неприятия. Хорошо помнить, кто ты есть, но возвращаться в прежнее состояние полуэльфийке отчаянно не хотелось.

Амнезия неуловимо изменила Ланатиэль, и многое теперь виделось совершенно под другим углом. Девушка даже поймала себя на мысли о новой потери памяти, чтобы забыть себя прежнюю. Увы, подобное было невозможно. Правда, кое-что Лана еще могла сделать, дабы доказать всем окружающим, и в первую очередь себе, что она уже не та стервозная принцесса, а нормальная обычная адептка.

– Архимаг Виттор, можно написать ответ сейчас? – с надеждой спросила она.

– Да, конечно, – отозвался глава академии и придвинул к девушке листок и ручку.

Кудрявая долго раздумывать не стала и, взяв письменные принадлежности, быстро написала: «Благодарю за проявленную заботу, отец, но все же вынуждена отказаться от вашего предложения. Здесь вполне комфортно, и меня все устраивает. Вернусь после получения диплома. Ланатиэль».

После чего быстро свернула листок и передала архимагу. Тот заверил, что передаст послание его величеству. Лана благодарно улыбнулась Виттору и поспешила покинуть кабинет под предлогом посещения библиотеки.

В обитель учебников и научных трудов Лана шла, едва не подпрыгивая. Сейчас дополнительные занятия ей казались настолько родными и приятными, что у девушки буквально руки чесались открыть книгу и погрузиться в изучение очередных зелий. Ибо это было ее настоящей жизнью. И Лана хотела ею насладиться в полной мере.

Когда полуэльфийка продиктовала библиотекарю список необходимой литературы, у того глаза округлились настолько, что готовы были выпасть из орбит.

– А вы уверены, что все это успеете сегодня прочитать? – усомнился мужчина.

– Что сегодня не успею, продолжу завтра, – широко улыбнувшись, заверила Лана.

– Тогда предлагаю вам начать с книг, не подлежащих выносу, – задумчиво проговорил библиотекарь и быстро расписал на формуляре Ланы, какие книжные ряды и секторы ей стоит посетить в поисках необходимых учебников.

Ведьмачка буквально излучала энтузиазм. Быстро собрав первую партию книг, она углубилась в их изучение, параллельно составляя реферат. Из мира сложных зелий и прогрессивных методов разработки составов на базе имеющихся основ Лана вынырнула, когда библиотекарь оповестил всех засидевшихся, что через пять минут закроет двери.

Лана с сожалением посмотрела на незаполненный отчет за пропущенную практику и список того, что собиралась сегодня сделать. Быстро подхватив книги, которые можно было взять с собой, полуэльфийка поспешила на выход. Когда она проходила через главный холл, задумчиво посмотрела в сторону лестницы, ведущей на факультет некромантии.

«Надо бы с Наташей поговорить, сообщить новости. Вот только поздно уже, она наверняка вместе с Анхайлигом… Ладно, завтра с утра поговорим!» – рассудила девушка и поторопилась к себе.

Оказавшись в комнате, Лана вновь засела за отчет. И оторвалась от учебы, лишь когда ее буквально вытащил из-за стола Алеорн.

– Но я еще не разобралась в видах связей между компонентами зелья… как его там? – попыталась она воспротивиться воле дейморца.

– Ты уже не понимаешь смысла того, о чем читаешь, – веско заявил Алеорн, продолжая подталкивать полуэльфийку к кровати. – Завтра со свежими мозгами продолжишь. А сейчас спать.

– Но… но… – Все доводы потонули в зевоте. И Лана все-таки сдалась.

Кое-как раздевшись, девушка забралась под одеяло и сразу же отключилась.


На завтрак Лана шла в приподнятом настроении, и, войдя в столовую, быстро отыскала Наташу.

– Доброе утро! – бодро приветствовала полуэльфийка подругу, усаживаясь на соседний стул.

– Привет, – улыбнулась Наташа в ответ, немного удивляясь радужному настроению Ланы в столь ранее утро. – Ты сегодня на удивление радостная. Есть причины?

– О да, – протянула Лана. И, придвинувшись ближе, сообщила: – Мне память вернули! Представляешь?

– Правда? – Наташа в изумлении уставилась на нее, а потом, опомнившись, радостно хлопнула в ладоши. – Так это же здорово! Такое событие обязательно надо отметить!

– Ага…

Лана замолчала, заметив вбежавшего в столовую ведьмака-однокурсника. Парень возбужденно размахивал руками, и, едва остановился, громко крикнул:

– Народ! Айда к целителям! У них там тако-ое! Там… там… – Он не выдержал и заржал.

Почти тотчас Наташа поняла, о чем пытается сообщить парень, и, цепко ухватив Лану за руку, потянула ее в сторону выхода. Судя по реакции гонца, принесшего весть о начале мести некромантов светлым, их ждало невероятное представление.

А вот Лана откровенно не понимала, куда так спешит подруга.

– Что случилось? – обеспокоенно спросила полуэльфийка, торопясь следом за рвущейся в сторону целительского факультета Наташей.

– Сейчас все увидишь!

Благодаря активности некромантки на место происшествия девушки прибыли в числе первых. Еще на подходе к целительскому крылу до ушей Наташи и Ланы долетели крики и странное пронзительное верещание. Протиснувшись в первые ряды, они смогли рассмотреть все происходящее в коридоре.

А посмотреть было на что. По коридору с невероятной скоростью носились тушканы. Причем с первого взгляда становилось понятно, что они мертвые. Зверьки были очень шустрыми и непрестанно верещали, а еще крайне мерзко воняли. Лана даже нос зажала, лишь бы хоть как-то спастись от разносившегося по воздуху запаха.

За мелкими зомбиками как оголтелые носились целители, стараясь изловить пакость. Да вот беда, тушканы не только отвратительно верещали, но и усиленно брыкались, кусались, прыгали по стенам и буквально выскальзывали из рук светлых адептов.

– Давай, давай! Уже практически поймал! – посмеивались зрители.

Периодически из все увеличивающейся толпы наблюдателей доносились советы, как и за что лучше ловить зомби. Причем среди них были и весьма ехидные. А все присутствующие в толпе некроманты так и вовсе откровенно злорадствовали, наслаждаясь зрелищем.

– Чего зубоскалите? Это все ваших рук дело! – яростно закричала целительница, которую совсем недавно один из тушканов подсек под коленки и уронил. И теперь девушка сидела на полу.

– Осторожней! Сзади! – крикнула Лана, видя, как со спины к целительнице стремится один из зверьков.

Но отреагировать светлая не успела. Зверек с победным писком «ви-и-и-и!» решил перепрыгнуть образовавшуюся преграду и, не рассчитав высоты, приземлился девушке прямо на голову.

– А-а-а-а! – Теперь к общему визгу прибавился еще и вопль целительницы.

Девушка, как ошпаренная, подскочила и усиленно затрясла головой, пытаясь сбросить вцепившегося в нее дохлого грызуна. Двое парней попытались помочь, но тут же получили несколько оплеух от впавшей в истерику девицы. В какой-то момент целительнице наконец удалось сбросить тушкана. Тот шмякнулся на пол и тут же был уничтожен одним из светлых заклинаний.

– Что здесь происходит?! – послышался раздраженный голос Анхайлига.

Толпа зрителей одновременно вздрогнула и расступилась, пропуская магистра к месту происшествия. Смотреть на некроманта было страшно – таким грозным он выглядел. И Лана с Наташей не стали исключением, моментально опустили глаза и постарались затеряться среди остальных адептов.

Анхайлиг быстро вошел в коридор и, резко взмахнув рукой, рыкнул:

– Dissipet omnia!

После чего все маленькие зомби одновременно рухнули на пол и застыли, неподвижные и не подающие больше никаких признаков жизнедеятельности.

– Кто это натворил?! – появляясь на месте происшествия и гневно сверкая глазами, вопросил Виттор.

– Я обязательно выясню, – многообещающе процедил Анхайлиг и взглянул на притихшую толпу адептов. – И наказание шутникам будет соответствующее.

Все присутствующие адепты с факультета некромантии разом побледнели и покосились на нервно поджимающую губы Наташу. Впрочем, девушка еще вчера поняла, какие надежды все возлагают на нее, и отказываться от своей миротворческой миссии не собиралась. Тем более сама активно участвовала в этой маленькой мести. И подвести своих товарищей, естественно, не могла.

Вот только прямо сейчас идти и признаваться в содеянном мужу Наташе было страшновато. «Пусть сначала слегка успокоится, – рассудила девушка. – После практики подойду».

– Всем разойтись по аудиториям! – повелительно приказал Виттор, после чего обратился к некроманту: – Анхайлиг, пусть кто-нибудь из твоих адептов соберет учебный материал и вернет на место.

Магистр кивнул и, не особо вглядываясь, указал на пару первокурсников в черных балахонах. Те уныло вздохнули, но побрели собирать тушканов.

А Наташа тем временем снова потянула Лану за руку, но теперь подальше от места преступления.

– Вы просто неподражаемы! – тихо пискнула Лана, когда они отошли подальше. Устроенная месть полуэльфийке очень понравилась.

– Ага, вот только теперь надо будет как-то Анха успокоить. – Наташа поморщилась.

– Ну у тебя же есть один особенный способ, – хихикнула полуэльфийка.

– Наташа, мы о-очень на тебя надеемся, – тихо проговорил нагнавший девушек Арон.

– Я постараюсь. Но сначала дадим ему немного времени остыть, – откликнулась та неуверенно.

Достигнув главного холла, девушки быстро попрощались и поторопились на свои факультеты. Однако в отличие от хмурой Наташи Лана не сомневалась, что та сможет вымолить у мужа прощение для всего третьего курса некромантов.


Входя в морг, где намечалась предэкзаменационная практика с Димитрионом, Наташа еще раз оценила полные надежды взгляды, устремленные в ее сторону. Правда, стоило в помещении появиться магистру, как все сразу сосредоточились на работе. Надо сказать, крайне мерзкой и вонючей работе. Впрочем, никто не жаловался, всем еще кружила голову эйфория от утреннего шоу и собственной изобретательности.

После практики Наташа не решилась идти на обед. Куда важнее ей казалось отчистить балахон от вонючих бальзамов и отмыться самой. Да и ароматы, которыми приходилось «наслаждаться» все время семинара, не способствовали аппетиту.

На приведение себя в порядок ушло порядочно времени. Радовало только, что перед экзаменами адептам давалось больше свободного времени на самостоятельную дополнительную подготовку, закрытие долгов и написание рефератов. Поэтому на вторую половину дня занятий не предвиделось. Хотя расслабляться Наташа не собиралась, и даже пойти в библиотеку и заняться подготовкой ей не светило.

Приведя себя в порядок и нервно глянув в окно на темнеющее небо, она вздохнула. Тянуть и дальше откладывать разговор с Анхайлигом смысла уже не было.

– Что ж, пора, – пробормотала Наташа и вышла из комнаты.

До кабинета мужа она добралась достаточно быстро. Чем оттягивать неизбежное, лучше побыстрее все прояснить.

Как и раньше, стучаться не пришлось.

– Заходи, – едва Наташа приблизилась, раздалось из-за двери.

– Привет, – проскользнув в кабинет, с легкой настороженностью сказала она.

Анхайлиг, прищурившись, проследил, как девушка подходит к креслу, и с сухим смешком уточнил:

– Выгораживать свою банду собралась?

– Ну-у почему обязательно свою… – смутилась Наташа.

– Ой, брось, я отпечатки ваших аур еще утром с тех зомби считал, – отмахнулся некромант. – Так что садись и думай, какую отработку сочинить, чтобы Виттор успокоился.

– Сочинить? – Наташа, не ожидавшая от мужа такой спокойной реакции, растерялась. – А… а ты не сердишься, что ли?

– Сержусь. Официально, – заверил Анхайлиг.

– А неофициально?

– А неофициально я едва сдержался, чтобы не рассмеяться прямо перед Виттором, – фыркнул он. – Но об этом знать посторонним не следует.

– Тогда, может, мы в морге приберемся? – широко улыбнувшись, предложила Наташа. – Я готова даже окна помыть.

– Никаких окон! – тут же нахмурился некромант. – Арон с Сиртаном помоют. Вы с Инарой лучше архивы разберите. Мало ли, может, какие старые бесхозные трупы попадутся, чтобы запас скелетов пополнить.

– Хорошо, – не стала спорить Наташа. Потом с любопытством посмотрела на разложенные на столе мужа бумаги и, заметив на одном листе гербовую печать Вельского дворца, полюбопытствовала: – Чем занимаешься?

– Ты об этом? – Анхайлиг кивнул на печать и с неудовольствием прищурился. – В данный момент решаю, кого следует отправить на практику во дворец. После смерти Ангелины там появилось вакантное место.

– И кто им нужен?

– Сильный темный маг, специализация как таковая не важна.

– Думаю, желающих будет море, – протянула Наташа. И неожиданно щелкнула пальцами – ей на ум пришла идея. – Слушай, а давай Элиру отправим? – предложила она.

– Элиру? Так она в Северную школу травников собирается поступать…

– Ой да ладно. Вряд ли она откажется от такой великолепной должности при дворе. И тогда Грабовскому не придется уезжать на время вступительных экзаменов, – объяснила Наташа. И еле слышно добавила: – Ну и будет ей компенсация за турнир. Может, нас с Ланой все-таки простит.

Анхайлиг понимающе усмехнулся, но спорить не стал. Взяв гербовую бумагу с направлением, он размашисто вписал в пустую графу имя рыжеволосой ведьмачки. Конечно, несмотря на просьбу жены, в ином случае некромант все же отправил бы в Вельский дворец кого-то более опытного. Однако замещать Грабовского он и впрямь не хотел.

А Наташа, посчитав свой долг перед некромантами выполненным и завладев поводом для разговора с Элирой, быстро простилась с мужем и поспешила к Лане. Сейчас ей хотелось побыстрее сообщить подруге важную новость, чтобы обрадовать рыжую ведьмачку вместе с Ланой. Конечно, это был чистой воды подкуп, но лучше дружба, замешенная на выгоде, чем вражда, построенная на недопонимании.


За целый день Лане так и не удалось толком отдохнуть. Сначала были предэкзаменационные занятия, потом ее ждали дополнительные рефераты и пыльная библиотека. А еще Лану донимали мысли о своем прошлом и собственном статусе. Девушка отмахивалась от них как могла, и с головой погружалась в учебу, где не было излишних раздражающих условностей.

Ну а кроме того, Лана опять не смогла поговорить с Элирой, хотя и обещала Наташе это сделать. Лишь после обеда ей удалось застать ведьмачку в одиночестве на выходе из столовой, но разговор оказался очень коротким.

– Элира! – позвала Лана подругу. – Можно с тобой…

– Мне некогда, – бросила на ходу та и прошла мимо расстроенной полуэльфийки.

Лана только и смогла разочарованно вздохнуть и проводить девушку грустным взглядом. А Элира как ни в чем не бывало улыбнулась ждущему ее Грабовскому и вместе с ним скрылась в соседнем коридоре.

Постояв еще немного, Лана пошла в свою комнату, где ждали учебники и гора самостоятельной работы. Вот только оказалось очень сложно заставить себя заниматься. Лана без энтузиазма смотрела в книгу и по несколько раз перечитывала одну и ту же строчку. Потому что мысли все время возвращались к Элире.

«Некрасиво все-таки получилось с этим турниром… Но и она хороша, даже слово сказать не дает», – размышляла полуэльфийка и недовольно поджимала губы.

– Хватит хандрить, – наставительно сказал Алеорн и заменил перед Ланой учебник. – Начни лучше с изучения легких галлюциногенов. Завтра практика у Власа, обязательно спросит тебя.

Девушка устало вздохнула. Она прекрасно знала, что надо заняться делами, но мыслями вновь и вновь возвращалась к Элире. Все-таки ссора с подругой – единственная проблема, которая у нее оставалась, и не хотелось покидать академию, не прояснив все до конца.

– Ну вот что ей стоит меня выслушать? Тем более что я действительно не виновата.

– Тогда тебе не за что оправдываться и искать ее прощения, – флегматично пожал плечами Алеорн.

– Но… – Объяснить эльфу свои внутренние переживания Лана не успела, ее перебил неуверенный стук в дверь.

Полуэльфийка не стала гадать, кто решил зайти к ней в гости, и просто открыла. На пороге стояла Элира. От неожиданности Лана на долю секунды застыла, но, опомнившись, быстро предложила ведьмачке войти.

Элира противиться не стала, прошла в комнату с легкой улыбкой. Лана, весь день искавшая встречи с подругой, замешкалась и не нашла ничего лучше, чем предложить той угощение.

– Конфеты будешь? – И, не дожидаясь ответа, полезла в тумбочку за сладостями.

– Не стоит, ваше высочество, – мягко проговорила Элира.

Лана от такого обращения вздрогнула, а внутри все замерло от противоречивых чувств. Страх, досада, шок оттого, что ведьмачке стал известен этот факт ее биографии. А еще был неприятный привкус у этих чувств, привкус предстоящей фальши в будущих разговорах.

Лане так хотелось вернуть подругу, которой просто нравится с ней общаться! Без титулов и званий, без приторного этикета.

Однако едва Лана повернулась к Элире, та быстро и серьезно заверила:

– Никто больше не знает, мне Грабовский по секрету рассказал. И я пришла извиниться за свое поведение.

– Элира, если ты пришла только из-за моего титула, это было излишним, – глухо проговорила Лана. – Я на тебя не сердилась и сама хотела попросить прощения. И, увы, в качестве извинений могу тебе предложить только конфеты из Лютиэна.

Элира была достаточно умна, чтобы понять, насколько полуэльфийке не понравилось нежданное обращение, указывающее на ее статус. И быстро сменила поведение, вернув привычное Лане общение, чтобы показать – отношения между ними не поменялись.

– Лана, при чем тут твой титул? Я пришла, потому что мне объяснили причины, по которым тебя поставили в список. И тебе действительно не в чем извиняться! Это я переборщила со своей обидой. Но понимаешь, тогда это все выглядело несколько иначе…

– Я понимаю, за это и хотела извиниться, – виновато улыбнулась Лана.

Изменения в поведении подруги были приятны, а в душе появилась надежда, что Элира пришла все-таки не ради призрачной выгоды.

– Да брось, твое вечно неоправданное чувство вины порой удивляет. – Рыжая ведьмачка тяжело вздохнула и уселась на кровать. – Ничего мне не надо, кроме рассказа о том, как ты догадалась «драконову слюну» сделать и в эльфов ею запустить. И как ты себя при этом не покалечила-то?

Лана довольно усмехнулась. Рассказ о взрыве, который позволил победить эльфов, адепты передавали из уст в уста. Немудрено, что Элире было интересно именно это.

– Сейчас отвар сделаем, и я тебе все расскажу. И больше не величай меня с титулом, мы все-таки подруги.

– Как скажешь, – быстро согласилась Элира. – Тем более мне так будет проще.

Улыбка на лице Ланы стала абсолютно счастливой. Ложь, как и любой, в ком текла эльфийская кровь, Лана чувствовала. И сейчас видела, что подруга была искренна с ней. И уже лишь из-за этого хотелось подарить Элире не только коробку эльфийских конфет, но и все, что та пожелает. Полуэльфийка многим была обязана рыжеволосой красавице, которая на протяжении трех лет помогала ей в учебе.

Лана только-только поставила заварочный чайник, как в дверь снова постучали.

– Прямо день посещений какой-то, – хихикнула Лана и отправилась открывать.

– Я нашла предлог поговорить с Элирой! – торжественно заявила Наташа прямо с порога и уверенно прошла мимо Ланы.

Впрочем, спустя мгновение она ошарашенно замерла, глядя на сидящую за столом грудастую ведьмачку.

– Привет, – улыбнулась Элира. – Мы собрались пить отвар с конфетами.

– О-о, – удивленно выдохнула Наташа и обернулась к подошедшей Лане.

– Мы уже поговорили, – пояснила полуэльфийка, улыбнувшись. – И Элира на нас больше не обижается.

– Тогда направление на практику в Вельский дворец я могу вернуть Анхайлигу? – хитро прищурившись, спросила девушек Наташа.

– Что? – удивилась Элира.

– Нет! – воскликнула Лана.

Слаженные крики подруг заставили некромантку усмехнуться.

– Так уж и быть. Держи! – Наташа протянула Элире документ.

Та быстро пробежала взглядом по строчкам направления, и, не сдержав чувств, даже подпрыгнула на стуле.

– Невероятно! Это… это правда, да? Это не шутка? – воскликнула она.

– Правда, правда. После получения диплома тебя там будут ждать, – заверила Наташа.

– Спасибо, девочки! – благодарно пискнула Элира и порывисто обняла подруг.

– А теперь давайте отмечать! – провозгласила Лана и потянулась за чашками.


Остаток дня пролетел незаметно. Лана упоенно рассказывала о том, как проходил турнир, как они побеждали и как проигрывали. А самое главное, благодарила Элиру за то, что та научила ее составлять противоядие от гормонального зелья, иначе ей и Розалии пришлось бы всю неделю боев красоваться с прыщами.

Разошлись девушки ближе к ночи, полностью довольные прошедшим вечером и тем, что наконец-то удалось восстановить дружбу.

Эпилог

Следующие несколько дней прошли в напряженной суматохе. Сначала адепты судорожно подтягивали «хвосты» и готовились к экзаменам, потом наступила сессия. Жизнь в академии практически замерла, и только библиотека пользовалась постоянным спросом у всех без исключения адептов.

Вот и Лана проводила там практически все свое время. Зубрила и на всякий случай делала шпоры. Алеорн помогал готовиться и гонял девушку по экзаменационным вопросам как самый требовательный преподаватель. Но Лана не жаловалась, ибо сдача экзаменов для нее в буквальном смысле равнялась понятию «выжить».

Экзамен по созданию галлюциногенов и антидотов, который принимал магистр Влас, числился в списке самым последним. Это невероятно нервировало Лану и заставляло зубрить с удвоенной силой. И казалось, что уже все заучено наизусть и экзамен у полуэльфийки в кармане. Но в день сдачи вся уверенность ее покинула, а в голове внезапно образовалась пустота.

– Алеорн, я не сдам, – судорожно перебирая шпоры, скулила Лана. – Я все забыла! Говорила же, что не стоит ложиться спать, что надо еще раз по всем вопросам пройтись!

– Мы десять раз вчера все повторили. Успокойся, ты все знаешь, – заверил девушку эльф.

Но Лана продолжала скулить и бояться, и в лабораторию, где проходил экзамен всей ее жизни, шла как на казнь. Коленки дрожали, а сердце, казалось, спряталось где-то в желудке.

– У меня руки трясутся. Практику могу завалить… – еле слышно проговорила девушка.

– Успокойся, все у тебя получится, – в очередной раз повторил Алеорн и быстро поцеловал Лану. – Я в тебя верю.

– Угу, – облизнув губки и смакуя подаренный поцелуй, согласилась Лана. И паника действительно чуть-чуть отступила.

К экзаменационному столу Лана подошла уже уверенно.

– Хорошего дня, магистр Влас!

– О, несчастье мое, ты одна из первых, – вместо «доброго утра», кисло протянул ведьмак и пододвинул адептке билеты. – Выбирай и иди, готовься.

Лана кивнула и осмотрела абсолютно одинаковые белые прямоугольнички на столе. Потом резко выдохнула, выхватила первый попавшийся и быстро повернула к себе. Прочитав вопросы и практическое задание, полуэльфийка совсем успокоилась. Она помнила ответы и составы зелий!

Сообщив Власу, какой у нее билет, поспешила на место. После удачного набега на шкаф с ингредиентами Лана направилась за ближайший лабораторный стол. Начать ведьмачка решила с теоретических вопросов, достав из сумки листок и ручку, быстро застрочила. Спустя четверть часа на листке были записаны основные тезисы и план для устного ответа. Удовлетворившись этим, Лана перешла к практике.

Досталось ей не самое сложное зелье. Легкое галлюциногенное состояло из пяти ингредиентов, и в своем успехе Лана не сомневалась. Сосредоточенно и не суетясь девушка четко выполняла все необходимые действия. И в итоге получила жидкость темно-синего цвета с ярким винным ароматом.

Какое-то время, ожидая своей очереди отвечать, Лана следила, как магистр валит ее сокурсников. И с каждой полученной кем-то тройкой или неудом Лана все ощутимее нервничала и ощущала возвращение паники. Поэтому когда настал ее черед отчитываться, руки снова начали подрагивать.

– Готова? – с хитрым прищуром осведомился Влас.

– Д-да, – неуверенно проговорила Лана и еле слышно добавила: – Я так думаю.

– В таком случае, давай свое практическое задание.

Магистр взял протянутый девушкой сосуд с зельем и начал придирчиво рассматривать жидкость. Потряс, после открыл и понюхал. Наконец удовлетворенно хмыкнув, проговорил:

– Справилась, молодец.

После чего, совершенно неожиданно для полуэльфийки, взял ее документы.

Лана опешила. И некоторое время хлопала глазами, наблюдая, как Влас заполняет экзаменационную ведомость.

– И это все? – ошарашенно выдохнула Лана, когда магистр уже вывел рядом с ее именем оценку «отлично».

– Да. – Преподавателя крайне забавляло выражение лица полуэльфийки.

А вот Лана неожиданно почувствовала себя неудовлетворенной. Всех придирчиво слушали, докапывались. А она опять оказалась рыжей! Притом что на подготовку к этому экзамену она потратила больше усилий, чем все остальные адепты, вместе взятые. Но Лане даже теперь не дали доказать, что она способная и умная и все-все умеет!

Это злило. Сильно.

– Магистр Влас! – прорычала Лана, сжимая листочек с выполненным заданием, будто это была шея преподавателя. – Да я за эти годы времени в библиотеке провела столько, что на десять жизней хватит! А вы даже меня не выслушаете?!

– А что там слушать? Разве я в твоем билете чего-то не знаю? – с издевательской улыбкой спросил Влас. – Так что держи свой табель, можешь быть свободна. Радуйся, обещание выполнила.

Скрежет зубов полуэльфийки услышала, кажется, вся аудитория. А в следующий миг Лана выскочила из помещения, лишь бы прямо сейчас не броситься на магистра с кулаками. Столько усилий! Столько…

Сделав пару шагов по коридору, девушка резко остановилась и неожиданно сообразила: все прошло великолепно. И усилия были не зря! Влас заметил ее старания и поощрил! А ведь мог чисто из вредности долго издеваться над полуэльфийкой, задавая кучу вопросов и просто затягивая с выставлением оценки. А так удалось отделаться от всего малой кровью!

На губах Ланы заиграла счастливая улыбка. Не удержав душевного порыва, она подпрыгнула и воскликнула:

– Я свободна! Ура!

– Ну вот видишь, а ты переживала, – с улыбкой проговорил, появляясь, Алеорн.

Лана сразу же повисла у него на шее, не в силах сдержать радостных чувств, и крепко обняла. Сейчас она была вдвойне благодарна Алеорну за то, что все это время он верил в нее, несмотря ни на что. Ответные объятия были не менее крепкими, и от этого вообще хотелось взлететь в вышину, подобно огромному дракону.

Она свободна! Эта мысль пьянила и заставляла буквально порхать.

Этим чувством Лане хотелось поделиться со всеми. И в первую очередь с Наташей. Но была одна проблема: некромантка тоже сдавала экзамены. Впрочем, это не расстроило полуэльфийку. Со своими радостными новостями она вполне могла подождать и до вечера, а пока можно было отметить окончание учебы вместе с Алеорном и скушать что-нибудь вкусное.

С такими мыслями Лана поторопилась к себе.


Наташа сидела в одной из аудиторий на своем факультете и ждала, пока подойдет ее очередь сдавать экзамен. За результат как таковой она не переживала, так как принимал профильный предмет сам Анхайлиг. Хотя, пожалуй, она бы и так не волновалась – проблем с учебой Наташа никогда не испытывала. И в любом другом случае некромантка бы уже сдала экзамены в первых рядах, но тут, по просьбе мужа, она должна была стать самой последней. Так что Наташа ждала.

Когда в аудитории никого не осталось, девушка подошла к экзаменационному столу и приготовилась отвечать, но Анхайлиг прервал ее в самом начале:

– Не нужно. Оценку в табель и так поставлю. Давай лучше решать насчет практики.

– А я уже решила, – сообщила Наташа с улыбкой.

– О? И что же?

– Привидения буду искать и уничтожать.

– Какие привидения? – не понял Анхайлиг.

– Завывающие. Гремящие цепями. Древние, – стала перечислять Наташа. – Какие там, в старинных замках, могут водиться?

Кажется, впервые на ее памяти Анхайлиг побледнел.

– Ната, какие старинные замки? – хрипло спросил он. – Где ты вообще такую практику в списке откопала? Ты хоть понимаешь, насколько подобные вещи могут быть опасны?

– Я не откопала, я ее придумала, – поправила Наташа, а потом добавила: – А замок, полагаю, вполне подходящий. Ты ведь сам сказал, что у тебя в имении безопасно, разве нет?

– У меня… что? – Анхайлиг, до которого наконец дошел смысл слов жены, не веря собственным ушам, смотрел на нее. – Ната, ты что, действительно согласна уехать ко мне?

Вместо ответа девушка развела руками и кивнула.

– Ты уверена? Я ни в коей мере не хочу тебя заставлять…

– Анх, я уверена, – прервала его Наташа. – И приняла окончательное решение. Так будет лучше для всех нас. И спокойнее.

– Иди сюда! – Анхайлиг резко притянул ее к себе и поцеловал. Крепко, жарко и благодарно. Потому что прекрасно понял истинные причины такого решения и не мог этого не оценить.

– Я буду приходить настолько часто, насколько это возможно, – тихо пообещал он. – Одна ты не останешься.

– Я знаю, – в ответ прошептала Наташа.

И она действительно знала.


От объятий Алеорна Лана отвлеклась лишь под вечер, и то только потому, что есть захотелось. Ну а поужинав, вспомнила, что Наташа уже закончила с экзаменами, и решила все-таки забежать к ней.

– Надо Наташе сказать, что я отстрелялась! – спланировала дальнейшие действия Лана и поспешила в комнату некромантки.

Дверь после стука открылась быстро. Узрев сияющую подругу, Наташа улыбнулась в ответ и проговорила:

– Сдала? Вот видишь, а ты переживала!

– Да он меня даже не спросил ничего! – с наигранной обидой заявила Лана, проходя в комнату.

– Влас и так знал, что ты все вызубрила. Какой смысл был на тебя время тратить? – Наташа хмыкнула.

– Ну на других он тратил, а я так старалась!

– В отличие от других, у тебя была очень хорошая мотивация.

– Да, жить определенно очень хотелось и хочется! – довольно подтвердила Лана и тут заметила приготовленные дорожные сумки.

– Ты куда-то собираешься? – удивленно спросила она.

– Да, – не стала лукавить Наташа. – Я решила, что хватит с меня приключений в академии. Тем более ты тоже улетаешь домой, так что пить чай по выходным будет не с кем. Поэтому я переезжаю в родовой замок Анхайлига.

– Все-таки решилась. – Лана вздохнула. – Обустроишься – зови в гости.

– Обязательно. А пока давай отметим удачное завершение учебы, – предложила Наташа и достала из секретера тарелку с пирожными.

Лана кивнула. Конечно, ей было немного грустно из-за того, что с подругой придется расстаться. Но причины, подтолкнувшие Наташу к такому решению, она понимала как никто другой. Да и, в конце концов, видеться они все равно наверняка смогут.

«Все будет хорошо!» – Каждая из них повторяла про себя эти слова, безоговорочно в них веря.


А утром за Ланой прилетела целая делегация на королевском драконе, из-за чего ей даже не удалось толком попрощаться с Наташей. Сначала в спешном порядке пришлось, не дожидаясь выпускного, получать у Виттора свой диплом. Потом Лану в оборот взяли присланные отцом служанки, которым было велено сделать из девушки настоящую принцессу.

Сообразив, что ей предстоит всю дорогу мучиться в корсете и со сложной прической, полуэльфийка едва не застонала. Но, увы, воспротивиться приказу Ульриха не имела права. Так что пришлось терпеть.

– Боги, как я это не люблю… – тихо вздохнула Лана, когда вышла из комнаты.

Алеорн окинул девушку довольным взглядом, от которого у Ланы моментально вспыхнул румянец, а губы пересохли. Все-таки была польза от ее недавних часовых мучений! Вложив ладошку в протянутую дейморцем руку, принцесса получила положенный по этикету поцелуй в тыльную сторону кисти. Вот только, несмотря на всю его целомудренность, по телу Ланы словно разряд пробежал. А румянец стал гуще, грозясь окрасить девушку до самых корней волос.

– Великолепно выглядишь, – с довольной улыбкой проговорил Алеорн.

Лана в ответ смогла только улыбнуться от неожиданно нахлынувшего смущения. С радостью оперлась на мужской локоть и прижалась к Алеорну. Желание быть вместе с этим мужчиной пересиливало все здравые мысли об этикете. Алеорн о них тоже не стал напоминать, чему Лана была очень рада.

«Еще несколько часов, и я почувствую себя по-настоящему счастливой», – садясь на циновку на спине личного дракона Ульриха, поздравила саму себя Лана. И начала мысленно выстраивать речь, в которой убедительно заявит отцу, что замуж за Аларика она не выйдет и избавится от этой ошибки трехлетней давности.

Лана взглянула на сидящего рядом Алеорна, и сердце снова счастливо забилось. Ответная улыбка, и четкое осознание – теперь все точно будет хорошо!

Март 2015

Купить книгу "Две короны. Турнир" Жильцова Наталья + Ушкова Светлана

home | my bookshelf | | Две короны. Турнир |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 88
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу