Book: Эдельвейс



Эдельвейс

Анастасия Юшина

Эдельвейс



Аннотация

Мы живем и не задумываемся о том, что может с нами произойти, и, что может кардинально изменить жизнь без нашего согласия. Но если это судьба, то вправе ли она так поступать? Отчасти, да. Так и жила Аника, ничего не подозревая и мечтая о светлом безмятежном будущем. Но одна необычная встреча поздним вечером изменит ее жизнь и перевернет представления о мире. Аника не просто девушка, она - Жрица вампиров, носитель гена ягуара. Сможет ли она остановить многовековую войну среди вампиров? Хватит ли сил простить предательства, и на что пойдет, ради спасения любви? Сможет ли любовь заставить ее наплевать на предназначение и развязать новую войну? Узнаете сами.



ГЛАВА 1

«Аника!.. Будь со мной... И это сразу всё закончится...Останься...Прошу тебя...Прости меня.»

Я проснулась от очередного кошмара, весь лоб был в испарине. Привстав с кровати, я схватилась руками за голову, чтобы унять разрывающую её боль. В голове звучал приятный, нежный, знакомый и в то же время чужой голос: «...Прости меня...» Эти два слова эхом отдавались у меня в мозгу, придавая новые оттенки боли. Продолжая сидеть на огромной кровати и укутавшись в шелковые простыни, я поправила длинные светлые волосы и еще минут пять нежилась в постели, пытаясь выйти из пелены сна. Окончательно придя в нормальное состояние, заметила, что за окном уже царит солнце.

Встав с кровати, я направилась в ванную, умылась, завязала золотистые волосы в высокий хвост и нанесла легкий макияж. Шагнув за порог ванной, в комнате почувствовался дивный аромат с кухни.

- Это мама что- то вкусненькое приготовила! –вслух воскликнула сама себе.

Спускаясь по винтовой лестнице через ступень, я словно котенок шла на запах. Как только влетела в кухню, увидела на столе огромную стопку испеченных блинов, залитых вареньем.

- Доброе утро, Аника, - сказала нежно мама.

- Доброе, – ответила я, улыбнувшись

- Какие планы на день?

- Я собираюсь на тренировку вместе с Максом, но сначала мы хотели зайти в кафе, – ответила, садясь за стол.

Как всегда, за завтраком мама смотрела очередной выпуск новостей по плазме, а я проверяла социальные сети. Быстро проглотив блинчики, решила заварить чай. Мой любимый чай с лесными ягодами закончился, и пришлось варить кофе.

Я поднялась в комнату, чтобы собраться. В этот момент мне пришла очередная смс от Макса: «У тебя 20 минут. Я почти в кафе». Он был очень пунктуальным и правильным, и иногда это выводило из себя, всегда хотелось подшутить над ним, что не плохо у меня получалось. И это, как ни странно, ему нравилось. Не теряя времени, надела любимые джинсовые шорты и белую майку, взяла сумку для тренировки и спустилась вниз. Макс всегда смеялся над ней, по его словам «она просто огромная! ...», и он с легкостью мог сам туда залезть вместе со своим рюкзаком. Но она не была большой. Там лежали только необходимые вещи: сменка для тренировки, косметичка, полотенце и маленький фен - и всего то ничего. Уходя, поцеловала маму в щечку и сказала:

- Буду вечером часов в восемь, попробую не задерживаться.

- Передай Максу, - ответила мама с ухмылкой на лице,- если ты задержишься, спрос будет с него.

- Непременно, мам. Не переживай.

Кафе, в котором мы встречаемся, находится на соседней улице минутах в семи пешком. Первый раз, когда мне было лет пять, в «Желтый тюльпан», так называется кафе, меня с Максом привели наши родители. Очень красивое и необычное название для такого заведения. Единственное, что оправдывает его наименование, это тюльпаны разных видов и цветов, которые хозяин дядя Пит высаживает каждой весною. Все цветы в клумбах представляют свою отдельную композицию, и дополняет эту красоту маленький фонтанчик, который в дикую жару орошает дорожку, ведущую в кафе. Здесь можно встретить людей разного возраста: от малышей до пожилых. И еще, главный плюс заведения - стены кафе полностью стеклянные, и здесь очень хорошо готовят.

Зайдя в кафе, я увидела своего друга, сидевшего за вторым столиком у окна.

- Ты опоздала на четыре минуты, – нахмурив левую бровь и резко посмотрев на часы, произнес Макс.

- Не будь занудой, четыре минуты - это не так уж и много, - оправдываясь, сказала и присела напротив него.

- Будешь что- нибудь? - спросил Макс.

- Нет, спасибо, я сыта, - ответила, смотря в окно на суетившихся людей и машин.

- А я голоден, еще не завтракал, сейчас закажу куриные крылышки и ...- он прервался, посмотрел на меня и удивленно спросил:

- Ты ждешь кого- то?

- Нет, – ответила непринужденно и поняла, что всё это время разглядывала молодую пару, фотографирующуюся около фонтанчика. – От такого яркого солнца твои черные волосы так красиво блестят, прям слепят меня, - посмеиваясь, сказала.

- Кстати, стесняюсь спросить, чем это ты их намазал?

От моего вопроса Макс не мог сдержать смеха, он игриво блеснул глазами, крутанул головой так, что волосы действительно стали переливаться от лучей, и продолжая смеяться, ответил:

- Да я просто голову помыл, а если б я еще и кондиционером помазал волосы, то ты бы точно ослепла.

Я тоже не смогла сдержаться и засмеялась. Конечно, может Макс и помыл голову, но уж кондиционером бы не мазал, он не такой, не не, я то его знаю.

Еще минут тридцать я сидела напротив него и смотрела в бездонные серые глаза, думая о том, сколько лет мы уже дружим, а именно с рождения, тогда можно смело сказать, что мы издеваемся друг над другом семнадцать лет. Сколько себя помню, мы почти всегда и везде были вместе: детский садик, школа (мы даже сидим за одной партой весь школьный курс), танцы, вечеринки, походы, тренировки. Раньше в школе нас всегда почему- то считали братом и сестрой, хотя внешне мы похожи, как еж на слона. Макс – высокий, мускулистый, крепкий парень с короткими черными волосами, почти полностью состриженными по бокам, но чуть длиннее сверху, что придавало им форму ежика, с большими серыми глазами, в которых, казалось, можно было утонуть, с резкими чертами лица и прямым носом - был одним из самых красивых парней в школе. Все девчонки всегда хотели добиться его расположения, но у них не получалось, и они мне завидовали, еще как завидовали. Хотя в принципе зависти быть не должно, так как наши отношения не более, чем брат – сестра. У них странная логика, если парень не твой биологический брат, носит твою сумку в школе, всегда рядом и вместе на вечеринках, то это непременно твой бойфренд. Что касается меня, то я - ростом ниже Макса на десять сантиметров, подкаченная, благодаря упорным тренировкам, зеленоглазая блондинка с курносым носиком. Правда вот цвет глаз был не обычным зеленым, как у других людей, а изумрудно- зеленым. Поначалу одноклассники думали, что я ношу линзы, но это не так. Мама говорит, я родилась с такими, видимо, они достались мне от папы. Единственное сходство между мной и Максом – очень светлая, почти бледная кожа.

Наконец, мы отправились на тренировку. Путь от «Желтого тюльпана» до спортзала занимал около получаса пешком. Я даже не помню, чтобы мы ездили туда на автобусе. Спортзал находился на краю городского парка, но чтоб до него дойти, нужно было пересечь три длинные улицы, которые Макс ласково называл «монстрами шоппинга», затем пройти мимо заброшенного старого дома, который от сильного ветра мог рухнуть, как карточный домик.

Следующие три с половиной часа мы провели на тренировке по джиу- джитсу, где изучаем приемы рукопашного боя японских самураев. За десять лет упорного труда мы стали достойными соперниками. А в течение последнего года наш тренер Сио Лянь всегда ставит нас в пару вместе, хотя до этого мы меняли партнеров. Это объясняется тем, что наша сила, особенно когда нам исполнилось по семнадцать лет, увеличилась примерно во столько раз, сколько лет до этого мы тренировались, и тренер не желал рисковать другими «самураями». На соревнованиях мы были достойными соперниками и выигрывали по договоренности, поддававшись друг другу.

Обычно после тренировки мы принимали душ, но у меня на это уходило больше времени, и поэтому моему «самураю» приходилось ждать меня. Макс всегда бесился, когда его так называла, а мне так нравится, когда он злится, не могу не подколоть его. За это он меня тоже не оставил без прозвища, называл цыпленком. Вот так иронично: самурай и цыпленок. При этой мысли я всегда улыбалась.

Мы вышли из спортзала, на улицу уже опустились сумерки. На окраине парка было темно, так как фонари горели только в его центральной части. Проходя по аллеям, в глубине которых раздавались жуткие звуки, похожие то на чей то рев, то просто на гул ветра, мы не испытывали страха, так как самурай с цыпленком вдвоем могучая сила, ну если конечно цыпленок случайно не обделается в штаны, да еще и не замажет кимоно самурая.

И вот, когда мы повернули на последнюю аллею парка, нам навстречу вышла шумная компания из трех парней, похоже пьяных, чему способствовало плавное покачивание этой кучки из одной стороны в другую. Я немного встревожилась и вздрогнула.

- Не бойся, они нам ничего не сделают, – хмыкнул Макс, - даже если попытаются, то у них ничего не получится. – и улыбнулся, смотря мне в глаза.

От его слов мне как будто стало спокойнее. Странно, но я никогда не боялась таких компаний, наоборот иногда хотела им надрать задницу. Но что- то внутри вызвало жуткую тревогу.

- Обещай мне, - почти прошептала я неуверенным голосом, - что ты не будешь их трогать, несмотря ни на что, чтобы они не сказали.

Они всё приближались, и, когда расстояние между нами стало примерно десять шагов, компания резко свернула вправо и скрылась в глубине аллеи.

- Вот видишь, а ты боялась, - с непонятным восторгом воскликнул Макс, - они просто испугались моего грозного вида! – и засмеялся.

Я посмотрела на него и слегка улыбнулась. Цыплячий мозг в шоке начал анализировать: да что со мной такое. Аника, возьми себя в руки. Это ж всего лишь пьяные парни, и они ушли.

- Спустись с небес, они скорее испугались моего жалкого вида, чем твоего величия – произнесла я с усмешкой, стараясь не выдавать свою тревогу.

Но всё равно это чувство не оставляло меня. Я никогда такого не испытывала. Будто что- то внутри заставляло мои мышцы дрожать, а сердце биться, как бешеное, когда, казалось, в нем торчал раскаленный гвоздь, и оно могло тут же остановиться. Макс обнял меня и, как будто прочитав мои чувства, сказал:

- Аника, ты чего? Ты вся дрожишь.

Но я ничего ответить не смогла, просто посмотрела в его серые глаза, прижалась к нему и улыбнулась. Тревога вроде ослабла, но, поворачивая в другую часть аллеи, она снова появилась. Я остановилась и огляделась.

- Да что с тобой сегодня? Ты пугаешь меня, цыпленок! - вскрикнул Макс.

- Тсс...Тихо... - сказала я ему. – Слышишь, вон там в кустах...

- Нет, Аника, я ничего не слышу, пойдем! – быстро и гневной интонацией произнес друг и прижал меня сильнее. Мы ускорили шаг.

Они появились из гущи аллеи, их было четверо. Но это не та компания, которую мы встретили ранее, силуэты намного выше и не качались из стороны в сторону. Они приближались, но потом остановились. Мы с Максом застыли на месте, и я почувствовала, как его рука прижимает меня еще сильней. Разглядеть их было трудно в темноте.

- Так- так...Кого я вижу, - произнес один из силуэтов ужасным голосом, режущим слух. - Молодая девушка, одна, посреди темного парка, - продолжал он, приближаясь.

- Она не одна! - крикнул грубо Макс.

- Молчи! - шепнула я ему, чувствуя, что мое сердце давно уже прохлаждается в пятках.

- Разве ты не знаешь, Аника, что в такое сумеречное время, что угодно может произойти с такой милой, светловолосой, зеленоглазой девушкой, - сказал другой силуэт еще более противным и скрипучим голосом.

Что? Откуда они знали меня, как смогли увидеть, что я светловолосая и зеленоглазая, ведь на улице сплошная темнота.

- Кто вы такие? И что вам от нас надо? - резким и вызывающим тоном спросил Макс.

- От тебя нам ничего не надо, а вот Анике придется пойти с нами, - с ухмылкой ответил третий силуэт.

- Мы всё про тебя знаем, милая наша, – произнес первый силуэт размеренным и ужасным голосом.

И они стали приближаться, и по мере их наступления удалось разглядеть, что силуэты были одеты в темные накидки, похожие на плащи.

Макс встал впереди меня, полностью загородив своим телом, и мы начали потихоньку отходить назад.

- Не бойся... - взволнованным голосом прошептал Макс и крепко сжал мою руку. От его слов сердце еще больше сковало холодом. Мне было жутко от того, что они другие, не похожие на простых пьяных или просто шумных парней.

И когда до нас оставалось примерно пять шагов, словно из неоткуда появились он и она, преградив путь силуэтов к нам. Они будто спустились с неба. От них веяло знакомым запахом. И, как ни странно, мое сердце вернулось в грудную клетку. Мужчина обернулся, посмотрел мне прямо в глаза и сказал:

- Все будет хорошо. Беги домой, Аника.

Этот взгляд пронзил насквозь, я не могла пошевелиться. Взглянув в его глаза, почувствовала себя абсолютно спокойной, как будто ничего и не случилось.

Не теряя ни секунды, мы с Максом побежали из парка. Неслись так быстро, что у меня звенело в ушах. Позади нас были слышны ужасающие рыки и крики. Возможно, началась схватка с силуэтами. Мы всё бежали и бежали, даже не обмолвившись и словом. Глаза Макса были переполнены ужасом, мне даже показалось, что они стали на оттенок темнее.

- Что это было?!Кто они?! - испуганно и удивленно спросил Макс, глядя в ту сторону, откуда мы бежали.

- Я не знаю...Но нам повезло, - сказала я каким- то не своим голосом.

- Давай по домам, - добавил друг, - и обязательно позвони как дойдешь. Я буду ждать!

Он обнял меня, но я не смогла вымолвить ни слова в ответ и лишь кивнула. Я бежала по улице минут пять, но страха не чувствовала. Внутри меня были только вопросы, которые заставляли дрожать сердце.

Я вбежала в дом, закрыла за собой дверь и включила свет. Бросила сумку в прихожей и сразу стала набирать номер Макса. И тут я заметила семь пропущенных вызовов от мамы. Сообщив Максу, что у меня все хорошо, прошла на кухню.

- Мам...я дома, - крикнула, но, похоже, её не было.

На столе я заметила записку от мамы, в которой говорилось, что её срочно вызвали по работе в другой город, и, что она мне звонила, и я не соизволила взять трубку. Я стала звонить ей, но номер был не доступен.

Я поднялась в свою комнату и села на кровать. В голове стояли только светящиеся фиолетовые глаза и спокойный нежный голос. Я даже не смогла себе объяснить, что со мной сегодня произошло.

Кто были эти силуэты?! Откуда они меня знают?! Что им нужно от меня?! Что было бы с нами, если не появились он и она?! И кто они тоже такие, что защитили нас?! Эти вопросы не выходили из головы, и ответов на них не было. Я сидела и думала об исходе схватки, ведь силуэтов было больше, и при одной мысли, что что- то пошло не так, мне становилось еще хуже. И вообще, почему я переживала за них, хоть они и спасли нас - это еще не значит, что мы должны им быть благодарными, вдруг у них свои счеты с силуэтами. И все- таки они спасли нас, это был факт. Но зачем?! Опять вопрос без ответа.

Немного придя в себя, я приняла душ, спустилась вниз на кухню и съела приготовленный мамой ужин. За трапезой набрала номер Макса. Он рассказал, что звонили родители и спросили, все ли у него хорошо и пообещали скоро приехать. Он ничего им не стал говорить о том, что с нами произошло.

Родители Макса уехали, когда ему было четырнадцать лет. Феликс и Ева оставили его на бабушку. И с тех пор он их видел раз в год, когда те приезжали на пару деньков и то по своим делам. По словам моей мамы, Феликс и Ева были замечательными родителями и лучшими нашими друзьями. Мою маму сложно переубедить, но я не понимаю, как родители могут бросить ребенка ради какого- то бизнеса. Конечно, они стали очень успешными бизнесменами, Макс ни в чем не нуждался: с бабушкой он жил в огромном трёхэтажном особняке, носил дорогую одежду от лучших модельеров, обладал одним из дорогих и очень крутых спортивных мотоциклов Suzuki Biplane. В общем, Уоллисы занимали третье место в Топ- 10 самых богатых семей Санкт- Петербурга. Николсоны, моя семья, мама и я, завершали эту десятку. Моя мама, Николь, работает риелтором, одним из самых известных во всей России, поэтому если ее вдруг вызывают даже ночью на работу, то я не удивляюсь. Наш дом был поскромнее, чем дом Уоллисов: двухэтажный, уютный, с небольшой беседкой во дворе, один из лучших домов, с которым работала Николь. Папу своего я не помню, мама говорит, что он погиб в автокатастрофе, когда мне был годик. Красота мне досталась от мамы, а вот элегантность, гордость и, конечно же, изумрудно- зеленые глаза от папы. Как ни странно, фотографий его у нас не осталось. Сразу после трагедии мы переехали из многоэтажки в наш дом, не взяв никаких вещей. Видимо, маме больно вспоминать тот роковой день.

Еще минут пять пообсуждав с Максом необычную встречу, мы пришли к общему выводу, что завтра не пойдем на тренировку.



После разговора я поднялась к себе и прыгнула под шелковые простыни. Все это время в голове стояли фиолетовые глаза и одни и те же вопросы. Так хотелось получить ответы на всё, но, видимо, это дело времени. Поворочавшись в кровати, так и не найдя никакой связи и смысла, решила отложить размышления на завтра.



ГЛАВА 2

Я проснулась от стука в окно, часы показывали шесть утра. Поднявшись с кровати, я немного испугалась, в голове сразу промелькнули силуэты. Взяв себя в руки, подошла к окну, отдернула темно- синюю занавеску и с облегчением выдохнула. На подоконнике сидела моя гарпия и ждала, когда я ее впущу обратно.

- Маленькая моя, где тебя носило? – спросила, впуская мою птицу в комнату. - Тебя не было два дня. Я стала волноваться.

Гарпия села на спинку кровати и внимательно смотрела мне в глаза. Я подошла и стала гладить ее и обсматривать на наличие травм или повреждений. Гарпия была единственным моим домашним питомцем, которая не боялась меня и, как ни странно, даже понимала. Она была просто огромной, но учитывая ее годовалый возраст и большой размер птиц гарпий, она ничем не отличалась от своих сородичей. Длина тела птицы достигала девяносто пять сантиметров при весе около семи килограммов, размах крыльев - почти два метра. Окрас гарпии удивительный: цвет грудки и перьев на крыльях в верхней части тёмно- серые. Снизу тело покрыто белоснежными мягкими перьями, а вот бёдра, будто в мелкую редкую крапинку, издалека напоминающую мелкую рябь. На голове у моей красавицы светло- коричневые перья, такого же цвета её клюв, а на жёлтых ногах имеются очень мощные когти. На затылке у моей гарпии есть длинные перья, когда она злится или начинает вредничать, перья поднимаются, образуя капюшон. И иногда это выглядит несколько устрашающе. Отучить ее сидеть у меня на плечах так и не увенчалось успехом. И поэтому иногда оставались большие царапины от мощных когтей, но они быстро заживали. Я за это на нее не сердилась, я ее очень люблю, думаю, и она меня.

Гарпию мне подарили на очередной день рождения, а именно на семнадцатилетие. В детстве всегда хотелось иметь домашнего питомца, который играл бы со мной, спал рядом в кровати. Но все котята и собаки меня боялись, при одном моем виде они начинали жалобно мяукать и скулить. Это казалось очень странным. У всех были питомцы, даже у Макса был доберман по кличке Шелл, который тоже не очень то хотел со мной играть и терпел мое присутствие. И от этого я сильно расстраивалась. На день рождения дарили много подарков, но исполнить мою мечту никому не удавалось. Каждый год пятого июля я получала загадочный подарок без адресата. Это был огромный букет эдельвейсов. Я даже не имела представления и до сих пор не знаю, кто мне его присылал. В букете была маленькая карточка, на которой красивым почерком было написано: «Анике». И каждый год этот букет был лучшим подарков из всех. На семнадцатилетие я получила вместе с букетом маленькую коробку с дырками в крышке. К коробке была прикреплена записка, в которой тем же красивым почерком было написано: «Дорогая Аника! В этой коробке находится то, что исполнит твое сокровенное желание. Обращайся с ней, как с собой, ведь вы одной природы. И помни, не лишай ее воли, не плени ее, не давай клички.» Я быстро открыла подарок и увидела там маленького белоснежного птенчика. Моей радости не было предела. В ее маленьких глазах не видела страха, а только любопытство. С тех пор мы всегда вместе.

Естественно, в клетке гарпию я не держу. Она летает везде, но возвращается всегда домой. Когда она была маленькой, я пыталась обучить ее всему, чему только можно было: приносить мне любые предметы, притворяться мертвой, но отучить сидеть на плече никак не смогла. Вот такой необычный питомец живет дома.

Осмотрев мою гарпию и убедившись, что она не поранена, учуяла ее запах, и он что- то напомнил. От осознания, что это за запах, у меня похолодело внутри.

- Неужели... Не может быть, – тихим голосом сказала гарпии.

Запах букета эдельвейсов.

- Ну конечно, как я сразу не вспомнила...

Вся цепочка выстроилась в голове. Загадочный подарок, он и она, гарпия - всё их объединяет аромат эдельвейса. Получается, те, кто меня спасли, уже семнадцать лет присылают букет цветов. И гарпия... Они ее тоже подарили.

- Это немыслимо, – сказала я сама себе.

Я погладила свою птицу и пригласила сесть мне на плечо. Сразу почувствовала когти и не вздрогнула от боли, ведь моя красавица, которую я люблю, не может навредить. Меня окутал ее аромат. Раньше этого я не особо замечала, ведь от гарпии пахло чем- то родным, до боли знакомым. Теперь знаю чем, эдельвейсами.

Я взяла телефон, чтобы позвонить Максу и сообщить о той связи, которую удалось установить. Но тут я почувствовала, что гарпия сильней сдавила плечо, оттолкнулась и вылетела в окно. В голове как будто услышала то, что хотела мне сказать птица: «Не стоит этого делать». Это очень странно, но когда я думала или говорила в присутствии гарпии о Максе, она сразу улетала. Он ей не нравился. Она была, наверное, единственной в мире, кому Макс не мог нравиться.

Я положила телефон обратно, и подумала, что пока ничего не буду ему рассказывать. Не знаю почему, но гарпия права. Мне не хотелось, чтобы Макс попал в беду. Ведь силуэтам нужна была я, и нас спасли он и она, которые дарили мне цветы. Всё очень сложно.

Прозвенел будильник, семь часов утра. Сегодня понедельник, нужно идти в школу. Умывшись, стала наносить макияж и выпрямлять волосы. Приведя себя в порядок, я еще минут десять смотрела в шкаф, размышляя над тем, в чем пойти сегодня. С этой проблемой сталкивалась каждое утро. И иногда решить её мне помогала гарпия. Она доставала клювом вещи из огромного шкафа, и я в очередной раз убеждала себя, что у нее вкус лучше. Но сегодня птица обиделась, и пришлось довериться своей голове. Я надела сарафан нежно- голубого цвета с длинными шелковыми рукавами, подобрала сумку и обувь под цвет платью и спустилась завтракать.

Выпив чашку кофе, позвонила маме и сообщила, что всё в порядке. Выходя из дома, покрутилась вокруг зеркала и заметила:

- Да... Всё- таки вкус у меня есть. Можно смело довериться себе, и выбирать платье на выпускной, – сказала своему отражению в зеркале и вышла во двор.

С Максом мы встретились на пороге школы.

- Привет, цыпленок.

- Привет.

- Ты сегодня классно выглядишь, – сказал Макс и обнял меня.

- Спасибо, ты тоже ничего.

- Что будешь делать сегодня вечером? Может в кафе сходим? – спросил Макс и более тихим тоном добавил, - Не сидеть же нам дома и бояться каждого шороха.

- Макс, я сегодня планировала идти по магазинам и выбрать платье на выпускной.

- Вот и отлично, пойдем вместе. Тебе ж нужен советчик.

- Нет, извини, но я хочу идти одна. А потом ты оценишь мой наряд. – Я положила руку ему на плечо и посмотрела в глаза.

Он немного подумал и кивнул, давая понять, что согласен. Но я заметила, что Макс погрустнел, мимика лица была такая, будто у ребенка отняли рожок мороженого. Мы вошли в школу под оглушающий звук звонка, сообщающий всем ученикам, что урок начинается.

Уроки прошли как обычно скучно. Подходил конец учебного года, и учителя не сильно давили на нас. Ведь это последние дни в школе, и они хотели, чтоб у учеников остались лучшие впечатления. Учителя стали добрее, не задавали домашней работы, а если и задавали, то совсем чуть- чуть. На уроках мы вспоминали наши школьные годы, обсуждали с преподавателями как выросли, как поумнели или как отупели.

Раньше в школу ходить не хотелось, но теперь туда прям тянуло, как магнитом. Только в выпускном классе понимаешь, что не хочется уходить из школы и замечаешь, как ты привязался к одноклассникам и учителям.

Так прошли очередные пять уроков, и, попрощавшись с Максом, я отправилась по магазинам. Идя по тротуару и разглядывая красивые клумбы, здания, вдыхая прохладный и свежий воздух, я даже не представляла, какое именно платье хочу. Все одноклассницы заранее обдумывали свой наряд, рисовали эскизы и даже шили на заказ. Но я не они, и не смотря на наше с мамой финансовое благополучие, старалась выбирать не слишком дорогие вещи.

Пройдя по Московскому проспекту, зашла в первый попавшийся магазин вечерних платьев. У прилавка меня встретила молодая симпатичная женщина с улыбкой до ушей, обнажая свои белоснежные ровные зубы. Если б продавцам платили за их улыбки, а не за прибыль от продаж, то это женщина получала бы самую большую зарплату. Быстро отразив шквал вопросов, направилась к рядам платьев. Зал магазина, где располагались наряды, был просто огромным. Я даже не ожидала такого увидеть. У меня зарябило в глазах от количества вещей. Осознав, какую ошибку я совершила, отказавшись от помощи продавца, собралась это исправить. И как только обернулась, чтобы позвать женщину, она уже стояла у меня за спиной и улыбалась.

- Вам помочь? – спросила она, давая понять, что одна я не справлюсь.

- Будьте так любезны, – ответила и слегка улыбнулась.

И тут началось.

- Какое платье вы хотите? На выпускной ищете? Какая длина, цвет, фасон... - тараторила продавец, всматриваясь мне в глаза.

Я быстро перебила ее, коротко отвечая:

- Да, ищу на выпускной, но какое именно хочу, не знаю. Надеюсь на вашу помощь.

За час, проведенный в этом магазине, я перемерила двадцать платьев. Все наряды мне не нравились, то цвет не подходил, то фасон. Энергии продавца можно только позавидовать. Она носилась по залу с охапкой платьев, заваливая меня ими и заставляя мерить еще и еще. Окончательно утомившись от процесса сними- одень, продавец вежливо предложила отдохнуть и выпить чашку кофе.

Сидя в удобном кожаном кресле и допивая кофе, я краем глаза заметила на витрине магазина два великолепных платья. Такое зрелище видела только в модных журналах. Платья, одетые на манекены были сшиты из шелка. Одно платье было небесно- голубого цвета без бретелей, корсет расшит камнями в тон платью, вырез на спине достигал поясницы, а немного пышный подол имел шлейф. Другое платье имело нежно- сиреневый оттенок, напоминавший только что распустившуюся лаванду. Корсет на груди имел смелый вырез до пупка, спина была полностью открытой, и всему этому изяществу легкий шарм придавала шелковая юбка платья, нежно спускающаяся с бедер манекена.

Быстро вскочив с кресла и онемев от увиденного, я неуверенно подошла к витрине. Чтобы проверить, что это не сон, решила потрогать эти платья. Шелк был таким нежным и холодным, что от полученного удовольствия закрыла глаза и представила себя на балу в огромном сказочном дворце в этих нарядах, поочередно сменяющих друг друга. Из фантазий меня вернул настороженный голос девушки.

- Гм... Ну что, вы готовы продолжить примерку?

- Да, но почему вы мне не предлагаете эти платья? – и жестом руки указала ей на витрину.

- Извините, но... - продавец замялась на несколько секунд, - эти платья слишком дорогие, и я боюсь, что они вам ...

- Что? Не по карману? Вы это хотели сказать?!

- Нет, то есть да, – стала мямлить девушка, отводя взгляд в сторону.

- Да откуда вы знаете, сколько у меня денег? Вы вообще знаете, кто я такая? – подступивший комок гнева просто разрывал изнутри. Казалось, что кровь по венам побежала в три раза быстрее. Глаза от злости стало щипать, как будто в них попала тушь. Мне просто хотелось нахамить ей и даже ударить за то, что она обо мне подумала. То есть я, зайдя в один из самых дорогих бутиков, не знаю, сколько стоят эти платья? Да что она о себе возомнила?

- Прошу прощения, но если вы хотите, я сейчас же принесу их вам померить.

Продавец подняла свои глаза на меня, и в них я заметила удивление и ужас одновременно.

- Что? – спросила я, не сбавляя раздраженного голоса.

- Ваши глаза....Они....

- Что мои глаза? – и быстрым шагом зашагала в большую примерочную с зеркалом во всю стену.

- Они стали... желтыми, – неуверенно произнесла продавец и направилась за мной в примерочную.

От увиденного я и в правду обалдела. Они действительно стали желтыми, такими желтыми, как одуванчики. И тут я заметила, что глаза до сих пор жжет. Быстро закрыла их и стала тереть кулаками. Спустя минуту, открыв их и снова взглянув на себя в зеркало, увидела, что они такие же, как и были раньше, изумрудно- зеленые. Я посмотрела в зеркало на девушку, которая в недоумении не отрывала взгляда. Гнев и злость, которые я испытывала по отношению к ней, куда- то испарились. Внутри осталось лишь недоумение от произошедшего и чувство вины за свое поведение.

- Извините меня за мое поведение. Просто я не люблю, когда меня... - говорила я спокойным голосом, и тут меня перебили.

- Ничего страшного, это моя вина. Я должна была вам предложить всё, что у нас есть, – извиняющимся тихим тоном произнесла она.

В глазах девушки я увидела покорность, а задорность, с которой она приносила платья, исчезла.

- Вам дать померить те платья? – быстро и официально отрезала продавец.

Немного подумав с ответом, я посмотрела вновь на свое отражение, а именно в глаза и, убедившись, что они не поменяли цвет, ответила:

- Будьте так любезны.

Через пару минут девушка уже стояла передо мной с платьями в руках.

- С какого начнем?

- Не знаю, давайте... с сиреневого.

Я стояла на подиуме и смотрела в глаза незнакомки. Этой леди платье подходило просто идеально. Клинообразный вырез на груди аккуратно подчеркивал маленькие груди, а смело открытая спина показывала всеобщему обозрению ямочки на пояснице. Подол под грузом плотного шелка ниспадал вниз. Покрутившись перед зеркалом, я просто не верила своим глазам, и от шока все слова застряли глубоко в груди.

- Вы восхитительны в этом платье, оно просто сшито для вас! – бегая вокруг и сведя ладони вместе, лепетала продавец.

Я повернулась и посмотрела на девушку.

- Правда? Вы так думаете? – с недоверием спросила я и еще раз крутанулась.

Повертевшись и оглядев себя, почувствовала знакомый запах. Я вдохнула и сразу узнала. О, Боже. Эдельвейсы.

- Правда, правда! – Донеслось из другой стороны зала. Этот голос заставил мое тело вздрогнуть. Он был холодным, дерзким и, в то же время, игривым и нежным. Мурашки пробежали по голой спине. Голос был не знаком.

Я стала крутиться на все триста шестьдесят градусов в поиске источника этого голоса и прокладки пути спасения. И тут я увидела его. Он сидел в кожаном кресле и смотрел на меня прожигающим восторженным взглядом. Такого красивого парня я не видела никогда: иссиня- черные волосы, спускающиеся на могучие плечи, ярко голубые глаза, которые своим холодом могли заморозить весь магазин, прямой нос, узкие скулы – всё говорило о его неземном происхождении. Прекрасный черный костюм, идеально сидевший на нем, белоснежная рубашка, расстегнутая на верхние две пуговицы, подчеркивали упругое тело и придавали дерзкий вид.

Зацепившись за подол, я почувствовала, что падаю и быстро зажмурила глаза, но приземления не произошло. Меня поймали чьи- то холодные и сильные руки. От этого прикосновения мурашки махом пропали. Я поймала себя на мысли, что нежнее рук не чувствовала. Нерешительно приоткрыв сначала правый, а потом левый глаз, утонула в бездонном и пронзительном взгляде. Расстояние между нашими головами было такое, что слышала его прерывистое дыхание у себя на щеке.

- Всё в порядке, драгоценная моя?

Я выскочила из крепких объятий и уставилась на парня. На его лице пробежала легкая усмешка. Он поправил подол платья и вновь взглянул на меня. Я стояла как вкопанная, просто заколдованная его шармом. Мой рассудок взял отпуск без содержания и отключился на минуту. Нет бы узнать, кто он такой и что ему надо, я просто стояла напротив и ждала, чтобы он еще разок прикоснулся. Видимо, заметив мое глупое поведение, он сказал:

- Мое имя Дэниэль. – Улыбнулся и нежно взял кисть, чтоб поцеловать.

Не понимая, что он собирается делать, я быстро отдернула руку. На лице парня прочиталось удивление и появилась насмешливая улыбка. Он скрестил руки на груди и, не отрывая взгляда, следил за мною.

- Я...Я...Меня зовут...

- Аника, я знаю.

- Интересно, и откуда ты меня знаешь? – начиная сердиться, спросила я.

- Всему своё время, дорогая.

Внутри стал разрастаться шар гнева, и казалось, что он вот- вот лопнет. Я чувствовала на себе пристальный взгляд Дэниэля, и от этого становилось еще более неудобней. Что он пялится на меня?! Я отвернулась к зеркалу, и как ни в чем не бывало, стала вновь смотреть на незнакомку, щупая холодный шелк. Глаза стало щипать. Они пожелтели. Как и почему это опять произошло, объяснить я это не могла. Разве у нормального человека просто так глаза меняют цвет?! Наверное, нет. И еще это странное чувство гнева и злости. Раньше такого не было, я не срывалась на людей из- за какого- то пустяка. Всё это очень странно.

Этот Дэниэль, ведь он что- то знает, и нужно узнать, что именно. Я повернулась к нему, чтобы спросить всё, что в голове скопилось за это время, но его уже не было. Он же только что был здесь. Куда он делся?! Может это и к лучшему, подумала я и решила быстро смыться из магазина. Я быстро стала снимать платье. Посмотрев на ценник, просто опешила от удивления. Сколько?! Пять тысяч долларов. Обалдеть! Девушка была права, это слишком дорого. Зачем покупать такое дорогое платье, чтобы одеть на один раз?! Это как- то не разумно. Пожалев о том, что его померила, посмотрела в зеркало на свое обычное отражение и в изумлении заметила, что глаза стали голубыми. Не долго думая, стала тереть их кулаками, но ничего не изменилось. Я быстро вышла из примерочной и врезалась в кого- то. Это был Дэниэль. Он осмотрел меня с ног до головы и с непонятным восторгом уставился в глаза.



- Ты чем- то расстроена?

В ответ я лишь помотала головой.

- Аника, врать не хорошо. Твои глаза все сказали за тебя. Разве ты не слышала, что глаза – это зеркало души человека?

Я только хотела сказать, что какая ему разница расстроена или нет, как за спиной услышала радостный голос продавца.

- Вы берете это платье?

Не успев ответить нет, я услышала голос парня.

- Да, мы берем. Разве вы не видите, как это платье подходит этой молодой девушке? – спросил Дэниэль и достал кредитку.

- Мы?!Берем?! - спросила я, но никто не удостоил меня ответа.

- Конечно оно ей подходит! – залепетала продавец, и быстро схватив кредитку, побежала с платьем к кассе оформлять покупку.

- Я не возьму это платье. Оно слишком ... - я не успела договорить до конца, так как Дэниэль прижал свой палец к моим губам.

- Настоящие королевы должны носить королевские наряды, – нежно произнес парень и улыбнулся, обнажая свои белоснежные ровные зубы.

- Я не могу принять такой дорогой подарок. Дайте хотя бы номер кредитки, я вам вышлю деньги.

- Не стоит делать это сейчас. И я думаю, что ты не считаешь, что деньги играют важную роль? Ты можешь расплатиться по- другому.

О, Боже. О чем он подумал?! Какой ужас, он что считает, что за платье я к нему в постель прыгну?! Комок злости стал еще больше, и я почувствовала, что глаза вновь стало щипать. А это означает, что они опять поменяли цвет. Меня перекосило от злости. А на лице Дэниэля появилась насмешливая улыбка.

- Дорогая, ты злишься? Тебе кто- нибудь говорил, что при этом ты становишься еще красивее?

Я просто не могла слушать эту мерзость и бросилась прочь из магазина. Хлопая дверью, услышала голос продавца:

- Девушка, а как же платье?

Но я уже выбежала на улицу. Все люди остановились и стали разглядывать меня. Видимо, вид у меня был еще тот, ну кто еще выбегает из магазина и хлопает дверью с такой силой и злобой, что та казалось треснет.

Немного успокоившись и сделав три глубоких вдоха и выдоха, я пошла по Московскому проспекту. Я крутилась по сторонам и заметила, что любопытных глаз стало меньше. Вернув голову в нормальное положение, чуть не упала от удивления. Передо мной стоял Дэниэль с большой коробкой и смотрел мне в глаза. От пристального взгляда стало холодно и страшно одновременно.

- Я смотрю, ты успокоилась. Ты забыла это. – Он протянул коробку.

- Спасибо, но я это не забыла. Это не моё, – немного дерзив, ответила.

Но не успев моргнуть и глазом, коробка уже была у меня в руках. А Дэниэль испарился, как будто его здесь и не было. Я стала всматриваться в толпу народа, пытаясь отыскать его. Но парня не было.



3 ГЛАВА

Я сидела в кафе и пила капучино. Рядом со мной стояла огромная коробка, в которой находилось одно из самых красивых платьев. Делая глоток за глотком, в голове у меня стоял Дэниэль. Я не могла забыть взгляд холодных глаз, его нежные сильные руки, насмешливую дерзкую улыбку. Интересно, откуда он?! Хотя, наверное, я могла частично себе ответить, он оттуда, откуда он и она. Ведь я сразу почувствовала запах эдельвейсов.

Чтобы немного отвлечься, посмотрела в окно. На улице во всю мощь работал фонтанчик, давая возможность цветам напиться ледяной воды и утолить жажду от палящего июньского солнца. Толпы людей беспорядочно суетились на тротуарах. Машины нервно сигналили друг другу.

Я смотрела в окно и не замечала шума и суеты. В голове мелькал только Дэниэль. Я позволила себе представить нас на выпускном, танцующих вальс. Он нежно прижимает меня к себе, ледяные глаза прожигают мои, и мы плавно движемся в такт Чайковскому. Представляя всё новые и новые сцены с Дэниэлем, почувствовала знакомый запах. Эдельвейсы. Я резко отвернулась от окна и чуть не упала со стула. От неожиданности увиденного, мое сердце остановилось на пять секунд. Напротив сидел он, обладатель фиолетовых глаз.

- Разве так можно пугать людей! – чуть не прокричала я. Глаза стало щипать.

- Привет, Аника, – спокойно сказал он.

- Я не хотел тебя пугать, прости, – он улыбнулся, и от этой улыбки стало спокойно, как тогда, и на долю секунды я даже забыла о Дэниэле.

- Я думаю тебе интересно знать, кто я. – Это был не вопрос, но я кивнула.

- Пока я этого не могу сказать, но думаю представиться стоит. Я Эдуард, – он протянул руку, чтобы я смогла ее пожать.

От прикосновения, я не почувствовала ни дрожи, ни восторга, абсолютно ничего, что чувствовала от прикосновения Дэниэля. Фиолетовые глаза не заставляли тело дрожать. Но нужно заметить, что он был тоже очень красив: темно русые волнистые, слегка растрепанные волосы, светящиеся фиолетовые глаза, миловидный курносый нос, с правильными чертами лица, тонкими губами. И только при свете солнца я увидела, что красоту немного нарушает огромный шрам, тянувшийся от правого уха до подбородка. Но даже он не мог полностью обезобразить очаровательности лица. Эдуард был одет не так, как Дэниэль: черная рубашка и черные брюки почти полностью скрывались под белоснежным кожаным плащом. На правом плече плаща была выстрочена золотыми нитками эмблема с изображением цветка. Я всмотрелась внимательней и поняла, что это эдельвейс. Именно такие цветы мне дарили на каждое день рождения: стройный и в то же время могучий стебелек с лучистыми серебряными звездочками.

Я молча сидела и не отводила глаз от Эдуарда. Так много хотелось спросить у него, так много хотелось узнать, но сидя перед ним, вся настороженность и страх куда- то пропали. Осталось только одушевляющее спокойствие. Первым тишину прервал мой спаситель.

- Аника, тебе угрожает опасность. На выпускном ты должна быть очень осмотрительной. Они придут за тобой еще раз.

И тут всё спокойствие рухнуло, как разбившееся стекло. Я почувствовала не страх, а гнев и злость. Глаза вновь стали щипать.

- Кто они такие?! Зачем я им нужна? – не унималась я.

- Они хотят тебя убить.

- Что? Но ведь я ничего им плохого не сделала!

- Да, – ответил Эдуард спокойным тоном,- но ты для них помеха, которую нужно устранить. Я с подмогой буду неподалеку на выпускном. Но ты никому не должна говорить, что знаешь меня и подавать виду, что мы знакомы. Ты поняла меня, Аника?

От услышанного я не могла вымолвить ни слова в ответ и просто кивнула, давая понять, что согласна, ведь другого выхода нет.

И тут я заметила на лице Эдуарда беспокойство: он закрыл глаза, потянул воздух носом, как собака. Как только я хотела спросить, что случилось, он открыл глаза, и увидела, что они стали желтыми, как когда- то были у меня.

- Дэниэль...- чуть слышным голосом прошептал он.

- Аника, ты кого- нибудь видела, когда шла в кафе? – встревоженно спросил спаситель и впился желтыми глазами, заставляя сказать правду.

Сердце бешено заколотилось. Я не хотела говорить, что видела Дэниэля, или что он меня трогал, и это жутко понравилось. Страшно было подумать, что мой ответ может навредить обладателю ледяных глаз. Но врать Эдуарду тоже не хорошо. Что же делать?! Мой, недавно вернувшийся из отпуска без содержания, мозг занервничал. Подходящего ответа не находилось, и я почувствовала покалывание в глазах.

- Всё ясно, – ответил Эдуард и ударил кулаком по столу с такой силой, что на нем осталась вмятина.

Я с ужасом посмотрела на выемку от кулака. Как такое возможно?! Стол ведь дубовый. Я опустила глаза. Мне стало стыдно за то, что Эдуард узнал, и я не смогла от него это скрыть. Я солгала, наверное, первый раз в жизни. Видя мою реакцию на случившееся, он протянул руку и нежно взял мою.

- Прости. Не бойся меня. Я тебе ничего плохого не сделаю. – Он поднял второй рукой мое лицо за подбородок, вынуждая смотреть в глаза.

- Я просто хочу уберечь тебя. Если б ты только знала, как ты дорога мне.

Мне было так спокойно держать руку в его. Я чувствовала, что он говорит правду, и мне казалось, что если он будет вынужден отдать свою жизнь, спасая мою, то он это непременно сделает. Глаза перестало щипать.

И тут я почувствовала на себе пристальный взгляд. Повернулась в сторону окна и увидела Макса. Он стоял и пристально смотрел на меня, а точнее на руку, всё еще находящуюся в руке Эдуарда. Спустя несколько секунд наши глаза встретились, и в них я прочитала недоумение, гнев и боль. Что он тут делает?! Это первый вопрос, который пришел в голову. Полностью охваченная неожиданным появлением друга, повернулась к Эдуарду. Стул напротив был пуст. Я оглядела всё кафе в надежде, что он еще не ушел. Но он испарился.

Я вернула взгляд обратно в окно. Макс по- прежнему стоял там и смотрел мне в глаза, как будто ожидая оправданий. Пребывая в шоке, я только заметила, что его глаза поменяли цвет, они стали на два оттека светлее. Теперь они казались поглощенными утренним туманом. Я вскочила со стула и направилась к выходу. Когда вышла на улицу, то увидела, что друг стоит всё на том же месте, глядя в окно.

- Кто он? – гневно спросил Макс, даже не взглянув на меня.

- Что случилось? – ответно спросила, чувствуя, что злость начинает нарастать.

- Кто он такой? – прорычал друг и нехотя посмотрел на меня. Зрачки на фоне белков казались совсем белыми.

- Он...Он... - не находя, что ответить, ляпнула, что первое пришло в голову, - он спас нас, помнишь? Он наш друг.

Лицо Макса немного смягчилось, но его я не узнавала. Раньше он не был злым. Даже если и видел, что какой- то парень говорил со мной, то просто подходил и обнимал по- собственнически. Хотя это тоже не очень то нравилось. Но сейчас он изменился.

- Приехали мои родители, и они хотят, чтобы эти оставшиеся три дня до выпускного я провел с ними.

- Хорошо, - ответила и потянулась к нему, чтобы обнять. Но он отошел назад.

- После выпускного я уезжаю. Навсегда, – холодным тоном отрезал Макс и повернулся, чтобы уйти.

Я дернула его за руку, пытаясь остановить.

- Как навсегда? Ты шутишь, да? – писклявым тоном спросила и почувствовала, как слеза скатилась по щеке. Он нехотя повернулся.

- Я не шучу. Нам нужно уехать. – Он подошел и вытер мои слезы, которые лились нескончаемым потоком. - У нас еще будет время, чтоб попрощаться.

Макс развернулся и зашагал к своему мотоциклу. Через минуту он уехал, а я стояла и смотрела ему в след, не веря, что мы вот так расстанемся и больше не увидимся. Что плохого я ему сделала?! Я не думала, что всё может вот так разом перечеркнуться. Надо смотреть правде в глаза. Всё должно было измениться и будет меняться. И отправной точкой являюсь я. Ведь всё, что происходит неразрывно связано со мной и только со мной. И если я не хочу, чтоб Макс пострадал, а этого больше всего на свете не хочу, мне придется его отпустить. Просто не думала, что это произойдет так.

Я вернулась в кафе, забрала платье и отправилась домой. На улице шел дождь. Казалось, природа грустила вместе со мной. Люди стали искать укрытие, чтобы переждать ливень и не промокнуть. А мне было всё равно. Холодный дождь лил, как из ведра. Огромные капли, стекающие по лицу, смешивались со слезами. Мозг без устали говорил одно и то же: я не хочу терять Макса, я не хочу терять Макса. Но что- то внутри подсказывало, что уже поздно. Я его потеряла.



4 ГЛАВА. Макс

Я мчался на огромной скорости, не замечая ни проезжающих мимо машин, ни кричащих в след злых водителей. Сегодня день с самого утра не задался. Сначала позвонили родители и сообщили, что приедут сегодня, в школе Аника отказалась от моей помощи, что было очень странным, потом я увидел ее с тем парнем, который нас спас. Черт, да это он ее спас. Обо мне он даже не думал. Ведь он знает, кто я такой, знает моих родителей, знает, что та компания мне бы ничего не сделала. Тогда в парке я испугался не за себя, а за Анику. Если бы не я, то этого бы не произошло. Наверняка родители подослали их, выяснить, с кем я провожу время. Главный вопрос, который собираюсь сегодня задать им – что они хотели от Аники. Ведь ее спас ни кто- либо, а сам Эдуард, сын Главы Ордена Ягуара. Что ордену от нее надо?! Это я тоже надеюсь скоро выяснить. Больше всего меня беспокоит, не рассказал ли ей этот «спаситель», кто я такой. Судя по ее реакции, нет. Хотя в нашей жизни всё резко начало меняться. Эта проклятая встреча. Черт, если б не она, не приехали бы родители, я бы не уехал от моей Аники, мы бы с ней вот так бы не поссорились.

Рухнули все планы. Я надеялся прожить вместе с ней всю жизнь, хотя она этого даже не знала, но теперь я буду вынужден вычеркнуть ее из жизни, как будто ее и не было. Но как это сделать?! Семнадцать лет вместе, это ж не семнадцать дней, которые можно забыть. Уверен, родители постараются сделать это как можно быстрее. Что за спешка, что они приехали? Они никогда не приезжали просто так. Да их и родителями толком назвать нельзя. Бросили в четырнадцать лет, я рос с бабушкой. По словам отца, я должен расти самостоятельно, чтоб стать сильным и вольным предводителем его ордена. Но я не хочу быть в ордене, тем более возглавлять его. Но я единственный сын. И это моя обязанность. Скоро меня ждут большие перемены, о которых Анике лучше не знать.

Я въехал во двор нашего особняка и увидел перед парадной родительский кортеж из четырех машин: черный гелендваген и три хаммера. Припарковав байк и сбросив шлем, пошел навстречу судьбе. В дверях было полно охраны.

- Ну конечно, а как же иначе, – глядя в глаза охраннику съязвил я и добавил, - неужели у моего папаши так много врагов, что он уже не в состоянии защитить себя сам.

- Дерзости у тебя не отнять.

Я повернулся и увидел маму. Она как всегда появляется эффектно и непредсказуемо. В одну секунду она преодолела расстояние, отдалявшее нас, и обняла меня. Ее объятиям я был рад, что тут скрывать.

- Привет, – сказал я и отстранился.

- Макс, я так рада тебя видеть. Пойдем внутрь, папа давно ждет тебя.

Мамин голос заставлял расслабляться, так было всегда. Все негативные эмоции она будто поглощала. Мы прошли в дом. В гостиной на огромном диване из черной кожи сидел отец. Таким я его и помнил: зловещим и ужасающим. Отец и мать ничуть не изменились. Я не имею в виду, что они не постарели, это их не касается, а то, что внешность никак не изменили. Они были очень похожи друг на друга. У обоих серые глаза, курносые носы, правильные черты лица, что несомненно я и унаследовал. Единственное их различие- волосы: у отца - черные, у мамы - огненно- рыжие. А характер достался от отца, такой же резкий, жестокий, настойчивый и эгоистический. Как только он увидел меня, сразу закидал вопросами.

- Где ты был так долго? Мы посылали в школу за тобой машину! – гневно спросил отец и, сверкнув желтыми глазами, махнул маме рукой, чтоб она ушла.

- Тоже рад тебя видеть. Давно приехали?

Я небрежно упал на диван, от чего кожа неприятно захрустела, взял со столика бокал с вином и сделал глоток. Не успев проглотить содержимое, выплюнул эту гадость, заляпав белый ковер красными пятнами. Кровь. В бокале была кровь. И как я сразу не догадался.

- Нельзя было предупредить, что в бокале кровь?!

- Мальчик мой, странно, что ты до сих пор не испытываешь к ней жажды. Скоро твое совершеннолетие, и ты должен будешь полюбить ее, ты же помнишь? Помнишь, кем ты должен стать, что от тебя зависит судьба всего ордена?

Я промолчал в ответ. Просто сидел на диване и бросал на него небрежный взгляд.

- Помнишь?! – заорал отец и, вплотную приблизившись ко мне, раздавил в руке хрустальный бокал с кровью. Окровавленные сколки упали мне на колени.

- Помню. Не за чем напоминать, – отрезал я и добавил, - обязательно разбивать бокалы?

Проигнорировав вопрос, он едко засмеялся и продолжил.

- Тогда у нас есть к тебе дело, – обронил отец и позвал мать.

- Конечно у вас дело ко мне, или вы думали, что я поверю тому, что вы сказали по телефону? Что соскучились? – ехидно произнес и засмеялся.

В этот момент вошла мама. Она была одета в черный шелковый халат, на который спускались длинные рыжие волосы, готовые сжечь ее одеяние и превратить в пепел. Как она могла полюбить такого, как мой отец?! Она такая нежная, а он – эгоистичный.

- Макс, конечно мы соскучились. Мы не виделись полгода, – пропела мама и села рядом со мной.

- Давайте ближе к делу.

- Ой, да ты посмотри, Ева, наш сын и вправду вырос. – Лицо отца расплылось в улыбке, показывая идеально ровные клыки.

Я вскочил, не имея больше желания слушать в свой адрес усмешки, но не успел выйти из комнаты. Мама оказалась впереди и, крепко схватив руками мое лицо, с улыбкой произнесла:

- Не сердись. Папа гордится тобой. Ты нам нужен. Выслушай нас.

Я вернулся обратно и сел на диване в прежнюю позу.

- Итак, - начал отец, - мы вернулись по серьезному делу. Мы искали ее не в том месте. Орден Ягуара на протяжении двухсот лет отводил от нее следы, чтобы мы и заподозрить не могли, где она родится. Но ты нам помог.

- Если бы не ты, - продолжила мама, - мы и не узнали, что она так близко. Мы должны выполнить свое предназначение и продолжить противостоять Орденам, занимая доминирующее положение.

Последние слова мамы прозвучали ужасающе, и глаза ее приобрели красный оттенок. Раньше я ее такой возбужденной не видел. Она положила руку мне на колени и резким тоном, полным возмездия, сказала:

- Ты должен познакомить нас с Аникой!

В этот момент мой мир перевернулся.



5 ГЛАВА

Домой я вернулась, промокшая до нитки. У порога встретила мама.

- Ну наконец- то. Где ты была?

- Привет, мам. Я купила себе платье. – и протянула ей коробку.

- Это ж замечательно, солнышко! – воскликнула мама и обняла меня.

- Ты плакала? – с тревогой спросила и взглянула мне в глаза.

- Нет, с чего ты взяла? – соврала и прошла в зал.

- Ладно, иди купайся, и потом будем мерить твое платье. Уверенна, ты будешь у меня самой красивой.

Я улыбнулась и пошла к себе на второй этаж. Скоро выпускной, и я, как все нормальные девчонки, должна радоваться этому. Но у меня всё не так, как у людей. Макс. Зачем ему так надо было себя вести, зачем он злился. Он вел себя по- собственнически, как всегда, но в этот раз гнев просто захлебнул его. Даже глаза поменялись. Да, цвет глаз. Это странно.

При мысли о нем комок гнева вновь появился. И глаза защипало. Я прошла в ванную и, быстро скинув мокрую одежду, встала под горячие струи душа. Быстро напенив тело, стояла под водой, пытаясь смыть с себя плохие мысли. Но они, в отличие от грязи, не смывались. Я почувствовала эдельвейсы. Нет, не может быть. Если б в ванную кто- то зашел, я бы услышала. Покрутилась вокруг и никого не увидела.

- Я становлюсь параноиком, – тихо произнесла и почувствовала пристальный ледяной взгляд.

Я вновь стала крутиться, как юла. Сделав три оборота, поскользнулась на мочалке и почти шлепнулась на кафель. В последний момент чья- то холодная, но сильная рука удержала за талию. Это был Дэниэль. Его я не увидела, но прикосновение узнала. Это его рука. Мое тело задрожало от волнения и желания. Схватившись за кран, чтоб снова не упасть, я услышала, как закрылась дверь в ванную.

Быстро завернулась в махровый полотенец и выскочила в комнату, надеясь его увидеть. Окно было открытым. Странно, я помню, как лично его закрывала. И вообще, мне показалось. Как Дэниэль мог пробраться к нам в дом незамеченным, и тем более ко мне в ванную. И тут на плечо приземлилась моя красавица и восторженно закричала.

- Кто тебя пустил, маленькая моя?

Птица взглянула в глаза и подставила свою голову, чтоб я ее погладила. Я погладила гарпию и вернулась к своим мыслям. Допустим, окно открылось от сильного ветра, и птица залетела в комнату. Но дверь в ванной сама по себе открылась и закрылась?! А вдруг это и вправду был Дэниэль. О, Боже. Значит он видел меня голой. От этого глаза защипали, и я покраснела.

До полуночи мы с мамой занимались примеркой платья. Она восхищалась моим нарядом. Говорила, что буду самой красивой и элегантной. Потом мы сидели перед камином, пили кофе и листали журналы, выбирая прическу.

Макс мне так и не позвонил. Я думала, что он погорячился и обязательно позвонит, чтобы извиниться. Но этого не произошло. Сама звонить не стала. Скорее всего это приезд родителей так на него повлиял. У них были не простые отношения.

Я поднялась к себе и упала на кровать. Усталость была такой, как будто не спала неделю. Укрывшись шелковым одеялом, уснула с мыслями о Максе, Дэниэле и Эдуарде.

Я стояла у окна и смотрела на полную луну. За окном не было ни ветерка. Луна полностью залила светом комнату. У себя на талии я почувствовала холодные руки. Дэниэль. Я повернулась и увидела его. Ледяные глаза прожгли насквозь. Он притянул меня к себе и стал скользить руками по спине, оставляя нежное покалывание. От прикосновений я просто таяла, наслаждаясь объятиями. Наши головы были так близко, что ощущала его дыхание на себе. Он поцеловал меня. Сначала нерешительно, потом нежно. Губы были очень холодными и сладкими. От него так приятно веяло эдельвейсами, что я готова была раствориться в нем. Я хотела его целовать и целовать, не останавливаясь. Поцелуй стал более страстным. От холодных прикосновений моё тело изгибалось, как змея, вздрагивая от дрожи. Дэниэль подхватил на руки и отнес на кровать, не прекращая целовать. На секунду он остановился и посмотрел мне в глаза. При свете луны я заметила, что они стали темно синими и светились в темноте. Он ждал моей реакции. Я не могла и не хотела останавливать ни себя, ни его. Сейчас существовал только он. Притянула его за рубашку к себе и услышала сдавленный рык из горла. Дэниэль еще с большей страстью стал целовать меня. Поцелуи были нежными. Я чувствовала исходящую от него энергию и желание. Одним движением разорвал на мне футболку, и губы спустились на шею. Сквозь будоражащую дрожь и блаженство почувствовала его зубы у себя на шее. Я быстро оттолкнула его от себя и увидела два идеально ровных вампирских клыка и светящиеся глаза. Он исчез.

Я очнулась. Сон был настолько не похож на сон, что я испугалась. Часы показывали три часа ночи. Гарпия сидела на спинке кровати и удивленно смотрела на меня. Быстро вскочив с постели, посмотрела в зеркало. От удивления упала обратно на кровать. Футболка была разорвана, губы были чуть припухшими. Неужели это был не сон?! Я стала вспоминать прикосновения и поцелуи и с ужасом поняла, что это был не сон. Дэниэль был здесь. Схватившись руками за голову, стала расхаживать по комнате, пытаясь унять дрожь в теле. Нарезая круги, споткнулась об что- то и вскрикнула от боли. Я нагнулась и увидела огромную коробку рядом с кроватью. На ней лежала записка, на которой было написано красивым и ровным почерком: «Анике». Быстро раскрыв ее, прочитала: «Голубое тебе идет еще больше, моя драгоценная». Одним движением разорвав упаковку, увидела на дне коробки голубое платье, которое не успела примерить. Мысли в голове двигались со скоростью света. Дэниэль был здесь. Это он принес платье.

До шести утра я была словно в ступоре. Я лежала в кровати и боялась уснуть, хотя сон никак не приходил. Вот просто интересно, зачем он это сделал?! Поцелуи, платья, ведь это же должно что- то означать. Чтоб хоть как- то выкинуть из головы его прикосновения, переоделась в другую футболку. Кошмар, о чем я только думала, когда он целовал меня. Я, что была готова отдаться ему?! Да нет... Или да?! Точно нет. Просто на меня что- то накатило, я даже не знаю, что это. Скрывать от себя нет смысла – он мне понравился, очень понравился. Особенно, когда он меня касался, получала неземное удовольствие. Эта сладкая дрожь по всему телу, его холодные ладони на спине, нежные поцелуи на шее...Так стоп! Хватит! Аника, приди в себя. О чем ты вообще думаешь?! Ты его совсем не знаешь. Видела один раз и уже целовалась с ним, хоть и думала, что это во сне, это тебя не оправдывает. И еще гарпия. Она вела себя очень спокойно несмотря на то, что чужой забрался в мою спальню и делал тут безобразные вещи. Ладно, нужно успокоиться и взять себя в руки. Ну поцеловал меня очень красивый парень, ну повалил на кровать и что, делать теперь из этого трагедию?! Стоп! Клыки, я же видела клыки! Или мне показалось...Нет, вроде не показалось. И очень страшные мысли поползли в голову. Только одних существ я знаю с клыками, и то из фильмов и книг, это вампиры. Так он вампир?! Нее... Аника, ты точно сбрендила. Просто много всего навалилось в последнее время на тебя. И вообще я стала убеждать себя, что всё это мне показалось. Вампиров не существует, и тем более они не делают никому подарков. Не существует, вампиров не существует, вторила себе.

В шесть утра я всё- таки провалилась в сон, уставшая от бесконечных рассуждений. Следующие три дня до выпускного прошли нормально, ну относительно нормально. Мне не снились кошмары, я не видела ни Дэниэля, ни Эдуарда. Макс мне так и не позвонил. На этот раз я не стала дожидаться звонка, и сама звонила ему, но он не отвечал. Мы с мамой, наверное, еще раз десять примеряли платье под босоножки и клатч. Она колдовала надо мной как могла, то одну прическу делала, то другую. Это были долгие изнурительные часы. Я уже хотела просто накрутить локоны и всё. Но нет, мама бы мне такого не позволила. «Выпускной должен быть выпускным» - прокручивала я в голове ее заботливый голос.

Наконец- то настал долгожданный день – выпускной. В этот день я даже проснулась раньше будильника. Весь день мы провели в сборах. Я никогда столько времени не собиралась, целый день - это прям рекордные сроки. Зато итог очень нас порадовал. Я стояла у себя в комнате и любовалась своим отражением.

- Мама, ты просто волшебница! – воскликнула, восторгаясь своей прической.

Всё утро мама пыхтела над моей прической и макияжем. Вот если с макияжем было всё просто, то с прической пришлось повозиться. Сначала завивала локоны, потом долго их укладывала и закалывала различными шпильками и заколками. Получилось просто восхитительно. Часть локонов мама уложила в виде розочек на макушке, а остальные спиральки свободно падали на мою оголенную спину, прикрывая маленькое родимое пятно на левой лопатке. Кстати о пятне, я его немного стеснялась и пыталась при любой возможности прикрывать вещами. Хотя выглядело оно не безобразно, а даже интересно: если присмотреться, то можно разглядеть отпечаток лапы кошки. Из украшений я надела только серьги, а колье, как бы не возражала мама, решила не надевать. Платье сидело на мне просто превосходно, других слов ни у меня, ни у мамы не было. И последний штрих – белые лаковые босоножки на тонюсенькой десятисантиметровой шпильке.

Мама тоже не уступала в наряде. На ней было длинное платье без рукавов цвета ванили, сшитое из легкого шифона. Свои золотистые волосы она собрала в грациозную ракушку и заколола драгоценной заколкой.

Стоя рядом с ней перед зеркалом и разглядывая наши отражения, мне казалось, что мы, как две подружки, такие же молодые, красивые и веселые. Подошло время отправляться на выпускной. Всё еще стоя у двери, я надеялась, что вот- вот в нее постучит Макс, и мы вместе поедем на вечер. Ведь именно на этот праздник я хотела и планировала отправиться в его компании. Я вздрагивала от каждого шороха за дверью, ожидая его. Но время всё поджимало, а его не было. Мама ничего не говорила мне о нем в течение трех этих дней, за что ей была непомерно благодарна. Видимо, она почувствовала, что между нами что- то не так и решила лишнего не спрашивать. Ждать больше было нечего, и мы вышли из дома.

Выпускной наша школа решила отметить на Коркинском озере, что в пятнадцати минутах езды от Санкт- Петербурга. Все были не против: не очень далеко от города, зато далеко от городского шума, прекрасная природа, чистый воздух и романтическая атмосфера. Конечно же нам был снят в аренду огромный дом, специально предусмотренный для таких мероприятий.

Сидя рядом с мамой на пассажирском сидении, я думала о Максе, почему он не пришел, вспомнила Эдуарда, особенно его слова, что мне грозит опасность, и Дэниэля, а именно, как он смотрел на меня, когда была в этом платье. Но больше беспокоило то, что должно сегодня что- то со мной случиться, и только мысль, что Эдуард будет рядом, немного затуманивала страх. Самое главное не выдавать, что мы с ним знакомы, хотя, как он проберется в дом, не знаю. Полностью погрузившись в водоворот не прекращаемых мыслей, я не заметила, как мы подъехали к дому у озера. А там уже бурлила жизнь: полно машин, официантов, нарядных выпускников, их родителей и гостей.

Мы вылезли из машины и направились в глубь дома. Зал, в который попали, был как будто из моих фантазий: огромный, очень светлый, с высокими потолками и шестью большими стрельчатыми окнами, отделка зала выдержана в золотисто- бежевых тонах. В самом центре стоял огромный овальный стол с резными ножками, уже полностью сервированный. Зал был просто забит цветами. В правом углу комнаты находилась аудиотехника и ди- джей. Самое главное - здесь уже полно моих одноклассников. Оставив маму вместе с другими родителями, направилась к ним. Увидев их удивленные лица, почувствовала себя не в своей тарелке. Удивление означало либо то, что на мне было шикарное платье, либо то, что была без Макса. Я быстро взяла ситуацию в свои руки, чтоб мой конфуз остался незамеченным. Стоит отметить, что все девчонки выглядели не менее шикарно. Платья были самых различных оттенков, прически – просто изумительные, но практически у каждой был перебор с украшениями. Такое впечатление, что они пришли на Новый год и старательно изображали новогоднюю ель.

- Аника, ты просто шикарно выглядишь! – залепетали ребята.

- Ты как королева, – продолжали уже парни.

- Спасибо ребят. Вы все тоже сегодня очень красивые – сказала я, подходя ближе к ним и лучезарно улыбаясь.

- Готовы проводить школу и навсегда расстаться с ней? – спросила, чтоб снизить бурю комплиментов.

- Ты что серьезно? Конечно готовы, – ответили девчонки.

- Я не слышу, - продолжила я, начиная смеяться, - вы готовы?

- Так точно капитан! – и все повалились со смеху.

Но веселую обстановку, по крайней мере для меня, быстро разрушила стерва Анжелика:

- А где же Макс? – с иронией спросила она. – Неужели сиамских близнецов всё- таки разъединили?!

- Мы решили встретиться с ним здесь, – быстро и серьезно добавила я, не снимая улыбки с лица. Вот же стерва, и что ей от меня надо?! Достала просто. Всегда при любой возможности ищет повод унизить или обидеть.

- Ну ну... - язвительно добавила она и направилась в противоположную сторону зала, шурша подолом платья. Платье, конечно, у нее было шикарным: длинное, бирюзовое, полностью ажурное, изящно обтягивающее правильную фигуру.

Тем временем, в зале уже заиграла музыка, и из противоположного угла комнаты родители отправились танцевать. Я стояла у окна и наблюдала за мамой, за тем, как она танцевала в паре с отцом стервы Анжелики. А еще я искала глазами Макса. Ну где же ты есть?! И тут до плеча кто- то дотронулся. Я чуть не подпрыгнула на месте, но, слава богу, бокал с шампанским не уронила. Быстро повернувшись, увидела Макса, и сразу на душе стало спокойно. Он выглядел очень элегантно, и только сейчас, глядя в его глаза, поняла, как же я по нему соскучилась.

- Привет, цыпленок. Ты...ты...У меня нет слов. Ты прекрасна! – Он радостно сверкнул глазами и обнял меня.

Мне было так приятно стоять в его объятиях, таких родных и таких надежных.

- Привет. Где ты был? Я звонила тебе, писала, ждала?! – стала спрашивать, вырвавшись из объятий.

- Аника, давай чуть позже. А сейчас пошли веселиться, выпускной же. – Макс неуверенно улыбнулся и потянул меня за руку в центр зала.

Мы кружились, танцевали, смеялись. Я даже на минуту забыла о словах Эдуарда и подумала, что если Макс рядом, то меня никто не обидит. Во время вальса, думала, что он прожжет меня своим пронзительным взглядом. А я даже не смущалась, а наоборот наслаждалась серыми глазами.

- Аника, платье просто великолепное, – нагнувшись к моему уху прошептал он. – Мой цыпленок вырос, и теперь я даже не знаю, как тебя называть.

Немного подумав, быстро ответила:

- Благородная курица?! – посмотрела на него вызывающим взглядом и еле сдержала смех.

Но Макс не выдержал и рассмеялся во весь голос, да так громко, что танцующие рядом одноклассники мгновенно обернулись и тоже заулыбались нам.

- Кто?! Аника, больше не говори так! А то я от смеха просто лопну, – продолжая смеяться, говорил Макс. – Нет, ну надо же такое придумать! Как вообще тебе это в голову взбрело?!

Но я ничего не ответила и просто смотрела на него, понимая, что возможно мы вот так в последний раз танцуем и от души смеемся. Танцы закончились, и мы отошли в другую часть зала. Всё еще шутя друг над другом и вспоминая бывалые времена, смеялись не останавливаясь. У меня уже живот начал болеть, и скулы сводило. Вдруг я заметила, что Макс в одно мгновенье изменился в лице и стал смотреть по сторонам. Следуя за его взглядом, я никого чужого не обнаружила, но внутри всё сжалось. В его глазах потух радостный огонек, и лицо стало взволнованным и раздраженным.

- Пойдем прогуляемся к озеру. Нам нужно поговорить, – чопорно произнес Макс.

Я кивнула головой в знак согласия, и, найдя глазами в толпе маму, махнула ей рукой.

Мы шли рядом в полном молчании по узкой извилистой дорожке, ведущей к Коркинскому озеру. На улице уже стемнело. Вокруг озера был густой, просто шикарный сосновый лес. Лапы деревьев свисали над дорожкой, углубляющейся вдаль к водяной глади. Из глубины леса слышалось уханье филина, и от этого мурашки непроизвольно бежали по телу.

Зайдя довольно- таки далеко от дома, Макс резко остановился и посмотрел на меня. Его взгляд немного напугал, тем более вокруг темно, лес, мало ли что тут. Вот дура! Надо было в доме сидеть. Эдуард же предупреждал! Но мой мозг как всегда отключается, когда он мне так нужен.

- Аника, нам нужно поговорить.

- Что случилось? – спросила, чувствуя нарастающую тревогу.

- Послушай меня внимательно, ладно?

- Хорошо.

Макс отвернулся, обдумывая, что сказать и схватился руками за волосы.

- Я...Я...В общем, я люблю тебя, Аника, – сказал Макс и мгновенно повернулся ко мне, сверля взглядом.

- Я тоже тебя люблю, Макс.

- Нет, Аника, как ты не понимаешь, это совсем не то!

И тут я поняла, какой смысл он вложил в эту фразу.

- Прошу тебя, Макс, не надо. Зачем ты так? – отходя на шаг от него спросила. – Зачем ты хочешь всё испортить перед отъездом?! Это из- за родителей, да?! – я чувствовала, что начинаю закипать.

- Нет, послушай меня. Я давно тебя люблю и ... - не дослушав его и оборвав, быстро произнесла:

- Хватит!!!Ты слышишь меня?! Прекрати?! – я уже почти кричала.

- Аника, мы должны уехать, – еще более взволнованным голосом возразил Макс.

- Что? Ты в своем уме? Уехать? Куда? – я почувствовала, что слезы уже у порога.

Он быстро подошел ко мне и сильно обнял, пытаясь поцеловать, но я вырвалась из железных тисков.

- Прекрати?! – закричала я. – Я не люблю тебя, как парня, только как брата и друга. Ты слышишь?!

Лицо Макса исказилось от боли и злости. Он отвернулся от меня и зашагал в сторону озера. Я побежала за ним, пытаясь догнать, но эти шпильки мешали нормально бежать и постоянно увязали в земле. Почти догнав, услышала чей- то голос и замерла, как вкопанная.

- Браво, – послышалось из темноты. – Вот это концерт! Я такого не ожидал.

Мы мгновенно с Максом обернулись, и из темноты я увидела две фигуры. Родители Макса, Феликс и Ева.

- Всё, Макс. Спасибо за помощь. Дальше мы сами.

В голове у меня всё перевернулось. Феликс говорил каким- то ужасающим и одновременно торжествующим голосом. Они были одеты не в праздничную одежду, а в штаны и черные плащи.

- О чем это они?! – я посмотрела Максу в глаза, но он не удостоил меня взглядом. – Что ты молчишь?! Скажи мне что- нибудь?!

- Аника, не надо так кричать. Мы прекрасно тебя слышим, – сказала Ева и сверкнула глазами.

О, Боже. Их глаза. Они светятся. Мое лицо исказила гримаса страха. Я переводила взгляд с Макса на его родителей и ничего не могла понять. Что им от меня надо?! И тут я услышала шорох в кустах и быстро обернулась. Словно с неба появились пять людей в черных плащах. То, что я осознала, было ужасным. Они хотели меня убить. Я услышала, что родители Макса засмеялись, и тут же почувствовала, что меня крепко схватили за запястья.

- Не трогай меня, гад, – прошипела и чуть было не подавилась своей слюной, когда увидела клыки.

Клыки?! О нет. Только не это. Вампиры что ли?! Не теряя времени и пытаясь спасти свою задницу, я с размаху наступила удерживающему меня человеку шпилькой на ногу, и кажется пробила ее насквозь. Он утробно зарычал, а я кинулась бежать. Но не тут то было. Не успела сделать и трех шагов, как меня схватили снова. Я действовала молниеносно, вспоминая уроки Сио Лянь. Снова замахнувшись ногой, ударила в пах, а локтем в солнечное сплетение. Тиски ослабли, и я вновь кинулась бежать. Самое страшное то, что Макс просто стоял в стороне и даже не смотрел на меня. Он предал меня. Теперь сделав четыре шага, почувствовала, что меня грубо пхнули ладонями в грудь, и я отлетела метров на десять обратно и ударилась спиной о дерево. Удар был таким сильным, что у меня всё поплыло перед глазами. Сил не было, чтобы встать.

- А ты резвая, – сказал отец Макса и засмеялся. – Не думал, что с тобой будет так весело. Но ведь мы никуда не спешим, и я с удовольствием поразвлекусь с тобой еще.

Меня грубо схватили за волосы и подняли с земли. В этот момент я услышала еще один голос. Только не это. Мама. Нет, не иди сюда!

- Аника, где ты? – кричала мама.

Но я уже могла рассмотреть ее фигуру в темноте. Я хотела крикнуть ей, чтоб убегала и звала на помощь, но мне уже грубо закрыли рот рукой.

- Дернешься - и она умрет, – прошептал мне на ухо ужасный, режущий слух голос. И я вспомнила его. Это был один из силуэтов, которые хотели напасть в парке.

Я стояла и молчала, слезы катились по щекам. Мама уже приближалась и, похоже, увидела нас.

- Аника, ты здесь? – спросила она, и от увиденного ее голос дрогнул.

- Феликс, Ева что вы тут делаете?

- Здравствуй, Николь. Вот общаемся с твоей ненаглядной, – и Феликс указал рукой на меня.

Мама повернулась в мою сторону, и я увидела, как ее глаза полезли на лоб.

- Что вы делаете?! – орала мама, бросившись ко мне. – Немедленно отпустите ее.

Но ее тут же схватили сзади и тоже закрыли рот.

- Так лучше, – произнес Феликс. – Не стоит нарушать тишину. Сегодня чудесная ночь.

От его мерзкого тона во мне стал нарастать комок гнева, злости и ярости. Я почувствовала, что глаза стало щипать. Как они смеют прикасаться к моей маме?!

- Давайте покончим с этим, – произнес Макс ледяным тоном.

И тут я просто взорвалась. Сделав ногой подножку, быстро развернулась и ударила сначала в кадык, потом резко в пах и побежала к маме. На полпути к ней, увидела, как человек, удерживавший ее, слегка улыбнулся, обнажая клыки, а потом резко повернул голову мамы. Я услышала истошный треск ломающихся шейных позвонков и закричала.

- Нееет! Что вы наделали?! – слезы прыснули еще больше. - Ты убил ее?! Что ты сделал, сволочь?! – я упала на колени перед мамой и взяла ее лицо в руки.

Она уже не дышала, просто лежала на земле. Мертвая. Я повернулась к родителям Макса, всё еще держа маму на руках, и сквозь слезы кричала.

- Ненавижу! Ненавижу вас, твари! – увидела, как Макс дернулся в мою сторону, но тут же остановился и отвернулся.

И тут из темноты выпрыгнул Эдуард, а за ним еще трое парней в белых плащах. Началась схватка. Я с ужасом взирала на эту картину. Парни в белых плащах за считанные секунды просто разорвали на части двух парней в черном. Они прыгали с дерева на дерево, нанося сокрушающие удары. Феликс тоже ввязался в драку, а Ева быстро схватила Макса и в одну секунду скрылась в чаще сосен.

- Беги, Аника! – услышала я беспокойный голос Эдуарда. – Беги, быстро!

Но я всё сидела над мамой, не веря в то, что ее больше нет. Я сидела и качала ее на руках, словно маленького ребенка. Слезы капали на мертвое лицо, а я всё кричала:

- Ненавижу! Ненавижу!

Меня быстро оторвало от мамы, и я очутилась на руках у Дэниэля. Он бежал с огромной скоростью по лесу, с такой скоростью, с которой люди бегать не могут. Толком ничего не поняв, очутилась на земле. Дэниэль схватил мое лицо в свои руки и стал вытирать слезы.

- Аника, не плачь, нам нужно бежать, – его глаза пристально наблюдали за мной, и в них была тоска и тревога. – Аника! – он похлопал меня по лицу, а я смотрела на него стеклянными глазами, и слезы вновь хлынули с новой силой.

Он обнял меня и стал гладить по спине, что- то нашептывая на ухо. Через несколько секунд он грубо оттолкнул меня от себя и отразил удар парня в черном. Я в панике, не понимая, что делать, стояла на месте. Страх полностью овладел мною.

- Беги к озеру! – крикнул Дэниэль, и тут парень в черном повалил его на землю.

Быстро скинув босоножки и подобрав подол платья, понеслась к озеру. Я бежала, ловко уклоняясь от веток и перепрыгивая через камни. Над спиной пронесся вихрь ветра и раздался крик. Я подняла голову вверх и увидела гарпию. Она летела надо мной, будто защищая. Сквозь слезы улыбнулась ей и тут же упала от резкой боли в правом боку. Опустив глаза, увидела, что из бока торчит кинжал, а по животу стекает кровь. Боль была пронзающей, резкой и леденящей. Гарпия спустилась ниже и стала летать кругами и еще сильней кричать.

- Лети! Улетай отсюда! – крикнула ей, превозмогая боль.

Повернув голову в ту сторону, откуда бежала, я увидела, как на меня надвигается Феликс. Но его сбила фигура в белом плаще, и вновь началась драка. Сила, с которой они швыряли друг друга о деревья, была просто немыслимой, нечеловеческой. При этом они рычали друг на друга. Кто был в белом плаще, я разглядеть не могла из- за огромной скорости, с которой они перемещались.

В глазах стало темнеть и через мгновение рядом со мной очутился Дэниэль, плащ его был порван, а глаза светились желтым.

- Аника, о нет, ты ранена! – он быстро приложил руку к кинжалу и резко вытащил его.

Я не смогла сдержать боли и закричала.

- Ты можешь идти?! – он с надеждой заглянул мне в глаза.

В ответ я лишь кивнула. Он поднял меня и обхватил руками за талию.

- Он скоро придет в себя. Нам нужно уйти, но твоя кровь... - и снова я оказалась на земле.

Терпеть эту боль было просто невыносимо. На Дэниэля напали сразу два парня в черном. Я следила за ними и с ужасом стала понимать, что перевес сил не на его стороне. За спиной послышался сдавленный стон и рык. Это Феликс пришел в себя.

- Прыгай! – крикнул Дэниэль, упорно отражая удары двух противников.

- Куда?! – только и смогла выдавить из себя.

- В озеро, быстро!!!

Я встала, морщась и издавая стоны от кровоточащей раны в животе, и бросилась к озеру. Ковыляя, как подстреленная антилопа, дошла до озера и с ужасом обнаружила, что здесь крутой обрыв. Я повернулась в сторону драки и увидела, как отец Макса встал и посмотрел на меня испепеляющим взглядом, его лицо исказило усмешку, когда он посмотрел в сторону Дэниэля и понял, что тому не победить. Я тоже с ужасом это осознала. Наши взгляды встретились, и он побежал ко мне. Решение пришло молниеносно. Я прыгнула. Вода была холодной, да еще и это платье. Я вынырнула после прыжка, судорожно хватая воздух. На обрыве стоял Феликс, и его глаза светились красным. Не чувствуя особо радости от того, что меня не схватили, скрутило от очередного приступа боли. Кровь всё не останавливалась, и теперь в воде она потекла еще быстрее. В глазах стало темнеть, а в голове была пустота. Мой мозг и рассудок в панике сбежали от драки, и думать о том, что это мои последние секунды жизни было некому. Я стала терять сознание, погружаясь на дно озера. Последнее, что почувствовала, как легкие стали наполняться холодной водой, выдавливающей живительный кислород.



6 ГЛАВА

Я стояла в лесу в зарослях шиповника. Мое тело наслаждалось освежающей прохладой лунной ночи. Широко раскинув руки в стороны, стояла с закрытыми глазами и была не в силах открыть их. Воздух был пропитан запахами ночной фиалки, кустов шиповника и колокольчиков. Сквозь туман и нескончаемую темноту я услышала чей- то властный голос. Быстро открыв глаза и откинув пелену наслаждения, пошла на поиск его источника. Казалось, что этот голос бы слушала целую вечность, такой чарующий и навязчивый. Поиск привел меня к огромному озеру, от которого веяло свежестью и прохладой. Осмотревшись по сторонам, я поняла, что раньше не видела этого места. На берегу сидел мужчина и смотрел в мою сторону. Сквозь темноту можно было разглядеть только его силуэт и светящиеся зеленые глаза.

- Аника, ты пришла. Я ждал тебя.

Застыв на месте и потеряв возможность шевелить руками и ногами, почувствовала от мужчины невидимую силу и мощь.

- Что же ты наделала, Жрица?

Теперь еще и проглотив язык, я не могла толком ничего спросить. Какая жрица?! Но как ни странно, этому мужчине мне не хотелось ни перечить, ни язвить. Прерывая ход моих мыслей, человек поднял руку и пригласил жестом к себе. После этого ноги сами оторвались от земли и понесли меня к озеру. Подойдя и присев рядом с мужчиной, я смогла рассмотреть его. На вид ему было лет пятьдесят. Крепкого телосложения, с длинными седыми волосами, собранными в хвост, овальным лицом, орлиным носом и тонкими губами был одет в белоснежные штаны и рубашку.

- Кто вы?! – это всё, что я смогла произнести вслух.

- Девочка моя, я тот, кто поможет тебе во всем. – Мужчина внимательно смотрел на меня зелеными глазами и улыбался.

- Ангел хранитель что ли?

- Не совсем, – ответил он, смеясь. - Я твой наставник. Ты совершила ошибку, –продолжал наставник. - Одним неосторожным словом ты изменила не только свою судьбу, но и судьбу трех Орденов.

- Каких Орденов?

- Аника, сейчас не время задавать вопросы! – наставник так грозно сверкнул глазами, что я быстро закрыла рот.

- Ты выбрала не тот путь. Но это твой выбор. Совсем скоро ты можешь пожалеть о нем, если не получишь ожидаемого, но будет слишком поздно. Отныне я не могу указывать тебе, как жить и принимать решения дальше. Я просто буду помогать тебе. – Мужчина оторвал свой пристальный взгляд и стал изучать идеально гладкую поверхность озера.

- Видишь отражение луны, Аника?

- Да, – быстро ответила я.

- Оно очень красивое и ровное. Но будет ли так всегда?! - и он посмотрел на меня, как учитель, который ожидает от бестолкового ученика ответ на очень простой вопрос. – Отражение луны может измениться, если облака скроют ее часть, или от порывов ветра гладкое отражение может стать неровным и расплывчатым. Но изменится ли ее свет?!

- Эмм...Я думаю нет.

- Ты выберешь его, а он давно отказался от тебя.

- Кого его?! – уже начиная не понимать его слов, я стала чувствовать недомогание по всему телу. – Макса?! Я его не выбирала и не собиралась!

- Вот здесь ты и совершила ошибку. А ведь ты могла спасти ее.

Эти слова словно током ударили меня. Наставник имел ввиду мою маму. И тут всё вернулось на свои места. Я вспомнила, что маму убили, что там был Макс и его родители. Злость стала глушить, глаза щипать. Не желая больше это слушать, я быстро вскочила и почувствовала резкую, леденящую боль в боку. Согнувшись пополам и зажмурив глаза от боли, я решила задать последний вопрос:

- Кто вы такой?! – крикнула, корчась от боли.

- Князь Магнус.

Я стала проваливаться в темноту. Отголоски ответа вновь и вновь звучали у меня в голове. Бок ужасно болел, глаза выжигало, спину раздирало от ноющей боли. Сквозь непрекращающуюся боль я слышала чей- то сдавленный взволнованный голос, зовущий меня.

- Аника, Аника! Очнись!

Превозмогая боль, я нехотя подняла свинцовые тяжелые веки и сквозь пелену увидела обеспокоенный пристальный взгляд синих глаз.

- Она приходит в себя! – крикнул женский голос.

- Где я? – хрипло произнесла, не в силах сфокусироваться на говорящем.

- Тихо, моя хорошая, не шевелись. Ты без сознания уже двое суток. Ты в безопасности, – произнес заботливый нежный голос.

Сильно зажмурив глаза, заставила себя собрать раздвоенную картинку воедино. Моему взору предстала молоденькая девушка, сидящая рядом на кровати. Даже сквозь пелену можно рассмотреть ее неземную красоту: искрящиеся синие глаза, прямой маленький носик, широкие скулы, пухлые губы, короткие иссиня- черные волосы, постриженные под каре. Уловив мой пристальный изучающий взгляд, девушка улыбнулась и сжала мою руку.

- Я Джессика.

- Очень приятно, – промямлила я. –Я Аника.

- Я знаю, – сказала девушка и поднялась с кровати.

Где я?! Что со мной?! Я безрезультатно пыталась восстановить картину произошедшего. Заставляя свои извилины шевелиться, воспоминания холодной волной окатили меня. Я резко привстала, и меня вновь пронзила боль в боку.

- Тихо, не шевелись, – сказала Джессика. И здесь я поймала себя на мысли, что она мне знакома.

- Мама?! Где мама?! Она была там! А Эдуард?! С ним всё в порядке?! Дэниэль?! Где он?! – все это я спросила почти без дыхания.

Тут дверь в комнату открылась и в нее вошли трое мужчин. Двоих я узнала. Это были Дэниэль и Эдуард. На моем лице появилось что- то вроде улыбки, но это тут же пропало.

- Аника, как ты? Мы волновались за тебя. – Эдуард в секунду оказался рядом и обнял так сильно, что боль в боку исчезла.

- Я...Я...Где мама?! – я отпрянула от него и изучающе заглянула в фиолетовые глаза. В них прочитала только боль и раскаяние.

- Значит это правда. Это был не сон, – как вердикт сама себе вынесла я.

Эдуард встал с кровати и отошел в сторону. Дэниэль пристально смотрел на меня, и в этот момент я не увидела ни холодности, ни дерзости в его взгляде, он был полон заботы и сочувствия.

- Аника, - заговорил третий вошедший в комнату, - нам очень жаль. Николь мертва.

Слезы хлынули нескончаемым потоком.

- Нет! Нет!!! – стала кричать. – Ненавижу, ненавижу!!!

Сквозь рыдания почувствовала нежные объятия мужчины. После пятиминутной истерики я взглянула полными слез глазами на него и мне показалось, что я где- то его видела: блондин с изумрудно- зелеными светящимися глазами, курносый нос и тонкие губы, широкоплечий и мускулистый. На вид ему было лет сорок.

- Кто вы?! – спросила я, хлюпая носом.

- Севастьян, – ответил он и продолжил поглаживать по спине.

- Где я?

- Теперь это твой дом, дочка, – ответил Севастьян и ласково заглянул мне в глаза.

Слезы махом пропали. Кто?! Дочка?! Он мой отец?! Вот так и получается, потеряла маму- получила папу.

- Папа?! – нерешительно произнесла я. В этот момент глаза, наверное, вылезли из орбит.

- Да, дорогая. Вот мы и снова вместе.

Ожидаемая радостная реакция так и не появилась, зато пришла волна ненависти и злости. Глаза защипало, и тело стало бить дрожь.

- Где ты был, когда ее убили?! А?! Папа!!! – кричала я не своим голосом. – А ты, Эдуард?! – перевела полный ненависти взгляд на него. - Ты же обещал, что всё будет нормально, чтоб я не волновалась. Где ты был?! – я переводила взгляд с одного на другого и понимала, что ответа не будет.

- Да если б не Дэниэль, я вообще бы была мертва. – Я бросила взор на Дэниэля, всё еще пристально смотрящего на меня, и заметила, что мои слова как бы оскорбили его, и он выскочил из комнаты. Эдуард и Севастьян проводили его недобрым взглядом.

Отец поднялся с кровати и направился к двери.

- Куда ты?! Ты опять бросишь меня?! Мы вообще думали, что ты погиб! – но он не обернулся и продолжил путь. - Не хочу никого видеть! Убирайся!!! Лучше бы вы вообще не появлялись в моей жизни!!! – слезы новым потоком хлынули из уже выплаканных глаз.

- Тебе нужно отдохнуть и набраться сил. Как вновь захочешь нас видеть, мы будем рядом, – не поворачивая головы, произнес холодным тоном отец и вышел из комнаты, хлопая дверью.

- Аника, я... - начал Эдуард, но я его остановила жестом руки. – Прости меня. – И с этими словами он тоже оставил меня.

Уткнувшись головой в подушку, я плакала и плакала, пока слезы не закончились. Ну за что мне всё это?! Что я плохого сделала?! Мама?! Как же я буду теперь без тебя?! Зачем ты покинула меня?! Мое горе полностью заглушило физическую боль в теле, но зато пробило огромную дыру в душе.

В бесконечных мыслях, упреках и вопросах я уснула. Мне снились ужасающие сцены выпускной ночи, предательство Макса, которые перевернули мою жизнь. Сквозь сон я почувствовала пристальный взгляд ледяных глаз и прикосновение холодных и нежных рук. Дэниэль. Я даже рада была прекратить этот кошмар и открыла глаза.

В комнате было темно, окно раскрыто, тюль чуть колыхалась от легкого порыва ветерка. Я посмотрела по сторонам и включила настольную лампу рядом с кроватью. В комнате никого не было. Но этот взгляд и эти руки принадлежат только Дэниэлю. Значит он был здесь. Почему он не поговорил со мной?! Окно резко захлопнулось, и я вздрогнула. Встав с кровати, быстро кинулась к нему и выглянула на улицу. Внизу я увидела каменную дорожку, уходящую в аллею деревьев. И вдруг показалось, что в чаще деревьев стоит человек в белых штанах и рубашке и смотрит на меня. После нескольких секунд пристального взгляда, он отвернулся и зашагал по аллее. Быстро закрыв окно и задернув тяжелые шторы, прыгнула в кровать и укрылась с головой. После минутной засады под одеялом, трусиха высунула сначала глаза, потом и нос. В комнате снова никого.

Лежа на мягкой кровати и вдыхая запах эдельвейсов, заметила, что бок практически не болит, спина тоже. Я откинула одеяло и удивилась своему наряду, короткая ночная сорочка из черного шелка. Раны и даже рубца на теле не было, и вообще ни одной царапины. Как такая рана быстро зажила?! Осмотревшись, я удивилась хоромам, в которых находилась.

Во- первых, я лежала на белых шелковых простынях с гербом эдельвейса, как тогда видела на плаще Эдуарда. Во- вторых, кровать была круглой формы с дубовой резной спинкой и столбиками, которые поддерживали плотный тяжелый полог кремового цвета. В- третьих, белый мраморный пол с мягким ворсистым белоснежным ковром создавали атмосферу уюта класса люкс. Комната была очень огромной, в ней могли свободно поместиться две мои спальни. Я даже мысленно присвистнула от такой красоты. Справа от кровати были три огромных окна с тяжелыми плотными зелеными шторами, напротив – камин из мрамора, украшенный колоннами и барельефами, слева – массивный кожаный диван из зеленой кожи и два такие же кресла по бокам. Перед диваном красовался круглый стеклянный кофейный столик на резных дубовых ножках. На столе стояла огромная ваза из голубого фарфора с не менее огромным букетом кроваво- красных роз, и ваза с фруктами. В комнате было три двери. Та, которая побольше, видимо входная, а две другие, наверное, одна в ванную, а другая – не знаю. Надо бы проверить.

Я встала и пошла исследовать комнату. За одной дверью, как и думала, была ванная. Моя ванная по сравнению с этой - просто коморка. Я не переставала удивляться шикарному интерьеру. Перегородка посередине делила ванную комнату условно пополам. Со стороны окна к перегородке примыкала ванна с широкими деревянными ступенями. С обратной стороны крепилась столешница раковины. В этой зоне напротив перегородки не окно, а матовое стекло, за которым по центру находилась душевая кабина, а по бокам симметрично расположены помещение с унитазом и отсек для хранения хозяйственных принадлежностей. Большая часть помещения, как и сама перегородка, отделаны натуральным камнем травертином. На контрасте с его теплотой в отделку некоторых стен введен матовый холодный белый цвет покрашенного стекла. Арка, визуально поддерживающая перегородку, выполнена из темного экзотического палисандра.

Налюбовавшись этой красотой, я попала в другую комнату. Это была гардеробная. Целая комната- шкаф. Обалдеть! Во всю стену висело огромное зеркало, что зрительно делало комнату еще больше. Странно, но шкафы и полки были абсолютно пустыми. Смотреть на гардеробную без вещей как- то не хотелось, и я решила вернуться в комнату и посчитать розы. Их было ровно тридцать три, пахли просто прекрасно. Вдыхая пряный сладкий аромат кроваво- красных роз, услышала шаги за дверью. Я быстро запрыгнула в кровать, укрылась шелковым одеялом и притворилась спящей. Дверь открылась, и я приоткрыв один глаз, увидела Джессику с подносом в руках.

- Я знаю, что ты не спишь. Вставай давай. – Джессика одной рукой сорвала с меня одеяло и засмеялась.

Я не сдавалась и решила продолжать притворяться.

- Вот хитрюга! – Я почувствовала, что кровать продавилась, и она наклонилась к моему лицу. – Там Дэниэль хочет с тобой поговорить.

От этих слов быстро открыла глаза, желая увидеть его.

- Ага. Попалась?! – и она снова засмеялась.

Не скрою, что она мне понравилась. Очень милая девушка. Как говорится, я сразу чувствую хороших людей. Я вроде сканера всегда себя чувствую. И вот мой пристальный сканирующий взгляд сказал мне, что она приятная особа.

- На самом деле, - продолжила она, - он передал тебе привет и велел обнять тебя.

Я почувствовала ее сильные, но в то же время тонкие и хрупкие руки у меня на плечах. Объятия были теплыми и дружескими. Отстранившись от нее, решила спросить:

- Так почему он сам не пришел и не передал привет?

- Он немного занят, – смутившись сказала Джессика.

- Мне кажется, что где- то я тебя видела, – поднимая вопросительно брови, произнесла я.

- Я родная сестра Дэниэля. Мы очень похожи.

От такого заявления мои брови взлетели выше головы.

- Так, я смотрю тебе лучше. Как ты себя чувствуешь? – девушка быстро осмотрела рану. Не дождавшись ответа, она продолжила:

- Замечательно, даже рубца нет. Выпей это. – Она протянула мне стакан с желто- зеленой жидкостью, и я не хотя представила, что это моча.

- Что это? – не принимая стакан, спросила.

- Это эликсир, который затянул твои раны. – Она посмотрела на мое невозмутимое выражение лица и вложила стакан в руку. – Это смесь зверобоя и эдельвейса. Зверобой полностью залечивает раны, а эдельвейс укрепляет и придает сил. Пей.

Я быстро осушила содержимое стакана и поняла, что не такой уж эликсир и горький.

- Вот и умница. А теперь пойдем подберем тебе одежду. Не будешь же ты щеголять в одной ночной рубашке?

Я встала следом за Джессикой, и мы вышли из комнаты. Интерьер дома просто не переставал удивлять. В коридоре увидела винтовую лестницу на третий этаж и огромную мраморную лестницу на первый этаж. На стенах висели картины, на декоративных столиках стояли различные статуэтки. У меня сложилось впечатление, что я шла не по коридору дома, а по коридору музея. В огромных вазах на столиках были цветы. Стены были покрашены в золотисто- кремовый оттенок. Взирая на эту красоту и крутя головой на триста шестьдесят градусов, мы подошли к двери комнаты Джессики.

- Это моя личная комната. Проходи. – Она открыла тяжелую дубовую дверь и жестом пригласила войти.

Да. Комната шикарная. Спальня была большой и светлой. В ней два больших окна с красными плотными шторами. В левом углу огромная овальная кровать, в правом углу стоял большой диван из коричневой кожи. Самое приметное – большое трюмо слева от кровати. Ни телевизора, никакой другой техники в комнате не было. Войдя внутрь, встала по середине и, решив не показывать своего удивления, устремила взгляд на Джессику. Всё это время она стояла в дверях и наблюдала за мной. Увидев мой взгляд, она в секунду очутилась рядом и пошла к другой двери.

- Иди сюда. Здесь моя гардеробная. Эдуард не любит, когда моих вещей слишком много. – Она улыбнулась и добавила:

- Поэтому приходится держать их в отдельной комнате.

- Эдуард? – спросила я, не понимая причем тут он.

- Да. Он мой муж. – Она вышла из гардеробной с охапкой одежды и кинула ее на кровать.

- Ясно. Круто. – Это всё, что я выдавила из себя.

Следующие полчаса мы подбирали мне одежду. Хорошо, что размер у нас одинаковый. Чувствовала себя комфортно в компании с Джессикой, несмотря на то, что на душе у меня скребли кошки. Такое впечатление, что она моя близкая подруга, и мы не виделись с ней долгое время. Мы смеялись с ней перед зеркалом, кривлялись, и с ней почти забыла про горе. Подобрав одежду, джинсовые шорты и белую шелковую рубашку, мы принялись примерять обувь. У нее не оказалось ни одной пары обуви без каблуков, и пришлось обуть босоножки на невысокой платформе. Осмотрев себя в зеркале и завязав золотистые волосы в высокий хвост, я посмотрела на Джессику в ожидании очередной реплики типа: «Снимай это быстро.»

- Ты очень красивая, – услышала я со стороны. Вздрогнув, повернулась и увидела в дверном проеме Эдуарда, облокотившегося о дверь.

- Не пугай девчушку, – ласково сказала Джессика и грациозной походкой зашагала к нему.

Я расслабилась и улыбнулась в ответ Эдуарду. В этот момент они поцеловались. Выглядели они очень счастливыми и влюбленными. Я быстро сделала вид, что разглядываю себя в зеркале, чтоб не пялиться на их поцелуй и объятия.

- Нам пора, – сказал охрипшим голосом Эдуард, всё еще держа в объятиях жену. – Севастьян ждет тебя за завтраком.

- Я вроде ясно вчера выразилась, что не хочу его видеть. Или мне спуститься и повторить это еще раз? – невозмутимым тоном спросила я.

- Аника, – Эдуард в мгновение оказался рядом и взял мои руки в свои, - ты должна встретиться не только с ним, но и с другими членами твоей семьи.

- Моя семья умерла! – отрезала я грубо и почувствовала слезу на щеке.

- Нет, моя дорогая. У тебя есть мы. Мы теперь твоя семья. Ты нужна нам, а мы нужны тебе. – Он сверлил меня пристальным взглядом. – Нам всем очень жаль, что ты потеряла маму. Но нужно жить дальше, нужно идти вперед, не оглядываясь. В нашей жизни всё временно, Аника. Так что нужно наслаждаться всеми моментами в жизни, ведь они могут и не повториться. Пойдем. Там ты получишь ответы на все свои вопросы. Время пришло.

- Ну наконец- то. А то я думала, что оно не придет никогда. Тогда пошли, – смахнув слезу, высокомерно хмыкнула и пошла к двери.

Джессика улыбнулась мне и обняла за плечи.

- Всё будет хорошо, – шепнула она, и мы втроем пошли вниз.

Спустившись по огромной белой мраморной лестнице и проходя через комнаты, я мысленно составляла список вопросов. Так, сначала спрошу, почему ты нас бросил, затем, зачем я вам нужна, и кто вы собственно такие. Потом надо спросить про мои глаза, а именно про их меняющийся цвет. Затем спрошу про родителей Макса. Вспомнив о Максе, сердце невольно сжалось и, казалось, что оно разорвется на части от его подлого предательства. Сразу вот так и не вспомнишь всего, что хотела спросить. Ах, да. Нужно поблагодарить за подарки и попросить отвезти меня домой.

Мы вошли в зал. В комнате за большим обеденным столом сидело пятеро человек: Севастьян, Дэниэль и еще два незнакомых мне мужчины и девушка. Скажу сразу, девушка мне не понравилась. Конечно она была красивой, с темно- каштановыми длинными волосами, курносым носом, пухлыми губами, подведенными красной помадой, карими глазами, но ее стервозный и презрительный взгляд выдал ее сразу. У нее на лбу было написано: «Осторожно, перед вами стерва!» И еще она сидела рядом с Дэниэлем, слишком близко.

Все сразу встали.

- Здравствуй, дорогая. Присаживайся, – сказал папа и жестом пригласил сесть напротив себя во главе стола.

Я подошла к столу и села на указанное место. Джессика и Эдуард расположились рядом. Все сели. Чувствовала себя неуютно. Меня сверлили глазами, как могли. Севастьян мило улыбался, Дэниэль пронзал ледяным взглядом, стерва сверлила своими карими глазами, двое мужчин внимательно разглядывали меня. В общем, конфуз был таким, будто я пришла на прием к гинекологу.

- Рад тебя видеть в здравии, – сказал Дэниэль, и мое кислое лицо расплылось в улыбке.

- Мы приветствуем тебя в нашем Ордене, Жрица, – сказал один из мужчин, и я забыла про вопросы, которые хотела задать.

Хмм... Жрица. Где- то я это уже слышала. Наставник. Это он меня так назвал. Ладно, возьми себя в руки и соберись. В комнате повисло молчание. Как только я решила открыть рот, Севастьян встал и лучезарно улыбнулся.

- Аника, давай познакомлю тебя с твоей семьей. Это Эдуард, мой сын. – Он показал жестом на него. – Но ты с ним уже знакома, как и с его женой Джессикой, – перевел свой взгляд на нее.

Кто?! Сын?! Он мой брат?! Обалдеть. С каждой секундой всё интереснее и интереснее.

- Это Анжелика. – Он подошел к девушке и положил свою руку на ее плечо. – Она моя дочь.

Нет?! Только не это. Она мне не сестра. Мне не нужна сестра- стерва. Анжелики, что все стервы?!

- Эдуард и Анжелика твои сводные брат и сестра.

Я приторно улыбнулась, радуясь новым родственничкам, и сидела в ожидании новых открытий.

- Это Дэниэль, – папа подошел к нему. – Он представитель Ордена Сокола. Мы ему обязаны за твое спасение.

- Спасибо, – неловко произнесла я, обращаясь к Дэниэлю. На его лице появилась усмешка.

- Пожалуйста, – бросил он и отвернулся.

Вот и поговорили. Класс. И чем я заслужила такое отношение?!

- Это Пит и Мариус, братья- близнецы. Начальники стражи нашего ордена.

Мужчины привстали и поклонились. Они и вправду были похожи. Широкоплечие, мускулистые шатены с длинными волосами, черными глазами и большими прямыми носами. Как же их различать?!

- Очень приятно, – отрезала я.

Отец вернулся на свое место и кивнул кому- то. Через секунду в комнату стали заходить люди и накрывать на стол. При виде еды слюни сами полились потоком. Как же вкусно пахнет. Не ожидая никого, принялась поглощать еду. Отец удивленно поднял брови, потом кивнул, и все принялись есть. Так что, я должна была ждать его разрешения, чтоб начать есть?! Ха...Сейчас. У меня сложилось такое впечатление, что ели они для вида. Еда в тарелках была почти не тронутой. Я съела всё, что можно было и, почувствовав первый признак сытости, отложила столовые приборы. В этот момент все прекратили трапезу. Странно.

- Аника, полагаю у тебя есть к нам вопросы, – заметил Севастьян и улыбнулся.

Быстро перебирая весь список вопросов, не знала, что спросить первым. Но вопрос сам сорвался с моих губ.

- Кто вы?!

- Мы представители Ордена Ягуара, вампиры.

- Вампиры?! – неуверенно и ошарашенно переспросила.

- Да. И ты одна из нас, – сказал папа и, заметив мое замешательство, добавил. – Ты рождена вампиром, но полное превращение произойдет в твое совершеннолетие. Сейчас же у тебя появляются только первые признаки.

- Мои глаза? – спросила я, не веря его словам.

- Да, – ответил отец. – Они меняют цвет под твое настроение, как и у всех нас.

Вот и приехали. Я теперь вампир. Что может быть лучше?! Вот правда, за что мне такое счастье?! Нет, они путают. Я человек, ведь моя мама, она же нормальная. Не то, чтобы я плохо переносила вампиров. Просто вот так вот взять и поверить, что они существуют или то, что я вампир, трудновато. Я читала книги про вампиров, смотрела фильмы и не стану скрывать, что они мне даже нравились. Но это же совсем другое дело. Ладно, послушаем дальше.

- Ты не простой вампир, а наша Жрица. Ты носитель гена ягуара. Ты наша спасительница, наш предводитель и защитник.

Вообще круто. Носитель гена ягуара?! Я посмотрела на Эдуарда в надежде, что он сейчас скажет, что это розыгрыш, но он просто кивнул в ответ. Ладно, не так уж это и страшно. Вампир так вампир.

- Когда я смогу уехать домой? – спросила я, пристально глядя на папу.

- Ты дома. Теперь здесь твой дом, – резко ответил отец и сверкнул глазами.

- Но, но... - начала я, но меня перебили.

- Дом, где ты жила раньше, сгорел. Тебе некуда ехать, дочка. Твоя семья здесь.

Я почувствовала, что слезы покатились из глаз. Что же мне теперь делать?! Как мне жить дальше?! У себя на колене почувствовала руку Джессики.

- Не плачь, дорогая. – Она взглянула мне в глаза и добавила. – Всё будет хорошо.

Я выдавила из себя тень улыбки.

- Спасибо, – прошептала и вскрикнула от резкой боли в голове.

Я схватилась за голову руками, пытаясь уменьшить боль.

- Аника, что с тобой? – папа в мгновение оказался рядом.

- Всё нормально. Просто голова заболела. Такое впечатление, что она сейчас лопнет.

Подавляя новый приступ боли, я сильнее сжала голову и зажмурила глаза. Открыв их увидела, как Джессика положила руки мне на голову и закрыла глаза.

- Это последствия легкого сотрясения. Скоро всё пройдет. – И от ее прикосновений боль ушла, будто она ее забрала в свои руки.

- Спасибо. Мне легче, – промямлила я и только сейчас заметила, что все стояли рядом со мной с обеспокоенными взглядами, кроме Дэниэля и Анжелики. Они так и сидели на своих местах, будто ничего не случилось.

- Тебе нужно отдохнуть, – произнес отец и помог подняться.

Не знаю, что на меня нашло, наверное, сотрясение дает о себе знать, и я обняла папу. Его объятия были такими родными. Я уткнулась носом в его грудь и вдохнула запах эдельвейсов.

- Я рада, что ты у меня есть, – прошептала и отстранилась.

- Я люблю тебя, дочка. – Он поцеловал меня в макушку.

- Ты можешь гулять по территории особняка спокойно. Всё под охраной. – В знак согласия Пит и Мариус кивнули, и отец добавил, – Можешь продолжать тренироваться. Эдуард и Дэниэль помогут тебе не потерять формы и научат новым трюкам.

- Хорошо, – сказала я и улыбнулась Эдуарду.

- Я думаю, мы можем продолжить разговор позже. А сейчас отдохни.

Я кивнула и посмотрела на Дэниэля. Почувствовав мой взгляд, он резко повернулся ко мне и едко улыбнулся.

- Я не хочу отдыхать. Раз уж можно тренироваться, то тогда займусь делом. – Я не сводила взгляд с Дэниэля и едко улыбнулась ему в ответ.

Ну что за тип такой?! Как кобра. Столько едкости и яда, прям ужас какой- то.

- Братик, ты ж поможешь мне? – я подошла к Эдуарду и заглянула в глаза.

- Конечно, моя дорогая.

Мы вышли из дома, прошли мимо огромного фонтана, свернули с грунтовой дорожки и оказались на зеленой лужайке. Вокруг сочного луга росли розы различных оттенков: белые, красные, желтые, розовые, черные. Воздух был пропитан вечерней свежестью и слащавым ароматом цветов. Территория двора очень большая. Это ж сколько обслуживающего персонала нужно, чтоб поддерживать такую красоту! Закрыв глаза, прислушалась к доносящимся звукам: прекрасная трель соловья, вызывающая чувство упоительного волнения, ритмичное отстукивание дятла, плеск освежающей воды фонтана.

- Здесь чудесно! – воскликнула я и стала кружиться с закрытыми глазами, стараясь впитать в себя всю красоту окружающей природы.

- Мы будем тренироваться здесь, – улыбаясь моей реакции, произнес Эдуард.

- Здесь? Прям на траве? – спросила я, открыв глаза.

- Ага. Или ты думала, что ты будешь падать на маты? – лукаво спросил он.

- С чего ты взял, что я буду падать? – подняла вверх брови. – Ты думаешь, что я плохо дерусь?!

- Нет, что ты. – Эдуард замахал руками в свое оправдание. – Но мы сейчас проверим.

Я упала сразу. Он просто сбил меня с ног. Учитывая его скорость, вообще не удивительно, как я его заметила.

- Ладно. Аника, я не буду пока использовать преимущества вампира. Дам тебе поблажку. – Брат сверкнул глазами и опять сбил меня.

Я не могла атаковать, просто ловко отражала его многочисленные удары. Блокироваться получалось лучше. Сила, с которой Эдуард наносил удары, была немыслимой. Стиснув зубы, старалась наброситься, но силы не равны.

- Это всё на что ты способна, Жрица?

- Нет, – едко бросила и поняла, что начинаю злиться.

Я бросилась на него, желая нанести удар по кадыку. В последний момент присела и сделала сокрушающую подножку. Вампир упал навзничь, но тут же встал. Не теряя времени, быстро встала и нанесла удар ногой в живот, затем занесла руку, чтоб ударить в голову, но тут мою руку поймали, и я оказалась в сильных тисках вампира.

- Не плохо. Значит, чтоб ты дралась нормально, нужно тебя разозлить? – шепнул мне на ухо Эдуард.

- Отпусти! – начала вырываться из железных объятий, как могла.

- Врага ты тоже будешь просить отпустить?!

Я замахнулась ногой и сильно наступила брату на ногу. Тиски немного ослабли. Сразу повернулась в кольце рук и ударила его своей головой, одновременно нанося удар коленом по ногам. От удара в голове все поплыло. Эдуард схватился за голову и зарычал. Неужели я смогла нанести ущерб своей головкой вампиру?!

- Тебе больно?! – Я подбежала к брату, пытаясь посмотреть ему в глаза. – Прости. Я не хотела, – потянулась, чтоб он убрал руки от головы.

В этот момент увидела улыбку и потом оказалась перевернутой через бедро. Земля была очень твердой. Похоже утром будет огромный синяк на полбедра.

- Аника, никогда так не делай.

- Но я думала тебе больно! – корчась от ноющей боли, прошипела.

- Тебя не должно волновать, больно врагу или нет, – с веселой улыбкой произнес Эдуард.

- Но ты не враг. – Я легла на сочную мягкую траву и закрыла глаза.

- В бою перед тобой будут враги. – Он подошел ко мне и протянул руку.

Я приоткрыла глаза, и передо мной стоял Эдуард с лучезарной улыбкой и протянутой рукой. Мой рассудок решил, что на сегодня тело хорошо настрадалось и не прочь отдохнуть.

- На сегодня хватит, – я приняла помощь брата и встала. – Не забывай, что я не вампир! – и кулаком ударила его по плечу.

Мы не спеша направились в сторону особняка. Мне же надо всё разузнать про вампиров. Думаю, лучше попытаться сейчас.

- Эдуард, какие преимущества у вампира?

- Скорость, сила, обоняние, быстрое восстановление незначительных ран – основное наше преимущество, не считая особых даров Князя.

- Да уж, сила и скорость огромны! – улыбаясь добавила я. – На себе ощутила. Бедро до сих пор болит. Что за дары?

- Дары от Князя. Ими обладают только рожденные вампиры, и то не все. – Брат посмотрел на мою любопытную рожицу и, улыбаясь, добавил, – Хочешь знать, какие именно?

Я кивнула и присела на край бортика фонтана, давая понять, что спрашивать буду много. Эдуард опустился рядом и обнял меня за плечи.

- Вампиры с дарами очень почитаемы. В нашем ордене много вампиров, обладающих талантами. Например, Джессика обладает даром целителя.

Я вытаращила глаза и удивленно посмотрела на него.

- Она делает целебные настои и эликсиры. Одним прикосновением может оценить нанесенный вред вампиру и частично его вылечить. Это очень редкий дар. Она тебя и вылечила.

- А я то думала, как моя рана так быстро затянулась.

- Пит и Мариус – лучшие бойцы и воины ордена. В бою им нет равных.

- А ты?

- Наши силы равны. – Эдуард улыбнулся и посмотрел мне в глаза. – Но ты будешь сильнее всех нас.

- А у Анжелики какой дар?

- Боюсь, что Князь решил не тратить даров впустую, – и засмеялся.

- Мда...Она мне не понравилась, – добавила я и сморщилась от представленного ее высокомерного вида.

- Она хорошая. Уверен, что вы подружитесь, – лукаво произнес брат и подмигнул.

- Издеваешься, да?! – я пхнула его, и Эдуард упал в фонтан.

Упс...Понимая, что натворила, и что меня ждет, быстро побежала с криками обратно на лужайку. Повернув голову в сторону фонтана, чтоб убедиться, бежит ли уже за мной расплата, я увидела, что Эдуард стоит весь мокрый. Желтые глаза не сулили ничего хорошего. Повернув голову обратно, в кого- то врезалась. Дэниэль. Он смотрел леденящим взглядом и еле сдерживал смех.

- Искупала Эдуарда? – насмешливо бросил Дэниэль.

- Спаси меня! – умоляюще произнесла и спряталась за его спину.

- Аника, куда ты так убежала? – я выглянула из- за спины спасителя и увидела, как Эдуард неторопливо ковыляет в нашу сторону. – Я ж не собираюсь тебя бить.

- Точно? – спросила я из укрытия.

- Эдуард, как она тебя свалила в фонтан?! – Дэниэль разрывался от смеха. – Это ж невероятно. Она ж человек.

- Она Жрица. Не забывай об этом, – улыбаясь и поправляя мокрые волосы, произнес брат. – Она застала меня врасплох.

Стоя за спиной Дэниэля и выглядывая, как шпион, я поймала себя на мысли, что с ним я чувствую себя в полной безопасности. И вообще, со спины он был не менее прекрасен: сильные мускулы, выпирающие через черную футболку так и притягивали к себе. Мне хотелось просто прижаться к нему, закрыть глаза, и утонуть в нем. Холодный рельефный торс, манящий шлейф цитруса и прохладной свежести. Разум отключился, и я мысленно потянулась к его спине. Как же приятно прижиматься к холодному телу и вдыхать пьянящий аромат. Кажется, я это сделала всерьез. Ой... Я приоткрыла глаза и убедилась в этом. Дэниэль повернулся и вопросительно поднял бровь.

- Так сильно испугалась? – я быстро высвободила его из объятий.

- Нет...То есть да, – залепетала, желая провалиться под землю.

- Мне нужно в патруль. Увидимся позже, – не сдерживая улыбки, процедил сквозь зубы Эдуард.

Я отошла от Дэниэля на шаг назад, чтоб не сделать очередную глупость. Он так и притягивает меня к себе. Хочется заговорить с ним, бесконечно смотреть в глубину этих холодных глаз и ощущать его сильные и нежные прикосновения.

- Дэниэль, не обижай мою сестру! – брат лукаво улыбнулся и сделал жест рукой, показывающий, что ждет его, если он ослушается.

- Да Бог с тобой! Кто ж ее тронет, – насмешливо бросил Дэниэль и оценивающе осмотрел меня с ног до головы.

- Тогда я тоже пойду, – сказала я, смотря вслед брату.

- Куда же ты, дорогая? А тренировка?

- Она уже закончилась. Еще пару бросков через бедро я не перенесу.

Я сделала только один шаг в сторону особняка, как меня тут же сбили с ног. Ну что такое, а?!

- Ах ты, засранец! – прошипела я и бросилась на него.

- Покажи мне, что ты умеешь, детка, – оскалившись, произнес Дэниэль.

Внутри меня уже кипела ярость и злость. Мне просто хотелось надрать ему задницу за то, что он атаковал со спины. С разбегу в прыжке хотела нанести удар ногой, но он вовремя увернулся, и я приземлилась на четвереньки, проскользив по траве пару метров.

- Дорогая, ты злишься? – едко спросил Дэниэль.

- С чего ты взял, милый?! – и кинулась на него.

Пытаясь задеть наглое смазливое личико, наносила всё новые и новые удары. Но все безрезультатно. Он с легкостью ловил мои руки, при этом даже не пытаясь ударить. Прокрутившись на сто восемьдесят градусов, замахнулась от плеча. Удар должен был быть сокрушительным. Но я ловко оказалась в холодных сильных руках.

- А ты быстрая, моя драгоценная, – он прошептал на ухо, и мое тело покрылось дрожью.

Ярость и злость исчезли, и мне хотелось, чтоб эти объятия не прекращались. Я стояла прижатой к нему спиной, и его руки властно держали меня. Я выгнулась навстречу, подставляя открытую шею. Пьянящий аромат, холодные руки одурманивали. Дэниэль наклонился к шее и стал прокладывать поцелуями дорожку. Я закрыла глаза от наслаждения, мысленно моля его не останавливаться. Дэниэль развернул к себе и пристально посмотрел в глаза.

- Аника, – прорычал он и страстно поцеловал меня.

Поцелуй был властным, но нежным, и я ответила на него. Руки поползли к шее и вцепились в шелковые холодные иссиня- черные волосы. В этот момент я потеряла связь с миром. Для меня мир – это Дэниэль, его сильные холодные руки, леденящий взгляд. Я готова была раствориться в нем. Да что со мной такое?! Почему он вызывает бурю эмоций и чувств?! Внутри все трепетало, сжималось, требовало прикосновений Дэниэля еще и еще. Вдруг он отстранился, все еще тяжело дыша, и произнес:

- Прости меня. Не стоило.

- Не говори так, – прошептала я и потянула за шею.

Я поцеловала его. Но Дэниэль отстранился, убирая мои руки с шеи.

- Почему? – спросила, не понимая его действий.

- Не надо, – хмыкнул он и скрылся из виду.

Так, что это было?! Почему он так себя ведет?! Сначала целует, потом говорит «не стоило». Что это значит? Может я ему нравлюсь? Если это так, то почему бы мне это не сказать. А нравится ли он мне?! Конечно нравится. В меня кто- то грубо врезался, и я упала.

- Да что же это такое?! – закричала я, но повернувшись никого не увидела.

И тут снова меня кто- то толкнул.

- Девочка моя, это ты! – я уставилась на гарпию, которая присела на мои колени. - Зачем же ты меня толкнула?! – я стала чесать ее шейку. - Как ты?

По ее бодрому виду и игривому взгляду поняла, что с ней всё в порядке.

- Я скучала, – и сгребла гарпию в медвежьи объятия.

Вместе с моей красавицей мы направились в дом. Сегодня больше я никого не видела. Приняв душ, немного взбодрилась и, почувствовав непомерную усталость, легла на кровать. Как только голова коснулась подушки, провалилась в сон.

Проснулась от ощущения, что кто- то нагло стянул простынь. Приоткрыв один глаз, увидела гарпию, сидящую на кровати.

- Еще пять минут! – зевнув, сонно пробормотала я и повернулась на другой бок.

Да, сейчас. Пять минут ведь это огромный срок для терпения моей красавицы. Тело вдавилось в кровать от веса гарпии. Она от меня не отстанет так просто. Надо вставать. С ней даже будильник не нужен. Вот зачем меня будить, ведь идти никуда не надо?!

- Ладно, ладно. Всё. Встаю, – повернулась на спину, наблюдая за птицей.

Похоже ей нравилось сидеть на мне. Вот как только объяснить ей, что если желудок сейчас приклеится к позвонку, будет неприятно.

- Что ты хочешь? – спросила, впитывая пристальный взгляд. А когда поняла, чего от меня ждут, добавила, – Пробежка? Ой, нет, только не это. – Я отвернулась обратно на бок.

От моих слов гарпия радостно замахала крыльями, обдавая меня потоком ветра.

- Ты ведь не отстанешь, да?! – моя красавица в удивлении склонила голову на бок.

Обычно утром я вставала на пробежку. Естественно, гарпия тоже принимала в ней участие: летала вокруг меня, иногда даже подталкивала в спину, когда я останавливалась, чтобы перевести дыхание. В общем передохнуть не получалось, инструктор у меня строгий: может клюнуть или свалить и придавить собой. Я бегала вокруг дома, слушая при этом музыку. Хорошее было время. Тоска вновь навалилась огромным булыжником. Отгоняя грустные мысли, встала, скинув с себя тяжелую ношу, и пошла одеваться. Так, одежда у меня после вчерашнего грязная. Больше надеть нечего. Придется идти к Джессике. Стоя у двери, размышляла, а вдруг они спят. Вроде Джессика говорила, что эта комната ее шкаф. Тогда там никого нет. Преодолевая скованность, потянула тяжелую дверь. Никого нет. Хорошо. Гарпия залетела следом. Конечно, мой главный советчик в моде. Зайдя в гардеробную, глаза разбежались в недоумении. Сколько же тут одежды! Неудивительно, что Эдуард переместил ее шкаф сюда. Но я переживала зря. Гарпия клювом вытянула охапку вещей. Можно сказать, я уже одета. Из предложенных вещей мой взор привлекли белые кожаные обтягивающие штаны и шелковая кофта без рукавов с глубоким вырезом на груди лазурного цвета. Одевшись, мы направились на пробежку.

На улице было свежо и прохладно. Лес погряз в синеватой дымке. Скромные лучи солнца пробуждали от сна цветы на клумбах. Тишину нарушал только плеск фонтана. Я остановилась на пороге, взирая красоту и исходящую мощь лесной чащи. Гарпия приземлилась на плечо, давая понять, что хватит стоять и бездельничать. Махнув головой в сторону леса, тихо произнесла:

- Исследуем лес? – гарпия радостно крикнула и взлетела.

Улыбнувшись, я побежала за ней. Казалось, что тишину нарушает только топот моих ног. Приторно- сладкий аромат ворвался в нос. Плеск фонтана все отдалялся от нас, и наступившая тишина сдавила голову. Я оказалась в лесу. Воздух, как будто стал прохладней. Где- то совсем рядом пел сверчок. Я улыбнулась и вдохнула поглубже. На душе стало легко и спокойно. Все мысли, переживания растворились в глубине леса. Деревья завораживали мощью, силой. Сквозь непреступную крону врывались утренние лучи солнца, рассекая лес словно мечами из света. Удаляясь все дальше и дальше, послышалось пение птиц и звук плескавшейся воды. Сгорая от любопытства, что же впереди, река или озеро, я ускорила темп бега. Гарпия не отставала и кружила надо мной, купаясь в световых мечах. Уклоняясь от колючих кустарников и перепрыгивая через валуны и пни, выбралась из чащи и оказалась на поляне.

- Как красиво! – воскликнула, прерывая шум воды.

Озеро. Передо мной оказалось озеро, со всех сторон захваченное в плен лесом. Картина была впечатляющей. Закрыв глаза, вдохнула. Свежий прохладный воздух ворвался в легкие. Чувствовались нотки шиповника и колокольчиков. Я вновь оглядела озеро. Стоп. Я его уже видела во сне. Это то место, где сидел Князь. Так, ладно. Не стоит паниковать. Лес вроде бы не похож. И вообще, мало ли озер таких, похожих друг на друга. Успокоившись, я присела на берег. Гарпия приземлилась рядом. Солнце уже полностью царило над лесом. Жаркие лучи готовы были расплавить меня.

- Как думаешь, ничего страшного, если я поплаваю? – бросила на гарпию заговорщический взгляд.

Моя красавица сверкнула глазами и взмыла в небо. Я не спеша поднялась и подошла к воде... Вода озера переливалась от настырных лучей солнца мириадами лучезарных голубых огней. Казалось, если бросить в него камушек, то оно тут же потемнеет, обидится на грубое вторжение. Я разделась и вошла в воду. Каждое движение обдавалось прохладной живительной волной... Проводя по воде руками, восхищалась круговыми узорами ... Вода приятно растворяла в себе и дарила успокоение... На противоположном берегу ожили белые кувшинки, покачиваясь от легких волн. Я просто наслаждалась прохладой, лучами солнца и дивным ароматом леса. Заплыв на середину озера, почувствовала пристальный холодный взгляд. Обернувшись, увидела фигуру на берегу. Дэниэль. Опять мурашки прошлись по телу.

- Вылезай из воды, – обеспокоенно крикнул он.

- И тебе привет, милый. – Я обезоруживающе улыбнулась.

- Ты, что, меня не слышишь? – гневно бросил Дэниэль.

- Слышу, – крикнула я и показала язык.

- Еще и дразнишься! Вот вылезешь, и я тебе его оторву, – улыбаясь сказал он, не убирая гневного тона.

- Тебе надо отрывать, ты и лезь в воду. – И поплыла все дальше и дальше.

- Дорогая, ты ж не будешь купаться голой целую вечность, – дерзко произнес он, делая особый акцент на слове «голой».

Вот зачем умничать, я не понимаю. То он нежный, то дерзкий, не поймешь его. Даже с большого расстояния нельзя было не залюбоваться его очаровательной красотой. Черные волосы под ярким солнцем отдавали синевой, глаза смотрели так пристально, что казалось озеро заледенеет, расстегнутая черная рубашка открывала мощный торс. Как хорошо, что я в озере, а то опять бы обняла его «мысленно».

- Так ты идешь?

- А что, похоже, что я плыву обратно? – саркастически спросила я.

- Даю последний шанс, Аника, – сказал он и подозрительно улыбнулся.

Мне эта улыбка на грани усмешки не понравилась. Он что- то задумал.

- И что ты мне сделаешь?

- Ты упустила свой шанс. – Он отвернулся и пошел в сторону леса. Потом резко остановился и нагнулся. Он что- то взял в руки и, повернув голову в мою сторону, насмешливо улыбнулся. Как только я осознала, что у него в руках, возмущение на грани злости комком застряло в горле. Это же мои вещи!

- Чао! – бросил Дэниэль и послал воздушный поцелуй.

- Стой. Отдай вещи! Ты обалдел что ли?! – кричала я, начиная плыть в сторону берега.

Но не удостоив мои реплики и взглядом, он просто махнул рукой и скрылся в лесу.

- Дэниэль! Вернись! Я убью тебя, слышишь?! – но я уже кричала в безмолвный лес.

- Класс! – буркнула я и со всей силы ударила по идеально ровной поверхности воды. – Хорошо поплавала. И что же теперь делать?!

Как на зло и гарпии рядом нет. Не пойду же я в таком виде в дом. Утро выдалось хорошим, ничего не скажешь.

- Ну Дэниэль, ты у меня получишь! – промямлила я себе под нос. Возмущения было столько, что оно уже выливалось через край.

Не зная, как поступить, вылезла на берег. Все- таки я в нижнем белье, это же не значит, что я голая, учитывая тот факт, что нахожусь на озере. Как только сделала шаг в сторону леса, меня резко кто- то толкнул в грудь, и я полетела прям в озеро. Выплыв и жадно хватая воздух, чувствовала, что, кто бы это не сделал, ничего хорошего его не ждет. Гнев, как шипы, колол изнутри тело. Конечно! Кто бы мог такое сделать! Я уставилась грозным, испепеляющим взглядом на мертвеца. Дэниэль.

- Ты труп, ты уже знаешь об этом? – истеричным тоном спросила, плывя на берег.

Дэниэль скрутился от смеха. Но увидев мой взгляд и настрой, резко сделал серьезный вид. Получалось у него не очень. Через несколько секунд он опять засмеялся.

- Труп?! Ты серьезно?! – сквозь смех спросил он.

- Думаешь, я шучу? – почти подплыла к берегу.

- Это тебе за то, что не ответила на воздушный поцелуй, дорогая, – перестав смеяться, игриво заявил он.

- Извини, но он был таким слабым, что не смог долететь до меня. Видимо, потонул, как Титаник, – съязвила я, вылезая на берег.

Судя по выражению его лица, мои слова сильно задели. Дэниэль резко стал серьезным, холодным, неприступным и дерзким. Подойдя к нему, занесла кулак и направила в дерзкую морду, но руку тут же перехватил и сказал:

- Без белья ты смотрелась лучше, – все еще сдерживая удар, заявил он.

- Что?! Ты оборзел?! – я возмущенно крикнула.

А потом мои глаза вылезли на лоб. Я вспомнила, что в душе меня кто- то поймал. Если это действительно был он, то видел меня голой. Черт! Дэниэль заметил мою реакцию и понял, о чем думаю. Он улыбнулся и добавил:

- Одевайся, Севастьян ждет тебя, – и подал одежду.

Всю дорогу мы шли молча. Идя за ним по пятам, старалась избегать холодного взгляда. Сцены с озера вихрем крутились в голове. Я пыталась разобраться со своими чувствами и эмоциями к дерзкому холодному типу: иногда мне хочется прикоснуться к нему, бесконечно глядеть в холодные глаза, а иногда хочется ударить или оскорбить и убить одними словами. Когда вижу его, рассудок отключается, и мозг начинает мечтать и грезить о нем, что, говоря, не очень хорошо получается. Как вспомню сцену, когда «мысленно» обняла, так вообще до сих пор хочется под землю провалиться. А когда Дэниэль начинает дерзить или насмехаться, рассудок просыпается и начинает колотить молотком мой глупый мозг с репликами: «О чем ты только думаешь?! Ни на секунду оставить нельзя!».

У порога дома уже ждал отец: высокий, красивый, в элегантном костюме цвета горького шоколада и рубашкой под цвет глаз. От него тянуло силой и мощью даже на расстоянии. Как странно думать о нем. Раньше я мечтала, чтоб он у меня был, ругала судьбу. А теперь, когда папа рядом, и можно подойти к нему, обнять и прикоснуться, я чувствую себя чужой и раздавленной.

- Доброе утро, Аника. Где ты была? – тепло спросил отец и обнял меня.

- Я была на пробежке и ... - меня перебили и не дали договорить.

- Она купалась в озере и отказывалась вылезать, – строго бросил Дэниэль.

Я в диком возмущении, что он еще и жалуется на меня, опустила глаза и боялась посмотреть на отца. После слов Дэниэля, Севастьян посерьезнел в лице и спросил:

- Это правда?

- Да, – ответила я почти шепотом, все еще не поднимая головы. – Но что в этом такого страшного?

- Дэниэль спасибо тебе. Можешь быть свободен, – папа кивнул головой ему, и тот сразу скрылся в доме.

- Аника, - произнес отец ласковым тоном, приподнимая рукой мою голову за подбородок, - нам нужно обо всем поговорить. Ты должна многое услышать и осознать.

- Хорошо, папа – ответила, делая акцент на последнем слове. Все- таки, как странно его произносить. Прозвучало как- то отстраненно и глухо, но Севастьян тут же сгреб меня в объятия и прошептал на ухо:

- Пойдем, дочка.

Мы поднялись на третий этаж и вошли в огромное помещение, называемое кабинетом. Да тут же можно хороводы водить. В моем понимании, кабинет – это комната, где есть стол с компьютером, стул, диван, книжный шкаф, ну и телевизор в крайнем случае. Теперь поняла, насколько глубоко ошибалась. Я оказалась в огромной темной комнате. Несмотря на три окна, занавешенных фиолетовыми тяжелыми шторами, казалось, что здесь никогда не появлялся луч света. В центре стоял большой дубовый стол, напротив него разместился шикарный диван из черной кожи и четыре кожаных кресла. Справа от стола – камин из белого мрамора с различными старинными вазами. За дубовым столом находились пять шкафов, забитых от пола до потолка книгами. Это ж сколько тут книг! Я бы и в жизни столько не прочитала. Стены бежевого цвета и белый мраморный пол оживляли комнату и спасали от непробудной темноты. На потолке зажглась огромная хрустальная люстра, озаряя кабинет светом.

- Присаживайся, – сказал Севастьян и указал мне на диван.

Я послушно села, и подо мной кожа неприятно хрустнула. Диван был настолько большим, что ноги не доставали до пола. Отец занял место за столом.

- Аника, я должен тебе многое рассказать, – произнес серьезно он. – Я постараюсь ответить на все твои вопросы, – добавил отец и ожидающе взглянул на меня. – Ты готова?

- Да, – коротко ответила и удобней расположилась на диване.

- Разговор будет долгим. Может желаешь перекусить? – заботливо спросил папа.

- Кофе и круассаны, если можно.

И тут буквально через минуту в комнату вошла девушка с подносом в руках. Она поставила кружку кофе и тарелку круассанов и молчаливо удалилась. Как она узнала, что принести, если отец ни слова не сказал и даже жест никакой не сделал?! Я от удивления округлила глаза и уставилась на него.

- Моя способность, – ответил папа на мой не заданный вопрос. – Я могу мысленно отдавать приказы другим вампирам.

Я кивнула, не в силах произнести ни слова, и отец удобней устроился в кресле и начал рассказ.

- Вампиры появились пять тысяч лет назад. Наш прародитель - Магнус. Еще мы его называем Князь Магнус, Князь всех вампиров. Когда- то он был человеком, и у него была семья, любящая жена Габриэла и красавица- дочка Эдельвейсия. Когда дочка выросла, Магнус нашел для нее будущего богатого мужа. Он очень любил свою дочь и желал ей только добра. Но сердце Эдельвейсии уже было занято другим. Его звали Ларс. Естественно, дочь не захотела подчиниться воли отца и отказалась принять жениха. Эдельвейсия была очень красивой, нежной девушкой. Не влюбиться в нее было невозможным. Магнус вместе с женихом убили Ларса, надеясь, что от горя девушка согласится принять жениха. Но этого не произошло. От горя Эдельвейсия пошла на самоубийство. Она так страдала, что отказалась от жизни, желая воссоединиться с любимым. Погибла милая девушка от лапы льва. Магнус от потери дочери обезумел, сошел с ума. Он винил в ее смерти только себя. Когда он нашел ее в поле, Эдельвейсия была еще жива. Последними словами, сказанными отцу, были: «Ненавижу! Ненавижу тебя! Никогда не прощу!» Магнус в бешенстве и от бессилия убил сначала жениха, потом и свою жену. Магнус был жестоко наказан самим дьяволом. Он превратился в чудовище, которое боялось света, чтобы он никогда не смог увидеть лучей солнца, боялось воды, дабы никогда не смог смыть крови со своих рук, в чудовище, главным блюдом которого служила кровь. Он был проклят. Дьявол сказал, что он может получить прощение, но чудовищем он быть не перестанет, и простить должна Эдельвейсия. В бешенстве и жажде убийств и крови, Магнус пил кровь людей и обращал их в вампиров. После многочисленных убийств дьявол вновь явился к нему. Дьявол пригрозил, что если он не получит прощения, то будет мучиться и жить вечно, одиноким в своей боли и горе. Дьявол сказал: «На месте гибели чистой души вырастет прекрасный, как и твоя дочь, цветок. Он смертелен для тебя. Но на поле, пропитанным ее кровью, цветок может погибнуть. Ты должен сохранить ему жизнь. Отнеси его в то место, где его никто не найдет и не использует в своих целях. Имя ему Эдельвейс. Также ты должен исправить бесчинства, созданных тобою тварей.»

Я без дыхания слушала папу, и на глазах наворачивались слезы за эту девушку. Кружка, как и тарелка с круассанами, уже была пустой.

- Проходили столетия. Вампиров становилось всё больше и больше. Сначала они жили по одиночке, потом стали объединяться в группы. Группы вампиров формировались в кланы. Мир погряз в крови, жестокости и смерти. Люди гибли каждый день. Сформировались три больших клана во главе трех сильнейших вампиров. Но борьба между ними продолжалась. Война за власть, война за кровь и территорию. К главам кланов пришел Князь. Чтобы прекратить бесчинства, Магнус приказал им охранять в течение трех месяцев цветок в горах с условием, что они не убьют друг друга и не допустят к нему ни одного вампира, не причинив ему зла. Они согласились и выполнили приказ Князя. В знак награды Магнус пообещал, что поможет прекратить войну между вампирами. Трех предводителей Князь провозгласил Жрецами и наградил особыми дарами: Анлаф стал носителем гена ягуара, Доминик – носителем гена сокола, и Фидан – носителем гена волка- альбиноса. Эти гены позволяли обращаться в животных. Появилось три ордена: Орден Ягуара, Орден Сокола, Орден Волка- альбиноса. Жрецы были намного сильнее, чем обычные вампиры. Тем более, что каждый Жрец получил двойную жизнь. Анлаф, Доминик и Фидан влюбились. Сильвия, Флора и Лиана стали для них предназначенными, подаренными судьбой. Первый удар кинжала в сердце Жрецу убивал его предназначенную, второй удар убивал самого Жреца. Союз жрецов стал Орденом Эдельвейса, Орденом, охраняющим чистоту, свет и мир среди вампиров и людей. Цветок эдельвейса смертелен для любого вампира, но Жрецу он не может нанести большого вреда. Единственное смертельное оружие для Жрецов – обсидиановый кинжал, пропитанный их кровью, с пыльцой лепестков эдельвейса. Созданное оружие было спрятано Жрецами, чтобы его никто не нашел и не смог их убить. Ген стал передаваться по наследству. Также рожденные вампиры наделялись особым даром Князя. После возникновения Ордена Эдельвейса война между вампирами прекратилась. Люди перестали бояться выходить на улицу. Было запрещено убивать людей во время трапезы и обращать их без одобрения глав орденов. Казалось бы, хаос перестал существовать. Но не всем вампирам нравилось подчиняться Жрецам. Некоторые вампиры, жаждущие власти, стали объединяться в собственные кланы. Тем временем у Жрецов родились дети, наследники гена и продолжатели рода. Сын Фидана был убит заговорщиками. Но все было подстроено так, что вина падала на Анлафа и Доминика. На месте преступления были найдены коготь ягуара и перо сокола. Фидан никого не стал даже слушать. Испытывая испепеляющую ярость, он разорвал все отношения с Жрецами и объявил им войну. Заговорщики добились своего. Война была страшной, погибли много вампиров и людей. Ягуар и сокол перепрятали кинжал, и с тех пор его никто не может найти. Фидан лично убил жен и детей Анлафа и Доминика. Появился Князь и наказал их за несдержанное обещание поддерживать мир и порядок, ведь именно для этого их наделил дарами Магнус. Наказанием послужило утрата наследования гена. Теперь ген передавался любому вампиру. Жрец рождался раз в пятьсот лет. И чтобы поддержать мир и вновь воссоединить Орден Эдельвейса, Ордены должны найти носителя гена и сохранить ему жизнь. С тех пор Орден Эдельвейса ни разу не восстанавливался. Вампиры Ордена Волка- альбиноса выслеживали носителей и убивали их. Борьбу за власть этот Орден ведет до сих пор.

- Так я носитель гена ягуара? – спросила, переваривая информацию.

- Да, моя дорогая. Ты наша Жрица, – отец впервые за все время рассказа посмотрел мне в глаза. – Тебе предстоит воссоединить Орден Эдельвейса.

Мда...Ничего не скажешь. Миссия серьезная. Как такое вообще может быть?! Вампиры все это время жили бок о бок с нами, а мы даже не догадывались. Я уж молчу, что сама являюсь вампиром, да еще каким – жрецом!

- Наш Орден вместе с Орденом Сокола противостоит Ордену Волка- альбиноса. Однажды и моя семья сильно пострадала. Феликс убил мою жену Элину. Тогда я тоже испытал, что такое ярость, гнев и злость. Я покинул Орден и встретил Николь. Она была так похожа на Элину, что сначала думал, что это моя жена. Но это была не она. Я влюбился. Потом родилась ты, Аника. – Отец ласково взглянул на меня и продолжил. – Я сразу понял, кто ты. Твоя метка на лопатке в виде отпечатка лапы кошки. И также представлял угрозу тебе и твоей маме. Орден Волка не должен был знать, что ты родилась. Я подстроил автокатастрофу, чтоб вы думали, что погиб. – Глаза отца заблестели и наполнились слезами. – Я вернулся в Орден и подключил всех в охрану моей семьи.

Я вспомнила, как меня спас Эдуард в парке. Тело покрылось дрожью от воспоминаний. Потом в голове возникла сцена убийства мамы. Слезы полились потоком. Отец резко встал и, подойдя ко мне, обнял. От объятий стало тепло и спокойно.

- Папа, я люблю тебя, – сквозь слезы прошептала я. – Я убью тех, кто убил мою маму. Обещаю. – Страшные слова сами сорвались с губ, но я сказала правду.

- Аника, перед тобой стоит тяжелая миссия, – произнес серьезным тоном Севастьян, - Мы поможем тебе. – Он отстранился и заглянул мне в глаза. – Сначала пробуждается ген ягуара, потом ты должна будешь найти носителя гена сокола и волка. Потому что только тебе будет известно, где они находятся.

- А Феликс и Ева, они из Ордена Волка- альбиноса? – спросила я.

- Да, – сухо ответил папа. – Феликс - глава Ордена.

Мысли понеслись потоком. Макс. Значит он все знал. Боль накатила новой волной. Внутри все похолодело. Как он мог?! Он вампир. Грудь рвало изнутри от предательства дорогого человека, нет, вампира. Стараясь подавить боль и грусть, гнев и ярость, я решила расспросить про вампиров.

- Как можно убить вампира?

- Оторвать голову и сжечь тело. Или с помощью цветка, – отчеканил Севастьян.

- Когда я смогу превратиться в ягуара?

- Этого я не знаю, дочка. Насколько мне известно, ты первая Жрица. Раньше были только Жрецы.

- Вампиры не боятся света?! – больше утверждающе произнесла я. – Ведь ты говорил, что дьявол наказал Магнуса, и он боялся света.

- Да. Мы не боимся света. Не сгораем заживо, – улыбаясь сказал отец. – И что только в фильмах показывают?!

- Показывают, что вампиры горят на солнце, – уточнила я.

- Находясь на солнце, мы испытываем дискомфорт. Свет не жжет кожу, не слепит. Просто если слишком долго находиться на солнце, жажда крови наступает быстрее.

- А как часто вы пьете...кровь. – Я запнулась на последнем слове.

- Раз в неделю достаточно, чтобы поддержать жизнь вампиру. При ранениях крови употребляется больше, чтобы раны быстрее восстанавливались.

- Получается, вампиры боятся воды? А как же вы тогда купаетесь?

Отец рассмеялся и ответил:

- Мы не боимся воды из крана, Аника. На вампира наводит ужас вода в водоеме. Голова начинает ужасно болеть, тело будто пронзают иголками и покрывается дрожью.

Так вот почему Дэниэль не поплыл отрывать мне язык. Я улыбнулась.

- Вампиры могут чувствовать друг друга на довольно большом расстоянии. Но тебя учуять невозможно. И прочитать твои мысли тоже. Ты уникальна. – Отец с восторгом посмотрел на меня. – И я подозреваю, что ты не будешь бояться воды, Жрица. – Лицо отца расплылось в улыбке.

Как не пыталась себя отвлечь, Макс не выходил из головы. Мой Макс, мой лучший друг и брат стал предателем. Я не верила в это. Убеждала себя не верить в это. Дыра в груди, пробитая Максом в выпускной вечер, никак не хотела срастаться. Говорят, что время лечит. Это не так. Оно всего лишь заштопывает раны, а иногда просто закрывает их бинтом. Но со временем раны все равно начинают заново кровоточить. Конечно, прошло еще очень мало времени, чтобы забыть предательство. И вообще, разве возможно забыть такое. Посмотреть бы в глаза Максу, и я уверенна, что нашла бы ему оправдание. Может я так думаю, потому что люблю его. Я вспомнила сон, в котором Князь сказал, что выбрала неверный путь. Может я должна была ответить на чувства Макса? И что бы изменилось?! Он сказал, что я выбрала его, но кого?!

В кабинете повисла удушливая тишина. Отогнав вихрь мыслей, я решилась спросить.

- А Макс, он ведь не при чем, да? – тихо спросила, боясь услышать ответ.

- Макс, - произнес отец с отвращением, выплюнув его имя. – Он сын Феликса и Евы, и я не думаю, что он лучше их.

Не желая больше слушать о нем, понимая, что хорошего папа ничего не скажет, поднялась с дивана.

- Мне нужно все усвоить и обдумать. Я должна принять себя, – вышла, не дождавшись ответа Севастьяна.

Слезы готовы были хлынуть новым потоком, но их не было, они превратились в льдинки, которые заковали мое сердце. Внутри все разделилось на двое. Одна часть меня оправдывала Макса, другая верила только фактам. Противоречащий букет чувств вылился в гнев и злость. Глаза защипало. Чтобы отвлечься, нужно тренироваться.

Я спустилась на первый этаж. Мое внимание привлекли смех и громкие разговоры из комнаты. Заглянув внутрь, обнаружила Эдуарда, Джессику, Анжелику, Дэниэля, Пита, Мариуса. Все смотрели телевизор и смеялись.

- Аника, иди к нам, – сказала Джессика.

Я улыбнулась и неуверенно прошла вперед.

- Привет, – произнесла я спокойным тоном. – Что за собрание?

- Смотрим телевизор, – отчеканила Анжелика и грозно посмотрела на меня.

- Что ты так долго делала у Севастьяна? – спросил нежно брат.

- Слушала историю вампиров и свое предназначение, – невесело бросила я.

- Что с тобой? Ты чем- то расстроена? – обеспокоенно посмотрела на меня Джессика.

- Все нормально, - и уставилась в телевизор.

Напряжение спало, но не совсем. Дэниэль сидел рядом с Анжеликой и мило шептал ей что- то на ухо, а та смеялась. Стало не по себе. Я что ревную?! Похоже, что так. Дэниэль посматривал за моей реакцией, и, когда я невольно сжимала кулаки, наклонялся к ней еще ближе. Он думает, что разозлюсь? Мне сейчас не до этого, хотя обидно, когда парень, который тебя целовал, флиртует на твоих глазах со стервой. Глаза вновь защипало. И зачем зашла сюда. Может сходить обратно в кабинет за мозгами? Вдруг я их там оставила.

- Аника, будешь кофе? – вывела меня из мыслей Джессика.

- Да, спасибо.

- И нам захвати чего- нибудь полезного, – сказали хором близнецы.

Под полезным, я так понимаю, они имели в виду кровь. Мерзко звучит. Желудок скрутился от приступа тошноты. Через минуту передо мной стоял кофе и хрустальные бокалы с кровью. Прикусив губу, быстро осушила кружку.

- Аника, ты бледная. С тобой точно все в порядке? – обеспокоился Эдуард, но ответить я не успела.

- Да просто она узнала, какая сволочь этот Макс. Не так ли, сестричка? – язвительно спросила Анжелика, делая акцент на слове «сестричка».

Мое лицо искривилось в гримасе злости. Внутри все заклокотало от гнева. Я сейчас не выдержу. Вот же стерва! Мало того, что флиртует с Дэниэлем, так еще задеть меня пытается. Я сжала кулаки и посмотрела на нее уничтожительным взглядом.

- Я надеюсь, Севастьян рассказал тебе, что из- за него погибла Николь.

- Заткнись! – процедила сквозь зубы я.

- Ты будешь его защищать?! Ты в своем уме?! – заорала стерва. – Да какая из тебя жрица!

Все сидели молча и не останавливали этот спектакль. Гнев просто выпирал изнутри. Хотелось оторвать ей тупую голову и сжечь прямо здесь.

- Анжелика, хватит! – спокойно произнес Эдуард.

- Твой друг предатель, – глядя мне в глаза, продолжала она. – Он предал тебя и твою мать. Он должен сдохнуть. Всю жизнь он знал, кто он. Это он привел своих родителей к тебе.

От этих слов я вскочила. Кулаки сжались так, что проступила кровь.

- Хватит! – заорала не своим голосом я. – Слышишь, стерва. – Я сверлила ее взглядом. – Никогда. Не смей. Говорить. О Максе. В таком тоне. Поняла?! – отчеканила каждое слово и направилась к двери, потому что терпения уже не было. Все подскочили со своих мест.

Меня грубо поймали за руку. Повернувшись, получила пощечину от Анжелики. От удара голова повернулась в другую сторону. В следующий момент стерва отлетела в стену. Дэниэль пхнул ее с такое силой, что в стене осталась трещина.

- Аника, ты в порядке?! – обеспокоенно разглядывая меня прекрасными холодными глазами, спросил Дэниэль.

- Уйди! – прорычала и кинулась прочь.

Я бежала по лестнице, преодолевая желание броситься назад и убить стерву. Гнев, ярость, злость комком жгли тело изнутри. Хотелось вырвать этот комок. Забежав в комнату и громко хлопнув дверью, заметалась по ней, как раненный зверь. Мое тело устало, и пришлось лечь. Но мысли лихорадочно воспроизводились в голове. Не в силах справиться с эмоциями, вскочила и швырнула вазу с розами в окно. Но звука разбивающегося фарфора я так и не услышала. От испепеляющей злости льдинки на сердце оттаяли, и слезы прорвались сквозь дамбу льда. Я кинулась обратно на кровать и, рыдая, зарылась в шелковых простынях. Сколько литров слез вылилось, не знаю, и сколько плакала, час, два, пять или всю ночь, тоже. Обессиленная, разбитая провалилась в сон.



ГЛАВА 7

Кошмары мучали всю ночь. Последнее, что помню из сна, как я была прикована цепями в подвале. Оковы на руках и ногах так сильно сдавливали, что конечности онемели. Перед глазами плыло, очертаний разглядеть было невозможно. Зловонный сырой запах отравлял легкие. Кто- то поднял мою голову за подбородок и прошептал опять те кошмарные слова: «Аника!.. Будь со мной... И это сразу всё закончится...Останься...Прошу тебя...Прости меня.» Светло- серые глаза, как утренний туман, нежно разглядывали лицо. Очертания напротив стали четкими. Макс.

Проснулась вся в испарине. Голова готова была лопнуть от боли. Макс. Мне приснился Макс. Это он просил быть с ним. Его глаза несмываемой картинкой отпечатались в моем сознании. Тряхнув головой и пытаясь выкинуть кошмар, поднялась с постели. Ну как с постели, встала с пола, на котором, видимо, проспала всю ночь, и направилась в ванную. Теплые струи живительного душа старательно смывали весь ночной кошмар. Натирая тело мягкой мочалкой, вдыхала пряный аромат спелой вишни и тонких ноток жасмина. Смыв пену, почувствовала леденящий взгляд на затылке. Дэниэль. Я быстро выключила воду и завернулась в белое махровое полотенце. В ванной никого нет, странно.

Я аккуратно приоткрыла дверь в комнату, как шпион, наблюдавший за бандитом, и перед моим взором предстал дерзкий тип. Выглядел он шикарно. Белые брюки, голубая рубашка, свободно свесившаяся на брюки, идеально уложенные черные волосы и пристальный взгляд холодных глаз. Красив, монстр.

- Что ты тут делаешь? – вопросительно подняв брови, спросила непринужденным тоном.

- Принес тебе вещи, – шикарно улыбнулся он и внимательно оглядел меня с ног до головы. – Джессика попросила.

Я прошла мимо него и уставилась на кровать. Длинное платье без бретелей из белого прохладного шелка с шикарным кожаным широким поясом цвета карамели.

- Какое красивое! – воскликнула я, касаясь нежной белоснежной ткани. – Что- то еще? – небрежно бросила, поворачивая голову к Дэниэлю.

Всё это время он прожигал меня взглядом. Его лицо источало нежность и восторг, несмотря на насмешливую улыбку.

- Да. Когда захочешь побить меня - просто позови. Не надо швыряться вазами из окна, – широченно улыбаясь, пропел.

- Прости, – хмыкнула я. – Ненавижу красные розы, – соврала и, подобрав платье, двинулась в гардеробную.

Дэниэль похоже не собирался уходить. Что ему надо?! Выглянув из комнаты- шкафа, увидела, что он разлегся на диване, ноги положил на стол и смотрел в мою сторону.

- Что?! – недовольно спросила я.

- Прощение не принято. Я не уйду, пока ты не попросишь нормально, – ехидно сказал и закинул руки за голову, приняв расслабляющую позу.

Он что совсем обнаглел! Да если б я знала, что в тот момент он стоит под окном, я б со всей силы запустила эту вазу. Пусть радуется, что голову не пробила. Я засунула голову опять в гардеробную. Скинув полотенце и начиная одевать платье, спросила:

- И что мне сделать, чтоб получить прощение?

- Ну...скажем, один поцелуй всё исправит, – и он оказался за спиной. К счастью, я была уже одетой.

От такого заявления недоуменно посмотрела на него. Интересно, сразу огорчить бедняжку или чуть позлить. Смотря в эти наглые голубые светящиеся глаза, решила не тянуть кота за хвост.

- Милый, - протянула, наклоняясь к нему и застегивая две пуговки на его рубашке. – Видимо, тебе придется сидеть здесь вечность, – закончила я и стала расчесывать волосы.

Полный злости взгляд уставился на меня. Искривив прекрасное красивое лицо в кривой усмешке, Дэниэль скрылся в комнате и сел на диван, чему способствовал неприятный хруст зеленой кожи.

- Собирайся быстрей. Севастьян ждет тебя, – холодно бросил он.

Не слушая дерзкого типа, рассматривала себя в зеркале. Платье сидело просто превосходно. Широкий карамельный пояс подчеркивал тонкую талию. Золотистые волосы небрежно разбросаны по плечам. Без фена совсем туго. Подведенные жидкой черной подводкой изумрудные глаза восторженно смотрели в отражение. Вроде готова.

- Что- то серьезное? – спросила, выходя из гардеробной.

- Да, – хмыкнул он. – Анжелику будут наказывать.

- Что?! Когда?! - я забеспокоилась.

- Сейчас. Все ждут только тебя. Пойдем.

Мы вышли из комнаты, я лихорадочно рассуждала. Она же мне ничего плохого не сделала. Всё, что говорила, было правдой. Не наказывать же за то, что я не захотела принимать очевидного. Надо это исправить. А пощечиной она хотела вывести меня из коматозного неправильного состояния. За что наказывать и как?!

Словно прочитав мысли, Дэниэль ответил:

- Сто ударов жгутом, сплетенного из эдельвейса.

- Сто?! Он же смертелен для вампира! – изумилась я.

- Если выживет, то это послужит для нее хорошим уроком, – серьезно произнес он. – Аника, она тебя ударила. Такое поведение с Жрицей не приемлемо.

Я ускорила шаг, почти бросаясь бежать. Мы спустились в подвал. Помещение было темным, и пахло сыростью. На стенах, выполненных из серого камня, висели крошечные светильники в виде горгулий. Шаги эхом отдавались по всему длинному коридору. Я почувствовала невидимую силу Севастьяна и вкрадчивые нотки эдельвейса. Приближаясь к двери, аромат приятно обволакивал ноздри, но представляя, что именно источник этого запаха может сейчас принести вред Анжелики, тело вздрагивало.

Войдя в комнату, залитую светом, я опешила. Севастьян, Джессика и Эдуард стояли в стороне. Анжелика была прикована руками к потолку. Вид у нее был ужасным: красное короткое платье было в грязи и разорвано, каштановые волосы паклями свисали, закрывая лицо. Внутри злость стала расти от несправедливости к сестре.

- Отец, что тут происходит? – властно спросила я, пристально глядя на него.

- Анжелика нарушила обет защитника и готова понести наказание, – грубо отчеканил он.

- Сто ударов жгутом, – услышала я издалека.

Голову сковало холодом. Я не знала, что предпринять. У всех выражение лица было таким жестоким, что на секунду подумала, что эти варвары не могут быть моей семьей.

- Стоп! – закричала я, видя, как Пит занес жгут для первого удара. – Отпустите ее! – и быстро встала между Питом и Анжеликой. – Она ничего не нарушала!

- Она тебя ударила, - едко отрезала Джессика.

- Никто не имеет права так обращаться с Жрицей, – добавил Эдуард.

- Вы что меня не слышите! Отпустите ее быстро! Она сделала всё правильно. – Я посмотрела на Анжелику и заметила, как она подняла голову.

- Дошло наконец, – измученно выдавила из себя сестра, ее глаза метали молнии.

Мне стало очень жарко. Казалось, что кровь стала закипать и быстрее бежать по венам. Я почувствовала мощный прилив сил. Глаза выжигало из глазниц.

- Я не ясно выразилась?! – крикнула, обращаясь ко всем сразу. – Да убери ты этот жгут наконец! – я вырвала его из рук Пита и швырнула в другую часть комнаты.

Шесть пар глаз в изумлении рассматривали меня.

- Аника, успокойся, – тихо произнес Дэниэль, подходя ко мне. – Ты в ярости. – и дотронулся до щеки рукой.

Прикосновение ошпарило холодностью руки, казалось, на лице остался ожог. Я отдернула его руку.

- Ее глаза. Смотрите, они красные! – удивленно заметил брат.

Не понимая к чему все разговоры, когда нужно освободить Анжелику, быстро подошла к ней и одной рукой разорвала цепи, удерживавшие руки. Остатки оков мертвым грузом упали на пол. Сестра с наслаждением потянула затекшие руки, разминая их.

- Спасибо, Жрица, – холодно и дерзко бросила она.

- Как ты это сделала!? – тихо воскликнул Дэниэль.

- Сделала что? – я готова была убить их.

- Ты порвала цепи, которые не может разорвать ни один вампир, – добавил отец.

Остолбенев от шока, я не поверила словам. Голову резко охватила давящая боль. Глаза перестало щипать, огонь внутри погас, и мне стало не по себе. Оглядев удивленные лица родственников, бросилась из камеры, задев при этом плечом Дэниэля.

Я быстро шла по коридору. Гул от шагов заполнил все пустое пространство внутри меня. Выйдя на улицу, осознала, что хочу побыть одна у озера.

Пробираясь через территорию особняка к лесу, тело разрывалось от противоречивых чувств. Не от наказания сестры, а от комка мыслей о Максе, о маме, о себе. Комок, как змеиный, вгрызался изнутри и высасывал живительную энергию и душевное спокойствие. Я не заметила, как оказалась в лесу. Прохладный воздух, пропитанный ароматом шиповника и колокольчиков заполнил легкие. Лесная тишина и умиротворение расслабили и окунули мое тело и сознание в блаженное спокойствие. Тихонько шагая по сочной зеленой траве и переступая через пни и коряги, старалась впитать тишину лесной чащи. Надо мной, в вышине, между верхушками пихт, сосен, дубов, лип и кленов виднелись пушистые облака, окрашенные в розовый жемчуг. Я углублялась вдаль и вышла к озеру. Что- то тянуло к нему. Словно, невидимый проводник, спрятанный в уголке души, ведущий к освежающему очагу жизни.

Присев на берегу и обняв колени руками, открыла внутренний сундук тревог и волнений. Около озера стало немного легче. Такое впечатление, что оно забирало часть моих тревожных мыслей и переживаний.

Я и не думала, что в один момент может все измениться. Как- будто наша судьба не зависит от нас самих. Просто вот так вычеркивают твои планы, мечты и заставляют через страдания строить все заново. Это так тяжело. Ведь не все могут справиться с этим.

Мне кажется, что я могу оказаться в этом числе. Раньше я мечтала окончить школу, весело провести выпускной с моим Максом. Потом мы хотели вместе поступить в МГУ на факультет высшей школы бизнеса, окончить его и найти вторые половинки. Планировали переехать куда- нибудь на берег океана и жить в соседних виллах. Представляли, что уже старые будем лежать на берегу, смотреть на заходящее солнце и вспоминать нашу молодую жизнь. А вокруг нас бегали бы наши дети и внуки.

Я невольно улыбнулась своим мыслям.

Но всего этого не будет. Наши мечты были напрасны. Все перечеркнулось в один момент. А хотя, все уже было решено за нас. Я родилась не человеком, и мне пришлось бы смириться с судьбой, если дожила бы до этого дня. Мне изначально была приготовлена другая судьба. Неприятно осознавать, что кто- то за тебя может построить твою жизнь. А может можно еще все изменить?! Нет, нельзя. Мамы нет в живых. Ее не вернуть. Макс оказался предателем. Он все это время знал, кто он и молчал. Когда мы сидели с ним в кафе и мечтали, планировали, он знал, что этого всего не будет. Почему мне ничего не рассказал?! Может не знал, что я такая, как он. Конечно не знал, откуда мог знать. Наверное, Макс хотел уберечь меня от лишних тайн. Ведь разве должен нормальный человек знать, что его окружают вампиры. Нет, не должен. Я ему бы не поверила и вообще старалась бы избегать его.

Моя прошлая жизнь закончилась. Началась новая, сложная и опасная. Я жила в своем прекрасном прошлом и грезила о счастливом будущем. Но меня вернули в настоящее и рассчитали новое будущее.

Макс не выходил из головы. Я хочу увидеть его. И даже может спасти. Хотя от чего спасать сына родителей- убийц?! Наверное, не от чего. Забыть я его не смогу. Как можно выкинуть их воспоминаний человека, которого ты знала семнадцать лет и считала его своим другом, братом?!

Как же сложно и больно. Почему нельзя просто вырезать комок всепоглощающих чувств. Я тяжело вздохнула. Здесь мне легко. Вдруг за спиной послышался треск ломающейся ветки дерева. Я машинально обернулась на звук и увидела Анжелику. Ничто в ее виде не выдавало того, что час назад она была в плену вся грязная, побитая и вымученная. Сейчас выглядела потрясающе: каштановые волосы были собраны в аккуратную ракушку на затылке, белые шорты и черная блузка придавали легкий шарм. Прекрасна, как всегда.

- Отдыхаешь? – спросила сестра и уселась рядом.

- Пытаюсь вырваться из круговорота мыслей, – улыбнулась и развернулась к ней.

- Аника, спасибо тебе. – Она подняла правую руку и приложила к сердцу. – Я обязана тебе жизнью.

Если честно, я не поверила, что передо мной сидит Анжелика, та Анжелика- стерва. Слышать от нее такие слова, да еще ласковый спокойный тон было, как минимум, неожиданно. Я уставилась на нее, как завороженная мышь перед тем, как ее сожрет гадюка. Мозг завис. Увидев мою реакцию, точнее ошеломленное бездействие, сестра широченно улыбнулась, показывая ослепительные длинные клыки.

- Брось, Аника. Ты спасла меня. – Она отвернулась и стала вглядываться в озеро.

- Ты была права, – хмыкнула я. – Но я не могу смириться с этим. – Она серьезно взглянула на меня. – Очень трудно поверить, что он сделал это специально. На него могли повлиять родители.

- Аника, как бы там ни было, он поступил так, как поступил. Он врал тебе семнадцать лет. И в итоге из- за него погибла Николь.

- Нет, Анжелика. Я виновата в ее смерти. Только я. – слезы стали скатываться по щекам. – Если б я не дернулась, она была бы жива. – Слезы ослепили меня, и почувствовала объятия Анжелики.

- Ты не виновата. Ее все равно бы убили. Это был вопрос времени. – Она нежно гладила меня по спине и успокаивала, как рыдающего сопливого ребенка.

- Почему ты меня успокаиваешь? Я думала, ты меня ненавидишь!

- У меня нет повода тебя ненавидеть. Ты моя сестра. Тем более, ты моя Жрица. Я отдам за тебя жизнь. – Она выпустила меня из объятий и пристально смотрела в глаза, пытаясь понять, слушаю ли я ее или нет.

- Но ты так смотришь на меня всегда. Как...как...

- Стерва, – добавила Анжелика и засмеялась.

Я кивнула и непринужденно улыбнулась.

- Я хочу помочь тебе. Понимаешь, иногда человек столько всего испытает в жизни, что потом он желает скрыться от причиненной ему боли и нанесенных обид. Со мной это случилось всего лишь один раз. – Она отвернулась и уставилась на озеро невидящим взглядом. – Я, как и ты, оказалась преданной и ненужной. Меня использовали в своих целях и бросили. – Ее тон стал приобретать дерзкие злые нотки, и я убедилась, что передо мной точно Анжелика.

- Что случилось?

- Я влюбилась в вампира. Это была моя первая любовь. Она ослепила меня. А отец запретил видеться с ним.

- Почему? – перебила я.

- Он был из Ордена Волка. Но он был не таким, как остальные. В нем я не смогла разглядеть жестокости и алчности, а ведь меня предупреждали. – она истерически улыбнулась и встала на ноги.

- Все нормально? – спросила я обеспокоенно.

- Вода. Она сбивает меня с толку.

- Может тогда пройдемся? – предложила я.

- Не стоит. – Анжелика закрыла глаза и отвернулась от озера.

- Он узнал план нашего дворца. Потом на нас напали, – сестра повернулась ко мне, и я увидела одинокую слезинку на щеке. – Тогда погибла моя мама.

- Мне жаль, – я встала и обняла, но она вырвалась из объятий и посмотрела так, будто я что- то нарушила.

- Аника, когда мы с кем- то дружим или в кого- то влюбляемся, то мы невольно отдаем ему частичку своего сердца. Мы заранее подставляем себя под удар. – Она обхватила себя руками, будто замерзла. – Мы сами позволяем разрывать свое сердце. А ведь его не склеишь. Это не ваза. И то на ней остаются рубцы от швов и клея.

Повисло минутное молчание. В глазах Анжелики я увидела столько боли и сожаления, ненависти и холодности, что невольно поняла ее. Ветер поднялся, и деревья зашумели. Будто лесу не нравилась наша беседа.

- Береги свое сердце. Не впускай туда никого. – Она подошла ко мне вплотную и посмотрела грозным взглядом. – У каждого человека есть две сущности: хорошая: нежная, добрая, ранимая, и плохая: холодная, жестокая, закрытая. Я выбрала вторую. Так легче жить.

- Анжелика, но это неправильно. Зачем быть жестокой? – я попыталась обнять ее, но она отпрыгнула в сторону.

- Ты так ничего и не поняла?! – дерзко бросила она. – Поступай, как знаешь. – и скрылась в чаще леса.

Ветер успокоился. Я плюхнулась обратно на свое место на берегу и закрыла глаза. Что же мне делать?! Ведь она опять права. Права во всем. Слова Эдуарда подтвердились. Она хорошая, просто закрылась от всех щитом жестокости и зла. Но внутри она другая.

Сколько еще сидела на берегу, не знаю. Уходить не хотелось. Невидимая сила удерживала здесь и притягивала к себе. В комнате оказалась ночью и, как только щека коснулась подушки, я уснула.



ГЛАВА 8

Я открыла глаза от нежных прикосновений. Мама. Она сидела на кровати и внимательно разглядывала меня.

- Мама, ты здесь? – я мгновенно вскочила и обняла ее.

- Да, моя хорошая. Не плачь. – но слезы не слушались. Они решили разом все вылиться.

- Мама, я так соскучилась. Мне так одиноко и плохо без тебя. – Я заглянула в ее глаза. – Не оставляй меня, пожалуйста.

- Маленькая моя, я тебя никогда не оставлю. Я всегда буду с тобой. – Она отодвинула меня и, заглянув в лицо, вытерла слезы.

- Я не знаю, что мне делать. Как мне жить дальше? – я опять прижалась к родному, любимому человеку.

- Ты должна быть сильной. – Она заключила мое лицо в руки. – Ты же у меня такая?

- Нет, мама. Я слабая. Я скоро сломаюсь. – Слезы закапали на мамины руки.

- Закрой прошлое, милая. Возведи дверь между настоящим и прошлым. И не открывай ее просто так. Только тогда ты сможешь идти вперед. – Она прижала меня к себе и нежно гладила по макушке.

- Но зачем мне идти вперед, если нет тебя и Макса?! – всхлипнула я.

- Я с тобой. Макс тоже. Он любит тебя. Прислушайся к своему сердцу. – Она положила мою руку на грудь. – Оно тебе подскажет.

- Я не знаю, – пробормотала.

- Тебе предстоит особая миссия, дорогая. Ты у меня особенная. А особенные очень нужны всем. – Она помолчала и потом добавила:

- В твоих руках изменить все. Задай себе цель и следуй за ней.

Мамин силуэт стал расплываться. Я попыталась ухватиться за нее, но руки хватали серебристую дымку.

- Не уходи. Я люблю тебя. – Крикнула и почувствовала боль в спине.

Я проснулась на полу. Передо мной стоял Дэниэль и изумленно смотрел.

- Что? – бросила я ему, не понимая, что он тут делает.

- С кем ты разговаривала?

- Тебе какое дело?! – съязвила и попыталась подняться.

- Ты просила не уходить и призналась в любви. – Он еще больше вытаращился на меня.

- Мне приснилась мама. – Я опустила голову, чтоб он не видел слез.

В этот момент он оказался рядом и прижал меня к себе, пытаясь успокоить. Я разрыдалась. Мне было так хорошо рядом с Дэниэлем. Холодные объятия и прохладный шлейф цитруса успокаивали. Он прижимал меня все сильней и сильней. Я старалась раствориться в нем и забыть обо всем. Когда слезы прекратились, я отстранилась от него и увидела, что его кремовая рубашка в районе груди насквозь промокла от слез.

- Прости, – прошептала, шмыгая носом.

Он притянул меня за руку и пристально посмотрел в глаза. Они такие бездонные, что готова была окунуться с головой. Он прекрасен. Я потянулась к нему, желая поцеловать и вновь почувствовать вкус губ. Дэниэль тоже потянулся и утробно зарычал. Но, когда наши губы почти соприкоснулись, он резко отскочил. Натянув дерзкую маску на лицо, бросил:

- У нас сегодня тренировка. Жду тебя внизу. – и исчез из комнаты.

Еще минут пять я стояла в полном ступоре. Вот зачем полезла его целовать?! Выставила себя полной дурой. Хотя можно мое поведение списать на волнение из- за сна. Я действительно переживала. Увидев маму, сильно обрадовалась и испытала непомерное облегчение. Казалось, что сердце сбрасывает тяжелые ледяные оковы. Но когда она ушла, лед сковал еще сильнее. Ну зачем себе врать. Конечно, я испытала успокоение, когда меня обнял Дэниэль. Но как только оказалась в холодных объятиях, я вдруг почувствовала, что не хочу его терять. Страх вновь захватил рассудок. Как он вошел в мое сердце, не знаю. Но теперь, если я его потеряю, то сердце разорвется окончательно. Что- то внутри тянуло к нему, как магнитом. И с ним становилось спокойнее, казалось, что я в безопасности. Надо во всем разобраться.

Тряхнув головой, направилась в душ. Горячей воды не оказалось.

- Класс! – буркнула я. – И за что мне столько счастья с утра?!

Я вышла из комнаты и направилась в комнату к Джессике. Может там есть горячая вода. Идя по коридору, на меня давила удушливая тишина. Где все? Обычно, постоянно слышен какой- то шум, движение, разговоры. А сейчас тихо, как в могиле. Вымерли все что ли? Зайдя в ванную, с облегчением вздохнула и обрадовалась горячей воде. Как мало нужно человеку для счастья: горячая вода, еда и семья.

Нежилась я в пенной ванне больше получаса. Лежала с закрытыми глазами и вдыхала тонкий аромат гибискуса и клюквы. Тело наслаждалось приятным прикосновением пенной воды. Я вылезла из ванны, завернулась в черное полотенце и вспомнила, что не взяла чистой одежды. Правда, надо найти свои мозги уже. А то задолбали существовать сами по себе.

Подходя к двери, вслух выругалась:

- Черт!

Видимо сказала я громко, так как в следующий момент дверь ванной резко открылась и сильно ударила в лоб. Скорчившись от боли и приложив ладонь к голове, отошла на шаг назад.

- Аника, прости. Я не хотел. – Я подняла глаза и увидела высокомерный вид Дэниэля.

- Что ты тут делаешь? А? – гневно бросила и, оттолкнув его, направилась в гардеробную.

- Ты слишком долго собираешься. – Он последовал за мной. – Я вроде ясно выразился, что жду тебя визу. – тон мне не понравился. Говорил резко и властно. Недовольство прям выпирало.

- Вот и жди там, – раздраженно произнесла я. – Зачем ходить по пятам и, в добавок, бить дверью по лбу.

Я выбирала очередной наряд. Только вот одежду для тренировки тут было трудновато подобрать.

- Тебе больше нечем заняться? – спросила я и заметила, что он смотрит на меня взглядом, полным яда.

- В доме сегодня никого нет. Все в патруле. А мы будем тренироваться целый день. – он вышел из гардеробной и, остановившись у двери в спальню, добавил:

- У тебя есть десять минут на сборы. Иначе тебя ждет... - но я перебила и, вопросительно подняв брови, дерзко спросила:

- И что меня ждет? Вынесешь на руках?

- Увидишь, дорогая, – Дэниэль оскалился и хлопнул дверью.

- Хм...Напугал! – возмущенно воскликнула я. – Да я специально буду тянуть время.

Из одежды я выбрала джинсовые шорты и сиреневый топ, полностью открывающий живот и спину. Но шорты такие короткие, как трусы. И ведь ничего не поделаешь: штаны будут стеснять движения. Придется радоваться тому, что есть. Нет, нужно срочно ехать в магазин за одеждой. Не буду же я вечно носить чужие вещи. Волосы собрала в куль на макушке, а на лицо нанесла легкий макияж.

- Так, теперь осталось найти подходящую обувь, – напомнила себе.

Я раскрыла огромный шкаф с обувью и стала перебирать стеллажи. Но кроссовок или, хотя бы, кедов не было. Одни босоножки на высоченных каблуках и платформах, туфли, ботинки, сапоги. Осмотрев последний стеллаж, обнаружила несколько обувных коробок. Кроссовки. Да неужели! Как только я достала их, меня грубо схватили за талию, перекинули через плечо и понесли из комнаты. Дэниэль.

- Я предупреждал тебя, – высокомерно напомнил он.

- А ну, поставь меня обратно! – я стала колотить его по спине. – Я ж не успела кроссовки обуть даже.

- Это не моя проблема. Время вышло. – мы уже вышли из дома и проходили мимо фонтана.

- Ты монстр, – грубо бросила я, и меня так же грубо сбросили на землю.

Но мои слова Дэниэль проигнорировал и, оставив тень насмешливой улыбки на своем прекрасном лице, нагнулся к большому прямоугольному ящику.

- Что там? – поинтересовалась, сидя на земле и потирая ягодицы.

- Меч, – нехотя ответил и бросил мне его.

Если я вовремя не отреагировала бы, то не представляю, что бы произошло. Скорее всего, меч попал мне в правое предплечье.

- Вставай. Сегодня тренируемся на мечах. – Он повернулся ко мне и, видимо, только сейчас увидел, как я оделась. Оценивающе оглядел меня с ног до головы и хищно улыбнулся. Потом отвел взгляд в сторону. Проследив за ним, я опешила: он глядел на клумбу с розами.

- Ты не сделаешь этого, – качая головой, заявила и попятилась назад.

- Посмотрим. А ты уже убегаешь с поля боя?

- С чего ты взял? – и бросилась на него.

Скажем так, драться на мечах я умела. Сио Лянь даже хвалил меня. Но с силой вампира сравниться было невозможно. Я только успевала блокировать его меч и защищаться. Сил уже просто не осталось. Ноги подкашивались, мышцы на руках заболели так, будто их сначала растянули, а потом скипидаром намазали. Куль на голове сломался, и волосы хлестали меня по лицу от резких движений.

- Аника, это всё? – едко спросил Дэниэль. – Ты слабей новорожденного вампира. – теперь он не скрывал насмешливой улыбки. – Как ты собираешься стать Жрицей и защищать свой Орден?

Больше книг Вы можете скачать на сайте - ReadRoom.net

Слова задели сильнее некуда. Захотелось вонзить ему этот меч в грудь. Глаза защипало. Внутри разлилось обжигающее тепло. Я почувствовала злость и гнев. Они стали моими проводниками и глазами. Я напала на Дэниэля. Удары были такой силы, что он еле сдерживал их. Мой азарт все рос и рос. В его глазах читалось непомерное удивление. Спустя десять минут противостояния, я приставила клинок к горлу вампира.

- Не зли меня, – процедила сквозь зубы, глядя в ледяной омут синих глаз.

Мы стояли друг против друга, тяжело дыша. Я одержала верх. Как только убрала меч, успела заметить улыбку Дэниэля и от сильного толчка полетела прямо в клумбу роз. От режущей боли даже не вскрикнула. Было такое впечатление, будто тысячи хрустальных осколков разом вошли в мое тело. Я подняла полный ненависти и злости взгляд на монстра, старательно изображающего вид, что ничего не произошло. Как будто я сама прыгнула в клумбу и сижу радуюсь розам!

- Ты монстр! – крикнула я. – Я убью тебя. – подняться сил не было.

Дэниэль сначала свалился со смеху.

- Знаешь, тебе так идет сидеть в этой клумбе, – начал он, подходя ко мне. – Ты, как прекрасная кроваво- красная роза. Правда, похоже ты их чуть примяла. – и вновь засмеялся. – Но ты полностью компенсируешь их недостаток. – он оказался рядом и протянул руку, пытаясь помочь встать.

Я отдернула руку и гневно уставилась на него.

- Не трогай, гад. – Меня распирало от гнева. Я думала, что сейчас лопну.

Лицо Дэниэля резко поменялось с радостного и веселого на злое.

- Думаешь, мне приятно к тебе прикасаться? – дерзко бросил он и, отвернувшись, стал направляться в другую сторону.

Всё, предел достигнут. От этих слов я взорвалась окончательно. Внутри произошел ядерный взрыв. Я, сидя, взяла меч и бросила в монстра. Он попал прямо в ногу, чуть выше колена. Послышался грозный крик. От такого крика я мгновенно успокоилась и забыла об усталости, злости и о том, что все ноги в ранах, и из них сочилась кровь. Дэниэль резко повернулся и уставился на меня страшным безумным взглядом. Взглядом хищника, монстра. Он медленно вытащил меч из ноги. Меч был весь в крови. Меня уже, как ветром, сдуло. Я бросилась бежать к спасению. Откуда только силы взялись, не знаю. Но, как ни странно, я добежала до двери своей комнаты живой и относительно невредимой. По скорости бега, наверное, установила новый рекорд. Если б хотел меня догнать, то непременно сделал бы это.

Закрыв за собой дверь, я обессиленно сползла и села на пол. Всё тело трясло. В голове застрял ужасный образ окровавленного меча, торчащего из ноги Дэниэля. И как мне теперь прожить этот день?

Надо привести себя в порядок, а потом уж беспокоиться - побьют меня или нет. Я оглядела ноги и обалдела от количества царапин. Нужно смыть все водой и, вообще, принять душ. Так, горячей воды у меня нет. Значит нужно идти к Джессике в комнату. И как мне туда пройти?! Он наверняка придет туда. Так он может и сюда прийти. Что же делать? И почему я не промахнулась. Вот когда надо попасть в цель, я промазываю, а когда не желательно – я попадаю. Закон подлости. Ладно, я всё- таки будущая Жрица. Кого мне бояться?! Я сделала всё правильно. Нечего мне такие обидные вещи говорить и доводить до синего колена. Он мне ничего не сделает. В противном случае, ему все равно попадет от Севастьяна или Эдуарда.

Я встала и открыла дверь. Гордо идя по коридору, будто он следил за мной, вошла в комнату Джессики и сильно хлопнула дверью. Сразу направилась в ванную и, скинув с себя одежду, залезла под теплые струи живительного душа.



ГЛАВА 9

За окном уже стемнело. После душа я успела в полном одиночестве пообедать и поужинать. Дэниэля так и не видела. Если бы не Иви, домработница, кстати тоже вампир, казалось, что я одна в этом доме. После плотного ужина я лежала на кровати, освещенная одиноким светом луны. Все- таки его слова меня сильно задели. Значит, ему не приятно ко мне прикасаться? Тогда зачем же меня целовал? Что, тогда было приятно?! Странный он какой- то. Иногда в его глазах видно страсть, нежность, восхищение. А иногда - безразличие, дерзость. Может я все придумала? Сразу позволила себя поцеловать, полезла в объятия. Наверное, он не воспринимает меня в качестве девушки, а вот такую, как Анжелику, смело можно назвать его девушкой. Хотя, чем я хуже?! Но и нельзя оставлять без внимания тот факт, что в его присутствии я чувствую себя прекрасно. Он мне нравится. Кажется, я влюбляюсь. Или уже влюбилась?!

Через долгие минуты размышлений, я пришла к выводу, что не буду показывать ему своих чувств. Буду стараться вести себя закрыто и отстраненно. Вот тогда и увидим. Если я ему нравлюсь, то пойму. А если нет – то... А что, если я ему правда не нравлюсь?! Ведь такой вариант даже рассматривать не хочется. Не хочу терять Дэниэля. Последняя мысль эхом отдавалась в голове. Да, еще одной потери я не перенесу.

За окном послышался странный скрежет. Будто кто- то когтями проводит по стеклу. Я съежилась. Но не от страха, а от неприятного звука, будоражащего тело. Встала и пошла посмотреть. Отодвинула тяжелую штору – за окном никого. Странно, что это могло быть? Раздался повторный скрежет за спиной. Повернулась – никого. Наверное, Дэниэль издевается. Я подошла к кровати и замерла на месте, прислушиваясь. Тишина.

- Дэниэль, это ты? – бросила я в темноту.

Ответа не последовало. Не стоит бояться, если это он. Конечно, он захочет отомстить мне за сегодняшнее. Я села на кровать и стала ждать.

- Аника... - раздался властный голос прямо над ухом.

Но я даже отреагировать не успела, как голову сковала разрывающая боль. Схватилась руками за нее, но заболела еще сильнее. Невольно закрыла глаза и провалилась в пустоту.

Легкий ветерок обдувал лицо. С первым порывом ветра в легкие ворвался аромат шиповника. Я открыла глаза. Озеро. Схватилась за голову, думая, что она еще болит. Но нет, боль прошла. Осталась только безмятежная легкость и спокойствие. Что я тут делаю? И как я здесь очутилась?

- Аника, здравствуй. Я ждал тебя. – Я повернулась и увидела Магнуса. – Нам нужно поговорить. – сел рядом.

- А что другого способа не нашлось со мной поговорить? – едко спросила, делая акцент на последнем слове. – И как я вообще сюда попала?

- Я перенес тебя сюда.

- Как? На руках что ли?

- Нет, - он искренне и тепло улыбнулся. – Моя способность. Я могу перенести любого вампира туда, куда захочу. И сам оказаться в любом месте.

- Круто! – с восторгом ответила я. – Это от этого голова так болела?

- Да.

- О чем вы хотели со мной поговорить?

- Твои ноги...Что с ними? – удивленно спросил Князь.

- Да так. Ничего, – непринужденно ответила, стараясь не показать, насколько я зла на Дэниэля. – Тренировки.

- Хорошо. Тебе тяжело?

- Что? Тренировки? Да не очень.

- Нет, Аника. Я о другом.

- Скажем так, не очень хорошо. – улыбнулась я и посмотрела на Магнуса. – Мне тяжело без мамы, но я справлюсь. Обещаю. Прошлое нужно отпустить.

- Да, ты права. Но прошлое нельзя забывать. Иногда для того, чтобы попасть в то будущее, о котором мечтаешь, нужно советоваться с прошлым.

- Вы правы, Князь. Я попытаюсь.

- А как же Макс? – он пристальней всмотрелся в глаза, ожидая моей реакции. Сердце пропустило удар.

- Я его не забуду. Никогда. Ведь я его люблю. – Я набрала в ладони песок и сжала его. – Мне просто нужно посмотреть ему в глаза. Хочу найти там оправдание. – Глаза наполнились слезами.

- Аника, я думал, что ты уже окончательно сделала свой выбор. Но ты опять на распутье. Ты меняешь будущее каждый день. От тебя зависит многое.

- Что от меня зависит? – я включила дурочку, хотя прекрасно все понимала.

- Жизнь или смерть. Страдание или радость. Свет или тьма. – он отвернулся к озеру и добавил, – Мое прощение.

- Прощение? – я непонимающе уставилась на него. – Но как? Ведь вас должна простить Эдельвейсия. Или нет?

- Мое прощение зависит от тебя. Только ты сможешь это сделать.

- А причем тут я?

- Ты перерождение моей дочери. – Он посмотрел на мои вылупившиеся глаза. – Ты- это она. Ты даже выглядишь, как она. Те же глаза, тот же носик, губы, вздорный характер. – Магнус усмехнулся, но в глазах стояли слезы.

У меня просто нет слов. Мозг опять в отпуске, причем в бессрочном. Я опять отдуваюсь за него.

- Это мое проклятье, понимаешь? – я помотала головой. – «Первая Жрица позволит твоей дочери принять решение» - так сказал мне дьявол. Теперь я понимаю, о чем он говорил.

- Так давайте я вас сейчас прощу.

- Нет, Жрица. Ты должна сохранить равновесие, мир. Должна выпустить своего зверя на волю и найти остальных Жрецов. – Он говорил размеренно и спокойно, но в голосе проскальзывали железные нотки.

- Но как я смогу вас простить?

- Этого я не знаю, дочка. Видимо я сделаю одну ошибку дважды. И придется ее исправлять. Все зависит от тебя.

Эта фраза немного стала надоедать. А как же они раньше жили? От кого все зависело? Теперь есть я, и, что теперь на мне можно отыграться?

- Аника, ты не права. – я уставилась на него. – Я читаю мысли. – Мне ужасно стало стыдно. – Ты ведешь себя, как капризный ребенок.

- Простите, – промямлила, сгорая со стыда.

- А почему вы выбрали именно это место для встречи? – поинтересовалась я и стала в упор разглядывать лунную дорожку, плавно разделяющую озеро на две части.

- Разве тебе тут не хорошо? Озеро дарит тебе спокойствие, не так ли?

- Да, – это все, что разумное пришло в голову.

- Это особое место для тебя. Здесь находится то, что необходимо Жрице.

- И что же это такое?

- Ты должна это сама узнать, Аника.

- О...Тебя уже разыскивают, – заметил он, и силуэт начал таять.

- Подождите, ну как я смогу вас найти?

- Я сам к тебе приду. Или приходи туда, где тебе спокойно. – Магнуса уже рядом не было, и последние слова слышались у меня в голове.

Я встала, осмотрелась. Никого нет. Подошла ближе к озеру и вдохнула прохладный, пропитанный влагой, пряный воздух. Водяная гладь так и тянула к себе. Хотелось прыгнуть и плавать, плавать... и не выходить оттуда. Вдруг меня грубо оттолкнули от озера и заключили в объятия. Холодные объятия. Дэниэль. Глаза горели синем пламенем. Видок был устрашающий. Я стала вырываться из капкана.

- Аника, что случилось? Что ты тут делаешь? Как ты здесь очутилась? С кем разговаривала? – все это он спросил на одном дыхании, прижимая меня так, что я забыла, как дышать.

Вырвавшись из объятий, дерзко бросила:

- Можно помедленнее...Я записываю... Так о чем ты спрашивал?

- Как ты сюда попала? – надев гневную маску, спросил Дэниэль.

- Как как...Ногами.

- Аника?!

- И вообще, что ты ко мне прикасаешься?! Вроде тебе было неприятно! – я развернулась и зашагала в сторону дома. Но меня одним движением руки повернули на девяносто градусов.

- Я наблюдал за тобой. Ты была в комнате. А потом раз – и ты уже здесь. – Он внятно проговаривал каждое слово, будто я его не понимаю, и прожигал ледяным взглядом.

- Наблюдал? И как интересно ты делал это? – выгнув левую бровь, съязвила я.

- Аника, мне не нужно сидеть в кустах и шпионить за тобой, чтоб выяснить, что делаешь и куда пошла. Я могу видеть тебя на большом расстоянии.

- Дар? – коротко спросила, вырывая руку.

- Да. Так как? – он выпустил мою руку, но взглядом приковывал к месту.

- Извини, но сегодня твой дар дал сбой. Я пришла сюда ногами. Понимаешь? – делая непринужденный и высокомерный вид, спросила. – Ногами, – повторила я, произнося слово по буквам. – И со слухом у тебя проблемы. Я ни с кем не разговаривала, – отвернувшись, добавила и пошла прочь. – Да, и здесь я отдыхала, и ничего не случилось.

- Севастьян вернулся. Он ждет тебя, - недовольно и сквозь зубы прошипел Дэниэль и пошел быстрее.

- Стой! Ты куда? А я? – грозно крикнула, не желая одной идти по лесу, да еще в темноте непроглядной. Хотя понимала, что вряд ли со мной здесь что- нибудь случится, но всё же. Неприятно.

- Сюда ты одна пришла? Не боялась? Вот и иди себе, – из темной чащи леса крикнул он и скрылся полностью.

- Вот же монстр! – буркнула я себе под нос. – Вот гад, а!

Тут меня кто- то схватил за руку, и я чуть из кожи своей не выпрыгнула от страха. Обернувшись, увидела Пита.

- Боже, разве можно так пугать? А если б я умерла? – сердце билось двести раз в минуту, кровь кипела, ноги затряслись.

- Прости, Аника. Я не хотел. – Он извиняюще улыбнулся и пригласил жестом идти дальше. – Я провожу тебя.

Через несколько минут молчания Пит продолжил:

- А кто гад? – я улыбнулась его вопросу.

- Дэниэль, – с восторгом ответила я. – О, ты еще не слышал! Я его монстром назвала. – Пит засмеялся.

- И как он отреагировал? – в черных глазах Пита заплясали искорки.

- Никак, – хмыкнула я. – Побоялся моего гнева. – И тут мы в один голос засмеялись.

- Как прошел патруль?

- Неспокойно. – Пит нахмурился и стал серьезным. – Лучше тебе Севастьян все расскажет. Сейчас все в его кабинете.

Легкое ощущение в один миг испарилось. На душе стало тяжело. Появилось нехорошее предчувствие. Подходя все ближе и ближе к дому, оно только усиливалось. Я попыталась вспомнить озеро, огненную лунную дорожку, расстелившуюся от одного конца берега до другого. Вспомнила то необыкновенное притяжение к воде и желание окунуться в прохладную воду, дарящую спокойствие. Стало легче. Предчувствие чего- то плохого испарилось, и осталась только безмятежность.

Войдя в дом, мы поднялись по огромной белой мраморной лестнице и уже стояли перед дверью в кабинет. Пит посмотрел на меня, и я ему кивнула. Вошли внутрь. На диване расположились Эдуард и Джессика. При виде меня, они радостно улыбнулись и пригласили сесть рядом. Справа от них на кресле разместился Мариус. Еще на двух креслах сидели незнакомые мне вампиры. Они учтиво встали и поклонились. А на последнем кресле сидел Дэниэль и... Я замерла, как вкопанная. Что за..? Анжелика сидела у него на руках. Дэниэль, поймав мой удивленный взгляд, шикарно улыбнулся и наклонился к стерве. Я невольно опустилась на диван. Пит присел рядом со мной. Шок. Я просто в шоке. Он специально так делает?! Это он так мстит? В голове словно ураган прошелся. Теперь вообще ничего не понимаю.

Заметив мой ошеломленный вид, папа спросил:

- Дорогая, с тобой все в порядке? – он обеспокоенно всматривался мне в лицо.

- Да, все нормально, – непринужденно бросила я.

Джессика видимо поняла мою реакцию и взяла за руку. Эдуард подмигнул. Я тоже улыбнулась им в ответ. Значит Дэниэль хочет так?! Хорошо, пусть будет так. Но он еще пожалеет, что решил играть со мной. Посмотрим, кто первый сломается.

Тем временем в комнате уже во всю шла беседа. Очень оживленная. Видимо, половину я пропустила.

- Погибли десять человек. Это не шутки, – говорил брат. – Раньше такого не было.

Десять человек?! Погибли?! О, Боже?! Я решила сконцентрироваться на разговоре.

- Они в открытую стали убивать. Причем большой группой, – добавил Мариус.

- Нужно больше направлять патрулей. Иначе будут большие потери, – сказал мускулистый сероглазый блондин, сидевший в кресле.

- Нет, Елисей. Они этого только и ждут, – грозно возразил отец. – Они знают, что Аника у нас, и будут делать все возможное, чтобы убить ее.

«Убить ее» - повторяла я про себя. А Елисей этот довольно ничего. Хорошо выглядит. Весь такой серьезный, сильный. От него исходил какой- то заряд энергии. Только вот блондином назвать его тяжело. Волосы у него пепельные, как и цвет глаз.

- Да, но нам все равно нужно усилить патрули, – заметил другой, незнакомый мне, вампир.

Коренастый, тоже мускулистый, только вот никакой энергии я от него не чувствовала. Волосы были рыжими, как огонь, а глаза – желтыми.

За весь разговор поняла, что Орден Волка стал намного сильнее. Их банды все росли и в количестве, и в качестве вампиров. Появлялись все новые и новые вампиры с уникальными дарами. Людей стало погибать намного больше. Большее беспокойство вызвало то, что они перестали бояться пересекать территории других Орденов. Одним словом, готовились к войне. Было решено усилить патрули со стороны обоих Орденов. Укреплять силы вампиров и пристально наблюдать за нейтральными территориями.

Еле донеся ноги до комнаты и оказавшись на кровати, я уснула. На этот раз сон был хорошим. Даже просыпаться не хотелось.



ГЛАВА 10

Я невольно встала с кровати. В голове был один туман. Как бы ни крутила головой, ясность не возвращалась. Перед взором стояло озеро. Между прочим, оно мне снилось всю ночь. Вдруг мое тело стало не слушаться меня. Вернее, я не могла приказать ему стоять на месте. Подошла к окну, открыла его и выпрыгнула. Приземлилась точно на ноги, присев на корточки, даже боли не почувствовала. На улице свежело. Прохладный воздух, пропитанный розами, ворвался в нос. Я быстро побежала в лес, к озеру. Через пять минут быстрого бега оказалась у озера. Тело стало слушаться меня. Да неужели! Что я здесь делала, не понимала. Подойдя ближе к воде, почувствовала еще большее притяжение. Будто меня кто- то тянул канатом к себе. В голове проскочили слова Магнуса: «Это особое место для тебя. Здесь находится то, что необходимо Жрице».

Значит, мне нужно что- то найти. Ну что? Я вошла в озеро. И поздно заметила, что не сняла шелковую ночную рубашку. Ладно, это сейчас не важно. Вода была очень теплой. Она ласково поглощала меня и звала все глубже и глубже. Я доплыла до середины озера. И куда теперь дальше? Чувство притяжения так и осталось. Вдруг мне стало понятно, что это здесь. Я нырнула и решила исследовать дно. Его было хорошо видно из- за кристально чистой воды. Я все погружалась, но до дна не доставала. Странно, здесь ничего нет, кроме камней, прекрасных водорослей. В груди стало тесно. Воздух заканчивался. Я всплыла на поверхность и жадно вдохнула воздух. Так, что делать дальше? Вдруг я неправильно поняла. Но ведь притяжение идет от озера, и именно с глубины. Значит там что- то есть. Надо только лучше искать. Я перевела дыхание и нырнула. Поплыла теперь в противоположную часть. Опять ничего. Нужно выбираться, а то воздух уже стремительно покидал легкие. Я стала плыть вверх. Вдруг меня что- то стало тянуть обратно ко дну. Я стала сопротивляться изо всех сил: барахталась руками, пыталась всплыть. Но притяжение все росло и продолжало жадно заглатывать. Паника. У меня началась паника. Я вот так глупо погибну, утону. И меня ведь никто не найдет. Вампиры боятся воды и ни за что не полезут искать меня здесь. Это будет самая глупая смерть из всех смертей Жрецов. Я отчаянно боролась. Последний глоток воздуха вышел пузырьками изо рта. Грубое сдавливание груди от нехватки кислорода стало отключать сознание. Сил больше не осталось. Я бессильно падала на дно. В глазах стало темнеть.

Вдруг меня подхватили за талию и вытащили на берег. Кто- то что- то кричал, хлопал по лицу. Я прокашлялась водой и стала жадно глотать воздух. Легкие заболели еще сильнее. Открывать глаза было тяжело. Передо мной силуэт расплывался, но я определила, кто это. Дэниэль. На его лице читалось сразу столько эмоций: страх, волнение, боль, облегчение, радость. Он крепко обнял меня и стал целовать в лоб, щеки, нос, губы. Я ничего не понимала. Точнее, плохо осознавала, что происходит. Одно понимала, что передо мной самый прекрасный и любимый вампир, и я жутко рада его объятиям.

- Аника, зачем ты это сделала? – он не прекращал прижимать меня к себе. – Я думал, что не успею.

Но объяснять сейчас сил не было.

- Маленькая моя, я так испугался. – Дэниэль целовал меня, не прекращая. – Аника, как ты мне нужна! – нежно прошептал он.

Но сейчас его слова я не сильно слушала. Главное, что он рядом.

- Дэниэль... - прохрипела я и тут же стала кашлять.

- Молчи. Ничего не говори. – Он прижал меня к себе и стал гладить по голове. Только сейчас заметила, что его тело сильно дрожит.

Рассудок стал проясняться. Он полез в воду. Но... Я отпрянула и обеспокоенно взглянула на него.

- Дэниэль, но тут вода. Как ты? – что- то невнятное пыталась спросить, но мысли не выстраивались логически.

- Драгоценная моя, когда я подумал, что не успею, вода была не важна. Если надо, я за тебя жизнь отдам.

Вот, слезы вернулись. Они хлынули от радости. Дэниэль осторожно вытер слезинки большим пальцем, взял меня на руки и понес в дом. Сил не было вообще. Казалось, меня покинули все мышцы и связки. Мое тело обмякло в его руках. В голове стало кружиться, темнеть, и я отключилась.

Проснулась от легкого прикосновения к щеке. Передо мной сидел отец.

- Милая, как ты? – папа погладил меня по голове.

- Нормально. – я приподнялась.

Я обвела взглядом комнату, ища Дэниэля. Но его тут не было, только Джессика. Она улыбнулась, подошла ко мне. Аккуратно приложила свои ладони к моим вискам и закрыла глаза.

- Все в порядке, – ответила она, глядя на Севастьяна.

- Аника, ты жутко нас напугала, – сказала Джессика и присела рядом.

- Что ты там делала? – спросил обеспокоенно отец.

- Я...я... - так, правду говорить нельзя, нужно что- то другое сказать. – Я плавала. А потом стала тонуть. Как так получилось, не знаю, – на одном дыхании произнесла я.

По их взглядам можно смело сказать, что они не поверили. Ну что ж поделаешь. Придется поверить, ведь правду говорить не стану, пока. Не знаю, но внутри что- то подсказывало, что сейчас лучше промолчать.

- Как Дэниэль? – наконец задала я мучавший меня вопрос.

- С ним все нормально. Немного было плохо после контакта с водой. – Я от ужаса, что ему было плохо, округлила глаза. – Сейчас все позади. – Она ласково улыбнулась.

- Он уже тренируется с Елисеем и Марком, – довольно хмыкнул отец. – Аника, ты точно себя хорошо чувствуешь?

- Да, папа. Лучше некуда.

- Тогда я пойду.

Севастьян покинул комнату. Мы остались с Джессикой одни.

- Пойдем, тебе нужно одеться.

- Джессика, мне нужно съездить в магазин за одеждой. Не буду ж я постоянно носить твою.

- Конечно съездим. Хочешь завтра?

- Хочу.

- А пока тебе придется походить в моей. Мне не жалко.

Через час я была одета, причесана и накрашена. На мне было короткое легкое платье из желтого шифона без бретелей. Вырез на груди достигал талии. В цвет платью босоножки на высокой платформе. Волосы свободно прикрывали спину. По словам Джессики, выглядела потрясающе.

Я решила пойти посмотреть, как тренируются вампиры. Вышла из дома и остановилась возле фонтана. Зрелище было не для слабонервных. Елисей на огромной скорости наносил, по моему мнению, сокрушительные удары. Но Дэниэль легко изворачивался и отражал удары противника. Между ними мелькала какая- то вспышка. Молнии. Это молнии пытался метать Елисей в Дэниэля. Но они были маленькими. Я решилась подойти поближе. Первым меня заметил мой монстр. Он на секунду повернулся ко мне, и выражение его лица застыло. В этот момент он пропустил удар молнии и с криком упал на землю. Я в панике побежала к нему. Но когда добежала в этих босоножках, он уже поднялся.

- Жрица, здравствуй, – произнес Елисей. Я кивнула.

- Дэниэль, с тобой все в порядке? – попыталась дотронуться до него, но он увернулся. Взгляд с нежного поменялся на дерзкий.

- Все нормально, – едко бросил он и посмотрел с таким презрением, будто я спросила что- то неприличное.

- Как ты? – спросил Елисей, заметив напряженную обстановку.

- Я хорошо. Спасибо, – я попыталась выдавить из себя улыбку.

Почему Дэниэль так себя ведет. Вроде он сказал, что я нужна ему. Интересно, зачем врать тогда. Вот что за тип такой?! Взор ледяных глаз не сводил с меня. Будто ждал, что я должна что- то ему сказать.

- Спасибо, что спас меня.

- Это моя обязанность. Обязанность отдать жизнь, если придется. – Он насмешливо улыбнулся и пошел прочь.

Меня будто током ударило. Значит обязанность? Так вот, как нужна. Нужна как Жрица. Внутри все загорелось. Злость наполнила каждую клеточку. Глаза защипало. Я смотрела вслед этому гадкому монстру и задыхалась.

- Жрица, с тобой все в порядке? – спросил Елисей и заглянул мне в глаза.

- Да, – я вышла из ступора. – Все хорошо.

- Прогуляемся?

- Конечно.

Мы гуляли около дома. Энергия Елисея подпитывала меня. Мы сидели около фонтана. Смеялись, шутили. Кажется, я нашла родственную душу. Он отвлек от переживаний и тревог.

- Покажи мне еще раз молнию, – уже десятый раз просила его.

- Боже, как красиво, – воскликнула я.

Тонкая ослепительно синяя ниточка молнии врезалась в воздух и пропадала. Она выходила прямо из ладони.

- Это потрясающе.

- Я могу еще сильнее разряд выпустить. Молнии на массовое поражение. Но для этого мне нужны тучи. А сменить погоду может только Марк.

- Сменить погоду? – изумилась я.

- Да, дождь, снег, тучи, гроза. Все в его руках.

Наступило молчание. Мы залюбовались красотой вечера. Мне было так хорошо сидеть на свежем воздухе, общаться с милым вампиром и вдыхать пьянящий воздух, пропитанный благоуханием цветов.

- Ты очень красивая, Аника. Ты, как белая роза. Такая нежная, чистая, ранимая и прекрасная. – Елисей подвинулся ко мне так, что я чувствовала его дыхание у себя на шее.

- Спасибо, – робко ответила и попыталась отодвинуться.

Взгляд его затуманился. Он смотрел то на мои губы, то в глаза. Так, надо сваливать. Чем быстрее, тем лучше.

- Я пойду, пожалуй. Уже поздно, – только дернулась, чтобы встать, но меня поймали за руку и усадили на место. От возмущения глаза защипало.

- Елисей, мне действительно пора. Я устала. – но он меня не слушал.

Он притянул меня за талию и стал наклоняться ближе. Вырываться сил не было. Он нагнулся к моим волосам и тяжело вдохнул.

- Ты так вкусно пахнешь. – я не знала, что делать. Особо привлекать внимания не хотелось.

- Отпусти меня, – прошипела я. Елисей поцеловал в шею, прикусывая кожу клыками.

Я думала меня сейчас вырвет. Подступил гнев. Внутри все забурлило. Не надо против воли ко мне прикасаться. Я ударила его шпилькой по ноге и со всей силы врезала в живот. Быстро вскочила и побежала к дому.

- Стой, ты куда? – послышался голос Елисея.

От быстрого бега я подвернула ногу и почти упала. Но меня кто- то вовремя поймал. Дэниэль. Слава Богу.

- Дэниэль, – прошептала я и обняла его.

- Что случилось? – холодно отрезал он.

- Там Елисей. Мы сидели, и он... - я не успела договорить, как синие глаза вспыхнули и, он оттолкнул меня.

- Что? – голос его стал жестоким и грозным. – Что он тебе сделал? – сверлил меня взглядом.

–Дэниэль, ну где ты ходишь? – послышался милый голосок стервы.

Я все поняла. Он теперь с ней. Что нельзя мне это в лицо сказать. Ах, да. Наверняка есть обязанность не расстраивать меня. От ее голоса он вздрогнул.

- Ничего, – быстро ответила я и гордо, но быстро пошла в свою комнату.

В душе царил хаос. Сердце болело так, словно его вот- вот разорвут и поджарят на костре. Больно, опять больно. Не надо никого впускать к себе внутрь. Я шла и даже не слышала стук своих каблуков. Войдя в комнату, заметила огромный букет белых роз на кофейном столике. Пятьдесят пять прекрасных роз и записка. Дрожащими руками открыла ее: «Моя жрица, прости меня за наглый поступок. Я не знал, что твое сердце занято. Елисей.»

- Мое сердце не занято. Оно разбито, – прошептала я в темноту.

Спать абсолютно не хотелось. Всю ночь просидела на кровати среди роз и только под утро заснула.



ГЛАВА 11

- Аника, просыпайся – с меня кто- то стянул бирюзовую шелковую простынь, и сразу стало зябко.

- Угу, встаю, – сквозь сон промямлила я. – Еще пять минут – и отвернулась на другой бок.

- Шопинг, шопинг, шопинг, – услышала я восторженный крик Джессики и заставила себя открыть глаза.

- Ну почему так рано? – привстала и увидела, что Джессика уже полностью одета.

- Рано? Ты шутишь? – она села рядом, рассматривая розы, на которых я спала. – Уже одиннадцать часов. Я третий раз захожу будить тебя.

- Одиннадцать? – ошеломленно спросила и, быстро вскочив, побежала в ванную. На мою реакцию Джессика только засмеялась. – Что ж ты раньше меня не разбудила? – спросила с зубной щеткой во рту, выглядывая из ванной.

- Я будила. Но ты упорно просила пять минут, – судя по ее голосу, она не переставала улыбаться.

Я быстро привела себя в порядок и оделась в желтое шифоновое платье. Мы спустились на первый этаж, вышли во двор. Потом обошли дом вокруг и очутились в гараже. У входа нас уже ждали Эдуард и Дэниэль.

- Что они тут делают? – шепотом поинтересовалась я.

- Они поедут с нами.

- Зачем? – не успокаивалась я.

- Чтоб охранять вас, – ответил брат и подошел обнять.

- Привет, – бросила я Дэниэлю. Выглядел он недовольным.

- Как спалось? – едко бросил он. – Розы не давили? – брат и Джессика непонимающе уставились на нас.

Я не ожидала такого вопроса. Откуда он узнал про розы? И какое ему дело? Пусть у Анжелики спрашивает.

- Спалось превосходно, – не менее едко ответила я и бросила на него высокомерный взгляд.

- Хмм... - прочистил горло брат. – Пройдемте внутрь. – обхватил меня за талию, и мы оказались в гараже.

Неприятное чувство из- за монстра вмиг улетучилось. Ведь я оказалась не в гараже, а в автопарке. Здесь около тридцати машин. От спортивных автомобилей до огромных внедорожников. Глаза просто вылезли на лоб: McLaren, Bugatti Veyron, Aston Martin, BMW, Jaguar XF, Lamborghini Gallardo, Zenvo, Hummer Н2, Volvo, Range Rover, Chevrolet Tahoe.

- Это все ваше? – восторгу не было предела. Я оттаяла и пошла по рядам, проводя рукой по роскошным автомобилям, щупая их. Вдруг, я сплю.

- Да, это все принадлежит нашему Ордену, – спокойно уточнил Эдуард.

Он ответил таким тоном, будто я спросила про количество роз на клумбах.

- Мы сейчас поедем на них? – спросила, остановившись рядом с громадным белым Хаммером.

- Да, – ответила Джессика.

- Тем более, ты можешь выбрать одну из них себе, – заявил брат.

Сначала я не поверила его словам.

- Себе? Выбрать? – не веря своим ушам, переспросила.

- Да, выбирай, – услышала я веселый голос брата.

Сердце забилось с невероятной скоростью. Автомобили просто обалденные. Я такие в живую то никогда не видела. Мой вид был таким, как у ребенка, когда его родители привели в магазин игрушек и сказали выбирай любую. Еще не много - и потекли бы слюнки.

Мне хотелось поехать на всех сразу. Как можно выбрать что- то одно из прекрасного. Такое чувство у меня возникало, когда мы с Максом ездили в лес за цветами. Обычно, отыскав поляну, усыпанную подснежниками, я старалась сорвать их все. Нет бы чуть- чуть. Вот зачем мне столько?! Все равно будут в вазе стоять и потом завянут. Но нет, жадность – страшная сила. Успокаивалась только сорвав все цветочки. Такое со мной сейчас и происходит. Нужно выбрать. Но какую? Я проходила мимо Вольво и обратила свой взор на Ягуар XF. Белоснежный красавец. Сразу поняла – он мой.

- Я выбрала, – с восторгом крикнула. – Ягуар мой.

- Кто бы сомневался! – весело ответил Дэниэль.

- Тогда поехали.

- А ты хоть водить машину умеешь? – с издевкой спросил монстр, давая мне ключи.

- Умею, – высоко подняв брови, заявила я.

Мы сели за руль. Точнее, каждый в свою машину. Эдуард сел в Хаммер, Джессика в Бугатти Вейрон, а Дэниэль – в Zenvo. Салон моей машины был отделан белой кожей. Комфорт на высочайшем уровне. «Глухая» шумоизоляция, электропривод сидений и рулевой колонки, раздельный климат- контроль, спутниковая навигация, система бесключевого доступа, великолепная аудиосистема Hi- End класса – вот лишь несколько наименований встроенного оборудования, известных мне.

Мы выехали на трассу. Наш кортеж из четырех автомобилей впечатлял. Неслись с огромной скоростью. Пятьсот десять лошадиных сил моего Ягуара давали о себе знать. Впереди ехали Эдуард и Джессика, а Дэниэль был позади. Я постоянно ловила его внимательный взгляд через зеркало заднего вида. Дорога заняла около получаса.

Мы остановились на незнакомой ранее мне улице Санкт- Петербурга. Припарковались. Но я не увидела ни одного магазина.

- Эмм...И куда мы приехали? – непонимающе уставилась на Джессику.

- Сейчас увидишь. – улыбнулась она и повела меня в подъезд старого разрушающегося дома.

Мы вошли в дом и остановились перед шикарной огромной железной дверью. Джессика ввела код на появившейся цифровой панели сбоку. Потом мы попали в широкий коридор, отделанный железными панелями, и уперлись в лифт. Моему удивлению не было предела. Зайдя в лифт, Эдуард нажал на единственную кнопку.

- И куда мы попадем?

- Вниз. В мир шоппинга вампиров, – ответила Джессика, и раздался звук, означающий, что мы на месте.

Когда дверь открылась, я не поверила своим глазам. Толпы людей и вампиров, спокойно гуляющих по магазинам. Сколько же их здесь, магазинов?

- Здесь триста магазинов, включающих в себя кафе, – ответил брат на не озвученный мною вопрос.

- Триста?! – удивилась я.

- Думаю мы успеем побывать в каждом, – улыбаясь и не скрывая восторга, произнесла Джессика.

- Сомневаюсь... - я представила, как будут потом болеть ноги, и уже не особо радовалась такому шоппингу.

Я то думала, мы заедем в пару магазинчиков, купим все и уедем. Но триста магазинов?! О таком я даже в страшном сне не мечтала.

Спустя два часа мы посетили пятьдесят два магазина. Сказать, что я устала, значит ничего не сказать. В глазах уже рябило от такого количества одежды. Настроение пересекло отметку ниже нуля от переутомления. Я б заменила два часа на два дня упорных тренировок. И то б легче было.

Сколько набрали вещей, не знаю. После двадцать третьего платья потеряла счет. Так еще были всякие джинсы, брюки, шорты, кофточки, блузки, топы. Эдуард и Дэниэль держались стойко. По виду не скажешь, что они устали. Стояли в стороне, полностью обвешанные нашими сумками с покупками.

- Посмотри, какие они милые! – сказала Джессика, выходя со мной из очередного магазина еще с пакетами.

У каждого в руках было по десять пакетов. Наши вампирчики стояли у перил, подпирая их. Дэниэль перекинул пять пакетов через плечо, а остальные безвольно держал в левой руке.

- Еще?! – ошеломленно спросил Дэниэль.

- Это последние, – и она протянула четыре пакета мужу.

Я старалась не смотреть Дэниэлю в глаза, и вообще не обращала на него никакого внимания. А он пытался привлечь меня. Иногда это получалось. Ни одна красивая девушка не осталась без его комментария. И вслед за очередным: «И где таких красивых делают!» - обращал свой полный насмешки, издевки и холодности взгляд на меня.

Вдруг у Джессики зазвонил телефон. Она подняла трубку, и мимика лица мгновенно изменилась. Лицо стало отстраненным и серьезным.

- Да, сейчас будем, – произнесла она и убрала телефон в карман.

- Что случилось? – спросили мы с братом в один голос.

- На нейтральной территории замечен большой отряд вампиров Феликса. – она обвела нас всех взглядом. – Нам с Эдуардом нужно уехать.

- Но...- начала я протестовать, не желая оставаться наедине с монстром.

- Аника, с тобой останется Дэниэль.

Класс. Что может быть лучше?! Она прям читает мои мысли!

Отдав все пакеты, мы двинулись дальше.

- Куда теперь? – спросил Дэниэль, насмешливо глядя на меня.

- Мне надо... - я запнулась. О, Боже. Мне надо в магазин нижнего белья. И почему я в первой очереди туда не пошла?!

- Так куда?

- В магазин нижнего белья, – быстро ответила я и зашагала быстрее, чтоб он не заметил мой конфуз. Но в ответ он всего лишь хмыкнул.

- Я подожду снаружи, – обезоруживающе улыбнулся, и мое дыхание участилось. Какой же он красивый!

Я зашла в магазин и стала выбирать. Набрала в примерочную десять шелковых комплектов, несколько ночных откровенных рубашек. Подошло все идеально. Осталось выбрать какое неглиже взять: красное или голубое. Просвечивающиеся комбинации с тонкими бретелями, присоединяемыми к шелковому лифу. Выбрала голубое, красное выглядит вызывающе. Лучше задать вопрос, зачем оно мне вообще нужно.

Я вышла из примерочной и направилась к кассе. Не доходя пары метров до цели, остановилась, как ошпаренная. Дэниэль стоял, облокотившись, у кассы и мило общался с девушкой- продавцом. Он что- то ей увлеченно рассказывал, а она хихикала. Меня никто не замечал. Выйдя из ступора, решила напомнить о своем присутствии и швырнула вещи на стол перед кассой. Дэниэль первым поднял веселые ухмыляющиеся глаза. Потом меня удостоила вниманием и девушка. Посмотрела она насмешливо. Да кто она такая, чтоб так смотреть на меня! Глаза защипало, а это свидетельствовало, что они стали желтыми или того хуже, красными. Я гордо и высокомерно ответила ей взглядом.

- Долго будешь пялиться? Или примешься за работу? – гневно бросила я и заметила, как ее пыл угас: радость с лица ушла, появилась серьезность и покорность. Она стала пробивать товар.

- Так то лучше, – усмехнулась я.

- С вас двадцать тысяч восемьсот рублей. – она посмотрела на Дэниэля. Тот достал кредитку и протянул ей. Через несколько секунд она вернула ее обратно.

Я уже стала направляться к выходу, как Дэниэль достал из кармана бумажку и что- то ей написал. В этот момент мое сознание офигевало.

- Это вам за обслуживание, – нежно пропел и улыбнулся ей. Глаза девушки расширились от увиденного.

- Это ж моя годовая заработная плата, – еле прошептала она.

- Ты очень хорошо обслужила, – произнес он, делая акцент на слове «очень».

Взрыв ядерной бомбы по сравнению с моим состоянием ничто. Я выбежала из магазина, почти сбив с ног двух людей.

- Аника, стой! – крикнул мне монстр вслед, но я не останавливалась. Мало того, что он флиртует с ними, так еще и бешенные чаевые оставляет.

Поравнявшись со мной, он вкрадчиво спросил:

- Все- таки голубое? А мне понравилось красное, – он весело улыбнулся.

Сначала я не поняла, о чем он. Уж слишком ревность внутри разъедала, как кислота ржавчину. Да, именно так. Любовь – это ржавчина, поразившая тело и разум, а ревность – это кислота, разъедающая ее.

Потом смысл его слов дошел до меня, и я от шока остановилась.

- Что? Как ты? Как ты мог? – в ответ он лишь улыбался и забавлялся моим видом.

- Голубое тоже ничего, – сказал он и пошел дальше.

- Что?! – я догнала его, но ревность вместе с возмущением защипала вновь. – Что, много денег, чтоб оставлять такие чаевые?

- Много, - ответил весело он. – Она такая милая. Ты не заметила? – и одарил меня холодным взглядом.

Если б я краснела от злости, то, наверное, была, как помидор. Но покраснели, видимо, глаза.

- Милая?! – истерически крикнула я и, получив в ответ комок смеха, направилась в магазин обуви.

Надо успокоиться. А то разнесу к чертям этот магазин и вернусь убью милашку. Еще часа два- три я выбирала обувь, косметику и фен. Настроение зашкаливало отметку минус миллион. Хотелось бросить на фиг этот шоппинг и поехать обратно. Но такого удовольствия я ему не предоставлю. Ведь тогда покажу свою слабину. А сейчас относительно держусь. Все это время Дэниэль продолжал кокетничать со всеми девушками продавцами. И даже посоветовал одной грудастой шатенке, какие босоножки купить. Обалдеть! Ну на фиг мне такой шоппинг! И, конечно, следил за тем, как я реагирую на его флирт. Также оставлял несметные чаевые. В голове созрел мерзопакостный план. Я мысленно улыбнулась и обрадовалась совместному сотрудничеству рассудка с мозгом. Я тебе устрою, чаевые. Посмотрим, что ты скажешь, когда все твои деньги испарятся с карточек. Я задумала, что попробую перевести все его деньги с карточек на какой- нибудь другой счет или лучше в детские дома и приюты для животных. Посмотрим, как он будет выдавливать миловидную мину на своем лице.

Наконец- то я все купила. Мы вышли из странного подземного магазина. Насколько я успела узнать, что о нем мало кто знает из людей. Знают только те, кто, либо хотят стать вампирами, либо активно с ними сотрудничают. И их ничуть не смущает сам факт существования вампиров.

Закинув пакеты в машину, мы тронулись с места, не обмолвившись и словом. По дороге я позвонила Джессике и сообщила, что едем обратно. Чувствовала себя гадко, будто мои внутренности, а особенно сердце, раздирали острыми когтями. От злости вдавила педаль в пол. Спидометр показывал двести пятьдесят километров в час. Дэниэль не отставал. Я полностью отдалась скорости. После десяти минут сверхбыстрой езды, я вошла во вкус и почувствовала облегчение. Скорость – вот мое успокоение.

Дэниэль выехал на встречку, поравнялся со мной и лучезарно улыбнулся. Открыв окно, весело спросил:

- Покатаемся? – и погнал вперед.

- Ну держись! – пообещала я то ли себе, то ли ему.

Я еще сильнее нажала на педаль газа и стала догонять его. Догнав, попыталась пойти на обгон. Но он тоже выехал на встречку, преграждая мне путь. Я попыталась обойти его справа, но он тут же маневрировал вправо. Вот гад, не пропускает меня.

- Поиграем в шашечки! – подумала я и резко нажала на тормоз.

От такого резкого торможения раздался свист, и зад автомобиля завилял. Он тоже резко затормозил и поехал задним ходом ко мне. Остановившись рядом, я увидела тревогу в холодных глазах.

- Что- то случилось? – и он открыл дверь, чтоб выйти и подойти ко мне. В этот момент я заносчиво улыбнулась и вдавила со всей силы педаль газа.

Автомобиль со свистом рванул вперед. Я засмеялась. Мне стало от чего- то легко и спокойно. Видимо, стресс прошел. Следующие двадцать минут мы ехали, как сумасшедшие, и при этом играли в шашечки. Только теперь я его не пропускала вперед. В зеркале заднего вида наблюдала за его серьезной мимикой и угрожающим взглядом. Уровень адреналина в крови зашкаливал.

Потом Дэниэль начал мне нервно мигать фарами. Я чуть сбросила скорость, но не остановилась. Он тут же меня обогнал и преградил путь, поставив свою машину поперек. Я вовремя среагировала затормозить. Иначе наши машины бы «поцеловались».

- Ты что, сдурел так подрезать? – он открыл дверь и вытащил меня из машины. В глазах читалась жуткая тревога и волнение.

- Что случилось? – поняла, что что- то не так.

- Аника, вампиры Феликса. Они рядом. Мы не успеем доехать.

- Что?!

- Их много. Пять внедорожников по пять вампиров. – взгляд был отстраненным, наверное, думал, как нам смыться.

- Что нам делать?! – нервно лепетала я, схватив себя за голову. Паника вовремя вернулась. – Надо звать подкрепление. – с надеждой посмотрела на него.

- Я звонил. Но они не успеют. – у меня потекли слезы, и он сразу прижал меня к себе. –Я не дам тебя в обиду. – наклонился и поцеловал меня.

Поцелуй был таким нежным, сладким и прощальным. Он один не справится со всеми.

- Я останусь с тобой, – выпалила я, оторвавшись от любимых губ.

- Нет. Садись и езжай. – меня запихнули обратно и закрыли дверь. – Газ в пол и вперед, Аника. Ты меня поняла? – я кивнула.

- Но...

- Никаких но. И не возвращайся, что бы ты ни услышала, и что бы ни произошло. Тебе ясно? – я опять кивнула, смаргивая слезы.

- Я их отвлеку. – и посмотрел на меня так, что мое сердце сжалось, а разжаться не смогло. В ледяных холодных прекрасных глазах застыла печаль.

Я тронулась с места и гнала, что было мочи у Ягуара. Скорость достигла трехсот километров в час. Слез не было, только отчаяние и страх. Я бросила его. Я оставила своего любимого вампира на верную смерть. Он же не справится. Их много. Что же мне делать?! Я не могу потерять его. Не могу. Страх перерос в злость, отчаяние в гнев. Из- за них я лишилась всего в жизни: Макса, мамы, дома. Но Дэниэля я им не отдам. Глаза выжигало ледяным огнем.

- Ненавижу! Ненавижу! – прорычала я и резко стала сбрасывать скорость. Потом быстро выкрутила руль влево, дернув ручник. Машина выполнила крутой разворот, прочертив при этом шинами гладкую поверхность асфальта.

Я уже мчалась обратно. Мне не важно, что будет со мной. Лишь бы успела помочь. Я отдам жизнь за него. Только бы он жил. Весь гнев и злость превратились в ярость. Тело все горело. Почувствовала столько силы и энергии, что и не снилось. Хотелось ее разом выплеснуть наружу и затопить все кругом.

Внутри каждого из нас есть темная сторона, которой повелевает демон. И как бы мы его не усмиряли, наступают моменты, когда мы сами открываем ему клетку и освобождаем его. Для меня этот момент наступил сейчас. Я зажмурила глаза, чтоб уменьшить выжигающую боль. Резко открыв их, мое тело и рассудок сковал холод. Дикий холод поглотил все тело и рассудок. Испепеляющий огонь внутри погас. Осталось жуткое хладнокровие.

Я все ехала и ехала, но Дэниэля нигде не было.

- Ну где же ты? – выпалила я в пустоту.

Вдруг сбоку в меня врезалась на полной скорости машина. Ягуар перевернулся в воздухе и упал на обочину днищем вверх. Я сильно ударилась головой. Что- то теплое и липкое стекало с виска по щеке. Меня сдавило обломками. Изнутри вырвалось хрипение. Открыв глаза, удивилась, как вообще выжила. Струйка попала в уголок рта, и я машинально ее слизала. Кровь. Такая сладкая. Пощупав голову, убедилась, что вся правая сторона в крови. Нужно выбираться. Я отстегнулась и врезалась головой в потолок, отчего она заболела еще сильнее. Двери заклинило. Выбила стекло локтем и вывалилась наружу. Кое- как поднялась и увидела рядом всмятку разбитый черный джип. Обойдя его вокруг, заметила на дороге вампира. Стоял и ухмылялся.

Ярость вернулась и стала еще свирепее. Короткие светлые волосы, черные змеиные глаза и черный развивающийся плащ. Это он! Это его я видела в парке! Он убил мою маму! Он!

- Аника, ты опять одна в лесу? – этот противный, режущий слух голос. – Я ведь предупреждал тебя, что может случиться с тобой? – мерзкая ухмылка появилась на роже вампира.

- Это ты! – прорычала я и не узнала свой голос: резкий, дерзкий, злой. Словно это не я.

- Да я. И куда ты спешила? Не к тому ли жалкому вампирчику с чудным зрением? – он искривился в лице, и мне стало не по себе.

- Если ты что- то с ним сделал, я убью тебя! – грозно крикнула, чувствуя, что предел ярости на подходе.

- Да что ты! Я его и пальцем не тронул! – и развел руки в стороны ладонями вверх. – А вот мои вампиры...Ууу... - он стал причмокивать. – Боюсь, что от него уже ничего не осталось.

После этих слов, внутри все взорвалось. Меня окатило истошно ледяной волной ярости, злости и гнева. Из головы пропали все окружающие меня звуки и предметы. Остался только он, тот, кого я разорву на части за маму и Дэниэля. Я сорвалась с места и бросилась на него. От скорости, с которой свалила его с ног, немного испугалась. Но он быстро встал и нанес удар в живот. Отлетев на три метра, приземлилась на четвереньки и, рыча, бросилась на него снова. Дрался он превосходно, но и я ничуть не уступала. Говоря о силе, мы были равны. Наносила удары снова и снова, вспоминая тренировки.

Он подпрыгнул и оказался у меня за спиной. Быстро схватил меня сзади и стал сдавливать. Я почувствовала хруст ребер. Резкая боль прострелила тело.

- Прощай! – прошептал вампир, наклонившись к моей шее.

- Прощай! – бросила я, и наступив пяткой на его ногу, быстро ударила ребром кисти по почкам.

Мой маневр позволил вырваться из тисков. Не теряя времени, сразила его ударом ноги. Теперь наступала только я. Мои удары валили его с ног снова и снова. Появившийся страх в его глазах стал для меня восторгом и радостью. Я злобно улыбнулась и, повалив его на землю, придавила своим телом. Крепко схватила морду руками, при этом сильно царапая.

- Как ты там сделал? – и изобразила вид, что припоминаю. – Ах, да. Вспомнила. – и одним движением свернула шею.

Убедившись, что он обездвижен, оторвала голову. Так, теперь тело надо сжечь. Я побежала к машине и нашла в бардачке зажигалку. Дело было сделано.

- Гори в аду, тварь! – бросила, глядя, как пламя пожирает останки.

Внутри холод стал растворяться. Но мой демон рвал и метал изнутри. В голове - пустота, ледяная пустота. Раньше при гневе чувствовала испепеляющий огонь, а теперь – ледяную ярость, ледяной огонь.

Надо бежать. Но куда? Лихорадочный поток мыслей вернулся. Мне не хотелось верить, что Дэниэля больше нет. Когда потеряла маму, внутри мгновенно образовалась пустота. А сейчас я ее не чувствую. Может быть потому что она отомщена или ледяной огонь, пожирающий изнутри, не дает почувствовать эту пустоту?!

Я побежала в лес. Надо найти его, спасти. Но держаться у дороги нельзя. Нельзя, чтобы меня поймали. Вспомнила, что должно приехать подкрепление. Конечно, самым разумным сейчас было остаться здесь и ждать их. Но я не могу. Нужно бежать.

Густые колючие ветки деревьев и кустов рвали одежу и царапали израненное тело. В голове звучала только одна мысль: «Найти Дэниэля!». Сердце сжималось под пальцами ледяного огня. Страха абсолютно не чувствовала. Я была полна решимости и готова рвать всех и все, попадающееся на пути.

Я упала, споткнувшись о старый корень дуба, скрытый от посторонних глаз толстым слоем пожелтевших, умерших, прошлогодних листьев.

- Ауу...Как больно! – обхватила больную ногу и стала тереть руками. – Будет синяк. – заключила я, рассмотрев огромное красное пятно под левым коленом.

Я попыталась встать. Боль была невыносимой. Бежать больше не смогу. Я пошла дальше, хромая. Гнев и ярость стали отступать. Больше не ощущала желания убивать, рвать и метать. Но холод, сковавший все внутри не отступал. Мне стало очень холодно. Тело задрожало, будто от сильного мороза, несмотря на то, что на улице стояла тридцатиградусная жара. От озноба челюсти стучали так, что я думала, зубы все рассыплются. Обхватив себя руками, двигалась дальше и дальше.

Но сказать, где я, не могла. Вокруг были одни и те же клены, дубы, сосны, ясени. Казалось, хожу по кругу. Уже стало темнеть. А я все не нашла Дэниэля и заблудилась. Сил больше не осталось. Рухнув на землю, прижалась к толстому стволу векового дуба. Его ветви так низко склонялись к земле, что если здесь спрятаться, то тебя никто не заметит.

Дрожа от холода и отчаяния, поддалась воли слезам. Сколько так сидела, не знаю. Но наступила ночь. Разглядеть в темноте ничего не смогла. Даже свет от звезд и луны не могли развеять эту сплошную мглу. Сидя, думала, что если Дэниэля нет в живых, то я готова здесь умереть. Легкий ветерок донес до меня запахи шиповника и колокольчиков. Значит, озеро рядом. Но идти сил не было. Я стала терять сознание и погружаться в холодную пустоту.



ГЛАВА 12

Нежное прикосновение теплой ладони. Меня аккуратно подняли на руки и понесли. Сил открыть глаза не было, веки словно свинцовые. Больше ничего не чувствовала, опять провалилась в темноту.

Теплая мягкая постель. Отдаленные голоса. Я открыла глаза и поняла, что дома.

- Аника...Как ты? – мягко произнесла Джессика, склоняясь надо мной.

- Где Дэниэль?

- Аника, тебе нужно отдохнуть. – Жуткий холод опять вернулся, меня всю трясло.

- Где Дэниэль? – повторила я, начиная клацать зубами.

Ко мне подошел Севастьян.

- Дочка, все нормально. – Спокойно прошептал папа и погладил меня по голове.

- Вы меня не слышите?! – я уже почти кричала, привстав с кровати. – Где он?! Отвечай! – угрожающе уставилась на отца.

Дверь комнаты открылась. Это он. Дэниэль.

- Я здесь, – нежно сказал и подошел ближе.

Ледяная дрожь на теле пропала, вместе с ней и озноб. Я смотрела в ледяные любимые глаза и была счастлива, что с ним все в порядке. Никакой ухмылки на лице, дерзости. Просто Дэниэль.

- Как ты? – он присел с другой стороны кровати и взял меня за кисть руки. Глаза были печальны.

- Я нормально. Я переживала за тебя, – опустив глаза, пролепетала.

- Со мной все в порядке, – повторил он и сильнее сжал руку. – Почему ты не уехала? Почему меня не послушала? – в его взгляде появились злые огоньки.

Я и забыла, что эту картину наблюдают Джессика и папа.

- Я уехала. Но потом поняла, что не могу тебя... - хотела сказать потерять, но нельзя, и хмыкнула, - ...бросить. Я развернулась, и потом в меня врезалась машина. Я перевернулась и улетела на обочину. – Я невольно сжалась, вспоминая головную боль. Он не отрывал от меня пристальных ледяных глаз. – Потом кое- как вылезла из груды металла и увидела вампира.

- Что потом? – Дэниэль заглядывал в душу.

- Я его убила, – спокойно произнесла и посмотрела на ошеломленного Севастьяна.

- Убила? – повторил папа.

- Да. На меня снизошла ярость. Тело все трясло. Но это была не испепеляющая ярость, а ледяная. – Папа все еще внимательно вглядывался в глаза. -  Мы дрались, а потом я отомстила за маму. – От моих последних слов все в комнате вздрогнули.

- Ты убила Георга? – Дэниэль убрал свою руку и посмотрел, как на экспонат из Кунсткамеры.

- Не знаю, как его звали. Он был светловолосым и с черными глазами. Это он убил мою маму. – Я объясняла им, как дошкольникам.

- Это один из сильнейших вампиров Феликса, – заметила Джессика, в глазах которой читался непомерный ужас.

- Мне все равно, кем он был, – бросила я. – Его теперь нет.

- Как такое возможно? – непонимающе спросил монстр у папы.

- Она была в ярости. Скоро она станет вампиром. И будет сильнее, чем я себе представлял, – восторженно ответил отец и обнял меня.

Вырвавшись из объятий, я добавила:

- Хватит говорить обо мне так, будто меня здесь нет.

- Теперь она в полном порядке, – заявила Джессика.

- Что значит теперь? – я уставилась на нее.

- Когда тебя принесли, на теле не было больших ран. Только небольшая травма головы. А ты была без сознания два дня. – я удивилась.

- Два дня?!

- Да. Ты должна была позавчера прийти в себя. Мы стали жутко переживать. Но у тебя были душевные травмы. Тебя трясло, бил озноб. – Она сделала паузу, а потом, улыбаясь, посмотрела на Дэниэля.

- Но когда вошел Дэниэль, твой озноб спал. А когда взял за руку, холод окончательно ушел из твоего тела. – Она шикарно улыбнулась и подмигнула.

Мы все втроем уставились на Джессику, будто она заявила, что все люди вымерли.

- Его ледяной холод забрал твой, – произнесла по- учительски она. Так они тоже знают про его холод! Ну да. Его только слепой не увидит.

- Нам пора, Аника, – сказал отец, поцеловал меня в щеку и, забрав моего вампира, покинул комнату. Мы остались одни.

Я уже и забыла, что сделала столько покупок. Естественно, Джессика заставила меня примерить все заново. И теперь под каждый наряд сразу подбирали обувь. Если честно, не очень хотелось этим заниматься. Но обидеть подругу я не могла. Через три часа примерки поняла, что зря не хотела. Мы очень весело провели время: шутили, смеялись, вспоминали «милых» вампирчиков. Раньше я так веселилась только с Максом.

Особое внимание подруга уделила тем вещам, которые я купила без нее. Она даже косметику всю осмотрела. Я примерила шелковый халат цвета шампанского и стала выпендриваться перед Джессикой, как только могла: передразнивала походку моделей, кривлялась. В общем настроение было на высоте.

Вдруг в дверь постучали.

- Входите, – позвала я.

Дверь открылась, и вошла Анжелика. Как всегда, сногсшибательно красива. Улыбка с моего лица растворилась. Не то чтобы я не желала ее видеть. Просто она сама пришла ко мне.

- Я зашла спросить, как ты, – она вежливо, хочу заметить очень вежливо и мило спросила.

- Нормально. Все хорошо, – быстро ответила я. – Ты как?

- Да я то что. Вампира не убивала. – наверное, это должно было прозвучать смешно.

Воцарилось секундное молчание. И все же, что с ними произошло?! И Анжелика и Дэниэль вели себя странно: не дерзили, не насмеивались, не ухмылялись. Это, мягко говоря, странно.

- Можешь остаться с нами, – предложила я и заметила протестующую мину Джессики.

- Нет. Спасибо. Я пойду, – улыбнувшись, произнесла она и ушла, хлопнув дверью.

Джессика на меня так посмотрела, будто минуту назад я тигра к нам звала.

- Что? – спросила, не понимая ее.

- Она мне не нравится, – серьезно заявила та.

- Да ладно. Она ведь моя сестра.

- И все же. Ты не замечаешь, как она смотрит на Дэниэля? – и уставилась на меня, ожидая реакции.

Все- таки просекла, как меня поддеть.

- Мне все равно, как она на него смотрит, – быстро сказав, продолжила свою модельную походку. И на очередном пафосном развороте, я наступила на пояс и шлепнулась.

Джессика мгновенно рассмеялась. Напряжение спало.

Так я продемонстрировала ей всю обувь и нижнее белье. На слово она мне не поверила, что лифчик хорошо сидит. Пришлось и комплекты демонстрировать.

- Ты говорила, что неглиже купила? – Джессика лукаво изогнула правую бровь и ехидно улыбнулась.

- Да... – протянула я. По ее пристальному шкодливому взгляду все стало понятно.

- Нет, брось. Я не буду его примерять, – и протестующе замахала руками.

- Ну, Аника, – умоляла, как ребенок. – Пожалуйста.

Конечно, ничего страшного в этом нет, но для меня это слишком интимно. И так согласилась демонстрировать нижнее белье. Но глядя на нее, отказать не смогла. Вы когда- нибудь видели кота из Шрека? Вот примерно такие глаза сейчас были у нее.

- Ладно. Тогда принеси сока и круассанов. Или чего- нибудь поесть. – она прям засветилась от счастья и мигом вскочила с кровати.

- Я быстро, – и скрылась за дверью.

Я надела голубое неглиже, полностью просвечивающееся. Не просвечивающимся был только лифчик из шелка и бретели. Одевшись, стала снова выпендриваться. Вдруг услышала стук в дверь.

- Входи, – крикнула я, начиная еще больше кривляться, чтоб Джессика совсем обалдела. Мы ж девчонки, ничего страшного.

- Кхм... - кто- то прочистил глотку. Я быстро повернулась и не знала куда провалиться. От шока застыла на месте.

- Прости, я не вовремя, – смущенно произнес Елисей, стараясь не смотреть в мою сторону. Свой взгляд перевел на кровать, но от этого еще больше смутился. Я проследила за его взором и обомлела. Вся кровать устлана лифчиками и трусиками.

Меня, как кипятком облили. Я быстро трясущимися руками нашла халат среди кучи одежды на кровати и прикрыла стыд. Боже, как стыдно!

- Я тут обновки примеряю, – нервно, теребя пояс халата, оправдывалась я. Но от его восторженного взгляда и смущенной улыбки становилось еще хуже. – Ты что- то хотел?

- Я зашел сказать, что следующие три дня, включая сегодняшний, я буду тебя тренировать, – он прошел взглядом по моей фигуре так, словно я опять почти голая перед ним стояла.

- Хорошо. Я рада, – и улыбнулась.

- Надеюсь тебе есть, что надеть, – улыбаясь, прошептал он нежным голосом и хлопнул дверью.

Я осела на кровать. Надо же так вляпаться! Только Аника так умеет. Я лучший советник по глупым недоразумениям. В дверь влетела Джессика с подносом в руках, и веселье ее спало, когда увидела меня.

- Где тебя носило, а? – спросила, глядя исподлобья.

- Так я ж за едой бегала. – Она поставила поднос на стол и обидчиво добавила, – Так и не примерила?

- Почему же! – я встала и развязала халат. – Вот, – и скинув его, продолжила крутить попой.

Она обалдела от наряда. Судя по вздохам и всхлипываниям от смеха, от того, как я ходила, ей понравилось.

- Когда я тебя ждала и планировала, как крутить попой, впустила не того.

- В смысле? – продолжая смеяться, спросила она.

- Я тут кручу верчу попой. Потом стук в дверь. Ну я думала это ты. А там...

- Кто? – нетерпеливо, округлив глаза спросила она.

- Елисей. – комната залилась смехом. Она от смеха упала на кровать и закрылась подушками.

А я сквозь смех пыталась объяснить:

- Он немного был в шоке... Потом отвел взгляд на кровать... А там нижнее белье... - и новая волна истеричного смеха.

- Хватит, хватит, – умоляла Джессика. – Я больше не могу смеяться. Сейчас лопну.

В итоге мы еще минут двадцать лежали и смеялись. Живот болел, скулы ныли. Разве можно так ржать, как мы. Как только успокаивались, стоило посмотреть друг на друга, и опять хватались за животы.

Окончательно обессилив, попили кофе с круассанами.

- Мне ж на тренировку с Елисеем идти, – от произнесенных слов, Джессика выплюнула все кофе, которое не успела проглотить, и опять засмеялась.

- Ну хватит, – протянула я, начиная тоже смеяться.

- Все все. Больше не буду, – и отчаянно пыталась предотвратить смех.

Следующий час мы разбирали вещи и раскладывали их в комнату- шкаф. Потом полчаса подбирали наряд на тренировку. Надела джинсовые шорты и короткий черный топ, завязывающийся на животе. Волосы убрала в высокий хвост.

Я вышла из особняка и направилась к полю, где обычно проходили тренировки. Елисей уже был там. Он сидел на траве и играл с шаровой молнией.

- Ты что- то долго собиралась, – убрав молнию, поглядел на меня с иронией.

- Ну пришел бы позвать, – серьезно заявила я, отчего его рот еще больше расплылся в улыбке.

Мы начали тренироваться. Сила моя возросла во много раз. Я умело сваливала вампира с ног, но полностью поразить себя не позволял. Если сравнить, как он со мной дрался и Дэниэль с Эдуардом, то можно смело сказать, что Елисей меня не жалел. Потом он начал применять свой дар. И каково было удивление, когда мне не причиняли вреда молнии. Сначала Елисей удивился, а потом вошел во вкус. Ни самая маленькая, ни большая шаровая молния мне не страшны. Когда они врезались, ощущала легкое покалывание. И больше ничего: ни боли, ни ожога, ни синяка. Так мы тренировались три часа. Естественно, я не забыла про мерзопакостный план. И охотно посвятила в него Елисея. К моему счастью, он обещал помочь. Сказал, что управится за два дня. Но гарантии, что Дэниэль не узнает, кто это сделал и по чьей просьбе, была равна пяти процентам из ста. Конечно, согласился помочь не за спасибо. Я пообещала погулять с ним.

Окончательно выбившись из сил, я упала на сочную влажную лужайку.

- Все. С меня хватит. Я устала, – и закрыв глаза, не могла отдышаться.

- Что, загонял? – Елисей устроился рядом.

- Немного, – улыбнувшись, съязвила я. – Так куда ты деньги переведешь?

- Думаю, лучше в детские дома и несколько приютов для животных, – немного подумав, серьезно сказал он. – А ты хочешь прям все деньги перевести?

- Ну да.

- Тогда будет сложнее, – он тяжело вздохнул.

- А что их там так много?

- Не представляешь насколько много, – и хмыкнул. – Но я постараюсь. – и внимательно посмотрел на меня серыми глазами. – Не боишься?

- Я? Нет. Он же меня не убьет. – Я улыбнулась, плохо представляя, что может произойти. – И ты будешь рядом.

- Хитрая. Меня то он по голове не погладит.

- У тебя же молнии! – и засмеялась.

Я поднялась и решила идти отдыхать. Попрощавшись с другом, пошла к дому, изобразив походку, которую он наблюдал в комнате. Естественно, я ждала его реакции. И ждать долго не пришлось. Даже до фонтана дойти не успела, как услышала за спиной:

- Ах ты ж... - и меня схватили на руки и бесцеремонно бросили в фонтан. – Охладись! – и засмеялся.

Вся промокшая до нитки, зло уставилась на него.

- Ты обалдел? – я стала плескаться из фонтана, пытаясь намочить его.

- А ты?

- А я то что. А ну подойди ближе, а то брызги не долетают. – Елисей скрутился от смеха.

Нет, он думает, я так это оставлю? И тут почувствовала на себе пристальный ледяной взгляд. Дэниэль. Он где- то рядом. Я стала крутить головой в поиске монстра, не забывая при этом изо всех сил брызгаться. Эдуард и Дэниэль стояли у входа в дом. Причем оба смотрели в нашу сторону. Но Эдуард был веселым и смеялся, глядя на нас, а Дэниэль был чернее тучи. Эдуард помахал мне рукой. А я решила воспользоваться ситуацией и позлить своего вампира.

- Ладно. Я больше не буду брызгаться. Вытащи меня отсюда, – жалостливо запела я и протянула к нему руки.

- Точно? – похоже Елисей что- то заподозрил.

- Точно. Но когда стану сильнее, обещаю, ты искупаешься первым, – и лукаво улыбнулась.

- Хорошо. – Он нерешительно стал подходить.

Я ждала его приближения. Ближе, ближе. Как только он протянул руки, я быстро схватила их и изо всех сил перебросила вампира через борт фонтана. Елисей оказался весь в воде. Вид у него был немного злым. А я скрутилась со смеху.

- Добро пожаловать в фонтан. Будь как дома. Не стесняйся, – и протянув руку для рукопожатия, засмеялась еще сильнее.

Мельком я увидела, что Эдуард тоже разрывается от смеха. Видимо вспомнил, как сам купался в нем.

- Ах, ты так значит! – и потянул меня за руку к себе. Я опять упала в воду. Но угрюмое выражение вампира быстро сменилось на веселое. Теперь меня брызгали так, будто я под водопадом. Вырваться не позволял.

После двадцатиминутного ребячества, мы вылезли из фонтана. И, теперь уже окончательно попрощавшись до завтра, пошли в дом. Проходя мимо Дэниэля, улыбка на лице расплылась еще шире.

- Молодец, сестренка. Так держать, – смеясь, подбодрил брат.

- Накупалась? – едко спросил Дэниэль.

- Да. Было классно, – и, гордо подняв голову, удалилась в комнату.

Первым делом, направилась в ванную. Приняв теплый душ, обернулась в полотенце и вышла в комнату. Там меня ожидал огромный букет из белых роз и записка от Елисея: «Аника, голубое тебе к лицу.»

- Вот лицемер! – бросила я в пустоту, улыбнувшись.

- Кто? – прозвучал едкий голос за спиной.

Я с испугу выронила записку. Передо мной стоял Дэниэль. На нем были надеты только белые джинсы. Какой у него прекрасный торс!

- Да так, никто, – ответила неприхотливо, не отрывая взгляда от него.

Он оказался рядом в секунду. Его глаза прожигали насквозь. Вырваться из их плена было невозможным. Дэниэль почти вплотную приблизился ко мне и наклонился за поцелуем, щекоча дыханием шею. Я по инерции потянулась к нему, но вовремя себя остановила. Пусть помучается. А то, когда захотел - поцеловал, захотел – стал флиртовать с кем попало. Надо себе цену знать. Поняв мою реакцию, презрительно ухмыльнулся и нагнулся за запиской. Лицо стало злым. Дэниэль быстро прочитал содержимое и, смяв ее в руке, с болью и издевкой посмотрел на меня.

- Значит он? – выпалил Дэниэль, отходя от меня.

- Значит Анжелика? – быстро нашла, что возразить. В ответ мне фыркнули и ушли, не ответив.

Я не перестаю удивляться своей везучести. И надо было войти ему, когда записку читала. И вообще, он то без стука вошел. Сам виноват. Подумаешь, записка от Елисея. Мы с ним друзья. И оправдываться перед монстром я не собираюсь.

Откинув все мысли, заснула, как ребенок.

Следующие два дня прошли просто прекрасно. Днем мы с Джессикой дурачились у меня в комнате. Даже устроили с ней гонки на автомобилях вокруг дома – было весело. По вечерам тренировалась с Елисеем. После тренировок гуляли по саду и ходили к озеру. Моя сила заметно возрастала с каждой тренировкой. Елисея почти всегда побеждала. А Дэниэль всячески меня избегал, и когда приходилось сталкиваться, отводил взгляд. Но когда я была в компании с Елисеем, всегда чувствовала холодный взгляд. Видимо, следил за нами. Впрочем, мне это на руку. Тем временем мой друг прекрасно справился с просьбой. Теперь оставалось только ждать.

- Ну что Елисей, сдаешься? – спросила я, нанося очередной сокрушающий удар.

- Неа... Никогда.

- А теперь? – от моего удара ногой он упал навзничь.

- Не проси, – пробурчал он, вставая.

- Да это ты сейчас будешь молить о пощаде! – смеясь, предупредила я и снова бросилась на него.

- Аника! – раздалось где- то издалека.

Я вздрогнула.

- Что это было? – пугливо спросила и прекратила бить друга.

- Аника! – опять злой ледяной крик, но уже ближе.

- Ооо... – протянул Елисей. – Похоже, сейчас кто- то отхватит. – Он сделал жест, показывающий, как мне оторвут голову. – Это Дэниэль.

Я нервно сглотнула. Моя решимость спаслась бегством. Ровно через пять секунд я увидела на горизонте монстра. Не теряя времени, быстро спряталась за спину Елисея. Тот рассмеялся.

- Доигралась? – успел спросить он перед тем, как перед нами появился злой Дэниэль.

- Аника, зачем ты это сделала? – от его голоса хотелось спрятаться, ледяной взгляд метал молнии.

- Что- то случилось? – непонимающе уставилась на него, от этого он еще сильнее разозлился.

- Не делай вид, что ничего не знаешь!

- Я ничего и не знаю. О чем ты?

- Пропали мои деньги. Все. Ты случайно не знаешь, куда делась такая сумма, что я мог бы еще спокойно лет сто жить и ни в чем себе не отказывать? – пристальный взгляд заставлял сдаться, но я крепко держалась.

- А я тебе говорила, чтоб не оставлял больших чаевых «милым» девушкам. Видимо, нолик лишний нарисовал, – я широко улыбнулась.

- Что, Анжелика попросила денег, а у тебя их не оказалось? – и засмеялась.

Терпение Дэниэля лопнуло, и он бросился, чтобы схватить меня. Но Елисей вовремя успел перехватить его руку и крикнул:

- Беги!

Я побежала в лес к озеру. За спиной слышала шум от молний и глухих ударов о землю. Бежала так быстро, что уши заложило. Как говорится, когда приходится уносить свою попу, все реакции и движения становятся более сконцентрированными и быстрыми. Решимость так и не вернулась. Смелость, видимо, с ней сбежала. Я добежала до спасительного озера, остановилась, тяжело хватая воздух ртом. Все- таки неслась то без остановки. Выровняв дыхание, стала озираться по сторонам. Но передышка была не долгой. За спиной раздался треск сломанной ветки. Я обернулась и передо мной был Дэниэль. Быстро он справился с Елисеем. Надо спасаться. И рванула в озеро. Но не тут то было. Меня схватили на руки и отнесли от берега.

- Мы не договорили. – Он поставил меня на землю и игриво улыбнулся.

- Да? По- моему, обсудили все.

- Нет, моя дорогая. – Он улыбнулся, обнажая острые клыки. – Так, что ты сделала?

- Ничего. И вообще, ты это заслужил. – я начала злиться. – Зачем ты себя так ведешь?

- Как? – скрестил руки на груди.

- То ты меня спасаешь, то целуешь. А потом делаешь вид, что не замечаешь меня. Дерзишь мне, флиртуешь с всякими «милыми» девушками. А Анжелика, зачем ей тогда изменяешь? – он с интересом рассматривал меня.

- Изменяешь? – и засмеялся.

- Ты даже всерьез не можешь принять то, что я говорю. – Злость напомнила о себе, и глаза стало сильно щипать.

- Зачем ты со мной так, Дэниэль? Со мной не надо играть. Но и разбивать мое сердце тоже. Лучше сразу скажи, что не любишь меня.

- Не любишь? – и опять засмеялся. – С чего ты взяла, что я тебя люблю? – мне будто кол вонзили в сердце. Мозг обалдел, а рассудок в ауте.

- Ты сам говорил, что нужна тебе, – произнесла осторожно я, наблюдая за его реакцией.

Может я тогда сама себе придумала это. Если это так, то выгляжу полной дурой. Сама придумала любовь и пытаюсь заставить Дэниэля ответить на мои чувства. Глупо.

Взгляд его потеплел, дерзость ушла.

- А ты любишь меня? – но ответить «да», я не позволю себе. Он смеется надо мной, а я, что, буду признаваться. Сейчас, ага!

Не дождавшись ответа, Дэниэль грустно хмыкнул:

- У тебя другая судьба, Аника. И в ней нет места для меня.

Судьба?! Ну конечно, теперь давай и судьбу трогать. Что значит нет места?! Гнев комком душил горло. Он попытался дотронуться, но я отдернула руку. Его пальцы были такими горячими. Стоп! Горячими?! Меня всю затрясло от холода.

- Аника, что с тобой? – испуганно спросил он.

Но слова долетали откуда- то издалека. Тело пронзила острая боль. Я бы упала, если б Дэниэль не подхватил на руки.

- Аника, посмотри на меня!

Но холод выстроил ледяную преграду между реальностью и бессознанием. Боль накатила второй волной. Мне стало страшно.

- Что со мной? – попыталась выдавить из себя я.

- Ты обращаешься, – Дэниэль уже мчался по лесу.

Холод, пустота, разрывающая боль. Я провалилась в черную пустую бездну. Тут спокойно, даже не холодно.



ГЛАВА 13

Ужасно громкие звуки оглушали. Резкий приторный аромат ворвался в нос. Розы. Странно, раньше они пахли не так сильно. Голова не болела. В теле ощущалась легкость. В полудреме нащупала что- то прохладненькое и закинула ногу. Нос уткнулся в твердую мускулистую грудь. Какой чудесный аромат исходил от нее: освежающие нотки цитруса. Стоп!

Я открыла глаза и поняла, что рядом со мной Дэниэль. Моя нога по- собственнически расположилась на нем. А он лежит и улыбается.

- Привет, – прошептал он, поцеловав в щеку.

- Что ты делаешь в моей постели? – отодвинувшись и укутавшись в простынь, тихо спросила я.

- Слежу за тобой. – Он улыбнулся и встал с кровати.

- А что, нельзя следить не в моей кровати?

- Можно. Но там не интересно. – Он сел на диван и взволнованно посмотрел. – Как себя чувствует вампирчик?

- Что? Кто? – волосы встали дыбом. – Я уже вампир?

- Прошлой ночью ты обратилась, – осторожно сказал он. – Ты не помнишь?

Лихорадочно собрав в кучу события вчерашнего вечера, попыталась вспомнить. Поняла, что помню все до того момента, как провалилась в темноту.

- Я помню, как ты сказал, что не любишь меня. – взгляд Дэниэля помрачнел.

- Я такого не говорил. Я тебя ... - и в этот момент в комнату влетела Джессика, а за ней и папа, и Елисей, и Эдуард, и Анжелика.

- Привет, мой вампиреныш! – Эдуард наклонился и поцеловал меня в щечку.

- Привет, – я обратилась ко всем.

Лица у всех были довольные и счастливые.

- Как ты? – беспокоился отец.

- Нормально. Даже хорошо.

- Не терпится узнать, на сколько ты стала сильнее! – с восторгом произнес Елисей и подмигнул.

- Я б на твоем месте спряталась. Помнишь, я обещала искупать тебя? – лукаво подняв брови, напомнила.

- Так ты ж меня и так искупала. – Он приторно улыбался.

- Но тогда – это было тогда, а сейчас я вампир. И нужно выполнить обещание. – все дружно рассмеялись.

- Дорогая, мы ждем тебя внизу на обед. – Папа обнял меня, и все ушли.

Одевшись и накрасившись, спустилась вниз. Меня уже ждали. При моем появлении все встали. Я присела на свое место, возглавляя стол. Напротив сидел отец, справа от меня расположились Эдуард и Джессика, а слева - Дэниэль и Анжелика. Все пристально разглядывали меня, будто в музее оказались.

- Аника, как тебе в новом образе? – спросил папа. Я вылупилась от удивления. Образе?! Это они так называют обращение в вампира?! Ну дают!

- Еще не знаю. Но чувствую все по- другому.

- Выглядишь потрясающе! – воскликнул Елисей. Все уставились на него. Он стушевался.

Только сейчас я поняла, что особо не обратила внимание на свою внешность. Решила как- то это скомпенсировать, посмотрев на руки. Мои ногти, они стали длиннее. Вообще ногтевая пластина у меня слабая, ногти отрастали быстро и быстро ломались. А теперь это твердые длинные ногти. Всегда такие хотела иметь. Осторожно провела ноготком указательного пальца по ноге, сразу выступила кровь. Все мгновенно повернули ко мне головы. Вампиры, что скажешь. Кровь почувствовали.

- Ногти слишком острые, – неловко призналась я, и, наконец, вошла Иви с тележкой.

За минуту стол уже трещал от количества блюд. Передо мной поставили столько еды, что я за неделю бы столько не съела. Никого не ожидая, приступила к трапезе. Опять любопытные глаза уставились на меня. Это второй раз, как обедаю со всей семьей. А так ела у себя в комнате одна, в крайнем случае с Джессикой.

- Что? – произнесла я набитым едой ртом.

- Надо поучить ее манерам, – высокомерно заявила Анжелика. Благо я успела проглотить, а то подавилась бы. Отец только заметно кивнул, и все взялись за столовые приборы.

Через некоторое время опять вошла Иви. На тележке аккуратно разместились хрустальные бокалы с красной жидкостью. Кровь... Я невольно сглотнула слюну, стараясь, чтоб съеденная индейка не полезла обратно. Как только передо мной поставили два бокала, втянула исходящий от них запах. Ничего отвратительного, как ожидала, немного приторно- кисловатый аромат.

- Аника, тебе нужно попробовать кровь. Теперь это основа твоего рациона, – сказал отец, делая глоток крови.

- Почему два бокала? – поинтересовалась, взяв хрустальный бокал в руку и поддергивая его так, что красная жидкость плескалась о стенки.

- Мы хотим кое- что проверить.

- Я вам что, подопытный кролик?!

- Пей, – вставил свою реплику мой вампир.

Я поднесла бокал ко рту. Принюхалась и осторожно сделала первый глоток. Оказалось, что ничего вкуснее не пила. Немного кисловатая, отдающая нотками железа жидкость вызвала во мне дикую жажду. Я залпом осушила бокал. Потом взяла второй. Первый глоток взорвал все вкусовые рецепторы. Насыщенная, густая, приторно сладкая, но немного солоноватая. Будто глотнула сладко- соленый сок. Скажу честно, кровь во втором бокале оказалась вкуснее. Оторвалась от содержимого и заявила:

- Эта намного вкуснее. – И опять сделала глоток.

- Кровь вампира, – спокойно заметил отец. Я тут же выплюнула содержимое.

- Чья? – реакция была такой, будто выпила сок, а потом заявили, что это моча носорога.

- Кровь вампира, – повторил Севастьян. – По некоторым данным, только Жрецы могут ее пить. Для нас она отвратительна.

- Какую тебе принести еще?

- Ту, которая была в первом бокале, – быстро ответила я, вызвав улыбки у всех за столом.

- Через три дня мы устроим бал в твою честь, – через некоторое время продолжил отец.

- Бал?

- Да. Каждый год мы устраиваем бал Жрецов. И каждый год мы объединяем силы в поиске носителей гена и их защиты.

- Но она еще не превращалась, – возмутилась Анжелика. – Разумно представлять ее всем, если она не выпустила своего зверя?

- Разумно. Все и так уже в предвкушении увидеть первую Жрицу. Не вижу смысла тянуть.

- Анику нужно всему обучить! – заносчиво пропела сестра.

- Чему же? – возмутилась моя гордость.

- Например, манерам, – и она засмеялась.

- И танцам, ведь Жрица должна будет танцевать, – холодно бросил Дэниэль.

- Я умею танцевать!

- И мазурку с полькой? – изумился Эдуард.

- Что?! Да ладно, вы чего! – смеялась я. – Мазурку? Серьезно? – невольно представила вампиров, танцующих мазурку. Тем временем на меня смотрели серьезные глаза.

- Мы тебя обучим! – радостно воскликнул Елисей. – Я мастерски танцую польку. – И расплылся в счастливой улыбке.

- Так ребятки, занимайте очередь. Учитель польки уже найден. Еще желающие? – смеясь, язвила я, спокойно попивая красную кисловатую жидкость.

К концу обеда у меня было три учителя: Елисей, Эдуард и Анжелика. Сестра будет обучать меня манерам. Ну что ж?! Научимся, если надо!

Первыми нас покинули Дэниэль и Анжелика. Монстр нежно обнимал за талию стерву и уже что- то нашептывал ей на ушко. Обалдели оба! Никого не стесняются! А Дэниэль – вот мерзавец! Неприятное ощущение разлилось по телу. Я сжала хрустальный бокал в руке, желая унять жгучую ревность. Бокал разлетелся в щепки.

- Пожалуй, я пойду переоденусь, – процедила, стиснув зубы, и бросилась прочь.

- Аника, стой! – послышался из- за спины беспокойный голос Елисея.

Я остановилась, но не повернулась.

- Это из- за него? Да?

- Ты о чем? – и возобновила шаг.

- Из- за Дэниэля? – он преградил мне путь, вынуждая остановиться.

- Нет. – Я обошла его и взлетела вверх по мраморной лестнице. – Я сейчас переоденусь и спущусь, – бросила, не поворачивая головы.

Я зашла в комнату, громко хлопая дверью. Теперь надо рассчитывать силы. А то рискую остаться без двери. Сердце бешено колотилось. А чего ты от него ждала?! Он открыто заявил, что не любит тебя. Вот и таскается со стервой. Конечно, Анжелика прекрасна. Как вообще можно не влюбиться в нее. Но сейчас не об этом. Либо он играет со мной, либо... А что либо...

Скинув одежду, заляпанную вампирской кровью, принялась рыться в гардеробной. Надела черные ласины и зеленую футболку. Теперь я разглядела себя в зеркале: тело было подтянуто, подчеркивая мышцы и пресс, черты лица стали красивее, а глаза еще зеленее. Волосы стали шелковистее и длиннее. В целом, результатом была довольна.

Выйдя из гардеробной и завязывая высокий хвост, обнаружила на кофейном столике кроваво- красные розы. Подойдя ближе уловила запах прохлады и цитруса, исходящего от роз. Чтобы понять от кого они, не стоило даже читать записку. Любопытство все- таки взяло верх. Я аккуратно развернула ее: «Моя драгоценная, ты прекрасна и колюча, как кроваво- красные розы.»

- Ты еще не знаешь, на сколько колюча! – и порвав записку и сломав все розы, окончательно пришла в себя.

Решила, что хватит себя расстраивать монстром. Захотел поиграть – что ж, ему же хуже. Я вышла из дома и увидела, как Эдуард впечатался в дерево от удара молнией. Время исполнить обещание. Брат меня сразу заметил. Я медленно двигалась в их сторону. Проходя мимо фонтана, остановилась и сделала вид, что скрутилась от боли, при этом вскрикнула. Как и ожидала, Елисей первым бросился на помощь.

- Что случилось? Аника! – Он нагнулся ко мне и заглянул в лицо. Я улыбнулась и, быстро вскочив, бросила его в фонтан. Ого! Вот это сила! Будто мячик бросила.

Я не удержалась от смеха, наблюдая за тем, как угрюмый, весь мокрый Елисей стоит в фонтане и убийственно смотрит на меня.

- Я обещала. Ничего поделать не могу! – разрываясь от смеха, побежала к Эдуарду. Мало ли чего. Так хоть за брата спрячусь. Хотя, я ж вампир, чего бояться. Тем более Елисея?!

Взгляд его потеплел, и мы стали тренироваться втроем. Как ни странно, отбивалась от обоих, причем с легкостью. Вместо отчаяния и гнева на их лицах была радость и искреннее изумление. Ночь наступила слишком быстро. Черное тяжелое полотно окутало небо, превращая его в бездонное. Свет от луны и ярких звезд заливал двор особняка. Я ничуть не устала. Мне даже понравилось чувствовать себя сильнее всех. Радостная и довольная встречала следующий день на свежем воздухе.

Следующие дни до бала не прошли, а пролетели. Ночами тренировалась, а остальное время обучалась. Ученица из меня не плохая. Быстро освоила уроки манер от Анжелики. Оказалось, что язвить и шутить – это неуместно. И как мне жить без этого?! Я ж не смогу не подколоть кого- либо.

Уроки танцев тоже давали свои плоды. Елисей и Эдуард охотно учили меня. От одной их улыбки хотелось быть их партнершей. Я выучила и мазурку, и польку. Но все равно безумно смеялась, когда Эдуард, будучи партнершей Елисея, показывал мне движения. Я просто валялась на диване и думала, что умру от смеха. Такие галантные!

- Смотритесь бесподобно! – сквозь смех заявила я и потом пожалела. Они переглянулись и бросились за мной. Тогда устроили гонки по всему дому. От этого я еще пуще смеялась. Смех и помешал удрать. Помню, как меня бесцеремонно схватили, благо я не вырывалась, и посадили обратно на диван и продолжили «танец».

Только представьте картину: Елисей присел на одно колено, Эдуард скакал вокруг него с дебильной улыбкой, а я держалась за живот от смеха. И в этот момент зашел Дэниэль. Выражение лица было, мягко говоря, обалдевшим. И от повторной волны смеха он лишь улыбнулся. Вот сдержанность! Мне бы такую!

- Аника, теперь вальс. – Вежливо подал руку Дэниэль и повел в центр зала.

Танцевать с ним было огромным удовольствием. Он вел меня, не давая споткнуться или упасть от быстрых движений. Взгляд ледяных, синих глаз прожигал. А я, по правилам, не могла смотреть на партнера, только в сторону. Холодные прикосновения вызывали бурю мурашек и эмоций. Когда он прикасался, вся моя ревность, злость исчезали, оставляя пьянящую всепоглощающую любовь.

Когда мы в очередной раз репетировали вальс, вошла Анжелика. И мой любимый взгляд синих глаз слащаво стал рассматривать стерву. Ну я, как бы нечаянно, наступила десятисантиметровой шпилькой на его ногу. Взор сразу вернулся ко мне.

- Прости, – едко бросила я. Он понял мою реакцию и, наклонившись, прошептал:

- Твоя сестра обворожительна. – Сказать, что я разозлилась – ничего не сказать. Я так ударила его в грудь, что он отлетел в стену, при этом сбив «обворожительный предмет».

На следующий день Джессика мне прислала знаменитого модельера всех вампиров Аделию. Мы с ней ничего даже по телефону не обговаривали: ни размера, ни цвета, ни фасона – а она все учла. Интересно, как?

Перемеряли тридцать четыре платья. Потратили все утро и полдня. Все платья были восхитительными. Все мне жутко нравились. В итоге выбрали два самых красивых и дорогих. Одно платье на один вечер бала, другое – на второй вечер. Почему бал был два дня никто толком объяснить не смог. Первое платье изумрудного цвета, подчеркивающего мои глаза. Полностью кружевной просвечивающийся корсет, длинные кружевные рукава, открытая спина, оголяющая ямочки на пояснице; юбка была выполнена из плотного шелка и тянулась шлейфом. Второе платье было голубого оттенка, оттенка моих любимых холодных глаз. Без бретелей, корсет расшит нежными сапфирами, перед шифоновой юбки короткий, а сзади тянулся шлейф.

Аделии я выписала чек и указала номер кредитки Дэниэля. Раз «милым» девушкам чаевые раздавал, так вот пускай «прекрасной, как кроваво- красная роза» Жрице оплатит платья. Распрощавшись с модельером, собралась спуститься вниз и посмотреть, как украсили дом к балу. Выходя из комнаты, наткнулась на монстра, почти врезалась.

- Привет, Аника. – Холодный взгляд прошелся по мне.

- Привет. – Я обошла его и, остановившись, как ни в чем не бывало, обронила:

- Я там Аделии выписала чек с твоей кредитки, – голубые глаза сразу заблестели. – Так что не забудь пополнить счет, а то будет неудобно. – И спокойно, еле сдерживая смех от его шокированного вида, направилась к лестнице.

Сделала пару шагов и меня окрикнули:

- Аника! – рык ничего приятного не обещал.

- Да, – я повернулась и уткнулась в него.

Он пристально разглядывал меня. Ожидаемого злого вампира не увидела. Эти нежные холодные глаза пленили. Он подался вперед и запустил руку в мои волосы. Нагнулся и втянул воздух. От прикосновения тело и сознание таяло. Не хотелось, чтоб он отходил от меня ни на шаг. Он заглянул в глаза и поцеловал меня. Поцелуй был таким нежным и пьянящим, что забыла о своем обещании себе не поддаваться ему. Его руки крепко прижали меня к себе. Я невольно забросила руки на шею. Из нежного поцелуй стал страстным, а губы – требующими и властными. Одной рукой придавил меня к стене и на секунду взглянул в помутневшие глаза. Мой мозг вместе с рассудком требовали его. Я потянула за ворот рубашки, и он, ухмыльнувшись, стал прокладывать поцелуями дорожку от виска к шее. Мое тело выгибалось, как змея, и поддавалось его движениям. С губ сорвался хриплый стон.

- Кхм... - кто- то прокашлялся. – Не помешала?

Я мгновенно открыла глаза и увидела улыбающуюся Джессику. Если б умела краснеть, то уже была б переспелым помидором. Стало ужасно стыдно.

- Увидимся, – прошептал на ухо мой монстр и прикусил мочку. И спокойно с невозмутимым выражением лица ушел. Будто ничего не случилось.

Ноги дрожали не то от страстного поцелуя, не то от стыда.

- Я за тобой. – Она пожала плечами. – Пойдем, посмотришь, как у нас получилось.

Слова застряли где- то в глотке. Мозг с рассудком до сих пор упивался поцелуем и не возвращался к действительности. Поэтому выдавила из себя только:

- Пойдем, – и поравнялась с Джессикой.

Дом просто не узнать. Вокруг море цветов, в основном розы, но также были и лилии, и орхидеи, и ирисы, и гладиолусы. Цветы были абсолютно везде, даже перила лестницы были украшены ими. Огромный зал весь сиял, мраморный белый пол был начищен до блеска. Привезли различные статуи ангелов, животных, сцен из вампирской истории. Но особо выделялись четыре самые большие статуи: фигура ягуара впереди, справа – фигура орла, слева – фигура волка, а по центру – эдельвейс. Они символизировали его охрану и целостность всех вампиров. Обустроили и подготовили комнаты отдыха для гостей, ведь впереди два дня бала. Хотя вряд ли кто- то захочет спать. На кухне полный дурдом. Двадцать поваров суетились, как пчелы. Это ж сколько будет вампиров, что столько поваров?!

- Джессика, а сколько будет гостей?

- В прошлый раз было триста, учитывая два Ордена. Сейчас будет намного больше.

- Ясно. – А в уме прикинула, сколько времени у меня уйдет, если каждый захочет со мной познакомиться лично.

Мы вышли во двор, который сразу то и не узнала. Все кусты были пострижены в различные фигурки. Цветов на клумбе стало намного больше. На всех дорожках установили декоративные светильники. И самое классное – поставили два фонтана. Мысленно я уже прикидывала, кто первый будет в них купаться.

Обойдя весь двор и дом со всех сторон, мы направились в кабинет к Севастьяну. Папа с Эдуардом уже были там. Я уселась на диване и взяла бокал с кровью. Джессика сразу оказалась в объятиях мужа. Они были такими счастливыми, я им даже немного завидовала. Через несколько минут подтянулись Елисей, братья близнецы, которых я научилась отличать. У Пита была маленькая родинка на правом виске, а у Мариуса ее не было. В остальном они были одинаковы: и голос, и характер, и повадки. В общем мне родинки было достаточно.

Теперь ждали только Дэниэля и Анжелику. Я уже начала думать, что они опять вместе, но сразу прогнала удручающую мысль. Он меня же поцеловал, значит... Мне даже не дали возможности закончить мысль. Дверь отворилась и вошли они. Вместе! Дэниэль держал ее за талию. Казалось, что мой взгляд сейчас пристрелит его к чертовой матери. Но нет. Монстр улыбнулся и спокойно сел рядом. Его близость сейчас не радовала. Вел себя так, будто в коридоре он меня не целовал. Такой прикольный! А ты дура поддалась ему. Себе же обещала и не сдержала. Мысленно одаривала себя прекрасными словами.

- Все в сборе, – подытожил Севастьян. – Завтра важный день. Завтра Жрица предстанет перед всеми. – И ласково посмотрел на меня. От улыбки стало теплее.

- Аника, ты помнишь, что нужно делать?

- Вести себя, как Жрица, – скороговоркой, передразнивая голос Анжелики, ответила я. Все заулыбались.

- После приветственного слова я тебя представлю. Представлю твоих защитников. А потом ты скажешь свое слово.

- Мне надо произносить речь? – мое обалдевшее выражение лица вызвало ухмылку у Дэниэля.

- Да, – быстро бросил папа.

Класс. Они бы мне это завтра сказали. И желательно за минуту до моего выступления. Теперь всю ночь трястись буду.

- Потом к тебе подойдет представитель Ордена Сокола и представит тебе защитников с его стороны.

- А сколько их должно быть?

- Пять с нашей стороны и пять с их.

- А зачем мне защитники Ордена Сокола, если есть свои? – не унималась я.

- Они будут твоей опорой и защитой, пока ты не найдешь носителя гена сокола.

Дальше обсудили, кто будет встречать гостей, и еще что- то. Я уже их не слушала, а во всю составляла речь. И что должна им сказать? Что соединю Орден Эдельвейса? Что остановлю многовековое противостояние Ордена Волка- альбиноса?! Даже представить не могу, как я это сделаю. Ведь если пообещаю, то придется исполнить. Какой ужас!

- Аника! – меня вывели из размышлений.

- Да, – быстро сказала, не давая себя заподозрить.

- Ты с нами? – спросил Елисей.

- А с кем еще? – и улыбнулась.

- Я говорю, что завтра тебе представят по возможности всех одаренных вампиров из двух Орденов. Ты должна будешь с ними лично познакомиться. – И уголки его губ дернулись в сочувствующей улыбке.

Я так и знала, что «бал» - это просто название для деловой встречи. Зачем только учила эти танцы. Вряд ли успею станцевать мазурку. Вспомнился танцующий Елисей и бегающий вокруг него Эдуард. Мои губы расползлись в улыбке, еле сдерживающей смех.

Вскоре я оказалась в своей комнате. Как вампир, мне нужно было спать только раз в три дня. Плюхнувшись в кровать, стала примерно подсчитывать, какое количество знакомых появится у меня завтра. По дороге Елисей рассказал, что территория нашего Ордена делится на кланы. Кланы расположены на всех континентах, кроме Австралии. Она считается нейтральной зоной. То есть никто не может ею владеть, но бесчинствовать там не разрешалось. Хотя Орден Волка это не останавливало. Так, о чем это я... Ах, да. В каждом клане есть предводитель, который подчиняется непосредственно Севастьяну, главе Ордена. А я оказывается не глава, а защитник Ордена, другими словами – Жрица. На территории Евразии находится три клана нашего Ордена, три Ордена Сокола и три Ордена Волка- альбиноса. В Северной и Южной Америке – по два клана, в Африке один клан, столько же и у остальных Орденов. Всего восемь представителей кланов. Каждый наделен даром от Князя. Про некоторых немножко узнала. Предводитель клана северо- запада в России Аурус – портальщик, ставит порталы в разных частях света, очень редкий дар; северная часть в Европе – Алекс – предвидит будущее; восточная часть Азии – Виктор –телекинез; южная часть Африки – Майкл – эмпат, может передавать свои эмоции и переживания другому вампиру, а также создавать иллюзии; южная часть Северной Америки – Роберт – щит; северная часть Северной Америки – Карл – целитель, одним прикосновением лечит любую рану; восточная часть Южной Америки – Самуил – око боли, один его взгляд заставляет вампира разрываться на части от боли; западная часть Южной Америки – Омар – повелевает стихией огня.

Я встала и стала ходить по комнате, репетируя вслух. Через десять минут мое терпение лопнуло, и я готова была впасть в отчаяние. Потом вспомнила, что есть один вампир, который сможет помочь. Закрыв глаза, вздохнула и представила себя на берегу озера, со всех сторон окруженной в плен деревьями, вдыхающей освежающий аромат шиповника и колокольчиков.

- Магнус, ты мне нужен! – прошептала вслух я.

Голову сдавила ноющая боль, но через несколько секунд она исчезла. Я открыла глаза, чтобы убедиться, что нахожусь у озера. Но нет, моя комната на месте. Повернувшись, заметила Князя. Не знаю почему, но была рада его видеть.

- Здравствуй, Жрица.

- Здравствуйте, – быстро произнесла я. – Извините, если отвлекла вас, но мне нужен ваш совет.

- Дорогая, ты всегда можешь позвать меня, и я приду, – улыбнувшись, сказал он и сел на диван.

- Завтра бал, и мне нужно произнести речь. Я боюсь сказать или пообещать им того, чего не смогу исполнить. – Он внимательно рассматривал меня.

- Аника, никогда ничего не бойся. Все, что скажет Жрица – все произойдет, если ты правильно поступишь. – и пригласил жестом присесть рядом.

- А почему мы не на озере?

- Помнится, тебе не понравился способ доставки. – Магнус отвернулся и стал смотреть на поломанные розы.

Через некоторое время он продолжил:

- Аника. Обещания - это клятвы, которые мы даем. В каждой из них есть частичка нас, которая пожертвует собой, ради исполнения. Нельзя просто не учитывать сомнения. Ведь иногда, они становятся предвестником будущего.

Слова Князя слоями укладывались в голове. Одно его присутствие успокаивало меня.

- Ты еще не убедилась в своем пути? – он многозначительно приподнял бровь, глядя на остатки от роз.

- Мне сейчас не до моего пути. Судьба Ордена на моих плечах. И сейчас нужно решить ее.

- Ты ошибаешься. От твоего выбора зависит судьба Ордена. – Он поднялся, взял головку кроваво- красной розы, накрыл ее второй рукой и закрыл глаза.

Потом подошел ко мне, и в его ладонях лежал маленький прекрасный цветок эдельвейса.

- Как вы это сделали? – моему удивлению не было предела. Он осторожно протянул его мне.

- Ты сделаешь все правильно, – и растворился в воздухе.

От нашего разговора остался лишь крохотный белоснежный цветок. Его запах ворвался в легкие и успокоил меня, возвращая в те дни, когда я была счастливой и с нетерпением ждала очередного букета из нежных звездочек.

Цветочек дал уверенности, что все будет в порядке. Всю ночь я наслаждалась успокаивающим тонким ароматом.



ГЛАВА 14

Солнце вторглось в комнату незаметно. Залило все крохотные уголки светом, и от ночи не осталось и следа.

Приняв душ, позавтракала в комнате и стала дожидаться Аделию. Она обещала приехать и сделать прическу с макияжем. Впрочем, долго ждать не пришлось, через час мои двери распахнулись, и вошла она. Следом вошли три ее помощницы. Как оказалось, Аделия будет лишь руководить ими. Мне сделали прекрасный маникюр и макияж. А уж для прически слов не осталось. Аккуратные спиральки были собраны в высокую прическу. Одевшись в изумрудное платье, не узнала своего отражения. Аделия бегала вокруг, поправляя складочки платья, и твердила, что выгляжу обворожительно. После того, как творцы прекрасного спустились в зал, я взяла эдельвейс и вставила его в прическу. Как только почувствовала его на своих волосах, уверенность снова посетила меня. Решимость, уверенность, грациозность – то, что сейчас необходимо.

Я спускалась по лестнице, окруженная удивленными и восторженными взглядами. В ответ на приветствия кивала головой.

- Аника, у меня нет слов. Ты выглядишь потрясающе, – пропел Елисей, чуть не упав от моего вида. Рядом с ним стоял Дэниэль и оценивающе оглядел меня. В ледяных глазах застыл восторг и обожание...

- Моя драгоценная... - Он аккуратно взял мою руку и поцеловал. Холодные губы приятно обожгли кожу. Сегодня он выглядел еще красивее: иссиня- черные волосы аккуратно зачесаны, костюм цвета ледяных глаз прекрасно сидел на нем, идеально белая рубашка и шелковый голубой платок, вместо галстука. Шикарен!

Когда заиграла музыка, дверь в зал отворилась, и все вампиры обернулись в мою сторону. Я шагнула на дорожку в сопровождении Елисея и монстра. Шестьсот пар глаз рассматривали меня. Я учтиво всем кивала и дошла до Севастьяна, стоявшего впереди. Чувства неловкости и скованности не ощутила. Наверное, цветок помогал.

Насколько были идеальны все вампиры, описать сложно. Все правильные и очень красивые. А их восторженный взгляд делал их еще более прекрасней.

Я встала рядом с отцом. Дэниэль скрылся в толпе, видимо, отправился к своему Ордену. Слева от меня стояли: Анжелика, Эдуард, Елисей, Пит и Марк.

- Сегодня важный день в истории всех вампиров. Нашлась наша Жрица, – воинственно и властно сказал отец. – Представляю всем, Аника – наша спасительница и защитница. – в этот момент все в зале поклонились мне.

Я вышла вперед.

- Я обещаю сохранить мир среди вампиров, найти носителей гена сокола и волка и восстановить Орден Эдельвейса. – Мой голос прозвучал звонче, чем ожидала. – Вместе мы преодолеем все трудности и препятствия. Мы построим мир вместе. – Зал взорвался аплодисментами.

Внутри проснулось чувство превосходства и власти над всеми. Мне понравилось, что меня приняли и доверили свои жизни.

- А сейчас я представлю защитников Жрицы. – Анжелика подошла первой.

- Клянусь защищать свою Жрицу и отдать жизнь за нее. – И сделала порез на ладони, капая кровью в хрустальный кубок, украшенный драгоценными камнями.

Так сделали и остальные: Эдуард, Елисей, Пит и Марк. Кубок с кровью я выпила и произнесла:

- Принимаю клятвы.

Смысл защитников заключался в том, что в любой момент я могла позвать их мысленно, если нужна помощь. Стоит только подумать, и они придут.

После этого официальная часть была окончена. Я спустилась в зал и открыла вальсом остальную программу вечера. Моим партнером был Дэниэль. Под чарующую музыку Чайковского мы закружились в вальсе. После все пары присоединились к нам. Ледяной взгляд прожигал, руки приятно охлаждали. Когда музыка затихла, я не хотя отпустила его руку. Он скрылся в толпе.

Всю остальную часть вечера со мной знакомились главы кланов и их одаренные вампиры. К концу выслушивать восхищения в свой адрес надоело. Искренности звучало мало, одна лишь приторность и лесть.

Я до сих пор не могла поверить, что вампиры с такими талантами не усмирили Орден Волка. Но об этом позже...

После знакомств, стала танцевать. Партнеры менялись прямо в танце. Взглядом я искала лишь одного вампира, но найти не могла. Видела Анжелику, воркующую с Виктором, радостных Джессику и Эдуарда, танцующего Елисея с обаятельной вампиршей.

На душе было тепло, но для полного счастья нужен мой монстр. Я стояла в углу и пила кровь из хрустального бокала. Взгляд метался по толпе в поиске Дэниэля. И вот я обнаружила его в компании пяти очаровательных вампирш, воркующих перед ним. Кто бы сомневался! Словно почувствовав мой взгляд, он еще ниже склонился к шатенке в откровенном черном платье и, не отрывая от меня ледяного взгляда, что- то прошептал ей. Ревность дала о себе знать, жгучими пальцами сдавила сердце. Я приложила огромные усилия, чтобы не раздавить в руке бокал. Нужно что- то предпринять. Уйти я не могу, ведь он специально так делает, ждет реакции. И мой мозг выдал блестящую мысль: чтобы не проиграть не нужно бояться чего- либо. Если он мой, то нужно идти и поставить на место этих куриц- вампирш.

Поставив бокал на стол, медленно стала двигаться в его сторону. Заметив меня, усмешка отразилась на безупречном лице. Что ж, милый, играть, так играть! Опьяненные взгляды девушек сразу протрезвели.

- Я смотрю, ты тут забавляешься? - и поцеловала. Обалдевшие курицы ретировались. Голубые глаза засияли. Оторвавшись от сладких губ, взяла его под руку и пропела:

- Не проводишь Жрицу к фонтану? – и лукаво приподняла брови. Ответом послужила шикарная улыбка.

Выйдя из особняка и почувствовав победу, я готова была горы свернуть, лишь бы он был со мной. Как же я его люблю... Мы подошли к фонтану и остановились.

- А ты у меня коварная! – улыбаясь, произнес Дэниэль.

- Я белая и пушистая. Не знаю, о ком ты. – Отвернулась и стала рассматривать наше отражение в воде.

- А что я тогда здесь делаю? – смеясь, протянул монстр.

- Не знаю. Может решил охладиться? Остыть от обаяния вампирш? – мне на плечи легли холодные руки и одним движением повернули к себе.

- Аника, мне никто не нужен, – почти прорычал он, сверля взглядом.

- Я так и подумала, – улыбнулась и поцеловала его.

Мир перевернулся. Дэниэль – для меня все. Он моя жизнь и моя смерть. Целуя его, была безмерно счастлива. Ради него готова была победить и проиграть.

Холодные ладони скользили по спине. Я упивалась им. Тяжело дыша, он оторвался от меня и стал целовать шею, прикусывая кожу. От удовольствия застонала и еще крепче обняла его. Я оказалась сидящей на бортике фонтана, а монстр заставлял раствориться в нем. Он наклонил меня так, что могла шлепнуться в воду, но любимые руки держали крепко.

Вдруг он быстро оторвался от меня и посмотрел куда- то вдаль.

- Мне нужно уйти, – прошипел и исчез.

Спрыгнув с бортика, плохо соображая, почему он меня бросил, повернула голову. Дэниэль взял Анжелику под руку и пошел внутрь.

Глаза сильно защипало. Край бортика фонтана раскрошился от нажима руки. Какая я дура! Опять попалась! Снова и снова он заставляет меня дрожать и бросает! Чувства и эмоции отравили мозг и рассудок. За что мне такая любовь?! Я не выдержу больше.

С этими мыслями понеслась в комнату. Мимо на меня кидали удивленные взгляды, пытались задержать. Но я не могла сейчас адекватно себя вести. Могла сорваться. А Ордену не нужны мои психи и заскоки. Вбежав по лестнице, в один миг оказалась у двери и вошла в спасительное место, где никто не побеспокоит.

Хлопнув дверью, встала по середине комнаты и обхватила себя руками. Тело все дрожало. Зачем, зачем ты поддалась?! Он играет, а ты принимаешь все всерьез. Хватит себя вести, как глупая девчонка. Будь умнее! Одинокая слеза покатилась по щеке, а губы застыли в злорадной улыбке, посвященной моему проигрышу.

- Ты даже объяснить ничего не даешь! – я вздрогнула от насмешливого тона. Дэниэль сидел на диване и пил кровь. И как я его не заметила!

- Зачем ты так? А? – я кипела от злости, нагулялся и теперь заявился с претензиями.

- Как? – спокойно спросил он.

- Не будь дураком! – я уже кричала. – Черт подери, да глупый только не заметит, что ухлестываешь за ней!

- Я вроде уже говорил, что мне никто не нужен, – небрежно бросил монстр.

- Да ладно. Я вижу. Только зачем я? Поиграть?

- Тебя только Анжелика волнует? Волнует лишь то, что я провожу с ней время? И все?

- Да. Только это. – бокал в его руке треснул. – И почему ты здесь? Что обворожительная Анжелика дала отворот поворот? – меня всю трясло от этих гадких слов.

- В некотором смысле, да.

- Ну так иди к ней. Попроси прощения, – вырвался истеричный смех.

Он в миг оказался рядом и взял мое лицо в ладони.

- Мне никто не нужен, кроме тебя, – вкрадчиво, разжевывая каждое слово, нежно произнес он. Верить словам не хотелось. Стала вырываться, но он не отпустил.

- Пусти меня, – прошипела, и меня поцеловали. Сопротивляться не было сил.

Успокаивающий холод разлился по телу. Он целовал сначала аккуратно, нежно, бережно. А когда получил ответ на поцелуй, стал более страстно целовать. От прерывистого поцелуя начала задыхаться. Он стал прокладывать дорожку от мочки уха к шее. Потом подхватил меня на руки и положил на кровать. Навалился и продолжил сводить с ума сладкими губами. Тело горело от желания. Руками стала расстегивать пуговицы на рубашке. Он заглянул в глаза и тихо прорычал:

- Аника...

Одна рука уже властвовала под юбкой, другая расстегивала молнию сбоку. Одно движение – и я уже без платья. Он сжал мои кисти над головой и принялся ласкать грудь губами. От нежных прикосновений тело ныло, просило еще и еще. Я извивалась, как змея, навстречу ему.

- Дэниэль... – прошептала одними губами.

Он на секунду оторвался и скинул одежду. Холодные пальцы нащупали трусики и стянули их. Я наконец- то пощупала стальные мышцы. Между поцелуями почувствовала, как мои ножки раздвинули, и он вошел в меня. Запах крови почувствовали одновременно. Дэниэль остановился и посмотрел в глаза. Немой вопрос сразу поняла.

- Да, вот такая я старомодная. – И потянулась за очередной порцией страсти и наслаждения.

- Ты только моя... - прошептал он и стал медленно двигаться, упиваясь каждым мгновением.

Сейчас мы одно целое. Не хотелось его отпускать. Я крепче схватила за плечи и невольно оставила царапины. Дэниэль прогнулся. Рассудок потерялся и позволил отдаться желанию. Монстр наклонился к шее, провел языком и укусил. Почувствовала, как кровь быстрее побежала по венам, желая уйти к нему. Я застонала.

- Аника... - прорычал он, оторвавшись от шеи.

Одно движение – и я оказалась сверху. Стала нежно целовать его. Губы, подбородок, висок, мочка уха, шея... Клыки вырвались наружу, и прокусила яремную вену. Сладкая приторная кровь потекла по горлу, обжигая его. Дэниэль тихо стонал от наслаждения. Оторвавшись от любимой шеи, пропутешествовала языком к животу. Легкие нотки цитруса и эдельвейса сплелись воедино с запахом крови. Не вытерпев ласки, с рыком опрокинул меня и вновь навис. Я не знаю, сколько времени сгорала в пламенном костре любви и страсти, похоти и желания. В один момент все чувства взорвались и залились новыми красками. Дэниэль опрокинулся на спину. Уткнувшись носом в стальную грудь и вдыхая мой родной и любимый аромат цитруса, провалилась в дрему.

- Аника, ты нужна мне, слышишь? – Макс с отчаяньем в глазах смотрел на меня.

Силуэт расплывался, жгучая боль пронзила всю спину и живот. Руки и ноги были скованны обсидиановыми цепями. Я висела, как сосиска.

- Аника... Прошу тебя...Останься...И это сразу все закончится...Прости меня... - я заставила себя поднять голову, но кровь, капающая со лба, толком не дала рассмотреть, где я.

- Макс... - одними губами прошептала... - Помоги мне...

- Ты сама можешь себе помочь... - и он нежно коснулся моей щеки. Такая родная ладонь, такая желанная помогла выйти рассудку из пелены.

- Макс! – уже более живым тоном крикнула и стала дергать цепи. – Где я?

- Помоги мне... - силуэт стал таять, одни серые глаза умоляли о помощи.

- Макс! – крикнула я, пытаясь вернуть его. Но открыв глаза, убедилась, что нахожусь у себя в комнате.

Странный сон. Макс... Где же ты?!

Дэниэля рядом не было, зато на его месте красовались кроваво – красные розы и записка: «Моя навечно.»

Что вчера было?! О, Боже. Только не это. Мы ... Нет, не может быть... По ноющим ощущениям внизу живота, поняла, что это правда. Потом спокойно плюхнулась обратно и принюхалась к розам. Но их аромат был не важен, пыталась уловить освежающий цитрус. Закрыла глаза и стала вспоминать каждое прикосновение, каждое движение. Вдруг спину сильно зажгло, будто на меня вылили серную кислоту.

- Ауч... - вслух крикнула и встала.

Зашла в гардеробную и от удивления чуть не упала. Мое родимое пятно в виде отпечатка лапы кошки было отчетливо очерчено голубой линией, а от нее по всему позвоночнику до поясницы плелись замысловатые узоры цветов. Присмотревшись, поняла, что это эдельвейсы.

Предназначенный. Он мой предназначенный. Еще минут десять не могла оторвать взора от зеркала. Потом приняла ванную и вышла в комнату. В голове бунт. Новые мысли никак не укладывались в голове. У Дэниэля тоже такая есть? Кстати, где он?

В комнату постучалась Иви и принесла завтрак. Кофе, круассаны и кровь. Милое сочетание.

Ровно через час вошел Елисей и сообщил, что Аделия скоро заглянет ко мне. Ждать себя она не заставила. Следующие три часа она сама лично делала мне прическу, макияж, рассказывала, кто из гостей ей приглянулся. Рассказала с кем танцевала и сколько раз. В принципе, нельзя не заметить ее. Аделия очень красивая. Миловидные черты лица, карие глаза с золотой обводкой, прямой нос, пышные губы, длинные рыжие волосы. Выглядела лет на тридцать, а на самом деле ей двести два года. Интересно, сколько лет моему монстру? Вопрос риторический...

В платье переоделась я сама, не желая показывать свою метку. Потом она прыгала вокруг меня и поправляла длинный подол юбки. Несмотря на красавицу, смотревшую на меня из зеркала, на сердце было тяжело. Скорее всего из- за сна...

- Аника! Ты скоро? – в комнату ворвался вихрь. Одним словом, Джессика. Увидев меня, остановилась, раскрыв рот. – Выглядишь...Нет слов...

- Ты тоже прекрасна, – возразила я ей. Она и в правду выглядела классно. Длинное черное платье на одной бретели открывало ее плечико. Расшитый рубинами корсет мягко перетекал в пышную юбку. Талию подчеркивала широкая алая лента. Короткие волосы слегка подкручены и взъерошены.

- Сегодня брат представит твоих защитников. И ты опять должна принять клятвы, –произнесла она на одном дыхании, щупая меня.

- Опять перед всеми?

- Ага...Боже, это сапфиры? – и уставилась на меня своими синими глазами. Я сразу представила Дэниэля.

- Это рубины? – передразнила ее, и мы дружно рассмеялись.

Все повторилось, только теперь меня официально не представляли. Я вошла в зал, прошла по дорожке, не забывая приветствовать всех по пути. Впереди уже ждал отец, Дэниэль и защитники. Ледяные глаза пристально следили за мной, на лице появилась нежная улыбка. От одного его вида сердце забилось быстрее. Сегодня он был одет в черный костюм, белую рубашку и зеленый шелковый платок, вместо галстука или бабочки.

- Жрица, – произнес Дэниэль, обращаясь ко мне, - сегодня тебе принесут клятву пять лучших и отважных вампиров Ордена Сокола.

Ко мне подошла милая девушка с прекрасными серыми глазами и черными короткими волосами.

- Клянусь служить моей Жрице до последнего вздоха и отдать за нее жизнь, – порезала ладонь и капнула крови в бокал. Так же поступили остальные четыре парня.

Я залпом осушила бокал и, улыбаясь, произнесла:

- Принимаю клятвы. – Все зааплодировали, а защитники опустились на одно колено.

Когда начался концерт, я принялась искать Дэниэля. Но не тут то было. Его нигде не было. Ну почему его так трудно найти? Нашла всех знакомых, но не монстра. Решив немного отвлечься, пошла знакомиться с новыми защитниками. Девушку звали Афелия. Она могла на некоторое время стать невидимой. Искандер отлично владел оружием и был лучшим в бою. Микаэль мог видеть на большом расстоянии, как и мой вампир. Роман читал мысли, а Сергей был щитом. Защитники у меня потрясающие. Самое главное - с чувством юмора. С ними я точно не заскучаю. За время, проведенное с ними услышала столько сплетен про глав кланов, что аж стало не по себе. Вроде бы мужчины, ну ладно, парни, а ведут себя, как бабки на лавочке. Зато посмеялись от души.

Наконец, взглядом выхватила любимый профиль и направилась в его сторону. Но пока добиралась через танцующие пары, потеряла его. Вот блин! Опять упустила! И тут на моей талии очутились холодные руки. Повернулась и утонула в бездонных синих глазах.

- Меня ищешь? – лукаво спросил он.

- Да, – и он нежно поцеловал меня.

- Мне нужно кое- что сказать тебе, – начала лепетать, но меня перебили.

- Сначала один танец.

Мы закружились по залу. Казалось, мы сейчас здесь одни. Нежные прикосновения пробудили вчерашние воспоминания. Я улыбнулась. Вскоре танец закончился, вынуждая вернуться в реальность. Остановились и выпили крови, смешанной с коньяком.

- Как тебе защитники?

- Они милые. – Я невольно улыбнулась, вспоминая, как смеялись.

- Милые? – переспросил и внимательно посмотрел на меня.

- Да, именно милые. И смешные. – Он кивнул и нежно поцеловал меня.

- Дэниэль, мне нужно тебе кое- что сказать. – Я вырвалась из опьяняющего плена.

- Говори, – шепот еще больше взбудоражил тело.

- Ты теперь... - но договорить не успела. Окно разбилось, и что- то массивное влетело в него.

- Моя девочка, – прошептала одними губами и бросилась к ней.

Гарпия тяжело летала под потолком. С нее капала кровь. Увидев меня, обессиленно упала прямо на руки. Вокруг нас выстроилась толпа.

Я прижала ее к себе. Кровь, как много крови... Глаза защипало и слезы полились потоком...

- Кто это сделал?! – кричала я, держа ее в руках.

Глаза, полные отчаяния и боли, смотрели на меня. Слезы капали на тело моей гарпии и смешивались с кровью. Судорожно гладила ее, руки тряслись. Все платье было в крови.

- Девочка моя, маленькая! Не покидай меня! – прижала ее к себе, не желая, чтоб она умерла.

- Аника, ей не поможешь, – где- то вдалеке послышался голос Елисея. – Отойди!

Но я еще крепче прижала ее. Она в последний раз посмотрела на меня, и ее сердце перестало биться.

- Нееееет... Прошу тебя! Вернись! – я рыдала навзрыд. – Девочка моя, вернись, я люблю тебя, слышишь? – но она безвольно обмякла в моих руках.

- Нет! – крик разрывал зловещую тишину. – Умоляю тебя! – я водила руками по окровавленным перьям и вытирала себе лицо. Запах крови отравлял душу. В ней образовалась гулкая огромная дыра. Все внутри оборвалось.

Трясущимися руками нащупала на лапке прикрепленную записку. Осторожно оторвала ее: «Аника, это не последняя жертва в твоей семье. Макс»

Макс?! Нет, он не мог такое сотворить с моей красавицей. Не мог...

- Нет! Нет! – закачала головой, швыряя эту чертову записку.

Внутри стало холодно. Ледяной озноб сковал тело. Глаза горели. Злость, ненависть, гнев, боль, ярость огромным комком застряли внутри. Захотелось вырвать его оттуда. Тело стало дрожать. Боль, обжигающая боль пронзила ледяную стену гнева, оставляя там только ярость... Я схватилась руками за пол и стала сжимать кисти в кулаки. Ногти оставляли глубокие царапины на белоснежном мраморе. Где- то вдали слышались отдаленные голоса. Разрывающая боль, и почувствовала, что комок взорвался. Я прогнулась и лапами наступила на мрамор.

Все образы стали четче, запах резче. Ярость и боль застилали глаза. Я выпустила зверя. Хватая зубами тело птицы бросилась прочь. Все испуганно расходились в стороны. Когда была уже на свободе, путь преградили. Передо мной стоял вампир, от которого веяло холодом и льдом. Он что- то шептал. Я выпустила гарпию и зарычала. Мне никто не смеет мешать! От грозного рыка он опустился на одно колено и склонил голову. Мой ягуар бросился прочь.

Лапы мягко отталкивались от земли и с огромной скоростью уводили в лес. Куда бежать, не знала, но где- то в глубине чувствовала, что несусь в правильном направлении. Запах шиповника ворвался в легкие, и, выпрыгнув из чащи, оказалась у озера. Оставив гарпию, подошла к воде. В отражении на меня смотрел прекрасный ягуар.

Больно, очень больно... Ярость стала отступать. Через мгновение холод снова сковал тело, и я обратилась. Быстрыми шагами дошла до моей красавицы и снова взяла ее на руки.

- Зачем ты это сделала? Как я буду без тебя? – слезы полились снова. – Красавица моя, прости, что не уберегла.

Горе парализовало тело. Внутри пустота, холод и ярость, скрывшаяся в ягуаре. Я бы все отдала лишь бы ее вернуть. Она была последней ниточкой, связывающей с прошлой жизнью.

Сколько просидела с ней на руках, было не важно. Я качала ее, как ребенка, мечтая, что она сейчас откроет глаза и взлетит.

- Кто же теперь мне будет вещи подбирать? Кто будет летать во время пробежки?! – сердце будто остановилось. Я не чувствовала биения. Оно разбилось, оставив маленький кусочек.

Рассвет напомнил, что еще жива. Лучи осторожно подкрадывались к нам. Пушистые облака, окрашенные отблеском перламутра, плавно брели по небу. Птицы запели...Где- то стучал дятел. Все оживало после ночи. Но моя гарпия больше не проснется. Она мертва. Она больше никогда, никогда не вернется ко мне...



ГЛАВА 15

День и ночь слились воедино. Я уже не понимала, когда рассвет, а когда закат. Все плыло перед глазами. Горе, неумолимое горе душило и рвало осколок разбившейся души. Я тупо сидела у себя в комнате на кровати и смотрела в одну точку. Слезы давно высохли. Есть не хотелось, ведь мертвецам ни к чему переводить продукты. Изредка делала несколько глотков крови, лишь бы оставили в покое. Ни тренировки, ни защитники, ни мое обещание не могли вывести из транса. Я будто застряла в невесомости.

Ко мне заходили почти все, пытаясь успокоить и поддержать. Но слушать никого не хотела. Поэтому после очередных: «Аника, все будет хорошо!» или «Аника, так нельзя!» - выпускала ягуара на волю, выпрыгивала в окно и мчалась к озеру. Поначалу разбившееся стекло меняли на новое, потом перестали закрывать окно.

Дэниэль пытался со мной поговорить. Он даже чаще всех заходил.

- Аника, нужно держаться. Ты же Жрица. Ты не должна впадать в уныние, – спокойно и мягко говорил монстр.

- Почему ты не предупредил меня? – я зло сверлила глазами. – У тебя же дар?! Мы могли спасти ее. Могли вовремя оказать помощь, исцелить! – крик срывался в рык.

- Нет. Не могли.

- Убирайся! Не хочу видеть тебя! – после этих слов он не приходил больше.

Единственным, кто сидел днями около меня, и кого я подпускала к себе, была Афелия. Она приносила мне кровь. Постоянно что- то рассказывала, пыталась шутить. Афелия была той, кто трезво смотрела на все вещи и не лезла в душу со словами: «Все будет хорошо!». Как- то она сообщила, что Дэниэль уехал. На душе стало еще хуже. Даже не попрощался. Хотя, я же его сама прогнала. Сейчас это не столь важно.

Сегодня Афелия зашла и сказала, что собирается совет. Мне нужно быть там. Встала, приняла душ, причесалась, накрасилась, оделась – сделала все, как зомби, с одним выражением лица. Наверное, у зомби и то больше эмоций.

Мы спустились в зал. За огромным дубовым столом на резных ножках уже сидели Дэниэль, вся семья и защитники. Поприветствовали стоя. Сев на стул, стала оглядывать всех презрительным взглядом. Я решила показать мою вторую сущность, плохую сторону. Может так будет легче, как говорила Анжелика. Никого не впускать в сердце, и тогда его не разобьют. Хотя, что ж там бить осталось. Практически ничего.

Встал Дэниэль. Он был как всегда прекрасен. Но сейчас внутри лишь один осколок души наслаждался его видом.

- Как вы знаете, в силу отсутствия главы Ордена, я являюсь его представителем.

Оуу, новая информация! И чего я еще не знаю, будучи Жрицей. Стоп! Вроде кто- то говорил, что он представитель. Или нет?! Неважно. Тем временем он продолжил.

- Совет моего Ордена хочет объединиться с Орденом Ягуара в форме брака, чтоб в любой момент мы могли прийти на защиту.

- Что? – обеспокоенно спросил отец.

- А так вы не поможете? – удивился Эдуард.

- Поможем в любом случае, но им нужен официоз. – Дэниэль кинул холодный взгляд в мою сторону.

- Им нужен пиар! – хмыкнул Елисей и нахмурился.

Повисло молчание. Все сидели с угрюмым видом и бросали на меня взгляды. Первым прервал тишину Севастьян:

- Аника? Что скажешь?

- Елисей! – гневным тоном бросила я, пристально глядя на монстра. – Тащи блокнот и ручку. Сейчас будем записывать, что нужно мне сделать, чтобы угодить Ордену Сокола! – голос сотрясался о стены.

Все молчали и удивленно смотрели на меня, только Анжелика слегка улыбалась. Елисей даже глазом не моргнул на мою просьбу.

- Ты что не слышал меня? – я перевела взгляд на него. – А то сейчас буду писать твоей кровью на этом столе! – его взгляд стал затравленным и обиженным.

Только спустя минуту поняла, что обидела друга.

- Прости! – быстро сказала извиняющимся тоном. Он кивнул.

- Так что? – переспросил отец.

- Нуу... В принципе, я согласна, – протянула я.

- Что? – холодные глаза стали сверкать еще ярче. – Ты согласна?

- Да. А что? По- моему, засиделась в девках.

Все были шокированы моим ответом. Дэниэль разозлился, Севастьян нервно сжал кулаки, Елисей не верил свои ушам.

- Но пусть Орден не сильно радуется, – зашипела я на Дэниэля. – Если я найду Жреца быстрее, чем они подберут главу Ордена, то договор будет аннулирован, – и быстро встав, вышла.

Гнев и злость танцевали канкан в душе. Захотели выдать замуж. Ух, какие резвые! Посмотрим, кому от этого станет хуже. И мысленно улыбнулась. Я быстро шла по коридору, вышла во двор, желая быстрее очутиться у озера, как услышала Афелию.

- Жрица, постойте! – я остановилась.

- Что случилось? – как можно мягче спросила. – Да, и давай на «ты», и называй меня Аника, – улыбка сама слетела с губ.

- Хорошо. Аника, тебе тут записка. – Протянула кусок белого шелка.

- От кого? – развернув и увидев идеально красивый ровный почерк, спросила.

- Не знаю. Но от нее пахнет только эдельвейсами.

На записке было написано: «Свет не всегда ведет к истине, а тьма не всегда ведет в пропасть.»

- Магнус! – подтвердила в слух мысли и увидела ошарашенное лицо защитницы.

- Спасибо, – промямлила и бросилась бежать.

Мягкие лапы быстро уносили в лес. Опавшие от знойного солнца, листья приятно шуршали. И о чем он?! Сейчас узнаю. Перед озером обратилась обратно.

- Князь?! Вы мне нужны! – крикнула, распугивая дивные трели и щебетанья птиц.

В ответ тишина. Он не приходил. Может дела?! Я сидела на берегу и боролась с внутренним притяжением броситься в воду. Что- то звало в глубь, умоляло встать и идти плавать. Я еще раз позвала Магнуса. Никого! Встала и стала нервно ходить по кругу. Но взор все чаще пытал ровную поверхность. Там что- то есть, и нужно это найти.

Я с разбега прыгнула в воду. Теперь за дыхание можно и не волноваться. Кстати, как папа и предполагал, вода для меня не страшна. Наоборот, притягивала. Нырнув, достигла самого дна и стала прочесывать его. Водоросли, камни, маленькие рыбки – и все. Вдруг притяжение стало сильнее, и меня невольно потянуло течением в другую сторону. Зацепившись за камень, стала всматриваться внимательней. Что- то блеснуло от лучей солнца. Руки нащупали твердую поверхность. Одним движением стерла ил и увидела металлический коробок, украшенный драгоценными камнями.

Сидя на берегу, вскрыла его. На красном бархате лежал кинжал. От него приятно веяло эдельвейсами. Рукоятка была украшена изумрудами, сапфирами и рубинами. Я сразу вспомнила, что Анлаф и Доминик перепрятали кинжал, и никто не мог его найти. Вуаля! Я нашла его.

- Наконец- то! – послышался радостный возглас Магнуса. – Я уж думал, ты не найдешь его.

- Я вас звала! Вы разве не слышали? – ехидно посмотрела на него и похлопала рядом с собой. Он сел.

- Слышал. Но нужно было дать тебе возможность найти кинжал. – Он внимательно посмотрел на меня. – Ты же знаешь, что должна беречь его?

- Да.

- Так, зачем ты звала?

- Мне нужна ваша помощь. Мне сейчас плохо. И я справляюсь, как могу. Но получается пока не очень. Я решила показать вторую сущность, стала злой. Думала, будет легче. А на самом деле - еще хуже. От меня почти все отвернулись, точнее я сама их отвернула от себя, – взяла кинжал и стала рисовать на песке. Недовольный взгляд просверлил висок. А, ну да! Это ж реликвия. А я ей рисую на песке. Положила кинжал обратно и продолжила. – Теперь еще и в брак надо вступить. Но я сказала, что если найду Жреца быстрее, чем они главу Ордена, то договор аннулирую. – Магнус внимательно слушал. – Я даже не знаю, как мне найти его. Как я узнаю, что передо мной носитель гена?! Я должна что- то почувствовать, понять, увидеть?

- Аника, твой ягуар поможет тебе найти хищника. Ты почувствуешь притяжение и родственную душу. – Я кивнула, осознавая услышанное.

- Знаете, я много думала и поняла, что сама виновата в смерти гарпии. – Его глаза блеснули. – Если бы я не занималась сердечными делами, а была бы внимательнее к ней, то ничего бы не произошло. Ведь в последнее время даже не думала о ней часто. Думала, что улетела, как всегда, и скоро вернется – и печально улыбнулась.

- Выбор – это наша жизнь и смерть. Выбор – это ворота в будущее. И не всегда он зависит от нас. – Он тихо сжал мою ладонь. – Ты сильная! Ты все сможешь!

- Спасибо! – я крепко обняла его. Сначала он неуверенно положил руки на плечи, потом прижал крепче.

- Мне пора, – силуэт Князя стал растворяться.

- А что вы хотели сказать в записке? – но он только улыбнулся и окончательно исчез.

Вернувшись обратно, решила завязывать с бездельниками. И мы стали тренироваться. Как ни странно, мои защитники обрадовались такому событию.

Все дрались прекрасно, ловко отражая атаки друг друга. Сама же тренировалась одновременно с Елисеем, Эдуардом, Питом и Мариусом. Свободно, обращаясь то в ягуара, то обратно, отбивалась ото всех. Молнии Елисея так и не вредили мне. А вот если он промахивался, то кому- то не здоровилось. И всегда не здоровилось спокойно стоящему рядом и наблюдающему Дэниэлю. Сто процентов он специально злил его.

Вести себя со всеми начала, как раньше. Вторая сущность теперь спокойно ждала своей очереди. Анжелика стала больше общаться со мной, а вот Джессика не охотно даже смотрела в мою сторону. Не знаю, что произошло с ней. Моя метка... Ее никто не видел, и говорить Дэниэлю пока не стала. Он же тоже молчит. Хотя она у него должна быть.

В Орден все больше стало поступать тревожной информации об увеличении числа вампиров Феликса. Они больше стали устраивать резни на нейтральных территориях. Наши только и успевали сотрудничать с полицейскими и подстраивать все под несчастные случаи. Количество патрулей заметно возросло. Все силы были сосредоточены на безопасности людей и территории. Я тоже решила собрать свой патруль из защитников. И уже на следующий день отправились контролировать нейтральную территорию в южной части Санкт- Петербурга.

Как правило, все патрули дежурили круглосуточно. Но больше происшествий было ночью. Мы отправились в шесть часов вечера. Картеж из трех Хаммеров ворвался в ночную суету забитых улиц. Машины оставили на стоянке около «вампирского» магазина. Обратившись в ягуара, принюхалась. Пыль, бензин, алкоголь, наркотики и вампиры... Да...Они здесь, и их много.

- Их много. Нам нужно разделиться. – Все поддержали мою мысль. – Со мной пойдет Афелия и Сергей. – Они подошли ко мне. – Если что – свяжемся, – показав указательными пальцами на голову, улыбнулась, и мы отправились убивать.

Прежняя Аника уже бы под кровать залезла от одного этого слова. Но теперь я другая. Я – Жрица. Ягуар требовал отмщения невинных людей и вампиров. Что ж, кто- то сегодня придет домой без клыков.

Мы двигались по ночному городу, стараясь не обращать на себя внимание. Гудели только клубы. Пьяная молодежь слонялась везде. Одну парочку даже пришлось за шиворот уволочь с проезжей части. Такой Питер я не знала, может потому, что не могла настолько распознавать запахи.

Через час патрулирования по шумным улицам решили проверить клубы. Зашли в три клуба, и все были чисты. Ни одного вампира... Где же они?! Осмотревшись по сторонам, выпустила ягуара и принюхалась. Вот они! В двух километрах отсюда.

- Они в двух километрах. Там есть девушка и девять вампиров. Надо спешить, – мысленно передала Афелии и Сергею.

- Афелия, постарайся сразу увести девушку. Сергей поставишь щит. И будьте начеку.

Мы разбрелись в разные стороны. Подушечки лап увязали в мелких лужах.

- Я на месте, – сказал Сергей. – Они мучают девушку. С ними иллюзионист.

- Я уже здесь, – остановилась и обратилась в человеческий облик.

Вышла из- за угла. Девять вампиров кружили над забитой девушкой. На вид ей было лет двадцать пять. Они кричала и умоляла отпустить ее.

- Кхм... - я прокашлялась. – И что я пропустила? – стала, подперев стену дома.

- Еще одна, – мерзко сказал вампир. – Разберитесь с ней, – и небрежно отвернулся к жертве.

- Да это ж... - удивление постигло одновременно всех.

- Или вы ее сейчас отпускаете, а потом я вас убью, или сначала вы умрете, потом сама заберу ее. – И шикарно улыбнулась, обнажая клыки. – Что выбираете? – склонила голову и оценивающе всех осмотрела. Да тут и смотреть не на что. Отморозки!

- Ты серьезно? – пропел ехидно тот же урод. – И что ты нам сделаешь?

- Тебе обломаю клыки. – Я стала медленно двигаться в их сторону. Они сразу присели к земле, готовясь броситься. – А остальным, – сделала риторическую паузу, - оторву головы. Идет?

- Сейчас! – мысленно крикнула Афелии и, обратившись, прыгнула на них.

Сначала даже не подумала, что станет так интересно. Ужас в их глазах питал мой гнев. Длинными клыками вырывала куски плоти. Острыми и огромными когтями раздирала тела. Краем глаза заметила, что девушки нет, значит Афелия увела ее. Через три минуты все были мертвы, кроме одного урода. Он лежал с огромной кровоточащей раной в животе, оставленной моими когтями, и рычал. Я обратилась и медленно зашагала к нему.

- Твоя очередь! – зловещая улыбка, обнажила окровавленные клыки.

- Ты сказала, что вырвешь клыки, а сама...

- Не надо было убегать. Теперь ты умрешь, но не сейчас. – Села перед ним на корточки. – Станешь посыльным.

Придавив вампира коленом, одной рукой раскрыла рот, а другой вырвала клыки.

- А теперь слушай. Передашь Феликсу, если его отродье еще раз выкинет что- то подобное – я убью всех. И он станет следующим.

Я поднялась и ждала, пока он уйдет. Он медленно встал, держась за бок, а потом смеясь бросил:

- А при чем тут Феликс? – и скрылся в темноте.

- Аника, там нашим нужна помощь. Они не справляются. – Ко мне подошел Сергей с обеспокоенным лицом.

- Где? – коротко спросила, чувствуя, как ярость требует ягуара.

- Десять километров отсюда.

Я мгновенно трансформировалась и понеслась, ведомая желанием крови и смерти. Скорость была ошеломляющей. В голове слышала обрывки фраз Елисея и Эдуарда. Скоро, я скоро...

Их было пятнадцать. Отчетливо слышался запах крови защитников. Они ранены. Эта мысль подбросила еще больше ярости. Гнев готов был сыпаться в разные стороны. Рыки, стоны, крики, удары... Последний поворот. Я оказалась на пустой автостоянке. Мои семь защитников были ранены, особенно Елисей. Вампиры окружали их и действовали сообща. Я одним прыжком преодолела остальное расстояние. Прыгнула перед защитниками, прикрывая их спиной, и утробно, властно, дико зарычала. Противники на секунду заколебались в последующей атаке. Я зарычала еще сильнее, наступая. Все пали на одно колено, склоняясь передо мной.

- Сейчас! – мысленно дала команду защитникам, и они набросились.

В порыве ярости и страхе за друзей и родных, оторвала семь голов меньше, чем за полминуты.

- Вот это да! – присвистнул Эдуард, сидя на асфальте. – Надо было ее сначала дождаться, а не лезть на рожон.

Все дружно рассмеялись.

- Как ты? – я подошла к Елисею и взяла за руку.

- Все нормально. Живой. – И обнял меня.

Следующие три дня мы также патрулировали. И только наш патруль за дежурство убивал минимум десять вампиров.

В остальное время пыталась поговорить с Дэниэлем. Но слушать меня не хотел. Постоянно искал повод улизнуть. Но взгляд так и преследовал меня, манил и бросал в дрожь. Черт, он сводит меня с ума.

Приняв душ после тренировки, вышла в комнату и наткнулась на монстра. Он спокойно стоял и следил за мной. Вагон радости и облегчения осыпался на меня.

- Дэниэль! – выдохнула и бросилась в объятия. Так приятно снова обнимать его, вдыхать манящий цитрус и просто быть рядом. Но ответной реакции так и не дождалась. Я отпрянула и посмотрела в ледяные безразличные глаза.

- Зачем? – одно требовательное слово загрузило вагоны радости и облегчения и отправило на Северный полюс.

- Что зачем?

- Ты знаешь, о чем я... - прорычал Дэниэль. Я мотнула головой. – Аника... - прошептал нежно, страстно и нагнулся ближе. Я тут же поцеловала его, хватаясь за сладкие губы, как за спасительный круг.

От страсти голова закружилась. Холодные ладони заскользили под шелковой ночной рубашкой. Я повалила его на диван, садясь сверху. Пальцы нашли плоские пуговицы и стали расстегивать их. Мгновение - и монстр без рубашки. Мои губы пробовали на вкус каждый миллиметр прохладной кожи на шее. Рассудок помутился от радости и вместе с мозгом уже танцевал под песню «Бамболейло», тряся маракасами. Вдруг Дэниэль отстранился и презрительно ухмыльнулся. Сначала даже не поняла, в чем дело.

- Если так будешь ублажать главу Ордена, ему несомненно понравится. – В этот момент воздух покинул легкие. Мозг и рассудок от шока бросили маракасы к чертовой матери и решили разобраться. Но реакция была мгновенной. Вскочив с колен, влепила мощную пощечину.

Он потер щеку рукой и, улыбаясь и продолжая дерзить, добавил:

- А вот это вряд ли понравится.

Злость дала о себе знать. Глаза защипало. Ну почему он такой! Монстр!

- Не смей говорить мне такие вещи! – зло рыча, процедила сквозь стиснутые зубы.

Он отвернулся и стал спокойно натягивать рубашку обратно. Метка...У него есть метка. Только узор изумрудный, точь- в- точь, как у меня.

- Твоя метка... Ты... - тараторила я.

- Знаю... - едко ответил он. – Я пришел тебе сказать – береги свое сердце. А то я не хочу умирать. – Усмешка, дерзкий наглый взгляд, и он ушел.

«Не хочу умирать...» эхом отдавалось в голове. Он принял это, как угрозу своей жизни. Он не любит меня. Я ему не нужна. То, что осталось от сердца, сильно сжалось. Слезы пробились сквозь гордость. Упала на кровать, закуталась в простынь, желая укрыться от болезненных мыслей. Ничего не вышло. Душевной боли уже негде было помещаться, и она перевалилась на тело. Тело ныло так, словно по нему проехалась сотня танков. Мечтала провалиться в сон, лучше в кошмар. Но ни тот, ни другой не приходили.

Всю ночь пролежала в кровати и смотрела в одну точку. Такими темпами палата в психушке для душевно больных уже обеспечена. Причем отдельная и самая лучшая. Слова Дэниэля попахивали ревностью. Он ни на шутку разозлился, когда я согласилась вступить в брак. Ревность! Ее у него много. А если любви меньше, то ревностная кислота легко разъест остатки любви. Уже разъела. Следующая остановка – ненависть. Класс! Нельзя это так оставить, или сделать его еще виноватым. Нужно действовать. Нужно все ему сказать.

Утреннюю тренировку пропустить нельзя. Защитники ждут. Заставив тело выглядеть нормальным и натянув веселое выражение лица, вышла из дома. Тренировка уже шла во всю. Я не хотела, чтоб они что- то заподозрили, и поэтому шутила, подкалывала их, как всегда. А когда Анжелика съязвила Эдуарду, то, условно говоря, я не могла подобрать челюсть с земли. Скоро и она будет язвой, как я. Сестры, что и говорить!

После обеда, переодевшись в чистую одежду, отправилась на поиски монстра. Как ни странно, нашла его почти сразу. Он сидел в зале на диване и пил кровь. Ни телевизор, ни аудиосистема не были включены. Я потихоньку подошла и села в кресло напротив него. Расстегнутая голубая рубашка, белые брюки, отстраненный взгляд голубых глаз, растрепанные мокрые волосы – прекрасен! Он медленно лениво перевел взгляд на меня и стал пристально всматриваться. Глоток - оценивающий взгляд. Я молчала, слова застряли в горле. Предатель- рассудок отмалчивался.

- О чем думаешь? – еле слышно пошевелила губами. Мой вопрос вывел его из какого- то состояния безмятежности. Он вздрогнул.

- О главе Ордена. – Презрительная улыбка обезобразила прекрасное любимое лицо.

Затянулось молчание. Видимо, у меня он ничего спрашивать не хотел. Один блуждающий по телу взгляд бросал в дрожь. Что придумать, не знала. Как высказать все ?! Будто поняв мой удрученный взгляд, Дэниэль поинтересовался:

- А ты о чем думаешь? – мне хватило секунды, чтобы собрать мысли в кучу.

- О том, какой ты эгоистичный, грубый, злой, дерзкий, – с каждым произнесенным словом, мимика лица менялась не в лучшую сторону, - холодный, неприступный, ласковый, нежный, страстный, теплый, приятный, – я на секунду запнулась, лихорадочно собирая остатки разума. – О том, что ты мне не нравишься и никогда не нравился. О том, что я без тебя могу умереть. О том, что ты моя жизнь и моя смерть. О том, что я тебя сильно люблю. – после последнего слова глаза засияли, а лицо также осталось холодным.

Он резко вскочил, будто весь смысл дошел только сейчас. Раздавив бокал, исчез.

Отчаянье затопило разум. Злость...Теперь злость... Он не принял моих чувств...Он сбежал...

Подушечки лап коснулись сочной влажной травы. Я пришла выбросить гнев через тренировку. Приняв другой облик, взяла меч и стала рубить все вокруг. Благо, никто не видел, а то подумали бы, что окончательно сошла с ума. Злость постепенно уходила, а отчаянье заняло оставшуюся часть души. Аника, тебе разбили сердце! Поздравляю!

Ослепнув от потока слез, свалилась на землю. Обняла руками колени и стала раскачиваться. Теперь я могла уловить тончайшие ароматы роз. Все они пахли по- разному, по- особому. Аромат красных роз был приторным, белых – тонким, желтых – кислым. Сквозь эту палитру отчетливо слышался аромат цитруса.

Я повернула голову и увидела Дэниэля. Он стоял почти вплотную. Присел, и стал нежно рассматривать мое заплаканное лицо. Монстр осторожно смахнул одинокую слезинку.

- Ты все- таки пришел! – хотелось, чтоб это прозвучало резче, но получился жалобный, молящий тон.

Его глаза топили, прикосновение ладони уводило в сладкий транс...

- Аника... - нежный шепот сорвался с губ. – Я тебя ... - и вдруг он сорвался с места и исчез. Ко мне шел Елисей.

- Ты плакала? – обеспокоился он, поднимая с земли.

- Да.

- Почему? – объятия согревали после стужи.

- Не знаю, в какой лучше фонтан тебя окунуть! – Елисей засмеялся.

- Глупышка! Один приказ – и считай, я уже там! – он отстранился, и взгляд стал серьезным. - Он не стоит твоих слез.

- А кто стоит? – вопрос остался без ответа.

После того, как меня проводили в дом, я решила найти Дэниэля и договорить. Поставить все точки над «и», чтоб больше никого не мучить. Его комната находилась на втором этаже в самом конце. Я нерешительно, потихоньку пошла на зов сердца. Сердце стучало двести раз в минуту, волнение будоражило сознание.

Подходя ближе, услышала сдавленные стоны. Прибавила шаг. Звуки усилились. Одним быстрым движением руки открыла дверь. То, что я увидела, вдребезги расколошматило осколок вымученного сердца. Дэниэль лежал сверху Анжелики и лапал ее, страстно целуя. Она извивалась от каждого прикосновения, издавая приглушенный рык. Змеиный комок голых тел похотливо двигался по кровати.

Внутри загорелось так, будто все органы облили кислотой. Они даже сразу меня не заметили. Сердце перестало стучать и воспринимать новые волны истошной боли. Хотелось дико закричать, но голоса не было. Первой меня увидела стерва. Она вздрогнула и оттолкнула Дэниэля. Когда меня удостоили внимания, мое тело сотрясала дрожь.

Сдерживать себя больше не было сил. Ягуар вырвался наружу. Лапой отбросила монстра в другую часть комнаты. Рыча, медленно кралась к сестре. Ее глаза переполнял ужас. Она судорожно стала метаться по шелковым простыням. Вырвался утробный рык, и я бросилась на жертву. Но вовремя успела сдержаться. Поэтому на ее теле остался огромный уродливый шрам от пяти когтей, тянувшийся от щеки по шее к груди. Прыгнула в окно и побежала прочь из этого места.

Ни звуков, ни шорохов, не слышала ничего. Дикая боль, ярость, гнев, злость замертво осели в теле. Бежать, бежать прочь... Не хочу больше здесь оставаться. Лес, деревья мелькали где- то в подсознании. Сейчас меня уводил инстинкт зверя, инстинкт самосохранения. Он пытался уберечь меня.



ГЛАВА 16

Уже ровно неделю я бродила по лесам и паркам Питера в образе ягуара. Стало немного легче, но когда обращалась обратно, боль снова сковывала все тело. Даже дышать было больно.

Через некоторое время боль притупилась, и теперь мысли занимал только поиск Жреца. Хватит распускать нюни! Пора уже и вспомнить о том, кто я. Поэтому по ночам исследовала город, стараясь не нарваться на своих. Научилась отключать разум от мыслей защитников. Они переживали. Сильно. Но со мной все в порядке. Если быть точнее, то с телом в порядке, а вот душа и сердце восстановлению не подлежат. Уверенна, что Дэниэль и Микаэль все равно знают, где меня найти. Но если научилась отключать мысли от защитников, то может быть и научилась скрываться от них?!

Неделю не спала и не ела абсолютно ничего. Зато убила тридцать два вампира Феликса. Это прогресс. Вообще сейчас их стало больше. Наверняка укрепляют силы, чтобы поймать и убить меня. Нужно поесть, отдохнуть и набраться сил. А то выгляжу, наверное, не очень.

Я шагала по ночным шумным улицам. Идти не замеченной не получилось. На меня постоянно кидали косые взгляды. Видок еще тот! Сама испугалась, глядя на отражение в стекле бара: растрепанные волосы, размазанные тусклые глаза, грязные джинсы. Нужно снять номер в отеле, привести себя в порядок и продолжать поиск.

Бары и клубы на каждом углу. Вокруг них полно молодежи на крутых машинах. Выпивают, обжимаются с девчонками, устраивают гонки и даже не догадываются, что могут встретиться со смертью в ближайшем закоулке.

Ни одной приличной гостиницы, я уж не говорю об отеле. С возмущениями в голове так и шла, привлекая слишком много внимания. Вдруг послышались стоны, приглушенные вздохи. Я резко остановилась. В голове невольно возникла сцена извивающихся тел на шелковых простынях. Опять стало больно. Прибавив шаг, быстро преодолела расстояние и завернула за угол. Передо мной обжимались парень и девушка. Парень прижал ее к стене и страстно целовал. Сначала в губы, потом в шею... Вспомнила, как Дэниэль точно так же меня целовал в коридоре. Мысленно усмехнулась. Видимо, стояла на месте слишком долго. Парень обернулся первым. Очень симпатичный шатен с взъерошенными длинными волосами, серо- голубыми добрыми глазами, немножко вздернутым носиком и полными губами. Накаченные мышцы играли под обтянутой серой футболкой. Красив! От него так и веяло теплом и доброжелательностью. Такое впечатление, что видела его уже.

Я быстро опустила голову и прибавила шаг. Вот, дура! И чего было пялиться на целующуюся пару! Шла бы и шла себе мимо. Нет, надо остановиться, посмотреть и вспомнить, что когда- то с тобой так играли.

Наконец- то отель. Я вошла в чистый светлый холл. Везде стояла бежевая кожаная мягкая мебель. Тепло и уютно – а это главное. Заказала номер с большой двуспальной кроватью. Благо деньги решили все вопросы с паспортом и внешним видом.

Войдя в номер, скинула обувь и одежду и сразу понеслась в душ. Какое блаженство смыть с себя всю грязь и просто стоять наслаждаться теплыми струями. Перекусив ужином в номере, плюхнулась на кровать и мгновенно заснула.

На утро мысли все сбрелись в кучу. Главное – найти Жреца, а остальное не волнует. Под остальным имела в виду Дэниэля. Не любит и не любит. На нем свет клином не сошелся. Одев вчерашнюю одежду, направилась в магазин. Нужно приобрести пару шмоток и обувь. Магазин оказался в двух шагах. Меня радушно обслужили и даже сделали скидку. Потрясающе! Люблю скидки!

Потом посетила донорский центр. Пара переплаченных тысяч уберегла от вопросов- для чего мне столько крови. Теперь чувствовала себя прекрасно. Можно идти в патруль.

Сегодняшним местом для патруля стал бар «Танец смерти». Жуткое название. Как можно вообще в такое заведение с таким названием ходить. Гранитные черные стены, черная потрескавшаяся плитка, одинокие неоновые светильники. Справа от входа барная стойка – единственное светлое место. Слева мягкие диваны, забитые пьяной молодежью. А в центре – танцпол. Ужасно громкая музыка, мигающие вспышки, толпа танцующих людей. И как им там хватает воздуха, чтоб не задохнуться?!

Принюхавшись, убедилась, что вампиров здесь нет. Но и уйти сразу не могла. Подошла к бару, села на высокий стул. Бармена нет. Отлично! И куда он делся?! Я отвернулась и стала скучающим видом наблюдать за веселыми ребятами. Казалось, они очень счастливы. Их улыбки в тридцать два зуба сияли под неоновыми вспышками. Алкоголь и тестостерон повсюду. От диких танцев под громкую музыку закружилась голова. Повернулась обратно и увидела бармена, пристально следящим за мной. Серо- голубые искрящиеся глаза, вздернутый носик. Это вчера я его видела. Вот так сюрприз! Да мир тесен!

- Привет! Выпить? – быстро и громко спросил, стараясь перекричать музыку.

- Да. Виски.

Я следила за его ловкими движениями и чувствовала непонятную энергию. Энергию притяжения.

- Вот. Держи! – облокотился о бар и стал вглядываться в лицо. – Мы нигде раньше не встречались? – и улыбнулся. От его улыбки тепло разлилось по телу.

- Встречались. Вчера. – Я сделала глоток и продолжила. – Ты вчера обжимался с девушкой. – И пожала плечами в знак того, что не хотела становиться свидетельницей этого.

- Да, да, – медленно произнес он. – Точно. Меня зовут Вилли, а тебя? – протянул руку.

- Аника. – и пожала ладонь. От прикосновения ударило током. Залпом осушила бокал, боясь догадке. – Еще, – и протянула пустую тару.

- Что- то случилось? – спросил, смешно нахмурив брови и игнорируя просьбу.

- Парень изменил с сестрой, – быстро бросила, чувствуя, как глаза стало щипать.

- Оу. Ну тогда держи. – Протянул три бокала виски. Я рассмеялась.

- Что? – непонимающе уставился и засмеялся.

- А так бы не налил? Это ж вроде твоя работа.

- Мне не нравится, когда красивые цыпы много пьют. Но измена все объясняет.

- Как ты меня назвал? – я чуть виски не пролила.

- Цыпа. Ну цыпленок. А что? – брови упали домиком.

- Ничего, – прошептала. – А почему цыпа?

- Ну ты похожа на маленького беззащитного желтенького цыпленка. – Ага, вот только знал бы ты, на сколько я беззащитна.

Залпом осушила остальные бокалы. Он протянул руку, чтоб их забрать, и заметила перевязанное запястье. Потянула воздух. Кровь... Свежая кровь... Я быстро схватила за руку и сорвала бинт. След от клыков вампира.

- Кормил свою возлюбленную? – процедила сквозь зубы.

Парень попытался вырвать руку, но я держала крепко. От вопроса его парализовало. Он быстро стал крутить головой по сторонам.

- Не беспокойся. Раз уж ты знаешь о вампирах, то страшнее ничего больше не узнаешь. – И ослепительно улыбнулась, демонстрируя клыки. – И давно ты кормишь ее? - просверлила взглядом.

- Недавно... - голос дрожал. – Она сама ко мне подошла и познакомилась.

- Пойдем! – я встала и потащила его за собой.

- Куда? Куда ты меня тащишь?

- В безопасное место.

Мы вышли из бара и не успели сделать нескольких шагов, как почувствовала вампиров. Их пятеро. И двигались прямо к нам.

- У нас гости, – прошептала, прислушиваясь. – Стой спокойно. Не дергайся и не кричи. Будь за моей спиной. Понял?

- А с чего я должен тебя слушаться!

- Тихо! – рыкнула и увидела компанию.

- Вилли, ты уже уходишь? – тонким голоском сказала вампирша и улыбнулась. – А то я вот друзей привела.

- Он сегодня не работает. Ребята, советую не шалить, а то придется оторвать вам головки. – Схватила за руку оцепеневшего парня и пошла прочь.

- Я не с тобой разговариваю! – мерзко прошипела она.

- А я с тобой, – безразлично через спину бросила я и прибавила шаг.

- Я позвоню тебе, милый.

Мы остановились после второго переулка. Вилли молчал.

- Она знает, где ты живешь?

- Да.

- Черт... - выругалась я.

- Что случилось? Будь добра, объясни!

- Теперь они хотят убить и тебя, и меня. – Его глаза вылезли на лоб.

- Убить? – потрясенно спросил он.

- Тебя скорее всего нет, пока не узнали, кто ты. А вот меня да. – Лицо Вилли застыло от страха. – Она копала в правильном направлении.

- А кто я? – недоуменно поинтересовался он.

- Позже. А сейчас нам нужно найти безопасное место. Домой тебе нельзя. Ко мне в номер тоже опасно. Нужна квартира.

- Я ничего не понимаю. Зачем прятаться?

- Ты что оглох? Или музыка в баре плохо сказалась на соображении твоего мозга?

- Знаешь, что, не умничай, цыпа. Мне это не нравится. Понятно?

- Что именно? – я пошла вперед, соображая, где провести ночь и спрятать его.

- Пришла и бац... Вторглась в мою жизнь... - я перебила возмущенные крики.

- Раздевайся!

- Что?! Ты совсем спятила?

- Снимай футболку.

- Прямо здесь?!

- Да!

- Цыпа, я конечно понимаю, что у тебя проблемы с парнем и все такое, ну чтобы вот так вот... - я не дослушала. Сам напросился. Я же просила. Рывком порвала футболку на груди и стала пристально осматривать в поиске метки.

- Ты! Ты! Что ты наделала?! – он уже кричал. – Это моя любимая футболка!

- Замолчи! Ты мне мешаешь. – На груди ничего не было, повернула спиной. Тоже чисто.

- Ты плохая цыпа! – я рассмеялась. – Что хоть ищем? Может я подскажу? Все- таки это еще мое тело.

- Родинка или родимое пятно.

- У меня полно родинок. Зачем тебе? – повернула его к себе и уставилась в смешные, веселые серо- голубые глаза. Похоже, это его уже забавляло. Но после того, как я многозначительно посмотрела на штаны...

- Ты что?! Я не сниму штаны сейчас. Ты не забыла, что мы до сих пор на улице?

- Тебя что- то смущает?! – и шикарно улыбаясь, пошла дальше.

- Ну как бы да, – смущенно выдавил он.

Все это время до отеля Вилли шел следом за мной, не отставая. Даже не попытался сбежать! Странно.

- А почему ты не попытался сбежать?

- Думаешь, реально убежать от цыпы- вампира?! – хмыкнул он.

- Не называй меня так. Понял? – глядя на него и при этом меняя цвет глаз, спросила сквозь зубы.

- Класс! Как ты так делаешь? – не такого ответа ожидала.

- Делаешь что? Планируешь, как лучше высосать твою кровь, если не перестанешь называть цыпой?

- Все. Понял. Так бы сразу и сказала.

Мы поднялись в номер. Мой гость присвистнул, осматривая хоромы.

- Не плохо устроилась.

- В холодильнике еда. Я в душ.

Когда вышла из ванной, увидела Вилли, уплетающего за обе щеки отбивную.

- Приятного, – улыбнувшись, сказала и открыла шкаф в поиске одежды.

Сегодня накупила всякой фигни. Футболки, джинсы, нижнее белье. А вместо ночных рубашек купила свободные большие футболки. И почему только две купила?! Достала их и показала парню.

- Какую? Розовую с цветочками? Или белую с принцессой? – он обалдевшими глазами и с надутыми щеками посмотрел сначала на футболки, а потом на меня.

- Это мне? – недоверчиво переспросил.

- Ну да. Не будешь же голым ходить. Так какую?

- Хватит издеваться. Я их не надену.

- Да брось. Не стесняйся. – И подошла, давая поближе рассмотреть. Он молчал. – Тогда я выберу – и бросила ему белую футболку с принцессой.

Вилли пошел в душ, а я заняла кровать. Развалилась и пила кровь. В этот момент дверь ванной открылась, и из нее вышел просто красавец. Мокрые растрепанные волосы, мокрый торс, по которому сбегали капли. Благо в джинсах был, а то бы подавилась.

- Ты видел полотенце? – указала бокалом на ванную.

- Да, – и лукаво улыбнулся. – Цыпам так больше нравится.

Подушка одна за одной полетели в мокрого нахала. Я же предупреждала. Зачем искать неприятностей?!

- Хватит...Стой... Я ж сказал «цыпам», а не «цыпе», лежащей на кровати. – Подушка полетела прямо в голову. Он упал с грохотом. Цель повержена.

Потом подошел и бесцеремонно лег на кровать.

- Я не поняла!

- Ну я же должен где- то спать. И прошу, без приставаний, ладно? Я сегодня устал... - он даже улыбнуться не успел, как оказался на полу. Я победно улыбнулась.

- Уже заигрываешь? Я же предупреждал, – и засмеялся.

В принципе, спать мне не хотелось. Но какое- то недомогание в теле дало о себе знать. На кровати выстроила крепость из подушек, поделив территорию, и уснула.

Проснулась от груза не теле. Открыв глаза, увидела мускулистую руку, свободно разместившуюся на талии.

- И кто из нас пристает?! – выдохнула, скидывая его с кровати.

- Ууу... - послышалось недовольное мычание с пола.

Я полезла по кровати и посмотрела на него.

- Выспался?

- Нет. – пробурчал и улыбнулся.

Опустилась на пол, села перед ним, повернувшись спиной, подняла футболку.

- Вот это тату! – и провел пальцами по узорам.

- Это не тату. Это метка. У тебя нет, что - то подобного?

- Непонятный шрам за ухом. – Потянулся ко мне, откинул прядь волос и показал шрам. Это вовсе был не шрам, а метка в виде клюва сокола. Я радостно улыбнулась и крепко обняла его.

- Я нашла тебя! – отпустила и снова сжала в объятиях.

- Тише, тише. Ты чего? – я оставила его в покое, прыгнула на кровать, визжа, как ребенок.

- Ты Жрец. Ты носитель гена сокола. И я нашла тебя. – сидя, стала пританцовывать. За спиной послышался смех, а потом я упала, оказавшись сбитой подушкой.

- Так не честно! – и снова встала, пританцовывая. – Это надо отметить! – достала из холодильника коньяк и кинула бутылку соколенку.

- Кто? – вид был ошарашенным.

- Наливай. Потом. – И выжидающе посмотрела на бутылку.

Вилли разлил коньяк по бокалам и сел в кресло напротив меня.

- Расскажи мне сначала, кто твои родители. Ведь у Жреца один родитель должен быть вампиром, – сделав глоток, попросила я.

- Когда мне было пять лет... - он задумался. – Отца я не видел. Жил с мамой. – перевел встревоженный взгляд в окно. – В тот день я гулял во дворе с ребятами. Было жутко жарко, и я решил попить. Взял мяч и побежал домой. Когда вошел в дом, то услышал дикие крики и звуки борьбы. Стало очень страшно за маму. Я залез в шкаф в коридоре. Мне мама говорила, что если мне станет страшно, спрятаться в нем. Просидел там до вечера, обливаясь слезами. Потом звуки утихли. Я вылез. Поднялся на второй этаж, зовя маму. Нашел ее в своей комнате. Она была мертва. Много крови, отрубленная голова. – Он замолчал. У меня волосы встали дыбом от такого рассказа.

- Значит, это она была вампиром, – сделала вывод я. – Мне жаль. – Сочувственно улыбнулась и встала к окну. – Ты рожденный вампир. Ты носитель гена сокола. Твоя метка тому подтверждение. – Я показала пальцем на ухо. – Я носитель гена ягуара. Защитница Ордена Ягуара. А ты защитник Ордена Сокола. – Выжидающе уставилась в удивленное лицо.

- Вот это да, – протянул он, взъерошив рукой волосы. – А есть еще Ордены?

- Да. Орден Волка- альбиноса. Нам предстоит с тобой найти носителя и воссоединить Орден Эдельвейса.

- Кого?

- Орден Эдельвейса, – по словам повторила. – Это союз трех Жрецов, которые должны поддерживать мир среди вампиров.

Следующий час мы просидели на диване. Я рассказала все, что сама знала. Рассказала свою историю. Вилли сначала удивлялся всем словам, потом принял их за реальность.

- Нам нужно выбираться отсюда. Сидеть долго здесь нельзя. Наверняка, уже целые отряды Феликс отправил за мной, – стала рассуждать вслух я.

- Кто такой Феликс?

- Предводитель Ордена Волка- альбиноса, – терпеливо объяснила и продолжила.

- И всех защитников вызывать опасно. Это будет слишком заметно. Сразу выдадим себя... - меня перебили очередным вопросом.

- У тебя есть защитники? – расширив глаза, уставился на меня.

- Да. Не перебивай.

- Если только мне попробовать связаться с...

- И сколько их?

- Десять, – процедила сквозь зубы, скрывая недовольство. – Прошу, не перебивай.

- Нужно все спланировать. Если нас найдут, то убьют. Я свяжусь с Афелией. Она поможет.

- Цыпа, а зачем тебе они?

- Не называй меня так! – прошипела и зло уставилась на него. Он не слушает меня.

- А то что? Что мне сделает цыпленок? – ехидно улыбнулся.

- Загрызу, – и выпустив ягуара, стала приближаться. От страха он так откинулся в кресло, что перевернулся вместе с ним.

- Все. Базара нет, – и стал пытаться увернуться в сторону. Я преградила путь лапой и лизнула в щеку.

- Фуу...Слезь с меня, – и пихнул так, что я отлетела. Приземлилась уже на ноги.

- Не плохо, – заявила учительским тоном и села на диван. – Так значит, чтоб ты стал сильным, тебя нужно позлить? – и улыбнулась, обнажая клыки.

Он встал с пола, недоверчиво посмотрел на меня. Потом взгляд стал восхищенным.

- Круто! А я тоже так смогу?

- Как? – я засмеялась. – Облизать кого- нибудь? Вряд ли. – Он сразу стал вытирать щеку.

К вечеру я почувствовала скопление вампиров около отеля. Их число все увеличивалось. Тянуть больше времени нет. Сразу связалась с Афелией. Сообщила, что Жрец у меня, и нужно вывести его отсюда целым. Попросила никому пока не говорить и явиться сюда одной. В мой план входило, что она скроет его, а я буду их охранять. Так есть гарантии, что нас не заметят. У нас все получится.

К вечеру меня стало посещать чувство тревоги. Постоянно выходила на связь с защитницей. Она все сделала так, как я просила.

- Входи. – Я открыла дверь и пропустила воздух. – Все нормально? – закрыла за ней дверь. Она сейчас была невидимкой. – Хорошо.

Вилли стоял шокированный.

- Ты разговариваешь с воздухом? – недоверчиво подошел ко мне и провел перед собой руками.

- Нет, - и улыбнувшись, продолжила. – Здесь Афелия. У нее дар быть невидимой.

В подтверждение моим словам, Афелия возникла из воздуха. Вилли пошатнулся.

- Здравствуй, Жрец! – села на одно колено, склонив голову.

- Привет, – медленно протянул он. По оценивающему взгляду, поняла, что моя защитница пришлась ему по вкусу.

- Так, Афелия, ты помнишь, что делать?

- Да. Скрываю Жреца, вывожу из города. Связываюсь с остальными.

- Хорошо. Если что- то пойдет не так, не бросай его. Поняла?

- Да, – она мотнула головой и потупила глаза.

- Что? – не поняла я.

- И Анжелике сообщать? – мое сердце вновь заныло, выступающая злость защипала глаза.

- Да, она еще моя защитница, – прочеканила не своим голосом. – Все. Вперед.

Афелия взяла Вилли за руку, и они скрылись в воздухе. Мы вышли из отеля. Прохладный ветер растрепал волосы. Ночной воздух, пропитанный бензином и пылью, ворвался в легкие. Мы быстро двигались по проулкам, избегая большого количества людей. Все мое внимание было поглощено поиском возможной опасности. Странно, но вампиров нигде не было. Под кожей завозились мурашки от предчувствия. Мы решили сократить путь и пошли через парк, в котором на меня напали. Но теперь страха не ощущалось. Я была готова ко всему. Никто мне не помешает.

- Афелия! Стоп! – я остановилась и принюхалась. – Быстро в сторону! Они здесь! – мысленно отдала команду.

- Сергей! – я стала ждать отклика.

- Аника?! Где ты?! – послышалось в голове.

- У нас неприятности. Сможешь поставить щит на расстоянии? У Афелии Жрец! – я стояла на месте, прислушиваясь к звукам.

- Да, – быстро ответил он. – Ставлю.

Зловещая темнота, ужасные скрипы деревьев рощ. Никого. Я потихоньку пошла в противоположную сторону. Послышался скрип, я обернулась и на меня напал вампир. Упав на землю, скрутила голову руками. Вскочила и осмотрелась. Меня взяли в круг. Пятнадцать вампиров. Мда... Кому- то будет тяжко. Я оскалилась и присела к земле. Сразу четверо бросились в мою сторону. Подпрыгнув, ударом ноги пробила грудь одному. Быстро двигаясь и не давая им преимущества, вырубила остальных. Встала и тут же упала от сильного удара в спину. Приземлилась прям на другого вампира. Он тут же обхватил меня руками, сжимая ребра, и прокусил плечо. От жгучей боли я взвыла. Резко ударила головой и прокусила шею, вытягивая кровь. Вскочила и побежала на следующего, но резкая боль в плече заставила остановиться. Кинжал насквозь вошел в плечо. Стиснув зубы, выдернула его и, рыча, отразила удар со спины. Я их до сих пор не чувствовала. Щит. С ними щит. Быстро соображая, что делать дальше, отступила на шаг. Вампиры скалились и не сводили глаз. Кровь лилась ручьем. Рана никак не затягивалась. Окатившая слабость свалила с ног. Я упала.

- Все. Достаточно, – послышался чей- то грозный голос.

Я повернулась, встала и замерла, как вкопанная. Меня словно окатили кислотой.

- Цыпленок, а вот и я. Соскучилась? – мягко спросил Макс и подошел вплотную.

Я не верила своим глазам. Макс! Он стоит передо мной. Но почему он здесь?! Мысли тревожно метались. Все слова застряли комком в горле. Я так рада была его видеть. Эти родные серые, как утренний туман, глаза, модная стрижка, родная прекрасная улыбка. Я пристально смотрела, впитывая каждый миллиметр лица.

- Не узнала? – дерзкий тон вывел из пелены радости. Это не Макс. Внешне он, но что- то изменилось. От прежнего Макса ничего не осталось. Жестокость в глазах... Серость пропитана злостью.

- Макс?! – переспросила я, не веря своим глазам.

- Да, цыпленок. – От мерзкой улыбки прошелся холод. – Помнишь это место? – я стала отступать. – Здесь на тебя напали. – Жуткий смех заставил ноги подкоситься. – Все повторяется, – и стал наступать.

- Макс?! Что ты тут делаешь? – ошеломленно выдохнула я.

- Пришел за тобой, мой цыпленок. Я скучал. – Зажмуриваясь, замотала головой, стараясь прогнать наваждение. Это не он. Это не мой Макс.

- Я никуда не пойду с тобой, – еле слышно прошептала.

- Пойдешь... Ведь тебя никто не любит. Только я – в миг оказался рядом и прижал к себе. Тиски были сильными. Он стал вампиром. Сил вырваться не было.

- Отпусти! – от грубости стала задыхаться.

- Ну все. Хватит. – И тело пронзила острая боль. Я посмотрела на рукоятку кинжала, торчавшего из живота. Рубины, сапфиры и изумруды. Это мой кинжал. Откуда он у него?! Кровь заструилась ручьем. Запах эдельвейса ворвался в нос. В глазах стало темнеть.

- Макс... - и провалилась в темноту.



ГЛАВА 17

Боль, ужасная боль. Вся спина горит. Руки онемели, я их не чувствую. В голове туман. Где я?!

- Мы договаривались, что ты ее не тронешь, – прозвучал женский голос.

- Я такого не обещал. Уговор был: ты мне кинжал, я тебе кровь, – прорычал Макс. – Свободна.

Голова была готова лопнуть от боли. Сил не было даже, чтоб поднять ее. Я открыла глаза. Сырое темное помещение. Руки скованны цепями. Попыталась пошевелить ногами. Боль в спине не позволила даже напрячь мышцы. Чувствовала, как струйки крови стекают по ней, вызывая новые приступы боли. Футболка на животе насквозь пропиталась кровью.

- Очнулась? – я перевела взгляд на Макса. Во рту все пересохло. Сразу рассмотреть не смогла, но по голосу определила, что это он.

Я заставила пошевелить ногами и вскрикнула.

- Сильно больно? – сарказм так и сопровождал голос Макса. – Знаешь, я сначала не хотел с тобой так обращаться. Ты ж знаешь, что я люблю тебя. – И прикоснулся ладонью к щеке. Я мотнула головой, отворачиваясь. Его губы искривились от злости. – Но твоя метка не понравилась, – от этих слов прошибло током. – Я ее слегка подправил... - обошел вокруг и стал пальцем водить по ранам. Я дернулась.

Предатель! Настоящий предатель! А я искала оправдание ему. Хотела посмотреть в глаза. Как он мог так поступить со мной?! Очередной поток боли врезался в растрепанную душу.

- Предатель! – процедила, еле выговаривая буквы.

Он тут же подошел и заглянул в лицо, приподнимая за подбородок. Взгляд смягчился. И на секунду я увидела в серых глазах прежнего Макса.

- Аника! Будь со мной. И это сразу всё закончится...Останься...Прошу тебя...Прости меня. – именно эти слова слышала в кошмарах. Я чуть заметно покачала головой.

Жестокость снова залила серые глаза. Лицо исказилось от злости.

- А мы ведь могли быть вместе. Ты знаешь, что все сама испортила?

- Иди к черту! – прошипела я.

Макс резко дернулся и со всей силы ударил по лицу. От удара, голова повернулась в другую сторону. Я рассмеялась.

- Макс, это же я! Ты меня бьешь? – на миг его глаза просветлели, но потом опять наполнились гневом.

Потом произошло невероятное. Он вышел за дверь и вернулся с Дэниэлем. Моим монстром! Он был весь побит, кровь лилась из огромных ран. Он бросил его в противоположную часть комнаты. Сердце забилось чаще. Слабость мгновенно прошла.

- Дэниэль! Дэниэль! – с ужасом завопила я.

Кровь стала быстрее двигаться. Никто не может обидеть его! Он мой! Я почувствовала прилив ярости. Рассудок потерялся в гневе. Одним резким движением сорвала цепи и бросилась к нему.

Опустилась на колени. Взяла безвольно опущенную голову в ладони. Слезы полились потоком.

- Дэниэль! Милый! Очнись! Это я! – вопила истеричным тоном, тряся его. Но тело было неподвижно. Потом он стал таять у меня в руках, растворяться в воздухе.

- Нет! Нет! Что ты с ним сделал? – и вскочив, сжала кулаки. Боли больше не чувствовала. Ее пересилила ярость.

- Значит он! – Макс обошел вокруг меня. – Почему?

- Где он?

- Не знаю. Может у себя в замке. – Он пожал плечами. Я ничего не понимала. – Это была иллюзия, цыпленок.

Ноги сами собой подкосились от облегчения, но не упала. С ним все в порядке. Слезы не прекращали литься. Макс! Как он посмел так сделать! Передо мной стоял родной и далекий, добрый и злой, мой и чужой Макс.

- Макс! Это же я! – я посмотрела в его глаза, пытаясь увидеть прежнего Макса. – Что они с тобой сделали?

- Ненавижу... - процедил и свалил меня с ног.

Я резко откинула его. Он глухо ударился о стену.

- Макс! Прекрати! Я не хочу делать тебе больно! – но он бросился снова, ударяя в живот.

Удар ноги пришелся ему прямо в челюсть. Быстро отпрыгнула в сторону, уклоняясь от очередного удара.

- Помнишь, как мы гуляли! Как ходили в кино! Как ели пиццу у меня дома! – я пыталась вернуть прежнего Макса. Его, наверное, околдовали или напустили иллюзию, что я - зло. Воспоминания должны прогнать жестокость.

С каждым моим словом лицо смягчалось, но тут же становилось каменным. Отражая удар в голову, опять крикнула:

- Макс, это не ты. Мой Макс меня любит по- настоящему. Я для него сестра. Он бы меня и пальцем не тронул. – Он замер на месте, схватился за голову, потом посмотрел на меня. Светлые добрые глаза.

- Аника? – прошептал неуверенно. – Нет! – гневно бросил и свалил с ног.

В его голове тоже шла борьба. Сознание не могло пробиться через иллюзорную стену. Он достал из высоких ботинок кинжал и занес надо мной, целясь в сердце. Нет! Дэниэль не умрет! Я выпустила ягуара и вовремя оттолкнула его. Стала наступать. Зверь беспощаден. В гневе мне с ним не справиться. Он стал отползать к стене. Я властно зарычала. Сомнение в нем пропало, и он встал, чтобы снова атаковать. Но такую возможность ему дать не смогла. Свалила и придавила своей тушей. Занесла лапу и ударила, оставляя шрам на груди. В этот момент я почувствовала теплую энергию. Она притягивала меня. Именно это и остановило от убийственного удара.

- Аника, это ты? – жестокость пропала, осталась доброта. Казалось, что когтями выбила иллюзию из него.

Я стала отходить назад. Силы постепенно покидали тело. По мере того, как ярость уходила, я обратилась. Вновь посмотрела на Макса. Родные добрые глаза. Мой Макс!

- Тебе нужно уходить! – крикнул он, и почувствовала приближение вампиров.

- Ты третий Жрец?

- Да. Уходи. Быстро. Я приду к тебе, обещаю. – Он обнял меня, и мне не захотелось отпускать родного человека.

Мысленно представила озеро, аромат шиповника и колокольчиков, врывающийся в легкие.

- Магнус! Забери меня! – мысленно взмолилась.

Голову пронзила давящая боль. Темнота поглотила меня.

Я открыла глаза. Озеро. Рядом никого. Жгучая боль в спине отдавалась отзвуками ударов тока. Я встала, но сразу упала. Окончательно обессилив, разлеглась на песке.

- Я на озере! – мысленно пробормотала защитникам.

Голова кружилась. Все раны дико болели, особенно спина. Вся одежда в крови. Я лежала и не могла поверить тому, что произошло. Макс! Он хотел убить меня! Но я смогла его вернуть. С кем он разговаривал?! Среди нас есть предатель. Кто- то выкрал нож и обменял его на кровь, кажется. Да, на кровь. Но зачем?!

- Аника! – послышался голос Эдуарда.

Я медленно повернула голову и увидела защитников и Дэниэля. Выдавила из себя улыбку.

- Привет! А вот и я! – прохрипела я.

Меня прижали к груди, да так сильно, что могла задохнуться.

- Тише, а то раздавишь! Где Вилли? – я уставилась в фиолетовые родные глаза.

- Он в доме. Мы его не взяли с собой. – Подошел Елисей и присел рядом. – Как ты?

- Да, он так рвался, что не удивлюсь, если скоро появится тут, – смеясь, заявила Афелия.

- Спина болит сильно. Что там? – я повернулась к ним, показывая раны.

- Там... Там... - промямлил Елисей, но судя по их лицам, ничего хорошего там нет.

- Кровавое месиво. Все изрезано ножом, – холодно бросил Дэниэль, и наши взгляды встретились. Холодные, непроницаемые, любимые.

Он даже не подошел. Эдуард взял меня на руки и понес через лес.

- Кажется он вырвался! – улыбаясь, воскликнул Микаэль. – Через десять секунд будет здесь! – все рассмеялись.

- Кто? Вилли? – я не поняла, о чем он.

- Три, два, один... - отсчитал Микаэль.

- Аника! Аника! – вопил соколенок. Его еще даже видно не было, но слышно. Я улыбнулась.

- Пусти ее! – шикнул он на Эдуарда.

- Она не в силах, чтобы передвигаться самостоятельно, – улыбаясь, но строго произнес брат.

- Вилли, я рада тебя видеть! – радостно улыбнулась и протянула ему руку.

- А я то как рад! Я так волновался! – он плелся рядом, пристально следя за мной.

- Вообще- то не ты один! – возразил Пит.

- Цыпа, они меня заперли, чтоб не пошел за ними! Но я все равно примчался, – лепетал он.

- Ах, какие они негодяи! Потом расскажешь, кто именно запер. Я разберусь, – все дружно засмеялись, кроме Дэниэля.

- Цыпа? – спросил монстр через некоторое время. Все обернулись в его сторону, но он пристально смотрел на меня.

Вдруг в животе что- то сильно закололо. Стало жутко больно, будто кто- то пытался проткнуть изнутри. Я вскрикнула.

- Что?! Аника, тебе больно?! – Эдуард обеспокоенно взглянул в закатившиеся глаза. Его силуэт стал таять.

- Ей плохо! – завопил соколенок.

Мое сознание провалилось в темноту, где нет боли.

- Аника! Аника! – кто- то встревоженно повторял мое имя.

Я попыталась открыть глаза. Боли совсем не чувствовалось. Передо мной сидел папа.

- Девочка моя! Как ты? – он бережно погладил по голове.

- Хорошо, – ответила я бодрым голосом.

- Пустите вы его уже наконец! – устало произнес Елисей, стоящий у окна. – А то он дверь вынесет!

В этот момент дверь открылась, и в комнату влетел Вилли. Папа заулыбался.

- Аника! Как ты? – и сел рядом на кровать.

- Хорошо. Я смотрю, ты тут буянишь? – и серьезно посмотрела в эти добрые блестящие глаза. Но он не успел и рта раскрыть. За него ответил Елисей.

- Ты даже не представляешь, как он буянил. Мы думали он за ночь разнесет этот дом! – и искренне засмеялся.

- Елисей! Ты как с Жрецом разговариваешь! – с улыбкой воскликнула я и привстала. – Так это он тебя обижает? – обратилась к Вилли. Он кивнул.

- Елисей, Елисей! Теперь я просто обязана макнуть тебя в фонтане! – осуждающий тон сорвался на смех.

- Аника, нам нужно поговорить. Спускайся в мой кабинет, – отец ласково поправил прядь моих волос и встал с кровати.

- Хорошо. Сейчас спущусь.

Я встала и пошла в ванную. Повернулась к зеркалу спиной. Метка на месте. Ран никаких нет. Рассматривая прекрасный узор, вернула взгляд в зеркало и увидела Дэниэля. Он был серьезным и обеспокоенным. Сердце сразу забилось сильнее, по коже пошли мурашки. Мой любимый монстр. Я не знала, как мне реагировать, поэтому молчала.

- Аника, я... - осколки сердца зашевелились в ожидании трех заветных слов. – Прости меня, – ледяные глаза были искренни, смотрели с обожанием.

Я не знала, что и сказать. Какая- то часть меня требовала не прощать и забыть его. Но другая часть просила дать второй шанс. Внутри все разделилось на двое. Когда я бродила по лесу, уверяла, что не люблю его. А сейчас смотрю в эти бездонные любимые глаза и понимаю, что глубоко заблуждалась. Я любила его.

- Это все? – я повернулась и вопросительно подняла брови.

- Аника... - прорычал и приблизился. Поднял руку, чтобы погладить по щеке, но я увернулась. На его лице выступила боль. Он быстро убрал руку.

- Прости... - и исчез, хлопнув дверью.

Я не могла допустить, чтобы он дотрагивался до меня. Уж очень свежи еще воспоминания его прикосновений к Анжелике. Кстати, о ней. Надо бы ее проведать, посмотреть в глаза. Что она мне скажет?!

Я вошла в комнату. Повсюду царит мрак. Анжелика стояла, повернувшись к окну. И что она хотела рассмотреть? Узор на занавеске?

- Привет, – как можно мягко сказала я.

- Все- таки пришла, – хмыкнула в ответ. – Рада за тебя.

- Я хотела сказать, что мне очень жаль... - начала я, но обомлела, когда стерва повернулась.

Язык прилип к нёбу. Сказать, что я была шокирована – ничего не сказать. Ни одного шрама на теле. Кожа гладкая и ровная. Мысли понеслись со скоростью света. Шрам не мог пропасть без моей крови. Ответ пришел сам собой. Это она была у Макса. Она предала меня. Внутри все оборвалось.

- Твой шрам... Он... - я не могла выстроить мысли.

- Я не знаю, как это произошло! – резко сказала она и пристально, с тревогой посмотрела на меня.

- Ах, дрянь! Как ты могла?! – сжала до боли кулаки, сдерживая ягуара. – Ты же моя защитница, сестра! – крик резонировал о мраморные стены.

- Аника, я не знаю, почему они пропали. Ты слышишь? – она вскинула руки. – Не знаю, – отчеканила каждое слово. – Я бы не предала тебя. Я же дала клятву.

Но ее слова не слушала. Предатель, передо мной еще один предатель.

- Давно ты с ними заодно? – вопросительно уставилась на нее.

- С кем?! Я не понимаю тебя. Тебе что разум повредили? – в возмущении стала двигаться ко мне.

- Не подходи. Я не сдержусь! – прорычала, отходя назад.

- Аника, послушай меня!

В комнату ворвался Дэниэль.

- Что случилось? – он взволнованно посмотрел на меня, потом перевел взгляд на стерву.

- Анжелика! – он оказался рядом с ней. – Где твои шрамы? – провел пальцем по гладкой коже.

- Я не знаю. Они пропали, – лепетала нервно предательница.

- Но ведь они не могут... - начал Дэниэль.

- Не могут пропасть без моей крови! – закончила я, чувствуя, что сил сдерживаться нет.

- Ты мерзкая предательница! – гневно бросила ей в лицо.

- А ты изменил с предательницей! – и вышла, сильно хлопая дверью.

Я шла по коридору и судорожно мыслила. Почему? Почему она это сделала? Она готова была меня убить ради крови. Кошмар! Одни предатели! Я остановилась и вплела руки в волосы. Почему вокруг меня одни предатели?! Уже три: Макс, Дэниэль и Анжелика. Может предательство – это одна из жизненных ступеней каждого живого существа?! Наверное, через него должны пройти все. Но сколько оно повторится, зависит от нас самих. Мы часто не замечаем плохих сторон у друзей, у тех, кого пускаем в сердце. И это губит нас. Самые близкие люди оказались предателями и ударили сильнее всех и всего.

- Аника, что случилось? – навстречу бежал Эдуард.

- Наша сестра – предатель! – хрипло выдавила и уставилась в лицо, полное удивления и ужаса. – Сам увидишь, – кивнула на дверь.

Я понеслась в кабинет к отцу. Его там не оказалось. Видимо, с дочерью разбирается. А ведь она меня с самого начала ненавидела. И потом ей нравился Дэниэль. Ааа... Она все ловко подстроила. Она знала, что не останусь здесь после такого. Подстроила измену. Если тогда я б не пошла к нему, то она все равно в другой раз бы все устроила. Я сбежала. Она украла кинжал. И ради смазливой внешности предала меня. Вот же стерва!

В кабинет влетел отец. Желваки нервно прыгали. Ярость и злость было видно невооруженным взглядом.

- Папа, я... - но отец взмахнул рукой. Сел за стол и прикрыл голову руками, отгораживаясь от целого мира.

Ему больнее всех. Ведь она его дочь. Дочь главы Ордена Ягуара. И оказалась предательницей. Я сидела молча напротив, давая время прийти в себя. Через десять минут он поднял голову.

- Аника, я не понимаю, как это могло произойти! – гневно произнес, ударяя кулаком по столу. – Как она могла?

Я и не знала, что ответить. Причин, кроме как вернуть смазливое личико, не было. Но тут все намного глубже. И это стоило выяснить.

- Где она?

- В тюрьме. К ней поставили Мариуса, – и Севастьян так взглянул на меня, ожидая нервных криков, воплей. Думал, что буду просить убить ее. Но я не могу.

В знак благодарности он кивнул головой и продолжил.

- Аника, я видел твою метку. О ней знаем только я и Афелия. – Откинулся в кресле и внимательно следил за выражением моего лица. – Твой предназначенный ...

- Дэниэль. – Папа опять кивнул, усваивая информацию.

- Ты уверенна? – его вопрос выбил из реальности.

- Что значит «уверенна»? – весело хмыкнула и продолжила. – Я увереннее всех уверенных, в чем когда- либо они были уверенны. Я видела точно такую метку на его спине. Только она зеленая.

- Я не об этом. – Я вопросительно подняла брови. – Ты уверенна, что любишь его? Ведь предназначенный – это даже больше, чем любовь.

Я не знала, стоит ли откровенничать с папой. Все так запуталось. Столько всего произошло за последнее время, что уже не знаю, верить ли ему. Я слегка потупилась под отцовским взглядом. После минутного колебания решила выложить все, как есть.

- Папа, ты даже не представляешь, как сильно я его люблю. Я очень сильно его люблю. – Сделала короткую паузу и посмотрела в окно, будто там искала, что сказать. – Когда я убежала и бродила по лесу целую неделю, то убеждала себя, что не люблю его. Пыталась возненавидеть. Думала, что так и получилось. Мысль о Жреце спасла меня. Я перестала терзать себя мыслями о нем. Потом совершенно случайно встретила Вилли. Почувствовала, что это он Жрец. Увела его с бара и спрятала в отеле. Связалась с Афелией и попросила помощи. В парке на нас напали. Это был Макс. Я могла убежать от него, но не стала. Очень долго мечтала взглянуть в его глаза. Но Макс сильно изменился. Он ударил меня кинжалом.

- Кинжалом? – отец приподнялся от удивления.

- Да. После того, как Дэниэль заявил, что Орден Сокола желает вступить со мной в брак, то я побежала к озеру. В нем и нашла его. – Он понимающе кивнул. – Так вот, я проснулась в сыром подвале. Боль была ужасной. Макс тогда сказал, что не собирался со мной так поступать. Но моя метка изменила его планы. Ему было больно. А потом он привел ко мне Дэниэля. Он был весь в крови и без сознания. Эти огромные раны... - меня всю передернуло от воспоминаний. – В тот момент, я готова была убить даже Макса. Ярость поглотила боль. Я вырвалась из цепей и готова была сама умереть, лишь бы он выжил. Готова была все простить. Если умрет он, умру и я. – Я посмотрела на папу и шепотом выдохнула. – Он моя жизнь и смерть.

- Да, ты любишь его. – Я почувствовала, как одинокая слезинка катится по щеке.

- Но он меня не любит.

- Дорогая! – папа нежно посмотрел на меня. – Ты ведь многое о нем не знаешь. – Он встал и подошел. – Ты должна знать, что люди иногда имеют право мыслить и делать так, как хотят они, а не так, как ты ждешь от них. – Он аккуратно вытер вторую слезинку. – И, если Дэниэль не говорит, что любит тебя, это не значит, что это не так. Ему нужно время, чтобы самому признаться в любви к тебе.

Через минуту, он продолжил:

- Аника, когда- то Дэниэль с Джессикой потеряли родителей. Он стал оберегать свою сестру. Он больше не хотел терять никого из близких. А она – самая близкая и родная ему. Он стал холодным и жестоким. Лед выпирал изнутри. Но однажды к нему явился Магнус.

- Князь? – я недоуменно вытаращила глаза.

- Да. Он сказал, что скоро появится его единственная любовь. Что он будет очень нужен этой девочке. Что от него зависит вся ее судьба и судьба нашего мира. Но если он выберет эту девушку, то потеряет близкого. Тогда он чуть с ума не сошел. Но выбор сделал сразу – сестра дороже.

Отец встал, сложил руки за спиной и стал прохаживаться по кабинету.

- Вскоре, родилась ты. И мы сразу поняли, что та девушка – это ты, Аника. Он даже не хотел тебя видеть. Но потом стал наблюдать за тобой, следить. И в конце концов не выдержал.

- Да, я помню. – Мысленно прокрутила образ красивого незнакомца в магазине. На лице появилась улыбка.

- Аника, если он признается тебе, то потеряет Джессику. Ему трудно. Ты должна понять его, если любишь.

В голове теперь выстроилась целая картинка. Мой монстр не хотел изменять мне. Я вспомнила моменты, когда он почти сказал мне заветные слова, но всегда что- то мешало. Он просто боялся, отчаялся. Перед ним трудный выбор. Я не заставлю выбирать. Просто буду любить еще сильнее.

Я вскочила от радостных мыслей. Нужно найти его и все сказать.

- Аника, он уехал. Я тоже сейчас присоединюсь к нему.

Слова ударили в живот, выбивая воздух из легких. Ну вот, когда хочешь сделать хорошее, всегда что- то не так. Ах, судьба.

- На долго? – голос прозвучал звонко.

- До бала. Временно главой будет Эдуард. – И стал копаться в ворохе бумаг и папок.

- Аника, - окрикнул папа, - Орден Сокола выбрали нового главу. Уверен, что когда узнаешь, кто он, пожалеешь, что первая нашла Вилли, – и коварно улыбнулся.

- Сомневаюсь, – и показав язык, ушла.

Зачем мне кто- то, если я люблю Дэниэля. Папа странный.

Мысли о том, как сильно люблю моего вампира, отодвинули реальность. Зачарованная смотрела в зеркало на метку. Взглядом обводила каждый узор и представляла, как холодные пальцы нежно проводят по спине. Лишь через десять минут заставила оторваться от такого чудесного занятия и принять душ.

После душа пошла на поиски одежды. Зашла в комнату- шкаф и стала ковыряться в вещах.

- Девочка моя, как мне тебя не хватает! – выдохнула, пуская слезинку.

Я никак не могла поверить, что ее нет. Иногда, мне кажется, подсознательно слышу ее мысли. Наверное, я просто не хотела ее отпускать.

Выбрала черные ласины и белую свободную футболку с принцессой. Вилли ее так и не надел. Замотала мокрые волосы в куль и выпила стакан крови.

- Елисей, готовь всех к тренировке, – мысленно сказала и спустилась вниз.

Жаркий июльский день. Лучи солнца по сумасшедшему согревали природу и ее обитателей. Аромат роз, свежей травы, смолы деревьев ворвался в нос, щекоча его. Прошла мимо фонтанов и мысленно ухмыльнулась, ведь Вилли обижали. Холодные капельки от сильных струй брызгались в разные стороны, приятно охлаждая кожу.

Команда защитников из девяти вампиров уже ждала меня.

- Привет! – поприветствовала всех. – Итак, сегодня будете тренироваться в команде, – все одобрительно кивнули.

- Сестренка, всегда готовы! – воскликнул брат, но радости в голосе не было.

- Я нашла третьего Жреца. – Все одновременно вылупили глаза. – Это мой друг детства Макс. Он скоро к нам присоединится.

- Ты уверенна? – ехидно хмыкнул Роман.

- Он обещал. Но несмотря на то, что Жрецы будут вместе, я думаю, Феликс так просто не сдастся. Придется биться с ним и его вампирами. Для этого мы должны уметь работать в команде.

- Мыслишь, как полководец! – улыбаясь, заметил Пит.

- Перестань паясничать. – Он вскинул руки.

- Где Вилли? – обвела взглядом всех присутствующих.

- Он трапезничает и ... - Роман закрыл глаза, читая мысли, - думает потом отыскать тебя. – Шикарно улыбнулся, обнажая клыки.

- Чудно! Значит начнем! – я потерла руками. – Сначала потренируйте меня. Все вместе. А потом я буду издеваться над Вилли. – все засмеялись и отошли в сторону.

Искандер взял меч и стал подбрасывать его в руках. Меня взяли в круг. Не дожидаясь атаки, выпустила ягуара. Образы, запахи, движения – все стало четче и резче. Первым напал Эдуард, но успела ловко увернуться и отразить удар Пита. Повернувшись, быстро побежала на Сергея. В последний момент отпрыгнула, не добравшись до цели. Меч пролетел в пяти сантиметрах над спиной. Искандер ухмыльнулся. Ах, так значит! Прыгнула на него и свалила с ног. В этот момент кто- то прыгнул прямо на спину и вцепился клыками. Никого не видно. Афелия. Резко подпрыгнула и ударилась о землю боком, скидывая ее. Вдруг вокруг меня появился туман. Ничего не видно. Абсолютно. Белая пелена. Вокруг закружились шаровые молнии. С правой стороны почувствовала запах Пита и бросилась в туман, сбив с ног. Молнии стали одна за одной врезаться в меня, оставляя неприятное покалывание. Резко отпрыгнула в сторону, когда шаровая молния летела на меня, но попала в бегущего Марка. Туман рассеялся. Меч прочертил полоску на спине. Я зарычала и пригнулась к земле, в ожидании прыжка. Сзади в спину вцепился Сергей, Эдуард ударил в бок, и я отлетела на два метра, при этом получив разряд молнии. После приземления Сергей оказался обездвижен. Остались Елисей, Эдуард, Микаэль и Роман. Елисей замахнулся справа, но быстрый удар лапы отправил в нокаут. Микаэль и Роман побежали одновременно с двух сторон. Я в прыжке сбила Романа и рывком запустила его в Микаэля. Остался братик. Скажем так, они меня загоняли. Раны от порезов уже затянулись, и стала ходить вокруг Эдуарда, властно рыча. Вдруг он резко прыгнул и оказался за спиной. Я тут же атаковала. Удары один за другим аккуратно отражала, стараясь не задеть когтями. Выкрав момент, прыгнула и свалила. Он улыбнулся. Я от восторга облизала шрам на щеке.

Больше книг Вы можете скачать на сайте - ReadRoom.net

- Аника, он же шершавый! – и скинул с себя. Издали послышались смешки.

Я обратилась и устало упала на землю.

- Вы загоняли меня! – хмыкнула, улыбаясь и тяжело дыша.

- Кстати, Елисей. Твои молнии сегодня били сильнее. Видимо, туман Марка помог.

- А я тебя, между прочим, задел, – гордо подняв голову и задорно улыбаясь, заявил Искандер.

- Даа... Царапину сразу почувствовала. Неприятный момент. – Я перевернулась на живот и подперла голову руками.

- О, Вилли. Ты здесь! – радостно воскликнула я. Вид немного был ошарашенным. Брови сдвинул домиком, глаза задумчивые, губы поджаты. – Спасибо, мои дорогие за помощь. Теперь пойду тренировать Жреца! – встала, отряхнула ласины и, вопросительно подняв брови, спросила:

- Ты идешь? – Вилли недоуменно посмотрел на меня, потом по сторонам и вопросительно указал на себя пальцем. – Да, ты. Пошли!

- Аника, ты уверенна? Я не думаю, что уйду живым после тренировки.

- Будешь живее всех! – смеясь, произнес Эдуард.

- Ладно, – Вилли согласно кивнул, встал и подошел ко мне.

Я отошла и встал, напротив.

- Ты умеешь драться? – повернула затекшую шею.

- Конечно. Держись, цыпа, – заносчиво хмыкнул соколенок. – Сейчас только разомнусь, – я засмеялась. – Ты не смейся!

Вилли потянул вперед руки, скрепленные в замок, потом перевел их наверх и в замке прокрутил за спину. Покрутил головой, как я, при этом чрезмерно улыбаясь.

- Готов? Я не буду обращаться! – крикнула ему и приняла боевую стойку.

- Всегда готов!

Жрец бросился на меня, нанося удар рукой. Но я ловко увернулась и пнула в спину. Повернувшись, стал наступать. Удары ногой заставили ускорить реакции. Один удар в живот все же пропустила. Я решила не нападать, а защищаться.

- Ты дерешься, как девчонка! Вилли, так нельзя! – я смотрела, как выражение лица стало меняться.

Он злился. Удары стали точнее и сильнее.

- Хорошо! Еще! – и ловко увернулась.

Глаза стали более сконцентрированными. Взмах руки, я вовремя присела и сделала подножку.

- Это все? Девчонка, девчонка! – я стала дразниться.

- Ах, так!

Я не успела увернуться. Меня свалили, но удара не последовало. Вилли стал щекотать меня. Придавил всем телом и считал ребра. Я завизжала.

- Хватит! – смех сдавил горло. – Прошу, перестань! – казалось, что визжала уже на весь двор. Но он не прекращал. От щекотных мурашек сил не было, чтобы сбросить его.

- Я не слышу, цыпа! Ты просишь прекратить? – он ехидно улыбнулся и продолжил все больше щекотать.

- Хватит! Хватит! – слова еле вырывались из тела.

- Перестаньте! – послышался грозный голос с боку. Вилли сразу перестал меня щекотать. Я воспользовалась ситуацией и сбросила его.

- Елисей. Мы тренируемся, – давясь смехом, сказала я.

- Я вижу. Займитесь делом. – Рядом рухнули два меча.

- Так, на чем мы остановились? – я встала, смотря в след хмурому другу.

Взяла меч, все еще улыбаясь. Отошла на прежнее место и занесла орудие над головой. Вилли сразу атаковал. Сильные удары, лязг клинков. Клинком он владел лучше. Успевала только отбивать стремительные разящие удары. Сделала выпад, и мечи скрестились. В таком противостоянии продержались десять секунд. Потом в серо- голубых глазах появились ухмыляющиеся огоньки. Он быстро бросил меч и принялся щекотать. Я выронила меч, но успела вырваться из рук. Смех залил весь двор. Побежала к дому, а Вилли несся за мной с вытянутыми руками. Визжа, спряталась за фонтан. Честное слово, не Жрецы, а дети! Бегаем друг за другом, смеемся. Никакой серьезности. С Вилли мне было легко, как с Максом. Он оббежал фонтан вокруг. Я в отчаянье, смеясь, просто потому, что он бежал за мной и грозился защекотать до смерти, прыгнула в фонтан. Соколенок сразу залез за мной. И тут мы стали брызгаться, валять друг друга и смеяться в унисон. Так и провели следующие полчаса, не взирая не смеющихся защитников, делавших ставки, кто кого свалит.



ГЛАВА 18

К утру я чувствовала себя дико уставшей. Но спать не хотелось. Чувство легкости от компании Вилли кружило голову. Я приняла душ, плотно позавтракала и провалялась целый час, грезя о Дэниэле. Окончательно определившись с речью для монстра, спустилась к Анжелике. Темный подвал, узкий коридор, обсидиановые решетки, маленькие светильники в виде горгулий. Ничего не изменилось. Звуки шагов отчетливо гремели в голове. Светлые радостные мысли быстро сменились на обратные. В груди все неприятно сжалось, будто от наждачной бумаги. С каждым шагом злость поглощала разум.

В конце коридора заметила Мариуса, охранявшего клетку. Значит, она там. Я подошла к нему. В комнате- клетке, где держали сестру, было темно. Мариус, проследив за моим взглядом, отошел в сторону.

В дальнем углу сидела Анжелика. Я думала, что когда вновь увижу, то возненавижу еще сильнее. Но то, что увидела, повергло в шок. Она сидела вся в разорванной одежде. Кровь сочилась из глубоких ран. Ее били, били плетками из эдельвейса. Шрамы обезобразили прекрасное лицо. Мне на секунду стало ее жаль.

- Пришла! – ехидно бросила Анжелика, зло сверля глазами.

Мои сомнения улетучились. Передо мной сидела предательница. Такой же злой взгляд с укором, ехидная ухмылка, несмотря на ее состояние.

- Захотела лично убедиться, бьют ли меня и не раскаиваюсь ли я? – она вытерла тыльной стороной ладони сбегающую со лба струйку крови.

- Зачем ты это сделала? – голос прозвучал властно и требовательно. Она дернулась. Лицо исказилось от боли.

- Зачем? – переспросила она и засмеялась. Смех в этих стенах звучал зловеще. – Не знаю, – резко ответила, прекратив смеяться.

- Кто еще был с тобой в заговоре?

- Никто. – Отвернулась, и я увидела зияющую дыру в плече, из которой хлыстала кровь.

Я конечно понимаю, что она предатель, но, чтоб так издеваться! Это жестоко даже для предателя. Если продолжат в таком же духе, то она умрет от ран. Эдельвейс смертелен для вампиров. Поэтому ее смерть – вопрос времени. Интересно, кто дал такой приказ?! Неужели отец?! Или Эдуард?! Больше никто не мог отдать приказ. Я не желала, чтобы ее били и истязали. Этим она все равно ничего не поймет. Наоборот, еще больше обозлится.

Внутри все стало кипеть от злости. Предала меня, значит я должна решать, как ее наказывать.

- Аника, прости... - еле слышно прошептала она, пристально глядя в глаза. По изуродованной щеке скатилась одинокая слезинка.

Я больше не могла смотреть на нее. Быстро отвернулась и подошла к Мариусу.

- Кто приказал ее пытать? – гневно выдавила я.

- Эдуард, – быстро ответил он.

- Мой брат такое приказал?! – не поверила его словам.

- Да.

- Значит я даю другой приказ! – сильно сжав кулаки, продолжила. – Больше никаких пыток. Никаких! Ясно?

- Да. Но... - сомневающийся тон подогрел злость еще больше.

- Никаких «но»! – властно отрезала. – И принеси ей чистую одежду, еду и кровь. – Возмущенные глаза Мариуса чуть не вылезли на лоб. Я заметила это и едко спросила:

- Я непонятно выразилась? Или мне повторить? – ягуар уже готов был выпрыгнуть.

- Все понятно. Все будет исполнено. – он склонил голову.

- Жрица, а что сказать Эдуарду, когда он придет?

- Скажешь, что приказала я. И не смей трогать Анжелику. Пусть просто сидит в заточении.

Расстояние обратно преодолела в две секунды. Вылетев из двери, чуть не сбила Вилли.

- Аника, что с тобой? – встревоженно посмотрел и взял за руку.

- Эдуард приказал пытать ее. Они все ждут ее смерти. – Парень внимательно всматривался в мои красные глаза.

- Ты не хочешь этого?

- Нет. Пусть живет. Истязания плетками из эдельвейса слишком жестоки, – ярость стала отступать, ягуар успокоился.

- Пойдем! – он потянул меня за руку в зал. – Тебе нужно выпустить пар.

- Я не хочу тренироваться, – запротестовала я.

- А кто сказал, что мы будем тренироваться?! – и усадил меня на диван.

- Сейчас приду, – подмигнул и скрылся.

Я удобнее расположилась на диване и обняла подушку. Через минуту вернулся Вилли с бокалами в руке и тремя бутылками спиртного.

- Что это? – вопросительно взглянула сначала на него, потом на бутылки.

- Это, - он поставил бокалы и расставил бутылки, - виски, мартини и коньяк. Все, что нашел в холодильнике.

- Выпустить пар - это по- твоему напиться? – усмехнулась я.

- Можно и так сказать. – Он открыл виски и налил в бокал.

- Держи. – Я взяла холодный бокал и задумалась.

- Ну, что ж. Пить, так пить, – Вилли одобрительно кивнул, и мы чокнулись.

Вообще, вампиру, чтобы напиться, нужно много выпить. Три бутылки только немножко расслабят. Залпом осушила содержимое и поставила на стол. Бокал пустовал не долго. Вилли встал и включил музыку.

- Так веселее! – присел рядом и залпом осушил виски. – Пошли танцевать! – потянул за руку. Быстро допив, поставила бокал и потянулась за ним.

Мартини уже быстрее стал гнать кровь по венам, оставляя некое помутнение. Мы танцевали и пели до упада. Прыгая и двигаясь в такт музыке, передразнивала движения Вилли. А он в ответ еще больше кривлялся и резвился. Коньяк пили прямо из горла, передавая в танце под «Дискотеку 80- х». Громкая музыка, приличная доза алкоголя расслабили окончательно. Смелые движения и прикосновения дарили бурю восторга. Я скинула пустые бутылки и прыгнула на стол, продолжая танцевать. Эйфория окатила с ног до головы. Приятная легкость, легкомысленность от алкоголя выдернули из реальности. Допила последний глоток коньяка.

- Пусто! – крикнула я, переворачивая бутылку. – Надо за добавкой, – язык уже начинал заплетаться.

- Сейчас схожу! – Вилли сделал шаг и упал, споткнувшись об ножку стола.

- Уже пришел?! – я рассмеялась и, танцуя, наблюдала за неподвижным пьяным соколенком.

- Я встаю, – невнятно пробормотал и попробовал подняться, но ноги подвернулись, и он опять «поцеловался» с полом. Новая волна пьяного смеха скрутила пополам.

- Вы что тут делаете? – мы одновременно обернулись и увидели Джессику.

- Выпускаем пар! – промурлыкала я. – Давай к нам, - и махнув рукой, упала со стола.

Джессика стояла неподвижно и странно рассматривала двух смеющихся на полу пьяных вампиров, точнее не двух, а полтора.

- Или ты не умеешь веселиться?! – в ее глазах загорелись огоньки. – Тогда тащи выпивку! – она скрылась в проеме двери.

Через две минуты снова появилась Джессика с ящиком в руках.

- Ого! – протянул Вилли. – А ты молодец! – достал всем по бутылке бренди.

Теперь мы резвились и танцевали втроем. Сплясали канкан, рок- н- ролл. Подпевали песням, чокаясь бутылками. Смеялись над неловкими и неуклюжими движениями. Вилли собрался подойти к столу, чтобы взять новую бутылку, но не дошел. До стола полез на четвереньках.

Голова гудела. Было очень хорошо. Но наше трио грубо побеспокоили. Вошел Эдуард. Его фиолетовые глаза метались по пьяным вампирам.

- Вы что тут устроили? – он подошел и присвистнул при виде количества пустых бутылок. – Хватит. Джессика, пошли! – потянул жену за руку.

- Я не хочу! Отпусти! – она стала вырывать руку, но ничего не вышло. Эдуард подхватил ее на руки, перекинул через плечо и понес прочь. Джессика стала лупить по спине, что- то невнятно крича.

- Твой муж зануда! – буркнула я, махая рукой.

- Он твой брат! – икая, зло прошипела она.

- Оуу...Сори. Мой брат зануда! – мы с Вилли рассмеялись. Эдуард повернулся и укоризненно покачал головой. Я закрылась руками, будто этого не говорила.

Наконец- то заиграла песня «Бамболейло». Мы с Вилли пустились в пляс по кругу с воображаемыми маракасами. Не успели закончить танцевать, как пришел серьезный Елисей.

- Аника, может хватит! Пошли спать! – серые глаза метали молнии.

- Прямо детский садик! Интересно, а за тобой Вилли придут? – мы снова чокнулись и сделали очередной глоток вкуснейшего бренди. – Люся, я... - и заткнула рот рукой. Потом судорожно рассмеялась. Я назвала его Люсей. Это все пьяный язык. – Прости, я не хотела, – и вновь схватилась за живот. Вилли уже визжал от смеха.

Елисей помрачнел. Смотрел таким укоризненным взглядом, что хотелось спрятаться. Мышцы на лице стали подергиваться. Вдруг вошла Афелия.

- Вилли! – ее удивленный ошарашенный взгляд заставил меня вновь рассмеяться.

- А вот и за тобой пришли! – я толкнула Вилли в плечо, отчего он упал.

Но тут же Вилли поднялся и бросился к Афелии. Упал на колени и промямлил:

- О, моя королева, вы за мной явились? – я думала, что умру от смеха. Афелия впала в ступор. – Не молчи, ответь, и я пойду за тобой в винный погреб! – мои судорожные всхлипы перекрикивали монотонную речь соколенка.

- Пошли, Афелия! – резко сказал Елисей. – Жрецы отдыхают! – и потянув за руку девушку, скрылся.

Мы остались вдвоем. Победно дотанцевали прерванный танец. Дальше все происходило, как в тумане. Помню, что в обнимку вышли во двор под песню Кипелова – «Я свободен». Потом плескались в фонтане. Все.

Проснулась от чьих- то криков и воплей. Ну что там случилось, что так орать надо?! Я перевернулась на живот и закрыла голову подушкой. Стоп! Подушкой?! Как я здесь оказалась?! Быстро поднялась с кровати. Убедившись, что нахожусь в своей комнате, облегченно выдохнула. Что же вчера было?!

- Наконец- то! Спящая красавица проснулась! – Елисей хлопнул дверью и сел на кровать. – Сколько можно спать? – пристальный взгляд вынудил отвернуться.

- Как я тут оказалась? – сонный шепот сорвался с губ.

- Ты не помнишь? – лучезарная улыбка ослепила. – Я тебя принес.

- Спасибо. – Я встала и направилась в ванную.

- Аника!

- Что?

- Там Эдуард хотел с тобой поговорить. Он злой.

- Где он?

- Тренируется.

- Я спущусь. Спасибо, – и хлопнула дверью.

Горячая вода и тонкий аромат зеленого чая расслабили тело. Что же вчера было?! Помню, что была у Анжелики, танцевала с Вилли, пришла Джессика с ящиком бренди. Танцевали канкан, пришел Эдуард и забрал жену. Потом Елисей и Афелия... Все. Ладно. Надеюсь, ничего страшного. Так, как вчера, я никогда не напивалась. Да и жизнь была другой.

Быстро оделась и спустилась вниз. Проходя мимо зала, заметила, что там и признака нет вчерашнего кутежа. Можно подумать, что это был сон.

Вышла на улицу. Навстречу уже несся грозный брат. Вздохнув, пошла вперед.

- Аника! – от такого крика чуть уши не заложило.

- Ты чего орешь? Можно тише?! – укоризненно прищурила глаза.

- Зачем ты влезла?

- Это мое дело. Ясно? Или в тебя ножом пыряли?! – скрестила руки на груди, стойко держа оборону.

- Ты уверенна? – голос смягчился, фиолетовые глаза заблестели.

- Да. А что там происходит? – я выглянула из- за спины брата и не поверила своим глазам. Вилли отбивался от Пита и Искандера.

- Вчера ночью Вилли стал вампиром, – он весело хмыкнул. – Слоновая доза спиртного не дала почувствовать боли.

Внутри все запрыгало от радости. Теперь ему нужно выпустить зверя. Он стал сильнее. Быстрые удары заставляли защитников попрыгать.

Мы с братом направились в их сторону.

- Вилли! – радостно воскликнула я. – Ты молодец!

- Цыпа, я вампир! – и ловко увернулся от удара Пита.

Парень не пробиваем. Я же говорила не называть меня так?! Говорила?! Все, разозлил! Ягуар вырвался, и напала на юного вампира. Искандер и Пит сразу ретировались и засмеялись. Повалила его и придавила телом.

- Слезь! – все- таки сил не хватило скинуть меня.

Я облизнула лицо и спрыгнула, оттолкнувшись лапами о живот. Обратилась и села рядом с Елисеем.

- Больше так не делай! – обидчиво запротестовал соколенок. Все вместе засмеялись.

- Хорошо, мой маленький! – и, смеясь, спряталась за спину друга. Вилли показал жестом, как вырвет мой язык.

- Аника, а как ты оказалась на озере? – вопрос Афелии поставил в угол.

Не особо хотелось рассказывать, что мне помогал сам Магнус. Какое- то противоречивое чувство заставляло помалкивать. Нужно что- то придумать. Причем убедительное.

- Когда мне плохо, иногда достаточно представить озеро. Там я чувствую себя в полной безопасности. Оно дарит мне спокойствие. Я представила, что находилась там и ...

- Немыслимо... - ошеломленно выдохнул Пит. Я улыбнулась.

Вдруг Роман стал хмурым. Он сильно зажмурил глаза и схватился руками за голову.

- Роман! Что случилось? – Эдуард с тревогой посмотрел на него.

- Вампиры... Их много...

- Где? – Елисей нахмурился.

- В лесу, – быстро ответил Роман и открыл глаза.

- Где? – моему удивлению не было предела.

- В нашем лесу!

Все быстро вскочили и помчались в лес.

- Сергей ставь щит. Афелия, если кого ранят, скроешь и уведешь! Вилли, пойдешь со мной! – я отдала приказы и выпустила ягуара.

Вилли сразу побежал за мной. Все разделились. Бесшумные движения полностью скрывали нас. Сегодня лес не успокаивал, а волновал. Как только ворвались в него, волна тревоги просквозила тело. Даже пения птиц не было слышно. Лес, словно притаился, ожидая угрозы и боли. Я втянула воздух, на фоне шиповника и колокольчика отчетливо слышались запахи чужаков. Пятнадцать вампиров учуяла к западу.

- Эдуард, к западу пятнадцать, – мысленно сообщила я.

- Ясно.

Мы сменили направление. С каждым шагом запах все усиливался. Потом запах почувствовался с противоположной стороны. Я остановилась. Принюхалась еще раз.

- Аника, что случилось? – прошептал Вилли, оглядываясь по сторонам.

Я обратилась и сказала:

- Они разделились. В нашей стороне шесть. Пошли, – и сорвались с места.

Впереди заметила вампиров. Как и думала, шесть чужаков. Нас услышали и повернулись. Грозные лица исказила уродливая улыбка.

- Вы не на своей территории. Что тут забыли? – я отодвинула Вилли за спину и зло уставилась на них.

- Точнее кого! – и трое бросились на меня.

Отшвырнула парня к дереву и выпустила ягуара. Одному сразу оторвала голову в прыжке. Удар второго откинул меня в дерево. Я с грохотом сползла и снова бросилась. Удар когтей разорвал бок второму нападающему. В конвульсиях замертво упал на землю. Тут остальные трое перестали смотреть и бросились к Вилли. Чувство страха сковало сердце. Вампир уцепился мертвой хваткой за спину и вонзил клыки. Я прижалась к земле и яростно утробно зарычала. Рык подействовал на всех сразу. Наездник безвольно упал. Одним ударом лапы снесла голову. Двое валялись на полу, а третий пристально смотрел на Вилли. И тут произошло ужасное.

- Это ты! – я не узнала голос Вилли. Лицо вампира исказилось в презрительной усмешке.

Тело парня все затряслось. Каждая мышца пришлась в движение. Вампир встал и побежал. Вилли сорвался с места и взлетел. В воздух взлетел огромный сокол. Большие заостренные черные крылья, словно сабли, рассекали воздух. Спина была украшена поперечными сизыми линиями, четко разделяющих серо- бурые и бежевые перья. На секунду я оторопела. Но он взлетел и стал преследовать вампира. Надо броситься за ним! Но сначала прикончу остальных. Мощной пастью оторвала головы и бросилась следом. Крик сокола доносился с севера. Я ускорила бег. В той стороне еще пять вампиров.

- Вилли обратился и полетел за вампиром. Он попадет в ловушку. Там пять вампиров – обеспокоенно сказала защитникам.

- Двигаемся туда.

Я чувствовала теплую энергию, исходящую от сокола. Быстрее, быстрее! Вдруг я услышала треск сломанного дерева. Сердце подпрыгнуло. Резко затормозила и посмотрела в сторону. Сокол швырял вампира в деревья. Бросок, камнем падает вниз, подхватывает вампира, взлетает и снова мощный бросок. В этот момент появились другие вампиры. Я пригнулась к земле и зарычала. Молния сбила чужака, собравшегося наброситься на меня. Появились защитники и разорвали всех вампиров.

- Это все, – услышала спокойный голос Пита.

Я пристально наблюдала за Вилли. Он, наигравшись вампиром, в воздухе лапами оторвал голову. Ожидала, что сейчас опустится, но нет. Он полетел.

- Я за ним! – обеспокоенно произнесла и помчалась.

Скорость позволяла не отставать. Я мысленно попыталась создать канал, чтоб позвать сокола. Но ничего не получалось.

- Микаэль, куда он отправляется?

- В сторону дома.

Я облегченно выдохнула, но продолжила бежать за ним. Явно он имеет превосходство. Взлететь в воздух - это круто. Я выбежала на территорию особняка. Вилли спустился и подлетел ко мне, описывая кругами. Из груди вырвался рык радости за него. В ответ он громко закричал и обратился. Отпустив ягуара, подбежала и радостно сжала в объятиях.

- Вилли! Ты молодец! – моему восторгу не было предела. – Это было превосходно.

- Да, – подбодрил Микаэль, - я бы не хотел стать его врагом. Вы бы видели, как он пикировал и швырял этого вампира. Просто класс!

- Кто это был? – с тревогой заглянула в глаза.

- Это он убил мою маму. И он узнал меня.

- Но ты говорил, что не видел никого. – Я не понимала.

- Когда сидел в шкафу, видел, как он выходил. И это лицо преследовало меня в кошмарах. – я одобрительно улыбнулась.

- Жрец! – поприветствовала, поднеся руку к сердцу и склонив голову. Все защитники упали на одно колено и поклонились.

- Да перестаньте вы! – запротестовал Вилли. – Мне неловко! – он засмеялся.

Все встали и радостно улыбнулись. Следующую ночь тренировались все вместе. Теперь сокол и ягуар яростно отбивались от защитников.



ГЛАВА 19

Следующий день просто кипел. Всем нашлась работа. Бал состоится завтра. Отец был категорически настроен быстрее провести его. Ну, конечно, ему то что, сказал послезавтра, так послезавтра, а вы бегайте и приготавливайте все.

Мне досталась самая милая работа – украшать двор. Во мне напрочь отсутствовал дар дизайнера или дизайнера- ландшафта. Я даже не представляла, как мне его украсить. Фонтаны есть, клумб много с самыми различными цветами, светильники, дорожки. Что еще?!

Да еще и Вилли подбадривал ходил. Он вообще ходил и за всеми следил, чтоб все успели сделать. А то, что я вызвала Аделию, никого не волновало. Главное, чтоб клумбы красивые были, а я – подумаешь ли, выйду в шортах и ничего страшного.

- Ну как, цыпа, получается? – сарказм отчетливо слышался. – Оу... Я смотрю, ты много сделала. Может отдохнешь? – я просто стояла и смотрела на этот чертов двор, думая, что в него натыкать. А он стоит и насмехается. Нет бы помочь. Ладно, ладно. Я припомню. Одарила его уничтожительным взглядом. Соколенок со смехом отправился прочь.

Через полдня кропотливого труда двор был готов. Все деревья украсили гирляндами, расставили беседки, значительно увеличили число цветов и клумб. Наконец- то я отправилась на примерку платьев. Только отошла и услышала самодовольное хихиканье.

- Ты что- нибудь заметил? – Вилли сделал задумчивый вид и гладил подбородок.

- Нет. Вроде ничего не изменилось, – лукаво протянул Елисей, делая вид, что всматривается в изменения двора.

- Вот и я ничего не вижу. Странно, – я не выдержала улыбающегося Вилли. И так настроения не было, а теперь его окончательно подпортили. Честное слово, сдерживалась, как могла. Но они сами напросились. В ответ им лишь улыбнулась.

Они слишком поздно поняли подтекст улыбки. В миг оказалась рядом и, перекинув Елисея через плечо, бросила в фонтан. Я ж обещала. Как- то не красиво не исполнять обещания. Тем более сейчас самый подходящий момент. Вилли складывался пополам от смеха. Закончив с другом, повернулась и улыбнулась, обнажая клыки. Он сразу осознал, что следующий. Не теряя времени, побежала к цели. Почти свалила его, но перед носом взлетел сокол. Черт! Теперь его не достать.

- Вилли, ты же не будешь вечно летать! – крикнула, летающему по кругу, соколу, весело улыбаясь. – Тебе придется спуститься!

Елисей уже успел выбраться из фонтана и стоял смеялся над Вилли. Клоуны! Честное слово! Мне очень нравилось, что они нашли общий язык. Но обратную сторону медали никто не отменял, теперь две язвы на мою голову! Повернулась к нему и жестом показала, как оторву голову. Елисей мило улыбнулся и хмыкнул. Потом быстро скрылся.

Зашла в дом и обомлела. Джессика, как всегда, на высоте. Дом просто не узнать. Кругом цветы, столы, статуи, новая мебель, цветочные гирлянды. Со вкусом у нее все в порядке! Пожирая красоту глазами, поднялась в комнату. Там царил хаос. Вся комната увешана платьями. Среди них даже не сразу заметила Аделию.

- Аника, я заждалась тебя! – обняла и потянула за руку.

В этот раз челюсть с пола даже не пыталась поднять. Казалось, что попала в мир платьев!

- Сколько ты привезла? – боясь услышать цифры, тихо прошептала.

- Пятьдесят пять! – восторженный ответ чуть не подарил мне билет в Ад.

Перемерять пятьдесят пять платьев?! Она с ума сошла?! Да мы за день не управимся. Проще пойти двор украшать, чем измучить себя процессом сними- одень

- Мне нужно платье с закрытой спиной, – напомнила я. Не хочу, чтоб кто- то видел метку.

- О, тогда количество сокращается! Тридцать пять! – она подбежала к своим творениям и стала убирать ненужные.

На двадцать платьев меньше, какое чудо! Семь часов мучения не прошли даром. В конце концов мы подобрали два шикарных платья. Белоснежный корсет из тонкого шелка, расшитый черными лебедиными перьями, аккуратно подчеркивал тонкую талию и нежную шею. Длинная пышная юбка была выполнена из легких черных лебединых перьев и создавала эффект воздушности и роскоши. Решила, что его надену на первый день бала. На второй – длинное, облегающее по всему телу, платье с расклешенной ниже колена юбкой из тонкого атласного кружева цвета крови. Длинные кружевные облегающие рукава и воротник- стоечка придавали эффект строгости и дерзости.

Подобрав в журнале прическу, мы с Аделией поужинали, и я ее разместила в одной из комнат для гостей. Вернувшись в комнату, легла на кровать и закрыла глаза. Папа с Дэниэлем вернется завтра. Дэниэль... Сердце радостно сжималось только при одном этом слове. Я никогда не думала, что можно вот так любить. Любить всепоглощающе, страстно. Раньше для меня это было какой- то выдумкой. Я даже представить себе не могла, что ради парня пойду на всё. А я отчетливо понимала, что за монстра готова отдать жизнь, готова убить всех, даже друзей и родных. И это меня нисколько не пугало. Чертов монстр! Ради него готова умереть и воскреснуть!

Сон опустился легкой пеленой и окутал сознание, уводя в спокойное путешествие. Сквозь сон почувствовала холодное прикосновение пальцев на щеке. Радостно улыбнувшись, отвернулась на другой бок. Такой чудесный сон! Дэниэль стоял около кровати и нежно рассматривал меня. Этот нежный, слегка дерзкий, ледяной пожирающий взгляд. Он подошел и погладил по щеке, оставляя холодную дорожку. Сквозь приторную пелену сон стал развеиваться...

Как довольная кошка, если быть точнее, довольная дикая кошка, сладко потянулась и почувствовала тонкие прохладные нотки цитруса. Стоп! Дэниэль был здесь. Обвела комнату взглядом. На кофейном столике в фарфоровой вазе стоял огромный букет из кроваво- красных роз. Я мигом вскочила и втянула сладкий аромат цветов. К одной розе на шелковой зеленой ленточке была привязана записка. Дрожащими пальцами отсоединила ее: «Ты – моя судьба.»

Три коротких слова заставили сердце биться миллион раз в минуту. Как молитву, повторяла про себя эти заветные слова. Меня переполняла радость, любовь, счастье. Дэниэль уже здесь. Он приехал. Хотелось прямо сейчас броситься к нему. Но хотя бы капля гордости должна быть у меня. И вообще, с таким характером не знаю, куда ушла моя гордость?! Может отпуск взяла?!

Сейчас начнутся сборы. Я уже чувствовала, как несется Аделия ко мне. Три, два, один...

- Доброе утро, Аника! Готова? – она поставила сумки на пол и радостно сверлила глазами.

- Всегда готова. – Я улыбнулась и присела на пуфик в ожидании чудесной прически.

Через три часа прическа была готова. Аккуратные тонкие локоны были убраны в высокую прическу и уложены в виде цветочков. Последним штрихом стали перышки, торчащие из сердцевин цветков. Я надела свое шикарное платье, черные лаковые босоножки на тонюсенькой шпильке. Описать полученный образ в зеркале нормальными словами не получилось. То, что делала Аделия – это прекрасно, превосходно, восхитительно. Я даже не могу подобрать слова, чтобы оценить ее работу. Она просто волшебница.

Я спустилась по лестнице и увидела Вилли. Он был просто шикарен. Каштановые волосы аккуратно уложены, белый смокинг, серая рубашка и белый шелковый платок вместо галстука. Он стоял в ожидании меня. Невооруженным взглядом можно было заметить, что он в шоке от моего вида.

- Привет, – неловко выдавила. Он подал мне руку. Серо- голубые глаза светились от восторга.

- Цыпа, ты неузнаваема! – и галантно улыбнулся.

- Ты опять?! – я стукнула его по плечу, укоризненно сверля глазами. – Ты тоже ничего – добавила и взяла под руку.

- Естественно... - самодовольно хмыкнул. – Я просто шикарен. – и рукой пригладил волосы. Я не выдержала и засмеялась.

- Не перебарщивай! Афелия оценила? – он сдвинул брови домиком и вопросительно уставился. – Да, брось. Я же вижу, что ты ей нравишься, – заговорщически пнула локтем в бок и добавила. – И она тебе тоже.

Вилли немного смутился и отвел взгляд. В этот момент в зале заиграла музыка. Это сигнал того, что нас уже ждут. Вилли дернулся.

- Переживаешь?

- Немного.

- Я с тобой, – успокаивающе улыбнулась, и мы вошли внутрь.

Вампиров было очень много. В этот раз каждый глава привез еще и своих детей, а те – своих детей. Зал в могильной тишине наблюдал за нами. Толпа красивых, самых красивых девушек пристально следила за Вилли. Мы шли не спеша, давая время всем рассмотреть нас. По ходу кивала в знак приветствия уже знакомым лицам. Впереди, кроме защитников, нас никто не ждал. Что- то подсказывало, что кто- то меня подставил. Неужели представлять Вилли буду я?!

Мы дошли до пьедестала. И только сейчас я заметила три трона. На каждом у изголовья разместились ягуар, сокол и волк. Вот это да! Поднялись и повернулись ко всем лицом. Краем взгляда заметила, как Елисей восторженно рассматривал меня, потом подмигнул. Приготовленные нам места, не заняли. В толпе увидела папу, радостно смотрящего на меня. Одним жестом разрушил мои сомнения. Сегодня говорить буду я. Не заставляя никого ждать, властно произнесла.

- Приветствую всех! Рада видеть вас здесь! – кивнула уже всем. Все, как болванчики, тоже кивнули. – Сегодня я представлю второго Жреца, Жреца Ордена Сокола. Вилли. – я думала, что Вилли подойдет ко мне и поклонится. Но мои надежды рухнули. Он с сияющей улыбкой обратился в сокола и облетел весь зал, демонстрируя себя. Вампиры охнули от удивления. Все- таки большинство видели это впервые. Он приземлился рядом со мной и обратился. Я посмотрела убийственным взглядом, на что мне ответили скромной улыбкой, говорящей: «Прости. Просто хотел всем показать, какой я шикарный. Только и всего. Выпендреж – это мое второе я.»

Взяв себя в руки, продолжила:

- Скоро к нам присоединится третий Жрец, – все взволнованно заговорили. – Но это не значит, что противостояния Ордена Волка- альбиноса не будет. Нам предстоит поставить на место этих вампиров и заставить их жить по законам. Законам, которые были придуманы Анлафом, Фиданом и Домиником.

Тем временем я сканировала толпу в поиске моего монстра. И нашла его. Он был еще прекраснее, хотя, куда еще больше. Изумрудный смокинг, белая рубашка, расстегнутая на верхние две пуговицы. Холодность и дерзость учуяла даже отсюда. Он заметил мой пристальный взгляд и лучезарно улыбнулся, обнажая клыки. Сердце забилось еще быстрее.

- Пользуясь случаем, хочу сообщить новому главе Ордену Сокола, что договор расторгнут. Жрец найден раньше, – и широко улыбнулась, глядя в ледяные глаза. Я думала, что он тоже улыбнется, но лицо скривилось в ехидной гримасе. Быстро отвела взгляд и продолжила. – А теперь Жрецу принесут клятвы защитники. Для проведения ритуала прошу главу Ордена Сокола.

Я отошла от Вилли в сторону и стала пристально смотреть в толпу. Интересно, кто же стал главой. Хотя, мне какая разница, все равно не знаю этого вампира. Хочется посмотреть, за кого бы пришлось выходить замуж.

Толпа разошлась в стороны, образуя проход. Сказать, что челюсть моя отвисла – ничего не сказать. Она упала, пробивая пол, землю, подземные воды и приземлилась в Аду. Как бы ни старалась, а подобрать ее не получилось. Из толпы стал двигаться изумрудный смокинг. Дэниэль?! Он стал главой?! Твою ж м...! Черт! Теперь понимаю слова отца. Быстро нашла его вылупившимися глазами. Севастьян улыбался, как акула.

Дэниэль походкой хищника подошел к Вилли и бросил мимолетный взгляд на меня. Я быстро включила гордость. Именно она и помогла мне вернуть обратно челюсть и запихнуть вывалившиеся глазенки. Сдержанно улыбнулась и кивнула в знак приветствия. Дэниэль подошел ближе, сверля голубыми глазами, взял мою руку и поцеловал. За спиной кто- то хмыкнул. Елисей. Вот он – мой друг. Переживает!

- Аника! Не поддавайся ему! Он пытается манипулировать, – мысленно сообщил Елисей.

- Да отстань ты от нее! Она лучше знает, что ей делать! – пробормотал Микаэль и улыбнулся.

Пока что, Вилли не подозревал, о чем мы мысленно общаемся, пока не примет их клятвы. Общаясь с Жрецами, защитники не могли выделить свободный канал, чтобы его мог услышать только Жрец и никто больше. А Жрец мог такое сделать. Вот сейчас все девять защитников знают о беспокойстве Елисея. Уже десять. Скоро всех ждет маленький сюрприз.

Тем временем Дэниэль произносил приветственную речь, которую я не слушала. Сейчас в зал введут сюрприз.

- А сейчас, я прошу защитников принести клятвы Жрецу Ордена Сокола, – властно произнес Дэниэль.

Три, два, один... Дверь в зал открылась. Анжелика в сопровождении Мариуса прошла по дорожке. Все немножко были удивлены, что она опоздала. Ведь никто не знал о предательстве. Скажем так, лица моих защитников были в шоке. Отец кипел от злости, а Дэниэль одарил меня презрительной улыбкой.

Анжелика выглядела превосходно. Черное длинное платье, украшенное жемчугом, обтягивало правильную фигуру. Волосы свободно ниспадали на плечи.

Она подошла ко мне, поклонилась и заняла место рядом с братом. Эдуард аж дернулся. Наверное, думает, что это сон. Защитников должно быть десять. И мне плевать, что думает отец с братом по этому поводу. Я мысленно закрыла канал, не желая слушать возгласы брата. Хотя бы на время оттяну нытье.

Как только Афелия принесла клятву, мы с Вилли открыли бал вальсом. Благо он умел не только дурачиться и выпендриваться. Дэниэля сразу потеряла из виду. Мариус после ритуала отвел Анжелику обратно. Отец прожигал меня взглядом, рьяно ожидая поговорить.

Как только танец был окончен, я сама направилась к нему.

- Аника, ты что творишь? – глаза метали молнии, еще чуть- чуть и из них посыплются искры.

- И тебе привет, папа! Я так рада тебя видеть! – лучезарно улыбнулась и взяла со столика бокал с кровью.

- Что она здесь делала?

- Ты что не видел? – вопросительно уставилась на него. – Клятву приносила Жрецу.

От моего дерзкого ответа он чуть не лопнул от злости.

- Аника, ты ... - но я его грубо перебила.

- Что- то не так? По- моему, десять защитников должны приносить клятвы, а не девять. Или ты хочешь, чтоб два Ордена узнали, что дочь главы Ордена Ягуара предала Жрицу?! – взгляд немного потеплел. – И еще, наказывать ее таким способом не нужно. Надеюсь, тебе сообщили, что она в полном порядке и была спасена от неминуемой смерти. Предательство – это не повод замучить дочь до смерти! Я думала, что только вампиры Феликса жестокие! Оказывается, ошибалась! – отчеканила каждое слово грозным, не требующим возражения, тоном и шмыгнула в толпу.

Благо, больше никто не расспрашивал на эту тему. Я подошла к столику и залпом осушила еще один бокал крови. Дэниэля заметила сразу. Но он был занят. В новой должности, видимо, много забот. Бедненький, стоит и беседует со скучающим взглядом с главами кланов. Нет бы с вампиршами- курицами потанцевать и мило пообщаться. А тут... Стоп! Аника, ты мазохистка! Сама топишь себя в идиотских мыслях.

Так, нужно отвлечься, потанцевать. Как только сделала шаг, меня тут же остановили.

- Жрица! - Я повернулась и увидела главу клана Южной части Африки Майкла. Ничего в его внешности не кричало, что он из Африки. Представительный вампир с бледной кожей, черным длинным хвостом и золотыми глазами. Если не ошибаюсь, его дар – эмпат.

- Позвольте познакомить вам с моим сыном. – Он махнул рукой и передо мной предстал до сумасшествия красивый и заносчивый вампир. Золотистые волосы были взлохмачены, золотые глаза оценивающе оглядывали меня, прямой нос, пухлые губы.

- Михаил. Очень приятно лицезреть вас, Жрица! – не сводя взгляда, взял мою руку и поцеловал. Поцелуй немного затянулся. Он не спешил отпускать руку.

Я почувствовала пристальный холодный взгляд на спине. Обернулась, все еще держа свою руку у губ Михаила, и увидела моего монстра. В его глазах читалась открытая злость и ненависть. Но было что- то еще. Ревность?! Да быть такого не может?! Я, пользуясь случаем, лучезарно улыбнулась и как ни в чем не бывало отвернулась обратно.

- Михаил, а ты обладаешь даром от Князя? – я все- таки вырвала кисть и схватила бокал крови. Собеседник пренебрежительно улыбнулся.

- Да. Телекинез. – Он закрыл глаза. Вдруг в его руке оказалась голубая роза. Он протянул ее мне.

На моем лице появилась детская улыбка. Мне понравилось. Роза появилась из неоткуда.

- Ты сорвал ее с моей клумбы и подарил мне? – хихикнув, вопросительно подняла брови, и понюхала розу.

- Вроде того. Потанцуем? – я приняла руку и последовала за ним в центр зала.

Заиграла музыка Иоганна Штрауса. Вальс. Михаил аккуратно взял мою руку и плотно прижал ладонь к спине. От его ладони по спине разлилось тепло. Так непривычно. Мне больше по душе холодные ладони.

- А почему голубая? – я привыкла, что каждый цвет розы что- либо означает.

- Потому что ты очень таинственна, загадочна и недоступна, – Михаил улыбнулся и продолжил уверенно вести меня в танце.

- Вот как! – удивилась.

Хотя, в этом что- то есть, ведь каждый видит меня по- разному. Елисей дарил белые розы, Дэниэль кроваво- красные, а Михаил – голубые. Елисей видит меня чистой и нежной, Дэниэль – страстной и колючей, Михаил – таинственной и недоступной. Что ж, неплохо! На протяжении всего танца я чувствовала холодный взгляд. Как хорошо! Мой монстр занят мною!

Танец подошел к концу. От компании Михаила меня вежливо избавил Елисей.

- Аника, ты шикарно выглядишь! – серые глаза блестели и восторженно рассматривали меня.

- Спасибо! Ты вовремя!

- А что? Что- то случилось? – Елисей встревоженно дернулся и подошел ближе.

- Если б ты знал, о чем думал этот Михаил, то пришел бы намного раньше, – смеясь, заявил Роман, направляющийся к нам с бокалами коньяка.

- И что он думал? – мне аж интересно стало.

- То, что я прочитал, даже Дэниэль, по- моему, по его глазам понял. Я думал сын Майкла выпьет Анику, а Дэниэль потом сожрет его с потрохами, – и вновь рассмеялся, отпивая содержимое хрустального бокала.

Серые глаза Елисея помрачнели. Он даже не улыбнулся шутке Романа. Вдруг я заметила Вилли, который во всю обольщал Афелию.

- Вы видели, а наш Вилли время зря не теряет! – я кивнула в сторону воркующих вампиров. Елисей сразу повеселел, Роман задумался.

- У него сегодня большие планы на нее, – ехидно протянул Роман и засмеялся.

- Фуу... Давай без подробностей! – Елисей скорчился.

- Комплексуешь? – поддразнивал тот. Я не выдержала и прыснула со смеху.

- Чья бы корова мычала!

- Так вот, он хочет пригласить Афелию еще на один танец, потом сводить в беседку. Еще, вроде, поцеловать и прогуляться в лесу...

- Ну все! – маленькая молния выскочила из ладони и врезалась в живот Роману. Роман скривился от боли, а я еще пуще рассмеялась.

- Ты что творишь! Больно же!

- Еще одно слово, и будешь бегать от шаровой молнии!

- Да все! Все! Понял! – подняв руки, отступил.

Через несколько секунд молчания, Роман все- таки вставил свое слово. А я ведь только успокоилась.

- Елисей, тебе кто- нибудь говорил, что когда ты злишься, становишься Люсей! – Все! Я окончательно выпала! Роман сразу дал деру. Но шаровая молния уже понеслась за ним.

Люся!? Откуда он это взял?! Ах, точно... Новая волна смеха скрутила пополам. Это ж я его нечаянно назвала так. Елисей помчался за обидчиком. Чувствую, как бы к утру не осталось девять защитников.

- Жрица! – я повернулась и увидела моего монстра, испепеляющего взглядом.

- О, Глава Ордена Сокола! Рада лично вас приветствовать! Прими мои поздравления!

- Спасибо... - самодовольно хмыкнул он.

- Достичь таких высот – это очень похвально, – продолжила официальным тоном.

- Не жалеешь о разрыве договора? – презрительная ухмылка сорвалась с лица.

- Нет. Было бы, о чем жалеть! – дерзко заявила.

- Позволь один танец, – Дэниэль галантно предложил руку и лучезарно улыбнулся. Я кивнула и приняла руку.

Мы вышли в центр зала и закружились в вальсе. Пристальный холодный взгляд блуждал по телу. Прохладные ладони нежно касались спины и оставляли неземные ощущения. Тонкие нотки цитруса затуманивали разум. Как приятно быть рядом с ним! Смотреть в эти любимые голубые глаза и постоянно стараться не утонуть в них. Во время танца мне казалось, что мы сейчас одни на всей планете. Весь мир сузился до одной точки – Дэниэля.

Как только танец закончился, монстр поцеловал мою кисть и поклонился. Больше тянуть нельзя. Нужно сказать ему все, что думаю. Надоело делать вид, что ничего не чувствую к нему.

- Дэниэль, я должна тебе кое- что сказать... - шепотом начала я, но Дэниэля кто- то позвал.

- Прости, я сейчас! – и подмигнув, скрылся в толпе.

Вот так всегда. На самом интересном месте. Мое сердце чуть не выпрыгнуло от волнения. Казалось, что даже кровь застыла в венах. Быстро осушила бокал крови и вышла во двор. Как ни странно, здесь было пусто. Зашла в одну из беседок, облокотилась о перила и стала смотреть на отражение луны в фонтане.

Легкий прохладный ветерок, пропитанный ночными ароматами цветов, травы, леса ворвался в легкие. От наслаждения закрыла глаза. И как же сказать ему все то, что чувствую. Это не передать словами. Но нужно попытаться. Если он мой – то нужно переступить через гордость. Я обняла себя за плечи, пытаясь укрыть от назойливого ветерка, будто боялась, что он может прогнать четко выстроенную речь.

Холодные ладони накрыли плечи и прижали к себе. А я и не почувствовала, что Дэниэль здесь. Цитрус взорвал всю палитру ароматов. Монстр прижал еще крепче и уткнулся носом в макушку. От прерывистого дыхания стало щекотно. Вот так бы и простояла всю жизнь – в любимых объятиях.

Я вывернулась из стальных рук и взглянула в ледяной омут глаз.

- Дэниэль, - тихо выдохнула, - я хотела сказать, что не держу на тебя зла за то, что ты сделал. – Голубые глаза заблестели, Дэниэль напрягся. – Сначала пыталась возненавидеть тебя, но ничего не получилось. Только поняла, что стала еще сильнее любить тебя. Дэниэль, я люблю тебя. Ты для меня всё, весь мир. Ты моя жизнь и моя смерть. – немного запнулась, вдохнула и продолжила. – Когда увидела иллюзию тебя... Тебе было очень плохо и больно... В тот момент я готова была даже Макса убить за тебя. Я знаю, что ты должен сделать выбор. Но я не хочу, чтобы кто- то страдал из- за меня. Поэтому не буду просить сделать этот выбор. Просто позволь быть рядом, быть с тобой... - и прильнула к сладким губам, ожидая ответа.

Дэниэль стал страстно целовать меня, ладони путешествовали по спине и прижимали с такой силой, что думала растворюсь в нем. Рукой взлохматила иссиня- черные волосы.

- Аника... - прорычал он, отрываясь от поцелуя. – Аника, я... - хрипло выдавил, но я перебила коротким поцелуем.

- Нет. Ничего не говори. Просто позволь быть с тобой, – и стала покрывать лицо поцелуями, исследуя каждый миллиметр.

Монстр зарычал и схватил меня на руки. Вынес из беседки и стал кружить, пристально пожирая взглядом голодного хищника. Аккуратно поставил на землю и впился поцелуем. От страсти и нахлынувшего желания закружилась голова. Он позволил быть с ним... Счастье опьянило все тело, мозг и рассудок. Через секунду опять оказалась в надежных холодных руках. Раз – и мы запрыгнули через окно в мою комнату. Дэниэль повернул меня к себе спиной и стал прокладывать поцелуями дорожку по лазурным узорам. Одной рукой обхватил за талию, а другая аккуратно избавлялась от корсета. От удовольствия ноги сами собой подкашивались. Хорошо, что хоть поддерживал, а то давно б упала. Раз – и я без платья, полностью в любимых объятиях. Монстр бережно взял меня и уложил на кровать, не переставая целовать. Холодные пальцы заскользили по телу. Волна желания накатила с новой силой. Близость пьянила и отключила рассудок. Я одним движением разорвала изумрудный смокинг и притянула его сильнее. На этот раз, Дэниэль не стал терзать мое тело в сладостных муках. Быстро избавился от брюк и вошел в меня.

От нахлынувшего блаженства и удовольствия невозможно было сдержать рык. Он бережно ласкал ладонями каждый сантиметр моего тела. Обхватила его ногами, прижала руками сильнее и впилась клыками в шею. С любимых губ сорвался приглушенный рык. Сладкая, неимоверно вкусная кровь потекла внутрь, обжигая горло. Заставив оторваться от блаженства, языком провела по двум маленьким дырочкам, которые почти сразу затянулись. В пелене страсти прогнулась под ним, подставляя шею, желая почувствовать его клыки. Дэниэль ехидно улыбнулся и нагнулся ближе к шее, щекоча дыханием. Он стал покрывать шею нежными поцелуями. Прохладные губы заставили застонать еще громче. И вот он укусил. Почувствовала, как кровь стремительно покидала тело. В этот момент мы были одним целым.

Проснулась от легкого поглаживания по спине. Дернувшись, повернулась на другой бок и носиком уперлась в твердую холодную грудь. Дэниэль. Он остался. Улыбнувшись сквозь дрему, обняла его за талию рукой и по- собственнически закинула ногу. Оказалась в кольце сильных рук. Потихоньку открыла один глаз. На меня смотрели прекрасные ледяные искрящиеся глаза. Нежная улыбка украсила любимое лицо.

- Доброе утро, – прошептал на ухо и нежно поцеловал в шею.

- Доброе, – хрипло выдавила и впилась сладким поцелуем.

Монстр придавил свои телом, сводя с ума прикосновениями и поцелуями. Я никогда не была настолько счастлива, как сейчас. Он со мной. Он – мой, и только мой. Вдруг Дэниэль отстранился. Я возмущенно пискнула и притянула к себе.

- Подожди... - прошептал тихо и откинулся на кровать.

- Что? – не поняла я.

- Афелия.

И тут я почувствовала, как приближается моя защитница. Кинула на него испуганный взгляд. Но даже ничего не успела сказать, послышался стук в дверь. Вошла Афелия. Но мой монстр даже успел спрятаться. Он прикрылся шелковой простыней и закрыл голову подушкой. Маскировка на высоте! Класс! А ведь мог успеть смыться хотя бы в ванную.

Афелия посмотрела на разбросанные вещи Дэниэля, потом перевела взгляд на кровать и широко улыбнулась. Боже, сейчас бы провалиться. Как стыдно! Постаралась убрать шокированную и испуганную мину и натянула улыбку.

- Что- то случилось? – мягко спросила я, делая вид, что в кровати никого нет.

- Да, – робко протянула Афелия. – Я пришла сказать, что бал начнется раньше. Поэтому Аделия придет через час.

- Спасибо, – выдавила из себя. Она опять широко улыбнулась и вопросительно кивнула в сторону Дэниэля. Я махнула ей.

Она открыла дверь, чтоб уйти, но невзначай добавила:

- Аника, если вдруг увидишь Главу Ордена Сокола, передай ему, что его ждет Севастьян. А то я нигде не могу его найти, – и скрылась в проеме.

Я одним движением сорвала с него подушку. На меня уставилась смеющаяся рожица довольного вампира.

- Ты чего ржешь? А? – возмущенно посмотрела и стукнула подушкой. – Что, нельзя было спрятаться?

- Можно. Но зачем? – промурлыкал он и, опрокинув меня на спину, стал покрывать поцелуями.

Хотелось всех послать к чертям и остаться с ним. Но нужно вставать, а то не хватало, чтоб все узнали, где сегодня был новоиспеченный глава.

- Все! Все! Хватит! – отстранилась и попыталась скинуть тушу. Но не тут то было.

- Ах, так? – игриво спросил и начал щекотать. Смех залил всю комнату.

- Прошу, перестань! – сквозь смех молила я. И тут последовал интересный вопрос.

- Ты любишь меня? – на мгновение щекотка отступила. Интересно, а перед кем я вчера распиналась и признавалась в любви?!

- Конечно люблю! – промурлыкала и потянулась за порцией сладкого поцелуя. Но он отстранился и пропел:

- Тогда иди. Свободна! – и довольный опрокинулся на спину.

Я вскочила с кровати, направляясь в ванную. Меня сопроводили игривым шлепком по мягкому месту. Сразу обернулась и укоризненно глянула на него. Монстр в оправдание поднял руки, типа это не я. Улыбнувшись, побежала в душ.

Через пятнадцать минут, свежая и чистая вошла в комнату. Дэниэля уже не было. Словно след простыл: ни одежды, ни его. Оглядев комнату, увидела букет кроваво- красных роз и записку. Бегом метнулась к вазе и прочитала: «Ты даже не представляешь, каких усилий мне стоило не потереть тебе спинку. Жду компенсации. Скоро увидимся. Твой монстр.»

Монстр?! Мило. Даже знает, кем я его считаю. Компенсации он ждет?! Ага! Как же! Вагон радости и счастья приятным грузом придавил тело. Я упала на кровать и схватила подушку, втягивая аромат, оставленный вампиром. До сих пор не могла поверить, что мы вместе. Любовь лилась через края, пытаясь затопить весь дом.

- Аника! Я вхожу! – из- за двери послышался радостный вопль Аделии.

- Конечно, – оставила подушку в покое и уставилась на дверь.

Аделия не вошла, а влетела. Поставила сумки и принюхалась, зажмурив глаза.

- Чем это у тебя так пахнет? – улыбаясь во все тридцать два, выпалила она.

- Не знаю. Может розами? – она перевела взгляд на букет, и глаза заблестели.

- А Дэниэль романтик! – подмигивая, стала доставать расчески.

- Причем тут Дэниэль? – включила дурачку и вопросительно уставилась.

- Ой, Аника! Я тебя умоляю! – махнула рукой. – Вчера только слепой не видел, как он на тебя смотрел и как кружил возле беседки.

Я закрыла лицо руками, пытаясь унять стыд. Нашла, о чем беседовать!

- Ты же просто сияешь! Иди, будем наводить марафет, чтобы твой Дэниэль с ума сошел от красоты! – весело сказала и потянула к зеркалу.

Через час возни я была готова. Крупные локоны ниспадали на спину, изумительное красное платье прекрасно подчеркивало тоненькую фигуру. Вид шикарный!

Вместе с Аделией спустились вниз. Танцы уже в самом разгаре. Мы вошли в зал и остановились. Взглядом стала искать монстра. И нашла. Лучше б не искала. Он танцевал с прекрасной вампиршей. Вчера я ее не видела. Длинные черные волосы были собраны на одну сторону, голубые глаза, прямой нос, пухлые губы. Черное длинное обтягивающее платье подчеркивало пышные формы обладательницы. Да она всем своим видом кричала: «Я прекрасна и сногсшибательна.» Дэниэль нежно водил рукой по оголенной спине, улыбка с лица не пропадала. А искрящиеся радостные глаза вообще вывели меня из себя. Интересно, и чем же она заслужила такое быстрое расположение?!

Не давая сдохнуть себе от ревности и злости, пошла в поиске знакомых. Нашла Елисея, убедилась, что Роман жив. Станцевала с Елисеем, Романом, Микаэлем, Вилли. Все это время косилась на монстра. А он себе компанию не менял. Все танцы с ней! Да она прилипла к нему! Или он к ней?! В общем ревность все- таки задушила веселый настрой.

Дэниэль нагнулся и что- то прошептал ей на ухо, придерживая за талию. Эта курица рассмеялась во весь голос, вызвав радость на лице спутника. Я даже не знала, как реагировать на это. За весь вечер ноль внимания на меня. Сердце болезненно сжималось при каждом его прикосновении, перешептывании. Не сдержалась. Хрустальный бокал с кровью лопнул в руке.

- Все нормально? – меня вывел из ступора Михаил. Я оторвала пристальный ревнивый взгляд от монстра и улыбнулась.

- Нормально, – голос прозвучал грубо. Михаил проследил за моим взглядом и хмыкнул.

- Извини, мне надо уйти, – процедила сквозь зубы, сдерживаясь, чтоб не разорвать курицу, и вышла во двор.

Сегодня все беседки были заняты. Покрутилась по сторонам, не зная, куда деться.

- Аника, иди к нам! – послышался радостный голос Вилли.

Они сидели в беседке: Вилли, Афелия, Елисей, Роман и Микаэль. Натянув лучезарную улыбку, направилась к защитникам.

- Аника, ты великолепна! – промурлыкал Елисей и встал, чтобы поцеловать руку.

- Все в порядке? – заволновался Роман.

- Все хорошо! – присела рядом с Вилли.

Целый час мы просидели в беседке, смеясь, как сумасшедшие. С язвами скучно не бывает. Моя грусть приутихла, настроение улучшилось.

- Роман, я думала, ты не доживешь до завтра! Честно! – смеясь, лепетала я. – За Люсю! Это ж надо его так назвать! – все рассмеялись.

- Аника, это ты его так первая назвала! – заметил Вилли.

- Да, поэтому мы тоже имеем право его так называть! – вставил свое слово Микаэль.

- Учтите, я не буду вас спасать! Ясно?! – толкнула соколенка. – И Вилли не заступится! Силенок не хватит!

- Чего? – возмущенно протянул Вилли. – Это у кого силенок не хватит?! – и стал демонстрировать бицепсы.

- Что это? – умирая со смеху, спросил Роман. – Это бицепс?!

- Да у меня на мизинце ноги больше! – подразнивал Микаэль.

- Ребята, перестаньте! Что вы, как дети малые! – заступилась Афелия.

- Все, все. Молчим! – и закрыли рот на замок.

Я даже не заметила, как Дэниэль со своей спутницей покинул дом и прогуливался по двору. Настроение сразу упало. Он, что, до сих пор с ней?! Да что же это такое?!

- Кто это? – поинтересовался Вилли, кивая в сторону моего вампира. Моего ли?!

- Это Елена, – задумчиво, нахмурив брови, протянул Роман. – Она раньше была любовницей Дэниэля.

- Что?! – мне словно по голове кирпичом запустили. Все сделали серьезные лица и стали смотреть на них.

- Аника, не хочешь прогуляться? – невзначай обеспокоенно спросил Роман.

- Нет.

- Ребят, давайте все прогуляемся! – Роман подхватил Микаэля под руку и подмигнул.

- В чем дело? – непонимающе уставилась на них.

И тут эта Елена поцеловала Дэниэля. Поцеловала?! И он ответил ей?! Парни разом рухнули обратно. Я вскочила. Внутри все воспламенилось. Глаза ужасно горели, ярость и злость окатили волной. Опять предательство! Я ее убью сейчас к чертовой матери!

- Аника! Сядь, успокойся! – начал Елисей, но я откинула его руку.

- Не трогай ее! – предупредил Роман.

Терпение лопнуло! Ягуар требовал воли. И я дала ее. Обратившись, бросилась к ним и одним ударом отбросила Дэниэля в сторону. Он полетел, снося собой две беседки. Я пригнулась и властно зарычала. Все вампиры во дворе кинулись к нам. Но мне сейчас не до них. Я стала наступать на жертву. Прыжок – и уже придавила ее к земле. Одной лапой впечатывала в землю, ломая кости, а другую занесла для смертельного удара. Страх и ужас в мерзких голубых глазах подпитывал моего зверя. Хотелось только ее крови.

- Аника, стой! – кто- то кричал издалека. Но их голоса не доходили до разума.

В последний момент опустила лапу, подавляя гнев и ярость. Смерть в моем доме- это уже слишком. Да еще и на балу. Обернулась и направилась в противоположную сторону, толкая всех на своем пути. Сжала кулаки до крови, чтобы не вернуться и не оторвать голову. Зверь так и просил крови.

- Так это ты! – прозвучал мерзкий тонкий стервозный голосок. Я остановилась, как вкопанная. – Да, Дэниэль сказал, что я даже лучше тебя целуюсь. – Еще одно слово и ей конец. Не могу больше терпеть! – Что? Не можешь удержать своего предназначенного?!

Что?! Он ей сказал, кто он?! Во дворе прокатилась волна удивления. Внутри произошел ядерный взрыв. Кинулась к ней. Но путь попытались отрезать. Глупцы! Замахнулись на Жрицу! Одним ударом оттолкнула Елисея, Романа, Дэниэля. О, встал на защиту! Как мило! Разбросав всех, схватила сучку за шею и впечатала в стену дома. На стене образовалась глубокая трещина. Одним рывком бросила в беседку. Секунда – и я опять сжимаю ее шею. Мне даже не нужно было обращаться, чтоб выпустить ягуара. Я и так дала ему полную свободу. Тут мое тело охватил огонь. Но стоило разозлиться сильнее, как он сам потух.

- О, твой дар! Как мило! Что ты еще умеешь? – от удивления думала, что ее глаза сейчас вывалятся. Насладившись реакцией, продолжила:

- Говорят, что кровь вампира такая сладкая! – гневно прошипела, сжимая все больше глотку и сверля красными глазами. – Не на ту напала, крошка! Забыла, кто я?! – зловеще улыбнулась, демонстрируя клыки. – Сейчас, я выпью всю твою кровь! Потом буду рвать твое жалкое тело на части, пока от тебя и мокрого места не останется! – по щеке стервы потекла слеза. – О, не плачь! – и нагнулась над шеей. – Это скоро закончится! Не хочешь попрощаться с любимым?! – рывком повернула ее к Дэниэлю.

- Дэниэль?! – жалобно пискнула она.

- Аника! Не надо! Не делай этого! Не делай того, о чем потом пожалеешь! – яростно кричал Дэниэль, отравляя все вокруг своим предательским холодом. Я зловеще рассмеялась.

- О чем пожалеешь?! Всего лишь избавлю мир от одной дряни! Ты меня не остановишь! Никто! – и вонзила клыки в шею. Весь двор заполнился пронзительным криком курицы. Дэниэль рванулся ко мне, но остановился.

Я втягивала сладкую кровь, чувствуя, как слабеет жертва. Во время трапезы пристально следила за мимикой монстра. Желваки ходили ходуном, ярость, злость, ненависть, презрительная ухмылка – все на лице предателя. Переживает за свою милую! Но сейчас она сдохнет! Напившись крови, оторвалась от шеи. Уставилась в закатывавшиеся глаза и рассмеялась. Ягуар требовал еще. Я выпустила когти и стала рисовать узоры на щеках.

- Аника! – кричал Дэниэль. – Стой! Прошу тебя!

От его слов становилось еще больнее. Он боялся за нее. Чертов предатель! Да как я могла влюбиться в него?! Закончив с рисованием, последний раз посмотрела в эти мерзкие глазенки и прошептала:

- Прощай, Елена! – занесла руку, чтоб оторвать голову, но тут дикая давящая боль пронзила все тело и голову.

Я отбросила жертву, упала на землю и закричала. Будто тысячи иголок разом пронзили все тело. Обхватила руками голову, стараясь унять боль. В глазах стало темнеть. Сознание медленно покидало меня. Я провалилась во тьму.

Веки будто налились свинцом. С трудом открыла глаза и увидела, что нахожусь у озера. Боли нет, на душе спокойно. Магнус! Только он мог так переместить меня! И точно! Повернула голову направо и передо мной стоял Князь с угрюмой миной на лице.

- Что я здесь делаю? – вопросительно уставилась на него.

- Я не мог допустить убийства, – строго произнес и сел рядом.

- Да? Вот как? – злость зашевелилась и напомнила о себе. – Тоже жалко ее? Или нет, постойте, у нее же дар. Из- за дара? – дерзила, укоризненно сверля глазами.

- Аника, ты не должна была совершить эту ошибку. Ты Жрица, а не убийца!

- Я бы ее и не захотела убить, если бы она соизволила заткнуться! Зачем было всем говорить о метке?! Зачем он ей рассказал?!

- А с чего ты взяла, что он ей рассказал? – спокойный тон Князя еще больше выводил из себя.

- А откуда она узнала? – ответила вопросом на вопрос.

- Аника, понимаешь, если раньше кто- либо был влюблен в вампира, который потом стал предназначенным, то все чувства пропадают. Очевидно, что Елена что- то к нему чувствовала, но потом эти чувства испарились. – Я теперь еще больше запуталась. Получается, один пунктик из обвинений для монстра можно вычеркивать.

- Но они... - начала, но меня быстро перебили.

- Аника, никогда не ставь чувства выше твоей миссии. Никогда! Ты Жрица! Не забывай об этом! – он отвернулся и нахмурил брови. – Все это тебя отвлекает от важного. Ты не обращаешь внимание на мои подсказки.

Теперь меня Князь упрекает, что я плохая. Чудно! Хотя, это правда. Дэниэль, Дэниэль... Об остальном забыла. Так нельзя. Я только сейчас осознала, что поступила неправильно. Нужно было просто подойти к ней и поздороваться. Надо было показать, что он мой.

- Я поняла, что поступила неправильно. Простите! – опустив голову, тихо прошептала и зарылась руками в волосах.

- Дорогая моя, я тебя не виню. Просто помогаю, – искренняя улыбка придала сил. Он прижал меня к себе. – В каждом, совершенном тобою поступке, есть мудрость. Просто в этот раз ты выпустила зверя. – Последние слова отчеканил грубым тоном. Я удивленно уставилась на него.

- Выпустила? Да, я обращалась в ягуара.

- Нет, ты его пропустила через себя. Когда зверь просится на волю, нужно обращаться. А ты дала ему волю в таком обличии. Это опасно. Именно поэтому ты не сгорела и не получила даже ожогов. Потому что зверь вырвался.

Я поняла, о чем он говорил. Ведь, когда она мне крикнула, что не могу удержать предназначенного, я ведь не обратилась, а ярость была бешенной. Я пустила зверя в человеческий облик.

- Но для меня это же не опасно! Он мой зверь. Мы одно целое! – запротестовала, пытаясь встать. Но странная слабость подкосила ноги, и я шлепнулась обратно.

- Это опасно для окружающих. Пыльца эдельвейса есть только на когтях ягуара, а когда ты его пропустила, то она появилась и у тебя. – Я с ужасом в глазах посмотрела на спокойного Князя. Я ж поцарапала ее.

Видимо, Магнус прочел мои мысли. Он лучезарно улыбнулся, обнажая клыки, и добавил:

- По сравнению с тем, что ты хотела ее убить, царапины большого вреда не принесли. Она уже здорова. – как ни хотела, а радости на лице изобразить не получилось.

Тишина и спокойствие улетучились. За спиной послышался треск. Защитники прибежали и искали меня. Но странно, они проходили мимо и продолжали звать, вынюхивать.

- Что это с ними? – непонимающе наблюдала за Елисеем, смотрящим сквозь меня.

- Они тебя не видят.

- Что?! Как?!

- Я позаботился о том, чтобы нам дали спокойно поговорить.

Я встала и увидела Дэниэля. Сердце невольно сжалось, а тело предательски требовало его объятий. Он не смотрел по сторонам, он смотрел прямо на меня и улыбался. Я не поняла, в чем дело. Вроде, они же не должны видеть.

- Он видит меня? – после моего вопроса Дэниэль направился ко мне, я отшатнулась.

- Он твой предназначенный. И видит, и чувствует, – хмыкнул Князь и растворился в ночном воздухе.

Защитники уже ушли. Мысленный канал так и не открыла. Остался только Дэниэль. Он подошел вплотную, сверля холодными глазами. Я не удержалась и расплакалась. Одна, большая часть меня, хотела броситься на шею, другая – яростно сопротивлялась. Монстр мгновенно подошел и стер слезинки. Холодные ладони так бережно взяли лицо, что от удовольствия закрыла глаза.

- Аника... - прошептал он. – Не плачь. Тебе не идет! – и прижал к себе.

Когда мне говорят не плачь, я наоборот еще больше рыдаю. Какой- то обратный эффект! В любимых объятиях стало уютно, спокойно. Не хочу его никуда отпускать. Мои слезы – это чрезмерная безрассудная любовь, которая выливалась через край. Она не помещалась. Самое главное, я готова опять простить. Наверное, не найдется ничего такого, за что я бы его возненавидела. Наоборот, люблю еще больше. И он это знает.

- Дэниэль, я не хотела... Я просто не сдержалась... Мой ягуар был в ярости... - тихое оправдание заглушали всхлипы и слезы. – Я пропустила его... - продолжала давиться соплями.

- Я знаю, драгоценная моя. Это была не ты. – Он гладил меня и успокаивал, как маленького ребенка. – Твои глаза удивили всех. Никто не держит на тебя зла. – Нежный спокойный голос слышать было не обычно. Лучше, когда он дерзит. Я это люблю.

Вдруг мое тело стало слабеть. Ноги подкосились, и точно бы шлепнулась, если бы не сильные руки монстра. На секунду живот пронзила острая боль. Я скривилась. Но сразу неприятное ощущение исчезло. Дэниэль подхватил на руки и сел вместе со мной на песок.

- Что случилось? – обеспокоенные голубые глаза заставили выдавить улыбку.

- Уже все нормально. Видимо, последствия перемещения.

- Как ты здесь оказалась?

- Магнус, – буркнула, улыбаясь. – Переживал, что натворю беды.

Лицо монстра стало отстраненным, испуганным, удивленным. Он даже прижал меня сильнее и не заметил этого. И вот еще чуть- чуть, и моя талия станет стройнее сантиметра на три, если не больше. Но вырываться сил не было.

- Князь Магнус?! – переспросил он, будто я сказала, что меня пришелец похитил.

- Да. Мы с ним часто общаемся, – зря сказала. Думала, что сейчас холодные глаза начну вставлять обратно сама.

- Отец, он ... - не успела задать волнующий вопрос, как сразу получила ответ.

- Он знает. И зла на тебя не держит. Он переживает. – Дэниэль ехидно хмыкнул и добавил, - А вот с меня чуть шкуру не спустил. Только метка и спасла. – И впился сладким поцелуем.

Я обхватила руками за шею и притянула ближе. Страсть, сводящая с ума, опьянила. Я была счастлива. Отстранившись, хрипло прошептала:

- Я люблю тебя! – полные нежности ледяные глаза растворили в себе полностью, без остатка.

- Ты – моя! – промурлыкал монстр и уткнулся носом в волосы.

Яркие звезды рассыпались по ночному небу. Свет от луны завораживал гладкую поверхность озера. Слившиеся во едино ароматы шиповника, колокольчика и цитруса дарили спокойствие и умиротворение. Тишину нарушало только уханье филина. Так бы и сидела здесь в объятиях любимого вампира целую вечность.

- Пойдем, тебе нужно отдохнуть, – прошептал на ухо и поднял на руки.

Спустя минуту, уже оказались в комнате. Он положил меня на кровать и чмокнул в носик. Непонятная слабость в теле не особо нравилась. Будто я не спала месяц. Дэниэль снял пиджак, потом рубашку. Я в ступоре уставилась на него. Что он делает?! Надвинулся сверху, поцеловал в шею.

- Пей, – тихий шепот защекотал нежную кожу шеи, нагоняя дикое желание.

Я обняла его и, выпустив клыки, впилась в шею. Сладкая, приторная кровь потекла по горлу, принося с собой силу. Из горла Дэниэля вырвался хриплый стон. Он сжал меня в объятиях еще сильнее. Оторвавшись от шеи, принялась целовать каждый сантиметр на любимом лице. Волна желания просто захлестнула меня. Сейчас я дико хотела своего монстра. Вампир стал опускаться поцелуями все ниже и ниже. Тело выгибалось под каждым холодным нежным прикосновением губ. Вдруг резко отстранился. Я возмущенно притянула к себе.

- Аника, - прорычал он, - тебе нужно отдохнуть. – и ехидно улыбнулся, сверкая глазами.

Вот так вот, взял и отшил. Как не красиво! Видно же, что он с трудом отступил. Зачем отдыхать?! Я уже полна сил и решимости.

- Я не устала, – промурлыкала и страстно поцеловала.

Дэниэль, как голодный зверь, впился поцелуем и начал избавляться от мешавшего платья. Я уже обрадовалась, но рановато. Отскочил и стал надевать рубашку. Сказать, что обалдела – ничего не сказать. Уставилась обиженными глазами.

- Ах, так! Ну ладно! – сложила руки на груди.

Монстр хмыкнул и, взяв пиджак, направился в сторону выхода.

- Ты куда собрался? – не поняла я. – Не уходи. Останься со мной! – состроив глазки, как у кота из Шрека, жалобно протянула.

Глазки подействовали! Мой монстр улыбнулся и вернулся обратно. Кинул пиджак на диван и лег рядом, заключив в объятия.

- Спи! – прошептал и поцеловал в макушку. – Я буду рядом.

Я удобно устроилась в надежных, любимых руках, свернувшись клубочком. Закинула ногу на бедра, уперлась носиком в прохладную грудь, втягивая тонкие нотки цитруса, и заснула.



ГЛАВА 20

Проснулась в той же позе, что и заснула. Дэниэль не ушел. Он нежно поглаживал по голове, целуя в макушку. Даже руку не убрал, которая послужила вместо подушки.

- Просыпайся! – прошептал и нежно коснулся носика.

- Встаю! Еще чуть- чуть! – сонно пробормотала, сильнее прижимая его к себе.

- Уже двенадцать часов. Больше не могу сдерживать толпу, желающих убедиться, все ли с тобой в порядке! – устало выдохнул.

Сон, как рукою сняло. Это ж сколько я спала. Я вскочила и уставилась на вампира.

- Сколько?! Двенадцать?! Почему ты меня не разбудил?! – шквал возмущений высыпался на одном дыхании. Дэниэль только широко улыбнулся.

- Да шучу я. Только восемь утра, – смеялся он. Вот засранец! – Ты бы видела себя! – продолжал лепетать сквозь смех. – А вот про толпу желающих я не шутил!

Я нагнулась и нежно поцеловала в сладкие губы. Ответ получила незамедлительный. Меня перевернули, придавили телом и стали изводить страстными, сводящими с ума, поцелуями. Блаженство продлилось не долго. Монстр убавил пыл и, ехидно улыбнувшись, вскочил с кровати и стал одеваться.

- Меня ждут, – спокойно заявил он, застегивая рубашку. – И тебя тоже.

- Меня?

- Да. Севастьян собирает всех в зале, - надел пиджак и поманил пальцем к себе.

Ага! Бегу и падаю! Пусть сам подходит! Упрямо посмотрела на него и хмыкнула. Дэниэль укоризненно помотал головой и стал доставать ремень из брюк. Глаза от ужаса полезли на лоб.

- Ты это не сделаешь! – тихо прошептала, вскочив с кровати и отступая в ванную.

- Сделаю, милая! – едко улыбнулся и вопросительно уставился на меня.

- Ладно, – пробормотала под нос и направилась в его сторону.

Подошла, потянулась за поцелуем, и, когда сладкие губы были в нескольких сантиметрах, быстро юркнула в ванную, хлопая дверью.

- Вот засранка! Ты же знаешь, что двери меня не остановят, – заносчиво протянул Дэниэль.

Я то знаю, но могу же за себя постоять! Вот и сижу в засаде. Жду, когда придет расплата. В комнате была полная тишина. Видимо, ждал, что угроза сработает. Ха! Через несколько секунд стукнула дверь. Он ушел.

Со спокойной душой и безумной улыбкой на лице простояла под теплыми струями душа полчаса. Оделась, привела себя в порядок. Мысленно связалась с Афелией и попросила, чтобы нашла Елену и привела ко мне.

Через пять минут дверь отворилась и вошла Елена. Стервозность, как рукою сняло. Узоры на щеках портили прекрасный вид вампирши. И как можно смотреть на меня таким спокойным взглядом?!

- Проходи, – жестом пригласила на диван. – Нам нужно поговорить, – и присела, напротив.

- Елена, я хотела... попросить прощения у тебя, – глаза девушки потупились. Я взяла бокал, прокусила запястье и накапала туда своей крови.

- Пей, – протянула бокал и улыбнулась.

Елена осушила содержимое и скривилась.

- Что? – спросила, удивившись.

- Отвратительная кровь, – хмыкнула она. Тем временем моя кровь устранила все царапины. Теперь она, как новая.

- Ах, да, – улыбаясь, протянула я. – Кровь вампира для тебя противна. А вот мне твоя понравилась, – и поздно спохватилась, что ляпнула. Голубые глаза сразу потупились. – Прости, – дотронулась рукой до нее.

- Нет, Аника, это ты меня прости, – ехидно выдавила она. – Твоя реакция была оправданной. Просто, когда я поняла, что Дэниэль чей- то предназначенный, меня, мягко говоря, перекосило от злости. Знаешь эти ЗРЗ, как зараза.

- Кто? – я недоуменно вылупила глаза.

- Злость, ревность, зависть, – весело улыбнулась и добавила. – Я тебе завидую. – взгляд стал отстраненным. – Знаешь, ты его изменила.

- Я?

- Да. Я его знаю много лет, и поверь, знаю, о чем говорю. Я его всегда любила, а он просто позволял иногда быть с собой, – она горько улыбнулась и вздохнула. – Он вообще никого к себе не подпускал. А ты... ты его. Весь вечер он следил за тобой. А когда ты набросилась на меня, я поняла, что это ты. – Она провела ладонями по щекам и улыбнулась. – Он изменился. Его взгляд изменился. Теперь он твой, Аника. Тебе не стоит переживать. – она поднялась и направилась к двери. – Спасибо, – выдохнула и вышла из комнаты.

Да, не на такой разговор я рассчитывала. Как минимум на то, что мне попытаются оторвать голову. И куда делась вчерашняя стерва- Елена?! Милая, чувственная, понимающая вампирша! Разве возможно так быстро измениться? Хотя, да. Ревность и любовь готовы изменить всех. На себе почувствовала.

- Аника, спускайся, – голос Афелии вернул из мыслей.

Я, не задавая лишних вопросов, спустилась вниз. В зале уже сидели все. Ждали только меня. Обвела взглядом стол. Ласково улыбающийся отец, ухмыляющийся Дэниэль, радостные защитники и серьезные главы кланов. Еще заметила Елену и Михаила, склонившего голову.

- Доброе утро! – поприветствовала всех и заняла свой стул.

- Сегодня мы собрались, чтобы обсудить укрепляющиеся силы Феликса. Мне это не нравится. – недовольно буркнул папа и продолжил. – За два дня погибли пятнадцать человек, только на территории одного патруля. Сейчас нужно уделить этому повышенное внимание. Феликс что- то замышляет.

- Он замышляет войну! – гневно процедила сквозь зубы, сжимая ладони в кулаки. – Он собирается убить меня! Потом и Вилли! – соколенок вытаращился на меня.

- Нужно укреплять силы, – добавил Эдуард. – Патрули дежурят круглосуточно, но им все равно не удается спасти людей.

- Вампиры Феликса обращают людей. Он собирает большую армию. – Ехидно хмыкнул монстр. – Драгоценная моя, ты привлекаешь слишком много внимания к своей персоне. Ради тебя целую армию создают, – ухмылка сменилась переживающим холодным взглядом и сжатыми губами.

Все в удивлении посмотрели сначала на Дэниэля, потом на меня. Афелия радостно подмигнула, Роман игриво улыбнулся, Елисей сдержанно кивнул. Ну дает, вампир. Теперь скоро начнет заявлять свои права на меня! Монстрик мой!

- Нужно укреплять патрули, – серьезно сказал Пит.

- Сегодня же я попрошу, чтобы главы кланов собрали самых лучших десять бойцов. Нам нужна сила, – властно отрезал отец.

- Севастьян, но мы не можем отобрать самых лучших, – запротестовал Майкл. – Феликс ведет скрытую войну на территории всех кланов. Мои вампиры не успевают следить за своей территорией. Я уж молчу про патрулирование нейтральных.

- Он явно отвлекает наше внимание, – задумчиво протянул Карл, целитель.

- Мы сами пойдем в патруль. Восемь наших глав и восемь глав Ордена Сокола, – предложил Омар. Дэниэль согласно кивнул.

- Стоп! Стоп! – я подняла руки, чтобы на меня обратили внимание. – Феликсу нужна я. Поэтому в патрули пойду я, Вилли и защитники. Если вы не забыли, у вас есть уже два Жреца, которые обязаны защищать свои Ордены. Скоро будет три! – твердо произнесла и посмотрела на удивленные лица вампиров. Я что- то не так сказала?! Ну дают?!

- Ты уверена, что третий Жрец придет? – встревоженно спросил брат с недоверчивым взглядом.

- Да! Он обещал!

- Аника, это опасно! – начал отец. Но внутри уже все кипело от злости. Я должна сама убить этого проклятого Феликса. Из- за него погибла мама, погибла гарпия. Из- за него чуть не потеряла Макса!

- Опасно?! Я не собираюсь сидеть здесь и ждать новостей от вас, когда под носом начинается явная война, – глаза сильно защипало.

- Аника, ты не слышишь, что тебе говорит Севастьян?! – зло шикнул монстр и уставился убийственным взглядом.

- Замолчи! – прошипела, не сдерживаясь. Считают меня сопливой девчонкой! Он гордо откинулся в стуле и одарил презрительной усмешкой. Скажем так, мои защитники выпали в осадок. Это ж надо, я заткнула Главу Ордена Сокола! И он послушался! Елисей одобрительно кивнул, а Вилли радостно подмигнул.

- Так его, цыпа! – услышала в голове реплику соколенка.

- Мы пойдем в патруль, – твердо протянула. – Я ж не говорю, что пойду в наступление, – глаза отца расширились от ужаса.

- Аника, возможно Феликс этого и ждет, – задумчиво протянул Алекс, а он кстати способен видеть будущее.

- Алекс, ты же можешь увидеть?! – заявила, перебивая главу.

- Нет, у Феликса мощный щит, блокирующий сознание всех вампиров. Я продолжу, – он строго взглянул на меня. Я кивнула. – Он знает, что ты не сможешь сидеть, сложа руки. Возможно это ловушка. – Все задумались. Он прав. Хотя, меня это не пугает.

- Также он может попробовать вытянуть тебя отсюда, – добавил Роберт, наш щит.

- Каким образом?! – поинтересовалась, не скрывая насмешки.

- Он надавит на слабое место! – как умалишенной медленно объяснил Пит.

- Поэтому я думаю, что Дэниэлю не стоит идти с нами в патруль, – подвел итог Алекс.

Дэниэль. А ведь и правда, он мое слабое место. Если с ним что- то случится, да я не посмотрю ни на какие запреты, а брошусь спасать!

Дэниэль понимающе кивнул и впился в меня пристальным взглядом.

- Поэтому, Аника, и ты, и Вилли, и защитники останетесь здесь. В безопасности! – строго и властно бросил отец. Все даже немного вздрогнули от такого тона, но не я. На меня это не действует.

- Ты слышишь, что говоришь?! – возмущенно зашипела я. – В безопасности?! Я?! Да я должна прежде всего обезопасить свой Орден?! – шипение перешло в рык.

- Аника, успокойся! Послушай меня! – отец сбавил обороты и заговорил мягче. – Мы завтра отправимся в патруль. Тянуть больше нельзя. Девять сильных вампиров с уникальными дарами. Мы справимся, – убеждал скорее себя, чем меня. - Постараемся истребить хоть маленькую часть. А ты с защитниками останешься в доме и будешь встречать вампиров других кланов. Будешь направлять их на подмогу.

- Мы будем усиленно тренироваться! – произнес Эдуард и улыбнулся.

- Значит, будем сидеть, как кролики в норе и тренироваться! Что ж, не плохо! – недовольно буркнула я, чувствуя, как по ладоням потекла кровь. Все- таки проткнула ногтями!

- Аника, хочешь оспорить мое решение? – высокомерно заметил отец, поднимая брови.

- Нет! Что ты! – стала оправдываться. – Только вот жаль, что я опять без блокнотика! А то некуда записать план моих действий! Может мне еще фильмов купить с попкорном, чтоб в норе скучно не было. А? Как считаете, ребята? – обратилась к обалдевшим защитникам. Ответа не последовало.

- Ты не исправима! – устало выдохнул отец и, закрыв глаза, схватился руками за голову. – И в кого ты такая?! – я аж хохотнула.

- Да, действительно! – продолжил Омар. – И в кого же? Я, по- моему, знаю, – самодовольно улыбнулся и уставился на Севастьяна.

По залу прокатился смех. Только вот мне было не смешно! Еще и Дэниэль укоризненно смотрит. Сто процентов получу и за поцелуй, точнее за не поцелуй, и за то, что заткнула его при всех. Ох, теперь точно буду знакомиться с ремнем!

- Есть те, кто против моего решения? – отец поднял голову и вопросительно обвел всех присутствующих. Я, не думая ни секунды, подняла две руки. Дэниэль весело хмыкнул. Отец постарался придушить взглядом, но не получилось. – Еще? – он продолжил осматривать вампиров. Но никто не поднял руки. Все согласны. Чудно!

- Аника, ты в меньшинстве, – самодовольно вставил свое слово Михаил, но тут же успокоился после того, как я одарила его убийственным взглядом.

- Теперь продолжим, – произнес отец, потягивая кровь из бокала. – Нам нужно подкрепление. Нужно равномерно распределить силы. Предложения?

- Думаю, мы можем по пять вампиров с дарами Князя призвать и десять лучших бойцов. Итого выйдет двести сорок вампиров. Будем усиленно патрулировать, – предложил Майкл.

- Нам нужно быть очень внимательными. Я не думаю, что у Феликса найдется много вампиров с дарами. Но недооценивать его нельзя! – серьезно заметил Карл.

- Так, теперь нам нужно обговорить план патрулирования, – сказал отец и встал. – Дэниэль, предупреди глав кланов, что их помощь нам скоро понадобится. – и вышел из зала. Все главы, включая Дэниэля отправились за ним.

Еще целую минуту сидела в ступоре. Ни здравствуйте, ни прощайте! Встал и ушел! Ну отец! Как говорится, манеры на высоте! Сразу решила задать волнующий вопрос.

- Почему вы меня не поддержали? – обратилась к защитникам, вставая со стула.

- Аника, Главы кланов говорили разумные вещи! У них столетия опыта! – аккуратно протянул Елисей.

- Да! Столетия без Жрецов! – повернулась и вышла из зала, не желая слушать пустую болтовню.

После такой беседы злость неприятным комком засела где- то в горле, мешая нормально дышать. Нужно выпустить гнев, иначе сорвусь на ком- либо.

- Афелия, собери всех, будем тренироваться, – отдала мысленно приказ и вышла на улицу.

Прекрасный солнечный денек разбрасывался яркими, жаркими лучами солнца. Даже невооруженным глазом вампира можно было заметить пар, исходящий от земли. На небе ни одного облачка. Шикарная летняя погода! Сейчас бы мы с Максом плавали в озере или плескались в море. Улыбнулась своей мысли и заметила приближающихся защитников. Почему так долго нет Макса?!

- Ну что ж! Потренируемся? – высокомерно пропел Михаил и потер ладони в предвкушении.

- А ты то драться умеешь? – хмыкнул Елисей и изогнул бровь. И тут в Елисея полетел огромный булыжник. Благо он вовремя отразил его ударом молнии.

- Я смотрю у тебя много энергии! – отошла на приличное расстояние и похрустела пальцами. – Нападай! – обратилась к Михаилу и оскалилась.

Он только успел закрыть глаза для очередного фокуса, а я уже успела сбить с ног. Наклонилась и внимательно посмотрела в золотые глаза, презрительно хмыкнув.

- Слишком долго! – перевела взгляд на защитников. – Нужно натренировать Михаила и Елену. Посмотрим, на что они способны, – предложила и услышала приближение вампиров.

Дэниэль и Главы кланов лениво шагали в нашу сторону. Что- то в пристальном холодном взгляде мне не понравилось.

- Жрица, позвольте принять участие в тренировке, – протянул Омар, улыбаясь. – Окажите нам честь.

- Да без проблем! – едко бросила и отошла в сторону.

- Мы хотим посмотреть, справятся ли два Жреца с нами без защитников, – насмешливо бросил Виктор.

Я посмотрела на Вилли, тот кивнул, давая согласие. Соколенок встал рядом со мной. Защитники уселись по удобнее и стали с не скрытым любопытством глазеть на нас.

- Сейчас будет настоящий бой! – восторженно протянул Роман.

- Ага, жаль попкорна нет! – весело улыбаясь, добавил Сергей.

Тем временем нас окружили пять Глав кланов. И как мы их победим, не знаю. Виктор владел телекинезом, Майкл – эмпат и создает иллюзии, Роберт – щит, Самуил – око боли, Омар – стихия огня. Ну скажем так, телекинез и огонь не очень страшно. А вот око боли и иллюзии!

- Готов? – мысленно спросил соколенка.

- Всегда готов, цыпа! – на лице появилась самоуверенность. – Давай покажем им, кто тут главный! – закрыл глаза, и в небо взлетел сокол.

Какой быстрый! Тут вокруг меня закружился ворох пыли. Ничего не было видно. Быстро выпустила ягуара, а вместе с ним и ярость. Пригнулась и выпрыгнула из водоворота грязи. Подняла голову и увидела, что пыль поглощала сокола. Бросилась на ухмыляющегося Омара. В прыжке мое тело покрыл огонь. Замахнулась лапой, но вампир вовремя увернулся и скрылся в пыли. Мощный удар в спину повалил на землю. Отлетела на пять метров и врезалась в воздух! Воздух! Как будто здесь должна быть стена, но ее нет.

- Вилли, что за черт? – непонимающе спросила у сокола.

- Щит. Роберт создал щит, за границы которого я даже вылететь не могу.

Загнали нас в угол! Как мило с их стороны! Встав на лапы, пригнулась и зарычала на приближавшегося Роберта. Толчок и прыгнула, пытаясь сбить с ног. Но ничего не вышло. Почти приземлившись, мое тело сдавила режущая боль. Будто тысячи кинжалов старательно резали изнутри. Лапы стали дрожать, голова разрывалась, перед глазами все поплыло. Пропустила удар Виктора и впечаталась в невидимую стену. Боль не отпускала. Заставила себя подняться и вовремя увернулась от мощного кулака Роберта. Собрала все силы и побежала на Виктора, но в последний момент изменила направление и в мощном прыжке сбила с ног Роберта. Тут же мое тело воспламенилось. Неприятное жгучее ощущение в миксе с режущей болью. Класс! Расслабиться мне не дали. Я даже атаковать не могла. То камни летели в меня, то пыль. Злость наконец- то дала о себе знать. Нужно победить их. Заметила, как Майкл отшвырнул пикирующего сокола. Тот аж со свистом влетел в невидимую стену и сполз вниз. Один прыжок и отразила мощный удар Майкла, предназначенный Вилли. Пригнулась и стала ходить кругами около Омара. Утробно зарычала и, оттолкнувшись, прыгнула на противника, сбив с ног и придавив телом. Лапой наступила на ребра, и послышался хруст костей. Жжение на лапе усилилось, пламя пожирало ее заживо. При нормальном раскладе, там уже должен остаться уголек. Склонилась над лицом вампира и властно зарычала, давая понять, что он вылетел. Жжение прекратилось и Омар покинул пределы сражения. Не успела оглянуться, как дикая боль пронзила бок. Из него торчал меч. Кровь стремительно заструилась, стекая по мягкой шерсти ягуара. Больше вынести боли не могла. Обратилась и с криком вытащила меч и отбросила в сторону. Глаза защипало, они покраснели. Не обращаясь, бросилась к Майклу и со всей силы ударила в голову. Тот отлетел и врезался в преграду. Миг – и я уже сжимаю глотку, не сдерживая злости и ярости. Клыки удлинились, наклонилась, чтобы вонзить их в шею, но тут в моих руках очутился Дэниэль. Как он тут оказался?! Я быстро ослабила хватку.

- Дэниэль? – недоверчиво спросила, отходя на шаг.

Тут иллюзия изменилась, и передо мной опять стоял Майкл. Мощный удар в рану, и я «поцеловалась» со стеной. Как больно! Я больше не могу. Повернула голову и заметила обеспокоенный взгляд монстра. Он стоял за пределами щита, положив на него ладони. Будто хотел сдвинуть. Непомерная усталость пронзила все тело. Из последних сил выдавила улыбку и успела увернуться от летящего камня.

Все! Они меня достали! Я закрыла глаза, пропуская через боль ярость, гнев, злость, которые сразу проглотили страдания. Но остановить кровь на глубокой ране они не смогли. Приятный холод разлился по телу. Ледяная ярость! Вот, что мне поможет! Тем временем Вилли бился из последних сил. Видела, как летят перья из израненного тельца.

Они посмели и его ранить?! С этой мыслью обратилась в ягуара и, пригнувшись, утробно, властно, требовательно зарычала. Все Главы в миг упали на землю, хватаясь за головы. Вилли спокойно опустился и обратился. На теле живого места нет! Они ответят! Если что, дам своей крови!

Прыгнула на Виктора и лапой разорвала предплечье. Ужасающий крик вырвался из груди вампира. Я надавила всем телом, ломая ребра и грудь. Услышав приятный хруст ломающихся костей, оставила его в покое, напоследок ударив в бок когтями. Ягуар требовал отмщения и крови. Сил и желания его останавливать не было. Нужно избавиться от ока боли. Через секунду яростно сдавливала лапой горло Самуила, чувствуя, как режущая боль отступает. Замахнулась и рывком впечатала в преграду. Разбежалась, прыгнула на стену, перевернувшись в полете, сбила с ног Майкла. Вдруг передо мной появилось три Майкла! Опять иллюзия! Но ярость уловила истинного Майкла, и прыгнула на него, оставляя сумасшедшие царапины на груди вампира.

За спиной послышалось движение и крики. Все защитники приблизились к стене и стали долбить ее кулаками. Дэниэль что- то кричал мне, сверкая ледяными глазами. Вилли смотрел с ужасом, отходя от меня на шаг назад. Но мне было все равно! Сейчас главное закончить начатое. Остался Роберт! Я обратилась, чувствуя, как ягуар полностью завладел мной. Чувство непомерной силы, ярости затопило сознание. Я презрительно улыбнулась и ленивой походкой направилась к жертве. В черных глазах читался страх. О, это как ликер моей душе! Он постепенно отступал назад. Вдруг жуткая боль пронзила ногу. Из груди вырвался рык. Не смотря, вытащила кинжал и швырнула в сторону. Обернулась и увидела, кто играет не по правилам. Майкл!

- Майкл! Ты играешь не по правилам! – рыкнула и одарила насмешливым взглядом.

- Аника! Остановись! Все! – кричал Дэниэль, долбя щит. – Тренировка окончена!

Его вид сейчас умилял меня. Такой встревоженный, заботливый. Прям не монстр, а плюшевый мишка.

- Роберт, да убери ты этот щит! – гневно шипел Дэниэль.

И тут щит пропал. Я быстро развернулась и бросилась на Роберта. Мой кулак в сантиметре пролетел над лицом вампира, как меня бесцеремонно подняли за футболку в воздух. Сокол!

- Вилли! Отпусти меня! – рычала, пытаясь вырваться.

Громадные когти впились в плечи, оставляя неимоверную боль. Он меня не отпустит! Замахнулась и ударила в грудь. Сокол тут же разжал лапы, и я полетела вниз. Черт! Разобьюсь или нет?! Сообразила в воздухе обратиться в ягуара. Падение оказалось не из приятных. Приземлившись на лапы, кубарем упала, чувствуя треск костей. Видимо, что- то сломала. Обратилась и закричала от боли.

Дэниэль в миг оказался рядом и схватил в объятия. Холод любимых рук заставил ярость уйти вместе с ягуаром. Боль вернулась. Бок, плечи и ноги. Хотелось выть волком.

- Аника! Драгоценная моя! – шептал монстр, гладя по спине.

- Зачем ты ее бросил? – гневно шикнул Елисей, побелевший от ужаса.

- Она меня ударила! – стал оправдываться Вилли. – Я не хотел!

Я, превозмогая боль, одним ударом отбросила Дэниэля от себя. Нечего меня жалеть! Это тренировка! Со мной все нормально! Тут же встала, но шлепнулась обратно от боли в боку. Кровь так и не останавливалась.

- Ты что творишь? – Дэниэль, отряхнувшись от падения, оказался рядом.

- Аника! Аника! Это мы! – хлопая себя по груди ладонью, кричал Елисей.

- Я знаю, что это вы! – рыкнула и едко бросила. – Зрение еще со мной!

- А мозги?! – заносчиво спросил Михаил.

Ну все! Достал! Убью к чертовой матери и скажу, что так и было! Боль, как рукою сняло. Раз – и я сдавливаю горло мерзавца, сверля глазами.

- Не стоило этого говорить! – и сделала вид, что собираюсь вонзить клыки в шею.

В ответ последовала ожидаемая реакция. В меня полетел камень, но я вовремя отошла в сторону, и он влетел прямо в Михаила. Чудно! Сам себя и наказал! Молодец! Повернулась и уставилась на обезумевших вампиров.

- Что?! – гневно выдавила и упала от удара молнии.

- Ты что творишь, Елисей?! – шикнула, но подняться не дали. Дэниэль плотно сжал в объятиях.

Нахлынувшая волна спокойствия возвратила в реальность и прогнала злость. Я теснее прижалась к холодной груди и стала жадно вдыхать цитрусовые нотки.

- Все хорошо! Успокойся! – шептал на ухо мой вампир и гладил по голове.

Очередная волна боли в боку заставила вскрикнуть. Дэниэль поднял футболку и уставился на кровоточащую рану.

- Почему она не заживает? – хрипло протянула и закрыла глаза.

- Пей! – монстр протянул запястье к губам.

Я выпустила клыки и вонзилась в плоть. Сладкая кровь заструилась по телу, придавая новые силы и забирая невыносимую боль. Открыв глаза, заметила, как рана стала затягиваться.

- Спасибо! – тихо прошептала, оторвавшись от запястья любимого.

Встала и уставилась на онемевших защитников, потом перевела взгляд на Глав кланов.

- Вы что тут устроили? – возмущенный крик вырвался из груди.

- Аника, - Виктор подошел и поклонился, - ты первый вампир, который устоял в схватке с нами. Даже Вилли не выдержал.

- Да вы видели его? Его тело было залито кровью! – бешено шипела, находясь уже в объятиях монстра. Переживает, что снова наброшусь на них! Вырываться не стала.

- Ты нас хорошенько подмяла, – добавил Омар и добро улыбнулся, кланяясь.

- Вы сами захотели тренироваться с нами! – злой голос Вилли разразился, как гром.

Он был уже в полном порядке. Ни одной царапины. Брови домиком, глаза зло блестят, кулаки сжаты. Уверенна, что только объятия Афелии сдерживают сокола от удара в челюсть. Его гнев, как яд, распрыскивался вокруг на метров десять. Не заметить его было очень трудно.

- Спасибо за оказанную нам честь! – все Главы поклонились и пошли в дом.

- Тебе нужно отдохнуть! – Дэниэль даже не дал возразить. Поднял на руки и понес в дом. Защитники весело помахали вслед. Видела, как Роман что- то прошептал Елисею, за что получил разряд молнией.

Через минуту оказались в комнате. Дэниэль бережно положил меня на кровать, будто хрустальный кубок. Убрал прядь волос за ухо и нежно поцеловал. Нежный сладкий поцелуй заставил забыть обо всем. Поцелуй из нежного превратился в страстный и жадный. Холодные руки быстро избавились от футболки и штанов. Дикое желание заставило тело задрожать. Дэниэль ухмыльнулся и принялся путешествовать сводящими с ума поцелуями от шеи до живота. Тело выгибалось навстречу нежным прикосновениям пальцев. Я притянула монстра сильнее и запустила руку в шелковые волосы. Из горла вырвался хриплый стон, когда Дэниэль стал целовать живот, щекоча прерывистым дыханием.

- Дэниэль... - простонала и поцарапала ногтями спину монстра, заставляя выгнуться навстречу.

Не желая больше терпеть, подняла его голову и впилась жадным поцелуем. Пальцы ловко расстегнули все пуговицы на рубашке. Не отрываясь от губ, Дэниэль скинул одежду и, расставив мои ноги коленом, аккуратно вошел. Мир взорвался яркими красками и отключил все мысли. Сейчас для меня существовал только он, мой монстр! Наши хриплые рыки и стоны слились воедино. Медленные движения постепенно перерастали в быстрые, заставляя дрожать тело от наслаждения.

- Ты только моя! – хрипло промурлыкал на ухо и впился клыками в шею, наращивая темп движений внутри меня.

Я полностью растворилась в нем. Мы – одно целое! Моя кровь – его кровь. Только прохладные шелковые черные простыни не давали окончательно утонуть в безмерном океане удовольствия и блаженства.

Дэниэль нежно поцеловал ранки от клыков и упал на спину, крепко прижимая к себе.

- Я люблю тебя! – прошептала в губы любимого монстрика.

Меня чмокнули в носик и сильнее прижали к себе. Дэниэль воткнулся в мои волосы, вдыхая запах, и прошептал:

- Отдохни, драгоценная моя.

Не имея ни малейшего желания сопротивляться, закрыла глаза и погрузилась в сон.



ГЛАВА 21

Пряный сладкий аромат с легкими нотками цитруса ворвался в нос. Постепенно покидая сон, все еще с закрытыми глазами протянула руку в поиске монстрика. Резкая боль в пальцах заставила быстро разлепить веки. Я укололась шипами роз. Машинально потянула пальчик в рот, слизывая капельки крови. Дэниэля нет, зато шикарный букет кроваво- красных роз. Вспомнила, как он писал, что колючая, как роза. Какая ирония! Сама же накололась на свои шипы! Широко улыбнувшись, прижала букет к груди. Как всегда, нашла записку. «Драгоценная моя, ты так сладко спала! Не стал тебя будить! Твой монстр.»

Неужели это не сон?! Я до сих пор не могла поверить, что Дэниэль мой, что он позволяет быть с ним, что нежно и бережно относится ко мне, что любит меня. Хотя этого он не говорил, но я знала, что это так. А еще, мой монстр такой романтичный! От счастливых мыслей думала вот- вот лопну. Но нет, обошлось.

Со счастливой идиотской улыбкой направилась в душ. Стоя под теплыми струями и натирая тело пенной мочалкой, вспоминала каждое прикосновение холодных губ, рук, щекотливое дыхание. Зажмурила глаза и в очередной раз расплылась в лучезарной улыбке. Рукой потрогала ранки от клыков, которых уже нет. В голове сразу прокрутился тот момент, когда кровь стремительно бежала к Дэниэлю. От нахлынувшего удовольствия села в ванную. А то вдруг шлепнусь! И никто не поймает! Вспомнила, как Дэниэль когда- то пробрался в ванную и подхватил за талию, когда мое неуклюжее тело чуть не растянулось на полу. Руками обняла себя за талию, пытаясь воспроизвести объятия монстрика.

Заставила себя покинуть ванную и направиться одеваться. Вошла в гардеробную, скинула полотенце и взглядом пробежалась по каждой веточке метки. Я так поняла, что цвет метки зависит от глаз предназначенного. У меня – голубая, у Дэниэля – изумрудная. Пообещав себе, что найду любимого и крепко поцелую, удостоила вниманием вещи.

Что же надеть? Платье надевать не хочется. Да и нужно ли оно? Вдруг тренироваться нужно будет! Что- нибудь практичное, но выглядеть хотелось шикарно. И тут мой взгляд упал на кожаный костюм, который заставила купить Джессика. Раньше бы такого точно не надела. Но сейчас... Черные кожаные брюки плотно обтягивали стройные ножки, кожаный топ в тон брюкам без бретелей и рукавов аккуратно подчеркивал маленькую грудь и открывал плечи. Волосы собрала в высокий хвост, показывая тонкую шейку. Обула босоножки на высокой платформе. Из косметики – только жидкая подводка для глаз.

Получилось очень вызывающе. Даже не знаю, как на это отреагирует мой вампир. Ухмыльнулась отражению в зеркале и вышла в комнату. Взяла букет и, вдохнув весь цитрус, поставила в фарфоровую вазу. На столике уже стоял завтрак. Кофе, круассаны, бутерброды и хрустальный бокал крови.

Иви нужно отдать должное. Она умница. Умудряется успеть сделать абсолютно все. Полакомившись круассанами и запив кофе кровью, пошла на поиск Дэниэля. Вышла из комнаты и обалдела от количества присутствовавших вампиров. Думала выйду незамеченной и спокойно пройдусь по своему дому. А тут на тебе! Получи, Аника!

Вампиры сразу стали мне кланяться. Моя походка от бедра в таких- то штанах сопровождалась затуманенными, оценивающими взглядами и веселыми улыбками на грани ухмылок.

Как говорится, подкрепление прибыло. В толпе промелькнула фигура Вилли.

- Вилли, стой! – мысленно крикнула спешившему соколенку.

Он сразу остановился и впился взглядом. Я уже пожалела, что так нарядилась. Широкая лучезарная улыбка, игривый огонек в серых глазках. Сейчас будет язвить комплиментами.

- Цыпа, да тебя не узнать! – он прищурился и, сложив руки на груди, стал поглаживать подбородок. – Дай хоть знак, что это та цыпа, которую я знаю! – насмешливо протянул и сгреб меня в объятиях.

- Еще раз так назовешь – я тебе повыдергиваю перья и сошью из них новое платье! – злорадно шикнула, обнажая клыки.

На мгновение серые глаза сильно округлились, а рот раскрылся.

- Бедные лебеди! За что ты с ними так! – язвительно выдохнул и рассмеялся.

Ага! Значит вспомнил мое платье. Вот теперь пусть думает, сколько черных лебедей превратились в кошек породы сфинкс.

- Они уже ушли в патруль? – перешла на серьезную тему.

- Да. А этими нам с тобой управлять. – Он обвел взглядом вампиров. – Севастьян приказал.

- Ничего не знаю. У меня другие планы, – заговорщически улыбнулась и подмигнула.

- Аника, мы должны контролировать патрули. И в случае опасности направить этих клыкастых на помощь, – серьезно произнес Вилли и укоризненно буровил взглядом.

- Как скажете, босс! Не имею права перечить! – подняв в оправдании руки, двинулась дальше. – Кстати, не видел Дэниэля?

- Нет, – игривая улыбка окрасила лицо соколенка. – Но как увижу, сразу расскажу ему, во что ты нарядилась, и сколько литров слюней уже успели выпустить вампиры! – ехидно протянул и побежал во двор.

- Черт! – выругалась вслух, не желая догонять Жреца. Считай, он уже без перьев.

Решила войти в зал, вдруг он там. Но наткнулась на Елисея и Романа.

- Аника, привет! – восторженно бросил Роман, а Елисей оценивающе оглядел. – Куда такая красивая намылилась?

Я одарила грозным взглядом, но от этого он еще больше стал улыбаться.

- Хочешь уточню? – продолжил с иронией он.

- Что уточнишь? – не поняла я.

- Сотня литров слюней на одну... - он задумался, но потом добавил, - филейную часть и полсотни на верхнюю часть туловища, – и сложился пополам от смеха.

- Елисей, поджарь его! Как ты его вообще терпишь? – не выдержала я.

- Аника, я теперь самый настоящий сплетник! Знаю почти все мысли вампиров в этом доме, – устало протянул друг и ударил молнией, умирающего от смеха, вампира.

Быстро вышла из зала, пока не передумала проучить Романа. Одно слово – мужчины!

Наверняка Дэниэля не найду в ближайшее время. Значит нужно заняться чем- нибудь другим. Желание посетить Анжелику первым всплыло в голове. Прошла через зал, кивая всем вампирам, спустилась в подвал. Те же горгульи, тот же узкий коридор и камеры- клетки. Сбавила темп шага, обдумывая, что хотела сказать или спросить. Как ни странно, ничего умного в голову не лезло. Вообще не удивительно!

Остановилась напротив клетки Анжелики. Мариус, поклонившись, отошел в сторону. Перевела взгляд в камеру и увидела измученную сестру. Спутавшиеся волосы, грязная одежда, кровоточащие раны, покрывающие все тело. Мне стало не по себе. Я же приказывала ее не трогать?!

- О, пришла? – недовольно буркнула она, вставая с пола. – Что нужно?

- Кто это сделал? – тон оказался строгим и грозным. Даже Мариус вздрогнул.

- Отец, – ехидно хмыкнула и продолжила. – Так, что ты тут забыла? Неужели проведать меня пришла?

- А почему бы и нет. Пришла убедиться, что мои приказы не выполняют! – последнее слово выплюнула. – Не знаешь, почему? – обратилась к Мариусу. Тот аж отшатнулся.

- Здесь были Главы кланов... - робко начал вампир, но я перебила.

- И что? Их приказы важнее моих? – подошла вплотную и сверлила пристальным взглядом.

- Нет, Жрица! – быстро ответил стражник и сделал каменное лицо.

- Что они от тебя хотели? – выдавила из себя, обращаясь к стерве.

- Информации. Я ж предательница. Не забыла еще? – заносчиво протянула и скатилась по стене. – До сих пор удивляюсь, откуда у меня взялось столько фантазии!

- Фантазии? – не поняла я.

- Ну да. Думаешь, я бы им правду сказала. Вот теперь пусть думают, – мерзкая улыбка обезобразила лицо.

- Ну да, чего еще ждать от тебя? – насмешливо протянула. – Не думаю, что они поверили.

Злорадный смех раздался из угла камеры. У меня аж мурашки по телу побежали.

- Аника, ты такая милая, доверчивая, добрая. Тебя такую быстро съедят и не подавятся.

- Я ни в чьих советах не нуждаюсь!

- Конечно, но к моим ты прислушиваешься, – самодовольно улыбнулась и поправила волосы. – Да, и кстати, нет ли новостей от сиамского близнеца? – я непонимающе уставилась на нее. – Малыш Макс еще не пришел?

- Нет. Но прийдет. Он обещал! – гневно бросила и собралась уходить, но следующие слова заставили застыть на месте.

- Обещание не гарантирует своего исполнения. Иногда появляются такие ситуации, которые намеренно создают препятствия. Или может это судьба, Аника, мешает нам исполнить?! – серьезный взгляд пробрал до дрожи. - А дальнейшее зависит от силы духа того, кто обрек себя на сложный путь и выбор. Ведь выбор тоже играет огромную роль! – на мгновение я даже не узнала Анжелику. Передо мной сидел прям философ. Вот, что делает тюрьма с людьми! – Мы все выбираем, выбираем. А правильно ли поступили? Риторический вопрос!

- Я смотрю тюрьма тебе на пользу. Не считаешь? – подошла к решетке и схватилась руками за нее.

- Свет не всегда ведет к истине, а тьма не всегда ведет в пропасть. Да, Аника? – сумасшедшая улыбка заставила отпрыгнуть от клетки.

Откуда она узнала?! Ведь только я читала записку Магнуса. Это его странные слова. Меня, как кипятком облили. Мысли взволнованно запрыгали с одного места на другое, не восстанавливая единой картинки.

- Откуда ты знаешь? – ошеломленно выдохнула и расширила глаза.

- Разве это важно? Важно то, что ты не хочешь всего понять! – железные нотки в голосе показались знакомыми. Клянусь, на мгновение даже подумала, что в нее вселился Князь. Нет! Это бред!

Не желая больше ничего слушать, быстро развернулась и вылетела из подвала. В доме стало очень тихо. И куда делись вампиры?!

- Елисей, где все? – мысленно спросила и медленно пошла через зал.

- Вилли выпендривается перед вампирами. Учит драться! – съязвил он.

- Что?! Учит драться?!

- Да. Мы тут все лопаемся от смеха. Но ты бы видела серьезные лица учеников. Если дать им листок бумаги и ручку, то непременно будут записывать каждое его слово.

Я улыбнулась и решила посмотреть на все это своими глазами.

- Я сейчас, – мысленно отправила и врезалась в Джессику.

Веселые глаза засверкали, оценивающе скользя по мне сверху вниз, улыбка расплылась еще шире. Ну всё! Это конец!

- Аника, боже мой... - залепетала, обходя меня кругом, как экспонат в музее. – Ты все- таки решилась надеть его! Выглядишь отпадно! Нет, потрясающе! – и крепко обняла. – Решила свести моего братца с ума?

Я покачала головой и попробовала вставить слово:

- Я его еще не видела. Но реакции уже боюсь, если честно, – пожала плечами.

- А я знаю, где он сейчас. – Мой нетерпеливый загоревшийся взгляд заставил не медлить с ответом. – В кабинете Севастьяна с Главами Кланов, – и улыбнувшись, выпорхнула из дома, потирая ладони.

Мое лицо расплылось в счастливой улыбке. Ждать не буду, пойду сейчас. Наверняка, он увидит мое приближение - будет готов. Ладно! Вперед, Аника! За одно познакомишься с главами. Все- таки это важно!

Быстро поднялась по белой мраморной лестнице и уже стояла напротив двери. Даже шороха не слышно. Секретничают что ли?! Набрала побольше воздуха в легкие и открыла дверь. Восемь пар удивленных глаз уставились на меня, а одна пара ледяных глаз погрузилась в шок! Эффект был тот еще! Если бы монстр сейчас стоял, то непременно бы упал! Медленный, ленивый, голодный оценивающий взгляд прошелся по телу, впитывая каждый изгиб, на лице появилась игривая улыбка. Дэниэль так сжал края дубового стола, что они осыпались. Бедный, и что же ты сейчас думаешь?!

Все встали, приветствуя меня, кроме Дэниэля. Видимо, боялся упасть! Я вошла и села в свободное кресло.

- Рада всех вас приветствовать лично! – мелодично протянула, не глядя на монстрика.

- Жрица, мы рады вас видеть! – властно произнес шатен с длинными волосами.

На вид ему было лет сорок. Такой серьезный, статный, немного худощавый. Треугольное лицо, острый нос, тонкие губы, зеленые глаза. Не красавец, но довольно симпатичный!

- Если Глава Ордена Сокола не против, - я перевела взгляд на удивленного вампира, - то хотела бы с вами познакомиться. Нам нужна будет ваша помощь. Поэтому любая информация окажется не лишней.

Я думала, что монстр сожрет меня взглядом. Ни усмешки, ни ехидства – никакого яда! Он откинулся в кресле, не сводя с меня пристального, пытающего, холодного взгляда, и легонько кивнул. Взяла хрустальный бокал крови и сделала первый медленный глоток, наблюдая, как вампир следит за кадыком.

Первым встал шатен с длинными волосами.

- Я Кристиан. Мой дар – щит. – Он повернулся и указал на вампира с черными глазами и черными короткими взъерошенными волосами. – Это Вильям. Обладает принуждением.

Черные глаза сузились и стали дырявить во мне дырки. Проверяет дар. Ну придется обломать!

- Не работает? – ухмыльнулась и подняла брови.

- Нет, – улыбаясь, пробормотал Вильям. – Ну это и к лучшему. – Оценивающий взгляд пробежался по фигуре. Я невольно поняла скрытый намек. Справа послышался сдавленный рык. О! Дэниэль подал звук! Ожил! Вильям сразу потупился. Неужели ревнует?! Чувствую, мне сегодня перепадет!

- Это Андрей, – блондин с карими глазами учтиво склонил голову. – Стихия воды.

- Ого! Только прошу, не проверяй на мне свой дар! – умоляюще посмотрела и вжалась в спинку кресла, не желая быть мокрой курицей.

- Ягуар испугался водички? – влез Вильям и усмехнулся. И тут же огромный водяной шар обрушился на него. Так его! Я одарила победным взглядом и в честь благодарности поклонилась Андрею.

Повернулась к Дэниэлю и увидела, что он смотрит только на меня. Точнее на мою грудь и талию. Я поймала его нескромный взгляд голодного хищника и, одарив лучезарной улыбкой, повернулась обратно.

- Я сам представлюсь! – бросил рыжий вампир с карими глазами и встал с дивана. – Я Грегори. Мой дар ослепляет, так же, как и ваша красота, Жрица Аника! – кокетливо промурлыкал и поцеловал руку.

По- моему, еще один кусочек дуба рухнул на пол. Если так и дальше пойдет, то мой монстр сломает весь стол. Я выдернула руку и показала глазами на взбешенного Дэниэля. Грегори нехотя оторвал взгляд от меня, посмотрел на Главу Ордена и хмыкнул, поднимая руки в оправдание.

- Не сдержался, – буркнул Грегори и, занимая свое место на диване, подмигнул. Ничего себе смелый!

Кристиан встал и продолжил:

- Это Доминик. Наш сильнейший воин, – указал на огромного мускулистого вампира с черными длинными волосами, заплетенными в косичку. Да нет, это косища!

- Пол, – Кристиан посмотрел на голубоглазого блондина. Взъерошенные короткие волосы создавали образ озорного мальчишки.

- Кай. Считывает сокровенные мысли и может превратиться в любой образ, убивая бдительность противника.

- Ага! - хмыкнул Грегори. – Если вампир любит белок, то Кай превращается в белку! – веселый смех вывел из равновесия процесс общения. Все дружно заулыбались.

- И Эдгар. Обладает прикосновением смерти.

- Прикосновением смерти? – ошеломленно выдохнула я.

- Да, – ответил вампир с желтыми глазами и седыми волосами, убранными в хвост. – Прикосновение моей руки убивает слабого вампира, а сильного лишь парализует на некоторое время.

Если честно, я обалдела. Такие дары! Такие вампиры! Как вообще можно бояться этого Феликса. Собрались все дружненько и оторвали нафиг его подлую голову. Чего тянуть!

Пристальный холодный взгляд буровил шею. Не выдержав, повернулась и нежно улыбнулась. Голубые глаза готовы были сожрать прямо вместе с этим костюмом. Не желая больше мучить своим присутствием монстрика, грациозно встала.

- Приятно было познакомиться! Думаю, у вас будет серьезный разговор. Не буду мешать, – и медленно, бросив косой взгляд на Дэниэля, зашагала прочь.

Как только вышла из кабинета, услышала:

- Извините! – грозный рык, и дверь с силой распахнулась.

Меня грубо прижали к стене, не давая пути к отступлению. Холодные ладони нежно заскользили по талии, затуманенный взгляд голубых глаз пронзил насквозь.

- Что ты творишь, моя драгоценная? – хрипло выдохнул, нежно поцеловав в шею.

Волна блаженства и удовольствия сковала все тело. Ноги стали ватными, и начала оседать на пол. Но сильные руки подхватили и сильнее прижали к стене.

- Испытываешь мое терпение, милая? – отстранившись от шеи, промурлыкал он. – Оно не безграничное! – впился страстным поцелуем, сводя с ума нежными поглаживаниями.

- Если бы ты знала, каких усилий мне стоило не наброситься на тебя в кабинете! – тихо прошептал на ухо, щекоча прерывистым дыханием и вызывая дикое желание.

- Это за то, что бросил меня утром, – ехидно промурлыкала и, притянув за шею, нежно поцеловала вампира.

Нежный поцелуй перерос в страстный и голодный. Одна холодная рука нежно придерживала талию, другая властвовала над бедром.

- Аника... - тихо прорычал монстр и стал прокладывать дорожку поцелуев от уха до груди.

- Так- так, – послышался стервозный голосок Елены.

Дэниэль сразу опустил меня на ноги и поставил руки на стену по обеим сторонам от головы, полностью закрывая своим телом. Стало так стыдно, что нас застукали! Сейчас бы провалиться куда- нибудь! Монстр стоял ко мне лицом, не оборачиваясь. Страсть так и не покинула голодных глаз. Со стороны могло даже показаться, что ему плохо, и он оперся о стену.

- Ах ты старый развратник! – крикнула Елена. - А ну, оставь Анику в покое! Ишь какой! Зажимает в углах Жрицу! Не стыдно?! – грозно фыркнула вампирша.

Я не видела сейчас выражения ее лица, но даю клык, что оно веселое и довольное. Дэниэль нежно поцеловал в носик и прошептал:

- Скоро увидимся.

Повернувшись к очагу возмущений, едко бросил:

- О, Елена! Завидуй молча! – и хлопнув дверью, скрылся в кабинете.

Наши глаза встретились. И я была права! Безумная широченная улыбка и блестящие голубые глаза! Она укоризненно покачала головой, прям как родитель, поймавший двух целующихся подростков. Потом вздохнула и засмеялась. Я невольно улыбнулась и двинулась навстречу.

- Аника, меня отправили на твои поиски! – смеясь, произнесла она. – Твои вампирчики переживают, куда ты могла деться?! – и взяв под руку, потянула вниз.

- Я не много задержалась, – смущенно сказала и лучезарно улыбнулась.

- Я видела! – смех свалил ее пополам.

Мы спустились по лестнице, вышли во двор. Приятный солнечный июльский денек. Пышные облака лениво скользили по ярко- голубому небу, настырные лучи знойного солнца решительно опаляли всё вокруг.

На тренировочном лугу столпились вампиры. Над ними летал соколенок, а защитники валялись на земле, в прямом смысле этого слова. Бедный Роман! Его истеричный смех рвал изнутри. Даже слезы покатились по щекам. Я улыбнулась представшей картине.

Мы прошли мимо фонтанов и оказались на месте.

- Роман, ну не плачь ты так! А то зальешь к чертовой матери луг! Будем в грязи валяться! – стонал сквозь смех Елисей, держась за живот. От этого Роман еще больше закатился смехом.

- А вот и я, – улыбаясь, медленно протянула и уставилась на обезумевших, нет, на умирающих от смеха вампиров.

- Ну наконец- то, – облегченно выдохнул Сергей. – Забери этих умалишенных или встряхни их хорошенько! Задолбали ржать, как кони! – возмущался наш щит.

- Что с ними? – слегка пнула ногой Романа и вопросительно уставилась на Сергея.

- Роман читает мысли вампиров и транслирует для Елисея. Вот и ржут! – процедил сквозь зубы улыбающийся Микаэль, со всех сил сдерживающий себя от смеха.

- Аника, ты только послушай! – всхлипывал Роман. – У него такой милый хвостик! – очередная волна смеха. – Какие красивые и умные глаза!

- Роман, хватит! Прошу тебя! Я сейчас умру! – стонал Елисей, хватаясь за лицо.

- Скорее бы! – шикнул Сергей и умоляюще посмотрел на меня.

- Ладно! – улыбаясь, хмыкнула и пошла к вампирам.

Всё свое внимание сразу переключили на меня. Вилли подлетел и обратился. Широко улыбнулся и тепло сгреб в объятиях.

- Мы ждали тебя! – восторженно крикнул и подмигнул.

Безумный смех стих, и послышался разочарованный голос Романа:

- Ну вот! Аника все испортила! Это я транслировать не собираюсь.

Не теряя времени, приветственно улыбнулась вампирам и сказала:

- Рада лично приветствовать вас. Вас призвали с особым заданием. Нам нужна ваша помощь. И я надеюсь, что мы найдем общий язык и понимание.

- Вилли, вы тренируетесь? – повернулась к радостному соколенку.

- Ну типа того.

- Или ты выпендриваешься и крутишь пестрым хвостом? – съязвила и, увидев застывшую мину, подмигнула.

- Ради такой красотки, мы готовы хоть в Ад пешком идти, – заносчивый и уверенный голос из толпы вывел из веселого состояния.

Как мило! Какие самоотверженные воины собрались здесь! Вилли немного повеселел, но поймав мой серьезный взгляд, хмыкнул и потупился.

- Ребята, я бы на вашем месте так не злил цыпу. Она знаете, какая злая! – вкрадчиво произнес соколенок.

Все, достал! Убью и не пожалею. Нет, сначала перья повыдергиваю. Совсем страх потерял! Перед толпой вампиров так назвать меня! Я дернулась, чтобы поймать, но Вилли вовремя обратился и взлетел в небо. Но перо из хвоста выдернуть успела. За спиной возобновился смех. Я обернулась и посмотрела серьезным взглядом на смеющихся вампиров. Они быстро надели серьезные мины, и наступила тишина.

Покрутила перо в руках и улыбнулась. Вилли тем временем обратился и возмущенно кричал:

- Ты обалдела?! Больно же!

- Я предупреждала, – спокойно бросила и воткнула перо в волосы.

- Индеец! – обиженно выдавил соколенок и сдвинул брови домиком.

С ним потом разберусь. Нужно показать, кто перед дерзкими вампирами, раз они позволяют так разговаривать.

- Кто это сказал? – властно и требовательно спросила, впившись красными глазами в толпу.

Навстречу вышел самоуверенный белобрысый вампир с черными глазами. Широкие скулы, прямой нос, поджатые губы, насмешливый взгляд. Ничего привлекательного!

- Кто ты? И кто Глава твоего клана? – властный тон перерос в рык.

- Я Ларс. Глава – Грегори, – тем же заносчивым тоном ответил вампир.

Видимо, какой Глава, такие и вампиры. Ясно! Ну что ж, покажем, кто я!

- Сбей меня с ног, иначе твое желание исполнится, – рыкнула и отошла в сторону.

Вампир похрустел пальцами, размял шею и улыбнулся, предвкушая победу. Вдруг мое тело вспыхнуло огнем. Я лишь улыбнулась, чем еще больше напугала бедного вампиреныша. Думал, что обожгусь и заплачу! Нет, не на ту напал! Ларс гневно сверкнул глазами и бросился на меня. Быстро подпрыгнула в последний момент, уклоняясь от удара в голову, обратилась в прыжке и прыгнула на вампира, свалив с ног. Придавила своим телом и услышала хруст ребер. Огонь тут же покинул мою шкуру и вернулся к хозяину. Удивление и страх в наглых черных глазах стали умилением для моего ягуара. Грозно рыкнув прямо в лицо, отошла и обратилась.

- Милый дар. Только вот этого мало, чтоб свалить меня, – низким голосом протянула и задумчиво уставилась на проигравшего. - Что ж, Ад будет другим. Сразишься сначала с моими защитниками. Если не собьешь их с ног – количество соперников будет увеличиваться, – злорадно улыбнулась и повернулась к застывшим защитникам.

- Кто желает выступить первым? – обвела всех взглядом, скрестив руки на груди.

- Я, – бросил, широко улыбаясь, Искандер и подошел к Ларсу.

Следующие полчаса я наблюдала за поединком. Ларс дрался не плохо. Ловко отражал удары, быстро нападал, но никого не сбил с ног. В итоге он сражался с пятью защитниками: Искандером, Микаэлем, Афелией, Елисеем и Марком. Скажем так, увечья получили и мои друзья. Огонь все- таки дело страшное. Но ожоги быстро затягивались, как и раны на тела Ларса. Поединок остановил соколенок, вмешавшись своим занудством. За эти полчаса успела услышать, что я жестокая, что не понимаю шуток и все в том роде. Но я старалась не обращать на него внимания, а то в голове было уже б два перышка, как бы ни три.

Желание тренировать вампиров не было никакого. Вроде Эдуард твердил, что будет тренироваться. Вот и пусть на здоровье себе тренирует их. А я обещала купить фильмов и попкорна. Все равно делать нечего. Вестей с патрулей нет, Дэниэль занят.

- Кто составит мне компанию в просмотре фильмов? – весело улыбнулась и ожидающе уставилась на защитников.

В результате, большинство добросовестных остались на тренировке: Эдуард, Пит, Марк, Искандер и Сергей. Естественно, порядочный выпендрежник тоже остался с вампирами. А я с Елисеем, Афелией, Микаэлем и Романом отправились развлекаться.

Устроились в зале на диване, взяв с собою крови, бутербродов и кофе. Как оказалось, выбрать фильм не составит труда. Они вообще ничего не смотрели! Как так можно! В итоге включили «Властелин колец». Чуть позже к нам присоединились Михаил, Елена, Джессика и Жрец. Как ни странно, обиды больше не было видно в его глазах. Наоборот, смеялся, шутил и даже щекотал меня этим же перышком. Шесть часов просмотра трех фильмов пролетели не заметно. Съели абсолютно все. Бедная Джессика раз десять бегала за дополнительными бутербродами и закусками. А я весь фильм комментировала действия героев и специально обламывала вампирам кайф, заранее говоря, что будет дальше. Злились они не на шутку, особенно Елисей. Он так переживал за Фродо! А я, засранка такая, портила все эмоции другу. За это несколько раз была заброшена бутербродами. Хорошо, хоть не кружками кофе кидался.

На спине почувствовала пристальный холодный взгляд. Дэниэль. Обернулась и утонула в безбрежном океане голубых глаз. Улыбка сама собой расползлась по лицу. Быстро встала и прыгнула в любимые объятия.

- Фу! – протянула Елена, морща носик. – Ребята, чувствуете, развратом попахивает! – все разом засмеялись, смущая меня.

- Прогуляемся? – прошептал на ухо монстр и подхватил на руки.

- Вообще то, я думала, под словом прогуляемся подразумевается то, что я пойду ногами. А так, это называется покатаемся, – широко улыбнулась и нежно поцеловала сладкие губы.

- Ты наказана! – ехидно хмыкнул, занося меня в беседку.

Ну думала, что сейчас позволят присесть самой на лавочку. Да сейчас! Разбежалась! Дэниэль сел со мною на руках. Я стала дергаться на коленях у вампира, на что незамедлительно получила шлепок по бедру.

- Будешь дергаться – придется отшлепать сильнее, – насмешливо улыбаясь, промурлыкал монстрик.

- Не боишься, что я тебя отшлепаю? – вызывающе уставилась.

- Нет, – прошептал и впился поцелуем.

Каждый раз, когда Дэниэль целовал меня, мир переворачивался, заливался яркими красками, на мгновение даже пропадал. Безумные сладкие губы, холодные ладони, насмешливый, но в то же время нежный ледяной взгляд, ехидная улыбка растворяли в себе. И я готова была полностью утонуть в нем. И только теперь поняла по- настоящему, что такое любовь.

Рассудок стал требовательно долбить голову изнутри молотком, заставляя включить мозги и заговорить на серьезную тему. Отстранившись от любимых губ и послушавшись рассудок, тихо спросила:

- Есть новости? – взгляд стал серьезным, отстраненным и встревоженным. Неприятный холодок пробежался по спине в ожидании плохого.

- Вестей нет. Связаться с ними невозможно, – устало выдохнул, сжимая кулаки.

- Но как? Что случилось?

- На них два щита. Один, поставленный Робертом, а другой - вампиром Феликса. Но с ними все в порядке. Я видел, как они отбили восемь патрулей. – Я облегченно выдохнула. – Но им нужна помощь. Четыре патруля по шесть вампиров были разгромлены. Силы Феликса велики, но основном в количестве. Главы нашего Ордена отправятся в патруль на рассвете, взяв с собою всех вампиров.

Последние слова заставили вздрогнуть. Ягуар внутри зашевелился, предчувствуя беду. Да я это и сама понимала. Феликс идет за мною. И все смерти наших вампиров на моей совести.

- Дэниэль, мне не нравится, что я должна сидеть и ждать новостей! Они же могут погибнуть в любую минуту! – стала возмущаться и слезла с колен, нервно похаживая по беседке.

- Все будет хорошо! Они справятся, – серьезно заявил и, встав, зашагал в дом.

Я тут же поплелась за ним. Ну как можно быть таким упертым?! Не будет ничего хорошего! Войдя в дом, почувствовала напряжение во всем теле. Внутри было полно вампиров. Веселость в глазах пропала, лица стали серьезными и отстраненными. У кого- то взгляд был полон жестокости. Я прошла в зал, где за столом собрались Главы кланов, защитники и вампиры. Все поклонились, а Вилли быстро подошел ко мне.

- Уже слышала? – поинтересовался соколенок.

- Да. Мне это не нравится. Я боюсь за них, – прошептала, разглядывая присутствующих. Дэниэль уже что- то говорил Грегори, постоянно кидая на меня короткие взгляды.

- Мне тоже это не нравится. Я чувствую беду, Аника. – Я обняла его и заметила, как разговоры смолкают, и наступила тишина.

- Сегодня в патруль пойдут Главы кланов вместе со своими вампирами. Каждый Глава поведет своих, – голос Дэниэля прозвучал грозно и властно. – Севастьяну нужна помощь. Без поддержки они не выдержат и двух дней.

- Мы готовы, – послышался уверенный голос из толпы. Ларс! Кто бы сомневался.

Посмотрела на вампиров, в глазах которых читалась готовность, решимость, жажда крови противника. В душе стало не по себе. Какая- то часть из них больше не вернется. Это самое страшное. Они больше не откроют глаза, не будут дышать, не смогут быть с тем, кого любят! Это несправедливо!

- Аника, - видимо Роман прочитал мои мысли и пытался успокоить, - если бы мы тоже пошли в патруль, это никого бы не уберегло от смерти. Кто- то погиб бы.

- Знаю, но тогда моя совесть не ела бы меня изнутри! – шикнула в ответ, на что он слегка улыбнулся.

Следующие три часа я металась по дому, как раненный зверь. Старалась подойти ко всем и внушить силы, уверенности. Говорила, что горжусь ими, что мы еще обязательно увидимся. Я ходила и еле сдерживала гнев и ярость ягуара, стараясь не наброситься. Мысли в голове метались только самые безумные. Бедный Роман! Иногда, когда он смотрел на меня, думала, что расплачется или поседеет. Я собиралась сбежать вместе с патрулем. Или сбежать с защитниками и отправиться прямиком к Феликсу. В общем одна мысль лучше другой. Чтобы парень не умер раньше времени, заблокировала канал.

Вилли не отходил от меня. Видимо, на нас, как на Жрецов, это сильно влияет. Нам в природе заложено защищать остальных и поддерживать мир. Для этого же создавался Орден Эдельвейса?! А мы посылаем других! Точнее не мы, но никто нас не слушает! Это ужасно! Еще чуть- чуть, и я начну рвать себя на кусочки.

Тем временем патрули расформировались, и уже были выбраны места и пути для подмоги. Дом стал похож на улей. Все шумели, разговаривали. Кто- то умудрялся смеяться. Даже Роман был хмур, как туча. Несколько раз были оговорены возможные варианты нападения и отступления. Один патруль под руководством с Кристианом, щитом, будет дежурить рядом с нами. Уверенна, есть что- то, что мне не договаривают. Дэниэль и Эдуард постоянно обменивались задумчивыми и серьезными взглядами. Но сейчас выяснять не буду! Мне все равно не расскажут. Не пытать же их! А что! Неплохая идея, кстати! Сейчас с защитниками закроем их и пойдем в патруль! От безумия мысли аж плакать захотелось. Но я всего лишь широко улыбнулась, мысленно замечая, что мне давно пора в психушку!

- Опять безумный план побега? – Вилли ухмыльнулся и сжал кулаки.

- Ага, – кивнула, наблюдая за перешептыванием Джессики и брата.

- И что на этот раз? – насмешку испортили брови домиком и злой взгляд.

- Мы закроем Дэниэля и Эдуарда и пойдем с ними! – и тяжело вздохнула.

- Боюсь, придется идти вдвоем! – подмигнул и кивнул на Романа, что- то говорившего Дэниэлю. Монстра будто пырнули. Глаза стали злыми, холод – бешенным.

- Вот засранец! – шикнула, наблюдая, как Дэниэль мчится в нашу сторону.

- Аника, что бы ты ни задумала – ничего не выйдет! – грозно даже грубо произнес монстр, тыча в меня указательным пальцем.

- Что- то случилось? – непонимающе спросила, избегая взгляда.

- Аника, я предупредил! – ядовито ухмыльнулся, сверкая презрительной улыбкой.

Все, я на пределе! Еще пару таких угроз, и ягуар отправится в свободное путешествие! Спокойно, Аника! Спокойно! Перед тобой всего лишь Дэниэль! Глупый, бессовестный, заносчивый, дерзкий засранец, который забыл, кому угрожает! Тело покрыла мелкая дрожь. Глаза стало жечь, чувствую, они сейчас красные. Дэниэль лишь ехидно улыбнулся и протянул:

- Не злись, драгоценная моя. Если будешь так дуться, то сейчас прелестный кожаный костюм, - он оценивающе оглядел с ног до головы, - лопнет, показывая всем нежное тельце.

- Вилли, держи меня! – мысленно рыкнула, не сводя глаз с монстра. Соколенок сразу схватил за руку, прижав к себе.

- Да как ты смеешь мне перечить?! Забыл, кто перед тобой? – ярость топила в себе, как Титаник. Сейчас это рычал ягуар, а не я. Хотя, рассудок был полностью с ним согласен.

- Не забыл! – он зло посмотрел и сжал бокал крови в руке так, что тот лопнул в дребезги. – Передо мной глупая, несносная, упрямая дикая кошка! – отчеканил каждое слово и скрылся в толпе.

Мысленно я уже ударила его в спину ногой, рукой в голову и сломала пару ребер. А в реальности стояла, сжатая в титановых тисках Жреца, пожирая глазами монстра.

- Аника, успокойся, прошу! А то сейчас цыпой назову, – спокойно произнес Вилли, сжимая еще сильнее.

- Все, отпусти! – вырвалась и уставилась на стекающую кровь по ладоням. – Я спокойна, как труп!

А время все тикало и приближало рассвет. Расформированные патрули выстроились на улице. Мы с Вилли, как Жрецы, обошли всех и поклонились. Проходя мимо Грегори невольно остановилась. Мысль, что больше не увижу и не познакомлюсь поближе с этой язвой, колола ядовитыми шипами. Глава это заметил и лучезарно улыбнулся, сверкая глазами цвета горького шоколада.

- Жрица, перестань смотреть на меня похоронным взглядом! Так просто ты от меня не отделаешься! Обещаю, что вернусь, и будем вместе прикалываться над Каем! – он взял мою руку и поцеловал. Улыбка вырвалась сама собой, глаза заблестели.

Мы с Вилли отошли, посмотрели, возможно, последний раз на этих вампиров и обратились. Утробное властное рычание ягуара слилось с громким тревожным криком сокола. Все поклонились, прижимая кулак к сердцу и ушли. Отправились навстречу неизбежному.



ГЛАВА 22

Мне нужно успокоиться! Срочно! А не то ягуар сейчас рванет следом. Обратившись, побежала в лес, к озеру. Сегодня даже природа грустила, а лес переживал вместе со мной.

Яркое солнце тихонько, но надежно спряталось за тяжелыми, хмурыми тучами. От этого в лесу стало еще мрачнее. Будто светило не хотело, чтобы яркие лучи пробивались сквозь густую крону деревьев- великанов. Казалось, оно нарочно позволило тьме поселиться здесь. Тишина, поглотившая лес, пугала и настораживала. Ни пения соловья, ни стуканья упрямого дятла! Даже аромат шиповника и колокольчика был горьковатым.

Озеро выглядело безмолвным и спокойным. Будто его ничто не беспокоило. Прозрачная вода тихо плескалась о берег, лаская каждым прикосновением. Густые лапы деревьев, всегда повернутые в сторону озера, сегодня даже отвернулись, обидевшись на умиротворенного пленника.

Я подошла к берегу, безвольно плюхнулась на песок и опустила ладони в воду, зажмурив глаза. Безмерная волна спокойствия, безмятежности и невозмутимости быстро разлилась по всему телу, наполняя все клеточки. Ягуар немного успокоился и стал ждать своего выхода. Открыла глаза и улыбнулась.

- Магнус! Я знаю, что ты меня слышишь, – прокричала в воздух, нарушая могильную тишину и отравляя лес. – Мне страшно за моих вампиров. Внутри все разрывается на части от мысли, что кого- то убьет Феликс. И если бы не мой бедный рассудок, я была бы уже в патруле.

Но никто мне не ответил и не пришел. Видимо, слишком занят! Ну как же! Какие дела могут быть у вампира- призрака?! Или может он не призрак?! А супер- пупер вампир с суперскими возможностями?! Нет, он чудовище, порожденное тьмой, самим дьяволом!

Плескаясь руками в воде, оставляя при этом причудливые круги, вновь разрушила тишину:

- Я не знаю, что мне делать! И вообще, помоги мне расшифровать свое чудное послание! Почему его знает Анжелика? Ты, что, вселился в нее и теперь в доме?! – возмущения остались без ответа.

Вообще эта картина немного выглядела ненормальной. Вампирша сидит на берегу озера и спокойно разговаривает с воздухом. Да и еще возмущается. Сюда бы психотерапевта!

Вдруг нахлынули ужасные воспоминания. Убийство мамы, смерть гарпии, предательство Макса. И вообще, кстати, где он? Разозлившись, сжала в кулаке горстку песка и со всей силы бросила в озеро.

- И где черти носят моего друга?! - разозлившись, крикнула в пустоту. – Макс, ты же обещал вернуться! Не заставляй цыпленка превращаться в злую противную курицу! – сжала кулаки, чувствуя кровь. Отчаяние уже нагло расселось на диване и заставляло мозг подносить чай!

- Цыпленок, я всегда выполняю свои обещания! И не надо мне угрожать! – веселый голос послышался из- за спины.

В этот момент в меня влили тонну цемента, а отчаяние подавилось чаем. Я медленно повернулась и замерла на месте. Передо мной стоял мой Макс! Радостные блестящие серые глаза, игривая улыбка, взъерошенные черные волосы. Радость, удивление, счастье, восторг наперегонки колошматили друг друга в надежде, кто первый затопит меня. Макс улыбнулся еще шире и расставил руки для объятия. Но я все стояла, как умалишенный ребенок, увидевший, что его любимый робот ожил и заговорил.

- Цыпленок, ты не узнала меня? – левая бровь укоризненно взмыла вверх.

Наконец- то онемение прошло, и я бросилась к другу, чуть не сбив с ног.

- Макс! – радостно выдохнула и прижалась к родному, любимому телу. Уткнулась носом в стальную груду мышц и сжала еще сильнее, боясь отпустить и увидеть, что это сон или первая стадия шизофрении. Послышался треск костей.

- А ты сильная! Тише, а то раздавишь от радости! – усмехнулся и уткнулся носом в волосы.

- Прости, – прошептала, отстранившись. Ровно через секунду, посмотрев в бездонные смеющиеся серые глаза, прыгнула на бедного Макса, обхватив ногами за талию, а руками за шею и радостно заверещала.

Друг, смеясь, закружил меня в крепких объятиях. Через пару минут безумных кружений по берегу, поставил на ноги.

- Макс, я так рада тебя видеть! Я так сильно скучала, ты даже представить не можешь насколько!

- О! Я даже почувствовал! – он потер бока и, лукаво улыбаясь, съязвил, - Кажется, два ребра слева ты сломала от сильной радости, а одно справа от долгого ожидания! – и еще раз крепко сгреб в объятиях.

Потом отпустил, отошел на шаг назад и оценивающе оглядел с ног до головы. Сверкающий взгляд с нотками осуждения впился в глаза. Уголки губ изогнулись в насмешливой улыбке.

- Я не понял, и для кого ты так нарядилась, а? – вопросительно уставился на меня, весело улыбаясь. – Только не говори, что ждала меня!

- Ну, я ждала, но наряжалась не для тебя. И вообще, я не наряжалась, а надела, что первое под руку попалось, – быстро натянув оправдывающуюся улыбку, выпалила.

- Это какой же у тебя там гардероб?!

- Нормальный.

- Знаешь, для меня не нужно так вызывающе одеваться, показывая все наружу. Я это всё видел, когда ты еще с голой попкой бегала по дому, отбирая моего слоника, – ехидная улыбка окрасила родное лицо.

- Ах, ты ... - и бросилась, свалив с ног смеющегося вампира.

У такого сильного мускулистого парня есть уязвимое место. Щекотка! Безжалостно воспользовавшись преимуществом, защекотала друга до истеричного смеха в дуэте со слезами.

- Цыпленок, хватит! Прошу! А то самурай лопнет от смеха! – молил сквозь смех.

- Ты уже забыл мою голую попку? – на секунду избавив от мучения, спросила, лучезарно улыбаясь.

- Да, да. Забыл! – он рукой тихонько скинул меня и, отряхнувшись от песка, добавил, - Девушка, вы кто? – на что незамедлительно получил подзатыльник.

Я прижалась к долгожданному родному плечу, вздохнула и серьезно произнесла:

- Макс, а ведь у нас с тобой не было выбора, да? – заглянула в глаза, цвета утреннего тумана. – Мы такими родились. В нас изначально была вложена миссия.

- Цыпленок, мы с тобой вообще могли бы не дожить до этого момента, – недовольно хмыкнул и сдавил талию сильнее.

- Да, но мы живы. Мы сейчас здесь. И впереди неизбежность, - прижалась виском к плечу и закрыла глаза. – А помнишь, о чем мы мечтали? – Макс кивнул. – Мы хотели вместе поступить в университет, потом уехать жить где- нибудь на берегу океана. Состарившись, ходить по теплому песчаному пляжу и вспоминать молодость, – улыбнулась несбывшимся мечтам.

- Цыпленок, мы можем осуществить одну мечту. Мы вместе поедем жить на берег океана и будем гулять по песчаному пляжу. Только вот состариться не получится. Но думаю, это не беда? – вопросительно уставился, сверкая улыбкой.

Я тяжело вздохнула и ответила:

- Макс, нам нужно воссоединить Орден Эдельвейса. Теперь три Жреца вместе. Мы должны выполнить предназначение, – вкрадчиво произнесла каждое слово. – Мы должны восстановить мир. Но не думаю, что твой отец согласится перемирию. Он явно хочет избавиться от меня. И будет активно противостоять воссоединению.

- Аника, сколько вампиров осталось в доме? – встревоженно спросил друг и впился пристальным взглядом.

- Я, Жрец Вилли, Дэниэль, Джессика, Мариус, Михаил, Елена и десять защитников. Всего семнадцать. С тобою восемнадцать.

- Черт! – Макс вскочил и схватился за волосы, пытаясь вырвать их. – Где остальные? – волна ужаса и страха пронзила насквозь.

- Ушли сегодня на рассвете в подкрепление. Все Главы двух Орденов и лучшие бойцы- вампиры, – непонимающе тихо выдохнула и испуганно уставилась на обеспокоенного Макса.

- Черт! Он всё продумал! – гневно бросил и, схватив меня за руку, быстро бросил, - Пошли бегом в дом! Нужно срочно поговорить с остальными!

Железные нотки в голосе друга ничего хорошего не предвещали. Стало не по себе от нахлынувших мыслей. Но кажется, в этот раз мысли станут явью.

Приближаясь все ближе к дому, мысленно сказала Афелии:

- Собери всех. Со мной Жрец Ордена Волка- альбиноса.

Макс шел позади меня, не отставая. Проходя мимо фонтанов, друг нервно вздрогнул. Мы вошли в дом. Нас уже ожидали в зале. Шестнадцать удивленных пар глаз уставились на Жреца в немом ожидании. Холодный взгляд Дэниэля лениво прошелся по Максу, потом уставился на меня, полный нежности и заботы. Елена и Михаил фыркнули, а эмоции защитников застыли на месте.

- Это Макс Уоллис. Жрец Ордена Волка- альбиноса, – громко произнесла и села на свободный стул.

- Ну наконец- то! – вскочил Вилли и с восторгом пожал руку другу. – Хоть кто- то теперь меня спасет от цыпы! – широко улыбаясь, выпалил.

- Цыпы? – Макс недоуменно перевел взгляд с соколенка на меня.

- Ну да. Я так ее называю, а ей не нравится, – запнувшись, тихо пробормотал парень.

- Ясно, – друг лучезарно улыбнулся и поклонился.

Взгляды монстра и Макса встретились и застыли друг на друге. Зал погрузился в молчании.

- А ты в реальности еще хуже, чем я представлял! – заносчиво выпалил Макс, буравя Дэниэля. – Цыпленок, и что ты в нем нашла? – хмыкнул и взял за руку.

Ну Макс еще тот собственник. Не ожидала такой реакции, хотя стоило. Подзабыла своего самурая.

- Так вот почему она пыталась меня загрызть?! – ошарашенно выпалил Вилли. – Это ты ее так называешь, – друг молча кивнул, а соколенок быстро встал, подошел ко мне, сел на одно колено и с серьезностью на лице, выпалил:

- О, моя Жрица! Не вели казнить! Прости меня, если сможешь! – поцеловал руку и также серьезно продолжил смотреть в глаза. Я еле сдерживалась от желания дать подзатыльник. – Позволь дать тебе другое прозвище! – в этот момент Роман взорвался от смеха. Напряжение в зале спало. Все нехотя улыбнулись валявшемуся под столом вампиру.

- Блин, Роман ты все портишь! – недовольно буркнул соколенок, хмуря бровки. – Я же так старался! Знаешь, какого узнать, что придуманное тобою прозвище уже было кем- то придумано! – безвольно опустил голову и мою руку. – Елисей, утихомирь его!

Вилли взглянул на меня с той же серьезной маской. Да все уже смеются. Даже мне перехотелось перья выдергивать. А он – сама серьезность!

- Так, на чем я остановился. Ах, да. – Он прочистил горло и продолжил, - Позволь дать тебе другое прозвище. Отныне я буду величать тебя «индеец»! – и тут он рассмеялся.

- Ты не выносим! – закатив глаза, бросила и уставилась на любимого.

В холодных глазах застыла искра веселья. Они нежно разглядывали меня и будто просили прощения за свой поступок. Какой милый монстрик!

- Ты присоединился к нам? – невозмутимо спросил Эдуард с маской чрезмерного величия.

- Я сдержал обещание, – спокойно выдохнул Макс. – Я не мог бросить моего цыпленка в беде.

- Кто бы говорил! – заносчиво бросил Дэниэль, замораживая все вокруг. – Случаем, не знаешь, кто пытал ее? Кто ранил? А? – пальцы впились в подлокотники стула так, что дуб начал трещать.

Губы Макса дернулись в улыбке.

- Цыпленок, да он за тебя переживает! Я надеюсь, он тебя не обижал? – спросил меня, сжав руку сильнее.

На секунды наши взгляды с монстром встретились. И я поняла, что не могу рассказать другу, как и когда меня обижал. Не сейчас. Может потом?!

- Нет, не обижал! – нежно улыбнулась любимому вампиру.

- Сначала меня поглотила безумная ярость, – начал Макс, встав со стула и начав нервно расхаживать кругами. – Мне было очень больно. Я переживал за Анику. Потом Феликс решил мне помочь, – недовольно хмыкнул и тяжело вздохнул. – На меня наслали иллюзию, что Аника мой враг. Что она должна быть моей и только моей. В случае отказа – незамедлительно убить ее. Но во мне остался прежний Макс. Хорошая часть меня постоянно противостояла темной стороне, стороне иллюзии. Когда я поймал Анику, должен был сразу убить ее. Но не смог. Внутри все больно сжималось от того, что ее не будет на этом свете. Я забрал ее и стал пытать. Потом вскрылась неприятная деталь, – Макс запнулся и пристальным вызывающим взглядом уставился на монстра. – От этого ярость стала еще больше. Потом вампир Феликса сделал иллюзию тебя, чтобы проверить, на что способна она. И увиденное до сих пор не укладывается у меня в голове. – Друг подошел к столу и опустошил два бокала с кровью. – Когда мы дрались с цыпленком, она всё поняла и пыталась достучаться до хорошего меня. И она сделала это. – Макс повернулся ко мне и с грустью в глазах тихо прошептал:

- Прости меня, цыпленок. Я больше тебя никогда не предам! – слезы покатились по щекам, не желая слушаться.

- Ну что ж! – холодно протянул Дэниэль. – Рад видеть тебя здесь. Наконец- то Орден Эдельвейса будет восстановлен.

- Я тоже очень рада увидеть воочию друга Аники. Много о тебе наслышана, – улыбаясь, быстро выпалила Джессика и прижалась к Эдуарду.

- Надеюсь, только хорошее? – Макс лукаво изогнул правую бровь и игриво посмотрел на меня. – Что, и плохое?! Ну держись, цыпленок! Вилли будешь держать! – весело бросил друг и рассмеялся.

- С радостью! – быстро выпалил соколенок с наслаждением в глазах.

- Эй, вы чего! Обалдели что ли?! – возмущенно ударила локтем друга. – А ты, - обратилась ухмыляющемуся Вилли, - тебе мало перьев из зада выдернула? – и встала, направляясь к нему. – Так сейчас мы это исправим!

Никто даже не дернулся на помощь Жрецу. Только подошла к Вилли, как тот исчез. Исчез вместе с Афелией. Просто растворились в воздухе.

- Афелия! – фыркнув, бросила я. – Ах, так! И ты туда же! – но злости не чувствовала.

Все время, когда расхаживала по залу, Дэниэль наблюдал за мной голодным взглядом, взглядом хищника. Решила немножко поиздеваться. Описала медленно круг вокруг стола, подошла к монстру и легонько коготком провела по шее, оставляя небольшой след. От прикосновения Дэниэль вздрогнул и одним рывком дернул за руку, усадив себе на колени. Застывшие вампиры медленно поднимали челюсти с пола.

Нежное прикосновение холодных ладоней к талии остудило пыл. Он нагнулся к шее, глубоко вдохнул и чмокнул, нарочно зацепив клыками. От нахлынувшего блаженства закружилась голова.

- Макс, так ты уже обращался? – Джессика спасла от стыда, пытаясь отвести удивленные взгляды от нас.

- Да, – лучезарно улыбаясь, встал и отошел в сторону.

Через секунду перед нами стоял прекрасный и огромный волк! Волна удивленных вздохов и криков пробежалась по комнате. Белоснежно- белая густая шерсть переливалась оттенками жемчуга, светившиеся серые глаза, розовый носик, большие ушки. Какой же он красивый! И пушистый! Так и захотелось броситься, запустить ладони в мягкую шерсть и сказать: «У ти боже мой, какая прелесть!»

Я держалась, как могла. Сила воли напрочь отсутствует. Чмокнув монстрика, в беге обратилась в ягуара и прыгнула на волка, сбивая с ног. Навалилась и стала облизывать морду шершавым языком. Все разом засмеялись.

- Ребята, смотрите, прямо попали в зоопарк! – смеясь, съязвил Роман.

Выпендрежник тоже не стал долго ломаться. В прыжке обратился в сокола и стал летать над нами, иногда садясь на спины и кусая клювом. Через десять минут ребячества Макс обратился и сел за стол с серьезным выражением лица. Мы с Вилли последовали его примеру.

Следующие два часа просидели за обедом и приятным разговором. Смеялись, шутили, подкалывали друг друга. Четыре язвы в одном месте – это перебор! Но все равно внутри каждого сидел страх и переживание за патрули. А улыбки и шутки использовали как маски, чтобы не удручать кислыми и печальными лицами.

Вдруг взгляд Дэниэля стал отстраненным, злым и бешенным. Льдинки в глазах аж задребезжали, готовясь разбиться. Микаэль закрыл глаза и схватился за голову руками.

- Патруль Кристиана разбит. Они здесь! – зловеще выдавил Дэниэль и вскочил со стула. Все покинули свои места и удрученно переглянулись.

Эти слова эхом отдавались в голове. Они здесь! Феликс пришел за мной. Он всех одурачил! Черт! Мы же одни!

- Нужно сообщить патрулям, чтобы возвращались! – гневно выпалила, чувствуя, как краснеют глаза.

- Не могу, – быстро бросил Роман. – Они двигаются под мощным щитом. Я не могу его обойти!

- Мы в ловушке, – вынес вердикт Елисей и печально уставился на меня.

- Сколько их? – спросил злой Эдуард.

- Больше сотни, – едко бросил Дэниэль и ударил кулаком о стену так, что часть ее осыпалась.

Больше сотни?! Да это же до фига, как много! Мы не справимся со всеми! Я оглядела всех вампиров. Ни капли страха, одна решимость, гнев, ярость и злость. Они были полностью готовы! Как и я! Холодная ярость поможет мне!

- Так, постоянно держим связь! – властно произнесла, нервно ходя по кругу. – Дары использовать максимально. Марк, испорть погоду. Елисей, собери все самые мощные молнии. Микаэль и Роман, по возможности подсказывайте действия вампиров. Афелия, сразу скрывай, если кто- то будет ранен. – От одной этой мысли ягуар уже рвал и метал внутри. – Джессика, исцеляй. Елена, жги всех со всей силы. Михаил, на максимум используй телекинез. Эдуард, Мариус, Пит и Искандер, закрывайте остальных. Сергей, с тобой мы будем искать щит. Афелия, сразу, как начнется битва, скрывай Сергея и ищите щит. А я с Жрецами поможем убить его, – выпалила почти без дыхания.

Подошла к Дэниэлю, заглянула в любимые голубые глаза и нежно прошептала:

- Будь осторожен! Я люблю тебя! – и впилась поцелуем в сладкие губы.

- Они пересекли границу! – шипя, выпалил Микаэль, выводя из страсти.

Мы медленно вышли во двор. Тишина. Зловещая. И только, еле уловимый обонянию ягуара, запах незваных вампиров кричал о приближающейся опасности.

Выстроились в линию, закрывая собой дом. Дэниэль нежно коснулся моей руки и заглянул в глаза. Страх. Меня поглотил страх за монстра, за всех нас. Если кто- нибудь погибнет ... Нет, это они сдохнут в муках! Адских муках! Ягуар рычал во всю, все сильнее чувствуя приближающихся тварей.

- Я люблю тебя, – хрипло выдохнул Дэниэль, пристально глядя холодными глазами.

Эти три заветных слова! Ну почему сейчас! Я застыла на месте, не зная, что даже и сказать. Я была счастлива. Он сделал выбор!

Широко улыбнувшись, выпалила, бросаясь в крепкие любимые объятия:

- Я люблю тебя, мой монстрик!

Послышался шорох грубо раздавленных листьев. Огромная куча тварей возникла из неоткуда. Мы бросились в рассыпную.

В прыжке, обратившись, бросилась на двух вампиров, снося одним ударом лапы головы. Сокол уже во всю пикировал в поиске жертвы. Белоснежный волк рвал одного за другим, пробиваясь вперед. Погода резко изменилась: подул сильный порывистый ветер, грозовые тучи поглотили все небо. Разряды молнии били, сокрушая сразу по несколько вампиров. Кольца огня, пыльные бури – защитники выкладывались на всю.

Отражая удар в спину, пригнулась и разорвала грудь. Перепрыгнув через тело, сбила с ног и разорвала сразу троих. Холодная ярость топила в себе. Сейчас был только ягуар, только мой зверь. И именно он наносил сокрушающие удары один за одним. Пять вампиров окружили, загоняя в круг. Пригнулась и утробно властно зарычала. Реакция последовала мгновенно. Все безвольно рухнули на землю.

Вкрадчивым взглядом постоянно пыталась найти одну фигуру. Дэниэля. Отвлекшись, пропустила удар ножом в спину. По лапе быстрой струйкой стала стекать кровь. Резко повернувшись, вцепилась клыками в шею вампира, высасывая всю кровь. Разорвав тело, заметила, как сокол отчаянно пытался взлететь. Но раненое тело и вампир, нависший на мощной лапе, затрудняли спасение. Быстро побежала вперед, в прыжке оттолкнулась от дерева и скинула мерзкую ношу, ломая все кости и отгрызая конечности.

- Спасибо, индеец! – бросил сокол и сразу пикировал вампира, напавшего на Искандера.

Ярость, ярость и только ярость будоражили кровь, заставляя ее кипеть. Заметила Дэниэля, сражавшегося сразу с шестью вампирами. Не думая ни секунды, побежала спасать. Как они смеют бить его?! Грозный рык, и на лету сбиваю двоих, отрывая головы. Дэниэль, воспользовавшись подмогой ударил одному в голову, а второму пробил грудь, вытаскивая сердце. Успела подбежать и лизнуть кровавым языком любимое холодное лицо. Монстр нежно улыбнулся и, перевернувшись в прыжке, отразил удар мне в спину. Сокол с волком стали убивать вместе. Точнее волк постоянно прикрывал выпендрежную задницу с перьями.

Вдруг мое тело загорелось. Пригнулась в ожидании прыжка и уставилась в обезумевшие глаза вампира. О, бедняжка в штаны наделал! Думал огонь сожжет меня! Грозно рыча, разорвала тело острыми когтями, отрывая куски плоти клыками. Сильный проливной дождь с порывами ветра заставлял скользить лапами по мокрой траве. Молнии, огонь, пыль – все под контролем. Все целы и живы. А это главное!

- Аника, сзади! – крикнул Микаэль, но поздно.

Острые клыки впились в спину. Вампир обхватил ногами и стал бить ножом в бока. Сильная острая боль заставила ягуара еще больше разозлиться и зарычать. Миг – и сокол схватил моего наездника и в воздухе оторвал голову. Надо быть внимательнее! А то убьют ведь! Раны быстро затягивались, оставляя неприятное жгучее ощущение. Ну конечно, оружие обработано пыльцой эдельвейса! В принципе, и чему тут удивляться?!

- Аника, количество увеличивается! – мысленно сообщил Пит.

- Особых одаренных пока не убил! – вмешался Роман.

Где же Феликс?! Неужели не пришел?! Или стоит где- нибудь наблюдает, а потом нападет в спину?! Трус! Лично буду медленно рвать на куски, мстя за маму, за гарпию и за себя.

- Аника, я обнаружил щит! – выпалил Сергей. – Он в западе от фонтанов.

Быстро расправившись с тремя вампирами, побежала к назначенной цели. По пути рвала когтями бока, ноги, животы вампиров, выпуская внутренности наружу. Сокол уже полетел в нужном направлении. А волк резко изменил направление и увел большинство нападающих на Вилли. Скользя по мокрой траве, бежала с безумной скоростью за Жрецом. Но резкий и грубый удар в бок отбросил на десять метров. Ударившись спиной о дерево, сползла и на трясущихся лапах, зарычала.

За Джессикой погнался вампир, который и пхнул меня. Ну все! Тебе конец! Я не дам в обиду Джессику! Тряхнув головой, пригнулась, оттолкнулась задними лапами и погналась за ними. Быстрее, быстрее! Не заметила, как оказались за домом. Завернула за угол, падая в грязи и остановилась. Никого! Принюхалась. Никого! Но слишком поздно поняла, что попала в ловушку.

Воздух замерцал, и почувствовала, как опускается щит. Сразу побежала, чтобы успеть пробить стену. Но поздно. Щит создан для меня, лично! Пригнулась и внимательно стала смотреть за всеми мельчайшими движениями, шорохами, запахами. Вдруг замерцала серая дымка, и из нее появился мой враг, Феликс. Зловещая улыбка, смеющиеся глаза показывали презрение. Обратилась и рукой прикрыла рану, не успевшую затянуться.

- Ну привет, Аника. Соскучилась? – мерзкий тон сопровождался злорадной усмешкой. Он сложил руки на груди и изучающе уставился на меня.

- Не представляешь, как! – гневно рыкнула, чувствуя, что ягуар на пределе и готов разорвать его к чертовой матери. – Все время мечтала, что первым тебе вырвать: язык или клыки?! Думала, как буду разрывать твое жалкое тело, и какое наслаждение при этом получу! - зловеще ухмыльнулась, облизывая губы. – Твоя кровь, наверно, отвратительна. Но ради тебя я готова выпить ее до последней капли.

- Я смотрю дерзость твоя так и не прошла, – покачал головой. - Жаль, а ведь ошибки должны учить чему- то, – прошипел Феликс, задумчиво потирая подбородок. – Что ж, придется преподать тебе еще один урок! – обнажая клыки, нагло заявил и уставился своими серыми грязными глазами.

- Иди к черту! Ты больше не навредишь мне! – сжимая кулаки, властно прошипела.

Злость кипятила кровь, ярость двигала ее быстрее по венам. Разум отключился. Я не воспринимала никаких посторонних звуков. Передо мной убийца! Все внимание на нем!

- Ошибаешься, милая, – раздался отвратительный злорадный смех, отравляя все живое вокруг. – Все, хватит! – Феликс перестал смеяться, серьезно уставился на меня и поднял руку. Я пригнулась, ожидая нападения. – Джесс, заканчивай с этим.

Не успела и слова произнести, как упала на колени, крича от дикой боли в сердце. Опустила голову и увидела, что из сердца торчит клинок кинжала, моего кинжала. Боль, невыносимая боль пронзила насквозь. Метка на спине загорелась, выжигая клеймо на теле. Почувствовала, как каждый узор покидает спину. И только сейчас страшная мысль ослепила. Дэниэль. Толчок ногой в спину, и упала лицом в грязь, боясь пошевелиться. Кто- то придавил спину ногой и вытащил кинжал. Новая жгучая боль, сопровождаемая диким рыком, окатила тело. Дэниэль. Нет! Нет! Он жив. Нет! Слезы полились нескончаемым потоком. Он убил его, убил!!! В этот момент почувствовала, как большая часть меня умерла, разрывая душу и сердце. Ярость пропала, остался только страх за монстрика. Я умру без него. Не может быть!

Медленно встала и чуть не упала от удивления и новой боли. Боли предательства. Передо мною, ухмыляясь и крутя кинжал в руке, стояла Джессика. Радостные глаза, веселая улыбка!

- Что ты наделала?! – еле выдавила из себя шепот. В ответ лишь едкая ухмылка. – Что ты наделала?! – шепот перерос в дикий рык.

- Аника, не надо так кричать, – спокойно улыбаясь, протянула предательница.

У меня не было сил, чтобы даже ровно стоять на ногах. Боль от такого предательства еще больше разрушила.

- Ты убила его! – гневно шикнула, чувствуя, как горячая кровь сбегает по груди, обжигая тело. – Ты убила Дэниэля! – слезы не прекращались. Тело затрясло в крупной дрожи.

- Знаешь, иногда приходится чем- то жертвовать. Видишь, как все идеально вышло? – она стала ходить кругами. Если сейчас получу второй удар кинжалом, то буду только рада. Я не хочу жить в мире, где нет моего монстрика. – А ты не умеешь разбираться в людях. Посадила Анжелику в тюрьму, даже не расспросив ее. Хотя, я все обдумала. Помогла доставить кинжал, в замен попросила твою кровь, чтобы подставить Анжелику и быть чистой. А Макс меня так и не узнал, ты заметила? – каждое слово выжигалось внутри. Слушала и не могла поверить своим ушам. Как она могла?! Я же ей доверяла?! - Иллюзии творят чудеса!

Предатели, вокруг одни предатели! Больно, как же мне больно. Дэниэль. Слезы лились, застилая красные глаза. Они отобрали его у меня! Отобрали! Отобрали самое дорогое и любимое на свете! Ягуар зарычал, собираясь отомстить!

- Джесс, мне надоело! – недовольно буркнул Феликс и закатил глаза.

Улыбнувшись, Джессика ленивой походкой направилась ко мне. Может лучше умереть?! Или нет! Я убью его! Никто не смеет забирать моего Дэниэля. Не успела и зарычать, как Джессика отлетела от меня, вылетев за пределы щита. Оглянулась и увидела, как Анжелика выхватила кинжал и отшвырнула в сторону. Боже, как я ошибалась! Как она смогла проникнуть в щит, не знала. Они начали сражаться.

Едко улыбнулась Феликсу и прорычала:

- Ты забрал самое дорогое, что было у меня! Ты отобрал его! – рык холодной ярости затуманил весь разум. Я пропустила ягуара через себя. – Я убью тебя! – и кинулась, процарапав грудь вампиру.

Мощный удар в спину помог отлететь и врезаться в невидимую стену. Встав на ноги, увидела перед собою четырех Феликсов. Иллюзия! Как мило! Но ярость знала, кто истинный враг. Я даже старалась не замечать его копий, взглядом пронзила только его. Зарычала и бросилась, разрывая на бегу прыгнувшего сверху копию. Тут же меня схватили и укусили за шею. Дикая боль пронзила насквозь. Вывернулась и оторвала руку другой копии. Прыгнув, разодрала глотку и уставилась на последнюю копию. Как только пригнулась и собралась наброситься, она пропала. Быстрым взглядом обвела щит в поиске подвоха. Но увидела, что Анжелика оторвала голову вампиру. Видимо, он был иллюзионистом.

Повернулась и встретилась с серыми глазами. Тварь! Я убью тебя! Рыкнув, побежала на вампира. Высоко подпрыгнула перед самым ударом, перевернулась в воздухе и свалила его. Когти сразу впились в плоть разрывая на части. Грязные глаза наполнились страхом и ужасом. Улыбнувшись, нагнулась и впилась в шею. Сладкая кровь потекла по телу, заживляя раны и ссадины. Оставив чуть- чуть крови, оторвалась от шеи и одним махом оторвала руку. Раздался дикий вопль. Взмах - и когти глубоко засели в лицо, желая заткнуть эту тварь. Медленно стала опускать руку к шее, оставляя ужасно глубокие раны. Вырвала руку и облизала пальцы. Вампир постарался скинуть. Одним нажимом колена стала ломать ребра. Приятный звук донесся до моих ушей, лаская их. Одно за одним ребра превращались в дробленное месиво. Взмах руки – и оторвала вторую конечность, слушая душераздирающий крик от боли. Мне хотелось еще и еще. Я не могла остановиться.

- Я же предупреждала, что разорву тебя! – утробно и гневно прошептала, обнажая клыки.

Замахнулась и рука пробила грудь вампира. Глаза Феликса стали закатываться, а я получала наслаждение. Стала ковырять рукой внутри в поиске сердца. Каждое мое движение сопровождалось диким воплем. Вот и оно, такое мягкое! Сжала пальцами, впиваясь когтями.

- Прощай! – зловеще прошептала, не сводя глаз с лица вампира, и дернула руку.

Сердце перестало биться, а Феликс умер. Такое холодное, мягкое! Поднесла ближе к лицу и вдохнула. Приятно пахнет! Облизнула языком и поморщилась от отвращения. Рыча, бросила на землю и раздавила ногой. Подошла к трупу и с огромным удовольствием оторвала голову.

Щит пропал. Быстро бросилась на поиски Дэниэля. Нет, не может быть! Он не умер! Не умер! Секунда – и я уже во дворе. Здесь по- прежнему продолжалась битва. Глазами стала искать монстра. Нет, его нигде нет. Побежала вперед, расталкивая всех когтями, убивая одним прикосновением. Сердце билось с огромной скоростью, пытаясь разорваться на части. Завернула за фонтан и увидела Дэниэля. Он лежал на земле без движения. Быстро кинулась к нему. Упала на колени и схватила любимого монстра.

- Дэниэль, открой глаза, я прошу тебя. Ты меня слышишь? – кричала в истерике, схватив лицо в руки. Холодные глаза медленно открылись.

- Аника, - хрипло выдохнул. – Я ждал тебя, – нежная улыбка коснулась уголков губ. – Я люблю тебя, – пальцы сильно сжали мою ладонь, потом ослабли. Холод стал пропадать в любимых глазах. Они медленно закрылись. Рука безвольно упала на землю.

- Неет! Нет! Дэниэль, открой глаза, я тебя умоляю! – кричала ему, давясь слезами. – Не бросай меня. Я умру без тебя! Пожалуйста! – но он не реагировал. Мягкое безвольное тело. У меня в руках только его тело. Он покинул меня. Он ушел.

Я запрокинула голову и больно утробно зарычала, не веря в происходящее. Рык заглушил все звуки и движения. Не знаю, что произошло, но все вампиры безвольно упали, переставая сражаться, щит пропал.

Положила тело любимого на колени и стала укачивать, как младенца.

- Вернись! Вернись ко мне! Я приказываю, вернись! – но глаза не открывались. Я больше не увижу их холода, больше никогда не увижу любимой ухмылки, насмешки, презрительного тона.

Слезы безмерным потоком застилали глаза. Кроме них и мертвого тела ничего и никого не видела. В этот момент я умерла вместе с ним. Осколки моего сердца и души разбились в дребезги. Осталось только мое тело без души и сердца, пустое тело. Мой Дэниэль, мой монстр умер. Вместе в ним для меня умер весь мир.

- Дэниэль, я люблю тебя! Люблю! Слышишь! Вернись! Не бросай меня одну! – рыдания и всхлипы разрывали грудь. – Я умру без тебя! Я не смогу жить без тебя! Как ты мог меня оставить?! – слезы капали на щеки монстра, тихо скатываясь и падая на землю.

Руки скользили по холодному телу, желая пробудить. В области сердца голубая рубашка была залита кровью. Много крови. Мотая головой, притянула тело Дэниэля к себе. Голова безвольно упала мне на плечо.

- Дэниэль, милый, вернись. Ты не можешь вот так уйти. Ты же знаешь, на что я пойду ради тебя. Пожалуйста! – покачиваясь, гладила его по голове, сжимая в руке шелковистые иссиня- черные волосы.

Кто- то подбежал и стал что- то говорить. Но мне все равно. Для меня все умерли. Я не слышала ничего, кроме своей боли и горя, безмерного горя. Тело разрывалось в агонии. Внутри все горело диким пламенем, сжигая все органы и кипятя кровь. Дэниэль ушел, вместе с ним и холод, который давал мне. Он забрал весь холод в моем теле. Теперь там остался только огонь. Глаза перестало щипать. Казалось, они стали мертвыми, застыли.

Кто- то дотронулся до плеча и с криком отскочил. Я обжигала всех своей кожей. Теперь я сгорю изнутри.

- Прошу, открой глаза! Я не смогу жить, не видя тебя, зная, что тебя нет. Дэниэль, вернись! – шептала ему, звала, просила, но он был неподвижен. Он не собирался их больше никогда открывать. Он умер.

Дикий крик и вопль ягуара заполнил весь двор, сотрясая все вокруг.

- За что?! За что?! Ненавижу! Ненавижу! – утробно рычала, глядя в вечернее небо.

Природа была спокойной: ни дождя, ни тучки. Солнце ярко светило, редко прячась за пушистыми облаками. Природа радовалась моей потери, она была счастлива!

- Почему все так несправедливо?! – крикнула в небо, прижимая Дэниэля и гладя по лицу. – Я ведь только его нашла! Я впервые так сильно полюбила! – безмолвное голубое небо молчало.

- Дэниэль, мы ведь только нашли друг друга! – посмотрела на него, убирая трясущимися руками прядь с закрытых глаз. – Я не готова тебя терять. Ты - мое всё! Без тебя мне ничего не нужно. – поцеловала в холодные губы и зарыдала еще сильнее.

Тело сотрясала дрожь, глаза заливались слезами. Внутри было пусто и больно. Больно, как никогда. Я не верила в происходящее. Я хотела, чтобы это оказалось кошмаром, просто сном.

- Аника, его не вернешь, отпусти его! – до разума дошел тихий отголосок слов Макса. – Пойдем! – он схватил меня, крича от боли и откинул в сторону. Тело Дэниэля рухнуло на землю.

- Нет! Отпусти! – меня схватил Вилли и тоже вскричал от боли.

Вырвавшись, откинула одной рукой сокола и на бегу сбила Макса. Упала к Дэниэлю на колени и схватила моего монстра. Моего! Никто не отберет его у меня! Он мой!

На улице стало тихо. И только мои громкие рыдания, крики и мольбы разрывали тишину, пытаясь изменить судьбу.

Я просидела с Дэниэлем на коленях весь вечер. Встретили с ним закат, потом и ночь. Слезы полностью намочили рубашку моего монстра. Внутри было пусто. Там нет теперь души Аники, есть только ягуар. Горе поглотило полностью.

- Что я буду делать без тебя! Как мне жить?! – но вопросы оставались без ответа.

Вдруг тело Дэниэля дрогнуло и засветилось. Я еще сильнее прижала его к себе, не желая отпускать. Вспышка – и тело стало растворяться в воздухе.

- Нет! Нет! Не забирай его! – хватала воздух руками, желая поймать и оставить Дэниэля. Но ничего не вышло.

Меня отбросило в сторону. Быстро встала и побежала обратно. Но моего монстра не было. Схватилась за голову, вырывая волосы.

- Нет! Нет! – рычала в безмолвную тишину.

Рухнув на колени, увидела меленький цветок. Эдельвейс! Дрожащими руками дотронулась до нежных лепестков и вздрогнула. Всё, что осталось от моего любимого Дэниэля – этот проклятый эдельвейс! Эта звездочка белоснежного цвета, переливающаяся оттенками жемчужины!

- Дэниэль ... - прошептала цветку и сотряслась в рыданиях.



ГЛАВА 23

Пять дней я не отходила от эдельвейса. Каждый день прокусывала запястье и поливала его кровью. От этого он рос и становился больше.

Слезы вылились все без остатка. Души и сердца больше нет. Меня больше нет! Жгучая пустота съедала изнутри. От горя глаза почернели. Они больше не были изумрудными, желтыми, красными. Они стали черными, мертвыми. Метка тоже стала черной. Это даже не метка, а клеймо, оставленное ею.

Каждый день, встречая рассвет, думала, что произойдет чудо, и он вернется. Но чуда не происходило. Все пять дней я рыдала, обливая цветок горькими слезами. Так хотелось заглянуть в холодные любимые голубые глаза, увидеть улыбку, ухмылку на его лице. Прикоснуться к прохладной коже, вдохнуть тонкие нотки освежающего цитруса. Но нет! Дэниэль умер. Он оставил меня в этом проклятом мире одну!

Эдельвейс стал для меня отголоском прошлого. Он частичка моего любимого монстра. И я оберегала его, как могла.

- Я скоро вернусь, – прошептала эдельвейсу, проведя по нежным гладким белоснежным лепесточкам.

Встала и пошла в дом. Открыла тяжелые двери и вошла в холл. На меня уставились все обитатели дома в удивлении: отец, брат, сестра, защитники, Жрецы. Никаких чувств абсолютно не испытывала к этим вампирам. Ни жалости, ни любви, ни дружбы – ничего. Только при взгляде в серые глаза цвета утреннего тумана в теле становилось прохладнее, огонь угасал, но ненадолго.

- Аника, мы рады ... - начал Эдуард, но я перебила.

- Рады?! – вырвался утробный рык. Я не ожидала такого тона: безжалостного и требовательного. – Чему рады?! – обвела всех черными глазами, умиляясь страху на их лицах. – Боитесь?! – хмыкнула, улыбнувшись.

- Аника, мы просто ... - начал Вилли, но договорить не дала.

- У нас есть дела! – грозно рыкнула и злорадно улыбнулась. – Где эта тварь?! – спросила, глядя на Анжелику.

- В камере, – быстро ответила сестра, пристально глядя в глаза.

- Аника, что ты ... - отец бросился ко мне, но я уже пошла в подвал.

Вся толпа двинулась за мной. Секунда – и я в подвале. Ничего не изменилось: сырость, узкий коридор, маленькие горгульи. Гулкие шаги и шорох за спиной нарушили могильную тишину подвала. Подошла к камере и замерла на месте.

В углу сидела Джессика, поджав под себя ноги. Абсолютно ни одной царапины на теле. Либо ее не трогали, либо она так быстро себя исцеляла. Наши глаза встретились и на секунду я окунулась в голубые, такие знакомые глаза, которых больше никогда не увижу. Вся боль окатила вновь новой волной, затопляя бедного ягуара, отчаянно боровшегося с нею. Вспомнила, как она мне всадила в сердце кинжал, вспомнила предательство, вспомнила пять дней и ночей, проведенных у эдельвейса, последний взгляд холодных глаз и заветные слова. Вспомнила последний удар сердца монстра, и как цитрус исчез из его тела. Я зарычала и одним взмахом руки сорвала решетку с петель.

- Ты убила его! – грозно рыкнула, подходя ближе.

- Аника, стой! Что ты собираешься делать? – послышался обеспокоенный голос брата.

Я лениво повернулась и осмотрела с ног до головы Эдуарда. Жуткий страх, боль, отчаяние в фиолетовых глазах.

- Ты знал? – яростно шипя, бросила и сжала кулаки.

- Нет.

- Она предательница! Это она, а не Анжелика предала меня! Она убила Дэниэля! – я отчеканила каждое слово, выплевывая их всем собравшимся.

- Что ты собираешься делать?! – желваки заходили ходуном, руки стали трястись, а глаза заблестели.

- Проведу голосование, – едко улыбаясь, хмыкнула и склонила голову набок. – Кто за то, чтобы она умерла быстро, и кто за то, чтобы она умирала медленно и мучительно?! – рыча, опустилась рядом с Джессикой, пристально смотря в полные страхом голубые глаза.

- Ты с ума сошла? – ошарашенный Вилли чуть не подпрыгнул.

Я развернулась и увидела такие же ошарашенные лица всех вампиров. Улыбнулась, показывая клыки, и протянула:

- А вы думали, я с ней буду играть в куклы? Голосуем! – зло посмотрела и подошла к стене, царапая длинными ногтями. – Итак, кто за медленную смерть? – вопросительно уставилась. Руки никто не поднял. – Хорошо, кто за быструю смерть? – поднялись четыре руки: Микаэль, Роман, Сергей и Анжелика.

Я бросила короткую улыбку и прикинула, как лучше ее убить, чтобы получить максимум удовольствия.

- Сергей, - мысленно обратилась, создавая канал только для него, - когда кивну, создай щит, чтобы мне никто не смог помешать.

Сергей слегка кивнул и уставился в пол.

- Твое последнее слово, дорогая Джессика! – улыбаясь, прохрустела пальцами и стала медленно надвигаться.

- Я ненавижу тебя! Ненавидела Дэниэля! Мне не жаль его! – каждое слово острой болью отзывалось внутри. Голубые глаза светились, испуская молнии. Губы скривились в кривой усмешке. – И да, твою жалкую гарпию тоже убила я! – злорадно улыбнулась и рассмеялась.

Внутри все загорелось еще сильнее. Тварь! Как же ненавижу!

- Щит, - бросила Сергею и, почувствовав мерцание в воздухе, бросилась на жертву.

Одним движением руки пробила грудь. Глаза Джессики округлились и ожидающе уставились на меня. Слышались крики, грохот, скрежет недовольных вампиров за пределами щита. В щит били молнии, пытаясь прорвать. Улыбнулась и прошептала:

- Прощай, Джессика! – и вырвала сердце.

Тело безвольно рухнуло на пол. Повернулась к толпе с радостным выражением лица и с презрением бросила сердце на пол. Подняла ногу и раздавила, растирая остатки по полу.

Глаза Эдуарда наполнились слезами. Щит пропал, и я медленно шагнула к выходу.

- Что- то не так? – уставилась в недовольные лица вампиров. – Или вы хотели хлеба и зрелищ?! – вкрадчивые железные нотки в голосе, видимо, не понравились. В ответ тишина. Значит всем все понравилось.

Выскочила из подвала и направилась в комнату. Взлетела по лестнице, открыла дверь. Вошла и рухнула на колени. Запах цитруса еще не успел выветриться из комнаты. Слез не было, но внутри мое тело разрывалось в горьких рыданиях.

Вошла в ванную, скинула одежду, промокшую в грязи, слезах, крови. Встала под теплые струи душа и зажмурила глаза. Былого облегчения не наступило. Спустя полчаса вышла из ванной, оделась и спустилась, чтобы выпить крови. Жажды не чувствовала, но если не пить, то умру.

Спустившись по белой мраморной лестнице, прошла через зал. В зале собрались все шестнадцать глав кланов. Встали, поклонились и уставились в глаза. Быстро поклонившись, взяла хрустальный бокал и осушила, жадно глотая кровь. Взглядом нашла Макса и вслух обратилась к нему.

- Жрец Ордена Волка- альбиноса, ты разобрался со своим Орденом? Тебе хватило пять дней, чтобы уладить все? – по- моему, вопрос больше шокировал присутствующих, чем Макса.

- Да, Жрица. Вампиры с злыми намерениями истреблены. Новые главы кланов прибудут сегодня вечером.

Я улыбнулась оперативности друга. Быстро все взял под контроль. Молодец!

- Завтра мы официально представим Макса Жрецом, – властно произнес отец, вошедший в зал.

- Бал?! – недовольно хмыкнула я, раздавив бокал в дребезги.

- Да, – буркнул Эдуард, поклонившись.

Отбросив осколки бокала, вышла на улицу. Меня больше ничего не держит в доме. К балу пусть сами готовятся. Никакого дела мне нет! Слишком сильна боль, поглотившая меня. Как жить дальше, я не знала. Жить вообще не хотелось.

Подошла к эдельвейсу, села на колени и погладила лепестки.

- Дэниэль, я не могу без тебя! Я люблю тебя! – прошептала, кусая запястье и поливая цветок кровью. – Я убила твою сестру! Думаю, ты не сильно будешь злиться. – Улыбнулась, вспоминая, как он кричал, когда я собиралась броситься в патруль.

Всю ночь и утро провела рядом с эдельвейсом. Ближе к полудню поднялась в комнату, чтобы приготовиться к балу. Там меня уже ждала Анжелика. Я молча прошла мимо и уставилась на платье.

- Аделия привезла для тебя, – робко протянула сестра и улыбнулась.

Черное шелковое ажурное платье без рукавов и бретелей, обтягивающая ажурная юбка с длинным шлейфом. Узоры были украшены изумрудами, рубинами и сапфирами.

- Траурное платье ... - сделала вывод и сняла с вешалки. – Зачем оно мне? – непонимающе уставилась на нее. – Мне не для кого красиво одеваться и прихорашиваться! – голос задрожал.

- Аника, я уверенна, что Дэниэль сейчас наблюдает за тобой. – Она тихонько погладила по плечу и заглянула в глаза. – Думаю, он бы расстроился, если бы ты пошла непонятно в чем. Ты Жрица, ты должна выглядеть всегда прекрасно. – Боль стала невыносимой, и я, бросив платье, прижалась к Анжелике, обняв руками за плечи.

- Мне так больно, – выдавила сквозь рыдания. Слезы опять полились потоком. И откуда они взялись?! – Я не могу без него. Мне его так не хватает! – она прижала меня сильнее и стала успокаивающе гладить по спине.

- Аника, милая, я знаю. Но ты должна быть сильной. Эта боль не пройдет никогда. – Она отстранилась и подняла голову за подбородок, смотря в глаза. – Ты должна научиться жить с ней, – вытерла пальцами слезы. – Он остался в тебе навсегда, внутри, – прижала ладонь к сердцу.

- Сердца нет, понимаешь? Оно разбито, – рыдая, опустилась на пол, не в силах стоять на ногах. Тело задрожало.

- Нет. Сердце есть. Просто, кроме боли, оно больше ничего не чувствует. Сердце утонуло в ней. Но ты должна помочь ему, научись жить с болью. И тогда чуть- чуть станет легче, – вновь прижала к себе и тоже заплакала. – Ну вот, довела и меня до слез. Весь макияж размажу, – и рассмеялась.

Я вывернулась из объятий и вытерла слезы. Анжелика немного облегчила боль, будто частичку забрала. Как же я в ней ошибалась! Как я была слепа!

- Аника, давай одевайся. Скоро все начнется. – Она встала и подняла платье.

- Все будут в черном?

- Да, Севастьян объявил траурный день.

- Неси белое платье, – глаза Анжелики сперва округлились в удивлении, потом на лице расползлась улыбка.

- Сейчас. Выбираешь цвет эдельвейса? – вопросительно уставилась уже у двери.

- Да. Он для меня траур.

Через час я была готова. Шикарное длинное белое платье идеально подходило мне. Расшитый фианитами, корсет полностью открывал спину, показывая всем черную метку. Широкая белоснежная лента, повязанная вместо пояса, аккуратно подчеркивала тонкую талию. Шелковая пышная юбка тянулась длинным шлейфом. Прям, как свадебное! Анжелика сделала прическу, собрав локоны вверх, и макияж. Дэниэлю бы понравилось!

Я немного задержалась, вынуждая ждать себя. Вошла в зал и услышала удивленные вздохи. Абсолютно все были в черном, даже бижутерия у вампирш из черных драгоценных камней. А я, что называется, разрядила атмосферу, вплыла, как белая лебедь.

Прошла по дорожке, кивая всем на ходу. Впереди уже стояли Жрецы, защитники, отец. Удивление в их глазах меня ничуть не колыхнуло. Подошла, поклонилась и повернулась к вампирам. Сегодня произносить речь буду я!

- Рада приветствовать всех сегодня здесь. Я выполнила обещание. Это стоило больших потерь, горьких утрат и невыносимой боли, – голос звучал в полной тишине грозно, властно и строго. – Я потеряла своего предназначенного, – на последнем слове голос дрогнул. – Но несмотря ни на что, нужно выполнить предназначение. Перед вами Жрец Ордена Волка- альбиноса, Макс, – отошла в сторону. Жрец вышел вперед.

Больше ничего не слушала и не принимала во внимание. Макс представил своих глав кланов, Главу Ордена. Ею стала Ева, мать Макса. Но даже этому я не смогла удивиться. Поймав мой взгляд, она сочувствующе улыбнулась. Рыжие распущенные волосы, серые глаза, черное обтягивающее платье. Детали не пыталась рассмотреть. Мне было безразлично. Взяла бокал крови, осушила и почувствовала боль в животе. Схватилась за него, пытаясь придавить. Странно, что до сих пор способна чувствовать боль. Думала, ничего больнее потери быть не может. А тут нет! Секунда – и она исчезла, оставляя неприятное ощущение.

Безразличным взглядом стала смотреть в толпу танцующих вампиров. Откровенной радости не было ни у кого. Все с серьезными лицами, угрюмые. Зачем тогда мазурку танцевать?! Хоть бы улыбнулись. Жрецы же нашлись. Тем более завтра пройдет церемония восстановления Ордена Эдельвейса. Такое событие?!

Боль не оставляла ни на секунду. Осматривая вампиров, поймала себя на мысли, что пытаюсь найти моего Дэниэля. Что он сейчас будет в окружении прекрасных вампирш, едко ухмыльнется и заставит ревновать. Потом пригласит на танец, нежно коснется спины, даря холод телу... Хрустальный бокал в руке треснул, одинокая слеза скатилась по щеке.

Я больше не могла сидеть здесь. Выбежала во двор к эдельвейсу. Вздохнула и... не почувствовала облегчения. Слезы комком застряли в горле, собираясь выплеснуться наружу.

- Я скоро сойду с ума, монстрик! – прошептала одними губами, глядя в звездное ночное небо. – Я перестала что- либо чувствовать к окружающим. Абсолютно ничего не чувствую. Меня даже пугает эта пустота внутри. – Слеза все- таки скатилась, обжигая кожу. – Я не могу жить без тебя! Боюсь заснуть, потому что, если увижу тебя, то больше не захочу просыпаться! – безвольно опустилась на край фонтана, чувствуя новый приступ боли в животе.

За спиной послышались шаги. Медленно повернула голову, смахивая слезинку. Ева.

- Аника, не прячь слез, – нежно произнесла и улыбнулась.

- Почему вы?

- Феликс посадил меня в клетку еще в ночь выпускного. Он убил Николь, и я этого не выдержала. Пыталась напасть, но не получилось. Меня заперли, пытали, – лицо скривилось, а серые глаза стали стеклянными. – Макс меня освободил и простил.

Не желая, да и не в силах больше ничего знать, отвернулась и уставилась на цветок.

- Аника, - робко начала Ева, - ты общалась с Князем?

Резкая смена темы не понравилась. Непонимающе вопросительно всмотрелась в спокойное лицо, но ответила:

- Да.

- Эдельвейс - это подарок от него, – она жестом указала на цветок. – Когда вампиры умирают, они превращаются в труху, а не в эдельвейсы, – закончила и пристально впилась взглядом.

Мне потребовалось меньше секунды, чтобы осознать смысл слов. Магнус! Сорвалась с места, в бегу обратилась в ягуара и побежала в лес, к озеру. Мягкие подушечки лап аккуратно ступали на влажную траву, ломая хрупкие ветки. Волна дикой, безумной ярости захватила весь разум и тело. Аромат шиповника и колокольчика ворвался в легкие, приятно обволакивая. Через минуту прыгнула на берег, осмотрелась и обратилась.

Никого нет! Ведь он тогда не пришел перед битвой! Глаза горели черной яростью, желая убить одним взглядом.

- Магнус?! – зловеще крикнула на все озеро, разрушаю тишину и спокойствие. – Выходи! – стала смотреть по сторонам.

- Зачем так кричать, милая! Побереги силы! – спокойный голос за спиной заставил подпрыгнуть от неожиданности. Пришел.

- Верни мне Дэниэля! – прорычала, сжимая кулаки и сверля черными глазами.

- Аника, твои глаза почернели. Ты знаешь? – удивительно посмотрел и стал ходить кругами. Нет, он, что издевается?!

- Верни Дэниэля! – утробный рык вырвался из груди. Князь лишь улыбнулся и склонил голову. Тогда я продолжила. – Иначе ...

- Что, иначе?

- Я не восстановлю Орден Эдельвейса. Мне это ни к чему! – лицо Магнуса вспыхнуло от злости.

- Что? – глаза засверкали, взгляд стал злым, лицо – жестоким.

- Что слышал! – прорычала, улыбаясь. – Я объявлю Жрецам войну. Или лучше сама их убью. Завтра, на церемонии! И ты никогда не получишь своего прощения! Я буду лично убивать всех носителей генов. Одного за другим. Ты будешь сотни тысяч лет скитаться непрощенным, изгнанным, чудовищем! – с каждым словом мимика Князя становилась все страшнее и страшнее. А я получала удовольствие от произведенного эффекта. И что самое интересное, говорила все в серьез. Я готова была убить и Вилли, и Макса. Они для меня ничего не значили. Ни один вампир больше ничего не значил.

- Аника, в твоем положении я бы так не кричал, – взгляд смягчился, и он указал на живот.

Я ничего не поняла и вопросительно уставилась, еле скрывая желание перегрызть глотку.

- Маленьким носителям гена ягуара твой крик на пользу не пойдет!

От шока подкосились ноги. Я беременна! Схватилась рукой за живот и улыбнулась. Слезы радости и отчаяния полились сами собой. Вот откуда боль в животе! Но теперь не только мне нужен Дэниэль, он нужен и моему ребенку! Стоп, он сказал носителям? В множественном числе?! Ладно, я сейчас не на узи! Встала и сделала злой взгляд.

- Или возвращаешь то, что принадлежит мне или никогда не получишь прощения! Я ясно выразилась?! – прошипела тем же злым и гневным голосом. Магнус улыбнулся.

- Восстановишь Орден - верну! – быстро властным тоном бросил и растворился в воздухе.

Черт! Ушел! И что делать?! Я выполню свою обещание. Я сделаю все ради Дэниэля. Все, что в моих силах. Скрылся, как трус!

Простояв на берегу около десяти минут, пыталась привести мысли в порядок. Внутри загорелся маленький огонек надежды, что снова увижу монстра. Но если нет, то рожу от него ребенка. Так хочется, чтобы он был похож на папу! От этой мысли улыбнулась и направилась домой. Завтра будет трудный день. Возможно, завтра начнется новая война.

Медленным шагом шла по дорожке, усыпанной гравием. Слезинки капали одна за одной. К моему удивлению, эдельвейс пропал, будто его и не было. Волна ярости накатила с новой силой. Подбежала и стала растерянно всматриваться в то место, где рос цветок. Только запах моей крови был доказательством его существования. Теперь у меня вообще ничего не осталось от того страшного вечера. Вечера моей смерти.

Зашла в дом и попала в атмосферу радости и праздника. Все были веселыми и радостными. Странно! Когда уходила, была рада, что покинула траурное мероприятие. А тут на тебе, смотри, мы развеселились. Прошла мимо танцующих пар и заметила Макса и Вилли, беседующих с Евой. Мой пристальный взгляд не остался без внимания. Коротко кивнув, они направились ко мне.

- Аника, у тебя все в порядке? – обеспокоенный Макс лишь умилял.

Я посмотрела сначала на одного вампира, потом на другого и с ужасом поняла, что завтра смогу их с легкостью убить. Безумная улыбка окрасила лицо.

- Порядок не для меня. Люблю хаос, – лучезарно улыбнулась, скрывая разрывающую боль.

- Индеец, это на тебя так не похоже! – Вилли нахмурил брови и буровил взглядом.

- Если не заметили, это не я. Я умерла шесть дней назад, – прошипела и, развернувшись, покинула бал.

Поднялась в комнату, скинула платье и безвольно рухнула на кровать, обнимая подушку, на которой спал Дэниэль. Как тяжело терять любимого человека! Лучше вместе с ним погибнуть, чем жить и воспроизводить воспоминания о нем снова и снова. Мой мир разрушился полностью. В нем нет места для меня. Обрести и потерять счастье! И все заключается во времени. Его всегда мало, а мы этого не замечаем. Мы живем каждый день, ссоримся с любимыми, дерзим, хамим и думаем, что потом сможем простить, потом будет время, чтобы попросить прощения. Но его нет! Каждый день может стать последним, каждый взгляд, прикосновение, любимый ласковый шепот. И ничего не вернуть.

Последний наш разговор был ссорой. Те ужасные слова, которые говорила били по голове чугунной сковородой. Думала, что после битвы попрошу прощения, обниму, поцелую. А он ушел, он умер. Наше время закончилось. А его было так мало.

Уткнулась носом в подушку и вдохнула еле уловимый цитрусовый аромат.

- Дэниэль, прости меня за все! Пожалуйста, не сердись, если я пойду на крайний шаг. Любовь сделала меня глупой, а горе – жестокой.

В животе кто- то шевельнулся. Я приложила руку и погладила.

- Малыш, твой папа был таким красивым! Иногда и противным, но это ничего страшного! – улыбнулась и положила подушку обратно. – Я так его люблю. Нам с тобой его будет очень сильно не хватать!

Всю ночь пролежала, смотрев в одну точку, на фарфоровую вазу, в которой стоял букет подвявших кроваво- красных роз. В голове гоняла воспоминания, наносив очередные глубокие раны на израненное тело ягуара. Я затопила его в своем горе.

Утром ко мне вошла Анжелика и принесла ритуальный костюм Жрицы. Заставила себя подняться с кровати, принять душ и одеться. Волосы собрала в высокий хвост и нанесла легкий макияж. Белоснежное обтягивающее платье было очень простым. Украшением служили только глубокий вырез на груди до пупка и широкий белый пояс из шелковой ленты. В дополнение наряду был кожаный белый плащ с выстроченным золотыми нитями эдельвейсом и стоячим воротником. Посмотрела на отражение в зеркале и не узнала незнакомку. Черные жестокие глаза, заострившиеся черты лица, гордая прямая осанка и ритуальный наряд. Прям как злая белая колдунья!

Спустилась вниз. Перед дверью в зал уже ждали Вилли и Макс. Белые рубашки, брюки и плащи, веселые улыбки, радостные глаза. От этих ангелочков- вампиров злость разгорелась еще сильнее.

- Прекрасно выглядишь, – бросил Макс и попытался обнять, но, корчась, отскочил.

- Выгляжу, как белая смерть! – улыбнулась в ответ и отвернулась, ожидая приглашения.

Через минуту немого молчания в зале заиграла музыка. Вздохнув и выше задрав подбородок, открыла дверь. Я шла по белоснежному ковру, возглавляя троицу. По сторонам не смотрела, пыталась избегать взглядов. Мы ступили на возвышение и сели на троны, в изголовье которых возвышались фигуры ягуара, сокола и волка.

Севастьян встал, поклонился нам и заговорил:

- Этот день войдет в историю. Сегодня воссоединится Орден Эдельвейса. Орден власти, защиты и покровительства. Спустя пять тысяч лет Орден оживет снова. Наконец- то наступит долгожданный мир и спокойствие в наших домах и семьях, – спокойный голос звучал властно в полной тишине.

Сегодня были все в белом. Я сидела на троне и сканировала толпу вампиров, но Магнуса нигде не было. Ярость, боль и отчаяние разрывали изнутри. Что ж, если не придет, будет война. И да, этот день войдет в историю, особенно мое имя. Имя той, которая нашла Жрецов, победила Феликса, и сама объявила войну, не желая смириться с потерей предназначенного.

Мы встали. Теперь будет основная часть ритуала. Макс взял кинжал и порезал запястье, накапал крови в золотой кубок, украшенный драгоценными камнями. Потом подошел Вилли, порезал руку и накапал крови. Моя очередь. Я застыла перед кубком, взяв в руки кинжал. Кулаки сжались до боли, чувствуя, как пробила ногтями кожу.

Он не придет, не придет! Трус! Князь чертов! Думает, не исполню обещание?! Ошибается! Затянулось долгое молчание. На спине чувствовала сотни удивленных пар глаз. Сейчас я собиралась с силой и мыслями, чтобы нанести этим кинжалом удар в сердце Жрецам. Но что- то внутри мешало, тянуло время.

Сильно зажмурила глаза, чувствуя прилив испепеляющей ярости, резко открыла, едко улыбнулась и прошептала:

- Пора!

Не успела и повернуться, как дверь с грохотом сорвалась с петель. Вошел Князь. Все вампиры разом упали на колени. Все! Даже Жрецы! А я стояла и ухмылялась, нагло глядя в глаза. Он прошел по дорожке, остановился метрах в пяти от меня и улыбнулся. Пришел один!

- Я уже думала не придешь! – подавляя улыбку, гневно бросила. – Чуть не опоздал на зрелище! – швырнула кинжал в сторону и сложила руки на груди, делая шаг навстречу.

- Верни, а не то сейчас начну то, что хотела сделать секундой ранее! – полный злостью и яростью рык оглушил зал.

Вампиры поднялись и недоуменно вылупились на нас. Пришел же сам Князь Магнус! Большая Шишка! Кто- то вообще видит его впервые, а таких, как оказалось, подавляющее большинство. А я что- то требую от него!

- Воссоединяй! Потом верну! – улыбаясь, протянул Князь и пристально уставился.

Мое лицо перекосилось от гнева и злости. Почувствовала, что начинаю пропускать ягуара через себя. Еще секунда и он разорвет чертого вампира! Да он еще и поторговаться вздумал! Не выйдет!

- Магнус, мы не на базаре! Я, что вчера не ясно выразилась? Я ведь исполню обещание! Мне ничего не стоит убить их! – выплюнула каждое слово, давясь яростью.

- Аника, что ты говоришь! Кого убьешь? – испуганные серые глаза Макса отчаянно округлились.

- Да, Жрица, скажи, что ты мне пообещала! – спокойно протянул Князь, обглядывая Жрецов и защитников.

- Я пообещала убить вас! А если не получится, то объявлю вам вечную войну! – зло выдохнула, не смотря на Жрецов.

- Что? – Вилли и Макс одновременно испуганно уставились на меня. Афелия схватила кинжал. Анжелика была в шоке. Видимо, даже она не ожидала такого. По залу прокатилась волна удивленных вздохов и криков.

- Верни, пока не поздно! Не зли меня! – ягуар уже отчаянно требовал крови. В ответ Магнус лишь улыбнулся, обнажая клыки и засмеялся.

Всё! Это было последней каплей! Я же предупреждала! Рассудок отключился. Ярость, злость, гнев стали разруливать ситуацию и исполнять обещание. Сжала кулаки, бросила насмешливую улыбку в смеющееся лицо Князя и буркнула:

- Как знаешь, Князь!

Резко повернулась и уставилась в полные отчаяния, ужаса и страха глаза Жрецов. Злорадно улыбнувшись и зло рыкнув, бросилась на Вилли, желая впиться в шею и высосать всю кровь. Прыжок – и мои клыки клацнули в сантиметре от шеи, так и не попробовав плоти. Меня кто- то грубо отпихнул и сжал в объятиях, пытаясь сдержать. Холодные объятия! Стоп! Я подняла глаза и уставилась в ледяные голубые глаза, укоризненно смотревшие на меня. Передо мной Дэниэль. Спасительный холод окутал все тело, прогоняя всю ярость, злость и гнев. Я не могла поверить своим глазам. Они жутко защипали, и из них полились слезы. Я стояла, как вкопанная.

- Драгоценная моя, что же ты делаешь?! Ни на секунду нельзя оставить без присмотра! Ты хотела войну объявить?! – едкий тон и презрительная улыбка украсила любимое лицо.

Но смысл слов не долетал до ушей. Я смотрела в любимые глаза, не веря, что передо мной мой монстр. Он сжал сильнее, и почувствовала тонкие нотки цитруса.

- Дэниэль? – вопросительно уставилась, боясь даже моргнуть.

- Драгоценная моя, это я. И тебя придется наказать за плохое поведение! – не дослушав, впилась в губы жадным поцелуем.

Холодные ладони нежно гладили спину, сладкие губы с той же страстью отвечали на поцелуй. Почувствовала, как каждая веточка метки возвращается на свое место, прогоняя жгучий огонь.

Я отстранилась и улыбнулась, но слезы так и лились нескончаемым потоком. Монстр нежно улыбнулся и, взяв лицо в руки, аккуратно стер слезинки большими пальцами.

- Не плачь! Я с тобой! Я вернулся! – и сильно сжал в объятиях.

Мне сейчас хотелось плакать и кричать от радости. Мой Дэниэль, он вернулся! Зажмурила глаза и вцепилась в любимую мощную грудь, не желая отпускать! Никогда!

- Аника ... - за спиной послышался спокойный голос Князя.

Я сразу обернулась и увидела улыбающееся лицо. Он выполнил, сдержал обещание! Я выбралась из объятий монстра, подошла к Афелии, взяла кинжал и порезала руку. Накапала крови и сделала маленький глоток. Потом передала кубок обалдевшим, нет, офигевшим Жрецам. И вообще, челюсти с пола вместе с клыками старались подобрать все присутствовавшие вампиры.

- Пей, – улыбаясь, протянула кубок Вилли. Соколенок одарил меня веселой улыбкой и сделал глоток.

- Вот теперь я тебя узнаю, индеец! – передав кубок Максу, обнял, чуть не сломав ребра. – О, смотри, ты больше не жжешься!

- С возвращением с того света, цыпленок! – Макс сделал глоток и поставил кубок, кинувшись ко мне в объятия.

- О, Дэниэль, - расплывшись в широкой улыбке, протянул соколенок, - мне столько нужно тебе рассказать! Она так плохо себя вела! Вообще ни в какие рамки не лезла! Ты уж будь по строже, ладно? – и игриво улыбаясь, показал язык.

Я посмотрела на Дэниэля. Он стоял и нежно улыбался, взглядом лаская каждый миллиметр моего тела.

- Я люблю тебя! – шепнул, и холодные глаза засверкали.

Я повернулась ко всем вампирам, взяла в руки кинжал и громко произнесла:

- Орден Эдельвейса восстановлен! - перевела взгляд на Князя и широко улыбнулась.

- Князь Магнус, ты всецело сдержал обещание. Ты помог восстановить Орден и мир. Я благодарна тебе, что вернул мне смысл жизни, – сделала короткую паузу и набрала воздуха для последней фразы. – Я прощаю тебя!

В этот момент в зале вспыхнул яркий свет, ослепляя всех вокруг. Магнус поднял глаза и расставил руки в стороны. Вдруг поток света сформировался в большой шар и метнулся в меня. Резкая боль пронзила все тело, затрагивая каждую клеточку, вытягивая из них всю силу и энергию.

От боли вскричала и безвольно упала на колени. Секунда – и боль прошла. Я открыла глаза и увидела себя. Точнее свою копию. Передо мною стояла я, вся светящаяся разноцветными огоньками. Это была Эдельвейсия. Прекрасные изумрудные глаза, белоснежные длинные волосы, достигающие колен, курносый носик. Она, улыбаясь, протянула руку и коснулась лба. Поток живительной энергии побежал по венам, унося усталость и восстанавливая силы.

- Спасибо тебе, Аника. Ты очень сильная. – Она ласково коснулась щеки и отвернулась.

Князь стоял весь в слезах. Как только Эдельвейсия повернулась, он упал на колени.

- Прости меня, прости, дочка! – давясь слезами, прохрипел Князь.

Сидя на полу, почувствовала холодные ладони на плечах. Монстр взял на руки и аккуратно поставил на пол. Холодные глаза обеспокоенно рассматривали, а ледяные руки так крепко прижали к себе, что моим вампирятам, наверное, стало тесно. Но я не жаловалась. Прильнула к любимому и нежно поцеловала.

- Папа, я прощаю тебя, – мелодичным тонким голоском произнесла девушка и протянула Князю руку. – Пойдем. Здесь тебе больше делать нечего, – взяла его за руку, и они засветились, поднимаясь ввысь.

- Отныне Орден Эдельвейса будет существовать вечно. Гены носителей будут передаваться по наследству, – властно протянула Эдельвейсия, все выше поднимаясь и ярче светясь. – Аника, твои малыши станут первыми истинными носителями гена ягуара. – увидела нежную добрую улыбку девушки и засияла от счастья. Их и вправду будет двое!

Эдельвейсия перевела взгляд на Вилли и Макса и продолжила:

- Жрецы, охраняйте свет и защищайте эдельвейс. Ваша сущность поможет всем поддерживать мир и равновесие. – Яркая вспышка, и они пропали.

Дэниэль повернул меня к себе и непонимающе уставился, сверля ледяными глазами:

- Драгоценная моя, ты ...

- Я беременна, – быстро ответила и лучезарно улыбнулась.

Глаза монстра загорелись ярким огнем, на лице вспыхнула широченная улыбка. Он подхватил на руки и стал кружить, нежно прижимая к холодному телу.

- Я люблю тебя! – промурлыкал монстр в губы, крепко держа на руках.

- И я тебя люблю! – лучезарно улыбнулась и впилась нежным, страстным поцелуем в сладкие, любимые, родные губы моего монстра, моего вампира, моего Дэниэля.

ЭПИЛОГ

Прошло полтора года ...

Проснулась от тихого посапывания сбоку. Медленно открыла глаза, прогоняя остатки волшебного сна. Сегодня мне снилась мама. Она была такая радостная, довольная и счастливая. Гарпия была с ней рядом. Моя красавица, моя девочка!

Широкая улыбка расползлась на лице, как только повернула голову вправо. Уткнувшись лобиком мне в плечо и обняв маленькой ручкой, сопела Виктория. Поцеловав в макушку, посмотрела влево. По- собственнически закинув ножку и держа в ручке прядь моих волос, спал Елизар. Поцеловала в лобик и стала пожирать нежным взглядом своих маленьких ангелочков.

Через шесть месяцев после восстановления Ордена Эдельвейса я родила двойняшек, Викторию и Елизара. Весь дом тогда стоял на ушах, не считая трех Орденов. Рожала я, а беспокоились и переживали остальные. Они, наверное, больше нервничали, чем я, особенно Дэниэль. Он ни на секунду не покидал меня, как и Севастьян, Анжелика, Эдуард, Макс и Вилли. Если бы Елисей не сдерживал защитников, то они тоже сидели бы рядом. Да так, как они показывали, как тужиться и ровно дышать, думала, что первыми разродятся они. Несмотря на тысячелетнего вампира – целителя Самуила и его просьбы не мешать, никто и не собирался униматься. Переживать за кого- то – это дело страшное! Сама убедилась!

Но не все перенесли роды. Как только начались схватки и показалась головка Виктории, Вилли упал в обморок, а Макс, отец и брат тоже не выдержали и покинули комнату. Как говорится, в живых остались монстрик и Анжелика.

Во время беременности узнала, что вампирши вынашивают детей шесть месяцев, так как они быстрее развиваются. И растут не как люди, один год человека приравнивается к двум годам маленького вампира. Сейчас моим малышам всего лишь годик, а выглядят на два. Процесс физического взросления прекратится в десять лет, то есть, когда им будет двадцать вампирских лет.

Виктория – точная моя копия, только ледяные голубые глаза, иссиня- черные волосы и вздорный характер Дэниэля. А Елизар наоборот – копия папы, а изумрудно- зеленые глаза, золотистые волосы и характер язвы от меня.

В доме их обожали просто все. Не было такого вампира, который бы их не любил. И они этим пользовались! Капризничали и выпрашивали подарки чуть ли не каждый день, как только смогли ходить. А выпрашивали по- разному: Виктории достаточно было жалостливо вытаращить голубые глазки, а Елизару- сделать серьезное лицо и нахмурить бровки. И это всегда действовало.

Сегодня пятое августа – день восстановления Ордена Эдельвейса. Поэтому сегодня будет бал. Этот бал длился в течение трех дней, именно так мы с Жрецами решили. Каждый день отведен каждому Ордену. Сегодня съедутся вампиры из трех Орденов! И мы впервые представим детей. Это сколько же будет подарков?! Аж страшно представить!

Ген ягуара достался Виктории. У нее маленькая метка в виде отпечатка лапы кошки на правом плече. А Елизар получил необыкновенный дар. Таким обладал только Князь. Он закрывал глаза, представлял, где хочет оказаться и перемещался. Уследить за ним было дело не из простых! Но нянек было достаточно, поэтому особого дискомфорта дар не приносил.

Вдруг открылась дверь, и в комнату влетела Анжелика, а следом за ней Макс и Дэниэль.

- Прости, я больше не смог сдерживать твою безумную сестру, - устало выдохнул Дэниэль и развалился на диване.

- Мои пусечки проснулись? – радостно хлопая глазами, лепетала сестра, держа за руку Макса.

Да, теперь Макс и Анжелика стали парой. Любовь- морковь, что ж поделаешь! А через неделю после восстановления Ордена мы сыграли сразу две свадьбы: нашу с Дэниэлем и соколенка с Афелией. Я была почему- то не удивлена, когда увидела у нее на шее серые декоративные узоры, метку.

- Сейчас проснутся, - улыбнулась, поцеловала малышей и нежно прошептала:

- Тетя Анжелика пришла. Если вы сейчас сами не проснетесь, то вас разбудит она!

Ледяные и изумрудные глазки одновременно открылись. Быстро поцеловав в щеку меня и Дэниэля, бросились к Анжелике и Максу. Дети в них души не чаяли, собственно, как и те в детях. И им дико нравилось, аж до визжания, как специфически Анжелика их называла: Викторию – пусечка один, а Елизара – пусечка два. Макс постоянно ругал ее за это, но разве сестра кого- нибудь слушает?! И кстати, Анжелика наконец- то получила дар. Дар поглотителя. Ну а я ласково называла дар «пиявки». Она может спокойно использовать дар противника: забирает его часть и направляет против соперника. Так что «пиявка» - это про нее.

Малыши вместе с довольными няньками покинули комнату. Я встала с кровати, потянулась и подошла к монстру. Быстро чмокнула в носик и направилась в душ. Я любила так дразнить его. Обычно он ждал нормального поцелуя. Поэтому сейчас ворвется и отругает. Три, два, один ... В яблочко! Дверь с силой распахнулась, и влетел он.

Я быстро сделала вид, что ничего не заметила и не почувствовала. Продолжала спокойно пенить тело мочалкой. Рычание и – холодные руки грубо придавили к мощному торсу. Нежный поцелуй в шею заставил ноги подкоситься, глаза зажмуриться от наслаждения и ближе придвинуться к нему.

- Ах ты маленькая засранка... - хрипло выдохнул, уткнувшись лицом в волосы, даря неземное наслаждение от прикосновений. – Ты специально так делаешь, да?

- Ты о чем? – повернула шею и непонимающе уставилась в ледяные глаза голодного монстра.

В ответ он лишь едко ухмыльнулся и припал поцелуями к шее, стал спускаться к плечам. Холодными губами касался каждого узора метки. Волна желания накрыла с головой, унося реальность на второй план. Выгнулась и попыталась повернуться, чтобы впиться поцелуем в сладкие губы. Но меня держали крепко. Видимо, решил помучить.

- Не дергайся, драгоценная моя... - промурлыкал, явно улыбающийся от моей реакции, вампир и продолжил. – А то накажу...

Между прочим, наказания нужно было бояться. После восстановления мне задали такую встряску, что не пожелаешь никому. Ровно три дня не могла спокойно сидеть. Мягкое место жутко болело. И спасибо Вилли за это! Конечно, отблагодарила сразу, не тянув соколенка за ... Нет, тянув. Выдернула два пера из выпендрежной задницы. Теперь в моем арсенале целых три пера!

Через полчаса, приняв бодрящий душ, стала готовиться к балу. Зашла в гардеробную и достала платье, приготовленное Аделией. Подошла к зеркалу и увидела огромный букет кроваво- красных роз с запиской. Улыбнувшись, развернула красный листок: «Я думаю, ты помнишь ту необычную ночь, моя драгоценная.» Сложив записку, заметила коробку на кровати. Подошла и прочитала еще одну записку: «Голубое тебе идет еще больше, моя драгоценная». Быстро открыла крышку и обалдела. Это то платье, которое мерила к выпускному. Именно это платье нашла у себя тогда в комнате! Ну, монстрик мой!

С безумной улыбкой на лице быстро надела платье. Корсет расшит сапфирами, вырез на спине достигал поясницы, открывая голубую метку, пышная юбка со шлейфом. Просто прекрасно!

Дверь отворилась, и вошла Аделия. Радостная улыбка испарилась при виде другого платья. Поняв растерянность во взгляде, быстро бросила, сверкая улыбкой и крутясь перед зеркалом:

- Подарок Дэниэля! Тебе нравится?

Взгляд сразу смягчился, а уголки губ дрогнули в веселой улыбке.

- Конечно нравится. У него очевидно есть вкус! – хмыкнула и приступила к прическе.

Через полчаса я была готова. Пустив импульс по дому, обнаружила малышей вместе с Севастьяном в кабинете. Вышла и направилась в зал, где уже собрались все вампиры. Перед входом меня уже ждали Жрецы.

Как обычно, вошли под музыку, сопровождаемые взглядами радости, гордости, уважения и покорности. Сели на троны. Взглядом обвела присутствующих. Дэниэля не было, Севастьяна тоже. Встала и произнесла:

- Рада приветствовать всех. Сегодня вас ожидает неожиданная встреча с новым носителем гена ягуара и наследником Ордена Ягуара. – Дверь отворилась и вошли мои малыши за руки с папой и дедушкой.

Радостные возгласы пронеслись по залу. С гордо поднятыми головками поднялись и схватили меня за руки. Вампиры все склонили головы и прижали кулаки к сердцу. Они приняли их.

После приветственной речи Жрецов и глав Орденов начался бал. Прекрасные пары кружились в танцах под мелодичную музыку. Официанты беспрестанно приносили хрустальные бокалы с кровью и закуски. Виктория и Елизар были окружены повышенным вниманием и с безумной радостью и восторгом принимали подарки. Улыбнулась и поняла, как счастлива. У меня есть все: дети, муж, семья, защитники, друзья. Все оказалось даже намного лучше, чем когда- то мечтала. Осушив бокал и пообщавшись с главами кланов Ордена Волка- альбиноса, просканировала толпу. Взглядом отыскала любимого вампира и направилась к нему. Ледяной страстный взгляд впился, пробивая дыру. Монстрик оценивающе оглядел с ног до головы и ухмыльнулся.

- Я думал, ты в него не влезешь! – саркастически фыркнул и обнял за талию, лаская холодными руками.

Я пристально уставилась в смеющиеся глаза. Эти ледяные бездонные глаза, едкая ухмылка, насмешливый тон, холодные объятия! Как они мне нужны! Как мне нужен мой Дэниэль, мой монстрик! Как я люблю его!

Дэниэль лучезарно улыбнулся, обнажая клыки, и, нагнувшись к уху, промурлыкал:

- Поцелуй меня...

- Назови хоть одну причину, почему я должна тебя поцеловать? – вопросительно уставилась, делая невозмутимый вид.

Дэниэль прижал сильнее и хрипло выдохнул, пристально глядя в глаза:

- Я люблю тебя!

Это было весьма веской причиной. Обняв руками за плечи, впилась страстным поцелуем в сладкие любимые губы.

- Я люблю тебя... - прошептала и вновь поцеловала.

Больше книг Вы можете скачать на сайте - ReadRoom.net


home | my bookshelf | | Эдельвейс |     цвет текста