Book: Страшная сказка (СИ)



Иланоиленэль

Страшная сказка

Предупреждение: Сказка совсем не добрая, герои- чудовища, героиня-…ну какая есть:))

Глава 1

Ненавижу позднюю осень. Холодный промозглый ветер забирается под одежду, мелкая изморось проникает даже под одежду, вокруг скупо разбавленная редкими фонарями противная тяжелая темень. Как раз, такой же отвратительной холодной осенью я и узнала, что наш мир вовсе не наш, кроме людей в нем целая туча всяких разных существ, причем все они, герои из страшных сказок.

В тот вечер я, как всегда, после занятий отправилась на работу, стипендии не хватало, потому я устроилась на подработку в клуб, где вместе с девочками танцевала, в перерывах, разогревая толпу. Ну, а что делать, по специальности меня пока никто не хотел брать, слишком еще мало опыта, знаний — то хватало, не зря же я увлекалась программированием с лет тринадцати, под присмотром отчима, но кому показать эти знания, если студентов стараются не брать на работу, во- всяком случае, в нашем городе точно…увы. а вот десять лет танцев, давал мне возможность зарабатывать неплохие деньги. Хватало, и на жизнь, и, даже, смогла снять небольшую квартирку на окраине города, пусть маленькую и на пятом этаже под крышей, зато не в общаге, где жизнь не затихала ни на минуту, даже глубокой ночью и где совершенно невозможно было остаться одной и нормально выспаться и позаниматься.

Обычный вечер, ничего не предвещало…девчонки посмеиваясь, перетирали косточки хозяину и его гостям, я — то работаю всего три дня в неделю, а девчонки каждый день, так что сейчас услышу все новости. Пока переодевалась и подкрашивалась, Мила, моя соседка по гримерке, захлебываясь, описывала, какие потрясающие мальчики уже третий вечер приходят в клуб. Все здешние завсегдатаи уже обратили на них внимание. Девушки, ясный перец, чтобы захомутать перспективных ухажеров, мальчики, золотая наша молодежь, прикидывают, могут ли они быть соперниками или можно наладить какие- то выгодные связи.

Все ясно, судя по рассказам опять чьи- то сыночки, да и еще, откуда- то из столиц, видимо. Для меня ничего интересного. Мне сегодня еще курсовую дописывать, да и пора закончить программу для компьютерной игры, Мотька подкинул халтурку. Он мой приятель, учился с нами сначала, а потом отец перевел его в столицу, общаемся в скайпе, да по мылу, он- то давно уже полноценно работает и учится, заодно, подкидывает мне подработки, я единственная из его приятелей, по его словам, кто шарит во всем не хуже чем он.

Плохо, конечно, что работы по специальности так мало, мне больше по душе заниматься программированием, чем выкручиваться на подиуме под горящими взглядами «хозяев жизни», но что уж тут. Я сама отказалась от помощи родителей, хотя они у меня люди состоятельные, правда, давно уже живут в Америке. Они не теряют надежды перетащить меня к себе, особенно мама, она даже отказывалась уезжать вместе с отчимом, пока я не поговорила с ней откровенно.

Я хочу закончить свой универ, стать самостоятельной, а потом. потом, возможно, я перееду к ним, но сейчас я хочу свободы. У меня получилось донести это до мамы, а Игорь, мой отчим и так прекрасно понимает меня и всегда поддерживает. Мне, вообще, повезло с предками, они у меня замечательные, понимающие и любящие родители.

То, что Игорь не мой отец, я узнала совершенно случайно, уже, будучи подростком, но никаких обид и потрясений у меня это не вызвало. Игорь растил меня с рождения, мама вышла за него всего на третьем месяце беременности и меня он считает родной дочерью. А вот мой родной отец. уж не знаю, что там между ним и мамой случилось, но расстались они, когда никто из них еще и не догадывался о маминой беременности и отец уехал, куда- то настолько далеко, что мама не смогла с ним связаться, когда хотела, а потом. Потом появился Игорь, который настоял на их скорой росписи и жестко решил, что я — его родная дочь и никаких больше левых мужиков в нашей жизни быть не может.

А узнала я совершенно случайно, подслушала разговор родителей, они, яростным шепотом обсуждали, стоит ли мне рассказывать о том, что где- то бродит мой биологический отец. И мама страшно переживала, что я могу случайно его встретить, он мне что- то наговорить и тогда больше не поверю им. А Игорь, как всегда, спокойно убеждал маму, что сказать, конечно, стоит, но не сейчас, когда я подросток, которому свойственен максимализм и деление мира на черное и белое.

— Света, ну что ты так переживаешь, конечно, расскажем, обязательно, но позже. Сейчас для девочки это может стать настоящим потрясением, а когда чуть повзрослеет, тогда ты все и расскажешь.

Мама в ответ шмыгала носом и всхлипывала, и мне стало ее так жалко, что я высунулась из‑за угла и хрипловатым, от волнения, голосом пробасила:

— А давайте колитесь сейчас. А то мне притворяться, что я ничего не слышала, будет тяжело, да и мама переживает. Только прежде чем вы все расскажете, я вам сразу заявляю, я вас обоих люблю, вы мои родители и мне другого отца не надо.

И вызвала этим новый поток слез у мамы и крепкие объятия папы, который тоже подозрительно шмыгнул пару раз носом. После того общего слезоизвержения мы больше на эту тему не говорили. А потом они уехали, я повзрослела и все это стало совсем не важным.

И вот я, Елизавета Шумская, самостоятельная девица двадцати лет, студентка четвертого курса технического университета, живущая в съемной квартире и сама зарабатывающая на жизнь, сижу в гримерке и заканчиваю краситься, нам всем скоро на сцену.

— Ангелок, ты готова?

Я, морщась, киваю, ненавижу свое сценическое прозвище, Ангелок. Какой дурак придумал его, не знаю, но прилипло оно ко мне намертво. А все дело в моих волосах, рыжие, завивающиеся крупными локонами, они свисают ниже талии, и привлекают всеобщее внимание. Чуть вздернутый носик, покрытый едва заметными веснушками, тонкие брови, и большие, с наивным взглядом ребенка, зеленые глаза. Хотя сказать про меня, что я наивный ребенок не может даже моя мама, хотя она понятия не имеет и о половине моих проделок. Игорь знает больше, но как любящий отец предпочитает выговаривать мне за все наедине, маме он меня не закладывает. А еще он гордится тем, что я умная. Ну..это я до того вечера думала, что я умная, уже все знающая, выдержанная девушка с богатым житейским опытом. В тот вечер вдребезги разлетелось не только мое ощущение мира вокруг, в тот вечер я потеряла себя и нашла себя новую.

Народ зашебуршился, пора выходить, композиция новая, мы вроде все отработали, но каждый раз все равно волнуемся. Хотя хозяин клуба нами доволен. У нас есть своя охрана, которая не позволяет никому из посетителей пройти в гримерную. Мальчики отлавливают желающих познакомиться и влезть на сцену, не позволяя приставать к нам. Нам выделили автобус, который развозит нас по домам после закрытия клуба.

Я ухожу, обычно, раньше, как только заканчивается обязательная программа, Остальные девочки по — разному, кое- кто идет по приглашению исполнять приватные танцы, кое- кто просто отдыхает и знакомится с посетителями, но насчет меня указания строгие — я не танцую приваты, не остаюсь допоздна, если и получается задержаться, то меня провожает один из охранников, Степан, до самого дома, благо я живу в трех кварталах от клуба.

Спасибо папе, хозяин клуба его должник, отец в юности чем — то серьезно помог ему помог и когда я искала работу, Игорь сам привел меня к Александру Семеновичу. И условия озвучил сам, грозно хмуря брови. И вот я уже три года танцую в клубе, и мне даже коктейля лишнего выпить не дают, только я собираюсь чуть посидеть, вытянув гулящие от танцев ноги, меня тут же начинают выпроваживать все, от бармена до охраны. Иногда смешно, но довольно часто уже бесит, из‑за этого меня все время поддразнивают девчонки, что мол маленькой домой пора в кроватку, баиньки.

Выглянула в зал и удивилась, народу было очень много, полный зал, попыталась вспомнить, может какой- то праздник, а я с этой учебой и работой совсем выпала из жизни, вроде нет, обыкновенная пятница.

— Мил, не выдержала и полюбопытствовала, — а что это сегодня такое? Праздник какой?

— Сегодня день рождения у кого- то из этих новеньких, мне Мишка сказал, что они сняли вип — зал на всю ночь и комнаты для приватных танцев. — Мила горела энтузиазмом. — Погуляем!!!!

Неясное чувство тревоги царапнуло внутри, но я встряхнулась и настроилась на танец, новая композиция, нельзя ударить в грязь лицом. Заиграла музыка, менуэт, да — да, это наша фишка, мы парами в бальных платьях, медленно выплыли на сцену.

Первой парой шли Мила и Ирина, маленькая, яркая брюнетка с короткой залихватистой стрижкой и милым смешливым личиком, и шикарная блондинка, с высокомерным лицом Снежной королевы, затем мы с Элей, рыжий тонкий почти прозрачный ангел и яркая кареглазая с каштановыми волосами до попы, с великолепнейшей фигурой ведьма. За нами Тома и Аня, голубые волосы нашей Мальвины каждый раз поражают зал в самое сердце и милая, русая, кудрявая малышка с огромными черными глазами.

Да, мы, все, знаем, какое впечатление производим на неподготовленных зрителей. Убойное, без хвастовства. Зал замер и тут подчиняясь музыки мы из плавного текучего менуэта срываемся в откровенный хастл, затем снова медленный менуэт, сменяется бачато, гоу — гоу, менуэт, хаус и под конец мы застываем в одной их фигур классического менуэта. Тишина, несколько секунд и зал взрывается криками, свистом и аплодисментами. Похоже задуманное нам удалось и будет иметь успех. Быстренько уходим переодеваться, теперь сольные номера, мой сегодня танец живота и на сегодня у меня все. И вот мой выход, как- то сегодня все так быстро происходит. 'Семь платков' мой любимый танец и я с удовольствием подчиняюсь музыке, уплывая в ней куда‑то далеко.

Тревожит только чей- то горящий взгляд из зала, мешая сосредоточится, он словно прожигает меня насквозь…Я не смотрю в зал когда выступаю, не хочу видеть гримасы зрителей, непристойные жесты, которые иногда показывают танцовщицам, я отключаюсь от всего на сцене, но сегодня этот взгляд настолько давил, что я невольно стала искать глазами кому я так интересна. Ну, конечно, вип — зона, видимо новые золотые мальчики развлекаются. С трудом дотанцевала и тут же отправилась в гримерку, чем быстрее я уйду, тем быстрее забуду все связанное сегодня с клубом.

— Лизка, меня пригласили на приват, — Милка чуть не прыгала от счастья. — Наверно это для именинника. Я их всех рассмотрю..и..может я кому- то из них понравлюсь и он меня куда — нибудь пригласит.

Наша Милка была в вечном поиске любви. Она как бабочка летела на любой посыл со стороны богатых мальчиков, естественно обжигалась и потом мы с девчонками откачивали ее после неудачных романов.

— Мил, ты опять? — Я вдруг начала злиться. — Кто мы и кто они, сколько можно мечтать о принце, который явится, влюбится и увезет тебя с собой в светлую даль.

— Ага, — подключилась Эля, — и обязательно с лошадью, как положено, белый конь и прекрасный принц..

— Да ну, вас всех, — надулась Милка, — вечно вы все опошлите. А я чувствую, сегодня необычный день, мне повезет.

Мы скептически переглянулись с Элей, я пожала плечами, она уже взрослая девушка, если не учится на своих ошибках, то, что тут сделаешь. Собрала свою сумку и уже сдала шаг к выходу, махнув на прощание рукой девочкам, они оставались сегодня в клубе, всем было страшно интересно посмотреть на именинника из новеньких, как дверь распахнулась и на пороге нарисовался один из охранников.

'Новенький', — машинально отметила я, — ' еще не знакомились, он, что мой провожатый на сегодня? А где Степа? Я его еще сегодня не видела'. Тревога снова ворохнулась в груди.

— Лиза, — глядя на меня пристальным взглядом, протянул мне приглашение. — Вы приглашены сегодня на приватный танец.

Я удивленно подняла брови.

— Я не танцую приват, приказ Александра Семеновича, да и не собираюсь танцевать, мне это не интересно.

— Распоряжение хозяина клуба. И со вчерашнего дня у клуба новый хозяин. Переодевайся по- быстрее. Тебя уже ждут.

— Мне еще раз повторить, я не танцую приваты и если хозяин сменился, то считайте, что я уволилась. — Я напряглась, ситуация стала странной. Не мог Александр Семенович так с нами поступить, уйти и даже не предупредить нас, что продает клуб.

— Сегодня ты работаешь, так что, пошевеливайся. — Голос охранника похолодел.

Я оглянулась на девочек, Эля, округлив глаза, смотрела на меня, остальные как- то притихли и замерли.

— И, кстати, вы все приглашены танцевать, собирайтесь и по комнатам. И чтобы все было на высшем уровне, иначе…. — он как- то злобно ухмыльнулся и осклабился, — …вам не понравится.

— Я никуда не пойду, ваш хозяин может не платить мне за сегодняшнее выступление, но танцевать приват я не буду. Всего хорошего. — Внутри меня все кипело от ярости на этого урода, на нового хозяина и на Александра Семеновича. Если он хоть намекнул, что собирается продавать клуб, я бы никуда сегодня не пошла. Попробовала пройти мимо этого гоблина, но тот легко, словно я была невесомой, дернул меня за руку на себя и подхватив на руки понес из комнаты, бросив через плечо девочкам.

— У вас пять минут на сборы, иначе придет охрана. Отнесут как есть.

Я пыталась вырваться, но хватка у него была железная, кричать я стеснялась и как- то было до конца не понятно, что происходит. С нами никто и никогда в клубе так не обращался, и я, видимо, неправильно оценила степень опасности. За что вскоре и поплатилась. Меня притащили в одну из комнат для приватных встреч, кинули на кресло и вскоре щелкнул замок. Я заперта, с трудом воспринимая происходящее, решила сидеть и ждать когда заглянут гости, попробую объяснить им, что не собираюсь их развлекать и попытаюсь уйти. Хотя становилось страшно, про золотую молодежь ходили самые разные слухи, правда про изнасилование и принуждение не слыхала, все‑таки городок наш небольшой и если бы что- то подобное случилось- то все бы знали. Прошло по моим ощущениям минут двадцать, дверь внезапно распахнулась, и в комнату втолкнули Милку, затем нас снова заперли.

— Что происходит? — я нервно разглядывала ошарашенное лицо подруги.

— Не понимаю, — протянула она, — девочек тоже заставили всех разойтись по комнатам, Элька попробовала убежать, так ее скрутили и пообещали что- то такое, что она побледнела и заплакала.

Я похолодела, ощущение какой- то страшной опасности накрыло меня полностью, и я запаниковала.

— Мил, ты не видела хоть кого- нибудь из старых охранников?

— Нет, — Милка жалобно смотрела на меня полными слез глазами, она тоже чувствовала что происходит нечто страшное. — Сейчас припоминаю, что знакомых лиц вообще не видела, даже бармен другой.

Черт, как же все плохо. Я попробовала открыть дверь, но, увы. я не домушник, компьютерную базу могу взломать, а вот дверь нет.

— Может, покричим? — Мила с надеждой уставилась на меня.

— А толку, если тут все люди нового хозяина? Надо попробовать открыть дверь. Ты умеешь открывать замки?

— Нет.

— Я тоже. — Мы обе замолчали. По коридору иногда раздавались шаги, но к нам никто не заходил.

— Лиз, а может, мы просто станцуем, и нас отпустят, я тогда сразу же к бабушке рвану и больше сюда ни ногой? — дрожащий голос, тонкие мокрые дорожки на щеках, Милка была на грани рева.

— Не знаю Мил, не нравится мне все это. Если все пойдет так, как ты предполагаешь- то считай, мы выиграли в лотерею.

И в этот момент дверь распахнулась, в комнату вошли три молодых, симпатичных человека. Все высокие, худощавые, каждый по — своему красив. Один, видимо, главный в их троице, брюнет, с черными, как ночь глазами, с белоснежной кожей, тонкие черты лица и порочная улыбка падшего ангела, которая испугала меня до визга внутри. Второй с таким же белым как снег лицом и каштановыми кудрями до плеч, смотрел на нас холодным, ледяным взглядом бледно — голубых глаз и взгляд не выражал ничего, словно он разглядывал букашек под ногами. Третий был чуть по- плотнее, светлые волосы, красивое, но какое- то неживое лицо, в его светло — карих глазах тлел какой- то страшный огонек безумия. Он, увидев Милу, больше не сводил с нее своего странного взгляда.

— Я сын нового хозяина клуба, — брюнет снова улыбнулся, а у меня от страха по телу поползли мурашки. — У моего друга сегодня день рождения, вы — наш подарок ему, станцуете, порадуете его и… — Он многозначительно замолчал.

— Вы нас отпустите? — Дрожащий голосок Милы, быстрое переглядывание парней и моя интуиция взревела внутри, что как угодно, но нужно быстро убираться отсюда.

— Ну конечно, мы отпустим… — блондин не сводя глаз с подруги, облизал губы.

— Я не буду танцевать, — я решительно двинулась к двери, — вы не имеете право заставлять нас, я уже уволилась, так что отойдите от двери и пропустите меня. Развлекайтесь с девочками, которые будут счастливы вас порадовать на вашем празднике, внизу их полно.



Рывок, и меня припечатало к стене около двери.

— Не так быстро Ангелок. Ты же Ангелок, да? — брюнет наклонился и шумно вдохнул мой запах, крылья носа дрогнули и он закатил глаза. — Сладко пахнешь, Ангел.

Внутри меня все дрожало от страха, ноги не держали, я начала задыхаться.

— Танцуй!! — резкий окрик блондина заставил меня дернуться, а моего визави отойти от меня на пару шагов. В комнате зазвучала бодрящая латина. Мила растерянно огляделась вокруг, ее молящий взгляд остановился на мне, затем она тряхнула головой и начала двигаться, сперва скованно и неуклюже, затем музыка постепенно захватила ее и Мила, плавно заскользила по комнате, призывно улыбаясь, соблазнительно изгибаясь и покачивая бедрами.

Мужчины не отрывали от нее своих восхищенных глаз, я, переведя дух, в какой- то момент подумала, что возможно все обойдется и может и мне стоит присоединиться к танцу, а после быстренько смотаться отсюда, перехватила взгляд светловолосого, и мне стало дурно. Он смотрел на Милу, чему- то едва заметно улыбаясь, и эта его улыбка обещала ей тяжкую смерть. Гремела музыка, подруга, закинув голову, крутилась в середине комнаты, последний аккорд, Мила замерла и тут текучим, едва заметным движением блондин метнулся к ней, еще секунда и…

Мой мозг отказывался воспринимать и принять то, что видели мои глаза. Это был полный сюр, такого не может быть в принципе, мир вокруг рушился со страшным грохотом в моей голове. Уложив Милу на сгиб своей руки блондин впился в ее шею и хлюпающий звук означал только одно — он пил ее кровь.

Ступор, полный ступор, я ничего не соображала в тот момент, шок, неверие в то, что я вижу, обрывки мыслей ' Этого не может быть, это сказки. страшные сказки. вампиры?'. Посмотрела на остальных мужчин, отметила, что зрачки их глаз расширены до черноты, оба напряжены и готовы броситься к телу подруги, ' Это правда? Вампиры существуют?..Мила. она умрет и я тоже. как жаль'. И тут тишину разбил голос блондина, который оторвался от Милы и обернулся к своему товарищу:

— Трей, ты будешь?

Трей, тот, что с ледяным безразличным взглядом продолжал сидеть, наблюдая за всеми, лениво оскалился:

— Нет, я сыт. Но вот развлечься не отказался бы, та, которую я поймал в дамской комнате слишком громко пыталась орать, пришлось… — он многозначительно замолчал и посмотрел в мою сторону.

— Э, нет, Ангел моя. И учтите, этот подарок- единственный на сегодня для вас, так что аккуратнее, больше не будет, слышишь, Серж?

— Влад, кто мне помешает после этой попробовать еще какую- нибудь сладкую девочку, — блондин, улыбаясь окровавленным ртом, кинул Милу на диван и сделал приглашающий жест в сторону Трея.

— Отец обещал заглянуть. Ему не понравится, если вы будете самовольничать, — в голосе Влада явно прозвучала угроза. — Я и так пошел тебе навстречу, придется уговаривать отца, что бы простил нам эту шалость. А Ангелок моя, советую даже не смотреть в ее сторону. Всем ясно?

Серж, вытирая тыльной стороной ладони, кровь с губ, насмешливо поклонился, а Трей уже сноровисто разрывал одежду на Миле. Еще секунда, и он уже устроился между разведенных ног моей подруги, ее тихий вскрик, стоны, холод, расползающийся по моему телу от заледенелого сердца, Влад, с многообещающей улыбкой, подходящий ко мне, острая боль в шее. Все смешалось в одну уродливую картину, принять которую я так и не могла, отчего и стояла, не шевелясь, в полном шоке.

Глава 2

Не отрывая взгляда, я смотрела, как насиловали мою подругу, а рядом раздавался тихий шепот Влада:

— Моя сладкая девочка, как прекрасно пахнет твоя кровь. Ооо!!! — он застонал, снова прижимаясь ко мне, — если не будешь сопротивляться, у нас все будет по — другому. Ангел мой, ты моя, привыкни к этому. Я не буду торопиться, все сделаю меееедленнноооо, а когда закончу, ты от меня и сама уже никогда не уйдешь.

От его липкого, какого- то омерзительного голоса меня тошнило, голова кружилась, почему- то болела шея, и чуть повернувшись, я почувствовала, как вниз к ключице поползло что- то теплое. ' Он что, меня укусил?'. Посмотрела на него в упор, нет, губы не в крови, почему- то это казалось мне важным, снова дико закричала Мила, Трей вонзил зубы в ее руку и, продолжая двигаться в ней, вгрызался в ее запястье. Меня замутило окончательно, хотела и не могла закрыть глаза, внутри все болело от ужаса и боли за подругу и тут разгоряченный Влад, обхватив меня руками, потянул за собой на соседний диван.

— Нет, — я из‑за всех сил дернулась, он сжал объятия, наклонился ко мне и угрожающе прошипел.

— Не стоит меня злить, детка. Я могу сделать с тобой еще более страшные вещи, чем те, что делают с твоей подругой. Покорись…

Сцепив зубы я вдруг подумала, что быстрая смерть- это самое лучшее, что я могу сейчас желать и чуть отодвинувшись от него влепила ему пощечину:

— Ненавижу!!!

Оскалившееся, перекосившееся от злобы, лицо Влада, короткий смешок со стороны Сержа, который с любопытством наблюдал за нами, с сарказмом сказанные им слова:

— Влад, может тебе помочь, такая яростная кошечка..

Я мысленно прощалась с мамой, сжимаясь от ужаса и страха, понимая, что меня сейчас ждет мой личный ад, и тут распахнулась дверь в комнату.

В дверном проеме застыли два огромных, плечистых парня, мне совершенно незнакомых. Их ноздри раздувались, глаза горели, каким- то дьявольским, желтым огнем, из горла одного из них вырвался короткий на яростный рык. Боже, а это кто такие, тоже вампиры или какие другие мутанты? После того, что произошло, я готова была поверить теперь и в дьявола и в магию и черт знает во что. Ни слова не говоря, они рванули в комнату и тут же начался какой- то нереальный кошмар, Влад, отбросив меня в сторону, кинулся на пришедших, которые вдруг опустились на четвереньки и на их месте появились здоровые, ростом с пони, волки рыжеватого оттенка, которые тут же, не мешкая ни секунды, с рычанием кинулись на вампиров, один из них взмахом лапы снес, стоящего перед ним, Влада. Тот, пролетев всю комнату, снес в полете стол и сполз по противоположной стенке, волк прыгнул вслед за ним и принялся перегрызать ему горло, второй набрасывался на Сержа с Треем, пытаясь загнать их в угол.

Я стояла у стены возле двери и засунув кулак в рот тихо скулила от обуявшего меня ужаса, даже не пытаясь уже осознать что, вообще, вокруг происходит, как тихий, едва слышный стон Милы, который я чудом скорее уловила, чем услышала, встряхнул меня. Она лежала на диване сломанной куклой, распяленные ноги, тусклые, ничего не выражающие глаза, белое, как сметана лицо, с дивана свисала ее окровавленная, разорванная в запястье из которого толчками текла кровь, рука. Она была еще жива, но как долго она еще протянет и что ее ждет дальше. Я ничем не могла ей помочь, кроме как попытаться убежать и позвать на помощь. Эта мысль отрезвила меня и заставила шевелиться. Я, прижимаясь к стене, выскользнула за дверь, после чего побежала что есть сил к лестнице, ведущий в общей зал.

Как только я начала действовать, включился и мой мозг, хотя и не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что идти сейчас по служебным коридорам, это опять нарваться на неприятности. Сколько тут теперь вампиров, сколько и новых охранников, которые в курсе того, что хозяева решили поиграть с танцовщицами? Даже выяснять не собираюсь, моя задача свалить как можно быстрее и позвать помощь.

Вот только вопрос, какую помощь? Полицию? А что они смогут сделать? Потребовать, чтобы им показали живых танцовщиц? Ладно, главное выбраться из клуба, а там что- нибудь придумаю. Шок на время прошел, и я вихрем промчалась по лестнице, только возле выхода тормознула, пора думать прежде чем что- то делать. И хотя меня продолжало потряхивать, я отложила все эмоции на потом, и так понятно, что ночь мне предстояла 'веселая'. Такие удары по психике даром не проходят.

Прежде чем выйти в общий зал, прислушалась, вроде все, как обычно, музыка гремит, фоновой шум голосов, обычная вечеринка, но теперь мне во всем чудилось второе дно. Натянула на голову капюшон толстовки, как же хорошо, что я успела переодеться и взять свою сумку, прежде чем начался этот ужас. Спрятала под капюшон волосы, чуть сгорбилась, и незаметной тенью просочилась в зал, там, опустив глаза в пол, осторожно заскользила между танцующими или болтающими компаниями, стараясь никого не задеть и не привлечь к себе ненужного мне внимания. И мне почти удалось без приключений добраться до выхода, но тут двери широко распахнулись, и в зал ввалилась новая компания, впереди шел, находящийся в состоянии называемом 'холодное бешенство' какой- то, явно важный, господин, потому что охрана при входе, при виде его вытянулась, чуть ли не в струнку. Что мне показалось в нем неуловимо знакомым, и тут моя интуиция завопила сиреной и даже не успев осознать, что делаю, юркнула за спину какого- то здоровяка, который вместе с друзьями тусил неподалеку. Этот важный господин был похож на одного из тех ублюдков, от которых я только что унесла ноги, он был похож на Влада, только старше.

' А вот и отец пожаловал, как обещал…а у меня кровь на шее', — от этой мысли я похолодела, ' а вдруг он почует, и тогда что. схватит и вернет сыну, чтобы потом избавится от меня. я свидетель и узнала об существовании вряд ли я единственная, но я посторонний человек….'. Съежилась, желая стать мелкой песчинкой, пылью, стать незаметной, исчезнуть отсюда, моля Бога чтобы они быстрее поспешили наверх и я смогла убежать. Они уже почти прошли, как вдруг он притормозил, осмотрел зал, медленно обводя глазами толпу, которая сейчас весело отплясывала между столиков, тряхнул головой, я затаила дыхание, ' Господи, прошу тебя, только не сейчас, я больше не выдержу'..Минута, другая, и они двинулись дальше, я выдохнула, ' спасибо, Господи'.

Двинулась к двери и тут меня накрыло, жаркая волна пробежала по всему телу, вызывая после себя дикий озноб, затем пришла боль, выворачивающая все внутри, еле сдерживаясь, чтобы не кричать от ужасных спазмов, вывалилась на улицу. Последним усилием воли удерживаясь на ногах, дошагала до ближайшего дома и рухнула на лавочку, возле подъезда. Мне нужно было бежать, а я не могла даже пошевелиться, внутри меня словно перепиливало что- то, голова готова была взорваться от распирающей, выдавливающей слезы, боли. 'Что со мной? Он чем- то отравил меня? Чем он поранил мою шею? Ногтем?' состояние быстро ухудшалось, и я чувствовала, что сейчас потеряю сознание.

Видимо, я на короткое время все‑таки отключилась, но, слава Богу пришла в себя пока меня никто не заметил, состояние вроде бы улучшилось, я попробовала подняться на дрожащих ногах и дойти таки сегодня домой, как вдруг перед глазами замелькали картинки. Резкие, яркие, полное ощущение моего присутствия там. Вип- комната, в которой я чуть не умерла, разорванная и разгромленная мебель, все так же лежащая на диване, но уже мертвая Мила, с закатившимися глазами, изломанная страшная кукла. Кровавые лужи на полу, ошметки чей- то плоти, куски шерсти, знакомая мне троица вампиров стоящих около стены и отец Влада, орущий на них, с багровым, от ярости лицом. Его взгляд сулит нечто страшное.

— Вы идиоты, я разве позволял трогать танцовщиц? Влад, я тебя спрашиваю, позволял? Щенки, уроды недоделанные… Я предупреждал, чтобы никаких столкновений с оборотнями? Почему ты позволил своим друзьям выпить в туалете оборотниху? Ты что не знаешь какое у них отношение к своим самкам? Идиоты. Теперь будет разбирательство с участием Совета. Где вторая танцовщица? Где ее теперь искать, она знает и про нас и про оборотней. Чем вы думали, ублюдки?

— Отец, мы найдем ее. И вернем.

— Дебил, что теперь с ней делать? Убить? Столько смертей за вечер ты думаешь, удастся скрыть это? Она не простая бродяжка, она дочь знакомого бывшего хозяина клуба и он будет ее искать. Я что вам говорил уроды- не трогать персонал клуба?

Он бушевал, стоя перед ними, а я, словно, стояла рядом и все слышала. Странно, я никогда раньше не видела ничего подобного, что со мной происходит? Тем временем события в комнате продолжались. В комнату вошел один из тех, кто сопровождал отца Влада и что- то тихо прошептал ему на ухо. И его совсем перекосило от ярости:

— Вы посмели тронуть всех танцовщиц? Трое их них мертвы, двое при смерти, одна исчезла. Значит так, вы сами будете присутствовать на Совете и отвечать и перед оборотнями за их мертвую женщину, и потом Совет сам решит, как вас наказать. Все, сын, ты перешел все границы, ты рассекретил нас перед людьми, а такое Совет не прощает. Девчонку будут искать мои люди, а ты вместе со своими друзьями отправляешься домой. И не смейте куда- либо выйти, будете сидеть, и ждать сбора Совета.

— Лорд Николас, мы можем помочь в поисках, — это выступил Серж, похоже, ему было страшно.

— Нет!!! Мои люди найдут ее, она просто глупая маленькая девчонка, куда она денется. А вот потом придется думать, что с ней делать.

— Она моя, — Влад, раздувая ноздри, кинулся к отцу и тут же получил оплеуху, которая заставила его отлететь в другой конец комнаты.

— Ты и так уже все испортил настолько, что лучше подумай, как вам остаться всем в живых, — прошипел Николас и выскочил вон, грохнув на прощание дверью.

Картинка растаяла, а я обнаружила, что стою возле лавочки недалеко от клуба. ' Бежать, быстрее, потом подумаю, что это было, нужно уносить ноги'. И я побежала.

До дома я добралась мухой, голова работала на редкость ясно и четко, мне необходимо было срочно убираться из города, будущее было туманным, но то, что мне не светило ничего хорошего- было ясно, как белый день. Так, за квартиру заплачено до конца месяца, вещей у меня не много, документы из института забрать я не успеваю, зато могу послать на мыло декану заявление о академическом отпуске по семейным обстоятельствам, думаю, что не откажут, училась я хорошо и была его любимицей.

Куда ехать? У меня никого из родных в стране нет, да и вообще, с родственниками напряг, только мама с папой. ну и где- то мой биологический отец, который меня сейчас сильно интересовал, что- то мне подсказывало, что те картинки, которыми меня накрыло после встречи с чудовищами нашего мира- это его наследие.

Ладно, с этим буду разбираться, когда окажусь в безопасном месте, понять бы только где оно это место. Значит, звоню папе, он всегда помогал мне, а вот маму расстраивать не хочу, Игорю тоже рассказывать всего не буду. Еще решит, что я подсела на наркотики или покурила какую- нибудь дрянь, хотя ничего подобного я никогда не делала. Да и подставлять их я боялась.

Нажала на скайпе вызов и пока ждала, чувствуя, как утекает время, словно песочная струйка между пальцев, быстро собирала вещи в небольшую кожаную сумку, прозвенел ответный звонок, папа..

— Пап, выслушай меня и не перебивай. Это срочно и. у меня проблемы, Александр Семенович продал свой клуб и не слова не сказал нам. Я сегодня была на работе, а после выступления… — я замялась, пытаясь сообразить, как такое рассказать отцу, чтобы он не сильно нервничал, но понял, что это все серьезно.

— Лиза, четко и коротко, что случилось, — лицо на экране закаменело, Игорь подобрался и подался вперед, словно пытался меня подтолкнуть рассказывать дальше.

— После выступления, невзирая на мои возражения, новая охрана отвела нас с Милой на приватный танец, сын хозяина и его дружки. папа, Мила умерла там, они ее. А я сумела сбежать и меня теперь ищут. Нет, — видя выражение лица папы, как его перекосило от боли за меня, кинулась успокаивать, — они мне ничего не сделали, только Миле и другим девочкам, я слышала… Папа в полицию не пойду, поверь мне, это бесполезно, мне нужно срочно исчезнуть из города, так чтобы не нашли. Меня уже ищут.

— Лиза, — Игорь собрался и четко теперь диктовал, что делать, — не паникуй, это первое, второе — у тебя готов загран?

— Нет, папа, как раз закончился, я собиралась отдать на новый, но не успела.

— Плохо, значит, к нам ты вылететь не можешь, а в городе тебя тут же найдут, да и в стране тоже, если будешь светить документами. Тогда так, поедешь, только не самолетом и не поездом, там нужно покупать билеты по паспорту, поедешь машинами, автостопом, электричками, так чтобы не светиться, в городок Малиновка Омской области. Там живет моя няня, я сейчас кину тебе адрес, она давно в маразме, но бодрая старушка, представишься ее троюродной племянницей откуда- нибудь из Челябинска. Она тебя на первое время приютит, Лиза нужно чтобы ты нашла возможность сделать себе новые документы и получить загран, главное чтобы ты попала к нам сюда, а там будем разбираться.

— Папа, как я по чужим докам приеду в США, это же уголовка..

— Лиза, тут я все смогу решить, во- всяком случае, мы с мамой сделаем все возможное. Главное, что бы ты осталась жива. Да, теперь вот еще что, мне пиши на почту, ту, помнишь?



Я кивнула, у отца была такая заброшенная давняя почта, на которой он учил меня, как скрывать свои следы в инете и как пользоваться разными штуками, чтобы не взломали, не прочитали и не отследили.

— Пиши туда, я буду каждый день просматривать ее и ты заглядывай, как только будет возможность. Лиза, поменяй симку и вообще, поменяй телефон на старый, он должен быть у тебя где- то на полке, разложи диван, там сбоку справа, вделана деревяшка другого цвета, вытащи ее, там деньги, когда мы продали свою квартиру я, на всякий случай, оставил для тебя заначку, на крайний случай. Похоже, он такой и есть, деньги не свети, будь осторожна. Лизи… — он порывисто вздохнул, — девочка моя, будь осторожна, думай головой и постарайся, малыш, постарайся, как можно быстрее, приехать к нам. Маме я ничего не скажу, придумаю что- нибудь, типа в поход пошла, потому и не звонишь и не пишешь, ты только не пропадай, слышишь..

— Папа, я справляюсь, не волнуйся, это же я, твоя Лиза. — По щекам у меня текли слезы, я старалась аккуратно смаргивать их, чтобы он не заметил, что я плачу.

— К Семенычу не суйся, сегодня же, сейчас же уезжай из города, пока электрички ходят, я сам попробую что- то узнать, напишу. Детка, мы тебя любим, слышишь, мы тебя очень любим.

— Да, пап, я вас тоже очень- очень. Все, мне пора, я буду писать.

Отключила ноут, с трудом разложила диван, несколько минут старательно выковыривала деревяшку, поражаясь на папу, а если бы я поменяла квартиру, не зная о деньгах и переехала бы… мог бы и заранее сказать. Но деньги это хорошо, иначе, мне совсем кранты, у меня на руках было совсем мало денег, как далеко бы я уехала с такой мизерной суммой.

Ого, двадцать тысяч баксов, не хило, наверно, хватит и на покупку документов, только вот как я, домашняя девочка, найду тех, кто ими торгует? Ладно, это тоже все потом. Нужно уходить, внутри уже ворочалось что- то острое и обжигающее, что подталкивало меня уносить ноги. Они уже знают мой адрес, — это знание появилось в моей голове как- то резко и четко.

Схватив сумку, в которую я сложила все, что мне было необходимо, спрятала на себе деньги в потайной карман в джинсах, оставив немного на расходы, рванула на дорогу, уезжать нужно было на попутке, я это чувствовала.

Сначала хотела пойти на главную дорогу из города и поехать в обратном направлении, чтобы запутать следы, но опять внутри возник жаркий ком, который подсказывал, что времени у меня не осталось. Тут еще пришла в голову мысль, что меня могут объявить в розыск, если у них есть завязки в полиции, а вот это совсем катастрофично, пока у меня нет других документов. Тогда нужно выбрать старую дорогу, надеюсь мне снова повезет и кто- нибудь сегодня поедет в сторону Сергача, это первая остановка на моем пути.

Ждать пришлось долго, несколько легковых машин я пропустила, мало того, что это могут быть люди вампира, так еще и просто уродов встретить страшно и деваться некуда, я старательно гнала от себя мысли о том, что я могу нарваться на кого угодно и никуда уже не уеду. Через четыре часа, ослепляя дальним светом фар, ко мне медленно приблизилась огромная фура. Проголосовала, скрестив на счастье пальцы, фура притормозила и в открытую дверь высунулся пожилой мужик, с презрением глядящий на меня.

— Шалав не беру!!!!

Я задохнулась от внезапно накатившихся слез, ну ничего себе, мало я сегодня пережила, так еще и шалавой обозвали.

— Я не шалава!!! Я заплачу вам, мне просто нужно срочно попасть в Сергач. Вы можете подвезти меня?

Он обвел меня внимательным взглядом, подумал и кивнул на сидение:

— Ладно, садись, до Сергача не доеду, но там немного останется, доберешься на электричке.

— Спасибо, — вытирая все‑таки потекшие по щекам слезы, я торопливо карабкалась в машину.

— Ты чего по ночам шляешься, вроде приличная девка, — мужик продолжал сурово разглядывать меня, и, вдруг, заметив мои слезы, качнул головой, — извини, если обидел. Тут в такое время только эти. жрицы любви только болтаются, достали уже. Вот зачем мне баба в дороге, если у меня дома своя, жена любимая, ждет? А они как пиявки, как начнут докапываться, вы, мол, что, не по женщинам, вы импотент?..пришлось одну такую, языкатую, вообще, высадить… Так чего тебе ночью понесло в твой Сергач, случилось что?

И тут снова проснулась моя интуиция, собственно, и раньше я часто чувствовала, как нужно поступить, или какой сделать выбор, но после сегодняшнего потрясения голос в моей голове обрел какую- то завершенность, словно приходило четкое знание, что вот так будет лучше или этот человек достоин твоего доверия. Я шмыгнула носом и решила прислушаться к ощущению внутри, что водитель может мне помочь.

— Я студентка, родители уехали в другую страну, а я доучиваюсь в университете, подрабатывала в клубе знакомого папы, танцевала, а вчера… — тут я снова заплакала, потому что меня накрыло осознание, что все, той моей беззаботной жизни больше не будет никогда, что мои подруги с которыми я дружила и танцевала десять лет- их больше нет, они мертвы, а те из них кто выживет, если такое случится, то какие они станут после встречи с этими чудовищами никто не знает..

— Хозяин продал клуб, а новый. его сын потащил нас на приватный танец. они изнасиловали мою подругу и убили ее, я убежала. и меня ищут, чтобы убрать свидетеля.

Мужик крякнул, потом потер одной рукой лицо:

— Ну и дела. Ты прости меня, я ж не знал. Не реви, хотя какой- там, понятное дело… Тебя как звать- то?

— Лиза, — прохлюпала сквозь слезы.

— А я Макарыч, так и зови, дядька Макарыч. Ты, Лиза не бойся, я тебя довезу и на электричку посажу, у тебя в Сергачах есть кто из родни?

— Нет, у меня, вообще, родни нету, я дальше поеду. Куда- нибудь совсем далеко. Дядька Макарыч, а посты ДПСН — ов будут, боюсь что меня в розыск объявят, хозяева жизни..

— Будут, но ты не переживай, меня они не останавливают, да и спрятать я тебя спрячу если что, я тут каждую неделю мотаюсь, они уже привыкли ко мне. Ты давай, слезы вытри, и ложись, там за спиной лежка есть, поспишь, я тебя кликну, если что.

Я поблагодарила и полезла на лежанку, дико устала, а мне ведь еще, Бог знает, сколько придется убежать пока я доберусь до няни Аннушки и где я буду ночевать в следующий раз одному Богу и известно..

Макарыч оказался прав, никто нас не останавливал, к утру мы уже доехали до маленького городишки. Обыкновенный провинциальный городок, коих в стране тысячи, я даже не стала рассматривать, что там вокруг, попросила показать в какой стороне вокзал и собиралась двинуться дальше, но Макарыч воспротивился:

— Тебе, девонька, поесть нужно горячего, переодеться, поверь мне, я уже лет двадцать путешествую на машине и знаю, как тело устает и что нужно, что бы сил прибавилось, тебе ведь весь день ехать… Пойдем к нам, моя Полина тебя покормит и умоешься, а потом я тебя до Сергача подкину, у меня выходной после рейса, а там уж, поедешь куда нужно.

— Да боюсь я дядька Макарыч, а вдруг на меня ориентировка придет? Имя то мое и фамилия уже им известна.

— Да наша полиции, вообще, все равно, никто даже пальцем не пошевелит, они все на рынке толкутся, дань собирают, так что пошли, познакомлю тебя с моей женой.

Полина оказалась веселой хохотушкой, которая была рада гостям, пока я мылась и приводила себя в порядок, Макарыч рассказал ей мою историю и предупредил, чтобы никому ни слова. Женщина прониклась и, усадив меня за стол, принялась кормить всем, что было у них в доме, попутно рассказывая про старшую дочь, которая училась в Москве.

Вскоре вернулся Макарыч, быстро поел и велел мне собираться:

— Отвезу тебя в Сергач, посажу на поезд, у меня там проводница знакомая, проедешь без билета, а потом она тебе поможет еще куда- нибудь пристроиться. Косу спрячь, я там тебе кепку принес, ну такую, вы, молодежь ее все носите, очки достань черные, пока светло, что б не разглядывали кому не надо.

— Полина, — обернулся к жене, — собери ей поесть. А ты, девонька, осторожнее, людей плохих много стало, все выгоду свою ищут, всем мало того, что имеют. На попутках старайся не кататься, лучше по электричкам. Ночевать просись к старушкам, на любом вокзале они стоят, торгует мелочевкой, и скорее всего и комнату могут сдать. Ну. с Богом.

Макарыч быстро добросил меня к поеду в Сергачах и я благодарно обняла его на прощание, что скрывать, мне было страшно, адреналин схлынул, оставив после себя дикую усталость и, как последствие стресса, близкие слезы на все. Проводница представилась тетей Валей, уложила меня спать на свое место и поезд тронулся. Я ехала в неизвестность.

Глава 3

Тетя Валя пересадила меня на поезд, у свой подруге, идущий в Челябинск, там я уже ехала полноправным членом поезной бригады, проводниц не хватало и тетя Ира, сводив меня к бригадиру, уговорила его взять меня на место ее напарницы, за проезд. А что, мне понравилось, за окном пролетали деревеньки и городки, работа была не трудной, люди в вагоне ехали в основном тихие. Занятые своими мыслями и заботами, я все дальше удалялась от своего города и от тех чудовищ, которые так жаждали меня поймать.

Время шло, уже больше месяца, как я была в дороге, никто не обращал на меня внимание и я почти уже добралась до Малиновки, как вдруг выяснилось, что туда никакие поезда не ходят и дорога только одна, по которой не всякий лесовоз поедет. Делать нечего, я попрощалась с очередной бригадой проводников, приютивших меня и двинулась на большак, придется таки ловить попутку.

Через отри часа ожидания на мой взмах рукой остановилась, первая за это время, машина. Раздолбанный жигуленок с проржавевшими дверями и выбитой фарой, и водитель мне откровенно не понравился, пропитая рожа, с тяжелыми мешками под глаза, которые тут же при видя меня зажглись каким- то нездоровым воодушевлением.

— Это откуда ж такая краля в нашем лесу?

— Мне надо в Малиновку, к тетке. Вы туда едете?

— Туда кралечка, туда. Садись, с ветерком домчу. Деньги то у тебя есть?

Я уже сомневалась, стоит ли садится к нему, но машин на дороге больше не было, а я очень устала и хотела уже добраться хотя бы куда- то, да и с папой давно надо было связаться, я писала ему по дороге, но ответа пока от него не было.

— Сколько?

Он хитро усмехнулся и выпалил:

— Тысячу и учти, до ночи никто больше не поедет.

— Хорошо, поехали.

Он нахмурился, странно, его как- будто раздосадовало то, что я согласилась на такие расценки.

— А деньги у тебя есть?

Я, молча, достала из кармана тысячу, помахала перед его носом и спрятала ее обратно в карман.

— Э, а может она у тебя фальшивая… — мужик протянул руки к моему карману, на что я отодвинулась от открытой двери и демонстративно обернулась обратно к дороге.

— Ладно- ладно, верю, садись.

Через несколько минут я пожалела, что села с ним в машину, он давил на газ, словно вообразил себя Шумахером. Ремня, которым можно было пристегнуться, в машине не было и меня мотало по всему сидению. Крепко вцепившись в какую- то железяку над головой я закрыла глаза, боясь смотреть не дорогу, которую, украшали глубокие ямы и пробитые лесовозами колеи. Мы неслись с дикой скоростью, и мне, в какую- то минуту, показалось, что мы сейчас разобьемся, как, вдруг, машина затормозила, пошла юзом и замерла поперек дороги.

— Я тут подумал, — дыхнул на меня застарелым перегаром мой водитель, — что мы бы могли договориться. понимаешь о чем я? Тысяча это мало, я думаю, что если мы развлечемся, то будет как раз.

Я, молча, принялась выбираться из машины, как сзади меня обхватили потные руки мужика и потянули обратно, развернулась, отпихнула его, и тут меня снова накрыло, картинка была настолько яркой, словно я была там рядом.

Машина неслась в сгущающихся сумерках по разбитой дороге, мимо, со страшной скоростью, пролетали деревья, водитель не обращая внимания на то, что машина готова рассыпаться на мелкие части от ударов об грунт, матерился, поминая какую- то неблагодарную дрянь и тут очередная яма, машина взлетела в воздух, переворачиваясь на бок, и ударилась об вековую сосну, лобовое стекло разлетелось вдребезги и острый сук обломанной ветки насадил на себя тело незадачливого гонщика, последний его хрип и картинка растаяла. А я пришла в себя.

Руки этого урода уже шарили под моей майкой, извернувшись, я ударила из‑за всех сил коленкой ему в грудь, повернулась и вывалилась из машины. Не поднимаясь с колен, прямо на четвереньках ломанулась в лес, а там, вскочив на ноги, дунула в самую глубь. Он вроде бы даже побежал за мной, но я неслась, не разбирая дороги, и вскоре перестала слышать его крики. Затем рухнула под какой- то сосной и, всхлипывая, попыталась понять что же я видела. Нужно было, наконец, разобраться, что за картинки меня теперь посещают.

Я, вроде, вижу будущее, но когда меня накрыло первый раз я видела как отец Влада разбирался с ними- это было настоящее или близкое будущее? А свое будущее я не видела ни разу. На меня это мое новое приобретение распространяется? И когда случится то, что я видела с мужиком? Скоро? Или через много лет? И надо ли мне дотрагиваться до человека, что бы увидеть или достаточно подумать? Одни вопросы и никаких ответов. Ладно, надо выбираться обратно, может, удастся поймать еще одну машину, но я неслась по лесу, как лось, не разбирая дороги, и теперь представления не имела где я и в какой стороне дорога. Шлепнулась на землю и чуток повыла, страшно, я же, абсолютно, городской житель, мне ни за что не выбраться из этого леса, да и выжить я в нем не сумею. Потом плакать надоело и я, выбрав направление, двинулась вперед, не умирать же раньше времени.

Шла долго, уже понимая, что дорогу я потеряла, но тут впереди послышался какой- то шум и среди деревьев появился просвет, я рванула туда и вышла на крутой поворот дороги. Картина, которую я увидела, повергла меня в шок.

Несколько мужиков пытались вытащить из покореженной машины тело моего незадачливого попутчика и несостоявшегося насильника, машина висела на суку, который и пришпилил тело водителя к сидению и держал его намертво, мужики матерились, весь салон был залит кровищей, а я молча стояла и не могла отвести взгляда от этого зрелища.

Значит я все- таки видела будущее, причем ближайшее. И что теперь мне теперь с эти делать? Голова гудела, хотелось сесть прямо на землю, закрыть глаза и больше ни о чем не думать, но надо было как — то напроситься кому- то в машину, что бы доехать до Аннушки. Пользуясь тем, что мужики не обращали на меня никакого внимания, подошла по — ближе и тут у них получилось вытащить тело, которое они и положили на обочине дороги.

— Допился, догонялся урод, прости Господи, — сплюнул один из них. — Жена теперь хоть вздохнет спокойно.

— Жора, о покойниках… — начал было второй, но его перебил высокий рослый мужчина, который и командовал им все это время:

— Так, я сейчас позвоню в поселок, Жора останешься дожидаться машину Скорой, а мы поехали, надо еще Любе сообщить… — он запнулся, но продолжил, — что она теперь вдова. И не наше дело, как оно там у них было. Ясно?

— Михалыч, только ты там поторопи их, что- ли, я тут до ночи сидеть не буду.

— Хорошо, потороплю, — он повернулся что бы идти к машине и тут я бочком подобралась к нему и стараясь не привлекать внимания тихо попросила.

— Возьмите меня, пожалуйста, мне в Малиновку нужно.

Мужики от моего тихого шепота дружно подскочили и с удивлением принялись меня разглядывать.

— Это ж кто у нас тут будет?

— Ой, девка из леса..

— Ты кто и откуда взялась? — высокий требовательно уставился на меня.

— Я к тете еду, подождала на большаке, а машин нет, пошла пешком да свернула в лес и. заблудилась, услышала шум и кинулась сюда, вот вас увидела. Отвезете?

— Ненормальная ты, кто ж в лес сворачивает, тут же тайга на несколько тысяч километров, зверь дикий, даже костей бы не нашли. Садись ко мне в машину, вон Газик стоит, отвезу. К кому тебе там?

— К Анне Ивановне Скорохотько, племянница я ее.

— Что, вспомнили, наконец- то, про старушку? А чего бросили так надолго? Ладно, не наше дело, поехали, — крикнул он остальным, и я быстренько рванула к нему в машину.

По дороге мы не разговаривали, дорога была настолько убитой, что водитель все свое внимание сосредоточил на ней, чтобы мы смогли доехать живыми. Уже, почти в полной темноте, он подвез меня в одноэтажному домику, прошел со мной на крыльцо и требовательно постучал в дверь. Дверь от удара отворилась, и мы вошли в сени.

— Анна Ивановна, к вам тут приехали… — громко крикнул он, и тут к нам выплыла сухонькая, с наивным взглядом маленького ребенка, махонькая старушка.

— Тетя Аня, это я, Лиза, — да я играла спектакль, но утешала себя тем, что старушка все равно ничего не помнит и не понимает, а я ей вреда не причиню, наоборот, собираюсь за ней тщательно ухаживать.

— Лизанька, внученька, радость то какая. Приехала голубка моя. — Старушка вся засветилась от радости и кинулась на кухню, — деточка сейчас я тебе супчику разогрею.

Мужик удовлетворенно хмыкнул, попрощался, посоветовал в лес далеко не ходить и ушел, а я прошла в дом.

Пока старушка хлопотала на кухне, я осматривалась, проходная двушка — хрущевка с малюсенькими комнатками, кухонька метров пять не больше, мебели почти нет, на кухне стол и старая еще чешская кухня, пару навесных полок и дряхлая плита с закопченным чайником, маленькой облупленной кастрюлькой стоящей на столе. Холодильник старше меня на целую жизнь, внутри девственно пуст, ' как же старушка тут вообще живет, завтра же нужно купить продукты, да и к врачу сходить, лекарства для нее выписать', помечала себе список дел на завтра.

'А еще хорошо было бы посмотреть письмо от папы, поесть, помыться. как же я хочу спать.' Встряхнулась, достала тарелки с полки, налила себе и бабушке горячего наваристого супа, явно принес кто- то из соседей, заставила Аннушку сесть со мной за стол и поесть, после чего старушка уплыла в свою комнату и вскоре оттуда донесся тихий храп. Я сбегала в душ и с трепещущим сердцем открыла ноут, наконец- то, письмо от папы. Открыла, начала читать и с каждой сточкой все больше расстраивалась. Новости были печальные. Папа писал, что связался с Александром Семеновичем, тот рассказал ему, что его откровенно вынудили продать клуб, что он даже не мог связаться со мной и только когда документы были уже подписаны, он послал Степана предупредить меня не ходить на работу. Но Степан пропал и больше его Семенович не видел, свой охраны тоже. Он теперь спешно продает все, что у него было и собирается уезжать. Что люди, которые с ним связались совершенно безжалостные ублюдки, что когда он узнал про ДТП, в котором якобы погибли все его девочки- танцовщицы, чуть не схлопотал инфаркт и рад слышать, что я смогла убежать. И что настоятельно советует Игорю любыми путями меня вытаскивать к себе.

' Пока я не нашел конкретного способа, как вытащить тебя, но малыш, я обязательно что- нибудь придумаю, сиди тихо у Аннушки, надеюсь ты добралась, потихоньку прощупывай связи там, может за деньги получится получить чужие документы или возможно со временем ты сможешь приехать в Москву и возможно оттуда уже по своим документам получится улететь к нам. Будем думать, малыш. Пиши, обязательно пиши мне, как только есть возможность. Маме я соврал, что ты уехала в какой- то поход с друзьями, потому и не звонишь и не пишешь. Пока верит. Целую тебя наш ребенок. Жди от меня весточки, с людьми будь осторожнее. Твой папа.'.

Я перечитала окончание письма, всплакнула, мне и правда было жаль себя, до слез, рухнула моя налаженная счастливая жизнь и я вынуждена бежать от каких- то уродов, которые просто, походя, сломали мне жизнь. Вспомнила девочек, разревелась и полночи сидела, вытирая слезы и вспоминая, как мы все встретились и подружились. А потом так в слезах и соплях уснула на неразобранном старом диване. А утром вскочила от того, что кто- то гладит меня по голове.

— Лизанька, голубка моя, что ж ты спишь то как щенок, постелить я тебе забыла, ласточка моя. — Аннушка сидела рядом и счастливо улыбалась.

— Тетя Аня, я сейчас, в магазин схожу, завтрак приготовлю, потом к врачу сходим, да?

Бабушка закивала головой, а я помчалась в ванную, нужно налаживать жизнь здесь. В магазине, к слову он был один в этом поселке, на меня косились все покупатели, а продавцы даже высыпали полным составом из подсобки, чтобы удовлетворить свое любопытство. Правда вопросов не задавали, но когда я прошла на кассу и стала выкладывать продукты, очередь одобрительно загудела и кассирша подсказала, что старушка очень любит зефир, я вежливо поблагодарила и положила еще пачку зефира и тут же, пользуясь возможностью, поинтересовалась, как найти лечащего бабушку, врача. Из магазина я уходила провожаемая любопытными взглядами местных жительниц.

Поход к врачу оказался делом страшно трудным, бабушку я так и не смогла уговорить пойти со мной, пришлось идти одной. Врач, моложавая, среднего возраста, довольно симпатичная женщина, встретила меня сначала в штыки, но когда выяснила, что я просто хочу проконсультироваться какие лекарства прописаны бабушке и готова купить их сама и проконтролировать чтобы прием был постоянным, сменила гнев на милость и из поликлиники я уходила с целым списком и большим пакетом лекарств. Потом я готовила обед, принимала гостей, соседи решили выяснить, кто это заявился к бабушке, пришлось врать, рассказывая, что моя мама послала проведать и обиходить бабушку, самой было противно, но деваться было некуда.

Наконец все закончилось и я села писать Мотьке. Работу я сделала, но вот деньги попросила придержать на своем счету, объяснив, что у меня проблемы, на что, тут же, получила ряд вопросов. Все‑таки Мотька был настоящим другом, узнав во что я влипла, версия была та же, что я рассказала папе, он предложил, если что, ехать в Москву, пообещав, что он меня устроит и спрячет так, что никто не найдет.

И загран поможет сделать в кратчайшие сроки, чем немало меня успокоил, я все‑таки никак не могла придумать, глее мне искать людей, промышляющих подделкой документов. После разговора с Мотькой я рухнула спать и мне приснился странный сон, какой- то рыжий мужчина, чем- то неуловимо знакомый все время звал меня, но не по имени, а просто подзывал к себе, махал рукой, обещая защиту, но я, молча, наблюдала за ним не делая никаких попыток подойти. Затем он исчез, и я уже просто спала или не запомнила, какая еще ерунда мне снилась дальше.

Несколько дней я безвылазно сидела дома, пока в один момент не поняла, что еще чуть- чуть и я просто свихнусь, вышла на единственную улицу поселка, посмотрела по сторонам и неторопливо побрела к лесу, что буквально стоял за последним домом. Шла и думала, что мне делать с моим, вновьприобретенным свойством, видеть будущее, вчера, случайно, дотронулась до Аннушки, когда давала ей лекарство и меня снова посетили картинки, теперь уже печальные. В окне виден был снег, который лежал плотными сугробами, в комнате было полно народу и на табуретках посреди комнаты стол гроб. Аннушка зимой должна была умереть.

Значит, у меня времени до зимы, я никак не смогу объяснить окружающим, что молодая, здоровая девка забыла в этом тихом месте, не работает, бабушки уже нет, квартира мне не принадлежит. Короче, я шла и терзалась тем, что, похоже, пора через какое- то время собираться в Москву, может Мотька сможет мне помочь, да и пройдет время, возможно, меня забудут и искать перестанут. Через пару минут я убедилась, что я наивная дура.

Глава 4

Бывший кабинет Александра Семеновича, в кресле около стола отец Влада, сам Влад, обхватив голову руками, на корточках, в углу комнаты.

— Папа, они разорвали Трея, мы с Сержем там были, они заставили нас смотреть на это. Они рвали его на куски, а потом сожгли!!!

— А что ты ждал? Вы убили их самку, оборотни не прощают этого никому. Хорошо, что войны удалось избежать, вы тупоголовый идиоты, и это еще не конец, Трей заплатил свой жизнью только за оборотниху, мне придется, как Мастеру, в чей клан входил твой дружок, заплатить еще и компенсацию, денежную и материальную. Дебилы, вы все испортили своей вечеринкой. Теперь Совет требует и вашей смерти, эту девочку так и не нашли, пропала. Как в воду канула. А требование Совета однозначное — мы должны найти девчонку и притащить ее на Совет. Ее и вашу судьбу будут решать там.

— Отец — она моя, я не отдам ее никому, если бы ты только знал, как пахнет ее кровь.

— Ты идиот совсем? Влад включи голову, все вышло из‑под контроля, ты сам в этом виноват. — Старший вампир вскочил с кресла и заходил по комнате, пиная мебель. — За нами теперь установят наблюдение, и все наши действия будут под полным контролем. Совет в бешенстве и как ты знаешь там у меня много недоброжелателей. А все из‑за тебя… Я приказываю вам сидеть тихо, займись учебой, придурок и смотри, твоего дружка, если что- я отдам даже не задумываясь, уроды. А девчонку найдут, я приказал прошерстить все ее связи и знакомства, найти всех родственников и ее и ее родителей, жаль, что они не в стране. Но у меня и там есть, кого попросить. Черт, из‑за тебя я влез в такие долги, которые деньгами не погасишь… Пошел прочь с моих глаз, иначе я просто оторву твою голову и предъявлю ее Совету вампиров.

— Отец, ты не понимаешь, она не простая человечка, она пахнет совсем не так..

— Влад, пошел вон..

В дверь постучались и в комнату просочился какой- то незаметный, словно нарисованный серым, тонкий, почти прозрачный человек или вампир, не понятно.

— Мастер, есть новости по девочке, родственников нет, кроме матери и отчима- никого, найти ее биологического отца не удалось, но нашлись упоминания о няни отчима, правда где она сейчас не известно, но мы ищем.

Картинка растаяла, а я в полном изнеможении опустилась на землю. Все, они почти нашли меня, времени нет, и что теперь? Москва? А почему нет? Где еще можно спрятаться, как не в многомиллионном городе? Но если они начали шерстить всех моих друзей, то до Мотьки они доберутся очень быстро, хорошо, что не сказала где я..

Поднялась и бездумно потащилась по едва заметной тропинке в глубь леса, все прикидывая, что ж лучше сделать, поехать в Москву сейчас, пока они еще не нашли где живет Аннушка или дотянуть до последнего и рвануть, только куда- нибудь в большой город, там пересидеть и потом в Москву?

В какой- то момент решила оглядеться, куда я зашла и ахнула, передо мной стояла маленькая, словно игрушечная избушка, срубленная уже давно, но не потерявшая своего очарования. Резные наличники широкой полосой обрамляли небольшие чистые окна, закрытые цветастыми занавесками, из трубы шел дымок, и одуряюще пахло пирогами, рядом, около крыльца уже вовсю цвели подснежники и на грядках, чуть в стороне, зеленели первые ростки каких- то трав.

Машинально сделала шаг вперед, другой, мне, вдруг, ужасно захотелось войти туда, но дикий мяв огромного черного кота, выскочившего на крыльцо, отрезвил и заставил попятиться, глаза животного горели желтым огнем, который напомнил мне про ту страшную сцену в клубе. Слишком они напоминали глаза оборотней. Повернувшись, я собиралась как можно быстрее убраться отсюда, но тут на крыльцо вслед за котом вышла женщина. Невысокого роста, чуть полноватая, русые волосы собраны в небрежную косу, серые глаза испытывающее смотрели на меня. Длинная юбка в пол из покрашенного полотна, душегрейка накинутая на плечи, вроде обыкновенная деревенская тетка, средних лет, но ее взгляд бы совсем не прост.

— И кто это к нам пришел? — а голос певучий, красивый, так и тянет поддаться, пойти за ним.

— Простите, я случайно вышла к вашему дому и просто хотела посмотреть, так красиво, как- то уютно и тепло выглядит.

— Ну, заходи, коли пришла, чаем напою. Давно уже по лесу бродишь?

— Нет, да. не знаю, задумалась, не заметила сколько уже хожу, наверно домой уже пора.

— Давай чаем напою, да потом короткую дорогу покажу, ты ведь из Малиновки пришла?

— Да, я к тете приехала.

Так, рассказывая женщине про тетю, я поднялась по ступенькам, она чуть подвинулась, давая мне пройти в дом, сама же подзывала кота, который крутился на маленьком огородике. И тут я споткнулась и чтобы не упасть схватилась за ее руку. И..картинки снова возникли у меня перед глазами.

Город, народу много, какая — то толпа, вроде рынок или базар. Моя собеседница что- то ищет на лотках, снова и снова переходит от одного к другому, здоровается с каким- то старичком, перед которым разложены пучки каких- то трав, начинает их перебирать о чем- то оживленного переговариваясь с травником. И тут из‑за домов на площадь вылетает огромный джип, вихляя в разные стороны, несется по улице, не вписывается в поворот и со всего маху въезжает в толпу людей на рынке. Моя собеседница первой попадает ему под колеса, затем умирает старичок, ударившись головой о чей- то прилавок, а затем перед моими глазами все меркнет.

— Эй, ты как? Что с тобой? — меня кто- то теребит за рукав.

Открываю глаза и встречаюсь с через чур умным и внимательным взглядом хозяйки дома, оказывается я лежу у нее на диване и она старается привести меня в сознание.

— Извините, можно воды, — я тяну время, потому что не представляю, как ей сказать, что не стоит ездить в город. И тут она спрашивает прямо в лоб:

— Что видела?

— В каком смысле?

— Ты же видишь? Видящая? Что- то видела связанное со мной? Почему не сказала что из наших?

Удивленно смотрю на нее:

— Из каких из ваших? Видящая? Вы про те картинки, которые я иногда вижу? — Вспоминаю, при каких обстоятельствах увидела первый раз и слезы наворачиваются на глаза.

— Э, да ты ничего не знаешь? Ну, ка покажь руки, — командует она, и я покорно протягиваю ей свой руки.

— Да не так, запястье покажи.

Показываю запястья, она недоверчиво рассматривает их и всплескивает руками:

— Откуда ты такая появилась? И не знаешь ничего. Давно видеть начала?

— Месяц назад, — я начинаю злиться, но она успокаивающе поглаживает меня по рукам.

— Знаешь девонька, давай‑ка все по порядку, ты лежи, я сейчас тебе своего чаю заварю, а ты все расскажешь, и как увидела, почему это случилось, — она кивает мне головой, — вижу, что не просто так у тебя сила проснулась, случилось что- то. Ну а про наших, так я про ведьм говорю, я- ведьма и ты ведьма, да и еще видящая, давненько у нас видящих не было.

Она неторопливо собирает на стол, а я, на минуту остолбенев, выпаливаю, не задумываясь:

— И ведьмы есть? — Опа, — она поворачивается ко мне, — а кого ты видела?

— Вампиров. они убили мою подругу, выпили, и оборотни, они ворвались и начали драться и я. убежала..

— Ясно… — поджимает губы, — давай по порядку, вот иди за стол, я тебе своего чайку налила, успокоишься и расскажешь все. А потом я тебе расскажу, не бойся меня девочка, я как раз ничего плохого тебе не сделаю. Может, помогу чем, уж больно редко видящие появляются, они неприкосновенны, по закону. только вот закон. сама, небось, понимаешь где закон, а где мы, лакомый ты кусок, ох, лакомый, для всех… Иди, налила уже. Как зовут то тебя?

— Лиза, — усаживаюсь за стол, от чая пахнет мятой и еще какими- то ароматными травами и я с удовольствием выпиваю первую чашку почти залпом.

— А меня Власта, давай начинай, только с самого начала, нужно разобраться, как так получилось, что дар твой так поздно проявился и никто тебя не учил.

Ну, сначала, так сначала:

— Все началось, когда я в очередной раз пошла на работу…, — на протяжении моего рассказа Власта хмурилась, и часто ее лицу искривлялось гримасой презрения к вампирам:

— А кто твои родители?

— Обыкновенные люди, мама преподаватель иностранных языков, отчим- программист.

— Отчим значит… А отец?

— Я не знаю, кто он, они расстались с мамой, когда меня еще не было.

— Это все объясняет, — Власта откинулась на спинку стула, — рядом не было того, от кого ты унаследовала дар, отец твой судя по всему- ведьмак, а вот то, что он не проверил, когда уходил не заронил ли семя…Все мужики дубье, ох, все. Нет, чтобы по правилам все сделать. Вот потому- то твоя сила и спала столько лет и проснулась только, когда ты на грани смерти побывала. Видишь часто? Управлять этим можешь?

— Нет, накатывает само, иногда прикоснуться нужно к человеку, а вампиров вижу так, само собой.

— Ладно, разберемся, теперь рассказывай, что там про меня увидела, что аж с лица спала.

— Не надо вам ездить в город на рынок или базар, не разобралась, там джип передавит кучу народу и вас и старичка, у которого вы какие- то травки покупать будете.

— Ого. значит, я твоя должница, сейчас Михееича предупрежу, в город ведь на днях собиралась, а ты пока пироги вон ешь, замотанная совсем.

Она поднялась, открыла ящик комода и тут у меня отвисла челюсть, Власта достала ноут, довольно дорогой и увидев мое выражение лица расхохоталась:

— Лиз, ну ты даешь. Ты что ожидала увидеть — то? Как я в ступе куда- то лечу, или ворона вызываю записку отнести? Или, может, говорящего кота отправляю к старику?

Я покраснела, чего уж тут, да, почему- то решила, что сейчас увижу какое- нибудь волшебство.

— Лиза мы в чем- то обыкновенные люди, сама- то чем в своем университете занималась? Программированием? Так и я институт закончила. Биологический факультет, травница я, дипломированная. И с компьютером обращаться умею.

Она снова необидно рассмеялась, отправила письмо, о чем- то на минуту задумалась и посмотрела на меня:

— Тут вот какое дело, раз ты ведьма, пусть и не обученная, то мы обязаны в круг тебя принять. Только на это время нужно, пока собрать тринадцать ведьм, которые в круг входят, пока главная ведьма тебя проверит, пока обучу тебя, чему умею сама, много не жди, я травница, да и дар у меня не большой, а время то идет. Найдут они тебя, я тоже чувствую, уж больно строго у них там, насчет людям показываться, да и еще с убийствами. Нужно другой способ искать тебя обезопасить. Ты не бойся, закон то про таких, как ты, гласит строго- ты неприкосновенна, ни для кого, главная наша тебя не бросит, только вот что. Верить Лиза никому нельзя, даже мне, я то свое с тебя возьму, посмотришь нужных мне людей, будущее расскажешь их, вот и квиты, да и должница я твоя, жизнь ты мне, как не крути, спасла, своим предупреждением. Но вот остальным… Смотри Лиза только родным можно доверять, но в твоем случае я бы и отцу не очень- то доверяла. Бросил он тебя, а должен был проверить, не беременна ли твоя мама, а коли беременна- то должен был оберегать и растить тебя, быть рядом, законы у нас такие.

Я фыркнула:

— Я и не собралась ему верить, да и где он. Нет и не было никогда, не отец он мне, меня другой папа воспитал и любит меня, и я его люблю, как родного.

— Найдет, куда теперь денется. Он уже почувствовал, что ты есть, так что землю будет рыть, но найдет. Ладно, девонька, сейчас позвоню главной, может она что подскажет, придумаем что- нибудь.

Власта, взяв телефон, вышла на улицу, долго о чем — то разговаривала, затем морщась вернулась в дом и с порога объявила:

— Учить тебя буду, главная пока круг собирает, когда примут тебя, к себе заберет, а вот то, что твои вампиры тебя уже почти нашли, плохо. Так что, придется нам искать тебе покровителя… Хотя как искать, — она замялась, — есть он, только нему ты с Ингой пойдешь, она, раз такое тут у нас, через пару дней приедет.

— Что за покровитель? Кто с ними справится? С вампирами?

Власта спрятала от меня глаза:

— Лиза, ты только не волнуйся…, с вампирами справится только. Высший вампир. Рядом такой Мастер у нас тут живет. К нему Инга тебя поведет, только он пока может тебя защитить.

— Нет!!! — я даже не успела дослушать, что она мне говорила, как уже кричала на нее. — Нет, ни за что!! Я лучше уеду куда- нибудь и там попытаюсь скрыться.

У меня перед глазами возникло надменное лицо Влада, его сладко- приторный взгляд, тихий, омерзительный шепот, огонек безумия в глазах Сержа, Мила, растерзанной куклой валяющаяся на диване и меня затрясло. Вскочила, пытаясь уйти из этого дома, мне не нужна их помощь, если для этого нужно самой пойти в логово моего врага, снова видеть этих тварей, слышать и ощущать на себе их внимание. Меня затошнило, к горлу подкатил комок, мешающий мне дышать..

— Лиза, Лизанька, послушай меня, девочка, приди в себя, — Власта, обхватив меня руками, пыталась достучаться до моего сознания. — Тебе не скрыться, пойми это. Они найдут тебя везде, даже если ты уедешь в Америку к родителям, все равно они найдут тебя и там. То, что ты рассказываешь, похоже, у этого вампира одержимость тобой, твоим запахом, он не перед чем не остановится, чтобы завладеть тобой.

Я рвалась на улицу, по- дальше от самой Власты, от ее страшных слов, мне хотелось умчаться сейчас так далеко, что бы больше никого из них не видеть и не слышать, но ведьма не отпускала меня, перестав вырываться я посмотрела на нее:

— Почему ты держишь меня, я не хочу видеть никого из вас, мне не нужна помощь. Я сама решу, что мне делать, и не собираюсь встречаться с вампиром.

— Дурочка, — она опустила руки и, отойдя в сторону, присела на диван. — Послушай меня, я не буду больше тебя удерживать, просто послушай. Думаешь, я не понимаю, какого тебе слышать, что придется идти к этим упырям за помощью, но тут нет другого выхода. Я твоя должница, потому расскажу все как есть. Тебя не оставят в покое Лиза, по многим причинам и чем раньше ты это поймешь, чем хитрее ты будешь, тем больше шансов у тебя занять подобающее тебе место. Получить то, к чему ты так стремишься, свою свободу и право решать самой, как тебе жить.

Она махнула рукой в сторону комнаты:

— Пойдем, ты успокоишься, а я расскажу тебе все, что знаю, я клянусь больше не удерживать тебя силой, ты сама будешь решать- уйти тебе и уехать или согласится с нашим предложением.

Я заколебалась, все, что она мне говорила, имело смысл, я до конца до сих пор не понимала, с чем столкнулась, ничего не знала ни о вампирах, ни о ведьмах, а были еще и оборотни, с которыми меня могла столкнуть судьба. К кому мне было идти с вопросами. На которые у меня не было ответов, Власта хотя бы должна мне, может что- то расскажет важное. Да что там, понятно же, что все, что она мне расскажет, важно, просто, потому что, другой информации у меня не было и неоткуда было ее взять.

Пока я там раздумывала, Власта налила нам еще чая, порезала пироги и тяжело упала на стул:

— Лиза, только между нами, все, что я тебе расскажу не то, чтобы секрет, но Инга будет не довольна, что я просветила тебя кое в чем, старайся не особо показывать, что тебе известно. А мне потом достанется. Если у тебя в голове нарисован какой- то сказочный мир с добрыми ведьмами, милыми оборотнями, ну, про вампиров говорить не буду, их то ты уже видела, так вот, сразу же гони все эти представления. Нету никакого сказочного мира, есть выживание по очень строгим законам, но про законы тебе потом Инга расскажет, это ее обязанность, как главной ведьмы, нету добрых и милых в этом мире, есть жестокость, расчет, выгода, есть помощь, если есть чем оплатить ее, есть долг, который нельзя нарушить, а вот чего- то хорошего тут очень мало- уясни для себя это сразу. Мы живем слишком долго и слишком нас мало, чтобы расслабляться.

Она вздохнула и подперла рукой голову:

— Что ты хочешь знать? Мастер, тот высший вампир, который живет тут недалеко, он раньше входил в Совет, но потом устал от всяких интриг и устроился здесь. У него большой мощный клан, но живет он строго по закону. Он запрещает своим вампирам трогать людей, только преступников и так, чтобы никто об этом не знал. Мастер владеет пунктами переливания крови, так что с этим у них проблем нет, даже заботиться о том, что бы редкая кровь оставалась для людей, запрещая ее пить. Ему полторы тысячи лет, он образован, умен, для вампира даже доброжелателен. Лиза, ты должна понимать, такой как он станет твоим хорошим защитником, во — первых, у него нет потребности в крови, и он не станет тебя пить, для Высших кровь почти не имеет значения, раз в полгода несколько глотков им хватает, если только он не сильно ранен. Во- вторых он почитает закон и, узнав, что бы ведьма, видящая, сделает все, чтобы тебя защитить. Ты видящая, значит, сможешь быть ему полезна, когда тебя примут в круг, тебя будет защищать еще и закон о ведьмах.

Она встала, подошла к окну:

— Это одна сторона девочка. А вторая, любой из нас захочет использовать тебя, любой сильный вампир или оборотень захочет иметь в своем клане такую как ты. И никакой закон их не удержит. Ты понимаешь, что это значит?

Я покачала головой, нет, я не понимала.

— Это значит, что пока ты можешь сама выбрать своего покровителя, и поверь мне, я не хочу тебе плохого, Мастер будет лучшим из них. Мало кто решит связываться с ним и пытаться сделать что- то тебе. Правда это накладывает на тебя другие обязательства, но не думаю, что это будет что- то страшное Лизи, а вот остальные члены Совета или оборотни…Все будут хотеть зарабатывать на тебе, как же, видящая. да и к ведьмам ты присмотрись внимательно, многим из них не понравится твое появление, слишком давно уже не было видящих, так что завидовать и пакостить будут.

— Господи, Власа, как вы так живете?

Она оскалилась:

— А что разве у людей нет такого же? Лиза опомнись, это ты домашняя выращенная в любви и заботе девочка, которая мало сталкивалась с изнанкой людского мира, но даже ты, разве не знаешь, какие принципы там царят. Разве не там самый сильный может делать что хочет? Разве нет там зависти, злобы, гадостей исподтишка и впрямую? О чем ты, девочка?

Как бы мне не хотелось отрицать, но Власта была права, но от одной мысли, что мне придется самой пойти к вампирам, видеть его, разговаривать с ним, мутило.

— Я пойду, пора домой, а то бабушка там одна. Не знаю вернусь ли я завтра, подумаю, но тебе спасибо за все.

Власта тяжко вздохнула:

— Если не придешь, тогда беги, прямо же завтра, в Москву и уезжай к родителям любым способом, только это ничего не даст, Лиза, только родителей подставишь. Они же против вампиров…сама понимаешь. — Тихо закончила она.

А я от этих ее слов замерла, я даже не подумала о том, что если они доберутся до мамы с папой, те ничего не смогут сделать, я же видела как они могут убивать..

Повернулась:

— Власта. у меня нет выхода? Да? Именно это ты пыталась сказать?

— Лиза, мне жаль, но как только они обратили на тебя внимания, у тебя больше не было выхода. Тебе еще повезло, у тебя есть редкий дар и судя по всему, он сильный. Так что есть шанс, что ты сможешь повернуть свою жизнь так, как ты этого хочешь. Мой тебе совет, соглашайся, так твои родители останутся живы, да и ты будешь в относительной безопасности, если только не будешь верить всем подряд.

— А тебе? Тебе можно, значит, верить?

Она горько усмехнулась:

— И мне нельзя. Сейчас я тебе говорю правду, отдаю тебе свой долг, а так. думай только своей головой, детка.

Глава 5

Больше в этот день о моих делах мы не говорили, Власта рассказывала о своем житье здесь, правда, почему она, еще не старая женщина, забралась в такую глушь, не упоминала, а я постеснялась лезть к ней с вопросами. Говорили о бабушке, Власта дала пару советов, продиктовала какие травки попить, чтобы ей не было больно, но нам обоим было понятно, что тетя вряд ли доживет до конца зимы. И мысленно я прикидывала, что мне нужно сделать, если мне срочно придется уезжать, чтобы бабушка не осталась без ухода. Просто бросить пусть и чужую мне старушку, я уже не могла. Пусть и рассказывает мне ведьма, что в их мире царит только расчет, я так поступать не буду.

Домой я добралась почти в ночи, проверила, поела ли Аннушка, похлебала чая и улеглась спать, завтра мне предстояло увидеть главную ведьму. Пока Власта провожала меня короткой дорогой до дома, она вкратце рассказала мне, как устроена жизнь ведьм. Страна делилась на несколько регионов, в каждом из них была своя главная ведьма, которая и решала все проблемы связанные с жизнью ведьм проживающих на ее территории. Назначалась главная ведьма на Совете ведьм, где так же выбиралась Верховная, в ее обязанности входили внешние контакты, с другими Верховными ведьмами, других стран и с Советом Вампиров, и Советом Оборотней.

Главная ведьма на своей территории имела очень большие права, так же могла собирать круг, в который входили все сильнейшие ведьмы, живущие на данной территории, любая ведьма могла поселиться, где хотела, но прежде должна была получить разрешение Главной и зарегистрироваться в круге. И пока она проживала тут, могла обратиться за помощью или за решением какого- либо конфликта с оборотнями или вампирами. Естественно взамен с нее могли потребовать погасить долг какой- нибудь услугой или деньгами.

Если возможностей Главной не хватало в разрешении проблемы, то дело выносилось на суд Верховной ведьмы, и ее решение было неоспоримо даже для оборотней или вампиров. Если же в кои веки случалось, что решение Верховной не устраивало какую- либо из сторон- то тогда собирались все Советы, но такого Власта припомнить не могла. Главными становились ушлые, хитрые, умеющие выкрутиться и повернуть все в свою пользу ведьмы, какая тогда Верховная, Власта предложила мне догадаться самой.

И последнее, что она мне посоветовала:

— Как только выучишься, уходи, потому что, за свое учение тебе придется платить, и скорее всего, услугами. И, конечно, никто не будет учить тебя всему, что знает, так что крутись девочка сама, читай в библиотеке все, что найдешь полезного. Постарайся найти своего отца, он то, как раз, и должен был учить тебя, у него должны быть ваши фамильные семейные секреты, которые тебе могут сильно пригодится, своими никто делиться просто так не будет, а цена может быть слишком высока. Поверь, даже Инга постаралась бы оставить тебя себе, если бы не фос — мажор, она бы и Мастера до тебя бы постаралась не допустить, но теперь вынуждена будет просить его о помощи, что ей страшно не нравится. Учти, она все равно будет иметь свои виды на тебя, будь осторожна.

Новости из разряда, 'лучше бы не знал'. Утром, приготовив обед и сходив еще раз в магазин, я не торопясь отправилась по знакомой тропинке, все, что вчера мне рассказала Власта, совершенно не добавляло мне желание знакомится с Ингой, но за ночь я приняла решение и пусть оно было вынужденное, но другого выбора жизнь мне пока не предоставила.

Как же страшно, страшнее даже чем тогда, когда я бежала из города, ночью, бросив все, уже зная, что меня будут искать для того, чтобы убить, как убили моих подруг. Сейчас страшнее было от осознания своей полной беспомощности, от того, что по сути выбора у меня не осталось и через несколько часов мне придется встретиться с самым большим страхом моей жизни- с вампиром и приду я туда сама, добровольно обрекая себя на долженствование этому чудовищу. До домика ведьмы добралась на этот раз быстро, если уж решила, нечего откладывать день своего пленения, по — другому я пока не могла относиться к тому, что ожидало меня впереди. На этот раз дверь была приоткрыта, стукнула в косяк и, не ожидая разрешения, прошла в комнату. Ну что ж здравствуй моя новая жизнь.

В комнате кроме Власты меня уже ждала высокая, даже по меркам моделей, сухопарая, с надменным лицом довольно симпатичная женщина средних лет, навскидку я бы дала ей лет сорок. Черные волнистые волосы были убраны в низкий пучок, карие глаза смотрели с любопытством и неким превосходством. А вот это зря, потому что я была намерена побороться и с обстоятельствами, и с главной ведьмой.

— Здравствуйте, дамы, — решила, что буду вежливой.

— Здравствуй, Лиза, меня зовут Инга и я Главная ведьма нашего округа. Надеюсь, Власта рассказала тебе основное, что бы мне не повторяться. Твою историю я уже знаю, поскольку принять тебя в круг мы пока не можем, тебе необходимо научится пользоваться своим даром и выучить массу необходимых тебе вещей, которые будут преподавать тебя все ведьмы из круга, а времени у нас нет, то нам с тобой необходимо завтра же попасть на прием к лорду Николасу. Надеюсь, что он возьмет тебя под свое покровительство. Точнее, даже уверена, что он поможет.

— Что я буду должна вам за обучение и лорду за помощь, — невежливо перебила ведьму и внимательно уставилась ей в лицо.

— Даже так… — ее тон резко изменился с покровительственного на деловой. — Ну, что ж, я рада, что ты не бьешься в истерике и, что готова разумно и взвешенно договариваться. Нам ты будешь должна услуги, я буду приводить к тебе некоторых людей, которых ты будешь просматривать, если что- то важное, поворотное будет в их судьбах, будешь ставить меня в известность. А лорд. я не знаю, что он захочет за свою помощь, вряд ли что- то опасное для тебя. Он учтивый, умный, очень воспитанный лорд, Лиза. Не стоит его бояться. — Она, мягко говоря, лукавила, я это чувствовала, но выбора у меня не было.

— Где я буду жить?

— Ну, можно поселить тебя в моем доме, у Аннушки, так ты называешь свою тетю? Мне кажется оставаться у нее не стоит. На всякий случай. — Торопливо добавила она.

— А на что я должна буду покупать еду и одежду, всякие мелочи? За свой счет?

Инга смерила меня недовольным взглядом, помолчала:

— А на что ты жила, пока училась?

— Я танцевала, в клубе, сейчас я, вряд ли, найду тут такую работу, да и танцевать меня пока не тянет. — Про то, что я еще могу подрабатывать у Мотьки, я говорить не собиралась, ни к чему выкладывать все свои козыри, вчерашний разговор с Властой заставил меня всю ночь думать и взвешивать то, о чем я, вообще, готова рассказывать своим новым знакомым.

Инга поморщилась:

— Хорошо, я буду платить тебе за каждое предсказание по тысяче долларов, еда и комната за мой счет, но ты будешь помогать готовить, когда у тебя будут перерывы в учебе, убирать не надо, ко мне приходит женщина, одежда и прочие мелочи покупать будешь сама. Устраивает?

Это ж сколько она тогда будет сдирать с этих людей, если готова платить мне такие деньги? Видимо эта мысль отразилась на моем лице, Инга покровительственно ухмыльнулась:

— А вот это мой секрет.

— Не боитесь, что когда я закончу учиться и войду в круг, то буду с вас драть гораздо больше?

Ее слегка перекосило, но она быстро взяла себя в руки:

— Я думаю, что мы сумеем договориться, сколько ты хочешь получать?

— Десять процентов от общей суммы и только пока вы меня учите, только вот еще условие, чтобы качество учебы было отличным, это же и вам выгодно, чтобы я не осталась неучем.

Она явно была недовольно, но ей пришлось смириться. Уступать я не собиралась, и готовилась бороться за свою жизнь. Раньше мне бы и в голову не пришло вести себя подобным образом, но. все меняется и как изменилась моя жизнь, мне не нравилось, однако я собиралась в дальнейшем устроить все так, как хотела, а для этого мне нужно было стать сильной.

— Договорились. Значит, завтра мы едем к лорду, я заберу тебя из твоего дома или ты предпочитаешь остаться у Власты, тогда вы обе доберетесь до дороги к часам десяти утра?

Я задумалась, мне, конечно, хотелось бы еще поговорить с Властой, но если я скоро покину Аннушку, нужно было закрыть все проблемы и доделать все, что я запланировала.

— Если не сложно, то заберете меня из дома Аннушки, я собираюсь кое- что еще сделать.

Инга кивнула, соглашаясь, развернулась было уже уходить, но передумала:

— Лиза, я вижу, как ты ко всему этому относишься, но позволь мне дать тебе один совет. Бесплатно, — ядовито добавила она. — Смирись с тем, что твоя жизнь больше не будет прежней, чем быстрее ты это сделаешь, тем легче тебе будет. И не стоит во мне видит врага, я не собираюсь делать тебе что- то нехорошее, не в моих интересах. Видящая на сегодняшний день в стране — только ты одна, подумай об этом. Я не стану твоей подругой, как уже нам обеим понятно, но я могу кое — чем тебе помочь и у нас могут сложиться вполне неплохие отношения.

— Я подумаю. До свидания Инга. —

— До свидания девочки, — гордо распрямив плечи, и, подняв голову, она вышла.

Власта промолчавшая все это время, пошла провожать гостью, а я присела на стул и выдохнула, разговор дался мне тяжело. Сидела и думала, все ли я сделала правильно, и, как ответ на мои вопросы, неожиданно прозвучало признание Власты:

— Ты молодец, Лиза. Смогла поставить ее на место, я вот так не смогла и потому… — в ее голосе откровенно прозвучала тоска.

— Если ты сможешь так же продержаться какое- то время с тобой будут считаться и другие ведьмы. Тебе необходимо учиться, как можно больше и быстрее. Инга всячески будет сопротивляться этому, так что тебе придется постараться самой.

— Власта, ты мне поможешь?

— Да, — мгновенно, без колебаний подтвердила она. — Я твоя должница, Лиза, я и старик Михееич, мы оба по мере своих сил постараемся тебе помочь. Странно, что Инга так легко..

— Что?

Власта в некотором замешательстве покачала головой:

— Нет. Ничего, может просто показалось….Давай собирайся, у тебя мало времени, если хочешь закончить сегодня все свои дела.

Я подскочила, и правда, завтра мне придется уехать, и увижу ли я еще раз бабушку Аню, хотя приложу, конечно, все силы для этого, неизвестно, все проблемы нужно решить сегодня.

Утром я уже стояла у подъезда, поджидая машину Инги, внутри все тихонько тряслось от страха, но внешне я старалась выглядеть невозмутимо. Сделать успела многое, дала денег соседям, чтобы не бросали старушку, затарила холодильник под завязку, купила все нужные лекарства, не успела увидеть врача, но соседка пообещала, что сходит к ней сама. На душе было неспокойно, я чувствовала, что я больше не вернусь сюда, и было пронзительно жалко и Аннушку и себя.

Инга подъехала, как и договаривались, сухо поздоровалась, я кивнула в ответ и села в машину, больше мы не разговаривали. Только уже подъезжая к огромному, П — образному двухэтажному зданию, стоящему посреди леса, Инга наконец снизошла до разговора:

— Лиза, я понимаю, какой для тебя стресс, встреча с вампирами, но прошу тебя, держи себя в руках. Нам нужна помощь Мастера, потому, будь, пожалуйста, учтива и вежлива. Нам всем нужно его покровительство. Это очень важно Лиза. — В ее голосе слышались нотки просьбы.

— Я понимаю, — надеюсь, что тон моего голоса был ровным.

Серый огромный дом вблизи подавлял, казалось, что там внутри меня ожидает что- то страшное, узкие окна, с задернутыми днем шторами наводили на мысли о чудовище, прячущимся за ними, строгие, лаконичные линии фасада говорили о вкусе и консерватизме хозяина. Нас уже встречали, надо отдать должное тактичности Мастера, встречал нас чистокровный человек, не знаю, как я это поняла, но каким- то образом, я, теперь, могла сходу отличить вампира от человека.

— Доброе утро леди, Мастер ждет вас. Прошу. — Он слегка поклонился и жестом предложил последовать за ним.

Мы поднялись на второй этаж по широкой мраморной лестнице, пока поднимались, пыталась успокоиться, потому оглядывалась по сторонам. Ну, что ж, все как и полагается, светлые стены на которых хаотично разбросаны яркими пятнами, приличного уровня живопись, высокие потолки. Много светильников, которые едва разгоняли сумрак, который царил в холле, из‑за задернутых, глухих штор.

Провожатый остановился около богато инкрустированной редкими породами дерева, двери и осторожно постучал:

— Мастер, ваши гостьи прибыли. Прошу вас, проходите, — широко открывая двери, обратился к нам.

Приветствуя нас, около письменного стола, стоял вампир, если бы не знала, что ему уже полторы тысячи лет, никогда бы не подумала, мужчина редкой красоты, лет так тридцать с хвостиком. Высокий, намного выше, чем я, широкие плечи, накаченный торс, длинные связанные в хвост белые волосы, бледное аристократическое лицо, редкого темно- синего цвета миндалевидные глаза, красивой формы руки с длинными пальцами, темно — синий, безукоризненно сидящий на нем костюм только подчеркивал как он красив. Доброжелательная улыбка осветила его лицо, сделала его более мягким, и выбила меня из колеи. Не знаю, чтобы со мной было, если бы он был похож на мой оживший кошмар, но тут я сумела взять в себя в руки и даже внятно поздороваться.

— Дамы, рад вас видеть. Проходите, присаживайтесь. Инга, давно не виделись, как ваши дела?

Пока мы рассаживались около вокруг стола, он дал распоряжение принести чаю и пирожных, несколько минут уделил светской беседе о делах Инги, о погоде и наконец перевел свой взор на меня.

— Лиза, рад знакомству с вами, меня зовут лорд Николас, вы можете называть меня Мастер, как и все остальные. Лиза, мне бесконечно жаль, что вы встретились с такими, — выделил интонацией слово, — моими соплеменниками, и что вам пришлось столько пережить по их вине. Примите мои соболезнования в связи с вашей утратой.

Мне было больно, внутри снова ожили все мои страшные воспоминания, но интуиция подсказывала, если я сейчас расклеюсь, заплачу, то в их глазах стану слабой и на меня точно начнут давить, потому скрипнув зубами и укусив себя за щеку, сохранила на лице невозмутимое выражение. Что мне это стоило. Мда..

— Благодарю вас, лорд Николас. Мне тоже жаль, что мне пришлось встретиться с такими, как вы. вот в такой страшной ситуации.

В его глазах мелькнуло и пропало одобрение.

— Рад, очень рад и искренне благодарен вам, что вы не распространяете на всех ваше отношение к тем уродам, которые попались на вашем пути. Поверьте, Лиза, я крайне возмущен их поведением, и обязательно буду на этом Совете. Хотя я давно вышел из него, но я почетный член Совета, что дает мне право вмешиваться иногда в принятые решения. Да — да, — ответил он на молчаливый вопрос в глаза Инги, — в этом случае я обязательно вмешаюсь, и мало им не покажется, Лиза, я вам это обещаю.

Он прошелся по комнате и присел напротив меня:

— Ну, что ж дамы, перейдем к делу. Как я правильно понимаю, вы хотите от меня защиты для мадемуазель Лизи от моих. соплеменников?

— Да, Мастер, — подала голос Инга, — ситуация очень тяжелая, Лиза пока еще не входит в круг, потому что совершенно не обучена, а времени у нас нет. Так вышло, что тот, кто должен был ее воспитывать и обучать бросил ее мать, не зная о беременности, а значит, мы не можем полностью защитить ее от тех, кто ее ищет. Девочка имеет редкий дар, она видящая, да и еще сильная ведьма, какие у нее есть еще способности, можно будет выяснить только в процессе обучения и она не должна попасть в руки тех, кто собирается скрыть свои ошибки, убив ее. Только ваша помощь может спасти девочку, Мастер.

— Хорошо, — вампир согласился неожиданно быстро, что заставило меня напрячься, — я дам вам защиту Лиза, полную, и от вашего имени на Совете буду требовать наказания вашим обидчикам. Видящие неприкосновенны, это закон, и большая редкость, вы можете принести много пользы и моему народу и всем остальным. Решено. Какую именно защиту вы хотите получить, Лизи?

— Какие есть варианты? — в горле пересохло от волнения, вот сейчас начиналось самое важное, мне необходимо четко просчитать, что он от меня хочет и по возможности избежать ловушек.

— Нууу. вы можете вступить в мой клан и никто больше никогда не посмеет даже прикоснуться к вам, Лиза, без вашего на то согласия. Естественно, я возьму с вас клятву полного подчинения, как и со всех, кто входит в мой клан. — Он, молча, настороженно смотрел на меня.

— А второй вариант? — Я чувствовала, что все‑таки попала в ловушку, хотя еще не осознавала, в чем она заключалась. Интуиция заходилась в крике.

— А второй вариант. вы получаете мое покровительство, мое имя будет вашей защитой, но тогда вы будете мне должны. — Мне показалось, или в его глазах промелькнуло выражение азарта и предвкушения.

— А что я буду вам должна Мастер?

— Услугу, конечно. Лизи, только одну услугу. Но какую, я вам сообщу после приезда тех, кто пытается убить вас. Вы же не будете настаивать сейчас, чтобы я раскрыл все карты?

Видимо, что — то в моем лице выдало то страшное напряжение, которое сейчас владело мной, что он подался вперед и проникновенным голосом попытался меня успокоить:

— Лиза я не собираюсь брать вас в кабалу к себе, услуга будет только одна и конечна по времени.

Я судорожно кусала губы и думала, мне определенно нужна была его помощь, вступать в клан,… да ни за что, это я сейчас держалась, да и то, с трудом, а все время жить в обществе вампиров? Они были мне отвратительны, даже Мастер, несмотря ни на его красоту, теплую улыбку, доброе отношение. Я ни на минуту не забывала, что и он хищник, так что это точно не вариант, значит услуга?

— Мастер я вынуждена задать вам вопрос, прежде чем выберу. Поймите меня правильно, я ничего почти не знаю о вашем мире, в который я невольно попала. Для меня это сродни попасть на другую планету, я не знаю ваших устоев, законов, правил, писанных и не писанных, я хочу сделать осознанный выбор.

— Я понимаю Лизи и ценю вашу осмотрительность.

— Я хочу четко знать, эта услуга, она конечна по времени? Она не принесет мне вреда?

Он наклонился ко мне, осторожно вдыхая мой запах и жмурясь от удовольствия:

— Нет, Лизи она не принесет вам никакого вреда и да, она будет действовать определенное время, не долго. И мое покровительство, после того, как вы выполните мою просьбу, будет с вами до конца вашей жизни.

Я задумалась, посмотрела на Ингу, но та сидела с совершенно непроницаемым лицом, стерва, она не хотела мне помочь.

— Хорошо, я выбираю покровительство. — Чувство, что я крупно попала, не покидало меня.

Николас широко улыбнулся:

— Отлично, после того, как вы убедитесь, что я выполнил все свои обещания, мы с вами еще раз встретимся, Лизи и тогда я озвучу свое условие. Договорились?

— Да, — Я едва могла говорить. — Позвольте нам заняться своими делами?

— Да, конечно, дамы, рад был вас видеть. Надеюсь на скорую встречу. Лизи, позвольте вам дать совет, воспользуйтесь свой банковской карточкой, они засекут ваше местонахождение и тут же прибудут сюда, чем скорее они появятся, тем быстрее вы от них избавитесь.

'И тем скорее ты выдвинешь мне свои требования' договорила я про себя.

— Спасибо Мастер, я непременно воспользуюсь вашим советом.

На этом наша встреча закончилась, нас сам мастер проводил до выхода, учтиво поцеловал нам руки и мы поехали в дом Инги.

Глава 6

В городе попросила Ингу остановить машину возле банка, я, действительно, собиралась незамедлительно воспользоваться советом Мастера, сняла все деньги со счета, мимолетно удивившись тому, что денег оказалась как- то слишком много, закупила продукты на свой вкус, приобрела толстенный дневник, в который, как посоветовала мне Инга собиралась записывать все свои видения и ситуации при которых они возникали.

— Ты же понимаешь, что учить тебя пользоваться твоим основным даром — некому, видящая ты одна, так что придется самой. Остальные обучат тебя тем вещам, которые умеют все ведьмы, наговоры там, проклятия, привороты, лечение травами с наговорами.

Короче мне стало понятно, что учить меня особо никто и не стремился, значит, придется выкручиваться самой.

— Инга, в библиотеке есть какие- то материалы о моем даре?

Она сразу же скривилась, но ответила, правда очень нехотя:

— Кое что есть, я мало интересовалась этим. Так что, покопаешься сама, может, что важное обнаружишь.

Упс, похоже, меня тут просто собирались использовать, зарабатывая на мне деньги, мало что давая мне в ответ. Хотя, нечего наезжать на Ингу, дали защиту, знать бы только как потом придется платить за нее, пока дали возможность где- то жить, не опасаясь за себя и окружающих, дали возможность хоты бы узнать правила игры по которым теперь придется жить- уже не мало. Так что перестаем ныть, собираемся и начинаем свою игру.

Дом Инги мне не понравился, какой- то бестолковый, вроде большой, а места, чтобы было уютно и можно было уединиться, кроме свой комнаты и нет. Мне выделили спальню на втором этаже, а заниматься решила в библиотеке. Не мотаться же туда каждый раз, когда нужна какая- то книга. К Инге приходила уборщица, к моему изумлению, тоже ведьма, только уже пожилая, одинокая и с очень слабым даром, она могла влиять на эмоции человека, с которым общалась. Она мне сразу понравилась и у нас с ней сложились вполне неплохие отношения, чего нельзя было сказать о Инге.

В первые же дни она потащила меня в какой- то навороченный особняк, к какому- то богатенькому буратинке и попросила срочно посмотреть, что его ожидает в ближайшие дни. Как я ей не объясняла, пока мы туда ехали, что я не умею управлять своими картинками, что могу, вообще, ничего не увидеть, бесполезно, она как заведенная твердила, что мне нужна практика и что им, ведьмам важен этот человек.

Я бросила с ней спорить, совершенно бессмысленное действие, просто расслабилась и положилась на удачу, в конце концов, рисковала не я, а Инга, ей и предстояло объясняться с товарищем, если ничего из этой затеи не выйдет. Удивительно, но как только я взяла его за руку, стараясь не обращать внимания на его сальные похотливые взгляды, на меня просто водопадом нахлынули разные картинки и, что странно, не только его будущего, но и из его прошлого, где он был моложе, добрее и счастливее.

Ну что, у него все отлично, в скором будущем он подписывает какой- то, судя по его лицу на тот момент, важный для него договор, его дети уезжают учиться за границу, его новая молодая жена очень довольна его подарком. Что я и рассказала, тут же, не упоминая, что видела его прошлое.

Это будет моим тайным козырем и точно это не то, что следовало знать про меня Инге. Да и, вообще, кому- либо. Я чувствовала как мне легче дается возможность видеть, я уже не плыла при просмотре, мне не становилось плохо, только единственное, что меня волновало, это то, что я в этот момент была абсолютно уязвимой. И вот это было большой проблемой, потому что видения контролировать я не могла, а вот со мной, пока я 'наслаждалась' просмотром могли сделать все- что угодно. И главное, мне не с кем было посоветоваться, хотя окружающие меня ведьмы, которые приходили меня обучать своему искусству, настроены были довольно дружелюбно, но я все время помнила слова Власты о доверии и последствиях.

Прошло пару дней, Инга успела вытащить меня еще к одному, какому- то важному господину. Этот товарищ — явно чиновник, явно ворюга, потому что первое, что я увидела в его будущем, это толпа каких- то людей у него в доме, вроде идет обыск, его, надев на него наручники, уводят куда- то в машину. Услышав мой рассказ, он побелел так, словно уже умер, схватившись за сердце, метнулся кому- то звонить, и орал так, что стекла дребезжали. Мы с Ингой посчитали разумным по- быстрее уехать домой, не знаю, встречалась ли Инга с ним после, но надо отдать ей должное, рассчитывалась она со мной сразу же и полностью.

В особняк, на время моего обучения, заселилась Власта, вот кто учил меня на совесть, всему, что она знала, и про травы и про наговоры и даже простенькие обереги научила делать, выкладывалась по честному, в отличии от остальных. Нет, я понимала, что своими секретами делиться никто не будет, но мне будут рассказывать только самые основы, которые можно чуть ли не в интернете найти, и кроме этого ничего — не предполагала. В какой- то момент мне это надоело и я пошла ругаться с главной ведьмой.

— Инга, вы уделите мне немного времени?

— Лиза? Что- то случилось?

— Да, я считаю, что случилось. Я все понимаю, что никто не обязан раскрывать мне свои семейные секреты, понимаю, что среди вас я, мало того, что чужая, так еще и ничего не знаю обо всем, но то, чему 'учат' меня, это даже не для детского сада, это я могу и сама найти, при желании. Даже не знаю, стоит ли мне продолжать терять время тут и не поискать ли мне других учителей в другом месте. Заодно и долга пред лордом не появится.

— Лиза. прошу тебя, успокойся. Не стоит принимать резкие решения, давай договоримся. — Было видно, что она испугалась. Интересно чего? Того, что я уеду? Необученная, неизвестная никому молоденькая ведьма, за которой охотится мощный клан вампиров, разве была чем- то ценным? Странно…

— Лиза, я дам тебе доступ в тайный отдел моей библиотеки, там хранятся дневники всех ведьм, кто умер одинокими, у них не было наследников и дневники попали ко мне. Среди них есть и дневники тех, кто был видящими, может они помогут тебе разобраться со своим даром.

Я проглотила все обвинения, что она специально тянула время, рассчитывая, что я глупенькая дурочка, которая мало в чем разбиралась, и ничего не попрошу и не найду, поблагодарила ее и вечером уже зарылась в толстые старые тетради, которые мне принесла по приказу Инги, Власта.

Целое богатство, которое я собиралась изучить в ближайшее же время. Один из них привлек мое внимание сразу же. Это была история ведьмы, по имени Элиза, которая, как и я видела будущее, и когда я, уже ночью, дочитывала дневник, нашла вложенные в середину тетради, листки, где она описывала открывшуюся в ней способность прочитать прошлое любой вещи. Нужно было взять ее в руки и попытаться погрузиться в самую суть этой вещицы, попросить ее рассказать ее историю и перед глазами разворачивалась жизнь вещи. Описание действий было несколько схематичным, но я загорелась попробовать, в библиотеке видела старую, позапрошлого века чернильницу, вот на ней и буду экспериментировать.

Но на следующий день все мои планы полетели прахом, еще утром, только я намылилась ускакать в библиотеку, примчалась Инга, нас вызывал к себе лорд Николас, срочно. Это значило, что гости, наконец- то, пожаловали.

На встречу я ехала в полном раздрае, нет умом я понимала, что лорд выполнит свое обещание, мне больше ничего не грозит, но болела душа и сердце. Сейчас мне придется встретиться лицом у лицу с тем, кто отнял у меня мою налаженную жизнь, кто убил моих подруг, общаться, глядя в его омерзительное лицо, слышать его отвратительный голос, меня трясло. Инга, изредка бросала на меня внимательные взгляды, потом не выдержала, остановила машину и жестко отчитала:

— Лиза!! Возьми себя в руки! Ты не должна показывать своей слабости, не должна бояться, пойми ты, глупая девчонка, тут по — другому нельзя. Либо ты силен и сломать тебя не возможно и ты всегда уверен в том, что выкрутишься, либо тебя просто сожрут, подомнут под себя и тогда ты станешь вещью кого- то, кто решил, что можно тебя присвоить. Всегда, слышишь, всегда держи лицо. Даже если ты в полной заднице, по твоему виду должно быть понятно, что все идет так, как ты и задумала, стоить только дать слабину… — она махнула рукой. — Я же вижу, ты сильная, ты уже многое смогла и сможешь больше, если сейчас не расклеишься и не покажешь всем, что у тебя есть слабости, что на них можно давить и использовать. Поняла?

— Да, — откашлялась, вытерла слезы, которые уже бежали по щекам, решительно вздернула голову. — Я поняла. Правда поняла, спасибо Инга.

Я действительно, была ей благодарна, впервые почувствовав в ней кроме стервы еще и человека, который брал ответственность за всех ведьм, доверившихся ей и которому, не было безразлично, что со мной станет. Нет, я не обольщалась, что она меня полюбила, пусть я ей нужна, но она будет мне помогать, с выгодой для себя, но без помощи и поддержки не оставит.

— Готова? Мы подъезжаем!

— Да, готова.

— Молодец, держись, все будет хорошо, лорд никогда не нарушает своего слова.

' Ну, да, когда ему нужно, а когда нет, то он просто его не дает'- мысленно продолжила ее фразу.

Возле дома нас уже встречал сам Мастер, невдалеке стояла машина, черный здоровущий джип, по самую крышу заляпанный грязью, ясно, гости уже прибыли.

Лорд окинул меня внимательным взглядом и учтиво спросил:

— Лиза как вы себя чувствуете?

— Благодарю вас, хорошо Мастер.

— Вы выглядите взволнованной, не стоит переживать Лизи, вам не придется встречаться с. этими вампирами, вы все увидите из моего кабинета на экране, а после мы обсудим этот разговор и поговорим о вашем долге. Согласны? Я с благодарностью посмотрела на Мастера, нет, ну правда, какая чуткость ко мне.

— Да, конечно.

— А сейчас я вынужден попросить повторить вкратце мне вашу историю Лизи, пройдемте ко мне в кабинет, затем я переговорю с нашими. гостями.

В кабинете нас уже ждал горячий чай, блюдо с пирожками и огромный экран, на котором мы и должны будем посмотреть эпохальную встречу.

Стараясь убрать все эмоции, рассказала кратко все с самого начала, что случилось в тот злополучный вечер, что- то прорывалось в голосе, но в целом я постаралась держать лицо, как и советовала Инга, она, кстати, тоже слушала периодически морщась, от каких- то своих мыслей.

— Лиза, я прошу прощения, за то, что заставил вас еще раз пережить эти страшные минуты, но мне необходимо было самому услышать подробности. Благодарю вас Лизи, и замечу, я восхищаюсь вами. Вы сильная девушка и мне очень импонирует ваша выдержанность. Дамы, я покину вас ненадолго, весь разговор вы будет слышать и видеть, когда закончу, мы продолжим нашу беседу.

С этими словами он включил камеру, на экране отобразилась обычная комната для переговоров, только очень стильно и богато оформленная. В ней уже сидели отец Влада и сам Влад, больше с ними никого не было.

Через несколько минут в комнату вошел Мастер, и я затаила дыхание.

— Добрый день господа. Лорд Доминик, — Мастер слегка поклонился и сел во главе стола. — Какие дела привели вас в мои края?

— Лорд Николас, приветствую, познакомьтесь, мой сын и наследник, Влад.

Мастер кивнул головой, но не произнес ни слова, что сразу же отметил Доминик и слегка нахмурился.

— Лорд Николас, ничего важного, просто семейные дела, никоим образом не затрагивающие ваши интересы. И я, честно говоря, удивлен, что ваш помощник нашел нас и пригласил к вам, поверьте Лорд Николас, если бы это хоть как- то могло вас интересовать, то я бы непременно поставил вас в известность.

Мастер как- то странно усмехнулся и холодно произнес:

— А давайте лорд Доминик я сам буду решать, что меня будет интересовать, тем более, что мой помощник нашел вас в крохотном поселке, Малиновка, если я не ошибаюсь, где кроме людей сроду никого не было. Вот мне и интересно, что вы или кого ищете на моей земле.

Было видно, что отец Влада не ожидал такого развития разговора и сейчас сильно напрягся.

— Мы ищем девушку, двадцати лет, она чистокровный человек, какое- то время проживала в этом поселке, но уже уехала.

— Зачем?

— В каком смысле зачем, лорд Николас?

— В прямом, зачем вы ищете эту девушку, Доминик? И не причастна ли она к этой грязной истории, которая стала достоянием всего Совета и будет причиной внепланового сбора всех членов?

Доминик раздувал ноздри от гнева, но явно был вынужден отвечать Мастеру.

— Да, лорд, эта девушка, причина сбора Совета, она узнала о нашем существовании и сумела скрыться, сейчас мы пытаемся исправить нашу оплошность.

— При каких обстоятельствах девушка узнала о существовании вампиров Доминик и при чем тут ваш сын?

В комнате стало совсем тихо:

— Мой сын допустил, чтобы Лиза, так зовут девушку, столкнулась с тем, чего показывать было нельзя.

Хм..обтекаемый ответ, а Доминик мастер уверток, но, увы. не в этом случае.

— Я хочу услышать все в подробностях, Доминик и от него самого. И кстати, напомни сыну, если он подзабыл, я чувствую, когда мне лгут.

В комнате повисла звенящая тишина, лорд Доминик побледнел, оглянулся на своего сына, хотел что- то сказать, но сник и кивнул головой:

— Влад, расскажи Мастеру, как все произошло.

Брюнет, явно не ожидавший, что все так обернется, долго мялся, пока наконец, лорд Николас не стукнул легонько по столу:

— Молодой человек, у меня масса дел и я не намерен сидеть и ждать пока вы тут собираетесь силами, чтобы признаться в совершенной мерзости.

Влад дернулся как от удара, Доминик еще больше напрягся.

— Мы праздновали день рождения моего друга, в клубе отца, новом… — Влад бледнел, запинался, но все‑таки рассказал, как тогда все произошло, учел мерзавец, что ему сказал Мастер и говорил правду, не договаривая, конечно, но правду.

Пока он рассказывал, Николас все больше морщился, а лорд Доминик хмурился, лицо его потемнело, глаза метали в сторону сына молнии.

— Сколько танцовщиц погибло? — неожиданно прервал его Мастер.

— Пятеро, мы все обставили как ДТП со смертельным исходом, но вот Лизе удалось скрыться.

Кажется, упыри поняли, что Высшему известно все и теперь старались ничего не скрывать.

— Что вы планировали сделать с девочкой? — Николас был выдержан и холоден, только уголок рта чуть подрагивал.

— Совет потребовал, что бы мы привезли девчонку туда, там будет решаться ее судьба. — Доминик явно не лгал, но все равно было ясно, что Совет не стал бы оставлять меня в живых, убили бы прямо там. Или, что еще хуже, отдал бы меня этим уродам.

— Я не отдам ее, она моя, моя… — надо же, а он точно сошел с ума, этот малолетний упырь, выступил, прежде чем отец успел дать ему оплеуху.

— Влад, чем вы кололись, перед тем, как решили вот так позабавиться? — резко и неожиданно Николас задал, как я поняла сейчас, главный вопрос, потому что насчет меня ему, вообще, не интересно было задавать вопросы и слушать сбивчивый оправдания Влада.

— Северное сияние, — испуганно проблеял этот молодой ублюдок.

Доминик вздрогнул, неверяще, посмотрел на сына и, потеряв всякую выдержку, заорал:

— Ты… — захлебывался он слюной, — ты, урод. дебил… вы кололись? Запрещенным наркотиком, который срывает крышу даже у вампиров? Где вы его взяли, идиоты?

— Купил где- то Трей и принес, мы не знали, что он так действует на нас. Мне жаль, что все так получилось, правда, жаль. И Лизу я не дам убить, никому не дам.

— Так, хватит, мне все ясно. — Николас встал и опершись на край стола, холодно озвучивал свое решение.

— Девочка у меня и под моей зашитой. Больше вам нечего о ней думать, вы ее все равно не получите. На Совете я буду и сам объясню, почему не привез ее туда, ей там не место. Больше того, девочка ведьма, на днях ее примут в круг, и она под защитой закона о ведьмах- надо ли пояснять? Остальное я скажу на Совете.

Доминик, вытаращив, глаза отрицательно покачал головой:

— Нет, лорд Николас, я все понял. Влад, пойдем, пора ехать обратно.

И тут Влад удивил даже меня:

— Я хочу на ней жениться. Лорд Николас, отдайте мне ее, она моя, я сразу понял это. Она. у нее такой запах,… она моя женщина, я смогу о ней позаботиться.

Доминик попытался вытащить его за рукав из кабинета, Влад отбивался и все просил Мастера отдать меня ему, он кричал, что жить без меня не сможет, что влюбился, что он сожалеет, что так все вышло, что он готов меня обратить и жить со мной всю бесконечную жизнь вампира.

И тут Мастер вышел из себя, это было ужасное зрелище, не зря я все время помнила, что они хищники, убийцы, в долю секунды он преобразился, синие глаза стали черными, ноздри тонкого носа раздувались, лицо перекосило в жуткой гримасе и Высший, едва себя сдерживая, прошипел:

— Доминик, если ты не хочешь, что бы я свернул ему сейчас шею, убери его. Девочка неприкосновенна — она видящая. — При этих словах гости замерли. — Если я только услышу, что ты приблизился к ней, хоть на пару метров или обратился к ней, или попытался ей как- то навредить- я сам тебя убью, понял, сопляк. Малолетний урод, вы убили пять человек, употребляли наркотики, раскрылись перед людьми, выпили самку оборотня, вызвав тем самым столкновения с ними- тебя нужно самого разорвать на части за такие поступки. Убирайтесь.

Лорд, после вспышки ярости, сумел взять себя в руки и стал, как всегда, холоден и учтив. Кивком попрощался с гостями и отошел к окну, в дверях нарисовался помощник Мастера, молодой, с русыми волосами, симпатичный вампир, который предложил гостям по- быстрее покинуть владения Мастера. На этом встреча завершилась, а я, опустошенная морально, сидела в кабинете Мастера и думала о том, что наша встреча с Владом была предопределена, я бы все равно от него никуда бы не делась, так что предложение Николаса о помощи, так или иначе, меня все равно спасло.

Я настолько задумалась, что не заметила, как в кабинет вернулся Мастер, было видно, что его обуревают эмоции, но он старательно делал вид, что все в порядке.

— Инга, Лизу нужно немедленно принять в круг, мне не нравится поведение молодого лорда, он одержим ею..

— Но это сказки! — Инга была взволнована, — в реальности об одержимости я никогда не слышала.

— Не сказки Инга, все серьезно, я видел такое, правда это было очень давно, вампир может встретить женщину, без которой он, действительно, не сможет жить. И пусть такое случается раз в тысячелетие, но как видишь, бывает и сейчас.

— А что с ним теперь будет?

— Мне все равно, что будет с этим ублюдком, — жестко осек ее лорд, — а вот девочке я обещал защиту, так что не медли, собирай круг, учить вам ее все равно нечему, дара, как у нее ни у кого из вас нет, так что, смысл держать ее в ученицах. Примете, а там она сама с твоей помощью, я надеюсь, — тут он жестко посмотрел на нее, — будет совершенствовать и развивать свой дар.

— Конечно, лорд Николас, сейчас обзвоню всех ведьм, в ближайшее полнолуние мы соберем круг.

— Инга, извини, но ты позволишь нам побеседовать с Лизой наедине, нам нужно кое — что обсудить.

Инга немедля вскочила, попрощалась с нашим хозяином и вышла, сказав, что подождет меня в машине, а я. я тихонько обмирала внутри. Да, пора пришла поговорить, и я даже знаю о чем. Он выполнил все свои обещания, он спас меня от совершенно невменяемого Влада и с учетом того, что я слышала, только его защита поможет мне от притязаний этого урода. Ведь он не успокоится.

— Лизи, ты как?

— Все хорошо, Мастер, я волновалась, но не боялась, ведь вы пообещали и сдержали свое слово, спасибо вам. Лорд Николас, я могу спросить?

— Конечно, Лизи, ты можешь меня спрашивать и просить о чем угодно.

— Одержимость. что это? И чем мне это грозит в дальнейшем?

— Видишь ли, девочка, одержимость сродни болезни, как ты знаешь, вампиры ничем и никогда не болеют, это обусловлено изменениями в теле, которые происходят после обращения. Запах твоей крови вызвал изменения в нем, он будет жаждать твоей крови, всегда, и никакая другая теперь не заменит ему твоей. Твой запах свел его с ума, если так можно выразиться, он в чем- то вполне вменяем, и если ты будешь рядом, то он мог бы прожить обыкновенную жизнь вампира и даже быть счастливым. Заметь, Лизи я не говорю о том, что он сделает счастливой тебя.

— Я понимаю. Значит он не оставит меня в покое, никогда?

— Нет, он всегда будет жаждать обладать тобой, полностью. Но я не позволю ему тревожить тебя, да и другие вампиры тоже, ты слишком ценный предмет для нас всех. Уж, прости, что я так прямо называю вещи своими именами.

— Ничего, Мастер. я понимаю.

— Лизи, я хотел сразу же поговорить с тобой о том, что я хотел бы от тебя получить. Мне жаль, что этот разговор происходит во время твоего стресса от встречи, но тянуть я не хочу. Ни к чему, как мне кажется.

— Я слушаю вас Мастер и еще раз подтверждаю, что на мне долг перед вами, и я выполню его.

— Я рад, что ты так думаешь. Потому что я хочу только одного, чтобы ты родила мне ребенка.

— ЧТО???!!!!! — Сказать, что я была в шоке, это ничего не сказать. Я ожидала чего угодно, вплоть до того, что меня будут уговаривать на время вступить в клан Мастера, но родить ребенка? В двадцать лет? Я сама еще ребенок.

Широко открытыми глазами я, молча, смотрела на Николаса и не могла заговорить, может это шутка такая? Сейчас он засмеется, скажет, что я наивное дитя и предложит просто поработать на него? Я с затаенным ожиданием продолжала молчать.

Лизи, — он сел рядом со мной, взяв мои ладони в свои руки, поцеловал их, — руки совсем ледяные и вы сильно побледнели. Я вас так шокировал? Послушайте меня, пожалуйста, мне полторы тысячи лет, пора заводить наследника, и я хочу, чтобы мой ребенок имел какой- нибудь дар помимо того, что он будет Высшим.

Высшие- это рожденные вампиры, не обращенные, они рождаются от союза вампира и человеческой женщины, вампирши не могут родить, как вы понимаете. Но. если ребенок рожден от союза ведьмы и вампира- то он, помимо того, что будет высшим, у него будет дар, какой — неизвестно, но обязательно будет. У вот меня дар слышать ложь и кое- что еще по мелочи.

Он продолжал согревать мои руки, а я. я все еще была ступоре.

— Ведьмы неохотно соглашаются на такие предложения, им самим нужны наследники, чтобы передать свои знания, а от вампира рождается только вампир, и он обязательно будет воспитываться отцом, иначе он не выживет. Высших с даром мало, нас, вообще, мало, потому что вампир только один раз в жизни может зачать ребенка, при условии, что женщина — девственница. Вы, Лизи, для меня настолько ценный дар, вы девственница, — я при этих словах покраснела, — да — да, я чувствую это, и Лизи, не стоит смущаться, это прекрасно. Вы ведьма, с редким, очень редким даром, вы в будущем станете очень сильной ведьмой, у вас огромный потенциал, так что вы же понимаете, Лизи, я не могу отказаться от такого подарка судьбы. Поверьте мне, я буду заботиться о вас, вы ни в чем никогда не будете нуждаться, вы под моей защитой теперь до конца вашей жизни.

Я едва смогла прошептать:

— Вас не смущает Мастер, что я даже представить не могу, что бы лечь с вами в постель, мало того, что вы не привлекаете меня, как мужчина, так я и вспоминать не могу о вампирах, чтобы мне не стало дурно. Меня тошнит от мысли… — я замолчала, не стоило этого говорить, сейчас он придет в ярость и. Что он сделает? Отдаст меня Владу?

— Лиза, я понимаю и не тороплю вас. Я не собираюсь брать вас силой, я постараюсь вас соблазнить, приручить к себе, у меня тысячелетний опыт, я смогу сделать так, что вам не будет противно. Лиза?

— А у меня есть выбор? Вы же сами понимаете, что загнали меня в тупик, я обязана вам и обязана отдать этот долг… — слезы, несмотря на все мои усилия, закапали из глаз.

Он, молча, сидел рядом, только дергающийся уголок рта выдавал его волнение.

— Лиза, я дам вам время, вы привыкнете. Сначала к мысли о ребенке, затем к тому, что я рядом. Вы мне нравитесь, как женщина, вы мне нравитесь, как человек. Такого со мной не было уже давно, так что это решено, просто попробуйте посмотреть на все с другой стороны. Подумайте о том, что вы теперь не одна и я вас никогда не оставлю без помощи. И вспомните, сколько у вас теперь могущественных врагов, желающих заполучить вас себе.

Глава 7

Домой мы ехали молча, Инга увидев мое лицо даже вопросов задавать не стала, просто завела машину и повезла меня домой, там, протащив по коридорам, завела меня в комнату, попросила Власту принести мне горячего чая и в лоб спросила:

— Что он с тебя потребовал такого, что на тебе лица нет?

— Родить ему ребенка, — я не видела смысла скрывать это он нее, кто — кто, а уж она наверняка подозревала что- то подобное.

И точно, Инга присела на мою кровать, и тяжко вздохнула:

— Я так и думала. Не упустил, значит, свой шанс. И что ты думаешь делать?

— А есть варианты? — сарказм переполнял меня.

— Есть, ты же уже знаешь, что только девственницы могут родить ему ребенка? Так вот если ты расстанешься… — она не договорила, а потом словно про себя добавила, — лорд будет в ярости, он не прощает обмана. И что он тогда сделает, я даже не берусь предсказать.

— Вот, именно, он знает, что я. девственница, почувствовал, и сразу же предупредил меня, что это решено, просто дал время привыкнуть.

— Тогда все. Постарайся привыкнуть к этой мысли, и Лиза, давай начистоту, ты понимаешь, что лорд, это твой единственный шанс не попасть в кабалу к кому- то более отвратительному. Знаешь, упыри они почти все сильно отличаются от Мастера, большинство из них даже заморачиваться бы не стало, просто заставили бы тебя принести им клятву, пока ты не в круге и все, была бы пожизненно в кабале клана. И плевать им было бы на то, что ты так страшно познакомилась с вампирами. А оборотни ничем не лучше, так что, девочка, все что случилось- это еще не самое страшное, что могло бы быть. Поверь мне, уж я — то на своем опыте знаю, как оно могло повернуться.

Инга ушла, оставив меня одну, умом я понимала, что все они правы, но сердцем нет, я не могла представить себе, что кто- то из вампиров дотронется до меня, не говоря уже о большем, утешало лишь одно, лорд обещал дать мне время.

На следующий день я не захотела вставать с кровати, слишком много на меня навалилось в последнее время, и как апофеоз, добило меня известие о том, что я должна рожать вампиру дитя, на меня свалилась депрессия, классическая. Я ничего не читала, не занималась ничем, просто валялась на кровати и тупо смотрела в потолок. Не хотела никого видеть, ни с кем разговаривать, спала как сурок целыми днями. Власта ни о чем меня не спрашивала, приносила мне подносы с едой и забирала нетронутыми, видимо, ведьмы уже знали, что предложил мне лорд, так как, никто меня не трогал. Только и обронила как- то:

— Не можешь изменить ситуацию, измени свое отношение, или доверься мирозданию, расслабься, плыви по течению, что- то со временем и изменится.

А на третий день, утром, в моей комнате появился Мастер, я даже не пошевелилась, глядя на него, мне было все равно.

— Лиза, ангел мой, — и тут меня передернуло, слышать это прозвище было невыносимо. Мастер тут же нахмурился, пригляделся и. извинился:

— Прости, я больше не буду, как- то не учел, что тебе будет неприятно. Лизи, не стоит так переживать, соберись, девочка, ты сильная, справишься. Вставай, позавтракаешь со мной, а потом у меня есть для тебя два сюрприза, тебе понравится.

Лорд отправился куда- то к Инге, что- то обсудить, а я нехотя вылезла из — под одеяла, настроения что- то делать не было, но лорд прав, хватит страдать, выхода все равно нет, нужно как- то дальше жить и постараться скорее научится всему, что мне могут дать.

Натянула свои джинсы, нехотя расчесала волосы, но даже кому не стала заплетать косу, было откровенно на все наплевать. Так и вышла с распущенными волосами к завтраку и тут же пожалела. Там, вместе с лордом, за столом, сидел его помощник, тот светловолосый симпатичный вампир, который нашел и привез в особняк лорда неприятных гостей.

— Лизи, — у Мастера неожиданно потемнели глаза, — познакомься, это мой помощник, Даниэль, теперь он будет твоим охранником, везде и всегда будет рядом. Мы же не хотим, чтобы Влад выкрал тебя.

— Приятно познакомится, Лиза, я Даниэль. — Голос у него был приятным, таким низким, словно бархат.

— Спасибо, но разве это обязательно. В смысле я думала, что разве он решится… — я не могла подобрать слов.

— Не думаю, но как только о тебе разойдется молва, желающих получить тебя в полное владение, будет много. Так что давай, ты не будешь спорить, хорошо, Лизи? И второй сюрприз, я договорился со своим старым другом, он живет в Ирландии, что он уговорит тамошнюю ведьму с тобой позаниматься, она многое знает и умеет и мне кажется, тебе стоит сменить обстановку. Поедешь после того, как тебя примут в круг. Договорились?

— Хорошо, но лорд Николас..

— Лизи, прошу тебя, давай ты меня будешь звать просто Николас, и на 'ты', надеюсь, это не составит для тебя труда?

— Я как- то не могу, — я откровенно растерялась, — такая фамильярность..

— Лизи, эта моя просьба, пожалуйста, — Мастер, мягко улыбаясь, смотрел на меня.

— Я попробую. Мастер, но я не успею прочитать все дневники, которые мне дала Инга. А там может быть что- то важное.

— Про это не думай, я выкупил эти книги для тебя, они теперь твои, можешь распоряжаться ими, как считаешь нужным. Для ведьм, они все равно бесполезны, а тебе они нужны. Пока можешь оставить их либо тут, либо в моем доме. или хочешь, — он, вдруг, подался вперед, — я куплю тебе дом тут, рядом с моим, у тебя будет куда приезжать, ты будешь возвращаться домой?

— Нет, спасибо, это лишнее, книги я возьму с собой, может мы там вместе и разберемся кое- в чем.

Лорд был явно раздосадован, но старался не показывать, много шутил, что- то рассказывал мне, интересное из своей жизни и после завтрака пригласил меня на прогулку.

Оказалось, что он много знает о крае, где он предпочитает жить, Николас, вообще, был очень образованным человеком, одно то, что он свободно говорил на девяти языках и более- менее знал еще семь, внушало глубокое уважение

— Лизи, девочка, ну что делать нестареющими вампиру полторы тысячи лет, как не учиться. Все быстро приедается, поверь мне, мой свет, женщины, развлечения, интриги, заговоры, все это так быстро надоедает, остается только одно- знания, которых все равно столько, что я спокойно могу заявлять, что мало что знаю.

— Мастер, я восхищаюсь вами. — Я была искренна, его знание истории, литературы, покоряло меня, а то, что он еще и не отставал от времени и прекрасно владел компьютерными технологиями, увлекался фотографией и немного программирование, вообще, привело меня в восторг.

— Мне приятно Лизи, что я смог удивить и заинтересовать вас. Хотите дам совет?

— Конечно.

— Учите языки Лиза, вам пригодится, вы, насколько я знаю, владеете двумя, не считая своего родного? Вам придется много ездить по миру, я в этом уверен, знания языков- это лишний козырь в жизни, девочка, никогда не знаешь что спасет тебе жизнь в один прекрасный момент.

А что, он прав, мне действительно придется много общаться с разными представителями, теперь моего, мира и лучше бы мне знать больше.

— Хотите, я буду с вами заниматься?

Я задумалась, нет можно конечно, найти курсы и в инете, но мне почему- то не хотелось обижать Николаса недоверием, я видела, как он старается проводить со мной каждую свободную минуту, как заботиться о том, чтобы мне было интересно, комфортно, спокойно. И хотя я понимала, почему он это делает, видела, как постепенно он приручает меня к себе, причем с такой скоростью, что я уже не дергалась от его нежных, иногда настойчивых, прикосновений, все равно мне было как — то тепло от его заботы.

— Хорошо, я согласна, если у вас найдется время для занятий со мной.

Мастер просиял и с того дня пару раз в неделю мы занимались с ним немецким, это первый язык, которому он решил меня научить.

Даниэль сопровождал меня всюду и если, первое время, я пугалась, когда он неожиданно возникал за спиной, то скорее просто перестала его замечать, он не разговаривал со мной, не пытался что- то спрашивать, просто всегда был рядом, когда я занималась или гуляла. Наедине он оставлял меня только с Николасом.

Я возобновила свои занятия, читала от корки до корки дневники, экспериментировала с чернильницей, правда тут меня постигла неудача, либо у меня не было такого дара, либо я что- то делал не так. Часами я сидела над ней, не шевелясь, все пыталась проникнуть в ее суть, но как это нужно было делать. И ведь спросить не у кого, ведьмы теперь меня избегали, Власта по приказу Инги вернулась к себе. Все, чему она могла научить меня, научила, и ее отправили восвояси. Приближалось полнолуние, приближался день, когда я стану полноценной ведьмой. 'Ага, только вот делать толком ничего не умею… и надо признаться честно, если бы не вампир, то никто бы тебе и этого бы не дал'.

Я не понимала Ингу, чего она так боялась в моем лице? Что начну претендовать на ее место? Смешно, я двадцатилетняя девчонка узнала о существовании разных тварей чуть больше трех месяцев назад, толком не умеющая управлять своей силой, беспомощная, как младенец, и лезть во все эти интриги, заговоры сильных мира. Оно мне нужно? Но факт оставался фактом, занимался со мной только лорд, он же и уговорил меня посетить его библиотеку, где обнаружились рукописные книги о вампирах и оборотнях, дневники, личные записи вампиров. Это было познавательно и интересно, но моей проблемы не решало.

За несколько дней до полнолуния, Николас появился в доме Инги прямо с утра и выгрузил мне прямо на кровать несколько пакетов.

— Лизи, свет мой, мы вечером идем в клуб. Я позволил себе купить тебе новое платье, надеюсь, оно тебе понравится.

— В клуб??!! Не пойду!!! — На меня накатила какая- то непонятная мне ярость, 'зачем? Зачем он это делает, мне больно от этих воспоминаний, а уж если я попаду в клуб, то, вряд ли, выдержу, когда вокруг будет все настолько напоминать о пережитом'.

Николас сбросил все пакеты на пол, присел рядом и, удерживая меня в своих объятиях, тихонько зашептал:

— Лиза, тшшш свет мой, подожди, выслушай меня, Лизи..

Я рвалась прочь, от него, от воспоминаний которые заполнили меня полностью, рыдала, отталкивала его руки, но он крепко обняв меня, укачивал на своих коленях, невесомо целовал мои волосы и все шептал мне слова утешения:

— Тихо- тихо, девочка, все это уже прошло, пойми и отпусти это. ты должна научится жить так, чтобы это не мешало тебе. Не прощать и не забывать, но отпустить, чтобы не рвать свое сердце. Лиза, это необходимо, для твоего выживания, для твой дальнейшей, надеюсь, я все сделаю для этого, счастливой жизни. Лизи, свет мой. не плачь, помни об этом, но не плачь. Если ты не станешь сильной, тебя просто сомнут в какой- то момент. Ну, ты успокоилась?

Я уже не рыдала, только изредка всхлипывала, прижимаясь к нему, он прав, безупречный тысячелетний вампир, но, как же больно..

— Свет мой, тебе в этой жизни, придется делать многое, чего ты не хочешь, улыбаться людям, которых ненавидишь, смиряться с тем, что ты не всегда выигрываешь, ждать своего времени, возможно, лгать, глядя в глаза, убивать, защищаясь и защищая своих близких, и этому всему, я научу тебя, хочу, что бы ты выжила.

Он пересадил меня на кровать, поправил локон, выскочивший из косы, запрятав его за ухо, невесомо погладил по щеке.

— А сейчас ты встанешь, хорошо позавтракаешь, мы с тобой погуляем, и я расскажу тебе историю падения Рима. А вечером мы посидим в приличном клубе. Идет?

Я хрюкнула сопливым носом в ответ что- то невразумительно, Николас улыбнулся, наклонился и поцеловал меня в щечку:

— Тогда вперед, свет мой. Ты такая. удивительная девочка, Лизи..

Естественно, вечером мы сидели в клубе, в вип- зоне, на втором этаже. Балкон нависал над танцполом, и с моего места было видно всех танцующих, а лорд разговаривал о делах с владельцем клуба, оборотнем. Я теперь автоматически отмечала, кто из наших визави были люди, а кто нелюди, и естественно. Нелюдей было больше. Я даже не сильно удивилась, узнав, что мэр столицы области и губернатор области — оба были оборотнями, кстати, вот вампиров во власти не было, только в бизнесе.

— Лорд Николас, может девочке с нами скучно, Елизавета, хотите потанцевать, мой сын может составить вам компанию. Что вам тут скучать с такими стариками, как мы? — Кажется, оборотень попал, глядя на меня, он не увидел, как темнеют глаза Николаса и на его лице появляется холодное надменное выражение. Я даже не успела ничего ответить, как Николас уже взяв меня за руку, легонько поднимает меня из кресла:

— Лизи танцует только со мной. — Ого, какой он может быть, оказывается, его голосом сейчас можно заморозить.

— Свет мой, один танец? Медленный?

Я не хочу танцевать, но чувствуя, как обстановка накалилась, оборотень уже не рад, что влез со своим предложением, с испугом смотрит на лорда, соглашаюсь.

— Хорошо. Только медленный.

Он прав, этот возмутитель моей жизни, глупо бояться всю жизнь того, что произошло, вряд ли теперь танцы могут доставить мне такую радость, как это было, но научится снова спокойно относится к обыденным, в принципе, вещам, стоит.

На танцполе уже звучит. вальс? Я удивленно смотрю на Мастера:

— Ну, что мой свет? Вальс, это ведь так необычно в клубе и романтично. Давай, начнем с малого?

Музыка мягко уносит нас в своих объятиях, Николас прекрасный танцор, просто великолепный, такая грация, такая пластика движений, завораживает и подчиняет, я как- будто не я, в его сильных руках чувствую себя потерявшимся листком, который подхватил и уносит далеко — далеко, неистовый ветер. Не знаю как, но вот он уже держит меня, крепко прижимая к себе и мы, уже просто, слегка, покачиваемся под музыку. У него горячие руки, чей жар чувствую даже сквозь платье и я не задумываясь, спрашиваю:

— Руки горячие…а почему? Я думала… — резкий поворот, я прижата к нему всем телом.

— Что ты подумала, мой свет? Что я ледяной, как вампиры из Сумерек? И испускаю сияние на солнце? — он слегка улыбается. — Стефани из наших и ей разрешили написать этот роман, было даже заседание Совета вампиров, принято решение идеализировать, в глазах людей, вампиров и оборотней, мало ли, все чаще случается так, что наши миры пересекаются, пусть уж лучше люди буду настроены на позитив.

Я неприлично открываю рот в изумлении.

— Лиза, — укоризненно посмеивается лорд, — нас мало, помнишь, я рассказывал тебе, пусть не с ведьмой, но почти каждый вампир хочет иметь свое родное дитя. И если женщины, человеческие, будут мечтать о любви с вампиром, проще будет уговаривать их на этот союз и на рождение ребенка. И знаешь, такие пары иногда не расстаются, потому что влюбляются, со временем женщину кусают, и она обращается, становясь вампиршей, но дети уже есть и семья становится главной ценностью для них обоих.

Музыка сменяется и Николас раскрутив меня, вдруг, с большим умением, срывается в горячую сальсу. От неожиданности я застываю, но он протягивает ко мне руки и со смехом раскручивает меня еще раз. Надо же, я думала, что больше никогда не стану танцевать. И что никогда больше не почувствую эйфорию от того, как плавиться мое тело под музыку, как растворяется в ней.

— Спасибо, — я сама тянусь к Николасу, чтобы первый раз поцеловать его, в щеку, он вернул мне так много, что я не могу не поблагодарить его. Я так и не воспринимаю его, как мужчину, но безумно благодарна человеку, вампиру, существу, которое помогало мне вернуть себя прежнюю, но в то же время и стать новой, не потеряв себя.

Почти черные глаза, чуть дрожащие губы, он дарит в ответ нежный поцелуй, едва прикасаясь к моим губам.

— Свет мой, ты счастлива?

— Сейчас? Да!

— Тогда танцуем дальше. — И мы танцевали, Господи, как же он двигался, просто божественно, никогда бы не подумала, что древний вампир может уметь так танцевать современные танцы, один танец сменял другой. И мы не останавливались, все больше погружаюсь в царящую вокруг музыку. Около нас давно уже образовался круг, и зрители неистово аплодировали, а я парила в музыке, и на душе становилось все легче и легче. Я отпускала прошлое.

С балкона на нас смотрел круглыми, от удивления, глазами, оборотень, понимаю, редчайшее наверняка зрелище, танцующий хастл грозный, самый могущественный из всех присутствующих, древний вампир.

За колонами неожиданно мелькнул Даниэль, и мне вдруг почудилось, что в его глаза на пару секунд мелькнула и пропала неистовая ненависть.

Через пару минут я уже забыла об этом, пора было возвращаться домой, потому что, через два дня меня ждало посвящение в ведьмы и мне требовалось побыть в уединении.

Глава 8

И вот полнолуние, два дня я сидела одна в комнате читая дневник Элизы, еды мне было не положено и я развлекалась тем, что пробовала увидеть историю чернильницы, которую просто нагло сперла из библиотеки. Как- то не прониклась я моментом и вместо того, чтобы волноваться, меня разбирал смех на все их псевдоволшебные ритуалы.

Пришедшая ко мне в комнату Инга, пораженно застывала в дверном проеме, а я вдруг ляпнула вопрос, который мне пришел в голову:

— Инга а кроме нас есть еще какие- нибудь существа? Русалки там, домовые, феи?

Главная явно разозлилась:

— Лиза, Господи, чем забита твоя голова? Ты сегодня ночью будешь стоять в кругу ведьм, приехала Верховная, она встанет во главе круга, священный огонь определит уровень твоей силы, а ты морочишь мне голову какой- то чушью. Нет никого больше, только вампиры, оборотни- волки и мы.

— Жаль, было бы здорово домового дома иметь.

Она высоко подняла брови, увидев чернильницу, нахмурилась, и махнув рукой, ушла, бросив мне на прощание:

— Лиза займись подготовкой, сегодня определится твоя судьба.

' Ага, можно подумать она раньше не определилась. Все равно какой- бы ни была моя сила, я 'вижу', а значит меня будут рвать на части все, кому в голову придет, что ручная видящая- это то, о чем он мечтал всю жизнь. Хорошо, что девственница- это состояние, которое нельзя вернуть, а то бы и рожала всем высшим вампирам детей либо сидела под замком у кого- нибудь из них, что, кстати, не исключено'.

Вздохнула и снова занялась своей чернильницей и надо же, только у меня началось что- то получаться, перед глазами нарисовалась прозрачная, едва видимая, картинка: молодая красивая девица в длинном, домашнем платье с затейливо уложенными волосами, склонившись над изящным бюро, что- то пишет пером из моей чернильницы, как в комнату ворвалась Инга.

— Лиза идем, пора, уже полночь. Переоденься. — Кинула мне на кровать длинный полотняный балахон, черного цвета, — белье сними, вообще все сними, надень балахон на голое тело.

Напялила этот их балахон и послушно пошла за ведьмой. Путь наш пролегал в подвалы, я ведь даже ни разу не заглянула туда, упущение, сейчас как принесут меня в жертву, чтобы не мешалась под ногами. что это меня на хихи пробило, от нервов, видимо. Мне только Верховной по мою душу не хватало.

Спустились в подвалы, прошли по длинному коридору и вошли в огромный зал, затянутый по стенам черным шелком. Посередине в очаге, обложенном диким, черным камнем, горел странный огонь, синий, я вытаращилась на него, интересно, синий…Газ? Вроде не похоже, тот голубой, а этот темно — синий с яркими светло синими всполохами. В зале, одетые в темно — синие балахоны, толпились ведьмы с любопытством разглядывающие меня. Рядом раздался голос Инги:

— Приветствую всех ведьм, которые сегодня собрались здесь, приветствуем тебя, наша Верховная ведьма. Сегодня мы будем принимать в круг нового члена нашей семьи, Елизавету Шумскую. Новая ведьма- видящая. —

По залу пополз шепоток, не всем понравилось появление 'нового члена семьи' ага, все, как и предсказывала Власта.

Вперед выступила рослая, крепкая, не сказать что толстая, но крепко сбитая женщина с пронзительными черными глазами, которые просто прожигали меня насквозь.

— Здравствуй Лиза, меня зовут Мара, я верховная ведьма этой страны. Это замечательно, что наконец- то и у нас появилась видящая. Расскажи нам, что ты успела изучить из того, что умеют ведьмы, ну не считая того, что дает твой дар.

— Приятно познакомится, — да я решила быть вежливой, пока… — Власта научила меня разбираться в травах, наговоры, лечение, привороты. Отвороты, мелкие проклятья, заговоры на деньги, богатство, счастье, семейную жизнь, обереги. ну и так. По мелочи..

— Не густо. Предлагаю, после посвящения поехать со мной, я сама буду обучать тебя.

— Я с удовольствием воспользуюсь вашим предложением, но позже. После посвящения я еду в Ирландию, лорд Николас договорился, что там я смогу обучаться у сильной ведьмы.

Что- то дрогнуло в ее лице, если бы я внимательно не всматривалась, то вряд ли бы заметила.

— Хорошо, я знаю о том, что ты должна в обмен на защиту, мне жаль, что мы сами не смогли уберечь тебя. Мое предложение остается в силе в любое время, не буду скрывать, нам нужна видящая.

— Я приеду, Мара, когда смогу.

На этом этап разговоров закончился, часть ведьм образовала круг, во главе с Марой, остальные отошли к стенам и притихли. Все ведьмы затянули какое- то заклинание, Мара, вытянув руки, бросила в огонь что- то похожее на серебристый песок и предложила мне встать рядом с очагом, пламя забурлило, словно кипящая вода, взметнулось, и Инга крикнула мне:

— Положи руки в огонь.

Я не сомневаясь сунула туда руки и приготовилась терпеть боль от ожогов, но пламя было просто теплым, оно ласкалось к моим рукам, шелковистым покрывалом, мягким, как пух, невесомым, пронизывая мои руки, а затем и всю меня насквозь. В какой- то момент, Мара выкрикнула какие- то странные слова и тут мое запястье обожгло сильной болью и, тут же, снова все стало как прежде, огонь опал, ведьмы замолчали и Инга торжественно провозгласила:

— Елизавета принята. Поздравляю. Покажи нас всем свою руку.

Вытянула руку и поразилась выражению лиц окружающих, на них было изумление? Зависть? Неприятие? А что такое, вообще, произошло? На моем запястье на правой руке красовалась восьмиконечная темно- синяя, почти черная звезда. И что это значит?

Я вопросительно посмотрела на Главную, затем на Верховную, ведьм, молча, требую объяснения. Рядом кто- то ахнул.

— Лиза, градация цвета звезды показывает уровень силы, у тебя она максимальная. У тебя кроме дара видящей должен быть еще один дар, и тоже очень сильный. Какой- выяснится со временем. — Голос Инги как- то странно дрожал.

— Это ведь неплохо? — Чего они так все переполошились- то?

— Это неплохо, скорее, даже, хорошо, — подала наконец голос и Верховная. — Я буду рассматривать тебя, как одну из своих преемниц.

А вот это уже плохо, я совершенно не собиралась погружаться в проблемы чужих мне нелюдей, участвовать в интригах, общаться с вампирами или оборотнями.

— Нет, не стоит, — слушая мой отказ, глаза у Мары полезли на лоб, — я еще совсем молодая, никакого жизненного опыта у меня нет, я плохо разбираюсь в людях и ничего не понимаю в нелюдях. Я буду учиться, а там. посмотрим.

Инга только хмыкнула, а Мара пожала плечами:

— Ты права Лиза, удивительно видеть в столь молодой особе, такую практичность и мудрость. Я оставлю тебе свои координаты, чтобы ты могла связаться со мной при необходимости, захочешь, приезжай в любое время, все, что я знаю и умею, передам тебе. Глупо оставлять такую силу- необученной. Инга, проводи меня. — Кивнув всем на прощание, главные ведьмы удалились, а ко мне подлетела одна из присутствующих ведьм.

— Здравствуй Лиза, я Лана, а, правда, что ты видящая?

Я с недоумением смотрела на, совсем молодую, наверно ровесницу мне, яркую, красивую, девушку. Черные косы до пояса, черные выразительные глаза, такая вся из себя красотка- цыганка. Она что глухая или не верить Главной, она же ясно сказала, что я видящая, к чему эти вопросы?

— Да.

— А можешь посмотреть мое будущее? Мне очень нужно, пожалуйста. Я мало чем могу с тобой поделиться, могу научить играть в карты и гадать по ним, — она слабо улыбнулась, — не знаю, правда, зачем тебе гадание по картам, ты и так видишь будущее, но играть научить могу, так, чтобы не проигрывать?

— Мухлевать? — заинтересовалась, а что я то играть не умела совсем, а хотелось, в преферанс иногда.

— Ну и это тоже. — Ямочки на ее щеках замечательные. — А еще просто просчитывать, что у кого осталось, запоминать, что в игре уже выложили и сбросили. Там много всего.

— А зачем тебе долг передо мной, когда ты сама можешь погадать себе?

Она с недоверием уставилась на меня:

— Ты что, не знаешь? Нет Точно не знаешь. И никто тебе не сказал? Хотя, чего удивляться, Главная — она такая, себе на уме. Те, кто хоть как- то способен предсказывать будущее, гадалки, видящие, прорицатели, они не способны предсказать или увидеть свое будущее и тех, кто связан с ними родственными или кровными узами. Ни будущее своих детей, родителей, мужей или жен — никого, ничего не видно.

Ах, Инга, зараза, ведь даже словом не обмолвилась, а я не задумывалась об этом.

— Так ты посмотришь, что меня ждет в будущем?

— Конечно, а ты мне погадаешь?

Она улыбнулась:

— Конечно, только позже. Ты только что прошла очистительный огонь, стала ведьмой, твоя новая судьба только формируется и нельзя сбивать этот процесс. Ты и думай только о хорошем, чтобы никакие черные мысли не влияли.

Я взяла ее за руку, ее легко было смотреть, вся жизнь, как сказка, молодой красивый парень рядом, потом на руках один за другим появилось два ребенка, мальчик- вылитый отец и красавица дочка. Свой салон, тихая спокойная и счастливая жизнь в кругу семьи. Вот она уже пожилая ведьма, а вокруг куча детей, кажется правнуки и пра — правнуки.

Услышав мой пересказ, Лана прямо засветилась от счастья:

— Это мое. Это то, чего я хочу больше всего на свете. Спасибо тебе. Лиза. — Понизила голос до шепота, — если ты что- то еще не знаешь, спрашивай меня, я не буду утаивать, ты хорошая, светлая. Я живу в соседнем городе, гадалка Лана, меня все знают, как захочешь что- то узнать о своей судьбе или о жизни ведьм, приезжай, только никому не говори, пусть Инга не знает моем обещании.

Мы расстались с ней если не подругами, то добрыми знакомыми. И я даже порадовалась, что она не постеснялась подойти ко мне, теперь у меня есть независимый источник информации, кроме Власты, которая, как мне кажется, боится рассказывать мне слишком много.

На следующий день примчался Мастер, долго восторгался моим темно- синим знаком, а внутри меня язвительно комментировал это внутренний голос, ' Конечно, такая удача, такая дурочка попалась так легко, да и еще такая сила у нее. А перспективы- то какие, сама Верховная в преемницы назначила, есть от чего быть радостным и счастливым, это ж какой силы ребенок получится', от этих мыслей становилось плохо.

Я, вообще, чувствовала себя странно, возбуждение сменялось апатией, я злилась на неизвестно кого, меня иногда лихорадило, только занятия с чернильницей, которая так и продолжала показывать мне одну и ту же картинку, правда она стала более яркой, приносило какое- то успокоение.

— Лизи, что с тобой? Тебе нехорошо? — Мастер тоже заметил мое странное состояние.

— А с чего мне будет хорошо? — Кажется, меня понесло. — Меня не обманывают, нет, мне просто ничего не рассказывают, даже важное про меня, мне придется в ближайшем будущем, не имея на то желания, пережить очень волнующее приключение, быть использованной великим лордом, как свиноматка, родить ему ребенка, после того, как его соплеменники на моих глазах изнасиловали и убили мою подругу, а после гоняли меня по всей стране с целью закусить мной. С чего бы мне будет хорошо!!!! — Я уже орала в голос, вокруг стали сгущаться тени, резко стало холодно, но я мало что замечала.

Мастер дернулся, словно я ударила его, схватил меня, крепко прижал к себе:

— Лиза, успокойся, это действие огня, Лиза. приди в себя, девочка, — но на меня уже ничего не действовало. В комнату ворвалась Инга:

— Мастер держите ее, это просыпается ее второй дар, держите крепче, она сейчас разнесет все тут в пыль!!!

Меня выгнуло, что- то рвало наружу, что- то страшное, черное, злое..

— НЕНАВИ…, — я не успела прокричать, что ненавижу их всех, как лорд закрыл мой рот поцелуем. Жестким, больным, пробирающим до самого сердца, он целовал, словно наказывая, впиваясь в мои губы, кусая их до крови. Я пыталась орать, выкручивалась из его рук, рыдала в голос, но он целовал и целовал меня, пока я не затихла и, перестав сопротивляться, просто повисла тряпочкой в его руках.

Он еще долго укачивал меня на руках, как ребенка, шептал мне всякие нежности, едва касаясь губами, целовал и, когда я почти уснула, положил на кровать.

— Спи, свет мой. Завтра все станет другим… — остальное я уже не слышала, я спала.

На следующее утро Мастер снова пришел ко мне в комнату:

— Ты как?

А как я? Не знала, все было как в тумане, внутри что- то слабо жгло, голова раскалывалась, мне было плохо.

— Неважно. Что это было, вчера?

— Проснулся, частично, твой второй дар, Инга утверждает, что это дар Темной ведьмы, если бы мы не остановили тебя, то под настроение ты бы разнесла бы все вокруг и даже не знаю, кто бы из нас выжил.

— Даже так? И чем мне это грозит? — Пыталась пошутить, но сил совсем не было.

— Лизи, тебе необходима помощь, через пару недель ты едешь в Ирландию, как и договаривались, будешь учиться там. Мой друг, лорд Гай тебя уже ждет. Твои документы уже почти готовы, как только получишь паспорт вы, с Данеэлем, сразу же выезжаете.

Я смотрела на него и молчала, неужели он ничего не скажет о том, что я вчера ему говорила, точнее кричала. Неужели сделает вид, что этого не было. Из меня, ведь вырвалась вся та правда, все мои мысли, мои чувства, мое отношение к тому, что происходит.

Мастер отвел глаза:

— Лизи, я не думал, что ты все так воспримешь. Нет никакой… — он поморщился, — свиноматки, нет никакого использования, я. мне не все равно, какая женщина родит мне ребенка, неужели ты думаешь, что если бы я хотел, то не нашел бы сильной ведьмы, которая за определенную мзду и услуги не родила мне наследника? Мне нужна ты, Лизи и. Я не отступлюсь. Ты не можешь нарушить свое обещание, а я. не возьму обратно свои слова, свет мой. Мне нужна ты. Будет проще всем и тебе в том числе, если ты постараешься привыкнуть. Мне казалось, что я не противен тебе..

— Мне противна сама мысль, что я..

— Я понимаю, потому тебе стоит на время уехать, скажем, на пару месяцев. А там, ты вернешься, я буду рядом, Лиз.

Я откинулась на подушку и скептически уставилась на Николаса:

— Вы думаете, что время поможет мне смирится с тем, что мне придется лечь с вами в постель и терпеть. ваши ласки?

Николас дернулся:

— Что- то я не замечал последнее время, что бы ты от моих. ласк, ты, как- то сильно страдала. Лиза, это ничего не изменит, я ведь могу и по — другому… — в голосе прозвучала издевка.

— Изнасилуете? — Я опять заводилась. Что со мной происходит? Я словно становлюсь совсем другим человеком, раньше я бы никогда не стала так нарываться.

— Нет, я просто укушу тебя, и при моем желании, от действия моей слюны ты сама будешь просить меня о близости, молить, чтобы я взял тебя.

— Что?!! — отпрянула от него, — вы не говорили раньше, что можете таким способом заставить меня…захотеть близости с вами.

— А я и не хочу этого делать, Лизи, я хочу, чтобы ты осознавала все, что ты делаешь и, если уж не хотела, то не противилась тому, чего не миновать.

— Зачем? Зачем вам мое желание? — Я вдруг почувствовала себя уставшей и разбитой, я никак не могла понять, чего он от меня хочет, кроме ребенка.

— Я хочу остаться твоим другом, свет мой, если не получается стать твоим. любовником. Не хочу, чтобы ты возненавидела меня, если я каким- то образом изменю твое сознание и ты будешь делать вещи, за которые тебе потом будет стыдно и больно. Этого ты мне не простишь. Отдыхай, девочка, Инга зайдет попозже и расскажет тебе о том, что вчера с тобой было и как с этим мы можешь бороться. Нуу. насколько она знает, а знает она, как я понял, не много. Потерпи, свет мой, Несси, так зовут ведьму, к которой ты едешь, поможет тебе.

Он ушел, а я закрыла глаза. Никого из них видеть не хотелось, ничего не хотелось, даже знать, что там у меня за второй дар. Судя по всему это что‑то опасное для них, вон как забегали.

Ничего нового или интересного Инга мне не сказал, что, мол дар Темной ведьмы еще более редкий, чем видящая, что в нашей стране их нет, так что учится мне опять не у кого и бла- бла- бла про то, что им так повезло, что я у них появилась. Плюнула и решила поехать в Лане. Может она что- то знает.

Лана все‑таки замечательный человек, как только я приехала, она бросила все свои дела и занялась мной. Сначала успокаивающий отвар сварила, потом учила меня расписывать пулечку и только когда удостоверилась, что со мной все более- менее в порядке, узнав что со мной было, стала рассказывать.

— О Темных мало что известно, живут они отдельно, в кланы не входят, с нелюдями не общаются почти, если только дела какие- то. Говорят, они такой силой обладают, что и вампиры и тем более оборотни их опасаются, проклятья неснимаемые, черное колдовство, духов могут вызывать, потому и не трогают их. Ни разу не слышала, чтобы на Темную кто- то решился какой долг повесить или обмануть.

— А как научится всему этому? Раз дар у меня такой, да и еще я с ним справится не могу, нужно же, чтобы кто- то научил меня.

— Не знаю Лиз, только Темная ведьма может и то, если захочет, своенравные они, не бояться ничего, не заставишь, не уговоришь. Если понравишься- возьмет в ученики, а нет… — она махнула рукой.

— А где их найти?

— Знаю, что в Ирландии есть Темная, в Бразилии вроде живет, а так. Лиза про них, вообще, мало кто знает.

— Мне Инга толком ничего не сказала. Все юлила, что- то бормотала, что, мол, хорошо, что я у них теперь есть.

— Не верь, при любой возможности она от тебя отделается, это раньше, когда было только известно что ты видишь- она на тебя планы строила, а теперь бояться тебя будут. Поезжай, куда тебя там лорд отправляет. Выучишься, чему сможешь, а там. может, и найдешь себе в учителя Темную, только не лги ей никогда, они ужас, как обмана не терпят. И предательства не прощают.

К Лане я ездила каждый день все две недели, пока еще оставалась у Инги, играть мне понравилось, даже азарт появился, Лана научила меня многому, и гадать и карты раскидывать и все карточные игры я теперь более- менее знала и даже мухлевать научилась, передергивать, козыри припрятывать, забавно, но это меня здорово отвлекло.

А вечерами я сидела над своей чернильницей и просматривала ее историю. Да, у меня получилось увидеть, правда кусочками, не всегда между собой связанными, но я видела то красивую молодую девушку, которая писала своему возлюбленному длинные письма, то солидного дяденьку, одетого в военный мундир, строчащего какие- то отчеты и рапорты, то убеленную сединами женщину, описывающую подруге жизнь своих детей и внуков. Ничего особо интересного, но главное я уловила, как нужно обращаться с вещами, чтобы получить хотя бы перечь картинок, чему оно была свидетелем. И молчала, как партизан про свои новые умения.

Через пару недель лорд привез мне загран уже с открытой визой, кучу новых шмоток, билеты на рейс и заранее попрощался:

— Не хочу портить тебе настроение, потому провожать вас не буду. Утром вас с Даниэлем отвезут в аэропорт. В Дублине вас встретят люди лорда Гая. Вот телефоны, мои, Гая, вот адрес гостиницы, которую я для вас заказал, мне показалось, что ты не захочешь жить в замке Гая. В гостинице тебе будет свободнее. До встречи, мой свет….И… Прости, я не хотел, чтобы так все вышло

Он вроде бы дернулся, чтобы поцеловать меня, но сдержался, кивнул и ушел. А я начала собрать вещи.

Глава 9

Нас, действительно, встречали. Прямо у трапа самолета. Чистокровный человек, среднего роста, среднего вида и среднего возраста, такой, совсем неприметный, с незапоминающейся внешностью.

— Мис Лиза? Мистер Даниэль? — его английский был. своеобразным, но я его понимала.

— Даниэль тут же прикрыл меня плечом.

— Все хорошо мистер, Дан. Я Дункан, меня прислал лорд Гай, я отвезу вас к Несси, она уже ждет вас. Или вы хотите сначала попасть в гостиницу?

— В гостиницу, — я не собиралась переться к незнакомой мне женщине с кучей вещей и голодная. — Мы пообедаем, поселимся в гостиницу и тогда навестим мисс Несси …или миссис?

— Мисс Несси не была замужем. Хорошо, прошу вас пройти к стоянке, я отвезу вас с другую гостиницу, в той, в которой лорд Николас забронировал номера не совсем… — он слегка замялся, — спокойно. Лорд Гай подобрал вам семейную гостиницу, лучшую в нашем городе. Там прекрасный повар и отличное обслуживание.

' Ясно, мы будет под колпаком у Мюллера. точнее у самого лорда Гая, надо позвонить Николасу, что- то его друг темнит.' Шла к машине и решала для себя, поделится своими мыслями с Даниэлем или не стоит. Он со мной, практически, не разговаривал, 'да — нет, прошу пройти, стоп'- вот обычный его набор слов в мою сторону, в глаза не смотрел, так что решила, что не буду делиться своими подозрениями. Его задача отслеживать странное и меня защищать, да и честно, я не думала, что мне здесь что- то грозит.

Гостиница мне понравилась, чисто, очень уютно, каждый номер напоминал больше комнату в семейном доме, чем номер в гостинице. Разноцветные шторы, мягкие подушечки разных форм и размеров на кровати и полосатое, вручную связанное покрывало, большой пушистый ковер на полу, все это меня очаровало. 'Ладно, остается тут, если еще и кормить обещают вкусно, то скажу спасибо лорду Гаю, при встрече. если она, вообще, состоится.'

Какая комната досталась Дану, не интересовалась, знаю только что она рядом с моей, разложила вещи, наскоро приняла душ и постучала в соседний номер, пора было идти пообедать и ехать к ведьме. Даниэль был как всегда уже готов, собранный, настороженный, жесткий, словно он, несколько часов не маялся в самолете вместе со мной, стоял уже на пороге.

— Обедать?

— Да, и давай пригласим господина Дункана, что ему сидеть в холле пока мы едим?

Первая увиденная мной эмоция на лице Дана… удивление? Недоверие? Странно с чего бы..

— Ты собираешься обедать с человеком?

Я разозлилась:

— А я и сама человек, если ты забыл. Да, собираюсь. А что, тебе неприятно? Мы с ним можем поесть отдельно.

Он криво усмехнулся:

— Мне все равно, я не ем, только чаю выпью.

— А разве вы не едите? Николас обедал со мной. и ужинал, и… — мой голос затихал по мере того, как менялось выражение лица Дана. Теперь на нем огромными буквами была написана насмешка.

— Это он перед тобой все человека пытается изобразить. Вампиры, те, которым уже не нужна особо кровь людей, человеческую пищу не едят, просто могут выпить воды или любого другого напитка, еда им не нужна. Могут и есть, но так, для вида.

Для чего это было нужно лорду я спрашивать не стала, зато поняла, что наш договор, для Дана, не новость, и мне это не понравилось. Промолчала и потопала вниз, в столовую.

Первая мысль после обеда- остаемся, кормят так, что я на полном серьезе собиралась попросить добавки, правда вспомнила, что нам еще ехать. А я и так уже еле двигаюсь и страшно хочу спать. Взяла в подарок коробку с небольшим тортиком, все‑таки ехать к незнакомой женщине с пустыми руками, как — то совсем некомильфо и мы отправились в соседний, небольшой городишко, где и жила Несси.

Пока ехали, господин Дункан посоветовал обратно вызвать такси. И, вообще, лучше всего взять машину в аренду, чтобы не привлекать лишнего внимания к себе.

— Мой лорд приносит свои извинения, что не может пока обеспечить вам должную охрану, так что постарайтесь никому не рассказывать мисс Лиз, что вы видящая, лучше всего будет, если вы не будете общаться ни с кем посторонним.

— А что случилось?

Дункан замялся:

— У нас на землях лорда не спокойно. Появилось много незнакомых вампиров, молодых, участились случаи употребления некого вещества. что привело к всплеску насилия.

— Северное сияние? — Я вспомнила название того наркотика, которым тогда обширялись Влад со своими друзьями.

— Леди известен этот наркотик? — В голосе Дункана неожиданно прорезались тревожные нотки.

— Сталкивалась…Видела как он действует на вампиров… — Горло перехватило спазмом, я до сих пор так и не могла спокойно вспоминать тот день.

— Это какой- то бич на землях высших, откуда- то появилась эта дрянь и молодые вампиры как с ума посходили, у него привыкание сто процентов за несколько раз. И главное, этот наркотик выключает мозги, они потом творят страшные вещи. — С яростью рассказывал Дункан. — Лорд Гай и остальные Высшие пытаются найти производителя, но пока все бесполезно. Так что, мисс, постарайтесь быть осторожнее.

— Ну, у меня есть Даниэль, да и я сама не собираюсь с кем- то общаться, я приехала учиться. Не думаю, что у меня будет много свободного времени, господин Дункан. И передайте мою благодарность лорду Гаю, гостиница, действительно, великолепна.

Дункан кивнул головой, мы уже подъезжали к дому мисс Несси. Сама ведьма ждала нас на крыльце. Невысокая, ладная фигура, в свободно спадающем до щиколоток, платье, буйная грива каштановых волос свободно падала на плечи, карие, почти черные глаза внимательно разглядывали меня.

— Мисс Несси, это мисс Лиза и мистер Даниэль, охранник мисс Лизы. Лорд Гай просил позаботиться о них, а мне пора возвращаться.

— Хорошо Дункан, я думаю, мы сами справимся, передавай привет Лорду.

— Да мисс Несси, конечно. До свидания господа. Вот мои визитки, если у вас возникнут какие- то сложности или вопросы. Всего хорошего. — Дункан вручил нам по картонной карточке и откланялся.

Мы остались втроем.

— Мистер Даниэль, вы можете погулять и посидеть в саду, или прогуляться по окрестностям, нам с Лизой нужно будет поговорить наедине. Можете не волноваться, здесь ей ничего не грозит, я вам обещаю.

Дан нахмурился, но спорить с ведьмой не стал и, коротко взглянув на меня, направился в сторону холмов, что живописно окружали небольшой домик Несси.

— А теперь с тобой Лиз, где предпочитаешь разговаривать? На террасе или посидим в саду? Или в доме?

— Мне все равно, как вам будет удобно Мисс Несси.

— Лиза, давай на ты, и просто Несси, и я буду обращаться к тебе просто Лиз. Хорошо?

Кивнула, соглашаясь и, подчиняясь приглашающему жесту ведьмы, прошла в дом.

— Тогда посидим в доме, нам нужно о многом и важном поговорить и хотя я уверена, что нас никто не подслушает, лучше подстраховаться. Итак, меня попросили вернуть долг, позаниматься тобой, научить тебя некоторым вещам. Давай начистоту, что ты уже умеешь делать.

Я слабо улыбнулась:

— Играть в карты, — высоко поднятая бровь Несси заставила меня засмеяться, — хорошо играть в карточные игры, гадать, варить отвары и зелья, лечить, правда, не очень сложные вещи, привороты, отвороты, обереги, наговоры, заговоры. Умею видеть будущее и прошлое.

— О, вот это уже интересно. Как ты видишь? Насколько четкая картинка, как ты вызываешь ее, долго ли видишь? — ее вопросы сыпались на меня потоком.

Я добросовестно пересказывала ей все свои ощущения, эмоции, которые были у меня во время просмотров, пожаловалась, что никто так и не открыл своих семейных секретов, и под конец призналась, что сама научилась видеть историю вещей, их прошлое. Несси пришла в сильное волнение, вскочила, притащила мне какую- то статуэтку и попросила посмотреть.

Статуэтка была размером с мою ладонь, сделанная из яркой бронзы небольшая змейка, сидела на крупном куске темно- зеленного, почти бархатного, малахита. Как только она попала ко мне в руки, в голове возникла яркая картинка, маленькая Несси, а не узнать было невозможно, размахнувшись, бьет этой статуэткой большой орех, который взрывается осколками скорлупы, которые царапают ее личико, а содержимое превращается в месиво, на что Несси начинает громко плакать.

С любопытством глядя на нее, рассказываю, что я видела и тут Несси слегка краснеет и начинает смеяться.

— Да, было дело. Ладно, у тебя отлично получилось. Теперь покажи мне свой знак ведьмы.

Протягиваю ей руку, и тут с ней происходит что- то странное, она меняется в лице, хватает мою руку и внимательно разглядывает мой знак и начинает улыбаться. Широкой светлой улыбкой, меняющей ее лицо.

— Слава Богу, наконец- то. Дождалась. — И видя мое непонимание, протягивают свою руку. Ее знак точно такой же, как у меня. Темно синяя, почти черная звезда на запястье. Темная ведьма.

— Вы поможете мне, научите, то, что я должна уметь? — Я даже наклонилась к ней, стремясь получить ответ.

— Да, Лиз, я научу тебя всему, что умею сама. Я так дано ждала ту, кому смогу передать свои знания, что уже почти разуверилась, что дождусь. У меня нет детей и не будет, ты же понимаешь, как это важно передать свои знания? — дождавшись моего кивка, она выдыхает, — мы начнем с твоего первого дара, тем более. Что ты много уже умеешь, моя прабабка была видящей, ее дневник у меня, так что по нему и будем учиться. Затем я научу тебы пользоваться твоим вторым даром. Сдерживать ее, научу вызывать духов, поднимать мертвых, подчинять себе людей. И только в конце я научу тебя проклятиям, неснимаемым, отсроченным и моментальным, научу, как можно выпить энергию человека, прекратив его в зомби, как не подаваться силе альф оборотней и всякому другому, что умею сама. — Она встала и прошлась по комнате.

— Расскажу тебе про темных ведьм, чем мы отличаемся от остальных, по каким законам живем. Нам придется с тобой много и долго заниматься, но когда ты закончишь- ты станешь истинной Темной, которую будут бояться и никому в голову не придет трогать тебя. А до этих пор, никому не рассказывай кто ты, какие у тебя возможности и старайся вообще держаться от всех по — дальше, пока не войдешь в полную силу.

Вот так и начались наши занятия. С утра, на взятой напрокат машине, мы приезжали к Несси, и я погружалась в изучение дневников ее прабабки, где шлялся Дан, не интересовалась, затем мы практиковались, я все лучше понимала свойство своего дара, теперь я уже могла легко вызвать в своем представлении человека или нелюдя, которого хотела 'прочитать' и 'заказывала' либо его будущее, либо прошлое. Так, например, я узнала про Дункана, что лорду Гаю служили еще его предки, служили на совесть, когда- то давно он спас его прадеда от молодого вампира, вылечил его и взял к себе. С тех пор все поколения господина Дункана жили в замке лорда и верой и правдой служили ему.

Несси и Даниэля я не смотрела, мне казалось это не совсем этичным, да и как потом вести себя с ними не представляла, Вообще дар оказался крайне неприятным, мне было неудобно, что я могу вот так, по собственному желанию узнать о человеке все, даже то, что он скрывал от самых близких.

Несси только посмеивалась над моими моральными терзаниями:

— Лиз, ты такая еще молодая, вот когда повзрослеешь, когда столкнешься с наглыми оборотнями, надменными вампирами, которые почему- то считают, что им можно все, тогда точно перестанешь страдать излишней благородностью. На войне все средства хороши.

— А только война? Нормальных отношений с ними никогда не будет?

— Нет, с большей частью да, только война, бывают нормальные и среди нелюдей, но редко. Так что, не расслабляйся. Никому не верь, пока не узнаешь его хорошенько, да и то, спиной лучше не поворачиваться.

Так прошло пару недель, как в гости к Несси приехал ее младший брат, Бран. Он совсем не был похож на сестру, высокий, отлично сложенный, накаченный так, что мускулы просто играли под его бронзовой кожей, он сразу привлек мое внимание. Каштановые с рыжиной волосы вились короткими кудряшками, карие глаза все время улыбались, в них часто плескались смешинки.

И, кажется, я тоже ему приглянулась, все время, что он просидел с нами, развлекая какими- то смешными историями из свой работы, он не сводил с меня глаз. А перед тем, как уехать, пригласил меня в кино в соседний городок, заверив Дана, который сильно напрягся, увидев его интерес ко мне, что с ним мне ничто не грозит. Я согласилась, что- то внутри меня сильно тянулось к этому молодому и такому симпатичному мне человеку. Несси только лукаво улыбалась. После я засыпала ее вопросами чем занимается Бран, есть ли у него девушка, почему он живет отдельно.

— Девушки нет, он всегда слишком занят, чтобы заняться личной жизнью, но я впервые видела, чтобы он просидел у меня больше получаса, столько смеялся и так пытался привлечь чье- то внимание, а точнее твое. Он полицейский, начальник отдела в соседнем городке. И ведьмак, довольно сильный, для среднего уровня. У него дар чувствовать, куда нужно пойти, чтобы найти нечто нужное, для работы или. для него самого. Вот, похоже, сегодня его потянуло сюда… — она снова улыбнулась, а Дан нахмурился. В кино мы съездили, после отлично посидели в кафе, где болтали обо всем на свете, я рассказывала о своем детстве, маме и Игоре, институте, подругах, избегая только одной темы, как я стала ведьмой и как познакомилась с нелюдями. Бран тут же уловил мое нежелание говорить об этом, и не стал настаивать, переведя разговор на себя.

Черт, что со мной, меня со страшной силой тянуло к нему, его руки, когда случайно прикасались ко мне, жгли как раскаленное железо. Я могла вечность смотреть в его, вспыхивающие, иногда, лукавой насмешкой или, какой- то, теплой улыбкой, глаза, слушая его рассказы о работе. Мы, часами, могли обсуждать интересные нам обоим вещи, или молчать, и это не вызывало во мне никакого дискомфорта.

Насколько я могла понять, будучи совсем неискушенной в отношениях с мужчинами, ему тоже нравилось мое общество, мы все чаще замолкали, встречаясь глазами, я отчаянно краснела от его внимательных взглядов, и внутри меня загорался теплый огонек, который согревал сердце. Его целомудренные объятия при расставании заставляли меня желать гораздо большего, но я все время напоминала себе, о том, что не имею прав на него. Перед глазами, все чаще, вставало точеное холодное лицо Николаса, и во мне вспыхивало ощущение обиды и несправедливости.

Однажды в самый разгар нашей учебы с Несси, Бран приехал к ней со своей напарницей, ее звали Риган, фигуристая, яркая, где- то даже нагловатая девица, с симпатичной, яркой внешностью. Черные волосы коротко подстрижены у висков, длинная челка кокетливо прикрывает половину тонкого лица, выразительные цвета меда, глаза, кажется, у нее в роду были оборони.

Оба они были одеты в парадную форму и на мой вопросительный взгляд, Бран пояснил, что у них какая- то проверка, потому они и заскочили, что он хотел предупредить меня, наш сегодняшний поход в кафе отменяется, он тотально будет занят несколько дней.

— Зато потом. я буду совершенно свободен, — его тон был таким, многозначительным и он так посмотрел на меня, что я вся залилась краской, чувствуя как горят щеки и шея. Девица злобно оскалилась и предложила Несси помочь накрывать на стол, она, вообще, всячески заискивала и надоедала ведьме, крутясь по всему дому и задавая массу, каких- то нелепых вопросов.

Несси только посмеивалась, отказавшись от помощи, понимающе поглядывая на нас с Браном. А внутри меня начало что- то такое ворочаться, царапаясь изнутри. А, уж, когда эта Риган, по хозяйски схватив Брана за талию, потащила его в комнату, где уже Несси накрыла на стол, я, вообще, сквозь зубы зарычала. Со мной творилось нечто мне не понятное. Хотелось разнести все вокруг вдребезги. Меня страшно злила и раздражала эта неугомонная, и чтобы, наконец, успокоиться ушла на улицу в сад, там, на крошечной полянке, стояли старые качели, простые две дощечки на длинной веревке, привязанной в толстой ветке, стоящего рядом дерева.

Села, отталкиваясь одной ногой, покачивалась и думала, что пора наверно заканчивать все это. Меня страшно к нему тянет, я влюбилась, чего уж отрицать очевидное. То, черное, что внутри требовало выхода, это обыкновенная ревность, на что я не имею никакого права. Мало того, что на мне висит долг, да и еще какой, меня передернуло при этих воспоминаниях, так и Бран ничего не говорил мне про свое отношение ко мне. Мало ли чего мне привиделось, может он просто развлекает симпатичную ученицу свой сестры.

— Лиз, что ты тут делаешь? — Ну, вот стоило только вспомнить, он тут как тут.

— Сижу, думаю. А вы вроде торопились? — Только не поднимать глаз, кажется, я собиралась заплакать.

— Ты хочешь, чтобы мы быстрее уехали? Мы мешаем? — Мне показалось или в голосе прозвучало разочарование.

— Нет, что ты. Просто..

— Лиз, о чем ты? Что просто? Ты расстроилась, что я буду занят какое- то время?

Я судорожно сглотнула, нужно было сейчас все рассказать, объяснить, что я не могу быть с ним, хотя о чем это я, он пока ни о чем подобном и не заговаривал.

— Ну и это тоже и я еще подумала, что скоро пора ехать домой. Там у меня. дела.

Он схватил меня за руку, сдернул с качелей, прижал к себе и, глядя прямо в глаза, спросил:

— Дела? Или кто- то для тебя важный? Промолчать? Не смогу, если я сейчас обману его или промолчу, мы. расстанемся. Это я чувствовала всей кожей.

— Важный, — его глаза погасли. — но не так, как ты думаешь. Это другое, не могу рассказать.

— Тебе кто- то угрожает? Скажи и я защищу тебя от любого. Просто скажи мне, Лиз, я тебе важен?

Отчаянно краснею и едва могу выдавить из себя:

— Да. Важен.

Еще секунда, пронзительный взгляд и его губы прижимаются к моим, горячие руки обхватывают мою талию, он целует меня и я улетаю. От его, простого, нежного поцелуя, я лечу, внутри меня буря эмоций, ноги перестают держать меня, и с тихим стоном я обмякаю у него на руках. Поцелуй, из нежного едва заметного касания, превращается в горячий, требующий, страстный, Бран пьет мое дыхание, словно дорвавшийся до столь желанной ему воды, путник. Он целует меня так, как будто, я что- то очень важное для него. И я теряюсь в нем. Неожиданно меня накрывает моими видениями.

Слышаться звуки выстрелов, кучка народу бежит по переулкам в полнейшей темноте, рядом с Браном падает какой- то человек и он останавливается помочь ему, к нему сзади подбегает какая- то девушка, вроде как помочь и когда он наклоняется над другом, вонзает ему нож в почку. Бран падает и я понимаю, что он мертв.

От своего собственного крика я прихожу в себя, рядом уже суетится Несси, отталкивая ошеломленного Брана.

— Лиз, что с тобой? Лизи, ты меня слышишь? Что ты видела?..Черт, как не вовремя. Бран убери свою вертихвостку по — дальше в дом.

— Что происходит? Что с Лиз? — Бран не торопится уходить.

— Бран, — Несси уже рычит, — уведи свою девчонку, ей нельзя знать про Лиз. — А лучше всго уезжайте, потом зайдешь.

— Нет!!! Это касается Брана. Мне нужно рассказать. — Я пытаюсь вырваться из объятий Несси.

— Хорошо, Бран займи свою напарницу так, чтобы она не крутилась рядом и не подслушивала, Лиз успокойся, я вес ему расскажу.

— Несси, что происходит, кто- нибудь может мне внятно объяснить?

— Черт тебя возьми, братец. Лиз — видящая, и только что увидела твое будущее и судя по ее состоянию это что- то плохое. Иди, дай мне разобраться с девочкой.

— Видящая???!!! — Он в полном шоке, это почему- то сильно задевает меня.

— Барн!!!! — Ухожу, только даже не надейтесь, что я просто так уеду, почему ты мне не сказал, Лиз? — Разочарование, обида, налет холода, в его голосе отчетливо слышны все эти эмоции. Он поворачивается и уходит в дом, а я, захлебываясь слезами, рассказываю Несси, что я видела.

Несси впервые теряет свою невозмутимость:

— Я сейчас отзову Брана и расскажу ему, а ты идешь в дом, делаешь вид, что ничего не произошло и занимаешь Риган разговорами, так, чтобы я могла спокойно, без ее участия, убедить Брана быть осторожным.

— Несси, прошу тебя, пусть они потом сразу же уедут, я не могу пока и не хочу все объяснять Брану, пока эта. крутиться тут.

— Не волнуйся, я все понимаю, кое — что, если позволишь, я скажу ему сама. Не бойся Лиз, он умный человек и все сам понимает про ведьм.

Я киваю в знак согласия и иду в дом, эти полчаса были худшими за все время проведенное с Несси. Риган, наглая самовлюбленная девица, все время настойчиво пыталась раскрутить меня на откровения, что же нас связывает с Браном, заодно и намекнуть мне, что у них тесная связь и я ей совсем тут не нужна. Даже пыталась угрожать, так, смешно и по женски. Но мне было не до нее, Несси с Браном уединились на кухне и довольно громко что- то обсуждали, затем он вылетел на улицу, рявкнул Риган, что они опаздывают, и они вскоре уехали.

Я расстроилась, очень сильно расстроилась, почувствовав, что сейчас что- то очень важное исчезает между нами, ведьма только ласково погладила меня по голове, пробормотав, что характер у них у всех препаршивийший и он отойдет и обязательно вернется, потом, и предложила заняться делами.

Глава 10

Он не приехал не на следующий день, не потом, я всю неделю так переживала, что все сыпалось из рук, все мысли были о Бране, удалось предотвратить покушение, жив ли он? Я даже не обратила внимание на то, что Дан, практически, пропал, нет, он привозил и отвозил меня в гостиницу, но потом снова уезжал по каким- то своим делам, пару раз я оставалась ночевать у Несси, потому что Дан уезжал куда- то далеко и не мог вернуться к вечеру. Подумала, что вряд ли Николаса порадовало бы такое отношение Дана к его обязанностям, но потом махнула рукой.

Может у него интрижка с местной дамой, или правда какие- то дела, о которых, лорд не стал ставить меня в известность. Так прошла неделя и я уже совсем извелась, когда вернулся Бран. Он приехал один, и с порога кинулся ко мне, подхватил на руки, закружил, поставил меня на ноги и опустился передо мной на колено:

— Лиз, прости меня, я такой дурак. вспыльчивый и обидчивый, прости меня, девочка. Ты спасла мне жизнь, все произошло как ты и описала, но я предупредил свою команду и ее взяли прямо с ножом в руке. Она член той шайки, которую мы тогда преследовали. Лиз, — он смотрел с такой щенячей растерянностью в глазах, что сжималось сердце, — простишь? Мне стало обидно, что ты мне не доверяешь, спасибо сестре, объяснила какой я дурак и не могу требовать от тебя доверия, не доказав, что я его достоин. Я могу надеяться? Лиз..

Я взъерошила его волосы и рассмеялась. И правда дурак, такой сложный, обидчивый, с тяжелым характером, мой. мой ли?

Он снова вскинул меня на руки и зацеловал все, до чего смог дотянуться. А затем мы долго сидели, обнявшись на скамейке около дома, он крепко прижимал меня к себе и тихонько на ушко шептал всякие нежности.

По обоюдному согласию мы больше не вспоминали этот эпизод, но какие- то выводы Бран все‑таки сделал и старался больше не демонстрировать мне эти свои черты характера. Несси откровенно удивлялась:

— Что бы Бран был таким покладистым и послушным? Таким тактичным? Такого, вообще, никогда не было. Лиз ты на него так положительно действуешь..

Я в ответ только смеялась и плавала в розовых облаках первой влюбленности, забыв обо всем, наши занятия продолжались, но былого азарта у меня не стало, за что Несси часто поругивала меня.

— Лиз, это твое будущее, а ты. Нет, я понимаю, что влюблена, и это первая, самая замечательная любовь у ведьм, надеюсь, мой братец не разобьет твое сердце, но учится все равно нужно.

Я соглашалась и тут же забывалась в мечтах о Бране. Не знаю, во что бы это все вылилось, сопротивляться своим и его желаниям увидеть его, быть с ним, у меня уже не оставалось сил, но в один прекрасный день около дома ведьмы остановилась машина господина Дункана.

— Мисс Несси, лорд Гай просит вас срочно прибыть в замок, у нас беда. Пропал сын маленький сын лорда.

Ведьма застыла в проеме двери:

— Как пропал? При такой охране? Что у вас там твориться Дункан?

— Даже не знаю, что вам сказать мисс, беда у нас и не только с малышом, вообще твориться что- то странное. Столько молодых вампиров начали нарушать закон, и все они под действием наркотика, откуда такая дрянь у нас тут взялась и кто поставляет так и не удалось выяснить. Мы не успеваем проверять всех. Мисс Лиза вас тоже лорд просил приехать, если вы не возражаете.

Собирались мы быстро, ведьма была сосредоточена и часто хмурилась.

— Лиз, придется тебе поработать, чувствую, кроме тебя там никто не сможет помочь. Придется частично рассекретиться, про твой второй дар молчи.

Я была готова, все равно рано или поздно обо мне все узнают, надеюсь я к тому времени успею научиться защищать себя по настоящему, а не полагаясь только на закон о ведьмах, но лорд пошел навстречу просьбам Николаса, позволив Несси отдать свой долг ему, занимаясь со мной, а то, что долг Темной- это большая редкость и он мог просить все, что угодно, то и раздумывать тут не о чем.

Лорд Гай в замке отсутствовал, вместе с отрядом охраны они обыскивали окрестности, и Дункан проводил нас, по моей просьбе, в детскую. Светлая большая комната, низкая уютная кровать, в виде машинки, стеллажи с игрушками книжками, в основном гоночными машинками, огромный пушистый ковер на полу, письменный стол около окна с валяющимся на нем планшетом, легкие, почти прозрачные шторы не затеняют свет. Видно, что все здесь подобрано с любовью и заботой. На стене портрет, светловолосый кудрявый мальчик весело смеется щербатым ртом, глядя прямо на нас.

— Симпатичный мальчуган, только вот жив ли, — Несси была настроена на худшее.

— Нет, едва ли его забрали, чтобы убить, хотели бы- убили бы здесь, скорее всего, будут требовать что- то в обмен на мальчика.

— Лиза ты рассуждаешь, как человек, любой вампир порвет за своего ребенка, даже за намек но то, что ребенку что- нибудь будет грозить. Договориться с ним не возможно, может наобещать всего, чего твой душе угодно, но при первой же возможности убьет.

— А долг? Если мальчика, вдруг, кто- то найдет и вернет, что сделает высший вампир для такого человека или нелюдя? Останется должным, и проси чего хочешь.

— Какая умная девочка. — Сзади раздался низкий басовитый голос, от которого что- то дрожало в груди.

Несси слегка наклонила голову в приветствии, а я во все глаза разглядывала лорда Гая. Худощавый среднего роста, такие же кудрявые волосы, как у сына рассыпаны по плечам, тонкое, красивое лицо, можно было бы увидеть в нем слегка наивного, мечтателя, лет двадцати, если бы не пронзительный взгляд серых, все замечающих, глаз.

— Мис Несси, очень рад вас видеть, спасибо, что откликнулись на мою просьбу. Мисс Лиза?

— Здравствуйте лорд Гай. — Я кивнула головой. — Мы постараемся быть вам полезными. Только введите нас в курс дела, пожалуйста.

Он скривился, но послушно пересказ все что знал:

— Син с утра, после завтрака, занимается с няней, потом прогулка на территории замка, у него там оборудован детский уголок, затем обед, сон и снова занятия. Когда охрана пришла сопроводить их на прогулку, то выяснилось, что ни мальчика, ни няни нигде нет, Кинулись искать, нашли няню, — его голос чуть дрогнул, — ее выпили, насухо.

— Она была человеком?

— Да, чистокровным. Служила в доме уже пять лет, с Киром у них была взаимная любовь, и я доверял ей, как никому. И вы совершенно правы мисс Лизи, любому, кто вернет мне сына я отдам долг, в чем бы он не заключался. У меня к вам мисс просьба, вы можете посмотреть мое будущее, найду ли я сына, — он старался показаться выдержанным и спокойным, но голос его подрагивал.

— Конечно, лорд Гай. Я для того сюда и приехала. Дайте мне руку, пожалуйста.

Привычно напряглась, 'заказала' будущее вампира и картинки пошли, только вот что сразу поставило меня в тупик, первая явно показывала, что ребенок остался живым, потому что я видела как отце и сын валяются на диване перед камином в богато обставленной гостиной, лорд читал сыну сказки, и это была уже зима. И тут же вторая, похороны, маленький гроб, оббитый белоснежным атласом, смертельно белый, полный тоски и ярости лорд Гай стоит прямо перед выкопанной могилой. И снова картинка счастливой семьи, Син, уже явно повзрослевший, вместе с отцом путешествует по Венеции.

В полном недоумении отпустила руку Высшего.

— Ничего не понимаю, простите лорд Гай, но я вижу, что малыш жив и вы вместе, уже после всего происшедшего, и вдруг вижу похороны и маленький гроб. И картинки все время меняются.

— Точка поворота событий, — подала голос Несси, — помнишь, Лиз, в дневниках моей бабки было упомянуто такое. Сейчас будущее зависит от того, что мы сделаем, либо мальчика найдут и он останется жить, либо… — она замолчала

— И что мы должны сделать? — Вампир терял терпение.

— Не знаю, лорд, но от этого зависит жизнь мальчика.

В дверь просочился Дункан:

— Мой лорд, там охрана проверила все записи на камерах, они стерты. Все до одной. Никто чужой, по словам слуг, в замке не появлялся, во всяком случае они никого не видели. Охрана на въезде тоже говорит, что никто не приезжал.

А я, отойдя в угол, лихорадочно соображала, разглядывая комнату мальчика. Будущее смотреть бессмысленно, это уже ясно, так будут вертеться картинки, одна сменяя другую. А вот что можно посмотреть еще? Может пересмотреть всех, кто есть в замке? А зачем, тот, кто украл мальчика, вполне мог давно уже уехать отсюда, тем более охрана не видела чтобы кто- то приезжал, значит, он смог пробраться как- то минуя ее.

Взгляд блуждал по комнате, цепляясь за разные вещи, книжка, открытая посередине на какой- то сказке, недорисованный лист бумаги, брошенный на стеллаже, машинка, валяющаяся у порога. машина. у порога. что- то заставило меня посмотреть на нее внимательнее. У порога. почему? бросил, когда уходил. уходил куда и с кем?..с няней? Они еще не собирались идти гулять, слишком рано, значит. значит, машинка может рассказать о том, что тут произошло, потому что была в руках к мальчика, когда он пошел к двери…

Я опустилась на колени и схватила игрушку. Теперь как училась, погрузится в суть вещи, заставить ее рассказать свою историю, отдаленно услышала возгласы Несси и вампира, но уже не обращала на них внимания. Картинки, нехотя, медленно, но возникали перед глазами. Вот магазин, в котором машина лежит в коробке, чуть ускорила просмотр, лорд Гай с коробкой в детской, радостное лицо Сина играющего с ней, няня, симпатичная молодая девушка с длинной русой косой, уговаривающая маленького лорда одеваться на прогулку, капризничающий Син и стук в дверь. Замедлила просмотр картинок, в дверном проеме вампир, высоченный, худой, в закрытом плаще и капюшоне:

— Лорд велел вам срочно покинуть замок, тут небезопасно, я проведу вас тайным ходом.

Няня, закрывающая собой Сина, требует, что бы вампир открыл лицо. Секунда, другая, нехотя стаскивает капюшон, есть. темно — каштановые волосы, черные глаза, и наконец, примета, по которой можно опознать незнакомца, шрам, тянущийся через левую щеку, теряющийся в волосах.

Досмотрела, уже уверенная в том, что я вижу похитителя.

— Это я, Ника, не узнала…

— О, мой лорд, простите. Не узнала, сейчас я соберу Сина..

— Некогда, идете так, я дам вам плащи, пошевеливайтесь, на замок вот- вот нападут.

Быстро выходящие из дверей вампир, несущий Сина руках, няня и летящая на ковер машина. все, дальше уже про нас.

Положила игрушку на пол и подняла глаза. Гай весь подался вперед, с тревогой всматриваясь в меня, Несси, увидев, что я 'вернулась' тут же задала вопрос:

— Увидела? Кто он? — Что она могла увидеть? Это же не живое, это вещь. — Гай злился, и страшно переживал, видимо, его выдержка изменила ему.

— Лиз видит суть вещей и может посмотреть их прошлое. — Ха, а Несс гордится мной, как — будто сама создала меня.

— Как такое возможно?!! Кого ты видела?

— Незнакомец, его знала няня, он сказал, что на замок вскоре нападут, и вы велели им быстро исчезнуть из него через тайный ход. У него темные волосы, черные глаза и шрам на левой щеке.

И тут после моих слов раздался страшный рык, это Гай узнал похитителя.

— Убью!!! Охрана, все ко мне!!! Дамы, Дункан сейчас отвезет вас обратно, дальше мне уже помощь не требуется. Лизи- я ваш должник.

— Лорд Гай, считаю, что мы квиты, вы позволили Несси учить меня, и я настолько благодарна вам за это, что ваш долг не приму.

Наградой мне были два совершенно одинаковых потрясенных взгляда, от вампира и Несси.

— Удивительно. Хорошо, поговорим потом, мисс Лиз. Я приглашаю вас к себе, когда верну мальчика. — Развернулся, за дверью уже толпились вампиры, видимо это и была его охрана. Секунда и их уже никого не было.

Дома я не находила себе места, металась по комнате ожидая известий про мальчика, почему- то очень сильно задела эта история, пыталась понять, почему и в голову пришло лишь одно объяснение, я подсознательно все время помнила, что мне тоже придется родить сына Высшему. И теперь воочию убедилась, насколько сильно нужно охранять это сокровище, как много будет желающих напакостить высшему или сделать его своим должников, пользуясь этим слабым местом для него.

Я не хотела этого ребенка, не хотела ему такой жизни, не хотела быть всю жизнь связанной с высшим вампиром, и ничего не могла сделать с этим. А еще это был мой экзамен, на профпригодность, как не крути, если я увидела все правильно и похитителя поймают, то вскоре все нелюди узнают про мои способности и что будет со мной дальше- не известно, ясно только одно, за мной начнется дикая охота. И мне бы не помешали защитники и кроме Николаса, особенно сильные и могущественные высшие. Так что я была убеждена, что сделала все правильно.

К вечеру приехал Дункан с новостями, кто был похитителям, выяснили сразу же, по моим подсказкам, это оказался заместитель лорда Гая, тоже высший, лорд Доран. Похоже, лорду надоело быть в подчинении и он решил встать во главе клана, уничтожив маленького Сина и лорда Гая. Предателя пока найти не удалось, Гай, вместе с доверенными людьми, тайно прочесывает все схроны Дорана и надеется успеть спасти сына.

— Мисс Несси, мисс Лиза, поскольку Дорана еще не поймали, то мой лорд просил вас быть настороже, и хорошо бы мисс Лиза пожила бы тут. Гостиница все же ненадежное место. — Дункан слегка затравленно смотрел на Несси, которая, внимательно, разглядывала его.

— А ведь говорила Гаю, что не нравится мне этот Доран… — внезапно выдохнула она. — Предают всегда близкие. Это больно.

— Да, — Дункан даже покивал головой, — они же дружили, с давних пор всегда вместе.

Оба помрачнели и замолчали, я потихоньку двинулась к кухне, стараясь не мешать им:

— Лиз, а ты куда? Сейчас будем тебя утраивать в гостевой комнате, Гай прав, нечего тебе мотать в гостиницу, мало ли. Спасибо за новости Дункан, мы обе очень надеемся, что все получится, мальчик останется жив, а предателя поймают.

— Я тоже очень надеюсь, мисс Несси, маленького лорда все очень любили, я даже не представляю, что станет с лордом Гаем если..

— Дункан!!!! Не неси чепухи, все будет хорошо. Езжай, давай, домой, мы займемся своими делами. Лиз, пойдем, покажу твою комнату.

Вечером за мной заехал Дан. Не знаю, что на меня нашло, но я ему соврала, сказала, что остаюсь у Несси, потому что нам ночью предстоит попробовать один обряд. Чувствовала, что так будет правильно, ведь все происшедшее, это не наша тайна, а я с некоторых пор очень трепетно стала относиться ко всякого рода секретам.

Несси только слегка подняла бровь и промолчала, а когда Даниэль умчался по своим важным делам, не выдержала:

— Ты соврала. Почему?

— Не знаю, Нес, но внутри что- то упорствовало, рассказывать ему.

— Хваленная твоя интуиция, почаще прислушивайся к ней, полезно.

— Ты тоже видишь в поведении Даниэля нечто странное?

Ведьма задумалась:

— Не особо я к нему присматриваюсь Лиз, но раз ты так почувствовала. значит есть на то причины. И помни, что я сказала Дункану, предают близкие, те, кого ты подпустил к себе. Так было и будет всегда, у них больше шансов нанести внезапный удар.

— И не верить никому? Совсем?

— Лиза, ты еще такой ребенок… прежде чем верить, нужно узнать человека, узнать, что им движет, чем он дышит, чем живет и чего хочет от жизни и от тебя. И все равно оглядываться, что стоит за твоей спиной..

Наш разговор перебил Бран, ворвавшийся в дом. Узнав новости, тут моя интуиция молчала, тут же заявил, что и он будет ночевать у Несси. Да, он знает, что его старшая сестра Темная ведьма, с которой мало кому придет в голову связываться, но. он мужчина и ведьмак.

— Так что отказов не приму и разговор окончен, буду спать в гостиной на диване. — Подытожил и отправился на кухню, заваривать чай.

Мы с ведьмой все же провели небольшой ритуал вызывающий сущность земли, ничего у меня, конечно же, не получилось, мы еще не дошли до этого раздела, но мне стало легче. Несколько дней мы ждали новостей, но никто к нам не приезжал, только Бран теперь совсем перебрался к сестре и вечерами развлекал нас своими байками про бандитов, а еще мы с ним целовались под луной, в саду, перед тем как разойтись по комнатам.

Я уже хотела позвонить Дункану, чтобы узнать новости, но тут нас посетил сам лорд Гай. Глядя на его лицо сразу же стало понятно, Сини жив, хотя лорд и выглядел, как оживший мертвец, глаза его сияли.

— Лорд Гай? Син?

— Все хорошо, все просто отлично мисс Лиза, я передать не могу, как я вам благодарен, мы схватили предателя, и мальчик был с ним. Если бы не ваш дар видеть историю вещей, мы бы никогда не нашли моего сына живым. Лиза, вы отказались от моего долга, но поверьте, я никогда этого не забуду.

— Гай, кто ему помогал? — в голосе Несси звучала тревога. — Слишком все странно, новые молодые вампиры, наркотики, которых у нас сроду не было, похищение твоего Сина.

— Несси, не знаю, он молчит, но у нас тоже сложилось впечатление, что зачинщик не он, он вспомогательная фигура. И у меня снова просьба к Лиз, нам нужно, чтобы вы, мисс, просмотрели его прошлое. Я ведь правильно догадался, что вы можете и это?

— Откуда? — я была раздосадована, так старалась, чтобы никто не узнал раньше времени.

— Просто логика мисс Лиза. Поверьте, я прекрасно понимаю ваши чувства и не стал бы в любой другой ситуации не только настаивать, даже упоминать о своих догадках, но у меня нет выхода, Лизи. Нам жизненно необходимо узнать, кто заварил все это, след тянется в вашу страну, как мне кажется, и это уже не только мое дело. Я звонил Николасу, он, если вы хотите, пришлет еще охранников.

— Нет, мне вполне хватит Даниэля. И Бран ночует с нами каждую ночь, так что я сейчас не особо боюсь. Просто я не готова лорд Гай, я не успела еще стать настоящей ведьмой.

— Я понимаю девочка, и поверь, мы бы не стали подвергать тебя такой опасности, но я обещаю, на моих землях никто тебя не тронет, а потом Николас будет охранять тебя.

' Не меня, а своего ребенка.'. Да я злилась на этих хитроумных лордов, за то, что мне приходиться выходить на свет, совершенно неподготовленной, но отказаться я уже не могла. Несси недовольно сверлила взглядом вампира, порываясь что- то ему сказать, но я одними губами попросила ее молчать.

— Хорошо, я просмотрю его прошлое, лорд Гай. Но сразу же предупреждаю, никаких публичных выступлений, никаких отчетов перед Советом вампиров, я не готова.

— Хорошо, Лизи, я благодарен тебе и за это. Главное нащупать ниточки. Завтра вечером я приеду за тобой, допрашивать будем у меня в замке.

Глава 11

Вместе с лордом Гаем спускаемся вниз по широким каменным ступеням в подвал. Там и держат бывшего друга Гая- Дорана. Лорд все- таки упросил меня помочь с допросом вампира и вот сейчас от моего умения зависит жизнь и безопасность остальных нелюдей. Кто- то продолжает продавать наркотик молодым вампирам, уже известны случаи, когда наркотиком побаловались оборотни. Результат предсказуем, один из них сошел с ума и порвал всех своих товарищей. Отказаться я уже никак не могу, речь уже не идет о моей безопасности, речь идет о выживании нелюдей, вчера мне позвонил сам Николас, тоже с заверениями, что не даст никому навредить мне. Только я все равно уверена, что ни к чему хорошему эта история не придет.

Лорд Доран оказался внешне крайне смазливым, хоть и бывшее ранее безупречным его лицо сейчас украшали ссадины и синяки. Увидев меня, осклабился:

— А это еще кто? Гай, ты приволок мне девку? Или в знак нашей прошлой дружбы решил ублажить меня перед смертью? Или попытаться ею подкупить меня, чтобы я открыл все свои секреты? Непрасно, Гай, напрасно, я не клюну на такую мышку..

Не обращая внимания на балагура, лорд махнул рукой и, стоящие сзади него вампиры, надели на Дорана ошейник и притянули к стене, так что теперь он не мог даже пошевелиться.

Я обхватила руку вампира и закрыла глаза, чтобы не видеть рядом с собой оскаленную морду, озверевшего от своей догадки, высшего.

— Гай!!! Ты нашел видящую???!! — голос бывшего лорда задрожал, ног мне было уже все равно, перед моими глазами мелькали сцены похищения. Омерзительные надо сказать, он сам выпил няню Сина прямо у него на глаза, а когда мальчик пытался помочь ей, крича и нападая на лорда, то высший, хлестким ударом по лицу заставил его замолчать и отлететь в сторону:

— Крысенышь, подожди и твоя очередь придет.

Отмотать назад, вот какая- то встреча с неким непонятным существом, оно, точнее он, замотан в широкий плащ с капюшоном так, что не видно ничего, даже рук, говорят о похищении, вот с этим же незнакомцем сидят где- то в баре, обсуждая поставки какого- то вещества, Речь скорее всего идет о наркотиках. Вот оборотень, несомненно, пересчитывает полученные от Дорана множество коробок, которые хранятся на каком- то складе, рядом шумит океан, видимо склады на побережье.

Вот новая картинка, снова незнакомец, уговаривает ускорить события, потому что, появился один нежелательный фактор, и потому Лорану необходимо все сделать быстро. Интересно, что за фактор, не про меня ли речь? Хотя. кто тут про меня знает — то… Перед самым похищением они встречаются еще один раз, незнакомец заверяет Дорана, что все должно пройти успешно, главное вывести мальчика по- скорее из замка, а он уж постарается поставить как можно больше вещества и на фоне учащающихся стычек вампиров и людей можно будет потребовать, после смерти мальчика, если Гай еще останется в своем уме- его казни, подставив его так, словно это он поставлял наркотики молодым вампирам, все уже готово.

Выныриваю и меня начинает мутить от всего увиденного, это я на всю свою жизнь обречена видеть самое мерзкое в людях, самые отвратительные их поступки? Зачем мне такой дар? Лучше развить свой второй, стать истинной темной, чтобы лишний раз никто ко мне не лез.

— Мисс Лизи?

— Я многое увидела лорд Гай, только давайте поговорим об этом у вас в кабинете.

— Будь ты проклята, ведьма, — бесновался у стены Доран, — Будь трижды проклята, все равно тебя ждет страшная жизнь, они всегда будут пользоваться тобой.

' А вот фиг вам всем, я уже решила, как только вернусь к Несси, так займусь только уроками развития второго дара, хватит с меня.'

В кабинете я пересказала Гаю все, что мне удалось увидеть, многое мне пришлось пересказывать, кое — что зарисовывать, хорошо, что в свое время увлекалась рисованием и смогла изобразить пусть не профессионально, но хотя бы узнаваемо и прорисовать детали, которые могли бы помочь в поисках все участников этой истории.

Лорд долго разглядывал мои рисунки, о чем- то думал, страдальчески кривя лицо и ероша свои волосы, а затем выдал:

— Лизи, простите меня, но я не смогу выполнить свое обещание. — Лорд? Поясните.

— Я не смогу скрыть на Совете ваше участие в этой истории, Лизи, теперь ясно, что замешаны оборотни, а значит они потребуют вашего присутствия на Советах. Что бы они могли задать вам свои вопросы.

— Это невозможно, Лорд Гай, я не готова. Это вы понимаете? Меня узнают в лицо все, вампиры, главы кланов, оборотни, ведьмы- на меня начнется охота, а я даже защитить себя пока толком не могу. Вы обрекаете меня на бегство, постоянное бегство о опасение, что кому- то повезет и меня в лучшем случае посадят в золотую клетку, а могут и в подвал, на цепи. Это ваша благодарность за спасение сына? — я почти кричала. Так и знала, что не стоило мне демонстрировать свои умения. Сказала бы, что будущее двойственно и ушла бы, пусть сами бы выкручивались из этой ситуации.

Вампир, от моих слов, потемнел лицом, глаза сверкнули, но сцепив зубы он молчал, знал, что я права. Дождавшись пока я выкричусь, мягко попытался меня успокоить:

— Лизи, вас буду охранять я сам, вместе с Николасом, поверьте, никто и близко не подойдет к вам. И не обязательно на Совете показывать свое лицо, можно прийти в чем- то похожем на плащ или паранджу, чтобы никто не увидел, как вы выглядите. Лиза, я после этой истории готов вам предложить все, что захотите, защиту, дом на территории своих земель, помощь, любую. Но поймите меня, я не могу скрыть такие вещи от Совета, это касается всех нас.

— Меня это не касается, да и мое знакомство с вампирами не добавило мне к вам даже симпатии, не хочу быть никому обязанной, я столько сил положила на то, чтобы жить так, как хочу, а вы мне только усложняете все.

— Лизи я знаю вашу историю, мне жаль, бесконечно жаль, что так все вышло. Но я не могу, Лиз, не могу пойти против своего народа. Это вопрос выживания.

— Никуда не поеду. У нас был с вами договор, я только посмотрю его прошлое, его воспоминания, никого из тех, кого я видела в них, я не знаю, нарисовала все, что увидела, что вам еще от меня нужно? Лорд Гай, вы заставляете меня пожалеть о том, что отказалась от вашего долга.

Он потупился. Но если я надеялась, что на этом все, то я просто не знала вампиров.

— Лиз, а если я предложу вам другой вариант? Так, чтобы вам не нужно было показываться на глаза всем.

— Это как?

— А если вы будете в другой комнате, и на экране будете видеть всех, кто задает вам вопросы, а сами отвечать будете через микрофон.

— Лорд Гай, скажите, зачем? Зачем я нужна на Совете? Достаточно записать мои показания, Мара подтвердит, что я полноценная, входящая в круг ведьма- видящая, мои видения обязаны принимать в таком виде, в каком я желаю их представить. Что за странные попытки меня вытащить на всеобщее обозрение?

— Оборотни, — коротко обронил он. — Нам не нужна война Лизи, а она случится, как только на Советах мы обвиним оборотней в том, что они тоже участвуют в распространении наркотика, который смертельно опасен и для нас и для них. Они обязательно потребуют твоего присутствия на Советах.

— И все‑таки мой ответ- нет, лорд Гай. Мне неприятно напоминать вам о том, что вы сами вызвались меня защищать, а теперь вы меня просто подставляете.

Он застонал и схватился за голову:

— Думаешь я не понимаю, девочка. У меня просто нет другого выхода, эта история касается не только меня и моего сына, даже не только моего народа, она касается всех нас и ведьм в том числе. Как ты думаешь, что станет с ведьмами, когда мир захлестнет волна насилия со стороны молодых вампиров и оборотней, подсевших на эту дрянь?

Он растер лицо руками и уставился на меня:

— Хорошо. Я сделаю все возможное, чтобы ты в этом не участвовала, но если оба Совета будут настаивать, тебе придется приехать. Ты будешь в другом здании, отвечать будешь на те вопросы, которые захочешь, после всего я тайно вывезу тебя обратно сюда к Несси. Поверь, мы постараемся сделать все в тайне, Лиз. Николас, я уверен, поможет всем чем может.

— Хорошо. — Я была откровенно раздражена, все обещания этих упытрей, полная и законченная лажа, не стоит доверять ни одному из них, правильно говорила Несси, я глупая дурочка.

На этом наша беседа завершилась, похоже лорд не испытывал никакой радости от того, что сумел меня уговорить, а обо мне и речи не шло, я была в бешенстве.

Дома Несси первым делом налила мне успокаивающий отвар и, выслушав меня, резюмировала:

— Тебе нужно учиться быстрее, они не отстанут, Лиз.

На следующий день мы полностью перекроили свои занятия, и я начала постигать научу Темных. Приближался самый любимый ведьмами праздник- Альбан Хеффин, праздник дуба. Праздновался он в день летнего солнцестояния, ведьмы подносили дары дубу, прыгали через два костра, вступали в контакты со сверхъестественными существами. Мы с Несси давно готовились к нему, в этот день я должна была попробовать призвать духов, научится управлять ими, да и, вообще, давно хотелось как- от отвлечься от всего происходящего вокруг, почувствовать немного легкости и счастья.

Несколько дней мы усердно занимались, Несси даже начала меня немного хвалить, но с духами пока было сложно, а вот проклятия, правда пока только слабые, удавались мне все лучше и лучше. Кстати, сразу же Несси начала учить меня и защите от них:

— Если про тебя узнает большое количество народу, а оно узнает, поверь моему чутью, эти игрища с Советами так просто не пройдут для тебя, без последствий, защита тебе понадобиться сразу же. Ведьмы в общей массе своей, народ завистливый, и просто так могут от зависти проклясть, и заказ возьмут не поморщатся. Оборотни начнут искать возможности узнать, кто ты и украсть, вампиры. тут вообще, масса вероятностей.

— Отличные новости, — не удержалась от сарказма.

— А что ты хотела? Сама же полезла помогать. Теперь придется заплатить. Ты думаешь, Темные почему так редко, вообще, берутся за чьи- то просьбы? Закон жизни- платить будешь всегда и за все.

— Несси, я обещаю, я стану благоразумной, мне бы только успеть.

— Не переживай девочка, я собираюсь сделать из тебя великую Темную, знаний у меня хватит, а силы у тебя. тебе бы успеть войти в полную силу, тогда ничего уже не страшно.

Спросить, когда же ведьма входит в полную силу и что для этого нужно, не решилась, интуиция подсказывала, что эта информация счастья мне не принесет.

Наступил день праздника, еще с утра мы напекли пирогов, взяли с собой молодой сыр и овощи, дождались Брана, да — да, ведьмак решительно настаивал, что он будет нас сопровождать туда и не оставит меня одну, и отправились на машине в Ларра- Уэст, где, на краю леса и собирались все ведьмы с ближайших окрестностей.

Мне там очень понравилось, прибыли мы ближе к вечеру, уже горели костры, все пили вино, пели, радостно знакомились и общались. Присели за стол, наскоро поели, поулыбались соседям и отправились с Несси прыгать через костры.

— Очистительный огонь, все ведьмы не должны пренебрегать этим. Он очищает нас от наших злобных мыслей, помогает успокоиться, настраивает на победу. Запомни Лиз, в году восемь шабашей, в эти дни удаются самые сложные ритуалы, Колесо года- смена времен года, умирание и возрождение, темная и светлая половины. Мы Темные используем все восемь. И празднуем все восемь праздников. И ты обязательно должна делать это.

Это было так восхитительно, лететь над огнем, который только чуть касался босых ног, ласково гладил твою кожу, и ты снова и снова летела через него, чувствуя, как что- то бурлящее вскипает в твоей крови. Куда делась Несси я уже не понимала, Бран, держа меня за руку, то кружился со мной в хороводе, то снова тянул меня прыгнуть в огонь, мы пили вино и хохотали, украдкой целовались во время танцев и его объятия становились все крепче и крепче, а поцелуи все жарче и требовательнее.

Как мы оказались в лесу, где едва были слышны крики празднующих тоже не помню, помню только горящие глаза Брана, которые казалось, прожигали меня насквозь, его сильные, но нежные руки, укладывающие меня на мягкую траву, его неистовые поцелуи, уносящие меня куда- то далеко — далеко.

— Лиз, я потерял голову от тебя. Лизи… — он уже давно расстегнул пуговички на моем платье, и от его прикосновений, едва уловимых, чувственных, по коже бежали мурашки и поджимались пальчики на ногах.

— Лиз, я, как только тебя увидел, сразу решил, что ты будешь моей. Лиз… — я даже сперва не почувствовала, как он потихоньку поднял подол платья и уже гладит мои ноги, и целует живот, голова была пустой и пьяной, чувство удовольствия захлестывала меня и кружило голову, и заставляло желать чего- то большего. Стон, мой или Брана, не понятно, жаркие поцелуи на бедрах, животе, сладкий шепот, вгоняющий в состояние транса, сильные руки до боли сжавшие меня и тут..

Что заставило меня вспомнить? Чувство самосохранения? Или чувство вины? Я до сих пор не знаю, почему, но перед глазами, вдруг, возникло лицо Николаса, его нежный и грустный взгляд перед моим отъездом, его обещания, которые он в отличии от меня все выполнил, его забота обо мне..

— Бран, я не могу. не могу, пусти меня..

Надо было видеть его ошарашенное лицо:

— Лиз, что случилось? Я сделал тебе больно? Плохо? Что? Не молчи только не молчи, девочка моя, что случилось..

Я заплакала, мне было ужасно стыдно перед ним, я гадкая девчонка, которая морочила голову мужчине, чуть ли ни на шею сама вешалась, поощряла его ухаживания, ревновала его. да я влюбилась, полностью ухнула с головой в свое чувство, не думая о нем, даже помня о своем обещании другому я хотела его и показывала ему это. какая же я дрянь.

— Бран, милый, прости меня. Я не могу. — Вскочила. Запахивая на груди расстегнутое платье, вырвалась из его объятий и рванула обратно к кострам.

Там, найдя Несси, я, запинаясь и полыхая, красными от стыда, щеками, со следами слез на них, попросила отправить меня домой.

— Лизи, — Несси внимательно вглядывалась в мои глаза, а я упорно прятала взгляд от нее. — Бран обидел тебя?

— Нет. Это я обидела его. Я дрянь Несс, самая настоящая дрянь..

— Ну не горячись девочка, уж кто- кто, но ты не из таких!

Эти слова вызвали поток очередных слез, и Несси решила не продолжать этот разговор, на глазах любопытного народа, который уже начал обращать на меня внимание, решительно собрала наши пожитки и подхватив меня под руку отправилась у машине.

— А Бран? — пискнула, залезая в машину.

— Доберется, соседи завезут. Нам нужно поговорить, наедине.

Она затолкала в машину наши вещи, завела ее и газанула так, что из под колес полетели камни.

Пока петляли по, едва заметным, тропинкам Несси молчала, а потом, когда выбрались на шоссе, спросила:

— Что у вас случилось?

Я залилась краской, щеки снова загорелись от стыда, и я еще ниже опустила, и так поникшую, голову.

— Я догадываюсь, Лиз, но расскажи мне сама. Бран обидел тебя?

— Нет, просто. мы целовались, я. он просил стать его. А я не могу, Несс, на мне висит долг.

— ЧТО??!!! Какой?

Я, все так же, не поднимая головы начала каяться. Рассказывала ей все с самого начала и плакала, плакала, плакала, от стыда, от осознания, что теперь Бран будет держаться от меня по- дальше. От того, что моя первая и такая сильная любовь, так печально для меня закончилась… Договорила и робко посмотрела на наставницу, та хмурилась, покусывая губы.

— Ты должна была все рассказать, Лиз.

— Я не могла. Я до сих пор не могу осознать до конца, что мне придется с ним. и ребенок, я не хочу. Все так запуталось, я совсем еще ничего про это не знаю и рассказывать кому- то. мне стыдно, понимаешь, стыдно за это, что я так попалась, по детски, этому вампиру, стыдно перед тобой и Браном, больно от того, что я не могу ответить на его чувства.

— Ты любишь его?

— Да, только теперь это все не важно. Он не простит меня. И не примет того, что я должна сделать.

— Это вина твоего отца Лизи, если бы он растил тебя, ты бы никогда не попала в такое положение. Ты бы с детства знала, что можно пообещать и как, тому, от кого тебе что- то нужно. Попадись он мне…

В машине повисла гнетущая тишина, и я убедилась, что права. Несси молчала, а это значило, что Бран меня бросит, да и зачем ему подстилка вампира, когда вокруг полно молодых и красивый, свободных девушек, которые и так вешаются ему на шею, даже без приглашения. Я мысленно застонала и снова тихонечко заплакала.

— Ну. как он себя поведет я не знаю, Лизи. — нарушила тишину Несс, краем глаза увидевшую мои слезы. — Он впервые на моей памяти так увлекся, что он там себе решит, понятия не имею, хотя…если любит, должен понять. Но у нас другие проблемы Лиз, гораздо серьезнее. Нельзя стать Темной, пока на тебе висит такой долг, ты должна его исполнит, как можно скорее, да и обучать тебя, когда ты будешь ждать ребенка- нельзя, мало ли что… еще скажется на нем, какой- нибудь ритуал. Тебе придется уехать, к Николасу, родить ему и только тогда мы продолжим наши занятия.

И вот тут мне стало страшно. От понимания того, в какой угол загнал меня Николас, своими требованиями, я застонала в голос. И меня прорвало:

— Ненавижу. упырей всех ненавижу, я не хотела этого, почему??? Почему именно я? За что??!!! — Я орала и сыпала проклятиями, билась головой о подголовник, пыталась выбрать ремень и открыть дверцу машины. — Он отнял у меня все и еще отнимет, ребенка, свободу. все, моя жизнь полностью перевернулась. и все из‑за этих чертовых вампиров.

— Лиз, прекрати, Лизи… — Несси пыталась докричаться до меня. — Не все еще закончено и потеряно. Слышишь, не ты первая так попадаешь, это не конец жизни, поверь мне, девочка. Надо перетерпеть, Лизи, потом ты будешь свободна- обещаю тебе я лично помогу тебе, и стать Темной и освободится от них от всех. Сейчас я не могу ничего сделать, это закон, тебя просто вывезут и отдадут ему. А если ты потеряешь девственность не с ним. Тебе будет очень плохо, Лиз, очень, и детям твоим, и родным, всем. Неисполнение долга жестоко карается. Тебе придется все сделать как можно быстрее. И тебе придется сказать все Брану, самой.

Остальной путь мы продолжили в молчании, дома я просто упала на кровать и уснула, слишком вымоталась и на переживания сил уже не осталось. А утром примчался Бран. Осунувшееся лицо, запавшие глаза, меня затрясло, когда я увидела каким он приехал.

— Лиза, что я сделал не так?

— Бран, нам надо поговорить. Прости меня, я не все сказала вам с Несси. У меня есть долг и он… — пока рассказывала ему, смотрела только на пол, боясь поднять на него глаза, боясь увидеть в его — презрение и усмешку. Договорила и затихла, ожидая что он мне ответит.

— Почему?

— Что почему, — от удивления не удержалась и посмотрела на него, и тут же пожалела об этом. Так и есть, в глаза бушевала буря эмоций, и все они были. приговором для меня.

— Почему не сказал сразу? Я бы не стал. не стал бы проявлять к тебе внимание. нет, точнее. да к черту все!!!! — за ним громыхнула дверь, так, что затряслись стены, заревел мотор машины и, взвизгнув тормозами, он уехал.

Вот и все. Внутри было холодно и пусто. Дико болело сердце. Весь день я прослонялась с телефоном в руке, боясь звонить Николасу, с просьбой, чтобы он забрал меня, вечером снова рыдала в подушку, а утром на пороге стоял лорд Гай.

— Лиза, Советы требуют твоего присутствия, мы ничего не смогли сделать. Собирайся, сейчас приедет Даниэль и вы отправитесь со мной в Москву.

Глава 12

В аэропорту нас встречал водитель с машиной, молча устроилась на заднем сидении и тоскливо пялилась в окно всю дорогу. С Несси мы договорились, что как только я, как она обтекаемо выразилась, ' завершу все свои дела', немедленно вернусь к ней. И я с тоской думала о том, что год мне предстоит тяжелый. Хорошо, что выкармливать ребенка не надо, вампирчиков выпаивают кровью, материнское молоко им без надобности, ну, хоть в чем — то повезло. В гостинице мне выделили роскошный одноместный номер, сам Гай тут же умчался куда- то по делам, предварительно распорядившись насчет моей охраны, кроме Дана, теперь, вокруг меня крутилось еще пара вампиров.

Сбор Советов назначен на завтра, так что можно было пойти куда- нибудь погулять, но настроение у меня было аховое. Нет ненависти к Николасу я уже не чувствовала, только жгло где- то в груди от обиды на несправедливости судьбы и ворочалось внутри, какой- то детское, ощущение брошенности.

Бран…, он просто ушел, даже не поинтересовавшись, каково пришлось мне во всей этой истории, он даже не спросил про мои чувства. Ладно, теперь уже все равно, и я заставлю себя забыть про него, впереди встреча с Николасом, наверняка ведь, приедет вечером, а видеть его я, пока, не хотела, так что, ложимся спать.

Почти проснулась от нежного прикосновения к щеке, кто- то едва касаясь, гладил мои волосы, тихонечко ласкал мои губы, мягко обводя их контур, горячее дыхание защекотало ухо:

— Лизи, свет мой, не притворяйся, я вижу, что ты уже не спишь..

— Здравствуйте, лорд Николас..

— Лизи. девочка, просто Николас, мы же договаривались, уже забыла?

Я упрямо промолчала, никак не могла разобраться со своим отношением к нему, и та ненависть, которая распирала меня, когда я билась в истерике, в машине была настоящей, и нынешняя опустошенность и понимание, что он тут не причем, самой нужно было думать, и мое решение было только моим. Могла и уехать, когда узнала, что за помощь буду должна. Но ведь осталась же..

— Не бойся, свет мой, завтра тебе ничего не грозит, ты будешь в соседнем здании, все увидишь и услышишь сама. Отвечать на вопросы ты имеешь право выборочно, то, что тебе не понравится, можешь спокойно игнорировать. И ничего не бойся, я не дам тебя в обиду, никому. Жаль, что ты не доверилась мне, что умеешь читать прошлое живых и неживых. Я бы придумал что- нибудь другое, пригласил бы Несси к себе и ты бы училась дома.

— Тогда погиб бы Син. И тогда лорд Гай наделал бы глупостей.

Он слегка кивнул:

— Ты потрясающий человечек Лиза, каждый раз я сильно удивляюсь, как не похожа ты на ведьму. Ты, как хрупкий, светлый цветок, который нужно оберегать, чтобы грязные руки не сорвали тебя.

' Ну да, ну, да, а свои интересы блюсти, это не грязными руками до цветочка дотрагиваться' цинично подумала про себя, стараясь спрятать свои эмоции, но что- то все‑таки отразилось на моем лице, что Ник нахмурился и более внимательно принялся разглядывать меня.

— Что- то еще случилось, Лизи?

— Ничего, — буркнула, отворачиваясь, — спать хочу.

Понимаю, что все это так по — детски, но видеть его не хотелось. Чувство вины пред ним грызло, а мне это не нравилось. Потому, закуталась в одеяло с головой и постаралась вновь уснуть. Как Ник уходил уже не слышала.

Утром меня разбудил Даниэль, притащив завтрак в номер, закинул в шкаф мои чемоданы с вещами и огласил распорядок дня:

— Через час идем на место, там мы, скорее всего, просидим весь день, любят они поболтать, так что ешь как следует, туда возьмем с собой бутербродов, кофе в термосах, строгая конспирация, на улицу ни ногой, не стоит привлекать внимание. Если что позови, я рядом в соседнем номере. — и ушел.

Встала, недовольная, хмурая, волнения не было, только раздражение на всех и вся. И на себя в том числе. Умылась, позавтракала, время еще оставалось, включила новости и от ужаса упала на кровать. Страшное, кровавое убийство на окраине, семья, пять человек, двое детей, все мертвы, просто растерзаны, как — будто их драл какой- то зверь. Меня замутило, побежала в ванную, стукнув кулаком по стене, когда вышла в номере уже торчал Дан.

— Что??!!

Я, молча, ткнула рукой в телевизор, а там камера медленно смаковала вид разорванных тел, кровь, залившую стены:

— Вампиры?

— Мда… — лицо Дана закаменело, отвращение, омерзение, чувство вины. вины?..промелькнуло и пропало на нем. Моргнула, нет просто застывшее лицо, решила, что мне почудилось и принялась быстро одеваться.

— Лиза, уходим на место сейчас же. Похоже, это как раз подарок Совету. Собирайся и спускайся вниз, вещи отнесут в машины. Сюда мы больше не вернемся.

Меня слегка потряхивало, каким нужно быть зверем, чтобы так обойтись с живыми людьми, с детьми. Наркотики? Похоже, что да. Эту заразу нужно остановить, иначе Гай прав, нелюдей, рано или поздно, вычислят и что потом будет со всеми нами, неизвестно.

До места мы добрались быстро, я плохо знала Москву, но то, что из окон были видны 'башни Саурона' подсказывало, что мы где- то в центре. Огромный экран на всю стену, овальный стол посредине комнаты, неожиданно удобные кресла вокруг, кофемашина на приставном столике с чашками, сахаром и вазочкой конфет, незаметная дверь в ванную комнату, пушистый огромный ковер на полу, позволяющий скинуть тесные туфли, около двери небольшой мягкий диван, на котором тут же утроились мои охранники.

Даниэль, убедившись, что я устроилась с удобствами, снова куда- то умотал, приказав всем даже за дверь не заглядывать и чуть что- звонить ему и лорду Николасу. На столе прямо перед моим креслом стоял микрофон, такие я видела у операторов или тележурналистов, большой, толстый, на ножке, на нем красная кнопка, которую, видимо, нужно будет включать, что бы меня слышали.

Чуть поскучала, покрутилась устраиваясь по- удобнее и мое внимание привлекло какое- то движение, в зале начали собираться члены Советов. Оборотни, все как один, были злыми даже на вид, коротко о чем- то переговариваясь, рассаживались в кресла, стоящие по одну сторону стола, вампиры, приветствуя друг друга, разбрелись по всему зале, пытаясь решить на ходу какие- то вопросы, а вот и знакомое лицо, Мара.

Верховная тоже решила почтить высокое собрание своей персоной. Интересно, а на чьей стороне будет она. То, что она попытается сыграть в свою игру я, даже, не сомневалась, все‑таки Несси удалось меня кое — чему научить, и наивной дурочкой я уже не была.

Через минут десять все уже расселись по местам, последними, прибыли Николас и лорд Гай, заняли места на галерке, около председательствующего Высшего, кажется, Несси рассказывала, что его зовут лорд Аллан, ему около двух тысяч лет, и он уже давно является председателем Совета вампиров, довольно справедливый и умный лорд, который мало интересуется современной жизнью и не участвует в интригах.

— Господа, приветствую всех вас на общем Совете, госпожа Мара, прекрасно выглядите. На повестке дня доклад лорда Гая о событиях, которые, как он уверяет, касаются всех нас. Лорд Гай, прошу Вас.

Гай уверено рассказывал про то, что произошло в его землях, зачитал показания тех вампиров, кого удалось взять живыми, показал фото найденных складов, на которых нашли наркотики и последним, зачитал протокол допроса Дорана, и эта бомба взорвала весь зал. Оборотни вскакивали с мест и орали, что это провокация, что не может быть, чтобы оборотни были в этом замешаны, больше всех возмущался огромный, черный как смоль, с ярко горящими дьявольским огнем, желтыми глазами член Совета оборотней, лорд Крайтон.

Наблюдать за этим сборищем надменных снобов и взрывных дикарей было забавно, но как только лорд Гай сообщил, что в допросе Дорана участвовала видящая и все, что записано в протоколе- это чистая правда в зале наступила зловещая тишина.

— А почему никто не сообщил нам, что появилась новая видящая? Почему она не присутствует на Совете, нужно подвергнуть ее допросу. — Вот и первая ласточка, конечно же Крайтон не утерпел и высказал свое ' фи'. И тут пришлось признать, что я еще способна удивляться, потому что со своего кресла встала Мара:

— А с чего вдруг ведьмы должны докладывать, что среди них появилась видящая? Вы все должны помнить первый пункт договора с ведьмами, мы неприкосновенны и неподконтрольны никому из вас. И уж, точно, не обязаны докладывать вампирам и оборотням про свои внутренние дела. Все сделано согласно закону. Я сама, лично, приняла эту ведьму в круг, она совершеннолетняя, полноценная ведьма и имеет право сохранять свое инкогнито. Как и имеет полное право использовать свой дар по своему усмотрению. Если она решила помочь лорду Гаю, то это только ее решение, никто из вас не вправе требовать от нее еще что- либо.

Крайтон скис и сел на свое место, но тут слово взял другой оборотень, медно — рыжие волосы, рыжие глаза, весь его облик кричал о хитрости и пронырливости.

— Уважаемая Мара, никто, конечно же, не требует от вас или других ведьм подчинения или упаси Бог, не собирается указывать ведьмам, что им делать. Но согласитесь, раз выяснились такие подробности, этого, плохо пахнущего для всех нас дела, хорошо бы услышать ту, которая видела в прошлом Дорана того из наших соплеменников, кто пошел против закона- это наше право. И уточните какой у нее дар, она видит только прошлое?

— А никто не спорит, что для вас это важно, но заставить ведьму прийти и дать показания, а если смотреть правде в лицо, то просто позволить, чтобы вы ее допрашивали- никто не имеет права. Она сама будет решать, ответить ей на ваши вопросы или нет. — Нет, удивительная все‑таки женщина, Верховная, спокойно смотреть, какие рожи корчат оборотни и некоторые из вампиров, и стоять на своем, защищая меня- дорогого стоит. И хотя я прекрасно понимала, что она это делает, потому что ей выгодно мое расположение, да и если ведьмы узнают, что она сдала меня — то ей грозят перевыборы, ей больше никто не будет доверять, все равно была ей благодарна.

— Господа, — смешался лорд Аллан, — прошу вас спокойнее. Подвергать сомнению показания видящей, совершеннейшая глупость, вы все прекрасно осведомлены, что видящие не лгут. И присутствующий здесь лорд Гай — уважаемый член Совета и высший вампир, так что я бы на вашем месте поостерегся от каких- либо обвинений во лжи.

— Лорд Аллан, никто не собирается сомневаться в словах уважаемого лорда Гая и ставить под сомнения показания Видящей, но согласитесь, хотелось бы получить ответы на некоторые вопросы.

А это еще у нас кто? Черные волосы до плеч, бирюзового цвета, странные глаза, на вид юнец, лет двадцати, холодный, опасный, страшный.

— Лорд Веллер, опаснейшая гадина, ненавидит лорда Николаса и лорда Гая. Вот кого нужно опасаться. — Надо же я не заметила, как вернулся Даниэль. — Он будет в бешенстве, когда поймет, что не добрался до тебя первым. Его почти невозможно переиграть, он самый молодой член Совета и самый ненормальный, говорят, собственноручно убил собственного отца, очень хотелось встать во главе клана.

— Лорд Гай, уважаемая Мара, может видящая все — таки сможет ответить на вопросы которые интересуют нас всех? — Предсказуемо. Лорд Аллан не будет конфликтовать с членами Совета из‑за какой- то ведьмы, как и с оборотнями, хотя они пока молчат.

— Хорошо, лорд Аллан, видящая ответит на вопросы советов, но только по связи и она может не отвечать на те вопросы, на которые не захочет, только так или, вообще, никак. — Холодный голос Николаса прозвучал в абсолютной тишине, что накрыла весь зал. — И должен сразу предупредить всех, эта девушка под моей защитой.

Зал зашумел, а я собралась с силами и нажала красную кнопку на микрофоне.

— Добрый день Господа и дамы. Я готова ответить на ваши вопросы.

— Как к вам обращаться милая леди? — Лорд Аллан всячески пытается чтобы эта беседа выглядела цивилизованна.

— Можно просто мисс Ли. Этого достаточно.

— Ну, что ж мисс Ли, позвольте тогда первый вопрос, вы видите прошлое?

— Я вижу, и прошлое, и будущее, лорд Аллан. — По залу пронесся вздох.

— Это редкий дар мисс Ли. Надеюсь, вы не откажете всем нелюдям в помощи, когда потребуются ваши услуги. Господа, задавайте ваши вопросы и помните, мисс Ли имеет право не отвечать на них.

— У мисс Ли есть имя и фамилия? — О, вот он первый выпад.

— Есть.

— И?

— Без комментариев.

— А почему мы должны верить, что человечка, которая говорит с нами- это и есть видящая? — Кто бы сомневался… лорд Веллер спешит на сцену.

Я, даже, улыбнулась:

— Верховная может подтвердить, что это точно я..

Со своего места встала Мара:

— Ли, чтобы не было больше сомнений, я задам вам вопрос, ответ на который знаете только вы. Что вы ответили мне на мое предложение?

— Что я воспользуюсь им обязательно, но позже. — Умная тетка, так сформулировать вопрос- проверку, чтобы никакой информации посторонним она не принесла, уметь надо.

— Я Верховная ведьма Мара, подтверждаю, что это видящая.

— Спасибо дамы, прошу вас извинить нас за проверку, — лорд Аллан слегка кланяется.

— Мисс Ли, — с места поднялся один из оборотней, весь седой, лицо в шрамах, но от него веяло такой силой, что сидящие рядом молодые оборотни слегка съеживались. — Опишите, пожалуйста, того оборотня, которого вы видели около Дорана.

Я, припоминая эту сцену, помолчала, а потом постаралась детально описать незнакомца, искренне надеясь, что это им поможет.

— Спасибо мисс Ли. Не густо, но хоть что- то, мы постараемся разобраться. И хочу обратиться к вам с просьбой, уважьте старика..

Я едва слышно хмыкнула, на что он только обаятельно улыбнулся.

— Зря вы так мисс Ли, я действительно старик. Так вот, возвращаясь к своей просьбе, надеюсь, вы не откажете нам в помощи, когда понадобятся ваши услуги, со своей стороны могу пообещать вам защиту моей стаи.

— У нее есть защита, лорд Лесневский, — в голосе Николаса зазвенела сталь.

— Лишняя защита, лорд Николас, еще никому не помешала. — Парировал Лесневский и замер, дожидаясь моего ответа, а Ник злобно сверкнул глазами.

— Лорд Лесневский, до определенного уровня, да, если понадобится моя помощь и меня устроят условия, то помогу.

— Спасибо мисс Ли.

— Таак, давайте ближе к делу, — а вот вампирчику не терпится добраться до меня, судя по всему, он зол. — Мисс Ли, я верю тому, что вы рассказываете, но меня интересует другой вопрос.

— Да лорд Веллер, я вас внимательно слушаю.

— Каким образом лорд Гай узнал в Дорана похитителя. Насколько мне известно, но няня, воспоминания которой, вы могли бы посмотреть, чтобы узнать, кто забрал мальчика, была к тому времени уже мертва.

Вот сволочь. Это было самое слабое наше место, признаваться, что я могу считывать с вещей их ' воспоминания', я не собиралась категорически.

— А почему вы задаете этот вопрос мне?

— Я узнал об этом, просмотрев камеры наблюдения, — вмешался Гай, — записи на всех были стерты, кроме одной, той, которую установили накануне, как раз, возле тайного входа. Еще вопросы ко мне есть, лорд Веллер?

— Нет, спасибо, — процедил сквозь зубы, но возражать не посмел. — Тогда у меня еще вопрос к мисс Ли. Тот незнакомец, с которым встречался Доран- он кто, оборотень, человек или вампир?

— Скорее вампир, но точно сказать я не могу. Он был в плаще, с закутанным лицом, в перчатках, так что точнее не скажу.

— А почему вы думаете, что вампир?

— Он двигался быстро, пластично, но без звериной грации оборотней и слишком быстро для человека.

— Хм. хорошо. А почему вы решили помочь лорду Гаю, что он вам пообещал за это? И что вы должны лорду Николасу за его защиту, это ведь вы были участником той истории, когда лорд Доминик и его сын были вынуждены предстать перед Советом.

— Без комментариев. И если у вас больше нет других вопросов, я, пожалуй, откланяюсь. Всего хорошего господа. Госпожа Верховная, надеюсь, увидимся.

Мне надоел это цирк. Я с самого начала знала, что они могли прекрасно обойтись и моими письменными показаниями, но нет вынудили Николаса и Гая привезти меня сюда, чтобы попытаться поймать меня на чем- нибудь и по- больше узнать обо мне. Все, хватит с меня, мне еще предстоит разговор с Николасом, и я сама, должна буду сказать ему, что время пришло, и я готова отдать свой долг ему. А я не готова, совсем, но опять у меня нет никакого выбора.

Глава 13

— Лиза, мы уезжаем прямо сейчас. — Даниэль вихрем метался по комнате.

— Я хочу дослушать, что они решат. И потом, куда мы едем?

— В Питер, оттуда самолетом в Ирландию, я отвезу тебя к ведьме, а сам вернусь, узнаю какие новости, рядом с Несси тебя никто не достанет.

— Нет, Даниэль, я не поеду.

— ЧТО???!!!

— Мне нужно поговорить с лордом Николасом. Дождемся окончания Советов и я позвоню ему. Я не еду к Несси.

— Лиза ты с ума сошла, тебя сейчас будут искать все вампиры и половина оборотней. Немедленно пошла к машине!!!

— Да- ни — эль!!! Я- Не- Еду!! Я ясно выразилась? Ты моя охрана, а папа и не мама, чтобы указывать мне, что делать. — Я просто взбесилась, с какого перепуга мне еще этот вампиреныш начинает указывать. Его лицо потемнело, кажется, еще секунда и он ударит меня, но отступать я не собиралась, если сейчас подчинюсь, то грош цена мне, как Темной ведьме. — Немедленно свяжи меня с лордом Николасом, остальное тебя не касается!

Скрип зубами расслышали даже вампиры, тихо сидящие на диване и пытающиеся слиться с обстановкой.

— Несносная девчонка, — кинул в меня ненавидящий взгляд и схватился за телефон.

— Лорд Николас, тут возникла проблема, Лиза не хочет ехать к ведьме. Не знаю, почему.

— Дай мне телефон!!!!! — Что он себе позволяет? Похоже я зря все время до этого соглашалась с его планами, собственно, мне было все равно, но теперь я не позволю ему командовать мной или попрошу поменять мне охрану.

Скривившись, Дан отдал мне трубку и демонстративно повернулся ко мне спиной.

— Лиза, что случилось?

— Я не поеду к Несси лорд Николас, и мне нужно с вами поговорить. Наедине.

— Хорошо, свет мой, тогда ждите нас с Гаем там, где вы сейчас сидите. Я попытаюсь уйти по- раньше.

Я кинула телефон на стол и сосредоточилась на экране, где уже разгорался скандал. Оборотни, хоть и признавали, что их соплеменник участвуют в распространении наркотиков, во всем винили вампиров.

— Видящая сказала, что главным был вампир.

— Но она не сказала, что это точно, только, скорее всего.

— Какая разница, самое главное, что он не просто участник, он организатор, вот пусть вампиры сначала вычислят его и постараются обезвредить.

— Господа, спокойнее, — лорд Аллен пытался навести порядок. — Это касается нас всех, давайте конструктивно мыслить, необходимо общее участие в этом деле. Лорд Лесневский вы хотите что- то предложить?

— Да лорд Аллан, я думаю, что нужно создать общий отряд из вампиров и оборотней, руководство возложить на лорда Гая, раз он уже в курсе всех дел, необходимо так же участие ведьм, госпожа Мара, ваши коллеги помогут нам?

— Я обращусь к ведьмам, все кто может как- то помочь, думаю, не откажут.

— А видящая? Она- то точно должна принять участие в работе отряда. — О, вот и про меня вспомнили. Спасибо лорд Веллер.

— Нет!!! Мисс Ли занята и будет заниматься другими делами. — Никалас был откровенно разъярен. — И заставить ее вы не вправе, так что советую вам, лорд Веллер просто забыть о ней. Я не позволю никому из вас, — он обвел глазами весь зал, — каким- то образом принуждать девушку.

— А я помогу лорду Николасу. — Гай стал рядом с Николасом и выразительно уставился на Веллера.

— Но. с ее помощью все можно сделать быстрее..

— Я все сказал, никто из вас без ее согласия, даже не подойдет к ней. — Я смотрела на Ника и думала о том, что он сейчас вовлекает всех нас в неприятности, глаза Веллера странно загорелись, он- то уж точно не оставил без внимания, с какой яростью и горячностью защищает меня высший вампир. И все это становилось большой проблемой.

Вскоре крики стихли, оборотни и вампиры составляли список бойцов, лорд Гай договаривался с Лесневским о взаимной работе, а я увидела, что Ника уже нет в зале, значит, сейчас он придет и мне нужно будет сказать ему. ой мамочка..

Он ворвался в комнату, кивком отослал всех вампиров- охранников прочь, схватил меня, прижал к себе:

— Что случилось, свет мой?

— Николас, я не поеду к Несси..я..не могу пока… — зажмурилась и пока не передумала, выпалила, — пока не отдам тебе долг я не могу учиться дальше.

— Ты хочешь сказать, что. готова?

— Я не готова Николас, но у меня не осталось времени, совсем. Это еще мало кто знает, что я читаю прошлое вещей, а когда узнают..

— Я понимаю, Лизи, но прошло так мало времени. я хотел, чтобы ты привыкла, узнала меня по- лучше, да и такие события вокруг… — вопреки моим ожиданиям он не был обрадован, скорее наоборот. — Но выбора, как я понимаю, нет?

— Нет. Несси сказала, что Темной нельзя стать, пока висит долг, да и обучение может сказаться. на ребенке.

Ник, взяв меня за подбородок, слегка приподнял мое лицо:

— Лизи я же вижу, что- то еще случилось, ты стала другой. Ты. из твоих глаз ушел свет, ты смотришь на меня, но видишь кого- то другого.

Я вывернулась из его рук, отошла в сторону, долго молчала, пока не решилась:

— Николас отпусти меня, я. я влюбилась в другого человека, хочешь, я отработаю свой долг любым способом, я уже многому научилась..

В комнате повисла тяжелая тишина:

— Нет. Я не могу свет мой, и вовсе не потому, что ты потенциально сильнейшая ведьма… я не могу отпустить тебя, ты нужна мне, только ты. Я надеюсь, что смогу вызвать какие- то чувства. а что касается твоей влюбленности, то она пройдет. В тебе нет света ангел мой, значит любовь не взаимна, или. Он отказался от тебя, да?

Я не ответила, мне нечего было ему сказать, и он это понял.

— Даниэль! — В дверь ворвался Дан. — Закажи билеты в Испанию, мы с Лизи уезжаем.

— Сколько билетов?

— Два, мы летим с ней только вдвоем. Ты возвращаешься домой, будешь ждать меня там.

— Но лорд Николас..

— Даниэль!

— Хорошо, мой лорд, сейчас позвоню. Ближайший рейс в Испанию.

К вечеру мы были уже в Барселоне. Ник бросил все дела на управляющего, о чем- то договорился с Гаем, демонстративно отправил охранников домой, заставив одного из них спрятаться под плащом, а мы отправились в аэропорт. Весь полет Ник молчал, а я. смотрела бездумно в иллюминатор и ничего не чувствовала, все сгорело, все мои надежды, стремления, планы, все исчезло в тот момент, когда он отказался отпустить меня и странно, но я не поверила ему, что нужна только я. Не знаю почему, может потому, что мое сердце покрылось льдом и больше не испытывало ни боли, ни восторга, ничего.

Из аэропорта доехали в гостиницу, где мне показалось странным, что там никого кроме персонала, не было, бросили вещи в номер и Ник потащил меня на пляж:

— Творения мастера будем смотреть завтра, днем, а сейчас, закат. Он тут фантастический, тебе понравится.

Мне, действительно, понравилось, огромный круглый шар медленно

погружался в розовое 'небо' с синими всполохами, на настоящем небе размазанными голубовато- розовыми мазками плыли облака, кое- где уже загорались звезды и, отражаясь в воде, создавали удивительную картину покоя. Сидя на песке, облокотившись на, обнимающего меня, Ника, поняла, что ужасно устала от всего, что творилось в последнее время в моей жизни, от количества чужих мне людей, которых я совсем не хотела там видеть, от учебы, от постоянного чувства опасности от преследования.

— О чем ты думаешь Лиз?

— О своей жизни, о том, что чувствую себя столетней старухой от усталости, от того, что моя жизнь перевернулась так, как я никогда не хотела. Я скучаю по родителям, по своим друзьям, я так и не закончила институт..

Ник еще крепче прижал к себе:

— Тебе досталось, моя девочка, как иногда не достается даже сильным мужикам, но что поделать, остается только бороться и жить дальше. Хочешь, я договорюсь, и ты сдашь выпускные экзамены в своем институте? Получишь диплом и перестанешь хотя бы об этом жалеть? Ты же готова сдать все?

— Откуда ты знаешь?

— Лиз, я говорил и всегда говорю тебе чистую правду, ты нужна мне, интересна мне, я про тебя все знаю и про родителей, и про твою учебу, и про твою работу на Матвея, твоего однокурсника. Я знаю все, Лиз и хочу тебе помочь. Ну, так что? Договорюсь?

— А..как… мне туда придется поехать?

— Лизи, все просто, ты с Даниэлем отправишься в свой родной город, придешь в институт, сдашь за пару дней все три выпускных экзамена и получишь диплом. Согласна?

— Да. Спасибо Ник, для меня и родителей это было очень важно, всегда.

— Свет мой, я готов для тебя сделать гораздо больше, но ты же от меня ничего не хочешь. я прав?

— Ник, что ты хочешь услышать? Я хочу от тебя только одного, отпусти меня..

Повисла тишина, он поглаживал мою руку и думал:

— Лизи, если я отпущу тебя то потеряю, навсегда потеряю… я знаю это.

— А так ты думаешь, я не уйду? Я же не смогу даже смотреть на тебя после всего..

Ник застонал:

— Я не могу, свет мой. Не могу. Пойдем, уже холодно. — дернул меня за руку поднимая, решительно потянул за собой. — Пора домой, ты проголодалась.

В номере был уже накрыт стол, свет от свечей слегка разгонял тени, полная луна нагло заглядывало в окно, в ее свете лицо Ника было таинственным и красивым, а его грустный и какой- то потерянный взгляд преследовал меня везде.

— Лизи, ты будешь есть?

— Нет, не хочу.

— Бокал вина? Это поможет тебе расслабится… — серебристый звон от бокала повис в тишине комнаты, вокруг запахло виноградом, терпкий, с горчинкой вкус лег на язык, вино сразу же затуманило мне голову так, что я не заметила, как Ник перенес меня на кровать..

Нежные прикосновения, едва ощутимые, почти невесомые, он снял с меня всю одежду и положил на живот. Я была словно под гипнозом, ни слова не говоря, послушно следовала за его руками. А он. он начал делать массаж, мягко, но сильно сжал стопы ног, щекотно провел по подошве ребром ладони, нажал какие- то точки под пальчиками и, вдруг, мне стало жарко. Теплая волна пробежала по телу, заставив покраснеть мои щеки, затем вернулась уже сильнее и вскоре я выгибалась под его руками, которые уже терзали мою спину.

Когда он перевернул меня, не помню. Я горела от возбуждения, и это чувство напрочь отключало мою голову, все что я хотела, чтобы он обнял меня, прижал к себе, хотела чувствовать его губы… И Ник начал целовать, сначала бережно и нежно, а потом, яростно, страстно, прикусывая мою нижнюю губу, вырывая у меня стон за стоном..

Его руки на моем теле, губы, неистово целующие, его хриплое, дрожащее дыхание, Мое имя, которое он шептал как в бреду, его ласки, жадные, страстные, неприличные, но такие желанные сейчас. в ответ я только и смогла, что всхлипнула и сдалась ему.

Тело пронзило болью, настолько сильно, что я закричала, и он тут же замер, давая мне возможность привыкнуть… Наклонился и нежно- нежно принялся целовать мое лицо..

— Лизи, ангел мой, прости, сейчас пройдет..

Его поцелуи становились все жарче и вскоре я снова потерялась в омуте его ласк, утонула в них и пропала..

Утром я ожидаемо проснулась от поцелуя, Ник нависал надо мной и улыбался, такой солнечной улыбкой, что я не выдержала и улыбнулась в ответ.

— Ангел мой, просыпайся, нас ждут гуси святой Евлалии и удивительнейшие дома и мозаики маэстро.

— Чьи гуси? — от удивления вытаращила глаза.

— Это легенда про святую Евлалию, если погладить ее гусей, то исполнится желание, которое ты загадаешь, про любимого. Ну, и, конечно, нужно покормить их перед тем, как лапать, — и он заливисто расхохотался.

Я не узнавала в этом мальчишке, с удивительно солнечной, такой счастливой улыбкой, вечно сурового и опасного лорда, вампира, высшего. Он словно скинул груз своих тысячелетий и снова превратился в юного парня с простой человеческой судьбой.

Мы гуляли весь день, бесцельно шатаясь по улицам прекраснейшего города, останавливались около мозаичных фигур Гауди, специально отправились смотреть на его, до сих пор потрясающие людей, дома….Дом Мило, дом Висенс, дом Бальо, Храм Святого Семейства, чтобы осмотреть все наследие маэстро не хватит целой жизни. Я застывала около каждого творения, поражаясь и восхищаясь полетом его мысли, плодами его причудливой фантазии, а Ник все тянул меня дальше, обещая, что вон так еще прекраснее, еще причудливее. Заглянули мы и к гусям, толстые забавные, белые, как снег, с желтыми жадными клювами, они важно подходили к людям и с каким- то превосходством посматривая вокруг, ждали угощения, затем давая себя погладить, медленно поворачивались хвостами и отправлялись к следующим, жаждущим чудес.

Каюсь, я загадала желание быть с Браном. как бы мы не нравился нынешний Ник, я все равно мечтала о другом, и когда гладила гуся, поймала грустный, все понимающий, взгляд Ника. Конечно, он знал, он все знал и понимал тысячелетний вампир, помнивший еще римские сражения..

А вечером. вечером, после купания в море, мы возвращались в номер и. снова попадали в тот волшебный мир, который построил вокруг Ник, это удивительно, но мое тело предавало меня сразу же, как только он касался меня и я падала в этот водоворот ощущений, чувств, эмоций переполнявших меня..

Так прошла неделя, в то утро Николас долго смотрел на меня, я чувствовала сквозь сон, прежде чем окончательно разбудить меня поцелуем.

— Лизи, ангел мой, мы сегодня уезжаем. Пора свет мой.

— В смысле?

— Ты беременна, Лизи. Нам пора возвращаться, у меня очень много дел накопилось. Да и тебе нужно успеть в институт, если хочешь закончить все дела уже в этом году? — Странно, но он совсем не выглядел счастливым.

— Ты уверен. нууу, в беременности.

— Да. Ты понесла в первую же ночь.

Я задохнулась от возмущения:

— Ты знал, сразу же знал, что я забеременела? А зачем..

Горько улыбнулся в ответ:

— Я хотел разделить с тобой эти несколько дней моего абсолютного счастья. Хотел, что бы и тебе было хорошо. Лизи, тебе же было хорошо, свет мой?

Он настойчиво заглядывал мне в глаза, и я не посмела обмануть:

— Было..

Еще одна горькая усмешка:

— Но это ничего не меняет, да, Лиз? Ты все равно любишь другого и мечтаешь вернуться к нему?

Молча, развернулась и ушла в ванную комнату. Мне было нечего сказать Нику, я совсем запуталась, но в душе продолжала жить мечта, что все когда- нибудь закончится и мы встретимся с Браном и поговорим. и он вернется.

В Москве нас уже встречал Даниэль, меня сильно царапнул его какой- то торжествующий взгляд, которым он одарил нас с Ником. Хотела даже спросить, что это значит, но он тут же захлопотал вокруг меня и я переключилась на обсуждение, кто и куда сейчас едет- летит и что нам нужно сделать. Николас улетал домой, перед самым расставанием, сунул мне в карман карточку:

— Лиз, это твое. Трать на то, что тебе нужно и ни о чем не беспокойся, карточку будут еженедельно пополнять с моего счета.

— У меня есть свои деньги, — я пыталась отбрыкаться, и так было некомфортно, словно я его содержанка. Не знаю, каким образом он это уловил, но лицо потемнело:

— Лиза, я прошу тебя. Это малость, из того, что я хочу для тебя сделать. Сейчас вы с Даном едете в твой город, там уже согласованы все договоренности. Сдаешь свои экзамены, забираешь свои вещи, если они остались, и вы возвращаетесь ко мне. Там мы и решим, вместе, что будем делать дальше. Я купил для тебя дом, неподалеку от моего, подумал, что ты не захочешь жить со мной. — Он отвел глаза. — Если не понравится, купим другой. Охрану я тебе обеспечу, Лесневский рвется дать тебе в охрану еще и своих бойцов, захочешь, сама отберешь кого‑нибудь из них. Ничего не бойся, никто не посмеет тебя обидеть.

' Ну, конечно, а то я не видела, как загорелись глаза некоторых вампиров или оборотней, когда они услышали обо мне'. Мне страшно, откровенно страшно до обморока и в тоже время, я понимаю, что больше не буду прятаться, либо я ведьма, либо просто испуганная молодая девчонка, которая только может, что прятаться за широкую спину Ника.'

-..если что, сразу звони. Даниэль знает к кому в твоем городе он может обратиться за помощью. И Лизи, у меня к тебе просьба..

— Да, Ник?

— Первое: будь осторожна, очень. Не суйся никуда, без совета со мной, хорошо? И второе, не бери пока никаких заказов, даже если будут умолять, я сразу же приеду, и только тогда будем решать вместе. Или Гай появится, если я не смогу, ладно, свет мой? Сделай это для меня, пожалуйста. И никому, ни слова о ребенке.

— Конечно. перестань за меня волноваться, я просто сдам экзамены и приеду к тебе.

Он закрыл глаза и чему — то горько улыбнулся:

— Я бы вечность слушал эти твои слова. Но, увы… Лиз, — открыл глаза и снова передо мной знакомый Николас, суровый и опасный лорд, — вот тебе новый аппарат, в нем номера мои, Гая и Верховной, я договорился с ней, что ты можешь ей звонить, в случае, если тебе нужна помощь.

— Спасибо..

Мне становится стыдно перед ним, он так старается. И тут же мелькает циничная мысль, старается, да, потому что во мне его долгожданный ребенок. Машу рукой и поворачиваюсь уйти, как сильные руки разворачивают меня и Ник крепко целует меня на прощание.

Глава 14

Город в котором я прожила всю свою жизнь встретил меня проливным дождем, сидя в такси, я смотрела на знакомые улицы такого привычного, такого родного города и вдруг поняла, что я больше не хочу здесь жить. Даже когда все закончится, я не вернусь сюда. Слишком страшным было мое расставание с ним, слишком много я тут потеряла. Грустно.

Заселились в гостиницу, по настоянию Дана в одну из самых лучших, и сразу же поехали к моей квартирной хозяйке. К ее чести, женщина оказалась крайне порядочной, узнав о моем исчезновении, да и еще о страшном ДТП в котором погибли мои подруги, она что- то либо заподозрила, а может просто пожалела меня, но не поленилась прийти, собрать мои вещи в коробки и спрятать на антресолях.

Так что, все мои учебники и конспекты оказались целы, что сильно повысило мое настроение. Значит тогда завтра в институт, узнать, на какой день назначены мои экзамены, и вперед, готовиться.

Ночью я почти не спала, почему- то все время казалось, что чего- то не хватает, ощущение, словно я что- то потеряла, какое- то важное для меня. Ворочалась, вставала, снова ложилась, но нет, так и не удалось уснуть, и встала я в разобранном состоянии. В институт меня, конечно же, сопровождал Дан, зашли к ректору, там меня уже ждали, сессия закончилась, но для меня сделали исключение. Николас объяснил, что мне пришлось срочно уехать из‑за тяжелой, смертельной болезни близкой родственницы и договорился, что за два дня я сдам все экзамены.

Ректор, внимательно посматривая на меня из — под очком провещал что- то типа, если бы я не была лучшей на своем курсе, фиг бы он согласился, но и декан просил за меня, так что:

— Голубушка, через три дня мы ждем вас на комиссии, будете сдавать сразу два экзамена, договоритесь с деканом какие, и на следующий день последний. Если не сдадите, останетесь на второй год.

— Я все сдам, Валерий Павлович. Обещаю. Я готова, просто так получилось..

— Да — да, я в курсе.

Странно, но про ДТП с моими подругами все молчали, делая вид, что этого, вообще, не было. Да и в родственницу все сразу же поверили, без всяких документов, хотя отлично известно, что никаких родственников у меня и быть не может, кроме родителей. Это Николас произвел такое впечатление? Вообще- то он может, да.

С деканом мы договорились быстро, мне особо и напрягаться не пришлось, первыми двумя он поставил мое любимое программирование и математику, а на следующий день, вычислительные комплексы, системы и сети, и я с чистым сердцем отправилась в гостиницу, готовиться.

Пара дней прошла однообразно, я сидела, не поднимая головы, только изредка отвлекаясь на свой ноут, добивая своих однокурсников вопросами, которых у меня не было, Даниэль где- то все время пропадал, и я уже решила пожаловаться на него Нику, как в дверь кто- то постучал. Совершенно замороченная этой подготовкой я машинально прошлепала к двери и распахнула, даже не глядя кого там еще принесло. А когда посмотрела, мне резко поплохело.

На пороге стояли оброни. От неожиданности мне сначала показалось, что их тут человек шесть- семь, и только когда пришла в себя, поняла, что их всего четверо, но каких. Огромные, как шкафы, все рыжие, как осенний лес, с хитрыми, зелеными глазами, кажется, я даже догадываюсь от кого пришли эти неожиданные визитеры.

— Видящая?

Я мысленно застонала, надо было так влипнуть? Совсем все забыла и расслабилась, и где черти носят Даниэля?

— Как вы меня нашли?

— Лорда Николаса, конечно, очень трудно отследить, но нет ничего невозможного. Мисс Ли вас приглашает к себе альфа нашей стаи лорд Харас, со всем нашим уважением.

— У меня завтра и послезавтра экзамены, я не могу и потом, лорду Николасу не понравится, если я отправлюсь в вашу стаю, не поставив его в известность.

— Мисс Ли..

— Зовите меня Лиза.

— Мисс Лиза, это срочно, вот письмо, которое просил передать вам лорд Харас, если вы откажетесь.

Обыкновенный конверт, листок бумаги внутри:

' Мисс Ли, приношу вам свои извинения за столь несвоевременный визит моих бойцов, но у меня совершенно безвыходная ситуация и Ваша помощь мне жизненно необходима. Это очень серьезно. Так же, у меня есть несколько новостей, которые касаются вас лично, думаю, Вам будет очень интересно узнать кое- какие вещи и не только Вам, лорду Николасу это тоже будет полезно. Рассматриваю это как хороший аванс за Вашу помощь, и очень рассчитываю на Вас. С уважением лорд Харас.'

Черт, ну и что теперь делать? Новости, которые могут меня интересовать — это понятно, хитрый, рыжий лис поделится сплетнями или добытой информацией кто из оборотней положил на меня глаз, может и еще что- то расскажет, раз сам ко мне обратился, да и еще просит помощи срочно, видимо у него там совсем земля под ногами горит. Ник будет в ярости, если я сейчас поеду с оборотнями, но он мне, в конце концов, кто? Ни муж, ни отец. так, проезжий молодец и давно пора самой уже учится разбираться в окружающем мире и подбирать союзников.

Я понимала, что я просто злюсь на Ника, и от злости готова делать глупости, понимала, что сообщение, что я жду ребенка, от этих мыслей меня пробивал дикий смех, какой ребенок. зачем… это известие выбило меня из колеи и несмотря на то, что я старалась держать лицо, внутри была буря эмоций и все они были отрицательные. Я даже не могла пока представить, что я буду делать, когда родится ребенок, уйду, просто отдав его отцу? Останусь с Ником? Забуду их обоих и постараюсь стать счастливой Темной ведьмой? От этих мыслей болела голова.

— Сколько ехать до вашей стаи?

— Пять часов мисс. Можно спросить — что вы решили?

— Я завтра с утра сдам все три экзамена, и мы сразу поедем к вам, как только, я решу или не решу проблему, вы отвезете меня обратно, у меня тут еще дела.

— Хорошо. Мы будем ждать вас около университета, возле главного входа….Мисс, а где ваш охранник?

Я скривилась, вот этот вопрос меня тоже сильно интересовал.

— Не знаю, у него появились какие- то дела, должен сейчас вернуться.

— Лиза, я как командир отряда не могу оставить вас одну, я оставлю Саймона, пока не вернется ваш охранник, лучше бы, вообще, вы взяли кого- нибудь из оборотней на постоянную работу охранять вас..

— Да зачем?

Он укоризненно посмотрел на меня, и мне стало стыдно, я из‑за своей злости на все, вела себя как ребенок.

— Ладно, путь пока охраняет. Я заниматься.

А вечером разразился скандал, когда вернулся Даниэль. Сначала он пытался наехать на меня, зачем я согласилась на предложение оборотней, зачем оставила с собой охрану, но, как только, я, холодным тоном, предупредила его, что сейчас же звоню Нику с просьбой поменять мне охранника, он моментально сменил тон. Долго извинялся, объяснил, что надеялся сбегать быстро, но обстоятельства поменялись, что это очень важное для него дело и что он больше никто не оставит меня…Он, даже, познакомился с Саймоном, который решил не уходить к своим, а сопровождать меня в институт, Дан промолчал на это решение оборотня, что меня крайне удивило. В конце концов, после того, как он смотался в магазин и принес огромный пакет продуктов, и даже каким- то образом выбил разрешение приготовить мне ужин на кухне гостиницы, мы помирились. И я пообещала ничего не рассказывать Нику.

Экзамены я сдала, неожиданно, легко, наверно, потому что, моя голова была забита совершенно другими вещами, я полночи размышляла, что же случилось у рыжего волка такого, что потребовалась моя помощь, и что он мне готов рассказать в уплату своего долга. Явно важное. Ну, что ж, посмотрим, станет ли лорд Хай моим союзником или придется быстро уносить ноги.

Сомнений, что Даниэль справится и вытащит меня, не было, не приставил бы Николас ко мне того, кто не мог бы справиться с такой задачей, да и сам Дан, сидящий впереди, рядом с водителем, выглядел абсолютно спокойным.

Со мной, на заднем сидении, ехал Саймон, кажется, он решил взять на себя роль моей няньки и, как только, машина тронулась, поздравил меня со сдачей экзаменов, решительно откуда- то вытащил большую корзину. И сосредоточенно принялся кормить меня, совершенно фантастическими, порогами с капустой, запеченным мясом, и крошечными пирожными с абрикосовым джемом, и уже под конец, сунул мне огромную чашку с крепким, горячим, сладким чаем. После чего я уснула и проспала всю дорогу.

Я не ошиблась, когда пыталась угадать личность лорда Хая, это был тот самый рыжий, с хитрыми глазами, волк, который, выступал на Совете. И который, как я помнила, поддерживал лорда Гая. Бояться мне, действительно, на территории его стаи было нечего. — Здравствуйте мисс Ли, вы позволите вас называть по имени?

— Добрый день лорд Харас. Полагаю, что вы уже знаете, как меня зовут и даже мою фамилию.

— И не только это мисс Лиза, я знаю о вас все. Наша стая живет за счет информации, мы ее добываем, торгуем ею, обмениваемся. Это наш источник дохода и основное занятие. Мы лучшие в этом деле. Но вам не стоит бояться, Лиза, я надеюсь, что наше с вами сотрудничество будет базироваться только на честности и доверии.

Моя поднятая бровь явно показала ему, что пока ни о каком доверии речи не идет, на что он хитро улыбнулся:

— Да и кто в здравом уме позволит себе обмануть будущую сильнейшую Темную и ее наставницу, самую сильную на сегодняшний день Темную ведьму Несси.

— Ясно, похоже, вы, действительно, много обо мне знаете.

— Лиза, сейчас вас проведут в ваши покои, там вы можете отдохнуть, освежиться после поездки и потом я хотел бы переговорить с вами наедине.

— Лорд Харас, я только хочу умыться и давайте не откладывать разговор, у меня еще есть дела, да и вы писали, что вам срочно нужна моя консультация.

— Отлично. Саймое, проводи мисс Лизу в ее комнату, лорд Даниэль, уделите мне, пожалуйста, несколько минут.

Мы все разбежались по дому, и пока я умывалась, а Саймон пытался заставить меня снова поесть, Лорд Харас с Даном куда- то удалились. И после того, как я прошла в кабинет Хараса, Дана там не было.

Заметив мое недоумение, оборотень чуть нахмурился:

— Лиза, я готов доверять вам и сделать все, чтобы вы доверили мне, но это не относится с лорду Даниэлю или лорду Николасу. Мы сейчас работаем с лордом Гаем и лордом Николасом, бесплатно, — он выделил это интонацией, — но это совершенно не значит, я доверяю этим, достойнейшим господам.

— А мне почему?

— Вам выгоднее со мной дружить Лиза, как и мне с вами, я могу быть вам полезен, а вы можете прикрыть меня или помочь, да и не стану я в любом случае, задевать Темную, я отлично знаю, чем это может грозить моей стае. Лиза, давайте так, я сначала расскажу про ваши дела, а только потом попрошу помощи у вас, так мне кажется, всем будет проще. Вы сможете оценить, насколько много я могу. Согласны?

— Да, лорд Харас. Я примерно догадываюсь, какую информацию вы собираетесь мне представить, и даже примерно могу прикинуть кто, но в любом случае я вам благодарна. — 'А вот чтобы ты не считал меня совсем уж несмышленышем, а то появится искушение поводить меня за нос. вот не стоит так с Темной'.

— Кто бы сомневался, что вы и сами все просчитаете, вы хоть и молода. Но. Несси отличный учитель. Значит вот что удалось нарыть моим молодцам: первое, на вас начали охоту, правда, опасаясь Николаса. на это решились только трое, но все‑таки.

— И первый из них лорд Веллер? — Браво Лиза, именно, он, но не один, он составил тандем с известным вам лордом Домиником и его сыном.

— Разве Совет не приговорил Влада к …, я запнулась, черт, я даже не удосужилась выяснить, как Совет наказал моего обидчика.

— Нет, моя дорогая, они присудили огромный денежный штраф, вместо смертной казни, полагаю, что этому поспособствовал как раз небезызвестный Веллер. И то, что вы оказались ведьмой, спасло ему жизнь, а ваши подруги. он заплатил за них, деньгами.

Я почувствовала, как меня заполняет ненависть, значит вот как. И тут мне вспомнилось, что Ник обещал, что приложит все силы, что бы Влад был наказан. И? Не смог или не захотел? Ладно, разбираться будем потом, когда я окажусь далеко от него, но я этого не забуду.

— Как эти достойнейшие лорды потом собираются меня поделить? — мой голос сочился сарказмом.

— Не знаю, Лиза, но, видимо, они о чем- то договорились. Советую вам быть очень осторожной. Очень. Ну и третий, это оборотень.

— Лорд Крайтон, я полагаю. — Молодец, — Он искренне был доволен мной, — да, именно, он. Действует в одиночку, но это не делает его слабым врагом. У него на тебя огромные планы. Правда у него есть одно слабое место, его жена, волчица Катарина, очень ревнива, и не потерпит твоего появления в стае. Хотя. ей не тягаться с мужем, но кое- что она, конечно, предпримет, можешь ее рассматривать, как, ненавидящую тебя, вынужденную союзницу.

— Весело..

— Да, сочувствую, но ты справишься, особенно, если приложишь все усилия и быстро овладеешь знаниями Темной, которые помогут тебе выкрутится. И в дальнейшем отобьют охоту у всех связываться с тобой.

— Так, ясно. Теперь давайте поговорим о вашей просьбе лорд Харас. Что у вас случилось?

— У нас катастрофа, если честно. Мои бойцы выкрали кое — какие документы, касающиеся производства наркотиков, точнее, мы почти вычислили базу, где они производятся в огромном количестве, и эти документы могли дать нам более точную информацию. Но я не успел с ними ознакомиться, как их украли. Из моего сейфа, доступ к которому есть только у меня и моего беты. Его не было в стае, в то время, когда их принесли, так что я его не подозреваю. И у меня нет никаких, абсолютно никаких предположений, а документы мне нужны срочно. И меня не поймут, ни лорд Гай, ни лорд Николас, решат, что я работаю на два фронта, а это для моей стаи катастрофа. Нас могут посчитать причастными к этому делу и. Сами понимаете Лиза, чем это грозит.

— Стаю могут уничтожить?

— Ну всю, нет, конечно, но меня и всю верхушку, вполне. Особенно будут стараться те, кто как раз и может участвовать в этом. Не знаю, пока кто, именно, и какие у них резоны, но судя по тому, что я знаю, они точно есть среди вампиров и среди оборотней. Я не знаю, чем вы сможете помочь, но умоляю, Лиза, попробуйте.

Я задумалась, нет помочь я ему могла, и даже не сильно напрягаясь, достаточно было просмотреть историю сейфа, но тогда я бы запалилась полностью. И перед кем, перед тем, кто торгует информацией, сколько бы ему отвалили за такую новость, догадаться не сложно — очень много. А меня постарались бы убрать или похитить, чтобы держать при себе всю мою жизнь.

— Лорд Харас, что помешает вам потом поделится новыми знаниями обо мне в случае, если я вам помогу?

— Лиза, я готов дать вам возможность просмотреть все мое будущее, чтобы вы не сомневались, я никогда, никому и ни за что, не расскажу, что бы я не увидел. Вы просто еще не до конца представляете, какой силой и какими знаниями вы будете обладать, став полноценной Темной. От ее проклятий не скрыться, деньгами не откупиться, и снять это проклятие не возможно.

— Хорошо, вы меня убедили, присаживайтесь вот тут в стороне и не мешайте мне. Я сейчас гляну, надеюсь, что увижу вашего вора.

Не откладывая, подошла к сейфу и приложила руки, настроилась, прокрутила картинку до последних дней и замедлила просмотр. Оборотень, кладет синюю папку в сейф, мелькают вокруг люди, точнее волки, кто- то звонит по телефону, вот снова лорд Харас проверяет наличие документов, несколько раз в кабинете появляется молодая волчица, русые, длинные волосы стянуты в хвост, симпатичное лицо портит, перекошенная, все время, недовольством физиономия, она то приносит Харасу чай и что- то выпрашивает у него, то пытается убраться в кабинете, но ее просят на выход, то она заигрывает с молодым охранником, сидящим около стола и пытается его соблазнить, а вот и ночь. ясно, разбалованная, не получившая то, чего хотела волчица решила украсть из сейфа важные документы. Открывает ключом и вполне уверенно набирает шифр..

— Лорд Харас, кто из самок оборотней вхож в ваш кабинет?

— Уборщица, но она давно проверенная и пользующаяся моим покровительством, оборотниха, и к тому же, она уехала в гости к сыну и последние дни не появлялась в стае.

— А еще?

Он растерянно смотрит на меня, пытаясь сообразить, о ком я ему говорю.

— Молодая, русые волосы, симпатичная…

— Лора? Моя жена? Как ты увидела, если ты трогаешь вещь?

— Я могу видеть историю вещей, их прошлое. Ваша жена, высокая молодая симпатичная волчица, с длинными русыми волосами, светло- желтыми глазами? Она ночью открыла сейф, пользуясь ключом. Шифр она тоже знает.

Он протяжно стонет, хватаясь за голову:

— Вот почему не было чужих запахов? Я даже подумать не мог. Саймон!!! — Его резкий крик заставляет меня дернуться, — немедленно приведи сюда мою жену. И пусть проверят все тайники в нее в комнате. Документы, синяя папка, если найдут, немедленно ко мне.

— Лиза, — мне ужасно жаль его, такая горечь в глазах, — вам придется просмотреть и мою жену, нужно выяснить, кто заказал ей кражу этих документов.

— Конечно лорд Харас, мне очень жаль.

Помолчали. В коридоре раздался шум борьбы, шаги и чьи- то резкие крики:

— Как вы смеете, перестаньте тащить меня. Я скажу мужу..

Лицо Хараса выглядело страшно, и, когда в комнату один из оборотней затащил, уже виденную мной в 'прошлом', молодую волчицу, она, посмотрев на мужа, побледнела и тихо заскулила. На стол легла синяя папка с документами.

— В комоде с бельем, в самом низу. — Коротко отрапортовал охранник и, подчиняясь кивку альфы, вышел за дверь.

— Кто уговорил тебя украсть эти документы?

— О чем ты говоришь Харас? Какие документы? — Лгала она неумело, в голосе отчетливо слышались страх и фальш.

Харас махнул на нее рукой и повернулся ко мне

— Лиза, прошу вас.

Я двинулась к оборотнихе, но тут она оскалилась и зашипела на меня:

— Не подходи ко мне… Кто это, Харас? Что собираетесь со мной делать?!!!

Харас рявкнул что- то неразборчивое, и она притихла.

Взяла ее за руку и погрузилась в ее прошлое. Картинки шли одна за другой.

Вот, где- то в ресторане, к ней подходит знакомиться, удивительно красивый вампир, он целый вечер осыпает ее комплиментами, дарит какие- то умопомрачительные букеты, целует руки и под конец провожает ее домой. Вот они уже в городе, в гостинице, обнаженные тела сплетаются на широкой кровати в одно целое. Он уговаривает ее бежать вместе с ним, в Америку, они там поженятся и будут счастливы. А для этого ей только и нужно, что украсть у мужа документы, которые лежат в сейфе. Он знает тех, кто даст за эти документы большие деньги..

Она соглашается… и… ворует ключи из кармана Хараса, целуя его и что- то ласково воркуя, затем уже виденный эпизод, как ночью она вскрывает сейф. Я монотонно пересказывала все, что вижу, и Лора, в середине рассказа начала кричать и возмущаться, но Харас быстро привел ее в чувство, пообещал вырвать ей язык, если она не заткнется. Оборотниха замолчала, сгорбилась, ее била постоянная дрожь. Не знаю, что положено у оборотней за измену и за кражу, но что- то, видимо, очень серьезное, иначе бы ее так не трясло.

На Хараса страшно было смотреть, когда я закончила, он поднялся и предложил проводить меня в гостиную, где меня ожидал Даниэль, попросив всего несколько минут для разговора с женой, затем мы подпишем с ним договор, о котором условились, он отдаст мне кое — какие бумаги для лорда Николаса и его охранники проводят меня и Дана в город. Харас потребовал, чтобы эта охрана оставалась со мной все время, пока мы не уедем к Нику.

Что будет с его женой спрашивать не рискнула, даже у Сайнома, который ожидаемо и стал моим вторым охранником. Еще через час мы дружески распрощались с лордом Харасом и отбыли обратно.

Глава 15

Назад ехали в полной тишине, оборотни уже знали, кто виноват в краже документов и подавленно молчали, а Даниэль явно был чем- то недоволен. Наверно тем, что я настояла на разговоре с Харасом наедине, но мне было плевать. Мне, вдруг захотелось, по- быстрее убраться из моего родного города, мне везде чудились какие- то полузнакомые лица, которые, казалось, следили за нами, какие- то машины то догоняли нас то вдруг сворачивали в какие- то повороты. Чтобы через какое- то время снова очутиться рядом.

Мне откровенно стало страшно, и я готова была, как только получу диплом, сразу же сорваться из города. Не выдержала и попросила Дана, ускорить процесс получения диплома, если это возможно и заказать нам билеты, как- то разом навалилась усталость, страх, я еще толком не читала документы, которые мне дал Харас, но даже мельком просмотрев их, стало понятно, что охота на меня будет жесткой.

Сняли номера в другой гостинице, предварительно помотавшись по городу, рядом с моим, номер Дана, напротив Саймона и Криса, которых приставил ко мне лорд Харас. И все равно, всю ночь я прислушивалась к шорохам в коридоре, ворочалась и ждала утра. Предчувствие беды терзало меня.

Все, диплом забрали, мои вещи упакованные стояли в номере, билеты Даниэль заказал почему- то на рейс из Саратова, хотя до него не ближний свет. Дан настаивал, чтобы оборотни отправлялись в стаю, но Саймон решительно возражал и они даже поругались, пока не вмешалась я.

— Прекратите, немедленно, раз лорд Харас распорядился, чтобы они доставили нас в аэропорт, то пусть оно так и будет, Даниэль, к чему такие возражения?

— Я прекрасно справлюсь с твоей охраной. Ты мне что, не доверяешь?

Я, молча, окинула его взглядом, нет, я уже не доверяла ему безоговорочно, его внезапные исчезновения, какие- то постоянные дела на стороне, надо бы прочитать его, чтобы не сомневаться. Но показывать ему, что доверие утрачено, не хотелось, улыбнулась и мягко попыталась уговорить:

— Даниэль, ехать далеко, Саймон может подменить тебя в дороге, да и лорда Хараса я расстраивать не хочу, если ему спокойнее, чтобы его бойцы, проводили нас до аэропорта, пусть проводят. Мне тоже будет так спокойнее.

— Мисс Лиза, поедем на нашей машине, сегодня ее подогнали по приказу альфы, она бронированная и проедет везде лучше, чем джип. — Саймон явно был доволен моим решением, а вот Дан. нет он не возражал больше, но каменное выражение его лица, красноречиво говорило о его полном неодобрении.

Мы проехали где- то половину дороги, когда идущая навстречу машина попыталась протаранить нас на полной скорости. Дан резко скрутил руль, мы пролетели по кромке обочины, вывернули опять на дорогу, и началась погоня.

Меня тут же прижали к сидению, практически, уложив на него лицом вниз, и Крис еще и навалился сверху, на всякий случай, как он прошипел мне на ухо, когда я вздумала возмущаться. Так что все события только доносились до меня:

— Дан, справа..

— Вижу. черт, сволочи. Сэм, стреляй!!!

— Ты обалдел? Они начнут стрелять в ответ, а если попадут в Лизу?

— Машина бронированная, болван!! Стреляй..

— Иди к черту, Дан, я не попаду при такой скорости.

Я завозилась под Крисом и рявкнула, из‑за всех сил:

— Ты меня сейчас просто придушишь, и ваша работа закончится.

Он нехотя слез с меня и придерживая меня одной рукой, позволил вдохнуть в себя воздух.

— Ты с ума сошел? Я даже дышать уже не могла.

Огляделась, за нами гналось уже две машины, пытаясь взять нас в коробочку, но Дан крутясь по дороге, с немыслимыми поворотами и резкими уходами, не давал им такой возможности. Саймон пытался вылезти в открытое окно, но габариты здоровущего оборотня просто не позволяли ему даже протиснуться наружу.

— Сэи, бери руль, я сам попробую, — спереди завозились, пытаясь поменяться местами, два нелюдя, мне даже в какой- то момент стало смешно смотреть на их ужимки и позы, которые они принимали.

— Хватит ржать, лучше ляг на пол, чтобы тебя не задело. — Даниэль был в бешенстве. Как же, он же суперохранник и так проколоться. А если бы Харас не дал нам свою машину и своих бойцов? Мы бы сейчас уже были пойманы и чтобы было со мной- не представляю, в лучшем случае клетка и ошейник.

Саймон наконец угнездился на переднем сидении, а Дан ловко просочился в открытое окно и принялся стрелять в догонявшие нас машины, после пары выстрелов резюмировал:

— У них тоже бронированные джипы, Сэм, поворачивай, ты говорил, что машина пройдет везде…давай, поедем прямо по полю, а там свернешь в лес и я попробую поиграть в охотника.

Резкий поворот вправо, машина подскакивает так, что чуть не пробиваю головой потолок, но Крис успевает перехватить меня и стискивает в железобетонных объятиях. Мы скачем по пахоте, как кузнечики, а я все пытаюсь вывернуть голову, чтобы увидеть, где там наши преследователи.

— Не крутись. — Крис еще сильнее прижимает меня к себе.

— Дан попробуй подстрелить вторую машину, она явно не может ехать дальше.

Вампир еще сильнее вываливается из окна, держась ногами за. я даже не представляю, как он удерживается, изогнувшись под немыслимым углом, стреляет и попадает в одну из преследующих нас машин, куда- то в область капота. После чего она резко тормозит, взметая вокруг себя тяжелую волну земли, которая и накрывает их по самую крышу. Вторая, подскакивая на комьях земли, упрямо догоняет нас.

— Сэи, мы сейчас въедем в лесополосу, и там я выйду, попробую остановить их.

— Сбрендил? Там минимум четверо вампиров, а если из второй машины добегут, то и все восемь. От тебя даже клочка не останется.

— Я высший… — Дан цедит это сквозь зубы так, что спорить с ним пропадает охота даже у Сэма. — А вы едете дальше, ваша задача посадить Лизу на самолет, там ее встретят.

— Нет, я пойду с тобой, я хоть и не высший вампир, но командир спецотряда оборотней. Крис, — командует Саймон, — если мы не вернемся через полчаса, то ты отвезешь девочку нашему альфе, поедешь по тропинкам, карта в бардачке. Головой отвечаешь за девочку, понял? Альфа сам переправит ее лорду Николасу.

— Никуда мы без вас не поедем, — это я решила подать голос. — Не такая уж я и беззащитная, мы будем ждать вас.

— Лиза, — в голосе Дана звучит уже неприкрытая ярость. — ВЫ УЕЗЖАЕТЕ, сразу же, поняла?

— Нет, и не смей на меня орать. Полчаса будем ждать, если что, применю силу. Но просто так мы вас не бросим. — Я тоже злюсь.

Вижу, как обреченно переглядываются Самйон и Дан, над ухом сопит Крис, молча, выражая возмущение, моим сопротивлением, но, потом, все же договариваемся, что полчаса у нас есть.

Спрятав в густом ельнике машину, Даниэль и Саймон, выскальзывают из машины и бесшумно удаляются куда- то в сторону. А мы с Крисом замираем в машине, пытаясь услышать хоть что- нибудь.

Оборотень перебрался на переднее сидение и сосредоточенно изучал карту, вытащенную из бардачка, а я все вслушивалась в шум листвы, стараясь уловить хоть какие- нибудь звуки боя. Но напрасно, пока вокруг было тихо, только ветерок играл ветками елей и внизу тихо кто- то шуршал сухими иголками. Сколько не прислушивалась, ничего не услышала, пока не повернулась к Крису, тот уронив на колени карту, жадно вбирал воздух носом и кривился.

— Что!!?? — прошипела, не разжимая губ.

— Пахнет кровью. вампирской… и оборотня.

Я замерла, бросить всех и уехать, даже в голову не приходило, я старательно вызывала в себе гнев, чтобы сконцентрировать сырую силу на кончиках пальцев, уже не задумываясь, что мы будем делать, когда сила иссякнет, а Крис не сможет справиться со всеми.

Мягко заурчал мотор машины, это Крис повернув ключ, напряженно вглядывался в соседние заросли.

— Кто- то идет..

Я, до боли в глазах, таращилась в ту же сторону, истово молясь, что бы оба нелюдя остались живы. Как я буду жить, если из‑за меня кто- то из них погибнет? Не смогу, я так и не привыкла к жестокости этого мира, не смогла принять его законы, его звериную жестокость и первое правило выживания: убей ты, иначе тебя. Все, что мне рассказывали Ник и Несси, выглядело для меня, как страшная сказка и мой мозг отказывался в ней жить.

В зарослях, наконец, что- то зашуршало и из них вывалились нелюди, Дан, тащил на себе Саймона, держа его за талию. Оба выглядели так, что я зажала себе рот, чтобы не заорать. Вырванные куски плоти, залитые кровью по сааме уши, Дан подволакивал ногу, похоже, она была сломана, а Саймон одной рукой держался за Даниэля, а вторая висела неподвижно, и с нее ручьем текла кровь.

Крис вылетел из машины, рванул к Дану и перехватил у него Сэма. Аккуратно положил на траву и попытался рассмотреть что у него с рукой, а я уже тащила аптечку, не знаю, найдется ли там что- то полезное, но перетянуть особо серьезные раны необходимо. Пока мы хлопотали вокруг Саймона, Дан плашмя упал на траву и закрыл глаза.

— Дан, ты как? Нужно что- то перевязать? — Я искренне беспокоилась за него, смертельная бледность, которая разлилась по всему его лицу, пугала меня.

Мотнул головой, мол, не надо, но я все же полезла смотреть, что у него так болит. Нога. вывернутая почти на девяносто градусов, заставила меня подавиться словами и только слезы закапали на траву, рядом с ним.

— Дан!!! Что можно сделать?

Он нехотя повернул голову:

— Лиза, не плачь, нужно просто вернуть ее на место, Крис сделает, сиди спокойно, все нормально. Регенерация что у вампиров, что у оборотней сильная, так что скоро мы будет в полном порядке.

Не послушалась, не в моих правил рассиживаться, когда что- то происходит, и я могу помочь. Прогнала Криса заниматься Даном, а сама взялась перетягивать многочисленные раны Саймона, тихонечко поскуливая, когда попадалось совсем нечто страшное. Провозились мы так несколько часов, погрузили их на заднее сидение, и я скомандовала Крису ехать обратно к лорду Харасу. Обоим нелюдям все равно требовалась медицинская помощь.

Надо было видеть, лицо Хараса, когда мы скопом вываливались около его дома, замершие на пару секунд оборотни, кинулись помогать, бета резко командовал куда разместить 'дорогих гостей' и требовал немедленно вызвать врача стаи. А сам лорд, потрясенно разглядывая нас, схватил меня за руку:

— Лиза, вы целы? С вами ничего не случилось? Кто это был?

Даниэль, которого, как раз, тащили мимо нас, стискивая зубы от боли, прошипел, морщась и постанывая:

— Вампиры. кажется лорда Веллера. И приказ был брать живыми, Лизу и меня, оборотней собирались убить.

— Спасибо Даниэль, за моих бойцов и за Лизу. Сейчас вам принесут крови, у меня всегда есть запас. Отдыхайте, пока вы все не придете в себя, будете жить на территории моей стаи, тут вы в безопасности. Я сейчас же свяжусь с лордом Николасом.

Протянул мне руку, приглашая в дом, и распорядился, чтобы и меня, на всякий случай осмотрел врач. Пока Харас дозванивался до Ника и пересказывал все последние события, меня терзал врач- оборотень. Он осмотрел меня, затем заставил повторять какие- то слова, светил мне фонариком в глаза, а потом он что- то почувствовал, принюхался, замер, приник ухом у моему животу и побелел.

— Мисс, вы беременны? Боги, вам нельзя переживать много таких потрясений, вы можете потерять его. Это ребенок вампира, высшего. лорд Николас? По запаху, который на вас, это его ребенок!!! Боги. он убьет Веллера..

— Господин. эмм… — я пыталась остановить слегка неадекватного от известий доктора.

— Лари, мисс. Я врач стаи лорда Хараса.

— Господин Лари, вы, надеюсь, понимаете, что это необходимо держать в тайне? Никто, подчеркиваю, никто не должен знать о ребенке!!

— Я обязан доложить альфе, мисс, это моя обязанность. Но уверяю вас, ваша тайна так и останется тайной, лорд Харас в очень хороших отношениях с лордом Николасом, он его сторонник и всегда был им, и прекрасно понимает последствия, если это, вдруг станет достоянием общественности.

— Я хочу сначала сама поговорить с лордом Харасом. И прошу вас, не стоит меня так опекать, я прекрасно, ну. насколько это позволяют обстоятельства, себя чувствую, и не стоит привлекать ко мне лишнего внимания. Иначе кто- нибудь может что- нибудь заподозрить.

Врач заверил меня, что просто распорядится, чтобы меня не беспокоили, принесли поесть и не трогали до утра, и проводил меня в кабинет Хараса, предварительно удостоверившись, что там никого больше нет.

— Лорд Харас, уделите мне несколько минут?

— Лиза? Что- то случилось? Проходи. Я только что говорил с лордом Николасом, он, конечно, взволнован этим нападением, но я успокоил его, что все в порядке и вас доставят в аэропорт под охраной моих бойцов.

— Лорд Харас, я вынуждена поговорить с вами вот о чем, ваш доктор предупредил меня, что его обязанность доложить то, о чем он узнал, осматривая меня и я вынуждена рассказать вам о моем состоянии и просить, что бы это осталось тайной, которую знаете только вы и врач…

— Лизи, вы меня пугаете. Что случилось? Вас ранили?

— Нет…., — собралась с силами, — я беременна. Воооотт!!! Минута, другая, гробовая тишина, глаза вылезли на лоб, рот неэстетично открыт, оборотень был в шоке.

— Лизи…ваш ребенок- это ребенок лорда Николаса? Богиии… — он еще несколько секунд пялился на меня почти безумным взглядом, а затем метнулся к двери, оглядел коридор и плотно закрыл дверь.

— Лиза, никому, слышите, никому не говорите больше об этом, хотя бы пока не заметно. И клянусь, от меня никто и никогда этого не узнает. Черт. он же разнесет все и всех..

Оборотень забегал по комнате, ероша свои волосы:

— Через пару дней я отправлю вас домой, Лизи, а сейчас я умоляю вас, вернуться в свою комнату, вас покормят и вам просто необходимо отдохнуть. Лорд Даниэль лежит в том же крыле, что и вы, охрану я удвою, под предлогом, что было нападение и была… — он замялся, но с горечью продолжил, — была попытка ограбления моей женой, так что это не вызовет подозрений. Что я могу еще для вас сделать?

— Пока ничего, лорд Харас, я устала и пойду отдыхать, с вами мы обо всем уже договорились, так что, надеюсь наше сотрудничество будет долгим и плодотворным.

— Конечно мисс Лиза, я в этом уверен. Проводить вас?

— Нет, не стоит, я еще загляну к Дану, как он там, и лягу. Слишком много потрясений на сегодня. Всего хорошего.

Вышла, закрыла за собой двери и в кабинете раздался какой- то грохот, словно что- то тяжелое влетело в стену. Да, неожиданное и очень неприятное известие для Хараса, а если бы со мной что- то случилось? Даже представить страшно, чтобы вампир сделал со стаей, которая не уберегла его ребенка. Глубоко задумавшись, машинально протопала к себе в комнату и уже почти вошла в двери, как вспомнила, что хотела прочитать Даниэля. Раз я не вижу своего будущего, то можно попробовать посмотреть его и так уберечься от покушений. Решительно развернулась и пошла к Дану.

Он крепко спал, видимо, накололи обезболивающими, потому что когда я вошла, он даже не шелохнулся. Застыла на несколько минут, разглядывая нелюдя, которому доверяла свою жизнь. Закрытый, красивый, ледяной, высокомерный, наглый самовлюбленный засранец, но. мне все равно нужно провести с ним не меньше чем восемь с половиной месяцев, а потом я уеду. К Несси. И закончу обучение, а потом. дальше я уже не загадывала, раньше мне казалось, что все будет довольно просто, рожу, отдам ребенка Нику и спокойно уеду, теперь я уже сомневалась и планы не строила, главное научится защищаться, а дальше, посмотрим. Осторожно, чтобы не разбудить, положила руку на грудь, закрыла глаза и…Ничего. Вообще, ничего не вижу. Как такое может быть? Ладно, картинки с моим участием могут и не появляться, все‑таки я не могу видеть свое будущее. Но остальное?

Посмотрела на него и непроизвольно вздрогнула, зеленые глаза внимательно разглядывали меня.

— Дан, ты как? Хотела посмотреть, не будет ли еще покушений, себя видеть не могу, думала, может через тебя получится.

Он как- то едко ухмыльнулся:

— Не старайся Лиза, я высший, и у меня стоит Щит, меня не видит никто не видящие, ни гадалки, ни те, кто чувствует людей и нелюей. Это мой дар от матери, она была ведьмой.

— Извини, — как — то виновато прозвучало и я разозлилась. — Выздоравливай, через пару дней мы уедем.

Прошла в свою комнату, по дороге подумала, что мне не нравится его поведение, его взгляды, его отношение ко мне, наверно, все‑таки, поговорю с лордом Николасом о замене охраны, когда приеду.

Рухнула спать и до утра уже не шевелилась.

Через пару дней на трех машинах нас проводили в аэропорт, с Даном я больше не разговаривала, он тоже не проявлял никакой заинтересованности. Для себя я решила, что поговорю с Ником, я хотела, чтобы моей охраной занялись оборотни. Но увы. разговора не получилось.

Глава 16

Первые же слова, который я услышала, только войдя в дом, были:

— Лиза, я же сказал тебе, чтобы ты не смела соглашаться на любую работу, прежде чем не поговоришь со мной!!!! — Куда делся мой выдержанный, холодный лорд. Куда исчез мой нежный любовник, вампир, уважающий меня и старающийся услышать мои желания.

От его воплей у меня слегка снесло крышу, тем боле, что последние дни меня сильно начало тошнить, жутко испортилось настроение, и я сильно устала, поэтому и взорвалась:

— Что за тон? Ты мне кто? Отец? Муж? Любимый человек? Ты мне никто!!! По какому праву ты мне указываешь, что мне делать?!!!! Куда идти, с кем общаться и на кого работать?!!! У нас с тобой договор, что я рожаю тебе ребенка, так вот часть договора я выполнила- я беременна, а на большее не смей замахиваться. — Развернулась, пылая от ярости, вызвала такси и пошла к выходу.

— Лизи. постой, ну, прости, я просто сильно переволновался. Куда ты, свет мой..

Он попробовал взять меня за руку, но тут меня захлестнула такая ярость, что самой стало страшно, сырой силой я откинула его на пару метров и уже совершенно не сдерживаясь, наплевав на то, что вокруг толпятся вампиры его клана, заорала:

— Оставь меня в покое. не смей меня трогать, разговаривать со мной, я не хочу тебя видеть и слышать. Ненавижу тебя!!! Ты сломал мою жизнь не меньше, чем этот урод, Влад. Вы все одинаковые..

Возле дома гукнуло такси, и я вылетела в распахнутые двери, громко захлопнув их за собой. Назвала адрес Инги и потребовала, чтобы мы убирались отсюда, как можно скорее.

Через полчаса я уже стояла на крыльце дома ведьмы и колотила в ее дверь. Я была настолько зла, что могла бы, если меня здесь не примут, умотать и к Ирландию, я была уверена, что Несси меня примет. За моим плечом вдруг раздался спокойный и уверенный голос Дана:

— Лиза, ты делаешь ошибку.

— Пошел ты… — даже не глядя на него, торопливо вошла в дом и, не оборачиваясь, кинула через плечо. — Что бы тебя я тоже больше рядом не видела. Ненавижу вас. всех.

Власта, а это она открыла мне двери, сделав большие глаза, повела меня в комнату, где я когда жила, качая головой. Но никаких вопросов не прозвучало, она помогла разобрать мне вещи, которые я успела прихватить из багажника, принесла горячего чая с бутербродами и заставила меня прилечь. Меня сильно мутило и хотелось только одного, умереть. Нет, ну какая сволочь, орать на меня, решил, что я теперь в полной его власти? Меня душила иррациональная злоба, волной накатывало и отступало желание разнести все тут по камешку, удерживало только понимание, что это бушует моя сила, которую я пока так и не научилась обуздывать в себе. Мне нужно было учиться, ради собственной жизни.

Ночью страшно захотелось есть, поворочавшись, все же решила пойти на кухню, может в холодильнике найду молока и что‑нибудь из еды. Спустилась, пытаясь не шуметь, видеть никого не хотелось, взяла молоко, поставила в микроволновку пару бутербродов с сыром, и тут зажегся свет.

— Лиза, подожди, не хватай всухомятку, я сейчас разогрею нормальную еду. Тебе нужно хорошо питаться, а не бутеры лопать. — В кухню неспешно вошла Главная ведьма и засуетилась возле плиты.

— Как ты девочка? Тошнит? Надо сказать Власте, чтобы сварила тебе отваров.

— Вы уже знаете?

— Лиза, любая более- менее сильная ведьма видит это сразу, а уж травница… Я хотела извиниться перед тобой, девочка. Надо было тебя предупредить, чего хочет и может потребовать лорд. Ведьмы крайне редко соглашаются на такое, родить, а потом оставить своего ребенка вампиру и даже не важно, что он и сам вампир, тяжело. Потому и ловя, особенно Высшие, молоденьких ведьм… Я сглупила, признаю. Можно было найти другие пути спрятать тебя, но теперь уже поздно. Прости, я сделала ошибку. И не сердись на нас, что мы не помогли тебе учиться, как нужно, тут даже не столько наша вина, сколько отсутствие возможностей, но ты можешь быть спокойна, здесь ты можешь жить сколько тебе будет нужно, да и тронуть тебя здесь никому я не позволю.

— Почему?

— Лиза ну ты же умная девочка, такую сильную Темную, иметь в недругах, знаешь, я еще не совсем из ума выжила…И молчать мы будем все, не бойся, про ребенка никто не узнает, от нас во всяком случае, точно. Кто бы, как бы, к тебе не относился, но это слишком важно, да и про последствия тоже всем понятно, так что живи спокойно.

Она сунула мне тарелку с горячим мясным рагу, поставила рядом чашку с теплым молоком с медом, неожиданно погладила меня по голове:

— Лиза, он не самый плохой вампир, да, он высший, догадываюсь, что в его жизни было всякое, но поверь мне, тот же твой Влад гораздо большая сволочь. А Николас, он просто испугался, это его единственная возможность иметь сына.

— Почему сына? Может это девочка..

— От высших, у ведьм, рождаются только сыновья, девочки рождаются от обычных женщин. И твой сын будет очень силен. И тут нападение, вот он и взбесился. Позволь мне дать тебе совет, не привязывайся к этому ребенку, это будет крючок, на который посадит тебя Николас, и он получит в свое распоряжение очень сильную Темную ведьму. Абстрагируйся от ребенка, выноси и отдай и постарайся забыть про него, так будет лучше. Поверь мне. И как только закончишь учиться, роди себе девочку, только не выходи замуж, Лиза. Если твой избранник будет человеком, это будет твое слабое место, на которое в любом случае будут давить и в конце концов ты либо станешь ручной ведьмой ради него, либо потеряешь его.

— А если ведьмак?

— Никакой ведьмак не простит тебе твоей силы, девочка. Темная- это свободная ведьма, ты выберешь отца своего ребенка, можешь даже любить его, но не выходи замуж, это убережет тебя.

Я задумалась. Может и Бран хотел чтобы я стала его только из‑за моей силы? Почему он так и не простил мне того, в чем я не была виновата? Неужели все будут хотеть меня как сильную ведьму, а как человека? Как девушку Лизу? Мысли метались в голове не давая сосредоточиться, однако я чувствовала, что сегодня Инга была искренней со мной и нужно было прислушаться к ее советам, так подсказывала моя интуиция.

Несколько дней меня никто не трогал, от отваров Власты стало по — легче, не то, чтобы совсем перестало тошнить, но я уже могла не только лежать в обнимку с белым братом, но и читать, лежа на кровати. Хорошо, что Несси впихнула мне несколько книг по темной магии, когда я уезжала, пусть только теорией, но я занималась, не желая больше терять своего времени. Ведьмы, живущие у Инги притащили мне еще несколько дневников своих предков, кажется меня жалели все, даже те, кто раньше завидовал мне, так что, книжками я была обеспечена надолго. А вот через дня три явился Ник. Уверенный стук в дверь, и вот на моем пороге высший вампир, такой, каким я привыкла его видеть, уверенный, спокойный, только в глаза мелькает грусть.

— Здравствуй Лизи.

Я молча разглядывала его. Не хочу говорить с ним, не хочу видеть, меня настолько обидел и взбесил его хозяйский хамский тон по отношению ко мне, что я до сих пор не успокоилась. На меня никто и никогда не орал, мои родители, даже если были чем- то недовольны, всегда старались разговаривать уважительно, да и я никогда особо не кричала ни на кого.

— Лиза, прости меня, я знаю, что сорвался. Что совершенно недопустимо вел себя с тобой, но я страшно испугался, когда Харас рассказал о покушении на вас. Я так благодарен ему, что он отправил с тобой своих бойцов, если бы не они… Лизи, мне страшно даже подумать, что я могу потерять тебя..

— Ну да, это же ваш единственный шанс получить сына и наследника? Только я не придаток к нему, я ведьма, Темная, и не позволю никому и никогда так со мной разговаривать. Я сама решаю, с кем и когда сотрудничать, сама решаю, где мне жить и чем заниматься. Я расплатилась с вами. ну уже почти, и больше не желаю вас видеть.

— Лиза. о чем ты говоришь, какой придаток, — он нервно начал расхаживать по комнате, — ты что не поняла? Мне важна и ты, так же важна, как и мой сын. Я пытаюсь уберечь тебя, ну прости. прости меня, я дурак, совсем не учел, что ты и так чувствуешь себя плохо, не понял, что с тобой нужно по — другому. я не знаю что мне сделать, что бы ты перестала обижаться.

— Уйти и постараться больше не попадаться мне на глаза.

— А ты жестока, девочка..

— А вы нет? Вы доломали мою жизнь. мне нужно учится и, как можно скорее, а теперь. я теряю время, а потом… потом мне придется отдать вам моего ребенка, моего сына, которого я рожу и чтобы не стать вашей игрушкой, мне придется уйти и постараться забыть, все, что со мной случилось. Вы лишили меня любимого человека, вы лишили меня свободы. Это не жестоко? Уходите, лорд Николас.

— Лиза, хорошо, я уйду и постараюсь не тревожить больше. Но позволь мне оставить тебе охрану и позаботиться о тебе. Я купил тебе дом, там никто не сможет до тебя добраться. Это твой дом, купленный на твое имя, там лес, прекрасное место, город не так далеко, и я смогу, если, вдруг что, успеть туда прийти к тебе на помощь. Лиза, не будь ребенком, тебя будут искать, чтобы похитить. Умоляю тебя, подумай, как взрослый человек.

Я задумалась, ничего не хотела у него брать, но как- бы не было горько, он прав. Мне нужен свой дом, жить все время у Инги не прилично, да и я не хотела, нечего вводить в искушение тех, кто завидует мне, продадут кому- нибудь, типа Веллера сведения, где я. А достать меня тут проще всего, охраны никакой, ведьмы может и дадут какой- то отпор, но против отряда вампиров. мда. И он прав. Я должна заботиться о безопасности ребенка, которого тоже многие захотят убрать со сцены, пока он не родился..

— Хорошо, я перееду в этот дом, но охранять меня будут оборотни. Я позвоню лорду Харасу и попрошу прислать Саймона и Криса.

— Лизи, а почему не Даниэля, что случилось?

— Он тоже стал себе позволять какие- то хамские выпады против меня, да и он все равно пропадает целыми днями где‑то, какой смысл в таком охраннике.

— Как это пропадает?

— А вот так, когда приехали оборотни Хараса, я в номере сидела одна и открыла двери, хорошо еще они просто приехали пригласить меня, а не украсть.

— Лизи, прошу тебя, я разберусь с ним, но он самый сильный из моей охраны и он предан мне. Он больше не оставит тебя, клянусь, только разреши, чтобы и он жил в твоем доме.

Как мне не хотелось соглашаться, но разум подсказывал, что Дан будет полезен, да и. Ник выглядел настолько потерянным, настолько грустным, он действительно волновался за меня, точнее за ребенка, что спорить расхотелось и я кивнула.

— Отлично, завтра я организую тебе переезд, скажи, если есть какие- то отдельные пожелания?

— Вы больше не лезете в мою жизнь, с кем я собралась встречаться и зачем- не ваше дело.

Он схватился за голову..

— Ты меня убиваешь, свет мой, а если это подстава? А ты мало в чем и в ком, пока, разбираешься. Лиза, я виноват, но не стоит, наказывая меня, делать глупости.

Черт, ненавижу правда, но он опять прав. Но меня бесит, опять пошли какие- то волны, которые накатывают все сильнее, хочется выпустить силу наружу и посмотреть, что от них останется после этого…НЕНАВИЖУ!!!

Стоп, это не мои мысли и чувства, это неукрощенная сила Темных. надо постараться успокоиться, а иначе я превращусь в какое- то чудовище, а не в приличную ведьму.

— Лорд Николас, я буду ставить вас в известность, если меня позовут на помощь, но вы можете только помогать мне выяснять, не будет ли это опасно, командовать мною я не позволю.

— Ладно, пусть так. Я подожду Лизи, когда ты сможешь меня услышать и простить, Сейчас просто еще не время. Завтра приедет машина за тобой. Хорошо? И я сам позвоню Харасу, чтобы прислал своих бойцов. Лиза, я никогда не причиню тебе вреда. И никому не позволю.

— Вы уже причинили, лорд Николас. И мне придется жить с этим. всю жизнь. Всего доброго..

Он еще потоптался в комнате, хотел что- то сказать, но сдержался, учтиво поклонился и вышел. Через пару минут у меня уже была Инга:

— Согласилась?

— Мне нужен свой дом, так безопаснее и для меня и для вас.

— Да, и хорошо, что ты думаешь головой Лиза. И учти, твои приступы ненависти, это не ты, это твоя сила, которую нужно приручать, делай упражнения, которым тебя должна была научить Темная.

— На дыхание?

— Да. Сейчас это жизненно важно, иначе ты поубиваешь кучу народа и сама можешь погибнуть. А сейчас отдыхай, я попрошу Власту принести тебя отвар.

Она вышла, а я села в позу лотоса и задышала, меня и саму испугала сила моих эмоций и мне бы не хотелось сорваться еще раз.

Дом, который купил Ник, неожиданно, мне понравился, каменный, облицованный диким песчаником, ярко — зеленый плющ местами добирался до самой крыши создавая неповторимый облик благородного старого здания, с широкой террасой вместо крыльца, большими окнами и парой маленьких балкончиков на французский манер, удобная планировка, кухня- столовая и несколько гостевых комнат на первом этаже, моя спальня, библиотека, совмещенная с кабинетом, большой тренажерный зал и бассейном в подвале, он был очаровательным, удобным и уютным. Большой кусок леса, среди которого стоял это чудо — дом, был огорожен кованой оградой и нашпигован самыми современными средствами против проникновения на территорию. Места хватало всем. Кроме Даниэля теперь моей охраной работали еще и Саймон и Крис, приехавшие на следующий день.

К моему великому удивлению, Власта попросилась переехать со мной:

— Лиза, я буду готовить и убирать, тебе нельзя напрягать, а мне нужно сменить обстановку.

— Власта, я чего- то не знаю?

Она потупила голову, покачалась на мысках и решилась:

— Я не смогла простить Инге, когда узнала, что та могла тебя предупредить насчет Николаса и могла защитить другим способом. Я чувствую себя ответственной за тебя, это же я притащила ее тогда, а можно было спрятать тебя у себя, и никто бы не нашел.

— Власта, — сказать, что ведьма меня удивила, это не сказать ничего. — А как же неписанные правила, каждый сам за себя и если просишь помощи будь готов платить.

— Да к черту все, я как увидела тебя, с перевернутым лицом, тогда, когда ты от лорда Николаса приехала, все внутри сжалось, а уж когда ты вернулась беременная, да вашу ссору услышала… Нелюди мы, все, нелюди, со своими так поступаем и с людьми тоже. Гадко мне, Лиза.

Я растерялась. Это же Власта. это она первая посвятила меня в правила царящие в этом мире, она рассказывала мне как устроена их жизнь и была. довольной? спокойной? Равнодушной..

— Ну, так что? Можно мне с вами?

— Конечно. Собирай вещи, ты будешь жить с нами.

Вот такой компанией мы и поселились в доме. Три охранника, Власта, которая взяла на себя почти все домашние дела, правда, убираться приходила из соседнего поселка тихая женщина и я. Первое время было забавно, мы устраивались, привыкали, обследовали дом и окрестности, затем охрана яро взялась за усовершенствование системы безопасности, а потом наступила тихая, размеренная, спокойная жизнь.

Я читала дневники и зубрила теорию, писала программы Моте, Власта, закончив с домашними делами, варила настои и отвары, иногда заставляла меня ей помогать, мужчины тренировались, дежурили и резались в компьютерные игры.

Один только Дан, через пару дней, закончив с оборудованием и сигнализацией, снова взялся пропадать на целый день, а то и не ночевал в доме. Жаловаться Нику я не собиралась, хватит, один раз я уже сказал, если он не слышит меня, его дело, мне, вполне, хватало оборотней. Да и мелькали мыслишки, что только шпиона Ника мне в доме не хватало. Так что все к лучшему.

Так прошло пару месяцев, и тут мне позвонил лорд Лесневский.

— Мисс Лиза, это лорд Лесневский. Лиза, мне нужна ваша помощь, нужно, чтобы вы приехали, ко мне в стаю. Это срочно.

— Что- то случилось?

— Да. Куда прислать охрану?

— Лорд Лесневский..

— Зовите меня Тадеуш, мисс Лиза.

— Тогда меня просто Лиза и хочу, что бы вы поняли меня правильно, я не хочу светить свой дом, потому давайте договоримся, мы подъедем в наш город, с моими охранниками, там и встретимся.

— Тогда я скину вам время и место, где вас будут ждать Лиза.

Позвонила Нику, телефон не доступен, они с Гаем мотались по всей стране и вылавливали крупных наркодилеров и пытались выйти на производителей, пока безуспешно. Крикнула Саймону, чтобы они с Крисом собирались и пошла искать Власту, она и позвонит Николасу, когда он вернется. Пока собирались, вернулся Даниэль и тут же пошел выводить машину, вопроса едет он или нет, не стояло, хотя я как раз, не жаждала лишний раз его видеть. Наши отношения, после того, как я все‑таки рассказала Нику, что Дана часто нет рядом, очень испортились, теперь мы общались только по делу, и только на вы, а в свободное время он все так же где- то пропадал.

В городе нас уже ждали, я пересела в машину оборотней Тадеуша вместе с Саймоном и мы двинулись в путь.

— Лиза, — мои руки нежно сжали, помогая выйти из машины.

Лорд Таудеш, улыбался, такой теплой, отеческой улыбкой, что я, не смотря на то, что меня всю дорогу зверски тошнило, улыбнулась в ответ.

— Устала? Пойдем, сейчас отдохнешь немного, я расскажу тебе, для чего я тебя так срочно выдернул из дома, поешь,… — при этих словах я едва успела отскочить в сторону, и меня вывернуло прямо на тропинку.

— Детка, тебе плохо? — Он испугался и, подхватив меня на руки, понес к дому.

— Нет, все нормально, давайте поговорим наедине, и не стоит звать врача. Это не опасно.

Тадеуш нахмурился, внимательно посмотрел на меня, как- то напрягся, но, не возражая, понес меня в свой кабинет.

— Ты больна? — Первое что он спросил, когда я уже была устроена в удобное, уютное кресло, и возле меня на столе стояло три вида сока.

— Нет, это не болезнь. Лорд Тадеуш, давайте о деле.

— Он все‑таки сделал это? Да?

Я попыталась изобразить недоумение, но, увы. актриса из меня никакая, скажем прямо, и Тадеуш поняв, что он угадал, закрыл глаза и застонал

— Какой же он дурак, нашел время. Тебе по — хорошему нужно спрятаться и никуда не ездить, совсем, но нам нужна твоя помощь. Мы не справляемся, Лиза. Наркотики просто захлестнули весь мир, молодые, что оборотни, что вампиры, просто как с ума посходили, все больше случаев немотивированный убийств людей, и теперь это касается не только вампиров, наши не отстают. Это ужасно Лиз, совсем скоро люди все узнают и нам всем конец. Нас просто сметут с лица земли, вырежут под корень, мало кто спасется.

— Чем я могу вам помочь?

— Мы поймали крупную рыбку, случайно, я хочу, чтобы ты его посмотрела, он знает место расположения баз, где есть лаборатории, там производят эту дрянь.

— Тадеуш, а вы не рассказали об этом Николасу и лорду Гаю. Почему?

— Девочка, у меня есть неясные подозрения, что как раз где- то около лордов крутиться тот, кто либо сливает информацию, может за деньги, или отдает долг, либо сам участвует в этом. Несколько наших операций, вместе с Харасом, о которых мы поставили в известность Гая, сорвались, просто на пустом месте. Я решил, что пока сам не разберусь, не буду рассказывать пока никому и тебя попрошу молчать.

— Ник может спросить, зачем вы меня вызывали.

— А у меня к тебе есть еще личное дело. Мой сын, он наследник, будущий альфа, отказывается жениться на выбранной девушке- оборотне. Давно уже сговоренный брак, они вроде бы даже симпатизировали друг другу, а тут такое. Лиара заявила, что беременна от него, а он наотрез отказывается признавать ребенка и требует разорвать помолвку.

— И? Чем я- то могу тут помочь?

— Он не помнит, где он был и что делал несколько недель назад, а еще мы не могли его нигде найти, а потом он очухался где- то на границе территории нашей стаи и с тех пор отказывается говорить со мной и не желает видеть свою невесту.

— Хорошо, давайте начнем с него и будем делать вид, что остальные встречи, это попытка прочитать тех, кто что- нибудь может знать об этом. Я тоже не хочу, чтобы слухи обо мне расходились по всей округе. Мне страшно Тадеуш, Харас рассказывал, что на меня уже покушались? Я необученная ведьма, которая почти не может себя защитить..

— Да, Харас рассказал, Лиза, зачем ты согласилась?

— У меня тогда не было выбора. точнее я не знала, что он у меня есть, Инга не предложила другого варианта, а я тогда уже почти ничего не соображала от страха и усталости.

— Мерзавец… Лано, давай ты отдыхаешь, я отошлю твою охрану, ну. придумаю что- нибудь, моя жена будет рядом с тобой, если что- то тебе нужно, а потом я вызову сына и ты посмотришь, что там с ним.

— Не только сына, Талеуш, давайте уж всех посмотрим, невесту, ее подруг, я бы глянула еще тех, кто его нашел, после того, как он пропал.

— Хорошая мысль, Лиз, так и сделаем, а потом глянешь тех оборотней, которых мы подозреваем.

Три дня я ковырялась в этом деле, просмотрела тучу народа, даже глянула вещи, которые были на сыне Тадеуша, Лукасе, когда его нашли после пропажи. Моя охрана тренировалась с бойцами Тадеуша по его настоятельной просьбе, даже Дан не смог отказаться, потому все эти дни я проводила с женой Тадеуша, Миленой и парой его личных телохранителей.

Тогда же и глянула тех, кого лорд подозревал в измене и связи с производителями наркотиков. С ними как раз проблем не было, они, действительно, знали, где находятся лаборатории, я с большим трудом, но сумела увидеть небольшую табличку с названием соседней деревни и уже, потом, оборотни легко нашли эти ангары, в самом заброшенном месте области. Тадеуш отложил захват лабораторий, ждал пока я уеду, чтобы не создавать мне лишних проблем и не привлекать внимания ко мне того, кто и занимается организацией этой грандиозной подставы всем нелюдям.

А вот с сыном оказалось все намного печальнее, семейный детектив почти, его невеста, узнав, о том, что он встретил и полюбил человеческую женщину, решилась на подлость.

— Тадеуш, все очень не просто. Лиара, вместе со своей подругой подлила Лукасу, когда он тусил в клубе, что- то такое, что заставило его потерять память. Он был в сознании, но под действием препарата, который погружает в состояние наркотического тумана, затем, они увезли его куда- то в гостиницу, там Лиара, соблазнила его и ребенок, если он, вообще, есть и сроки совпадают, может быть и его. Они потом отвезли и выкинули его на границе с территорией стаи. Его возлюбленную, Лиара собиралась убить, после ее свадьбы с Лукасом, подстроить несчастный случай. Кто подсказал ей такое решение проблемы — ее мать, которая ненавидит твою жену и очень хочет отомстить вам за то, что когда- то Милена увела тебя почти из под венца. Было такое?

Оборотень сидел с открытым ртом.

— Черт. как же так, столько лет прошло, она же по любви потом замуж пошла, я же видел. И Ксан ее любил, до самой смерти на руках носил. И дочь она любит. Зачем???

— Ты меня спрашиваешь? — Горько вздохнула, иногда я звонила Несси, которая переживала за меня, но никогда она не рассказывала про Брана, даже словом не обмолвилась, а я. я молчала, потому что было стыдно, больно и горько..

— И что мне теперь делать?

— Я не знаю, Тадеуш, но когда смотрела Лукаса у него было, как у лорда Гая, переломный момент, если он женится на Лиаре, то жизнь его будет несчастной. А несчастный альфа, это плохой руководитель, сам знаешь, у него будет куча любовниц, дома будет маленький локальный ад, жена вскоре начнет пить, дети будут заброшенными, потому что сына он так не сможет принять.

Выпила сока и задумалась, как убедить Тадеуша, что этот брак будет для стаи катастрофой.

— А если он женится на человечке?

— Тогда все хорошо, у них будет трое детей, счастливая семья. Стая под его руководством расцветет, к вам начнут приходить другие оборотни, из других стай.

— А ребенок? Что делать с этим ребенком?

— А ты уже приказал врачу, выяснить, есть ли он, вообще?

— Да, врач должен сейчас прийти, правда Лиара устроила истерику, пытаясь отказаться от обследования.

— Тогда ждем врача. И..я не знаю, Тадеуш, у меня нет жизненного опыта почти совсем, да и я сама дурра, в такое вляпалась, что не представлю, как я буду из всего этого вылезать, но разлучать любящих людей, нелюдей, это почти их убить. И счастья это никому не принесет, это я чувствую.

— Лиза мне так жаль, что меня тогда не оказалось рядом. Я даже не знаю, чем я могу тебе помочь, но ты всегда можешь обратится ко мне. Знаешь, я очень хорошо отношусь к Николасу, мы давние знакомые и даже где- то друзья, насколько может дружить высший вампир и старый оборотень, но в этой ситуации, он мерзавец. И я обязательно скажу ему в лицо об этом…

Помолчали и в кабинет, предварительно постучавшись, вошел врач, пожилой, с неожиданно молодыми, смеющимися глазами, оборотень.

— Ребенок есть, но срок. он больше, чем это должно быть.

— Но так бывает, что плод выглядит крупнее?

— Да, бывает. Но как себя вела Лиара, это наводит на нехорошие мысли.

Они оба задумались, а я заерзала на кресле.

— Лиза?

— Я тут вот что подумала, я же когда смотрела Лиару, не полезла глубже, просто просмотрела ближайшее время, надо глянуть, что бы «До». Нужно еще раз глянуть, весь месяц, так и узнаем было что у Лиары с кем- нибудь или нет.

Лучше бы я тогда откусила язык, оказалось, Лиара спала с младшим сыном беты стаи и теперь определить, кто отец ребенка невозможно. До его рождения. Ситуацию усугубило то, что соблазнила она сына беты, когда тот был вдребезги пьян и совершенно не соображал, что он делает. И жениться на Лиаре тоже категорически отказывался, у него была любимая невеста, свадьба с которой должна была состояться буквально на днях.

Скандал был грандиозным, и как грустно пошутил Тадеуш, был нам на руку, никто даже не заподозрил, что я приезжала совсем по- другому поводу и оборотням стали известны координаты лабораторий.

Глава 17

Уезжали мы по — тихому, почти незамеченными, скандал только набирал обороты и уже вся стая выясняла отношения, разделившись на три лагеря, ожесточенно споря кому все‑таки жениться на дурище Лиаре и чей это ребенок.

Тадеуш, осунувшийся, с потемневшим лицом, усталый и сердитый провожал меня к машине, рассказывая мне на ушко, что до того, как они разгромят базу наркодилеров, он своего решения по поводу Лиары не озвучит.

— Меньше будут болтать о другом.

— Тадеуш, а что вы все‑таки решили?

— Да все просто Лиза, сын женится на своей человечке, а Лиара…, я отправлю ее в другую стаю, альфа, которой, мне и предложил этот вариант, у него есть оборотень, вдовец, у него твое детей, жена умерла при родах, ему нужна помощь и хозяйка в доме. Он готов взять ее женой и усыновить ребенка.

— Но. Тадеуш, это может быть ваш внук..

— Лиза, за то, что пыталась сделать Лиара, она будет отвечать, здесь теперь ей пары не найти, никто не захочет взять ее в жены. Да и ребенок. а если он ребенок- не мой внук? И, так или иначе, кто- нибудь, когда- нибудь расскажет мальчику историю его появления на свет, и что он тогда будет делать? Или попытается свергнуть с его помощью альфу стаи? Зачем это все мне это? Нет уж, она пойдет замуж в другую стаю и надеюсь, это будет ей хорошим уроком.

— Жестоко.

— Девочка моя, тебе нужно осознать, мир, в котором ты теперь живешь- он весь такой, а уж за подобное, наказывают куда более жестоко, чем решил я. В другой стае ее бы просто выкинули вон и она сама искала бы куда ей податься и как растить ребенка одной.

Всю дорогу я думала о словах Тадеуша, нет, в этом был какой- то свой смысл, только я все никак не могла понять, как можно вот спокойно отказаться от своего ребенка? Внука? Хотя… а я что лучше что- ли? Я так же собираюсь бросить своего ребенка. Прислушалась к себе, ничего. Я ничего не чувствовала, кроме досады, но то, что я не могу сейчас уехать к Несси и учится нужным мне вещам. Никакого трепета и тем более радости от того, что у меня будет сын. Его у меня. лично у меня, не будет, а еще внутри разливалась дикая горечь от мыслей, что я для всех, кто уже знает, просто инкубатор для высшего вампира. Меня дико бесило это, и домой я приехала злая, как сотня оборотней.

' Пусть только попробует мне, что либо сказать, я уеду к Несси, и буду сидеть там до родов. К черту все, Гай мне обязан, потребую, что бы Ника даже близко не было рядом со мной, пусть разбираются как хотят, а я спокойно хотя бы теорию поучу.' В этот момент я искренне ненавидела Николаса и желала, что б никогда в жизни я его больше не видела.

Не знаю, почувствовал он что- то или ему уже позвонил Тадеуш, но Ник не появлялся, даже спустя несколько недель, после нашей поездки. А еще мне стал сниться отец, он звал меня к себе, называл любимой дочкой и все время спрашивал, как мне зовут. И однажды я не выдержала и ответила: Лиза.

С тех пор мы разговаривали во сне, я рассказала, как получила силы и узнала, что я ведьма, он рассказывал о себе. Правда не много, я чувствовала что он утаивает что- то важное, просил прошения, за то, что оставил мою маму беременной, пытался учить мне видеть, но сил на поддержание этих снов у него было не много и времени нам не хватало. Я не стала рассказывать ему о ребенке, правда он и не спросил ни разу, какой долг на мне, за мое спасение и не отвечала ему на вопросы, где я. Даже не знаю почему, но моя интуиция заходилась визгом, как только мы касались этой темы.

Николас не появлялся, хотя пару раз звонил с вопросами, как я себя чувствую, Даниэль после нашей поездки пропал на несколько дней, а вернувшись, совсем стал высокомерным и ледяным в общении с нами, и безвылазно сел дома. Пару раз Инга привозила каких- то людей, чтобы я посмотрела их будущее, ничего интересного, какие- то бизнесмены, какие- то торги, акции, правда, один из них, сделал мне предложение, я буду предсказывать результаты торгов на бирже, а он честно будет делиться со мной частью выигрыша. Обещала подумать.

Мне нужно было решать, на что я буду жить дальше. Мотя хоть и подкидывал мне подработки, да и Инга исправно платила мне проценты от своих доходов с жаждущих знать свое будущее, но это все было несерьезно. А идти куда- то работать сейчас- было неразумно, да и вряд ли Николасу это бы понравилось. Да потом, после того, как я рожу, на что мне жить у Несси? За ее счет? Да никогда в жизни. У меня еще были деньги от папы, но я хотела зарабатывать свои и главное, ходить куда- то на работу в офис я совершенно не желала, сидеть дома и писать программы, вот была моя мечта. когда то. Что делать теперь, я пока так и не решила.

А еще в один прекрасный день я почувствовала, как шевелится мой сын, это было такое странное чувство, словно теплая волна толкнула меня в животе и сердце, вдруг, так забилось, внутри себя я почувствовала жизнь и нежность к этому маленькому комочку, и я, прижав руки к животу, застыла в своей комнате, пытаясь еще и еще уловить движение моего мальчика. С этого дня во мне что- то сильно поменялось, я начала разговаривать с ребенок, так, чтобы никто не видел и не слышал, что я это делаю. Я читала ему сказки на ночь, рассказывала, как прошел день у мамы, пела или тихонечко поглаживала живот, рассказывая ему, какой он замечательный малыш и как я его люблю.

Я так сильно захотела взять его на руки, что у меня заболело сердце. И поняла, что попалась. Я не смогу отдать его Нику, не смогу никуда уйти от него. Но меня это уже не волновало.

И тут, вдруг, мой биологический отец начал уговаривать меня во снах, переехать к нему.

— Лиза, доченька, я так виноват перед тобой. Мне столько нужно отдать тебе, научить. У меня есть книги от твоей бабки, моей матери, в них ты найдешь много интересного про себя и твой дар. Перебирайся ко мне, мы отлично поладим.

Что меня насторожило, понятия не имею, но я сразу же отказалась, отговорившись тем, что у меня тут дела и я пока точно долгое время никуда не могу уехать. Это повлияло или просто совпало, но с тех пор отец стал появляться намного реже и разговаривали мы меньше. Меня это не сильно расстроило, я не воспринимала его как отца, как источник знаний меня вполне устраивала Несси, да и сильно скучала по ней, потому в какой- то момент даже порадовалась, что не придется много врать, родному, как не крути, человеку.

Через несколько недель мне позвонил Тадеуш и рассказал, что они захватили базу, разгромили лаборатории и взяли почти всех сотрудников, даже парочку ученых удалось прихватить, но вот главного организатора найти так и не удалось. Никто из арестованных никогда не видел его без плаща и перчаток, единственное, что они могли сказать о нем — что это точно вампир.

Поставки наркотиков резко снизились, и Тадеуш был преисполнен надежд, что они вскоре поймают и зачинщика всех этих проблем. Почему- то я не разделяла его оптимизма, внутри все просто кричало о том, что все только начинается. И я оказалась права, буквально через неделю после звонка Тадеуша примчался Ник, его вид меня потряс, белый как полотно, он долго собирался силами, прежде чем сообщить мне, что огромное количество наркотиков буквально заполнило страну. Молодые вампиры целыми компаниями сходили с ума, резали и рвали людей, оборотням пришлось еще хуже, их молодняк, обдолбавшись наркотиками, начинал убивать своих, самых слабых, детей, самок, стариков. И теперь это случалось где угодно. Люди зашевелились, в газетах появились сначала статьи, где утверждалось, что на глазах свидетелей люди превращались в волков, а затем появились снимки. Это была полная катастрофа.

— Лиза, тебе нужно уехать, в замок Гая, там ты будешь в безопасности.

— Ник, а остальные? Что будет с ними?

— Мы стараемся прекратить эти публикации, завтра собрание Советов, будем решать, что делать с молодыми вампирами и оборотнями, скорее всего полная изоляция от мира, на какое- то время, а там, может, мы найдем этого шутника, и тогда проблема будет решена.

— Тогда зачем мне уезжать?

— Мне так будет спокойнее, у Гая преданные ему слуги, это далеко от центра всех событий, да и Несси, она тебя защитить, против Темной Несси не пойдет никто, даже самоубийца, существовать проклятым после смерти. знаешь, желающих нет. Я в этом уверен.

— Я не хочу никуда ехать, здесь меня тоже никто не тронет, никто не знает, где я живу, про меня все еще мало кто знает.

— Лиза, я не хотел тебя пугать, но у нас есть подозрения..

— …что тот, кто это затеял, имеет шпионов среди твоих и лорда Гая вампиров и есть осведомители среди оборотней. Ты это хотел сказать?

Николас потрясенно посмотрел на меня:

— Харас? Или Тадеуш? Хотя. какая разница, кто тебе сказал. Да, мы предполагаем, что это кто- то из близкого круга, потому, когда я уеду, тебе опасно здесь оставаться.

Я хмурилась, что- то мне не нравилось, но вот, никак не могла уловить, что.

— Николас, моя интуиция говорит, что мне не ну3жно уезжать отсюда, понимаешь, мне нельзя никуда ехать. Можно попросить Тадеуша прислать его бойцов, ты поставишь на охрану своих вампиров, я прочитаю их всех, но мне нужно оставаться здесь.

Ник, как- то странно улыбнулся и, вдруг, плавно опустился передо мной на колени.

— Лизи, прости меня. Я, действительно мерзавец, Тадеуш прав. Мне нет оправдания, я подставил тебя, совсем еще девочку. Прости. Я потерял голову, когда увидел тебя, жажда обладать тобой, получить от тебя самое дорогое, сына, получить тебя. Я знал, что так нельзя, ставить тебя перед таким выбором- это подлость, но не смог сдержаться, еще в нашу первую ночь вместе, я понял, какую ошибку совершил, нельзя было тебя заставлять, нельзя. Я потерял тебя в ту минуту, навсегда потерял… Не знаю, простишь ли ты меня хоть когда- нибудь, свет мой. Но я буду надеяться.

Я молчала. признаться сейчас, что я теперь никуда от него не смогу деться, потому что, мой мальчик для меня, теперь, самое дорогое в жизни…нет. не хочу, чтобы он знал. Он принудил меня, привязал к себе, попользовался, и то, что он сейчас просит прощения. Что изменится от его прощения? Ничего. Учиться? Где и как, если ребенок будет расти в доме Ника, а я никогда не смогу его оставить?

— Лизи, я высший лорд, проживший, черти сколько лет, оказался полным дураком, за тобой и так была охота, а теперь. скоро нельзя будет скрыть, что ты ждешь ребенка, и тогда охота станет дикой, многие начнут искать тебя уже не потому, что ты видящая, а потому что не захотят, чтобы у меня родился сын.

Он, едва слышно, простонал:

— Я хотел бы спрятать тебя, так, чтобы никто и никогда не нашел, чтобы ты жила там с сыном и никто не мог навредить вам, но ты не согласишься. Я понимаю и не хочу больше давить на тебя. И заставлять не хочу, я и так для тебя враг. Помнишь, я чувствую ложь. когда ты кричала что ненавидишь, я чувствовал искренность в тебе, ты и правда ненавидишь меня и я понимаю за что. Что мне сделать Лизи, чтобы ты простила меня? Что?..Не знаю. Умоляю тебя, хочешь, буду стоять на коленях перед тобой, но услышь меня, поезжай к Гаю, там безопасно, там тебе помогут…

В комнате воцарилась тяжелая тишина, я думала. Интуиция подсказывала остаться, Ник молил уехать, а я. я хотела быть рядом с Несси, только ей я доверяла полностью, и там я могу учиться, хотя бы теории, там. Бран, может я смогу увидеть его, хотя бы издали. Мне нечего больше сказать ему, а он так и не передал мне даже привета, но я до сих пор мечтала о нем.

— Хорошо, я уеду. Только не в дом Гая, я хочу быть с Несси.

По его лицу промелькнула едва заметная тень, секунда и мне даже могла показаться, что я ошиблась, но в глазах стояла такая тоска, что меня невольно передернуло.

— Тогда я распоряжусь, что бы Власта помогла собрать тебе вещи. И позвоню Гаю, чтобы он встретил тебя и отвез к Несси. С тобой поедет Даниэль.

— Нет, со мной поедет Саймон, Даниэль слишком занят своими делами и. я ему не нравлюсь. А он мне, так что это даже не обсуждается.

Николас нахмурился, хотел, но не стал спорить со мной. Кивнул и ушел в дом, а я пыталась из‑за всех сил хоть что- то увидеть в будущем, но, увы. Оставалось только надеяться, что я сделала правильный выбор.

Через три дня мы уже почти выехали, но тут позвонил Гай, его голос дрожал от надежды:

— Лиза, мне позвонили Веллер, они поймали того вампира, который это все и организовывал, я и Николас едем к ним, я не смогу тебя встретить, прости, тебя встретит мой заместитель. А как только мы разберемся со всем, я тут же приеду. Хорошо?

А что я могла ему сказать? Что чувствую, что это ловушка, но тогда я не очень это ощущала, просто было дискомфортно и казалось это неправильным.

— Лорд Гай. Только не задерживайтесь. Мне это не нравится.

— Лиза, мы только убедимся, что это он и приедем. Не волнуйся, прошу тебя, нельзя же.

— И вы знаете???

— Ник сказал мне, прости. но такие вещи я должен знать, ты ведь теперь под моей охраной, Лиза мы все сделаем, что бы тебе было хорошо. Я позвонил Несси, она ждет тебя.

Уезжала я с тяжелым сердцем, душа ныла от плохих предчувствий, Саймон пытался как- то развеселить меня, но тщетно. Мы прилетели в Москву, и тут выяснилось что билеты, на которые была оформлена бронь, выкупить мы не можем, брони нет. Милая девочка- кассир, пыталась разобраться, как так могло получиться, но результат понятен, сегодня мы никуда не летим. Билеты были только на послезавтра.

Посоветовавшись, решили снять гостиницу в городе, а не на территории аэропорта, вызвали такси и уже через полтора часа заселялись в номер. Симпатичная маленькая гостиница, почти на окраине города, уютная, чистая, с хорошим кафе, где очень вкусно кормили, мне понравилась и я решила, что шляться по городу мы не будем, нечего лишний раз светиться, спокойно посидим в номере или погуляем в парке, по счастливой случайности оказавшимся рядом.

А вечером, скучая около телевизора, вдруг решила, что хорошо бы увидеть Мотю, мы не встречались уже несколько лет, и я очень соскучилась, да и договориться о работе стоило, и не особо раздумывая, я позвонила ему и договорилась, что завтра вечером он подъедет к нам, посидим, поболтаем.

Утром, позавтракав и прогулявшись по парку, засела в номере, решая задачу, которую вчера скинул мне Мотя. Если я справлюсь, то легко могу рассчитывать на этого клиента, на долгосрочный договор с ним, Мотя решил уступить мне его, так как сам уже зашивался. Его взяли партнером в компьютерную фирму, его папа помог с деньгами и теперь Мотя у нас был большим боссом.

Настолько увлеклась программой, что не услышала как открылась дверь в номер, дернулась только, когда на лицо легла какая- то тряпка, пахнувшая чем- то очень мерзким. Вдруг, очень сильно закружилась голова, к горлу подкатила тошнота и я утонула в темноте.

Глава 18

Страшно хочется пить, горло, словно разодрано чем- то, губы обметаны и потрескались, тошнит, правда не сильно. Попыталась открыть глаза, не получается, страшная слабость, словно меня били, болит тело, мышцы, в голове словно катается чугунный шарик и сильно бьет по вискам.

Попробовала повернуться, но рука оказалась, то ли привязана, то ли прикована, к бортику кровати, на которой я валялась, и двигаться я могла едва- едва. Все- таки смогла приоткрыть глаза, комната, без окон, посреди нее, железная, массивная кровать, похожая на коробку, с высокими металлическими стенками по бортам. Сложилось ощущение, что она самодельная, острые углы, плохо обработанное железо, откровенно некрасивая. Больше в комнате ничего не было, только две двери, ведущие, как я понимаю, в ванную комнату и в коридор.

Попробовала покричать, но из горла вырывался только хрип, полежала, пытаясь хотя бы заснуть, чтобы прошла голова, отчаянно захотелось в туалет. Заерзала, начала хрипеть, затем даже постучала ногами о стенку бортника и уже когда совсем отчаялась, в комнату заглянула молодая вампирша, которой я обрадовалась, как родной.

— В туалет. прошу вас, — едва удалось прохрипеть.

Она разглядывала меня и не реагировала, и только когда я совсем охрипла и закашлялась, развернулась и исчезла. Еще пара минут и я опозорюсь, от злости и стыда стала вспоминать, то чему учила меня Несси. Чему- то я должна была, все‑таки, научится, тоже мне Темная, простеньких заклинаний не может вспомнить. Пока корячилась на кровати, пытаясь отвлечься от физических потребностей, в комнату зашла все та же вампирша и, щелкнув наручниками, отстегнула меня от кровати.

Поддерживая за талию, оказалось, что я сама двигаться почти не могу, дотащила меня до ванной, помогла сесть и тут я попросила ее выйти:

— Я сама..

Она сверкнула глазами, обнажила клыки, но мне уже было не страшно, я с мольбой посмотрела на нее и еще раз попросила:

— Пожалуйста, я сама..

Хлопнула дверь, а я, сначала, рванула, как смогла, к унитазу. После стало легче, и я поползла к раковине, отрыла кран, принюхалась, но выбирать не из чего, припала к воде, пахнущей хлоркой, и надолго замерла так.

После того, как попила, в голове прояснилось, горло перестало так сильно болеть, только глаза слезились и меня пошатывало. Дверь открылась, вампирша не сильно любезно схватила меня за руку и потащила обратно на кровать, пристегнула наручники и собралась выходить, когда я решилась задать ей вопрос:

— Где я?

Она в ответ хмыкнула и вышла, заперев дверь на ключ. Пришлось улечься обратно на кровать и вспоминать, что из выученных заклятий ведьм мне сейчас может помочь. Долго пыталась сообразить, и все — так вспомнила. Заклятие Тлена. Это то немногое что я смогла выучить у Несси, тяжелое заклинание и сил требует много, получится ли у меня в таком состоянии, но выбора не было и я, сосредоточившись, проговорила про себя его несколько раз, и только собралась рискнуть, как заскрежетал ключ в двери и на пороге нарисовался Дан.

— Ну, что, Лиза. Вот и встретились.

— Дан??!! — Ахнула, я была ошарашена, нет, никакой особой привязанности между нами не возникло, я прекрасно отдавала себе отчет, что не нравлюсь Дану, и его тяготит и раздражает задание, которое он вынужден исполнять. Но предателем я его представить не могла.

— Ты удивлена? А как же твоя попытка прочитать меня и твой отказ, от меня, как охранника?

— Я просто хотела узнать, будут ли еще нападения, а отказалась, потому тебе было неприятно охранять меня. Да и оборотни тебя раздражали.

Он засмеялся хриплым, каркающим смехом и злобно уставился на меня.

— Невероятно, ну, да ладно, не важно. главное, что мы все‑таки нашли тебя.

Я была настолько ошарашена, что воспринимала это все, как какой- то розыгрыш, все время казалось, что сейчас Дан засмеется, и скажет, что это мне урок, чтобы не рисковала или еще что- нибудь. отпустит и мы поедем к Несси.

— А как вы меня нашли?

— Прослушивали телефон твоего Моти. Спасибо тебе, дорогая, — его голос был до краев пропитан сарказмом, — ты нам так помогла..

— Зачем? Дан, зачем я тебе? Что я тебе сделала?

Презрительный взгляд, кривая рожа, вместо красивого, пусть и холодного, лица и неожиданное признание:

— Ты мне?..Да ничего непоправимого не сделала, ты инструмент, дорогой, за который мне заплатили много денег, но инструмент. да и по твоей милости деньги мне очень были нужны.

— Ты меня продал из- за денег???!!! — Потрясение было сильным, наверно, сильнее, чем я могла предположить.

Он окрысился:

— А кто навел на мою базу и с чьей помощью их захватили. Это же ты прочитала моих людей!! Мне нужны были деньги, чтобы восстановить лаборатории и снова заняться производством.

— Это ты производил наркотики??? Поверить не могу, Даниэль, зачем??!!! Гибнут же вампиры, оборотни, люди. зачем тебе это нужно, чтобы люди узнали про нелюдей, вы же все исчезните..

Я почти кричала, от боли, от разочарования, как бы там ни было, как бы я не относилась к вампирам, но вот так, хладнокровно, пытаться уничтожить целые расы. Я не могла этого понять и принять..

Он с такой ненавистью посмотрел, что я захлебнулась своим криком.

— Заткнись, глупая гусыня. Я тебя ненавижу, за то, что ты так помешала моему плану, но ничего, все сложилось как нельзя лучше. И он теперь места себе не найдет, никогда, будет вспоминать и думать, что так близко был к осуществлению своей мечты и потерял все. И тебя и ребенка. Надеюсь сразу он не сдохнет, помучается..

— За что ты так ненавидишь Николаса? Ты ведь ему хотел отомстить? А при чем тут я, при чем тут остальные, вампиры, ведьмы, оборотни?

— Всех ненавижу. всех до одного… — на Дана было страшно смотреть, на губах пена, в глазах горел нехороший огонек безумия. — Где они все были, когда твой разлюбезный Ник разорял замок моего отца и вырезал мой клан? Где они были, когда я вернулся и хоронил трупы своих близких? Свою любимую, которая ждала нашего ребенка?

Он уже захлебывался своим криком.

— Он выпил ее, просто выпил, после того, как убил моего отца и мою мать. Отец сумел сильно поранить его, и Николас просто 'подлечился', уничтожив не только мою жену и моего сына, он уничтожил меня. Меня тогда не было в замке, я уезжал по заданию отца, а когда вернулся. В живых остался только старый слуга отца, он спрятался в шкафу, не думаю, что лорд не заметил его присутствия, просто он был ему не нужен, человек, что он мог сделать. Он то и рассказал мне, что тогда произошло. И я поклялся отомстить. И вот я почти сделал это.

Он был страшен в своей безумной ярости, а меня накрыло понимание, что все, конец, он не выпустит, не пожалеет, он ненавидит не только Николаса, он всем своим существом ненавидит, и его еще нерожденного ребенка, и меня. И его не остановить. Интересно он сейчас меня убьет? Сам? Наверно, да.

Видимо, он что- то прочитал на моем лице, и похабно ухмыльнулся:

— Не рассчитывай, птичка, надеюсь, легкой твоя смерть не будет. Я не стану пить тебя, слишком просто. И мне все‑таки заплатили денег за тебя, договор, то- се, да и пригодятся они мне еще, но живой ты не останешься. Сейчас придет сюда тот, кто так жаждал обладать тобой.

Влад. точно, он отдаст меня этому мерзавцу. Могу я сама себя убить? Нет, мои проклятия на меня не действуют, а прикованной, я даже сопротивляться не смогу, нужно что- то придумать так, что бы вывести Влада из себя. Чтобы уж сразу прикончил. А проклясть вампиров так, чтобы сразу и навсегда, я пока не умела. Черт, какая я все‑таки невезучая, иметь такую силу и даже убить себя, чтобы не мучиться, не могу. От обиды и злости на глазах выступили слезы. И эта сволочь заметила.

— Плачешь? Думаешь, пожалею?

— Нет, не пожалеешь. Ты ничтожество, которое вместо того, чтобы бороться с Ником, стал ему прислуживать, врать, пользуясь своим даром, и отыграться за все решил на мне, которая тебе ничего плохого не делала. Ты трус и ничтожество Даниэль, убирайся отсюда, дай хоть перед смертью тебя не видеть!

Его лицо перекосило страшной гримасой ненависти, в какой- то момент я с облегчением подумала, что он меня сейчас прибьет сам, за такие слова, но Дан сдержался, хотя корежило его, будь здоров.

— Ты еще пожалеешь, что сказала мне это. Не хотел, видит Бог, но теперь сделаю. — Он достал из кармана шприц и ухмыльнулся мне в лицо.

— Тебе тогда понравился вампир, когда он под действием наркотиков? Сейчас тебя ждут незабываемые впечатления, Лизи, — издевательски протянул он. — До самой смерти не забудешь.

Хлопнул дверью, а меня окатила ледяная волна страха. Сейчас, вот здесь для меня разверзнется земля, и я попаду в свой локальный ад, осознание этого вызвало такую дрожь, что у меня застучали зубы, и скрутило живот.

Неожиданно резкая боль в животе привела меня в чувство, я не одна, мой мальчик, как я могла просто так сдаться и обречь и его и себя не небытие, просто так. Нет уж, я буду сопротивляться. Сосредоточилась и четко, заставив себя замереть, проговорила слова заклятие Тлена, представляя себе цепь от наручников, дернула рукой, ничего, мысленно дала себе оплеуху, чтобы окончательно прийти в себя и повторила. Внутри стало пусто, и накатила дикая усталость, но я встряхнулась. Не время раскисать. Цепь потемнела, затем цвет стал меняться и вот, ржавая цепочка легко поддалась на мое усилие, все, рука свободна. Соскочила с кровати, и сжалась в комок, внизу живота страшно тянуло, но времени бояться у меня уже не осталось. Сделала несколько шагов к двери и …мне, как всегда в последнее время, не повезло.

На пороге стоял Валд, кривая улыбка, больше похожая на ухмылку, черные от расширившихся зрачков, глаза, трясущиеся руки. мне стало дико страшно. Сердце замерло на миг, тяжело бухнуло в груди.

— Ангелочек. я так рад тебя видеть, — он подался ко мне, я отскочила в сторону и прижалась к стене.

— Хочешь поиграть? Я только за, детка, — с той же страшной улыбкой он, покачиваясь, двинулся ко мне.

— Не подходи ко мне!!!

— Ну, что ты, Ангелочек, мы с тобой теперь будем вместе всегда, не стоит тебе злить меня, детка. Не бойся, я буду нежным, только вот попробую твой крови чуть — чуть и буду с тобой…, — от его вида и голоса по спине пробежали мурашки и меня снова затрясло.

— Влад, опомнись, я ведьма, по договору я неприкосновенна, вы заплатите за это.

— О, ну что ты Ангелок, тебя не найдут. Я увезу тебя, далеко — далеко…и мы будем вместе, всегда, ты родишь мне ребенка, тебе будет хорошо со мной, ты моя, запомни это и не перечь мне, иначе я буду вынужден тебя наказать… — он мечтательно закатил глаза, а меня на пару секунд обдало ледяным холодом. Слишком уж у него предвкушающий вид.

— Ну, хватит ломаться, Ангелок, — он сделал несколько шагов ко мне, наклонился и тут же отлетел назад, я, от испуга, толкнула его в грудь с силой, которую в себе даже не подозревала. И тут же сжалась от рыка обезумевшего вампира.

— Ах, ты дрянь… — он подскочил ко мне так быстро, что я даже не успела как- то среагировать, жесткий захват шеи, и вот острая боль заставила меня дернуться, безрезультатно… пальцы его руки впились в плечо, его клыки пропароли мою нежную кожу, по шее потекла теплая струйка крови.

— Ты!!! Ты… — он странно начал заикаться и потянул меня за собой на середину комнаты, развернул, принюхался к моей шее… — ах ты тварь, твой запах. он стал другим, ты вся пропахла вампиром… — резкий удар по лицу, отлетела к кровати, во рту почувствовала вкус крови.

— Ты спуталась с ним, шлюха… — посыпались тяжелые удары по лицу, голове, груди. — ты пожалеешь тварь, что отдалась ему.

Влад обезумел окончательно, на его пальцах отросли длинные когти, которыми он располосовал на мне кофту и теперь царапал мою грудь, оставляя на ней набухшие кровью порезы. В оскаленном рту выросли огромные клыки, он, я почувствовала это, хотел было перегрызть мне горло, но вдруг остановился.

— Нет, Ангелок, так просто ты не отделаешься… — злая гримаса перековеркала его лицо, = ты будешь умолять меня о смерти, но нет, ты ее не получишь. Ты станешь мой рабой, моей собакой, которую я буду держать на цепи. Ты не оценила того, что я собирался тебе дать, тварь, подстилка вонючая, значит, будешь наказана.

Наклонился, слизнул с шеи кровь и замер. Потрясенно посмотрел на меня и завыл.

— Ты. беременна? Ты, мерзкая гадина, собралась родить ему сына??!!! Ты должна была родить сына мне…я вырву его из себя, дрянь, — он протянул ко мне руки с отросшими когтями, а у меня помутилось в голове и я сырой силой отбросила его назад.

— Не смей. сволочь, не смей угрожать моему сыну.

— Сейчас Ангелок. Нет! Ты теперь просто шлюха…ты сейчас увидишь своего ублюдка, — он кинулся ко мне и ударил меня так сильно, что меня развернуло и я со всего маха налетела животом на острый угол бортика кровати, резкая боль внизу живота заставила меня скрутиться в комочек, но он схватил меня за волосы, заставил выпрямиться и уже тянул свою руку к моему животу, как меня накрыло дикое желание убить его, не дать ему навредить моему сыну. Жаркая волна прошла по всему моему телу, в голове что- то щелкнуло, и я высвободила всю свою силу в его сторону с пожеланием, чтобы он сдох.

Вокруг закрутился какой- то черный вихрь, который прошелся по всей комнате, смял, походя, кровать и ударил в него. Влад, словно картонная кукла, отлетел к стене, его пару раз еще подкинуло и он упал на пол со свернутой шеей. А я, тихо скуля от жуткой боли в животе, сползла на пол и отключилась. Пришла в себя от тянущей боли, накатывающей волнами, посмотрела, по ногам стекала кровь. От ее вида я обезумела, мой сын, мой мальчик, мне нужно срочно к врачу и они сумеют его спасти, только нужно выбрать отсюда. И я поползла к двери.

Сколько раз я теряла сознание по пути к ней, не знаю, для меня все слилось в какой- то непрекращающийся кошмар, я ползла и ползла, но дверь почему- то не становилась ближе, а боль все резче и резче рвала мне живот, и кровь, не останавливаясь, все текла по моим ногам. И когда я, наконец, добралась до двери, поняла, что больше не могу двигаться, что я проиграла и все, сейчас я тут вместе с моим ребенком и умру. Я застонала и дверь распахнулась, в комнату влетели лорд Доминик и лорд Веллер.

— Черт… — они застыли в проеме двери, осматриваясь. — Что здесь произошло?

Влад!!! — Доминик кинулся к сыну, неловко попытался его поднять и увидел, что его голова свободно болталась на вытянутой шее, словно была привязана к телу веревкой. Он неверяще вгляделся в лицо сына, охнул и на минуту закрыл глаза.

— Что ты наделал. что ты натворил, идиот..

— Мисс Лиза, — ко мне склонился Веллер, вдохнул мой запах и застыл. — Черт. Доминик, мы покойники, она беременна, от вампира и я думаю, что это ребенок Николаса.

Доминик осторожно положил сына на пол, подошел ко мне наклонился, потянул меня за руку, мой стон от ужасной боли, заставил его отпустить мою руку, а Веллер, торопясь, поднял меня на руки и тут они оба выматерились, подо мной растекалась лужа крови.

— Мы покойники!!! Эта сволочь нас подставила. Теперь Николас убьет всех, не разбираясь, что тут произошло. А все твой ублюдок, ты же говорил, что закрыл его в кабинете и он даже не узнает о нашем маленьком секрете. — Веллер, положив меня на кровать, бегал по комнате, едва не наступая на, лежащего в углу, Влада.

— Он откуда- то достал наркотики… — глухо и как- то обреченно ответил Доминик и, вдруг, застыл, глядя на меня, — наркотики. да это же Дан ему их дал. Больше некому.

— Мисс Лиза, вы меня слышите?

Но ответить я ему уже не могла, в ушах гудело и постукивало, сил больше не осталось, и я из последних сил заставляла себя прислушиваться, о чем они говорят.

— Надо сматываться, прямо сейчас, иначе будет поздно.

— Это не поможет. Николас найдет везде, и поверь мне стимул у него будет. Он не простит гибель своего ублюдка, никогда и никому.

Веллер все так же нервно мотался по комнате.

— Может нужно вызвать врача и тогда можно будет как- то договорится? — Доминик тяжело опираясь на кровать, смотрел на своего сына и кривился.

— Ты видишь, сколько крови, она умирает и ребенок уже точно не жилец. Твой сынок так подгадил нам, что теперь я даже не представлю, как мы выкрутимся. Кстати, как она смогла так справиться с ним? У нее же дар видящей, а они обычно совершенно беззащитны? — Веллер схватил мою руку и, вывернув ее, уставился на запястье. Ахнул и дернул Доминика за полу пиджака.

— Доминик, посмотри, она Темная. Черт, черт, черт… все, нужно сматываться и быстро, Верховная уже почувствовала выброс ее силы, и они теперь точно знают, где она.

— И бросить ее здесь, без помощи? — Доминик растерянно смотрел на высшего.

— А то, что она в таком виде. Разве не мы виноваты? Думаешь, кто- то будет разбираться, что мы совсем не этого хотели? Доминик, приди в себя, нужно срочно убираться отсюда и залечь на дно. Выиграть время, может получиться как- то объяснить Совету, что мы тут не причем. — Веллер нетерпеливо дергал вампира за рукав.

— Я заберу сына.

— Зачем? Все равно оборотни унюхают всех, кто тут был.

— Веллер, это мой сын!! Каким бы он не был, я хочу хотя бы похоронить его.

— Угу. А девчонку мы бросим так. без помощи?

— Ты сам сказал, что она умирает, и что нужно уходить как можно скорее. Хотя мне уже все равно, что- то мне подсказывает, что мы доигрались. Черт. нельзя было верить этому подонку, не надо было тащить Влада сюда. черт. как же я так сглупил. Все рухнуло, Веллер..

Я начала уплывать куда- то, их голоса звучали уже как сквозь вату, последнее, что я видела, сквозь ресницы, как лорд Доминик подхватил тело Влада, и они вышли за дверь. И вскоре боль стала такой сильной, что я с облегчением соскользнула в темноту.

Глава 19

Очнулась на чьих- то руках от мягкого покачивания и горького шепота.

— Свет мой, держись, потерпи маленькая, сейчас приедем в больницу… Гай, гони быстрее..

Бережные объятия, мягкий, с нотками вины и горечи шепот. Ник? Почему? Почему так больно? Что со мной. не успела спросить, как снова уплыла туда, где не было ни боли, ни вопросов..

Следующий раз пришла в себя в какой- то комнате с белыми стенами, высоким потолком и странной кроватью, на которой было ужасно неудобно лежать. Попыталась повернуться, тело пробило острой болью и я не стерпев, застонала.

— Лизи.._ скосила глаза. Ник. Странно, что он тут делает и где я? И что со мной? Все тело тупо болело, особенно внизу живота и каждое движение отдавалось в голове резкими всплесками боли.

— Ник. где я?

— Ты в больнице, свет мой… все уже. хорошо. — Мне послышалась в его голосе заминка, и я повернула голову. Ужас, он выглядел хуже чем покойник, черное, осунувшееся лицо, горящие, каким- то потусторонним светом, глаза, жилка на виске его дергалась, как припадочная, и при этом голос был мягким и успокаивающим.

В больнице? А как я сюда попала. мысли разбегались, сосредоточится и вспомнить не получалось. Но явно, ведь что- то случилось, мы с Саймоном ехали. куда? К Несси, кажется, а потом. Москва, номер в гостинице. и тут я все вспомнила, вскинулась:

— Ник!! Ребенок? Что с ним??!!!

Он спрятал глаза, на скулах заходили желваки, сглотнул и едва слышно прохрипел:

— Прости, Лизи. я не уберег вас…Единственное утешение, ты жива… Теперь я могу заняться делами, а ты. как только тебя выпишут, вампиры Гая отвезут тебя до самого дома Несси и ты будешь жить, как ты всегда хотела. Учиться..

Я молчала оглушенная известием, что ребенка больше нет. не понимая и толком еще не осознав это, я с недоверием уставилась на высшего.

— Как не уберег? Его что. больше нет? Как это?

Ник прижался щекой к лежащей на кровати моей руке и прошептал:

— Лизи, девочка моя. я в очередной раз совершил ошибку, мне нет прощения, я знаю это. Ты ведь говорила, что тебе не нужно ехать, но я настоял. Свет мой, я больше никогда не потревожу тебя, я мерзавец, который почти разрушил твою жизнь. И который даже не смог уберечь то, что подарила ему судьба. Может когда- нибудь ты сможешь меня простить за все… Прощай, мой свет, если тебе будет что- нибудь нужно, Гай сделает для тебя все… Прощай.

Невесомо коснулся губами моей щеки, несколько секунд смотрел мне в глаза с такой мукой и тоской, что переворачивалось сердце, и вышел за дверь, а я начала плакать, чувствуя, что внутри меня ужасная, гулкая пустота и сердце медленно превращалось в ледяной камень и замолкало. Рядом запищали какие- то приборы и через пару минут ко мне подскочила медсестра, сделала укол, после чего я сразу же уснула. Точнее, провалилась в свои кошмары, которые теперь постоянно мучили меня из ночи в ночь.

Через несколько дней я проснулась ночью от собственного крика, вся мокрая от пота и взбудораженная. 'Я не успела им ничего рассказать, они не знают про Даниэля, не знают, что там случилось. Нужно срочно кого- нибудь найти' с этими мыслями, попыталась встать с кровати, но мягкие руки бережно удержали меня.

— Мара? Верховная склонилась ко мне и протянула стакан с водой:

— Лиза, выпей это, поможет успокоиться и сознание останется ясным. Ты потеряла много крови, и вставать тебе нельзя, ты еще очень слабая.

— Мара, нужно рассказать, что там случилось. Это Даниэль..

— Спокойнее девочка, оборотни уже унюхали, кто там был, Тадеуш и Харас приехали лично и помогали в расследовании, они же отправили с вампирами своих бойцов. Расскажи мне все, я передам им. Если ты можешь сейчас говорить. Лиза, детка ты ведь почти умерла, тебе нельзя волноваться..

Я, сбиваясь и заливаясь слезами, подробно рассказала ведьме, с самого начала все, что тогда происходило и когда закончила рассказ, меня осенило, это же я сама виновата, нас нашли только потому что я позвонила Моте. и потом я вместо того, что бы ударить сразу Дана и попытаться бежать, допустила, чтобы Влад убил моего ребенка. Это осознание заставило меня сначала замереть, а потом. потом я больше не хотела жить.

Врачи сначала пытались вытащить меня из этого состояния с помощью специалистов, затем в ход пошли таблетки, но мне было все равно, я не видела никакого смысла в собственной жизни, я не хотела своей силы, потому что она не помогла мне сберечь моего мальчика, я не желала больше учится. я, вообще. ничего не хотела кроме одного- не быть.

Мара долго пыталась убедить меня, что я ни в чем не виновата, она- то сразу догадалась какие мысли меня гложут, но я перестала ее слушать почти сразу же. Чтобы там кто не говорил, я точно знала, я виновата, мне сказал об этом, сам Дан. Если бы я не позвонила Моте, мы могли бы тихо улететь к Несси и там бы меня уже никто не достал.

И тут, когда, я уже прикидывала, каким способом уйти из жизни, так, чтобы никого не обвинили, на пороге моей палаты объявилась Несси.

— Собирайся Лиз, едем домой.

— Несси. я не поеду. Мне уже ни к чему все это. Из‑за меня погиб мой ребенок, Саймон..

— Лиз, собирайся, я сказала. Дома будем разбираться, кто тут и в чем виноват. Ты просто не все знаешь. И Саймон жив, правда, тоже в больнице, но жив. Я расскажу тебе все и тогда и будем решать. Давай девочка моя, тебе здесь нечего больше делать. Поверь, я искреннее тебе сочувствую, я знаю, что такое потерять своего ребенка, которого ты уже любила, но не смей раскисать. Темные не сдаются, они мстят.

Каким образом она сумела меня уговорить, я так и не поняла, но через несколько часов мы уже летели в Ирландию.

Еще по дороге Несси рассказала мне, что мой звонок Моте ничего особенного не решал, пропавшая бронь на билеты не была случайностью, за нами следили, и Даниэль совершенно точно знал, где мы остановились. А сказал он мне про звонок, чтоб быстрее меня сломать, играя на чувстве вины. Правда это меня не сильно утешило, я была переполнена сожалением, чувством вины, болью, и этот коктейль чувств заставлял меня отгораживаться от любых чувств ко мне окружающих.

Я не стала встречаться с лордом Гаем, когда он навестил нас у Несси, отослала с извинениями оборотней Тадеуша, послав ему письмо с просьбой отставить меня в покое, и закрылась от Несси, которая сильно переживала, глядя на меня.

Первое время она уговаривала меня начать занятия и я даже поддалась на какое- то время, но увы. я не могла сделать даже самое простое заклятие, нет, силы во мне осталась, но она как- будто спала, лениво отзываясь только тогда, когда я напрягалась сверх меры, для того, что бы сварить зелье мне приходилось выкладываться так, как будто я собиралась по крайней мере разрушить мир. Окончательно меня добило то, что Бран так ни разу и не позвонил мне, хотя точно знал, что я вернулась, он пару раз разговаривал с Несси по телефону, но не изъявил желания даже поздороваться со мной. И я бросила заниматься совсем, целыми днями валясь в гамаке, в саду.

Тогда же, мне опять стал сниться отец, который сильно переживал, что меня едва слышно, и я почти не отвечаю на его вопросы.

— Лиза, дочка, что у тебя случилось? Девочка моя, ответь мне, я твой отец, пусть некудышный, но уж какой есть. я переживаю за тебя.

Сначала я дичилась и не отвечала, но потом мы как- то разговорились. Отец много рассказывал о своей бабушке, которая тоже была видящей, немного о себе, о моем маме в ту пору, когда они жили вместе и я оттаяла. Логан, так звали моего отца, стал изредка уговаривать меня приехать к нему, встретиться наяву, он хотел отдать мне бабушкины книги, научить меня тому, что знал сам, увидеть меня. Я начала колебаться и тут случайно я подслушала разговор Несси с Гаем. Лорд часто приезжал к нам, поинтересоваться не надо ли нам чего- нибудь и рассказывал новости, в этот раз он рассказал, что Ник, подняв на ноги весь Совет, охотится на Даниэля, Доминик задержан, ждет суда Советов, Мара потребовала, чтобы ведьмы и оборотни тоже участвовали в суде. А вот Веллер сбежал и никто не знает где он.

А потом Гай спросил у ведьмы как я. Несси только тяжело вздохнула:

— У нее всегда внутри чувствовался стержень, который не давал ей сломаться. Чтобы не происходило в ее жизни, она держалась, боролась, жажда знаний, любопытство, вера в лучшее, все это делало ее почти неуязвимой. А теперь внутри нее пустота. Она не может сварить даже простенькое зелье. Сила есть, а стержня нет, кажется, Гай, она сломалась и Темной из нее не получится.

— Несси только Нику не говори, это его убьет окончательно, он сам не свой. Он уверен, что во всем виноват только он, представляешь, Лизи не хотела ехать к тебе, говорила о том, что ей нельзя никуда уезжать, но Ник уговорил ее и вот. теперь он собирается отомстить, а затем я даже не представляю, что будет держать его в этой жизни, скорее всего он предпочтет уйти.

— Она будет держать его, пока она жива, он будет охранять ее. И ты прав, я не скажу ничего даже Лизе, пусть отдыхает, может что- то изменится, и она сможет снова пользоваться своей силой.

— Жаль девочку, такая сила…

— Подожди Гай, время лечит, она должна справиться.

Я потихоньку выскользнула из коридора и, пройдя в гараж, села в машину, мне нужно было побыть одной и подумать. Сила спала во мне и просыпаться не собиралась, да и я даже не жалела об этом, мне было все равно. Бездумно ехала по дороге и прикидывала, чем я могу заниматься. Ника я не винила, да и себя уже не очень, мне даже где- то было жаль его, потерять то, что уже почти получил, то, что было самым дорогим в твоей жизни и..

Царапнули слова Несси, о том, что ради меня он будет жить, в это я не верила, совсем, я для него была только возможностью получить наследника и то, что он больше не появлялся, даже по телефону, только поддерживало мое убеждение, что он злиться на меня.

Наверно, пора было уезжать, вернусь в свой город, или выберу любой другой, начну искать работу по профессии, а там. как выйдет. Учиться быть Темной бессмысленно, теорию я и так, вроде, уже знала, правда не всю, но сейчас это ничего не меняло. А с практикой у меня полный провал и вылечит ли время, понятия не имею, да еще и при полном отсутствии моего желания, чтобы сила просыпалась…наверно все зря.

Завернула к знакомой кофейне и тут увидела Брана, который явно кого- то ждал. Вспыхнула от неожиданности, хотела прибавить газа и уехать, потом остановилась. Вдруг захотелось поговорить с ним, попросить прощения, увидеть, как загораются его глаза, при виде меня, почувствовать. хоть что- нибудь почувствовать внутри, чтобы огромная черная дыра, которая разрасталась в моей душе заполнилась чем- то теплым.

Пока искала где бы припарковаться, боролась сама с собой, интуиция тихо скулила, что эта встреча мне совершенно не к чему, а душа рвалась к человеку, в которого я была влюблена. Припарковалась за соседним магазином, прошла по тропинке ведущей к входу, все прибавляя шаг, под конец уже почти бежала и выскочив на улицу резко остановилась. То, что я увидела окончательно разбило мне сердце.

Бран, подхватив на руки и прижав к себе, страстно целовал Риган, свою напарницу. Хотела повернуться, чтобы уйти, и тут Бран заметил меня, обжег взглядом и наклонился к Риган. Ласково ей улыбаясь, еще раз поцеловал и повел в кафе, а я еле волоча ноги, побрела к машине.

Этой же ночью я позвала отца и попросила его увезти меня к себе.

Он приехал через три дня и очень озадачил своим появлением Несси, я как партизан молчала о своей просьбе и она совершенно не ожидала увидеть на пороге среднего возраста, рыжего, как осенний лес, ведьмака, который интересовался, можно ли ему увидеть свою дочь.

— Какую дочь? — От растерянности Несси, по — моему, даже забыла, что она великая Темная, которую, вообще, удивить ничем было нельзя.

— Лизу. Лиза моя дочь.

— Ооо!!! И зачем она вам?

Теперь растерялся отец:

— Мы уезжаем. Я хотел бы, чтобы моя дочь пожила со мной, узнать ее, рассказать ей о ее предках. Отдать книги бабушки, она тоже была видящей..

— Лиза! — Несси все так же была еще растеряна. — Где ты?

Я решила, что пора перестать прятаться и вышла из коридора, где простояла все это время.

— Несси, знакомься, это Логан, мой биологический отец, — на гримасу отца по поводу его представления внимания обращать не стала, перетопчется. — Я попросила его забрать меня к себе.

— Лиза? Почему? — Она была искренне расстроена.

— Прости. но я слышала ваш с Гаем разговор, мне нужно где- то просто пожить и подумать.

— Есть еще кое что, о чем ты не говоришь, — она даже не спрашивала, не знаю, как она догадалась, но лицо ее стало грустным. — ты видела Брана..

— Нес, я не хочу говорить об этом.

— Значит видела. Вы поговорили?

Я хмыкнула и не сдержала горькой ухмылки:

— Он был слегка занят. другими делами.

Она горестно вздохнула:

— Лиза. он дурак. Прости его, он сам не понимает, что он творит. У него такой характер, он вспыльчивый и очень долго отходит, а еще он ревнует тебя..

— Нес, я прошу не надо. Не хочу больше даже думать об этом. Я уезжаю. Пойду, соберу вещи и. ты меня тоже прости, я пока не могу, ни заниматься, ни оставаться тут тоже не могу.

Она, молча, посторонилась, и я прошла в дом. Пока копалась с вещами, внизу раздавались голоса, они о чем- то спорили, затем замолчали, и ко мне в комнату поднялась Несси.

— Лиза. Ты делаешь ошибку, девочка. Это действительно твой отец, я чувствую родство, но будь осторожна.

— Нес, — я обняла ее, — не волнуйся, мне просто нужно на время сменить все. Занятие, окружение, жизнь. Понимаешь, я как- будто застыла, и душа моя больна, сила спит, а у меня нет никакого желания будить ее. Я вернусь, правда, если сила проснется, я сразу же вернусь к тебе.

— Хорошо. Только обещай мне, пожалуйста, если с тобой что- нибудь случиться, позвони мне. Выучи мой номер телефона и позвони мне, не прячься где- то, стараясь в очередной раз выжить, пытаясь справиться с этим в одиночку, а позови меня. Поклянись мне.

— Хорошо, Несси, я обещаю, если со мной что- то опять случится, — я усмехнулась, вероятность почти сто процентов. — Я позвоню и попрошу помощи. Клянусь.

— Смотри, ты обещала. А теперь иди, и помни, ты Темная, а они не сдаются. И кинь смс — ку, куда он тебя притащит, чтобы я знала, где ты.

Мы обнялись, молча, постояли немного, и я спустилась вниз.

Уже к вечеру следующего дня мы подъезжали к дому Логана, я так и не смогла называть его отцом, и ему пришлось смириться, что я обращалась к нему по имени.

Дом мне не понравился, одноэтажный, с большой комнатой посредине и кучей каких- то чуланчиков вокруг, в одном из которых мне и пришлось расположиться, работать там было совершенно невозможно, только спать. В итоге мне пришлось устраиваться с ноутом и моим книгами в большой комнате, под пристальными взглядами отца и соседки, что приходила убирать в доме и готовить. Соседка, кстати, была не в восторге от моего появления, кажется, у нее на отца были свои планы, которым я помешала.

Первым делом я связалась с дяденькой, который предлагал мне на паях играть на бирже, мы согласовали по каким позициям и сколько раз в неделю я буду давать прогноз, составили договор, определив доли от полученной прибыли и я счастливо погрузилась с изучение биржевых правил. С Мотей я связалась еще, как только приехала к Несси, и то, как он орал, меня потрясло. Мой невозмутимый, деловой Матвей, которого из себя вывести было, практически, невозможно, оказывается, искал меня, не найдя в гостинице, поднял на ноги весь персонал и только благодаря его усилиям, Саймон остался жив. По его требованию комнату Саймона вскрыли и привели его в сознание, Саймон сумел позвонить Тадеушу и за ним приехали оборотни. Мотя, узнав, мою адаптированную для всех посторонних, историю, и сейчас еще страшно злился на меня на мою, как он говорил, безалаберность, и требовал, чтобы я вернулась к нему в Москву, где он мог обеспечить мне безопасность. Я пока мягко отказывалась, уверяя его, что мне нужен только покой, а тут его в достатке.

Мы заключили с ним договор, и я с радостью погрузилась в свою любимую работу, болтала на форумах с знакомыми, по вечерам прогуливались по опушке леса, изредка встречаясь с оборотнями, которые с уважением раскланивались со мной и кажется, приглядывали, чтобы меня никто не обидел. Наверно Тадеуш или Харас решили взять надо мной шефство. Меня грела такая забота, и я была очень признательна им за чувство безопасности.

Вскоре отец попросил меня просмотреть каких- то его знакомых, на что я довольно резко выставила условия. Не больше пары человек или нелюдей в неделю, и они приезжают сюда, я никуда больше ездить не собиралась.

Мне не очень хотелось этим заниматься сейчас, когда я наслаждалась обыкновенной, спокойной жизнью, он был немного недоволен, но ему пришлось смириться и пару дней в неделю я тратила на каких- то ведьмаков, бизнесменов, даже пару раз приезжали бандитского вида мужики, у которых будущее оказалась очень коротким, одному из них было суждено погибнуть буквально через пару дней, после этого известия он кажется свалил за границу, а второй должен был сесть в тюрьму и там его должны были проиграть в карты.

Сколько отец брал с них денег, я не спрашивала, а он мне ничего не предлагал, хотя я исправно отдавала свою долю на хозяйство. Опьяненная свободой, покоем и работой, я не сразу заметила, что Логан стал каким- то задумчивым, уже не часто рассказывал мне о себе, правда, книги бабушки отдал, и я иногда копалась в них, разыскивая незнакомые мне заклинания или приемы. Но зато щедро делился своими знаниями, у него оказался Дар чувствовать людей на расстоянии и приходить в их сны, тем он и зарабатывал, искал пропавших и очень успешно. По вечерам, когда совсем уже темнело, он рассказал разные истории о том, каких людей он искал, и в какие переплеты ему приходилось попадать. Он очень был похож на меня, в какие- то моменты я даже чувствовало наше родство, схожесть мыслей, вкусов, темперамент. меня это радовало, постепенно я привыкла даже к дому и мне стало тут нравится, напрягала только соседка, которая все чаще поджимала губы, видя меня. Я еще долго бы не стала задумываться, сколько я еще тут проживу, но тут, вдруг, выступила соседка. Вечером, когда мы сели за стол, она шмякнула на стол миску с салатом и визгливым голосом начала предъявлять претензии:

— Логан, я подрядилась убирать и готовить на одного, а вас теперь тут двое, да и еще люди шастают все время..

Отец в полном изумлении посмотрел на нее:

— И чего ты хочешь, Катерина?

— Поднять плату за свою работу, — к слову сказать, работа была еще та, убиралась она, спустя рукава, а уж готовила так, что я старалась есть только то, что невозможно было испортить.

И я вмешалась:

— Если вас не устраивает сумма, которую вы получаете, то меня не устраивает качество вашей работы, так что я, пожалуй, сама буду готовить и убирать в доме, или найду в деревне желающих тут работать и умеющих делать это качественно.

— Ах, вот как ты заговорила!!! Значит шлялась неизвестно где столько лет, а ту на те, приперлась. А тебя сюда звали..

— Катерина!! Замолчи сейчас же!!! Лиза моя дочь и я звал ее сюда.

— Дочь? А ты анализ делал? С чего ты решил, что она тебе дочь..

— Катерина, иди домой, не твоего это ума дело. И не смей лезть, твоего мнения тут никто не спрашивает. Не нравится, сколько платим, найдем кого- нибудь другого. Лиза права, есть, то, что ты готовишь, в последнее время совершенно невозможно.

— Ах ты ж. мерзавец, ты что мне обещал, проклятый? Ты ж меня сюда как зазывал, ты ж говорил, что мы скоро заживем как люди, в город переедем. А теперь, значит, Катерина не нужна стала, молоденькую себе притащил и типа дочка она тебе, а, что вы тут по ночам делаете, никто ж не знает..

Я отставила тарелку в сторону и пошла к себе в чуланчик, на ходу бросив отцу:

— Знаешь, я, пожалуй, поеду к Моте, что- то меня тут все уже стало напрягать. Извини, что помешала твоей личной жизни, даже не знаю, зачем ты так настаивал, чтобы я приехала сюда.

— Лиза. подожди. что ты, ты ничему не мешаешь, нет никакой личной жизни, — на этих словах Катерина швырнула на пол кастрюлю с борщом и вылетела из дома поминая всех покойных родственников отца.

— Мне так не кажется, — я с отчаянием разглядывала заляпанные борщом пол и стены. Убирать придется весь вечер.

— Не слушай ее, она давно пыталась меня захомутать, а теперь бесится, что не выходит. Лиза. ты же не уедешь?

— Логан. знаешь, я хочу повидать Матвея, хочу погулять по Москве, а ты пока разберешься со своими дамами. Извини, но я не собираюсь слушать в свою сторону всякие гадости от неизвестно кого.

Он нахмурился, но сдержался и пошел за тряпками, весь вечер мы не перемолвились больше ни словом, убрали в комнате и разошлись по своим чуланам.

Глава 20

На следующий день отец попросил прощения за поведение Катерины и стал уговаривать меня не уезжать.

— Лиза я нашел старушку, тетю Машу. Она согласилась приходить убирать и готовить. А ты работай, никто тебе мешать не будет, я же вижу, как тебе нравится то, что ты делаешь. И здесь тебе вроде бы нравится. Лиза мы еще толком не узнали друг друга..

— Не знаю, Логан…Мне здесь спокойно и работается хорошо, если я тебе не мешаю..

— Лиза о чем ты? Как ты мне можешь помешать? Прости меня за Катерину, я не думал, что у нее в голове я уже должен жениться на ней. С чего она это взяла, не пойму, я не собирался этого делать.

Он взъерошил свои волосы.

— Дочь, мне тяжело думать, что я так и не сумею выпросить твое прощение, за свою беспечность в молодости. Да, я полный дурак, что не посмотрел, не беременна ли твоя мама. Я тогда увлекся одной идей, мне казалось, что я только порчу жизнь твоей мамы своим присутствием, мы начали ссориться, и я уехал. Теперь, вот, жалею страшно, но изменить ничего не могу.

Я промолчала, но решила пока не уезжать, мне, неожиданно, стало его жалко, он был какой- то потерянный, словно его что- то угнетало, и ему позарез нужно было, чтобы я была рядом.

Все снова вошло в свою колею, я работала, отец брал заказы на поиск, иногда пропадал на довольно долгое время, потом возвращался, довольный, что нашел потеряшку, я делилась своими успехами в решении задач, и мне было хорошо с ним. Единственное, что омрачало мое существование, это злобные взгляды Катерины, которую я иногда встречала, гуляя по деревне, но я просто отворачивалась и уходила. Оборотни Тадеуша все так же охраняли меня в лесу. Наступила прекрасная золотая осень и долгие прогулки доставляли мне несравнимое удовольствие, я окончательно расслабилась и успокоилась. Изредка перезванивалась с Несси, новостей у нее почти не было, Мотя продолжал меня звать в Москву, но у него появилась девушка, и вскоре он пригласил меня на свадьбу, я радовалась за него, но вот ехать пока не решилась, чтобы не мешать другу. Так тихо тянулись дни, пока однажды отец не пришел домой страшно довольный:

— Лиза, мне позвонил мой знакомый оборотень, он приглашает нас к себе, тут недалеко, у него огромное поседение в лесу, и ему нужна твоя помощь. Давай съездим, развеешься, отдохнешь, баня, за грибами тебя его девчонки сводят?

— А что за оборотень?

— Лорд Ильевский. Мы давно знакомы, он как- то спас мою жизнь.

— Логан, пожалуй, я не поеду, у меня много работы и..

— Лиза, пожалуйста, тебе нужен отдых и заодно сменишь окружение. И работа твоя никуда не денется, съездим на пару дней.

— Он тебя о чем- то просил? — Моя интуиция подняла голову.

— Да… — он виновато потупился, — у него какие- то проблемы, ты могла бы ему помочь.

— Что за проблемы?

— Что — то с сыном, я толком не знаю.

Я задумалась, а потом решила позвонить лорду Харасу, кто- то мне обещал помогать информацией… Вот, пусть теперь выяснит, что представляет собой этот лорд Ильевский.

Вышла на улицу, не желая, чтобы отец слышал мой разговор, и набрала Хараса.

— Лорд Харас, здравствуйте, это Лиза.

— Лиза, девочка, как ты? Мои соболезнования…Мне так жаль, девочка, что все так произошло. Прости, что не смог тебе тогда помочь, даже в голову не пришло, что это Даниэль.

— Спасибо, лорд Харас. Не извиняйтесь, никто не мог предположить, даже лорд Николас не смог уловить, что он все время лжет.

— Чем я могу тебе быть полезен? Что- то случилось?

Я коротко рассказала все свои новости и объяснила, почему меня интересует лорд Ильевский, заодно и попросила навести справки про своего биологического отца.

— Мне нужно несколько дней, затем я предоставлю тебе все, что у меня есть и что удастся нарыть за это время. Не смей пока никуда ездить. Прислать тебе своих бойцов?

— Нет, спасибо Харас, меня тут охраняют, как я понимаю, бойцы Тадеуша, они все время рядом, так, что мне нужна только информация.

— Тогда жди моего звонка, Лиза. И помни, ты всегда можешь приехать к нам, тебе тут рады.

— Спасибо лорд Харас. — я отключила телефон, посмотрела на окна дома и задумалась, как объяснить отцу, что я пару дней должна подумать. Потом тряхнула головой, а чего мне стесняться, скажу как есть, что выясняю, кто такой его знакомый и потому придется подождать. Не хочет. Пусть едет сам, один, мне и тут хорошо.

На удивление Логан спокойно воспринял мою попытку проверить оборотня, только пожал плечами, что, мол, он его почти всю свою жизнь знает и уверен в нем, как в себе. 'Ага. ты то уверен, а я не уверена в тебе, вот, в чем закавыка… так что ждем Хараса и если все хорошо, поедем, почему бы не помочь нормальному оборотню и не заиметь еще одного хорошего знакомого'.

Через три дня раздался звонок от лорда Хараса:

— Лиза, на Ильевского у меня ничего нет, кроме информации, что его сын неизлечимо болен. Твой отец. запутанная жизнь, много ездил по миру, масса сомнительных знакомств, но вроде в каких- то уж совсем отвратительных историях не замечен, так что особо не приближай его к себе, но поехать отдохнуть можешь.

— Спасибо лорд Харас, буду должна.

— С ума сошла, девчонка, ты мне больше никогда ничего не будешь должна, это я тебе должен. И, вообще, что тебя так таскает по стране, приехала бы и жила бы у нас. Или вон к Тадеушу съездила бы, они тебя очень ждут. Мы тут перезванивались не так давно, он волнуется за тебя.

— Приеду, обязательно приеду и к вам и к лоду Талеушу, посмотрю, что там с сыном Ильевского и приеду. Спасибо еще раз, пойду, соберу вещи.

На следующий день мы выехали в стаю Ильевского. Встречал нас сам лорд, довольно мелкий для оборотней, весь седой, он выглядел измученным и усталым, грустно улыбнулся в ответ на приветствие, пригласил нас в дом и велел своим племянницам проводить нас в наши комнаты.

Вымылась, разложила свои вещи, попутно подумав о том, что почему- то собрала все вещи, с которыми приехала к отцу, даже книги бабушки зачем- то взяла, удивилась извивам своего подсознания, и пошла искать кабинет оборотня.

— Лорд Ильевский, можно?

— Госпожа Лиза, проходите, рад вас видеть, спасибо, что решили помочь.

— Я как раз и хочу сразу же узнать, какую помощь вы от меня ждете? И можете называть меня просто Лиза.

— Лиза, мой сын безнадежно болен, но мне предложили одного врача, который может его спасти, я хотел бы, что вы посмотрели его будущее, что случится, если я соглашусь на это лечение. Он наш единственный сын, наследник, больше детей у меня нет и не будет, а у сестры только девочки. Если со мной что- то случится, стая остается без альфы, придется приглашать оборотня со стороны и вы же понимаете чем это грозит стае.

— Не совсем. Я мало разбираюсь в ваших законах и традициях, но основное поняла. Давайте я посмотрю мальчика прямо сейчас, чтобы ни вы, ни он не мучились, проводите меня к нему.

Он подскочил и быстро повел меня в другое крыло дома, словно боялся, что я могу передумать.

В детской, светлой, наполненной запахом цветов, стоящих в больших вазах на полу, с большими окнами, высоким потолком на котором, над кроватью, было нарисовано звездное небо, лежал худенький, почти прозрачный, мальчик лет семи, с огромными полными какой- то покорной грусти, глазами. Увидев нас, он встрепенулся и попытался сесть, отец кинулся к нему и, придерживая за плечи, помог ему поправить подушки, чтобы он мог почти сидеть.

— Леон, это госпожа Лиза, видящая. Она приехала, чтобы помочь нам. Лиза, это мой сын, Леон.

Я улыбнулась мальчику и присела на краешек кровати.

— Здравствуй Леон, я Лиза, я сейчас возьму тебя за руку, ты не бойся, больно не будет. Я просто посмотрю, ладно?

Он кивнул головой, с любопытством наблюдая за моими действиями. Ильевский замер рядом, затаив дыхание. Я взяла мальчика за руку и прикрыла глаза. Ну, что. он действительно сможет выздороветь, если ему сделает операцию огромный, страшный, как чудовище из сказки, безумно талантливый врач из Германии. Я видела, как мальчик после операции начинает свободно дышать, затем картинка, где он встает на ноги. счастливая мать бегает с ним на перегонки по холлу больницы, вот возвращение домой. школа, стая, он альфа..

Открыла глаза и, кивнув Ильевскому, сжала пальчики Леона:

— Все хорошо, малыш, ты будешь бегать, учиться, вырастешь и у тебя все будет хорошо.

Мальчик широко распахнув глаза, неверяще смотрел на меня, а лорд тихо вытирал глаза.

— Мой совет не затягивайте с операцией, врач от Бога, сделает все отлично.

Оборотень погладил сына по голове и пригласил меня в свой кабинет:

— Лиза, я могу не брать на себя долг перед вами, а расплатиться деньгами?

Я немного удивилась, хотя в чем- то его понимала, я теперь тоже постараюсь не брать на себя никаких долгов, ну его, хватит. Может и у лорда такой же печальный опыт, насчет долга.

— Хорошо, лорд Ильевский, просто переведите мне на счет, сколько считаете нужным. Я, честно говоря, пока в расценках на эту свою работу не разбираюсь. Если вы не против, то я пойду, хотела немного отдохнуть.

— Конечно Лиза и…спасибо вам. Даже не представляете, как мне важно было это услышать. Хотите, вас сегодня проведут на водопады? Мои племянницы любят там прогуливаться, там красиво, надеюсь и вам понравится.

— С удовольствием прогуляюсь по окрестностям, лорд Ильевский. И буду рада познакомиться с вашими родными.

На этом мы с ним расстались, я не успела дойти до свой комнаты, как меня перехватил отец, они собирались на небольшую охоту, почти рядом с поселением, и он хотел узнать, пойду ли я с ними. Я отказалась и только успела слегка подремать, как меня потащили гулять племянницы оборотня, Мария и Лика. Шебутные волчицы почти загоняли меня на невысоких скалах, около водопада, пытаясь показать мне самые выгодные ракурсы, с которых открывались, действительно, удивительной красоты пейзажи. Затем пытались соблазнить купанием, а затем я взмолилась и запросилась домой, страшно хотелось есть и спать.

Два дня я наслаждалась отдыхом, гуляла с девочками или одна, под охраной оборотней, которые старались не попадаться мне на глаза, закончила первую часть программы, которую писала по договору с Мотей, даже сходила за грибами, вместе с женой и племянницами лорда. Ходили очень далеко и я порядком устала, вернулись уже вечером и я, не дожидаясь ужина, потопала на кухню, собираясь быстро перекусить и лечь спать.

Наделала себе бутербродов, горячего чая, проглотила все это, почти не жуя, откровенно наплевав на недовольство кухарки, и отправилась спать. Только коснулась головой подушки, как сразу же вырубилась, рассчитывая проспать до самого утра. Однако ночью меня что- то разбудило. И это что- то заставило меня накинуть халат и на цыпочках пробраться к кабинету лорда Ильевского. Моя интуиция проснулась и настоятельно требовала от меня действий.

В кабинете слышались голоса. хм. интересно, мой отец, лорд Ильевский а еще один мне был, совершенно точно, знаком, только я не могла вспомнить, где же я его слышала. На минуту стало стыдно, у лорда свои дела, а я лезу подслушивать, но тут прозвучало то, что заставило меня напрячься.

— Спешу напомнить, что вы мне должны, так что, я решил не тянуть больше, а получить исполнение долга сейчас. — Нет голос точно мне знаком, кто же это..

— Я вам ничего не должен лорд Крайтон, — Ильевский был раздражен, в его голосе слышалась горечь.

Ах, вот это кто. Мда, попала. Знакомая личность, один их трех, кто стал охотиться на меня, интересно, зачем он сюда приперся, за мной? Но как? Мне обещана безопасность со стороны лорда Ильевского, и я помогла ему, в конце концов, тут мой отец, довольно сильный ведьмак, оборотни Тадеуша, на что он рассчитывает? Мысли теснились в голове, мешая слушать, и я с усилием, заставила себя слушать, информация мне пригодится, а думать буду потом.

— Пока нет, не должен, но, увы. я дам адрес и координаты врача, только после того, как ты отдашь мне эту девку. — Его голос весь был пропитан злорадством.

— Мерзавец, я обещал ей свою защиту, она помогла мне, а ты предлагаешь мне предать девушку..

— Передашь мне ее, и я сам обеспечу ей защиту, а ты получишь врача, который спасет твоего сына. Его жизнь на ее, жизнь твоей стаи. хорошая сделка Ильевский..

— А от меня ты чего хочешь, оборотень? — а вот и мой отец, интересно, что он скажет.

— Логан, на тебе долг передо мной, помнишь? Мне от тебя тоже кое- что нужно, помнится, ты это уже проделывал один раз, значит, и сейчас сможешь. — Оборотень издевательски причмокнул.

— Я откажусь выполнять этот долг, — голос отца звучал глухо и обреченно.

Лорд Крайтон захохотал:

— И что? Я потребую от Совета ведьм официально повесить твой долг на твою дочурку, а тебя лишат твоего дара и она все равно попадет ко мне, только уже навсегда и в качестве моей рабыни. Ты же знаешь правила, Логан.

Отец глухо простонал:

— Что ты сделаешь с Лизой? — То есть, все? Мой отец уже отказался от меня? Отличный поворот в моей жизни, интересно, есть хоть кто- нибудь на этом свете кроме моих родителей, кому от меня ничего не нужно кроме меня самой? Риторический вопрос… Меня трясло от злости.

— Если вы выполните то, о чем я вас прошу, то Лиза станет моей второй женой. Ведьма, видящая, она пригодится мне, а ее дети займут полагающееся им место в моей стае.

— У тебя уже есть наследник. Зачем тебе столкновения с другими стаями, ее защищают лорд Тадеуш и лорд Харас, ведьмы вмешаются, обязательно, вампиры. видящая неприкосновенна… — Лорд Ильевский пытался отговорить оборотня от его планов, явно пытался, но..

— Наследник, — скрипуче, с отвращением протянул Крайтон, — он мне не сын. я избавлюсь от него и наследниками станут мои дети, а не ублюдок от неизвестно кого. И если она даст свое согласие, то никто вмешиваться не будет.

— Она не даст, — Да, Логан, ты абсолютно прав, я не такая дура, чтобы покрывать твои промахи.

— Ты проведешь ритуал Подчинения и она согласится на все, что угодно. А потом. будет уже поздно. Так, хватит болтать, ты, Логан, после того, как Ильевский передаст мне по договору защиту девицы, дашь ей своего зелья, чтобы она ничего особо не соображала, а затем проведешь ритуал Подчинения, рассчитывай на неделю примерно. Мы сыграем свадьбу, будете моими свидетелями, затем я увезу ее к себе.

— Какая же ты скотина, Крайтон, надеюсь, когда- нибудь найдется тот, кто и с тобой поступит так же. — Лорд Ильевский стукнул кулаком по столу и замолчал.

— Зачем ты притащил свою жену? — Точно, отец сдался, ради своей жизни, мою, он не пожалел.

— Чтобы не оставлять ее одну, стерва. я и с ней потом разберусь, вот утихнет все и она мне заплатит за своего ублюдка, и за измену.

Я решила, что на сегодня мне информации достаточно и решительно вернулась к себе в комнату, внутри что- то сильно жгло, и я боялась, что мне станет плохо прямо у дверей кабинета. Страшно мне не было, я точно знала, что я справлюсь, хватит быть марионеткой в чужих руках, быть второй женой отвратительного животного, да я лучше сожгу тут все и всех и сама погибну, но никто больше и никогда меня не использует.

Внутри уже не просто жгло, там пылало огнем, я и с удивлением поняла, что моя сила проснулась, меня переполняла ненависть к предавшим меня, трясло от бешенства, единственным моим деланием сейчас было отомстить, всем, кто в этой жизни, так или иначе, сделал мне плохо. Во мне, наконец, рождалась истинная Темная.

Глава 21

Села на пол и задышала, пытаясь совладать с силой, которая рвалась из меня, собираясь не оставить тут камня на камне, заодно и прикидывая, как мне действовать дальше. Я могла бы и сейчас бежать отсюда, мне бы только выбраться из дома и найти оборотней Талеуша, но слова про то, что Крайтон собирается разделаться со своей женой и сыном, почему- то сильно задели, а еще я вспомнила, что Харас говорил мне про Катерину, она мой невольный союзник. Да и иметь еще одного джолжника среди альф оборотней, пригодится, сын Катерины, после смерти отца, точно займет его место, мне это на руку. Скривилась, поймав себя на том, что думаю, как истинная Темная, но они сами виноваты, что сделали меня такой.

Ну, что ж господа, поиграем. Сосредоточилась и пустила поисковик по дому, мне нужна была комната Катерины, я не сомневалась, что она где- то рядом. Все заклинания работали как часы, вот, оказывается, какая у меня сила, до этого я ни разу не ощущала такого могущества, все вокруг подчинялось мне. Невидимая ниточка дернулась, ага, Катерину поселили на первом этаже рядом с постом охраны. Заклинание сна, и все в доме погрузились с сон, я покидала свои вещи в сумку и отправилась к Катерине.

В ее комнате горел свет, она спала сидя на полу, где ее и застигло мое заклинание. Потрясла ее за плечо, читая заклятие обратного действия, дождалась, пока она откроет глаза и отошла чуть в сторону. Волчица злобно сверкнула глазами:

— Ты?!! Что тебе..

Я приложила палец к ее губам.

— Не кричи. Ты нужна мне, а я тебе. Я могу помочь.

— Что ты можешь сделать, человечка?

— Катерина, я все знаю, я подслушала разговор твоего мужа, и лорда Ильевского, и. Логана, — отцом я его больше не собиралась называть никогда, даже про себя. — Я не собираюсь становиться второй женой твоего мужа и не дам ему убить тебя и твоего сына. Давай я тебя прочитаю, тогда ты поверишь мне, что я твой, пусть не друг, но и не враг.

— А что мне это даст? — Она с подозрением смотрела на меня, но в глубине глаз уже зажглась надежда.

— Ты точно узнаешь свое будущее, сможешь выбрать, как поступить, и ты же знаешь- видящие не лгут, никогда.

— А тебе это зачем?

— Катерина, мне просто хочется тебе помочь, я хочу отомстить всем, от кого пострадала за это время, ну и ты мне поможешь. Будем в расчете.

Она, недоверчиво глядя на меня, все еще колеблясь, протянула руку.

Ага, как и предполагалось, возвращение домой, Катерина на цепи в своей комнате, прощание с сыном, его посылает куда- то Крайтон, Катерина рыдает на могиле сына… По мере того, как я просматривала картинки и озвучивала их вслух, волчица стала рычать:

— Подлец. он же обещал мне, что никто не тронет Кира, он с самого начала знал, что я беременна, но заставил меня принять его предложение. Как он может, он же вырастил его..

— Ты согласна мне помочь? А я освобожу тебя от твоего мужа. И тем самым спасу вам жизнь.

Катерина долго и внимательно разглядывала меня:

— А что ты сможешь сделать? Ты же видящая, они, практически, беззащитны?

Молча, задрала рукав кофты и протянула свое запястье:

— Ты знаешь что это?

Она недоверчиво посмотрела на мой знак и выдохнула с ужасом:

— Ты Темная?

— Да. Ты со мной? — спросила, уже не сомневаясь в ее ответе и натягивая рукав обратно.

— Да. Ради сына я сделаю для тебя что угодно.

Я протянула ей сумку и подробно рассказала, что она должна будет сделать, так чтобы ее не заметили, не время пока срываться отсюда, но и тормозить, ни к чему. Завтра с утра мы уйдем отсюда, и я разберусь со всеми, только уже на свободной территории.

Пока я держала под контролем весь дом и охрану, Катарина, обернувшись зверем, сбегала на водопад, выполнив то, о чем я ее попросила и вернулась в дом. Мы еще раз обговорили все детали плана и разошлись по комнатам. Нет, я могла уйти и сегодня, даже не сильно напрягаясь, или ночью сделать все, чего сейчас хотела моя суть, но я давала лорду Ильевскому и отцу последний шанс, остаться человеком, если так можно было выразиться по отношению к оборотню и ведьмаку, не предавать меня, найти другой выход. Ну, а если они этим шансом не воспользуются. что ж. Я Темная, а значит, буду мстить.

Ночью почти не спала, перебирая все этапы того, что мне нужно было предпринять, потом долго лежала, глядя в потолок и думала, что только- только начала привязываться к отцу, почувствовав в нем что- то родное, мне было больно, именно, от его предательства.

Решение лорда Ильевского меня мало задевало, где- то я его даже понимала, жизнь родного сына, который умирает у тебя на глаза и какая- то девчонка, которая даже останется жива, ну, как жива, во всяком случае, ее точно не убьют. Тут даже думать не о чем, даже не знаю, наверно я бы тоже выбрала своего ребенка. А вот отец… мне в какой- то момент показалось, что он искренне привязался ко мне, осознал, что наделал, когда бросил маму, понял, скольких ошибок я могла избежать, будь он рядом в моей жизни. Но, увы. если завтра ничего не изменится, то я перестану даже вспоминать, что где- то у меня есть биологический отец.

Утром вскочила рано, часть дома еще спала, что мне было на руку, быстро прокрутила в голове все заклятия, которыми я собиралась сегодня воспользоваться, и на цыпочках потопала к комнате Катарины. Поскреблась в дверь, волчица тут же отворила ее, она тоже была готова, собранная, спокойная, только в ее глазах горел огонек беспокойства.

— Готова? — едва слышно прошептала, дождалась кивка и потопала дальше на кухню, там я заказала завтрак, велев накрыть в общей столовой, и когда остальные спустились вниз, мы с Катариной уже мило ворковали за столом.

— Мисс Лиза, — Крайтон весьма фальшиво пытался улыбаться беззаботной улыбкой, хотя глазами, прямо таки, впился в нас. — Рад встрече с видящей.

— Добрый день лорд Крайтон. — Я с интересом наблюдала, как он пытается понять, что может связывать меня с его женой. — Лорд Ильевский, Логан.

— Вы зовете своего отца по имени? — Крайтон, похоже, решил, что мы только что познакомились и успокоился.

— Да. — Я спокойно продолжала есть, провоцируя его самого продолжать разговор.

— Странно… — я не отреагировала и он, дернувшись, попытался продолжить свои расспросы. — А что привело вас, Лиза, сюда?

— Просьба лорда Ильевского. Мы уже закончили, так что, я думаю, скоро поеду домой.

Отец и Ильевский, не поднимая головы, что- то жевали, угрюмо глядя в тарелки. Никто из них своим шансом не воспользовался и я, почувствовав разочарование, решила, что хватит с меня этого фарса.

Отодвинула тарелку и поднялась из‑за стола.

— С вашего позволения. Пойду, прогуляюсь на водопады.

Катарина тут же всскочила вслед за мной и растянув губы в улыбке, предложила:

— Лиза, вы не против, если я составлю вам компанию?

— Нет, буду рада, покажу вам местные красоты.

Мы обе двинулись к выходу, краем глаза я следила за сидящими за столом. Отец еще ниже наклонил голову, Крайтон обеспокоено смотрел нам вслед, но молчал, а Ильевский вскинулся было и хотел что- то сказать, но одно движение бровей Крайтона и он со вздохом опустился на место. Все, раз все определились, значит и мне не стоит больше сомневаться.

Мы с Катариной, вышли на улицу и побрели по тропинке к водопадам, и, естественно, за нами увязались четверо охранников Крайтона, оборотней Ильевского я не увидела. Выбор был сделан и не в мою пользу. Внешне я выглядела абсолютно спокойной, а вот внутри бушевала буря, как я себя не уговаривала, не сильно реагировать, очередное предательство сильно меня задело.

Переговариваясь о чем- то весьма банальном мы дошли до первой скалы, и тут я повернулась к охранникам Крайтона, мило улыбнулась:

— Дальше вы не пойдете, в ваших услугах мы больше не нуждаемся.

— Видящая, мы выполняем задание лорда Крайтона и вам мы не подчиняемся. — А вот это он зря.

Все так же мило улыбаясь, я прочитала заклятье и они застыли как статуи, сердито сверкая глазами. Из кустов вышел Саймон и пошел ко мне, широко разведя руки для объятий.

— Лиза!!! — Прижал к себе и уткнулся мне в макушку. — Как же я волновался за тебя девочка. Как ты?

Я крепче прижалась к нему, вздохнула:

— Нормально. Я тоже боялась за тебя, пока не узнала, что ты остался жив. Хорошо, что Мотя такой настойчивый.

— Да, твоему другу я обязан жизнью. Передай, он теперь может на меня рассчитывать.

Обернулся к кустам, из‑за которых выходили его бойцы и скомандовал:

— Этих не трогать, разведчики вперед, Крис, позвони лорду. Мы едем. — Посмотрел на меня, погладил меня по голове и тихонько прошептал:

— Ну что, поехали домой?

Я засмеялась, глядя на лица охраны Крайтона и, сунув одному из них в карман куртки заранее написанное письмо, помахала им рукой:

— Пока мальчики. Катарина, пошли.

До машины мы добрались без приключений, а там я отозвала Саймона в сторону:

— Саймон, не торопись, сначала мне нужно кое — что сделать, мне нужно уединенное место и час времени, а затем мы отправимся к лорду Тадеушу.

Он даже не стал спрашивать зачем, просто хмыкнул и велел Крису, который тоже широко улыбался, увидев меня, ехать на заимку.

Катарина, с беспокойством глядя на меня, села в машину, следом забралась я, и впереди, рядом с Крисом, уселся Саймон.

— Катарина, перестань дергаться, я собираюсь решить твою проблему, прямо сейчас, не откладывая. Да и заодно обезопасить и себя. от всяких разных. Хватит, побыла приличной девочкой, теперь пора взрослеть и становится истинной Темной, которой я и являюсь.

Всю дорогу до заимки все молчали, оборотни догадались, что я собираюсь мстить и только молча переглядывались, волчица кусала губы и явно нервничала, а я спокойно смотрела в окно, все сомнения улетучились после сегодняшнего завтрака.

На заимке я выбрала большую комнату и попросила меня не беспокоить, зажгла свечи, нарисовала пентаграмму и только собралась приступить к, собственно, действиям, как в дверь поскреблась Катарина.

— Лиза, я хотела спросить… — Она старалась не смотреть мне в глаза. — Ты что с ним сделаешь?

— А что ты хотела? Чтобы он умер? Забыл все? Потерял рассудок?

Она дернулась, подумала и решительно махнула рукой:

— Знаешь, за сына мне и убить его не жаль, но чтобы он стал альфой все должно быть. чисто.

Я не удивилась, сама об этом уже думала.

— Значит, твой муж потеряет рассудок. А там. сами будете разбираться, что с ним делать.

Выдворила ее за дверь и приступила. Первое, что я сделал, лишила отца силы и Дара, рассудив, что и даром он может напакостить не только мне, а еще и тем несчастным, которые пытаются скрыться, как я когда- то. А папаша за деньги готов на что угодно, судя по всему, раздумывать, стоит ли помогать всяким гадам, не склонен, значит, обойдется и так. Затем лишила разума лорда Крайтона, теперь его охрана обязана отвезти его домой, а там уже сын, вступив на место вожака стаи, сам будет решать его дальнейшую судьбу.

А вот потом я задумалась. Сначала не скрою, я собиралась отомстить и лорду Ильевскому, но потом. вспоминая несчастного Леона, мне стало его жаль, вот уж точно невинное дитя… Так что, я взяла трубку телефона и набрала номер лорда.

— Лорд Ильевский, это Лиза. Надеюсь, вы уже прочитали мое письмо и поняли, что я не собираюсь возвращаться, да и Крайтон теперь может только бессмысленно орать в пустоту. Не бойтесь, мстить я вам не буду, но свое наказание вы тоже получите. Адреса врача теперь никто не знает, придется вам искать его самому, и поторопитесь, времени у вас почти не осталось.

— Лиза, простите меня. я не знал, что делать. Я понимаю, что я виноват, простите. никогда не поступал так с теми, кто помогал мне, а тут. мне страшно стыдно перед вами и перед моими людьми, мне дико стыдно перед женой. Лиза, не держите на меня зла..

— Больше никогда ко мне не обращайтесь..и..ищите в Германии.

— Спасибо, Лиза. Простите..

— Передайте трубку Логану, я знаю, что он рядом.

Шорох в трубке и я слышу голос Логана:

— Лиза?

— Логан, слушай меня и не перебивай, это в твоих же интересах. Больше у тебя нет силы и нет Дара, учись жить, как простой человек, может и что- то путное выйдет. На моем пути больше не появляйся, не пожалею. Твоего предательства я не прощу. Прощай.

— Лиза, подожди. как ты это сделала?

— Я Темная, Логан. Это то, что ты не успел обо мне узнать. И тебе не повезло. Все? Не ищи меня больше, никогда.

Отключила телефон, позвала Саймона и распорядилась, чтобы Катарину отвезли к ней домой, а сама присела у порога заимки, глядя в небо. Вот, часть своих обещаний самой себе я выполнила. Оставалась еще несколько дел, и я буду совершенно свободна.

У Тадеуша я попросила приюта на пару дней в уединенном месте, собираясь продолжить то, что делала. У меня остались незакрытые долги, и я собиралась открыть миру нелюдей, кто я такая, чтобы раз и навсегда прекратить попытки каким- то образом воздействовать на меня. Или трогать моих близких.

Я потратила весь день, но с помощью поисковика нашла все‑таки Веллера и прокляла его заклятием Черной гнили, все, вампир был обречен медленно умирать, сгнивая изнутри. Спасения от этого проклятия не было. Ночью я собиралась побеседовать с ним во сне, используя навыки, которые преподал мне отец и забыть его, навсегда.

Вечером меня пригласил поужинать с ним лорд Тадеуш:

— Лиза, я рад, что все обошлось, хотел было собирать Совет оборотней, чтобы потребовать наказания лорда Крайтона, но Саймон сказал мне, что ты уже все решила. Что ты сделала?

Торопливо дожевывая пирог, пробурчала:

— Крайтона лишила разума, теперь его сын займет место альфы, Логана лишила Дара и силы, поживет человеком.

— КАК???!! Ты же видящая?

Молча, протянула запястье и пока Тадеуш, в полном шоке, разглядывал его, запила чаем и откинулась на спинку кресла.

— Темная…Второй Дар… — оборотень задумчиво разглядывал меня сквозь бокал. — На этом ты не собираешься останавливаться, я полагаю?

— Нет. Я прокляла Веллера и собираюсь побеседовать с ним ночью. Он умрет. — В моем голосе не было даже тени волнения. Для себя я все уже решила, и мне было абсолютно все равно, кто и что думает по этому поводу. — Потом достану Даниэля, так, чтобы об этом все знали, больше никому и никогда не придет в голову трогать меня или попытаться сделать что- то моим близким.

— Насчет Даниэля. можешь не волноваться, Николас убил его. Он нашел его и просто разорвал на кусочки, там даже хоронить то нечего было. Я Ника таким не видел никогда. Хотя оно и понятно, Даниэль ударил его в самое больное место.

— Тадеуш, а за что когда- то Николас вырезал клан Даниэля, — увидев изумленный взгляд оборотня, пояснила, — когда он меня украл, то просветил, за что он мстит Нику. Тот вырезал весь клан Дана и выпил его жену, беременную на тот момент.

Лорд задумчиво покачал бокалом, посмотрел на меня:

— Лучше бы, конечно, если бы ты спросила самого Ника, но я правильно понимаю, что с ним ты разговаривать не собираешься? — Кивнула. — Ты меня прости, девочка. Но вам бы надо поговорить, не сердись, — увидел, как я насупилась, — я только хочу, чтобы вы во всем разобрались спокойно. Он ведь любит тебя.

Я отмахнулась от этих слов, вот еще …любит, если бы любил, не стал бы заставлять исполнять долг, который принес мне столько боли.

— Ладно, расскажу сам. Отец Даниэля давно мечтал захватить власть среди вампиров, стать каким- нибудь Верховным Высшим, чтобы остальные ему поклонялись. И кто- то когда- то ляпнул при нем, что кровь ведьм усиливает способности вампира и делает их сильнее. И все. Они захватили несколько поселений ведьм, выпили всех, даже младенцев, к ним стали присоединяться и другие кланы и тогда остальные вампиры и ведьмы объединились, Николас возглавил эту сборную армию и буквально через несколько дней вырезал все кланы вампиров, которые охотились на ведьм. Даниэлю просто повезло, что отец тогда отправил его прочь из замка. Или не повезло, как посмотреть. Его мало кто видел в лицо и потому его поискали и забыли. А потом он нашел способ пробиться ближе к Николасу, а его дар помог ему скрывать от всех, что он задумал.

Мы еще посидели, стараясь больше не касаться этой темы, Тадеуш рассказал, что его невестка ему понравилась, она искреннее любит его сына и они с женой просто счастливы, что у молодых все хорошо. Затем я связалась с Верховной Ведьмой, поставив ее в известность о том, что я желаю присутствовать на совете, когда будут судить Доминика. И требую, чтобы приговор выносила я, как лицо заинтересованное. Она согласилась и мы договорились, что завтра я прилетаю в Москву, так как через два дня состоится общий сбор, на Совет приглашены не только ведьмы, но и оборотни. Тадеуш выразил свое желание сопровождать меня, как он выразился, на всякий случай, на том и порешили.

А затем я отправилась к себе в дом, предстоял разговор с Веллером. Все удалось настолько легко, что я даже слегка удивилась, стоило только войти в транс, как меня выкинуло в сон Веллера.

— Ну, здравствуй, — я с любопытством смотрела на растерянного вампира, куда только девалось его высокомерие и холодность.

— Как ты это делаешь?

— Ни о том волнуешься, уже почувствовал, что тебе плохо? Дальше будет хуже, ты умираешь Веллер, за то, что посмел украсть меня, купить. Так хотелось иметь при себе послушную видящую? Теперь расплачивайся, за то, что вы наделали.

— Лиза, мы не хотели, чтобы погиб твой ребенок, мы про него, вообще ничего не знали, Даниэль обманул нас всех.

— Это уже ничего не меняет, Веллер, мой ребенок погиб, я осталась жива, и теперь вы все умрете за то, что сделали.

— Как, как, черт возьми, ты это делаешь?

— Я Темная. Дан не сказал вам не только про ребенка.

Он, обхватив голову руками, застонал.

— Знал бы, за километры бы тебя обходил. Сколько мне осталось?

— Три дня. Надеюсь, ты правильно распорядишься этим временем, а то у меня могут найтись и еще сюрпризы. — Вышла из транса и уставилась в потолок. Нужно было снова решать, что же делать дальше.

Совет я особо и не запомнила, как только вывели Доминика, Мара, по моей просьбе потребовала, чтобы его судила я, как пострадавшая от его действий. Ник, которого я случайно заметила, только еще сильнее побледнел, увидев меня, но не сказал, ни слова, только с тихим звуком втянул в себя воздух.

Пока я шла к Доминику, который связанный стоял посреди зала, вокруг шумели собравшиеся:

— Как она может его наказать, она же видящая?

— За то, что он сделал, я бы горло ему зубами перегрыз, раз не могу по — другому убить его, — ого, а кто это у нас такой, понимающий, а что, хорошая идея, для видящей. Наглотаться крови высшего, стать немного вампиром и на этом основании они бы потребовали определить меня в чей- нибудь клан. Обойдутся.

— Доминик, — я зале воцарилась тишина, — тебе нужно было прислушаться к совету лорда Николаса, когда вы были у него в замке. Ты не захотел. Как и не стал наказывать сына, когда тот случайно инициировал меня. Твоя ошибка. И теперь вы оба за нее заплатите. Смотри.

Я вызвала дух Влада, который тут же затанцевал, тихо завывая, вокруг нас, прочитала заклинание неупокоения, которое превратило его в приведение. Затем глядя на Доминика громко произнесла заклинание иссушения и пока он, дико крича от боли, превращался в мумию, прочла заклинание неупокоения и для него. Потом, взмахом руки вымела приведения из комнаты и повернулась лицом к залу.

— Это урок на будущее тем, кому в голову, вдруг, придет мысль каким- то образом потревожить меня или моих близких. Я не только видящая, я Темная, и я обещаю, те, кто захочет попытаться заставить меня сделать что- либо, вопреки моей воле, очень пожалеют об этом. Пока собравшиеся потрясенно молчали, я, кивнув на прощание Маре, вышла из зала и направилась в гостиницу, за вещами. Перед Советом связывалась с Несси и та уговорила меня вновь вернуться к ней. Я возвращалась домой.

Глава 22

Зря я поселилась у Несси, ох, зря. Нет, она была рада меня видеть, всю ночь я рассказывала ей о жизни с отцом, затем о его предательстве, о своей силе и о том, как я отомстила всем, кто мечтал мною попользоваться. Ведьма месть одобрила, порадовалась, что проснулась моя сила и предложила мне жить вместе с ней.

И я согласилась, памятуя о том, как прекрасно мы уживались с ней раньше. Пока мы выясняли с ней, в чем я еще плаваю, что еще нужно подтянуть и разобрать, какие заклинания у Несси не выходили, потому что не хватало силы, а моей было более чем достаточно, в доме стал снова появляться Бран. Первый раз он застал меня в саду, где я читала древний трактат про Темных, их историю, про гонения на ведьм, инквизицию. Про то, как несчастных жгли на кострах или топили в реках, пытали на дыбах или превращали их в своих рабынь.

— Лиз, здравствуй. Хорошо, что ты вернулась, Несси очень переживала за тебя.

— Добрый день, Бран. Да я вернулась.

Не отрывая глаз от страниц книги, кивнула и снова погрузилась в чтение, видеть его я не хотела, до сих пор болело от воспоминаний, когда он посмотрел на меня и ушел с Риган, даже не собираясь со мной разговаривать.

— Лиза. я понимаю, ты сердишься на меня, я виноват, знаю. но мне тогда было очень тяжело, твоя измена, моя ревность сжигала меня, хотелось просто убить кого- нибудь. даже не кого- нибудь, а его.

— Бран, я не хочу это ни вспоминать, не говорить об этом..

— Лиз, прости, я хочу объяснить..

Что объяснить, — перебила его, уже злясь, — что ты выбрал Риган? Или не только ее? Что не сумел даже просто поговорить со мной? Я разве обещала тебе что- нибудь, клялась в любви? Строила тебе глазки, а потом обманула? Какая измена, Бран? Ты меня спрашивал когда — нибудь, есть у меня обязательства?

Он потупился, а я отправилась в дом, внутренне кипя от возмущения. Измена? Интересная трактовка наших отношений, странно только, что мы ни разу не говорили ни о чем, даже близко похожем на выяснение наших отношений. Я тихо была влюблена в него, от него же я не слышала ни слова о любви.

И вот тут я поняла, что попала, Бран остался на обед, затем предложил помочь Несси с травами, затем ужин, а я не знала, куда мне деться, чтобы не видеть его. Теперь он заезжал каждый день, оставаясь с нами на ужин, хотя меня больше не задевал откровениями, общаясь со мной подчеркнуто по- дружески. А мне становилось все тяжелее от его присутствия.

Через месяц, ведьма объявила мне, что она дала мне все, что могла, остальное, я должна разобрать сама, потому что у Нес сил на это не хватает и она даже некоторые книги не просматривала и вручила мне целую стопку древних книг. И тут я задумалась, что по — хорошему мне стоит найти свой дом. Хватит жить в гостях, да и почти постоянное присутствие Брана меня напрягало, и я, пересчитав свои финансы, которые меня приятно удивили, мой заказчик, тот, который поигрывал на бирже, перечислил мне очень приличную сумму денег с просьбой не бросать наше сотрудничество, отправилась к лорду Гаю.

— Лиза? Что- то случилось?

— Нет- нет, все в порядке. Просто я хотела посоветоваться, мне нужен дом, лорд Гай, пора жить отдельно.

— Лиза, у меня давно есть для вас подарок, на моей земле, недалеко от замка есть домик, раньше в нем жила семья, которая работала у меня, потом они уехали, а дом стоит брошенный, он небольшой и его не хотят покупать большие семьи. А тебе я уверен, он понравится.

— Подарок? Нет, я хочу купить его, у меня есть деньги..

Он взмахом руки перебил мои рассуждения и прищурился: — Лиза, ты не стала вешать меня долг, когда спасла моего сына, ты не взяла с меня денег, ты, вообще, никак не позволила мне отблагодарить тебя. Если ты не хочешь, чтобы я обиделся, то примешь от меня этот подарок. Поедем, посмотрим?

Я смирилась. Дом был удивительно хорош, небольшой, одноэтажный, с тремя большими комнатами и довольно просторной кухней — столовой, весь заросший плющом, и с большим садом вокруг.

Перед входной дверью была построена большая открытая терраса, на которой хорошо было сидеть вечерами, глядя на закатное небо и думать. Не удержалась, обняла Гая, благодаря за этот удивительный подарок и поехала собрать свои вещи, а затем в магазин, мне нужно было купить целую кучу вещей и обустроить свой дом так, как мне хотелось.

Несси с пониманием отнеслась к моему желанию жить теперь отдельно, она все замечала и мое нежелание много общаться с Браном тоже. Она только тихо вздыхала, но не вмешивалась. А вот Бран явно обиделся, надулся и отказался от предложения Несси помочь мне с переездом, что меня только порадовало. Через неделю все мои хлопоты закончились и я, гордо обозревая окрестности, восседала на своей террасе, запивая потрясающее плюшки, которые мне привезла Нес, горячим чаем и чувствуя, что я счастлива. Вскоре у меня установился определенный режим существования, утром я писала программы для заказчиков от Моти. Жаль, конечно, что я так и не смогла съездить к нему на свадьбу, но терять его я не собиралась и рассчитывала в следующий приезд в Москву повидать его и познакомится с его женой. Верховная добилась моего согласия, что я буду прилетать, пусть и изредка к ней, помогать другим ведьмам своим Даром, остальные нелюди, по моему желанию, будут приезжать ко мне домой, но только с предварительной записью и после проверки лордом Гаем, он настаивал на этом с такой горячностью, что я согласилась. Кстати, он и не снял с меня охрану, аргументируя, что такое сокровище как я, надо беречь и не давать растрачивать мои силы на всяких там, самоубийц.

— Меня Ник с потрохами съест, если с тобой что- то случится.

Я изумленно подняла бровь на такое смелое заявление, какое дело было теперь Нику до меня. Гай в ответ усмехнулся:

— Ты такая глупая, Лизи, он любит тебя. И с самого начала любил, только вот, старый дурак, не понял одного, нельзя заставлять женщину делать то, чего она не хочет, чревато потерей доверия.

— Глупости, Гай. Он хотел получить от меня ребенка. И только.

— Ну — ну… — он отхлебнул еще чаю и, не меняя тона, заметил:

— Ты мало разбираешься в людях и нелюдях Лиз, ты еще молодая и глупая. Вон Бран из штанов выпрыгивает, а ты даже не замечаешь.

— Я не хочу об этом говорить Гай. Его поезд ушел, давно.

— Да, я вижу, Лиз. И заметь, про него я как раз не говорю, что он любит, потому как не любовь это, так, уязвленное самолюбие. Вот кто дурак, так это он.

— Гай!!!

Вампир, смеясь, поднял обе руки вверх, показывая, что сдается, и потащил меня к себе в замок, обещая познакомить меня с интересной семьей вампиров, которые гостили у него уже несколько дней:

— Они занимаются компьютерными играми, у них огромная фирма и ты можешь получить отличный заказ на создание новой игры.

Глава семьи производил сильное впечатление, первый раз видела пожилого вампира, Гай на ушко объяснил мне, что они, все, и лорд Хорес и вся его семья, вынуждены часто общаться с людьми и чтобы не возникали лишние вопросы, принимают вид обычной семьи. Его старший сын приехал вместе с женой, они как раз и занимались программированием, и к концу вечера мы уже во всю болтали на профессиональные темы, по — моему, мне, действительно, светил контракт, на весь пакет, задуманный Жераром и Элей. А вот внимание его младшенького, меня раздражало. Это был избалованный, маменький сынок, который мало что понимал в нашем разговоре с Жерорам и его женой и, по- моему, его это злило. В очередной раз, когда мы заспорили с Элей о том, каким, на мой взгляд, должно быть решение, он лениво потягиваясь, решил вмешаться:

— Да что вы с ней возитесь, подумаешь, специалист. Таких спецов вокруг вагон и маленькая тележка, цену себе набивает. Сидит в этой глуши, серенькая ведьмочка и мечтает, чтобы выбраться куда- нибудь из этого болота, а вы ведетесь.

Я мысленно только усмехнулась, пожала плечами и ответила:

— Как специалист я себе цену знаю, проект мне интересен, но делать то, что я считаю неправильным, не буду.

Жерар, испепелив взглядом младшенького, резко бросил:

— Макс, не вмешивайся, ты в этом ничего не понимаешь и я твоего совета не просил.

На его слова скривился не только Макс, но и жена лорда Хореса, пожилая ухоженная дама, которая явно тяготилась тем, что ей приходится выглядеть, соответственно заявленному возрасту.

— Жрерар, — манерно в нос, протянула она, — а мне кажется, что Максим прав, что может знать эта девчонка.

— Мама, — вампир предостерегающе поднял руку, — твоего совета я тоже не спрашивал. Займитесь с Максом чем- нибудь другим, если вам скучно, но в наши с Элей дела не лезьте.

Дама поджала губы, но возражать сыну все же поостереглась и обратила свое внимание на лорда Гая, который о чем- то разговаривал с лордом Хоресом.

— Лорд Гай, я тут слышала, что вы знакомы с видящей, мы бы хотели, что бы она приняла нас, пока мы тут.

Гай бросил на меня быстрый взгляд, но увидев мои строго нахмуренные брови, ответил, как и всем:

— Запишитесь у моего секретаря, мадам, видящая принимает только по записи.

— ЧТО???!!! Вы предлагаете мне стоять в очереди лорд Гай? Это неслыханно. Мы высшие, и я требую, что бы заставили видящую принять нас. Я уверена, стоит пару раз проучить ее, как она станет шелковая.

— Мадам вы забыли законы? Видящая неприкосновенна.

Макс вытянул ноги и лениво заметил:

— Провинциальная простушка, если вы, лорд Гай, покажете, где она живет и проводите меня к ней, я уверен, что мне удастся с ней договориться.

А мадам в ответ Гаю только фыркнула:

— Она живет на ваших землях лорд Гай, думаю, что вы уже не раз прикидывали, как выгодно иметь видящую в своем пользовании, мы заплатим вам большие деньги, если вы устроите нам эту встречу.

Гай разозлился, а мне было любопытно, видимо, мое появление в Совете еще не разошлось по миру, раз я слышу подобные вещи. И сколько еще таких, которые так и будут мечтать, укротить меня и сделать своей вещью.

— Видящая мой друг и мне в голову не придет каким- то образом ее заставлять или подчинять себе. Она спасла жизнь моего сына, и я считаю за честь, что она поселилась на моих землях, и буду защищать ее. И никого я никуда не собираюсь провожать, видящая принимает только тех, кого посчитает достойным и только по записи. Ничем не могу быть полезен.

Мадам насупилась:

— Ладно, раз вы не хотите помочь нам. Где у вас ваш секретарь, хочу записаться на ближайшее же время, к этой нахалке..

И и тут я решила, что точно не собираюсь больше встречаться с этими нелюдями, как бы неинтересен был этот проект, но иметь дело с этой семейкой, да ну на фиг.

— Не спешите мадам, я не приму вас.

Эффект от моих слов был, как от разорвавшейся бомбы.

Лорд Хрорес с Жераром уставились на меня, как на нечто удивительное, Эля закрыла глаза, я сразу же заметила, что она соображает тут лучше всех, у Макса отвисла челюсть, а мадам, так ничего и не поняв, решила меня опустить:

— А вы — то тут причем, милочка, помалкивайте себе, пока находитесь в нашем обществе, надо же такая невоспитанность, каждой бочке затычка.

Я ухмыльнулась, а Гай, побагровев, жестко потребовал от мадам:

— Немедленно извинитесь перед Лизой, леди Маргарет, я требую. Лиза и есть видящая, больше того, она очень воспитанная, умная и сильная ведьма, не стоило вам так нарываться.

Минута тишины и лорд Хорес, откашливаясь, начал просить прощения за жену, Жерар, зло посмотрел на мать и младшего брата, а Гай требовательно продолжал смотреть на Маргарет.

— Не стоит лорд Хорес, это не вы мне хамили с самого начала нашей беседы, да и ваши извинения ничего не поменяют, я не приму вас. Ничего против вас, Жерара или Эли не имею, но и работать с вами я тоже не буду, сожалею, но встречаться с вашей семьей я больше не хочу. Всего хорошего. — Поднялась, собираясь покинуть это 'высокое' общество и тут ко мне метнулся Макс.

Схватив меня за руку, попробовал ее вывернуть, но, тут же застыл, как изваяние, а я в полном бешенстве подняла руки, собираясь проклясть его.

— Лиза не надо, прошу тебя. — Гай кинулся ко мне, пытаясь прикрыть Макса. — Он свое получит, обещаю. Не надо, Лиз, не стоит он того.

Остальные так и сидели с открытыми ртами. Гай обернулся к лорду Хоресу:

— Вам придется долго просить прощения и заплатить большие деньги лорд Хорес иначе я подам жалобу в Совет на вашего сына. Я уже напоминал вам, видящая неприкосновенна, но вы, похоже, плохо воспитали своего сына, и он мало понимает, что такое закон.

— Как она это сделала? — слабым голосом спросила Маргарет, продолжая в ужасе, таращится на меня.

— Я Темная, мадам, и подобные вещи не прощаю с некоторых пор. Гай, никаких извинений и никаких денег, я, так и быть не стану проклинать его, хотя заслужил, но сама подам жалобу в Совет.

И вот тут мадам, наконец, проняло, она тихо завыла, глядя на нас, лорд Хорес осел в кресле, побелев как бумага, а Жерар кинулся ко мне:

— Лиза, прошу вас, не надо жалобы. Я клянусь вам, что больше ничего подобного, ни по отношению к вам, ни к кому- либо другому он не сделает, я запру его дома, давно нужно было это сделать.

— Жерар, с чего мне бы его пожалеть? Он с матерью что только не пытался сказать в мой адрес, я промолчала, а надо было сразу осадить, чтобы не лез. Так он еще и руки распустил. Такие, как он, самовлюбленные идиоты потом могут испортить кому- нибудь жизнь. Или, вообще, ее отнять. Зато после того, как получит наказание от Совета, точно, если останется жив, будет знать, что можно, а что нельзя.

Они потупились, я взмахом руки освободила Макса и потребовала у Гая:

— Лорд Гай я официально требую от вас взять под охрану Макса Хореса за нападение на видящую. — Обернулась к семье, — а вы не забудьте сказать спасибо лорду Гаю, если бы не он, я бы прокляла вашего урода тут же на месте.

Вышла и, закрывая дверь, услышала слова Гая:

— Ну, что? Доигрались? А ведь я предупреждал всех вас, к моим гостям нужно относиться с уважением, тем более к моим друзьям. И сразу предупреждаю, я не буду просить Лизу, ни о чем, вам ясно?

Что ему ответили Хоресы, меня уже не интересовало.

Домой меня отвез один из вампиров Гая, а вечером ко мне приехал Жерар.

— Лиза простите, что потревожил вас, прекрасно пойму, если вы не захотите со мной разговаривать, но прошу вас. уделите мне пару минут. Я приехал извиниться за мать и своего брата. Они вели себя. отвратительно. Признаю, мне нужно было сразу одернуть их сильнее. Но я даже представить не мог, что они дойдут до такого прямо оскорбления.

— Жерар, чего вы хотите от меня?

— Я узнал, точнее, вспомнил вашу историю, Лиза. И считаю, что вы правы. А наказание пойдет Максу впрок, да и матери тоже, давно пора было что- то предпринять, только отец все время пытался сгладить подобные истории. И не хочу терять такого специалиста. Прошу вас все‑таки подписать с нами договор, будете работать удаленно, деньги я буду переводить вам на счет. Соглашайтесь Лиза, я буду вам очень обязан.

— Нет, Жерар. Простите, но после такого знакомства, я не хочу работать с вашей семьей. Денег мне и так хватает, интересных проектов еще будет много, заказчиков у меня полно, так что. нет.

Он уехал опечаленный, а я задумалась, почему я уперлась как баран? Наверно, потому, что видела в Максе Влада, того, кто из‑за своих хотелок разрушил мою жизнь, из за него умерли мои подруги. И я была просто обязана в их память остановить такого же мажора, который был уверен, что ему все позволено, только потому, что он сильнее и богаче.

Потом еще приезжал Гай, снова пытался извиняться за таких знакомых, но я только спросила его, отправил ли он Макса на Совет, жалобу я отправила в тот же день, и попросила его больше не вспоминать об этом случае, таких мальчиков, увы, в моей жизни, явно будет много.

И как в воду смотрела, буквально через пару дней ко мне по записи завалилась этакая брутальная самка оборотня, которая с порога распорядилась, чтобы я собирала вещи, ибо должна немедленно ехать с ней в ее клан, просмотреть кандидатов в женихи ее сестер, чтобы замужество было удачным. Хамить она начала прямо с самого начала, долго не могла поверить, что мне на нее плевать, и я ее выкинула, а после задумалась.

И через пару дней поставила в известность лорда Гая, что теперь буду принимать клиентов только по рекомендациям, от оборотней рекомендации могут давать лорд Тадеуш и лорд Харас, а от вампиров только лорд Гай и. Ник. С ведьмами таких проблем не было, все, кто хотел попасть ко мне, сначала обращались к Верховной, которая и решала, может ли она сама помочь в сложившейся ситуации или нужно просить меня. Поток клиентов резко уменьшился, и я с огромным удовольствием погрузилась в изучение тех книг, которые дала мне Несси.

Зато в моей жизни снова появился Бран, он навещал меня, как он говорил, как друг, а еще часто просил помочь в работе, по найденным на месте преступления, вещам, мне удавалось пару раз подсказать, кто преступник, и его участок стал лидером по раскрываемости преступлений.

Мне не очень хотелось с ним общаться, но из‑за Несси я не могла ему отказать. Во мне все давно уже перегорело, никакой влюбленности во мне не осталось, да и как друг. Я перестала верить ему. Но отказать брату Несси я не могла. Потому, приходилось иногда ходить с ним вместе на празднования в честь очередного раскрытия преступлений в бар, где собирались все его сотрудники. Риган, видя меня там с Браном, страшно бесилась, а я все никак не могла найти причин для вежливого отказа, чтобы избавить себя от их общества. И однажды мне это все вышло боком.

В соседнем городке ограбили банк, при этом, грабители взяли заложницу, молодую, беременную жену управляющего банка. Была поднята на ноги вся полиция округа, потом, когда полиция ничего не нашла, подключили армейские подразделения. Искали с собаками, по телевизору все время показывали снятое одной камерой, остальные были отключены, нападение на охранника, управляющий объявил награду за поимку преступников, такую, что средней семье, хватило бы на несколько лет безбедной жизни.

Я не очень вникала в процесс поисков, но когда на третий день управляющий получил в конверте палец свой жены, я уже точно знала, что надо ждать Брана и точно, вечером он уже сидел у меня в гостиной.

— Лиза, помоги мне. Нам кровь из носу необходимо найти госпожу Митли, мы даже не знаем, жива она до сих пор или они уже убили ее. Она беременна Лиз, седьмой месяц, может случиться непоправимое. Помоги, ты же можешь.

— Бран, я могу посмотреть, жива ли она. Но на место преступления ты меня не сможешь провести, все оцеплено. Как ты будешь объяснять, что там делает гражданский человек?

— Я все придумал, скажу, что ты известный эксперт- экстрасенс, сейчас управляющий готов схватиться даже за соломинку и позволит тебе пройти в хранилище.

Я сделала вид, что раздумываю, самому Брану помогать не хотелось, но женщину было жаль, да и страшно за нее и ребенка, а вдруг ее там мучают, вспомнила свое состояние, когда меня украли, вздрогнула и кивнула:

— Хорошо, я сейчас посмотрю, жива ли она, а потом подъедем в банк, попробую посмотреть что там.

Погрузилась в транс, я не умела, как Логан чувствовать, где человек находится, но вот попасть в его сны и почувствовать, жив ли — могла. Сейчас мне нужно было только понять состояние своей подопечной.

Немного напряглась, трудно было поймать в своем сознание токи неизвестного мне человека, даже не смотря на то, что ее фотографию Бран предусмотрительно захватил с собой.

Наконец, мне удалось зацепить краешком ее сознание, она была жива, но очень плоха, еще немного и ее и ребенка уже ничто не спасет.

— Поехали, нужно торопиться, ей плохо.

В банке, как и предсказывал Бран, меня не о чем не спросили, проводили до хранилища и оставили одних. Я прикоснулась к сейфу, пытаясь считать картинку, сначала все было очень смазанное, уже столько народу тут суетилось, а потом я увидела, как вскрывали сейф. Работал мастер своего дела, несколько минут и патентованный, разрекламированный на весь мир ящик открывает свою дверь. Так, а вот это нужно пересмотреть, все грабители в комбинезонах с закрытыми лицами, руки в перчатках, никаких примет разглядеть невозможно, но мне повезло. Совсем недавно я заезжала в мастерскую по ремонту техники, у меня упал телефон и микрофон перестал работать. Я, пока меняли нужные запчасти, сидела рядом с мастером, от нечего делать болтая о программах, которые хотела бы закачать себе, как приложения, и, в какой- то момент, ракурс, с которого я смотрела на мастера совпал с тем, который я видела сейчас. Вот и родинка на шее в виде подковки, сомнений нет, один из грабителей- мастер из той мастерской.

Как только я сообщила Брану кого ему нужно срочно искать, он испарился из хранилища, со скоростью ветра, оставив меня там. К вечеру уже по всем программам гремели восторженные отзывы о нашей полиции и, в частности, об участке Брана, и о нем самом, как о героях нашего времени.

Они смогли задержать мастера, который был совершенно уверен в том, что найти их не возможно, и продолжал работать в мастерской, затем вытрясли из него имена его подельников и где они спрятали заложницу. Ее спасли, как и ребенка, теперь женщина лежала в больнице, угроза жизни уже отсутствовала, и управляющий на радостях закатил банкет в одном из самых пафосных ресторанов города. Куда, естественно, и потащил меня Бран.

Зря я согласилась.

Глава 23

Нет, сначала все было пристойно, собрались сливки нашего города, все чествовали Брана и его сотрудников, которые на радостях даже не особо меня шпыняли, видя рядом с Браном, потом танцы, на которые меня вытаскивал Бран с упорством достойным лучшего применения, я не собиралась засиживаться и потому, заказав только бокал коньяка, собиралась тихо посидеть в углу и свалить, как только закончится официальная часть, но поскольку Бран все время вытаскивал меня на танцпол, то пробыла я там порядочно, и уже после очередного медленного танца, чувствуя, что объятия Брана явно стали отличаться от дружеских, засобиралась домой. Допила свой коньяк и встала, чтобы выйти на воздух, а там уже поймать такси.

— Лиза, ты уже уходишь? — От Брана несло спиртным, но он нормально держался на ногах, правда, что- то в его глазах мне не понравилось.

— Да, мне пора.

— Я тебя отвезу. — Он торопливо начал доставать из кармана пиджака ключи от машины.

— Бран, ты выпил, иди к своим, я вызову такси.

— Лиза, — он навис надо мной, как большая темная глыба, — такси ты уже не найдешь, в нашем городе их совсем не много и их уже разобрали. А выпил я совсем чуть, не волнуйся, я поведу осторожно. Доставлю тебя домой и сам поеду к Нес.

Вокруг ресторана не было ни одной машины и мне пришлось согласиться. Надо отдать должное, вел Бран аккуратно, не превышая скорости, но почему- то мне стало нехорошо, в голове зашумело, стало совсем горячо и я с удивлением почувствовала, что сильно опьянела. Пока я пыталась разобраться, что со мной, я начала вырубаться, решив, что так подействовал коньяк на пустой желудок, расслабилась, и когда мы подъехали к дому, я, уже, не держалась на ногах.

Домой меня Бран нес на руках, а там я уже почти совсем ничего не помнила, только отдельные вспышки в затуманенном сознании. Вот Бран кладет меня на кровать и начинает раздевать, упрекая себя в том, что не уследил, что я сильно напилась, затем провал, потом он ласкает мое тело, страстно целуя каждый его сантиметр, вот он обнимает меня, лежа рядом и, кажется, я отвечаю ему, мое тело, поддавшись гормонам, требует своего. Вот стремительный, обжигающий танец наших тел, завершается вспышкой удовольствия, протяжный стон, мой или Брана, не понимаю и я окончательно вырубаюсь.

Пришла в себя я только утром, рядом никого не было, только цветок на подушке и записка:

' Я люблю тебя, всегда любил. И теперь верю, что у нас все получится. Бран'.

Черт, от шока я даже не сразу смогла понять, что это все наяву. Я переспала с Браном, перепив на вечеринке? Такого просто не могло быть, и я настроилась на свое тело, я точно помнила, что заказала только один бокал коньяка, который и тянула весь вечер, значит мне что- то долили туда. Изучение своего тело подсказало, что да, мне долили специфический полицейский препарат, который вызывал мгновенное опьянение от любой дозы, и я должна была вырубиться еще там, в ресторане, но поскольку я ведьма, то сумела продержаться до самого дома.

' Да и тут отожгла не слабо' резюмировала про себя. Кому понадобилось пакостить мне? Ответ лежал на поверхности, Риган весь вечер крутилась рядом с нашим столиком и сколько раз она пыталась пригласить Брана на танец, а он с упорством носорога тащил танцевать меня. Что она собиралась сделать со мной, пока я буду в отключке, понятия не имею, но все пошло не по плану, как и у меня, я же столько старалась держать Брана от меня по- дальше и что теперь? Он не успокоится.

Сидя на террасе, я судорожно соображала, что мне теперь делать, трезвым умом я сейчас осознала, что то, что происходило между нами ночью, было. просто хорошо. Но не было того ощущения полета, всепоглощающего желания, которое охватывало меня сразу же от любого прикосновения Ника. С Браном был просто неплохой секс и ничего больше.

' Нужно сматываться, я пока совершенно не готова к разговору с ним, да и буду ли когда- нибудь готова, не знаю. Решено, мне нужно уехать, подумать, как и что дальше'.

Покидала в свою сумку вещи, схватила документы по последнему проекту и забронировала билет на самолет в Москву, там проще всего затеряться среди людей. Позвонила Гаю, распорядившись отменить всех клиентов, сказала, что поеду к Маре, оставила записку Несси, даже ей я не могла сейчас ничего сказать и умчалась в аэропорт.

В Москве я даже не стала звонить знакомым и друзьям, сняла квартиру на зеленой окраине и погрузилась в работу, чтобы через две недели выплыть из рабочего дурмана с ужасом поняв, что мой цикл дал сбой. Тест на беременность подтвердил- я попала по полной. Первой реакцией было ' НЕТ!! Не хочу!! От Брана. нет, мне не нужен этот ребенок!!!', затем полный шок, как такое могло случиться, да, я не принимала никаких таблеток, потому что совершенно не собиралась заводить какие- либо отношения, но Бран. он, вообще, ничего не соображал? Или специально подстроил вместе с Риган все это? Вопросы терзали меня, не давая сосредоточится. Кинулась узнавать адреса частных клиник, собираясь записаться на аборт, затем метнулась на улицу, мне не хватало воздуха. Хотелось орать во все горло, от несправедливости мира.

Вечер застал меня в каком — то парке, где я сидела, скрутившись в кулечек на лавочке, и бездумно смотрела на проходящих мимо людей. Я настолько растерялась, настолько меня рвали на части разные желания, что впервые, наверно, я совершенно не представляла себе, что делать дальше. В мыслях я допускала, что могу сделать аборт, но внутри что- то щемило от такого решения, но и принять, что у меня будет ребенок от Брана- не могла. Мучилась до самой ночи, а затем побрела домой, пытаясь понять, с кем я могу хотя бы поговорить. Волновать родителей я не собиралась, что бы они сказали, я и так знала, они бы убедили меня рожать и помогли бы вырастить этого ребенка, но, не зная всей правды о моих злоключениях, они не могли мне помочь разобраться в себе, их советы терял всякий смысл.

Дома долго сидела на подоконнике, смотрела небо и пыталась понять, чего я хочу, не в смысле в этой ситуации, с ребенком, а, вообще. Последнее время то, убегая, то, прячась, то, сражаясь, я совсем потеряла свои мечты, чего бы хотела от жизни, и вот у меня есть все для того, чтобы попытаться понять саму себя.

Я хотела обычной жизни, с любимой работой, любимым мужчиной, растить детей, семейных праздников, на которые собираются друзья и родные, но жизнь повернулась так, что почти все это стало мне недоступным, но ребенок у меня — то уже есть. Прямо сейчас, и пусть я никогда не забуду того, нерожденного мною сына, этот уже во мне.

И родители, которые любят меня и поддержат всегда, тоже, слава Богу, есть, путь и далеко. И новые друзья у меня появились, пусть нелюди, но в некоторых из них я была уверена. Тогда чего я вдруг так запаниковала? Опять ребенок от нелюбимого? Но тогда я, в какой- то момент, почувствовала свое дитя и полюбила его, ждала его с нетерпением и защищала, как могла.

И в этот раз я уверена, что смогу полюбить, это мой ребенок, только мой и ничей больше, мне не нужно будет отдавать его или прятаться вместе с ним, он будет только моим.

С Браном я справлюсь, я не боялась его, ни тогда, ни сейчас, уступала ему, только потому, что он был братом Несси, которую я просто не хотела расстраивать. Теперь все изменилось, для меня он просто перестал существовать. И? Чего тогда я боюсь? Что с ребенком будет что- то нехорошо, потому что мне подлили какую- то гадость? Несси поможет. Уж кто лучше всех разберется, что нужно сделать, чтобы ребенок остался здоров, как не Темная ведьма.

Утром я уже звонила Нес.

— Несси, это Лиза..

— Лиза!!! Что случилось?!! Бран ищет тебя по всей стране, места себе не находит, ты исчезла. Какая- то невнятная записка для меня в которой ничего не понятно… куда ты делась и что произошло?

— Нес, мне нужна помощь и совет. И..не говори Брану, что я тебе звонила. Я даже слышать про него не хочу.

— Таак. Лиза, я знаю, что ты сомневалась во мне, как я отношусь к тебе и к нему… Бран мой брат и всегда им останется, но поверь мне, я прекрасно его знаю, и мы часто ругаемся из‑за того, что он творит. Если ты просишь, я ничего ему не скажу, просто ответь мне, какая помощь тебе нужна.

— Несси. я беременна…

— Ох. ты ж. Это Бран, да? Он. заставил тебя? — В ее голосе ясно прозвучали панические нотки.

— Нет, но мне подлили на этом празднике, когда отмечали освобождение заложницы, какую- то дрянь, от которой я поплыла и толком ничего не соображала. А он..

— Я поняла, Лиз. Мерзавец… Теперь понятно почему он тебя искал как сумасшедший, понятно, почему он ударил Риган и потребовал, чтобы она уволилась, иначе он ее выкинет приказом. Это она подлила тебе эту дрянь? — Несси была зла, это ощущалось даже на расстоянии.

— Я не знаю точно, но она крутилась весь вечер рядом. Потом я поняла, что мне подлили препарат который любого вырубает почти сразу же. И, теперь, боюсь, что пострадает ребенок.

— Так, девочка, спокойно, я сейчас соберу все, что нужно и приеду к тебе, встречай меня завтра утренним рейсом. Умоляю тебя, не читай никаких заклинаний из темных, тебе нельзя, приеду все расскажу.

Я вздохнула с облегчением, ну вот, решение принято, теперь осталось дождаться Несси, удостоверится, что с ребенком все в порядке и решать, где мне отсидеться до родов, раз мне нельзя пользоваться своей силой Темной.

Первое, что сделала моя наставница, крепко прижала меня к себе:

— Лиза, девочка моя. Я говорила с Браном..

Я рванулась из ее объятий, но она только крепче прижала меня к себе:

— Я не сказала о тебе ни слова, я просто заставила его рассказать, что произошло. Поехали, я все тебе расскажу дома, но одно скажу сейчас, Лиза я полностью на твоей стороне. Мы страшно разругались с ним, я не хочу больше его видеть и слышать. Это. омерзительно, то, что он сделал..

Дома, пока я накрывала на стол, ведьма копалась в своих сумках, собирая настои, которые она притащила.

— Вот, тебе нужно заваривать и пить вот это, и я сварю отдельный отвар для ребенка. И вот то, что приготовила, чтобы нейтрализовать влияние того препарата, я узнала, что тебе подлила Риган.

— Как?

— Я поймала мерзавку в городе и заставила рассказать, что она тебе подлила. Эта дрянь планировала, что ты потеряешь сознание, в дамской комнате, куда она собиралась тебя позвать, чтобы, якобы, поговорить и затем подставить тебя. Уложить спать в гостинице с каким- то мужиком, которого она наняла и показать это все Брану. Она просчиталась, не подумав, что он сам отвезет тебя домой, не успела перехватить тебя, слишком поздно тебе стало плохо.

— А..он?

— А он такая же дрянь, мой брат… ' Она моя, только моя и всегда была и должна быть моей. Если бы не этот вампир, она стала бы моей еще в тот же вечер на празднике, и мы бы поженились'- похоже Несси цитировала своего братца. — Когда я заявила, что это подлость, он только и сумел промычать, что видел, что ты не в себе, но. не смог удержаться, ты так долго его отталкивала, что он сознательно пошел на это, пытаясь привязать к себе.

Меня передернуло. Несси тяжело вздохнула и продолжила:

— Поверить не могу, что Бран пошел на такое. Он всегда был упертый, как таран шел к тому, чего хотел, но такую подлость по отношению к тебе я не могу простить. И его совершенно не извиняет, что он, якобы, любит тебя. Он так и не понял, что он натворил.

Она внимательно посмотрела на меня:

— Ты как?

— Плохо Нес, я боюсь… — мои самые потайные, черные мысли, которые я старательно прятала в глубине сознания, вырвались несвязными словами, — боюсь, что не смогу полюбить этого ребенка… сомневаюсь до сих пор, стоит ли оставлять его. я не хочу ребенка от Брана, понимаешь, это не мой выбор..

— Я понимаю, девочка. Лиза, если ты не сможешь. я, если ты захочешь, могу взять этого ребенка к себе, выращу его как своего, я буду любить его, он моя кровь. Лиз, я приму любое твое решение, ты только не торопись, ладно. Давай, ты пока попьешь травы, почитаю заговоры, у нас еще есть время. Нас тут никто не найдет, Гаю я сказала, что уехала к тебе, что нас не будет очень долго, пусть отменяет все приемы.

— А как ты ему объяснила?

— А никак. Сказала, что у нас свои дела, никого не касающиеся. И чтобы он не трепал языком.

— Ясно. ладно, давай пока оставим все так, а там. я решу.

Гай пытался несколько раз дозвониться до меня, но я сбрасывала звонки, не выключая телефон только из‑за родителей, с которыми сейчас часто разговаривала. Игорь, почувствовав что- то неладное, начал уговаривать меня приехать к ним:

— Лиза, ты можешь подать на студенческую визу, ты прекрасно можешь поступить на курсы при университете, закончить их, поживешь с нами, мы так соскучились, детка. Мама будет счастлива.

Раскинув мозгами, мы с Несси пришли к решению, что это будет наилучшим выходом для меня. Там меня никто не знает, искать меня там никому в голову не придет, да и зачем, Гай здесь прикроет, нужно только поговорить с ним, Несс требовала только, чтобы я взяла с собой кого- нибудь из оборотней, в качестве охраны, чтобы не остаться совсем беззащитной. Сначала, я сопротивлялась, но затем она все‑таки убедила меня и я позвонила Тадеушу, не особо чего объясняя, просто попросила помощи.

— Лиза, ты можешь мне ничего не говорить, что я могу сделать для тебя?

— Я хочу уехать, в Америку, это. тайна для всех и должна ею остаться, мне нужна охрана там.

— Хорошо. У Криса, если он тебя устраивает, открыта виза в Америку, у него там родители, ты согласна? Если да, то он выезжает завтра.

— А он. согласен?

— Лиза, Крис и Саймон относятся к тебе, как к своей сестре, младшей, которую нужно беречь. Так что, не задавай глупых вопросов. На сколько он тебе там нужен?

— На год. И Тадеуш, я прошу никому не говорить, где я. Даже если возникнет форс — мажор, меня нет.

— Понятно. Лиза, что- то случилось? Я могу еще чем- то помочь?

— Нет, спасибо. Ты и так сделал много для меня.

— Тогда удачи тебе Лиз, и. если что- я в полном твоем распоряжении.

Этот разговор и то, что все, как- то само, складывалось, заставило меня расслабится, я приняла решение рожать и уже перестала паниковать, если я не смогу относится к ребенку, как должна относиться любящая мать, значит его мамой станет Несс. а я. я буду навещать его. А если я смогу полюбить его, то постараюсь, чтобы мой малыш никогда не знал никаких бед. Решение было принято.

Отослала бумаги на визу, послала свой диплом и тесты в университет, вскоре пришел ответ, я была зачислена на курсы, получила визу, позвонила Гаю, с просьбой взять пока все на себя и присмотреть за моим домом. Попрощалась с Несси, которая улетала раньше на несколько дней и села доделывать все свои заказы по работе. Крис уже приехал и поселился в гостинице, неподалеку.

Мы улетали через три дня, родители уже ждали и обрывали телефон, с рассказами, какие комнаты они мне приготовили и как они соскучились, я только посмеивалась, я тоже страшно скучилала по ним.

Дописывала программу и тут зазвонил мой телефон.

Глянула на экран…Ник. первым порывом было сбросить звонок, но удержалась, я знала, что Ник через Гая старался помочь мне, прислал в охрану Гая своих вампиров, часто связывался с Марой, узнавая не грозит ли мне кто- нибудь, как проговорился один раз Тадеуш, Ник переживал за меня. И я решила ответить.

— Ник?

— Лизи, ты пропала. что — то случилось?

— Ник я уезжаю, надолго, не переживай, просто так надо.

Он зарычал:

— Лизи, свет мой. тебя кто- то обидел?

Я молчала, соврать, не могла, Ник чувствует ложь, а сказать правду. Я представляла, что он сделает с Браном. И хотя мне совершенно не было его жаль, но что мог сотворить Ник. Это было бы через чур.

— Это твой щенок, да? Он тебе что- то сделал?

— Ник, пожалуйста, оставь все, я сама разберусь…, я прошу тебя.

— Только ради тебя, Лиз. И я все равно узнаю, что он натворил. И если ты захочешь, он больше никогда не подойдет к тебе… — да, я знала, что в гневе Ник страшен, но слышать этот голос. мне стало не по себе.

— Ник, я вернусь, и мы поговорим, хорошо.

— Я буду ждать свет мой, слышишь, я всегда буду ждать тебя.

Постояла с трубкой в руках, подумала, что все к лучшему. И то, что я уезжаю, тоже.

Крис совершенно спокойно воспринял все мои новости и теперь ухаживал за мной, как будто я была смертельно больна, чем раздражал и иногда веселил меня. Похоже, я действительно, была для него младшей, непутевой сестрой, которую нужно было ограждать от всего. Улетала я с облегчением, похоже, все тут мне настолько надоело, я так запуталась, что пора была на какое- то время перевести дух.

Глава 24

Родители чуть с ума не сошли, при встрече, мама, заливаясь слезами, все пыталась обнять меня по- крепче, словно не могла поверить, что я прилетела, Игорь, ревниво поглядывая на Криса, которого я представила, как своего друга, который поживет с нами, тоже старался, то, погладить меня по голове, то, приобнять маму, пытаясь дать мне немножко свободы.

Наконец папе надоело, и он командным голосом принялся распоряжаться:

— Так, все в машину, едем домой, там расползаемся по комнатам, приводим себя в порядок и за ужином поговорим.

Ага. это он остальных разогнал, Криса на второй этаж, маму в их спальню, увещевая, что ей нужно отдохнуть. странно, от чего мама должна была отдохнуть? Кажется, я чего- то в жизни родителей пропустила. А сам, естественно, сразу же пришел ко мне. И вот тут передо мной встал вопрос, стоит ли рассказывать все папе или постараться их уберечь от таких знаний. Папе, наверняка, стоило, чтобы он был готов, а вот маме..

— Лизка, — Игорь подхватил меня на руки и закружил по комнате. — Доченька, как же давно я тебя не видел. Ну. рассказывай, что за парень, как ты, что у тебя происходит..

— Папа. а что с мамой, вы что- то скрываете?

— Лизка, все хорошо, про наши новости я расскажу тебе потом, а теперь давай ты, я весь извелся, когда тебе пришлось скрываться из города, с ума тут сходил, пока ты не сказала, что все утряслось. все ли, Лиз? — он подозрительно вглядывался в мои глаза.

— Ну, ка, ребенок, давай- ка, сядем, и ты все расскажешь. Маму не будем волновать, хорошо?

— Пап. ты не поверишь..

— С чего вдруг? — Удивился, — мы всегда тебе верили и доверяли. Лиза, ты меня пугаешь, что случилось?

Я выдохнула и начала рассказывать с самого начала, с того дня, когда моя жизнь покатилась под откос. Игорь слушал меня, не перебивая, только, изредка, по его скулам ходили желваки и сжимались кулаки до хруста.

— Вот. такие у меня новости, Крис мой охранник, он оборотень, он сможет защитить всех нас, если что, но я надеюсь, что меня никто не будет искать. Я сейчас не могу использовать свою силу, так что без него мне нельзя.

— Да, дочь, умеешь ты ошарашить… — Игорь с трудом приходил в себя от моего рассказа, — Я тебя верю, потому что придумать такое. маме не слова, скажем, что ты просто беременна от плохого мальчика, который тебя бросил, а Крис. твой приятель, который тебя просто поддерживает… дело в том, Лизка, что ей нельзя волноваться, у нас тоже новости. Правда они хорошие, мы ждем ребенка, у тебя будет братик или сестричка..

Я взвизгнула от радости, обняла папу и засмеялась:

— Это же чудесно. Пап, это просто чудо какое- то.

Он в ответ улыбнулся и признался:

— Знаешь, я уже и не надеялся, но вот. мама счастлива, только ее возраст, понимаешь, ей нужен покой и нельзя никаких волнений. И тебе тоже, — тут он посмотрел на мой живот. — Так что, мы с Крисом будем посматривать по сторонам, а вы с мамой заниматься женским делом, вынашивать деток.

— Пап, а мама, как она отнесется к тому, что я не замужем?

— Лиз, ну ты что? Это ж мама. а как она осталась беременная тобой? Слава Богу, что твой отец свалил тогда, я сейчас бы собственными руками пришиб бы подонка, за то, что он с тобой собирался сделать. Урод.

Ладно, — он встал, — собирайся на ужин и настраивайся только на счастливое существование. Пойдешь учиться, мы поездим, пока вам можно с мамой, по окрестностям, наведаемся в Нью- Йорк, посмотришь, как тут живут люди, может, решишь перебраться сюда на совсем. Таких специалистов, как ты, легко берут на работу, а там и вид на жительство можно получить. Посмотрим. Ты главное не волнуйся, все позади, дочь, мы с тобой.

И я заплакала. Нет, я всегда знала, что родители у меня замечательные, но вот такое доверие, сразу, полностью, оно. поражало.

— Не реви, детка, не стоит, я уверен, что, теперь, у нас у всех, все будет хорошо. — Игорь вытер мои глаза, чмокнул в нос и пошел накрывать на стол, пора было ужинать.

Через какое- то время жизнь наладилась, я пошла на курсы и с удовольствием погрузилась в свое любимое занятие, Крису повезло, он неожиданно нашел неподалеку от дома школу боевых искусств и показывал там очень приличные результаты, мама преподавала, Игорь в своей фирме выбился в начальники, все было просто прекрасно.

Все вместе съездили к родителям Криса, познакомится, после чего, его отец втихую пообещал мне присматривать за моими родителями, когда я уеду. Оборотни оказались очень доброжелательными, спокойными нелюдями и я в благодарность просмотрела их будущее, подсказала, в какие моменты и что нужно выбирать, чтобы не попасть впросак, и мы расстались крайне довольными друг другом.

Беременность и моя и мамина протекала отлично, никакой тошноты, никаких обмороков, я порхала, как птичка и с удовольствием путешествовала с Крисом по Америке, когда выпадала возможность. Мне нравилась эта страна, такая разная, такая удивительная. Маме врач, все‑таки, велел воздержаться от дальних поездок, а мы с Крисом отрывались. Несколько раз звонила Несси, узнать как там дела, все вроде было спокойно, только вот Бран все никак не мог угомониться. А в последний раз и вовсе потребовал от Несси немедленно сообщить ему, где я, собираясь со мной поговорить.

— Лиз, он ворвался ко мне с требованием, сказать, где ты, весь взъерошенный, какой- то совсем бешенный. Я уже готовилась к тому, что мне придется проклясть своего родного брата, потому что в этот раз он бы не остановился на словах, но тут приехали Гай и лорд Николасом. — Несси была сильно возбуждена. — И знаешь, Николас, так посмотрел на этого придурка, казалось, еще секунда и порвал бы его на части, а Гай, таким ледяным тоном, ему заявил, что если еще раз увидит его на своих землях, то отдаст вампирам. И потребовал, что Бран убирался к черту. Этот малохольный, попробовал открыть рот, но, слава Богу, ума хватило, посмотреть на лорда Николаса, а тот только и ждал, что бы Бран подставился. Так что, все обошлось, но Бран теперь не приезжает, только звонит с руганью. Совсем сбрендил.

— Несс, прости, я совсем не хотела вставать между тобой и Браном.

— Лиза, даже не говори мне ничего. Твой вины тут совсем нет. Он стал совершенно безумным, слишком много я ему потакала, вот и получилось то, что получилось, забудь. Все обошлось, главное, мне не пришлось сделать то, о чем бы я потом пожалела, а остальное…. Он сюда больше не сунется. И, вообще, скоро роды, перестань забивать голову ерундой, жаль, что я не смогу быть с тобой рядом сейчас.

— Да, ладно, все будет хорошо, Несс, как только рожу- позвоню.

На этом мы с ней попрощались, хотя в моей душе нет — нет, но что- то царапало. До меня Несси очень любила своего Брата, гордилась им, сколько она мне про него рассказывала, и было важно, что говорила с любовью. И дернуло меня тогда показать Брану, что он мне нравится, чтобы не говорила Несс, моя вина тут тоже была, знала же, что висит долг, надо было игнорировать его и тогда не появилась бы эта. одержимость. Я совершенно не верила в то, что Бран меня любит, пусть я еще молода и даже в чем- то глупа, но это не любовь. И мне не было его жалко, совсем.

Успела закончить курсы с отличием, мне даже прислали приглашение на собеседование в небольшую, но перспективную фирму, но тут маму на такси отправили в больницу, рожать. И, конечно, у меня все вылетело из головы, напрочь. Двенадцать часов ожидания, и у меня появился хорошенький, как картинка, братик, вылитый Игорь. Который, с таким благоговением, первый раз взял его на руки, что у меня навернулись на глаза слезы. Мне бы тоже хотелось, что бы мой мужчина так любил моего ребенка. Увы. рядом со мной не было такого мужчины и скорее всего не будет.

Погоревав, я вновь занялась делами, съездила на собеседование, договорилась, что как только рожу, еще раз созвонимся и они подумают над моим рабочим графиком, потому что, уж больно им хотелось, чтобы я вышла к ним на работу, а я прикидывала, если оставаться тут с родителями, то это место просто идеально для меня.

Только успели поговорить, как и меня скрутило прямо там, в офисе, так что, со мной на такси до больницы ехал, совершенно обалдевший от всего, Крис, у которого даже руки тряслись, настолько он испугался, что заставляло меня нервно хихикать. А потом я не помню, было очень больно, кто- то кричал рядом, что бы я правильно дышала, а потом тишина и темнота.

Очнулась уже на следующий день, рядом что- то попискивало, и я сунула нос в прозрачную кювету, в которой лежала. моя малышка. Я ни минуты не сомневалась, что это девочка, она была похожа на маленькую куклу, рыжий пушок на голове, мои зеленые глаза, она была вылитая я и меня охватила такая нежность, внутри зажглось теплое солнышко, и я поняла, что никогда и никому ее не отдам. Это моя девочка, моя радость и мое счастье.

Тут в палату ввалились папа и Крис, которые, тут же наклонились над малышкой, Крис, по мальчишески открыто, улыбнулся и прокомментировал:

— Лиз, она полностью твоя копия. Как назовешь?

— Маруся. — Улыбалась глядя на нее.

Я точно знала, что она Маруся, Машенька, Малыш и Мария. Мистическое имя должно было уберечь мою девочку от невзгод.

— Пап, как вы назвали братика?

— Сергеем, в честь моего отца. Сержем, если по местному.

— Ну, вот, значит, у нас теперь в семье есть Маша и Сережа. — Я была счастлива, по- настоящему.

Через несколько дней мы уже были дома и мама учила меня обращаться с младенцами, Игорь взял отпуск, да и Крис теперь торчал в основном дома, и все крутились вокруг детской, занимаясь детьми. Папа припахал и Криса, аргументируя, что все равно нужно учится, вдруг, в скором времени пригодится, Крис пугался, но старательно менял памперсы и даже носил на руках то одного, то другого младенца.

А через пару недель, когда все уже наладилось, я вышла на работу, договорившись, что буду работать из дома и только изредка привозить свои расчеты в офис. Позвонила Несси, обрадовав ее, что у нее теперь есть племянница, Маруся, ведьма даже расплакалась от радости, просила прислать фото и рассказала, что все тихо, новостей почти нет, Бран ей больше не докучает и она очень ждет нас скорее обратно.

— Лиза, девочка наверняка, ведьма, как ты сама понимаешь, ей лучше расти с тобой и мной тут, вероятность, что люди поймут, что она иная, меньше.

— Я понимаю, Несси, но. пока мы побудем здесь. Пусть она немного подрастет еще. Да и родителей не хочу бросать, они мне здорово помогают. И Несс, никому не говори, про малышку.

— Конечно. Не волнуйся. Поцелуй от меня ее. Я буду ждать вас.

Вот так и потекла наша новая жизнь здесь, в тишине и покое, пока, в полтора года, у Маруси не проявилась сила. Это заставило меня решать, куда нам теперь перебираться, домой к себе, к Несси или найти другое место для жизни, где будет расти моя дочь.

Выбор у меня был небольшим, я могла бы, конечно, поехать к оборотням и мне там с удовольствием предоставили бы отдельный дом, но. Отказать в услугах я бы уже не могла, потому что, была бы обязана. А вот этого я не хотела. Тогда остается только свой дом на землях Гая, рядом с Несси или. поехать в дом рядом с Ником. Этот вариант я отмела сразу, мне было страшно причинить ему очередную боль, видеть как я ращу свою дочь, все время помня о том, что у нас мог бы расти его ребенок, этой боли он не заслуживал….Нет, это слишком эгоистично с моей стороны, только к Несси, тем более, что Маруся росла и справляться с выплесками ее силы становилось все труднее, скрывать ее, в какой- то момент стало просто невозможно, и я решила поговорить с папой.

— Пап, нам с Марусей придется скоро уехать. Ты же видишь, у нее начала проявляться сила, детка тоже станет ведьмой, и похоже, я мало в этом разбираюсь, очень сильной. Я уже с трудом справляюсь, чтобы никто не заметил особенности моей дочери, а дальше? Мне нужна помощь опытной ведьмы в ее воспитании. Мы поедем к Несси…Она поможет.

— Лиза я ничего не могу сказать по этому поводу, сама понимаешь, я вообще, в этом не разбираюсь, но раз надо. Только вот, дочка, а как быть с тем уродом, который. Он же появится?

— Бран? Думаю да, но я поговорю с ним, да и Несс тоже. Он для меня теперь просто пустое место и я смогу с ним справиться, пап, когда- то меня останавливало совершенно другое, не хотелось делать больно Несси, это ее брат. Но теперь она и сама не хочет иметь с ним дела, да и. за Марусю, я любого просто порву..

— Когда собираетесь?

— На следующей неделе. Папа, поговори с мамой, она сильно расстроится, но надо как- то ее убедить. Придумай, что- нибудь.

— Лизка, ну ты даешь. что придумать- то? — Игорь сморщился, он терпеть не мог врать маме и мне, — ладно, скажем ей, что тебе пора налаживать отношения с отцом ребенка, типа, познакомить их, он все‑таки имеет право знать про свою дочь, воспитывать ее, проводить с ней время. Лиз, не кривись, Машенька тоже имеет право знать отца, как бы тебе не хотелось обратного. Вспомни себя, ладно? И не руби с плеча.

Я поморщилась, нет, я все понимала, и то, что не вправе лишать Марусю отца своим решением, но видеть и общаться с ним не хотелось, мне было противно вспоминать, даже те моменты, когда я еще была влюблена в него.

Решив, что на месте буду разбираться с помощью друзей, которые, я была уверена, не дадут меня и Машку в обиду, отправилась улаживать свои дела. Надо было уволится с работы, поговорить с Крисом, я догадывалась, что он хотел остаться здесь, у него уже и девушка появилась, познакомились в Школе боевых искусств, и родители его настоятельно упрашивали перебраться по- ближе к ним. Так и оказалось, договорись, что он посадит нас на самолет, а встречать в Москве будет Саймон, без него я не хотела сразу ехать в Ирландию.

Эта суматошная неделя, наконец, закончилась, и вот последний раз обняв маму, чмокнув на прощание братика и папу, мы с Маруськой, затисканные вусмерть, сели в самолет. Впереди долгая дорога домой, и я опасалась, что моя детка выкинет чего- нибудь, что привлечет к ней внимание, но весь полет она проспала, а уже в Москве, сидя на руках обалдевшего от счастья Саймона, слишком была занята тем, что рассматривала все, что нам попадалось на пути.

— Саймон, я так рада тебя видеть. Ты проводишь нас в Ирландию, я просто опасаюсь ехать одна с малышкой.

— Лиз, ну конечно я отвезу вас и даже могу попросить альфу, чтобы он разрешил мне остаться. — Нет, это Крис у нас свободная ласточка, пока. А у тебя семья.

— О! Даже так. Ну и хорошо, этому оболтусу давно пора была остепениться, хорошие новости Лиза. — он улыбался глядя на заснувшую на его руках мою кроху.

На следующий день вечером мы уже приехали в наш дом, быстро накормив Маруську я уложила ребенка и позвонила Несси, которая, несмотря на наступающую ночь, тут же примчалась к нам. Тихо повздыхала от умиления, разглядываю хорошенькую мордашку спящей малышки, и настояла, чтобы я немедленно позвонила Гаю.

— Лиз, пусть он сразу выставит охрану.

Я с подозрением уставилась на нее, но она покачала головой.:

— Нет, Лиза, все спокойно, я просто так, на всякий случай, он же сразу узнает, что ты вернулась и не одна…

— Нес, я готова с ним поговорить, но только на моих условиях. И они будут жесткими.

Она покачала головой:

— Я только за, Лиза, но он упрям и, узнав о ребенке, не оставит тебя в покое. Правда, я буду с тобой и всегда могу помочь оградить тебя от него.

— Поверь мне, я и сама справлюсь, как бы мне не хотелось делать тебе больно, Несси, но ради дочери я ни перед чем не остановлюсь.

Мы еще немного поболтали и легли спать, что ранним утром лицезреть на пороге моего дома лорда Гая, который узнав, что я вернулась, примчался, едва рассвело.

— Лиза, подбрасывая меня в воздух, — орал он, широко улыбаясь, — как же мы соскучились по тебе, несносная девчонка, как же долго тебя не было. Тут столько дел, столько жаждущих посетить тебя, столько клиентов, которые меня уже замучили.

— Мам?!! — И в сторону Гая полетела небольшая молния.

От неожиданности он чуть не уронил меня, успев подхватить, только около земли, поставил на землю и, обернувшись, на источник неприятностей, остолбенел, широко открыв рот.

— Маруся, ты проснулась, пойдем в дом, пора умываться и завтракать. — Я кинулась к дочке, пытаясь спасти Гая от еще одного нападения.

— Дядя? — подозрительно рассматривая, так и стоявшего столбом Гая, дочь нахмурилась.

— Дядя хороший, он как дядя Крис, он друг.

— Друг?

— Да. А вот это твоя тетя, Несси, она тебя любит. И дядя Гай тебя любит.

Дочь еще раз обвела присутствующих хмурым взглядом и протянула ко мне руки, чтобы я отнесла ее умываться.

— Лизи, — за спиной едва слышно раздался ослабевший и какой- то растерянный голос лорда.

— Несс все объяснит, давайте проходите в дом, будем завтракать.

Пока я возились с малышкой, Несси, накрывая на стол и выкладывая все, что она вчера притащила нам поесть, что- то горячо втолковывала Гаю, который все равно был слегка пришибленным. А когда мы пришли к столу, то уговорила Маруську сесть к ней на колени и концу завтрака они уже подружились.

— Лиза, я привез охрану, в ней большинство вампиров Ника, так что, ни уговорить, ни надавить на них не сможет никто, даже я. Ты. то есть, вы, в полной безопасности. И ты меня даже не удивила, ты меня просто убила. почему ты не сказала?

— Гай я не говорила никому, кроме Несс, хочешь, можешь обижаться, но тогда мне было ни до чего, и я решила пожить, подумать одна, а потом. потом мне нужно было найти место, где я была бы в безопасности и никто бы про меня не знал.

— Я понял Лиз, и, конечно, никакой обиды. Со слов Несси и. то что мы видели тогда у нее, я правильно понимаю, что проблемы могут быть с его стороны?

— Да, но я надеюсь договориться.

— Надо будет, и я ему просто сверну шею, и все.

— Гай, это брат Несси, меня это останавливало, хотя сейчас думаю, что зря. Но..не трогай пока его, может все и сложится нормально. Он отец Маруси, я не хочу лишать дочь отца, какой бы он не был, пока она сама не разберется.

— Это ты зря. Ладно. Ник знает?

— Нет, я не звонила ему. Но ты же не удержишься?

— А надо? — Гай улыбнулся, — он будет счастлив, что ты нашлась и вернулась, жди в гости.

Потом все дружно баловали Машку, которая просто купалась в общем внимании, потом Гай умчался по делам, договорившись, что я сама составлю график для клиентов, я села писать Моте о своих достижениях и делах, а Несс увела Машку в сад, где усердно принялась учить ее пользоваться своей силой. Молния, которую Маруська запустила в Гая, ее поразила.

Глава 25

Отдав на откуп Несси, занятия с Машкой, я погрузилась в работу, денег теперь нужно было больше. Дома у родителей я не позволила папе платить за нас, да и еще за Криса, и я связалась с моим постоянным клиентом, который все это время забрасывал меня письмами, когда же мы снова начнем играть с ним на бирже. Отправив ему прогноз и отложив в сторону программу, которую я писала для Моти, потянулась и отправилась в сад, где звенел колокольчиком тонкий голосок моей дочурки.

— Несс. дай..

Несси посмеиваясь, показывала Марусе, как сделать так, чтобы цветок распустился. Вновь и вновь в игре заставляя ее сбросить излишки силы, которые могли бы натворить беды, если ребенок испугается или обозлится.

— Лиз, она станет очень сильной ведьмой, не знаю, какой дар у нее проявится, но силы в ней. я едва справляюсь, — Несси счастливо улыбалась и прижимала к себе Маруську, с наслаждением закатывая глаза, когда нюхала ее макушку. — Она пахнет медом и молоком. Такой родной запах, аж голова кружится.

— Можно? — сзади меня раздался знакомый, чуть хрипловатый голос.

Я вскочила с покрывала, на котором валялась последние полчаса, безрезультатно уговаривая себя, что пора идти работать.

Передо мной стоял Ник, смотревший на меня, как на восьмое чудо света. Приблизился, обнял, крепко прижал к себе и уткнулся в мою макушку, зажмурив глаза.

— Лизи…ты вернулась… Свет мой, как же долго тебе не было..

— Мам? — Неугомонное мое дитя уже стояло рядом и, задрав голову, строго смотрела на Ника.

Он отпустил меня, нежно поцеловав, и опустился на корточки, перед Маруской, протянул ей руку и, загадочно улыбаясь, представился.

— Я Ник, а как зовут такую прекрасную принцессу?

Машка задрала свой крохотный носик и важно, старательно выговаривая все буквы, царственно произнесла:

— Маррруся.

Ник протянул ей руку и, провоцирующее, предложил:

— А принцесса Маруся, хочет посмотреть, какие подарки ей привез Ник?

У малышки тут же загорелись глаза и они, уже, не обращая на меня внимания, пошли к калитке. Ник подхватил Машку на руки и скомандовал:

— Кайл, Стенли, заносите.

В калитку, смущенно улыбаясь, вошли два, незнакомых мне, молодых вампира, все с ног до головы, обвешанные какими- то пакетами, сумками, кастрюльками и еще какой- то всячиной, и потащились в дом, едва пролезая в дверь. За ними, раскрыв рот, шествовала, непривычно молчаливая, Несси, показывая, куда все это кидать.

— Господи, Ник, что это? — Я потрясенно смотрела на довольного, просто, неприлично счастливого Ника, который прижимал к себе Маруську и что- то тихо рассказывал ей на ушко.

— Свет мой, — он просто весь светился, переводя свой взгляд то на меня, то на Маруську. — Принцесс надо баловать, правда, малыш?

Машка энергично замотала головой, в знак согласия.

— А мне столько лет не приходилось это делать, ты же простишь меня, правда, ангел мой. Должен же я был своим любимым девочкам привезти подарки? Я еще заказал еду в соседнем ресторане, чтобы не заставлять тебя метаться по кухне.

Я почувствовала, что мои глаза переполняют слезы, как я тогда мечтала, чтобы кто- то, вот так же, любил мою дочку, как мой отец относился к братику. Как же мне хотелось, чтобы в ее жизни появился мужчина, который бы считал ее самой прекрасной принцессой, дарил ей подарки, баловал ее и воспитывал, поддерживал, не ломая ее.

— Ник что- то шепнул Машке на ухо и опустил ее на землю:

— Маруся, беги, там поможешь Несси, разобрать все подарки и я еще заказал еду в ресторане, нужно накрыть стол. Там подарки тебе, маме, и Несси.

Детка, пытаясь не запутаться в своих ногах, понеслась к дому, истошно крича, чтобы ее подождали, она сама все откроет, а Ник молниеносным движением, подхватил меня на руки и склонился к моему лицу:

— Свет мой, ты что? Почему ты плачешь?

Я стыдливо покраснела и спрятала свое лицо у него на груди.

— От радости. я не ожидала. Ты балуешь нас, Ник, зачем?

— Лизи, я люблю тебя, давно и, похоже, безнадежно, но я буду любить тебя всегда, чтобы ты себе не напридумывала… И твою дочь я буду любить, как родную, разве ее можно не полюбить, она твоя точная копия.

— А если бы она..

— Все равно, — он перебил меня, догадавшись, что я хотела сказать. — Она твоя дочь, для меня этого достаточно.

Я немножко поплакала, прижимаясь к нему, а потом мы вернулись в дом, а там. Там творилось нечто сумасшедшее.

Весь диван и пол в гостиной был завален распотрошенными свертками с всякими игрушками, платьями для маленьких принцесс, какими- то обалденными куклами и прочей мишурой, несколько пакетов, Несси отложила в сторону, они явно были для меня. Сама она уже красовалась в дивной красоты шали и с упоением нюхала какие- то духи, довольно жмурясь.

— Мама!!!! Тут столько… — Маруська захлебывалась от восторга, пытаясь показать мне все свое богатство, которое так неожиданно свалилось ей на голову.

Ник, глядя на эту вакханалию, поднял голову и захохотал как мальчишка, а я остолбенела.

— Ник, — пытаясь шипеть потихоньку, чтобы не слышали окружающие, — схватила его за руку, — ты с ума сошел?

— Нет, — перехватывая мою руку и притягивая к себе, прошептал мне на ушко, обжигая свои дыханием мою шею и вызывая тем, сотни мурашек, проскочивших по моей спине, — я как раз наоборот, наконец, пришел в себя. Не сердись, свет мой, мне хочется вас баловать, просто, расслабься и позволь мне это.

Потом мы все вместе уселись за стол, который ломился от всевозможных блюд, от аромата которых, заворчал желудок, требуя, наконец, съесть все это. Потом гуляли по окрестностям, пока малышка не устала и не угомонилась у него на руках. Потом, уже вечером сидели в саду и просто разговаривали, Несс ушла к себе, после того, как мы все вместе уложили спать, слегка неадекватную, от всего происходящего, принцессу. Он рассказывал новости, я немного смущаясь, рассказала ему, все, что со мной произошло, и долго успокаивала его, когда он, похоже, всерьез, собрался свернуть шею Брану.

— Ник, зато тогда не было бы Маруси.

Он плюхнулся обратно в кресло, с которого порывался вскочить и кивнул головой:

— Да, ты права, за это я могу простить ему многое. Но если он опять сделает тебе больно..

В ответ я только покачала головой, понятия не имела, как сложится наш разговор с Браном, но ничего хорошего, не ждала.

— Ты надолго?

— Нет, прости, свет мой, только на пару дней вырвался, даже на Совет одного Гая отправил отдуваться, так хотел вас увидеть. Не грусти, — увидел, как я опечалилась, — у нас целых два дня впереди, у меня уже и план составлен.

— Ужас. какой? — Во мне проснулось любопытство.

— О! Не скажу, но обещаю, вам понравится.

— Нам или Марусе? — Не выдержала и засмеялась, такой у него на миг сделался озадаченный вид.

— Наверно, все же принцессе, если ты не любишь клоунов и зоопарк.

— Люблю. — Я улыбалась ему, чувствуя себя совершенно свободно.

Мы еще немного поболтали и Ник уехал к Гаю, ночевать, а я поползла в спальню, чувствуя себя усталой, но счастливой.

Два дня бушевал праздник, Ник превзошел самого себя, кукольный детский театр, зоопарк, где мы кормили животных, а Маруся верещала от восторга так, что мы все слегка оглохли. Кафе, с клоунами и подарками, мультики перед сном, Ник скупил весь магазин с дисками, я в конце концов, даже начала шипеть, что он вусмерть разбалует мне дочь, на что он только улыбался и я впервые, наверно, видела его таким откровенно открытым и счастливым.

На мой мобильник посыпался шквал поздравлений, сначала отзвонилась Мара и едва сдерживая торжество в голосе, от всей души поздравила меня с рождением новой ведьмы.

— Откуда?

— Гай проболтался про молнию в его. кхм. пятую точку, которую запустила твоя малышка, спасая маму. Лиза, я тебя поздравляю, но усиль охрану девочки, правда, кто сунется к вам с Несси. я даже представить не могу, но..

— Мара не волнуйся, лорд Гай приставил к дому охрану, да и лорд Николас тоже.

— Тогда я спокойна, но если что, ты можешь на меня рассчитывать. Дети, такие сильные, такая редкость среди ведьм, так что, удачи тебе и. терпения, — она засмеялась и отключилась.

Затем звонили оборотни, звали в гости, обещая, что обидятся, если не привезу малышку к ним. Потом были звонки уже от совсем незнакомых мне вампиров, ведьм и прочих нелюдей, так что, я, всерьез, рассердилась на Гая, который разболтал всему свету о силе Маруськи. ' Придется охранять малышку, как золотой фонд'.

Но Ник меня успокоил, что ни он, ни Гай, тем более Несси, да и я сама, точно не допустят ничего плохо с девочкой, и я расслабилась.

Два дня пронеслись как одна минута, Ник уехал, на прощание, расцеловав Машку и меня, пообещал, что скоро снова приедет и отбыл.

И тут явился Бран. Как- будто ждал, пока уедет Ник, хотя не удивляюсь, после их последней встречи, что оно так и было.

— Лиза? Здравствуй, — он мялся на пороге, не решаясь войти в дом.

— Бран, чем обязаны?

— Лиза, зачем ты так? Я искал тебя, ты пропала так неожиданно..

— Да ты что? И ты даже не представляешь, почему, вдруг, я так пропала?!!! — Только увидев его, я поняла, насколько он стал мне отвратителен, вновь всколыхнулись воспоминания, как я чувствовала себя грязной, мерзкой, использованной, когда убегала утром к себе.

— Лиза!!! Прости меня, я тогда был пьян и не смог сдержаться. Ты была такая нежная, мягкая, такая красивая..

— И поэтому ты изнасиловал меня, пользуясь моим состоянием. Да? Может ты и подговорил Риган подлить мне эту дрянь в бокал?

— НЕТ!!! Ты что, Лиза. я люблю тебя..

— Так не любят Бран, я всячески тебе показала, что с моей стороны к тебе у меня не осталось никаких чувств, после того, как у меня случилась беда, а ты на моих глаза целовал свою подружку и даже слова для меня не нашел. — Внутри медленно скручивался черный узел ярости.

Он повесил голову и раздраженно буркнул:

— Я тогда злился. очень. На все и на тебя тоже.

— Ну, вот теперь, можешь идти отсюда и, для разнообразия, позлиться на себя.

Он вскинул голову.

— Ты не можешь меня выгнать.

— Это еще почему?

— У тебя родилась дочь и я знаю, что это и моя дочь тоже. Я имею право видеть ее.

— У моей дочери нет отца, в графе стоит прочерк, так что, спасибо, что навестил, но тебе пора.

— Я могу подать на генетическую экспертизу, Лиза, и она подтвердит мое отцовство, я уверен.

— Бран, не доводи меня, я ведь в свою очередь могу подать в суд на изнасилование, да и еще обвинить тебя в сговоре с твоей Риган, как ты думаешь, суд даст тебе разрешение видеть дочь, после такого? А, вообще, я могу тебя просто проклясть, потерей памяти, например. Ты нарываешься, Бран. Убирайся, видеть тебя не хочу.

И тут в комнату вошла, с сонной Машкой на руках, Несси, которая услышала голоса и, видимо, решила посмотреть, кто пришел. Бран жадно стал рассматривать Маруську, которая тихо хныкала, у нее поднялась немного температура и Несси таскала ее все время на себе.

— Несс, скажи хоть ты ей. Лиза гонит меня, но я готов как угодно загладить свою вину, я хочу видеть свою дочь, воспитывать ее, знать как она. Я имею на это право.

Ведьма виновато глянула на меня и отвернулась:

— Уходи Бран, тебе лучше будет, если ты просто исчезнешь. Ты сделал все, что мог, чтобы в этом доме тебя не хотели видеть.

Он понурился, но затем его дурацкий нрав все- таки взыграл заново, заставляя его переть танком.

— Лиза, я прошу тебя, дать мне шанс, ты не можешь лишить дочь отца, не имеешь права. Что ты потом скажешь ей? Что выгнала меня прочь, да я виноват. но сделал это, потому что люблю. Пусть такой любовью, которая тебе не нравится, но я не хотел ничего плохого. Разреши мне видится с дочерью..

Я задумалась, мне было понятно, что не очень — то Маруська ему и нужна, через нее он будет пытаться подойти ко мне ближе. Ну, что ж, чтобы потом не было никаких упреков, я дам ему возможность видеть Машку, но только на моих условиях. Хочешь узнать дочь, хорошо. Я дико злилась, но на глазах ребенка старалась быть выдержанной.

— Ты сможешь видеть дочь, только на моих условиях. Два раза в неделю, не больше. Ты можешь играть с ней, тут, в саду, можешь заниматься ею, никаких поездок с ней, никуда. Никаких разговоров обо мне. И никаких ночевок в моем доме, рассчитывай время. И только стоит тебе допустить хоть малейшую оплошность. берегись Бран.

— Лиза… — он рванул ко мне, а я, повернувшись к Несси, попросила унести Машку в комнату.

Затем обернулась к нему и, жестко чеканя каждое слово, сказала то, что давно уже хотела ему сказать:

— Бран, ты мне отвратителен, я даже вспоминать не хочу ту ночь, мне омерзительны эти воспоминания, как- будто я вывалялась в грязи и внутри меня была грязь. Я тебя не хочу ни видеть, ни слышать, понял?

Он резко затормозил, словно я ударила его, посмотрел мне в глаза и потемнел лицом:

— Ты даже шанса мне не дашь? Это все он? Да? Упырь, который тут ошивался последние дни?

— А вот это уже не твое дело, Бран, ты пустил прахом все, даже наши дружеские отношения, которые мог бы постараться сохранить ради сестры. Убирайся, приезжать можешь, только по договоренности, заранее ставя меня в известность. Все. Иначе я просто закрою тебе доступ к дому.

Он шарахнул дверью, так, что посыпалась штукатурка, и я точно убедилась, что к Машке он абсолютно равнодушен, иначе бы вспомнил, что ребенок нездоров и не пугал бы ее шумом. Ну и хорошо, долго его показное отцовство не продлится. И я даже знаю, как все сделать так, чтобы он по — быстрее показал свои истинные намерения. Игнорировать его любыми способами.

На меня навалилось огромное количество работы, косяком потянулись клиенты которым срочно нужны были услуги видящей, я не собиралась пускать в свой дом кого попало и теперь принимала клиентов в замке Гая, выделив для этого два дня в неделю, мой игрок на бирже увеличил объемы и мы ежедневно переговаривались ним, по поводу что стоит продать, а что купить, Мотя основал свою фирму и я теперь по уши была была завалена его разными проектами, которые он собирался воплотить в жизнь.

Несси взяла на себя все обязанности няни, с видимым удовольствием занимаясь с Марусей, давая мне возможность, разгрести свои завалы. Бран, явно недовольный, звонил, перед своим приходом и даже какое- то время уделял Машке, пытаясь как- то поиграть с ней. Но невооруженным глазом было видно, что ему это все в тягость, он не любил маленьких детей, они его явно раздражали и, потому, он едва терпел время, когда был вынужден общаться с дочерью. Да и Маруська не горела желанием играть с отцом, часто она начинала канючить, и требовала, чтобы с ней играла Несси или я.

Что приводило Брана в ярость. Зато он сильно оживлялся, стоило мне выйти из своей комнаты, предложения пойти куда- нибудь погулять вместе с дочерью и со мной, семейный ужин, поездка куда- нибудь в другой город на несколько дней и похожие еще масса всевозможных вещей просто сыпалось на меня. Приходилось жестко одергивать его, напоминая, что он пришел к дочери, с которой рвался общаться, а я не хочу иметь с ним никаких дел.

Устала я от этого всего, просто ужасно, страшно было за Маруську, болело сердце от явного равнодушия Брана к дочери, за все время, что он уже бывал у нас, он не принес ей даже маленького подарка, зато мне успел приволочь какой- то немыслимый роскоши букет, который я заставила его забрать с собой, когда он уходил.

Несси тоже переживала, несколько раз она порывалась поговорить в братом, но затем останавливала себя, только все жестче становились черты лица и хмурились ее брови, в те моменты, когда Бран неуклюже пытался рассказывать Маруське сказки или, морщась, играл с ней. Так прошло несколько месяцев, Ник пока не появлялся, а Бран все больше раздражался на все и на всех.

То, что он вскоре взорвется, для меня было понятно, как белый день, и я даже радовалась этому, меня тяготило его еженедельное присутствие в доме, его жаркие взгляды, его явное желание привлечь к себе мое внимание, притом, что он оставался для меня одним из самых мерзких воспоминаний.

И вот моя интуиция в который раз сработал правильно, в тот день он заявился к нам слегка выпившим:

— Лиза, я собираюсь свозить Марию в детский центр, в соседний город.

— Нет, я уже говорила тебе никаких поездок к дочерью, ты общаешься с ней только в моем доме. А сегодня тем более никаких встреч, ты пьян, Бран, отправляйся домой и проспись.

Он побагровел, набрал в себя по- больше воздуха и заорал:

— Ты не смеешь мне отказывать, я сам буду решать, что мне делать с дочерью. И я не пьян, просто выпил пару рюмок. — Он рванулся ко мне и застыл, напоровшись на мое заклятие, а я, с отвращением глядя на него, позвала одного из охранников, который уже заглядывал в дверь.

— Сай, уберите его из дома и больше не пускайте.

Посмотрела на Брана, и продолжила:

— Ты. ты даже не соображаешь, что таким видом можешь испугать ребенка, не пытаешься думать головой, что ее нельзя вывозить к людям, потому что она еще толком не может управлять своей силой и может случайно себя выдать. Ты достал меня, совершенно не слушая, ты мне не нужен, ни в каком качестве, я терплю тебя только ради Маруси, но твое поведение только приносит ей вред, тебе не интересен твой ребенок, тебе важно заполучить меня. Ты нарушил наши договоренности, и я разрываю их, теперь все будет по — другому. Проспишься, позвони, я озвучу тебе новые условия. А теперь вон из моего дома.

Кивнула вампиру, который подхватил багрового от бешенства и злости Брана и вынес его вон.

Несси, бледная до синевы, кинулась ко мне:

— Что теперь делать, он же не остановится. Ты же его просто проклянешь, если он будет продолжать творить такое..

Я обняла ее и пошла в свою комнату:

— Несс, я знаю, что делать.

По пути заглянула к Марусе, она сидела на полу с игрушками и склонив голову набок прислушивалась к тому, что происходило внизу.

— Мам… это кто кричал, так страшно?

— Не бойся, солнышко, это просто шум, уже все хорошо. Сейчас придет Несс, пора обедать, ты же хочешь вкусных пирогов? А потом будете смотреть мультики, да? — Детка закивала головой, а я взяла телефон и набрала Ника.

— Ник, — голос дрогнул, я поняла, что очень соскучилась.

— Лизи, что случилось, твой голос. Что — то с Марусей? — Ник под конец уже почти кричал в трубку.

— Нет, все нормально, но мне нужна твоя помощь.

— Все, что ты хочешь, свет мой.

На глаза показались слезы, этот. вампир, он переворачивал все у меня в душе, вот так, даже не спрашивая, что мне нужно, быть готовым сделать все, что я попрошу..

— Я хочу переехать с Марусей в тот дом, который ты купил на мое имя, можно? И можно чтобы Несс приезжала к нам. иногда..

— Этот придурок. Он что- то сделал? Собирай вещи, Лизи, я сейчас позвоню Гаю, он проводит вас, а тут я сам встречу, не плачь ангел мой, все уже хорошо.

— Спасибо, Ник… — я всхлипнула, — я очень устала…

— Лизи, это твой дом и я всегда тебя жду, ты же помнишь? Собирай вещи и ни о чем больше не думай. Я обо всем позабочусь.

На следующее утро мне позвонил Бран, пытаясь что- то сказать в свое оправдание. Но я даже не стала его слушать.

— Мы уезжаем, к Нику. Хочешь видеть свою дочь, значит, найдешь время, будешь приезжать туда. Не чаще одного раза в месяц, жить будешь в гостинице, недалеко от дома, видиться будешь только под надзором, ее одну я с тобой больше не оставлю. Не нравится условия- можешь провалить к черту. И Бран. это лучшее, что ты мог бы сделать для нас с Машкой. Исчезнуть из нашей жизни навсегда.

Бросила трубку и пошла складывать вещи. Несси ехала с нами, как она сказал, на первое время, затем она собиралась вернуться домой и затем часто навещать нас.

Глава 26

Ник умудрился встретить нас прямо у трапа самолета, схватил на руки Маруську, которая тут же прижалась нему, поцеловал меня, вежливо поздоровался с Несси и потащил нас в машину. По дороге он ничего не спрашивал, только старательно отвечал на бесчисленные вопросы Машки и иногда прожигал меня заботливым взглядом. В доме все уже было готово к нашему приезду, на кухне суетилась молодая ведьма, которую, как, оказалось, прислала Инга, во всем доме был идеальный порядок, оставалось только разобрать наши вещи. Вскоре суета затихла, мы, все, быстро поели и Несси потащила Маруську спать, а мы с Ником перешли в мой кабинет, где был накрыт небольшой стол с вином и пирожными, где он усадил меня в кресло, укрыл пледом и жестко велел:

— Рассказывай.

Пришлось, как бы мне не хотелось промолчать, рассказывать все, что случилось после его отъезда.

— Что ты собираешься с нем делать?

— Ничего. Он отец Маруськи, и с этим ничего не поделаешь. Понимаешь, я надеюсь, что ему надоест таскаться сюда, он совершенно к ней равнодушен, и если исчезнет, даже намек, на то, что ему удастся привлечь мое внимание, то он просто забудет все и заживет своей жизнью.

— Хорошо, но у меня есть условие. Когда он будет приезжать, я буду ночевать в этом доме. Лизи, я не оставлю вас одних с ним наедине.

— Ник, ты что? Мы с Несс, обе, Темные, он же не сумасшедший?

— А ты уверена, что он не использует какой- нибудь отравы или сонный газ? Что он не собирается похитить Марусю и шантажировать потом ею тебя?

Я задумалась, как- то вот такого развития ситуации я не предполагала.

— Зачем ему? — сомнения в голосе скрыть не удалось.

— Он в ярости Лизи, да, и еще, уперт как баран, он сейчас считает, что сможет преломить ситуацию в свою пользу, но я не сделаю больше ошибки, свет мой. Я больше никогда не допущу, чтобы вы пострадали, ни ты, ни Машенька. Хватит, один раз я уже лишился всего, по своей собственной глупости и доверию, так что не спорь мо мной свет мой. Ладно?

Вскоре события показали, что Ник был прав, Бран прилетел буквально через неделю и, столкнувшись в доме с Ником, которого я срочно вызвала к нам, зашелся в истерике: —

Что здесь делает этот упырь?

— Это не твое дело, Бран. Это мой дом и я решаю, кому здесь находится.

Он надулся и отправился в детскую, где с Марусей все время его посещения, просидела Несси, которая, тоже считала, что оставлять их наедине ни к чему. Потом он приезжал еще пару раз и каждый раз сильно бесился, от того, что Ник просто поселился у меня и все вечера мы проводили с ним у меня в кабинете, а Брана, сразу после ужина, отправляли в гостиницу. Видно было, как его корежит, но он предусмотрительно старался не дать повода Нику.

Затем приезды как- то сократились, вскоре он приезжал только раз в три — четыре месяца, затем просто стал звонить и буквально пару минут уделял ребенку, а потом старательно настаивал на нашем с ним разговоре, от которого я каждый раз передергивалась и, коротко отвечая на его вопросы, бросала трубку.

Потом он пропал на несколько месяцев, Несс отправилась домой, отдохнуть от нас и тут, внезапно, я получила смс — ку.

' Встречай завтра, рейс 113, есть новости. Несс'

Естественно, мы с Ником помчались в аэропорт, просто так Несси бы не стала выдергивать меня из дома. Ник удвоил охрану и уже, перед самым прилетом самолета, я почувствовала, как начинаю дрожать.

Высший крепко прижал меня к себе:

— Лизи, что с тобой? Все ведь нормально. Моя охрана не даст девочку в обиду и никому не позволит ее забрать, мы сейчас встретим Несси, узнаем, что за новости она привезла, и поедем домой. А там уже будем решать, что нам делать с этими новостями. Лизи, я его просто уничтожу, если он посмеет как- то вас обидеть. Одно твое слово и… — Он не стал договаривать, но я прекрасно его поняла.

Нет человека, нет проблемы, и я с ужасом понимала, что еще немного этой нервотрепки, и соглашусь. Плевать уже на то, что он биологический отец Маруси, он не любит ее, он способен на разные гадости, по отношению к ней, ради того, чтобы иметь возможность влиять на меня.

Несси мы уже традиционно встречали у трапа, я кинулась к ней, и даже не замечая, что трясу ее, закричала:

— Что? Что случилось?

— Лиза успокойся, все хорошо. Бран женился!!! Лиза, все закончилось!! — От волнения она тоже орала на меня. Мы обе резко замолчали, а потом обе захохотали от отпускавшего нас напряжения.

— Он где- то в кабаке подцепил девочку, — уже успокоившись, продолжила рассказ Несс, — соблазнил ее, а она забеременела. И начала его искать, нашла. Он ее отправил на аборт, а она пожаловалась отцу, который оказался начальником полиции Дублина. Ну, и сама понимаешь, перед ним встал выбор, либо он жениться, либо вылетает из полиции с волчьим билетом. Он побежал ко мне, просил сделать так, чтобы та девочка скинула, но тут у меня лопнуло терпение, и я ему все высказала. Предложила остепениться, предупредила, пока живет, как нормальный муж, у них все будет хорошо и дети здоровые и карьера у него. А если опять начнет брыкаться, прокляну и даже не вспомню, что он мой брат. И поставила условие, чтобы к тебе и Марусе больше не совался. Все, меня он так достал, что и у меня сил больше не осталось.

Если бы Ник не подхватил меня, я бы сползла прямо на землю, Он, молча, дотащил меня на руке к машине и всю дорогу, пока мы трещали с Несс, молчал, и, как- то странно, поглядывал на меня. А дома, я обратила внимание, что он не спускает с рук Марусю и взгляд у него был такой. потухший, словно у него что- то случилось.

— Теперь вы можете вернуться обратно в Ирландию, я так понимаю, у тебя там клиенты и Несси все время рядом… — голос его бы спокойный, но в глазах я, случайно заметила, такую лютую тоску, что сжалось сердце.

— Я еще не думала об этом, — растерялась, я и, правда, не думала о возвращении, слишком все неожиданно, слишком резко снова изменились все обстоятельства.

Несси перевела разговор на другую тему, а вечером, поймав меня в коридоре, шепотом принялась возмущаться:

— Лиза, перестань дурить, зачем ты его мучаешь. Он глаз с тебя не сводит, любит больше всего в жизни, в Маруське души не чает. Что ты хочешь? Или, — она отстранилась и посмотрела мне в глаза, — тебе он совсем не нравится? Ты никак забыть не можешь?

А я. не понимала себя, нет, я давно простила Ника, мне были приятны его ухаживания на грани дружеских, его забота грела меня, а уж его привязанность к мой девочке вызывала у меня все время слезы. С такой нежностью к ней относились только я, Несс и он. Я часто вспоминала нашу медовую неделю и иногда меня охватывало сильное желание снова почувствовать на себе его руки, услышать те слова, которые он шептал мне в ночи, заняться с ним любовью. Я усилием воли запрещала думать, что между нами могут быть отношения, подозревая, что опять не все так просто. Хотя сердце тянулось к нему.

— Я не могу сама. а он. молчит..

— Он боится тебя снова напугать свои напором. Вот и молчит. Иди к нему, Лиза, он на грани, решит, что тебе он совсем безразличен, еще уйдет совсем. Вампиры это могут, остановит сердце и все. Если любишь его, иди.

И я решилась.

Весь вечер маялась, то пугаясь своего решения, то наоборот мысленно подгоняла время, стремясь к нему. Я отлично осознавала, что хочу. к нему, хочу слышать его голос, который шепчет мне нежности, чувствовать его тело, видеть его глаза, забываться в его объятиях от его неистовых поцелуев и умирать и воскресать вместе на пике счастья.

И вот уже одетая в новое красивое белье, легкий халат, я снова и снова застывала на пороге своей комнаты, я хочу к нему, но боюсь. Мне стыдно сделать первой этот шаг и в тоже время я понимаю, что он его сам никогда не сделает, боясь оттолкнуть меня.

Наконец решилась, путь до его комнаты занял много времени, шла едва переставляя ноги, боясь уже думать, как он меня встретит. Толкнула незапертую дверь, в углу горела настольная лампа, Ник что- то читал, медленно скользя взглядом по страницам.

Поднял глаза и на секунду окаменел:

— Лизи? — Потом вскочил. — Что- то случилось? Маруся?

А я молча, залилась краской. И вот что я должна сейчас сказать? Типа, я тут к тебе на огонек завернула, потому что поняла, что я дура и что ты мне нужен? Вот, прям, открытым текстом? —

Лизи..? — Он направился ко мне, — Почему ты молчишь?

Подошел, замер, я тихо мечтала провалиться сквозь пол, щеки пылали от стыда и тут он вдруг замер, подался вперед:

— Лизи…

Шаг, еще шаг, он вплотную подошел ко мне, поднял рукой за подбородок мое лицо, и…

— Ты. пришла? — Подрагивающий голос, в нем даже не столько вопрос, сколько полная ошеломленность и неверие.

Едва шевеля губами, еле выдавила, охрипшим от волнения, голосом, только одно слово:

— Да…

И тут же пропала, вихрь, который обрушился на меня, был не Ником. Это была неукротимая стихия, которая подхватила меня, затянула, закрутила и я пропала. Раз и навсегда.

Его дыханье обжигало мою чувствительную кожу, его касания, даже мимолетные, звук его голоса, во мне все отзывалось горячей, удушающей волной возбуждения, я плавилась в его руках, почти теряя рассудок.

— Лизи, девочка моя. свет мой, как же долго я тебя ждал..

Тяжесть его тела, его губы везде, жадно, требовательно, жарко. И стоны сами рвутся из груди, когда его руки, лаская, доводят до изнеможения. И я снова тянусь, к нему, к его рукам..

Мы не спали всю ночь, только под утро я, изнемогая от усталости, позволила закрыть на минутку глаза и провалилась в беспробудный сон.

А к обеду меня разбудил поцелуй:

— Ангел мой, поешь и отдыхай дальше.

— Не хочу….Маруся? — вскинулась было, но тяжелая рука придавила обратно к кровати. — Спи, свет мой, я подменю Несси, а ты спи. Только ответь мне на один вопрос, Лизи, ты выйдешь за меня замуж.

— Ник, зачем? Я проживу несколько столетий, состарюсь, потом умру, а ты. сможешь жить дальше все время молодой и прекрасный. Зачем, мы и так вместе.

— Нет, Лизи, я не буду жить дальше, не хочу без тебя, я уже прожил бесконечно долгие годы без тебя, с меня достаточно. Так, как?

— Да, — засмущалась, попыталась скрыться в одеяле, но не удалось избежать нежного, сладкого поцелуя.

— Спи, ангел.

Свадьбу мы сыграли через неделю, она была камерной, только для своих, Машка радовалась, и своему платью, которое было похоже на цветок и букету, который она торжественно волокла за мной. Несси, даже всплакнула, чем немало меня позабавила, и это страшная, опасная Темная ведьма, о которой в Ирландии говорят с придыханием? Были слуги Ника и его бойцы, успел прилететь лорд Гай, ругаясь на нас, что мы все делаем втихушку. А вот через несколько дней, на нас нахлынул поток гостей, жаждущих поздравить нас со свадьбой, и вручить подарки. Паломничество длилось почти неделю, нас посетили все члены вампирского Совета, огромное количество оборотней альф, ведьмы, многие из них откровенно завидовали Нику, иметь жену Темную, да и еще приемную дочь, явно сильную ведьму хотелось многим. Ник дергался, злился и, наконец, решил, что нам пора куда- нибудь уехать, отдохнуть от этого дурдома и заодно показать Машке мир.

Путешествовали мы почти год, съездили к родителям, познакомится, маме Ник очень понравился, а вот Игорь…уж не знаю о чем они там толковали, за закрытыми дверями, но после Ник, как- то странно, посматривал на моего папу, а после шепнул мне, что мечтает, чтобы и у него с Маруськой сложились такие же отношения, как у меня с Игорем.

Поездили по Европе, заглянули в Китай, завороженные этой удивительной культурой, попали даже в Новую Зеландию и я убедилась, что если и есть рай на земле, то для меня он- в этой стране.

Заехали к Гаю, очень соскучились по нему и Несси, и пока лорд вываливал на Ника все новости, Несс, прижимая к себе повзрослевшую Марусю, шепотом поведала мне, что, разбирая до конца все записи своей бабушки, нашла один очень интересный и нужным нам, обряд, только силы он требует, немерянно.

— Несс, что за обряд и зачем он нам? Чего ты, вообще, полезла опять в записи бабушки?

— Лиза, я случайно вспомнила один разговор, бабушка тогда говорила с один из своих знакомых вампиров, они плотно общались, подозреваю, что были любовниками. Так вот, она, тогда, все жалела, что ее силы на хватит, чтобы сделать его счастливым.

— И? Ты думаешь, что Ник не счастлив и предлагаешь мне добавить счастья в его жизнь? — Я лениво валялась на диване в детской, глядя на то, как Маруська показывает, чему она научилась за это год.

— Дура ты, Лизка. Я предлагаю тебе родить ему ребенка.

— Что??!! Несс. ты же знаешь, я уже не девственница, он уже использовал свой шанс. зачем ты напоминаешь мне все, что нам пришлось пережить?

— Лиза, послушай меня, я бы не стала даже заикаться, если бы это не было возможным. Там сказано, что если эти двое уже были близки, что если вампир взял невинную девушку, и его семя уже было в ней- то возможен обряд, при котором эта же девушка сможешь от него забеременеть. У него первое семя было живое, остальное все мертвое, так вот, этим обрядом можно оживить его семя еще один раз.

— Подожди, — совершенно ошарашенная, я села по- удобнее, — ты хочешь сказать, что мы с Ником можем..

— Судя по описанию, да. Только вот силы в этот обряд требуется столько, сколько даже у тебя нет.

Я сникла..

— Лиза, у тебя нет, но у нас с тобой — есть, просто я буду участвовать в этом обряде и дам тебе подпитаться от меня.

Я все так же растерянно смотрела на Несси:

— Зачем?

— По многим причинам, Лиз. Ты мне очень близка, ты родила Маруську, она моя кровь, мое, родное. Я должна загладить все то, что сделал мой брат, тебе и Марусе. Да и просто хочу помочь, этот вампир любит по настоящему и тебя и Машку и тем мне нравится.

— Не знаю Несс, я скажу Нику. хотя нет, сначала сама подумаю. Это опасно?

— Для нас двоих, если я буду рядом- то нет. И думай быстрее, до полной луны, в созвездии Козерога, осталось всего три дня, потом не получится.

Вечером уже лежа в постели, я рассказала Нику о том, что поведала мне Несси и замерла, ожидая его ответа.

— Нет. Я не хочу. такой ценой, а если с тобой что- то случится, а если вашей силы, не хватит и что. вас не станет? Зачем мне все это без тебя? Нет, Лиз, я счастлив, с тобой и Маруськой. Рисковать я не стану и тебе запрещаю.

Я обомлела. Такого ответа я от него не ожидала. И тут меня затопило счастьем, полным ощущением счастья, наконец, я точно знала, я нужна ему, именно, я. Ради того, чтобы не потерять меня он только что отказался от возможности иметь своего собственного ребенка.

Утром я еще раз попробовала уговорить Ника, но тот наотрез отказался больше обсуждать эту тему, и мне пришлось отступить. А Несси. она пришла в такой восторг, что я страшно удивилась, чему она так радуется.

— Лиза, он потрясающий, теперь у меня не осталось никаких сомнений, в том, что ему можно доверить вас обеих. Не расстраивайся, такое же положение звезд и луны, будет через пять лет, вот тогда, ты, еще раз попробуешь уговорить его. Ты расцветаешь, силы становится больше, я еще не совсем старая, через пять лет вполне еще могу помочь. Так что, просто подожди.

Она оказалась права, через пять лет, когда Маруська пошла в школу и теперь была занята своими делами и школой и теперь не сидела с нами все время, я, таки, уговорила Ника на эту авантюру. Весь обряд он стоял в комнате, рядом, внимательно наблюдая за мной, встревоженным взглядом, боясь, что, что- то пойдет не так, а когда обряд закончился, унес меня в спальню и уложил в постель, так и не притронувшись ко мне.

— Спи, тебе нужно отдохнуть. Все завтра…

— Ник. ты что, а вдруг завтра уже не подействует?

— Значит не судьба… Ты, совсем, вымоталась, спи, ангел мой.

Но судьба была на моей стороне и, через девять месяцев, я родила Артемку, точную копию папы.

КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Страшная сказка (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 41
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу