Book: Необычные новеллы



Необычные новеллы

ЧЕЛОВЕК В БЕЛОМ


Был пасмурный воскресный день. По улицам города, как бы нехотя, но методично шёл мелкий дождь. Пожелтевшие листья, сорванные редкими порывами ветра, кружились и бесшумно падали на асфальт. Марк любил осень. Ему нравилась эта унылая погода, когда под ногами шуршит опавшая листва и лицо влажнеет от моросящего дождя.

Осенью Марку особенно нравилась природа. Буйство и великолепие красок поражало его. Вместо монотонной зелени появились жёлтые берёзы, красные клёны и много других цветов и оттенков. Он знал, что эта красота ненадолго - подуют холодные северные ветра, ударят морозы и осыплются с беззащитных деревьев их чудесные наряды, но именно быстротечность этой красоты и скорое превращение в тлен, придавали ей особенную ценность. Приближение холодов, остывание солнечных лучей, увядание природы,- всё это обостряло у Марка чувствительность души, настраивало на философские размышления, вдохновляло на сочинение стихов, которых он, впрочем, никогда не писал.

Осень была любимым временем года, но сейчас Марк чувствовал себя неуютно - что-то было не так. Родной город, в котором всё было знакомо и мило, казался чужим и холодным. Даже красочная осенняя природа не вызывала никаких эмоций. И всё это после бара, который Марк посетил от тоскливого ожидания жены. Они не виделись целый месяц, а до прибытия самолёта ещё оставалось бесконечных четыре часа. Вот он и решил немного скоротать время в баре со странным названием "Тишина Вселенной"...

Марк никогда прежде не был в этом баре. В нём действительно было тихо, а странная декоративная отделка стен и потолка внушала уют, тепло и... тревогу. И выпил он совсем немного. А потом к нему подсел незнакомец. У незнакомца была роскошная шевелюра, совершенно седая, странно гармонировавшая с его ещё далеко не старым лицом. Одет он был в ослепительно-белый костюм, на белой рубашке был повязан белый галстук, на ногах были шикарные белые туфли.

"Человек в белом" раздражал Марка. Он вёл себя как старый приятель - спрашивал о здоровье, сетовал на погоду, болтал всякую дежурную чепуху. Потом он заговорил о параллельных мирах, глаза его загорелись, лоб вспотел. Казалось, он боится, что его прервут, и он не успеет рассказать что-то важное.

"Одержимый фанатик,- подумал Марк,- или просто городской сумасшедший".

Нельзя сказать, что Марк его не слушал вообще, но взгляд постоянно блуждал по циферблату настенных часов. Он автоматически вычислял время, которое оставалось до приезда жены. Месяц её отсутствия казался вечностью, и чем меньше оставалось времени до встречи, тем медленней (как казалось Марку) это время текло.

Поэтому, он считал минуты, не забывая, при этом, ободряюще кивать незнакомцу.

- Существуют две непреложные истины - время и пространство,- повествовал "Человек в белом".- Человек во все века стремился обмануть или преодолеть время, ну, скажем, заглянуть в будущее, вернуться в прошлое. Но время ирреально, оно неосязаемо и невидимо, а следовательно - совершенно неподвластно человеку. Пространство более материально, его человек начинает преодолевать с момента своего рождения. С развитием цивилизации и, что вполне естественно, с появлением новых, ещё более эффективных средств передвижения, это ему удаётся всё лучше и лучше. Но пространство существует не только в трёх, известных нам ещё с детства, измерениях. Оно, как оказалось, состоит из пространственных полос как слоёный пирог. Их такое огромное количество, что соседние полосы практически полностью повторяются, но они сдвинуты по времени относительно друг друга. Такие широкопринятые выражения как "время бежит", "время течёт", "время уходит" не имеют никакого смысла, так как время - величина постоянная. Оно ниоткуда не приходит и никуда не уходит.

Незнакомец, судорожно отхлебнув несколько глотков из бокала Марка, торопливо продолжил свой рассказ:

- Мы, живя, и абсолютно незаметно для глаза, просто попадаем из одной пространственной полосы в другую, а совокупность этих, сдвинутых относительно друг друга пространственных полос, создаёт определённый путь, который мы и называем временем. Поэтому, перескочив из одной полосы в другую, минуя некоторое количество соседних полос, можно попасть в будущее или вернуться в прошлое. Парадокс, но чтобы путешествовать по времени, не надо преодолевать время. Надо просто научится лучше преодолевать пространство. Надеюсь, я понятно выражаю свои мысли?..

"Нет, он не сумасшедший,- сделал заключение Марк,- но психиатрической лечебницы, к сожалению, ему не избежать".

-...и вот, я научился преодолевать эти полосы!

"Так. Началось. Сейчас он пригласит прогуляться по времени,- с тревогой подумал Марк.- Хоть бы до драки не дошло. Как бы от него отделаться".

- Вы мне не верите... Да, я понимаю... Хотите отправиться в будущее, ну хотя бы на пару часов?

- Хочу,- процедил Марк сквозь зубы, а про себя подумал, что лучше бы он не заходил в этот бар.

Вдруг всё вокруг начало терять свои очертания, двоиться и расплываться перед глазами. Через несколько секунд свет взорвался, ослепив Марка, и медленно ушёл куда-то далеко, будто погрузился в полную тьму...

Когда он пришёл в себя, незнакомца уже не было. Удивлённо оглядевшись вокруг и с подозрением взглянув на недопитый бокал, Марк подумал:

"Увидел, что я от его болтовни засыпаю, обиделся и ушёл. Ну и чёрт с ним".

...И вот, Марк стоял под дождём, а странное чувство не исчезало. Привычным движением он выбросил вперёд левую руку, потом поднёс её к лицу и посмотрел на циферблат своих новеньких швейцарских часов. Марк обомлел. Без двадцати пяти двенадцать! Через пятнадцать минут прилетает самолёт. Что случилось? Испортились часы или он действительно уснул в баре? Марк бросился к своей машине. На панели приборов, вмонтированные электронные часы отсвечивали 11:35. Поздно разбираться. До аэродрома двадцать километров. Он ещё может успеть.

Марк рванул со второй передачи. Колёса завизжали по мокрому асфальту, но, вцепившись в дорогу, понесли машину в сторону аэродрома.

Он успел. Самолёт только начал заходить на посадку. Марк подбежал к железной ограде и стал смотреть, как большая железная птица, слегка покачивая крыльями и, как будто, урча от удовольствия (всеми своими моторами) приближалась к земле. Он никогда не мог понять, как такая железная громадина может парить по небу. Нет, конечно, умом он всё понимал, но, при этом, оставалось чувство какого-то волшебства. Поэтому на самолёты Марк всегда смотрел с восхищением.

Вдруг, позади себя, он услышал резкий визг тормозов. Это джип слетел на обочину, спасаясь от встречного бензовоза. Водитель бензовоза был явно не в себе, а может попросту пьян. Машина виляла по дороге, её отчаянно кидало из стороны в сторону, но она упорно двигалась к служебному въезду на аэродром. Железные ворота оказались довольно декоративными - они разлетелись как куски картона от удара грузовика. Бензовоз стремительно приближался к взлётной полосе! Внутри Марка похолодело. Самолёт уже совершил посадку и ехал по бетонной полосе гася скорость.

Они сейчас столкнутся!

Марк бросился вперёд. Зацепившись за что-то ногой, он упал. Часы, от удара о камень, рассыпались на сотню сверкающих осколков.

Марк поднял голову. Как в страшном сне, он увидел стремительно приближающиеся друг к другу самолёт и бензовоз. Вот самолёт подмял под себя машину и, по инерции продолжая двигаться вперёд, начал носом вгрызаться в бетон. Его хвост поднялся высоко вверх. От трения вспыхнули колёса самолёта. Огонь мгновенно перекинулся на разорванную цистерну с бензином. Раздался взрыв. Вал огня поглотил участников трагедии. Затем прогремел второй взрыв, разбросав в разные стороны неумолимые языки смертельного огня. У Марка потемнело в глазах, и он в бессилии опустил голову...

Очнулся он оттого, что кто-то трепал его за плечо и интересовался, всё ли у него в порядке. Превозмогая боль и смертельную усталость (которую вызвал шок от увиденного), Марк поднялся. Перед ним стоял полицейский. Машинально оглянулся на место происшествия... и ничего не увидел! Чистая взлётная полоса, несмятая высокая трава по сторонам! Не было ни самолёта, ни бензовоза - ничего!

Ошеломлённый, он бросил взгляд на полицейского. Тот смотрел с подозрением. Придя немного в себя, Марк начал бессвязанно объяснять, что он приехал встречать такой-то самолёт, что он не пьян, что он просто споткнулся и упал.

- Ваш самолёт будет через несколько часов,- бесстрастно сказал полицейский.- А пока приведите себя в порядок.

Бормоча извинения, суетливо и нервно, Марк отошёл к своей машине. Деревянными руками он открыл дверцу и ввалился в салон. Взгляд его упал на электронные часы - 9:22!

"Наверно я сошёл с ума!"- подумал Марк. Он бросил взгляд на наручные часы - разбиты. Полицейский сказал, что самолёт прилетит через несколько часов. Всё правильно. Но джип, бензовоз, самолёт, взрыв... Что это - галлюцинации, видения? В сознании начали всплывать обрывки недавнего разговора: "...параллельные миры... Пространство в полоску... Перескочив из одной полосы в другую, можно путешествовать по времени... Хотите отправиться в будущее, ну хотя бы на пару часов?.."

"Чушь! Полный бред! - подумал Марк.- Но что я ему ответил? Что я сказал. Я сказал, что хочу... и всё поплыло перед глазами. А когда очнулся, было уже без двадцати пяти двенадцать. Я подумал, что уснул, а это седой меня отправил в параллельный мир, другую полосу пространства. Но как я вернулся обратно? Нет, я наверное спятил. Надо сходить к врачу. Вот встречу жену, и сразу к врачу..."

Всё оставшееся время до прибытия самолёта Марк внушал себе, что это был только сон, страшный сон. Он выпил лишнего в баре, приехал в аэропорт и уснул. Во сне увидел весь этот кошмар, спросонок выскочил из машины и упал, а полицейский его уже окончательно разбудил. Это его успокоило. Не было человека в белом. Не было взрыва... Часы жалко. Хорошие были часы.

В небе появился самолёт. Ну вот и всё. Через десять минут жена будет в машине. Они будут ехать по мокрому шоссе, оставляя за собой шлейфы летящих из под колёс брызг. Жена положит голову на его плечо и будет смотреть на лобовое стекло, как на него падают капельки дождя, накапливаются и стекают тонкими струйками на капот. И обо всём можно будет забыть...

Знакомый визг тормозов прервал ход мыслей. Марк оглянулся и оцепенел от ужаса - на обочину вылетел джип, а навстречу на большой скорости, игнорируя все правила дорожного движения, мчался бензовоз. "Сон" повторялся в точности до мельчайших деталей, и Марк уже знал, что будет дальше!

Слабо отдавая отчёт в своих действиях, скорее машинально, он быстро завёл автомобиль, включил передачу, нажал на полный газ и бросил сцепление. Он не думал, что будет с ним. В голове была только одна мысль: успеть, только бы успеть! На полном ходу автомобиль Марка врезался в передок бензовоза. Обе машины слетели с дороги...

...Марк пришёл в себя и увидел небо. Небо почему-то было идеально-белого цвета. Это не небо,- понял он. Это был потолок больничной палаты. Справа от кровати, на которой он лежал, возвышалась капельница. Слева сидела жена. Измученное, но счастливое лицо жены как бы говорило, что всё хорошо, что всё уже позади. За её спиной стоял задумавшийся "седой". Он был, по своему обыкновению, во всём белом. Но вместо белого костюма, на нём был белый халат, на голове была белая докторская шапочка.

Он добродушно улыбнулся и успокоительно пробормотал:

- Ну вот и славно. Теперь всё будет путём... Я рекомендую вам покой. Путешествие по пространству, а тем более по времени - утомительное занятие...


АНГЕЛ ДОРОГИ

Поздним вечером, сквозь непроглядный туман на горной дороге, Борис Карданов добирался на своей машине к автокемпингу. Туман довольно сильно затруднял движение, к тому же приходилось регулярно смахивать с лобового стекла капельную влагу. Вскоре он должен был подъехать к развилке. На этом участке дорога раздваивалась.

Обе эти дороги вели к автокемпингу, только одна проходила возле моря, а другая через горные перевалы. Дорога через перевалы была намного короче, но ехать по ней в такую погоду - хуже некуда. Правда, ночью в туман и набережная дорога не сахар (можно столкнуться с встречной машиной или слететь в обрыв), но всё равно намного безопасней чем вверх-вниз по перевалам по мокрой, а возможно и обледеневшей дороге. Борис твёрдо решил ехать по набережному шоссе.

Впереди что-то забелело. Сквозь густой туман с большим трудом можно было разглядеть силуэт человека. Сбавив скорость и подъехав ближе, Борис увидел девушку в белом летнем платье. Это в такую-то погоду! Девушка усиленно махала рукой. Он остановился...

Некоторое время спустя после этого случая, Борис Карданов, размышляя, не мог понять, почему он даже не удивился, что девушка ходит одна по горной дороге, ночью, в совершенно не населённом районе. Это подозрительно и может таить в себе определённую опасность. Но, тем не менее, тогда это не пришло ему в голову, и он вёл себя как обычно.

...Девушка села в автомобиль и отряхнула свои мокрые волосы, энергично замотав головой. Сотни капель влаги усеяли лицо Бориса. Со стороны девушки, такой поступок был не вежливым. Посмотрев на водителя, девушка засмеялась и, прикрыв лицо ладошками, произнесла:

- Ой, извините пожалуйста! Я не хотела вас намочить.

- Ничего страшного,- ответил Борис.- Теперь, по крайней мере, не усну за рулём.

Девушке было лет двадцать пять, но выражение лица делало её моложе лет на десять. Оно было удивительно доброе, наивное, нежно-весёлое, в меру беспечное и просто по-детски очаровательное. Может оттого, сами черты лица Борис не разглядел и совершенно не запомнил.

Они поехали. Он не спрашивал куда ей надо - ждал, что девушка сама скажет. Но незнакомка молчала. По крайней мере до развилки другой дороги нет, а там будет видно.

- Кто вы такая? Как вас зовут?- нарушил молчание Борис.

Ответ был дан шутливый, но прозвучал в удивительно серьёзном тоне.

- Меня, к сожалению, никто и никогда не зовёт,- девушка обиженно поджала губки,- но я всё равно стараюсь приходить.

Борис несколько растерялся. Потом спросил:

- А вам, собственно, куда надо?

Девушка посмотрела на него разочарованным взглядом и задумчиво произнесла:

- До развилки. Нам всем надо до развилки... Вся жизнь состоит из развилок и перекрёстков. Главное - правильно выбрать свою дорогу...

- А кто ошибся, тот жертва дороги.

- Нет! Тот жертва своего выбора,- строго поправила девушка.

"Как у неё быстро меняется настроение, от детской наивности до взрослой серьёзности всего за одну минуту!"- подумал Борис.

Помолчали. Ему вдруг стало жалко, что девушка скоро выйдет, растает в этой мерзкой погоде и даже никогда не вспомнит о нём. Но как её удержать? Пригласить ехать вместе в автокемпинг? Нет, неправильно поймёт, обидется,- и только он её видел... Борис даже не мог придумать, как к ней подступиться. Она такая загадочная и непонятная. Сколько он знал девушек, но эта не была похожа ни на одну из них.

- Может, мы могли бы, как-нибудь, встретиться, сходить куда-нибудь... Познакомиться поближе, поговорить,- не очень убедительно пробормотал Борис.

- Было б очень хорошо... если б нам больше никогда не довелось встретиться.

Эти слова незнакомка сказала таким грустным голосом, что у него сжалось сердце. Как её понять?! До развилки ехали молча. Борис не представлял, что делать. Остановив автомобиль, он начал растерянно подбирать слова.

- Ничего... Это пройдёт,- сказала девушка и решительно вышла из машины.

Как ошпаренный, Борис выскочил следом. Быстро обошёл автомобиль.

- Нельзя же так!..- выкрикнул он и осёкся - перед ним никого не было.

Борис огляделся по сторонам. Спрятаться было негде. Что за мистика? А, понял! Пока он обходил автомобиль, она села обратно в салон. Заглянул внутрь автомобиля - никого! Бред какой-то. Не могла же она в самом деле раствориться в этом проклятом тумане! Ещё раз оглядевшись по сторонам, Борис увидел, что набережное шоссе, по которому он решил ехать, перекрыто, и, вероятно, уже давно. Несколько бетонных столбов держали железный щит поперёк дороги с люминесцентной надписью: "Проезд закрыт! Ремонтные работы!" Чёрт возьми, всё-таки придётся ползти через перевалы. Но не это его угнетало. В кои веки повезло встретить такую удивительную девушку, о которой, может быть, всю жизнь мечтал, и потерял, упустил... Дурак!

В автокемпинг Борис приехал перед самым рассветом, вполне благополучно и без всяких приключений. Как ехал - не помнил. Все мысли были об незнакомке: как её найти? где искать? Всё старался вспомнить её лицо, её глаза, ресницы... Всё напрасно. В память врезались только очаровательные, по-детски поджатые, губки. Такие можно целовать всю жизнь!

Подъезжая к цели своего путешествия, Борис заметил, что с этой стороны въезд на набережное шоссе почему-то не перекрыт. Сказав об этом дежурному охраннику автокемпинга, он пошёл спать.



Проснулся в полдень, умылся и пошёл обедать. По дороге встретил охранника.

- Странные дела,- сказал тот.- Я позвонил в ремонтную фирму, которая обслуживает местные дороги, и мне там сказали, что никакие ремонтные работы на приморском шоссе они не проводят. Но пообещали проверить. И вот, только что, они позвонили и очень благодарили за сигнал. Оказывается, что на одном из крутых поворотов произошло сползание грунта и три метра дороги ушло в обрыв. Хорошо, что ночью по этой дороге никто не ехал, а то не избежать бы беды. Вот только они утверждают, что дорогу никто не перекрывал и ограждений они не обнаружили. Но сейчас всё в порядке, там уже...

"Все сошли с ума! Или только я один?.. Это надо проверить",- решил Борис и поехал к месту, где сошла незнакомка.

Он долго стоял на пресловутой развилке и ошеломлённо смотрел на временные ограждения с надписью на фанерке: "Внимание! Дорога закрыта!" Снизу стрелка указывала направление объезда. Никаких следов монументального перекрытия, которое он увидел ночью, не было. Борису стало не по себе. Только теперь он всё это связал со странной девушкой. Все сказанные ею слова, неожиданно начали приобретать вполне определённый смысл. И о том, что её никто не ждёт, но она всё равно старается приходить. И о том, что им лучше больше не встречаться. И о том, что надо правильно выбрать дорогу... Да она его спасла! Но кто она? Исчезла, даже не назвав своего имени. А может у неё нет имени? Возможно, она просто фея. Или даже ангел - Ангел Дороги!

Борис никому не стал рассказывать об этом происшествии - всё равно не поверят, а только будут смотреть в спину сочувственным взглядом и вести себя как с тяжелобольным человеком. А ведь он не болен, может только сумасшедший, и то чуть-чуть, так, самую малость. Потому что ему постоянно снятся её губы, её влажные волосы, её промокшее белое платье, а в ушах непрерывно звучит её неповторимый голос, который произносит: "Ничего... Это пройдёт".

Нет, время шло, но ничего не проходило - боль только усиливалась. Борис даже решил снять об этом фильм (может тогда боль притупится). Он уже и вступительные титры к этой кинокартине придумал:

"Фильм снят на основе реальных событий, которые, при определённых условиях, могли произойти на самом деле".


ВЗРОСЛЫЕ ИГРЫ

1

Танки противника ехали не торопясь, самоуверенно, даже можно сказать: танки противника ехали по наглому. Прорвав первый эшелон укреплений и не встречая особого сопротивления врага, они уже предвкушали лёгкую победу. Но рёв бронированных чудовищ не поверг в ужас наших солдат. Перегруппировав свои силы и выкатив на огневые позиции все оставшиеся батареи, они встретили врага шквалом огня. Завязался смертельный бой.

Было жизненно необходимо задержать противника на данных рубежах, не дать ему возможности выйти на оперативный простор. Захватив господствующие высотки, враг мог вплотную подойти к городу, а прорвав фланги и окружить его, одновременно взяв "в клещи" основные силы пехотной дивизии и артполка.

В течении десяти минут, прямой наводкой, нашими артиллеристами была уничтожена половина вражеских танков. Оставшиеся в наличии бронемашины отступили. Пехота противника попыталась закрепиться на достигнутых рубежах, но была отброшена блестящей контратакой.

Увы, это была ещё не победа. В небе появилась воздушная армада. Десятки бомбардировщиков, под прикрытием истребителей и штурмовиков, летели бомбить наши укрепления. Навстречу им поднялись два наших самолёта, но силы оказались слишком не равны. Обломки боевых машин упали на поле брани. Это было последнее прикрытие с воздуха...

Воздушная армада нанесла массированный бомбовый удар по нашим позициям. Всё превратилось в ад. Система оборонительных укреплений была полностью разрушена. Все батареи уничтожены. Понесены колоссальные потери в живой силе. Предвкушая лёгкую победу, оставшиеся вражеские танки и пехота опять пошли в атаку. Казалось, что исход битвы был уже решён. Оставалось или сдаться, или умереть в неравном бою...

И вот, когда уже вражеская пехота готова была ворваться в наши окопы, а танки давить гусеницами беззащитных солдат, появились наши танки! Это танковый корпус, незаметно форсировав речку, ударил с фланга. В небе появились эскадрильи наших истребителей из резерва Ставки. Остатки пехотной дивизии, разбитой, но не сломленной, поднялись в атаку. Воодушевлённые вовремя подоспевшей подмогой, они набросились на врага с криками:

- Вперёд, в атаку!

- За Родину! Ура!!!

- Бей их...

Ход сражения был прерван воспитательницей:

- Ребята, тихий час! Быстренько все в кроватки!

Она хлопнула три раза в ладоши, и младшая группа детского сада начала разбегаться по своим кроватям.

"Эх, не успели довоевать,- сокрушались дети.- А победа уже была так близко... Ничего, после тихого часа довоюем!"

2

- Тише господа! Пожалуйста потише,- "Спикер" безуспешно пытался навести порядок в сессионном зале.- В конце концов, мы парламент или как? У нас, на повестке дня, ещё несколько вопросов.

С большим трудом установив тишину, он продолжил:

- Депутат Маша внесла на рассмотрение законопроект, запрещающий мальчикам дёргать за косички девочек.

Девочки дружно зааплодировали, а из рядов мальчишек донеслись недовольные голоса:

- Не правильно!

- Это не демократично!

- Последних прав лишают...

- Мы, может, таким образом знаки внимания оказываем.

- Знаки внимания надо оказывать цветами или конфетами,- резонно заметили девочки.

Поставили на голосование. Законопроект благополучно провалился, так как против, неожиданно, проголосовали и многие девочки. Они здраво рассудили, что конфет и цветов можно не дождаться, а лишаться последних знаков внимания от мальчиков не очень хотелось.

- Следующий вопрос кадровый. Есть мнение, что должность воспитателя должна быть выборной. Выборы должны проходить на альтернативной основе тайным голосованием. Прошу высказываться.

"Депутаты" одобрительно загудели.

- Правильно!

- И очень своевременно! Мы должны контролировать обслуживающий персонал.

- Постойте! А если администрация не согласится.

- То есть, как это не согласится? В конце концов, кто тут для кого - мы для них, или они работают для нас?

- Хорошо, но где взять альтернативу? Желающих здесь работать что-то не видать.

- Работа вредная, а платят мало. Вот никто и не идёт.

- Да, с нами надо иметь железные нервы...

Вопрос решили отложить до лучших времён. Остался последний, самый болезненный вопрос: проблемы кормления. Он задел "за живое". Высказаться хотели абсолютно все.

- Кормят отвратительно. Сколько можно терпеть!

- Пичкают нас манной кашей, как младенцев беззубых.

- Коррупция процветает! Повара уже не в силах таскать домой сумки с продуктами...

- Ещё бы, при их комплекции и аппетите!

- Постоянно компот, кисель, чай. А где фанта, пепси, квас? Где, я вас спрашиваю? Там, у них , горячий шоколад, а у нас что? Кипячёное молоко! Бррр...

- Да что мы едим? Только хот-доги из бродячих собак...

Обстановка всё больше и больше накалялась. Ситуация начинала выходить из-под контроля. Стали звучать даже политические требования.

- Необходимо разогнать администрацию!

- Обратимся в прокуратуру. Сколько можно терпеть этот беспредел!

- Надо объявить голодовку, и голодать до тех пор, пока наши требования не будут выполнены...

- Дети! Дети, тише. Начинается тихий час. Все спать! Быстро, быстро...- как всегда не вовремя вмешалась воспитательница. Экстренное заседание Парламента пришлось прекратить.

"Ничего, после тихого часа продолжим. Мы им ещё покажем демократию!"- засыпая думали дети средней группы детского сада.


3

На "стрелку" собрались самые "крутые авторитеты" и их "кодлы". "Забили стрелку" "паханы" Толян и Колян. Присутствовали и многие "фраера из шушеры". Поводом для "разборок" послужил вопрос, кто будет "крышей" для младших групп.

- Моя братва самая крутая,- горячился Толян.- У нас всё схвачено, даже воспитатели!

- А мы что, лохи приблатнённые?- возразил Колян.- Мы тоже крутые!

- Да какие вы крутые. Самое большое, на что вы способны, это жевать под одеялами орбит без сахара,- вмешалась в разговор самая красивая "метёлка" Анька Щербатая.

- Ты, коза, вабще закрой варежку, а то гланды простудишь!

- Ша! Будешь наезжать на моих тёлок, я тебе на фейсе сникерс размажу. Догоняешь?

- Чё ты, тюбик, выдавил?

- Не гони пургу, пацан...

- Кого ты лечишь, Айболит?!

- Зашуршал - кулёк целлофановый! Я тебя, баклана, на мурзилку подпишу!

- Братаны! Фильтруйте базар. В натуре!

- Да я зону топтал! Меня родоки на хазе через день в чулан муруют!

"Стрелка" уже грозила перейти в войну, когда вмешался "братан в законе" Лёшка Подгузник.

- Хана пацаны, харе лепить горбатого и носы пудрить детской присыпкой! Или вы только сегодня из памперсов вылезли, да с горшков соскочили? Чё мозги грузить? Тут вам не кича. Можно и без понтов добазариться. Братва Коляна будет крышей для младшей группы, а братва Толяна возьмёт под себя среднюю группу. И каждый будет свою капусту рубить. Я так лабаю, мазурики?

- Клёво! Только чур, своих братанов не кидать, и на бабки не разводить.

- А кто кинет или по беспределу наедет, тех на муравейник ставить и счётчик включать!

- Добазарились. Будем жить по понятиям.

"Разборка" перешла на другие, более бытовые, темы. Многих волновал вопрос недостатка оружия.

- С пистонов стрелять хозяева не дают, а водяных пистолетов в обрез. Калашей вабще нет.

- На рогатки надо переходить.

- Чё мы, лохи, в натуре, с рогатками фраерить? Так мы скоро опять начнём из трубочек плеваться!

- Нет, братаны, хватит порожняк гнать. Нам нужны стволы покруче! Да и пора нам, в натуре, вооружаться хлопушками и петардами, а то скоро даже сявки начнут на братву наезжать...

Снова "братва" зашумела. "Базары" начались с новой силой.

Но настал тихий час, и все - "авторитеты", "деловые", "блатные", "фраера", "лохи", другие "пацаны" старшей группы детского сада - все покорно разбрелись по своим кроватям. Самое время отдохнуть. Раздел сфер влияния - дело утомительное. А ещё надо будет создавать "общак", организовывать "секьюрити", "нарезать доли", "отстёгивать" своей "крыше" в лице воспитателей. В общем, дел ещё по горло...


4

Тишина пришла в беспокойный детский сад. Уснули и "воины" младшей группы, и "парламентарии" средней, и даже "братва" старшей группы. Сладко и безмятежно сопя, они смотрели свои детские цветные сны. Нет, им не снились - война, политика, криминал. Им, как обычно, снились любимые игрушки, папы, мамы, герои мультфильмов, домашние животные и добрые волшебники.

Время накладывает свой отпечаток на всех, даже на детей. Дети всегда играют в жизнь, которой живут взрослые. Они подражают взрослым, так как хотят быть на них похожими. Поэтому, с утра и до вечера, детвора готова играть во "взрослые игры", и лишь во сне они не играют,- во сне они просто дети...

Очень хочется надеяться, что наигравшись в детстве в эти страшные игры, которые стали (к сожаленью) приметой нашего времени, во взрослом состоянии наши дети не будут этими играми жить.


ВТОРОЕ Я

Пригородный электропоезд плавно тронулся с места и в считанные секунды набрал необходимую скорость. Алекс смотрел в окно с задумчивым выражением лица. Нет, он не думал. Не то чтобы не думал вообще, но мысли его блуждали, обрывались и уплывали вместе с пейзажем за окном. Его незаметно клонило ко сну...

Алекс явственно увидел, как в вагон вошёл человек в чёрном плаще с поднятым воротником. Плохо выбритое, обветренное лицо (вероятно в условиях сурового климата "мест не столько отдалённых") внушало неприязнь. Колючими глазами внимательно осмотрев вагон, незнакомец прошёл и сел позади Алекса. Затем он с садистским спокойствием достал из внутреннего кармана плаща финку, вытер лезвие рукавом и хладнокровно, почти без замаха, всадил её в шею Алекса!

...Алекс вскрикнул и проснулся. Сон был эффектным и казался настолько реальным, что холодный пот выступил на лбу. Стало душно. Он расстегнул ворот рубашки и с чувством облегчения откинул голову на спинку сиденья.

Когда электропоезд приехал на станцию назначения, был уже вечер. Пройдя перрон и стороной обойдя здание вокзала, Алекс вышел на площадь. Безлюдная, слабо освещённая площадь веяла в лицо вечерней прохладой и казалась огромной как океан. Подъехала машина, негромко взвизгнули тормоза. Алекс сел в машину и устало спросил:

- Где наш сын?

Рика с удивлением посмотрела на него и автоматически ответила:

- У нас нет детей!

Это была правда. У них действительно не было детей. Они даже не были официально женаты. В своё время они решили не спешить. Любовь могла пройти, а супружеские узы, дети, общее имущество и многое другое создало бы массу проблем. Вся жизнь могла пойти кувырком.

Но почему он спросил про сына? Рика выжидательно смотрела. Алекс чувствовал её взгляд, но не знал что сказать. Пауза затянулась. Наконец он выдавил:

- Извини. Я сильно устал и сам не знаю, что говорю. Поехали... Мне надо прийти в себя... Поехали!

Всю дорогу он думал, пытался собрать в одно целое все мысли, чувства, ассоциации, впечатления и понять - понять почему он чувствует, что у него есть сын, но, при этом, прекрасно знает, что его нет и никогда не было. Может это ему тоже снилось и показалось правдой, как тот кошмарный сон в электричке. Но ведь он ничего не помнит, только чувствует - у него есть сын.

Когда машина подъехала к дому, Алекс был уже совершенно измучен и разбит. Вяло переступая ногами, он вошёл в дом и, не раздеваясь, прошёл в гостиную. Сел на мягкое кресло перед телевизором. Рика пошла на кухню варить кофе. Устало взяв пульт дистанционного управления, Алекс включил телевизор. Он надеялся, что телевизор отвлечёт его от безумных мыслей, которые, как казалось, ещё немного и раздавят его.

Шли последние известия: холера в Южной Америке, война на Ближнем Востоке, мафия на Сицилии, выборы во Франции - всё как обычно. Алекс начал засыпать, но вдруг ритм голоса диктора резко изменился:

"Печальное сообщение! Трагедия произошла сегодня днём на железнодорожном перегоне. По вине диспетчерской службы столкнулись грузовой состав с цистернами реактивного топлива и пригородный электропоезд следовавший..."

Алекс вздрогнул. Диктор назвал рейс, на котором он приехал. Сзади зазвенели разбитые чашки с приготовленным кофе. Алекс не оглянулся. Казалось всё предельно ясно - диктор просто перепутал рейс. Но в голове отчётливо проступала картина происшествия: горящие вагоны, горы трупов, обезумевшие горящие люди, нагромождение металла и жара, нестерпимая жара.

На экране пошли кадры, снятые на месте катастрофы. Они в точности повторяли его "видение". Тяжело дыша, Алекс подошёл к телефону. Служащий телестудии заверил,что никакой ошибки нет, что электропоезд сгорел и на станцию не прибыл. Алекс раздражённо бросил трубку. Рика, немного пришедшая в себя, вопросительно смотрела на него - она хотела знать, что ему ответили. Что сказать? Правду? Но ведь этого не может быть!

- Они ещё сами не разобрались во всём... В спешке просто перепутали.

Зачем он врёт? Чего он боится? Странное чувство томилось у него внутри. Только сейчас он сообразил, что оно было и раньше. Когда ехал в машине. Нет. Когда сошёл с поезда. Нет, ещё раньше. Когда проснулся после кошмара. Но почему? Точно! Он проснулся, а в вагоне никого не было. И перрон был пуст. И привокзальная площадь, похожая на океан, тоже была абсолютно пуста. Он приехал один, один на весь электропоезд!

Ночью Алекс почти не спал. Кошмары мучали и постоянно пробуждали его. Только он засыпал, и ему снилось, что он мёртв, что пустой электропоезд везёт его в иной мир... Окна в вагонах разбиты, двери открыты, сквозит со всех сторон. Ему холодно. Он замерзает. Но мёртвому не может быть холодно. Значит - он жив! Он бежит к стоп-крану (надо остановить поезд). Рывок. Ручка остаётся в руке, а электропоезд всё больше набирает скорость. Ещё немного и он оторвётся от земли, и будет поздно. Надо прыгать. Как страшно! Ужас леденит и сковывает всё тело. Надо перебороть себя. Остаться в этом "поезде смерти", значит - погибнуть. Прыгнуть - это шанс на жизнь. Какой понятный, но невероятно тяжёлый выбор! Делая нечеловеческие усилия, он подходит к открытой двери и, закрыв глаза, прыгает...

С утра, Алекс почувствовал в голове былую ясность - он многое осознал и вспомнил. Но это не принесло ему радости. Воспоминания были из чужой жизни (по крайней мере, так ему казалось). В этих воспоминаниях он был врачом, известным нейрохирургом. Он был женат на медсестре. У них был сын. Воспоминания были очень отчётливыми, он мог вспомнить всё до мельчайших подробностей, вплоть до посадки в электропоезд. Он уезжал на международный симпозиум по проблемам нейрохирургии. Когда посадка закончилась и электричка поехала, ему захотелось спать. Дальше он ничего не помнил.

Алекс стал жить двумя жизнями. Верней сказать, он как бы прожил две жизни, и теперь в одном теле должен хранить две судьбы, двух разных людей. От всего этого можно было сойти с ума, но Алекс уже знал, что делать. Только Макс сможет ему помочь. Они не были друзьями, но уже двадцать лет поддерживали приятельские отношения, ещё со школьной скамьи. Потом вместе учились в университете, по окончанию которого их дороги разошлись. Алекс занялся предпринимательством, а Макс, на удивление всем, стал исследовать аномальные явления. Он мотался по всему свету в поисках снежного человека, летающих тарелок, привидений, домовых и всего другого, что пока не поддаётся научному объяснению. Хоть Макс пока и не сделал никаких открытий в этой области познания, но опыт уже накопил довольно большой и кто, как не он, ещё мог внятно всё растолковать Алексу. Надо звонить...



Узнав в чём дело, Макс уже через пятнадцать минут сидел у Алекса и слушал его сбивчивый рассказ об этих удивительных событиях. Рика была на работе. Когда Алекс закончил, Макс встал и начал в волненьи ходить по комнате взад-вперёд (это помогало ему думать). Так продолжалось минут двадцать. Затем он, немного смущённо, начал говорить:

- Это потрясающая история. Если бы мне её рассказал кто-нибудь другой, я бы просто не поверил. Но в тебе я не сомневаюсь... Более или менее, всё это можно объяснить если предположить, что ты перепрыгнул, по какой-то неизвестной нам причине, через временной барьер на какое-то время вперёд, а затем вернулся обратно, проделав, при этом, определённый путь в пространстве. То есть, ты попал, скажем, на сутки вперёд в будущее, сел в электропоезд и поехал домой, а накануне этот рейс попал в аварию. Но ты этого не знал, так как эти сутки ты не прожил - их, для тебя, не было. А после того, как приехал домой, ты опять возвратился на сутки назад. Твоя сонливость и усталость в эти моменты объясняется такими временными путешествиями - это требует от организма больших энергетических затрат. Много труднее объяснить, почему ты приобрёл второе "я". Очень может быть, что твой хирург погиб в этой катастрофе и то, что мы называем душой, вселилось в тебя.

- Всё это звучит более, чем невероятно, но ты меня немного успокоил. По крайней мере, есть надежда, что я не сошёл с ума.

- Успокаиваться рано. Есть проблемы,- хмуро сказал Макс.

- Какие?

- Если всё так, как я предположил, то сегодня вечером должен приехать электропоезд с одним пассажиром. И это будешь - ты.

- Я!?

- Да, ты. И нам надо быть к этому готовыми.

- Нет, всё-таки я сойду с ума!

Ожидание вечера прошло в нервозной обстановке. Алекс волновался. Пора было уже вернуться Рике. Рабочий день уже давно закончился, а она всё не ехала. Он начал обзванивать её подруг. Усталый голос её лучшей подруги сообщил, что Рика после работы собиралась поехать на вокзал встречать друга.

Кого она поехала встречать? Почему ему ничего не сказала? Могла хотя бы позвонить... Чёрт возьми! Как он сразу не понял. Она поехала встречать его! И сейчас они приедут сюда! Алекс взглянул на мрачное лицо Макса - тот думал о том же. Напряжение нарастало. Макс выключил свет и открыл шторы. Солнце уже спряталось за дома, но розовый отблеск ещё был виден на небе, с каждой минутой становясь всё меньше и меньше. Мрак сгущался. На душе становилось всё тревожней.

Наконец к дому подъехала машина. В замке зазвенели ключи. Макс схватил остолбеневшего Алекса за руку и потащил в соседнюю комнату. Дверь в прихожей открылась. Загорелся свет. Донеслись голоса. Алекс услышал смех Рики и усталый мужской голос - свой голос! Из тёмной комнаты, сквозь слегка приоткрытую дверь, было видно как в гостиной загорелся свет, и в неё вошли Рика и Алекс. Чужой Алекс - двойник - ненастоящий... А может, он и есть - настоящий?

Рика пошла варить кофе. Алекс-двойник тяжёлыми шагами подошёл к креслу. Устало сел. Казалось, из последних сил взял в руки пульт дистанционного управления и включил телевизор. Обессилевшая рука с пультом упала на стул, голова откинулась назад. Казалось, что он уснул. Вдруг всё его тело начало мелко подрагивать, бледнеть, теряя очертания. С каждой секундой процесс ускорялся. Спустя полминуты в кресле уже никого не было! Алекс-двойник растворился в воздухе, исчез как мираж.

Макс пришёл в себя быстрее. Он толкнул шокированного Алекса в гостиную.

- Скорей займи его место!

На ватных ногах Алекс подошёл к креслу и осторожно сел. Вошла Рика с приготовленным кофе. Алекс дрожащей рукой взял чашку, затем обнял её двумя ладонями. Со стороны могло показаться, что он замёрз и хочет согреть руки. Он действительно чувствовал какой-то внутренний холод. Из-за всего происходящего он не заметил, что что-то изменилось, что-то внутри его. До слуха донёсся голос диктора. По телевизору транслировали блок последних новостей.

"...видимо вчерашняя трагедия оттолкнула и испугала многих пассажиров, поэтому сегодня вечерним рейсом на электропоезде приехал только один пассажир...

Как мы уже сообщали, на предыдущей станции перед трагедией, с поезда был снят человек с тяжёлым ножевым ранением в шею. Им оказался известный нейрохирург. Почти сутки врачи боролись за его жизнь. И вот, только что нам сообщили, что его жизнь вне опасности. Он постепенно приходит в себя..."

Всё ясно! Вот откуда внутренний холод пустоты. Он потерял второе "я". Теперь он жил, дышал, думал, чувствовал только как Алекс. И никаких скальпелей, симпозиумов, детей... Немного жаль. Он почувствовал себя одиноким. Пока спасали тело хирурга, его душа пережидала в теле Алекса. Но только тело начало функционировать, душа сразу же вернулась в свой дом. Как всё просто и фантастично. Может всё это было только сном? Но почему он тогда никак не может проснуться?

Алекс вдруг вспомнил о Максе. Соседняя комната оказалась пуста. Он подошёл к уже раскрытому окну и увидел уходящего по тротуару Макса. Товарищ прекрасно понимал, что Алексу надо было побыть одному, поэтому и ушёл не попрощавшись. Ещё будет время поговорить и всё обсудить. Жизнь продолжается.

Алекс ещё долго стоял у окна и смотрел в темноту. Он думал о том, что жил бесцельно и бесполезно, что зря растрачивал свои годы и силы. Что после него ничего не останется. Ничего! Его проглотит настоящее, очень быстро сделав прошлым. и все его забудут. Он растает как его двойник. Нет! Теперь он будет жить по-другому. Завтра они с Рикой обвенчаются, у них будут дети, много детей. Он займётся благотворительностью - построит больницу, затем школу. Каждый день, каждую минуту он будет тратить с пользой. Спасибо второму "я", оно помогло понять себя. Теперь он должен создать первое "я" - настоящее. Он должен стать личностью.

Жизнь продолжается...


ДАР

С недавнего времени, месяца два как, Антон Проходимцев стал видеть будущее. Нет, он не стал прорицателем или предсказателем, и видел будущее не далёкое, а всего три дня вперёд, и только во сне. Случилось это после того, как на работе его ударило током. А ведь говорил ему мастер, дядя Федя:

- Антошка, не путай ноль с фазой, а то увидишь среди бела дня звёздное небо!

Не послушал Антон доброго совета и, однажды, получил сполна свою порцию электронов. Звёзд он, правда, не узрел, но получил дар видеть каждую ночь будущее. Видел его чётко, явственно, в цветах и звуках, и (во что трудно поверить) оно всегда сбывалось. Это было непривычно и тяжело, хотя сначала даже забавляло и казалось Антону прикольным. Но, со временем, этот дар начинал тяготить всё больше и больше...

Антон был добрым и отзывчивым парнем. Он утешался тем, что эти вещие сны помогают ему делать добрые дела. Например, увидев во сне как сосед умирает от инфаркта, он через три дня (к соответствующему времени) вызвал "скорую помощь" - соседа спасли. В другой раз ему приснилось, как рушится трёхэтажный жилой дом вместе с жильцами. Он, по наивности, пошёл с этим в соответствующие инстанции, но везде над ним только смеялись. Отступить он не мог и, пораскинув мозгами, нашёл выход. За два часа до трагедии, он позвонил в милицию и сообщил, что данный дом заминирован и будет взорван в такое-то время. Милицейское начальство рисковать не стало, и всех жильцов эвакуировали. Дом же рухнул в установленное время и без всяких взрывов. Был случай, когда Антон силой удержал на тротуаре девушку, которая должна была попасть под колёса автомобиля. Девушка была спасена, а спаситель получил в награду полновесную пощёчину.

Все эти добрые поступки придавали жизни Антона смысл и даже определённую значимость. Но морально нести этот груз ответственности становилось всё трудней. Он и за себя не всегда мог ответить, а отвечать за многих других, чужих ему, людей, да ещё искать их, спасать, помогать... было очень тяжело. К тому же начало расти предчувствие беды, хотя Антон с самого начала понимал - добром это не кончится...

И вот, в одну из этих вещих ночей, ему приснились похороны. Собственные похороны! Он лежал в лакированном гробу из красного дерева, который находился на роскошном катафалке, а во след тянулась вереница людей с венками и без, но чужих, совершенно чужих людей...

Антон проснулся в холодном поту среди ночи и до самого утра уже не смог уснуть. Какой ужас! Через три дня его отнесут в тесном деревянном ящике на кладбище, а там закопают в сырую землю... Боже мой, неужели осталось только три дня?! Чёрт возьми, какие три дня? Умереть он должен гораздо раньше. Это похороны состоятся через три дня. Но почему он умер? Точней сказать, от чего он умрёт? Авария? Задавит автомобиль? Убьют? Отравится? Банальный кирпич на голову? Что же делать? Не выходить на улицу. Никому не открывать дверь. Не включать электроприборы. А если это сердце, или какая другая болезнь? Получится, что сам у себя украл последние часы жизни. Но почему ему не приснилось, как он умрёт?!

К утру, немного успокоившись и взяв себя в руки, Антон решил, что должен достойно провести последние часы своей, такой короткой и несуразной, жизни. Он составил список людей, перед которыми провинился, или обидел и не извинился, которым остался должен. "Долги надо возвращать. Может и умирать будет легче",- подумал Антон. Он вдруг вспомнил об Ольге. Сколько он о ней мечтал! Всё собирался признаться ей в любви, но так и не собрался - то было некогда, а то просто не мог решиться. Теперь же у него на это не было никакого морального права. Прощай, несбыточная мечта...

Не удивительно, что хоронить его будут совсем чужие люди. У него ведь никого нет. Даже жениться не успел. Но почему на похороны не пришли товарищи по работе? Даже этого не заслужил! А теперь что? Не приглашать же их самому на свои похороны. К тому же, сегодня суббота - выходной, завтра тем более. Похороны в понедельник. А до понедельника, его уже не будет.

Весь день Антон отдавал долги, мирился с теми, кого обидел. Все были с ним так милы, что на душе сразу стало легче и светлей.

"Но почему я не мог так всегда жить!"- сокрушался он вечером.

Спал плохо. То и дело просыпался. Ему, так по сути, ничего и не приснилось. Да и как он мог уснуть, если явственно чувствовал, что наступающий день должен решить всё, подвести, так сказать, черту. Но, вполне возможно, он просто боялся умереть во сне.

С утра, Антон принял ванну, побрился, одел белую рубашку, чёрный костюм, галстук, чёрные туфли. Посмотрел на себя в зеркало. Стало не по себе от всех этих приготовлений. Решил прогуляться по свежему воздуху.

"Ведь свежий воздух очень полезен",- с грустной иронией подумал Антон.

Неожиданно купил цветы, и в голову пришла шальная мысль: что, если пойти попрощаться с Олей, нет, не по-настоящему, просто сказать, что уезжает в командировку куда-то надолго. Ему очень хотелось увидеть - огорчится ли любимая такому известию, или ей всё равно. А в Олиных выразительных глазах он прочитает правду, они не умеют лгать. Насколько легче умирать зная, что хоть кто-то тебя любит... А если не любит, то и умереть не жалко!

Так тому и быть. Антон направился к дому любимой. Перебегать улицу (как обычно) он не стал. Очень не хотелось понапрасну рисковать последними часами, а возможно и последними минутами жизни. Подошёл к пешеходному переходу с регулируемым светофором и нажал на кнопку вызова разрешительного сигнала.

Кнопка была с трещинами, и от нажатия рассыпалась на мелкие кусочки. Палец провалился в отверстие и попал под напряжение. Паралитическая дрожь пробежала по всему телу. В глазах потемнело. Антон упал. В голове, сквозь туман и звон, пронеслась мысль: "Ну вот и всё... Как глупо. Ничего не успел..." Через несколько секунд до помутившегося сознания стали доносится голоса людей, собравшихся возле него.

- Какой типаж! Это то, что надо.

- Вы сошли с ума, человек умирает.

- Да, вы правы. Надо помочь... Это его током. Но какой типаж...

- Надо сделать искусственное дыхание.

- Да он, вроде, дышит. Надо грудь растирать.

Над Антоном суетились люди, неумело стараясь ему помочь - растирали грудь, пытались делать искусственное дыхание, шлёпали по щекам... Вскоре в глазах просветлело, он понемногу пришёл в себя. "Не может быть,- подумал Антон Проходимцев.- Неужели, ещё не время?"

Ему помогли подняться. В голове продолжало шуметь, но в остальном вполне можно было жить. Вот только пристал какой-то мужчина в кожаной куртке. Он всё бегал вокруг Антона и тараторил:

- Послушайте, вы нам нужны. Непременно вы! Какой типаж... Я кинорежиссёр. Вот моё удостоверение. Вы должны у нас сняться. Какое счастье, что вы не умерли... Вы нам сыграете мертвеца. Какой типаж! В понедельник съёмки - роскошные похороны преступного авторитета. Непременно вы должны...

До Антона вдруг дошло, что в понедельник его будут хоронить не по-настоящему, а по киносценарию! Вот почему ему не приснилась собственная смерть, ведь её просто не было. Поэтому и товарищей не было на похоронах. Какое счастье! Будто заново родился... Клятвенно пообещав режиссёру снятся в его фильме, Антон побежал к Оле признаваться в любви. Пора начинать жить по-настоящему.

Вероятно, этот второй удар током отнял его удивительный дар предвидения, так как с той поры, Антону больше никогда не снились вещие сны.


ИНОПЛАНЕТЯНЕ

Несмотря на то, что Василий Пешеходов прожил жизнь ещё не очень большую, но, сколько себя помнил, никогда не жил всерьёз. Всё для него было игрой и забавой. Он мог быть весёлым, ироничным, саркастичным, насмешливым, но только не серьёзным. Когда ему было пять лет, не желая есть манную кашу в детском садике, он позвонил в милицию и изменив голос (насколько ему это было под силу) сообщил, что детсад заминирован... Больше манную кашу ему никогда не предлагали. В четвёртом классе средней школы он сорвал урок, объявив о тяжёлой болезни учителя географии, который оказался абсолютно здоровым и очень удивлённым, придя на урок в пустой класс (все пошли в больницу его проведать).

Дальше Василий Пешеходов всё совершенствовался в своих шутках и розыгрышах. В девятом классе, он сообщил по школьному ретранслятору о безвременной кончине любимого руководителя государства и огласил постановление Парламента о трёхдневном трауре. Школу закрыли, а пришедшие представители РОНО были шокированы огромным портретом "вождя" в траурной рамке. Василия не выгнали из школы только потому, что через два дня глава государства умер по-настоящему. Дело замяли, было не до него. И из университета Василий Пешеходов чудом не вылетел, когда сделал коллажи из фотографий преподавательниц и фотографий обнажённых тел фотомоделей, которые потом додумался выложить в Интернете. Так продолжалось и в армии и на работе...

Вот и в свою первую встречу с Алёной, он не смог удержаться. Это случилось в городском парке, возле небольшого пруда. Вечерняя прохлада уже начинала тревожить певчих птиц и одиноких прохожих. Вскоре парк совершенно опустел. Только Она сидела на скамейке и грустно смотрела на одинокого лебедя, неприкаянно плавающего по водоёму. Одета Алёна была в ярко-красное летнее платье. На ногах были белые бархатные туфельки с золотыми застёжками. Непокрытые волосы каштанового цвета ласково гладил и развевал по сторонам весенний ветерок...

Василий не мог пройти мимо. Всё существо незнакомки излучало доброту и нежность. Она как-будто светилась изнутри. Лицо, которое никогда не видел до этого часа, показалось удивительно знакомым и родным. Осторожно присев на край скамейки, он представился. Назвав себя Василием Пешеходовым, он поведал, что это не настоящее его имя, что он, на самом деле, прилетел с другой планеты, что он - обыкновенный инопланетянин.

Девушка не удивилась и не обиделась на эту шутку, напротив, с очень серьёзным видом спросила, почему он прилетел именно на эту планету. На что смущённый Василий начал объяснять, что он всегда искал такую необыкновенную девушку как она, но нигде не мог найти. Влюблённое сердце подсказало ему, что она живёт здесь на третьей планете Солнечной системы, на Земле.

После этого вечера, они встречались каждый день в течении целого месяца. Это был самый счастливый месяц жизни Василия. Он не ходил, а парил на крыльях страстной и безумной любви. Красивая, обаятельная Алёна была прекрасным собеседником - весёлая, остроумная, эрудированная, умеющая говорить и слушать (для женщины талант невероятный). Они ходили в кино, купались в загородной речке, катались на аттракционах городского парка, ели пончики, пили газированную воду. Только мороженое Алёна не любила, объяснив это удивительно просто: "Оно холодное!" Больше Василий никогда его не ел. Также удивляла нелюбовь девушки к электронным часам. Самым большим её кошмаром было увидеть на часах 00:00. Она впадала в панику, ей начинало казаться, что всё закончилось, что время вышло... Василий относил это к её повышенной чувствительности и тонкой организации души.

Алёна называла Василия - "Мой Милый Инопланетянин". Им было хорошо вдвоем, много лучше чем могло быть на самом деле. Они жили, словно в сказке. Вот только, когда Василий начинал говорить о своих чувствах к Алёне, она сразу переводила разговор на другую тему. Если же он пытался вернуться к разговору о любви, девушка обнимала его и шептала на ухо:

- Не надо спешить, Мой Милый Инопланетянин.

Прошёл месяц. Они сидели на той же самой скамейке, где познакомились, возле того же пруда. Только лебедя не было. Весь вечер девушка была грустной и мрачной, на вопросы отвечала невпопад. Она ёжилась как от сильного холода, несмотря на необычайно теплую погоду. Василия это сильно обеспокоило. Что-то не так. Он чувствовал, что что-то нехорошее приближается...

- Что случилось, Алёна? Какие-нибудь неприятности? Расскажи, может я смогу помочь... Почему ты молчишь? И вообще, я о тебе до сих пор ничего не знаю. Где ты живёшь? Чем занимаешься? Кто твои родители? Почему ты ничего не хочешь мне рассказывать?

Тихо, чуть слышным шёпотом, она сказала слова, показавшиеся громом среди ясного неба:

- Я выхожу замуж и уезжаю. Больше мы с тобой никогда не увидимся.

Смысл сказанных слов не сразу дошёл. Спустя минуту, ошеломлённый Василий выдавил бессмысленный вопрос:

- Это правда?

Потрясённый, он закрыл лицо руками и как будто окаменел от этого удара судьбы. Алёна, склонив голову набок, наблюдала за ним.

"Милый мой, это конечно неправда. Но как я могу тебе рассказать правду? Как смогу объяснить, что прилетела с далёкой планеты, что меня прислал Центр Изучения Далёких Галактик, что я, на самом деле, совершенно другая... Милый, если бы ты увидел как я выгляжу на самом деле, то ужаснулся бы! И зовут меня не Алёной... Когда я улетала со своей планеты, тебя ещё не было на свете, а когда вернусь обратно, то уже не будет. Мой дом, мои родные, мои друзья находятся отсюда за сотни световых лет. Мы с тобой из разных Галактик, с разных планет. Мой милый, мы с тобой, друг для друга - инопланетяне! Мне надо возвращаться. Я и так уже опаздываю на месяц (по земному календарю), а в моей работе это недопустимо.

Прощай! Я тебя никогда не забуду. Ты научил меня любить. На нашей прекрасной, но очень прагматичной, планете это чувство неведомо. У нас есть всё, всё кроме любви. Спасибо тебе за этот бесценный дар. Прощай, Мой Милый Инопланетянин!"

Девушка встала и пошла в надвигающиеся сумерки. Слёзы всё сильнее текли по её искусственным щекам, а она всё ускоряла шаг, пока совсем не растаяла во мгле пришедшей ночи...


КАРА БОЖЬЯ

Семён Абрикосов вылез из автобуса. Поймав себя на этой мысли, он подумал что слово "вылез" довольно некорректно. "Вышел", "сошёл"- более подходящие слова. И тем не менее, из автобуса он всё-таки "вылез", при этом изрядно намяв бока и себе и окружающим пассажирам.

Настроение у Семёна было плохим. Точней сказать, плохим оно было ещё утром, когда поссорился с женой. Теперь же, после неурядиц на работе, после не полученной зарплаты, после отвратительного сервиса общественного транспорта, настроение было - хуже некуда. Домой идти не было ни малейшего желания. Решил поужинать где-нибудь в городе.

Семён Абрикосов зашёл в ближайшую пельменную. Продавщица в пельменной была наглой и толстой, что в совокупности с бородавками на щеках не доставляло никакого эстетического удовольствия от её созерцания. С самодовольным лицом она вела разговор по телефону и совершенно не реагировала на попытки Семёна сделать заказ. Через пять минут ожидания, раздражение начало плавно превращаться в ненависть, а после десяти минут бессмысленного ожидания, Семёна интересовал только один вопрос: сколько из продавщицы можно сделать пельменей? Совершенно разочаровавшись в жизни и людях, он выскочил на улицу, бормоча под нос проклятия.

- Да пропадите вы все пропадом! - неожиданно закричал Семён на всю улицу.

Вдруг земля вздрогнула. Донеслись раскаты грома. Потом ещё и ещё. Через минуту всё стихло.

"В разгар зимы - гром! Господи, и в природе всё не так!"- подумал Семён Абрикосов.

После этого, он с головой ушёл в свои мысли - размышлял, думал, анализировал, бесцельно блуждая по улицам города. Очнулся он возле круглосуточного магазина. Увидев аппетитные рисунки всякой снеди на витрине, Семён вдруг вспомнил, что очень голоден. Войдя, он сразу направился в продуктовый отдел. Продавца не было. Посмотрел в других отделах - никого. Странно. Отсутствие покупателей его не удивляло (слишком поздний час). Начал звать продавцов, кричал всё громче и громче - никого.

- Безобразие! - воскликнул Семён и вышел на улицу.

"Жаль, что я не вор, - пришло ему в голову. - Теперь ходи голодный".

Тут он заметил, что на улицах тоже никого не было. Но не это его поразило. Несмотря на ночь, во всех окнах горел свет, однако людей не было видно. Над озарённым светом ночным городом повисла зловещая тишина. Город был пуст! Мороз пробежал по спине Семёна Абрикосова.

"Неужели я остался один? Но почему?"

Он вдруг отчётливо вспомнил, как крикнул: "Да пропадите вы все пропадом!" И раздался гром, гром среди зимы. И все исчезли. Это - кара божья!

- Я не хотел...- вырвалось у потрясённого Семёна.

"Зачем? За что? Бедные люди. Где они? И это всё из-за несчастного автобуса, толстой продавщицы и не полученной зарплаты? Смешно. Этой зарплаты и на неделю не хватило бы. А теперь людей нет. Какой дурак! За что, Боже!"

Он шёл по пустому городу, не зная, куда и зачем идёт, шёл как идут по пустыне или арктическим льдам. Он был один. Одиночество навалилось на него необъяснимой тяжестью, вдавливало его в землю, не давало дышать. Лишь теперь Семён осознал, что нет на свете более страшной кары, чем кара одиночеством. С каким наслаждением и восторгом, он готов был бы сейчас расцеловать отвратительную толстую продавщицу из пельменной... Но вокруг была пустота. Даже готовность бросится под колёса какого-нибудь трамвая уже не имела никакого смысла, в связи с полным отсутствием на улицах движущихся транспортных средств.

"И умереть по-человечески не получится,- загрустил Семён.- Проклятая жизнь. Треклятая смерть!"

Неожиданно, будто бы в волшебном сне, он увидел как из одного подъезда ближайшего дома, с шумом и весельем, на улицу вывалилась толпа.

Люди!!!

Раскрасневшиеся и шумные, в распахнутых шубах и пальто, они держали в руках пенящиеся бутылки с шампанским, бенгальские огни и хлопушки. Из других подъездов тоже начали выскакивать люди. Вокруг слышались крики:

- С Новым годом!

- С новым счастьем!

- Всех благ! Здоровья, любви...

Крики, смех, веселье заполнили улицы города. Только сейчас Семён понял, что все просто встречали Новый год, о котором он совершенно забыл. А зимний гром был ничем иным, как праздничным салютом. И не было никакой божьей кары. Какое счастье! Весёлый и довольный, он пошёл домой, где его уже давно ждала жена...

С той поры, Семён Абрикосов больше никогда не позволял себе неосторожность, в чей-либо адрес высказывать проклятия или нехорошие пожелания.


КОЛЬЦО

Группа разведчиков в составе шести человек, проводя "зачистку местности" перед проходом бронеколонны, попала в засаду. Ущелье загрохотало автоматными очередями и разрывами ручных гранат. Повстанцев было намного больше, да и три разведчика были убиты сразу. Оставшиеся в живых трое, укрываясь за валунами, открыли ответный огонь.

Артур стрелял по повстанцам, которые пытались обойти их группу с фланга, и проклинал тот час, когда пошёл наёмником на эту войну. В двоих попал, остальные отступили. Толку, правда, от этого было не очень много - позиция у противника лучше (подавляют огнём и не дают стрелять прицельно), боеприпасы на исходе, помощи ждать не откуда - шансов нет.

Вот, вскрикнув, уткнулся в автомат лицом его взводный. По раскалённому камню, шипя и пузырясь, потекла струйка крови. Ещё один разведчик был взорван метко брошенной гранатой. Увидев рваное в клочья тело своего товарища, Артур пришёл в ужас. Ужас усиливался наступившим ощущением полного одиночества.

"Теперь моя очередь ,- подумал он, и тут, как будто в подтверждение его правоты, закончились патроны.- Всё! Теперь финиш! Дурак, хотя б один для себя оставил. Нет, я не сдамся..."

Достав из подсумка небольшую круглую гранату, он привязал к кольцу шнурок. Затем, положив её во внутренний карман гимнастёрки и застегнув пуговицу, взял конец верёвки в зубы.

Вставал он медленно, с поднятыми руками на уровне плеч, не выше. У ног лежал бесполезный автомат. Наклонив голову к плечу ( чтобы не было видно шнурка), он с ненавистью смотрел на приближающихся партизан.

"Ну, ну подходите ближе. Пленные - хороший товар. Какие самодовольные лица... Ничего, подниму голову и лица у вас станут совсем другими. И не только лица..."

Поворот головы и из кармана выскочило кольцо гранаты, выдавая пропуск в ад (рай здесь никому не "светил"). Поздно осознавшие свою ошибку, повстанцы, бросая оружие, кинулись врассыпную.

"Бесполезно!" - подумал Артур. В следующие мгновенье взрыв света ослепил его и вверг во мрак...

...Когда мрак рассеялся, Артур увидел, что стоит посреди зелёной поляны. Слева от него шумели листвой молодые берёзки, а справа, сверкая солнечными бликами, неспешно текла река. Ни одной живой души не было вокруг, только экстравагантные стрекозы перелетали с одного цветка на другой, да слышно было отдалённое кваканье озёрных лягушек. У ног, на смятых ромашках, лежал запылённый автомат. Всё выглядело настолько реальным, что поверить в это было невозможно!

"Где я? - думал потрясённый Артур. - Если на "том свете", то почему там, то есть здесь, так красиво? Не мог же я попасть в рай. А это самый настоящий рай. Правда, он уж очень какой-то земной, и я его не раз видел. Господи! Как я мог променять его на войну в чужой стране, где только горы и пески?! Зачем я пошёл в наёмники. В поисках приключений? Хотел стать "джентльменом удачи"? Кретин! Ради чего? Ради паршивых денег. Повстанцы хоть знают за что гибнут - пусть за сомнительные, но за идеалы независимости своей страны. А я за что погиб?..

Стоп! Значит, я умер? Или нет... Ничего не понимаю. Вроде, стою живой. Вот и автомат валяется. Но вокруг всё не то... Я, наверно, ранен, но ещё не умер, и всё это мне видется в предсмертном бреду. Как я мало прожил! Как я глупо и бессмысленно погиб!"

Артур вдруг начал остро осознавать, что его автомат всего лишь кусок железа, смявший удивительной красоты ромашки - прекрасные живые цветы. Холодное смертоносное железо попирает самое дорогое, что есть на свете - жизнь! Ему захотелось всё начать сначала. Он теперь знал, что такое жизнь и что такое смерть. Но как не глубока пропасть между ними, оказалось что их разделяло только маленькое стальное колечко гранаты. Какая малость! А возврата нет. Поздно...

...Перед глазами зарябило и начали проступать очертания уже не раз проклятого пейзажа: горы, песок, верблюжьи колючки, пыль и... убегающие повстанцы. Но на этот раз к "видению" примешался инородный звуковой фон, как будто миллионы пчёл приближались из-за гор.

Но вместо пчелиной армады, Артур увидел на небе три вертолёта, которые сразу вступили в бой, поливая свинцовой смертью в панике бросавших поле битвы партизан.

"Не надо!"- хотел крикнуть Артур, но пересохшее горло не позволило этого сделать. На зубах скрипел песок, и не было слюны даже чтобы увлажнить горящие губы. Конечно, его бы никто не услышал, но в такие минуты кричат не для кого-то, а для себя, для своей совести...

"Почему я живой? - думал ошеломлённый Артур. - И что это были за галлюцинации? Где граната?.. Она там, где и была - в кармане. Но почему не взорвалась? Как всё просто - карман оказался слишком маленьким и предохранительная чека не разжалась! Повезло. Но это не объясняет, откуда взялась поляна, река, стрекозы, ромашки..."

Забрала его бронеколонна. Никто Артура ни о чём не спрашивал, подозревая шок и контузию. А он сидел на раскалённой броне бетеэра и размышлял о всём случившемся. Не находя ответа на многие вопросы, он, при этом, точно знал: что война для него закончилась, что он больше никогда не возьмёт в руки оружие, что никогда больше не отнимет чужую жизнь.

Он стал совсем другим. Он узнал как мала и непрочна грань между жизнью и смертью. Маленькое стальное колечко открыло Артуру истину.


КОНТАКТ

Космический корабль "zent 016 m", с планеты Буреон, совершал пятую разведывательную экспедицию в поисках "братьев по разуму" на просторах удалённых Галактик. Первые четыре не принесли никаких результатов, что довольно сильно подорвало оптимизм путешественников. Окончательно потеряв надежду на встречу с Иным Разумом, космолётчики хотели повернуть свой корабль на обратный путь к Буреону, как вдруг приборы зафиксировали переменный электромагнитный фон вокруг небольшой планеты. Ничем неприметная, на первый взгляд, голубая планета - миллиарды таких в просторах Вселенной, но электромагнитный фон производил впечатление искусственного, так как он сплетался из волн разнообразной частоты, амплитуды и направленности. При визуальном наблюдении космолётчики заметили, что планета имеет искусственные спутники! На ней есть Разум! Вдохновлённые космические пилигримы направили свой космический корабль к загадочной планете.

В первые дни наблюдения планета произвела не очень приятное впечатление: небольшие размеры, сложный ландшафт, огромное количество воды, излишне большие существа населяющие и сушу и воду - всё это было непривычно и не гармонично. Но постепенно на смену неприятию, пришло удивление и даже восхищение. Всё здесь дышало жизнью! Растительный и животный мир были настолько разнообразны и имели столько представителей, что космолётчики даже не сразу определили носителей Высшего Разума. К их удивлению, ими оказались самые неприспособленные к среде обитания существа вытянутой формы с четырьмя конечностями. Вернее сказать, с двумя парами конечностей. Одна пара служила преимущественно для передвижения, другая для иных целей. Источником разума служил шарообразный предмет в верхней части существа. Он также позволял Носителям Разума вести визуальное наблюдение, принимать акустическую и обонятельную информацию. Невероятно, но приём пищи производился тоже через данный шарообразный предмет!

На совещании экипажа было принято вступить в контакт с инопланетным Разумом. Для упрощения задачи, космический корабль видоизменили. Ему придали форму одного из существ, населяющих эту удивительную планету. Существо это имело два крыла, три пары конечностей, прекрасный вестибулярный и визуально-наблюдательный аппараты, и по размерам соответствовало космическому кораблю путешественников. Отличные маневрово-летательные характеристики этого существа и способность приземляться на любую поверхность, сделали этот выбор решающим.

Замаскированный корабль направился к жилищу представителя разумных существ. Влетев через открытую часть квадратного иллюминатора, космолётчики приземлили свой корабль на огромный стол, за которым сидел Носитель Высшего Разума этой планеты. Носитель Разума направил свой мутный взор на пришельцев. Экипаж космического корабля "zent 016 m" пришел в восторг и эйфорию от значимости момента. Вот, вот сейчас состоится контакт с иной цивилизацией, с иным РАЗУМОМ! Произойдёт то, о чём так долго мечтали все жители великого Буреона! Считаные мгновенья остаются до исторического момента вступления в контакт...

Алик Пухлов сидел за письменным столом, с трудом удерживая утяжелённую голову руками. Голова болела и гудела, превращая существование в самую настоящую муку.

"Я гудел вчера, голова гудит сегодня. Всё правильно. Всё по-честному. Такова жизнь,"- с грустью подумал Алик.

Отчаянно хотелось похмелиться. Но чем? Дома ничего, в карманах пусто, пустой посуды нет. Вчера сдал две сумки пустых бутылок, на это и "погудел". Сегодня "гудеть" не на что.

"С кем я вчера пил? Всех не вспомню. А блондинка была ничего... или я уже был никакой... Как болит голова! Где я был после бара? Как попал домой? Не помню. Допился..."

Больной и разбитый Алик уже был согласен на воду из-под крана. Но до кухни не дойти. Тело стало непомерно тяжёлым, а ноги как будто ватными. Тут ещё муха влетела в окно. Муха действовала на Алика, как в нормальном состоянии воздействует пролетевший над головой реактивный истребитель.

"Проклятая муха. Это она так звенит, или в моей голове начался перезвон? Сейчас бы четвертушку... За удовольствие надо платить. А было удовольствие? Не помню. Голова трещит..."

Муха, сделав полукруг над столом, приземлилась прямо перед Аликом Пухловым.

"Мерзкая муха. Села и таращится. Чтоб тебя... А может это белая горячка? Галлюцинации... Ой, плохо мне, муха! Тяпнуть бы полстакана, тогда пусть хоть ракеты на голову падают. Хорошо космонавтам, у них невесомость... Делом заняты... Большие деньги гребут... Пить некогда...Ой, голова счас взорвётся! Реактор давно бы рванул... Себе бы в космос... На Марс... "Марсианской" я ещё не пил... Тьфу, чёрт! Встретить бы инопланетян, сразу - слава, почёт, деньги, дача, симпозиумы, ассамблея ООН... Там бы точно похмелили. А так - в глазах круги, во рту огонь, да и вкус как после кошек... Ещё эта муха села и таращится. Что ей надо? Нет, я не под мухой... Счас я тебя..."

Привычным резким движением руки, можно сказать инстинктивно, повинуясь человеческой природе, Алик Пухлов хлопнул по мухе своей широкой ладонью. Жгучая боль в ладони, удивила. Подняв руку, Алик увидел какие-то маленькие кусочки механизмов, шестерёнок, железок... Огорчённо смахнув микроскопический металлолом со стола, он подумал:

"Мерещится. Таки допился. Пора завязывать..."

КОНТАКТ НЕ СОСТОЯЛСЯ


СОЛНЕЧНЫЙ ЗАЙЧИК

Воскресное утро в сумасшедшем доме начиналось как обычно: Наполеон чистил зубы сапожной щёткой, Чапаев лихо рубил отточенной линейкой молодые побеги фикусов в горшках, Кутузов пытался попасть из рогатки хлебным шариком в глаз врачу, Берия танцевал лезгинку, Понтий Пилат прибивал гвоздями к стене Солнечного Зайчика. Только пациент по прозвищу Чайник ничего не делал. С отсутствующим взглядом он созерцал всё происходящее, не находя в нём никакого смысла. Другие больные его сторонились, уж очень он был тихо-помешанным. Медсёстры снисходительно улыбались: мол, Чайник, он и есть чайник.

Нет, Чайник не был чайником. Он был философом. Он мог часами думать о комаре, попавшем в паутину, и вывести из этого, отдельно взятого случая, целую теорию устройства мироздания. Рассматривая на данном примере проблемы морали, он мог доказать насколько не совершенен этот мир, насколько жестоки и несправедливы его обитатели, как неудачно решаются проблемы сосуществования различных представителей живой природы. Он мог ночи напролёт размышлять о бесчеловечности человека. Его возмущало что люди, эти самые несовершенные животные, узурпировали право регулировать и регламентировать жизнь других живых существ. Не принося для природы ничего кроме вреда, люди имеют наглость и смелость уничтожать целые виды полезных обитателей Земли, загрязнять и уничтожать среду обитания птиц, зверей, рыб, насекомых... Чайник много размышлял и об общественно-политическом устройстве нашего общества, о культуре, как основе любого цивилизованного общества. В общем, Чайник был философом. Только об этом никто не знал.

Неожиданно, он обратил своё внимание на жалкие потуги Понтия Пилата прибить к стене Солнечного Зайчика, который отражался от застеклённого портрета Кащенка.

" А ведь, если я поверну портрет, то никакие гвозди не удержат Зайчика!"- подумал философ. Он не стал делиться своим открытием с прокуратором - зачем расстраивать бедолагу?

Наконец, разбив все руки в кровь, Понтий Пилат прибил тремя гвоздями Солнечного Зайчика к стене, и с видом триумфатора отошёл назад, после чего самодовольно воззрился на распятое маленькое солнце.

"Иллюзия. Гипотетический обман ума. Зрительный парадокс. Это только кажется, что Солнечный Зайчик прибит к стене. На самом же деле, он свободнее нас всех!"- радовался Чайник. Дальше он пустился в философские размышления о возможности быть свободным в несвободе.

Но ход мыслей прервала медсестра, которая повела его к главврачу. Чайник пошёл с большой неохотой, потому что все эти встречи всегда заканчивались одинаково... В отличии от больных и всего медперсонала, главврач догадывался что Чайник не чайник, что он философ. И это его пугало. Доктору были ближе буйные пациенты,- он знал от кого чего ожидать. Они легко прогнозировались и, соответственно, не представляли никакой реальной угрозы. В общем, были самыми "нормальными" сумасшедшими. Просчитать поведение Чайника было невозможно, а значит, он таил в себе потенциальную угрозу для окружающих.

Главврач начал беседу с философом осторожно, аккуратно задавая отвлечённые вопросы, постепенно переходя к более злободневным темам.

"Провоцирует на откровенность,- догадался Чайник.- А кончится всё смирительной рубашкой и уколами... Вон, два санитара уже ждут в дверях. Только дай повод для уколов. Эти инъекции вытирают мысли, словно пыль с рояля. Гады, хотят мне размягчить мозг, лишить возможности думать, превратить в овощ... Буду молчать. Молчать, чтобы не случилось. Пусть переименуют в Зою Космодемьянскую - плевать. Я - рыба. Говорить не умею!"

Игра в молчанку начала раздражать главврача. Он стал всё больше нервничать, срываться на крик.

"Ишь, как бесится. И чем он отличается от своих пациентов? Ничем - тоже буйный. Наверно, правду говорят, будто звери в зоопарках считают, что это весь остальной мир закрыт в клетку, и все люди, приходящие в зоопарк, смотрят на мир сквозь решётки звериных тюрем. Бедные люди! Значит, нет никакой разницы с какой стороны клетки находиться. Поменяйся мы с главврачом местами, и ведь ничего не изменится, совершенно ничего! Вот в чём главный парадокс".

Тем временем, "эскулап" дошёл до бешенства и приказал санитарам (без всякого повода) колоть упорно молчавшего философа. Для приличия, Чайник заехал одному санитару в ухо. Большего сделать не сумел - силы были не равны.

"Колите гады, колите! - кричал он про себя.- Вот он, настоящий Понтий Пилат, в белом халате. Главврач - прокуратор. Колите! Гвозди в душу, иглы в сердце. Вливайте в вены свою отраву. Всё равно - вы бессильны. Я, для вас, недосягаем как Солнечный Зайчик..."

Санитары принесли совершенно обессилевшего философа в палату и положили на койку. Парализованный лекарством, он с огромным трудом бросил взгляд на стену и увидел, что, повинуясь законам физики, Солнечный Зайчик (за прошедшее время) продолжил свой путь дальше. На старом же месте, остались только три совершенно одиноких гвоздя. Философ обратил свой взор в потолок, с загадочной улыбкой человека, знающего больше других.

В сумасшедшем доме заканчивалось самое обычное воскресное утро...


СОН В РУКУ

В субботу вечером, наскоро перехватив после работы какой-то отравы в пункте быстрого питания, я отправился к своему другу Профессору. Мой друг был скромным кандидатом физико-математических наук, но все (за глаза и в глаза) называли его профессором, чему он, честно говоря, совершенно не противился. Профессор был просто помешан на изобретательстве. Он придумывал всё, что только могло прийти на ум - автоматическую вешалку, вибро-кресло, одежду с автоматической регулировкой размера, обувь на воздушной подушке (дабы уменьшить износ), пылесос с вентилятором (для поднимания пыли) сверху и мощным всасыванием снизу, утюг с шаром как гладильным элементом, который нагревался с помощью микроволн,- в общем массу интересных и совершенно никому ненужных вещей.

Пятидневная небритость, круги под глазами, растрёпанные волосы и счастливое выражение лица моего друга говорили о том, что: во-первых, он не спал всю ночь; во-вторых, он усиленно работал над новым изобретением; и в-третьих, что он добился успеха. С торжественным видом (как будто происходит историческое событие) Профессор подвёл меня к своему старенькому телевизору и радостно спросил:

- Как ты думаешь, что это такое?

- Куча вторсырья, которое смотреть уже нельзя, а выбросить ещё жалко,- честно сказал я.

- Ошибаешься. Это - машина времени!

- Странно... У меня дома стоит тоже самое, но я думал, по наивности, что это называется телевизором.

Несмотря на мою иронию, изобретатель начал мне объяснять принцип работы этой "машины времени". Объяснял он долго и упорно, засыпая меня специальными терминами и удивительно-непонятными словосочетаниями, но я понял очень немного. Я уяснил, что Профессор оставил от телевизора только высокочастотный блок, блок питания, блок развёрток и кинескоп. Остальное он заменил на блоки "преодоления времени". Переключая каналы можно выбрать нужное десятилетие, а настройкой каналов найти искомый год и день, в который есть желание отправиться. Затем, взяв в руки специальное устройство (очень напоминающее пульт дистанционного управления телевизором), которое преобразует тебя в поток электронов высокой частоты, можно через антенный вход попасть в телевизор (в данном случае в машину времени) и, пройдя там необходимые преобразования, а затем восстановившись на переходе катод-модулятор кинескопа, попасть на экран, то есть в заданное время.

Профессор конечно бредил. Но бредил он настолько интересно, даже, можно сказать, талантливо, что я решил ему подыграть, с умным видом задав пару технических вопросов. Последний мой вопрос должен был всё перевести в шутку.

- А что произойдёт, если я, пока ты будешь в другом времени, возьму и выключу телевизор?

- Я не смогу вернуться назад, пока ты его не включишь обратно,- абсолютно серьёзно ответил мой друг.- В путешествие по времени можно отправиться вдвоём. Я настроил преобразователь на свои и на твои биотоки.

- А что, если сгорят предохранители, или свет отключат, или что-нибудь сломается?- не терял я надежды всё обратить в шутку.

- Всё это мало вероятно, но если ты боишься...

Вот это да! Понарассказывал тут мне детских сказок, да ещё и поддевает!

- Я согласен! Отправляемся в прошлое, в 37-ой год, в самый разгар репрессий в стране! Или, может, ты боишься?

Профессор хмуро пробурчал:

- Как хочешь, можно и в 37-ой. Но если ты там начнёшь благодарить товарища Сталина за наше счастливое детство, то я тебя задушу.

Дальше всё получилось как-то само собой. Мой друг включил телевизор, настроил его на место назначения или, точней сказать, на время назначения. Затем он нажал на кнопку "пуск" в преобразователе... Что мы после этого испытали, невозможно было с чем-либо сравнить, даже описать сложно. Я почувствовал, что меня всего выворачивает наизнанку (появилась возможность снова встретиться с фастфудом, который съел перед этим), но внезапно это прекратилось и наступило ощущение полной невесомости, хотя это больше напоминало некую подвешенность. Тело как бы существовало отдельно от меня. Я превратился в поток незримых электронов, который нёсся и летел по времени. Впервые я осознал что значит "идти сквозь время", хотя казалось, что всё наоборот, что это время идёт сквозь меня. Вдруг я почувствовал что-то вроде электрошока. Потемнело в глазах. Разбив невидимую преграду, я повалился на тротуар. Там уже лежал профессор. Вид у него был настолько жалкий, что я посмотрел с искренним сочувствием. Но заметив, что он смотрит на меня аналогичным взглядом, понял - выгляжу не лучше. Не успели мы подняться на ноги, как возле нас появились два милиционера. Один сказал:

- Совсем обнаглели! Напились как свиньи и разлеглись возле самого обкома. И это в канун двадцатилетия великой революции!

- Куда их, в отделение или вытрезвитель?- спросил второй милиционер.

- Я думаю... Ты посмотри!

Милиционер распахнул мой пиджак, и они с ужасом уставились на мою футболку. На ней, переливаясь яркими красками, красовался национальный флаг США.

- Шпионы!!!

Не успели мы с другом опомниться, как у нас отобрали преобразователь и одели на обоих наручники. Преобразователь они, вероятно, приняли за секретное оружие. Через минуту подъехал фургон с надписью "хлеб" и нас (в прямом смысле слова) забросили в него. Профессор что-то безнадёжно лепетал о перестройке, демократии и гласности, а я жалел, что плохо учил английский язык - можно было прикинуться иностранцами.

Положение наше было плачевным: мы в тридцать седьмом году, в наручниках, в подвале НКВД с обвинением в шпионаже, и без преобразователей! Допрашивал нас следователь солидный, в очках, упитанный и лысоватый. Он был очень похож на Берию, но спросить как его зовут, я постеснялся. Он сидел за дубовым столом, недоумённо вертя в руках преобразователь. Не поднимая на нас глаз, он очень спокойно спросил:

- По чьему приказу, когда и как вы готовили покушение на товарища Сталина?

Что мы могли ему ответить? Что товарищ Сталин умер ещё до нашего рождения, а следовательно, готовить покушение мы на него не могли? В данной ситуации, это было глупо, а потому мы упорно молчали, завороженно глядя на преобразователь. Нам было достаточно до него дотянуться, нажать кнопку - и всё бы закончилось. Но до стола было несколько шагов, а по бокам стояли двухметровые охранники.

- Значит, не желаете отвечать,- без всякого грузинского акцента сказал следователь.

Он деловито открыл сейф, намереваясь положить в него наш преобразователь. Мы с Профессором поняли, что у нас остался только один шанс. Взглянув друг другу в глаза, мы одновременно рванулись к столу... Кто-то ударил меня по затылку. Потемнело в глазах. В темноте я услышал выстрел. Затем наступила полная тишина...

...Я медленно открыл глаза и увидел встревоженное лицо Профессора, который тряс меня за плечо. Постепенно я начал понимать, что всё это произошло во сне, только во сне! Я пришёл к другу, мы смотрели хоккей, но неожиданно сломался телевизор. Профессор начал его чинить, а я скучал сидя на стуле, пока не уснул. Радостно рассмеявшись, я обо всём рассказал другу. Мой сон ему понравился. Правда, мы сошлись в мнении, что очень хорошо что это было не наяву.

В дверь позвонили. Это был почтальон, он принёс письмо. Письмо наверно было очень важным, раз он не бросил его в почтовый ящик. На нём виднелась гербовая печать, что придавало большую солидность и значимость. Профессор вскрыл конверт и стал читать письмо. Вдруг лицо его побледнело, ноги стали подгибаться, листок в руках нервно подрагивал. Я бросился к другу, усадил его на стул. Затем, сбегав на кухню, принёс стакан воды. Профессор пил большими глотками, в промежутках судорожно прихватывая воздух. Наконец, отдышавшись, он встал и сказал мне:

- Садись и читай, а я принесу воды.

Когда он ушёл, я развернул листок. На нём была отпечатана фамилия, имя, отчество моего друга, а ниже сообщалось что он, репрессированный в 1937 году, реабилитирован и полностью оправдан (посмертно)!

Я понял, что дома меня ждёт точно такое же письмо...


НАШ ГОРОД

Наш Город живёт своей обычной жизнью. Жизнь в нём не то, чтобы очень хорошая, можно даже сказать, что жизнь в нём - плохая, но люди продолжают жить и утешать себя мыслью, что будет ещё хуже.

Нельзя сказать, что Городом никто не руководит. Можно даже сказать, что руководят все. В городе есть Совет Старейшин, Правительство Полного Безразличия, Парламент Народного Изгнания, Чрезвычайный Комитет по Разделению Города. Надо отметить, что такие руководящие органы имеются на каждой улице и, даже, в нескольких Особо Суверенных Домах.

В Городе есть свои президенты. Их, правда, больше чем надо, но гораздо меньше чем хотелось бы. Переизбираются они так часто, что в народе говорят: "Мимолётное видение непризнанного гения".

Кушать в Городе уже нечего. Руководители, не найдя коренных отличий между предпринимателями и спекулянтами, объявили войну и тем и другим. Война велась до полного освобождения прилавков от товарной массы. В Городе нет даже бананов, хотя Город уже трижды провозглашался Банановой Республикой.

Преступный мир Города гибнет прямо на глазах - воровать стало нечего. За прошедший год, в связи с полным отсутствием денег, уровнялись доходы всего населения, что привело к Социальной Справедливости и Всеобщему Равенству, о чём так долго мечтали вожди нашего Города. Они объясняют отсутствие денег приближающимся коммунизмом, при котором, как известно, денег не бывает. Как говорится: за что боролись - на то и напоролись.

Партии в нашем Городе появляются как грибы после дождя, а исчезают как утренний туман с приходом тепла. Многие жители Города состоят сразу в нескольких партиях, что увеличивает вероятность получения ими президентской должности.

Эмиграция населения прекратилась полностью. Тому есть две основные причины: первая - здесь нам делать нечего, там мы никому не нужны, и вторая - там где без нас хорошо, с нами будет плохо.

Жители нашего Города, проведя референдум, сменили главный лозунг "Где нет богатых, там нет бедных!" на лозунг "Где нет богатых, там все бедные!"

Но не смотря на все трудности и беды, энтузиазма и трудового порыва у населения меньше не стало. Вот только субботники и воскресники уже давно не проводятся - работы не хватает и на обычные дни недели. На предприятиях, которые ещё худо-бедно работают, зарплату всё равно не платят, но, при этом, не отчаиваются и продолжают экспериментировать: на заводе по изготовлению не разборных матрёшек ввели плату с рабочих за вход, и теперь большинство приходит на завод в понедельник утром, а уходит в пятницу вечером.

Совсем недавно руководство нашего Города (в целях повышения бдительности населения) объявило о возможном вторжении вражеской армии. Трое суток всё население дежурило на окраинах Города. Каждый второй, при этом, держал в руках подушку, на которой лежал символический "ключ от города". Но вскоре все разошлись по домам, сообразив, что их опять обманули.

В Городе стало доброй традицией, при смене руководства, транслировать по телевидению балет "Лебединое озеро". Случалось это так часто, что наименее выдержанные жители перебили всех лебедей в парках, зоопарках и прудах.

Ветра перемен, бушевавшие на других территориях, до нашего Города долгое время не доходили, а когда дошли - здесь всё уже было переустроено, прихватизированно, распроданно, отмыто и перегнанно. Поэтому, было решено ограничиться сменой флага, герба, гимна и переименованием всех улиц. Так Колхозная улица переименована в Бесхозную, Рыночная в Базарную, улица Парижских Коммунаров в улицу Вьетнамских Батраков.

Раньше наш Город славился и гордился самыми большими в мире микросхемами и одноразовыми подводными лодками. Теперь же, мы твёрдо удерживаем лидерство по безопасности жизни - люди перестали отравляться едой, в связи с её полным отсутствием, самолёты перестали падать из-за отмены полётов, от неимения бензина на дорогах уже никто не гибнет - редко какой пешеход задавит другого, и то не насмерть.

Так что жизнь в нашем Городе идёт своим чередом. Люди по-прежнему утешают себя мыслью о том, что будет ещё хуже, а значит, по "теории относительности", сейчас очень даже можно жить!


home | my bookshelf | | Необычные новеллы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу