Book: Леса здесь темные



Леса здесь темные
Леса здесь темные

Ричард Лаймон

ЛЕСА ЗДЕСЬ ТЕМНЫЕ

Хвалебные отзывы о Ричарде Лаймоне

«Я всегда был фанатом Лаймона. Он знает как заставить покрыться тебя мурашками.»

— Бентли Литтл

«Лаймон просто не способен написать книгу, которая бы Вас разочаровала.»

— Еженедельный журнал «New York Review of Science Fiction»

«Лаймон всегда делает на высшем уровне. Никто не пишет как он и Вам гарантировано хорошее времяпрепровождение с любым из его произведений.»

— Дин Кунц

«Если Вам не известен Лаймон, то неизвестно и удовольствие.»

— Стивен Кинг

«Потрясающий писатель.»

— Sunday Express

«Я читаю все книги Лаймона, которые только попадают ко мне в руки. Я его преданный фанат.»

— Джек Кетчам, автор произведения «Древние огни»

«Один из величайших талантов в жанре ужасов.»

— Publishers Weekly

«Лаймон всегда был, есть и будет царем горы!»

— Horror World

«Лаймон — американский писатель крупнейшего калибра.»

— Time Out

«Лаймон уникален. Феномен. Гений ужаса и гротеска.»

— Джо Ситро, The Blood Review

«Лаймон не делает лишних выпадов. Все, что он пишет, держит Вас на грани.»

— Painted Rock Reviews

Келли Лаймон

Вот что случилось…

…моя оригинальная версия рассказа «Леса Здесь Темные» уже никогда не вернется к своему первоначальному виду после того, как она претерпела те серьезные изменения, которые потребовал внести мой редактор из Warner Books…

— Ричард Лаймон

Что ж, книга, которая у Вас в руках, и есть та самая оригинальная версия. Прежде чем я расскажу о том, как мне удалось воссоздать ее, позвольте, я поведаю Вам история этой книги.

Мой отец часто жаловался на то, что «Леса Здесь Темные» погубят его карьеру. Принято считать, что Warner Books отвергли предложенные художественные работы по оформлению обложки, и заменили их какой-то невзрачной зеленой фольгой. На деле же они потребовали переписать тонны материала, а затем провели еще и собственную операцию с грубым вмешательством в текст книги.

Добрым людям из Warner Books не понравилось предложенное произведение, однако у них имелось несколько идей касательно того, как его улучшить. Они пожелали полностью убрать главы о Лэндере Диллсе, и еще несколько сюжетных линий. Тем не менее, оригинальная версия очень понравилась друзьям Дину Кунцу и Гэри Брэндеру, которые ратовали за то, чтобы изменения внесены не были.

Я был молод и напуган, и потому согласился. Да, согласился! Жаль. Однако все, о чем я заботился в то время — как бы угодить Warner Books, чтобы они приняли новеллу. У меня почти не было уверенности в собственных силах.

— Ричард Лаймон

Он был доволен новой версией, хотя очень сожалел о тех отрывках, которые пришлось вырезать. Вскоре он получил образец исправленной версии с безграмотными редакторскими дополнениями. Это кошмарный сон любого писателя.

Все что добавил этот имбецил не имело ни малейшего смысла. Разбиение на главы удалено, искажена последовательность времени, повсюду грамматические ошибки. Я даже не берусь описывать насколько была ужата новелла. Я был настолько поражен и разбит этим, что просто не выдержал и разрыдался.

— Ричард Лаймон

Исправив ошибки, он снова вернул все редактору, предупредив, что это могло обойтись ему гораздо дороже. «Крушение поезда» тоже публиковали с ошибками, и это не принесло достаточной прибыли. Он всегда считал, что в этом виноваты многочисленные правки и редактирования. Одной лишь обложки было вполне достаточно для того, чтобы удержать людей от того, чтобы открыть книгу. Единственным светлым пятном были исправленные в более поздних британских выпусках ошибки, и улучшенная обложка.

Данное пояснение дает ответ на вопрос, почему мой отец, в течение почти двадцати лет, имел успех в Великобритании, и при этом оставался незамеченным в США, не считая антологий и мелкой прессы. Потенциальный рост списка продаж был сведен на нет, и на этом история бы и закончилась.

Та версия, которую Вы собираетесь прочесть — является первоначальной версией, переданной в Warner Books, и получившей хвалебные отзывы от Дина Кунца и Гэри Брэндера. (В этом выпуске вы можете ознакомиться с их словами!)

Те из Вас, кто читал версию Warner Books, сразу же заметят отличия двух книг, например, в восьмой главе.

Как же мне удалось восстановить оригинальную книгу? Особенно после того, как мой отец сказал, что вряд ли она когда-либо вернется к своему первоначальному виду?

Даже не знаю. Текст не был собран в одном месте.

Мне удалось найти коробки с рукописями тридцатилетней давности, и на протяжении шести или семи последних лет я перебирала их, пробуя множество различных вариантов. Я не сомневалась, что у меня все получится, хотя поначалу было очень тяжело. Необходимо было ознакомиться с каждым куском, каждым абзацем рукописи. Я объединила их, основываясь на нумерации страниц, и прочих признаках, но не желала читать конечный вариант до тех пор, пока не убедилась бы в том, что работа действительно завершена.

Передо мной оказались две стопки листов. Первая содержала оригинальные главы с Лэндером Диллсом. (Они даже были объединены однажды в маленькой брошюрке.) Вторая — остальным текстом со множеством пропущенных эпизодов. Обе части отлично дополняли друг друга. Номера страниц и главы выстроились в логическую линию. Это было похоже на перетасовку двух стопок из одной колоды карт. Все вернулось на свои места. Я прочитала получившееся, и принялась печатать текст книги для издательства Leisure. Как я и предполагала, они меня поддержали. Никаких несоответствий в истории, хронологии и общей логике.

Оставалась лишь одна небольшая проблема. Мне не удавалось найти 264 и 265 страницы. У меня была вся новела, включая последнюю страницу, двух, предшествующих ей не было.

Может, нумерация содержала ошибку? Все ведь сходилось идеально. А может, эти две страницы задумывались пустыми? Все же, наиболее очевидным казалось, что они содержат заключительную часть рассказа о Лэндере Диллсе. Это оставалось единственным нераскрытым моментом в книге. Я пролистала брошюру с удаленными сценами из «Леса Здесь Темные», но не нашла никакого заключения к данной сюжетной линии.

Утрачены ли эти страницы навсегда? Поэтому ли мой отец говорил, что книгу не вернуть к первоначальному виду?

В очередной раз я села перед коробкой с рукописями, понятия не имея, что делать, если я опять ничего не найду. Однако, о сжигании мостов не хотела допускать даже мысли. Но вот, на самом дне коробки, содержавшей рукописные тексты, я обнаружила напечатанную страницу. Она имела номер 264, и была озаглавлена как «Эпилог». Первая строка начиналась с беззаботной песенки Лэндера. С обратной стороны находилось заключение его истории и номер 265.

Я почувствовала такое облегчение, что сначала рассмеялась, а затем даже расплакалась. Все было закончено. Несправедливость торжествовала на протяжении почти тридцати лет. Книга была написана еще до моего рождения, а издана спустя шесть месяцев послед него. Когда все это произошло, я была еще ребенком, однако в последующем, слышала данную историю при жизни отца не один раз.

Я очень хочу, чтобы проделанная мной работа не оказалась напрасной, и надеюсь, что давние фанаты смогут насладиться прочтением этой оригинальной версии так же (или даже больше!) как и предыдущими выпусками. А еще я надеюсь, что более новые фанаты получат от этой книги достаточно удовольствия, чтобы никогда не искать версию Warner Books на eBay. Ну а если я потерплю неудачу, если произведению не суждено быть восстановленным, то это станет вполне логическим продолжением истории этой многострадальной книги.

Глава первая

Нила О’Хара направила кабриолет MG по узкой петляющей дорожке. Вечернее солнце больше не скрывалось за ее спиной. Тени высоких деревьев падали поперек дороги, словно укрывая ее, и девушка сняла солнцезащитные очки.

Внезапно, Шерри, сидевшая рядом вздрогнула.

Увидев нечто, Нила резко ударила по тормозам.

Ее подруга ухватилась за раму ветрового стекла, от внезапного толчка резко остановившейся машины.

Прямо перед ними, орудуя мощными волосатыми руками, переползало дорогу безногое существо.

— Это еще что за черт? — пробормотала Шерри.

Нила растерянно покачала головой.

Затем существо посмотрело на них.

Руки Нилы сжали руль. Ошеломленная, она пыталась понять, что же за создание она видит перед собой. Лицо незнакомца с трудом напоминало человеческое.

Существо снова зашевелилось. Теперь оно повернуло в сторону машины.

— Убирайся отсюда! — Закричала Шерри. — А ну проваливай!

— Что это такое? — спросила Нила.

— Поехали!

Нила дала задний ход, но только лишь для того, чтобы отъехать от приближающегося существа. Ей было противно смотреть на его раздутое лицо.

— Передави его! — предложила Шерри.

Она помотала головой. — Я не могу, это же человек. По крайней мере я думаю, что человек.

— Какая разница? Ради Бога, переедь его, и давай уже убираться отсюда!

Существо, тем временем, остановилось и село на землю. Балансируя на туловище, оно освободило руки и посматривало на Нилу.

— О, Боже, — пробормотала Шерри.

Существо копошилось в кармане своего мехового жилета. Оно достало оттуда человеческую руку, поцеловало ее, размахнулось и бросило. Рука полетела в Нилу. Девушка пригнула голову, но почувствовала, что рука все же задела волосы, и отлетела в сторону, упав между сидениями.

Безногое существо двинулось прочь с дороги, и вскоре скрылось в лесу.

Нила смотрела вниз на руку, на ее кривые пальцы, накрашенные ногти, светлую полоску кожи от обручального кольца. Распахнув дверцу, она успела выскочить из машины, прежде чем ее вырвало. Придя в себя, Нила вернулась к подруге.

— Надо бы избавиться от этого, — сказала Шерри.

— Я…

С каким-то рычанием Шерри схватила руку кончиками пальцев, и вышвырнула прочь из машины. — Боже! — Она принялась яростно тереть собственную руку о шорты.

Нажав педаль газа, Нила поспешила покинуть это место.

Пока она вела машину, разум ее прокручивал произошедшее снова и снова. Она пыталась понять, закрепить в сознании те события, но они никак не укладывались в голове. Вся сцена больше подходила для ночного кошмара, а не для тихой мирной дороги в Йосемити.

Когда на горизонте показался город, Нила немного успокоилась.

— Может здесь есть департамент полиции, — сказала она.

— Надеюсь, ты не планируешь остановиться тут!

— Но мы должны рассказать кому-то о случившемся.

— Расскажи Отцу Хиггинсу на исповеди. Боже, давай уже убираться отсюда к чертовой матери.

— Мы не можем просто взять и забыть об этом.

— Забыть? Каждый раз, когда я закрываю глаза, я вижу это ужасное, мерзкое… — Шерри резко замотала головой, будто пытаясь отогнать от себя страшную картину. — Боже, я никогда не забуду этого. Но мы не должны раздувать из этого такую проблему, ладно? Давай просто оставим это между нами.

Часть города была уже позади, когда Нила заметила рыбный магазин, ресторан «Обед Терка» и отель «Двигатель Света».

— Почему бы нам не остановиться перекусить? — предложила она.

— Почему бы нам не проехать мимо?

— Ну же, соглашайся. Сейчас уже семь. Нам обеим пора поужинать.

— Ты хочешь сказать, что ты сможешь есть после того, что случилось?

— Я попытаюсь. В конце концов, я не прочь вылезти, наконец, из машины, и немного передохнуть. Попробуй не думать об этом. К тому же, кто знает, когда нам попадется следующий ресторан?

— Это, по-твоему, ресторан?

— Заведеньице как раз для тебя. Грязные ложки, тарелки с застывшим жиром…

Шерри улыбнулась. — Ладно. Только не забывай, что мы никому ни о чем рассказывать не собираемся.

Остановив машину на парковке, Нила заглушила двигатель. Подруги подняли складную крышу и окна, закрыли двери. Целый день Нила пробыла за рулем, и теперь чувствовала ноющую боль в мышцах. Стоя на носочках и вытянув спину, она сладостно потянулась, почувствовав приятную расслабленность в теле. Это движение натянуло ее сорочку, так что ткань плотно облегала грудь. Ей нравилось ощущать это своими сосками. Однако это была всего лишь ткань, а не желанные страстные прикосновения мужских рук или языка.

Может быть, в Йосемити удача улыбнется ей.

И она встретит грубого горного мужчину.

И еще одного для Шерри. Она же не эгоистка.

— Я снова чувствую себя человеком, — сказала она подруге стоявшей по другую сторону машины.

Перейдя дорогу, они направились ко входу в заведение. Шерри открыла дверь, и они вошли внутрь.

Знакомые ароматы пробудили в Ниле желание заказать чизбургер и картофель-фри. — Обедаем за стойкой? — спросила она, глядя на пару пустых табуретов в самом конце.

— Давай лучше за столом, — ответила Шерри, удивив ее.

Обычно Шерри предпочитала есть за стойкой, где можно было поболтать с незнакомыми людьми.

Но не в этот раз.

Заняв место, они сели друг напротив друга. Глаза Шерри на мгновение встретились с глазами Нилы, а затем она опустила взгляд.

— Ну, в чем дело? — поинтересовалась Нила.

— Все в порядке.

— Ну хватит вести себя так. Пожалуйста.

— А как я себя должна вести?

— Будь бесстрашным чемпионом, которого мы все знаем и которым восхищаемся.

Шутка не удалась, оставив лицо Шерри лишенным улыбки.

А Ниле нужна была эта улыбка. Она никогда не чувствовала себя такой напуганной, такой одинокой. Это было ужасно, когда Шерри становилась молчаливой и хмурой.

— Я должна извиниться? — Спросила Нила.

— Это не твоя вина.

— Это была моя идея — отправиться в путешествие.

— Только этот псих не входил в твои планы.

— Да, это так. Но если бы мы остались дома…

— Все в порядке. Забудь.

Вскоре подошла официантка. — Извините за ожидание, — сказала она, ставя на стол стаканы и раздавая меню.

Когда она удалилась, девушки принялись изучать список блюд. Обычно, они обменивались предложениями, заказать ли жаркое или колечки лука, обсуждали меню — до одури — и пили молочные коктейли. Но в этот раз подруги молчали.

— Готовы сделать заказ? — спросила вернувшаяся официантка.

Нила кивнула. — Я возьму один Теркбургер и чай со льдом. — Она подождала пока выглядевшая усталой, официантка с хмурым лицом запишет это в свой блокнот.

Да хоть кто-нибудь улыбнется сегодня?! — Подумала она.

Эта девчонка должна радоваться как ребенок, с таким-то колечком на мизинце.

— Мне сэндвич, — сказала Шерри. — Жаркое и Пепси.

Официантка приняла заказ, кивнула и удалилась.

Шерри скривилась ей вслед.

— Ты видела ее кольцо? — спросила Нила, надеясь, что настроение подруги наконец-то поднялось.

— Как я могла пропустить такое? Оно чуть не ослепило меня своим блеском.

— Думаешь, просто стекляшка?

— Смотрится как настоящее. Я, конечно, не уверена, да к тому же забыла дома свою ювелирную лупу.

Нила рассмеялась, заметив тень улыбки и на лице Шерри. — Похоже оно обручальное, — заметила она.

— Хотя нет, не на том пальце. Да и не на той руке. Может она просто перестала его носить как обручальное.

— Она? Да кто ее замуж-то возьмет — кожа да кости.

— Может это подарок друга, — предположила Шерри. — Хотела бы я, чтобы и у меня был такой друг. Наверное, деньги лопатой гребет. Будь я на ее месте, послала бы это захолустье куда подальше, схватила бы того парня, и махнула бы в большой город.

Когда официантка принесла их ужин, подруги обе глянули на ее руку.

— Ну, что скажешь? — спросила Нила, когда та ушла.

— Думаю, оно настоящее.

Нила вонзила зубы в свой Теркбургер, оказавшийся толстой котлетой на булочке с кунжутом. Она быстро вытерла тыльной стороной ладони проступивший из мяса жир, попавший на подбородок, и схватила салфетку. — Восхитительно — похвалила она блюдо.

— И это тоже, — сказала Шерри. Тонкие стебли лука свисали по краям ее сэндвича.

— Только не лук.

— Хочешь поцеловать меня? — спросила Шерри.

— В другой раз.

— Ты разбила мне сердце.

— Пожалуй, нам лучше спать под открытым небом, представляешь какой из-за тебя запах будет в палатке.

— А если пойдет дождь? — спросила Шерри с набитым ртом.

— Тогда мы промокнем.

— Так не пойдет.

— Лучше уж промокнуть, чем задохнуться в газовой камере.

— Да? — Шерри взяла корку ржаного хлеба, придавила ей кусок лука, и отправила на тарелку Нилы. — Тогда съешь и ты немного, чтобы перестраховаться от удушья.

Рассмеявшись, Нила переложила лук в свой Теркбургер, и продолжила есть.

Вскоре их тарелки оказались пусты. Нила подумала о возвращении в машину, и поняла, что этого ей сейчас хотелось меньше всего.



— Как на счет десерта? — спросила Шерри, будто тоже не спешила покидать это место.

— Неплохая идея.

Сегодня никто и не думал считать калории. Нила вообще обычно мало беспокоилась об этом; ей не составляло труда поддерживать в форме свою фигуру. Тем не менее, желейные десерты заставили ее почувствовать себя виноватой перед собственным телом. Однако игра явно стоит свеч, если ей удастся отложить свое возвращение за руль.

Подруги обе заказали мороженое с фруктами. Ели медленно, наслаждаясь вкусом лакомства посыпанного сверху дроблеными орехами и политого густым теплым сиропом.

— Плакали мои бедра, — пожаловалась Шерри. Она была на несколько дюймов выше Нилы, широкоплечая, с большой грудью и широкими бедрами. Не полная, но дополнительная пара дюймов на бедрах явно была бы лишней. Однако Нила держала свое мнение при себе.

— Мы все сбросим за эту неделю, — сказала она.

— Да уж, хорошая идея как провести отпуск — заставить вкалывать свою задницу.

— Брось, тебе понравится.

— Надеюсь. Но мне бы понравилось гораздо больше, если бы Роберт Редфорд набрел на наш лагерь и я бы очаровала его своим остроумием и красотой, так что он утащил бы меня с собой. Но мое счастье, что влюбился бы он в тебя.

— Я бы поделилась с тобой.

Когда с мороженым было покончено, они заказали кофе.

Вскоре Нила подумала о том, что им пора двигаться дальше. Машина, узкая темная дорога, деревья.

Можно было бы остаться на ночь здесь.

Она посмотрела, как официантка прикрывает входную дверь, а заглянув в окно, заметила, что на город уже спустились сумерки. Автостоянка казалась серым пятном, а через дорогу светился синим рекламный щит гостиницы «Двигатель Света», сообщавший о том, что внутри есть свободные номера.

Ее глаза встретились с глазами Шерри.

— Ни за что, — помотала та головой.

— Знаю. Не хотелось бы останавливаться где попало. Нет никакого желания ехать, но и оставаться здесь я тоже не хочу.

— Думаю, мы почувствуем себя гораздо лучше, когда это место останется за несколько миль позади нас.

Нила согласно кивнула.

— Но прежде чем мы двинемся дальше, мне надо в женскую комнату.

После того, как подруга отошла, Нила заказала еще одну чашечку кофе.

Когда Шерри вернулась, наступила ее очередь. Туалет оказался чистым и хорошо убранным. Должно быть, за чистоту здесь отвечает целая команда уборщиц — подумала Нила, уже возвращаясь к столу. Шерри в это время оставляла чаевые. Нила же оплатила счет за ужин, купив вдобавок пару завернутых в фольгу мятных конфет.

— Приходите еще, — сказала официантка, высыпав сдачу в ее руку.

Шерри дернула ручку входной двери, но та не сработала. Девушка попробовала снова, но ручка не двигалась. — Мисс? — позвала она официантку.

Взгляды всех присутствующих устремились к ним.

— Мисс, дверь заклинило.

Посетители продолжали наблюдать за происходившим. Кто-то улыбнулся, но большинство выглядели угрюмо.

— Ее не заклинило, милая. Она заперта.

Нила почувствовала, как зарождающийся страх зашевелился где-то внизу живота.

— Так может, откроетеее? — спросила Шерри.

— Боюсь, я не могу этого сделать.

— Да? Это еще почему?

— Потому что вам придется остаться. — С широкой улыбкой на лице, официантка обернулась на посетителей, и Нила внезапно осознала, кто именно принимал их заказ и подносил еду.

Действуя бесшумно, четыре посетителя поднялись со своих стульев.

Глава вторая

Когда из-за поворота показалась встречная машина, Лэндер Диллс переключил фары автомобиля на ближний свет. Разминувшись с ней, он снова щелкнул дальний, улучшив видимость дороги и леса.

— Лес этот очень древний, — объявил он. — По его пределам разносится таинственный шепот болиголовов и сосен…

— Ну вот, началось, опять папа за свою евангельскуючушь взялся, — сказала Корделия на заднем сидении, обращаясь к Бену. — Порой на него вдохновение находит, прям как на поэта какого.

— А мне нравится, — ответил Бен.

Славный малый, этот Бен. Ямб от дактиля не отличит, и даже не заморачивается по этому поводу, хотя кажется достаточно умным и вежливым. Лэндер, учитель старшей школы, за свою карьеру видал и похуже.

Так что в парнях его дочь, слава богам, кое-что, да понимает.

— Лонгфелло [1]знал о чем говорит, — продолжал Лэндер. — Лес этот очень древний. Безмолвный и дремучий, сразу чувствуется. На протяжении тысяч лет здесь ничего не менялось. «Там, в туманной долине Обера, в заколдованных чащах Уира.»

— Сплошная скукота. Теперь вот стихи Эдгара По. Я сейчас усну, — по-прежнему жаловалась Корделия.

— Я бы не отказалась сейчас от постели в каком-нибудь мотеле, — вмешалась Рут.

— Мам.

— Это не то, о чем ты подумала, Корди, и ты это прекрасно знаешь! — Корделия и Бен рассмеялись. — Постели в мотеле —, надо же. С ужасом Лэндер на мгновение представил собственную дочь, обнаженную и стонущую в объятиях Бена. Она с ним уже давно вместе, но от подобных мыслей Лэндеру становилось не по себе. Казалось, будто он навсегда теряет что-то очень ценное. Однако его дочери уже исполнилось восемнадцать, и этого было вполне достаточно для того, чтобы принимать подобного рода решения. Он не имеет права запрещать ей, не должен даже пытаться. Но мириться с этим было мучительно больно.

— Мы скоро должны подъехать к Барлоу, — сказала Рут, рассматривавшая при свете фонаря лежавшую на ее коленях дорожную карту. — Как на счет того, чтобы остановиться там?

— Разве вы не хотите попасть на озеро Ухо Мула? — спросил Лэндер.

— Милый, до него ехать еще несколько часов, а сейчас уже почти полночь, к тому же мы обещали мистеру Элсворту явиться к девяти. Может быть, он уже спит, но мы и так весь день в дороге.

— Если бы мы были в дороге весьдень, то сейчас бы уже приехали.

— Ну началось, — вмешалась Корделия. — Вместо того, чтобы отдыхать как все, наслаждаться отпуском, папа решил покорять дорогу до самого утра.

— Ну хорошо, я не против того, чтобы остановиться в Барлоу, — сказал он. — Кто-то должен присматривать за вами. — И Лэндер сквозь темноту посмотрел на Рут. — Надеюсь, вы понимаете, что этот отель вовсе не Хаятт. [2]

— По крайней мере, у них есть чистые простыни…

— Как на счет вас, ребята, останетесь здесь, или пойдете в номер?

— Давай останемся, — предложила Корделия. — Будет забавно.

— Меня устроит любой вариант, мистер Диллс.

— Что ж, ладно, — пожал плечами Лэндер.

Он не собирался спорить и настаивать на чем-либо. Ничего путного бы из этого не вышло. Конечно, ему нравилась роль лидера, и до определенного момента никто не осмеливался оспаривать его решения, однако, что касается идеи продолжить путь, то поддержки она не нашла.

Лэндер с удовольствием сменил роль главы этой поездки на роль водителя.

Если они так хотят, пусть принимают решения сами, а он расслабится, избавившись от груза ответственности, и посмотрит, что из этого выйдет. Вряд ли это будет что-то толковое.

Наконец, машина достигла Барлоу. Лэндер проехал мимо универмага, закрытой автозаправочной станции, и магазина оборудования и спортивных товаров. Впереди, по правой стороне находился ресторан «Обед Терка», а через дорогу — отель «Двигатель Света». Его светившаяся синим цветом вывеска сообщала путникам о том, что в гостинице есть свободные номера.

— Это здесь вы собираетесь остановиться? — спросил он, сбрасывая скорость. «Двигатель Света» не был мотелем в классическом понимании этого слова, и состоял из группы коттеджей позади обшарпанного офиса.

— Не знаю, — с сомнением в голосе ответила Рут.

Лэндер усмехнулся.

— А ты как думаешь? — спросила она.

— Тебе решать. Ну что, дашь ему шанс?

— Ребят, а вы что скажете? — сомневалась Рут.

— Даже не знаю, — пожала плечами Корделия. — По-моему жутковато он выглядит.

Лэндер остановил машину посреди дороги. Поглядывая в зеркало заднего вида, он ждал, что решат его спутники.

— Ну что? — спросила его Рут.

— Как хотите.

— Очень содержательно, — нахмурилась она.

— Если хочешь остаться, просто скажи.

— Ладно, — вздохнула Рут. — Давай попробуем.

Включив поворотники, Лэндер развернулся и остановил машину возле ярко освещенного офиса. — Можете подождать здесь.

— Подожди, — остановила его Рут. — Что ты собираешься делать?

— Регистрироваться.

— Ты знаешь что я имела в виду.

— Вряд ли мы все поместимся в одну из этих лачуг, так ведь?

Она кивнула.

— Поэтому я оформлю две. Мальчики налево, девочки направо.

—  Папа!

— Нет, — настоял он на своем. — Если потребуется, я готов провести ночь здесь, но способствовать твоим секс-авантюрам я не намерен.

— Лэндер!

— Боже, папа!

— Вовсе не обязательно было говорить это, — вступилась Рут.

Он ожидал откровенный обмен мнениями только после отбоя, а сейчас был не прочь его избежать. — Извини, — сказал он уже мягче, — Но пока мы вместе, они будут спать раздельно, и не важно — здесь или номере отеля.

— Отлично, — пробормотала Корделия. — Просто отлично.

— Либо будет так, как я сказал, либо я разворачиваю машину, и мы едем обратно.

— С меня хватит, — не выдержала Корделия.

— Нет, это с меня хватит, — взвилась в ответ Рут. — Мы приехали сюда, чтобы хорошо отдохнуть, и ничто не помешает нам это сделать. Я согласна с твоим отцом. Дома мы никогда не позволяли Бену остаться у тебя на ночь, и я не вижу никаких причин, чтобы делать это теперь, только лишь потому, что мы в отпуске. Если вы поженитесь, тогда другое дело, но…

— Значит брак — лицензия на секс.

— Если ты так думаешь, — покачал головой Лэндер, — не скоро же ты повзрослеешь.

— Я согласен с твоими родителями, — вмешался Бен.

— Спасибо, дорогой однокурсник.

— Я не про взросление, ты поняла о чем я.

Корделия вздохнула. — О чем, о жаркой ночке с Корди?

— Пойду оформлю комнаты, — сказал Лэндер. Он был рад, наконец, покинуть машину и оставить этот дурацкий спор.

Колокольчики над дверью офиса наполнили помещение приятным звоном, когда он вошел внутрь. Лэндер постоял некоторое время перед пустым прилавком, но вот открылась дверь, ведущая во внутренние помещения. Навстречу ему, из плохо освещенной комнаты вышел человек. Дверь скрипнула, совершив обратное движение, после которого должна была закрыться, но внезапно остановилась, оставив небольшой промежуток дюйма в три. В образовавшейся щели показалась часть лица, уставившегося на Лэндера одним глазом.

— Вам комнату? — спросил приятный на вид сотрудник отеля. Полненький, лысенький, с добродушной улыбкой, он был похож на юмориста комедийного шоу.

— Э, да, — ответил Лэндер. — Две комнаты. — Глаз, тем временем продолжал наблюдать за ним через щель.

— Нас четверо. У Вас есть раздельные комнаты под общей крышей?

— К сожалению нет. Мы могли бы поместить вас всех в одном общем номере, если пожелаете. Есть один — на три спальных места. Четвертую кровать поставим дополнительно, об этом не беспокойтесь.

— Нет, спасибо. А есть у Вас две отдельные свободные комнаты?

— Да, конечно. — Улыбнулся сотрудник отеля. — Вам нужно будет заполнить регистрационную карту

Пока Лэндер вносил в бланк всю необходимую информацию, рука его немного дрожала. Это лицо в дверном проеме… Дважды он поднимал взгляд, но глаз по прежнему продолжал наблюдать за ним. Лицо выглядело старым, и трудно было сказать, принадлежало оно мужчине или женщине. Глаз моргал, в уголках его собиралась влага.

Наконец форма была заполнена, и он протянул ее обратно вместе со своей кредиткой.

Сотрудник отеля провел ей по специальному отверстию на кассовом аппарате. — Это будет стоить сорок два доллара пятьдесят центов за ночь. До полудня. Подпишете здесь?

Лэндер оставил подпись на счете.

Взгляд его снова скользнул на дверь. Та оказалась закрыта.

— Все готово, мистер Диллс. — Работник отеля нагнулся, и через мгновение выложил перед ним два ключа. — Бунгало номер три и двенадцать.

— Они не далеко друг от друга?

— Ну, первое находится прямо за офисом. Второе чуть дальше, через дорогу.

— Может у Вас есть что-нибудь поближе?

— Это все что я могу для Вас сделать, мистер Диллс. Этой ночью у нас полно народу.

— Что ж, ладно. Сойдет и так. Спасибо.

— Всего хорошего.

Лэндер кивнул в ответ, открыл входную дверь, и вышел наружу, направившись к машине.

— Все хорошо? — спросила Рут, когда он запрыгнул на сидение.

— Да, все в порядке, номера три и двенадцать. — Его рука застыла на ключе зажигания.

— Что-то не так?

— Надеюсь, ничего. Наверное, это была его мать.

— Что?

— Какая-то старая кляча наблюдала за мной все время, пока я был там. Мне даже не по себе стало. Уставилась на меня через щель в дверном проеме и смотрит.

— Папа! — Корделия выглядела напуганной.

— Уверена, она совершенно безвредна, — сказала Рут.

— Да, — ответил Лэндер. Он завел машину, и медленно поехал к неосвещенному внутреннему двору. Наличие других припаркованных там автомобилей несколько успокаивало его тем, что им не придется оставаться в этом жутком отеле одним.

Глава третья

Пока двое мужчин держали Нилу, официантка вытащила у нее кошелек и бросила его на прилавок. Девочка, стоявшая рядом, тут же схватила его, и принялась осматривать содержимое.

— Классная у нее обувка, — улыбнулся веснушчатый мальчик позади нее. — Дай-ка посмотреть поближе.

— Тебе такая вряд ли подойдет, — ответила девочка.

— Может быть. Но и ей она больше ни к чему.

Официантка поставила Нилу на колени, и сняла с нее один кроссовок. Нила даже не пыталась остановить ее, ибо последняя такая попытка закончилась тем, что один из державших ее мужчин, до боли вывернул ей руку. Шерри в свою очередь получила несколько ударов в живот за проявленную грубость. Тогда Нила решила, что лучше просто отдать им все, что они потребуют, не оказывая сопротивления.

Официантка бросила кроссовки мальчику, тот ловко поймал их, и уселся прилавок, намереваясь примерить.

Затем настал черед наручных часов Нилы и ее школьного кольца из Лойола Меримаунт. [3]Официантка бросила их в широкий карман своего передника, где они зазвенели вместе с мелочью, оставленной ей посетителями на чай. Крепкие, сильные руки стащили с Нилы сорочку через голову, сорвав при этом верхнюю пуговицу. Та быстро покатилась по полу, затерявшись среди множества ног. Обычно Нила носила на шее золотую цепочку, но, к счастью, в этот раз она оставила ее дома.

Женщина убрала волосы с ушей Нилы, и, не обнаружив сережек, пробормотала какую-то грубость, с досады отвесив пленнице пощечину.

Затем она повторила тоже само с Шерри, забрав у нее кошелек, сандалии и два кольца. У Шерри не было часов, однако на ее груди, на золотой цепочке висело распятие. Официантка осторожно расстегнула застежку, и пополнила карман своего передника еще одной ценной вещью. Вскоре она добралась и до золотых сережек в ушах своей жертвы. Шерри всхлипнула, дернувшись в руках державших ее мужчин, когда серьги проследовали той же дорогой, что и цепочка.

— Они сгодятся? — спросил один из тех, что держал Шерри, явно подразумевая не сережки.

— Надеюсь, что да, — ответила официантка.

Нила услышала какой-то металлический стук. Ее левая рука дернулась вниз, и на запястье с быстрым щелкающим звуком замкнулся наручник. Вторая манжета обхватила запястье Шерри.

— Хорошо, леди, а теперь вперед.

Шерри почувствовала, как кто-то толкнул ее. Она подалась вперед, натянув цепь наручников. Острые края манжеты больно вдавились в запястье Нилы. Чтобы этого не повторилось снова, она старалась держаться ближе к Шерри.

— Я пойду с вами, — сказал веснушчатый парень.

— Извращенец, — бросила девочка ему вслед.

Одев кроссовки Нилы, он спрыгнул со стойки, и помчался к задней двери, чтобы держать ее открытой, пока мужчины будут вталкивать туда Шерри и Нилу.

— Куда вы нас тащите? — спросила Шерри. Ниле показалось, что голос подруги звучит достаточно спокойно.

Ответа не последовало. С самого начал эти люди говорили очень мало. Все четверо оставались тихими и мрачными, будто выполняли возложенную на них неприятную обязанность.

Парень бежал впереди. Обогнув старый пикап, он попытался открыть его задний борт, но все еще продолжал возиться с этим заданием без видимого успеха, пока ему, наконец, не помог один из подошедших мужчин. Под их общим усилием, дверца с шумом подалась, нарушив тишину безмолвной ночи.

Парень решил забраться в кузов, двое мужчин заняли места в кабине. Остальные подтолкнули Нилу и Шерри к задней дверце пикапа.

— Вы же понимаете, что это похищение, — предупредила их Шерри.



— Это не твои проблемы, подруга.

Мужчины втащили пленниц в кузов машины, уложив на металлическое дно. Один из них, помогавший на земле, с силой захлопнул задний борт, и забрался к остальным, усевшись в ногах Нилы.

Пикап тронулся с места, покачиваясь на изрытой колеями проселочной дороге. Из-за тряски Нила несколько раз ударилась головой об пол, и потому попробовала ее немного приподнять.

— Лежать, — скомандовал один из мужчин.

Наконец, после поворота и очередного, заключительного, на этот раз, удара, движение машины стало относительно ровным.

Мы находимся на главной дороге, догадалась Нила. Движемся на запад. В обратном направлении по той дороге, что приехали сюда.

— Куда вы нас везете? — спросила Шерри.

— Тут недалеко, — спокойным тоном ответил сидевший рядом с ней мужчина.

— Вы собираетесь убить нас?

Последний вопрос вызвал у Нилы какое-то неприятное чувство в области живота. Почему Шерри просто не заткнется!

— Не мы, — ответил мужчина.

— Можно я посмотрю на них? — вмешался вдруг парень.

— Не стоит.

— Ради Бога, Шоу, — сказал человек сидевший ближе других к Ниле.

— Пусть парень посмотрит, — говорил он, сидя у ее ног. — Что может случиться?

— Это неправильно.

— А что, черт возьми, правильно?

— Ему только двенадцать исполнилось, — ответил Шоу — вероятно отец парня. — Он должен получить образование в школе.

— Каждый раз нам попадается какая-нибудь молодуха. В самый раз для Тимми

— Роббинс, ты с ума сошел?

— А что в этом такого, а? Мы не должны превратиться в кучу необразованных дикарей. Следующая вещь, которую мы узнаем, будет чье-нибудь изнасилование и…

— Это запрещено, и ты это прекрасно знаешь, — перебил его Шоу.

— Черт возьми, иногда нужно позволять делать парню что он хочет. Разреши ему, и следующая вещь, которую ты увидишь, будет то, как он дерет их.

— Нет, я не хочу этого — скривился Тимми.

— Видишь, он лучше тебя все знает.

— Ты когда-нибудь говорил ему, что они сделали с Уайсом?

Лишь тишина была ответом.

— Не хочу пугать тебя, парень, но был у нас тут раньше один тип по имени Уайс. С нами работал, вместе

— Заткнись, Роббинс.

— Уайс тоже все знал. Он хорошо знал правила

— Роббинс! — оборвал его Шоу.

— Пускай говорит, — сказал мужчина в ногах Нилы. — Парню лучше знать для его же пользы.

— Попалась нам одна симпатичная девчонка года четыре назад. И Уайс не сдержался. Мы должны были остановить его. Не знаю, почему мы этого не сделали, наверное, и сами завелись, и были не прочь посмотреть. Просто посмотреть. Он был с ней прямо здесь, в пикапе.

— Он изнасиловалее? — спросил Тимми, и Нила услышала, как голос его дрогнул.

— Несколько дней спустя Уайс исчез. Уайс и вся его семья: жена и три ребенка. Все они пропали прямо посреди ночи, когда находились дома.

— Может они сбежали, — предположил Тимми.

— Нет. Краллы забрали их

— Откуда тызнаешь?

— Мы нашли доказательства, — объяснил Шоу.

— Так что вспомни сначала Уайса, если вдруг возникнет желание изучить тела наших леди.

— Ладно, но я же не собираюсь делать с ними ничего такого, просто посмотреть.

— Боже, парень, где твои мозги.

— Растряс все, — нахмурился Шоу.

— Пап, ну можно?

— Пусть посмотрит, — снова вмешался тот, кто сидел в ногах у Нилы.

— Ну хоть немного — умолял Тимми.

— Хочешь закончить как Уайс? — спросил Роббинс.

— Да не собираюсь я ничего такого с ними делать, просто хочу посмотреть…

— Вот же дерьмо, — покачал головой Роббинс.

— Мы почти на месте, — сказал Шоу. — Так что давай скорее.

Тимми перебрался поближе к Шерри, встав для удобства на колени.

— Не трогай меня, парень, — прорычала она. — Клянусь, я убью тебя.

Тимми посмотрел на отца.

— Просто заткнись, подруга, и лежи молча.

— Да! — поддержал Тимми. — Теперь вы просто два куска мяса. Ничего не случится, если я вас немного потрогаю

Внезапно он сделал движение в сторону Нилы, его живот коснулся ее лица, а руки потянули с талии сорочку. Она почувствовала, как он погладил ее живот, затем руки скользнули ниже к вельветовым шортам, одна из них проникла под трусики, и продолжила свое смелое движение, затем девушка почувствовала давление проникающих в нее пальцев, и своей свободной рукой изо всех сил ударила Тимми по спине. Он дернулся вперед, и тело его охватил приступ кашля. Мальчик убрал свою руку, чтобы не упасть, продолжая, однако, давить животом на лицо Нилы.

— Твою мать, Роббинс! — выругался Шоу. — Ты что ей позволяешь?!

— Она меня застала врасплох.

Тимми снова поднялся на колени, продолжая содрогаться от кашля.

— Проклятая тварь, — бормотал Шоу.

Мальчик заплакал. — Ты!.. — хотел он что-то сказать, но внезапный всхлип оборвал фразу, и он ударил Нилу по лицу своим маленьким кулачком. Она выбросила руку, чтобы отразить следующий удар, но Роббинс уже оттолкнул Тимми. Мальчик упал на спину.

— Довольно, — сказал Роббинс.

— Пап!

— Никто не смеет трогать моего сына, приятель.

— Да? Я смею. Парень повел себя неправильно, и я не мог допустить, чтобы он все испортил. Только не тогда, когда я участвую в поездке.

Кашлянув, снова заговорил человек, сидевший в ногах Нилы. — Что с тобой, Роббинс? Парень просто хотел развлечься. С каких пор ты стал таким нежным? Еще на прошлой неделе ты помогал ему. Помнишь, как ты наступил той девчонке на руку?

— Не уверен, что я поступил тогда правильно.

— Какого хрена, что ты в религию подался, или еще во что-то?

— Еще во что-то.

Пикап снова качнулся, возвращаясь на грунтовую дорогу. Высоко над головами путников сомкнулись ветви деревьев, заслоняя свет луны.

Глава четвертая

— Кому-нибудь нужен ночной колпак? — спросил Лэндер, когда они несли чемоданы в коттедж номер двенадцать.

— Может, лучше Пепси предложишь? — спросила Корделия.

— Как скажешь. Пепси, Севен Ап, или еще что-нибудь. Я бы опрокинул по стакану с Беном, чтобы взбодриться перед дорогой к нашему номеру.

— Папа пытается задобрить нас, — сказала она Бену.

Лэндер открыл дорожную сумку. — Мне водочку, — улыбнулся он в ответ на замечание дочери. Откровенно говоря, она не ошиблась. Корделия может быть самоуверенной или сексуально озабоченной, но она далеко не глупая. — Манхеттен? — обратился он к Рут.

— Сгодится.

— А тебе что, Бен?

Корделия ухмыльнулась парню. — Даже не надейся, — покачала она головой.

Лэндер рад был видеть, как Бен краснеет.

— Пожалуй, Пепси.

— Только льда у нас нет, — предупредила Рут.

Корделия улыбнулась. — Я видела в офисе машинку для его приготовления.

— Я сбегаю туда, — вызвался Бен.

— Хорошо.

— Я пойду с тобой, — сказала Корделия. В дверях она столкнулась с Лэндером. — Не волнуйся, пап, никаких секс-авантюр.

Когда они ушли, Лэндер налил в стакан немного ржаной водки и откупорил бутылку вермута.

— Ты только что открыл «Ящик Пандоры». Целую кучу проблем, — упрекнула его Рут.

— Это просто вермут.

Она проигнорировала его попытку пошутить.

—  Ящик, — пояснил Лэндер, — уже давно был открыт. Я только попытался накрыть его крышкой. Если они хотят чего-то такого, пусть держат это в тайне. Так даже интереснее. Не даром говорят: «Украденные сладости всегда слаще».

— Не знаю, — пожала плечами Рут. — Может нам стоит разрешитьим остаться в одном номере. Им ведь уже есть восемнадцать. Через пару месяцев они отправятся в Санта Барбару, и там мы уж точно не сможем их контролировать.

— Это еще одна причина в пользу того, чтобы высказаться сейчас, пока есть такая возможность.


— Сюда, — шепнула Корди, потянув за собой Бена в темноту между двумя коттеджами.

— Нам лучше поторопиться за льдом.

— К чему такая спешка?

— Они ждут нас.

— Подождут. Давай же. Это наш единственный шанс остаться вдвоем этой ночью.

— Надолго ли, — покачал головой Бен. — Мы же не хотим, чтобы твой отец разозлился.

— Говори за себя.

— Думаешь, он позволит нам остаться в одном бунгало?

— Боже, нет! Папа? Да ни за что. Хотя стоило попробовать уговорить его. — Наконец они остановились. Стоя во мраке теней, Корделия обняла Бена, и нежно коснулась его губами. Казалось, он колебался, застыв в нерешительности. Тогда она поцеловала его еще раз, страстно и жарко, касаясь языком его языка.

Бен прижал ее к себе сильнее, и она почувствовала, как восстала его плоть. Если бы только она была в юбке, а не этих обтягивающих джинсах! Корделия терлась об него, издавая тихие полные вожделения стоны. Затем ее рука скользнула под плотную ткань одежды, и принялась совершать все более настойчивые движения. Рука Бена тем временем проникла под ее блузу. Пальцы массировали грудь через тонкие кружева лифчика.

Но вот, дрожь пробежала по его телу так внезапно, что он прикусил ей язык. Его рука судорожно сжала грудь девушки, причинив ей боль. Ладонь Корделии быстро наполнилась теплой жидкостью, после чего Бен рухнул на колени.

За его спиной, замахнувшись молотком для еще одного удара, с ухмылкой на лице стояла беззубая старуха.


— Что-то долго их нет, — жаловался Лэндер, всплеснув водкой в своем стакане, и сделав глоток.

— За целый день они ни разу не оставались вдвоем.

— Думаешь, они себя сдерживают?

— Думаю, они любят друг друга, милый.

— Знаю, знаю.

Рут села на кровать позади него. — Знаешь, ты точно не чемпион мира по сдержанности и терпимости. А помнишь ту ночь на веранде?

Он мягко улыбнулся. — Я тогда все боялся, что твой отец нас застукает.

— А как ты принес банку масла на следующую ночь?

— Удивлюсь, если кто-то заметил, что диван перестал скрипеть.

— Я точно заметила.

— Той ночью я смазал вас обоих.

— Боже, Лэндер! — Рут отвела взгляд и шутливо толкнула мужа.

— После этого ты тоже перестала пищать.

— Прекрати!

Они поцеловались. Ее губы были такими теплыми и знакомыми. Лэндер ощутил нежное прикосновение ее руки к своему бедру. — Эй, — шепнул он, — лучше не начинать.

— Лучше не начинать, — отозвалась она эхом. — Мы должны быть сдержаннее.

— К сожалению, — добавил он.

Она снова толкнула его, игриво рассмеявшись. — В таком случае, как на счет того, чтобы сходить за льдом? Это немного охладит тебя.

— Да, схожу, может встречу наших голубков. — Он взял ключ от комнаты и закрыл за собой дверь, дернув снаружи ручку, чтобы убедиться, что она действительно заперта. Спустившись по деревянным ступеням, Лэндер взглянул на три небольших двухкомнатных домика через дорогу. Никаких следов Корделии и Бена. Тогда он посмотрел в сторону автомобиля — тоже никого.

С середины грязной дороги ему открылся неплохой обзор на все шесть коттеджей, офис и главное шоссе. Он обернулся. Дорога заканчивалась здесь, неподалеку, а дальше начинался лес.

Первобытный, древний лес. По его пределам разносится таинственный шепот болиголовов и сосен…

Может они отправились покувыркаться в заросли болиголова.

Шутка не успокоила нарастающее беспокойство.

Тут уж не до шуток, когда твоя собственная дочь кувыркается с кем-то.

Уложи на лопатки меня в зеленой травке… [4]

Воображение рисовало Корделию, лежащую на спине под Беном. От одной такой мысли Лэндеру становилось не по себе.

Уложи меня на клевер пушистый,

жар тела твоего я чувствую близко.

Я просто одержим, — разозлился он на себя.

Ревность?

Бред.

Ну, где жеони?

Что, если они направились в один из этих коттеджей? Проходя мимо каждого из них, он оборачивался, иногда даже шел в задумчивости задним ходом. Шесть двухкомнатных номеров. Двенадцать комнат. Свет горит только в половине из них. Перед некоторыми припаркованы автомобили. Настоящие драндулеты. На одном старинном Бьюике даже запаска сзади висела. Лэндер обратил внимание, что одно из его окон было опущено.

Он покачал головой. Нет. Они бы не стали забираться в чужую машину.

Останавливаясь, он с подозрением осматривал каждый автомобиль. Их было четыре, не считая его собственного. Может, ребята все же решили порезвиться на заднем сидении одного из них.

Порезвиться?

Стыд жег Лэндеру лицо. Он изменил направление и двинулся через грязь к Бьюику. Подойдя достаточно близко, чтобы убедиться, что задние сидения пусты, он повернул к следующей машине.

Мейверик. Сзади с правой стороны на нем были сильные повреждения, как будто огромный монстр откусил от него кусок.

Подойдя ближе, Лэндер заглянул на заднее сидение. Неожиданно внутри подскочила какая-то темная фигура, и быстро выпрыгнула через дальнее окно. Кот. Лэндер снисходительно посмеялся над собственным испугом, потер грудь, где все еще бешено колотилось сердце, и снова заглянул внутрь машины. На зеркале заднего вида висели детские башмачки. Затем его взор опустился ниже, к рулю. Что-то странное привлекло его внимание. Быстро осмотревшись вокруг, он убедился, что никто его не видит, тихонько открыл дверь с пассажирской стороны, и склонился над сидением.

На рулевой колонке вместо отверстия для ключа зажигания, была лишь круглая дыра.

Странно.

Он выбрался наружу, аккуратно закрыл дверь, и зашел спереди. Пальцы скользнули по капоту в поисках замка. Найдя запор, он поднял крышку вверх, неприятно скрипнув несмазанными петлями.

Аккумулятора не было.

Не было так же радиатора, карбюратора, вентиляторного ремня, воздухоочистителя. Двигатель разобрали на запчасти.

— Господи Иисусе, — пробормотал Лэндер, опуская капот.

Обойдя автомобиль по дороге, он поспешил к обветшалому Понтиаку Гран При, и снова заглянул под капот. Пристально вглядываясь во тьму, он обнаружил, что двигателя нет и здесь. Машина была пустой раковиной.

Что это за мотель такой, где для заманухи оставляют муляжи машин напротив комнат?

С внезапным приступом холодного ужаса, Лэндер представил, что все номера пусты, а корпуса автомобилей и свет в окнах лишь пустые декорации…

Что эта трагедия жизнью зовется,

Что Червь-Победитель той драмы герой.

Пришли на ум слова стихотворения Эдгара По.

Драма. И постановщик ее — тот улыбающийся человек за дверью в офисе.

— Корделия! — закричал Лэндер. — Корделия! Бен! — Он ждал, надеясь услышать ответ, но до его слуха доносились лишь шум ветра в деревьях, пение сверчков, далекое кваканье лягушек и уханье ночных птиц, будто бы ничего не произошло. Откуда-то из телевизора звучали шум и смех.

Калитка небольшого дворика распахнулась, и Рут вышла наружу. — Лэндер? Что случилось?

Тяжело дыша, он бежал к ней.

— Ради Бога…

Не дав окончить фразу, он втолкнул ее в дом и запер дверь.

— Что происходит, объясни мне. Что случилось? — Ее глаза испуганно смотрели на него в ожидании ответа. — Что-то с детьми?

— Я не видел их. Не знаю, где они, но что-то здесь не так. Все эти машины — фальшивки, обман.

— Я не… — она непонимающе качала головой.

— Я не понимаю, что происходит, но… Помнишь Нормана Бейтса?

— Кого?

— Энтони Перкинс. Психо? Отель… [5]

— Лэндер, остановись!

— Боюсь, что это не просто мотель. Это что-то вроде ловушки.

— Нет!

Лэндер прислонился к двери и потер рукой лицо. Он всегда был пацифистом, и терпеть не мог огнестрельное оружие, но теперь молил Бога, чтобы тот послал ему хотя бы пистолет.

— Что будем делать?

— Не знаю, — ответил он.

— Корделия сейчас где-то там!

— Послушай, может я ошибся. Может все… намного проще, и дети в лесу. Я не знаю.

Рут ответила тихим дрожащим голосом, — Нельзя же просто оставаться здесь, нам нужно разобраться во всем.

— Как?

— Мы прямо сейчас сами пойдем в офис…

— О да, отличная идея.

— А что ты предлагаешь?

Он посмотрел на телефон, но тут же отбросил эту идею. Все звонки проходят через распределительный щит мотеля. — Мы можем сходить в участок, — пробормотал он. — Здесь должна быть полиция, шериф…

Рут двинулась ко входной двери, но Лэндер остановил ее, взяв за запястье.

— Я собираюсь найти мою дочь, — решительно сказала она. — А теперь отпусти меня.

— Подожди! Нужно все обдумать.

— Бог знает, что может произойти с Корди, пока ты будешь думать. — Она выдернула руку, открыла замок и распахнула дверь, но Лэндер с силой захлопнул ее обратно. — Проклятье, Рут!

— Выпусти меня!

Неожиданно раздался телефонный звонок, заставив своим резким шумом замереть их обоих. Какое-то время они смотрели на черный аппарат, пока он не зазвонил снова.

Лэндер бросился к нему, и быстро снял трубку. — Алло?

— Мистер Диллс, это Рой из офиса.

— Да?

— Ваша дочь здесь, со мной. Она хочет поговорить с Вами.

Лэндер ничего не ответил, лишь бросил тревожный взгляд на Рут.

— Что такое? — произнесла она невнятно, глотая слова.

Лэндер пожал плечами.

— Папа? — в голосе его дочери явно чувствовалась паника.

— Милая, что-то не так?

— О, папа! Они… Бен! Кажется, он умер!

— Где ты находишься?

— Нет. Не приходи. Они убьют тебя.

— Ты в офисе?

— Они не должны схватить тебя!

Он двинулся к Рут. — Мама хочет поговорить с тобой.

— Привет, Корди?

— Продолжай разговаривать с ней, — шепнул Лэндер.

Рут кивнула.

Он бросился к двери, рывком открыл ее, и выбежал на улицу. Ноги зацепились за какую-то преграду, и он полетел на землю. Во время падения, взгляд его устремился в сторону смеющейся старухи, которая сидела со скрещенными ногами на капоте его автомобиля, и поигрывала молотком. Лэндер упал в грязь возле колеса, и старуха дико взвизгнув кинулась на него.

Глава пятая

Покачиваясь, пикап ехал по узкой грунтовой дороге. После случая с Тимми, все сохраняли холодное молчание.

Нила предпочла бы, чтобы они говорили. Еще лучше, если их конфликт дойдет до драки. Ссора мужчин из-за дерзких поползновений ребенка на какое-то время отвлекла ее от мыслей о собственном тяжелом положении. Но теперь страх вернулся. Черный и парализующий, он постоянно вызывал в ее мозгу чудовищные сцены изнасилования и резни.

По щекам побежали слезы. Она не хотела плакать, не хотела, чтобы эти люди видели ее слабость, не желала, чтобы Шерри чувствовала себя еще хуже из-за ее рыданий, но ничего не могла с собой поделать. Она чувствовала себя одинокой и беспомощной, как однажды, когда она заблудилась в лесу.

Ей было тогда всего лишь шесть лет, но она очень хорошо помнила тот случай. Семья Нилы остановилась для кемпинга неподалеку от Паучьего Озера в Висконсине. Папа рассказывал страшные истории у костра, и все пили горячий шоколад. Как раз из-за этого славного лакомства все и случилось: она проснулась посреди ночи от сильного напряжения в мочевом пузыре. Первым делом разбудила Бетти, но старшая сестра наотрез отказалась вылезать из спального мешка.

Нила так волновалась из-за предстоящей прогулки, что даже не потрудилась одеться, и выползла из палатки в одних трусиках. Ее тело дрожало от прохладного ветра, пока ступая босыми ногами по сырой земле, она пересекала лагерь.

Отец вырыл яму в земле неподалеку, и в шутку назвал ее «уборная». Нила уже была там несколько раз, но только не ночью.

Зайдя глубоко в лес, она так и не сумела найти этот импровизированный туалет, и села на корточки возле молодой березы. Окончив свои дела, Нила двинулась обратно в лагерь. По крайней мере, ей так казалось. Но она все шла и шла, а палаток нигде не было. Выйдя на незнакомую, залитую лунным светом поляну, она поняла, что заблудилась. Она кричала, звала на помощь отца и мать, и Бетти, но никто не пришел.

Вот тогда это и случилось впервые: оказавшись одна ночью посреди леса, Нила почувствовала беспредельный ужас, ее охватило ощущение одиночества и беспомощности. Она бродила по поляне ничего не видя от собственных слез, и громко рыдала, надеясь, что ее услышат и найдут.

Но что, если ее услышат не родители, а кто-то другой? Например, один из тех призраков, о которых папа рассказывал у костра? Или Вендиго? [6]Или ведьма, которая пыталась съесть Гензеля и Гретель?

Зажав руками рот, чтобы остановить крик, Нила бросилась с поляны прочь. Она бежала среди деревьев с такой скоростью, на какую только была способна, не смея оглянуться назад, опасаясь увидеть, как нечто ужасное гонится за ней по пятам. Она спотыкалась о выступающие из земли корни, на лицо ее налипла паутина, а ветви неустанно хлестали голое тело. Но она продолжала бежать до тех пор, пока не очутилась на другой поляне, где в лунном свете спокойно стоял автомобиль.

Ихавтомобиль.

Нила не знала почему, но они оставили его позади, и проделали немалый путь пешком, прежде чем разбить лагерь.

Двери были заперты, и тогда она забралась под машину. Трава там оказалась сухой, и Нила пролежала в своем укрытии всю ночь.

Утром, когда отец нашел ее, он был весь в слезах. Они оба плакали, потому что, в конце концов, все закончилось хорошо.

И жили они с тех пор долго и счастливо, пока однажды четыре мужчины и мальчик не похитили ее, и не увезли в лес…

Наконец пикап остановился.

Роббинс и Шоу выпрыгнули наружу. — Жди здесь, — бросил Шоу сыну.

Мужчина в ногах Нилы тоже выпрыгнул из кузова, и открыл задний борт, затем схватил девушку за лодыжки и потянул на себя.

Тимми, находившийся у ее головы, внезапно опустился вниз, и резко рванув, разорвал на ней блузку. Она попыталась оттолкнуть его свободной рукой, но парень оказался проворнее. Он с такой силой сжал ее груди, будто хотел оторвать их. Нила вскрикнула. На сей раз, кулак ее достиг цели, удар пришелся в лицо, и отбросил мальчика назад. Тимми опять заплакал, а Нила кажется, даже повредила суставы.

Вскоре она уже стояла позади пикапа рядом с Шерри.

— Ты в порядке? — спросила подруга.

— Заткнись, — приказал Шоу.

— Пойдем, — кивнул головой Роббинс. Его хватка на руке Нилы была надежной и крепкой, но не причиняла боли, в отличие от цепких пальцев его приятелей.

Они двинулись в сторону кабины. Водитель оставил фары включенными, и их яркие лучи осветили путь. Ниле даже место показалось похожим на то, в котором она заблудилась, когда была еще ребенком, пусть и случилось двадцать лет тому назад за пару тысяч миль отсюда.

Пройдя некоторое расстояние, она заметила, что свет не может проникнуть дальше, и область лежащая перед ними погружена во тьму.

— Какого черта ты стал так далеко, неужели нельзя было подъехать ближе? — шепнул Шоу водителю.

— Заткнись.

— Мужик, они могут быть вокруг нас.

— Они не трогают службу доставки, — ответил тот, кто шел справа от Нилы.

— Рано или поздно, всегда наступает первый раз, Филипс.

— Да мне плевать.

— И все же не пойму, какого лешего было парковаться так далеко.

— Внутренний голос нашептал, — ответил водитель. — Как на счет того, чтобы, наконец, заткнуться?

Впереди, на поляне, стояли в ряд шесть деревьев. Распахнув глаза шире, Нила ошеломленно уставилась на них. Деревья были высокие и тонкие, а их уходящие ввысь ветви, озаренные лунным светом, полностью лишены листвы.

И это посреди лета, вместо того, чтобы мерно покачивать на ветру пышными кронами.

Но листья оказались мертвы, как поняла вскоре Нила.

В ряд стояли шесть мертвых деревьев.

— Нет, — покачала она головой.

— Все в порядке, — шепнул Роббинс.

— Нет, не оставляйте нас здесь. Пожалуйста. — Она попыталась сопротивляться, но сильные руки держать ее крепко. Мужчины двигались вперед.

— Успокойся, — говорил Роббинс.

— Пожалуйста! Они мертвые! Я не хочу туда идти. Пожалуйста!

Внезапно дикая боль пронзила ее правую ногу, от того, Филипс сильно пнул ее в колено. — А теперь вперед, сестрица, — велел он.

— Ты в порядке? — спросил Роббинс.

— Нет!

— Боже, Филипс.

— Приятель, тебе лучше взять себя в руки.

— Да заткнитесь вы все, — разозлился водитель.

Вскоре они остановились возле деревьев.

— Прислонитесь к ним спиной, — скомандовал Роббинс.

— Ни за что…

Филипс толкнул Нилу, и она ударилась головой и спиной о кору на стволе, а затем стал удерживать ее, пока Шоу и водитель прижимали Шерри к тому же дереву. Снова послышался скрежет наручников. Водитель схватил ее правую руку, отвел назад, и защелкнул браслет на запястье. Повернув голову и вытянув шею, она увидела, что пристегнута к Шерри.

Они стояли спина к спине, по разные стороны ствола дерева, привязанные друг к другу за руки.

— Вот так, — удовлетворенно сказал водитель. Затем он взялся за небольшой предмет, болтавшийся у него на шее, на цепочке, и поднес его ко рту. Это оказался свисток. Он дул в него долго, и пронзительный свист проникал сквозь ночь, будто крик ужасной птицы. Затем свисток, упал с его губ, и снова повис на цепочке. — Давайте уносить задницы, — предложил он.

Трое мужчин бросились бежать. Четвертый, которого звали Роббинс, обернулся на девушек. — Простите, — ели слышно пробормотал он, и развернувшись, последовал за остальными к пикапу. Их бегущие фигуры заслонили далекий свет фар, затем исчезли среди ярких огней. Нила слышала как закрываясь хлопнули двери и задний борт, как заревел оживший двигатель. Лучи света из фар повернулись боком, и исчезли. Какое-то время еще покачивались вдалеке красные стоп-сигналы, но затем растворились и они.

— Надеюсь, эти ублюдки сгниют в аду, — сказала Шерри.

Глава шестая

Пикап остановился перед домом Роббинса, и тот выпрыгнул на тротуар.

— Тебе следует вести себя спокойнее, — бросил ему вслед Шоу, подразумевая недавнее происшествие в кузове.

— Тебе тоже, — раздраженно ответил Роббинс.

Тимми сидел молча за спиной отца.

— Пожелай доброй ночи мистеру Роббинсу, — подсказал ему Шоу.

— Доброй ночи, — пробормотал Тимми.

— Спасибо.

Машина двинулась дальше. Роббинс открыв калитку, пересек зеленую лужайку перед домом, и уселся на ступеньках. Сложив руки на коленях, он уставился в землю.

Проклятье. Было что-то особенное в той девушке. Он уже давно совершает поездки связанные с доставкой жертв — с шестнадцати лет, но никогда прежде не чувствовал ничего подобного.

Вообще не испытывал к женщине такого рода чувств. Конечно, были те, что нравились ему, или же которые говорили, что любят его. У него всегда был выбор, с кем лечь в постель. Но не в этот раз.

Эта женщина была другой. Ему хотелось сидеть с ней рядом, держась за руки, и тихонько разговаривать всю ночь напролет…

Но утром она будет мертва.

Роббинса наполнило чувство утраты, в груди была лишь пустота.

Он никогда не увидит ее снова.

Если бы все зависело только от него, он бы вернулся за ней, хотя, вероятно уже поздно… К тому же лучше держаться подальше от всего этого. Они придут за Пегги. И Хэнком. И их детьми.

Им всем нужно уезжать отсюда. Всей семье.

Так в чем же дело? Если удастся пересечь границу, то они спасены. Он мог бы увезти ее в Лос Анжелес…

Довольно тратить время на мечты, пока еще есть шанс ее спасти!

Вскочив на ноги, он бросился в дом, оставив дверь открытой. Рука сама собой нашла в темноте выключатель, и поморгав немного от залившего комнату яркого света, Роббинс направился к сумке с ружьем. Достав Винчестер 30–30, он прихватил так же коробку патронов, и выбежал наружу.

Его старый Бьюик был припаркован на улице. Проехав пару кварталов, Роббинс остановился перед домом свой сестры, вышел из машины, постучал в дверь и вошел внутрь.

— Пегги!

Она вышла из кухни, ее круглое лицо выражало беспокойство.

— Ради Бога, Джонни…

— Нам нужно поговорить. Давай выйдем.

Хэнк, появившийся в дверном проеме, ведущем на кухню смотрел на него с подозрением. — Что случилось? — спросил он.

— Ничего. Я на пару слов с Пег.

Глаза Хэнка сузились. — Что, большой секрет, да?

— Она потом расскажет тебе. — Роббинс схватил пухлую руку сестры, и потянул ее к двери. Вдвоем они вышли на зеленую лужайку во дворе.

— Мы сваливаем отсюда этой ночью, — сказал он.

— Что?

— Сегодняшняя поездка. Там была девчонка. Я вернусь за ней.

— Джонни, нет!

— Я должен это сделать.

— О, Боже! О, Боже!

— Послушай, мы уедем отсюда. Мы все уедем.

— Нет!

— Я скоро вернусь. Подготовь Хэнка и детей.

— Хэнк никуда не поедет. И ты это знаешь.

— Это его проблемы.

— Джонни, ты не можешь так поступить с нами!

— Ты что, хочешь остаться здесь навсегда? Ты этого хочешь, Пег? Хочешь, чтобы Дженни и Билл, когда вырастут, занимались тем же, чем и мы? Хочешь, чтобы они превратились в убийц, как большинство из нас?

Она плакала. Слезы блестели в глазах и текли по щекам. — Мы не можем уехать!

— Ты сможешь.

— Но Хэнк.

— Если он не хочет, то черт с ним. Тебе будет даже лучше без него.

— Знаю, но…

— Он тебя не остановит. — Джонни крепко обнял сестру. — Не волнуйся, ладно? Мы сделаем это.

Она покачала головой. — Не надо, Джонни. Пожалуйста, не надо.

— У тебя полчаса, — сказал он, залезая в машину.

Глава седьмая

— Нам нужно убираться отсюда поскорее, — сказала Нила.

— И как ты собираешься это делать?

— Я не знаю!

Голос Нилы перешел на рыдания. Она дернула рукой, звякнув наручниками, но только еще раз убедилась, что надежно пристегнута к дереву.

— Мы должны придумать что-то и как можно скорее, — снова заговорила Шерри. — Этот свист был чем-то вроде сигнала.

— Может, получится как-то вырваться, освободиться.

— Давай попробуем.

Упершись в ствол дерева, они изо всех сил пытались освободить собственные запястья, надеясь что кисть руки пройдет через узкое кольцо манжеты наручников.

— Мои слишком крепко держат, — сказала Шерри.

— У меня левый кажется немного шире…

— О Боже! — задохнулась Шерри, голос ее резко упал до шепота.

— Что случилось?

— Кто-то на дереве.

Нила повернула голову направо, пытаясь заглянуть назад.

— Нет, с другой стороны.

Тогда она повернулась налево. Взгляд пополз вверх по старому стволу к высоким ветвям. Сначала она видела только неровные изогнутые ветки, бледнеющие в лунном свете, словно кости лишенные плоти, но затем одна из них пошевелилась, и Нила поняла, что это была чья-то нога. Вторая висела рядом. Проследовав взглядом еще выше, девушка различила голое бедро, торс и косматую голову. Если бы у существа была грудь, она бы увидела ее. — Он живой? — Шепнула Нила.


Леса здесь темные

— Не знаю. Похоже, что мертвый.

Нила продолжала искоса смотреть вверх. Тело казалось, повисло между двумя ветвями, его голова опущена вниз, будто он смотрел на них. — Мне показалось, что он шевельнул ногой, — сказала она. — Может это из-за ветра.

— Надеюсь, что так.

— Надеешься, что он мертв? — спросила Нила.

— Да, черт возьми. А ты что, хотела, чтобы он спустился к нам?

— Боже, не говори так.

— Он может быть одним из этих уродов. Только что он делает здесь?

Нила не ответила. Она смотрела вверх, на неподвижное тело, пока звук автомобильного двигателя не заставил ее отвести глаза. Вдали, за деревьями показался свет фар.

— Они возвращаются!

Когда фары приблизились, Нила обратила внимание, что они располагались несколько выше, чем у пикапа. — Это кто-то другой, — проговорила она. — Похоже на фургон.

— Прекрасно, — ответила Шерри.

Машина продолжала приближаться, даже не затормозив там, где останавливался пикап. Лучи от фар скользили по земле, будто разыскивая Нилу. Осветив ее, они остановились и потускнели, после того, как двигатель был выключен.

— Что происходит — спросила Шерри.

— Я не вижу, — шепотом ответила Нила, стараясь искоса смотреть вбок от слепящих фар. — Кто-то вышел. И, кажется, пошел назад.

— Приехали, — раздался веселый мужской голос. — Вылезайте все.

В ответ послышался противный кудахтающий женский смех.

— Думаю, нам лучше делать как они говорят. — Мужской голос. Напуганный.

— Папа!

— Держи за руку Бена.

— Что вам от нас нужно? — требовательно спросила женщина.

В ответ снова скрипучее кудахтанье.

— Я знаю, чего хочет Роуз Петал, — сказал веселый мужской голос. — Она хочет выбить ваши мозги своим молотком. И я позволю ей это сделать, если не будете слушаться.

— Ублюдок. — Послышалось от девушки. Затем она вскрикнула от боли.

— Проклятье, оставьте ее!

— У нас мало времени.

В темноте показалось несколько фигур. Когда они вышли вперед, Нила увидела, что их четверо, и все они тоже связаны. Женщины с одной стороны, мужчины с другой. Одна из фигур совсем не держалась на ногах. Мужчина слева, и девушка справа тащили на себе обмякшее тело.

— Смотрите, — широко раскрыла глаза женщина.

— Привет, — сказала Нила.

— Шаг вправо — скомандовал человек с веселым голосом. Теперь Нила могла видеть и его среди остальных. Он был полноват и держал в руке пистолет. Рядом с ним, покачивая молотком, стояла сгорбленная старуха.

— Здравствуйте, юные леди, — сказал человек с пистолетом. Обойдя группу людей прибывших с ним, он подошел к Ниле, и посмотрев на нее, усмехнулся. Дулом пистолета он отодвинул часть блузки в сторону. Она почувствовала прикосновение холодного металла к соску. — Славные, очень славные. Держу пари, маленький Тимми уже познакомился с ними поближе.

— Оставьте меня в покое, — потребовала Нила.

— О, маленький Тимми. Он, как говорится, знает «что куда совать». — Мужчина рассмеялся, и взял ее рукой за другую грудь. Он сжимал упругую плоть, будто желая проверить ее на прочность, пощипывал сосок. — Ммм. Порой я завидую этим Краллам. Да, завидую. Дай-ка попробую. — Нагнувшись, он лизнул сосок. Не выдержав, Нила пнула его ногой. Мужчина крякнул и хромая отскочил в сторону, держась за бедро. — Ох хо! Повезло тебе, повезло! — Он полуобернулся к четырем связанным зрителям. — По шарам думала залепить!

Нила заплакала, — Нет! — выдавила она из себя, когда мужчина развернулся, нацелившись ей в лицо. Прозвучал выстрел. Пуля ударила в дерево чуть выше головы. Он опустил руку ниже, и выстрелил еще раз. Теперь пуля слегка задела вельветовые шорты между ног девушки.

— Ха ха! Теперь мы квиты. — Удовлетворенный, он отвернулся. — Ладно, ребята, шоу окончено. Станьте вокруг дерева.

Пока они выполняли сказанное, старуха заковыляла по направлению к Ниле.

— Убирайся прочь! — завопила девушка.

Роуз Петал покачивала молотком, будто хвастаясь оружием. Склонив голову на бок, она рассмеялась, а затем захромала к обратной стороне дерева.

— Тронешь меня, — предупредила Шерри, — убью.

И снова мерзкий старушечий смех.

— Убирайся! Черт тебя побери! Я убью тебя, убью… ОУ! Будь ты проклята!

Манжеты наручников впились в запястья Нилы, пока Шерри брыкалась, и пыталась нанести удар.

Старуха взвизгнула, и Нила увидела, как она неуклюже отступила назад в сторону от Шерри. Нила ударила ее ногой, и попыталась отступить в сторону. Сделав шаг вперед, Роуз Петал взмахнула молотком. Удар пришелся Ниле по плечу.

Громкий свист заставил старую каргу остановить свою атаку и обернуться.

— Давай лучше не будем вмешиваться, мама, — обратился к ней мужчина с веселым голосом.

Вместе они направились к машине. Захлопнулись двери, завелся двигатель. Фургон тронулся с места, двигаясь задним ходом. Не совершая разворота, автомобиль удалялся до тех пор, пока не скрылся из виду.

— И что дальше? — спросила девушка, привязанная к соседнему дереву. Все четверо стояли вокруг ствола, и казалось, что они держатся за руки, будто собираясь водить хоровод.

— Девушки, — заговорил мужчина. — Вы в курсе, что здесь вообще происходит?

Нила покачала головой.

— Они просто похитили нас! — продолжал мужчина. — Прямо из мотеля.

— А нас из кафе, — откликнулась Шерри.

— Вы не знаете, почему они бросили нас здесь? — спросила женщина.

— Оставили для Краллов, — пожала плечами Шерри.

— Для кого?

— Для Краллов. Я не знаю. Краллы? Мы вроде жертвоприношения, или что-то в этом роде.

— Это безумие, — покачал головой мужчина.

— А то я не знаю — пробормотала Шерри.

— Это безумие, — повторил мужчина.

— Сущая правда, черт возьми, — сказала Шерри. — Слушайте, нам нужно выбираться отсюда. Эти Краллы собираются прийти за нами. Один уже здесь. — Она кивнула вверх, указывая на крону дерева, к которому были привязаны незнакомцы.

Нила посмотрела вместе с остальными, и тут же заметила, что переступая с ветки на ветку, бледная фигура спускается вниз.

— О Боже!

Раздался панический, полный ужаса крик — существо спускалось по стволу к людям, привязанным ниже. Они дергались, стараясь освободиться, вопили от боли, поскольку манжеты наручников впивались в кожу запястий. Тот, кто был без сознания, очнулся от криков и беспокойств, и тоже взглянул вверх. Остальные этого, казалось, даже не заметили. Они пригибались, подскакивали и изворачивались, поскольку голый человек уже спрыгнул в их круг.

Он кинулся женщине на спину, навалившись всем весом. От толчка она подалась вперед, но была остановлена кругом из прикованных друг к другу рук, и отскочила назад. Все пятеро, включая нападавшего, повалились на землю.

Он оказался под женщиной. Нила видела, как его ноги обвили ее бедра. Его руки выскользнули снизу, и с неистовством дикого зверя разорвали на ней блузку. Незнакомец дернул остатки ткани, оголив плечо, и тут же впился в него зубами. Женщина вскрикнула.

Затем незнакомец выбрался из-под нее, медленно подполз к брыкающимся ногам, и встав на колени, схватил одну из них. Рот его широко раскрылся. Женщина кричала, срывая голос, когда он оторвал кусок плоти от ее голени.

— Эй!

Он поднял голову, продолжая жевать, и обернулся, взглянув на лес позади себя.

Нила посмотрела туда же.

К ним бежал человек.

Голый незнакомец вскочил, растерянно помотав головой из стороны в сторону, будто надеясь, на чью-то помощь, а затем взревел так, что по спине у Нилы пробежали мурашки, и помчался навстречу неприятелю.

Тот, другой, остановился, вскинув ружье. Раздался выстрел, и голый упал замертво.

Выстрел еще звучал в ушах у Нилы, когда лес наполнился еще одним ревом, таким, будто сотня эхо ответила на предсмертный крик незнакомца.


Леса здесь темные

Глава восьмая

Роббинс пронесся мимо мертвого тела. Игнорируя крики четырех людей, он направился к двум девушкам, и повесив оружие на плечо, достал из кармана ключ.

— Мы выберемся отсюда.

Девушка, за которой он приехал, казалось, не понимала, что происходит.

Он подошел к ней справа и открыл манжету наручников.

— Ты ведь один из тех, кто был в пикапе, — пробормотала она.

— Верно. И я спасу тебя. Машина стоит неподалеку. — Роббинс зашел к ней сзади, и принялся открывать вторю манжету. — Бегаешь быстро? — спросил он.

Она пожала плечами.

— Как тебя зовут?

— Нила.

— Я Джонни Роббинс.

— А я Шерри, — напомнила о себе вторая девушка, выходя из-за дерева. Она протянула перед собой руки, брякнув висевшими на них наручниками. — Не сделаешь одолжение?

Роббинс быстро освободил ее, и сняв с плеча винтовку, осмотрелся вокруг. К голосам остальных четырех пленников добавились завывания Краллов, но внешних признаков их присутствия пока не было.

— Ладно, — сказал он. — Сюда.

— Подожди, — остановила его Нила. — Мы не можем бросить остальных.

— Ну их к чертям. Пойдем. — Он схватил девушку за руку, но она вырвалась.

— Я не уйду без них.

— Вот дерьмо, — выругалась ее подруга.

Нила обернулась к ней. — Что с тобой не так? Неужели ты можешь бросить этих людей?

— Надо свою задницу спасать.

— Нельзя так поступать!

Роббинс застонал. Было глупо тратить время на то, чтобы спасать остальных. Задержка может стать роковой. Но если он не сделает этого, то не сможет быть с Нилой. — Ну хорошо — согласился он. — Держитесь рядом.

Все трое направились к другому дереву.

— Заткнитесь, наконец! — рявкнул он на четырех пленников.

Они притихли. Роббинс подошел к мужчине постарше. — Ты позаботишься об остальных, — говорил он, открывая замок наручников. — Я оставлю ключ. Мы пойдем вперед, и будем ждать в машине. — Когда обе руки мужчины оказались свободными, Роббинс вложил в одну из них ключ. — Удачи. — Затем он повернулся к Ниле. — Теперь довольна?

— Довольна.

— Тогда вперед.

Они бросились бежать, и Роббинс вырвался вперед, однако ему пришлось сбавить темп, чтобы девушки не слишком отставали. Они оказались гораздо медленнее, чем он ожидал. Проклятье, нужно было припарковать машину ближе. Он оставил ее на таком расстоянии, чтобы можно было подкрасться незамеченным. Если бы повезло чуть больше, он бы просто тайком освободил Нилу, так, чтобы никто ничего не узнал, и сейчас бы уже был на дороге. Но пришлось подстрелить одного из этих ублюдков…

Они уже почти покинули пределы леса, когда Нила схватила его за руку. — Подожди, — шепнула она. — Мы должны дождаться их.

— Что?

Она указала на группу людей вдали среди деревьев, все еще занятую собственным освобождением.

— Забудь о них, — сказал Роббинс.

— Как они найдут машину?

— Не важно. Давай же.

— Боже, Нила! — прорычала Шерри.

— Смотрите! — Роббинс указал на фигуру в отдалении, стремительно приближающуюся к группе. — Еще один. И еще. — Внимательно всматриваясь в темноту, он сумел различить около полдюжины фигур: некоторые из них бежали, некоторые ковыляли прихрамывая, иные ползли по земле, словно крабы.

— О Боже! — прошептала Нила.

— Через несколько минут их здесь будут десятки. Они и нас сожрут, если мы будем медлить. — Он подтолкнул Нилу. Сначала она попыталась сопротивляться, но потом побежала следом. Роббинс мчался среди темных стволов деревьев, прокладывая себе путь через стройные кустарники густой чащи, и ловко перепрыгивая через поваленные деревья.

Останавливаясь, чтобы подождать отставших девушек, он вслушивался в доносившиеся из леса звуки.

Вой прекратился, но было ясно, что Краллы поблизости: листва шелестела под их ногами, хриплое дыхание леденило в жилах кровь, не меньше чем обрывки фраз на незнакомом языке.

— Мы почти на месте, — шепнул Роббинс.

— Они повсюду, — пробормотала Шерри. — Нам не спастись.

— Прорвемся.

Они продолжали бежать, и вскоре оказались на том самом месте, где он бросил машину. — Вот и спасение, — сказал Роббинс запыхавшимся голосом. — Давайте сюда.

Пригнувшись, он поспешил к автомобилю. Девушки двигались рядом. Роббинс схватился за ручку, и хотел было дернуть дверь на себя, но неожиданно какое-то движение привлекло его внимание.

В окне автомобиля показалось чье-то лицо, скривившееся в улыбке или гримасе, обнажившей зубы.

Нила испуганно вскрикнула.

Роббинс уставился на лицо изуродованное множеством ужасных шрамов. Нос почти полностью отсутствовал, будто его откусили.

В машине было еще пять человек, и все они обернулись на него.

Кто-то схватил его за его ногу. Он покачнулся назад, задев девушек, и резко пнул державшую его руку. Сразу трое Краллов выбирались из-под машины.

Двери открылись.

Роббинс быстро упер приклад винтовки в плечо, прицелился в безносую морду и выстрелил. Верхняя часть головы завертевшись отлетела в сторону.

— Бежим! — крикнул он.

— Куда?

Он выстрелил еще раз, и пуля попала точно в глаз Краллу с заднего сидения.

— Бежим! Бежим, черт возьми!


Освободившись от наручников, они бросились бежать. Лэндер следовал впереди, направляя группу к тому месту, где исчезли остальные.

Он не свернул даже после того, как услышал отдаленные выстрелы, и путь им преградила женщина. Она была одна — старая, седая, сгорбленная старуха с обвисшей грудью, болтающейся у самой талии. В руках ее грозно сверкнул мачете, но старая больная спина не позволила двигаться достаточно быстро. Лэндер собирался просто обогнуть ее.

— Папа!

Обернувшись, он увидел настигающего Корделию человека. Следом бежали еще двое. Бен развернулся, и поставив корпус, попытался сбить ближайшего с ног, но повалился на землю вместе с ним.

Взглянув перед собой, Лэндер увидел, что старуха уже близко. Отклонившись в сторону, он едва успел избежать смертоносного удара, стальное лезвие сверкнуло возле самой щеки, и с шумом рассекло воздух. Не удержавшись на ногах, Лэндер упал. Старуха снова взмахнула оружием.

Скривившись, он закрыл глаза, в ожидании смерти, но ничего не произошло.

— Лэндер!

Рут стояла за спиной у старухи, сдерживая ее занесенную для удара руку.

Подскочив с земли, он саданул ей коленом в живот, ощутив на себе зловонный выдох, и вырвал у нее мачете.

Завладев оружием, Лэндер рубанул наотмашь, стараясь, однако не поранить Рут. Лезвие прошлось по горлу старухи, и скользнуло по одной из обвисших грудей. Он с отвращением наблюдал, как мешочек плоти шмякнулся о землю.

Рут отпустила женщину, и та, вскрикнув, опустилась на колени. Лэндер взмахнул мачете. Ужасное лезвие отсекло часть головы и вонзилось в плечо. Тогда он ударил еще раз, так что сталь разрубила голову на две части.

Выдернув лезвие, он бросился на помощь Бену и Корделии, противостоявшим трем мужчинам. Один из них схватил девушку за талию, она пыталась ударить его, но все без толку. Лэндер кружился с оружием вокруг него, а он прикрывался его дочерью, как живым щитом. Не выдержав, он толкнул их обоих, и они упали на землю, Корделия воспользовавшись моментом, выскользнула из удерживавших ее лап, и Лэндер нанес удар. Лезвие отсекло вскинутую руку, которой неприятель инстинктивно прикрылся. Он взвыл от боли, и откатился в сторону, увернувшись от следующего удара. Еще через мгновение, он был на ногах, и удирал в лес.

Лэндер повернулся к Бену. Парень сидел верхом на одном из врагов, и наносил сокрушительные удары в его лицо. Второй оказался у Бена за спиной, готовясь обрушить на его голову какую-то корягу. Лэндер успел ее перехватить. Взревев, человек рванул белого цвета палку на себя, но не удержал и выронил. Она покатилась по земле. Нет, не палка, это была кость.

— Папа! — позвала Корделия.

Он попытался выдернуть мачете, но оно крепко засело в теле очередного врага.

— Ради Бога! Папа!

Рут была уже далеко, в сорока, а то и пятидесяти ярдах от них, почти на краю леса. Она висела на плече у высокой бледной удаляющейся фигуры.

Лэндер обернулся. — Бен, уходим!

Он вскочил на ноги. Человек под ним в полубессознательном состоянии приподнял голову. Лэндер, изо всех сил ударил его ногой, и тот обмяк.

Затем Лэндер снова взглянул вдаль, и как раз вовремя, чтобы увидеть, в каком направлении исчезает Рут.

— Стоять! — крикнул он, и бросился за ней.

Справа из-за деревьев выскочили еще три человека.

— Сюда! — позвал их Лэндер. — За мной! Они украли мою жену!

Две группы снова объединились.

Глава девятая

Ноги Нилы пульсировали от боли. Она проклинала этого маленького засранца, Тимми, за то, что тот забрал ее кроссовки. Именно боль и гнев заставили ее вернуться к действительности из состояния близкого к трансу, в котором она бежала с Роббинсом к машине. Они тогда обнаружили ее полной Краллов, набившихся туда, будто большая семья, собравшаяся на отдых. Роббинс застрелил двоих, и они бросились бежать.

Хорошо, что они встретили по пути вторую группу. Однако этого мужчину по имени Лэндер, совершенно не заботила идея сохранить молчание, и попытаться спрятаться. Он хотел лишь одного — найти свою жену, даже если остальным это будет стоить жизни.

— Нам ни за что ее не отыскать, — сказал Роббинс после нескольких минут блужданий среди деревьев. — Лучше попытаться выбраться на главную дорогу.

— Так иди, — возмутился Лэндер. — Кто тебя держит?

— Ты погубишь собственных детей.

— Я спасу жену.

— Твою мать, она наверняка уже мертва.

— Нет.

— Как мы ее найдем? — спросила девушка. Голос ее дрожал, она едва сдерживала слезы.

— Никак, если не будем пытаться, — ответил Лэндер. — Конечно, ничего не получится, если мы засядем в кустах и будем дрожать от страха как кролики.

— Это наш единственный шанс на спасение, — возразил Роббинс.

— «Трус и до смерти часто умирает; Но смерть лишь раз изведывает храбрый». [7]

— Я пойду с мистером Диллсом, — согласился парень. — Мы должны спасти ее, даже если придется рисковать.

— Твою мать, — выругалась Шерри. — Я не собираюсь рисковать своей задницей…

Лэндер вскрикнул от неожиданности, когда с дерева на него обрушилась бледная фигура. Чужие колени ударили в плечи, и потеряв равновесие, он упал. Нила увидела, как сверкнул нож в занесенной для удара руке, но в последний момент раздался выстрел. Между двумя маленькими грудями появилась кровавая дыра, и девушка упала вперед, ударившись лицом о землю.

— Ах, ты ж, чтоб тебя! — испугалась Шерри.

Нила продолжала смотреть на убитую. Девушка была абсолютно голой. Из раны на спине медленно вытекала кровь.

— Пойдем, — скомандовал Роббинс, взяв Нилу за руку. — Выстрел привлечет их внимание.

Они снова бросились бежать. Ноги Нилы все так же болели, но она не подавала виду. Впервые с того момента, как их похитили, перед ней забрезжил луч надежды. Она больше не была чьей либо пленницей, Роббинс казался полон решимости спасти ее, и даже Краллы, теперь, пропали из виду.

Наконец, когда она думала, что больше не сможет бежать, Роббинс остановился.

— Нам… надо немного отдышаться, — задыхался он.

Нила согласно закивала.

Шерри, бежавшая чуть позади, нагнала их, и прислонившись к дереву, медленно осела.

— Где остальные? — поинтересовался Роббинс.

— Бегут. — Махнула рукой Шерри. — Где-то сзади, в Бога душу мать!

Нила услышала звук чьих-то шагов. Шелест листьев под ногами исходил слева, и она решила на всякий случай окликнуть приближавшихся. — Ау. — Роббинс тут же зажал ей ладонью рот.

— Шшш.

От руки исходил острый запах оружейного дыма.

— Вдруг это не они, — шепнул Роббинс.

— Эй! — ответил голос. Голос парня. — Куда вы все подевались?

Роббинс кивнул и убрал ладонь.

— Сюда, — позвала Нила.

Вскоре к ним присоединились парень и девушка.

— Извини, — выдохнул Бен. — Кажется, мы немного отклонились.

— Папа? — девушка осмотрелась вокруг ищущим взглядом. — Пап? Ты где? — Затем она взглянула на Роббинса. — Где мой папа?

— Я не видел его.

Тогда она повернулась к парню. — Боже, Бен, что нам теперь делать?

— Он сейчас догонит. Нужно просто немного подождать.

— Пять минут, — решительным тоном сказал Роббинс. — У кого есть часы?

Девушка подняла руку, и Нила увидела золотую полоску на ее запястье. Сначала она даже удивилась, что часы не были украдены в городе, но потом вспомнила о Роуз Петал. Не удивительно, что эта старая вешалка не придала им значения. Ей совсем не до этого, и думает она лишь о том, как раскроить кому-нибудь череп своим молотком. А ее сын и вовсе садист…

— Сколько времени? — спросил Роббинс.

Девушка нажала на кнопку, и на ее запястье засветились ярко-красные цифры. — Десять тридцать две.

— Подождем до десяти сорока.

— А что потом? — спросила девушка.

— Потом побежим дальше.

— Может тыи побежишь.

— Мы даем ему восемь минут. — Роббинс говорил тихим и спокойным шепотом. — Если он не появится за это время, то не появится вообще. Скорее всего, он либо заблудился, либо Краллы пришили его. Мы, конечно, могли бы еще побродить здесь, только закончится это тем, что Краллы будут обгладывать наши кости. Сомневаюсь, что это сильно поможет твоему отцу.

— Я не уйду без него.

— Твое право.

— Может он придет вовремя, — проронил парень.

Разговор прекратился. Все ждали.

Нила смотрела на деревья. За исключением нескольких просветов, через которые виднелась луна, в лесу было также темно как в туалете, в котором выкрутили лампочку. И где-то здесь потерялся отец этой девчонки. Нила не думала, что он вернется. Если кто-то и выйдет из этой черной мглы, вряд ли это будет он.

Она потерла руки, и снова вгляделась в темноту.

Если кто-то и выйдет…

Она подошла к дереву и прислонилась к толстому стволу. Твердая кора впивалась в кожу даже через сорочку.

Зато никто не сможет подкрасться сзади.

Роббинс поинтересовался на счет времени.

— Десять тридцать пять, — шепнула девушка.

Прошло только триминуты.

Скрестив руки на груди, Нила тихонько застонала. Ее соски затвердели от прохладного воздуха, и грубое прикосновение вызвало неприятные ощущения. Когда она прикрыла их руками, то приятное давление слегка уменьшило дискомфорт.

Где-то справа раздался треск сухой ветки.

Нила быстро посмотрела в том направлении, откуда донесся звук, но не заметила ничего кроме деревьев, кустарников и темноты. Не было больше ни звуков, ни движений.

Тем не менее, она не спускала глаз с этого участка, вызвавшего ее подозрения. Она замерла на месте, продолжая лишь дышать, потому что во тьме явно кто-то скрывался.

Она определенно кого-то чувствовала, почти могла его видеть.

Кого-то.

Кого-то постороннего, но не отца девушки.

Глава десятая

Отстав от других, Лэндер повернул назад. Он хорошо запомнил ориентиры, чтобы вернуться к телу мертвой девушки.

Вскоре он достиг упавшей осины, и понял, что находится на верном пути. Корни дерева выглядывали наружу, и казалось, что чья-то неведомая сила вырвала его из земли как ненужный сорняк. Вскоре Лэндер должен достичь другого дерева, с которого на него спрыгнула девушка с ножом.

Он двинулся дальше через чащу, и через несколько минут оказался на месте.

Тело пропало.

Некоторое время он блуждал в темноте. Наверное, он что-то перепутал. В конце концов, все деревья в той или иной степени похожи. Лэндер еще раз осмотрел окрестности, затем вернулся к сломанной осине, и попробовал снова. Наконец он сдался, так и не решив для себя — заблудился он, или тело девушки было убрано.

Была ли она мертва?

Скорее всего, да. Пуля прошла прямо между грудей.

Лэндер опустился на колени там, где она должна была лежать, и пошарил ладонями в траве. Опавшие ветки и листья были влажными. Кровь, или просто роса? Он поднес руки ближе к лицу, но в темноте так и не сумел различить цвет влаги. Тогда он плотно сжал кулак, а разжав его, почувствовал как пальцы липнут друг к другу. Лизнув ладонь, Лэндер ощутил солоноватый привкус крови.

Он отполз в сторону от влажного участка земли, напомнив себе причину, по которой искал место смерти. Затем Лэндер принялся сгребать листья ладонями. Мелкие колючки царапали руки, влажные листья липли к ладоням, по указательному пальцу скользнул червяк, но вскоре он нашел то, что искал. Нож девушки.

Выпав из ее мертвой руки, он упал в груду старых листьев, скрывшись от чужих взглядов.

Изогнутая рукоять идеально помещалась в руке Лэндера. Лезвие было не менее семи дюймов длиной. Поднявшись на ноги, он аккуратно вложил оружие себе за пояс, в очередной раз пожалев о том, что не сумел сохранить мачете.

Мысли о мачете напомнили ему произошедшее на опушке. Воспоминания о жуткой резне на несколько мгновений парализовали его, но затем Лэндер заставил себя сконцентрироваться на Рут.

Он обязательно найдет ее.

Не важно как.

Только где искать?

Он не знал где, но решил вернуться к опушке. Это было последнее место, где он ее видел, и начать поиски оттуда, было вполне разумным решением.

Лэндер бежал, пока не запыхался, затем двинулся шагом. Восстановив дыхание, снова побежал.

Наконец он увидел пробивающийся сквозь листву лунный свет. Последние несколько ярдов он преодолел с особой осторожностью, и прижавшись к важному стволу дерева, оказался на краю поляны. Тел на месте не оказалось.

За стоявшими в ряд мертвыми деревьями, к которым он и остальные были привязаны, Лэндер заметил движение. Две неясные фигуры медленно удалялись.

Рут исчезла в противоположном направлении. Может у этих существ есть какое-то место, где они собираются. Вполне возможно, что так. Это кажется весьма вероятным. В таком случае лучше проследить за этими двумя, чем просто шляться по лесу.

Если он двинется через поляну, они наверняка заметят его, но если пойдет в обход, то сам может упустить их из виду.

Был бы какой-нибудь способ сделаться невидимым…

«Похищенное письмо», [8]пробормотал он.

Его сердце заколотилось. Старый добрый По.

В считанные мгновения он разделся до трусов. Затем пару секунд колебался, не решаясь стянуть и их. Выбора не было. Если он хочет быть похожим на одного из врагов, то должен полностью соблюсти маскировку. Пришлось снять последнюю деталь одежды.

Оставив при себе нож, он двинулся через поляну. Две замеченные им фигуры все еще были далеко, и тогда Лэндер перешел на бег, устремившись к мертвым деревьям. Бежать голым было отвратительно. Он хотел прикрыть срамные части рукой, чтобы те не хлестали по ногам, но это бы привлекло внимание врагов.

Нужно соответствовать им, выглядеть и двигаться как они.

Лэндер сменил привычный шаг на неуклюжие широкие скачки. Вскоре ему удалось подобрать удобный ритм, и хотя внизу по прежнему все дико болталось, теперь было не так больно.

Приблизившись к ряду мертвых деревьев, он увидел, что Краллы остановились. Неужели они смотрят на него? Лэндер принялся скакать вокруг деревьев, вперив при этом взгляд в землю, будто что-то искал. Боковым зрением он поглядывал на фигуры. Они оставались неподвижными.

Остановившись возле ближайшего дерева, он принялся мочиться, продолжая наблюдать за другими. Они отвернулись, и двинулись дальше в лес. Теперь он мог видеть, что эти двое волокут чье-то тело. Откуда они его взяли?

Вскоре Краллы затерялись среди деревьев, и Лэндер рванул за ними. Нырнув в кусты, он прислушался. Движение было где-то рядом.

Таким образом, он продолжал свое преследование — ориентируясь лишь на звук, и все время опасаясь упустить цель. Однако Лэндер был внимателен, и слух не подвел его, каждый раз точно обнаруживая местоположение врага. Они, в свою очередь, не старались скрыться, даже, временами, переговариваясь о чем-то. Лэндер не мог разобрать слов, но по голосам понял, что это были женщины.

Вскоре послышались новые звуки — нечто похожее на шумные вздохи. Они смешивались с голосами Краллов, и Лэндер, не в силах их расслышать, поспешил вперед. Надеясь, что новый звук замаскирует шелест листьев под его ногами, Лэндер побежал, но тут же замер, увидев женщин перед собой. Они шли неподалеку, всего в нескольких шагах.

Каждая из них держала за руку старуху, которую Лэндер зарубил мачете. Женщины шли вперед, волоча тело за собой, однако его вес оказался серьезной проблемой для них.

Обе были не крупными: одна низенькая и полная, другая высокая и худощавая. Вторая казалась моложе, наверное, еще совсем подросток. Длинные светлые волосы скрывали верхнюю часть ее спины. На бедрах была шерстяная юбка, а в свободной руке — копье. У другой к поясу был привязан декоративный пушистый хвост, в ладони она сжимала мачете. Вероятно, оружие убитой.

Пока Лэндер наблюдал, женщины, пыхтя и напрягаясь изо всех сил, пытались втащить тело на ствол упавшего дерева. Плечо мертвой старухи зацепилось за ветку. Худощавая, проворчав что-то неясное, отпустила ношу. Лэндер поймал себя на том, что пялится на ее груди, когда она спрыгнула со ствола. Он едва ли мог видеть их в темноте, но редкие проблески лунного света были на его стороне. Растущее возбуждение заставило его устыдиться, однако он так и не смог отвести взгляд. Он смотрел, как девушка с досады пнула труп, а затем наклонилась, чтобы взять его за ноги. Когда она нагнулась, задняя часть юбки задралась кверху. Лэндер был уверен, что под ней ничего нет, и хотя темнота препятствовала тому, чтобы он мог разглядеть ее ягодицы, возбуждение росло.

Девушка выпрямилась, держа труп за лодыжки, и сделала шаг к упавшему дереву. Ее спутница подалась назад, продолжая тянуть старуху за руки. Тело вползло на ствол, и скрылось из виду. Лэндер проследил, как худощавая девушка забралась на дерево, и спрыгнула с другой стороны.

Немного погодя, он последовал за ней. Когда Лэндер увидел женщин снова, они стояли на берегу реки. Коротко о чем-то переговорив, они согласно кивнули друг другу, и отпустили руки старухи. Затем сложили на землю свое оружие. Стройная стянула с себя юбку и бросила рядом. Вторая девушка сняла декоративный хвост. После этого они направились к воде.

Речка футов тридцать-сорок шириной, оценил Лэндер. Вместо того, чтобы пересечь ее, девушки остановились на некотором расстоянии от берега, где вода доходила им до бедер. Они немного поплескались, окунулись с головой, а затем стали обтирать друг друга.

Сначала Лэндер решил, что они просто купаются. Возможно, так оно и было сначала, но теперь оживленные вытирания сменились нежными поглаживаниями. Девушки прижались друг к другу плотнее, и встретились губами.

Лэндер наблюдал за ними, ощущая, как отзывается напряжением его собственное тело. Вместе с тем, он чувствовал себя виновато, будто Подглядывающий Том. [9]Все это выглядело как предательство Рут. Как он мог стоять здесь, очарованный этими девушками, в то время, как его жена мучается в плену?

Что если в этот самый момент кто-то насилует ее?

Я мог бы сделать тоже самое с этой парочкой, подумал он.

Лэндер наблюдал, как стройная девушка легла на спину на поверхности воды, разведя ноги в стороны, а голова ее подруги проникла ей между бедер. Вскоре от прикосновений второй девушки она начала тихо постанывать.

Теперь обе они были безоружны. Страшненькую можно убить, а хорошенькую сначала поиметь, а потом убить. Поделом им будет. Око за око, зуб за зуб.

Изнасилование за изнасилование.

Глядя на залитую лунным светом кожу худенькой девушки, Лэндер, казалось, чувствовал ее гладкость. Ее грудь была маленькой и упругой с затвердевшими сосками. Он уже представлял, как грубо войдет в ее тугую щелку.

О, это будет потрясающе!

О таком можно лишь мечтать.

Все в его руках. Этой ночью он уже убил троих или четверых из них. Так почему бы не убить еще?

Довольно медлить. Пора приступать к делу, пока их тела сплетены в жарких объятиях и сгорают от вожделения. Они даже ничего не заметят.

Но что же относительно его плана проследить за ними?

Бред. Они не выведут его к Рут. Он просто выдавал желаемое за действительное.

Но теперь действительное было перед ним. Неплохой шанс позабавиться с этой красоткой. У него никогда не было такой молодой и симпатичной партнерши.

Она не старше Корделии.

Он смотрел, как она извивается в воде, как учащаются ее стоны. Как же он хотел сейчас сжать ее в объятиях, насадив на свой пульсирующий член, наблюдать, как ураган эмоций исказит ее лицо!

Но Лэндер продолжал сидеть на месте, не решаясь выйти из чащи.

Давай же!Говорил он себе. Сделай это!

Но он не мог.

Тело дрожало, возбуждение улетучилось.

Он испугался.

Нет, не женщин в реке.

Он испугался насильника и убийцу притаившегося внутри себя.

Глава одиннадцатая

Корди взглянула на красные цифры на своих наручных часах. — Десять сорок. Вы пойдете дальше, да?

— Нет смысла оставаться здесь дольше, — ответил Роббинс.

— Да. — Корди сделала глубокий дрожащий вздох. — Что вы собираетесь делать дальше, попробуете выйти на дорогу?

— Возможно. Мы пойдем на восток, чтобы покинуть территорию Краллов.

— Да, отлично. Удачи вам. И тебе тоже, Бен.

— Корди?

Она вытерла вспотевшие ладони о джинсы, и отвела взгляд. Бен сделал шаг по направлению к ней. — Нет. Нет, Бен. Ты пойдешь с остальными. — Она развернулась и бросилась прочь, но, услышав позади себя шаги, поняла, что Бен бежит следом. Проклятье, она так и думала. — Иди с ними! — полуобернувшись, выкрикнула она через плечо.

Бен остановил Корделию.

Другая часть группы была уже вне поля зрения.

— Что ты собираешься делать? — спросил он. — Погубить себя?

— Я не могу уйти без родителей. Я должна их найти.

— Тогда я пойду с тобой.

— Нет.

— У меня нет другого выбора.

— Иди с остальными. Они спасутся. У них есть ружье.

— Не могу.

— Бен, пожалуйста.

— Я не брошу тебя. По той же причине, что ты не бросишь родителей. Я люблю тебя.

— О, Бен. — Она притянула его к себе, крепко обняв, а потом поцеловала. — Надеюсь, ты не пожалеешь об этом, — шепнула она.

— В этом я уверен.

— Давай найдем моих предков и выберемся отсюда поскорее.


— Сюда, — скомандовал Роббинс.

— Может, мы должны остановить их? — спросила Нила.

— Они сделали свой выбор.

— Мы в большей безопасности без этих ребят, — согласилась Шерри.

— Вперед.

Нила, по прежнему стоявшая спиной к дереву, продолжала смотреть в темноту, наполнявшую ее сердце страхом. Она не двигалась с места.

— Нила?

— Нет, здесь… там кто-то прячется.

— Я проверю.

— Нет!

— Не волнуйся. — Роббинс, сняв с плеча ружье, двинулся к тому месту, на которое указывала Нила.

— Нет! Не надо, Джонни! Давай просто уйдем.

Он обернулся на нее, и ей показалось, что он улыбнулся.

— Давай просто уйдем, — повторила она мягче.

— Хорошо. — Отвернувшись от того места, которого боялась Нила, он направился к ней.

Она продолжала смотреть ему за спину. Сердце подпрыгнуло в груди, когда она увидела что-то бледное мелькнувшее позади. Лицо? Что бы это ни было, оно тут же исчезло.

Заметив тревогу на ее лице, Джонни обернулся.

— Все в порядке, — успокоила его Нила.

— Ты уверена?

Закрыв Ниле обзор, Шерри остановилась рядом с Роббинсом. — Что, все так плохо?

Нила покачала головой.

— Не волнуйся, я прикрою твой тыл, — ответил Джонни. — Мы двинемся на восток. — Он махнул рукой в том же направлении, в котором они двигались до остановки. — Туда. Никакой цивилизации, но мы будем в безопасности, как только покинем территорию Краллов.

— Как далеко идти? — спросила Шерри.

— Миль двадцать.

— Дерьмо.

— Пойдем.

Нила оттолкнулась от дерева, и заглянула за спину Роббинсу и Шерри, но ничего не увидела во тьме.

Вскоре она уже бежала впереди, Шерри двигалась следом, а Джонни замыкал группу. Пожалуй, Нила бежала слишком быстро для такой местности и времени суток, поэтому и споткнулась, рухнув на землю. Не успев остановиться, сзади на нее налетела Шерри, едва не упав сама.

— Ты в порядке? — спросила она подругу, помогая ей подняться.

— Жить буду.

— Не рассчитывай на это.

— Ну, спасибо.

Шерри шлепнула ее по мягкому месту. — Даже не думай об этом.

Теперь, когда Шерри бежала впереди, Ниле приходилось двигаться медленнее, чем раньше. Она пыталась смотреть, куда ставит ногу, но в темноте почти ничего не видела.

Однако, когда Нила упала во второй раз, то сумела разглядеть что именно стало тому причиной.

Рука.

Споткнувшись о нее, она успела вскрикнуть, но крепкий удар о землю тут же лишил ее дыхания. Сильные руки оттолкнули девушку в сторону, и костлявое существо с белой кожей навалилось на нее сверху.

Мужчина. Лысый мужчина с изможденным лицом, похожим на череп. Он ударил ее в челюсть и рассмеялся. Из его глаз капала влага.

В следующий момент Нила услышала глухой звук еще одного удара. Мужчина дернулся, упав на спину, а она непроизвольно уставилась на его возбужденный член, похожий в темноте на бледную неповоротливую змею. Затем Джонни перекрыл ей обзор, и приклад винтовки со всего маху врезался в ужасное лицо.

— Все хорошо, — шепнул Роббинс, помогая ей подняться.

Нила покачала головой, вытирая застывшие в глазах слезы. Ее сорочка была распахнута, обнажая правую грудь. Прикрывшись, она заметила оставленные ногтями царапины, обжигавшие болью ее нежную кожу.

— Он тебя ранил? — спросил Джонни.

— Немного. Думаю, я в порядке.

— Грязная свинья, — пробормотала Шерри, подходя ближе к телу. — Ничего, Бог все видит.

— Чертов урод.

Нила продолжала возиться со своей блузкой. Пуговицы были сорваны, поэтому пришлось просто запахнуть полы и придерживать их рукой.

— Вот же дерьмо, — не унималась Шерри, продолжая рассматривать тело.

— Нам лучше двигаться дальше, — сказал Джонни.

Глава двенадцатая

Окончив свои дела в реке, девушки выбрались на берег. Стройная обернула вокруг себя юбку, и закрепила ее на месте. Полная позаботилась о хвосте, так приспособив его между ягодицами, будто это был ее собственный хвост.

Подняв оружие, они схватили труп за руки, и потащили его в воду. Волочась за ними, тело преодолело водоем, и было вытянуто на другой берег.

Дождавшись, пока они скроются из виду, Лэндер бросился к реке. Осторожно перебравшись на другую сторону, он снова напал на их след. Спустя несколько минут, девушки достигли светлой поляны.

Спрятавшись за кустами, Лэндер продолжал наблюдать, мысленно благодаря Бога за то, что сумел удержаться от нападения. Если бы хоть одна из них вскрикнула…

Выйдя на поляну, девушки бросили труп между двумя огромными кучами листьев, высотой шесть, а то и восемь футов, напоминавшие Лэндеру бобровые плотины.

Полненькая призывно крикнула, и на ее голос явилось полдюжины людей. Они обступили мертвое тело со всех сторон, и подняли его над головой.

С оживленными возгласами полными восторга, ничем не уступавшего ликованию футбольной команды, выигравшей важный матч, они двинулись прочь.

Лэндер пока не рисковал покидать свое убежище. В течение некоторого времени, он внимательно осматривал местность, и вскоре обнаружил еще несколько насыпей. Они были похожи на шалаши, даже хижины, сооруженные из веток и листьев. Из своего укрытия он никого не видел, но мог прекрасно слышать леденящие душу дикие крики и смех, нарушавшие ночную тишину. Нужно обязательно посмотреть, что там происходит.

Осторожно подкравшись к ближайшей насыпи, Лэндер заглянул внутрь.

В просторной хижине горело множество костров. Несколько человек слонялись без дела, кто-то сидел у огня, но основная масса собралась у главного очага. Где-то среди толпы сверкнуло занесенное для удара мачете, и тут же опустилось. Послышался одобрительный приветственный гул собравшихся.

Затем толпа расступилась, и Лэндер увидел худенькую девушку, которую хотел изнасиловать. Следом за ней плелись несколько мужчин, и это явно вызывало ее недовольство. Можно было догадаться, чего они хотят, но девушка, рассмеявшись, просто оттолкнула их.

Тем не менее, когда она двинулась в сторону Лэндера, один из них проявил настойчивость, и вскоре уже шел рядом. Они заговорили. Затем он протянул руку, и девушка что-то уронила ему на ладонь из миски. Мужчина тут же затолкал это себе в рот.

Они сели рядом у огня. Кожа девушки была влажной, наверное, от пота. Крохотные капельки блестели на обнаженной груди, отражая бледный свет, рождаемый костром.

Ее тело было прекрасно, и казалось отлитым из золота.

Лэндер снова почувствовал возбуждение. На мгновение он смог облегчить охватившее его жгучее желание, легонько скользнув кончиками пальцев по горячей плоти.

Как приятно.

Но ни за что не сравнится с возможностью разрядить свою обойму в ту девчонку.

Я не хочу этого,говорил он себе. Я не животное.

И все же, она была так молода и прекрасна. Перебирая пальцами свой напряженный орган, Лэндер наблюдал, как девушка погрузила лицо в миску.

Господи, как он хотел трахаться…

Но вот, Лэндер заметил, что к тарелке прилип большой клок седых волос. Девушка подняла ее с колен, передавая молодому человеку, и тогда только он понял, что это было лицо.

Лицо старухи, которую они притащили. Старухи, которую убил он.

Парень нырнул лицом в тарелку. С его руки обильно капало, пока он набивал рот.

Отвернувшись, Лэндер стиснул зубы, прикрыв рот ладонью, и ничего перед собой не видя, бросился в чащу. Ударившись плечом о первое попавшееся на пути дерево, он потерял равновесие, и повалился на землю. Едва успев перекатиться со спины на живот, Лэндер вскочил на четвереньки и сблевал.

Придя в себя, медленно отполз в сторону, и поднялся на пошатывающиеся ноги. Опавшие листья и сосновые иглы, ковром лежавшие на земле, прилипли к его влажной коже, и поэтому он решил вернуться к реке.

Сначала к реке, а затем подальше от этой деревни маньяков! Нужно попытаться найти Корделию.

А как же Рут?

Боже, что будет с Рут?

Возможно она где-то здесь, в деревне. Жива. И ждет, когда эти товарищи подадут ее на обед.

Проклятье, все это весьма вероятно. Если эти монстры способны на здравую мысль, то должны оставить ее в живых, хотя бы на время. Гораздо логичнее начать с мертвого тела, а уж потом приниматься за живое.

Он должен вернуться.

Должен найти ее, и попытаться спасти.

Но нож выпал из его рук. Лэндер упал на колени, весь дрожа.

Что, если они поймают его?

Что, если схватят живым?

Трус и до смерти часто умирает; Но смерть лишь раз изведывает храбрый.

Дерьмо. Чертов Юлий Цезарь. Проклятый Шекспир.

Он не выживет, если бросит Рут. Не сможет жить с этим дальше. Лишь чувство вины, и ничего больше. Все могло бы закончиться здесь.

Фишка дальше не идет, как говорят в покере.

Слова заставили его приободриться.

Фишка дальше не идет!

Когда начинаются трудности, становится трудно начинать.

Фишка дальше не идет!

Подняв нож, Лэндер развернулся, зашагав в сторону деревни. Уже подходя ближе, он услышал, как там снова поднялся гул толпы.

Лэндер перешел на бег, и скоро достиг ближайшей хижины. Подкравшись ближе, он заглянул внутрь. Девушка по прежнему сидела у огня, поедая ужасный приз, полученный за принесенную добычу.

Остальные все так же толпились у главного костра, отходя по одному с куском мяса.

Никаких признаков присутствия Рут здесь не было. Возможно, ее держали где-нибудь в темноте, подальше от огней, или даже в другой хижине. А может, она и вовсе была где-нибудь далеко отсюда.

Какое-то существо, больше похожее на обезьяну, чем на человека, протиснулось сквозь толпу. Только на обезьяну скрюченную, горбатую, безногую. Хотя у существа не было собственных ног, в зубах оно держало чужую. Никто не осмеливался попросить его поделиться, как просили девушку. Более того, другие Краллы старались не задерживаться на его пути. Похоже, они боялись его. Прислонившись к стене хижины, чтобы освободить руки, существо принялось грызть добытую ногу.

Наконец Лэндер заставил себя отвести взгляд от этого человека. Обойдя насыпь вокруг, и убедившись, что никого поблизости нет, он подкрался к следующей хижине. Быстро осмотрев ее, направился к другой, но по пути заметил около пол дюжины человек собравшихся неподалеку, возле еще одной насыпи. Они сидели кругом, разведя ноги в стороны, и разговаривали о чем-то на языке больше всего похожем на немецкий. Но не все. Перед ними на животе лежала женщина, уткнувшаяся лицом между ног одному из них.

Развернувшись, Лэндер направился к деревьям. Оставаясь незаметным, он прокрался мимо группы людей, расположившихся на поляне, и не выпускал их из виду до тех пор, пока не отдалился на достаточное расстояние.

Находясь в чаще, он будет в большей безопасности, да и деревню отсюда видно неплохо.

Вскоре он уже был напротив главного огня, где собралась небольшая группа Краллов. Один из них, сидел на корточках, и жарил кусок мяса, насаженный на копье. Несколько женщин, две из которых, вероятно, были беременны, рвали на части кучу внутренностей. Лэндер поспешил прочь.

Он нашел Рут между двумя хижинами в конце деревни, подвешенную за ногу к сооруженной из крепких шестов треноге. Ее левая рука была сломана в локте, и неестественно выгнута назад. Голое тело слегка покачивалось на ветру.

— Ах вы ублюдки, — пробормотал он. — Ах вы гребаные ублюдки.

Лэндер прикоснулся к лицу жены. Кожа была влажной и липкой.

Он обернулся. Неподалеку было несколько Краллов. Некоторые из них сидели у костра, иные бесцельно шатались по деревне. Он жаждал их смерти, хотел убить их всех.

Но не сейчас. Сначала он должен забрать отсюда Рут.

Вложив нож в зубы, Лэндер опробовал треногу на прочность: та податливо зашаталась под его усилиями. Тело Рут повернулось от колебаний, и задело его спину свободной ногой.

Затем Лэндер перерезал веревку, и Рут свалилась на землю, застонав от удара.

Лэндер моментально опустился рядом. — Ты жива! — шепнул он.

— Лэндер?

— О Боже! О Боже, ты жива!

Осмотревшись вокруг, он увидел, что несколько Краллов движутся в его направлении.

Двое мужчин и одна женщина медленно приближались к Лэндеру скорее с любопытством, чем с тревогой. Все трое были вооружены: у одного из мужчин в руках находился топор, у женщины и другого мужчины — ножи. Однако они пока не держали оружие наготове. Топор висел у его владельца на боку, нож женщины болтался среди густых волос на ее лобке, а нож второго мужчины был заткнут за пояс.

Лэндер рассмеялся.

Смех его был безумным.

Тогда он засмеялся снова, и отвернувшись, принялся ласкать Рут. Темнота и грязь на его лице давали надежду на то, что в нем не будет узнан чужак.

Лэндер прильнул ртом к ее груди, его рука скользнула ей между ног. Волосы, всегда такие мягкие, сейчас были измазаны липкой жидкостью. Она стонала от боли, в то время, как он массировал пальцами ее вагину. Другая его рука находилась у Рут под головой, крепко сжимая рукоять ножа.

Используя колени, Лэндер раздвинул ей ноги, и лег сверху. Ни о каком возбуждении не могло быть и речи, и это хорошо. Он не собирался проникать в нее, причиняя ей еще больше боли. Она натерпелась ее достаточно.

Должно хватить простой имитации.

Неразборчиво ворча, он принялся совершать характерные движения.

Справа кто-то приблизился. Присел на корточки. Не поднимая головы от груди Рут, он бросил взгляд на возбужденный член подошедшего человека. Сжав левую грудь жены сильнее, он изменил характер своих движений на более резкий.

Судя по звукам, его обступили по кругу. Лэндер посмотрел налево, и увидел согнувшуюся там женщину с болтавшимся между ног ножом.

— Что, светленький, — сказала она. — Думаешь, можешь проканать за одного из нас?

Господи!

Исполненный ужаса, он резко освободил свою левую руку, и схватился за рукоять ее ножа. Стальное лезвие натянуло веревку, к которой было привязано, и развернувшись, почти полностью исчезло у женщины между ног. Ее дикий вопль едва не лишил Лэндера способности слышать. Обернувшись, он наотмашь взмахнул ножом, полоснув того, кто держал топор.

Затем, нырнув противнику под ноги, повалил того на землю, и вырвав оружие, отрубил третьему врагу голень. Пока тот орал и корчился от боли, Лэндер, взмахнул топором еще раз, и по земле покатилась голова второго Кралла.

Обернувшись назад, он увидел, что звуки сражения привлекли внимание остальных. Лэндер склонился над Рут, подсунув под нее руки, и поднял казавшееся безжизненным тело. Осторожно подтолкнув коленом, он переложил жену себе на плечо, и придерживая ее за ноги, поднял с земли топор, после чего бросился бежать.

Однако с дополнительной тяжестью двигался он гораздо медленнее. Будто бежал по пояс в воде.

Сзади слышались звуки погони.

На спасение нет ни единого шанса.

Рядом с его головой со свистом пролетела пущенная вдогонку палица, и ударившись о дерево, приземлилась в кусты.

Затем он почувствовал толчок. Рут взбрыкнула ногами. Ногти ее расцарапали ему спину, и проступившая из ран теплая жидкость стала медленно стекать вниз. Получив еще один удар, Лэндер обернулся.

Настигавший его человек держал длинное, словно шест для прыжков в высоту, копье. Его наконечник уже погрузился в спину Рут, и он дергал, вращал и толкал его, надеясь поразить и Лэндера.

Боже, да ведь он ударил его сквозьРут!

Лэндер почувствовал еще один удар и дернулся от боли. Рут сползала с его плеча. Повернувшись боком, он отпустил ее, и вильнул за дерево. Обернувшись, Лэндер увидел, что противник занят отчаянными попытками освободить копье. Выскочив из укрытия, Лэндер мощным взмахом топора разрубил пополам его голову.

Но остальные были уже на подходе. Женщины, мужчины, они выли и размахивали ножами и копьями.

Он посмотрел вниз, на пронзенную насквозь Рут, а затем бросился бежать.

Мелькая среди деревьев, он несся до тех пор, пока не стали гореть от бешеной нагрузки легкие. Достигнув ручья, он быстро пересек его, разбрасывая вокруг брызги, и оказавшись на другом берегу, едва не столкнулся с одноглазым человеком. Ударив его коленом в пах, Лэндер замахнулся топором, и расколол противнику череп, так что изнутри потоком хлынула густая мякоть мозгов.

Припав ухом к земле рядом с мертвым телом, он понял, что его преследователи либо безнадежно отстали, либо просто сдались, отказавшись от погони.

Так или иначе, теперь у него появилось время.

Он подобрал нож врага, и снял с него кожаный жилет, на спине которого заметил рисунок — голую женщину, с согнутыми в локтях руками. Из-под каждой ее ладони обольстительно выглядывали сферы пышных грудей.

Жилет оказался фрагментом кожи человека с татуировками.

Содрогнувшись, Лэндер бросил его на место, и кинулся бежать.

Глава тринадцатая

Корди взобралась на ствол сломанного дерева, и теперь пристально всматривалась вперед. Однако в пределах видимости не было ничего подозрительного, лишь кусты да деревья.

Бен вскарабкался рядом. — В какую нам сторону? — спросил он.

— Думаю, это не важно. Они могут быть где угодно. — Ответила Корди не сумев скрыть тревогу в голосе.

— Ты хочешь вернуться?

— Вернуться куда?

— Попробовать найти остальных.

— Можно подумать, ты точно знаешь, где их искать?

— Не совсем, но…

— Тогда как, черт возьми, мы их найдем? Просто развернемся и побредем обратно? Просто отлично. — Присев, она спрыгнула на землю, и бросилась бежать, но, не видя во тьме куда ставит ноги, зацепилась за что-то и упала на спину, свезя кожу. — Зараза! — девушка схватилась за ушибленное место.

— Ты в порядке?

— Да! Черт черт черт!

Бен спрыгнул с дерева.

— О Господи!

— Дай посмотрю.

Присев, она приподняла со спины блузку.

— Просто царапина.

— Поцелуй и все пройдет. — Она почувствовала мягкое прикосновение его губ на спине.

— Так лучше?

— Да. Спасибо.

Он остановился рядом, и она взяла его за руку, внимательно всматриваясь в дикую темную местность. — Я не знаю, Бен. Они могут быть где угодно.

— Нам нужно продолжать идти. — Пожал он плечами. — Что еще остается делать?

— Если бы мы нашли ту поляну… Я думала, она где-то здесь, но… — Корделия покачала головой. — Ничего похожего.

— Не думаю, чтобы мы ушли слишком уж далеко.

— Возможно.

— Поляна большая. Мы не должны ее пропустить.

— Надеюсь…

Она обернулась, заметив голого мальчика, выскочившего из-за дерева. Теперь он стоял у них на пути, приняв угрожающую стойку, и сжимая в руке нож.

Корди и Бен попятились, но парень стал наступать.

— Бежим? — шепнул Бен.

— Давай заберем у него нож. Он еще ребенок. — Корди осмотрела землю в поисках чего-то, что могло бы сойти за оружие, но кругом было слишком темно. Неожиданно ее пятка зацепилась за что-то твердое. Она тут же нагнулась, пошарив руками. Пальцы скользнули по влажной поверхности коры. Корделия схватила массивную ветку, и попыталась поднять ее, однако дальний конец плотно засел в земле.

Эта проклятая штука оказалась метров десять длиной!

Едва Корди отпустила ветку, как ребенок сделал резкий выпад. Острие ножа было направлено ей в лицо, но она успела отвести удар, и лезвие оставило порез на ее предплечье. В следующий момент Бен уже сидел на мальчике верхом, заставляя того разжать ладонь, сжимающую рукоять ножа. На помощь ему пришла Корди, схватив ребенка за запястье обеими руками, и резко вывернув, так, что кисть даже хрустнула. Мальчик вскрикнул от боли и выронил оружие.

Упав на четвереньки, Корделия быстро обшарила травяной покров, и вскоре нашла то, что искала. Нож лежал возле ее ноги. — Есть.

Она приставила острие лезвия к животу ребенка, и тот замер.

— Где ты живешь? — спросила она.

Парень зарычал, его верхняя губа задралась вверх, обнажая зубы.

— Похоже, он не понимает, — решил Бен.

— Да. Пожалуй, что так. — Она наклонилась ближе к мальчику. — Ты говоришь по-английски?

Он снова зарычал.

— Да этот парень просто животное, — буркнул Бен.

— Малыш. Я ищу родителей, маму и папу. Ты знаешь, где они? Куда вы обычно утаскиваете людей? Есть у вас лагерь, или еще что-нибудь такое?

— Да не разговаривает он.

— Что будем с ним делать? — спросила Корди.

Бен пожал плечами. — Думаю, нам не стоит его отпускать.

— Я не смогу его прирезать. А ты?

Бен кивнул. — Я тоже.

— Мы могли бы закрепить ему твой ремень на шее, использовав как поводок. Посмотрим, куда он нас приведет.

— Можно попробовать.

Удерживая ребенка за шею одной рукой, Бен снял пояс, и протянул его Корди, та в свою очередь передала ему нож.

Продев широкий кожаный наконечник через застежку, она сделала петлю. Бен затянул ее потуже, а Корди, проверяя, даже несколько раз дернула.

— Отлично, — сказала она. — Пусть идет, посмотрим, что из этого выйдет.

Бен сделал несколько шагов, но мальчик тут же кинулся на Корди. Она отскочила назад, потянув за собой ремень, и ребенок, не удержавшись на ногах, растянулся на земле. Он задыхался, хватаясь за горло, но Корди лишь зашла ему за спину, даже не попытавшись ослабить ремень. Неожиданно перекатившись по земле, мальчик зацепил ногу Корди, и, выронив ремень, девушка полетела на землю рядом с ним.

Подскочивший Бен нанес ребенку удар ногой. Кроссовок угодил прямо в лицо, и мальчик упал, оставаясь без движения.

— Отрубился, — решил Бен, несколько раз толкнув тело.

— Умер?

— Думаю, просто без сознания.

Ребята решили воспользоваться паузой, чтобы перевязать руку Корди. Бен использовал для этого кусок своей рубашки. Отрезав ножом достаточной величины лоскут, он обернул его вокруг раны.

Затем Корди опустилась на одно колено рядом с ребенком, и ослабила пояс. Прикоснувшись к шее, она нащупала пульс.

— Давай просто уйдем, пока он не очнулся, — предложила она.

— Ладно, пойдем.

Оставив ребенка, они бросились бежать, но не успев отдалиться и на пятьдесят ярдов, услышали усиливающийся звук голоса, образовавший отдельное слово, « КРАЛЛ!»

И голос этот принадлежал совсем не мальчику.

Он исходил откуда-то сзади. Корди остановилась и оглянулась.

Полный разъяренной ненависти, отдаваясь эхом, рев звучал им вслед.

По телу Корди пробежала дрожь. — Как думаешь, что это было? — шепнула она.

— Я не…

Неожиданно до их ушей донесся вопль мальчика.

— Давай же. — Бен схватил свою спутницу за руку.

Они пробежали всего несколько шагов, прежде чем Корди высвободилась. — Подожди. — Она присела за деревом, и усадила рядом Бена. — Что это был за звук? На что похоже? — шепнула она.

— На голос из самой преисподней.

— Тебе не показалось, что кто-то произнес слово «Кралл», а потом убил ребенка?

— Похоже на то.

— Может он нам поможет?

— Ты рехнулась.

— Нет, я серьезно. Мы же не Краллы. Может он тоже пытается выбраться отсюда, как и мы.

— Ну уж точно не как мы. Господи, да ты слышала этот вопль? Даже на человека с трудом похоже.

Это было… — Внезапно она замолчала, услышав громкий шелест листвы, и треск ломающихся веток.

Рука Бена напряглась в ее ладони.

Высокая широкоплечая фигура шагнула из-за деревьев.

Корди услышала, как из могучей груди доносятся скорбные звуки, похожие на сдерживаемые рыдания.

Бен дернулся в сторону, потянув ее за руку, но она вырвалась. Тогда он обернулся, и вновь услышал, как взревел ужасный голос, « КРАЛЛ!»

Бен бросился бежать, а Корди наблюдала, как очертания неповоротливой фигуры устремились вслед за ним. В проблесках лунного света, мелькнули мощные ноги и косматые руки.

А потом был только лес. И звук тяжелых шагов.

— Нет! Пожалуйста! — Кричал Бен.

Корделия лишь зажимала уши.

Последний вскрик оборвался на середине.

Вжавшись в ствол дерева, она обхватила руками колени и слушала лес.

Глава четырнадцатая

— Твою мать, избушка!

Роббинс схватил Нилу за руку, и они остановились рядом с Шерри, вглядываясь куда-то вдаль, за деревья.

На краю поляны, освещенной лунным светом, стояла хижина из бревен.

— Не плохо, — сказал Роббинс. — Ну-ка, посмотрим.

Он вышел вперед, изучая местность. Поляна была не меньше футбольного поля, возможно лишь, чуть уступала ему в ширине. Среди деревьев показалось какое-то движение. Сруб был темным и заброшенным. — Держитесь рядом, — сказал Роббинс.

Когда он направился к хижине, Нила находилась справа от него, а Шерри слева. Земля под ногами была мягкой, дул легкий прохладный ветер.

Роббинс посмотрел на Нилу. Она хромала, и судя по гримасе на лице, испытывала боль. Сейчас она казалась такой храброй, и вместе с тем, ранимой. Ему хотелось удержать ее подальше от опасности.

Нила заметила, что он смотрит на нее, и улыбнулась в ответ.

— Как нога? — спросил Роббинс.

— Бывало лучше.

Затем он повернулся к Шерри. — Ну как, готова?

— Всегда готова, — кисло улыбнулась она.

Приближаясь к хижине, Джонни заметил, что вокруг находится множество воткнутых в землю шестов. Каждый шест имел поперечную перекладину, подобную рукам огородного чучела, а наверху находился темный шар.

Шерри остановила его, схватив за руку. — Вот дерьмо, — шепнула она. — Сраное дерьмо!

— Это головы! — Шепнула Нила.


Леса здесь темные

Роббинс искоса посмотрел на верхушку ближайшего шеста. Сфера наверху действительно оказалась головой, и ее темные волосы развевались на ветру. Переходя взглядом от одного кола к другому, он убедился, что головы насажены на каждый из них. — Господи, — единственное, что сумел он сказать, прежде чем двинулся вперед.

Шерри тут же потянула его обратно. — Мы не пойдем туда!

Джонни повернулся к Ниле.

Та тоже покачала головой.

— В хижину, — сказал он.

— Я не хочу, — пропищала Нила голосом напуганного ребенка.

Роббинс вновь осмотрелся по сторонам, и уловил какое-то движение среди деревьев. Из-за осины высунулась голова, но как только она навел на нее винтовку, она спряталась обратно.

Слева, между деревьев мелькнуло бледное тело.

Шерри громко простонала от ужаса.

— Давайте, в хижину, — скомандовал Джонни.

Нила сжала его руку.

Из темноты, сверкнув в лунном свете, вращаясь в воздухе, вылетел кривой нож. В последний момент Роббинс успел оттолкнуть Нилу, а сам упал на нее сверху.

— Вперед, — подтолкнул он девушку, поднимаясь.

— Боже, они едва не…

— Они промахнулись.

Все трое бросились к хижине. Футах в десяти от первого кола, Роббинс отпустил руку Нилы, и нагнувшись, поднял с земли нож. — Вот, возьми, — он протянул лезвие рукоятью вперед, и обернулся.

Сзади никого не было.

Тогда он двинулся вперед, пригибаясь под поперечинами воткнутых в землю кольев. Шесты располагались очень близко друг от друга, поэтому идти приходилось осторожно, тем не менее, приклад его винтовки все же защепил один шест, заставив его пошатнуться. Сверху что-то упало, и пробиравшаяся сзади Нила вскрикнула от ужаса. Роббинс хотел обернуться, но эти из-за этих палок вокруг, чувствовал себя как в клетке — было очень тесно.

— Ты в порядке? — спросил он.

Ответа не последовало.

— Нила?

— Все хорошо, — шепнула она.

— Шерри?

—  Вытащи нас отсюда!

— Штаны сухие? — Фраза была уже произнесена, прежде, чем он сообразил, что не должен был так говорить. — Забудь…

Разогнувшись, Роббинс зацепил плечом один из шестов. Поперечина зашаталась и полетела на землю, однако он успел ее поймать. Обернувшись назад, Джонни увидел, что Нила находится в согнутом положении, а Шерри, чуть дальше, тоже выпрямилась.

Она стояла спиной к нему, и Роббинс глядя на нее, знал, что ее беспокоят не Краллы, притаившиеся вокруг. Она внимательно осматривала головы. Десятки голов, тесно окружавших ее, словно отвратительная толпа.

— Шерри! Крикнул он.

Она обернулась, задев одно из чучел, то свалилось на другое, толкнув его, второе повалило третье, и так одно за другим, они переворачивались и падали на землю, разбрасывая кругом свои атрибуты.

Шерри посмотрела сначала на устроенный погром, затем на Роббинса. Во мраке, ее глаза и рот казались темными провалами на лице.

Нила хотела было разогнуться, но Роббинс остановил ее. — Не смотри, — предупредил он.

— Давай, Шерри, просто иди сюда.

Она не двигалась.

— Шерри!

— Я не могу.

— Стой здесь, — велел он Ниле.

Пригнувшись под перекладинами, он двинулся обратно, через лес кольев. Ближе к Шерри множество уцелевших крестов замерли в перекошенном виде. Роббинс попытался выдернуть ближайший, который мешал пройти. Иссохшая голова, сгнившая почти до самого черепа, с клочьями волос, развевавшихся на ветру, закачалась на шесте от усилий Джонни. Однако усилия эти плодов не принесли.

Оставив палку на месте, он взглянул на Шерри. Она стояла всего в нескольких футах отсюда, отделяемая беспорядочным нагромождением шестов и насаженных на них голов. Не спуская с нее глаз, он двинулся вперед, высоко поднимая ноги, с хрустом давя старые кресты. Дважды он наступал на головы, одна из них треснув, раскололась на части, другая оказалась потверже, и Роббинс чуть не подвернул лодыжку. Вовремя восстановив равновесие, он содрогнулся от перспективы упасть в такую мерзость.

Наконец, он взял Шерри за руку.

Первым делом Джонни заглянул ей за спину, и убедился, что никто их не преследует.

— Ты в порядке?

Она ответила всхлипом.

Продолжая удерживать девушку за руку, он потянул ее к растоптанным останкам чучел.

— Закрой глаза, — велел Роббинс.

Взглянув назад, он еще раз убедился, что они в безопасности, и потащил Шерри за собой, велев ей держаться за свой пояс. Достигнув первого вертикально стоявшего креста, он просто пнул его ногой, убрав с дороги. Голова отлетела в сторону, но Роббинс даже не посмотрел туда. Перед ним стоял следующий шест. Проклиная все, он снял с плеча ружье, и принялся расталкивать преграды прикладом, быстро продвигаясь вперед.

— Нила, не открывай глаза. Мы уже идем к тебе.

Роббинс сшибал кресты, те валились на другие, головы разлетались в стороны.

Приблизившись к Ниле, он выдернул из земли три шеста, и выбросив их, двинулся дальше. — Хватайся за Шерри. Держись, и не открывай глаза.

— Джонни, что?..

— Я проведу вас к хижине.

Сделав шаг вперед, он пнул ногой ветхую палку, та, отлетев в сторону, сшибла еще одну, вторая повалила третью, и так далее. Пока они падали, Роббинс снова ударил ногой, сбивая еще больше крестов, а затем взмахнул ружьем.

Крепкий приклад разнес в щепки несколько палок, и даже зацепил одну голову, заставив ее взмыть в воздух. Роббинс взмахнул чуть ниже, и кресты посыпались один за другим. Вскоре перед ним совсем не осталось шестов, однако дверь была еще далеко.

Обведя взглядом открывшийся перед ним путь, Джонни отметил, что лишь несколько полуразрушенных крестов преграждают дорогу.

— Отлично, — сказал он сам себе.

Девушки решили взглянуть. Открыв глаза, Шерри прикрыла ладонью рот, а Нила тут же отвернулась.

Роббинс двинулся к двери. Вместо ручки болтался кусок кожи, и потянув за него, Джонни услышал противный резкий скрип — приподнялся засов. Он толкнул дверь перед собой, и та распахнулась.

— Эй? — бросил он в темноту.

Ответа не последовало.

Шагнув через дверной проем, Роббинс почувствовал, как в нос ударил запах чего-то протухшего. Чего-то теплого и влажного. Он пристально вглядывался в темноту, но ничего не мог различить.

Пошарив в кармане, он достал коробку спичек, вынул одну, и чиркнув серной головкой об боковину, заставил ее вспыхнуть. Отвернувшись от внезапно возникшего яркого света, Роббинс сначала зажмурился, а потом осмотрелся вокруг. Убедившись, что внутри никого нет, он встряхнул спичкой, потушив ее, и вышел наружу.

— Все в порядке. Можно заходить.

Нила и Шерри вошли внутрь, Роббинс следом закрыл дверь, ограничив доступ лунному свету. Деревянный засов стал на свое место.

— Ну, вот мы и на пришли, — сказал он.

Роббинс зажег еще одну спичку, и в неясном дрожащем свете принялся искать лампу. На глаза ему попалась свеча, установленная в держателе, выступающем из стены. Такая же была с каждой стороны, на всех четырех стенах. Роббинс зажег все, и свет разбросал по комнате тени.

— Должно быть, это кровать, — пробормотала Шерри, глядя на подстилку из шкур. Присев, она потерла руки, затем откинулась назад и вздохнула.

Нила стояла посреди комнаты. Затем она медленно перевела взгляд на Роббинса.

— Думаю, нам лучше уходить отсюда, — сказала она.

— Надо передохнуть, — возразил Роббинс.

Шерри подняла голову. — Я никуда отсюда не пойду.

— Это место… — сказала Нила. — Кто бы ни жил здесь, это он насадил на шесты эти головы.

— Не хочу это слышать, — скривилась Шерри.

— Что если он вернется?

Глава пятнадцатая

Засевший высоко на дереве Лэндер слушал переговаривающиеся голоса. Они исходили откуда-то неподалеку, вероятно, со стороны реки. Значение слов было не понять, хотя некоторые из них звучали взволнованно, некоторые злобно. Замечание сделанное женщиной вызвало всеобщий смех.

Кто-то заговорил командным тоном. Последовало недолгое обсуждение, а потом все замолчали.

Вскоре слух Лэндера уловил шуршание листвы, вызванное бредущими по лесу людьми. Они были справа и слева, далеко и близко, широко рассредоточивая свои силы.

Они ищут меня.

Дерьмо. Вот же дерьмо!

Он обхватил руками и ногами толстый ствол дерева, и хотел было спуститься вниз, но внезапно почувствовал, как внутри все похолодело, а желудок сжался от страха.

Прямо под ним, на земле находились три фигуры. Двое мужчин и одна женщина, вооруженные ножами и копьями.

Дрожь охватила его тело.

Мысленно он пытался себя успокоить.

Ведь можно убить их.

Я уже убил… скольких? Да многих.

И убью еще больше.

Они думают, что охотятся на меня, но они заблуждаются.

Я гораздоопаснее, чем они думают.

Опасность знает, что Цезарь сам опаснее нее.

Все правильно, черт возьми.

Мы как два льва, рожденных в тот же день, но только я и старше и страшней.

Все верно!

Ведь зло переживает людей, добро же погребают с ними. Пусть с Цезарем случится то же.

Все правильно.

Пусть только попробуют меня сцапать. Пусть только попробуют.

Троица удалялась, исчезая в зарослях. Лэндер слышал, как шелестела старая листва, и хрустели сухие ветки под их ногами.

Быстро спустившись вниз, он замер, напрягая слух. Потеряв врагов из виду, он мог лишь слышать их. Пожалуй, лучше всего подкрасться к врагам сзади, и незаметно перерезать им глотки по одному.

Пусть знают, чем и для кого был Цезарь так опасен.

Нет, нет и нет, преследуя их в лесу, он может оказаться в незавидном положении. Не самая лучшая стратегия.

Пришлось оставить их, и вернуться к реке. Переплыв на другую сторону, Лэндер взобрался на берег.

Плававший в воде жилет, выброшенный им ранее, прилип к нему, как вторая кожа, но теперь он только усмехнулся.

Нужно сохранять самообладание!

Лэндер взял себя за член.

В этом нет ничего смешного.

Ни хрена смешного.

Я должен сохранять спокойствие, держать голову холодной, или потеряю ее вовсе.

Вскоре Лэндер добрался до окраины деревни. Проложив себе путь немного налево, он притаился среди деревьев, отыскивая место, где впервые нашел Рут.

Рут.

Она умерла.

Что ж, ладно, я ведь тоже умер, разве не так?

Мистер Курц умер. [10]

Лэндер Диллс умер.

Но еще не совсем.

Покинув поселение, он попытался отыскать то место, где оставил Рут, не особо, однако, рассчитывая обнаружить там тело.

Осмотр местности результатов не дал, поэтому Лэндер вернулся обратно в деревню. Спрятавшись за одной из хижин, он насчитал около десяти фигур лежавших возле тлеющих углей перегоревшего костра. Чуть в стороне, возле главного очага находились еще человек двадцать часовых. Они вели себя тихо, стараясь не разбудить спящих.

Выпрямившись, Лэндер спрятал нож и топор под жилетом, и направился прямиком к врагам. Сердце бешено колотилось в груди, дышать было тяжело, но он продолжал идти, чуть сгорбившись, и немного прихрамывая.

Женщина посмотрела на него, а затем небрежно отвела взгляд в сторону.

Примкнув к группе, Лэндер внимательно осмотрел своих врагов. Некоторые из них, вооруженные ножами, стояли на коленях, и отделяли руки и ноги от убитых тел. Здесь находился труп мужчины, которого он убил у реки, женщина, носившая нож спереди, между ног, тот человек, у которого он забрал топор, еще один, убивший Рут копьем, и, собственно, сама Рут.

Рука ее была по-прежнему неестественно вывернута.

Пока Лэндер наблюдал, женщина отделила от туловища вторую руку Рут, и бросила ее на кучу окровавленных конечностей возле огня.

Двое мужчин резали ноги.

Не выдержав, Лэндер отвернулся, и поборов приступ подступающей тошноты, двинулся к другому краю деревни.

Возле самой дальней хижины спали две женщины и один мужчина. Голова мужчины, лежала на животе младшей женщины, а полная старшая располагалась отдельно. Она лежала на боку, со свисающей грудью, а кругом были разбросаны кости.

Опустившись на колени, и достав оружие, Лэндер прополз мимо толстухи, и оказался перед завешенным шкурами входом в хижину.

Двигаясь медленно и осторожно, он вполз во тьму.

Внутри был кто-то еще. Лэндер явно слышал шум чужого дыхания, при чем людей было двое. Зажав нож в зубах, он протянул перед собой руку.

Пошарив в темноте, Лэндер наткнулся на чью-то ногу. Она пошевелилась, а затем раздался сонный мужской вздох. Скользнув выше по ноге, Лэндер коснулся гениталий, последовал еще один вздох, в котором можно было различить нотки томного удовольствия. Рука Лэндера двинулась дальше, к животу, груди, скользнула по шее, и наконец нащупала губы.

Отложив топор в сторону, он зажал ладонью рот врага, и резким решительным движением, перерезал ему горло.

В лицо брызнула теплая жидкость, неприятель дернулся, взмахнув руками и ногами, и тут же обмяк, однако из раны продолжали доноситься булькающие звуки.

— Онич?

Лэндер потянулся в темноту, и задел чье-то голое плечо. Подобравшись ближе, он взялся за небольшую упругую грудь.

Чужая рука коснулась его тела. Пальцы осторожно поиграв с мошонкой, обхватили твердеющий член, но вдруг, женщина издала резкий испуганный вздох, и отдернула руку. Она хотела было отскочить, но Лэндер ухватил ее за грудь, и глубоко вонзил в тело нож. Женщина вскрикнула, но он зажал ей одной рукой рот, и вновь ударил ножом, на этот раз в шею, чуть ниже уха. Тело повалилось на сырую землю, задергалось в судорогах, и наконец замерло.

Напрягая слух, Лэндер лежал на своей жертве.

Насколько громко она кричала? Проснулись ли другие?

Долгое время он боялся пошевелиться, но окончательно убедившись, что никто ничего не слышал, Лэндер отодвинулся в сторону.

Сидя между двух тел, он размышлял о том, что же делать дальше. Может поиздеваться над ними, отрезать им головы или отрубить парню член, и затолкать женщине в рот, а может присобачить эту ерунду ей к пилотке.

От таких размышлений он возбудился.

Нет. Что за дерьмо?

Я не животное.

Мститель, но не животное.

Ангел Мести.

Ангел Смерти!

Он снова приглушенно рассмеялся. Возбуждение прошло.

Вот и славно.

Я мститель, а не секс-маньяк.

Он подполз к выходу, и отодвинул закрывающую его шкуру. Внутрь проник свежий воздух, обдавший холодом его вспотевшую кожу, и Лэндер выбрался наружу.

Остановившись у погасшего костра, где все еще спали две женщины и один мужчина, он принялся разглядывать другие фигуры, находящиеся неподалеку. Ближе всех были двое мужчин, на расстоянии примерно пятнадцати ярдов. Группа возле главного огня продолжала работать. Соорудив треногу, они развесили над костром несколько рук, чтобы приготовить мясо, прежде чем оно разложится.

Лэндер достал топор.

Это все для вас, подумал он. Я буду заботиться, чтобы вы оставались сытыми и счастливыми.

И одним быстрым движением Лэндер свернул шею старшей из двух женщин. Затем, прыгнув в сторону, проломил топором череп мужчины. Шум разбудил молодую худенькую девушку, и открыв глаза, она закричала, что было сил. Лэндер нацелился ей прямо в нос, но промахнулся, и топор угодил в левую часть лица, разрубив голову поперек глаза.

Над ухом Лэндера просвистело копье. Подняв голову, он увидел несущуюся к нему толпу. Вскочив на ноги, и помахав топором, он выкрикнув — Скорбите, суки! — а затем бросился бежать.

Глава шестнадцатая

Нила сидела под свечой, опираясь на стену, и наблюдала, как Джонни обыскивал комнату.

Первым делом он проверил стены. Они были обвешаны оленьими шкурами, вероятно, для защиты от ветра, и Роббинс заглянул под каждую.

Затем он подошел к камину, где над перегоревшими углями висел черный от копоти котел. Сняв крышку, Джонни заглянул внутрь, и понюхал, но тут же зажав рот, вернул крышку на место.

Задремавшая на стопке шкур Шерри простонала, и перевернулась на бок.

— Что там? — шепнула Нила Роббинсу.

— Что-то протухшее.

Он повесил котел обратно на крюк, и сунул руку в пепел под ним. — Холодный, — заключил Джонни. Затем, поднявшись, отряхнул руку, взял кочергу, и несколько раз взмахнул ей в воздухе, как бы проверяя вес. Решив, что для Нилы она будет слишком тяжелой, он вернул ее на место. Некоторое время Роббинс смотрел на образовавшуюся в камине копоть, на стоявшую рядом метлу, на табурет с плетеным сидением. Затем он отвернулся, и принялся блуждать по комнате. Разложенные на полу подстилки делали его шаги почти бесшумными.

— Что ты ищешь? — спросила Нила.

— Все, что могло бы нам пригодиться. — Неопределенно покачал он головой. — Только здесь нет ничего. За исключением вот этого.

Роббинс кивнул в сторону котла.

— А что нам нужно?

— Еда и вода. Еще неплохо бы пару пушек раздобыть.

Из угла послышался голос Шерри. — Раз уж вы предаетесь мечтаниям, то, что скажете на счет вертолета, который бы просто вытащил нас отсюда?

— Может здесь есть еще одна комната, — предположила Нила.

— Я все проверил. Никаких дверей нет.

— Может вход снаружи, с обратной стороны лачуги, или там есть еще одна?

— Пойдем, проверим. — Роббинс приблизился к выходу, взял в руки ружье, и подняв засов, распахнул дверь.

На фоне окутывающий лес темноты, его фигура и вовсе казалась черным пятном. Не забывая об осторожности, он внимательно всматривался куда-то в ночь, а затем, обернувшись, промолвил. — До встречи —. Ниле показалось, что голос его звучал как голос ребенка, который пытается храбриться, хотя сам напуган до смерти.

Выйдя наружу, Джонни придержал ей дверь.

— Секунду, — предупредила Нила, пресекая комнату.

У выхода глаза ее различили десятки дряхлых крестов, с насаженными на них головами, и путь, который проложил через них Роббинс.

— Пойдем вокруг, — скомандовал он.

Двигаясь вдоль стены, они достигли угла, и повернув, Нила увидела еще больше крестов и голов. С обратной стороны хижины тоже стояли лишь кресты, никаких строений. Обнаруженный ими с самого начала крошечный сруб, в молчаливом одиночестве возвышался над множеством пугал.

Завершив обход, они остановились возле двери.

— Я постою здесь немного, — сказал Джонни. — А ты иди внутрь, и поспи.

Нила колебалась. Что, если он хочет выиграть время для себя, и уйти в одиночку. Хотя, вероятно, Роббинс просто старался показаться хорошим человеком, предлагая остаться на страже, пока она отдохнет.

— Я хочу остаться с тобой, — ответила она.

— Ладно…

— Но если ты хочешь побыть один…

— Нет, все в порядке. — Он усмехнулся. — Думаешь, я захочу оставаться со всем этим наедине? — Джонни взглянул на поле голов. — Что, если они начнут говорить со мной?

— Думаешь, могут?

— Нет, если мы будем продолжать нашу беседу.

— Может, присядем?

Они устроились на земле. Нила скрестила ноги, и прислонилась к стене хижины. Сквозь тонкую ткань блузки, она почувствовала округлую форму бревен, и их неровную, шершавую поверхность. Когда Нила заговорила, взгляд ее был направлен в землю. — Я хотела поблагодарить тебя. Не знаю, что происходит, и зачем ты все это делаешь, но все таки ты спас нас.

— Что ж…

Она ждала, пока он продолжит, но Роббинс больше ничего не сказал. — Почему ты вернулся за нами?

— Кто знает?

— Ты должен знать.

— Да. Пожалуй, я знаю.

— Так расскажи и мне.

— Думаю, я не хотел, чтобы ты погибла.

Она придвинулась ближе, и почувствовала, как коснулась его плеча. Похоже, она нравилась этому человеку, однако подобная мысль смутила ее. Он был причастен ко всей этой кошмарной истории, которую ей пришлось пережить, и, пожалуй, теперь она должна ненавидеть его. Но она не могла. На протяжении всего пути он был силен и смертоносен, но вместе с тем уязвим, и все это вместе побуждало ее следовать за ним, держаться как можно ближе.

— Почему именно я? — спросила она.

— Не знаю. Я знал лишь, что они собираются с тобой сделать. Но мысль о том, что тебе причинят вред…

— А как же Шерри? Ты бы оставил ее на растерзание?

— Да.

— Но почему?

— Так принято в Барлоу. И здесь всегда так поступали, с самого начала.

— А какимбыло это начало? С чего все началось? — Она посмотрела на Джонни. Он встретил ее взгляд, а затем отвернулся, чтобы осмотреться.

— Не думаю, что кто-нибудь знает ответ, — сказал он. — Краллы появились здесь раньше нас, и вряд ли кому-нибудь известно, откуда они пришли. Хотя существует множество теорий на этот счет. Некоторые говорят, что они дети Дьявола, другие считают их племенем, дожившим до наших дней со времен Каменного Века.

— Но если они из Каменного Века, то откуда у них стальное оружие?

— От нас. Мы даем им все, чего они захотят. Кроме огнестрела.

Нила покачала головой.

— Так или иначе, у моего учителя по истории в средней школе была теория, согласно которой они являются потомками группы викингов, высадившихся на Тихоокеанском побережье.

— А что думаешь ты?

— Думаю, они спустились с гор от некоего безумного старика по имени Даниэль Бун. [11]— Нила заметила кривую усмешку на лице Роббинса пожавшего плечами. — Черт знает, кто они такие. Моя соседка Джоан Ерли вообще уверена, что они марсиане. Но кто бы они ни были, у них все схвачено. Раньше они совершали набеги на город раз в месяц, затем наши праотцы додумались сами поставлять им чужаков. Эта схема неплохо работала, ведь прежде чем вывезти человека за город, горожане обчищали его карманы.

— Схема работает и по сей день, — констатировала Нилы, посмотрев на свои голые, кровоточащие ступни.

— Обе стороны остаются довольны, и пока Краллы получают по восемь-десять жертв в месяц, они нас не трогают.

— Неужели никто не пробовал остановить их?

— Было несколько попыток. Один парень по имени МакКвидди отправился как-то в лес со своей командой. Они называли себя Великолепные Четырнадцать. Случилось все годах в тридцатых, тогда разнесся слух, что Барлоу не самое лучшее место для отдыха. Люди перестали ездить сюда, и нам некого стало доставлять в лес. Поэтому однажды Краллы явились в город. Они хватали женщин и детей, и уносили их в лес. Великолепные Четырнадцать отправились спасать их, но так и не вернулись.

Нила наблюдала, как глаза его следили за окрестностью. — Никто не возвращается, — сказал он.

— А мы?

— А мы попробуем. — Джонни обнял ее, положив руку на плечо, и она склонила к нему голову.

Ей было хорошо рядом с ним.

Лучше чем с кем-либо, начиная с Дерека. С тех пор прошло уже почти два года. Расставание сильно потрясло ее. Шесть долгих месяцев она жила как отшельник: ненавидела Дерека, ненавидела всех мужчин, и все же постоянно вспоминала, как они были вдвоем, мечтала о том, чтобы он вернулся, будто наслаждаясь этими мыслями, причинявшими ей боль.

Когда одиночество, наконец, заставило ее выйти из дома, ей попадались лишь отчаявшиеся мужчины, искавшие ту, с которой можно провести ночь. Им тоже было одиноко. Некоторые пытались произвести впечатление: вели крутые беседы, разъезжали на Порше, всячески выпендривались. Другие, стараясь привлечь внимание, выставляя на показ собственную чувственность, вели себя как нытики. Между двумя этими крайностями были и нормальные парни, которых она действительно хотела узнать поближе.

Но большинство из них, как она подозревала, наверняка женаты, растят детей, выгуливают собак.

А теперь появился Роббинс. Вряд ли можно с уверенностью сказать, что он нормален, учитывая, что парень вырос в городке вроде Барлоу, и занимался всякими ужасными вещами. Но он был сильным и уверенным, она почти не сомневалась в его доброте. Слова его звучали искренне.

Он был не такой, как все эти черствые мужланы. На него она может положиться.

Его она может любить.

Глаза наполнились слезами. Нила шмыгнула носом, и Джонни повернулся к ней.

— Прости, — сказала она.

— Не извиняйся.

— Мне так страшно.

— Я знаю. — Его рука погладила ее волосы, убрав их с влажных щек.

— У нас никогда не будет шанса узнать друг друга поближе, Джонни. Больше не будет возможности провести время вместе.

— У нас будет шанс, — ответил он.

Она покачала головой, сотрясаясь от рыданий.

— Будет. Можешь рассчитывать на это.

Он приблизил к ней лицо. Его глаза смотрели на нее, затем он мягко улыбнулся, и уста их соединились в долгом поцелуе. Нила хотела, чтобы он никогда не кончался.

Глава семнадцатая

Долгое время Корди лежала на земле под деревом, боясь пошевелиться.

Казалось, прошел уже не один час с тех пор, как чудовищный вопль зверя сотряс лесную чащу, и его массивная фигура скрылась вдали, за кустами. А еще, перед этим был испуганный, умоляющий голос Бена. Боже, должно быть он встретил ужасную смерть.

Затем существо прошло мимо нее, и удалилось.

Хотя, оно все еще может оставаться поблизости.

Но она не могла больше лежать на земле, к тому очень хотелось в туалет, и она боялась обмочиться.

В конце концов, она перевернулась на живот, и вскинула вверх голову, изучая лес вокруг себя. Воздух имел прозрачный синевато-серый оттенок, и позволял видеть достаточно далеко.

С внезапным ужасом для себя, Корди поняла, что защитный покров ночи откинут.

Она поднялась на колени. Правая рука непослушно болталась, онемевшая от долгого лежания на ней, но постепенно чувствительность вернулась. Чтобы избавиться от неприятного покалывания, Корди принялась разминать пальцы. Наконец, когда рука восстановила свою дееспособность, девушка поднялась.

Медленно обводя взглядом лес, она убедилась, что вокруг никого нет, и спустила трусики. Присев на корточки, она начала процесс. Ударяя по траве и опавшим листьям, покрывавшим землю, жидкость издавала множество шума. Не прекращая осматриваться, Корди хотела, чтобы все поскорее закончилось. И все же, не в силах сдержать поток, она чувствовала приятное облегчение после долгого воздержания. Но, наконец, процесс был завершен, и поднявшись, она натянула трусики обратно.

Некоторое время она смотрела в том направлении, куда побежал Бен. Ей не хотелось видеть его тело, и все же она не могла просто уйти, не убедившись, что он действительно мертв.

Двигаясь медленно, она старалась не нарушать тишину, но несмотря на все старания, каждый шаг влек за собой какой-нибудь звук. Не громкий, но достаточный для того, чтобы его услышали другие. Тогда она попробовала изменить шаги на более широкие. Шум хоть и стал громче, но так она быстрее и вернее приближалась к цели.

К цели, к которой ей приближаться совсем не хотелось. Хотелось лишь прятаться.

Но она продолжала идти. Корди знала, где это находится. Всю ночь, раз за разом, вновь и вновь, она видела, как Бен бросился туда, слышала, как он бежал, и его голос. Он не мог уйти далеко. Расстояние не больше чем дома от входной двери до кухни.

Увидев его ноги, она остановилась. Бен лежал на спине, одна нога выпрямлена, другая согнута в колене, в неестественном положении. Остальная часть тела находилась за деревом.

Штаны были испачканы кровью.

— Бен? — позвала Корделия. Голос был тих, словно дыхание.

Но в царившей тишине, его вполне можно было различить.

Она сделала еще шаг, чтобы увидеть больше: колени на штанах, рубашка на животе были в крови. Корди медленно подвинулась еще ближе, и дерево показало больше: разорванный живот и оторванную руку. Еще один шаг, и она смогла увидеть лицо.

Боже, но она ведь не хотела!

Перед ней предстало лицо с чертами, искаженными в предсмертном ужасе.

Во всем этом нет никакого смысла. Не трудно было догадаться, что он действительно мертв. И совсем не обязательно видеть для этого его лицо.

Боже…

Лицо, которое она целовала так крепко и страстно прошлой ночью.

Корди заплакала.

Отступив назад так, чтобы дерево скрыло все кроме ног, она наблюдала, как капают ее слезы.

А эти туфли.

Она в шутку выбросила один из них из машины в окно, когда они ехали в кино на прошлой неделе.

— О, Бен, — застонала она.

А затем бросилась бежать. Корди прекрасно понимала, что создает много шума, но ей было уже все равно.

Пусть они схватят меня.

Пусть!

Она бежала прочь, все дальше от Бена. Слезы застилали глаза, и она вскинула голову — лучше смотреть на небо, ясное утреннее небо, чем на то, что может ее убить.

Зацепившись ногами за корни деревьев, и какие-то ветки, она лягнула их несколько раз, пытаясь освободиться. Вырвавшись, Корди бросилась дальше, но тут же зацепилась снова, и потеряла равновесие. Взвизгнув, и дернувшись в сторону, она в последний момент избежала падение на тело мальчика.

Того самого, который напал на них минувшей ночью.

Он умер всего за пару минут до смерти Бена.

Приземлившись на четвереньки, Корди посмотрела на тело. Труп был весь в крови, по нему хозяйски ползали муравьи, а шея заканчивалась ужасным обрубком — голова отсутствовала.

Вскочив на ноги, Корди снова бросилась бежать. И, конечно же, понимала, что издает слишком много шума.

Но теперь это беспокоило ее.

Как только тело осталось далеко позади, она остановилась, и осмотрелась по сторонам.

Здесь!

Справа густая чащоба.

Она рванула к высоким зарослям кустарника, обогнула их, и заглянув внутрь, оценила возможность спрятаться.

Отлично!

Опустившись на живот, Корди проползла вперед, прокладывая путь через густую листву и свисающие до земли усики. Девушка все сильнее углублялась в заросли.

Наконец она остановилась, осмотрелась по сторонам, и убедившись, что убежище надежно скрывает ее от внешнего мира, перекатилась на спину. Лишь сверху, через небольшие просветы виднелось небо.

Что-то защекотало ей руку. Это оказался муравей.

Мгновение, и ее палец раздавил его, оставив мокрое место. — Хватит, — пробормотала она.

Глава восемнадцатая

Когда Нила проснулась, ее голова лежала у Джонни на коленях. Они по-прежнему находились на улице, и Роббинс сидел прислонившись спиной к стене хижины.

Заметив, что она проснулась, он улыбнулся. Его глаза были красными, а лицо, обрамленное слегка подросшей за ночь щетиной, исполосовано мелкими порезами и царапинами с засохшей кровью. Наверное, так и должны выглядеть настоящие солдаты, подумала она.

Приподнявшись, она коснулась его грубой щеки.

— Пожалуй, мне пора побриться, — сказал он.

— И поспать. Ты хоть не надолго засыпал?

— Что ты?

Его рука погладила лоб Нилы. Ладонь была большой и теплой, и девушка, притянув ее к губам, поцеловала, а затем переложила себе под блузку. Когда рука заскользила по ее груди, она закрыла глаза от удовольствия. Пальцы скользнули ниже, и погладили живот. Под головой Нила почувствовала упругое давление. Рука, теперь более настойчивая, вернулась к груди, пальцы принялись поигрывать с затвердевшими сосками.

Неожиданно она убрала его руку, и поднялась. Затекшие мышцы отозвались покалыванием и болью. Девушка улыбнулась Джонни, а он смотрел на нее так, будто уже знал, что произойдет дальше.

Расстегнув блузку, она скинула ее прочь.

— Ты уверена? — спросил Джонни. — Прямо здесь?

Нила уставилась на него. Она боялась, что если повернется в сторону насаженных на кресты голов, то не сможет продолжать. — Это единственное возможное место, — ответила наконец она.

— А внутри?

— Шерри. — Она наклонилась и расстегнула пояс. — Здесь нормально. Уже светло. — Нила стянула вниз свои вельветовые шорты, и скользнув по ногам, они упали к ее ступням. Девушка просто вышагнула из них, и осталась перед Джонни в одних лишь трусиках. Затем сняла и их. Утренний ветерок ласкал кожу, а пробивавшиеся сквозь листву солнечные лучи были теплыми и приятными, не давали замерзнуть.

Она присела перед Роббинсом и помогла ему снять ботинки и носки. Поднявшись на ноги, он стянул через голову майку, а пока спускал штаны, Нила гладила его широкие плечи. Его грудь была гладкой, мускулистой и загорелой, пальцы Нилы ласкали его соски.

Он снова наклонился, чтобы снять единственный оставшийся на нем предмет гардероба, а затем заключил ее в объятия. Он был большим и теплым. Его язык настойчиво и страстно проникал в ее уста.

Долгое время не отпуская друг друга, они касались, ласкали, исследовали. Но, наконец, расстелив на земле одежду, Нила легла на спину, а Джонни опустился на колени между ее разведенных в стороны ног.

Он наполнял ее собой, проникая внутрь, причинял боль, но боль лишь распаляла ее желание. Она стонала, и стоны ее приглушали сомкнутые в поцелуе уста. Она сжимала его ягодицы, а он не прекращающимися ритмичными толчками с каждым разом, казалось, проникал все глубже.

Но вот, движения его стали медленней, и теплое семя заполнило лоно Нилы, она же старалась сдержать выкрик, сотрясаясь от собственных судорог, принесших разлившееся по телу приятное облегчение.

Дверь хижины неожиданно скрипнула, и открыв глаза, Нила увидела, как Шерри вышла наружу.

— с вами все в порядке? — преисполненный сарказмом прозвучал ее голос.

— О Боже, Шерри!

— Можете не обращать на меня внимание.

— Уйди отсюда! Чтос тобой не так!

Покачав головой, Шерри посмотрела куда-то вдаль. — Со мной все так. Я поражаюсь только вам двоим.

— Если ты на минутку зайдешь внутрь, — сказал Джонни, — мы закончим свои дела и оденемся. — Его голос звучал спокойно.

— А Вам разве не нравится делать это на публике?

— Черт возьми, Шерри!

— К тому же у вас и так уже есть зрители. — Она махнула рукой в сторону.

— О, Боже, — простонала Нила, повернув голову. Она тут же ухватившись за Джонни.

— Они здесь с тех самых пор, как вы начали, — сказала Шерри. — Сначала была парочка. Сейчас штук двадцать, а то и все пятьдесят. Надеюсь, им понравилось представление.

— Не волнуйся. — Шепнул Джонни Ниле.

Он все еще был в ней, и по-прежнему возбужден, поэтому поднимался с сожалеющим, извиняющимся видом. Встав на колени, он поднял ружье, встал на ноги, и прицелился в кого-то из рассредоточенной толпы за пределами поля из крестов.

Нила принялась собирать разбросанную одежду. Она посмотрела вверх. Шерри смотрела на нее — Что стоишь, помоги мне!

Кивнув, Шерри присела и подняла ботинки, носки и трусы Джонни. Вскочив, Нила бросилась в хижину.

Шерри последовавшая за ней, остановилась в дверном проеме, и наблюдала, как возвращается Джонни.

Бросив охапку одежды, Нила схватила ее за руку, и втянула внутрь.

Шерри нервно вывернулась. — Оставь меня в покое!

— Шерри, ради Бога, ты ведешь себя…

Внезапно Шерри схватила Нилу за волосы, и дернула ее голову назад. — Заткнись, — прошипела она. — Захлопни свою мерзкую пасть!

Глава девятнадцатая

Проснувшись, Корди посмотрела вверх, через крышу из ветвей густого кустарника, и слушала лес, боясь пошевелиться.

Вскоре она различила шум переговаривающихся голосов, и топот бегущих ног. Послышался резкий смех. Судя по звукам, неподалеку было несколько детей.

Внезапно ее укрытие перестало казаться ей надежным. Теперь оно больше напоминало западню.

Ей хотелось выбраться наружу, и убежать…

Ведь ее могут обнаружить здесь. Они могут услышать, как она ползает среди веток и листьев, и схватить прежде, чем она успеет выбраться. Оказавшись в ловушке из кустарника, Корди чувствовала себя беспомощной. Для детей это будет неплохая забава.

Возможность поиграть с ней.

Поиздеваться, покалечить, поджечь.

Корди слушала их голоса и смех.

Казалось, они подходят одновременно со всех сторон.

Будто бы знают, что она здесь.

Она хотела лечь на бок, и обнять собственные колени, прижав их к груди, но не смела. Вместо этого, она лишь плотнее сжала ноги, сложила по бокам руки, и смотрела вверх, на утреннее небо.

Корди оставалось только ждать.

Дети говорили о чем-то, или спорили, голоса их были высокими и резкими. Кто-то рассмеялся. Зашелестели ветки.

Тело Корделии охватила дрожь, шея ныла от напряжения мышц.

Они знают, что я здесь!

Но откуда?

Она четко слышала, как кто-то, приближаясь, пробирается через кустарник. Затаив дыхание, Корди едва сдерживала крик.

Но вот, звук прекратился.

Они слушают. Они все еще здесь, ждут и слушают.

Корди приподняла голову, и посмотрела вниз: у ее ног находилась голова девушки. Светловолосая, с запутавшимися среди густых локонов ветками, с размазанной по губам, щеками и подбородку кровью.

Она была совсем юная. Лет тринадцати или четырнадцати. Загорелые плечи лишены одежды.

Девушка подползала ближе, а Корди слушала свое участившееся дыхание. Такое бывает у собак, которым приснился кошмар. Нервно сглатывая, она задыхалась и хватала ртом воздух.

Девушка придвинулась совсем близко. Кожа на ее спине была покрыта застывшей грязью и множеством царапин. На ягодицах виднелись кровавые следы от ногтей.

Присев, она скрестила ноги. — Я Лилли, — сказала она. — А тебя как зовут?

Корди невнятно промямлила свое имя.

— Что?

— Корделия.

— Странное имя. — Она поморщила нос. — Что это за имя такое у тебя?

— Кто ты?

— Лилли.

— Ты одна из них?

— Конечно. — Лили почесала одну из своих маленьких грудей. — Я уже несколько лет с ними. Это забавно.

— Забавно?

— Конечно, блин! — Хихикнула она. — Никакой школы, никаких указаний, что тебе делать, только трахаешься постоянно, и все. Здесь здорово. Тебе понравится.

Корди покачала головой.

— Тебе правда понравится.

— Вы убийцы.

— Конечно. В любом случае тебе придется вылезти отсюда.

— Зачем?

Пожав плечами, девушка улыбнулась. — Ты не захочешь здесь оставаться. — Наклонившись вперед, она уперлась локтями в колени, и шепнула, — Если ты не выйдешь, то сюда придется залезть парням.

И их это разозлит. Так что тебе лучше пойти со мной.

Корди снова покачала головой.

— Они просто взбесятся, и ты упустишь свой шанс.

— Какой шанс?

— Шанс присоединиться. Они не позволят тебе, если ты их разозлишь.

— А что будет, если я примкну к вам?

— Мы тебя не убьем.

— Да, но чтобудет?

— После того, как парни познакомятся с тобой поближе, ты сможешь стать одной из нас, и жить свободной жизнью в лесу, как живем мы.

Корди опустила голову на землю, и посмотрела вверх, сквозь заслон из листьев и веток. Небо было безоблачным и светлым. — Если я присоединюсь, они не убьют меня?

— Нет, если ты им понравишься.

— А я… точно понравлюсь им?

— Конечно.

— И они меня не убьют?

— Ты станешь одной из нас, как стала однажды я, и многие из нас.

— Все что мне нужно сделать — это вылезти отсюда и… отдаться парням? Они не собираются меня убивать, или еще что-нибудь, а просто хотят развлечься?

— Да. А потом мы отведем тебя в деревню. Там нужно будет пройти через одно дерьмо, но ничего страшного. Старый Грар тебя не обидит. Тебе не о чем беспокоиться. Давай же.

Корди продолжала лежать, боясь пошевелиться.

Боже, она не хочет вылезать отсюда!

— Парни устали ждать.

— Ладно, — ответила она.

— Ты первая.

Кори заставила себя подняться, развернулась, и пригибая голову стала пробираться через кусты.

Что если девушка обманула ее?

Что если ее собираются убить?

Но выбора не было, поэтому приходилось медленно пробираться вперед.

А затем она увидела их. Троих из них. Голые парни подростки сидели на корточках в лучах солнечного света неподалеку, и смотрели на нее.

От страха Корди застыла на месте, и обернулась назад, посмотрев на Лилли.

— Не останавливайся.

Корди покачала головой.

— Давай же.

— Нет!

Услышав шум раздвигаемой в стороны листвы, она резко повернула голову вперед. Двое парней пробирались через заросли прямо к ней.

— Нет! — взвизгнула она.

Но они уже схватили ее за руки, и несмотря на крики потащили из кустов.

Глава двадцатая

— Почему они не подходят? — шепотом спросила Нила, чтобы не разбудить Джонни.

— Ты говоришь так, будто хочешь, чтобы они явились сюда, — ответила Шерри.

— Это вряд ли. — Одевшись, она стояла в дверном проеме, наблюдая за Краллами. Несколько раз Нила попыталась сосчитать их, но они не сидели на месте. Одни уходили в лес, на смену приходили другие, поэтому получалось то двадцать, то двадцать четыре, то девятнадцать, то двадцать шесть. Не похоже, чтобы они занимались чем-то серьезным, просто шатались вокруг, хотя их было не очень хорошо видно из-за голов на крестах.

— Похоже, они ждут чего-то, — предположила Нила.

— Да. Нас. Может закроешь дверь?

— Нам лучше не спускать с них глаз.

— Мы можем делать это иначе, — сказала Шерри подойдя ближе и закрывая дверь. — Вот так, — и с этими словами она приподняла оленью шкуру, прикрывавшую одну из стен. Через обнажившиеся просветы между бревен, в комнату тут же хлынули яркие лучи солнечного света.

Значит вот как Шерри подсматривала за ними. Унижение и гнев пылали в ней огнем. Как долго она наблюдала? Неужели видела все? Это и завело ее?

Господи, да как она могла! Ее лучшая подруга!

Шерри потянулась и резко дернула шкуру, а сорвав ее, отбросила в сторону. — Так-то лучше, — пробормотала она.

Нила припала к щели. Отсюда было хорошо видно то место, где она была с Джонни. Осмотревшись, она снова отыскала Краллов, по-прежнему блуждавших в чаще, а затем опять опустила глаза на то место, где они занимались любовью с Джонни.

— Зачем ты так поступила? — шепнула она.

— Разве теперь это важно?

— Для меня да.

— Послушай, я же извинилась.

— Знаю. Но мне не нужны извинения. Я хочу знать почему. Ты ведь моя лучшая подруга, Шерри. Зачем ты подсматривала?

— Все равно мы все здесь умрем. Ты ведь сама знаешь, знаешь ведь?

— Нет, ничего я не знаю.

— Думаешь, твой Джонни махнет волшебной палочкой, и вуаля! — мы снова дома?

— Вряд ли.

— Эти люди, эти существа, рано или поздно нападут на нас. И когда нападут, то уже будет не важно, смотрела я или нет.

— Но сейчас для меня это важно.

— Успокойся, — помотала головой Шерри.

— Ответь мне.

— Просто забудь.

— Не могу. Только не в том случае, если мы собираемся остаться подругами.

— Вот же дерьмо.

— Ладно. Если это для тебя настолько важно…

— Ты понятия не имеешь, что для меня важно. Ни малейшего.

Эти слова напугали Нилу.

— Я люблю тебя.

Оцепенев, она уставилась на Шерри. — Что ты имеешь в виду?

— Ты знаешь что. И когда я увидела тебя утром, стоявшую в лучах солнечного света… Я уже ничего не могла с собой поделать, не могла прекратить на тебя смотреть. — Она неловко рассмеялась. — Ты, наверное, думала, что я хочу Джонни? Сюрприз-сюрприз.

— Не могу поверить.

— А ты поверь, Нила.

— Но те парни, о которых ты всегда рассказывала — Джек, Ларри. Уэсли…

— Я би. Третий вариант.

— Я знаю что это означает. Но никогда не… — Она покачала головой, чувствуя отвращение и страх.

— Я надеялась, что ты тоже выберешь этот вариант. А во время нашей поездки планировала узнать это наверняка.

— Ты что собиралась обольщать меня?

— Только если ты… Я ни за что не стала бы тебя принуждать. Я тебя люблю, и ничего не стала бы делать без твоего согласия.

— А парень.

— Прости.

— Все эти месяцы…

— Прости, — сказала Шерри, отойдя от стены. — Это был выход, но я не смогла.

Нила смотрела, как она прошла по комнате и легла в углу. Отвернувшись, Нила снова посмотрела в щель.

Я тебя люблю.

Эти слова прозвучали будто камнем по голове. Сейчас она чувствовала себя так, словно ее только что предали. Будто ее дружба с Шерри оказалась всего лишь глупым розыгрышем. Да это и не дружба вовсе, Шерри устроила весь этот спектакль, чтобы быть ближе к ней, чтобы наслаждаться моментами повседневной близости: случайным прикосновением, иногда даже объятиями.

Лицо ее горело, когда она вспоминала выходные проведенные вместе в Сан Диего в прошлом месяце. После дня проведенного в Морском Мире, [12]в гостиничном номере. Находясь в душе, она попросила Шерри принести ей шампунь. А Шерри тогда пошутила. — Если бы я была парнем, я бы забралась к тебе, и предложила свою помощь. — Теперь, после всего, это не выглядит шуткой. Скорее предложением.

Боже, да она, должно быть, молилась, чтобы я пригласила ее к себе. Для нее это была настоящая пытка.

Все выходные. Постоянно находиться рядом, но все же недостаточно близко.

Затем Нила припомнила и другие события тех выходных. Несколько раз они переодевались в одной комнате, а ночью Шерри устроила себе осмотр молочных желез, ощупывая и массируя грудь, и убеждала Нилу сделать то же самое.

Если бы она предложила осмотреть ее, то это выглядело бы подозрительно, но Шерри оказалась более сообразительной, и хорошо справлялась со своей ролью.

Может она и не была слишком проницательной, но ловко заставляла поверить Нилу во все свои фокусы, как опытный маг.

— Как тебе это, — спросила она, доставая из чемодана прозрачный черный пеньюар. — Уэсли купил его во «Frederick's». Самый озабоченный сукин сын, которого я когда-либо видела. — Она бросила свой халат на кровать и проскользнула в неглиже. — Славно, да?

— Зачем ты это сейчас напялила?

— Ну, просто у меня нет другой ночнушки. Да и эту я прихватила из уважения к твоей скромности. Обычно я сплю в чем мать родила.

— Не позволяй мне тебя останавливать.

И ведь Шерри не раз показывалась голой перед ней на тех выходных, а Нила думала, что ей просто нравится чувство естественности и свободы. Но теперь все предстает совершенно в ином свете. Показывая свое тело, Шерри пыталась соблазнить ее.

К счастью, это не подействовало.

У Шерри прекрасное тело, почти идеальное, но для Нилы в нем был один серьезный изъян.

Это тело женщины, а не мужчины.

Оно не имело на нее никакого влияния, и для Шерри это наверное было ужасно. Выходные превратились в пытку. Все то время, что они проводили вместе в течение почти целого года, вероятно, было наполнено для нее болью, надеждами, и безответным желанием.

Боже, должно быть Шерри серьезно страдала!

Нила посмотрела в дальний угол неосвещенной комнаты. Шерри лежала на спине, прикрыв рукой лицо.

Приблизившись, она села рядом.

— Мой черед стоять на часах? — спросила Шерри.

— Нет.

— Что они делают здесь?

— Ждут.

— Собираются морить нас голодом.

— Шерри.

— А?

— Прости меня.

— Тебя? За что?

— Мне правда очень жаль, что я не могу быть для тебя той, в ком ты нуждаешься.

— Да. Мне тоже.

Поднявшись, Нила протянула ей руку.

Глава двадцать первая

Раздев Корди, двое парней прижали ее к земле, а третий взобрался сверху. Она извивалась, молотила ногами, но он развел их пошире, и устроившись между ними, ухватил ее за бедра. Толчок, еще один, затвердевшая плоть раз за разом упиралась в вагину, настойчиво отыскивая вход. Когда он вошел, Корди съежилась, изо всех сил зажмурив глаза.

— Смотри на него, — подсказала Лилли. — Они не любят, когда кто-то отворачивается.

Но Корди по-прежнему не размыкала век, а парень уже во всю трудился над ней, совершая резкие сильные движения.

— Они не простят тебя, — предупреждала Лилли. — Закрыть глаза — это серьезное оскорбление. Ты что, хочешь, чтобы они убили тебя?

Корди раскрыла глаза. Лицо парня было прямо над ней, и он смотрел на нее. Окровавленные губы обнажали ряды зубов, и с каждым новым толчком до нее доносилось его зловонное дыхание.

Она отвернулась. Лилли сидела на корточках рядом с парнем, удерживавшим ее правую руку, а позади них стояла еще одна девушка, не высокая, полная, с маленькой грудью. Волосы в паху были сбриты. Глядя на Корди, она поглаживала себя узловатым концом кости, казавшейся еще совсем свежей. В следующий момент конец кости погрузился в девушку, и скрылся внутри. Корди тут же отвернулась, и перед ней вновь оказалось лицо запыхавшегося парня. Избегая его она повернула голову в другую сторону.


Леса здесь темные

Мальчик, державший ее правую руку, был моложе других. Он смотрел на нее жаждущими, дикими глазами, а позади него стояла худенькая девушка с культей по локоть. Маленькая иссохшая ручонка висела на ремне у нее на шее, и коричневые пальцы скрючились так, будто пытались что-то сжать.

Движения парня становились все интенсивнее.

Корди продолжала смотреть на иссохшую руку, пыталась сконцентрироваться на ней, понять, левая она, или правая, лишь бы отвлечь себя от мыслей о кряхтящем и потеющем сверху парне, изгаживающем ее изнутри своим грязным…

Левая рука.

Вместо левой руки была культя.

Значит…

Скукоженная мерзость на ее груди — это ее же собственная отрубленная конечность?

Парень внезапно совершил несколько глубоких грубых толчков, и откинул голову назад, широко раскрыв рот. От отвратительного ощущения его дергающегося внутри члена, и движущегося потоком теплого семени, Корди зажала рот.

Затем парень вышел из нее. Поднявшись, он указал себе между ног, отпустил какой-то комментарий на языке неизвестном Корди, и уперев руки в бока, отошел назад.

Парень с правой стороны отпустил ее руку.

Корди всхлипнула.

— Это часть проверки, — сказала Лилли.

Когда он взобрался сверху, собираясь войти, Корди сжала кулак.

— Ударь его, — шепнула Лилли, — и ты труп.

Она так и осталась лежать под ним. Рука напряженная, но неподвижная.

Когда все было кончено, он поднялся, так же указал на известный орган, с которого еще капало, и сказав что-то, отошел в сторону, остановившись рядом с первым парнем.

Наконец тот, что был слева, отпустил ее руку. Корди взглянула на стоявшую на коленях, тяжело дышавшую и мокрую Лилли. Позади нее развлекалась с костью другая девушка, державшая ее уже двумя руками. Лишь однорукая девчонка оставалась неподвижной, посверкивая глянцевой от пота кожей и переполненными злобой глазами. Их взгляды встретились.

Ревность!

Она ревнует, подумала Корди. Ревнует его ко мне.

Младший из ребят улегся на нее сверху, и вогнал в нее член. Его рот устремился к одной из ее грудей, и он принялся посасывать и покусывать ее. Вздрагивая от боли, Корди сжимала траву, однако, не выдержав, схватила парня за волосы и отдернула от себя его голову.

Тот зарычал, словно дикий пес.

А затем Корди услышала взрыв смеха. Она взглянула на однорукую, и заметила злорадную улыбку на ее лице.

— Ты отвергла его, — покачала головой Лилли.

Слова эти пронизывающим ужасом вонзились в сознание Корди. Потянув лицо парня вниз, она поцеловала его, запустив язык в его рот.

Руки погладили его спину, остановились на ягодицах, и принялись нажимать, надавливать в ритм с его движениями, будто помогая проникать все глубже. Парень застонал от наслаждения. Корди снова отодвинула его голову, и вернула к груди. Зубы кусали и причиняли боль. Она кричала, но прижимала его голову к себе, сжимала ягодицы, и наконец, протолкнула палец в тугое кольцо сфинктера. Он задрожал от охвативших тело судорог, задыхаясь, и издавая стоны. Все было кончено.

Поднимаясь с Корди, он выглядел уставшим, но удовлетворенным. Указав на свой орган, и что-то проговорив, он присоединился к двум другим парням.

Корди села.

Парни принялись расхаживать из стороны в сторону. Они кивали, указывали на нее.

Внезапно вскрикнула однорукая девушка. Она выхватила из-за пояса нож, и метнула его в землю. Из ее рта грубым плевком вылетело несколько странных слов.

Парни закивали.

— Держись, — сказала Лилли.

— Что происходит?

— Киджит говорит, что ты полное дерьмо. Она не хочет, чтобы тебя приняли. Говорит, что ты слабая и желтая. Она хочет драться с тобой.

—  Драться?

— Да. Она имеет право, ведь она гарлоу, одна из почтенных.

— Что?

— Во времена последнего голода она отдала руку.

— Отдала?

Лилли кивнула. — То, что она носит на шее — это ее собственная рука, и это достойно уважения. Должно быть, ей было дьявольски больно. Держу пари, что я никогда не соглашусь на подобное.

— О, Господи.

Парни снова закивали, соглашаясь с Киджит. Отвернувшись, она направилась к Корди.

— Тебе лучше встать.

— Я должна драться с ней?

— Придется.

Поскольку девушка была уже совсем рядом, Корди пришлось подняться. В ногах чувствовались усталость и слабость, а еще, после недавнего, внутри все болело. Капли теплой влаги из ее лона медленно стекали по бедрам, словно сладкий сироп.

Корди попятилась от Киджит. Двигаясь спиной к чаще, она задавалась вопросом — насколько разумно будет рвануть отсюда прочь, и попытаться убежать.

Киджит загадочно улыбнулась, и указала Корди за спину.

Та не обернулась. Она продолжала пятиться, пока не почувствовала под босой ногой какую-то влагу на земле. Пытаясь поймать равновесие, она совершила резкий шаг, и тут же обо что-то споткнулась.

Упав на спину, Корди быстро приняла сидячее положение, но тут обнаружила себя среди отрубленных человеческих конечностей. Руки, ноги, два туловища. Прежде чем наткнуться на нее, ребята, похоже, пировали.

Киджит подняла кусок мяса и бросила его в Корди.

Когда кровавый ошметок человеческой плоти приземлился на ее живот, та вскрикнула и отскочила в сторону, мгновенно поднявшись на ноги.

Затем Киджит подняла отрубленную руку. Она прижала ее к своей культе, и помахала изображая недостающую конечность.

Быстро развернувшись, Корди бросилась бежать. Однако, чувствуя, что девушка настигает ее, нанесла удар наотмашь попав прямо по обрубку. Изменив направление, она нырнула в густой кустарник, больно царапавший ее кожу, но Киджит снова становилась все ближе.

Где же остальные? Где парни? Если позади лишь эта девушка, к тому же однорукая…

От резкого толчка в спину, Корди подалась вперед, и падая, больно ударилась, неудачно приземлившись. Колючие терновые ветки свезли кожу, заставляя выступить кровь. Едва она собралась подняться, как Киджит бросилась ей на спину, придавив к земле своим весом. Ее единственная рука обхватила горло Корди, и принялась яростно душить соперницу, однако та, используя обе руки, сумела пересилить Киджит, и убрать от себя ее пятерню.

Они покатились по земле, но Киджит снова оказалась сверху. Оседлав противницу, она наносила ей удары один за другим, настолько тяжелые, что казалось, будто у нее молот вместо кулака. Корделия пыталась отбиваться, но очень скоро руки ее ослабли, и безвольно опустились на землю. Киджит тут же придавила их коленями, не прекращая наносить удары, однако через какое-то время она все же остановилась.

Хотя глаза Корди оставались открытыми, она была настолько ошеломлена и обессилена, что не могла сопротивляться, лишь наблюдала за склонившейся над ней девушкой. С усмешкой на лице та приняла такую позу, чтобы висевшая на ее шее рука оказалась прямо над головой Корделии. Наклоняясь все ниже, Киджит медленно опускала отрубленную руку. Иссохшие пальцы уже тянулись ко лбу Корди.

От мерзкого прикосновения Корделия всхлипнула. Ногти царапнули ей по щеке. Помогая себе здоровой рукой, Киджит направляла обрубок ко рту Корди. Когда застывшие пальцы прикоснулись к губам, она лишь плотнее зажала рот, но рука надавила сильнее, задвигалась, пытаясь проникнуть внутрь. Корди почувствовала вкус крови. Ногти заскребли по ее передним зубам.

Рядом опустилась на колени Лилли, и она поняла, что остальные догнали их. Стоя в тесном кругу, они молчаливо наблюдали за происходящим.

Внезапно Киджит попыталась нанести Корди резкий удар мертвой рукой в правый глаз, но та отдернула голову, и ногти оставили кровавый след на ее лице. Отчаянно задергавшись, она сумела освободить руку из-под колена соперницы, схватила ее за грудь, и провернула. Взвизгнув, Киджит хотела было отскочить, но потянула Корди за собой. Не ослабляя своей хватки, Корделия взобралась на корчившуюся от боли девушку, единственная рука которой вцепилась в руку Корди, в надежде прекратить свои мучения. Повернувшись, Корделия что было сил надавила ей локтем на горло, что-то хрустнуло, и локоть будто опустился куда-то ниже. Девушка задергалась, глаза ее были на выкате, рот раскрыт, рука неистово замолотила все что подвернется, но Корди быстро остановила ее, затем слезла с все еще бьющегося в конвульсиях тела, и поднялась на колени.

Все собравшиеся смотрели на Киджит, до тех пор, пока та не умерла.

Потом заговорил парень, который первым был с Корди.

Она повернулась к Лилли, ожидая объяснений.

— Он сказал, что ты молодец, но теперь тебе надо взять Киджит и тащить ее с собой.

Корди подползла к безжизненному телу, сорвала с его шеи ремень с рукой, и помотав ей в воздухе, вышвырнула в кусты.

Толстая девчонка бросилась за ней, и вскоре вернулась обратно с засохшей рукой. Обнюхав ее, она выкинула свою кость, и привязала руку к поясу так, чтобы та болталась между ее ног. Когда она начала касаться себя застывшими скрюченными пальцами, Корди обернулась к парням.

— Пойдем, — сказала Лилли.

Корделия взяла мертвую девушку за руку, и усадила ее на землю. Стойкий запах фекалий тут же ударил в ее ноздри. Задерживая дыхание, она обхватила ее сзади, пропустив руки через подмышки, и сомкнула их под грудью. Затем она попробовала поднять тело. Казалось, оно было свинцовым.

— Хочешь, я помогу тебе? — спросила Лилли.

Корди кивнула.

— Тогда голова моя.

— А?

— Ты убила ее, поэтому имеешь право первой взять свою долю. Так бери голову. Все так делают, потому что мозги — это самое лучшее. Так что ты выберешь голову и отдашь ее мне.

— Ладно, — пробормотала Корди.

— Договорились?

— Да.

— Отлично. Во-первых не пытайся ее поднять. Это слишком тяжело. Просто возьмем за ноги, и будем тащить.

Корди кивнула, убирая с лица растрепавшиеся волосы. Пальцы коснулись щеки, и взглянув на них, она обнаружила кровь. Собственное лицо теперь казалось ей распухшим. Взглянув на себя снизу, она обнаружила, что большая часть ее тела усеяна царапинами и ссадинами.

— Посмотри на меня, — промямлила она. — Боже, посмотри на меня.

— Посмотрите на нее, — подхватила Лилли кивнув в сторону Корди. — Давай уже. — Добавила она взявшись за правую ногу Киджит.

Парни двинулись вперед. Полненькая девчонка последовала за ними, и ее ягодицы тряслись от каждого шага.

Корделия взялась за левую ногу, и наклонившись вперед от прилагаемого усилия, они вместе с Лилли потащили тело за собой.

Парни снова направились в сторону кустарника, и подойдя ближе похватали с земли отрубленные части тел.

Не желая смотреть на это, Корди опустила взгляд.

Господи, да как такие вещи вообще могут происходить!

Неужели они сделали то же самое с мамой и папой?

А может, мама жива. Что если они так же изнасиловали ее и предложили присоединиться, ведь тогда можно сбежать вместе. Но сначала нужно найти папу. Если он еще жив.

Но неужели он мог уцелеть?

Пожалуй, мог, решила она.

Все может быть. После всего увиденного, она не удивится, если он явится сюда с Национальной Гвардией и перестреляет всех этих ублюдков.

Тело за что-то зацепилось.

Не глядя, Корди резко дернула его, успешно освободив.

— Как далеко до деревни? — спросила она Лилли.

— Пойдем-пойдем.

Глава двадцать вторая

Проведя несколько часов в беспокойном сне на дереве, Лэндер Диллс наконец открыл глаза. Лес был освещен ярким дневным светом.

Отдалившись от ствола, он повис на ветке, справляя малую нужду прямо с высоты. В солнечных лучах поток мочи сверках серебром.

— Рут и Лэндер на дереве сидели, — заговорил он. — Мо-чи-лись.

Он рассмеялся, но смех его неожиданно оборвался.

Нет больше Рут.

Не стало.

Утрачена, оплакана ветрами.

Вулф. Томас Вулф. [13]

Теперь не вернуться домой. Нет дома — некуда возвращаться. Нет Рут, нет Корделии.

Только я.

И волк во мне.

Взяв топор, зацепленный за ветку, он сбросил его на землю, а затем, осторожно, чтобы не поцарапаться об кору, спустился сам.

Оказавшись на твердой почве, Лэндер первым делом потянулся. Каждый мускул его тела, затвердел как камень, и неприятно ныл, руки и ноги были покрыты следами впечатавшегося рельефа древесной коры, кожа исполосована бессчетным количеством царапин. Кроме того имелись следы укусов насекомых, и он весь чесался. Лэндер осторожно поскреб один из укусов, находившийся прямо в паху.

Ванная, вот что ему нужно. Ну, или освежающий нырок в реку.

Спустя несколько минут быстрой ходьбы, он был на месте, и оставив на берегу топор, побрел прямо в воду. Прохлада действовала успокаивающе на покрытое раздражениями тело. Зуд прекратился. Дойдя до середины реки, Лэндер остановился. Он снял свой жилет, и принялся изучать его в свете утреннего солнца.

Кожа была темной и гладкой, а рисунок действительно оказался набитой татуировкой.

— Набитой, — повторил Лэндер вслух.

На татуировке красовалась голая женщина с широко расставленными ногами. Волосы в паху рыжеватого оттенка выбриты в форме сердца, большую грудь венчали такого же цвета соски. Высунутый изо рта язык двоился как у рептилии, а вместо волос на голове красовался клубок змей.

Медуза!

Над разведенными в стороны ладонями находились соски обладателя данной татуировки.

— Теперь я ношу его грудь, — заметил Лэндер, бросив жилет себе на плечо. Холодное прикосновение мертвой кожи к спине, заставило его вздрогнуть.

Внезапно, Лэндер услышал голос, исходивший откуда-то неподалеку, с той же стороны, где осталось его дерево. Не делая ни единого движения, он внимательно слушал. Послышавшийся шелест был громок, и перекрывал остальные звуки. Кто-то разговаривал.

Слава Богу, что они невольно предупредили о своем приближении.

Лэндер пристально посмотрел вдоль берега, но никого не увидел.

Ярдах в двадцати вниз по течению, имелся изгиб. Если бы он поспешил туда, то смог бы надежно укрыться от посторонних глаз.

Однако так он не сможет увидеть неизвестного. Или неизвестных.

Все честно.

Итак, приняв решение, Лэндер бесшумно двинулся вниз по течению. На пол пути до изгиба, он подплыл к берегу, который в этом месте оказался достаточно высоким и крутым. Корни ближайшего дерева выглядывали прямо из земли над водой, и уходили в реку. Лэндер укрылся за ними, плотно вжимаясь в берег, и сел на корточки таким образом, чтобы над поверхностью воды оставалась лишь его голова.

Едва он успел спрятаться, как услышал всплеск, и устремил взгляд вверх по течению. Там где он стоял всего лишь минуту назад, теперь проходила девушка.

Отсюда она казалась полноватой. Немного проплыв, девушка вышла из воды сверкнув влажной белой кожей, и покачивая ягодицами, а выбравшись на противоположный берег, обернулась, предоставив взгляду Лэндера небольшую сияющую грудь. И запасную руку свисавшую на поясе перед ее бритой щелкой.

Весь этот пейзаж вскоре скрылся из виду, когда она села на землю, скрестив ноги.

Затем девушка позвала кого-то, используя неизвестные слова.

Из чащи ей откликнулись голоса мужские.

Вскоре перед Лэндером предстали три парня, несшие с собой отрубленные руки и ноги. Все они были подростками. Из-за зловещей ноши на воде им держаться было тяжелее. Когда ребята выбрались на берег, Лэндер сосчитал конечности. Четыре руки, и только три ноги.

Потеряли во время ночной суматохи?

Или съели на завтрак?

Есть над чем подумать.

Головы отсутствуют.

Надо же.

Как можно догадаться какая рука или нога откуда?

Туловищ тоже не было.

Он внимательнее посмотрел на ноги. Скорее всего, они были мужскими. Одна, по крайней мере, точно, поскольку была покрыта волосами, и превосходила две другие в размерах.

Вероятно, она принадлежала высокому парню, вроде Бена.

Взгляд Лэндера скользнул по остальным ногам. Меньше и тоньше, они были почти женскими.

Но кожа слишком темная.

Это явно не ноги Корделии.

Толстая девчонка о чем-то заговорила, и указала на Лэндера.

Парни обернулись, и уставились на него. Один из них вытащил из-за пояса нож.

С колотящимся в груди сердцем, не спуская глаз с группы Краллов, Лэндер отодвинул скрывавшие его корни деревьев, и вышел на середину реки.

Один из парней обратился к нему.

Сжав кулаки, Лэндер поднял их на уровне головы, и взревел.

— Взять его! — послышался голос сзади.

Обернувшись, он быстро глянул на двух диких девчонок, и тут же нырнул под воду.

Стараясь плыть как можно глубже, он чувствовал, как колотится его сердце. Легкие начинали гореть. Коснувшись дна, Лэндер ухватился за скользкие камни, и потащил себя вперед.

Когда казалось, что легкие вот-вот не выдержат, и разорвутся, он вынужден был подняться наверх. Голова оказалась на свободе, он встряхнул ей, и посмотрел назад…

Никого.

И хотя он миновал изгиб, враги могли показаться в любой момент.

Выбравшись на берег, Лэндер пустился бежать, едва успевая уворачиваться от деревьев. Налетев на кустарник, он запутался в ветвях, и упав на землю, покатился в овраг, пока не столкнулся со старым поваленным деревом. Опомнившись, Лэндер быстро скользнул под лишенный коры ствол, с каждым вдохом чувствуя вздымающейся грудью его гладкость.

Здесь они никогда меня не найдут, решил он, спрятавшись будто лиса в норе.

Время шло, но преследователей не было слышно.

Однако Лэндера не оставляло гнетущее чувство беспокойства. Там, в реке, он видел очень нечто важное. Только что?.

Рядом с его лицом по стволу прополз отвратительного вида желтый паук. Глядя на него, Лэндер надеялся, что тот не свалится ему на голову. Когда паук оказался вне поля зрения, он снова попытался сконцентрироваться.

Что же он видел в реке?

Парни, девчонки, тела.

Руки, ноги.

Ноги.

У девчонок были длинные стройные ноги. Не у толстухи, у той они короткие и полные. У двух других, которые появились позже. Он видел их лишь мгновение.

И одна из них, как он только что сообразил, говорила по-английски.

Взять его!

Так это его беспокоило? Ее английский?

Нет, ее ноги.

Или ноги другой девушки.

Напрягая память, он попытался представить их перед собой. Обе голые и грязные. Измазанные кровью. Одна немного выше.

С хорошей грудью.

Волосы на лобке выстрижены в форме стрелки, будто указывавшей путь к сокровенным темным тайнам.

О да, он бы с радостью разгадал эти тайны, потискал бы ее славные сиськи, исследовал бы скрытую пещеру.

Восставшая плоть уперлась в дерево.

И он совсем позабыл о терзавшем его беспокойстве. Теперь его волновала новая проблема, решить которую должно быть не так уж сложно.

Нужна лишь женщина.

Девчонка.

Выбравшись из своего укрытия, он поднялся на ноги, тяжело дыша. Свежий утренний воздух был не хуже парфюма прекрасной девушки.

Прошлой ночью он мог взять одну из таких. Даже не одну. Когда он следовал за ними, они казались такими доступными. Если бы только он не был так нерешителен…

— Маленький робкий монстр, — пробормотал он, посмотрев на свой возбужденный орган, и рассмеялся.

Теперь не такой уж и скромный.

И не такой маленький.

Глава двадцать третья

— Почему они не погнались за ним? — спросила Корди.

— Потому что они чертовы лентяи, — ответила Лилли. — Или просто трусы. Эти Тэки могут быть опасными, но мы не хуже, нужно лишь держаться вместе. А вообще полагаются вознаграждения за них, ну ты знаешь?

— Что за Тэки?

— Это как изгой. Если ты облажаешься, тебя выпрут из деревни. И будешь жить по своим правилам. В лесу полно таких.

— Как ты узнала, что он один из них? — спросила Корди. Она остановилась, прекратив тащить тело, и вытерла со лба пот.

— Догадаться не трудно, — сказала Лилли. — Во-первых, они ведут себя как психи

Он былпохож на ненормального. Кричал. И не узнал Корделию. Конечно, это не удивительно, если учесть, что он бросил на нее лишь мимолетный взгляд.

Она подошла слишком близко. Корди заставляла себя прекратить думать об этом. Он попытался бы спасти ее. И они, конечно, бы его убили.

— Также, — продолжала Лилли, — ты можешь определить их по тому, что они незнакомцы. Достаточно увидеть здесь какого-нибудь чужака, и можешь быть уверена, что это Тэк. Будь готова к подобным встречам. Один из них уже убил мою подругу. То дерьмо, которое он с ней сделал…

Корди задумалась о том, что же могло настолько впечатлить девушку подобную Лилли, но не решилась спросить. Ей не хотелось этого знать.

— Один из них заявился в деревню прошлой ночью. Господи, он убил там пол дюжины наших. Они очень плохие. Плохие по-настоящему. Поэтому большинство из нас не ходит по одиночке.

Они продолжили тащить тело. Теперь оно казалось еще тяжелее. — Далеко до деревни?

— Мы почти на месте.

— Боже, надеюсь, что так. — Она двигалась вперед из последних сил. В лесу было жарко, даже ветер не шелохнет деревья.

Пот липкими каплями скатывался вниз по ее коже. От влаги лодыжка Киджит стала скользкой, и Корди даже несколько раз выпускала ее из рук.

— Можем мы отдохнуть? — спросила она.

— Через минуту будем у цели.

— Я видела Тэка прошлой ночью. Могу рассказать, если присядем на пару секунд.

— Ладно. Только давай по быстрому.

Корди отпустила ногу. Мокрыми от пота руками убрала с лица пряди растрепавшихся волос. Все тело было мокрым. Чего ей сейчас действительно не хватало, так это полотенца.

— Ты видела Тэка?

Корди кивнула. — Да. Он убил одного ребенка. И… — Она не смогла заставить себя произнести имя Бена. — И моего парня.

— Ты егоимеешь ввиду? — Лилли кивнула в сторону ребят двигавшихся впереди с обрубками рук и ног.

— Это..?

— Это он. А ты думала кто?

— Думаю, я знала это, — согласилась она.

— Пойдем дальше, — сказала Лилли.

И подняв ноги Киджит, они двинулись вперед.

— Это был никакой не Тэк.

— А?

— У них были оторваны головы. Это не мог быть Тэк. Какой он был?

— Огромный, — ответила Корди. — Не знаю, может футов семь. [14] Это все что я видела. Было темно, и мало времени, чтобы его рассмотреть. Но я слышала. Боже, у него голос был как… он был ужасным.

— Он кричал « Кралл», верно?

— Да. — Корди моргнула мокрыми от пота ресницами. — Кто он такой?

— Дьявол.


Когда они пришли в деревню, Корди первым делом завели в одну из хижин. — Стой здесь, — сказала Лилли. — Грэр должен видеть тебя.

Затем она осталась одна, и скрестив ноги, села в центре хижины. Земля была залита солнечным светом, пробивавшимся через накрытую травой крышу. Корделия вздохнула. Было здорово, наконец, избавиться от тела. Но дальше…

Ей не хотелось думать о том, что будет дальше.

По крайней мере, сейчас она, похоже, была в безопасности.

Они приняли ее.

Парни изнасиловали. Киджит пыталась убить. Но она со всем справилась. До этого момента. Она почти стала одной из них.

Обеими руками она вытерла льющийся ручьем пот с лица, плеч и груди.

Сейчас очень хотелось вернуться к той речке.

И к папе.

Закрывавшая входной проем кожа заколебалась, отодвинулась, и внутрь вползло существо с косматыми руками. Корди вздрогнула. Схватившись за бедра, она до боли впилась в мягкую кожу ногтями, едва сдерживаясь от того, чтобы не закричать, и не сбежать.

Существо, как она поняла, было человеком. Ужасным уродливым, безногим и каким-то раздутым человеком. Рот его внезапно искривился в ухмылке, а сам он затрясся от смеха.

— Грэр?

Монстр подполз ближе.

Корди сильнее стиснула бедра. Ногти до крови вонзились в кожу.

В нескольких дюймах от ее колен, он остановился. Его взгляд заскользил по ее телу.

Нет!

Только не он!

Наблюдая за его цепкими глазами, она уже решила для себя, что умрет прежде, чем позволит ему овладеть собой.

Корди скрестила на груди руки.

Существо недовольно зарычало.

— Нет, — шепнула она.

Глава двадцать четвертая

Проснувшись, Роббинс обнаружил Нилу спящей позади себя на кровати из шкур. Подняв голову, он убедился, что Шерри сидит у окна, неся караул.

Осторожно убрав руку Нилы со своего живота, он поднялся, и подошел к ее подруге. — Чем они там занимаются? — спросил он.

— Просто засели и дежурят.

Роббинс посмотрел внимательней. — Какого черта они ждут?

— Может, хотят заморить нас голодом. Отстрелить бы им башку.

— Да. — Отойдя от стены, он стянул с себя майку, и вытерев с лица пот, схватился за ружье. Открыв дверь, Роббинс не почувствовал никакого облегчения — снаружи воздух казался еще жарче.

— Пожалуй, — сказала Шерри, — от жажды мы умрем раньше, чем от голода.

— Нельзя допускать ни того, ни другого.

— Что ты задумал? Массовое самоубийство?

— Собираюсь вытащить нас отсюда.

— Удачи тебе.

Роббинс вышел на солнечный свет, искоса поглядывая на поваленные кресты с их головами.

Итак, здесь около двух десятков Краллов, которые ни черта не делают. Только околачиваются вокруг, будто это пикник.

Пикник.

Роббинс мрачно рассмеялся.

Заметив его, несколько Краллов оживились. Некоторые принялись тыкать в его сторону пальцами. Один из них, на вид достаточно молодой, подбежал ближе, и остановившись у первых крестов, метнул в его сторону копье. Роббинс наблюдал за тем, как оно взмыло, уверенный, что копье не долетит. Но оно долетело, хотя и не попало в цель, и даже содрало обширный участок кожи с одной из голов на кресте.

Раздраженные, злые голоса нарушили тишину.

Два Кралла напали на парня, и повалив его на землю, стали избивать.

За то, что он бросил копье, и не попал в цель?

Или за то, что повредил одну из тех голов?

Может это место священно, подумал Роббинс. В таком случае становится понятно, почему они не приближаются.

Он прошел вдоль хижины до угла. Там, на расстоянии тоже находились Краллы. Роббинс насчитал восьмерых, но это, вероятно, не все.

Тогда он двинулся к задней стене. Здесь их было еще больше. Тринадцать или четырнадцать фигур преспокойно разгуливали за пределами насаждений из голов.

Услышав за спиной шум, он вздрогнул и резко обернулся. Дуло ружья уперлось в живот подкравшейся Ниле.

Мгновение она выглядела испуганной, но, посмотрев на него, улыбнулась. — Не стреляй, — сказала девушка.

— Даже и не думал. Что ты здесь делаешь?

Она пожала плечами. — Здесь еще жарче.

— Еще жарче там. — кивнул он в сторону Краллов.

— Но ты-то здесь. Что ты делал?

— Искал какой-нибудь выход.

— И как успехи?

— Пока никак.

Она посмотрела в сторону Краллов. Влажные от жары волосы прилипли ко лбу, выступивший на лице пот поблескивал на солнце множеством крошечных капелек. Капля чуть крупнее скатилась к уголку ее рта. Слизнув ее, Нила вытерлась сорочкой, и оставила ее на себе распахнутой.

— Почему они не нападают на нас? — спросила девушка.

— Не знаю точно, но думаю, это место священно, или что-то вроде того. Они не идут дальше голов.

— Я бы тоже не пошла, если бы был выбор.

— Полагаю, они испытывают нечто большее, чем просто отвращение. В разорванных на части людях Краллы не видят ничего особенного. Должна существовать серьезная причина, чтобы они держались на расстоянии.

— Как если бы это были их предки?

— Да.

— Для нас это было бы неплохо.

— Пожалуй.

Оперевшись на стену здания, и зацепив большие пальцы за карманы вельветовых шорт, Нила закивала головой. От пота ее шея, плечи и живот казались глянцевыми.

— Что будем делать? — спросила она.

— Нельзя оставаться тут вечно.

— Может, устроим побег?

— Думаю, стоит попробовать. Подождем до темноты, и тихонько выберемся отсюда. Позади хижины кресты стоят не так близко друг к другу, поэтому, если мы сумеем проползти под ними, и ничего не заденем…

— Есть кто живой? — послышался голос Шерри.

Нила быстро запахнула полы сорочки. — Да, — крикнула она в ответ.

Шерри подошла к углу. — Что у вас тут происходит? — спросила она.

— Мы, — начала было Нила.

— Может они только этого и ждут.

— Мы собираемся бежать отсюда этой ночью.

— Каким образом?

Роббинс рассказал о своей идее. Пока он говорил, Шерри пристально смотрела поверх голов на блуждавших в лесу Краллов. Судя по ее виду, девушку одолевали весьма мрачные мысли. — Знаю, все не так просто, — говорил Роббинс. — Мне тоже не хочется туда идти, но и здесь мы не можем оставаться вечно.

— Думаю, я справлюсь, — ответила Шерри, нервно рассмеявшись.

— Все будет хорошо, — попыталась подбодрить ее Нила.

— Нет, — покачала головой та, — будет ужасно. Но это лучше, чем зависать здесь.

— Начнем, как только стемнеет, — заключил Роббинс.

Шерри кивнула. — У нас впереди целый день, чтобы подготовиться.

Глава двадцать пятая

В хижину вошел человек. Старый и худой, он начал говорить, и существо отодвинулось от Корди.

— Я Грэр, сказал он. — Это наш приятель Хит. А твое имя?

— Корди.

Опустившись на четвереньки, человек двинулся вперед; хижина была слишком низкой. На его поясе висела юбка из человеческих волос разных цветов: карих, рыжих, светлых и темных как вороново крыло.

Остановившись перед Корди, он сел на землю, и скрестил ноги.

— Ты одна из тех, кто сбежал от деревьев прошлой ночью.

— Да.

— И как я понял, желаешь стать одной из нас.

— Да.

— Почему?

Это что, вопрос с подковыркой? Но в глазах Грэра она не увидела злого умысла.

— Потому что я не хотела умирать, — ответила девушка.

— Присоединение к нам не дает гарантий.

Она кивнула.

— Тебя пугают наши обычаи?

— Не знаю.

— Как тебе уже известно, мы живем в дали от цивилизации. Мы презираем ее, как презирали наши отцы и предки.

— Почему? — спросила она, боясь, как бы вопрос не разозлил его.

— Законы. Правила. Они ненавистны нам, как ненавистны были нашему основателю. И он бежал от них в леса. Это было очень давно, за сотни лет до рождения вашей страны. Здесь обитали дикари, но он оказался еще более диким. Убивая их, он поедал их плоть, как символ собственной власти.

Лишь женщин он оставлял в живых, чтобы они могли давать ему потомство.

— Потомство?

— Дети, потомки, сосунки. Они росли, и становились такими же жестокими, как отец. Убивая своих врагов, они съедали их, следуя его примеру.

И наконец у отца появилась женщина, которая нравилась ему больше других.

— Странная у него манера говорить, думала Корди. Должно быть английский по Библии учил.

— Стройная и естественная, это была женщина редкой красоты, и родила она ему много сыновей. Когда они созрели, тот из них, которого звали Раф, однажды ночью овладел ею, не заботясь о том, чтобы утаить свой грех. И это наш обычай, как ты видишь, возлегать с тем, от кого родились мы. Без стыда и тайны. Но когда отец узнал о том, что сделал Раф, крик его разорвал ночную тишину, и он пришел в ярость. Все, кто видел его гнев, бежали из деревни, и спрятались в лесу. Это было ужасно. Он отрывал головы сыновьям и дочерям своим, и каждой твари живой, и уносил их с собой. Далеко от деревни, которую яростно ненавидел, отец построил дом, и окружил его головами тех, кого убил.

Лишь двое смогли избежать его неистового гнева. Встретившись, они дали начало новому племени. И хотя многие были убиты в годы после великого побоища, многие, тем не менее, сумели выжить. Они жили как затравленные звери, прячась по ночам на верхушках деревьев, и боясь мести отца.

Наконец, они держали большой совет, на котором было решено умертвить его. И когда женщины и дети спрятались на самых высоких деревьях, мужчины отправились в поход. Той ночью лес дрожал от остервенелых, неистовых криков, безумного воя, и жалобных стонов. И пришло утро. И ни один из мужчин не вернулся.

Но нашлась одна храбрая женщина. Она спустилась с дерева, и сама отправилась к хижине отца, а когда вернулась, то рассказала, что обнаружила головы убитых мужчин насаженными на кресты вокруг дома. Не выдержав, она схватила с земли камень, и проломив себе череп, упала замертво.

— Скольких же он убил? — спросила Корди.

— За одну ночь он забрал жизни тридцати двух.

— Но как?

— Потому что он Дьявол, Манфред Кралл.

Корди внимательно посмотрела на Грэра. В глазах старика был виден страх.

— Дьявол? — пролепетала она. — Лилли сказала, что это его я видела его прошлой ночью. Он убил моего парня.

— Лилли молвила истину. Ты видела нашего основателя, Дьявола, Манфреда Кралла.

— Нет. — Покачала она головой. — Не может… Невероятно…

— Вовсе нет, — ответил Грэр.

— Этого не может быть. Ему было бы уже лет триста.

— Намного больше.

— Не может такого быть.

— Его зло лишено способности стареть.

Корди помотала головой, не в силах поверить. Нет, ни за что. Однако спор мог рассердить Грэра, и потому она хранила молчание.

— Не раз мы пытались убить его. Но всегда терпели неудачу, и сталкивались с ужасной местью.

— Теперь нас осталось мало.

— Насколько мало?

— Меньше сотни. Многие не пережили зиму. Мы должны множить наши ряды, иначе семья наша прекратит существовать.

Ты родишь нам детей, — сказал он. — Детей, которые займут место павших. И твоею кровью мы разбавим кровь наших отцов. Ибо без новой крови дети рождаются слабыми и кривыми как Хит. — Он кивнул на уродливое существо в углу. — Но кровь его отцов очень древняя.

Слишком много межродовых связей? Решила Корди. Хотя ей трудно было представить, что способно создать такое чудовище.

— До того как у тебя появится дитя, ты должна отдавать себя любому, кто пожелает. Но когда родится твой первенец, ты сама сможешь выбирать или же отвергать.

— Хорошо, — ответила Корди.

— Теперь нам нужно идти.

Сердце ее забилось чаще. — Куда?

— К твоим друзьям.

— Я не… К кому?

— К тем, кто сбежал с тобой от деревьев. Ты пойдешь за ними.

— Но я не знаю где они.

— Они укрылись в доме Дьявола. Ты должна явиться к ним, и выманить их наружу.

— Я?

— Из всех нас лишь ты можешь ступить на землю мертвых.

— О Боже, я не…

— Женщины еще молоды. Как и ты, они могут даровать нам много детей. Поэтому важно заполучить их.

— Но тот парень.

— Ты возьмешь его жизнь.

— Я? Убить его?

— Ты уже убивала. Ты убила Киджит, которая была гарлоу.

— Но у парня ружье.

— А ты женщина.

— Это не… — Корди заставила себя замолчать. Такой спор ни к чему хорошему не приведет, и может стоить ей жизни. — Ладно, — сказала она. — Я сделаю все как ты скажешь.

— В твоем голосе я слышу обман.

— Нет. Я сделаю это, честно. Убью парня, и выведу женщин наружу.

— Если ты решишь предать нас, то смерть твоя будет ужаснее самых страшных кошмаров.

— Я не предам вас — ответила она сухим тоном.

— Хит.

Существо подползло ближе.

— Твою руку, девочка.

Она протянула левую руку.

Старик легонько взял ее за запястье, и протянул ее руку Хиту. Она сжала кулак.

— Разожми ладонь.

Дрожащие пальцы выпрямились.

— Пожалуйста, — прошептала она.

— Ты должна получить урок повиновения, — сказал Грэр, и поднес ее мизинец ко рту Хита. Сухие губы втянули его внутрь. Она почувствовала края зубов, язык заскользил взад и вперед по всей длине пальца.

А затем существо укусило.

Она отдернула руку, взглянув на кровоточащий обрубок. Хит в это время принялся пережевывать. Потолок хижины зашатался, все пошло кругом, и не помня себя, она провалилась в бесконечную непроглядную тьму.

Глава двадцать шестая

— Как думаешь, который сейчас час? — спросила Нила, взглянув на дверь.

Шерри пожала плечами. — Часы были только у Корделии.

— Уже около полудня, — сказал Джонни. — Наверное.

— А темнеть начнет после восьми?

— Да, — ответила Шерри. — У нас еще семь часов. И вопрос в том, как не умереть от жажды?

— Надо держаться, — сказал Джонни.

Нила вытерла лицо. — Скорее бы ночь.

— Скорее бы, — согласился Роббинс.

— И тогда, — продолжила Шерри, — начнется настоящее веселье. — Она лежала на спине, заложив руки за голову, и смотрела в потолок. — Прятки с людоедами.

— Нельзя больше оставаться здесь, — возразила Нила.

— Была б вода — можно было бы и остаться.

— Но воды нет.

— Может кто-нибудь один из нас выйдет ночью, и сходит за ней. Можно наполнить вот этот котел…

— Ты на меня намекаешь? — спросил Джонни.

— Конечно. — Усмехнулась она. — Ты в деле?

— Ни за что. К тому времени, пока я добирался бы до воды, я мог так же и в сторону дома двинуться. Не сдержусь, и уйду не вернувшись.

— Правильно! Отличная идея! Сходи за помощью. Приведи сюда отряд кавалерии. Вытащи нас на вертолете, а этих подонков взорви к чертовой матери.

Джонни хранил молчание. Нила встревожено посмотрела на него. — Ты же не рассматриваешь это всерьез!

— Ну…

— Черт возьми, Шерри!

— Эй, я всего лишь предложила.

— В твоей идее есть здравый смысл, — сказал наконец Джонни.

— Нет!

— Возможно, я действительно смогу привести помощь. У службы спасения Мелвилля есть вертолет. Если я доберусь туда, они могли бы приземлиться здесь прямо перед дверью. Только для этого понадобится время. Нужно добраться до дороги и достать машину. Мою, например, если она еще работает. И, главное, пересечь Барлоу.

— А что в этом такого? — спросила Шерри.

— Барлоу? Там все знают меня, и если увидят — попытаются остановить. Но Мелвилль всего в получасе езды от Барлоу, так что я смогу вернуться достаточно быстро, если ничего не случится.

— Да, — сказала Нила. — Если ничего не случится. А мы в это время будем сидеть здесь одни. Без еды, воды, и даже не зная, получилось у тебя или нет.

— Но здесь вы в безопасности, если только не выйдете за пределы поля из крестов.

— Тебя это тоже касается.

— В одиночку я могу двигаться быстрее. И если все получится, то к утру вернусь на вертолете.

— А если не получится?

— Тогда вы избегнете той угрозы, которая постигнет меня.

— Отличная идея, — улыбнулась Шерри.

— Черт возьми, погоди-ка. Джонни, разве ты не говорил, что территория Краллов заканчивается через двадцать миль отсюда?

Он закивал. — Если двигаться на восток.

— На восток — это в ту сторону, в которую мы шли вчера.

— Если я пойду один, то двинусь на запад.

— Обратно тем же путем, который мы прошли?

— Попробую вернуться к машине. И если смогу ее завести…

— Но там кругом все кишитКраллами.

— Кишело прошлой ночью, — поправила Шерри.

— Ладно, прошлой ночью. Но неужели ты думаешь, что они просто так взяли и ушли?

Шерри ухмыльнулась. — Да вон же они, снаружи.

— Все верно, — сказал Джонни. — Снаружи. Человек пятьдесят собрались возле хижины. И еще столько же околачиваются где-то в лесу. Если я смогу пробраться здесь, то дальше дело в шляпе.

— Если в шляпе, — сказала Нила, — то давайте проберемся все вместе.

Глава двадцать седьмая

Бесшумно скользя по лесу, Лэндер высматривал добычу, пока, наконец, не услышал голоса. Двинувшись в том направлении, откуда они исходили, он вынужден был вскоре укрыться за деревом. Неподалеку, в тени сидели четыре Кралла.

Трое мужчин и одна женщина.

Приглушенными голосами они переговаривались на непонятном языке.

Женщина сидела к Лэндеру спиной. Ее кожа была загорелой и блестящей, а густые светлые волосы доставали до самой земли. В его руках она быстро бы почувствовала себя мокрой. Мокрой и гибкой.

Лэндер хотел видеть ее грудь.

Если он подождет, возможно, она поднимется на ноги, и повернется к нему.

Однако мужчины были наиболее уязвимы именно сейчас, когда сидели расслабившись, и ничего не подозревая. У одного из них отсутствовала правая рука. Двое других, тем не менее, были вполне боеспособны.

Я вырублю их прежде чем…

Только чем?

Взглянув на свои пустые руки, Лэндер нахмурился.

Куда подевался топор? Ведь он точно был.

Лэндер ощупал жилет, и опустил взгляд ниже. Руки скользнули по голому заду, глаза рассеянно осмотрели землю вокруг. Топора нигде не было.

Пропал!

Как он мог потерять его! И как он теперь схватит эту девчонку за сиськи, как завладеет ее мокрой пилоткой…

Рядом с двумя из мужчин Лэндер увидел копья. У женщины на поясе висел нож, а у однорукого был топор.

Нужно завладеть топором. Если он сделает все быстро, прежде чем другие…

Женщина поднялась с земли.

Она повернулась, и Лэндер заметил у нее на руках ребенка, приникшего к одной из разбухших грудей.

Сам он тут же юркнул за дерево.

Ох, младенец. Он не хотел убивать малютку.

Но почему нет? Все они когда-то были детьми. Плачущими и рыгающими на руках медсестры.Даже худшие люди вырастают из таких вот младенцев. А быстрая смерть не даст ему превратиться в злодея.

Но он передергивал плечами от мысли о подобном убийстве.

Никакого удовольствия.

Никакого удовольствия в том, чтобы трахать женщину, в то время как ее дохлый младенец валяется в кустах и смотрит на тебя своими мертвыми, бледными глазами.

Нет-нет-нет.

Нужно оставить их в живых.

Сидя за деревом, он ждал, слушая, как группа Краллов удаляется прочь.

Когда стихли последние звуки их отдаленных голосов, Лэндер поднялся, и двинулся к реке.

Там он видел уже достаточно хорошеньких дам. Можно забраться в воду, спрятаться, и подождать, пока придет очередная. А если она не придет, то он сам сходит за ней в деревню.

Приближаясь к реке, Лэндер остановился, присел, и принялся слушать. До ушей его доносились лишь пение птиц и спокойный шум бегущей воды. К берегу он подкрался в той же точке, где спускался в воду утром.

В реке никого не было.

Лэндер сделал шаг вперед, и босая нога его наступила на что-то твердое.

Топор.

— Странно, — повел он головой.

Подняв, и осмотрев оружие, Лэндер пришел к выводу, что топор весьма похож на тот, который он потерял.

Не долго думая, он взял его собой в воду. Вода доходила до плеч, и Лэндер принялся пить. Вкус был приятным.

Приблизившись к берегу, где вода доходила до пояса, он двинулся вниз по течению в поисках тех самых корней, за которыми скрывался недавно. По близости никого не было.

За изгибом течение становилось сильнее, и вода приятно обтекала его кожу. Желая насладиться этим ощущением, он даже присел, но тут что-то коснулось его бедра.

Змея?

С колотящимся сердцем он вглядывался в воду вокруг себя. Его бледные ноги уходили в непроглядную муть речной глубины.

Но вот что-то серебристое скользнуло рядом с его коленом.

Рыба!

Не плохо бы ее съесть! И наполнить, наконец, недовольно ворчащий желудок.

Лэндер рубанул по воде топором, и разлетевшиеся брызги ударили ему в лицо. Он совершил еще несколько ударов, а потом затих в ожидании, что рыба всплывет вверх брюхом. Но ничего подобного не произошло.

Он двинулся вниз по течению, согнувшись над поверхностью воды в поисках добычи.

Спокойно бегущая речная гладь вновь взорвалась брызгами.

Это что, подскочила рыба?

Нет.

Лэндер взглянул в сторону берега, но увидел лишь деревья и густой кустарник. Может, что-то свалилось сверху. Он задрал голову, и посмотрел на нависшие над водой ветви.

На этот раз он заметил: что-то крошечное пролетело рядом с его головой, и упало в реку.

Лэндер снова посмотрел на берег, и хотя никого там не обнаружил, кустарник показался ему достаточно густым, чтобы спрятаться в нем.

Пока он наблюдал, из кустов на мгновение показалась рука. Она бросила в него камень, и тут же спряталась обратно. Бросок был не очень сильным, и Лэндер с легкостью поймал снаряд. Повертев камень в руке, он обнаружил, что тот имеет почти квадратную форму и острые края, но при этом слишком маленькие размеры, чтобы нанести серьезный урон.

Похоже, кто-то играет с ним.

Замахнувшись, он бросил камень обратно в кусты.

Молодая женщина раздвинула листву руками, и вышла к берегу. Густые спутанные локоны ее длинных волос ниспадали на грудь и плечи. За исключением пояса, низко висящего на бедрах, она казалась абсолютно голой.

Девушка остановилась у самой воды. Ноги расставлены в стороны, руки на бедрах, на лице улыбка. Точнее на половине лица. И улыбка эта вполне могла сойти за недобрую ухмылку.

Она заговорила тихим шепотом, произнося слова, значения которых Лэндер не понимал. А затем откинула волосы с левой груди. Указательный палец заскользил по упругой коже вокруг соска. Она снова заговорила, обнажая вторую грудь.

Последовал томный вздох, и девушка изящно опустилась на колени. Руки все настойчивей массировали нежную плоть, вздохи звучали все чаще.

Стоя в воде Лэндер чувствовал, как растет его возбуждение.

Это что, способ выманить его?

Манящая.

Le Belle Dame Sans Merci… [15]

Ее руки устремились вниз, к поясу, затем к ногам. Немного задержались на внутренней поверхности бедер, и поднялись выше, лаская то, что скрывалось под небольшим треугольником волос.

Девушка стонала и извивалась.

La Belle Dam Sans Merci

Ты видел, ты погиб.

Зачем, о рыцарь, бродишь ты?

Так беспокоен, одинок.

Он коснулся того, что беспокоило его самого. Того, что было так твердо. Девушка протянула к нему блестевшие от собственной влаги руки.

Лэндер подался вперед. Уровень воды опустился, обнажая его.

Взгляд женщины опустился ниже.

Лэндер взобрался на берег, и приблизился к женщине. Она коснулась его. Мокрые пальцы проследовали по всей длине возбужденного члена. Ее голова приблизилась, рот принял его внутрь, а язык принялся энергично работать.

Затем, продолжая мягко его удерживать, она слегка отстранилась, легла на спину. И ввела член в себя.

Лэндер совершил толчок, и его охватила мягкая податливая плоть. Лежа на женщине, он оставался неподвижен, наслаждаясь этим поглощающим ощущением.

Затем он взглянул ей в лицо, но ее дикие глаза вселили в него страх, и убрав волосы, он поцеловал ее в шею. Кожаный ремешок был и здесь. Ожерелье. Его рука прошлась по гладкой округлости ее плеча, и остановилась на груди. Палец поигрывал с кожей вокруг набухшего соска, и с ним самим.

Лэндер начал медленно двигаться, и нагнувшись, обхватил сосок губами. Приняв такую позу, он вынужден был сосредоточить взгляд на ее ожерелье. На кожаном ремешке висело с дюжину коротких высушенных больших пальцев.

Его зубы впились в сосок, укусили, принялись жевать, а уши прорезал отчаянный крик боли.

Женщина вырывалась и дергалась.

Лэндер держал. Держал, впиваясь зубами. Руки цепко обхватили ее запястья. После резкого толчка он замер, задержав дыхание, а затем содрогнулся от охватившего тело оргазма.

Когда все было кончено, он с размаху ударил ее в лицо, и продолжая наносить удары еще и еще, ломал ей нос и разбивал губы. Побои продолжались долго, до тех пор, пока она не прекратила сопротивление.

— Ничего у тебя не получится.

Рассмеялась она.

— Нет, это у тебя ничего больше не получится.

Ответил он, и перерезал ей горло.

Глава двадцать восьмая

Огромный великан преследовал Корди по бескрайним просторам песчаных дюн, и убегая, она не прекращала плакать.

О, если он ее поймает!

Его гигантская фигура заслоняла солнце, отбрасывая громадную холодную тень. Она пыталась бежать быстрее, однако ноги вязли в песке.

Тень протянула руки.

И чудовищная лапа схватила Корди за плечо. Ее пальцы были сухими, словно кости, и обернувшись, она откусила на руке мизинец.

Взревев от боли, гигант отпустил ее, и она снова пустилась бежать, покинув холодную тень, и оставляя великана далеко позади. Но она потерялась, а дюны выглядели пугающе. Ей совсем не хотелось оставаться здесь после наступления темноты.

Где мама и папа?

Наверняка, поблизости. Они бы не оставили ее одну в этом ужасном месте.

Корди хотела закричать. Но палец гиганта все еще был у нее во рту, и тогда она его вытащила.

Странно! Палец ведь ее размера.

Она приложила его к своему обрубку. Подходит идеально!

Корди вновь обратилась в бегство, однако палец отвалился, и упал в песок. Опустившись на колени, и шаря руками, она силилась его отыскать.

А, вот он!

Корди потянула палец на себя, но тот не подался. Тогда она потянула сильнее, и на поверхности показалась целая рука!

Испугавшись, она отпрянула назад.

Тот, кого похоронили в песке, теперь ожил!

Он сел, освободив тело от песка, и улыбнулся. — Привет, Корди.

— Бен? Я думала, ты умер.

— Не я, — ответил он, вытряхивая песок из волос.

Нет, не песок. Муравьев.

— Бен!

Он ерошил волосы все сильнее, голова не выдержала и отвалилась, упав ему на колени. Корди очнулась от собственного крика.

Она была в хижине.

Рядом находилась Лилли. — Кошмары? — спросила она.

Корди подняла руку. Та была обмотана кровавой тряпкой, и пульсировала болью. — Мой палец, — сказала она.

— Да. Тебе еще повезло, что это единственное, что ты потеряла. Грэр не очень-то тебе доверяет.

— Я же сказала ему, что сделаю это. То, что он хочет! Господи, мой палец!

— Нам надо идти. Пойдем.

Корди последовала за Лилли, выбравшись из хижины на четвереньках, и стараясь не опираться на раненную руку. Солнечный свет больно ударил в глаза. Сильно щурясь, и смотря искоса, она поднялась на ноги.

Вперед выступил Грэр. При ходьбе юбка из волос хлестала его по ногам. В руках у него был меч, который напомнил Корди саблю из фильма «Гражданская война». Вручив меч Лилли, он заговорил на незнакомом языке.

Лилли закивала, и повернулась к Корделии. — Ладно. Иди сюда.

Корди последовала за ней через центр деревни к большому костру на окраине, над которым висели руки и ноги. Корди опустила глаза.

— Скажи им, что ты хочешь голову.

— Что?

— Голову Киджит. Ты обещала. Мы получим ее, когда вернемся.

Лилли подвела ее к огню. Две женщины неподалеку разделывали тушу.

— Сэнди.

Одна из них поднялась на ноги. Ее тело было перепачкано кровью. Улыбнувшись, она вытерла со лба пот, оставив красную отметину.

— Это девчонка, которая пришили Киджит.

— Поздравляю. Наконец-то кто-то отделался от нее.

— Она хочет голову.

— О да, конечно. Она или ты?

— Скажи ей, Корделия.

— Я хочу голову.

— Она твоя.

— Мы вернемся за ней позже, — ответила Лилли, и они двинулись прочь.

— Ну и сука же она, — пробормотала Лилли.

— Она как мы?

— Обращенная? Да. С принятыми ты всегда можешь поговорить. Потому что они знают английский.

— А Грэр?

— Нет, он не обращенный. Шутишь, что ли? Грэр чистокровный Кралл.

Двигаясь по лесу, Корди не отставала от Лилли.

— Слышала, как он держит всех в страхе?

— Кто, Манфред?

С каким-то диким рычанием Лилли подскочила к Корди, опрокинув ее на землю, и уперла острие клинка ей в живот. — Никогда не смей произносить это имя, или я убью тебя. Ты поняла меня?

Корди кивнула.

Лилли убрала меч. — Хорошо. Поднимайся.

Корди встала на ноги, держась за живот. — Боже, да ты порезала меня.

— Ты еще легко отделалась. Худшее, что ты можешь сделать — произнести его имя вслух.

— Никто не говорил мне об этом.

— Я говорю.

— Совсем не обязательно было ранить меня, — пробормотала Корди. Она чувствовала себя напуганной и обманутой. — Я думала, ты как я.

— Да. — Лилли пожала плечами, слегка улыбнувшись. — Конечно, ты права, но нельзя вот так расхаживать и произносить его имя.

— Но ты не назвала причину.

— Говорят, он слышит тех, кто произносит его имя, и затем приходит за этими людьми.

— Чушь собачья.

— Конечно. Надейся. А то он убьет нас обеих.

— Грэр тоже произносил его имя.

— Для Грэра это нормально. Он Мэнг. Это как шаман, понимаешь? У него есть уникальные способности.

Достигнув реки, они забрели в воду. Тело Корделии окутала приятная прохлада. Сделав глубокий вдох, она принялась пить до тех пор, пока не почувствовала свой живот раздутым. Затем, удерживая раненную руку на поверхности, она нырнула с головой, а когда поднялась к наверх за воздухом, Лилли уже почти доплыла до другой стороны.

На мгновение она задумалась о побеге.

Дурочка!

Даже если ей удастся избавиться от Лилли, она все еще будет в лесу, а здесь очень небезопасно. И если они поймают ее… Нет, она не смела даже пытаться.

Переплыв реку, Корди присоединилась к Лилли на берегу.

Долгое время они двигались через лес. — Далеко еще? — спросила она наконец.

Лилли пожала плечами. — Кто его знает?

— Ты что, не знаешь куда мы идем?

— Я была там лишь раз. Это отличное место для того, чтобы держаться от него подальше. Ты бы вряд ли встретила меня там, если бы не Грэр. Приходится делать то, что он скажет.

— Мы справимся, — ответила Корди.

— Да. Надо же было мне вляпаться в такое дерьмо… — она рубанула мечом по молодому дереву, и острое лезвие врезалось в тонкий ствол. Еще один удар рассек его надвое. Лилли усмехнулась.

И от усмешки этой по спине Корделии пробежали мурашки.

— Знаешь, что я собираюсь сделать? — спросила Лилли, взглянув на Корди сощуренными глазами. — Возьму, да прирежу тебя. И это решит все проблемы.

— Очень смешно.

Размахивая клинком, Лилли со свистом рассекала воздух. — Скажу, что это сделал какой-нибудь Тэк.

— Грэр вычислит тебя.

— Не думаю.

— Лилли!

Девушки встретились взглядами. — Вряд ли меня кто-то выдаст.

— Тогда просто возвращайся обратно, если не хочешь идти со мной. Или останься здесь. Я могу добраться и одна.

— Не мели чепуху.

— Это не чепуха.

— Так не пойдет. Если я оставлю тебя одну — тебя прикончат Краллы, и Грэр мне башку оторвет. — Она сделала шаг по направлению к Корди.

— Это он! — шепнула та, глядя ей через плечо.

Лилли оглянулась, а Корделия бросилась бежать. Позади слышалось яростное шипение, и быстрые шаги. Впереди же Корди увидела путь не преграждаемый деревьями. Они скорее образовывали подобие коридора. Напряженно работая руками и ногами, Корделия устремилась туда.

В конце тоннеля она перепрыгнула через мертвое поваленное дерево, и оглянулась. Лилли бежала за ней. Волосы разметались, рот искривлен в яростной гримасе, меч над головой.

Корди снова бросилась бежать, теперь уже через чащу, и ветки царапали ее кожу.

Однако вскоре деревья закончились, и она очутилась на открытом пространстве, остановившись в растерянности.

На нее уставились от двадцати до тридцати Краллов. Многие были вооружены.

Корди обернулась. Прорвавшаяся через чащу Лилли, увидев остальных опустила меч. — Ну, — сказала она. — Вот и мы. — Слова были произнесены громко, и, видимо, подразумевали миссию Корделии. Лилли взяла ее за руку. — Давай.

Они двинулись вперед. Краллы расступились, и Корди увидела поле из насаженных на кресты голов. Ужаснувшись, она вырвала руку из хватки Лилли.

— Твои друзья в хижине.

Чувствуя охватывавшее ее оцепенение, она мотнула головой.

— Держи. Это тебе. — Лилли протянула ей меч рукоятью вперед. — Это для парня.

Подняв руку, Корди сомкнула ладонь вокруг рукояти, тут же почувствовав его тяжесть.

— Тебе надо идти, — проговорили Лилли. — Чем быстрее ты это сделаешь, тем быстрее мы сможем убраться отсюда. — В глазах Лилли застыл страх. — Всем нам лучше быть подальше отсюда, когда он вернется.

Но Корди не двигалась.

Лишь когда Лилли подтолкнула ее, она пошла вперед. Казалось, головы слегка покачиваются перед ней. На одну из них опустилась птица. Черная птица. Усевшись на голове, она пробила клювом глубокую рану, и хотя та ширилась от новых ударов, кровь не выступала.

А в лице этом было что-то знакомое…

Глава двадцать девятая

— Ни рыбешки, — вздохнул Лэндер, присаживаясь рядом с сокрытым в кустарнике телом. — Вообще нет.

Расстегнув пояс мертвой девушки, он примерил его на себя, и когда проделал в нем дополнительное отверстие ножом, тот сел идеально.

Перерезав ожерелье на шее своей жертвы, он решил рассмотреть его поближе. Лэндер сосчитал количество пальцев, потемневших от покрывшей их засохшей крови, и произнес:

— Ха! Лэндер не станет тринадцатым. Чертова дюжина. Ну и подлая же стерва!

Он воткнул нож ей в живот, и снова вытащил.

— Любопытно. Если нас резать, то мы не кровоточим?

Отбросив в сторону ожерелье, он стал на колени. Из раны сочилась лишь тоненькая струйка крови. Лэндер принялся резать вновь.

— Поразительно.

Он аккуратно вырезал свое имя у нее на животе. А затем, обведя его в рамку, содрал участок кожи.

— Лэндер во плоти!

Глава тридцатая

— Кто-то идет сюда! — вскинула брови Нила.

Схватив ружье, Роббинс поспешил к двери, и присев на одно колено, приставил глаз к прицелу. Впереди, мимо крестов, задевая некоторые из них, неуверенной походкой двигалась девушка.

— Она что, пьяная? — спросила Шерри.

— Что-то с ней не так, — подтвердила Нила.

Роббинс опустил ружье.

— Стреляй, ради Бога!

— Другие не идут, — возразил он.

— И что?

— Она ненормальная, — покачала головой Нила.

Джонни поднялся, и вышел на залитый солнцем участок возле хижины.

— Ты что делаешь? — спросила Шерри.

— Погоди минутку. — Заглянув за угол дома, он убедился, что Краллы не наступают сбоку.

— Джонни, что..?

Затем он проверил, нет ли никого позади хижины, и вернулся обратно. — Все в порядке, — заключил он. — Она действительно одна.

— Ты же не собираешься пустить ее сюда? Только посмотри на этот чертов меч.

— Это то, что нам надо, — ответил Роббинс. — Неплохо бы заполучить его.

Зацепив очередные несколько крестов, девушка не удержалась на ногах, и упала, растянувшись на земле. Подняв голову, она стала на четвереньки, а затем, опираясь на меч, поднялась на ноги. Обернувшись назад, она, казалось, оценила то расстояние, которое осталось позади. Затем, скосившись в сторону хижины, девушка подняла руку, чтобы вытереть со лба пот.

Это движение привлекло взгляд Роббинса к ее груди. Та казалась достаточно крупной для столь худенькой девушки, и сверкала от пота. Джонни почувствовал теплое чувство зарождающегося возбуждения. Его глаза опустились к ее животу, и еще ниже, к темному клинышку волос в том месте, где сходятся ноги.

— Смотрите, — обратила внимание Шерри. — У нее на коже следы загара от купальника.

Она оказалась права. Грудь и зона бикини у девушки были несколько бледнее, чем все остальное.

— Это Корделия! — выдохнула Нила.

Роббинс всматривался в лицо. Оно было опухшим, изборожденным царапинами и ссадинами, но действительно напоминало ту девушку, которая была с ними минувшей ночью.

— Корделия? — позвал он.

Она медленно закивала головой.

— Твою мать, — едва слышно выругалась Шерри.

Корди двинулась дальше, сначала переступив несколько поваленных крестов, а потом прогнувшись под высокими перекладинами все еще стоявших крепко.

— Боже, какого дьявола они сделали с ней?

— Думаю, у нее сильный шок, — предположил Роббинс.

Снова споткнувшись, она упала на колени.

Повесив ружье на плечо, Роббинс двинулся вперед.

— Джонни, это может быть ловушка.

— Может быть, — согласился он.

Когда Роббинс дошел до Корди, та все еще была на коленях. Она взглянула на него широко раскрытыми ясными глазами, а он просунув руки ей подмышки, поднял ее на ноги.

— Все в порядке — проговорил он мягко.

Корди занесла над головой оружие.

— Джонни! — вскрикнула Нила.

Но его рука уверенно перехватила ослабевшее запястье девушки.

— Все в порядке, — повторил он.

Подняв бедняжку на руки, Роббинс двинулся обратно через поваленные кресты, все еще не отпуская ее запястье.

Перед самой хижиной Нила забрала у нее меч. Джонни внес девушку внутрь, и опустил на землю. Поджав ноги к самой груди, она обхватила их руками.

— Корделия?

Она не отвечала.

Роббинс обернулся к Ниле и Шерри. — Может нам лучше оставить ее на время одну.

Он отошел к двери, и Нила приняла его сторону.

— Я останусь с ней, — предложила Шерри. — Вдруг ей что-то понадобится

— Хорошо.

Оставив ее вместе с девушкой, они вышли на улицу, и устроились в тени дома с обратной его стороны. Держась за руки, они негромко разговаривали.

Нила лежала на спине, голова ее покоилась у Джонни на коленях, а он играл с ее волосами. Когда она зевнула, Роббинс предложил ей поспать, но она отказалась. Глаза ее были полны тоски. — у нас так мало времени, — проговорила она.

— У нас будут годы, — попытался он ее успокоить, вытирая слезы с уголков ее глаз.


Когда она открыла их вновь, то обнаружила себя лежащей рядом с Джонни. Лицом она касалась его голого плеча. Было такое чувство, будто она не спала долгое время. Но вот подул ветерок.

Его тоже не было уже очень давно. Тень, отбрасываемая хижиной, значительно вытянулась. — О Боже, — простонала Нила. — Уже слишком поздно.

— У нас есть еще пара часов.

— Я не хочу, чтобы ты уходил. Не хочу, чтобы оставлял меня.

— Здесь ты будешь в безопасности.

— Мне все равно. Я хочу пойти с тобой.

— Что ж, посмотрим. Я только…

— Эй, ребята! — окликнула их Шерри из-за стены. — Вам лучше подойти сюда.

— Уже идем, — ответил Джонни.

Сев, Нила старалась не смотреть на стену. Если Шерри снова подсматривает, ей не хотелось знать об этом.

Одевшись, Нила и Джонни поспешили в хижину, и войдя через открытую дверь, застали Корделию сидящей на шкурах.

— Она хочет кое-что нам рассказать, — пояснила Шерри.

— Да, — подтвердила девушка. — Это то, за чем они меня послали. Они предлагают вам выйти.

— Сюрприз-сюрприз.

— Они не убьют вас, если вы пойдете к ним.

— Конечно, — хмыкнула Шерри. — Готова поспорить, что все именно так.

— Нет, серьезно. Они примут вас к себе. Вы можете стать одними из них. Они не станут вас убивать.

— С какой стати? — поинтересовалась Нила.

— Они нуждаются в вас…

— Чтобы делать с нами детишек?

— Да.

— А Джонни? Сомневаюсь, что он на это сгодится…

— Он тоже может присоединиться.

— Хорош заливать, — предупредил Роббинс.

Шерри обернулась к нему. — Тебе что-то известно обо всем этом?

— Я знаю, что иногда они принимают женщин к себе. Молоденьких. Симпатичных. Для развлечений. И размножения, конечно. Вот по этому они не позволяют людям из Барлоу лишнего. А мужиков они к себе не берут.

— Это правда? — спросила Шерри Корделию.

Та кивнула в ответ.

— Хочешь сказать, они убьют Джонни? — вскинула брови Нила.

— Думаю да

— Ах ты ж сука! За нос нас водить вздумала!

— Простите меня, — всхлипнула Корделия. Подняв левую руку, она сняла кровавую тряпицу. — Смотрите, что они сделали?

Увидев обрубок, Нила отвернулась.

— Один из них просто взял и откусил. В назидание. Чтобы показать, на что они способны, если я не заставлю вас выйти.

Шерри резко рассмеялась. — Звучит потрясающе. Сначала они поимеют нас, а потом откусят по пальцу.

— А еще они убьют Джонни, — добавила Нила.

— Спасибо, но я пас, — Шерри покачала головой.

Корделия посмотрела на них по очереди. — Если вы отсюда не выйдете, то очень скоро умрете.

— Они не смогут до нас добраться, — возразил Джонни. — А если б могли, то не посылали бы тебя сюда для дипломатических переговоров.

— Я не о них. Есть… кое-кто другой. — Ужас в ее глазах приводил Нилу в оцепенение. — Я видела его прошлой ночью, — голос ее понизился до хриплого шепота. — Он убил Бена. И насадил его голову на шест. И все остальные тоже. Они зовут его Дьяволом, и боятся подойти потому, что это его хижина, и он скоро вернется.

— Когда? — спросил Джонни.

— Возможно ночью.

— Она снова пытается нас надуть, — поморщилась Шерри.

— Нет, правда. Он действительно существует, и он ужасен!

— Прошлой ночью мы были здесь, — заявил Джонни. — И он не пришел.

— Он был занят. Он убил Бена. И меня бы убил, если бы я не спряталась.

— Значит, если он придет, — сказала Шерри, — мы просто возьмем и спрячемся.

— Ты больная. Он всех вас убьет. — Она вскочила на ноги. — Я возвращаюсь. Скажу им, что вы не хотите выходить

— Не уходи, — попытался остановить ее Роббинс. — Мы выберемся отсюда все вместе.

— О нет, только не вы. Я видела… Я видела его. Я ухожу.

И неуверенным шагом она направилась к двери.

— Корделия, не надо.

— Вы дураки, — лишь ответила она, и указав в сторону дверного проема, добавила: — К утру ваши головы будут здесь.

Ее меч стоял у входа, и она нагнулась, чтобы поднять его.

— Оставь это здесь, — велел Джонни.

— Хорошо, — сказала Корделия, но резко схватив оружие, бросилась в атаку.

Глава тридцать первая

Острие клинка она направила Роббинсу в грудь. Тот сидел на полу, и все должно было пройти без задоринки.

Однако в нескольких шагах от него, ей в ноги бросилась Нила. Шерри прыгнула к камину, а сам Роббинс отскочил назад. Вырвавшись из рук Нилы, Корди сделала еще один взмах в сторону Джонни, и острая сталь врезалась ему в ногу. Взвыв от боли, он кинулся в сторону, но меч так крепко засел в ноге, что выскользнул из рук Корди.

В следующий момент Шерри попыталась обрушить на ее голову удар кочерги, но Корделия вовремя подставила руку. Растянувшаяся на земле Нила, схватила ее за ногу, и вцепилась зубами. Едва Корди успела вырваться из этой хватки, как Шерри ударила вновь. Кочерга просвистела в считанных миллиметрах от ее носа. Развернувшись, Корделия попыталась отступить, но в дверях кочерга настигла ее вновь, и больно хлестанула по спине. Тем не менее, девушка продолжила бегство, петляя между крестов. Шерри метнула кочергу ей в след, но промахнулась.

Насаженный на шест череп смотрел на Корди своими пустыми глазницами. Пригнувшись под перекладиной, она проползла на четвереньках, а когда обернулась, то поняла, что преследование прекратилось.

Однако в дверях появилась Нила с винтовкой в руках. Прицелившись, она выстрелила, и комья травы и земли у ног Корделии разлетелись в стороны.

Бросившись вперед, она успела миновать еще несколько крестов, прежде чем прозвучал очередной выстрел. Корди пригнулась, упав на землю, и почувствовала что-то у себя под животом. Она знала что это, и даже не посмотрев, отпихнула в сторону. На спину ее свалился один из шестов, и она замерла в неподвижности.

Сверху ничего не упало.

Лежа на боку, тяжело дыша, она все еще чувствовала прикосновение того, на что она повалилась сама. Закрыв глаза от отвращения, она опустила руку вниз, и тыльной стороной ладони снова отпихнула это в сторону.

Лежа на земле, она ждала следующего выстрела.

Но тот не последовал.

Наконец, она решилась посмотреть в сторону хижины. Шерри и Нила скрылись внутри.

Поднявшись на четвереньки, она взглянула в сторону леса. Там, среди деревьев притаились Краллы. Все они были безмолвны, неподвижны, и внимательно смотрели на нее.

Корделия вспомнила предупреждение Грэра.

Если ты решишь предать нас, то смерть твоя будет ужаснее самых страшных кошмаров.

Я вам ни за что не дамся.

Опустившись на землю, она уткнулась лицом в ушибленную кочергой руку, и закрыла глаза. Прикосновение к земле, пускай и усеянной множеством веток и растущих на ней сорняков, было приятно.

Она останется здесь.

Несмотря на то, что ветер был не слабым, солнце жгло ей спину. Пот струился по коже. Иногда она чувствовала на себе щекочущие лапки насекомых, но все же не шевелилась. Двигаться было больно. Да и скрыться от палящих лучей небесного светила и назойливых букашек все равно было негде.

Некуда бежать от боли.

И Краллов.

Хотя, есть способ ускользнуть от них.

Есть один.

Есть…

Когда жара прекратилась, она открыла глаза, и увидела, что на лес спустился сумрак.

Многие Краллы ушли. Многие остались.

Может быть, когда стемнеет еще сильнее…

Нет.

Если она уйдет, они станут ее искать, и найдут.

И будут делать отвратительные вещи.

Смерть твоя будет ужаснее самых страшных кошмаров…

Опустив голову, она закрыла глаза. Это хорошее место. Хорошее.

Глава тридцать вторая

— Джонни, нет.

— Дай мне ружье.

— У тебя ничего не выйдет.

— Я попробую. А вы двое держитесь как можно дольше.

Шерри протянула ему ружье.

Используя его как посох, он поднялся на ноги, и хромая, прошел через освещенную свечами комнату. Пот ручьями стекал по его спине. Нила с тревогой наблюдала, как он ковыляет, стараясь не перемещать вес на больную ногу.

— Джонни…

— Как только доберусь до машины, все будет в порядке. Конечно, это займет несколько больше времени, чем… — Ружье выскользнуло из его рук, и не устояв, он рухнул на землю.

Нила поспешила к нему.

— Все в порядке, все нормально, — поспешил заверить Роббинс.

— Нет, не нормально.

Опираясь прикладом винтовки о землю, он помогал себе встать. Рот искривился в обнажающей зубы гримасе, все тело задрожало.

Нила схватила его за руку. — Подожди. Присядь на минутку, и передохни. Пожалуйста.

Он опустился на пол.

— Дай мне пока что ружье.

Роббинс сжал оружие покрепче.

— Я отлучусь на минутку.

— Опять? — спросила Шерри.

Она вздохнула. — Вчерашний ужин подоспел.

— Я пойду с тобой, — нахмурилась Шерри.

— Боже, мне не нужна охрана.

— Хорошо. Только поскорее.

— Я мигом. — Поцеловав Джонни, она вышла наружу, и быстрым шагом обошла хижину, остановившись у задней стены. Луна висела не высоко, над самой грядой деревьев, и Нила пожалела, что светит она не так ярко, как хотелось бы.

Оперев ружье на стену, она спустила до земли вельветовые шорты, и выступила из них. Затем, достав ключницу Джонни, затолкала ее за резинку своих трусиков, после чего сняла блузку.

С наступлением темноты, улегся и ветер, хотя воздух все еще оставался горячим. Не смотря на жару, Нила дрожала, берясь за оружие. Перекинув его ремень через голову, она почувствовала, как ружье шлепнуло ее по спине. Повиснув на плече, широкий ремень пересекал ее тело наискось, и неприятно сдавливал правую грудь. Пришлось сдвинуть его чуть левее. После этого, пригнувшись, Нила двинулась в сторону леса.

— Нила!

Раздался голос Шерри. Обернувшись, она увидела бегущую за ней подругу. Нила рванула к крестам, но Шерри быстро настигла ее, и схватив за волосы, опрокинула на землю, после чего навалилась сверху. Скривившись от боли, она чувствовала, как винтовка давит ей на спину, а Шерри в это время обхватила ее запястья, и так же прижала к земле.

— Проваливай с меня, черт тебя дери!

— Ты идешь на верную смерть!

— Убирайся!

— Нет. Не могу. Я не могу отпустить тебя туда, Нила.

— Если я не пойду, то Джонни попытается сделать это.

— Мы вместе остановим его. Между нами…

— Шерри, ради Бога, ты что, не понимаешь? Мы не можем оставаться здесь. Мы все тут умрем. Даже если Краллы не нападут, и не вернется этот Дьявол, мы все равно здесь умрем.

— Мы можем сдаться и жить среди Краллов.

— Конечно. Только что тогда случится с Джонни?

— Да, я знаю. — Она посмотрела Ниле в глаза. — Ты любишь его?

Отпустив Нилу, она нежно провела рукой по ее лицу. — О, Нила, — вздохнула она. — Будь оно все проклято. Не забывай меня, ладно?

— Что..?

В следующее мгновение на Нилу обрушился тяжелый удар кулака подруги. Она видела, что готов последовать еще один, и попыталась блокировать его, но оказалась недостаточно проворна.

Почувствовав, что на нее больше не давит тяжесть тела Шерри, она попыталась поднять голову, но не смогла. Руки и ноги, словно от опьянения, едва слушались ее.

Шерри сдвинула ремень винтовки с ее груди, а перевернув подругу на живот, стащила ружье вовсе. Нила снова легла на спину, почувствовав облегчение от того, что оружие больше не упиралось ей в ребра.

Возвышаясь над ней словно гигант, Шерри быстро раздевалась.

— Не смей.

Схватив винтовку за ремень, она повесила ее себе на плечо.

Нила приподняла голову. — Не смей, — повторила она.

— О, Нила. — Шерри согнулась над ней.

Нила попыталась сконцентрироваться на своих руках. Каждая из них была настолько тяжелой, будто она держала в них по огромному камню, однако, все же, ей удалось заставить себя их поднять. В это же время она почувствовала, как женские руки обхватывают ее за талию и за спину, и поднимают с земли. Их груди и рты едва коснулись друг друга, и она обняла Шерри, а та подняла подругу на ноги.

— Вы с Джонни оставайтесь внутри, — шепнула она, — пока я не приведу кавалерию.

Последовал еще один удар.

Нила попыталась открыть глаза, но не смогла. Она пробовала поднять голову, но шея не слушалась ее.

Даже когда она услышала голос Джонни.

Вскоре он уже стоял, склонившись над ней.

— Нила? Нила, что случилось? Где Шерри?

Она поняла, что глаза ее, наконец, открылись. — Ушла, — с трудом выговорила она. — Отправилась… за кавалерией.

Прошло еще несколько минут, прежде чем она сумела, наконец, подняться. — Я собиралась пойти за помощью, — говорила она, натягивая сорочку. — Разделась, чтобы больше походить на них. Но Шерри меня остановила. Она… О, Боже! — Нила опустила руки к своим трусикам. — Нет! О, Джонни! — Она растерянно покачала головой, вынимая кожаный чехол.

— Мои ключи.

— Я взяла их, когда мы тебя перевязывали, и забыла… Когда она… Она напала на меня, Джонни. Я не могла… Господи, что же ей теперь делать?

Она снова покачала головой. — Если она доберется до дороги, то сможет взять попутку, Но мимо Барлоу ей не проскочить…

— У нее нет шанса.

— Есть один. У нее будет шанс, если… — он не закончил.

— Если мы пойдем следом, — договорила за него Нила.

— Пошли внутрь.

Джонни едва держался на ногах, используя кочергу в качестве опоры. Нила быстро натянула шорты, и поддерживая его, помогла достигнуть до хижины.

Как только она открыла дверь, где-то вдали раздался выстрел.

Ее глаза встретились с глазами Джонни. Но он молчал.

Глава тридцать третья

Лэндер услышал, как над верхушками деревьев пророкотал гром.

— Ты, гром! — выкрикнул он. — В лепешку сплюсни выпуклость вселенной! И в прах развей прообразы вещей! [16]

Протянув руки ладонями вверх, он ждал, что их оросит дождь, но ничего не происходило. Задрав голову, Лэндер уставился в небо. Сквозь раскидистые ветви были видны лишь маленькие его участки, но все они сверкали яркими звездами.

Если не гром, стало быть, ружье! Он должен его заполучить.

Это и на половину не так забавно, как резать их ножом, или топором, но зато удобно. Можно перещелкать этих жуликов из засады!

И съесть! Как свою подругу — безжалостную красавицу.

Лэндер двинулся в том направлении, откуда прозвучал выстрел, улыбаясь собственным воспоминаниям. С ней он провел многие часы. Вырезал, исследовал, дегустировал, копался, получив потрясающие впечатления!

Его тело и сейчас все еще было окрашено ее засохшей кровью. Он натирал ей руки и ноги, и каждый дюйм своего тела, куда только мог дотянуться, а собрав в ладони внутренности, сбрасывал их себе на спину, окрашивая в красный цвет даже ее. Утоляя жажду в реке, Лэндер был максимально осторожен, стараясь не намочиться.

Теперь, взглянув на себя, он понимал, что во тьме его будет почти не видно.

Он словно тень, движущаяся среди теней.

Скользя от дерева к дереву, Лэндер часто останавливался, прислушиваясь к посторонним звукам, и отыскивая наиболее темные участки леса. Казалось, что поблизости не было никого, а если кто-то и был, то очень хорошо прятался.

Пусть только покажутся.

Всех изничтожу.

— Во тьме безутешной — блистающий праздник, — процитировал он Эдгара По.

Но вдруг, прямо перед ним зашевелилась земля, и Лэндер застыл как вкопанный. Затаив дыхание, он наблюдал, как опавшие листья и сухие ветки меняют свое положение, будто огромный зверь поднимался из своей могилы. Затем на поверхности показалась массивная голова, и медленно повернулась к Лэндеру.

Крик ужаса вырвался из его уст, и не помня себя от страха, он бросился бежать.

Уносясь все дальше во тьму, он слышал позади тяжелые шаги, а обернувшись, вздрогнул.

Что это такое?

Нельзя было давать ему подняться! Нужно было атаковать, пока оно выбиралось наверх!

Теперь у него нет ни единого шанса.

Ни единого!

Дыхание его сбилось от боли, когда он рванул через кустарник, оцарапав ноги и пах. Вырвавшись на свободу, он снова посмотрел назад.

Существо возвышалось над зарослями!

При каждом шаге, его волосы дико взметались вверх.

Берегись! Берегись! О, эти горящие глаза и прыгающие волосы!

Боже, не дай ему добраться до меня!

Лэндер услышал голоса тревоги. Слева. И совершив резкий поворот, направился в их сторону.

Боль жгла его плечо, жилет истрепался.

О Боже, о Боже!

Навстречу ему бросились Краллы, но стоило им взглянуть чуть повыше его головы, как ужас застывал на их лицах. Опрокинув двоих из них на землю, Лэндер промчался мимо.

Чудовищный рев сотряс чащу.

—  КРАЛЛ!

Лэндер оглянулся, и увидел, как монстр поднял за волосы женщину, и встряхнув ее, отделил голову от тела.

Сам он кинулся к дереву, и цепляясь за кору и ветви, стал взбираться наверх, все выше и выше. Наконец, остановившись, обнимая широкий ствол, он взглянул вниз.

Существо схватило еще одного Крала. На этот раз мужчину. Держа его за ноги, оно развело их в стороны, и яростным укусом лишило гениталий. Затем, расшатав ноги до тех пор, пока они не выскочат из суставов, монстр оторвал их напрочь.

Туловище упало на землю, и нагнувшись, чудовище открутило ему голову. Теперь, подняв так же голову женщины, существо обернулось.

К Лэндеру?

Сжавшись от страха, он изо всех сил вжался в дерево, и зажмурил глаза.

Глава тридцать четвертая

Лежа на животе, среди множества насаженных на шесты голов, Корди услышала рев Манфреда Крала. Он доносился издалека.

Но она знала, что скоро он будет здесь.

Принесет новые головы.

И найдет ее.

Она произносила его имя.

Недобрый знак. Некоторые говорят, что он слышит, как его зовут, и затем приходит за этими людьми.

И теперь он идет.

Корди подняла голову. Там, за шестами никого не было. Похоже, все разбежались, когда услышали рев.

Это мой шанс!

Они все попрятались!

Но если они меня схватят… Пусть лучше они. Лучше они, чем он.

По крайней мере, у нее будет шанс. Может она сумеет найти отца, и они выберутся отсюда вместе.

Корди посмотрела на хижину.

Возможно, они впустят ее, если она попросится.

Нет. Это не самое лучшее место, уж лучше прятаться среди голов.

Дверь его не остановит.

И теперь у них нет ружья. Та, что побольше, Шерри, забрала его. Корди видела, как Роббинс и Нила возвращались без нее. А чуть позже она услышала выстрел вдали.

Кто-то сцапал Шерри.

Отлично.

Эта сучка хорошо отделала ее кочергой, и если б догнала, то наверняка бы убила.

Неплохое решение проблемы.

Теперь эти стервы получат по заслугам. А если бы пошли с ней, то были бы сейчас в безопасности.

Еще раз взглянув в сторону леса, Корди убедилась, что Краллов нигде не видать. Пожалуй, лучше двигаться другим путем, потому как рев доносился именно оттуда.

Повернувшись налево, она принялась осторожно пробираться мимо крестов. В какой-то момент ей пришлось протискиваться между двух, которые стояли совсем близко, и один из них она боялась свалить спиной, а другой грудью.

Здесь их было особенно много! Казалось, они никогда не закончатся. Однако она не прекращала двигаться вперед до тех пор, пока едва слышный звук не остановил ее.

Звук хрустнувшей под чьей-то ногой ветки.

Обернувшись, Корди посмотрела назад.

Это был он!

Стоя неподалеку от того места, где она была совсем недавно, Манфред всаживал в землю новый крест.

Как давно он здесь?

Пока Корди наблюдала за ним, Манфред поднял с земли оторванную голову и с размаха насадил ее на шест так, что та издала мерзкий чавкающий звук. Затем последовала очередь второго креста и головы, после чего он двинулся через широкое насаждение основной массы этих зловещих пугал. Двигаясь бесшумно, Манфред поворачивал и петлял среди них, не задевая ни единого.

А Корди продолжала смотреть, боясь пошевелиться от страха.

Как мог он передвигаться столь быстро, не зацепив ни одной головы?

Он точноДьявол!

Внезапно Манфред повернулся к Корделии.

Он заметил ее!

Корди почувствовала, как откуда-то изнутри нее доносится слабый жалобный стон, и по бедру струей потекла теплая жидкость.

Но Манфред отвернулся.

Она вздохнула с облегчением, и наблюдала, как он минует последний из крестов.

Казалось, земля задрожала под ней, когда его низкий голос вновь пророкотал « Кралл!», и ударом ноги он заставил дверь открыться.

Глава тридцать пятая

Лэндер оставался на дереве даже тогда, когда существо ушло, и боялся пошевелиться, опасаясь, что оно услышит и вернется!

О, оно разорвет его на куски!

Разломает ноги как спички, сожрет его член.

Спасите нас, о неба серафимы… Блаженный дух иль демон проклятой, облекся ль ты в благоуханье неба иль в ада дым. [17]

Он взглянул на залитые лунным светом трупы, лежавшие на земле.

Возможно, они оставлены как приманка, чтобы выманить его, заставить спуститься. Сыр в мышеловке.

Зверек проворный, юркий, гладкий… [18]

Приманка для зверька.

Червячки и рыба.

Это как в Черве-Победителе у Эдгара По.

Только червь я.

Птичий корм. Приманка для рыбы.

В какой-то момент безголовая женщина вскинула свою руку, и указала на него. Кожа его покрылась мурашками.

Нет, нет, нет!

Я этого не видел. Такого не может быть. Нет, нет, нет! Игра света, обман зрения.

Он протер глаза и посмотрел снова.

Все еще указывая на него, она приняла сидячее положение.

— Ты мертва, — прошептал Лэндер.

О, мне это всего лишь снится.

Таких снов ни один смертный не видывал.Но она бессмертна.

Она не может этого делать!

— Лежать! — крикнул Лэндер.

О Боже, онуслышит меня. Он придет, а она меня выдаст. Ее палец указывает прямо на меня. И тогда он снимет меня с дерева, сожрет мой член, сломает ноги как спички, и убежит прочь с моей головой!

— Будь ты проклята! — пробормотал он.

Спустившись вниз, Лэндер кинулся к ней, но застал ее безобидно лежавшей на земле.

— Хитрая шлюха!

Со злости он воткнул ей нож в живот. А затем еще раз, еще и еще. И пока он наносил ей удары, взгляд его остановился на ее груди. В неясном свете луны, пара округлостей казалась ему странной и покрытой какими-то морщинами.

Лэндер посмотрел поближе.

Грудь была прикрыта кусками бледной кожи, закрепленной при помощи ремней. Сорвав этот затейливый предмет одежды, он поднес его ближе к свету, и застонал.

Лоскуты кожи были сняты с человеческих лиц.

Маленьких лиц.

Лиц детей.

Бросив их на землю, он продолжал смотреть с отвращением, пока не услышал звуки приближающихся шагов позади себя.

Вскрикнув от ужаса, Лэндер обернулся и увидел, как раздвинулись ветви кустарника, впустив на поляну женщину.

Крупную женщину.

Амазонку с ружьем в руках.

Вскинув оружие, она прицелилась.

— Не стреляй!

Она колебалась. — Что за…? — пробормотала она. — Ты… Ты кто такой?

— Тот, чье имя начертано на песке. [19]

— Эй, я знаю тебя! — Она опустила ружье. — Ты…

В этот момент, дико рассмеявшись, Лэндер метнул в нее свой нож.

Глава тридцать шестая

Нила вздрогнула, когда дверь неожиданно распахнулась. Стоя за занавесью из оленьих шкур, она безумно жалела о том, что спрятаться больше некуда.

От тяжелых шагов дрожала земля.

Нет!

Покрепче стиснув зубы, она изо всех сил старалась не закричать.

— КРАЛЛ!

Нила содрогнулась от чудовищного рева.

Это сам Дьявол! Корделия была права!

Господи, нужно скорее бежать отсюда!

В любой момент он может обнаружить ее.

Богородице, дева, радуйся, Благодатная Мария, Господь с тобой, Благословенна ты в женах, и благословенен плод чрева твоего…

Прячась за шкурами, Роббинс наблюдал, как громадная темная фигура двинулась в дальний угол.

Но неожиданно меч его зацепил стену.

Осмотревшись вокруг, насторожившееся существо застыло в неподвижности. Дрожавший от ужаса Роббинс мог слышать его дыхание.

Широкое лицо казалось красным в искусственном освещении. Один глаз отсутствовал, и на его месте зияло черное отверстие.

Наконец, существо опустило взгляд на шкуру рядом с Роббинсом. Оттуда виднелись чьи-то густые волосы.

Мгновенно прыгнув вперед, существо схватило их, и рвануло к себе. Единственный глаз, бешено вращаясь, изучал представшую перед ним голову, снятую с шеста.

Взмахнув мечом, Роббинс кинулся в атаку. Сжимая двумя руками клинок, он перерубил чудовищу руку, и та с грохотом упала на пол, все еще стискивая в своих пальцах волосы.

Следующий удар Джонни нацелил прямо в шею, однако, монстр оставшейся рукой отшвырнул Джонни в сторону так, что тот выронил меч, и отлетев на несколько шагов, ударился о стену.

Услышав звуки сражения, Нила отдернула оленью шкуру, и увидела стоявшее к ней спиной существо. Наклонившись, оно единственной рукой схватило Джонни за горло.

Молниеносно пробежав через всю комнату, Нила вспрыгнула на огромную спину чудовища, и схватив его за волосы, полоснула ножом по горлу.

Кровь хлынула на Роббинса.

Существо завертелось, взревело, и бросилось спиной на стену. Вскрикнув, Нила выронила оружие, и сползла на землю.

Монстр нагнулся к ней, и ухватив за волосы, попытался поднять, однако выронил, и взялся за сорочку.

Кровь из разрезанного горла хлынула ей в лицо. Чудовище широко разинуло пасть, и Нила закрыв глаза, ощутила на себе его крепко стиснувшиеся зубы.

Но вот, существо заколебалось. Зубы по-прежнему оставались стиснуты, но рука разжала свою хватку, и Нила почувствовала ногами землю. Таким образом, она почти выскользнула из зубов чудовища, но те оставили на ее щеках глубокие порезы.

— Все в порядке. — Послышался голос Джонни.

Челюсти разжались, и голова монстра была убрана прочь. Согнувшись над Нилой, Роббинс, держал ее обеими руками. Отшвырнув в сторону свой жуткий трофей, он помог Ниле подняться, и поддержал ее, чтобы она не упала.

Позже, отыскав снаружи крепкий шест, он насадил на него голову Манфреда Крала, и воткнул в землю рядом со входом.

— Сэр!

Обернувшись, он увидел приближавшегося к нему человека. Бледный тощий мужчина, продвигаясь вперед, небрежно раздвигал руками нагромождения крестов.

Нила обвила руку Роббинса, и он увидел, как она сжимает рукоять клинка.

— Не нужно бояться, — успокоил их мужчина.

При ходьбе юбка из волос хлестала его по ногам. Выйдя из-за крестов, он остановился перед Роббинсом.

— Вы повергли Дьявола, — объявил он. — И лишив его жизни, заслужили свое спасение. Мы проведем вас.

— Мы можем идти? — спросил Джонни.

— Никому не говорите о том, что видели, иначе поплатитесь за то собственными жизнями.

— А что на счет остальных? — спросила Нила.

— Здесь нет остальных.

Глава тридцать седьмая

Скрываясь во тьме, Корди наблюдала за тем, как Нила и Роббинс следуют за стариком через поле крестов.

Она думала над тем, чтобы присоединиться к ним, но тут ей вспомнилось предостережение Грэра.

Смерть твоя будет ужаснее самых страшных кошмаров.

И слова эти были все еще в силе.

Лежа среди крестов, Корди изо всех сил зажмурила глаза.

Это конец. Смерть. О, Боже.

В конце концов, если она не будет двигаться, то Краллы не заметят ее здесь, и тогда она сможет умереть защитив себя от них.

Время шло.

Долго, очень долго.

Как казалось Корди, гораздо дольше, чем могла продлиться ночь. Но, наконец, небо стало бледно голубым, и взошло солнце.

Услышав какой-то звук, она подняла голову, и увидела Хита, тащившего свое безногое тело через кресты. Глаза их встретились.

— Нет, — простонала она.

Но тут до ее ушей донесся некий посторонний звук.

Подняв голову, Корди увидела, как вдали, над верхушками деревьев пролетает вертолет.

— Господи, — взмолилась она, но тут же вспомнила о Хите. Его отвратительное вздутое лицо, казалось, усмехается.

Вскочив на ноги, Корделия бросилась к хижине, размахивая руками, и совершенно не заботясь о поваленных ей крестах.

Вертолет приземлился неподалеку от входной двери.

С пассажирской стороны наружу вышла высокая женщина, одетая в красное парашютистское обмундирование и вооруженная винтовкой.

— Шерри!

Корделия бросилась вперед, но Шерри вскинула ружье.

— Нет! Пожалуйста! Прости меня!

Выстрел был слышен даже через монотонный гул вертушек. Развернувшись на пятках, в ярде от себя Корди увидела зашатавшегося на потерявших контроль безвольных руках Хита. Не выдержав, тяжести, тело упало лицом вниз. На затылке красовалось отверстие от вылетевшей насквозь пули.

— Тащи свою задницу сюда! — выкрикнула Шерри, и Корделия бросилась к ней.

Третий канал, Новости, 2 Июля

«В минувший вторник отряд шерифа графства Марипоса, в количестве восемнадцати человек отправившийся в дикие леса к западу от Барлоу, для проверки сведений о совершавшихся там массовых убийствах, не вернулся в условленное время…»

Эпилог

Эй-эй! Эй-эй! — Тихонько напевал Лэндер, ковыляя через лес. Его простреленная нога уже почти зажила.

— Эй-эй! Эй-эй! Какой чудесный день!

На руках у него была девушка, и выйдя на поляну, он бросил ее на землю к своим ногам. Она застонала от боли.

Не мертвая?

— Ну и дела, — пробормотал он, снимая с пояса топор. — Сейчас поправим.

Глаза девушки приоткрылись, с трудом приподнявшись, она уцепилась за волосы из которых состояла его новая юбка. — Пожалуйста, — взмолилась она.

— Пожалуйста? Ты знаешь королевский язык? — Он опустился перед ней на колени, и осмотрел ее залитое лунным светом тело. Тело, которое даровало ему столько удовольствия совсем недавно, правда, уже после того, как он выбил из него всю дурь. Тело еще совсем юное. — Как они называли тебя? — спросил Лэндер.

— Лилли.

— Лилли. О, Лилия, ты чиста и сладка как цветок. — Он прикоснулся к ее маленькой груди. — Пестики, тычинки. Сладкий нектар. Должен ли я оставить тебя? Должен ли взять с собой?

Рука ее скользнула между волос юбки.

— Пожалуй, должен.

Отложив топор в сторону, Лэндер поднял девушку, и принялся осыпать поцелуями ее грудь. — Уйдем отсюда. Мы станем слугами божьими.

Он нес ее к полю крестов.

— Грэр, — промолвила девушка, глядя на одну из голов.

— Ты знала его? Забавный малый, хотя, пожалуй, все же скучный.

— Теперь прикололи и его — подметила Лилли.

Лэндер рассмеялся. — Эй-эй! Эй-эй! Какой чудесный день — пропел он, и понес ее к хижине.

Третий канал, Новости, 11 Июля

«Поисково-спасательная группа в составе двенадцати человек так и не вернулась из диких лесов к западу от Барлоу. Напомним, на прошлой неделе там пропал отряд шерифа…»


Опубликовано: 2008

Перевод на русский: 2012 (Диего Лопес (Omalope@yandex.ru))

Примечания

1

Генри Уодсворт Лонгфелло — американский поэт ( прим. перев.)

2

Хаятт — сеть отелей высшего класса ( прим. перев.)

3

Лойола Меримаунт — частный романо-католический университет в США ( прим. перев.)

4

В оригинале «Roll me over in the clover» — слова английской народной песни ( прим. перев.)

5

Энтони Перкинс — американский актер, сыгравший роль маньяка Нормана Бейтса в триллере Альфреда Хичкока «Психо» ( прим. перев.)

6

Вендиго — в мифах некоторых племен — дух-людоед ( прим. перев.)

7

Здесь и далее Лэндер неоднократно цитирует строки из произведения Вильяма Шекспира «Юлий Цезарь» ( прим. перев.)

8

«Похищенное письмо» — рассказ американского писателя Эдгара Алана По ( прим. перев.)

9

Подглядывающий Том — персонаж легенды, о Леди Годиве, жене графа Леофрика. Согласно преданию, граф облагал народ непомерными налогами, но будучи пьяным, на пиру, обещал снизить их, если Леди Годива проедет обнаженной на лошади по улицам города. Вопреки его ожиданиям, жена пошла на этот шаг. Народ, в знак уважения к ней, плотно закрыв ставни и двери, не выходил в тот день из домов. Лишь один житель, человек по имени Том, решил выглянуть из окна, и в тот же миг ослеп.( прим. перев.)

10

Мистер Курц — персонаж новеллы Джозефа Конрада «Сердце Тьмы»; «Мистер Курц умер» — эпиграф к поэме Томаса Стернза Элиота «Пустые Люди» ( прим. перев.)

11

Даниэль Бун — американский первопоселенец, служивший в молодости в Британских вооруженных силах, сражавшихся в то время за контроль над землями, находящимися за горами Аппалачи ( прим. перев.)

12

Парк животных, океанариум и парк морских млекопитающих, расположенный в Сан Диего, штат Калифорния ( прим. перев.)

13

Томас Клейтон Вулф — американский писатель ( прим. перев.)

14

Более двух метров ( прим. перев.)

15

В данном случае подразумевается повесть английского писателя Оливера Онионса, прим. перев.

Le Belle Dame Sans Merci(фр. — Безжалостная красавица) — название баллады английского поэта-романтика Джона Китса ( прим. перев.)

16

Лэндер цитирует отрывок из пьесы Вильяма Шекспира «Король Лир» (перевод Б. Пастернака) ( прим. перев.)

17

Лэндер цитирует строки из произведения Уильяма Шекспира «Гамлет» (перевод А. Кронеберга) ( прим. перев.)

18

Здесь подразумевается отсылка к стихотворению Р.Бернса «Мыши» (Перевод С.Я. Маршака), но цитата не совсем точна. ( прим. перев.)

19

Джон Китс — английский поэт которого цитировал Лэндер, похоронен на Римском протестантском кладбище, а на его надгробном камне вырезана написанная им самим эпитафия: — Здесь лежит тот, чье имя было начертано на воде ( прим. перев.)


home | my bookshelf | | Леса здесь темные |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу