Book: После всех этих лет



После всех этих лет

Сьюзан Айзекс

После всех этих лет

Глава 1

После почти четверти века нашей супружеской жизни Ричи Мейерс, мой муж, попросил меня отныне называть его Риком. Затем он начал гладко зачесывать волосы назад, пользуясь при этом тридцатипятидолларовой английской помадой.

Меня это раздражало: Ричи мог бы уже и пережить возрастной кризис. До пятидесяти ему не хватало всего двух лет, а его подбородок уже не казался, как раньше, высеченным из гранита, теперь он скорее, был словно вылеплен из картофельного пюре. Волосы и зубы тоже были уже не те. И, когда он снимал рубашку, взгляд его часто останавливался на волосатой груди, он как будто не мог поверить, что волосы между сосками стали седеть.

Я была всего на одиннадцать месяцев моложе Ричи, и, конечно, не выглядела рядом с ним желторотым цыпленком. Однако если вкус мужчины хоть сколько-то развит, он мог бы назвать меня привлекательной и даже очень хорошенькой. Блестящие темные волосы. Светлая кожа. Правильные черты лица. Карие с зелеными крапинками, похожими на изумруды, глаза, обрамленные густыми ресницами. И совсем неплохая фигура. Я не боялась стать старой, особенно с тех пор, как я поняла, что бессмертие маловероятно. Человек, который не может смеяться в лицо вечности, ничего из себя не представляет.

В конце концов, я потеплела к нему, хотя мне было трудно называть его Риком после стольких лет, когда я называла его Ричи… Я часто оговаривалась, особенно в постели. Я вскрикивала: «Боже! Еще, еще! Рич… Рик!» Он вздрагивал, а его член съеживался.

Все признаки были налицо, — однако я ничего не замечала. И вот в одно прозрачное голубое июньское утро, на следующий день после приема по случаю нашей серебряной свадьбы, проходившем на лужайке за домом, под белым навесом, украшенным чайными розами и гирляндами мерцающих белых огоньков, Ричи сказал, что оставляет меня ради — и тут его голос стал мягким и сладким — Джессики.

Джессика Стивенсон была на приеме. Ричи танцевал с ней фокстрот под попурри из Кола Портера, одна из мелодий которого называлась «Будет так хорошо, если ты придешь домой…». Да, Джессика была молода, но не слишком. А Ричи не относился к категории пятидесятилетних мужчин, готовых волочиться за каждой двадцатидвухлетней стюардессой Люфтганзы. Джессике было тридцать восемь, она была всего на девять лет моложе меня. У нее были светлые голубые глаза, и для удовольствия она изучала японский.

Этот прием стал последним в моей супружеской жизни. В тот вечер я ждала, что Ричи скажет: «Посмотри на себя, Рози! Ты так же прекрасна, как в тот день, когда мы поженились». Но он не сказал этого. В сыром ночном воздухе мое белое шелковое плиссированное платье в греческом стиле, ласково облегавшее мою фигуру в примерочной Бергдорфа Гудмана, как назло, прилипло к моей груди и ногам, и я была словно завернута во влажную простыню. Джессика вся сияла в золотистом облегающем жакете, из-под которого выглядывала прозрачная кремовая шифоновая блузка. Четырехдюймовый золотистый пояс делил ее фигуру пополам. И, хотя у нее была действительно тонкая талия, грудь не представляла собой ничего особенного, если не считать сводящих мужчин с ума, торчавших сосков, похожих на ластики на карандашах.

Я мимоходом чмокнула Джессику, когда пробегала мимо, разыскивая распорядителя приема, чтобы сообщить ему, что одна из коллег Ричи по банку неделю назад стала вегетарианкой. Джессика в золотистых плетеных туфельках на высоких каблуках стояла, выжимая в бокал дольку лимона, между двумя администраторами Дейта Ассошиэйтед. (Ассоциация по анализу информации) Она резко обернулась и с присущим ей энтузиазмом воскликнула: «Рози! Привет!». В своем золотистом туалете, с волосами, отливавшими бронзой, она казалась волшебной сиреной.

Так значит Ричи действительно оставляет меня ради нее?! Пусть! Но у нас было, было прошлое… Мы познакомились в конце шестидесятых. Мы оба преподавали в школе в Форест Хиллз в Куинс. У нас было много общего. Мы чувствовали себя богатыми и счастливыми, хотя было еще очень далеко до того, как мы превратились в респектабельную семью с большим достатком. Тогда же нашим главным богатством были наши дети.

Да, я потрясена и подавлена.

В глубине спальни я увидела Ричи. Его темно-оливковые глаза были полны слез. Он задыхался, всхлипывал, с трудом подавляя рыдание, и я едва разобрала, что он говорил.

Не могу поверить, что я сказал тебе это, Рози, — смахнув слезы ладонью, он начал громко всхлипывать.

То, что со мной происходит, это… — его грудь вздымалась, он вновь зарыдал, не в силах сдержать себя, — это звучит слишком банально…

Ричи, пожалуйста, скажи…

… но я впервые за многие годы чувствую, что живу по-настоящему.

Позднее утро было знойным и приторным от запаха жимолости и словно говорило, что наши занятия любовью летними жаркими ночами ушли в прошлое. Эта песня пелась уже не для меня. Несмотря на жару, меня знобило, и я набросила плед себе на плечи. Мне действительно было холодно, но вместе с тем я испытывала бессознательную надежду, что я выгляжу в этом пледе очень красиво и что все образуется.

Но я так не выглядела.

А Ричи выглядел.

С зачесанными назад чуть седеющими волосами, легким загаром преуспевающего человека, в сшитых на заказ белых слаксах, махровой белой рубашке и блестящих мокасинах он выглядел именно как бывший муж, который только что отделался от бывшей жены. Но лицо его было мокрым. А слезы — настоящими.

— Рози, мне очень жаль.

Я не могла и думать об отмщении. Я только рыдала. А он топтался вокруг меня. Выяснение отношений было слишком мучительным или продолжалось дольше, чем он рассчитывал, поскольку, видимо, у него была назначена встреча за обедом.

— Ричи, — всхлипнула я, — оставь ее…

И тут же быстро исправилась:

— Рик, пожалуйста… Я очень люблю тебя.

Но было уже слишком поздно.

Тем летом я прошла все стадии унижения брошенной жены. Истерия. Оцепенение. Надежда: конечно, Ричи бросит свой перспективный, успешный, широкомасштабный финансовый бизнес ради прежней карьеры учителя английского языка в провинциальной школе. Отчаяние: я засыпала по ночам только со снотворным, я обманывала гинеколога, жалея, что выписанный им рецепт не остановит мою жизнь навсегда.

Я осталась совершенно одна: Муж ушел. Дети выросли, у них была своя жизнь. Наш гончий пес Ирвинг умер в начале августа. Я бродила по дому, а слезы, как только я вспоминала горячее тело Ричи, тепло детей, холодный и влажный нос Ирвинга, наворачивались мне на глаза.

В конце концов, мои переживания тоже были занятием. То в памяти вставал наш небольшой домик на Кейп Код, с типичной небольшой кухонькой, открытыми всем ветрам окнами, кривыми баскетбольными кольцами на лужайке и гаражом на одну машину. То мы находились уже на две с половиной мили севернее, в величественном георгианского стиля доме конца XVIII — начала XIX века, расположенном в самом центре Лонг-Айленда, в стране «Великого Гэтсби». И название у него было соответствующее — Галле Хэвен — Убежище Чаек.

Я бродила по дому, как ночной бродяга, в длинной футболке нью-йоркского шекспировского фестиваля, черных трусиках и носках авиакомпании «Пан Американ», оставшихся после нашей последней поездки первым классом в Лондон (после того, как Ричи разбогател, мы стали летать Конкордом). Вряд ли мой вид соответствовал респектабельности Галле Хэвена. Но такой же я была и в ту роковую ночь.

Роковая? По правде говоря, она не казалась более зловещей, чем все остальные. Когда мы переехали, Ричи заменил на своем ночном столике современный будильник с радио старинными бронзовыми часами — и я никак не могла понять, ни в какое время я проснулась, ни что меня разбудило. Было около половины четвертого утра. Я поняла, что больше не усну, но побоялась принимать еще снотворное. И хорошо сделала, ибо следующая таблетка привела бы меня в состояние, которое доктора называют устойчиво депрессивным. Три последние недели я провела в какой-то космической прострации, не будучи в состоянии прочитать ни строчки, — настоящим пленником в оболочке своего собственного тела.

Я еще порылась в воспоминаниях. В тот июньский день, когда Ричи переехал от меня на двадцать шесть миль на запад, в Манхэттен, он взял с собой только свой несессер. Как мог он так просто отказаться от всей своей прежней жизни? Мне же осталось только вдыхать запах его многочисленных от лучших портных костюмов, которыми вплоть до самого низа, где стояли ручного пошива ботинки, был битком забит наш шкаф. Перед моими глазами возник этот шкаф, затем его ванная комната, богато отделанная зеленым мрамором, с позолоченной фурнитурой. В первую ночь, когда мы переехали в этот дом, мы занимались любовью там, в маленькой ванной. В этот момент у меня в животе забурлило. «Целый контейнер нежирного йогурта не мог бы вызвать такую бурю», — подумала я. Я спустилась вниз по винтовой лестнице и направилась к холодильнику и — о, чудо! — обнаружила пиццу с сосисками и кусочками мяса, какую я обычно покупала, когда мальчики возвращались домой. «Или, — подумала я, — может быть, приготовить в микроволновой печи булочку с сосиской, а лучше целых три». После ухода Ричи я начала быстро поправляться. Я поправилась так, будто была на третьем месяце беременности, а не в периоде климакса.

Я прошла в темную, размером с баскетбольную площадку, кухню посмотреть — нет ли там готовой булочки с сосиской или надо отбить мясо, чтобы приготовить булочку с гамбургером. Я обдумывала этот вопрос с утонченностью человека, знающего толк в кулинарном искусстве.

«Я бы украсила блюдо гарниром и…» о, Боже!.. споткнулась обо что-то… Что, черт возьми, гам могло лежать? Я сама испугалась своего дикого крика. Я попятилась назад и наткнулась на духовку большой железной печки. Что бы это ни было, оно не двигалось. Я слышала только собственные всхлипывания и бессвязное бормотание. Невероятно, но я бросила взгляд на пульт системы безопасности рядом с дверью. Зеленый свет означал, что кто-то выключил сигнализацию. Я же — я была уверена — включала ее. Еще одно всхлипывание. Господи, нет! И вдруг меня озарило…

Александр! Ну конечно! У него кончились деньги, он вернулся домой, и, бросив рюкзачок на пол, сидит сейчас со своей гитарой наверху, у себя в комнате. Меня рассердила его небрежность, но я так была рада, что хоть один из моих детей был сейчас дома. Я протянула руку к выключателю и зажгла свет.

На полу был не рюкзачок Алекса.

Это был Ричи. Ричи, который лежал на спине с искаженным от боли лицом.

В его груди высоко торчал нож.

Как я закричала! Размахивая руками, я рванулась куда-то в сторону, налетела на уэльский кухонный стол, и висевшая над ним деревянная расписная бело-голубая с изображением голландских девушек тарелка и суповая миска с грохотом полетели на пол. Я опять закричала. Должно быть, я видела слишком много фильмов. Что делает женщина, когда видит труп? Она издает истерический, леденящий душу вопль, способный убедить Всевышнего изменить свое решение.

Я прикоснулась к щеке Ричи. Она была холодна, как лед. Но ведь он лежал на кафельном полу. «Ричи», — прошептала я. «Ричи!», — крикнула я изо всех сил. Ответа не было. Никаких признаков жизни. Я поднесла палец к его носу, чтобы убедиться, дышит ли он. Нет. Но должен же быть какой-то шанс! Он может еще вернуться к жизни! «Ричи, пожалуйста!» Переходя от истерики к действиям, я схватилась за ручку ножа и, раскачивая его из стороны в сторону, пыталась вытащить его. Все было напрасно. Нож не слушался меня. Ричи оставался недвижим. Теперь я убедилась, что он был действительно мертв.

Что я чувствовала в тот момент? Сердце мое превратилось в холодный камень. Я вся оцепенела. Нет, не совсем так. Ричи, без сомнения, был мертв. Но выглядел, как живой. Я снова несколько раз громко окликнула его. Каждую минуту, как в постановках домашнего театра, он мог встать и вытащить нож из груди. Но этого не произошло.

Кровь на его теле образовала красивый цветок с тремя лепестками, а черная ручка ножа торчала, как огромная тычинка. Кошмар! У меня закружилась голова, меня начало подташнивать. Я закрыла ладонями нос и рот, чтобы не дышать. И тут только до меня дошло. Если бы к моей футболке был прикреплен самый чувствительный в мире микрофон, он бы уловил мой шепот: «Убийство!»

Ричи был мертв, потому что кто-то его убил.

Я заставила себя посмотреть на него. Его тело лежало поперек кухни на темном дощатом полу. Кулаки были сжаты, а пальцы правой руки, согнутой в запястье, сильно зажали большой палец. Мои пальцы сжались таким же образом.

Но я ведь не дотрагивалась до ножа! Я не наивная девочка, я прочитала много детективных романов и просмотрела массу детективных фильмов. И знала, что в этот ужасный момент нельзя терять самообладания. А что если я уничтожила отпечатки пальцев убийцы? Или стряхнула крошечные частицы кожи, которые полиция могла бы отправить на экспертизу криминалисту?

Я постаралась взглянуть на все объективным взором. Ну, совершенно объективным, потому что первое, что мне пришло в голову, было то, что Джессика не позволяла ему носить готовую одежду. Я никогда не видела, чтобы мужчина в повседневной жизни носил такую изысканную одежду. Великолепные спортивные туфли — не потрепанные и поношенные, грязно-серого цвета, как те, что он надевал на баскетбол, работая в школе, а блестящие, черные, последней модели. Они, вероятно, стоили больше, чем месячная плата за нашу первую квартиру. Прекрасного покроя хлопчатобумажные брюки с отворотами. Облегающий пуловер.

Я осмотрела пол вокруг него: грязь, темные куски глинистой почвы на странном пятне, протянувшемся от самой двери. В животе у меня забурчало. Больше я не могла этого выносить. Ужас сдавил мне горло, я начала задыхаться, но не отводила взгляда. Грязь могла послужить ключом к разгадке. Сделав глубокий вдох и затаив дыхание, я обошла Ричи на некотором расстоянии. Грязь забилась в бороздки на подошвах туфель, особенно на левом. Совершенно ясно, что это он оставил следы.

Так и было. Больше никаких улик я не заметила. Однако убийца должен был оставить хоть какие-то следы. Я повернулась спиной к Ричи и ждала, что вот прямо сейчас появятся запыхавшиеся полицейские. Как я скажу им, что я прикасалась к рукоятке ножа? Да где же они? В конце концов я поняла, что ждать нечего. В кухне был только Ричи и я. Он, конечно, не мог набрать номер 911. Тогда это сделала я. Женщина с испанским акцентом ответила:

— Полиция. Скорая помощь.

Я сказала:

— Я хочу заявить об убийстве. — Затем я начала бормотать: — Номера улицы нет, но если доехать до конца Хилл-роуд и повернуть на Анкоридж-лейн, затем по гравиевой дороге направо — там знак частного владения. Это Галле Хэвен. — И добавила: — Жертва…

Она ждала. Я не могла произнести ни слова. Я была будто загипнотизирована медной подставкой для чайника, в которой отражалось мертвое тело Ричи.

Жертва? — настойчиво переспросила она.

Мой муж.

Я всегда предпочитала реальной жизни искусство, поскольку оно развивается по определенным правилам. Например, в английских детективных романах кто-то находит тело в загородном доме и восклицает: «Боже! Это же викарий!». И ничего неожиданного больше не происходит на протяжении последующих шестидесяти страниц, пока, наконец, полиция не раскрывает убийство. Никакого нудного ожидания: глава заканчивается, а следующая начинается с того, что кто-то уже готовит чай для констебля. В фильмах время тоже не тратится зря. Камера цинично переводит объектив с искаженного от боли лица к сигарете, зажатой в уголке рта убийцы. И так естественно слышишь сразу же возникший пронзительный звук сирены и шум подъезжающих к дому полицейских машин. Положив трубку телефона, я осталась совсем одна. Молчание было зловещим. В каком-то самом дальнем уголке моего сознания я увидела почти прозрачного Ричи, который поднялся из скрюченного тела, проплыл над разделочным столом в центре кухни, обогнул бронзовую люстру и с дьявольским шипением исчез в вентиляционной решетке около плинтуса.

Боже! Я не вынесу этого, — пронеслось у меня в голове.

Я действительно почувствовала внезапный испуг. Я не знала, как давно он умер. Пять часов? Десять минут? «Нервы, — сказала я себе, — расслабься». Как только я закрывала глаза, мои веки начинали нервно подрагивать. Что-то не так? Что? Я еще раз пристально осмотрела кухню. На покрытом белым пластиком разделочном столе, стоящим между запасной плитой, которой мы пользовались только в случаях больших приемов, и мойкой для овощей и фруктов, находилась дубовая подставка для ножей. Одна секция была пуста — секция ножа для нарезания мяса. Этот нож и торчал в теле моего мужа.



У меня потемнело в глазах.

Хватит фантазий, — приказала я себе. — Прочь, привидения! Займись делом. Думай! Может, это был грабитель, схвативший первое попавшееся под руку оружие, когда Ричи спугнул его? Может, это был кто-то, кто пришел вместе с Ричи? Стоп, минутку. Что принес Ричи домой? Мой адвокат, Хони Голдфедер, советовала мне сменить код сигнализации, чтобы он не смог войти.

— Детка, измени код и доведи это до его сведения. И не говори мне: «он и так никогда не захочет вернуться в дом», — потому что ты просто так думаешь…

Я отказалась:

— Мужчины иногда меняют свои намерения. Мне бы не хотелось, чтобы Ричи думал, что я выставила его отсюда.

Она ткнула в мою сторону пальчиком, с коралловым ноготком длиною в дюйм.

— Ты не должна быть такой бесхарактерной.

А я такой и была.

Но что же Ричи принес в дом?

Колокольчик над входной дверью проиграл первые четыре такта протестантской молитвы. Я бросилась к двери. Холод мраморного пола в холле пробрал меня до костей. Бедра покрылись гусиной кожей. Я схватила из шкафа одну из дорогих непромокаемых шинелей фирмы Барберри, купленных Ричи еще в пору его первого припадка англофилии, и включила освещение у входа в дом. Шесть полицейских в форме стояли под тремя арками, составляющими парадный вход в Галле Хэвен. Когда я открыла дверь, самый старший из них, с уныло висящими усами, шагнул вперед и спросил:

— Миссис Мейерс?

Я впустила их в дом и включила свет в холле. Медленно, оценивающе они обвели взглядом светильники, каждый выступ лепных украшений, мрамор, подобранный, как на шахматной доске, зелеными и белыми клетками.

— Миссис Мейерс?

Полицейский был значительно выше меня и стоял так близко, что, посмотрев на него снизу вверх, я увидела, что торчавшие из носа волосы, лежали прямо поверх его усов.

— Миссис Мейерс, мы получили звонок относительно вашего мужа. Покажите нам, где он.

Я заметила, что кровь на рубашке Ричи стала коричневой и запеклась вокруг лезвия ножа.

— Миссис Мейерс, мы здесь, чтобы помочь вам.

Внезапно мне на память пришли несколько строк из «Отелло». Я декламировала их как-то Ричи, после того как мы целую ночь занимались любовью. И, когда обнаружили, что наступил день, оба были и удивлены, и недовольны одновременно. «Пусть суждена мне гибель, скрыть не в силах: Люблю тебя, — а если разлюблю, Наступит хаос».

— Миссис Мейерс… — голос полицейского прозвучал как раз в тот момент, когда я почти теряла сознание.

Глава 2

Сержант Карл Гевински из отдела по расследованию убийств округа Нассау выглядел не слишком привлекательным: пышные седеющие светлые волосы были зачесаны назад, оставляя лоб открытым; слегка прищуренные глаза и довольно большой живот. Круглое лицо с большим носом, на который так и хотелось нажать, как на клаксон автомобиля. То ли в результате несчастного случая, то ли драки он был расплющен так сильно, что едва выступал на лице. В самом деле, если вы смотрели на лицо сержанта прямо, оно казалось плоским, имевшим только два измерения, похожим на луну.

— Вы в порядке? — спросил он.

— В порядке. У меня на секунду потемнело в глазах.

Кое-как полицейские провели или, скорее, спровадили меня в библиотеку. Еще несколько полицейских машин подъехало к дому. Через двадцать минут прибыли помощники Гевински из отдела по расследованию убийств. Я хотела снять шинель Ричи. Но, как только я подумала, что надо найти удобный предлог, чтобы переодеться, как мои ноги начали дрожать, будто одна нога умышленно била коленом о другую, как в некоторых отчаянных упражнениях Джейн Фонды. Я ухватилась за ближайшее ко мне кресло у письменного стола и опустилась в него. Этот стол и кресла были первыми из английского антиквариата, приобретенного Ричи. Ящики стола были инкрустированы бронзовыми буквами алфавита. Ричи часто говорил гостям: «Забавно, не правда ли? Мы купили этот стол на аукционе английской мебели». Но, когда его кузина Сильвия, славившаяся своим умением прижать человека к стенке, рассмеялась ему в лицо, он заменил «забавно» на «интересно». Конечно, кузина Сильвия после этого навсегда была вычеркнута из списка наших гостей.

Гевински сел напротив меня.

Я не хочу давить на вас, но время имеет очень большое значение.

Я знаю. Но я хочу сказать вам, прежде чем мы начнем беседовать, что я допустила оплошность.

Он ободряюще кивнул головой.

Расскажите мне обо всем, — мягко и снисходительно, словно священник, готовящийся выслушать ужасную исповедь, сказал он.

Вы неправильно меня поняли, — поспешила я разочаровать его. — Я имела в виду, что вмешалась в ваше расследование.

Что же вы сделали?

На секунду мне показалось, что Ричи, может быть, жив, и я…

И вы, что?..

Я попыталась вытащить нож из его груди.

Он не удивился, даже не заворчал на меня. Он просто промолчал.

— Я знаю, мне не следовало этого делать, но я ничего не соображала. Я подумала: он так спокоен, может, он еще жив. Если я сейчас же вытащу нож, он почувствует облегчение. Мне очень жаль, сержант Гевински. Мне, действительно, очень жаль.

— Так что же в конце концов убедило вас, что он действительно мертв?

Не знаю. Я должна была понять это сразу, но в тот безумный момент надеялась…

Понимаю. Можете вы ответить еще на несколько вопросов?

Конечно.

Мои мысли были ясными. Я не нервничала, не сходила с ума от горя. Руки не дрожали, но, когда я попыталась положить ногу на ногу, силы изменили мне.

Гевински уставился на часы. Его широкое лицо не выражало ничего. Я читала про полицейские правила, время — важный фактор — и я знала правило семидесяти двух часов. Если полицейские не найдут преступника в течение трех суток, их шансы падают до нуля.

Назовите ваше полное имя, — Гевински заговорил так внезапно, что я вздрогнула.

Роза…

Боже, как я смогу сообщить это Бену? А Алексу? Они с Ричи были в ссоре. А как я смогу объяснить все это своей матери?

Имя умершего, пожалуйста.

Ричард Эллиот Мейерс.

Он совсем не похож на детективов, равнодушных к печальным обстоятельствам, которых мы привыкли видеть на экране в исполнении Дана Эндрюса или Тома Беренджера. Нет, суть его характера в другом — он мягкий, как бы бесполый, любит мягкие булочки.

— Род занятий?

— Президент компании Дейта Ассошиэйтед.

Гевински оглядел библиотеку. Это была огромная комната, отделанная деревянными панелями, с тремя диванами и невероятным количеством кресел, кушеток и столиков. Пальма, которую мой сосед вырастил в своей оранжерее. Два канделябра. И, конечно, книги. Когда Ричи окончательно остановил свой выбор на Галле Хэвен, я поддела его: «Это место не для нас, Ричи. Ты знаешь, почему». На его лице появилось такое выражение, будто он ожидал от меня чего-то подобного. А я продолжила: «Мы будем целую вечность искать дорогу из винного погреба. А библиотека? Чем, черт возьми, мы заполним эту библиотеку? Твоим «Введением в дифференциальный анализ»? Или моим однотомником Шекспира? Моими детективами в бумажных обложках? А может, твоя мать собирается подарить нам свою подшивку журналов с рецензиями на книги?» Ричи ответил: «По крайней мере, моя мать читает хоть что-то».

Но владелец Галле Хэвен, исполнительный продюсер одной несостоявшейся «мыльной оперы», который приобрел имение у внука какого-то горнорудного магната, жаждал продать Ричи и книги, находящиеся в библиотеке. Это, естественно, привело к ссоре. Возможно, я и начала ее, назвав Ричи выскочкой. Он побагровел и закричал, что я не имею права обвинять его в стремлении к показухе, потому что он истинно способен понимать прекрасное.

Вот так он приобрел поместье, для которого не был рожден. А я получила коллекцию книг в дорогих кожаных переплетах: историю аэронавтики, летописи католических святых, историю Испании на испанском языке, каталог нумизматики и многое, многое другое. Только самое поверхностное дыхание не почувствует запах плесени, который источали эти переплеты, но, впрочем, если вдруг захочется почитать, библиотека была достаточно обширной.

Ваше состояние — это результат успехов в бизнесе или оно получено по наследству? — спросил Гевински.

Ричи и его партнер основали компанию. Я надеялась, что, если дела пойдут успешно, мы сможем отдать мальчиков в хороший колледж, и, может быть, перестроить кухню. Кто мог предположить, что дело примет такой оборот?

Чем занималась компания?

Сбором и анализом информации. Они изучают, какие предметы, проблемы представляют сейчас наибольший интерес. Их девиз: «Знание — сила». Этот девиз украшает все их канцелярские принадлежности.

Гевински молчал. Я решила, что его не волнуют мелкие детали, но добавила:

— Фрэнсис Бэкон. Meditationes Sacrae. (Священные размышления, (лат.))

Они выполняли секретную работу?

Нет. Не очень понятные исследования. Они начинали как компания компьютерного анализа, а затем начали расширяться. Сейчас в их распоряжении четыреста специалистов, работающих в различных библиотеках по всему миру, и около сотни операторов.

Они зарабатывают на исследованиях?

В числе их клиентов более пятисот состоятельных компаний, адвокатские конторы, политики, просто образованные люди.

Внезапно мой локоть соскользнул с ручки кресла, и я чуть не упала. Я опять почувствовала озноб: мои руки и ноги дрожали.

— Мне нужно что-нибудь принять.

Лицо Гевински было бесстрастным.

Еще один вопрос, миссис Мейерс. Вы не спали всю ночь?

Нет. Я как раз проснулась и спустилась вниз. Я захотела есть.

Когда вы легли спать?

Рано. Я устала. Думаю, в половине десятого или в десять.

А проснулись?

Около половины четвертого.

Вы слышали что-нибудь?

Я отрицательно помотала головой.

Может, вы услышали что-то, что разбудило вас?

Не думаю. Но не утверждаю.

Может, вы слышали шум драки. На кухне разбита посуда.

— Нет. Это тоже моя вина. Извините, я забыла сказать вам об этом. Как только я увидела его, я будто сошла с ума. Я куда-то рванулась, не зная, что предпринять, и налетела на кухонный стол. Тарелка и суповая миска упали и разбились.

Был кто-нибудь еще в доме?

Нет. Наши дети уже взрослые. Нам помогала по хозяйству одна пара, которая здесь и жила, но сейчас они работают у моего мужа в городе.

Он кивнул.

— Два раза в неделю ко мне приходит женщина убирать дом.

Я ждала, что он отпустит какую-нибудь полицейскую остроту, типа: «Держу пари, что вам не понадобится и двух дней, чтобы забыть об одиночестве». Но он промолчал.

— Сигнализация была отключена, — продолжила я.

Гевински сидел и слушал, изредка поглаживая галстук темно-серого цвета с маленькими желтыми кленовыми листочками.

Я включила сигнализацию, когда пошла спать. Это я хорошо помню. Но Ричи знал код.

А почему бы ему не знать?

Он здесь больше не жил.

А где он жил?

В городе.

Вы разведены?

Мы расстались. Собирались разводиться. Адвокаты заканчивают сейчас работу над договором о разделе имущества, но уехал он в конце июня.

Гевински по пальцам посчитал время; один, два, три, четыре. Октябрь.

— Вы вышвырнули его отсюда? — его голос звучал так сочувственно, что я сказала: «Да».

— И правильно сделали.

— Нет. Он оставил меня. Ради другой женщины.

Он полез во внутренний карман пиджака и достал блокнот.

Полагаю, это старая история, — мягко сказал он.

Верно.

Вы знаете, кто она?

Я назвала фамилию Джессики, ее адрес и номер телефона, Я знала все это, потому что там жил Ричи, подыскивая им жилье, где, как он говорил, они могли бы развернуться. Ради полной ясности я также сказала, что Ричи планирует жениться на ней, как только закончится наш бракоразводный процесс. И хотя меня не спрашивали, сообщила ему свою фамилию, возраст и род занятий. Поблагодарив меня, он записал все это к себе в блокнот.

— Можете подождать здесь буквально минуту? — спросил Гевински.

Я утвердительно кивнула.

— Очень признателен вам за содействие.

Он вышел.

Я забарабанила пальцами по столу, но старое полированное дерево заглушало звук. Я прошлась по комнате. Пушистый персидский ковер поглощал звук моих шагов. Убранство каждой комнаты в Галле Хэвен делало более утонченным все, что в них находилось. Это был пунктик Ричи. Помню, как он увлекся, когда декоратор говорила ему гнусавым, сварливым голосом, что структуру драпировочной ткани, будь то шелк или ситец, можно состарить. Она обычным способом окрашивается в баке с чаем, после чего выглядит пожелтевшей и совсем древней. |Как старая монета.

Но, когда Ричи получил материал, он уже успел в нем разочароваться. Разочаровался он и в декораторе и сказал мне, что ее стремление сделать новую монету старой соответствует вкусам нуворишей. «Эта шлюха не заслуживает снисхождения. Уволь ее», — сказал он мне. Я бы сделала это с удовольствием, но она так раздувала ноздри, что я побаивалась ее. «Сделай это сам», — попросила я его. «С удовольствием», — ответил Ричи. Удалось ему это не сразу, и мы еще некоторое время испытывали судьбу с шелковой узорчатой тканью для портьер и облицовкой камина, пока она не исчезла окончательно.

«Наплевать на все это, — подумала я. — Мне надо одеться и принять успокоительное». Я подошла к двери, но, как только я переступила порог, полицейский в форме поднял руку в знаке: «Стоп! Дети переходят улицу».

Я должна переодеться, — объяснила я. Он отрицательно покачал головой.

Почему?

Он пожал плечами. Лицо его было совершенно бесстрастным.

— Пожалуйста, я только поднимусь наверх.

— Я должен спросить разрешения сержанта Гевински, — он продолжал стоять на месте.

Я вернулась в библиотеку и попыталась не думать о Ричи, но это было выше моих сил, Ведь кто-то же убил его. Встретился ли он с глазами убийцы в последний момент? Чувствовал ли он боль? Ведь нож рассек кожу, прорезал мышцы, задел кость. Или все это произошло очень быстро? Было ли время у Ричи понять, что он умирает? Мое безумно бившееся сердце подскочило к горлу. Почему полицейский был так груб, а сержант Гевински так хладнокровно принял известие, что я хваталась за ручку ножа? Я не могла больше оставаться в шинели Ричи ни одной минуты. Я сделала шаг к двери.

— Вы спросили сержанта Гевински, могу ли я подняться наверх?

— Еще нет. Он сказал, что скоро вернется. А пока вы можете расслабиться и отдохнуть.

Я сдалась и не стала поднимать шум, защищая свои права. Зачем мне этот шум? Мой муж мертв, он лежит с ножом для нарезания мяса в груди. Нож мой или почти мой. В соответствии с договором о разделе имущества — адвокаты обещали нам подготовить его к подписанию в конце этой недели. — Ричи и я должны будем поделить деньги от продажи Галле Хэвен. Я получаю все, что находится в доме, включая и огромный комплект ножей. И еще. Как компенсацию за моральный ущерб я должна была получить два миллиона долларов. Хони сообщила мне, что она рассмеялась адвокату Ричи в лицо и заявила, что меньше, чем на восемь, мы не согласны. Это значит, объяснила она, что к пятнице они сойдутся на половине суммы.

Последний раз мы говорили с Ричи два дня назад.

— Джессика не может поверить, сколько просит твой адвокат, — орал он мне по телефону. — Хочешь знать, что она думает по этому поводу?

Конечно, я не хотела знать, но он тем не менее заявил:

Ее восхищает твое самодовольство.

Успокойся, Ричи.

Кто ты такая, черт возьми, чтобы указывать, что мне делать? — его крик переходил на визг. — Что ты такого сделала, хотя бы на миллион долларов?

Это были его последние слова. Теперь он лежит на кухонном полу, а несколько государственных служащих округа Нассау обмеряют его, фотографируют, берут пинцетом пробу из-под его ногтей.

Что же на самом деле происходит? Что это за полицейские такие? Гевински видел, что меня трясет. Мог бы хотя бы мне посочувствовать. Мог бы сразу приказать: «Эй, кто-нибудь, быстро позвонить ее лечащему врачу. Бедная женщина, ей следовало быть более уравновешенной». Вместо этого он был безразлично вежлив.

Гевински вернулся, бесшумно ступая в черных ортопедических ботинках. Они были особые, выполненные по спецзаказу.

Извините, я должен был побеседовать по этому вопросу с представителем Дейта Ассошиэйтед.

И что? Есть какие-нибудь новости?

Какие могут быть новости, — он взглянул на часы. — Скажите, мистер Мейерc имел врагов?

Похоже, он не ожидал каких-либо откровений, так как не вынимал блокнота.

Нет.

Вы не слышали, чтобы он в последнее время сердился на кого-нибудь или с кем-нибудь ссорился?

Мы особенно не разговаривали. Насколько я знаю, единственным человеком, раздражавшим его, была я.

Брови Гевински начинались пучком волос с каждой стороны переносицы и шли резко вверх. Он чуть приподнял их.

— И как сильно вы его раздражали?



Гевински, решила я, не обманывался в тонкостях человеческих отношений. Ричи, лежавший на полу в кухне, и мое прикосновение к ножу давали мне понять, что необходимо внести в мой ответ некоторую ясность.

— Он был раздражен, но это естественное раздражение перед разводом. Наши адвокаты еще не закончили обсуждение финансовой стороны договора, а это, естественно, не всегда приходит гладко и безоблачно, — я изобразила тусклую вдовью улыбку. — Я не знаю, злился ли он на кого-нибудь еще — это касается только его одного. Он давно перестал говорить со мной откровенно.

На лице Гевински промелькнула мимолетная улыбка, но меня взволновало то, что он совершенно не замечал меня. Я попыталась найти точное слово. Симпатичная? Привлекательная? Точно: он не находил меня ни симпатичной, ни привлекательной. Более того. Он принял все, что я ему рассказала. Верно. «Я слышу вас». Но, похоже, он не поверил ни одному моему слову.

Сильный стресс, испытанный мною, и присутствие офицера полиции, вызвали естественное следствие климакса. Я почувствовала страшный жар, а мгновение спустя, только я успела опереться о спинку кресла, облилась потом. Рукавом я вытерла пот со лба, и тут же поняла, что это был не мой рукав — на мне была шинель Ричи от Барберри. Гевински внимательно посмотрел на меня.

— Дайте подумать… Были ли у Ричи враги?.. — начала я, пытаясь привлечь внимание к интересовавшей его теме. — Ричи был обаятельным. О нем всегда говорили, что он славный парень. Очаровательный человек. Не имеет врагов…

Но и друзей тоже. Даже в наши первые годы в Кейп Код, где дома стояли так близко, что через окна соседней кухни можно было видеть, какие вафли подавали там к завтраку, а соседи без проблем заходили одолжить горчицу и эстрагон, или снегоочиститель. Ричи не был таким, как все. Нет, он не замыкался в себе. К нему можно было зайти, чтобы, скажем, вместе посчитать, сколько квадратных футов мексиканского кафеля требуется для перестройки ванной комнаты в нижнем этаже. С ним можно было поговорить о спорте, в котором он прекрасно разбирался. Все говорили, какой он хороший учитель. Но он не был ни прекрасным математиком, ни общительным человеком. Думаю, ни одному из наших соседей не приходило в голову пригласить его в гости, поговорить о семейных делах, о сварливой жене или трудном ребенке.

В те дни, еще до того, как «великий теннисист» Картер Тиллотсон поприветствовал его на выставке режущих металлических изделий в скобяном магазине, у него было мало партнеров по теннису. На общественных кортах в парке Шорхэвена он постоянно мучился от тоски и ущербности. Иногда, наблюдая за ним, когда он мыл машину или косил газон, я испытывала беспокойство: почему он не такой, как другие. Но потом мне стало стыдно за то, что я захотела, чтобы Ричи, как и другие мужчины нашего квартала, напялил на себя большой заляпанный дурацкими наклейками фартук, чтобы готовить вместе со всеми барбекю.

Однажды я спросила его, кто его лучший друг.

Ты, — бросил он в ответ.

Хватит, Ричи, — сказала я. — А если у тебя будет серьезная проблема со мной? С кем ты поговоришь об этом?

Он улыбнулся. Такая вымученная, кривая улыбка.

— Но пока у нас нет проблем. Хватит, Рози. Разве ты не знаешь, что у мужчин не бывает такой дружбы, как у женщин? И не подбрасывай мне больше таких тем.

Он повернул меня к себе и обнял. Да, Ричи был тем мужчиной, кто был хорош только для женщин.

Не знаю можно ли считать врагом Ричи его бывшего партнера. Его зовут Митчел Груен.

Продолжайте, — сказал Гевински, скорее обиженно, чем проявляя любопытство, поскольку теперь ему следовало начать новую страницу своего рапорта.

Все мы преподавали в школе в Куинсе в конце шестидесятых. Ричи стал учителем, чтобы избежать Вьетнама. Он преподавал математику и общественные дисциплины. Митч преподавал математику и сходил с ума по компьютерам.

Гевински скрестил руки на животе и снова бросил взгляд на часы. Я заговорила быстрее:

— После рождения первого ребенка с деньгами стало трудно. Я взяла на год отпуск по уходу за ребенком, а Ричи должен был устроиться на вторую работу. Митч уже имел такую: он ходил по домам и демонстрировал домашние компьютеры. Если же клиент покупал компьютер, учитель раз в неделю приходил в дом, чтобы научить им пользоваться.

— И что? — спросил Гевински.

Дело в том, что Митч был ужасным преподавателем: он страстно любил компьютеры, но не так страстно любил своих учеников. Компания заявила, что если он будет продолжать заниматься рекламой их компьютеров, то ему надо будет подобрать партнера, кто мог бы заниматься обучением. Ему крайне нужны были деньги, и он попросил Ричи ходить с ним по вызовам.

Мне не хотелось бы давить на вас, миссис Мейерс, но время — важный фактор.

Гевински не был резким и грубым, но он был совершенно равнодушен к тому, что я говорила. Я убеждала себя, что нервничать глупо. Однако супруг, особенно брошенный, всегда является объектом пристального внимания в детективных романах. Да если еще преступление совершенно в собственном доме, а орудием стал нож, на котором к тому же можно обнаружить отпечатки пальцев одного из супругов!.. Забудь об этом!

Я не верила, что Гевински серьезно рассматривает меня, как объект для подозрений, тем не менее мне хотелось бы, чтобы он проявил больше внимания к тому, кто мог бы действительно стать убийцей Ричи.

Ричи стал ходить с Митчелом, — поспешила продолжить я. — Они работали до десяти или одиннадцати четыре вечера в неделю. Уже через шесть месяцев они добились значительных успехов. Компания расширила сферу их деятельности. Но еще через год Ричи понял, что деньги следует вкладывать не в обслуживание компьютеров и не в обучение.

А во что?

В сбор информации. Один из их клиентов попросил Ричи и Митча сделать ему анализ. Дело касалось Калифорнийской компании по дизайну текстиля, которую он хотел купить. Не вдаваясь в подробности: Митч провел основные расчеты, я же занималась подбором материалов, а также писала отчеты. Ричи же предпочитал выражать свои мысли устно — он терпеть не мог писать. Митч, наоборот, никогда не мог связно высказать свои мысли.

И что делал мистер Мейерс?

Он работал с людьми, и преуспел в этом… Он звонил тем людям в Калифорнии, чьи имена были заложены в компьютере, и они рассказывали ему все о своей жизни. Он преподносил клиенту и пикантную информацию. Митч и я трудились усердно, и клиент соблазнялся и хотел еще и еще информации. Ричи понимал это: он был прирожденным соблазнителем. Он точно знал, как надо составить отчет, чтобы приманить клиента. Короткие, броские фразы. Никаких длинных, сложных терминов. Компьютерный язык заставляет их звучать по-научному. И тогда, и в дальнейшем он не разрешал нам ссылаться на кого бы то ни было, велел писать так: «Наши источники информировали нас…». И это срабатывало! Вместо того чтобы выписать чек на пятьсот долларов, клиент выписывал чек на тысячу. Это вдохновило Ричи и Митча на исследование нового процесса по сочетанию тонов окраски шотландки. Первый клиент рекомендовал их кое-кому в клубе своего округа, а те в свою очередь рекомендовали их и другим людям. Клиенты расплачивались с ними хорошо. К 1977 году они заработали свыше двадцати тысяч на каждого. А в 1979 году Ричи окончательно убедил Митча бросить преподавание. Они основали Дейта Ассошиэйтед.

— В которой Митчел Груен являлся мозговым центром, а мистер Мейерс — практическим руководителем, работавшим с клиентами?

—Да. Через несколько лет фирма стала приносить более десяти миллионов долларов в год. А к середине восьмидесятых они зарабатывали уже более двадцати миллионов. Таким образом, Митч занимался своим любимым делом — фундаментальными исследованиями — и получал за это половину доходов. Я считала, что это несправедливо по отношению к Ричи. Компания в то время нанимала более сотни специалистов, и все они занимались той же работой, что и Митч.

— И тогда ваш муж захотел от него избавиться?

Да. Это было на следующий год. Он нанял служащую инвестиционного банка, которая составляла аналитические отчеты для компании и делала эту работу блестяще. Ричи показал эти отчеты Митчу и сказал: «Я готов или выкупить эту компанию у тебя, или тебе ее продать. В любом случае цена будет семь миллионов долларов. Мы не можем больше оставаться партнерами». Однако для Митча Дейта Ассошиэйтед составляла смысл жизни. Он имел неограниченный доступ ко всем данным — об этом можно было только мечтать — и он был богат. Он даже ездил на лимузине. Бедный Митч, он был так счастлив в то время.

Тем не менее, — продолжала я, — когда Ричи выкупил компанию, Митч основал свою. Но она быстро обанкротилась. Затем он осуществил ряд неудачных инвестиций — крупных инвестиций. Он был рожден неудачником и не имел деловой хватки. Он просадил все свои семь миллионов долларов и разорился. Во всех своих неудачах он обвинил Ричи. Спустя три года он смог подключиться к компьютеру и получил новый настоящий пароль всей системы Дейта Ассошиэйтед. Он смог уничтожить почти все данные компании. Возможно, для Митча это была незначительная злобная выходка, но она стоила Дейта Ассошиэйтед шести месяцев работы и двух миллионов долларов, чтобы найти виновного.

Мистер Мейерс сообщил полиции?

Да.

И он попал в тюрьму?

Нет. Он был оштрафован на сто тысяч долларов, которых у него не было. Он подал в суд апелляцию, но она не была удовлетворена. Тогда он позвонил Ричи и сказал: «Я дал тебе жизнь, а ты забираешь мою». Он был вынужден продать большую часть оборудования, чтобы внести первую часть штрафа.

Наконец, Гевински вытащил свой блокнот.

Напишите фамилию этого парня. Я написала.

Где он сейчас?


Я точно не знаю. Он живет в городе. Хотя я знаю, кто бы мог быть вам полезен: сотрудник по общественным связям Дейта Ассошиэйтед. Джейн Бергер. Она знает Митча лучше, чем кто-либо. Любопытно: она самая занятая женщина в Нью-Йорке, но каким-то образом умудряется находить время для общения с ним. Я бы никогда не смогла объяснить эту странную дружбу. Она в высшей степени здравомыслящий человек, он же — непредсказуемо эксцентричен. Как-то она сказала Ричи, что Митч ведет жизнь отшельника. Он закрывает шторы и иногда не покидает своей квартиры месяцами. Даже продукты он заказывает по факсу и не подходит к телефону.

Он когда-нибудь угрожал вашему мужу словом или действием?

Я редко заваливала кого-нибудь на экзамене по английскому языку, но мне очень захотелось засыпать Гевински за эту фразу.

— Насколько я знаю, нет.

Внезапно Гевински встал и молча подошел к двери.

Глядя, как он уходит, я сказала себе, что надо бы поделиться с ним своими сомнениями. Может, он намерен собрать всю информацию о Митче.

— Я полагаю, — почти выкрикнула я, — что его имя внесено в телефонную книгу Манхэттена.

Уголки рта Гевински поднялись в заученной улыбке.

— Я забыла кое-что упомянуть, — добавила я еще громче. — Служащая инвестиционного банка, та, что выполняла аналитическую работу для компании, была Джессика Стивенсон. Женщина, ради которой он и оставил меня. Она произвела такое впечатление на Ричи тем, как разрешила проблему Митчела, что он целый год уговаривал ее оставить свою работу и поступить в Дейта Ассошиэйтед.

— Успокойтесь.

Я была спокойна. В течение двух минут. Я изучала полки с книгами, затем посмотрела на телефон. Надо сообщить мальчикам о том, что случилось. Мальчикам? Я относилась к своим сыновьям, как к своим студентам: взрослым, интересным, сексуально активным детям. И как же, черт побери, сказать ребенку, что его отец убит? Бен— студент четвертого курса медицинского факультета Пенсильванского университета. Я набрала номер его телефона, хотя и понимала что в это время — а было половина шестого утра — он может быть в больнице, но я убеждала себя, что услышу его громкое, бодрое: «Алло!»

Первым моим желанием, когда я услышала голос его подруги, которую Алекс прозвал «Подозрительная пища», было бросить трубку, но все же я сказала:

— Это Рози Мейерс. Я хотела бы поговорить с Беном.

Обычно у меня получалось родственно-сердечное: «Здравствуйте». В зависимости от ситуации я интересовалась, как проходит эпидемия сенной лихорадки, или чем-нибудь в этом роде, Но сейчас? Какой разговор могла я вести с тридцатипятилетней нудной особой, к тому же страдающей аллергией, мечтающей выйти замуж за моего двадцатичетырехлетнего сына.

Мам? — почти немедленно откликнулся Бен. Он понял, что случилось что-то ужасное. — Что такое?

Папа, — сказала я и только тогда поняла, что мне следовало сказать: твой отец…

Что-то серьезное? — и не дождавшись ответа, он прошептал. — Умер?

Я подтвердила.

Мам?

Мне очень жаль, Бенджи.

Что случилось? — его голос звучал твердо, профессионально, как если бы он ожидал сообщения о пациенте, о котором было известно, что он не переживет ночь.

Он убит, дорогой.

Он помолчал, затем заговорил, с трудом выдавливая слова:

— Несчастный… случай?

Я коротко рассказала, что произошло.

Он спросил про нож. Где и как глубоко он был вонзен? Знаю ли я, под каким углом? Я понимала Бена. Это не было дотошностью медика, рассуждавшего о крови и внутренностях. Он хотел убедить себя, что отцу ничем нельзя было помочь.

Из твоих слов ясно, что повреждена аорта, — заметил Бен и добавил: — У него не было шансов.

Мама, а ты в порядке? — спросил Бен. — Спокойно, мам!

— Я спокойна. Бог с тобой. Я спустилась вниз за йогуртом и вдруг споткнулась… О! Извини!

Хорошо. Ты сказала Алексу?

Еще нет, — если бы мои слова могли облегчить страдания Бена!

Они догадываются, кто мог это сделать?

Сомневаюсь. Прошло слишком мало времени. О, Бен, он все еще там! В кухне.

Минуту мы молчали. Наконец Бен произнес:

— Слушай, мам, я одеваюсь и сразу же выезжаю. Я скоро буду. Хорошо? Ты не должна оставаться одна. Мы будем все вместе.

Это прозвучало бы приятно, если бы я не чувствовала, что Бен имел в виду не меня, себя и брата, утешавших друг друга, а его, меня и… Я никогда не помнила точно ее имени. Мелисса? Марисса? Миранда? Как-то она завела задушевную беседу с Алексом после того, как он чихнул пару раз, и сказала:

— Вы что-то съели. Не извиняйтесь. Составьте список того, что вы ели, там было что-то, не подходящее для вас.

После этого Алекс за глаза называл ее «Подозрительная пища» и спокойно продолжал чихать. Я тоже чихала, но она никогда не просила меня составить список продуктов. Она могла погубить любой разговор за семейным столом, просто заявив:

— Вы очень удивитесь, как много продуктов из кукурузы можно обнаружить в рационе обычного человека.

Бен говорит, что любит ее.

Я позвонила Алексу, но его, естественно, не было дома. В двадцать один год, оставив Массачусетский университет, он зарабатывал себе на жизнь как гитарист и ведущий певец Колд Уотер Уош. Эта группа, как он уверял, скоро сделает себе имя в неформальных музыкальных кругах Новой Англии. Голос автоответчика был невозмутим:

— Говорите.

Что я могла сказать? «Я позвонила только, чтобы поставить тебя в известность, что не надо покупать подарок ко дню рождению отца в июне»? Меня настолько вывел из равновесия механический голос электронного автоответчика, что я только пробормотала, чтобы он срочно позвонил домой. Меня не удивило, что в половине шестого утра Алекса не было дома.

А вдруг что-то ужасное случилось и с ним?

Без четверти шесть Гевински вернулся в библиотеку, громко, маленькими глотками потягивая из бумажного стаканчика явно переваренный кофе. Я любезно ответила на его улыбку.

Я бы с удовольствием сварила вам кофе или приготовила чай.

Думаете, я позволю вам снова увидеть сцену преступления? Ведь кухня — это место преступления.

Извините.

Разумеется. Нет проблем.

Слова Гевински вернули меня к реальности. Он вытащил блокнот так торопливо, что разорвал одну из страниц.

Ваш муж оставил вас ради Джессики Стивенсон?

Да. Вы уже говорили с ней?

Давайте не будем отвлекаться, если вы не возражаете.

Разумеется.

Спасибо. Вы сказали, что мистер Мейерс ушел в конце июня?

— Да.

Чем вы занимались после этого?

Вернулась к преподаванию, как только начались занятия в школе.

А что вы делали все лето?

Мы с Ричи планировали отправиться в июле в круиз по островам Греции, а в августе я собиралась перечитать некоторые книги: «Тихая весна», «Судьба Земли», «Утро верхом на лошади».

Я думала, что Гевински запишет названия, но он этого не сделал.

Я хотела включить хотя бы одно из этих произведений в учебный план.

И что же вы все-таки делали?

Я сидела на лестнице, ведущей на берег, и смотрела на воду в течение двух месяцев. Я была подавлена.

Ваш муж ушел окончательно?

Его одежда и кое-что из его личных вещей здесь до сих пор, но он больше не появлялся.

Значит, он ушел окончательно. И ни разу не возвращался больше: одна ночь с вами, другая — с Джессикой.

Нет.

Вы видели его после ухода?

Один раз у моего адвоката. Он был со своим адвокатом.

И все?

Да. Он сказал, что будет менее болезненно для нас обоих, если мы будем обсуждать наши дела по телефону.

Еще один момент, который для меня не ясен, миссис Мейерс.

Да?

Помогите мне это выяснить. Если мистер Мейерс ушел окончательно, как же он оказался здесь и как он оказался убитым?

Глава 3

Чуть позже половины седьмого один из людей Гевински, которого я не видела раньше, вернулся в библиотеку. Он сказал, что, если мне надо, я могу на несколько минут подняться наверх. Тут до меня дошло, как бывало не раз, когда я стояла под душем и прислушивалась к звуку воды, падавшей на мою купальную шапочку, что и полиции нужно время, чтобы осмотреть библиотеку. Но что здесь можно обнаружить? Шеститомник в кожаном переплете? Тисненные золотом тома о жизни святого Бруно Керферта? Семейные фотографии тех счастливых времен, где мы вчетвером смеемся в масках для подводного плавания? Спичечные коробки из разных ресторанов в нижнем ящике письменного стола, которые Ричи собирал, пока не решил, что такое коллекционирование не престижно? А я всегда немного беспокоилась, что они когда-нибудь воспламенятся и наш Галле Хэвен превратился в кучку пепла.

Я надела свою повседневную одежду: слаксы из шотландки, желтую шелковую блузку и свитер, приняла успокоительное и положила еще пару таблеток в карман. Я презирала себя за то, что, как жеманная аристократка, глотаю транквилизаторы вместо того, чтобы выпить залпом стакан виски, но выпивку я уже не выносила.

Когда «американская мечта» стала для нас с Ричи реальностью, мы перестали быть просто высококлассными американцами, а превратились в домашних собачек в человеческом облике. Сначала кто-то стал убирать за нас наш дом. Затем кто-то стал готовить нам пищу, ухаживать за нашими цветами, удобрять наши томаты. Другие люди следили за нашими финансами, чистили наш бассейн, платили наши налоги, инвестировали наши капиталы. У нас был домашний учитель по французскому для Бена, психиатр для Алекса, тренер для Ричи, приходящая маникюрша для меня, семейный терапевт для всех нас.

Я никогда не могла себе представить, насколько деньги усложняют жизнь. Забыть заплатить налог так же просто, как забыть вернуть прочитанный бульварный роман. Мы постепенно теряли контакт с обычным миром и втягивались в ароматно-сладкий мир богатых людей.

Происходило это так. Когда наши старые друзья видели шофера за рулем нашего семейного «мерседеса» или повара, готовившего салат из экзотического голубого тунца, они начинали смеяться и говорить: «Поделитесь!». Это раздражало Ричи, а меня приводило в замешательство, и потому мы начали больше времени проводить с людьми, жившими в таких же двадцатикомнатных домах. Постепенно мы отошли от старых друзей. И — что удивительно — довольно легко. Мы сказали друг другу, что трудно поддерживать с ними дружбу из-за их зависти к нашему достатку. А главное, что они не хотят замечать, что, несмотря на наше богатство, мы остаемся прежними добрыми старыми Ричи и Рози.

Теперь субботними вечерами вместо того, чтобы жарить цыплят для пикника с нашими соседями, мы посещали благотворительные проповеди в Ист-Гэмптоне. Там мы познакомились с одним очень состоятельным человеком из Афин, из штата Джорджия, пригласившим нас в круиз по Средиземному морю на своей яхте.

Мы отказались снять коттедж в Адирондаксе, куда ездили летом на рыбалку последние пятнадцать лет. Вместо этого мы провели отпуск на борту большого судна в компании дюжины пассажиров в белых слаксах. Обилие солнца и художественной литературы приводило меня в восторг. Я не читала раньше «Крылья голубя» — у меня не было времени. А потому мне срочно пришлось «проглотить» повествование об интригах злодея-судьи, чтобы принимать равное участие в беседах за столом, смакуя крошечную порцию окуня, запеченного в пергаменте.

Галле Хэвен, дом нашей мечты, стоял у подножия горы, возвышавшейся над Лонг-Айленд Саунд. Если вы просыпались в спальне хозяев на рассвете — от крика чаек, совершавших свой утренний туалет, испражняясь на вашу крышу, что трудно вынести спокойно, — через окна с задней стороны дома, за лужайкой, поверх сине-серой воды, на западе вы могли созерцать Манхэттен, золотой город, сиявший в лучах восходящего солнца. Из комнат Алекса или Бена, в западном крыле, можно было видеть зеленую бархатистую поверхность берега, принадлежавшего округу Уэчестер. И если никогда не покидать заднюю половину Галле Хэвена, то всю жизнь можно верить, что Америка всегда прекрасна.

Сейчас вид у парадного входа был не столь привлекателен. Прижав нос к стеклу высокого окна, находившегося на верхней площадке лестницы, я увидела внизу полицейские машины, тюремную машину, машину скорой помощи и быстро приближавшуюся машину выездной бригады программы происшествий телевидения. Два полицейских в форме подошли к машине, кивнули сидевшим в ней и, видимо, дали им понять, что им пока здесь делать нечего. Сразу после этого, сделав двойной разворот, чтобы объехать заросли азалии, машина скрылась в аллее, ведущей к дороге.

Я вернулась в библиотеку, приготовившись вновь встретиться с Гевински. Кто пригласил прессу? Что происходит? Но его там не было.

Слава Богу, там была моя подруга Касс.

Как ты узнала об этом?

Рози, — проговорила она. — Это ужасно.

Касс была настоящей гранд-дамой. Разумеется, рост ее тут ни при чем, хотя с ее прямым, как стальной штырь, позвоночником, она казалась выше, чем была на самом деле: плотная женщина чуть больше пяти футов. Но черты ее черного лица были настолько изящно утонченными, что окружающие редко замечали, что ее прекрасная голова сидит на теле Будды. И когда она начинала говорить, она была действительно величественной.

— Мы зашли без пятнадцати семь, чтобы пригласить тебя на прогулку. А когда ты не появилась, мы поспешили сюда, чтобы бросить камешек в твое окно, — Кассандра Хигби произнесла эти слова спокойно, как выпускница благопристойного колледжа, уверенная, что мир будет ждать, пока она выразит словами свои мысли. И мир действительно готов был ждать.

Касс не была настоящей аристократкой, но она была прирожденной актрисой. Итак, утренняя трехмильная прогулка не состоялась из-за убийства мужа одной из участниц. Как раз в этот момент два здоровенных мужчины в синих спецовках с надписью «Медицинский эксперимент» прокатили мимо открытых дверей библиотеки какой-то предмет. Касс невозмутимо обняла меня за плечи, повернула в обратную сторону и подвела к кушетке. И все же я увидела третьего мужчину, который нес черный пластиковый мешок.

— Там труп? — спросила я.

— Не надо, Рози.

— Значит, это труп.

— Рози, я здесь, чтобы помочь тебе. Что для тебя сделать? Может, немного коньяка взбодрит тебя?

— У меня в кармане успокоительное.

— Сядь. Мы можем поговорить, если ты хочешь, или я просто побуду с тобой.

Две другие женщины, которые обычно принимали участие в наших прогулках, Стефани и Маделейн, не смогли бы так деликатно распорядиться здесь. Стефани Тиллотсон, прекрасная женщина, смогла бы сохранять самообладание только на то время, пока она готовила бы два-три паштета и полдюжины бисквитов для неожиданно пришедших выразить соболезнование гостей. Маделейн Берковиц, наоборот, замкнулась бы недели на три и появилась потом с очередной поэмой сомнительного художественного достоинства— что-то вроде «Убийство: Ода на казнь грешного мужа».

Касс сохраняла хладнокровие, хотя мешок с трупом на мгновение вызвал на ее лице сероватый оттенок, что бывает всегда, когда черные люди бледнеют. Легко и грациозно она опустила себя на кушетку и закинула ногу на ногу. Несмотря на выступивший пот, она, как всегда, оставалась невозмутимой. Казалось, она ждет, что вот-вот лакеи в ливреях начнут строго по этикету разливать чай.

— Представь себе, когда мы появились в начале аллеи, нас остановила желтая пластиковая табличка с торжественной надписью: «Место преступления», — с придыханием произнесла она.

Я слышала, что Гевински и его люди находились в кухне. У них там было что-то вроде совещания, хотя звук мужских голосов был настолько слабым, что я не смогла уловить смысла их разговора.

— Полицейские не пытались помешать тебе пройти сюда? — спросила я.

Касс жестом — будто отмахнулась от надоедливого комара — показала, как она преодолела препятствие в лице полицейских округа Нассау. Затем она похлопала рукой по диванной подушечке рядом с собой. Я села. Она сжала мою руку.

— Я очень сожалею, Рози.

— Я думала, что ничего не может быть хуже того, что он покинул меня.

Касс вытащила из-за манжета рубашки носовой платок. Она не доверяла бумажным салфеткам. Я приложила его к глазам. Я хотела заплакать, но не смогла.

— Это опустошение, — сказала она. — Но это пройдет, ты это поймешь, А если нет, я буду с тобой, чтобы помочь.

В присутствии Касс я плакала только один раз — в то злополучное воскресенье, когда Ричи ушел. Это было хорошей проверкой. Она оказалась лучшим человеком во всем мире, которому можно было открыть душу. Она не выражала гнусавого сочувствия, не бормотала сердечных банальностей, не говорила, что я потеряла контроль над собой и не прижимала меня к груди, претендуя на роль духовной сестры. Она просто села рядом.

Она взяла из моих потных рук свой мятый носовой платок.

— Нет, — сказала она раньше, чем я успела открыть рот. — Я не позволю тебе стирать его. Спасибо.

Она засунула его снова за рукав.

— О, я забыла тебе сказать, что Маделейн и Стефании передают тебе свои соболезнования.

— Они здесь? — спросила я в ужасе.

Голосом, хорошо поставленным в подготовительной школе Истерн Истеблишмент и немного смягченным медлительностью речи Бедфорд-Стювизанта, где она провела свои первые четырнадцать лет, она сказала:

— Нет. Маделейн сказала, что ей надо домой. Уверена, она поторопится увидеться со своей музой, чтобы продолжить, «создавать» литературу. Разве ее может что-нибудь остановить?

— А Стефани?

Она вздохнула:

— Кстати. Не смогла бы ты расписать деревянную тарелку для Стефани?

Стефани оставила карьеру, чтобы вести жизнь образцовой провинциальной дамы.

Рози, что я могу сделать для тебя, — спросила снова Касс. — Я сделаю все, что в моих силах.

Не могла бы ты уладить мои дела в школе на следующую… — чудовищность случившегося в моей кухне только тут стала доходить до моего сознания.

Тебе необходимы две или три недели, — вынесла свое решение Касс. — До конца семестра. А лучше до конца года.

Когда это ваш близкий друг да еще и заведующая вашей кафедрой — это трогает. В течение всех десяти лет, что мы работали вместе, я никогда не обращалась к Касс ни с какими просьбами.

— Возьми столько времени, сколько тебе необходимо. Если возникнуть какие-либо затруднения, я справлюсь.

Рука Касс была большой, теплой, удобной. Тут я обнаружила, что все еще сжимаю ее. Я разжала пальцы.

Касс.

Что?

У меня могут быть проблемы.

Она продемонстрировала свою способность поднимать вверх одну бровь.

Какие?

С полицейским сержантом, занимающимся этим делом. Мне кажется, он мне не верит.

Касс вытянула шею и подняла свой двойной подбородок, прислушиваясь, будто жизненно важная информация передавалась на частотах недоступных человеческому уху. Выслушав все, она посмотрела мне прямо в глаза.

— Рози, я напомню тебе. Это жизнь, а не детективный роман.

Знаю, но мне кажется, дела идут не совсем хорошо.

Почему ты думаешь, что у тебя могут быть с ним проблемы?

Он считает весьма знаменательным фактом, что Ричи пришел именно сюда, чтобы оказаться убитым.

Не совсем глупое умозаключение.

Нельзя ли поменьше иронической беспристрастности? И чуть больше сочувствия?

— To, что он говорит, на самом деле заслуживает внимания. Но это не значит, что он затащит тебя в камеру и начнет бить резиновой дубинкой. Почему Ричи был здесь?

Откуда я знаю?

Ты не приглашала, его? Не говорила: «Заходи, когда будешь по соседству»?

Нет. Он знал, что ему не нужно приглашения. Но как он очутился здесь среди ночи?

Касс что-то жевала. Она была рождена, чтобы жевать. Чем быстрее двигались ее челюсти, тем лучше работала голова. Она считала это одним из своих пороков, но редко выходила из дома без жевательной резинки Чарльстон в сумочке.

Не хочешь соленых орешков ила сухарик? — спросила я.

Нет-нет, спасибо. Скажи, почему Ричи решил пробраться в твой дом тайком?


Может, он хотел повидаться со мной?

Среди ночи?

Слова горохом посыпались из меня:

Послушай, если бы Ричи вдруг решил вернуться ко мне, он не стал бы украдкой подниматься по лестнице и незаметно залезать ко мне в постель. Он всегда был… волнующим, возбуждавшим… Я имею в виду, среди всех в Шорхэвене. Ты же знаешь, как он отличался от остальных мужчин. Девяносто процентов их — евнухи. Серые. Несексуальные.

В таком случае, Теодор — бежевый.

Муж Касс был издателем консервативного журнала «Стандартс». Он был совсем не бесполым, хотя не подтверждал миф о сексуальном превосходстве черных мужчин.

— Ричи был не таким. Он…

Касс говорила мягко:

На прошлой неделе, когда мы ужинали в этом новом японском ресторане, ты сказала, что, наконец, поняла, что Ричи больше не любит тебя, что он любит Джессику и собирается на ней жениться.

Возможно, я ошибалась тогда, на прошлой неделе. Может, она уже надоела ему?

Отчего?

Ну, только не смейся.

— Хорошо. Я буду сдерживаться.

— Она не страстная женщина.

— Его адвокат разговаривал с твоим по телефону и сказал, что Ричи ищет примирения, потому что ему не хватает твоей страстности?

Касс знала, черт побери, что мой адвокат звонила мне днем раньше и сообщила, что Ричи так не терпится жениться на Джессике, что он сдается и принимает все наши условия.

— Это выглядит так, будто он пришел ограбить тебя, объясняя это своей любовью к тебе.

— Видимо, не так.

— Тогда— как? — поинтересовалась Касс.

Я пожала плечами.

Рози, ты не можешь быть пассивной в такой момент, как сейчас. Подумай! Что ты говоришь?! Что… Кто этот скучный персонаж в романе Дороти Сейерс, который ты заставляла меня прочитать?

Лорд Питер, и он совсем не скучный.

Эти книги развивают сентиментальность. Хорошо. Как бы поступил лорд Питер?

— Он попытался бы выяснить, зачем Ричи приходил. Возможно, он захотел бы узнать, приходил ли Ричи с кем-нибудь. О! Касс! Может, он приходил с Джессикой?

Зачем ему приходить сюда с Джессикой?

Откуда я знаю?

Может, у него возникло желание заняться с ней любовью на твоем кухонном столе? Посмеяться над тем, какие ты выбираешь салфетки?

Я выбираю красивые, салфетки.

Особенно те, вышитые, с фруктовым орнаментом. Ну-ну. Однако к делу: Ричи не приведет Джессику сюда. Ты знаешь это. И я знаю это. И полиция знает это.

Я закрыла лицо руками, помассировала лоб и пробормотала:

— Ричи не привел бы Джессику сюда. Может, она следила за ним?

Я посмотрела на Касс сквозь пальцы. Похоже, ее уже не интересовала ни эта версия и ни какая другая.

Но, может, Ричи сказал Джессике, что он ошибся, что он все еще любит меня? Может, его гложет мысль о возможности потерять большую часть состояния? Так или иначе, он решил вернуться ко мне. Она выследила его — и убила!

Зачем?

Зачем?

Эта женщина — по сути своей хладнокровна. Она зарабатывает в год…

Полмиллиона баксов.

Вот-вот. Она могла бы легко заработать столько же в любом другом месте, если не больше. Так? И зачем такой женщине, как Джессика, убивать мужчину только за то, что он решил вернуться к своей жене?

Может, она спятила?

Я сказала это из ревности — я знала, что этого не может быть. Джессика могла восхищаться жизнелюбием Ричи, ее могло привлекать его богатство, его сексуальные способности. Но если он бросит ее… Я была абсолютно уверена, что Джессика не умрет от горя. Наверно, она расстроится, пару дней не будет есть, потеряет пару фунтов…

— Хорошо, хорошо. Может, она и не сошла с ума. Может, она была разъярена?

— Разъяренные люди не вонзают нож, моя дорогая. Разъяренные люди имеют своих поверенных для переговоров о разделе имущества на весьма благоприятных для них условиях.

Когда Касс ушла, чтобы переодеться для школы я стала ждать Гевински. Но его все не было. И так как ни один громила в полицейской форме не попытался удержать меня в библиотеке, я поднялась наверх, в свой кабинет.

Эта комната была очень уютной, хотя по площади она подходила для постановки «Аиды». Во времена короля Эдуарда такая комната, видимо, предназначалась для гардеробной хозяйки дома. Сейчас все, что осталось от прошлого, — старинный письменный стол, кресло и малиновая кушетка, более подходящая для утомленной проститутки, чем для приличной леди. Я прилегла. Меньше двенадцати часов назад я сидела за этим столом, попивая лимонный чай Зингер, и выставляя последние отметки за экзаменационные работы. Через боковое окно была видна невысокая каменная стена, отделявшая Галле Хэвен от Эмеральд-Пойнт, имения Тиллотсонов, узкая полоска леса между двумя поместьями, заканчивавшаяся тропинкой, которая вела к мысу, да величественные липы, скрывавшие корт Тиллотсонов. Их дом был довольно далеко от корта, поэтому единственное, что можно было разглядеть, это узкая полоса сине-серой шиферной крыши.

Вид за окном был приятным и спокойным. Вдруг что-то задвигалось внизу, у деревьев. Я вскочила с кушетки, как ужаленная: на краю леса, на ничейной земле между двумя поместьями, совсем рядом с дорогой, рядом с гигантской голубой елью стояли на коленях двое мужчин в оранжево-синих ветровках. Я не могла разобрать, что они там делают — помчалась через весь дом в комнату Бена, схватила его бинокль и быстро вернулась назад.

Оранжево-синие ветровки оказались форменной одеждой, продававшейся в специальном магазине округа Нассау. Я настроила бинокль. Чернокожий парень растянул белую ленту рулетки, видимо, над следами от автомобильных шин. Второй, похоже, давал указания первому, как замерять. Очень осторожно я открыла окно. Но ничего не услышала:

И не увидела. По крайней мере, ничего примечательного. Казалось, что парень с рулеткой просто тянул время. Лесная полоса не могла дать ключа к разгадке, поскольку почти все, кто играл в теннис со Стефани Тиллотсон или ее мужем Картером, парковали свои машины именно там — оттуда до корта было ближе, чем от дома. Как утверждает Стефани, которая по праву рождения знает все, владельцы имений на северном побережье убеждены, что если из дома слышен звук удара мяча о ракетку, корт находится слишком близко. Я еще раз настроила бинокль. То, что я сначала приняла за черный ящик кабельного телевидения, оказалось крылом автомобиля. Спортивного автомобиля. Я бросилась в ванную, чтобы лучше разглядеть его. Это оказалась машина: низкая, с аэродинамической коррекцией, черная, похожая на равнобедренный треугольник. Хотя я совершенно не разбираюсь в спортивных машинах, это, по-моему, был «ламборгини дьябло». Ричи признался однажды, что находится за пределами возможного. «Покупка такой машины морально не оправдана, — говорил он. — В высшей степени возмутительная цена — 239 тысяч долларов». Может, он все-таки решился?

Спускаясь по большой, отделанной мрамором лестнице, я услышала шарканье внизу. Я перегнулась через перила и увидела двух медицинских экспертов, вывозивших то, что раньше было моим мужем, завернутого так, чтобы поместить его в мешок для трупов. Человек в полицейской форме выскочил вперед, чтобы открыть дверь. В детективных фильмах подобные мешки всегда хорошо сшиты, тонкая молния издает скрипучий, усиленный звуковым сопровождением шум. Но так в Голливуде. А здесь Лонг-Айленд. С моего места не было видно никаких молний. Похоже, полицейское управление округа Нассау пользовалось огромными безо всяких молний мешками. Ричи был бы возмущен. Столь жалкий уход такого респектабельного мужчины! Полицейский продолжал наблюдать, как команда медицинских экспертов укладывала труп в машину скорой помощи. Я вытянула шею. Задние дверцы машины были открыты, готовые принять тело.

Я прищурилась. Что-то знакомое… чуть в стороне от желтой ленты, огораживавшей место преступления. Солнечные зеркальные очки, обтянутые черными брюками ноги, черная куртка и черная мотоциклетная шапочка. Маделейн Берковиц. Она сказала Касс, что собирается домой, но осталась и наблюдала за последними мгновениями пребывания Ричи Мейерса в Галле Хэвен. Она вздрогнула, услышав хлопок дверей скорой помощи, повернулась и быстро пошла по аллее, разбрасывая ногами гравий.

Зазвонил телефон.

— Привет, — услышала я.

Конечно, это Алекс. Он никогда не скажет: «Здравствуй, мама» или «Ты оставила срочное сообщение. Я волнуюсь. Скажи скорей, что случилось?».

— Алекс? — спросила я, хотя сомнений не было— его голос, глубокий баритон с легкой хрипотцой. Голос великого певца рок-н-ролла. Если он когда-нибудь станет знаменитым, то поклонники, включив радио и услышав только одну ноту, скажут; «Алекс Мейерс».

Что «лучилось?

Где ты, черт побери, был? Уже восемь утра. Тишина.

Алекс, послушай, случилось нечто ужасное.

Что?

Не что, а с кем. С твоим отцом.

— И что? — поинтересовался Алекс с таким равнодушием, как посетитель второразрядного ресторана интересуется набором дежурных блюд: сердечный приступ, автомобильная авария, дорожное происшествие.

Отношения между Алексом и Ричи были довольно натянутыми еще со школы. Однажды полиция привезла. Алекса домой в три утра омерзительно пьяным. Ричи накричал на него. Алекс ответил тем, что забрал свое постельное белье, игрушки, свитера, спасательную лестницу из-под кровати и стал проводить свое свободное время с Денни Ризом, бас-гитаристом, баловавшимся наркотиками, и другими ребятами из его ансамбля. Мы узнали о его выходке утром, после сильного ночного ливня, когда наша экономка показала грязные следы на его подоконнике. Тогда Ричи установил датчики на окнах Алекса — теперь при открывании их раздавался душераздирающий сигнал тревоги. Алекс ответил тем, что изобрел магнитное устройство, способное обмануть датчики.

Было удивительно, что он не только окончил школу, но и был принят в Массачусетский университет на три испытательных срока. Алекс считал, что третий срок — величайшая несправедливость. Чтобы находиться среди студентов, он оставил Амхерст и снял комнату недалеко от Кембриджа. Затем он отправил старосте студентов записку, что берет отпуск, и позвонил отцу, заявив, что намерен посвятить все свое время музыке. Ричи выразил свое отношение к этому сообщению тем, что аннулировал карточку Американ Экспресс, которой пользовался Алекс. В ответ Алекс украл или, как он говорил, «одолжил» пластиковую карточку Ричи и записал на его счет стоимость нового усилителя и обед в бостонском ресторане с двухсотпятидесятидолларовой бутылкой «Шато Маржо», хотя с детства предпочитал спиртному прохладительные напитки, типа Строберри Спиттл. Ричи отправил ему официальное письмо с ультиматумом: если Алекс не остепенится, он порвет с ним, не оставив ему ни цента.

Я рассказала Алексу, что случилось с отцом. Ни «Боже!», ни даже вздоха.

— Хочу, чтобы ты приехал домой как можно скорее, — сказала я.

Молчание.

— Алекс, я хочу, чтобы ты приехал домой сегодня.

Никакого ответа.

Ты понял?

Да-а.

Перевести тебе деньги, чтобы ты приехал?

Нет.

У тебя хватит денег на билет в оба конца?

Да. Но сначала мне надо вернуться в Бостон.

А где же ты сейчас?

Где? В Нью-Гемпшире.

— Там у тебя дела?

Молчание.

— Приезжай домой, по возможности… — я не докончила фразу.

Алекс положил трубку.

К кому я могла обратиться? Все лето я читала разные справочники, как пережить развод. Во всех звучала одна и та же здравая мысль: вы должны твердо стоять на ногах. Но с тех пор, как мне исполнилось двадцать два, я не знала, что это такое. Ричи всегда заботился обо мне: общественная жизнь, семейная жизнь, интимная жизнь, финансовое благополучие. Он был единственным, кому я раз в году сообщала, что с моей маммограммой все в порядке.

Во всех справочниках говорилось одно и то же: тогда я была собственностью — теперь же, когда я стала ничьей, у меня исчезло чувство уверенности. Даже после того, как Ричи ушел, если случалась какая-нибудь неприятность на фондовой бирже или с маммограммой, я звонила ему, и казалось, что все неприятности с разводом отходили на второй план. Я понимала, что в своем офисе, высоко над Грейси-Сквер, он, вероятно, вращает глазами и утомленно говорит Джессике: «Рози». Она же сидит у него на коленях, одобрительно кивает и целует его, пока он со мной разговаривает. В конце концов, он помогал мне — больше этого не будет. Он поручил заняться мной тридцатидвухлетнему выпускнику Медицинского колледжа в Вартоне, но сейчас мне надо, чтобы мною занимался штат целой больницы. Этой женщине надо помочь! Сделайте же что-нибудь!

Кто может помочь мне? Один мой сын с тощей, как ослиный хвостик, косичкой и гитарой занят тем, что рифмует свои мысли с утра до вечера. Другой смотрит в рот женщине старше него на десять лет, с накладными ресницами, пока та полчаса обедает дома и пересказывает ему пятнадцатиминутную консультацию с пациентом, страдающим от прыщей на шее.

Мой отец также не сможет помочь мне. Уже пятнадцать лет, как он умер. Мать жива, но мозг ее быстро деградирует. Это не результат серьезной болезни — просто старческое слабоумие, маразм. В те редкие минуты, когда она еще может понять, что у меня нет мужа, она становится ко мне нетерпимой, обвиняет в том, что я бросила Ричи и теперь могу безнаказанно продолжать, пылкий роман с мужчиной, которого она называет Любовник. В отделе нижнего белья универмага Лорд и Тейлор, куда я привела ее купить купальный халат, она кричала: «Что же такое есть у твоего Любовника, чего нет у мужа?».

Сестра Ричи, Кэрол дружила со мной настолько, насколько может дружить золовка. Мы вместе покупали приданое для наших первенцев. А через неделю после ухода Ричи она пригласила меня на обед в городе, завела бессодержательный разговор о прическах, спорте, баклажанах и как-то между прочим посоветовала мне расстаться с ним элегантно. Для моего же собственного спокойствия. Оказывается, Ричи влюблен в Джессику. Безнадежно влюблен. Совершенно… — я поднялась и ушла. Больше я о ней ничего не слышала.

Могла ли я обратиться к компаньонам Ричи по бизнесу? После всех этих обедов с огромным числом гостей, множества вечеров и ночных бдений, на которых мы обменивались взаимными колкостями и язвительными замечаниями, никто из Дейта Ассошиэйтед не позвонил мне ни разу после ухода Ричи. Честно говоря, для меня это не стало ни большим сюрпризом, ни большой потерей.

Самым близким другом Ричи, настоящим другом в течение семи или восьми лет, была жена его самого крупного клиента Тома Дрисколла, Джоан. Тут меня охватили воспоминания. Давным-давно, еще в Бруклине, до того, как Том стал своим в среде интеллектуальной элиты, а затем и важной персоной в Манхэттене, он был самым замечательным парнем в мире. Мы были закадычными приятелями в начальной школе и, хотя потом росли отдельно, встретились снова и через короткое время стали друзьями в старшем классе средней школы.

Джоан Дрисколл — сухопарая, практичная, бессердечная, что предопределило ее успех в нью-йоркском обществе, — во время первого визита в Галле Хэвен назвала Ричи «дамский угодник Мейерс». Ричи же вместо того, чтобы вышвырнуть ее, отшлепав по тощему заду, только рассмеялся. Он считал Джоан воплощением изысканности. Может, это и было так. После ухода Ричи я позвонила ей, умоляя напомнить ему о незыблемости семейных уз. Они с Томом были вместе уже много лет. Может, ей удастся убедить Ричи, что нам следует попытаться прийти к согласию. Она ответила: «Рискуя показаться резкой, скажу тебе, что последнее, что сейчас нужно Рику — это согласие».

А мои старые друзья?

Мой лучший друг по Бруклинскому колледжу сейчас занимался оптовой продажей спортивных снарядов в Сан-Диего. Другой мой близкий друг в течение последних двух лет был озабочен крахом страстного любовного романа, разводом, повторным браком, ребенком, поправкой своего здоровья.

_У меня еще есть Касс; Но я не могу обращаться к женщине, которая целый день занята на работе, имеет мужа, троих детей, посещающих частную школу, но почти постоянно находящихся дома — то каникулы между семестрами, то рождественские каникулы, то пасхальные каникулы…

У меня есть приятели учителя. Однако, в отличие от меня и Касс, у них нет прислуги, чтобы готовить, гладить, убирать, ухаживать за детьми, посещать супермаркеты. Я знаю, что только три раза в неделю на полчаса к ним приходит прислуга.

Есть еще две приятельницы по пешеходным прогулкам. Стефани перестала писать руководства по вязанию крючком. Ее навязчивой идеей стал коврик с растительным орнаментом — от белых лилий, до прекрасных роз, который она уже заканчивает. Стефани и я вместе кашеварили по пятницам, вместе ходили по магазинам, хотя самым интимным, что мы доверяли друг другу, было, скажем, ее признание, что ее мать отказалась одолжить ей дорогую пелерину из соболя. Меня это не удивило, поскольку ее мать всегда была маловоспитанной, несерьезной и эгоистичной.

Может, мне обратиться к поэтессе Маделейн, которая через три дня после ухода Ричи спросила меня: «Еще одна? Во всей Вселенной? Страдаешь ты! А почему?».

Поистине единственным человеком, оказавшимся рядом со мной в этот момент, был сержант Гевински. Он, по-видимому, утоляет на кухне голод. Заткнул галстук за рубашку, так что виден только узел, и поглощает рулет или булочки, которые оставляют маковые зернышки на его подбородке. Стоит ли мне обращаться к сержанту Гевински?

Миссис Мейерс?

Да?

Я буду очень признателен, если в течение нескольких дней вы останетесь дома. Если у вас возникнет необходимость куда-нибудь пойти, для этого требуется… Ну, вы знаете, как это бывает. У нас могут возникнуть некоторые вопросы.

Я буду здесь.

Хорошо. Надеюсь, что вы не сбежите, — он подмигнул. — Шутка.

Никто из нас не засмеялся.

Глава 4

Мне следовало строго соблюдать домашний арест. Однако я попросила Гевински, и он разрешил мне посетить моих ближайших соседей. И через две секунды, как сказали бы мои дети, я смылась.

Если посмотреть на наши поместья с воздуха, то Эмеральд-Пойнт находится бок о бок с Галле Хэвен, только на более высоком холме. Но если вам придется идти пешком, то, хоть вы и не попадете в чащу лиан и упавших несколько веков назад деревьев, но поймете, что лес, разделяющий наши владения, полон зарослей крапивы и ядовитого плюща, так что продираться сквозь эту девственную природу очень опасно. Другого короткого пути туда нет.

Самый простой путь — спуститься по деревянной лестнице в конце нашей лужайки за домом вниз на берег — через пляж — и вверх по каменным ступенькам, к задней стороне их дома. Обычно мы со Стефани ездили друг к другу на машине. На этот раз я выбрала длинный путь. Почти четверть мили пешком до Анкоридж-лейн, вверх по Хилл-роуд прямо к Эмеральд-Пойнт. Я не была уверена, что это меня отвлечет, успокоит или, что я обнаружу улики преступления.

Ничего примечательного перед домом, только группа полицейских в форме. Их безупречный вид говорил о том, что полицейское управление Нассау преуспело в пополнении своего штата восхитительными голубоглазыми мужчинами и может даже рискнуть выиграть приз по случаю Дня памяти Мартина Лютера Кинга.

Тюремная машина, выглядевшая не такой, устрашающей из окна моего дома, хранила свою тайну за зашторенными окнами. Полицейский в темно-бордовом пиджаке, которого я уже видела раньше, осторожно приоткрыл дверь машины, так, чтобы только проскользнуть внутрь, и резко захлопнул ее обратно.

Человек, занимавшийся на Хилл-роуд, был не очень замкнутым. Когда я приблизилась к нему, он раскладывал совком какое-то белое вещество. Другой давал ему указания, но потом тоже включился в работу. Он начал фотографировать. Он вытягивался, припадая к земле, но вместо того, чтобы снимать багряно-золотисто-оранжевый лес, он кадр за кадром снимал широкие белые ленты и ограниченное ими пространство. Я украдкой посмотрела: следы шин. Меня немного беспокоило, как бы то, что я слоняюсь здесь без всякой причины, не вызвало подозрений. Но эти двое, по-видимому, были не против зрителей. Округ Шорхэвен с плотностью населения один человек с хорошим вкусом на один акр, должно быть, представлялся им скучноватым. Они приветливо кивнули любезной хозяйке. Я ответила им и стала наблюдать за их работой. Кроме следов машины Ричи, были и другие. Мне все они казались одинаковыми, глубоко отпечатанные на грязной почве, такой же ширины, не тронутые ни ветром, ни осенним дождем.

— Откуда вы знаете, какие именно следы нужно замерять? — спросила я.

А мы измеряем все, — ответил фотограф.

Да, — подтвердил другой. — Все.

Они захихикали, довольные своим ответом.

— Здесь их еще много, — добавил он, указывая на следы, которые вели прямо к «ламборгини».

Было совершенно ясно, что Ричи свернул с дороги и оставил машину на лесной полосе. Не лучшее место для укрытия, но достаточно надежное. Играя сотни раз в теннис с Картером, Ричи хорошо знал это место. Там не надо было пробираться сквозь заросли ядовитого плюща, чтобы выбраться на грязную тропинку, ведущую к корту, на которой ваша машина уже будет видна. Партнеры Тиллотсона по теннису парковали здесь машины, потому что не хотели искушать автомобильного вора своими новенькими желто-красными «ягуарами» и не желали получить талон на штраф от местных полицейских за парковку на улице, а не в поместье, что считалось в нашем кругу дурным тоном.

Мужчины убрали рулетку и фотоаппарат и удалились. Я тоже. Дорога в Эмеральд-Пойнт никогда раньше не казалась мне такой крутой. Привыкшая проходить ежедневно по три мили, сейчас я при каждом шаге ощущала жгучую боль в икрах, и моя грудь при каждом вздохе болезненно сжималась. Когда теряешь ощущение времени и пространства, дорога, ведущая к дому, кажется бесконечной.

Совсем запыхавшись и даже слегка испугавшись, я, наконец, обнаружила дом. Я поднялась по высоким каменным ступеням и очутилась перед огромной красного дерева дверью. Дом Тиллотсонов, в стиле эпохи Тюдоров, был очень массивным. Резкий звонок дверного колокольчика прозвучал за дверью,

Когда кто-то из многочисленных слуг Тиллотсонов открыл дверь, я еще не успела отдышаться. Внезапно я почувствовала боль в груди, Я попыталась вспомнить, что я читала в разделе «Здоровье» в «Нью-Йорк тайме» о том, какие ощущения испытывает человек, когда умирает. В этот момент передо мной предстал Гуннар, сухопарый мужчина в белом пиджаке. По словам Стефани, он не был именно дворецким. Он был, скорее, похож на часто встречающегося в популярных романах хозяина японского дома, хотя по происхождению был норвежцем. Вероятно, он был родом из того уголка Скандинавии, где жители не пользуются английским как вторым языком.

Йа? (Да?)

Стефани? — спросила я, чтобы упростить дело. И в этот момент сама Стефани появилась из-за дома. Она уже сменила свою обычную одежду для прогулок — брюки, футболку юридического факультета Мичиганского университета и ветровку— на розовый свитер и хлопчатобумажный комбинезон с множеством карманов, По-видимому, она опять занималась перекрестным опылением. Кончик ее носа был покрыт желтой пыльцой. С увеличительным стеклом и кисточкой она могла приводить в своей оранжерее целые часы, осуществляя, как я полагаю, ботанический эквивалент искусственного оплодотворения. В это время прислуга занималась с маленькой Астор игрой в кубики, создавая из них прекрасные замки.

Ножницы, кусачки и миниатюрный совок торчали из нагрудного кармашка комбинезона Стефани.

— Рози, — она протянула руки с намерением обнять меня.

Я ловко увернулась, чтобы не быть проткнутой каким-нибудь инструментом. Стефани была молода. Ей было всего тридцать два. Миловидна, с прекрасным для женщины ростом в 5 футов и 10 дюймов. Она была благородного происхождения — настоящая «голубая кровь» Лонг-Айленда. Ее отец, двоюродный племянник Джона Фостера Даллеса, был самым лучшим специалистом по работе с ценными бумагами на Уолл-стрит. Мать ее, происходившая из рода Асторов и Уитни, уже в 1957 году попала в классификацию теннисных игроков. Довольно неожиданно выяснилось, что Стефани, получившая, блестящее образование, обладает весьма средними способностями. Мне были приятны ее нежные сердечные объятия, но она была настоящей спортсменкой, настолько сильной, что могла задушить человека, обнимая его.

— Спасибо, Гуннар, — поблагодарила она и предложила мне войти.

Дворецкий мгновенно исчез.

— Кошмар, — пробормотала она, подразумевая, конечно, убийство, а не свои проблемы с прислугой. — Пройдем в музыкальную комнату. У меня в духовке бриоши; Я их приготовила специально для тебя. Ужасно! Кошмар! Ингер сейчас нам подаст. Чай? Кофе? Каппучино?

Дизайн музыкальной комнаты соответствовал тому времени, когда музыка предполагала присутствие человек пятидесяти, приглашенных послушать фортепианный квинтет Шуберта. Последним приобретением Тиллотсонов стал чересчур громоздкий рояль, купленный по случаю в доме, где он занимал целую комнату. В отличие от Ричи, который превратился в достаточно состоятельного человека, доктор Картер Тиллотсон, пластический хирург в Манхэттене стал ошеломляюще богат. Он родился в семье, обосновавшейся на Лонг-Айленде еще в 1697 году. К несчастью, Тиллотсоны стали одной из первых семей в Шорхэвене, кто пострадал от кризиса 1893 года— они потеряли магазин, а последние, остатки своего благополучия — уже через тридцать шесть лет, во время Великой депрессии. Картер родился в такой бедной семье, как сообщила однажды Стефани по секрету, что родители не могли отправить его в школу-интернат. К счастью, он не был отвергнут обществом, а Стефани нашла в себе достаточно мужества, чтобы выйти замуж за человека, которому требовалась финансовая поддержка даже для поступления на медицинский факультет. К огорчению семьи Стефани и радости Тиллотсонов — они поженились. Картер самостоятельно добился огромного успеха и до сих пор все еще заботится о приумножении своего состояния. Чтобы сделать менее заметным недостаток мебели, она заполнила музыкальную комнату и все остальные деревьями в кадках. Она знала, так не обставляют то, что ее мать называла «достойным домом», но она рассчитывала на Картера: после следующей пары сотен операций по липосекции он позволит ей наведаться в магазины, имея в распоряжении шестизначную сумму. Тогда она купит шифоньеры, горки, кушетки, люстры, кресла. И все это будет поглощено гигантскими размерами Эмеральд-Пойнта. Однако, несмотря на огромность дома, благодаря усердию Стефани там все же было уютно. Мы уселись в одинаковые, обитые шелком кресла, окруженные влажным лесом пальм — веерных, комнатных, саговых. Бледно-зеленый ковер под ногами был таким толстым, что казалось, будто он вырос прямо из пола.

— Ты хочешь поговорить об этом? — спросила Стефани.

По школьным стандартам, Стефани могла считаться близким другом: не только потому, что вместе готовили, любили антиквариат, посещали «блошиные рынки» и ездили в Манхэттен встречать мужей. Однако я не хотела говорить с ней о Ричи, главным образом потому, что она никогда не говорила ничего существенного. Я просто хотела побыть с ней. Как в лекарстве, я нуждалась в ее осанке, наклоне головы, мягкой шутке, легкой болтовне.

— Правда, Рози, что ты нашла его?

Я кивнула. Говорить я не могла — у меня пересохло в горле. Стефани тоже не была в хорошей форме.

Я так… так обескуражена, — сказала она. И чтобы доказать это, заплакала. Слезы полились по ее выступавшим скулам и щекам.

Извини меня.

Все в порядке, Стефани.

Я не знаю, что повлияло на Ричи, — заявила она, — но в течение долгого времени… он в самом деле был каким-то странным.

Да, — признала я.

Она порылась в своих бесчисленных карманах и, в конце концов, вытащила грязную тряпку. Только она собралась вытереть ей глаза, как я выхватила ее из рук.

— Такая грязная тряпка. Ты получишь воспаление.

Она уставилась на тряпку так, как будто увидела ее впервые, и засунула обратно в карман. Рукой она вытерла слезы и, всхлипывая, потянулась к керамической вазе с какими-то растениями, чтобы отщипнуть потемневшие по краям листочки, выделявшиеся на темном фоне зелени.

— Извини, я так расплакалась…

Я бы тоже хотела заплакать, но не могу. У меня — шок.

А следовало бы. Ты представляешь, как это произошло?

Я всегда думала, что Ричи может умереть от сердечного приступа, — пробормотала я, опережая ее вопрос. Я не могла сказать ей, что я горячо желала ему этого. Чтобы он умер от сердечного приступа во время любовных утех с Джессикой, или во время регулярной пробежки по прогулочной аллее Ист-Ривера, или во время игры в теннис в Гемптоне, или во время зимних катаний на горных лыжах, когда он, как рыба, хватал воздух, чтобы получить как можно больше кислорода.

Конечно, ты в шоке, — сказала Стефани. — А кто бы не был? Однако ты прекрасно держишься, поверь мне.

Меня это немного утешило, хотя я стремилась в Эмеральд-Пойнт отнюдь не за тем, чтобы самоутвердиться в своей стопроцентной американской сущности. Один Бог знает, как я нуждалась в любой поддержке, особенно в хорошем совете.

До того, как Стефани начала вести жизнь хозяйки большого дома, посвятив себя поискам подходящей прислуги, поездкам с двухлетней Астор в гости к ее сверстникам, выращиванию пальм и лимонных деревьев в оранжерее, она занималась юридической практикой в одной из гигантских нью-йоркских корпораций, с гордостью и достоинством защищавшей интересы нефтехимических монополий.

— По-моему, мне необходим юридический совет, — сказала я и перешла к рассказу о сержанте Гевински. «Так!», — произнесла Стефани два раза и «невероятно!» — один раз. Когда я закончила, она сказала:

— Я бы остерегалась его.

Я почувствовала облегчение: я не была параноиком. Я предположила верно.

— Ты действительно так считаешь?

Она потерла указательным пальцем верхнюю, слишком полную, чтобы считаться идеальной, губу. Посторонний мог подумать, что Картер сделал ей пару уколов коллагена, чтобы ее лицо выглядело безукоризненно, но посторонний был бы неправ. Весь дом был увешан фотографиями в рамках, где Картер и Стефани были запечатлены во все периоды их жизни. Картер был симпатичным блондином с короткой стрижкой, как на рекламах «кадиллака».

Стефании — не просто симпатичной. От ее школьных фотографий в Гринвейле, от фото мисс Портер в команде хоккея на траве, до моментальных снимков в вечернем платье на вечеринках в колледже, до ее портрета, сделанного по случаю помолвки — она была несравненно хороша. Хороша, соглашался Ричи, но не сексуальна. Я не возражала. Мужчины глазели на нее на расстоянии, но очень редко осмеливались подойти, предпочитая менее роскошных, но — доступных.

Стефани совершенно не уделяла внимания своей внешности. Она была слишком спортивна, чтобы тратить время на изобретение стиля прически. По утрам она играла с нами в теннис, днем каталась верхом, вечерами занималась расчетами для мастера, который выкладывал ступеньки. Когда же ей надоедало все это, она надевала спортивный костюм и вместе со своей приятельницей, работавшей в городе, адвокатом Мэнди, бегала по вечерам.

Одевалась Стефани очень просто. У нее не было роскошного вечернего туалета, только черное, украшенное бабушкиным жемчугом платье и очень простые и очень большие бриллиантовые серьги. Она никогда не употребляла косметику, и это делало ее еще более привлекательной.

Черты ее лица были почти идеальны. Мы с Касс предполагали, что Картер женился на ней только для того, чтобы каждое утро, сидя напротив за завтраком, рассматривать каждую черточку ее лица и говорить себе: вот таким подбородок должен быть. А может, он женился на ней, чтобы привлекать состоятельных клиентов. Черт возьми, подумают они: может, он сделает такими же и нас.

Кроме того, Стефани была необыкновенно обаятельной.

— Да, — задумчиво произнесла она. — Думаю, что этот полицейский спятил, если он подозревает тебя в чем-либо подобном. Я-то тебя знаю.

Может, мне взять адвоката?

Не знаю, что и сказать тебе, Рози. Я специалист по гражданским делам. Мы никогда не занимались уголовными.

Стефани, мне необходима помощь!

Она снова начала потирать свою верхнюю губу, на этот раз более интенсивно.

— Да, но это может навести этого Гевински на мысль, что ты хочешь что-то скрыть… Успокойся. Дай мне докончить. Ты женщина со средствами и со связями в обществе. Ты не привыкла иметь дело с полицией. Раз он начал вести себя так некорректно, позволив себе без всяких причин подозревать тебя, ты могла бы найти кого-то для защиты своих прав, противостоять ему, потребовать разговора с лейтенантом или капитаном, или каким-нибудь начальником, — она нервно вытирала руки о брюки своего комбинезона. — То, что ты пыталась вытащить нож, может затруднить дело.

Может, мне поискать детектива?

Зачем?

Чтобы найти того, кто совершил это.

Рози, ты прекрасно знаешь, что делают детективы в реальной жизни. Они фотографируют неверных жен в пикантных ситуациях или следят за сбежавшими мужьями, — она, должно быть, заметила, как я приуныла, потому что добавила — Возможно, я ошибаюсь. Может, и найдется для тебя Шерлок Холмс.

— Стоит ли мне беспокоится, Стефани?

— Я была бы рада сказать тебе определенно — нет. Но я не знаю, что у, этого полицейского на уме. Есть ли какие-нибудь улики, связывающие тебя с Ричи?

— Конечно, нет, — ответила я. — Кроме ножа.

Она вздрогнула.

— Не хочу спрашивать о том, что ты видела. Это, вероятно, выше твоих сил. Единственное, что ты должна сделать— снова вернуться к жизни.

Она не проявляла никакой настойчивости. Кто бы не был ей благодарен за это? Ее лицо, классической овальной формы. Большие сияющие серо-голубые глаза. Она всегда выглядит так, будто только что кончила плакать или смеяться. Блестящие темно-каштановые волосы до плеч обрамляли ее красивое лидо так же, как и на детских фотографиях. Она получила слишком хорошее воспитание, чтобы быть сплетницей, однако люди тянулись к ней, желая доверить ей свои тайны или получить совет. К счастью, на это она была щедра. Не знаю ни одного человека, кто бы не хотел ей подчиниться. Кроме Картера. Он был с ней вежлив. Он покупал ей украшения, хотя, как призналась однажды Стефани, когда мы чистили грецкие орехи, не очень ценные.

Мы с Касс предположили однажды, что Картер не слишком влюблен. Может, предполагала Касс, он просто не хотел демонстрировать это. Однако после ухода Ричи мне пришла в голову мысль, что Картер работает подозрительно много времени. Кто знает? В больших городах не все, работают с девяти утра до пяти вечера. Может, хирурги по пластическим операциям осматривают самых важных своих клиентов в десять часов вечера.

Стефани никогда не жаловалась. Она тратила часы на приготовление изысканного ужина из трех-четырех блюд, чтобы доставить ему удовольствие, когда он, возвращался домой после одиннадцати вечера.

Удар пришелся чуть ниже грудной клетки, — сказала, я и показала на себе это место. — Бен полагает, что нож повредил аорту и Ричи умер от потери крови.

А что он делал в твоем доме?

Я уже устала от этого вопроса. Все меня об этом спрашивали. Поэтому я раздраженно ответила:

— Откуда я могу знать?

— Конечно. Извини.

Она помолчала.

— Я понимаю, какое напряжение ты должна была испытать, Рози. Ужасное напряжение. Не испечь ли что-нибудь для тебя, когда ты вернешься с кладбища? Пирожные… Бабку…

Прежде, чем она успела продолжить список, Ингер, жена Гуннара, принесла поднос с бриошами, джемом и кофе.

— Спасибо, Ингер, — сказала Стефани,

Ингер, невысокая седая женщина, похожая на сардинку, кивнула так резко, что это граничило с невоспитанностью, и исчезла.

Стефани на миг раздула изящные ноздри. То ли это была реакция на выходку Ингер, то ли та допустила такую оплошность, как если бы подала к завтраку салфетки, сложенные прямоугольником, а не продетые в кольца.

— Я позвоню одному своему знакомому в юридическую фирму, чтобы он порекомендовал адвоката по уголовным делам в округе Нассау. Лучше, кого-нибудь из местных, кто имеет связи с окружным прокурором.

У меня перехватило дыхание.

— Извини, — сказала Стефани. — Я не подумала. Я имела в виду, что тебе нужен человек, который может снять трубку и позвонить куда надо. Остановить сержанта Гевински. Направить его усердие на другую цель.

— А кто— та, другая цель?

Стефани взяла серебряные щипчики и положила бриошь на тарелку. Я отломила кусочек. Горячий, ароматный, свежий — прямо из духовки.

— Целью может стать любой, только не ты, Рози.

Я так надеялась, что Бен будет дома, когда я вернусь! Но я не увидела ни одного приятного лица. Я увидела только нескольких полицейских, которые усердно что-то делали, старательно отводя от меня глаза. Что-то сжалось у меня в желудке — это всегда у меня предшествует явной панике. Я попыталась избавиться от этого ощущения. Не удивительно, что они отворачивались. Теперь они знали, что Ричи ушел от меня. Какое они могли выразить мне сочувствие? «Леди, вы можете проявить участие, купив через девять месяцев маленькому Стивенсону-Мейерсу подарок на день рождения?»

Еще до того, как сержант Гевински указал мне пальцем на столовую, я поняла, в чем дело. Почему полицейские отводили взгляд. Для них убийство Ричи больше не было загадкой. Убийцей была я.

Я вошла, подумав, что не надо бежать вприпрыжку по бахроме красно-синего восточного ковра, который был привезен за день до празднования нашей серебряной свадьбы. Опередив Гевински и показав, кто здесь хозяин, не дожидаясь его приглашения сесть, я плюхнулась в старое кресло у стола.

Я хотел бы выяснить у вас, миссис Мейерс только два вопроса. Вы легли спать в половине десятого или в десять?

Около десяти.

А проснулись в половине четвертого?

Если бы я устраивала обед, то за столом между нами поместились бы еще четверо. Не так уж и далеко.

Да.

Вы обычно чутко спали после развода?

Я прочитала достаточно много детективных романов, где совершенно невиновные люди попадали в очень неприятные ситуации только потому, что слишком много разговаривали с не сообразительным полицейским, хотя в конце они всегда оказывались оправданными. Но это был не роман — это была реальная жизнь. Будь начеку!

К какому бы заключению не пришел сейчас Гевински, через пару часов я буду знать фамилию адвоката, который попросит его начальника заставить Гевински заняться своим делом — поисками убийцы. Я убедила себя, что у меня есть все основания чувствовать себя уверенно. Против меня нет ничего по той простой причине, что я ничего не делала.

Между тем у меня пересохло в горле, и бешено заколотилось сердце, когда Гевински спросил:

Хорошо ли вы спали?

Я уверена, что заснула в десять. Я не знаю, почему проснулась.

Понимаю. И вы ничего не слышали, когда проснулись. Еще вопрос: только вы легли спать, как ваш бывший муж — хорошо, почти бывший муж — появляется в доме?

У меня в голове было несколько вариантов ответа, но я промолчала.

Вы уверены, что сигнализация была включена?

Абсолютно.

А почему же вы тогда не услышали ее?

Ричи знал код.

— Вы не меняли его после его ухода?

— Нет.

Он посмотрел вверх на потолок, потом вниз на свое отражение на столе.

— Между прочим, — небрежно бросил он, — ребята из лаборатории сразу определили ваши отпечатки пальцев на ноже.

Он посмотрел мне прямо в глаза, стараясь, однако, скрыть напряжение.

Я уже объяснила это вам ночью.

Хорошо. Может, кто-нибудь уговаривал вас вытащить нож из тела — из тела пострадавшего близкого вам человека, — он особенно подчеркнул слово «уговаривал». — Это сделали вы, миссис Мейерс. Вот в чем проблема. Но есть и еще одна.

Какая?

Ваш договор о разделе имущества.

А что с нашим договором?

Как утверждает, мисс Джессика Стивенсон, вы с мистером Мейерсом собирались подписать этот договор в ближайшие выходные. Верно? Она клянется — и мы сможем проверить это, если необходимо, — что вы и ваш почти бывший муж устно договорились, Что он не изменит своего завещания после того, как вы подпишите договор. Так? Вам дали это слово, потому что он хотел в своем завещании поступить со своими сыновьями по-разному, так как с одним из них… — здесь он вытащил блокнот и просмотрел свои записи, — с Александром у него были сложные взаимоотношения. А вы хотели, чтобы мистер Мейерс поступил бы_ с Александром и Бенджамином одинаково. Переговоры между вашими адвокатами заставили мистера Мейерса согласиться на то, что оба сына получат равные доли наследства, которым они могли воспользоваться только через один и тот же трастовый фонд. В этом случае вы согласились не претендовать на его имущество, даже не дожидаясь окончания бракоразводного процесса. Верно?

Верно. Отношения Ричи с Александром оставляли желать лучшего, но я знала, что рано или поздно это пройдет. Однако если с Ричи что-нибудь случилось бы за это время, Алексу это нанесло бы большой ущерб и испортило бы отношения между братьями.

Как в детском саду во время дневного сна, Гевински положил руки на стол, опустив на них голову. Я была готова ударить кулаком по его хлюпающему носу.

— Меня больше интересуете вы, хорошо? Если бы вы подписали договор, вы бы лишились всего?

— Всего, оставшись только с пятью миллионами долларов.

Это огромные деньги. Меня это немного задело. Если бы дело касалось не меня, я бы, вероятно, съязвила, как некоторые наши соседи или некоторые учителя в школе: «Бедная Рози. Она будет плакать всю дорогу до банка» или «Наконец-то Рози сможет позволить себе прекрасный отпуск, чтобы забыть все трудности». Ха-ха! Тысячи прекрасных отпусков.

Так, миссис Мейерс?

Что — так? Он сел прямо.

— Вместо того чтобы получить часть капитала Ричарда Мейерса, после подписания договора в эти выходные, теперь вы получаете все. А все — это огромные, огромные деньги. Я уверен, вы понимаете, что этот момент может вызвать недоумение.

Гевински удалось меня обескуражить. Я почувствовала себя на пределе возможного и поняла, чего он хочет от меня: чтобы я потеряла контроль.

— Вы можете назвать что-нибудь, что могло бы вызвать такое же недоумение, миссис Мейерс?

Я не ответила.

Он указал на свои часы.

Сейчас происходит вскрытие трупа мистера Мейерса. Они забрали из кухни нож с вашими отпечатками пальцев. Будьте очень, очень осторожны.

Чего вы от меня хотите?

Чтобы вы лучше, чем раньше, объяснили, что произошло на самом деле. Не для меня. Я на вашей стороне. Я говорю совершенно искренне. А для моего начальства в управлении. И для Дейта Ассошиэйтед. Они не верят вашей версии. Итак, расскажите, миссис Мейерс. Начистоту. Позвольте мне помочь вам.

Глава 5

У меня были нормальные роды. Я уже полностью пришла в себя, когда рядом со мной положили ребенка, мальчика со светлым пушком и носиком-пуговкой. Бенджамин был моим любимцем. Его обожали с рождения.

Женщины всегда пытались ущипнуть его за щечку, даже если она была спрятана. Он был похож на небольшую гору. Шесть футов, шесть дюймов и двести двадцать фунтов. От Ричи он унаследовал выразительные черные глаза, что, по крайней мере, доказывало его отцовство.

Мам! — его голос, глубокий и нежный. — Постарайся успокоиться.

Конечно. Всегда лучше оказаться в тюрьме строгого режима, когда находишься в абсолютно спокойном состоянии.

Большую часть утра я провела, осматривая стенные шкафы и ящики комода, я заглядывала под диванные подушки, обшарила каждый карман в одежде, оставленной Ричи, пытаясь выяснить, что же он мог искать дома. Я не нашла ничего: кроме своей одежды, он оставил только мировой ежегодник 1969 года, да моментальный снимок, который он много лет носил в бумажнике. На нем мы стоим в обнимку с раскинутыми у ног рыболовными снастями. Снимок был сделан где-то в семидесятых, летом у озера Финчер. У Ричи длинные, как у моржа, усы. Я — в расклешенных джинсах и блузке с огромными маргаритками. И оба мы выглядим по-идиотски счастливыми.

Было около полудня. Окна библиотеки пропускали бледный свет не очень жаркого солнца. «Подозрительная пища» вернулась из кухни с пустыми руками — ей не удалось обольстить Гевински, чтобы тот разрешил ей взять три диетических кока-колы из холодильника.

— Он сказал, все это улики с места преступления, — извинилась она.

— Правильно. Могут быть отпечатки пальцев на спарже, — Бен расплылся в улыбке, которая означала: «Будь терпимее!».

Всякий раз, когда он улыбался, его глаза прищуривались, и казалось, он весь улыбался тоже.

Я пыталась понять, чем же она обладала, что вызвала у него эту улыбку. Она казалась совершенно ординарной. Шатенка с жидкими волосами, невыразительными глазами и небольшим среднеамериканским акцентом. Только макияж из недорогого набора Эсте Лаудер, от которого она сходила с ума, слегка оживлял ее унылую внешность.

Наконец Бен перестал улыбаться и вспомнил об обеде. По дороге он заехал в небольшой магазинчик экзотических продуктов, которому каким-то-образом удалось пережить упадок восточной цивилизации. Он развязал красную ленту на коричневом пакете и вытащил экологически чистые упаковки с кускусом, экзотическими салатами, из которых торчали стебельки сельдерея, плавающие в бордово-мутном с рыжеватым отливом соусе. Развернув сэндвичи, он прочитал на этикетке: «Цыплята с жареными овощами».

— Посмотри… салат из тайского голубого тунца, томаты и базилик. Что ты хочешь, мам?

Мой желудок бунтовал, будто я проглотила грязную мочалку. Хотя я и не исключала, что «Подозрительная» уже положила глаз на сэндвичи с цыплятами, я решила, что у меня есть право быть немного эгоисткой.

Я не собираюсь быть гостеприимной хозяйкой. Гевински может вернуться за мной через пару часов, а пока мне грозит опасность провести всю жизнь в компании женщин, которым нет дела до Джейн Остин. Я хочу сэндвич с цыпленком.

Прекрасно, что вы можете сохранять чувство юмора при таких обстоятельствах, — заявила «Подозрительная». Она подносила все салаты к свету — один из ее способов бесконечных исследований скрытых аллергенов.

Мам! — сказал Бен с воодушевлением. — Все, что здесь происходит — нормально. Я уверен, что это обычный прием — так запугать людей, чтобы они выложили все, если что-то скрывают.

Нет. Обычный полицейский прием заключается не в том, чтобы провоцировать подозреваемого — это заставляет человека занимать оборонительную позицию. Ему следовало обращаться со мной, как с безутешной вдовой.

Он не такой. И это хорошо.

— Нет. Это плохо. Это означает, что у него нет доказательств.

Дорогой, — сказала Бену «Подозрительная», — если ты дашь мне ключи от машины, я съезжу в магазин и привезу несколько бутылок воды.

Хорошо, дорогая, — ответил он.

Меня это совсем не затруднит.

Прекрасная мысль, — я написала ей список напитков. — Большое спасибо.

Повезло. Я смогу побыть с сыном наедине почти целый час.

— Тебя задевает разница в возрасте, — сказал Бен через секунду после ее ухода ,— или, может быть, различие в религии?

— Не сейчас, Бен.

— Если ты только дашь ей шанс…

— Я уверена, что у нее прекрасные качества, но сейчас меня это совершенно не интересует. Поговорим о тебе.

В каком смысле?

В таком, что твой отец убит, а полицейские подозревают твою мать.

Мам! А ты не слишком драматизируешь?

Нет. Но если это и так, будь ко мне снисходителен.

Хорошо.

Я хочу, чтобы ты говорил мне правду.

Я всегда говорю правду. Почти всегда.

Бен был настолько искренен и правдив, насколько это возможно для человека. К тому же, у него такая нежная кожа, что в тех редких случаях, когда он пытался лгать, она покрывалась пунцовым румянцем.

Когда в последний раз ты говорил с отцом?

В прошлое воскресенье.

Кто кому позвонил?

Он звонит мне каждое воскресенье. Он ударил несколько раз ногой по корзине, стоявшей около него.

Он говорил что-нибудь о доме?

Ничего.

Я не буду спрашивать, говорил ли он что-нибудь про меня… если ты сам не сочтешь это уместным

Бен не сел рядом со мной на кушетку, а предпочел широкое удобное кресло с желтыми подлокотниками.

Нам очень важно собрать сейчас всю информацию. Мы должны понять, что происходило в жизни отца. Мы должны помочь полиции выяснить, кто это сделал. И мы хотим спасти меня. Так?

Так. Отец говорил, что ты драла глотку_ из-за денег. Он считал, что таким путем ты хочешь удержать его.

Это абсолютный бред!

— Я знал, что ты так скажешь.

— Бенджи, я всегда испытывала стремление к основательным начинаниям. Я помогла ему с Дейта

Ассошиэйтед. Первые три года я писала все его отчеты, а в последующие редактировала наиболее важные. Я писала брошюры, которые они посылали своим клиентам, а также пособие «Что такое Дейта Ассошиэйтед?» для новых служащих. Я нашла ему первого серьезного клиента.

— Я знаю, — он слышал эту историю пятьсот раз. — Тома Дрисколла.

Я знала Тома Дрисколла всю свою жизнь. Мы росли в одном и том же доме в Бруклине: он жил как раз надо Мной, Мы были лучшими друзьями в детстве. Однажды из банок для охлажденного апельсинового сока мы соорудили телефон и разговаривали друг с другом каждый вечер. Мы были в полном восторге от своего изобретения, хотя и понимали, что это не «телефон» работает, а мы слышим друг друга потому, что кричим в консервные банки при открытых окнах. Мы с Томом потеряли друг друга, когда пошли в разные школы. Но не окончательно. Мы возобновили дружбу, когда учились в старших классах, а потом снова потерялись, когда он стал заниматься наукой в Дартмуте, а я поступила в Бруклинский колледж.

Время от времени моя мать, полагая, что мне это интересно, сообщала: «Том женился». «Том вице-президент крупного частного банка». «Том— президент». «Том открыл свое дело. Он стал крупным бизнесменом».

Так я узнала, что он добился своего. Грандиозно! Не знаю, как я осмелилась, но после того, как Ричи и Митч основали Дейта Ассошиэйтед, я решила позвонить Тому. Мне потребовалось почти полгода, чтобы осмелиться пригласить его на обед: Я потратила день и двенадцать долларов, чтобы привести в порядок прическу. И так рекламировала компанию Ричи!

Знаешь, — сказала я Бену, — прямо в ресторане Том предложил мне огромный гонорар. А знаешь, что я ему сказала?

Ты сказала — решительное «нет». Пусть попробует поработать с компанией отца.

Я об этом уже рассказывала?

Да.

Он не знал еще, что представляет компания твоего отца, но я была уверена, Том пойдет на это. Я не просила у него одолжение. Я верила в то дело, которым занимались отец и Митч. И он поддержал нас. Он стал нашим самым крупным клиентом, и его имя привлекло к нам другие крупные фирмы. Таким образом, я внесла в компанию огромный вклад. Без меня он никогда бы не достиг того, чего имел.

— Спокойно, мам.

Я поняла, что нахожусь в состоянии: «борьба-до-победы» — плечи опущены, челюсти сжаты, голова подалась вперед. Я закрыла глаза и сделала пять глубоких вздохов, чтобы расслабиться.

Извини, я сорвалась, сын, — сказала я, чувствуя головокружение. — Я в скверном настроении. И извини за недостаток материнского тепла. Боже, ты потерял отца. Я очень сожалею. Но я не в себе. Я не знаю, кто я, в данный момент.

Ладно, — ответил Бен.

Расскажи мне, о чем еще вы говорили с отцом?

Он сказал, что тебе следует смириться с тем, что произошло. Он надеется, что ты сможешь устроить свою жизнь. И еще — дай подумать — о том, что попытается помочь мне установить отношения с Джессикой, что он уверен — я буду с ней учтивым и внимательным. Пожалуй, все.

Он вытянул свои бесконечно длинные ноги и постучал одной о другую, что должно было означать конец разговора. Но разговор еще не кончился.

Он говорил что-нибудь о Дейта Ассошиэйтед? О новых клиентах, о старых?

Нет.

— О сложных взаимоотношениях сейчас или раньше?

Нет. Он вообще не говорил о бизнесе.

О Митче Груене?

Нет. Он не вспоминает о нем уже вечность.

Он был рассержен или расстроен чем-нибудь?

Только по поводу тебя, — мягко ответил Бен. — Извини, мам.

Через пять минут, будто специально, чтобы освободить меня от мелодраматической нагрузки, вошел Гевински и пригласил меня спуститься и поехать в полицейский участок. «Пригласил» — явное преувеличение.

— Я прошу вас пройти со мной в полицейский участок, — сказал он.

Я думала, что должна подождать и поговорить с адвокатом. Я спросила, не должен ли он зачитать мне мои права? Он ответил, что я должна пройти с ним в участок — там все объяснят. Я должна. А мой сын Бен не должен.

В комнате для допросов в полицейском участке не было висячей слепящей глаза лампы, но вполне достаточно было зеленых стен, серого металлического стола, таких же серых металлических стульев и большой грязной корзины для бумаг.

Не беспокойтесь, — сказала Гевински.

То же самое я могу сказать вам, — парировала я. — Этот случай требует высокой квалификации. И если вы арестуете не того человека, вы разрушите деловые карьеры многих людей.

Я знаю, миссис Мейерс. Вы полагаете, мы не подумали об этом?

Его галстук все еще был засунут за рубашку. У меня теплилась надежда, что его начальник вдруг материализуется и скажет: «Я заберу ее отсюда, сержант». Но дверь оставалась закрытой.

Я понимаю, что у вас затруднения из-за рокового стечения обстоятельств, — сказала я. — Ричи пришел домой и оказался убитым.

Именно.

Но жизнь полна случайных обстоятельств.

Извините. Это похоже на глупость.

Мне следовало бы рассердиться, но я была слишком напугана. Я попыталась глотнуть, чтобы начать говорить, но у меня пересохло в горле. Когда, в конце концов, мне удалось с собой справиться, я издала гортанный звук, в горле у меня что-то булькнуло, будто я сделала слишком большой глоток.

А вам не пришло в голову, что моего мужа могли преследовать?

Мы думали об этом и исключили эту версию. У нас нет на это оснований.

Пожалуйста, вернитесь еще раз к ней. Может кто-нибудь действительно преследовал его…

И ехал за ним до Лонг-Айленда, чтобы затем убить его на вашей кухне?

А если этот кто-то знал, что он едет ко мне? Какой удобный случай! Убить Ричи здесь. Обвинят, конечно, меня, а он или она свободны.

Он опять уселся, сложив руки на животе.

— Не волнуйтесь, миссис Мейерс. Я неплохой парень. Я знаю, что у вас трудности. Может, есть и причина. Может, он ударил вас? Угрожал вам? И то, что случилось — самооборона?

Я знала, что должна быть хладнокровной. Я попросила Бена поехать к Стефани и поторопить ее прислать адвоката. В любую минуту человек с атташе-кейсом может войти и скажет: «С этого момента по всем вопросам, касающимся этого дела, обращайтесь ко мне, сержант». Или по крайней мере посеет семена сомнения в его планах.

Там было больше отпечатков шин, чем от одной машины.

Что?

Я видела, как ваши люди заливали белой пастой следы от машины моего мужа. Но там были следы и других машин.

— Люди паркуют там машины, когда играют в теннис у вашего ближайшего соседа.

— Но там были следы от машины, которые выглядели такими же свежими, как и следы от машины Ричи. Я прошла мимо этого места и поинтересовалась, почему они не занимались другими отпечатками. Вероятно, так не было написано в учебнике по криминалистике?

Его грудь вздымалась вместе с вдохом, который он делал как послушный пациент.

— Эти следы вполне могли оставить дня два назад, — он не проявил никакого интереса. — И даже если кто-то заезжал сюда прошлой ночью, что такого? Машина вашего мужа была припаркована таким образом, что любая направлявшаяся в сторону гор машина могла видеть сквозь деревья отраженный свет от его задних фонарей. Если бы я был в патрульной машине и увидел это, я бы проверил. Но я увидел бы только дорогой автомобиль, запертый. В нем никого. Я бы решил, что у кого-то из соседей неприятности с машиной и ее оставили до утра. По номерному знаку я бы определил фамилию Мейерс. Все в порядке. И уехал бы.

Вот откуда появились те, другие следы. «Все в порядке!»

Если покалывает кожу головы, сердце работает с перебоями и руки начинают дрожать — вас охватила сильнейшая паника, когда уже перестаешь на что-либо реагировать.

Кто-то должен был все это хорошо спланировать, — сказала я ему.

Вы хотите сказать, что это его подруга. Верно? Она знала, что он поехал к вам. Может, она и надоумила его поехать? А затем последовала за ним, схватила нож, убила его, разбросала посуду, чтобы все выглядело правдоподобно,

Я говорила вам, что это сделала я.

Верно. Я забыл. А убила все-таки — она.

Я не говорила, что это она.

Да. Я должен разработать эту версию вместе с вами. Я тоже не думаю, что это она: Вы же не глупая. Хорошо информированная. Обожаете детективную литературу. Теперь скажите, какие у нее могут быть мотивы убийства? Она потеряла очень богатого любовника, который любил ее безумно. Все его богатство осталось вам, — он провел рукой по волосам. — Теперь, какие могли быть мотивы у вас? Он бросил вас ради более молодой женщины. Он намеревался разделить все благородно, а вы решили, черт возьми, а почему бы не завладеть всем?

Вы не имеете права так говорить. Я порядочная женщина. Если бы я захотела его убить, зачем, как говорите вы, черт возьми, мне это делать на собственной кухне?

Потому что все, что вы делаете, нисколько не похоже на порядочность, миссис Мейерс. Полагаю, вам не потребовалось много времени, чтобы разработать план преступления. Вы встречаете его у себя в доме, теряете контроль и убиваете его! — Он печально вздохнул, как бы выражая сожаление по поводу того, что мне предстоит. — Поверьте, я знаю, что жизнь не только черная или белая. Она — серая. У вас могут быть очень веские причины. Поэтому я и прошу вас: расскажите мне, я смогу сделать что-нибудь для вас. Можете не говорить сейчас. Расскажите потом.

Мне нечего рассказывать.

Он встал и подождал, пока встану я.

— Они отдадут тело сегодня днем. Полагаю, что следующая наша встреча будет на похоронах.

Шаркая ногами, он дошел до двери и открыл ее.

— Очень жаль, миссис Мейерс, что мы ни до чего не договорились.

Глава 6

— Они следовали за мной всю дорогу домой, — я даже не пыталась сдерживать крик.

Бен обнял меня за плечи, пытаясь утешить, но губы его побелели, как случалось с ним в детском саду, когда он подхватывал желудочную инфекцию и его рвало.

— Два парня в сером автомобиле.

Бедный ребенок: матери всегда полагается быть ласковой, воплощать нежность всего человечества, а не такой, как я, дрожащей и пронзительно кричащей.

И тут, как странствующий актер, на сцене появился Алекс. Если забыть о волосах до плеч, трехдневной щетине, рваных, облезлых джинсах, грязных потрескавшихся ботинках, то своими черными полузакрытыми глазами и глубокими морщинами вокруг рта Алекс был так похож на Ричи, что я на секунду отвернулась. Когда я взглянула на него вновь, я увидела своего ребенка с растрепанными волосами рок-звезды, прикрывавшими его торчавшие уши. Он осторожно положил свою гитару на столик в библиотеке, затем бросил рюкзак и кожаный пиджак на пол. Я обняла его.

— Все, как страшный сон, Алекс.

— Я знаю, ма.

Мне показалось, что он хочет обнять меня крепче, но в комнате находился его старший брат, и он только шлепнул меня, как маленького ребенка.

Алекс и Бен похлопали друг друга по спинам и быстро поцеловались.

Привет, Алекс.

Здорово, Бен.

Ты можешь себе это представить?

Нет, — ответил Алекс. — Не могу.

— В последний раз, когда я говорил с ним, — сказал Бен, — разговор был очень короткий — я просто попросил у него денег. На новый телевизор. Хотя мне было не особенно нужно. У кого, черт возьми, сейчас еcть время смотреть телевизор?

Рот Алекса с правой стороны скривился полуулыбкой, точно, как у Ричи.

— Когда я разговаривал с ним в последний раз — я пожелал ему смерти.

Бен обнял Алекса и прижал его к себе. Я не могла поверить, насколько разные у меня сыновья. Большой и маленький. Светлый и темный. Мускулистый и хрупкий. Открытый и замкнутый. Они могли бы принадлежать разным народам.

Пока Алекс расслаблялся в объятиях Бена, я бросила «Подозрительной» взгляд, намекавший, что это сугубо личная семейная ситуация. Она захлопала ресницами. Тогда я сказала:

— Если не возражаете, мне бы хотелось побыть со своими сыновьями наедине.

Кажется, она поняла. Пробормотав, что ей надо позвонить пациенту с сыпью на руках, она вышла.

Я взяла детей за руки. Рука Бена, большая и сильная, кожа шершавая от частого мытья в больнице. Рука Алекса меньше, изящная. Мозолистые от игры на гитаре пальцы, как у всех музыкантов тяжелого рока. Я быстро осмотрела его. На нем была поношенная майка, на груди из двух дыр торчали волосы.

Алекс, — сказала я.

Да-а.

Несмотря ни на что, я бы просила тебя надеть на похороны галстук и пиджак.

Несмотря ни на что? А что еще может произойти?

У мамы есть небольшая проблема.

У мамы — большая проблема, — перебила я. Я рассказала о моем свидании с Гевински в полицейском участке. Алекс опустил голову, изучая свои ботинки. Бен, обхватив голову руками, сел на кушетку. Когда я увидела, что плечи его дрожат, я поняла, что он рыдает. Я села рядом; обняла его и погладила его мягкие волосы.

Успокойся, Бенджи.

О, мама! Что ты собираешься делать? — спросил он.

Я посмотрела на Алекса. Он подошел и сел с другой стороны.

— Я не знаю, что делать.

Мы молча сидели несколько минут.

Не могу поверить в то, что произошло, — сказала я им. — Я должна поговорить с адвокатом. Стефани обещала помочь.

Как они могут арестовать тебя? — настаивал Алекс. — Это глупейшая, черт возьми, ситуация, о которой я когда-либо слышал.

Глаза его блестели. Вероятно, он сдерживал слезы. А может, был зол на что-то. Понять его было трудно. В нем было не только физическое сходство с Ричи — Алекс многим походил на отца. Алекс был душевно тоньше, и если он не чувствовал к вам доверия, вы никогда не смогли бы подобрать к нему ключик. Ричи был единственным, кто хорошо понимал его; называя хитрым маленьким чудовищем. И отец, и сын были прирожденными спортсменами, соблазнителями, людьми, не слишком мучимыми угрызениями совести. Ричи никогда не понимал, как сильно Алекс любил его. И на этом, как считала я, сходство заканчивалось. Самым сильным чувством Ричи была страстность. Алекс же обладал нежным любящим сердцем.

Конечно, Бен тоже любил отца. И пока его спортивные успехи и учеба не доставляли Ричи хлопот, он был достаточно милым мальчиком, чтобы привлечь внимание отца.

— Алекс, относительно того последнего разговора с папой… — спросила я. — Когда это было?

— Когда он обозлился на мою выходку с карточкой Американ Экспресс. Месяца два назад.

Он не писал тебе?

Только раз. И должен заметить, там говорилось, что, если я не покончу со всем этим дерьмом…

Ты не должен говорить так.

Ма, ты же знаешь это слово.

Конечно, знаю. Но ты не должен употреблять его при мне.

Хорошо, мама. В письме говорилось, что, если я не исправлюсь, он не только перестанет поддерживать меня материально, но лишит меня наследства. — Помолчав, он поинтересовался — Он сделал это?

Нет. Теперь послушайте, вы оба. Я не хочу расстраивать вас еще больше, но вы должны знать все.

Мальчики кивнули.

— Надеюсь, мне не надо убеждать вас в том, что я не убивала вашего отца?

Не говори глупостей, — сказал Бен. Алекс накрутил на палец прядь своих волос.

Ты не понимаешь, ма!

Чего я не понимаю!

— Того, что раз Гевински считает тебя убийцей отца, он не будет тратить время на поиски настоящего.

— Я понимаю это.

— Боже! — воскликнул Алекс, — тогда дело будет закрыто навсегда.

Я отправила мальчиков наверх позвонить сестре Ричи Кэрол по поводу похорон, Я сидела так тихо, что чувствовала, как кровь пульсирует по всему моему телу. Я услышала, как дедушкины часы пробили четверть.

Около семи часов Касс, Стефани и Маделейн принесли ужин. Приготовление его Стефани, естественно, взяла на себя. Касс помогала накрыть на стол, Маделейн раскладывала салфетки. Она свернула одну цилиндром и поставила ее на стол. Салфетка согнулась и упала.

Как мужской член, — воскликнула Маделейн.

— Очень остроумно, — заметила Касс. Несколько лет назад она познакомилась с Маделейн в библиотечном комитете. Она почта не знала ее— знала только, что та заядлая читательница. И когда Маделейн спросила, не хочет ли она присоединиться к нам троим для прогулок, Касс согласилась: почему нет? — хорошая, компания. Маделейн тщательно подбирала для нас книжное обозрение, звонила, предупреждая, что кто-то из наших любимых писателей будет давать интервью по кабельному телевидению. Иногда, когда мы проходили какое-нибудь красивое место, она вдруг замирала, пораженная красотой природы. Мы продолжали путь, и она цитировала: «Нет фрегата лучше книги…». После развода, два года назад, она стала цитировать только свою собственную поэзию.

— «Моя свадьба», — внезапно произнесла она.

Это твоя новая поэма? — спросила я, с трудом пытаясь скрыть страх и неприятный тембр своего голоса.

Да. Но это не только о моей свадьбе.

Просматривается определенная закономерность, — сказала Касс утомленно.

Да! — Маделейн взглянула на меня и прикусила губу. — Извини, может, сейчас неподходящий момент для этого.

Нет, — сказала я. — Продолжай.

Она была похожа на большой черный мешок, в черных брюках, черном свитере и кожаной жилетке. Никто из вас никогда не осмеливался остановить ее.

Маделейн никогда не была объектом шуток, сама никогда не шутила, но была довольно мягкой. От нее ушел муж, но не к другой женщине, а к другим, ко многим женщинам. После этого она стала мрачной. Не знаю, был ли этот уход более болезненным для нее, чем для меня уход Ричи. Майрон Майкл Берковиц переехал в одноэтажный особняк и предметом его гордости был домашний бассейн с душем. Работа Маделейн по составлению кроссвордов и головоломок никогда не была рассчитана на полный рабочий день, поэтому она бросила ее совсем и стала жить на алименты мужа, посвятив себя целиком поэзии.

Я перевела взгляд с угреватого, и мрачного лица Маделейн на кремово-персиковое лицо Стефани. Она разложила все продукты на столе в столовой и вытаскивала сетку с овощами из полотняной сумки на колесиках.

— Спасибо, — выдохнула я, пока она укладывала в \ плетеную корзину хлеб и рулеты, сделанные собственными руками.

— Не благодарите меня, Я приготовила все, что необходимо, так что тебе не надо будет заниматься кухней всю траурную неделю. Это благоразумный обычай.

Развернув, она дала мне листок бумаги, на котором была написана фамилия адвоката из Манхэттена. Она сказала, что никто из ее знакомых не мог порекомендовать хорошего адвоката по уголовнымделам в Лонг-Айленде. А поскольку адвокат мне нужен срочно, она обратилась к начальнику отдела в той фирме, где раньше работала.

— Я никогда не сталкивалась с ним по работе, — сказала она доверительно, — но у него великолепная репутация.

Я спросила у Стефани, не жалеет ли она, что оставила свою юридическую карьеру ради булочек и воздушных пирожных.

— Нет, — сказала она.

Я почувствовала даже некоторую обиду за нее, за ее неоцененную красоту, за ее неинтересного мужа. Однако моя симпатия к ней была значительно глубже.

Я решила взять немного семги с яйцом с тарелки, чтобы отнести мальчикам: наверх, но, к счастью, Алекс, Бен и «Подозрительная» в этом момент вошли в комнату. К моему удивлению, Алекс не только побрился, но и зачесал назад свои длинные волосы, потратив на это, видимо, не меньше кварты геля, что сделало его сходство с Ричи еще более поразительным. Касс, знавшая его лучше других, была ошеломлена. Маделейн, пораженная, смахнула рукой пот со лба:

— Ты — точная копия своего отца.

У Стефани буквально отвисла челюсть.

— О, Боже, — выдохнула она.

— Как поживаете, леди? — спросил всех Алекс.

Он говорил с произношением истинного представителя рок-н-ролла, будто выросшего на задворках Нового Орлеана.

— Прекрасно, Александр, — сказала Стефани, будучи не в силах отвести от него взор.

Тем временем Маделейн оседлала своего конька.

Надеюсь, ты не похож на него в обращении с женщинами? — спросила она.

Маделейн, — прервала ее Касс, — нельзя ли предложить тебе намордник?

Она фыркнула и повернулась ко мне:

— Помнишь «Человечество»? Я написала в прошлом году.

— Помню, — ответил я. — Очень трогательно.

Касс устало вздохнула и подошла поцеловать мальчиков. Бен был искренне рад видеть ее. Ей уже приходилось как-то общаться с «Подозрительной», и она чересчур энергично пожала ей руку. Алекс же не выразил особого восторга от встречи с Касс. Четыре года назад она, не обращая внимания на мнение других учителей, выставила его из своего класса с усиленным изучением английского языка и с правом распределения после окончания, заявив ему, что ее коллеги ошиблись, и он не выдающийся ученик, а обыкновенный тупица.

Мы все сели ужинать. Нас было семеро. Через несколько напряженных секунд было слышно только позвякивание столовых приборов о тарелки. Говорить было не о чем. Касс спросила Бена о планах стажировки выпускников-врачей и Алекса, какую публику привлекают выступления группы Уош Колд Уотер. Появилось ощущение совершенно обычного обеда. Конечно, с Маделейн, неосторожно пролившей сделанный Стефани соус на поднос Касс, и ее настойчивым: «Тихо! Пожалуйста, мне необходима тишина» — вероятно, для того, чтобы услышать музу, хотя с полным ртом декламировать ей было бы очень затруднительно.

Касс утверждала, что за самоуверенностью Маделейн скрывается смятение, так как она не может больше обвинять своего мужа Майрона в издевательствах над ее поэтическими амбициями, которые якобы мешали ей творить. После развода она переживает то взлет, то падение, но ее опусы настолько ужасны, что даже самое невзыскательное издательство вряд ли опубликует их.

Я же считала, что она так долго жила с мистером Берковицем, что с трудом теперь вспоминает свою девичью фамилию. После ухода Майрона она отчаянно искала свой образ. Что ужасного в том, что она считала себя поэтом?

Я положила себе на тарелку ломтик баклажана, на котором остались следы от гриля, «как тюремная решетка», — подумала я. Я не смогла взять его в рот. Я не понимала, что со мной происходит.

Я положила очень немного масла, — ободряюще сказала Стефани. — Нерафинированного оливкового масла.

Я думаю, ты немного эгоцентрична, — бросила Маделейн Стефани. — Это обычно для таких людей, как ты. Дело не в еде. Рози просто не в состоянии есть. Кто-нибудь из вас читал «Женщины, раса и класс» Анжелы Девис? — она ждала, что мы признаемся, что не читали.

Я читала, — ответила Касс— Какое это имеет отношение к тому, что Рози не может есть овощи, приготовленные Стефани?

Ты бы должна была понять, — парировала Маделейн.

Обычно я понимаю.

— Прошу вас, — прерывая их, сказала я спокойно.

— О, Рози, — откликнулась Касс. — Извини нас за нашу бестактность.

Стефани бросила такой взгляд, будто ей давно следовало быть в своей оранжерее и разбрасывать компост.

Маделейн покачала головой, скорбя обо всем человечестве.

— Если я напомню, кем он был, это утешит тебя? — спросила она меня.

Он был отцом моих детей, Маделейн, которые, к счастью, сейчас рядом.

Они уже не дети! — бросила она в ответ.

Бен уставился в тарелку. Алекс поднял керамическую вазу с картофельным салатом, взвешивая ее в своих ладонях, как бы раздумывая, не запустить ли ее в Маделейн. Она заметила его движение и быстро добавила:

Надеюсь, никто не подумал, будто я хотела сказать, что его убили за то, каким он был?

Есть какие-нибудь новости по расследованию? — спросила Стефани. Казалось, она едва сдерживала себя, чтобы не применить к Маделейн какой-нибудь из приемов каратэ.

— А кто, по их мнению, это сделал? — спросила Маделейн. — Его любовница? Я покачала головой.

— Нет.

— А кто?

— У них есть подозрение, — мягко сказала я.

— Они упорствуют в этом, Рози? — Стефани казалась взволнованной.

— И очень.

Алекс, передай, пожалуйста, картофельный салат своему брату, — сказала Стефани.

Упорствуют в чем? — переспросила Маделейн.

Они считают, что это сделала я, — вынуждена была сказать я.

Это — безумие, — вставил Бен, нацепив на вилку красный жареный перец.

Что бы ты ни сделала, ни одна женщина в мире не посмеет осудить тебя, — скорбно сказала Маделейн. — Он изменял тебе. Помнишь ту поэму, которую я написала сразу после его ухода — после того издевательского приема по случаю вашего юбилея. «Серебряная свадьба И ночь любви Любви и золотого смеха До самого глубокого рассвета, Когда холодный муж С иронией…».

Миссис Берковиц, — произнес Алекс своим бархатным баритоном.

Она возмутилась, что ее прервали.

— Что?

— Заткнитесь!

Я замерла. Маделейн замерла. Замерли все. Затем Маделейн вскочила, и так, что ее стул с грохотом опрокинулся на пол. Она стояла, уперев руки в бедра. Одна секунда, две, три. Она в упор смотрела на Алекса. Он также смотрел на нее. Она первая отвела взгляд и посмотрела на меня. Я молчала. Маделейн выскочила вон.

Стефани, своим мягким успокаивающим голосом, поменяв тему разговора, спросила, разрешила ли полиция пользоваться кухней. Когда я ответила утвердительно, она поспешила убрать посуду со стола; Я заметила, что Алекс не сводил с нее взгляда всякий раз, как она появлялась с новой партией тарелок. Дело было не только в прекрасном лице Стефани — он, похоже, желал выяснить, что скрыто за плотно облегающим голубым свитером и мешковатыми слаксами из твида. Он предложил помочь ей, но она отказалась. Он уставился в ее огромные ясные глаза. Поймав на секунду его взгляд, Стефани пристально на него посмотрела. Затем, возбужденная и внезапно покрасневшая, отступила на безопасную кухню. Бен, конечно, даже не обратил на нее внимания. Он держал под столом за руку «Подозрительную».

— Я видела на улице мужчин, — тихо сказала Касс. — В серой машине в конце аллеи. И двоих перед домом.

— Именно сейчас? Когда вы входили?

Да. А что, они обычно располагаются именно так?

Нет. Думаю, это постоянная слежка.

Какая глупость!

А у тебя есть какие-нибудь подозрения, Касс?

Относительно кого?

Относительно меня.

Никаких, Рози.

В эту ночь шел дождь. Холодный осенний ливень, как барабанными палочками, стучал по сухим листьям. Последнее, о чем я успела подумать до того, как впала в состояние, скорее, оцепенения, чем сна, — что ночной воздух благоухал, и что мне следовало предложить кофе полицейским, сторожившим меня под дождем.

Форрест Ньюэл, эсквайр, из конторы Джонстон, Пламли и Уитбред, самодовольный и плохо воспитанный, похожий на напыщенного адвоката из романов Росса Макдональда, который знает все секреты своих клиентов. Его старомодные в тонкой металлической оправе очки ненадежно сидели на высокой переносице. Золотая цепочка часов свисала из кармана жилета, костюм в тонкую полоску. Я тоже была одета в свой единственный темно-серый, прошлогоднего фасона костюм.

Однако позади Форреста Ньюэла, было похоже на раму написанной им самим картины, изображавшей небоскребы Манхэттена. Он выслушал мою историю за четыреста долларов в час, уточнил некоторые подробности, откашлялся и заявил:

— Похоже, вы в затруднительном положении, миссис Мейерс.

Я не очень разумна и последовательна, и не принадлежу к тому типу людей, которые, сказав «а», тут же говорят «б». Я не могу также думать целыми предложениями. Однако сразу после разговора с Форрестом Ньюэлом мне в голову пришла мысль, сразу оформившаяся в законченное предложение: если я попаду в тюрьму, то выйду оттуда уже старухой.

Я внушала себе, что должна успокоиться.

Они могут арестовать меня?

По-видимому, до похорон — нет. Разумеется, на ваш арест необходим ордер.

A его трудно получить?

Очень сожалею, но в вашем случае— нет. Этот… — он сдержался и не произнес в присутствии леди «черт побери». — Этот нож — большая помеха.

Я хотела, чтобы он нахмурил брови или хоть сжал руки в знак сочувствия к моему затруднительному положению. Но он сидел совершенно спокойно на своем троне из коричневой кожи, положив руки перед собой. Он был так спокоен, что вовсе не двигался. Когда он произносил какие-то слова, они с трудом просачивались сквозь плотно сжатые губы. Я едва разбирала, что он говорил.

Я не могу предугадать результат моего разговора с окружным прокурором, но арест, если и не неизбежен, то весьма вероятен.

Но улики такие косвенные. Он был заколот в моем доме моим ножом. Вот и все.

Все? А ваши отпечатки на орудии убийства?

Я говорила вам…

Миссис Мейерс, проблема в том, что нет фактов, доказывающих, что в вашем доме был кто-то еще.

Черт возьми, но ведь этот кто-то был! — закричала я. — Там ведь был еще и убийца!

— Миссис Мейерс, пожалуйста. Вы должны понять…

Я должна была податься вперед, чтобы услышать то, что он говорит.

— Если убийца был в вашем доме, полиция скоро определит это. Не забывайте, будут результаты вскрытия, не говоря уже о других проверках. Возможно, в каком-то рапорте и появится сообщение о том, что нож брали уже после смерти. И все будет великолепно!

Великолепно? Я задумалась. Этот модник, видимо, никогда не занимался уголовными делами.

Вы когда-нибудь вели дела об убийствах? — спросила я.

В последнее время нет. Но я работал три года в своем округе как помощник федерального прокурора, при Фрэнке Хогене, здесь в Манхэттене, в пятидесятых.

Цвет моего лица, видимо, сменился с бумажно-белого на прозрачно-зеленый, потому что он тут же добавил:

— Убийства, коррупция, уклонение от налогов… это все равноценно для судопроизводства. Главное — законы, лежащие в основе — и все. А теперь скрестите пальцы, чтобы все остальные проверки были удачны, но и не слишком поддавайтесь оптимизму.

Я постаралась быть адвокатом сама себе:

— Проверки, вероятно, покажут, что следов от машин было больше, чем от одной машины Ричи.

Если бы глаза Форреста Ньюэла не были открыты, я бы решила, что он спит. Его грудь то вздымалась, то опускалась. Он был абсолютно спокоен. Я же говорила с такой горячностью, на какую только была способна:

Послушайте, в кухне на полу была грязь. Я подумала: «Машина Ричи стоит, рядом, у дороги. Почему тогда у него столько грязи на ботинках»? Дождя не было. Скажите, на этот случай они не делают проверок?

То место, куда ведут следы от шин, как вы сами сказали, очень часто используется для парковки игроками в теннис. А раз вы считаете, что грязь — это важная улика, то полиция скажет вам, что ее занес на кухню ваш муж.

— Вы тоже считаете, что это я убила своего мужа?

— Всем моим клиентам я говорю, что это совершенно не имеет значения — что я думаю. Важно то, что думают власти.

Я не убивала его!

Не расстраивайтесь, миссис Мейерс. Это еще не конец, вы понимаете. Это начало длинного процесса.

Меня посадят в тюрьму, как вы считаете?

Не знаю. У меня нет ничего определенного.

Но это возможно?

Если мы найдем доказательства, что вы непричастны к смерти мужа, или выяснится, что кто-то другой больше заслуживает внимания полиции, все встанет на свои места, и вы успокоитесь. Если же нет, я бы посоветовал вам признать вину и тем самым сократить себе срок. В этом случае, с сожалением должен заметить, вам придется некоторое время провести в тюрьме.

Когда я снова обрела дар речи, я спросила:

— Некоторое время — это сколько?

— Самое худшее, что вас ждет, — он улыбнулся, но тут же опять скорчил скорбную гримасу, — не больше, чем от двенадцати до пятнадцати лет.

Я встала.

— Нет, не так. Уверен, будет меньше.

Мы распрощались. Меня мутило. Я боялась, что меня вывернет прямо на блестящий черный пол холла фирмы Джонстон, Пламли и Уитбред.

Лифт распахнул передо мной дверцы. Я вышла на Парк-авеню. Она казалась переполненной деловыми женщинами. Одинаковыми, элегантными, с утонченно-хищными лицами и блестящими волосами. Ни одной в темно-сером костюме. Не тот сезон. Они знают, что носят — костюмы из шотландки с длинными юбками до середины икр, ноги обтянуты темными чулками. Я пробиралась через толпу, и, казалось, они знали, что мне надо уступать дорогу. Осторожно! — как бы телеграфировали они друг другу. Ярко выраженная провинциалка!

Я с трудом сдерживала тошноту, не желая, чтобы меня вывернуло на глазах всех этих дам. Их губы, обведенные контурным карандашом, плотно сжались бы от отвращения, если бы я только слегка застонала. Я чувствовала себя плохо, очень плохо. Если бы меня вывернуло, они бы скривились, отвернулись и спросили бы друг друга: «Представляете, сколько она съела за завтраком?». У меня началась изжога. Я сделала глубокий вдох. «Нет, — сказала я себе. Это было бы равносильно тому, чтобы показаться недомогающей перед сотней Джессик».

Джессика: я отдыхала, повернувшись спиной к улице. Думай! Была ли Джессика в доме вместе с Ричи? Знала ли она, что он был там? Отдохнув, я продолжила свой путь. Я шла совершенно бессознательно и только через два квартала поняла, куда иду.

Я опустилась на горячее сиденье такси. Когда Ричи начал проявлять недовольство своей жизнью, как раз с того вечера, когда Джоан Дрисколл высмеяла Галле Хэвен и назвала Ричи «помещиком Мейерсом», он начал собирать данные о престижных кварталах в Манхэттене: о таких, как Бикман и Саттон-плейс, которые еще и выходили на реку, как уютные маленькие улочки Стиффен-Корт, Хендерсон-плейс и Грейси-сквер. Назови такой адрес любому человеку высшего света и в ответ услышите: «Великолепно!»

Он переехал на Грейси-сквер, в небольшой двухэтажный особняк с видом на Ист-Ривер, такой же высокий и грациозный, как Джессика. Когда она перешла на работу в Дейта Ассошиэйтед, она целиком посвятила себя, согласно ее собственным словам, «небольшим ужинам» человек на тридцать. Я бывала у нее на различных коктейлях и пыталась поддерживать разговор с ее безупречно вежливыми друзьями, многие из которых спрашивали у меня: «Что происходит со средней школой в Америке?». Они пытались очаровать меня: я— жена президента. Я делала вид, что не замечаю их отношения к себе, как к скучной особе, и старались не соблазняться почти театральным видом плавного движения катеров и барж, открывшимся из ее окон. Вместо этого я пыталась вести оживленную беседу. И я добилась успеха независимо от того, спал ли со мной Ричи, когда мы возвращались домой, или нет.

Я вышла из такси и подошла к железным воротам. Мне навстречу вышел привратник — представительный одетый в темно-синюю униформу великан со светлыми усами щеточкой — и оценивающе взглянул, достаточно ли дорогой у меня костюм.

Доброе утро, — сказала я, решив, что это звучит более по-городскому, чем просто «Привет!»

Чем могу служить?

Пожалуйста, мисс Стивенсон.

Он поднял пушистые светлые брови, давая понять, что он знает про Ричи. Мое сердце тяжело стучало. А что если Гевински сейчас там, с Джессикой? А что если она позовет полицию?

— Я миссис Мейерс.

Лицо привратника вытянулось.

— Сестра мистера Мейерса, — уточнила я.

Румянец на его нежном лице потух. Казалось, в нем едва теплится жизнь.

— Мои соболезнования, — пробормотал он.

Он приоткрыл ворота и впустил меня в дом. Я поблагодарила его, когда он поднял телефонную трубку.

— Здесь сестра мистера Мейерса, мисс Стивенсон.

Он почтительно кивал головой, когда Джессика что-то говорила ему. К счастью, он уже исчез и не мог слышать, как завопила Джессика, когда она открыла дверь, говоря: «Кэрол…» и увидела меня. Она завопила так, будто перед ней была мышь, и попыталась захлопнуть перед моим носом дверь. Но это ей не удалось. Ее вид в траурном наряде— в белом кашемировом наполовину застегнутом костюме — придал мне силы, и я навалилась на дверь. Боль пронзила плечо, шею и руку с такой силой, что у меня выступили слезы. Но я добилась цели.

— Убирайся вон! — она перестала визжать.

Ее грубый тон мог обмануть только ребенка. Я поняла, что я была абсолютно права — она меня боялась!

— Похоже, ты меня боишься?

— Джессика не ответила. На лице — никаких следов потрясения. Если она и была выбита из колеи смертью Ричи, то хорошо держала себя в руках.

— Ты не можешь думать, что это сделала я, — бросила я ей.

Глаза ее бегали по сторонам, будто искали чьей-то помощи. В комнате не было ничего особенного, кроме современного металлического столика, картины с какой-то непонятной мазней и невероятной скульптуры, напоминавшей бронзовую мошонку.

— Ты думаешь, это сделала я? А знаешь, в чем заключается пикантность ситуации — я думаю, что это сделала ты.

После этого она совершенно успокоилась. Она повернулась, уперев руки в бедра. Я заметила, что талия у нее такая тонкая, что ее без труда можно обхватить руками. На пальце левой руки я заметила бриллиантовое кольцо.

— Так это сделала я, да? — уточнила Джессика. — Вон отсюда!

Ее глаза сверкали. Мне бы не хотелось этого признавать, но в гневе Джессика была прекрасна. Держу пари, что Ричи говорил ей: «Ты меня возбуждаешь, когда бесишься», на что я бы ответила: «Говорить надо «злишься», а не «бесишься». Вот до чего могут довести двадцать пять лет супружеской жизни и двадцать семь лет преподавания английского языка, что частично, и объясняло его влечение к молодой хорошенькой деловой женщине, не имевшей никакого понятия о тонкостях английского языка.

Джессика была напугана, но означало ли это, что она считала меня виновной? Или, что я безжалостная фурия, которая не успокоится, пока не отомстит ей за убийство или за измену мужа?

— Зачем он появился в моем доме?

— Я позову полицию.

Мне показалось, что она отступила назад. Хотя понять это было трудно — она вся в белом и ослепительно белые вол и стены. Весь дом ее был чрезвычайно изысканным, даже великолепным. Модным, но не нарочито показным. Все в меру. Элегантно. Всю эту роскошь Ричи не смог бы затмить своим серебром георгианского стиля и старинными английскими креслами.

— Джессика, пожалуйста, меня вот-вот арестуют за преступление, которого я не совершала. Мне нужна помощь.

— Не совершала? Конечно, это ты.

— Почему ты не хочешь сказать, зачем он приходил ко мне?

Она опустила глаза вниз, на треугольный вырез своего декольте. Что она прятала?

— Потому что он хотел уйти от тебя. Потому что он не доверял тебе.

Она повернула голову, как бы говоря: все это бесполезно. А может, она поняла, что Ричи и ей не доверял.

— Последние несколько лет он не делился со мной своими мыслями. Если и от тебя он скрывал…

Если бы она противно, с облегчением не засмеялась, я бы не подошла и не ударила ее. Но она засмеялась! Бац! И я ударила ее по лицу. Она закричала — и громко. Внезапно откуда-то появился мужчина. Босиком, на ходу застегивая халат.

Джессика, — позвал он.

Боже, — заскулила она.

Она прижалась к его груди, спрятав голову под его руками.

— Что случилось? — настойчиво спросил он.

Он был гораздо старше, за пятьдесят или даже ближе к шестидесяти, с небольшими мешками под глазами. Седых волос было так мало, что трудно было поверить, что он не носил парик.

— Джессика, кто это?

Он был высокого роста, и халат не доставал ему до колен.

— Она ударила меня!

Тут меня осенило. Такой короткий халат — да это халат Ричи!

— Не трать зря время, Джессика, понятно?

Она выскользнула из его объятий. Я подумала, что сейчас она разорвет меня на куски. Левая сторона ее лица была ярко-красной, но это не было отпечатком моей руки.

Это мой отец, — сказала она. Она взяла его за руку и произнесла:

Это бывшая жена Ричи.

Не бывшая, — парировала я.

Как вы здесь оказались? — повелительно спросил он.

Несмотря на его голые ноги, у него был начальственный вид.

Пожалуйста, у меня большие неприятности, — я надеялась, что у него более чуткий характер, и он откликнется на мое сложное положение, но он только сильнее прижал руку Джессики к своей груди.

Смотри, смотри, — повторяла Джессика, показывая ему свою, к сожалению, еще красную щеку.

Она показала это своему дорогому отцу, И мне. Опустив ее руку, он с такой силой схватил меня за ворот жакета и блузки, что я чуть не задохнулась. Он потащил меня к двери и выставил вон.

Глава 7

— Я уже запустил пробный шар, Кассандра, — сказал ее муж. — Теперь жду ответного звонка.

Касс, самая прямая из всех прямых стрел, внимательно на него посмотрела.

— Надеюсь, что ты сможешь покончить с этим уголовным процессом, Теодор. У Рози большие неприятности.

Теодор Таттл Хигби III посмотрел на меня.

Они непременно арестуют тебя?

Не сразу, после похорон. Может, завтра.

Итак, я справилась. Несмотря на то, что за мной следовали в белой машине двое полицейских, мне удалось достаточно быстро добраться до дома Касс, чтобы одолжить у нее шляпку для похорон, маленькую черную таблетку с короткой вуалеткой.

Я даже успела посидеть на застекленной веранде большого загородного дома в Хигби, непринужденно поболтать и выпить чашечку кофе. Но я уже превратилась в робота по имени Рози, в машину безо всяких чувств.

Надеюсь, у тебя найдется рука среди твоих помешанных друзей-политиков, кто вступился бы за нее? — спросила Касс Теодора.

Я постараюсь, Кассандра.

Постарайся получше. Ты что — позволишь надеть на нее наручники и забрать ее? А с кем я буду болтать? Кому я доверю лекции о гениальном Шекспире?

— Власти в округе — из демократов, — объяснил он.

Знаю, Теодор. Но я считала, что твое влияние распространяется за границы округа.

Я слышал, что Форрест Ньюэл — хороший адвокат, — сказал он в свою защиту. — Я уверен, что Рози повезет с ним.

Он болван. А ты — тряпка, — сказала Касс.

Вот такой светский разговор. Теодор III, будучи приятным собеседником на приемах, никогда не считался очень мудрым, даже хитроумным. Однако если вам нужно было добиться признания где-нибудь, в любой точке мира, его имя служило хорошей рекомендацией.

— Ньюэл был главным, кто разгребал навоз в рейгановском комитете по финансам в 1984 году в Нью-Йорке, — он задумался.

Форрест Ньюэл, как и Теодор, был против увеличения правительственных расходов на социальные программы: по бедности, болезни, старости, несовершеннолетию, для помощи бездомным и слабым. Он был ярым сторонником финансирования военных, смертоносных программ.

Форрест из Гарварда, ты знаешь?

Знаю, — ответила Касс. — Самый перехваленный университет в Америке.

Она сложила руки на груди.

— Он хоть хороший адвокат по уголовным делам?

Полагаю, да, — Теодор погладил свои усы, которые были похожи на кусочек лакричника, приклеенного к верхней губе. — А почему бы и нет?

Сама не знаю, зачем я спросила его мнение, — сказала Касс, наливая мне еще кофе. — От мужчин мало толку!

Теодор снисходительно улыбнулся своей жене через стол, застеленный белой с красным полотняной скатертью.

— Кассандра слишком остра на язык, — сказал он с явным удовольствием.

Обычно один из супругов, когда другой выходит из комнаты, любит поговорить о своей супружеской жизни.

— Остра и откровенна, — продолжил Теодор.

Касс, которая в очередной раз сидела на одной из своих диет, длившихся не более трех дней, маленькими глотками пила из чашки горячую воду с лимонным соком.

— Трудно поверить, — сказала она мне, — что в последнее десятилетие двадцатого века афро-американец, получивший образование в лучшем университете Новой Англии, может быть настолько тупым и самодовольным, но Теодор именно такой.

Теодор, светло-коричневая копия Фреди Астера, элегантно одетый, грациозный и стройный, лучезарно улыбался своей жене. Наследник журнально-издательской компании, основанной его дедом, он встретил Касс на рождественском вечере, в тот год, когда она приехала в Гоучер после завершения гуманитарного образования в Чоате, где учились дети из бедных негритянских семей. Несмотря на огромную разницу в общественном положении, в интеллекте и темпераменте, не обращая внимания на мнение окружающих, он выбрал ее, ухаживал за ней и женился на ней сразу после ее выпускного вечера.

Она сходила по мне с ума, — сообщил он мне.

Он не меняется. Он шутит. Вовсе я не сходила с ума. Дело в том, я была ему нужна, чтобы доказать, что он не стеснялся быть черным. И так до сих пор. Когда я была глупой девчонкой, я была покорена его состоянием и положением в обществе. Именно тогда я и согласилась на его предложение.

Она до сих пор так говорит, но она все еще, за мной замужем.

Теодор, — сказала Касс, не обращая внимания на его реплику. — Я хочу, чтобы ты выяснил, какая репутация у Форреста Ньюэла. Он производит впечатление болвана.

Больше говорить было не о чем. Единственным звуком, слышным на застекленной веранде, был звук ножа, которым Теодор счищал остатки консервированного персика с английской булочки. Через некоторое время я услышала деликатное позвякивание, будто настойчиво ударяли по музыкальному треугольнику.

— У него теперь частная линия, — объяснила Касс. — Он установил ее, и теперь ему все звонят туда. Он ждал этого звонка. Если возможно будет помочь тебе, он сделает это. Партия Линкольна многим обаяна ему.

— За что?

— За то, что он все эти годы был их негром.

За окнами свежий ветер с силой разбрасывал мертвые коричневые листья дуба;

Тебе интересно, почему я все еще замужем за ним?

Вы счастливее, чем показываете это.

Моя дорогая, — медленно произнесла она, счастливы на самом деле те, кого мы совершенно не знаем.

Я уставилась на булочки с клюквенной начинкой, лежавшие на полупрозрачной тарелке от китайского сервиза.

— Возможно, они — исключения, — предположила она.

Ты говоришь это только для того, чтобы обнадежить меня.

Может быть.

Это бесполезно.

Увидев тарелку Теодора, Касс взяла, забыв про свою диету, его английскую булочку, положила на нее ложкой варенье и откусила большой кусок.

А может, нам удается одолеть полицию?

Каким, образом?

Не знаю, — она откусила еще кусок. — А если мы устроим пожар? Мы подожжем твой дом, а полиция подумает, что ты погибла в пламени?

И что я буду делать оставшуюся часть своей жизни?

Она положила наполовину съеденную булочку на тарелку, я схватила ее и засунула к себе в рот до того, как она успела забрать ее обратно. — Затеряюсь где-нибудь на стоянке грузовиков в Су-Сити?

—Дай подумать. О! Ты можешь достать парик и голубые контактные линзы — и когда они придут к тебе…

Ее голос звучал уже далеко не так бодро. У нее осталось, пожалуй, не больше надежды, чем у меня.

У нас должен появиться какой-нибудь грандиозный план. Мы поговорим об этом после похорон.

После похорон я могу уже оказаться в тюрьме.

Она свернула клетчатую салфетку, которой пользовалась, как детским нагрудником, чтобы не испачкать свое темно-синее с белым шалевым воротником платье, в котором собиралась на похороны. Она выглядела очень достойно.

— У тебя есть доступ к деньгам? — спросила она.

Не уверена. Единственное, что мне известно сейчас, что адвокаты выясняют вопрос об имуществе, которое Ричи скрывал еще за месяц до нашего разрыва. Так или иначе, зачем мне много денег? На целую команду адвокатов по уголовным делам?

— На взятки.

Касс, твои познания от Джордж Элиот. В жизни это не так.

Ты лучше знаешь как в жизни — ты все это прочитала в книжках.

Но я не живу в эпоху Георга V. В обществе Хиггинса. Ты можешь представить меня, дающей взятку Гевински пачкой стодолларовых бумажек в мужском туалете?

По каменным плитам, устилавшим пол галереи, которая вела на веранду, стали слышны шаги Теодора. Мы быстро договорились друг с другом, используя старую уловку доброй половины учителей в Шорхэвене, когда они хотят поговорить по личным делам во время учебного дня или не хотят, например, обсуждать грибковую инфекцию со своим гинекологом по служебному телефону. Я набираю служебный номер Касс и передаю, что из кабинета доктора такого-то уточняют время приема, скажем, одиннадцать часов. Это значит, что в одиннадцать ей надо быть у автомата — обычно мы использовали для этих целей автомат, расположенный у двери кафетерия — куда я ей звоню.

Рози, — Теодор произнес мое имя так сдержанно, что мне стало ясно: надежды нет.

Что? — спросила его Касс.

Мой друг заверил меня, что прокуратура федерального округа и полиция не будут особенно досаждать тебе. И никаких наручников. Они согласились, чтобы Форрест Ньюэл привез ее завтра, когда стемнеет. Если у дома будут караулить фотографы, он вывезет ее незаметно через гараж в собственной машине. _К сожалению, это все, чего мне удалось добиться.

Это все?! — воскликнула Касс. — С твоими связями, я полагала…

Теодор смотрел только на жену. Я уже стала прошлым.

— Получены результаты судебной экспертизы, Кассандра. Нет никаких доказательств, что в ту ночь в доме был кто-то, кроме Рози и Ричи.

Полицейские, следовавшие за мной по дороге к Касс, держались на небольшом расстоянии. Они остановились и съехали на обочину дороги только после того, как я въехала в железные ворота Эмеральд-Пойнта. Ворота были украшены гербом: лев и листья. В профиль у льва былаизысканная приподнятая кверху морда — подсознательное напоминание благополучным, честолюбивым, равным по положению соседям Картера Тиллотсона, что он король Нью-Йорка по манипуляциям с носами.

Я сидела в машине перед этим гербом эпохи Тюдоров. Я прозрела. Я свалилась с одной планеты и очутилась совершенно в другом мире, где добрые соседские отношения ограничивались тем, что за меня замолвили доброе слово, и я не буду сфотографирована в наручниках как арестованная за убийство.

Хотела бы я знать, кто из моих друзей-учителей поспешит в «Айуитнесс Ньюз», чтобы сообщить, что за моей спокойной внешностью скрывалась яростная натура. Я думала о своих учениках: кого больше всех огорчит мой арест и мой позор. Джой, нежный и субтильный? Я работала с ним после уроков, чтобы он не отстал, и, как школьный психолог, понимала, что ему надо найти способ самовыражения, найти занятие, которое вывело бы его из депрессивного состояния. Я думала о тех, кто почувствует себя обманутым? Елена из Гватемалы, выпускница моего самого лучшего класса? Ее испанский акцент был настолько сильным, что иногда я с трудом ее понимала— но как она писала! Она была рождена для изучения творчества Шекспира. Разумеется, я знала, кто первым начнет задавать загадки, типа «Что сказала миссис Мейерс перед тем, как заколоть мужа?».

Кто-то жег листья. Воздух был едкий и холодноватый. Было трудно дышать. Я сделала глубокий вдох и вспомнила, что, когда мне было восемь или девять лет, однажды, возвращаясь домой из школы, я остановилась и набрала желудей, чтобы запустить ими в Тома Дрисколла и других мальчишек-католиков, возвращавшихся из Сант-Элоизия. Я была тогда жизнерадостной и сообразительной девчонкой и знала, как привлечь внимание мальчишек.

Я подумала о том, как будут смотреть на меня присяжные заседатели, и о том ужасном мгновении между вопросом судьи: «Ваш вердикт, господа присяжные?» — и их ответом. Разрешаются ли в тюрьме строгого режима свидания в комнате или будут решетки между мной и моими сыновьями, между мной и моими внуками.

Я позвонила в дверь дома Стефани. Подождала. Позвонила еще раз. Наконец она, задыхаясь, с пылающими щеками впустила меня. На ней был бледно-желтый халат с голубой отделкой, а влажные волосы закручены таким же бледно-желтым полотенцем.

— Извини, я была наверху. Собиралась.

Она дрожала. Ветер становился все сильнее, холодный, порывистый. Я вспомнила наше первое утро в Галле Хэвен, когда Ричи, стоя на задней террасе дома, кричал мне: «Эй, Рози! Это все мое!», а ветер дул с пролива, словно аккомпанируя его возгласам.

А почему Гансел или Гейл не открыли дверь? — спросила я. — Или ты их уволила?

Гуннар и Ингер. У них все в порядке. Они нашли новое место в Аризоне. Там платят вдвое больше, чем мы. Удачно избавились. Картер сказал, больше никаких супружеских пар. Только горничную и няню для Астор.

Она остановилась и посмотрела на меня. Должно быть, я была похожа на черта, потому что она сразу сникла. Голос стал унылым, вялым, с тревожными нотками.

У тебя не все в порядке, так?

Они арестуют меня в ближайшие два дня.

О, Боже! Рози! Успокойся.

— Не могу. Мне надо поехать домой и переодеться для похорон. Пожалуйста, Стефани, ты должна мне помочь.

Она так туго затянула халат поясом, что должна была чуть отпустить, чтобы хотя бы сделать вдох.

Конечно, я хочу помочь тебе. Скажи только, что я должна сделать?

Найди мне другого адвоката. Форрест Ньюэл меня уже достал…

Да. Он немного старомоден, но он считается одним из лучших.

Он думает, что я виновна. Он даже не пытается заставить их найти того, кто это сделал. Он просто хочет облегчить мою участь.

— Рози, это как раз то, что должны делать адвокаты.

Прекрасно. Тогда я выйду из тюрьмы только в 2025 году. Пожалуйста, Стефани, найди мне другого.

Хорошо. Даю слово. А сейчас сделай глубокий вдох и возьми себя в руки.

Траурная церемония проходила в ритуальном доме в Манхасете в пятнадцати минутах езды от Галле Хэвен. Все было ужасно. Я чуть не поссорилась с Беном из-за того, что сказала ему, что «Подозрительная» не может сидеть рядом с нами, так как не является членом семьи. Обычно очень вежливый и разумный, он обозвал меня «дрянью». Я предложила ему усадить «Подозрительную» рядом с Джессикой — они примерно одного возраста, и им будет о чем поболтать. На это он мне ответил, что он, «Подозрительная», Джессика и отец проводили на самом деле много времени вместе и обе женщины прекрасно ладили. В довершение всего он стоял рядом со мной в приемной, но делал вид, что не замечает моего присутствия.

Алекс, наоборот, держал меня за руку. Моя мать, невысокая женщина с тяжелым задом, похожая на игрушку-неваляшку, проявляла все симптомы старческого слабоумия, включая и недержание, что было заметно по ее туфлям. Она то и дело повторяла один и тот же вопрос: «Кто умер?»

Ричи.

Ричи?

Когда-то она была пикантной и добродушной, с носиком-пуговкой и счастливыми карими глазами. Она не была ни интеллектуальной, ни даже достаточно интеллигентной, но достаточно ловкой, чтобы стать удачливым игроком в карты. И когда ей случалось играть в канасту в Олимпикс, Перл Бернштейн приносила домой много денег. Она любила модно одеваться и была страстной поклонницей кино, настолько, что могла детально описать все наряды, в которых появлялась в фильмах Бетт Дэвис. Мой отец— преподаватель общественных наук — оставался влюбленным в нее до самой своей смерти. Без всякой причины он покупал ей духи или полуфунтовую коробку шоколада Бартон. И хотя мать не придавала особого значения своему обаянию, ей это было приятно. Часто она говорила мне: «Рози, знаешь, что такое «преступление»? Позволить себе опуститься. Я накладываю косметику ежедневно, даже если единственным местом, куда мне надо пойти, будет крематорий».

Ричи был моим мужем, мама.

Думаешь, я не знаю Ричи?

Сестра Ричи Кэрол, затянутая в черный креп, нарочито скорбно поцеловала мальчиков. Меня она не поцеловала. Она не замечала меня.

Она выглядит так, будто собралась на похороны, — голосом, возможно, слышным в Майами, заявила моя мать. — Кто она?

Сестра Ричи, — прошептала я. — Кэрол. Ее муж был бухгалтером у Ричи.

Я всматривалась поверх голов. Джессику я не видела. Однако мне показалось, что краем глаза я заметила Тома Дрисколла. Но, когда я вновь посмотрела туда через несколько секунд, его уже не было.

Пришли несколько друзей и соседей. Они шептались между собой: что я могу сказать? не могу этому поверить! ужас! что будут думать о нашем обществе? Они осмотрелись и, убедившись, что никто за ними не наблюдает, зашептались более оживленно. Они не хотели, чтобы видели, что они разговаривают со мной. Или целуют меня. Они обнимали Бена, пожимали безвольную руку Алекса. Кроме Касс и Стефани, никто не смотрел мне в глаза. Остроносый служащий в черном костюме пригласил присутствующих пройти в часовню. Когда все покинули приемную, моя мать протрубила:

А где Ричи?

Он там, мама. Пойдем. Нам надо войти туда.


А почему он не здесь, с нами? Он играет в теннис?

Бен взял ее за руку.

Он умер, бабушка.

Кто умер?

Мой отец, Ричи.

— Нет! — она так энергично затрясла головой, что ее челюсть задвигалась взад-вперед. — О, мой Бог! Ричи умер!

Она не могла успокоиться, даже когда мы вошли в часовню под отвратительный шепот, хотя в это время уже бормотала: «Чарли! Чарли!», решив, видимо, что мы на похоронах моего отца.

Не помню, что говорил раввин. Он был совершенно еще мальчик, не намного старше Бена. Он обратился ко всем, «кто любил Ричарда», тем самым не только включив туда Джессику, но и избежав дискуссии «Ричи» или «Рик».

В конце концов я увидела и ее. В печальной дымке серого шелка, все время сзади, одна. Прекрасный тактический ход— одинокая печальная красавица. Раввин был настолько тронут, что обратил свое надгробное слово прямо к Джессике. Все головы повернулись, и все глаза уставились на нее и на слезы, которые текли по ее лицу.

В лимузине, по дороге на кладбище, Алекс проглотил еще одну пилюлю, стараясь сделать это незаметно. Потом он клялся, что никакой пилюли не было. Бен извинялся, бормотал, что я вовсе не «дрянь», а удивительная, заботливая и внимательная мать. Разве у нас не было прекрасных моментов, когда я учила его кататься на велосипеде, когда мы ездили в город смотреть пьесы Шекспира, когда ездили выбирать колледж? Его извинения, хоть и искренние, были очень похожи на черновик его первого письма, которое я должна была получить, находясь уже в тюремной камере. Я спросила его, что за таблетки принимает Алекс? Он ответил, что это слабенькие наркотики еще шестидесятых-семидесятых годов и что мне совершенно не стоит беспокоиться — Алекс ими не злоупотребляет.

Мама рыдала всю дорогу до кладбища. Внезапно, услышав какую-то шутку, громко расхохоталась. Когда мы с шофером помогали ей выйти из машины, она вдруг громко сказала:

Ну, теперь, когда он мертв, подумай о себе. Ты еще сможешь найти себе нового дружка.

Замолчи! — я оглянулась.

Слава Богу, кажется, никто не слышал.

— У тебя всегда были любовники, — закудахтала она. — Ты думаешь, я не знала? Ты думаешь, никто не знал, как ты себя вела?

Бен выглядел больным.

— У нее маразм, — сказала я.

Он безразлично кивнул.

— Успокойся, Бенджи. Ты же знаешь меня. Ты же не думаешь, что я когда-нибудь изменяла твоему отцу?

Дальше — хуже.

По дороге от ритуального, зала до кладбища многие покинули процессию: кто-то осуждал меня, считал меня виновной, а кто-то просто не мог разобраться в ситуации. Алекс, Бен с «Подозрительной» и я с матерью стояли с левой стороны гроба, рядом — Касс с Теодором, мои родственники, несколько учителей и два старых приятеля из нашей школьной газеты.

С другой стороны, выстроившись полукругом около Джессики и уставившись на меня через свежевырытую могилу, стояли коллеги и друзья Ричи. Их было слишком много. Тут меня осенило: Ричи оставил меня задолго до того, как переехал, у него уже была своя жизнь, о которой я ничего не знала. Митчела Груена, конечно, не было там. Помимо множества шикарно одетых людей, были все его коллеги по работе, а среди них — шаркающие, шмыгающие, шушукающиеся и высматривающие все и вся манхэттенские прилипалы, наши соседи и друзья.

Раввин поднял голову. Выгоревшие на солнце волосы упали ему на глаза. Он откинул их назад, и объяснил, почему, согласно еврейскому обычаю, присутствующие на похоронах молятся не за мертвых, которых он называл «ушедшими раньше нас», но за живых. Я наблюдала за Джессикой. Она не была красивой в полном смысле этого слова. Ее красота не была столь чистой и естественной, как у Стефани Тиллотсон. Лоб слишком высокий, подбородок слишком маленький, руки и ноги слишком длинные. Однако со своей стройной фигурой, гривой блестящих волос, со сверкающими аквамариновыми глазами она была более чем красивой — она была обворожительной. Мужчина возненавидит все, что помешает ему любоваться ею.

Из уважения к двадцатипятилетней супружеской жизни мне следовало молиться вместе с раввином. Я закрыла глаза, но не смогла избавиться от образа Джессики. Я пыталась найти причину, по которой Ричи вернулся домой. И не нашла. Я не могла также понять, зачем Джессика пошла следом за Ричи в мой дом, вытащила из большой дубовой подставки нож для нарезания мяса и заколола его насмерть.

Бен обнимал «Подозрительную». Алекс сосредоточился на том, чтобы стоять спокойно, не раскачиваясь. Я одна держала холодную сухую руку своей матери. Она подняла ее и вытерла глаза и нос.

— Как печально! — заявила она.

Бен поднес палец к губам.

— Тс-с, бабуля!

Тс-с, сам, Большой Рот, Большая Нога, кто бы ты ни был.

Я Бенджамин.

Она одарила его одной из своих старых кокетливых улыбок.

А я Перл!

Бог Авраам, Исаак, Яков, — нараспев произнес раввин. Гроб поместили на металлическую раму прямо над могилой. Я попыталась вспомнить последние несколько месяцев и представить, что внутри соснового ящика человек, который был центром моей жизни двадцать пять лет. Но не могла сосредоточиться— совсем рядом позади тесной группы секретарей Дейта Ассошиэйтед стоял сержант Гевински с молодым, дородным, коротко стриженным под «ежик» детективом. Молодой человек слегка подался вперед, одна нога впереди другой, будто он готовился сорваться с места: если я побегу — чего они, скорее всего, и ожидали, — первым у финиша будет он.

Что, черт возьми, они думают, я буду делать? Отпущу руку старой дамы и понесусь бегом, чтобы залечь в старинном склепе Рейнбергов, пока не минует опасность?

Гевински заметил мой взгляд. Он кивнул, приветствуя меня. Сердце у меня заколотилось. Я испугалась. Ненависть к Ричи душила меня. Он разбил мою жизнь своим вероломством, затем покинул меня, и если и этого еще недостаточно, то довел кого-то до такого состояния, что его убили.

— Попрощаемся с ним, — монотонно произнес раввин.

У убийцы должна была быть причина. Я не могла поверить, что это был спрятавшийся за кленом ночной грабитель, который, увидев, что Ричи украдкой пробирается в дом, подумал: «Вот повезло!». И что это за грабитель, который не ограбил? Рядом с тостером на кухне Гевински оставил опись ценностей, обнаруженных у жертвы. Часы Картье, кредитные карточки, его фотография «в обнимку с женщиной», водительское удостоверение, триста сорок долларов наличными в бумажнике, купюрами по двадцать долларов, в карманах ключи, девяносто шесть центов мелочью и мятные таблетки без сахара.

— Рози! — крикнула моя мать, хотя я была совсем рядом. — А кто эта тощая рыдающая особа?

— Жена его клиента, — сказала я шепотом, но, конечно, все повернулись туда, куда смотрела моя мать — на Джоан Дрисколл, на лучшего друга Ричи.

— Посмотри на эти вывернутые колени!

— Мама, здесь похороны. Тише.

Все, что можно было, Джоан сделала с собой. Ее прямые волосы, выкрашенные в неестественный сине-черный цвет, были завиты ровно настолько, что кудри едва касались плеч. Она походила на Веронику, богатую девочку из комиксов Арчи. Изящной формы нос, подчеркнуто рельефный с ямочкой подбородок, бедра явно после пластической операции и совершенно новая грудь. Два шара размером с волейбольный мяч возвышались под жакетом ее модного с короткой юбкой шелкового костюма.

Алекс тоже увидел ее. Глаза его расширились. Он пытался локтем толкнуть брата, но безуспешно.

— Эй, — промычал он Бену, — посмотри на новые сиськи Ходжо.

Под влиянием таблеток Алекс не очень отдавал себе отчет, что находится на похоронах отца. Я повернулась, чтобы остановить его, и в этот момент увидела, что он пытается привлечь внимание Джоан Дрисколл, проводя языком по губам с притворной похотливостью.

— Ходжо, — тихонько позвал Алекс. Это прозвище он придумал сам. «Джо» от Джоан, «Хо» от «хоор» — шлюха. Он стал называть ее так после того, как однажды она пришла к нам на ужин в платье с глубоким декольте и вместо того, чтобы просто поздороваться, подняла подбородки мальчиков и нежно поцеловала прямо в губы. Ричи был смущен. Сдержан. Маленькие шалости Джоан. Безобидные, шутки. Но мальчики уже не были детьми. Его «дорогой друг». Называть ее «дорогой друг» он стал, взяв пример с нее: В Нью-Йорке все или никто, или «дорогие друзья»^

Джоан рыдала слишком сильно, чтобы услышать Алекса. Но от внимания ее мужа Тома почти ничего не ускользало. Впрочем казалось, его ничто и не задевало. Ни насмешка рокера над сексуальностью его жены, ни мое присутствие, ни смерть Ричи. Он видел все: раввина, Джессику, полицейских с уже готовым обвинительным вердиктом, меня, мою мать. Он видел, что его расхождение с женой велико, как Большой Каньон. Как мог он это допустить? Как мог он на ней жениться? Что заставило мальчика, которого я отлично знала, выбрать такую жизнь? Как он мог выносить ее?

Том обнимал ее, и его рука слегка вздрагивала от каждого ее всхлипывания. Сам он оставался абсолютно неподвижным. Никаких эмоций. Мертвые глаза.

Раввин равнодушно произнес: «Аминь». Толпа зашевелилась, ожидая, когда он позволит разойтись. В тот момент, когда Ходжо подняла голову, а Том опустил Руку, У матери наступил резкий момент просветления. Она перевела взгляд с белого, без возраста, без морщин лица Ходжо на мужчину рядом с ней. Она прищурилась, затем вытаращила глаза и широко улыбнулась.

Томми Дрисколл! — закричала она через могилу. — У него такое же лицо, как у его отца.

Не надо, мам.

Такой же нос, — пробормотала она. — Слишком большой для ирландца. В доме все говорили, что в них должна быть итальянская кровь.

Затем она закричала еще громче:

— Томми! Толпа замерла.

Мама, успокойся, пожалуйста.

Заткнись, девочка, — сказала она и рванулась вперед. — Томми!

Я обняла ее и взяла за руку.

— Ты не должна говорить с ним сегодня. Ты разговаривала с ним на нашей серебряной свадьбе. Под большим навесом. Помнишь? Я подвела его к тебе и представила. Он сказал, что рад видеть тебя снова, а ты сказала, что не забудешь его миллион лет.

Но я не сумела отвлечь ее.

— Томми!

Глаза Тома встретились не с моими, а с ее глазами.

— Это я, Томми, миссис Бернштейн.

Он кивнул. Уголки его рта задвигались. Мать приняла это за улыбку.

— Видишь? — сказала она. — Это он.

До того, как Бен или я успели схватить ее, она суетливо засеменила вокруг могилы, расталкивая других участников траурной церемонии, чтобы пробить себе дорогу к процветающему бизнесмену Томасу Дрисколлу.

— Томми, а твоя мама умерла? — она была возбуждена, когда мы с Беном догнали ее.

Бен крепко схватил ее за руку.

— Что с тобой, бабуля?

Он прижал ее к себе, не давая возможности видеть Тома Дрисколла, что было весьма полезно, так как никто — ни Гевински, ни Касс, ни Стефани, ни Джессика, в Ходжо, ни Том не услышали ее. Ее услышали только мы с Беном.

— Рози, — бормотала она, звук заглушала массивная грудь Бена. — Сколько вам было? Семнадцать? Восемнадцать? О, я думала, я умру, когда застала тебя и Томми Дрисколла совершенно голыми.

Глава 8

Теннисный сезон закончился. Картер Тиллотсон потерял свой великолепный летний загар, и кожа его стала бесцветной как воск. Если бы у него на голове выpoc фитилек, он стал бы похож на свечку.

Картер понимал, что как человек нашего круга он должен выразить соболезнование. Минут пять он сидел молча и, в конце концов, пробормотал:

— Тяжело, Ричи… И если ты попадешь в тюрьму…

В этот момент я, пробегая глазами список адвокатов по уголовным делам, составленный Стефани, заметила движение ее черной лакированной туфельки, которая легонько ударила по его ботинку. Я перестала читать и стала следить за ногами. Картер привстал, но не сказал больше ничего. Последовал еще один удар, и тогда он произнес:

Полиция появилась у нас в доме через две минуты после похорон. Сержант и детектив. Они только что ушли.

Картер, ради Бога, — сказала Стефани.

Все в порядке, — откликнулась я.

Тиллотсон появился в моем доме с бутылкой красного вина, тарелкой козьего сыра и бисквитами, чтобы дать мне понять, что они на моей стороне, хотя с того самого момента, как он появился в дверях, было ясно, что он на моей стороне только потому, что его к этому принудили.

А раньше к вам не приходила полиция? — спросила я.

Вчера утром, — ответил он.

Я знала женщин, которые сходили по нему с ума, но, честно говоря ,я никогда этого не понимала. Он был сверх меры вежлив и совершенно лишен индивидуальности.

— Полиция выясняет: видели ли мы что-нибудь, слышали ли мы что-нибудь— но мы, конечно, ничего не знаем, — сказала Стефани.

Я была одна с Тиллотсоном. «Подозрительная» уехала поездом в Филадельфию. Бен с моей матерью находился в библиотеке с родственниками, которые приехали выразить соболезнование. Алекс был с ними. Когда я вышла, чтобы поговорить со Стефани об адвокатах, он, растянувшись, лежал на кушетке с опущенным на грудь подбородком и дремал, видя свои полубредовые сны.

Гостиная была огромной. Декоратор убедила нас, что строгое неуютное пространство нам еще пригодится. Она говорила: «Вам потребуется строгая комната для официальных церемоний». «Что, черт, возьми, она подразумевает под словом «официальный»? — спросила я тогда Ричи. — Что твоя тетка Би и дядя Марри собираются передавать нам там свои визитные карточки на серебряном подносе?» В конце концов мы сдались, и декоратор создала комнату, которая по праву могла бы принадлежать Георгу III. Величественная английская мебель Кушетки и кресла, обитые бежевым и золотистым шелком. Позолоченные рамы для голландских миниатюр. Настоящей жизнью веяло только от деревьев, качавшихся за окнами.

— Вы совсем ничего не видели в ту ночь? — спросила я.

Стефани покачал головой.

И не слышали? Совсем ничего, Стефани? Я не имею в виду позднюю ночь. В любое время после половины десятого?

Нет.

Может что-то поразило вас, что-то необычное или даже страшное?

Никто из них не ответил. Их ошеломил мой допрос. Осанка Картера стала еще более строгой. Стефани часто-часто заморгала, будто не верила своим глазам. Но они были слишком хорошо воспитаны, чтобы сердиться на такого нелепого человека, как я. А я не была достаточно хорошо воспитана, чтобы не говорить на эту тему.

Картер, а когда ты вернулся домой в тот вечер?

Чуть позже одиннадцати. Но я ничего не видел. И не слышал.

— А ты была дома весь вечер, Стефани?

— Нет. Я была на собрании садоводов. Помнишь?

— Да. Верно.

Я думаю, я приехала домой в десять, в половине одиннадцатого. Но я тоже не видела. Извини, Рози.

Хорошо. Теперь вопрос к вам обоим. Как вы добрались домой?

На машине, — ответили оба не совсем в унисон.

— Понимаю. По Лайтхауз Пойнт-лейн и потом вверх по Хилл-роуд?

Это самый прямой путь, — сквозь зубы сказал Картер.

А когда вы проезжали то место, где все паркуют машины, когда играют у вас в теннис, вы там ничего не заметили? Каких-нибудь других машин?

Картер покачал головой.

Там, где они нашли машину Ричи, — уточнила Стефани.

Именно. Когда я шла к вам, полицейские снимали отпечатки шин. Я полагаю, там могли быть и другие машины.

А что полагает полиция? — спросила она.

Они говорят, что следы, возможно, были оставлены раньше. Или оставлены полицейской машиной, заметившей отражение от фар машины Ричи и решившей проверить, что там.

Я ничего не заметила, — сказала Стефани. — Мне очень жаль. Мне следовало быть более бдительной.

Да тебе и не следовало ничего искать. Успокойся, Стефани, не расстраивайся.

Она опять прочно уселась в кресло. Она была обескуражена.

— Продолжим, — сказала я им. — А что полиции было нужно сегодня?

Картер уставился на Стефани. Боже, как он хотел уйти! Он считался самым близким другом Ричи, а это означало, что они были постоянными партнерами по теннису и другим развлечениям. Ричи говорил, что они любили беседовать по душам. Зная и того, и другого, я понимала, что это могло означать: они делятся друг с другом самыми тайными финансовыми планами того времени, когда не надо будет уже укрываться от налогов. Картер по-своему заботился о Ричи.

И похоже он верил в то, что это я убила Ричи. Он не мог дождаться, чтобы уйти. Руки лежали на коленях, готовые в любой момент хлопнуть по ним, чтобы встать.

У него были короткие толстые пальцы, скорее, пальцы художника, а не хирурга, выполнявшего деликатные операции.

— Полиция хотела знать о ваших взаимоотношениях с Ричи, — сказала Стефани. — Были ли у вас серьезные ссоры. Они ищут повод для физического насилия с твоей или с его стороны. Что могло бы спровоцировать дальнейшее. Правильно, Картер?

Он кивнул. Еле-еле.

— Знаешь, Рози, — продолжала она, — когда они разговаривали с Картером, я сказала, что мне надо посмотреть тесто. И я пошла составить тебе этот список. Я спрашивала всех, с кем говорила по телефону, кто имел дело с судом, кто лучший.

Был уже восьмой час. На улице темнело.

— Я позвоню им завтра.

— Доверься своей интуиции, — своим победным голосом капитана команды по хоккею на траве сказала Стефани и возбужденно добавила. — Я должна быть с тобой, когда ты будешь звонить… Нет, лучше, если бы я пошла с тобой…

Она никогда не доканчивала фразу.

Картер схватил ее за руку и потащил из кресла с такой силой, что разорвал рукав ее черного платья. На ее крупном прекрасном лице появилось выражение полнейшего недоумения, когда она увидела свое голое плечо.

— Мы уходим отсюда! — заорал он и подтолкнул ее к двери.

Была ли она потрясена его поступком? Или была довольна, что ее выталкивают, освобождают от моих ужасных неприятностей, от меня самой?

Стефани, — позвала я.

Забудьте нас, — закричал на меня Картер перед тем, как уйти совсем. — Не звоните и не приближайтесь к нам никогда!

Это должно было ошеломить меня. Но этого не случилось. Мое отчаяние было настолько сильным, а мой ужас настолько глубоким, что обращение со мной как с сущим дьяволом создателя самых великолепных физиономий в Нью-Йорке уже не могло задеть меня ни на йоту. Я совершенно забыла о нем, когда Бен, ссутулившись, тяжелой походкой вошел в комнату.

Нам надо поговорить, — сказала я.

Я зашел только пожелать доброй ночи.


Но ведь еще нет и восьми часов.

Мам, я так измотан.

Он избегал смотреть в мою сторону.

— Бен, послушай. Поверь мне про бабушку. Как бы ты не определял ее болезнь с медицинской точки зрения, она просто выжила из ума. Ты же понимаешь это?

Он равнодушно пожал плечами, стараясь спросить как можно небрежнее, как мог сделать только его брат:

А как насчет мистера Дрисколла?

Это прошлое. Мы вместе росли. Жили в одном многоквартирном доме. Мы дружили, когда были детьми, а когда пошли в школу, виделись уже редко.

Он ждал. Я должна была прояснить ситуацию.

Позже мы заходили друг за другом, когда собирались идти в библиотеку. Нам было о чем поговорить, — я изучала потолок, пытаясь подобрать подходящие слова, но не могла. — Бен, тебе уже двадцать четыре.

И что?

Ты должен понять. Мистер Дрисколл и я были влюблены друг в друга. И занимались любовью.

И бабушка застала вас? — он улыбнулся. Загадочно. Восхищенно.

Да. Однажды она застала нас. После этого мы стали осторожнее. Так или иначе наши отношения продолжались до тех пор, пока он не поступил в колледж. И никаких трагедий. Никаких серьезных чувств. Мы легко расстались, здоровались во время каникул, но у каждого была своя личная жизнь. И я никогда не встречалась с ним до тех пор, пока он не стал важной шишкой. Он сделал себе состояние, работая в одном частном банке. Затем он ушел оттуда и начал инвестировать убыточные компании, помогал им, а затем продавал их за бешеные деньги. И вот именно тогда я позвонила ему и пригласила на обед.

И позвала его в светлую даль?

А что мне было терять? Мы оба были женаты. Все было очень просто. Ничего забавного, потому что из доброго и замечательного человека он превратился в чопорного и холодного. Зато он стал нашим клиентом. Мы четверо сошлись по случаю, и он никогда не вспоминал прошлое. Он вел себя так, будто я была провинциальной женой его делового партнера, чем я и была на самом деле. Больше, чем вежливо, и меньше, чем дружественно.

А отец знал про тебя и мистера Дрисколла?

Он знал, что в детстве мы были друзьями. Это все, что ему требовалось знать.

А отец и миссис Дрисколл?

Они стали хорошими друзьями. В основном — телефонными. Я думаю, что они общались почти ежедневно, и думаю, что отец не спал с ней. Она ввела его в новую жизнь и в новое общество в Нью-Йорке.

Улыбка сползла с лица Бена. Его атлетические плечи вздрогнули.

Я помню, у нас была такая счастливая семья.

Она и была. Только последние несколько месяцев…

Мам, ты думаешь, что на следующий день после юбилея он проснулся и просто решил, что ему надо уйти?

Ты обвиняешь меня?

Я устал, — он попытался встать.

Это не моя вина, черт подери! Всегда говорят: «Для танго нужны двое» и все эти избитые фразы про женщин, которых потом просто выбрасывают. Но я, почему я должна отвечать за все его измены и за то, что он оставил меня?

Бен уходил. Я бросилась вслед за ним через две большие комнаты.

— Бен, скажи, что такое ужасное я сделала, что жизнь моя совершенно разбита и в придачу я должна еще отправиться в тюрьму?

— Я не знаю, что ты сделала, мам, — сказал он очень мягко. Он повернулся спиной и вышел.

Когда в моей жизни происходили беды — выкидыш через два года после Алекса, смерть отца от рака, даже уход Ричи — я считала, что все это тяжелые, но неизбежные потери. Эмбрионы могут погибнуть, родители умереть, мужья уйти. Я понимала, что от несчастий нет страховки. Теперь мне предстояло попасть в тюремную камеру шесть на восемь футов. Не знаю почему, но я не представляла себе окон с решеткой, психопатку-сокамерницу, а только грязный без сиденья туалет. Эта картина настолько ужаснула меня, что мне захотелось упасть и никогда больше не вставать. Я хотела умереть. Я попыталась вспомнить, сколько таблеток снотворного у меня осталось в пузырьке. Но внутри у меня уже все умерло, и я даже не могла подняться наверх за дополнительной порцией.

Это был какой-то кошмар! Мое тяжелое состояние усилилось еще от того, что никто не мог и не хотел мне помочь. Даже мой собственный ребенок, плоть от плоти — и тот мне сказал: «Я не знаю, что ты сделала, мама».

Слава Богу, он только выразил сомнение, а не обвинил окончательно. Но как он мог? Неужели всем настолько легко совершить убийство, что мы охотно принимаем версию, что кто-то из нас может спокойно выхватить нож и вонзить его в человека, еще недавно горячо любимого? Или что это могу сделать я? Или что-то во мне есть такое, что заставило моего собственного сына, учителей, с которыми я проработала восемнадцать лет, моих ближайших соседей поверить, что я способна отнять у человека жизнь?

Или случайные обстоятельства настолько против меня, что заставляют поверить в это даже самых разумных людей.

Я наклонилась вперед, чтобы закрыть лицо руками, но неожиданно вспомнила, что оставила Алекса задремавшим в библиотеке. Надо проверить, не забылся ли он слишком тяжелым сном под действием таблеток? Я вела себя глупо, как молодая мать с новорожденным младенцем. Я немедленно решила проверить, дышит ли он? Он дышал. Щека была теплой. Прядь темных волос упала на лицо. Я отвела ее. Он заморгал, открыл глаза и сказал:

Привет, ма!

Ты в порядке, Алекс?

В порядке, — пророкотал он.

Все ушли. Не хочешь подняться наверх и лечь?

И здесь хорошо, — до того, как он закончил фразу, его глаза закрылись опять.

Я люблю тебя, Алекс.

Я тоже, ма, — пробормотал он.

Что будет с ним, если меня не будет рядом? Потом я сформулировала вопрос более точно: как Алекс переживет смерть отца, обвинение его матери в убийстве и заключение ее в тюрьму?

Поднимаясь по большой лестнице в спальню, я все больше приходила к убеждению, что мне не следует пускать все на самотек, как бы мне этого ни хотелось. Как я могла поверить, что суд присяжных оправдает меня, если мне хватит одного пальца одной руки, чтобы сосчитать тех, кто верит мне — Касс.

Бог знает, зачем я вошла в комнату Алекса. Трусы, рубашки, носки, книги, раздавленные банки из-под содовой, газеты с сообщением об убийстве Ричи, коричневые огрызки яблок, листы с музыкальными набросками в беспорядке валялись на полу. Я осторожно прошла между чехлом от гитары и рюкзаком. Ничего. Наконец я нашла пузырек с большими белыми таблетками в кармане джинсов, которые он носил дома. Обычный коричневый пузырек для витаминов, но, разумеется, без этикетки. Раньше я говорила себе, что ему уже двадцать один и он достаточно взрослый, чтобы совершать свои собственные ошибки, что моя забота о нем только оградит его в дальнейшем от реальной жизни. Я пошла в ванную, выбросила таблетки в унитаз и спустила воду.

Я не сомневалась, что Алекс найдет что-нибудь другое, чтобы снять мучительную боль, но я бы хотела, чтобы он что-то почувствовал, когда мы будем прощаться. Страдание. Гнев. Я бы не хотела, чтобы он писал блатные песни, что Па получил ножом в брюхо, а Ма получила срок и отбывает его в тюремной библиотеке. Я бы хотела, чтобы Алекс проявил хоть какие-нибудь эмоции.

Я никогда не думала, что с удовольствием буду вспоминать то время, когда он был школьником. Злой. Целеустремленный — пусть только в том, как он бросил вызов родительской власти — нашел выход, когда Ричи установил на его окне датчики. Он спустился по спасательной лестнице и сбежал со своим другом Денни и ребятами из его группы. Я сумела бы использовать этого злого молодого человека и привлечь его на свою сторону, особенно с таким умом, каким отличался его отец.

Я посмотрела на разбросанные вещи, на одежду, щипчики для ногтей и гель для волос, валявшиеся на кресле, на беспорядок, который он устроил в комнате всего за двадцать четыре часа. Я перестала питать иллюзии. Он был мой сын, а не герой детектива. Я сбросила его грязную футболку и остатки попкорна с кровати и уселась на это место. Что было потом? Не помню. Может, я молилась, и получила утешение? Когда же я поднялась, я почувствовала сердцем, что через месяц, год, десять лет с Алексом все будет в порядке.

Я почувствовала большое облегчение и снова уселась на его кровать. Посмотрела в окно. Там сверкала серебряная луна, мерцали звезды. Я пошарила ногой по ковру,

затем под его кроватью. Она была здесь. Спасательная лестница длиной в двадцать футов.

Теперь я знала, что я должна спасти свою жизнь.

Глава 9

План. Мне нужен был план побега.

Я покачала головой: слишком торжественно. Похоже на шутку.

Деньги. Я не могла убежать далеко без денег. Мне нужно было место, где я смогла бы остановиться, деньги на дорогу, еда. Во всех моих сумочках я наскребла что-то около тридцати долларов с мелочью. Я добавила еще восемьдесят из своего бумажника. Есть еще чековая книжка, однако уже с завтрашнего утра и до конца следствия компьютер заморозит все мои счета. То же самое и с кредитной карточкой.

На мой последний день рождения Ричи подарил мне кольцо с сапфиром размером с маленькую сливу. В лихо закрученных детективах героиня всегда предлагает частному сыщику в оплату его услуг какую-нибудь маленькую безделушку, на что он всегда отвечает: «Ладно, детка, забудь об этом». Такой является жизнь для восемнадцатилетних блондинок. Но если они могут оплачивать свои просьбы драгоценностями, то почему не могу я?

Затем я спросила себя: чего ты добьешься тем, что сбежишь?

И ответила: может, ничего. Может, это такая фантазия, просто жалкая забава для тех, кому некуда бежать.

Переодевание. Немного грима. Успокоительное. Я схватила пузырек и прижала его к груди, как бальзам для страдающей души. Но успокоить себя могла только я сама. И если у меня осталась хоть какая-то надежда снасти свою жизнь, я должна стать решительной. Я не могу позволить себе впадать в отчаяние при каких бы то ни было неприятностях.

Мои колебания продолжались ровно три секунды, после чего я утопила свои таблетки в туалете.

Я бегала по спальне в поисках зубной щетки и твердила себе: «Этот план обречен на неудачу. Забудь о нем. Иди спать. Я в высшей степени напряжена, а все мое успокоительное, которое было в доме, растворилось в воде унитаза».

Я сказала себе: убийство Ричи не было случайным. Я искренне в это верила. И чтобы мне оправдаться, я должна найти того, кто это совершил. Однако это не детективный роман Джона Диксона Карра, где все распутывается уже в предпоследней главе. Поскольку поймать убийцу вряд ли возможно, то мне, по крайней мере, необходимо выяснить, что происходило в жизни моего мужа в последние несколько лет. Необходимо предложить Гевински альтернативу. Единственное, что я могу — узнать, что Ричи делал, видел, думал. Он переехал в город на самом деле значительно раньше, чем покинул меня, и я должна последовать туда по его стопам.

Ветер завывал, как в дешевом фильме ужасов — у-у-у-у-у — от него дребезжали стекла. Холодная ночь — предвестник зимы. Я думала: как одевается человек, скрывающийся от правосудия. Я была твердо убеждена, что одежда должна состоять из джинсов и черного свитера. Но если я хочу попасть в мир Ричи, то мне следует одеваться, как и всем остальным там, — дорого. Я подошла к шкафу и вытащила твидовые французские слаксы темно-серого цвета. Мне они казались потрясающе модными. Шелковую блузку. Светло-серый кардиган, который я покупала вместе с Кэрол, и низкие кожаные ботинки. Все необходимое я сложила в очень красивую сумку из страусовой кожи, которую я купила через месяц после того, как мы разбогатели, и за два года до того, как я стала бороться за права животных, спасая их от детей моего показательного класса.

Я выключила свет в холле. Ступая как можно тише, я вошла через приоткрытую дверь в комнату Бена. Вымпелы и полки со спортивными наградами соревновались за место на стене с портретами различных деятелей науки. Уже в колледже он повесил последний, молодого Эйнштейна. Никаких рок-звезд и политических лозунгов.

Я прошла дальше и остановилась в дверях комнаты Алекса. Конечно, я была напугана всем, что произошло и может еще произойти, но я отдавала себе отчет, что меня охватывает ужас только тогда, когда я начинаю прислушиваться к собственному прерывистому дыханию.

Комната Алекса все еще была пуста. Он проспит в библиотеке до полудня, если кто-нибудь не разбудит его резким и требовательным: «Скажи, где твоя мать!» Я проскользнула в его комнату, закрыла дверь и села на жесткий матрац его узкой подростковой кровати.

Это слишком опасно, говорила я себе. А что, если Алекс проснется и поднимется наверх? Ты что, хочешь, чтобы он выбирал между тобой и законом? Я понимала, что шансы мои близки к нулю, и чтобы успокоиться, начала считать бананы — один банан, два банана… Я дошла до трехсот — ничего! Надо заметить, что это было наиболее скучным занятием, конечно, после разговоров с «Подозрительной» об аллергии.

Кругом тихо. Алекс не поднимается. Я выглянула в окно. Полицейских я не увидела, хотя знала, что двое у входа в дом и еще двое в машине в конце аллеи. Я вытащила лестницу из-под кровати. О, Боже! Цепи, скреплявшие ступеньки, заскрежетали, как дух Марлея. Я замерла. Ни окрика, ни полицейского свистка. Сантиметр за сантиметром осторожно и легко я открыла окно.

«Не делай этого, — предостерегала я себя. — Ты сделаешь только хуже. Они скажут, ты смылась, потому что виновата. Невиновный не сбежал бы. Они поймают тебя. Ты знаешь, что они поймают тебя».

«Пусть поймают, — отвечала я себе. — И что они смогут сделать? Добавить пару лет к приговору? Когда тебе шестьдесят пять или семьдесят пять, какое значение имеют год или два. У меня будут вставные зубы, седые волосы на лобке и никаких надежд. Так, действуй!»

«Это бессмысленная затея, — говорила я себе. — Ты — законопослушная гражданка».

И ответила: «Они потащат меня в тюрьму. Лучше я смоюсь отсюда».

«Нет, подожди, — покачала я головой. — Ночь только наступила. Все эти бойкие голубоглазые полицейские, которые ведут наблюдение, еще достаточно бдительны. Часа через два они захотят спать».

Я улеглась. Подушка Алекса пахла его гелем для волос и арбузом. Я очень устала и знала, что могу заснуть. Но если я позволю себе вздремнуть — можно и не проснуться! Я заставила себя лежать с широко открытыми глазами и не спать, а читать вслух все стихи, которые еще помнила. Для начала дюжину сонетов Шекспира. От него я перешла к Эдриенн Рич, затем к романтическим одам и к Элиоту. Но «Дуврский берег» я декламировать не стала.

Однажды поздней ночью, через несколько месяцев после нашего переезда в Галле Хэвен, убедившись, что мальчики уснули, мы с Ричи выскользнули из дома и занимались любовью прямо на берегу. Великая любовь должна быть отмечена: я декламировала «Дуврский берег». Ричи обнимал меня и гладил по голове.

В одиннадцать вечера я закрепила металлические крючки за подоконник и спустила — по возможности, аккуратно — лестницу вниз. Однако удар металла о кирпич был неожиданно громким. Каждый скрежет заставлял мое сердце трепетать от страха, не помогал даже лай собаки вдалеке. В конце концов, наступила тишина.

Я села на подоконник. Медленно перебросила ноги наружу, и они коснулись кирпича. Через шерстяные носки я почувствовала его холод. Я вцепилась в край рамы с такой силой, что наверняка оставила там свои вдавленные в дерево отпечатки пальцев. «Не смотри вниз», — приказывала я себе. Но, конечно, я посмотрела вниз. Лужайка зияла черной щелью, похожей на вход в чистилище. Я зажмурилась и подумала о жизни. Цепь позвякивала на ветру. Я заставила себя подумать о лестнице и о том, что я буду делать после побега.

Так или иначе, я поставила одну ногу на ступеньку, потом другую. О, Боже, как она неустойчива! Лестница качалась из стороны в сторону. Костяшки пальцев царапались о кирпич. Даже в темноте я почувствовала, как они кровоточат. Но от этого никто не умирал. Вперед! Еще одна ступенька. Усики плюща касались моих запястий. Еще ступенька. Больше я не могла. Руки дрожали. Если я упаду… Я представила свое распростертое тело, переломанные руки и ноги, череп разбитый, как сваренное всмятку яйцо.

Нет. Я не могла больше. Я начала карабкаться наверх, в дом. Но как только я поднялась на одну ступеньку, крючки, державшие лестницу, издали звук протеста, готовые сорваться. Я повисла бездыханная. Пальцы онемели. Если я не смогу подняться, как мне быть? Я снова начала спускаться. Я не хотела смотреть вниз, потому что боялась увидеть четверых полицейских с направленными на меня пистолетами.

Но все же взглянула. И не поверила своим глазам! Почти у цели. Еще шесть, семь футов — и все. Черный газон превратился в мягкую траву. В этот последний момент я уже не думала о сыновьях, я не думала о матери — я становилась свободной. Я думала о своих студентах. Быстро про себя я попросила у них прощения и понадеялась, что кто-нибудь из них найдет у меня на столе их сочинения, лежавшие под пресс-папье Дейта Ассошиэйтед с девизом «Знание — сила», и отнесет их в школу. И у Адама Готфрида, когда он узнает, что получил «отлично», не будет очередного приступа колита. Тут моя правая нога коснулась земли.

Была ли это собака Баскервилей или гигантская немецкая овчарка, принадлежавшая полицейскому управлению округа Нассау, но она мчалась прямо на меня. Она лаяла так громко, что могла разбудить даже мертвого — только не Ричи.

Могу ли я убежать? Как раз в тот момент, когда она была настолько близко, что я слышала ее шаги, я остановилась. Собака приблизилась ко мне.

— Хороший мальчик! — пролепетала я истерично и взглянула на нее. — Девочка!

Собака рычала слишком громко.

Когда я обучала своих собак, Ирвина, который умер в августе, и Блоссома, то читала, что, если собака угрожает вам, надо встать спокойно. Не бежать. Если же она проявляет желание вцепиться вам в горло, попытайтесь завопить, лучше до того, как она вопьется вам в глотку.

— Джаус! — позвал мужской голос.

Казалось, голос раздался от лестницы, которая вела к берегу, но ветер еще продолжал шуметь, и я не могла точно определить направление.

— Джаус!

Ветер донес звук, и только тогда собака услышала и залаяла в ответ.

— Хороший Джаус, — прошептала я.

Собака подняла голову и уставилась на меня.

— Что за прекрасная собака! Такая умная собака! — бормотала я, как только могла нежно. — Пре-е-екрасная. Умная.

Я молилась, чтобы она не унюхала кровь у меня на пальцах и не решила укусить. Несмотря на ее огромные размеры, лапы у нее были не очень мощные — она только вышла из щенячьего возраста. Только ее молодостью — видимо, ее только взяли в школу полицейских собак — можно было объяснить то, что она перестала лаять.

— Иди ко мне, — настойчиво повторяла я с энтузиазмом лунатика. — Давай погуляем.

Я сделала два шага в сторону от дома. Сейчас клыки Джауса вонзятся в мою плоть… Но, о, чудо! — она встала рядом со мной. Думаю, оттого, что ветер донес еще один окрик «Джаус!», собака не разорвала меня на части.

Я бросилась в лесок, разделявший владения наши и Тиллотсонов. Идти было трудно. Пробираясь между кочками и виноградными лозами, я поцарапала лодыжки, будто я ползала по узкой пещере. Собака была рядом. Было так темно, что я не заметила, как уперлась в баррикаду из поваленных деревьев и ветвей высотой почти до пояса. Я сделала несколько шагов в сторону на ощупь, пока не нашла дорогу, чтобы обойти препятствие.

Собака остановилась! Каждый мой последующий шаг она сопровождала рычанием, но дальше не двигалась из-за корней поваленных деревьев.

— Давай, Джаус! — приказывала я. — Ты можешь преодолеть это.

Я понимала, что собака хотела следовать за мной. Поджав задние ноги, она пыталась перепрыгнуть через непроходимые завалы корней. Она вытянула шею и завыла. Я почувствовала к ней такую жалость, что готова была вернуться, но затем сказала себе: «Одумайся. Это не кино про животных». И стала пробираться через лес без собаки, темной ночью, одна.

Пока я шла, мне в голову лезли разные мысли. То я боялась наткнуться на полчища крыс. То — на щеголевато-счастливых полицейских. То — на ядовитый плющ. Заросли грубой крапивы обожгли мне шею, оставив вздутые рубцы. Крапива зацепилась за отвороты моих твидовых брюк и потащила меня назад. Я боролась, подпрыгивая, как сумасшедшая ракета, четыре, пять, шесть раз. Наконец я освободилась.

Собака яростно лаяла там, где я ее оставила. Откуда-то, может, со стороны лужайки, я услышала голоса. Они искали Джауса или уже знали, что я сбежала? Я двигалась, не оглядываясь. Я не знала, скрыла ли ночная темнота спасательную лестницу или она блестит при свете звезд на фоне кирпича и плюща. Слишком поздно думать об этом. Я с трудом пробиралась сквозь заросли по скользкой от гниющих листьев земле. Мне надо идти вперед. Но у меня просто не осталось сил. Я не могла больше двигаться и прислонилась к молодому слабому деревцу. Я так взмокла, что блузка прилипла к спине и животу.

Пальцы больше не дрожали— они просто онемели. Я постояла немного. Внезапно мысли мои прояснились. Я поняла, что произошло два важных события. Первое — собака перестала лаять. Возможно, она выбралась из чащи и уже пускает слюни у брюк своего хозяина. Ни воя, ни лая и — что лучше всего — никаких голосов. Второе — я ушла так далеко, что как раз передо мной за деревом то место, где Ричи оставил свою машину. Я находилась в двадцати футах от дороги.

Мой план состоял в том, чтобы добраться до Манхэттена и, затерявшись в толпе, пробыть там некоторое время и провести кое-какие расследования. Но какие именно? Тут я поняла, что четко я продумала только одно: что положу в свою сумку.

У меня не было настоящего плана побега. Куда я намеревалась бежать? Как? Именно в этот момент лучи фар осветили дорогу, которая вела от моего дома к дому Стефани. Я бросилась на землю. «Не сходи с ума, — успокаивала я себя. — Это, должно быть, кто-то из соседей возвращается домой с ужина или из театра». А сколько прошло — пятнадцать минут? — с момента моей встречи с собакой, когда она сорвалась с поводка и бросилась ко мне. Для полиции достаточно, чтобы понять, что что-то произошло. И мне следовало понять, что фары движутся с такой скоростью, с какой едут полицейские на поиски сбежавшего преступника. Их сейчас, наверное, полно в усадьбе, да и во всем Шорхэвене. Что мне делать? Куда идти? Фары приближались. Я не могла идти вперед — меня увидят. Значит, надо пробираться назад, через лес. В этот момент я почти не была испугана, меньше во всяком случае, как если бы я столкнулась с дьявольскими глазами енота или дикой кошки.

В конце концов я вернулась к Галле Хэвен. Я уже различала лестницу, спускавшуюся из окна Алекса и отливающую в темноте серебром. Продолжая скрываться за деревьями, я обогнула дом и лужайку и добралась до фасада. Полнейшая тишина. Ни полицейских, ни машин. Ни даже собаки. Где все? Ждут, чтобы пристрелить меня, когда я выйду из леса на гравиевую дорогу. Нет, поняла я. Их просто нет здесь. Они были там, где бы я хотела — они искали меня у дороги.

Как я догадалась? Я не эксперт. Я читала романы Эда Мак-Бейна и некоторую научно-криминалистическую литературу, но не была знакома с тонкостями настоящей полицейской процедуры. Однако я читала достаточно, чтобы знать: если они догадались, что я сбежала, то не бросятся искать меня все вместе, оставив дом без присмотра. Где-то рядом должен быть хоть один полицейский. Позади дома, чтобы успеть добежать до лестницы? Ходит вокруг дома? Внутри?

Нет, только не внутри. Дом все такой же темный, каким я его оставила, если, конечно, они не обладают инфракрасными выпученными глазами, как в фильме «Молчание ягнят». Скоро кто-то с полицейским значком вернется опять к фасаду, и я вынуждена буду скрыться в лесу, пока они не начнут его прочесывать.

Я изучала Галле Хэвен, как никогда за все годы, что жила в нем. Что это даст мне? Прекрасная изящная кирпичная коробка с покатой шиферной крышей. Там никакой помощи. Крытая галерея, выложенная из того кирпича, что и дом, с тремя небольшими арками, имитирующими величественный парадный вход. И там негде спрятаться! С левой стороны дома, где кухня, галерея ведет в гараж на три машины. Гараж! Могу использовать его? Уехать? Через секунду я неслась через открытую лужайку. В голове у меня не было ни одной мысли, но когда я оказалась там и увидела джип Бена с пенсильванским номером, я поняла, что это шанс. На четырех колесах по лесу, вдоль берега. Вот это побег! Если не считать, конечно, что у меня не было ключа. Как пожалела я, что вместо того, чтобы без всякой пользы тратить время на тригонометрию, я не провела его с бруклинскими мальчишками и не научилась заводить машину без ключа. Итак, у меня был еще выбор: или ползти через подстриженные и ухоженные сады Шорхэвена, вокруг качелей и лужаек для пикников, далее вниз по Мейн-стрит к железнодорожной станции Лонг-Айленда — или взять красный «сааб», который был хорошо знаком следившим за мной полицейским.

Ну, все готово. Я оставила дверь чуть приоткрытой и включила зажигание «сааба». Большие ворота медленно поднимались вверх, будто больные подагрой. Слишком громко! Я подала машину задом, закрыла дверь гаража и приоткрыла окно. Тишина. Я включила скорость и под шуршание гравия поехала по аллее. Я насмотрелась достаточно детективных фильмов, чтобы не включать фары. Однако в них не показывали, что, когда на темной, но знакомой вам дороге возникает помеха, вы узнаете об этом только по резкому удару о бампер. На этот раз это было дерево. Какой шум! Громче, чем полицейская машина.

Точно. Вдали послышался голос. Я не могла разобрать, хотя было похоже на «Потато!» Весьма подозрительно. Я повернула обратно. Пытаясь высвободить машину, я сумела, наконец, развернуться в нужном направлении. Доехав до конца аллеи, я вновь услышала: «Потато!» Голос звучал слабее. Я поехала дальше в полной темноте.

На Анкоридж-лейн полицейских не было. И, поскольку я выбралась из Шорхэвена кружным путем, теперь я могла продумать маршрут: по Санди Нук-драйв вниз, мимо богатых усадеб, затем вверх по Зефир-корт, по хорошо знакомым мне улицам я добралась до стоянки машин лютеранской церкви Христа Спасителя. На параллельных улицах я видела зажженные фары машин — но не полицейских.

Без десяти двенадцать я свернула к банку Марин Мидлэнд и вставила карточку на получение 300 долларов наличными. Полицейская машина с огромным значком на двери проехала мимо. Она даже не затормозила, чтобы посмотреть, в чем дело. На экране загорелась надпись: «Ваш заказ выполняется, Рози Мейерс». Совершенно очевидно, автомату еще не было известно, что Рози Мейерс стоит номером первым в списке лиц, интересующих полицию округа Нассау, потому что через минуту автомат выплюнул пятнадцать двадцатидолларовых банкнот.

Мне бы хотелось написать про погоню, но ее не было. Отъехав от банка, я включила фары и узкими улочками выбралась из Шорхэвена. Я направилась на восток, минуя Манхэттен, через деловой квартал Глен Коув, вдоль берега и попала в другой деловой квартал нижнего Порт-Адамса. Было пять минут первого. Уже начался следующий день! Я остановилась у автомата другого банка и взяла еще триста долларов. Затем я оставила машину у пирса. Полиция решит, что я прыгнула в воду, и ближайшие день-два будет прочесывать весь залив.

В порту, в двух минутах от места, где я оставила свою машину, я нашла незапертый грузовик-пикап. Я уселась на место водителя и задумалась. Прежде всего, я должна забыть о том, что я учитель английского языка. Кто же я тогда? Поскольку подозрение в убийстве — полнейшее дерьмо, а не род занятий, я должна вжиться в новую роль: детектива. Во-вторых, мне нужен список подозреваемых лиц. Я пыталась создать список в стиле Эркюля Пуаро, из большого числа явно одержимых жаждой убийства типов, но в голову мне приходило только два имени: Митчел Груен, у которого действительно была причина ненавидеть Ричи, и Джессика, у которой, как мне известно, причины не было, но я включила ее в свой список, потому что мне очень хотелось, чтобы она была виновна.

С Джессикой у меня возникла проблема: мое последнее появление на Грейси-сквер не вызывало бури оваций. И было бы опасно повторять этот номер на «бис». Кроме того, ее любящий папочка, вероятно, наймет личную охрану, узнав, что я дала волю рукам. Возможно, я встречу Гевински и его полицейского в бордовом пиджаке в ту самую минуту, как только моя нога ступит в ее дом.

А как насчет Митчела? Как я могу наладить контакт с человеком-отшельником, заказывающим обед по факсу, чтобы только ни с кем не общаться?

С кем я могу поговорить? Кто мог знать о похождениях Ричи? Ходжо Дрисколл, несомненно! Том? Нет. Для него Ричи, вероятно, просто партнер по бизнесу. Картер Тиллотсон? Вполне возможно. Они раз в полгода регулярно встречались на обедах, но я сомневаюсь, что у него появится желание поговорить со мной в Манхэттене после того, что произошло в Шорхэвене. Сестра Ричи Кэрол, этот экспонат из музея восковых фигур? Она может знать кое-что, но не так много, а я должна подходить к выбору собеседника осмотрительно. Любой, с кем я разговариваю, уже представляет для меня потенциальную опасность. Даже если никто не попытается остановить меня, угроза моей свободе возрастает. Вопросы, которые я буду задавать, и полученные мною ответы помогут понять полицейским, где я появлюсь в следующий раз.

Пора в путь. Я никогда не ездила на машине в Порт-Адамс. Причудливый городок с хорошим рыбным рестораном — я ездила туда поездом. Туда из Шорхэвена ведет железнодорожная линия, и эта линия всегда полным-полна полицейских. Однако есть еще другая ветка, начинающаяся на двадцать миль восточнее, в графстве Суффолк, которая также проходит через Нассау и заканчивается в Манхэттене. И только это — мой шанс! Однако как только я схватилась за ручку дверцы грузовика, я

поняла, насколько выгоднее мне будет уехать более поздним поездом, и что я потеряю, топая пешком по провинциальным улицам. В половине второго ночи я добралась до железнодорожной станции и села в поезд, отходивший в час сорок три до Пенн-стейшн.

Я еще полчаса чистила свою одежду от колючек и веточек. Закончив, я задремала, но с ужасом проснулась от звука сирены. Пока я спала, я видела во сне их: Джессику и Митчела.

Я купила на станции «Тайме» и «Ньюз Дей»: и уселась в поезд, отправлявшийся в шесть тридцать две, вместе с пассажирами, имевшими льготные билеты. Как и они, я уткнулась в газеты, но читать не могла.

С тех пор, как Ричи покинул меня, я все время пыталась понять, насколько сильно я любила его и насколько сильно он любил меня, если вообще любил. Как он мог изменить мне? И если у него были интрижки на стороне, почему он не мог продолжать заниматься этим тайно, как многие другие мужчины, и возвращаться потом домой? Мы могли стареть вместе. Как же мало я знала его после стольких лет, если была так ошеломлена, когда он сказал мне про Джессику? Знала ли я его вообще? Или наше супружество было лишь страстным сексом, дружеским общением и интересом к двум детям — Бену и Алексу?

Я вспомнила Джессику в пене серого шелка на похоронах. Потрясенную. Печальную. Она заставила всех считать себя вдовой Ричи, сидевшей в одиночестве.

В одиночестве? Подождите-ка! А где ее отец? Два дня назад он был с ней, в халате Ричи. Боже мой! Совершенно ясно, что он был с ней всю ночь, что он обнимал ее и был ее защитником. И как же случилось, что в самый трагический момент жизни дочери вместо того, чтобы быть рядом с ней на похоронах почти мужа, он смылся? Для такого заботливого типа это совсем не по-родственному.

Он вовсе не папочка Джессики. А если нет, то кто же он, черт побери?!

Глава 10

Подозрение в убийстве опускает по социальной лестнице вниз.

Спасательная лестница хорошо выделялась на фоне увитой плющом кирпичной стены Галле Хэвен. На первой странице «Дейли Ньюз» это выглядело очень впечатляюще. Моя фотография, помещенная рядом, была несколько расплывчатой. Волосы были слишком короткими. Этот стиль я пробовала прошлой весной — хотела выглядеть более естественно, но допустила ошибку. Конечно, Ричи оставил меня не из-за этой прически, но она, безусловно, способствовала принятию такого решения.

Меня было легко узнать по этой фотографии — подбородок вверх, глаза прищурены, я смеялась так, что был виден кончик языка. Кто-то из «Дейли Ньюз», видимо, очень торопясь, нашел это фото в календаре. Я была советником литературного журнала для школьников «Калейдоскоп» и стояла на фотографии рядом с блистательной Станковиц, редактором журнала, надоедливой интеллектуалкой, которая проводила почти все свое время в кафетерии, демонстративно читая дневники Вирджинии Вульф. Фотограф гаркнул: «Улыбайтесь!», и я чуть-чуть переборщила. Вентиляция на Пенн-стейшн была отвратительной, и запах человеческих тел перемешивался с запахом сосисок. Но меня поразил не запах, а то, что тысячи пассажиров раскупали «Дейли Ньюз» с явным интересом. «Бегство бывшей жены убитого миллионера из охраняемого полицией особняка», — гласил подзаголовок. Добрые горожане были увлечены.

Именно в этот момент, глядя на свою широкую улыбку в поезде, который набирал скорость, я разработала примерный план действий. Мне надо было снять комнату в гостинице, где можно было вздремнуть, плотно позавтракать, освежиться и заняться настоящим расследованием. Начитавшись романов Стаута, я видела себя уже чуть ли не экспертом Главного полицейского управления Нью-Йорка. На деле же, полицейские Нью-Йорка, конечно, объединят свои усилия с коллегами из Нассау — скорее всего, моя фотография уже разослана по всем гостиницам, аэропортам, может, и железнодорожным станциям в окрестностях Нью-Йорка.

Мне показалось, что высокий мужчина, который быстро шел в потоке пассажиров, сжимая в руке «Уолл-Стрит джорнел», увидев меня, собрался закричать, но я быстро поднялась на другой пролет лестницы и свернула на пешеходную дорожку.

Сковородка в кафе, куда я зашла позавтракать, выглядела так, будто ее не мыли со времен прихода к власти администрации Картера. Мне это было особенно заметно, так как, разбогатев, мы с Ричи обычно завтракали в «Риц Карлтонс» или в «Четыре сезона», где гарнир был всегда из самых свежих овощей и ягод, похожих на драгоценные камни, а учтивый и безупречно одетый официант, сооружал на вашей тарелке многослойную призму из жирного плавленого сыра.

Я вернулась к своему списку, который держала в уме. Итак, с кем надо поговорить? Джессика — хотя сейчас это было слишком опасно. Мне надо встретиться с Ходжо и Митчем Груеном. Может, с одним-двумя сотрудниками Дейта Ассошиэйтед, с теми, кто мечтал о своем триумфе в корпорации, карьеру которых разрушил приход Джессики. В туалете кафе меня вырвало при виде черных волос и коричневых пятен на раковине и ловушек для тараканов. Потом мне удалось преодолеть чувство отвращения, и я почистила зубы. Я решила, что для начала мне надо поговорить с Митчем Груеном — уж он-то не сдаст меня полиции.

Я взяла такси, и через пятнадцать минут была в центре города, за Сохо, единственным районом, которому удалось сохранить свой первоначальный облик. Ни авангардных магазинов, с одеждой только бежевого цвета, ни ресторанов, специализирующихся на бобовых. В основном старые безликие кирпичные строения, склады, маленькие фабрики. Исключением являлась, пожалуй, бывшая частная школа или библиотека с барельефами муз или девяти женщин в туниках над двойными входными дверями. Дом Митча, как и все, во что он вкладывал деньги, оказался убыточным. Окна на трех из четырех этажей были заколочены. На втором этаже шторы были раздвинуты. Красные шторы. Я подошла и позвонила. Ответа нет. Я позвонила еще раз. Тишина. Митч должен быть там. Если, конечно, его тело не гниет на куче отбросов, он просто игнорирует звонок. Я постучала. В конец концов, уверенный голос требовательно спросил:

Что вам надо?

Посылка от… — я быстро придумала, — Диджит-текс.

Я молилась, чтобы мой голос прозвучал достаточно уверенно.

Что-о-о?

Посылка. Похоже, что-то для компьютера.

Оставьте ее.

— Нельзя. Вы должны за нее расписаться.

Гнусавая сирена звучала секунду или две, но мне этого было достаточно. Я проскользнула в дом и побежала на второй этаж.

Голова Митча в ореоле седых кудрей высунулась в узкую щель из-за приоткрытой двери.

Рози? — спросил он недоверчиво и через секунду добавил. — Крошка, у тебя неприятности!

Митч, — сказала я радостно.

Мне повезло. Он сбросил цепочку и приоткрыл дверь еще на дюйм, вероятно, чтобы убедиться, не прячу ли я чего-нибудь за спиной. Я надавила плечом на дверь и вошла в коридор. Я сделала правильно. Моя уверенность заставила его отступить назад.

— Что ты от меня хочешь? — спросил он, не совсем уже вежливо, полагая, что сейчас я направлюсь вглубь его дома. Если не считать, что он стал более самоуверенным и более седым, то Митч мало изменился с тех пор, как покинул Дейта Ассошиэйтед.

У него были очень невыразительные черты лица: нос не толстый и не тонкий, не вздернутый и не загнутый крючком, маленькие — на удивление маленькие — глаза, которые могли быть серыми, но были карими; не слишком высокий, но и не слишком низкий лоб; настолько непримечательный рот, что утверждать, что он у него есть, можно только потому, что если бы его не было, это было бы слишком заметно.

— Нож для нарезания мяса! — воскликнул он, повернувшись, чтобы закрыть и запереть дверь.

В свои пятьдесят восемь, свободный от условностей, он был одет по-спортивному: серые спортивные штаны и не слишком тесная рубашка, на дюйм не доходившая до пояса и обнажавшая его волосатый живот.

Прошло много времени.

Как поживаешь, Митч?

Еще не умер, как некоторые, и еще могу соображать.

Весь второй этаж дома Митча представлял собой одну огромную комнату. Стены, ковер, кушетка и кресла были ярко-красного цвета. Он купил этот дом и переделал один этаж, как подарок себе, когда заработал первый миллион в Дейта Ассошиэйтед. Жилище холостяка в представлении ребенка. Единственным отступлением от ужасной красноты был столик для коктейля с дымчатым стеклом на поверхности и на изящных отделанных металлом ножках и, конечно, бесконечные компьютеры.

Рози, ты не возражаешь, если я приму тебя здесь? Не заставляй меня быть невежливым. У меня как раз сейчас много дел.

Я не задержу.

Я прошлась по комнате и села напротив одного из его компьютеров, монстра первого поколения IBM. Митч последовал за мной и остановился рядом.

Не хочешь спросить, как у меня дела? — поинтересовалась я.

Ты думаешь, я хочу быть замешанным в это дело об убийстве?

Он повернулся и уставился на крошечный компьютер, по дисплею которого бегали зубчатые линии. Было ясно, что ему не терпится вернуться к своим делам.

— У меня много дел, но кто бы ни сотворил такое с Ричи, пусть я буду первым, кто скажет об этом, — он послал мне воздушный поцелуй, — большое спасибо!

Его голые ноги суетливо задвигались в ритме мамбо, он нетерпеливо ждал моего ухода.

У меня неприятности, Митч.

Ничего, крошка.


Полиция была здесь? Он утвердительно кивнул.

А что они спрашивали?

Ты же знаешь.

Скажи мне.

Где я был, когда его убили.

И где ты был?

Он выдавил резкий смешок:

Здесь.

Один?

Один.

Он торопливо перевязал шнурок своих штанов. Голова была опущена, и я не смогла увидеть его лицо.

Ты знаешь, кто убил Ричи?

Конечно, нет.

Он поднял правую руку и перекрестился.

Ты!

И ты тоже! — парировала я.

Он сел на кресло на колесиках, стоявшее у письменного стола, и поехал в мою сторону, пока наши колени не соприкоснулись. Я знала его давно: еще с тех пор, когда он овладевал азами поведения в обществе. Но он так и не усвоил эти правила. Он всегда подходил к собеседнику слишком близко, создавая для него опасность быть покалеченным многочисленными отвертками этого вундеркинда среднего возраста.

Мне необходима твоя помощь, Митч.

Пожалуйста, уходи, Рози. Я занят.

А если я напомню тебе, что когда-то я помогла тебе, когда Ричи пытался выгнать тебя силой?

— Да, ты мне помогла немножко, — он хихикнул.

Поставив обе ноги на пол и скрестив руки на груди, он стал покачиваться взад-вперед. С каждым движением его кресло издавало высокий пронзительный визг, что, видимо, доставляло ему удовольствие. Я напомнила себе, что с такой же злобной радостью он уничтожил весь компьютерный архив Дейта Ассошиэйтед, чтобы погубить компанию Ричи.

— Может, я и не могла помочь тебе в большей степени, но я очень старалась, — напомнила я ему.

— Да, конечно. Зато как он избавился от меня!

И от меня тоже.

А теперь кто-то избавился от него. Но это не я. Это Рози Мейерс! Если я позову полицию, клянусь, они будут здесь через две секунды.

Но тогда ты будешь вынужден говорить по телефону. Ты ведь никогда не любил этого — и я слышала — даже больше.

Да-а?

Да.

А от кого ты все это слышала?

У Ричи были источники.

Источником была Джейн Бергер, секретарь Ричи по общественным связям. Джейн всегда была слишком важной и слишком занятой, чтобы запомнить мое имя. Всех, кто не был богат, важен или влиятелен, она презрительно называла «лопухами». При этом по непонятной причине она находила время, чтобы поддерживать отношения с Митчем.

— Я знаю, ты заказываешь обед по факсу, месяцами не выходя на улицу, — сказала я. — Ты действительно хочешь донести на меня полиции? Тогда тебе придется пойти в полицейский участок для допроса. Ты будешь свидетелем в суде.

Митч наморщил лоб. Его глаза перебегали с компьютера на компьютер. Он выглядел озлобленным и слегка чокнутым, как Никсон в последние дни у власти.

Спокойно, Рози.

Митч, я не убивала Ричи. Я сбежала от полиции, потому что необходимо доказать это.

Как ты это сможешь доказать?

У меня есть несколько выходов на убийцу, — солгала я.

Ха-ха. Назови хоть один.

Слушай, если я докажу, что я не убийца, значит должен быть кто-то другой, — я сделала эффектную паузу. — Знаешь, за кого они тогда возьмутся?

Ну?

Они возьмутся за тех, кто ненавидел Ричи. А раз я выйду из игры, — я старалась говорить так, будто такой проект уже существовал, — тогда в центре внимания окажешься ты!

Ты так скоро не выйдешь из игры, Рози. И ты это знаешь, и я.

Я поднялась, но не отошла от него.

Все, что мне требуется, это чтобы ты мне уделил несколько минут на своем компьютере. Пожалуйста. Ради нашего прошлого!

Нет.

Если ты согласишься, это займет максимум полчаса.

Ни за что.

Прекрасно, тогда я остаюсь здесь.

Это возымело действие. Он плюхнулся на кресло перед лэптопом и, успокоившись, потребовал:

Что ты хочешь узнать?

Все сотрудники Дейта Ассошиэйтед хранят свои записные книжки и ежедневники в памяти компьютеров.

И что?

Мне надо знать, с кем встречался Ричи за последние три-четыре недели. Сможешь это сделать?

Календарь его встреч в Дейта Ассошиэйтед? Они ввели новый секретный код после того, как я уничтожил весь их архив.

Его смертельно бледное лицо зарделось от удовольствия при воспоминании об этом.

— Ты не ответил на мой вопрос. Сможешь или нет?

Вместо ответа он уселся за компьютер и стал похож на Рахманинова, играющего двумя пальцами. Через минуту на экране появились номера, затем он вдруг почернел, а потом опять заполнился цифрами.

Что случилось? — тихо спросила я.

Тихо. Я работаю, — сказал Митч. — И никому не позволено меня подгонять.

Но я тороплюсь.

Тогда уходи.

Вместо этого я несколько минут походила по комнате, а затем свалилась в красное кресло в форме чаши и заснула. Проснулась я через час, когда перестал быть слышен звук работы компьютера. Митч стоял рядом с принтером, который «выплевывал» страницы текста.

Календарь и записная книжка, — объявил он, передавая мне страницы. — Это было нелегко, но я это сделал. А теперь, может, ты уйдешь?

Я должна изучить это здесь.

Нет. Изучай где-нибудь в другом месте.

Я не отреагировала на его предложение и перешла с красного кресла на красную кушетку. Распустив шнурки на ботинках, я начала читать. Еще минуту Митч поглядывал то на меня, то на дверь, потом, махнув рукой, уселся за компьютер с бегающими зубчатыми линиями и уставился на экран, забыв обо всем на свете.

В десять утра в день убийства Ричи имел встречу в Кемикл Банкс, днем примерки у «П». Что значит «П»? — вероятно, портной. В 12.45 обед с кем-то по имени Джо Романо из Интер Американ Тул. Все остальное время он был свободен. После 11.49 утра Ричи никуда не звонил.

При этом в тот день во второй половине было много входящих звонков, но Ричи не ответил ни на один. В 3.15 от Ходжо Дрисколл. Еще один от Картера Тиллотсона. Еще был один звонок без имени абонента. Я подошла к телефону Митча — красному — и набрала номер. «Доброе утро, контора доктора Тиллотсона», — произнес хорошо поставленный голос. Хорошо, Картер и Ричи были, по крайней мере, приятелями, если не настоящими друзьями. Но зачем им надо было звонить друг другу? По теории, убийцей может оказаться любой, кто кажется менее всего замешанным, и я минуту или две подозревала Картера, но затем отбросила эту мысль, потому что у него слишком мало чувств и страстей.

Я заметила, что не было никаких звонков от Тома Дрисколла. Два с просьбой перезвонить от Джейн Бергер. Несколько внутренних служебных, но ни одного от Джессики. Я предположила, что Ричи провел с ней вторую половину дня, возможно, занимаясь любовью в такой позе, какую он никогда не хотел попробовать со мной.

Дальше не было ничего особенно интересного. Я изучила самое ценное за весь последний месяц жизни Ричи и пришла к выводу, что он был деловым, но не слишком обременявшим себя обязанностями президентом компании. Было много телефонных разговоров с Джессикой, раз в день, обычно после обеда, звонила его большой друг — Ходжо. Эти разговоры длились от десяти до двадцати минут. Ни одного звонка от Тома, ни других звонков от Картера. Зато в последний месяц было три-четыре звонка от Джейн Бергер, его секретаря по общественным связям, с просьбой перезвонить.

— Митч, — позвала я. — Выведи, пожалуйста, еще раз записную книжку на дисплей.

— Т-ш-ш! Оставь меня в покое!

Я подошла и встала рядом.

— Я уйду сразу же, как только получу эту информацию.

Он оставил свои бегущие строчки и подошел к другому компьютеру. Через несколько минут на дисплее появились номера телефонов.

— Скажи, когда последний раз Ричи звонил Джейн Бергер?

Секунды четыре он нажимал клавиши.

Четвертого сентября.

Да? — выдохнула я. — Понимаешь, что это значит? Я помню этот день, потому что именно тогда начались занятия в колледже после Дня Труда. За шесть недель до его убийства. Она работала по связям с общественностью. Ричи придавал большое значение рекламе.

Такие дела, — промямлил он.

Как часто Ричи общался с Джейн Бергер, когда ты еще там работал?

Он повернулся ко мне, как на шарнирах.

— Она часто заходила в офис?

Он нагнулся, теребя тугой узелок на конце шнурка.

Часто. Раза два в неделю.

Она звонила ему домой почти каждый вечер. По-видимому, они обсуждали дела, о которых говорили до этого днем.

Да.

Они много разговаривали. И что это она вдруг стала преследовать Ричи? А почему он не отвечал на ее звонки?

Ты обещала уйти.

Я не уйду, — я сделала паузу. — Пока ты не дашь мне слово.

Это нечестно!

Я знаю. Я перестала быть честной вчера вечером. Дай слово, что не вызовешь полицию.

Рози…

Слово!

— Хорошо!

Вдруг меня осенило.

Еще одна просьба. Сделай мне одолжение, позвони секретарше Джейн Бергер.

Ты требуешь или как? Я?

Пока Митч отрицательно мотал головой, говоря: «Ни за что! Я не звоню по телефону!», — я заметила адрес Джоан и написала на листочке компьютерной бумаги: «Это говорит управляющий дома мисс Бергер. Случилась неприятность — лопнула труба. Я нахожусь в квартире этажом ниже. Попросите ее подождать водопроводчика у входа. У него зеленый грузовик. И пусть она приведет его сюда».

Прошло еще минут пять, пока он, качая головой и переступая с ноги на ногу, читал мой текст. Его сообщение было бесстрастным, но убедительным. Он бросил трубку до того, как сама Джейн подошла к телефону.

Перед тем, как уйти, я спросила:

Ты думаешь, это я убила Ричи?

Да-а, — протянул он смущенно, почти с мальчишеской улыбкой. — И никто другой, Рози.

Я прибыла к Центральному парку примерно за полторы минуты до того, как Джейн Бергер выскочила из такси и направилась к дому. Она была эталоном преуспевающих героинь Уэйт Уэтчер, высокая, необыкновенно изящная женщина в ярко-оранжевом костюме. Как испанская танцовщица, она забросила один конец яркой шали за плечо. Выждав секунду, она стала оглядываться в поисках зеленого грузовика.

Поскольку я не была зеленым грузовиком, она не заметила меня, даже когда я подбежала к ней.


Привет, Джейн.

А это?..

Только после этого она посмотрела на меня. Ее глаза расширились настолько, что не стало видно теней на веках. Рот ее вытянулся. Она готова была закричать, но я быстро проговорила:

— Осторожно, у меня оружие.

Она посмотрела на мой оттопыренный карман, в котором лежал футляр с губной помадой, затем на мое лицо.

— Я действительно не хочу никаких неприятностей. Пожалуйста, не искушайте меня, Джейн.

Почти прижавшись друг к другу, мы прошли мимо швейцара, маленького, пожилого, похожего на ирландца. Он автоматически, но в доброй манере гнома, кивнул головой.

Джейн Бергер жила в уютном доме, но вся ее мебель была грандиозных размеров. Она уселась на нечто вроде кресла без пружин, больше похожее на носорога. Я стояла рядом на тонком ковре, и у меня дрожали коленки.

— Вам следует знать, что у меня повышенное давление, — сказала она мне.

— Как только я получу нужную мне информацию, я сразу же уйду, — заверила я ее.

Сто пятьдесят пять на сто десять. А может быть, и выше.

Расскажите о Митчеле Груене.

А что рассказывать?

Вы поддерживаете с ним связь?


Да, через компьютеры, каждые два месяца. Она начала кусать свои отполированные ногти.

Вы были с ним друзьями?

Она засмеялась, но быстро стала серьезной, посмотрев на выпуклость моего кармана.

Если меня хватит удар, вы будете знать, кто виноват.

У вас не будет удара. Скажите, почему вы поддерживаете связь с Митчем?

По совету Рика. Он хотел, чтобы кто-нибудь контролировал уровень враждебности Митча.

Так. А насколько он был враждебен?

Что вы имеете в виду? — «насколько»? Насколько враждебной станете вы, если ваш партнер разрушит вашу жизнь? Очень враждебной.

— Сила его враждебности изменилась? Я имею в виду, Митч с каждым разом становится все злее, или доброжелательней?

— Он откровенно ненавидит Рика. Но если вы думаете…

Она на мгновение улыбнулась, а я бы предпочла, чтобы она немного испугалась.

— Я пытаюсь быть с вами честной и откровенной. Вы хотите найти виновного, но здесь вы бьетесь в пустоту. Неужели вы думаете, что кто-нибудь поверит, что Митчел Груен поедет отсюда в Лонг-Айленд, чтобы убить вашего бывшего мужа?

Мог ли Митч сделать это? Могла ли его ненависть преодолеть страх? И мог ли быть его страх частью утонченно разработанного алиби, до деталей продуманного специалистом-программистом?

А что произошло между вами и Ричи?

Ничего, — она посмотрела на мой карман. — Разрешите мне взглянуть на ваш пистолет.

Отойдите!

Я произнесла это нарочито грубо, чтобы предотвратить возможность ложного шага. Джейн побледнела.

Точнее говоря, это не пистолет, — сказала я ей. — Это — револьвер. А теперь скажите, что было между вами и Ричи.

Он отпустил меня.

Уволил?

Да.

Когда?

Сразу же после Дня Труда. А почему это беспокоит вас?

— Потому что я пытаюсь восстановить его жизнь во всех подробностях.

Должно быть, у меня появилась истеричная нотка в голосе. Джейн отвернулась: ей не хотелось смотреть в глаза маньяка. Одна из ее болтающихся сережек зацепилась за шаль, и она вынуждена была, отцепляя серьгу, повернуться ко мне.

Я не убивала его, — сказала я. — И я должна найти того, кто это сделал.

Я не имею ничего общего с этой историей.

Она посмотрела на часы и начала нервно постукивать туфелькой. Для человека, отдающего себе отчет, что является мишенью, она вела себя достаточно запальчиво.

— А я и не говорила, что имеете. Только скажите, почему он выставил вас?

Он сказал, все, что я должна делать, это — один раз в полгода колонку «Разговоры на улице» и передачу по кабельному телевидению. Но этим занимается СВ. Я могу показать вам кучу статей для газет и предложений, — он отверг все. И все из-за нее.

Джессики?

Конечно, Джессики. Я самый лучший публицист делового мира в городе. Я создала ему репутацию. А разве он когда-нибудь говорил вам другое?

Он считал вас потрясающей. Вы дали о нем хорошую статью в «Форчун».

Она кивнула головой, признавая посвящение в рыцари.

— И она хотела быть… — Джейн со злостью отбросила шаль, открыв блузку крестьянского стиля, цена которой равнялась примерно заработку всей крестьянской жизни, — в колонке. Тогда ей следует иметь Лиз Смит. А что Лиз Смит может для нее сделать? О, она хотела появляться в «Таун энд Кантри»! А я публицист делового мира, а не волшебник. Я не могу взмахнуть волшебной палочкой и превратить ее в знаменитость. Что такого она сделала, чтобы изводить на нее так много чернил?

Джейн уставилась на свои часы:

— У меня назначен важный обед.

— Продолжайте, — потребовала я.

Пальцами она расчесывала бахрому на шали.

— Джессика, по-видимому, обрабатывала Рика весь День Труда, потому что он позвонил мне во вторник и сообщил об увольнении по телефону!

Она схватила бахрому и рванула так, что чуть не оторвала.

И вы с тех пор пытались с ним рассчитаться, но он не отвечал на ваши звонки? Он ведь даже не перезванивал вам?

Что вы хотите этим сказать? — она оставила бахрому и стала счищать налипшие шерстинки с костюма, бросая их на пол. — Что это я его убила? Публицисты не убивают. Знаете, кто убивает? Жены убивают.

Она почувствовала себя уже спокойнее, а потому я пошевелила в кармане помадой.

Расскажите побольше о Джессике.

Что вы хотите услышать? Что она грубая, хладнокровная сука? Пожалуйста! Она грубая, хладнокровная сука.

Хватит об этом. Что она делает?

Она преуспела в открытии новых рынков для Дейта Ассошиэйтед. Она считала, что их бизнес не процветает из-за экономической политики здесь.

Здесь?

Да. В Соединенных Штатах. Она подбивала Рика выйти на международную арену.

А он хотел этого?

Хотел. Это имело смысл для компании, несмотря даже на материальные расходы. И даже если бы не это, он этого хотел, потому что этого хотела она. Он был без ума от нее.

Я почувствовала, что мне трудно глотать.

А она?

Нет. Ей это скоро наскучило, — ответила Джейн, как бы утешая сама себя.

Я так не думаю, — бросила я.

Это ваше дело!

Откуда вы знаете?

Я женщина. Я знаю, когда другая женщина — страшное дерьмо, и, поверьте мне, эта сука даст еще сто очков вперед Нэнси Рейган — она восторженно на него глазеет, пока он не встретится с ней взглядом, но она… — Джейн замолчала и многозначительно ударила себя по губам. — Знаете, что это было? Он не то, чтобы наскучил, но как-то стал ей не нужен. Раз он ушел от вас, то острота ощущения исчезла, а ей хотелось чего-то большего.

Но она не имела кого-то другого, нет?

Она не оставляла пресс-релиза.

Что это значит?

Джейн, разглядывая маленькую складку на моих брюках, обдумывала мой вопрос. Она была не из тех, кто попусту тратит время. В конце концов она сказала:

— Джессика уже и не пыталась скрывать свое отношение. Это было в конце лета. Да, когда он меня выставил. Уже все было очевидно.

Говорила ли мне Джейн правду или то, что я хотела бы услышать, чтобы поскорее избавиться от меня? Если бы она хотела сделать мне приятное, она сказала бы, что это Ричи пресытился Джессикой.

Я пыталась решить, как лучше выбраться из дома Джейн, не связывая ее, не затыкая ей кляпом рот, не выключая ее телефон. Что-то заставило меня вспомнить, как я выбралась из дома Джессики — была вытолкнута ее дорогим папочкой.

Между прочим, вы знаете что-нибудь о родителях Джессики?

Откуда мне знать? Послушайте, я могу позвонить к себе в офис и спросить, не было ли звонков?

Нет.

Но что мне делать с Джейн Бергер? Ударить ее по голове лампой в виде коринфской колонны с абажуром, — и бежать, увеличив тем самым список моих преступлений? Мысль так ударить ее по голове, чтобы у нее отшибло память и она забыла, как меня зовут, была слишком заманчивой. Пока я смаковала эту идею, Джейн забаррикадировалась креслом. Она бросилась к телефону и, нажав кнопку, завопила:

Помогите!

Не стоит! — я отступила назад, пошевелив в кармане помадой, но я знала, что все бесполезно.

— Помогите! — у нее оказались мощнейшие легкие.

И я побежала.

«Никакого лифта», — решила я. Джейн нажала какую-то кнопку, а что, если у нее есть кнопка срочного вызова полиции! Нет, она не назвала себя, значит, это кнопка вызова швейцара. Он будет ждать меня у лифта.

Я заметила красную надпись «Выход». Я побежала к стене лестничной клетки и спустилась на два пролета. Я остановилась перевести дыхание и посмотрела на часы. Так, полиция будет здесь минут через пять. Швейцар? Будет ли он ждать, когда приедут полицейские? Видел ли он меня, когда я входила с Джейн? Сможет ли он меня узнать? Или он бросится наверх, чтобы посмотреть, не может ли он сам помочь мисс Бергер?

Прошло три минуты. Я направилась к вестибюлю, набрала в грудь как можно больше воздуха, выбежала из двери лестничной клетки и закричала. Швейцар был на месте, руки по швам, и глядел на лифт. Он окликнул меня очень громким для такого маленького человечка голосом:

— Стойте!

Пожалуйста! — крикнула я. — Я слышала, как женщина звала на помощь. Это было ужасно!

О!

Он и в самом деле подумал, что я похожа на безумную. Я действительно была похожа.

Все в порядке, не волнуйтесь! Полиция уже в пути. Я приложила руку к сердцу.

Слава Богу! Он улыбнулся.

Попрощавшись, я вышла из здания и завернула за угол. Через секунду, когда я оказалась вне поля его зрения, я побежала, как сумасшедшая.

Глава 11

Я бежала на запад от Центрального парка, надеясь затеряться в толпе. Во вторник в два часа дня на улице были в основном женщины с сумками на колесах и ученики младших классов, главным образом испанцы, под присмотром монахини. Чтобы сохранить оставшиеся силы, я замедлила бег и перешла на быстрый ход.

Кто-то засвистел. По своей провинциальной тупости я сразу же вспомнила футбольную тренировку — и, посмотрев через плечо, ожидала увидеть апоплексическое лицо тренера Крамера, готового ударить одного из ребят. Но вместо него я увидела швейцара Джейн, быстро бежавшего — или пытавшегося бежать — по Восемьдесят восьмой улице, преследовавшего меня с криком: «Остановитесь именем закона!». Задыхаясь, бедный старый гномик отстал, он свистел в свисток, пытаясь привлечь внимание полиции.

Я снова увидела его, и вдруг с ужасом вспомнила, что я оставила свою сумочку в доме Джейн. Я так растерялась, что, ничего не видя перед собой, чуть было не бросилась прятаться в мусорный контейнер, до отказа забитый использованными бумажными полотенцами.

Швейцар опять закричал, что-то вроде «Убийство!». Маленький седой свистун был от меня на расстоянии в полквартала, и это расстояние сокращалось. Я уже могла расслышать, что он кричал: «Убийца!». Я шла вперед, стараясь казаться если не беспечной, то, по крайней мере, не походить на склонного к убийству человека. Голос швейцара начал затихать. Я не оборачивалась, я все еще слышала его крики, хотя все тише и тише — какие-то квакающие звуки: «Уби…». Я молилась, чтобы сердце этого старого человека выдержало, потому что, если он умрет, это будет на моей совести.

О, Боже, что я буду делать без моей сумочки? В ней было все, что я имела. Я не могу постучать в дверь к Джейн и потребовать ее назад. Я могу только двигаться в сторону Колумбийского университета, все увеличивая скорость. Я прошла Восемьдесят девятую улицу, оставив позади старинные аристократические особняки с последними в этом году хризантемами в каменных вазах у окон. Демонстрируя грациозность, о которой я и не подозревала, я ловко обходила пластиковые пакеты с мусором и, привязанные к фонарным столбам, велосипеды. Несколько секунд я была возбуждена и шла так быстро, что даже испытала какое-то чувство радости.

И, как всегда бывает, в тот момент, когда я превратилась в Джеки Джойнер-Керси, реальность напомнила о себе. Полицейская машина затормозила у края тротуара.

Леди? — низкий бас с испанским акцентом, принадлежавший очень высокому полицейскому. — В чем дело?

Что?

Я спрашиваю, что случилось?

Надо было увести полицейских с этого места. В любую секунду голос швейцара опять будет слышен.

— Моя сумочка! — я часто и тяжело задышала. — Парень…

Я положила одну руку на грудь, чтобы успокоить сердцебиение, другой указала в сторону Центрального парка, куда он якобы убежал.

— Все, что я имела, было в той сумочке!

Полицейский бросил взгляд на своего партнера, который внимательно осматривал меня. Я не была в том свитере, который делал мою фигуру, похожей на девичью, и хотя смотреть было не на что, я произвела на него впечатление. Он пососал кончик большого пальца, видимо, подумав: «Что происходит с этой женщиной?».

Внезапно, ни говоря ни слова, высокий полицейский вышел из машины и открыл боковую дверцу.

— Садитесь, — пророкотал он.

Перед сиденьем была проволочная перегородка — передвижная тюремная камера.

— Проходите, леди, — сказал он настойчиво.

Знаете, как персонажей в детективах парализует от страха? Так вот, я на самом деле и не могла сдвинуться в места.

— Не бойтесь меня, — промычал он. — Если это только произошло, может, мы сможем догнать его?

Комок подступил к горлу, глаза мои увлажнились.

— Спасибо, — почти облегченно зарыдала я, карабкаясь в машину.

Он воспринял мои эмоции, как благодарность.

— Вот за этим мы здесь и находимся.

Мы сорвались с места со скоростью выстрела.

Если бы я не была на грани истерики, поездка доставила бы мне удовольствие — погоня на машине с двумя прекрасными парнями и гудящей сиреной. За одним исключением — я была, как в баскетбольной корзине. Я должна была исполнять роль отважной и благодарной им горожанки в то время как я только пыталась прийти в себя от моего ловкого побега от Джейн Бергер и из Галле Хэвен. Что за черт — с тех пор, как я занялась делом, я и забыла о душевной травме от того, как я нашла тело Ричи. А тот удар, который нанес мне Ричи своим уходом?

Однако надо посмотреть фактам в лицо. Моя выходка могла открыться с минуты на минуту. Я говорила себе: «Сейчас появится сообщение о маньячке в состоянии климакса. Эти два парня пока не объединяют меня с ней — пока. В любой момент по радио могут гнусавым голосом объявить точное описание моих слаксов и свитера, данного Джейн».

Высокий парень повернулся в мою сторону. Его голова под фружакой казалась похожей на головку чеснока.

Как он выглядит?

Он белый, — сказала я. — Одет в черное.

Это прозвучало очень драматично, было похоже на Гамлета в исполнении Лоренса Оливье.

— Лет тридцать — тридцать пять. Волосы зачесаны надо лбом.

Мы проехали одного белого, одетого в черное, но он был скорее похож на воздушный шар, чем на Оливье, потому мое «нет» прозвучало достаточно убедительно.

Я его нигде не вижу, — сказала я и добавила, что мы вряд ли его отыщем.

Откройте пошире глаза, — пророкотал высокий. — И не отчаивайтесь!

Пару минут мы поездим по парку, — добавил его партнер.

Город был скучный, плоский, серый, но Центральный парк был огромным и разноцветным! Ярко-зеленая, как клюшка для гольфа, трава, пылающие пурпуром и золотом на фоне светло-голубого неба деревья. Возможно, я вижу эту красоту в последний раз! В любую минуту радио может сообщить: «Разыскивается убийца. Возможно, вооруженный и очень опасный». Они могут увезти меня в тюрьму прямо в той камере, где я находилась.

— Будьте любезны, — пробормотала я. — Большое спасибо. Но я опаздываю на прием к врачу.

Я понизила голос:

К специалисту.

Никаких проблем, леди, — сказал высокий.

Они высадили меня на Пятой авеню, где, как я сказала, находится кабинет доктора. Когда они спросили мою фамилию, я уже готова была сказать «Молл Флэндерс», но подумала, что может быть, моя полоса везения уже прошла и я наткнулась на полицейского, работающего над диссертацией о Дефо, — тогда я назвала им девичью фамилию и имя моей матери и адрес, тот адрес, где я жила в детстве в Бруклине. Я поклялась, что позвоню в участок через час, чтобы окончательно оформить протокол.

Бруклин произвел должное впечатление. Когда я вышла из машины, следом за мной вылез и высокий. Он вытащил из кармана пригоршню монет, покопался в ней и дал мне жетон на транспорт.

— Вот, Перл, — сказал он. — Теперь вы сможете вернуться в Ошен-авеню.

Мне некуда было идти. Казалось, полудню не будет конца. Я прошла квартал, потом еще один. Я шла по тротуару, внимательно глядя по сторонам, стараясь затеряться среди жителей Нью-Йорка.

К четырем часам я просто умирала от голода. Мне так хотелось гамбургера! Или сэндвичей. Или чего-нибудь из китайской кухни. Горячего французского лукового супа с хрустящей корочкой сыра. Я прошла мимо лотков с продуктами и сосредоточила свое внимание на груде сухих крендельков с солью.

Холод усиливал мои страдания. Я засунула руки в карманы брюк, но в этом было мало приятного, так как мои пальцы помимо моей воли искали там забытую монетку или пластинку жвачки. К этому времени я уже прошла около двух миль и добралась до читального зала Нью-Йоркской публичной библиотеки. Я шла, пошатываясь, будто заново училась ходить после тяжелой болезни.

Благотворная атмосфера библиотеки немного оживила меня. Я не распевала там песенки, когда Ричи и Митч создавали Дейта Ассошиэйтед — я была хорошим, может быть, даже первоклассным исследователем. И сейчас у меня там было дело. После пяти минут объяснения, как я потеряла сумочку с библиотечной карточкой и всеми документами и сорока пяти минут ожидания, помощник библиотекаря с американским флагом и словами «Благослови, Боже», вытатуированными на руке, принес мне справочники «Кто есть кто из американских женщин» и «Кто есть кто в финансах и промышленности».

Итак, что я знаю о Джессике Стивенсон? По справочникам — ничего, что говорило бы о ее склонности к убийствам. «Место рождения: Дейтон,0». «Родители: Артур и Пенелопа (Уинтербургер) Куигли». Не означает ли это, что она была замужем за мистером Стивенсоном? Интересная деталь, потому что как раз перед тем, как появиться в Дейта Ассошиэйтед, Джессика ужинала со мной и Ричи и очень сокрушалась о том, что никогда не была замужем и не имела детей. Я поддакивала, стараясь при этом не проявлять своего превосходства. И если она пыталась скрыть свое замужество, почему об этом так ясно сказано в «Кто есть кто»? И если действительно был мистер Стивенсон, который сделал ее своей миссис, зачем ей лгать, что у нее никогда не было мужа?

Когда я потеряла свою сумочку, я потеряла все, но по крайней мере я помнила номер моей телефонной кредитной карточки. Сидя в телефонной будке, я с трудом подавила желание позвонить Бену и Алексу. Мне хотелось просто услышать их голоса и сказать, что со мной все в порядке. Я не стала звонить и Касс, по которой я очень соскучилась: все знают, какими близкими друзьями мы были, — ее телефон может прослушивать полиция.

Вместо этого я позвонила всем Куигли из Дейтона. Стараясь говорить одновременно оживленно и убедительно, я представилась Мэри Куигли из Орландо во Флориде, разыскивающая своих родственников. Все безуспешно. Мне либо отвечал автоответчик, либо Куигли, не имевшие представления ни об Арте, ни о Пенни, ни о маленькой Джессике.

Потом я стала Мэри Уинтербургер из Дейтона и начала обзванивать Уинтербургеров. Первая кузина Пенни сказала мне, что она и Арт оба умерли. Она от рака, он от несчастного случая на пикнике во время приготовления барбекю. «Ужасно, ужасно», — посочувствовала я. — «А что касается Джессики, она вышла замуж сразу же по окончании колледжа. Затем развелась. О, да, и ребенок!» — «А где ребенок?» — «На востоке, с Джесс», — предположила она.

Я бродила по начинавшим темнеть улицам. Предположения согревали меня. А что, если Ричи все узнал? «Лгунья! — закричал он. — Только подумать, что я оставил такую замечательную женщину, как Рози, ради тебя!». Может, он угрожал ее уволить? Возможно, она поспешила убить его, пока он не убил ее карьеру?

С наступлением сумерек мои фантазии перестали бороться с прохладой. Порывы холодного ветра поднимали с земли песок, гравий, газеты. Что за ужасная погода в октябре! Какое-то время я отогревала свои уши в вестибюлях зданий, изучая списки служащих, но, боясь привлечь к себе внимание со стороны охраны, я не задерживалась там и возвращалась на холодные, но более безопасные улицы.

Меня мучила жажда. Голод становился непереносимым. В сумерках каждое здание на Лексингтон-авеню казалось похожим на ресторан или продуктовый магазин с пестрой рекламой баров Кит Кэт. Я прошла мимо зеленой лавки с горой прекрасных, выставленных на улице яблок, но владелец лавки, маленький кореец в длинном белом фартуке, должно быть, заметил мое состояние, потому что, скрестив руки на груди, сторожил свои фрукты, пока я не ушла.

Было около семи. Я дрожала от холода. Выбора не было. Я воспользовалась полученным от полицейского жетоном на поездку на автобусе, чтобы согреться и дать отдохнуть ногам. Поездка в автобусе помогла, но не очень. На последней остановке в Гринвич-Виллидж я зашла в Вашингтон-Сквер-парк. Совсем стемнело. Из посетителей остались только торговцы наркотиками с безобразными волосами до плеч да еще несколько таких же, как я, бездомных. Женщина в порванной жилетке и шерстяном берете, чтобы сохранить тепло, сидела, скрестив ноги, на скамейке. Она обхватила себя руками и убаюкивала себя, как ребенка. Она была моего возраста.

Я услышала сзади шаги. Подошел мужчина. Я почувствовала его дыхание на своем лице, когда он произнес: «Бэби, у меня есть то, что тебе нужно».

Я ускорила шаг. Ноги болели, каждое движение причиняло боль. Я подумала, привыкают ли бездомные к своим страданиям или они не утихают никогда?

Я попала в группу возвращавшихся со службы одетых в армейскую форму мужчин, затем направлявшихся в вечернюю школу мальчишек, в джинсах и с рюкзачками. У меня уже не осталось сил выбраться из этой толкотни. «Надо быть понахальнее, — сказала я себе. — Будет еще хуже». Но я не была готова к такой жизни. Я слишком долго была мягкой, провинциальной, богатой. Запах пищи и вонь раздражали меня, транспорт пугал, люди настораживали.

Было около половины девятого. Я бродила, не зная, как убить время, и вдруг краем глаза заметила что-то красное. Большой пакет Бургер Кинга в руках девушки в джемпере с эмблемой нью-йоркского университета. Она стояла перед витриной книжного магазина, рассматривая книги по научной фантастике. На вид ей было лет восемнадцать. Прямые волосы, изысканная поза, стройная фигура балерины.

Клянусь, я ничего не планировала, потому что, если бы я даже подумала об этом заранее, одна мысль убила бы меня. Но я не успела ни о чем подумать. Я просто схватила пакет и побежала. Она, пораженная, а, может, и нет, не стала меня преследовать. Она только вскрикнула громко и пронзительно, но — я оглянулась назад — не побежала к телефону вызывать полицию. Очевидно, то, что на Лонг-Айленде расценивается, как серьезное преступление — кража бутербродов, — на Манхэттене считается незначительной досадной неприятностью.

Пакет обдал теплом мою грудь, аромат мяса с луком согрел мою душу. Я отошла еще на несколько кварталов от места моего преступления. Затем я кое-как уселась на буфер припаркованной небольшой. повозки и съела мой ужин.

Где-то между рыбой, жареной по-французски, и яблочным пирогом я представляла себе друга балерины, ругающего ее за потерю ужина — джемпер с надписью нью-йоркского университета возник перед моими глазами. Этот образ тут же напомнил мне единственного человека из нью-йоркского университета, которого я знала, моего любимого неуспевающего ученика Денни Риза.

В школе Денни играл на бас-гитаре в ансамбле вместе с Алексом, потом поступил в нью-йоркский университет. Как-то я слышала, что Алекс говорил Бену, будто Денни занялся прибыльным делом — продажей фальшивых удостоверений личности своим приятелям-студентам, которые жаждали иметь возможность болтаться по барам, пить и блевать до того, как достигнут совершеннолетия. Это новое рискованное занятие было продолжением его предыдущей работы: торговли марихуаной в раздевалке для мальчиков в средней школе Шорхэвена.

Денни Риз был испорченный, но удачливый: ни арестов, ни судимостей. Он был более чем удачливым — он был умным, очень обаятельным и привлекательным. И за его острым плутовским умом, за его легкой улыбкой я всегда чувствовала доброту. Может, не доброту, но доброжелательность. И ни в коем случае не подлость. Ребенок был испорченным, но добрым.

В юношеские годы, когда, несмотря на тщательно продуманные причины — включая деликатные записки от врача, — Денни был на грани провала на экзамене по «Введению в театральное искусство» у Касс, потому что не написал итоговое сочинение за семестр, я после репетиции их ансамбля пригласила его домой вместе с Алексом. Под предлогом, что мне необходима их помощь в перестановке мебели на террасе, я объясняла им суть «Стеклянного зверинца». Алекс нашел мою лекцию не просто скучной, но смертельно скучной, чтобы слушать ее в тишине, и затянул какую-то мелодию. А Денни прекрасно понял, что я затеяла. Он слушал внимательно, а через два дня получил на экзамене «отлично», и это дало ему необходимую сумму баллов, чтобы закончить курс — к большой досаде Касс. Я надеялась, что мое вмешательство даст Денни еще один шанс — поможет поступить в колледж и использовать это как базу для развития его антрепренерских способностей.

Хотя у меня и не было денег, я подумала, что справочная Манхэттена даст мне домашний адрес Денни. Я узнала, где он живет — на захудалой маленькой улочке недалеко от Гудзона. Была уже почти полночь. Здание имело форму куба. На нем была вывеска «Даун Л. Януччи. Косметолог-электролог. Эпиляция», которая болталась над давно заброшенным складом и означала, что весь первый этаж занят этой фирмой. Было нацарапано что-то еще, но у меня хватило ума не читать.

Поскольку полночь для Алекса это еще день, а Алекс с Денни были друзьями-полуночниками, я не боялась, что разбужу его. У меня были сомнения относительно самого Денни. Привлекательный? Без сомнения. И бесчестный, как черт. Однако каждый любитель детективов знает, что замешанная в убийстве средних лет дама не должна быть очень разборчива в людях, с которыми имеет дело. Я хотела позвонить, но звонка не было. Я постучала в дверь, потом сильнее. Маленькая полоска света виднелась на втором этаже. И я сделала то, что делали в Бруклине, когда хотели привлечь чье-то внимание.

— Денни! — заорала я во всю силу своих легких. — Денни!

И когда кто-то из другого дома завопил в ответ: «Заткнись!», — окно на втором этаже открылось. Денни был без рубашки, темные волосы падали ему на глаза. Похоже, он не был в восторге от появления компании. Он поднял раму повыше, чтобы высунуться еще больше и лучше рассмотреть меня.

— Денни, — сказала я и встала под уличный фонарь. — Это я.

Ни признания. Ни ответа. И поскольку я теперь стала героиней радиорепортажей, я не могла назвать своего имени.

— Это мама Алекса.

Окно с шумом захлопнулось. Через секунду он, пробежав через склад, открыл дверь.

— Я не решилась заходить к тебе так поздно, — сказала я, — но было бы очень сложно объяснить все по телефону.

Он схватил меня за руку и, втащив внутрь, повел к лестнице в задней половине дома.

— Э-э… — начала я. — Ты слышал?

Денни кивнул. К нему вернулось хладнокровие. В школе он был невысоким и плотным подростком. Сейчас он был ненамного выше меня, но похудел, сформировавшись в идеальный широкоплечий мужской треугольник.

О вас только что сообщили в одиннадцатичасовых новостях, — сказал он. — Они использовали чью-то любительскую видеозапись на выпускном вечере в школе. Вы, смеясь, разговаривали о чем-то с доктором Хигби и мистером Пересом, а когда заметили камеру, помахали рукой.

Я не хочу доставлять тебе неприятности, — сказала я. — Но мне некуда идти.

— Пошли наверх.

Я была признательна уже за то, что он не сказал: «После вас» — мои мышцы так болели, а ноги так ныли, что я была вынуждена схватиться двумя руками за перила и буквально тащить себя по лестнице, как старуха. Однако я предпочла смотреть на упругий зад Денни Риза в потертых джинсах Ливайс, чем он смотрел бы на мой во французских слаксах и, без сомнения, заметил бы, что он давно лишился прежней упругости.

Он закрыл дверь квартиры и, заперев на три замка и задвинув намертво засов, приставил на место прикрепленный к полу металлический прут. У Денни было много чего, что надо было охранять — конечно, это не относилось к его старой с торчащими пружинами кушетке, на которую он предложил мне сесть. Каким электронным богатством он обладал! Телевизор с огромным экраном, два видеомагнитофона, огромное количество стерео и аудиоаппаратуры, микрофоны.

— Миссис Мейерс, — он произнес мое имя медленно, выделяя каждый слог.

Я предположила, что это новая меланхолическая манера приветствия.

Денни.

Предположим, я не буду спрашивать, что у вас нового, — произнес он.

Он был не слишком воспитанным и не стал дожидаться моей реакции. Вместо этого он исчез в другой комнате и вернулся, застегивая манжеты черной шелковой рубашки. Сама рубашка осталась расстегнутой. Он застыл в дверном проеме, сложив руки на груди, и внимательно посмотрел на меня.

Чем я могу вам помочь? — спросил он.

Ничем.

Опершись руками о колени, я пыталась приподняться. Но не могла.

— Я напрасно пришла сюда. Извини. Сейчас, еще минутку.

Он неторопливо прошелся по комнате и сел рядом со мной.

Я так устала, что не могу собраться с мыслями. Я увидела девушку в джемпере нью-йоркского университета и вспомнила о тебе. Что ты единственный, кто не выдаст меня полиции.

Миссис Мейерс.

Да.

Вы неправильно рассуждаете.

Неправильно?

Да, как и любой, кем интересуется полиция. Вам следует рассуждать так: подружка мистера Мейерса — или кто-либо из его фирмы — могут предложить денежное вознаграждение за информацию, которая поможет поймать вас. Далее вам следует рассуждать так: если это вознаграждение уже назначено, то Денни Риз как раз тот тип, который продаст бабушкину каталку прямо из-под самой бабушки.

Он положил одну ногу на кофейный столик, другую на перевернутую корзину для бумаг. На нем были ковбойские ботинки. Ботинки весьма преуспевающего ковбоя: кофейно-коричневого цвета из крокодиловой кожи.

Я так о тебе не думаю. Я знаю, Денни, ты можешь свернуть с правильного пути. Но не настолько.

Вы действительно так думаете?

Я думаю, что тебе абсолютно все равно, убила я мистера Мейерса или нет, хотя даю слово, что нет. Я надеюсь, что ты поможешь мне, потому что вы с Алексом были друзьями. Или потому, что ты считаешь меня хорошим человеком. Или потому, что сам, как… — у меня не хватило мужества договорить.

Продолжайте. Как кто?

Как человек, нарушающий закон…

Он откинул голову на спинку кушетки. Мимолетная улыбка пробежала по его губам и тут же исчезла.

Я помогу вам, — сказал он.

Спасибо, Денни, но я обязана предупредить тебя… У тебя могут быть неприятности. Ты ведь знаешь об этом.

Конечно. За укрытие преступника.

Ты стал читать детективы, Денни.


Нет, миссис Мейерс. Не стал. Я тот, кем вы меня назвали, — он одарил меня улыбкой, вызывавшей у школьниц головокружение. — Источник нелегальных услуг. Мой адвокат называет меня нарушителем закона. Но даже он признает, что я — классный нарушитель закона. Осторожный нарушитель закона. Такой нарушитель закона, который никогда не попадет в лапы полиции.

Да, но они обвиняют меня не в продаже фальшивых денег в раздевалке.

Я видела, как он борется с желанием скрыть свое изумление.

— Я хороший учитель. Я знаю своих учеников и знаю все про них. Я знаю про деньги. Я знаю про таблетки. И если кто-то скажет мне, что ты продавал тонну кокаина, я не умру от неожиданности.

Я покончил с этим.

Отлично!

Я связан с изготовителями фальшивых удостоверений личности. Не паспорта или что-то вроде них. Паспорта, валюта — это опасно, если твои клиенты связаны с государственными или художественными ценностями. Но я знаю парня…

Мне не нужен паспорт, не нужны фальшивые деньги. Неужели я похожа на двадцатилетнюю девицу из колледжа, пытающуюся сбежать с одним из ваших музыкантов, или что мне требуется лицензия на право вождения машины?

Он спустил ногу с корзины для бумаг.

Не подумайте, что я невежлив, или что еще, но чего вы хотите?

Мне нужно место, где бы я смогла выспаться сегодня ночью.

О, в этом не сомневайтесь.

— А сможешь ли ты сообщить Алексу, что я в порядке, и выяснить у него, что происходит дома? Телефонная линия прослушивается.

Без проблем.

Нет, лучше не звони домой!

Послушайте, — прервал он меня. — Вы думаете, я позвоню Алексу и скажу: «Я точно знаю, что миссис Мейерс жива и здорова и хорошо выспалась в Гринвич-Виллидж?» Нет. Я позвоню Алексу и скажу, что очень сожалею по поводу случившегося с его стариком. Мы поговорим о музыкальном мире Сиэтла, вспомним о прошлом ансамбля, о нем, как ведущем певце, и обо мне, как ударнике…

Но ты же играл на бас-гитаре?

Это знаете вы. Это знаю я. И это знает Алекс. Но полицейские этого не знают. И, если у него не куриные мозги, он сообразит, что ему надо позвонить мне по другому телефону.

Он остановился и, аккуратно заправив джинсы в ботинки, прошел в свою комнату. Оттуда он вернулся с подушкой и стеганым одеялом, которые, вероятно, были белыми, когда он начинал учебу в университете четыре года назад.

— Если вы хотите провести так всю ночь, опасаясь, что я выдам вас, давайте посидим. Но на вашем месте я бы лег спать.

Он не очень колебался, прежде чем добавить:

— Вы выглядите ужасно!

Я была слишком измотана, чтобы возмущаться следами губной помады и коричневыми пятнами на наволочке. Я порезала голень обломком компакт-диска, застрявшим между подушками кушетки: в рану, наверное, попадет инфекция от собравшейся годами грязи. А пол! Даже в слабом уличном свете я увидела промасленную бумагу от коробок для пиццы, использованные бумажные носовые платки, банки от пива, винные бутылки и грязь.

Грязь. Засыпая, я увидела грязь на полу кухни Галле Хэвен, Грязь на полу от двери до ботинок Ричи. Ботинок или ботинка? Я осмотрела подошвы. Много грязи в бороздках на левом ботинке. И почти нет на правом. Может, потому что грязь с правого ботинка осыпалась на пол? Или только одна нога попала в грязь, когда он парковал машину?

Я повернулась на спину. «Мне надо постирать мое белье», — подумала я. Но я была настолько усталой и слабой, что не могла даже подумать, что мои ноги еще когда-нибудь встанут на грязный, замызганный пол жилища Денни.

«Грязь, — говорила я себе. — Думай о грязи. Думай об отпечатках шин. Там, где Ричи оставил свою машину, он не должен был попасть в грязь. Он наступил…» Я прищурила глаза, чтобы лучше представить то место. «Он наступил на узкий ковер осенних листьев. Сухих листьев. Они и должны были быть сухими. Дождя не было дня два или три до этого. Один шаг. Его следующий шаг уже должен был быть на дорогу. Каким образом его ботинки могли попасть в грязь?».

«Почему полицейские не задали себе этого вопроса? Брали ли они образцы почвы с ботинок Ричи и сравнивали ли ее с грязью на полу? Они должны были сделать это. А с грязью, где парковалась машина? Конечно. И грязь со всех трех мест должна быть одинаковой».

«Но они брали пробы только с отпечатков его шин — а не следов на кухне. Не было никаких следов ног рядом с машиной Ричи. Откуда появилась грязь на полу в кухне? От того человека, кто был с ним, или который следовал за ним и наследил в кухне? От того человека, кто видел след грязи от двери и понял, что на ботинках Ричи не было грязи, значит, надо их замазать, чтобы было ясно, что Ричи был один. И, значит, только один человек может быть подозреваемым, и этот подозреваемый находится в Галле Хэвен».

Подозреваемый человек крепко спал.

Глава 12

Ванная Денни Риза была такой же ослепительной чистоты, как и его комната, но в половине девятого утра я не могла позволить себе быть слишком привередливой. Я приняла душ, убедив себя, что не вызову безумного желания, если буду принимать ванну или мыться под душем. Я вытиралась махровым халатом, единственной чистой вещью, которую я смогла найти в ванной, когда Денни сказал через дверь:

Дайте вашу одежду.

Что?

Я иду за кофе и за деньгами. Я сдам ваши вещи в китайскую прачечную и оплачу стирку.

Мои слаксы и свитер требуют сухой чистки, — объяснила я через дверь.

Хорошо. Но для этого потребуется целый день.

Я опасалась, что Денни обманет меня с одеждой, и как раз в этот момент он произнес:

— Держу пари, вы беспокоитесь, что я надую вас с одеждой. И знаете, что не сможете сбежать, пока я не получу вознаграждения, — и добавил, — откройте. У меня есть кое-что для вас.

Я с треском приоткрыла дверь. В щель просунулась рука с вельветовыми брюками и черным, хорошо выстиранным и пахнущим фабричной обработкой свитером.

Я не смотрела новости, — сказала я. — Что, действительно объявлено вознаграждение?

Это сказали по радио. Пятьдесят кусков за содействие в опознании и аресте убийцы.

Пятьдесят тысяч?

Я не могла застегнуть штаны. Однако если учесть, что зад Денни равнялся приблизительно двум моим кулакам, то было большой победой, почти чудом, что я смогла застегнуть молнию больше, чем наполовину.

— Компания мистера Мейерса предоставила деньги.

Через голову я натянула свитер Денни. Даже когда я нянчила двоих детей, я не жаждала ходить без бюстгальтера — в сорок семь лет привычки уже не меняют. Я натянула большой, не по размеру, торчавший, как горб у Квазимодо, свитер с плечами, выпиравшими больше, чем грудь, кое-как причесала волосы и открыла дверь.

Верите или нет, но я не собираюсь выдавать вас, — сообщил он мне.

Я верю тебе, — сказала я.

Итак, моя жизнь в руках двадцатилетнего мальчишки, бывшего толкача наркотиков, одетого в черные джинсы и черную рубашку, и я не имею ни малейшего представления, поступаю ли я сейчас разумно или совершаю смертельную ошибку.

Раз ты идешь в прачечную… — добавила я, схватив с кушетки стеганое одеяло.

Миссис Мейерс, — сказал он невинным тоном.

Знаю. Я не твоя мать. Но одеяло грязное.

Это мое одеяло, миссис Мейерс.

Конечно, твое. На тот случай, если я задержусь у тебя в гостях, я бы хотела иметь одеяло почище. И зови меня Рози.

После того, как он ушел, — с одеялом, — я позвонила в школу. Как я и надеялась, ответила секретарь канцелярии Крис. Так как она, без сомнения, была самой большой эгоисткой во всех среднеатлантических штатах, то уже не имело значения, заглушал или нет мой голос купальный халат, который я набросила на телефонную трубку. Ее не волновало, кто я или что мне надо, поскольку мой звонок не касался ее, ее приятеля или его намерений. Я передала ей заранее оговоренный с Касс сигнал. Я сказала, что это говорит медсестра из кабинета доктора Гольдберга и подтверждает время приема на половину второго в субботу. Сообщение служило сигналом для Касс быть у условленного телефона-автомата недалеко от кафетерия в час тридцать и ждать моего звонка.

В моей голове мелькнула мысль, не позвонить ли мне Стефани относительно ее адвоката из Нассау, но, хотя на девяносто восемь процентов я была уверена, что она меня не выдаст, я не могла позволить себе такой риск. И что более важно, ее последняя рекомендация Форреста Ньюэла была настолько неудачной, что вызывала сомнение в ее компетентности. С другой стороны, в заднем кармане моих брюк — точнее, брюк Денни, не было списка адвокатов по уголовным делам, а мне нужна была помощь.

Денни вернулся через пятнадцать минут с двумя коробками кофе.

— Рози, ты еще здесь? — холодно констатировал он.

Глаза его были полузакрыты в сонной сексуальной манере певца — мечты подростков в телешоу.

А ты думал, я сбежала?

Некоторые сомневаются во мне.

Денни, прекрати. Я знаю тебя давно.

Он улыбнулся. Каким он был привлекательным!

Самое разумное для тебя — убежать.

Возможно, но ты мне еще нужен.

Да? Зачем?


Знаешь ли ты кого-нибудь из адвокатов по уголовным делам на Лонг-Айленде?

Конкретней?

Он высыпал кофе и разорвал зубами два пакетика сахара.

Имя, Денни.

А!

Минуту он, задумавшись, покусывал пластиковую ложку.

— Винсент Кароселла, — произнес он в конце концов. — Когда-нибудь слышала о нем? Он очень известен.

Имя показалось мне знакомым. Может, из программы «Новости 12», в которой рассказывают о процессах по делам об ужасных убийствах на Лонг-Айленде. По крайней мере, не похож на того педанта с часофобией.

— Никто из моих друзей не пользовался его услугами, поскольку он не занимается делами о наркотиках. Но для очень сложных…

Денни заколебался ненадолго, выбирая между словами «дело» и «дерьмо», но поскольку мы были уже на «ты» и называли друг друга по именам, он выбрал «дерьмо».

— …для очень сложного дерьма, — он сложил кончики большого и указательного пальцев и сладостно их поцеловал, — Винсент — конфетка!

Затем он собрался позвонить Алексу, а также предложить одному старому клиенту большое дело в обмен на новенькое удостоверение личности и чистое водительское удостоверение Нью-Джерси.

Когда я позвонила в пять минут девятого, Винни Кароселла был уже в конторе. Мы провели предварительные переговоры. Его образование: Аделфи колледж и Юридическая школа университета Сент-Джонс, он был главой бюро по расследованию убийств при прокуроре федерального судебного округа Нассау. Его гонорар: поскольку я обратилась так поздно, он берет триста долларов в час. Он не спрашивал меня, убила ли я Ричи.

Рози, — сказал он. — Я должен быть с вами, откровенным. Бегство не поможет вам.

Винни, вы говорите, если я сдамся сама?.. Какие шансы, что полиция будет искать убийцу Ричи?

Почти никаких.

Какой у него был голос! Глубокий, страстный голос, который может вызывать у суда слезы. Его голос расшевелил мою память. Я вспомнила, что видела его на экране, на ступеньках здания суда, где он говорил репортерам, что будет считать свою роль в американской судебной системе выполненной с принятием судом вердикта о невиновности. Ему было около пятидесяти. Такой щеголеватый пижон.

Поймите, Рози, чем дольше вы будете находиться в бегах, тем труднее мне будет убедить людей в вашей невиновности. Ясно?

Ясно.

А теперь расскажите мне все.

Я рассказала. Он убедил меня, что, как только он получит поручение на ведение дела, он наймет человека следить за Джессикой, выяснить, не скрывала ли она ребенка или любовника от Ричи. А что касается грязи на ботинках и отпечатков шин, то он вряд ли сможет получить копии отчетов из лаборатории, пока я не появлюсь. Так или иначе, он поговорит со своим приятелем-прокурором в Минеоле и, может, сам ознакомится с кое-какими бумагами.

Кто знает, — сказала я. — Может, вы найдете что-нибудь для моего оправдания?

Да, такое случается, — согласился Винни. — Вы не оставите мне свой номер, если вдруг понадобится найти вас?


Лучше не надо. Дело не в том, что я вам не доверяю, а в том, я сама не знаю, где буду на следующий день.

Тогда звоните мне ежедневно, примерно в это время или раньше. Я бываю здесь с семи тридцати. И нахожусь до девяти-десяти вечера. Не бойтесь побеспокоить меня — это моя работа.

Прошло полчаса, а Денни все не возвращался. Может, он уже сдал меня полиции? А может, он следит за полосканием в стиральной машине? Но, с другой стороны, у меня было время. Я проникла в его комнату, чтобы еще что-нибудь узнать о своем благородном рыцаре. Кровать, что не вызывало удивления, была не убрана, но, в отличие от гостиной, о спальне нельзя было сказать, что она похожа на Федеральный фонд помощи недееспособным. Его учебники были так аккуратно сложены на полу, что было ясно: он не прикасался к ним месяцами, а, может, годами. Никаких признаков того, что он что-нибудь читал для развлечения, даже спортивных новостей или биографий рок-музыкантов. И, естественно, никакой занимательной фантастики. Его черно-белая бас-гитара лежала на массивном усилителе, старые выпуски журнала «Басе Плейер» и сборник песен Ред Хот Чилли Пепперс валялись сверху. Журналы не очень старые, но, когда я провела пальцем по гитаре, на нем остался слой бархатной нью-йоркской пыли. Нашлись и некоторые признаки присутствия женщин: черепаховая заколка для волос под радиатором и маленькие белые трусики в углу шкафа.

Все остальное в шкафу было в порядке. Денни явно любил свою одежду. Цветовая гамма — от темно-серого до черного — очень тщательно подобрана. Единственным исключением были синие джинсы.

Не было никаких признаков его деятельности: ни одной фальшивой лицензии на право вождения, ни одного фальшивого удостоверения личности. Таблетки, найденные мною, были абсолютно легальными, в аптечных флаконах с его фамилией, хотя, если ему требовалось такое количество успокоительного и снотворного, ему следовало бы обратиться в благотворительное лечебное заведение. Я взяла несколько его таблеток, но, вспомнив, что мою голову оценивают в пятьдесят тысяч долларов, я успокоилась сама. А почему бы и нет? Денни не предаст меня — я, черт побери, в хороших руках. Он очень осторожный парень; если полицейские придут к нему, они могут вломиться с угрозами, сломать дверь — и ничего не найти. Однако я нашла кое-что в его аккуратно развешанных штанах. Карманные деньги. Если мое предчувствие относительно него правильно, то о шестидесяти трех долларах, которые я нашла в кармане его брюк, было забыто давным-давно. Я почувствовала стыд, вину и даже страдание из-за своей неблагодарности, но этого было недостаточно, чтобы остановить меня. Я взяла эти деньги.

Я позвонила в Дейта Ассошиэйтед. Я не спросила офис Ричи — его секретарша знала мой голос. Я попросила офис Джессики. Я сказала ее секретарше Хелен, которая или слишком много курила или была не очень женственной, что я работаю в отделе новостей «Хартфорд Курант» и проверяю факты для статьи. «Действительно ли мисс Стивенсон одобрила вознаграждение в пятьдесят тысяч долларов?» Ответ был утвердительным. «А ее должность в Дейта Ассошиэйтед?» «Президент». «Президент?» «Да, исполняющий обязанности президента. Со вчерашнего дня».

Я вспомнила, как Гевински убеждал меня, что у Джессики не было причин убивать своего любовника с кучей баксов. А как насчет того, что я только что услышала? Ричи мертв — и она стала президентом мультинациональной компании — с зарплатой и правом контроля за финансовой деятельностью. Теперь она сама женщина с кучей баксов. И с новой должностью она получила право на власть. Итак, сержант, у нее была причина.

И если говорить о причине, то как быть с дорогим папочкой? Если он не был ее отцом, а был более богатым, влиятельным, аристократичным и — хотя я сомневаюсь в этом — более страстным любовником, чем Ричи, не послужило ли это дополнительным стимулом воспользоваться моим кухонным ножом? Одним ударом ножа она получила: убийство Ричи, повышение по службе, нового, более влиятельного, если не более страстного любовника. Забудем любовника. А как насчет мужа? Мистер и миссис Папочка. Вот в этом и изюминка. Джессика знала, что сможет избавиться от Ричи, только убив его. Со смертью Ричи она становилась членом клуба Молодых Президентов, что было очень престижно.

Личным секретарям платят за сохранение конфиденциальности. Если даже Хелен испытывает отвращение к Джессике, это не имеет значения. Она не выболтает мне ничего. Через несколько минут я вспомнила о другом бывшем личном секретаре. Ричи уволил Фрэн Гундерсен за шесть месяцев до того, как получила отставку и я. Можно ли заставить Фрэнсис выдать секреты?

Возможно. Когда Фрэн исполнилось пятьдесят три, Ричи вручил ей чек на выходное пособие и посадил в ее кресло некую Дафну. Она действительно выглядела, как греческая мифологическая Дафна: узкокостная, с глазами-блюдцами и английским акцентом. Я должна была бы предположить, что предательство по отношению к Фрэн повлечет за собой еще одно. Но я не сделала этого. Ричи был моим мужем, и, как муж, имел право малость присочинить, как много он потерял за карточным столом во время семейных каникул в Пуэрто-Рико, а я, как его жена, проявив благоразумие, должна была вести себя так, будто жизнь основана на правде. Может, я и не была такой большой дурой, когда поверила ему, что Фрэн стала рассеянной. «Что происходит с женщинами, когда они переживают климакс?». И какой выход он нашел из положения? Избавился от нее.

Я вспомнила, что она жила в незнакомой мне части Бруклина, в районе, называемом Сансет-парк, где проживала большая колония скандинавов. Я допустила немного дерзкое предположение, что женщине ее возраста, возможно, трудно найти другую работу, и она, скорее всего, будет дома.

И она действительно была! Она ответила по телефону так же протяжно, как и раньше, во время работы с Ричи. «Хэл-л-о-о!».

Я оставила короткую, без подписи, записку, что скоро вернусь, на телефоне Денни. Вместо детективных солнечных очков, которые, я уверена, у него были, но я не смогла их найти, я спрятала себя под козырьком ужасной пластиковой бейсбольной шапочки. Я вышла из дома, и в течение трех минут на углу улицы раздумывала: Метро? Слишком много людей владели информацией к одиннадцати часам. Такси? Все мое богатство составляли сейчас шестьдесят три доллара. Дни, когда я могла позволить себе расточительство, остались далеко позади. Метро? Такси? Такси? Метро? Паралич слетел с меня мгновенно, когда я заметила рядом полицейских, патрулировавших квартал.

— Такси!

И я умчалась в Бруклин.

Шофер долго искал Сансет-парк, и эта дорога обошлась мне в двадцать семь долларов и сорок центов. Маленький дом Фрэн стоял в одном длинном ряду светло-коричневых кирпичных домов, построенных еще в тридцатые годы, как бы прилепившись к ним. Вся ее улица с карликовыми кленами и маленькими газонами имела потрясающее сходство с кукольной страной.

Когда она открыла дверь, мне надо было поднять голову — она почти на голову была выше меня. Когда-то у нее было румяное лицо и крепкое тело чемпионки по бегу, но после того, как Ричи уволил ее, она, мягко говоря, расплылась.

Поняв, кто я, она крякнула от удивления.

— Извините, Фрэн, что я таким образом появилась у вас.

Она выглядела по-деловому, в серой фланелевой юбке и блузке с длинными рукавами и крахмальными манжетами, а также маленьким болтающимся бантиком, который она всегда надевала под воротник. Она выглядела так, будто ждала, что невидимый начальник скажет: «Возьмите письмо, мисс Гундерсен». Но, когда я посмотрела вниз, я увидела ее белые ноги без чулок. На ней были розовые шелковые балетные тапочки с маленькими бантиками. Я почувствовала облегчение и печаль.

Я не собираюсь угрожать вам, — сказала я. — Я не вооружена и не опасна.

Совсем не смешно! — хихикнула она. На зубах виднелись следы губной помады: цвет ее одежды очень напоминал цвет жевательной резинки. Помада въелась в мелкие морщинки вокруг губ, что смазывало выразительность губ. — Вы насмерть закололи своего мужа и говорите, что не опасны?

Я этого не делала.

Вместо того чтобы заорать: «Полиция!» или захлопнуть дверь перед моим носом, Фрэн отступила назад, прижавшись к стене, так что я смогла протиснуться в узкую прихожую. Поскольку она не смогла проводить меня, я сама пригласила себя в гостиную и уселась на диван. Фрэн последовала за мной и уселась напротив меня с официальным чопорным видом. Ее маленький дом был приятной неожиданностью, наполненный классической скандинавской светлой мебелью и картинами, изображающими утреннюю зарю в фиордах и окутанных туманом поля. На самом деле великолепные картины!

— В течение последнего года у меня все время свободно.

Она так посмотрела на меня, что во взгляде можно было прочитать: «Я не боюсь смотреть вам прямо в глаза».

Давайте будем откровенны. Он поменял вас на совсем другой тип женщины. И вы убили его. Точка.

Фрэн, а вы не считаете, что надо поставить вопросительный знак?

Нет. И знаете, почему? Я благодарю вас за это, — она встала, схватила мою руку и пожала ее. — Я бы хотела иметь мужество сделать это самой.

Она с деловым видом уставилась на одну из картин.

— Один день у меня все идет, как по маслу… А другой… И вовсе не потому, что я старая кухонная тряпка. А потому, что я уволена.

Ее лицо покрылось красными пятнами от злости.

— Все! Вон отсюда!

Фрэн, такая приятная, добрая. Ричи говорил раньше, что мог нарисовать ее с волосами, уложенными, как нимб, вокруг головы. Такие светловолосые женщины, как Фрэн, непременно должны быть веселыми и жизнерадостными. Однако сейчас ее красивое лицо исказилось от горя или злости. Руки вытянулись и сжались в кулаки.

Нож в грудь, — прошипела она. — Между нами, подлец получил легкую смерть.

Я думала… Он сказал мне, что хорошо устроил вас.

Он дал мне деньги. Выходное пособие. Но что прикажете мне делать с оставшейся у меня жизнью? Вы окончили колледжи и думаете, что работа секретарши не такое уж важное дело, но это моя профессия. Я была довольна ей. Все мои подруги — секретарши. И все, что у меня осталось, это хорошее выходное пособие. И больше ничего. Я хожу на собеседования, но никто не хочет брать меня на работу — якобы из-за финансовых затруднений — но я-то знаю — я очень старая. Никто не хочет иметь рядом с собой старуху.

Но вы не старая.

О, прекратите! Я — старая. Вы — старая. Если я ему была уже не нужна, он мог бы перевести меня к кому-нибудь еще. Или, всего лишь, позвонив по телефону, дать мне работу в какой-нибудь сотрудничавшей с нами корпорации. Как можно сказать человеку, с которым проработал много лет: «Вы мне больше не нужны!»?

Не знаю, — бросила я. — Для него это не было болезненным уроком. Он ушел и поступил так же еще раз, только уже со мной.

Фрэн скрестила на груди руки, скрестила ноги, сгорбилась, потом распрямилась, будто успокаивая боль, сидевшую глубоко в груди. Я продолжала:

— Подумайте об этом минутку. Это было для него как пример. А если бы он сделал то же самое с ней? С Джессикой? Я хочу сказать, может, вы верите, что это я убила его. Но это не я — это она. Он ведь мог и ее вышвырнуть? А она, возможно, решила отомстить за себя?

Фрэн встала и разразилась хриплым пронзительным смехом. Потом она сказала:

Он никогда не сделал бы того, чего она не захотела бы.

А откуда у вас такая уверенность?

А как вы думаете? Дейта Ассошиэйтед была всей моей жизнью. Я до сих пор поддерживаю связь со всеми моими подругами. С Лаурой, Клейн, Хелен и обеими Мэри. Секретарши всех самых высокопоставленных боссов Дейта Ассошиэйтед. Золотая жила информации!

Пожалуйста, мне необходима помощь, чтобы выяснить, кто это сделал. Ведь если бы вы действительно думали, что я убийца, вы никогда не позволили бы мне войти в ваш дом.

Вы сделали то, что должны были с ним сделать. Знаю, что вы не маньяк-убийца или кто-то в этом роде. И вы не собираетесь убивать меня.

Фрэн, вы знаете меня много лет. Скажите, если бы я действительно собиралась убить Ричи, зачем бы мне это совершать таким глупым способом?

Она была возбуждена.

Думаю, вы не планировали этого. Думаю, вы просто потеряли на мгновение рассудок.

Но, послушайте, ведь есть же маленькая возможность поверить в то, что это не я, — мне было трудно говорить это, но я продолжала. — Поделитесь со мной вашими сомнениями. Ответьте на мои вопросы. Пожалуйста, Фрэн.

Некоторое время она молча разглаживала свои манжеты. Она выглядела собранной и самодовольной. Мне не понравилось, что она восприняла мою горячность с таким удовольствием. Что я ей сделала? Разумеется, я была женой ее босса, но я была порядочной, воспитанной женой. А вот Фрэн не всегда в запальчивости могла подавить свою гордость. Или, может, я, сама того не заметив, сказала что-нибудь в покровительственной манере, которая ей не понравилась?

— Мне нужна помощь, — умоляла я.

Никакого ответа. Она смотрела сквозь меня, о чем-то задумавшись.

Продолжайте, — сказала она, сжав пальцы так, что хрустнули суставы.

Расскажите о Джессике.

Это не вопрос. А я думала, что вы — преподаватель английского.

Хорошо. Я скажу по-другому. Джессика назначена исполняющей обязанности президента. Вам не кажется, что это страшная цена за смерть Ричи? Или вы знали, что она всегда добивалась чего-то большего, желая занять его место?

Ответ будет следующим, — заявила она с нотками насмешки в голосе. — Всегда добивалась! Она прирожденная карьеристка! — Фрэн громко засмеялась и смеялась очень долго. — Ну как, дала я вам какую-нибудь зацепку?

Она откинула голову и продолжала смеяться. Она даже напугала меня немного. Я хотела убежать, но вместо этого села и применила один из своих педагогических приемов — я понизила голос почти до шепота, так, что она должна была сосредоточиться, чтобы услышать меня.

Как вы и ваши подруги узнали о честолюбивых замыслах Джессики? — проговорила я.

Что?

Я повторила вопрос.

— Мы встречались между собой. Мы печатали их письма. Мы заказывали им телефонные разговоры, — ответила она очень серьезно. — Мы знали их.

Расскажите об их деловых отношениях.

Ваш муж был необыкновенно контактен. Кроме того, он был хороший бизнесмен. Но если сказать правду, великим бизнесменом он не был. Был слишком осторожным. И однажды она подтолкнула его дальше, чем он хотел идти.

Каким образом?

Вот таким — заставила его занести топор над Груеном. Вот таким — заставила его выйти на международную арену. Вы, может, и не знаете. Она откопала целую армию экспертов, которые убедили его, что если он не откроет филиалы в Европе и на Дальнем Востоке, то это сделает кто-нибудь другой.

— Но это было пару лет назад. А что в последнее время? Может, у нее появились новые идеи, которые он не поддерживал?

— О превращении компании в общество открытого типа вы что-нибудь слышали? Или это для вас слишком большая новость, чтобы проглотить?

Никто не назовет меня волшебником с Уолл-стрит, но им и не надо быть, чтобы понять, что превращение фирмы в акционерное общество открытого тина сулило Ричи кучу денег. Я также знала, что эта идея всегда нервировала его, отчасти потому, что он и не предполагал, что, пока он полон обаяния и является полновластным хозяином компании, его ждет такая участь, как нож в груди. А став открытым обществом, Дейта Ассошиэйтед вышла бы из-под его контроля. Тысячи, миллионы акций разлетелись бы повсюду, и ее смог бы прибрать к рукам какой-нибудь иностранный хищник или кто-нибудь свой, но более решительный, чем Ричи. Он и не предполагал, что этот хищник сидит рядом — Джессика Стивенсон.

— Он что, определенно собирался сделать ее открытой?

Было трудно в это поверить. Годами он отказывался от этой идеи, пока его бухгалтеры или адвокаты не подбрасывали ему ее снова.

Как утверждают Хелен и Маленькая Мэри, они ждали только окончания бракоразводного процесса, чтобы вы не совались в это дело.

Вот это да! — произнесла я.

Вот это да.

Минуту мы молчали. Ее злость постепенно улетучилась.

— Хотите кофе или чего-нибудь еще?

Мы закончили разговор в кухне, маленькой, но прекрасно отделанной, со сделанными на заказ шкафчиками из светлого дерева. Большой белый кафель был разрисован серыми птичками. Пока мы ждали кофе, она спросила, не голодна ли я. Я ответила, что немного.

Я заканчивала есть второй сэндвич с болонской колбасой и тоненький ломтик еще не до конца размороженного сырного кекса Сары Ли, который Фрэн подала с подчеркнутым радушием, когда я спросила ее:

У меня создалось впечатление, что Ричи был больше влюблен в Джессику, чем она в него.

Без сомнения.

По моим источникам, она встречается с более пожилым мужчиной. Достаточно старым, чтобы годиться ей в отцы. Мои источники абсолютно уверены, что это ее любовник.

Николас Хиксон, — сказала она с выражением скуки, как о чем-то само собой разумеющемся.

Вы уверены?


Вы верите, что Хелен Вулли знает точно? Хелен была секретаршей Джессики.

Хелен, такая симпатичная ловкая пышечка.

— Да, — ответила я. — Я доверяю ее словам. Кстати, имя Хиксон — очень знакомое. Кто он?

— Всего лишь глава безопасности Метрополитан. Даже я знала, что это была вторая или третья крупнейшая брокерская компания в мире.

А как вы узнали о его связи с Джессикой? — спросила я, вспоминая седовласого энергичного мужчину в халате Ричи.

У них было слишком много длинных обедов. Хелен рассказывала. Очень, очень длинных. До пяти часов. Уверена, что они обсуждали гарантия размещения акций Метрополитан в Дейта Ассошиэйтед. Ха-ха-ха. Еще были поездки в Лондон, в Вашингтон.

— Она открыто ездила в поездки с этим Хиксоном?

Фрэн прищелкнула языком с отвращением.

— Конечно, нет! Но Хелен и его секретарша — подруги. Вам что, объяснить все по буквам? Планы маршрутов, различные гостиницы, но, если вы думаете, он ночевал в «Четырех сезонах» в Вашингтоне, если у нее была комната с огромной двуспальной кроватью в «Мэдисон», то вы очень… — она замялась.

…Очень наивная. Нет. Я не наивная. Вы думаете, Ричи знал о них?

Не знаю. У Джессики хватит ума и на двоих мужчин. А он тоже не был дураком.

Да, не был. И вероятно догадывался, что его роман с Джессикой уже заканчивается, потому что в последние несколько недель своей жизни он приказал своему адвокату по бракоразводному процессу изменить действия. Спор, кому отойдут антикварные подставки для дров в камине, закончился. Гармония, если не настоящая добрая воля, проявилась внезапно, наряду со страстным желанием покончить с этим делом как можно скорее, потому что «это так ужасно», и производит тяжелое впечатление также и на мальчиков.

Так или иначе, я знала своего мужа. Он любил эти подставки и называл меня мелочной только потому, что я также хотела их. Я поняла, что согласие Ричи оставить их мне вовсе не означало, что он примирился с этим. Нет, он просто страстно желал получить развод, стать свободным и жениться на Джессике. Я сказала Хони, своему адвокату, что, по моему мнению, эта спешка объясняется беременностью. На что она ответила мне: «Ах, эти старые ловеласы! Они думают, что если заведут ребенка с новой женой, то будут жить вечно. Ха! Эти новые дети забирают десять лет их жизни». На это Фрэн сказала мне, что он торопился с разводом не потому, что Джессика была беременна, а потому что боялся — если не поторопится, потеряет ее из-за Николаса Хиксона.

Фрэн облизала указательный палец и начала собирать крошки со сковородки, на которой разогревала кекс. Совсем случайно она спросила:

Если она собиралась бросить вашего мужа ради этого мужчины, зачем тогда ей беспокоиться и убивать его? Это не имеет смысла.

Имеет, если Ричи пытался остановить ее или силой пытался заставить выйти за него замуж, когда она этого не хотела.

Она многозначительно фыркнула.

Заставить ее выйти замуж? Он что, приставил пистолет к ее голове?

Может, у него было что-нибудь на нее. Знаете… может, он шантажировал ее?

Думаете, он так глуп… или так влюблен, что заставлял ее выйти замуж?

— Может.

На это она еще раз фыркнула.

— Послушайте. У нее было все, что ему нравилось. Блестящая. Удачливая. Элегантная. Умудренная опытом.

Фрэн кивнула. Она знала Ричи.

Она завладела им — это так, но, может, только с самого начала, — я помолчала. — Вы работали, когда она пришла на фирму?

Да.

Вы полагаете, у них начался роман сразу же, когда она пришла.

Она посмотрела как-то неловко, затем отрицательно покачала головой. Нет. Решительно нет.

— Вы уверены?

Она кивнула.

Я рискнула:

— А с кем-нибудь до Джессики у него были романы?

Она захохотала. Простое «да» было бы уместнее. Она, видимо, поняла это, потому что тут же пробормотала:

Извините.

А вы знаете, с кем?

Фрэн посмотрела куда-то в сторону. Ее губы собрались в ярко-розовый цветок, пока она собиралась с мыслями. В конце концов спокойным — для Фрэн — голосом она сказала:

Меня все время интересовала одна вещь. Мэнди. Вы ведь знаете Мэнди?

Мэнди? Нет. Почему?

Перед тем, как я ушла, ему очень часто звонила Мэнди.

Мэнди?

— Была одна Мэнди. Она училась с моим сыном Беном в школе и была одного с ним возраста. Еще одна-единственная Мэнди, о которой я слышала, кажется, адвокат. Она бегает с одной из моих соседок. Но я ее никогда не видела. Они бегают по вечерам, когда Мэнди возвращается с работы из города.

Мог Ричи познакомиться с ней на каком-нибудь вечере в школе? Или во время занятий спортом, перетягивая струны у ракеток? Может, она подошла к нему субботним утром на книжной лотерее на Мейн-стрит?

— А с кем из соседок она бегала?

Я на секунду забыла, что Фрэн, которая была секретаршей Ричи в течение пятнадцати лет, вероятно, в курсе и нашей личной жизни.

Со Стефани Тиллотсон.

А, с женой доктора Тиллотсона? Я кивнула.


Знаете, — медленно произнесла Фрэн, — вот так он встретился с Джессикой Стивенсон.

Вот так кто встретился с Джессикой?

Ваш муж. Однажды доктор Тиллотсон привел ее к нему в офис, и они вместе пошли обедать.

Я села прямо. Мой желудок сжался от боли. Я представила Джессику. Красивый и прямой нос. Один из носов доктора Тиллотсона?

Доктор Тиллотсон привел ее в офис по делу?

Они не пригласили меня присоединиться к ним.

А с моим мужем они часто звонили друг другу?

Нет. Очень редко. Я хочу сказать, не так, как с миссис Дрисколл. Она звонила ему каждый день. Иногда по утрам, когда я приходила на работу, они уже ворковали, — она покачала головой. — что такое было между ними?

Секс? — предположила я.

Нет, — она помолчала. — Не думаю.

Я тоже не думаю. Верите или нет, Ричи был славным парнем.

Она поняла, что я имела в виду его сексуальные способности. Она покраснела. И тут меня осенило, что, вероятно, все эти годы она совершенно не имела у него успеха. И этим объясняется не только сам факт ее злорадства, но и его глубина.

А о чем они говорили с Джоан Дрисколл, когда вы входили?

Сплетничали. Как две кухарки в кухне за чаем. Она обращалась со мной, как с тряпкой. Она звонила и говорила: «Мистера Мейерса!» — ни «здравствуйте», ни «пожалуйста». Костлявая шлюшка!

Я не могла представить, как Том ласкает ее выступающие бедра, гладит искусственную грудь, прижимает костлявый зад. А в колледже он чертовски хорошо это делал!

— У этой шлюшки ничего и не было, кроме свободного времени. Она часто посылала ему маленькие подарки. Или оставляла записки, где можно купить отличные кожаные ботинки к смокингу. Или «милые» авторучки Арт Деко. Как авторучки могут быть «милыми»?

— Вы думаете, это были ничего не значившие пустячки? Или за ними было что-то большее?

— Я думаю, он ей все рассказывал. Хотите знать, что я думаю? Она получала удовольствие слушать о том, что с ним происходит, а он получал удовольстие, рассказывая ей об этом.

Нет. Ричи не был таким.

— Он изменился, не так ли? Позвольте вам кое-что сказать. Вы не представляете, во что он превратился. А я — да. Я была там. Верьте мне. Клянусь, она знала про Мэнди. И определенно про Джессику. Вы, действительно, хотите знать про женщин в жизни мистера Мейерса? Не спрашивайте меня. Спросите миссис Томас Дрисколл.

Глава 13

Зеркало в этом «медицинском кабинете» было таким грязным, что Денни пришлось взять кусок туалетной бумаги и протереть его. Жест вежливости. Я могла бы обойтись и без этой его услуги, воспользовавшись для макияжа зеркалом в ванной комнате.

— С Алексом все в порядке, — в который раз заверил он меня. — О нем можешь не беспокоиться. Побеспокойся о себе.

Я вперилась глазами в зеркало. Удивительно: жизнь была жесткой, но так ужасно я не выглядела никогда за все эти годы.

Демонстрируя свою галантность, Денни через одного из своих друзей достал для меня новые документы: карточку Американ Экспресс и водительские права из Миннесоты на имя Кристины Петерсон, по которым мне стало всего сорок один год. Он сказал, чтобы я не волновалась — документы чистые. Он снабдил меня также невероятным количеством косметики. Я наложила ее на лицо, разумеется, ужасно безвкусно. Но кто теперь, черт возьми, заботится о вкусе? Прочь школу, прочь Лонг-Айленд, — я могу позволить себе стать любой женщиной, какой я захочу. Может, мне пойдут ярко-синие ресницы, черненые брови, розовые щеки и пунцовые губы?

Алекс говорил что-нибудь о Бене?

Бен в порядке. Он живет в твоем доме вместе с Алексом. Его подружка уехала обратно куда-то там.

В Филадельфию. А Алекс кажется спокойным?

Ты хочешь сказать, из-за того, что отец убит, а мать обвиняют в убийстве?

Да.

Похоже, он спокоен.

С помощью наркотиков?

Может, ему и понадобилась небольшая помощь такого рода. Перестань беспокоиться о детях, Рози. Они уже мужчины. Хорошо, я могу допустить: они беспокоятся о тебе. Кем бы они были, если бы не беспокоились? По крайней мере, они знают, что ты не убивала их отца, как об этом говорят все на Лонг-Айленде. Полицейский сказал Бену, что ты скрылась в городе.

То, что полицейским известно, что я в городе — еще не конец света. Моя записная книжка осталась у меня в сумочке. Там огромное количество имен и адресов по всей стране — мои кузины в Лос-Анджелесе, мать друга Бена, с которым он жил в одной комнате, в Солт-Лейк-Сити, каждый из клиентов Ричи, кому я посылала подарки. Для полиции было бы естественно считать, что я уже удрала из города.

Ничего подобного, если ты и дальше будешь посещать каждого, кто когда-либо участвовал в родео мистера Мейерса.

Пусть.

Как всегда, я наложила слишком густые тени. Денни наблюдал за мной, явно заинтересованный этим процессом. Я выбрала приличную обводку для глаз. Никто никогда не разглядывал меня так настойчиво. Конечно, за двадцать пять лет Ричи тысячу раз видел, как я красилась. Но он никогда не находил интересным то, что я делала. И уж, конечно, он ни разу не остановился посмотреть на это.

Рози!

Да?

Хочешь пистолет?

Карандаш выскользнул у меня из рук.

Ты сошел с ума!

Я просто спросил.

Я все-таки преподаватель английского языка, слава Богу!

Денни улыбнулся. У мальчика были великолепные зубы! И если говорить правду, все остальное в нем тоже было великолепно! Я подняла карандаш и приблизила лицо к зеркалу, чтобы обвести глаза и боковым зрением понаблюдать за ним. Я не хотела казаться возбужденной, позволив ему подумать, что он завел меня. Это было стыдно допустить даже в мыслях.

Денни меня не стеснялся. Я никак не могла определить, чем было вызвано его внимание? Неопытность? Холодность? — играть роль соблазнителя, чтобы потом посмеяться над тем, как старая баба — его учительница — строила ему глазки? Или это простая ненасытность, заставляющая пристально наблюдать за тысяча первым вознаграждением его мужским достоинствам? Эй, а как насчет подлинно сексуального интереса? Как насчет сопереживания, сочувствия к человеку, оказавшемуся вне закона?

— Я — с пистолетом?! Денни, если бы учителя английского были вооружены, ты бы давно уже был мертвым.

После сырного кекса Фрэн, я могла только наблюдать, как Денни поглощал свой обед — макароны с сыром и пиво. Теперь была моя очередь наблюдать за ним. Все, что он делал, он делал стильно — начиная с того, как он большим пальцем открывал банку с пивом, и до того, как он устраивался на стуле, вытянув во всю длину ноги. Он сидел, совершенно расслабившись, выставив соблазнительное прикрытие сооружения — а может, это была просто тень — вокруг его мужского достоинства. Короче, Денни Риз был красавчиком. Если бы Ричи имел такой взгляд и такой стиль, он бы разбил мое сердце значительно раньше.

Он взялся за вторую банку пива.

Неужели все это время у тебя не возникло даже подозрения, что он изменяет?

Нет.

Совершенно ясно, что Денни не поверил мне.

Ну и дерьмо!

Послушай. Какие-то сомнения могут возникать у каждого — муж работает до позднего вечера, но, когда ты звонишь ему в офис, его там нет. Или вдруг он становится феминистом и начинает утверждать, что женщина может позволить себе быть такой же умной, как и мужчина. Это, конечно, настораживает. А потом сама начинаешь собирать улики, что превращает тебя уже в детектива. И знаешь что?

Что?

— Мужья, желающие, чтобы их поймали, оказываются пойманными. Они оставляют в карманах квитанции из сомнительных отелей в Форт-Ли, Нью-Джерси, и просят своих жен отдать их пиджак в чистку. А такие, как Ричи? Они не устраивают свиданий в романтических ресторанах. В доме не раздаются непонятные звонки, которые они не могут объяснить. Они поддерживают с тобой сексуальные отношения и при этом настолько страстные и частые, что у тебя размягчаются мозги. И ты думаешь: «Какой муж!». И становится стыдно только за то, что когда-то усомнилась в нем. А потом они уходят из жизни с ножом в груди.

Ты когда-нибудь изменяла ему?

Нет.

Не валяй дурака, Рози.

Я не верила сама себе: я сидела в квартире Денни Риза, в одежде Денни Риза и вела этот разговор с Денни Ризом.

— Я не говорю, что не пыталась пару раз.

Он поднял брови.

— Хорошо, — уступила я. — Однажды я даже побрила себе ноги так сильно, что, по-моему, срезала слой кожи.

Он заложил руки за голову.

И?

И ничего не произошло. Мужчина оказался слишком правильным.

Ты была разочарована?

Да, но и освободилась от иллюзий, — он был моей старой любовью в колледже. Его звали Том.

Мне бы хотелось, чтобы Денни захотел разузнать что-то о Томе Дрисколле. Но он только сказал:

Забудем о стариках. А тебе когда-нибудь нравился кто-нибудь из твоих учеников?

Да, нет, наверное.

Судя по всему, Денни не удовлетворил мой ответ.

— Я не хочу сказать, что не восхищалась время от времени умом или телом. Это может случиться с любым. В одном семестре Касс, а уж она-то из всех нас самая святая, неожиданно стала проявлять интерес к судьбе команды по плаванию. Она заставляла меня ходить с ней на тренировки. Ты, что, хочешь сказать, что все твои учителя были от тебя без ума?

— Да, — он посмотрел на меня снизу вверх. — А особенно ты.

Я отвела глаза.

— Нет, этого не было. А кроме того, это неэтично.

Почему?

— Потому, что такая связь неэтична.

Любой аргумент, основывавшийся на моральных принципах, не годился для Денни— он не чувствовал себя обязанным соблюдать их.

Я не говорю, такое наваждение исключено, но женщины… Мы хотим чего-то такого, чего мальчик нам дать не может.

Ну, например.

Силы.

Денни закатил рукав и продемонстрировал свои бицепсы. Во-о! Но я сказала:

— Нет. Ты знаешь, о какой силе я говорю. И нам нужна интенсивность, а не просто юношеская фиксация момента. И любовь, я думаю.

— Ты правда любила своего мужа?

— Конечно, я любила его.

Любовь к Ричи была главной правдой моей жизни.

— Да. Я хочу сказать… теперь все это осложнилось. Когда кто-либо предает тебя подобным образом, это ранит… Нет, забудь «ранит». Это причиняет такую боль, что ты почти умираешь. Ты знаешь, что любила его, иначе как бы он смог нанести удар такой силы?

Денни достал еще пива и сосредоточился на открывании его большим пальцем.

Мне послышалось «но» в том, что ты только что сказала. Ты любила его, может, все еще любишь… но?

Нет. Я не сказала «но».

Мне пора было снова браться за работу .Денни отставил остатки макарон и пиво на пол.

— Ну, хорошо, — уступила я, когда он провожал меня до двери. — Относительно твоего «но». Когда человек, за которым ты столько лет была замужем, оказывается совсем не таким, каким ты его считала, начинаешь пересматривать всю свою жизнь. Последние несколько недель перед его убийством, мне кажется, я даже задавала себе вопрос: действительно ли я любила Ричи Мейерса? Или я просто любила созданный мною образ, который носил его имя?

Без всяких затруднений мы попали в библиотеку нью-йоркского университета. Надо признаться, я вздрагивала всякий раз, когда проходила мимо служащего Юнайтед Пресс Сервис на Кристофер-стрит. Денни пригрозил, что вколет мне героин, если я не перестану дрожать каждый раз, когда встречу униформу — почтальон остановился, чтобы вытряхнуть камешек из ботинка, он вовсе не собирался забирать меня. Я сама привлекаю к себе внимание. Денни заставил меня повернуться. Служащий из Юнайтед Пресс Сервис поглядел на меня с интересом.

В библиотеке мы нашли укромный уголок недалеко от главного читального зала. Сидя на одном стуле голова к голове, мы просматривали справочник за справочником. Казалось, Денни заинтересовали сведения, которые я показала ему, о Дорогом Папочке— Николасе Хиксоне. Кем же он был? Генеральный директор службы безопасности Метрополитан, Он закончил Бодуин, получил семь наград как доктор права, в том числе одну от Браунского университета, являлся почетным попечителем больницы Слоан-Кеттерйнг и Музея современного искусства, был кавалером итальянского ордена Милосердия, членом Совета по международным связям и, наконец, что убило бы Ричи, если бы он не был уже заколот ножом, членом клубов Юнион, Юниверсити, Сенчуари, Линнкс, Никер-бокер.

— Вот это да! — воскликнул Денни.

Он положил «Кто есть кто в Америке» себе на колени и, глядя прямо на меня, будто под столом ничего, не происходило, вырвал страницу, посвященную Дорогому Папочке.

Перестань!

Что?

Ты же испортил книгу!

— Успокойся. Я просто взял взаймы одну страничку. Теперь, послушай: твой муж, возможно, и крупная птица в определенных кругах, но по сравнению с этим Хиксоном, он принадлежал ко второй лиге. Я прав? Этот тип — большая сила.

— Но «большая сила» женат, — заметила я. — Видишь: «женат на Абигайль Райт, 8 июня 1957 года». Разумеется, «женат» — это зеленый свет для нашей Джессики.

Ты считаешь, она уже хочет получить этого Хиксона? Он же еще старше, чем твой старик! — сказал он, поставив ударение на слове «твой».

Если бы ты был на ее месте, — сказала я, отодвигая свои ноги в сторону, — и хотел бы обеспечить себя деньгами, властью и положением, ты бы очень хотел выйти замуж за Ричи Мейерса из Реджо-парк в районе Куинс. Но если вдруг у тебя возникает такая альтернатива, как Николас Чарльз Бромлей Хиксон из Дариена и Манхэттена?

Все, что мы выяснили, это какой путь прошел Хиксон, — сказал Денни. — Он очень могущественный. Интересно, Джессика — всего лишь забава или что-то серьезное в его жизни?

Я бы склонилась к тому, что что-то серьезное. Ты бы видел, как заботлив он был по отношению к ней.

Твой голос не в счет, Рози. Ты как псих, когда речь заходит о ней.

— Я не псих.

Я закрыла справочник на странице о Хиксоне и стала выяснять данные Картера Тиллотсона в «Американском медицинском справочнике».

Он мой ближайший сосед.

Это муж той, роскошной? Я видел ее, когда пришел как-то после репетиции ансамбля. Вы готовили вместе на кухне. Великолепное лицо! И фигура— классная! Но не горячая.

Ричи говорил то же самое. Но ее муж как раз тот, кто познакомил Джессику с Ричи. Непонятным остается только одно — как он сам познакомился с Джессикой?

Может, он подправлял ей лицо или что-нибудь в этом роде?

Возможно. Но все носы, сделанные Картером, делятся на два тина. И женская версия подбородка— это совершенный овал лица. Насколько могу судить я, на лице Джессики нет печати Картера Тиллотсона.

Мы пытались разобраться в возможных вариантах взаимоотношений Картера и Джессики до тех пор, пока Денни, который не очень любил всякого рода предположения, не заявил:

— Давай оставим это, Рози.

Он стащил меня со стула, выволок из библиографического отдела и подвел к телефону-автомату. Естественно, он не стал рыться в карманах в поясках монетки — он вытащил кредитную карточку, номер которой, боюсь, принадлежал не ему, и позвонил в офис Картера.

Нет, доктор не может подойти.

На операции?

Да, — сказали ему.

Я звоню из клуба Юниверсити, — сказал Денни с произношением прямого потомка губернатора Винтропа. — Мисс Джессика Стивенсон подала заявление о приеме в клуб и указала имя доктора Тиллотсона как поручителя. Нет, разумеется, вы не можете говорить за него. Но он знаком с ней? Так или нет? Прекрасно, я позвоню позднее на этой неделе. Очень вам признателен…

О! Кстати! — сказал он неожиданно живо. — Она, видимо, ваш пациент? О, превосходно! Тысяча благодарностей!

Тысяча благодарностей? Это убийственно.

Слушай, Рози. Девчонка думала, что она разговаривала с настоящим членом клуба, а «тысяча благодарностей», вероятно, убедила ее вдвойне. А она это заслужила, потому что сказала, что Джессика не их пациент. И еще она сказала мне, что, по ее мнению, доктор Тиллотсон дал бы Джессике рекомендацию, потому что — ты готова? — они добрые друзья!

Я с благодарностью сжала руку Денни. Он ответил, что не возражает против благодарности хотя бы в виде поцелуя в губы, чтобы просто убедиться, каким горячим может быть его рот. Может, это и был случайный поцелуй, которым школьники обмениваются постоянно, но на какую-то долю секунды он наполнил меня желанием. Я не знала прикосновения мужских губ с июня.

Чтобы скрыть проснувшееся желание, я с деловым видом стала набирать номер рабочего телефона Николаса Хиксона. воодушевленная успехом Денни, я решила, что позвоню секретарше Хиксона, заявив, что я мисс Мари Уодлстоненкрафт, и звоню из Белого дома. Денни наградил меня широкой ухмылкой. Секретарша спросила:

— Могу ли я вам чем-нибудь помочь?

Я объяснила, что составляю список гостей. И хотя вопрос достаточно щепетильный, но время бежит, и я бы хотела знать, существует ли еще миссис Хиксон?

— Нет, — выдохнула секретарша. — Собственно, она есть, но они расстались.

Я сказала, что не уверена, приглашен ли мистер Хиксон вдвоем или нет, но, если она не возражает, мы могли бы немного посекретничать…

— Джессика Стивенсон, — сказала охотно секретарша. — Она президент компании Дейта Ассошиэйтед. Желаете знать ее адрес?

Хотя в библиотеке было совершенно спокойно, однако это было слишком людное место, чтобы я могла оставаться там очень долго. Тем более что приближалась половина второго, когда я должна была звонить Касс. Поэтому мы поторопились в офис Денни, которым оказался высокий, обитый оранжевой кожей табурет в баре маленького китайского ресторанчика на Бликер. В ресторанчике никого не было. Шторы на окнах были опущены. Денни пил пиво, заедал его оливками из металлической банки, стоявшей на стойке бара, и одновременно изучал по меньшей мере с десяток поручений, записанных на оборотной стороне старого меню. Я уселась на табурет около кассы и позвонила Касс.

Ты — жива! — сказала она.

И здорова. Если не считать того, что, когда я заглядываю в будущее и вижу себя в очереди с серым металлическим подносом в тюремной столовой, мне становится не по себе.

Может, все это и не так плохо. Ты сможешь организовать программу читок — это будет иметь огромный успех. Твоя жизнь станет сюжетом недели.

Кажется, я не посмотрела на все это так широко.

Рози, я желаю, чтобы ты разрешила все свои проблемы, и мы смогли бы оставаться такими же друзьями, какими были всегда.

Я тоже. Кстати, кто меня заменяет.

Одна юная особа, которая, кажется, знает «Дэвида Копперфильда» по адаптированным изданиям для утренних субботних чтений. — Касс сделала паузу. — Ты имеешь какое-нибудь представление, когда вернешься обратно?

— Нет.

Ох!

Но я кое-что узнала.

Что?

Джессика появилась в Дейта Ассошиэйтед как enfant terrible. Она сделала несколько выдающихся предложений, и Ричи решил перетянуть ее из инвестиционного банка, предложив ей гораздо большую зарплату. Кроме того, когда они начали работать, он еще не считал, что он для нее подарок.

Откуда ты знаешь?

— От тех, кто там работал и знал его очень хорошо. Тем не менее, Джессика осталась и способствовала успеху компании. Сначала она завоевала доверие Ричи, а потом и его любовь.

Касс вздохнула.

Мне бы хотелось, чтобы Бог создал интересную альтернативу мужчине.

Если уж говорить о мужчинах, послушай: у Джессики новый дружок, — я рассказала о том, что мы узнали о жизни Николаса Хиксона.

Ты считаешь, что она пошла бы за него, переступив через Ричи.

Без сомнения.

Я поковыряла в зубе зубочисткой.

Давай попробуем разгадать это. Джессика ищет способ избавиться от помолвки, но Ричи полон решимости не упустить ее.

Откуда тебе это известно?

Совершенно неожиданно после нескольких месяцев ожесточенных споров, он вдруг согласился оставить мне все, что я просила. Более того — все, о чем просил мой адвокат.

Но ты не так уж много и просила.

Нет. Ты же знаешь. Я даже пыталась сдерживать Хони. Я все еще надеялась, что Ричи передумает, и не хотела выглядеть в его глазах слишком жадной. Мне хотелось, чтобы он оценил это. Ты можешь представить, какой я была дурой?

Да, — ответила она. — Получается, что давление на Ричи оказывала Джессика, а вовсе не ты.

Именно.

Хозяин ресторана, человек с романтической копной волос Рудольфо Валентино, подошел к стойке бара с тарелкой жареной вермишели, поставил ее перед Денни и отдал ему честь по-военному. Денни в ответ повторил этот жест, и хозяин удалился, видимо, на кухню.

Часы отсчитывали для Ричи минуты. Джессика собиралась сделать выбор — между ним и Николасом Хиксоном. Совершенно ясно, кого бы она предпочла. Одного я не могу понять, почему она просто не вышвырнула Ричи из своей жизни?

Не сам Ричи Мейерс был причиной ее нерешительности, — сказала в раздумье Касс. — Скорее, ее работа.


Ее работа? Большое дело! Она увольняется, переходит в службу безопасности Метрополитан и…

Дорогая, этот мистер Хиксон не нувориш, если ты позволишь мне это заметить, но он разбогател недавно, как многие из нас, и, вот-вот станет бывшим мужем. Мистер Хиксон, как я опять же могу судить, имеет классически ясную голову. Возможно, Джессика свела его с ума, но он не настолько потерял голову, чтобы лишиться расположения своих коллег и держателей акций, предложив своей подружке — своей будущей жене — пакет в полмиллиона. И Джессика знает это. Она прекрасно понимает, что в Дейта Ассошиэйтед ее положение — уникально.

Что значит «уникально»? — спросила я.

Денни подвинул блюдо с вермишелью в мою сторону.

— Она работает с генеральным директором, очень интеллигентным, но, скажем, не очень разбирающимся в тонкостях мирового рынка. Она может склонить Ричи поступать так, как хочет она. Ричи нуждается в ней. Не только в качестве моральной поддержки. Они переделывали компанию вместе, и он стал бы испытывать большие трудности в управлении ею без Джессики.

Денни вскрывал конверты и большую часть их содержимого бросал в корзину, а часть сложил горкой рядом с кассовым аппаратом.

— Взгляни на их деловые отношения с точки зрения перспектив Джессики, — продолжала Касс. — Много ты найдешь мужчин, которые пожелали бы уступить столько власти женщине. Где еще удастся ей проявить свой талант в полную силу? Женщина оказалась на распутье.

Мне было так приятно вновь слышать голос Касс, и она мне так помогла! Денни, подмигивавший мне каждый раз, как я бросала на него взгляд, сидел очень терпеливо.

Кассандра Хигби была интеллигентной женщиной.

Послушай меня, Рози. Джессика вынуждена была ускорить свой выбор между жизнью, сулившей процветание в бизнесе, к которой она всегда стремилась, и той, которую мог ей предложить мистер Хиксон — огромные деньги и положение в обществе.

А как насчет секса с Ричи? — поинтересовалась я.

Уверена, что его таланты в этой области гораздо большее значение имели для тебя, чем для нее. Возможно, она одна из тех редких женщин, которые меньше всего ценят прелести секса и, как ни странно, кажется, всегда находят их. Честно говоря, я смотрю на них с некоторой завистью. Скорее всего, единственное, что ее беспокоит на самом деле, это здоровье и власть. Но ты почему-то не задаешь себе самого главного вопроса?

Какого?

Зачем Ричи был в твоем доме? Ты хоть на сколько-нибудь приблизилась к ответу на этот вопрос сейчас по сравнению с тем, когда ты скатилась по лестнице? Мысль об этом до сих пор приводит меня в трепет.

Теперь мне известно, что его появление в доме ко мне не имело никакого отношения. Меньше всего на свете он желал моего возвращения в его жизнь. Видимо, он пришел туда потому, что ему надо было скорее жениться на Джессике. Но что ему для этого было нужно в доме — я не знаю.

Ну, разумеется, не костюм жениха, — бросила Касс, видевшая те горы одежды, которые оставил Ричи. — Деньги?

Сомневаюсь, Дейта Ассошиэйтед никогда не имела дел с наличностью.

— Что же тогда? Бумаги?

Нет. Я просмотрела все, чтобы понять, зачем он приходил — и ничего примечательного не нашла. Он никогда не держал дома ничего важного, и когда уходил, если что-то и было, забрал все.

Откуда ты знаешь?

Я наблюдала за ним, когда он упаковывал вещи. Я следовала за ним из комнаты, в комнату, плакала и умоляла его не уходить. Господи, как я была патетична.

Рози, послушай. Ты никогда не была патетична. Просто мужик твой подлец.

Благодарю тебя.

Не за что. Теперь постарайся припомнить: когда ты ходила за ним хвостом и канючила, может, он разозлился и что-то проглядел? Пропустил?

Какого рода?

Ну, что-нибудь, что могло бы пойти тебе на пользу при бракоразводном процессе? Что как-то могло подвести его? Или быть опасным в его бизнесе?

Может, своим хныканьем я достала его? Он сгреб все свое барахло и был таков в рекордно короткое время.

Я подумала, могла ли я пропустить что-нибудь во время своих поисков. Мог ли он спрятать что-то где-нибудь в доме? Что бы это ни было, оно должно быть столь важным, что заставило его вернуться в дом. Предположим, в сексе Ричи был смелым. Он был до риска предприимчивым. Но начинал он свою карьеру как преподаватель алгебры, а вовсе не главарь на пиратском корабле. Он не был любителем острых ощущений настолько, чтобы ворваться в дом просто так, ради шутки.

Я взглянула на часы. Касс уже на пять минут опаздывала на следующий урок английского языка.

Послушай, я знаю, твой класс ужасно ждет обсуждения «Исхода Моисея», но удели мне еще пару минут.

Сколько тебе нужно.

Догадайся, кто познакомил Джессику с Ричи?

Я буду удивлена?

Да. Картер Тиллотсон.

— Что? — переспросила она, явно пораженная. — Картер Тиллотсон? А откуда он ее знал?

Он не делал ей искусственную грудь, это точно. Кстати, я знаю, она никогда не была его пациенткой.

Откуда ты это знаешь?

Поверь мне. Из меня вышел хороший сыщик. Так что, вопрос в том, мог ли Картер проделать…

Как он мог с ней познакомиться?

— Он бывает в различных великосветских компаниях манхэттенского Ист-Сайда, а может, через кого-нибудь из пациентов. Ты же знаешь, как всегда возмущается Стефани, когда Картер, приходя в одиннадцать вечера после приема, не желает прикасаться к приготовленной ею еде. Остается вопрос: мог ли Картер иметь роман с Джессикой?

А что могло помещать ему?

Наша подруга Стефани. Его жена. Он женатый человек.

Пиф-паф! Ты когда-нибудь верила, что он занимается переделыванием носов три-четыре вечера в неделю.

У него могут быть операции в вечерние часы.

Конечно, — согласилась Касс. — Но разве Стефани похожа на подлинно счастливую жену очень занятого на работе мужа?

Касс, это женщина, которая может провести полдня в лесу между нашими домами, собирая шишки, чтобы потом напылить на них золотую краску и повесить в Рождество среди других украшений. Откуда, черт возьми, мне знать, счастлив ли действительно тот, у кого такая натура?

— Ну, я знаю, Стефани была сама не своя— дай подумать— последний год или около того. Как утверждают белые англо-саксонские протестанты, это всегда признак тщательно скрываемой депрессии. Подумай об этом.

Я подумала. В течение всего прошедшего года, она была чрезмерно оживленной, гораздо больше, чем обычно, и полна нового энтузиазма, занимаясь платьями, украшением тортов и дальними поездками на лыжах. В течение нескольких месяцев она казалась одержимой: вставала чуть ли не в пять часов, чтобы нарвать цветов или замесить тесто раньше, чем пойти с нами на прогулку. А потом, после целого дня бурной деятельности, собраться бегать со своей подружкой Мэнди три-четыре вечера в неделю до прихода Картера к ужину около одиннадцати вечера. В последние несколько месяцев она как-то немного увяла. Никто, даже Стефани, не мог бы выдержать такого ритма жизни. Но не была ли вся эта активность средством довести себя до изнеможения, чтобы окаменеть от внутренней боли?

А как насчет ее и Картера? — спросила Касс. — Ты видела их вместе. Между ними не чувствовалось никакого напряжения?

Это ведь так трудно определить. Они всегда казались мне персонажами водевиля— очень поверхностными и неглубокими. Они выглядят светскими людьми, всегда говорят правильные вещи, но, похоже, не вкладывают в них достаточного эмоционального содержания. И не начинай убеждать меня: это потому, что они истинные американцы.

Это именно поэтому.

Хорошо. Шекспир был истинным англо-саксонским протестантом. А Стефани и Картер, кажется, что-то утратили, чего-то в них обоих не хватает. Но чего?

Думаю, я могу спросить Стефани за чаем, — сказала Касс. — Может, удастся обменяться девичьими секретами относительно наших мужей.

Хорошо.

Съев вермишель, я подошла к бару и взяла кусочек апельсина. А на десерт пару черешен.

— Еще один момент, — сказала я Касс. — Картер звонил Ричи в тот день, когда он был убит. Это могло быть простым совпадением, а может, у них было дело, связывавшее их обоих. А может, и троих, если добавить Джессику. Это я и хотела бы выяснить.

— Между прочим, — добавила я. — Ты видела моих мальчиков?

Конечно. Они ужинали у нас позавчера. У них завидный аппетит, и разговаривать с ними очень приятно. Они не раскисли и не ссорятся. Они не забыли сказать «спасибо» перед уходом. Ты была хорошей матерью.

Касс!

Что, Рози?

— Ты не умеешь обманывать. Я чувствую, что что-то не так.

— Может, ты и права, — сказала она тихо.

У меня забурлило в животе.

Кажется, твой друг, сержант Гевински, разрабатывает новую версию.

Какую?

Что твоя доля в этом деле — отпечатки пальцев на ноже и твои эмоции — это просто попытка отвлечь внимание от настоящего убийцы.

И кто же он?

Александр, — сказала Касс почти шепотом.

Что?! — я, должно быть, закричала, потому что Денни повернулся и посмотрел на меня.

Этот Гевински знает, что между Алексом и Ричи были скверные отношения. Алекс не работал, пил, баловался наркотиками…

Это изображает его, как черт знает какого подонка! Но он не такой! Он совершенно нормальный мальчик из богатой семьи с некоторыми увлечениями.

Очевидно, сержант опросил несколько человек, которые подтвердили, что Алекс был очень зол на Ричи за то, что тот ушел из дома и бросил тебя. И потом…

Не щади меня, Касс.

Кажется, однажды Ричи урезал содержание Алекса. Алекс был близок к разрыву с ним. Жизнь будущего легендарного исполнителя рока нелегка. Сержант Гевински предполагает, что Алекс очень боялся, что Джессика наложит лапу на деньги Ричи и что временное сокращение дотаций перейдет в постоянное — особенно, если у них с Ричи появится ребенок.

Но ведь Алекс был в Нью-Гемпшире, когда это случилось.

Алекс сказал, что был в Нью-Гемпшире. А сержант уверен, что он был в Нью-Йорке. Алекс утверждает, что был один, сочиняя в ночь убийства у себя дома новую песню. Он согласился, что не прилетел самолетом из Бостона в Нью-Йорк, как он заявил первоначально. Он сказал, что ехал на попутной, но надеялся, что ты возместишь ему стоимость билета на самолет. Все, что он помнит об этой поездке, что водитель оригинальной спортивной машины был с бородой. Другими словами, неопровержимых доказательств того, что Алекс был в Нью-Гемпшире, когда убили Ричи, нет.

Чтобы сын убил своего отца из-за денег? В жизни, как и в художественной литературе, такие убийства совершались. Я знала это.

Но, черт возьми, только не моим сыном Алексом!

Глава 14

Убирайся с дороги, черт побери, — закричала я Денни. — Что я сказала?!

Остынь, — сказал Денни таким умиротворяющим тоном, что мне захотелось закричать.

Владелец ресторана появился в дверях кухни.

— Успокойтесь, — повторил он.

Голос его был слишком громким, чтобы успокоить, и выдавал в нем провинциала.

— Не лезьте, — прорычала я. — Вы оба!

Доля секунды потребовалась Денни, чтобы сделать знак владельцу ресторана, понятный, быть может, только сообщникам. Тот, пройдя за спиной, Денни, запер дверь и, положив ключ в карман, вернулся на кухню, бросив, проходя мимо меня торжествующее «Ха!».

Ты не вернешься на Лонг-Айленд, — сказал мне Денни.

Именно это я и сделаю. Пусть он откроет дверь. Сейчас же.

Возможно, я говорила, как сельская учительница. И все же совсем не обязательно было так грубо обрывать меня:

Заткнись, Рози.

Сам заткнись, ты, вонючка! Ты думаешь, я позволю, чтобы моего мальчика упрятали в тюрьму за преступление, которого он не совершал?

Минутку подожди…

Он схватил меня за руку. Я вырвала ее.

— Ну, хорошо. Полминуты. Разве ты не поняла, куда клонит Гевински? Это же ловушка! Я считал тебя более сообразительной.

— Я и так сообразительная.

— Нет. Если бы ты была умнее, ты бы поняла, что это именно то, чего этот болван от тебя ждет. Подумай!

Положив руку мне на спину, он подтолкнул меня вглубь комнаты, туда, где стоял большой длинный стол. За ним была ширма, на которой были изображены деревья, горы, птицы, дети и еще какие-то люди, похожие на китайцев. От нее веяло спокойствием.

Сядь, — приказал он мне, — и слушай, У Гевински нет ничего против Алекса.

Но Алекс соврал, сказав, что прилетел самолетом из Бостона.

Святая простота! — воскликнул Денни. — И за это он должен получить смертный приговор?

Я даже изобразила какое-то подобие улыбки.

Я объясню тебе, что происходит. Уверен на сто процентов, что Гевински перехватывал все твои, телефонные разговоры. Возможно, он даже следил за Алексом и Беном, чтобы выйти прямо на тебя. Не получилось. Но, когда ребята отправились ужинать к мистеру Хигби, его внезапно осенило — что ты и она…

Что?

…две толстозадые подружки.

Вчерашний соевый соус оставил на скатерти пятно. По всей вероятности, это был соус к рыбе.

— Потому-то он и заходит к ней, якобы затем, чтобы получить некую информацию. А затем как бы ненароком роняет, что считает убийцей Алекса, прекрасно понимая, что лучший способ раскрутить тебя, это начать угрожать твоему ребенку — ты примчишься в Шорхэвен первым же поездом, умоляя арестовать тебя.

Я грызла ногти, слушая его, пока Денни не отвел мою руку ото рта.

Посмотрим на это с другой стороны. Предположим, в свое время Алекс баловался наркотиками. Совсем немного, в одном из старших классов. Тем не менее, это будет отягчающим обстоятельством, если дело дойдет до полиции. Ты не считаешь, что это пришло ему в голову, когда Гевински буквально следовал за ним по пятам? Не допускаешь, что он мог бы и мне намекнуть об этом?

Если Гевински был достаточно ловок, Алекс никогда бы не догадался.

— Ловок? Это ловкость свалить всю вину на невиновного? Это что, проявление его гениальности? Или просто этот лентяй-полицейский не хочет утруждать себя?

Когда спустились сумерки и появились первые посетители, хозяин ресторанчика выпроводил нас, дав на дорогу большой пакет с китайским ужином. На улице Денни взял меня за руку. Я не отняла ее. Мы миновали книжный магазин, магазин старых пластинок. Прохожие просто скользили по мне взглядом, видимо, не узнавая. Мы остановились перед химчисткой и прачечной-автоматом.

«Разыскивается преподаватель английского в связи с убийством мужа», — это уже было новостью вчерашнего дня.

Мы, прогуливаясь и наслаждаясь легким ветерком, дошли до реки. Люди вокруг — итальянские семьи, нью-йоркские дети, поэты, художники, академики, гомики, лесбиянки — вряд ли обращали внимание на сорокасемилетнюю женщину, державшую за руку двадцатидвухлетнего молодого человека. Пожилая женщина в джинсах и хлопчатобумажной блузе сидела на стульчике рядом со своим коккер-спаниелем. У собаки тряслась голова, а ее хозяйка сосредоточенно наблюдала за копошившимся у ее ног голубем, как бы и не замечая нас. Это захолустье действовало мне на нервы со всей его грязью и потугами на элегантность, причудливостью и отстраненностью. В Шорхэвене, напротив, все казалось прямо как с картинки времен, этак, Эйзенхауэра.

Вернувшись к нему домой, я положила клецки и цыпленка в холодильник. В течение последующих нескольких часов мы с Денни составляли список лиц, которые что-то значили в жизни Ричи, и старались выявить последовательность моих визитов к ним, не привлекая внимания посторонних, а именно: полицейских.

Нам было очень хорошо вместе. В микроволновой печи Денни приготовил обед. Я перемыла страшно грязные тарелки, хотя он клялся, что только что помыл их, постелила чистую пикейную скатерть и накрыла на стол. Когда я вернулась на кухню, чтобы достать из шкафчика стаканы для вина, Денни подошел ко мне сзади. Он поднял мои волосы и поцеловал меня в шею. Это не был обычный поцелуй — он продолжался очень долго. Меня охватило чувство блаженства. Наконец, я нашла в себе силы и сказала:

— Не надо.


Почему не надо? — он дышал мне в шею.

Не знаю. Потому что я не понимаю, чего ты хочешь.

Я хочу тебя.

Очень трудно сказать «нет» молодому, красивому, сильному зеленоглазому мужчине, который неторопливо, как бы небрежно дотрагивается языком до шеи, проводит им до уха, и когда все ваше существо кажется кричит: «Хорошо! Великолепно! Еще! Еще!». А еще труднее, когда его руки заключают вас в объятия, и он всем телом прижимается к вам.

Я попыталась себя уговорить. Я говорила себе, что дело не столько в моей здоровой семитской натуре, сколько в эдиповом комплексе мальчика. А в это время его руки скользнули вниз по моим бедрам. Я говорила себе: «Это просто блажь».

Ничто не помогало. И я повернулась к нему и, обхватила ладонями его великолепный твердый зад. Я поцеловала его в губы. Было очень приятно. Япопробовала представить себе, сколько женщин у него было, а также пыталась вообразить себе аргументы всех молодых девушек, да и мужчин тоже, которые сочли бы возраст и неубранную постель Денни препятствием для занятий любовью. Я же об этом и не думала. Я вспомнила, что, осматривая его комнату, в ящике для носок видела презервативы. И поцеловав его еще раз, не могла отказать себе в удовольствии погладить и сжать выпуклость под его черными брюками.

Сброшенные рубашки и брюки устилали наш путь к постели. Моногамный образ жизни, конечно, имеет свои недостатки. Но с таким искусным и пылким партнером, как Ричи, который готов был постоянно доказывать мне, какое удовольствие он получает от занятий любовью со мной и не только в супружеской постели, но и на одеяле, расстеленном для пикника на берегу озера Саранак, и в убогом мотеле вдали от скоростной автострады, где крутили порнофильмы и подавали бесплатный завтрак, и в туннеле Куинс-Мидтаун в самые часы пик, я не чувствовала себя ущемленной ни в малейшей степени, наоборот, я считала себя достаточно искушенной в любви, достаточно, чтобы сбить спесь с какого-то мальчишки. А если бы мне это не удалось, энергии Денни с лихвой хватило бы на нас обоих.

— Рози!

Денни!

Фантастика! — сказал он потом. — Лучше не бывает.

— Я покажу тебе кое-что получше.

И я показала.

Последнее печенье съедено, и настало время позвонить первому человеку в списке. Это была Ходжо. Наде было выяснить, дома ли она, а также дома ли Том.

— Он очень много разъезжает, — объясняла я. — Участвует в заседании правлений. Инспектирует новые компании. Так что у меня есть шанс застать ее дома одну.

— А если, она узнает твой голос? Подумай об этом, Рози. Мистер Мейерс был ее закадычным дружком.

Полицейские могли предупредить ее, что ты бегаешь по городу и поливаешь всех грязью. Дай-ка лучше позвоню я.

Вша телефонную трубку, он спросил:

Она что, из тех, кому больше всех надо? Кивнула.

Миссис Дрисколл, пожалуйста, — спросил он.

К телефону подошел Том.

— Говорят из бара на Парк-авеню. Мы закрываемся, но только что получили ящик шампанского, который заказывала миссис Дрисколл. Вы не против, если мы пришлем его завтра? — он прикрыл рукой трубку. — Ее нет дома, она на водах.

Времени для размышлений не было, я сказала первое, что пришло в голову.

Спроси имя швейцара, — прошептала я ему в ухо. — Ты, якобы, сам доставишь.

Я мог бы позвонить швейцару, прежде чем отправить моего посыльного, мистер Дрисколл. Шампанское было бы уже у вас дома к приезду миссис Дрисколл. Благодарю. Не могли бы вы сказать номер, по которому я мог бы связаться с привратником? А его имя?

Когда он повесил трубку, я сказала:

Не верится, что нам так легко удалось все узнать.

Отчего же. Прежде всего, я был неправдоподобно правдоподобен. Так сказал профессор философии после того, как я попытался своими словами пересказать Сократа. В этом секрет моего успеха везде, за исключением факультета философии, конечно. И второе. Дрисколл сначала, похоже, действительно, не мог взять в толк, что происходит. Трудно определить, занимался ли он любовью или просто спал.

«Ты разбудил его», — решила я про себя. И я попыталась представить себе Тома спящим, с копной черных, чуть тронутых сединой, рассыпавшихся по подушке волос.

Все было так неожиданно. Я так устала, что готова была заплакать, но у меня не было сил даже на то, чтобы выдавить из себя хоть слезинку. Я взяла Денни за руку и попыталась втолковать ему, что не хотела бы, чтобы меня ночью беспокоили. Могу поклясться, его это несколько сбило с толку, и он даже не стал требовать объяснений.

Первый раз, начиная с убийства Ричи, я спала более или менее спокойно, вероятно потому, что начинала верить, что Денни не выдаст меня полиции. Безусловно, я ему нравилась, но не его чувства придавали мне уверенности к себе. Я теперь точно знала, что пока моя игра в «полицейских и воров» будет казаться ему увлекательной и захватывающей, он не захочет бросить играть в нее.

Меня замучили ночные кошмары. Я проснулась около шести утра, но вспомнить от чего, так и не смогла.

У меня было ощущение, что я стою на краю пропасти. Мне так нужна была помощь. В половине восьмого я позвонила моему адвокату Винни Кароселла. Он согласился встретиться со мной во второй половине дня в Вашингтон-Сквер-Парк. В десять, половине одиннадцатого и в одиннадцать я звонила Дрисколлам, чтобы убедиться, дома ли Том.

Затем позвонила швейцару. «Господи, только бы получилось», — молилась я.

— Джон, — сказали я. — Это говорит миссис Дрисколл.

Я попыталась говорить презрительно и сквозь зубы, как Ходжо, вспомнив, как она, не вынимая сигарету изо рта, обращалась к слугам.

Я на водах в Аризоне.

Да, миссис Дрисколл.

«Получилось!» Я на пальцах показала Денни, что победила, — он, наконец понял, что так борцы за мир приветствовали друг друга в конце 60-х, и послал мне ответный сигнал.

— Моя приятельница, миссис Петерсон вылетает сегодня сюда ко мне, — сказала я швейцару. — Я попросила ее захватить кое-какие мои вещи. Впустите ее.

— Хорошо, миссис Дрисколл.

Риск был — я отдавала себе в этом отчет, когда выбралась из подземки на перекрестке Пятой авеню и Шестидесятой улицы и очутилась среди людей, похожих на манекенщиц из «Вог». Но больше всего я боялась того, что Том и не спал вовсе и даже не занимался любовью, что, звонок Денни встревожил его и что, когда я войду в дом, по меньшей мере, пятьдесят полицейских встретят меня.

Однако Джон вручил мне ключи, даже не взглянув на меня. Когда я сказала ему, что мне потребуется время, чтобы найти то, что нужно миссис Дрисколл, так как я не знаю, где она держит свои вещи, он только пожал плечами.

— А горничой сегодня нет, Джон? — как можно более небрежно спросила я. — Может, она сможет мне помочь?

Швейцар отрицательно покачал головой и проводил меня к лифту. Лифтер, веселый человек, с улыбочками и подмигиваниями доставил меня наверх. Как только он удалился, я достала перчатки Денни и надела их.

Наверху, в апартаментах Дрисколлов, было прохладнее, чем в вестибюле. Только здесь я почувствовала, как пот струится по моим щекам. Я перчаткой вытерла лоб и даже через шерсть ощутила, как бьется пульс у меня в виске.

Ушла минута на вдох (Я…) и выдох (расслабилась…), прежде чем я смогла оглядеться вокруг. Апартаменты Дрисколлов занимали целый этаж дома. Я была у них дважды с Ричи и припоминала атмосферу подчеркнуто европейского шика, царившую в их доме, более подходящего для съемок, чем для нормальной жизни. Я не могла поверить, что тот самый Том Дрисколл, которого я знала, каким бы богатым и важным он ни стал, мог согласиться жить в такой обстановке. Полы были покрыты сизаль, годившимся лишь для изготовления веревок. Это было что-то такое особенное, по чему ни один человек не захочет пройти босиком. Окна были, затенены деревянными венецианскими шторами, через которые в огромную гостиную проникал желтоватый свет. Ходжо заставила всю комнату дорогой мебелью.

С того времени, как я была здесь в последний раз — это был ужин, и в приглашении было указано «праздничный», что означало «черные галстуки и вечерние платья», я же до прихода сюда не знала этого и разоделась во что-то ярко красное, Ходжо, кажется, посетила великое множество аукционов по антиквариату. К ее серебряным табакеркам и небольшому мраморному, бюсту лысого композитора добавилось еще множество бесполезных вещей, заполнивших все уголки гостиной. Антикварные перья. Хрустальные чернильницы. Шары — мраморные, хрустальные, металлические, деревянные — на деревянных подставках. Маленькие изящные китайские горшочки, в которых помещались растения, выращиваемые особым способом: среди блестящих листьев располагались небольшие бутылочки, в каждой из которых была одна-единственная орхидея.

Прежде всего, я осмотрела спальню. Точнее, гардероб при спальне. Чистое любопытство, но я была просто загипнотизирована открывшимся передо мной великолепием: шкафы с платьями, мехами, сумочками, ботинками, поясами — все было собрано вместе в гардеробе, который скорее являлся отдельной комнатой, по размерам походившей на студию. Три серые юбки, две из которых с ценниками, валялись на полу. Блузка цвета слоновой кости, вытащенная из пакета из химчистки, но не снятая с вешалки, была брошена поверх юбок.

Меня не удивило, что стены в спальне были затянуты шелком. Кровать представляла собой огромное металлическое сооружение с кружевными подушками, и была задрапирована москитной сеткой таких размеров, что ее хватило бы, чтобы защитить от малярии все южное полушарие. На покрытом скатертью столе возле кровати стоял маленький серебряный поднос, заполненный кремами для тела, рук, шеи и глаз. Ни одной книги. И никаких признаков мужского присутствия.

Это потому, что «мужское присутствие» имело свою собственную комнату в противоположной стороне от холла. Я пробыла там ровно столько, чтобы убедиться, что Том спал на кровати из красного дерева, что он читал толстую книгу о нарушении регулирования авиалиний в восьмидесятых, а после быстрого осмотра его высокого шкафа с выдвижными ящиками, что содержание их существенно изменилось с дней его молодости, и что вместо шорт он теперь носил боксерские трусики.

Не было детской комнаты, потому что у Тома и Ходжо не было детей. Ходжо конфиденциально поведала Ричи, что Том не мог иметь детей, но к тому времени, когда они оба прошли медицинские тесты и узнали об этом, им уже и не хотелось иметь детей.

Ходжо занималась «делом своей жизни», как она называла, в шикарно обставленном офисе, где даже письменный стол самого Людовика XIV не казался бы чересчур роскошным. Ящики стола были забиты приглашениями на ужины и бенефисы. Там же было несколько желтых почтовых карточек: Дартмут, 04. 25, Кансер, 10. 11. Лихорадка охватила меня: почерк Тома. Я просто не могла поверить, до чего знакомым он мне показался. Я не видела его с того времени, как мы, изучая вместе латынь, обменивались тетрадями. Но я не нашла ежедневник и подумала, что его забрала с собой Ходжо на воды.

История светской жизни Ходжо была буквально разложена по полочкам, как будто материалы предназначались для передачи в архив. Позолоченный столик за маленькой кушеткой был заполнен большими шкатулками— из слоновой кости, перламутра, дерева, ляписа, малахита — по одной на каждый год, начиная с 1983. Везде были вырезки из календарей, приглашения, заметки из газет, где упоминалось ее имя.

Я взглянула на свои часы, затем еще раз. Я не могла поверить — прошло всего пять минут. Я выдвинула нижний ящик стола к себе на колени. Вот это удача! Записка от Джессики, датированная 14 мая. За месяц до того, как Ричи сказал мне, что покидает меня.

«Дорогая Джоан! Как мне отблагодарить вас? Ужин был великолепен, также, как и вы. Не могу выразить, как много для нас обоих значит ваша поддержка в этот трудный момент. С любовью, Джессика».

Ричи не относился к тому типу людей, которые любили рисковать. Он никогда бы не стал выставлять напоказ свою личную жизнь. И, если Ходжо устраивала тайные ужины для счастливой пары, значит Ричи, действительно, доверял ей.

Не выпуская записки из рук, я стала рассматривать фотографии на столе. В раме, больше подходящей для картины Караваджо, чем для моментального снимки, была помещена фотография нарядно одетых женщин на. заседании какого-то комитета. Там была еще фотография Ходжо и Тома на лыжном курорте: они улыбались прямо в объектив. Я попыталась определить, насколько деланными были их улыбки, но фотография была немного не в фокусе. Была еще одна фотография Ходжо с тремя другими женщинами в декольтированных платьях, возможно — на Палм-Бич. И еще две: Ходжо с Ричи на приеме перед входом в дом. Ходжо с Ричи и Джессикой на пристани на фоне яхт и катеров, на Джессике были шорты…

Семь минут. Я положила записку Джессики обратно в ящик. У меня так пересохло во рту, что я не могла глотать. Что, если Ходжо позвонила Тому, и тот скажет: «Кстати, твой ящик с шампанским сегодня будет доставлен». Или, если он обычно среди дня заходит домой, чтобы сменить рубашку.

Я быстро пробежала глазами вырванные из календаря страницы. В большинстве случаев — «позвони туда-то и туда-то», и код 516, означавший, что звонят из района Лонг-Айленда, в основном, их друзья из Гемптона. Один номер был из Шорхэвена, записанный на листке в среду после 1 мая. Мне даже не надо было смотреть на имя: Тиллотсон. Учитывая количество хирургических подтяжек, сделанных Ходжо (включая и самую последнюю, очень удачную, как я заметила на похоронах Ричи) эта запись меня не удивила.

Судя по календарю, Ходжо обедала с Ричи, по меньшей мере, раз в две-три недели. Но были и ужины: «Рик, Коте Баск 8.00» в январе, «Рик и др. Боули» в феврале. Я не была на французском ужине в январе. И определенно не была в числе «др.» в феврале.

Но, — постойте-ка — в тот день, когда Ричи объявил мне, что уходит, он принялся изливать мне душу, говорил, что он влюбился в Джессику по-настоящему, глубоко, страстно и даже пытался успокоить меня, когда я впала в истерику, умоляя его остаться, — а это было за два месяца до того, как он уехал из дома. Это случилось, когда его компания Дейта Ассошиэйтед переехала в новое здание около Санта-Фе. «Я же просил тебя поехать со мной, — говорил он, как бы доказывая, что я упустила свой последний шанс, — но ты- сказала, что не можешь оставить школьные дела. Помнишь?».

Значит, Джессика Стивенсон также не могла быть в числе «др.» на февральском ужине!

Двенадцать минут. Я положила листки календаря к себе в карман. Для большей верности я стащила и календари за четыре предыдущих года и положила их в кожаную сумку, которую я взяла у Ходжо в гардеробе. Ну вот и все! Я заперла дверь в квартиру, сняла вонючие перчатки Денни Риза и спустилась на лифте в вестибюль, где вручила швейцару ключи и двадцатидолларовую банкноту.

— Благодарю вас, Джон.

Он был очень удивлен.

Еще больше он удивился, когда я позвонила ему из телефона-автомата с Мэдисон-авеню:

— Это говорит женщина, которая только что дала вам двадцать долларов.

— Что такое?

Слушайте меня внимательно. Миссис Дрисколл не звонила вам, чтобы вы пустили меня в дом. Звонила я, подделав голос.

Как?

— «Джон, это миссис Дрисколл».

— О, господи!

— Я только посмотрела, что мне было нужно. Я ничего не брала. Поэтому нет необходимости сообщать хозяевам, что вы впустили «подругу» миссис Дрисколл. Это доставит вам лишь неприятности, а мне бы этого не хотелось. До свидания.

Чего, черт возьми, я достигла в результате своего налета? Я получила лишь представление о бессмысленной жизни тех, кто наверху. Как я завидовала Ходжо с ее белоснежными кружевными подушками на постели! Мне хотелось вернуться наверх, лечь, наслаждаясь приятным запахом простыней, и уснуть. Нет, в чем я действительно завидовала Ходжо, так это ее мужу. Я не хотела верить, что с тех пор, как мы расстались тридцать лет назад, настоящий Том Дрисколл умер, и его душа покинула это тело в боксерских трусиках.

На обратном пути знакомое с детства ритмичное постукивание поездов подземки несколько успокоило меня.

У Джессики, чтобы ублажать ее, был Николас Хиксон, а до него — Ричи, а может, и Картер. Я закрыла глаза. Ричи— каким он был любовником! Он был нежным, изобретательным и при этом у него был несколько извращенный ум. Джессика, как хищница, владела им. Но не только же Джессика: я вспомнила ухмылки Фрэн Гундерсен. Но никогда ни о чем не догадывалась. Ну, и хорошо, я ни о чем не догадывалась, и жила себе спокойно. Но кто же, черт возьми, был «др.» в календаре Ходжо? Может,

ею оказалась Мэнди, подруга Стефани? В его распоряжении были все самые шикарные женщины Манхэттена, а он выбрал одну из Шорхэвена? Были еще «др.»? Имело ли это какое-нибудь значение? И если имело, как я смогу когда-либо это узнать?

— Фрэн говорила тебе, что у Ричи были кое-какие интрижки еще до Джессики? — выдавил из себя со смешком Митчелл Груен.

Уже давно наступил день, а его седые волосы были взлохмачены, как будто он только что встал с постели. На нем был толстый свалявшийся свитер, выглядевший так, будто он в нем спал.

— Почему ты думаешь, что Фрэн знает? — спросила я.

Митч пересек комнату, обойдя компьютеры, и направился в коридор, который вел на кухню. Он налил себе молока и медленно пил, обдумывая ответ.

— Неужели ты не поняла, Рози? Это и была Фрэн.

Кем была?

Той, с кем он имел интрижку до Джессики.

Ну, это ты брось!

Казалось, его задел мой раздраженный тон.

— Да, Ричи занимался этим с Фрэн в течение многих лет.

Вдруг я поняла, что мне нечего ему ответить. Сердцем я почувствовала то, что он сказал — правда.

Фрэн была очень красива, — добавил он.

Нет, не была, — смогла выдавить я из себя. Если бы Ричи в этот момент каким-то чудом воскрес, я бы сама схватила нож и убила его.

Да, да. Она была красивая— вначале. Крупная, красивая, пышная. Знаешь, Ричи буквально носил ее на руках.

Он рассказывал тебе об этом?

Ты что, с ума сошла? Нет! Она рассказывала. Но она жила в мире грез. Фрэн была такая. А ей следовало бы спуститься на землю. Знаешь, что он сделал к их пятой годовщине? Он заплатил полностью за дом, который она снимала в Бруклине. Она, конечно, рассчитывала на большее. Я имею ввиду обручальное кольцо. Она пришла ко мне в контору, вся опухшая от слез, умоляя меня поговорить с ним.

И ты говорил?

Нет, ты — сумасшедшая. Я никогда не впутываюсь в дела такого сорта. У меня были свои счеты с Ричи.

Я не знала, что делать, плакать или смеяться. Плакать я не стала, а задумалась над хронологией адюльтеров Ричи. Первой была Фрэн, и это длилось несколько лет.

Когда он бросил ее? — спросила я настойчиво. — Когда появилась Джессика?

Нет. У Фрэн и Ричи все это продолжалось даже после того, как Ричи выгнал ее.

Допустим, что Ричи бросил Фрэн в то же время, когда и уводил ее — и устроил себе передышку. А может, у него был еще роман, после Фрэн и до Джессики.

Это было как раз в то время, где-то в начале года, когда я уже начала подумывать, что наша совместная жизнь налаживается. Дела у Ричи шли хорошо, и он чувствовал себя достаточно уверенно. Казалось, вернулись старые дни. В течение нескольких месяцев не было звонков о том, что он остается ночевать в гостинице, потому что слишком устал, чтобы ехать домой на машине. И он не заставлял себя притаскиваться домой около часу ночи, а приезжал в девять-десять вечера. Мы сидели на диване в его комнате, его голова лежала у меня на коленях, — вместе смотрели телевизор или разговаривали. Только поглядите на нас. «Пара пожилых супругов», — как он однажды выразился. Это между Фрэн и Джессикой.

А мог ли быть в это время еще и третий роман? А почему бы и нет? Это объяснило бы, почему Ричи вдруг бросил Фрэн. Она все воспринимала очень болезненно. От нее нельзя было ничего скрыть так, как от меня, которая была занята своей работой, жизнью в Шорхэвене. Фрэн должна была уйти, потому что она была слишком близко — Ричи не мог завести новую интрижку, находясь под личным присмотром его личной секретарши. А также, надо отдать ему должное, несмотря на свою страстную, чувственную натуру, он был склонен к моногамии. До Джессики мы с удовольствием занимались любовью. И даже, когда появилась она, я не чувствовала себя покинутой. В ночь после нашего серебряного юбилея мы начали в постели, потом перешли в кресло, потом оказались на полу. Если бы с Фрэн у него было то же, что и со мной, он бы не смог любить еще и третью женщину, не рискуя умереть от сердечного приступа. Он должен был отделаться от Фрэн, прежде чем уйти — если ушел, конечно, — к той, третьей женщине, которая оставалась загадкой.

Кто такая, черт возьми, эта Мэнди?

Я подумала о том, что он подарил Фрэн. Дом. Дорогую мебель. И, ручаюсь, великолепные пейзажи у нее на стенах. Я чувствовала, что это были настоящие вещи, а чутье меня никогда не подводило. Фрэн не была той дамой, которая достойна норки и рубинов.

Может имя Мэнди всплыло из-за случайного стечения обстоятельств?

А может Мэнди, которая так заинтересовала Фрэн, была внештатным юристом, выполнявшим какую-то работу для Дейта Ассошиэйтед?

Тебе пора уходить, — проговорил Митч. — Мне надо работать.

Дай мне взглянуть на календарь Джессики, и я уйду.

В последний раз тебе позволено так вести со мной, Рози!

Но ты все же разрешишь мне вернуться. И знаешь почему? В глубине души, ты хочешь помочь мне.

Ничего я не хочу, — буркнул он.

Но он все-таки подошел к своему компьютеру и менее чем через минуту спросил:

— Что ты хотела бы знать?

— В день, когда был убит Ричи, где была Джессика?

Он нажал несколько клавиш, затем просмотрел появившуюся на дисплее колонку.

Утром она сделала массу звонков из конторы. Хочешь знать, кому?

Попозже.

В половине двенадцатого встретилась с Лиз, помощником адвоката.

А потом?

В половине первого — записано: «Ногти». После этого в два — встреча в службе безопасности в Метрополитан.

С Николасом Хиксоном?

Митч обернулся. Лицо его было перекошено от возмущения.

— Если ты это знала, Рози, зачем было спрашивать?

Я ничего не ответила.

Глава 15

У Винни Кароселла были печальные карие глаза.

У вас нет денег, чтобы заплатить мне гонорар, — произнес он, когда я села рядом с ним на скамейку в парке Вашингтон-Сквер.

Добрый день, Винни, — сказала я.

Приятно видеть вас, Рози.

Откуда вы взяли, что у меня нет денег?

— Слышал от моих приятелей из полиции. Вы забыли свою записную книжку — у бухгалтера, которая заполняла платежные ведомости для вашего мужа. Могу лишь предположить, вы очень спешили, когда уходили.

Наверно, так.

Бывает. А другой мой приятель из Дейта Ассошиэйтед сказал мне, что они заморозили вам выплаты по наследству.

На Винни Кароселла были отполированные до блеска черные мокасины. Он был таким же, каким я помнила его еще на телевидении. Очки делали его и без того умное лицо лицом интеллектуала. Ему было скорее к шестидесяти, но никаких морщин, даже когда он смеялся, — не лицо, а реклама хорошего дерматолога.

Однако дело в том, — сказал он, — что я могу подать прошение о снятии замораживания счетов для выплаты гонорара, но я вынужден буду сослаться на вас. Вы не против?

Пока я бы этого не хотела.

Я так и думал, — ответил Винни.

Мальчишки катались на роликах под музыку, которая была слышна только им.

— Понимаете, мне вообще не следовало приходить сюда. Чем я могу вам помочь? Ведь официально вы — в бегах. Меня могут обвинить в укрывательстве лица, скрывающегося от правосудия. Но даже такого старого дурня, как я, иногда разбирает любопытство, Я должен был вас увидеть. Пусть это будет нашим секретом.

Да, это наш секрет, — согласилась я. — Но, если вам известно, что у меня нет денег, почему же вы пришли?

Убить меня мало. Думаю, меня заинтересовала ваша история. Заинтриговала. Я всегда влезаю в какое-нибудь хорошенькое дельце.

— Вы верите всему этому?

— Пока нет.

Должно быть, он увидел мое помертвевшее лицо, потому что добавил:

Во всем этом есть какая-то притягательность. Иначе, я не стал бы рисковать и ссориться с властями.

И все это абсолютно бесплатно.

О, деньги так и посыпятся на меня. Рано или поздно, кто-нибудь мне заплатит: вы или ваши дети. Вы замолвите за меня словечко?

Я кивнула.

Тогда пусть они знают, что я представляю ваши интересы и что я почувствовал бы себя лучше, если бы получил гонорар в десять тысяч долларов, — он похлопал меня по руке. — Не обижайтесь, Рози. Адвокаты по уголовным делам оплачиваются по высшей ставке.

Никаких обид.

Вниз по дорожке бежали, по меньшей мере, десять собак, за которыми едва поспевали хозяева. Как раз перед убийством Ричи я подумывала о том, чтобы взять другую собаку.

Мне хотелось вернуться к нормальной жизни. Мне хотелось иметь собаку. Хотелось сменить белье, чтобы не надо было стирать его по ночам, а утром надевать влажный бюстгальтер. Вернуться к своим ученикам. Иметь время для чтения. Но больше всего мне хотелось иметь собаку, которая будила бы меня или радостным лаем встречала меня, когда бы я приходила домой из школы.

Я с трудом отвела глаза от замечательного бассета и заметила, что Винни наблюдает за мной.

— Забавно, — медленно произнес он. — Я видел ваш портрет в газете, по телевидению, но пока вы не сели рядом, я как бы не замечал вас. Вы все делаете правильно.

Я задрала рукава свитера Денни, который был на мне.

Что ж, меня и не замечают. Кто обратит внимание на женщину средних лет?

Перестаньте. Вы хорошо выглядите. И вы гораздо симпатичнее своих портретов.

Это было настоящим комплиментом, потому что он был сказан просто так, не ради флирта. Он извлек из внутреннего кармана своего верблюжьего пальто несколько листочков бумаги, которые обычно используются для деловой переписки, и передал их мне.

— Результат вскрытия. От приятеля из медэкспертизы.

Я прочитала документ.

«Обнаружено, что причиной смерти явилось ножевое ранение в брюшную аорту… — я старалась заставить себя продолжить чтение, но не могла. — …Умерший принят для вскрытия в мешке для перевозки трупов…»

Я отдала это Винни.

Не могу, Объясните лучше вы.

Объяснять тут нечего. Патологоанатомы просто написали то, что обычно говорится в подобных случаях: «Если бы он не умер, он был бы здоров». Всего одна рана, но именно она стала причиной смерти.

Что-нибудь можно определить, предположить кто нанес удар— мужчина или женщина?

Нет. Могу сказать только — нож был очень острым и вонзили его с необычайной силой. Рана чистая. Извините. Я был бы рад сообщить вам немного побольше.

Я рассказала ему все относительно Джессики и Хиксона. Винни предположил что фирма Хиксона была гарантом акций Дейта Ассошиэйтед. Я же считала, что Джессика и Хиксон, вероятно, просто договорились обойти правила компании: либо пакеты акций скупались кем-то из их подставных лиц, либо они изменили состав директоров так, что могли легко избавиться от Ричи. Винни счел это маловероятным, но высказал мнение, если это и так, то у Джессики стало еще меньше мотивов для убийства Ричи— она просто могла вышвырнуть его вон.

— Вам не удалось раздобыть отчеты лаборатории? — спросила я.

— Пока нет. Они не все на месте, и их не так легко получить по официальным каналам. Но все же я попробую. Рано или поздно, надеюсь, мне повезет. Но что с вами, вы задыхаетесь.

У меня все время перед глазами картина, когда я увидела Ричи…

— Постарайтесь не думать об этом, — прервал он меня довольно резко. — Это слишком тяжело.

— Я должна, Винни. Я все время думаю, может, я видела что-то, чего полиция не заметила?

— Все может быть, — скрестив руки и ноги, он прислонился к спинке скамейки и закинул голову так, будто бы находился на набережной Кони-Айленд в солнечный июльский день. — Слушаю вас, продолжайте.


На подошвах теннисных туфель Ричи между рубчиками была грязь, особенно на левой. Дорожка грязи тянулась от дверей кухни прямо до того места, где он лежал. Слушаете? Следите за мной?

Я внимательно слушаю, Рози.

На следующее утро я решила зайти к своей соседке.

Зачем вы ушли из дома?

Мне нужно было просто выйти, чтобы как-то успокоиться. Моя соседка не будет притворяться и лить слезы просто так, — она такая разумная, и на нее можно положиться. По-настоящему порядочный человек. Но по дороге к ней я наткнулась на машину Ричи. Представьте себе следующее: машина была явно спрятана за деревьями, хотя, со стороны дороги видны были только отражатели задних фонарей. При этом саму машину заметить было невозможно. Передняя дверца же была всего в нескольких шагах от дороги.

Винни уперся ногами в землю.

— Продолжайте.

— Заметьте, в течение долгого времени не было дождей, поэтому если, скажем, Ричи и пришлось сделать несколько шагов в сторону леса — облегчиться или что-нибудь еще — к подошвам его ботинок не прилипло бы так много грязи. Единственное место, где была грязь — дорожка, которая вела вглубь туда, где густые деревья и лучи солнца не проникают сквозь них. Но даже если бы было так грязно, почему не осталось грязи на дороге, между машиной и домом? Клянусь, я бы обратила внимание, я старалась ничего не упустить из виду. Тогда каким образом грязь оказалась только на полу моей кухни?

Не знаю, — медленно произнес он.

И еще, грязь была только между рубчиками на подошвах туфель. Сами же туфли были чистыми.

Что вы хотите сказать?

Я хочу сказать, что скорее всего Ричи и не ходил в лес, вероятнее всего, он просто открыл дверцу своей машины и сделал несколько шагов по покрытой листьями земле. А затем он пошел вдоль дороги, чтобы добраться до съезда для машин, который как раз ведет к нашему дому. Винни, в том, что он шел по дороге, есть определенный смысл. Шорхэвен достаточно консервативен: уличное освещение считается чем-то вульгарным, недопустимым. Единственный свет ночью может исходить от луны или от фонарика. Кстати, вы получили список того, что было обнаружено при нем? Я не помню, чтобы там был карманный фонарик.

— Карманного фонарика не было. Одежда, ключи, часы, бумажник, как обычно с кредитными карточками, немного наличных денег. И все.

Слушайте же. Ричи шел по дорожке из гравия, где не было грязи, затем миновал главный вход и, обойдя кругом, подошел к кухне. Сомневаюсь, что он вошел в парадную дверь, она находится рядом с нашей… с моей спальней. Он попал в дом через кухню, отключив сигнализацию, вошел внутрь.

У него были ключи?

Да. Я не меняла замки.

Вы думаете, он решил вернуться к вам?

Да, — для меня это было таким облегчением, что он все понял. — Моя адвокат по бракоразводному процессу настаивала, чтобы я поменяла сигнализацию, — я не стала этого делать. Она, правда, ничего не говорила о замках. Видимо, она и мысли не допускала, что я могу этого не сделать. Она ошиблась. Я все лето была в таком ужасном состоянии. Да и потом, едва хватало сил подняться с постели и одеться, чтобы идти в школу. Мне было не до сигнализации.

А как насчет наружного освещения? Мог ли он различить эту дорогу, выйдя из леса?

Нет. Обычно я выключаю наружное освещение, когда ложусь спать. И еще, Винни, подумайте вот о чем: я оставалась одна с трупом в течение пяти-десяти минут, — я точно не помню, сколько, — пока не приехала полиция. Разве я не заметила бы тогда, что его одежда выглядит так, будто он продирался сквозь лес? Да, в этом и не было никакой необходимости: он прекрасно знал, что если пойдет по этой дороге, я не смогу его увидеть. Он также знал еще и то, что не могло прийти в голову и самому опытному грабителю — в нашей системе безопасности не было детектора движения. Понимаете, приспособления, чтобы определять, что кто-то подходит к дому. Быть-то он у нас был, но и дети, и собака, и даже еноты постоянно выводили его из строя.

Ну, хорошо. Если Ричи не мог испачкать ботинки, пробираясь через лес, то каким образом они оказались грязными?

Прежде, чем я отвечу на ваш вопрос, ответьте на мой— если я была единственной, кто мог его убить, почему у нас пол был испачкан грязью?

Он потер подбородок.

— Позвольте, я скажу вам, что я об этом думаю. С Ричи был еще кто-то, или, что гораздо более вероятно, этот кто-то следовал за ним, а затем проник в дом. Этот кто-то либо шел через лес — тем путем, которым и я бежала ночью — либо стоял несколько в стороне от дорожки, скрываясь под деревьями, в самой грязи и видел, как он входил в дом.

— Но вы сказали, что внешнего освещения не было. И вам пришлось включить свет, когда вы вошли в кухню.

— Да, это так. Но свет должен был включить Ричи. У него ведь не было фонарика. Верно? А ему надо было увидеть что-то, что он искал, что бы это ни было. И еще, убийце нужен был свет, чтобы увидеть и нож, и Ричи. На нем ведь не было множества ран? Нет. Всего одна — но точно в цель.

Продолжайте, — сказал Винни.

Однако давайте опять вернемся к грязи. Допустим, что убийца мог и налепить ее. После убийства, он, или она — пусть лучше будет «он», так как-то себе представить легче — заметил на полу грязь. Вот ужас! Но он слишком холоден, чтобы поддаться панике, и слишком опытен, чтобы поступить, как новичок-дилетант: ну, например, начать вытирать грязь. Он понимал, что если полиция заметит следы, ее подозрения удвоятся, если будет видно, что следы еще и пытались уничтожить. Тогда он вышел из дома, набрал грязи — может, где-то около машины — и прилепил ее к подошвам Ричи. Еще более вероятно, что он разбросал грязь по полу для того, чтобы следы от ботинок, которые он сам же и оставил, не были видны. Таким образом, стало казаться, что только Ричи и мог оставить эти грязные следы. А раз он вошел в дом один, то кто мог убить его? Только тот, кто находился в доме. Значит, я.

Кто же мог так подставить вас?

Вы что, издеваетесь? Вы думаете, что человек, решившийся на убийство, будет мучиться угрызениями совести из-за того, что я окажусь впутанной в это дело? Нет же. Он будет просто вне себя от радости, что подвернулся какой-то простофиля, который и спас его от виселицы.

А вы не догадываетесь, кем был убийца — мужчиной или женщиной?

— Хотела бы я это сама знать. Ричи не так хорошо ладил с мужчинами, как с женщинами. Ни одного настоящего друга-мужчины. Он был довольно-таки хорошим отцом, но при этом не разделял интересов своих сыновей, не жил с ними одной жизнью. Я думаю, это могла быть и женщина, если только это убийство не связано с бизнесом, впрочем, муж какой-нибудь женщины мог очень, и очень на него рассердиться.

— И все-таки, есть ли у вас какие-нибудь конкретные предположения? Кроме его подружек, конечно.

Я покачала головой. В этот момент мимо нас по собачьей дорожке пробежал бассет и его хозяин, широкоплечий мальчик, этакий азиатский вариант Бена. Низкорослый пес так бурно выражал восторг от прогулки с мальчишкой, что готов был без конца прыгать вокруг него.

— Понимаете, Рози, — быстро сказал Винни, — любой в вашем положений — женщина одна в доме ночью — поддался бы панике при одной мысли о том, что в дом забрались грабители.

— Что вы говорите?

Вы знаете, о чем я говорю.

Что я должна подать официальное заявление в полицию? «Ваша честь, я услышала, что в кухне мужчина, и не вызвала полицию, и не нажала кнопку сигнализации. Нет, я спустилась вниз и не узнав мужчину, с которым была близка в течение двадцати пяти лет, приняла его за вора, поэтому, глядя ему прямо в лицо, я всадила ему нож в брюшную аорту».

Я просто хочу сказать, что время, когда я мог что-то сделать для вас, почти ушло. Послушайте, так я представляю себе ваше нынешнее положение. Полицейские страшно злы на себя за то, что дали вам ускользнуть. Но уверяю вас, еще больше они злы на вас. Вы уже наделали достаточно глупостей. Вы очень умная женщина, но, похоже, вы считаете себя невидимкой. Это далеко не так. Вы полны сил и — даже больше — светитесь каким-то тихим счастьем. Если вас схватят до того, как я смогу, как-то договориться с полицией, это не сулит вам ничего хорошего.

Я потрепала его по руке.


Но что бы ни случилось, вы сделаете для меня все возможное, Винни. Не так ли?

Да, Рози, — сказал он совершенно серьезно. — Я постараюсь.

Я видела, как Винни сел в такси и уехал. Какое-то время я сидела на скамейке, глядя на собак, хотя ни одна из них не виляла больше хвостом от ощущения, что жизнь — это вечный праздник — так, как это делал бассет. День клонился к вечеру, свет потускнел и стал медленно угасать. Люди моего возраста спешили домой. Школьники и студенты неторопливо слонялись по парку. Парочки обнимались так тесно, будто бы пытались согреть друг друга в этот ставший холодным вечер.

Спустя полчаса я вернулась к Денни. Он, лежа на кушетке, крутил компакт-диски с музыкой, которая мне, при всем моем свободомыслии и желании быть под стать ему, не могла понравиться. Я послала ему воздушный поцелуй. Он протянул ко мне руки — лениво, чувственно. Я собиралась уйти от него до того, как он перестанет относиться ко мне, как к любовнице и вспомнит, что я гожусь ему в матери.

Я зашла в ванную и надела серый свитер вместо его черного и кардиган. Когда я вышла из ванной, музыки не было.

Куда ты идешь, Рози?

Мне нужно кое с кем повидаться.

Секунду он стоял молча, потом обвил меня руками и прижал свою голову к моей.

— Позволь мне побыть с тобой, — попросил он.

— Не надо, Денни.

— Не считай это ошибкой, но если ты пойдешь на это одна, ты влипнешь. Если эта бывшая секретарша твоего мужа позвонила в полицию…

Не думаю, чтобы она стала это делать.

Именно поэтому ты и влипнешь Рози. Если она, позвонила, они расставят своих людей во всех местах, где предположительно ты можешь появиться. Они схватят тебя в ту же секунду.

Я потрепала его по волосам. Они были шелковистыми, как у маленького ребенка.

Я не пойду туда, где они меня могут ждать.

А куда ты пойдешь?

— У меня есть план.

Позволь мне помочь тебе.

Ты мне уже помог.

Почему же ты бросаешь меня сейчас? Ладно тебе, Рози. Это было так здорово. Разве нет?

Перед тем как мы расстались, Денни предложил мне денег. Я отказалась. Я взяла ключ от его квартиры, хотя, в глубине души, я знала, что никогда не вернусь туда. Как только я выскользнула из его объятий, он сказал:

— Если бы я думал, что это ты убила его, я бы, черт возьми, чувствовал себя гораздо лучше. Я бы знал — шарики у нее крутятся. Она может постоять за себя. А так, я просто очень боюсь за тебя.

Картер Тиллотсон делал очень серьезные операции в нью-йоркской больнице, которая находилась на расстоянии десяти домов от его офиса. А такими пустяками, как удаление мешков под глазами, лишнего жира, и прочими, мелочами, отравляющими человеческое существование, он занимался в своей собственной операционной. Она была очень удобно расположена: сорок минут на машине от его дома в Шорхэвене до стоянки на Ист-Энд-авеню, где он оставлял свой «мерседес», — наскоро чашечку кофе, быстро вымыть под краном руки, и у него еще оставалась пара минут до обхода пациентов, который начинался в половине девятого утра. Его в общем и целом приятную жизнь омрачала только его усадьба Эмеральд-Пойнт. Это был один из красивейших архитектурных памятников на северном побережье Лонг-Айленда, который, казалось, был создан только для того, чтобы вкладывать в него деньги. И этому не видно было конца. Поэтому-то Картер, как сумасшедший, и оперировал целыми днями. Он принимал пациентов до десяти или половины одиннадцатого вечера — и так пять дней в неделю. По крайней мере, так он говорил Стефани. Я хотела проверить, так ли это было на самом деле.

Поэтому примерно за три часа до его обычного отъезда домой я оказалась возле стоянки, расположенной рядом с офисом Картера. Я подождала, пока охранник не покинул стеклянную будку и не вышел помочиться. Я молила Бога, чтобы он как можно дольше не возвращался. У меня пересохло в горле, с замирающим сердцем я пригнулась и спряталась за широким «кадиллаком». Никого нет. К несчастью, там было столько «мерседесов», что можно было тут же открыть автосалон. Но через двадцать минут, пригнувшись еще ниже, я заметила знакомый темно-синий «мерседес» с буквами М на номерном знаке. Неужели он?

Слава Богу, машина была незапертая. Я легла на пол под задним сиденьем, меня мучила жажда. Дыханье тоже перехватило. Я мечтала о диет-коле со льдом и лимоном. Кроме того, я внезапно почувствовала страшную боль. Спина и раньше у меня болела, но чтобы так сильно — никогда; боль ощущалась буквально в каждом позвонке. Я видела не меньше двадцати-тридцати фильмов, где вооруженный бандит, не ведающий адской боли, внезапно поднимается с заднего сиденья и приставляет оружие к виску водителя. К тому времени, когда пришел служащий, чтобы подогнать машину к входу, я готова была откусить себе губы, чтобы не кричать от каждого толчка машины. Но он меня не заметил.

«Пожалуйста, — молилась я, — когда машина выйдет на освещенную площадку, пожалуйста, не дай Картеру заметить меня. И, пожалуйста, пусть это будет тот самый «мерседес». Не дай мне Бог оказаться в Ардсли с каким-нибудь там отоларингологом». Служащий вылез из машины.

— Я подогнал сюда, доктор, — услышала я его слова.

И больше ничего. Я чуть не вдавилась в пол. В нос мне попала какая-то пыль, что-то царапнуло по щеке. Может, служащий показал уже Картеру знаками, что в машине кто-то есть? Скорее, вызывайте полицию! Я уже ощущала холодное прикосновение металла револьвера на своей шее, когда кто-то сел на водительское место и захлопнул дверцу. Я посмотрела вверх. Блондин. Короткая стрижка. Прическа, как у всех республиканцев. Картер!

Я достала свое оружие. Отвергнув оранжевые пластиковые водяные пистолеты, которые мне предлагали в детских магазинах, я наконец, нашла небольшой металлический пистолет в игрушечном магазине в Виллидже. Однако спина моя была так напряжена и болела, а я сама была так напугана собственной решимостью, что не могла заставить себя подняться, пока Картер ехал по автостраде, которая вела к мосту Триборо. Тут я приставила ствол к его виску.

— Продолжай ехать, Картер!

«Мерседес» метнулся. Мы оба вскрикнули, почувствовав, что машина потеряла управление: сначала она вылетела на встречную полосу, потом — а-ах! — к Ист-Ривер. Но хирург должен обладать достаточным хладнокровием, и уже через пару секунд машина выровняла ход. Продолжая держать пистолет у виска Картера, я перебралась на переднее сидение,

— Свернешь у следующего поворота, — приказала я и, вырвав трубку его телефона из аппарата, выбросила ее в окно.

Ты с ума сошла? — прошептал он.

Этот поворот. Сверни, — сказала я ему, прижимая пистолет чуть сильнее к его голове, но так, чтобы он и не почувствовал, что это не настоящая сталь.

Здесь?

Здесь.

— Мы в Гарлеме, — выдохнул Картер.

— Я сама знаю, где мы находимся.

Мы проехали 116-ю улицу и, свернув с нее, остановились где-то через два дома. Я приказала ему погасить свет и выключить мотор.

— Надеюсь, ты отдаешь себе отчет… — начал он.

— …что мне это так просто не сойдет, — закончила я его мысль. — А может и сойдет, если смотреть далеко вперед. Но если ты захочешь выбраться отсюда именно сейчас — живым и невредимым — думаю, тебе стоит ответить на мои вопросы как можно более полно и правдиво. — Если же нет, — и я отвела пистолет, — я не знаю, смогу ли я убить тебя, Картер, но, поверь, руку тебе прострелить я смогу.

Он не ответил. Он сидел прямо, глядя через ветровое стекло на мотоцикл, который стоял впереди нас и был цепью привязан к пожарному гидранту.

Готов?

Да.

Ты познакомил Джессику с Ричи?

Он кивнул.

Расскажи об этом.

— Да тут нечего рассказывать. Мы были знакомы. Просто случайные знакомые. Встретились на коктейле у одного из моих лучших пациентов. Я упомянул в разговоре с Джессикой, что один из моих соседей неожиданно невероятно преуспел. Она уже слышала о Дейта Ассошиэйтед и попросила меня устроить встречу. Что я и сделал. Вот и все, что касается знакомства.

— Это не все! — так и взвилась я.

Он сделал шумный вдох, стараясь совладать с охватившим его чувством ужаса — эта разъяренная женщина готова была прострелить его драгоценные пальцы хирурга.

Успокойся, Картер, — сказала я уже помягче. — Просто скажи мне правду. Вот и все. Хорошо?

Хорошо.

Вы с Джессикой были любовниками?

Его голова дернулась, плечи напряглись еще больше, но он ничего не ответил.

Картер?

Да!

Ваша связь еще продолжалась, когда ты познакомил ее с Ричи?

Да!

Тогда почему ты это сделал?

Я тебе уже сказал. Чтобы использовать это знакомство в своих интересах.

А Ричи знал, что вы были любовниками?

Он отвернулся от меня и смотрел прямо перед собой.

Не имею представления.

Правду, — буркнула я.

— Думаю, что да. Не думаешь ли ты, что я представил ее «Это моя любовница, Джессика Стивенсон». Но я уверен, что он знал. Он был достаточно опытным в этих делах.

А ты знал, что он изменял мне?

Думаю, что да.

Как это понимать?


Не знаю. Просто я мог предположить, что это так. По тому, как он говорил о женщинах. Он знал, какое впечатление он производит на них, да и сам был неравнодушен к ним, скажем, гм, замечал некоторые особенности их внешности.

Сиськи и задницы.

— Ну, у него был более утонченный вкус.

Представив себе микроскопическую грудь Джессики, я согласилась, что замечание было справедливо.

Джессика была когда-нибудь замужем?

Дважды.

Дважды?

Сразу же по окончании колледжа она вышла замуж за одного из своих профессоров. А потом за адвоката. Ни один из этих браков не продлился долго. Она не выносит семейных уз.

А дети есть?

У Картера как будто комок в горле застрял.

— Отвечай!

Она никогда не говорила об этом. Я узнал об этом только потому, что однажды вечером мы зашли к ней домой, и она стала прослушивать автоответчик. Там была запись ее бывшего мужа: она на четыре месяца задержала выплаты на содержание ребенка.

Это был адвокат?

Профессор. Профессор истории. Мальчик живет с ним и его второй женой. Джессика говорила, что она была очень молода, когда все это произошло. Сейчас она понимает, что не должна была оставлять ребенка. Она очень страдает сейчас.

Я вынуждена была заставить его признать свое поражение. Он проговорил все это с каменным лицом и абсолютной убежденностью в голосе. Ну, а почему бы и нет? Голос выдавал его. Он все еще был в нее влюблен.

— А сейчас ты поддерживаешь с ней отношения?

— Только дружеские.

Как часто вы общаетесь? — Раз-два в месяц.

Кто кому звонит?


Я звоню ей, — сказал он несколько смущенно. — Но это совсем не то, что ты думаешь. Мы просто друзья. Кроме того, я очень занят. Поэтому, проще, когда я звоню ей.

А Стефани знает про тебя и Джессику?

— Нет! — он разве что не кричал. — И ты не станешь…

Его глаза уперлись в пистолет.

— Стефани столько пережила за последнее время. Пожалуйста, не… Мы оба уже заплатили… — он повысил голос— Она так измотана,! А тут еще убийство! Оставь ее в покое!

В профиль нижняя часть его лица напоминала коробочку хлопчатника. Ему самому не помешала бы операция на подбородке, одна из тех, которые ему особенно удавались.

— Но если ты знал, что Ричи за каждой юбкой бегает, как же ты решился познакомить его с Джессикой?

— Это было связано с бизнесом. Кроме того, мне это и в голову не приходило. Она была не в его вкусе. Он испытывал перед ней нечто вроде благоговейного страха. В это время он увлекался, в основном, секретаршами.

Я думала, что тебе не было известно об их связи.

Он пожал плечами.

А о Мэнди ты тоже знал? Он покачал головой.

— Может, это та Мэнди, которая служит со Стефани? Адвокат. Она живет в Шорхэвене. Они иногда бегают вместе по вечерам.

Он еще сильнее покачал головой.

Ты ее видел когда-нибудь?

Я видел многих приятельниц Стефани и не могу точно сказать, которая из них — она.

Ричи увел у тебя Джессику?

Нет, — он стиснул руками руль. — Мы как раз в это время расстались.

Ты хочешь сказать, что она просто отшвырнула тебя, как горячую картофелину, ради кого-то еще.

Да.

Это было до того, как она стала встречаться с Ричи?

Да.

Он хотел сделать мне больно, но сказал только:

— Да.

— Ради кого?

Ради человека, который был гораздо старше ее.

Николаса Хиксона?

Он уронил руки на колени:

Да.

А почему же она не осталась с ним?

Он никак не мог решиться оставить свою жену.

И тогда она решила попытать счастья с Ричи. Расскажи мне об их отношениях.

А тут нечего и рассказывать. Они влюбились друг в друга, но возникли кое-какие сложности.

Какого сорта?

Джессика считала, что Ричи недостаточно ее ценит и была этим недовольна. Ей прежде всего не понравилось, то кольцо, которое он подарил ей.

Ну да, размером с Гибралтар.

Но камень был недостаточно чист.

Понятно.

Казалось, Картер и не думал, что меня все это тоже касалось,

Дело то было не в самом кольце. Просто, ей показалось, что он хочет жениться на ней без особой охоты.

И тогда она возобновила, связь с Хиксоном?

Нет. Хиксон вернулся к ней. Он сказал, что разведется с женой.

И что же ответила ему Джессика?

Она была в полном смятении. Она же была помолвлена.

И?

— Твой муж продолжал тянуть, мешкать, — сказал он с излишней горячностью. — Кольцо это. Еще он подарил ей одну вещь. Так сказать, предмет искусства.

Я представила себе пейзажи на стенах дома Фрэн, как бы излучающие внутренний свет, и небрежно намалеванную картину у Джессики.

С картиной тоже было что-то не то.

А в чем было дело?

Не знаю.

Я покрутила в руках пистолет, но так, что если бы у него было боковое зрение, он бы это увидел. И он увидел.

Он заплатил за нее по чеку, — выдавил он.

Ну, и?

Джессике сначала она очень понравилась, а потом она решила, что картина слишком мала. Ричи же отдал ей картину в собственность. Но, когда Джессика пошла продавать картину, у нее потребовали показать подписанный чек. И оказалось, что картина была оплачена по чеку общего счета.

— Моего и Ричи? — прошептала я.

Картер кивнул.

— Да, он покупал картины, — сказала я. — Иногда для нашего дома, иногда просто, как хорошее вложение капитала. Он говорил что-то о том, что некоторые картины — настоящий авангард, но почему-то, не очень подходят для Галле Хэвен. Я говорила: «Дай, я хоть посмотрю на них», но он, помню, сказал, что произведения современного искусства обычно хранятся в здании аукциона, в специальном помещении. Он так же говорил, что будет рад показать их мне как-нибудь. А потом я забыла об этом. Ты вечно в делах, когда богат_ Мы… нет, я покупала так много всего, и ничто не имело для меня особой ценности.

Х-м-м, — произнес Картер, как бы проявляя интерес к моим разглагольствованиям о переменчивости судьбы. Ричи тоже в последние несколько месяцев нашей совместной жизни любил послушать, как я рассуждаю на эту тему. Но пистолет, нацеленный прямо в голову Картера, не позволял ему расслабиться.

Картер!

Да.

Зачем ты звонил Ричи в день его смерти?

Что?

Ты слышал меня.

О, я забылся на секунду. Его подбородок. Он звонил мне за пару дней до этого и просил, чтобы я подправил линию его подбородка. Он очень торопился. У меня было все расписано по минутам, но все же я выкроил для него время именно в тот вечер, но при этом предупредил, что без предварительного обследования я не делаю никаких операций. Больше он мне не звонил.

Почему Ричи пришел ко мне?

Челюсти Картера усиленно задвигались, как будто он только что начал жевать новую жевательную резинку.

— Я уверена, что ты все знаешь. Ты конечно же, не мог не поговорить с Джессикой по телефону сразу после убийства. Ты не упустишь случая позвонить ей. Ты был единственной ниточкой, связывавшей ее с Ричи. Она и раньше обсуждала его с тобой, почему бы ей и на этот раз не упустить такой случай. Наоборот…

Ответа не последовало.

— Картер…

Я щелкнула предохранителем игрушечного пистолета. Я чуть не рассмеялась, но на Картера это произвело впечатление.

Ему нужна была квитанция о продаже. Она была на его имя, но чек был выписан на ваш общий счет.

И что он собирался с ней делать?

А ты сама не догадываешься? — огрызнулся он. — Обвести тебя вокруг пальца. Он сказал, что ты никогда и не видела эту квитанцию. Что ты даже не знаешь, какой это художник.

— Какой же?

Си Туомбли.

А сколько картина стоит?

Три миллиона, — сказал он спокойно.

Что?

Ты же знала только, что он купил какое-то произведение искусства, чтобы выгодно вложить деньги.

Три миллиона? Что-то на Ричи не похоже.

Но Джессика была просто без ума от этой картины. Она знала, что он не может отказать ей ни в чем. Но, если бы он получил эту квитанцию лично от тебя, это бы все упростило: оставалось только передать это твоему адвокату и объяснить, что это твои «вложения в искусство».

Он посмотрел на меня:

Она умоляла его не ходить. Это было страшно опасно. Что бы ты сделала, если бы поймала его с поличным?

Может, обняла бы и поцеловала… Нет, я скажу тебе истинную причину, почему Джессика не хотела, чтобы Ричи пошел на это. Она хотела просто иметь предлог, чтобы выставить его и чтобы она могла спокойно выйти замуж за Хиксона. Это была лишь увертка: ей нужно было время, чтобы обдумать, как при этом не вылететь с работы. Согласись, об этом стоило подумать.

Я так крепко сжала пистолет, что, если бы он был настоящим, Картер был бы уже мертв.

Ведьма! Чтоб она сдохла!

Пожалуйста, позволь мне уехать, — взмолился Картер. — Она очень обо всем сожалеет. Послушай, она искренне надеялась, что он к тебе вернется.

Меня внезапно охватила дрожь.

Он с этим и пришел? Он вернулся?

Ну, конечно, нет, — живо возразил Картер, — Зачем это ему? В Джессике была вся его жизнь.

Глава 16

Картер побледнел еще больше, когда я приказала ему отвезти меня на 125-ю улицу, одну из наиболее опасных улиц Гарлема. Когда я вышла из машины, он рванул так, будто его преследовал батальон вооруженных до зубов «черных пантер».

На самом деле в Гарлеме было очень спокойно. Пятъ-шесть парней возраста Алекса не спеша вышли из бара. По их виду нельзя было сказать, что они сильно выпили. Они как-то странно оглядели меня. Я уже было испугалась, но они почему-то поспешили уйти. И только после того, как первый таксист, которого я попыталась остановить, рванул, что было силы, увидев меня, я поняла, почему сбежали парни — у меня в руке все еще был пистолет. Я спрятала его под свитером. Может, это выглядело и не слишком элегантно, но, по крайней мере, следующее такси остановилось.

Я доехала до 42-й улицу. Я решила, что, когда Картер обратится в полицию, они прежде всего будут опрашивать таксистов. Не видел ли кто-нибудь в Гарлеме около половины одиннадцатого белую женщину? Куда она направлялась? И я решила, пусть себя прочесывают Таймс-сквер, разыскивая меня.

Я шла вдоль нескончаемых огромных зданий, избегая подозрительного вида мужчин, прошла мимо проституток в огромных париках и кожаных мини-юбках. Проститутки окидывали меня презрительным взглядом и провожали причмокиваниями и возгласами типа: «Леди, леди!», «Потеряли своего мужа?». Я не могла заставить себя спуститься по темной лестнице в подземку, потому что представляла себе, что там я встречу представительницу той же профессии, но попроще. Я проскочила еще несколько зданий и оказалась около театра, где была более привычная для меня публика. На оставшиеся десять долларов, которые я одолжила у Денни, я взяла другое такси и поехала в центр.

Центральный парк ночью был не лучшим местом для прогулок. Я уже начала дрожать от холода, от сострадания к таким же бездомным, как и я. Тем не менее, я должна быть на посту рано утром. Я спряталась в тени, прислонившись к каменной стене, отделявшей парк от Пятой авеню. Резкий ветер раскачивал ветви и гнал сухие листья. Я вглядывалась в темноту, страшась появления чего-нибудь потустороннего, хотя я прекрасно понимала, что гораздо больше мне следует опасаться появления полиции. Я никак не могла заставить себя войти в парк.

А в это время на другой стороне улицы такси и какой-то лимузин подъехали к дому Тома Дрисколла. Ночной швейцар в униформе поклонился, приветствуя мужчин в смокингах и дам в туалетах, отливавших жемчугом из-под накидок из соболя и шиншилл. Мужья подхватили жен под руки и скрылись в светящемся вестибюле. Я засунула руки в карманы. Ключ от квартиры Денни был теплым.

Один за другим стали гаснуть огни на Пятой авеню и на Сентрал-Парк-Вест. Должно быть, было больше одиннадцати, хотя посмотреть на часы я не могла — было слишком темно. Я продрогла и устала. Как я не подумала о том, что мне придется находиться на улице так долго? Не подумала и о том, что осень — это преддверие зимы. И это я, которая в течение двадцати лет кричала своим мальчишкам: «Возьмите куртки!». Я стучала зубами и не могла унять дрожь.

Я попробовала, применить технику йоги, которой я занималась в течение двух недель, после того, как ушел Ричи. Я представила себя на золотом песке Карибского побережья. Солнечные лучи согревают меня… Эх, всего секунду длился солнечный день на пляже, а дома на Пятой авеню, казалось, были из холодного мира далекого космоса. Я так расчувствовалась, что чуть не пропустила «линкольн», который затормозил у дома на другой стороне улицы. У входа выросла фигура швейцара, приветствовавшего возвращавшегося домой Тома Дрисколла.

На это я и не рассчитывала. Я была уверена, что Том уже наверху, спит, отбросив книгу об авиалиниях после первого же прочитанного абзаца. Я думала, что мне придется ждать до утра, когда он будет выходить из дома.

У меня не осталось времени на размышления. Призывая на помощь всю свою бруклинскую напористость, смягченную манхэттенской утонченностью, я закричала:

— Том!

Он продолжал шагать к входной двери. Я отбросила всякую утонченность.

— Том!!!

Он обернулся. Я помахала ему рукой. Швейцар наблюдал. Том помахал мне в ответ, решив, видимо, что это кто-то из соседок, выгуливавших собаку, не обратив внимания на то, что собаки со мной не было.

— Том!!!

Наконец, он узнал: По всему было видно, что он не собирается ничего предпринимать, хотя я знала, что он быстро перебирает в уме все «за» и «против», решая, как ему поступить дальше. Я же промерзла до костей, да и ноги сильно ломило.

Затем, не раздумывая, он передал свой атташе-кейс швейцару, сделал едва заметный знак в сторону «линкольна», шофер тут же отъехал. Лавируя между машинами, он перешел улицу и через, несколько секунд был уже рядом.

Как дела? — спросил он.

Для человека, которого преследуют за убийство, а он очень хотел бы принять ванну, не так уж и плохо.

Он не предложил мне воспользоваться мраморным великолепием его ванной.

— Чего ты хочешь?

Он, действительно, стал представителем привилегированного класса. Нет надобности в пальто: теплая машина и шофер, который всегда к его услугам.

— Том, я понимаю, что это вовсе не подарок… то, что я вот так врываюсь в твою жизнь, но у меня нет выбора. Мне нужна твоя помощь.

Извини, — сказал он брезгливо, будто отказывая в милостыни, — но я ничего не могу для тебя сделать.

У меня к тебе всего несколько вопросов. Только и всего. И еще я хотела бы, чтобы ты выяснил кое-что у твоей жены.

Это исключено.

Не могла же я вытащить пистолет из-под свитера на глазах у все еще наблюдавшего за нами швейцара. Но коль я уже имела опыт с игрушечным оружием, почему бы теперь не попробовать и шантаж?

— Понимаешь, год тому назад, до того, как наши отношения испортились, Ричи говорил мне, что он провел некоторое расследование по компаниям, которые приобрел ты.

Том ждал.

Он сказал, что там есть кое-что, что может заинтересовать налоговую инспекцию.

Гнусно и глупо.

Что ты хочешь сказать?

Что у тебя на меня ничего нет.

Не спеши с выводами, Том.

Ну, хорошо. Что тебе известно?

Так, ерунда.

Тебе вовсе нечего сказать. Я люблю, когда говорят прямо.

Не всегда, — я рассчитывала, это прозвучит так, будто я что-то знаю.

Ты помнишь, как мы обычно отвечали в Бруклине? О, конечно! Ты, как никто другой, могла бы это знать.

— Что?

— Рози, в тебе столько дерьма, что даже глаза твои стали коричневыми.

Он повернулся и собрался переходить улицу. Я схватила его за полу пиджака.

Что я должна сделать, чтобы ты захотел мне помочь? Хочешь, я заплачу?

Нет.

Прекрасно. Я и не собираюсь.


Отпусти мой пиджак.

Я отпустила.

Очень хороший пиджак.

Спасибо.

Прости, Том.

Казалось, он не знал, что мне сказать. Я удержалась от ядовитого замечания. В конце концов он сказал:

— Угостить тебя чашечкой кофе?

Когда движение несколько утихло, я сообразила, что он предложил это не по доброте души или хотя бы из вежливости— он тянул время, обдумывая, как получше сдать меня полиции.

— Если ты найдешь какое-нибудь заведение, которое еще открыто в это время, можешь угостить меня и ужином, — сказала я.

Не похоже, чтобы он был в восторге от этого предложения, но он не сказал «нет». Мы пошли по Пятой авеню. Ноги у меня так замерзли, что каждый шаг причинял боль. Он сказал:

Тебе не следовало шантажировать меня. Это тебе не по зубам.

Знаю. Извини.

Ладно.

Неловкое молчание сковало нас обоих, как это бывает с людьми, которые видели друг друга голыми. В тот раз, когда я пригласила его на обед, мы провели время, обращаясь друг к другу с подчеркнутой учтивостью, проявляя повышенный интерес к меню. С годами мы научились вести вежливые беседы, но всегда в присутствии наших супругов или коллег. Последний раз я стояла рядом с ним, когда нам было но восемнадцать. Он вырос больше, чем на два дюйма, и теперь стал таким высоким, что мне надо было запрокидывать голову, чтобы видеть его лицо.

— Почему ты так странно ходишь? — спросил он, наконец.

— У меня замерзли ноги. Но, не обращай внимания. Ты мне поможешь?

Может. Том и подменил сердце куском льда, но не думаю, что ему стало легче лгать от этого. Вряд ли он смог бы сказать: «Да, конечно. Буду рад», если бы хотел заложить меня по известному, как азбука Морзе — «Звоните по телефону 911».

Почему я должен помогать тебе?

Может, как старый знакомый?

Его каменная фигура стала еще напряженнее.

— Потому что я не убивала Ричи.

Его брови поползли высоко вверх. Очевидно, такого поворота событий он не ожидал.

Потому что это несправедливо — отправляться за решетку на всю оставшуюся жизнь за преступление, которое не совершал. Я должна докопаться, кто это сделал.

Рози, пожалуйста, не делай этого.

Том, у меня нет выбора.

Ну, а что, ты полагаешь, могу сказать тебе я? Он был другом моей жены. У меня с ним были только деловые отношения, и я даже почти никогда не говорил с ним лично. Мои люди решали дела с его людьми.

Мне известно, что Джоан… — я очень старалась не назвать ее «Ходжо», — проводила время с Ричи и Джессикой Стивенсон, когда мы с Ричи жили еще вместе.

Вот как? — бросил он отрывисто.

Я также знаю, что Джоан и Ричи были как они это называли, только друзьями. Но, кажется, я обнаружила в его жизни, вернее, в его отношениях с женщинами, что-то, что никому не известно: у него кто-то был до романа с Джессикой и после его бывшей секретарши. Я хочу знать вот что: знает ли Джоан об отношениях Ричи с еще какой-нибудь женщиной до Джессики?

Он не ответил.

Том, это вовсе не мазохистские терзания. Я совсем не испытываю радости, слушая истории об изменах своего мужа. Мне нужно заполнить пробел, потому что я должна представить полиции целиком обоснованную и логически последовательную версию. Я пытаюсь спасти свою жизнь.

А тебе не кажется, что полиция сама может быть логически последовательной?

Он пережидал, пока поменяется сигнал светофора. Я, покрывшись испариной, тяжело дышала.

— У них уже есть версия. Они считают, что она превосходна. Она напрашивается сама собой: убийца — я. Зачем им расследовать что-то еще?

Том глубоко вдохнул и медленно выдохнул.

— Джоан и я ужинали с ним и еще одной женщиной, до Джессики. Я еле дождался, чтобы уйти от них. Я и представить себе не мог, что он так низко пал. Это так глупо с точки зрения бизнеса — привести женщину, с которой…

— Крутишь? — предположила я.

— С которой связан.

Значит. Том придерживается очень консервативных взглядов.

— И я не могу поверить, что Джоан знала о его планах и согласилась прийти. У нее, возможно, масса недостатков, но сводницей она никогда не была. — А кто эта женщина?

— Я не помню.

Я не сомневалась, что он говорит правду. Я знала его. — Ну, хоть что-нибудь ты мог бы вспомнить? Он, наморщив лоб, постарался сосредоточиться.

— Хорошенькая. Очень прилично одетая, хотя без особых затей.

Том не мог припомнить, что она делала, откуда она приехала на ужин или хоть что-нибудь примечательное в ее внешности. Он был слишком скован, чтобы сосредоточиться.

А ты не помнишь, когда это было? — спросила я.

Прошлой зимой. Возможно, в феврале. Или в марте.

У тебя не сложилось впечатления, что это было нечто большее, чем просто связь?

Он взглянул вверх на беззвездное небо.

Я не знаю, как он. А она? Мне кажется, она по уши была в него влюблена. И очень возбуждена, от того, что делала что-то недозволенное. У меня сложилось впечатление, что она была замужем.

Она сходила по нему с ума? Это была страсть или любовь?


Не знаю.

Ну, а если бы тебе надо было выбрать?

Любовь.

И он тоже ее любил? Не бойся причинить мне боль.

— Не могу сказать. Он держался очень спокойно. По нему трудно было догадаться. Он старался не выдавать себя. Я бы сказал, что если он и не был влюблен, то, по крайней мере, серьезно увлечен.

Кажется, Том вел меня в совершенно определенный ресторан, но мои ноги могли уже больше не выдержать.

Неожиданно в моей памяти встал тот день, когда стало известно, что он принят в Дартмут. Мы удрали из школы, чтобы отпраздновать это событие. После занятий любовью утром и днем в комнатке электрика, потом в полуподвальном помещении нашего дома, где хранились велосипеды, мы очень проголодались. Он пригласил меня пойти куда-нибудь пообедать. «Мясные котлеты и спагетти», — гордо произнес он. Но я знала, как туго было у него с деньгами, и заявила, что мне не хочется котлет.

На этот раз, официант, очень пожилой, в красном форменном пиджаке и аккуратно постриженными белыми усами, выдвинул для меня стул. Том отрицательно покачал головой и молча указал на стул с противоположной стороны, так я была бы не так видна прочим посетителям ресторана. Официант обошел стол, чтобы выполнить его приказание. Том заказал бутылку Бароло и попросил официанта принести меню.

Мне надо сходить в туалет, — сказала я.

Хорошо, — ответил Том.

Нет, не хорошо. Ты еще веришь в Бога?

А в чем дело?

Ответь!

Думаю, что да.

Прекрасно. Тогда поклянись Господом Богом, что не позвонишь в полицию или куда-нибудь еще, пока меня не будет. Да, и, если ты передумаешь и решишь не помогать мне, оставь достаточно денег, чтобы я смогла расплатиться за ужин.

Он рассмеялся, но, когда увидел, что я не шучу, перекрестился.

Ты отдаешь себе отчет, что укрываешь подозреваемую в убийстве?

Если мужчина пошел на сделку с тобой, Рози, не надо напоминать ему, какую невыгодную сделку он только что заключил.

Когда я вернулась, я почувствовала, что атмосфера за столом несколько разрядилась. Надо признать, Том уже не был тем симпатичным ирландцем, каким он был в Бруклине. Он оказался там, где хотел — на самом верху, — но его напряженный бледный рот, тусклые глаза, слишком строгий темно-синий костюм, показывали, что ему это нелегко далось.

Мне хотелось кое-что сказать, но я боялась, что Том тоже начнет говорить в тот же момент, и потому мы оба напряженно молчали. Когда я уже готова была прервать это молчание какой-нибудь ничего не значащей фразой, просто для того, чтобы сломать лед, он сказал:

Я всегда ценил нашу дружбу.

Я тоже. Нам было хорошо.

Он кивнул, но не взглянул на меня. Возможно, «хорошо» было не очень удачно выбранным словом. У меня не было сомнения, что он дорого дал бы, чтобы вычеркнуть из нашего прошлого секс.

А как сейчас? Ты счастлив, Том?

Этот вопрос задают друг другу женщины.

А мужчин счастье не беспокоит?

Во всяком случае, не так, как женщин, — он сделал знак официанту, чтобы тот принял заказ. — Я достаточно счастлив.

Хорошо. Можем мы поговорить об отношениях между моим мужем и твоей женой?

А что ты хочешь знать?

Как все это было?

Он вздохнул, как человек, для которого предстоящий разговор был равносилен обсуждению процентных ставок в немецком банке.

— Он хотел быть как это, черт побери, сказать— искушенным, что ли, она помогала ему, вводила в курс дела.

— Зачем ей это было нужно?

Он бросил холодный взгляд на официанта, и тот удалился на кухню.

Не знаю. Как это назвать? Может синдром «Моей прекрасной леди»?

Она была Пигмалионом, а он — Галатеей.


Верно.

Если не считать, что по мифу они женятся.

Ну, я допускаю, что она находила его привлекательным.

Сексуально?

Возможно.

— Ты полагаешь, у них были…

— Нет.

— Почему — нет.

Потому что мужчина первым приглашает девушку на танец.

Женщину, — машинально поправила я.

И через миллион лет, я не смогла бы себе представить, чтобы Ричи пригласил Ходжо на танец. Она была не столько женщиной, сколько картинкой с обложки, с ухоженным лицом, идеальной прической, и казалась ненастоящей. Несмотря на высокую, благодаря некоторым ухищрениям, грудь, в ней ничто и не напоминало о сексе.

— Рик, Ричи, как там его звали, — продолжал Том. — Если судить по Джессике, его идеалом были женщины помоложе.

Я подумала о Ходжо, у которой были такие тонкие руки, что под ее иссушенной солнцем кожей, казалось, можно было разглядеть локтевые косточки.

— Думаю у него и мыслей таких не было в отношении Джоан. Она идеально подходила для дружбы.

Том откинулся на спинку стула. Затем сосредоточился на содержимом корзинки для хлеба. Неожиданно его глаза встретились с моими.

— Они нужны были друг другу. Думаю у него был свой интерес, чтобы рассказывать ей все. Она же получала особое удовольствие не от рассказов о его похождениях, а от того как искусно он скрывал свои измены, ведя двойную жизнь. Она получала своего рода возможность судить о вас и о вашей жизни, наблюдая за ним с другими женщинами. Судить о его подружках. О тебе.

Я опрокинула корзинку с хлебом и постаралась положить все на место.

— Уверен, тебе тяжело выслушивать все это, — добавил он.

Ничего не поделаешь. Я оказалась в сложной ситуации.

Пришел официант и поставил на стол суп с фрикадельками. От поднимавшегося пара у меня запылали щеки. А от аромата на глазах выступили слезы. Я сказала Тому, что голод усиливает во мне чувство страха и рассказала, как выхватила у молодой женщины пакет Бургер Кинг в Виллидж. Он, не отрываясь, смотрел в свою тарелку с супом. Когда он вновь поднял голову, его глаза тоже застилали слезы. Казалось, ему было неловко, что я довела его до этого. Официант, подошедший к столику с тарелкой сыра, увидел наши слезы. Он остановился неподалеку и отвернулся. Том этого даже не заметил. Он был погружен в свои мысли.

Сначала я была благодарна ему за молчание. Я тоже молча поглощала суп. Это был самый вкусный горячий суп в моей жизни. Он был вкуснее куриного супа моей мамы и лучше бульона, который мы ели с Ричи во французском трехзвездочном ресторане. Потом я испугалась, что потеряю Тома. Я не знала, может, он задумался, насколько неосмотрительно он поступает, согласившись помочь мне.

— Ты мне абсолютно ничего не должен, — сказала я ему.

Мой голос заставил, его очнуться. Он опустил ложку в суповую тарелку. Его белая рубашка в мельчайшую красную крапинку была просто божественна, иначе не назовешь.

— Что ты сказала? — спросил он.

— Я сказала, что ты мне ничего не должен. Мы хорошо ладили друг с другом, И мы неплохо проводили время. Но ни один из нас не клялся ни в вечной любви, ни в верности. Ты знаешь, что я сейчас плыву, не зная куда. И ты совсем не обязан следовать туда же.

Он опять погрузился в свои мысли. Подошел официант. Увидев, что он не дотронулся до супа, повернул было обратно, но Том подал ему рукой знак, чтобы он забрал тарелку.

Он едва пригубил бокал с вином, однако его молчание, которое становилось все более тягостным, не помешало мне уничтожить все, что было на столе. Честно говоря, я была даже рада, что он не замечает моего аппетита. Его жена была столь бестелесна, такая утонченная. А в начале своей дружбы с Ричи, она как-то призналась ему, что до четырнадцати лет была страшной обжорой, но эту тайну, кроме собственного психотерапевта, она доверила только Ричи. Мне хотелось знать, известно ли это Тому — или он считал это следствием неправильного обмена веществ или ежедневного самоограничения.

Том поднял руку, и официант принес счет. Он, не глядя на него, положил на тарелочку кредитную карточку. Когда официант отошел, он сказал:

— Ты спросила меня, был ли я счастлив.

Я кивнула.

— Мне нравится то, что я делаю. Я дал вторую жизнь нескольким компаниям. Я создавал новые рабочие места, — он отодвинулся, будто его немного мутило от обильной еды.

Но я не хотела, чтобы разговор вновь замер.

— А твои родители живы? — спросила я.

Кроме того, что у него побелели волосы, как у его отца, Том совершенно не изменился — то же худощавое, загорелое лицо ирландца, те же карие глаза. Отец его был более жизнерадостным, чем Том когда-либо. Он развозил пиво на грузовике, был легок на подъем. Ярко-выраженный тип мужчины-жизнелюба. Мистер Дрисколл всегда приветствовал меня так; «Рози! Рози в два обхвата!» И трепал мои волосы. Нечего и говорить, что он не знал о том, что, когда я якобы натаскивала Тома по латыни, а он помогал мне по физике, мы забирались на крышу и уплывали в сказочную страну Камасутры на простыне, которую мы бесстыдно стащили у соседки с веревки.

Он слег, когда ему было пятьдесят восемь. Не мог найти работу. Это его сразило. Два года как умер.

Мне искренне жаль. А как мама?

Ее я едва знала. Она была пышной женщиной, читавшей по пять-шесть газет в день. Когда же она не читала и не занималась домашней работой— она надевала шляпку и торопилась на мессу.

— Она здорова. Живет с моей сестрой Кэти в Гарден-Сити, — он заколебался. — На похоронах твоя мама выглядела немного странно.

— Старческий маразм. Мне очень жаль ее, она влачит жалкое существование.

— Да, да, — пробормотал Том.

Вернулся официант. Том подписал чек.

— Благодарю, сэр, — кивнул официант, всем видом показывая, что он доволен чаевыми, но не чрезмерно.

Мне нравится делать большие деньги, — сказал Том, вставая.

Это хорошо, — откликнулась я.

Когда мы подошли к двери, он заговорил быстро, так что я едва улавливала, что он произносит:

— Я был счастлив в браке шесть месяцев.

Он посмотрел по сторонам, назад, будто растерявшись и пытаясь найти, кто это осмелился произнести такие слова.

Какие шесть месяцев? — спокойно спросила я.

Первые, — он провел пальцем под воротником, стараясь оторвать его от горла. — Потом она уехала на Палм-Бич навестить подругу. Однажды вечером я вернулся домой поздно, около одиннадцати. И увидел в холле ее чемоданы.

И?

Мне стало вдруг тошно.

На улице температура еще понизилась. Мы одновременно поежились.

А что вдруг стало не так?

До меня вдруг дошло, что поженились мы потому, что каждый из нас считал, что пришло время обзаводиться семьей. Могу предположить, она любила меня потому, что ее отец говорил ей, что я подаю большие надежды. Он был юристом в фирме, которую я поддерживал, когда еще был связан с-банком. Он не был очень богат, но прошел хорошую школу, и в смокинге выглядел весьма представительно. Я бы сказал, в нем чувствовалась порода. Двумя годами позже он познакомил меня с Джоан. Дела у меня продвигались в ту пору так быстро, что, честно говоря, я не знал, что делать со всеми теми деньгами, которые я заработал.

Она-то знала.

Да. И я с радостью предложил ей тратить свои деньги. Я знал только одно: я не хочу растрачивать свою жизнь на поездки на танцы в загородные клубы. Я хотел большего. И Джоан была великолепна. Она была совершенно не похожа на бруклинских девушек. Элегантна и очень амбициозна. Она желала достичь самой вершины в Новом Ханаане или в одном из подобных мест. У нее был прелестный маленький рот. Она легко контактировала с людьми, что мне казалось необходимым качеством: для жены.

— Но дело в том, — продолжал он, — что, когда бы я не пытался представить нас вместе, я обязательно был в смокинге, она в вечернем платье, и мы всегда были окружены множеством других людей— никогда вместе мы не смотрели телевизор, не сажали дерево, не вели детей в церковь. У нас не было жизни вместе, жизни, которую прожили мои родители. Джоан ездила в Холиок, проводила лето в Провансе. Она выросла совершенно в ином мире— и это был как раз тот мир, куда я страшился попасть.

Он подошел к краю тротуара, чтобы поймать такси.

— А вы не думали о разводе?

— Да. Но это противоречит складу моего характера, моему воспитанию, и я постарался смотреть на это шире. Дела пойдут лучше, когда у нас будут какие-то общие интересы, кроме денег. Как, например, дети. Но не получилось, все же мы остались вместе.

Почему?

А почему нет? К этому времени я понял, что это устраивает нас обоих. Так оно и есть. Моя жизнь — это моя жизнь. Я все время занимаюсь своими делами, но, когда мне нужна жена, она у меня есть.

Том махнул рукой подъехавшему такси. Он открыл передо мной дверцу.

— Думаю, ты можешь поехать ко мне.

Я отрицательно покачала головой.

Ты не должна бояться, что тебя увидят. Джоан нет в городе.

А что если увидят тебя?

Лицо Тома было пустым. Казалось, он как-то моментально поскучнел.

— Я все-таки женщина. Как насчет твоего швейцара? Соседей?

— Да, — кажется, он был так удивлен моим замечанием, что я поняла, что он и не думал провести ночь, прелюбодействуя. Том и в, мыслях не допускал ничего такого, будто никогда и не был тем восемнадцатилетним юношей, которого я знала.

Таксист опустил окно и, грассируя, с акцентом, которого я раньше никогда не слышала, спросил:

— Едем? Давайте! Что? Что?

— Через парк, — сказал Том. — Вниз, по Бродвею.

Он буквально втолкнул меня в машину, будто я была чем-то вроде громоздкой ручной клади.

— А что там? — шепотом спросила я, когда такси влилось в поток машин.

— Не знаю. Найдем что-нибудь. А почему ты шепчешь?

Том нажал кнопку, и желтый плексиглас отделил переднее сиденье от заднего.

— Сколько нам надо, чтобы добраться: до Бродвея? — спросил он громко.

— Что? — прокричал в ответ водитель. Через перегородку слова доносились еле-еле.

— Неважно, — прокричал в ответ Том и откинулся назад, удостоверившись, что между нами достаточно места даже для еще какого-нибудь толстяка.

— Расскажи мне все, — сказал он спокойно. — Если уж я собираюсь помочь тебе, ты должна полностью довериться мне. Не упускай ни одной подробности.

Я начала рассказ с утра после приема по случаю серебряной годовщины. Я рассказала все, что произошло со времени убийства Ричи, не называя имени Денни и не упоминая о том, что он был другом Алекса и постоянно крутился в нашем доме во время учебы в колледже. Я просто сказала, что этот мальчик учился у меня в классе, И закончила тем, что мне рассказал под дулом пистолета Картер Тиллотсон. Я бы предложила ему пощупать пистолет, но он уже не был тем мальчиком, которого обрадовало бы предложение залезть ко мне под свитер.

Том не закрывал глаза, не шевелил губами, и, казалось, не был погружен в глубокую задумчивость. Он выглядел вполне нормально, будто просто внимательно слушал меня, но я уже пять минут, как закончила свой рассказ. Я выждала какое-то время; разглядывая серебряные нити в его темных волосах, пока он, наконец, не взглянул на меня и не прочистил горло.

Ты уже понял, кто это мог сделать? — спросила я.

Ты смеешься? Ты еще и не приблизилась к вопросу «кто». Ты пока собираешь информацию о взаимоотношениях между людьми. Ты еще на стадии «каким образом?»

А как насчет «почему»?

Почему? — повторил он так, будто я хотела получить информацию, которая не будет еще доступна, по крайней мере, до середины двадцать первого века.

Ну, хорошо. Забудем «почему».

— Теперь. Мог ли кто-нибудь увидеть машину Рика в том месте, где она была припаркована?

— Не саму машину. Но если кто-нибудь проезжал вверх по дороге или проходил мимо с фонариком в руках, он мог бы заметить отражение рефлекторов задних фар.

— Так, если кто-то мог видеть, то почему он…

Или она…

Не сейчас, Рози! Почему этому человеку пришло в голову лазить вокруг машины Рика сзади, почему просто не подойти сбоку и не проверить?

— Потому что он или она не хотели, чтобы их видели.

— Ну, можешь говорить «она», — буркнул он.

Я не стала приводить ему никаких доводов только потому, что я вдруг поняла, что его терпение уже на пределе.


Для меня это будет «он». Хорошо?

Хорошо, — согласилась я.

Вернемся к тем, другим следам колес около машины Рика. Твой сержант Гевински продолжает утверждать, что их могла оставить местная полицейская машина, — сказал Том.

Но это лишено смысла.

Почему?

Почему бы полицейским не остановиться просто на дороге рядом?

Правильно!

Его ответ вызвал у меня восторг. А еще меня расстроило то, что сама не смогла додуматься до этого несколькими днями раньше.

Ну, хорошо, — сказал он деловым тоном — Давай перейдем к грязи. На ботинках Рика была грязь и на полу в кухне. Так?

Так, — подтвердила я.

А какие-нибудь следы?

Нет. Просто без разбора накиданная грязь.

А ты считаешь, что теннисные туфли с глубокими бороздками должны были бы оставить следы?

Я кивнула:

Я считаю, что тот, кто убил Ричи, заметал следы, потому что они никак не могли сойти за следы Ричи.

И не было никакой грязи в других частях дома?

Никакой.

Следовательно, или Рик не ходил в другую часть дома, или ты права, она была нанесена на его ботинки позднее.

Но, если он вернулся в кухню, как получилось, что с ним не было ни бумаг, ни чего-то другого?

Может убийца забрал то, что было с ним?

О, господи! Совершенно верно!

Или он не нашел того, что искал. Теперь о том, что было снаружи.

— Что ты имеешь ввиду?

— Ты же не живешь в хижине дровосека. Есть ступеньки, дорожки, ведущие к дому. Какая-нибудь грязь там была?

— Нет. Подожди, дай подумать.

Я пыталась представить себе ступеньки, которые вели к двери кухни, но не могла. Это потому, поняла я сейчас, что я не видела их ни в ту ночь, ни на следующий день.

— Не думаю, что я вообще подходила к двери в кухню. А когда пришла полиция, я впустила их внутрь через парадную дверь, так что… Думаю, я вообще не видела, что было снаружи. Но разве они не сказали бы мне об этом?

Ты серьезно? — строго спросил Том. — Ты подозреваемая. Но если хочешь знать мое мнение, я думаю, если бы там были бы какие-нибудь другие следы, они не поторопились бы обвинить, тебя во всем. Но, если следы были в кухне, то значит, должны были быть и следы, которые вели к дому. Возможно, убийца так размазал грязь снаружи, что полицейские решили, что это грязь от ботинок Рика.

Или, может, они вообще ее не заметили? Или ветер смел ее?

Может, — пробормотал Том, опять погрузившись в свои мысли.

Когда он снова обратился ко мне, он спросил, что еще я намерена предпринять. Я сказала, что мне нужно поговорить с Джессикой, Ходжо, Стефани. И еще с Маделейн Берковиц: может, она слышала, какие сплетни ходили по Шорхэвену о Мэнди, Картере и Ричи. К тому времени, когда мы дошли до Маделейн, мы уже проехали Международный торговый центр, и Том расплатился с таксистом:

Мы прошли по улице один-два дома, такие безжизненные, что они даже не показались жуткими, и зашли в первое же открытое заведение «У Большого Боба», которое было расположено в полутемном помещении с четырьмя телевизорами и представляло собой как бы спортклуб для алкоголиков. Они смотрели английский футбол по телевизору. Мы сели подальше. Том заказал бренди, а я виски с содовой, главным образом, потому, что виски с содовой позволили мне почувствовать себя Барбарой Стенвик, сильной, и в то же время пылкой.

Том этого не заметил.

Мы не можем оставаться здесь до закрытия, нам нужно двигаться дальше.

Куда? — спросила я.

Подумаем. А пока, давай пройдемся по твоему списку. Я поговорю с Джоан. Ты скажешь мне, какая тебе нужна информация.

— Спасибо.

Он кивнул.

— С Джессикой тебе говорить небезопасно. Она знает, что ты в бегах. Уверен, что она чувствует в тебе угрозу. Если полиция не охраняет ее, она наймет личную охрану. Дай-ка мне подумать, как с ней-то управиться?.. Ну, а теперь о твоих двух подругах на Лонг-Айленде…

Я знала, каким умным был Том, но сейчас меня просто поразила его способность вобрать в себя и классифицировать такое количество информации за столь короткое время.

— Я бы посоветовал тебе подождать. Во-первых, следует связать все разрозненные концы воедино. Во-вторых, ты живешь в очень маленьком городке. Ты преподаешь в местном колледже. Тебя все знают. Если ты отправишься туда, тебе придется как-то скрываться от людей: Впрочем, — добавил он, — это, кажется, стало твоим основным занятием.

Минут через пятнадцать мы покинули это заведение и направились к переправе на Стейтен-Айленд. Мне приходилось почти бежать, чтобы поспевать за Томом.

В памяти вспыхивали отдельные моменты: Тому и мне по восемнадцать. Мы проходим мимо обезьянника в зоопарке. Я стараюсь приноровиться под его шаг. Гориллы и шимпанзе визжали, будто они были на съемочной площадке фильма «Тарзан». Вдруг совершенно будничным тоном Том бросил, что он как-то развлекался с девушкой из Куин-оф-ол-Сайнс. Она была подружкой девушки его лучшего друга Бобби, объяснил он. И продолжал идти вперед.

Как мог ты так поступить со мной? — спрашивала я про себя. Том, ведь нас связывает не только секс. Если бы мы жили где-нибудь в мансарде на Гринвич Виллидж, люди с первого взгляда назвали бы нас любовниками. Но, ведь это не только физическая близость. Мы действительно были любовниками. Мы разговаривали. Я читала доказательства Фомы Аквинского о существовании Бога, потому что ты назвал их гармоничными. Мне нравилось это слово. Ты читал мне «Бурю». И я не переставала восхищаться, каким проницательным был ты. Но в те далекие годы, все, на что я могла решиться, это спросить у Тома имя девушки. Он ответил также небрежно: «Пегги».

— Ты уверена, что хочешь остаться в Нью-Йорке? — спросил Том.

Вернувшись на тридцать лет вперед, я так разозлилась, что едва смогла произнести:

A y меня есть выбор?

Да, ты можешь поехать в любое место, где не требуется паспорт.

О чем ты говоришь?

Я отвезу тебя на частном самолете, так что ни один человек не узнает, где ты находишься. Я позабочусь, чтобы ты была хорошо устроена и постараюсь помочь выпутаться из этой истории. Можешь положиться на мое слово: я никогда никому ничего не скажу. Ты сможешь начать новую жизнь.

Мне следовало зарыдать от радости или остолбенеть от удивления.

— А почему бы тебе не пригласить меня поразвлечься с тобой? — закричала я.

— Рози!

— Почему?

Его пальцы впились в мое плечо.

— Успокойся, ради Бога.

Мы молча ждали на стоянке такси, когда подойдет свободная машина, хотя я не имела ни малейшего представления о том, куда мы с ним поедем.

Минут через десять я сказала:

Твое предложение… Я не знаю, как благодарить тебя. Прости, я вела себя по-свински…

Не имеет значения, — буркнул он.

Твое великодушие — это больше, чем то, на что я могла рассчитывать.

Так ты принимаешь мое предложение? — спросил он, продолжая высматривать светящийся огонек такси.

Для меня уже не может быть никакой новой жизни. Я мать. Как я могу бросить своих сыновей?

Мы опять погрузились в молчание. От воды дул резкий ледяной ветер. Я представила, как его руки обнимают меня, прижимая к себе, чтобы согреть. В этот момент он засунул свои руки поглубже в карманы.

То, что ты делаешь сейчас, достаточно рискованно, — сказала я ему. — А если я приму твое предложение, это может вообще разрушить твою жизнь.

Мне уже сорок семь, — заявил он.

Знаю. Мне тоже.

У меня нет детей, о которых я должен заботиться. Все, чем я рискую, это деньги, а их уже больше, чем достаточно, потому что я всегда выполнял свои обязательства. Забавно: люди считают меня азартным игроком — я же, на самом деле, очень осторожен по натуре.

— Так как же додумался сейчас до такого рискованного дела?

Том заговорил, как бы выдавливая из себя каждое слово:

Думаю, что я хочу проверить себя, способен ли я на широкий жест, могу ли я считать себя таким человеком, каким всегда хотел быть.

Что ты имеешь в виду?

Мужчиной с сильным характером,

Когда, наконец; подошла машина, Том велел шоферу отвезти нас в лучший мотель в аэропорту Ла Гвардия. Я изо всех сил отрицательно затрясла головой.

— Успокойся, — сказал Том. — Это вовсе не входит в мои планы.


В мотеле при аэропорте уже не осталось двойных номеров. Администратор предложил нам номер с огромной, королевских размеров, кроватью и обрамленным зеркалами канапе. Том заплатил наличными за то, что дежурный назвал президентским номером, и зарегистрировал нас, как мистера и миссис Томас Смит. Клерк не обратил никакого внимания ни на наши явно вымышленные имена, ни на отсутствие у нас багажа.

Какое-либо чувственное напряжение, которое могло бы возникнуть, когда мужчина и женщина — бывшие любовники — входят в комнату в мотеле, рассеялось, не успев возникнуть. В ту же секунду, как только он захлопнул дверь, Том бросился к телефону. Он надел очки для чтения в черепаховой оправе и позвонил в свой офис, чтобы узнать, кто ему звонил по автоответчику.

— Составь список вопросов, которые ты хотела бы, чтобы я выяснил у Джоан, — сказал он мне.

Зажав трубку между плечом и подбородком, он нажал клавиши электронной записной книжки. Я закончила раньше, чем он. Ему надо было сделать массу звонков.

Президентский номер никто не пылесосил в течение длительного времени, но гостиная, заставленная простой, но массивной мебелью, выглядела очень приятно. И, хотя сделана она была, в основном, из пластика, а не из красного дерева, она была бы вполне уместна и в Белом Доме. Зеленая софа была настолько удобной и мягкой, что я спустила ноги на пол, чтобы тут же не уснуть мертвым сном.

Том снял пиджак и повесил его на стул.

Мы с Джоан не привыкли долго беседовать друг с другом. Мне надо придумать какое-то объяснение, почему я хочу выведать у нее кое-что:

Я бы хотела слушать по параллельному телефону, — сказала я.

А я бы предпочел, чтобы ты не слушала.

Но что-то, чего ты можешь и не заметить, может мне пригодиться, — объяснила я.

Том покачал головой и нажал несколько клавишей в записной книжке, чтобы соединиться с номером Ходжо.

— Что такого она может сказать по телефону? — продолжала я. — «Помнишь ночь, которую мы провели в Лос-Анджелесе»?

На его губах на секунду мелькнуло что-то наподобие его прежней улыбки.

— Послушай, я достаточно общалась с ней, и знаю, какой она может быть язвительной. Это совершенно не имеет значения. После этой ночи ты пойдешь своей дорогой, а я своей. И шанс, что я когда-нибудь столкнусь с тобой или Джоан, близок к нулю, особенно, если я буду всего-то проставлять номерные знаки там, где выдают лицензии. Я просто хочу слышать, как она будет отвечать на мои вопросы.

Он взглянул на то, что я написала:

— Если это то, что ты хочешь…

Ему ответили по телефону.

— Пожалуйста, миссис Дрисколл. Меня не интересует расписание водных процедур. Это ее муж. Соедините меня, — он прикрыл трубку рукой. — Иди в спальню и сними параллельную трубку. Сейчас.

Я не успела взять трубку до того, как Ходжо ответила, но она была так здорово под хмельком, что я была уверена, что она ничего не слышала.

Джоан, — сказал Том. — Это я. Мне очень жаль, что пришлось поднять тебя с постели, но мне потребовалась кое-какая информация.

О чем?

Я услышала щелчок включившейся лампы. Скинула туфли и улеглась на кровати.

— Относительно Дейта Ассошиэйтед, — сказал Том. — Ты знаешь, я имел с ними дела, потому что вы с Риком были такими близкими друзьями…

— Ты никогда не говорил, что тебе это было неприятно, — бросила она.

— Ну, хорошо, теперь ты знаешь.

Он говорил это таким небрежным, скучающим тоном, но прежде всего, тон был ледяным. В те годы, когда мы с Ричи были женаты, еще задолго до Джессики, у нас случались крупные ссоры. Доходило чуть не до драки. Он орал на меня и десятки раз хлопал дверью. Я часто посылала его к черту. Однажды я запустила в него огромной порцией суфле и жалела только о том, что ему удалось увернуться. В течение многих дней мы могли и слова не говорить друг другу, разве что о каких-то житейских мелочах. Но с такой холодностью Ричи ко мне никогда не относился. Том и Ходжо походили на ненавидевших друг друга служащих, одной корпорации, которые тем не менее годами вынуждены работать бок о бок. Однако, в отличие от Ричи, который не стеснялся говорить мне: «Катись!» или «Чтоб ты сдохла!», Том был очень вежлив со своей женой.

Ходжо сделала большой выдох, что, вероятно, означало, что она выпустила струю дыма.

Ну, давай дальше, — сказала она.

Сможет эта дама Стивенсон управлять компанией лучше, чем это делал он?

К этому времени только смутные надежды и больные ноги не давали мне заснуть.

Джессику считают выдающимся предпринимателем, — ответила Ходжо. — Рик клялся, что именно она превратила фирму, состоявшую из одного человека, в международную корпорацию.

Он спал с ней. Может быть, она действовала на него как наркотик?

Если помнишь, — заметила она резко, — он не спал с ней почти до самого последнего времени. Он потерял голову и влюбился в нее как-то сразу, это случилось за одну ночь. И после этого потребовалось всего два месяца, чтобы расцеловаться на прощанье с маленькой хозяйкой большого дома.

Я всегда относилась с некоторым состраданием к этой хрупкой женщине с ее силиконовой грудью, пластиковыми челюстями и печальной необходимостью засовывать себе в глотку два пальца. Теперь это ушло.

— Значит, Рик с Джессикой были просто в деловых отношениях, прежде чем стали любовниками?

— Да.

И само собой, если бы с ним что-нибудь случилось, она бы возглавила дело?

Не имею ни малейшего представления, — Ходжо издала звук, который я приняла за хихиканье, — Рик был так сговорчив, что согласился бы, чтоб его проткнули, только бы Джессика стала президентом.

Мне казалось, ты любила ее?

Она — изумительна.

Ты ревнуешь, — сказал он, констатируя факт.

Не будь дураком, Том. Рик был моим другом. А она обманывала его и разбила ему сердце.

Джоан показалась мне очень одинокой.

Хочешь знать, с кем, дорогой?

А почему бы и лет?

— С Ники Хиксоном.

— С этим помпезным куском вяленого мяса?

Он может быть очаровательным, и потом он гораздо богаче, чем ты. Он богач в четвертом поколении. Рик торопился покончить с разводом и жениться на ней. Он был уверен, что, если ему удастся проделать все очень быстро, он выиграет.

А зачем он пошел в свой бывший дом?

Ты не поверишь! Ему нужна была квитанция на продажу Туомбли, которого он купил и подарил Джессике. Она решила его продать. Она решила, что он ей «надоел»! Ты можешь в это поверить? Но он стоил самое малое три миллиона.

— А она знала, что он собирался проникнуть в дом?

— Конечно, знала. Она хотела, чтобы он достал бумагу. Тогда она смогла бы продать картину. А потом, разумеется, дать ему отставку. Но, когда я сказала ему об этом, он облил меня грязью. Он был просто околдован. Он был уверен, что если будет выполнять все ее желания, сможет удержать ее.

А раньше он не был так никем околдован?

Мой дорогой, абсолютно и полностью. Только это продолжалось недолго, — тающий голос Ходжо приобрел эротический оттенок. — До нее у него была история с секретаршей. Брунгильда или, как там было ее имя. По крайней мере, лет десять — и в офисе и вне офиса — и все это время он поддерживал огонь в супружеском очаге. Но однажды его жена запищала: «Ричи! Все эти деньг-ги! Что будет с нашим богатством?» Ну, с этого момента он считал себя морально в разводе. Какое-то время он считал, что с Брунгильдой у него настоящая любовь. Но, слава Богу, я смогла отговорить его от этого. Я сказала ему: «Ты можешь себе представить ее рядом с собой на следующем праздновании годовщины Дейта Ассошиэйтед?».

— А кто была та особа, которую он привел с собой на ужин в тот вечер?

В трубке раздались какие-то звуки, что-то вроде фырканья и короткого смешка, одновременно.

Ты имеешь в виду тот вечер, когда ты урезал расходы на мои туалеты?

Да.

Ей Богу, Том, ты можешь быть таким дерьмом. Я не могу представить, как ты, все это проделал, Томас Божья Кара.

Разговор с ней был ему неприятен, и ему было определенно не по душе мое присутствие. Впервые в его голосе прозвучали нотки почти омерзения.

Кто она такая?

Ты провел с ней целый вечер и не запомнил, кто она такая?

— Нет, — отрезал он.

Бог мой! Она была первой настоящей любовью Рика. Ну, положим, не совсем любовью, но ты должен согласиться, что она была вполне приемлема. Даже более того, хотя и немного скучновата. Помнишь?

Нет.

Рик как раз подумывал, как бы ему избавиться от этого его брака. Но, совершенно очевидно, этот роман был только репетицией перед Джессикой. Ему нравилось, что она протестантка и воспитана должным образом… Как ты, любимый, помнишь?

Напомни, как ее звали?

Почему это для тебя так важно? — голос Ходжо стал еще более ледяным, чем у Тома. — Хочешь послать любовную записочку. Мой ангел? Вручить ей стишки?

Нет.

Ты был такой скотиной! Как можешь ты не помнить, что было? Мы же не ужинаем с тобой каждый вечер, мой дорогой!

Назови мне ее имя, Джоан.

Возможно, брак Дрисколлов был основан на взаимной ненависти, но тем не менее это все-таки был брак.

— Зачем тебе нужно знать о ней? Он не ответил.

— Что все это значит? Какое отношение это имеет к Джессике? — спросила Ходжо.

«Брось это», — молча молила я. Он будто услышал меня.

— Это просто была попытка поговорить с тобой.

— Мой милый! Я польщена. Интимная супружеская болтовня. В следующий раз, может, ты захочешь спать со мной?

Он бросил трубку. То же самое сделала и она.

Том должно быть понимал, что меньше всего в этот момент я желала встретиться с ним лицом к лицу. Именно поэтому он прокричал:

— Иди сюда, Рози!

Что я могла ему сказать? Мне жаль, что ты и твоя мадам готовы разорвать друг друга на части. О, господи, что за сукин сын был мой муж! Он был способен удовлетворить трех любовниц одновременно, делая при этом миллионы. А потом прийти домой и удовлетворять и меня с таким искусством, что мог бы поучить кое-чему самого Казанову.

Все эти месяцы, после того, как Ричи покинул меня, я горевала, изводила себя, но больше всего времени я проводила сидя за столом в кухне и занимаясь самоедством— пожирая одновременно голландский шоколад — спрашивала себя, где я повела себя не так? Должна ли я была оставить преподавание, он умолял меня это сделать, и перебраться в город? Засовывать два пальца в глотку, чтобы стать изящной женщиной восьмого размера? Выпрямить волосы? Может, я и должна была вовремя понять, что подавляю его личность и предложить ему свободный брак?

Разве не представляла я себе, как устроен мир? Каждый год тысячи покинутых жен бродят по магазинам с кредитными карточками с невидящими глазами и истерзанным сердцем. Миллионы женщин, возраст которых приближается к критическому, не согреваемые больше теплом их мужей, находят утешение среди таких же разведенных. У них уже нет надежды на романтическую любовь, остается только надежда на будущих внуков, которые, может быть, захотят их крепко обнять. Как же я не подумала о том, что такое может случиться и со мной?

— Рози! — позвал Том.

Я вышла в гостиную. Он стоял у двери, в пиджаке, в галстуке, подсчитывая наличные. Может, я просто выдумала это, но мне показалось, что я слышала, как скрипнули его зубы.

— Я ухожу.

— Почему?

У меня тут немного наличных, — сказал он, — Всего сто двадцать. Если сможешь заглянуть завтра в мой офис, я оставлю конверт в приемной. На какое имя мне его подписать?

Мне не нужны твои деньги.

Он не мог смотреть мне в глаза. Вместо этого он разглядывал дверной замок, будто тот был самый желанный предмет на свете.

— Мне нужна твоя помощь, Том.

Я не могу сделать для тебя больше, чем я уже сделал, — сказал он, глядя на замочную скважину.

Ты полагаешь, я не догадывалась, что твой брак не состоялся? Ты полагаешь, это такая уж неожиданность, что ты не спишь со своей женой? И ты полагаешь, что со всеми своими проблемами я буду лезть в твои?

Наконец, он обернулся. Он не был красивым, но на его тонком, резко очерченном лице отражались характер, глубина натуры.

И все-таки, — добавила я. — Это не совсем верно. Я буду посылать ей проклятия. У меня есть маленькое подлое желание, чтобы в конце концов оказалось, что Джоан сходила с ума из-за ревности к Джессике и убила Ричи. Я буду оправдана и смогу продолжить жить.

А я?


Ты сможешь уйти в монастырь. Он засмеялся.

Это идея.

— Или продолжить жить. Есть у тебя кто-нибудь? — спросила я.

Мне казалось, мне удалось проявить любопытство как бы невзначай. Он отрицательно покачал головой. Я не могла этому поверить и спросила:

— А как ты обходишься без секса?

— Работаю, — наконец, сказал он.

Где-то в подсознании я была рада тому, что он не сказал: «Мальчики»; Или еще хуже: «Двадцатичетырехлетняя любовница с дипломом доктора экономических наук».

Том взглянул на часы.

Господи, как поздно.

Я никогда не чувствовала себя такой усталой, — сказала я ему. — Я должна немного поспать. Я прошу тебя… Я рассчитываю, что ты останешься, потому что мне надо добраться до Джессики, а без твоей помощи это не получится.

Я сделала паузу.

Увидимся утром.

Да, — ответил он в конце концов. Затем повернулся и пошел во вторую спальню, закрыв за собой дверь.

Я прошла в ту комнату, которая стала теперь моей, и повалилась на постель, едва успев натянуть на себя одеяло, прежде чем погрузиться в глубокий сон. Всего тремя часами позже зашумел туалет в номере наверху и загудело в трубах, так что я в панике вскочила, будто меня что-то стукнуло. И после того, как я зажгла свет, мое сердце все еще стучало. Я заползла обратно под теплое одеяло, но это не помогло.

Это ужасно, когда встречаешь замечательного парня в ранней юности, такого, что потом никто не может с ним сравниться. Даже после того, как мы с Ричи поженились, я тосковала по Тому. Это не было просто чувственным желанием — Ричи полностью удовлетворял меня. Чего мне не доставало, так это волшебного ощущения чистоты и радости, которые я испытывала в любовных объятиях Тома. Оба мы любили поговорить потом о своих взглядах на жизнь, на искусство, поспорить о политике, расспрашивая друг друга так подолгу, что могли бы написать биографии друг друга.

После разговоров и после секса наступало ощущение полного покоя. Такие моменты для меня определялись словом «возвышенный». Моя голова покоилась у него на плече, и я могла предаваться грезам.

У каждой женщины всегда есть мужчина, которого она упустила. Но каким мужчиной был Том Дрисколл! Какое несчастье потерять такого. И как страшно потерять такого. И как страшно понять, что ты никогда не оправишься от этого удара, что с этим ты будешь жить всю оставшуюся жизнь.

Я прошла через гостиную и подошла к двери его спальни, но остановилась, испугавшись, что он запер ее после того, как я легла спить. Если я поверну ручку, он будет знать точно, что я хотела его. Он может притвориться спящим.

Но, если я что-нибудь и узнала за прошедшую неделю, так прежде всего то, что после стольких лет жизни оказалось, что я ветреная женщина. И если бы этой ночью он сказал бы мне, что развлекался с этой проклятой, Пегги, я бы твердо и настойчиво спросила: «Что? Ты берешь какую-то ирландскую девицу из Куин-оф-ол-Сайнс? И ты боишься сказать: «Вот моя девушка — Рози Бернштейн из Мэдисонского колледжа. К черту, Том! Ты слишком хорош, чтобы быть таким малодушным». А потом, не зная еще, последует ли он за мной, я бы собрала все свое мужество, повернулась и пошла прочь.

Том спал так крепко, что не слышал, как я вошла, пока я не стукнулась коленкой о ночной столик рядом с его кроватью.

Рози?

Это я, — сказала я.

Плохо, что я ушибла колено. Хорошо, что было так темно, что он не мог видеть перемен, произошедших со мной за все прошедшие годы, включая и две беременности. Я нащупала одеяло и приподняла его так, чтобы быстро скользнуть под него и лечь рядом раньше, чем он успеет придумать, как вежливо попросить меня вернуться в мою комнату.

Ты помнишь?

Помню, — ответил он.

Он прижал меня к себе. Мой рот слился с его ртом. Этот поцелуй показался мне таким знакомым: первое мягкое прикосновение, первое ощущение, интенсивность которого все возрастала. Казалось, наш последний поцелуй был всего несколько часов тому назад.

У меня никакой практики, — мягко сказал он.

Практика беспокоит меня в последнюю очередь. Одну руку он положил мне на спину, другую ниже, и прижал меня к себе сильнее. Я прижалась щекой к его щеке, тут же вспомнив ощущение его шершавой бороды.

Я так часто вспоминал тебя, Рози.

И я, Том.

Ритм наших движений был совсем не тот, что в школьные времена. Грации тоже было намного меньше. И, он был прав— он определенно не имел практики. Но любовь наша никогда не была столь прекрасной. После мы отдыхали, пока рассвет не озарил постель президентского номера. Он застал нас в объятиях друг друга, в полной тишине и абсолютно счастливых.

Глава 17

— Ну, конечно, я ничего не имела против того, чтобы прийти к вам в офис, — заверила Джессика Тома.

Она скрестила ноги.

— Мы ведь встречались только на приемах. Я буду рада поговорить с вами, наедине.

С того места, где я скрывалась в туалетной, прилегавшей к кабинету Тома, все, что я могла видеть, это часть его левой ноги в носке и ботинке, боковину его стола и стул, расположенный в стратегически точно рассчитанном месте, так, чтобы была видна Джессика. Она выглядела не только не хуже, чем прежде, но совершенно ошеломляюще в темно-синем костюме того же оттенка, что и у Тома.

— Единственная причина, которая заставила меня немного поколебаться, заключалась в том, что я назначила на девять часов собрание служащих. Но мне показалось, что, когда вы звонили по телефону, вы как будто очень обеспокоены, поэтому я немедленно отменила совещание.

Спину она держала прямо, но без напряжения. Лицо было серьезно и выражало подходящую случаю готовность понять клиента. Только руки, ухватившиеся за подлокотники, выдавали внутреннее напряжение. Разумеется, у Джессики был достаточно острый ум, чтобы понять, что звонок Тома Дрисколла, поднявший ее в семь часов утра с требованием встречи в девять, не мог предвещать ничего хорошего. Молчание Тома настораживало, она дважды постучала пальцами, но тут же остановила себя. Я заметила, что ужасного и недостаточно совершенного бриллианта Мейерса уже не было на ее пальце.

— У меня очень давние связи с Дейта Ассошиэйтед, — сказал наконец Том.

Джессика кивнула. Свет от лампы освещал ее дорогие чулки. На ней было много такого, что стоило осветить: начиная от дорогих лодочек на остром высоком каблуке и до короткой юбки. Ее скрещенные ноги время от времени несколько вызывающе покачивались, потом она выпрямила их и поставила рядом.

— Я хотела бы надеяться, что это были выгодные отношения для обеих компаний, — сказала она.

По тому как Джессика владела своим телом, скорее можно было подумать, что она провела два года в балетном классе, а не трудилась в поте лица для получения магистерской степени в области финансового дела. Но, держу пари, что длинные ноги, томная походка, чуть приоткрытые губы — вся ее сексапильность составляла лишь половину тех чар, которыми она притягивала состоятельных мужчин, вроде Картера, Ричи или Николаса Хиксона. Другие пятьдесят процентов составлял ее холодный ум, так похожий по складу мышления на мужской. А потому, когда влюбленные в нее мужчины ложились с ней в постель, они как бы занимались любовью сами с собой.

— Это было выгодно для ваших людей, — сказал Том. — Не для меня.

Только она собиралась выразить свое недоумение, Том перебил ее, не дав открыть рот:

— Все мои дела я вел с Риком, но, считаю, что должен дать объяснения лично вам, потому что я отказываюсь от дальнейшего сотрудничества.

— Простите?

Мне показалось, что она сказала именно это, — голос ее настолько упал, что разобрать что-либо было очень трудно.

— Ваши исследования в области космической микроэлектроники могли быть осуществлены какими-нибудь студентами-второкурсниками в любом третьеразрядном колледже страны. Однако ваше так называемое углубленное профилирование по принципу Ванкувер Ассошиэйтед делает ваши отчеты чуть ли не выдающимся вкладом в науку.

Джессика, сделав невозможное, выпрямилась еще больше.

— Я не могу с этим согласиться.

Это только подтверждает мою точку зрения, — сказал Том.

Какую точку зрения?

Что вы не подходите для руководства компанией, занимающейся этим видом исследований, как подходил ваш бывший друг…

Если бы я была на месте Джессики, я бы расплакалась, но она вновь скрестила ноги и подалась вперед.

Не согласна. Я гожусь для этой работы. Но, поймите: он держал все исследования в своих руках. Откровенно говоря, его система контроля позволяла желать много лучшего.

Но ваша специализация — финансы. Не так ли? Что дает вам основания считать, что вы сможете следить за работой пятисот или более ученых на уровне академиков?

Мы учредим вице-президентство, единственной задачей которого будет качественный контроль. Ежедневно два старших сотрудника, включая меня, конечно, будут просматривать тот или иной отчет о проведении работ. Я гарантирую вам…

Вы ничего не можете гарантировать, — прервал ее Том.

Дайте мне два месяца.

Том, должно быть, покачал головой.

— Пожалуйста.

— Мы не на таком уровне. Она не колебалась ни минуты.

— Двадцатипятипроцентная скидка за вашу рекламу в течение следующих двух месяцев. После этого, скажем, испытательного срока, снимаем еще десять процентов от того, что вы платите сейчас, — она перевела дыхание. — И я заморожу ставки ваших налогов на последующие два года. Том рассмеялся.

— Вы хорошо поработали над этими цифрами перед тем, как прийти сюда!

Она изобразила улыбку, которая означала: мы говорим на одном языке — вы и я.

— Я решила, что будет лучше, если я приду подготовленной.

Том, должно быть, улыбнулся или как-то иначе взглянул, что такой подход ему по душе, потому что Джессика откинулась на стуле, как бы лениво покачивая ножкой.

Она была хорошим финансистом, но в науке обольщения ее можно было назвать гением. Она использовала все старые уловки дофеминистского периода: обольстительные улыбочки южанки — «у нас с вами есть общая тайна»; игру с локонами, наподобие семнадцатилетней девочки, вызывающее поглаживание икр и шеи из арсенала девушки по вызову, — одним словом, вела себя так, как ни одна современная женщина не могла бы себе позволить во время деловой встречи. Незаметно, ненавязчиво, умело. И если бы в этот момент загипнотизированный Том заключил ее в объятия, вызвал полицию, чтобы отправить меня в тюрьму, оформил бы бракоразводные бумаги с Ходжо и заказал номер в отеле «Риц» в Париже для себя, и Джессики на уик-энд — я бы нисколько не удивилась.

Пожалуй, это интересное предложение, — ответил он. — Я обдумаю его.

Спасибо.

Я чувствовала себя такой беспомощной от сознания, что в то время, как я вынуждена скрываться в этой покрытой серым кафелем комнате общего пользования, Джессика была вольна быть Джессикой.

— Я чересчур прямолинеен во всех своих делах, — говорил Том. — Может быть, иногда даже слишком. Приношу свои извинения. Мне следовало спросить, как у вас сейчас идут дела? По-видимому, сейчас для вас очень трудное время.

Джессика пососала подушечку большого пальца:

Вы и были очень обеспокоены, — она еще пососала палец. — Не столько смертью Рика, сколько именно его убийством.

И также тем, кто это сделал? — ответил Том.

Как они могли позволить ей сбежать? — возмущенно спросила она. — Они собирались арестовать ее сразу после похорон, но из чувства деликатности по отношению к его сыновьям, отложили это до следующего дня. Вы верите, что это просто глупость?

Просто ужасно, — сочувственно сказал Том. — Есть какие-нибудь новости? Хотя, если бы они нашли ее, я полагаю, я бы услышал об этом по радио сегодня утром.

Они как будто не могут поймать ее, что только доказывает их абсолютную несостоятельность. Она вовсе не дура, но и умной ее никто не назовет. Хотя ей удалось уговорить швейцара, чтобы он пустил ее в мою квартиру!

Вы шутите!

Вовсе нет. Она сказала, что она сестра Рика, и кретин швейцар пустил ее наверх.

Она вам угрожала?

Угрожала? Мне? Она ударила меня!

Господи Иисусе! Она ударила вас?!

Я сказала Тому, что я ей вмазала. Большое дело, а он-то вел себя так, как будто я избила ее до бесчувствия.

— Но сейчас вы под защитой полиции?

— От полиции никакой пользы. У меня личный телохранитель.

— Разумно.

Разговор двух акул большого бизнеса начал раздражать меня своей интимностью, отвлекало лишь мерное хождение Тома по комнате.

— А ее видели где-нибудь еще?

Казалось, он глубоко обеспокоен не столько этим делом, сколько безопасностью самой Джессики. Я-то знала, что это, действительно, его беспокоит. Хотела бы я на него посмотреть в этот момент.

— Да, ее видели. Да еще вооруженную.

— Не может быть!

— Да! Она угрожала женщине, которая занимается у нас общественными связями. Собственно эта женщина сама пистолета не видела, поэтому наши замечательные парни в синем не приняли ее заявления всерьез. А потом она возникла — в буквальном смысле — На заднем сидении машины одного из ее соседей. Этот человек — мой старый друг, который и познакомил меня с Риком. Но на этот раз она приставила пистолет к его голове!

Трудно себе это представить. Я знал ее много лет назад. Мы выросли вместе.

Да, да. Именно она направила к вам Рика.

Неужели? «Она» не направляла «Рика». «Она» сама с помощью двойного слоя косметики и дара убеждения заставила Тома Дрисколла поставить свою подпись в качестве клиента.

— Она была такой замечательной девушкой, — мечтательно проговорил он. — Даже сейчас я не могу поверить, что она была способна на такое. Остается предположить, что она просто сошла с ума.

— Вы полагаете, ее россказни о том, что Рик вломился в ее дом, соответствуют действительности?

— Что вы хотите сказать?

— Думаю, она специально заманила его в дом под каким-нибудь предлогом, чтобы убить.

Вы хотите сказать, что та Рози Бернштейн, которую я знал, хладнокровно планировала убийство?

Том забавлялся. Она — нет.

— Я в этом уверена.

В ее голосе зазвучала интимная хрипотца. Руки ее опустились, и она начала поглаживать свои колени.

Обратите внимание, он оставил ее ради меня. Она— гораздо старше меня, и у нее нет будущего.

То, что мужья уходят, не такая уж редкость, но это не значит, что все жены становятся убийцами— возразил Том.

Ее вывел из себя тот факт, что Рик… — она глубоко, и как бы расслабившись, вздохнула. — Сначала это была его секретарша. У них была связь в течение многих лет. Она должна была знать. В их компании об, этом знали все. Он, видно, не очень старался делать из этого тайну. Затем женщина из… где он там жил, на Лонг-Айленде. Не будете же вы мне говорить, что она не догадывалась и об этой. Знаете, что я думаю? Под милой, вполне ординарной внешностью, скрывалась медленно сходившая с ума истеричка. Я уверена, что она планировала это в течение многих лет. А я была всего лишь последней каплей.

— Я этому не верю, — сказал ей Том. — Вы не можете быть последней каплей.

В его голосе послышались нотки самца, ищущего сближения. Джессика одобрительно рассмеялась, как бы признавая за Томом право на восхищение. Мне невыносима была мысль о том, что разбудила в нем интерес к сексу, а пожинать плоды будет Джессика.

— Ну, хорошо, — скромно уступила Джессика. — Может, я и не была последней каплей. Разница в том, что Рик действительно любил меня, а все остальные были просто… Я всегда говорила ему, что, раз у него завелись деньги в кармане, он не должен выглядеть так, будто трясется над ними.

Оба рассмеялись одновременно и с удовольствием.

— А вы имеете представление, зачем он пошел в этот дом или как она его туда завлекла? — спросил небрежно Том.

— Нет. Это одна из причин, почему я считаю, что она манипулировала им. И, должно быть, очень постаралась, потому что он никогда не переступил бы порога этого дома по своей воле, — она улыбнулась. — Знаете, как он и ваша жена отзывались об этом доме? Нет. «Передвижная разборная усадьба».

— Очаровательно.

Джессика внезапно ощутила какой-то холодок в его тоне.

— Да, я тоже считала, что это несколько грубовато. Но Рик ненавидел это место.

Том внезапно заговорил в доверительном тоне.

— Пожалуйста, скажите, если я касаюсь чего-то очень личного?

Джессика кивнула, хотя по тому, как она смотрела на него широко открытыми глазами, не было ничего такого, что она сочла бы очень личным.

Как могла такая женщина, как вы, связаться с таким мужчиной? Вы не думали о том, что он морочит вам голову?

Нет, это не так. Впервые он встретил женщину, которая превосходила его.

Том, должно быть, взглянул на нее с вожделением или, по крайней мере, ободряюще улыбнулся, потому что Джессика внезапно перестала оглаживать свои колени и начала, достаточно нежно, что делало это значительно более эффективным, массировать свой средний и указательный пальцы. Она делала это с такой настойчивой ритмичностью, что я бы не удивилась, если бы из них последовало извержение семени.

Я, действительно, любила его. За последнее время я о многом передумала.

О чем же?

Была ли это любовь? Или это было просто какое-то дьявольское наваждение? Каким словом это назвать?.. Меня привлекала его жизненная сила. Нет, скорее, он увлек меня, как мужчина.

Я не могла этому поверить! Она уже облизывала язычком свои губы.

— Он был славным малым — вот и все.

Таким же, по ее мнению, был и Том Дрисколл, а перечисление достоинств Ричи имело целью раскрыть весь внутренний потенциал мужчины средних лет. Я не сомневаюсь, что Николас Хиксон, по крайней мере, в данный момент, перестал для нее существовать. Джессика завоевала его в тот момент, когда он согласился расстаться с женой. Сейчас же она сконцентрировала свои усилия на Томе. Правда, как говорила его собственная жена, он, может, и не был богачом в четвертом поколении, как Хиксон, но все же был достаточно богат. И, уж, конечно, моложе Дорогого Папочки и определенно привлекательней его. А то, что он женат, тем лучше: Джессика не может упустить возможность разрушить брак.

Вам известно, что моя жена была неравнодушна к Рику, — сказал Том, явно раздраженный таким признанием.

Знаю, — успокоила его Джессика. — Но между ними никогда ничего не было.

Я тоже в этом уверен, — заметил он холодно. — Однако он был сердцеедом, чего по нему не скажешь.

Джессика пристально поглядела на Тома.

Рик давал женщинам то, чего у них никогда не было. Это относится не только к занятиям любовью. Он не был Дон Жуаном, в том смысле, что он не был развратником. Но он постоянно должен был быть в кого-то влюблен, за кем-то волочиться. Стоило ему обратить внимание на женщину, и вся ее жизнь переворачивалась вверх дном. Он дарил им восхищение. Внимание. Он дарил им ощущение полноты жизни. Но, когда они ему надоедали, они просто переставали для него существовать, — как будто их вовсе не было. Даже, когда это был просто флирт на работе, он не мог упустить и этот шанс. А можете себе представить, если это был действительно любовный роман? Если это сделала и не жена, то любая из тех двух женщин вполне могла бы это сделать. Поверьте мне, он мог довести женщину до безумия.

Это любопытная теория.

Это не просто теория. После того, как он оставил жену и переехал ко мне, начались эти бесконечные чертовы звонки.

От Рози?

Я так не думаю. У меня такое ощущение, что голос был изменен, и тем не менее, это был не ее голос. Кроме того, один раз звонили как раз в тот вечер, когда она с Риком встречалась в офисе своего адвоката. Когда он вернулся, я спросила его, были ли они вместе в это время, и он ответил утвердительно. Я помню, он посмеялся еще, что она ни за что не хотела оставить его одного ни на секунду. Грустно, да?

— Это была всегда одна и та же женщина, что звонила вам?

Джессика кивнула.

Она вам угрожала?

Она заявила, что, если я не перестану встречаться с Риком, она, ах! отрежет некоторые, наиболее выдающиеся части моего тела.

Запросто: она могла бы это сделать, маникюрными ножничками. Но Том, казалось, был потрясен.

— Боже! — вымолвил он.

Я же сказала Вам, что он мог довести женщину до безумия.

Но не вас, — подвел черту Том.

Видимо, он поднялся, потому что Джессика внезапно вскочила со стула.

— Нет, — сказала она мягким голосом. — Не меня.

Том подошел к ней.

— Надо очень много, чтобы свести меня с ума, — добавила она.

— Уверен, что это так, — ответил он.

Он пожал ей руку.

Кстати, я принимаю ваши условия. Мы поговорим вновь через два месяца, — он понизил голос, переходя почти на интимный шепот. — После испытательного срока.

Буду ждать с нетерпением, — проговорила она, пока он провожал ее до двери.

Я появилась из своего укрытия, ожидая увидеть Тома взволнованным, красным от пота, с трудом переводящим дыхание. Передо мной был хладнокровный джентльмен.

— Знаешь, что моя мать-ирландка сказала бы о такой девушке?

Мать — женщина. Что бы она сказала?

Она бы сказала: «Это — нечестивая, нечестивая девица», — он ухмыльнулся. — Да, ну и штучка эта Джессика.

Соблазнился?

Ну, я же человек, — он, обнял меня, поцеловал в макушку и добавил. — У меня нет твердого мнения в отношении ее.

Я быстро обняла его и уселась, пожалуй, на самый длинный в мире диван. Он был серого цвета, такого же, как и ковер, обивка же на двух креслах была в красную и серую полоску. Офис явно был оформлен другим дизайнером, чем апартаменты Дрисколлов. Скорее здесь чувствовалась рука декоратора из магазина офисной мебели, который строго придерживался полученных указаний: «В современном стиле, но не слишком кричаще. Строго в соответствии с бюджетом». Том сел рядом, и мы вытянули ноги на низкий кофейный столик.

Думаешь, это сделала она? — спросила я его.

Трудно сказать. Меня беспокоит другое, Полиция уверена, что это ты. Тогда зачем ей распространять версию, что ты не только сделала это, но и спланировала все заранее? Она настойчиво повторяла, что любой, кто попадал под влияние его чар, мог сделать это, потому что он сводил всех с ума— но ты свихнулась больше других, потому что прожила с ним дольше всех, — он держал мои руки в своих. — Что у него такое было? Что там у него было, между ног?

Нет, совсем не то. Хотя любовником он был великолепным, надо признать. Но мы были женаты двадцать пять лет. Когда он ушел, если бы я дошла до крайней точки, то вовсе не потому, что потеряла самца. Более того, на это мне в общем-то было начхать. Что причинило мне настоящую боль? Разрушилась моя семья. Я потеряла друга жизни. И, когда человек, близко знавший тебя, вдруг говорит: «Нет, спасибо! Я больше не хочу», это мне казалось немыслимой жестокостью.

— Но он же просто свихнулся на этом деле, Рози!

Ах, вот как! А как насчет того, что ты предал меня из-за какой-то девчонки Пегги? У меня был большой соблазн сказать это ему. Но я решила промолчать. Не стала я и напоминать ему, что когда он вернулся домой из Дартмута на День Благодарения, он даже не позвонил. Я ждала и ждала, и, когда я, наконец, позвонила ему в субботу днем, он, казалось, был удивлен — не тем, что я решилась позвонить, а тем, что я вообще существую. Он сказал, что с удовольствием повидался бы со мной, но у него уже спланирован вечер.

Но сейчас он был на моей стороне, он был моим сообщником, поэтому я просто сказала:

— Спасибо. Мне надо немного подумать.

Я прикрыла глаза. Обрывки мыслей мелькали в моей голове. Я вспомнила одну-две подробности моей последней ночи с Томом. Подумала, догадался ли кто-нибудь дома подсыпать корм птицам? Вспомнила парную игру в теннис со Стефани и Картером, которую мы проиграли, потому что Ричи сразу взял темп, который я не могла выдержать. А как он разозлился, что даже разбил ракетку вдребезги о столб, на который была натянута сетка. А еще я подумала, что мне хорошо бы сделать массаж лица.

Но, как только я открыла глаза, я уже знала, что прежде всего должна делать.

— Мне нужно вернуться в Шорхэвен, Том. Я должна найти Мэнди.

Две параллельные морщинки обозначились у него между бровями.

Мне казалось, мы оба решили, что тебе опасно туда ехать. Тебя там хорошо знают.

Мы договорились, что я закончу все, что нужно, в городе, и вернусь обратно.

Тебя тут же засекут. Кто-нибудь позвонит в полицию, — он перевел дух. — Ты и оглянуться не успеешь, как тебя окружит свора полицейских. Один из них может оказаться полоумным. Он вытащит пистолет и пристрелит тебя, обвинив потом в том, что ты собиралась применить оружие или что-нибудь еще.

Он уже верил в свою собственную историю — руки стали горячими, потом влажными.

Ничего подобного не случится, — постаралась разуверить его я.

Да, откуда ты, черт возьми, знаешь, что не случится? — он отпустил мои руки.

Что-то уж слишком неправдоподобно.

Но не я поднялась с дивана. Я осталась сидеть, Мне нужен был ясный и твердый ум Тома. И он сам мне был нужен со своими вспотевшими ладонями и всем остальным.

— Ты знаешь все, что знаю я, — сказала я. — Давай подумаем еще раз.

Наконец, несколько расслабившись, он сказал:

Хорошо, — и опять взял мои руки.

Кто мог выиграть что-то от смерти Ричи?

Ты говоришь о реальных мотивах, а не о тех, кого он страстью доводил до безумия?

Да.


Ну, ты выигрываешь больше всех. Ты становишься мультимиллионером с собственным правом распоряжаться всем. Ты получаешь контроль над Дейта Ассошиэйтед…

Это чудовищно. Бога ради, скажи, зачем мне нужна эта компания? — может, не слишком тактично было с моей стороны требовать ответа от человека, который посвятил свою жизнь приобретению компаний.

Ты могла бы руководить ею. Продать ее. Уволить Джессику. Все, что тебе захочется. А также, для полицейских это обычный случай — убийство на почве ревности. Ты была его женой, а он тебя бросил…

— Дальше. Продолжай.

Том подчинился:

— …Из-за более молодой женщины. С их точки зрения это очень веский мотив.

И, надо признать, это действительно был очень веский мотив. Уж очень часто случалось, что именно по этой причине муж или жена стреляли, травили, сжигали, били молотком по голове или… всаживали нож!

Том, ты веришь, что я этого не делала?

А ты веришь, что я этого не делал?

Конечно.

— И я верю. А раз не тебе, то кому это было выгодно еще?

Он сам ответил на свой вопрос:

— Твоим сыновьям.

Я не ответила. Он знал достаточно, чтобы самому продолжить дальше.

— Теперь, Джессика. Ей это может быть выгодно по всем тем причинам, о которых ты мне говорила. И, судя по ее деловым способностям, уверен, что она успела оговорить некоторые условия их добрачного контракта в свою пользу. Возможно, речь идет о разделении долей, так, что она могла иметь равные или почти равные с ним интересы в компании, хотя все это могло вступить в силу через несколько лет после их свадьбы. Но, сейчас могло сыграть роль, скажем, существование какого-нибудь соглашения, что, если с ним что-то случится, контроль над Дейта Ассошиэйтед получает она.

— О Господи!

— Если убила его она, то планировала она это очень тщательно, чтобы обвинение пало на тебя. Блестящая работа.

Том принялся перебирать мой пальцы, как бы играя в «сороку-воровку», и схватил за мизинец:

— Николас Хиксон. Джессика могла упомянуть, что Рик хотел залезть в дом, чтобы взять квитанцию.

— Но ему-то зачем убивать Ричи?

— Может, он не был уверен в том, что Джессика бросит Рика. Может, он чувствовал, что ей нужны более веские причины, чтобы стать его женой.

— А ты считаешь, у него хватило бы сил? Он высокий, но такой тощенький.

— Ему нужно-то было всего один раз ткнуть острым ножом. Или он мог послать кого-нибудь сделать это вместо него. У Хиксона большие деньги и связи. Он мог позволить себе нанять профессионального убийцу.

Том внимательно рассматривал мою ладонь, как бы изучая ее и надеясь что-то там прочесть.

Это если рассуждать логически. Тебя логика интересует?

Конечно.

Месть дамы из отдела по общественным связям! Той самой, от которой он избавился после дня труда.

Я с сомнением покачал головой.

Ну, а как насчет двух других его подружек? Женщина-убийца, доведенная до безумия? Может, это их мужья или дружки?

Вполне возможно.

Секретарша? Или, как ее, Мэнди? Где она скрывается?

Вот за этим мне и надо вернуться.

Тому это не понравилось, но тем не менее он считал, что, ради объективности, нужно еще раз попытаться проверить версию с Лонг-Айлендом.

Да вот еще что. Но уж очень туманно.

Я готова ухватиться за любую возможность.

Он убедился, что я вся внимание, и, сделав, небольшую паузу, продолжил:

— Я имею в виду Картера Тиллотсона. Что он сказал тебе, зачем он звонил Рику в тот последний день. Что-то о дооперационных исследованиях? Не сочинял ли он это по ходу разговора?

— Не знаю. Он заикался, но, кажется, он был ошарашен, что мне известно об этом звонке. Да, еще к его виску был приставлен «пистолет», который явно не способствовал спокойной беседе, — я прикусила нижнюю губу — Я скажу тебе одну вещь, которая показалась мне очень странной. Это было в тот день, когда Картер пришел со Стефани выразить соболезнования. Он был таким, как обычно, но каким-то опустившимся, что ли, хотя это слово и не подходит ему — он высокий, симпатичный, врач к тому же — но в тот день он был явно не в себе.

— Так. Ты сказала, что он буквально утащил свою жену, крикнув, чтобы ты больше не появлялась у них в доме?

Я кивнула.

Такое поведение вполне объяснимо, если он, действительно, считал тебя психически ненормальной, способной совершить еще одно убийство. Но если он так думал то, почему же он зашел к тебе в числе первых?

Думаю, что Стефани уговорила его.

Тогда почему он не повел себя, как джентльмен?

Вот этого-то я и не моту понять. Казалось, он слабеет прямо на глазах, а потом его всего как-то скрючило.

— Давай мысленно вернемся туда. В какой момент с ним стало совсем плохо?

Я не могла сказать с уверенностью:

Может, когда Стефани начала предлагать мне свою помощь в выборе адвоката?

Теперь слушай меня, Рози. Я встречался с этим человеком. Он все время старается, чтобы преуспеть, просто лезет из кожи вон: коктейли, небольшие ужины, благотворительные вечера. Он хочет стать всеобщим любимцем — и преуспел в этом. Все подруги моей жены ходят к нему. Среди его пациенток есть и такие, с которыми была бы рада подружиться и моя жена, чтобы вместе ходить к нему на приемы. И уж моя жена сделает все, чтобы оказать ему поддержку. По-моему, я не перекинулся с ним и парой слов, но он не произвел на меня впечатления человека, легко возбудимого. Он совсем не из тех, кто, пытаясь подавить свои эмоции, вдруг взрывается.

Я повторяю: он был такой — опустошенный.

Не знаю, как это назвать, но, по крайней мере, с того дня он проявлял повышенный интерес ко всему, что касалось тебя. И ваша последняя встреча не заставит его сказать: «О, Господи! С этой Рози так легко!»

Том дважды глубоко вздохнул. Он продумывал какое-то объяснение, которое должно было расставить все точки над «и».

Я знаю, что не могу сказать тебе, что нужно делать, но я надеюсь, что ты будешь держаться от него подальше. Либо он очень опасен, либо убежден, что ты очень опасна. Он сейчас на грани. И невозможно предугадать, что он может предпринять.

Я знаю.

И я знала. Я действительно знала.

Том подошел к своему столу, снял телефонную трубку и объяснил своей секретарше, тут же и придумав, почему должен был рано, до семи утра, появиться в офисе со своей невесткой Мардж, из Сиэтла, женой брата Джо. Ясно, что секретарша была в курсе его бесконечно длившейся эпопеи с Джо Дрисколлом.

— Не принесете ли кофе? — попросил ее Том и, понизив голос, добавил. — Отмените все мои встречи на сегодня.

Таким образом он дал ей понять, что в какую бы еще историю не впутался Джо, это требовало его немедленного вмешательства. Мне было неприятно, что его брат стал таким несносным. Я, помнила его милым мальчиком с мечтательными глазами.

Чуть позже вошла секретарша. Она производила впечатление очень въедливой особы, которая, казалось, считала, что нет ничего, достойного ее любви и одобрения. Она поставила на столик, накрытый льняной салфеткой поднос, фарфоровые чашки и спросила, не нужно ли еще, чего-нибудь мистеру Дрисколлу? Мне она бросила лишь «Доброе утро», старательно избегая смотреть мне в лицо, распухшее, как ей представлялось, от слез.

Великолепно: Том своей историей быстро развеял подозрения хотя бы у одного человека, кто мог бы задуматься над тем, почему он пришел так рано — и с таинственной посетительницей.

Том стал разливать кофе по чашкам, а я целиком погрузилась в свои мысли. В каком-то смысле у меня все хорошо получилось. Я узнала даже больше, чем я рассчитывала узнать. Но вместо того, чтобы сузить круг тех, кто мог убить Ричи Мейерса, все эти факты только усложнили дело и не давали никакого ответа.

— Рози, — я вздрогнула.

Я окунулась в свои мысли, совершенно забыв, что в комнате находился еще кто-то.

— А тебе кто-нибудь когда-нибудь звонил с угрозами?

— Что?

Помнишь, Джессика говорила, что ей несколько раз кто-то звонил?

Да, да, помню. Нет, меня никто не беспокоил.

Значит, он покинул не только тебя ради Джессики. Он покинул и еще одну женщину ради нее. И когда он это сделал… Может, она обезумела и…

А если он покинул ее ради Джессики, — перебила я его, — то она и должна быть той самой, кто был у него до Джессики. Это — Мэнди!

Может и Мэнди, — согласился он. — Но не слишком полагайся на это. Самое худшее, что ты сейчас можешь сделать, это сказать: «Ага, вот виновный!», отсекая все остальные варианты. Это может быть простым совпадением. Ну была у Рика адвокат по имени Мэнди, а Мэнди из Шорхэвена — это совершенно другой человек.

Нет, Том. Это кто-то из Шорхэвена. Послушай: все сходится. Ричи рано приходил домой в тот период. Я так радовалась. Я думала, он действительно пытается перестать так много работать. Он опять стал прежним Ричи. Но он не перестал изменять мне — просто он перестал ходить на коктейли и ужины.

На минуту Том сморщил лоб.

Хорошо. Давай рассмотрим эти его ранние возвращения домой. Это вовсе не означает, что ему разонравилось бегать по приемам. Это означает, что женщина была замужем. Она должна была возвращаться к своему мужу — в Шорхэвен.

Так кто же она? — промолвила я.

Мы должны вернуться туда. Это нам и надо выяснить.

И тут мне пришлось объяснять мужчине, в которого я была влюблена, что «мы» для нас не будет существовать.

Глава 18

Том Дрисколл сделался таким сдержанным и невозмутимым, как только переступил порог Дартмута первого сентября. С годами он стал настолько хладнокровным, что я совершенно забыла, какой у него был живой темперамент. Мне пришлось об этом вспомнить, когда я отказалась от его дальнейшей помощи, — он не мог поехать со мной в Шорхэвен — стукнув кулаком по кофейнику и зарычав:

— Не будь идиоткой!

— Если меня схватят, схватят и тебя, — объяснила я ему своим хорошо поставленным голосом преподавателя английского языка.

— Ты полагаешь, я вообще ничего не соображаю? — завопил он.

Он встал и стукнул ногой по дивану. Лицо его было красным, но за всей этой яростью чувствовалось удовлетворение атлета, который выиграл соревнование. Но Тому этого было еще мало.

Дело в том, — продолжал он, — что я и не собираюсь даваться им в руки.

Но если ты будешь и дальше впутываться в это дело — ты попадешь именно к ним в руки.

Достаточно было всего несколько минут, чтобы выяснить, что еще оставалось несделанным и объяснить ему план дальнейших действий. В Нью-Йорке я беру машину и еду в Грейт-Нек, что в десяти милях западнее Шорхэвена. Как только стемнеет, я пойду на станцию и, прикинувшись запоздалым покупателем, возьму такси, чтобы ехать домой. Я устало брошу: «Шорхэвен».

Том уселся на край своего стола и вытянул ноги, снова вспомнив, что он холодный и спокойный человек.

— Тебе надо поговорить еще с тремя-четырьмя людьми, — сказал он, став неожиданно абсолютно невозмутимым. — Ты совсем не тупица, Рози! Бог дал тебе ум, чтобы думать. Ну как ты сможешь осуществить все это одна?

Он был так убедителен.

— Мы должны разработать такой план действий, чтобы я мог быть там, если тебе вдруг понадобится помощь.

Я отрицательно покачала головой. — Как ты можешь быть такой глупой? — снова закричал он.

— Я буду умницей.

Совершенно очевидно, что на диване он больше не мог вымещать свою злость и двинул кулаком по столу.

— Твоя голова настолько выше задницы, а ты света дневного различить не можешь. Неужели тебе не приходило в голову, что полиция будет ждать тебя в домах твоих друзей?


Совсем не обязательно.

Ты забыла о Картере. Да он, черт возьми, первым будет выслеживать тебя. И ты полагаешь, что его жена сбудет все так же мила с тобой и простит то, что ты чуть не прострелила голову ее мужа?

Но это же был игрушечный пистолет?

А откуда, черт возьми, ей это известно? А как насчет твоей подруги, которая писала эти идиотские стихи? Ты полагаешь, она угостит тебя мартини, когда ты свалишься ей на голову?

Я понимала, что Том прав: то, что он говорил, вызывало у меня нервную дрожь. И даже хуже. Пора с этим кончать. Достаточно. Все, что я хотела сейчас— найти мошенника-хирурга, который сделал бы мне нос, как у Элизабет Тейлор, и поселиться где-нибудь, где растут пальмы.

Все события произошли так быстро, что я не успела заметить, что остатки моей энергии иссякли уже три дня тому назад. Я выдохлась. Тишину и покой— любой ценой. На секунду я представила себе: Том дарит прощальный поцелуй Ходжо, прощается со своим бизнесом и всю оставшуюся жизнь проводит со мной на маленьком острове в небольшом домике на самом берегу моря— на окнах белые занавески, трепещущие от тропического бриза, и у нас большая библиотека.

Но это продолжалось не больше мгновения! Большое Дело Жизни Тома Дрисколла занимало почти двадцать четыре часа в сутки. Он уже не был тем необузданным в своих порывах мальчиком, каким был тридцать лет назад. Он стал важной шишкой с ограниченным кругозором. Его безрассудства хватит, быть может, лишь до полуночи. Если бы он даже дал мне кучу денег, как предлагал, и я верю, от всего сердца, какая будет у меня жизнь с чужим носом в каком-нибудь новом пальмовом городе? Как я смогу когда-нибудь узнать, женился ли Бен на «Подозрительной» и есть ли у него плаксивые, непереносящие лактозу дети — или он влюбился в молодую прелестную женщину? Кто сможет мне сказать, преуспел ли Алекс со своей музыкой, или он закончит карьеру где-нибудь на улице, а может, в тройке в полосочку будет искать супервыгодные контракты для какой-нибудь рок-звезды?

— Том, я все продумала относительно возвращения в Шорхэвен. Я согласна: мне нужна будет помощь, когда я туда попаду. Поэтому я и хочу позвонить моей подруге Касс.

На этот раз он не обрушился на меня ни с криками, ни с кулаками.

Рози, я хочу, чтобы ты услышала меня.

Я слушаю.

Твоя подруга сейчас является главной угрозой. Она зашла слишком далеко, помогая тебе. У нее не будет сейчас выбора— она должна будет позвонить в полицию. Может, уже позвонила, чтобы сказать, что ты поддерживаешь с ней связь. Телефон в школе, по которому ты звонила, может прослушиваться!

— Я знаю, это рискованно. Но я ей доверяю. Я действительно ей верю.

— Позволь тебе напомнить, что ты была, пожалуй, единственной, кто верил твоему мужу.

Не знаю, как долго я пребывала в нерешительности, но в конце концов я согласилась не говорить Касс, что я собираюсь вернуться в Шорхэвен, а только спросить ее, не слышала ли она чего-нибудь нового. Том, приободренный моей покладистостью, сказал, что он сам позвонит в колледж, представившись мистером Томасом, архитектором Касс, и скажет, что он хочет перенести их встречу на десять тридцать в субботу. Я молила Бога, чтобы Касс зашла в канцелярию до десяти тридцати.

Том вновь подсел ко мне на диван. Мы молча сидели, держа друг друга за руки со сплетенными пальцами, глядя прямо перед собой— два подростка, завороженные фильмом, в котором вот-вот должно произойти что-то ужасное.

В половине одиннадцатого я позвонила из телефона-автомата рядом с кафетерием.

Алло!? — ответила Касс с вопросительным оттенком в голосе.

Тута я, — сказала я, допуская грубейшую грамматическую ошибку.

Как ты могла так сказать?

«Ну вот! — сказала я себе. — Это не похоже на уловку человека, сотрудничающего с полицией и согласившегося говорить со мной по телефону, который прослушивается, чтобы помочь определить им мое местонахождение и схватить меня».


Ты еще там? — спросила Касс.

Это я, и я здесь.

Голос у Касс не оборвался, но зазвенел на высокой ноте, как бы сквозь слезы.

— Рози, не прошло ни одного часа, чтобы я не переживала из-за того, что потеряла тебя, чтобы я не опасалась за тебя.

Я обернулась. Мне хотелось увидеть лицо Тома. Мне было так стыдно, что я усомнилась в ней. Я вспомнила строчку из французского писателя, которого я использовала когда-то для классного сочинения: «Куда более стыдно, усомниться в своих друзьях, чем быть ими преданным».

— Я тоже скучала по тебе, Касс. Ты даже не можешь себе представить, как сильно.

— Конечно, могу — сказала она уже своим голосом. — Позволь я расскажу тебе, что узнала от Стефани — очень немного. Однако, совершенно очевидно, что она в крайнем смятении. Кто-то может и не заметит, но ее нервы расшатаны до крайности. Я заглянула к ней сразу после школы, и едва успела снять пальто, как Стефани тут же выкатила свой бар. И это при известном правиле Тиллотсонов— «мы никогда не пьем до пяти вечера». Я налила себе немного шерри, а она влила в себя, по крайней мере, двойную порцию виски. Я никогда не видела ее такой бледной! Она была белее снега, белее, чем….

…Белее, чем ты. Знаю, слава Богу, что она белая. Расскажи лучше, что она говорила?

Что она находится в ужасном напряжении. Почему, можешь ты спросить? Она уволила работавшую у них супружескую пару, и теперь не может найти ни няню, ни, как она выразилась, подходящую домработницу, но мы обе хорошо знаем, что значит для нее «подходящая».

А как насчет Картера?

О, Рози! Что на тебя нашло? Пистолет был настоящий?

Конечно, нет. А что она говорила об этом?

У него до сих пор понос.

Ну и прекрасно. Он это заслужил. Она ничего не говорила о Картере и Ричи?

Они, главным образом, вместе играли в теннис, ходили на баскетбол и хоккей. Я пыталась разговорить ее и разузнать побольше о Картере, даже сказала, как был потрясен Теодор, узнав об убийстве; насильственное преступление в собственном владении с территорией более двух акров! Я даже придумала, что он плохо спит.

Это правда?

Конечно, нет. Теодор — крепкий орешек, — его не проймешь ничем. Он спит, как ребенок. Кстати, догадайся, кто не спит?

Картер?

Стефани предполагает, что он никак не может прийти в себя после того случая.

— Потому что у него нет «себя»;— вставила я. — Картер Тиллотсон от рождения безликий. Даже папоротники, растущие у Стефани, более интересны, чем он.

Не сомневаюсь, что это именно так, но она убеждена, что он встревожен. Она предложила ему поговорить по душам, чтобы стало легче, но он отвечал только, чтобы его оставили в покое. Что и было сделано. После; вашей увеселительной прогулки он спит только в офисе.

Учитывая понос, это для него благо.

Несомненно. Он еще и потому там, что полиция проверяет его машину, пытаясь установить твое местонахождение, а БМВ Стефани брать не хочет потому, что у машины, якобы, какое-то не такое сцепление. А, как ты понимаешь, Стефани чувствует себя не в своей тарелке, если ей не для кого готовить. Она говорит, что все дни проводит в оранжерее, якобы только там ей хорошо. — Касс сделала глубокий вздох и заметила. — На самом деле, мне очень жаль ее.

Ты упоминала о Джессике?

Только спросила, видела ли она ее на похоронах? Она сказала, что не видела, только слышала, что Джессика была в чем-то сером, что, как она считает, было сделано из желания не выделяться. А вообще она не хотела говорить о Джессике. Она проявила в этом такую твердость, что это заставило меня поверить, что она знает любовных делах Картера, хотя не могу сказать это с уверенностью. Знаешь, она перескакивала с предмета на предмет, не поймешь, что ей известно, а что нет. Я бы даже сказала, что, похоже, ее очень беспокоит собственный муж. Каждый раз, когда я называла его имя… Конечно, я не могла видеть, что с ней происходит, но я, поверишь, буквально чувствовала, что она меняется в лице. Просто, может, в нормальной обстановке он такой флегматичный, что любое проявление эмоций: пугает ее.

Я переложила трубку к другому уху.

— Может, она беспокоится, потому что, раз Джессика опять свободная, Картер может снова начать волочиться за ней?

Я посмотрела назад, на Тома. Прежде чем позвонить Касс, я предложила ему послушать этот разговор вместе со мной. В отличие от меня, он сразу не захотел подслушивать — он изменил бруклинским привычкам — это Дартмут испортил его. Теперь, конечно, ему было очень любопытно, и он едва мог усидеть на диване.

— Что? Что? — прошептал он.

Я покачала головой — не сейчас — а потом сделала рукой знак в воздухе: разговор слишком сложный, чтобы попытаться передать его. Бросив на него, как мне казалось, извиняющийся взгляд, я повернулась к нему спиной.

Я готова была пренебречь его предостережениями. Да, я ошиблась в Ричи. Может, я ошиблась также и в отношении других людей. Но мне надо поверить Касс! Я не хочу жить в мире, где нельзя доверять лучшим друзьям.

— Касс, у Ричи был роман с кем-то в Шорхэвене. Мне нужно найти, с кем.

На другом конце воцарилось полное молчание. Том, наливавший себе еще кофе, так грохнул кофейник о стол, что донышко раскололось. Кофе растекся по столу и Начал капать на ковер. Я чуть было не попросила Касс подождать у телефона, когда до меня неожиданно дошло, что Элизабет Кэди Стэнтон прожила свою жизнь не для того, чтобы я прервала этот, такой жизненно важный для меня разговор и мчалась в туалетную комнату, хватала полотенце и подтирала за мужчиной грязь.

Ты меня слушаешь, Касс? — спросила я.

Да. А ты в этом уверена?

Абсолютно.

Том взглядом следил за тем, как струйка кофе, наверное, минуту стекала на ковер, а потом сам устремился в туалетную комнату.

— Мне нужно кое-что выяснить относительно некоей Мэнди. По моим сведениям, с этой женщиной Ричи крутил до Джессики. Я совершенно уверена, что она живет в Шорхэвене.

— Мэнди? — переспросила Касс. — Есть Минди Ловенталь. Она работает в библиотеке в справочном отделе.

— Нет. Я точно знаю, ее зовут Мэнди.

Том вернулся с пачкой салфеток и вытер разлившийся кофе, хотя на ковре все равно осталось несколько коричневых пятен.

По моим сведениям, она адвокат, и они со Стефани время от времени вечерами бегают вместе. Узнай у Стефани, но только, пожалуйста, будь очень осторожна. Я не хочу, чтобы кто-нибудь догадался, что мы с тобой поддерживаем контакт. Пусть люди думают, что я одинокий бродяга.

Разве я допустила хоть малейшую неосторожность? Я поговорю со Стефани и поспрашиваю еще кое у кого относительно Мэнди— или Аманды.

Вероятнее всего, ей от двадцати до сорока, но, зная Ричи, не отбрасывай никого до семидесяти пяти.

Я прикрыла глаза рукой, чтобы побыстрее сочинить какую-нибудь ложь для Касс. Понадобилась всего секунда, и правдоподобное объяснение было найдено — я становлюсь профессионалкой.

— Можешь сказать Стефани, что у тебя был сержант Гевински, интересовался, где бы я могла быть, а тем временем ему позвонили. И ты смогла подслушать, что речь шла о Ричи и женщине по имени Мэнди.

— Отличная легенда, — с восхищением заметила Касс.

Благодарю. Сделай это поскорее, не откладывая. Это очень важно.

Чувствую, что меня знобит и у меня саднит горло. Мне придется сейчас же уйти из школы.

Все эти годы, что Касс преподавала в школе, был единственный случай, когда она ушла раньше трех часов — чтобы родить ребенка.

Постарайся позвонить мне домой около шести вечера. К этому времени я постараюсь что-либо узнать для тебя, если вообще есть, о чем узнавать.

Может я смогу заехать, — сказала я спокойно.

Рози, нет! Ты не можешь вернуться сюда!

Думаешь, я не знаю, что надо быть осторожной.

Ты просто не сможешь быть достаточно осторожной! Сегодня утром я видела Алекса.

— Когда?

Когда шла на горку, чтобы встретиться с Маделейн и Стефани для утренней прогулки.

Что он делал на улице в такое раннее время?

— Понятия не имею. Тем не менее, с тех пор, как я больше не являюсь его учительницей, я нахожу его очень приятным. Даже больше — он мне просто нравится теперь. Рози, мы с ним разговариваем каждый день. Он сказал, что ваш дом находится под постоянным наблюдением. И я сама знаю, что там все время крутится огромное число полицейских машин. Ты не должна рисковать. Не приезжай!

Том знал, что я уже сделала выбор. Он больше не бесился. Мы стояли на ковре рядом с мокрым пятном и обнимались. Было так приятно уткнуться ему головой в плечо. Он спросил, окончательно ли я решила, что еду одна. Я кивнула. Он сказала, что будет молиться за меня. Я ответила, что мне так нужны его молитвы. Он притянул меня к себе, обняв двумя руками, и сказал, когда все будет позади, я должна буду также крепко обнять и его. Я ответила, что он не вправе требовать от меня многого, жаркие объятия не для женатого мужчины.

Он сказал, что если будет нужен мне, мне надо будет позвонить по его личному номеру и назваться его невесткой Мардж. Диспетчер свяжется с ним немедленно, — будь то день или ночь, — и он приедет ко мне. Затем он, повертев замок, открыл один из своих сейфов и достал оттуда пачку денег. Когда он отсчитал тысячу долларов, я сказала ему, что этого более чем достаточно, и что я надеюсь, когда все уладится, я смогу их ему вернуть.

Он проводил меня мимо своего секретаря, через приемную и по длинному серому коридору до лифта. Когда подошел лифт, он сделал еще одну попытку:

— Рози, ну, давай! Позволь мне поехать с тобой! — он просто потерял голову.

Я готова была расплакаться. Но я держала себя в руках. Я вошла в лифт, нажала кнопку «вниз» и сказала ему то, на что у меня никогда не хватало решимости в школьные годы — я ждала, что он скажет это первым:

Том!

Да!

Я люблю тебя.

Дверь закрылась раньше, чем кто-нибудь из нас успел сказать: «До свидания».

Я почти так же боялась отрезать волосы, как нанять машину по фальшивой кредитной карточке Дэнни и пользоваться его водительскими правами, Я обычно зачесывала свои волосы назад. Они были довольно длинными, и при необходимости их можно было собирать в хвост, либо поднимать наверх и делать вечернюю прическу. Но все же я купила ножницы в магазине неподалеку от Мэдисон-авеню. В магазине продавались ужасающие по виду спортивные вещи, какие-то облегающие костюмы черного и грязно-оливкового цветов с таким количеством колец, заклепок и цепей, что могли бы подойти самому изощренному садисту. В туалетной комнате того самого магазина я отрезала волосы так коротко, что, когда я посмотрела на себя в зеркало, то увидела какую-то незнакомую мне женщину с косо подстриженной прической под голландского мальчика.

Помимо ресниц и ног самым красивым у меня был, как я считала, лоб. Конечно, челом Афины его нельзя было назвать. Но, казалось, на нем лежала печать ума и даже утонченного аристократизма. А теперь его скрывала челка.

Я стряхнула с себя волосы, засунула игрушечный пистолет, с которым теперь не расставалась, глубоко в карман своих новых доспехов. Я подняла капюшон ярко-зеленой ветровки с толстыми молниями вокруг шеи и на отворотах. Это был наименее воинственно выглядевший предмет одежды во всем магазине. Когда-нибудь в нашем доме в Шорхэвене я выряжусь еще раз таким образом и сойду, среди непосвященных, за поклонницу этого стиля.

Я осмотрела себя. Зеленоватый оттенок лица был под стать зеленой ветровке, но если не обращать внимания на мою пышную комплекцию, я выглядела вполне экзотично. Дитя любви сицилийца и индианки. Какое привлекательное лицо! Если бы меня еще так не тошнило при мысли о предстоящих испытаниях, я, возможно, была бы даже очарована своим новым обликом.

Мое новое «я», направлялось через мост 59 улицы прямо в Куинс. Серебристый «седан-де-вил», который я взяла напрокат, был любимой машиной воротил бизнеса, у которых длина их рук была равна длине их сигар. Я выбрала его, исходя из того, что если в Шорхэвене мне придется оставить его в месте, где стоянка запрещена, полиция отнесется с подозрительностью, если увидит приметный «шевроле», но посмотрят сквозь пальцы на весьма экстравагантный «седан-де-вил».

На мосту я попала в пробку, и только к трем мне удалось выехать из города. На скоростную трассу я попала в час пик. Но одна из программ классической музыки передавала Бизе, так что ожидание было уже не такой пыткой. Я пела вместе с Кармен. Визе доставил мне такое удовольствие, что, только, когда я доехала до Нассау и выключила радио, я почувствовала, что в животе у меня урчит от голода.

Я села в уголке пиццерии. И, хотя я понимала, что будет большой ошибкой с моей стороны съесть целиком большую пиццу, я решилась пойти на риск. Я выпила два стакана кока-колы, но уже не диетических, и проехала еще с десять миль до офиса Винни Кароселла, расположенного в одном из восьмидесяти похожих, как две капли воды, зданий, будто бы сделанных из одного стекла.

В приемной находилась пожилая седовласая женщина, которая, казалось, поверила моему рассказу о том, что я была подругой Рози Мейерс. Я называла ей имя, которое было указано на водительских правах — Кристина Петерсон. Спокойно выслушав меня, она так же без эмоций отнеслась и к моему облачению. Я обрадовалась: моя челка ввела ее в заблуждение! Она отвела меня в офис Винни.

Мистер Ка, — окликнула она. Он поднял глаза.

Миссис Петерсон. Ее прислала Рози Мейерс. Но челка не обманула Винни.

— Петерсон, — закрыв дверь, переспросил он. — Если вы и дальше собираетесь выдавать себя за кого-то другого, то выберите себе имя покороче, например, Руссо и Гарсия. Петерсон — это очень длинно, Рози.

Столы, стулья, книжные полки — все было завалено письмами, конвертами, вырезками из газет, сообщениями. Сбросив пачку бумаг на пол, Винни освободил для меня стул, церемонно придерживая его, пока я садилась.

Чем могу быть полезен? — спросил он.

Я пришла заплатить гонорар. У меня немного, но…

Забудьте об этом, — перебил он меня. — Это уже сделано. Один высокий полицейский чин, который у меня в долгу, поговорил с вашими сыновьями. Он сказал, что с вами все в порядке и что вы обратились ко мне как к адвокату. Это было пару дней назад. Они славные ребята! Вчера старший отдал мне десять наличными.

Прежде, чем я успела открыть рот, он добавил:

Он продал свою машину. У них все в порядке: и у одного, и у другого. Медицинский факультет не возражает против его столь длительного отсутствия. А младший занялся продажей билетов в рок-клубе, но его менеджер сообразил, что вся эта история только прибавит ему популярности, и нанял его для участия в больших рождественских концертах.

Так что Рози, тут все в порядке. Мне также удалось вытащить из лаборатории справку относительно оставленных машиной следов. Кроме того, у меня есть друг, который может объяснить все это устно.

Винни подошел к одному из кресел и, перебрав кучу лежавших на сиденье бумаг, вытащил какой-то желтый листок.

— Следы шин, которые, вам показалось, вы видели вблизи машины вашего мужа? Так вот, это не было галлюцинацией. Они были оставлены шинами «мишелин» MX, возможно, в то же самое время, когда и следы машины вашего мужа, — он отложил листок в сторону. — У его машины были шины «пирелли».

Надежда, казалось, снова возвратилась ко мне. Я почти боялась спросить:

Это хорошая новость, Винни?

Неплохая. Лучше было бы, конечно, получить показания его подружки, этой Джессики, вызвать полицию и устроить видеопросмотр признания, и все-таки это уже кое-что. Кто-то еще был в том месте, когда он там находился.

Это же подтверждает и мою версию.

Но только частично, если уж быть откровенным. Хотя, можно сказать, начало положено.

На краю стола, под раскрытой книгой по юриспруденции валялись конфеты в форме ликерных бутылочек. Это были конфеты с ромом и орехами, а также сникерсы, Милки Уэй, Три Мушкетера. Он отложил книгу, сгреб целую горсть конфет, и предложил мне, будто я была ряженым с подставленной для угощения сумкой. Я отказалась— он высыпал их обратно на стол и стал снимать обертку с ловкостью сладкоежки. Он сунул одну конфету в рот.

У каких марок машин шины «мишелин», — спросила я.

Я ждал, что вы спросите об этом. У дорогих — «сааб», БМВ, «вольво», «мерседес».

Я заметила след от шоколада в уголке его губ.

— У меня «сааб», — сказала я ему. — Двое из моих подруг имеют БМВ — Стефани, и Касс. У мужа Стефани— «мерседес». У Маделейн— «вольво». Они так распространены здесь.

По какой-то причине, несомненно со злым умыслом, люди, проживавшие в богатых усадьбах, предпочитали, в основном, немецкие марки машин, так что ежедневно по нашей дороге колесили не менее пяти тысяч шин «мишелин».

Есть еще женщина по имени Мэнди. Никто не знает, какую она водит машину, но если у нее вообще есть машина, я ручаюсь, что шины у нее — «мишелин».

Какое это имеет отношение к делу? — спросил Винни.

Прошло еще какое-то время, пока он закончил разворачивать шоколад, а я смогла вернуть его к концу нашего разговора в Вашингтон-сквер. Я рассказала, что я успела за это время сделать. Казалось, с этой встречи прошла целая жизнь. Целая жизнь? Со времени убийства Ричи прошла целая жизнь… если забыть, что это случилось всего неделю тому назад.

Давайте, подумаем, — сказал Винни. — Леди с колесами «мишелин» — леди ради удобства аргументации— едет по дороге следом за вашим мужем или, может, просто проезжает мимо. В любом случае она видит, где он припарковал свою машину. Она проезжает дальше и останавливается невдалеке от него — либо, чтобы осмотреть его машину, либо, чтобы спрятать свою, либо она видела, что он вышел из машины и подошел к дому.

Машина проехала на несколько футов вглубь леса, напомнила я ему— Может, там было грязно — деревья совершенно не пропускают солнце. Может, она испачкала обувь в грязи. Помните грязь, которая была на полу на кухне?

Никто не может принести такое количество грязи на ботинках, особенно, если этот кто-то вышел из леса и прошел к дому той же дорогой, что и ваш муж, — Винни остановился, задумавшись и массируя переносицу. — Я буду детективом, хорошо. Знаете, как бы я рассматривал все то, что вы сейчас мне сказали? Когда я получил бы заключение лаборатории, у меня появились бы прямые доказательства, что почва в том месте, где были обнаружены другие следы от шин, тоже не была слишком сырой. И грязь на кухне была грязью от ботинок вашего мужа.

Но он не оставил никаких следов около своей машины. Там не было грязи!

Грязь была на его туфлях, а с точки зрения детектива этого достаточно. Никаких указаний на то, что был кто-то третий.

Не может же детектив доказывать то, что легко опровергнуть?

— Я мог бы кое-что сделать, чтобы разрушить эту версию. Выглядит так, будто криминалисты получили приказ сконцентрировать все свое внимание на машине вашего мужа. Зачем им искать следы от каких-то других шин или исследовать почву вокруг них? Но это могло бы помочь нам — немного.

Я сползла почти на край стула.

— А как насчет этого? Если он… или она… ну, пусть, убийца… пришел из Шорхэвена, особенно, если со стороны усадьбы, или находился у нашего дома или дома Тиллотсонов, он или она знали место, где парковал машину Ричи. Тогда, куда мог пойти убийца? Если вы не хотите, чтобы вас увидели на дороге, то можно пройти очень небольшой участок лесом, и вы попадете на тропинку, которая ведет к теннисному корту Тиллотсонов. Но не забывайте, это было в середине октября, и была ночь… Вряд ли кто-то сумел бы отыскать узенькую тропинку, спрятаться на окруженном деревьями теннисном корте и ждать там, когда Ричи пойдет обратно к своей машине. При этом, как раз вокруг машины достаточно много деревьев, так что можно и не увидеть, когда он будет возвращаться.

Просто из чистого любопытства — с корта виден ваш дом? Мог ли кто-нибудь увидеть, что ваш муж идет в дом или даже что он внутри, на кухне?

Нет, без бинокля нельзя. Но посмотрите, что вы, еще можете сделать, если не хотите, чтобы вас увидели. Забудем отеннисном корте: Вы паркуетесь так, что машина Ричи блокирует вашу? Либо вы следуете за ним, либо просто оказались рядом с его машиной и хотите понять, находится ли Ричи внутри. Итак, его нет, но вы можете предположить, куда он, вероятнее всего, направился. И, если вы не следовали за ним, вы не рискнете идти по дороге, чтобы подойти к нашей подъездной дорожке, потому что вы можете столкнуться со мной. Верно? Или с Ричи. Вы ведь не знаете, один он или нет.

Так, — согласился Винни.

Хорошо. Что же вы станете делать, чтобы увидеть Ричи, но чтобы никто не увидел вас?

Вы проберетесь через лес, — сказал Винни. — Но вы сами сказали мне, что это все равно, что пробираться сквозь джунгли.

Но это возможно, Винни! Послушайте, я же проделала это. Поверьте мне, это было трудно. Мои башмаки превратились в сплошную грязь. Я пробиралась между нависавшими, как канаты, лозами дикого винограда, которые цепляют тебя арканом. В моей одежде и волосах были все виды листьев, колючек, хвои. Конечно, никто не захочет идти этим путем ночью. Но я знала, на что я шла и только поэтому смогла пройти. Знаете почему?

Почему?

Потому что это — война, Винни. И мне очень надо победить.

Винни кивнул.

— Так же было и с убийцей.

Я, откинувшись на стуле, смотрела на его испачканный шоколадом рот и в его шоколадно-коричневые глаза. Он одарил меня шоколадной улыбкой.

Винни, не говорите мне…

Ах, Рози. Вы меня убедили. Вы этого не делали. Кто-то с намерением убить вашего мужа заходил в вашу кухню в ту ночь. Вы не виновны — вас оклеветали.

Благодарю вас, — я встала, собираясь уйти.

Или, — продолжал он, — вы самая изощренная лгунья, которую я только встречал за всю свою жизнь. В любом случае…

Винни снял воображаемую шляпу и, взмахнув ею в воздухе, приложил к сердцу.

— Я к вашим услугам, мисс Рози. Сразу же я сделаю следующее: я отправлюсь к детективу и поговорю с ним. Я попрошу, чтобы он позвонил вашему другу Гевински и поговорил с ним об отпечатках шин. Я поговорю с ним о других уликах: о том, что можно пробраться через лес и запачкать ботинки. О ботинках, которые должны были оставить грязные следы на дорожке, но не оставили. Я поговорю обо всех очевидных вещах, которые они не захотели заметить, потому что преследовали, черт возьми, только одну цель — арестовать вас. А вы знаете, что следует делать вам тем временем?

Что?

Не высовываться!

Ну, конечно, Винни.

Глава 19

Теодор Таттл Хигби III в халате с блестящими отворотами, попыхивал своей набитой трубкой. Сидя на легком стуле с красным карандашом в руке в своем небольшом кабинете, отделанном дубовыми панелями, всем своим видом он выражал полнейшее удовлетворение, уйдя с головой в кроссворды развлекательного журнала «Стандартс». На ногах у него были бархатные тапочки с золотыми пряжками. У его ног свернулся лучший друг человека, его колли Ронни.

Я скрестила пальцы, чтобы Ронни меня не услышал. Характер собаки был схож с характером президента, в честь которого она была названа. В самом деле, как только я показалась под окном, он поднял голову и начал бить хвостом: ага, кто-то хочет почесать мне за ушками! Но уже через секунду, забыв, что его взволновало, он зевнул и снова погрузился в сон.

Пробравшись между разросшимися деревьями в поместье Хигби, я пыталась среди нескольких комнат с задернутыми занавесками, найти ту, где мог быть кабинет Kacc. «Должно быть, вот эта», — подумала я. Там, похоже, вырисовывался силуэт Касс за письменным столом. Большая настольная лампа. Я подождала, дочитав про себя Сонет 18 до строчки «Не увядает солнечное лето», и бросила в окно камешек. Никакой реакции! Если Касс углубилась в книгу, надо трубить в рог, чтобы оторвать ее от чтения. С другой стороны, если она сейчас в ванной, а в комнате ее приходящая прислуга, которая обычно вытирает с мебели пыль, я окажусь в таком же дерьме, как и минуту назад, когда я наступила на кучку, оставленную Ронни.

Сердце у меня стучало. Я бросила свой «кадиллак» в самом укромном месте, какое только знала — в четверти миля отсюда, в конце извивающейся подъездной дороги к дому одних из наших соседей, которые большую часть года проводят во Флориде. Не так уж глупо, но это заставляло меня все время об этом думать. Что, если мне придется быстро сматываться?

И еще кое-что меня сильно беспокоило. Что, если я недооценила угрожающую мне опасность, и какая-нибудь мелочь, увеличиваясь, как снежный ком, угробит меня в конце концов? А что, если угроза исходит и от самой Касс? «Не запугивай сама себя — не думай о ловушке. Доверься Кассандре Хигби. Она не позвонит полицейским». Я бросила еще один камешек, потом еще. Силуэт дрогнул. Очень медленным движением рука отодвинула штору. Прежде, чем я смогла разглядеть лицо, я увидела любимый свитер Касс и кардиган из пушистой красной шерсти, с большими карманами для очков и библии.

Касс не сомневалась, что за окном была я. Большим пальцем она показала: следуй сюда. Через мгновение открылась дверь гаража, — я оказалась внутри, между ее БМВ и «порше» Теодора, и Касс уже обнимала меня. Потом, чуть оттолкнув меня, она осмотрела мои волосы.

Ты выглядишь, как Зельда Фитцджеральд!

Спасибо!

Нет, нет. Когда она стала психически больной. Она выпрямилась и оглядела меня с ног до головы с высоты своих пяти футов и трех дюймов.

Разумеется, твоя прическа — просто предел совершенства по сравнению с костюмом, который ты надела.

У нас не так много времени, чтобы что-то изменить.

Какой ужас! Тогда позволь мне рассказать тебе, что мне удалось выяснить о Мэнди — Аманде.

У Касс был очень быстрый ум, но движения ее были замедленными. Она ходила пешком только следуя указаниям своего врача, а также уступая просьбам моим и Теодора. Она никогда не стала бы стоять, если можно было сесть — поэтому она от крыла дверцу своей машины. Я устроилась рядом на холодной, как лед, коже сиденья.

— Прежде, чем уйти из школы, — сообщила она, — я поговорила с Фэйт и Вивиан из руководства. Они смогли припомнить двух учениц по имени Мэнди.

Она ощупала свои карманы и, достав информационный листок, заглянула в него.

— Мэнди Дейли окончила школу два года назад и уехала в Оберлин. Она виолончелистка и они полагают, чтo она все еще пиликает где-нибудь в Огайо. Вторая — постарше, ей где-то ближе к двадцати пяти. Ее зовут Мэнди Спрингер…

— Я помню это имя по классному журналу. Я совершенно уверена, что она училась вместе с Беном.

— Она, была в моем классе американской литературы. По аттестату, можно было предположить,

что она станет дантистом, но она не пошла в колледж. Ее материальное положение и где она находится в настоящее время, неизвестно. В телефонной книге Спрингеров нет. Насколько я помню, она была бледной, ничем не выделявшейся ученицей. Не могу себе представить, чтобы Ричи смог увлечься такой девушкой. А ты?

Когда дело касается его, могу представить все, что угодно. Но… Не думаю, что стоит тратить время на этих Мэнди. Я ошибаюсь?

Не имею понятия.

Касс повернулась, чтобы проверить дверь, которая вела из гаража в кухню. Я, как могла, успокаивала себя, что она не вызвала полицию. Просто она решила проверить, не течет ли горючее из баков.

А что с остальными Мэнди?

Больше нет.

Нет?!

Пожалуйста, дай мне закончить. Я звонила многим. И что интересно: большинство убеждены, что знают какую-то Аманду. Однако когда начинаешь уточнять, они не могут назвать ни одной. Я уже дошла до Аманды Хубер. Ей около шестидесяти, она работает гладильщицей в чистке одежды. До Аманды Чазе — ей семьдесят пять, она занимается с малышами. Аманда Конти, тринадцать лет, чемпионка по прыжкам в длину среди учеников средней школы. Но Аманды адвоката — нет. И вообще больше никаких Аманд — пока я, наконец, около часа тому назад не добралась до Стефани.

А где она была?

На Выставке, спонсором которой является ее клуб садоводов. Там были какие-то необыкновенные венки из остролиста, цветов и овощей, к Рождеству. Она сказала, что выставка была превосходной, но, как ты знаешь, «превосходный»— ее единственное определение.

— Если не считать — «нестильный».

— Верно.

Касс, которая старалась не тратить калорий попусту, проявляла все большее и большее беспокойство. Она то дотрагивалась до рычагов управления, то стирала воображаемую пыль с вентилятора, то полировала радио краем своего свитера…

— Кто же Мэнди? — потребовала я ответа.

Она нажала небольшую кнопку, переставив показатель спидометра на ноль.

— Мэнди Андерсон.

Она больше не глядела в свои записи:

— Адвокат по банкротствам, возраста Стефани. Они познакомились, когда Стефани еще работала в конторе Джонстон, Пламли и Уитбред.

— А сейчас она еще работает там?

Я не спросила. Полагаю, что да. Однако, с тех пор, как Стефани оставила работу, они не могли выбрать, время, чтобы встречаться более или менее регулярно. И чтобы исправить это, они стали вместе бегать по вечерам.

А в последнее время они бегали?

Нет. Дела по банкротствам отнимают уйму времени, и этой Мэнди приходилось задерживаться на работе до одиннадцати часов, а то и до полуночи. Стефани сказала, что ее подруга сильно переутомилась. Она не виделась с ней целую вечность.


А где она живет? — спросила я.

Здесь, в Шорхэвене.

Я понимаю. А где?

Прости, — сказала Касс. — Я не спросила.

Она уставилась в зеркальце машины, как будто хотела что-то в нем увидеть.

— Касс, — попробовала я встряхнуть ее.

— Она сказала, что Мэнди— очень милая. Очень элегантная. И хороший адвокат.

Хорошенькая?

По словам Стефани, нет, — сказала Касс. — И над этим стоит подумать: что-то здесь не то.

Действительно, — согласилась я. — Стефани всегда называет всех хорошенькими!

Это настоящее проклятие красивых женщин: они считают своим долгом величать каждую дурнушку красавицей. Тогда, якобы, будут говорить, что она не придает своей внешности слишком большого значения. Представь, что тебе нужно доказывать другим, что ты не потешаешься про себя над их внешностью?

Итак, Мэнди Андерсон. Мы устремляемся на ее поиски? — спросила я.

Может, Стефани просто не любит ее? Это развязывает ей руки и позволяет быть, язвительной, как мы, например. А почему он не мог полюбить эту женщину? Как может кто-либо любить женщину, которая ежедневно в девять часов вечера по собственной воле пробегает по пять миль?

Но Стефани также бегает каждый вечер, а мы ее любим, — возразила я.

Касс скривила губы.

Мы же любим ее.

Я надеюсь.

Что-то вертелось в моей голове, но я никак не могла вспомнить. Я, расстегнув молнии на карманах, засунула в них руки.

Мэнди Андерсон, — размышляла я вслух.

О, небо! — воскликнула Касс. — Чуть не забыла. В Шорхэвене числится семнадцать Андерсонов. Я позвонила всем.

Ну?

— Ни одной Мэнди среди них нет. Конечно, она могла не указать свой номер телефона в городской телефонной книге. А может, это ее девичья фамилия? Может, она Андерсон среди банкротов, а здесь некая миссис Джей Харкурт Голдфлейгел. Этого мы никогда не узнаем.

— Нет, мы обязательно узнаем, — я выскользнула из машины. — Как только я поговорю со Стефани.

Касс тоже выскочила наружу.

— Тебе нельзя возвращаться туда! — закричала она. — Если полиция караулит у твоего дома, она не спускает глаз и с ее.

Дверь гаража была открыта. Вокруг все было темно.

Я уже слишком далеко зашла. Почему я не могу поговорить со Стефани?

Рози, а ты не боишься?

Конечно, боюсь. Я начала бояться с тех пор, как выйдя на кухню, наткнулась на что-то большое и липкое, это оказался мой муж. С тех пор у меня внутри все перевернулось. Но если ты идешь на риск, приходится преодолевать себя.

Касс сложила руки под подбородком, обдумывая мои слова.

— Понимаю. Ты рисковала, уже придя сюда.

Я должна была бы упорно отрицать это, но вместо этого просто сказала:

Немного.

Ты правильно сделала, что пришла, хотя, может, и сомневаешься в этом сейчас. Послушай меня, Рози. Эта ночь полна опасностей. Тебе волей-неволей придется принять мою помощь.

Я бы предпочла не впутывать тебя в это, если это вообще возможно.

Мы направились в сторону открытой двери.

Не знаю, смогу ли я еще добраться до телефона? Как я смогу связаться с тобой?

Знаешь те ступеньки, которые ведут в цокольный этаж? Я оствлю эту дверь открытой, а скажу Tеодору… Хм! Я скажу ему, что у меня месячные. Он будет преувеличенно внимательным, но сам факт того, что он называет «женскими делами», выбивает его из колеи, он чувствует себя просто дураком и старается меня избегать в этот период.

Ты же знаешь, что любишь его, но это ты предпочитаешь держать в секрете, Касс. Поэтому ты и останешься с ним.

Вздор.

Но ты всегда почему-то любишь выставлять его самым большим дураком на свете.

Он такой и есть. Он думает, что в это время женщины на все способны, и поэтому не обратит ровным счетом никакого внимания, если я буду как-то странно себя вести. Я буду спускаться туда каждые пятнадцать минут, пока он не ляжет спать. Тогда я останусь там и буду ждать тебя, сколько потребуется.

Нет ничего темнее и опаснее, чем богатые дома без уличного освещения. Подростки, пробираясь кратчайшим путем через задние дворы, перелезая через заборы, падают в невидимые, отделанные черным мрамором, бассейны.

Я повернула на Хилл-роуд к дому Тиллотсонов и врезалась в сделанный в виде утки почтовый ящик.

Я внимательно оглядела Галле Хэвен. Лампа в одной из спален излучала золотистый свет. Если бы я смотрела фильм, то в этот момент одинокая скрипка должна была бы заиграть: «Нет другого в мире места, как родной твой дом». Но, если бы я представила себя, как глажу колючие щеки моих мальчиков или сижу перед потрескивающим в камине огнем и слушаю их ужасные группы, я бы так размякла, так растаяла, что не смогла бы пережить еще одну ночь.

Когда я вышла на подъездную дорогу, ведущую к дому Стефани, ветер утих, и стало слышно, как переговариваются полицейские в Галле Хэвене:

Эй! Джим, это ты?

Заткнись, черт возьми!

Я спряталась за ствол какого-то дерева и внимательно оглядела фасад дома Стефани, но не обнаружила никаких признаков того, что за ее домом следили: ни шагов, ни мелькающих огоньков фонарей. Дом, освещенный, прожекторами, казался совершенно плоским, куском декорации для какой-нибудь дорогостоящей постановки. Но тут до меня дошел приятный запах чего-то вкусного, яблочного и дом Стефани обрел реальность.

Внутри дома была включена только нижняя подсветка. По мере того, как передо мной стал вырисовываться весь дом, я разглядела оранжерею Стефани, которая была так ярко освещена, что могла бы служить танцевальной залой для Золушки. Как я могла не обратить на нее внимания?! Стекло сверкало, подобно бриллианту. Стефани находилась там и была поглощена своей работой.

Я подкралась поближе, перешагнув через трубы для полива растений. Прежде всего, — сказала я себе, женщина, посвятившая себя ухаживанию за цветами, приготовлению вкусной пищи, чтению книг и посещению оперы, занятиям с соседскими малышами не может не быть хорошим человеком. Она мне поверит. Она мне поможет.

С другой стороны, я держала ее мужа под дулом пистолета, я насильно заставила его быть со мной откровенным. Так что, может, ей и не нравится, что я обращаюсь к ней в трудную минуту.

На коленях я подползла к двери оранжереи и привстала, чтобы дотянуться до деревянной ручки двери: Послышался щелчок. Стефани подпрыгнула, как будто услышала сигнал тревоги. Я отскочила и бросилась на землю, моя голова была всего в нескольких футах от двери, когда дверь отворилась, я приподняла голову. Стефани посмотрела вокруг, но не смогла заметить меня.

— Рози, — прошептала она в ночь.

Искусственное солнце оранжереи освещало совершенный овал ее лица, на котором не было ни одной морщинки. Ее лицо было и милым и красивым одновременно. И если я правильно ее поняла, беспокоилась она не о себе, а именно обо мне.

— Эй! — в ее голосе чувствовалась напряженность. — Рози, это ты там?

С другой стороны, если бы она думала, что от меня может исходить угроза, при ней были ее садовые инструменты, помещавшиеся в необъятных карманах. А у меня был только игрушечный пистолет, которым я уже пугала ее мужа.

Но к тому времени, когда я, положив руки на колени, стала подниматься, Стефани была уже рядом, помогая мне встать.

— С тобой все в порядке? — спросила она.

Она была высокого роста и атлетического сложения, ее садовые инструменты находились как раз на уровне моего горла.

Ничего, — сказала я, отодвинувшись.

Что-нибудь не так?

Нет, ничего. Просто я не хочу стоять близко к двери, если ты не возражаешь, а то я буду так хорошо освещена, что полицейские разглядят меня за милю.

Я полезла в карман, пистолет все еще был там. — Так давай войдем в дом: Я делаю яблочный пирог, послушай, какой у меня рецепт…

— Ради Бога, Стефани!

Она прижала руку ко лбу.

— Кто бы мог поверить? Я просто не знаю, что говорю. Ты, должно быть, замерзла? Прости меня, забудь о торте. А как насчет арманьяка? Давай войдем в дом.

Мне-то как раз было не холодно в моей тяжелой амуниции, а вот Стефани была одета довольно легко.

Чем я могу тебе помочь?

Со мной все в порядке. У меня очень мало времени.

Я поглядела в сторону дома. Если полицейские там, они хорошо спрятались. Тем не менее, Стефани даже не взглянула в том направлении, как могла бы сделать, если бы знала, что помощь всего в нескольких ярдах от нее. Никаких признаков, что она меня боится, тоже не было.

— Давай постоим здесь и поговорим.

—Хорошо. Позволь я только возьму свой жакет, — она уловила мои возражения раньше, чем я открыла рот. — Слушай, Рози, я понимаю, что нервы у тебя должны быть на пределе. Жакет у меня в оранжерее, на бедной погибшей магнолии. Видишь? Это всего какая-то минута.

Пока я колебалась, она скрестила руки, сказав:

Ничего. Я обойдусь.

Стефани, мне очень жаль, что я так поступила с Картером.

Она кивнула, но посмотрела мимо меня: не так-то просто ответить подруге, которая просит прощения за то, что приставила пистолет к голове ее мужа.

Я полагаю, ты была в сильном потрясении;

Именно так.

А откуда вдруг у. тебя взялся пистолет? — спросила она.

От одного моего бывшего студента, который связался с преступным миром, — солгала я.

Стефани была гораздо выше меня и поэтому посмотрела сверху вниз:

— А тебе известна ежегодная статистика случайных смертей от незарегистрированного огнестрельного оружия?

— Ну, свою лепту в количество смертей я уже внесла. С той только разницей, что это было не огнестрельное оружие. И не несчастный случай.

Стефани всю передернуло, как от судороги.

— Так это сделала ты, Рози? — спросила она.

Ветер почти унес ее слова.

— Нет.

«Спокойней, — напомнила я себе. — Она просто в ужасе. Ты же не хочешь, чтобы она испугалась или позвонила в полицию? Она тебе нужна. Ты считаешь, что она нужна тебе? А что, если Джессика ошиблась? Что, если Джессика сама и есть убийца, а вся рассказанная ею Тому версия просто фикция. Что, если я пошла по ложному следу, и ответ надо снова искать в городе?».

— Ты хоть представляешь себе, кто это мог сделать? — Стефани все еще казалась испуганной.

— Расскажи мне о твоей приятельнице Мэнди.

— Почему все хотят знать о Мэнди? — спросила Стефани.

Я заметила, что ее все еще трясет. Она скрестила руки, крепко сжав их.

Кто все?

Ты и Касс. Почему она вас так интересует?

— У Ричи был роман с ней, как раз перед тем, как он увлекся Джессикой.

Что? С Мэнди? Не может быть?

С Мэнди Андерсон.

Это ее имя, но… Не может быть, Рози. Не может быть. Прежде всего, она домоседка. Совсем не интересная как женщина. У нее действительно хорошая фигура, но плохие зубы и скверная кожа. И нос такой что, как говорит Картер, кажется, будто она вот-вот начнет хрюкать, — она заметила выражение моего лица. — Извини. Я хочу сказать, извини за глупую шутку, ты много перенесла, я очень сожалею. Знаешь, согласно подсчетам, стрессам чаще всего подвержены люди, испытавшие какой-нибудь шок. Тебе следует…

Это не поддается подсчетам, — оборвала я ее. — Мэнди? Какая она?

Очень приятная. Я ее очень люблю. Умница. Ее сделали совладельцем компании, и она самостоятельно ведет дело в своей фирме. Приятно видеть деловую, преуспевающую женщину.

Она упоминала когда-нибудь о Ричи?

Нет. Конечно, нет. Я сомневаюсь, что она вообще была с ним знакома. Я хочу сказать, почти все ее время было отдано работе. Юриспруденция — это вся ее жизнь. Она почти никого здесь не знает: они переехали сюда всего год тому назад.


Но она работает в той же фирме, где работала ты?

Нет.

А в какой?

В крупной фирме на Уолл-стрит.

В которой?

В Кендрик и Макдоналд.

Она замужем?

Она замужем за адвокатом по налоговым делам.

Как его зовут?

Джим. Но я его едва знаю. Я хочу сказать, что мы встречались в основном на собраниях в Ассоциации женщин-юристов, и мы бегали.

Ветер растрепал волосы Стефани. Она прижала их рукой, и они тут же улеглись, как надо. Стефани была само совершенство.

Джим выглядит гораздо лучше, чем она, — добавила она.

Дети есть у них?

Пока нет. Ей всего тридцать два. Она хотела подождать, пока ее не сделают совладельцем фирмы, а потом можно уже подумать и о ребенке. Но, если она будет так связывать себя в ближайшее время…

— Где она живет?

Дыхание Стефани участилось.

— Дай вспомню.

Я ждала. Почему она так долго вспоминает? Ну, давай же!

— Она всегда встречалась со мной здесь, поэтому я стараюсь припомнить. О, где-то в Эйкрс, на Крэбэпл-роуд.

— А номер ты не помнишь?

Она покачала головой.

Это там, где дома стоят на разных уровнях. Если идти отсюда, то это, по-моему, во втором блоке, третий или четвертый дом по левой стороне. Только не ссылайся на меня, — неожиданно она схватила меня за руку. — Рози, не делай ничего сгоряча.

Ничего, кроме самого необходимого, я не собираюсь делать. Расскажи мне, откуда Картер знает Джессику Стивенсон?

Что? — воскликнула Стефани, сбитая с толку неожиданным поворотом в беседе и упоминанием имени ее мужа. Она беспомощно огляделась, как бы ища поддержки от кого-то.

Клянусь, Рози, когда Ричи ушел от тебя, и ты рассказала мне о Джессике, я клянусь, — она подняла вверх правую руку, — я даже не знала, что Картер знаком с ней. Ты должна мне верить.

Я не поверила ей, но в то же время не совсем и не поверила.

— Она работала в инвестиционном банке, в котором работал один из его пациентов. Картер убирал ему мешки под глазами и делал какую-то операцию на челюсти. Она тоже была на вечеринке, которую устраивал этот человек. Она рассказывала Картеру о своей работе, о том, что она помогает мелким компаниям получать капитал, а затем расширяться. Это было очень похоже на то, чем занимался Ричи, поэтому Картер представил их друг другу. Так это было.

А Картер не был ее любовником?

Нет! — в это восклицание Стефани вложила гораздо больше эмоций, чем требовалось. — Совсем нет!

Значит, она знала о Картере и Джессике.

— Если он и виделся с ней после того, как она начала работать в Дейта Ассошиэйтед, то только у Ричи в офисе, когда он заезжал за Ричи на футбол или еще куда-нибудь.

Щадя ее, я не хотела раскрывать ей глаза на амурные делишки ее мужа, поэтому, немного помолчав, спросила:

А Картер очень расстроился, узнав, о Ричи и Джессике?

Знаешь…мне кажется, да… То есть, я хочу сказать… понимаешь, он переживал за тебя, из-за того, что Ричи ушел.

А что он говорил об этом конкретно?

Да, ничего. Я хочу сказать, ты же знаешь нашего Картера Тиллотсона, нашего самого немногословного мужчину.

У нее отлегло от сердца, она почти посмеивалась.

— Ну, что-нибудь вроде «Это уж слишком, черт возьми!» или что-то подобное.

Неожиданно она, обняв меня за талию, прижала к себе.

— Рози, давай войдем в дом! Ну, пойдем, пока не сгорело мое печенье.

Я схватила ее за руку и с силой дернула.

Прости, — извинилась она. — Я ничего не имела в виду. Все, что я хочу, это помочь тебе. А здесь так холодно. Это же должно быть ужасно для тебя. И…

Что?

Я так панически боюсь, что тебя схватят, Рози, — ее большие глаза расширились еще больше. — Знаешь, ты можешь побыть в комнате Гуннара и Ингер. Это здесь, внизу, сразу за игровой Астор. Будет очень хорошо. Не сомневайся. Картера не будет дома до одиннадцати, и, если ты зайдешь сейчас, ему и в голову не придет, что ты здесь. Это действительно будет здорово! Я застелю тебе постель голубым бельем. Ты сможешь немного отдохнуть. Я накормлю тебя ужином, и мы что-нибудь придумаем.

Она опять подошла ко мне и протянула руку, не пытаясь на этот раз обнять, а просто жестом приглашая войти. Но мне надо было так много еще сделать! Кроме того, сырная пицца все еще давила мне на грудную клетку — и мне была невыносима мысль о том, что Стефани будет суетиться вокруг меня и ждать, что я буду превозносить ее знаменитое печенье. И еще. Я вообще сомневаюсь, стоит ли входить в дом, вряд ли Стефани сможет сдержать себя и не рассказать обо мне Картеру.

— Рози, — сказала она, протягивая ко мне обе руки, — пойдем. Позволь мне позаботиться о тебе.

Жест великодушия.

—Ну, хорошо, — наконец, согласилась я. — Пойди, возьми свой жакет, и мы погуляем вокруг твоего дома. Это не из-за тебя, Стефании — просто я хочу убедиться, что тут нет полицейских. Ради собственного успокоения.

— Понимаю. Пожалуйста, не извиняйся, — сказала она и поспешила в оранжерею.

Неужели она, действительно, простила мне то, что я устроила Картеру? Неужели она способна быть настолько отзывчивой? Или она уложит меня в голубую постель, а сама вызовет полицию?

И, как дикарка, я бросилась обратно в лес.

Я позволила себе признаться Касс, что я все время боюсь. Правда, за те несколько часов, что я провела в мотеле аэропорта в объятиях Тома, страх исчез, но, меня стала приводить в ужас мысль о необходимости продолжать дознание и мной овладело грустное чувство от того, что крохотное местечко где-то в подсознании, которое занимал Том в течение стольких лет, не стало ни чем иным, как одной-единственной ночью, проведенной вместе.

Но тем не менее, после того, как я умчалась от Стефани и, пробираясь через лес, прячась за плотными рядами деревьев, выбралась, наконец, из него для того, чтобы пройти еще четверть мили в сторону от усадеб к дому Маделейн в Шорхэвен-гарден, страх прошел.

Почему? Как? А вот так. Единственное, что пришло мне в голову, это аналогия с обстановкой в бою. Полночь, солдат в окопах знает, что обстрел не прекратится. Он знает, что может умереть до рассвета. И, приняв это за основу, а также то, что по милости Божьей, он до сих пор еще жив, он закидывает голову и вглядывается в звезды, счастливый и благодарный. «Эй, Бог! Я все еще жив!». И в этот момент он понимает, что играет самую незначительную роль в решении своей судьбы. Так, какого же черта, Бог возится с ним так долго. Хотя до рассвета еще далеко. Ему известно все то страшное, что может случиться с ним за это время. И что же он делает? Сдается? Кончает жизнь самоубийством? Только не этот солдат! У него на уме только одно. Широкая улыбка заменяет благодарственную молитву. И тут же он хватается за свое оружие и начинает стрелять. Может, он останется жив. Может, он умрет. Но, по крайней мере, этой ночью он не будет бояться:

Маделейн и Майрон Майкл Берковиц, доктор стоматологии, построили дом, в котором могла бы жить Энн Хатэуей, если бы она развелась с Шекспиром, получала алименты и переехала на Лонг-Айленд. Когда Майрон ушел, он оставил дом Маделейн. В следующем же году реальная рыночная стоимость этой усадьбы упала настолько, что превратилась в ничто. Несколько покупателей приходили смотреть, но, кажется, никто кроме Берковиц, не испытывал большого желания жить в доме, где, как в английском сельском коттедже, все удобства были снаружи. Так что Маделейн попала в затруднительное положение.

И я тоже. Я пыталась придумать, как мне незаметно подкрасться к ней, что было довольно-таки трудно, потому что я начинала заболевать и могла испугать ее громким «Апчхи!». Поэтому, в конце концов, я просто подошла по дорожке к ее двери и позвонила.

— Кто там? — спросила Маделейн, как я и рассчитывала, по внутренней селекторной связи.

Было не очень поздно, но голос у нее был сонным. Внутренние телефоны были установлены по всему дому. В последние годы совместной жизни они с Майроном общались друг с другом из разных комнат по селектору.

— Это Кассандра, — прокричала я.

Ответа не последовало, поэтому я добавила:

— У меня новости о Рози, — стараясь подражать Касс.

Когда Маделейн открыла дверь, не успев еще сообразить, кто я, она увидела, что я белая, а не черная, как она ожидала, и начала кричать То громче, то тише — «А-а-а-а-а!» — пытаясь тем временем захлопнуть дверь. Потом она закричала «Рози!», и подошла ближе к двери. Она перестала кричать, как-то обмякла, и тут я, как бульдозер, вломилась в дом. Она быстро оправилась. «А-а-а-а-а-а!». От подушки волосы ее сбились и торчали серыми клочьями. Она выглядела так, будто на ней был надет шлем. Ее халат из бархата бутылочного цвета, Оставшийся со времени ее замужней жизни, был до предела изношен, потому что она в нем спала. «А-а-а-а-а!».

Бога ради, Маделейн, заткнись!

Полиция наверху!

Там никого нет.

Возможно, это было не самое мое удачное замечание. Лицо ее, блестевшее от ночного крема, сразу стало дряблым. Ее глаза наполнились слезами от осознания неизбежности гибели. Все что она смогла произнести, было:

Пожалуйста…

Маделейн, успокойся. Если бы я была помешанным на убийствах маньяком, ты бы давно к этому времени была мертва.

Мертва? — только и смогла вымолвить она.

Отскочив назад, она чуть не споткнулась. Я подхватила ее, чтобы не дать упасть. Она попыталась ударить меня кулаком в нос, но так как она не смогла удержать равновесия, удар пришелся по воздуху. Как только она снова смогла стоять на ногах, я пропустила ее в холл и сама последовала за ней.

— Мне нужно поговорить с тобой, Маделейн.

— Я купила порцию марихуаны, — бормотала она больше для себя, чем для меня. — Я слышала, что ты сделала с Картером.

Где это у тебя?

Что?

Марихуана.

— Думаешь, я скажу тебе?

Она, вероятно, находилась наверху, на ее ночном столике.

Ни тебе, ни мне не нужна марихуана.

Она засмеялась ироническим смехом.

Разумеется, нет.

Я не убивала Ричи, Маделейн.

Хорошо.

Она отступала назад, пока не уперлась в раковину.

— Подумай, Маделейн. Если бы я была виновна, разве я не попыталась бы спрятаться в каком-нибудь укромном месте? Почему, ради всего святого, скажи мне, я остаюсь здесь и пытаюсь выяснить, кто это сделал?

Это озадачило ее, но только на короткое мгновение.

Ты ищешь возможность взвалить вину на кого-то другого.

Как же я могу это сделать, если все улики указывают на меня?

Либо она была чрезмерно осторожна, либо остроумие покинуло ее. Она оперлась о раковину. Дыхание стало тяжелым. Она не могла ничего придумать в ответ.

— До того, как Ричи связался с Джессикой, у него была любовная интрижка с кем-то еще.

О-о? — заметила она саркастически. — Это для тебя сюрприз?

Было сюрпризом. Может, это не было сюрпризом для тебя?

Да будь же ты взрослой! Так уж у них заведено.

Это был не самый подходящий момент, чтобы доказывать ей, что не все мужчины одинаковы.

— Роман, который у него был до Джессики — с женщиной по имени Мэнди.

Маделейн покачала головой.

Это та, с которой Стефани бегала по вечерам.

Я ее никогда не встречала.

А тебе что-нибудь о ней известно?

Стефани говорила, что она замечательный адвокат. И что у нее талия в двадцать три дюйма. Но — ручаюсь, что Джессика имела на него большее влияние, чем эта Мэнди. Хотя обе они одного типа, не так ли?

Ее страхи отступили, но зато привычная злость овладела ею.

— Две горошины в одном стручке. С огромной выдержкой. Пользуются всеми благами феминистского движения. Молоды. Стопроцентные американки. Очень самонадеянные.

И тут что-то, о чем Ходжо говорила Тому, всплыло у меня в памяти. Она говорила о Ричи, Ричи и кто? Мэнди? Что-то о Мэнди. Нет, о Ричи и Джессике. Ему нравились протестантки и хорошо воспитанные женщины.

— Ох! — добавила Маделейн. — Стефани говорила, что Мэнди буквально помешана на сексе.

Глава 20

Сомнения мучили меня, когда я покинула дом Маделейн. Может быть, стоит сесть в «кадиллак» и отправиться на поиски Мэнди? Или вернуться обратно к Стефани? Она все знала о Картере и Джессике, но мне ничего не сказала. Наверное, правильно поступила. Знает ли она что-нибудь о Ричи и Мэнди? Совместные пробежки располагают к откровенности — вряд ли ее подружка-адвокат держала рот на замке о своем романе с ближайшим соседом Стефани?

Я осторожно подкралась к сараю, где хранились инструменты. Резиновый половичок для ног издал такой звук, когда я на него наступила, как будто одновременно вытащили соски у сотни младенцев. Ключ был под ним, как я это помнила. Я проскользнула внутрь, стараясь ничего не задеть. Наконец, я нашла их. Велосипеды семьи Берковиц. Как хорошая хозяйка ощупывает на базаре тыквы, так я проверяла шины каждого велосипеда. Наконец, я выбрала один. Велосипед, который я стащила, оказался велосипедом для езды в гору. Я вытащила его из сарая и скрылась в темноте.

Как я предполагала, поездка на велосипеде к дому Стефани оказалась для меня не таким уж простым делом, особенно, если учесть, что последний раз я садилась на велосипед, будучи студенткой второго курса Мэдисонского колледжа… В тот раз я оставила свой любимый «швинн» всего на минуту, а в этот момент появился огромный грузовик и раздавил его.

Слава Богу, мне не надо было съезжать с горки. Иначе я бы просто потеряла управление и, перелетев через какой-нибудь оформленный в японском стиле деревянный мостик, попала в журчащий ручеек и утонула. Я поднималась в гору, и на моем велосипеде мне удалось преодолеть подъем всего лишь за полторы минуты.

Полиция! Все было запружено полицией. Стефани, очевидно, вызвала их из оранжереи, сразу же после того, как я сбежала. Я завела велосипед в лес, прислонила его к дереву и стала наблюдать за входом в Эмеральд-Пойнт, расположенным в ста футах ниже. Полицейские старались не поднимать шума. Ни одного звука сирены. Однако по обе стороны от въезда в Эмеральд-Пойнт было столько полицейских машин, мигавших красно-белыми огнями, что хватало бы для развязки фильма о наркомане. То ли от избытка усердия, то ли от неорганизованности еще три полицейских машины промчались мимо меня на огромной скорости. Они проскочили в открытые ворота и подъехали прямо к дому Тиллотсонов.

Внизу, впереди меня на дороге, переговариваясь по рации, чтобы не потерять в темноте друг друга из виду, туда-сюда сновали полицейские. Другие же, без рации, наблюдали за своими собратьями. Туда же сбежались соседи, напялившие на себя столько одежды, будто собрались в полярную экспедицию. Я бы не удивилась, если бы кто-нибудь из них притащил с собой горячий сидр и сэндвичи.

Я посмотрела вниз. Двое мужчин бежали наверх в сторону полицейских. Алекс и Бен? Точно! Они как раз пересекали то место, где Ричи припарковал свой «ламборгини» в последний раз. Бен, атлетического сложения, немного отстал. Алекс, поменьше ростом и попроворнее, с развевавшимися по ветру волосами, обогнал брата и, в конце концов, остановился в свете полицейских огней. Они были так близко! За секунду я могла бы спуститься к ним! Впрочем, за эту же секунду могла бы превратиться в решето от пуль полицейских.

Мэнди. Я должна сосредоточиться на Мэнди. Что именно я слышала о ней? Я положила велосипед на землю, засыпала его опавшими листьями и ветками, и пошла в глубь леса — прочь от моих мальчиков, прочь от Тиллотсонов, прочь от полицейских. Что я о ней знаю? Может, мне что-то говорила Стефани? Впрочем, что бы она ни рассказывала, это не было правдой. Почему? Потому что это противоречило тому, что выяснил Том. А то, что говорил Том, не могло не быть правдой.

Теперь я двигалась не так быстро. Чтобы попасть к дому Касс, я не могла идти по дороге, освещенной лучами ослепляющего света фар, — я должна была пробираться через лес. Спина и грудь так ныли, будто какой-то злодей сжал их со всей силы своими ручищами, выпуская из меня последний воздух. Я села на упавшее дерево, чтобы перевести дыхание. «Спокойно, — уговаривала я себя. — Ты найдешь ответ, когда расслабишься. Надо только правильно поставить вопрос».

Итак, что Том говорил о Мэнди?

Мозг — далеко не идеальный инструмент. Первое, что пришло мне на ум, были две-три складно сложенные фразы, которые бы дали точный ответ на мой вопрос — я вспомнила, как я засыпала в объятиях Тома, а его длинная нога удобно расположилась на моем бедре. Сладостные воспоминания, но не совсем уместные. Итак, еще раз: какую информацию о Мэнди Андерсон я получила от Тома Дрисколла? Слышал ли он, что говорила ему в последний раз Ходжо? Может, она раньше упоминала ее имя? Может, он действительно смог бы найти ее?

Внезапно, я поняла. Поняла, что я искала! Я бросилась к дому Касс быстрее, чем кто-либо когда-либо в мире.

Стефани говорила нам, что Мэнди была очень непривлекательная. Так?

Так, — Согласилась Касс.

Мы одновременно уселись в кресла друг напротив друга. Когда дети Хигби еще ходили в школу, Касс с Теодором превратили заднюю часть цокольного этажа дома в театр, с возвышающейся сценой, спрятанной за голубой душевой занавеской и тремя рядами кресел для зрителей.

Тогда, — продолжила я. — Если у этой Мэнди жирная кожа и нос картошкой, тогда вспомни: когда Том разговаривал со своей женой…

Том?

Ну, да, Том Дрисколл. Мой друг детства: Помнишь? Самый крупный клиент Ричи…

Быстроногий, длиннорукий Том с глазами, как два темных озера? — спросила Касс.

Счастье и проклятье доверять свои старые тайны близкому другу заключается в том, что она помнит все, о чей ей рассказывали. — Он, он.

Откуда ты знаешь, о чем разговаривал Том со своей женой?

Потому что я слушала этот разговор, и об этом я расскажу тебе позже, если это позже будет. В любом случае, в феврале или марте жена Тома устроила вместе с Ричи ужин в ресторане. Ужин на четверых. А так как примерно три с половиной часа в месяц они посвящают друг другу, и это была его очередь уступить, он согласился. Но, догадайся, кого он хотел взять с собой, но кто не пришел… потому что ее просто не пригласили? Догадайся, кого Ричи взял с собой в тот вечер на ужин вместо меня?


Ах, какой негодяй! Он взял свою подружку?

Именно. Я скажу тебе кого: женщину, которая как раз и была у него в тот период. Давай назовем ее Мэнди, потому что приблизительно в это же время, когда Безумно Влюбленная в Ричи поедала икру ложками с ним и Дрисколлами в ресторане, некая женщина, по имени Мэнди, звонила по нескольку раз в день ему в офис и выспрашивала безо всякого стеснения у секретарши Ричи, где он скрывается.

Очень неосторожно.

Зато без обиняков. Исходя из этого, можно предположить, что в ресторан он пригласил именно Мэнди. Ее появление в его жизни совпадает с тем временем, когда он стал снова рано возвращаться домой. Вспомни, восемь-девять месяцев назад я убедила себя, что у нас с Ричи все налаживается.

Да. Ты убедила в этом и меня.

— А причина, по которой Ричи стал рано возвращаться домой, заключалась в том, что его любовница, его Мэнди, жила здесь, в Шорхэвене. Она не могла шляться всю ночь, потому что у нее был муж.

А как же в тот вечер, когда они ужинали вчетвером? — спросила Касс.

Если жена задерживается какой-то один раз, это не вызовет подозрения у мужа, особенно если его жена — эмансипированная женщина.

Касс уставилась на маску трагедии с опущенными вниз губами, которую ее дети нарисовали на одной из арок просцениума.

Не уверена.

Позволь мне доказать тебе это. Первое, что мне сказал Том, когда вспоминал об этом ужине, как неловко он себя чувствовал, — ему было стыдно за Ричи, который пригласил свою любовницу. Его реакция была схожа с твоей — вспомни «негодяя». Он обратил внимание еще на кое-что. Женщина была красивой.

Касс открыла рот так, что, казалось, у нее челюсть отвисла.

А Мэнди — нет!

Точно. Еще, в разговоре, до того, как Том с Ходжо не почувствовали обычного отвращения друг к другу и не бросили трубки, она сделала несколько интересных замечаний. Во-первых, что эта была первая настоящая любовь Ричи, а не просто любовная интрижка. И, даже если не любовь, то ее предчувствие, своего рода репетиция перед чем-то настоящим.

— А настоящей любовью была Джессика.

— Да, — подтвердила я, хотя внутри у меня что-то кольнуло. Ничего. Может спустя несколько лет я смогу признать наши с Ричи взаимоотношения сплошным недоразумением. По крайней мере, у меня осталось двое сыновей, которых я очень люблю, моя работа и красный автомобиль с откидным верхом. У многих женщин нет и этого. И, кто знает, может, у меня еще есть будущее, может быть, и я смогу что-то исправить?

— Но, если эта дама на ужине и не была его настоящей любовью, — продолжала я, — она была не просто очередной забавой. Ходжо сказала, что она была очень приличная. И хорошо воспитанная, и протестантка.

О воспитанности или отсутствии оной мы судить с тобой не можем. Но, имя-то Мэнди Андерсон звучит не очень-то по-лютерански, почему бы ей не быть той женщиной на ужине?

Потому что, по словам Стефани, она выглядит, как мисс Пигги. Та дама, с которой ужинал Том, была красива. Итак, или у Тома плохой вкус в отношении женщин, или это была не Мэнди, или… — я подождала, пока Касс продолжит мою мысль.

Или Стефани сказала нам неправду. А Мэнди — красива.

Совершенно верно. Касс, ты знаешь, что Стефани хочет, чтобы вокруг нее все было идеальным. Красивые дома, изысканная еда на хорошо сервированном столе, ухоженный сад и идеальные супружеские пары, которые обожают друг друга. Ее сердце, наверно, разрывалось, когда она узнала о Картере и Джессике, но она ведь даже мне ничего не сказала?!

— Нет.

Но, почему? — спросила я.

Потому что это было неприятно. Да, смысл именно в этом! Отрицать все неприятное в жизни. В этом и смысл профессии ее мужа: крестовый поход против действительности, создание, как он считает, истинной красоты.

— Стефани пойдет на все, чтобы избежать неприятностей. Как она могла сказать мне, что мой муж изменял мне еще с кем-то, кроме Джессики? Но; когда она поняла, что я узнала об этом, она решила, что сделает мне добро, сказав, что Мэнди была некрасивая. Джессика молода и привлекательна, а Стефани не хотела, чтобы я почувствовала себя старой кошелкой, которой муж изменил дважды с молодыми, интересными женщинами. Она оберегала меня.

Я встала. У меня было ощущение, что по сравнению с прошлой неделей, мои мысли обрели какую-то реальность. Я подошла к висевшему на стене телефону, вызвала справочную Манхэттена и попросила номер Кендрика и Макдоналда.

— Это одна из больших юридических контор на Уолл-стрит, — сказала я Касс, — которые работают с утра до ночи. Посмотрим, как поздно они закрываются.

Но там никто не ответил.

— Кассандра! — услышали мы голос Теодора.

Я заметалась в поисках укрытия. Никакой двери, куда можно было бы убежать, занавес на сцене был прозрачным, у самой сцены не было задника.

— Я приготовил тебе какао, Кассандра! — крикнул он.

Иду, иду.

О, Боже! — воскликнул Теодор.

Он оглянулся по сторонам и попятился назад к лестнице, которая вела в цокольный этаж. Его глаза перебегали с Касс на меня так быстро, как будто следили за нашей жаркой дискуссией. Прежде, чем я успела подумать, что делать, он бросился вперед и, схватив меня за руки, выкрутил их, чтобы я не смогла убежать.

— Не пытайся сопротивляться, — закричал он. — Касс, звони в полицию. Я держу ее.

Теодор был не очень мощным, но жилистым. В моей голове быстро пронеслись все статьи о самообороне, которые я читала. Но пока он стоял за креслом, на котором я сидела я выкрученными руками, я не могла ударить его ногой в пах.

— Отпусти, — вскрикнула я.

Он на самом деле причинял мне боль.

— Теодор, я тебе все объясню.

— Кассандра! — опять закричал Теодор. — Не стой так! Звони в полицию!

Отпусти ее, — спокойно произнесла Касс.

Что? — переспросил он, не понимая.

Отпусти ее, — он сжал меня еще сильнее. — У нас с Рози есть дело на сегодняшний вечер.

— Ты, что, рехнулась? — он крепко держал меня. — Да?

— Ой, — это уже была я.

— Нет. Рози невиновна. И я помогу ей доказать это.

Теодор вышел из-за кресла, рассчитывая, что он сможет преградить мне путь, если я вздумаю бежать. Я подняла ногу, чтобы ударить его— я бы успела выскочить, пока он бы корчился от боли, но я передумала.

— Ты не должна помогать ей, — инструктировал он Касс. — Она не невиновна. Вспомни, что она сделала со своим мужем. Вспомни, что она сделала с Картером Тиллотсоном. Она сумасшедшая. Убийца. Она вооружена?

Я повернулась в его сторону.

— Да. У меня маленькая нейтронная бомба.

Поскольку Теодор, кажется, уже понял, что Касс впустила меня в свой дом добровольно, а не по принуждению, она заявила ему:

Если ты попытаешься вызвать полицию или будешь нам как-то препятствовать, я уйду от тебя и оставлю тебе детей. Подумай о Дне Благодарения. Нет, лучше о Рождестве. Ты один рядом с елкой и тремя угрюмыми подростками, а я… — она задумалась, — …где-нибудь в Оксфорде…

Оксфорде? — переспросил он. — Кто собирается в Оксфорд?

Но он знал, кто. Он отпустил мои руки. Осторожно я начала массировать свои локти.

Давайте все сядем, — предложила я. — Пожалуйста. Мне есть, что сказать вам.

Ты доверяешь моему здравому смыслу, Теодор? — спросила Касс.

Теодор согласно кивнул.

— Тогда я прошу тебя, выслушай Рози.

Он подобрал полы своего длинного халата и сел позади Касс.

Я узнала о Ричи за неделю после его смерти больше, чем за все годы, что мы прожили вместе, — начала я. — И я должна признать правду: он хотел вырваться из пригорода, он хотел перестать быть обычным средним парнем, — он в течение долгого времени хотел покончить с нашим браком.

Я вынуждала его остаться. Помните, прошлым летом он хотел купить виллу в Тоскане. Я смеялась над ним, я издевалась над ним: «Мы — на итальянской вилле?». Я хотела убедить его, что он все тот же Ричи из Куинса. Но он в отличие от меня, уже стал человеком, который мог жить в вилле. А потому он не просто был рассержен на меня, что я вынуждала оставаться его жить чуть ли не на ферме — он был разъярен. Он ненавидел Ричи, который был учителем математики и от случая к случаю зарабатывал большие деньги. Он отчаянно хотел стать Риком. И единственным препятствием на пути к этой жизни была учительница из пригородного колледжа с еле заметным бруклинским акцентом.

Меня обманули его слезы в то последнее утро. Нет, они не были фальшивыми: я уверена, прощальный поцелуй дался ему нелегко. Он не просто хотел бросить меня и всю свою прежнюю жизнь. Он хотел отплатить мне за то, что я была обычным представителем среднего класса, жителем пригорода Нью-Йорка и что он был точно таким же. Он хотел причинить мне боль и унизить меня.

Посмотрите, как он положил конец нашему двадцатипятилетнему браку. Сожаления не было, но и холодности тоже. Ударом в зубы. Он устроил прием по поводу нашего серебряного юбилея и пригласил друзей, соседей, партнеров по бизнесу. А какой тост он произнес тогда в мою честь: «Рози, это были двадцать пять лет. Что еще я моту сказать?». Я предполагала, что ему много есть чего сказать, но он, бедняга, слишком взволнован. А потом, через двенадцать часов: «Прощай, Рози». Как избавление от неприятного. Я признаю, он выполнил свой отцовский долг в то утро— больше часа он провел с мальчиками, объясняя им ситуацию. Затем он быстро собрал свои вещи, — что-то забыв, конечно, — и был таков.

Знаешь, чего я до сих пор не могу пережить? Что он подло меня подставил. Он предоставил мне объяснять всем, кто звонил на следующий день и говорил: «Спасибо! Какой замечательный вечер!», что вечер на самом деле был не столь уж замечательным. Он предоставил мне запаковывать и возвращать подарки, которые мы вместе с ним распаковывали и разглядывали накануне. Почему он так поступил? Мы сидели до двух часов ночи— вдвоем— разрывая упаковочную бумагу, развязывая ленточки, смеясь — прекрасно проводя время.

Шесть соковыжималок, — припомнила Касс.

Она могла это помнить, потому что я рассказывала ей об этом и о том, что потом мы с Ричи до трех часов ночи занимались любовью — страстной, изнуряющей.

— Семь соковыжималок. Я не говорю, что унизить меня было главной его целью. Но сделал он это мастерски.

Я улыбнулась Хигби. Они улыбнулись мне в ответ. Они думали, я храбрилась. Я же на самом деле думала о том, как через день после того, как он ушел, мы встретились у моего адвоката, и я кричала ему, что именно я способствовала тому, что Дейта Ассошиэйтед пошла в гору, Ричи решил меня как-то угомонить. Он протянул через стол руки, взял мои и с нежностью, которую я не слышала от него в течение последних десяти лет, произнес: «Ты найдешь себе еще кого-нибудь, Рози» — будучи совершенно уверенным, что это не так.

Я думала о страстных объятиях Денни. Я думала о той ночи, которую мы провели с Томом, который, после того, как мы закончили заниматься любовью, гладил пальцами мою кожу, целовал меня и говорил «Ты моя дорогая, Рози». Он обнимал меня всю ночь.«Ричи, ты, мертвый сукин сын, — думала я, — за те несколько часов он дал мне столько, сколько ты не дал за четверть века».

—Нам пора, — сказала я Касс.

Что нам нужно выяснить?

Нам надо выяснить, что Стефани знает о Мэнди и Ричи.

А после того, как она нам расскажет, мы должны убедить ее познакомить нас с этой дамой.

У Теодора улыбка исчезла с лица. Он вытащил свою руку из руки Касс и провел по своим, как у Кларка Гейбла, усам средним и указательным пальцем.

— Что бы ты ни задумала Рози, Касс не поедет с тобой.

Касс подошла ко мне ближе.

Не обращай на него внимания. Ты знаешь, его не стоит принимать всерьез.

Тебе лучше принимать меня всерьез, — предупредил ее Теодор.

Слушай! Единственные книги, которые ты прочитал, были романы Уильяма Ф. Бакли. Как я могу принимать тебя всерьез?

Я тебя предупредил, Кассандра.

С этими словами Теодор вышел из-за рядов кресел и стал подниматься по лестнице. Мгновение спустя я видела только серые слаксы и темно-красный свитер Кассандры, которая тут же бросилась вслед за ним.

Иногда штампы хороши тем, что они точно передают ощущения. Так и тогда; у меня упало сердце. Я знала, что смогу обойтись ночью без их помощи. Но я знала также, что я никогда без помощи Касс не проберусь через полицейский кордон к дому Стефани.

Прежде, чем я восстановила сердцебиение, она позвала меня с лестницы.

Теодор дал слово, что он не будет звонить в полицию, Ему можно доверять. Я пошла за пальто, — она говорила так тихо, что я едва расслышала ее. — И за пистолетом.

Твое отсутствие заметно сказалось на работе кафедры английского языка и литературы, — сказала Касс. — Если сейчас арестуют нас обеих, они просто пойдут ко дну без всякой надежды на спасение.

С этими словами она захлопнула прямо над моей головой багажник.

Мы решили, что другого выбора у нас не было. Я не могла, пригнувшись, лежать на заднем сидении машины, как тогда, в машине Картера, да и это было бы невозможно сейчас, при ярком ослепляющем свете полицейских прожекторов. После одиннадцати вечера в пригородах Лонг-Айленда роговые очки с фальшивыми носами не валялись на каждом углу, а посему проникнуть в дом Стефани, переодевшись странствующим коммивояжером, представлялось довольно сомнительным.

В фильмах герои часто прячутся в багажник машины. Но ни звук закрывающейся крышки багажника, ни стук по крышке багажника и мольбы о спасении, не могут передать страха того, кто остался там внутри.

Я пережила самые жуткие минуты в своей жизни: не от потери сознания, напротив, от полной беспомощности, при полном сознании — смерти заживо. Даже на совершенно черном небе мерцали огоньки света от далеких звезд — я же была замурована в полнейшем темноте.

В багажнике пахло так, как может пахнуть у хорошего соседа в аду: стопка связанных книг в дешевых бумажных обложках, зонтик со сломанной спицей, который так до конца и не высох, кусок листа цикория, оторвавшийся на пути из зеленной лавки около года назад, который уже перешел из твердого состояния в жидкое и был на пути в газообразное. Но, по крайней мере, эта вонь, которая заполняла мое горло, свидетельствовала, что в багажнике еще было, чем дышать.

Я лежала на боку, зажав руками голову, стараясь смягчить удары при каждом резком движении машины. Я очень страдала от любви Касс к поджаренным сэндвичам с сыром. У нее в офисе был электрический ростер, на котором она, кроме тех дней, когда мы целой компанией шли на обед, поджаривала бутерброды со швейцарским сыром и помидорами. В ресторане обычно мы заказывали салат, она же требовала копченого мяса. «У тебя будет атеросклероз, — предупреждала я ее тысячи раз. — Подумай о своем сердце»… Сильный шок может вызвать у нее сердечный приступ. Один только взгляд на полицейских с направленными на нее дулами пистолетов, и она поймет, как была неправа, отказавшись послушаться Теодора остаться дома. Но уже слишком поздно. Ее больное сердце еще могло выдержать драмы, описанные сестрами Бронте, но эту ночь человеку с докторской степенью Колумбийского университета пережить трудно.

Они найдут меня неделю спустя. Старшая дочь Касс, Кейт, возвратившаяся домой, чтобы оплакивать свою мать, откроет багажник, доставая еду для Ронни, и — о, ужас!

Меня швырнуло вперед. Кусок металла, может, от автомобильного домкрата, ударил меня по коленке. Я готова была расплакаться от всего происходящего со мной, но вдруг услышала скрежет гравия и поняла: мы спускались по склону, направляясь уже к дому Тиллотсонов. От толчка я покатилась к передней части багажника. Мы спустились со склона. В конце концов, так плавно, как она никогда не делала за все годы, что я с ней ездила, Касс притормозила и мягко остановилась.

Мы обговорили все, что она должна была сказать. «Офицер, меня зовут Кассандра Хигби. Я живу в Брайдл-Пасуэй и я подруга миссис Тиллотсон». Касс должна показать офицеру свое водительское удостоверение и продолжить: «Также я была подругой миссис Мейерс. Эй, лейтенант!». Тут полицейский должен вскрикнуть так, что к нему подбегут остальные. Касс, как заведующая кафедрой, обратится к старшему офицеру: «Я знала, что полиция здесь, поэтому я решила, что я быстрее приеду, чем смогу дозвониться до вас. Миссис Мейерс две минуты назад покинула мой дом. Она расспрашивала меня о ее бывшем муже и о женщине по имени Мэнди. Я сказала ей, что я ничего не знаю». Здесь Касс должна была провести рукой по лбу и перевести дыхание, якобы чтобы собраться. «Миссис Мейерс была очень возбуждена, — должна продолжить она. — Я поинтересовалась, могу ли я чем-то ей помочь? Она сказала, что ей надо вернуться в город. Я предложила отвезти ее на станцию, но она сказала, что взяла напрокат машину, «кадиллак», по-моему».

Здесь, Касс должна была на секунду умолкнуть. А потом добавить: «Ах, да! Я совсем забыла. Она упомянула, что оставила машину у Ротенбергов. Там, за большим ранчо, на Ист-роуд.

Мы с Касс решили, что машина с моими отпечатками пальцев может заинтересовать Гевински и его команду. Тогда, что еще важнее, количество полицейских у дома Тиллотсонов уменьшится. Для этого можно было даже пожертвовать машиной. Туманное «миссис Мейерс где-то неподалеку» вряд ли сдвинуло бы их с места.

Если возможность обнаружить «кадиллак», как мы рассчитывали, заинтересует их, тогда Касс вылезет из машины и попросит одного из оставшихся полицейских разрешения навестить миссис Тиллотсон. «Как страшно было нам обеим! — должна сказать она ему. — Может, мы со Стефани Тиллотсон могли бы успокоить друг друга». Полицейский должен быть благодарен Касс за визит, по крайней мере, не должен отказать из-за боязни быть обвиненным в расизме, особенно перед лицом такой благопристойной, уверенной в себе и состоятельной женщины.

Касс въедет на машине. Когда она выяснит, что вокруг все спокойно, она нажмет на замок багажника, оставив открытой микроскопическую щель. Она подъедет прямо к парадной двери Стефани. Если все будет спокойно, то есть, Стефани не будут окружать полицейские, она громко произнесет полное имя Стефани: «Стефани Тиллотсон».

В этот момент я выпрыгну из багажника. Касс отреагирует с ужасом и удивлением — «Что? Рози? В моем багажнике?» — когда я заставлю их войти в дом. Однако если рядом со Стефани окажется полицейский, Касс окликнет ее только по имени: «Стефани, какой кошмар!». В этом случае, я должна буду остаться в багажнике, а она постарается выбраться оттуда и уехать, как можно скорее.

Что она делает там так долго? Чтобы немного отвлечься, я начала декламировать «Ворона» Эдгара По. Конечно, мой выбор был более или менее случайным, но я впервые по-настоящему прониклась атмосферой леденящего ужаса этого произведения.

Вдруг — клик! Открылся багажник. Волна холодного воздуха ударила мне в лицо. В проеме стала видна тончайшая полоска темного ночного неба, но больше я ничего не видела. Я слышала низкие голоса полицейских, которые постепенно затихали, и стал различим мелодичный звон дверных колокольчиков дома Стефани.

Я залезла в левый карман, нащупав там практически невесомый игрушечный пистолет. Проверять пистолет в правом кармане не было необходимости — его вес говорил сам за себя.

Касс заставила меня взять его. «Вот», — сказала она, вернувшись в цокольный этаж после разговора с Теодором. «Мне он не понадобится, — объясняла я ей. — У меня есть мой, игрушечный». Она покачала головой: «Может, ты и смогла обмануть Картера, так как он не мог хорошо разглядеть приставленный к его голове пистолет. Но полицейские, как только ты вытащишь его, сразу поймут, что это игрушка». Мы помолчали. Держать полицейских под прицелом пистолета — звучало не очень благоразумно. «Возьми», — сказала она и достала его из коробки. Он и выглядел-то как самое настоящее оружие.

«Не надо, — попыталась протестовать я. — А если Теодор обнаружит пропажу». «Он давно забыл о нем, — заверила меня Касс. — Он держит его в сейфе там же, где и марки. Он купил его только потому, что хотел быть готовым к появлению этих реакционеров, любителей пострелять. Он держит пули на верхней полке бельевого шкафа, за маской для подводного плавания. Грабители и Ку Клукс Клан всегда звонят перед тем, как совершить нападение, так что у него будет время, чтобы зарядить его. Я не стала доставать пули, Рози. Я подумала, ты не захочешь носить заряженное оружие».

Тяжелая дверь открылась.

— Как я рада тебя видеть, — услышала я голос Касс.

Женский голос пробормотал что-то в ответ.

— Полиция все еще охраняет тебя? — поинтересовалась Касс.

Длинное, непонятное бормотание. И потом:

— Какое ужасное время у тебя было! Бедная Стефани Тиллотсон!

И я вывалилась из багажника.

Глава 21

— Пожалуйста, — умоляла я Стефани, — не зови полицию. Клянусь, я не причиню тебе никакого вреда.

— Рози невиновна, — сказала Касс. — Я ручаюсь за нее.,

— Как ты можешь? — спросила Стефани.

Ее лицо было мертвенно-бледным. Даже в полумраке видно было, как на виске пульсировали жемчужно-синие вены. Над правым глазом дергался мускул. В какую-то секунду мне показалось, что она мне подмигивает. Но нет.

— Я не думала, что она убила его до сегодняшнего вечера. Но сегодня она прокралась ко мне! Я так испугалась, Касс, особенно после того, что она сделала с Картером.

— Прошу за это прощение, — я шептала, как соблюдая осторожность, так и из-за простуженного горла. — И извини за то, что я сбежала. Не знаю, почему я так поступила.

— Она это сделала, потому что у нее сдали нервы, — вмешалась Касс. — Посмотри на нее.

Если пренебречь природными данными, в тот момент я выглядела, пожалуй, лучше, чем Стефани. И вовсе не только из-за бледности ее лица. Ее руки были запачканы от работы в оранжерее, ногти поломаны, а на подбородке и вокруг рта прилипли кусочки грязи.

В конце концов Стефани осмелилась взглянуть на меня.

— Я вызвала полицию, — сказала она.

— Знаю. Здесь их не меньше сотни.

А что ты думаешь, я должна была сделать? Когда ты сбежала в лес…

Как ты могла подумать, что я виновна? Ты же юрист, Стефани. Ты же должна уметь логически мыслить. Если бы я убила Ричи, зачем мне надо было залезть в машину к Картеру, чтобы получить хоть какую-нибудь информацию.

— Не знаю, — ее голос эхом отозвался в каменных сводах ее прихожей.

— Т-ш-ш! — прошептали мы с Касс одновременно.

Прихожая напоминала сводчатый холл, который освещала только свисавшая с потолка люстра, да окно из цветного стекла, расположенное прямо напротив, двери.

Простите, что говорила слишком громко, — прошептала она.

Миссис Тиллотсон? — это был полицейский, находившийся, должно быть, в музыкальной комнате.

Скажи, что это соседи, пришедшие проведать тебя, — сказала я.

Стефани глотнула.

— И, пожалуйста, Стефани, поубедительнее. Она взглянула на Касс, ища поддержки. И Касс поддержала меня.

— Давай, Стефани.

Стефани повторила все, что я ей говорила, но не очень убедительно. Ее голос слишком дрожал. Она вытерла руки о садовый комбинезон, оставив на нем темно-коричневую полосу.

— Скажи, что тебе надо подняться наверх принять душ и переодеться, — настаивала я. — Таким образом, мы сможем поговорить. Побыстрее.

Мы уже подошли к лестнице, когда я поняла, что комната, в которой мог находиться полицейский, была расположена прямо напротив главной лестницы. Я оглядела огромный пустой холл.

Миссис Тиллотсон! — снова крикнул полицейский.

Сюда! — я потащила их в стенной шкаф и за секунду до того, как полицейский повторил снова: — Миссис Тиллотсон! Где вы? — я закрыла дверь.

Миссис Тиллотсон, — его голос звучал теперь где-то совсем рядом. — Вы здесь?

Громче! Голос Гевински! Наконец, послышался звук удаляющихся по направлению к лестнице шагов.

Я чуть приоткрыла дверь, чтобы проникал хоть какой-нибудь свет. Похоже, Касс и Стефании чувствовали себя как в преисподней. Мне же после багажника казались, что я нахожусь в мюзик-холле Радио-Сити. Касс отступила в угол. Стефани же уткнулась в свое пальто из рыжей лисы и не могла двинуться дальше. Я закрыла дверь и крепко сжала ручку, чтобы дверь не открылась.

Нам Нужно кое-что узнать, Стефани.

Я ничего не знаю.

— Расскажи нам о Мэнди.

Опять? Я уже вам рассказала, обеим!

Как она выглядит? Поверь мне, — сказала я, может, несколько холодно. — Я знаю. Я знаю, что у нее была связь с Ричи.

Рози, я говорила тебе, что Ричи не стал бы иметь ничего общего с женщинами типа Мэнди, — она не казалась рассерженной, но по тому, как она выпалила эту фразу, было понятно, что она была в ярости. — Ты можешь оставить эту тему?

Нет. Не могу. Послушай, Стефани. Не думай о том, что ты можешь причинить мне боль. Мне нужна только правда. Расскажи мне об этой связи.

Я не знаю ничего об этой связи. Даже если она…

Не бойся огорчить Рози, — вставила Касс. — Она уже достаточно настрадалась, но выжила же. Она сумеет справиться и с этим.

Говоря это, Касс сняла свитер. Я не заметила, как она сделала это, но сейчас он был накинут ей на, плечи, завязанный тем особым узлом, который знают только те, кто посещал подготовительную школу.

— Где живет Мэнди? — спросила я.

Шкаф благоухал абрикосовым ароматом. Стены были украшены позолоченным орнаментом. Абрикосового цвета ткань закрывала вешалки. Крохотные мягкие подушечки с абрикосовым ароматом в форме кружочков и сердец свисали с маленьких медных крючков.

В Эйкрс. Я уже говорила. На Крэбэпл.

Ты можешь проводить нас туда? — потребовала Касс.

Что? — Стефани выглядела озадаченной.

— Не сейчас, Стефани, — быстро проговорила я.

Касс слишком настаивала. Было бы слишком грубо заявить сейчас Стефани, что она лжет. Я считала, что наша старая дружба растопит лед между нами и что, когда мы соберемся к Мэнди, мы отправимся туда как три мушкетера.

Она работает в Нью-Йорке?

Да. Ее сделали совладельцем. Она занимается банкротствами.

Верно. По-моему, ты мне это говорила.

А как она ездит туда? — спросила Касс, как только Стефани немного пришла в себя. — На поезде или на машине?

На машине, — ответила Стефани. — Обычно мы ездили вместе, пока я не бросила работу на фирме.

Могла ли быть у нее какая-нибудь причина появиться здесь в ночь убийства Ричи? — спросила Касс.

Хороший вопрос, однако, мне не стоит пока расслабляться.

— Понятия не имею, — сказала Стефани. — Я не видела ее уже вечность. Она только работает, работает и работает.

— А что делает ее муж, пока она работает? — спросила Касс.

Тоже работает.

А где?

— На фирме Кендрик и Макдоналд. Это большая фирма. Более пятисот адвокатов.

— А вечерами они возвращаются домой вместе?

— Нет.

Мое сердце без причины начало колотиться. «Нехватка воздуха», — подумала я. Отблеск панелей делал Стефани похожей на позолоченную статую.

— У них разные часы работы, и он работает на Уолл-стрит.

— Другими словами…