Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Долго без тебя" Ревенок Александра

Book: Долго без тебя



Долго без тебя


“Вихрь в далеком море Я,


Волны бьются в берег Я,


Гром прибоя это Я…”


Гимн Амергина

Пролог


Ирландия – холодная страна, где живет горячий народ. Народ, который уговорил Господа разрешить им колдовать. Народ, который уговорит кого угодно. Народ, который говорит с журчащим, как горный ручей, акцентом...

Именно здесь, в Ирландии, фэйри рассеиваются с утренним туманом, прячутся за лучом солнца, исчезают в мгновение ока. Здесь жители оставляют немного молока у очага для брауни. Здесь люди перед смертью слышат стоны банши. Здесь люди в канун дня всех святых вырезают на овощах страшные рожицы, чтобы прогнать Джека и других, чья душа не попала ни в рай, ни в ад. Здесь души – бабочки.[1] Здесь внутри холмов живут сиды. Здесь любые ваши три желания исполнит в обмен на свою свободу леприкон, но не пытайтесь выманить золотую монету из его кошелька: в вашей руке она превратится в золу. Здесь трудно найти грань между волшебством и колдовством, выдумкой и реальностью. А, может быть, выдумок тут вообще нет? Может быть, все правда? Кто вам даст ответ на этот вопрос?


Глава 1


Есть волшебный остров, на котором живут феи.


Время там может идти очень быстро или очень медленно… [2]


Вместе с ветром над высоким скалистым берегом разносилось прекрасное пение. Ветви деревьев загибались. Куплет повторялся за куплетом. Кто-то слушал волшебную песню с замиранием сердца, кто-то уходил подальше, но никто не смел перебивать. Говорят, что жил в Ирландии один добрый человек с прекрасным слухом, он дописал строки к этой песне, сделав ее еще более прекрасной. В благодарность феи избавили его от врожденных увечий, после этого он стал красив не только душой...[3]

Зеленая пена переливалась на гребнях высоких морских волн. Они разбивались о скалы высокого утеса, разлетаясь в брызги. Сквозь прозрачную воду виднелись красные шапочки мерроу...

На зеленом лугу, кое-где разбавленном яркими пятнами цветов, издалека была видна низко склоненная фигура девушки. Она собирала травы и улыбалась, наслаждаясь прекрасным пением фей и терпеливо отделяя стебель от стебля, лепесток от лепестка... Мюренн занималась целительством. В деревне больше нее почитали только священника, даже властный английский барон относился к девушке с большим уважением после того, как та спасла от сильной лихорадки его сына – единственного наследника.

Ветер поднимался все сильнее. Песня разносилась на все большие расстояния. Мерроу выглядывали из воды. «Скоро начнется шторм...» В такие минуты Мюренн очень любила смотреть на море. Девушка подошла к краю утеса и глубоко вдохнула соленый морской воздух. Длинные ярко-рыжие волосы девушки разлетались в разные стороны от сильного ветра. Старый поношенный плащ сорвался с плеч и улетел в море. «Какой красивый мир!» Силы стихий восхищали ее и пугали. От радостного предвкушения по коже пробежали мурашки. Огромные волны с силой ударялись о скалы, казалось, еще немного, и они достанут до края утеса. Девушка крепко сжимала сумку с травами. Она сделала еще один глубокий вдох и уже собралась уходить, когда услышала в шуме приближающегося шторма сильный грохот и треск. Мюренн чувствовала, как земля уходит из-под ног, и падала вниз вместе с ней. Стихии кружились вокруг... Туника развевалась под порывами ветра... Через мгновение девушка почувствовала, как волны уносят ее в море. Холодная вода окутала ее, сумку унесло волной, а мокрая шерстяная туника тянула на дно...


Рассвет... Волшебный час... Патрик любил после ночи работы наблюдать, как поднимается солнце над морем. Вчера днем он нашел идеальное решение. Глупцы те, кто говорит, что программисты это не художники! Из математических знаков и переменных складывается программа, потом она играет, как симфонический оркестр. Но это потом, когда пользователь получает возможность работать с результатом труда хорошего программиста. А знаете ли вы, как сложно составить удобный интерфейс? Сколько времени и труда нужно? Сколько для этого нужно людей? Сколько исследований? А сколько труда, чтобы составить программу, которая работала бы так же прекрасно, как играет оркестр? Для этого тоже нужно вдохновение. Математики – это художники. Математика – это гармония.

Именно такое вдохновение вчера днем посетило Патрика, и он не мог оторваться от компьютера, пока все свои мысли и идеи, не обратил в прекрасную гармонию переменных... Все это время бушевал шторм. И уж не известно, он подпитывал программиста энергией или наоборот, но когда работа над прекрасным творением подошла к концу, море стало успокаиваться. После ночи плодотворного труда Патрик спустился на берег.

Густой туман рассеивался над спокойным морем, небо светлело, яркое солнце все еще не показывалось над горизонтом. В такие минуты все сказки, которые рассказывала ему няня Мэри, все легенды и истории – все они становились реальностью. В такие минуты Патрик верил в существование мерроу и эльфов, брауни и леприконов, верил, что перед смертью люди слышат стоны банши. Такие минуты были волшебными. Такие минуты были счастливыми: приятная утомленность сочеталась с радостью от выполненной работы, реальность касалась сказки... После этого вы готовы сказать, что математики не художники?

Мужчина гулял по берегу, мокрому и грязному после шторма. На песке чернели водоросли, с каждым моментом приобретая более четкие очертания и темно-зеленый цвет. Патрик чувствовал себя прекрасно: глаза слипались от усталости, а рот расплывался в улыбке. На берегу было еще много всего. В утреннем тумане поднималось солнце. Взгляд блуждал от моря к небу, от неба к скалам, к берегу, к морю... И снова к берегу...

– Что за!? – Он побежал по берегу к яркому пятну, переливающемуся под солнечными лучами. Оно сияло, как золото леприкона... Если Патрик раньше сомневался в правдивости всех историй Мэри, то теперь сомневаться не приходилось. Или это просто случайность? Переливающимся золотом оказались ярко-рыжие волосы девушки, которые блестели в свете утреннего солнца. Она лежала без сознания на берегу. Ее кожа была очень бледной, даже серой. Губы почти черными. Ее странный наряд был совсем мокрый.

Можно было, конечно, все свалить на усталость и утренний туман. Но девушка была абсолютно реальной! От этого его сердце забилось быстрее.

– Вот и не верь потом во все эти рассказы... – Пробормотал мужчина.

Первым порывом было вызвать констебля. Вторым было – попытаться спасти девушку. Не испытывая ни капли сомнений, Патрик поддался второму.

Дальше он не раздумывал, а бросился к девушке и начал делать искусственное дыхание и массаж сердца. Через некоторое время девушка начала захлебываться, мужчина ее перевернул. Незнакомку стошнило грязной водой. Она стала прерывисто вдыхать воздух. Постепенно дыхание стало менее рваным, глаза открылись. Невидящий взгляд девушки не отрывался от лица Патрика, но не долго. Через минуту незнакомка потеряла сознание, и единственное, что успокаивало мужчину это глубокое, хоть и не ровное дыхание. Он подхватил ее на руки и понес в дом.


– Миссис Макгир! Миссис Макгир! Мэри! – Патрик О'Браен никогда не считал себя слабаком, но несмотря на то, что девушка была совсем маленькой, она была очень тяжелой. Или это он устал после сотни ступенек? Но руки, казалось, вот-вот оторвутся.

В холле появилась низкая черноволосая моложавая женщина лет шестидесяти:

– Патрик! Мальчик мой! Что случилось?

– Мэри помоги! Открой какую-нибудь спальню!

– Кто это!? – Женщина была удивлена и испугана.

– Я не знаю, Мэри! Помоги! – Руки уже начинали деревенеть от напряжения, и Пат чувствовал злость на каждую секунду промедления, а вопросы Мэри раздражали до крайности. Похоже, она это заметила, и больше, не сказав ни слова, стала быстро подниматься по лестнице.

Как только дверь ближайшей спальни распахнулась, туда влетел Патрик и совсем не бережно бросил незнакомку на кровать. Несколько минут у него ушло на то, чтобы отдышаться.

– Я нашел ее на берегу! Вызови доктора! – Мужчина прислонился к стене и медленно съехал на пол. Голова даже немного кружилась. Он провел рукой по волосам и усмехнулся: – А я считал, что нахожусь в отличной форме. – Мэри же все еще стояла, удивленно переводя взгляд с воспитанника на незнакомку. – Фуф...

– Врач. – Медленно проговорила женщина. – А я считала, что меня нельзя шокировать, – сказала она после разговора с доктором Финном.

– Оказывается можно.

– Ага. – В комнате повисло молчание, длившееся несколько минут. – Какая же она молодая... – В этот момент глаза девушки открылись.


Мюренн безразлично смотрела вперед: «Где я?» Над головой было что-то непонятное. Ничего не выражающий взгляд скользил по комнате. «Какая она огромная. Больше, чем весь мой дом.» Обилие дорогих и незнакомых ей тканей пугало и приводило в смятение. Взгляд девушки опустился на мужчину сидевшего на полу и женщину в непонятной тунике: «Странный у них вид. Все это так странно.» Глаза девушки медленно закрылись, и она погрузилось в глубокий беспокойный сон.


– Мэри, наверное, ее нужно переодеть. – Она кивнула, но так и не сдвинулась с места. – Мэри!

– Да, сейчас. Выйди. – Мужчина поднялся и вышел из комнаты нетвердой походкой. – Принеси электрическое одеяло!

Дальше, долго не раздумывая, женщина взяла ножницы и разрезала насквозь мокрую одежду незнакомки, стащила и бросила на пол. Нижнего белья на девушке не было, миссис Макгир уже ничему не удивлялась. Она просто перестала задумываться над всеми деталями и делала то, что нужно. В смежной ванной включила горячую воду, и пока та набиралась, растирала руки и ноги девушки. Через несколько минут пришел Патрик с одеялом и помог Мэри перенести девушку в ванную.

– Я скоро рук не буду чувствовать.

– Иди уже. Переоденься пока доктора еще нет. Сам весь грязный.

Девушка еще пару раз приходила в сосзнание, но тут же снова ускользала. Когда ее кожа перестала быть землистого оттенка, а тело даже слегка порозовело Пат перенес незнакомку на перестеленную кровать, а Мэри укрыла ее уже теплым одеялом. Примерно в это же время раздался звонок в дверь: приехал врач.


Незнакомка спала уже сутки. Доктор ее осмотрел и не нашел никаких сильных повреждений, но посоветовал все же отвезти ее в больницу. «Но как ее везти, если он даже не знает кто она? Может быть, ее кто-то ищет? Тогда, наверное, все же стоит отвезти?» Патрик расхаживал по своей комнате. Его терзало любопытство и нетерпение, и еще что-то. Вот только что? Вся эта ситуация казалась нереальной. У него вообще было ощущение, что все это происходит не с ним. Перед глазами снова и снова вставал вчерашний рассвет.

«Если ты думал, Патрик, что Мэри или доктор Финн избавят тебя от ответственности за эту барышню – ты ошибался! Будь честен, хотя бы с собой, тебе и не хочется избавляться от этой ответственности! Что делала она в море? Что это за наряд такой на ней?»

– Патрик! Мальчик, мой! Она пришла в себя! – Голос Мэри оторвал его от размышлений. Еще несколько секунд ушло на осознание полученной информации, и тридцатилетний мальчик бегом отправился в комнату напротив.


Глава 2


Через огромное окно солнечные лучи падали прямо на кровать. От них было очень тепло, даже жарко. Просыпаться совсем не хотелось. Ей так долго было холодно, и вот, она спала в тепле... Девушка медленно открыла глаза: «Ооох! Эта огромная комната никуда не исчезла! Значит, это не приснилось! А как я сюда попала? А с чего ты взяла, Мюренн, что тебе это все не снится сейчас?» Где-то кто-то что-то говорил. Девушка начала напряженно вспоминать, что с ней произошло, но не было ни единой полноценной картинки, все воспоминания всплывали какими-то обрывками. «Луг... Травы... Ветер... Жуткий треск и грохот... Море... Холод... Вода... Яркое солнце...» Мюренн резко села в кровати.

Она посмотрела на руки. «Совсем голые. Я что вся!? Нет... Что за наряд?» Девушка рассматривала на себе странную тунику, которая едва доходила до середины бедра, но вверху доходила до самого горла. Она, как зачарованная, смотрела на свое одеяние, на комнату... «Дверь открыта... Кажется, со мной была женщина. Все-таки какая огромная комната! Я это еще… Когда? Вчера? Два дня назад?.. Наверное, вчера... Вчера здесь еще был мужчина!»

И именно этот мужчина только что вбежал в комнату. Лицо у него было очень взволнованным. Мюренн улыбнулась про себя: «Он как ребенок! Честное слово! Глаза такие большие! У деревенских мальчишек такие были, когда они видели большие двуручные мечи рыцарей или их огромных боевых коней. Мужчина и сам похож на рыцаря, только одежда на нем... Странная! Может быть, я попала в Англию? Но не могут же англичане так отличаться!» Девушка тряхнула головой. «А наш барон совсем по-другому одет... Оооох... Неужели это один из тех островов, про которые рассказывала старуха Винни? Или это эльфы постарались?»

– Здравствуйте! Мисс! Вы пришли в себя! – Он так говорил, словно не верил ни своим словам, ни своим глазам. Его вид обязательно позабавил бы Мюренн, если бы только... Если бы только она была дома. «Или хотя бы просто знала, где я.»

– Эээ... Наверное. – «Кто такая Мисс? И вообще говорит он как-то странно. Даже наш барон говорит понятней.»

– А кто такая Мисс? – «Почему он так смотрит!?» – Где я?

Мюренн сидела на постели немного растрепанная, немного бледная и очень взволнованная. У нее родилось очень много вопросов и сомнений по поводу реальности происходящего. «Но я же не стелила постель в очаге…» [4]

– А где вы надеетесь быть? – «Это только мне кажется все очень странным и не настоящим? Аааах! Милостивый Боже! Помоги мне не утратить разум! Может быть, это все-таки сон? Один из тех, о которых рассказывала старуха Винни?»

– Я не знаю... – Потерянно проговорила девушка.

– Деревня Маллингар. Мы в девяти километрах от Уэксфорда. – «И все-таки он странно говорит!»

«Девять километров. Сколько это?» Девушка молча хлопала глазами.

– А... А девять километров это сколько?

«Кажется, он удивился. Уэксфорд. Где это? Далеко это от нашей деревни?»

– Ну… В общем, девять тысяч метров. – «Что ж этот странный мужчина так странно изъясняется!?» Мюренн начинала злиться. – Это довольно близко. За часа два – два с половиной можно дойти даже пешком… – Его пристальный взгляд остановился на девушке: – Знаете, это, наверное, травма…

«Два часа ходьбы... А сколько это? Сколько идти до Дуна? Два часа! Девять километров! Что это такое вообще!?» Девушка сидела насупившись некоторое время, а потом снова несмело спросила:

– А долго идти до Дуна?

– Дуна?

– Деревня. Это деревня откуда я родом.

– Хм... Я о такой не слышал.

– Вы кто? Вы англичанин?

– Я ирландец. – «Похоже, ему не понравилось, что я заговорила про происхождение. Он не англичанин, как барон. Кто он? Таких ирландцев я еще не видела.» – Меня зовут Патрик О'Браен. – «Что браен, то браен! Он, наверное, будет ростом с боевого коня!»[5] – А как зовут вас, мисс? – «Опять эта Мисс! Да кто же она такая!?»

– Меня зовут не Мисс! Я Мюренн, Мюренн О'Кифф.

«Снова этот странный взгляд!»

– Очень приятно, мисс О'Кифф.

– Мюренн! – «Что же он смотрит на меня, как на утратившую разум!?»

Незнакомец нетерпеливо вздохнул.

– Мюренн. Где находится ваша деревня? – «А где находится моя деревня? На севере. А где я сейчас? А вдруг я сейчас севернее? Деревня у моря. Дун всегда был у моря. Поэтому и англичан у нас так много в округе.»

– Моя деревня у моря.

– Я об этом догадался. Где именно? – «Он злится?» Мюренн сжала зубы: «Мне тоже как-то невесело!»

– О'Браен! Я не знаю где я сейчас! Как я могу сказать где моя деревня!? Моя деревня на севере. Ну, или... – Девушка замолкла.


Пожалуй, Патрик был потерян еще больше, чем эта Мюренн. Его смущал ее взгляд, он себя чувствовал гусеницей под стеклом исследователя. «Ирландец – англичанин – какая разница!? Ее выговор... Она же тоже ирландка! Вот только...» Только половину слов, сказанных девушкой, Патрик понимал чисто интуитивно, а некотороые и вовсе проходили мимо него.

«Деревня Дун на севере у моря. Мэри должна знать, она знает все деревни в округе. Не могла же эта девушка очень далеко отплыть... Или могла? Я тоже округу знаю, но о такой деревне не слышал...»

– Считайте, что мы находимся в Уэксфорде. Ваша деревня севернее?

– Эээ... Я не знаю. – Мужчина нахмурился. Ярко-голубые глаза внимательно разглядывали незнакомку: «Какая-то она совсем потерянная. Все-таки надо было ее отправить в больницу, и пусть бы врачи сами с ней разбирались.»

– Мисс... – Он замолк, как только увидел разъяренный взгляд девушки. – Мюренн, вы попали в шторм…



– Я помню! – Нетерпеливо ответила девушка. – Утес, на котором я стояла, обрушился в море. – «Ну, это может объяснять ее потерянность. Наверное...» – Я закончила собирать травы, когда начался шторм. – «Травы. Травы!? Какие травы!? Не нравится мне все это! А она, пусть и потерянная, но помнит, что происходило с ней до того, как она попала в шторм... Это же хорошо?»

– М...Мюренн, вас выбросило на берег вчера. Сегодня 8 сентября 2015 года.

Девушка косо посмотрела на Патрика. «Наверное, я уже схожу с ума!» Он подошел к столику у огромной кровати набрал внутренний номер:

– Мэри, поднимись в комнату к мисс... к Мюренн О’Кифф. – Девица сощурилась и стала пристально разглядывать Патрика. «Да что же она смотрит на меня, как на умалишенного!» Мужчина положил трубку и повернулся к своей... гостье? – Мюренн, не смотрите на меня, как на умалишенного! Я в своем уме! Я понимаю, стресс, волнения и все такое, но... – Он покачал головой. «А что тут сказать? Пространственная и временная дезориентация. Определенно стресс! Может, она память потеряла?»

– Стресс? Что? О’Браен, что такое!? Ты говоришь, что я испугалась? – Девушка посмотрела на своего спасителя странным взглядом.

– Зовите меня Патрик, – «Она так говорит О'Браен, что хочется стать по струнке смирно. Путь лучше Патрик. Так проще…»

– Патрик. – Девушка удивленно хлопала глазами. – А сколько дней до Рождества?

– Сейчас придет Мэри, моя экономка. – Он осекся. – Я не знаю сколько дней до Рождества. Чуть больше трех месяцев. – Она снова недовольно вперилась в него взглядом. Мужчина тут же поправился: – В днях... Не знаю, девяносто – сто... Так вот, Мэри лучше знает округу. Возможно, она нам поможет разобраться.

Когда в комнату вошла Мэри, ему сразу же стало спокойнее. Правда, ощущение собственного сумашествия и идиотизма никуда не делось.

– Мэри! Отлично! – «Сейчас мы быстро во всем разберемся.» – Где находится деревня Дун? Скорее всего, это где-то на севере, у моря…

– На севере? У моря?.. – Женщина пожала плечами. – Патрик, я о такой деревне не слышала. Мисс…

– Меня зовут не Мисс! Я Мюренн! – Девушка почти кричала, а через мгновение начала рыдать. С ней случилось что-то в роде истерики. – Я Мюренн О’Кифф! Сколько можно говорить!? Кто такая эта Мисс? Я деревенская целительница Мюренн О’Кифф! – «Так вот откуда травы,» – Что это за замок!? – «Замок? Это только я или Мэри это тоже слышала?» – ...Где ничего не знают!? Вы даже не выглядите, как нормальные люди! Разговариваете с какими-то вещами! Господи! Спаси меня! – Девушка схватилась за голову и стала раскачиваться вперед – назад. Мэри замерла, широко раскрыв глаза. А Патрик стоял в недоумении: «Разговариваю с какими-то предметами?» Закрались ли какие-то подозрения к нему в голову? Несомненно. «Все-таки Мэри переборщила в детстве с легендами и сказками.» Мужчина закрыл глаза и взъерошил рукой волосы.

– Мюренн! Успокойтесь! – Он подошел к девушке и обнял ее. Та сначала вырывалась, а потом просто стала рыдать у него на груди. Патрик прислушался: Мюренн плакала и непрерывно читала молитвы. Мужчина стал гладить ее по голове и укачивать, как маленькую девочку. Прошло около получаса прежде, чем та успокоилась. Девушка подняла на него заплаканные глаза. «Какого они цвета? Зеленый? Желтый? Голубой?» Пат никогда таких не видел. Цвет радужки глаз изменялся от зрачка к черному канту. У Патрика даже поползли мурашки по спине. Он тряхнул головой. «Мэри точно переборщила... Фэйри еще куда ни шло... Банши... Брауни... Но это...» И снова тряхнул головой.

– Мэри, найди девушке что-нибудь переодеться и обуться. – Мужчина повернулся к Мюренн: – Сейчас Мэри найдет вам одежду, и мы выйдем на свежий воздух. Возможно, вам станет лучше.

– Я хочу в церковь! Хотя, у вас, наверное, ее и нет. – Девушка опять залилась слезами. «Нет церкви? Что она имеет ввиду? Надо было ее отвезти в больницу.» Но потом ему стало не по себе, когда О'Браен подумал о том, что ее скорее всего сочтут ненормальной. «Ну, Пат, ты ее и сам адекватной не считаешь. Мгм, а вместе с ней и себя.»

– У нас в деревне есть церковь. Если хотите – мы обязательно туда сходим.

Девушка снова подняла на него глаза:

– Есть церковь? – «Она мне не верит? Почему у нас в деревне не может быть церкви?»

– Есть. Деревня у нас маленькая совсем, но церковь есть.

– Церковь есть. – Как завороженная, повторила девушка. – О'Б... Патрик, куда я попала? Почему здесь все такие странные? Я думала англичане странный народ… рыцари... Но… – Она обвела глазами комнату. – Даже у нашего английского барона нет таких богатых комнат! Во что вы одеты? Вы участвуете в турнирах? Комната богатая, а на вас шерсть… Вы… – Она прищурилась. – Вы носите камчатную ткань?

– Камчатную ткань?

– Вы не простолюдин.

– Простолюдин?

– За мной не надо повторять! – Раздраженно воскликнула девушка.

– Повторять? – Патрик мог сейчас только повторять. Его мозг отказывался связать все услышанное в единую картину, потому что получалась полнейшая чушь: «Целительница Мюренн О’Кифф из деревни Дун на севере у моря. Она была одета в странный средневековый наряд. Изъясняется странно. Если быть до конца честным, то некоторые слова я совсем не понимаю. Да и она не понимает значения многих слов. Пространственная и временная дезориентация. Рыцари, английские бароны… Глупость какая! Камчатная ткань? Сейчас, наверное, из нее только скатерти делают, хотя что у всех этих модельеров на уме?.. Каждый год идеи все более абсурдные. Да причем здесь модельеры!? Она целительница, говорит про простолюдинов, рыцарей и баронов-англичан!» Мужчина снова посмотрел на заплаканное лицо девушки: на белой коже выделялись неяркие веснушки, вздернутый нос и большие глаза с темно-коричневыми длинными ресницами. Он легко улыбнулся: «Симпатичная, но все-таки очень бледная. И очень рыжая. Очень… Очень… У нее сильные руки… Странные мысли порой в голову лезут.»

– Повторять! – Нетерпеливо ответила девушка, и внимание Патрика снова переключилось на разговор. – За мной не надо повторять, я не святой отец!

Пат провел руками по лицу и встал с кровати.

– Мюренн, я вас сейчас оставлю. Придет Мэри. Она покажет вам где ванная.

– Ванная?

– И кто теперь повторяет, как попугай?

– Попугай? – Девушка уставилась на него ничего не понимающими глазами.

Он нетерпеливо махнул рукой:

– Забудьте. А вот и Мэри. Мэри, помоги Мюренн: покажи где ванная... В общем, разберетесь. Я буду ждать в библиотеке.

– Патрик! Не уходи! – У девушки в глазах явно выражался страх. Было видно, что и ему она не очень-то доверяла, но, похоже, уже более или менее привыкла.

– Я не могу пойти с тобой мыться.

– Мыться? – «Да, что же это такое!? Может быть, я и впрямь схожу с ума?»

– Мэри отведет тебя помыться. Я подожду.

– А где бадья?

– Бадья? – «Неужели, она считает, что если дом старинный, то и ванны здесь нормальной нет?» – Мюренн, у нас есть нормальная ванная. Мы не в средние века живем, чтобы в бадье мыться.


Мюренн вошла в комнату, где стены, пол и потолок – все было ярко белым. С потолка лился свет во все стороны. От такого яркого света даже глаза заболели. «Заколдованный замок…» Бадья была тоже белая. Девушка дотронулась до стены рукой. «Какая холодная. Что же это за камень такой белый?» Она разглядывала комнату с восхищением, страхом и интересом. «Никаких фресок на камнях нет. Только окно с разноцветными стеклами, как в церкви.» Девушка подошла к ванне, дотронулась до нее и удивленно подняла глаза на Мэри:

– А бадья тоже каменная? Но она же холодная! А где вода? – Женщина прищурившись посмотрела на странную гостью. – Как же я буду мыться без воды?

Миссис Макгир покачала головой. И включила кран.

– Потрогайте воду, мисс.

– Мюренн! Здесь нет никакой Мисс! Меня зовут Мюренн! Вам же Патрик сказал!

– Мюренн, потрогайте воду. – Девушка только сейчас сообразила, что из странной штуки над бадьей льется вода. «Зачем мне ее трогать!?» Она опасливо посмотрела на воду, потом на странную женщину, и снова на воду, затем коснулась струи воды и... громко и пронзительно завизжала.

– Она горячая! – Мэри засунула руку под струю воды, подняла голову и снова внимательно посмотрела на свою подопечную. Она долго вглядывалась ей в лицо. Девушка даже забыла про то, что из стены через какую-то штуку льется вода, а из потолка светят «звезды». – Что такое!? Я не колдунья! Я целительница! Почему вы на меня так смотрите!?

Женщина покачала головой.

– Я верю. Успокойся, Мюренн. Я тебе помогу вымыться.

Девушка тут же лучисто улыбнулась:

– Я же не госпожа. Я сама вымоюсь. Где отвары?

Мэри словно для себя что-то решила или поняла…

– Я все же вам помогу.

– А вы простолюдинка?

Женщина подняла одну бровь и как-то странно на нее посмотрела:

– Простолюдинка? Мюренн, зови меня Мэри. И на этом остановимся.

– А мыться?.. – Экономка улыбнулась.

– Полезай в ванну.

Девушка осторожно и с опаской стала опускаться в воду.

– Как вы живете в этих камнях! Они красивые, но тут же должно быть холодно зимой! Камина, печки – ничего нет! Жаровни сюда приносить? Но это же тяжело! А почему двери прозрачные? – Она смотрела на дверь душевой кабины. – А зачем такая маленькая комната? В ней даже полок нет, чтобы составить туда травы! А где они? В чем вы моетесь!? Мэри! А во что вы одеты? – Женщина, похоже, немного смутилась и осмотрела свой гардероб: вельветовые брюки и тонкий шерстяной свитер. – Такие чулки только мужчины носят! Но это даже не чулки! И Патрик так одет! Мэри! Простите меня! Я неблагодарная! Вы мне помогаете! Патрик меня спас! Но я… – Девушка снова заплакала. – Как? Во что вы одеты? Во что я была одета? Что это было? Мужская туника? Нижняя туника? Она не полотняная. Из чего она? Что это за ткань? Это не шерсть! Патрик ирландец, а живет богаче, чем наш английский барон!

Женщина обняла девушку и начала успокаивать:

– Тише, детка. Давай мы тебя вымоем, оденем, а потом уж ты с Патриком сходишь в церковь.

– Я уж и не знаю не снится ли это мне… Но скорее всего нет… – Мэри влила в воду что-то густое, густое и прозрачное. Женщина стала взбалтывать воду. «Пена! Пена как в море!»

– Это вместо трав?

– Что-то в роде того.

Девушка улыбнулась:

– Зачем же мне помогать? Я же не госпожа… Я сама могу и вымыться, и одеться.

– Я тебе помогу.

– А есть отвар для волос?

Губы Мэри тронула легкая улыбка:

– Отвара нет. Давай я помогу вымыть тебе твои косы. Сколько ты их растила такие длинные?


...

Купить книгу "Долго без тебя" Ревенок Александра




Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Долго без тебя" Ревенок Александра

home | my bookshelf | | Долго без тебя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 127
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу