Book: История одного ангела (СИ)



История одного ангела (СИ)

, Часть I

Глава 1

Нет, небеса не плакали в этот день. Погода стояла солнечная. Лучи солнца согревали землю и не давали ей остыть даже ночью. Возможно, боги не заметили, что ангел сорвался с небес и опустился на землю словно пёрышко, легко кружа в порыве ветра и подставляя маленькое личико солнечным зайчикам. Кулечек, с розовыми щечками лежал на скамье одного из парков города Королева, расположенный на центральном проспекте. Было обычное утро для всех жителей небольшого городка. В парке беззаботно кружили голуби, и людей совсем не наблюдалось. В будни, жители спешили на работу, а молодые мамы еще не проснулись после бессонных ночей или просто не осмеливались будить своих проказников.

Маленький комочек пошевелился и одна ручка выпала из пеленки. Она потянулась к свету, но он был слишком далек. Так далек, что дотянуться было просто не возможно, и так близок, что слепил эти маленькие глазки, еще мутные, отдающие теплым серебром, но уже довольно голубые, обещая в будущем быть небесного цвета. Самого небесного? в самый солнечный день, и самые добрые какие только мог видеть этот мир людей…

Вот что обещал этот детский, но уже достаточно серьезный взгляд. Светила не пытались понять, почему этим утром мама как обычно не сменила пеленки и не накормила молоком, подсознательно ребенок знал, что больше не увидит эту чудную девушку, которая улыбалась ей по утрам и сердито высказывалась на ее протесты, сохраняя при этом нежность в голосе, который так нравился малышке. Поэтому маленькое небесное создание не подавало голоса, и не пыталась привлечь к себе внимания. Конечно, уж очень хотелось есть, но помощь еще не подошла, и нужно было сохранять спокойствие. Она дождется своего нового родителя. Она это знала, и продолжала упорно прислушиваться к шуму, различая пение птиц и шелест листвы. Ощущала прохладу на своем румяном личике и даже улыбалась, когда птички смотрели на нее с высоты дерева, недоумевая, как это создание, очутилось здесь, и почему никого, ни единой души, которая должна бы суетиться подле этой крохотной малютки, нет рядом….

Она ждала, терпение ее длилось так долго, что перестали увлекать даже голубки, летающие над ней, сережки деревьев, что пропускали свет солнца сквозь, поблекли, а ветер не переставал их теребить, меняя очертания теней. Ей стало казаться, что она одна, одна в этом бездонном мире, и никто не придет, не посмотрит озабоченным взглядом на это создание небес, и не спросит: «почему, и как она тут очутилась? Кто оставил ее, беззащитную крошку на этой скамье, в столь ранее утро? Или непроглядную ночь?.. Быть может, Боги встрепенулись, обнаружили беду и таким образом пытаются вернуть ее в то место, где она обитала ранее, где чувствовала легкость и непотребность в материи, непотребность физическую и спокойствие душевное… И вот чудо, в дали она услышала робкие шаги и тут же, повинуясь своим инстинктам закричала, да так громко что на мгновенье замолкла, прислушиваясь к себе и уже чуть тише снова заплакала, не заметив робкие всхлипы, что сплелись с ее тонким голосочком. Нет, не одна она считала себя брошенной. Этот человек, что стоял на коленях перед ней, не решаясь прикоснуться к столь сокровенной для него находке, был так же несчастен, одинок и брошен всеми. Она еще не знала, что станет его спасательным кругом, светом во мраке и мучением, а он еще убивался горем и крупные слезы, большие мужские слезы катились по щеке, мешая, как следует разглядеть маленькое личико с огромными блестящими от слез глазами. От удивления ребенок замолк, возможно, чувствуя подвох. Все идет не так, как она себе представляла, все не правильно. Почему этот взрослый не дивиться чуду, почему не задает глупых вопросов на которые все равно не получит ответ и почему глубокая складка пролегла меж темных бровей. Она ожидала увидеть новую маму, или сразу обоих родителей, возможно детей, но никак не этого молодого и заплаканного мужчину.

Он слышал свои частые всхлипы, и пытался уловить тоненький голосок, но тишина, которая просачивалась сквозь плачь, заставила его покраснеть и замолчать. Возможно, мужчина подумал, что может напугать ребенка своими чувствами, но, заметив круглые глазки, внимательно его изучавшие, непроизвольно улыбнулся. Ему стало легко, его душа успокоилась, и он перестал думать о своей утрате на один короткий миг, и этого времени хватило той, что тянулась к нему своей маленькой ручкой, чтобы обрести дом, родителя и непростую жизнь. Боги не успели, подумала она, они не успели меня вернуть, или послали ангела хранителя….

Так Алира заменила ту, которую отец похоронил вместе со своей женой. В тот день, когда две одинокие души встретились, одна потеряла мать, а другой потерял свою семью. Его супруга умерла при родах, и девочка пережила мать несколько часов. Врачи не смогли спасти близких ему людей, но помочь заменить ему дочь они не отказались. И маленькая Алира теперь на законных правах стала его новой семьей.

Медики предупреждали, с ребенком будет нелегко, она не такая как все. Выводы основывались не на происхождении девочки, их это не волновало, после уплаты названной суммы, сделав все возможные тесты и анализы, медики убедились в крепком здоровье. Но выпирающие отростки кожи на спине ребенка говорили о неких генных отклонениях. После скорых принятых мер обнаружилось неправильное строение лопаток. Дополнительные ответвления костей как раз и были теми кожно-хрящевыми, уродливыми отростками. Предстоял визит в Москву в известную детскую хирургию для устранения лишнего нароста. Такое в практике врачей наблюдалось впервые, и решение далось не сразу, но после долгих консилиумов хирурги сделали операцию. Смелый родитель не щадил времени и денег, он не хотел потерять еще одного человека в своей жизни. О подмене никто не знал, кроме нескольких врачей родильного отделения. После долгих месяцев проведенных в Москве, Чета вернулась домой, а заботливый и до боли ранимый отец не переставал радоваться своему ангелочку, но все же редкими вечерами плакал по усопшей жене.

Алира понимала настроение отца, и старалась чаще ему улыбаться, тем более что спинка ее зажила, и больше ничто не могло испортить ей жизнь, пока не настало время ее бессонных ночей и обильного выделения слюны. Да-да, уже прошло несколько месяцев, и первый зубик порадовал ее дорогую няню. А дорогой она была, потому что ее зарплата составляла не менее пятидесяти тысяч рублей, не считая премиальные. Отец весьма серьезно относился к своему ребенку, врачи и подумать не могли, что мужчина способен на такую любовь и заботу. Никто, из окружения Егора Андреевича не сомневался, он будет дарить внимание и забору ребенку не более полугода, затем его пыл остынет, и бизнес снова унесет его мысли в русло экономики и внешнего мира. Но отец не смел, так поступить с той, которая заглушила на время его боль и заполнила бессмысленные мрачные дни заливным смехом, редкими криками и нежными прикосновениями. Няня, так наша героиня называла своего воспитателя, дарила ей столько тепла и заботы в отсутствие любимого мужчины, что мама в этой компании, возможно, была бы лишней...

-П-а-п-а.

Круглое личико сделало умное выражение лица, и сказала первое слово в ее жизни.

-Анна Алексеевна вы это слышали?

Кричал отец, прибегая с другого конца комнаты с малышкой на руках.

-Детка, повтори еще раз. Что ты сейчас сказала мне.

Но девочка не стала больше баловать папу и только улыбалась, складывала розовые губки.

-Ну же, скажи «ПА-ПА».

Отец долго уговаривал свою маленькую крошку, но все было тщетно.

-Не расстраивайтесь, раз уж она заговорила, скоро вам покоя не будет от ее болтовни.

-Ну и пусть не будет. Главное что она назвала меня папой. Растроганный Егор разучивал танцевальные «ПА» с Алирой на руках, предлагая ей свое сердце, душу и все что она захочет. Он самолично менял ей подгузник, кормил и прогуливался по саду вечерами, пока находился рядом. И не было на земле счастливей этого безумца, когда светлые локоны рассыпались по его рубашке, а головка, тяжелея, склонялась к широкому и крепкому плечу. В минуты, когда голубые глаза наполнялись слезами, он готов был расплакаться вместе с ней. Когда, смеясь, ее пухлые ручки тянулись к его шее, отец заливался таким же детским смехом и молча, благодарил небо за этот подарок. И только в моменты упорного отказа от еды и упрямого детского взгляда он призывал на помощь все свое самообладание, чтоб так же сердито отразить ее взгляд и настоять на «своем», не призывая на помощь Няню. И в ровной степени, молочную войну они побеждали и проигрывали попеременно.


В трехлетнем возрасте Алира уже подавала отцу галстуки и рубашки, кормила его своим печеньем и провожала на работу до калитки. В этом же возрасте для нее был нанят репетитор и учитель иностранного языка. Способности к знаниям развивались быстро, Алира так редко видела новых людей, что пыталась всеми силами, заинтересовать своей натурой любого, кто входил в этот дом. Отец дорожил своим сокровищем на столько, что очень редко вывозил ее в город. Она была еще слишком мала, и он переживал за ее здоровье, но теперь девочка стала настаивать на своем, и добилась выходных поездок на папиной машине. Важно заседая в детском кресле, и держа в руке игрушку, как королева со скипетром на троне, Алира изучала внешний мир, и людей так не похожих друг на друга.

-Папа, куда мы сегодня поедем?

Спрашивая отца перед вылазкой в город, девочка прищуривала глаза и получив ответ тут же глубоко задумывалась, будто бы решала политическую задачу. А отец, произнеся будущий маршрут, ловил этот момент и гордился тем, что дочь так внимательно изучает новое название парка или заповедника, пытаясь выговорить слова и путаясь в буквах.

Мужчины и женщины, молодые мамы, и еще совсем юные барышни, шедшие неподалеку от Егора и его маленькой дочки, диву давались, прислушиваясь, как серьезно отец рассказывает об архитектуре той или иной местности. И улыбались, наблюдая с каким серьезным выражением лица, этот маленький ангел в сиреневом платье и незамысловатой шляпке от солнца выслушивает своего родителя. На самом деле девочка и половины не понимала того, что рассказывал в это момент отец, но его голос завораживал, а лицо притягивало всякий раз, когда Егор обращал свое внимание на девочку. Темные волосы, гладко зачесанные на бок. Мягкий взгляд карих глаз. Строгие черты лица, что совсем не вязались с той любовью в глазах, которой он одаривал дочь. Сильные руки и не менее привлекательное тело, говорили о его прекрасной физической форме. И как же было не слушать, если он был самым близким и самым родным человеком на земле. Папа всегда говорил только умные вещи, покупал самые красивые платья и кормил самой вкусной кашей. Он научил ее сидеть на горшке, а потом и вовсе по ее указаниям установил детский унитаз в ее личной комнате. Она считала что пора и ей вести взрослый образ жизни. По утрам Отец помогал ей чистить зубы, и укладывать золотые локоны, отросшие, после того как два года назад ее обрили. Она не пропускала не один завтрак в компании отца, так же как и ужин, за исключением тех редких дней, когда он задерживался на работе или улетал в командировки. Егор больше не старался найти себе ту единственную и посвятить ей жизнь. Он заводил кратковременные романы на стороне, но никогда не подпускал своих женщин к дочери…

-Я буду скучать по тебе мой маленький бесенок. Прилечу вот в этот день.

Он обводил маркером день на календаре и велел Няне зачеркивать дни до его прилета.

-Веди себя хорошо, и не забывай чистить зубы. Инструктировала его дочь, старательно запихивая в его сумку пачку своих любимых лакомств.

Так они попрощались в тот день, когда позднее вечером у нее поднялась температура и кожа на спине стала ужасно зудеть. Зуд постепенно начал переходить в боль, через несколько дней боль усилилась, и не дожидаясь более Няня вызвала скорую. Она знала историю происхождения шрамов на спине Алиры и Егор Андреевич всегда опасался что шипы снова возобновят свой рост. И вот спустя пять лет так и случилось.

Хотя Егор Андреевич улетел на неделю, ему пришлось вернуться, переложив дела по заключению договоров с партнерами на плечи своего заместителя.

-Сергей, залатай тут все, мне нужно обратно. Алира заболела, серьезно заболела.

-Все будет хорошо старик, не переживай. Я навещу вас, как только вернусь.

Сергей похлопал дружески по плечу Егора и забрав со стола папки и договора удалился оставляя его собирать вещи.

Алиру, как и предполагалось, повезли в Москву, и хирурги знакомые с этой девочкой не понаслышке снова провели эту несложную, но довольно серьезную операцию под местным наркозом. Девочка еще несколько дней наблюдалась у врачей после чего ее увезли обратно домой и любящий папа самолично укладывал спать свое маленькое измученное дитя. Еще в больнице его серьезное лицо было омрачено тем, что сказали медики.

-Они будут расти, если это будет происходить не чаще чем за последний период, то вам повезет.

Егор украдкой шмыгнул носом и вытер слезы, не показывая, как он расстроен.

-А это нельзя предотвратить? Может, есть препараты, я не знаю, таблетки уколы? И почему вы уверенны, что это будет повторяться?

-Потому что это уже повторилось. Мы предполагали, что вы еще вернетесь, и проводили исследования но, к сожалению, нет ничего такого, что могло бы помочь вам остановить этот недуг. Она растет, это будет расти вместе с ней. Крепитесь, Егор Андреевич, соберитесь с духом, нам еще не раз придется встретиться.


Глава 2

Каждые два года с Алирой случались приступы боли и ее снова везли в хирургию. Шрамы на спине перестали зарастать уже после третьей операции. В последующие десять лет ей сделали еще пять операций. Врачи не могли помочь. Егор, был весьма озадачен поведением Алиры, временами она доводила себя до крайности, скрывая боль, превозмогая свой недуг. Она не хотела расстраивать отца, и сильно устав от хирургических вмешательств, девочка сохраняла терпение, пока боли не достигали высших апогей. Однажды она даже потеряла сознание от своего воздержания, после чего отец самолично принялся наблюдать ее болезнь. В школе Алира не пользовалась популярностью, но и заурядной девчонкой ее тоже нельзя было назвать. Одноклассницы весьма охотно дружили с ней, они находили в ее лице верного друга и хорошего советчика, мальчишки просто общались и не редко списывали, за что так же были рады ее существованию. Но более глубоких чувств юноши выражать не решались даже в подростковом возрасте.. Внешность Алиры нисколько не отталкивала мальчиков, напротив, ее светлые и переливающиеся волосы, отросшие уже до поясницы закручивались в локоны, огромные голубые глаза блестели и менялись от светло-голубого до синего. А когда она сердилась и негодовала, они темнели к сиренево-фиолетовому. Форма ее нежного личика напоминала сердечко, и румяные щеки прекрасно оттеняли цвет ее светлой кожи. От постоянных болей и перенесенных операций Алира похудела, и женские достоинства прекрасно гармонировали с узкой талией. Ее походка напоминала танец балерины. Она ходила, сидела и даже спала с безупречно ровной осанкой. И это главная причина, по которой юноши немного робели и смущались перед ней. Нет, конечно, не походка так отпугивала их, а всего лишь этот широкий корсет для поясницы. Никто не догадывался, как она страдала бы, не одень его хоть раз. Он помогал ей держать спину так, чтобы стенки не зарастающих шрамов находились в одном положении. Они приносили боль и мучения, кровоточили, стоило ей ссутулиться больше дозволенного. Она не могла, слишком сильно обнять кого-то из близких, совершить то или иное упражнение на уроке физкультуры. Ее движения во многом ограничивались, также как и общения на эту тему. Подружки интересовались ее недугом, но она лишь намекала на проблемы с осанкой и глубже, разговор не заходил. Конечно, зимой ей еще удавалось скрывать свой корсет под слоем одежды, но летом когда приходилось ограничиваться только легкими сарафанами, майками и шортами корсет все же выдавал своего наличия. Единственный мужчина, который любил ее безгранично и дарил свою любовь до конца дней, был ее отец. Ему только исполнилось 38 лет, но он был настолько серьезен, что не упускал не одной детали чего бы не коснулось его внимание. Будь то бизнес, в котором ему не было равных, дом, где имелись четкие распорядки и весьма верные помощники. Но больше всего внимания он уделял своей дочери. Егор страдал вместе с ней, он почти физически чувствовал все ее боли и неудачи. Однажды она заявилась со школы с потемневшими глазами и стала лихорадочно расстегивать свой корсет, упрекая отца за то, что он отвел ее в это отвратительное место, где на нее смотрят как на хомяка в клетке и пытаются потрогать руками ее корсет.



-Папа, почему я должна его носить, почему я болею, и чего они все так на меня смотрят.

Отец поднял свою дочь на руки, и успокаивая ее ладошки начал свое объяснение выискивая подходящие слова.

-Малыш, дети бывают разные. Просто у некоторых детей есть проблемы со здоровьем. У тебя болит спинка и тебе нужно немного походить в этой штуке. Но когда все заживет, мы его выбросим. Некоторые дети, носят такие железные скобки на зубах, представляешь каково им. Он искренне расширял глаза, дабы преувеличить значение скоб.

-А еще, когда твой отец был подростком, сломал себе ногу и два месяца ходил в-о-о-о-т в таком огромном белом сапоге. Мне облепили ногу гипсом…

-А что такое «гипс»?

-Ну это такой белый раствор, его накладывают на ногу, потом он засыхает и сверху него накладывают бинт. Короче говоря, я не мог ходить, прыгать тоже.

Отец стал показывать, как это выглядело, и тем самым пытался рассмешить свою маленькую и несчастную дочь.

Он искренне надеялся, что скоро все наладиться, и что повторных операций может не понадобиться. Но время показало, что все только ухудшалось, ребенок был истерзан физически и возможно даже морально, что еще больше волновало Егора.

И так случалось несколько раз в месяц пока она не повзрослела и не поняла что ничего с годами не измениться и похоже ей придется ходить в этом корсете целую вечность. Но вскоре и это отошло на второй план. Так же она поняла, что у нее неполноценная семья, что напротив, ее нисколько не расстраивало. Она не теряла маму и поэтому не познала боль от утраты материнской любви. Ее отец мог заменить ей самую слезливую мать. Возможно, он помогал бы ей и с делами сердечными, но на то не выпадало случая. Конечно, у нее был небольшой опыт в поцелуях, но только небольшой. В итоге, нашего несостоявшегося принца отпугнула ее непонятная болезнь, о которой она поделилась с ним.

Однажды, в классе седьмом, сломя голову Алира выбежала из школы, села в машину и велела водителю доставить ее к отцу на работу. Ее огромные глаза потускнели, она теребила свой шарф, моля Бога дать ей силы не разреветься в машине.

Подросток с растрепанными волосами, и огромными синими глазами ворвался в кабинет Егора. Разговоры в кабинете стихли, и Алира еще минуту, растерянно смотрела на мужчин в костюмах, заседающих как куклы за столом, во главе которого сидел ее отец. Девочка услышала стон, и поспешила через весь кабинет в нежные объятия своего отца. Она разразилась слезами и повисла на нем. Егору пришлось прервать свое заседание. Мужчины были настолько удивлены увиденной ситуацией, что без возражений поспешили на выход. Отец зарылся лицом в ее светлые локоны, сохраняя молчание и давая своей дочери выплакаться в полной мере, а потом за чашкой горячего чая с шоколадным печеньем рассказать о своей беде. И разве могло быть, что-то важнее в этом мире чем маленькое горе любимой дочери. Мог бы ее отец променять эти минутные слабости своего ангелочка на миллионные контракты. Егор наслаждался этим временем, радовался, что только он, может дать ей утешение, смешить, или утирать ее слезы своими губами. Отец был центром ее внимания, он был центром вселенной. И даже «Богом», но только для нее одной. И никогда она не покинет отчий дом. Так она думала до своих 16ти лет. Так же как и он не готов был с ней расстаться, но судьба не оставляет выбора, а смерь не всегда приходит по расписанию….


Глава 3

— Папа будет рад, когда узнает, в какой институт я поступила. Няня, как ты думаешь, он позволит мне жить в общежитии?

Няня в недоумении уставилась на свою воспитанницу.

— О чем ты думаешь моя козочка, какое тебе еще общежитие? Захотела постель с блохами? Соседку, которая будет приводить своих парней? С твоим-то здоровьем моя милая, нет уж, не думаю что это подходящее место для проживания, даже временного. Егор не одобрит, я уверенна.

— Ох ну и нудная же ты Няня, я просто спросила. Ясное дело, что отец не отпустит, и не потому что там блохи и соседки. Просто, он будет скучать по мне, а я не хочу, чтобы папа чувствовал себя одиноким. Я люблю его всем сердцем, и я решила, что никогда не выйду замуж, чтоб мы не расставались. Когда он будет старым, я присмотрю за ним. Мы будем сидеть в нашей беседке, укрытые пледом, я буду читать ему книги, а он лучисто улыбаться, и поглаживать свою седую бороду.

Няня поглядела на нее, разводя руками. Не высокая, слегка полноватая женщина, с бледной кожей и волнистыми волосами цвета серебра перебирала постиранные вещи своей воспитанницы. Она подарила ей не один год, купала, кормила, выхаживала это дитя как свое родное, но, тем не менее, не смогла занять должного места в сердце девочки. В голове же ее пронеслись мысли, которые она не стала озвучивать вслух. Конечно, не каждый сможет так позаботиться о своей дочери, здоровье у нее никудышное. Сколько еще боли ждет ее впереди. Он слишком любит ее, слишком сильно, сердце девочки наполнено только отцовской заботой, разве там хватит место для кого-то еще.

Алира сменила школьную форму, и отправилась обедать. Люди, работавшие в этом доме, не разделяли привязанности отца и няни к Алире, они вообще не могли понять, как можно любить ребенка, который никак не похож на остальных. Девочка никогда не бегала, не переворачивала дом верх дном, не пряталась в шкафах и казалась такой холодной. Все знали о недуге малышки, но так как отец был могущественным бизнесменом за спиной говорили, будто бы Бог послал ему наказание, за то что у него так много денег и власти. Безусловно, в людях говорила зависть, Алира весьма отличалась от других детей, но только в меру своей болезни она не могла позволить себе таких вольностей и развлечений. И это совсем не лишало ее доброты. Она тянулась к людям, помогала своей няне, кухарке и даже садовнику. Когда в доме наводилась уборка, Алира никогда не оставалась в стороне. Она находила себе занятия, такие как чистка зеркал, мытье всякой раритетной посуды, и горничная с удовольствием доверяла ей столь деликатную работу. Во-первых, она не смела отказать, а во-вторых, очень даже радовалась, ведь если что-то разобьется, это, во всяком случае, не она. Иногда Алира даже могла взять на себя чужую вину, зная, что отец может отчитать своих подчиненных довольно строго, а ей не попадет за это не капельки. Многие из домашнего персонала были рады, когда она прикрывала их тылы, но для них этого было мало, чтоб полюбить это создание. Если в доме готовился огромный праздничный пирог, Алира обязательно принимала в этом активное участие, если грядки нужно было засеять семенами цветов, Аира в меру своей симпатии к растениям не могла пропустить сей процесс. Она обладала уникальной способностью, но никогда никому не показывала этого, кроме своего отца. Это был их маленький секрет.

Это случилось несколько лет назад, ей было примерно около 8ми лет, она как всегда помогала творить красоту в саду. Ассистировать ей позволил Владимир, мужчина лет пятидесяти, с песочными волосами и выцветшими голубыми глазами. Его лицо украшали усы средней величины, он был весьма добр к Алире и даже пытался многому ее научить, если она пообещает проявить интерес и терпение.

-Цветы, деточка требуют особого внимания, и большого терпения. Если ты не будет проявлять бдительность, они могут перестать отзываться. А это как ты видишь, ничем хорошим не заканчивается. Они стояли перед огромной глиняной чашей, сделанной на заказ для разведения в ней цветов. Но вместо цветов на них смотрели поникшие и увядшие головки, не склонные больше подавать признаков к цветению. Позже, эти цветы выдернули и засадили новые. Но прежде чем садовник занялся работой, Алира попросила разрешения сорвать один их этих поникших цветов.

— Но что ты будешь делать с этим увядшим цветком дорогая?

-Мне просто очень хочется его обогреть в доме, возможно, он расцветет, если я поставлю в воду и буду все время бдительной.

Владимир прищелкнул языком, думая, что надо будет объяснить ей в будущем, что и как в этом мире цветов сложено. Алира аккуратно выдрала цветочек и побежала в дом, чтоб успеть поставить цветок в воду пока он окончательно не выдохся. Прибежав на кухню, она набрала стакан с водой, воткнула туда стебель и поднялась к себе в комнату. Затем девочка стала раздумывать, как помочь растению. Ей пришла в голову идея, вдохнуть в цветок немножко своей силы. Она искренне верила, что у растений, так же как у людей и животных есть душа. Девочка склонилась над цветком, повернула стакан так, чтоб сиреневая головка смотрела на нее и аккуратно подула на цветок. Затем закрыла глаза и сосчитала до пяти. Когда она разомкнула веки, то увидела как раскрывшейся цветок показал ей свои тычинки. Ее радости не было предела, от волнения Алира захлопала в ладоши и понеслась со стаканом в кабинет отца. Она расскажет ему, как ей удалось разбудить растение. Но нужно было еще помочь остальным цветам проснуться. Оставив стакан на столе, она сбежала вниз по лестнице и выбежала в сад. Только бы успеть помешать Владимиру, лишить их жизни. И она бы успела, если б няня не попросила ее отнести вещи в комнату. В растерянности она схватила охапку, поднялась наверх, бросила вещи на кровать и устремилась в сад, игнорируя всякие замечания. Но к ее сожалению цветы уже беспорядочно лежали на полу, лишенные всякой надежды.

— Я не успела. Я лишила их будущего.

— Алира, милая не переживай, мы вырастим новые, не успеешь ты и глазом моргнуть. Посмотри, какая чудная погода. Сегодня засеем «Клематис» снова, и через несколько недель, тут все будет пестрить сиреневыми цветами.

Погода действительно стояла теплая, июнь радовал летними дождями и жаркими днями. Но Алира нахмурила брови, и в наказание Владимиру за то, что он был так суров с растениями, решила не рассказывать ему своего секрета. Она опустилась на колени и стала собирать цветы, чтоб успеть спасти большую часть из них… Задумка состояла в том, что она вдохнет в них жизнь, и отец найдет в своем кабинете уже не один цветочек, а целый букет. Настроение девочки подростка поднялось, Алира занялась осуществлением своего плана, ведь до прихода отца оставалось не более часа. Кухарка накрыла на стол, и предварительно расфасовав продукты в холодильник, покинула дом. Людмила, служила поварихой пять дней в неделю, работая с 8 утра и до 19ти вечера. По такому графику работали вся прислуга в доме, кроме охраны. По выходным, семья сама справлялась с домашними делами. Хотя их трудно было застать дома, ведь нужно было объездить все парки, зоопарки, театры, магазины и заняться многими другими развлечениями. Если другие подростки в возрасте Алиры не отрывались от компьютера, то ей наоборот нравилась реальная жизнь. Конечно, она регистрировалась на всевозможных известных сайтах, дабы не отставать от своих одноклассников, но обычно быстро теряла интерес к этому, так как не любила фальши. А ее одноклассники по большей части были «фрики», они любили прятаться под чужими именами и образами, в этой, непонятной ее разуму игре заключалась по их словам особая фишка. Но только не для нее. Ее внешность вызывала симпатию, но только внешность. Она даже не могла представить себе, чтоб виртуальные собеседники узнали ее поближе, они не поймут, почему она не такая как все, посыплются вопросы, которых итак в жизни девочки была уйма. Но вернемся к разоблачению сюрприза Алиры, подготовленным ею ранее, для любящего отца.

После плотного ужина, она повела Егора в кабинет и набрала в легкие воздух, задерживая дыхание, но сюрприз не удался. Цветы, которые еще час назад украшали комнату своей красотой, приняли изначальный увядший вид.

— Ох дитя мое, не расстраивайся, я верю что это были самые красивые цветы в мире. Возможно, они решили немного поспать.

Егор взял девочку на руки, ее глаза расширились, она склонила головку на бок и сожалея посмотрела на отца. Он даже не догадывается, какой именно сюрприз я для него готовила, подумала Алира. Она соскочила с рук Егора и принялась лихорадочно дуть на каждый увядший цветок. Но это не приносило никакого результата. Ничего не менялось, сиреневые головки больше не хотели отвечать на ее порыв спасения. Тогда Алиру осенила новая идея. Она побежала в сад и принялась выискивать остатки выдранных «Клематис». Не найдя ничего из задуманного она поспешила другим кустам. Если найти любой нераскрывшийся бутон, то можно попробовать и на нем. Ближайший куст роз «Амелия» стал для нее вторым экспериментом. Она аккуратно срезала бутон белой розы и снова помчалась к отцу.

— Папа. Она подошла к отцу, удерживая бутон в своих маленьких ладошках и привлекая внимание отца.

-Смотри на розу, сейчас я покажу тебе что-то. В глубине души она молилась, не разочаровать отца. Набрав в легкие воздух, Алира нежно, но настойчиво подула на розу и зажмурившись посчитала до пяти. Открыв глаза, в первую очередь она посмотрела на папу, и увидела его восхищенный взгляд. Она почувствовала, что роза стала занимать в ее ладонях больше места, она раскрыла ладони, и цветок показался ей полной красе. Бутон «Амелии» раскрылся на столько, на сколько это было позволено.

— Я вижу такое впервые. Егор взял в руки розу, покрутил ее между пальцев и восхищенно развел руками. Алира рассказала, как она вдохнула жизнь в этот теперь уже увядший букет цветов, стоящий на столе в кабинете. Она нахмурила свои светло-золотистые бровки, недоумевая, почему они не продержались немного дольше. Но когда отец подбросил ее вверх и покружил, она склонила головку и улыбнулась так, что на ее щеках появились ямочки.

— Милая, а ты еще кому-нибудь показывала то, что ты делаешь с цветами? Егор был очень восхищен талантами своей дочери, но так же понимал, что лучше не давать людям лишнего повода для разговоров.

-Нет папа, я хотела чтоб ты видел это первым. Я знаю, ты думаешь, что я буду хвастаться всем и каждому своим умением, но если ты пожелаешь… Дочь понизила голос почти до шепота и таинственно продолжила свою речь..

— Папочка, если ты хочешь, это может стать нашей «тайной». И я буду наполнять цветы жизнью только для тебя. Потому что я очень тебя люблю.

Отец волнительно привлек свою дочь к себе и поцеловал ее в макушку, гордясь своим маленьким ангелом. Они решили больше не обрезать растения, чтоб не будить их раньше времени. Егор объяснил что «чудо» не должно случатся очень часто, иначе оно потеряет всякую таинственность. Аргумент произвел должный эффект и «чудеса» подобного рода теперь случались только по праздникам и только в узком кругу отца и дочери. Чем старше становилась девочка, тем больше она хотела экспериментов. Она задумала попробовать оживить какое-нибудь животное, попробовать начать с котенка или щенка, но на ее пути не встречалось нужной жертвы. Она помышляла о поездке в ветеринарную клинику, там обязательно найдется животное, которому нужна помощь. Нужно только спросить разрешение отца. И это было верное решение, отец не мог позволить своей дочери так далеко заходить. Если б хоть кто-то узнал о ее способности, Алира даже не понимала, что каждый в этом доме человек мог бы сделать из этого сенсацию, если учесть то, что свидетелям не составит труда снять видео на камеру телефона и выложить в сеть.

— Алира, девочка моя, я хотел бы тебе кое-что объяснить.

Сегодня Егор задержался на работе, и дочь привезли к нему в офис, чтоб она не скучала дома. Отец заказал для них китайской еды из ресторана, и они не спеша наслаждались ужином, он, после тяжелого трудового дня, она, после только что сделанного домашнего задания.

— Понимаешь милая, каждому животному, каждому растению, так же как и каждому человеку на этой земле, отпущено такое количество времени, которое определил Господь Бог. И с нашей стороны было бы весьма скверно вмешиваться в его дела. Боженька может обидеться на нас, и закрыть перед нами врата «Рая». Представь себе, как было бы грустно, если б няня вмешивалась в работу кухарки. Или Владимир решал бы, какой клумбе и когда цвести. Либо еще какой-либо незнакомый нам человек решил, сколько времени отпущено жить тому или иному человеку.

Глаза девочки расширились, она прокрутила в голове сказанное отцом и по мере понимания ее брови стали сходиться к переносице. Она помотала своей маленькой белокурой головкой и обратила серьезный взгляд на Егора.

-Это было бы ужасно отец. Я понимаю, что ты хочешь сказать. Я поступила бы весьма скверно, ты прав. И я буду очень расстроена, если мы окажемся по разные стороны врат «Рая». Егор потрепал ее косички, довольный тем, как легко и правильно ему удалось отговорить свою дочь от задумки. Но так же он испытывал неопределенный страх. Если б ей удалось воскресить животное, пусть даже на время как она делает это с цветами, нет, даже представить было страшно, во что мог вылиться ее талант. Лучше остановиться на том, что она итак умеет и не развивать это.



В машине, когда белокурая голова покоилась на груди у Егора, он вспоминал о своей находке в парке. Эта девочка, которая стала ему дороже жизни, определенно не была обычным ребенком…


Глава 4

-Вероника, Вы приготовите сегодня пирог с мясом и картошкой. Как любит папа. Няня, не проговоритесь раньше, времени. Я хочу сделать ему сюрприз. Он будет очень рад, узнать, что я поступила в МЮИ на юридический факультет. Алира сидела на кухонном столе и давала распоряжения работникам дома. Она как-то по «особенному» ощущала себя с самого утра. Ее глаза блестели, тон разговора не уступал главнокомандующим генералам, а планы, сам Наполеон позавидовал бы ее стремлению к осуществлению задуманного. Сегодня она решила стать опорой отца во всех его делах и начинаниях. Алира осознала, она его надежда, его опора в старости, и в конце, подумала девушка его самая большая любовь. Ей минуло шестнадцать лет, сегодня она заплела свои волосы в «колосок» выпустив пару локонов обрамляющих сердцевидное личико. Она покрутилась перед зеркалом, наклонила головку и улыбнулась своему отражению так, что на щеках выступили ямочки.

— Я стала совсем взрослой. Алира произнесла это вслух, и увидев за спиной няню, поспешила захлопнуть рот и тихонько хихикнула засмущавшись. Няня достала ей сарафан, голубого цвета. Он прекрасно подчеркивал ее глаза, делая их цвет еще глубже и насыщенней. Высокая посадка платья подчеркивала упругую грудь, а низ свободно спадал по самые щиколотки. Фасон выглядел довольно просто, но Алира любила этот сарафан, потому что он увеличивал ее рост. Сама же она была не выше ста шестидесяти сантиметров. Корсет ей сегодня не понадобиться, только два ватных диска, чтоб закрыть ранки на спине. Хрупкие запястья порхали вокруг няни, помогая ей снять передник и надеть более нарядное платье. Сегодня Алира хотела устроить праздник.

— Вы должны остаться сегодня на ужин Няня, я прошу Вас. Мы будем пить шампанское и есть пирог. Боже что я говорю. Вы будете пить с папой игристое вино, а я есть пирог.

Девушка и няня рассмеялись, устремившись вниз, няня поспешила уладить все оставшиеся дела и предупредить домашних, что немного задержится на работе, а Алира достала с бара бутылку шампанского и положила ее охлаждаться. Чтоб унять свое нетерпение и чем-то отвлечь себя от ожиданий Алира направилась в сад, сегодня Владимир собирался выводить узоры цветами на газоне.

— Здравствуй красавица, пришла помогать? Владимир окинул молодую девушку взглядом и отметил что сегодня она более чем оживленная, такая сияющая и такая милая, что не хватает только светящего ареола над головой. Тогда бы трудно стало отличить ее от ангела.

-Нет, ну в таком наряде я не подпущу тебя даже близко к грядкам, ты изляпаешься и испортишь весь вид. Алира осмотрела себя и коснувшись лба покачало головкой.

— Вы правы, просто сегодня для меня особенный день, я пришла в сад, чтоб немного скрестить время и унять свое волнение. Но можно я хотя бы побуду рядом с вами и понаблюдаю за работой?

Они побрели с инструментами к торцу дома, и Владимир не спеша, стал выкладывать инвентарь на газон, определяя и размеряя место для работы.

— И чего это ты сегодня такая красивая, и волнуешься?? Садовник протянул Алире один конец рулетки.

-О, это пока секрет, хотя Вам я могу его открыть. Я вообще сегодня и для себя, его впервые открыла. Я решила стать папиным помощником. Выучусь на юриста и в будущем, буду помогать ему во всех делах. Сегодня я проснулась с особым стремлением, стать его опорой во всем и начинать потихоньку вливаться в работу компании, если конечно он мне позволит. К тому же, я поступила в институт.

— Хм. Владимир снял рабочую кепку и почесал затылок.

— Это ты верно придумала. Поздравляю с поступлением. У него же кроме тебя никого нет, стало быть, ты наследница. Алира присела на корточки, рядом с Владимиром наблюдая, как он прокапывает участки для рассады. Садовод и юная помощница так увлеклись делом, что заметили присутствие постороннего мужчины, только когда его туфли появились в поле зрения. Алира уставилась на мужские туфли, затем подняла голову, и приложив ко лбу ладошку козырьком от солнца узнала Сергея, компаньона своего отца. Не высокий, кареглазый, коренастый мужчина с морщинками вокруг глаз и песочной шевелюрой. Волосы этого мужчины уже успела тронуть седина, и серебристая борода подчеркивала это. Ее глаза расширились от удивления, и в следующее мгновение она вскочила с колен и весело улыбнулась.

— Вот так Сюрприз. А папа с Вами? Алира развернулась к дому, но Сергей удержал ее. Его лицо не выражало не печали, не радости, он молчал, и было трудно понять, что он вообще тут делает. Алира в нетерпении передернула плечами, и нахмурила бровки. Что-то тут не так, промчалось у нее в голове. И к довершению своей мысли Сергей произнес:

— Твой папа больше не придет Алира. Он умер.

Ее локоны затрепетали от ветра, она развернула голову к входной калитке и увидела еще четырех человек в форме. Это были представители Полиции. Трудно было понять, что испытывала девушка в этот момент, но по ее интонации и дрожжи в голосе можно сказать, что она в шоке. Так подумали все, кто мог видеть и слышать ее. Но сама Алира думала только об одном. «Я смогу, я успею. Я оживлю его. Он не может уйти не попрощавшись».

— Где он Дядя Сережа, Вы должны немедленно привезти его домой.

— Алира, девочка, ты слышала, что я сказал? Он….

— Я все слышала. Просто привезите его домой. Я должна попрощаться с ним.

Дом, переполошился из-за услышанного, но только не дочь Егора. Все оставшееся время она провела у ворот дома, расхаживая по крыльцу в ожидании тела своего отца. Няня уговаривала ее вернуться в дом, но Алира четко дала понять, что б никто не смел, ее беспокоить. И когда тело отца, обмытое, одетое, и уложенное в гроб привезли, она указала комнату, куда поставили темно-коричневый, глянцевый сосновый гроб. Изнутри он был обшит специальной тканью, напоминающей постель. Затем юная хозяйка распустила весь персонал, и заперлась в комнате. Ей не нужны были свидетели. Она должна была его разбудить.

— Прошу всех покинуть дом, для тех, кто останется, не входить сюда пока я сама не позволю.

В доме оставались только няня, Сергей и еще несколько друзей покойного. Люди шепотом переговаривались, можно ли ей позволить остаться с покойным наедине, девочка в шоке, она весьма хрупкая, возможно, ребенок тронется умом. Сергей пытался быть настойчивым и проявить инициативу, но Алира с виду была настолько мужественной, что он позволил ей остаться с отцом на некоторое время.

Алира вошла в комнату и заперла за собой дверь. Комната, в которую внесли тело отца, располагалась на втором этаже, все остальные обитатели остались на первом. Няня последовала за своей воспитанницей, но Алира заперла за собой дверь и тем самым лишила возможности подсматривать за ней.

Опустив шторы, она поспешно открыла крышку гроба, и увидела бледное и умиротворенное лицо своего любящего отца. Но с его смерти времени прошло достаточно, поэтому она не хотела затягивать. Алира совсем не боялась оставаться с покойником наедине. Для нее он был все таким же, только бледным и неживым. Она низко склонилась над его лицом, закрыла глаза, и коснувшись его холодных губ вдохнула в него свою силу. Она постаралась представить его живым, и смеющимся. Поднявшись, она взяла его за руку, зажмурив глаза, стала считать до пяти, как делала это всякий раз, когда возвращала цветы к жизни. Алира скорей почувствовала, чем осознала, отец пробуждается. Ладонь его руки потеплела, девушка открыла глаза и стала наблюдать, как нормальный цвет возвращается к его лицу. Для большей вероятности она еще раз прикоснулась к его губам и вдохнула так глубоко, как только могла. Гадать на то, что он может не очнуться, не было времени и сил. Она почувствовала слабость в ногах и присела на стул рядом. Прикрыв глаза, Алира сжала руку отца, нашептывая.

— Папа, прошу тебя, очнись. Очнись папа, очнись. Почувствовав легкое шевеление пальцев, она воспрянула духом и снова склонилась над отцом. Его кожа полностью приобрела нормальный оттенок и веки затрепетали.

Открыв глаза, отец настороженно посмотрел на свою дочь, затем приподнялся и оглядел комнату. Он хотел что-то произнести, но она поднесла ладонь к его губам.

— Тссссс. Здесь никого нет, пожалуйста, говори тише, они могут подслушивать. Затем отец и дочь крепко обнялись. Они еще долго держали друг друга в объятиях, затем отец стер губами слезы с лица дочери и медленно стал вылезать из своей «постели».

— Что произошло папа, почему ты покинул меня? На разговоры у родственников было не так много времени, поэтому отец принялся рыскать у себя в кабинете в поисках необходимых вещей.

— Милая, я не могу тебе ничего объяснить, ты вернула меня к жизни, но это ненадолго, ты это прекрасно понимаешь. Вот, возьми ключи. Это от моей первой квартиры. Она расположена в «Южном Бутово», он быстро схватил ручку и написал адрес.

— Поживи пока там, мой ангел. Так будет безопасней. Я не могу сказать тебе о случившемся. Не то чтобы не хочу.

Егор нахмурил брови и замолчал на время.

-Мне не дозволено. Скоро зачитают завещание, ты вступишь в права наследницы, только достигнув совершеннолетия. У тебя еще два года. Сергей будет на это время твоим опекуном. Он постарается обеспечить тебе безопасность, я уже не чем не смогу помочь. Он протянул ей ключи и клочок бумаги, затем сунул карту банка.

— Код 2011. Там хватит денег на твое проживание. Она пополняется ежегодно. Затем он еще раз крепко обнял дочь. Алира почувствовала, что его руки холоднеют.

— Я должен тебе рассказать кое-что еще. Не суди меня строго мой ангел, но боюсь, что тебе не понравится то, что я скажу. Только знай, ты моя самая настоящая дочь, и никто не сможет заменить мне тебя. Ты много раз слышала, от меня и от других людей, что твоя мама, моя жена Анастасия, она умерла при родах. Ребенок, девочка, которую она вынашивала, умерла вместе с ней.

Алира открыла рот, но отец жестом прервал ее восклицания. Он понизил голос и продолжил:

— Я обезумел от горя моя дорогая, двойная беда обрушилась на мою голову, мы ждали ребенка с таким восторгом… После того как я узнал эту прискорбную новость, я побрел в полусознательном состоянии в парк, тот самый с танками, где мы с тобой устраивали пикники. Там, впервые, я и познакомился со своей супругой. Я ни о чем не помышлял таком, но на одной из лавочек лежал сверток, я услышал, детский плачь, и подошел ближе. Я подумал, что сам Бог послал мне тебя. Я не мог отказаться от такого подарка. Мы похоронили Настю вместе с ребенком в закрытом гробу, и ты заняла место моей умершей дочери. Об этом никто не знает. Только я, и два врача. Ты помогла мне выбраться из лабиринта боли и горечи. И я полностью посветил себя тебе. Ты мне очень дорога Алира. Но теперь пришло время и мне покинуть тебя.

— Папа… Я остаюсь совсем одна. Комок подкатил к горлу, и она отрицательно покачала головой. Не хочу, чтоб он запомнил меня такой. Я буду улыбаться, даже если заплачу, все равно буду улыбаться, об остальном подумаю позже, твердила себе девушка. Сквозь застилавшую пелену слез, она увидела, как отец пошатнулся и ухватился за стол.

— Мне нужно вернуться на место. Он улыбнулся, не хочу, чтоб кукла оказалась вынутой из коробки, когда придут забирать ее.

— Папочка, скажи, тебе хорошо там будет? Я, возможно, мне не стоило тебя пробуждать…

— Не переживай милая, я уже встретился там со своей женой и нашим маленьким. Мне будет там просто замечательно. Я не могу тебе всего рассказать, нам не позволено, но прошу тебя, не печалься. Это самое лучшее место, в котором я только бывал. Запомни, я буду продолжать любить тебя, и когда ты придешь к нам, я тебя познакомлю с ними.

Голос отца стал прерываться, и бледный цвет сковал его лицо. Он смежил веки, улыбнулся, и издал последний вдох.

— Я тоже буду любить тебя. Прощай папа…

Алира опустила крышку гроба, открыла дверь, и рухнула на пол, потеряв сознание.


Глава 5

Все остальное было чистой формальностью. Кладбище, поминки, нотариус с завещанием. Хрупкая, бледная девушка, с осунувшимся лицом и большими бездонными сине-фиолетовыми глазами принимала соболезнования и временами смотрела на людей, с половиной из которых даже не была знакома. Сергей и няня все время были рядом. Они опасались, что Алира снова может потерять сознание. Такая тоненькая и такая маленькая, в этом черном одеянии, с белокурыми волосами, она была похожа на святого мученика. Люди смотрели на нее с сожалением. Ведь те, кто хоть немного был знаком с Егором, знали, что у него с дочерью были особые отношения. Они даже боялись представить себе, как теперь она сможет позаботиться о себе без посторонней помощи. Но Алира не только проводила отца в последний путь, не потеряв над собой контроля, она так же отважно выслушала от следователя причину смерти отца. Выстрел был произведен точно в сердце, не оставалось сомнений, что работал снайпер. Пока не удалось, найди ни одной зацепки, но дело не закрыто. Возможно, еще что-нибудь проясниться. По происшествию некоторого времени, следователям не удалось ничего узнать и дело все-таки закрыли…

Алира, еще месяц, со смерти отца пожила в их общем доме, который совсем опустел без ее смеха и его присутствия, который и был причиной ее счастливых дней жизни. Спустя месяц она распустила весь персонал, предварительно рассчитав и поблагодарив за участие в ее жизни. Уговоры не делать этого летели со всех сторон. Сергей обещал взять ее в свою семью, или навещать, если ей одиноко, няня клялась не бросать ее одну, но Алира была непреклонна. Она решила послушать отца, и отгородиться от людей на некоторое время. Для нее так даже было лучше. Она устала от этих воспаленных глаз няни, которая проливала слезы всякий раз, когда вспоминала Егора, от сочувственных взглядов и перешептываний других прислуг. Ей не хотелось делать вид будто бы все нормально, улыбаться там, где от нее этого ждали и стараться поддерживать ту или иную беседу, когда ей совсем этого не хотелось. Алира устала от общества, и постоянного контроля. Поэтому она заверила всех, что вполне справиться с самостоятельной жизнью. Но все же пообещала появляться в компании хотя бы раз в неделю и немного беседовать с опекуном. Скрыв от Сергея адрес своего нового убежища, Алира обустроилась там, где ее отец провел молодые годы своей жизни. Сергей, в свою очередь сделал вид, будто бы действительно не знает месторасположения. На это у него были свои причины. Ему совсем не хотелось носиться с подростком, сейчас, когда в запасе два года, прежде чем он еще раз примет на душу грех. Сергей так же знал, что по истечению некоторого времени ей понадобится ехать на операцию, подробности его не волновали, но возможно девочка лишится жизни по собственной инициативе, или какой-то несчастный случай, все, что могло бы помешать ей, вступить в наследство. Если же она все-таки выживет, то он сам примет меры по ее устранению. Конечно, есть еще вариант уговорить ее переписать на него компанию, ведущую компанию по перевозкам груза. Но об этом он подумает позже. А пока будет заниматься своими делами.

Квартира, располагающаяся на седьмом этаже, двенадцатиэтажного дома была довольно уютной. Две комнаты, ванная, и кухня, которая ранее была вынесена на балкон. В конце кухни располагался стол и уголок, слева раковина и часть кухонного гарнитура, далее газ-плита. Окна бывшего балкона выходили на детскую площадку. Обои теплых тонов, на полу линолеум, на окнах недорогие занавеси. В целом, жить можно, но косметический ремонт не помешал бы. Соседей она не замечала, выходила из дома редко, лишь за продуктами и другими необходимыми средствами для жизни. Она уединилась, ушла в себя и не желала возвращаться. Алира приходила в себя только когда собиралась в компанию. Чтоб не давать повода для беспокойств, она весьма охотно поддерживала беседу с Сергеем и другими сотрудниками компании, но просиживала обычно там не более часа. Ссылаясь на частичную занятость и ремонт в квартире, который она только собиралась затеять, Алира удалялась и была такова.

Придя домой, она разделась и почувствовала до боли знакомый зуд на спине. Первые симптомы ее неотвратимой болезни.

-Только этого не хватало. Она приготовила таблетки от температуры, одежду и все необходимое. Как только ей станет невыносимо больно, она вызовет такси и отправится в больницу. Впервые, ей придется проходить через все это одной. Впервые, отец не будет служить ей утешением, не будет больше того противостояния боли, которое она пыталась проявить всякий раз, изнемогая от необходимости испытывать муки. По мере того, как Алира вспоминала белые халаты, хирургические инструменты и местный наркоз, который вовсе, казалось, не облегчал ее боль, страх накрывал новой волной. Раньше она повиновалась своему отцу, и не без усилий заставляла себя идти и испытывать этот ужас вновь и вновь. А что, если ей вообще не ехать в этот лабиринт страданий. Что если переждать? Нет, боль будет сильной. Но в отделении хирургии она тоже не испытывала радости. Папа сказал, когда я приду, он познакомит меня со своей настоящей семьей. Может быть вот он момент? Алира стянула футболку, сняла ватные диски и посмотрела на себя со спины. Покраснения в области лопаток, беда.

— Будь что будет. Я приму решение позже. Может все не так страшно. В конце концов, я даже не знаю, что «растет» из меня. Быть может, это просто пробьется наружу, и моя спина всего лишь станет немного бугристой. Внутренняя борьба продолжалась еще два дня, пока не поднялась температура.

Алира разложила возле себя все необходимое, телефон, собранные вещи, еду в пределах досягаемости. Скоро наступит время, и каждое движение станет невыносимо болезненным. Жаль, что туалет нельзя принести в центр комнаты. Так было бы проще. Прошло не так мало времени, прежде чем девушка решилась позвонить. Агония достигла пределы разумного, пора было принимать меры. Алира взяла телефон в руки и стала набирать номер Сергея. Затем сбросила. Он не поможет, во всяком случае, это будет не та помощь, которая требовалась. Вызвать такси и ей под силу.

— Такси «Фортуна», добрый день. Послышался женский голос по ту сторону линии.

— Мне бы такси, район «Южное Бутово»

-Куда поедите?

Алира, чувствуя знакомую слабость в теле, поспешила дать необходимую, подробную информацию. Если вы хоть раз заказывали такси, то знаете, что примерно через некоторое время оператор перезванивает и подтверждает принятие заказа и время прибытия машины. В этот раз все было так же, только Алира больше не подняла телефон. Она его не слышала, и сознанием находилась очень далеко. Нажав на кнопку отбоя, она как то странно покачнулась, присела на пол, в глазах появились круги, затем потемнело, кровь отхлынула от лица, и девушка рухнула.

Много ли времени она пролежала, не приходя в себя? Алира не знала, и не волновалась сейчас об этом. Очнувшись, почувствовала только сильную жажду. Поднявшись и осмотрев комнату, утолив жажду и убрав с лица локоны, она приятно удивилась тому, что боль стала тише. Лопатки, безусловно, еще ныли, движения рук предавали неудобства, но вполне терпимо. Сейчас, девушка почувствовала боль в желудке, вероятно от голода, выпила еще немного воды и заварила овсяную кашу «пятиминутку». Не дав, каше как следует приготовиться, она взяла ложку и принялась поглощать еду. Овсянка показалась ей, безусловно, самой вкусной едой, какую она пробовала за всю свою жизнь. Организм стал приходить в норму. В последующее время она позвонила Сергею и сообщила о плохом самочувствии, якобы съела слишком много мороженного и застудила горло. Сергею же, было абсолютно все равно, хотя вслух он пожелал ей скорейшего выздоровления и предложил свою помощь от чего та, поспешно отказалась, заверив его в несерьезности заболевания.

Глава 6

Стоя у зеркала и рассматривая себя после душа, Алира заметила торчащие наружу странные предметы. Ох, конечно это моя плоть, но уж как-то немного страшноватенько выглядят эти штуки, пронеслось у нее в голове. И кожа стала постепенно зарастать вокруг них. Ей пришлось снова надеть корсет, «штуки» как она сама их называла, росли не прямо, а в противоположные стороны и слегка вниз. Но корсет все равно пришлось ослабить. Когда он сильно прилегал, это приносило боль. Алира решила серьезно заняться ремонтом, как только ранки на спине совсем заживут. Она перелистала все странички Интернета с рекомендациями и напутствиями для тех, кто хочет делать это своими руками. Переписала на листочки предпочитаемые цвета, обои краски, узнала, как ровнять стены и чем. Не подозревая как, на самом деле может быть сложно и нудно самой всем этим заниматься. Но девушка была настроена весьма решительно. Спустя неделю и несколько дней, кожа на спине заросла, остались только розовые круговые полоски вокруг отростков. Пока они были размером с большой палец, то, как то еще прятались под лопатки, и не выпирали из-под футболки. Но рост увеличивал их так стремительно, что по истечению месяца их пришлось прятать под корсетом. Боли более не было, только неудобство. Спустя еще месяц, они стали походить на «Куринные крылышки». Утешалась она только тем, что скоро осень и под грудой одежды она сможет скрывать свой недостаток. Да и к тому же, не все ли равно, люди настолько заняты собой, что максимум, что придет им в голову, это будет «горб», или что-то в этом роде. Для большего комфорта в домашних условиях, Алира зашла в спортивный магазин, и прикупила себе хоккейную футболку. В ней она чувствовала себя свободно и просторно. Это скрывало всю ее хрупкую фигурку, оставляя на виду только маленькие ножки. Особенно ей нравился белый цвет, и голубая цифра «1», расположенная на спине.


— Фуууух. Алира стерла пот со лба, и уселась на последнюю, принесенную ею, банку краски. Завтра можно начинать. Хм, с какой комнаты начать. Диван я не вынесу, ладно, накрою его клеенкой и отодвину на середину комнаты. Остальное не трудно. Алира обвела глазами комнату. Кресла вынесу, столик тоже, телевизор бы не разбить, а, справлюсь. Достав свой мобильник, Алира набрала знакомый ей номер, и нажала на вызов.

— Дядь Сереж, привет. Я ж к Вам приезжала на той неделе. Ну, так вот, я затеяла небольшой ремонт, возможно, затянется на некоторое время. Вы не очень будете скучать, если я потеряюсь на некоторое время?

Сергей бы разрешил сейчас ей даже на луну сделать, только бы она оставила его в покое на данный момент, находясь в объятиях своей любовницы.

— Ох, Алира, да, конечно ремонт, да припоминаю. Если что понадобится, звони. Буду рад помочь.

Затем последовали короткие гудки, и девушка, передернув плечами, отправилась в душ, разрабатывая план действий.

Работать под музыку, будет веселей. Алира достала новый компакт-диск, и включила сабвуфер на предельно допустимую норму. Она много раз слышала, как громкая музыка раздается из соседней квартиры, и решила последовать примеру. Натягивая на голову бандану, и надевая хоккейную футболку, молодая «малярша» принялась растаскивать мебель, упаковывать диван и обдирать старенькие обои. Пританцовывая, и подпевая в такт музыке, Алира не сразу услышала звонок в дверь. Выключив музыку, она подбежала к двери и посмотрела в глазок. По ту сторону двери стоял молодой человек, в помятой футболке, со спутанными кучерявыми волосами и заспанным видом. Щетина уже успела обрасти на лице достаточно, чтоб ее было видно даже через глазок.

— Кто там? Раздался тоненький голосок.

-Э, сосед Ваш. Понимаете, мне бы выспаться, игра впереди.

Он прищелкнул языком, не собираясь уходить, и Алире пришлось открыть дверь. Она сощурила свои большие голубые глаза, и настороженно оглядела соседа.

— Хм, значит музыка Вам мешает спать. Она наклонила головку и «цокнула».

— Значит мешает. Ну ты же понимаешь, игра и все такое. Надо бы собраться.

— Игра? Какая еще игра? Ничего я не понимаю.

Теперь парень, смотревший на хрупкую девушку, в огромной хоккейной футболке сверху вниз, сощурил глаза и широко улыбнулся.

— Да ладно, а футболку ты эту просто так одела, если не знаешь о чем речь тогда зачем привлекать к себе мое внимание?

Алира расширила глаза, и ее рот невольно принял форму буквы «О».

— Ладно, давай договоримся, я тебе подарю «свою», такую же, только бордовую и распишусь, а ты не будешь сейчас и в будущем мешать мне высыпаться.

— Свою что?

— Ты это сейчас, серьезно? Вот ты прям просто так, носишь дома эту огромную хоккейную майку, типа тебе в ней удобно, а не для того чтоб привлечь мое внимание. Он указал кивком головы на ее вид, и Алира заливаясь румянцем, потянула свое одеяние вниз, дыбы прикрыть большую часть ног. Она продолжала молчать, не понимая, что такого преступного если человек одевается так, как ему заблагорассудиться, и зачем ей вообще привлекать его внимание если она и видела то его раза два, столкнувшись с ним в лифте или на лестничной площадке.

— Ладно, я известный хоккеист. Ваня, то есть Иван Макаренко. Одиннадцатый номер в Российской сборной. Парень протянул руку, и Алира вложила в нее свою ладонь. Затем еще сильнее покраснев, она только произнесла «Оу», и ее губы тронула улыбка.

— Вы извините Ваня, Иван Макаренко, но я действительно, у меня и в мыслях не было. Вы хоккеист, ну да, то есть нет, не то чтобы я хотела… Совсем запутавшись и окончательно смутившись, она поспешила дать обещание не в коем случае не мешать ему, спорт и все такое, и закрыла дверь.

Ваня, не ожидал такого поворота событий. Вроде бы представился, да и она хороша, это надо же придумать, носить горячо-любимую им хоккейную футболку в виде домашнего халата. И как истинный представитель мужского пола, по дороге к своей двери сосед представлял, что же кроется под футболкой.

Он уже час вертелся в постели, но так и не смог заснуть. Когда его глаза закрывались, он вспоминал эти 2 блюдца цвета синевы, белую фарфоровую и такую гладкую кожу, ощущал ее тоненькие пальчики в своей руке. Еще в дверях он пытался оторваться от ее губ, представляя, как они прикасаются к его небритой щеке.

— Что за черт, завтра же, после игры найду себе девчонку. И вообще, маленькая, хрупкая, сожми ее покрепче, и она кажись, вот-вот сломается. Это все от недостатка сна. Ваня еще долго придумывал причины, по которым ее лицо стояло у него перед глазами. В итоге, поднявшись с постели и поставив крест на своем отдыхе, отправился в душ. Может быть, вода прогонит его возбуждение.

Через несколько часов, Алира выдохлась так, что сил на сегодняшний день у нее не оставалось. Совсем это было не легко, затевать ремонт своими силами. Она забросила свою пыльную футболку в машинку, тем самым окончательно закончив на сегодня все дела. В ванной, она снова осмотрела себя со спины.

— Ох, этого еще не хватало. Скоро, я действительно стану походить на курицу. Алира заметила легкий пушок на своих, теперь уже похожих на «крылышки» отростках.

С каждым днем, она старалась увеличить объем работы, но у нее ничего не получалось. Все шло слишком медленно. Но, утешала себя Алира, я хотя бы ободрала обои. И тут же добавила уже поникшим голосом.

— Как же я теперь «новые» наклею?! Одной мне точно не справится. Хотя, надо попробовать. Если не справлюсь, то найму рабочих. Как можно аккуратней, она сложила мусор и вынесла его. Хотя бы чисто стало. Плотно пообедав, она стала мыть полы, и расчищать рабочую зону для расстила рулонов. Алира приготовила рулетку и карандаш, канцелярский нож, клей, валик и распаковала первый рулон. Звонок заставил прервать ее действия. Она поспешила к двери, посмотрела в глазок и увидев там Ваню, удивилась.

— Минутку. Она поспешила надеть трикотажные серые штаны, выпустила поверх футболку и отворила дверь. Ваня посмотрел на ее вид, улыбнулся и показал свои ровные белые зубы.

— Привет. Я тут это, вот, принес, как и обещал. Он протянул ей бумажный пакет, и засунул руки в карманы своих красных шорт. Алира открыла пакет, и достала от туда бордовую хоккейную футболку с автографом. Не зная, что в таких ситуациях делая, она поблагодарила его и пригласила войти.

— Только не удивляйся, у меня тут типа ремонт. Ваня прошел по коридору на кухню, обходя всевозможные препятствия и заглянув в зал, присвистнул. Алира включила чайник, достала кружки и заставила стол шоколадками и печеньем. В детстве, отец не ограничивал ее в десертах, потакая ей во всем и приучая тем самым к сладкому.

— Сейчас вернусь. Хозяйка поспешила в ванную комнату, стянула с головы бандану и заплела волосы. С кривой улыбкой и в полном смущении она вернулась на место и разлила чай по кружкам.

— Я как бы хотел спросить твое имя. Ваня взял со стола шоколадку и усмехнувшись закрыл глаза рукой. Алира засмущалась, и осмотрела свою одежду, решив что причиной его усмешки является неполадка в ее внешнем виде.

— О нет, нет, поспешил уверить ее Ваня. Просто я как на дне рождении. Ну помнишь, приходишь в гости, даришь подарочек, а за это тебя кормят всякими вкусностями.

— Оу, я, я просто не употребляю алкоголь.

— Да нет, все нормально. Я итак вчера надрался после игры. Иван залился краской и отхлебнув горячего чаю, выругался.

— Горячий, может лед? Папа, всегда разбавляет чай…. То есть разбавлял, со льдом. Я принесу.

— Алира достала с морозильника формочку для льда и вспомнив, что забыла ее заполнить подняла извиняющиеся глаза на гостя.

— Ничего страшного, я буду дуть. Просто ну сама понимаешь, не раз шайбой по зубам получал, вот и отколол кусочек зуба. Ну не считая тех, которые уже успел заменить. Алира вернулась на место, и на ее щеках заиграл румянец. Опомнившись, она поспешила представиться.

— Алира. Мое имя. Алира Егоровна Редких. Так будет полностью. Ремонт, вот затеяла. Не думала, что будет так сложно.

— Ты что, сама его делаешь, никто не помогает?

— Алира покрутила головой и улыбнулась. Ну да, глупо. Я тут одна живу, вот и вроде как либо сама, либо рабочих. Не хочу просить Сергея. Он мой опекун. Вот.

Алира смущаясь, перебросила косу с плеча за спину.

— Как одна? Совсем одна?

— Совсем.

Ваня поразился, насколько простодушное создание сидит напротив него. Сначала, он подумал, может она его совращает, но чем дальше продолжался разговор, тем сильней он поражался ее наивности. Поскорее допив свою кружку чая, Ваня поспешно поднялся, и сообщил что ему пора. Алира молча проводила его до двери, улыбнулась и на ее щеках появились ямочки. При виде этих ямочек, что-то в его груди екнуло, и он поспешил отвести взгляд. Завалившись к себе в квартиру, спортсмен закрыл дверь и облокотился.

— Да что со мной такое! Сам пришел к ней, потом сбежал, а теперь опять рвешься! Он еще некоторое время ходил по квартире, затем быстро вышел и направился снова к ней.

— Я это, подумал, может, я тебе помогу с ремонтом? Мы с отцом мудрили, так что я немного разбираюсь. Завтра у меня тренировка с утра, а потом я сразу к тебе. Ты только не начинай без меня. И не дождавшись ответа, скрылся за своей дверью.

Алира почувствовала странную симпатию к нему. Ей нравились его карие глаза, совсем как у отца, щетина придавала ему брутальности, а высокий рост вызывал восхищение.

Для полной уверенности в себе, Алира, перед тем как вести совместные работы с Ваней, надевала корсет который скрывал ее бугристую спину. Еще совсем молодые крылья не торопились покрываться перьями, но рост не прекращался. Алира не понимала своих чувств. Радоваться было не чему, но уж больно интересовали ее эти новшества.

Все шло не плохо, ремонт набирал обороты, стены комнаты приукрашались. Алира и Ваня весело проводили время, он узнавал больше подробностей ее жизни, она в свою очередь познавала среду обитания, человека выросшего в полноценной семье. После нескольких дней упорного труда, Ваня пригласил Алиру в ресторан, но девушка весьма поспешно отказалась от этого предложения. С корсетом она выглядела вполне сносно, тем более что он полностью скрывался под ее одеждой, но вот в ресторан принято было ходить в более вечернем и открытом наряде. Раньше, она посещала такие заведения в компании отца, но то было другое время, она могла просто снять корсет и прикрыть шрамы ватными дисками. Но не теперь, слишком большие изменения наступили с тех пор. Ваня расценил ее отказ как нежелание развивать их дружеские отношения. Но Алира на самом деле не желала делать таких поспешных выводов и заключив его ладонь в свои, добавила:

— Если ты предложишь мне “Макдональдс”, или “Крошку картошку“ в обмен на ресторан, я соглашусь. Скажу больше, позволь мне, в оплату за помощь пригласить тебя на совместный шопинг и угощения. За мой счет!

Строгий взгляд молодого человека посветлел, и брови взлетели вверх.

— Ну, меня впервые приглашает девушка. Ты, удивительная, и..и.., я согласен. Его глаза заблестели, губы растянулись в великолепной улыбке, и он поцеловал ее в щечку. Алира прикрыла глаза, не зная, делает она это от удовольствия или от стеснения, а может быть, она испытывала и то и другое.

Вечером, того же дня на ее сотовый телефон пришло «sмs»: Буду ждать с нетерпением встречи. Спокойной ночи! Ваня.

РS: это мой номер.

Алира рассмеялась от удовольствия и пожелала “сладких снов“ в ответ.

Не редко она задумывалась над тем, что будет, когда Ваня поймет что она не совсем обычная, не такая как все, и что у нее на спине растут крылья. В том, что это действительно были крылья, Алира уже не сомневалась, но и не была уверенна, насколько больше они станут, и как потом она будет их прятать. Не смотря на затворнический образ жизни, со временем ей все равно придется чаще появляться на людях. Через некоторое время, она вступит в наследство и будет меньше проводить времени наедине с собой.

Но сейчас ее больше волновали “карие глаза“ и спутанные темные волосы высокого, плечистого парня по имени Иван. Она приготовила вещи, для будущей прогулки и очень долго еще не могла заснуть, ровно столько, сколько ворочался в кровати молодой человек в соседней квартире.

Встреча была назначена на послеобеденное время, поэтому Алира позволила себе немного понежиться в постели, пока солнце полностью не залило комнату светом. Около полудня, она заварила себе горячий шоколад, съела пару пончиков с начинкой и розовой помадкой. Затем девушка села перед зеркалом и долго расчесывала волосы. Когда локоны стали естественно завиваться и отражать лучи солнца, Алира выбрала блузку из хлопка, с округлым вырезом горловины и рукавами длиной в три четверти. На груди располагалась короткая застежка на пуговицы. По всей поверхности блузка была украшена модным рисунком в клетку. Темно-синие джинсы и коротки горчичные ботинки на шнуровке дополнили наряд. Погода стояла теплая, снег, выпавший вчера вечером растаял, оставляя после себя лужи и слякоть. Не за горами и новогодние праздники. Подумав об этом, Алира добавила к своему списку приобретение новогодней елки, и игрушек. Старая осталась в доме, а новую, она впервые будет наряжать в одиночестве, ровно, как и праздник справлять ей придется наедине с собой.

Телефон заиграл ее любимую мелодию «До утра» в исполнении известной певицы, девушка ответила бодрым приветствием. Ваня сообщил, что освободился, и молодые люди договорились встретиться у гипермаркета «Золотой Вавилон». Весело проведя время, и вдоволь насладившись вкусами еды разнообразной кухни, они вернулись домой, где можно было посидеть в тишине и выпить горячего чаю после изнурительных походов по магазинам.

— Мы с ребятами собираемся сегодня в баре, если хочешь, можешь пойти со мной. Познакомлю тебя со своей командой.

Алира залилась румянцем, и хлопнув ресницами улыбнулась.

— Не думаю, что буду там в своей тарелке. Ты понимаешь, о чем я, верно? Ваня представил ее, хрупкую тоненькую девушку, среди толпы здоровенных парней. Спортсмены были неплохими ребятами, для Ивана почти как вторая семья, но их громкий смех, и частые ругательства, совсем не для ее ушей. Он посмотрел на ее золотые волосы, большие голубые глаза, слегка припухлые и такие розовые как майские розы губы, и сам ужаснулся своему предложению. Она не была похожа на его бывших подружек. Алира совсем не излучала той сексуальности, и горячего восторга. С ней он чувствовал какое-то умиротворение, нежность, робость. Ее хотелось оберегать, нежно прикасаться к бархатистой и удивительно гладкой коже. Возможно, он просто устал от однообразных моделей, и вот это его пристанище. Хотя в 22 года, еще рановато думать об умиротворении...

— Ты чего так смотришь?

-Я? Ничего.

Алира застала его за тем, как он исподтишка разглядывает ее, и весело улыбнулась. Она сама не раз проделывала то же самое, но он похоже не замечал этого. В этих полу-дружеских отношениях, Ваня больше говорил, а Алира в основном слушала. Он был заводным, веселым, часто заливался громким смехом или просто прикрывал глаза рукой и улыбался. Иван часто и подолгу рассказывал ей о своих играх, тренировках, всевозможных тактиках и все что могло случиться или когда-то случалось с ним на льду.

Сегодня он был настроен решительно. Я ее поцелую. Эта идея заняла все мысли молодого человека. Вот идиот, никогда не робел так перед девушкой. Что за слюнтяй. Надо брать то что хочется, по-моему, так учил его отец. И он бы с радостью, только, какая-то неведомая ему сила не позволяла обращаться с Алирой так же, как со всеми другими.

— Ну, мне пора. Ваня встал с дивана, и поплелся в прихожую комнату. Алира убрала чашки со столика и вернулась проводить гостя. Они нерешительно замерли в полуметре друг от друга. Шестым чувством, она чувствовала, что он собирается это сделать, собирается поцеловать ее, но ему не хватает духу. Но и ей не хватало храбрости подтолкнуть его на это. Так, коротко попрощавшись и договорившись увидеться в другой раз, они разошлись, и лишь позже, Иван ударил себя полбу и назвался «слабаком». В отличии от Алиры, которая не думав ни о чем кроме будущей встречи прошла на кухню и принялась вымывать посуду.

Через день, парочка отправилась в кинотеатр, на комедию «Как украсть небоскреб», но и там, Ваня потерпел неудачу. При покупке билетов, Алира по привычке выбрала 4 ряд, середину, места совсем не напоминающие «для поцелуев». Да и Ваня снова робел, и снова не решался. Не беда, подумал он про себя, чем больше я буду охотиться за поцелуем, тем сладостней он мне покажется. От этой мысли он просветлел и взяв свою спутницу за руку направился в боулинг.

Через несколько дней Алире предстояло ехать на кладбище. Со смерти отца прошло полгода, и пора было навестить его могилу. Сергей предупредил, что водитель заберет ее откуда она пожелает.

На кладбище не было много народу, день стоял будничный, где-то вдалеке шла похоронная процессия и стоя у надгробной плиты Алира наблюдала за людьми, провожающими покойного «в последний путь». У нее не было истерики, или прискорбного вида. Она совсем не плакала, и даже не пыталась изобразить грусть. Просто девушка знала, что душа отца сейчас очень далеко, он счастлив, Егор заверил свою дочь в этом в последнюю встречу. Алира видела его неподдельный счастливый вид. Он говорил совершенно искренне. В земле, на которой сейчас покоился букет темно-бордовых роз, было захоронено только тело отца, его оболочка, и никак не больше. Но сказать об этом в слух она не решалась. Сергей же, следивший краем глаза за девушкой, был совсем недоволен ее лицом. Он предполагал, застать разбитую, унылую плачущую особу, которая торопится присоединиться к своему предку, но вместо этого застал молодое и весьма бодрое лицо подростка. Ну уж нет, подумал опекун, так дело не пойдет. Она похоже очень даже счастлива и не пытается скрыть это. Новое увлечение, вот что ее так радует. Ну ладно, с этим мы разберемся. Времени в запасе много, не хватало, чтоб кто-нибудь еще, застал ее такой сияющей и жизнерадующейся.

С этими наблюдениями он уселся обратно в машину, и не задав Алире не единого вопроса, довез ее до точки высадки и умчался в офис, совершая по дороге деловые звонки. Его угрюмое поведение не осталось незамеченным, но Алира лишь передернула плечами и оправилась домой. Наверно проблемы на работе, поэтому он такой хмурый, подумала девушка на ходу выискивая свой телефон, чтоб проверить входящие «sмs». Ваня написал, что приглашает ее в караоке-бар. Алира с охотой согласилась и ускорила шаг, чтоб успеть собраться к назначенному времени.


Спустя неделю Ваня должен был уехать в Ригу. За день до этого, он решил попрощаться с Алирой в уютном кафе, ведь его не будет целый месяц. Как он вынесет эту разлуку... А она, ей будет так же тяжело расстаться с ним на такой длинный срок? Его мучил вопрос, как именно она относится к нему, но проверить это он не мог. Не мог же он спросить ее, «Дорогая, ты так же втюрилась в меня по уши как я? Или крошка, я сохну по тебе уже месяц, но не знаю, что именно ты испытываешь по отношению ко мне. Нет, Ваня повертел головой в разные стороны, пытаясь выкинуть эти мысли и переживания с головы. Сегодня он решительно сделает то, что хотел, и по ее реакции поймет, что она к нему испытывает.

В кафе все шло неплохо. Они заказали вино, к которому оба почти не притронулись. Он предпочитал более крепкие напитки, но не мог себе пока позволить этого, Алира не решалась употреблять спиртное. Поэтому сделав по глотку, пара упивалась апельсиновым соком и угощалась вторыми блюдами, салатами и десертом.

Подходя к двери ее дома, Ваня не долго думая, развернул к себе лицом девушку, которая пыталась вставить ключ в замочную скважину, легкую как «перышко» приподнял и поцеловал долгим поцелуем. Сначала, медленно перебирая губами ее губы, затем легонько приоткрыв их и после, долгим и страстным поцелуем. Спустя несколько минут, отстранившись, чтоб не поддаться искушению Ваня отпустил ее на землю и девушка слегка покачнулась. У Алиры закружилась голова, и ей было весьма неловко. Это был ее первый, полноценный поцелуй, и она переживала, что он заметит это. Он еще раз склонился над ней, поцеловал ее в лоб и пожелав спокойной ночи скрылся. Ну вот, теперь он будет ждать целый месяц прежде чем вновь, почувствует вкус ее губ на своих губах, обнимет ее хрупкий стан и наполнит свои легкие прохладным ароматом духов.

Ее губы горели, а глаза светились невидимым блеском. Это было так волнующе, так захватывающе, что она еще долго не могла прийти в себя. Чувствуя, до сих пор на теле его прикосновения, Алира зарылась в подушки, пытаясь унять сердце.

Иван же, вернувшись домой и поздравив себя с тем, что ему хватило сил оставить девушку в покое, направился принимать холодный душ, да бы унять возбуждение. Ему было трудно думать о том, что всего в нескольких шагах, его маленький эльф, лежит в постели совсем одна. Представив себе ее тонкую фигурку под прозрачной сорочкой, Иван простонал, и увлекая свои мысли в другое русло включил на плеере, предыдущий матч...

Целый месяц, они поддерживали беседу через «sмs». Она смущалась говорить с ним по телефону, а он вынужденный полностью отдать себя спорту не хотел выглядеть слабым. Если он только услышит ее голос, то тут же признается ей в любви или скажет, как он скучает, и не думает ни о чем кроме ее голубых глаз и весьма соблазнительных губах...


Глава 7

В новый год, Алира и Ваня поздравили друг друга и подготовили подарки. Он купил для нее плюшевого дракончика, а она, приготовила пушистенького чертика с хвостиком, на конце которого был помпончик. Осталось только дождаться встречи. Этот месяц особенно внес лепту в жизнь Алиры. Ее хрупкие крылышки покрылись перышками и выросли еще на несколько сантиметров в ширь и в длину. Она волновалась. Ваня должен был приехать изо дня на день, и она не знала, как ей поступить. Скрывать он него далее свою тайну или рассказать все как есть...


— Ну и что ты нарыл?

В пустом кабинете прозвучал хрипловатый от усталости голос Сергея. Перед ним стоял мужчина, невысокого роста, с темными, зачесанными на бок волосами, среднего роста, с худощавой фигурой. Его светлые глаза излучали холод, длинноватый нос нависал над тонкими губами вокруг которых, с обеих сторон пролегали складки. В руках он держал папку, которая в следующее мгновение полетела на стол и приземлилась перед Сергеем. Действующий глава компании, созданной Егором Андреевичем, открыл папку и взяв в руки фотографию стал перечитывать досье. На фотографии, молодой человек, опустив глаза, держал Алиру за руку.

— Так вот он, герой любовник. Еще этого не хватало. Такой подарочек может испортить мне задуманный план. Еще раз просмотрев всю информацию, собранную на Ивана, Сергей хрустнул костяшками на пальцах и устало отвернувшись, вернул папку собеседнику.

— Парня устранить. Не сразу, пусть она привяжется к нему. Сделать это как можно незаметнее. Вообщем любая естественная смерть или несчастный случай. Девчонку не впутывать. Сейчас мне совсем не нужны никакие подозрения. Достав из сейфа конверт, Сергей передал его человеку, надевавшему черное пальто.

— Задаток, после работы получишь остальное. И никаких следов. Ты меня слышал? Собеседник посмотрел на Сергея немигающим взглядом, который не вызывал никаких сомнений. Работа будет выполнена на высшем уровне.

«Любовь у нее, я тебе устрою ад на земле», подумал Сергей и залил свои мысли разбавленным виски.


Ваня вернулся с новым запасом интересных историй, об игре, о поездке и вообще, обо всем, что происходило с ним за последний месяц. Он положил ей под дверь подарок и спрятался за угол предварительно позвонив в дверь. Алира, не спавшая последние несколько ночей из за своего недуга, отворила дверь и удивившись широко раскрыла глаза. На пороге красовался дракон, ростом с нее и открытка с видом на одну из достопримечательностей города Риги. У нее слегка кружилась голова и она не сразу додумалась поискать своего друга по ту сторону двери. Не дождавшись ее действий, Иван выпрыгнул из-за угла и поспешил заключить в объятия свою подружку. Испугавшись такого решительного порыва, Алира выставила вперед ладонь, не давая приблизиться к себе, вспомнив что за ее неприкрытой корсетом спиной, есть на что посмотреть. Лицо Вани вытянулось и не сказав не слово он быстро опустил руки, что так часто вспоминали ее прикосновения.

— Прости, пролепетала девушка, еле слышным голосом. Мне сейчас немного не по себе. Дай мне несколько минут, и проходи пока, я сейчас.

Она поспешила в ванную комнату, чтоб натянуть новокупленный корсет. Он был больше и плотнее предыдущего. Его задняя стенка была выполнена из плотного материала, и прекрасно скрывала все недочеты спины, создавая тем самым фальшивый изгиб позвоночника. Собрав все силы, и зашнуровав его как следует, Алира натянула свою любимую хоккейную футболку, которая полностью скрывала корсет и все остальное. Вернувшись, она поцеловала Ваню и поспешила приготовить завтрак. От недомогания и головокружения, она чувствовала слабость, и все валилось у нее из рук. Гость, пристрастно наблюдавший за ней, заметил что она сама не своя, и поспешил на помощь. Он выхватил у нее из рук чашки, посадил ее на уголок, и поспешил приготовить яичницу.

— Уж это я умею, поверь мне. Он рассмеялся и аккуратно начал разбивать яйца на разогретую сковороду. Ты плохо себя чувствуешь?

— Ну да, есть немного. Такое бывает. Просто не выспалась. Она потянулась, и прикрыв глаза стала барабанить пальцами по столу. Ваня приблизился к ней. Ему всегда было интересно наблюдать за ней.

— У тебя еда сейчас подгорит. Алира, почувствовала что Иван наблюдает за ней и открыв глаза улыбнулась ему усталой улыбкой. Глаза ее закрывались сами собой, приходилось прилагать не мало усилий чтоб не уснуть прямо за столом. Четыре дня у нее не было нормального сна, каждый вечер поднималась температура, кожа на спине чесалась, а крылья все время болели. Она никак не могла устроиться в кровати, ворочалась и переворачивалась с боку на бок. Устав спать на животе, Алира принималась расхаживать по комнате или просиживала все время в интернете.

— Па-бам! Готово! Глазунья! Принимайся за еду.

Он пожарил около шести яиц, два из них отложил ей на тарелку, а остальное принялся уплетать с большим аппетитом. Алира поковырялась в тарелке, у нее совсем не было сил есть, тем более жаренное. Она выпила кружку горячего чая, съела шоколадку и чтоб не обидеть Ваню заставила себя помакать хлеб в желтке. После завтрака Ваня сложил всю посуду в раковину и присев рядом со своим эльфом принялся ее внимательно разглядывать. Синие тени залегли под глазами, волосы спутались, лицо немного осунулось, а сами глаза потеряли даже цвет.

— Ты очень плохо выглядишь малыш. Совсем не спала? Алира отрицательно покачала головой.

— Немного. Уже четыре дня.

— Может в больницу? Пройдешь обследование и все такое. Он взял ее ладонь и поднес к губам. Она погладила его волосы, провела рукой по небритой щеке и улыбнулась.

— Сегодня я чувствую себя лучше. Такое бывает. Если я сегодня высплюсь, то завтра буду как огурчик. Прости, если испортила радость первой встречи.

Ваня притянул ее к себе, ловким рывком приподнял и посадил к себе на колени. Проводя рукой по ее спине, он как всегда наткнулся на корсет. Этот несносный корсет скрывал очертания ее спины, а ему так хотелось погладить ее ровную спинку, стиснуть ее в своих объятиях не боясь сделать больно. Или по крайней мере не чувствовать под рукой холодный корсажный пластик.

— Новый? Он постучал по корсету пальцем, и Алира залилась краской.

— Да, пришлось сменить.

— Может тебе снять его, и твое тело подышит.

Алира бы с удовольствием сняла и корсет и эту огромную футболку, если б только могла свободно расхаживать по дому в борцовке и хлопать своими белыми крылышками. Вот только Ваню, после этого придется увезти в психиатрическую больницу и объяснить что это не галлюцинации. Она еще раз, глубоко вздохнула и нежно чмокнув его в подбородок слезла с рук. Ваня помог ей с посудой и наказав ничего не делать по дому, а только ложиться спать, сам же отправился на тренировку пообещав привезти к ужину что-нибудь поесть.

— Я буду думать о тебе весь день, как делал это целый месяц. Ты не представляешь, как мне хотелось увидеть тебя. Мне ужасно не хватало твоих голубых глаз, и этих сладких губ.

Он склонился над ней и чувственно поцеловал в губы, затем покрыл поцелуями все лицо.

— Я тоже буду скучать. Обещаю, вечером ты насладишься моими глазами вдоволь. Она встала на цыпочки, потянула руки и прислонившись к нему всем тело обняла за шею. Если б он не наклонился, ей пришлось бы подпрыгнуть чтоб достать до его лица.

— Ох, ну и вырос же ты Ваня. Как гора.

Парень расхохотался и потрепав ее волосы, прошествовал в свою квартиру за вещами.


Несколько дней, Иван был удивительно спокоен, его мысли летали высоко над землей. На тренировках он порой становился похож на робота. Выполнял все что ему говорили, но совсем не понимал что творится вокруг. Прогуливаясь с Алирой, теперь он молчал, предпочитая слушать ее. Его ответы были краткими, глаза более задумчивыми. Он стал ласковым, нежным, позволял делать с собой все что угодно, только бы она проводила с ним все время, из которое его не вырывал хоккей. В один из вечеров, они возвращались с парка, в котором несколько часов подряд катались на картинге, Алира уставшая, но довольная открыла сумку чтоб достать ключи, но Ваня остановил ее.

— Приглашаю тебя к себе. С гордостью заявил он. Сегодня я буду самолично готовить для тебя ужин.

— О, очень неожиданно. Алира хлопнула ресницами и повеселев еще больше посеменила за молодым человеком. Временами ее мучило любопытство, хотелось увидеть, как живет Ваня. Да и вообще, всегда интересно посмотреть на логово холостяка. Говорят что это весьма забавно. В ее представлениях, по квартире должны были быть раскиданы вещи, пыль в три слоя и гора немытой посуды. Если он конечно вообще ест дома. Когда Иван открыл дверь и пропустил леди вперед, она немного разочаровалась, но на место этому чувству пришло другое, когда Ваня повалив ее на плече, отправился в зал. Посадив Алиру в кресло, такое огромное, что она могла бы в нем утонуть, он принялся снимать с нее куртку и сапожки. Затем, заметив ее удивленный взгляд, рассмеялся.

— Что, надеялась увидеть настоящий бардак. Разбросанные носки и паутину?

— Я не знала что у тебя хватает времени приводить свой дом в порядок. Алира позволила снять с себя верхнюю одежду и высвободившись с заботливых рук поспешила осмотреть комнату. На полочках, над искусственным камином красовались рамочки с фотографиями. Ваня в подростковом возрасте, его родители и друзья. В баре, за стеклянными дверцами коллекция спиртных напитков. Немного хрустальной посуды, немного книг, игрушки подаренные болельщиками и еще куча закрытых шкафчиков.

Он прокомментировал несколько фото, затем повел ее на кухню и налил горячего какао. Пока Алира согревалась, он достал с холодильника ранее закупленные продукты, и почесывая затылок стал перебирать их.

— Не знаю. Что получится, но я попробую. Раньше я не пытался готовить, ну кроме моей натренированной яичницы, с которой ты уже познакомилась. У нас вообще-то мама всегда занималась стряпней. Когда я стал играть, я вовсе перестал питаться дома.

Через пару часов, с духовки запахло едой, и Алира поспешила сервировать стол. Ваня принес свечи, все должно было выглядеть романтично, так как он задумал. Сегодня он намеревался признаться ей в любви, и возможно даже немного рассчитывал на взаимность. Если все получится, то он непременно женится на ней. «Не буду долго откладывать свадьбу». Ваня уже прописал у себя в голове весь свой жизненный путь. Она будет воспитывать детей, смотреть за домом, он, разъезжать по командировкам и безумно скучать по своей семье. Правда придется подождать пару лет, но это не беда.

— Вань, уже пора доставать. Я сейчас слона готова съесть.

Молодой человек достал из духовки противень, курица с картошкой в специальном чесночном маринаде. Свежий салат и оливки.

Ужин получился на славу. Они набросились на него, словно не ели уже три дня и в считанные минуты уничтожили все что было на столе. Вдоволь наевшись, Алира вызвалась помыть посуду. Но Ваня усадил ее на разделочный стол рядом с собой, вручил полотенце и принялся за раковину с грязными тарелками. Так они не спеша, убрали со стола, вымыли и вытерли посуду и Ваня сложив полотенце, достал из кармана синюю бархатную коробочку. Он сам не ожидал, что сделает это именно сегодня. Кольцо хоть и было куплено недавно, но предполагалось, что он подарить его примерно через месяц. Иван боялся, что-нибудь может пойти не так. Если она разочаруется в нем, разлюбит его, он не вытерпит этого. Он поставил свой подарок на стол, рядом с Алирой, которая увидев футляр, обтянутый темно-синим бархатом, соскочила со стола и хлопая своими длинными ресницами стала заливаться краской.

— Алира... Ваня снова усадил ее на место, так ему было проще разговаривать, ее глаза находились на одном уровне с его взглядом.

— Я поспешил, знаю, но мне нужно сказать тебе... Я никому не говорил этого, ну не считая школьного возраста. Я тебя.....

— Не надо! Ваня, остановись. Ты ведь даже не знаешь меня. Не говори того, о чем потом будешь жалеть. Ты не понимаешь…

— О чем ты, дорогая. Любимая моя, да как же я могу не знать тебя. Мы все время проводим вместе, я порой живу у тебя неделями.

— Нет Вань, это другое. Ты не понимаешь, я не такая как все. У меня есть недостатки..

— У всех есть свои недостатки.

Она опустила глаза, ее пальчики потянулись к бархатистой коробочке, и она погладила крышечку. Хотела ли девушка, чтоб он признавался ей в любви, чтоб делал предложение. Любит ли она его так сильно, что готова прожить с ним всю оставшуюся жизнь, принадлежать только ему одному. Она подняла глаза, посмотрела на парня, который ломал голову над ее ответными чувствами, мысленно убеждая себя в чем-то. Он добрый, забавный, такой большой и такой нежный. Любит ее не смотря… Тут ее светлые брови сошлись на переносице. Она подумала о том, будет ли он любить ее, когда узнает что скрывается за ее спиной.

— Ты не любишь меня, да? Ваня опечалился, взял кольцо, которое так и не представилось случая продемонстрировать. Алира, своей маленькими белыми ручками взяла его за щеки, и заглянув в глаза грустно улыбнулась.

— Ты действительно любишь меня, Вань?

— Да, ради этого я всю неделю придумывал как бы провернуть это, но у меня не получилось. Я наверно поспешил..Алира еще раз улыбнулась и убрав с его лба запутавшийся локон поцеловала.

— Я просто не хотела, чтоб ты спешил со своим признанием. Сначала, ты должен все обо мне узнать. Я покажу тебе кое-что, но только обещай, если твои чувства переменятся, ты не будешь от меня этого скрывать. Обещай.

— Да что ты мне можешь показать.. Не успев договорить, и увидев как Алира начинает снимать с себя свитер, Ваня действительно испугался. Ему стало не по себе от разыгравшихся фантазий в голове.

— Эй, может не надо. Ты что раздеваешься? Да нет, прекрати. Мне… ОУ!!!!!

Тут он отвернулся, чтоб не видеть верхнюю половину тела, прикрытую тугим корсетом. Она стояла по пояс обнаженная, спиной к Ване. Алира подобрала волосы, и уложив их на правом плече, замерла позволяя телу расслабиться. Тишина обуяла дом. Заметив краем глаза что Ваня совсем не смотрит на нее она окликнула его.

— Ваня, посмотри на меня.

Ваня открыл глаза и повернувшись к Алире лицом, «Ахнул». Сначала он подумал что она устроила ему сюрприз. В замешательстве, не зная, что сказать и что вообще происходит, он сложил руки в карманы и попытался расслабиться.

— Мило, это типа сюрприз?

Алира понимая, что он не догадывается обо всей серьезности ситуации, стала постепенно расправлять крылья.

— О, они что, на батарейках? Ух ты!

Алира закатила глаза. Прикрыв свою грудь водолазкой, девушка подошла ближе и посмотрев на молодого, растерянного и ничего не понимающего парня произнесла:

— Они настоящие, они мои. Можешь их потрогать.

Иван подумал, что его подружка сходит с ума. И пытаясь подыграть ситуации, хотя его мысли стали бушевать, погрузил свои пальцы в белоснежную перину. Почувствовав тепло, он расширил глаза. Перья под его ладонью затрепетали, и тут парень стал хватать ртом воздух, словно хотел что-то сказать, но у него не выходило. Он отстранился от нее, затем снова подошел и стал внимательно рассматривать это чудо. Он слегка наклонил голову, разглядел крылья, вплотную прирастающие к спине, и издав какой-то удивительный стон осел на пол.

— Не может быть, о Боже, ты «Ангел»?

Алира, стала медленно застегивать на себе корсет. Когда вся ее одежда была на ней, она распустила волосы по спине, пытаясь плотнее прикрыть ее. Затем села рядом с Ваней и отвернувшись в противоположную сторону от него, стала рисовать на паркетном полу завитки.

— Не думаю. По крайней мере, ко мне не являлся Апостол, или еще какой-нибудь святой. Я то и летать не умею. Скорей всего это, какое-то генетическое отклонение. Ваня, с расширенными глазами, устремленными куда-то вдаль, не произносил больше не слова. Он испытывал шок. В тот момент, когда она стала раздеваться, он предполагал все, даже такой вариант, что она окажется мужчиной, но не как не крылья, выросшие у нее за спиной. Это не укладывалось в его лохматой голове. Алира, в свою очередь, размышляла о том, что его пора оставить одного. Она еще несколько минут посидела с ним рядом, затем поцеловала в макушку и собрав свои вещи, ушла.....


Как долго он просидел вот так на полу, она не знала. Как и не знала того, придет ли он к ней после всего что было. Если не примет ее такой, какая есть, как же вести себя при встрече с ним? Об этом она подумает потом, быть может завтра. А сегодня ей хотелось лечь и уснуть. От горьких мыслей, кружилась голова, в комнате стало душно. Алира открыла немного форточку и сняв с себя всю одежду нырнула под одеяло. Холодная простынь вызвала дрожь по телу, одеяло запеленало ее как малое дитя, и она заснула глубоким сном.

Утром, посмотрев на часы и не обнаружив на телефоне ни одного пропущенного звонка или sмs, Алира принялась смотреть в окно. Она знала, через полчаса Ваня должен уйти на тренировку. Сегодня у него матч. «Надеюсь, я не ввергла его в шок». Не свела сума, только потому, что он.... А что он может сейчас чувствовать? Разочарование, от того что полюбил мутанта? Недоверие к окружающему миру, потому что его мир рухнул, и он попал в сказку? Что бы он ни решил, сейчас главное, чтоб он был в порядке. Вот о чем стоит позаботиться. Если он не захочет, она постарается даже не попадаться ему на глаза, чтоб между ними не возникало неловких ситуаций. Это не составит труда, она выучила расписание спортсмена почти наизусть.

Тут, его темная голова показалась за окном. Он набросил сумку на свое плечо, быстрым шагом прошел к остановке и развернувшись, словно почувствовав что за ним наблюдают, посмотрел на ее окно. Она соскочила с подоконника, и задернула штору.

— Главное он не тронулся умом. Остальное само собой загладиться.

Ей стало тяжело на сердце, но комок, так и не подкатил к горлу. Она вспомнила что не плакала с того дня, как проводила отца в последний путь. В последний раз она проливала слезы на груди у еще живого родителя, точнее оживленного ею. Даже на похоронах Девушка не пролила не слезинки. А тут, даже никто не умер. Скомкав свои чувства, Алира поспешила занять себя делами и перестать думать о случившимся.

Сначала уборка, вымыть окна, приготовить пирог, который она потом будет есть, еще дня два. Сходить в супермаркет, заехать в офис. Ну конечно, Сергей вероятно совсем потерял ее из виду. Пару дней она была занята тем, что придумывала для себя дела, дабы отвлечься от грустных мыслей. В офисе ее никто не замечал, после праздничных каникул накопилось много дел, менеджеры, секретари, и другие сотрудники порхали по зданию словно пчелки. Она покрутилась в пустом отцовском кабинете, выпила кофе с Сергеем и отправилась поправлять свои домашние дела. Еще нужно было не забывать про учебу. Ближе к лету намечалась сессия.

Вернулась домой Алира вечером, по дороге заглянула в продуктовый магазин и накупила немного фруктов и всяких сладостей. До неожиданного прихода Вани, Алира успела распаковать и разложить в холодильник продукты питания, приготовить ужин и даже поесть. Когда раздался дверной звонок, часы показывали уже полночь. Алира накинула махровый халат и заглянув в глазок помедлила. По ту сторону двери стоял он. «Зачем он пришел»? Сказать, что они расстаются? Она и так это поняла.

— Я знаю, что ты там, открой. Я все равно не уйду.

Голос выдавал своего хозяина. Ваня был не в трезвом состоянии.

— Уходи Вань, я все понимаю. Не нужно ничего усложнять или объяснять. Ты выпил, чтоб сказать мне что передумал? Я итак это знаю.

— Ничего ты не знаешь, открой дверь или я сейчас… Он икнул и облокотился о стену.

— Я сейчас лягу тут у тебя под дверью, и вот… если ты не откроешь.

Понимая, что он может разбудить соседей своим басом и своим поведением Алира отворила дверь и развернувшись прошагала вперед. Парень завалился в прихожую и по стенке стал перебирать путающимися ногами.

— Ох, Ваня, ну что ты, в самом деле. И зачем так надираться. Ты же спортсмен.

— Ага, по спирту....и спорту... Ваня рассмеялся, и снова икнул.

Алира попыталась взять его за руку, чтоб помочь перебраться в зал.

— Отпусти, я тебя вообще недостоин. Я идиот, понимаешь. Я очень, очень тебя люблю, со всеми твоими вот этими штуками.

— С крыльями. Это крылья Ваня, давай называть все своими словами.

— Прости малыш, прости, что я напился. Он опустился на колени, обхватил ее талию руками и стиснул в своих ручищах бедра.

— У меня бы не хватило смелости посмотреть тебе в глаза, мой поступок, я вел себя как болван, а еще я трус, вот поэтому я и напился. Ты ж у меня не такая как все. Ты всегда была особенной. Я…

Его язык стал заплетаться, и Алира предприняла попытку поднять его. Она улыбалась про себя, и была рада, что он не отталкивает ее, что принимает такой как есть, а выпил, только потому, что стыдно было, что не звонил и не писал эти дни.

Она уложила его на диван. Сняла с него обувь и укрыла пледом. «Все таки он добрый», подумала девушка-ангел и плотно закутавшись в одеяло, заснула с улыбкой на лице.


Утром, когда темная голова пыталась оторваться от подушки, Алира уже сидела на краю кресла, держа в руках кружку с горячим кофе.

— Утро доброе.

— Голова, моя голова раскалывается на две части. Похоже, я так вчера набрался смелости, заявится к тебе, что малость перебрал. Он поднял, наконец, голову, его пьяные глаза щурились от солнца, что заглядывало в комнату, а руки пытались нащупать кружку.

— Ты меня простила? После выпитого почти залпом кофе, Ваня принялся разбирать ситуацию. Но ему все время приходилось прикрывать глаза, головная боль не отпускала. Алира отправила его в ванную комнату, вручила зубную щетку, принесенную ею с его квартиры ранним утром, и принялась переключать каналы телевизора. Когда Ваня вышел, умытый, с мокрыми волосами, и почищенными зубами результат его вида улучшился. И пахнуть от него стало лучше.

— Все еще болит? Голова?

— Это мне в наказание, будет болеть еще полдня. Похмелье так просто не проходит. У тебя никогда такого не было? Не в силах больше усидеть, он снова облокотился о спинку дивана, прикрывая глаза рукой.

— Нет, я еще никогда не пробовала крепких спиртных напитков. Оценив, степень страданий Ивана, она обратила все внимание на него.

— Позволь я помогу тебе.

— О да, что-нибудь от головы, пожалуйста.

— Угу, только глаза закрой, и расслабься. Надеюсь, после этого ты не убежишь на несколько дней. Она села к нему на колени, и сосредоточившись, медленно подула ему на лицо. В этот момент она подумала о свежем воздухе, о прохладном морском бризе и о легкости. Освобождая тем временем Ваню от боли. По началу, он почувствовал ее прохладное дыхание на своем лице. Затем дыхание превратилось в холодный морской ветер, боль отступила и голова стала легкой как перышко. Убедившись в том, что он действительно больше не ощущает этой мерзкой боли, Ваня открыл глаза. Алира, как ни в чем не бывало, сидела на кресле, ее глаза сияли, щеки разрумянились и вообще, она была похожа на фею.

— Это ты..., как это у тебя получается? Ваня сполз с дивана и обхватив хрупкую талию девушки, поднял в воздух.

— ОЙ-ёй-ёй, Вань, отпусти.

Он прижал ее к себе и зарывшись в ее волосы стал кружиться по комнате.

— Ты настоящий ангел. Не знаю, чего ты во мне нашла. Я б на твоем месте…

— Угу, прятал бы крылья под корсетом. Как и любой другой человек живущий в это мире. Она поправила свой корсет, как только он выпустил ее со своих объятий.

— А можно еще раз на них взглянуть.

— Можно, но позже. Тебе пора на тренировку.

— Время, сколько время?? Ваня запаниковал, зная, что тренер будет рвать свою глотку до тех пор пока не охрипнет, если он опоздает.

— У тебя еще 15 минут. Не могла же я тебя просто так поднять в 8 утра. Успеешь принять душ и закажешь такси.

— Семёныч с меня шкуру сдерет, если учует мой перегар.

Алира наморщила свой маленький носик.

— Тут я тебе ничем не могу помочь. И целовать я тебя тоже не буду. Так что «ступайте с миром Иван Аркадьевич и пусть Вас пронесет»! Она захихикала, а он сгримасничал. На пороге Ваня обернулся и хлопнув себя по лбу сказал:

— Скоро матч. Всю неделю буду приходить поздно. Вечером медитация.

Затем Ваня позволил себе хотя бы обнять свою девушку и выскользнул.

Медитация означала, что в эти дни, спортсмен запирался в квартире и настраивался на предстоящую игру. Так поступала половина его команды, даже семейные. Но не все. Алира, привыкла к такому распорядку, тем более что сама она занималась в свободное время учебой. Сессия хоть и прошла, но на носу конец учебного года.


С последней встречи Алиры и Сергея прошло около месяца. При встрече они рассмотрели некоторые документы, в документации она уже разбиралась но не подавала виду. Ей совсем не хотелось вмешиваться в дела компании, пока, даже при том, что она могла внести улучшения в сферу деятельности. Но руководить ей предстояло только через год, а сейчас она будет набираться опыта. Остался всего год, а она только перейдет на второй курс высшего учебного заведения. Поступить ее заставила скука, и цель которой она задалась еще при жизни своего горячо любимого отца. Сергей пригласил Алиру на дружеский обед. Сначала он задумал расспросить ее о личной жизни, но перечеркнул эту мысль. Еще не хватало, чтоб после трагедии она догадалась о чем-либо..

Разговор завели об отце. Сергей все хотел ранить ее душу воспоминаниями, но ему никак не удавалось выбить почву у нее из под ног. «Или она уже забыла о своем горе, или этот парень совсем не выходит у нее из головы». Об отце она вспоминала с теплом, любовью, улыбалась, вдаваясь в подробности их отношений, но это была не та реакция, лицо ее сияло при упоминании Егора, щеки краснели, глаза блестели. И ни капли грусти. Сергей намеревался загнать ее в депрессию, или хотя бы попробовать вывести из себя, но сам попался в ловушку и держал себя в руках из последних сил. Когда Алира доела свой десерт, он облегченно вздохнул, и расплатившись вывалился из ресторана. Его фигура теперь напоминала больше воздушный шарик. Еще несколько месяцев назад он выглядел моложе и стройнее. Теперь же, казалось что Сергей совсем перестал следить за собой.

— Сергей, Вы в последнее время стали таким угрюмым, и беспокойным. (О его круглом животике она умолчала). Может Вам отдохнуть съездить?

— О, ну что ты. Я не могу бросить дело твоего отца даже на неделю. Ты знаешь, что эти лоботрясы без меня устроят? Не беспокойся, я просто мало сплю в последнее время. Бессонница, знаешь ли.

Усаживаясь в машину, он предложил Алире подвезти ее, но она отказалась, мотивируя это тем, что неподалеку библиотека, и ей не мешало бы заглянуть и полистать книги.

— Учеба, ну да, ну да. Я уехал. Звони если что.

Алира помахала ему рукой и направилась в подземный переход.

В библиотеке она нашла немало важного для себя материала. Хоть интернет и давал ей кучу информации, все же, в книгах можно было найти что-то стоящее. Подойдя к административной стойке, она показала свою карточку и поспешила к нужным сокровищам, хранящимся на полках. Молодой человек, склонившийся над какой-то книжкой, загораживал ей проход. Она прикоснулась к его плечу, и он обернувшись нахмурил брови. Его очки сползли, блеклые светлые глаза уставились на девушку и рот скривился в улыбке. Алира попыталась протиснуться между ним и стеллажом, но он как нарочно прижимался больше к ней, чем отодвигался. Когда она все-таки протиснулась, и повернулась спиной, то нарочно приподняла корсет и сгорбилась, чтоб ее спина показалась ему устрашающей. Поглядев ей в след, парень скривил рот, и вероятно пожалел о своем поступке. Алира проходя мимо второй раз, наивно улыбнулась, но Очкарик вжался в стеллаж, и почти слился с мебелью, а девушка, улыбнувшись, прошагала мимо. Задержавшись в библиотеке и сделав некоторые заметки у себя в ноутбуке, Алира собралась домой. И как нарочно Очкарик что все время находилась по одаль от нее тоже засобирался. У входа в метро он нагнал ее.

— Евгений. Можешь звать меня просто «Женя».

Парень протянул свою влажную ладонь, Алире ничего не оставалось, как пожать ее.

— А тебя как звать?

— Алира.

— Необычное имя. Твои родители что, романов начитались? Парень усмехнулся, поправил на плече сумку с компьютером и обходя ее на эскалаторе повернулся к ней лицом. Он встал на ступеньку ниже, и таким образом его лицо оказалось на уровне ее лица.

— Я не спрашивала у них.

Парень промычал что-то нечленораздельное и снова поправил сумку.

— Тебе на какую станцию?

Алире ничего не оставалось, как сказать правду. Ведь если он едет в этом же направлении, то ей придется терпеть его всю дорогу.

— Поедем вместе. Женя не спрашивал, а констатировал факт. Как будто бы она тоже этого хотела. Но Алира не желала показаться грубой и молча кивнула головой.

— И где ты учишься?

Девушка наблюдала за его деловым видом. Он все время делал такое лицо, словно его вынуждали задавать вопросы. Или хотел показаться очень важной персоной.

— МЮИ. Юрфак. А ты?

Женя деловито улыбнулся скорее самому себе, и не поворачивая головы ответил:

— РУДН. Буду специалистом по международным отношениям. Дипломатом как говорится.

Алира одобрительно кивнула головой и услышав сигнал своего мобильника стала копошиться в сумке. Он не поворачивая головы так и сидел, изучая рекламу, а она тем временем набрасывала ответное смс Ване.

— Через 15 минут у метро. Пожалуйста...

Не надеясь на спасение, она все еще изображала на лице интерес. А Женя тем временем воображал. Доехав до своей остановки, парень с самоуверенным видом и девушка, державшаяся чуть позади вышли из метро. Алира лихорадочно искала глазами Ивана, а Женя приготовился проводить ее до дому, и даже надеялся, что она пригласит его на чай. Многие девушки ведутся на такое поведение парней. И он решив что она очередная простушка попадется на его удочку. Хоть Женя и был не высокого роста, все же внешность привлекала внимание, но только до тех пор, пока он не начинал вести себя как ««Плохой парень», этакий «Мачо».

— Ну, я короче провожу тебя до дому, начал было он, но его прервал другой мужской голос.

— Я думаю, не стоит.

Перед ним стоял высокий, хмурый парень. И настроен он был весьма не дружелюбно.

Алира уже стояла за спиной у Вани, на ее лице явно читалось облегчение. Но Женя продолжал гнуть свою линию.

— А это твой брат? Спросил он, устремив свой взгляд на Алиру. И снова ему ответил Ваня:

— Хуже, это ее парень. Ваня ткнул пальцем себе в грудь, когда произносил слово «Это».

Алира же не думала, что Ваня будет столь серьезен. Она просто хотела отвязаться от Жени, поэтому отослала сообщение Ване, чтоб он встретил ее. Дабы закончит весь этот нелепый разговор, она пожелала Жене приятного вечера. Ваня по хозяйски, обвил ее талию своей ручищей, и парочка не спеша отправилась домой. Через пару минут, Ваня снова стал собой. Он улыбался, когда она смотрела на него, и целовал в макушку.

— Ну, рассказывай, что за ухажер?

— Скажешь тоже. Алира немного рассердилась, что Ваня повел себя как все мужчины. Словно самец, определяющий свою территорию и свою добычу.

Он заметил что она хмурится и ухватив ее бедра подхватил и повесил на плече. Она молотила его своими кулачками, но он пообещал не спускать ее на землю, пока она не перестанет злиться. В итоге она сдалась и в доказательство поцеловала его в щеку.

— И не нужно было себя так вести. Ты Ваня прям как…

— Как мужчина, который видит, как к его девушке клеится какой-то «Хмырь». Закончил за нее молодой человек.

— И ведь настырный какой! Прям Отелло. Это где он к тебе приклеился?

— В библиотеке. Сначала я его отпугнуть хотела, но получилось наоборот. Вот он и ехал со мной всю дорогу.

— И домой бы проводил, если б не я! Сказал Ваня, притягивая ее ближе. Ты же не можешь сказать «Эй Женя не пойти бы тебе куда подальше, у меня уже есть парень».

— Не хочу больше обсуждать это! Поставь меня на землю уже.

Парень отпустил девушку на землю, отдернул ей курточку и взял маленькую нежную ручку. Дойдя до дому, пара разошлась по своим квартирам. Алира весь вечер занималась своими делами, а Ваня готовился к предстоящей игре. Все эти дни Алира с утра до ночи зубрила учебный материал, выискивала в интернете новую информацию, и делала конспекты. Ваня снова уехал на несколько дней. Пара созванивалась ежедневно, разговаривали подолгу перед сном. Ваня, засыпая, представлял ее нежные черты лица, прикосновения, и розовые губки, к которым так любил прикасаться. Алира, скучала, но умела отвлечь себя от мыслей, что Вани нет рядом. Она заполнила все свое время домашними делами, походами по магазинам и посещениями компании. Но в сознани временами всплывал образ Ивана, его широкие плечи, крепкие руки, и чувственные поцелуи. В такие моменты ее глаза загорались огнем, а по телу пробегал жар. Щеки наливались краской, и она чувствовала, что ее тело начинает откликаться...


Иван прилетел рано утром. Первым делом он хотел увидеть Алиру, но долг сына заставил его заехать домой к родителям. Мама бранила, что он редко появляется дома. Отец напомнил, что скоро начнется сезон рыбалки, и будет лучше, если он поедет с ним ловить рыбу. Ваня как всегда раздал обещания. Маме, что будет появляться дома чаще, папе, что поедет на рыбалку. Просидев там до позднего обеда и вымотавшись после полета, отправился домой на такси. Последний матч, аэропорт, многочасовой полет, родители, все это выбило парня из сил, и он уверенный, что Алиры нет дома, вошел в квартиру, бросил одежду на пол, принял душ и завалился спать. И так бы проспал всю жизнь....


Алира готовила завтрак, с книгой в руке, в теплых носках и майке борцовке, не заметив как прихватка, лежащая рядом с плитой, загорелась. Почувствовав запах гари, она повела носом и увидела, как от прихватки загорелись бумажные салфетки, и горелые кусочки бумаги взлетели в воздух. Выронив книгу из рук, девушка схватила горящую ткань и потушила начинающийся пожар. Салфетки, а точнее то, что от них осталось ровно, как и прихватка отправились в мусорную корзину. Чтоб избавится от запаха гари, Алира открыла окно на кухне и переместилась в другую комнату. Зачитавшись, она позабыла о походе в магазин за продуктами. К Ваниному приезду она намеревалась испечь пирог с ягодами. Накинув джинсы и теплый свитер, прихватив ключи и сотовый, Алира вышла из дому и поехала в ближайший гипермаркет. Прикупив все, что хотелось и даже больше, Алира вызвала такси и вернулась домой с двумя полными пакетами еды. Еще в прихожей, она поняла, что в квартире гуляет прохладный ветер. Она стукнула себя по лбу, и разувшись побежала закрывать кухонное окно. Хоть на дворе стоял конец Марта, все же погода не спешила радовать москвичей. Свинцовое небо все чаще изливалась холодными ливнями, снег таял и превращался в грязную жижу. Алира скинула верхнюю одежду на диван и поспешила запереть окно. Вернувшись за своими пакетами, она заметила, что ее ноги промокли. Нахмурив брови и снова войдя на кухню, она обнаружила на полу воду. Осмотрев внимательно путь поступления, девушка наткнулась на протекающий кран. Струйка воды выбивалась из-под уточки. Она попыталась открыть воду, применив чуть больше усилий. Струя под напором воды ударила ей в лицо, уточка осталась в руке, зажмурив глаза, Алира отбежала в сторону. Убрав со лба волосы, она стала прикрыть струю воды руками, затем схватила тряпку и стала убирать воду с пола. Поразмыслив несколько секунд, она пробежала в ванну и обратно, подставила под струю тазик, и поспешила снова убрать воду с полу. Тазик наполнился, она подставила кастрюлю и побежала в прихожую. Мгновенье спустя ее маленькие, мокрые кулачки барабанили дверь. Сначала она постучала несколько раз, потом еще и еще. Не получив ответа, она стала барабанить по двери не прекращая и тихонько выкрикивать его имя. Когда по ту сторону двери послышалось, какое-то шуршанье, она обрадовалась и запрыгала на месте.

Ваня услышав непрекращающиеся стуки в дверь встал с кровати и натянув на скорую руку шорты оправился открывать. Ваня попытался придти в себя, увидев стоящую перед собой, мокрую сног до головы Алиру.

— Что случилось? Ты, мокрая?

Он взял прядь ее волос и поднял в верх. Алира, увидев его неприкрытую здоровую грудь, опустила глаза. Ее щеки налились румянцем, мысли спутались, но вспомнив, что ее привело сюда, она спохватилась.

— Ой Вань, скорей бежим. У меня потоп!

Она развернулась и побежала обратно. Иван проследовал за ней, на ходу одевая футболку.

Увидев на полу огромную лужу и кастрюлю с переливающейся водой, Алира снова попыталась прикрыть струю руками, ухватившись за кран. Ваня, войдя на кухню и промочив ноги окончательно проснулся, в следующую секунду изучил обстановку и поспешив открыть шкаф под раковиной стал искать краники. Перекрыв их в следующее мгновенье, и предотвратив тем самым потоп, он стал помогать хозяйке, вытирать полы. В квартире было очень прохладно, да и холодная вода на полу не прибавила жару. После того как вода была перекрыта, полы вытерты, парень облокотился руками о стол и покачал головой.

— Сломался кран, это я понимаю, а почему холодно так?

— Я..я... окно утром ставила открытым. Пролепетала девушка, стуча зубами. Руки девушки порозовели, губы посинели, и она вся дрожала стоя на полу босыми ногами в мокрой одежде.

Парень увидев ее состояние, не долго думая сгреб Алиру в охапку и понес к себе домой.

— Не хватало, чтоб ты еще заболела.

Усадив ее за стол и принеся полотенце, он стал медленно снимать с нее свитер и расшнуровывать корсет. Поймав себя на мысли что раздевая, он увидит ее обнаженную, Ваня почувствовал как по его телу разливается жар. Сдернув свои руки, он поспешил встать и отвернуться. Если он не уйдет в другую комнату, то может не сдержаться.

-Я поставлю чайник. Ты замерзла, тебе надо согреться.

Заметив его странное поведение, Алира потупила взор и стала медленно снимать с себя джинсы и корсет. Когда он прикасался к ней своими горячими руками, ей показалось что он испытывает то же что и она. По ее коже побежали мурашки, она почувствовала, как ею овладевает знакомое приятное чувство. Ей хотелось прижаться к нему всем телом, обнять его большие плечи, провести пальцами по накаченному прессу. Закутавшись в полотенце, она прошла на кухню и встала позади Вани. Он почувствовал ее взгляд. Ваня желал ее настолько сильно что не знал куда деться от этого наваждения, и она как назло пришла за ним, и стоит, вероятно, в одном полотенце. Повернувшись, он тяжело опустил веки и через несколько секунд усадил ее на стол. Не зная чем себя занять, чтоб не смотреть на ее голые плечи, он стал доставать кружки и разглядывать надпись на чайной упаковке.

— Вань.

— Не поворачиваясь, он откликнулся.

— Что-то не так?? Она перестала дрожать и стучать зубами. Только голос ее сейчас был очень соблазнительным.

Он сделал глубокий вдох и повернувшись к ней лицом тут же пожалел об этом. Ее глаза стали темно-синими, губы наполнились цветом, и все это выделялось на фоне бледного лица. Ваня еще никогда не видел, чтоб ее глаза так темнели. Глубина этих глаз поглощала его с головой. Затем она моргнула, и он словно очнулся.

— Милая прости, я не могу находиться рядом с тобой, когда ты в таком вот виде.

— Я плохо выгляжу? Она округлила глаза, ее руки стали перебирать мокрые волосы.

— О, нет. Малыш, ты всегда хорошо выглядишь. И сегодня, сейчас ты... очень... Я боюсь, что не смогу сдержать себя в руках. У тебя сегодня удивительные синие глаза, твои губы гипнотизируют меня, а бледная кожа заставляет терять рассудок.

Она улыбнулась. Ей было приятно слышать, что он желает обладать ею, чем то, что возможно она не слишком для него привлекательна. Ее щеки стали пунцовыми, она положила свою руку ему на плечо и слегка надавила.

— Я думаю, что ты можешь согреть меня.

Она потянулась к его губам, он наклонился и подхватив ее на руки унес в спальню. Склонившись над ней он стал нежно прижаться губами к белоснежному плечику.

— Ты действительно этого хочешь? Его рука потянулась к заткнутому концу полотенца.

— Перестань задавать глупых вопросов. Она криво улыбнулась и села на кровать.

— Только, у меня, это впервые. Ваня взял ее лицо в свои ладони.

— Ты мне доверяешь?

Алира кивнула головой и улыбнулась, если б она могла ответить, она бы сказала «Нет ни одного живого человека, которому я доверяю настолько». Но дрожь в голосе, сразу выдала бы ее волнение. Она опустила свои синие, сверкающие глаза и покорилась ему душой и телом..

Ваня ни как не мог выпустить Алиру из своих объятий, И только под утро, увидев на ее сонном лице тени под глазами он укрыл девушку одеялом, и положа маленькую белокурую головку себе на плечо заснул вместе с ней. Будильник прозвенел в половине восьмого. Ваня просыпался рано, подолгу лежал в кровати, затем одевался и уходил на тренировку. Сегодня, он проснулся с особым настроением. На груди у него распласталось белоснежное крыло, маленькая рука укутывала его крепкую шею, а розовые губки находились в нескольких сантиметрах. Ваня не хотел ее будить, и пытался выпутаться из ее оков. Раскрыв свои мутные серо-голубые глаза, Алира пыталась сфокусировать зрение на молодом человеке, который был погребен под ее руками ногами и крыльями. Он криво улыбнулся и пожелал доброго утра.

— Я не хотел тебя будить.

Воспоминания о предыдущей ночи заставили ее покраснеть, и спохватившись Алира прикрылась одеялом и выпустила его из своих объятий. Она испытывала неловкость за свое поведение, ей показалось, что она вела себя слишком развязно, но Ваня совсем не думал об этом. Трофей, который он завоевал этой ночью, заставит его ценить жизнь больше чем хоккей, ведь даже там, тебе никогда не поднесут такой подарок судьбы. Он встал с кровати, абсолютно голый, и увидев на лице девушки закрытые глаза и пунцовые щеки поспешил натянуть шорты. Она услышала удаляющиеся шаги и принялась искать свою одежду. Она стыдилась смотреть на мужчину, хоть ей и нравилось его тело. Он обладал прекрасными широкими плечами, мускулистыми руками, его пресс напоминал форму из кубиков для льда. Его прикосновения, теперь не были такими невинными, взгляды которые он бросал на нее выражали все его эмоции и желания, и ей приходилось нелегко, Алира в свою очередь старалась держать свои мысли в узде, иначе она могла бы поддаться его провокациям. Ох, как же трудно было устоять перед ним. Ваня подарил ей такие ощущения, которых она никогда не испытывала, и когда она вспоминала эту ночь, в ее животе начинали порхать бабочки, и щеки наливались румянцем.

Одежду Иван повесил сушиться в ванной, поэтому ей ничего не оставалось кроме как надеть его футболку и напустив волосы на глаза пройти мимо кухни в которой обожаемый ею мужчина готовил завтрак. Ваня, увидел, как она переоделась и тихонько стоит в дверном проеме, не решаясь войти.

— Нет, нет. Ты не должна себя так вести. Иди сюда, не стой там. Я хочу видеть твою улыбку, и еще я хочу обнять и поцеловать свою вторую половинку.

Алира встала позади него, обняла за широченную талию и прижалась к его спине. Он почувствовал прилив нежности, развернулся, поцеловал в макушку и усадил за стол. Пока Ваня ловил тосты и жарил яичницу, она успела насладиться кофе, ее желудок наполнился теплом, и все встало на свои места. Ваня с ней, по-прежнему мил и добр. Даже готовит завтрак. Многие говорят, как только парень получает свое, он перестает быть самым нежным и внимательным. Но ведь сейчас только утро, возможно, он и начнет задаваться, но ей это было уже не важно. Если б он ее не любил, то сбежал бы еще в тот день, когда увидел что она на половину птица. Улыбнувшись своим мыслям, Алира потянулась за тостом и поймала на себе внимательно-изучающий взгляд.

— О чем это ты думала??

Ваня сдвинул брови к переносице и продолжая наблюдать за нею отпил глоток из своей кружки.

— Так, о всяких пустяках. А что?

— Ты хмурилась, а потом повеселела. Я хочу знать, что у тебя на уме.

Она отрицательно покачала головой, и стала уплетать завтрак. Он сделал несчастный вид и сказал, что будет мучиться, если не узнает, о чем она могла думать, но это никак не подействовало на ее решение.

Со стола было убрано, и Ваня принялся вымывать посуду. Она хотела помочь ему, но парень сказал что в своем доме только он будет мыть посуду. А когда они поженятся Ваня будет всячески помогать ей по дому. Зазвонил его сотовый телефон, Алира протянула ему трубку. Так как руки у Вани были мокрые, он попросил ее ответить. С трубки раздался женский голос и между девушками завязался разговор.

— Могу я узнать, где Ваня?

Раздражительный женский голос потребовал ответа. Алира не долго думая сказала правду.

— Моет посуду.

— А ты его новая подружка? Не дождавшись ответа девушка вылила на Алиру поток ругательств.

— Ты украла у меня парня, и смеешь отвечать на его звонки? Да как только он с тобой наиграется он все равно вернется ко мне, так что не строй планов и лучше уходи сейчас, или я приеду и помогу тебе это сделать.

Она продолжала говорить, и чем дольше длился разговор, тем шире Алира открывала рот. Лицо ее вытянулось, а глаза стали похожи на блюдца. Ваня, увидев Алиру, бросил посуду и выхватил трубку. Услышав как его бывшая подружка извергает поток ругани, поспешил прекратит это недоразумение. Он нахмурил брови и громко выругался. Когда в трубке наконец повисла тишина, он стал спокоен и продолжал говорить.

— Вета, я кажется, просил тебя больше не звонить мне. Или я не ясно выразился?

— Да, но...

— Ты только что оскорбила мою невесту.

Алира не хотела слушать их разговор и вставая из-за стола повернулась к выходу из комнаты. Девушку удержала крепкая мужская рука, обвив ее талию и притягивая к себе.

— Я больше не хочу тебя не видеть, не слышать.

Он нажал на кнопку отбоя и усадил Алиру на стул.

-Это. Девушка, с которой я встречался несколько месяцев назад. Ничего серьезного у нас не было, и быть не могло. Мы сразу обговорили наши отношения.....

— Она сказала, что я разбила вашу пару. Что я украла тебя. Я ничего этого не хотела делать.

— О Боже, и ты ей поверила. Потому что мужики все сволочи, а бабы... Он заставил себя замолчать.

— О нет! Я никогда так не думала. Мой отец был замечательным человеком, и тебя я тоже не считаю таким. Но она...

— Послушай малыш. Я никогда никого не любил так сильно как тебя. И я не посмею никому встать между тобой и мной. Ты моя жизнь, ты единственная девушка, кто смог открыть мне глаза на мир, в котором кроме спорта есть еще много всего интересного… И я тебе очень благодарен.

Он взял ее маленькую ручку и прижал к своей груди.

— Ты чувствуешь, как бьется это сердце. Оно будет биться, пока есть ты. Если ты уйдешь, я потеряю смысл жизни. Этот мир рухнет. И новый я построить не сумею.

Его телефон снова зазвенел, и Ваня даже не посмотрев на дисплей нажал на кнопку отбоя и бросил телефон в кружку со свежим, горячим кофе.

— Что ты делаешь? Он же... Ох, ну вот. Она полезла в горячую кружку и обжигая пальцы стала доставать телефон.

Он выхватил трубку, и посмотрев на ее маленькие пальчики стал дуть на них. А потом прикоснулся к ним губами. Увидев, как он целует ее руку, Алира положила свободную руку ему на щеку и улыбнулась своей самой очаровательной улыбкой так, что на щеках заиграли ямочки. Ваня обнял ее, прижал к себе и сказал, что никогда никому не отдаст свое сокровище.


— Двадцать минут, мы уже опаздываем. Он с меня шкуру сдерет, малыш.

Алира бегала по комнате, стараясь найти все что нужно и высушивая на ходу волосы. Сегодня у Вани состоится матч, и она обещала, что поедет с ним, будет болеть, и наблюдать за его игрой.

— Готова!

Пара выбежала на улицу, машина уже поджидала. Ваня все время ерзал и поторапливал водителя. Ему не хотелось выслушивать от тренера, тираду сопровождающую криками и оскорблениями.


С ветерком и хорошим настроением, парочка прибыла в ледовый дворец, Ваня усадил Алиру в ложе за местами игроков его команды и поспешил в раздевалку. Через некоторое время стадион наполнился зрителями и болельщиками.

Все, о чем Ваня рассказывал, все элементы, и приемы игроков, схватки на льду и волны адреналина. Все это, Алира теперь могла увидеть своими глазами и почувствовать кожей. Она наслаждалась каждой минутой проведенной в ледовом дворце. Ваня не преувеличивал, когда говорил, что он умеет играть в хоккей, и делает это неплохо. Его глаза горели огнем, когда он находился на льду. Движения напоминали танец, а черты лица под шлемом, становились мужественными и воинственными. Она запомнит его таким, и будет хранить в голове весь образ в целом…


Глава 8

Алира открыла глаза, и попыталась сфокусировать зрение. Кожа покрылась мурашками, и тело совсем продрогло. Сколько времени она пролежала на холодном полу никто не знал. Никто и не узнает, как она лишилась чувств, когда узнала эту страшную новость. Он вроде был так близко, совсем рядом, а теперь она держала в руке только фотографию, а на полу рядом с ней лежал футляр, внутри которого было ее обручальное кольцо.

Семен, брат Ивана выходил из его квартиры и вел под руку мать. Алира услышала скорбный плачь на лестничной площадке и поспешила к двери. Ей не пришлось долго думать над тем, кто эти люди и почему они плачут. Она побледнела, ее глаза расширились и замерли на лице, что так напоминало ей дорого Ивана. Мужчина, на вид чуть старше тридцати лет, с глубокой складкой промеж светло-золотистых бровей посмотрел на незнакомку. Что-то в ней было знакомо ему. Черты лица, голубые глаза, такие необычные, золотые локоны и... Да, он вспомнил ее. Ее изображение он видел на фотографии, той самой, что сейчас прятал от матери под курткой. Вместе с подарком, что Ваня приберег для своей возлюбленной. Увидев, как она вопрошает его взглядом, он лишь еще сильней нахмурился и отвернулся. Через несколько секунд, подъехал лифт и он помог матери пройти внутрь. Алира все еще стояла у раскрытой двери, надеясь на утешение. В ее душе до последнего мгновения теплилась надежда, тлела искорка, может быть это не конец. Хоть она уже и прочла в интернете, что Иван погиб, но может быть это не правда, желтая пресса, вымысел сплетников. Когда двери лифта закрылись, Семен подошел к ней, и не издав не единого звука, вручил то, что прятал. Он хоть и злился на Бога, ненавидел всех вокруг и был сдержан только ради матери, все же он решил, эти вещи по праву принадлежат ей. Семен хотел вылить на нее часть своей злобы, найти хоть какой-то смысл или ее причастие к смерти брата. Но глядя в эти синие озера, которые умоляли его отрицать истину, просили не произносить этих страшных слов, он просто опустил голову и помчался вниз по лестнице. Ему хотелось разрыдаться, но он не мог себе этого позволить. Маме итак нелегко, она потеряла и мужа и сына в одно мгновенье. Никогда бы он не подумал что Ваня, известный спортсмен, хоккеист высшей лиги погибнет такой нелепой смертью. Они как обычно уехали с отцом рыбачить по весне, подготовить дачу к летним каникулам. Они даже не проснулись, когда дачный дом вспыхнула огнем. Пожарные сказали, что произошла утечка газа, возможно, они погибли еще во сне, отравились. Потерять сразу отца и брата было слишком тяжело, Семен не выдержал и ударил кулаком в стену. Только так он мог заглушить боль, что рвалась наружу....


После встречи с братом Вани, Алира закрыла дверь и упала на пол. Боль и мрак поглотили ее разум. Возможно, она не смогла бы перенести эту утрату по иному, слезы душили ее, но почему то не проливались наружу. Она потерла сознание. Когда силы вернулись к ней, все как то потеряло смысл. Она несколько часов просидела, уперев взгляд в одну точку. Все стало для нее серым, не живым. Мир больше не казался таким интересным. Спустя некоторое время она стала походить на тень. Две смерти за последний год, ушли самые дорогие ее сердцу люди. Те, кто заботился о ней, и кому она с радостью отдавала свою любовь. Они ушли из ее жизни, один за другим не оставляя никакой надежды на будущее.

И что она теперь будет делать? Когда ее мысли не были заняты учебой, она думала о самоубийстве, но ей все время приходилось отметать эти мысли. Если она это сделает, то не сможет встретиться с отцом на том свете. Он ведь обещал ждать меня, и познакомить со своей семьей. А Ваня, он так любил меня, он и сейчас любит, и ждет, так же как отец. Наверняка они сейчас вместе. Лучше прожить одну, человеческую и по возможности короткую жизнь, нежели совершить самоубийство и вечность быть в разлуке с любимыми.


В институте ее никто не замечал, она очень сильно изменилась, замкнулась в себе и перестала разговаривать с кем-либо. Перестала гулять, ходить по магазинам, все время сидела взаперти и углублялась в науку. Только это спасало ее от жестокого внешнего мира. На лице уже давно не играл румянец, блеск в глазах потух, волосы стали тусклыми и чаще спадали безжизненными волнами на плечи. Если когда-то она расчесывала их до тех пор, пока золотые локоны не начинали блестеть, то теперь все это осталось в прошлом. Она стала тенью, обычной, обыденной серой тенью той, которая с огромными голубыми глазами, красивой осанкой, золотистой копной волос и игривой улыбкой привлекала к себе людей. Все это теперь было в прошлом. Ее некогда светлые, игривые глаза, напоминающие голубое небо, с каждым днем становились все темнее, напоминая морские глубины. Все чаще между бровей пролегала складка. Губы, напоминающие бутон розы, теперь неуверенно кривились, если нужно было улыбнуться.


Часть 2

Глава 1

Она сидела в темной неопрятной комнате. Полы были пыльными, решетки на окнах заржавевшими. Единственным источником света было окно, через которое виднелось темное, усыпанное звездами небо. Ее взор не доставал до луны, как бы она не старалась дотянуться до окна, у нее это не выходило. Руки Алиры были крепко связанны и прикованы к батарее, такой же старой и обветшалой как эта комната. Она оглядела себя с ног до головы и ее глаза расширились от продолжающегося ужаса. На ней была истертая до дыр длинная сорочка. Волосы засаленные, ноги покрыты черными точками и царапинами. Как она тут очутилась? На раздумье не оставалось времени. Сама не зная о произошедшем, она приняла решение бежать, пока не наступит утро. Кто-то придет за ней. Тот, кто держит ее в этом помещении, не заставит себя ждать. Алира стала яростно теребить веревку, но та не поддавалась. Она еще раз, внимательно осмотрела комнату, в поисках предмета, который сможет разрезать веревку. Ничего, пусто.

— Должно же быть хоть что-то, нож, крюк, железка, валяющая хоть в каком-то углу.

Она пожирала глазами каждый сантиметр, всматривалась с усилием в тень, дабы заметить любую мелочь. Ничего.

— Я должна выбраться.

Она шепотом выговаривала слова вслух, чтоб не сойти с ума от этого кошмара. Алира разодрала свои руки до крови, и сточила зубы о веревку, пытаясь освободиться своими силами. Адреналин в крови зашкаливал, она почувствовала прилив сил, и кинулась в бой снова. Через некоторое время веревка слетела с ее запястья. Вероятно, она слишком сильно похудела, и ей удалось вырвать свою руку из оков. Приложив еще усилий она освободила вторую руку, и не теряя времени ринулась к двери. На удивление дверь оказалась не заперта. Алира, спустила по лестнице со второго этажа и не оглядываясь выбежала на улицу. Не давая себе времени, она стала быстро перебирать голыми ногами по сырой и заросшей земле. Лес, это все что она видела вокруг себя, не останавливаясь и не пытаясь понять куда именно, Алира бежала, без оглядки, легкая как перышко. Не чувствуя дискомфорта и боли. Как будто земля стала для нее шелковым ковром. Ее ноги не застревали в кустарниках, ветки, не впивались в лодыжки. Раны, что были прежде на ее голенях, не давали о себе знать, хотя начинали кровоточить. Через некоторое мгновенье, деревья расступились, и она увидела озеро. Оно было огромным и устрашающе темным. Земля под ногами, сменилась на гальку, растения и деревья, кустарники, все это куда-то исчезло, осталось за ее спиной. Она выдохнула и упала на колени. Ночь, стала отступать. Солнце в одно мгновенье уже оказалось на небе, и перед ней, недалеко от берега причаливал корабль. Она прыгнула в воду, не чувствуя холода или тепла. Вода не вызывала никаких ощущений, словно совсем не вода, а воздух, только жидкий. Алира нырнула глубже, открыв в воде глаза, чтоб не сбиться с курса. Мутная и темная пучина застилала взор. Она отплыла недалеко от берега и заметила в воде, какой-то странный люк. Казалось, он подсвечивался красным огоньком и был укреплен на стенке правого берега. Подчинившись своим инстинктам, она повернула к огоньку и подплыла вплотную. Крышка люка легко поддалась, и она стала рассматривать надписи и кнопки. Затем ее рука инстинктивно нажала на кнопку, и красный свет загорелся зеленым, при этом цифры стали меняться. Словно она запустила какой-то механизм. Испугавшись, Алира стала отплывать, но ее руки и ноги перестали ей подчиняться, она стала чувствовать свое тело как-то иначе, словно в нее влили свинец. Испугавшись, что не сможет больше плыть, она зажмурила глаза и со всех сил попыталась всплыть…

Открыв глаза, Алира огляделась и поняла, что находится у себя в комнате, и часто дышит. Лоб покрылся испариной, но спать больше не хотелось. Алира молча лежала в кровати, обдумывая свой сон. Странные ощущения опасности и страха стали постепенно рассеиваться и через какое-то мгновение прозвенел будильник.

— Я стала походить на старуху.

Алира посмотрела на себя в зеркало. Ее спутанные волосы обрамляли осунувшееся бледное лицо. Щеки потеряли свой румянец, на смену светло-голубым очам в отражении она увидела лишь тусклый синий цвет и темные круги под глазами. Волосы уже давно не привлекали внимания. В последнее время они были собраны в «хвост» на затылке, или вовсе были закручены в «шишку». Жизнь снова стала однообразной. Забившись в угол на лекции, Алира сидела тихая как мышка и мечтала вернуться поскорей домой. Там она могла часами разглядывать портреты своих близких людей, перечитывать конспекты и готовиться к сессиям.

В последнее время Алира все чаще стала появляться на работе отца. Ей нужно было понемногу вливаться в структуру компании, больше узнавать о работе и вникать в тонкости. Хоть у нее и не было особого настроения заниматься этим, все же приходилось заставлять себя.

Разбираться в делах ей помогали сотрудники компании. Менеджеры с неохотой отвлекались от своих дел, но все же приходили на помощь, и отвечали на ее вопросы. Никому не хотелось портить отношения с будущим руководителем. Сергей же напротив, старался не вмешиваться в это, он наблюдал со стороны, как змея, которая готова наброситься и задушить свою добычу. Все это можно было прочесть в его глазах. Но никто и никогда не задумывался, насколько сильно он ненавидит Алиру, как ему хочется поскорей избавиться от нее, и присвоить себе весь бизнес…


После многих попыток запомнить имена всех работников компании Алира сдалась и решила взять блокнотик и записать.

-Простите.

Она стояла посреди офиса и пыталась привлечь внимание. Прочистив, как следует горло, Алира сделала еще одну попытку.

-Простите, что отрываю всех от работы.

Головы повернулись в ее сторону и шум стих.

— Мне бы хотелось познакомиться со всеми, если не возражаете.

Люди переглянулись и глупо уставились на Алиру. Еще с минуту никто не проронил не слово, пока Мария, секретарь не улыбнулась.

-Мария, Никифорова. Можно без фамилии.

Она дружелюбно помахала рукой и дала знак своей коллеге по офису.

— Я Алла, старший менеджер.

И так посыпались имена. Алира только и успевала чиркать ручкой в блокноте.

Она ставила незначительные пометки, Если это «Алла» то рядом пометка «Блондинка-пухлик», если Миша, то подпись «коротенький галстук». Вообщем, все, что помогало запомнить и не перепутать имена, вписывалось в блокнот. После того как все представились она улыбнулась и сделала робкий шаг в сторону.

— А меня зовут Алира.

— Для вас, Алира Егоровна. Послышалось за ее спиной. Сергей решил прервать идиллию, не хватало, чтоб коллектив еще и сдружился с ней.

-Но.. .

Алира запнулась и попыталась протестовать. Сергей могучей рукой обнял ее плечи и повел в свой кабинет.

— Не нужно делать поблажек. Иначе они сядут тебе на голову. Уж поверь мне, я с ними не первый день работаю. В конце концов тебе пора передохнуть. Ты с утра тут как белка, скачешь с одного кабинета в другой.

Алира побрела за другом отца, оглядываясь на персонал, который успел вернуться к своей работе, словно не замечая ее.

-И вообще дорогая, ты стала очень плохо выглядеть. Круги под глазами, похудела до костей. Ты плохо питаешься? Может, нет денег? Так ты спроси, я все-таки твой опекун.

-О, ну что Вы, все нормально. Я просто…Просто... Она запнулась, не зная чем объяснить свое горе.

Она доверяла Сергею, но что касалось ее личной жизни, предпочитала держать мысли при себе. В то время как Сергей задал еще один вопрос, в кабинет вошла Мария, держа в руках поднос с горячим чаем.

— Может ты, девочка, наркотики употребляешь? От того и не ешь ничего и руки вон прячешь все время, рукава до самых пальчиков натягиваешь.

-А!

Алире и в голову такое не могло прийти, она даже не нашлась что ответить. На ее бледном лице застыло удивление. Ее рот напоминал букву «О», а глаза стали огромными. Переключив свой взгляд на Марию, она увидела то же выражение и сильно пожалела об этом разговоре.

Что она теперь подумает? Через пять минут весь офис будет говорить что она, Алира, будущая глава компании, употребляет запрещенные препараты.

-Ох.. Дядя Сережа, как Вы могли подумать, что я, могу увлечься «этим»? Вы…Вы..Да как Вам такое в голову пришло.

Мария в одно мгновение выскользнула из кабинета и Алира, провожая ее взглядом поняла что ее знакомство с будущими подчиненными накроется медным тазом. Хуже всего, они перестанут ее уважать, а за спиной будут наговаривать всякой ерунды.

— Ну, ну, что ты. Я так, к слову спросил. Знаешь, ты молодая, живешь одна, я переживаю. Как говорится, лучше пресечь это на корню, пока не поздно.

-Да нечего пресекать! Я даже сигарету в руке не держала ни разу.

Еще некоторое мгновенье она пыталась скрыть свой румянец на щеках, делая вид, что увлечена чаепитием, но ее терпение иссякло.

— Я пойду, уже вечер. И прошу Вас, не думайте обо мне плохо, Вы же знаете, я никогда бы не стала, отец…

— Да, да, он смотрит на тебя сверху. Ладно, не суетись, сейчас мой водитель отвезет тебя.

-Мария, вызовите мне Гришу.

-Нет, я сама доберусь. Не нужно беспокоиться.

-Смотри сама, если что звони. Мне тоже нужно ехать, так бы подбросил и тебя.

Алира стала укладывать бумаги в сумку. Она собрала некоторые документы, чтоб ознакомится с правилами работы, и пожелав доброго вечера выскочила за дверь.

Ожидая увидеть, реакцию на лицах сотрудников к ее появлению и успеть заметить в глазах осуждение, она сильно зажмурилась и досчитав до трех, стала медленно перебирать ногами.

На удивление и облегчение, никто и не догадывался о ее переживаниях. Все попрощались с ней еще теплей, чем это было раньше. Она благодарно, и с облегчением попрощалась с Марией, прогнав свои сомнения.

Глава 2

Сергею так и не удалось подпортить ее репутацию перед сотрудниками компании, но за это он решил наказать ее своими методами. Как всегда в этом ему помогал его старый знакомый, человек, для которого жизнь чужих людей не играет никакой роли. Он в праве убивать тех, за кого хорошо заплатят.

— У меня для тебя дельце, так, мелочь. Хочу чтоб ты немного прижучил нашу наследницу. Убивать еще рано. Калечить, тоже не стоит. И не переборщи.

Мужчина, который сидел в машине Сергея, жутко улыбнулся и сверкнул белыми зубами.

Сергей начал раздражаться, что он так близко. В какой-то мере он сам его побаивался, но держал это при себе. Не хватало, чтоб его наемный убийца пронюхал это.

— Устроить несчастный случай с поломанными конечностями?

-Ты не понимаешь, не нужны никакие несчастные случаи. Хочу проучить, чтоб жизнь медом не казалась. Вообщем придумай, не знаю, подбей кого-нибудь.

Мужчина в темной кепке и серой ветровке нахмурился. Такая мелочь ему совсем не приносила удовольствия. Но он знал, что она все равно станет его жертвой. Он уже предвкушал ее смерть. Даже сценарий разработал. Он насладится ее нежным запахом тела, почувствует ее кожу, ощутит ее страх…

— Потом, она достанется тебе, но позже.

Сергей прервал ход его мыслей. Он посмотрел в глаза маньяка. Быть может в этой голове, кроются самые темные мысли, но не часто можно увидеть мечтательного убийцу. Предвкушая свою добычу, он перестал следить за реальностью, но услышав слова Сергея, вернулся в сознание. Криво улыбнувшись, мужчина расправил рукава, и вышел из машины…


Алира добежала до метро и прежде чем направится ко входу, она окинула взглядом урну для мусора. Ее внимание привлек букет завядших роз. Она остановилась и села на мраморный бортик. Ее единственной мыслью в этот момент было только одно, сорвать один маленький бутон, всего один и сделать это. Она уже тысячу лет не думала о своем удивительном даре, возвращать на время жизнь всему, что умело когда-то жить и расти. Интересно, откуда они здесь взялись. Белые, поникшие бутоны, в прозрачной пленке.

Не удалось свидание. Это была первая версия. Иначе они бы стояли в вазе, украшая своим видом комнату и перемешивая воздух с ароматом.

Возможно, кто-то кого-то разлюбил. Быть может измена, заставила эти цветы оказаться в урне. Он летел к милой на крыльях любви, но увидел, как она целуется с другим. Ее рука потянулась к одному из бутонов. Алира украдкой посмотрела по сторонам и сорвала цветок. Похожая на маленького воришку, девушка скрыла свою находку в кармане и спустилась в метро. Пока Алира спускалась по эскалатору, она перебирала пальмами лепестки и тихонько улыбалась. Почему она не делала этого после смерти отца. Потому что это было только для него. Их маленький секрет. После его кончины, она и не вспоминала, как много удовольствия приносит это маленькое чудо. Чувствовать или видеть, как оживает в твоих руках цветок, поверить, что все это наяву и наслаждаться происходящим. Быть может для других, это не имело бы смысла, дарить жизнь на время. Но ей это нравилось, Алира с нетерпением ждала, когда доберется до дома и осуществит свою задумку.

Время на часах показывало десятый час. На улице темнело, а ехать ей придется не меньше получаса. Еще немного пешком и тогда она будет дома. Цветок в кармане не оставлял ее мысли, она достала его из кармана и зажала в кулачке. Если в электричке будет мало народу…

Она пыталась заставить себя не думать, о такой казалось бы мелочи. Но ей безумно хотелось испытать это снова. Внимательно изучая вагон электрички, Алира насчитала не больше шести человек. Парень с бутылкой пива, заснул неподалеку от нее. Девушка читала книгу. У дверей обнималась парочка, увлеченные друг другом. Пожилая женщина перекладывала что-то из сумки в пакет. Напротив, сидел еще один молодой человек. Он был в наушниках, глаза его были прикрыты. Возможно, тоже спит. Опасности нет. Алира сложила ладони, и медленно поднесла к губам, будто бы прикрывая зевоту. Закрыв глаза, она сконцентрировалась и легонько подула. Через мгновенье она опустила руки на колени, все так же, не разжимая ладоней и улыбнувшись, ощутила как роза становится упругой и лепестки оживают. Цветок заполнил собой пространство, что было отпущено ему, и просился на волю. Когда Алира раскрыла ладони, она восхитилась удивительной красоте. Роза нежилась в тепле ее рук, такая живая, словно ее только что срезали с куста. Вглядываясь в свою находку, она не заметила как проехала свою остановку. Спохватившись, чуть позже, девушка выпорхнула из метро и пересела в электричку, что направлялась в обратный путь. Все еще прибывая в эйфории, и любуясь бутоном розы, она старалась сконцентрироваться. Ей показалось странным, что парень сидевший напротив, стоит рядом с ней. Вид у него был растерянный, он жадно вглядывался в цветок, что находился в ее руках. Алира насторожилась и убрала розу в карман. Ее стали одолевать сомнения, неужели он заметил. Она снова заглянула ему в лицо и пожалела об этом. Теперь он не отрывал взгляда от нее. Девушка придвинулась ближе к выходу, чтоб как можно скорей покинуть вагон электрички и сбежать. Надеюсь, он не пойдет за мной. Она стала утешать себя мыслями о том, что скоро переступит порог дома, поест и все встанет на свои места.

Двери открылись, Алира шагнула вперед и ускорила шаг. Парень что, волочился за ней следом, стал постепенно отставать.

Ну вот, это всего лишь моя фантазия. И ничего он не хочет от меня. Она сделала несколько глубоких вдохов и поправила сумку, что спадала с ее плеча…


Утром, когда он открыл глаза, его подруга уже сидела за компьютером, и по тому как часто мелькали окна на ее рабочем столе, можно было понять, она торопится. Он продолжал наблюдать, притворяясь спящим. Оля перекачивала фотографии со своего мобильного телефона, и пыталась загрузить их в интернет. Открывая поочередно и просматривая изображения перед отправкой. Когда он увидел что именно изображено на фото, его передернуло от отвращения, и он вскочил с постели.

-Идиотка.

Вырвав провод от картриджа, и грубо оттолкнув свою подругу, молодой человек стал отменять операции. Затем он схватил телефон и кинул его в стену так сильно, что аппарат разбился на кусочки, и щепки корпуса разлетелись по всей комнате.

— Прекрати, что ты делаешь!?

Оля присела на корточки в том месте, где приземлился телефон, вернее то, что от него осталось. С криками и бранью она стала собирать осколки. Поняв, что он слегка погорячился, молодой человек натянул брюки, и стал молча собирать свои вещи. Увидев его действия, Оля опомнилась и заплакала.

— Прости, только не уходи.

Она пыталась вырвать у него из рук футболку, но он со злостью посмотрел на нее и выбросил все на пол.

— Мне это все равно не нужно. А телефон тебе купит твой следующий бой-френд.

-Прошу тебя, останься. Я же люблю тебя!

Он криво улыбнулся, его глаза все еще метали молнии.

— Не подходи ко мне, я видел твою любовь. Ты променяла ее. Я просил тебя никогда не делать этого. Ты пренебрегла мной. Глупо было вообще с тобой связываться. Женщины, вы все одинаковые.

Он надел темную олимпийку и хлопнув дверью, покинул ее дом. Оля упала на кровать, громко всхлипывая и зажимая в руке щепки, нового розового «айфона».

По пути к бару, Ярослав чертыхался и был настолько зол, что спешил залить свою горечь спиртными напитками. «Что ж я за урод такой, неужели нельзя просто принять человека таким, какой он есть». Не смотря на то, что он не страшный и вполне себе даже привлекательный. Боже, неужели я никогда не встречу человека, который заглянет мне в душу. И поймет, что я такой, как и все…

Когда он добрался до бара и принял первую порцию успокоительного, его пасмурное настроение стало меняться.

-Что, достали все и вся? Сегодня ты хмурый.

Бармен наполнил очередной бокал выпивкой и стал протирать стойку салфеткой.

— Женщины, Павел, они меня сума сведут.

— О, ну эт ты зря. Еще найдешь свою половинку.

Молодой человек опрокинул бокал с виски и засмеялся.

-Боюсь, что моей половинки не существует. Найти бы ту, которая поймет, большего я не требую. Но нет, они все как одна, повторяют одни и те же ошибки. Делают то, о чем я их совсем не просил.

-Старик, я не понимаю о чем ты, но уверен, что ты не плохой парень. По крайней мере, я исповедовал, как минимум сотен пять. Поставить решетку между нами и облачиться в костюм святого, будет прямо таки натурально, похоже. Если желаешь пуститься в подробности, я тебя выслушаю.

Громко смеясь и перебирая шутки, Ярослав перевел тему разговора.

К концу вечера он уже не думал о разрыве с Олей, и упиваясь последним бокалом виски принял решение вернуться домой, к отцу.

— Сколько я тебе должен, Паш?

Бармен посмотрел на своего постоянного посетителя и сделав скидку выставил счет. Парень расплатился, оставил чаевые и направился к выходу.

— Слав, такси вызвать?

Бармен убрал пустой стакан и повесил полотенце на плечо.

-Не сегодня, я еще в состоянии слиться с народом в общественном транспорте. Поеду на метро. Погляжу, что вокруг творится.

— Удачи. Заходи если что.

Пожав руку Павла и прихватив зубочистку, Ярослав выбрался на свежий воздух и побрел в метро…

Глава 3

Прикрыв глаза, Слава наблюдал за людьми окружающими его в тот момент. Пара что любовалась друг другом действовала ему на нервы, и он прикрыл глаза, чтоб не думать о них.

Все остальные не вызывали никаких эмоций. Бабка с сумками, как всегда что-то перекладывает, будто бы дома она не сможет этим заняться. Девушка напротив, точно ребенок, довольно улыбается и что-то прячет в руке.

Он сделал вид что совсем не интересуется ей, в то время как сам следил за ее поведением слегка приподняв веки. Когда картина стала проявляться, он чуть не вскочил с места. Сдерживать себя в руках, пытаясь и дальше притворяться спящим, Славе становилось труднее. Все что он видел, что только что произошло на его глазах... Неужели никто больше не заметил? Он все же, разомкнул веки, непринужденно, но довольно нервно поправив волосы, и украдкой взглянул на девицу. Ее ладонь разжалась, и пред его взором предстало именно то, что он ожидал увидеть. Цветок....

Выпорхнув на улицу, Алира глубоко вдохнула свежий воздух, что был напоен ароматом недавно прошедшего дождя. Ее усталость стала постепенно отходить на задний план. Свежий, порыв ветра разметал ее волосы, и она накинула капюшон. И вроде бы все шло как надо, вот только молодой человек, наблюдавший за ней из вагона метро, уже нагонял объект своего внимания.

Только этого мне не хватало. Алира зажала в руке перцовый баллончик. Его ей подарил Ваня, для самообороны, на случай если будут приставать. Ей ни разу не приходилось пользоваться им, не выпадало случая. Но теперь, похоже, тот самый момент. Если он начнет приставать, я брызну ему в лицо этой штукой, пронеслось у нее в голове, и она еще сильней сжала баллончик, нащупывая пульсатор. За спиной ее послышался голос:

— Мадам, не торопись так, у меня вопросик.

Алира было растерялась, и даже споткнулась, но через мгновенье продолжила идти ровно, и быстро.

-Да ладно, ты что бегать меня заставишь за собой. Слышь, остановись говорю тебе! А-то сейчас схвачу за....

Не успел он договорить, как Алира, настроенная только на самозащиту, выставила руку вперед и распылила перед его носом содержимое перцового баллончика. Слава явно не ожидал такого поворота событий, поэтому не успел, как следует отреагировать и сделал вдох. С его глаз, градом полились слезы, он стал задыхаться и сильно кашлять. Не зная как реагировать, Алира остановилась на месте как «вкопанная». Может быть ему нужно было помочь, а вдруг он умрет? В ее голове закружился хоровод мыслей, а сама она не могла сделать ни одного движения. К следующим, и как на тот момент показалось Алире, правильным побуждениям и действиям ее подвиг приставала.

— Я те все перья выщупаю, когда поймаю, идиотка! Я ж тока спросить хотел...

Его продолжал душить непрекращающийся кашель, в то время как она уже бежала к своему дому....

Пробегая по лестнице до 7го этажа, не дожидаясь лифта, Алира не заметила как очутилась на пороге квартиры. Такого Адреналина ей еще не приходилось испытывать. Это недоразумение, вызвало в ней смешанные чувства. С одной стороны, она испугалась и почти не контролировала себя, но с другой... Она была безумно рада, ей удалось защитить себя и убежать от этого грубого и ужасного приставалы.

Включив свет в прихожей, и выглянув в окно, она посмотрела на то место, где оставила парня. В темноте ей не удалось ничего разглядеть, поэтому Алира, довольная как кошка своим поступком, и смелостью принялась переодеваться. Этот случай как будто на время позволил ей забыть обо всех горестях, и бедах в совсем еще юной жизни. Возможно даже на какой-то короткий миг, ей захотелось продолжать жить. Но к утру, это чувство рассеялось, оставляя после себя только горечь серых пустых воспоминаний. «Ну и что по сути произошло?» Подумала она, когда лежала в кровати, поздним утром, перещелкивая каналы телевизора. Какой-то «недоумок», пытался приставать ко мне, и что было бы, не будь у меня в кармане средства самозащиты? Что он бы со мной сделал? А может и нужно было остаться, и перетерпеть боль и унижение, может в конце, он убил бы меня и закопал в лесу. Лес рядом, нести недолго.

— Боже, что я говорю. Это сродни самоубийству. И потом, чувство самосохранения сильней, чем я могла подумать.

Она скинула одеяло, потянулась и старательно прогнала мысли вон. Что принесет ей новый день? Посмотрев на себя в зеркало в душе, Алира было расстроилась, что так плохо выглядит. Худоба ее совсем не красит, но что она может сделать. Аппетита у нее совсем не было. Чаще она заставляла себя есть, и в одиночку было не просто наслаждаться едой. Но сегодня, Алира решила поехать в «Макдональдс». Ведь многие утверждают, что от гамбургеров можно поправиться. Ну и почему бы не попробовать. К тому же, там так много народу, что никто не обращает ни на кого внимания. Если что, просто возьму еду с собой и уйду. Дома тоже можно поесть.

Глава 4

Весной, Алира еще могла позволить себе легкие куртки и широкие олимпийки, прикрывающие ее спину. Корсет сглаживал все неровности, но под светлыми вещами его было видно. Крылья теперь стали больше, и приходилось еще туже стягивать шнуровку. Этим летом, Алире придется не сладко. Скрывать свой недостаток ей будет тяжелее, но деваться не куда. К тому же, подумала она, мне скоро 18, нужно будет руководить фирмой. А я не смогу все время прятаться дома. До этого времени я продумаю свой стиль, и найду выход из положения. Классические костюмы, и пиджаки мне очень помогут…


— Сегодня я задержусь. И Мария, Вам необязательно оставаться со мной. Мне нужно привести в порядок кучу дел. Не знаю, кто наладил такую систему, но я собираюсь переделать это, как только заступлю на свой пост.

Алира почувствовала себя уверенней в фирме отца. Сотрудники постепенно привыкал и к ней, никто не жаловался, на ее назойливость. Алира же стала чаще оставаться на работе, именно так, ведь теперь в свободное от учебы время она посвящала именно компании. Не так-то просто было разобраться в тонкостях бизнеса. Многое ей было незнакомо, о чем-то она слышала впервые. Но главное, девушка понимала и принимала все, что творилось в этом улье.

— Мой рабочий день заканчивается тогда, когда руководство покидает офис. Я не могу уйти.

Мария совсем не жаловалась на распорядок своего рабочего дня. К тому же у нее был роман с Сергеем. Так что, личная жизнь и работа, тесно переплетались. Брови Алиры взлетели вверх, приятно удивил тот факт, что Мария уже считает ее начальством.

— О, но я еще не руководство, а Сергей уже уехал, так что Вам незачем ждать меня.

— И все же, я останусь. Если конечно не помешаю Вам. Дело в том, что, у меня тоже накопилась куча бумажной работы.

Мария, давно перестала испытывать чувства к своему Боссу, но отвязаться от него ей было труднее чем предполагалось ранее. Он стал чаще наведывается к ней домой. Ведь это именно он снял для нее квартиру, и все расходы оплачивал тоже он. Как-то однажды Мария попыталась сказать своему любовнику, что не желает больше поддерживать отношения, но Сергей пообещал, что превратит ее жизнь в ад, уволит и посодействует в ее дальнейшем будущем. Так что, она не сможет устроиться не на одну работу. А так, как Мария не хотела возвращаться в Ульяновск, откуда приехала несколько лет назад, ничего не оставалось как продолжать сидеть на содержании своего директора и наслаждаться жизнью. К тому же она привыкла к дорогим вещам, «спа-салонам», и другим радостям жизни. Но сегодня у нее не было особого настроения встречаться с Сергеем. Она обрадовалась, когда нашелся прекрасный повод отменить сегодняшнее свидание.

В ближайшее время, намечался прием, в честь дня рождения Сергея. И многие люди должны были приехать на торжество, которое состоится в дорогом ресторане, в центре Москвы. Алира подумывала отказаться от этого приглашения, но и не пойти на него было бы глупо. Ей выпадет шанс познакомиться со всеми партнерами по бизнесу, заказчиками и прочими людьми, с которыми тесно сотрудничает компания. Но мысли о наряде не давали ей покоя. Не может же она просто надеть джинсы, закрытую футболку, в то время как наряды других дам будут весьма солидны. Платья в пол, паетки, дорогие украшения, одним словом шик и блеск. Ей предстояло обойти немало магазинов, в поисках наряда, который подойдет к вечеру. Не будет слишком вычурным с одной стороны, и повседневным, с другой. Все же она дочь погибшего главы компании Егора Андреевича, и все с любопытством будут ее разглядывать.

-Алира, дорогая, ты придешь на вечер?

Сергей размешивал сахар в чашке с кофе и заботливо предлагал ей отведать с ним сладкого. Они сидели в кафе, это были те нечастые случаи, когда ей приходилось принимать приглашение на ужин, чтоб не казаться совсем отстраненной. Раньше, он не вызывал в ней столь неприязненных чувств. К тому же друг отца, поддержавший ее в трудную минуту, давший свободу. Его опека стала лучшей из всех в мире, так как он не интересовался ее личной жизнью. Но в последнее время, он как бы пытался ухудшить ее репутацию, замечаниями и глупыми рассуждениями. Последняя его выходка, насторожила Алиру, и теперь она перестала испытывать даже то, немногое удовольствие, что было ранее от общения с ним.

— Я пока не решила, может быть...Дело в том.. Алира запнулась, не зная говорить ли ей о своей проблеме. Решив, что это будет лишнее, она изложила ему совсем другую версию своих затруднений.

— У меня что-то спина в последнее время побаливает. Если буду чувствовать себя лучше, то приду. Она заставила себя улыбнуться и взять его за руку.

— Но я ни в коем случае не забуду поздравить Вас.

Глаза Сергея, казалось бы, просветлели на мгновенье, возможно в его голове прояснилось, и на секунду, он подумал не только о себе. Но в следующее мгновенье он натренированно улыбнулся, похлопал девушку по руке и высвободил свою ладонь.

Позже, в машине мужчину средних лет, опекуна хрупкой девчушки, посещали мысли, словно она пыталась растопить лед в его сердце, своим прикосновением руки, таким чутким и теплым. Будто бы хотела вызвать жалость, и не обращать против нее весь мир. Но сердцем Сергея давно завладело желание не подвластное чуткой половине его существа. Стремление власти, и обогащение своего состояния, еще больше чем есть — поглотило его с головой. Глаза только что блестевшие от светлой мысли уже покрыла пелена ненависти. Она не заслуживает этого состояния. Ведь это он, в последние 2 года вывел компанию на новый уровень. Словно бы в голове его звучал голос, который повторял: «Ей не справится, она будет рада отправится в мир иной и присоединиться к своему отцу.»

— Если не будет другого выхода.

Он произнес это вслух, стараясь поверить в то, что возможно она откажется править и перепишет все на него. Но как показывало время, такого решения в ее головке не возникало. Она усердно и упорно старалась стать хорошим руководителем. Но с такой мягкостью ей это врятли удастся.

Машина умчалась, оставив после себя облако выхлопного газа, и девушка побрела под усыпанным звездами небом к автобусу.

5 Глава

В этот момент, Алира сильно пожалела, что в ее сумочке не лежит перцевый баллончик. «Это что, весна на них так действует», пронеслось у нее в голове. Она стояла у себя во дворе, недалеко от дома в окружении четырех парней. Мысленно Алира вспоминала, где оставила свое средство защиты. На помощь ей пришла картина, случившаяся ранее, несколько дней назад. И баллончик сейчас лежал в олимпийке, на дне корзины с бельем...


Ярослав, просидел в тени деревьев почти весь вечер, дожидаясь ту единственную. Ему и в голову не приходило, что она может и не захочет с ним общаться. «Если девушка такая же как я, ей так просто не отделаться. Я должен узнать все о ней». Разве он мог вообразить, что встретит ту самую, возможно не половинку, но такую же, как он. И даже после того, как эта глупая девчонка пыталась его отравить перцем, он не сможет оставить ее в покое. Пока не удовлетворит свое любопытство. Пока не откроет для себя тайну ее жизни среди нормальных людей.. Возможно, она знает больше чем он. Хотя по виду и не скажешь...

Время уже перевалило за десять вечера, но девушка так и не объявилась. В первую встречу, Слава сквозь пелену слез сумел разглядеть в какую сторону побежала девушка. Она была настолько наивна, что прибежав домой, умудрилась тут же включить свет в квартире. Быть может это совсем не в ее квартире загорелся свет, но подъезд он точно не мог перепутать. И эти огромные глаза, казалось что они будут преследовать его вечность. Надоедливый испуганный взгляд, темно-синих глаз, спутанные светлые волосы и золотистые как колосья брови. Хотя от образа незнакомки не веяло теплом и любовью, налетом романтики, все же Ярослав заставил себя просидеть под ее окнами весь день, и не упустить ни одного образа вошедшего или вышедшего с подъезда, который он охранял словно собака на привязи. Пару раз он все же покидал свой пост, и тревога, что он мог в этот момент упустить ее начинала нервировать...

— Привет, милая. Куда торопимся?

Звонкий мужской голос заставил Славу отвлечься от своих мыслей. Он наблюдал картину, в которой уличные хулиганы как всегда подыскивали себе развлечение, и видимо нашли.

Алира остановилась, так как молодые парни, лет двадцати с лишним, окружили ее довольно тесным кольцом. Перекидывая сумку с одного плеча на другое, она попыталась сосредоточится, и придумать выход из этой ситуации. Одни из парней схватил ее сумку и кинул другу. Алира настолько растерялась, что почти не поднимала головы, бормоча под нос, на что после этого раздавался хохот. Понимая, что под рукой нет ничего что могло бы ей помочь, Алира попыталась вырваться из западни. Но это оказалось не так уж и просто. После того как ее сумку обшарили и выпотрошили все деньги из кошелька, парни снова обратили внимание на девушку. Валера, главный зачинщик беспорядка помнил, что нельзя применять каких либо физических сил, но у остальных все его указания и действия плана, вылетели из головы. Каждый хотел прикоснуться к ней, дернуть за локон или подойти ближе и насладиться тонким ароматом лимона и вербены. Алира, заметив настойчивость хулиганов, постаралась распихнуть локтем тех, кто стоял ближе и вырваться. Ей почти удалось, так как парни не прилагали усилий удержать ее. Верней они решили пошутить, и в тот момент, когда один из них отступил в сторону, второй подставил подножку и Алира споткнувшись, упала на землю. Она слегка оцарапала руку, и ей показалось, что травм больше нет. Зато за спиной было отчетливо слышно, как парни громко смеялись.

-Ты такая неуклюжая, падаешь на ровном месте.

Один из парней, невысокого роста, но довольно накаченный подошел к ней и схватил за волосы. Под воздействием боли, Алира заставила себя подчиниться хулигану и подняться. Ей казалось что вот это как раз начало ее кошмара. Мужество стало покидать девушку и от нарастающего страха ее руки стали трястись. Она совсем растерялась, мысли стали путаться, Алира молола что-то про полицию, но голос дрожал и было практически не разобрать ее речь.

Валера хоть и пытался угомонить своих приятелей, но его попытки были настолько жалкими и неуверенными, что в итоге он потерял лидерство. Его приятелей совсем не интересовал тот уговор о котором договаривался один из них. Да и душа требовала развлечений.

Когда лицо девушки сравнялось с лицом грубого и нахального шатена, Алира сжала как следует свои губы и зажмурилась ожидая что он станет ее целовать. Она пожалела обо всем на свете, особенно о сегодняшнем дне. В ее голове все время крутилась одна и та же мысли, «зачем я сегодня задержалась». Если в последнее время она и задумывалась о смерти, то при виде этих парней ей совсем расхотелось умирать. Алира представляла себе смерть без боли, неожиданную и быструю, или тихую и спокойную. Ожидание никогда не приносило ей удовольствия....

-Нет, ну это уже слишком.

Из-за угла дома, немного пошатываясь и разминая затекшую шею направлялся какой-то тип.

— Ребят, ну вы звери что ли? Такую хрупкую девчонку и так грубо уронить на пол, схватить за волосы…

По тому, как парень нехотя приближался, его слова стали отчетливо слышны. Очертания лица скрывались под капюшоном, но фигура показалась Алире знакомой. Она прокрутила в голове образ приставалы, и ей стало страшно вдвойне. «Неужели это он»? Если так, то что ее вообще ждет впереди. В этот момент она готова была бы потерять сознание, но боль от стянутых волос не давала ей лишиться чувств.

Хулиганы притихли на какое-то время, прикидывая следующие действия. Так как парень был один, и никто больше к нему не присоединился, они снова посмелели и обрели дар речи.

— Поглядите, Робин Гуд явился.

Волосы Алиры все еще были зажаты в кулаке у одного из хулиганов и Алира стояла не шевелясь что бы не причинить себе еще больше боли.

— Робин Гуд, не ребят это не по мне. Может быть лучше «ЗОРО»? Как Вам?

-Пацаны, да наш приятель с чувством юмора.

Валера решил взять инициативу главаря снова на себя, и теперь уже настойчиво показывал это.

— Ладно, некогда нам болтать с тобой. Иди куда шел, пока не отхватил лишнего.

Круг снова замкнулся, и девушка оказалась внутри него.

— Э, неееет.

Слава вытащил руки с карманов своей олимпийки и подошел ближе к кольцу.

— Короче, вот эту мадам, передаете мне, а деньги можете оставить себе. Вот так будет справедливо.

— Слышь, «Зоро» шел бы ты, тебе же сказали. Или тебе помочь. Пенок под зад для ускорения отвесить?

Двор снова заполнил громкий хохот, после чего парни не на шутку решили разобраться с надоедливой мухой. Алира, наблюдая эту сцену, совсем потеряла способность мыслить. После недолгой перепалки ее недругов, волосы что еще минуту назад были сжаты в кулак над ее головой, высвободились. Ей мешало пошевелиться то, что творилось вокруг. А вокруг завязалась драка, четверо не хилых парней окружили приставалу и стали пытаться навешать ему тумаков. В это время Алира попыталась придумать исход своей жизни. А вернее, в чьих руках она окажется. «Если они его побьют, а это скорей всего случится, то она будет растерзана четверыми разъяренными парнями. Но если вдруг, он окажется «СУПЕР-МЭНОМ», и чудом спасет ее от них, то Боже… Он обещал все перья мне выдрать». Теряя рассудок, она стала перебирать ногами, наблюдая исход драки. Он оказался «СУПЕР-МЭНОМ», то-то он вел себя так уверенно. Теперь Валера пытался в припрыжку, убежать из двора, шатен, что держал ее за волосы лежал лицом к земле с заломленной за спину рукой. Двое других, один из которых держался за живот, выли как собаки. Послышался хруст, и Алира осознала, что кому-то сломали руку. Открыв рот и застыв на месте, она округлила глаза и ее ноги стали подгибаться. Сильные руки, подхватили ее за талию, и хмурое лицо склонилось над ней. Это отрезвило ее и вернуло к чувствам. От новой волны страха ее губы побелели как снег. Слава отвернулся от нее и обратился к шайке избитых парней.

-Я всех и каждого из вас запомнил в лицо. Еще раз, увижу в этом дворе, эта дамочка запишет на вас заявление в полицию. За попытку изнасилования и побои вас посадят лет на пятнадцать.

-Но мы ее даже пальцем не успели тронуть.

Кто-то из лежащих на полу, подал голос.

-Я сам позабочусь о побоях, и поверьте мне, она будет разукрашена синяками как клоун в цирке. И я не шучу.

-Ты с татуировкой на шее, помоги своему другу встать, у него рука сломана. И валите от суда, придурки.

От его слов у Алиры кровь застыла в жилах, в ее маленькой головке пронеслась мысль «Он сумасшедший маньяк, и он меня убьет»....

Глава 6

Поднимаясь по лестнице до первого этажа, Алира старалась совладать с головой, чтоб не впасть в истерику. Дойдя до лифта, приставала нажал на кнопку вызова и как то странно ухмыльнулся. Когда они молча вошли в металлическую коробку, он убрал руки с ее талии и сложил их на своей груди, зажимая в одной из них ее сумочку. Алира совсем не понимала что происходит, почему он едет с ней и нужно ли ей звать на помощь. Если он приблизится к ней, она закричит. Слава, словно по сигналу повернулся к ней и взяв за подбородок приподнял ее лицо.

-Кричать не надо. Я знаю, ты напугана. Убивать я тебя не собираюсь. Иначе не спасал бы, глупая курица.

Алира продолжала молчать. Ей показалось, что называть ее курицей это уже слишком. Она высвободила свой подбородок и нахмурилась. Хоть это и было довольно глупым, злиться на оскорбления в тот момент, когда ты не знаешь, что с тобой сделает этот незнакомый человек.

-Да ладно тебе, ты что хмуришься?

Парень захихикал, стараясь не взорваться от смеха.

Когда лифт приехал на этаж, он выскочил первым и заслоняя собой дверь ее квартиры пытался унять свой смех. Алира же, в свою очередь все больше удивлялась тому, что этот парень, точно маньяк хоть и обещал не убивать, но все же узнал, где она живет и слишком странно себя ведет. Она остановилась напротив него, и ждала, когда он вернет ей сумку, в которой лежали ключи от квартиры. Но он совсем не собирался это делать. Уверенно, и вполне натурально, Слава нащупал в сумочке ключи и стал спокойно открывать замок.

Алира схватилась за голову, и растерянно посмотрела на своего спасителя, который еще недавно пытался к ней приставать. Но так думала она. Слава же, в свою очередь не думал вообще ни о чем, кроме как попасть в дом, выпить холодного пива, если оно у нее есть и спросить все, что его интересует.

Перед тем, как впустить ее в дом он прислушался к тишине.

-Слушай, а у тебя дома есть кто? Ну, родители там, братья сестры? Иначе объяснять придется мое присутствие.

Алира хотела соврать, что у нее дома злая собака или того хуже парень, но вспомнив Ванечку, который уже давно покоиться в земле, отрицательно качнула головой и прошла вперед. На нее нахлынули чувства, и она не хотела показывать их незнакомому и совсем не желанному гостю. Слава, почувствовав свободу и облегчение, включил свет в прихожей и разулся, хотя обычно он так себя не вел. Пройдя в зал, он стал осматривать комнату, полки с фотографиями и прочие безделушки. Не стесняясь своего любопытства, и не обращая внимания на удивленный и вопрошающий взгляд, он перебирал в руках все, что его интересовало. Алиру стало понемногу лихорадить, и она почувствовала как правый глаз защипало. Пройдя в спальню к зеркалу, она посмотрела на свое отражение и увидела очаг боли. При падении она рассекла бровь, и кровь попала в глаз. Выглядело это все немного устрашающе, хотя на самом деле рана была не такой страшной.

— Давай помогу. В отражении зеркала рядом с ней нарисовался силуэт мужчины. Он стоял справа от нее и держал в руке ватный диск и перекись.

-Я сама справлюсь. Алира поспешила развернуться и забыв что отражение в которое она смотрела зеркально, врезалась в его торс.

— Ну да, сама. Небось, голова кружиться, или это ты пристаешь ко мне? Не успев получить одобрение девушки, Слава взял ее за талию приподнял и посадил на трюмо. Так ему было проще обработать ее рану.

-Не нужно обращаться со мной так. Я Вам не кукла, и ненужно сажать меня на трюмо.

— Угу.

Слава опустил руки, и нахмурил брови, так его лицо становилось угрожающим. Хоть он это делал не специально, но Алира немного насторожилась и замерла.

— Ну так то лучше, ато вертишься как ребенок. Ну не буду же я над тобой склоняться, вот и посадил на полку.

-На трюмо.

— Что на трюмо?

-Это не полка, а трюмо.

Алира попыталась собрать остатки мужества и проявить смелость. Что Славе очень не понравилось, и он снова нахмурился.

-Что, русскому языку меня поучить решила. Какая разница, все равно мне так удобней. Он снова приложил к ее лицу ватный диск с чуть большим усилием, на что Алира вскрикнула и попыталась высвободиться.

— Сидеть!

Его голос прозвучать чуть громче, чем это было нужно, и она съежилась под его взглядом. Слава перевел дыхание и постарался совладать с собой. Ему не приходилось нежничать с девушками, разве что когда он их добивался, или затаскивает в постель.

-Что не так? Я стою тут перед тобой, промываю тебе рану, ранее спас твою задницу и не претендую на нее. Скажи, чего ты теперь-то боишься?

Алира, совсем не привыкла к такому общению, и ей становилось трудно заставить себя ответить. Она словно маленькая черепашка, почувствовавшая опасность, пыталась спрятаться в панцирь и не вылизать пока угроза ее жизни не исчезнет. Но чем больше она продолжала молчать, тем сильней раздражался парень. Он совсем не хотел ее напугать, и его расстраивал тот факт, что все идет не так как он задумал. Сначала эта идиотская встреча, надышался перцем, потом пришлось ввязаться в драку, из-за нее, и теперь она даже разговаривать не хочет с ним.

Он немного отступил от нее, давая ей больше воздуха и пространства. Алира сделала глубокий вдох, почувствовав свободу, и взяла себя в руки.

— Ты грубый, жесткий, злой, и..и.. Я тебя боюсь.

-Ого!

Его лицо изменилось, скорее, повеселело. Слава развел руками, немного посмеялся и затем прищурился.

-Вот это интересно! Я тебя, значит, спасаю, а ты меня же потом боишься.

Но Алира припомнила их первую встречу, ей не показалось смешным, что она испытывает к нему страх. В конце концов, он что же, ее за полоумную держит?

-А Вы не подумали, что я Вас узнала, и помню, как Вы приставали ко мне....

Не договорив, Алира сделала испуганный взгляд и ее рука так и дернулась зажать себе рот.

— Ну и что с того? Я ж просто поговорить хотел, а ты меня перцем угостила. Ну и где был твой баллончик, когда они к тебе приставали? Или это только я вселяю в тебя такой страх, хотя и не собирался домогаться тебя.

Слава даже слегка обиделся на то, что так получилось. Они считались для нее угрозой, а не он, и значит, они должны были отведать перцовый газ.

Алира, почувствовав, себя более уверенной подняла головку и стала нащупывать бровь. Парень, снова приблизился к ней и отвел ее руку от раны.

-Грязными руками трогать нельзя, что в детстве не учили? Лейкопластырь есть?

— Спасибо, но дальше я сама. Она спрыгнула с места, куда ее посадил Ярослав, и стала шарить по ящикам в поисках лейкопластыря. Парень, наблюдал, как Алира дрожащими руками пытается оказать себе помощь. После того как первый пластырь приклеился к полу, а второй к пальцу девушки, парень сделал глубокий вдох и снова усадил ее на место. Алира же, покорилась ему лишь потому, что подумала, так он быстрей покинет ее дом. Прикрыв глаза, и стараясь не дышать, Алира мечтала лишь о том, чтоб этот день подошел к концу и все закончилось. Но вскоре она открыла глаза, почувствовав, что мужчина, только что взялся за молнию на ее кофте.

От удивления увиденного она высвободила свою молнию и оттолкнула парня. Слава сначала так растерялся, он думал совсем о другом, а выглядело это так, будто он пытается ее раздеть.

-Оу, это не что ты подумала!

Он прекрасно понимал что под кофтой есть что-то, что должно напоминать корсет, а под ним...Когда он держал ее за талию, там, в лифте, он наткнулся не на теплую спину, а на препятствие, что отделает и скрывает то что они оба прячут от этого мира.

— Ну да, а зачем тогда кофту мне расстегиваешь? Уж если чего-то хочешь, можешь и сказать. Куда ж я денусь теперь. Силой возьмешь, или как?

Слава нахмурил свои брови, ему совсем не нравилось то, в чем его пытаются обвинить. Она совсем не вызывала в нем ничего, кроме интереса к тому, что их объединяет. Он разозлился не на шутку и выпалил все без утайки.

— Ты что же думаешь, я животное, какое? Да меня вообще в тебе ничего не привлекает. Посмотри на себя. Кожа да кости, маленькая, пугливая, горбатая мышка. У тебя одни глаза на лице. Волосы путанные, одежда как у мальчика.

Алира, совсем не ожидала такого поворота событий, возможно, это шок от происшедшего, наконец, подействовал на нее, или его слова так поразили, но ей захотелось выброситься из окна или забыть обо всем на свете. Она затряслась всем телом, казалось, ее сейчас стошнит. Голова пошла кругом, в глазах потемнело, и на какое-то мгновенье она перестала слышать.

Легкая встряска пошла Алире на пользу, она снова вернулась в сознание, и круги в глазах стали постепенно исчезать.

— Выпей воды. И прекрати трястись.

Она взяла стакан обеими руками, и сделала несколько глотков.

После этой ночи, Алира все чаще задумывалась над словами, которые Слава бросил ей в лицо. Неужели ее образ настолько жалок? Что же тогда привлекало в ней Ваню? Или он тоже не любил ее. Она выругалась сквозь зубы, за то, что позволила себе подумать о Ване так плохо. Он искренне любил ее, желал и никогда не упускал момента, обнять ее, притянуть к себе. Даже когда засыпала, Ваня клал маленькую головку к себе на плече, и гладил ее, пока не засыпал сам. Когда она хлопала крыльями, освобождаясь от корсета, он как зачарованный наблюдал за ней. Принимая ванну..... Алира стала прогонять воспоминания прочь, ей становилось больно, когда она думала о нем. Когда слезы начинали душить, Алира старалась занять свои мысли чем-то иным. И хоть одни счастливые воспоминания сменялись другими, все же это было в прошлом. Люди с кем она была счастлива ушли в мир иной. Оставив ее в одиночестве....

Несколько дней, Алира не покидала своего дома, с одной стороны она боялась выйти на улицу и встретить тех хулиганов, с другой ждала когда ее бровь заживет, не будет же она объяснять Сергею, фантазия которого и без того бурная, что на нее напали, или она упала и ударилась. Хотя это вполне нормально, все же после его недавних расспросов, Алира старалась не вызвать подозрений. Сейчас было самое время заняться поиском наряда, вечернего костюма или платья. До дня рождения оставалось несколько дней. К тому же нужно подумать над подарком. Врятли его можно чем-то удивить, но все же она постарается найти что-нибудь достойное.

Погода становилась все теплее, день прибавлялся, и Алире все чаще и туже приходилось затягиваться в корсет. Крылья, густо поросшие белыми шелковистыми перьями, плотно прилегали к спине, но без корсета, их очертания становились заметными. Она так жалела, что ей не с кем посоветоваться, изложить суть проблемы и попросить помощь или поддержку. Без энтузиазма она бродила по магазинам с одеждой, не находя ничего подходящего. Совсем поникшая, Алира зашла в Шоколадницу, что выпить кофе и заесть свою неудачу пироженным. Она просидела за столиком минут пять, прежде чем почувствовала, что на нее смотрят. Оглядевшись вокруг, девушка заметила как один из парней отвел свой взгляд. Алира не сразу заметила его, потому как не смотрела по сторонам. Но теперь ее обуревали какие-то смешанные чувства. Приставала, как в последнее время она называла его в своей голове, сидел через три столика от нее и не подавал никаких признаков, что они знакомы. Он просто сидел, и смотрел на нее, пока она не заметила его присутствие. Перехватив ее взгляд, он кивнул ей в знак приветствия и отвернулся в другую сторону. Украдкой наблюдая за Славой, она стала проникаться к нему теплым чувством. Он выглядел так, словно что-то потерял. Его плечи поникли, взгляд блуждал по ту сторону стеклянной перегородки. Ее наполнило чувство вины, за то, что она не поблагодарила его за спасение. Алира даже позволила себе подумать, что в первую встречу с ним, действительно произошло недоразумение. Через несколько минут, девушка приняла решение.

Она подозвала жестом официанта и что-то заказала, после чего поднялась со своего места и направилась к знакомому лицу.

-Я не помешаю, если присяду за Ваш столик?

Молодой человек не ожидал от нее таких действий, но все равно не хотел показывать своего удивления. Он лишь молча кивнул и пригубил горячий шоколад. Алира, понимая, что он совсем не тот за кого она его приняла, и попыталась улыбнуться.

-Я хотела бы поблагодарить Вас, за помочь которую Вы мне оказали. Было очень грубо, и глупо с моей стороны, думать о Вас плохо. Просто, я...

Не найдясь, что еще сказать, и не дожидаясь от него какой либо реакции на ее слова, Алира решила, что стоит покинуть это кафе. Когда она собралась встать со стула, Слава взял ее за руку, пытаясь удержать. Его жест мог бы вызвать неправильное толкование, поэтому он поспешил отпустить ее.

- Извини.

Алира перестала ерзать на стуле и решила подождать.

- Ты тоже прости, если я обидел тебя. Я действительно не хотел. Может я и был грубоват, но так уж я устроен. Изменить меня не получится.

Он посмотрел ей в глаза, чтоб его слова не показались ей пустым звуком и добавил:

-Я действительно не хотел тебя обидеть. Не в первый раз, ни потом. Возможно, это будет звучать глупо, но мне всего-то хотелось с тобой поговорить.

Алира, немного подумала, если ему нужен разговор, и неважно о чем, она может уделить немного внимания, ведь он практически спас ей жизнь. Улыбнувшись высокому брюнету, Алира подозвала официанта и заказала еще 2 чашки шоколада, 2 кусочка чизкейка и мороженное. Таким образом, она дала ему понять, что собирается выполнить его желание. К тому же, он не был неприятным типом. Темно-синие глаза, почти фиолетовые, точно как у нее, когда она злилась. Сейчас ее глаза были просто синими, а когда-то совсем голубыми. Парень все не решался начать разговор, и чтоб не выглядеть глупо, старался заесть тишину пироженным. Алира стала отмечать в нем достоинства и недостатки. Симпатичный, думала она про себя. И скулы красивые, и губы, и волевой подбородок. Брови походили на стрелки, и когда он хмурился, они слетались к переносице. А уж в гневе она его видела. В такие моменты его лицо менялось, хоть он и не терял свою привлекательность, но от него веяло прохладой и жестокостью. Он мог бы напугать ее одним только взглядом. И напугал, даже сейчас, он не прекращал хмуриться и вселять в нее чуточку страха. Быть может, это делалось не специально, но Слава упорно не подпускал ее ближе, чем следовало. Алира мысленно прикоснулась к темной шевелюре его волос. Коротко-стриженные волосы подчеркивали широкий лоб и прекрасно очерченные скулы. Когда он улыбался, его лицо становилось мальчишеским. Девушка стала раздумывать над его возрастом. Ей показалось что Слава старше ее лет на шесть или даже семь…Но на самом деле Ярославу не так давно исполнилось двадцать семь, и разница между ними составляла десять лет.

-Ты слышишь меня?

-А?

Алира поняла что, прослушала его вступление, и ей стало весьма стыдно за свое поведение. Она хлопнула ресницами, виновато улыбнулась и впредь старалась не отвлекаться. Она доставала ему до подбородка, когда они стояли рядом. С Ваней, ей приходилось куда выше запрокидывать голову. Бог мой, о чем я только думаю, отдернула себя Алира.

-Давай начнем со знакомства.

-Давай попробуем.

-Я Слава. Полное мое имя Ярослав. Но я предпочитаю первое.

- Слава.. Алира повторила имя, смакуя его на языке. Ну что ж довольно приятное имя, подумалось ей.

- А меня, Алира. Только не удивляйся, я и сама не в курсе, почему меня так назвали.

Слава придвинулся к Алире чуть ближе и полушепотом произнес.

-Я не думаю что человека, у которого за спиной крылья, можно еще чем-то удивить.

Алира прикусила губу. Так вот о чем он хотел с ней поговорить. Он узнал, но как? Тут ее глаза стали шире чем обычно, и до нее дошел полный смысл его слов. Она потрогала свой лоб.

-Вроде горячки нет.

- Вот и я так подумал, когда увидел, чем ты в вагоне метро занимаешься. И часто ты этим балуешься?

Слава заговорчески подмигнул Алире и предложил поговорить на улице. Алире, лишь прикрыла свой круглый ротик рукой, чтоб не ругнуться. Она украдкой взглянула за его спину, пытаясь определить очертания крыльев. Но Слава перехватил ее взгляд.

- Там они, и не смотри так, будто своих нет.

Алира замолчала, и пока они не вышли на улицу, не произносила ни слова. Ее словно гром ударил, когда она услышала его речь. Как бы ей не хотелось смотреть на деревья, цветы, кусты и прочие элементы пейзажа, ее взгляд все равно возвращался к нему, и ничего с собой поделать Алира не могла.

- Ну, так и будешь молчать? Слава уже было подумал, что ошибся ненароком, и может нет у Алиры никаких крыльев, и мало ли кто еще умеет вытворять такие шалости с оживлением.

- Это сродни грому средь ясного неба, когда узнаешь, что не одна ты такая на белом свете. И ничего в голове сейчас у меня не вертится кроме одной этой новости.

-Вот и представь каково мне было когда я ехал себе в метро спокойно, и тут наблюдаю картину, как одна мадам...

Тут он покосился на Алиру и исправился.

-Когда одна девушка, сидящая напротив, начинает делать то, что тебе знакомо с раннего детства, знакомо до боли. Вот я и рванул за тобой. А догнав, не успел опомниться, как ты мне жару поддала.

Ее щеки покрылись румянцем.

- Знаешь ли, любая девушка, станет убегать, если с ней так же будут обращаться как ты.

Слава остановился и нахмурился.

-А что я такого сказал. Вроде как только «Эй, мадам»? Алира отрицательно покачала головой.

- Ты обзываешься при каждом удобном случае. Я не хочу к этому возвращаться.

Подойдя к ее дому, новоиспеченный знакомый лишь махнул ей на прощанье рукой и скрылся.


Глава 7

В этот день, Слава вернулся домой к отцу, в самом приподнятом настроении. Отцу показалось, что он давно уже не видел сына таким счастливым. На его расспросы Ярослав только довольно улыбался, чтоб еще больше заинтриговать своего отца.

- Нет, я так больше не могу, рассказывай мне все, сию же секунду.

Сказал Петр Михайлович, и заварив крепкий черный чай присел за небольшой деревянный раскладной стол. Разливая по чашкам чай, и доставая из серванта конфеты, он поглядел на своего приемного сына с отцовской любовью. Слава потянулся за конфетой, и Петр Михайлович отодвинул от парня конфетницу. Слава рассмеялся и встал из-за стола.

Ему становилось трудно усидеть на одном месте. Эта новость должна будет ошеломить отца, и рассказывая все, Слава переживал каждый момент снова и снова.

- Ты можешь поверить, отец, она такая же как и я. Правда у нее никого нет, но это ведь не важно. Я чувствовал себя одиноким пока не встретил ее. А теперь, от одной мысли, что по земле ходит еще один человек хлопающий крыльями, мне становится теплее.

Петр Михайлович пригубил горячего чая и отвел чашку в сторону.

- Это удивительно, я очень рад. И теперь я понимаю, почему ты летаешь в облаках весь вечер. Она рассказывала тебе о себе, о том как живет?

-Нет. Мы недолго общались. И к тому же, я должен дать ей время, осознать, эту новость. Я расспрошу ее обо всем, что она сможет мне рассказать. Буду, как бы это сказать, уделят ей свое внимание. Если...

-Если она будет тебя терпеть, ты хотел сказать.

Петр Михайлович понимал и знал, каким грубым и жестким может быть его сын. Мягким и улыбчивым, Слава бывал только дома. К отцу он испытывал особые чувства. Он любил отца как настоящего, как родного, и не мог позволить себе обидеть его. Только изредка он мог нагрубить. Но после этих моментов, Слава испытывал стыд за свое поведение.

Отец погладил сына по плечу и мужчины рассмеялись. Ярослав понимал, что ночью, ему врятли удастся заснуть, но сегодняшний день, стал лучшим днем в его жизни. Слава несколько раз произнес перед сном ее имя. Жаль, он не сможет увидеться с ней завтра, а может еще и с неделю. Смотря как пройдет его бой. Зато он сможет позвонить. И вообще теперь ей никуда не деться от него...

Алира не думала, что Слава сможет стать отличным другом. И вообще, сможет ли он им стать. Но от одной мысли, что он есть на этом свете, ей становилось теплее. Пусть даже он груб, необходителен и совсем не учтив, не всем же быть такими добрыми как Ваня и как ее отец. Алира еще не знала, увидит ли она нового знакомого снова. Все же ее чувства к нему были двоичными. Она и боялась его, и нет. Он ей нравился, только временами. Да и Слава отгораживался от нее, и похоже не только от нее...

Алира сидела на бежевом ковре, поджав под себя ноги, и пыталась сосредоточиться. Вокруг нее были разбросаны все ее вещи, как оказалось их не так уж и мало. Перед ней стояла задача, выбрать что-нибудь для вечера, на который она собиралась пойти. Платья и сарафаны, что она носила ранее, больше не приносили ей пользы. Одни, облегали спину, другие и вовсе ее не скрывали. Год назад, Алира еще могла носить что-то подобное, но теперь…

Она сделала глубокий вдох, и начала перекладывать вещи из одной кучи в другую. Таким образом, Алира сразу определила, что из вещей, можно уже выбросить. Походы по магазинам не принесли ровным счетом ничего. Все что относилось к вечерним нарядам, совсем не отвечало ее требованиям. Все слишком открытое, облегающее, а то и вовсе короткое. Рассердившись на свое положение, она выругалась. Но этого оказалось не достаточно, чтоб унять злость. Алира завела руку за спину и выдрала себе одно перо.

- Ай!

Ощущения оказались не из приятных. Хоть перо и было совсем не большого размера, боль пронзила такая, будто с ее головы выдрали клок волос. Это ее совсем не порадовало, девушка потерла то место, куда ранее приложила руку. В этот момент в дверь позвонили. Алира нехотя подняла и направилась к двери. Заглянув в глазок, она увидела знакомое лицо. По ту сторону двери стоял ее недавно приобретенный друг Слава, смотрел куда-то в сторону и ухмылялся. Они, конечно, подружились, но все же сегодня у нее не было настроения встречать гостей.

- Так и будешь стоять, и смотреть в глазок?

Послышался его голос. Алира помолчала еще несколько секунд, надеясь, что он развернется и уйдет, думая, что никого нет дома. Но его проницательность не оставляла ей выбора.

-Я не одета.

Алира действительно стояла у двери в нижнем белье, с растрепанными волосами.

-Ну так иди, оденься. Я подожду.

«Настырный», подумала она. Все равно не отвяжется. И зачем я только просила его прощения. Неужели он теперь станет ходить ко мне, когда его душе будет угодно.

Пока она перетаскивала вещи в спальную комнату и надевала привычную футболку хоккеиста, что подарил ей Ваня, в ее голове кружилась только одна мысль. Как его поскорей выпроводить. Натянув на себя серые трикотажные брюки, она на носочках подкралась к двери. Все же прошло минут десять, может, все-таки не дождался? Но нет, казалось бы, он даже позу не сменил. И конечно не стер с лица ухмылку.

Замок на двери щелкнул, и Алира отошла в сторону, что между ними было как можно больше пространства. Слава выглядел хорошо, в светлых обтягивающих джинсах, и фиолетовом легком свитере, но Алира старалась не заострять на нем внимания. В ее маленькой головке, периодически всплывали его оскорбления и грубость.

Да что со мной такое, подумала она. Он же был таким милым в кафе. Возможно, сегодня будет вести себя так же. Но посмотрев на довольное лицо гостя и привычное ему, «чувствовать себя везде как дома», она сразу отсекла эту мысль.

-Чем занимаемся в столь поздний час? Поинтересовался молодой человек, проходя в зал и заваливаясь всем телом на диван.

Алира подняла с полу несколько оставшихся вещей, и вышла из зала, выкрикивая через плечо:

-Гардероб перебираю.

В спальне она постояла еще минуту, после чего натянула улыбку и вернулась. Время действительно позднее, девять вечера — подумала Алира. Значит быстрее уйдет.

Слава, непринужденно окинул ее взглядом и улыбнулся.

- Симпатично. Любишь спорт? Или спортсменов? При этих словах, Алира машинально посмотрела на полку с фотографиями и поникла. Слава уловил перемены на лице и проследил за ее взглядом. Он слегка нахмурился, обнаружив там фотографии, по меньшей мере, три, и все в черных рамках.

- Я что-то не то сказал?

Алира спохватилась и постаралась придать лицу более веселый вид, но это ей удалось с трудом.

-Нет, это я так… Она не нашлась, что ответить, и предложила гостю чай или кофе.

- Прости, но крепких напитков я дома не держу.

- Значит, в следующий раз приду со «своими».

Слава сделал вид, будто бы его сейчас интересует только телевизор, который он успел включить. Поэтому Алира пошла на кухню, ставить чайник. Она была рада возможности выскользнуть из его поля зрения. Вот только Слава, дождавшись одиночества, скользнул с дивана и направился к полкам. Уж очень его заинтересовала реакция девушки. Казалось бы незначительная фраза и такие эмоции. Он пробежал взглядом по фотографиям молодой особы, мужчины лет сорока и остановил взгляд на парне. Взяв рамку в руки, он всмотрелся в лицо, но знакомым оно ему не показалось. Значит не брат, подумал Ярослав. По виду, парню было лет двадцать с небольшим, высокий, довольно плечистый. Слава прищелкнул языком и вернул фото на место. Ему, конечно было интересно все, что связывало Алиру, и пусть эти люди уже мертвы, все же они ей кем-то приходились. Но он решил не спрашивать пока ее об этом. Возможно, она сама откроется. Хотя Алира, всем своим видом показывала ему обратное. Не дожидаясь, когда хозяйка выйдет из своего укрытия, Слава, недолго думая, решил перебазироваться на кухню.

Алира стояла у раковины и полоскала чашки, не замечая что в дверном проеме, облокотившись за ней наблюдает Слава. Она тихонько шмыгнула носом и смахнула слезу. В горле стоял ком, девушка пыталась бороться с чувствами. Повертев отрицательно головой, она подумала, «я не буду раскисать, тем более, сейчас». Сделав глубокий вдох, она выключила воду и достала с верхнего шкафчика кофе. Обернувшись, Алира наткнулась на пару темно-синих глаз, внимательно ее изучавших. Слава понимал, что с ней сейчас происходило, но лишних вопросов задавать не решился. Хотя настроение его поникло, он все же умел скрывать свои эмоции намного лучше. Обворожительная улыбка, что красовалась сейчас на его лице, как раз доказывала это.

-Я уж думал, ты уснула тут, а нет! Вижу, суетишься. Ты скажи, может я помогу.

- О нет, нет, что ты!

Второпях скрывая свое лицо, Алира поспешила заставить стол сладостями и разлить по кружкам чай. Слава уселся за стол и принялся набивать себе желудок всем, что попадало под прицел его взгляда. На самом деле он не успел поужинать, и его неразборчивость в еде, сейчас играла ему на руку. Первые несколько минут, Алира молча, глотала горячий напиток, и наблюдала за молодым человеком. Видя, как он уплетает сладости, она подумала, что Слава сладкоежка, но все же решилась спросить.

- Ты есть не хочешь?

- Слава прожевал шоколадный батончик и сделав несколько глотков чая улыбнувшись ответил:

-Ну так а я что делаю, видишь, ем. Или у тебя есть что повкуснее? Так ты не стесняйся, выкладывай.

Алира направилась к холодильнику и достала несколько салатов, что купила утром в супермаркете. Готовила она в последнее время редко, питалась в основном полуфабрикатами, но на сегодня не осталось и тех. Пока она перекладывала и размешивала салаты, в голове ее пронеслась мысль. «Такими темпами, он может и с ночевкой остаться, причем, не спрашивая». От этих мыслей ей стало смешно, и она улыбнулась. Чуть позже, когда Слава пережевывал еду и пытался говорить с набитым ртом, Алира слушая его в пол уха, думала о поставленной выше задаче. Наряд так и не был найден, а время шло, и значит, ей придется остаться дома.

- Ну, колись теперь. О чем думаешь?

Алира рассеяно провела рукой по волосам и сделала легкий кивок в его сторону. Она совсем потеряла нить разговора, и ей опять стало стыдно, что она отвлеклась и не уделяет внимание гостю. Но понадеялась, что все равно он не заметит этого. Ярослав же, напротив, с самого начала разговора, видел, что она его совсем не слушает, но решил не мешать ее размышлениям, пока ел. Он сделал большой глоток чая и встал.

-Я насытился. И пока буду убирать со стола, ты расскажешь мне о том, что тебя тревожит.

Алира округлила глаза, никак не ожидая от Славы таких действий. Он что, действительно решил убрать со стола? - пронеслось в ее голове. Затем она улыбнулась своей последней мысли. Его величество, решил взяться за крестьянскую работу. Слава, открыл кран и обернулся. Заметив ее улыбающиеся глаза, он догадался, о чем она думает и брызнул в нее водой.

-Эй!

Алира утерла тыльной стороной ладони лицо.

-Что, думаешь я белоручка?

-Если честно, то да. Странно видеть, как ты моешь посуду.

Ярослав состроил гримасу и больше не отвлекался от своего дела.

-Выкладывай.

-Алира пересела на уголок, и скрестила ноги.

- Не думаю, что ты сможешь мне помочь… Она не была уверенна, что Ярослав разбирается в женской одежде. Безусловно, со вкусом у него проблем нет. Но…

- Короче, Склифосовский.

- Меня пригласили на вечер. Проходить мероприятие будет в дорогом, элитном ресторане. Банкет, короче говоря. А мне абсолютно нечего надеть. Понимаешь, вечер очень важен для меня. Будет много гостей, и кое-какие персоны меня интересуют.

Ярослав изогнул одну бровь и бросил полотенце на стол.

-Хочешь покорить аудиторию? Или понравиться парню? Алира закатила глаза и уперлась на одну руку.

- Суть не в этом. Главная проблема, что мне нечего надеть.

- С этим мы разберемся. А все-таки, можно немного подробностей? Алира хитро прищурила глаза и не сказала ни слова. Для себя она решила, ничего страшного не случится, доверься она Ярославу и расскажи всю историю личной жизни. Просто пока, у нее не было желания делить с ним свои воспоминания.

- Давай договоримся. Я помогу тебе с нарядом, а ты расскажешь мне кто твой приятель, пригласивший тебя на столь дивный праздник. Он вытянул руку, для скрепления договора и Алира вложила в его ладонь свою. Не отрывая руки, он помог ей встать с места.

- Показывайте свои наряды принцесса…

Глава 8

- Нет, это никуда не годится.

Ярослав отметал все ее предложения и наряды в сторону. И отрицательно качал головой, когда она пыталась составить иной ансамбль.

Спустя некоторое время, Алира и Слава так и не смогли решить проблему. А время на часах перевалило за полночь.

- Завтра поедем по магазинам и подберем то, что нужно.

Алира откинула в сторону джинсовые брюки со стразами, зевнула и посмотрела на своего друга. Ярослав, в отличии от нее выглядел весьма бодро, но у девушки не оставалось сил поддерживать беседу. Все что она сейчас могла сделать, это положить свою уставшую головку на подушку и заснуть крепким сном. Сегодня он вел себя вполне дружелюбно, подумала Алира. Будет неловко выгонять его в ночь. Но оставлять гостя с ночевкой у нее не было желания. Для принятия жесткого решения у нее не хватило смелости, она, молча, направилась в спальную комнату, достала запасной комплект белья и подушку.

- Вот.

Она протянула Славе подушку и разрешила остаться на ночь. Слава в свою очередь нисколько не удивился, он был не только рад остаться, для него это было в порядке вещей, оставаться у девушек на ночь, только обычно, молодые особы разделяли с ним постель.

- Надеюсь, ты не храпишь, - пролепетала Алира и поторопилась выйти из комнаты, в тот момент когда Слава начал задирать свитер. Он улыбнулся ей в след, и сбросил на пол брюки. Затем полетел корсет, который плотно облегал спину и максимально прятал крылья.

Алира, закрыла дверь в свою комнату, надела пижаму и тоже высвободила свои крылышки. Надеюсь, сказала она сама себе, это будет спокойная ночь. Но на всякий случай припрятала под подушку перцовый баллончик…


Утро не заставило себя ждать. Алира проснулась от того, что услышала, как на кухне что-то упало на пол. И по-видимому разбилось. Подскочив с кровати, она подбежала к двери и легонько приоткрыла ее. Увидев на диване разобранную постель, Алира вспомнила, что находится дома не одна. Вернувшись в комнату, она снова залезла под одеяло. Нет, сказала она сама себе через мгновенье, надо вставать. Нащупав свои домашние тапочки, Алира снова поднялась, накинула халат, и держа в руке корсет, решила незаметно прошмыгнуть в ванную комнату. Она уже почти пересекла зал, когда Ярослав вышел из кухни, потирая руки салфеткой. На его теле красовались только джинсы, а спину украшали крылья. Только не белые, как предполагала Алира. Она округлила глаза и крепко сжала в руках свой корсет. Тело Ярослава, вызывало восторг, но она когда-то встречалась со спортсменом, который был сложен ничуть не хуже. Ваня в чем-то даже превосходил Славу. Но особое внимание сейчас привлекали угольно-черные крылья, выглядывающие из-за спины. Она даже постаралась прикрыть рот рукой. Ее охватило странное волнение, перемешанное с любопытством и неожиданностью. По телу побежали мурашки. Его плечи были покрыты татуировками, они начинались у основания локтей и плавно перетекали на грудь. Алира хотела бы приблизиться и провести по его телу рукой, рассмотреть, как следует узоры и абстракции на груди и руках, и конечно прикоснуться к гладкому оперению.

-Да ладно тебе. Брось пялиться на меня так, будто видишь впервые.

-Да! То есть, нет. Я…Сейчас вернусь.

Алира сделала несколько шагов, вперед не замечая впереди себя косяк. Она не вписалась в дверной проем, и ударилась головой. Ярослав рванул с места, но она уже опомнилась, и попросив прощения, сама не зная за что, почти выбежала из комнаты.

Закрывшись в ванной наедине с собой Алира еще несколько минут не могла придти в себя. Стоя под душем, она прокручивала его образ снова и снова. Теплая вода вывела Алиру из оцепенения, и ей стало неловко за свою реакцию. «Но почему они черные»? На этот вопрос она не могла найти ответа. Выходить из душа совсем не хотелось, но все же пришлось. Не могла же она вечно сидеть там. Расчесав аккуратно свои волосы, и как следует зашнуровав корсет, Алира натянула просторную футболку и домашние штаны. Перед тем как открыть дверь она еще раз посмотрела на свое отражение, пытаясь придать лицу обычное выражение. Но вспоминая сцену в гостиной, комнате ее щеки снова запылали. С этим она уже ничего не могла поделать…

Слава успел полностью одеться чтоб не вызывать у девушки нового шока. Он раздумывал над тем, что именно ее так удивило. Парень не сомневался что Алира такая же обладательница парочки неуместных крыльев. Он даже находил на полу несколько опавших белоснежных перьев. Покрутив одно из них в руке, Слава, не задумываясь, сунул его в карман. Казалось, что оно греет ему душу, когда он видит тонкое, нежное и очень приятное на ощупь перышко. Греет, и напоминает о том, что он не одинок. Когда Алира вернулась, Слава позвал ее на кухню, завтракать. Он делал вид, будто бы ничего не произошло, но Алире все еще испытывала неловкость, она не могла притронуться к завтраку, который он приготовил. В воздухе повисло молчание. На столе, стояли аппетитные бутерброды с начинкой из буженины, огурца, помидора и салатного листа. Аромат кофе заполнил комнату.

-Я тут расколотил тебе тарелку. Надеюсь это не семейно-наследственный сервиз? Алира помотала головой и не произнесла ни слова. Снова повисла тишина. Ярослав так же не мог спокойно позавтракать, видя, как Алира с горящим румянцем на щеках пытается спрятать свой взгляд.

- Так, это никуда не годится.

Слава отставил кружку с горячим напитком и сцепил пальцы. Алира тоже не могла ждать, ей хотелось избавиться от чувства неловкости.

- Мне стыдно за свое поведение. Просто….

Она немного помедлила и все же добавила:

-Они черные!?

Слава хитро улыбнулся. И вернул кружку на место.

-Ну-у-у, если дело только в этом, то да, они черные. Так и есть. А значит я злой, сердитый, серый волк. Или черный.

При этих словах Алира улыбнулась и тоже сделала небольшой глоток кофе, чтоб не обжечься.

-А ты мне свои, не показывала ни разу. Может у тебя они вообще розовые.

Алира опустила глаза и потянулась за бутербродом. Может она и покажет ему свои крылья, но сейчас ей бы предстояло обнажиться перед ним, даже если она будет стоять к нему спиной. Хотя он не постеснялся в свою очередь продемонстрировать ей себя. На ее щеках снова загорелся румянец, ей нужно было хоть как-то отвлечься от полуобнаженного образа Ярослава.

- Они всегда были черными?

Ярослав допивал уже вторую кружку кофе и дожевывал третий бутерброд. До этого времени он был весел и вел себя свободно, но сейчас, перед его взором простилались отрывки из жизни, когда он был еще ребенком. Его лицо менялось на глазах. Оно стало суровым, между бровей залегла складка, и взгляд стал острее лезвия ножа. Алира закусила губу, когда у него становился такой суровый вид, это не предвещало ничего хорошего. Но сейчас она приказала себе не бояться.

Слава посмотрел на ее растерянный вид, расслабился и прогнал свои воспоминания.

- Когда-то, они были белоснежными. И колдовать я тоже умел.

Он улыбнулся и встал из-за стола. Алира перевела взгляд и не стала больше задавать вопросов. Если он не хочет рассказывать, это его право, подумала она. Я ведь тоже ничего о себе не говорила.

Убрав со стола, она направилась в спальную комнату переодеться. Все это время, пока девушка отсутствовала, Ярослав вспоминал ее образ, мокрые волосы, обрамляющие бархатное лицо, синие глаза, которые она пыталась спрятать. Такая миниатюрная, с детскими пальчиками на руках. Она редко улыбалась, но когда это случалось, на ее щеках выступали ямочки. Ему захотелось снова дотронуться до нее. Просто прикоснуться, чтоб почувствовать ее тепло, вдохнуть аромат ее тела…Он прикрыл глаза и улыбнулся самому себе. Этого не может быть, подумал он. Она совсем не в моем вкусе. Нужно срочно найти себе пассию. Я же не подросток. Но всякий раз, когда он закрывал глаза, перед ним вставал ее образ, и прогнать его было не по силам.

Они кружили по огромному торговому центру под названием «Лас Вегас». Магазины с названиями известных брендов так и мелькали перед глазами. Стоило им войти в один магазин, как через несколько минут они уже отправлялись в другой. В глазах рябило от многочисленных нарядов, и Алира готова была отказаться от затеи. Но Слава, на удивление оказался весьма упорным. Он не собирался выходить отсюда, пока задуманное не будет исполнено.

-В одном из магазинов, они нашли удивительный, женский, строгий, черный костюм, сочетавший в себе современный стиль и классику. Брюки, со складками на талии и зауженные к низу. Пиджак, с зауженной талией и строгими рукавами. Ткань переливалась и создавала нарядный вид.

- Осталось найти рубашку.

-Ты думаешь, это подойдет?

Алира нашла свой размер на полке, но в примерочную идти отказалась.

Слава уже представил ее образ, строгий костюм, лайковые туфли на шнурке и тонкая рубашка.

Приложив немало усилий и походив по центру как минимум еще часа три, Алира и Слава нашли все, что им требовалось. И даже больше.

Они вернулись домой, уставшие и довольные. Обе руки Ярослава были заняты одеждой, Алира же несла еду из «Фаст-фуда». Как только они вошли в дом, Слава тут же завалился на диван, пообещав пролежать так до самого вечера. Но учуяв запах еды, его как ветром сдуло с мягкого места в сторону кухни. После плотного ужина, они с новыми силами направились в гостиную разбирать покупки. Образ, в котором Алире предстояло провести вечер, обещал быть интересным и весьма запоминающимся. До назначенного дня оставалось меньше суток. Алира боялась, что будет очень скованной и неуверенной.

-Что теперь тебя тревожит пупсик?

Ярослав уселся рядом с девушкой на пол, рассматривая наручные часы, усыпанные камнями. Это был его подарок. Алира категорически запретила ему оплачивать покупки. Он купил часы в тайне от нее, и преподнес их, когда они уже были в такси. Слегка тяжеловаты для ее руки, подумал он, когда увидел их на витрине. Но сверкали так, что не заметить их было невозможно.

-Теперь ты расскажешь мне, для кого я так старался? Слава наилучшим образом скрывал свои чувства, свою ревность. По сути, думал он, с чего мне ревновать. Но все же, ему не хотелось представлять с ней кого-то другого. Она слишком хрупкая, для этого мира. Ее тело требует максимум ласки и нежности. Он перевел взгляд на ее шею и тут же прикрыл глаза. Нет, это уже слишком далеко заходит. Его внутренний голос не оставлял его в покое не на минуту. Ему становилось не по себе, от того что он начинал к ней испытывать. В какой-то степени его это даже пугало. Но Алира притягивала его своей добротой, наивностью, сиянием, которое снова начало пробиваться наружу. И Слава хотел купаться в этом сиянии…

-Ты увидишь все сам, если захочешь пойти со мной.


Глава 9

В тот момент, когда она вышла из такси, Молодой парень, с темными, зачесанными на бок волосами, в безупречном костюме, и бабочкой на шее встречал ее у входа в ресторан. Она была рада, что он не опоздал. Слава выглядел великолепно. Дорого, стильно и очень привлекательно. С ним ей не будет так одиноко и неуютно, подумала она.

Еще раз, взглянув в зеркальце, Алира набрала больше воздуха и вышла из машины. Ярослав не узнал ее, если б не видел, во что она будет одета заранее. Но сейчас перед ним предстала сама Афродита. Темный макияж, подчеркивающие светло-синие глаза, уложенные и убранные на затылке светлые волосы, мягкими волнами обрамляющие лицо, и безупречные губы покрытые красной помадой. На ее хрупкой шее красовалась бабочка со стразами, а при легком движении руки, камни на часах ослепляли своим блеском. Она слегка опустила густые накрашенные ресницы. Ей стало неловко при виде восхищенного взгляда Ярослава.

Он легкими шагами подошел к своей спутнице и поцеловал ей руку. Алира смущенно улыбнулась, ее щеки снова залил румянец. Слава чуть наклонился к ней, вдохнул аромат ее нежной кожи, и прошептал:

- Ты не останешься незамеченной. Надеюсь только, что тебя не уведут.

Затем он отстранился, еще раз осмотрел Алиру и предложил руку. Она обвила его локоть, и они вошли в зал, где уже толпилось немало народу.

Хрустальные люстры, высоко подвешенные над потолком, освещали огромный зал. Занавеси ниспадали тяжелыми складками, столы были накрыты белоснежными скатертями. Хрустальные фужеры, посуда, обрамленная золотыми узорами, кухонные приборы, все это блестело. В центре каждого стола, стояла композиция цветов из лилий. Темные стулья, были расставлены по кругу стола, за которым должны сидеть около восьми персон. Таких столов в зале насчитывалось около десяти. В дальнем углу расположился оркестр, уже играющий легкую ненавязчивую музыку. Певица в темно-бордовом платье подпевала слова на английском языке.

Поискав глазами Сергея, она достала из сумочки подарочную коробку и потащила Славу за собой. Она потянулась к своему сопроводителю и шепнула на ухо:

-Это Сергей Вениаминович, мой опекун. Он сегодня именинник. И банкет в его честь.

-Ты не говорила, что у тебя есть опекун.

-Я много чего не говорила о себе. Но обещаю, если вечер пройдет успешно, то завтра мы отправимся на пикник, в Царицыно, если у тебя не никаких дел и я все о себе расскажу.

Почти все, пронеслось у не в голове. Кое-что из взрослой жизни Алиры, останется в уголке ее души…

- Поздравляю с Днем Рождения Вас Сергей.

Она протянула руку и вручила имениннику серебристую коробочку. Затем поднявшись на цыпочки, слегка дотронулась губами до его щеки.

- Но вы должны дать мне монетку.

Сергей был удивлен, тем что видел перед собой. Он не просто удивился, видя перед собой очаровательное, молодое и весьма привлекательно создание, в здравии, и бодрости духа. Он готов был проглотить свой галстук от злости и бешенства. Не так, Сергей представлял себе встречу всех его компаньонов и наследницы «Алира-Тревел». Она должна была выглядеть совсем иначе. И никакого шика и блеска. В последний раз он видел ее с темными кругами под глазами и сильно-выпирающей ключицей. Забитую и весьма неразговорчивую, робкую и застенчивую. Такую можно было запросто представить гостям, и намекнуть что после смерти отца, девочка еще выкарабкивается, готовая вот-вот покончить жизнь самоубийством. Это было начало для ее конца. Но сейчас перед ним стояла весьма уверенная в себе Алира Редких, с румянцем на щеках и задорной улыбкой.

Вы так и не дали мне монетку.

Сергея выбило из колесницы уверенности, он даже слегка покраснел. Но вечер только начинался, ему нужно было взять себя в руки, и быть благоразумным по отношению к гостям.

Детка, я не ношу с собой монет. Лучше представь мне своего спутника.

Сергей перевел взгляд на молодого человека, уверенно державшего голову и широко улыбаясь. Его взгляд не выдавал ничего кроме прямолинейности. Он был весьма прилично одет, с точки зрения именинника. Может быть сын какого-то богача. «Только этого не хватало — подумал Сергей и пожал руку, протянутую Славой.

Ярослав. Можно просто Слава. Поздравляю Вас с днем рождения.

Слава слегка наклонил голову и снова выпрямился, продолжая все так же нахально улыбаться. Сергей, провел рукой по гладко прилизанным волосам и тоже обнажил зубы в улыбке.

Я не знаком с вашей семьей, Слава? Уверен, мы с вами пересекались, и возможно я вспомню, если вы назовете свою фамилию.

О нет, что Вы. Я новенький в этом обществе. Моя фамилия врятли скажет Вам о чем-то.

У вас есть свой бизнес?

Сергей не унимался, ему хотелось выяснить о новом друге Алиры хоть что-то. Если парень не какая-нибудь шишка, то он не будет помехой.

Нет, я не бизнесмен. К сожалению, я всего на всего спортсмен, не такой знаменитый чтоб обо мне говорили. Не забивайте себе голову, у Вас гостей не меньше сотни, а мы заставляем их ждать, отнимая Ваше внимание.

Ярославу не терпелось отделаться от именинника, и он хоть и не прямо, но намекнул Сергею, что пора заканчивать наводить справки. Пусть он и опекун, все же стоит заняться и остальными приглашенными в этом зале. Сергей взялся проводить их к столику, за которым располагалась только его семья и личный помощник-секретарь Мария. И это, было единственное доброжелательное лицо в кругу родных по крови, но таких чужих друг для друга людей. Мария, весело улыбнулась Алире и высказала восхищение. Супруга Сергея, которую Алира видела раза три за всю свою жизнь, лишь кивнула головой на приветствие молодежи и снова увела свой взгляд. Двое сыновей Сергея, оторвались от своих тарелок и сухо поздоровались с Алирой. На Славу они даже не взглянули.

- Мы не подразумевали, что ты будешь с другом, поэтому оставили за столом только одно свободное место.

Сергея более не заботила судьба и репутация новоиспеченного друга. Он хотел только отвадить его на этот вечер, что б Алира не чувствовала себя такой уверенной.

Мы можем пересесть за другой столик.

Алиру совсем не радовала перспектива провести вечер в компании его родных к тому же, эти люди практически не разговаривали между собой. Казалось, что за этим столиком отмечают поминки, а не торжество по случаю дня рождения.

Нет, дорогая, ты должна быть рядом со мной. Я редко вижу тебя, порадуй старика своим присутствием хотя бы сегодня.

Алира растерялась, не могла же она сослать Славу, в компанию, где он будет чувствовать себя совсем чужим. Ведь он не с кем не знаком здесь.

Я с радостью уступлю свое место. Алира Егоровна, я распоряжусь, чтоб принесли чистые приборы.

Мария соскочила со стула как ужаленная и в спешке уронила клач. Алира наклонилась, помочь Марии собрать вещи, которые посыпались с маленькой сумочки. Когда обе оказались под столом, Мария жалостливо посмотрела на своего ангела спасителя и произнесла:

Прошу Вас, примите мое предложение, я не могу более тут находиться.

Видя, искренний и умоляющий взгляд Марии, девушке ничего не оставалось как сделать то, о чем она просит. Хотя саму Алиру будущее радовало не меньше. Но рядом с ней будет Слава, так что она не заскучает.

Андрей, старший из сыновей Сергея, которому недавно исполнилось шестнадцать лет, пожирал глазами Алиру в течении нескольких минут, не скрывая своих мыслей. Он все время облизывал губы, и маслеными глазами раздевал ее снова и снова. До тех пор пока не наткнулся на пару очень серьезных, мужских глаз. Острый взгляд, напряженные губы, и сжатые в кулаки руки, отрезвили подростка. Поджав свой хвост, Андрей придвинулся к матери и снова уткнулся в свою тарелку.

Ярослав, наблюдавший за именинником некоторое время, насторожился. Он мог сказать про таких людей, что видит его насквозь. Возможно, он ошибался, поэтому решил разделить свое мнение с Алирой. Он наклонился к ней, чуть задев ее своим подбородком, и произнес очень тихо:

-Мне не нравится этот тип.

Алира, не сразу поняла о ком идет речь, Слава едва заметно указал на Сергея. Он заметил в его глазах, нечто такое, чего и сам не в силах объяснить. Но то, что в них читалась отнюдь не доброта, это он понял сразу.

- Ты ошибаешься. Он тесно сотрудничал с моим отцом. Многие годы, был его другом и опорой. А после его смерти взял надо мной опеку. Просто, он очень, своеобразен.

Алира и сама понимала, Сергею не приносило удовольствия нянькаться с ней, у него итак много обязанностей. Возможно, и всплески его неразумного отношения к ней были связанны с хлопотами по бизнесу или проблемами в семье. Слава не стал более намекать на недобрые взгляды Опекуна своей спутницы, заглушив свое шестое чувство. Если он действительно был лучшим другом ее отца, значит, так оно и есть.

Просидев за столом не меньше часа, Алира успела познакомиться, по меньшей мере, с половиной гостей. Друзья и компаньоны Сергея, настолько заинтересовались молодой богиней в темном костюме, который смахивал на мужской, но так аппетитно сидел на девушке, что не упускали случая подойти поближе и познакомиться.

Могу я узнать, кто эта молодая особа, занявшая место справа от Вас Сергей Вениаминович?

Спросил пожилой мужчина, с редкими седыми волосами на голове. Его лицо было усеяно множествам морщинок, но в светлых глазах до сих пор читался острый ум и проницательность. Хорошо подобранный костюм, скрывал его худобу, и подчеркивал солидность этого казалось бы на первый взгляд весьма дружелюбного человека. Пока Сергей прочищал горло, Алира встала со своего места и обойдя столик подошла ближе. Искренне улыбнувшись, она протянула гостю руку и представилась:

Алира Егоровна Редких. Мой отец, основатель компании...

- Не может быть? Алира, ты стала совсем взрослой.

Мы с Вами были ранее знакомы? Простите, но я хорошо помню людей если...

Нет-нет.

Снова перебил ее седовласый мужчина.

Я видел тебя лишь однажды, когда будучи подростком, ты влетела в зал, в то время как мы заключали договор с твоим отцом. Я был удивлен такой преданности между отцом и дочерью. Глядя на твои слезы, он вмиг свернул все переговоры и практически выгнал нас из зала.

Мужчина улыбнулся и обнял девушку за плечи.

-Приношу свои соболезнования, Мне очень жаль, что его больше нет с нами.

Алира склонила голову на бок и поблагодарила собеседника.

Я рада, что позже вы все же продолжили переговоры и заключили договор Геннадий Валерьевич. Теперь я знакома с вами лично, но будьте уверенны, мы с вами будем встречаться еще не раз.

- Что ж, весьма рад. Надеюсь, ты наведаешься и к нам в гости. У меня тоже есть дочери, но они выросли и у них своя жизнь. Но когда мы собираемся все вместе, дети привозят внуков и дом наполняется теплом и радостью. Ты не заскучаешь. И друга привози с собой.

Геннадий Валерьевич улыбнулся, Славе, и еще раз поздравив Сергея, удалился.

Последующие гости так же не оставались без внимания Алиры, она заочно знала почти всех и каждого, кто был связан с компанией. Сергей не мог даже представить, что Алира будет пользоваться таким успехом. Алира же в тайне от всех попросила Марию подготовить ее к вечеру, и та, в свою очередь с большим удовольствием помогла. Личный помощник должен был знать всех и каждого и присутствовать на переговорах и конференциях. Так что Марии не составило труда, достать список приглашенных, и дать характеристику по всем гостям. Алире оставалось запомнить несколько вопросов и не перепутать приглашенных. Она только и успевала поживать руки и перекинуться порой словечек с очередным компаньоном, поставщиком или крупным заказчиком.

Ваша жена уже вернулась с отпуска?

О, да, совсем недавно, глядите, как загорела.

Она выглядит чудесно, передавайте от меня привет.

Мне говорили, что ваша дочь заболела ветрянкой. Надеюсь ей уже лучше?!

Весьма, спасибо что поинтересовались.

Вы открыли новый ресторан, надеюсь, он имеет успех?

Вам обязательно нужно посетить острова Малайзии Пинанг и Куала-Лумпур. Поговаривают, там замечательная природа и климат.

Место, очередного приглашенного гостя занимал уже другой и Алира не переставала знакомиться и снова перекидываться вопросом и ответом. Даже супруги некоторых бизнесменом не удержались от любопытства, подходили здороваться с будущим президентом компании «Алира-Тревел».

Славе хоть и приходилось скучать, пока его спутницу заимствовали то одни гости то другие, все же он не упускал момента заметить на себе парочку восхищенных взглядов молоденьких девиц, и состоявшихся жен пузатых миллионеров, подмигнуть им в ответ и наблюдать за дальнейшей реакцией. Он совсем не собирался флиртовать с кем-либо, но приходилось себя хоть как-то развлекать. К концу торжества Алира почувствовала что силы начинают покидать ее. Новые знакомства, бесчисленное внимание, разговоры, шум, Алира не расслаблялась ни на минуту, держа себя в узде и стараясь улыбнуться всем и каждому. Наконец, ей было дозволено покинуть сиё торжество, и Алира с легким сердцем и тяжелыми ногами вышла из ресторана, уселась в машин, и тут же заснула. Ярослав, почувствовав, как ее маленькая головка коснулась его плеча, легонько приобнял ее за плечи и едва дыша, чтоб ни в коем случае не разбудить это дивное создание прикоснулся губами к ее макушке. Алира была настолько измотана, что даже не шелохнулась и конечно, она не узнает об этом порыве нежности со стороны своего друга...


Глава 10.

Алира набрала целую корзину запасов еды для обещанного пикника. Ярослав принес прохладительные напитки, саморучно сваренный компот из ягод. Прихватив покрывала, пара направилась в место, где Алира еще ребенком прогуливалась с отцом под руку и не раз слышала историю усадьбы Царицыно. По дороге она успела пересказать только часть истории, а по пришествию в место назначения продолжила рассказ и показала архитектурную местность. Теплый месяц май, дарил им прекрасную возможность провести этот день под ярким, лучистым, солнцем, и голубым небом. Пройдя архитектурную арку, которая соединяла два старинных здания, мимо памятника и галереи, молодые люди попадали на открытый округлый участок земли, поросший ярко-зеленой, и сочной травой. Лишь только в центре этого круга рос одинокий дуб, и лет ему было больше сотни. В тени дерева, расположились молодые мамы с младенцами. Дети уже преспокойно спали в своих колясках давая перевести дух своим родительницам. Группы людей были разбросаны по всему периметру, но места еще оставалось много. Алира и Слава расстелили покрывала, сняли обувь и усевшись поудобней стали разбирать корзину. Слава успел нагулять аппетит, пока Алира пересказывала названия мостов, зданий и показывала ему усадьбу.

Папа меня часто водил по местам, подобно этому. Никогда не забуду эти дни. Может быть у меня было самое счастливо детство из всех детей на земле.

Алира надкусила бутерброд и улыбнувшись довольно прикрыла глаза. Оказалось, что не только Слава проголодался. Она не думала о еде, пока не увидела, как Ярослав аппетитно поедает поджаренный на сковородке хлеб с ветчиной, семгой и овощной начинкой. Когда с обедом было покончено, Слава повалился на один бок, подставив под голову руку.

Ты блистала вчера на вечеринке. Вся половина приглашенных, готова была кланяться тебе в ноги. Алира Егоровна то, Алира Егоровна Се. Вы так прекрасны, Вы так выросли, Вы такая умница-разумница.

Не льсти мне, они проявляли уважение и внимание и возможно не все, но лишь по одной простой причине. Им нужно завоевать мое расположение, и они надеются, когда я им понадоблюсь, они смогут вить из меня веревки. Потому что считают меня глупой и весьма не опытной. В чем-то они даже правы.

Алира нахмурила брови, вспоминая, как выглядели их лица, когда они признавали в ней наследницу.

Правы, вероятно во всем. Я действительно могу не справиться.

С чем? Я удивлен, что такая красотка не может просто вызывать любопытство и восхищение. И кстати, неужели ты такая важная персона? По виду, не скажешь.

Я расскажу тебе все с самого начала. Как и где я родилась, не имею понятия. Но мне достался лучший отец в мире...

Алира рассказала все, с чем была связанна ее жизнь. О добром и заботливом отце, о его процветающем бизнесе, о своей неродной матери, которую она знала только по фотографиям, но как рассказывал ей приемный отец, у нее был чудный характер. Хоть она и была вздорная, все же, сердце ее было наполнено добротой. Коротко изложила она лишь о своих отношениях с Ваней, где встретились, как часто виделись, чем занимался Ваня, и как он ушел в мир иной.

В начале осени мне исполняется 18, и я вступлю в законные права на компанию. Отец, на время доверил правление в руки Сергея. И вскоре он снова станет вице-президентом. Не скажу, что у нас все слишком гладко или наоборот. Но я все же хочу попробовать, ради отца, продолжить его дело.

Слава присвистнул. Он никогда бы не подумал что Алира, состоятельная особа и владелица крупной компании с одной стороны, и такая хрупкая, пугливая девчонка с другой. Только теперь все изменилось для него. Если раньше он мог выбрать время, партнерш, развитие и разрыв отношений, то сейчас, девушка, сидящая напротив, держит в руках его сердце, душу и свободу. Потому что без нее, ему все это будет не нужно. Раньше он жил надеждой, найти свою половинку. И он нашел... Но если потеряет...

Алира вызвала в нем чувства, как он называл их про себя «Рыцарские». Первое время, ему хотелось защищать девушку, стать ей верным другом, быть опорой. Но позже, он стал чаще убеждаться в том, что не может обойтись без ее внимания. Без синевы ее глаз, без ямочек, которые все чаще стали появляться на ее щеках. Нежная фарфоровая кожа вызывала бурю эмоций, наклон головы, взмах руки, аромат духов, все это сводило его сума. Ярослав прилагал большие усилия, что бы сдерживать себя в руках и не поддаваться порывам страсти. В какой именно момент она перестала быть для него беззащитным существом и превратилась в королеву, он не знал. Но этот момент настал, и бороться с собой становилось тяжелее.

Ярослав, вертел в руках травинку, и сдвинув брови, делал вид что интересуется подробностями. На самом деле, в его голове вертелся только 1 вопрос: «Любит ли она по прежнему Ивана»? От мысли, что она продолжает испытывать сильные чувства, и наверняка вспоминает его ласки, у Славы пробежал холодок по телу. Ему хотелось завоевать ее внимание, и возможно ее любовь. Сделав для себя вывод, что влюбился как мальчишка, Слава даже сейчас старался не смотреть на девушку, сидящую напротив него, потому как ему хотелось обнять ее. Прикоснуться к ямочкам на щеках и почувствовать ее прикосновения на себе. Пока он довольствовался лишь тем, что она принимала его общество и перестала бояться. Возможно, он и вел себя как придурок по отношению к ней первое время, но так он устроен, и впервые встретив такую хрупкую и нежную девушку, ему захотелось измениться ради нее. Ее действительно нужно было защищать, и он готов был выступить в роли рыцаря. Произнесенное ею имя, его имя, ласкало слух, и он погрузившись в свои мысли не сразу откликнулся. Когда Алира наклонилась над ним, думая что он спит, Ярослав открыл глаза. Увидев перед собой Алиру с застывшим внимательным лицом, Слава рассмеялся и одним движением, что часто использовал в драке, уложил ее подле себя. Он довольствовался тем, что она была рядом. Слава заложил обе руки за голову, надев солнцезащитные очки.

Алира, почувствовала его силу, когда он ловким движением легонько опрокинул ее, при этом не травмировав. Ей показалось что сейчас он обнимет ее или того хуже поцелует, но после того как ее голова оказалось рядом с его, он покорно убрал свои руки и надев очки отвернул лицо к солнцу. Алира выдохнула со спокойной душой, и повторив за Славой, надела очки. Безумно приятно было ощущать его сильные, теплые руки на своем теле, но она отказывалась признаться себе, что он ей нравится. Алира боялась впустить в свое сердце новые чувства, так как думала, что предает Ваню. Если Иван завоевал ее расположение своей добротой и безграничной любовью, то Слава ничего не делая вызывал в ней симпатию. И эта симпатия начинала расти, с каждым его прикосновением, с каждым взглядом. Они понимали друг друга, как никто другой, разделяя одну тайну на двоих. Ему было приятно наблюдать за ней из-под очков, когда она вот так задумываясь, совсем не замечала, как на лице ее сменялись эмоции. Сейчас, она хмурилась, а через мгновенье, уголки ее губ потянулись к верху и щеки стали розовыми. Слава готов был вспахать половину поля, чтобы узнать о чем она думает. Но вторгаться в ее мысли он не смел. Пока она сама не переключила свое внимание на него.

Твоя очередь.

О чем ты?

Алира приподняла его очки, и Славе пришлось перекатиться на бок.

Расскажи о себе.

Алира сделала умоляющий вид. Слава посмотрел на нее рассеянным взглядом, и предупредил, что ничего интересного в его жизни нет.

Мне будет все интересно. Ты это прекрасно знаешь.

Алира нахмурила брови и тоже сняла очки. От части, Ярослав готов был поделиться с ней, но он боялся напугать ее. Может быть, он просто пропустит все самое страшное, - подумал Слава, но тогда она не будет знать его настоящего. А если полюбит, то это будет не он.

Я вся во внимании, - предупредила его Алира, откидывая руки за спину и вытягивая ноги. Ее кисть затекла, и она решила сесть. Слава, тоже почувствовал покалывание в руке, и переложив свою голову ей на колени, снова надел очки и закрыл глаза. На протяжении всего рассказа, его голос оставался ровным, и дрогнул лишь тогда, когда дело коснулась старшей сестры.

У меня есть мать, родная. Родила она меня 27 лет назад, в городе Лакинск. Это во Владимирской области. Любви как таковой я от нее не получал. Ей все время казалось, что именно из-за меня ее бросил мой отец. Анна, моя сестра говорила, что видела его только дважды. Он тоже был с крыльями. И хоть она не видела его крыльев, но очертания, пробивающиеся из-под рубашки, доказывали это. Когда он узнал, что мать беременна мной, то покинул наш край и больше его никто и никогда не видел. Позже за мной присматривала Аня. Благодаря ей, я еще как то умудрялся ходить чистым и опрятным. Она старше меня на семь лет, но вела себя как взрослая. Мать стала употреблять алкоголь, чем дальше, тем больше. Ее уволили с работы, в доме стали появляться ее собутыльники. Я успел закончить первый класс. Не смотря на то, что мне не обрезали крылья как тебе. Аня перевязывала мне спину широким шарфом, и в школе все думали, что у меня болит спина. Когда я находил завядшие букеты цветов, валявшиеся в урне, или еще где-нибудь, я приводил их в порядок, затем оживлял, и приносил своей сестре.

Слава умолк на какое-то время, не уверенный в том, что стоит продолжать. Но Алира, не замечая, что гладит его по волосам, повернула к нему свое спокойное, лицо и попросила не останавливаться.

В один из летних солнечных дней, я вернулся домой, с очередной находкой в руке, и увидел, как один из маминых собутыльников навалился на Аню всем телом, закрывая, ее рот рукой, чтоб она не кричала. Поначалу я замер на месте, соображая, где мать, но она заснула в соседней комнате, и как я не пытался ее разбудить, она не реагировала. Я вернулся в комнату, где моя сестра боролась с этим … Но он был крепким. В то время, она была хрупкой пятнадцатилетней девчонкой, и не могла противостоять натиску, пьяного похотливого взрослого мужика. Я стал колотить его руками и ногами, но он отвесил мне такую оплеуху, что я чуть не потерял сознание. Я развязал шарф, чтоб мне было чем дышать, затем пошел на кухню, взял столовый нож, и встал позади него. Он разодрал на моей сестре всю одежду, и готов был приступить к изнасилованию. У меня в глазах застыли слезы, я боролся со своей трусостью, не был уверен в том, что поступаю правильно, но моя сестра не заслуживала того, что с ней должно было случиться. Подойдя в плотную, я со всей силы вонзил ему в спину нож. Он издал, какой-то звук, и замер. Я помог Ане высвободиться, затем она крепко обняла меня, собрала мои вещи и приказала мне бежать из этого дома. Бежать далеко и как можно быстрее. Она сказала, чтоб я не возвращался, потому как ее больше здесь не будет. И меня могут поймать и отправить в колонию. «Никогда сюда не возвращайся, слышишь. НИКОГДА!» И я убежал. И больше в этот дом не возвращался. Три года я скитался по подвалам Владимира, попрошайничал, воровал и дрался. Пока в один из прекрасных дней не налетел на своего приемного отца.

Мы с ребятами бродили по рынку, в надежде выудить немного денег и продуктов. Некоторые из нас, попрошайничали, а те, кто посмелее, «проходились» по чужим карманам. Вот и я, смельчак, приглядел в толпе прилично одетого мужчину. Темные волосы, с посеревшими висками. Высокий, крепкий. Аккуратно одетый, и начисто выбритый. Я подкрался поближе, залез в задний карман его брюк, будто бы прошу его отодвинуться. Вытащив содержимое кармана, я как ни в чем не бывало, собирался удрать, и тут он схватил меня за футболку со спины. Это случилось в разгаре лета, я не перевязывал больше крылья, мальчишки, с кем я водился, уже давно привыкли. Конечно, первое время мне сильно доставалось от них, не без этого. Белоснежные, до того как я убил человека крылья, стали понемногу сереть. Каждое новое перо, взамен вырвавшего в драке, вырастало темнее прежнего. Со временем они почернели. Ну и конечно дар, он тоже ушел. Взамен я получил немного силы, и ловкости, как мне кажется. Это помогало мне выжить, по сей день. Еще детьми, в выходные мы устраивали драки, и в одной из последних я повредил крыло. Возможно, сломал, я три дня провел в бреду. У меня был жар. Ребята всерьез подумывали отвести меня в больницу, но я отговорил их от этого. Понимаешь, перед глазами стоял страх. Слова Ани все время крутились у меня в голове. «Если тебя поймают, тебя отправят в колонию, а оттуда в тюрьму».

Когда Петр Михайлович поймал меня, я завизжал как раненный. Он поначалу сверкнул глазами, а потом понял что со мной что-то не так. Он меня отпустил, но у меня в глазах все поплыло от боли. Темные круги застилали мой взор, а затем я потерял сознание. По моему виду можно было легко определить, что я беспризорник. Маленький, грязный, ворующий деньги с чужих карманов.

Открыв глаза, я понял, что нахожусь в уютной, чистой комнате. К тому времени как я снова смог пошевелить крылом, мы познакомились с отцом и подружились. Он вылечил меня. И оставил жить у себя, если я пообещаю ему больше никогда не воровать и ходить в школу как раньше. Я покаялся ему в своих страхах, и он сказал, что никто меня никуда не заберет, если я буду держать рот на замке. Отец в то время не работал, в прошлом он был военным врачом, но у него отобрали лицензию. Почему, я не знаю. Он никогда не рассказывал об этом. Но я догадываюсь, что он ослушался приказа пытаясь спасти кому-то жизнь. Потому как, он очень добрый, и ранимый. Однажды я исчез, мне было лет двадцать, я поехал в Москву, меня позвали на работу. Я знал, если предупрежу отца, тот меня не отпустит. Обманом не хотелось, а так я просто умолчал. Ну, по возвращению я застал его в слезах и моей фотографией в руке. Мне было весьма неловко. Отец всегда был таким сильным, рассудительным, таким серьезным. А в тот момент, он показался мне слабым, зависящим и одиноким. Никогда не забуду, как он улыбнулся, заметив меня, спрятал фотографию и вытер слезы. Мы не обсуждали этот момент, так как нам обоим было неловко, но я понял, что он действительно привязался ко мне. Я дал ему слово, что никогда не буду так поступать. После недолгих споров, мы переехали в Москву, снимали квартиру первое время, а потом я заработал достаточно денег чтоб позволить себе приобрести жилье. С тех пор так и живем. Отец работает завскладом, в одной детском санатории. Хотя тех денег, что зарабатываю я, нам вполне хватает. Но Папа говорит, что ему скучно, и он не может сидеть дома целыми днями.

Когда Ярослав закончил свой рассказ, Алира молчала как рыба, не собираясь даже взглянуть на него. Он было подумал что шокировал ее, что не стоило вот так, все выкладывать. Но затем потянул руку и снял очки с ее лица. Она молчала, потому, как в ее глазах стояли слезы, а в горле застрял ком. Алира улыбнулась, ее застали врасплох, обнаружили слезы и теперь можно не скрывать своих чувств. Одна слезинка все же перекатилась за край и потекла по щеке. Позже она смахнула ее и выдохнула.

Я малость впечатлительная. Прости.

Я прощу, если ты скажешь, что в моем рассказе тебя так огорчило.

Я думаю, это неправильно. Я росла окруженная любовью и роскошью, не зная ни горестей, не голода не холода. И я не могу представить, мальчика, так непохожего на других, оказавшегося на улице. Это не справедливо. Ты должен невзлюбить меня.

Что еще я должен сделать?

Ярослав поднял голову и сел, уставившись ей в глаза. Он бы и рад отвести от нее взгляд. Но она его словно загипнотизировала. Сейчас он потянулся к ней, не зная позволит ли она ему коснуться своих губ. Но увидев в ее глазах борьбу, он изменил свое решение. Вцепившись в ее талию руками, он с легкостью поднялся на ноги и повесив ее на плече, и принялся бегать по полю.

-Может быть это?

Алира смеялась, и просила его выпустить из рук, еще больше разжигая в нем азарт. Через некоторое время, Слава споткнулся, и парочка повалилась на влажную траву. Вернувшись к месту, где они устроили привал, Ярослав достал свой мобильный телефон и обнаружил пропущенный звонок. Звонок, от человека, который устраивает подпольные бои без правил. И Ярослав, благодаря его неповторимой внешности и строению тела, а так же силе, ловкости и искусству боя, заработал статус звезды на ринге. Лица его не возможно было разглядеть, так как он наносил множество рисунков, чтобы не быть узнанным.

Нам пора в город.

Слава принялся сворачивать покрывала, и одновременно разговаривать с кем-то по телефону.

Алира проследила за его лицом. Эмоции Славы не говорили не о чем. Он стал прежним, немного грубым, немного серьезным, он вовсе не злым. Значит все нормально, подумала девушка.

Меня не будет некоторое время. Я должен подготовиться к бою.

Алира нахмурила брови, и сильнее стиснула в руках плетеную ручку корзины.

Бой?

Переспросила она. Ярослав остановился на мгновенье и слегка приподнял одну бровь. Для него это слово, уже давно перестало быть опасным.

-Это моя работа. Бои без правил. Подпольные. Мне звонил мой менеджер, через три недели у меня состоится бой. И я должен быть в форме. Поэтому придется немного побегать, попрыгать со скакалкой, и помахать кулаками. А потом задать трепку своему противнику. И я снова свободен на некоторое время.

Ты не говорил, что зарабатываешь деньги таким образом.

Теперь настала очередь Алиры, хмурить брови и задавать вопросы. Ей никогда не нравился вид спорта связанный с драками, а тем более подпольный и без правил. Слава же в свою очередь, совсем не обиделся на ее тон. Немного резковат, но она все же девушка и не стоит забывать об этом, напомнил он себе. Приподняв ее личико за подбородок, он прищурил глаза и произнес:

Я не думаю что моя работа чем-то хуже, и к тому же не забывай, пупсик, я не такой как все, и мне нелегко найти работу там, где ее находят обычный люди.

Алира закусила губу, когда он взял ее под руку и усадил в такси, заказанное им ранее. По дороге назад, они молчали. Ярослав, совсем не злился на нее, но не хотел показывать ей это. Ему было интересно наблюдать, как Алира борется с собой, то прикрывая глаза, то кусая губы, вероятно обвиняя себя в том, что вела себя не так, как должна была. Не проанализировав ситуацию, показала свой негатив, хотя была совсем не права. Она еще обдумывала, как загладить свою вину, когда машина подъехала к ее дому. Ярослав вышел, покорно расплатился с таксистом, и помог Алире выйти.

Перед тем, как Ярослав пообещал навестить ее, только через несколько недель, она сказала ему:

Я хочу пойти на бой. Хочу быть там, и смотреть, как ты дерешься.

Слова давались ей с превеликой силой, но она твердо решила для себя, что должна поддержать друга, в его нелегкой жизни. Алира сомневалась только в том, сможет ли она выдержать, усидеть на месте видя как он будет драться на ринге. Кровь, вероятно без этого никуда.

Ярослав, отрицательно покачал головой, говоря, что она совсем не готова к таким зрелищам. Иногда, доходило и до убийств, но Ярослав никогда не убивал своих противников. Хотя его менеджер не раз намекал ему, что будь он немного кровожадней, зрители буквально сходили бы по нему сума, повышали ставки, от чего он мог бы заработать еще больше. Но Ярослав никогда бы не смог себе такого позволить. Он уже убил человека, и долгие годы, его мучили кошмары.

Слава, я действительно хочу этого. Я буду сидеть тихо. Пожалуйста, не думай, что такие зрелища не по мне. Я очень стойкая.

Алира задрала голову и выпрямилась, складывая руки на бедрах. Слава попытался нахмуриться, чтоб дать отпор, но при виде девушки напоминавшей храброго утенка, стоящей перед ним выпячивая грудь колесом, рассмеялся и протянул руку.

Договорились!

Алира хлопнула по его руке, заключая, таким образом, сделку. Ярослав пообещал прислать за ней машину в назначенный день, но до тех пор, он не будет ей звонить. Его тренер не позволяет ему отвлекаться.

Если я тебе понадоблюсь, дай знать. Я всегда приду к тебе на помощь. Даже если это будет какая-нибудь мелочь, все равно звони.

Да- да, конечно.

Обещай!

Обещаю. Я никогда не стала бы, мы же друзья, мы должны поддерживать друг друга.

Слава собрался уходить, и подойдя очень близко к Алире наклонился так. Что его дыхание обожгло ее слух:

Скажу больше, мы связанны одной тайной, пупсик.

Он произнес эти слова так загадочно и таинственно, что если б не «пупсик», Алира предала бы им больше серьезности. Он хотел добавить, еще кое-что, но не стал. Строгие речи, не давались ему так легко как шутки и оскорбления. Алира стояла у дверей, Ярослав вызывал лифт.

Когда я тебя увижу?

Сорвалось с ее губ.

Я позвоню тебе за день. Увидимся когда я буду на ринге. Раньше не получится.

Алира подошла к нему ближе, встала на цыпочки и поцеловала его в щечку. Затем отстранилась и улыбнулась.

Это тебе, на удачу.

На ее щеках снова появились ямочки. Босая, юная, с искрящимися глазами. Именно такой он запомнит ее образ, и будет прокручивать в голове несколько недель, прежде чем снова, увидит воочию....


Глава 11

Мое терпение на исходе Сергей. Вы обещали, что она будет только моей.

У Сергея на лбу выступили бисеринки пота, этот разговор выводил его из себя. Человек, с пожелтевшей кожей, стоял напротив него, застав врасплох, в своем кабинете, и был весьма недоволен. Сергей злился, что в последнее время его планы подвергаются провалам.

Я понимаю, но сейчас не время ты же знаешь. Она должна подписать бумаги, а после, все как договаривались. Сейчас ни к чему устраивать истерики.

Сергей не представлял, что человек, который выполнял за деньги его просьбы, лишал жизни людей, станет диктовать свои условия. К тому же, он не имел представления о том, как успокоить «моньяка-убийцу». Что нужно говорить в таких случаях.

Он меня расстраивает. А я этого совсем не люблю.

Из этих слов, Сергей сделал для себя вывод: скоро новоиспеченного друга Алиры не будет в живых. Он запускает свою игру. Правила, которой, не будут известны даже Сергею. И с этим невозможно что-либо поделать. Такие повороты событий выводили его из себя.

Девчонку не трогай. Осталось совсем чуть-чуть. Если б ты потерпел...

Его речь прервал острый, пронзительный взгляд.

Сергей больше не стал задерживать своего гостя. Он лишь надеялся, что его план не провалится. Слишком много было поставлено на карту, деньги, жизни людей, в конце концов, личное будущее. Его не устраивал поворот событий, в котором исход мог решить один умственно-исколеченный маньяк. Отступать было поздно. Еще пару месяцев и все решиться. Два месяца. Сергей вытер пот со лба, и гневно ударил по столу. Так он пытался выпустить на волю негативные эмоции...

Когда Ярослав встретился со своим менеджером Костей, тот его сильно удивил.

Один из старых наших приятелей, решил свести с тобой счеты и взять реванш. Ты помнишь Бешенного пса?

Ну как же не помнить. Кажется, в конце боя он взвыл от боли и я не стал ломать ему конечности. Здоровый малый.

Ярослав отжимался от пола на двух руках, затем на одной, меняя поочередно левую с правой.

Он просит реванш, и есть один господин, который уже поставил на него неплохие деньги.

Ярослав расплылся в улыбке. Он перешел от физических упражнений к битью груши. Пока Костя придерживал грушу, Ярослав яростно направлял туда удары.

Ты наверно шутишь. Выкладывай, кто мой противник??

Костя выглянул из-за груши, его брови взлетели вверх.

Я тут что, в ребусы играю. Говорю как есть. Ты будешь драться с ним.

Ярослав остановился, взял полотенце из рук тренера и направился в душевую.

-Отлично, только надеюсь, что мне заплатят как обычно. Я не собираюсь затягивать бой или поддаваться. Ты мои правила знаешь.

Поддаваться не придется. Бой будет честный. Ты получишь свой гонорар в стандартном размере.

На бой, Славу отвозил отец. Он помогал ему наносить рисунки, подготавливал к рингу, а после увозил домой. Когда сын выступает на ринге, Петр Михайлович занимает место в зале, а ближе к финалу снова отправляется за ринг. Но не в этот раз. Сегодня он попросил отца сопроводить Алиру. Сам же он поедет на такси. И будет ждать их в условленном месте.

Игры, в которых участвовал Слава, проводились подпольно. Один из бизнесменов, выкупил землю на окраине Москвы. С виду, это место напоминало заброшенные склады, но внутри помещений, все было совсем иначе. Оставив позади разбитую железную дверь, гостей встречает охрана. После того как прибывшие гости произносят ключевой пароль, их пропускают внутрь. У вторых дверей их встречают другие люди в темных костюмах. Они подходят к лифту, вместительность которого составляет не менее десяти человек и лифт начинает плавно опускаться вниз. Там то и проходят запретные развлечения. До того как зал наполниться несколькими сотнями зрителей, гости могут позволить себе выпить в специально отведенных залах, поиграть в бильярд, или просто поговорить за столиками уютного заведения, напоминающего ресторан. Легкие закуски и алкоголь разносят официанты в голубых пиджаках и черных брюках. Посетители приезжают за час до начала представления. Ставки принимаются вплоть до второго раунда. Всего раундов насчитывается 10. Обычно игра проходит до того, пока один из участников не сдастся. Наиболее кровожадные игроки дерутся до последнего вздоха. В очень редких случаях правила игры меняются по требованию публики. Непослушание, означает неизвестность, после которой мало кто возвращался на ринг.

Алира прибыла на место за полчаса до начала боя. Отец Славы усадил ее на их места, и отправился проведать сына. Проходя мимо раздевалки, в которой ожидал боя противник Славы, Петр Михайлович уловил обрывок разговора.

Не думай о боли, ты ее не почувствуешь. Бейся до последнего. Ты же не хочешь еще раз выставить себя на посмешище?

Но Вы не знаете его. Он не обычный. Он не такой как мы. Он силен и ловок. На его спине растут крылья. И мне кажется, что он обладает сверхчеловеческой силой.

Не сходи сума, крылья вырастут у тебя через несколько минут. Поверь мне, ты сможешь его одолеть...

Слава сидел у себя в раздевалке и ждал начала состязаний. Отец огорошил его своим рассказом, но Слава отмахнулся от мыслей, что противник может его пересилить.

Просто будь осторожен.

Предупредил его отец и вышел, что бы вернуться в зал. Перед его уходом Слава попросил его, приглядеть за девушкой, и не дать ей упасть в обморок, если у той наблюдаются такие слабости.

Зал шумел как рой пчел. Кто-то все еще устраивался на своих местах, кто-то делал ставки и спорил, по поводу победителей. Алира немного нервничала, так как ей вообще не нравилось все это, помещение, незаконная деятельность и то, что Славе придется драться на глазах у ненавистных, жаждущих жестоких зрелищ людей.

Раздался голос ведущего, зал наполнился аплодисментами. Все шумели, и хлопали, довольные тем, что шоу начинается.

Сегодня перед нами выступает...

Ведущий сделал паузу, чтоб разогреть аппетит гостей и произнес имя первого участника.

На ринге показался низкий, но широкоплечий мужчина. Его тело состояло из одних только мышц. Голова была выбрита, спину покрывали татуировки. Алира даже испугалась при мысли, что эта груда мышц может запросто стиснуть Славу в своих руках. Его лицо выражало только ненависть. Брови все время были сдвинуты к носу. Зал не переставал хлопать, пока ведущий не назвал второго участника.

Звезда наших игр, непобедимый «Ангел Мести»

И тут зал разразился шумом и овациями, в несколько раз громче. Люди не только хлопали, они умудрялись свистеть, кричать и выкрикивать его прозвище. Поначалу Алира даже не узнала своего друга. Лицо, было полностью скрыто за абстрактными узорами. Только Крылья, которые она уже видела однажды, доказывали, что это действительно ее друг. Торсы противников были обнажены, на теле ничего кроме облегающих коротких шорт. Слава плотно прижимал к спине крылья. Алира наклонилась к Петру ближе.

Мне кажется у противника преимущество. Он может с легкостью поймать Славу за крыло.

Отец Алиры улыбнулся и ответил:

Не переживайте милая леди, этот парень знаешь как увернуться.

Через несколько минут начался бой.

Слава и его противник сошлись в первой схватке, в которой не один из них не получил серьезных увечий или повреждений. Ярослав кружил вокруг своего противника, пытаясь выбить его из сил. Он действительно был очень ловок, насчет сил, Алира еще сомневалась.

Первый болевой захват. Слава завел руку противника за шею, но тот ничего не почувствовал. Хотя ему сейчас должно быть очень больно. Теперь «Бешенный» понял, о чем толковал ему незнакомец, обещавший победу. Он сказал, что этот укол, эта голубая жидкость блокирует любой болевой порок. Таким образом, он сможет выстоять все десять раундов, и у него будет огромное преимущество перед соперником. Почувствовав прилив сил, противник Славы вырвал свою руку и перешел в наступление. Он снова и снова попадался в руки Славы, но тот не мог выдавить из него ни капли. Первый раунд закончился, Слава вернулся в свой угол ринга весьма озабоченный.

Второй раунд так же не принес ничего. Ярослав решил перейти к мордобою. Чем больше он наносил ударов, тем больше веселился его противник. Словно тот совсем сошел с ума. Ярославу удавалось уворачиваться, до четвертого раунда. Но тут дело приняло совсем другой оборот. Первая кровь противника была пролита. Он разбил «Бешенному» бровь, но тот и ухом не повел. В его глазах горел нездоровый огонь ярости. В середине пятого раунда, Слава растерялся, не зная как же заставить противника выбиться из сил. Получив пару ударов в голову, Бешенный совсем слетел с катушек, и его сопернику стало тяжело уворачиваться от ударов. В конечном счете, он пропустил несколько ударов, с его губ потекла кровь. Когда прозвенел гонг, «Бешенного» буквально стащили со Славы.

Отец Ярослава ерзал в кресле, готовый сорваться в любой момент и прекратить бой. Но все, что было в его власти, он уже сделал, предупредил сына. Осталось полагаться на его рассудок. Алира снова потянулась к Петру Михайловичу

Скажите, что-то не так?

Отец, некоторое время молчал. Алира понимала, здесь что-то не чисто.

Вы можете мне довериться. Я прошу Вас, объясните что происходит?

Петр Михайлович, оглядел зал, и произнес над самым ее ухом:

Я не уверен, но мне кажется, Бешенный принял что-то. В прошлый раз Слава с легкостью уложил его. Сейчас создается такое впечатление, что у противника снесло крышу. И он во что бы то не стало, хочет выиграть.

Алира еще не успела понять суть сказанного, как прозвучал сигнал, открывающий шестой раунд. Спустя несколько секунд, ей показалось, что Слава начинает сдавать позиции. Его противник, действительно выглядел как сумасшедший. Слава бил его в живот, по ногам, в лицо, которое стало похоже на что-то невообразимое, от чего у Алиры мурашки побежали по коже, но тот еще больше злился и чаще нападал. Слава перестал наступать, решив, что все равно его противник должен выбиться из сил. Он поменял тактику и стал терпеть все натиски и захваты. Принимал удар за ударом, стараясь, чтоб они не приходились на его голову. К концу седьмого раунда, Слава сам был измучен, его губа продолжала кровоточить, к этому добавилась рассеченная бровь и подбитый глаз. Его вид почти напоминал его противника, хотя тот был избит намного больше, да и энергии у него не поубавилось. Ярослав понимал, что это все не нормально. «Бешенный» выглядит так, словно действительно не испытывает никакой боли.

Прозвучал сигнал. Начался восьмой раунд. Слава пошел в наступление, его удары попадали точно в цель, он выдыхался, но результата никакого не было. Противник все так же продолжал свои натиски, без потери силы, контроля и энергии. В то время как удары Славы стали терять силу. Он уже думал, что если к десятому раунду это все не прекратится, то ему придется развернуться и уйти. Так как сил в запасе оставалось совсем мало.

В тот момент, как Ярослав пытался найти глазами Алиру в толпе людей, «Бешенный» схватил его за одно крыло и повалил на землю, навалившись всем телом. Слава пропустил еще один удар в челюсть, затем резко вывернулся и вылез из-под соперника, оставляя его в том же положении. Он попытался поймать руку неугомонного противника, и вывернул ее, но тот даже не пискнул. Мало того, он опрокинул Славу и заревел как разъяренный зверь. Снова гонг, конец восьмого раунда. Слава, сел в угол ринга и дернул за шкирку своего тренера.

- Послушай, он не в себе. Я только что сломал ему руку, он даже не вскрикнул. Он как машина убийца, совсем не чувствует боли. Я не хочу его убивать, но чувствую, что он сделает это вместо меня, если ты не прервешь этот бой.

Тренер, продолжал утирать кровь с лица своего подопечного.

- Продержись десять раундов, а я попробую придумать что-нибудь. Поговорю с судьями.

Девятый раунд, дался Славе с большим трудом, казалось, что до десятого он не доживет. Ярослав решил сдаться. Невозможно драться с человеком, который не чувствует боли и кипит от ненависти и злости, словно хочет в прямом смысле разорвать тебя на куски.

-Десятый это последний. Я сдаюсь после этого.

Слава пытался предупредить тренера, но тот прикрыл лицо руками. Это жест означал, что даже такой человек, как его тренер с железными нервами сейчас был на грани срыва.

- Они сказали, что не остановят бой, даже если ты сдашься. Бой будет длиться до тех пор, пока один из вас не увидит свой конец.

Парень нахмурил брови. Его взгляд стал жестким и непроницаемым. Такой взгляд у него был двадцать лет назад, когда он решился на первое убийство. Когда раскидывал парней, пытавшихся причинить вред Алире. Когда его соперники на ринге, надсмехались над ним, переступив моральные грани. Сейчас ему не оставалось ничего другого, как убить своего соперника. Он бы и рад его выключить, отправить в бессознательное состояние, но как это сделать Слава не знал.

-Если я упаду в обморок, он меня добьет. Остается только одно, или я, или он.

У него оставалось время, и он выискивал в зале ее. Ту, которая возможно скоро перестанет считать его своим другом. Она снова будет его бояться. И больше никогда не подпустит к себе. Что он собирается делать, спасти свою жизнь, убивая своего соперника, на глазах Алиры, хрупкой изнеженной девушки его сердца. Он поймал взгляд отца. Отец в полном отчаянии смотрел на своего сына, избитого, уставшего, окровавленного. Отец понимал, что сейчас случится что-то плохое. Его сердце готово было выпрыгнуть из груди, но он знал, что ничего не сможет изменить. Если он попытается хоть как то помешать, его просто выкинут из зала.

Алира перехватила пару синих, залитых кровью глаз. Он часто дышал и словно сожалел о чем-то. Она готова была сорваться с места и бежать, забрать его с этого ужасного места и не позволять больше так себя калечить. Но отец Славы удерживал ее на месте, подальше от неприятностей. По периметру зала была расставлена охрана, вооруженная и обученная устранять беспорядки. Если Алира попытается что-то сделать, с ней поступят, так же как и с ним. Они не в списке неприкосновенных гостей, а значит нарушать порядок категорически запрещено. Она подчинилась умоляющим взглядам Петра и скрестила руки на груди. Таким образом, Алира выражала протест, но большего сделать к своему сожалению было не в ее силах...

Десятый раунд начался. Публика замерла в ожидании кровожадного конца одного из игроков, победой другого. Алира крепко сжала кулаки и опустила веки. Ярослав стал крайне сосредоточенным, в то время как его соперник напротив, размахивал руками и кричал, пытаясь тем самым завести толпу и привлечь больше внимания к своей персоне. Он словно поверил, что победа у него в кармане. В голове он прокручивал только одно: «Ангел мести», это прозвище будет звучать сегодня в последний раз. Он прикончит его». Пока «Бешенный пес» смаковал свою победу, его противник пробил защиту и повалил на маты. Слава, пытался действовать подобно бесчувственной машине, но его эмоции брали вверх, тем самым ослабевая уверенность в том, что он все делает правильно. На заднем плане его сознания, все время мелькало белое личико Алиры, которая с осуждением будет смотреть ему в глаза, перед тем как исчезнуть. Хватка Ярослава понемногу ослабевала, соперник с превеликим усилием сумел преодолеть захват, и выползти. С жаждой и ненавистью в глазах, он превзошел даже свои ожидания, оказавшись верхом на Ярославе. Его руки сомкнулись вокруг шеи Славы, пытаясь пережать подачу всякого воздуха. Ярослав начал задыхаться, пытаясь сбросить его оковы, но ему это не удавалось. Сделав рывок из последних сил, он уверенно надавил противнику на глазные яблоки, и пользуясь заминкой «Бешенного пса», вывел из строя одну из его рук, схватил за шею и резким движением, холодно и уверенно, испытывая дикую боль в горле и жжение в глазах, свернул противнику шею. В эти долгие секунды, пока тело противника бесчувственно валилось на пол, он пытался сдержать кашель в горле. По его щекам текли слезы, публика была уверенна, это от болевых ощущений. Ведь его взгляд вовсе не выражал никаких сожалений. И это действительно случилось от боли, только не физической. Когда он поднял свои глаза на шестой ряд, с краю которого сидели два, самых близких человека в его жизни, он почувствовал такую боль, что не в силах был удерживать это внутри. Алира, напоминала своим видом мраморную статую. В тот момент, когда на ее глазах, Слава убивал человека, кровь отхлынула от ее лица. Даже пухлые, притягательные губы, напоминавшие ранее розовые лепестки, теперь были бледными и плотно-сжатыми. Глаза девушки, в этот короткий миг наблюдавшие действительное, округлялись, и темнели. Сейчас врятли можно было что-то прочесть по ее взгляду, так как она сама еще не осознала происходящего. Но вот это случилось. И в тот момент, когда она собиралась потерять сознание, Алира увидела, как Тело Славы падает рядом с его мертвым противником. Петр, дернулся, первым придя в себя, тем самым растолкав Алиру и приказывая ей следовать за ним. Алира не успела опомниться, как ее сознание вернулось. Мозг теперь работал как часы, но думать она отказывалась. Сквозь пелену слез, застилавшей взор от окружающего, сквозь шум толпы, прорывался образ и голос отца Ярослава.

- За мной. Живо!

Алира подчинилась властному голосу, казалось бы на первый взгляд безобидного мужчины средних лет. Сейчас он воинственно провел ее сквозь толпу к машине, посадил на заднее сиденье и попросил не выходить, и не привлекать к себе внимание.

- Через пятнадцать минут я вернусь. Не один. Будь добра сделать все, как я сказал.

Даже если б захотела, она бы не смогла привлечь к себе внимание. Она с трудом хлопала ресницами, закрывая и открывая глаза. Ей нужно было прогнать то, что она видела несколькими минутами ранее. Но сцена казни, прокручивалась в ее голове снова и снова, как заевший кадр фильма. Алира готова была схватиться за голову, когда услышала приближающиеся шаги. Тяжело дыша, Петр и тренер практически несли на себе Славу, который повис на их плечах. Алира решила, что подумает обо всем позже, выключив свои эмоции, она нахмурила брови и принимая в компанию друга удобно устроила его голову на своих коленях. Точно так же, пронеслось в голове, как на пикнике устроенном в честь ее блестящего первого выхода в свет. Но брови снова сошлись на переносице, когда почувствовала запах крови. Ее ресницы взлетели вверх, борясь с собой, она все же решила избавиться на время от воспоминаний и сделать то, что должна была сделать, будь на его месте любой другой «бедолага». Все же она не бессердечная, и в первую очередь, нужно избавить его от страданий. Слава, по дороге домой терял сознание раза три, и все это время он не мог вымолвить не слова, хотя его голова раскалывалась как орех, и мысли все время путались. Он все же пытался найти себе оправдание, но вместо слов, вылетали нечленораздельные звуки.

Алира собрала все свою волю в кулак. Очистив сознание, она сфокусировала все внимание, на ранах и ушибах человека, лежащего подле нее. Кто он теперь, кем приходится ей? Она не смела, разбираться в этом сейчас. Все что ей нужно сделать, это успокоиться и облегчить его страдания. Прикрыв глаза, она провела по его лицу пальцами, заставляя себя почувствовать его боль. Когда отголоски болевых ощущений прошлись по ее телу, она поняла, что раны не только наружные. Что-то внутри, возможно перелом ребер. Хоть это сейчас не имело никакого отношения, Алира все же пыталась выяснить место нахождения очага боли. Времени оставалось мало, они уже подъезжали к ее дому. По плану, Алира хотела излечить легкие раны, ведь на первый взгляд большего и не требовалось. Но похоже, ей придется выложиться по полной. Не думая больше ни о чем, она рывком накрыла его губы своими, разбивая свое дыхание на двое, и передавая часть ему. Мужчине, который пробудил в ней самые трепетные чувства, своими неподвижными, но теплыми и мягкими губами. Алира накрыла его широкую грудь своими ладонями, в том месте, где по ее мнению и находился очаг неприятной боли. Почувствовав, как болезненные ощущения начинают покидать его, она прервала напоминающий с первого взгляда, долгий поцелуй и разомкнула веки. Почувствовал легкое недомогание, Алира на некоторое время прикрыла глаза. На нее смотрели в этот момент удивительные синие глаза. В которых, читался вопрос о происходящем. Сейчас или никогда подумала Алира. Придя в себя, она снова склонилась над ним и прошептав ему на ухо что-то, подула на лицо, после чего Слава забылся сном. Не в силах выслушивать его, отвечать на вопросы. Все настолько смешалось в голове, его жесткий взгляд, пробуждающий животный страх. Улыбка и голос, которые кого угодно могут заставить смеяться. И наконец губы, прикосновение к ним… Это было мучительно для нее. Ей совсем не хотелось отрываться, но страхи снова захватили ее сознание и разум. Сцены, эпизоды встреч, все это стало давить на нее и она не нашла ничего лучшего как усыпить Славу, и не видеть его до тех пор, пока не поймет, что произошло в целом.

-Спасибо что подбросили.

Алира открыла дверцу и собиралась выскочить, когда отец остановил ее своим вопрошающим взглядом. Это был растерянный мужчина, чуть не потерявший сына. Казалось, он уменьшается на глазах, когда жалостливо проводил взглядом по неподвижному телу своего приемного сына.

- Все будет хорошо. Он просто спит. Я, не думаю, что готова ответить на все ваши вопросы.

- Просто не судите его строго. Ему действительно пришлось это сделать.

-Прошу Вас...

Алира прервала его речь. Она не хотела уступать жалости. В последний раз, Алира бегло окинула взглядом Славу, убедившись, что с ним действительно все в порядке и хлопнула дверцей.

Глава 12

С тех пор, как почувствовал привкус ее нежных губ, Слава не находил себе места. Он понимал, таким методом она лечила его. Но страх перед будущим не оставлял его покоя. Возможно, это был прощальный поцелуй. Ведь на звонки, Алира не отвечала, не смотря на то, что прошло около месяца. Придти к ней он не решался. Что толку, она больше не станет, не захочет. После всего увиденного, она снова будет его бояться. Даже если они попытаются возобновить отношения, ту хрупкую дружескую связь, все равно уже не будет как прежде. Опасения с ее стороны будут теперь просачиваться сквозь притворную маску дружелюбия. Все это не то, так не должно было случиться. Зачем он позволил ей придти на бой. Зачем он вообще позволил себе думать о ней. Все напрасно.

- Если ты так мучаешься в поисках ответа, пойди и спроси ее. О чувствах, о том, что будет впереди.

- Ты не понимаешь папа, она меня боится.

- Почему ты так уверен? Я думаю, ты ее совсем не знаешь. Она весьма отважная девочка. Она желает тебе добра, в этом я уверен...

- Она желает, чтоб я оставался здоров, но только на расстоянии от нее. Я в этом более чем уверен.

Слава прервал речь отца, и налил себе очередную порцию «текиллы».

Петр обвел взглядом комнату сына, заостряя внимание на валяющихся бутылках в углу комнаты. Ему совсем не нравилось то, что происходит с его чадом. И он решительно настроился прекратить это.

- Знаешь, заливать горе можешь и до старости. Но так ты проблему не решишь. Если ты хочешь прояснить свои отношения с ней, иди и сделай это. Если она испугается, ты это увидишь. Большем, я тебе помочь не могу.

Слава опрокинул содержимое рюмки в рот и кивнул головой, давая тем самым понять, что хочет побыть один. Всю ночь, он прокручивал в голове слова отца. Я не трус, говорил он себе, я действительно должен выяснить. Но через некоторое время, он снова возвращался к мысли, что все уже потеряно. Пойти, чтоб достоверно убедиться в том, что Алира будет трястись от страха, когда увидит его. Или притворится, будто бы ее нет дома. Только бы не попадаться ему на глаза. Противоречивые чувства, обуревали его всю ночь. Но на утро, после легкой пробежки, Слава еще раз все обдумал и решил пойти и все выяснить...

Когда его ноги довели до дома Алиры, он не нашел в себе силы подняться на нужный этаж и позвонить в дверь. Несколько минут, он раздумывал, набирался благоразумия, уговаривал себя, что так будет лучше. Так он покончит со всем разом и вернется домой. С пустыми глазами и разбитым сердцем. Но на деле оказалось все не так просто. Алира свободное время посвящала работе и учебе. Верно, Слава вспомнил что сейчас, наверняка она проводит половину дня в институте. Он решил, что будет лучше, если они встретятся на улице. Она заметит его издалека, в этом он не сомневался. Но подойдет ли... Выбор оставался за ней. Начало лета, не всегда веяло прохладой. Уже днем, земля прогрелась до двадцати трех градусов жары, и Славе весьма не просто было усидеть на одном месте. Чувства неопределенности, давили на него с каждым часом все больше и больше. Правильно ли он поступает. Ломая голову, над своими поступками, и перебирая все свои неудачи, Слава не заметил как издалека, на него уставилась пара синих глаз. Он сидел в тени деревьев, уставившись на свои ботинки. Алира, на мгновенье замерла у подъезда в нерешительности, но спохватившись, набрала код подъезда и проскочила мимо его взора. Зайдя в дом, она скинула сумку на пол и поспешила выглянуть из-за шторы. Казалось бы, Слава ничего не заподозрил. Он даже не поднимает головы, чтоб посмотреть на ее окно. Интересно, как давно он ждет ее? Девушка посмотрела на часы. Маленькая стрелка, указывала на шесть часов вечера. Может быть, пришел недавно? Не важно, главное что пришел. Алира приняла душ, и заварила себе чашку крепкого кофе. Кушать совсем не хотелось. Теперь все ее внимание было приковано к фигуре, под деревом. Она исподтишка наблюдала за Славой. Он сидел в тени, скрываясь от жары. Когда ему надоедало сидеть, он начинал ходить взад и вперед. Его темная футболка, совсем не спасала его от солнечных лучей. Но что поделать, ему и так приходилось нелегко, учитывая тот факт, что под футболкой находиться еще и пара немаленьких черных крыльев, покрытых рельефным, повторяющим контуры спины корсетом. Алира сама, едва спасалась от жары, ей так же приходилось прибегать к корсетам, рубашкам, футболкам, вообщем всему, что хоть немного помогало маскировать спину. Время шло, Алира удобно устроилась на подоконнике, уже не скрывая своего присутствия, и наблюдала. Но Ярослав, так не разу, не посмотрел на нее....

Он знал, что она дома, чувствовал на себе ее взгляд, но не решался поднять голову, чтоб увидеть ее глаза, и то, что должно в них таиться. Спустится ли она, или так и будет наблюдать за ним издалека? Не решаясь открыто показать своих чувств. Время шло, Слава продолжал сидеть. Несколько часов прошло с тех пор, как они обнаружили присутствие друг друга, но не тот, не другой не предпринимали никаких действий. Алира ждала, что он поднимется. Ломала голову над тем, что скажет ему, когда увидит его глаза. И что именно она там увидит. Слава, в свою очередь ждал, когда она его позовет или спустится. Решение зависит от нее, в то же время, он убеждал себя, что разрыв неизбежен.

Алира вспоминала их первую встречу, за которой последовала не менее приятная вторая встреча. Но тогда, возможно он спас ей жизнь. Разве он хоть раз пытался ее обидеть? Она силилась вспомнить хоть что-то плохое, по отношению к ней, с его стороны. Только оскорбления, но то было лишь дважды. После упрека, который она огласила, поэтому поводу, он перестал это делать. Когда решение пришло к ней, на улице совсем стемнело. Алира спрыгнула с подоконника, словно очнувшись ото сна, и накинув ветровку, поспешила на улицу.

Она постаралась очень тихо отворить подъездную дверь. Так же тихо, она прикрыла ее за собой и отправилась на его поиски. Он должен быть там. Если, ему действительно было так важно придти сюда, значит он должен был дождаться. Но пока глаза привыкали к темноте, Алира уже склонялась к другим мыслям. Слава прождал весь день, можно ли винить человека, который отказал себе даже в еде, пока она собиралась с мыслями. Дура, нужно было раньше выходить, подумала Алира про себя. Но в следующее мгновенье, ее глаза уже засияли, она подошла к мужчине, который уже отчаялся, и собирался было уйти. Он будто бы почувствовал ее присутствие, но не смел даже пошевелиться, боясь спугнуть ее. Теперь ему казалось, что любое его движение может пробудить в ней неверные чувства.

Его охватила, приятная волна, захлестнула с головой, когда он почувствовал, как Алира вложила в его ладонь свою нежную миниатюрную руку. Он постарался не сжимать ее сильно, чтоб не причинить боль. Но не удержавшись, все же поднес ее ладонь к губам, и запечатлел на ней поцелуй.,.

- Расскажи мне, что с тобой происходило, там, на ринге.

Алира сидела напротив Ярослава, в уютном кафе под названием «Гнездышко». Кафе находилось вблизи ее дома. Она первая предложила прогуляться и поесть. Хотя аппетита у обоих как таково и не было, все же Алира решила, что достаточно помучила Славу. Он прождал ее весь день, и его желудок подтвердил это своим негромким урчанием. После того как Слава допил свой апельсиновый сок, Алира снова попросила его:

-Ты не должен держать это в себе. Я знаю, тебе было тяжело…

- Я не хочу напугать тебя еще больше. Мне неприятно вспоминать как………

Тут он посмотрел на свои руки, и умолк. Потому как при воспоминаниях, этого ужасного последнего боя, конец которого для Ярослава прошел как в тумане, начинали напрягаться мышцы, и ему хотелось крикнуть на весь мир «Я должен был это сделать, или я попрощался бы с жизнью». Ему не раз приходилось участвовать во всяких передрягах, но не убивать… За исключением того злосчастного дня, когда ему было всего восемь. Прошло двадцать лет, и к его кошмарам теперь добавился еще один. В котором он, безжалостно ломает противнику шею.

Алира протянула руку, и накрыла его ладонь. Ее глаза не выражали ни страха, ни сожаления. Она просто смотрела на него, открытым, чистым взглядом. Ее глаза посветлели. Ярославу ужасно хотелось рассказать о том, что произошло, что он чувствовал, когда его руки выкручивали голову, он просто должен был излить душу. Но не знал, кому довериться. От отца он скрывал своих чувств. Боялся ранить. Петр был далеко не слабак, прошел войну, повидал много раненных и убитых, убивал сам. Когда на его операционном столе кто-то не выживал, он уходил в себя и молча, переживал за жизнь чужих людей. Ярослав не мог представить, как будет больно Петру, выслушивать страдания сына. Пусть и не родного, но Слава всегда чувствовал, что отец любит его больше жизни. Не раз отговаривал он сына, не принимать участия в этих подпольных драках. Слава, в свою очередь не мог найти работу, где не вскрылась бы его тайна. Физическая или умственная, какая разница, думал он. Все равно, рано или поздно кто-нибудь увидел бы, и потом... Что было бы потом, он даже боялся представить. А тут тебе не приходится ничего скрывать, мало того, этим он и зарабатывал деньги, причем не плохие. А махать кулаками, его научили с детства, улица и подвалы. Плюс немного техники и маскировка. «Конфедециальность», было единственным его условием. Владелец подпольного клуба легко согласился. Зная, что будет зарабатывать на нем баснословные деньги, он только рад был. Ведь если никто не будет знать о Славе, никто не переманит его. Потому как подпольных клубов, с боями без правил, было в России несколько.

Расплатившись за ужин, Слава предложил прогуляться по улице. Он не хотел, быть услышанным посторонними людьми. Но основная причина заключалась в том, что на улице, темнота скроет его лицо. Сам он не раз замечал, как меняется его голос, лицо, глаза, когда речь заходит о неприятных разговорах. Увидеть его таким, все равно, что столкнуться со стеной, из которой торчат колья. Страшно, но не опасно. Ведь это всего лишь эмоции.

-Ты действительно хочешь услышать это? Как я убиваю людей?

Он с неодобрением покачал головой. Но Алира, только сильней сжала его руку. Давая понять, она уже приняла его таким, какой он есть. Менять в нем что-то не собирается.

- Я не пугливая лань. Мне просто нужно было время, понять, что там произошло. Осуждать я тебя не собираюсь. И не имею права. Думаю, тебе станет легче, когда ты выговоришься.

Она чуть было не ляпнула, что после, он снова будет улыбаться и называть ее «пупсиком». Хотя ей совсем это не льстило, но почему-то ему, она позволяла говорить так. Ведь он не старался ее задеть, или указать на недостатки. Это получалось само собой. И было довольно забавно…

Когда Слава справился с эмоциями, и рассказал все, что творилось в его душе, ему полегчало. Казалось, что тонна кирпичей упала с его души. Стало легко, немного грустно, но по большей части он успокоился. Он с недоверием посмотрел на Алиру, которая ни на дюйм не отдалилась от него, не выпустила руки и даже не попрекнула. Он озадачился, слушала ли она его вообще. Слава рассказывал ужасные вещи, от которых мурашки должны бегать по коже.

Подойдя к дому, Алира лишь грустно улыбнулась ему. Никто из них даже не представлял, сколько времени прошло с тех пор как они отправились поужинать. Но рассвет был не за горами, и ему следовало вернуться домой. А ей оставалось несколько часов на беспокойный сон перед тем, как она отправиться в институт.

-Спасибо что выслушала. Мне действительно стало легче.

- У каждого из нас ест сердце. И твое не исключение.

Она не знала, что сказать еще, поэтому поднялась на цыпочки и к своему удивлению поцеловала его в щечку. Ей показалось, что этим она докажет что он ей совсем не чужой. И она до сих пор считает его своим другом.

Слава почувствовал прикосновение ее губ, и волна жара прошлась по его телу. Он не смог себя удержать, его руки машинально потянулись к ее лицу. Еще мгновенье он боролся с собой, со своими чувствами, с тем, что может все испортить. Вероятно, она даже не подозревает, как сильно ему нравится, пронеслось в его голове. Алира в глубине души предвкушала его поцелуй, с тех самых пор как впервые прикоснулась к его губам в машине, когда пыталась исцелить его раны. И сейчас ее желание исполнилось. Он нежно, с толикой боязни прикоснулся к ее губам. Она не в силах была устоять и поддалась искушению, ответив на поцелуй. Его ладони, ранее обхватывающие ее лицо, переместились на талию, он прижал ее к себе, и они растворились друг в друге. Алира положила свои руки ему на грудь, но сил оттолкнуть его не было. Если б Слава не поддерживал ее твердой рукой, она вероятней всего упала, так как ноги у нее начали подкашиваться.

Нужно остановиться, нужно прервать поцелуй, кружилось в его голове, в то время как Алира вовсе ни о чем не думала. Словно по волшебству, закружился ветер и растрепал волосы Алиры. Затем на землю упали первые капли дождя, и Ярослав, будто бы пробудившись ото сна, пришел в себя. В голове забилась тревога, он не без усилий оторвался от нежных манящих губ и выпрямился. Ему не хотелось выпускать Алиру из рук, но убедившись, что она твердо стоит на ногах, все же сделал это. Что будет дальше, ни один из них не представлял. Он ругал себя за то, что подался чувствам. Она думала, что придает Ивана. Молча развернувшись, каждый в свою сторону они разошлись, не проронив ни слова.

Сидя в такси, Ярослав ломал голову над сложившейся ситуацией. Она ответила на его поцелуй. Но по собственной ли воли? Потому как он ей нравился? Может быть, она только утешала его после всего сказанного? Что сказать теперь при встрече, и будет ли она снова…


Глава 13

Вернувшись в дом, Алира натянула пижаму и уткнувшись в подушку попыталась заснуть. Подумаю обо всем завтра, сказала она себе. Ей не хотелось вспоминать поцелуй, потому как она начинала жалеть о том, что случилось. Приехав в институт, ей удалось на время выкинуть все из головы. Как только она вышла из аудитории, голова снова пошла кругом. Чтобы протянуть время до вечера, она позвонила в офис, компании «Алира-Тревел» и попросила Марию прислать за ней машину. Впервые, ей не захотелось оставаться наедине с собой, даже по дороге. Сейчас ей нужно было занять себя работой.

Увидев ее хмурое личико, Мария сразу поняла, что-то не ладно. Расспрашивать Алиру, она не имела права, и поэтому старалась не маячить перед глазами. Предложив лишь однажды кофе или чай, на что получила отказ. Алира окунулась в работу с головой. Ей предстояло рассмотреть последние заключенные контракты, обойти несколько отделов, и заглянуть в кабинет к директору. Последнее, стало для нее испытанием. Увидев ее хмурый взгляд, Сергей не пропустит это мимо своего внимания и обязательно станет задавать вопросы. Разделавшись со своей работенкой, Алира нацепила на лицо широченную улыбку, и попросила Марию предупредить Сергея.

Сергей в свою очередь в последнее время прибывал не в очень хорошем настроении. И это сказывалось не только на его семье. }Он отрывался на подчиненных. Марии доставалось больше всех. Ей приходилось видеть его не только на работе. Навещая свою любовницу, Сергей словно выпускал пар. Он хамил ей, затевал ссоры, и наконец, брал ее когда хотел, без привычных ласк. В последний его визит, Мария повысила голос, и указала на его бесцеремонность и грубость, но в ответ лишь получила пощечину. Ее терпение заканчивалось. Она предвкушала момент, когда Сергей выйдет из роли генерального директора и пост примет Алира Егоровна. Возможно, потом она порвет с ним навсегда, и заручится поддержкой Алиры. У девушки доброе сердце, она меня поймет, думала Мария. А если нет, придется в корень менять свою жизнь….

Алира распахнула дверь и сразу почувствовала на себе негативный взгляд, который Сергей уже не прятал. Он узнал от своего так называемого «друга», что план по расправе с нынешним другом Алиры провалился, и не теряя времени решил предпринять и ускорить попытки оставить компанию себе.Девушка поздоровалась со своим опекуном и поспешила занять место у края стола. Мария внесла две чашки зеленого чая и сладости. Сергей в последнее время перестал баловаться кофе, так как его нервы дали о себе знать и давление повысилось. Ему следовало бы лечь в больницу и пройти курс лечения, но сейчас это его мало заботило. Перед ним стояла серьезная задача, нужно было успеть в срок. Поговорив немного о делах, они перешли на общепринятые беседы о погоде и учебе. Когда темы для разговоров со стороны Алиры иссякли, Сергей обратил на нее свой недобродушный взгляд и начал подготавливать почву.

-Дорогая Алира, не кажется ли, что это будет тебе не по силам?

Она удивленно на него уставилась, не понимая, о чем идет речь.

-Да, да, я о том, что ты не справишься с управлением такой крупной компании. Мы все это прекрасно понимаем, а терять то, что строилось годами… Ты понимаешь, столько народу останется без работы?

-Но я не собираюсь разваливать труд своего отца.

Алира сделала глоток чая, чтоб справиться с волнением.

-И потом, последние полгода, я регулярно вникаю в работу. И думаю, уже кое-чему научилась.

Сергей отставил пустую чашку и посмотрел на нее холодным пронизывающим взглядом.

- Никто не спорит, что ты следишь за происходящими делами, но в тебе совсем нет уверенности, да и возраст не позволительный.

-Но…

Сергей сделал жест рукой, давая понять, он еще не закончил.

-Я могу предложить тебе так называемый «бартер». На те деньги, что я тебе выплачу в обмен на права владения «Алира-Тревел», ты сможешь жить припеваючи, всю оставшуюся жизнь. Ты молода, красива, выйдешь замуж, родишь детишек и будешь заботиться о них. Зачем тебе этот бизнес. Не тот характер у тебя девочка моя, не тот склад ума.

Алиру начали раздражать его замечания и унижения, но она продолжала держать себя в руках и по возможности улыбаться. Давление со Стороны Сергея усиливалось. Он как будто не замечал, как ее брови сошлись на переносице, щеки окрасились в розовый цвет, и она готова была взорваться в любой момент.

-Я не буду продавать компанию, которую отец создавал долгие годы. И уверяю Вас, мне хватит сил и ума правильно распорядиться своим наследством.

-Ну да, ну да.

Он пожевал губу, и снова заиграла старая пластинка.

-Ты молода, импульсивна. А в таком деле как «бизнес», нужно быть хватким, стойким, уметь нападать и придерживаться холодности. Я всю жизнь верчусь тут как белка в колесе, а последние два года у меня и вовсе нет времени отдохнуть.

-Скоро Вы сможете взять отпуск, осталось ждать всего месяц.

Алира не собиралась увольнять Сергея. Она надеялась, что он снова займет пост вице-президента компании и будет помогать ей. Он был доверенным лицом отца, что же такого случилось, чтоб он так изменился, думала она про себя.

Оставшись в кабинете одна, Алира попыталась собраться с мыслями. Сергей открытым текстом предложил ей продать компанию, на что она дала отпор. Надеюсь, такого разговора больше не повторится, обратилась она к своим мыслям и передернула плечами. Она просидела бы так и до ночи, раздумывая над всем сказанным, ей совсем не понравилось, что Сергей, открыто, называет ее безмозглой, мягко-характерной дурой.

Мария приоткрыла дверь, чтобы привлечь к себе внимание, но Алира на нее даже не реагировала. Она сидела, облокотившись на стул, и ее взгляд был прикован к темно-бордовой крышке стола.

- Алира Егоровна.

Наконец Алира пришла в себя, подняла удивленный взгляд на время и охнула.

Часы показывали девять вечера.

-Кажется, я засиделась.

Она встала со стула, и застыла в нерешительности. Вчерашние события тесно переплелись с сегодняшним неприятным разговором, и она просто не знала, куда себя деть. Идти домой, совсем не хотелось. И здесь задерживаться она уже не могла. Мария немного промешкалась, решаясь уместно ли сейчас то, что она скажет. Каким-то шестым чувством она уловила настроение девушки и поняла что той, нужно убежать от всех забот.

- Алира Егоровна.

-Мари, тут никого нет. Можешь звать меня просто по имени.

-Хорошо.

Мария улыбнулась и продолжила:

-У вас нет настроения. Что-то случилось? Я могу Вам помочь?

Алира была рада это слышать. Слышать, что кто-то хочет искренне ей помочь. Потому как Мария не в первый раз проявляет к ней доброту. Она не сплетница, подумала Алира.

- Я просто не знаю куда податься. А давайте сходим куда-нибудь. Посидим, поговорим о пустяках.

Мария удивленно посмотрела на нее, и Алире показалось, что она ляпнула глупость.

- Я хотела предложить Вам тоже самое. Настают моменты, когда и мне хочется убежать и отречься хоть на какое-то время от всех проблем.

Девушки загаворчески улыбнулись друг другу и решили отправиться в ресторан.

Доехав на метро до красной площади, они прошли мимо храма «Блаженного Василия» и свернули на лево. По дороге девушки перешли на «ТЫ», и обсудили новинки моды, всех бутиков, что попадались им на глаза пока не дошли до японского ресторана. У входа их встретил официант, провел на второй этаж и подал меню. Пробежав глазами по названиям блюд, Алира остановила свой выбор на роллах. Мария заказала суши. По взаимному согласию к напиткам прибавилась бутылка вина.

-Тебе уже есть восемнадцать?

Спросила Мария с опаской, не станет же она спаивать несовершеннолетнего подростка. Алира смутилась, и ответила:

-Фактически мне уже исполнилось восемнадцать. Отец записал дату моего рождения позже. Что б можно было устраивать праздники. Дело в том…, она немного помедлила и продолжила, мама Настя умерла при родах. День рождения совпадал с днем смерти. Вот он и решил изменить дату.

Мария покачала головой и снова задала вопрос:

-А почему ты называешь свою маму «Мама Настя».

При этих словах, Алира повеселела и добавила:

-Еще в детстве, когда отец брал меня на руки и показывал на фотографию матери, он говорил «Это мама», и следом добавлял, уже для себя «Настя». Так и стала называть ее «Мама Настя».

-Забавно.

Мария растянула губы в улыбке.

- Первый тост. За наше будущее, надеюсь, оно будет благоприятным.

Ударив бокалами, девушки вкусили бордовый напиток и принялись за еду. Когда яства были съедены, они заказали себе десерт, состоящий из мороженного с мятой и фисташками. Алира не заметила, как разговор перешел на тему «личная жизнь». Мари сказала, что недовольна своими отношениями с нынешним сожителем, но имени она не раскрывала.

- Что тебе не нравится в твоем партнере?

Алира сделала глоток вина и почувствовала головокружение. В ее голове зародилась мысль, говоря о том, что она хмелеет.

- Это не те отношения, которыми я могла бы гордиться. Многие люди меня осудили бы. Но пока я не могу ничего изменить. Иначе просто останусь на улице.

Алира не совсем понимала, что именно она имеет в виду, но по части сказанного сделала вывод, что Марии приходится не сладко.

-А у тебя? Твой бой-френд заслуживает похвалы?

- Бой-френд?

Алира удивленно на нее покосилась. Ведь она сама не знает, кем теперь приходится ей Слава, другом или бой-френдом. Значит ли их поцелуй что-то. И меняет ли он вообще что-нибудь в их отношениях.

-Перестань.

Мари захихикала и заказала еще бутылку вина.

-Тот, Кажется Ярослав, достойный молодой человек. У Сергея на дне рождении.

-А!

Алира вспомнила, что его уже видели многие, и вероятно приняли их за сладкую парочку. Но ведь она даже не давала повода так подумать. Они даже не танцевали вместе. Тут в ее голове всплыл отрывок, где Слава, дабы хоть как то развлечься пригласил Марию на медленный танец, пока она не переставала знакомиться с толпой мужчин в пиджаках и галстуках. В тот момент она почему-то завидовала Марии.

- Он… МЫ…

Она запнулась, не зная как описать их отношения.

-Я не знаю, что сказать. Мы поцеловались один раз. Но я не могу быть с ним.

- Странно, а мне он показался весьма приятным. И смотрел на тебя так…

Мария не могла подобрать слов, ее язык тоже постепенно стал заплетаться. Она наклонилась к Алире и прошептала:

-Ты думаешь, он «гей»?

Тут Алира не удержалась от хохота. Скатившись с диванчика, она смеялась и плакала, схватившись за живот. Когда веселье прекратилось, она поправила на себе одежду и почувствовала, что корсет сильно стянут и не дает ей свободно дышать.

-Он однозначно не «Гей». Но у меня есть причины не заводить новые отношения.

-О! Ты сказала «новые». У тебя уже есть парень?

-Нет, конечно же.

Алира допила вино из своего бокала и с большей силой ощутила головокружение. Мария и сама уже была не в состоянии трезво рассуждать, но в отличие от собеседницы выглядела боле трезвой.

-Есть кому за тобой заехать?

Спросила Мария.

- Нет. Никого у меня нет. И вероятней всего, никогда не будет.

Ее настроение стало снова ухудшаться, и чтоб скрыть свои расстроенные чувства она направилась в дамскую комнату.

Мария покачала головой. Она прекрасно понимала, что такое одиночество и не желала никому другому испытывать это. Через мгновенье, ее взгляд упал на сумку, оставленную Алирой. Она взяла ее в руки и достала телефон. Порывшись в записной книжке, она с легкостью нашла номер Славы, и недолго думая, нажала на «вызов». Через несколько секунд, в труппке раздался приятный мужской, и немного взволнованный голос.

- Алира?

-Нет, извините, если отвлекаю. Это Мария. Мы с Алирой забрели в ресторан, и немного перебрали. Она хихикнула, и снова извинилась.

-Я могу добраться домой на такси, а вот Алиру я боюсь отпускать одну. Вы не могли бы…

Она не успела договорить, как Слава потребовал у нее адрес и обещал приехать очень скоро.

Мария положила телефон в сумку и почерпнула ложечкой растаявшее мороженное.

Алира не спешила возвращаться. В глазах все кружилось. Она сбрызнула лицо холодной водой, но это не помогло. Впервые в жизни, она выпила, и так много. Хорошо, что никто ее такой не увидит, подумалось ей.

-Папа прости, если ты это видишь, сказала она отражению в зеркале.

Расслабить корсет ей так и не удалось. Руки ее слушались, но слишком уж трудно было справиться со всем под одеждой. Ну и черт с ним, подумала она, до дома доеду. Выйдя из своего убежища, она прошла к своему столику, пытаясь не шататься, и это ей почти удавалось. Мария обернувшись и заметив свою собутыльницу широко улыбнулась, решив не говорить ничего о том, что звонила с ее телефона.

-Нам пора собираться в дорогу. Время уже не детское.

Алира больше не притрагивалась к бокалу вина, ей и так казалось будто бы она сейчас в космосе. Она лишь переживала о том, как бы ни свалиться со ступенек, когда они с Марией будут спускаться. Мария посмотрела на время и поняла, что ждать осталось не долго, нужно лишь немного потянуть время.

- Ну уж нет, теперь я выйду в дамскую комнату. До дома путь не близкий.

Мария вернулась спустя несколько минут, и предложила подруге заказать напоследок чаю. Уверяя Алиру в том, что это может им немного протрезветь. Когда официант принес поднос с дымящимся напитком, Алира поморщилась. У нее и без того, щеки горели огнем, от выпитого вина.

-Я не стану его пить.

-А я стану. Мне это всегда помогает.

Мария положила несколько лепестком мяты в чай и размешала. Делая вид, будто бы она наслаждается напитком, а сама, тем временем косилась на лестницу, ожидая появления Славы.

Алира тоже взяла лепесток мяты, но не стала добавлять его в чай. Она положила мяту на язык, думая, что так ей будет легче справиться с хмелем. Мята приятно обволакивала рот и придавала дыханию свежесть. Мария посмотрела на довольное лицо своей собеседницы и прищурила глаза.

-Тоже хороший способ. Можно заказать безалкогольный «мохито», если хочешь?

-Нет, я уже как водяная бочка. Во мне столько жидкости что…

Алира недоговорила, так как заметила, что Мария улыбается и смотрит куда-то вдаль. Обернувшись, чтоб проследить, что ее так порадовало, Алира открыла рот от удивления и снова отвернулась. Но Слава успел перехватить ее удивленный взгляд, пока поднимался по лестнице. На нем был спортивный костюм и кроссовки. Пока он приближался к столику, за которым они сидели, Алира глазами спрашивала Марию, что он тут делает? Но та, в ответ лишь развела руками и снова расплылась в улыбке.

- Доброго вечера Леди.

Послышался голос за спиной у Алиры. Она закусила губу, пытаясь претвориться, что ее тут нет.

- Привет, сказала Мария и пригласила Славу присоединиться.

- Спасибо, но мне нельзя. Я за рулем.

Алира продолжала молчать, пока Слава не обратился к ней сам:

- Привет Пупсик. Я тебя узнал, и делать вид, будто ты невидимка нет смысла.

Алира подняла голову и глупо улыбнулась.

- Привет. А что ты тут делаешь?

-Приехал подработать таксистом. Вам же нужна машина?

Алира нахмурила брови и подозрительно посмотрела на Марию.

-И откуда ты узнал, где я? То есть мы?

Мария едва сдерживала улыбку, кидая на Славу спасительные взгляды.

-Звезды подсказали. И вообще, ты не рада меня видеть? А вчера…

- Я рада, мы сейчас расплатимся и можем ехать.

Алира не дала договорить Славе, боясь, что он скажет о том, что она весь день не хотела вспоминать. Слава вовсе не собирался говорить этого. Он лишь хотел напомнить ей о дружбе. Но видимо Алира отвергает его. И не хочет вспоминать прошлое. Это ничего для нее не значило, подумал он. Он расстроился, но виду не подал.

-Я уже рассчитался, так что можем отправляться в путь.

По дороге к машине Алира немного сбавила скорость и пропустила Славу веред, придерживая Марию за руку.

- Это ты ему позвонила. Я знаю. Зачем ты это сделала?

- Затем, что не хотела отпускать тебя одну домой. Ты пьяна, и неизвестно какой таксист попался бы тебе. Не хочу, лишиться нового Босса.

- Ничего бы не случилось. Боже, я наверно ужасно выгляжу.

Алира бегло осмотрела себя и резко вскинула голову, о чем позже пожалела. Хорошо, что Мария была под боком и удержала ее, иначе та рухнула бы прямо на землю от головокружения. Они тихонько захихикали, над тем, что у обоих заплетаются языки и ноги. Слава обернулся, услыхав их смех, но не стал придавать этому особого внимания.

Подойдя к серебристой «Мазерати», девушки присвистнули и снова прыснули от смеху. Собравшись с мыслями Мария, сделала Славе комплемент.

- Красивая машинка. А как называется?

- «Мазерати Кватро».

- Класс!

Мария нахмурила брови, пытаясь вспомнить хоть одну марку автомобиля. Но сейчас ей это не удавалось. Слава поблагодарил ее и помог сесть в машину. Мария плюхнулась на сиденье, и закрыла перед носом Алиры дверь, давая тем самым понять, что ее место спереди. Ярослав открыл переднюю дверь, мысленно поблагодарив Марию за ее выходку. Когда Алира устроилась на сиденье, Слава занял место водителя и попросил всех пристегнуть ремни. Мария отказалась, аргументируя это тем, что она все равно сидит сзади и опасность ей не грозит. Алира хотела сделать тоже самое, но настойчивый взгляд Славы переубедил ее в этом.

- Я не могу пристегнуть ремень, пробубнила девушка.

Пытаясь попасть в замок, Алира только усилила свое головокружение, и ее замутило. Перестав бороться, она, откинула голову назад. Слава уверенными движениями перехватил ремень и пристегнул ее. Когда он приблизился к ней, чтоб проделать манипуляции с ремнем безопасности, Алиру еще больше обдало жаром. Его лицо на мгновенье замерло перед ее глазами, и она машинально прикусила губу. Сейчас он вызывал в ней бурю эмоций. Ей хотелось снова его поцеловать, или хотя бы прикоснуться к нему. Это выпитое вино говорит сейчас во мне, подумала она. Хватит с меня и вчерашнего.

Машина тронулась. Алира старалась не крутить головой по сторонам, так как ей становилось только хуже от мелькающих за окнами домов и деревьев. Она закрыла глаза и совсем не смотрела на дорогу. До ее сознания долетали обрывки фраз, из разговора Марии и Славы. Она показывала ему путь, подсказывая повороты. Через двадцать минут, они уже были у ее дома.

- Спасибо что подвезли ребята. Благо, завтра суббота. Можно полдня проваляться в постели и никуда не спешить.

Мария выползла из машины, и сунула голову в переднее окно.

- Алира Егоровна, вынуждена с Вами попрощаться. Спасибо что составили мне компанию.

- Мария, я же просила не называть меня так.

Мария приложила к уху Алиры ладошку, чтоб приглушить свой шепот, но Слава все равно услышал все что она ей сказала.

-Мы не одни. Видишь, там сбоку сидит этот симпотяжка. Не могу же я ронять твой авторитет при нем.

Алира рассмеялась и пожелала Марии спокойной ночи.

- Мария!

-Послышался голос у нее за спиной.

Пока они весело хихикали, Слава вышел из машины и обогнув ее ждал когда девушки распрощаются.

-Я провожу тебя.

- О!

Мария окинула взглядом молодого человека и ухватилась за его локоть.

-Я мигом! Посиди в машине.

Алира кивнула головой, и снова закрыла глаза. Ей не нравилось ощущение нарастающей тошноты. Нужно было скорей добраться до дома. Иначе ей будет очень стыдно, если ее стошнит прямо по дороге. Хотя ей итак будет перед ним стыдно за то, что предстала перед ним в таком неприглядном свете. Через несколько минут Слава вернулся, завел машину и выехал на дорогу. Увидев состояние своей спутницы, он спросил:

-Тебе плохо?

Алире не хотелось ничего отвечать, но кивать ей было куда сложнее.

- Немного.

Он слегка улыбнулся, зная, что бывает в таких случаях. Радовало то, что будет рядом еще некоторое время. Пока она не придет в чувства. Потом вероятно он оставит ее одну, и уедет домой. Интересно, позвонила бы она ему когда-нибудь, после вчерашнего?, думал он. Если не хочет говорить о поцелуе, значит ей неприятно это вспоминать. Ему становилось трудно дышать, когда он думал о том, что она не захочет его больше видеть. И выпила лишнего, вероятно чтоб забыть все, что было. Сомнения терзали в разные стороны. В голове кружилась куча вопросов, но озвучить их он бы не решился. Ровно, как и признаться ей в своих чувствах.

Когда он припарковал машину у ее дома, Алира благодарила небеса, не трогаясь с места. Она вообще боялась пошевелиться. Слава открыл дверь с ее стороны и аккуратно отстегнул ремень безопасности.

-Идти можешь?

Вопрос был задан, верно. Только Алира не представляла, как еще она может добраться до подъезда.

-Придется.

-Могу понести на руках.

Услышав эти слова, Алира постаралась придать лицу более уверенное выражение и выползла из машины. Подходя к дому ее шаги стали, ускоряться, на лбу выступил холодный пот. Она передала Славе сумку, чтоб он сам нашел ключи и открыл дверь. Как только дверь ее квартиры отворилась, она незамедлительно побежала в ванную комнату и закрылась на целых полчаса. За это время он несколько раз постукивал и спрашивал все ли у нее в порядке. На что она могла ответить только короткое «ДА», как ее накрывал новый приступ тошноты.

На двери, щелкнул замок, и Алира медленно выплыла в коридор. Ярослав, все это время оббивал порог ванной комнаты не находя себе места. Увидев его, она тяжело улыбнулась и обхватила себя руками. Ее самочувствие улучшилось, но головокружение не отпускало.

-Хорошо что ты не ушел.

Ярослав обнял ее за плечи и постарался подбодрить.

Завтра ты будешь как огурчик, поверь мне. Только сейчас тебе лучше поскорей заснуть.

Алира протестуя, мотнула головой.

- Я не могу, когда закрываю глаза, головокружение усиливается. Будет лучше, если ты побудешь со мной, и мы немного поговорим. Только мне нужно переодеться, корсет совсем не дает мне дышать.

Буду ждать тебя тут.

Слава отпустил ее и присел на край дивана. Алира сменила свои джинсы и тунику на домашнюю одежду, провела щеткой по волосам, заплела косу и уложила ее на одно плече. Широкие трикотажные брюки и не менее просторная хоккейная кофта, скрыли почти все ее тело. Мы друзья, не прекращала повторять про себя Алира, надеюсь, так будет и дальше.

Устроившись на диване, рядом со Славой, который успел подложить под ее голову свою руку, Алира решила завести разговор. Ей хотелось отвлечься от своего дурного состояния, поэтому она попросила рассказать Славу о чем-нибудь.

Я не знаю, что тебе будет интересно услышать?

- Все что угодно. Вот например, ты никогда не рассказывал о своих отношениях с девушками.

С чего ты взяла, что они вообще у меня были?

Он потеребил кончик ее волос, спадающих на грудь. Она прищурила глаза и забрала у него из рук пучок своих волос.

Я думаю, что такие ловеласы как ты, и не одну юбку не пропустят мимо своего взгляда.

Ну смотреть никто не запрещал, постарался отвертеться Слава.

Хорошо. Последние твои отношения, как долго?

Три месяца.

Как же ее звали?

Оля. Высокая, жгучая брюнетка, с длиннущими ногами и темными глазами.

Алира уперла подбородок в колени и попыталась представить себе образ Ольги.

Где вы познакомились?

Слава не отрывал своего взгляда от Алиры, пытаясь разобраться в ее чувствах и понять, питает ли она к нему нежные чувства, или все это ограничивается исключительно дружбой.

На работе. Она была одной из тех красоток, которые выходят между перерывали, чтоб показать табличку с номером следующего раунда. Я понравился ей, она мне. Оля оставила свой номер телефона в моей раздевалке. Вот так и познакомились.

Алира кивнула головой, и в ее сознании нарисовался образ, Славы, обнимающего высокую, темноволосую девушку, с едва прикрытыми глазами, и срывающего с ее губ легкий поцелуй. Хорошо что они расстались, подумала Алира, и тут же поймала себя на ревности. Бог мой, о чем я думаю. Пронеслось у нее в голове. Она машинально прикрыла рот рукой, будто сказала это вслух.

Тебя опять мутит?

О нет!

Алира убрала руки от лица и машинально попросила Славу продолжить.

Э...Прошло три месяца и мы расстались. Это все.

А почему вы расстались?

Потому что Оля, перестала питать ко мне чувства, вероятно...

- А с чего это ты решил? Она тебе сказала?

А с чего это тебе так интересно стало? Ты же не рассказывала мне как вы с Иваном...

Он захлопнул рот, и попросил прощения. Это было грубо, подумал Слава про себя, я болван, а вслух произнес лишь:

Ты имеешь полное право выставить меня за дверь, у меня выпало из головы, что он умер. И вот я опять не мог остановиться вовремя. Я идиот. Прости меня.

Алиру совсем не ранили его слова, он сказал только то, что действительно случилось. Ваня мертв. Это правда и никуда от нее не скрыться. Ей только становилось ужасно не по себе от того, что ее больше не бросает в слезы при упоминании его имени. Должна ли она себя чувствовать раздавленной и по сей день? Хранить ему верность, и постараться не влюбляться в других парней? Думать об этом сейчас совсем не хотелось, ведь тогда она непременно должна чувствовать угрызения совести из-за своей слабости и чувств по отношению к Ярославу. Он значил для нее больше, чем просто друг, но она не позволяла себе в этом признаться. Протянув руку, она прикоснулась рукой, к щеке сидящего рядом Славы и отвернула от себя его лицо.

-Перестань гипнотизировать меня своим взглядом. И потом, почему вы расстались, ты так и не сказал.

Слава выдохнул, вероятно, с облегчением.

Просыпаюсь я однажды утром, и вижу как эта мадам, перекидывает сделанные ранее фотографии с моим участием в интернет. Вероятно, хотела похвастаться перед своими подружками. О нашей связи никто не знал, по крайней мере, с моей стороны. Вообщем мня это взбесило, и я порвал с ней.

-Хм...

-И все?

Слава посмотрел на Алиру удивленными глазами.

-Ты что же думаешь, это не повод рвать отношения?

Я не знаю, честно призналась Алира.

Представь себе, как ты спишь, а твой бой-френд фотографирует тебя спящую, полуобнаженную и посылает фотки своим друзьям.

До Алиры дошел смысл его слов, она поставила себя на его место в сложившейся ситуации и ощутила все, что должен был испытать Слава в тот момент.

Это действительно было бы ужасно. Но можно было поговорить об этом, если б ты просто объяснил ей, она поняла бы, или постаралась понять.

Нет уж, извини. Сегодня она фотографировала меня, а завтра привела бы подружек воочию увидеть человека с крыльями. Да и врятли она поняла бы меня. К тому же я предупреждал ее, если она дорожила бы нашими отношениями... О чем я говорю. Думаешь меня можно полюбить? Со мной даже семьи не построить, в люди не выйти.

Ты не прав. Я думаю, что ты можешь вызвать в любой девушке симпатию к себе.

И не более.

Более, ты добрый, храбрый заботливый. С тобой чувствуешь себя в безопасности. Твоя внешность притягивает.

Она помедлила и прибавила:

-Даже когда ты злишься.

О, вот так новость. А почему у тебя вид был как у затравленного зверька, когда ты меня впервые увидела.

Потому что ты меня до смерти напугал. Сам подумай, ночь на дворе, а ты со своим: «Постой красотка», и «я выщупаю тебе все перья». Тем более лица я твоего особо не разглядывала. Думала лишь о том, как унести ноги.

Алира хлопнула его по груди, и Ярослав искренне рассмеялся.

О Боже. Прости, я просто вспомнил, как ты удирала.

Славу продолжал душить смех, и чем сильней он старался успокоиться, тем хуже у него получалось справиться с этим. Когда ему все же это удалось, он погладил Алиру по волосам и сделал несколько глубоких вдохов. Алира скорчила рожицу, и тоже посмеялась, припоминая свой страх.

Ну ладно. Думаю, тебе больше не придется испытывать подобных чувств. И прошу тебя, звони, если ты задерживаешься или тебя некому проводить. На дворе лето, самое благоприятное время для хулиганов и маньяков. Мне не трудно, я человек не занятой, поэтому всегда смогу уделить тебе время.

Я не знаю, правильно ли это. То есть...

Она умолкла, не зная, что сказать. Потому как сердце ее разрывалось на части. Ей очень хотелось быть со Славой. Каждое его прикосновение, каждый взгляд, брошенный в ее сторону, заставлял щеки румяниться, а душу трепетать от счастья. Но когда просыпался разум, воспоминания накрывали ее с головой, и она была вынуждена принять тот факт, что не может быть с ним. Хотя бы из-за уважения к Ване. Он наблюдает за ней с высока, и ему вероятно больно видеть рядом со мной других парней. Она глубоко вдохнула, и постаралась увести рассуждения в другое русло. Ее мысли продолжали атаку, она стала задумываться над тем, как Слава относится к ней. Какие чувства живут в нем. Что толкнуло его на поцелуй? По описанию его бывшей подружки, Алира поняла, что и в подметки ей не годиться. Она же полная противоположность Оли. Маленькая, голубоглазая, светловолосая, девушка, с неприметной внешностью. И возится он со мной вероятно, потому как нас объединяет общая тайна. Или о чем я еще хотела подумать, Алиру стало клонить в сон, она не заметила как ее глаза закрылись, за размышлениями. Когда ее дыхание выровнялось, Слава почувствовал что его тело тоже начинает расслабляться, а веки тяжелеть. Он укрыл Алиру пледом, не желая отрывать ее от себя и чмокнув в затылок, крепко обнял и погрузился в сон.

Слава! Слава, просыпайся.!

Слава едва открыл глаза, как Алира приняла теребить его с еще большей силой. Ей сейчас и самой бы в радость еще немного подремать, но учеба не оставляла ей такого выбора.

Нет, чего ты кричишь над самым ухом. И вообще я еще спать хочу.

Слава натянул плед по самый подбородок и снова прикрыл веки.

-Да ладно тебе. Ты издеваешься. Я то думала ты меня подбросишь, я ведь совсем не успеваю. А ты на машине.

Алира села на диван, и развела руками. Затем поднялась и взяла в руки телефон. Вызову такси, подумала она. Вот только ждать пока приедет машина, у меня нет времени, что же делать...

Слава откинул плед, и хмуро поглядев на свою любовь, прохрипел:

Через пять минут выдвигаемся. Советую поторопиться.

Затем он спокойно встал с дивана и направился в ванную комнату. Алира была рада, что ей все-таки удалось растолкать Ярослава. Как и было обещано, он вышел из ванной через четыре минуты, весьма бодрый и даже улыбчивый. Такие перемены за столь короткое время, в себе ли он, снова задумалась Алира и покосилась на Славу недобрым взглядом.

-Да ладно тебе.

Слава залился смехом, неожиданно вскинул руки вперед, и через мгновенье, Алира уже свисала головой вниз с его плеча.

К экзаменам она успела, Слава обещал подождать ее в кафетерии, но Алира отправила его домой высыпаться. Все равно она задержится до вечера, а потом позвонит ему и они обязательно сходят куда-нибудь. Когда Алира предложила провести вечер вместе, ей показалось что язык, и она в тот момент жили разными жизнями. Хоть она и старалась всячески противиться тем чувствам, которые испытывала по отношению к Ярославу, вес же сердце требовало близости этого человека.

Глава14

Я не шучу дорогая.

Алира подумала, что сходит сума, когда услышала от Сергея, как он не намерен отступать, и эта компания должна принадлежать ему одному. Мало того, он приготовил все нужные бумаги, для подписания и передачи компании. Ее глаза сейчас перебегали от распечатки договоров, на нынешнего руководителя компании.

Вы на меня давите? Вы всерьез решили, что я сейчас возьму и просто подпишу все нужные Вам бумаги и исчезну из Вашей жизни? Простите, но мне не кажется, что Вы переходите все границы.

Сергей злорадно улыбнулся и похлопал себя по груди. То, что называлось границами, он не только перешел, но и запустил машину уничтожения, которая раз и навсегда сотрет все, что останется позади него. Он посмотрел на покрасневшую от злости Алиру. Убив на разговоры примерно полчаса, Сергей понял, что она упрямая, и так просто не сдаст свои позиции. Придется ткнуть ее носом в то, что творилось вокруг ее несокрушимого мирка с эльфами и феями.

- Знаешь, твой отец был мне настоящим другом. Тяжело терять людей, которые тебя поддерживают, или которых поддерживаешь ты. Но настает время, когда ты понимаешь, пора брать от жизни то, что сама она тебе на блюдечке не преподнесет.

Алира уставилась на него непонимающим взглядом. К чему эти разговоры об отце, подумала она, но продолжала, молча выслушивать Сергея.

- Иван тоже вероятно был для тебя не просто другом. Его смерть, в какой-то степени лежит и на твоих плечах. Ведь не заведи ты с ним отношения, он продолжал бы играть в хоккей и наслаждаться жизнью. Молодой перспективный спортсмен.

Девушка готова была рухнуть со стула, услышав это.

-Причем тут я? Прошептала она со сдавленным дыханием.

- Да и Ярослав, жаль будет, если и ему придется распрощаться с жизнью. Но ты упрямая, не хочешь понять, что своими эгоистичными поступками приносишь другим людям несчастья. Отец наверно его очень любит. Нелегко будет ему потерять сына.

-Прекратите! Я не причиняла никому вреда. Вы…

Не успев договорить, она вскочила со стула и пошатнулась. Ее глаза наполнились слезами, а в горле застрял комок. Сергей приблизился к ней вплотную и бросив на стол бумаги, холодно произнес.

- Никто больше не пострадает, если ты сделаешь, то, что я тебе велю. Подпишешь договор, и я оставлю всех твоих знакомых в покое. А нет, я уже сказал, пожалеешь, что на свет родилась. Я действую исключительно в твоих интересах, и в интересах всех тех, кого ты продолжаешь губить своим упрямством. Мне нужна эта компания, я заслужил ее по праву. День и ночь я проводил в этом кабинете, чтоб принести как можно прибыли, пока ты развлекалась со своими приятелями. Смерь еще одного неповинного человека, будет висеть на твоей совести. Уже вторая смерть. Все что тебе нужно, придти домой подписать договора, будет лучше, если к ним приложится записка, в которой ты изложишь, якобы влюбилась и уехала покорять мир.

На миг он представил, как его киллер-маньяк изгаляется над юным телом Алиры и боже упаси, если он не убьет ее быстро. Ведь не напрасно же он прождал столько времени. Затем добавил уже более спокойным голосом:

- После того как сделаешь все, собирай вещи и уезжай, иначе тебя ждет такой ужас, который даже в фильмах не показывают. Поверь мне девочка. Я и сам иногда жалею, что затеял все это, но отступать уже поздно. Боюсь, когда тебя найдут, если вообще это случиться, на тебе живого места не останется, если не станут находить по кускам.

Сергей умолк, давая бледной девушке придти в себя от сказанного. Ему и самому нужно было успокоиться, ведь он не знал, как повернется дело, если Алира действительно сможет укрыться, спрятаться, исчезнуть до того, как ее найдет этот повернутый на всю голову маньяк. Нужно будет усилить охрану, и постараться устранить его после того как со всем этим будет покончено.

- Вы убили Отца? Из-за денег?

Ну, знаешь ли, в какой-то мере я сделал больше чем он, для процветания бизнеса. Мне пришлось.

-Но Ваня, он ведь ничего не сделал? За что его?

Сергей опустился на свое черное кожаное кресло, и помассировал виски.

- Ты стала играть не по правилам. Я надеялся, ты не переживешь смерть отца, но оказалось что на деле ты стойкий оловянный солдатик, не забывающий тешить свое самолюбие. Тебе нужна была поддержка, а мне нужен был убитый горем подросток. Тем более, что дружбу ты завела не с простым недалеким парнем, а со знаменитым спортсменом. При его звездности, он мог принести мне кучу неприятностей. Надеюсь, ты жалеешь теперь о том, что он погиб из-за тебя.

Алира готова была потерять сознание. Сергея слова жалили ее как стая ос. Она не успела опомниться, как он всучил ей в руки пластиковый пакет с документами и направил к выходу. На последок, Сергей кратко улыбнулся и сказал, что водитель ждет ее внизу. Никаких самостоятельных поездок.

Бледнее луны, что сейчас повисла высоко над небом, Алира едва передвигая ноги села в машину. Все это страшный сон, твердила она про себя. Как в тот раз, сейчас я проснусь, и все будет в порядке. Чем сильнее она жмурилась, тем больше слез скатывалось по ее щекам. Нужно было взять себя в руки, но ей это не удавалось. Она сидела не шевелясь, плотно прижимая к себе пакет с документами. Когда водитель остановился, и открыл ей дверь, она еще некоторое время продолжала оставаться на месте, уперев свой взор в пол. Услышав приглушенный кашель, Алира опомнилась, вышла из машины не проронив не слова. Ее единственным желанием сейчас было получить удар молнии и незамедлительно умереть. Но небо было чистое, звезды сверкали как хорошо начищенные драгоценные камни. Ватными ногами, Алира поднималась по ступенькам первого этажа. Словно в тумане, она машинально нажала кнопку вызова лифта, достала в сумке ключи от дома и осела на пол. В голове все отчетливей стали слышны слова Сергея. Та часть здравого смысла, что еще осталась в ней говорила о том, что Сергей убийца. Но она заглушила голос разума, обвиняя себя в смерти Вани. Он погиб из-за нее. Слава может погибнуть тоже, только потому, что она стала наследницей многомиллионного состояния. Сергей абсолютно уверенно дал ей понять, что не остановится не перед чем. Что она может сделать, позвонить в полицию и скажет, что ей угрожают? У Сергея огромные возможности. Он меня и пальцем не тронул, никто не поверит моим словам, и мало того, упекут в психиатрическую больницу. Он ведь пообещал сделать все, чтоб завладеть ее состоянием. Теперь понятно, почему дело отца так и осталось нераскрытым. У него большие связи. Значит и моя жизнь ничего не стоит, мысли в ее голове кружились все быстрей и быстрей, пока она не очутилась в ванной с мокрым от холодной воды лицом. Посмотрев на себя в зеркало, Алира прикрыла глаза и запустила металлической мыльницей в сторону своего отражения. Зеркало треснуло и несколько осколков полетело вниз. «Еще одна смерть будет висеть на твоей шее». Она схватилась за голову не зная, куда деть себя от чувства вины. Оно буквально поедало ее изнутри.

-Это я его убила.

Прошептала она одними губами.

-Я убила ни в чем не повинного человека. И теперь он возьмется за Славу, если я не подпишу…

Алира вернулась в гостиную комнату, схватила бумаги и пробежав по ним глазами, стала подписывать три экземпляра договора и нотариально заверенные бумаги. Лихорадочно сложив все обратно в пластиковый пакет, она старалась вспомнить, что еще нужно было сделать. Не переставая ходить по комнате из угла в угол, Алира беспокойно перебирала пальцами ручку и наконец, в этой кошмарной суматохе ей вспомнилась заключительная часть разговора с Сергеем.

-Написать письмо, надо написать записку о том, что я уезжаю. Это должно быть правдоподобно.

Алира произносила это вслух, стараясь не терять рассудка, беря в руки чистый лист. Содержание письма никак не приходило ей в голову, и несколько комков бумаги полетели на пол. Почерк был отвратительным, выдавая ее нервозность, слова «деревянными» и «неправдоподобными». Имя Сергея ей удавалось выводить с огромным трудом после все что он сказал. Немного успокоившись, Алира стала выводить аккуратные буквы на очередном чистом листе бумаги.

Дорогой Сергей. Я завещаю Вам борозды правления компанией «Алира-Тревел». Мне не по силам руководить таким огромным предприятием. да и ни когда не хотелось этим заниматься. Я встретила прекрасного человека, и завтра мы улетаем с ним заграницу. Спасибо за то, что Вы стали моим опекуном и оберегали меня от невзгод все это время. Но через два дня мое совершеннолетие, и я хочу сбросить с себя все оковы, посвятить свою жизнь любимому человеку и заниматься тем, что я люблю. Не держите на меня зла, за то, что не пришла попрощаться. Знаю, вы бы меня стали отговаривать, но я очень его люблю и хочу быть с ним всегда. Простите, что не называю его имени, но так будет лучше. Я обязательно Вам позвоню, как только устроюсь на новом месте.

С уважением Алира Редких.

Прочитав письмо несколько раз, Алира аккуратно сложила листок пополам и вложила в папку с документами. Ее не оставляли сомнения, верно ли она поступила, но другого выхода не было. Слава не заслуживал того, чтоб стать еще одной жертвой такого коварного и ненасытного монстра как Сергей. Что теперь будет, думала она. Если в письме сказано что она покидает эти края, значит ей действительно, нужно было куда-нибудь деться. Но куда? Улететь за границу она не может. Крылья, они не дают ей свободно дышать. Алира стянула футболку и расшнуровав корсет, швырнула его в сторону. затем в ее голове стали вспыхивать обрывки фраз. «Если ты не уедешь, он тебя найдет, и не останется ни одного живого места на твоем теле, если оно не будет найдено по частям».

Что это значит? Кто должен ее найти? Почему она не задала этот вопрос Сергею. Прикрыв руками веки, Алира постаралась думать рационально. Если он посоветовал ей уехать, значит, прекратить он этого не может, или не хочет?

-Боже, что все это значит?

Она подняла голову вверх, будто бы разговаривала со Всевышним.

- За что я должна проходить через все это? Почему родилась такой? Почему родители меня бросили?

Она продолжала спрашивать, но ответа не последовало. Тогда в ее голове что-то щелкнуло, и она остановилась напротив стола, на котором лежали документы. Достав, свое письмо, Алира порвала его на мелкие кусочки и выбросила в мусорную корзину. Затем прошла в спальную комнату, и достала из вещевого шкафа футболку и чистые джинсы. Вернувшись в зал, она подняла корсет и бросила его на диван.

- Ты мне больше не понадобишься. Когда меня найдут, я все равно буду уже мертва. Я никому не достанусь. И если по моей вине погибают люди, значит мне не зачем жить.

Открыв в ванной кран с горячей и холодной водой, Алира сходила на кухню и достала со шкафчика нож. Состояние, в котором она сейчас находилось, было не подвластно ни ее разуму, ни сердцу, ни душе. Она постаралась набраться смелости, и подавить в себе волю к жизни. Первый аргумент, сказала она себе, я изначально была ошибкой природы. Папа был наказан, за то, что удочерил меня. Ваня умер, лишь потому, что влюбился в меня. Теперь они хотят забрать жизнь Славы. Его-то я не отдам.

Он был ей очень дорог. При мысли, что она больше никогда его не увидит, решительность ее слабела. Другие мысли, о том, что она приносит одни только беды, подталкивала ее к поступку, который раньше избегала. Но Алира заставляла себя жить только тем, что не хотела отправиться в ад, потому как на небе, разлуки с отцом ей не пережить. Теперь ее мысли работали в другом направлении. Она считала себя существом, приносящим только несчастья, а значит таким как она не место с теми, кто поплатился ради нее своими жизнями.

Погрузившись в ванну, наполненную теплой водой, в одежде с холодным орудием в руке, Алира прикрыла глаза и стала постепенно расслабляться. Все что ей сейчас нужно, собраться с духом и закончить начатое. Закончится ее кошмар, и все те беды, которые она приносит другим…


Слава подъехал к знакомому дому, и стал не спеша выходить из машины, одновременно отговаривая себя от того что собирался сделать. По дороге, он не забыл заехать в бар и принять «боевые сто грамм». Пока он добирался до места назначения, в машине работал кондиционер, и хмель от выпивки испарилась. Сказать сразу, или вообще ничего не говорить? Этот вопрос мучил Славу, пока он медленно перебирал ногами и косился на подъезд. Заметив свет в ее окне, светящий со спальной комнаты, Ярослав подумал, что Алира не спит. Тем лучше, не придется будить ее, чтоб объясниться в любви. Может еще не поздно развернуться и уехать, он на секунду замер у лифта, прежде чем нажать на кнопку вызова. Но рука поддалась вперед, и двери открылись.

Привет пупсик, я схожу сума при виде твоего ангельского личика, и каждый раз находясь с тобой рядом, сдерживаю себя, чтоб не наброситься. Да, скажи я ей правду, испугается и захлопнет дверь. А может быть так: «Милая, я тебя люблю, и вообще я сам в шоке от того что сейчас говорю, потому как ты не в моем вкусе, но почему то я не могу теперь без тебя жить». Что за бред, Слава ударил себя по лбу и постарался успокоиться. Ладно, сначала увижу ее, а потом придумаю что сказать. Если вообще осмелюсь…

Нажав на звонок, он немного отстранился от двери и стал ждать, пытаясь заставить свое сердце биться немного тише. Через минуту, Слава снова позвонил в дверь, но ему так никто и не открыл. Странно, подумал он, свет горит, а ее нет. Не ужели у нее свидание. Но сейчас ночь, не останется же она с ночевкой… При этих мыслях в груди у него заныло. Она ни разу не упоминала, о том, что у нее кто-то есть. Я бы это знал, мы столько времени проводим вместе. Он отмахнулся от этих мыслей, но странное чувство, что он может ее потерять, закралось в душу. Достав из кармана мобильный телефон, Слава набрал номер Алиры и стал ждать. Мелодия звонка раздалась где-то поблизости. Значит, телефон она оставила в прихожей. Через несколько секунд, его рука уже потянулась к горшку с цветком, стоящим справа у двери. Однажды Алира забыла ключ от дома и показала ему, где хранит запасной. Если ее нет дома, я просто уйду, но проверить все-таки надо. Он вставил ключ в замочную скважину и крутанул несколько раз. Дверь поддалась и через мгновенье открылась…


Алира, дрожащей рукой держала нож, над запястьем руки. Еще мгновенье и она готова была сделать резкое движение, чтоб разрезать белую кожу, как можно глубже, достать до вены. В это момент в дверь позвонили. Она вздрогнула, но не пошевелилась. Ее сердце начало бешено стучать, глаза лихорадочно забегали. Еще звонок. Это Слава, больше некому заявиться ко мне посредине ночи, подумала она. Ей безумно захотелось выкинуть все из головы и открыть дверь. Обнять его, почувствовать теплые, сильные руки на своем теле. Его губы, несомненно заставили бы меня трепетать, а слова, побудили к жизни. Рискуя собственной. Нет, такой ценой мне не нужна его любовь. Пусть лучше он останется в живых. Он сможет найти себе другую девушку. Слава сильный, забудет, переживет. К тому же, он не может любить меня. А поцелуй, это было от отчаяния. Да и я хороша, еле выпустила его из рук. Ее внимание привлек шум, словно, кто-то открывает дверь ключом. В следующее мгновенье, ее глаза расширились, нож выпал из руки прямо на дно ванны и она поспешила вылезти из воды. Запасной ключ, он запомнил, что я храню его под горшком. Она стала яростно вытираться полотенцем, но одежда была пропитана водой насквозь. Неудивительно, ведь она погрузилась в воду одетая. При мысли, что ее бездыханное тело обнаружат в ванной, и при этом она будет совсем голая, становилось стыдно. Не смотря на тот, факт, что все равно будет уже мертва. Дверь в ванну, так же не была заперта, чтоб не пришлось выламывать, когда к ней наведаются. Алира услышала приближающиеся шаги и через мгновенье увидела Славу. Поначалу его лицо было настороженным и хмурым.

Завидев Алиру, мокрую, с глупой улыбкой на лице, он сильно удивился и окинул взглядом ванную комнату. Полы были залиты водой, впрочем, как и сама ванна, зеркало разбито. Затем он снова перевел взгляд в сторону девушки. За ее плечами показались два белоснежных, и мокрых крыла. Они несколько минут не могли сдвинуться с места. Алира, потому как надеялась, Слава ничего не заподозрит, а он не мог оторвать взгляда от ее образа, стараясь удержать свои руки, чтоб не рвануть к ней и не прикоснуться к тому, что она все время скрывала. Алира опомнилась первой, и вышла в коридор, надеясь, он последует за ней. Слава пришел в себя, развернулся, дабы проследовать за хозяйкой, но в последний момент, подошел к ванне и посмотрел вглубь. Запустив руку в воду, и извлекая холодное оружие, Слава до последнего не мог поверить в то, что должно было случиться. Алира собиралась покончить с собой? Но этого не может быть! Он снова и снова прокручивал момент их встречи. Мокрая одежда, глупая улыбка на лице, растерянный взгляд… Но почему? В жилах забурлила кровь, и его лицо превратилось в каменную маску. Когда Алира поняла, что Слава остался, поспешила вернуться, пусть даже силой заставить его уйти. Не успев войти, она почувствовала как он схватил ее за руку, дернул на себя и прижав спиной к своему телу, приставил к ее горлу нож. От испуга она чуть не закричала, но пошевелиться не решилась.

- Что, испугалась?

Спросил он, не выпуская ее из рук.

-Разве ты ни этого хотела, несколько минут назад? Ни к этому стремилась? Или нож в твоей ванной оказался случайно, а ты поскользнулась и упала в воду?

Алира затаила дыхание, боясь пошевелиться. Ее стали душить слезы, и она продолжала упорно молчать. То ли от того что в горле стоял ком, она боялась расплакаться. Или не готова была ответить на его вопросы. Его футболка намокла, и прилипла к телу. Он крепко сжимал в руке нож, находящийся у ее горла, полностью контролируя свои действия. Он не собирался ее убивать, от этих мыслей, ему и самому стало плохо. Но как следует напугать, чтоб выбить из ее головы дурь, не помешает.

-Молчишь… А может я помогу тебе, и грех на душу брать не придется. Мне то, не впервой. Какая разница скольких я убил, одним больше одним меньше.

Когда Слава почувствовал, что ее тело трясется, он медленно убрал нож, и развернув к себе лицом, понял что она плачет. Женские слезы никогда не выводил его из равновесия, но видеть, как плачет самое дорогое, что у тебя есть, девушка, ради которой ты готов изменить мир, и даже изменить себя, стало тяжелым испытанием для него. Он крепко обнял ее обеими руками и стал просить прощения. Алира только кивала головой, ее слезы продолжали катиться, она просто не могла себя остановить. Столько невыплаканных слез, скопилось у нее в душе, столько горечи и отчаяния повисло на сердце тяжелым грузом.

-Ну что ты, прекрати, иначе я заплату вместе с тобой. Надежда, успокоить девушку исчезала на глазах. Складывалось ощущение, она никогда не перестанет изливать свое горе, о котором Славе было не ведомо. Но расспрашивать ее сейчас, глупо, да и бесполезно. Он крепко-крепко ее обнял и отвернулся, что б в действительности, не расстроиться вместе с ней.

- Я ж люблю тебя, больше всех на свете. Что я буду делать, если тебя не станет? Как буду жить? Половину жизни я тебя искал, а когда нашел, выясняется, что должен снова потерять. Мне не выносимо смотреть на то, как ты плачешь. Моя душа сейчас рыдает вместе с тобой. Никогда, я не привязывался к девушкам настолько сильно.

Его голос понизился до шепота, а руки машинально поглаживали шелковистые волосы Алиры.

Мое сердце пропитано тобой. И я думаю, это навсегда...

Наконец его голос совсем затих, стало отчетливо слышно как Алира всхлипывает, но уже не плачет. Она искренне удивилась, услышав от него слова любви. Она подняла свое заплаканное лицо и посмотрела на Славу, слегка нахмурив брови.

Ты сейчас серьезно говорил, или пытался меня успокоить?

Я приехал к тебе в столь позднее время, сказать, что люблю тебя. Никогда, я так не боялся признаваться в любви. Потому как очень боюсь тебя потерять. Я жизнь за тебя отдам, не задумываясь. Разве ты не видела этого? Разве не замечала, как я меняюсь рядом с тобой? Бегаю как мальчишка за девчонкой, которая, совсем не обращает на меня внимания.

Это не правда.

Алира захлопнула рот, чтоб не вырвались ответные слова любви. Ее все еще мучил страх, верно ли поступает, доверяясь ему. Не прекратить ли отношения, ведь тогда возможно его не будут вмешивать в охоту за наследством.

Я хотела сказать... Алира замялась и опустила голову. Сейчас она никак не могла ответить ему тем же. Его жизнь для нее так же бесценна. И она готова была покончить с собой, чтоб он остался в живых. Но стоит ли теперь думать об этом.

Милая моя, я не переживу, если ты снова попытаешься... У меня в голове не укладывается, как же я мог не углядеть в твоих светлых добрых глазах, как упустил момент, когда в твоей жизни случилось что-то такое, от чего ты решила убежать таким образом.

Алира продолжала молчать. Стоит ей рассказать ему о том, что твориться в ее душе, как не задумываясь, Слава наделает глупостей, пытаясь защитить ее. В этом она не сомневалась.

В эту ночь он остался у Алиры, до рассвета. Все это время он не спускал с нее глаз. Через несколько часов она заснула, а он остался лежать рядом, на кровати и наблюдать за ее ровным дыханием. Видеть как вздымается грудь, и как во сне она осторожно шевелит своими крыльями, переворачиваясь с одного бока на другой, становилось и больно и приятно.

Это самое красивое зрелище, подумал он. Я никогда не встречал ничего прекрасней, столько тепла и доброты. Самые красивые глаза, волосы, подобно золотому руну, и безупречное, спящее умиротворенное лицо. Крылья дополняли этот волшебный образ, у него не оставалось сомнений, она вылитый ангел. Но что пошло не так, какая случилась беда в ее жизни? Невыносимо больно стало думать, о том, что он ее чуть не потерял. Я это выясню, не позже чем солнце снова скроется, и наступить теплая летняя ночь. Я просто обязан это сделать, сказал он себе и легонько погладил ее волосы.

Глава 15

Наступил полдень, Алира не просыпалась, он не смел, тревожить ее после всего что случилось. Выпив горячего кофе, Слава почувствовал себя немного бодрее, ведь он так и не сомкнул глаз ни ночью не утром. В кармане брюк завибрировал телефон. Слава посмотрел на дисплей и поднял трубку.

Привет пап, извини, что не позвонил...

Его перебил незнакомый голос.

Простите, но это не Петр. Как бы Вам сказать, то есть деликатней выразиться?

Кто это? Потребовал Ярослав.

О, простите что не представился. Друг Петра, боевой товарищ. Меня зовут Игорь. Мы вчера столкнулись с вашим отцом, и решили отметить встречу. Давно не виделись.

А где Отец? Почему он сам не позвонил мне?

Мы, всю ночь вели беседы, ну вы понимаете столько времени прошло, служили вместе. Он спит, не беспокойтесь, с ним все в порядке. Я хотел попросить Вас, если не трудно конечно...

Слава проявил нетерпение, перебив «звонящего» и попросил выясняться четче.

Мне нужно уезжать, а квартиру я снимаю, поэтому не могу оставить вашего отца тут одного. Боюсь он не в состоянии добраться до дома самостоятельно. Не могли бы Вы приехать и отвезти его домой, я бы и сам, но...

Я приеду, говорите адрес.

Ярослав впервые слышал, что его отец напился до такой степени, что не в состоянии доехать домой самостоятельно. Он вообще не мог припомнить, что б Петр пил. Видимо он встретил действительно старого знакомого, или у него тоже на душе не спокойно.

Оставив Алире записку на тумбочке у кровати, Слава выскользнул из дома и поспешил. Ему хотелось уладить это все как можно скорее, чтоб не оставлять свою любимую одну еще и в таком состоянии. Строго наказав Алиру дождаться его, и ни в коем случае не повторять вчерашних ошибок, Ярослав сидел в машине как на иголках и пытался найти переулок, в котором якобы живет друг его отца. Чем дальше он ехал. Тем больше оставалось позади живых районов Москвы. Адрес, по которому он наконец приехал, останавливаясь несколько раз по дороге, и спрашивая прохожих дорогу, больше напоминало пустырь с одним продуктовым ларьком овощей, и несколькими четырехэтажными домами. Людей во дворе не наблюдалось, не считая пьяного мужчины лежавшего у тротуара, на голой земле. Слава попробовал разбудить мужчину и протащить его до дома, но тот совсем не реагировал на голос. Он попытался его расшевелить, но тот грубо выругался и снова погрузился в сон.

У меня есть дела поважнее, подумал Ярослав и направился к дому, с номером четыре. Таких полуразрушенных домов, он не видел с детства, только подвалы могли еще конкурировать с подъездами и фасадами этих домов. Он поднялся на первый этаж и постучал в одну из дверей. Ему открыл незнакомый, неприятный тип, с прилизанными волосами, и пожелтевшей кожей. Скрипучий, голос пригласил Славу войти, и тот проследовал в прихожую комнату. Как оказалось, внутри квартира была более уютной нежели снаружи. Приятные бежевые обои. Хоть и пожелтевшие, с подтеками в некоторых местах. Вероятно от протечки крыши, или неблагоприятных соседей. Если они вообще тут есть. Деревянные полы, выкрашенные в коричневый цвет. В коридоре несколько картин, небольшого размера, и зеркало, казалось бы подвешено совсем не кстати. Дверь в зал была открыта, и Слава заметил на окнах темные шторы, практически не пропускающие свет. Комната была настолько темной, что обстановку разглядеть не удавалось. Слава несильно вдыхал спертый, затхлый воздух. Обуви отца он не нашел, вероятно, подумал Слава, хозяин убрал их в обувную тумбу.

Прошу Вас, туда, он в спальной комнате.

Слава минул коридор и открыв дверь в спальную, почувствовал сильную боль в затылке, после чего в глазах потемнело...

Алира проснулась, когда солнце уже висело не так высоко. Лучи окрасили небо в коралловый свет. Она медленно села и опустила ноги на пол. Ее взгляд сразу упал на белый лист бумаги. Алира взяла его в руки и перечитав положила на место. Она слегка улыбнулась, предвкушая их встречу, но затем в груди ее будто кольнуло. Она задумалась над тем, какое будущее ждет их обоих.

Алира приняла душ, и закинула в стиральную машинку белье. Ей было о чем подумать, ведь предстоял долгий и серьезный разговор. Нужно было решить, стоит ли ему рассказывать обо всем, что сейчас твориться в ее жизни. Признаться, что и ее сердце трепещет при виде его темных выразительных глаз. Приготовив ужин, на скорую руку, Алира успела даже немного прибраться в квартире и вынуть белье из стиральной машины. Звонить она не решалась, может быть робость, мешала ей это сделать, а может и она была рада оттянуть момент их встречи. Все о чем говорил ей Сергей, все что обещал сделать, осталось где-то позади, и не смело вырваться. Когда солнце и вовсе скрылось, и день покрылся тенью ночи, Алира решила, что нужно непременно позвонить, иначе она просто умрет от неизвестности. Но пока она собиралась с духом, на дисплее высветилось имя Славы. Она глупо улыбнулась самой себе и поспешила ответить.

Здравствуй, дорогая Алира.

Вместо привычного теплого, бархатного голоса Ярослава, Алира услышала скрипучий незнакомый голос и немного удивилась.

Петр Михайлович?

- Не совсем, моя девочка.

Алире стало не по себе. Было особенно неприятно слышать, как посторонний человек называет ее «дорогой», и тем более «моя девочка». Она насупилась и замолчала.

Вот и правильно. Теперь послушай меня. Тебе нужно заказать машину и доехать до места, которое я тебе укажу. Не переживай за своего друга, к моменту твоего прибытия, он будет еще жив. Если ты конечно поторопишься. Выйдя из машины, дойдешь до развилки и свернешь на право, увидишь несколько домов. Обойдешь первый, с задней части. Дом номер четыре. В полу, с заднего двора, заметишь створки из металла, открывай их, и спускайся.

Кто Вы? Что со Славой?

Скажем так, я твой давний воздыхатель, ты моя прелестная искусительница, а Слава сейчас не может говорить, но если ты хочешь его услышать...

Тут послышались гулкие шаги, что-то скрипнуло. Позже Алира услышала сдавленный мужской стон. Через несколько секунд, послышался тихий вскрик. Затем, в трубке телефона снова послышался скрипучий неприятный мужской голос.

Он не особо криклив, но думаю, ты удостоверилась, что это Ярослав. Кстати, удивительный человек. Я впервые вижу, необычное, я сказал бы даже, уникальное тело. Сочетание крыльев и человеческого тела...

Прошу Вас, не трогайте его, я приеду. Я буду очень скоро, только не мучайте его.

Ее голос задрожал, из глаз покатились не прошеные слезы.

Я предвкушаю нашу встречу, мой маленький ангел. Надеюсь, ты меня не разочаруешь...

В трубке раздались короткие гудки. Алира попыталась собраться и взять себя в руки. Вызвав такси и накинув на себя первое что попалось под руку, она остановилась перед сталям с папкой документов. Решив, что это все затеял Сергей, она схватила со стола папку и поспешила на улицу дожидаться такси.

Когда Слава, очнулся, его глаза долго привыкали к темноте. Руки были связаны и подвешены к потолку. Он оказался в сыром подвале. То ли запах, то ли ощущение чего-то знакомого подтолкнули его на эту мысль. Подвалы он помнил с детства, столько проведенных дней и ночей не прошли даром и он стал осматриваться по сторонам. Помещение было обустроено под что-то среднее, между пытками и отдыхом. Здесь была и кровать, на удивление чисто застеленная, и стол, на котором что-то лежало, но в темно было трудно разглядеть что именно. Голова раскалывалась на две части. Пересилив себя, Слава попытался придумать, как освободиться. Его ноги, так же связанные по щиколоткам едва касались земли. Теперь он ясно ощутил боль в руках. Слава попробовал подтянуться, но тщетно. Слабость навалилась на него с новой силой, и голова разболелась еще хуже. Затем послышался скрип и дверь открылась. Тот кто, ударил его по голове, вероятно, чем-то очень тяжелым, вкрутил лампочку в свисавший с потолка на проводе патрон. Тусклый свет осветил комнату. Мужчина подошел к Ярославу ближе. В руке у него был шприц, с ярко-оранжевой жидкостью.

Не шевелись, иначе будет больнее.

Слава попытался противиться действиям незнакомца, но это не помогло. Высокому, худощавому мужчине удалось почти без труда проткнуть иглой плече Славы. Он издал стон, от болевого, неприятного ощущения. Через несколько минут, мужчина вынул из кармана его телефон и стал набирать номер. Слава ощутил, как лекарство разливается по его телу. Головная боль, и боли в руках усилились. И с каждой секундой усиливались десятикратно. Слава попытался сконцентрироваться на разговоре, что доносился до его слуха. По первым словам он понял, что Незнакомец говорит с Алирой. Его обуял невероятный страх, за то, что может произойти, если эта глупая девушка попробует сунуться сюда. Он был только приманкой. После этих мыслей, в его мозгу завертелись картины со вчерашнего вечера, разрывая ему сердце. Боже, произнес он шепотом. Только не это. Он слушал разговор своей любимой и этого мерзавца, пытаясь не выдать своего присутствия. Но тот, ясно дал ей понять, что Слава находится перед ним, доказав это следующими действиями. Мужчина одетый, как теперь уже разглядел Слава в темную рубашку и классические темные брюки, со скрипом приоткрыл один из шкафчиков, расположенных вдоль стены и достал оттуда плеть. Положив трубку телефона на стол, стал быстро приближаться и обходить свою добычу. Он замахнулся, и ударил Славу по груди. Слава стиснул зубы, до такой степени что казалось бы, они сейчас раскрошатся. На концах плети, были приделаны острые железные зубцы, которые царапали кожу. Эффект внезапной боли, заставил славу издать стон. Мужчина слегка нахмурился, и обойдя своего пленника приблизился со спины. Схватив за край, одно из его угольно-черных крыльев, он стал резкими движениями ломать его. Тут Слава вскрикнул, потому, как остатки самообладания еще позволяли ему не реветь как девченка. Когда он был еще ребенком, это случилось впервые. Перелом его пернатых конечностей. Второй на ринге, и еще несколько там же. Для него, было самым неприятным ощущением испытывать эту боль, но сейчас почему-то стало слишком трудно вынести такое испытание. Спустя несколько секунд, Слава вновь потерял сознание.

Мужчина довольно улыбнулся, отошел назад и взяв телефон в руки продолжил беседу...

- Просыпайся, «Ангел Мести». Так тебя называли, я не ошибся?

Мужчина, что выливал на Славу ведро с холодной водой, закатав рукава своей рубашки, стал приводить пленника в чувства. Когда Слава очнулся, почувствовал, как вся его левая половина тела, начинает гореть огнем. Особенно сильно, боль стала пульсировать в спине и плече.

Впервые вижу, такое удивительно существо. Мутация?

Он вопросительно посмотрел на Славу и пододвинув стул, уселся в метре от висящего, изнывающего от боли молодого парня.

Отец...

Ярослав едва пытался выговорить несколько слов. Его рассудок заполнился туманом.

Ему повезло, что он забыл свой телефон дома и уехал на встречу с другом по службе. Иначе мне пришлось бы его убить. Хотя над этим я еще подумаю. А пока, мои мысли занимает только один вопрос. Она такая же, как и ты?

Слава поднял усталые и залитые потом глаза. Ему не хотелось отвечать. Сейчас его мысли занимал только один вопрос. Что он собирается с ней сделать?

Что... с ней будет?

Мужчина растянул свои желтые, мелкие губы в поблекшей неприятной улыбке.

Ты обязательно это увидишь. Я доставлю тебе удовольствие присутствовать, и наблюдать за процессом.

Славу обуяла ярость, он попытался собраться с силами и сделать хоть что-нибудь, для предотвращения будущего кошмара. Если б только выбраться, пронеслось у него в голове. Но даже легкое движение телом, заставило его снова вскрикнуть.

Не пытайся, так ты только сделаешь себе хуже. Боль усилилась, ты чувствуешь это? Не так как раньше, верно? Я сделал тебе, скажем так «прививку». Действие будет распространяться на несколько часов. Эта инъекция, усиливает чувствительность нервных окончаний. Мое изобретение. Я работал над этим несколько месяцев. Есть еще одно, которое наоборот притупляет боль, при такой вакцине, человек перестает чувствовать какие либо ощущения.

Мужчина встал, и подойдя ближе к славе схватил его за волосы.

Ты помнишь тот бой. Я сделал твоему противнику подарок, преумножил его шансы на победу в несколько раз, он все равно не справился. Ты силен, но твое терпение не бесконечно. Не знаю, какие опыты проводили на вас ребята, но мне это нравится.

Незнакомец стал медленно обходить Ярослава, изучая его строение тела, лицо, крылья. Вырвав одно из перьев, Мужчина поднес его к лампе. Абсолютно гладкое, почти шелковистое перо, стало отливать цветами радуги, под разным наклоном и попаданием света. Слава взвыл, когда тот попытался вырвать еще несколько. Он рассматривал каждое перо, рассматривал его, бросал на пол и следовал за новым. И так продолжалось, пока они оба не услышали шум.

Алира пыталась унять свое сердцебиение, и не дрожать. Ей это совсем не удавалось, так как страх перед будущим, и фразы Сергея не унимались в ее маленькой светлой головке. Руки с трудом подчинились ей, когда она стала поднимать железные заржавевшие створки. После того как удалось справиться с этим, она еще пол минуты пыталась заставить себя спуститься вниз. Ступеньки едва нащупывались. Бетонная, полуразрушившаяся лестница уходила вниз, и уводила, хрупкую девушку вглубь подвала. Алира включила телефон, и стала освещать свой путь. Когда ступеньки закончились, перед ее взором предстал неглубокий коридор, с одной лишь дверью. Она остановилась на мгновенье. Страх завладел всем ее телом, каждой клеточкой существа. Алира развернулась, и приготовилась бежать, но внутренний голос остановил ее. Я не должна вести себя так, Боже как страшно. Обхватив себя обеими руками, Алира теперь боролась с собой. Я люблю его, я должна, это все из-за меня. Горячие слезы обожгли ей глаза, но она зажала рот рукой, чтоб не дай Бог, никто не услышал ее жалких всхлипов. Тогда она будет выглядеть трусихой. Так и есть, подтвердила она, я трусиха. Но не настолько, чтоб сбежать, и оставить Славу отдуваться вместо нее. Надеюсь, я умру быстро. С последней мыслью в голове Алира сделала несколько робких шагов вдоль коридора. Когда ее шаги стали отчетливо слышны, незнакомец встал со стула, и подойдя к двери открыл ее. Из подвальной комнаты, полился слабый свет, но Алира настолько была испуганна, что увидев сухую мужскую руку, протянутую ей, отпрянула в сторону. Неожиданно для себя, она услышала, тихий голос Славы, который пытался донести до нее, слабое «Беги». Это подтолкнуло ее к смелости. Она снова отделилась от стены и вложила свои пальчики в костлявую ладонь. Мужчина лет сорока пяти, улыбнулся ей и пригласил войти. Алире снова задрожала. Мужчина почувствовал, как трепещут в его руке, нежные пальчики его долгожданной добычи. Такая реакция жертвы только сильней заводила его. Он прикрыл от удовольствия глаза, в тот момент как глаза Алиры расширились увидев Ярослава, в облаке вырванных перьев, с исцарапанной грудью. Он безжизненно висел на цепи, что сковала обе его руки. Что б ни закричать от отчаяния, Алира прикрыла рот рукой. Она попыталась вырвать свою ладонь из цепкой руки незнакомца, но тот, наблюдая за ее страданиями, только сильней стиснул ее ладонь. Алира вскрикнула, так как почувствовала боль в руке.

Не смей, не трогай ее!

Слава снова стал раскачиваться, пытаясь вырваться или хотя бы причинить себе боль, потому как физическая боль сейчас отвлекала его от настоящего происходящего кошмара. Алира задрожала всем телом, почувствовав на своих плечах крепкие руки.

Дорогая моя Алира. Рад познакомиться. Можешь называть меня Юлиан.

Алира посмотрела в его глаза. Пытаясь угадать, какого они цвета.

Я не могу сказать того же.

Разве ты не хочешь познакомиться поближе? Все это я приготовил для тебя. Для нас, и наших развлечений.

Мужчина обвел рукой помещение, в котором они находились. В обзор Алиры попала кровать, с железными цепями и замками у изголовья, стол с диким количеством непонятных инструментов. Она вздрогнула, увидев все это, по телу побежали мурашки. Казалось что душа, уже готова покинуть тело. Сознание отказывалось думать о том, что будет дальше. Посмотрев на Ярослава, и заметив его жалкие попытки привлечь к себе внимание, она стала молить Юлиана.

Прошу Вас, отпустите его. Я принесла все подписанные договора. Разве не это нужно было от меня? Мы же можем просто разойтись, не так ли?

Из глубины души Юлиана раздайся скрипучий смех, и он развернул Алиру к себе лицом, слегка прищурив глаза.

Милая моя, крошка. Я работаю ради своего удовольствия, кто сказал, что меня заводят бумаги. Если ты думаешь, что я потратил столько времени, для того чтоб в самый долгожданный момент просто разойтись, ты сильно ошибаешься. Мне было обещано молодое прекрасное тело, и я его получу. Позже я решу, оставлять твоего друга в живых или нет. А пока я должен получить свое. Ты мне покажешь свои маленькие крылышки, не так ли? Пока я буду наслаждаться своей добычей, твой друг постарается не мешать нам. Тем самым он обеспечит себе жизнь.

Алира прошептала одними губами, посмотрев на истерзанное тело Славы:

Прошу, ради меня.

Алира почувствовала, как его холодная рука опускается на уровень ее груди. Он стал медленно расстегивать на девушке ветровку. Алира зажмурила глаза, вся дрожа от страха и отвращения. Когда тоненькая ветровка упала на пол, Юлиан отступил на пару шагов и развернул девушку спиной к себе. Алира, задышала очень часто, мужчина провел рукой по гладким шелковистым белым крыльям.

Ты похожа на ангела. Прелесть, я дрожу от нетерпения. Он приник к ее мочке уха, обнимая ее за талию обеими руками. Алира почувствовала себя тряпичной куклой. Она попыталась абстрагироваться от реальности, горячие слезы душили ей горло, и она не хотела открывать глаз. Мужчина, стал укладывать ее на кровать, и привязывать руки. Слава дико закричал. Из его горла посыпался ряд ругательств. Он стал извиваться как раненный зверь, причиняя себе еще больше боли. Он готов был изломать руки, если это поможет вылезти из цепей и избавить Алиру от кошмара. Напрягая все силы, далеко не человеческие, он попытался сорвать с потолка кольцо, что удерживало цепь и его в подвешенном состоянии. Ярослав обвил ладонями железные переплетенные кольца, и приподнявшись дернулся вниз со всех сил. Кольцо вылетело, и Ярослав повалился на пол. Юлиан остановился, и отпустил девушку. Неодобрительно кивнув головой, он устремился к Славе с бешеной скоростью.

Ты очень глуп. Я поражен твоей терпимостью к боли. С тем, что я влил в твой организм, невозможно не то что бы геройствовать, но и шевелиться. Ты очень, очень силен. И поэтому я вынужден прибегнуть к более суровым методам.

Схватив Ярослава за голову, раньше, чем Алира поняла что происходит, он вывернул ему шею.

Я не хотел, но он сделал свой выбор. Тебя должен радовать тот факт, что я позволил ему умереть быстро.

Алира стала глотать воздух, широко раскрыв глаза. Она отказывалась понимать, что происходит. В то самый момент, когда она увидела, как безжизненное тело Славы валяется на холодной земле, ее сердце будто разлетелось на тысячу осколков. Из груди вырвались рыдания.

Юлиан переменился в лице. черты его лица, напоминали восковую маску. Стальной взгляд, словно окатил ее ушатом холодной воды. Жесткий подбородок дернулся в сторону, и он уверенными шагами стал приближаться к ней, в то время как она пыталась вжаться в стену. Его тонкие, губы потянулись к ее чувственному рту, который в этот момент искривился от ярости и недовольства.

Глава 16

Ее взгляд притянул яркий луч света, прорезавший стену а затем комнату. Луч направился прямо к ней. Тело Юлиана загораживало и отделяло ее от этого света. Через мгновенье, он издал мерзкий звук, с нотками хрипоты и повалился на землю. Она увидела, как из его спины торчит стрела. Ей показалось, что это разум играет с ней, унося ее в мир фантазий, чтоб не ощущать реальности. Внимание снова привлек уже различимый силуэт человека. Сначала все было размыто, но через несколько секунд она увидела перед собой... Алира не могла в это поверить и замерев на кровати, стала набирать ртом воздух.

Перед ней возник светящийся образ Ангела. Женщина в изумительном одеянии, спадавшим густыми складками, легкой бирюзовой ткани. Ее наряд больше походил на средневековый. Молодая женщина, приблизилась к Алире и склонилась над ней. На ее лице засияла улыбка, и она опустила перед ней на колени. За ее спиной показались два безупречно гладких крыла, цвета серебра.

Не бойся милая. Иди ко мне.

Женщина легкими прикосновениями освободила запястья Алиры от оков. Алира встала на обе ноги и отступила от протянутой женской руки. Это галлюцинации подумала она. Это все не реально.

- Я сплю, я сплю. Сейчас я проснусь.

Ты не спишь, раздался мужской волевой голос.

-И прекрати вести себя как сумасшедшая.

В мгновение ока, две пары женских глаз устремили свой взгляд на проявляющегося как световая голограмма, мужчину. Алиру поразило, сходство между мужчиной и женщиной. Это было не внешнее сходство. Скорей их объединял целостный образ выдержанный водном и том же стиле. Алира заметила, как женщина, фыркнула и стала медленно приближаться ко второму ангелу. Ее золотистые волосы, уложенные в замысловатую прическу и украшенные драгоценной диадемой, колыхались всякий раз, когда женщина крутила головой. Серые глаза, метали молнии, губы сложились в тонкую линию и в руке материализовался лук. Ее красивая шея, украшенная тяжелым ожерельем из камня похожего на «бирюзу» вытянулась, будто бы, женщина хотела подчеркнуть свое превосходство.

Мужчина, чьи ноги едва прикрывала туника, поверх которой был надет кожаный нагрудник, свел свои темные брови на переносице. Волосы, цвета воронова крыла, спадали шелковыми волнами ему на плечи. Его крылья были такого же, серебристого цвета, что и у женщины. Он был рассержен, и женщина, подойдя не ближе чем на полметра, стала спорить с ним. Алиру эти споры стали понемногу выводить из ступора. Она бросилась к Ярославу, пересекая комнату.

- До нее стали долетать обрывки фраз на родном языке.

Ты глупая и никчемная. Нас накажут из-за тебя. Мы не должны ты же знаешь, что не должны вмешиваться в дела людские.

Я не могу наблюдать за страданиями своего ребенка, в отличии от тебя, пусть меня накажут хоть тысячу раз!

Я тоже не бессердечен, но я подчиняюсь общепринятым правилам. Представь, если каждый из нас станет нарушать законы.

Женщина стояла на своем. Их спор зашел настолько далеко, что они не заметили, как Алира приникла к телу Ярослава, и стала прикладывать все усилия, дабы воскресить его. Она шептала ему, как живому и тем самым пыталась успокоить себя и сосредоточиться.

Я сделаю все, чтоб ты жил. Я не отдам тебя никому другому. Собрав все свои остатки самообладания, Алира набрала в легкие воздух и через мгновенье принялась медленно передавать ему свое дыхание, вместе со всеми своими чувствами и эмоциями. Энергия жизни разливалась по телу Славы, в то время как Алира уже принялась прикладывать руки к его перелому шеи, чтоб заживить. Она снова и снова пыталась уловить дыхание парня, пока не почувствовала как его тело медленно вздымается. Если я не смогу заживить его шею, он снова покинет меня. Горькие слезы покатились по щекам, капая Ярославу прямо на лицо. Она неустанно прикрывала глаза, передавая всю свою энергию молодому парню, умиротворенно лежавшему на земле.

О! Что ты...

Мужчина, что каким-то образом прошел сквозь стену вместе со своей спутницей, подошел вплотную к Алире и рывком поднял ее на ноги. Она едва устояла, потратив все свои силы. Женщина в то же мгновенье подлетела к ним и подхватила хрупкую девушку. Пока Алира боролась со своей слабостью, Мужчина с огромными серыми крыльями приложил свою ладонь к груди Ярослава, и по телу молодого парня стал разбегаться золотистый свет. Сияние, собралось в области горла и шеи, образовав светящееся кольцо. Через некоторое время, свет стал перемещаться за спину Ярослава. А затем и вовсе исчез.

Что ты делаешь? Гелиус. Ты его воскресил!

Это она его воскресила, твой отпрыск сделал все, чтоб накликать на нас беду, я только заживляю его раны, чтоб он не остался инвалидом.

Женщина широко раскрыла глаза, исходящий от нее свет, легкий почти не заметный осветил ее лицо, и Алира заметила, что молодая женщина с лицом подростка и серыми глазами хочет ей что-то объяснить.

Алира, я буду говорить быстро. Если он заметил, о я даже не хочу об этом думать.

Ее лицо, стало непроницаемым, а в голосе послышались металлические нотки и легкий налет нервозности. Она одарила Алиру таким серьезным взглядом, что та едва удержалась, чтобы не вжаться в стену и не упасть духом перед ее величественным образом. Алира даже отметила про себя, что женщина-ангел, сейчас походит на женщину-амазонку, готовящуюся к битве миров. Алира не понимала, что происходит с тех самых пор, как переступила порог этого подвала, но следующие слова ее просто шокировали.

Я твоя мать. Мое имя Ангелия. Иногда мы спускаются на землю, побыть немного с людьми. У ангелов случаются связи со смертными и появляются дети. Ты одна из моих дочерей. Мужчина, что сейчас стоит перед тем парнем на коленях его отец. Но это не главное, ты сделала большую ошибку, воскресив его сына. Его душа, она не принадлежит не Богу, не Дьяволу. Повелитель подземелья хозяин его души, и ты выкрала ее. Если он заметит...

Ты сказала, что ты моя мама? Но мой отец…

Женщина нахмурила брови, ее лицо стало непроницаемым.

-Твой отец крупный болван. Я подарила ему дочь, а он выкинул тебя на улицу, беззащитную кроху. Я не хочу даже говорить об этом.

Позади них раздался обеспокоенный голос Гелиуса.

Он заметил...

Алира едва успела оторвать взгляд от новоиспеченной матери, как мужчина отступил от Ярослава и приблизился к ним. Ей с самого начало показалось его лицо очень знакомым, теперь она понимала. Ярослав действительно унаследовал черты лица своего отца. Если Алира не находила ничего общего между собой и женщиной стоящей напротив, то глядя на Ярослава и его отца, все больше убеждалась что прозвучавшая речь действительно правда...

Когда Слава открыл глаза, перед его взором предстало напряженное лицо молодого мужчины, немногим старше его самого. Он с удивлением стал осматривать светящийся образ, думая над тем, что его душа готова покинуть тело.

Сын мой, поблагодари это юное создание, когда все закончится.

Мужчина встал, за спиной его слегка покачнулись серебристые крылья. Он подошел к своей спутнице и стал напряженно смотреть по сторонам. Слава едва мог пошевелить головой. Голос его пропал, всякий раз, когда он пытался позвать Алиру, изо рта вырывалось только еле слышное сопение. Он стал напрягать свой слух, и различать голоса.. Ему показалось, что в комнате находятся как минимум мужчина, которого он уже видел и женщина. Ее он различал по голосу. Но Алиру не было слышно, ее голос он узнал бы из тысячи. Слава все упорней продолжал искать ее глазами, пытался услышать, позвать по имени...И ему наконец удалось привлечь к себе внимание.

Алира уловила едва заметное шипение Славы и готова была кинуться к нему, но ей не удавалось пошевелиться. Она испытывала такие ощущения, словно ее приковали на месте невидимыми оковами, предварительно парализовав тело. Она посмотрела на Ангелию вопросительным взглядом.

Он уже идет, никто не может сдвинуться с места. Посмотри на свою тень, опусти глаза, и ты увидишь.

Алира опустила взгляд и заметила, что ее тень отражается от земли слишком странным образом. Покосившись на Гелиуса, она увидела тоже самое. К каждому из них была прикована тень, совсем не повторяющая собственные силуэты.

Что это?

До славы донесся испуганный, молодой, мелодичный голос, и он почувствовал облегчение. Его состояние сейчас показалось ему предсмертным, и он был рад, что Алира жива. Через мгновенье его веки закрылись, Ярослав потерял сознание.

Повелитель подземелья, он послал вперед себя свои души. Чтоб мы не сбежали с места преступления.

Мужчина, стаявший по правую руку от Алиры, прикрыл глаза, будто бы набирался сил. Говорил он настороженным голосом, словно боялся быть услышанным. Ангелия подхватила его речь и продолжила:

Вы вероятно не знаете что существует место, помимо рая и ада. Это место, называется подземельем или подземным миром, и души умерших людей, совершившие в своей жизни и хорошее и плохое в равных количествах, попадают именно туда.

Алира постаралась как можно тише задать волнующие ее вопросы:

У повелителя есть имя?

Есть, но мы его не знаем, - ответила женщина.

Значит душа Славы должна была отправиться к нему в подземелье?

Да, потому как он не только совершал в своей жизни плохие поступки на ровне с хорошими. Он несет в себе частицу души повелителя.

Алира уставилась на женщину голубыми удивленными глазами. Она не совсем понимала, о чем та говорит.

Прежде чем продолжить разговор, она заговорчески посмотрела на своего соратника, и получив от него знак, легким кивком головы продолжила.

Повелитель, был первым из тех, чью душу, наши властелины не могли поделить. Их спор затянулся на годы. Пока они посчитывали его грехи и добрые дела, каких за свою короткую жизнь, этот удивительный юноша совершил в довольно больших количествах, он спокойно прогуливался неподалеку, в месте, где души умерших перерождаются заново. У нас там очень красивые поля с высокой травой, холмами, поросшими цветами и рекой. Река - главный источник происходящего процесса. Портал между вашим миром и нашим. Душа умершего, должна переродиться, как только войдет в воду. Но это не главное. Властелины потеряли счет времени, и не заметили как душа юноши, распалась, и разлетелась по всему порталу перерождения. Когда ветер разносил и рассыпал пыль его души, часть опала в реку перерождения, часть осыпалась на траву и луга. В тот миг, они осознали, что натворили и поспешили собрать его душу воедино. Но сделать это было не так-то просто. Потому как многие, кто в этот момент готов был переродиться, окунувшись в реку, уносили часть его души с собой, хоть и самую незначительную, и перерождались вместе с ней. Собрать удалось только малую толику того, что распалось, но этого было достаточно, только чтоб восстановить частично его душу.

Женщина закатила глаза и сказала, что не представляет, как можно вообще собрать ту пыль, во что превратилась его душа.

Они чувствовали перед ним вину, потому как он не может переродиться, не имея целостность души, так уж заведено. Они выделили части своих территорий, соединили их воедино, и отдали в его правление. Теперь души тех, кто не может предстать перед вратами рая, и опуститься в бездну ада, принадлежат ему. Он до сих пор собирает свою душу, и по-моему будет делать это вечно.

Почему?

Потому как та малая часть его души, не просто живет в человеке, но может переходить из поколения в поколение. От матери к ребенку, внуку и так далее. И пусть его душа не полноценна, все же он очень могуществен. Его власть огромна. Таким образом, Властелины избежали дальнейших споров и выплатили долг перед повелителем подземелья....

Частично, выплатили.

Помещение завибрировало от ворвавшегося юношеского, но довольно властного голоса. Алира едва успела заметить, как из темноты вырисовывается образ, невысокого, худощавого мальчишки, с коротко подстриженными волосами. Юнное тело, облаченное только в шорты, из обрезанных джинс, напоминало образ сорванца. Юноша выглядел на лет пятнадцать, не более. Она повернула голову, ощущая, как ее тело освободилось от паралича. Ангелы в это время преклонили колено и опустили головы. В голове молодой девушки все смешалось. Она не знала как себя вести, боятся или продолжать рассматривать того, кто предстал сейчас перед ней.

Юноша сделал жест рукой и ангелы поднялись, но взгляды их остались устремленными в пол. Повелитель приблизился к Алире, и ее обдало холодом. Он стоял так близко к ней, что она почувствовала на своем лице его прохладное дыхание. Алира подняла голову, и едва не открыла рот от удивления. Она лишь хотела разглядеть черты лица, молодого повелителя подземелья, но вместо этого замерла на месте, заметив необычные глаза. Образ в целом ее совершенно не пугал, но лицо его разительно отличалось от других мальчишеских лиц. Глаза ее пугали. Очень мудрый взгляд, не вязался с образом, в котором он явился. К тому же она не сразу заметила, что его глаза все время меняют цвет. Когда она впервые заглянула в его очи, они были зелеными. Вот он окинул взглядом комнату, и вернул ей взгляд, как глаза показались ей малиновыми. Она моргнула несколько раз, и снова обратила на него свой взор. Теперь его глаза были светло-золотистыми. Он едва улыбнулся, по крайней мере, ей так показалось и направил свое внимание на Ангелию и Гелиоса.

Я даже не знаю с чего начать. У меня похитили душу, я застал ангелов баланса и равновесия, нарушающих как минимум три закона. Мне кажется это непозволительная роскошь для вас.

Простите нас повелитель. Но мы не сделали ничего дурного.

Гелиус попытался оправдаться. Брови повелителя подземелья взлетели вверх, и он приблизился к ангелам еще на несколько шагов.

Вы не сделали? - прогремел его голос. Алира почувствовала невидимую, но прекрасно ощутимую силу, исходившую от юноши.

Ангелия!

Да повелитель.

Девушка приподняла свое лицо и посмотрела на юношу.

Скажи мне правду, пока я не вынудил тебя сделать это.

Алира заметила, как ее мать занервничала. Ее глаза стали шире блюдца, руки нервно теребили шнурок от пояса, прекрасно подчеркивающий ее фигуру. Она закусила губу, словно маленькая и робко начала рассказ:

Я спустилась, потому как почувствовала, что моей дочери грозит опасность. Выпустив стрелу, и лишив жизни ее преследователя, хотела вернуться, но тут показался Гелиус. Я не могла оставить свою дочь в беде. Вы должны понимать, я же мать, мне тяжело видеть страдания своего дитя…

Ангелия! - повелитель остановил поток ее речи и сделал знак продолжать рассказ.

Мы затеяли спор, и не заметили...

На этом месте Ангелия замолчала. Но повелителю итак было известно, что случилось потом.

Ну что ж, с вами все понятно. Наказания Вам не избежать, будете отлучены от работы на некоторое время, а там посмотрим. Больше никакого контакта с внешним миром, ни при каких обстоятельствах. Вы уяснили?

Молодые мужчина и женщина кивнули головами и снова поклонились. Увидев, что юноша направляется туда, где лежит Слава, Алира поспешила преградить ему дорогу. Заслонить своего друга собой, это все что пришло ей на ум. Юноша удивленно покосился на нее, и произнес:

Ты пытаешься пригородить мне дорогу? Ты хоть знаешь, на что я способен?

Алира не отступила ни на шаг и не потеряла своего достоинства.

-Знаю, но он мне очень дорог. Если вы пришли забрать его, я не отдам. Возьмите мою душу, взамен.

Чуть тише, Алира добавила:

Можете забрать все, что у меня есть. Только не Славу. Я его люблю.

Алира!

Ее мать прожгла ее взглядом, и отрицательно покачала головой.

Повелитель подземелья приблизился к ангелам и приказал убираться.

Вам пора покаяться в своих грехах перед вашим Властителем. Надеюсь, больше не застану вас за нарушением закона. Отдельное спасибо Ангелии, за то, что поведала обо мне. Даже я не смог бы представиться лучше.

Ангелия, не смотря на давление правителя подземелья, и его недовольного взгляда, быстро подбежала к Алире, и прикоснувшись губами к ее макушке прошептала слова любви и растворилась. Юноша обратился к Гелиусу.

Я так понимаю это твой отпрыск?

- Да.

-Тогда забирай сына и позаботься о нем.

Гелиус не стал испытывать терпение повелителя, одарив прощальным взглядом Алиру, он подхватил на руки безжизненное тело Ярослава и поспешил к выходу. Алира проводила своего возлюбленного взглядом и опустила уставшие веки.

Через несколько секунд, она опомнилась и заставила себя открыть глаза. Поймав на себе изучающий взгляд пары сиреневых глаз, она смутилась и покраснела.

Вот она смелая, похитительница душ.

Алира ощутила прикосновения руки к ее подбородку. Повелитель подземелья заставил ее поднять голову и Алира снова «ахнула». Сейчас перед ней стоял не мальчишка, с которым она еще минуту назад говорила на равных. Она увидела, стоящего напротив молодого человека, прекрасно сложенного мужчину лет тридцати. Теперь его волосы были собраны в хвост, торс и бедра покрывала черная мужская туника, скрепленная на одном плече круглой, декоративной деталью. Деталь была выполнена в воде круга, с орнаментом, из золотистого метала. Повелитель подземелья перевел взгляд на место, где минуту назад лежало тело Ярослава, и нахмурил свои темные брови. Алира перехватила его взгляд и стала тихо просить:

Прошу Вас, не забирайте его у меня...

Мужчина выдержал паузу, и плотно сложил губы. Алира уже готова была проститься с жизнью, как услышала ответ на свою мольбу.

Ты подарила ему вторую жизнь, вторглась в мои владения и похитила то, что пренадлежит мне по праву. Твою душу я не могу принять. К сожалению,- добавил он.

Его черты лица заострились, голос стал жестче, а речь отпечатывалась в мозгу Алиры как клеймо.

Ты понесешь заслуженное наказание, за свою проделку.

Алира посмотрела в его завораживающие глаза, и издав тихий стон, потеряла сознание. Молодой человек, подхватил ее на руки, и улыбнулся по весь рот.

Глава 17

Когда ее глаза открылись, она почувствовала невероятную легкость. Буд то бы, ее освободили от физического состояния, и поместили сознание в сосуд, из которого она могла видеть и слышать все, что происходило вокруг, но телом Алира больше не управляла. Такое восприятие показалось ей весьма странным, ведь в голове она стала слышать не только свой голос. Ее тело подчинялось другому велению разума. Из замешательства, ее рассудок вывел внутренний голос, звучавший очень знакомо и властно.

Не ожидала такого поворота событий?

Алира попыталась моргнуть, но и на это она была не способна.

Что происходит?, подумала она. Я в своей квартире, спокойно расхаживаю по комнате, но не могу подчинить себе тело.

Напряги свой разум.

Испугавшись мужского голоса, прозвучавшего в ее голове, Алира стала лихорадочно перебирать в уме все происшедшие события.

Мыслишь в правильном направлении.

Когда перед ее глазами появилось отражение ее собственного тела, сердце пропустило удар, по крайней мере ей так показалось. В зеркале отразилось улыбающаяся девушка, с распущенными по плечам волосами, одетая в обычную повседневную одежду. Она себя узнала, но кое-что ей совсем не понравилось. Ее глаза, сейчас они меняли цвет, точно так же как это происходило...

Не стоит удивляться. Я всего лишь вселил в тебя часть своей души, и собираюсь восполнить свою утрату. Сейчас твое тело не подвластно тебе, это на некоторое время. Мне нужно было узнать все, что знала ты, увидеть твоих знакомых и близких. Сделать выбор, и я его сделал.

Алира запаниковала еще больше. Ей подвешенное состояние сейчас граничило с истерикой, но увидев в отражении зеркала свой сердитый взгляд, она похолодела. Конечно все чувства, что Алира испытывала, отражались непосредственно только в ее голове. Вылиться наружу, ни телом не словом это не могло.

Нам нужна машина. Я не располагаю временем, так что не задержусь тут надолго.

Руки Алиры пригладили тунику, и она прошагала в коридор, волевой, твердой и весьма уверенной походкой. Под ветровкой, темно-синего цвета, что была накинута прямо поверх туники, не оказалось корсета. Алира стала припоминать, ее одежда изменилась с тех пор, как она уехала искать Ярослава. Ей стало неловко, повелитель подземелья, вселившийся в его тело, вероятно, видел ее нагишом. Если б Алира могла управлять своими эмоциями, она покраснела бы как помидор. Все мысли, и чувства, что сейчас удавалось переживать Алире, не проходили мимо внимания Повелителя. Ее губы расплылись в улыбке, и он небрежно махнул рукой, давая ей понять, переживания она может оставить при себе.

Мне много тысяч лет Алира, я перевидал немало женщин. Можешь оставить свои беспокойства. Скажу лишь, ты прекрасно сложена. Но тебе следует научиться владеть своим телом. Скажем, почувствовать свою привлекательность. Особенно мне нравится то, что таится за твоей спиной. А теперь, нам пора.

Выйдя на улицу, Алира стала очень быстро перебирать ногами. Она надела солнцезащитные очки, теперь ее бесконечно меняющиеся глаза будут не заметны для окружающих. От этого ей стало легче. Увидев припаркованную черную машину, с номерными знаками своей компании девушка снова запаниковала. Алира перебирала в голове все то, что говорил ей повелитель, перед тем как она потеряла сознание и погрузилась в темноту. В ее голове отчетливо прозвучали слова, брошенные повелительным тоном: «Ты понесешь наказание». Но какое? Если б Алира могла сейчас управлять своими руками, то прижала бы их к голове. В ее душе похолодело.

-В офис, - услышала Алира свой спокойный голос и уселась на заднее сиденье черного «инфинити». Водитель медленно выехал на большую дорогу и полетел по вечерней Москве. Все дорогу, она тысячу раз просила его дать ответ на свой вопрос, но не услышав ровным счетом ничего. Ее душа разрывалась от неизвестности, что ждала ее впереди. Когда она выскользнула из машины, и пролетела мимо охраны, он с ней заговорил.

Вы люди не понимаете, что своими необдуманными поступками можете причинить боль не только себе и своим близким. Я понимаю, все ради любви, и самосохранения, всегда одно и тоже. Но и я когда-то был человеком, и до сих пор испытываю интерес к земным обитателям. - Мне было, - он задумался на время, а затем продолжил:

Скажем так, неприятно. Я собираю свою душу по крупицам, долгими веками, и каждая из этих крупиц, часть меня. Я не отнял у тебя то, что дорого твоему сердцу. Но...

Алира Егоровна, добрый вечер, рада Вас видеть!

В ушах молодой обеспокоенной девушки, прозвучал голос Марии. Алира была не рада этой встрече, потому как не могла выразить Марии истинных чувств.

Какая «красотка», только и прозвучало в ее голове, и Алира на миг успокоилась.

Привет Мари, как делишки?

Все хорошо.

Мари подошла чуть ближе к Алире, и спросила слегка приглушенным голосом:

Ты чего в очках? Синяк под глазом что ли?

По приемной комнате, прокатился мелодичный смех Алиры. На мгновенье, она приспустила очки и снова скрыла свой взгляд.

Нет, такое красивое лицо не может носить синяки. Я просто не выспалась, и свет режет мне глаза.

Мария была в замешательстве, такой ответ показался ей не совсем правдоподобным. Но позже она сделала такое выражение лица, будто поняла о чем идет речь и подмигнула ей.

Потеряла сон, говоришь. Может тебе кое-кто помог это сделать?

Алира еще раз захихикала и приложила ладонь ко рту, скрывая улыбку. В то время как она изображала из себя легкомысленную проказницу, ее сознание разделенное на две части работало в другом направлении.

Шеф у себя?

Мария состроила недовольную гримасу и кивнула головой.

Сегодня он в приподнятом настроении.

Прекрасно.

Алира провела языком по пересохшим губам и попросила Марию занести в кабинет баночку колы и зеленого чая, для Сергея.

Нам предстоит долгий разговор. Я могу отпустить тебя домой, рабочее время уже закончилось.

Нет, я не могу уйти. У меня масса дел.

Ну как знаешь. Передай нашему директору о моем прибытии. Скажи, что я к нему не с пустыми руками.

Мария повиновалась просьбе Алиры и сообщила директору о ее прибытии.

Алира словно скукожилась от страха и боли. Ей было невыносимо думать о том, кого она сейчас увидит. В голове стали всплывать слова, приносящие ей одни страдания. Она бы хотела забыть, тот разговор, но все это крутилось в ее голове как заевшая пластинка.

Она вспомнила, как несколько дней назад пыталась покончить жизнь самоубийством и горько пожалела о том что не успела это сделать.

Тебе не придется больше боятся.

Голос был настолько умиротворенным, что Алира почувствовала, как сознание покидает ее.

Когда она переступила через порог кабинета директора, вокруг все замерло. Она перестала видеть и слышать, происходящее вокруг...

Алира не могла объяснить , что происходило далее, и не хотела этого. Сейчас ее стали посещать мысли о Ярославе, и она заставила себя открыть глаза. Она все еще была заложницей, в своем же собственном теле.

Тебе пора заплатить за его душу. Я забираю то, что тебе больше не пригодится. Твою силу исцеления, чтоб ты не повторила ошибок. И еще кое-что. Предупреждаю, будет очень больно.

Подожди. Я хотела спросить тебя. Я ведь могла...

Подарить жизнь своему отцу? Закончил за нее мужской повелительный голос.

Нет, для этого ты слишком слаба. У тебя ангельская душа, но только наполовину. Есть несколько фактов, которые разительно отличаются в этих случаях.

Он такой же сын Ангела как и ты. Души ангелов бессмертны. А значит, ты пробудила и призвала к жизни ту часть души, что подарил ему отец. Он так же как и ты, может использовать свои силы. Только для этого, ему нужно очень сильно поверить в себя. В нем больше темного Бога, и это заслоняет его разум. Но я не советовал бы ему повторять своих ошибок. Второй раз я не прощаю. Что касается твоего отца, ток сожалению он «смертный», как и другие люди, что ходят по земле. В тот раз ты была бессильна.

Я ответил на твой вопрос?

Алира положительно ответила, оставив свое сожаление, поблагодарила повелителя подземелья.

Через мгновенье, Алира почувствовала сильное жжение и боль в спине. С каждой секундой боль возрастала. По началу, она пыталась терпеть, но когда боль достигла красной отметки, Алира дико закричала. Ей показалось, что от нее отрывают половину тела. Крик не прекращался до тех пор, пока не перешел в хрип, а затем и вовсе пропал. От безудержной боли, девушка потеряла голос. А немного позже и сознание...

Глава 18

Она почувствовала, легкие, уверенные прикосновения, но глаза открывать не спешила. Над головой раздался знакомый голос Петра Михайловича.

Я не могу ничего сказать тебе сынок. На первый взгляд она в порядке. Но стоило бы узнать, что с ней случилось, и каким образом исчезли ее крылья. Ты же видел, - добавил он приглушенным голосом, ничего не осталось кроме шрамов. По-видимому, ее организм справляется с травмами и болезнями так же быстро, как и твой.

Алира, распахнула очи, не в силах сдерживать себя. Она хотела поскорей увидеть Ярослава, и убедиться, что он здоров. Они не успели попрощаться в прошлый раз, так как ангел унес его тело, и Алира не была уверенна, что он действительно жив. Ее веки стали медленно подниматься, слезы покатились из глаз, как только она увидела его. Сердце замерло, и губы скривились в неестественной улыбке. Ей сейчас очень хотелось наплакаться от счастья, но она безумно стеснялась своих чувств. Петр, встал, уступая место своему сыну, и вышел из комнаты. Ему не хотелось смущать молодых.

Эй, прекрати плакать. Я с тобой, все в порядке.

Слава прижал Алиру к своей груди, и погладил ее по спине. Ему было не совсем привычно, Алира больше не носила крылья, и это его немного смущало. Ведь раньше их объединяла тайна, он думал, она сможет полюбить его хотя бы за то, что они так похожи. А теперь их совсем ничего не связывает. От этих переживаний ему стало горько на душе, но он старался думать лишь о ней. Убеждая себя, что она сможет теперь зажить нормальной жизнью, а он останется в прошлом. Будет хорошо, если Алира постарается сохранить в душе воспоминания о нем.

Алира хлопнула Славу по руке, чтоб он хоть немного ослабил свои объятия. Говорить она пока не могла, хоть и пыталась. Слава пытался прочесть по губам. Алира хотела рассказать Славе об их происхождении, но он заставил ее замолчать.

-Тебе не нужно ничего говорить. Ты должна поберечь свое горло. К тому же, я все знаю. Мой биологический отец рассказал мне все.

Алира попыталась сглотнуть, но горло пронзила боль, и она сморщилась.

- Очень больно?

-Алира кивнула головой и ткнула Славу пальцем в грудь, а затем указала на свою гортань.

Слава в недоумении посмотрел Алире в глаза. Она снова и снова заставляла его наблюдать за своими жестикуляциями.

-Я не могу, ты же знаешь.

Алира мотала головой в разные стороны. Боль в горле не проходила и одна слеза покатилась по ее щеке. Ты можешь, говорили ее глаза, если постараешься. Славе очень хотел ей помочь. Найдя Алиру в таком состоянии, он едва не обезумел от злости. Закрыв глаза он очень нежно прикоснулся к ее губам и постарался вложить в свой полей все те чувства которые испытывал в тот момент. Когда поцелуй прекратился, он крепко обнял ее и через несколько секунд услышал ее шепот возле самого уха.

- Теперь мне не больно...

Петр вернулся в комнату, где находились его сын и девушка, неземного происхождения. Сейчас он был рад, что встретил много лет назад, мальчика, изменившего мир, и открывшего ему глаза на что-то большее. Слава рассказал отцу, обо всем, что произошло с ними за последние несколько дней. Как только сын пришел в чувства, и смог перебирать ногами, он тут же бросился на шею отцу, думая лишь о том, что Петр остался жив. Когда Слава засобирался, отец попросил рассказать ему о случившемся. Ярослав ответил, что у него нет времени, он должен найти ее, свою спасительницу и убедиться, что с ней ничего не случилось. Они прыгнули в машину, и помчались к ней домой. По дороге, Слава тысячу раз набирал ее номер телефона, но все бесполезно. Он позвонил ей на работу, и услышал от Марии, что Алира в порядке. В прекрасном настроении, молодая особа посещала офис только вчера. Домой ее отвез личный водитель.

Сейчас Алира не помнила, что произошло после того, как она вошла в кабинет к Сергею. Позже, Мария расскажет следователю из полиции, что Сергей не проявлял никаких признаков слабости связанных с его здоровьем, и оправился домой в тот злополучный вечер в весьма приподнятом, и даже бодром настроении. Она умолчала о том, что перед уходом, они занимались любовью в его кабинете. Для нее это было чем-то очень не похожим на прежние отношения. Сергей вел себя с ней совсем иначе. В тот вечер он вообще не был самим собой. Его прикосновения, поцелуи, ласки. Все было по-другому. Он шептал ей нежные слова, разжигал в ней страсть, и впервые за много месяцев ей действительно захотелось быть с ним. Оставив после себя самое приятное воспоминание, он ушел. Наутро, Мария нашла в почтовом ящике договора купли-продажи квартиры, оформленные на ее имя. Все это она убедительно скрыла от следователя. Прозвучавшие показания, подкрепились так же словами водителя и охраны. Алира лишь упомянет о встречи, с директором, но вдаваться в подробности ее не просили. Она надеялась на это, так как не могла вспомнить, зачем вообще туда ходила, и о чем велась речь. Жена покойного, долго приходила в себя, но смогла собраться и рассказать, муж в последнее время действительно плохо себя чувствовал, откладывал обследование, и лечение, которое ему очень требовалось на тот момент. Следствие проводили, не смотря на естественную кончину исполняющего обязанности генерального директора, компании «Алира-Тревел». Сердечный приступ, стал причиной смерти.

Спасибо, что ответили на мои вопросы. Если нам понадобиться больше информации, мы вызовем Вас снова.

Мужчина средних лет, с прищуренными карими глазами, и отвисшими щеками, проводил Алиру взглядом и потянулся. Его подбородок разделился на две части и свисал ярусами, под причмокивающими губами. Телосложение, больше напоминало грушу, на коротеньких ножках, нежели на мужское здоровое тело. Лишний вес, при росте в сто семьдесят с лишним сантиметров приносил немало хлопот, но следователь ни как не хотел бороться с собой и со своим аппетитом. В данный момент, его интересовало только скорейшее завершение дела, связанное с крупной корпорацией по перевозке грузов и естественной смертью генерального директора. С чем он как ему показалось, успешно справился. День подошел к концу, мужчина в строгой форме полицейского, что готова была разойтись по швам, подозвал помощника и вручил ему несколько папок, со всеми документами, показаниями и прочими дополнениями.

Алире предстояло принять руководство. Последнее время она уже и не надеялась, что когда-нибудь сможет это сделать. Не смотря на свой возраст и неопытность, Алира за пару месяцев смогла утвердиться как управляющий, не только в своих глазах, но и в глазах ее подчиненных. Многие из сотрудников с радостью помогали Алире привыкнуть к новой должности. Отчасти, персонал преследовал и свои корыстные цели, ведь если молодая девушка не справиться с делами, то потерпит ряд неудач, которые непременно приведут к развалу. И все те, кто за многие годы привык работать в этой компании и зарабатывать весьма не плохие деньги, потеряют рабочие места, стабильный заработок и привычный образ жизни. День рождения Алиры, состоялся накануне смерти Сергея, девушка решила обойтись без праздника. Слава не оставил это событие без внимания, и саморучно приготовил для нее ужин со свечами.

Ярослав, все это время находился рядом с ней, был поддержкой и опорой во всем. Он прекрасно понимал, Алира владелец крупной компании, молодая красивая, и вполне нормальная девушка, не считая пары шрамов на спине, теперь может позволить себе все, начиная с одежды, купаний на пляже, перелетов в другие страны, и заканчивая человеческими отношениями которые в один из прекрасных дней перерастут во что-то большее. Она сможет завести семью и детей. Он все это время вынашивал в себе план, по разрыву их отношений, выжидая подходящего момента. К тому же, его никогда не покидала мысль, возможно Алира и вовсе его не любит. В тот день, когда она произнесла эти заветные слова любви, Слава был в «отключке». Он до сих пор не знает, что пришлось пережить эту хрупкому созданию, чью ладонь он сейчас сжимал в своей руке. Она никогда не делилась с ним о том, какую боль ей пришлось перенести, за то, что он обрел второй шанс на жизнь. Когда Повелитель подземелья, и как он представился ей в последний момент, «Дариус», покидал ее человеческое тело, он захватил с собой эти прекрасные, перистые крылья. Он не позволил ей лишиться чувств до тех пор, пока она в полной мере не ощутила весь ужас, и не почувствовала что испытывают люди, когда им отрывает конечности. Ее бедное маленькое сердце должно было разорваться от боли, но и об этом Дариус позаботился заранее. За свой поступок Алира заплатила крыльями и даром, обретая взамен человеческую жизнь. И жизнь своего возлюбленного. Ярослав посмотрел на уснувшую Алиру, в строгом деловом костюме синего цвета. Белоснежная рубашка открывала маленький треугольник бархатной кожи. Ровное дыхание девушки говорило о том, что она крепко заснула после долгого утомительно шестнадцатичасового рабочего дня. Перед выходными, Алира позволяла себе задержаться в офисе. Она отпускала своего водителя и секретариат, надеясь только на одного человека. Этот человек всегда привозил и укладывал ее в постель, предварительно покормив ужином. Она ему доверяла целиком и полностью, не раз полагалась на его мнение и суждения. Ярославу было под силу, превратить любой день, что казался Алире нудным и долгим во что-то увлекательное и романтическое. Окружая ее добротой и заботой, любовью и теплом, Слава не раз находил способы отвлечь свою любимую от работы или проблем. Однажды он привез несколько десятков ароматизированных свеч, и бесподобный ужин из ресторана. Алира покинула кабинет на некоторое время, дабы отксерокопировать необходимые документы, а Ярослав, успел расставить свечи по всему кабинету, поджечь их и разложить на столе еду. В иной раз, он посыпал ее кабинет лепестками роз, устраивал музыкальные вечера, притаскивая в кабинет караоке с микрофонами. В тот вечер они перепели немало песен, а когда спохватились, чесы показывали ранее утро. Вот и сейчас, Ярослав приехал в половине одиннадцатого часа вечера, что отвезти ее домой, уставшую и обессиленную.

Слава взял передышку, и некоторое время не выступал на ринге. Он был уверен, бои без правил продолжаться непременно, как только он покончит со своей любовью. Когда машина остановилась напротив большого двухэтажного кирпичного дома, Алира разомкнула веки и сонно улыбнулась. Она позволила себе вернуться в место, где проходило ее детство. Охрану увеличили, на этом настоял Слава. Алире пришлось нанять кухарку и горничную, так как она совсем не справлялась со своими обязанностями по дому и хозяйству. Владимир, что ранее присматривал за их садом, был только раз возвращению своей любимой слушательницы и ученицы в недавнем прошлом. Даже если все это осталось в ее детстве, они все же были рады встрече. Алира только крепко обняла старика, с копной светло-серых волос, добрыми глазами, и весьма сутулой осанкой. А он похлопал ее по спине и улыбнулся, едва сдерживая слезы...

Я опять заснула.

Слава обошел машину и открыл дверь с пассажирской стороны. Он мог бы с легкостью взять Алиру на руки и отнести до самой постели, но она не позволяла. Алира не хотела показывать свою слабость перед ним. К тому же охрана никогда не дремлет, как она сама могла в этом убедиться. В один из таких вечеров, Ярослав привез Алиру поздно с работы и взял на себя смелость отнести свою девушку на руках. Охрана, чуть не вызвала скорую помощь, высыпав на улицу в полном составе. Они подумали, что Алиру ранили, и поэтому Слава несет ее. Вообщем, несколько минут все суетились и осматривали окрестности, пока Алира не проснулась от шума и не соскочила на пол, твердо приземлившись на обе конечности. После недолгой паузы посыпались разъяснения, и извинения за беспокойство. Хозяйка дома еще долго ловила на себе непонятные взгляды своих подчиненных.

Ты устала.

Слава обнял ее за талию и причмокнув в макушку произнес:

Никогда не устану наблюдать, за тем как ты спишь. В это время ты перестаешь быть уверенной, бизнес леди и превращается в беззащитного ангелочка.

Алира потерлась щекой об его плече и засмущалась. Она до сих пор не могла поверить, что Слава действительно любит ее. Временами ей казалось, что невозможно полюбить такую, как она. Алира считала себя слишком зажатой и застенчивой. Как правило, такие девушки редко пользуются успехом у мужчин. А у таких как Ярослав, и подавно. Слава еще никогда не проводил ночь в ее доме, но сегодня он решил остаться, чтоб в последний раз позволить себе быть с ней. Близости физической между ними не возникало, и препятствовал этому Ярослав. Алира попыталась сделать несколько нерешительных шагов в этом отношении, но он всегда останавливал ее. «Ты еще не готова», говорил Слава, но на самом деле не готов был он сам. Ведь после этого, он уже точно не смог бы с ней расстаться. А сделать это, ему следовало уже завтра. И как не пронзала боль его сердце при мысли, что больше его руки не смогут прикоснуться к ее тонкому стану, губы не найдут свой приют в источнике тепла пары других мягких и сладострастных губ, Слава не переставал убеждать себя, не быть эгоистом и дать Алире свободу. Стараясь не думать о завтрашнем дне, Слава поднялся на верхний этаж, в ее спальню. Он достал из кармана свой талисман. Маленькое белое перышко, единственное, что напоминало Ярославу об их встрече и первых доверительных отношениях. В ту ночь она впервые позволила ему остаться, а значит, проявила доверие. Алира вышла из душа, в светло-серой майке и коротеньких соблазнительных шортах. Она хитро улыбнулась ему, вытянула руки и обняла его за шею. Сейчас Слава готов был наплевать на все свои мысли и планы, схватить обладательницу прелестного тела, что сейчас плотно прижималось к нему и повалиться на кровать. Его губы приникли к ее шее, и она прикрыла от удовольствия глаза. Жар разливался по телу Ярослава со стремительной скоростью, не давая как следует обдумать свои действия, он обвил ее стройную фигуру и поднял на руки. Не медлив не секунды, Слава опрокинул ее на кровать и тут его сознание пронзила невыносимая боль разлуки, что случиться через несколько часов. Внутренний голос спрашивал, будет ли она благодарна ему после всего. После того, как он воспользовался ею и бросил. Может быть, она еще сильней привяжется к нему после этой ночи, и расставание, что так неизбежно для них, станет в два раза болезненней. Пусть для него, хоть сердце разорвется пополам, но она, разве она это заслужила? Слава отстранился от ее сладких, губ, разгоряченного тела и попытался улыбнуться сквозь боль.

Ничего не получится, моя маленькая соблазнительница.

Я совсем не привлекаю тебя как... Как женщина?

Слава накрыл ее одеялом, и приник губами к виску.

Ты заставляешь меня томиться от страсти, даже когда не прилагаешь к этому усилий, я уже не говорю о тех днях, когда ты представляешь моему взору короткие шорты и майки, едва скрывающие твое обольстительное тело. Но сейчас не время, и к тому же, ты сильно устала. Я не хочу чтоб завтра, твое прекрасное личико украшали синяки под глазами.

Произнеся последнюю фразу, он надеялся не увидеть на ее глазах, не только синих кругов, но и слез, когда будет сообщать ей о своем решении. Алира закрыла глаза, положив свою голову ему на плече. Слава едва сдержал мучительный стон. И почему он должен уступать место тому другому, отдавать ее, лишать себя счастья и любви? Потому, что ты не эгоист, отвечал ему внутренний голос, и ты должен, обязан дать ей возможность зажить нормальной жизнью. Найти себе достойного парня, не урода, вроде тебя с огромными черными лопастями за спиной. Слава составлял в голове диалог, разговор между собой и своей любовью, предвидя множество реакций. Он даже надеялся на то, что Алира вообще не будет против его ухода. Но Можно ли полагаться на такой исход. В конец замучив себя всевозможными мыслями о расставании, Слава встал с кровати, когда солнце только начало свой восход, а небо озарилось синевой. Трава еще не успела просохнуть от расы, а он уже ритмично водил ручкой по листку бумаги. Ярослав испугался, что не сможет довести дело до конца, и решил изложить все в письме, оставив его после своего ухода. Некоторое время он поживет отдельно от отца. Бои отвлекут его от грустных мыслей, и он должен будет справиться со своей потерей.

Глава 19

Он в последний раз окинул ее взглядом, погладил золотые локоны, что рассыпались по подушке. Удержав себя от порыва коснуться ее лица, Слава повернулся спиной и положив у зеркала листок бумаги сложенный пополам, удалился...

По ее щекам скатывались слезы, когда она смотрела в окно и читала строки. От Алиры не ускользала та нежность и забота, которую он вдохнул в каждое из своих слов и предложений. Она перечитывала текст, снова и снова. Девушка плакала и смеялась. Слава постарался выставить себя в неприглядном свете, описывая свой грубый, никчемный характер. Неумение строить отношения и тем более создавать семью. К тому же им все равно пришлось бы расстаться, упомянул он между строк. «Ты рано или поздно захочешь иметь детей, а и я не смогу разделить с тобой этого желания». А если он надоест ей, если понравится другой мужчина. «С людьми такое случается. И ты будешь продолжать быть со мной, из-за жалости. Ты и сейчас принимаешь меня только потому, что нас объединяет»… Тут он не придумал ничего лучше, чем написать, «Нас больше ничто не связывает». Она стала нормальной, и впереди ее ждет насыщенная и раскрепощенная жизнь. Далее он описывал свой эгоизм, заверяя, его отношения с девушками никогда не приходят ни к чему хорошему. Он привык к своей жизни, и для нее в том мире нет места…

Алира уловила его настроение, настоящие чувства читались между строк. Он делает это ради меня, потому как желает видеть меня счастливой, думала она про себя. Теперь я действительно могу делать все что угодно, и он решил уйти, чтоб не мешать мне, зажить нормальной жизнью.

Ты не учел одного милый, мои чувства, - сказала Алира вслух и сладко улыбнулась.

Письмо она положила в шкатулку, где хранились ее заветные сокровища. Отцовские запонки, не успевшее быть подаренным колечко от Вани, фотография, на которой они вместе. Черное перышко, найденное в квартире и спрятанное от Славы. Браслет, что успела нацепить ей на руку мама, перед тем как навсегда скрылась из ее жизни. Браслет состояла из необычного серого камня в виде кольца, так напоминающего глаза Ангелии. И еще несколько вещичек из детства, заполняли темно-коричневую шкатулку, больше напоминающую маленький сундучок с сокровищами.

Алира старалась как могла, выдержать паузу в отношениях между ей и Славой. Дать ему на некоторое время свободу, и проверить свои чувства. Каждый из дней, что она оставалась на работе допоздна, не приносил теперь вечерней радости от предвкушения встречи с дорогим ее сердцу мужчине. Алира безумно по нему скучала, и от этих мыслей на сердце ее становилось только светлей. Она убедилась в постоянстве своих чувств, а значит пришла пора и ей поступить, так как она считает нужным. Несколько раз Алира отлучалась с работы, куда и зачем она уезжала, не имел понятия даже ее личный водитель. Его задачей было без заговорочно возить своего Босса, а не расспрашивать о ее поездках. Поэтому пищу для размышлений сотрудникам, которые так хотели влезть в жизнь юной руководительницы, не было повода. Молодые компаньоны и соратники по бизнесу не давали Алире свободно дышать назначая на перебой свидания и встречи. Те, кто постарше, пытались всячески обратить ее внимание на своих сыновей и племянников, если таковы имелись. Алира вежливо отклоняла предложения, если они не касались бизнеса, и всячески избегала личных встреч. После смерти Сергея, место заместителя генерального директора пустовало, и молодой, энергичной восемнадцатилетней девушке приходилось справляться со всем в одиночку.

С тех пор, как Ярослав снова окунулся в привычную ему жизнь, прошло около двух месяцев. Золотая осень не заставила жителей столицы ждать. Она обрушилась на города и области ветрами и ливнями. Листья на деревьях окрасились в яркие тона, от желтого к пурпурному. Стволы деревьев, заметно потемнели от влажности, создавая контраст. День стал убывать. Солнце все реже выглядывало из под затянутого, плотными облаками неба. Ярослав безумно тосковал по Алире. Сейчас ему не хватало синевы ее глаз, и золота волос. Он несколько раз представлял, как она лежит рядом с ним на кровати и сладко улыбается, от чего на щеках выступают ямочки. Он протягивает руку к ее лицу, но образ таял, не оставляя после себя даже дымки. Свое смятение и неудержимую тягу к ее прелестному образу Ярослав старался заглушить алкоголем и тренировками. Все это ни как не нравилось, ни его личному тренеру, ни тем более отцу. Им оставалось только разводить руками, ведь Слава вспыхивал, как пламя стоило хоть кому-то заикнуться об его образе жизни. Несколько раз он запирался в комнате, едва к горлу подкатывал ком. Его сердце страдало, он не находил себе места, пытаясь спрятаться от своих мыслей. Но прошло несколько недель, и Слава запер свои чувства глубоко внутри, ему предстояло снова выйти на ринг, и снова победить. Ведь иначе и быть не может, публика не переживет его поражения, и он сам в первую очередь.

Алира проснулась очень рано, не смотря на то, что поздно легла спать. Ее не оставляли мысли о предстоящей встрече. Увидев в зеркале свое отражение, она очень сильно огорчилась. Не такой хотелось ей предстать перед Славой, после долгой как ей показалось разлуки. Но за один день она никак не сможет набрать те несколько килограмм, что успела сбросить за последнее время. Ее лицо осунулось, под глазами залегли темные круги, а голова была забита контрактами, цифрами, встречами и прочими делами. Когда же ей удавалось выудить для себя свободные, и драгоценные сердцу минуты, Алира не переставала думать о нем. Она убедилась, ее сердце принадлежит только ему, и ни один мужчина, что она повстречала за последнее время, не сможет затмить образ этакого рыцаря в доспехах по имени Ярослав. Быть может, кому-то покажется очень глупо и безрассудно связывать себя с человеком столько ограниченном в своем отношении к жизни. Но разве она сама, еще несколько месяцев назад не была такой же. Не страдала от пары лишних крыльев на спине, лишающих ее многих развлечений и наслаждений. О, да, она прекрасно помнит те времена, когда не могла себе позволить себе даже вечернее платье, не говоря уже о таких грезах как море, туристические поездки, и элементарно, пижамные вечеринки с подругами. Только она, и никто другой не сможет понять его. И только он будет заботиться о ней как о своем сокровище. В этом Слава ни разу не разочаровал ее. Не смотря на то, что он однажды пристал к ней на улице, за что отведал перца, прикладывал к ее горлу нож, убеждая таким вот странным образом, не совершать суицида, и много чего еще он совершал для нее и ради нее, заставляя ее восхищаться им и страшиться. Алира вообще очень часто испытывала страх по отношению к Славе, но страх перемешивался с чувством не похожим ни на что иное, как любовь, заставляя испытывать холод и жар одновременно. Девушка вздрогнула, вспоминая всю свою перевернутую с ног на голову жизнь после встречи черного рыцаря, без доспехов, но зато с крыльями. Развеяв свои сомнения и страхи перед предстоящим вечера, она освободила разум и снова окунулась в работу...

Слава в последнее время не вылезал из спортивного зала. Ему предстояло вернуть себе былую форму и подготовится к очередному бою. Соперник, с которым он будет биться впервые, оказался вполне себе крепким малым. Но даже не это заставляло его вставать рано утром и выходить на пробежку, а затем отправляться в спортивный зал. Именно во время усердных тренировок, ему удавалось на время выкинуть из головы девушку, что захватила его сердце в плен, и не желала возвращать. Нагрузки на организм, нечеловеческими мерками спасали его одиночества. Он всячески старался скрыть от окружающих его людей свое состояние. Но сейчас ему больше верилось в то, что он не живет а существует. И не смотря на мысль, которая посещала его глупую голову, о смерти, Слава заставлял себя улыбаться и вести себя как обычно, как до встречи с ней, чтоб не расстраивать своего драгоценного отца. И ему это вполне удавалось. Разве что он перестал пропадать ночами, а все свободное время посвящал спорту, дому и родителю...

Алира нажала на кнопку вызова и попросила Марию выполнить ее просьбу.

-Вызови мне такси к одиннадцати часам вечера. Водителя моего можешь отпустить, и сама не задерживайся. Впереди выходные.

- Ты себя загонишь в гроб, если будешь такими темпами губить свою молодость и здоровье.

Мария неодобрительно покачала головой, но более разглагольствовать не стала, прекрасно понимая, Алира посвящает все свое время работе, пытаясь удержать компанию на плаву. Слава Богу, у нее это получается, не смотря на то, что все сотрудники махнули на нее рукой. Но Мария верила, что Алира обладает внутренней силой. Она не просто пустая избалованная девочка богатого отца. Она действительно наследница империи, в ней есть стержень и упорство. Девушка справится со всеми проблемами, а если рядом будет еще и любящий мужчина, на чье плечо можно будет опереться, то все обязательно получится.

Секретарь и личный помощник Алиры не задерживаясь исполнила просьбу Боса и засобиралась домой. Через несколько минут, Алира попросила Марию снова зайти к ней. Мария выключила компьютер, и привела себя в порядок. Навела последние штрихи в своем туалете и заскочила в кабинет. Алира слегка покраснела и оробела, опустив глаза. На ее губах заиграла улыбка, Мария уловила этот взгляд, поставила свою сумочку на стол и села.

-Я хотела тебя попросить,- робко проговорила Алира, заправляя локон за ухо,- показать мне несколько приемов макияжа. У меня сегодня встреча, а мне бы не хотелось выглядеть уставшей. Еще эти синяки под глазами.

Алира провела рукой по лицу и глупо улыбнулась. Мария только рассмеялась и прищурив глаза ответила:

- Прихорашиваться я конечно могу тебя научить. Но поверь мне, косметика тебе совсем не требуется. У тебя очень красивые черты лица, хотя если это особенный случай, то можно немного поорудовать пудрой и тенями. А круги мы конечно замажем.

Мария достала из сумочки косметичку, и отработанными движениями разложила на столе несколько коробочек с тенями пудрой, румянами и прочими женскими штучками. Затем велела Алире освежить прохладной водой лицо и собрать волосы в тугой хвост.

- Ты будешь в этой одежде?

Алира оглядела себя с ног.

- Вообщето я не взяла с собой другого костюма. Ты думаешь...

- Все нормально. У тебя прекрасный вид. Если конечно ты не отправляешься на романтическое свидание.

Алира немного поразмыслила и добавила:

Нет, скорей это будет похоже на переговоры, исход которых я не могу пока предположить.

Мария помахала перед ее лицом пудреницей и усадила ее так, чтоб лампа осветила лицо как можно больше.

Я включу утюжок для волос, и мы сделаем их гладкими и послушными. Не хочу сказать, что у тебя плохие волосы, совсем наоборот, просто, если мы их выпрямим, ты будешь выглядеть по-новому.

- Хорошо, делай то, что считаешь нужным...

Приготовления подошли к концу. Ярослав нанес на лицо узоры и стал разминать руки. Когда произнесли его имя, он как и всегда вышел в многолюдный зал и с деловым видом победителя прошел мимо ревущей толпы. Его взгляд, был приковал к рингу. Соперник уже прожег его своими темными, слегка выпуклыми глазами и скривил рот в усмешке. Так происходило всякий раз, увидев за спиной Ярослава крылья, парни думали, что его будет очень легко поймать за одну из этих торчащих из-за спины перистых нагромождений и как следует задать жару. Но как только звучал гонг, и на ринге начинались спортивные танцы с кровью и битьем лица, противники все больше теряли свою уверенность и уже надеялись только на то, чтоб их соперник сохранил им жизнь и не переломав слишком много костей.

Так и в этот раз, только чуть более серьезный Слава, набирал преимущество перед своим соперником и заставлял публику орать от радости. После нескольких раундов, Слава переносил свое внимание в зал, давая народу насладиться зрелищем и якобы ослабевая защиту. Ведь не мог же он уйти с ринга не пролив не капли крови. Такие бои не были публике особо интересны, поэтому Ярославу приходилось нарочно подставляться под удары, растягивая бой и заставляя публику немного поволноваться.

В этот раз все происходило точно также. Когда объявили о пятом раунде, Слава повернулся к толпе людей лицом, пока его соперник отскребал свое тело от мата, и стал окидывать зал легка уставшим взглядом, пока не наткнулся на пару очень знакомых глаз. Он несколько раз моргнул, и вгляделся в первые ряды. Девушка в перламутровом костюме, с длинными прямыми волосами туго затянутыми в хвост улыбнулась ему, и слегка помахала свободной рукой, потому как в другой руке она держала... Слава подумал, что на почве своей неразделенной любви ему снесло крышу, но нет, она действительно была там, среди шумевшей толпы и держала в другой руке «ПОПКОРН». Его удивило ее присутствие, он вообще не мог подумать что Алира осмелиться придти сюда снова и смотреть как он вышивает в очередной раз кому-нибудь мозги. Но она сидела тут, прямо под носом и с ничего не выражающим взглядом смотрела на него слегка поддернув губами и при этом ела попкорн. Она вела себя так, будто сидела в кинозале и смотрела комедию. Слава широко улыбнулся, так его порадовала их встреча и большой стакан попкорна. Он отметил про себя, что она сумасшедшая, после чего заметил, что Алира прищурилась, словно съела лимон, и в этот момент он пропустил смачный удар в правый глаз. Алира зажмурилась, но заставила себя через несколько секунд поднять веки и увидеть Славу, хоть и покрасневшим глазом, но бесспорным победителем поединка...

Глава 20

Слава вошел в свою комнату и бросил сумку с вещами на пол. Алира сняла каблуки и проследовала за ним. Комната оказалось не большой, но довольно уютной. Стены, поклеены однотонными светло-салатовыми обоями, паркетный пол и едва пропускающие солнечный свет темно-зеленые шторы. Минимум мебели, кровать, компьютерный стол, и кресло. Несколько полок с книгами, небольшой вещевой шкаф белого цвета и корзина для мусора. Вот и все, что Алира увидела в комнате, и это все, ей очень даже понравилось. Петр Михайлович, исподтишка наблюдал за своим сыном и видел, как тот пытается сохранять на лице чуть высокомерную гримасу обыденности, но это ему очень плохо удается. Слава светился изнутри и с этим уже ничего не мог поделать.

Не думал, что ты решишься снова появиться там.

Молодой человек не знал, куда деть свои руки, пытаясь прекратить мыслить о том, как ему хочется обнять ее и прижать к себе. Он постарался не думать о причине ее прихода. Алира же оставалось слегка довольной, не грамм не серьезной и даже смело улыбалась ему в лицо.

Было, даже увлекательно. Ты настоящая звезда. Жаль что билеты на первый ряд, быстро раскупили.

Ярослав встал напротив Алиры, что облокотилась о его письменный стол. Он выдержал расстояние между ними в пару шагов, чтоб не приближаться слишком близко, но и не быть очень далеко от ее чудных искристых глаз.

Новая прическа? Тебе идет.

-Спасибо.

Повисла тишина, и Слава стал доставать из полки раствор для смывки краски с лица. Узоры, что скрывали черты Ярослава были выполнены из необычной водостойкой краски, похожей на ту, что используют для «бодиарта». Такую краску разработал для него знакомый из «татусалона». Он же придумал раствор, которым Слава мог стирать краску без вреда коже.

Алира выхватила из его рук бутылек с жидкостью и задрав юбку выше колен, запрыгнула на стол. Слава выгнул брови и подчиняясь ее воле отдал ватный диск и приблизился к ней, касаясь бедрами ее оголенной кожи. Алира чуть переменилась в лице, когда он наклонился, уперев руки на стол. Он замер напротив ее лица, и прямой взгляд настороженных синих глаз немного помутил ее рассудок. Алира аккуратно смочила ватный диск и стала водить по его лицу, очень бережно и нежно. Слава готов был растаять и превратиться в лужу под ее ногами. Но так просто он не сдастся.

Когда с краской на лице было покончено, Ярослав забрал у Алиры почерневшую вату и отложил в сторону. Затем вгляделся в ее лицо и нахмурившись произнес:

-Ты сильно похудела. И по-моему, - он сделал то, что Алира никак не ожидала, смочил еще один диск и провел под ее глазами. На место однотонной матовой кожи выступили синие круги. Алира опустила голову, Слава заложил за ее подбородок свой указательный палец и приподнял ее сердцевидное уставшее личико. Возможно, он видел ее насквозь, ведь как она не старалась выглядеть бодро, как не хотела показаться не такой худой, надев самый светлый костюм, замазывая круги под глазами пудрой, чтоб не выглядеть уж совсем измученной, ему удалось увидеть в ней все, что было замаскировано.

- Совсем не спишь, и все время проводишь на работе.

-Именно поэтому я пришла поговорить с тобой.

Алира отняла его ладонь от своего лица и задержала в своих руках.

Я сейчас в таком же положении, в котором много лет назад оказалась Королева Виктория. У меня, конечно, нет огромного королевства, но моя империя по перевозке грузов тоже нуждается во внимании.

Алира замолчала, перевела дух и достала из своего светло золотистого клача коробочку из бархата. Затем открыла крышку и положила на стол, рядом с собой.

Я предлагаю тебе стать моим мужем и разделить со мной непосильную мне ношу.

Слава несколько секунд не мог стереть с лица удивление. Он казалось, даже присвистнул. Парень протянул руку и достал широкое серебряное кольцо, похожее на обручальное. Поверхность его была украшена поперечными узорами в виде крыла наполненного агатом. Он покрутил кольцо в руке и положил ей на ладонь.

Тебе только исполнилось восемнадцать лет, не рановато ли думать о браке??

Алира едва сдерживала свои чувства. Она слезла с крышки стола, и обошла комнату по кругу.

Я думала, ты согласишься, стать моим заместителем.

И почему именно я. Почему не один из твоих многочисленных подчиненных, кто не первый год вертится в сфере деятельности компании.

Алира глубоко вздохнула, подошла ближе к своему объекту обожания и уперев взгляд в пол произнесла:

Потому, как я доверяю тебе.

Слава недоверчиво посмотрел на девушку, чье лицо начинал заливать румянец. Алира больше не могла удерживать себя в узде, она крепко обняла Ярослава, и уткнулась в грудь лицом.

Ярослав с большим трудом отстранил ее от себя.

- Если ты мне так сильно доверяешь, то почему я до сих пор не знаю, обо всем что с тобой произошло.

-Я не хочу об этом говорить.

Алира опять попыталась приблизиться, но Слава отвернулся от нее.

- Вот так всегда. Ты пресекаешь любые попытки, поговорить о том, что произошло. В таком случае, как ты можешь говорить, что доверяешь мне?

Он снова повернулся к ней лицом и поддался немного вперед.

- Я только-только, начал тебя забывать, зачем ты снова появилась в моей жизни?

Слышать это было выше ее сил. Ее нижняя губа стала подрагивать и Алира ударила Славу, своим маленьким кулачком в грудь.

Слава понял что переборщил. Ведь на самом деле он надеялся, она развернется и уйдет. И это будет правильно. Но вместо этого девушка была готова расплакаться. Ей было больно слышать от него такие слова.

Парню ничего не оставалось, кроме как загладить свою вину и он притворился, будто бы ему стало плохо от ее удара. Сейчас, подумал он, она попытается меня вылечить и прикоснется к моим губам. А я сделаю все, что этот поцелуй выбил из ее головы ту дурь, которую я ей наговорил. И в этот момент он начал задыхаться, и кашлять. У него так правдоподобно получалось, что девушка испугалась, забыв обо всем, что было ранее, и закричала. Слава не ожидав такой поворот событий, сразу прекратил свой спектакль и вскочив с пола попытался успокоить Алиру.

- Что случилось? – Петр вбежал в комнату, как только услышал крики. Слава стал объяснять обоим, что решил просто пошутить, но Алира рассерженная, все в слезах выбежала из дома. Слава помчался за ней. Он догнал ее в два счета и сгреб в охапку, что она не сопротивлялась и не пыталась вырваться.

- Милая, ну перестань. Я хотел пошутить. Я думал, что ты сейчас сделаешь это как всегда, прильнешь к моим губам и…

- Я не могу больше делать этого! Не могу, он забрал, все забрал и крылья и дар, который у меня был!

Алира не стала сдерживаться и рассказала обо всем, что случилось с ней. Почему она решилась на самоубийство, причину, по которой скончались ее отец и Ваня, и то, как ей пришлось заплатить Повелителю Подземелья.

-Тише, тише, - Слава стал утирать с ее нежного заплаканного личика слезы.

- Прости меня, я не знал. Я жить без тебя не могу, мне не по силам вырвать тебя из моего сердца.

Спустя некоторое время Алира успокоилась и медленно подняла голову.

- Я знаю, то есть я сомневалась…Но потом поняла, что не безразлична тебе. Когда тебя нет рядом, кажется, что я существую только наполовину. И больно где-то здесь, внутри.

Алира положила ладонь ему на сердце и произнесла.

- Я люблю тебя. И не желаю получать удовольствия от жизни без тебя.

Ярослав готов был сойти сума от счастья. Его сердце сейчас отбивало чечетку, а мысли путались и замедляли свой ход.

- Ты правда любишь меня?

Алира обняла его за шею и широко улыбнулась.

- Очень, очень.

Слава крепко обнял свою возлюбленную и поцеловал…


Ярослав пронес через весь дом свою новоиспеченную супругу на руках до самой спальни. Опустив ее, он расстегнул свадебное платье, и нежно коснулся губами шрамов на ее спине.

- Прости, если я когда-то обидел тебя.

Алира развернулась к нему лицом и окинула сгорающим от страсти взглядом. Слава не торопился приступить к брачной ночи. Он впитывал каждое ее прикосновение. Алира задрожала и крепко прижалась к нему всем телом. Слава почувствовал эту дрожь.

- Тебе страшно?

Алира прикрыла глаза и ответила:

-Меня пробирает дрожь совсем не от страха. И мне придется стукнуть тебя, если ты не поторопишься.

-О! Не думал, что ты такая нетерпеливая.

- О, а я начинаю думать, что горячим ты бываешь только на ринге.

Слава выгнул бровь.

-Это удар ниже пояса.

- Думаю, тебе пора меня наказать.

Слава подхватил супругу и подбросил на кровать.

Пролетев метра три, Алира приземлилась на мягкий матрас и округлила глаза.

- Так высоко я еще не летала.

Слава сбросил с себя рубашку и стал приближаться к «супружескому ложе».

- Сейчас ты взлетишь до самых небес, и с этих пор будешь летать очень, очень часто…

Свадьба состоялась ровно через год и два месяца. Компания «Алира-Тревел» приобрела самолет. Теперь Алира и Слава, несколько раз в год, могли позволить себе путешествия по миру, наслаждались, местными традициями, архитектурой и природными дарами. Правда, некоторые развлечения они переносили на темное время суток. Потому как Слава не был готов шокировать публику. Еще четыре года ушло на уговоры завести ребенка. В день, когда на свет появилась абсолютно здоровая двойня, Первым делом молодые родители поинтересовались физическим состоянием детей. Но когда врач заверил их, что с детьми все в порядке, и никаких отклонений у них не наблюдается, Слава единственный раз, пролил слезу, держа на руках маленькую, темноволосую, синеглазую девочку в одной руке, и светленького, сероглазого мальчика в другой. С малышами, помогал нянчиться дедушка, отец Славы. Характером, девочка очень походила на отца, и он не мог не признать, что она не уступает по красоте своей матери. Мальчик же унаследовал мягкий характер своей матери ровно, как и внешние черты лица. В будущем, отец пообещал научить своего сына все тем качествам, которые требовались настоящему мужчине.

Ярослав уложил детей спать и вернулся к Алире с хмурым лицом.

- Как мы объясним им, что я не такой как все?

Алира улыбнулась, на ее щеках заиграли ямочки.

-Они поймут, и будут гордиться тобой!

Слава коснулся ее лица, и прикрыв от удовольствия глаза произнес:

- Я самый счастливый человек на земле. Не каждому позволено любить ангела, и знать что ангел, любит тебя в ответ...

Конец.



home | my bookshelf | | История одного ангела (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу