Book: Высшая магия (СИ)



Высшая магия (СИ)

Дылда Доминга

Высшая магия

Глава 1

Повсюду сверкали витрины модных магазинов, под ногами расстилались широкие плиты огромного торгового и делового центра. Люди сновали вокруг толпами, и никто из них не догадывался, что за очередными стеклянными дверьми, открывавшимися по специальным пропускам, лифты спускались на несколько этажей вниз, где находилось особое заведение - школа для паранормалов, или точнее сказать ненормалов?

   Подростков с нестандартными способностями вычисляли методично и четко, потом вели "разъяснительную беседу" с родственниками о пользе специализированного образования, которая не подразумевала ответа "нет". С сиротами и беспризорниками в этом смысле все обстояло еще проще: школа брала на себя тяготы опекунства, а с совершеннолетними хлопот было не больше, чем с любыми другими студентами. За исключением того, конечно, что сами абитуриенты свой ВУЗ не выбирали: школа выбирала их сама, и, будучи избранным, избежать своей участи было уже невозможно.

   Когда Кей стукнуло семнадцать, из близких у нее остались только тетка с мужем, да двое их детей. Ее никогда ничем не обижали и ни в чем не обделяли, но когда на пороге появились представители школы, на "убеждения" ушло не больше десяти минут вместе с раздеванием и одеванием в прихожей. Никто не изгонял ее из дома, она всегда могла вернуться, провести дома выходные, вот только тогда кто-то забыл упомянуть о том, что даже на такую крохотную роскошь потребуется разрешение школы. Они были привелегированными учениками и заключенными одновременно.

   Кей шла, повесив голову и разглядывая плиты под ногами, лишь бы не смотреть на преподавателей, идущих впереди. Глупо было пытаться удрать на выходные домой, ведь ее соседки по комнате неоднократно рассказывали всяческие страшилки о том, как тот или иной студент отправился в самоволку, и чем это обычно заканчивалось. Их ловили патрули из дежурных преподавателей, или наставников, как их здесь называли. Все до единого это были обученные и прекрасно владеющие своим ремеслом маги.

   Специализация различалась, как и предметы: в школе преподавали все разновидности ненаучного мастерства, начиная с травничества и целительства и заканчивая боевой магией. На старших курсах студенты и их наставники определялись со специальностью каждого ученика, и с тех пор последние посвящали себя, обычно, одному предмету, максимум двум. Говорили, что существовали уникумы-полиглоты, но это были скорее легенды или сказки, которых немало ходило по школе. Но вот истории об отлове отлучившихся, увы, оказались чистой правдой. Хотя Кей совершенно не понимала, почему не имела права пойти домой на выходные, когда у нее даже не было занятий. Какой им смысл, чтобы она толклась по коридорам или безвылазно сидела в своей комнате два дня? Или ей стоило ковырять пальцем стены в спортзале? Почему в выходные ей требовалось какое-то разрешение?

   В пятницу вечером, плюнув на все местные запреты, Кей собрала минимум вещей, кинула в сумку пару книжек и отправилась домой. Но не успела она отойти от центра и на пару кварталов, как ее тихо и спокойно обступил патруль. Сегодня на дежурстве была женщина-травница, о которой сложно было сказать что-то определенное. Складывалось такое ощущение, что люди ей безразличны, все до одного, а единственное, что интересует в жизни - это растения. Еще одна барышня, яркая внешне, иногда подменяла у них теорию пространственных представлений. Она то и дело глядела куда-то в сторону и нетерпеливо постукивала каблучком своей туфельки так, словно куда-то торопилась. Третьим и последним был Майкл, наставник старших курсов. Выглядел он достаточно молодо и симпатично, темный костюм и белая рубашка сидели на нем безукоризненно. Держался Майкл совершенно расслабленно, в отличие от своих спутниц, но было в нем что-то, что грозило неуловимой бедой.

   - Нет разрешения? - спокойно поинтересовался он. - Что ж, пройдемте назад в школу и уладим все формальности.

   Истории девчонок оказались полной ерундой - вот, они сейчас вернутся в школу, занесут ее имя куда надо, и она спокойно пойдет домой, и ничего не случится. Единственная грозящая ей неприятность - снова тащиться туда, откуда она только что вышла.

   Но когда ухоженная рука Майкла приложила электронную карточку к дверям, и те гостеприимно разъехались в стороны, и вся группа вошла в холл, Кей почувствовала что-то неладное.

   - Вы ведь не отпустите меня домой, верно? - Резко затормозив посреди холла и глядя Майклу прямо в лицо, вдруг взволнованно заговорила она. - А запрете в школе на все выходные. Сейчас эти двери закроются за мной, и больше я отсюда не выйду.

   Майкл какое-то время смотрел на нее молча, а потом кивнул ей на двери, которые еще не успели закрыться. Кей тут же скользнула наружу, на этот раз не собираясь упускать свой шанс. Ноги и руки слегка дрожали от волнения, от осознания того, что она оказалась права: ее собирались запереть. Двери сошлись за ее спиной, и когда она обернулась, увидела, как Майкл провожает ее пристальным взглядом и только теперь поняла, что даже забыла его поблагодарить, и неловко кивнула ему на прощание в знак признательности.

   Не успела Кей отойти и нескольких шагов, как натолкнулась на девушек постарше.

   - Тебя отпустили? - поразилась одна из них. Очевидно, они каким-то образом оказались свидетельницами ее позорного конвоя.

   - Конечно, мы с Майклом женимся на выходных, - зачем-то ляпнула Кей, не придумав ничего лучше.

   - Что? - округлились глаза у спрашивавшей.

   - Наши поздравления, - дернула подругу другая, и они ушли своей дорогой, оставив, наконец, Кей в покое.

   Почему она сказала такую чушь? Наверное, из-за взгляда Майкла, которым он ее провожал. Или из-за глупых фантазий, роившихся в тот момент в ее голове наряду со схлынушим беспокойством. Майкл был ничего, конечно, но не настолько.

Глава 2

   В понедельник утром Кей забежала в свою комнату, чтобы взять книги и тетради и отправиться на первую пару. Теоретическая магия была нудной тягомотиной, но пропускать ее не стоило, потому что предмет вела старая злобная ведьма, во всех смыслах. Кей вытряхнула из сумки вещи, которые брала домой на выходные, сунула рогалик в зубы, и стала бросать внутрь то, что нужно было на сегодня.

   Карен, соседка по комнате, аккуратно и методично укладывала свои книги и образцы трав. Кристи, еще одна соседка, вертелась перед зеркалом, в десятый раз расплетая и заплетая волосы.

   Их комнату частенько называли комнатой трех кей. И так как собственно Кей появилась здесь последней, ее стали звать просто Кей.

   - Вы знаете Майкла? - вдруг спросила Кей, бросая последнюю книгу в сумку.

   - Кого? - Кристи по-прежнему была больше увлечена своей прической, чем окружающим.

   - Он высший маг, - проговорила Карен, застегивая сумку. - Неприятный опасный тип, лучше держаться от него подальше.

   - Почему? - ошарашено спросила Кей.

   - Потому что после близкого знакомства с ним мало кто остается целым и невредимым. Его боятся даже старшекурсники. А уж о количестве жутких историй с его участием я вообще промолчу.

   - Опять эти истории, - с недоверием протянула Кей.

   - Они не на пустом месте возникают, - ощетинилась Карен.

   - Хватит вам о такой мракоте с утра болтать. День только начинается, - махнула на них рукой Кристи.

   - Ладно, - Кей пожала плечами, подхватила свою сумку и пошла на пару. Но в душе снова появилось холодное неприятное ощущение, как в пятницу. И зачем ее только угораздило ляпнуть эту глупость о женитьбе? Впрочем, чего переживать - ведь явная глупость и ничего больше.

   Не успела Кей переступить порог аудитории, как ведьма окинула ее холодным взглядом и произнесла:

   - Кей Бали? Спуститесь в тренировочный комплекс.

   Что бы ни послужило причиной бегства с теоретической магии, Кей была рада. С удовольствием захлопнув дверь, она зашагала к лифтам. И снова это гадкое липкое чувство. Что с ней не так? Кей огляделась по сторонам, но пары уже начались, и коридоры были пусты.

   Таким же пустым оказался и холл тренировчного комплекса. Кей перегнулась через стойку, взяла пару журналов, чтобы полистать их в ожидании... чего? Урока, тренировки? Поменяли расписание?

   - Ну, здравствуй, жена, - ледяная ярость этого голоса могла заморозить стены. Хотелось вжаться в угол под креслом и заскулить. Кей медленно повернулась и увидела Майкла. Сегодня все определения Карен попадали просто в точку. Если в пятницу он выглядел заинтересованным, то теперь чертовски злым и беспощадным. Его глаза говорили о том, что пора готовиться к расплате. Причем за все: и за самовольный уход, который был ей подарен лишь в качестве аванса, как она теперь понимала, и за свой длинный язык. Мало ей было побега, так она умудрилась во сто крат усугубить свое положение.

   Кей смотрела на него широкими от ужаса глазами, не в состоянии вымолвить ни слова.

   - Посмотрим, на что ты годишься, - он указал ей на спарринговый зал, и Кей стало по-настоящему жутко. Высший маг будет с ней сражаться? С недо-ученицей, даже не старшекурсницей, с человеком, ушедшим не дальше первых детских шагов в боевой магии? Да от нее же и мокрого места не останется. Кей с недоверием посмотрела на Майкла, но он, судя по всему, был настроен решительно: еще одна секунда промедления с ее стороны, и он втащит ее в зал за шкирку, как котенка.

   Ряд ламп на потолке освещал зал так, что спрятаться было негде, а когда дверь за Майклом закрылась, бежать тоже стало невозможно. Впрочем, бежать от него было бы так же глупо, как и говорить о женитьбе. Кей затошнило от приступа запоздалого раскаяния.

   - Одиночный удар, - буднично проговорил Майкл, и даже не пошевелил пальцами, но что-то резко ударило Кей по ногам, и она осела на колени.

   - Рано отдыхать, впереди серия по нарастающей, - прокомментировал он. - Подымись и покажи хоть что-нибудь. Двойной удар.

   Кей распласталась на полу, как жаба, и ее вроде бы не задело. Его удары были молниеносными, Кей даже не успевала заметить течение энергии, или изменение потенциала вокруг его тела.

   - Неплохо, - с иронией прокомментировал он. - Но как ты собираешься отражать следующие из такого положения?

   Кей медленно, не отрывая от него взгляда, поднялась на ноги, в каждую секунду готовая к новой вспышке боли.

   - Тройной, - тихо бросил Майкл, когда она полностью выровнялась. И удар угодил Кей прямо в живот, от чего она тут же согнулась пополам и снова рухнула на пронзенные болью колени.

   - Плохо, - прокомментировал Майкл, будто это было и так не очевидно.

   - Мы еще даже не начинали практических занятий, - прохрипела Кей, откашливаясь и пытаясь поднять голову, чтобы хотя бы видеть своего противника.

   - Уже начали, - отозвался он. - Поставь защиту.

   Кей с недоумением смотрела на него.

   - Защиту! Круг, стены, или что ты там умеешь.

   Кей попыталась сосредоточиться и представить перед мысленным взором стену черного огня, как учила их наставница. Но огонь разгорался слабо, а местами в стене виднелись самые что ни на есть откровенные бреши.

   - Это что за частокол? - с брезгливостью поинтересовался Майкл. - Тебе шары в дыры кидать или в язычки пламени? - Это уже была откровенная издевка.

   Он говорил о разрядных шарах. Концентрированная энергия, которая взрывается, достигнув цели. Только этого ей не хватало. Кей закрыла глаза и постаралась максимально собраться. Как раз в тот момент, когда Майкл запустил в нее первый шар, стена сплошного черного огня поднялась до потолка. Шар врезался в стену и взорвался. Волной Кей толкнуло назад с такой силой, что она едва не влетела спиной в огненную стену, чем непременно разрушила бы собственное творение, созданное с таким трудом.

   Едва Кей восстановила равновесие, как в стену полетел еще один шар, и затем еще. Она стояла внутри, пошатываясь, и молилась, чтобы ее защита выдержала, потому что иначе от нее остались бы только горелые ошметки. Яркая картинка, представшая в ее мозгу, никак не улучшила ни настроения, ни боевого духа.

   - Снимай, - наконец, услышала она отрывистое и с тоской подумала: "а, может, не надо?" Очевидно, Майкл приготовил ей что-то еще, в то время как за стеной был по крайней мере призрачный шанс укрыться.

   - Теперь поупражняешься с анимацией.

   - Что? - тупо переспросила Кей, глядя, как опадает защитный барьер. Так утопающие смотрят на последний отплывающий от места кораблекрушения плот.

   - Развернешь сама, - он отпустил на пол кишащий клубок. И сам вид этой штуки уже не понравился Кей, но Майкл лишь стряхнул с пальцев остатки нитей, которые тут же присоединились к клубку и как ни в чем не бывало, без каких-либо дополнительных объяснений вышел за дверь, не забыв запереть ее за собой на замок.

   Кей ощутила себя в настоящей ловушке. Клубок тем временем медленно разворачивался, обретая разные формы: то птицы с непропорционально огромными крыльями, то какой-то ползущей пресмыкающейся твари, то рептилии с огромными пастью и зубами - одно другого краше.

   - Нет, пожалуйста, - жалобно пискнула Кей, обращаясь не то к клубку, не то к закрывшейся двери. И в этот момент странный клубок сформировался в обыкновенного по размерам ежа. Кей глядела на него, затаив дыхание, не зная, радоваться ей или горевать, вопить во всю глотку или глотать слезы облегчения. Тем временем еж медленно двинулся к ней. Высунув морду и подергивая черным носом-пуговкой, он уставился маленькими глазками на Кей, будто изучая или прикидывая что-то в своей крохотной колючей голове. Картина была скорее забавной, чем страшной, но Кей еще не успела отойти от предыдущих потрясений. Когда ее дыхание практически выровнялось, еж вдруг превратился в собаку с непропорционально большой головой и атаковал ее. В совершенно человеческом защитном жесте Кей выставила перед собой руку, и пес с разбегу вгрызся в нее зубами. Девушка взвыла и упала на одно колено, пытаясь стряхнуть бешеное животное. Но оно лишь пускало слюни и злобно рычало, не разжимая страшной хватки. Кей вспомнила о том, что говорила старая мымра на термагии, ее слова всплыли в воспаленном мозгу и пронеслись прохладным ветром. "Вы можете притвориться тем, что несъедобно для врага, что безынтересно и даже противно". Кей судорожно пыталась припомнить, что может оказаться настолько противным для пса, чтобы он отпустил ее руку, но ровно ничего не приходило в голову, тогда она представила себя деревом, обыкновенной ивой на берегу реки, с руками-плетьми, свисающими к самой воде. И как глупо на этом фоне выглядел пес с кучей листьев в глотке. Пес выпустил ее руку, потерянно заскулил, сплюнул несколько листьев на пол зала и вновь растворился в клубке спутанных нитей. Ива исчезла, листья на полу превратились в обрывки ее рукава, испачканные кровью. Кей тяжело опустилась на пол, придерживая уцелевшей рукой пострадавшую.

   Они еще никогда не практиковали маскировку, никогда не применяли ее на парах, это были всего лишь слова, которые наставница могла и не произнести, поскольку они даже не касались темы того занятия. Теперь она не сомневалась в жестокости Майкла: ему плевать было, выживет она или нет. Если нет, значит, на этом ее обучение сочли бы оконченным. От этой мысли волосы буквально встали дыбом по всему телу. Теперь она сама могла бы очень натурально притвориться ежом. А из неспокойного скопления нитей вдруг показалась очередная голова, похожая на змеиную. Нет, только этого ей не хватало, только не снова. Укус существа, пусть даже призрачного, парализует ее, как настоящий змеиный яд, пустит огонь по венам, заставит страдать, и она погибнет без противоядия. А едва ли Майкл заглянет в зал узнать, как у нее дела, со спасательным пакетом в руках. Все эти мысли пронеслись в ее голове за долю секунды, и Кей тут же отмела их прочь, потому что они мешали главному и единственному, что могло ей помочь - полному сосредоточению, полной отдаче. Кем она могла стать, чтобы окончательно отвадить от себя всех животных? Мысль родилась сама: ветром. Не ивой, не объектом, не любимым или ненавистным, но ветром. Кей вспоминала строчки книги, которую читала на выходных, до мельчайших подробностей. Читала не потому, что ей задали, а просто потому что к этой книге у нее лежала душа. В ней рассказывалось о восточных магах, умевших принимать образы стихий. Это было поэтично и прекрасно. Они могли становиться ветром или огнем, водой или землей. Осенью, зимой, танцем.

   Кей вздохнула, и пылинки затанцевали в свете ламп. Змея стала двигаться неспешней, словно кадры замедленной съемки. Потом и вовсе замерла, поворачивая головой в разные стороны, будто потеряв цель. Когда змея разочаровалась окончательно, она скрутилась в клубок, который тут же снова зашевелился, чтобы выпустить в мир очередного монстра. Кей дрожала при мысли о том, что может оттуда выйти.



   И не зря: зал огласил истошный крик, а затем из клубка взметнулись крылья с когтями, а вслед за ними выкарабкался дракон, такой настоящий, что Кей невольно присела. И в тот же момент, как она осознала наличие у себя ног, маскировка ветра слетела с нее бесследно, тяжко вздохнув в вентиляционной трубе зала.

   - Нет, - прошептала Кей, когда мифическая рептилия повернула к ней кровожадную голову и приподняла крылья. Кей бросилась от нее прочь: но куда она могла убежать в ограниченном пространстве? Вопрос заключался лишь в том, как много кругов она успеет намотать до того, как ее достанет хвост, крыло, пасть или огромные когти дракона.

   Когда Кей почувствовала, что силы ее стремительно иссякают, дверь зала неожиданно открылась и в него шагнул Майкл. Судя по его глазам, он понятия не имел, что застанет внутри, но при виде дракона ни один мускул на его лице даже не дрогнул. Кей из последних сил совершила рывок и кубырем полетела под ноги Майклу. И успела поднять голову, чтобы встретить свой конец достойно , но лишь увидела, как Майкл, совершенно не напрягаясь, сделал едва уловимый жест рукой, и дракон сгинул, словно его никогда и не было.

   Кей понятия не имела, каких старшекурсников и чему он учил, но он был великолепен в том, что делал. Его невозмутимость и мощь потрясали и вызывали восхищение, даже несмотря на то, что он едва ее не угробил. Он выглядел богом, у ног которого валялась ничтожная скорчившаяся от страха и бессилия смертная. И в ту же секунду к Кей пришло странное ощущение, что самое безопасное место на земле - рядом с ним.

   Кей не то вздохнула, не то всхлипнула, и он обратил свое внимание на нее.

   - Дракон? - даже в одном этом его слове звучала тонна сарказма. - Обычно адепты более гуманны к себе.

   Кей не поняла ни слова из того, что он сказал. Дракон? А что насчет чертовой гиены или змеи? Она стала ветром, на какие-то несколько безумных секунд она стала ветром. Кей не знала, плачет она или смеется, из ее легких вырывались только странные хрипы.

   Через вечность и еще один миг Майкл заговорил вновь:

   - Ну что, ты сожалеешь?

   Ветер в Кей кричал: о чем, о чем мне сожалеть? У меня нет ни надежд, ни сожалений. Ива молча трепетала на ветру. А девочку, что неслась по залу, как сумасшедшая, пытаясь избежать лап дракона, больше уже ничего не волновало и не беспокоило: она лишь пыталась дышать, потому что у нее все еще были легкие, все еще бежала кровь по венам, и все еще дрожала всередине жизнь.

   Майкл смотрел на нее по-прежнему невозмутимо, словно в его распоряжении были все века мира.

   - Я сожалею, - наконец, выговорила она, - о своем длинном языке.

   Майкл молча наблюдал за ней. Потом коснулся ее плеча, и в Кей потекла темная со сладковато-горьким привкусом энергия. Он лечил ее, исцелял раны, физические и психические, нанесенные поединком. Кожу покалывало, пока она затягивалась и разглаживалась, словно ничего и не было - Майкл и в этом был удивительно хорош. Он не накачивал организм энергией чрезмерно, так, что человека практически выкручивало от переизбытка, и не работал уныло и неспешно, как травницы. Он делал это ровно так, как было нужно: не быстрее и не медленнее. Постепенно приходя в себя, Кей думала о том, что действительно сожалеет о своем длинном языке, но, как ни странно, не о сути того, что сказала. Майкл наказал ее за своеволие и дурость, но, несмотря на жестокость урока, он заботился о последствиях, он был честен в своей суровости. У него, как у наставника, существовали свои правила, но он заставлял их исполнять не только ученика, но и самого себя.

   - Спасибо, - прошептала Кей, когда Майкл убрал руку. Он снова с интересом взглянул на нее, но в итоге лишь покачал головой:

   - Тебе еще очень над многим нужно работать.

   - Вы правы, Наставник. Я могу придти к Вам в класс? - неожиданно для самой себя вдруг спросила она. Был ли это очередной эффект ее длинного языка или результат перенесенных потрясений, но слова вновь повисли в воздухе.

   - Можешь, - спокойно отозвался он, подымаясь. И Кей почему-то стало хорошо на душе, будто сегодня не случилась самая отвратительная катастрофа в ее жизни, а произошло наконец что-то правильное, важное, поворотное. А может, поворот этот случился еще раньше, в тот момент, когда она решила сбежать на выходные домой. В его дежурство, подумать только, в его, будь оно трижды неладно, дежурство. От кого она пыталась удрать? Смешно подумать.

Глава 3

   Никто из наставников не возражал, что студентка первого курса ходит на занятия, которые посещают исключительно старшекурсники. Похоже, они полагали, что это дело Майкла. Зато так не считал никто из старшекурсников. Они почему-то восприняли появление Кей, как личное оскорбление. С первой же секунды пребывания в классе она подверглась подколам, нападкам, пакостям и всему остальному, что только могло отравить человеку жизнь. Но, странное дело, ничто не могло отвадить ее от занятий у Майкла. Она ловила каждое его слово - и было что ловить. Даже если он рассказывал теорию, можно было не сомневаться ни в одной детали, которую он упомянул, потому что Майкл говорил из собственного опыта в отличие от многих других наставников, любивших пофилософствовать, но никогда не участвовавших в реальных сражениях. После памятного поединка Кей не сомневалась в том, что у Майкла богатый боевой опыт. Он был теоретиком и практиком в одном лице, умел четко и одновременно захватывающе излагать свои мысли. Впрочем, судя по остальным учащимся, не всем его слова казались такими уж захватывающими, потому что Кей не раз ловила зевки в аудитории. Но сама она искренне не могла понять, как они могут упускать хоть слово из того, что он говорит. Кей впитывала все его рассказы, как губка. Приходя в свою комнату, она тренировалась до одурения, пока не валилась с ног или не истощала психику в ноль, и только тогда позволяла себе отступить, и то на время, чтобы потом с утроенной силой накинуться на нерешенную задачу.

   Успокоение и отдых, как ни странно, она научилась находить в том самом состоянии, когда представляла себя ветром. Она как бы растворялась в пространстве, переставала существовать, как личность со всеми ее накопившимися проблемами, усталостью, болью, и собиралась вновь очищенной и целостной, без посторонних вкраплений. В книге о восточных магах о подобном не было ни слова, но Кей сама пришла к этому и не собиралась упускать.

   Однажды она сидела в оранжерее, вернувшись на волнах ветра в свое собственоое тело, когда к ней подошли несколько старшекурсников. Кей ожидала очередных грубых шуток или пинков, но вместо этого один из них произнес:

   - Слышь, Бали, нужно сходить за наставником Майклом, его просят подменить Трентон - она сегодня не придет.

   - Куда? - безразлично отозвалась Кей.

   - К нему домой. Зази расскажет тебе, где это.

   - Хорошо, - Кей поднялась с пола, отряхивая юбку.

   Зази, будто нехотя, объяснила ей, где находится дом Майкла. Это было всего лишь в пятнадцати минутах ходьбы от школы. Кто бы мог подумать, что он жил на холмах сразу за шоссе. Кей пыталась вспомнить в том районе какие-нибудь жилые дома и не могла. С одной стороны вроде бы находилась свалка, с другой - этнический парк, а с тыла - какое-то заброшенное производство.

   Дом Майкла. Святая святых, где он спал, жил и творил свои заклинания, где с его легкой руки слетали самые жуткие вещи, которые она когда-либо видела. Кей шагала по дороге, и ей казалось, что сердце сейчас выскочит из груди и ворвется в дом первым.

   - Она ведь может погибнуть, - проворчала Зази, комкая свой вязаный шарф.

   - Не погибнет, скорее всего, ее просто шибанет внешней защитой. Полежит в отключке какое-то время, выскочка чертова, - выругался Кеп, здоровый парень, которому больше пошел бы трактор, чем магические аксессуары.

   - Это нечестно, он ведь говорил нам о защите и о том, как ее избежать. А ее отправили вслепую.

   - Зази, ты чего о ней так печешься? Может, переведешься на первый курс? - Кеп противно заржал, и его поддержали еще несколько луженых глоток. Совесть Зази была благополучно заткнута, и сама вязальщица заклятий замолчала.

   - Я одного понять не могу. Он ведь ее сам не уважает, так чего нянчится? - тем временем продолжила вслух Беа, яркая девушка с черными волосами, точеным носом и пухлыми красными губками. - Прихлопнул бы ее на первой же тренировке - да и дело с концом. Ему бы никто даже претензий не предъявил.

   - Говорят, они уже тренировались вместе, после женитьбы, - протянул Рис, и вся группа заржала. - Потом от соплей сутки зал оттирали.

   - А мне кажется, она ничего, и уже едва ли отстает от нас, - вновь заговорила Зази, и все тут же замолчали, с досадой и раздражением уставившись на чокнутую вязальщицу.

   - Зази, я вот не пойму, ты с кем? - с нотками угрозы в голосе произнес Кеп.

   - Вы видели, как она плетет заклятия? Она их не сплетает с нуля, а словно встряхивает кружево, и то ложится так, как ей надо. - Продолжила Зази, никого не слыша. Когда она уходила в рассуждения на любимую тему своей специальности, останавливать ее было бесполезно.

   Рис только безнадежно махнул на сокурсницу рукой:

   - Понеслась, опять со своим плетением и кружевами.

   Ребята поглядели друг на друга и стали разбредаться, кто куда.

   О близости жилища мага говорили волны энергии, подымавшиеся от земли и кристаллизовавшиеся в воздухе. Но это была его энергия,узнаваемая, со сладковато-горьким привкусом, которую Кей хотелось пить и пить, в которой хотелось забыться и остаться. Кей не верила в судьбу, но была благодарна лени или играм старшекурсников за то, что сюда отправили именно ее.

   Густые вихри травы по колено, стелящаяся, некошеная - дорога сначала превратилась в грунтовку, а потом и вовсе исчезла, будто тут никто не жил, или жил когда-то очень давно. В книге о восточных магах говорилось, что истинный воин неуловим, и нет пути к его дому, кроме как пути духа. И только ученик способен найти дорогу к своему учителю, остальным же этот путь заказан.

   Время от времени Кей ощущала невидимые преграды, будто воздух становился плотнее, но проходила сквозь них беспрепятственно - те лишь слегка пружинили, когда она их миновала. Дом на возвышении был деревянным, достаточно старым, но приятным с виду, может, только чуточку мрачноватым, и то из-за того, что дерево со временем потемнело. К порогу вели четыре деревянные ступеньки.

   Кей со священным трепетом поднялась по ним и долго уговаривала себя, прежде чем все-таки осмелилась поднять руку и постучать. Сердце ее стучало значительно чаще и громче, шумом отдаваясь в ушах.

   Майкл замер на долю секунды, ошарашенный, посреди комнаты. Через секунду он уже снова был готов ко всему. Весь дом окружали несколько колец защиты. Иначе и быть не могло в его положении. Ученики были меньшей из бед, но достаточно хлопотной: из-за них он вынужден был предусматривать варианты, когда бы они могли пройти невредимыми, но для этого, как минимум требовалось обращение к нему и разрешение на проход, которое он аннулировал обычно тут же после визита. Конечно, случались гости и другого рода: старые друзья или враги, что со временем сводилось одно к другому. Но даже они не стали бы соваться прямо к Майклу на порог, потому что для этого надо было быть вкрай безумным или настолько сильным, что уж о маге такой мощи он как-то бы - да услышал. К тому же, Майкл не ощущал никаких признаков агресии или страха, которые непременно сопровождали визит чужака.

   Глупый сутдент, забывший правила? Такие должны были валяться без сознания у круга внешней защиты - для того он и существовал: от дураков и ворон. Да и от учеников, когда бы они ни приближались к его дому, всегда исходила истошная волна ужаса с примесью подхалимничества или откровенной ненависти. Здесь же не было ничего: тот, кто стоял за дверью, не излучал ни одной негативной эмоции, ни страха, ни агрессии. Изрядная доля волнения - это да, а еще что-то уж совершенно из ряда вон выходящее, вроде радости и надежды. С таким набором к нему не приходили. Белый маг? Но опять же, с чего бы ему радоваться Майклу? Кроме дня открытых дверей в психушке, не оставалось ничего.

   Майкл распахнул дверь и уставился на веснушчатое лицо с рыжими завитками волос.

   - Майкл, - проговорила Кей, оторопев от вида его голого торса, еще влажного после тренировки, и спортивных штанов. Но тут же взяла себя в руки и, уставившись в пол, продолжила: - Вас просят заменить Трентон... если Вы, конечно, можете, - ее взгляд вновь непроизвольно поднялся и скользнул по его телу. Он был прекрасно сложен. Кисти его рук, на которые она уже много раз обращала внимание раньше, казались ей совершенными, так вот остальное его тело выглядело не хуже. Кей вновь опустила глаза в пол. В старых потрескавшихся половицах не было ничего интересного, но смотреть на него было невыносимо: Кей чувствовала, что выражение ее лица, глаза, - все выдает ее с головой.

   - Хорошо, - он будто тоже был слегка смущен.- Подожди снаружи.

   И Кей с облегчением пулей вылетела за дверь. Только снаружи она смогла отдышаться: ей хотелось и смеяться, и плакать одновременно. Находиться с ним рядом, в его доме, оказалось слишком сильным испытанием для ее психики. Кей тянуло к нему. Ей нравились линии его тела, его сила, даже мрачность и темные отголоски прошлого. Классический случай девичьей влюбленности в преподавателя, с той лишь разницей, что в него почему-то больше никто не был влюблен. Никто не замечал его удивительных рук, его стойкости характера. Был ли он красив? Поначалу Кей так не считала, но не после того памятного вечера пятницы. С тех пор он стал особенным, для нее. Сама того не понимая, Кей готова была пойти за ним в огонь и воду. Она даже не знала, когда это случилось. Но это была правда, и каждым ударом ее наивное сердце лишь подтверждало эту мысль.

   - Идем, - он легко сбежал по ступеням и даже не взглянул, поспевает ли она за ним.

   Всю дорогу Майкл о чем-то сосредоточенно думал, и Кей даже удалось заметить изменение уровня энергии вокруг него.

   Майкл менял защиту, влпетая в нее дополнительные параметры. Ему не приходило раньше в голову побеспокоиться о варианте, когда бы гость не испытывал к нему негативных эмоций. Казалось бы, такой гость и не являлся угрозой, от которой требовалась защита. На животных ему было наплевать, хотя и животные, и люди-нормалы обычно подсознательно избегали соприкосновения с его щитами, они всегда обходили его территорию десятой дорогой. И только Кей не обладала ни интуитивным неприятием человека, ни хотя бы одной негативной эмоцией, направленной в его сторону. Безумие. Он с сомнением оглянулся на спешащую за ним девушку.

   - Тебе не скучно?

   Кей с недоумением взглянула на него.

   - Нет, - прозвучало не очень уверенно.

   - На моих лекциях, - с досадой на ее непонятливость добавил он.

   - А, - на губах Кей заиграла легкая улыбка, - совсем нет, - теперь она звучала искренне.

   - И что ты из них усвоила?

   Через пару шагов перед ними поднялась черная огненная стена с характерным привкусом энергии Майкла. Ему даже не нужно было напрягаться, чтобы устроить такое. Кей едва не влетела в нее с разбегу, но Майкл остановился, и она тоже затормозила.

   - Дамы вперед, - сделал он приглашающий жест рукой.

   Кей понятия не имела, что это такое, и что ее ждет внутри, но постаралась выбрать оптимальный вариант того, что могло ей помочь беспрепятственно пересечь стену. И почему она решила, что с ним вдвоем может быть просто прогулка? Каждая их встреча один на один превращалась в сражение.

   Перепрыгнуть стену было невозможно, представлять себя ветром - только раздуть огонь сильнее, водой - залить огонь можно было бы лишь превосходящей силой, которой Кей не обладала, о животных речь вообще не шла - чем они лучше человека? А перемещение в пространстве она еще не освоила, его пока не практиковала и большая часть старшекурсников. Это испытание относилось обычно к выпускному, до которого Кей было далеко. Перемещение - как раз то, что с легкостью позволило бы решить поставленную задачу.

   Майкл не торопил ее - стоял и с насмешкой следил за сосредоточенной работой мысли. Боль вскипела в груди Кей - почему он всегда так с ней обращался? Вечно мокал носом в лужу, никогда не хвалил? Его поощрение - если он его когда и проявлял, то только молча, о чем она могла догадаться лишь по косвенным признакам, или с таким же успехом вообразить его там, где на самом деле ничего не было. Боль свернулась комьями, сгорела в порыве гнева и осела пеплом на горячих ладонях. Может, ринуться в стену, как есть? И утвердить его в мысли, что он прав? Что она ничего не стоит?

   Кто или что может беспрепятственно пройти сквозь его стену? Верно. Ключевым словом здесь было "его". Ни одно творение мага не могло причинить боль ему самому. Он может пройти сквозь стену, все, что окрашено его энергией, может пройти сквозь нее. Сладковато-горький привкус, Кей вспоминала ощущение его энергии до мельчайших подробностей и подчинила себя ей, стала ею, стала одержима этой сладостью и горечью, и шагнула вперед. Вихрь закружил ее на месте, а потом отпустил по другую сторону стены. Все прошло хорошо, лишь слегка болела голова.



   - На грани, Бали, - произнес Майкл, появляясь рядом с ней. - У энергии есть не только вкус, но и структура, и спектр. Ты же в своей маскировке ничего этого не учитывала. Но сама мысль неплохая.

   Это что только что было, похвала? Кей вздохнула и тряхнула головой, приходя в себя.

   - Знаешь, чем пахнет твоя энергия? - неожиданно спросил он.

   - Чем? - встрепенулась Кей. Ни один маг не ощущал собственного запаха. Это все равно, что пытаться увидеть затылок без зеркала. Кей нравилось представлять, что ее энергия пахнет весенним ветром или морем, или палой осенней листвой, нагретой солнцем.

   - Мокрым зайцем, - ответил Майкл, и сердце Кей упало.

   - Почему мокрым? - глухо спросила она.

   Майкл на это ничего не сказал, лишь зашагал дальше, как ни в чем не бывало.

   Вот так, значит, зайцем, трусливым мокрым зайцем. Очень романтично, наверное, для его изысканного избалованного носа. Волкам, пожалуй, такой аромат пришелся бы по вкусу. Настроение Кей было безвозвратно испорчено, и она еле тащилась следом за Майклом, настолько неуверенно и медленно, что он несколько раз даже останавливался, ожидая ее.

   Когда они прошли мимо аудитории по комбинированию, старшекурсники буквально высыпали в коридор, чтобы посмотреть не то на нее, не то на Майкла. Скорее всего, все-таки на нее - чего им пялиться на наставника? Они никогда не позволяли себе такой роскоши. Чего они ожидали? Что он притащит в школу ее дохлую замученную тушку? Пахнущую паленым зайцем? Кей незаметно отстала от Майкла, а затем и вовсе свернула в другую сторону. Да ей и незачем было за ним тащиться дальше - свою миссию она выполнила, просьбу передала. Больше ей не стоит ни ходить за ним, ни навещать его дома, ни посещать лекции, до которых она еще не доросла.

Глава 4

   - Ты не заболела? - Карен бережно раскладывала на подоконнике свежесобранные травы.

   - Нет, - в последнее время даже ответы Кей стали односложными. Она утратила интерес к чему бы то ни было. Майкл исчез из ее жизни, она сама отказалась от его лекций - и на этом все закончилось: и жестокие шутки со стороны старшекурсников, и ощущение его постоянного присутствия. Даже случайно за последние пару недель они так ни разу и не встретились в школе.

   Однажды вечером, когда Кей особенно остро скрутила тоска и бессмысленность ее нынешнего существования, она задумалась о том, чтобы сбежать и снова быть им пойманной, но тут же отмела глупые мысли прочь. Это уже было - и к чему привело? К опустошению и глухой боли, засасывавшей все остальные эмоции, словно гнусное болото.

   - Я бы советовала тебе попить наперстянку, - доверительно сообщила ей Карен. - Помогает от депрессии. Ты слишком много занималась в этом семестре. От избыточного усердия в практике могут сгореть синапсы, ты же знаешь. Поговаривают, что один очень способный ученик сгорел так напрочь, и никто ему так и не смог помочь - стал нормалом.

   - Карен, избавь меня от этих дурацких россказней, - достаточно грубо оборвала ее Кей. Сердце неустанно ныло, и инода ей хотелось, чтобы все ее синапсы сгорели, чтобы она больше ничего не чувствовала, и чтобы по ночам во сне ей не мерещился сладковато-горький привкус энергии, такой мягкой, обволакивающей и нежной, какой она никогда не была на самом деле. Глупый-глупый заяц.

   - Дело твое, - похоже, соседка всерьез обиделась, и даже бросила свою траву, так и не разложив, как следует, и покинула комнату.

   Кей завернулась в одеяло и стала изучать лампы на окне, которые заменяли им дневной свет. Уже долгое время она не практиковала свою любимую медитацию ветра, не выходила и не просилась наружу, даже на выходные домой. Впрочем, последнее не было удивительным: о чем ей говорить с теткой - о ее успехах в учебе? Не было больше никаких успехов. Кей ходила на все занятия, но ничего не слышала, и ничем не интересовалась, просто отбывала время.

   Близилось окончание семестра и сессия, но и это ее не трогало. Она лишь с безразличием смотрела, как Кристи пытается зубрить учебники до глубокой ночи и практикуется в магии очарования, несмотря на то, что каждому мало-мальски грамотному студенту было известно, что на наставников это не действует.

   Те, кто заваливал сессию и вылетал из школы, оказывались за бортом обоих миров. В мире паранормалов без образования и дисциплины их никто не воспринимал всерьез, они становились изгоями. В мире обычных же людей магии не существовало, как не существовало и жизни после смерти: все на нее надеялись, но никто не мог сказать ничего конкретного. Зачастую такие горе-студенты и недоучки становились шарлатанами, предсказывающими будущее, гадающими по руке и несущими прочую чушь, но стоило им только немного зарваться: или привлечь к себе излишнее внимание, или перейти дорогу кому-нибудь из дипломированных магов, как судьба их была предрешена. Их устраняли, как больных животных, и больше никто и никогда о них не слышал. Поэтому каждый из студентов был заинтересован в том, чтобы окончить школу с как можно более значимым результатом, потому что от этого зависела вся его дальнейшая жизнь. Не говоря уже о том, что настоящему магу необходимо было уметь постоять за себя, если он хотел прожить чуть дольше, чем бабочка-однодневка. К тому же, белые маги никогда не жаловали черных, глобального противостояния между ними, тянущегося веками, никто не отменял, и беспечный растяпа мог оказаться растоптанным в очередной стычке. Если же выпускник был достаточно силен, поджидали другие неприятности: его мог захотеть устранить кто-нибудь из своих, чтобы он не занял чужое место под солнцем. Наиболее безопасно жилось тем, кто оставался в аспирантуре, под покровительством того или иного наставника, но их были единицы, потому что такой студент должен был по-настоящему заинтересовать своего преподавателя. У травников был несколько иной подход к жизни, поэтому их группы были самыми многочисленными, но и среди них нередко встречалась конкуренция. Что и говорить о боевых магах: они редко сбивались в группы, из них вырастали ярко выраженные одиночки.

   В дверь тихонько постучали, и Кей подняла голову, с раздражением гадая, кого могло принести в их комнату. Когда дверь приоткрылась, внутрь просунулась любопытная голова с ореолом вьющихся волос и вечным шарфом, который гостья, казалось, не выпускала из рук.

   - Можно? - спросила она, просовывая ногу.

   - Заходи, - кивнула Кей, даже не думая выбираться из-под одеяла.

   - Ты перестала ходить, - неловко начала Зази и умолкла.

   Да что с ними со всеми не так? Что им за дело? Ну, перестала, ну, завалит сессию - одним конкурентом меньше.

   - Они тебя все-таки достали, - тем временем продолжила Зази.

   - Я зря пошла в класс к Майклу, - глухо отозвалась Кей, и само его имя, произнесенное вслух, причинило боль.

   - Не зря, - горячо запротестовала Зази. Она была, наверное, лет на пять старше Кей, но всегда держалась достаточно робко и обособленно. Иногда Кей казалось, что Зази так и не приняли в коллектив. Была ли она их козлом отпущения до того момента, пока не появилась Кей? И не стала ли им снова? Может, этим и объяснялся ее визит? - У тебя очень хорошо получалось, я наблюдала. То, как ты набрасываешь заклинания целиком, а не сплетаешь их нить за нитью, понимаешь? Это так... словно ты обладаешь мастерством высших.

   - Да каким мастерством, - с горечью заметила Кей. - Я была и осталась для всех вас посмешищем. Что, не в кого больше бросать камни? Зачем ты пришла?

   Зази поднялась, нервно комкая в руках свой злосчастный шарф.

   - Прости, - она неловко отступила к двери. - Но ты, правда, особенная. Я только хотела тебе это сказать. У тебя есть дар.

   - Особенная? Да уж. И запах у меня такой редкий, особенный, ничего не скажешь, - язвительность и горечь переливались в голосе Кей серебряными нитями.

   Зази тихонько потянула воздух, словно пробуя его на вкус.

   - По-своему, да. Ты пахнешь свежескошенной травой, когда взволнована, и напитанным солнцем сеном, когда спокойна. В этом запахе и сушеные травы, и цветы - то лаванда, то ромашка, то цикорий, в зависимости от эмоций. Это удивительно. Но когда ты злишься, все заливает скошенная трава. - Зази задумалась, увлекшись. - Знаешь, такое сочетание уже было однажды. У Дао Цзы, великого восточного мага. У меня есть его книга "Песнь ветра". Она... немного странная, там нет ни теории, как таковой, ни пратики, но, в целом, в ней есть все. Просто, боюсь, я ее не понимаю.

   Надо отдать должное Зази: она сумела привлечь внимание Кей. Теперь девушка слушала ее так, будто опасалась упустить хотя бы одно слово.

   - Эта книга, - проговорила Кей, - она у тебя?

   - Да, в комнате, - кивнула Зази.

   - Ты могла бы дать ее мне?

   - Конечно, - отозвалась Зази. - Если бы ты ее разгадала... Подумать только, великий мастер древности и ты, ваша энергия пахнет одинаково. А я все никак не могла понять, что она мне напоминает, а ведь я читала, в предисловии.

   - Зази.

   - Да, - встрепенулась гостья, - я сейчас, сейчас принесу.

   Книга оказалась откровением. Мастер говорил в ней о таких вещах, о которых Кей сама не раз задумывалась. Во время чтения она часто ловила себя на мысли, что всегда это знала, но забыла. Или даже не так: просто суть многих вещей и явлений ускользала от нее, пока не оказалась пойманной в буквы и слова на страницах Дао.

   Он писал о единстве проявленного и непроявленного. О том, что в каждом предмете скрыта его противоположность, о том, что предметы и явления не существуют обособленно, но являются лишь отражением великого света в пустоте.

   Кей читала строку и могла размышлять над ней часами, то и дело вспоминая ее в течение дня. И спустя какое-то время к ней начало приходить истинное понимание. Так, однажды, вернувшись к своей практике и вновь растворившись в ветре, Кей больше не привязывалась ни к себе, ни к месту - на какую-то микроскопическую долю секунды ей удалось слиться с пустотой, снова стать ею, и в этом слиянии больше не было ничего невозможного. Она могла быть всем и ничем, могла вернуться в свое тело, а могла больше никогда не существовать.

   Это удивительное открытие наполнило ее таким покоем и счастьем, которого она уже не испытывала давно, если не сказать никогда. Выпав из блаженной комы, Кей нашла себя в том же саду, но только на другом его краю. Таким образом, незаметно для себя, она постигла перемещение в пространстве. Правда, само перемещение произошло неконтролируемо, но для ученика ее уровня это был невероятный прорыв. Без лекций, без долгих подготовительных упражнений, без наставника.

   - Очередная волна. Теперь ее объект поклонения - книга. И ест, и спит с ней. - Зло заметила Кристи, у которой с книгами никак не складывалось. Учебники горой лежали на ее тумбочке, а в голове по-прежнему гулял ветер.

   - А кто был предыдущим объектом? - удивилась никогда и ничего не замечавшая вокруг Карен.

   - Майкл, конечно, кто же еще, - хмыкнула Крис. - Ты что, не слышала эту историю о женитьбе, которую сочинила Кей? А потом поплатилась по полной в тренировочном комплексе. С тех пор у нее началось нездоровое увлечение этим психом. От него мороз по коже, жуть какая - как можно в него влюбиться. - Кристи придирчиво осмотрела свои ноготки на левой руке.

   - Надо же, я ничего не знала, - поразилась Карен.

   - А что тут знать. Он на нее даже внимания не обратил. А она все бегала к нему в класс, выпендривалась перед старшими. А теперь переметнулась на книгу, оно и понятно: всегда под рукой, никуда не денется - чем не идеальный партнер, - фальшиво захохотала Кристи.

   - Она много занимается, - попыталась заступиться за соседку Карен.

   - Занимается? Да брось ты. Фигней страдает: сидит в саду с закрытыми глазами и мечтает - вот и все ее занятия. Реальных парней-то нет.

   - А у тебя? - со свойственной ей прямолинейностью задала вопрос Карен.

   - Они все будут моими, если захочу, - отрезала Кристи.

   - Например, Кеп?

   - А чем он плох? Высокий, сильный, в этом году заканчивает, - стала защищаться Крис.

   - Он дурак, - безапеляционно заявила Карен, и Крис не нашлась, что возразить на такое откровенное заявление. Все в школе знали, что Кеп не блещет умом, зато он был груб и нагл, и всегда брал то, что хотел. И часто бросал заинтересованные взгляды на Кристи, чего для нее было вполне достаточно, чтобы счесть его заслуживающим своего внимания.

   - Майкл, - пробормотала Карен. - Это ведь так опасно. Все равно, что ходить по лезвию ножа. Я ведь ей говорила, что лучше держаться от него подальше. А теперь эта книга и нелюдимость. Крис, как думаешь, он что-то с ней сделал? Может, мне поговорить с нашей травницей, и она что-то посоветует?

   - О, круга ради, ну что она посоветует? - Кристи была невысокого мнения о травниках. - Ну, опоят они тебя, максимум, дурманом - и что? Назавтра проснешься с больной головой - а проблемы все те же.

   - А если что-то случилось? Понимаешь, если она с ним, ну... если она его разозлила, он мог...

   - Нам-то что за дело? - уставилась на нее Кристи. - Хочешь проблем и на свою голову? Скажешь ты своей травнице, а завтра тебя вызовут в тренировочный комплекс, и ты станешь следующей. Сама же говоришь - держись от него подальше. Не лезь в это, Карен, - Крис взяла ее за руку и пристально посмотрела в глаза. Ей на самом деле не хотелось лишиться последней нормальной соседки. Жить в комнате с призраками - сомнительное удовольствие.

   - Жаль Кей, - прошептала Карен. - Она же завалит сессию.

   - Если он с ней что-то сделал, ей уже все равно не помочь, - проговорила Кристи, ничуть не сожалея.

   В деканате было людно. Секретарь подготавливала списки студентов к сессии, а наставники согласовывали между собой дни экзаменов.

   - Вот эти, скорее всего, не будут допущены к сессии, - Трентон положила на стол короткий список из трех имен. - А эти - кандидаты на вылет.

   - Полагаешь, не сдадут даже трех предметов? - с сомнением спросил декан.

   - Есть такие, которые и одного не сдадут, - пожала плечами Трентон. - Я не понимаю, почему мы каждый год принимаем всех, если они отсеиваются после первой же сессии. Это лишние затраты сил и времени. Почему бы не ввести вступительный конкурс?

   - Корнелия, - поднял руку декан, останавливая ее речь, - мы уже не раз это с тобой обсуждали. Начнутся злоупотребления, кто-то провалится от волнения, кто-то оттого, что одарен, но ни разу не держал в руках книги и ни с кем не практиковался. В итоге мы потеряем талантливых абитуриентов.

   - Можно? - Майкл протянул руку, и декан передал ему список.

   - Майкл, на этот раз я могу тебе отдать максимум одного вылетевшего. Комиссия стоит у меня над душой. Им плевать на то, что эти ребята все равно никому не нужны, и потом тем же органам контроля придется их отлавливать по шатрам с картами таро, но сейчас... они не дают мне продохнуть.

   - Ладно, Стив. Успокойся, я подожду. - Ответил Майкл, и Стив слегка вспотел, прекрасно понимая, чего именно будет ждать Майкл. С другой стороны их школа не могла себе позволить лишиться такого мага.

   - Почему ты никогда не берешь тех, кого срезал сам? - поинтересовалась Корнелия.

   - Потому что тогда у меня появится соблазн срезать их нарочно, - Майкл встал, положил свернутый список в карман своего пиджака и вышел.

   - Иногда у меня от него мороз по коже, - проговорила Корнелия, когда за Майклом закрылась дверь.

   Декан молча с ней согласился.

   Майкл приземлился на стол в своем пустующем классе и стал с интересом просматривать список кандидатов на вылет. В основном, имена ему были совершенно незнакомы - первокурсники, что с них взять: дети, легкая добыча. Ему и жаль было их трогать, но и выбора особого не было. Вот уже пару лет, как с других курсов никто не вылетал. Старшие ребята уже понимали, что к чему, ориентировались в местных тонкостях и могли вытянуть любой предмет, если чувствовали, что не проходят. Они не по наслышке знали, что некоторые из отчисленных исчезают бесследно, не просто оказываясь выброшенными на улицу, а напрочь. Это заставляло их как следует задуматься о собственном будущем.

   "Кей Бали"

   Имя больно резануло Майкла по напряженным нервам. Вот почему она исчезла из класса. Сдалась, раскисла, обленилась до такой степени, что Трентон сочла ее кандидатом на вылет. Прекрасно. Он вспомнил ее растерянное лицо на пороге своего дома, свою шутку насчет запаха, быть может, не очень удачную, но что он мог сказать после ее удивительно точной имитации его собственной энергии? Это его задело? Пожалуй, в каком-то смысле. Она ведь посягала на его личное пространство: сначала вторжение в дом, потом это. Не говоря уже о ее дурацком заявлении насчет женитьбы, за которое она сполна поплатилась в спарринговом зале.

   Майкл улыбнулся, вспомнив ее дракона и то, как она прикатилась ему под ноги, улепетывая от атаки. И как смотрела ему в глаза, когда попалась в ту злосчастную пятницу и догадалась, что ей грозит. Он пожалел ее, несокрушимый ужасный наставник пожалел кого-то впервые за долгое время.

   Майкл вздохнул, думая о ее рыжих волосах, веснушках и чуть раскосых глазах, светло-зеленых, как у кошки. Она бы могла драться, если бы захотела. Она неплохо показала себя, как для новичка там, в зале. И потом, на дороге, когда сумела-таки проскочить его стену. Пусть она и подражала ему, что с того? Так почему сдалась? Сдулась? Не хватило усидчивости и терпения, думала все взять нахрапом? Или своей неотразимой детской открытостью? Майкл рассердился, скомкал список и сжег его прямо в руке. У нее было все, чтобы стать настоящим магом, а она сама все спустила в унитаз. Если она вылетит, он возьмет ее, и никого другого.

Глава 5

- Как не допущена? Наставница Ирис, - Кей смотрела на сухую строгую женщину в узкой синей юбке и белой блузке с воротничком-стоечкой. Она не пропустила ни одной лекции по основам энергии, и теперь с недоумением взирала на преподавательницу. Ни одного практического занятия. Ей всегда нравились даже такие простенькие упражнения, как распознавание колебаний энергии или работа с элементами.

   - Ты не сдала реферат по многоуровневой системе, - отчеканила Ирис.

   - Но я... - Кей запнулась. Она понятия не имела ни о каком реферате. Хотя, возможно, просто отвлеклась на минуту, когда Ирис давала задание в конце пары. Или в начале. Кей несколько раз опаздывала, когда у нее на душе творилось черт те что. - Я не знала, - проговорила она, но такое оправдание прозвучало ничтожно даже для нее самой. - Я могу принести Вам его завтра.

   - И когда я его должна читать? - возмущенно посмотрела на нее Ирис. - Перед экзаменом? Списки уже поданы - ты не допущена, - отрезала она.

   И Кей вынуждена была отступить с понурой головой. Но сдаваться совсем было еще слишком рано: по крайней мере, с другими предметами у нее проблем в допуске не было.

   Магическая калиграфия, как ни крути, была предметом для усидчивых зануд. Каждый завиток в магических символах и знаках должен был быть выписан с точностью до точки. Оуэн, который вел у них этот предмет, даже внешне выглядел педантом с головы до ног.

   В билете у Кей первым шел легкий теоретический вопрос, ответ на который она написала сходу, даже не задумываясь, а потом следовали два практических задания. В одном из них нужно было начертить символ глубокой воды. При правильном исполнении на экзаменационной бумаге символ должен был издать булькающий звук. Кей провозилась с ним достаточно долго, пока не услышала желаемое. Пришлось дорисовать ему крохотный хвост в конце и добавить небольшое утолщение по верху. Когда чудо свершилось, она издала шумных вздох облегчения. Остальные учащиеся с такими же напряженными лицами, как недавно было у нее, работали над своими заданиями. И с разных сторон то и дело раздавались характерные звуки, знаменующие успешное начертание символов, и такие же вздохи облегчения.

   В последнем задании требовалось изобразить объединенный символ стихии и действия. Кей никогда не была сильна в сочетаниях. Ей и один простой символ дался с большим трудом, а что говорить о правильном соединении. Сначала она попыталась их изобразить по отдельности, и это вроде бы вышло. По крайней мере, один звук подсказал ей, что со стихией она справилась, но вот действие всегда было под вопросом - проверки в классе для него не существаовало. Так что даже на старте в каком-то смысле следовало идти наугад. Кей попыталась привязать символ действия после стихии, но потом засомневалась и попробовала его вписать перед. Так тоже показалось неправильным, и Кей попыталась окружить символ стихии символом действия. Кажется, она уже видела нечто похожее в учебнике. Говоря честно, она не сильно-то делала упражнения на эту тему, скорее, просто пробежалась глазами по книге с заданиями и решила, что, если ей не повезет и попадется что-то подобное, придумает решение на ходу. Теперь же она сильно сомневалась, и ей приходилось туго. Одно невыполненное задание означало несдачу - таковы были условия. Кей сосредоточилась и попыталась думать логически: что в этой паре определяющее? Действие или стихия? Наверняка, стихия. Тогда она должна вмещать в себе действие. Кей попробовала поместить символ действия в символ стихии, и они легко легли один в другой. Кей вздохнула и взглянула на часы: до конца экзамена оставалось пять минут. Все, что она могла еще сделать - это добавить очередную завитушку к своим символам. Кей обвела их дрожащей рукой, тяжело вздохнула и отложила ручку.

   Оуэн уже шел по рядам своей неспешной походкой и собирал задания. Ее лист уплыл в стопку таких же, ожидающих своей судьбы.

   - Карен, - Кей заметно нервничала, когда выловила соседку в коридоре. - Символ стихии должен окружать символ действия или наоборот?

   - Все зависит от стихии и самого действия, - ответила Карен.

   Кей быстро назвала ей то, что ей выпало.

   - Тогда символ стихии включает в себя действие, то есть один изображается внутри другого.

   - Слава кругу, - выдохнула с облегчением Кей и потерла заледеневшие руки.

   - Ответила правильно? - улыбнулась ей Карен, - поздравляю. А я больше всего беспокоюсь о травничестве.

   - Почему? - удивилась Кей, ведь всем было известно, что в чем- в чем, а в травах Карен разбиралась прекрасно.

   - Я плаваю во времени и местах сбора цветов.

   - Да ладно, ты же это сто раз перечитывала, и собирала уже многое - вспомнишь, - успокоила ее Кей.

   - Надеюсь, - отозвалась Карен.

   - Что у тебя следующее?

   - Да оно самое, травничество. А у тебя?

   - Теоретическая магия, - ответила Кей и слегка успокоилась, думая о Дао и его книге. Может быть, ей даже удастся поделиться с наставницей мыслями Дао, и они найдут общий язык. Хотя Кей еще никого не доводилось видеть, кому бы так повезло с ведьмой. Но, по крайней мере, тут она не провалится. А вместе с калиграфией - это уже два успешно сданных экзамена. Еще хотя бы один из двух - и она уже не вылетит из школы. Если даже завалит последний, сможет его пересдать вместе с основами энергии. Ну, не будет у нее каникул в этом семестре - и черт с ними, все равно она не рвалась домой.

   - Если уж Вы выбрали в качестве дополнительного вопроса перемещение в пространстве, то ответьте мне, Бали, за счет чего оно осуществляется? - голос ведьмы был холодным и недружелюбным. Ее не растопили даже три правильных ответа на вопросы из экзаменационного билета.

   - С точки зрения классической литературы перемещение осуществляется за счет переброса массовой доли энергии индивидуума в пространстве из одной точки в другую.

   - Посредством? - вставила свое веское слово наставница.

   - Посредством трансформации материи в энергию. Но на самом деле это вовсе не обязательно. И энергия, и материя по сути своей пустотны, и обе являются отражением изначального света. Поэтому достаточно осознания этого факта индивидуумом, чтобы спроецироваться в другой точке пространства. Тогда мы избегаем явления трансформации, как такового, и сопутствующих ему затрат энергии.

   - Что?! - ведьма даже слегка привстала со своего стула. - Вы хотите сказать, что перемещение в пространстве возможно без затрат энергии?

   - Ну, за исключением самого факта осознания. Он может потребовать немалых усилий, - улыбнулась Кей, и это было ее ошибкой. Ведьма словно взбесилась. Она вскочила из-за стола, лицо ее буквально побелело, и дикий вихрь, закруживший листки бумаги и ручки, пронесся по комнате. Студенты в ужасе уставились на наставницу, чья костлявая рука впилась в горло Кей. Ведьма оказалась на удивление сильной, и теперь ноги Кей бесполезно болтались в воздухе, пока она изо всех сил цеплялась руками за пальцы наставницы, чтобы разжать их и вернуть себе доступ к кислороду.

   - Ты вздумала надо мной насмехаться? Значит, энергия мага больше ничего не значит, так?! - Она встряхнула Кей, как тряпичную куклу. - Тогда растворись, деточка, испарись у меня из рук, а я полюбуюсь на то, как ты это сделаешь.

   Но Кей в этот момент было не до пустоты и даже не до ветра - она банально боролась за жизь, понимая, что если наставница не отпустит ее через несколько секунд, Кей задохнется, как любой другой человек. И никакое знание или незнание теории магии или основ энергии ей не поможет.

   - Что здесь происходит? - на пороге аудитории появился седоволосый декан.

   - Она не сдала предмет, - выплюнула ведьма и отборосила Кей в сторону, где девушка больно приземлилась об угол стола.

   - Что ж, случается, - успокаивающе произнес декан и потянул Кей за руку на выход из аудитории.

   - О чем ты только думаешь? - прошипел он, когда дверь за ними закрылась. Теперь изрядно потрепанная и покрасневшая Кей подпирала стену и, хрипя и задыхаясь, пыталась глотнуть немного воздуха. - Чем ты ее так взбесила?

   Кей попыталась ответить, но только закашлялась.

   - Ладно, мне это ни к чему. Идем, заберешь результаты по калиграфии и повесишь на доску.

   - Они уже пришли? - наконец, хрипло заговорила Кей.

   - Да, - директор двинулся по коридору, не торопясь, давая ей возможность придти в себя.

   - Есть несдавшие?

   - Масса, - отозвался декан, - калиграфию редко сдают с первого раза.

   Сердце Кей неприятно дрогнуло.

   - Но почему?

   - Потому что сложно быть идеальным во всем этом крючкотворстве. В свое время это был единственный предмет, который я завалил, - доверительно сообщил декан, - и нельзя сказать, что я не мог нарисовать любой символ в считанные секунды.

   Настроение Кей резко упало, и вдруг жутко захотелось удрать от дверей деканата и оттянуть момент, когда она увидит списки. Третий экзамен - у нее все похолодело внутри. Если она завалила калиграфию - ей конец. Доказать что-то ведьме будет невозможно, да даже просто поговорить после того, что произошло. Она не только не разделяла увлечения Кей теорией Дао, но и, похоже, никогда не слышала о ней. И зачем она только заговорила об этом? Ведь все шло скучно, но хорошо. Все, что ей было нужно - остановиться на классическом ответе, и ведьма поставила бы ей зачет.

   Руки Кей заметно дрожали, когда декан передал ей списки. Стив списал все на недавнюю встряску и махнул ей рукой, чтобы она шагала вывешивать их снаружи.

   Кей прицепила их к доске, а обожженное горло душили слезы. Никогда она еще так не волновалась, никогда не была настолько на грани. Наконец, бумага была расправлена и прикреплена. Кей отыскала свою фамилию и осела прямо там, у стены в коридоре. Она не сдала. Было ли дело в какой-то очередной завитушке? Или в чем-то более серьезном? Это уже не имело никакого значения. Кей вылетела.

   - Декан, - Кей появилась в его кабинете, сама белее стен.

   - Что еще? - оторвал он взгляд от бумаг.

   - Могу я подать апелляцию? - проблеяла Кей.

   - На что? - удивился декан и нахмурился, думая о том, что ему только проблем со старой мымрой не хватало.

   - По теоретической магии, я ведь знаю.

   - Дитя, - тяжело вздохнул декан, - даже если ты знаешь все и больше, ты еще долго будешь брать этот барьер, поверь мне. Займись пока другими предметами, досдай все остальное.

   - Но он третий, - жалобно проговорила Кей.

   - Кто третий? - не понял декан.

   - Третий предмет, который я не сдала. Вернее, к одному я не допущена.

   - Не допущена к какому? - декан стал серьезен.

   - К основам энергии.

   Декан нахмурился и забарабанил пальцами по столу.

   - Боюсь, девочка, у меня для тебя плохие новости. Наставница Ирис уже отбыла по своим делам, и до конца сессии в школе не появится.

   - То есть... - срывающимся голосом проговорила Кей, - ничего нельзя сделать?

   - Увы, - декан развел руками. - Похоже, что мы вынуждены будем с Вами попрощаться.

   Кей всхлипнула, хотя пыталась держаться изо всех сил.

   - Ну-ну, - стал утешать ее декан. - Это не так страшно. Миллионы людей живут, не обладая никакими способностями, и ничего.

   Никогда не пользоваться магией? Всегда знать, что ты потеряла? Жить унылой жизнью, лишенной свободы и удивительных открытий? Никогда больше не увидеть Майкла?

   - Как тебя зовут? - спросил декан, подымаясь и подходя к ней. Он взял в свои теплые большие руки ее ладони, пытаясь утешить.

   - Кей Бали, - ответила она.

   - Кей, - проговорил он, - это, конечно, трудно, но еще не конец.

   Неожиданная мысль скользнула в голове Кей, озарив ее светом надежды.

   - Я могу поговорить с наставником Майклом?

   - С Майклом? - поразился декан, и его лицо внезапно стало мрачным. - Не стоит, - произнес он, снова смягчившись.

   - Я хочу поговорить с наставником Майклом, - решительно повторила Кей, и декан, сдавшись, взглянул на нее с досадой и сожалением:

   - Хорошо, я передам ему.

   - Уже есть вылетевшие, - декан стоял к Майклу спиной, уставившись в проекционное окно, на котором сменялись картинки.

   - Быстро, - удовлетворенно произнес Майкл. - Обычно ты дожидаешься конца сессии, чтобы сообщить мне все имена, так сказать, уравнять шансы, - мрачно усмехнулся он.

   - Да, но тут тебя сами желают видеть. Так что я не в праве отказывать подобному желанию, - отозвался Стив и резко повернулся, глядя Майклу в глаза.

   - Кто? - спросил Майкл, заранее предчувствуя ответ.

   - Кей Бали.

   Майкл кивнул, словно какое-то старое кривое уравнение наконец сошлось в его голове.

   - Значит, завалила сессию?

   - Да, первые же три предмета.

   - Какие?

   - Майкл, это разве имеет какое-нибудь значение? - удивился декан.

   - Какие?

   - К основам энергии не была допущена, калиграфию и теоретическую магию не сдала.

   - Не сдала теоретическую магию? - теперь уже удивлен был Майкл.

   - Послушай, она чем-то взбесила Сивиллу, я ее давненько не видел в таком состоянии. Едва аудиторию не разнесла к чертовой матери. Так что я уж не стал вдаваться в подробности, но... им лучше больше не встречаться.

   - Мило, - резюмировал Майкл. - Надеюсь, это недоразумение на профессиональной почве.

   - А что ты думаешь, они поссорились из-за марки нижнего белья? - Стив косо посмотрел на мага. - До такого состояния Сивиллу могла довести только профессиональная тупость, или какая-то глупейшая ошибка, или из ряда вон выходящая безграмотность.

Глава 6

   Ее провел один из старшекурсников, на удивление молчаливый парень, в крыло, где Кей ждал Майкл. Сердце с каждым шагом билось все быстрее, несмотря на то, что она отчаянно пыталась взять себя в руки. Ведь это то, чего она хотела, то, о чем сама попросила, разве нет? Но тело отказывалось подчиняться разуму, да и сам разум пребывал в хаосе: мысли разлетались, Кей то и дело теряла нить рассуждений. По сотому разу она прокручивала в голове фразы, которые произнесет, вопросы, которые следует задать, но, стоило только двери в небольшую комнату открыться, как в тот же момент все улетучилось из ее головы.

   Помещение отчасти напоминало кабинет, поскольку в нем все-таки было мягкое кожаное кресло и диван, но больше из обстановки не присутствовало ничего, и этим комната немного походила на крохотный спарринговый зал. Майкл сидел в углу, развалившись в кресле. Одет он был на редкость неформально, как для школы: белая рубашка расстегнута и свободно лежит на бедрах, из темно-серых брюк выглядывают босые ноги. Усталое лицо и грустные глаза, жестокая линия губ. Как же давно она его не видела. Кей и не думала, что ей настолько его не хватает, пока не вошла в эту дверь.

   - Майкл, - тихо произнесла она, и он посмотрел ей в глаза. Вкус его энергии изменился с тех пор, как они встречались. Теперь в ней было больше горечи и меньше сладости, и появилось еще что-то вроде низкого-низкого гула.

   - Бали, - отозвался он. Во всей его позе, во всей этой напускной расслабленности Кей вдруг ощутила таящуюся опасность. Как тогда, в злосчастную пятницу - слабый сигнал тревоги. Он напоминал хищного зверя перед прыжком. Холод прокатился вдоль позвоночника, и Кей нервно сглотнула. - Заходи, не стой у дверей, - проговорил он

   Кей подчинилась, но сделала ровно один шаг.

   - Вы нездоровы? - слова сорвались раньше, чем Кей успела подумать. Впрочем, как всегда с ним.

   - Тебе сейчас лучше подумать о себе, - мрачно изрек Майкл. Но где-то в глубине его глаз Кей увидела положительный ответ на свой вопрос, и переживание за него на секунду затмило страх.

   - У тебя были все шансы, Бали, - с сожалением произнес он и чуть заметно качнул головой.

   Кей еще никогда не чувствовала себя такой уязвимой, словно стояла голой и безоружной перед собственным судьей. Сердце раз за разом пропускало удары. Кей вдруг остро осознала: ему достаточно сделать неуловимый жест рукой - и оно замрет навсегда. Вместе со всеми своими книгами и опытами, храбростью и заносчивостью, по сравнению с ним она выглядела лишь ничтожной букашкой. Майкл был не просто больше, чем человек, но и неизмеримо больше, чем любой другой маг в школе. Его сила уходила корнями в вечность, разливаясь темными волнами в пространстве. Все это время она играла с огнем, о природе которого не имела ни малейшего представления.

   - Ты о чем-то хотела поговорить?

   Поле Кей трепетало, колени мелко подрагивали, но, несмотря ни на что, она испытывала иррациональное желание опуститься у его ног, посмотреть в глаза и спросить, что не так. Ощутить его прикосновение в ответ, знакомый привкус его энергии, разрушить возникшую между ними стену отчужденности. Почему-то теперь, рядом с ним, все проблемы и обиды, которые Кей вообразила, казались пустыми и не стоящими внимания. Хотелось просто дотронуться до него.

   - Меня срезали на теоретической магии, несправедливо, - ответила она.

   - Сивилла? Она никогда не режет без причины. - Он говорил так, словно это уже не имело никакого значения. Словно вся их беседа была бессмысленной. Почему всем было плевать, что ошибку совершила не она, а преподаватель? Да, с предыдущими двумя предметами она была в той или иной степени виновата сама, но только не по теоретической магии.

   - Помимо стандартного ответа, я сказала ей о том, что перемещение в пространстве возможно без затрат энергии.

   - Да, и каким же образом? - поинтересовался Майкл.

   - В пустоте нет ничего невозможного, - глухо проговорила Кей, вдруг осознав, что ей уже вынесли приговор, и от ее ответов ничего не зависит.

   - Ты читала Дао? - неожиданно усмехнулся Майкл, и Кей неуверенно посмотрела на него. - Его мысли нашли у тебя отклик?

   - Да, - во взгляде Кей затеплилась надежда. - Он на многие вещи открыл мне глаза.

   - Великий мастер, - проговорил Майкл, задумавшись. И Кей показалось, что напряженность в комнате стала стремительно разряжаться, и Майкл перестал от нее отгораживаться. - Как бы ты теперь прошла мою стену? - неожиданно спросил он.

   - Если Вы о подражании, я бы больше не стала этого делать, - ответила Кей, опуская голову и мысленно извиняясь перед ним за свою глупую выходку. - Я просто отразилась бы в другом месте, за стеной.

   - Это не так просто, - пристально посмотрел на нее Майкл.

   - Да, - честно признала Кей.

   - А как бы ты поступила с клубком? - поинтересовался он, и на губах его появилась кривая усмешка, когда он вспомнил разъяренного дракона.

   - Погрузилась бы в медитацию, стараясь не вызывать никаких ментальных колебаний.

   - Тест на спокойствие разума, верно, Кей. А какую защиту ты бы применила при поражающем ударе?

   - Отражение, - легко ответила она, вспоминая его лекции. - Правда, я так и не поняла, чем оно может помочь при разнонаправленном ударе.

   - Сферическая поверхность, - отозвался Майкл.

   Они будто играли в мяч, легко перебрасывая его друг другу, понимая все с полуслова. Майкл задавал вопросы, а Кей отвечала, с каждым разом все более уверенно, не страшась ошибиться или чем-то не угодить ему.

   - Вы ведь знаете, как пахнет моя энергия, - в конце все-таки не удержалась она.

   - Знаю, - кивнул Майкл.и добавил: - это неважно, Кей.

   И Кей промолчала. Это в самом деле не имело никакого значения, и никак не влияло ни на силу, ни на способности мага. Наверное, она действительно сущий ребенок, если может восхищаться тем, что у нее есть что-то общее с древним мастером, и видеть в этом некий знак. Майкл же всегда был трезв и практичен, и сейчас в очередной раз опустил ее на землю своим прямым ответом.

   Кей вновь посмотрела на него и увидела, что усталость из его глаз никуда не делась, а даже наоборот, как-будто сгустилась.

   - Майкл, - начала она, но он снова ее перебил:

   - В сессии пять экзаменов?

   - Да, - отозвалась Кей, не понимая, к чему он клонит.

   - Пересдай калиграфию. Представь суть того, чей символ ты пытаешься изобразить, и позволь руке отразить его свет, - произнес Майкл, и до Кей вдруг внезапно дошло. Воспользуйся она таким методом, у нее не было бы проблем: она даже не знала бы, сколько и каких завитков изобразила - они все были бы идеальны.

   - Я поняла, - пораженная, прошептала она. - Но... Майкл, уже поздно. Я завалила три предмета. Мне не дадут ничего пересдать.

   - Что было бы, будь у тебя в сессии шесть предметов?

   - Не знаю, - задумалась Кей, - наверное, тогда все решал бы деканат. Или моя способность вовремя пересдать предметы. Но к чему это все?

   - Считай, что у тебя в сессии шесть предметов, и высшую магию ты только что сдала, - произнес он.

   Кей онемела, настолько это было неожиданно.

   - Сдала высшую магию? - переспросила она.

   - Да, - кивнул Майкл.

   - Но мне, в любом случае, придется пересдать теоретическую магию, а это вряд ли...

   - Я поговорю с Сивиллой. Только не опирайся больше на книгу Дао при ответах.

   - Хорошо, - кивнула Кей, не веря своим ушам. Он вытаскивал ее со дна, где ее похоронили и засыпали камнями все остальные. Он давал ей шанс. И Кей поняла, что сделает все на свете, лишь бы оправдать его доверие. Она встретится с Сивиллой, скажет ей все, что та захочет услышать, сдаст калиграфию, найдет и вытащит хоть из-под земли Ирис с десятью готовыми рефератами на руках. И, конечно, не провалит больше ни одного из оставшихся двух экзаменов.

   - Майкл, - на этот раз даже ее длинный язык не знал, что сказать.

   Он только махнул рукой в сторону двери, отпуская ее. И хотя ей хотелось остаться и говорить с ним еще и еще, до бесконечности, Кей покинула комнату, прошептав неловкие слова благодарности. Ее не покидало ощущение, что он смертельно устал, и даже их недолгая беседа его утомила. Неужели Майкл и правда болен? Тогда она обязана ему помочь. Ведь он не ошибся, не зря поверил в нее: у Кей получались многие вещи, не всегда доступные даже старшим, а ради него она готова была свернуть горы, или хотя бы одну, которая мешает ему дышать.

Глава 7

   Можно сказать, что с основами энергии Кей повезло. Ирис вернулась в школу на выходные за какими-то документами, и Кей буквально приперла ее к стенке своей бесконечной настойчивостью. Судя по всему, Ирис также ощутила перемену настроения девушки, потому что не стала с ней долго препираться, а тут же, просмотрев реферат, выудила из стопки билет. Времени на подготовку она Кей не дала, но этого и не требовалось: Кей была готова. Они побеседовали, Ирис задала ей несколько дополнительных вопросов, чтобы убедиться в том, что принимает правильное решение и, наконец, поставила зачет.

   Калиграфию Кей сдала в понедельник вместе с доброй половиной студентов, которые также ее завалили в первый раз. Еще четверть так и не сумела справиться с предметом и со второй попытки, но, благодаря словам Майкла, для Кей на этот раз все прошло легко, даже осталось немного времени в конце.

   На этом воодушевляющем сессионном подъеме Кей почти незаметно для себя самой сдала четвертый и пятый экзамены, но на ней по-прежнему тяжким грузом висела теоретическая магия. Майкл обещал поговорить со старой ведьмой, но Кей все равно страшилась даже приблизиться к Сивилле, а не то что намекнуть на пересдачу. Слишком свежа в памяти еще была железная хватка рук ведьмы на несчастном горле девушки.

   Правдами и неправдами пытаясь себя успокоить, заговорить, укрепить в стремлении к долгожданной цели, Кей дотащилась до кабинета Сивиллы и робко постучала в дверь. Ей никто не ответил, и Кей заглянула внутрь. Ведьма сидела, уставившись в одну точку. Ну вот, - подумала Кей, - снова в неурочный час. Но уже через секунду бесцветные глаза Сивиллы стрельнули в студентку.

   - Чего застряла в дверях? - проворчала она, но в тоне ее, слава кругу, не чувствовалось агрессии.

   Кей скользнула внутрь кабинета.

   - Наставница, можно мне пересдать предмет?

   - Конечно, для тебя ведь нет никаких затрат энергии, - оскалилась ведьма, - зато для меня есть.

   - Простите за то, что я наговорила в прошлый раз, - наступила себе на горло Кей.

   - То-то, - Сивилла сверлила ее взглядом. - Что он в тебе нашел? Пустое место, да и только. И лицом не вышла.

   Кей засунула свою гордость и чувство достоинства подальше и терпела. Что бы ни говорила ведьма, Кей не подведет Майкла.

   - И фигуры никакой. И энергии, - ведьма закрякала от смеха, радуясь своей меткой шутке. - Ну, и что ты мне расскажешь?

   Дальше все прошло достаточно буднично. Вопросы и ответы, изредка перемежавшиеся колкостями и грубыми шутками ведьмы, но Кей так ни разу и не поддалась на провокацию - слишком близка была к цели и финалу своих мучений. И теперь, когда она пересдавала экзамен, даже не сомневалась, что Майкл говорил с Сивиллой, и кто знает, каких усилий ему стоило переубедить ее, так что Кей не могла себе позволить все испортить. Когда ей было особенно обидно или противно, она вспоминала Майкла, его усталые глаза, благородные кисти рук и ног, и уже неважно было, что говорит злой голос рядом.

   - Смотрю, он тебя неплохо обработал, - проговорила в конце ведьма. - Ну, да он в этом мастер. Все же странно, что ты еще жива, - закаркала она, отдавая Кей зачетку.

   А что, она должна была сдохнуть от ненависти к Сивилле? Или удавиться, закончив начатое старой каргой? Кей молча забрала зачетку, сухо поблагодарила ведьму, и убралась от нее как можно быстрее.

   Только через пару коридоров она успокоилась и осознала, что все закончилось. Сессия была сдана, дальше ее ждал хвост каникул и второй семестр. Хвост - конечно, громко сказано, потому что оставалось всего три дня: пятница и выходные. И даже спрашивать разрешения отлучиться домой уже было не у кого - все давно разъехались, включая декана. Сивилла была не в счет: она вообще редко куда выходила и занималась одной ей известными делами. Кей улыбнулась, подумав о том, что можно было бы попытаться завтра улизнуть из школы самовольно. Какие-то вещи не менялись: пятница, вечер - и снова бегущая Кей Бали. Потом ее мысли естественным образом обратились к Майклу. Кей не видела его со дня той памятной встречи, а как было бы здорово посмотреть ему в глаза и сказать: я справилась, не подвела тебя. Тебя? Вас, конечно же.

   Кей бросила сумку и залезла на кровать с ногами. Карен сдала сессию вовремя, все предметы с первого раза. Кристи пролетела по первым двум, но на третьем уже сумела проскочить. Кто его знает, как, может, выработала новую стратегию, помимо обольщения, но ей удалось. Больше она не завалила ни одного, попутно пересдав первых два. В общем, Кристи отбыла домой в начале недели. Так что комната была в полном распоряжении Кей. Не раздеваясь, она развалилась на кровати и подумала о том, что неплохо было бы банально выспаться после всех этих бессонных ночей и бесконечных нервов. Но сон не шел, сердце стучало, а перед глазами всплывали вопросы и ответы экзаменационных билетов. Она явно перезанималась за последние дни. Кей заставила себя подняться и тихо прошла в сад, где постаралась сесть, успокоиться и погрузиться в уже знакомое состояние небытия.

   Проснувшись в пятницу утром, Кей ощутила себя ожившей и вновь полной сил. Все тревоги, наконец, улеглись, взвинченные нервы расслабились, а настроение стало просто прекрасным. Никаких планов и идей на выходные у Кей по-прежнему не было, и она начала прокручивать в голове разные варианты того, чем можно было бы заняться. Конечно, никто не мешал почитать любимые книги, но она и так слишком много читала в последнее время. Ей действительно стоило немного проветриться, глотнуть свежего воздуха. И тут Кей осознала одну простую мысль: на каникулах нет патруля, ловить ее абсолютно некому. Во всей школе, не считая чокнутой Сивиллы, больше нет ни одного наставника. Но тут же скисла. Куда идти? Домой ей не хотелось. Появляться там на выходные, и объяснять, почему у нее не было каникул, перессказывать все перипетии ее сессии... Бесцельно шататься по городу? Так действительно недолго нарваться на какого-нибудь отдыхающего преподавателя или, что еще лучше, - декана, который помнит ее лично. "Снова сбежали, Бали? Прекрасно начинаете второй семестр."

   А если бы она теперь пришла в дом к Майклу? Конечно же, больше не появилась бы у него прямо на пороге, как доброе утро. Подошла бы к внешнему кругу защиты и послала ментальный вызов, прямо в сердце его сладковато-горькой энергии. А он бы ответил ей приглашением на чай... или послал куда подальше. Она ведь и так ему, должно быть, до чертиков надоела: вечно с ней какие-то проблемы. Как человек принципов он ей, конечно, помог, но к большему это его точно не обязывало.

   Кей долго колебалась, но потом все же решила попробовать - все равно других идей не было. Надела свою лучшую юбку колокольчиком, причесала, как могла, непослушные рыжие завитушки и отправилась к шоссе.

   Электронные замки теперь не представляли для нее неразрешимой задачи, как и для многих старшекурсников. Но последних в рамках правил держала уже, скорее, дисциплина, а не внешние запоры. В первый раз, помнится, Кей пришлось прилично ухищряться, чтобы проскочить. Она пристроилась к целой группе студентов, покидающих школу, и в их потоке ускользнула незамеченной. Или ей только так показалось, потому что слишком уж быстро ее отловили, не успела она удалиться от здания и на пару кварталов.

   Размышляя на тему системы школьной безопасности, Кей почти не заметила, как подошла к стройке, что находилась перед шоссе. Когда-то здесь стояли мастерские, но потом их снесли и развернули строительство очередного сияющего металло-пластиком центра. Только пока дело продвигалось медленно: то ли не хватало финансирования, то ли инвесторы никуда не торопились. Сейчас это был обыкновенный пустырь с кучей строительного мусора и разбросанной то тут, то там техникой.

   И снова неприятное чувство кольнуло Кей под ложечкой. Что-то было не так. Девушка всмотрелась вдаль, и увидела несколько человек. Трое вроде как окружили одного. Поначалу Кей подумала, что это местные хулиганы донимают какого-нибудь незадачливого жителя города, забревшего на их территорию. Но потом увидела вспышку энегии, и все поняла. Это было нападение, самое что ни на есть настоящее, о которых она только слышала от других или читала в книгах. Бой, сражение, не такое красивое и честное, как обычно его представляли: трое атаковали одного. Судя по всему, его защита была разрушена, потому что вспышки ударяли не на расстоянии круга, а били прямо по человеку. Кей поморщилась, представив, насколько должны быть плохи его дела. Но еще, странное дело, удары и вспышки эти были сверкающего белого цвета, а вокруг одиночки разлетались темные ошметки с красными краями, что однозначно указывало на черного мага. Кей приблизилась, и порывом ветра до нее донесло отголоски боя, и запахи. И тут она едва не присела, потому что сквозь вонь энергетических разрядов четко проступал знакомый привкус, и принадлежать он мог только одному человеку.

   Майкл. Сердце рванулось и замерло. На какие-то доли секунды Кей растерялась, а потом все ее существо превратилось в сплошную волю, в одно жгучее желание спасти его любой ценой. Кей выпала из реальности и в следующий миг появилась над Майклом, накрыв его своим телом и молниеносно выставив вокруг них защитный круг. Стены белого огня с диким жужжанием взметнулись от земли до небес, закрывая их от нападавших. Энергия Кей гудела, словно высоковольтная линия электропередач. Она не думала - просто действовала, и все ее действия пронизывала потребность оградить его, защитить, спасти. Ее дыхание коснулось затылка Майкла, и он пошевелился. Кей приподнялась, позволяя ему выбраться. Черные ошметки с рваными краями исчезали на глазах, сливаясь с ночной густотой его черной энергии. Будто огромные крылья, она взметнулась из земли, и встала на место. Кей никогда не видела, чтобы так быстро восстанавливались, но, с другой стороны, удары снаружи полностью прекратились.

   Она все еще касалась Майкла, боясь оставить его, боясь потерять. Стены сверкали и продолжали гудеть, как сумасшедшие.

   - Опусти, - хрипло прогворил он, но Кей даже не пошевелилась.

   - Опусти, они ушли, - повторил он.

   И тогда Кей, наконец, неохотно подчинилась, убирая их метр за метром вниз, пока не убедилась, что им на самом деле ничего не угрожает.

   - Что это было? Почему они напали? - в ее глазах стояли слезы, теперь нервы и страх внезапно дали о себе знать.

   - Белые маги. Напали, когда я шел домой, - буднично пояснил он.

   - Трое на одного? Почему?

   - Чтобы наверняка, - глухо пояснил он.

   - Но если они... если они так делают, разве школа не должна обеспечить защиту... или... - Кей не находила слов от возмущения и паники.

   - Они и обеспечивают. Но не для меня.

   - Почему?

   - Потому что обычно я справляюсь сам, - зло ответил Майкл, подымаясь и пытаясь приладить на место оторванный рукав.

   На этот раз Кей хватило мозгов воздержаться от вопроса, почему же он не справился теперь. Очевидно, это было как-то связано с его состоянием. Несмотря на то, что поле Майкла полностью восстановилось, она не ощущала его привычной мощи, и на вкус его энергия была по-прежнему какой-то не такой.

   - Идем, - Майкл зашагал к шоссе, как всегда даже не посмотрев в ее сторону.

   - Но школа в другую сторону, - возразила Кей.

   - Домой, нужно отмыться, - спокойно произнес он. В чем Майклу было не отказать - так это в умении держать себя в руках. Его только что едва не разорвали на части три белых мага, а он не торопился сообщать об этом своим коллегам.

   - Надо ведь сообщить, - изумилась Кей.

   - Успеется.

   Больше он не сказал ни слова до самого дома. Все круги защиты они прошли беспрепятственно, но по изменению давления Кей поняла, что они функционируют исправно, просто пропускают хозяина и его сопровождение домой.

   - Майкл, - Кей потянулась к нему в гостиной, чтобы помочь раздеться. Все его плечо было в крови.

   - Я сам, - глухо ответил он, словно ему было неприятно принимать помощь от девушки. Лицо его перекосилось, пока он стаскивал пиджак, а потом и рубашку.

   - Душ там, - кивнул он в сторону коридора.

   - Но я... - запротестовала Кей и замолчала, взглянув на себя. Она тоже была изрядно перепачкана в крови, Майкла. Сколько же он потерял? Кей с болью смотрела, как он разоблачается. Потом все же заставила себя выполнить его просьбу и отправилась в ванную комнату.

   Теплые струи привели ее в чувство. Но из головы не шло окровавленное тело Майкла. Она знала, что он исцелится - его сила восстанавливалась вместе с физической оболочкой. Маг его уровня мог спасать других, а себя залатать за считанные секунды. Но страшно было осознавать, что она могла его потерять. Навсегда. Так и не успев... что? Поблагодарить? Снова ляпнуть ему какую-нибудь чушь? Увидеть его усмешку? Быть нанизанной на острие его взгляда?

   Майкл вошел в душевую почти бесшумно. Кей никогда не видела его полностью раздетым. Он действительно был красив, даже несмотря на кровавые разводы. Двигался он уверенно, и теперь уже ничто, кроме внешнего вида, не выдавало его недавнего участия в бою. Он исцелился, плечо двигалось абсолютно нормально.

   Кей потеснилась, и он стал под струи воды. Прикрыл глаза, смывая кровь, грязь и усталость. На несколько секунд Кей засмотрелась на него, но тут же, одернув себя, посторонилась к выходу. Но его рука молниеносно отрезала ей путь к отступлению. Затем Майкл приблизился к ней и заглянул в глаза. Кей задрожала, но не от прикосновения спиной к холодному кафелю, а от его взгляда. Он рассматривал ее, будто приноравливаясь и приручая одновременно. Потом аккуратно раздвинул ее ноги и рукой скользнул между них. Кей ахнула и задрожала еще сильнее, но не пошевелилась и не протестовала. Майкл двигался медленно, изучая ее, а Кей открывалась ему с доверчивостью бутона. У нее никогда и никого не было до него, но это ее не пугало, потому что перед ней был тот, которого она боготворила. Страх его потерять практически свел ее с ума, а нежные прикосновения дарили такую радость, что она готова была расплакаться.

   Майкл немного приподнял ее и соединился с Кей.

   Ласковые волны энергии омывали ее тело с головы до ног, прокатывались вдоль позвоночника, пока он двигался в ней. Кей никогда даже не думала, что секс может быть чем-то настолько удивительным, почти волшебным. Ей казалось - еще чуть-чуть, и она взорвется миллиардом крошечных кристалликов энергии. Но знала, что Майкл не позволит этому случиться.

   - Майкл, - ее руки зарылись в короткие черные волосы.

   - Что, Бали? - прошептал он, и Кей снова окатило мощной волной энергии.

   - Майкл, - вскрикнула она и прижалась к его горячему телу, забившись в его руках.

   - Тише, - он нашел ее губы и завладел ими. Кей терялась, растворяясь в нем, она уже не знала, где начинается он, и где заканчивается она сама. Все, что она могла произнести - это его имя.

Глава 8

Кей проснулась в объятиях Майкла. Они лежали на боку, и он прижимался грудью к ее спине, полностью повторяя изгиб ее тела. И Кей еще раз подумала о том, как уютно и хорошо в его руках, словно дома. Но не дома у тетки или кого-то еще, а у себя, в своем собственном доме.

   - Не спишь? - Майкл отпустил ее, нехотя, медленно, потом потянулся на кровати и встал. Его длинные мускулистые ноги были красивы даже в сером свете наступающего утра. Утро субботы - она бы не вылазила из его постели до конца выходных, до начала второго семестра, до самой первой пары.

   - Кей, - он обернулся к ней, натянув брюки. - Мне нужно вернуться в школу и уладить кое-какие дела.

   - Да, конечно, - Кей неловко подскочила в кровати, ни в коем случае не желая показаться навязчивой. К тому же после его слов реальность вчерашнего дня вновь обрушилась на нее и накрыла с головой. На него покушались и едва вчера не убили. Конечно, ему нужно это уладить, тут и говорить было не о чем. Она отвлекла его, а ведь в это время белые маги могли уже при желании окружить его дом. - Прости.

   - Перестань, тебе не за что извиняться, - Майкл подошел, и его рука нежно коснулась ее щеки. Кей таяла от его прикосновений, ее воля плавилась и текла, мысли путались, когда он был к ней так близко, тем более теперь, когда она знала, насколько близки они могут быть. Волны прокатывались вдоль ее спины от одной мысли о соприкосновении их тел.

   - Съезди домой, - предложил Майкл, а ей хотелось сказать ему, что отныне дом ее там, где он. Но Кей сдержалась, и только книвнула головой. Так будет лучше для всех. Она не должна ему надоедать, ходить за ним прицепом.

   - Тебе что-нибудь наколдовать на завтрак? - спросил он, застегивая новую рубашку.

   - Ты не готовишь? - покачала головой Кей.

   - А ты не ешь? - усмехнулся он. Но ей и на самом деле не хотелось никакой еды, кроме его губ и его ласк. У Кей немного кружилась голова, и она тряхнула ею, чтобы прояснить мысли. Кей на полном автомате надевала и застегивала юбку, боясь напялить ее наизнанку и тем самым выдать свою полную неадекватность. Майку и куртку она натягивала, пребывая все в той же прострации.

   - Тогда идем, - произнес Майкл, окидывая ее взглядом и убеждаясь, что она готова.

   Круги защиты привычно хлопали в ушах изменением давления. Кей старалась смотреть себе под ноги, чтобы не думать о Майкле, и о том, что им придется вскоре расстаться. Она уже с тоской думала о том, как доживет до понедельника, или еще дольше, если его лекции по расписанию не окажется в первый день учебы. Лекции. О круг! Как она теперь сможет высиживать их спокойно на одном месте, когда он будет рядом с ней, перед ней? Как сможет вникать в слова, что он говорит? Ведь теперь ее мысли будут неотвратимо обращаться к его рукам и тем чудесным вещам, что они могут с ней сделать. К той магии, которую в школе не изучают.

   - Тебе удалось применить теорию Дао на практике, - неожиданно проговорил Майкл, и Кей едва не споткнулась.

   - Да, - с запозданием отозвалась она. А ей казалось, что Майклу было не до того, чтобы распознать ее прыжок в пространстве.

   - Ты - одаренный маг, Кей, - произнес он, оборачиваясь. И у Кей от волнения затрепетало все внутри. Она неловко пожала плечами в ответ.

   - Но тебе нужно работать над твоим даром, потому что он... несколько хаотичен, - постарался выразиться помягче Майкл, и Кей это оценила. - Ты слишком подвержена влиянияю эмоций, и в такие моменты перестаешь руководствоваться разумом.

   Теперь его слова звучали двусмысленно, и Кей внутренне напряглась. Говорил ли он о поединке или об их близости?

   - Я научусь, Майкл, - глухо отозвалась она.

   - Я не сомневаюсь в этом, - он снова повернулся к ней спиной и зашагал дальше. В такие моменты, как вчера вечером или сегодня утром, ей казалось, что она знает его. Но стоило ему бросить несколько подобных фраз, и Кей уже не знала, поймет ли она его когда-нибудь, приблизится ли к нему по-настоящему. Он будто снова неуловимо ушел на недостижимое расстояние. Может, конечно, это было всего лишь ее ощущение из-за того, что им предстояло провести остаток выходных раздельно, но тревога поселилась в сердце Кей и с каждым шагом вгрызалась все глубже.

   - Майкл, - окликнула его Кей на перекрестке, где их пути расходились. Ей хотелось спросить, увидит ли она его еще когда-нибудь, настолько упало ее настроение. - Мне туда, - неловко кивнула она в сторону.

   - Хорошо, до встречи, - легко произнес он все тем же голосом незнакомца.

   - До встречи, - эхом отозвалась Кей и на негнущихся ногах пошла к дому своих родственников.

   - Кто-то сдал меня, Стив, - Майкл нервно расхаживал по кабинету декана. - Они знали, что я ослаблен.

   - Чего ты хочешь от меня? Я уже отдал тебе ученика, помимо Бали. И что теперь? Ты хочешь, чтобы я отдал тебе еще и наставников?

   - Я хочу, чтобы ты разобрался, кто в твоей школе работает на врага.

   - Перестань, никому нет смысла этого делать. А вот что до твоей Бали...

   - Трансформация произошла у меня на глазах. - Отрезал Майкл. - Она перейдет по соглашению.

   - Майкл, ты сам закрываешь глаза на факты. Почему она оказалась на стройке?

   - Это недалеко от школы.

   - В таком случае, они могли планировать напасть на школу, а не на тебя лично.

   - Ну, разумеется, ты сам себя слышишь?

   - А ты меня? - глаза Стива рассерженно сверкнули.

   - Она защищала меня. От троих боевых магов.

   - Запоздалое раскаяние... - Стив махнул рукой, - ладно, Майкл. Допустим, она не причем. Хотя, как по мне, слишком много совпадений. Но кого ты обвиняешь? Трентон, которая в последнее время была загружена учебным процессом под завязку? Или Ирис, потому что она слишком правильная? Или, может быть, Сивиллу, потому что она старая спятившая карга, которая помешана на своем предмете?

   - Сивилла? - Майкл задумался.

   - Перестань, - с раздражнием рявкнул Стив. - Я и так пытаюсь все уладить, лавирую между вами и вашими склоками, уворачиваюсь от комиссии, расхлебываю жалобы студентов и их родственников.

   - Стив, никто не умаляет твоей роли. Но что касается Сивиллы...

   - Да, у нее не все дома, но она черная ведьма до мозга костей, и к тому же почти никуда не выходит.

   - Но в пятницу ее не было в школе.

   - Почему ты так решил?

   - Потому что, будь она тут, не преминула бы задержать Бали за уход без разрешения.

   - Она не была обязана.

   - Она не упустила бы такой возможности.

   - Снова эта Бали. Куда она шла, Майкл?

   Майкл промолчал. Он думал об этом. Кей могла идти только к нему домой. Зачем? Он вспомнил тихий трепет в ее глазах и поклонение, которое читал там иногда. Знала ли она, что произошло? Трансформация случалась очень редко, всего десяток раз, наверное, за всю историю. Этим термином именовали изменение цвета энергии, стороны, к которой принадлежал маг: либо с белой на черную, что случалось чаще, либо наоборот, с черной на белую, как у Бали. Желание спасти и самопожертвование (а иначе бросок в гущу неравной схватки было назвать нельзя) спровоцировали изменение цвета ее энергии. И теперь, в соответствии с соглашением, она подлежала передаче белым магам.

   - Она могла измениться раньше, а мы - этого не заметить. И отправиться на встречу с белыми магами, опасаясь, что мы не поступим в соответствии с соглашением. Майкл, подумай сам, она вообще не должна была выжить. Это могло подтолкнуть ее к любым действиям. Ты напрасно отпустил ее. Это был тот самый случай, когда бед можно было избежать малой кровью.

   - Малой кровью? У нее огромный потенциал.

   - Да, и он уже не на нашей стороне. А когда этот потенциал превратится в реальную силу, что ты будешь делать тогда?

   - Не знаю, - покачал головой Майкл. - Сейчас уже поздно об этом говорить.

   - Когда ты намерен ее передать?

   - В течение трех дней, ты же знаешь, Стив.

   - Значит, в понедельник?

   Майкл не ответил, да это и не требовалось. Стив тяжело вздохнул, взъерошив седые волосы.

   - Подумать только, трансформация, у меня в школе. Все равно, что выдать им ключи от дверей... Хорошо хоть первый курс, а не последний. Если бы только не было свидетелей...

   - Стив, - мрачно предостерег его Майкл. Если бы не было свидетелей, Стив уничтожил бы ее собственными руками. Так что Бали, в каком-то смысле крупно повезло. Теперь трое белых магов были в курсе, и скрыть факт трансформации стало уже невозможно.

   Кей смотрела на своих соседок по комнате так, будто не видела их целую вечность. Сначала безумная сессия, потом бой и ночь у Майкла. Ощущение было, как будто прошел месяц.

   - Чего уставилась? Никогда не видела мелирования? - Зло спросила Кристи, и Кей впервые заметила изменения в ее внешности.

   - Крис, - одернула ее Карен, качая головой.

   - А мы уже и не думали тебя тут застать, - продолжила Кристи. Похоже, то, что Кей сумела все-таки разделаться с сессией вызывало у Крис чувство досады.

   - Как прошла теоретическая магия? - поинтересовалась Карен.

   - Тяжело, - честно ответила Кей, потирая лоб и пытаясь сосредоточиться. Ее по-прежнему не волновало ровным счетом ничего, кроме Майкла. Все выходные она ловила себя на мысли, что витает в облаках, а если точнее, то непрерывно думает о нем. О том, хорошо ли она поступила, правильно ли себя повела, и так по кругу, снова и снова, переигрывая в голове ситуации по десятку раз. - Сивилла меня терпеть не может.

   - И не она одна, - хохотнула Кристи. Карен снова бросила на нее предостерегающий взгляд, и Крис на какое-то время заткнулась.

   - Не переживай, по термагии остался всего один семестр и один экзамен.

   - Да, - согласилась Кей и принялась складывать книги.

   Дома тетка заметила, что Кей рассеяна, но не придала этому значения, списав все на нервы после сессии. Никто не донимал ее расспросами, да и тому, что она вернулась только на выходные, видимо, были только рады. Но это и понятно: им со своими детьми забот хватало.

   Перед тем, как уснуть в субботу вечером, Кей вспоминала схватку и то, что сделала. Поначалу казалось невероятным, какие стены ей удалось воздвигнуть. Кей даже успела предположить, что применение практики Дао внесло коррективы в их цвет. Но истина была очевидной, и при всем желании ее не замечать, выпирала сквозь хлипкие доводы Кей: цвет ее энергии изменился. Защита, которую она выставила, могла принадлежать только белому магу, но никак не черному. И что это значило для нее? Прощай школа черной магии, добро пожаловать в школу белой? Кей понятия не имела, как все это происходит, но догадывалась, что белый маг не может оставаться в стенах черной школы.

   Те трое магов, после того, как Кей выставила защиту, ни разу по ней не ударили. Едва ли их впечатлило мастерство студентки или надежность самой защиты. Видимо, они просто были сбиты с толку и предпочли уйти.

   - Кей, да ты меня совсем не слушаешь, - произнесла Карен, и Кей виновато подняла голову. Она действительно не слышала ни одного слова.

   Кристи демонстративно хмыкнула из своего угла комнаты.

   Стук в дверь заставил Карен засуетиться со своими вечными травами, а Кристи - бросить быстрый взгляд в зеркало. Кей легко соскочила с кровати и пошла открывать.

   Он стоял в дверях, одетый, как обычно, в темный пиджак и белую рубашку. Волосы чуть влажные после улицы, где с рассвета стоял густой, как молоко, туман.

   - Майкл, - тихо произнесла Кей, не то приветствуя его, не то спрашивая, где он был все это время, как провел ночи, что делал без нее?

   - Бали, - коротко кивнул он. И этот жест и холодность, с какой он бросил ее фамилию, не предвещали ничего хорошего. У Кей все замерло внутри - она неотрывно смотрела на Майкла, не в силах пошевелиться.

   - Собирай вещи. Через полчаса жду тебя в холле.

   - Зачем? - с трудом выговорила она.

   Майкл не ответил. И тут понимание навалилось на нее неподъемным грузом: все, о чем она размышляла перед сном, оказалось правдой - ее сияющие белые стены, трое белых боевых магов, трансформация.

   - Майкл, пожалуйста, нет, - бессвязно шептала она, глядя ему в глаза. Кей вот-вот была готова заплакать, и ей было наплевать, как это будет выглядеть со стороны - ощущение было таким, будто ей заживо вырывают сердце. А он стоял в дверном проеме, словно ничего не случилось, отстраненный и безучастный. Мольба ее исполненных слезами глаз осталась безответной.

   - Не опаздывай, - произнес Майкл и, развернувшись, ушел.

   - Кей, - взволнованно позвала ее Карен, - ты что, не сдала? Старая ведьма передумала? Что случилось?

   - Теперь, Карен, ты сможешь рассказывать историю из первых уст, - удовлетворенно отметила Кристи, поглядывая на онемевшую Кей.

   - Может, стоит поговорить с деканом? Они ведь не могут... вот так... - Карен была искренне растеряна.

   Но Кей ничего не слышала. Он выпроваживал ее, словно чужого человека, словно между ними ничего не было. Так безразлично, так жестоко... Сегодня в нем не было ничего от того Майкла, которого она узнала всего лишь пару дней назад. Уладить кое-какие дела? Вот и все: уладил, вычеркнул из жизни. Кей казалось, что стоит ей только вдохнуть, как ее заледеневшее сердце расколется, а сама Кей рассыпется белыми хлопьями по полу студенческой комнаты. Зачем? Зачем нужно было быть с ней таким нежным, чтобы потом пнуть ногой, как бездомную собаку?

   - Кей, - Карен трясла ее за плечо.

   - Дело не в сдаче, - глухо проговорила Кей. - На выходных кое-что случилось. Со мной произошла трансформация.

   - Не может быть, - потрясенно проговорила Карен, опуская руку.

   - Вот это комнатка, - воскликнула Кристи, - что ни день, то новости.

   - Тебя передают по соглашению, - догадалась Карен.

   - Видимо, - безразличным тоном произнесла Кей, повернулась к шкафу, достала свою сумку и стала подряд бросать в нее свои вещи.

   В Кей будто что-то умерло, сломалось. Ничего из того, что складывала, она не видела - перед глазами стояло безразличное лицо Майкла, которого она никогда не знала. К белым магам? Да хоть на тот свет - ей сейчас было все равно. Что-то сломалось, умерло и хлопало внутри на ветру. Хорошо было бы раствориться в пустоте и больше никогда не возвращаться, не быть, исчезнуть, вместе с разъедающей жуткой болью, которая могла прожечь даже пустоту.

Глава 9

   В кабинете, что примыкал к холлу, ее ждали декан Стив, Майкл и двое представителей белых магов. Это была спокойная женщина чуть за сорок в кремовом облегающем платье и молодой человек, внешне похожий на студента с очень мягким доброжелательным взглядом, которые редко встречались в их школе.

   - Благодарим за содействие, - улыбнулся парень декану и Майклу, хотя их лица оставались бесстрастными. - Меня зовут Лео, - чуть поклонился он Кей, и она посмотрела на него невидящими глазами. Даже не глядя в сторону Майкла, Кей ощущала его присутствие и его холодность.

   - Я понимаю, все это для тебя неожиданно, - тем временем продолжал Лео, - но я полагаю, мы найдем общий язык, - он снова улыбнулся чему-то своему.

   - Пора, - тихо произнесла женщина, и ее слово повисло в воздухе приговором.

   Кей, не глядя ни на декана, ни на Майкла, шагнула прочь из кабинета, и ей было все равно, идут за ней белые маги или нет. Для нее больше не было ни смысла, ни места в старой школе.А в новой? Она не знала.

   Здание белой школы разительно отличалось от их подземного центра - оно напоминало университет прошлого века, со всеми этими удивительными башенками и лепкой, идеальными зелеными газонами. Кей одолевало желание горько рассмеяться, когда ее привели в такой же аккуратный и чистый корпус общежития.

   - Располагайся, - Лео всю дорогу был сама любезность.

   - Привет, - светловолосая и светлоглазая любопытная девушка полностью соответствовала образу ангелочка, какими и должны были быть, очевидно, белые маги. - Меня зовут Линда. Добро пожаловать.

   - Кей, - бросила Кей и опустила сумку на пол возле свободной кровати. Если бы ее поселили в подземелье с решетками, это больше бы соответствовало настроению. От всего радужного и белого Кей сейчас просто тошнило. И от соседки в том числе, хотя, возможно, она на самом деле была очень милой.

   - Мы будем жить тут вдвоем, - обрадовала ее Линда. - Трансформация - это так поразительно, мне до сих пор не верится, - затараторила она. - Так хочется тебя обо всем расспросить, но тебе сейчас, наверное, не до этого? - вопросительно посмотрела она на Кей.

   - Нет, - Кей упала на кровать, не снимая обуви, и уставилась в потолок. Что сделает Линда, если Кей окружит себя черными заклинаниями? Завизжит и побежит жаловаться? А других заклинаний она все равно не знает - что ей сделают.

   - Лео очень симпатичный, правда?

   - Кто?

   - Лео - преподаватель, что привел тебя. Он самый молодой в школе. Такой забавный, и веселый, и умный, - Линда задумчиво посмотрела в окно, наматывая светлый локон на палец.

   - Только не это, только не снова, - подумала Кей и накрылась с головой подушкой. Меньше всего на свете ей сейчас хотелось слышать чьи-то влюбленные бредни. А Линда будто только и дожидалась ее, чтобы поделиться всеми своими мыслями и переживаниями.

   - Он читает у нас теоретическую магию, очень серьезный предмет, - подушка Линду нисколько не смутила.

   Кей только хмыкнула из своего укрытия, не удержавшись: Сложно было отыскать более разных людей, чем Лео и Сивилла.

   - И, знаешь, чувствуется, что он разбирается в предмете. Может, конечно, ему и больше лет, чем с виду... Но у него такой характер, и он так говорит, что я почти уверена, что он немногим старше нас.

   Кей нестерпимо захотелось заткнуть уши.

   - Знаешь, Линда, - Кей внезапно отбросила подушку, - мне надо совершить жертвоприношение по поводу переезда. Не подскажешь, где тут у вас алтарь?

   - Ч-что? - Линда сразу заглохла. Ее светлые глаза округлились от удивления, смешанного с ужасом. - Мы не приносим жертв, - вяло проблеяла она.

   - Зря, - отрезала Кей, встала с кровати и вышла в коридор. Ей никуда не надо было, но слушать Линду она больше не могла.

   - Я слышал, ты уже подружилась с соседкой, - произнес знакомый доброжелательный голос, и Кей обернулась. Она уже около получаса сидела на поваленном дереве на краю школьного участка. Отсюда ей открывался отличный вид на корпуса школы, и на город, неясными силуэтами пробивавшийся на горизонте.

   - Можно и так сказать, - проворчала Кей. Только очаровательного милого Лео ей тут не хватало. Оставят они ее хоть когда-нибудь в покое? Или в то время, как в черной школе ученики изводили друг друга завистью и ненавистью, здесь донимали любезностью и чрезмерным радушием?

   - И что за жертву ты собралась принести?

   - Кровавую, - вздохнула Кей, и Лео мягко улыбнулся.

   - Ясно, - Лео присел на ствол рядом с ней. В отличие от Линды он не отнесся к ее угрозе всерьез. - Тяжело, наверное, вот так, в один день, оказаться на другой стороне.

   Кей с подозрением посмотрела на него: что, теперь будет вести задушевные беседы? Он у них еще и психотерапевтом подрабатывает? Амбициозный термаг.

   - Враги вдруг стали друзьями, а друзья врагами, - продолжил он.

   - Я не считаю их врагами, - возразила Кей, по-прежнему не глядя на него. Город на горизонте манил и отталкивал одновременно: там была вся ее жизнь, и тот, кто ее предал. - Почти никого.

   - Тебе придется принять чью-то сторону. Соблюсти неитралитет не выйдет, Кей. В конце концов, ты ведь не бесцветный маг, а белый.

   - Я - черный маг, - повернулась к нему Кей и упрямо посмотрела в глаза, - недоученный черный маг... с неправильным цветом, - Кей оторвала кусочек коры и запустила его подальше.

   - С правильным цветом, - рука Лео осторожно легла поверх ее пальцев. - Все образуется, вот увидишь.

   - Почему Вас так заботит то, что со мной будет?

   - Там о тебе никто не заботился? - кивнул Лео в сторону города.

   - Нет, - отозвалась Кей, а у самой снова заныло сердце.

   - Здесь все иначе. Лучше, - произес он, поднялся, отряхнул джинсы и зашагал обратно к корпусам.

   - Что это за предмет? - Кей вертела в руках расписание. В основной своей массе предметы совпадали, иногда даже названия, как теоретическая магия, например.

   - Тактика и стратегия, - ответила Линда. После черных шуточек Кей девушка заметно охладела и какое-то время даже не донимала Кей своими разговорами.

   - Тактика и стратегия чего? - уточнила Кей.

   - Боя, - ответила Линда, как нечто само собой разумеющееся.

   - Но у нас не было ничего подобного в старой школе.

   - У вас любой предмет годится для этого - только выбирай.

   - Это не так, - возразила Кей.

   - Конечно, - ответила Линда, не желая спорить.

   - И мне обязательно на это ходить? - Кей даже думать было противно, против кого направлен этот курс. Разве она когда-нибудь в жизни сможет ударить по Карен или Зази, или даже Трентон? Ответ был очевиден.

   - Все предметы обязательны, - накрыло девушек сзади приятным заботливым голосом. Линда тут же расцвела, и ее щеки покрыл легкий румянец, когда она посмотрела на Лео. Сам же преподаватель термагии смотрел исключительно на Кей. - Разве в старой школе было не так? - уточнил он.

   - Так, но... - вырвалось у Кей раньше, чем она успела остановиться.

   - Но что? - заинтересовался Лео.

   - Там я могла ходить на дополнительные занятия по своему усмотрению, - как можно уклончивее ответила Кей.

   - И что это было?

   - Высшая магия, - проговорила Кей, и у Линды изменилось от изумления лицо. Лео сдержался, но глаза его выдали неподдельный интерес.

   - Так рано?

   - Да, Вы правы, это оказалось преждевременным.

   Линда с облегчением вздохнула: ей совсем не улыбалось очутиться в комнате с профессиональным черным магом, владеющим мастерством на уровне выпускного курса. А Лео явно не торопился с выводами, внимательно изучая Кей.

   - Через минуту начнется пара, вам пора, - проговорил он, окидывая взглядом девушек и особенно пристально провожая Кей.

   Усилия Кей увенчались успехом: Линда не села с ней рядом, и теперь Кей спокойно восседала в гордом одиночестве на свободной последней парте. Тактика и стратегия для самых маленьких, как она ее тут же обозвала, проходила в обычном классе, а не в аудитории, как можно было бы ожидать. Мужчина в деловом костюме включил проектор и раскрыл свои записи. Неужели им еще и пропагандистские фильмы будут показывать об ужасах черной магии? Неприглядное лицо врага. Кей едва не рассмеялась мрачным каркающим смехом со своей последней парты. Что-то пока она не сильно вписывалась в их сплоченный жизнерадостный коллектив.

   - На общие темы мы уже достаточно беседовали с вами в прошлом семестре, - провозгласил наставник, и все притихли. - Я обещал тем, кто доживет до второго, кое-что более интересное.

   По комнате прокатилась волна возбужденных возгласов.

   - Начиная с сегодняшнего дня вы будете узнавать врага в лицо.

   Попахивало какой-то фальшивой патетикой. Кей скорчила кислую мину и с тоской уставилась на белый экран.

   - Начнем со стратегов. - На экране появилось фото декана Стива, лет на десять моложе, чем он был теперь. Кей вздохнула, а наставник стал расписывать гнусные таланты Стива, основные черты его характера, слабые и сильные места, потом перешел к истории. Все это Кей знала и без него. О декане в черной школе ходила масса историй, но никогда нельзя было сказать точно, что из них правда, а что очередное художественное преувеличение. Наставник белых же излагал все так, словно не сомневался в истинности каждого своего слова.

   После того, как преподаватель выдал задание на дом, пара закончилась, и студенты начали расходиться.

   - Тебе даже готовиться, наверное, не придется, - не удержалась Линда. - Ты могла бы с легкостью заменить Барра.

   - Вряд ли, - бросила Кей.

   - Почему же? - удивилась Линда.

   - Я бы не сказала вам ни слова, ни об одном из них, даже о Сивилле. - И это была правда. Даже о ненавистной старой карге она бы не заикнулась - слишком такие расклады напоминали бы предательство.

   - А, кодекс чести черных магов, - протянула Линда. - Когда же ты поймешь, что здесь у тебя нет врагов.

   - Как и друзей, - парировала Кей.

   - Да ты ведь всех отталкиваешь, даже Лео, - возмутилась она. - А он ни к кому не проявлял столько внимания.

   - Да не нужны мне ни вы, ни ваш Лео! - взорвалась Кей.

   - Поупражняйся со своей энергией и посмотри на ее цвет. Кажется, ты о чем-то забыла, - Линда хлопнула партой и демонстративно покинула класс.

   Тут же волшебным образом в классе нарисовался Лео, и Кей поняла, что осталась с ним один на один.

   - Я смотрю, ты действительно быстро заводишь друзей, - заметил он.

   - Да что вы ко мне все прицепились? - откровенно огрызнулась Кей. Нервы уже были изрядно на взводе после перепалки с соседкой.

   - Ты отгородилась ото всех, Кей, это неправильно. В нашей школе тоже есть отсев, ты должна это понимать. Если будешь вести себя так и дальше, не сдашь сессию и вылетишь. В каком-то смысле ты окажешься за тем же бортом, что и в школе черной магии.

   - Какая разница, - Кей тяжело опустилась за парту, - я уже за бортом.

   - Нет, я говорил тебе это и не устану повторять. Все в твоих руках.

   - Лео, чего ты хочешь?

   - Чтобы ты попыталась, - улыбнулся он. Но, несмотря на то, что улыбка казалась безупречно искренней, Кей не поверила. Слишком больно обжигаться - один урок высшей магии она усвоила великолепно, слишком больно.

   Кабинет декана Родрика был обставлен со вкусом. В нем, как и в архитектуре самого здания преобладал старинный стиль. Кресла с резными ножками, потертый персидский ковер перед массивным дубовым столом, и тяжелые портьеры с кисточками.

   - Что ты о ней думаешь? - Родрик отодвинул портьеру и выглянул во двор через окно.

   - Она сильно травмирована.

   - Этого следовало ожидать. В конце концов, она семестр проучилась в черной школе, завела друзей, привыкла к атмосфере и самой мысли о том, что станет черной ведьмой. Как проходит адаптация?

   - Не очень, - честно признал Лео.

   - Мне бы не хотелось иметь на территории школы неконтролируемого озлобленного мага, Лео.

   - Мага? - уточнил Лео.

   - Она сильнее, чем кажется. Ты знаешь, что она сдала высшую магию?

   - Ее ведь не посещают и не сдают на первом курсе.

   - Верно. А еще я имел очень интересную беседу с тремя боевыми магами, свидетелями трансформации.

   - И что? - Лео казался спокойным и слегка заинтересованным.

   - То, что они подтвердили факт перемещения в пространстве.

   - Правда? - в глазах Лео блеснул огонек.

   - Поэтому нам тем более нужно контролировать ее, Лео. Я хочу, чтобы ты присмотрел за ней, ясно?

   - Вполне, - отозвался Лео, кивая.

   - Позаботься о том, чтобы ей было комфортно, чтобы она не чувствовала себя одинокой.

   - Это будет трудно. Она по-прежнему причисляет себя к черной школе.

   - Об этом позабочусь я, - доверительным тоном сообщил декан, и Лео подумал, что в такие моменты Родрик больше всего походит на акулу.

Глава 10

Лео уже несколько дней пытался сблизиться с Кей, но у него ничего не выходило. Ни образ доброго наставника, ни угрозы, ни дружеское участие - ничто не действовало. Кей держалась отстраненно, а все их разговоры сводились к натянутым фразам.

   Он смотрел на нее из окна аудитории и пытался разгадать, как в свое время разгадывал учебные заклятия. Рыжая несмышленая девочка с зелеными глазами, как у кошки. Что в ней было такого особенного? Почему трансформация, которая случалась раз в сто лет, произошла именно с ней? Даже там, во дворе, сидя на облюбованном поваленном дереве и бездельничая, она плавала в облаке концентрированной энергии. Ощущение было таким, словно оно вот-вот взорвется, развернется и как цунами затопит всю школу. Не зря декан нервничал: ее присутствие заставляло их всех беспокоиться.

   Лео отвлекся от Кей, и поглядел на ее соседку, мирно шествующую с книгами. С этой девчонкой у него не было бы никаких проблем - она едва не в рот ему заглядывала. Одна улыбка, приятное обхождение - и Линда была бы у него в руках, шелковая и готовая выполнять любое его слово. Но не Кей.

   Перемещение в пространстве. Если ей только придет в голову или потребуется, она может исчезнуть у них прямо из-под носа, выложить всю информацию кому-то из черных магов и также незаметно вернуться назад. Эта хрупкая, еще не вполне оформившаяся девушка, могла быть идеальным шпионом Стива, и от такого развития событий они вовсе не были застрахованы. Ее нужно было взять под контроль, и чем быстрее - тем лучше, только совершенно неясно, как.

   Тактика и стратегия стала своего рода развлечением для Кей. Она больше не сидела насупленной совой на задней парте, а активно участвовала в обсуждении, подкидывая им самые невероятные истории о тех или иных черных магах, сочиняя по ходу дела. Если Кей была не в состоянии всерьез относиться к предмету, то по крайней мере, могла дезинформировать остальных. И потешаться над ними, когда ее россказни становились совсем уж нелепыми, и студенты с Барром понимали, что их попросту провели.

   - Сегодня рассмотрим пожирателей, - провозгласил Барр в своей привычной торжественной манере, и класс как-то подозрительно затих. Даже Кей не стала выступать со своими замечаниями, потому что вообще ничего не слышала о подобной категории. - Точнее одного, - наставник окинул мрачным взглядом комнату. Потом повозился с проектором и вывел на экран одну единственную фигуру. Такие знакомые глаза, овал лица, плечи, все тот же неброский, но хорошо сидящий темный костюм и белая рубашка.

   - Майкл, - объявил наставник. А сердце Кей провалилось куда-то вниз, и на смену язвительной болтливости пришло онемение.

   - Как вы уже знаете, - тем временем продолжил наставник, - пожиратели продляют свою жизнь и пополняют энергию за счет жизней и энергии представителей своего же цвета. Со временем они становятся все сильнее, и тем большее количество жизненной силы им требуется. Так, по нашим приблизительным прикидкам, Майклу необходимо два-три человека в год.

   Класс потрясенно ахнул.

   - Да, он уже достаточно стар и очень силен.

   - А что будет с пожирателем, если он вовремя не пополнит свою энергию? Он умрет? - раздался вопрос из класса.

   - Нет, он не умрет, но будет ослаблен.

   - Этого не может быть, - шептала Кей сама себе. Они лгут, они все выдумали, а в голове уже складывалась картина: три боевых мага нападают на Майкла у школы, рваные куски его поля, странный привкус энергии накануне.

   - Можно ли как-то определить, что пожиратель не "пообедал"? - раздался очередной вопрос, и класс отозвался коротким смешком.

   - Можно, если досконально знать характер энергии пожирателя, что практически исключено. Это настолько ускользающий нюанс, что... - Барр развел руками, - мало кому дано его ощутить.

   Сладковато-горький привкус Майкла всплыл в памяти Кей, запечатленный в ней навеки. Накануне боя в нем было чуть меньше сладости и больше горечи, и еще этот навязчивый низкий гул.

   - Бали, Вы нам можете поведать что-либо о Майкле? - вывел Кей из задумчивости голос наставника. Ей померещилось, или на этот раз в нем прозвучала насмешка?

   - Нет, - глухо выдавила Кей и больше ничего не добавила.

   - Жаль, очень жаль, Ваши истории всегда так занимательны, - уколол ее Барр.

   Но на этот раз Кей действительно нечего было сказать. Она была потрясена. Сколько же ему лет на самом деле? Сто? Двести? Пожиратели живут, пока есть пища. Неужели какие-то из жутких историй Карен были правдивыми? И за год на самом деле исчезала пара студентов? По одному за сессию. Нехорошее чувство шевельнулось в душе Кей и замерло там, настороженное.

   Пара закончилась, а Кей по-прежнему осталась сидеть на месте. Она так и не успела придти в себя, когда в класс заглянул Лео и передал ей просьбу зайти к декану. Кей смутилась, но пошла. Зачем она вдруг понадобилась администрации? Неужели она им так осточертела, что они решили избавиться от нее досрочно? Но все эти мысли и тревоги затмевали размышления о Майкле. Пожиратель - это слово перекрывало все.

   - Здравствуйте, Бали, - поприветствовал ее представительный мужчина средних лет. - К сожалению, у меня не было возможности познакомиться с Вами раньше. Декан Родрик, - он протянул ей руку и пожал тонкую ладонь Кей.

   - Очень приятно, - вежливо отозвалась она, насторожившись.

   - Как Вам у нас учится? - Он заходил издалека, но Кей не сомневалась, что декан вызвал ее не для общих фраз.

   - Неплохо, - ответила Кей, осторожно изучая декана и обстановку.

   - Не напрягайтесь так, Кей, я Вам не враг, - отрепетированно улыбнулся Родрик, и это не добавило к нему доверия в глазах Кей.

   - А кто?

   - Друг, разумеется. Я беседовал с боевыми магами, свидетелями Вашей трансформации.

   Кей молча ждала, к чему он ведет.

   - Они сказали, что Вы бросились в гущу битвы, чтобы защитить наставника, Майкла.

   Кей продолжала молчать, не возражая.

   - Такая преданность школе похвальна, но, очевидно, что должна быть еще какая-то причина.

   - Он помог мне с сессией. Без него я бы вылетела, - ответила Кей.

   - Расскажите подробнее, - вежливо поинтересовался декан, и Кей вкратце изложила ему историю.

   - И Вас проводили к нему? В отдельную комнату? В неофициальной обстановке? - уточнил декан.

   - Да, - подтвердила Кей, не понимая, к чему он клонит.

   - Вы уже знаете, кто такой Майкл? - вкрадчиво спросил декан.

   - Пожиратель? Да, - признала Кей.

   - Бедное дитя, - вздохнул Родрик, - неужели Вы до сих пор не поняли, для чего Вас на самом деле приводили к Майклу?

   То самое неприятное чувство, что с лекции затаилось в душе Кей, наконец нашло себе выход.

   - Нет, - выдохнула она, отрицая саму возможность такого хода событий. Только не Майкл. Только не с ней. Он выслушал ее тогда, узнал о Дао и помог. Он поступил честно, не приговорил ее без права голоса, как все остальные. - Он вытащил меня, - прохрипела Кей, и сама не узнала свой голос.

   - А Вы не догадываетесь почему? - поинтересовался декан, и Кей не сомневалась, что у него и на этот вопрос есть ответ.

   - И почему же? - с вызовом спросила Кей.

   Ответ декана раздавил ее полностью:

   - Потому что уже тогда Ваша энергия начала менять цвет. Он заметил признаки трансформации. Черный пожиратель не может поглотить силу белого мага, это невозможно. Такой маг для него просто несъедобен, Вы меня понимаете, Кей?

   - Тогда почему они меня не убили? - Кей цеплялась за последнюю возможность.

   - Куда им было торопиться? Свидетелей нет, Вы - в полном их распоряжении. Трансформация - достаточно редкое явление, чтобы возникло вполне понятное желание изучить ее подробнее.

   - Изучить меня? - руки Кей дрожали.

   - Дорогая моя, не волнуйтесь так, - утешил ее декан. - Все самое страшное уже позади. Вам повезло, действительно повезло, понимаете? И Вы должны это ценить.

   Кей тяжело вздохнула. Песня декана ей была вполне знакома, но только теперь не осталось смысла сопротивляться. Неужели у нее и правда не было никаких друзей на темной стороне? Неужели она настолько заблуждалась? Майклу было плевать на ее объяснения и Дао - выходит, они со Стивом решили придержать ее для опытов. А потом еще одна вылетевшая студентка исчезла бы бесследно в недрах школы.

   - А как же соглашение?

   - Если есть возможность скрыть инцидент... - Родрик развел руками. - Наша школа - это Ваш единственный шанс.

   - Я понимаю, - проговорила Кей чужим голосом.

   - Вы обещаете взяться за ум, дитя?

   Кей молча кивнула, опасаясь, что голос ее может подвести окончательно.

   - Что ж, тогда ступайте, - благосклонно улыбнулся декан. - Наша беседа окончена.

   Кей вышла из его кабинета белее мела. Майкл, дважды предатель. Или ночь, которую они провели вместе, тоже была частью плана по изучению? Изнутри. Кей тошнило от подобных мыслей.

   - Все в порядке? - снова возникший из ниоткуда Лео подхватил ее под локоть, когда она пошатнулась. - Что тебе сказал декан?

   - Что все люди лгут, - глухо отозвалась Кей.

   На удивление Лео никак не прокомментировал ее утверждение и только помог ей добраться до комнаты.

   Кей долго сидела у окна и смотрела на тот самый силуэт города, который стал для нее еще более чужим. Она потеряла счет времени, пытаясь выудить из своей памяти что-то настоящее, хорошее, светлое, что не подлежало осквернению и держаться за эти мысли, как за спасательный круг. После откровения декана Кей казалось, что весь мир уплывает у нее из под ног. И в этом тотальном смятении Лео был сорванным якорем, не способным удержать ее от взбесившегося моря.

   - Кей? - Линда, вероятно, уже не первую минуту была в комнате, но Кей на нее никак не реагировала.

   - Прости, Линда, - усталое и потемневшее лицо Кей посмотрело на соседку.

   - Что-то случилось?

   - Ничего нового, - покачала головой Кей. - Прости меня.

   - Не страшно, - оттаяла Линда. - Я ведь понимаю, как это тяжело. Даже не представляю, что бы было со мной, окажись я на твоем месте. Что бы я делала в черной школе? Среди черных стратегов и ...пожирателей.

   - Линда, пожалуйста, - взмолилась Кей.

   - Ладно, да, лучше не будем о них к ночи. - И девушка вновь затараторила на какие-то другие темы. Кей перестала ее слушать, впитывая лишь интонации, мягкие, успокаивающие - и этого было достаточно. Она в безопасности, рядом с нормальным живым человеком, ладно, паранормальным, но это уже детали. Главное, что ее не поджидают монстры со своими извращенными планами.

Глава 11

   - Ну, как дела? - декан постукивал костяшками пальцев по столешнице.

   - Значительно лучше, - ответил Лео, наблюдая за движениями Родрика.

   - Успеваемость?

   - Повысилась. Она взялась за голову. Догнала и даже опередила поток по многим предметам. Ваша стратегия сработала.

   Декан удовлетворенно кивнул.

   - А моя - нет, - уязвленно добавил Лео. - Что такого Вы ей сказали, Родрик?

   - То, что ей давно следовало понять, - декан убрал руки со стола, словно не желая делиться с Лео тайными жестами. - А что до тебя, мой дорогой, твоя стратегия в данном случае и не могла сработать.

   - Почему же?

   - Да потому, что хотя Майкл в действительности помог ей с сессией, чувства благодарности едва ли достаточно для самопожертвования.

   - Что же тогда?

   - Влюбленность, любовь, - пожал плечами декан, - называй, как хочешь.

   - К Майклу? - казалось, сама мысль повергла Лео в ступор.

   - Ну, черная школа, что ты хочешь. Извращенные понятия и представления.

   Теперь наша задача - излечить ее от этой заразы окончательно. От влияния школы, я имею в виду, с романтическими чувствами, полагаю, уже покончено.

   - Да уж, - отозвался Лео, вспоминая ее лицо цвета мела после беседы с деканом.

   - Что-то Лео совсем перестал заходить, - вздохнула Линда, сидя на подоконнике и болтая ногами. - С тех пор, как у тебя наладилось с учебой.

   - Значит, Лео нравятся плохие девочки, - усмехнулась Кей.

   - Тогда я готова завалить пару предметов. Может быть, даже теоретическую магию, - весело подмигнула ей Линда.

   - Ага, и остаться на дополнительные занятия, предварительно убедившись, что больше кандидатов нет.

   - Мне кажется, он амбициозен, - вдруг заявила Линда, и Кей удивилась:

   - Он же тебе всегда нравился.

   - Он мне и сейчас нравится, но нельзя со всеми оставаться таким доброжелательным и неитральным, как он.

   - Может, он соблюдает некое негласное правило - не встречаться с ученицами, - предположила Кей, и подумала, что сама больше никогда его не нарушит. В ее жизни не будет наставников.

   - Нет такого правила, - насупилась Линда, но, как обычно, это не продлилось долго.

   В дверь аккуратно постучали, и обе девушки удивленно переглянулись. К ним редко приходили гости.

   Когда дверь отворилась, за ней оказался Лео, собственной персоной, которому они только что перемывали косточки. Линда, как всегда, смутилась и залилась краской, а Кей смотрела на него с подозрением, гадая, какую еще паршивую весть он ей принес.

   - Не хочешь прогуляться? - в лоб спросил он у Кей, и у нее на какое-то время отнялся язык.

   - Хочет, конечно, - брякнула Линда, с завистью поглядывая на соседку.

   - Это значит, да? - обезоруживающе улыбнулся Лео.

   - Ладно, - нехотя согласилась Кей, но если уж он заявился снова, стоило разведать, в чем дело.

   - Ты работаешь над упражнениями высшей магии? - спросил Лео.

   - Это что, опрос успеваемости? - уколола его Кей. Они вышли на улицу, за ограду школы и направились в сторону деревни с ее главной улицей и старой забегаловкой, которую посещали практически все студенты.

   - Вобщем-то нет, можешь не отвечать, мне просто интересно.

   - Да, работаю, - кивнула Кей.

   - Сама?

   - В основном, да. Потому что официально я считаюсь слишком юной для такого рода занятий.

   - Что же за упражнения ты тогда делаешь?

   - Из курса высшей магии первого семестра, - ответила Кей и взглянула на реакцию Лео.

   - Черной? - запнулся он на дороге, но тут же пошел дальше.

   - Ну, да.

   - Хочешь, я поговорю с наставницей, и она допустит тебя в группу?

   - Не откажусь.

   - Кей, неужели тебе все равно, черная или белая? И как ты можешь делать черные упражнения, обладая белой энергией?

   - Я не знаю, каковы они у белых магов, но подозреваю, что принцип один и тот же.

   - Так нельзя говорить, - его рука предостерегающе сжала ее руку, и Лео остановился.

   - Мне можно. Забыл? Я была по обе стороны.

   - Это неважно. Сейчас ты здесь.

   - Предлагаешь забыть все, что я знаю? - Кей посмотрела ему в глаза.

   - Заменить, - Лео не отвел взгляд, и на дне его глаз Кей увидела обещание чего-то большего.

   Наставник склонился к ней ближе, и его губы в легком поцелуе коснулись губ Кей.

   Кей отдернулась, словно от огня.

   - Что ты делаешь?

   - Прости, - Лео замялся. - Я знаю о твоем неудачном опыте...

   - О чем? - Кей оттолкнула его прочь и отступила на пару шагов назад.

   - Кей, я не хотел напоминать тебе. Просто я - другой, пойми. - Его глаза умоляли ему поверить, а руки были протянуты к Кей. Но жгучая боль вновь ожила внутри нее и не позволила к нему приблизиться. Еще один наставник решил с ней позабавиться. Этого не будет, никогда.

   - Лео, играй в эти игры с кем-то другим, - Кей отступила еще дальше и повернулась, чтобы пойти обратно к школе, но Лео догнал ее и перегородил дорогу.

   - Мне не нужен никто другой, - его голубые глаза требовали и умоляли одновременно. - И это никак не касается учебы. Кей, я все начал не так. Вернее, что бы я ни делал, с тобой это всегда не так. - Его руки коснулись плеч Кей и прошлись по ним вверх-вниз, согревая.

   - Не надо было выбирать диковинного трансформера, - возразила Кей.

   - Не называй себя так, - усмехнулся он. - Ты и без трансформации не похожа ни на кого. - Его пальцы пробежались по непослушным рыжим локонам. - В мире есть не только боль, но и хорошие вещи.

   - Например?

   - Например, это, - Лео вновь прильнул к ее губам, но на этот раз Кей его не оттолкнула. Он был мягким и теплым, нежным и ласковым, как июльский ветер на побережье, и ни в чем, ни капли не похож на Майкла. Когда Лео обнимал ее и целовал, Кей не ощущала ничего: ни приятных волн, бегущих вдоль позвоночника, ни удивительного сладковато-горького привкуса на языке.

   Лео сам прекратил ее целовать, заметив, что Кей витает где-то очень далеко.

   - Что с тобой?

   - Ничего, - ответила Кей и, к сожалению, это была чистая правда.

   - Как все прошло? - Линда сгорала от нетерпения и одновременно жутко завидовала.

   - Ничего не вышло, - отозвалась Кей, бросая пальто на кровать.

   - Почему? - удивилась Линда, не решив еще, радоваться ей или огорчаться.

   - Потому что он играет, Линда, для него это своего рода забава.

   - С чего ты так решила?

   - Я видела его глаза.

   - Если бы ты видела их по-настоящему, - проговорила Линда, - то уже не смогла бы забыть.

   - У нас нет ничего общего, - Кей упала на кровать прямо поверх своего пальто, что всегда изрядно раздражало Линду. А вот Карен было все равно, где валяются чьи-то вещи, и кто как живет. Кей ощутила, что скучает, по крайней мере, по одной своей соседке - это точно. Интересно, что она делает сейчас? Когда стало холодно, и ее любимые травы уже не растут? Может, собирает редкие мхи и лишайники - их ведь тоже часто используют в заклинаниях. Обычно, не самых добрых, наводящих тоску, к примеру, или сонную болезнь. Болотная трава, кости вороны - как же ей всего этого не хватало. Кей тяжело вздохнула и закрыла глаза.

   - А что ты скажешь, если я попробую?

   - Попробуешь что? - не поняла Кей.

   - С Лео.

   - Лин, - Кей посмотрела на нее с тревогой, - не стоит, правда, поверь мне. Это ни к чему хорошему не приведет.

   - Он - особенный, он - другой, понимаешь? - глаза Линды сверкали, и Кей поняла, что ни один из ее доводов не будет услышан.

   На следующий день утром в центральном корпусе Кей и Линда, как всегда в последнее время, появились вместе. И уловив обалдевшее выражение лица подруги, Кей сразу догадалась, кто к ним приближается.

   - Кей, Линда, - радушно поприветствовал их Лео и протянул Кей бумагу: - Вот твое новое расписание.

   - Новое? - Кей с недоумением смотрела на листок в своей руке.

   - У тебя добавился новый предмет, высшая магия, - довольный собой, усмехнулся он. И Кей вспомнила об их коротком разговоре перед неудавшимися поцелуями.

   - Не стоило беспокоиться, - проговорила она, не уверенная, выйдет ли что-то из этого. У нее отлично работали упражнения черной магии, несмотря на цвет ее энергии, в особенности, когда она применяла методы Дао. Именно они и давали ей возможность не обращать внимания на тип энергии, поскольку не были привязаны ни к какому типу. Они находились вне разделения, вне правил.

   - Ты не рада? - очевидно, Лео заметил ее сомнения.

   - Не знаю, как у меня будет получаться, - сказала Кей почти правду.

   - Если потребуется помощь в практике, я всегда готов, - охотно откликнулся он, и еще раз улыбнувшись, оставил девушек одних.

   - И ты говоришь, что у вас ничего не вышло? - обиженно произнесла Линда, глядя вслед удаляющемуся Лео.

   - Линда, серьезно, у нас с ним ничего общего, - заверила ее Кей.

   - У тебя - возможно, но не у него, - вздохнула соседка.

   - Что мне сделать? - развернулась Кей и посмотрела на Линду.

   - А что тут сделаешь.

   - Приговор, морок, - есть разные варианты.

   Линда захлопала глазами, но тут же кисло улыбнулась.

   - Все твои черные шуточки?

   - Почему же, кое-что я помню и могу.

   - Нет, забудь, мы так не делаем.

   - А зря. Некоторые люди вполне этого заслуживают.

   - Слушай, ну почему ты так взъелась на Лео? Ведь он вовсю старается, чтобы помочь тебе.

   - Наверное, поэтому.

   - Странная ты.

   - Ты права, - Кей грустно улыбнулась и поплелась на высшую магию, которая у нее значилась теперь первой парой.

   В небольшой аудитории даже не было парт, как таковых. В стороне стояло несколько столов, посередине помещения - зоны, отгороженные металлическими сетками, в которых проводили те или иные опасные заклинания. Группа была разделена на бригады по три-четыре человека, каждая из которых работала в своей зоне.

   - Проходи, Бали, - бесстрастно произнесла высокая сухая женщина с проседью, пробивавшейся в длинных каштановых волосах. - К сожалению, у нас сегодня не теория, а практические занятия, поэтому даже не знаю, в какую группу тебя включить.

   - Включите в нашу, - улыбнулся высокий симпатичный парень с копной темных волос.

   - Ты рассчитываешь всю задачу взять на себя, Дэниэл? - поинтересовалась наставница. - У тебя в бригаде и так хватает слабаков.

   Слабаки, а это были две с виду достаточно милые девушки, державшиеся очень тихо и скромно, после слов наставницы и вовсе уставились в пол.

   - Без них я бы не справился, наставница Морган, - серьезно заверил ее Дэниэл и хитро взглянул на Кей. - Но у нас самая малочисленная бригада, так что добавить к нам еще одного человека - совершенно логично.

   - Ладно, - нехотя согласилась Морган. Ей самой, очевидно, не хотелось возиться с Кей, но все же нужно было куда-то пристроить новенькую. - Только руками ничего не трогай и никуда не лезь, - обратилась она к Кей. - Сегодня ты -наблюдатель.

   - Хорошо, - кивнула Кей и направилась к группе Дэниэла.

   - Привет, Кей, - представилась она и протянула Дэниэлу руку.

   - Тебе же велели руками ничего не трогать, - усмехнулся он, и Кей опустила руку.

   - Прости, шучу. Дэниэл, - он протянул ей свою крепкую ладонь. Судя по мозолям, парень увлекался боевой магией.

   Девушки стояли тихо, так, словно их и не было.

   - Это Стейси и Дари, - кивнул на них Дэниэл. - Они заговорщицы, поэтому и молчат.

   - Заговорщицы? - не поняла Кей.

   - Разновидность вязальщиц заклятий, только вербальная. Их слова обладают слишком большой силой, любое неконтролируемое употребление или неудачная последовательность может привести к катастрофе.

   - Они - боевые маги? - удивилась Кей.

   - Вряд ли они сами могли бы сражаться, - улыбнулся Дэниэл, - они - скорее, оружие.

   - Вы так и будете беседовать все занятие? - холодно поинтересовалась Морган, и ребята тут же прекратили разговор.

   - Что будем делать? - спросила Кей, когда Дэниэл стал листать свои записи.

   - Вызов молнии, - просто ответил он.

   Кей удивленно приподняла брови:

   - Разве для этого не идеально подходят вязальщицы?

   - Да, но они не настолько хорошо себя контролируют. Нам же не нужно разнести к чертям аудиторию.

   Кей, не удержавшись, хохотнула, представив себе этот разгром.

   - Именно, поэтому будем действовать старыми проверенными методами.

   - Это как?

   - Ну, исходя из конспекта лекций, при помощи разнозаряженных энергетических шаров. При их сближении должен произойти эффект молнии.

   В памяти Кей вспыхнул поток энергошаров, летящих в ее слабую стену в спарринговом зале в черной школе. Для Майкла, наверное, ничего бы не стоило устроить молнию и грозу с ливнем, или стоило, но не ему, а очередной загубленной жизни.

   - Чего так насупилась? Я справлюсь. А ты будешь просто вести протокол, хорошо?

   - Хорошо, - согласилась Кей.

   - А вы, девчонки, - обратился он к парочке, - делайте только то, что я говорю.

   Стейси, кажется, кивнула в ответ, а может, это была Дари.

   Дэниэл сделал на листике какие-то вычисления, открыл сетчатую дверь и вошел внутрь. Подвел к стойке заземлители и стал создавать шары. Голубой шар потрескивал холодной энергией, которой Кей еще никогда не видела - в нем было что-то от силы замерзшей воды. Второй шар светился оранжевым, и даже за сеткой казалось, что он излучает сильный жар. Потом Дэниэл закрепил их, снял заземления и очень осторожно вышел за дверь. Затем подал знак девушкам. Одна из них приблизилась к клетке и опустила рычаг силового поля. Шары пришли в движение, сблизились и... ничего не произошло: ни выброса энергии, ни молнии.

   - Что случилось? - спросила Кей.

   - Потенциалы, наверное, неправильно рассчитал потенциалы, - отозвался Дэниэл. Затем что-то зачеркнул на листе, написал новые значения и после отключения поля вновь устремился в клетку. Потом все повторилось: заземление, новые шары, снова заземление и выход из клетки - и снова с нулевым результатом. Кей и рада была бы ему помочь, но в молниях ничего не смыслила.

   Хотя, задумавшись о молнии, как о явлении, Кей вспомнила, что та представляет собой проход энергии по каналу, образованному заряженными частицами. То есть все, что требовалось - это разница потенциалов и проводник между ними. Энергетические шары Дэниэла в полной мере являли собой такую разницу, но проблема, очевидно, была в том, что не образовывался канал. И если добавить поле в виде канала между ними, то должен произойти желаемый эффект. Только поле это не должно представлять собой ни одну из разновидностей уже созданных шаров.

   И тогда Кей подумала о ветре, несущем частицы от одного шара к другому. Поток частиц от оранжевого шара задрожал в воздухе, как солнечная корона, и, сорвавшись, устремился к холодному шару. В воздухе сверкнула молния, и запахло озоном.

   - Браво, Дэниэл, - заапплодировала Морган. - С третьей попытки, но все же. Давайте свои графики - засчитаю вам сдачу лабораторной.

   Стейси и Дари, все также молча, направились с графиками к наставнице. Дэниэл остался стоять на месте, пораженно глядя на Кей.

   - Как? - спросил он, подойдя к ней почти вплотную. - Как тебе удалось? Я ведь знаю, что снова ошибся.

   - У тебя все получилось, - возразила Кей.

   - Нет, - упрямо покачал головой Дэниэл. - Мои расчеты были снова неверны. - И он потрусил тетрадкой перед лицом Кей.

   - Расчеты - может быть, а на практике - все вышло. Никогда раньше не видела искусственных молний, - искренне произнесла Кей.

   Дэниэл засомневался, еще раз посмотрел на свои записи, потом на волшебную клеть.

   - Может, конечно, я промахнулся, когда создавал шары по третьему разу...

   - Бали, заведете график, и Вам я тоже поставлю зачет, - тем временем заявила Морган, - правила у нас для всех одинаковые. Так что благодарите Дэниэла. А ты, Дэниэл, оказываешь девушкам медвежью услугу.

   - Почему? - спросил Дэниэл, прокручивая в голове произошедшее и почти не слыша Морган.

   - А ты что, всю жизнь собираешься их сопровождать?

   Дэниэл посмотрел на Кей, поморгал, потом его губ коснулась все та же игривая улыбка:

   - Да.

   - Дэниэл-Дэниэл, доиграешься, - предупредила его Морган, но достаточно мягко. Сивилла бы его уже в порошок стерла. А Майкл... Кей запретила себе думать дальше. Только не об этом: лучше о шарах, об улыбке Дэниэла, но только не об этом.

Глава 12

   Лео снова поджидал ее в коридоре, хотя Кей чудесным образом удавалось избегать его целую неделю.

   - Как идет высшая магия? - непринужденно поинтересовался он.

   - Неплохо, - отозвалась Кей, не останавливаясь.

   Лео пристроился рядом и пошел с ней в ногу.

   - Морган говорит, тебе придется многое наверстать, чтобы догнать группу. И что пока ты на лабораторных выезжаешь за счет напарника.

   - Если ты все знаешь, зачем спрашиваешь? - Кей резко затормозила, и Лео едва не проскочил мимо нее.

   - Я говорил тебе, что готов помочь. Можем попрактиковаться вместе. Или ты сомневаешься в моих навыках?

   - Сомневаюсь, - резко ответила Кей и сама себе удивилась. К чему ей было задираться с Лео? Но он ее раздражал. Бесила его навязчивость, неумение отступить, и еще - она ему ни капли не верила. Кей хотелось затеять с ним драку: пусть она и не выйдет победительницей, но хотя бы разомнется, поупражняется на белом маге, применит наконец те несколько черных боевых приемов, что отрабатывала в одиночестве.

   - Что ж, - похоже, она сумела его зацепить. - Приходи сегодня в восемь на пустырь за школой.

   - Разве поединки не запрещены? Если нас поймают, что тогда будет? - забеспокоилась Кей.

   - В учебных целях это не поединок. Я - твой наставник, Кей, - высокомерно заявил он, и желание надрать ему задницу утроилось. Кей кивнула:

   - Хорошо, я приду.

   - Жду с нетерпением, - бросил он на прощание и оставил ее, наконец, в покое.

   - Ты дерешься с Лео? - глаза Линды готовы были вылезти из орбит от услышанного. - Ты спятила? Кей! Можно просто сказать парню "нет".

   - Он не понимает слова "нет", - огрызнулась Кей. Она с самого утра была на взводе, и к вечеру ее настроение только усугубилось.

   - Но драться с ним...

   - Будет полезно, для обоих.

   - Будет больно, для тебя, - возразила Линда и покачала головой. - Все-таки вы, черные маги, сумасшедшие. Он - наставник, Кей, он выше тебя на несколько ступеней. О, круг, да что там говорить... Это самоубийство, если только Лео не проявит к тебе изрядной доли милосердия. Но я тебя знаю: ты его так достанешь, что он прихлопнет тебя, как зловредную муху. Надо пойти и рассказать все декану, чтобы он остановил вас.

   - Не смей! - воскликнула Кей, бросаясь к Линде. - Я не для этого тебе рассказала.

   - А для чего? Для того, чтобы убедить, что у вас с Лео ничего не вышло?

   - Можно и так сказать, - мрачно усмехнулась Кей. - А если честно, я просто застоялась.

   Линда только покачала головой.

   - Мне никогда тебя не понять.

   - Я сама себя понимаю с трудом. Не обижайся, Лин, все будет хорошо.

   - Конечно. Просто держи язык за зубами, когда будешь драться, прошу тебя. И он тебя пощадит.

   От упоминания о пощаде внутри Кей все взбунтовалось. Она не ждала и не желала милости от Лео. Но вслух говорить ничего не стала, чтобы соседка и вправду не доложила декану.

   - Ты не хочешь поставить защиту? - скептически заметил Лео, когда они сошлись на пустыре. Кей уже просто мутило от его покровительственного тона.

   - Ты прекрасно знаешь, что при защите нападение не столь эффективно, - возразила Кей.

   - А ты, значит, решила меня разнести в пух и прах, - усмехнулся Лео.

   - Нет, но поупражняться, как следует.

   Кей швырнула в него разряд, но Лео легко улонился, и даже вечная улыбочка не сошла с его губ.

   - Фу, как грубо, - прокомментировал он. И ответил легким волновым ударом, от которого волосы Кей взметнулись в воздух. - Тебе действительно пригодилась бы защита, - произнес Лео, серьезно глядя на Кей.

   Но Кей уже не слушала его, а растворялась в пространстве. По телу прокатывались волны покалывания, такие приятные и забытые - она уже давно не делала ничего подобного. Лео успел ударить очередной более сильной волной, но та лишь спокойно разошлась по пустырю, не достигнув цели. А цель уже стояла за спиной Лео и формировала гудящую колючую сеть, которую Кей тут же накинула сзади на наставника. Лео скорчился и повалился на землю от неожиданности и боли. Открытая кожа в местах соприкосновения с сетью горела. Сноп золотистых искр разорвал сеть в клочья, и Лео поднялся на ноги, отряхиваясь. Его ожоги затягивались у Кей на глазах. Лео был достаточно силен для своего возраста. Кей не успела ничего предпринять, как он обмотал ее тугим силовым полем так, что она больше не могла пошевелиться.

   - Перемещение в пространстве? Неплохо, Бали, только с защитой у тебя полный провал. А с учетом того, что большинство магов сильнее, чем ты, это прискорбное упущение, - проговорил он ей прямо в лицо. Кей хотела дернуться, что-то ответить, но у нее ничего не получалось - она полностью была скована его волей.

   - Видишь, ты в моих руках, и я могу сделать с тобой все, что мне заблагорассудится, - при этих его словах тревога зазвенела в душе Кей, но ни исчезнуть, ни прыгнуть еще раз она не могла. Разве что использовать напряженность собственного поля, сжатого под давлением Лео и его личное поле для создания молнии? Шальная мысль пронеслась в ее голове, и Кей создала утечку из своего поля, на которую Лео не обратил внимания. Сверкающий молниеносный разряд ударил наставника в плечо, и он тяжело присел на одно колено. Его путы тут же исчезли, и Кей освободилась. Ударять его еще раз, когда он пострадал и был ослаблен, не имело смысла, и Кей протянула ему руку.

   - Ну что, ничья?

   - Бали, молнии используют в войнах для удара по многочисленному противнику, - прошипел он, сжимая здоровой рукой обгоревшее плечо.

   - Прости, как могла, так и выкрутилась, - Кей помогла ему подняться на ноги, и Лео хмуро уставился на нее. - Ты как? - злость Кей вдруг улетучилась при виде его дымящейся одежды. В конце концов, она не хотела покалечить Лео или причинить ему серьезный вред.

   - Нормально, - проговорил Лео почти привычным своим голосом, убирая руку. На месте, где зияла дыра в одежде, виднелась обновленная розовая кожа. Как ни крути, восстанавливался он с потрясающей быстротой. - Значит, ты все-таки делаешь лабораторные, - заметил он, распрямляясь.

   Кей кисло улыбнулась и неловко пожала плечами.

   - Портативный вариант молнии, мило, - признал Лео, с интересом и осторожностью глядя на нее. - Только не понимаю, как тебе удалось достичь подобного эффекта вне лаборатории, - он намекал на необходимость точных рассчетов, только Кей ведь пользовалась несколько иным методом.

   - Повезло, - пробормотала Кей, не желая раскрывать свои карты.

   - Пожалуй, - согласился с ней Лео, но едва ли был удовлетворен таким объяснением.

   - Ты сказал, молнии используют только в войнах, почему? - вдруг спросила Кей.

   - Потому что сложно рассчитать место и силу удара, - объяснил Лео, задумчиво глядя на нее. - Это рассказывают на тактике и стратегии старших курсов. - И в его тоне прозвучало сожаление. - Наверное, решение было преждевременным.

   - Что? - встрепенулась Кей.

   - Отправлять тебя на высшую магию, да еще и на практические занятия. У тебя нет представления о правильном применении тех навыков, что ты получаешь, а еще и при отсутствии контроля...

   Кей почувствовала неладное: ее вот-вот могли отлучить от высшей магии и самых занимательных практических опытов, в которых она когда-либо участвовала. И все из-за ее дурацкой гордыни: затеяла схватку, потом устроила показательные выступления. Ведь могла торчать в объятиях его силы, как муха в паутине, и не дергаться. Лео отпустил бы ее, и все разошлись при своих.

   - Лео, прости меня, это больше не повторится, - глаза сами собой наполнились слезами, и Кей опустила голову вниз, пряча взгляд. Не хватало ей только разреветься перед Лео, как малолетней дуре.

   - Не повторится что? Ты понятия не имеешь, как отреагируешь. Ты не контролируешь свои силы в критических ситуациях, а полученные знания делают тебя опасной, как для учеников, так и для преподавателей, которые не находятся двадцать четыре часа в сутки во всеоружии. Конечно, я сам виноват, что в итоге создал бомбу замедленного действия. - Его было уже не остановить.

   - Я могла бы пойти на тактику и стратегию для старших курсов, - вяло проговорила Кей, сама понимая всю бессмысленность своих доводов.

   - Ты не можешь посещать все занятия старших курсов. Программа школы выстроена не на ровном месте, Кей, и нарушать ее было ошибкой.

   Лео развернулся и, не глядя на нее, пошел к школе. А Кей так и осталась стоять на месте, потрясенная и опустошенная. Вот и все: прощай ее привилегированная жизнь, прощай Морган, и Дэниэл.

   - Ты жива? - Линда испуганно хлопала глазами, осматривая Кей с ног до головы.

   - Я - идиотка, - произнесла Кей и рухнула на кровать.

   - Ну, да, - признала Линда.

   - Я все испортила.

   - Что случилось? Ты цела, руки-ноги на месте. Значит, ты его не злила?

   - Нет, я ударила по его самолюбию. Самый глупый удар, который я могла сделать, - вздохнула Кей, уставившись в потолок. - Впрочем, я - королева глупости.

   - Все мы совершаем ошибки, - попыталась утешить ее Линда, но Кей только отмахнулась.

   - Эта ошибка будет стоить мне моего особого расписания.

   - Возможно, это и к лучшему, - осторожно произнесла Линда. - Все в свое время. Куда тебе торопиться?

   Кей хотелось застонать от досады. Как соседка не понимает? Кей может - а раз может, должна это делать. Должна пробовать, расти, развиваться, потому что иначе она предаст Дао. Ветер никогда не стоит на месте, времена года - тоже, и человек, что застывает, становится камнем, а энергия его утекает со всем остальным, что движется.

   Родрик смотрел на Лео с подозрением, и вся его поза в кресле выглядела непривычно напряженной.

   - Ты серьезно?

   - Серьезнее некуда, - отозвался Лео, - она талантлива, но в сочетании с ее безграмотностью и необузданностью, это представляет реальную проблему.

   - А зачем, скажи на милость, тебе понадобилось с ней драться?

   - Затем, что она ставит мои способности и авторитет под сомнение.

   - Значит, она задела твое самолюбие, - Родрик откинулся на спинку и постучал пальцами по столу. - Лео, ты еще очень молод и вспыльчив. Вспомни себя самого, когда ты был учеником школы.

   - Я не выпрыгивал выше своей головы и всегда подчинялся воле наставников.

   - Тебе и не нужно было прыгать, ты был и есть выше, Лео. Все, в чем ты нуждался - это в том, чтобы тебя наставляли. И она, очевидно, нуждается в том же. Можно только догадываться, в какое разрушительное русло ее направляли в предыдущей школе. Над ней придется потрудиться.

   - К чему Вы клоните? - уточнил Лео.

   - К тому, мой дорогой, что тебе придется плотно заняться ее самоконтролем и дисциплиной. Теперь ты отвечаешь за нее, Лео.

   Лео покраснел, но сдержался, так и не сказав в ответ ни слова.

   - И да, переведи ее на старшие курсы.

   - Что? - Лео не верил собственным ушам.

   - А разницу пускай досдаст. К тому же, там все равно нет ничего важного для нее.

   - А специализация?

   - Боевая магия, Лео, разве это не очевидно? - холодные глаза декана смотрели сквозь Лео, строя долгосрочные планы, созидая и разрушая империи. Он уже видел ее, как пешку на своей шахматной доске, которую он продвинет вперед, чтобы в итоге получить еще одного ферзя. Он выжмет из девочки все и больше и сделает из нее то, что не удалось черным магам. Она агрессивна? Что ж, прекрасно, он умело будет манипулировать ее эмоциями, чтобы эта агрессия была нацелена на его врагов. Импульсивна? Значит, ее можно будет направлять на рискованные мероприятия. Не контролирует себя? Что ж, пусть Лео на время станет ее рассудком и волей.

   - Что у вас с личными взаимоотношениями? - неожиданно спросил декан.

   - Разве это не очевидно? Она едва меня не угробила.

   - Это может означать страсть, - декан внимательно посмотрел в глаза собеседника.

   - Нет, между нами ничего нет, - произнес Лео.

   - Плохо. Так тебе было бы проще ее контролировать, - заключил декан. - Хотя, кажется, я понимаю причину: она избегает повторения ситуации.

   - Вы думаете?

   - Почти уверен. Ладно, это не проблема - на старших курсах много привлекательных студентов. А все они преданы школе.

   - То есть Вы считаете, что это окажет...

   - Конечно, окажет, Лео. Она пропитается идеями и мыслями своего партнера, а все эти партнеры воспитаны нами. Все, что нам нужно - это время, занятия и контроль над ситуацией, - на последних с ловах декан сделал акцент, глядя в упор на Лео.

   - Конечно, - кивнул тот, подымаясь из-за стола.

   - Я рассчитываю на тебя, Лео, не подведи. Что до ее выбрыков, - декан пристально посмотрел на наставника, - помни, мы должны беречь наши ценные активы и преумножать их, а не прятать в чулане.

   Когда Лео вышел из кабинета, у него было ощущение, что его обманули и предали. Он пришел едва ли не с заявлением о необходимости вышвырнуть ее вон, а вместо этого теперь будет вынужден нянчиться с Кей до окончания школы, при этом наблюдая, как она крутит романы со сверстниками, и не вмешиваться. И как ему управлять ею? Метод пряника, с его точки зрения, Кей не зслуживала. А метод кнута мог сработать в ее случае с точностью до наоборот, с повторением ситуации с молнией или чем похуже. И тогда Лео решил пойти на ложь - единственное, что ему оставалось.

   - Ну что? Тебя отстранили? - Линда отыскала Кей после первой пары на следующий день.

   - Нет, не знаю, - недоумение отражалось на лице Кей. Даже на паре высшей магии она была кошмарно рассеянной, потому что постоянно думала о том, что пара эта может стать последней. Дэниэл попытался выяснить у нее, что случилось, но сегодня даже его мягкое подтрунивание не сработало.

   Линда залилась краской и чуть отступила. Кей спиной ощутила надвигающуюся беду и с бледным лицом обернулась к Лео.

   - Идем, - велел он, и Кей беспрекословно подчинилась.

   Когда они оказались в пустой лаборатории, Кей облокотилась на парту и опустила глаза. Ожидание было страшнее самого приговора, а она уже достаточно измучилась за ночь и утро.

   Лео не торопился и изучал ее пристальным взглядом, от которого хотелось зажмуриться.

   - Убьешь меня? - тихо спросила она.

   - Что? - брови Лео подпрыгнули вверх, потом вернулись на свое место. - Мы не убиваем своих учеников.

   - Тогда что?

   - Послушай, - он сделал шаг навстречу, и Кей подняла на него взгляд, не то прося, не то предупреждая не подходить ближе. Лео остановился: - Я могу дать тебе еще один шанс.

   - Правда? - враждебность исчезла из взгляда Кей, сменившись надеждой. - Лео, я больше никогда не причиню тебе вреда, обещаю.

   - Маги не должны разбрасываться обещаниями, - заметил он, но пламенную речь Кей было не остановить.

   - Я не буду применять своих навыков до окончания школы.

   - Прекрати.

   Кей замолчала.

   - Во-первых, ты больше не сможешь причинить мне вред, - Лео сделал паузу, и Кей поняла, что теперь он просто не будет ее недооценивать, и никогда не подпустит на такую дистанцию, на которой она смогла бы его достать. - А во-вторых, ты должна будешь беспрекословно мне подчиняться.

   - Хорошо, - согласилась Кей.

   Лео окинул ее оценивающим взглядом, будто размышляя над основательностью данного Кей обещания.

   - А теперь - марш на пару стратегии и тактики старшего курса.

   - Что? - Кей не поверила своим ушам, но его красноречивый взгляд не оставлял сомнений в сказанном.

   - Спасибо, - Кей расцвела и коснулась его руки, одновременно благодаря и прося прощения. - Я не подведу, честно.

   Лео только кивнул головой в сторону двери, и Кей не заставила его больше повторять. Она была счастлива, что он прислушался к ее просьбе, и все обошлось. Безумное напряжение, которое мучило ее с вечера, наконец, спало, позволив увидеть мир вокруг и свои перспективы. Она будет стараться, изучит все предметы, на которые он ее отправит, и не запустит старые.

Глава 13

   Дэниэл позвал Кей пообедать, и впервые за долгое время она не отказалась от предложения. Он был забавный и легкий, как ветер. С ним можно было молчать или болтать ни о чем, он никогда не давил ни авторитетом, ни самомнением. И несмотря на то, что в последние пару недель начал догадываться, что с лабораторными что-то не так, не набрасывался на Кей с требованиями немедленного ответа.

   - Так ты уже старшекурсница? - улыбнулся он.

   - Не совсем, еще нужно сдать разницу по паре предметов.

   - Только паре? А все остальные?

   - От нескольких меня освободили: сказали, они несущественны для моей специализации. А остальные - уже сдала.

   - А с кем ты тренируешься?

   - По боевой магии? - Кей неловко было ему отвечать, потому что ее едва ли не постоянным напарником стал хмурый преподаватель средних лет по имени Руфус.

   Он бил ее без единой эмоции на вытянутом лошадином лице, потом ждал, пока Кей оправится, и бил снова. Нет, конечно же, она училась, и с пятого-шестого раза уже не позволяла нанести тот же самый удар. Но тогда Руфус изобретал что-то новое. У него в запасе, казалось, был миллион комбинаций, либо он с легкостью рождал их на ходу. Как-то Кей поинтересовалась у Лео, кто такой Руфус, - и он ответил, что тот участвовал не в одной войне. Глядя на его суровость и безразличие к боли, своей и чужой, Кей охотно верила сказанному. С самим же Руфусом у нее никакого общения не получалось, если конечно не считать общением их вечные поединки. Кей уже не помнила, когда еще столько раз целовала пол в спарринговом зале. Иногда ей казалось, что проще лечь в самом начале тренировки и не вставать до ее окончания. Но Руфус и там бы ее достал, Кей не сомневалась. Перед ним была поставлена задача - и он ее решал.

   - С Руфусом, - глухо отозвалась Кей, вспоминая его последний урок. Синяки на теле до сих пор не прошли, мигрируя от темно-фиолетового оттенка к зеленому.

   - Шутишь? - Дэниэл повернулся к ней.

   - Нет.

   - Он ведь ведет выпускные бои.

   - И что это значит? - спокойно поинтересовалась Кей.

   - Да то, что если кто-то после них просто выживает, экзамен считается сданным.

   - Ну, я не думаю, что у него стоит задача убить меня, - тяжело вздохнула Кей. Иначе бы она уже давно была размазана по полу зала.

   - Но тренироваться с ним - это в любом случае круто, - искренне восхитился Дэниэл. - Они готовят из тебя кого-то особенного.

   - Не знаю, - пожала плечами Кей. Она сама не раз задумывалась над этим, но кроме того, что школа хочет натравить ее на бывших единомышленников, больше в голову ничего не приходило. А может, они рассмотрели в ней злобную задиру, которой она никогда не была. Или была? С тех пор, как чуткую девочку Кей лишили сердца? Стала ли она злее, заносчивее? Может быть.

   - Ты мне скажешь, что происходит на лабораторных? - внезапно спросил Дэниэл. И Кей решила, наконец, сказать ему правду. Начала она с книги Дао, а закончила своими маленькими трюками на практических занятиях.

   - С ума сойти, - пробормотал потрясенный Дэниэл, - я подозревал, конечно же, но думал, что найдется какое-то разумное объяснение.

   - Разумное? - едва не обиделась Кей.

   - Не в том смысле, - усмехнулся Дэниэл. - А в том, что никто не относится к этой книге всерьез. Все считают ее не больше, чем художественной литературой, со всеми этими поэтическими отступлениями.

   - Ну, да, у нее образный язык, но она применима на практике, Дэниэл, от первой и до последней строчки в ней нет ничего лишнего.

   - Да я вижу, меня не надо убеждать. Только до сих пор не могу поверить, что это теория Дао. Управление стихиями, перемещение - Кей, ты все делаешь не так, как остальные.

   - Да, - согласилась Кей. Аппетит окончательно пропал, и она положила сэндвич из столовой обратно в пакет.

   - Но в этом твое преимущество, - подбодрил ее Дэниэл. - Противник будет пытаться отрезать тебя от источников энергии, а ты ими не пользуешься. Будет атаковать там, где обычно уязвим маг, и натолкнется на нерушимую стену.

   - Дэниэл, погоди, у меня еще нигде нет ничего нерушимого, - осадила его Кей, смущаясь. Да и ни к чему было возносить ее до небес, когда она не могла выдержать до конца ни одного раунда с Руфусом.

   - Это все придет, со временем, - будто прочитал ее мысли Дэниэл и попытался утешить. - К тому же, Руфус - тот еще противник. Хочешь, подеремся с тобой - ты наверняка уложишь меня на лопатки, - усмехнулся он.

   - Хватит с меня драк, - ответила Кей, думая о Лео. Теплых отношений между ними так и не сложилось, несмотря на огромный аванс, который он сделал Кей.

   - Прости, - Дэниэл понял ее ответ по-своему. - тогда, может, я вечером зайду и напишем план к завтрашней лабе?

   - Хорошо, - согласилась Кей, думая о том, как к этому отнесется Линда. Соседка по-прежнему бредила Лео, и Кей ни разу не видела ее ни с каким другим парнем.

   - Ты куда-то уходишь? - удивилась Кей, когда увидела, как Линда вдруг торопливо засобиралась.

   - На дополнительные, - бросила соседка, придирчиво глядя на себя в зеркало.

   - Дай угадаю - по термагии? - вздохнула Кей.

   - Ну и что? - непривычно огрызнулась Линда. - Ты же сама меня всеми способами убеждала, что между вами ничего нет.

   - Так и есть. В смысле, между нами ничего нет. Но, Лин, не стоит, он тебе не подходит, - попыталась предостеречь Кей. Она и сама не смогла бы толком объяснить, почему Лео не подходит ее соседке, но ощущала, что добром это не кончится.

   - А кто подходит? Может, тюфяк, с которым я в группе на практике? Или этот несчастный худосочный травник Олли? - еще немного, и она бы, пожалуй, расплакалась.

   - Среди старшекурсников много хороших парней, - заикнулась Кей, но напрасно.

   - Ну, конечно, ты же все время крутишься среди них.

   - Послушай... - Кей попыталась привести еще какие-то доводы, но Линда ее остановила:

   - Не надо, Кей. Я иду, и это дело решенное.

   - Что хоть произошло, ты можешь сказать?

   - Да что, - Линда нервно подергала сумку, наброшенную на плечо. - Может быть, он наконец меня заметил.

   Кей в этом сильно сомневалась: Лео все замечал сразу, и потом это использовал. Но зачем ему могла понадобиться Линда? Из-за самой Кей? Но он и так владел ею со всеми потрохами после того, что сделал.

   - Лин, будь осторожна, прошу тебя, - умоляюще посмотрела Кей вслед исчезающей за дверью соседке.

   - Я всю жизнь осторожна, и что? - раздалось раздраженное в коридоре.

   Не прошло и десяти минут после ухода Линды, как в дверь замысловато постучали. Встревоженная Кей пошла открывать, начисто забыв о планах с Дэниэлом. А на пороге как раз стоял старшекурсник, собственной персоной, с тетрадью для лабораторных и конспектом. Увидев лицо Кей, Дэниэл заволновался:

   - С тобой все в порядке? Если что, можем отменить.

   - Нет, все нормально, заходи. - Кей взяла его за руку и затянула внутрь. С ним ни к чему было церемониться. - Переживаю за соседку.

   - А что с ней?

   - Отправилась на дополнительные к Лео.

   - Скользкий тип, - кивнул Дэниэл. - Но что с ней случится - не сожрет же он ее? - засмеялся он, а у Кей неприятно кольнуло сердце. Да, в белой школе не было пожирателей или, по крайней мере, они так заявляли. Но и Кей переживала вовсе не об этом, а о том, что Лео ранит Линду, ее чувства, просто для того, чтобы развлечься или досадить Кей. Порой она не сомневалась в том, что Лео ее ненавидит.

   - Боишься, что он ее использует и выбросит? - догадался Дэниэл.

   Кей грустно посмотрела на него.

   - Давай отправимся в школу и тоже пойдем на дополнительные, - улыбнулся он.

   - Тогда нас убьет Линда, - улыбнулась в ответ Кей.

   - Хорошо, давай я схожу сам, - предложил Дэниэл.

   - Ты? Но зачем тебе это надо? Вдруг я все придумала?

   - Если придумала, значит, в любом случае ничего не произойдет.

   - Но ты же хотел сосатвить план...

   - Да ничего, завтра составлю, - Дэниэл снова ей улыбнулся, вставая с кровати, и Кей впервые за долгое время испытала к кому-то искреннюю благодарность.

   В обед Дэниэл и Кей снова оказались с бутербродами на лужайке перед центральным корпусом. На этот раз Кей на аппетит не жаловалась и уминала ветчину и помидоры, закусывая все это выпавшим из сэндвича салатом. А Дэниэл смотрел на нее, посмеиваясь, полулежа на траве и греясь на солнышке. Свой сэндвич он слопал за три укуса, что было не удивительным для такого выского атлетичного парня.

   - А с кем ты обычно тренируешься? - спросила Кей, глядя на его плечи.

   - С сокурсниками, - Дэниэл откинул волосы со лба и прикрыл глаза, жмурясь от солнца.

   - Трудно?

   - Не очень, - улыбнулся он. И Кей поняла, что ему тоже прилично достается, и что своей легкости он достиг долгими часами тренировок.

   - Как все прошло вчера? Так и не успела тебя расспросить. Линда пришла домой целая, невредимая и насупленная, как барсук.

   - Ну, так и должно быть, - усмехнулся он. - Я же испортил им весь кайф.

   - Рассказывай, - потребовала Кей.

   - Ну, что: они сидели вдвоем, причем, Линда старалась сидеть к нему как можо ближе, как вдруг заявился я, и интимная встреча превратилась в реальное дополнительное занятие, - ответил Дэниэл. - Пришлось понапридумывать каких-то идиотских вопросов, - Дэниэл усмехнулся. - Лео, наверное, решил, что я от него хочу автомат по предмету.

   - А Линда?

   - Она... расстроилась, отсела, и больше не проявляла никакого интереса к нашей беседе.

   - А о чем они говорили, когда ты пришел?

   - О теории поля, кажется. Но это Лео о ней говорил, а Линда - она просто пожирала его глазами. Жаль девчонку, - вздохнул Дэниэл. - Мне тоже показалось, что Лео к ней абсолютно равнодушен.

   - Да, жаль, - Кей вдруг помрачнела и замолчала.

   - Кей, все пройдет, - Дэниэл сел и осторожно коснулся ее руки. - Она еще встретит хорошего парня.

   - Ты прав, - посветлела Кей, глядя в искренние глаза Дэниэла, и сжала его руку в ответ, думая совсем не о Линде.

   - Ты запаздываешь с еженедельным отчетом, - вздохнул Родрик, глядя в окно и совершенно не обращая внимания на Лео.

   - Простите, декан.

   - Есть что-то новое? Об успеваемости я знаю и вполне удовлетворен.

   - Да. Похоже, у нее завязываются отношения с Дэниэлом.

   - Вачовски? - уточнил декан, развернувшись.

   - Да.

   - Прекрасно, Лео, - одобрил Родрик. - Все, как мы и планировали. Нужно помочь их сближению. Нам пригодится дополнительный рычаг влияния.

   - Как помочь? - Лео ощущал себя все неуютнее и неуютнее. Мало того, что его сделали нянькой для взбалмошной девки, так теперь он еще должен стать сводником?

   - Ну, например, дать им совместное задание. Или отправить их куда-нибудь вместе.

   - Они и так на лабораторных по высшей магии в одной бригаде.

   - В бригаде ведь не два человека, - возразил декан.

   - Четыре. Кроме них, две немые заговорщицы.

   - Прекрасно. Это прекрасно, Лео, и это работает. Но я имею в виду более уединенную обстановку.

   - Мне заказать им гостиницу? - не сдержался Лео, и Родрик пронзил его мрачным взглядом.

   - Отпусти их на выходные.

   - И что это даст?

   - Ты меня спрашиваешь? То, что если все так, как ты говоришь, то они окажутся вместе.

   - Хорошо, я скажу им, что они свободны на выходные, - отрапортовал Лео.

   - Лео, отпустишь их только тогда, когда Дэниэл попросит.

   - А если попросит Кей или оба? - удивился Лео.

   - Тогда нет.

   - Почему?

   - Потому, что если они запланируют что-то вместе, к тебе придет Дэниэл, поверь мне, Лео. Как же ты все-таки молод, - вздохнул Родрик. - Иди. - Аудиенция у императора была окончена. Для полноты картины Лео оставалось только поклониться и засеменить к дверям, не оборачиваясь. Как же он ненавидел иногда свою работу.

Глава 14

   Совместные посиделки на газоне и планирование лабораторных стало обычным делом. Дэниэл незаметно, но неотвратимо вошел в жизнь Кей. С ним по-прежнему было легко и уютно, и он ничего не требовал взамен. Они могли лежать в обнимку и при этом не испытывать никакого напряжения, думая каждый о своем. С определенностью можно было сказать, что они стали близкими друзьями.

   - Не хочешь на выходные сходить в город? - спросил Дэниэл, покусывая сорванную травинку.

   - Боюсь, ничего не выйдет, - отозвалась Кей, откладывая учебник.

   - Почему?

   - Я уже не раз просила Лео отпустить меня домой или в город, но он не разрешил. А мне иногда кажется, что я загнусь от бесконечной учебы.

   - Давай я попробую.

   - Что, отпросить меня у Лео? - Кей скептически посмотрела на Дэниэла.

   - Ну, я же очень обаятельный, - улыбнулся он.

   - Ладно, пробуй, - сдалась Кей, совершенно убежденная, что ничего не выйдет.

   Дэниэл нашел Лео в аудитории сразу после занятий. Наставник проверял письменные работы и делал пометки.

   - Лео, у Вас найдется минутка? - вежливо спросил Дэниэл.

   - Что, Вачовски, у Вас опять возникли дополнительные вопросы? - усмехнулся наставник.

   - Нет, я хотел попросить Вас отпустить со мной Кей на выходные в город.

   Лео пристально посмотрел на Дэниэла, и тот не понял смысла этого взгляда. Но попытался на всякий случай улучшить ситуацию:

   - Я позабочусь о ней.

   - Позаботишься? - или Дэниэлу показалось, или в голосе наставника прозвучала издевка. - Хорошо, - неожиданно легко согласился он. - Но только на день, и без ночевок. - Декану он всегда сможет сказать, что детки не нашли общего языка. Или находятся в платонической фазе оношений. Лео была противна сама мысль о том, что она предпочла этого юного выскочку ему, опытному наставнику. Он предлагал ей все: свои знания, себя самого. Возможно, со временем, он даже полюбил бы ее. И что она сделала? Отвергла его с абсолютной холодностью и безразличием.

   - Конечно, - согласился Дэниэл и, улыбнувшись наставнику, покинул аудиторию.

   Теперь дело оставалось за малым - очаровать Морган. Но Дэниэл слышал от остальных, что она отпускает старшекурсников без проблем. Морган он отыскал сидящую на подоконнике в полном одиночестве в учительской.

   - Наставница Морган, - поприветствовал ее Дэниэл, отрывая от раздумий.

   - Зачем так официально, Дэниэл, - вздохнула она, фокусируясь на студенте. - Что тебе?

   - Отпустите меня на выходные.

   Брови Морган удивленно взлетели вверх.

   - Ты же никогда никуда не просишься, Дэниэл. Что стряслось?

   - Ничего, - он вдруг смутился и опустил взгляд.

   - Куда?

   - В город, - отозвался Дэниэл.

   - С кем? - Морган безошибочно шла по невидимым следам.

   - С другом, - нехотя ответил Дэниэл.

   - Или подругой? - устало ухмыльнулась Морган.

   Дэниэл промолчал.

   - Судя по тому, как ты сегодня немногословен, я попала в точку, - вздохнула Морган. - Отношения мешают учебе, Дэниэл, а у тебя выпускной год. Остались считаные месяцы до окончания.

   - Я знаю.

   - Кто это?

   - Кей.

   - Ну, конечно же, - хмыкнула Морган и внимательно посмотрела на Дэниэла.

   - Так Вы отпускаете меня? - настойчиво переспросил он.

   - Нет

   - Нет? - поразился Дэниэл, готовый сражаться за свою свободу, тем более, что раньше он ею не пользовался. У него не было дома, не было родных - и некуда было отправляться на выходные и праздники. Все его каникулы проходили в школе и ее окрестностях. Он, как никто другой, имел право выйти наружу.

   - Я больше не в праве отпускать тебя или нет, - произнесла Морган. - Я больше не твой куратор.

   - Как это? - поразился Дэниэл. Она была его наставницей с самого первого дня в школе. И между ними практически сразу возникла симпатия. - А кто же тогда?

   - Тебя отдали Лео, - ответила Морган.

   - Почему? - парень был не на шутку растерян.

   - По приказу декана.

   - Но зачем?

   - Не знаю, Дэниэл, думай сам. - Морган вновь углубилась в свои мысли, давая понять, что разговор окончен.

   Фактически, Дэниэл уже получил разрешение для них обоих, но то, что ему сказала Морган, насторожило и огорчило его. Он знал ее, можно сказать, всю сознательную жизнь, уважал и даже любил по-своему, чего совершенно нельзя было сказать о Лео. Было что-то гнилое и подлое в этом человеке, что грозило непременной бедой в будущем. И то, что Кей была у него на крючке, как она ему недавно созналась, не улучшало ситуации.

   - До сих пор не верится, что получилось, - глаза Кей сияли от восторга. Наконец она выбралась на волю, да еще и в такой хорошей компании.

   - Я же обещал, - подмигнул ей Дэниэл. Но она уже достаточно хорошо его знала, чтобы распознать, что на самом деле не все так гладко.

   - Дэниэл, что случилось? Он что-то потребовал от тебя?

   - Нет, перестань, Лео действительно легко отпустил нас. Только поставил условие, чтобы не на оба дня.

   - Переживает, что не доучу еще какую-нибудь книгу. Или не поразмышляю на досуге над очередным приемом Руфуса.

   - Забудь о нем. Мы сейчас здесь, и школы сегодня не существует, - улыбнулся Дэниэл, и Кей, как обычно, оттаяла от его улыбки.

   - Куда пойдем?

   - Хочешь - по магазинам, купим подарков, - его темные глаза сверкали озорными огоньками. - А хочешь - в кино. Я там сто лет не был.

   - Я тоже, - отозвалась Кей, пытаясь припомнить, когда это было. - Кино - для нормалов, а у нас кино в жизни.

   - Главное - не идти на фильм о магах, если только тебе не хочется посмеяться.

   - А на что? На фильм о любви? - Кей пожала плечами и поняла, что на такое ей совсем не хочется. Лучше уж на боевик, где для разнообразия избивают кого-то еще, кроме нее.

   - Тогда магазины? - Дэниэл чувствовал малейшие нюансы ее настроения. Может, оттого с ним и было так легко.

   - Хорошо, - согласилась Кей, думая о тех грошах, что лежали в ее кармане и гордо именовались школьной стипендией.

   Это было веселее, чем могло показаться вначале. Дэниэл наряжался в самые дикие костюмы, ничуть не стесняясь своего внешнего вида, чем жутко смешил Кей. Раззадорившись, она тоже напялила на себя пару вычурных платьев и даже обмотала шею розовым боа. Они прыгали по примерочной и вели себя, как настоящие дети. Впрочем, они и были детьми, которых вырвали из привычного мира и заставили слишком быстро стать взрослыми. В особенности, Кей - для нее все происходило чрезвычайно быстро. Еще какой-то год с небольшим - и она выпустится из школы. Так быстро ее оканчивали единицы, которых можно было пересчитать по пальцам, да и то, за последние лет десять ничего подобного вообще не происходило.

   Смеясь, они вывалились из очередного магазина, где на них уже косились продавцы. Дэниэл обнял Кей за плечи, и она доверчиво прислонила к нему голову. Так они и шли по улице, радуясь друг другу и миру вокруг.

   - Надо же, кого занесло в наши края, - услышала Кей позади голос и вздрогнула, освободившись из объятий Дэниэла. - Да еще и под ручку с белым магом.

   - Кеп, не задирайся, - одернула его ярко накрашенная девица.

   - Привет, - кисло произнесла Кей. Они не жаловали ее в школе, когда она вдруг появилась на занятиях по высшей магии, а теперь, наверняка, просто ненавидели после того, как она сменила цвет.

   - А разве я что-то сказал не так? - Кепа всегда было сложно урезонить, не удалось и его новой подружке. И зачем только они с Дэниэлом пошли на центральную улицу?

   - Ну и как дела у беленьких и пушистых? - продолжал Кеп.

   - Прекрасно, - отчеканила Кей, удерживая Дэниэла чуть в стороне, чтобы не завязалась драка. А с Кепом этого следовало опасаться.

   - Много уже им наших секретов слила? А когда придешь за новыми? А то все тебя уже заждались, - противно заржал Кеп, а его спутница заметно побледнела и отступила на шаг. Умная девочка - боялась и избегала конфликтных ситуаций. Да те же черные наставники Кепа за уличную драку по головке бы не погладили. А тем более за такую, где ему определенно надрали бы зад. А Кей не сомневалась, что они с Дэниэлом превосходят Кепа едва ли не втрое.

   - Идем, а то в клуб перестанут пускать бесплатно, - потянула Кепа девушка, и он с досадой посмотрел на нее. Потом его лицо расцвело,а огромная лапа прошлась по ее бедру под юбкой. - Ты и мертвого уговоришь, детка. - Затем он злобно зыркнул на Кей и, делая вид, будто ее вовсе не существует, прошел мимо со своей барышней.

   - Приятный парень, ничего не скажешь, - заметил Дэниэл, пронаблюдав всю сцену. Кей была безумно благодарна ему, что он не вмешался.

   - Это болван школы, если так можно выразиться. Если бы существовал такой титул, он был бы его бессменным обладателем.

   - Вижу, ты его тоже любишь, - усмехнусля Дэниэл.

   - Старшекурсники меня ненавидели, - призналась Кей, - с тех пор, как я появилась на вышке. Считали выскочкой. Среди них не нашлось никого... - Кей запнулась.

   - Вроде меня? - закончил Дэниэл и снова притянул ее к себе. - Перестань, Кей, все в прошлом. Пускай хоть захлебнется своей ненавистью.

   - Не знаю, мне неприятно. Словно окунуться в мое старое смутное прошлое. Непрерывное ощущение опасности и тревоги. И почти никакого тыла кроме, разве что, Карен и Зази.

   - Не грусти, - Дэниэл нежно поцеловал ее в висок, и Кей стало тепло и спокойно. Как мог боевой маг быть таким чутким и нежным?

   - Как ты можешь кого-то бить? - высказала свои сомнения вслух Кей.

   Дэниэл искренне рассмеялся.

   - Я не со всеми такая душка.

   - Не представляю тебя злым или жестоким.

   - Если бы не сообразительная девушка этого дегенерата, тебе бы представился случай.

   - Это был бы неравный бой, Дэниэл.

   - Его проблема, не наша. Глупо задираться с превосходящим противником, если только ты не храбрец или дурак.

   - Ты прав, - Кей вспомнила, как то и дело позволяла себе лишнее с Майклом. Игра с огнем, в которой она еще легко отделалась по меркам большинства магов.

   - Вы не поверите, - Кеп нашел Риса и Беа в холле жилого блока, разучивающими какое-то новое заклинание.

   - Ты здесь делаешь неверное движение, - Беа попыталась пройти его вместе с Рисом.

   - Брат, мы тут немного заняты, - отвлекся на секунду Рис, и Беа разочарованно зашипела.

   - Какого черта, Кеп? - ее глаза метали молнии.

   - Я только что был в городе, - Кеп будто не замечал ни их настроения, ни ситуации.

   - Нам-то что за дело до этого? - Беа готова была взорваться, и Рис тихонько коснулся ее руки, успокаивая.

   - И видел там нашу перебежчицу! - ликующе выпалил Кеп.

   - Кого? - не поняла Беа.

   - Да дырявый круг, Бали!

   - Бали? - даже Рис обалдел. Его некрасивое длинное лицо еще больше вытянулось. - И что она там делала?

   - Разгуливала с белым магом, - довольный собой выложил Кеп.

   - Чертова шпионка, - произнесла Беа, и в ее глазах полыхнула ярость. - Втесалась в наш круг, а теперь рассказывает им все наши тайны. Не понимаю декана - как можно было ее отдать? Прибить - и дело с концом.

   - Они не могли, соглашение, свидетели, - осадил ее Рис, тоже недовольный услышанным. - Но я бы на ее месте после такого сидел и нос за стены белой школы не высовывал.

   - А она мне даже пыталась хамить, прикинь? - Кеп многозначительно посмотрел на Риса.

   - Совсем зарвалась, - рассердился Рис.

   - И я о чем. Над нами, наверное, уже потешается вся белая школа. Вот ведь, мол, раззявы: сами привели нам и передали в белы рученьки.

   - Мы - не декан, и можем сами с этим разобраться, - заявила Беа, и Рис немного испуганно посмотрел на нее:

   - Ты что предлагаешь?

   - Подловить ее и отправить туда, где ей и место - на кладбище, - заржал Кеп.

   - Думаете, это так просто? Откуда нам знать, где и когда она будет? - засомневался Рис.

   - Это несложно. Скоро праздники - она наверняка отправится домой. Поймаем ее по пути, - холодно заметила Беа. В ее голове уже зрел план.

   - Точняк, втроем мы ее легко сделаем, - расплылся в улыбке Кеп.

   - Я бы ее и собственными руками задушила, - с наслаждением произнесла Беа.

   Рис только покачал головой.

   - Ты с нами? - Беа требовательно посмотрела на Риса.

   - Да, - обреченно проговорил он.

   - Тогда решено, - кивнула Беа, а Кеп треснул одной своей огромной ручищей по другой и потер их в предвкушении.

Глава 15

   Лео вошел в кабинет декана напряженный, как никогда. С тех пор, как в его жизни появилась Кей, Родрик придумывал для него все новые и новые несуразные задания. Вот и сейчас он не сомневался, что срочный вызов к декану имел прямое отношение к Кей.

   - Вы хотели меня видеть?

   - Вообще-то нет, - усмехнулся декан, подымая голову от бумаг. - Я хочу, чтобы ты кое-что сделал.

   Лео не оценил шутку и остался стоять перед Родриком, как вкопанный.

   - Садись, не стой столбом, - тон декана утратил игривость, и Лео послушно опустился в кресло перед столом.

   - И что я должен сделать?

   - Я хочу, чтобы Дэниэл увидел поединок Кей с Руфусом.

   - Зачем? - Лео даже предположить не мог, к чему клонит декан. Если он рассчитывал, что бой вызовет ревность в Дэниэле, то глубоко заблуждался: ревновать к Руфусу было бы, как минимум, странно.

   - И чтобы Руфус эту тренировку провел жестче, чем обычно.

   - Насколько жестче?

   - Насколько возможно. Но так, чтобы не покалечить Бали.

   - И к чему это все? - поразился Лео.

   - К тому, что я хочу посмотреть, как они работают в паре. Делает ли их это слабее или сильнее, - декан постучал пальцами по столу.

   - Ясно, - кивнул Лео. Он ощущал себя марионеткой в руках Родрика. Послушным винтиком, безинициативно исполняющим приказы. И ни одного шанса проявить себя самого - только и слышно: Бали, Бали, Бали. - Вы полагаете, Дэниэл ввяжется в драку?

   - Любой бы ввязался, если бы был убежден, что на его глазах убивают близкого человека.

   - То есть так это должно выглядеть?

   - Разве у Руфуса с этим будут какие-то проблемы? - уточнил Родрик.

   - Вы о личном контакте? Нет, он у них не возник.

   - Тогда действуй, - Родрик красноречиво указал рукой на дверь.

   Лео, как всегда, молча поднялся, кивнул на прощание декану и удалился.

   Но его так и подмывало переиначить приказ декана и передать Руфусу, чтобы он размазал Бали по стенке так, что никакой Дэниэл бы не помог. А заодно это позволило бы осадить и Дэниэла, чтобы не считал себя лучше остальных и не заводил в школе романов. А Родрику потом сказать, что Руфус немного перестарался. Вот только при разбирательстве декан поверит Руфусу, а не Лео, потому что тот всегда был ходячей машиной, исполняющей волю начальства. Лео с досады чертыхнулся и отправился искать их боевого мага-наставника.

   Первый раз распластавшись на матах, Кей привычно перевела дух и стала подниматься. Но на этот раз Руфус ударил ее снова, не дав даже стать на ноги. Кей снова рухнула на пол, ударившись намного сильнее, чем это было бы допустимо в учебных целях.

   - Руфус, что происходит? - хрипло спросила она, но вместо ответа получила шаром по щеке, едва успев увернуться, чтобы он не угодил ей в голову.

   Тогда Кей автоматически выставила защиту, решив, что Руфус конкретно не в духе. Но он сумел оттеснить ее серией проникающих волн так, что Кей натолкнулась на собственную стену, при этом самоустранив защиту. И не успела отреагировать, как ее тут же придавило к полу формо-плитой. Кости и связки затрещали, но Руфус будто и не думал останавливаться, с безразличием наблюдая за ее агонией. С огромным трудом Кей все же удалось ее с себя стряхнуть, и больше не задумываясь об ограничениях, она швырнула в Руфуса сноп длинных острых игл. Но они осыпались в сантиметре от его тела, словно натолкнувшись на стену. А Руфус уже сплетал новое заклинание, более сложное и требующее большего количества энергии. Поле его активно истощалось на глазах, и это Кей совсем не понравилось. В последний момент она успела выставить защиту, но ударной волной ее приложило спиной о стену зала, по которой Кей, практически полностью дезориентированная, плавно сползла на пол.

   Больше она уже не способна была всерьез противостоять ему. И когда Кей подумала, что этой тренировки ей не пережить, в зал ворвался Дэниэл. Он был откровенно зол, немного напуган, но сосредоточен. Дэниэл бросил на Кей внимательный взгляд, убеждаясь, что она более-менее в порядке, и встал сбоку от Руфуса. Наставник небрежно пустил волну в сторону стундента, но она разбилась о Дэниэла, словно о волнорез. Дэниэл ударил по Руфусу, не колеблясь: целый град разрядов посыпался наставнику на голову. Большинство ударов он парировал, но два все же достали, оставив опалины на плече и спине. Ярость блеснула в глазах Руфуса, чего Кей не замечала за ним давно, и она поняла, что сейчас Дэниэлу придется туго. Сам же Дэниэл, судя по его сосредоточенному виду, готовил очередную серию ударов. Тогда Кей сделала единственное, что могла: окружила себя и своего друга защитой. Они никогда раньше не отрабатывали подобных приемов, но чужая энергия не должна была помешать ему атаковать. Так и получилось: стена Кей благополучно отразила атаку наставника, а Дэниэл беспрепятственно направил шквал новых ударов на Руфуса. Наставник согнулся, что было редким достижением в стенах школы. Затем его лицо исказила гримаса, и он рассмеялся.

   - Из вас выйдет отличная пара.

   Дэниэл в последнюю секунду удержался от нового удара, и поток энергии втянулся обратно в его поле.

   - Вы думаете, это весело? Вы едва не убили ее! - воскликнул он.

   - А ты думаешь, в реальном бою тебя будет кто-то беречь? - невозмутимо поинтересовался наставник, подымаясь и распрямляя плечи. - На сегодня тренировка окончена, Бали. Тебе стоит поработать над одновременной защитой и нападением. Ты по-прежнему делаешь только что-то одно. А он, - Руфус кивнул в сторону Дэниэла, - не всегда будет рядом.

   Дэниэл смотрел вслед уходящему Руфусу, потрескивая от гнева, но Кей, подойдя, коснулась его руки, предупреждая и удерживая на месте.

   - Успокойся.

   - Он едва не убил тебя.

   - У него такой стиль.

   - Это было чересчур даже для его стиля. Меня это все уже окончательно достало. Пора разобраться, что здесь происходит. - Дэниэл вырвал руку из хватки Кей и решительно пошел на выход.

   Кей глядела ему вслед и ничего не могла поделать, только надеяться, что он не пойдет требовать справедливости у Руфуса. Вряд ли веселого настроения наставника, вызванного хорошей дракой, хватит на обвинения Дэниэла.

   Все еще пытаясь остудить свой гнев, Дэниэл предстал на ковре перед деканом. Родрик спокойно сориторвал какие-то документы и складывал их в стол.

   - Давно тебя ждал, - заметил он.

   - Ждали меня? - удивился Дэниэл. - У меня возникло несколько вопросов.

   - Слушаю, - декан поднял на него взгляд, и Дэниэл вдруг ощутил себя ничтожной букашкой, настолько сила Родрика превосходила его собственную.

   - Зачем меня передали Лео?

   - Ты задаешь не те вопросы, - отозвался декан, рассматривая стундента и что-то прикидывая в голове.

   - Руфус сегодня едва не прикончил Кей, - тогда высказал он то, что волновало его сейчас больше всего. - Это выходит за грани всяких тренировок.

   - Но я слышал, вы отлично сработали в паре, - удовлетворенно отметил декан. - Послушай, Дэниэл, - Родрик пригласил его жестом присесть, и студент подчинился, неловко устроившись в кресле перед столом, - моя задача - заботиться об интересах школы, воспитывать достойных магов, выявлять их сильные стороны и удачные союзы.

   Дэниэл склонил голову, догадавшись, к чему клонит декан.

   - Так вот зачем все это. Вы хотели посмотреть, как мы работаем в паре.

   - Я всегда знал, что ты сообразительный парень, - благодушно улыбнулся декан.

   - Поэтому Лео не отпускает Кей одну, но отпускает нас вдвоем, так?

   - Верно, - легко согласился декан, лучась довольством и удовлетворением. Его план срабатывал: он получит хорошую пару боевых магов, дополняющих друг друга.

   - Значит, это все Ваших рук дело. И перевод на старшие курсы?

   - Естественно.

   - Вы знаете о поединке между Лео и Кей?

   - Да, конечно, это и натолкнуло меня на мысль, что ей пора заняться делом.

   - А Вы знаете, что Лео все это представил Кей своей заслугой? И теперь фактически шантажирует ее тем, что не выдал Вам и не вышвырнул из школы?

   - Ах, Лео, этот его вечный эгоцентризм и несдержанность, - забарабанил пальцами по столу декан. - Исключительно в его духе.

   - Вы намерены что-то с этим сделать?

   - Зачем? - декан по-отечески посмотрел на Дэниэла. - Это его способ контролировать Кей. Вреда от этого нет никакого. К тому же, после нашего разговора ты наверняка освободишь ее от иллюзий. Ты хорошо влияешь на нее, Дэниэл, и я рассчитываю на тебя и в дальнейшем.

   - То есть теперь Вы предлагаете мне стать Вашим инструментом для Кей?

   - Поосторожнее со словами, мальчик, - предостерег его декан, - но в целом, все верно. Она должна забыть о своей старой жизни и полностью посвятить себя новой.

   - У нее и не было там никакой жизни, - Дэниэл вспомнил ее рассказы и встреченного в городе старшекурсника.

   - Тем лучше, Дэниэл, тем лучше. - Декан захлопнул очередную папку. - Иди, ты свободен.

   Дэниэл вышел за дверь кабинета Родрика опустошенный. Он жаждал ответов - и получил их. Все, что происходило в школе, делалось с ведома и по указке декана. Даже их отношения с Кей оказались его искусственной разработкой. Теперь Дэниэл сомневался даже в том, случайно ли она попала к ним в бригаду на лабораторных. Случайно ли в этой бригаде, кроме них двоих, оказались две молчаливые и незаметные заговорщицы. Их выход в город, бой с Руфусом, в который он ввязался - буквально каждым его шагом манипулировали, и от этого становилось противно. Было в его жизни хоть что-то настоящее? Или ему отводилась роль подпорки для Кей?

   - Слава кругу, с тобой все в порядке, - Кей схватила его за руку и оттащила к окну. - Что случилось? Ты сам на себя не похож. Ты говорил с Руфусом?

   - Нет, с деканом, - проговорил Дэниэл, глядя на нее, как на чужую. Какую роль во всей этой игре исполняла она?

   - Не нужно было, - Кей схватилась за голову. - Он может накинуться на Лео, и тогда он все расскажет.

   - Кей, - Дэниэл грустно взглянул на нее. - Декан все знает. Лео лгал тебе.

   - Как? - она потрясенно хлопала глазами.

   - Декан в курсе, Лео просто использовал тебя.

   - Использовал? - Кей побледнела и выпустила руку Дэниэла. - Я убью его, - она рванулась в сторону, но Дэниэл успел ее поймать.

   - Не смей. Тронешь его - и будешь иметь дело с деканом. Он не любит своеволия, Кей. Если его разозлить, как следует, несмотря на твои перспективы, он выкинет тебя из школы. И что тогда? Не будет больше ни высшей магии, ни боев, ни остальных твоих любимых предметов и занятий. Признай, тебе же все это нравится, и ты уже не сможешь жить иначе.

   - Не смогу, - проговорила Кей, останавливаясь. Дэниэл был прав: очередная импульсивная выходка могла стоить ей школы, и жизни в целом. - Но что мне делать? - с мольбой посмотрела она на друга.

   - Жить, учиться, продолжать делать все то, что и раньше. Ничего не изменилось, кроме того, что теперь ты знаешь.

   - А ты? Что такого он сказал тебе? Ты сам на себя не похож.

   - Не имеет значения, - Дэниэл отвернулся, и Кей поняла, что на этот раз он ей не скажет.

   - Скоро праздники. Поедем в город? - робко предложила она.

   - Нет, мне надо заниматься, - ответил Дэниэл непривычно холодным и непреклонным тоном.

   - Да, конечно, - окончательно потухла Кей и, оставив его в покое, пошла по коридору. Дэниэл не остановил ее и не догнал. Может, декан сказал ему что-то о ней и Майкле - и от одной этой мысли сердце у Кей просто разрывалось. Так трудно и важно было обрести настоящего друга, неужели она снова останется одна? Кей вдруг остро, до нестерпимости захотелось домой, к людям, пусть и не совсем близким, но состоящим с ней в родстве. К людям, которые не будут спрашивать ее о магии, не принимают участия ни в каких школьных интригах, простым, обычным.

   - Мне нужно на праздники домой, - заявила Кей с порога без приветствий и предисловий.

   - Нет, - ответил Лео, даже не оторвав головы от работ.

   - Мне пойти прямиком к декану? - холодно уточнила она. И Лео, наконец, взглянул на нее.

   - Чего ты от меня хочешь? - он за секунду понял, что его история о последнем шансе провалилась.

   - Ничего сверх того, что хочет Родрик, - отчеканила Кей. - Мне нужно на праздники домой, - повторила она.

   - Хорошо, - во взгляде Лео читалась плохо скрываемая ненависть, но он не мог ей сейчас ничего сделать. У него больше не было рычагов влияния.

   Кей развернулась и все так же, без лишних слов, вышла вон.

Глава 16

   Так холодно и одиноко было идти по пустынным улицам домой. Как только жизнь Кей налаживалась, и появлялся малейший просвет, тут же все рушилось и оказывалось, что то, во что она верила -просто еще одна ее несбыточная фантазия. Хотелось остановиться, прекратить двигаться и прекратить существовать, растворившись в пустоте навсегда. Какой смысл что-то делать дальше, за что бороться? Не лучше ли исчезнуть, оставив поле боя бесчувственным амбициозным лжецам. Она не хотела становиться такой, как они.

   - Бали? - голос вырвал ее из раздумий и заставил обернуться. Сзади ее нагонял Кеп, и этот факт не добавил Кей радости.

   - Чего тебе? - сердито спросила она, останавливаясь и настороженно оценивая обстановку.

   - Мне? Мелочь - чтоб ты сдохла, - он попытался выбросить вперед руку, но Кей его с легкостью опередила после тренировок с Руфусом.

   Кеп согнулся пополам и, дико ругаясь, осел прямо на проезжей части переулка. Но в ту же секунду Кей получила жестокий удар сзади и согнулась сама. Но тут же взяла себя в руки и, сцепив зубы от боли, перекатилась в сторону, осматриваясь. Удар она получила от Беа, которая неспешно приближалась к ней из-за угла. Сколько же их еще? Надо было сразу догадаться, что Кеп не нападет в одиночку.

   - Кого-нибудь ищешь? - с издевкой поинтересовалась Беа. Им мало было просто убить ее - они хотели унизить и посмеяться. - Может, своего белого мага?

   Кей не стала тратить время на разговоры: если Руфус ее чему-то и научил, так это немногословности. Липкая петля сдавила горло Беа, и та захрипела. Из темноты к ней метнулась тень и попыталась ослабить захват удавки. Это был Рис, еще один старшекурсник из их компании.

   - Дурак, - прохрипела Беа, - по ней бей.

   Кей запустила в Риса шаром, но Беа успела его оттолкнуть, и шар пролетел мимо, потрескивая энергией. Рис ответил сложным волновым ударом, против которого Кей успела выставить защиту. Но оставлять ее надолго не было смысла: она не могла нападать из-за собственной стены, а оказаться запертой в кругу в ожидании чуда или окончания праздников в ее план тоже не входило. Поэтому уже через пару секунд Кей сняла защиту и метнула в Риса еще один шар. Рис также успел укрыться за собственной стеной. Тем временем кто-то сзади сильно дернул Кей за ногу, и она повалилась на землю. Кеп не смог сработать магически и напал на нее, как обыкновенный бандит, не церемонясь и пустив в ход кулаки. Легкая волна энергии утихомирила его, отбросив назад на несколько метров, где он приземлился уже совершенно бесчувственной и бесполезной кучей. Но заминкой успел воспользоваться Рис и, сбросив защиту, нанес очередной удар, который угодил Кей прямо в спину, чуть пониже предыдущего удара от Беа. Кей застонала и упала на одно колено. Ее внимание рассредоточилось, и удавка на шее Беа ослабла, чем та немедленно воспользовалась, окончательно освободившись. Теперь они надвигались на Кей вдвоем с Рисом, напряженно переглядываясь и подстраховывая друг друга.

   Кей не испытывала иллюзий и ложной гордости. Она знала, что в случае, когда противник тебя превосходит, бежать не позорно, а мудро. Поднявшись на ноги и застонав от боли, она бросилась на выход из переулка, пытаясь удержать за собой мобильный барьер, который гасил бы удары преследователей. Но уже второй удар Беа разнес барьер в клочья. Сил на новый у Кей больше не хватало, и она направила всю свою энергию на то, чтобы удрать. Кирпич и штукатурка то и дело осыпались в считанных сантиметрах от ее головы - Беа ударяла метко, и только скорость и хаотичность движения спасали Кей от окончательного поражения. После второй улицы и еще одного переулка Кей выскочила на шоссе. Но в это время суток на нем, как на зло, не было ни одной машины, а Беа с Рисом буквально дышали ей в затылок. Задерживаться на открытой местности было нельзя, и Кей метнулась в спасительную темноту очередного переулка. Только переулок, увы, оказался коротким и заканчивался тупиком.

   Бежать больше оказалось некуда: Кей остановилась и попыталась выставить защиту. Пусть бы ей пришлось здесь торчать все праздники, но осаждать ее вечно Беа с Рисом все равно не смогли бы. Но в последнюю секунду воздух преломился сияющим острием льда и вонзился в бок Кей. Она яростно закричала и рухнула на асфальт. Это была Беа и какое-то мощное, незнакомое Кей заклинание.

   Беда практики Дао заключалась в том, что для достижения результата нужно было достичь полного самоотрешения, а в разгаре боя такое случалось редко, а вернее, никогда. Стандартные же приемы черной и белой магии не требовали ничего, кроме способностей и тренировки. Руфус был прав, когда говорил ей о неумении сражаться и одновременно выставлять защиту. Теперь она не могла даже подняться на ноги, не то что выкинуть какой-нибудь магический трюк.

   Вцепившись пальцами в решетку канализации, Кей подтянулась, потом еще и еще, и поползла. Между ней и ее преследователями оставались жалкие метры. Так странно и печально было сознавать, что ее конец будет настолько же глупым и никчемным, как и все предыдущее существование.

   - Это тебя в белой школе научили так ловко ползать на животе? - засмеялась Беа.

   Но Кей не слушала и упрямо ползла, не останавливаясь. Что-то в ней сопротивлялось смерти, не позволяло сдаться окончательно, хотя еще недавно она сама проклинала свою жизнь.

   - Бой с белыми магами смертельно опасен - можно умереть со скуки, - вторил подруге Рис, замедляя шаг.

   Они были уже где-то совсем рядом. Кей сделала еще одно усилие, и волна ослепительной боли затопила ее сознание.

   - Нет! Нет! - истошно заорала Кей, а потом с облегчением осознала, что лежит на узкой кровати в комнате общежития, и кошмар плавно отступает прочь.

   - Тише, - крепкая рука с мозолями удержала ее на месте. - Все в порядке.

   - Дэниэл? - встрепенулась Кей и уставилась на него, не веря своим глазам, готовая разрыдаться.

   - Успокойся, все позади, - тихо прошептал он.

   - Как я здесь оказалась? Что произошло? - Кей мысленно прошлась по своему полю, и поняла, что оно более-менее в порядке. Чего, конечно, нельзя было сказать о теле: ребра болели, на боку рука нащупала длинный выпуклый шрам, а ноги все были изодраны. Кожу на спине в паре мест неприятно жгло.

   - На тебя напали, - ответил Дэниэл сдержанно, хотя Кей ощутила бурлящую в нем злость.

   - Да, старшекурсники из старой школы, - вспомнила Кей. - На улице, мы дрались, потом я бежала, они гнались за мной, через шоссе, переулок... потом я ничего не помню. Меня вырубили. Почему я все еще жива? - Кей потрясенно посмотрела на него.

   - Тише, - снова успокоил ее Дэниэл. - Я не знаю деталей. Мне позвонила твоя бывшая соученица, кажется, Заза или как-то так, и сказала, что на тебя напали, и ты лежишь в переулке. Я тут же бросился на помощь и нашел тебя там, где она сказала.

   - И ты не побоялся, что это может быть ловушка? - сознание Кей медленно прояснялось.

   - Стоило рискнуть, - глухо отозвался Дэниэл, и Кей поняла, что несмотря на их последнюю размолвку, он по-прежнему оставался ее другом. Дэниэл готов был рискнуть собственной жизнью, но не жизнью Кей.

   - Зази, это была Зази, - вздохнула Кей, - я знаю ее.

   - В общем-то больше и рассказывать нечего. Я привез тебя сюда и исцелил, как мог.

   - Ты хорошо поработал, - заметила Кей, пытаясь привстать, но Дэниэл не позволил.

   - Лежи, пожалуйста, - он умоляюще посмотрел на нее, и Кей перестала дергаться под его взглядом. - Когда я нашел тебя там, в переулке, ты была очень плоха, Кей. Честно, я думал, что не довезу тебя сюда. Мне просто повезло, нам повезло. Позвони Зази пятью минутами позже или не успей я так быстро, и все было бы кончено.

   - Дэниэл, - Кей нащупала его руку и крепко сжала, - спасибо.

   - Кто это сделал? - линии его рта стали непривычно жесткими, а глаза сухими и воспаленными.

   Кей покачала головой.

   - Это не твоя война.

   - Одного я, допустим, и так знаю: это тот идиот, который приставал к нам на улице. Но кто еще? Он ведь явно был не сам.

   - Дэниэл, - Кей посмотрела на него внимательно и вновь упрямо покачала головой.

   - Они едва не угробили тебя, - настаивал на своем Дэниэл.

   - Да, и я должна сама уметь постоять за себя.

   - Ладно, отдыхай, потом еще поговорим, - сдался он и осторожно укрыл ее повыше одеялом.

   - А где твой сосед? - запоздало поинтересовалась Кей.

   - Дома, сейчас праздники, - напомнил он. И Кей стало вдвойне грустно оттого, что теперь вместо дома она все дни проваляется в постели.

   Почему они ее не убили? Решили, что мертва? Или с самого начала не собирались убивать, а только избить? Но всплывшие в памяти моменты боя и нанесенные удары подсказали, что последнее предположение неверно. Или им что-то помешало? Кто-то? Зази точно не смогла бы их остановить. Вероятно, она даже знала об их планах заранее, но, как всегда, боялась выступить против. Выиграй схватку ее совесть чуть позже, и это стоило бы Кей жизни. Да и так едва не стоило. Значит, они решили, что Кей мертва - как мило с их стороны.

Глава 17

Валяться в кровати оказалось еще скучнее, чем представлялось. Дэниэл почти не отходил от Кей, постоянно проверяя, все ли с ней в порядке, предлагая поесть или попить. Это должно было радовать, но Кей видела, что его мучает чувство вины. Он казнил себя за то, что не пошел тогда с ней. Винил в том, что не оказался рядом, когда был нужен больше всего. Наверное, вместе они действительно справились бы с черной троицей. Особенно, если бы сразу вывели из игры Кепа, окончательно и бесповоротно, а не так, как это сделала Кей.

   Время от времени Дэниэл повторял свои попытки выведать, кто были остальные участники нападения, но Кей не сдавалась. Она не желала, чтобы Дэниэл ввязывался в новую драку из-за нее. Она выжила и не собиралась им мстить - впредь будет предусмотрительнее и умнее.

   Но в последний выходной Дэниэл оставил ее одну под предлогом, что ему надо в город. Кей не имела права его удерживать, только ее не покидало плохое предчувствие, и она даже позволила себе сыграть на жалости, пытаясь внушить ему, что без него не обойдется. Но Дэниэл не поверил: он сам лечил ее, и видел, что не только поле полностью восстановилось, но и шрамы на теле практически исчезли. Кей была как новенькая, и все, что напоминало о недавней схватке - это упадок сил после восстановления. Она и выжила-то только благодаря энергии Дэниэла, которую он вливал в нее с того самого момента, как нашел умирающей на улице. И это означало, что Дэниэл также ослаблен, что только добавляло Кей беспокойства. Но если они оба и были чем-то абсолютно похожи, так это своим упрямством. Если Дэниэл что-то решил, остановить его было уже невозможно.

   Кей не спалось, она бессмысленно вертелась на кровати, потом поднялась, накинула тренировочный костюм Дэниэла и вышла в коридор. От сидения в замкнутом пространстве ее уже мутило. А беспокойство за друга не позволяло впасть в спасительную дрему. Мысли в голове работали лихорадочно, пытаясь изобрести, как оградить Дэниэла от неприятностей. Кто мог ему помочь? Лео годился только на тот случай, если бы она задумала его добить. Морган была слишком далекой и неприступной для самой Кей. Заговорщицы? Молчаливые, преданные, рассудительные.

   Кей в несколько итераций все же удалось вычислить их комнату. Девочки жили вместе, что ее ничуть не удивило. Едва ли кто-то другой выдержал бы таких беззвучных и замкнутых соседей.

   - Привет, - Кей оказалась у них на пороге, и две головы синхронно повернулись в ее сторону. - Дэниэл отправился в город один, и я переживаю. Мне кажется, он задумал разобраться с парой старшекурсников из черной школы. Я боюсь, это плохо закончится, - без обиняков произнесла она.

   Заговорщицы внимательно слушали, не перебивая. Потом одна из них поднялась, прошлась по комнате к окну, достала какой-то предмет из шкатулки и внимательно всмотрелась в него.

   - Она права, - тихо прошептала она подруге. - Надо торопиться.

   Вторая также бесшумно поднялась со своего места и стала одеваться. Вскоре они обе были полностью готовы и снаряжены.

   - Но пока вы доберетесь, - с досадой начала Кей, но одна из заговорщиц только приложила палец к ее губам, и Кей умолкла.

   Потом девушки вместе взялись за руки и запели что-то неразборчивое, напоминающее молитву. Воздух вокруг низко завибрировал, затем все сильнее, и Кей вынуждена была отступить назад к двери. Потом раздался хлопок, от которого Кей инстинктивно опустила голову и прикрыла уши. А когда подняла глаза, заговорщиц в комнате уже не было.

   Кей, вздохнув с облегчением, отправилась назад. Теперь, даже если дело дойдет до драки, они окажутся на равных. Трое белых магов против троих черных. А с учетом умений заговорщиц беспокоиться приходилось в основном о том, чтобы к утру город по-прежнему остался стоять на месте. Их главной проблемой был контроль сил, которые они приводили в движение.

   Слабость накатила пьянящей волной, закружилась голова, подкосились ноги, и Кей облокотилась на стену. От волос неуловимо тянуло горьковато-сладким привкусом - только галлюцинаций ей не хватало. Неужели она пострадала сильнее, чем они думали? Понадобилось несколько минут, чтобы отделаться от наваждения, придти в норму и отправиться дальше. К себе идти не хотелось - там могла быть Линда, а Кей сейчас было не до объяснений с соседкой, тем более, что после неудачи с Лео их отношения стали достаточно прохладными. Возвращаться в комнату Дэниэла, где она провела последние пару суток тоже было невыносимо. И тогда Кей побрела в сторону учебного корпуса. Можно было пройти по переходу и через здание главного корпуса выйти во двор, на лужайку, где они любили обедать с Дэниэлом. Вдохнуть свежего воздуха, привести в порядок разбегающиеся мысли. Может, впитать немного энергии земли и воздуха, и влажной травы, чтобы окончательно восстановить силы.

   Земля была холодной, а трава местами покрыта инеем, но Кей все равно опустилась на четвереньки и уткнулась в нее головой. Если ей удастся раствориться и собрать себя заново, все встанет на свои места. Ветер в верхушках голых деревьев пел заунывную песню. Земля под ладонями согревалась и наполнялась влагой от заледеневшей травы. Лоб охлаждался, растапливая лед. Пахло свежестью и морозом, пробуждающей ясностью. Кей распалась и зависла в пустоте, колыхаясь на невидимых волнах. Но теперь она знала цену жизни, и ей больше не хотелось остаться там навечно.

   Вспыхнувшее желание привело энергиии в движение, и она снова возникла на лужайке, освобожденная и чистая. Ей необходимо было довести свое умение до автоматизма, иначе грош цена была ее перемещению в пространстве. Проработать заранее несколько трюков, а не пытаться изобретать каждый раз новые, на что требовалось время, которого глупо было ожидать в схватке.

   Кей крепко стояла на земле и была благодарна тем трем идиотам, что напали на нее, благодарна за то, что до нее, наконец, дошли слова Руфуса, за то, что она со всей ясностью увидела свои ошибки и слабые места, за то, что раскрыла очарованные романтикой Дао глаза. Нет, она не отказывалась от странного учения, но ей нужно было больше работать над практическими вещами, и теперь Кей это отчетливо понимала.

   Импульс прозрения подтолкнул ее к корпусу, чтобы отыскать Руфуса, если он не уехал на праздники. Отыскать и сражаться с ним заново, начиная с текущего дня. Не лежать на матах, а бороться так, как будто от этого зависит ее жизнь, потому что так оно и было в действительности. Боевые маги учились не ради зачетов или оценок, не из-за одобрения или злости наставников, они учились, чтобы выжить.

   Размышляя на эти темы, Кей и сама не заметила, как добрела до двери учительской, из-за которой доносились голоса. Кей остановилась и прислушалась. Защита, судя по растеканию энергии, была выставлена внутри комнаты, но в такое время в школе не должно было быть ни совещаний, ни наставников. Судя по голосам, в помещении находилось несколько человек. Кей различила высокий сиплый голос, потом низкий грубый, приятный женский и, наконец, голос Лео. Тогда она тихо прошла в соседний с учительской класс, села за стол и, сосредоточившись, сместила сознание за стену. Защита на такое нематериальное и неэнергоемкое вторжение не среагировала никак, а Кей получила возможность слышать и видеть происходящее. И была вознаграждена за свои усилия: в учительской собрались Лео и трое магов, которых Кей видела единственный раз в своей жизни, но и этого раза хватило. Это были те самые трое, что напали на стройке у старой школы на Майкла. Неприятный холодок пробежал по спине у Кей: точно также подкараулили и напали на нее. В памяти Кей всплыла яркая картинка: изорванные лохмотья поля Майкла трепещут под смертельными ударами белых магов. Это было подло - нападать на одного втроем, тем более на того, кто был ослаблен. Кем бы он ни был, это все равно было подло и низко. Кей не сомневалась, что у каждого из белых магов было оправдание на этот счет, как и у Беа, Риса или Кепа. Кей мысленно крепко сжала зубы и прислушалась.

   - Вы уверены, что информация верна? - Лео заметно нервничал, расхаживая по комнате.

   - Она от надежного источника, - заявил коренастый маг с низким голосом. - Он будет в Ипсе по делам шестнадцатого и семнадцатого. Гостиница нам неизвестна, но это несложно выяснить. И, да - он давно не ел. - Маг многозначительно посмотрел на Лео.

   - Что-то вам это не сильно помогло в прошлый раз, - криво усмехнулся Лео.

   - Благодаря твоей ученице, между прочим, - выпалила женщина, сердито глядя на Лео.

   - Она не моя, - холодно отчеканил Лео.

   - Ты прекрасно знаешь, что трансформация сбила нас с толку и осложнила дело, - прекратил их перепалку костлявый, как сама смерть, маг с сиплым голосом. - Но такое больше не повторится. Если ты присоединишься к нам, успех гарантирован. На этот раз мы не хотим рисковать. Но если сомневаешься - оставайся здесь и дальше на побегушках у Родрика.

   Лео с отвращением взглянул в окно, бросая взгляд на подъездную дорожку.

   - Хорошо, когда мы нападем?

   - Семнадцатого. Накануне Леа разведает обстановку и узнает, где он остановился и когда будет в номере.

   - Вы хотите прикончить его прямо в номере?

   - Поставим глушилку, - пожал плечами коренастый.

   - Это же Майкл, черт побери! Даже в паршивой форме он может разнести к чертям вашу глушилку. О чем вы только думаете? Это огромный риск!

   - Столкновение с ним - в любом случае риск. Но сейчас он минимален. Тот, кто уничтожит пожирателя, заслужит внимание и расположение круга, Лео. - Костлявый пристально посмотрел на наставника. - Так что решай: с нами ты или нет?

   - С вами, - выдохнул Лео.

   - Тогда до связи, - костлявый кивнул Лео, и тот едва заметно поклонился ему в ответ.

   Кей вернулась в свое тело и замерла, боясь издать хоть малейших звук. По стуку дверей и последовавшим за ним затихающим шагам, она поняла, что маги разошлись. Потом осторожно, на цыпочках, все еще опасаясь даже громко вздохнуть, подобралась к окну и выглянула наружу. Все трое погрузились в большой черный внедорожник и исчезли за поворотом дороги. Лео, не спеша, сел в спортивную машину и рванул с места по той же подъездной дороге, затем свернул в противоположную сторону и понесся по шоссе.

   Кей шумно выдохнула и опустилась на пол прямо у окна. Они собирались повторить попытку. И на этот раз у них все получится - она не сомневалась: теперь их было четверо, а Майкл по-прежнему один.

   Мысли в голове хаотично перескакивали с одного направления на другое. Он принадлежал враждебной школе, питался жизненной энергией своих же соплеменников, бросил ее - так почему же ей было не наплевать на то, что с ним произойдет? Была бы она умнее, амбициознее - напросилась бы к белым магам в группу и снискала себе славу уничтожением пожирателя. Но нет - несмотря ни на что, она сидела под окном школы и размышляла о том, чтобы его спасти.

   "Зло нельзя победить злом", - вспомнила она слова Дао, а что творили белые маги? Почему убийство, которое они задумали совершить, было оправдано, а убийство любого из них являлось преступление? Чем тот же Лео был лучше Майкла? Под личиной белого мага в нем скрывалось гнусное лживое чудовище, стремящееся к власти, готовое вскарабкаться на вершину любой ценой. Лицемерие и заносчивость - вот и все его сильные стороны. А Майкл... да, он был убийцей, но кто знает, быть может, он раскаивался в содеянном. Быть может, он совершил однажды ошибку, но теперь уже ничего не мог поделать. Если бы он перестал питаться, то сначала ослаб бы, а потом и умер, а с таким не поспоришь. Предавал ли он ее? Он ни разу ей не солгал, даже тогда, в комнате, когда собирался убить. Он ничего ей не обещал, никогда.

   Кей прислонилась горячим лбом к холодному подоконнику. Она не могла сидеть и ждать, когда его прикончат. Это было подло, гнусно и отвратительно. Чем она тогда лучше того же Лео? Дэниэл, Линда, заговорщицы - никто ее здесь не поймет. Да она и сама едва ли понимала себя. Только не могла иначе: она должна была это остановить, единственным возможным для нее способом - разыскать Майкла раньше Леа.

   Кей поднялась в комнату к Дэниэлу и рухнула на кровать. В памяти то и дело всплывал образ Майкла, их встреча накануне ее вылета из школы, его с виду расслабленая поза, но на самом деле опасная и напряженная, как перед броском, их разговор, то, как он ей поверил, в нее поверил после рассказа о книге Дао. Была ли это только игра? Знал ли он о начале трансформации, как говорил Родрик? Или это была еще одна ложь в королевстве лжи? Белой сияющей лжи.

   Майкл, Сивилла. Она не сдала бы экзамен старой ведьме, будь у нее хоть проблеск белой энергии. Майклу не было смысла спасать ее сессию, им со Стивом было бы даже проще управиться с ней, если бы она вылетела. Так она принадлежала бы им с потрохами, никому не известная изгнанная студентка. Он вытащил ее, а она защитила его. Он сделал ее своей на одну ночь, а потом отдал навсегда.

   - А что он еще мог сделать, Кей? - прошептала она самой себе. - Попросить твоей руки и жить с тобой долго и счастливо в старом доме за шоссе?

   Это было невозможно. Кей автоматически перешла на враждебную сторону, сменив цвет. Даже пойди Майкл на такую глупость, их все равно бы разлучили, уничтожили обоих. Пожиратель и белая ведьма.

   - Как ты? - с порога спросил Дэниэл, устало входя в комнату.

   - Дэниэл? - очнулась от своих мыслей Кей. - Это ты как? В порядке? Что случилось?

   - Ты же позаботилась о том, чтобы ничего не случилось, - пожурил ее он, намекая на заговорщиц.

   - Они успели вовремя? - уточнила Кей, ни капли не ощущая себя виноватой.

   - Да, остановили меня перед самым зданием школы, которую у меня так и чесались руки разнести.

   - Дэниэл, - покачала головой Кей. - Так им удалось тебя удержать?

   - Это не понадобилось.

   - Как тебя понять? - удивилась Кей.

   - Стейси и Дари связались с Зази, и та сообщила им, что все нападавшие мертвы.

   - Все... что? - Кей уставилась на него.

   - Похоже, черная школа сама позаботилась об инциденте.

   - Зази сказала декану?

   - Без понятия, да меня это и не волнует. Главное, что они поплатились, - заявил Дэниэл и упал на кровать рядом.

   - Но они же не заслужили...

   - Чего? Смерти? А ты? Ты - заслужила? - Дэниэл поднялся и посмотрел на нее рассерженно.

   - Нет, но... Прости, я просто не могу это переварить. Это неправильно, все неправильно. Никто не должен умирать, - Кей поднялась с его постели и заторопилась к двери.

   - Кей, успокойся, - попытался он ее остановить, - ты еще не совсем пришла в себя.

   - И не приду, - отстранилась она от него. - И не приду, Дэниэл. - Кей вдруг показалось, что они совершенно чужие, что никогда по-настоящему так и не понимали друг друга. Он - боевой маг, созданный убивать тех, кому она так или иначе сочувствует, кого так и не научилась считать врагами. Да что говорить - достаточно вспомнить, что она собиралась сделать. Как бы это понравилось Дэниэлу? Понял бы он ее? А она - уже не черная и никак не белая, Кей сама не знала, кто она теперь.

Глава 18

   Добраться до Ипсы было несложно - на попутках с ветром, а договориться с Лео - и того проще. Как только Кей появилась на пороге аудитории, он произнес свою коронную фразу:

   - Довольно формальностей, Бали. Если тебе надо куда-то уйти - иди. Хватит изображать подчинение.

   Кей не заставила себя долго упрашивать и исчезла из школы утром шестнадцатого, за день до предполагаемого нападения на Майкла. Она собиралась разыскать его, как и Леа, но только встретиться с ним в тот же самый день.

   Первая гостиница, богатая и немного вычурная не принесла успеха, и тогда Кей решила переключиться на заведения попроще. Уютное шестиэтажное здание с мансардами расположилось перед железной дорогой, но при этом из него открывался отличный вид на колокольню на холме. В фойе отеля оказалось по-домашнему уютно, а женщина за стойкой охотно откликнулась на ее просьбу и помогла Кей отыскать ее "молодого человека".

   - Да, - подтвердила она, - он здесь, комната двадцать два, - многозначительно улыбнулась и пожелала ей хорошо провести время.

   Кей не сомневалась, что проведет его хорошо - только бы от гостиницы после этого осталась хотя бы пара камней. Больше всего Кей опасалась, что он и слова не даст ей сказать. В принципе, так и должно было быть: как еще мог отреагировать черный маг, да еще и в ослабленном состоянии, на неожиданное появление белого, явно выследившего его в другом городе? Но и иного способа его предупредить для Кей не существовало. Можно было, конечно, обратиться к Зази - но где гарантия, что та вновь не побежала бы к декану? И тогда вся и всем тут же стало бы известно, что информатор - Кей. Уж Стив бы постарался помочь ей в этом. Достаточно было того, что трое уже лишились жизни.

   Чем ближе Кей подходила к заветной двери, тем сильнее стучало ее сердце. Защиты снаружи не было, что являлось стандартной практикой для общественных мест. Кей подняла дрожащую руку и робко постучала. Никто не ответил, тогда она набралась решимости и постучала сильнее.

   Дверь открылась, и на пороге ее встретил Майкл. Все тот же взгляд, лицо и стрижка, расстегнутая рубашка и босые ноги, и все тот же потрясающий горьковато-сладкий аромат его энергии. Кей застыла в дверях, вдыхая знакомый запах полной грудью, вспоминая и запечатлевая еще надежней в своей памяти.

   - Бали?

   - Майкл? - так непривычно и приятно было вновь произносить его имя вслух.

   - Что ты тут делаешь? - оторопел он.

   - Сама не знаю, - выдохнула Кей и шагнула в комнату, прямо ему навстречу. Он отступил, грациозно и хищно, готовый к любым неожиданностям.

   - Проходи, чувствуй себя, как дома, - усмехнулся он. - Не ожидал тебя увидеть, - в его глазах едва заметно скользнула грусть, но тут же сменилась чем-то жестоким и холодным.

   - Майкл, - прошептала Кей и опустила голову, боясь смотреть ему в глаза и не видеть там того, что ей так хотелось. - Я пришла предупредить тебя, - выдохнула она.

   - О чем? - он подошел ближе и внимательно посмотрел на нее.

   - Помнишь тех трех магов, что напали на тебя у школы?

   - Да, - кивнул он.

   - Они нападут снова. Они и еще один, теперь их четверо. Завтра. - Кей с тревогой взглянула на него.

   - Откуда ты знаешь? - новость, казалось, нисколько не потрясла его. Впрочем, для Майкла это было неудивительно. Он всегда отменно контролировал свои эмоции, и почти ничему не удивлялся.

   - Этот четвертый - из нашей школы. Я подслушала их разговор.

   Он стоял какое-то время молча, ничего не говоря. Возможно, что-то прикидывал в голове или искал пути отступления.

   - Ты знаешь, кто я? - неожиданно спросил Майкл.

   - Да, знаю, - отозвалась Бали, глядя на него и осознавая, что ей абсолютно плевать, кто он, и кем его считают. Она не понимала, как безумно скучала по нему, пока не увидела вновь. Кей запретила себе думать о Майкле все эти бесконечные дни в белой школе, а теперь не могла оторваться, не представляла, как сделать шаг назад, вежливо попрощаться и вновь исчезнуть из его жизни. Сердце разрывалось на части, ожившее и безумное, и отчаянно кричало "нет"! Кей помнила тепло его рук, впадинку на его шее, его силу и нежность, и ее нестерпимо тянуло к нему, так, что подкашивались ноги.

   - Ты ненормальная, Бали, - выдохнул он и одним движением прижал ее к стене. Его руки зарылись в ее волосы, а губы накрыли рот. Кей задыхалась, не веря ни своим глазам, ни ощущениям, но отчаянно целовала в ответ и слепо шарила руками по сильной спине под рубашкой.

   - Майкл, - слезы побежали ручьями по ее лицу, - Майкл.

   Он осушал их губами, потом крепко прижал Кей к себе, и она успокоилась, затихла. С невероятной быстротой Майкл освободил ее от одежды, и Кей голая вновь прильнула к нему, помогая освободиться и ему. Вскоре она уже оседлала Майкла сверху и стала двигаться в самом древнем танце на земле. Отросшие рыжие волосы рассыпались по ее плечам, голова запрокидывалась и возвращалась назад только для того, чтобы прошептать в очередной раз его имя, как молитву, как заклинание.

   Он смотрел на нее снизу, и глаза мага горели черным огнем. Сила ласковыми волнами прокатывалась по ее спине, так знакомо и так забыто. Он был и нежнее, и яростнее, чем в прошлый раз, не желал ее отпускать даже на расстояние движения. А Кей хотелось смеяться от его неистовства и плакать одновременно, и верить в то, что она не была ему безразлична, никогда не была.

   Кей целовала его грудь, омывая ее слезами. А он прижимался губами к ее макушке, гладил непослушные волосы и бормотал что-то, чего она не могла разобрать. Но его сила, бегущая по коже, говорила достаточно.

   Наконец, они слились в единое целое, почти растворившись в пустоте и заново обретя форму, и тогда Кей без сил рухнула на него свеху, и Майкл удовлетворенно прижал ее к себе. Бережно уложил голову со спутанными волосами себе на плечо и вновь целовал и целовал ее, бесконечно, в лоб, нос, щеку.

   Кей все еще не верилось в то, что между ними случилось. Не вполне послушными руками она надела нижнее белье и подошла к окну. Уже стемнело, и в Ипсе зажглись огни. Витрины магазинов освещали тротуар у входа в гостиницу. Кей рассеянно смотрела, как из дверей вышла пара и укатила на такси. Потом у входа появилась до боли знакомая негнущаяся фигура и, пройдясь по улице несколько метров, свернула в маленький магазинчик. Кей узнала свою бывшую наставницу - это была Трентон собственной персоной. Боль ледяной крошкой оцарапала сердце, но Кей постаралась сдержаться. Майкл лежал на кровати, подложив руку себе под голову. В его энергии не было ни намека на слабость или гул, который она слышала накануне первого нападения. И запах был чистым, без каких-либо отклонений или чужих ноток.

   - Ты ведь не ослаблен, верно? - обернулась к нему Кей.

   - Нет, - ответил он, спокойно глядя на нее из-под полуприкрытых век.

   - А что здесь делает Трентон?

   - Она очень придирчива к мылу и шампуням. Наверное, гостиничные ее не устроили.

   - Кто здесь еще? - Кей с горечью посмотрела на него.

   Майкл не ответил, но и без слов было понятно, что расположение сил не совсем такое, как представляла себе она.

   - Так это ловушка не для тебя, а для них? И когда ты собирался мне об этом сказать? - Кей почувствовала себя использованной и преданной в очередной раз. Как она могла поверить в то, что у него есть чувства? Он брал ее тогда, когда хотелось ему, когда Кей подворачивалась в удачное время.

   - Успокойся, - он поднялся с кровати одним легким движением. - Еще в прошлый раз я предположил, что меня сдал кто-то из своих. И у меня появился один человек на примете. Ему скормили ложную информацию, и на случай, если предположение окажется верным, мы собрали небольшую компанию по встрече.

   - И что это за компания?

   - Трентон, как ты уже успела заметить, и пара выпускников нашей школы.

   - Тоже четверо?

   Майкл кивнул.

   - И ты во всей своей силе. - Теперь Кей поняла, что он просто лучится мощью. И чистый вкус его энергии говорил о том, что он питался совсем недавно.

   - Верно, - подтвердил Майкл, и в глазах его вновь коротко вспыхнула и погасла печаль.

   - Значит, им конец, - резюмировала Кей, опускаясь на небольшой пуфик у стола.

   - Тебе кто-то из них небезразличен? - осторожно спросил Майкл.

   - Мне? - Кей подумала о Лео и всей душой ощутила, что если кто-то и заслуживал расплаты, так это он. Впрочем, зачем лгать самой себе, остальные тоже заслуживали. Они уже один раз напали на Майкла втроем, и теперь собирались завершить начатое, без колебаний, сомнений или сожалений. - Нет.

   - Но это противоречит твоим принципам, - предположил он.

   Кей нашла в себе мужество произнести правду:

   - Нет, - чем снова не на шутку удивила Майкла.

   - Как у тебя дела в новой школе? - он медленно приблизился к ней и заглянул в лицо.

   - Хочешь знать, прижилась ли я там? Чувствую ли себя своей? - Кей дерзко взглянула на него в ответ. - Какая разница, Майкл. Я не буду вам мешать в этом деле - тебя ведь это интересовало. Теперь ты знаешь ответ. Не о чем беспокоиться. Мне пора. - Кей стала собирать и надевать остальные свои вещи, стараясь избегать его взгляда, чтобы он не рассмотрел на ее лице кошмарную боль, начавшую заново пожирать ее изнутри. Мало ей было первой половины второго семестра, так она решила обновить свои раны. Зачем было ввязываться в историю с Майклом? Он не прожил бы столько, если бы не мог сам о себе позаботиться. Наверняка и там, на пустыре возле школы, у него тоже был какой-нибудь план, а она лишь внесла в него неожиданные и не обязательно желанные изменения.

   - Тебе действительно пора, - подтвердил он в своей привычной безразличной манере, и Кей от досады хотелось треснуть на прощанье дверью так, чтобы ее снесло с петель. Но на этот раз она не позволила себе пасть так низко и покинула его номер с высоко поднятой головой. Которая, впрочем, тут же опустилась и поникла, стоило ей только оказаться одной в лифте.

   Ипса окутала ее прохладным воздухом и темнотой переулков, где можно было уже не прятать свои эмоции и боль, вырвавшуюся наружу сдавленным всхлипом и горячими слезами, покатившимися по ее щекам. Впервые Кей подумала, что белые и черные маги в этом городе достойны друг друга. В своих схватках и интригах они полностью утратили человечность, стали машинами, сражающимися ради самой войны. Будет ли мир лучше, если погибнут черные маги или белые? Нисколько, он останется все тем же бессмысленным проклятым местом.

   Выйдя на шоссе, Кей взмахнула рукой и села в первую попавшуюся машину, идущую в сторону школы. Все, чего ей хотелось - упасть на свою кровать и отключиться, хотя бы на время забыв обо всем, что происходит вокруг.

Глава 19

   - Вы хотели меня видеть? - Кей вошла в кабинет декана такая же холодная и безразличная, как и большинство наставников.

   - Бали, - поприветствовал ее Родрик, - ты как-то изменилась, повзрослела, что ли. - Предполагалось, что это был комплимент, но Кей ощутила только горькую пустоту, шевельнувшуюся в своей душе.

   - С твоим куратором, гм, произошел несчастный случай, - продолжил декан, и Кей никак не отреагировала на его заявление. Несчастный случай - как же, почему бы ему не называть вещи своими именами? Лео убили в схватке с черными магами, на этот раз в почти равной схватке, если не учитывать, что Майкл стоил, наверное, всех четверых. - Так что теперь ты будешь подчиняться напрямую мне.

   - Почту за честь, - машинально отозвалась Кей, и Родрик одобрительно посмотрел на нее.

   - Ты действительно повзрослела, что не может меня не радовать. Впереди у тебя экзамены, и ты должна проявить себя, как можно лучше.

   - Я постараюсь, - пообещала Кей. Ее не волновали амбиции Родрика, но она и сама отлично понимала, что в жестоком мире выживает сильнейший, и не собиралась оставаться слабой. Теперь она училась исключительно ради себя и только тому, что считала необходимым.

   - Как у вас дела с Дэниэлом? - по-дружески поинтересовался декан, и Кей стало тошно. Значит, и личные отношения не могли остаться без внимания школы.

   - Никак, - холодно ответила она.

   - Почему? - спросил Родрик, изображая искреннее участие и обеспокоенность.

   - Наверное, я действительно повзрослела, как Вы заметили.

   - Что ж , тогда вполне понятно. Ты, наверное, расстроена по поводу Лео, - бросил он пробный камень, - если тебе понадобится выходной... - декан развел руками, - только скажи. К слову, в нашей школе много достойных наставников. Как продвигаются занятия с Руфусом, не слишком ли он жестко работает?

   - Нет, все отлично, спасибо, - чуть более эмоционально, чем ей хотелось бы, отозвалась Кей, опасаясь, что она потеряет единственного стоящего наставника.

   - Что ж, хорошо. Тогда можешь идти, - отпустил он ее, но на пороге окликнул снова: - Кей, помни, что ты всегда можешь обратиться ко мне.

   - Спасибо, декан, - кивнула она и вышла. Кей не сомневалась, что он с радостью выслушает любой ее рассказ и использует по своему усмотрению. Конечно, она всегда может обратиться к нему - только это совсем не означает получить желаемое.

   С Дэниэлом отношения совершенно расстроились и прекратились, несмотря на то, что он вроде как спас ей жизнь. Но Кей уже не раз убеждалась, что спасенные бывают неблагодарны. И только сам спасший наивно рассчитывает на какую-то ответную реакцию. Они с Дэниэлом и заговорщицами по-прежнему были в одной бригаде на лабораторных по вышке, только теперь Кей не применяла своих изощренных методов, а делала все по программе, осваивая новые приемы и стандартную магическую практику. Дэниэл если и удивлялся, то не подавал виду и никак не комментировал ее действия. Его куратором снова стала Морган, и теперь он самостоятельно отпрашивался у нее в город. На выходных в общежитии, насколько она знала, он больше не оставался. Поговаривали, что у него роман с одной из заговорщиц, то ли Дари, то ли Стейси. Но Кей не совсем представляла себе их по отдельности, так что если у него и был роман, то должно быть с обеими сразу. Наверное, с ними было легко - они не выступали и не лезли вечно со своим мнением.

   Занятия с Руфусом проходили теперь совершенно иначе. Кей изворачивалась и билась до тех пор, пока силы полностью не иссякали. Она сражалась так, словно каждый бой был настоящим, не позволяя себе расслабиться ни на секунду, не допуская никаких поблажек. Теперь она сама для себя была наставником более строгим, чем Руфус. Безусловно, он заметил изменения, произошедшие с ученицей, и теперь одобрительно взирал на ее упражнения.

   - Значительно лучше, Бали, - сказал он ей однажды после занятия. - Теперь тебе не нужен Дэниэл, чтобы сражаться.

   - Ваше мастерство по-прежнему превосходит мое, наставник, - возразила Кей, совершенно не собираясь баловать себя комплиментами. Ей казалось, что многие элементы еще требуют доведения до совершенства. Выносливость и одновременная защита с эффективным нападением по-прежнему были ее слабыми местами, хотя общий уровень и возрос.

   - Значит, вот какова твоя цель? Хочешь превзойти меня, Бали? - усмехнулся Руфус, и Кей впервые увидела хмурую улыбку на его лице. - Тогда тебе не стоит ни спать, ни есть - и все равно этого будет мало. Несколько десятков войн, ошибок и поражений на грани смерти, побед и отречения от всего, что тебе было когда-либо дорого - и ты станешь такой, как я. Но действительно ли ты этого хочешь?

   - В каком смысле? - удивилась Кей. Руфуса едва ли можно было назвать человеком, с которым можно поговорить по душам.

   - Ты утратишь свою человечность. Готова ли ты заплатить такую цену? - спросил Руфус, и лицо его стало мрачным, как никогда.

   - Если это цена настоящего воина, - начала Кей, но Руфус остановил ее.

   - Ты знаешь, как становятся пожирателями? - спросил он, и онемевшая Кей только покачала головой. - Они тоже всего лишь платят цену за силу и собственное бессмертие. И поверь, поначалу эта цена не кажется чрезмерно высокой. Что такое жизнь одного мага-предателя или мага-слабака за десять лет? Маги так или иначе сотнями погибают в поединках. Но потом, со временем, еда требуется все чаще, а поводов для оправданий остается все меньше.

   - Разве лучше быть тем, кого они съедят? - Бали так же мрачно посмотрела в ответ на Руфуса.

   - Золотая середина, Кей, кому, как не тебе знать. Достичь чего-то, при этом не потеряв себя.

   - Откуда мне знать? - удивилась Кей.

   - Ты была по обе стороны, - уклончиво ответил он. - И можешь обрести равновесие.

   - Да, я была, - проговорила Кей. - Только эти стороны ничем не отличаются, кроме цвета.

   Руфус молчал, но и не подверг ее анафеме, как ни странно. Похоже, этот потрепанный в боях маг достаточно насмотрелся в жизни, чтобы не разделять весь мир на белое и черное. Кей даже не подозревала, сколько глубины в этом мрачном неразговорчивом наставнике. Искреннее уважение пробудилось в душе Кей к Руфусу.

   - Подумай над этим, - произнес он и, не прощаясь, вышел из зала.

   После гибели Лео Линда совсем замкнулась в себе. Глупая, она, очевидно, не переставала на что-то надеяться, теперь же ее надеждам окончательно и бесповоротно не суждено было сбыться. Линда стала пропускать пары, и успеваемость ее упала. Такими темпами она быстро двигалась к отчислению. Но пытаться что-то исправить или поговорить с ней было бесполезно - Линда никого не слушала. Она стала тенью, молчаливо сидящей в углу на кровати. Тенью, которую не жалко было бы отдать пожирателю, потому что она только занимала пространство.

   Руфус был прав: легко было решать чужие судьбы, но только до определенного момента. А что дальше? Она бы посчитала справедливым отдать пожирателю Дэниэла или заговорщиц за то, что они отдалились от нее? Лео и боевых магов за подлость и отсутствие чести? Никто не имел права решать, кому жить, а кому нет. А она решала. Решила спасти Майкла, но не спасать Лео. Потому что Лео ей не нравился, главная причина заключалась в том, что он ей просто не нравился, - и все.

   - Линда, - заговорила Кей, пересилив себя. - Ты должна учиться, иначе вылетишь.

   Линда, как обычно, никак не отреагировала на ее слова. Даже не подала виду, что расслышала.

   - Ты должна, если любила его хоть немного.

   Линда оторвала остановившийся взгляд от стены и посмотрела на Кей.

   - Должна жить и сражаться, а не сдаваться.

   Линда поерзала на кровати и вдруг всхлипнула:

   - Но его больше нет. Его нет...

   - Но есть ты и твоя жизнь. И тебе нельзя сдаваться.

   - Сражаться, ты права, - Линда посмотрела на нее сквозь слезы, утирая их руками. - Я найду того, кто это с ним сделал и убью.

   - Лин, - Кей почти уже успела порадоваться тому, что ей удалось вывести соседку из ступора, но услышав ее намерения, пожалела, что не может повернуть время вспять. Только этого ей не хватало - юной мстительницы за Лео.

   - Ты знаешь, кто это сделал? - Глаза Линды загорелись недобрым огнем.

   Кей задумалась и поняла, что в данной ситуации положение спасет только ложь. И, не дрогнув, произнесла:

   - Знаю. Но это самоубийство, Лин.

   - Скажи мне. Я не стану нападать. Ты права, сначала я должна научиться - всему, что может мне дать школа. Но я не забуду и потом, когда придет время... - во взгляде Линды блеснула такая ненависть, что Кей на секунду стало жутко.

   - Это трое выпускников из моей старой школы.

   - Кто?

   - Кеп, Беа и Рис, - произнесла Кей имена покойников. Им хуже от этого уже не будет, а у Линды появится цель в жизни.

   - Я запомню, - прошептала Лин. Потом, сцепив зубы, поднялась с кровати и впервые за долгое время поплелась в ванную.

   Кей смотрела ей вслед и думала о словах Руфуса. Иногда цель не стоила затраченных усилий, но иногда усилия сами по себе стоили того, чтобы дать человеку в жизни хоть какую-то цель.

   А к чему стремилась сама Кей? Была ли между ней и Линдой хоть какая-то разница? Да, Кей хотела стать сильной, но не для того, чтобы убивать, а для того, чтобы обрести свободу.

   Только на пути к этой свободе она уже растеряла всех, кто ей был дорог. И в этом была виновата как раз та самая золотая середина, на которой она зависла, оставшись где-то между черными и белыми, ни своя и ни чужая.

   Под звуки льющейся в ванной воды, Кей накинула куртку и отправилась в город. Декан вряд ли стал бы разыскивать ее вечером. А Кей просто необходимо было пройтись, немного подышать воздухом вне стен школы. Может, заглянуть в пару магазинов, как они делали когда-то с Дэниэлом. Или встретить кого-то из старой школы и подраться. Кей даже запретила себе думать на эту тему.

   Она бесцельно бродила по улицам, заглядывая в витрины и не заходя внутрь, потому что денег все равно не было. Несмотря на свое расположение, декан не предложил ей повысить стипендию, а тех жалкий грошей, что платили, едва хватало на еду и книги.

   - Кей, - Бали едва не шарахнулась, думая о том, что все повторяется. Но тут же успокоилась, когда поняла, кто это.

   Зази, как и раньше, нервно теребила свой шарфик и тревожно смотрела на Кей.

   - Зази, - искренне улыбнулась Бали, беря ее за руку. Если она кого-то и была рада видеть из старой школы, так это вязальщицу заклятий, которая спасла ей жизнь и позвонила Дэниэлу. - Я так рада тебя видеть. Давно хотела поблагодарить тебя, Зази, за то, что ты сделала. - Кей тихонько увлекла Зази в сторонку от людной улицы, чтобы они могли поговорить спокойно и без лишних глаз. Ей давно не терпелось расспросить Зази о подробностях произошедшего, но никак не представлялось случая. Самой соваться в старую школу было бы неразумно, а иначе отыскать Зази оказалось сложно.

   - Не за что меня благодарить, - Зази занервничала еще сильнее.

   - Ты из-за Беа, Риса и Кепа? - спросила Кей, сопереживая вязальщице и понимая, какое чувство вины должно было ее мучить.

   Еще немного, и Зази напрочь распустила бы свой шарфик, так она его дергала и рвала.

   - Я... я так не могу, - простонала Зази и попыталась сбежать, но Кей удержала ее за руку.

   - Что случилось, Зази? Тебе нужна помощь? Ты же знаешь, я всегда сделаю для тебя, что смогу.

   Искренность, с которой Кей предложила Зази свою помощь, очевидно, окончательно добила вязальщицу, и она едва не всхлипнула.

   - Кей, я уже не первый раз подвожу тебя.

   - О чем ты? - изумилась Кей.

   - О твоем визите в дом к Майклу.

   - Перестань, я уже и забыла, - успокоила ее Кей. - Старшекурсники постоянно пытались надо мной посмеяться, но что ты могла поделать? Быть мне вечной нянькой?

   - И теперь, - не слыша ее, продолжала Зази. - Я ведь могла сказать раньше, но дотянула до последнего.

   - Ты не хотела быть доносчицей, я все понимаю, - заверила ее Кей.

   - Я сказала ему накануне праздников, когда все уже разъехались из школы.

   - Что? - оторопела Кей. - Кому ты сказала, Зази?

   - Декану, - ответила она.

   - И он ничего не предпринял, - потрясенно прошептала Кей. Он знал и преспокойно ждал, когда ее прикончат. - Но как же твой звонок? Дэниэлу! Ты следила за ними? - встряхнула ее Кей.

   - Он убьет меня, если я скажу, - жалобно пропищала Зази, и Кей разжала руки, не понимая, что ее могло так напугать.

   - Кто убьет? Зази, ты следила за ними?

   - Нет. Я занервничала, когда они отправились в город за тобой, как и планировали. И снова пошла к декану, но его не было. И тогда я столкнулась с ним, и он понял, что что-то не так, и мне пришлось ему все рассказать.

   - Кто? Кому рассказать? - Кей пыталась хоть что-то понять из ее бессвязного испуганного рассказа.

   - Я не знаю, что произошло. Он связался со мной после и велел, чтобы я позвонила Дэниэлу и передала ему, что на тебя напали, и ты лежишь в переулке. И чтобы я никому ни слова не говорила о нем, иначе стану четвертой. Четвертой, Кей, после Риса, Беа и Кепа. - Зази закрылась шарфом, словно он мог защитить ее от беды.

   - О ком, Зази? О ком ты говоришь? - тихо спросила ее Кей, бережно беря за плечи.

   - О Майкле, - так же тихо отозвалась вязальщица, и Кей медленно опустила дрожащие руки.

   - Майкл? - Теперь все становилось на свои места. Вот почему ее не убили. Майкл успел вмешаться и остановить их. Но исцелить Кей он уже был не в состоянии, поскольку цвет их энергии различался, и Майкл только покалечил бы ее своей черной силой. Кей нужен был белый маг. Каким-то одним ему известным способом Майкл вычислил Дэниэла, поскольку не мог действовать официально, и попросил Зази позвать его. - Майкл, - если бы не он, не было бы ни окончания схватки, ни Дэниэла, ни спасения.

   - Прости, прости меня, - всхлипнула Зази. - Он что-то сделал тебе или Дэниэлу?

   - Ничего он нам не сделал. Успокойся, - Кей прижала ее к себе, и Зази понемногу затихла. - Но тебе, правда, лучше забыть об этой истории, навсегда. - Кей отстранилась от вязальщицы и заглянула ей в глаза. - Я серьезно, Зази, слышишь?

   - Я поняла, - закивала та головой.

   Обратно в школу Кей не пошла. Из города она направилась к шоссе и дальше к холмам с терявшейся между ними грунтовой дорогой. Поздний снег сыпал мелкой крупой, когда она покидала город, а за шоссе превратился в настоящую метель, укрывшую землю и сухую траву белым покрывалом, словно выстилая дорогу для белой ведьмы в дом черного мага. Такое удивительное безмолвие и чистота, которые проникали в самую душу.

   На границе защиты Кей приостановилась и аккуратно прощупала ее, но не обнаружила ничего враждебного. Или он обезвредил ее вовсе, или защита каким-то чудесным образом по-прежнему не реагировала на нее. Кей шагнула, все еще осторожно, опасаясь подвоха или неожиданного удара, но ничего не случилось. Барьер прогнулся и пропустил ее внутрь. То же самое произошло и со всеми остальными слоями защиты. Вскоре она беспрепятственно дошла до его порога и собиралась постучать, как когда-то давно, но дверь оказалась незапертой и открылась.

   Кей шагнула внутрь и пошла на свет в гостиной. Он сидел на диване с книгой в руках, в камине весело и уютно потрескивали дрова.

   - Майкл, - тихо позвала она, и он поднял голову, улыбнувшись и ничуть не удивляясь, словно давно ждал ее дома.

   Кей подошла к нему, зачарованная, и присела рядом на диван.

   - Что читаешь?

   - Вторую книгу Дао, - ответил он, захлопывая томик.

   - Есть вторая? - поразилась Кей.

   - Да.

   - Как называется?

   - Сердце пустоты, - отозвался он.

   - И что в ней?

   - В ней ответ на вопрос, как стать тем, кто не принадлежит ни одной из сторон, единым, целостным и большим.

   - Не черным и не белым?

   Майкл кивнул.

   - Это сделает мага по-настоящему свободным, - поняла Кей. В том числе освободит и пожирателя. - И как успехи?

   - Пока не очень, - усмехнулся Майкл. - Я слишком черный для этого.

   - Позволишь? - рука Кей потянулась к книге. Майкл передал ей увесистый томик, глядя на Кей с интересом. Ее белая энергия засияла от соприкосновения с книгой, и он в очередной раз ясно ощутил намерение, которое двигало ею и вызвало эту вспышку: сильное и бескорыстное желание помочь ему, освободить от боли и ненависти.

   Майкл встряхнул головой и задумчиво наблюдал за тем, как она листает страницы. Он почувствовал ее приближение к дому: как будто нежное тепло двигалось сквозь зимнюю метель, светлое, искрящееся и доброе. Никто и никогда, кроме нее, не приближался к его дверям с подобными чувствами. Никто и никогда не проникал так глубоко в его сердце.

   - Ты отключил защиту? - спросила Кей, отрываясь от книги.

   - Нет, - ответил он.

   - Оставил брешь для меня? - предположила Кей.

   Майкл кивнул.

   - С каких пор? - слова замерли на ее губах.

   На этот раз он просто промолчал.

   - Ты никогда не закрывал ее, - осознала Кей и заглянула ему в глаза. Это была правда. Она могла прийти к нему в любой момент.

   - Почему ты прогнал меня в Ипсе? - голос ее дрожал.

   - Я не прогонял, - отозвался он. - Там действительно было опасно.

   И он был прав: схватка четырех белых и четырех черных магов, в результате которой все белые полегли. Конечно, там было жарко, и случайным свидетелям могло очень не поздоровиться. Он не прогонял - он защищал ее, как мог, с самого начала.

   - Ты спас меня, - прошептала Кей и дотронулась до его пальцев. - Спасибо.

   - Ты тоже, - грустно улыбнулся он в ответ, не отдернув руки.

   - Ты и так все знал, - возразила Кей.

   - Но ты - нет. Ненавидя меня, думая, что я тебя бросил, ты все же пришла, чтобы предупредить меня, проклятого пожирателя, отвратительное пугало для всех белых учеников.

   - Не говори так, - Кей коснулась пальцами его губ.Ей больно было слышать такие слова даже от него самого.

   - Это правда, Бали, - он поднялся и прошелся по комнате. - И все равно ты здесь.

   - Если бы я знала, что ты не против, я бы всегда была здесь, - прошептала Кей.

   Майкл подошел к ней, и она прижалась щекой к его животу, вдыхая его запах, наслаждаясь движениями его пальцев в своих волосах. Быть рядом с ним - самое правильное, что она только ощущала в своей жизни. Майкл - ее темная звезда, по орбите которой она вращалась все время, к которому ее тянуло с бесконечной силой.

   - Бали, - он опустился рядом с ней на колени и зарылся лицом в ее волосы, вдыхая аромат свежей травы, такой странный посреди возвратившейся зимы. - Отношения со мной не принесут тебе ничего, кроме проблем. И мы никогда открыто не сможем быть вместе.

   - Все будут против нас: и белые, и черные?

   - Верно.

   - Мне ничего не нужно, Майкл, - Кей прижалась к нему сильнее, боясь потерять. - Достаточно знать, что я - твоя.

   - О, ты моя, Бали, уже давно, - мрачно рассмеялся он. - Можешь в этом не сомневаться.

   - Больше мне ничего и не надо, - упрямо повторила она, прижимаясь к Майклу, и он вновь накрыл ее головой, пряча на своей груди.

   - Тебе нужно закончить белую школу.

   - Я и не собираюсь бросать. - Кей не позволила бы себе быть беспомощной и бесполезной рядом с ним.

   - Хорошо, - улыбнулся он. - Как тебе занимается с Руфусом?

   - Ты и это знаешь? - поразилась Кей. Сколько же он знал о белой школе и ее жизни? - В последнее время мы отлично с ним сработались. Постой, - Кей вспомнила их беседу с боевым магом, - он знает тебя?

   - Мы - старые враги, Кей.

   - Его слова не звучали, как слова врага, - возразила она. Руфус говорил о пожирателях так, словно понимал их.

   - Иногда старые враги - ближе, чем друзья, - произнес Майкл.

   - А ты сам... - начала Кей и запнулась

   - Что?

   - Сам будешь учить меня?

   - Я же черный маг, Кей, - изумился он.

   - Но я продолжаю заниматься тем, чему ты меня учил раньше.

   - Ты используешь приемы черной магии?

   - Да, - созналась Кей. - Принцип и там, и там один и тот же.

   - Принцип? - Майкл глядел на нее пораженно. Потом поднял с дивана забытый томик и вложил его в руки Кей. - Он - твой.

   - Ты думаешь, у меня получится?

   - Если у кого-то и получится, так у тебя, - Майкл смотрел на нее и не мог поверить в то, что происходило. Белые волны ее энергии ласково плескались в его поле, наполняя его прозрачной силой, неитральной и бесцветной. Она не была трансформером, она была тем самым, о чем говорил Дао, - светом во тьме.


home | my bookshelf | | Высшая магия (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 34
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу