Book: Ураган секретов



Ураган секретов

Дебра Коуэн

Ураган секретов

Особая благодарность Мэгги Прайс за ее неоценимую помощь и блестящие идеи.

Глава 1

Она подала в суд на мужчину за то, что он не женился на ней.

Расс Болдуин знал, как Лидия Кент, его новый деловой партнер, с которым ему еще предстояло встретиться, заполучила деньги, которые вложила в его отель. Ну, или по крайней мере половину этих денег.

Что же это за женщина, которая не колеблясь вчинила иск мужчине, разорвавшему помолвку, спрашивал себя Расс, устало поднимаясь по деревянным ступенькам из котельной отеля. Он миновал кухню, парадную лестницу и через холл прошел к большой стальной решетке в полу. Отель «Источник» был почти готов к открытию.

Прискорбно, что пришлось так спешно продавать свою долю. Расс скользнул взглядом по натертому до блеска дубовому полу, который так хорошо сочетался с внушительной регистрационной стойкой, расположенной напротив входной двери. Оловянные газовые светильники над диванчиками по обе стороны от стойки будут гореть круглосуточно, как только Расс включит газ. Высокие потолки и парадная лестница отделаны дубовыми панелями, как и кабинет Расса, что находился в углу холла.

Сегодня Расс впервые попробовал запустить паровой котел, предназначенный для отопления отеля, но безрезультатно. Проведя целый час в котельной, Расс нашел причину — одна из труб засорилась.

Массивная входная дверь была распахнута, и Расс видел, как садится солнце. На мгновение золотисто-алый шар задержался над шпилем церкви, которая одновременно служила и школой. Цоканье копыт, скрип колес, голоса — привычные звуки постепенно таяли в наступающих вечерних сумерках. Жители городка Торнадо закрывали свои лавочки и спешили по домам.

Встав на колени и склонившись над стальной решеткой в полу, Расс ощутил аромат горящего дерева и терпкий запах угля. Он задержал руку над решеткой. Горячий влажный воздух коснулся ладони. Расс улыбнулся. Эта чертова штука действительно работает! Не хуже, чем в отеле «Менгер» в Сан-Антонио, где Расс впервые увидел систему парового отопления. Хотя отелю «Источник» в этом маленьком быстрорастущем городке к западу от Абилина приходится рассчитывать в основном на постояльцев со скромными доходами, в нем было и несколько номеров для гостей побогаче Обменявшись телеграммами, Расс и мисс Лидия Кент решили рискнуть и внедрить некоторые новшества, которыми славился «Менгер». И вот новехонькая система парового отопления установлена, а в холл проведен газ. Еще в четырех номерах с ванными комнатами появился водопровод.

Все эти роскошества должны были стать изюминкой «Источника». Расс хотел еще установить механический подъемник, но пока на это не было средств. Лифт, увиденный Рассом в отеле Сан-Антонио, поразил его до глубины души, и он долго катался вверх и вниз, пока менеджер не попросил его остановиться. Наверное, стоит поговорить потом об этом с мисс Кент, даже если он уже не будет владельцем отеля.

Достав из кармана джинсов клочок ткани, Расс вытер грязные руки. Все еще стоя на коленях у решетки, он прислушался к булькающему шипению пара. Легкий звук шагов заставил его обернуться. Увидев соблазнительные формы и нежную фарфоровую кожу, Расс вскочил на ноги.

Она была выше большинства женщин в городе, хотя едва доставала ему до плеча. Одетая в черный твидовый дорожный костюм и черную шляпку, венчающую высоко зачесанные темные волосы, она приковала к себе взгляд Расса.

Она явно была нездешней. Расс знал каждую женщину в радиусе трех ближайших округов, и эта красотка не была жительницей Каллахана, Тейлора или Нолана.

Он не мог решить, что ему нравится больше — ее роскошная грудь или изящно очерченные бедра. Или ее лицо. Каждая его черточка, начиная с изогнутых бровей и вздернутого носика и заканчивая пухлыми губами, была совершенна. В лице не было ни одного изъяна.

— Добрый вечер, мэм.

Она улыбнулась, и на щеках заиграли ямочки. Расс чувствовал себя так, словно с размаху налетел на какое-то препятствие.

Она обвела взглядом холл.

Не успел Расс сказать ей, что отель еще не открыт, она подошла ближе, окутав его ароматом лаванды, и протянула ему монетку:

— Мои чемоданы на улице. Не будете ли вы так любезны принести их?

Голос у нее был низкий и с хрипотцой, словно виски, сдобренный медом.

— Простите, мэм…

Даже если бы Расс не был уверен, что она приезжая, об этом легко было догадаться по ее манере говорить, растягивая слова. Он бросил взгляд на пятицентовик, что она протянула ему.

— Отель еще не открыт.

— О, я знаю. Я — его владелица.

Значит, это и есть Лидия Кент. В этих черных бархатных глазах можно утонуть…

— Владелица, говорите?

— Да.

— Я тоже.

В ее глазах промелькнуло удивление.

— Мистер Болдуин?

— Расс.

Залившись румянцем, она протянула ему затянутую в перчатку руку:

— Лидия Кент.

Расс пожал руку, и это короткое прикосновение подействовало на него словно удар хлыста. Судя по тому, как расширились ее глаза, она испытала сходные ощущения. Лидия отступила на шаг.

— Э… как ваш отец?

— Идет на поправку, — сказал Расс, ощутив уже привычный укол вины за случившееся. — А ваш?

— Прекрасно, спасибо.

— Я не ждал вас раньше следующей недели.

— Что-то не так?

— Вовсе нет, мэм. Вы просто застали меня врасплох.

Весь в угольной пыли, потный… Не так он хотел бы встретить женщину, пусть даже это его деловой партнер. Расс окинул взглядом ее красивую грудь, тонкую талию.

Голос Лидии стал прохладным, вежливым.

— Я закончила все свои дела на Миссисипи и решила приехать пораньше.

Она старалась не встречаться с ним глазами, и Расс вдруг ощутил, как она напряжена. Может быть, это оттого, что она скованно чувствует себя в незнакомом месте. А может, она всегда такая.

Ее взгляд упал на стальную решетку в полу.

— Это паровое отопление?

Расс кивнул. Стягивая тонкую черную перчатку, Лидия присела у решетки, протянув к ней руку. Красивое лицо осветилось улыбкой.

— Оно работает!

— Пришлось кое-что поправить.

— А газовое освещение?

Она встала, отряхивая юбку.

— В порядке. Пока не стал зажигать светильники. — Расс посмотрел на один из них за ее спиной. — Но могу сделать это сейчас.

— Не нужно. Сначала я бы хотела занести чемоданы.

— О… но вы не можете остаться здесь. — Это никуда не годилось. Расс уже испытывал раньше такое притяжение к женщине, и это всегда заканчивалось плохо. Он больше не собирался поддаваться искушению. — Отель еще не закончен.

— Что ж…

По лицу ее скользнуло разочарование. Она устала, подумал Расс, заметив тени под ее глазами.

Оглядев холл, Лидия пощипала мочку уха.

— Когда же, по-вашему, я смогу въехать?

— По меньшей мере через неделю.

— Через неделю! Кажется, я приехала слишком рано, — пробормотала она.

— На третьем этаже еще не вставлены стекла, а в вашей комнате нет мебели.

Лидия вздохнула и медленно повернулась к двери, через которую лился золотистый вечерний свет.

— В городе есть другой отель, где вы можете остановиться, — сказал Расс. — А когда вы устроитесь, я покажу вам «Источник».

Женщина задумалась.

— Я все осмотрю завтра. Я очень устала, — она взглянула на крошечные золотые часики, приколотые к корсажу.

— Рано утром или попозже?

— Вам не обязательно сопровождать меня.

— Все же будет лучше, если мы осмотрим отель вместе, просто чтобы удостовериться, что нам обоим все нравится, и обсудить, что еще нужно сделать.

Лидия не стала протестовать, но Расс почувствовал, что она охотнее обошлась бы без него. Почему, интересно? Они направились к двери.

— Жаль, что вы не предупредили о своем приезде. Я собирался встретить вас в Абилине.

— Пустяки.

Расс считал, что женщине не следует путешествовать одной, поэтому его слова прозвучали резче, чем он того хотел:

— Нет, не пустяки.

В черных глазах Лидии сверкнула молния.

— Что?

— Женщине не годится разъезжать в одиночку в этой местности.

— Поскольку наши отцы переписываются, мистер Болдуин, я думаю, что меня бы поставили в известность, будь эта местность небезопасна. Кроме того, — гордо сказала Лидия, — я не хотела навязываться.

Расс был удивлен, но постарался не показывать этого. Обычно он метко судил о людях, особенно о женщинах. Гордостью Лидию Бог явно не обделил. Расс постарался смягчить голос.

— Нам, конечно, удалось за последние несколько лет снизить преступность, но отнюдь не искоренить ее. Поэтому лучше в одиночку не ездить.

— Я не одна, со мной моя горничная Наоми. — Лидия махнула рукой в сторону двери. — И еще у меня есть маленький пистолет.

— Надеюсь, вы знаете, как им пользоваться?

— Если бы не знала, то какой был бы смысл брать его с собой, не так ли? — мило улыбнувшись, спросила женщина. — Не будете ли вы столь любезны указать мне подходящий отель?

— «Торнадо». Вон он. — Расс показал на двухэтажное здание, расположенное по диагонали от «Источника». — Я провожу вас, а пока вы будете устраиваться, принесу ваши чемоданы.

— Благодарю вас, — спокойно и вежливо сказала Лидия, но Расс опять почувствовал ее напряжение.

Впрочем, сам он тоже был слегка напряжен.

Вроде ничего такого не было в ее раннем приезде, но Расс нечасто встречал женщин, не умеющих опаздывать. Он никак не мог избавиться от мысли, что за неожиданным появлением Лидии что-то кроется. Вряд ли она расскажет. Мужчины всегда считали, что женщины не способны хранить секреты, но собственный опыт научил Расса, что некоторым женщинам это под силу, и при этом они лгут тебе прямо в лицо.

Запихнув грязный клочок ткани в карман джинсов, Расс вышел вслед за Лидией на улицу и замедлил шаг при виде женщины, стоявшей у экипажа. Худощавая, с шоколадно-сливочной кожей, она не уступала Лидии в красоте. Черные волосы были аккуратно уложены, но строгая прическа не придавала лицу суровости.

От этой женщины захватывало дух, было в ней что-то царственное.

Расс остановился перед ней:

— Здравствуйте, мэм.

— Здравствуйте, — тихо отозвалась она, не поднимая глаз.

Да, на Миссисипи знают, как воспитывать прислугу. Расс улыбнулся, пытаясь побороть ее скованность.

— Расс Болдуин. Вы можете звать меня Расс. Лидия подошла к девушке:

— Это Наоми Джонс.

— Рад познакомиться с вами, мисс Джонс.

— И я рада познакомиться с вами.

На лице Наоми промелькнула едва заметная смущенная улыбка.

Оглядев шаткую конструкцию из чемоданов и коробок, уложенных сзади экипажа, Расс повернулся к женщинам.

— Позвольте мне проводить вас, леди, в отель «Торнадо», — сказал он и предложил руки обеим дамам.

Наоми робко взялась за его локоть только после одобряющего кивка Лидии. Расс заметил, что Наоми едва заметно поморщилась. Наверняка у нее все тело болит после тряски в экипаже, подумал он.

Женщины обменялись ободряющими взглядами, но Рассу показалось, что в них сквозило и отчаяние. Он снова спросил себя, что же заставило его делового партнера приехать так спешно и без предупреждения. Может, это как-то связано с тем судебным процессом. Что бы там ни было, Расс решил, что ничего не желает знать об этом. Весь последний месяц он работал в отеле почти круглые сутки, и его ждал заслуженный отдых. Он собирался отправиться в Абилин и хорошенько поразвлечься там с Уиллоу или Салли. Но из-за того, что Лидия Кент свалилась как снег на голову, сегодня повеселиться точно не удастся.


«О боже…», — подумала Лидия Кент на следующее утро при виде своего делового партнера. Расс Болдуин действительно был хорош собой. Увидев его, Лидия снова ощутила беспокойство. Непонятно почему. Ей и до этого приходилось встречать привлекательных мужчин. Но когда Лидия увидела Расса у входа в «Источник» и он легко коснулся ее талии, приглашая пройти в отель, она испытала страх, как и накануне, когда пожимала его руку. Это было странно. И досадно. Еще прошлым вечером на Лидию сильное впечатление произвела мощная фигура Расса. Сегодня он был в темных брюках и светло-серой рубашке, облегающей его широкие плечи.

— Мисс Джонс к нам не присоединится?

Разогнав усилием воли туман в голове, Лидия вежливо улыбнулась:

— Ей кое-что нужно сделать сегодня утром.

Главным образом отдохнуть. Из-за ушибов поездка превратилась для Наоми в пытку, ей пришлось тяжелее, чем Лидии, поэтому та настояла, чтобы девушка осталась в отеле и отдохнула. Наоми была куда больше чем горничной. Она дорого заплатила за свою преданность Лидии и ее сестре Изабель.

Лидия коснулась золотых часиков. Эта безделушка да пара бриллиантовых серег — вот и все, что осталось ей от сестры. Когда Лидия надевала их, ей казалось, что Изабель рядом.

Войдя в отель, Расс снял шляпу. Волосы у него были темные, густые и чуть влажные. Он был чисто выбрит, и Лидии на мгновение захотелось прикоснуться к его лицу. Никогда прежде она не испытывала такое сильное влечение к мужчине, даже ее бывший жених, Уэйд Вэнс, не вызывал в ней таких эмоций. «Должно быть, поездка и беспокойство совсем выбили меня из колеи», — подумала Лидия.

— Холл вы уже видели. — Расс обвел рукой регистрационную стойку, по обеим сторонам которой располагались уютные зеленые диванчики. Затем обернулся. — А это мой кабинет.

Лидия последовала за ним к открытой двери, попутно решив, что золотисто-алый ковер перед стойкой просто ужасен.

Перед кабинетом Лидия помедлила и, наконец, заглянула в просторную комнату. Глаза ее расширились, она не смогла сдержать удивления.

— О… это очень… мило.

Сразу было видно, что Расс собирался обосноваться здесь надолго. Помимо огромной кровати красного дерева в комнате стоял большой комод. По правую руку располагался внушительный письменный стол и кожаное кресло, а у противоположной стены — еще два кресла, поменьше. Так не годится, решила Лидия.

— Вы что, хотите остаться в отеле? — Вопрос сорвался с ее губ прежде, чем она успела себя остановить.

Расс выгнул темную бровь.

— А вы против?

— Просто интересно. — Лидия постаралась, чтобы голос ее звучал непринужденно, но в душе начало нарастать напряжение. — Ведь я владелица отеля, и мне подумалось, что вы не захотите здесь оставаться и уедете на свое ранчо.

— Я останусь здесь до тех пор, пока отель не откроется.

Усилием воли Лидия подавила нараставшее в ней раздражение.

— Если вы боитесь, что я не смогу управлять отелем, то позвольте вас разуверить.

— Дело не в этом, мисс Кент. Я просто хотел закончить то, что начал.

Может, тут дело в женщине? Лидия на мгновение закрыла глаза. Откуда вдруг взялась эта мысль? Коря себя, она повернулась и последовала за Рассом через холл к широкой лестнице, украшенной металлическим орнаментом из завитков. Расс помедлил, примеряясь к шагам Лидии. Теперь они поднимались по лестнице.

— Во-первых, на третьем этаже нужно вставить стекла. Я уже месяц жду, когда мне их доставят, но поставщик все тянет.

— Что за поставщик?

Лидия достала из кармана темно-синей саржевой юбки маленький блокнот и огрызок карандаша. На лестничной площадке она остановилась, чтобы записать название фирмы, сделала пометки относительно картин, которые следовало бы повесить вдоль лестницы. Взглянув наверх, Лидия увидела, что Расс смотрит на нее, и ей не сразу удалось отвести взгляд. Она никогда ни у кого не видела таких синих глаз. Они были не светло-голубые, а темные, насыщенного синего цвета.

Лидия поднялась на второй этаж. Расс провел ее в одну из комнат с белоснежными стенами. Обстановка была скромной: кровать, стол, стул, умывальник и керосиновая лампа.

— Жаль, что мы пока не можем сделать газовое освещение в каждой комнате.

— Через пару лет, когда отель начнет приносить прибыль, это можно будет сделать.

Лидия подошла к массивной кровати и похлопала по матрасу. Твердо, но не жестко.

— Очень мило.

— Мы использовали для набивки испанский мох, что вы заказали.

Расс предложил Лидии пройти через холл в другую комнату. Указывая на большую ванну и умывальник с подведенными к ним трубами, он сказал:

— Постояльцы номеров попроще будут пользоваться этой ванной. С другой стороны холла четыре больших номера, в каждом — своя ванная комната, как и в вашей комнате на третьем этаже.

— Это должно привлечь постояльцев. Осматривая номера, Лидия делала пометки в блокноте, обсуждая с Рассом вопрос о найме служащих. Конечно, сейчас ей без Расса Болдуина не обойтись, но когда все будет сделано, она даст ему понять, что в его присутствии нет необходимости.

Они вошли в апартаменты Лидии. Свежий ветерок, беспрепятственно дул через лишенные стекол рамы, разворошил страницы ее блокнота. Лидия оглянулась. Комната, которую она планировала превратить в свой кабинет, была довольно просторной, в углу вполне можно было расположить диван и столик. К кабинету примыкали две спальни и ванная.

Подойдя к окну, Лидия оглядела шумный город: центральная улица, кузница, тюрьма. Повсюду слышались приветственные возгласы — жители города открывали свои лавочки и мастерские, готовясь встретить очередной трудовой день.



— Как вы думаете, сколько времени займет окончательная отделка номеров на этом этаже?

— Как только появится плотник, неделю, максимум две. Он должен прийти на следующей неделе.

Лидия спиной чувствовала его обжигающий взгляд, и ей это не нравилось. С трудом сдерживая раздражение, она повернулась и подошла к Рассу:

— Вы проделали большую работу.

— Спасибо. Хотите осмотреть первый этаж?

— Да, с удовольствием. — Кухня интересовала Лидию не меньше, чем номера для постояльцев.

Спустившись вниз, Лидия заглянула в небольшую, но элегантную столовую, обшитую темными панелями, и проследовала за своим деловым партнером в просторную кухню. Через широкое окно лился яркий солнечный свет. У дальней стены был устроен очаг, достаточно вместительный для двух чайников и четырех котлов-треножников, называемых пауками. Плита позволяла одновременно готовить несколько блюд. Сосновый пол, шкафы и кухонные столы — все сверкало новизной.

— Это великолепно! В точности, как я себе представляла!

Расс усмехнулся, и, увидев его улыбку, Лидия ощутила смятение.

— А это кладовая, оборудованная согласно вашим указаниям, — сказал Расс, распахивая перед Лидией дверь.

Скупо освещенная комната была просторной, вдоль стены располагались стеллажи для хранения продуктов, стояли ящики и корзины. У дверного косяка висел фонарь. Повеяло дымком, и Лидия, оглядевшись, увидела дверь, ведущую в котельную. Также из кладовой можно было попасть в отдельную комнату, предназначенную для хранения овощей.

Лидия пересекла кладовую, открыла дверь в котельную и очутилась в прохладной темноте. Через мгновение она почувствовала, что Расс стоит совсем близко. Сердце Лидии бешено заколотилось.

Она повернулась, собираясь попросить Расса принести фонарь. В то же время, думая, что Лидия двинулась дальше, Расс сделал шаг вперед, и девушка уткнулась прямо ему в грудь. Он подхватил Лидию под локоть. Свежий сосновый аромат смешался с запахом кожи и мыла, исходящим от мужчины. Лидия снова ощутила смятение. Расс отступил.

— Подождите, сейчас принесу фонарь, — тихим, ровным голосом сказал он.

Кивнув, Лидия глубоко вздохнула, пытаясь успокоить колотящееся сердце. Через несколько секунд она увидела Расса, окутанного мерцающим желтым светом фонаря, глаза его были темны и бездонны.

По ступенькам они сошли во тьму. В свете фонаря Лидия разглядела пустое помещение. Отлично. Она постаралась не выдать охватившего ее облегчения. Эта пустая комната — то, что ей нужно.

— Прекрасно.

— Рад, что вам понравилось.

Лидия вдруг вспомнила, что они тут совсем одни и Расс стоит очень близко. А если он собирается жить в отеле, то и в будущем он будет близко.

Сжав в пальцах карандаш, Лидия повернулась:

— Может, пойдем?

Расс поднял повыше фонарь, освещая ей дорогу. Лидия прошла через кладовую в кухню и несколько секунд моргала, привыкая к яркому солнечному свету, льющемуся через окно. Кстати, это окно, выходящее на кузницу, нужно будет закрыть.

Стоя посреди кухни, Лидия задумалась. Она чувствовала удовлетворение, но в то же время ее терзало беспокойство. Отель ей понравился, но Расс Болдуин был явно лишним. Пока он здесь, задуманная ею операция под угрозой. Нужно как можно скорее избавиться от него.

Глава 2


Рассу Болдуину не место в «Источнике». Лидии не хотелось, чтобы он совал нос в ее дела, а дела были важными — вопрос жизни и смерти.

Он, конечно, будет это отрицать, но в глубине души наверняка уверен, что ей не справиться с отелем в одиночку. Иначе почему он хочет остаться? Лидия специально оговорила в контракте, что будет управлять всем, живя в отеле, и он согласился. Итак, пора приступать. Первым делом нужно избавиться от этого ужасного ковра в холле.

Перекусив в отеле «Торнадо», Лидия направилась через улицу в торгующий всякой всячиной магазин Хаскелла, расположенный между редакцией местной газеты и адвокатской конторой. Она вошла в магазин и приятно удивилась, увидев камин, в котором жарко пылали дрова, и два кресла в центре помещения. В магазине было все, что душа пожелает, — от метел до сапог, от лопат до мыла. На массивной конторке лежал объемистый и изрядно потрепанный каталог «Монтгомери Уорд».

Из подсобного помещения вышел худощавый темноволосый мужчина ростом не выше Лидии.

— Чем могу вам помочь, мэм? Чарли Хаскелл к вашим услугам.

— Рада познакомиться с вами, мистер Хаскелл. — Лидия протянула руку. — Лидия Кент.

— А, хозяйка «Источника»!

Рукопожатие Хаскелла было крепким. Лидия улыбнулась:

— Да, это я.

— Как вам наш городок?

— Очень милый.

— Ваш отель тут очень к месту. Надеюсь, вы скоро откроетесь.

— Да.

— О, так вот какая партнерша у нашего Расса! — раздался женский голос за спиной Лидии.

Боже, неужели в этом городе все про всех знают? Лидия обернулась и увидела яркую зеленоглазую брюнетку в алом клетчатом платье с черной отделкой у ворота и на рукавах.

Женщина улыбнулась и протянула руку:

— Джози Холт. Мой муж — шериф Торнадо. Рада познакомиться с вами.

Лидия пожала протянутую руку, представилась и высказала комплимент:

— Ваше платье великолепно, миссис Холт. Где вы достали его?

— Пожалуйста, зовите меня Джози. — Глаза миссис Холт заблестели. — Это платье я сшила сама.

— Джози — наша портниха, — пояснил Хаскелл.

— У вас золотые руки! — Лидия внимательно оглядела платье. Сшито оно было не хуже, чем платья из приданого Лидии, над которыми трудились высокопрофессиональные мастерицы. Приданое ей так и не пригодилось, и все из-за этого мерзавца Уэйда. — Наверное, вы и перешиваете, и по фигуре подгоняете?

— Конечно. Моя мастерская здесь же, в магазине. — Джози показала на дверь в глубине помещения. — Мне пора приниматься за работу. Извините, что вмешалась в ваш разговор. Я услышала, что вы — партнер Расса, не смогла усидеть на месте.

— Я очень рада нашей встрече.

Улыбнувшись, брюнетка скрылась в своей мастерской.

Чарли обратился к Лидии:

— Так чем я могу вам помочь, мисс Кент?

— Мне нужен ковер для холла.

Хаскелл подвел Лидию к конторке с каталогом.

— Я думал, Расс уже купил ковер.

— К сожалению, да, — сухо сказала Лидия. Усмехнувшись, Хаскелл привычным движением открыл каталог на разделе, посвященном коврам:

— Миссис Джози пыталась отговорить его от покупки того ковра.

Лидия улыбнулась. В это время в магазин зашел другой покупатель, и Чарли, извинившись, отошел обслужить клиента. Через несколько минут, когда покупатель удалился, Лидия выразила желание взглянуть на фабричные образцы.

Мистер Хаскелл принес из подсобного помещения целый ворох образцов. Просмотрев их, Лидия остановила выбор на одном, сочетавшем черный, бордовый и зеленый цвета. Этот ковер будет прекрасно смотреться с диванами у стойки.

Хаскелл принялся оформлять заказ.

— Нужно будет внести задаток, — сказал он, подняв глаза на Лидию.

— Хорошо. — Лидия сделала пометку в своем блокноте, зафиксировав дату, покупку и цену. — Сколько я вам должна?

Хаскелл назвал сумму.

— Но я не возьму деньги, пока Расс не подтвердит заказ, — сказал он.

— Расс? Думаю, моей подписи достаточно. Я даже не знаю, где сейчас мистер Болдуин.

Чарли заколебался.

— Какие-то проблемы, мистер Хаскелл?

— Вы оба должны подписывать любые заказы. Лидии показалось, что она ослышалась:

— Прошу прощения?

— Я хочу сказать, что вы не можете заказывать что-либо для отеля, не поставив в известность мистера Болдуина, мэм. — Чарли явно смутился.

— Ничего не понимаю… — Да что он о себе возомнил, этот мистер Болдуин?! Однако владелец магазина тут был ни при чем, и Лидия постаралась сдержать раздражение. — Я должна найти его.

— Отдайте ему, когда увидите, пусть подпишет. — Чарли протянул ей счет.

Лидия вышла из магазина и направилась к отелю. Чем ближе она подходила к «Источнику», тем сильнее закипала в ней злость. Она никогда не спрашивала разрешения купить то или это, за исключением того дня, когда решила подарить Изабель швейную машинку на день ее рождения. Отец всегда давал им деньги, и Лидия могла покупать все, что хотела.

Старшая сестра Лидии была настоящей мотовкой, деньги никогда не задерживались у нее дольше недели. Но в шитье ей не было равных. Изабель нужна была новая машинка, но отец из-за ее трат урезал сумму, выдаваемую ей на карманные расходы. Тогда Лидия отправилась к отцу и попросила у него разрешения купить Изабель швейную машинку. Отец согласился.

В отличие от сестры Лидия посредственно шила и разумно тратила деньги. Ей уж точно не нужен надзиратель, который будет следить за всем, что она приобретает для своего отеля!

Поднявшись на крыльцо «Источника», Лидия краем глаза заметила Расса, выходящего из кузницы. Круто повернувшись, она направилась к нему.

— Рад видеть вас, мисс Кент. — Приветствуя ее, Расс прикоснулся к полям своей серой ковбойской шляпы.

Рукава светло-голубой рубашки были засучены, обнажая сильные, мускулистые руки. Поношенные джинсы плотно облегали бедра. А какие широкие у него плечи…

Лидии пришлось сделать над собой усилие и перестать рассматривать фигуру Расса. Взглянув ему в лицо, она снова поразилась синеве его глаз.

— Мистер Хаскелл сообщил, что, прежде чем заказывать что-то для отеля, я должна получить ваше разрешение.

— Не разрешение. — Расс сдвинул шляпу на затылок и прислонился к деревянной стене кузницы. — Только мою подпись. Обе наши подписи.

— Зачем?

Расс Болдуин ей не доверяет? Он знает о судебном процессе против Уэйда и потому настроен против нее? В таком случае он не первый, хотя она не сделала ничего дурного.

— Мы равноправные партнеры, Лидия. — Он произнес ее имя. Сердце Лидии заколотилось. — Дело не в разрешении. Я открыл счет и договорился с Чарли, что любой заказ должен подтверждаться двумя подписями, чтобы мы оба знали, сколько тратим и на что. Мы равны.

— В таком случае жаль, что вы не поставили меня в известность, прежде чем покупать этот ужасный… этот ковер.

В глазах Расса промелькнуло удивление.

— Вы хотите купить другой?

— Да.

— Ладно. Думаю, вы лучше меня разбираетесь в меблировке. — Он пожал плечами.

— Так вы подпишете счет?

Расс кивнул, и Лидия протянула ему бумагу и карандаш. Она наблюдала, как он подписывает счет, расправив его на стене кузницы.

— Чарли, скорее всего, попросит задаток. В прошлый раз он сделал именно так.

— Я позабочусь об этом.

Расс сжал губы, словно хотел возразить, но передумал.

— Хорошо.

— Дело могло бы пойти быстрее, если бы нам не пришлось ждать друг друга. Чем скорее мы откроем отель, тем быстрее вы сможете уехать на свое ранчо или заняться любым другим делом. А я буду управлять отелем.

— Ага.

Лидия поняла, что больше ничего она от Расса не добьется и условия счета он менять не собирается. Но она должна доказать ему, что в состоянии сама управлять отелем. Как убедить его в этом?

Стекла.

Если она получит стекла, которые до сих пор не удалось достать Рассу, он поймет, что оставляет отель в надежных руках.

— Кстати, насчет оконных стекол… Может, я поговорю с торговцем, у которого вы их заказали?

— Он не привез их не потому, что не хочет. Товар до сих пор не поставлен.

— Ах так… — Лидия кивнула и пошла прочь, сдаваться она не собиралась.

— Я буду здесь, если вдруг понадоблюсь вам. Отлично. Вы мне понадобитесь, когда я привезу стекла.

Мы с Наоми едем в Абилин. Уезжаем сейчас и вернемся завтра.

— Что вам там делать?

— Хочу подобрать зеркала, может быть, ширмы для нескольких номеров. А вам что-нибудь нужно?

— Не думаю. — Расс покачал головой. — Надеюсь, вы не за оконными стеклами туда едете?

А то как же.

— Вы же сказали, что товар еще не прибыл. До свидания, мистер Болдуин, — улыбнулась Лидия.

Может, ей и в самом деле не удастся раздобыть эти проклятые стекла, но она, по крайней мере, попытается. Интересно было бы посмотреть на его лицо, когда она вернется с грузом.

Вечером следующего дня желание Лидии сбылось — поистине стоило посмотреть на выражение лица Расса, когда она остановила повозку между отелем и кузницей.

Груз был укрыт полотном. Расс подошел к повозке. Сначала он подал руку Наоми, помогая ей сойти, затем повернулся к Лидии, и тут она сдернула полотно.

На красивом лице Расса отразилось изумление. Лидия хихикнула.

— Как вам это удалось?!

— Ну, это не совсем то, что мы заказывали, но сгодится. Поставщик познакомил меня с парнем, который строил дом. Его жена никак не могла решить, что ей нужно, и он решил продать оконные стекла. Я заплатила ему чуть больше той суммы, которую он выложил за стекла, и предложила бесплатное проживание в «Источнике» в течение двух дней после того, как отель откроется.

— Вы заплатили ему… Вы получили стекла и предложили парню номер? — Расс выглядел удивленным и слегка раздосадованным.

— Да. Если вам не нравится, что я предложила ему номер, то я сделала это исключительно в рекламных целях. Он может порекомендовать наш отель своим знакомым.

— Это умно. Очень умно. Я так и знал, что вы собирались именно за стеклами.

Расс потер подбородок. Он все еще выглядел озадаченным. Он внимательно смотрел на Лидию, и на его лице читалось искреннее восхищение.

Может быть, теперь Расс поверит, что Лидия способна управлять отелем. Почему бы ему наконец не уехать и не предоставить отель в ее распоряжение?

— Теперь мы сможем быстрее открыть отель, и я смогу въехать туда через неделю. Если мы разделим обязанности, дело пойдет скорее.

— Ну да. — Расс задумчиво смотрел на Лидию. — Но, по-моему, нам лучше оставить все как есть.

Черт! Стараясь не выдать бушевавших в ней эмоций, Лидия сжала губы.

— Очень хорошо. Но должна сказать вам, что это очень непрактично.

Расс полез в карман брюк и достал листок бумаги. Протянув руку, он вложил его в ладонь Лидии. Она посмотрела на листок. Опять телеграмма.

— Тони, телеграфист, сказал, что вы ему продыху не даете, каждый день телеграммы получаете. — Лидия молчала. Да какое Рассу дело до того, сколько телеграмм она получает? — Если они касаются отеля, мы можем обсудить их прямо сейчас.

В этой телеграмме, наверное, новости от папы или мамы по поводу состояния ее раненого зятя. В других телеграммах информация, которую Расс не должен видеть. Комкая листок, Лидия постаралась придать своему голосу спокойствие.

— О, это не имеет ничего общего с отелем.

— Гм… Если я вам понадоблюсь, позовите.

Он ей не понадобится. Надо постараться, чтобы до него это дошло.

Расс усмехнулся и приподнял шляпу.

Лидия сжала телеграмму в кулаке. С Рассом Болдуином нужно быть осторожнее. Было очевидно, что он не собирается покидать отель, по крайней мере какое-то время. Если она не сможет убрать его с дороги, ей придется пересмотреть свои планы. Слишком многое поставлено на кон.


Прошла неделя, а Расс все не мог смириться с тем, что Лидия обошла его и достала оконные стекла. Та еще штучка. Если она и со своим бывшим женихом так же управилась, неудивительно, что суд вынес решение в ее пользу. Но в глубине души Расс восхищался изобретательностью Лидии. Жаль, что не ему пришла в голову эта блестящая идея.

Несколькими днями ранее Лидия переселилась в «Источник», но Расс видел ее лишь мельком. Они оба много работали, собираясь открыть отель, как только будут закончены номера на втором этаже. Лидия и Наоми пересмотрели все кровати, составили меню, проверили все кастрюли, чайники и другую кухонную утварь. Закончив с оконными стеклами на третьем этаже и меблировкой номеров, Расс принялся налаживать паровое отопление и газовое освещение. Теперь он был уверен, что справится с любой проблемой, которая может возникнуть.

Он знал, что делает Лидия, но любопытство его не утихало. Накануне вечером она получила еще одну телеграмму. Тони Сантос рассказал об этом, когда принес телеграмму для Расса. С тех пор как она вернулась из Абилина неделю назад, это была уже третья телеграмма. От кого, черт возьми, она получает столько телеграмм и почему?

Ничего подозрительного в этом, конечно, не было, но этот факт, как и многие другие детали, не переставал интересовать Расса. Он пытался понять, что собой представляет Лидия. Вылезая утром из постели и натягивая брюки, Расс думал о ней.

Он задумчиво посмотрел в зеркало умывальника, и глаза его сузились. Память перенесла его в прошлое и оживила воспоминания о предавшей его Эми Янг, с которой был когда-то помолвлен.

Восемь лет прошло, а он все еще помнил, какую жгучую ярость испытал, когда узнал, что его невеста согласилась обручиться с ним только для того, чтобы скрыть свою интрижку с другим. Расс ей, конечно, нравился, но любила она не его.

С тех пор он приучился не игнорировать сомнения и колебания и обращал внимание на любые подозрительные мелочи. Вроде бесчисленных телеграмм Лидии Кент. Ему не в чем подозревать Лидию, но к ней явно следует присмотреться.



Намылив кисточку для бритья, Расс провел ею по лицу. Он потянулся за бритвой, и тут внимание его привлек громкий щелчок. Рассу показалось, что звук раздался в холле. Он прислушался, но в отеле царила тишина. Расс поднес бритву к лицу, и вдруг за дверью его апартаментов раздался такой пронзительный вопль, что он едва не порезался.

Такой крик мог означать только одно — случилось что-то серьезное. Отшвырнув бритву, Расс метнулся к письменному столу, на бегу стирая с лица пену. С кольтом в руке он выскочил в холл.

В окна уже сочился бледный предутренний свет, очерчивая фигуры мужчины и женщины в той стороне холла, куда выходила дверь столовой. Женщина стояла спиной к Рассу, но бородатое лицо мужчины он видел отчетливо. Как и револьвер, направленный незнакомцем на женщину!

Не желая пугать мужчину, Расс прижал кольт к бедру. Уголком глаза он уловил какое-то движение. Быстро взглянув на лестницу, Расс увидел на ступеньках Лидию и Наоми. Он поднял руку, подавая им знак оставаться на месте.

— Эй, мистер, что здесь происходит? — Расс старался, чтобы голос его звучал спокойно и уверенно. — Почему бы вам не опустить револьвер?

— Нет!

— В этом отеле оружие вам не понадобится. Расс уже приблизился достаточно, чтобы различить ярость, полыхавшую в глазах мужчины.

На незнакомце был костюм-тройка, помятый, но отлично скроенный, а на женщине — изорванное платье. Волосы ее скрывал темный платок. Она съежилась и заметно дрожала.

Расс предпринял еще одну попытку:

— Давайте поговорим спокойно.

Мужчина не обратил на него внимания.

— Минни, мне жаль, — умоляюще сказал он. — Это больше не повторится.

Женщина покачала головой.

— Пожалуйста, давай вернемся домой. — Незнакомец сделал шаг к женщине. — Мне правда жаль.

Если бы не отметины на лице женщины, Расс подумал бы, что является свидетелем обычной семейной размолвки. Но ссадины и синяки говорили о другом. Он придвинулся ближе, собираясь заслонить женщину.

— Оружием проблем не решить, — сказал Расс.

— Это дело мое и моей жены! — прорычал мужчина, по-прежнему направляя револьвер на женщину и неотрывно глядя на нее. — Ты вернешься со мной домой.

Он потряс револьвером, и женщина в испуге отшатнулась.

Расс навел кольт на мужчину:

— Положите оружие, иначе я выстрелю.

— Не суйте свой нос в чужие дела.

Мужчина посмотрел на Расса. Женщина метнулась к лестнице.

— Ты не уйдешь! — проревел мужчина.

Не успел Расс опомниться, как незнакомец спустил курок. Раздался выстрел. Кто-то вскрикнул.

Женщина осела на пол. Мужчина тут же направил револьвер на Лидию.

Одним движением Расс прицелился в плечо мужчины и спустил курок. В последнюю минуту мужчина повернулся к Рассу, и пуля угодила ему в грудь. Он вскрикнул и упал навзничь, успев еще раз выстрелить.

Воздух наполнился едким запахом пороха. Подскочив к мужчине, Расс отбросил револьвер и склонился над телом, пытаясь нащупать пульс. Ничего. Он проверил пульс у женщины. Тот же результат. По ее спине расползалось кровавое пятно.

Что здесь, черт возьми, происходит?

— Вы в порядке? — Расс повернулся и увидел, что Лидия опустилась на ступеньку, прижав руку к правому предплечью. По ее пальцам струилась кровь. Рукав темно-зеленого халата совсем намок.

Она ранена! Расс швырнул пистолет на пол и поспешил к Лидии.

— Дайте посмотреть, — сказал он, опустившись перед ней на колени.

Глаза Лидии расширились от шока.

— Думаю, это просто царапина, — пробормотала она, задыхаясь.

Для царапины слишком много крови.

— Лидия, я должен взглянуть на рану. Я осторожно. — Расс умоляюще взглянул на Наоми.

Чернокожая женщина опустилась на ступеньку за спиной Лидии и обняла ее за талию.

— Все хорошо. Пусть мистер Болдуин посмотрит.

Лидия медленно опустила руку. Когда Расс дотронулся до ее плеча, Лидия застонала, и этот стон отозвался в самом сердце Расса. Он отстранился. Такое же чувство он испытал, когда услышал о том, что случилось с отцом. Усилием воли Расс прогнал тягостные воспоминания.

— Можете снять халат? Или я отрежу рукав.

— Я попробую, — прошептала Лидия, неуклюже развязывая пояс. Полы халата разошлись, открыв белую ночную рубашку с маленькими пуговками.

Наоми осторожно стянула халат с неповрежденной руки.

Расс смотрел на Лидию, лицо ее было пепельно-бледным. Она часто дышала, грудь вздымалась под тонким полотном рубашки. Расса окутал аромат лаванды. В темных глазах Лидии отражалась боль. Заплетенные в косы волосы растрепались.

— Пойдемте в мою комнату.

— О нет! — На лице Лидии отразилось смятение. — Я же в ночной рубашке.

Она говорила так, словно ей предстояло пройти через холл, полный людей. Расс едва заметно улыбнулся:

— Лидия, вы должны снять халат, чтобы я мог осмотреть рану. Вы же не хотите, чтобы я делал это здесь, правда?

— Н-нет.

Лицо девушки совсем побледнело, из раны по-прежнему сочилась кровь.

Наоми помогла ей встать.

— Я донесу ее. — Расс подхватил Лидию на руки.

— О! — Она вцепилась в его плечо. — Я дойду сама.

— Так будет быстрее.

— Я правда могу дойти сама! — настойчиво повторила Лидия слабым голосом.

— Рад это слышать, — ответил Расс, но не отпустил ее.

Наоми спешила следом, словно курица-наседка.

У Лидии не было сил спорить, она прижалась к Рассу и опустила голову ему на плечо. Боль обжигала руку, она чувствовала, как пульсирует кровь. Стараясь не стонать, Лидия попыталась думать о чем-нибудь другом. Она украдкой посмотрела на Расса.

— Я испачкаю вас кровью.

— Помоюсь.

Лицо его было сосредоточенно. Войдя в комнату, Расс опустил Лидию на свою огромную смятую постель. Издав протестующий возглас, девушка попыталась сесть. Расс положил ей руку на плечо.

— Не двигайтесь. Вы бледны и можете потерять сознание.

Лидия повиновалась. Он сел на краешек постели. Лидия почувствовала себя очень маленькой по сравнению с ним. Боль впивалась в ее тело миллионами острых игл, по щекам потекли слезы.

Наоми подошла к постели, и он отстранился, давая ей возможность снять с Лидии халат. Рукав ночной рубашки совсем пропитался кровью.

— Рана сильно кровоточит. — Расс повернулся к умывальнику и взял бритву. — Я должен отрезать рукав.

— Нет! Эта рубашка — часть моего прида… она совсем новая!

— Либо я отрежу рукав, либо совсем сниму ее с вас.

Поняв, что, не согласившись пожертвовать рукавом, останется голой, Лидия кивнула:

— Хорошо.

Расс разрезал рукав, пропитавшаяся кровью ткань разошлась, открыв руку. Отложив бритву, Расс склонился над раной.

Слабый свет газового рожка не давал возможности оценить, насколько рана глубока. Наоми зажгла керосиновую лампу у постели Расса и подняла ее повыше.

— Спасибо, — пробормотал он.

Янтарный свет озарил Лидию. Рана была неглубокой и тянулась по диагонали дюйма на четыре к плечу. Как ни осторожен был Расс, Лидия поморщилась от боли.

— Не знаю, нужно ли зашивать. — Расс был так близко, что его дыхание коснулось ее щеки. — Я пошлю кого-нибудь за нашей медсестрой.

— Обо мне позаботится Наоми. Она лечила всех в нашем доме.

Словно не слушая Лидию, Расс повернулся к чернокожей девушке:

— Вода в тазу, наверное, еще не остыла. Намочите полотенце, которое лежит на умывальнике, и принесите его сюда.

Через несколько секунд Наоми вернулась с полотенцем. Расс осторожно прижал влажную ткань к ране. Лидия поймала себя на мысли, что не может оторвать взгляд от его гладкой бронзовой кожи плеч. Руки у Расса были большие и сильные, а прикосновения легкие, как перышко. Лидия ощущала тепло, исходящее от его тела. Она предпочитала думать о нем, а не о пожиравшей ее боли.

Внезапно в дверь отеля постучали. Звук был приглушенным, но хорошо слышным.

— Расс? Что случилось? — послышался мужской голос.

— Это Эф, — сказал Расс, глядя на Наоми. — Можете подержать полотенце? Я сейчас вернусь.

Наоми прижала полотенце к ране, Pacc вышел из комнаты. Через мгновение Лидия услышала в холле неразборчивое бормотание. Сначала говорил Расс, а потом кто-то незнакомый. Единственное, что она смогла разобрать, — это слова «кровь» и «выстрел».

Не отрывая взгляда от двери, Лидия прошептала Наоми:

— Ты думаешь, эта бедная женщина была той, кого мы ждали?

Несколько дней назад Лидия получила зашифрованную телеграмму, извещавшую о скором появлении первой гостьи.

Не успела Наоми кивнуть, как в комнату широким шагом вошел Расс.

— Ближайший врач живет в восьми милях, в Форт-Грир. Эф, кузнец, приведет медсестру, а потом сходит за шерифом.

— Мне не нужна медсестра, — запротестовала Лидия. — Наоми позаботится обо мне.

— Кэтрин — отличная медсестра, — не отступал Расс, — не обижайтесь, мисс Джонс.

— Я не обижаюсь, — ответила Наоми, бросив на Лидию неуверенный взгляд.

Лидия знала, что Наоми не хотела привлекать к ним ненужное внимание, да и сама Лидия этого не хотела. Самое безопасное — позволить Рассу делать то, что он считает нужным.

Расс снова уселся на постель, плотно прижав полотенце к ране. Лидия едва слышно застонала, мысли ее путались, кровь пульсировала в жилах.

— А та женщина, она мертва?

— Боюсь, что да, — тихо ответил Расс, внимательно глядя на Лидию своими пронзительными синими глазами. — Вы знаете кого-нибудь из них?

Лидия опустила глаза:

— Нет.

В каком-то смысле это не было ложью. Лидия не была уверена, что погибшая женщина была той, кого они ждали следующей ночью.

Лидия пыталась сдержать слезы. Она вспомнила синяки и ссадины на теле женщины, и в памяти снова всплыла Изабель. Сестра Лидии погибла точно так же, пытаясь сбежать от избивавшего ее мужчины.

Этот незнакомец был, по всей вероятности, мужем Минни. Он последовал за ней сюда, просил прощения и умолял жену вернуться домой. Даже если он не знал, что этот отель был одним из звеньев тайной цепи убежищ для женщин, страдающих от насилия, он мог проболтаться, что жена укрылась в Торнадо.

Расс убил мужчину и сам того не желая помог Лидии сохранить тайну. Защитил ее.

Как ей хотелось рассказать Рассу правду, но она не могла этого сделать. От ее молчания зависела жизнь людей. Лидия не смогла спасти сестру, но в ее силах помочь другим, таким как Наоми.

— Как вы себя чувствуете? — Лицо Расса выражало сочувствие и заботу. — Хотите что-нибудь выпить? Воды? Виски?

Лидия с удовольствием выпила бы виски, да что угодно, лишь бы заглушить терзающую ее боль, но ей нельзя было терять голову.

— Нет, спасибо, я в порядке.

Нахмурившись, Расс одной рукой сильнее прижал полотенце к ране. Другой рукой он поддерживал Лидию за локоть. Расс сидел так близко к ней, что мог видеть ее грудь под тонкой рубашкой. Чуть отстранившись, он заставил себя думать о случившемся.

Пуля могла попасть Лидии не в руку, а в грудь. Она могла погибнуть. Снова и снова Расс проигрывал в своем воображении произошедшее. Сначала мужчина выстрелил в свою жену, а потом, несмотря на то что Расс направил на него свой кольт, прицелился в Лидию. Почему?

— Расс?

Обернувшись, он увидел в дверях красивую черноволосую женщину с кожаной сумкой. На ней было серо-белое платье, прямые волосы прикрыты платком, в голубых глазах светилось сочувствие.

— Эф рассказал мне, что случилось.

Расс встал и указал на Лидию:

— Это мой новый партнер, Лидия Кент, и ее горничная, Наоми Джонс. Леди, это Кэтрин Блю.

Отступив в сторону, он позволил Кэтрин приблизиться к постели. Когда Кэтрин, осмотрев рану, начала промывать ее карболкой и водой, Лидия крепко зажмурилась и вцепилась в руку Наоми.

Расс смотрел на Лидию. Она сказала, что не знает ни мужчину, ни женщину, но он не мог избавиться от ощущения, что Лидия что-то скрывает.

Может, она и не имела никакого отношения к случившемуся, но интуиция подсказывала Рассу обратное. Ни одной женщине больше не обмануть его, как это сделала Эми. Расс решил, что пока не выяснит, что происходит и что скрывает Лидия, он из отеля не двинется.

Глава 3


Несколько дней спустя Расс сидел с братом и Эфом в своей комнате. Они пришли вместе с ним после очередной беседы с шерифом Холтом. Дэвис Ли все еще пытался узнать, были ли погибшие в отеле мужчина и женщина связаны с кем-то в городе.

Газовый светильник померк, потом снова ярко загорелся. Расс бросил взгляд на Мэтта, который играл с выключателем.

Его черноволосый брат был чуть ниже ростом и на год младше Расса, которому исполнился тридцать один. Мэтт внимательно рассматривал светильник, заинтригованный так же, как и Расс, когда впервые увидел газовое освещение.

— Я вижу, ты наконец вставил стекла на третьем этаже.

— Моей заслуги тут нет, это все мисс Кент.

— Неужели? — Эф, сидевший в кресле у письменного стола, удивленно поднял брови. — И как ей это удалось?

Расс рассказал о сделке, заключенной Лидией в Абилине.

Мэтт усмехнулся:

— Так она обошла тебя? Я уже хочу с ней познакомиться… Как ее рука? — поинтересовался Мэтт. — Эф говорит, в нее стреляли.

— Кэтрин наложила несколько швов. — Расс вспомнил бледное лицо Лидии, кусающей губы от боли. Он предложил ей взять в зубы ремешок от его бритвы, но она лишь сильнее схватилась за руку Наоми, изо всех сил стараясь не стонать. — Мисс Кент поправится.

— В городе говорят, она красивая женщина.

— Это так, — подтвердил Расс. — И голова у нее хорошо варит. Она заключила контракт с Перл, теперь та будет готовить для отеля десерты.

Лицо брата выразило восхищение.

— Привлечь владелицу лучшего в городе ресторана… это очень умно. Теперь Перл будет знать, что вы не собираетесь отбивать у нее клиентов, да еще и будет заботиться о процветании отеля. Наверное, стоит остаться в городе и познакомиться наконец с мисс Кент.

Рассу это не понравилось. Мэтт наверняка пригласит Лидию на ужин или на прогулку, попытается поцеловать ее. Но какого черта! Расс даже не был уверен в том, что Лидия ему нравится, так почему ему не по душе планы брата?

Он откинулся в кресле и положил ноги на стол.

— Ты же всю неделю пропадал на собрании Ассоциации ковбоев. Разве тебе не нужно на ранчо?

— Ты прав, — кивнул Мэтт. — Па сказал, что я ему не нужен, но мы оба знаем, что ему пока трудно ходить.

Расса кольнуло чувство вины. Доктор Батлер из Форт-Грир сказал, что отцу повезло. То, что случилось, могло стоить ему жизни. Па чинил изгородь у оврага и напоролся на торчащий сук, пронзивший бедро. Он чуть не умер от потери крови. Слава богу, Мэтт вовремя нашел его.

Вообще-то починкой изгороди должен был заняться Расс. Если бы он не предпочел работу забавам с девчонкой из Абилина, па был бы здоров.

Расс снова подумал о брате.

— Вы выяснили, были ли кражи скота в других округах?

— Да, пострадали некоторые ранчо в Тейлоре и Каллахане.

— Тот же скот?

— Нет. Насколько я знаю, никто, кроме па, не экспериментировал со скрещиванием герефордов и лонгхорнов. Угоняли в основном лонгхорнов. Думаю, наше стадо и стадо Росса попали под удар потому, что они самые крупные в округе. То же самое — в округе Каллахан.

Брэм Росс был их ближайшим соседом, они давно дружили семьями. Расс знал, что Джейк Росс, его брат Брэм и их дядя Айк, как и Мэтт, делали все, чтобы поймать угонщиков скота.

— Я говорил с па вчера, он сказал, что мы потеряли больше ста голов.

До того, как начались кражи, отец собирался погасить закладную за счет продажи скота. Но такая большая потеря означала, что достаточную сумму не удастся собрать, даже если скот будет продан по максимальной цене.

Мэтт громко вздохнул и направился к двери:

— Все это означает, что мне действительно пора возвращаться на ранчо.

Расс и Эф поднялись с кресел. Мэтт обернулся:

— Ты нашел покупателя на твою долю в отеле?

— Одного. Утром получил телеграмму от чикагского бизнесмена. Он готов заключить сделку.

Расс хотел сообщить об этом Лидии еще несколько часов назад, но узнал, что она взяла кабриолет и куда-то уехала. Мысль о том, что она отправилась куда-то одна сейчас, когда еще так свеж в памяти инцидент со стрельбой, выбила Расса из колеи.

Трое мужчин проследовали к выходу.

— Если мисс Кент и вправду так хороша, как говорят, очень жаль, что ты не будешь больше ее деловым партнером, — сказал Мэтт.

— Красота в ней не главное.

— Что же может быть важнее?

— Мне интересно, что происходит у нее в голове, — сказал Расс усмехнувшись.

— И с каких пор тебя интересует, о чем думает женщина? — Мэтт внимательно посмотрел на брата.

Раньше его это действительно не заботило. Пока не появилась Эми.

— С тех пор, как Лидия Кент стала моим партнером. Представь, она потащила мужика в суд за то, что тот отказался жениться на ней.

Глаза Эфа и Мэтта расширились от удивления, они застыли на месте.

— В суд? Потому что он не женился на ней? — изумленно спросил Эф.

— Они были помолвлены, но потом парень передумал. Она подала на него иск за нарушение обещания и выиграла дело.

— Не может быть!

Расс прекрасно понимал чувства Мэтта.

— Очевидно, она не склонна кое-что прощать. Эф покачал головой:

— Если мужчина отказался взять ее в жены, так ей лучше бы сидеть и помалкивать.

— Может, она хотела отомстить за унижение, — сказал Расс.

— Или показать, что не нуждается в нем, — мрачно заметил Мэтт.

Расс взглянул на брата:

— Вспомнил об Эннелайзе?

При упоминании о женщине, разбившей ему сердце и бросившей его много лет назад, лицо Мэтта посуровело.

— Что-нибудь передать па?

— Нет. Я выкрою время и заеду на ранчо. Расс проводил гостей до двери. Мэтт помахал рукой и вместе с кузнецом зашагал прочь.

Расс уже хотел закрыть дверь, как услышал за спиной мягкий голос:

— Мистер Болдуин?

Он обернулся и увидел на лестнице Наоми Джонс.

— Мисс Джонс? Как поживаете?

— Прекрасно, спасибо. — Волосы ее закрывал темный платок, поверх голубого ситцевого платья был повязан белоснежный передник. — Прошу прощения, что потревожила вас, но я беспокоюсь. Лидия… мисс Кент не вернулась из поездки.

Расс нахмурился. Скоро совсем стемнеет.

— Может быть, она задержалась в городе?

— Нет, если бы она вернулась, то сразу пришла бы в отель.

Лидия отсутствовала уже долгое время. После перестрелки в холле Расс понимал, почему горничная так волнуется. Оставалось надеяться, что с Лидией ничего не случилось.

— Я сейчас же отправлюсь на поиски.

— Благодарю вас.

— Вы знаете, куда именно она направилась?

— Нет, но я знаю, что она поехала в западном направлении.

— Не беспокойтесь, я найду ее.

Расс надеялся, что отыщет Лидию в целости и сохранности.

— Еще раз спасибо. — Девушка улыбнулась и зашагала вверх по лестнице.

Вооружившись кольтом, Расс вышел из отеля и направился в конюшню, где стоял его мерин. Сев на лошадь, Расс пустил ее галопом по дороге, ведущей на запад. Он надеялся, что сумеет отыскать Лидию до наступления темноты.

На прерию опускались сумерки. В двух милях от юрода Расс вдруг заметил в высокой траве знакомые очертания. Кабриолет.

Расс почувствовал, как ослабевает напряжение, сковывавшее его на протяжении нескольких часов. Пришпорив лошадь, он подъехал к кабриолету. Вдруг от экипажа отделилась тень. Послышался щелчок взводимого затвора.

— Стойте!

Да, это ее голос.

— Мисс Кент?

— Мистер Болдуин?

— Да.

— Я чуть не застрелила вас.

Ну, по крайней мере, у нее при себе оружие.

— Рад, что вы умеете с ним управляться.

Бросив револьвер на сиденье кабриолета, Лидия положила руку на круп лошади.

— Что вы здесь делаете?

Расс хотел задать ей тот же вопрос.

— Мисс Джонс беспокоится о вас. Уже поздно, а вы до сих пор не вернулись в отель. Она просила меня поискать вас. Вы в порядке?

— Да, со мной все хорошо.

Расс спешился, заметив, что волосы Лидии слегка растрепаны, а в темных локонах торчат соломинки.

— Мне жаль, что я заставила Наоми волноваться. — Лидия наклонилась и приподняла левую ногу лошади, впряженной в кабриолет. — В подкову забился камень, кобыла хромает.

Расс осмотрелся. Ночь уже опустилась на прерию, погрузив ее во тьму. На небе ярко сияла луна. Вокруг царила тишина.

— Давно она захромала?

— Я заметила это несколько минут назад и остановилась. Решила, что распрягу ее и поведу в город.

Расс отстранил Лидию и принялся изучать копыта кобылы. С правой передней подковой было все в порядке, а в левой он действительно нащупал камешек и удалил его.

— Остальные копыта в порядке, — сказал он, — но кобылу действительно лучше распрячь.

Лидия кивнула и принялась за дело. Помогая ей, Расс заметил, что девушка старается не напрягать раненую руку.

— Вы хорошо себя чувствуете?

Лидия увидела, что взгляд Расса устремлен на ее руку.

— Да, спасибо.

За время своего отсутствия Лидия могла съездить в Абилин и вернуться, так где же она пропадала?

— Вы заблудились? Я искал вас после обеда, но вы к тому времени уже уехали.

— Да, заблудилась, — поспешно ответила она. Слишком поспешно. Расс не знал, верить ли ей.

Похоже было на то, что она согласилась, только чтобы избежать дальнейших расспросов. Расс не любил скрытных женщин.

— Вы всего в двух милях от города. Хорошо, что я нашел вас. Вы могли проплутать всю ночь.

— Вряд ли. Кобыла хорошо знает дорогу домой.

Действительно. Так почему Лидия не позволила лошади вернуться? Расс впряг в повозку своего мерина. Он, конечно, не приучен к этому, но до города как-нибудь дотянет.

Пока Расс расседлывал мерина, Лидия привязала кобылу к кабриолету сзади. Затем Расс помог Лидии забраться в кабриолет и сел рядом. Экипаж был небольшой и совсем не предназначен для мужчин такого роста. В результате мисс Кент оказалась втиснутой между стенкой кабриолета и Рассом.

Расс сложил крышу кабриолета, чтобы удобнее было сидеть. Теснота, впрочем, была не главной проблемой. Больше всего его волновала сидящая рядом женщина. Расс ощущал исходящий от нее аромат. Лидия поерзала, устраиваясь поудобнее, и ее прикосновения вызвали в воображении Расса чарующую картину: обнаженное тело Лидии, и он зарывается лицом в ее темные, сладко пахнущие волосы. Расс стиснул зубы.

Он взял поводья, и кабриолет медленно покатился к городу. Расс заметил, что, когда отыскал Лидию, она не была напутана, только настороженна. Сидя рядом с ней, он не мог понять, почему здесь, в открытой прерии, он чувствует только ее аромат.

— Далеко ездили?

— На несколько миль к юго-западу.

— В этом районе два ранчо, Джейка Росса и Райли Холта. Вы могли остановиться у любого из них и узнать дорогу.

— Сначала я не поняла, что заблудилась, — скрывая раздражение, объяснила Лидия и взглянула на часики, приколотые к корсажу.

Как долго она плутала? Может, ездила кругами? Кроме ранчо его друзей, подумал Расс, недалеко отсюда пара небольших ферм, где Лидии могли помочь.

— Рад, что с вами все в порядке. — Его взгляд скользнул по точеному профилю девушки, освещенному мягким лунным светом. — Мисс Джонс будет рада.

Теперь внимание Расса сосредоточилось на ее груди, он завороженно смотрел на маленькие пуговки на светло-голубом корсаже, мерцавшие в лунном свете. В нем нарастало напряжение, и он туго сжал поводья.

— Мне жаль, что я доставила столько волнений Наоми.

— А меня вам не жаль?

Лидия подняла брови:

— А вы волновались?

— Да, — признался Расс. — Особенно после того, что случилось на днях в отеле. Я уже говорил вам, что женщине здесь не следует ездить одной.

— Я не собиралась уезжать надолго, — сухо сказала Лидия.

Да она, похоже, не понимает. Что, если бы кто-нибудь напал на нее? Мужчине достаточно взглянуть на нее, чтобы вообразить бог знает что. Расс попытался отогнать эти мысли.

Он уже испытывал раньше подобное влечение, но на этот раз не позволит ему победить себя.

Внезапно Лидия поморщилась и схватилась за раненую руку.

— Простите, тут ухабы. Я знаю, вам больно.

— Ничего. — Лидия положила руки на колени. Расс вдохнул ночной воздух, смешанный с ароматом лаванды.

— Зачем вы меня искали сегодня днем?

— Хотел поговорить насчет отеля.

— Слушаю.

Лидия замерла в ожидании, сжав затянутые в перчатки руки.

— Я получил телеграмму от человека, который хотел бы выкупить мою долю в отеле.

— Что? — Лидия изумленно повернулась к Рассу. — Вы хотите продать свою долю?

— Вынужден.

— Почему?

Расс сдвинул шляпу на затылок, стараясь сосредоточиться на разговоре, а не на ощущениях, которые вызывала у него сидящая рядом женщина.

— Сначала доля принадлежала моему отцу.

— Я помню.

— Ему нужны были деньги на разведение скота, поэтому я выкупил у него долю. Когда отцу понадобилось больше быков, он заложил ранчо.

— И сейчас нужно погасить закладную?

— Да. Мы могли бы погасить ее из той суммы, что рассчитывали выручить от продажи новой породы, но тут вмешались угонщики скота. Теперь, даже если мы продадим скот по максимальной цене, нам не собрать нужной суммы.

— Сколько скота у вас угнали?

— Больше сотни голов. Среди них — быки-производители. Мой брат и наши соседи пытаются поймать грабителей, но пока безрезультатно.

Лидия кивнула. Некоторое время они ехали в молчании, тишину нарушал только шорох травы под колесами кабриолета и отдаленный вой койота.

— Так вы поместили объявление о продаже своей доли в газете и этот человек откликнулся на него?

— Да. Мистер Теодор Джулиус из Чикаго. Он собирается в Торнадо через несколько дней.

Лидия заволновалась:

— Он хочет переехать сюда? Будет жить в отеле?

— Вы хотите знать, не собирается ли он встать у вас на пути и вмешиваться в управление отелем?

— Я этого не говорила.

Волнение Лидии внезапно вызвало у Расса злость. Наверное, виной тому желание выбросить ее из головы, а может, чувство вины за то, что случилось с отцом.

— Если вы так настроены против партнера, — резко сказал Расс, — зачем было покупать долю в отеле?!

— Я ничего не имею против партнера.

— До тех пор, пока он вам не мешает?

Лидия гордо вскинула подбородок.

— Да, до тех пор, пока он мне не мешает, — сказала она холодно.

Рассу захотелось вцепиться ей в плечи и встряхнуть. Или поцеловать. Сделать что-то, чтобы разрушить эту отчужденность. Он так крепко сжал поводья, что кожаные ремни туго врезались в ладони. Усилием воли Расс сосредоточился на дороге.

Ночной ветерок принес запах дыма. Расс смотрел на дорогу, упорно стараясь не думать о сидящей рядом девушке и о том, что тела их соприкасались всякий раз, когда повозка колыхалась на ухабах.

Расс чувствовал, что сходит с ума. Ему хотелось прикоснуться к ее матовой коже, ощутить вкус ее губ. Он хотел знать, о чем она думает.

Нет, ему совсем неинтересно, что творится у нее в голове. Он даже не будет пытаться это узнать.


Лидия чувствовала, как пульсирует кровь в раненой руке. Казалось, что нервы тоже вибрируют. Может, оттого, что Расс поймал ее на лжи, а может, потому, что он так близко.

Кабриолет был слишком мал для двоих, и Лидия сидела чуть ли не у Расса на коленях. Как она ни старалась отодвинуться от него, тела их все равно соприкасались. Несмотря на ноющую боль в руке, Лидия не могла оторвать взгляда от лица Расса. Он был небрит, и короткая щетина придавала ему несколько угрожающий вид. Лидия вдохнула исходящий от него запах. В лунном свете она видела его грудь в распахнутом вороте рубашки.

— Приехали, — сказал Расс.

Лидия почувствовала, как напряглись его руки, натягивая поводья. Кабриолет остановился у черного входа в отель.

— Отведу лошадей в конюшню, — сказал Расс.

— Спасибо.

Усилием воли Лидия заставила свой голос звучать спокойно, но когда Расс протянул руку, предлагая ей сойти с кабриолета, сердце ее бешено заколотилось. Она поспешила войти в отель и поднялась по лестнице.

Гарнер Кент ввел Лидию в свою деловую жизнь сразу, как только она стала взрослой. По отношению к мужчинам она никогда не испытывала неловкости. Но Расс Болдуин заставлял ее испытывать неловкость всякий раз, когда она сталкивалась с ним. Его крепкое тело, которого так и хотелось коснуться. Глубокая синева глаз, то страстных, то холодных.

Нет. Она не будет думать об этом.

Лидия вошла в комнату и зажгла светильник. Из окна веял свежий ночной ветерок, но ей было жарко. Она все еще ощущала прикосновения его тела…

— Лидия? — В комнату вбежала Наоми, шаги ее заглушал большой ковер, устилавший пол.

Лидия сжала ее руки:

— Со мной все хорошо.

— Я так боялась, что с тобой что-то случилось, что отправила мистера Болдуина искать тебя. Ты из-за этого не сердишься? — Глаза Наоми были полны тревоги. — Я беспокоилась. Мы же не знаем эту местность, а после стрельбы в отеле…

— Все хорошо. Ты поступила правильно.

Честно говоря, Лидия предпочла бы, чтобы подруга ничего не говорила Рассу, но ругать ее за это не стоило. В жизни Наоми было слишком много страха, так что, если Расс Болдуин помог ей облегчить эту ношу, Лидия была только рада.

Сердце ее наконец забилось ровнее. Сняв шляпку, Лидия подошла к гардеробу, отделявшему гостиную от спален. Открыв дверцу, она повесила шляпку.

— Как твоя рука?

— Надеюсь, швы не разошлись, но не мешало бы взглянуть.

— Все равно нужно сменить повязку.

Закрыв локтем дверь, Лидия потянулась за спину и расшнуровала корсаж. Напряжение, терзавшее ее весь этот долгий день, начало ослабевать.

Газовые светильники освещали гостиную, декорированную в голубом и кремовом тонах. Кремово-голубой ковер оттеняли темно-синие вкрапления.

— Что случилось? — Голос Наоми дрожал. — Что-то пошло не так?

Лидия знала, каким ужасным могло показаться подруге ее долгое отсутствие. Они обе хорошо знали о том, какая опасность им угрожает. Наоми пыталась храбриться, но Лидия чувствовала, как она взволнована.

— Пришлось провести больше времени на второй остановке, а так все прошло хорошо. — Лидия ободряюще улыбнулась, откалывая от корсажа часики Изабель и кладя их на мраморный столик. — Первая остановка была на ранчо, и женщина, Эмма Росс, очень помогла. Вторая остановка была на ферме. Там мне пришлось подождать, потому что фермеры принимали гостей.

— Меня не столько беспокоило твое пребывание на остановках, сколько дорога туда и обратно. Ты все устроила?

— Да. — Лидия опустилась в голубое плюшевое кресло и принялась расстегивать ботинки. — Условный сигнал пока остается прежним. В хорошую погоду они будут вывешивать перед домом лоскутное одеяло, это означает, что можно входить без опаски. Если погода будет плохой, они завесят одеялом окно.

Наоми наклонилась, чтобы взять ботинки, но Лидия остановила ее:

— Не надо, Наоми, я сама.

Девушка выпрямилась.

— Где мистер Болдуин тебя нашел?

— В двух милях от города.

— Что ты ему сказала?

— Сказала, что заблудилась, но не думаю, что он мне поверил. Моя лошадь захромала, это придало моей истории некоторую правдоподобность.

— Думаешь, он что-нибудь подозревает?

Лидия выпрямила ноги и пошевелила пальцами, радуясь, что избавилась наконец от тесной обуви.

— Не знаю, но об этом уже можно не беспокоиться.

— Почему?

Осторожно, стараясь не потревожить ушибленные ребра, Наоми опустилась в кресло рядом с Лидией.

Лидия откинулась на спинку кресла и постаралась расслабиться. Надо перестать думать о Рассе.

— Он продает свою долю.

Глаза Наоми расширились от удивления. Лидия пересказала ей историю Расса.

— Он уже получил предложение от потенциального покупателя. Я хочу выяснить, не собирается ли этот новый партнер переехать в Торнадо и поселиться в «Источнике».

— Вот, значит, почему он искал тебя после обеда.

— Да, он так и сказал.

— А что телеграмма, которую ты получила утром?

— Это от папы, насчет Филиппа.

Когда Лидия произнесла имя своего зятя, прекрасные черты Наоми исказились от страха.

— И что?

— Папа пишет, что положение серьезное, но он еще жив.

Наоми вскочила, прижав руки к груди.

— Он придет за нами! Что, если он найдет нас?

— Тсс! — Лидия встала и взяла руки Наоми в свои. — Он не найдет нас. Скорее всего, он не выживет. Но даже если он и выкарабкается, пусть только попробует нас тронуть, мы сумеем себя защитить. Как ты защитила себя той ночью в конюшне.

По щекам Наоми потекли слезы. Лидия обняла ее, стараясь не заплакать.

Каждый раз, когда она вспоминала, как Наоми боролась с Филиппом, ей страстно хотелось, чтобы сестра сделала то же самое. Но она не смогла. Изабель уже была слаба, муж основательно избил ее, прежде чем столкнуть с лестницы. Изабель умерла.

Жители Джексона знали, как Филипп де Борд обходился со своей женой, но предпочитали закрывать на это глаза. Де Борды были старинным родом, богатым и влиятельным, поэтому мерзавец вышел сухим из воды. Он убил сестру Лидии и едва не погубил Наоми.

Лидия почувствовала, что больше не в силах сдерживать слезы. Она крепко обняла Наоми, забыв о своей раненой руке, в которой снова запульсировала боль. Лидия знала, что подругу терзают те же воспоминания.

Через месяц после смерти Изабель Наоми согласилась покинуть плантацию де Бордов. Лидия приехала за ней, намереваясь увезти девушку в дом Кентов недалеко от Джексона, и стала свидетельницей того, как ее зять напал на Наоми. Он жестоко избивал ее, нанося удары по голове и ребрам. Лидия выхватила револьвер, но не успела выстрелить, как Наоми вонзила в мужчину вилы.

Несколько ужасных секунд они слышали только один звук — стон Филиппа. Наконец, собрав силы, он выдохнул, что убьет их обеих. Лидия схватила Наоми за руку, и девушки бросились прочь. Очутившись дома, Лидия рассказала родителям о том, что случилось. Отец и мать решили, что самое безопасное для дочери — немедленно уехать в техасский отель, взяв с собой Наоми. Так они и сделали. Вот почему Лидия прибыла в «Источник» на две недели раньше намеченного срока.

С тех пор Гарнер и Кэтлин Кент регулярно сообщали Лидии о состоянии Филиппа. Он подхватил инфекцию и находился на грани жизни и смерти. После того, что он сотворил, Лидия была бы рада, если бы он умер. Даже если Филипп поправится, его не арестуют, ведь его кузен — шериф Джексона.

— Он не найдет нас, Наоми, — повторила Лидия, сжимая подругу в объятиях. — Мы сделаем все, чтобы он больше не причинил тебе боль.

— Я не хочу, чтобы он причинил боль и тебе, — всхлипнула Наоми.

— С нами все будет хорошо. — Лидия достала из кармана платок. Вложив белоснежную ткань в руку Наоми, она открыла гардероб и достала из ящика еще один платок, для себя. — Как твои ребра?

— Лучше, — дрожащим голосом ответила Наоми.

Лидия знала, что девушка мучается от сильной боли.

— Дай мне взглянуть на твою руку.

Лидия расстегнула лиф и выпростала руку.

В дверь постучали, и этот стук напугал обеих. Лидия обменялась взглядами с Наоми и поспешно оделась. Идя к двери, она старательно утерла слезы.

Открыв дверь, Лидия увидела Расса Болдуина, и ее вновь охватило напряжение. Слышал ли он, как девушки плакали? Лидия знала, что глаза ее покраснели от слез, и надеялась, что если Расс это заметит, то спишет на усталость.

Взгляд Расса опустился вниз, на ее ноги в черных чулках, потом он медленно перевел глаза на грудь Лидии. Она с ужасом увидела, что забыла застегнуть одну пуговицу на лифе. Ее бросило в жар. Девушка поспешила исправить ошибку. Взгляд Расса вызвал в ней бурю эмоций.

Он снял шляпу. Лицо его выглядело усталым, глаза были воспалены.

— Просто хотел сказать, что с кобылой все в порядке.

— Я рада.

Расс кивнул:

— А с вами все в порядке?

— Да, благодарю вас.

Расс перевел взгляд в глубину комнаты.

— Мисс Джонс?

— Да, спасибо, мистер Болдуин, — сказала Наоми твердым голосом. — Спасибо, что отыскали Лидию.

— Не за что.

Расс снова взглянул на Лидию, задержался на ее распущенных волосах, опустился вниз. Лидия вспомнила о хороших манерах.

— Спасибо за помощь.

— Я рад, что с вами все хорошо. — Голос его посуровел. — После того, что случилось в холле отеля, я думал, вы будете больше заботиться о своей безопасности и перестанете шляться одна где попало.

Лидия открыла рот, чтобы сказать, что она заботится о себе и вовсе не «шляется» где попало, но сдержалась.

— Наверное, вы правы… — пробормотала она вместо этого.

— Все могло обернуться по-другому. Вам лучше не покидать город некоторое время.

Да он запугивает ее! С нее довольно.

Глаза Лидии сузились, она коротко кивнула:

— Спокойной ночи, мистер Болдуин.

— Мисс Кент.

Расс надел шляпу и удалился.

Разъяренная Лидия хлопнула дверью, стук ее сердца, казалось, заглушал шаги Расса. Этот человек ее раздражал! Когда он пялился на нее своими бесстыжими глазами, она чувствовала себя раздетой.

Он смотрел так, словно видел ее насквозь.

Лидия не знала, что ее пугает больше. То, что Расс мог слишком много узнать о секретном мероприятии или о ней.

Глава 4


Спал Расс или бодрствовал, Лидия не выходила у него из головы. С той ночи, когда он встретил ее в прерии, его преследовали воспоминания о ее черных волосах, разметавшихся вокруг шеи, о расстегнутой пуговице на корсаже. Эти образы вызывали в его воображении другие картины. Он представлял себе, как ее шелковистые волосы касаются его обнаженной кожи, как его тело прикасается к ее телу. Он даже ощущал слабый аромат лаванды.

Сон не приносил Рассу отдохновения, он просыпался усталым, разбитым. Пора, пожалуй, ехать в Абилин. Он собирался сделать это раньше, но вынужден был отложить поездку из-за неожиданного появления Лидии. Теперь он попробует выбросить ее из головы, а Уиллоу или Салли ему помогут.

Но не только соблазнительные образы Лидии мешали Рассу перестать думать о ней. Прошлой ночью, увидев Лидию, он заметил, что она плакала. На лице Наоми тоже были следы слез.

Почему? Связано ли это как-то с поездкой Лидии? И почему она так стремилась уехать одна? Даже перестрелка в холле не напугала ее. Эта женщина сбивала Расса с толку.

Он старался думать о ней только как о деловом партнере, надеясь, что яркие картины в его воображении со временем померкнут, но это не сработало. С одной стороны, Расс хотел как можно скорее продать свою долю, с другой — он не собирался уезжать из отеля, пока не выяснит, что собой представляет мисс Кент.

Три дня спустя после встречи в прерии Расс стоял у остановки дилижансов, расположенной между конюшней и салуном. Мистер Джулиус ехал поездом до Абилина, а оттуда планировал добраться до Торнадо на дилижансе. Чикагский бизнесмен хотел лично взглянуть на «Источник», однако, судя по его последней телеграмме, это была всего лишь формальность. Он был готов заключить сделку.

Постукивая сапогом по деревянному строению, Расс наблюдал, как Дэвис Ли курсирует от лавки к лавке. В кузнице Эфа шериф задержался ненадолго, а затем двинулся мимо тюрьмы к ресторанчику Перл. После этого он навестил телеграф и почту, не забыл заглянуть и в отель «Торнадо».

Перейдя на другую сторону улицы, Ли посетил оружейную лавку, магазин Хаскелла и редакцию местной газеты.

Хотя это был обычный утренний маршрут шерифа, он, как правило, обходил город с восьми до девяти часов, а не за несколько минут до полудня.

Дэвис Ли заметил Расса у салуна и подошел, чтобы поздороваться.

— Сегодня что-то случилось? — поинтересовался Расс.

— Ничего особенного, а что?

— Ты только сейчас совершаешь свой обход. Обычно ты делаешь это рано утром и на закате.

— Я сидел с Джози, она приболела.

— Жаль это слышать. Это заразно?

— Нет. — Лицо Дэвиса Ли озарила широкая улыбка.

— Поглядеть со стороны, так тебя это как будто радует. Она серьезно больна?

— Ей уже неделю не по себе, особенно по утрам. Каждое утро.

Каждое утро? Может, позвать доктора Батлера?

— Он уже осматривал ее, сказал, что Джози больна по меньшей мере два месяца.

— Два месяца!

Ей не по себе, особенно по утрам. Внезапно до Расса дошло, о чем говорит его друг.

— Так она в положении? У вас будет ребенок?

Дэвис Ли кивнул.

— Поздравляю!

Расс похлопал Дэвиса по спине, искренне радуясь за друга. Три месяца назад у Джози был выкидыш.

— Отличная новость. Сказал кому-нибудь?

— Паре человек.

— Я буду нем как рыба.

— Спасибо.

— Надеюсь, у вас родится девочка. Мальчик был бы точной копией тебя и Райли в детстве, а Джози этого не заслуживает.

— Но если это будет девочка… если девочка… — Лицо Дэвиса омрачилось. — Я не знаю, как воспитывать девочек.

Расс этого тоже не знал.

— Ну, Райли должен знать, он же женился на Сюзанне и удочерил Лорелею.

— Точно! — Шериф просиял при упоминании племянницы.

Сюзанна приехала в Торнадо уже будучи в положении. Райли влюбился в нее и в ее новорожденную дочку и женился на Сюзанне.

— Ждешь кого-нибудь? — спросил Ли.

— Из Чикаго приезжает бизнесмен, собирается выкупить мою долю. — Расс уже говорил Дэвису, что должен продать ее, чтобы погасить взятый отцом кредит. — Я уже сказал банкиру в Абилине, что скоро у меня, наверное, будут деньги.

— Твоя партнерша в курсе?

— Да.

Расс не стал рассказывать другу, что Лидия стремилась избавиться от него.

— Она восприняла это нормально.

К остановке подкатил один из экипажей Болдуинов. Это прибыли брат и отец Расса. Он подошел к экипажу, чтобы помочь отцу выйти.

Джей Ти Болдуин был крупным мужчиной, как и его сыновья. Хотя несчастье произошло с ним три месяца назад, ему все еще было трудно передвигаться.

— Что привело вас в город? — спросил Расс, наблюдая, как отец ловко управляется с инвалидной коляской.

— Па захотелось Кориного персикового пирога, кроме того, мы решили, что самое время познакомиться с твоим деловым партнером. — Взгляд Мэтта остановился на отеле. — Она здесь?

— Думаю, да.

Расс по-прежнему без энтузиазма относился к перспективе знакомства его брата с мисс Кент.

— А вот и она, — сказал Джей Ти, указывая за спину Расса. — Вылитая мать. А что за женщина с ней?

Расс обернулся и увидел Лидию с ее привлекательной чернокожей подругой. Они вышли на крыльцо отеля и направились к мужчинам.

— Это ее горничная Наоми.

На Лидии было платье в зеленую и голубую полоску, к лифу платья, как обычно, были приколоты часики. Волосы были зачесаны наверх, прическу венчала маленькая голубая шляпка, отделанная полосатой лентой в тон платью. Наоми, одетая в белую блузу с длинными рукавами и бледно-желтую юбку, выглядела свежо и мило.

— Ух ты! — восхищенно произнес Мэтт и двинулся навстречу девушкам.

Расс закусил губу. Он хотел сказать брату, чтобы тот держался подальше от них, и особенно от Лидии, но сдержался.

Мэтт уже подошел к девушкам, несколько минут они говорили о чем-то, затем Лидия звонко рассмеялась. Мэтт галантно предложил дамам взять его под руки.

Глядя на брата, Расс почувствовал неожиданный укол ревности. Он не хотел, чтобы Мэтт или любой другой мужчина прикасался к Лидии. Но какого черта… ведь у Расса нет никаких прав на нее…

Мэтт и девушки подошли к остановке дилижансов, Расс и другие мужчины сняли шляпы, приветствуя их.

— Мисс Кент, мисс Джонс, я вижу, вы уже познакомились с моим братом. С шерифом Холтом вы уже встречались в отеле. — Расс повернулся к Джей Ти: — А это мой отец.

Великан в инвалидной коляске осторожно объехал Расса и, приблизившись к Лидии, склонился над ее рукой:

— Я так давно видел вас, что не сразу узнал, мисс Кент, но ошибиться невозможно — вы дочь Гарнера и Кэтлин.

— Здравствуйте, мистер Болдуин, — улыбнувшись, сказала Лидия. — Рада вас видеть.

— Мне очень жаль вашу сестру.

— Спасибо.

Голос Лидии звучал спокойно, но Расс почувствовал, как она напряглась. И Наоми тоже.

Он вспомнил, что отец рассказывал ему о замужней сестре Лидии: она упала с лестницы и несколько месяцев назад умерла. Джей Ти поцеловал руку Наоми. Девушка тихо поздоровалась с ним.

— Дамы, — кивнул женщинам Дэвис Ли.

— Здравствуйте, шериф, — улыбнулась Лидия. — Как ваша жена?

— Прекрасно. Я передам, что вы спрашивали о ней. Как ваша рука?

— Рана затягивается. — Лидия взглянула на Расса. — У вас, джентльмены, какая-то встреча?

— Нет, — ответил Расс, уловив в воздухе знакомый ему нежный цветочный аромат. Он увидел, что Эф вышел из кузницы и пялится на женщин.

— Мы собирались зайти в ресторан к Перл, чтобы поговорить с ней по поводу десертов для отеля. Какие-нибудь пожелания?

— Ореховый пирог, — сказал Расс.

Лидия достала из кармана юбки свой маленький блокнотик — она вообще когда-нибудь выходит без него? — и сделала пометку.

— Как насчет персикового пирога? — вставил Мэтт.

— Корин персиковый пирог трудно превзойти, — заметил Джей Ти.

— Она живет в Торнадо? — поинтересовалась Лидия.

Джей Ти кивнул:

— Кора Уилкс. Печет лучшие пироги в штате.

— Хотелось бы попробовать. Может быть, она согласится печь что-нибудь для отеля, если Перл не будет против.

— Перл получает свои персиковые пироги от Коры, — сказал Расс, любуясь нежными чертами лица Лидии и ее матовой кожей.

Она поймала его взгляд, и щеки ее слегка зарумянились.

Закрыв блокнот, Лидия попрощалась и вместе с Наоми удалилась.

Расс наблюдал, как женщины прошли по улице и исчезли за дверью ресторанчика. Отведя взгляд от закрывшейся двери, он заметил, что Мэтт смотрит в том же направлении. Внимание Эфа тоже было приковано к девушкам, при этом он явно предпочитал любоваться Наоми. Кузнец выглядел растерянным и смущенным.

Расс хмыкнул. Ему еще не доводилось видеть, чтобы его друг уделял так много внимания женщине.

Цокот копыт возвестил о прибытии дилижанса. Заскрипели колеса, и экипаж остановился возле салуна. Пит Картер, владелец питейного заведения, иногда управлял дилижансом. Сегодня он как раз сидел на козлах.

— Привет, Пит, — сказал Дэвис Ли и поспешил открыть дверцу.

Из дилижанса вышел мрачный джентльмен. Расс снял шляпу:

— Мистер Джулиус?

Проницательные темные глаза остановились на Рассе.

— Мистер Болдуин, я полагаю?

— Да, сэр. — Расс пожал протянутую руку и представил своих родных, а затем указал на Дэвиса Ли: — Это шериф Холт.

— Приветствую вас, шериф.

Джулиус был по меньшей мере на полфута ниже Расса. Сняв котелок, он почесал лысую голову.

Пит спрыгнул на землю и достал багаж Джулиуса. Тот протянул Питу монету.

— Благодарю вас, сэр, — сказал Пит — владелец салуна и одновременно кучер дилижанса.

— Не желаете ли выпить перед тем, как мы приступим к обсуждению сделки? — спросил Расс.

— Лучше потом.

— Хорошо. Прошу вас. — Расс предложил гостю пройти в отель.

— Приятно познакомиться, мистер Джулиус, — сказал Дэвис Ли.

— Взаимно. Милый городок, — заметил Джулиус, и они с Рассом проследовали к «Источнику».

Перед отелем Джулиус остановился, осматривая трехэтажное здание из светлого песчаника. Он обратил внимание на арочные оконные проемы на втором и третьем этажах.

— Выглядит превосходно.

— Рад, что вам нравится.

— Солидно и без претензий. — Джулиус взглянул на балкон второго этажа с затейливым кованым ограждением. — Ковка — одна из лучших, которые мне довелось видеть.

— Это работа нашего кузнеца Эфа Джерарда.

— Видно, что он профессионал в своем деле. Опустив багаж на землю, бизнесмен поднялся по внешней лестнице на балкон, затем спустился и проследовал за Рассом в отель.

Положив саквояж и шляпу на регистрационную стойку, Джулиус прошелся по холлу:

— Вы хорошо поработали, мистер Болдуин. Особенно мне нравится этот ковер.

Расс хмыкнул, подумав, что об этом нужно бы рассказать Лидии.

Тем временем Джулиус осмотрел столовую и просторную кухню и горячо их одобрил. Он согласился с Рассом, что номера на втором этаже не обязательно должны быть готовы к открытию отеля, их можно доделать и позже.

Расс подумал, что сможет заключить сделку с Джулиусом сегодня же, и, к своему удивлению, ощутил, что перспектива разрыва партнерских отношений с Лидией его расстраивает.

— Впечатляет. — На третьем этаже Джулиус осмотрел четыре номера, в каждом из которых была отдельная ванная комната. — Постели выглядят очень удобными, никаких бугров на матрасах.

— По совету моего партнера мы набили их испанским мхом.

— Очень умно.

Когда мужчины спустились на первый этаж, Расс повернулся к Джулиусу. Он хотел предложить ему пройти в кабинет для обсуждений условий сделки, но тут в холл вошли окутанные свежим октябрьским воздухом и ароматом лаванды Лидия и Наоми.

— Дамы, — промурлыкал Джулиус. В его глазах сверкнул интерес.

Учитывая, что этот человек — будущий деловой партнер Лидии, он мог смотреть на Лидию как ему вздумается, подумал Расс, но рука его непроизвольно сжала поля шляпы.

— Мистер Джулиус, это мой деловой партнер Лидия Кент и ее подруга Наоми Джонс.

— Ваш партнер? — Бизнесмен склонился над рукой Лидии. — Вы живете в отеле, мисс Кент?

— Да. — Она улыбнулась, и у Расса защемило сердце. — Мои апартаменты на третьем этаже, я управляющая отелем.

— Да что вы говорите, — прошелестел Джулиус.

— Расс, наверное, ответил на все интересующие вас вопросы, но если я могу быть вам чем-то полезна, обращайтесь.

Мужчина кивнул. Внешне Джулиус оставался спокоен, но Расс почувствовал, как он напрягся. Лидия снова улыбнулась.

— Не буду отрывать вас от дела, — сказала она, и, шелестя юбками, дамы удалились на кухню.

Расс повернулся к мистеру Джулиусу:

— Может быть, выпьем? У меня в кабинете есть отличный виски. Там мы можем обсудить условия сделки.

На лице Джулиуса отразилось сожаление. Он медленно прошелся по холлу.

— Я не куплю вашу долю, мистер Болдуин.

— Что? — изумленно спросил Расс. — Я не понимаю. Вам же так понравился отель.

— О да, очень понравился. Думаю, этот отель — настоящая золотая жила.

— Тогда я не понимаю…

— Я предполагал, что ваш партнер мужчина. Мне даже в голову не приходило обратное. Я не веду дела с женщинами, никогда.

Расс был так поражен, что на несколько секунд утратил дар речи.

— Вы не…

— Не веду дела с женщинами.

Расс не мог поверить своим ушам.

— Могу я спросить почему?

— Потому что ничего хорошего из этого выйти не может.

Стараясь скрыть удивление, Расс заметил:

— По меньшей мере половина идей, которыми вы так восхищались, принадлежит Лидии. Она очень умная женщина.

— Возможно.

— Это она предложила набить матрасы испанским мхом.

— Гм…

— А стекло для окон на третьем этаже? Я месяц пытался его достать, и все без толку. Даже на складе в Абилине не смогли мне помочь. А она выяснила, где можно достать стекло, и достала его. Кроме того, получила бесплатную рекламу.

— Все это прекрасно, но вы зря стараетесь, я не передумаю.

Расс ощутил горькое разочарование Он представлял себе, как банк отбирает ранчо и выставляет отца на улицу.

Расс старался сдерживаться.

— С вашей стороны недальновидно отказываться от прибыльного дела. А оно обязательно будет прибыльным. Лидия сделает для этого все, что в ее силах.

— Или в конце концов уничтожит отель.

Расс не знал, почему Лидия так стремится избавиться от него, но точно знал, что она, так же как и он, хочет добиться процветания отеля. И Расс верил, что ей это под силу.

— Мисс Кент — прекрасный бизнесмен.

— У нее много и других достоинств, — двусмысленно заметил Джулиус.

Расс окаменел. Джулиус взглянул на него с сожалением.

— Вы очарованы ее… хорошими качествами, но я вот что вам скажу: женщины не могут заниматься коммерцией. Мне жаль. Сделка меня больше не интересует.

Расс мог спорить с Джулиусом хоть целый день, доказывая его неправоту, но видел, что тот принял окончательное решение.

— Я думаю, вы совершаете ошибку.

— Возможно. — Бизнесмен покачал головой. — Пойду-ка я на остановку, посмотрю, не будет ли дилижанса до Абилина.

Если дилижанса не будет, подумал Расс, он сам с удовольствием выставит его из города. Его удивляло, как близко к сердцу он принял предубежденность Джулиуса против Лидии.

Подхватив свой саквояж, бизнесмен направился к двери. Расс последовал за ним, надевая шляпу.

— Превосходный отель. — Джулиус натянул на голову котелок. — Я даже не подумал о том, что вашим партнером может быть женщина. Поделом мне. Нужно было спросить.

Расс остался на крыльце. Ничего более нелепого он в жизни не слыхал. Лидия может сводить его с ума, но в деловых качествах ей не откажешь. Она так же умна, как и он. Может, даже умнее. Ему-то уж точно не пришла бы идея найти недостроенный дом и купить стекло у его владельца.

— Он уже ушел? — раздался сзади голос Лидии. — Вы заключили сделку?

Расс сдвинул шляпу на затылок:

— Нет.

Лидия, кажется, расстроилась. Ну почему она не может хотя бы притвориться, что не хочет с ним расставаться? Расс открыл рот, собираясь сказать Лидии, что сделка сорвалась из-за нее.

— Мне жаль, — искренне сказала она. — Что вы будете делать с закладной?

— Продолжу размещать объявления. Может, кто и откликнется. Это хорошее вложение денег.

— Вы уверены, что не хотите поручить мне управление отелем? У вас появилось бы больше свободного времени для поиска покупателя.

— Уверен в этом.

Почему она так настаивает на этом? Управление отелем дело нелегкое. Любой человек в здравом уме не стал бы отказываться от помощи.

Лидия вошла в отель вместе с Рассом. Исходящий от нее аромат привел его в волнение.

— Когда мы с Наоми вошли, мне показалось, он был очень заинтересован отелем.

— Я тоже так думал.

— Он передумал покупать, потому что слышал о перестрелке в холле?

— Нет. — Глядя в эти бархатные глаза на ангельском личике, Расс ощутил желание защитить Лидию. — Просто сказал, что передумал.

— Странно.

Расс смотрел на ее скулы, нежную линию подбородка. Он знал, что при случае Лидия может показать характер, но сейчас она казалась такой ранимой.

— Ну, некоторых людей не поймешь.

Лидия подняла на него глаза и улыбнулась. Расс понял, что не сможет открыть ей истинную причину решения Джулиуса. Он не знал, почему так заботится о ее чувствах. Она же не скрывала, что хочет избавиться от Расса.

Может, у Джулиуса и возникли бы с Лидией проблемы, но Расс бы с ней поладил. Может быть, даже, подумал он, глядя на ее грудь, ему бы это понравилось.

С другой стороны, Лидия была умна и красива, а умная и красивая женщина могла породить массу проблем.


С тех пор как Расс рассказал ей о том, что сделка с мистером Джулиусом сорвалась, Лидия видела его лишь однажды, когда Расс направлялся в салун. В отель он вернулся через несколько часов, когда уже совсем стемнело.

Стоя на лестничной площадке, Лидия видела, как Расс вошел в отель, осторожно закрыв за собой дверь, и медленными, неуверенными шагами направился в свою комнату. Даже отсюда, с лестницы, Лидия почувствовала сильный запах спиртного. Когда Расс сказал ей о том, что сделка с мистером Джулиусом сорвалась, Лидии показалось, что она увидела в его глазах страх.

Расс погрузился в уныние. Может быть, закладная не единственная причина, вынуждающая его продавать свою долю?

Лидия думала, что уже через неделю у нее будет новый деловой партнер, но этого не случилось. Она снова обратилась к Рассу с просьбой доверить ей управление отелем, и он снова отказал. Совсем скоро в отеле появятся женщины, пострадавшие от насилия и нуждающиеся в надежном убежище, и было бы лучше, если бы Расс не уделял так много внимания отелю.

Впрочем, если он хочет, чтобы партнеры принимали совместные решения, пусть будет так.

На следующее утро Лидия направилась в апартаменты Расса. Спускаясь с лестницы, она взглянула на свои часики. Восемь часов. В это время он обычно уже на ногах. Лидия постучала в дверь, и та открылась, на пороге стоял Расс. Рубашка его была полурастегнута, волосы влажные, на щеке виднелся остаток пены для бритья. Лидия хотела пожелать ему доброго утра, но слова не шли с губ.

Безмолвно созерцая его мускулистую фигуру, гладкую бронзовую кожу, Лидия почувствовала легкое головокружение. Ее взгляд скользнул по широким плечам Расса, рельефным мышцам живота. О господи…

По спине побежали мурашки. Лидия заставила себя посмотреть Рассу в глаза. Лицо у него было измученное и осунувшееся. Он явно страдал от тяжелого похмелья.

Лидия почувствовала себя неловко. Может быть, лучше зайти позже, подумала она. Однако теперешнее состояние Расса — еще один козырь в пользу того, что он должен передать Лидии управление отелем.

— Доброе утро, — нерешительно сказала она.

— Доброе утро. — Расс провел рукой по лицу. — Что-нибудь случилось?

— Нет, просто мне нужно с вами посоветоваться.

Расс открыл дверь пошире.

— Хотите зайти?

Лидия покачала головой.

— Я хотела спросить: как вы думаете, ковер лучше оставить там, где он есть?

— Ковер? — Расс нахмурился.

Лидия отступила назад, указывая на безобразный красный с золотом ковер, приобретенный Рассом. Тот ковер, что заказала она, должны были доставить со дня на день.

— Вот, посмотрите. Я передвинула его ближе к регистрационной стойке.

Расс уперся лбом в дверной косяк и прикрыл глаза.

— Не вижу никакой разницы, все выглядит отлично.

— Благодарю вас, — улыбнулась Лидия, на лице ее отразилось сочувствие. — Вам нехорошо?

— Я в порядке, — отрывисто сказал Расс.

— Я слышала, вы поздно вернулись вчера.

— И что?

— Ничего. Может, вам что-нибудь нужно?

— Мне нужен покой, — многозначительно сказал Расс.

— Хорошо. Поговорим позже.

Лидия повернулась и зашагала прочь, надеясь, что Расс продержится недолго. Несколько часов спустя, находясь в столовой, Лидия услышала его тяжелые шаги. Расс поднимался по лестнице из котельной. Когда он вышел из кухни, Лидия поспешила навстречу. Выглядел Расс получше, но глаза все еще были красными.

— Не взглянете на светильники в холле? — спросила Лидия.

— А что с ними не так? — Достав из кармана брюк платок, Расс вытер испачканные руки, оставив на красной ткани черные пятна. — Они не работают?

— Дело не в этом. Мне кажется, они разного цвета.

Расс был явно озадачен.

— Ладно, — кивнул он наконец.

Когда они подошли к обитым зеленой тканью диванам у стойки, Лидия указала на левый светильник:

— Видите, оттенок олова другой, не такой, как на правом светильнике.

— Оттенок… — пробормотал Расс и уставился на Лидию, словно силился понять, о чем она говорит.

Лидия широко улыбнулась.

Заталкивая платок в карман, Расс переводил взгляд с одного светильника на другой.

— Наверное, вы правы.

— Может, мне заказать новый светильник?

— Нет, натру его колесной мазью, станет потемнее.

— Колесной мазью?

— Да.

Расс повернулся к выходу:

— Пойду возьму у Эфа.

— Нет! — В голосе Лидии сквозила паника. Подумать только, колесная мазь! — В этом нет необходимости.

— Вы уверены? Минутное дело.

— Уверена. — Лидия отступила на шаг, критически рассматривая светильники. — Может, просто свет не так падает.

— Значит, все в порядке.

Взяв шляпу со стойки, Расс надел ее и направился к выходу:

— Скоро вернусь.

— Хорошо.

Лидия проследовала за ним до двери, чтобы посмотреть, не отправился ли он снова в салун. Расс действительно шагал в направлении питейного заведения, но, не задерживаясь, прошел мимо к лавке.

Пока что он не демонстрировал явных признаков того, что Лидия ему надоела. Расс по-прежнему не был готов передать ей бразды правления.

До обеда Лидия и Наоми трудились не покладая рук. Час спустя, снимая мерки с кухонного окна, необходимые для заказа штор, Лидия увидела Расса у кузницы. Скрестив руки и облокотившись на стену, он разговаривал с кузнецом. Кажется, разговор этот был не очень серьезным.

Достав из шкафа в столовой пару салфеток, Лидия вышла из отеля и направилась к мужчинам. Эф первым заметил ее, сказал что-то Рассу, и тот обернулся.

— Мисс Кент, — сказал Расс хриплым голосом и выпрямился.

Белая рубашка плотно облегала его широкие плечи.

— Добрый день, мистер Джерард, — улыбнулась Лидия чернокожему кузнецу.

— Добрый день, мэм.

Она взглянула на своего делового партнера, снявшего шляпу.

— Могу я спросить вас?

— Это касается отеля?

— Разумеется.

Лидия почувствовала, как взгляд Расса скользит по ее телу. Он повернулся к Эфу:

— Дай мне минуту.

— Конечно. Рад был видеть вас, мэм, — сказал Эф и вошел в кузницу.

Расс обратил взгляд на Лидию:

— Чем могу помочь?

— Никак не могу решить насчет столового белья. — Она показала Рассу салфетки. — Как вы считаете, лучше заказать белое или кремовое?

Надевая шляпу, Расс взглянул на салфетки, потом на Лидию.

— По мне, они одинаковые.

— Вот эта кремовая. — Лидия встряхнула салфетку, которую держала в правой руке.

— По-моему, единственная разница между ними состоит в том, что одна салфетка с кружевом, а другая — без.

— Может быть, вам трудно решить при дневном свете?

Глаза Расса сузились. Он взял Лидию за локоть и отвел в сторону.

— Знаете, что я думаю, мисс Кент?

— Нет, — ответила она, сладко улыбаясь, — поэтому я вас и спрашиваю.

Расс был так близко, что Лидию бросило в жар.

— Вы ищете любой предлог, чтобы увидеть меня. Интересно…

— Интересно — что?

— Если вы так хотите провести со мной время, почему просто не попросить?

— Если я хочу что! — изумленно пробормотала Лидия. — Могу вас заверить… С чего вы взяли?

Расс наклонился к ней, голос его понизился почти до шепота:

— Сегодня вы искали меня уже трижды. Что, по-вашему, я должен думать?

— Что мне нужно знать ваше мнение. По поводу отеля. — Лидия отстранилась. — Больше ничего.

Прислонившись к стене кузницы, Расс изучающе смотрел на Лидию.

— Все ваши вопросы касались декора. Вы чертовски хорошо знаете, что я в этом не разбираюсь. Почему вы просто не…

Расс умолк, в глазах его мелькнуло подозрение.

— Что? Почему я просто не — что? Вы сказали, что мы должны совместно решать все вопросы, касающиеся отеля, но если вы не хотите…

— О нет, я хочу, — вкрадчиво сказал Расс и поднял руки Лидии повыше. — Ну а вы какой цвет предпочитаете?

— Я… не знаю. — Она почувствовала, как заколотилось ее сердце.

Расс хмыкнул и придвинулся еще ближе. Его запыленные сапоги коснулись носков ее ботинок. Склонив голову так, что поля его шляпы коснулись волос Лидии, Расс сделал вид, будто изучает салфетки.

Лидия отступила на шаг и уперлась спиной в стену кузницы. Ее грудь почти касалась груди Расса. Зачем он стоит так близко? Лидия попробовала отстраниться, но Расс крепко держал ее за руки.

Его синие глаза скользили по ее телу, словно Расс мысленно снимал с Лидии одежду. От этой мысли у Лидии закружилась голова. Она не была так близка к нему с тех пор, как он отнес ее на руках в свою постель, чтобы осмотреть рану.

Лидия подняла глаза и увидела, что Расс смотрит на ее губы. Сердце Лидии колотилось все чаще, она не могла отвести взгляд от лица Расса. На мгновение ей показалось, что он сейчас поцелует ее.

Вместо этого Расс неожиданно выпустил руки Лидии. В его глазах читалось насмешливое удовлетворение — он явно понял, о чем она подумала.

Выпрямившись, Расс указал на салфетку с кружевом:

— Как насчет этой? Она почти так же красива, как вы, милая.

«Милая»? Лидия сердито взглянула на Расса.

— Отличный выбор.

— Где ваш маленький блокнотик? Может, запишете на всякий случай?

— Я запомню. — Лидия повернулась, взметнув юбку, и направилась к отелю.

— Через час я буду у салуна.

— Хорошо.

— Потом зайду к Перл за пирогом.

— Нет необходимости отчитываться передо мной о своих планах.

— А вдруг я вам снова понадоблюсь? Чтобы посоветоваться.

— Благодарю вас.

— Вернусь в отель к вечеру. Это на случай, если вам нужно будет помочь принять решение, — многозначительно сказал Расс.

— Отлично, — пробормотала Лидия. Черт. Он ее раскусил.

Расс расхохотался, а Лидия старалась сдержать негодование.

Похоже, ей придется распрощаться с надеждой избавиться от Расса.

Глава 5


Расс чуть не поцеловал Лидию там, у кузницы, и теперь его терзало сожаление. Он больше сожалел о том, что так и не сделал этого, чем сердился на Лидию за то, что она вызывает в нем такие эмоции.

Через несколько часов Расс окончательно признался себе, что Лидия подцепила его на крючок.

Алкоголь разливался по жилам, голова раскалывалась так же, как в тот момент, когда Лидия заявилась к нему в комнату. Единственное приятное воспоминание за весь день — как Лидия приставала к нему со своими дурацкими вопросами.

Расс вышел из себя, когда понял, что своим поведением Лидия пытается заставить его передать в ее руки управление отелем. Расс терпеть не мог, когда им манипулировали. Слишком ярки были воспоминания об Эми. Правда, раскусив Лидию, он не отказал себе в удовольствии отплатить ей той же монетой.

Уже давно он так не наслаждался обществом женщины, не пытаясь затащить ее в постель. Если бы Лидия только знала, каким забавным ему кажется ее поведение, она бы точно разъярилась.

Вспомнив, как Лидия напрасно старалась скрыть разочарование, когда поняла, что ее усилия пропали даром, Расс хмыкнул. Ее чуть удар не хватил, когда он предложил натереть светильник колесной мазью. Стоило посмотреть на выражение ее лица, когда Расс обвинил ее в домогательстве.

При воспоминании об этом Расс улыбнулся. Лицо Лидии так мило порозовело от гнева. Интересно, что еще может заставить ее покраснеть? Можно проверить… хотя это плохая идея.

Там, у кузницы, от Лидии исходил такой аромат лаванды, что Расс чуть с ума не сошел. Одно лишь воспоминание об этом заставило его кровь вскипеть.

Впрочем, то, что он испытывает по отношению к Лидии какие-то чувства, не означает, что он должен предпринимать какие-то действия. Расс мог только представить себе, что может выкинуть Лидия, если узнает, что она ему нравится.

Лучше всего вообще перестать о ней думать. О ее пухлых губах, гладкой матовой коже, до которой ему так хотелось дотронуться, о красивой груди.

Нет, нужно сосредоточиться на чем-нибудь другом. Например, придумать, где достать денег, чтобы погасить закладную. Расс получил бы уже нужную сумму, если бы Джулиус не отказался выкупить его долю. Что он может сделать теперь?

Разумеется, нужно продолжать публиковать объявления в газетах, но слишком на это рассчитывать не приходится. По всей вероятности, найдутся и другие джулиусы, считающие, что с женщинами нельзя вести бизнес.

Прошлой ночью Расс, сидя в салуне Пита Картера за бутылкой виски, ругал Джулиуса, не стесняясь в выражениях. Он не напивался так с тех пор, как три месяца назад с отцом произошло несчастье. Это его вина, думал Расс, что отец чуть не погиб и, может быть, навсегда останется хромым. И это он будет виноват, если семья потеряет ранчо. Сейчас Расс чувствовал себя таким же беспомощным и виноватым, как в тот день, когда отца нашли истекающим кровью.

Но необходимость погашения закладной была не единственной проблемой, которая мучила Расса. Плотник, которого он нанял для отделки второго и третьего этажей отеля, должен был прийти еще два дня назад, но так и не появился. Может быть, ему что-то помешало, но никакой весточки он не подал.

Уйдя из кузницы, Расс отправился на телеграф и попросил Тони Сантоса направить телеграмму начальнику полиции Абилина. В телеграмме Расс спрашивал начальника полиции, известен ли ему плотник и не случилось ли с ним чего-нибудь.

А пока что Эф согласился помочь установить последние кровати в номерах. Войдя в отель, Расс швырнул шляпу на регистрационную стойку и проследовал на кухню. Здесь он увидел Эфа, вешающего на крюк над очагом огромный котел с водой.

Наоми стояла рядом, восхищенно глядя на напрягшиеся мускулы его рук под тонким полотном рубашки. Поверх белой блузы и желтой юбки Наоми надела белоснежный передник. Волосы были стянуты в пучок, и эта прическа подчеркивала выразительность ее лица.

Эф взял со стола второй котел. Наоми поспешила к очагу и освободила другой крючок. Эф повесил котел и повернулся к девушке.

— Я вам так благодарна, — тихо проговорила Наоми.

Чернокожий кузнец кивнул, не промолвив ни слова и не шевельнувшись. Казалось, он прирос к полу.

— Я думаю, это все, — сказала Наоми, опустив глаза.

Расс думал, что его друг скажет что-нибудь в ответ, но тот молчал. Что ж, все ясно. Иногда Эф ездил в Абилин с Рассом или Мэттом, чтобы повеселиться с девочками. Но за все эти годы Расс ни разу не видел, чтобы Эф смотрел на женщину так, как сейчас смотрел на Наоми.

Расс решил прервать молчание.

— Мисс Джонс, Эф, добрый день, — сказал он. Наоми и Эф отпрыгнули друг от друга, словно Расс застал их за каким-то неподобающим занятием. Взгляд Наоми был устремлен в стену, а Эф выглядел виноватым.

— Мисс Джонс, я вижу, вы уже познакомились с нашим кузнецом, Эфом Джерардом.

— Да. — Наоми перебирала рюши на своем переднике, старательно избегая встречаться глазами с мужчинами.

— Если вам что-нибудь понадобится, а меня не окажется рядом, вы можете выйти отсюда. — Расс показал на дверь в углу кухни. — Кузница Эфа совсем рядом. Вам стоит лишь позвать, и он окажется здесь быстрее, чем вы успеете моргнуть своими прекрасными глазами.

— Да, мэм, — подтвердил Эф.

— Спасибо. Я должна вернуться к работе, — тихо сказала Наоми. — До свидания.

— До свидания, — пробормотал Эф, не в силах оторвать от нее взгляд.

Улыбаясь, Расс подошел к кухонной раковине.

— Я зашел за водой и куском пирога. Присоединишься ко мне, Эф?

— Да.

Эф прошел в кладовую и достал пирог. Взяв пару оловянных кружек, Расс налил в одну из них воду.

— Так мило с твоей стороны помочь мисс Джонс, Эф.

— Она хотела сама повесить этот котел.

Несколько дней назад Расс видел, как Наоми прекрасно справилась с этим сама, но решил промолчать.

— В погребе есть холодное молоко.

— Сойдет и вода.

Эф выложил пирог на тарелку, достал из шкафа пару вилок. Наполнив водой вторую кружку, Расс присоединился к кузнецу за большим кухонным столом. Некоторое время они сосредоточенно ели. Расс чувствовал, как тает на языке фруктовый пирог. Затем, усмехнувшись, он бросил взгляд на друга.

— Ты ей просто слова вставить не давал, никогда не видел тебя таким разговорчивым.

Смутившись, Эф потянулся за пирогом.

— Почему бы тебе не пригласить ее на открытие отеля?

— Я слышал, как мисс Кент говорила, будто мисс Джонс будет в этот день занята готовкой.

— Тогда пригласи ее на ужин.

— Ты же меня знаешь, — сказал Эф, доедая пирог. — Я и двух слов связать не могу.

— Для начала спроси, как у нее дела, а потом разговор наладится.

Расс видел, как Наоми смотрит на Эфа, и потому был уверен, что девушка примет его приглашение.

Чернокожий кузнец посмотрел на свои простые брюки и рубашку.

— Такая женщина, как мисс Джонс, не захочет встречаться со мной.

— О чем ты?

— Она самая красивая женщина, которую я когда-либо видел, — помолчав мгновение, сказал Эф. — Она не захочет встречаться с кузнецом, у которого мозолистые руки и нет понятия о манерах.

— С твоими манерами все в порядке. В Абилине у тебя никогда не было проблем с девушками.

— Это потому, что я платил им.

Расс хмыкнул:

— У тебя свое дело. В городе ты пользуешься уважением.

В темных глазах Эфа сверкнула надежда.

— Ты так думаешь?

— Черт возьми, да. Ты хороший человек, Эф. Я доверяю тебе на все сто. — Расс откусил пирог. — Ты никогда не узнаешь, если не спросишь.

— Я подумаю об этом.

— Только не слишком долго.

Эф решил сменить тему разговора:

— Раз этот бизнесмен из Чикаго не купил твою долю, как ты достанешь денег, чтобы погасить закладную? Тебе нужно что-то, что можно продать, либо что-то, что может приносить доход.

— Да, и что же это?

— Провалиться мне на этом месте, если я знаю.

— Мне нужно подумать.

Услышав шаги, Расс обернулся и увидел в дверях Мигеля Сантоса, четырнадцатилетнего сына Тони.

— Привет, Мигель.

— Привет, Расс. Привет, Эф. Па послал меня отнести эту телеграмму. Это от начальника полиции Абилина.

— Отлично. — Расс отложил вилку и взял телеграмму. — Надеюсь, начальник полиции в курсе, почему плотник задержался.

— Я подожду, вдруг захотите ответить, — сказал Мигель.

Расс кивнул, указывая на тарелку с пирогом:

— Хочешь последний кусок?

— Это персиковый пирог мисс Коры?

— Да, вилки там. — Расс указал на ящик. Он прочел телеграмму. — Дьявол.

— Что там? — поинтересовался Эф.

— Плотник смылся. И надул не только меня.

— Что ты будешь делать?

— Нет времени искать кого-то еще. — Расс задумчиво пощипал кончик носа. — Сам все закончу. Мы открываемся меньше чем через неделю.

— Если бы тебе так не нужны были деньги, открытие можно было бы отложить.

Расс хмуро кивнул. Работа его не пугала, просто если бы он раньше узнал про плотника, можно было бы приступить к работе несколько дней назад.

— Я тебе помогу, — предложил Эф.

— Спасибо, мне сейчас любая помощь не помешает.

Мигель подошел к раковине, вымыл руки и ополоснул лицо.

— Будете писать ответ, Расс?

— Нет, просто поблагодари отца.

— Хорошо, — ответил Мигель и вышел.

— Я тут был в кузнице и случайно услышал твой разговор с мисс Кент. — В глазах Эфа мелькнули озорные огоньки. — Ты мог бы свалить эту проблему на нее.

Расс расхохотался. Интересно, что бы она сделала в таком случае? Мысль казалась привлекательной, но он этого не сделает. Он должен был нанять плотника, Значит, и решать эту проблему ему.

Кроме того, разве не этого она хочет — чтобы Расс передал ей бразды правления? Расс решил вообще ничего не говорить Лидии.


В эту ночь Лидия ждала прибытия двух женщин. Неделю назад она получила от родителей телеграмму, зашифрованное послание, извещавшую ее, что две посылки уже в пути. Это означало, что Лидии нужно ждать приезда еще двух жертв насилия. Лидия была полна решимости помочь им и не допустить, чтобы они закончили свою жизнь так же, как Минни Доукинс. Ей нужно будет сделать все, чтобы задержать Расса наверху, пока Наоми не скажет, что женщины прибыли благополучно и находятся в безопасности, в комнате за кладовой.

Лидия надеялась, что вечером ее деловой партнер опять будет пьян или, по крайней мере, уйдет из отеля, куда должны были прийти женщины, но он был на третьем этаже и, судя по всему, не собирался уходить.

Стук молотков продолжался уже несколько часов. Когда Лидия и Наоми вернулись после ужина в отеле «Торнадо», Расс сказал, что ему нужно устранить кое-какие недоделки. Должно быть, этим он сейчас и занимался.

Поднявшись на третий этаж, Лидия направилась в номера на противоположной стороне холла. На стенах ярко горели газовые светильники, издавая резкий, чуть отдающий плесенью запах. Расс стоял возле одной из комнат, держа дверь, в то время как Эф привинчивал петли.

Белая рубашка Расса была влажной на спине и у ворота. Под тонкой тканью, плотно облегавшей тело, четко вырисовывались рельефные мускулы. Лидия почувствовала волнение.

Расс обернулся через плечо. Судя по его взгляду, он понял, что Лидия его разглядывала.

Черт! Лидия откашлялась.

— Привет.

— Добрый день, мисс Кент, — сказал Расс.

— Мэм. — Эф выглянул из комнаты и осторожно улыбнулся, держа во рту шуруп.

— Вы опять пришли за советом? — ухмыльнулся Расс и снова повернулся к двери.

Он был несносен. И все-таки Лидия невольно вспомнила, как Расс чуть не поцеловал ее утром. Она старалась убедить себя, что рада тому, что этого не случилось, но в глубине души шевельнулось сожаление.

Сожаление? Что за чепуха! Не нужны ей от него никакие поцелуи. И вообще, ничего в этом роде не нужно. Их отношения должны быть исключительно деловыми. Его присутствие в отеле ставило всю операцию под удар, особенно в такую ночь, как эта, когда Лидия ожидала тайных гостей.

Подойдя ближе, Лидия вдохнула запах свежих сосновых опилок, через открытые окна тянуло дымком.

— Почему вы вешаете двери? Я думала, это будет делать плотник из Абилина.

— Открытие совсем скоро, решил помочь ему. Лидия нахмурилась.

— Что-то я вашего плотника пока не видела.

— Гм…

Эф вдруг заинтересовался своими сапогами.

— Он ужинал?

— На отсутствие ужина не жаловался, — сказал Расс и вошел в комнату, рассматривая что-то на стене.

У Лидии зашевелились подозрения.

— Что-то не так?

Расс взглянул на нее:

— Почему вы спрашиваете?

Лидии вдруг пришло в голову, что Расс не ответил ни на один из вопросов, заставляя ее высказывать предположения.

— Какие-то проблемы в отеле? — поинтересовалась она. — Что не так? Водопровод, оконные стекла, кровати?

Расс едва слышно выругался, что усилило подозрения Лидии.

— Расс?

— Плотник не придет, — пробормотал он, подняв глаза, и рассказал ей, как негодяй скрылся, нарушив обещание, данное Рассу и другим.

Лидия посмотрела на Расса, затем на Эфа.

— Так, значит, вместо него будете работать вы с Эфом?

Расс спокойно кивнул.

— Если бы вы поручили это мне, я бы решила проблему.

Ну вот. Что сделать, чтобы она умолкла? Прижать ее к стене и поцеловать? Но Расс знал, что не поступит так, потому что это причинит ему боль.

— Я уже решил проблему, — огрызнулся Расс, сердито глядя на Лидию.

В ее темных глазах сверкнула обида, губы сжались. Расс старался не смотреть на ее расстроенное лицо. Лидия прикоснулась к часикам, приколотым к корсажу.

Рассу очень хотелось дотронуться до нее, в висках у него застучало. Как он может испытывать такие чувства к женщине, которая за секунду способна вывести его из себя?

— Если вы позволите отвлечь вас на минуту, — холодно сказала Лидия, — я бы хотела обсудить церемонию открытия отеля.

Если она по-прежнему придерживается своей стратегии, подумал Расс, то разговор займет больше минуты.

— Я слушаю.

Лидия колебалась. Расс закрыл и снова открыл дверь. Эф одобрительно кивнул, и мужчины направились к еще незастекленным окнам.

Лидия вошла в комнату, бросив взгляд на узкие оконные стекла, прислоненные к стене. Она молча наблюдала за тем, как мужчины подняли стекло и принялись вставлять его в оконный переплет.

— Вы считаете, мы будем готовы к субботе, или лучше отложить церемонию?

— Мне нужно пять дней, — резко сказал Расс. — Эти комнаты будут готовы, в противном случае мы их закроем. Давайте придерживаться намеченной даты.

Лидия кивнула, борясь с обидой. И еще ее не оставляла мысль о том, что, если бы она сама не спросила про плотника, Расс не поставил бы ее в известность.

— Хорошо. Я скажу мистеру Прескотту из газеты, что мы ничего не будем менять в объявлении.

Расс и Эф обменялись взглядами.

— У вас нет проблем с Квентином? — спросил Расс.

— Проблем?

— У него тяжелый характер, и иногда он ведет себя просто отвратительно.

— До сих пор никаких проблем не было.

Хотя сейчас Лидия подумала, что этот прикованный к инвалидному креслу человек был настроен не так дружелюбно, как другие в этом городе.

Расса, казалось, удовлетворил ее ответ. Наоми пока не появлялась, и Лидия поняла, что ей следует остаться здесь и помешать мужчинам спуститься вниз.

— Я подумала, что мы могли бы начать церемонию в пять пополудни и предложить гостям что-нибудь из нашего меню.

— Я бы хотел кое-что добавить в меню, если не поздно.

— Нет. — Лидия достала из кармана юбки свой блокнот. — Мне кажется, это процесс постоянный. Что бы вы хотели?

— Пирог с опоссумом.

— Пирог с опоссумом? — Карандаш Лидии замер над блокнотом, она взглянула на Расса. — Вы шутите!

— Я бы не посмел без вашего разрешения, Лидия.

Сердце ее забилось чаще. Не оттого ли, что в глазах Расса читался откровенный мужской интерес.

— Если вы или Наоми не знаете, как печь этот пирог, — продолжал Расс, — попросите Перл помочь вам.

— Думаю, мы справимся. — Лидия поморщилась и увидела, что Расс ухмыляется.

— Мне нравится идея насчет сервировки блюд из нашего меню. — Расс внимательно смотрел на установленное стекло. — Что потом?

— В семь мы можем убрать столы и устроить в столовой и холле танцы. — Лидия потерла раненую руку, стараясь унять боль. — Джози сказала, что Кэл и Джед Дойл неплохие музыканты, поэтому я их пригласила.

Расс и Эф в знак согласия кивнули.

— Еще я наняла в горничные Зою Килер. Спасибо за рекомендацию. Думаю, она справится.

— На Зою можете положиться. — Расс взглянул на Лидию. — Рука еще болит?

Лидия спохватилась, что все еще массирует плечо, и опустила руку.

— Просто открывала ящики. Доставили умывальники для номеров и столовую посуду.

— Кажется, все идет по плану.

— Да. — Лидии не терпелось узнать, прибыли ли уже ее тайные гости.

— Рад, что вы зашли, — сказал Расс. — Я хотел обсудить с вами кое-что.

— Что-то вроде пирога с опоссумом?

Расс едва заметно улыбнулся:

— Лучше.

— С трудом представляю себе, что это может быть, — язвительно заметила Лидия.

Расс бросил взгляд на Эфа.

— Поскольку сделка с мистером Джулиусом сорвалась, мне нужно придумать другой способ достать деньги. Даже если появятся другие потенциальные покупатели, они тоже могут передумать, как мистер Джулиус.

— Верно.

Расс вытер рукавом вспотевший лоб.

— Нужно придумать что-то, что быстро принесло бы доход.

Лидия кивнула. Ворот его рубашки был расстегнут, обнажая крепкую загорелую шею. Лидия увидела, как капля пота скатилась по шее и исчезла в вырезе рубашки. Почему ее это так волнует?

— Я хочу открыть игорный зал.

— Игорный зал? — Лидия замерла. — Здесь, в отеле?

— Да. Внизу есть подходящее помещение. Не нужно никакого стартового капитала, только карты и кости.

— И столы, — подсказал Эф.

Только этого не хватало, подумала Лидия, ее тайное мероприятие и без того под угрозой разоблачения.

— Не думаю, что это хорошая мысль.

— Почему нет? Отличная идея, — нахмурившись, сказал Расс.

— Для вас может быть.

— Ну да. — Расс скрестил руки на груди и уставился на Лидию.

Она старалась скрыть страх, который вызвали его слова. Она знала, что Рассу нужны деньги, и сочувствовала ему, но игорный зал?..

Лидия постаралась смягчить голос:

— Расс, это означает, что в отеле допоздна не будет покоя, в игорном зале стоит суета, приходят и уходят люди, среди них, боюсь, будут не самые добропорядочные граждане.

— Они будут тратить деньги.

— Мы с Наоми тоже живем здесь.

— У нас равные доли. Половина отеля — ваша.

— Я не об этом.

— Тогда о чем? — резко сказал Расс. — Объясните.

— Две незамужние женщины, живущие в отеле, где допоздна толкутся мужчины? Пострадает наша репутация.

— Дьявол… Они же не будут являться к вам в комнату.

— Откуда вам знать?

Расс опустил руки и сделал шаг к Лидии.

— Послушайте, моя сделка с Джулиусом сорвалась только потому, что…

— Расс… — предостерегающе произнес Эф. — Мисс Кент права. Это будет дурно выглядеть. Люди сразу подумают о плохом.

Лидию удивило, что друг Расса согласился с ней. Расс провел рукой по лицу, и сердце Лидии сжалось — он выглядел таким усталым и расстроенным. Видит бог, она хотела бы помочь ему, но не такой ценой. Устройство в отеле игорного зала поставило бы под угрозу все мероприятие, которое Лидия и Наоми так стремились сохранить в тайне.

— Мне жаль, — начала Лидия, чувствуя себя отвратительно. — Я знаю, что вам нужны деньги. Я все понимаю.

Расс махнул рукой:

— Вы правы. Ваша с мисс Джонс репутация важнее. Я просто не подумал об этом.

— Может быть, вместе нам удастся найти какое-то решение.

— Нет. — Расс посуровел. — Это моя проблема, и я сам придумаю, как ее решить.

Кажется, он ошибся. Лидия вовсе не хотела этого. Разве он не может просто так принять ее помощь?

— Расс, я…

На лестнице раздались тяжелые шаги. Это явно была не Наоми. В коридоре появился шериф Дэвис Ли Холт. Лидия постаралась скрыть охватившую ее панику. Она и не подумала, что кто-то может подняться по лестнице, считала, что главное — задержать наверху Расса и Эфа. Черт!

Высокий темноволосый шериф зашагал к ним, на ходу снимая шляпу.

— Как поживаете, мисс Кент?

— Прекрасно, шериф, а вы?

— Не жалуюсь. Кажется, мисс Джонс ищет вас внизу.

Надеюсь, это означает, что женщины прибыли, подумала Лидия.

— Тогда мне лучше спуститься.

— Не задержитесь на минутку? — спросил шериф. — Я кое-что нашел в седельной сумке того убитого мужчины и хотел бы поговорить с вами и Рассом об этом.

Эф двинулся к двери:

— Я, пожалуй, выйду.

— В этом нет необходимости, — отозвался Расс. — Если Лидия не против…

— Вовсе нет.

Пока она не узнает, зачем ее ищет Наоми, лучше задержать мужчин наверху.

Чернокожий кузнец пожал широкими плечами и вернулся в комнату.

Дэвис Ли полез в задний карман брюк.

— С тех пор как мы похоронили мистера и миссис Доукинс, я все пытался выяснить, приехала эта женщина в наш город с какой-то целью или она была здесь проездом, стремясь найти безопасное место. Их вещи заперты в участке, и, поскольку никто не пришел за ними, я заглянул в сумку Доукинса и нашел там письмо.

Лидию охватило дурное предчувствие. Теребя часики, она старалась взять себя в руки.

— Кому было адресовано письмо? — поинтересовалась она безразличным голосом.

— Мистеру Доукинсу от частного сыщика. Судя по всему, за миссис Доукинс следили, и довольно давно.

— Так, значит, наше предположение о том, что она пыталась скрыться от своего мужа, было верным? — спросил Расс.

Дэвис Ли кивнул:

— Судя по синякам на ее теле, муж регулярно избивал ее.

Лидия содрогнулась, вспомнив окровавленное лицо женщины, ее тело, безжизненно распростершееся на полу. То же случилось и с ее сестрой.

— В письме было что-нибудь еще?

— Только список мест, где она бывала. Кажется, она приехала из Алабамы.

— Гм… — Нервы Лидии были туго натянуты. Знал ли частный сыщик, что «Источник» был звеном в тайной цепочке? Если да, то написал ли он об этом в письме? Пока Дэвис Ли ничего такого не сказал, но страх, охвативший Лидию, не ослабевал.

— Свяжусь с полицией в тех местах, где побывала миссис Доукинс, — сказал шериф. — Посмотрим, что удастся выяснить.

Нет! Лидия чуть не выкрикнула это вслух. Если она начнет протестовать, неизбежно навлечет на себя подозрения.

— Прекрасно, — сказала она, когда шериф взглянул на нее.

— Я дам вам знать, когда получу информацию.

— Спасибо, Дэвис Ли, — устало сказал Расс.

— Да, спасибо, — пробормотала Лидия, надеясь, что ее голос звучит искренне. Она определенно не чувствовала благодарности.

Шериф вышел в коридор, и Лидия услышала его голос:

— Добрый вечер, мисс Джонс. Рад вас видеть. Наоми пробормотала что-то в ответ, и Лидия ощутила, как начинает спадать охватившее ее напряжение. Подруга, наверное, хочет сообщить ей, что гости прибыли и надежно укрыты от посторонних глаз. Лидия наконец может спуститься вниз и перестать думать о Рассе и его ослином упрямстве.

Вместо того чтобы подождать Лидию на лестничной площадке, Наоми направилась к ней. Лидию это удивило: обычно девушка старалась держаться подальше от мужчин. Наоми остановилась рядом с Лидией, застенчиво улыбаясь.

— Добрый вечер, мисс Джонс, — сказал Расс. Эф приблизился к ним:

— Добрый вечер, мэм.

— Здравствуйте. — Наоми оглядела новую дверь и застекленные окна. — Хорошая работа. Это вы сделали?

— Да, — хрипло произнес Эф.

Наоми обращалась к обоим мужчинам, но Лидия заметила, что смотрит она только на Эфа. И он тоже смотрел на нее. Словно не мог поверить, что видит ее перед собой. Он выглядел… влюбленным.

Лидия постаралась скрыть улыбку и поймала взгляд Расса. Он выгнул бровь. Лидия поняла: он тоже видит, что между Наоми и кузнецом что-то есть.

Несколько долгих мгновений Лидия не могла оторвать взгляд от Расса. Наконец усилием воли она отвела глаза и сделала шаг назад:

— Не буду мешать вам работать.

— Я с тобой, — сказала Наоми и посмотрела на Эфа. — Доброй ночи.

— Доброй ночи, дамы, — отозвался Расс.

— Доброй ночи, — пробормотал Эф.

Лидия чувствовала, что мужчины смотрят им вслед. Теперь у нее появилась еще одна проблема — Расс работает вместо плотника.

Наемный рабочий, может быть, ничего и не заметил бы, но ее деловому партнеру проницательности не занимать.

Лидия разрывалась между противоречивыми чувствами. С одной стороны, она была благодарна Рассу за то, что он выполняет эту работу, с другой стороны, именно это ее и пугало. Теперь он будет торчать в отеле все дни напролет, и, значит, она не сможет сделать ничего, что не привлекло бы его внимание. Они с Наоми должны быть еще более осторожными, чем раньше.

Глава 6


В течение следующих дней Лидия старалась держаться от Расса подальше. Это было не так уж трудно, учитывая, сколько всего нужно было сделать перед открытием отеля.

Ночью, четыре дня спустя после разговора по поводу плотника и визита шерифа, рассказавшего о письме, найденном в сумке Реджи Доукинса, Лидия тихонько спускалась по лестнице. Судя по часам, стоявшим рядом с регистрационной стойкой, только что миновала полночь. Сегодня они не ждали тайных гостей. Лидия провела несколько часов в постели, но так и не смогла уснуть. Атмосфера была гнетущей, словно перед грозой. Если действительно будет дождь, лучше снять с веревки лоскутное одеяло, при помощи которого Лидия и Наоми подавали знак прибывавшим женщинам.

Лидия ждала до тех пор, пока не услышала шаги Расса, спускавшегося по лестнице. Приподняв полы своего парчового халата, она прокралась на первый этаж, не взяв с собой ни свечу, ни лампу.

В отеле царила тишина. В узкие окна, выходившие на фасад здания, струился мерцающий лунный свет.

Лидия старалась двигаться как можно тише. Наоми сказала, что четыре дня назад Дэвис Ли чуть не поймал ее, когда она вела тайных гостей в «Источник».

Рука Лидии еще побаливала после того, как она несколько дней вскрывала коробки и ящики с прибывшей посудой и кухонной утварью, но рана уже затягивалась благодаря заботам Кэтрин Блю. Медсестра посоветовала Лидии перевязывать руку еще по меньшей мере пять дней и дважды в день менять повязку.

Спустившись с крыльца, Лидия прошла по колее, прорезавшей траву к отдельно стоящему зданию, в котором размещалась прачечная. Возле строения из песчаника были натянуты две бельевые веревки. Расстояние между ними было достаточным, чтобы два человека могли развешивать белье одновременно. Одеяло в желтую, синюю и красную клетку раскачивалось на ветру.

Лидия потянулась к одеялу, подняв обе руки, и плечо тут же заныло. Она быстро опустила руку, пережидая, пока боль утихнет.

Спустя несколько минут, орудуя одной рукой, Лидия сняла одеяло с веревки и, перекинув его через плечо, направилась в отель.

В хорошую погоду одеяло висело на веревке, сигнализируя о том, что в отеле безопасно. Зимой или в дождь одеялом завешивалось одно из окон, выходящих на фасад, а перед отелем вешался зажженный фонарь.

Лидия повесила фонарь у входа, вошла в отель и заперла дверь. В столовой стояли три больших шкафа красного дерева, предназначенные для хранения посуды и постельного белья. Лидия неуклюже сложила одеяло и, открыв дверцу шкафа, положила его на полку с простынями.

Ноющая боль в руке усиливалась. Гости, прибывшие в отель прошлой ночью — мать и ее замужняя дочь, — уже отправились дальше, в следующий пункт. Сегодня вечером Лидия получила от отца телеграмму, извещавшую о скором прибытии «мешков с картошкой».

Любой, кто прочтет телеграмму, подумает, что речь идет о заказанной отелем провизии. Лишь немногие знали, что в сообщении говорилось о жертвах семейного насилия. Поскольку весь следующий день Лидия собиралась заниматься подготовкой к церемонии открытия отеля, сегодня ночью она хотела удостовериться, что все готово к прибытию очередных гостей.

Стараясь не шуметь, Лидия прошла к буфету и, открыв его, подняла фонарь повыше. Хотя свет фонаря был неярким, его все же было достаточно, чтобы Лидия смогла разглядеть стопку тюфяков, спрятанных Наоми. В помещении было довольно прохладно, но гости обычно размещались у стены, смежной с помещением котельной, здесь было теплее.

Довольная увиденным, Лидия вернулась в кладовую. Ее шлепанцы издавали лишь легкий шуршащий звук. Закрыв дверь кладовой, она погасила фонарь, испустивший напоследок струйку дыма.

Проходя через столовую в узкой полоске света, сочащегося из холла, Лидия посмотрела на раненую руку, она словно пылала огнем. Вдруг ей показалось, что совсем близко мелькнул свет.

Охваченная страхом, Лидия остановилась, но было поздно — лицом к лицу она столкнулась с Рассом. Девушка покачнулась и вцепилась в него, чтобы не упасть.

— Ой!

— Вот это да! — воскликнул Расс и схватил Лидию за плечо. Она вскрикнула от боли.

Расс выругался сквозь зубы и убрал руку с плеча, подхватив Лидию под локоть здоровой руки.

— Прошу прощения, я вас не заметил. Вы в порядке?

Пульсирующая боль понемногу ослабевала. Лидия перевела дыхание:

— Да.

Расс внимательно посмотрел на нее, задержав взгляд на левой руке.

— Я ушиб вас. Извините, не хотел.

Лидия слабо улыбнулась, все еще не в силах унять страх, вызванный его неожиданным появлением.

— Я в порядке.

— Нет, не в порядке.

— Рука болит, но…

— У вас кровь. — Расс подвел Лидию к светильнику.

Побледнев, Лидия смотрела, как на рукаве ее халата расползается багровое пятно. Она прижала ладонь к ране. Наверное, рана открылась, когда она пыталась снять одеяло с веревки. Неудивительно, что боль не утихала.

— Лидия…

Девушка моргнула, приходя в себя.

— Простите?

— Сядьте, и дайте мне взглянуть на рану.

— Пусть лучше Наоми…

Расс приподнял брови.

— Вы собираетесь разбудить ее в такой час, чтобы она занялась вашей рукой? Я ведь сказал, что сам могу сделать это.

— О… — Лидия поняла, что ведет себя глупо. — Хорошо, спасибо.

Она опустилась на стул возле обеденного стола, а Расс направился к буфету, где хранилось спиртное. Через мгновение он вернулся с бутылкой виски и стаканом. Наполнив стакан, Расс взглянул на Лидию. В его глазах явственно читалось удивление.

— Что вы делали здесь в темноте?

Лидия отхлебнула виски, стараясь унять бешено колотившееся сердце. Она то и дело повторяла себе, что Расс не мог ничего заподозрить. Сегодня в отеле никого из гостей не было.

— Я спустилась, чтобы снять одеяло с веревки.

— Одеяло?

— Ветер усилился. Я подумала, что может пойти дождь, и вспомнила, что на веревке осталось одеяло. Я не хотела, чтобы оно намокло.

Расс придвинул соседний стул и осторожно коснулся руки Лидии.

— Опустите рукав и дайте мне взглянуть.

Лидия помнила, что случилось в прошлый раз.

— Вы ведь не собираетесь разрезать мою одежду… я хочу сказать, отрезать рукав, как тогда?

— Не собираюсь, — заверил ее Расс. — Только если вы хорошенько попросите.

Пропади ты пропадом, подумала Лидия. Щеки ее вспыхнули румянцем, она опустила руку. Синие глаза Расса, казалось, насквозь прожгли и ее халат, и бледно-розовую ночную рубашку.

Внезапно она осознала, что, кроме ночного белья, на ней ничего нет. Если бы она знала, что Расс еще не спит, никогда бы не спустилась полуодетой.

Выпростав левую руку из халата, Лидия здоровой рукой прижала одежду к телу. Теперь, увидев повязку, она пришла в ужас от количества крови. Неудивительно, что рука так болела. Она-то думала, это оттого, что несколько дней ей пришлось вскрывать бесчисленные ящики.

Лидия почувствовала легкое головокружение и не могла решить от чего — то ли от виски, то ли от того, что Расс был так близко. Она поерзала на стуле.

— Что вы умудрились сделать, чтобы рана открылась?

— Наверное, это случилось, когда я снимала одеяло с веревки. Я пыталась сделать это обеими руками.

— Где ткань для перевязки?

— Наоми разорвала простынь на бинты. Они в шкафу. Там, где мы храним белье.

Расс исчез и тут же появился с охапкой бинтов. Оставив их на столе, он пошел на кухню и вернулся с миской полной воды, куском мыла и ножницами.

Разрезав повязку, Расс принялся осторожно промывать рану:

— Я не видел ее с той ночи, когда в вас стреляли. До сих пор все шло хорошо.

Его сильные руки, казавшиеся такими темными на фоне ее бледной кожи, касались раны так же осторожно, как и в ту ночь. Как такой сильный мужчина может быть таким нежным? — удивилась Лидия.

Она сделала еще глоток, и алкоголь живительным теплом разлился по жилам. Лидия поняла, что виски ударил ей в голову, когда осознала, что изучает Расса, вместо того чтобы беспокоиться о своей руке.

Когда они столкнулись, у Лидии не было возможности рассмотреть его одежду. Теперь она видела, что рубашка Расса покрыта древесной пылью, а брюки испачканы белой краской. Обуви на нем не было.

Прикосновения Расса были легкими, но когда он случайно задел рану, Лидия поморщилась и стиснула зубы.

Расс замер.

— Простите.

— Ничего.

Он кивнул на стакан с виски:

— Пейте.

Лидия подняла стакан к губам, стараясь скрыть легкое опьянение.

— Вы что, сами ящики вскрывали?

— Наоми помогала, когда у нее было время.

— Если некому помочь, зовите меня или кого-нибудь еще.

— Я делаю свою работу. С рукой было все в порядке.

— А это тогда что? — спросил Расс, указывая на рану.

— Я же говорила, что рана открылась, когда я снимала одеяло.

Расс склонился над рукой Лидии. Взглянув на его загорелую шею и густые волосы, она поймала себя на мысли, что может поцеловать его, но тут же отстранилась. О чем она вообще думает? Она вовсе не собирается целовать Расса.

Лидия так старалась держаться подальше от него, и вот сейчас он совсем близко, а она к тому же не совсем одета. Расс так нежно прикасался к руке Лидии и от него исходил такой манящий аромат, что Лидия почувствовала, как в ней просыпается желание. Она никак не могла подавить волнение, но старалась убедить себя в том, что причина этого волнения не сам Расс, а вероятность того, что он мог что-нибудь заподозрить, увидев, что Лидия не спит в такой поздний час.

— Вам не следует напрягать руку, — сказал Расс.

— Каждый должен делать свою работу, я делаю не больше, чем вы.

— Сейчас не самое удачное время для упрямства. Вы не можете делать все сразу.

— Я и не делаю, — нахмурилась Лидия.

— И почему я вам не верю?

— А как насчет вас? Вы работаете до изнеможения, стараясь закончить все к завтрашнему дню.

Лидия не заходила в комнаты, когда там был Расс, но заглядывала туда пару раз, когда он отсутствовал. Судя по всему, комнаты будут закончены к открытию.

Несколько мгновений Расс пристально смотрел на нее.

— Наверное, я был не прав, — наконец сказал он.

— Да нет, вы были правы. Наверное, я слишком часто давала понять, что хочу сама управлять отелем.

Закончив промывать рану, Расс положил влажную ткань на стол. Он потянулся за бинтом, и в этот момент Лидия склонила голову, чтобы взглянуть на рану. Ее волосы упали на плечо Расса. Прежде чем Лидия успела убрать их, Расс прикоснулся к локону, намотал одну прядь на палец.

Лидия сидела очень тихо, почти не дыша. Наконец Расс отстранился. Ему очень хотелось запустить руки в эту массу черных как вороново крыло волос, зарыться в них лицом. Но вместо этого он принялся перевязывать рану.

Исходящий от Лидии слабый аромат лаванды сводил Расса с ума. Шелковый пояс ее халата ослаб, через вырез на груди он видел тонкую розовую ткань ночной рубашки и шелковистую кожу. Рассу страстно захотелось прижаться губами к шее Лидии.

Но это чертовски плохая мысль, подумал он. Он просто давно не был с женщиной. Вот почему в своем воображении он то и дело представлял себе Лидию обнаженной.

Она не обращала на него никакого внимания с того дня, как Расс отверг ее предложение о помощи. И она сидит тут полуодетая только потому, что алкоголь ослабил ее бдительность.

Расс сосредоточился на перевязке. Кожа на руке Лидии была такой же шелковистой и нежной, как на лице и шее.

Лидия беспокойно заерзала на стуле.

— Кажется, у вас большой опыт по перевязке. Больше, чем ему хотелось бы, подумал Расс.

Благодаря несчастному случаю с отцом.

— Я сменил массу повязок после того, как па пострадал.

— Что с ним случилось? Вы никогда не рассказывали.

У Расса была причина не делать этого. Он не собирался рассказывать ни Лидии, ни кому-то другому о том, что отец чуть не погиб по его, Расса, вине.

— Несчастный случай. Он чинил изгородь и напоролся на сук.

— О боже… звучит ужасно.

— Он чуть не умер от потери крови. — Расс не знал, зачем он все это ей рассказывает. — Нам повезло, что этого не случилось.

Да, дело только в везении, Расс тут ни при чем. Наконец он закончил перевязывать рану.

Лидия могла уйти прямо сейчас, но чувствовала, что ноги ее не слушаются. Она вообще не могла двинуться. На мгновение ей захотелось прижаться к Рассу.

Ощутив неловкость, она решила сменить тему:

— Ветер очень сильный. Как вы думаете, завтра будет дождь?

— Трудно сказать. Погода быстро меняется.

Лидия молча смотрела, как Расс поднял руку и провел пальцем по бинту. Наконец, спохватившись, он остановился, и его взгляд упал на губы Лидии.

О боже! Сердце ее колотилось как бешеное. Она нервно облизнула губы и увидела, как загорелись его глаза.

Он хотел поцеловать ее. Желание явственно читалось в его глазах.

Напряжение нарастало. Когда дыхание Расса коснулось ее губ, Лидия осознала, что их отделяет расстояние всего в несколько дюймов.

Она должна уйти. То ли от выпитого виски, то ли от близости Расса голова у нее кружилась.

Поднявшись на ноги, Лидия всунула руку в рукав халата.

— Я лучше пойду.

Расс тоже встал. Лидия затянула пояс халата.

— Спасибо за заботу.

— Рад был помочь.

Она старалась идти медленно, но в действительности ей очень хотелось бежать.

— Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Его хриплый голос окутал Лидию, словно пелена бархата.

Она чувствовала, что он смотрит ей вслед. Она все еще ощущала его прикосновения. Расстояние между ними, которое она так старательно создавала на протяжении последних дней, исчезло в одно мгновение, когда Расс принялся перевязывать Лидии руку. И Лидия знала почему.

Она хотела его. Осознав это, Лидия мысленно застонала. Ни к чему хорошему это не приведет. Если он поймет, что она чувствует, будет только хуже.


Расс знал, что не сможет выбросить Лидию из головы, и оказался прав. Столкнувшись с ней на кухне, он заметил, что она нервничает, и готов был поклясться, что причина ее волнения не в том, что Расс увидел ее полуодетой. Это он заволновался, увидев ее полуодетой. Всю ночь напролет он представлял себе Лидию в ночной рубашке, без ночной рубашки, смятые простыни, влажную кожу, вспоминал ее густые черные волосы. Снова и снова ему хотелось дотронуться до них, ощутить, как волна шелковистых волос касается его обнаженной кожи. Лидия завладела его мыслями. При виде ее открывшейся раны Расс ощутил непреодолимое желание защитить Лидию, позаботиться о ней. Была, правда, в ее поведении странность. Она сказала, что спустилась вниз, чтобы снять одеяло. Не этот ответ насторожил Расса, а тот факт, что, когда они столкнулись, Лидия шла из кухни, а не от двери. Может быть, она хотела что-то взять в кухне, но, когда Расс встретил Лидию, у нее с собой ничего не было. Кроме того, она так испугалась, что Расс задался вопросом: не встречалась ли она с кем-то? С мужчиной.

При этой мысли он стиснул зубы. Расс не видел, чтобы со дня приезда в город Лидия проводила много времени с каким-либо мужчиной, но, может быть, она делала это тайно?

Он не знал, почему его так волнует мысль о том, что Лидия может встречаться с мужчиной. Она сводила его с ума, и не только потому, что отвергла идею об организации игорного зала. Расс не мог выбросить Лидию из головы, и это приводило его в ярость.

Инстинкт самосохранения велел Рассу свести общение с Лидией до минимума, и именно это он собирался сделать.

К пяти часам вечера Расс умылся, побрился и надел свой лучший костюм. Закрывая свою комнату, он пытался сосредоточиться на более серьезных вопросах, чем на мысли о том, почему он весь день не видел Лидию.

Расс направился к входной двери. За исключением того, что на третьем этаже оставалось кое-что подкрасить, отель был готов, и Расс очень хотел поскорее открыть его для публики. Он считал, что овладевшее им беспокойное возбуждение связано с отелем, пока не увидел Лидию.

Она спускалась по лестница. При виде девушки сердце Расса сжалось. Ее прекрасную фигуру облегало платье из темно-алого бархата. Низкий вырез на корсаже открывал красивую грудь.

Расса терзали противоречивые эмоции. То ему хотелось обнять Лидию, то прикрыть ее, чтобы ни один мужчина не видел то, что видит сейчас он. Рукава длиной по локоть скрывали повязку на руке. С одной стороны юбка была чуть задрапирована, открывая алую нижнюю юбку. На фоне яркого платья кожа Лидии казалась перламутровой. Зачесанные наверх волосы обнажали шею. В ушах посверкивали бриллиантовые серьги. Прическу украшали красные и серебряные ленты. Рассу захотелось вынуть все шпильки, удерживавшие прическу Лидии, и распустить ее черные волосы.

Следующие несколько часов они должны были провести вместе, но Расс был полон решимости держаться от Лидии подальше.

Приблизившись к ней, он обрел способность дышать, но дар речи вернулся к нему только тогда, когда дверь распахнулась и в отель потекла толпа гостей. Расс не мог оторвать глаз от Лидии и знал, что не он один любуется ее чудесной фигурой.

Лидия взглянула на Расса, в глазах ее сверкнуло волнение.

— Привет.

— Привет. — Его взгляд скользнул по шелковистым черным волосам, платью, красным туфелькам в тон. — Выглядите превосходно.

— Это особенный день.

— Вы в этом платье любой день сделаете особенным, — пробормотал Расс.

В глазах Лидии мелькнуло удивление, щеки заалели.

— Спасибо. Вы тоже прекрасно выглядите.

Лидия улыбнулась, но за ее спокойствием скрывалось волнение. Расс тоже ощущал это волнение, особенно когда до него доносился тонкий аромат лаванды.

— Как ваша рука?

— Лучше.

— Все еще болит? Вы перестали распаковывать ящики?

— Да. Сегодня рука почти не болит.

— Хорошо.

— Еще раз спасибо за помощь.

Расс кивнул, внимательно изучая ее лицо. Оно было безмятежно, но Расс чувствовал, что внутри Лидия напряжена. Интересно, задается ли она вопросом, почему Расс не поцеловал ее прошлой ночью? Расс и себя спрашивал об этом.

Прежде чем Расс успел окончательно довести себя размышлениями, в отеле появились Кэтрин и Джерико Блю. Медсестра, лечившая руку Лидии, представила своего высокого темноволосого супруга и осведомилась о состоянии раны. Пока Лидия рассказывала Кэтрин о том, что случилось прошлой ночью, Расс обменялся парой слов с бывшим техасским рейнджером. Затем пара уступила место Джейку Россу с семейством.

Повернувшись к Лидии, Расс представил ей владельца ранчо и его молодую жену Эмму, держащую на руках годовалую сводную сестру.

Теперь Расс уже привык к белокурой Эмме, но когда она впервые появилась в городе в минувшем августе, волосы у нее были почти такими же темными, как у Расса. Она изменила цвет волос, пытаясь спрятать ребенка от своего отчима, регулярно распускавшего руки.

Айк, дядя Джейка, и его кузина Джорджия сначала поприветствовали Лидию, затем Расса. Расс услышал, как Брэм, брат Джейка, просит Лидию оставить ему танец. Она согласилась. Лидия казалась необычайно веселой, она предлагала гостям осмотреть отель, выпить шампанского и отведать некоторые блюда из меню.

Почти час Лидия и Расс встречали гостей, среди которых был и владелец дома из Абилина, у которого Лидия купила оконное стекло.

Когда все гости были в сборе, в холле зазвучала музыка — это играли братья Дойл: Кэл на губной гармонике, а Джед на скрипке. Столы и стулья в столовой сдвинули к стене, гости приготовились к танцам.

Расс видел, как Наоми несколько раз приносила закуски, разливала пунш и шампанское. Эф все время был рядом, помогая ей принести то или это.

Потом Расс поймал себя на том, что следит за Лидией, кружащейся в танце с мужчинами. Щеки ее порозовели, с губ не сходила улыбка. Расс не мог оторвать от нее глаз, а она ни разу на него не взглянула.

В этот вечер Расс танцевал с Зоей Килер, с сестрами Джерико и его матерью. Лидия была нарасхват — сначала ее пригласил на танец Мэтт, затем Брэм, потом снова Мэтт, Митчелл Орр, племянник Чарли Хаскелла. Потом снова появился Брэм.

Расс прошелся в танце с Корой Уилкс. Вдова уже пропустила несколько танцев ради беседы с отцом Расса, который не мог танцевать, поскольку по-прежнему был прикован к инвалидной коляске.

При взгляде на отца Расс снова ощутил чувство вины. Но тут внимание его опять переключилось на Лидию, которая в очередной раз сменила партнера и вновь танцевала с Мэттом. Расс знал своего брата и знал, как он ведет себя с женщинами, потому что Расс вел себя точно так же. Расс почувствовал, как напряглись его мускулы. Его брат и Брэм, казалось, затеяли соревнование, сражаясь за каждый танец с Лидией. Рассу это не нравилось, поэтому он решил пригласить своего делового партнера на следующий танец.

Сославшись на то, что ей нужно кое-что проверить на кухне, Лидия отказалась. В следующий раз она заявила, что у нее болит нога и ей нужно отдохнуть. Оба, и Брэм, и Мэтт, «отдыхали» рядом с ней, причем каждый принес Лидии бокал шампанского.

Один тур танцев Лидия пропустила. Она стояла рядом с инвалидным креслом Квентина Прескотта, потягивая игристый напиток. По всей вероятности, Лидия беседовала с Квентином о газете, но Рассу и это не понравилось. Она разговаривала со всеми, кроме него.

Но он же собирался держаться от неё подальше. Он и держался подальше. Так почему он не может оторвать от нее взгляд?

Нахмурившись, Расс наблюдал, как рука его брата скользит все ниже по спине Лидии. Продолжая танцевать, она вернула руку Мэтта на подобающее ей место. Не успел Расс вмешаться, как медленная музыка сменилась на быструю и Брэм буквально выхватил Лидию из рук Мэтта.

К Рассу приблизился Джейк Росс:

— Кажется, твой брат без ума от твоего делового партнера.

— Твой брат, кажется, тоже, — сухо ответил Расс, залпом осушив бокал шампанского.

Джейк хмыкнул:

— Это интересно.

Это ужасно, подумал Расс, но вслух повторять не стал. Он не испытывал подобных чувств к женщине с тех пор, как встретил Эми. Расс прекрасно знал, чем это может закончиться, и одна мысль об этом должна была охладить его пыл, но этого не случилось.

После очередного бокала шампанского Расс танцевал с Джози, затем с Кэтрин и Сюзанной Холт. Несколько лет назад, приехав в город, эта блондинка, впоследствии вышедшая замуж за брата Дэвиса Ли, учила Расса танцевать. Ее школа танцев пользовалась успехом у мужчин.

Даже приятная болтовня с Сюзанной не могла отвлечь Расса от Лидии. Она танцевала с Брэмом. Опять.

Темноволосый молодой человек склонил голову и сказал Лидии что-то, что вызвало у нее улыбку. От этой улыбки у Расса потемнело в глазах. Она не должна была так улыбаться мужчинам.

В это мгновение Расс признался себе, что вовсе не хочет держаться от Лидии подальше и не собирается делать этого впредь.

Глава 7


Двадцать минут спустя музыканты устроили перерыв. Расс воспользовался этим, чтобы обратиться к гостям и поблагодарить всех за появление. Когда Дэвис Ли провозгласил тост, Лидия, стоявшая у двери в столовую, подняла бокал с шампанским. Интересно, подумал Расс, сколько она выпила. Он сам уже утратил счет выпитым бокалам.

Расс заметил, что Лидия украдкой бросила взгляд в столовую, а затем скрылась там. В нем пробудились подозрения. За этот вечер Лидия уже не первый раз это проделывала. Зачем она туда ходит? Есть только один способ это выяснить. Извинившись перед Джейком, Расс направился к столовой, по пути обмениваясь парой слов с гостями. Он прошел через обшитую темными панелями столовую, где собралось несколько человек, и остановился у двери в кухню.

Лидия стояла у стола, разрезая ореховый пирог. Пирог. Так вот почему она сбежала сюда. Потому, что просто проголодалась, а вовсе не потому, что замышляла что-то. Расс мысленно отвесил себе затрещину. Эми сделала из него параноика. Не помогло даже шампанское.

Золотистый вечерний свет струился из окна, очерчивая контуры фигуры Лидии. Она поднесла вилку ко рту.

Расс прислонился к косяку:

— Выглядит отлично.

Лидия закашлялась, вилка со звоном упала на стол.

— Вы меня до смерти напугали.

— Извините, — ухмыльнулся Расс.

— Я захотела есть. — Темные глаза Лидии сверкнули. Наклонившись к Рассу, она заговорщически шепнула: — Шампанское ударило мне в голову.

Бархатный голос Лидии пьянил Расса не хуже шампанского, пробуждая желание.

Поднимая вилку, Лидия бросила на него взгляд из-под темных ресниц.

— Хотите?

Еще бы, подумал Расс. Только не пирога. Его взгляд скользнул по лицу Лидии, опустился к груди.

— А что еще вы можете предложить?

Глаза Лидии сузились.

— Пирог с опоссумом, — мило улыбаясь, сказала она. — У Перл.

Расс хмыкнул:

— Ну и как, по-вашему, у нас идут дела?

— По-моему, превосходно! — Лидия откусила кусок пирога. — А по-вашему?

— Я тоже так думаю, — пробормотал Расс.

Его волновал не аромат пирога. Его волновала она.

— Почему вы не хотите танцевать со мной? Лидия моргнула.

— Я не думаю, что это хорошая мысль.

— Почему нет?

— Мы деловые партнеры, — сказала Лидия, смахнув крошки с губ. — Люди могут подумать всякое.

Это уж точно, подумал Расс.

Шампанское явно вскружило ей голову. Да и ему тоже, иначе он не последовал бы за ней сюда. Он вообще не подошел бы к ней.

Настоящий джентльмен не воспользовался бы ситуацией. Настоящий джентльмен ушел бы. Но Расс не мог заставить себя уйти. Не сейчас, когда она так смотрит на его губы. Нет уж, никуда он не уйдет.

Он оторвался от косяка и направился к Лидии:

— Это единственная причина? Что кое-кто может сделать неверные выводы?

Лидия заколебалась.

— Да.

По мере того как Расс приближался к ней, Лидия отступала в глубь кухни. Он вдохнул тонкий аромат лаванды.

— Ну сейчас-то никто нас не видит.

— Вы хотите танцевать здесь?

— Почему бы нет?

Лидия рассмеялась:

— Но здесь нет музыки.

В этот момент из холла донеслись звуки вальса «Голубой Дунай».

Расс ухмыльнулся:

— Теперь есть.

Он заметил, как часто бьется пульс на ее шее. Лидия нервно облизнула губы.

— Ну, я…

— Разрешите вас пригласить, мисс Кент?

Легким движением Расс подхватил ее руку и прижал Лидию к себе, обняв девушку за талию. От его прикосновения Лидия задрожала. Она знала, что ей не следует танцевать с Рассом, но ничего не могла поделать.

Лидия наблюдала за Рассом весь вечер, как и он за ней. Проклятие! Она даже думала о нем прошлой ночью. Воображала, как его сильные руки ласкают ее тело.

Они молча кружились по кухне. Взгляд Расса был прикован к ее лицу, а Лидия чувствовала, что силы ее на исходе. Она таяла в его объятиях, сознавая, что это худшее, что может случиться и что впоследствии она пожалеет об этом. Внезапно Лидия ощутила острое желание признаться Рассу во всем. Рассказать о себе, о своей тайной организации. Это было глупо. Надо что-то придумать.

— Брэм сказал, что Кэтрин познакомилась с Джерико, когда он появился на пороге ее дома раненый и истекающий кровью.

Расс нахмурился:

— Брэм. Вы танцевали с ним почти весь вечер. Лидия склонила голову. Расс говорит так, будто его это волнует. Да, сегодня она провела много времени с Брэмом, пытаясь отвлечься от мыслей о человеке, который сейчас сжимал ее в объятиях.

Но у нее ничего не вышло. Ни Брэму, ни Мэтту, ни кому-либо другому не удалось заставить ее выбросить Расса из головы. Лидия думала о нем весь вечер и думает сейчас.

Расс крепче прижал ее к себе.

— Брэм сказал, что после того, как Кэтрин вылечила Джерико, она узнала, что в действительности он явился в город, чтобы арестовать ее брата. Он шпионил за Эндрю все то время, что Кэтрин за ним ухаживала. Это правда?

— Да, — глухо сказал Расс, — это правда.

— Она не чувствовала себя обманутой?

— Думаю, да. А вы не чувствовали бы? Он ей все время лгал.

Лидия на мгновение задумалась. Они танцевали теперь, описывая небольшие круги.

— Раз они поженились, надо полагать, она его простила.

— Эта женщина — святая. — Расс еще крепче прижал к себе Лидию. — Джерико следил за ней и ее братом прямо у нее под носом. Я бы не смог простить того, кто использует меня или мой дом как прикрытие.

Точно как Лидия, прячущая в отеле несчастных женщин. Расс рисковал жизнью ради нее и этих незнакомых ему женщин, когда стрелял в Реджи Доукинса. Лидии захотелось рассказать ему правду, признаться ему, что она использует отель как тайный перевалочный пункт, объяснить, почему она это делает. Но она не могла.

Ее рука, лежащая на плече Расса, напряглась.

— Разве Джерико не подозревал брата Кэтрин в связи с бандитами?

— Да.

Лидия чувствовала, что с каждым туром вальса ей все сильнее хочется прижаться к Рассу.

— Так он молчал потому, что хотел поймать бандитов. Он не хотел раскрывать свои карты.

— Он лгал.

— Его не извиняет даже то, что он делал это во имя благого дела?

Лидия внимательно смотрела на Расса. Он не раз думал о том, в каком положении оказались Кэтрин и Джерико.

— Он спасал человеческие жизни. А некоторые лгут, пытаясь скрыть правду.

Лидия опустила голову:

— Вы знаете это по собственному опыту?

Расс подумал об Эми.

— Это причиняет боль, — сказал он и крепче прижал к себе Лидию.

Он слишком близко, подумала она, но не нашла в себе сил отстраниться.

— Очень красивые, — сказал он, подняв руку и коснувшись ее бриллиантовых сережек.

— Они принадлежали моей сестре. — Лидия едва дышала.

Опуская руку, Расс словно невзначай провел пальцами по ее шее. Они уже не танцевали. Лидия не знала, кто первым перестал двигаться, она или Расс. Она попыталась стряхнуть с себя оцепенение.

— Голова кружится.

— У меня тоже, — прошептал он.

Лидия посмотрела в его потемневшие глаза. Этот человек опасен. Она убрала руку с его ладони.

— Теперь вы довольны?

— Не совсем.

Боже!

— Чего же вы еще хотите?

Зря она это спросила. Лидия поняла это сразу, как только слова слетели с ее губ. Она прижалась спиной к двери в кладовую. Расс наклонился к ней. Его синие глаза сверкали, на лице явственно читалось жгучее желание. Он хотел ее. Он хотел поцеловать ее. Лидия испугалась, что не сможет остановить его.

— Не… не смотрите на меня так, — сказала она дрожащим голосом.

— Как?

Расс стоял совсем близко. Лидия знала, что должна оттолкнуть его, должна уйти, но не могла двинуться с места. Ей казалось, что она слышит, как громко бьется ее сердце.

— Вы смотрите на меня так, будто хотите…

— Поцеловать?

Лидия кивнула. Расс коснулся пальцем ее губ:

— Боитесь, что понравится?

— Да, — прошептала она.

Расс не мог больше ждать и прижал свои губы к губам Лидии. Это был горячий и страстный поцелуй. Он крепко обнял ее, чувствуя, как разгорается желание. Расс коротко вздохнул. На вкус ее губы напоминали цветы. Расс страстно хотел прикоснуться к ее телу, ощутить шелковистость кожи. Лидия вскинула руки, обняв его за шею. Часто дыша, Расс поднял голову. Лидия вздохнула и открыла глаза.

Расс снова поцеловал ее. На этот раз поцелуй был мягче, нежнее. Лидия чувствовала, что тает, растворяется в его объятиях. Оторвавшись от губ, Расс поцеловал ее в шею. Ее кожа была нежной, как лепестки розы. Поцелуи его опускались все ниже. Когда он прикоснулся губами к груди Лидии, она вдруг отстранилась:

— Расс…

Он взглянул ей в лицо. Она вся трепетала, щеки пылали румянцем, влажные губы полураскрыты. Одним движением он мог бы сорвать с нее платье, прижаться губами к ее телу.

— Что вы со мной делаете? — спросила она дрожащим голосом.

— То, что давно хотел сделать.

Никто никогда не целовал ее так. Синие глаза Расса сверкнули, когда он склонил голову, чтобы опять поцеловать ее. Лидия потянулась к нему. Теперь она отдалась на волю чувствам. Расс прикоснулся к ее губам и вдруг замер.

— Мы не одни, — сказал он хрипло. — Эф. Поглощенная своими эмоциями, Лидия не сразу расслышала то, что он сказал. Послышался голос Эфа. Лидия замерла, ее руки уперлись в плечи Расса, отталкивая его. Она услышала, как Эф и Наоми стараются увести гостей от двери в кухню.

Лицо Лидии пылало. Она надеялась, что Эф был единственным свидетелем той вольности, которую она себе позволила, и что он будет молчать об этом. Лидия ужаснулась про себя. Никогда прежде, даже в объятиях Уэйда, она не теряла самоконтроль.

— Дорогая, это стоило по меньшей мере пяти танцев, — сказал Расс.

Он повернулся и пошел прочь, как будто… ничего не произошло. Лидия почувствовала, что ноги ее не слушаются, и оперлась рукой на дверь.

Когда Расс исчез, Эф и Наоми посмотрели на Лидию. У обоих был озабоченный вид.

Лицо ее пылало. Дрожащей рукой она открыла дверь в кладовую, словно ища что-то. Она все еще ощущала прикосновение его губ, слабый привкус шампанского. Если бы он снова решил поцеловать ее, она бы позволила. Лидия знала, что не может сопротивляться Рассу. А должна была бы.

У нее есть цель, не имеющая ничего общего с Рассом Болдуином. Завязывать с ним отношения слишком рискованно для операции, особенно учитывая то, что он живет в отеле. Она должна думать о женщинах, которым нужна помощь. Ее чувства в расчет не принимаются. Больше она не утратит контроль над собой.


Расс думал, что получил от Лидии все, что хотел, но оказалось, что поцелуя ему недостаточно. На следующий день, помогая отцу и брату выгонять скот на восточное пастбище, он думал об этом поцелуе.

Тот факт, что он никак не мог перестать думать о Лидии, говорил Рассу, что он не должен был целовать ее, но в тот вечер им овладело неудержимое желание почувствовать ее губы на вкус.

Этот поцелуй растекся по его жилам словно тягучий мед. Если бы не появление Эфа и Наоми, Расс не остановился бы. И Лидия, кажется, не протестовала бы. Ей это доставляло такое же удовольствие, как и ему.

И все же хорошо, что их прервали. Расс пришел к такому выводу, когда почувствовал, что снова в состоянии мыслить здраво. Да, он хотел Лидию… но также хотел положить этому конец.

Он уехал сегодня на ранчо не только для того, чтобы помочь со скотом, ему нужно было побыть вдали от Лидии. Нужно было место, где бы его не преследовал ее цветочный аромат. Где он не мог ни видеть, ни слышать ее.

Но выбросить ее из головы у Расса так и не получилось. Он думал о Лидии, возвращаясь домой. Думал, входя в отель. Нет, больше этого не случится. Нельзя позволять мисс Лидии Кент вертеть им, как ей захочется.

Открыв дверь, Расс увидел Лидию в холле вместе с Эфом и Митчеллом Орром. Лидия говорила кузнецу и служащему магазина, что хочет вернуть прежний ковер на склад, заменив его новым.

Даже в простом голубом платье она выглядела восхитительно. Волосы были приподняты, обнажая точеную шею. Рассу захотелось прижаться губами к шелковистой коже за ухом. И не только там. Расс снова почувствовал волнение.

Увидев Расса, Эф приветственно помахал рукой. Лидия обернулась. На лице ее — вежливая маска.

— Новый ковер прибыл. Митчелл доставил его сразу же, как он поступил в магазин его дяди.

Расс кивнул тощему блондину, работавшему у Чарли Хаскелла.

— Мисс Лидия, — сказал Митчелл, — теперь, когда Расс здесь, мы сами справимся с ковром.

— Ерунда. — Лидия отбросила от лица прядку волос. — Если каждый возьмется за угол, мы быстро скатаем старый ковер и положим на его место новый.

Какая упрямая женщина. Посмотреть на Лидию, так и не скажешь, что два дня назад у нее открылась рана на руке. Расс нахмурился:

— Что я говорил вам по поводу вашей руки? Лидия сжала губы, глаза стали холодными, словно мрамор.

— Не думаю, что…

— Вам не следует трогать этот ковер, во-первых, потому, что ваша рука еще не зажила, — сказал Митчелл, — а во-вторых, вы — женщина, и мы просто не позволим вам это сделать.

— Хорошо. — Лидия одарила молодого человека милой улыбкой.

Расс стиснул зубы. Он снял шляпу и положил ружье на стойку. Снимая куртку, Расс заметил, что Лидия смотрит на него, и взгляд ее был таким же жарким, как прошлым вечером, перед тем как он поцеловал ее.

— Давайте покончим с этим.

Лидия отошла в сторону и встала между диваном и стойкой. Мужчины мигом скатали ковер и уложили новый. Пока они двигали его туда и обратно, руководствуясь указаниями Лидии, она беседовала с Митчеллом.

Пустая болтовня, подумал Расс. Несколько раз он ловил взгляд Митчелла, направленный на Лидию. Он смотрел на девушку так, словно перед ним было любимое пирожное и он раздумывал, с какого края лучше откусить. Судя по беспечной улыбке Лидии, она то ли не замечала, то ли не хотела замечать, как Митчелл пялится на ее грудь. Ну, по крайней мере, сегодня у ее платья не такой большой вырез.

Дьявол. Расс заставил себя расслабить мышцы. Ему все равно, что Лидия думает и делает.

Она его не касается.

Но мысленно Расс скрежетал зубами, видя, как Лидия непринужденно ведет себя с Митчеллом.

Наконец новый ковер был уложен перед стойкой так, как хотела Лидия. Расс и Эф помогли Митчеллу погрузить прежний ковер в повозку. Когда они вернулись в отель, Лидия поблагодарила их.

Расс и Эф кивнули, затем кузнец ушел. Поскольку Митчелл все еще торчал в отеле, Расс не видел причин задерживаться в холле. Извинившись, он взял шляпу и ружье и направился в свои апартаменты. Но и здесь до его слуха долетал голос Митчелла:

— Вы уж берегите руку, мисс Лидия. Если я могу вам чем-то помочь, только скажите.

Расс подавил желание выйти и заявить этому блондинчику, что у Лидии есть он, Расс, и ни в какой помощи она не нуждается.

— Очень мило с вашей стороны, — ответила Лидия.

— Так запомните: все что угодно.

— Хорошо.

Она мягко рассмеялась, и при бархатистых звуках ее голоса Расс с такой силой отшвырнул шляпу, что она отлетела в противоположный угол комнаты. Эта женщина просто сводит его с ума.

— У вас есть минутка?

Удивившись, Расс обернулся и увидел в дверях Лидию.

— Да.

Он принялся расстегивать поясной ремень с кобурой. Глаза Лидии устремились на руки Расса, и взгляд ее был таким жарким, что Расс напрягся. Ему захотелось прижать ее к стене и целовать снова и снова. Дьявол… если она не перестанет так смотреть на него…

— Вам что-нибудь нужно? — резко спросил он, кладя ремень с кобурой на стол. Открыв ящик, Расс достал бутылку виски. Спиртное ему сейчас не помешает.

— Я хотела поговорить о прошлом вечере.

— И что? — Расс предложил Лидии выпить, но она молча покачала головой. Он отхлебнул из своего стакана. — Мне кажется, все прошло хорошо.

— Я не о вечеринке, — сказала Лидия, отведя глаза. — Я о том, что случилось на кухне. О нас.

Захваченный врасплох, Расс глотнул виски и закашлялся.

Губы Лидии сжались.

— Я про… поцелуй.

— Вы хотите сказать, поцелуи.

Она покраснела:

— Больше этого не случится.

Да, Расс пришел к такому же решению. Интересно, подумал он, что заставило Лидию сказать это. Целуя ее, Расс утратил самоконтроль, как тогда, с Эми, позволил чувствам взять верх над разумом. И это было большой ошибкой.

Опустив стакан, Расс присел на стол:

— Вам же понравилось.

— Дело не в этом. Между нами не должно быть отношений.

Так-так, интересный поворот. Расс не рассчитывал услышать подобное. Он помнил, как Лидия таяла в его объятиях, как ее губы отвечали на его поцелуй. Сейчас она старалась держать себя в руках, спряталась за большим кожаным креслом.

— Мы перешли черту, которую я бы не хотела переходить.

«Интересно, что она сделает, если я попытаюсь поцеловать ее?» — подумал Расс.

— Нам нельзя завязывать отношения.

— Почему нет? — То есть он, конечно, согласен, но ей об этом знать не обязательно. — Потому что мы деловые партнеры?

— Да.

Лидия закрывалась креслом, словно щитом. Расс увидел, как на ее шее пульсирует жилка.

— Хорошо, — сказал он.

На лице Лидии отразилось удивление. Она явно не ожидала, что он так быстро согласится. Расс не собирался протестовать. Его голова была ясной, пусть такой и остается.

Лидия направилась к двери. Она так трепетала от волнения, что казалось, вот-вот упадет в обморок.

За то короткое время, что они с Лидией работали вместе, Расс понял, что девушка находится здесь не только ради отеля. Ведь прошлым вечером она так страстно отвечала на его поцелуи. В то же время она явно стремилась убрать его с пути, словно страшась чего-то, что может произойти. Она пытается «управлять» им, как он управляет отелем.

Лидия пришла убедиться, что Расс не будет преследовать ее. Но почему?

Девушка остановилась у двери и обернулась, нахмурившись.

— Так вы поняли, что я сказала?

— О да, мэм, — подчеркнуто медленно сказал Расс. — Будьте уверены, я все понял.

Уловив сарказм в его голосе, Лидия поджала губы. Он испытывает ее терпение. Повернувшись, она сделала шаг по направлению к двери. Сердце ее колотилось так, словно она долго бежала. Ну почему она не уходит? Почему медлит?

— Вы не согласны с тем, что между нами не должно быть отношений? — спросила она.

— Почему? Согласен. — Расс изучающе смотрел на Лидию.

— Тогда пусть все идет как прежде… как было до того…

Что ее так пугает? — спросил себя Расс. Видно же, что он ей нравится. Значит, есть что-то еще, чего Расс пока не знает.

— Так вы согласны?

— Я уже сказал, что согласен. — Глаза Расса сузились. Да что с ней происходит?

Лидия слабо улыбнулась:

— Хорошо. Спасибо. Приятного вечера.

Она повернулась, взметнув юбки, и исчезла за дверью. Расс слышал стук ее каблучков по деревянному полу. И почему она так нервничала? — задумался Расс. Он выглянул за дверь. Лидия и Наоми направлялись в столовую. Головы их склонились друг к другу, голоса были еле слышны.

О чем они говорят? Это касается отеля? Если да, то почему Наоми не расскажет об этом и ему?

Он не параноик и не воображает себе бог весть что. Эти женщины что-то замышляют.

Ему все равно, каковы на вкус ее губы, как возбуждающе от нее пахнет лавандой. Ему прежде уже доводилось иметь дело с женщиной, которая скрывала от него правду. Больше он своих ошибок не повторит.

Расс вспомнил тот день, когда Лидия появилась в городе. Она приехала раньше намеченного срока. Потом эта перестрелка в отеле. Причем выстрел в ее сторону явно был не случайным. Расс подумал о том, как Лидия пыталась избавиться от него.

Одному ему не справиться, решил Расс. Он не сможет добиться от Лидии внятных ответов на интересующие его вопросы. Ему нужна помощь, и он знает, где ее получить.

Глава 8


К утру подозрения Расса окрепли, и теперь он, поеживаясь на холодном ноябрьском ветру, стоял у полицейского участка, ожидая прибытия шерифа. Расс ушел из отеля рано и не видел Лидию. Если бы она не была его деловым партнером, он бы бежал куда глаза глядят. Но он не может так поступить. Впрочем, это вовсе не означает, что он должен проводить с ней время. Он вообще не обязан оставаться в отеле, даже в городе.

Расс не мог не признать, что его волнует все, что связано с Лидией. Это было не только физическое влечение. Ему хотелось узнать, что у нее на уме. Но ни одна женщина больше не будет манипулировать им.

Когда над шпилем церкви поднялось солнце, Расс увидел Дэвиса Ли и Джози, идущих по проулку между магазином Хаскелла и редакцией газеты. Они жили за магазином, и каждое утро Дэвис Ли провожал жену до ее мастерской. Наконец супруги распрощались. Расс терпеливо ждал на крыльце. Его взгляд скользнул по магазину Хаскелла, по зданию, где размещалась редакция местной газеты. Располагавшееся по соседству питейное заведение Пита Картера было еще закрыто, сын Картера Крид старательно мел улицу перед салуном.

Расс посмотрел на отель. Его фасад из светлого песчаника сверкал на солнце. Подмораживало. Расс засунул руки в карманы брюк, чтобы согреться.

В окне отеля на третьем этаже он уловил какое-то движение. За узким окном стояла Лидия, она смотрела на Расса. Когда она приветственно помахала рукой, он напрягся.

Волосы ее были распущены и черной волной падали на плечи, окутывая их словно бархатом. При виде Лидии сердце Расса сжалось. Она теребила пальцами часики, приколотые к корсажу. Обычно Лидия делала это, когда нервничала. Что сейчас повергло ее в беспокойство? Расс приподнял шляпу и отвернулся.

Дэвис Ли уже пересек улицу и поднимался по ступенькам участка. Пока шериф отпирал дверь, Расс снова взглянул на отель. Лидия по-прежнему была там и по-прежнему смотрела на него.

Расс проследовал за шерифом в участок. Закрыв дверь, Дэвис Ли прошел мимо своего стола к шкафу со стеклянной дверцей, где хранилось оружие, чтобы лично удостовериться, что оно пребывает в целости и сохранности. Дэвис Ли никогда ничего не принимал на веру. Расс намеревался поступить так же.

— Что привело тебя сюда? — поинтересовался шериф.

Расс не собирался ходить вокруг да около.

— Мне нужно, чтобы ты кое-что выяснил насчет Лидии.

Дэвис Ли нахмурился:

— Что? Зачем?

— Она что-то скрывает.

Шериф подошел к Рассу, затягивая на талии пояс с кобурой.

— Почему ты так думаешь?

— Интуиция, — коротко ответил Расс. — Она не уклоняется от ответа, когда я задаю прямые вопросы, но даже когда она дает прямые ответы, меня не покидает ощущение, что она чего-то недоговаривает. Находиться рядом с ней — все равно что танцевать: иногда не поймешь, кто ведет. — Расс почесал в затылке. — Это меня бесит. Она меня бесит. Все это ужасно утомительно.

Дэвис Ли привалился к стене.

— Она, кажется, заинтриговала тебя.

Это уж точно, мрачно подумал Расс. И это могло принести ему неприятности.

— Ты мне поможешь?

— Да.

— Вот что меня беспокоит…

И Расс поведал шерифу о неожиданном появлении Лидии в городе, о получаемых ею телеграммах и о том, как она пыталась избавиться от Расса.

— Она хочет манипулировать мной.

Шериф присел на краешек стола.

— Я понимаю, почему все это тебя так интересует, но лично я ничего подозрительного в ее поведении не вижу.

— Зато я вижу. Есть в ней что-то… странное. — О поцелуях Расс решил Дэвису Ли не рассказывать. — И потом, эта перестрелка в отеле.

— А что тебе кажется странным?

— Выстрел Доукинса в Лидию не был случайным. Она была безоружна, зато у меня оружие было, и я держал его на мушке. Но Доукинс предпочел избрать своей мишенью ее. Почему он не выстрелил в меня? Или в Наоми? Правда, Лидия сказала, что не знает и никогда прежде не видела Доукинса.

— Хороший вопрос… — Шериф нахмурился. — С тех пор как я нашел письмо в сумке Доукинса, я ничего больше не узнал ни о нем, ни о его жене. Думаешь, Лидия скрывает что-то, связанное с женщиной, убитой в вашем отеле?

— Не знаю. Может быть, она знает причину, по которой Доукинс стрелял в нее.

Дэвис Ли обошел стол, открыл ящик, достал листок бумаги и огрызок карандаша.

— Первое, что следует сделать, — отправить телеграмму начальнику полиции в ее городе. Что ты хочешь выяснить?

— Понятия не имею. Но готов поспорить, что за всем этим что-то скрывается.

Шериф набросал несколько строк.

— Выглядит так, будто ты бросаешь лассо и надеешься заарканить хоть какие-нибудь ответы.

— Может, и так. Эта женщина носит маску, и я хочу заглянуть под нее.

Дэвис Ли хмыкнул:

— Ты уверен, что хочешь заглянуть только под маску?

Если бы этот разговор касался любой другой женщины, Расс ухмыльнулся бы, но речь шла о Лидии, и он промолчал.

— Со значком шерифа у тебя больше шансов собрать информацию. Она подала на своего бывшего жениха в суд за то, что он нарушил обещание и не женился на ней. Может, начать с этого?

— Так, значит, это правда… — задумчиво проговорил Дэвис Ли. В ответ на удивленный взгляд Расса он пояснил: — Джози слышала об этом иске от Мэтта, но не была уверена, что все поняла правильно.

— Отец говорил, что жених бросил Лидию чуть ли не у алтаря. Можешь разузнать об этом?

— Попробую. А ты уверен, что хочешь этого? Что, если выяснится нечто, о чем ты не хотел бы знать?

— Такого не будет. Я хочу знать все, вплоть до того, сколько крючков на ее корсете и каким зубным порошком она пользуется.

Несколько мгновений Дэвис Ли изучающе рассматривал Расса.

— Тебя это так заводит из-за Эми?

Расс коротко кивнул, избегая смотреть шерифу в глаза. Дэвис Ли понимал, что Расс пытается не попасть на крючок очередной обманщице.

— Насколько это срочно? Хочешь, чтобы я нашел тебя, когда получу информацию, или достаточно будет записки?

— Все равно. — Расс пожал плечами. — Отправишь телеграмму сегодня?

— Считай, что дело сделано. Мисс Кент ведь из Джексона, Миссисипи?

— Да.

— Ладно. Бьюсь об заклад, мы что-то узнаем.

— Отлично.

Дэвис Ли вышел вместе с Рассом на крыльцо.

— Она знает о твоих подозрениях?

— Не уверен. — Но даже в противном случае это не имело бы значения. Расс не собирался позволять женщине завлечь себя в сети. — Я хотел бы, чтобы разговор остался между нами.

— Конечно.

— Я уезжаю в Абилин, вернусь через несколько дней. Если захочешь что-то сообщить мне, я буду в «Короне Техаса».

Дэвис Ли кивнул. Расс пожал ему руку и, сбежав по ступенькам, направился к кузнице Эфа. Сегодня, в морозный день, жар, исходящий от горна, не казался таким нестерпимым, но летом Расс не мог даже подойти к печи. Однако Эфа, казалось, это не беспокоило.

Когда Эф ковал балконную ограду для отеля или ободья для колес, его молот так и звенел. Сегодня Эф трудился над лезвием топора.

Расс знал, что, если он прервет друга в середине процесса, металл остынет и Эфу придется все начинать заново, поэтому остановился у навеса.

Мускулы кузнеца были напряжены, черное лицо блестело от пота. Он обернулся:

— Доброе утро.

— Доброе утро.

— Хочешь кофе?

— Нет, спасибо. Просто зашел сказать, что уезжаю в Абилин и вернусь через несколько дней.

— Что-нибудь случилось?

— Закладную надо погасить через сорок пять дней, а я еще не нашел покупателя на свою долю. Есть несколько бизнесменов, которых мое предложение могло бы заинтересовать. Хочу поговорить с ними. Посмотрим, как пройдут переговоры, может, удастся убедить банк отсрочить выплату.

— Удачи.

— Спасибо.

Кузнец вытер вспотевший лоб. Положив лезвие топора на лавку, он полез в карман фартука за тряпкой.

— Хочешь, чтобы я приглядел за отелем, пока тебя не будет? — спросил Эф, вытирая руки.

— Да, за отелем. А не только за мисс Джонс. — Расс улыбнулся, увидев, как сверкнули глаза друга. — На самом деле я был бы признателен, если бы ты присмотрел за обеими дамами.

— Рад буду помочь.

— Надеюсь, никаких проблем не возникнет. Дай знать, если заметишь что-нибудь странное.

Эф нахмурился:

— Ты имеешь в виду что-то конкретное?

— Нет. Все, что привлечет твое внимание, даже если тебе это покажется неважным.

— Ладно. Не хочешь мне сказать, что происходит?

— Как только пойму сам, обязательно скажу.

— Договорились.

Расс почесал подбородок.

— И еще одно… Ты не скажешь Лидии, что я уехал?

— А почему ты не хочешь сказать ей сам? — удивился Эф.

— Нет времени.

Дьявол. Расс вообще не хотел приближаться к Лидии. Эф изучающе посмотрел на друга.

— Это как-то связано с тем, что мы с Наоми видели на кухне?

— Лидии нет до меня дела. Как и мне до нее. — Он лгал, и Эф знал об этом. — Просто скажи ей.

— Хорошо. Я не против. Как насчет твоего отца и Мэтта?

— Тони Сантос поедет сегодня на ранчо, он сообщит им.

— Тогда все в порядке.

— Спасибо. — Расс назвал Эфу отель, в котором собирался остановиться. — Это на всякий случай, если тебе потребуется связаться со мной.

— Поосторожнее там.

Расс пожал другу руку и быстрыми шагами направился мимо отеля к конюшне. Лидии нигде не было видно. Сердце Расса сжалось. Нет, он не хочет ее видеть. И уж тем более не собирается с ней говорить. Расс готов был на все, чтобы перестать думать о Лидии, и если для этого нужно было уехать из города, он так и поступит.


Глядя из окна отеля на Расса, направляющегося к шерифу, Лидия не знала, что и думать. О чем он говорил с Дэвисом Ли? О ней? После того как прошлым вечером Лидия заметила, что он наблюдает за ней и Наоми, все может быть. Правильно она сделала, что пошла к Рассу поговорить о произошедшем в кухне. Она должна была сказать ему, что всякие отношения, кроме деловых, между ними невозможны. К удивлению Лидии, Расс сразу согласился с этим, она даже почувствовала себя уязвленной.

Лидия была уверена, что поступила правильно, но сердце все же болезненно сжималось.

Сегодня Лидия старалась как можно лучше устроить двух путешественниц, которые прибыли с задержкой на день. Женщины добрались до города позже, чем предполагали, потому что одна из них сломала ногу, когда в спешке бежала из дома.

Лидия и Наоми вправили кость и наложили тугую повязку. Заботы о женщине на время отвлекли Лидию от мыслей о Рассе.

Однако на следующий день она снова вспомнила о нем, когда Эф принес известие о его отъезде.

— Что сделал Расс? — переспросила Лидия, недоверчиво глядя на кузнеца.

— Уехал в Абилин. — Стоя в холле отеля, Эф смущенно мял в руках шляпу. — Сказал, что вернется через несколько дней.

— Понятно.

У Лидии упало сердце. Когда она говорила Рассу о том, что им следует держаться друг от друга на расстоянии, она и подумать не могла, что он истолкует ее слова буквально.

— Ему нужно было уехать. — Эф переступил с ноги на ногу. — Я сказал, что сообщу вам об этом.

— Спасибо.

Очень мило со стороны мистера Джерарда. Лидия поняла, что Расс не хотел приближаться к ней.

— Если вы захотите связаться с ним, он будет в отеле «Корона Техаса».

Лидия не имела права обижаться на Расса и все же чувствовала обиду. Эта обида была связана не с деловыми отношениями с Рассом, а с тем поцелуем в кухне.

Конечно, они оба решили, что такого больше не повторится, но отношения их все-таки стали более близкими. Они по-прежнему были деловыми партнерами, и Расс должен был сказать ей о своем отъезде. Ведь они обсуждали все, что касалось отеля.

Лидия вдруг подумала, что Расс мог отправиться в Абилин не по делу, а для развлечения. От этой неприятной мысли ей стало не по себе.

— Он сказал, зачем поехал? — поинтересовалась Лидия у Эфа.

— Расс хочет встретиться с некоторыми бизнесменами.

— Это насчет продажи его доли?

— Да, мэм.

Лидия не видела причин, по которым Расс не мог бы сообщить о своей поездке лично. Значит, он просто не хотел видеть ее.

— Еще он сказал, что собирается переговорить с банком, если все пойдет как надо.

Глупо обижаться на Расса, подумала Лидия. В конце концов, он ведь уехал из отеля, как она того хотела, не так ли?

— Я буду заходить утром и вечером, — сказал кузнец. — Если вам или Наоми что-нибудь понадобится, только позовите.

— Спасибо, Эф.

— Не за что.

Глядя вслед кузнецу, Лидия пыталась убедить себя, что отсутствие Расса к лучшему. Теперь она могла сосредоточиться на своей тайной операции. О Рассе Лидия вспомнила только поздно вечером, поднимаясь к себе в комнату. Она вышла на балкон и долго стояла там, глядя на бескрайнюю равнину, окружавшую город.

Абилин… и Расс… находились к востоку отсюда. Бескрайняя прерия отделяла Лидию от него, но ей казалось, что расстояние это намного больше.

Лидия и не подозревала, что ей может так не хватать Расса. Не важно, как часто он отлучался из отеля, к ужину Расс обычно возвращался. Лидия чувствовала его присутствие. А теперь он уехал, и отель словно опустел.

Впрочем, скучать Лидии не приходилось, дел хватало: помочь Зое Килер прибрать номера, а Наоми — управиться на кухне. Потом еще стирка, встреча постояльцев, ведение бухгалтерии.

Лидия запретила себе думать о Рассе, но через мгновение уже вспоминала, как он менял ей повязку, как они танцевали… как он поцеловал ее…

Однажды Лидия поняла, что скучает по нему. Это было в тот вечер, когда в отель приехал брат Расса.

Лидия увидела Мэтта, входящего в столовую, и ее сердце замерло. Вдруг что-то случилось с Рассом?

Извинившись перед постояльцами, она подошла к столику, за которым уселся Мэтт.

— Добрый вечер, Лидия, — сказал он.

— Привет. — В голосе Лидии звучала тревога. — Все в порядке?

— Да. Извините, если напугал. — Мэтт снял шляпу и положил ее на соседний стул. — Я не хотел.

— Вы не получали известий от Расса?

— Нет, ничего с того дня, как он уехал. Как я понимаю, вы тоже?

— Да.

Мэтт улыбнулся, и на щеках у него появились ямочки, такие же, как у брата.

— На самом деле я заехал за ореховым пирогом и чашкой кофе.

— Хорошо.

Стараясь справиться со своим волнением, Лидия отправилась на кухню и вскоре вернулась, поставив перед Мэттом пирог и кофе.

— Если захотите чего-нибудь еще, скажите.

Убрав тарелки с соседнего стола, Лидия снова подошла к Мэтту:

— Еще кофе?

Мэтт кивнул. Лидия принесла из кухни кофейник. Мэтт поерзал на стуле. Плечи у него были такими же широкими, как у Расса. Оба брата были темноволосыми и высокими.

— Это было здорово. Ничто не сравнится с ореховым пирогом Перл, — сказал Мэтт, отодвинув опустевшую тарелку.

— Да, многие наши гости уже успели оценить по достоинству ее десерты.

Лидия мысленно сравнивала братьев. Черты лица Мэтта чуть грубее, чем у брата, но глаза такие же синие. Обоих можно назвать привлекательными, но у Лидии не возникло желания прикоснуться к лицу Мэтта так, как она хотела прикоснуться к Рассу.

— Может, принести еще что-нибудь?

— Не сейчас, спасибо. — Мэтт отхлебнул кофе. — Вы управляли каким-нибудь предприятием у себя в Миссисипи?

При упоминании о доме Лидия внутренне сжалась. Почему он спрашивает?

— Да, у моего отца судоходная компания.

— Чем он занимается? Строит баржи и лодки?

— Нет, у нас пароходы. Кто-то любит путешествовать на пароходе, другие нанимают нас для доставки грузов.

Стоя рядом с Мэттом, Лидия уловила исходящий от него запах земли. От Расса пахло душистым мылом. Почему она не может перестать думать о нем?

— Я составляла расписания, рассчитывалась с сотрудниками, принимала оплату.

Мэтт уважительно посмотрел на Лидию:

— Расс говорил, что вы очень умная.

— Правда? — Лидия приняла равнодушный вид, но в глубине души ей было приятно.

— Да. — Мэтт покачал головой. — У вас случались проблемы из-за того, что вы женщина?

— Несколько раз. Но не с вашим братом.

— Расс не дурак. Он ценит ум вне зависимости от упаковки. — Мэтт оценивающе посмотрел на Лидию. — Хотя у вас упаковка что надо. Не обижайтесь.

Лидия рассмеялась. Да Мэтт пытался флиртовать с ней.

— Жаль, что тот бизнесмен из Чикаго оказался не таким умным.

Мистер Джулиус?

— Что вы имеете в виду?

— Он отказался покупать долю Расса, потому что вы — женщина.

Что?! Лидия не могла сдержать изумления. Расс сказал ей только, что мистер Джулиус передумал, но не сказал почему. У Лидии закружилась голова.

— Представляете, сказал, что предпочитает не иметь дела с женщинами. — Мэтт фыркнул. — Некоторые мужчины просто дураки. Один из самых умных деловых людей, которых я знаю, — женщина. У нее два публичных… то есть, я хотел сказать, увеселительных заведения в Далласе.

Лидия не слушала Мэтта, она пыталась прийти в себя. Если бы не она, Расс уже продал бы свою долю и погасил закладную. Он даже не намекнул ей, что мистер Джулиус отказался от сделки, потому что она — женщина. Против воли Лидия почувствовала благодарность — Расс пытался защитить ее.

И. она узнала это как раз тогда, когда твердо решила ограничиться деловыми отношениями. Разве она сможет теперь сопротивляться ему?

— Вы не знаете, когда Расс вернется? — спросила Лидия.

— Нет, но надеюсь, он вернется с хорошими новостями.

Расс продаст свою долю, уедет, и отель опустеет без него. Теперь эта мысль уже не казалась Лидии такой привлекательной, как в день ее приезда в город. Она думала об этом весь оставшийся вечер.

Уже опустилась ночь, когда мысли Лидии прервала Наоми. Она пришла сказать, что вместо одной пострадавшей от насилия женщины, прибытие которой ожидалось сегодня, приехало три.

Лидия накинула халат, лихорадочно раздумывая. В тайной комнате уже находились две женщины. У одной из них сломана нога, поэтому она и ее подруга пробудут в отеле еще по крайней мере несколько дней, прежде чем их можно будет переправить в другой пункт. Как разместить пятерых в маленькой комнатке?

Как бы Лидия ни скучала по Рассу, сейчас она была рада, что его нет в отеле. Она надеялась, что он появится только через несколько дней.

Стараясь не терять присутствия духа, Лидия помогла Наоми достать тюфяки для вновь прибывших. Слава богу, хлеба хватит на всех.

Взяв фонарь, Лидия направилась к буфету, где лежал хлеб.

— Лидия?

Задохнувшись от испуга, девушка повернулась к двери. Она не знала, что удивило ее больше — Расс, стоящий в дверях кухни, или тот факт, что одной рукой он обнимал за талию стройную блондинку.

Глава 9


Лидия чуть не уронила фонарь. Фигуру Расса освещал лишь бледный свет газовых светильников, пробивающийся из холла, и его плечи, казалось, занимали весь дверной проем. В мерцающем свете Лидия увидела, что одежда Расса — черная рубашка, брюки, сапоги — покрыта рыжеватой пылью.

Расс был небрит и выглядел усталым, но, когда он увидел Лидию, в его синих глазах сверкнула радость. И моментально ушла. Лидия почувствовала, как ее против воли влечет к этому человеку.

Стараясь казаться спокойной, она сказала:

— Добро пожаловать. Я… мы не знали, когда вас ждать.

— Я и сам не знал, когда вернусь.

Голос Расса звучал глухо и хрипло. От усталости? Или оттого, что он не хотел говорить с ней?

Радость, которую Лидия испытала, увидев Расса, испарилась, стоило ей взглянуть на прижавшуюся к нему блондинку. Сердце Лидии сжалось. Она так тосковала по нему, а он заявился с женщиной! Ей хотелось закатить Рассу пощечину, но усилием воли она сдержалась, приняв равнодушный вид.

Через несколько мгновений, когда гнев Лидии поутих, она внимательнее присмотрелась к сопровождавшей Расса девушке. Он сделал шаг вперед, и она оказалась на свету. Теперь Лидия отчетливо видела синяки и ссадины на теле девушки.

Ее золотистые волосы были собраны на затылке в непрочный узел, и эта прическа привлекала внимание к заостренному личику. Блондинку можно было бы назвать хорошенькой, если бы не следы побоев. Нижняя губа распухла, на одной щеке виднелось несколько синяков. Лидия разглядела отпечаток кольца на нежной коже. Бледно-голубые глаза незнакомки покраснели, один глаз заплыл.

Здесь явно поработал кулак. Девушка едва стояла и обязательно упала бы, если бы Расс не поддерживал ее.

— Уиллоу Апшоу. Это Лидия Кент. — Расс взглянул на Лидию. — Я сказал ей, что вы можете помочь.

— Я? — Лидия нахмурилась. Неужели Расс привел сюда эту девушку потому, что она оказалась жертвой насилия? Если он хотел, чтобы ей оказали медицинскую помощь, он послал бы за Кэтрин. Или попросил Наоми.

Неужели он узнал про их тайную сеть? Лидия крепче сжала в руке фонарь.

— Я сказал ей, что вы можете помочь…

Помочь спрятаться от… того, кто поднял на нее руку? Лидию охватила паника. Как он узнал? Операция под угрозой? Прошло несколько секунд, прежде чем до нее дошло, о чем говорит Расс.

— Уиллоу хочет покончить со старой жизнью и начать все с нуля.

— Я не боюсь тяжелой работы, мэм. — Из-за разбитой губы девушка говорила с трудом.

Когда Лидия поняла, что Расс просит дать девушке работу, а не помочь сбежать от насильника, она ощутила облегчение. Кажется, он так и не раскрыл тайну Лидии. Лидия указала девушке на столовую:

— Присядьте там, я осмотрю ваши ссадины. Там светлее.

Лидия погасила фонарь и повесила его на крюк возле кладовой. «Надеюсь, Наоми поймет, что исчезновение света означает опасность, — подумала Лидия, — и не позволит женщинам выйти из укрытия».

Расс довел Уиллоу до столовой и усадил на стул. Лидия тем временем поспешила в кухню, чтобы наполнить миску теплой водой. Захватив полотенце, она вернулась в столовую.

Как раз вовремя, чтобы заметить улыбку, которой Уиллоу одарила Расса, опустившись на придвинутый стул. По мнению Лидии, это была интимная улыбка, свидетельствующая о том, что Расс и эта девушка хорошо знакомы друг с другом. Знакомы в сексуальном смысле, возмущенно подумала Лидия.

Отвернувшись от Расса, она присела рядом с Уиллоу. Намочив полотенце в теплой воде, Лидия осторожно приложила его к лицу девушки.

— Я постараюсь не причинить вам боль, — сказала она.

— Ничего, бывало и хуже, — ответила блондинка.

Сердце Лидии болезненно сжалось — женщина воспринимала побои как нечто привычное. Она осторожно коснулась полотенцем заплывшего глаза:

— Еще где-нибудь болит?

— Только лицо.

— Ребра не ушиблены?

— На этот раз пострадало только лицо. — Уиллоу хрипло хохотнула. — Но это пройдет. Не нужно со мной нянчиться, мне просто нужна работа.

Застигнутая врасплох внезапным появлением Расса и девушки, Лидия только сейчас обратила внимание на ее потрепанное платье с низким вырезом, на ярко накрашенное лицо, на ее непринужденность в разговорах с Рассом.

Эта девушка была проституткой. Лидия бросила взгляд на Расса, он предостерегающе выгнул бровь. Расс сказал, что Уиллоу хочет начать новую жизнь.

— У вас есть опыт общения с людьми? — Едва слова слетели с ее губ, Лидия поняла всю их двусмысленность.

Расс издал странный звук — не то засмеялся, не то закашлялся. В глазах заплясали веселые искорки. Лидия нахмурилась.

Уиллоу неуверенно посмотрела на Расса.

— Э-э… в Абилине я работала в салуне, мэм. Подметала полы, стирала. Иногда обслуживала столики и… мужчин…

— Она понимает. — Ободряюще улыбнувшись, Расс положил руку на плечо блондинки.

Да, Лидия прекрасно понимала, что большую часть времени Уиллоу обслуживала мужчин. Неужели Расс был одним из них? Лидия была в этом уверена. Она постаралась говорить спокойно:

— Это солидный отель, Уиллоу. Вам придется убирать, стирать, а не… развлекать мужчин.

— Да, мэм. Не беспокойтесь, я понимаю.

— Она хочет начать новую жизнь, Лидия. — Расс показал на избитое лицо проститутки. — Сами видите почему.

Прислушиваясь к любому звуку из кладовой, Лидия изучала сидящую перед ней девушку. Уиллоу не опустила глаза, она в свою очередь присматривалась к Лидии. Она очень хотела получить новую работу, но не стала скрывать свое прошлое. Лидии это понравилось. Она кивнула:

— Завтра мы поговорим о ваших обязанностях.

— Так я получила работу? — В бледно-голубых глазах девушки вспыхнула надежда.

— Да.

— Я могу начать прямо сейчас, мэм. — Она вскочила, ухватившись за край стола.

— Начнете завтра. Вы что-нибудь ели?

— Да, мэм. Расс накормил меня до отвала.

Ну конечно.

— Хорошо, — мягко сказала Лидия, вставая со стула. — Ступайте наверх. Выберите себе любую комнату на третьем этаже. У кровати, рядом с умывальником, найдете полотенце и постельное белье.

В кладовой царила тишина. Кажется, Наоми поняла сигнал Лидии.

— Я не боюсь тяжелой работы, мэм, — повторила девушка. — Вы не пожалеете, что взяли меня.

— Вы устали и нуждаетесь в отдыхе. Поговорим об этом завтра.

Лидия проследовала за Рассом и Уиллоу в холл, заметив, что он поддерживает девушку за локоть. Проходя через холл, Лидия замедлила шаг, примеряясь к шагам Уиллоу.

— Кто-нибудь может преследовать вас? — спросила она.

— Нет, мэм. У Элдона теперь полно девчонок помоложе меня.

— Хорошо.

Они остановились у лестницы, Расс взял Уиллоу под руку. Лидия сделала шаг вперед.

— Вам нужна моя помощь, чтобы подняться по лестнице?

Судя по тому, как сузились глаза Расса, он уловил иронию в ее голосе.

— Нет, мэм. Я справлюсь.

— На каждом этаже водопровод. Если хотите, примите ванну.

— Водопровод… ничего себе! — Девушка слабо улыбнулась.

Лидия хотела помочь ей, но между ними не должно было оставаться недоговоренностей.

— Так вы поняли меня? — спросила она и почувствовала, что краснеет.

— Да, мэм. — Помедлив мгновение, Уиллоу вздернула подбородок. — Думаю, ваши гости узнают о моем прошлом?

— О нем будете знать только вы и я.

— И Расс, — добавила девушка, расслабившись.

— Да, и Расс, — сухо ответила Лидия. И любой другой мужчина, который был ее клиентом.

— Вы не пожалеете, я обещаю. — Прежняя жизнь наложила на Уиллоу свой отпечаток, но сейчас она говорила совершенно искренне. — Спасибо.

— Пожалуйста. Скажите, если вам что-нибудь понадобится.

Уиллоу склонилась, чтобы обнять Расса. Подозрения Лидии, что между ними существовала интимная связь, окрепли.

Она пыталась не думать об этом, но ее поневоле бросило в дрожь. Да разве ей вообще есть дело до того, с кем водится Расс?

Лидия смотрела, как девушка медленно поднимается по лестнице, восхищенно озираясь по сторонам. Теперь она осталась наедине с мужчиной, по которому так скучала всю прошлую неделю. Лидия почувствовала, что Расс смотрит на нее, обернулась и встретила его внимательный взгляд.

— Все в порядке?

— Да, а почему вы спрашиваете?

— Уже очень поздно, я думал, вы спите. Никак не ожидал встретить вас у кладовой.

— Какое счастье, что я не спала и получила возможность познакомиться с вашей подругой, — весело сказала Лидия.

Расс задумчиво посмотрел на нее.

— Она действительно покончила с прежней жизнью.

Эти слова напомнили Лидии о его отношениях с проституткой.

— Вот и славно, — холодно отозвалась она. — Потому что, когда я сказала, что она не сможет развлекать мужчин в этом отеле, я имела в виду и вас тоже.

— Думаете, я собираюсь с ней развлекаться? — Его слова эхом отозвались в холле.

— Потише, — прошипела Лидия, бросив взгляд на лестницу.

— Почему вы так думаете?

— Ну, очевидно, что вы были… были с ней раньше. — Щеки Лидии заалели.

— И это вас беспокоит. Почему? Потому что я встречался с Уиллоу раньше или потому что я мог провести с ней прошлую неделю?

Да, подумала Лидия. Ее беспокоят оба варианта. Она никогда раньше не чувствовала ревности, даже когда была с Уэйдом. Это выводило ее из себя.

— Не делайте… этого в моем отеле.

Расс открыл рот, собираясь что-то сказать, но передумал.

— Ну? — спросила Лидия.

— Что — ну?

— Вы будете держаться от нее подальше?

Вместо ответа Расс поднял свою седельную сумку, перебросил ее через плечо и направился в свою комнату, словно стремясь поскорее сбежать от Лидии. Эта мысль ужалила ее в самое сердце.

— От меня что-нибудь нужно? — спросил он мрачно через плечо.

Да! Лидии хотелось кричать от обиды, но она взяла себя в руки.

— Ничего, что не могло бы подождать до завтра.

— Хорошо, а то я прямо с ног валюсь.

Лидия сердилась на Расса, и все же ей хотелось поговорить с ним. Об отеле, о его поездке, о сорвавшейся сделке с мистером Джулиусом.

Внезапное появление Расса с этой девушкой заставило Лидию на время забыть о том, что ей рассказал Мэтт. Сейчас она об этом вспомнила, но лицо Расса выражало такую усталость, что было очевидно — на сегодня разговоры лучше отложить.

Расс открыл дверь своей комнаты.

Господи, как она скучала по нему, как хотела поцеловать его. Отогнав эту мысль, Лидия приблизилась к Рассу:

— Как прошла поездка? Эф сказал, вы пытались найти покупателя на свою долю. Вам это удалось?

— Нет, но скоро вы от меня избавитесь.

— Но я вовсе не хочу от вас избавляться, — резко ответила Лидия, затем сказала более мягким голосом: — Я спросила, потому что знаю, как вас беспокоит то, что вы до сих пор не нашли способ погасить закладную.

Расс устало провел рукой по лицу.

— Не смог найти покупателя, а банкира не было в городе.

Лидия почувствовала, как ее сердце сжалось.

— Вы устали, а я тут разболталась. Спокойной ночи.

Расс помедлил.

— Как ваша рука?

— Рана почти затянулась. Повязку уже сняли.

— Хорошо. Поговорим завтра, ладно?

— Конечно.

Зная, что ей следует уйти, Лидия сбивчиво проговорила:

— Я рада, что вы вернулись.

— Спасибо.

Его глаза потемнели. Когда Расс закрыл дверь, Лидия, наконец, заставила себя уйти. Она была рада, что он вернулся. И не рада. Не только потому, что скрывала в потайной комнате, под самым его носом, шесть подвергшихся насилию женщин, но и потому, что вынуждена была признать — ей так и не удалось перестать думать о нем.

Расс представлял угрозу не только для тайны Лидии, он был угрозой и для ее сердца.


Хотя Расс почти не разговаривал с Лидией минувшей ночью, он не переставал думать о ней по дороге на ранчо, куда отправился, чтобы сообщить родителям и Мэтту о неудачной поездке в Абилин.

Чем дальше от Лидии, тем лучше, думал Расс.

Его по-прежнему тянуло к Лидии, но желание уже не было таким острым. Расс подозревал, что Лидия что-то скрывает, но после того, как он застал ее ночью в кладовой, подозрения превратились в уверенность.

Солнце уже садилось, когда Расс вернулся в город. Он поговорил с отцом, но не видел Мэтта — он был на пастбище, охраняя стадо от угонщиков скота.

На ранчо Рассу пришла в голову мысль, как достать денег. Он тщательно обдумал свой план по дороге в город и не нашел в нем изъянов. Конечно, ему придется рассказать об этом плане Лидии, но вряд ли она будет против. В конце концов, это выгодно им обоим. Глупо было бы сказать «нет», а насколько Расс знал Лидию Кент, она была далеко не глупа, когда дело касалось бизнеса.

Поставив лошадь в конюшню, Расс направился в свои апартаменты. Стряхнув пыль с куртки, он повесил ее на крючок у двери, бросил шляпу на стол. Стянув через голову рубашку и бросив ее на пол у постели, Расс подошел к умывальнику.

Кто-то, наверное Уиллоу, наполнил умывальник свежей водой. Рассу не хотелось плескаться в холодной воде, поэтому он собирался пойти на кухню и нагреть себе воды.

— Расс?

Раздался легкий стук в дверь, и почти сразу в комнату заглянула Лидия. Увидев Расса, она замерла и уставилась на его обнаженный торс. В ее глазах вспыхнуло такое желание, что Расс мысленно застонал. Проклятие, нужно было запереть дверь.

Лидия смущенно отвела глаза:

— Извините. Не хотела вам мешать. Просто дверь была открыта, и я подумала, что вы… одеты.

— Вы не скомпрометировали меня, Лидия, — усмехнувшись, сказал Расс.

— Я могу подождать, пока вы приведете себя в порядок. — Лидия покраснела.

— Садитесь. Мне тоже нужно поговорить с вами.

— Да? — Бросив взгляд на грудь Расса, Лидия закусила губу.

«Она смотрит так, будто хочет укусить меня», — подумал Расс. Ему все это ни к чему. Расс надел рубашку, и Лидия перевела взгляд на его лицо.

— Я хотела поговорить с вами, — сказала она.

— Насчет отеля?

— Да. Но я могу зайти позже.

— Зачем откладывать?

— Хорошо…

Лидия медленно прошла по комнате и остановилась у стола. В одной руке она сжимала блокнот, другой поглаживала стол. Расс представил, как Лидия поглаживает своими тонкими пальчиками его лицо. Она была прекрасна. Расс не мог оторвать взгляд от ее черных блестящих волос, стянутых в узел, от нежной кожи шеи. Тело Расса напряглось. Прошлой ночью только присутствие Уиллоу удержало его от того, чтобы не поцеловать Лидию.

Расс кивнул:

— Я тоже хотел поговорить с вами насчет отеля.

— Прекрасно.

Даже на том расстоянии, что разделяло их, Расс уловил тонкий аромат лаванды.

— Что-нибудь случилось за время моего отсутствия?

— Нет, никаких проблем. Прибавилось постояльцев. Приехала пара из Тейлора и семья из пяти человек.

— Похоже, наш бизнес набирает обороты.

— Да. Все идет хорошо. Все гости в восторге от водопровода и парового отопления.

— Да, отопление не помешает в такой холод. Лидия улыбнулась и прикоснулась к покрытой пылью шляпе Расса. Ради всего святого, что делает эта женщина? Расс шевельнулся.

— Я, кажется, нашел способ достать деньги, чтобы погасить закладную.

Лидия замерла.

— И что же это за способ?

— Мы сдадим часть помещений отеля торговцам.

— Сдадим помещения? — В голосе Лидии звучало такое изумление, словно Расс предложил ей прогуляться по отелю без одежды.

— Прежде чем начнете кипятиться, выслушайте меня.

— Я не собираюсь «кипятиться», — холодно сказала Лидия. — Идея кажется неплохой.

Расс явно не ожидал от нее такой реакции. Пока она заинтересована, надо как можно скорее изложить ей план.

— Мне кажется, мы могли бы отделить часть неиспользуемых помещений на первом этаже. Если нужно, я поставлю перегородку. Никаких дополнительных капиталовложений.

— И какого рода бизнес вы предполагаете там развернуть? — сухо поинтересовалась Лидия.

— Не тот, которым занималась Уиллоу, если вас это беспокоит.

— Не беспокоит, но рада это слышать.

Расс вспомнил, как Лидия спросила, собирается ли он навещать Уиллоу. Он мог бы ответить отрицательно. Расс уже некоторое время не пользовался услугами проституток и не собирался делать этого впредь. Но Лидии об этом знать не обязательно. В конце концов, их связывал только поцелуй, и больше ничего.

— Может быть, швейное ателье?

— Джози.

— Да. Мне кажется, ее это должно заинтересовать. Она не раз говорила, что ей нужно более просторное помещение, чем то, которое она занимает сейчас в магазине Хаскелла. — Расс похлопал себя по груди. — Она сшила эту рубашку, и вообще, она мастерица на все руки.

— Да, я видела некоторые ее изделия, у нее золотые руки. Что еще?

Неужели ее действительно заинтересовала идея Расса?

— Оружейная мастерская.

— Мистер Дойл?

— У Джеда собственная мастерская. Я подумал, может, Джерико заинтересуется, они с Джедом могли бы поделить бизнес.

Лидия задумчиво кивнула.

— Еще можно продавать изделия из кожи.

— Сбрую?

— Да. Джейк Росс делает отличные седла и занимается ремонтом, в том числе обуви. Вряд ли он захочет арендовать у нас помещение, поскольку почти все время проводит на ранчо, но мы могли бы продавать его изделия за небольшую комиссию.

— Не знаю… — проговорила Лидия. Расс подошел ближе и присел на стол.

— Это хороший план, Лидия, — сказал он, понизив голос, словно пытался успокоить норовистую кобылу. — Мы оба получим деньги. И ваша с Наоми репутация не пострадает.

Лидия прикоснулась к часикам на корсаже:

— Я согласна.

— Правда?

— Да, — ответила Лидия, приподняв брови. — Вы удивлены?

— Признаться, да.

— Рада, что вы такого высокого мнения о моих деловых качествах.

— Дело не в этом. В деловой хватке вам не откажешь. Я просто подумал, что вы захотите узнать обо всем подробнее, прежде чем принять решение.

Лидия заколебалась.

— Вам что-то не нравится? — спросил Расс.

— Нет, все в порядке. Я просто думаю…

— Хотите дать обратный ход?

В глазах Лидии промелькнула обида.

— Это хорошая идея, правда.

— Спасибо. — Расс был сбит с толку. Она согласилась чересчур быстро.

— Это позволит вам собрать деньги, чтобы погасить закладную вовремя.

— Может, и нет, но это понравится банку.

— Я соглашусь на все, что может помочь вам.

— Вы хотите сказать, на все, что поможет мне убраться из отеля?

— Я вовсе не это хотела сказать. Я хочу помочь вам.

Отлично.

Значит, Лидия хочет помочь ему. И Расс сумел заинтересовать ее своим планом. Он почувствовал удовлетворение.

— Я знаю, что сделка с мистером Джулиусом сорвалась из-за меня.

— Что? — Расс замер.

— Он не купил вашу долю, потому что не хотел иметь дела с женщиной.

— Откуда вы узнали? — Расс вскочил на ноги. Он знал, что Эф проговориться не мог.

— Разве это так уж важно? Очень мило с вашей стороны, что вы старались защитить мои чувства.

— Это была не ваша вина, — мрачно сказал Расс. — Мистер Джулиус просто дурак.

— Ваш брат так и сказал, — улыбнулась Лидия.

— Так, значит, это был Мэтт…

Лидия нахмурилась.

— А что, он не должен был говорить?

— Когда он был здесь?

— Пару дней назад.

Расс должен был предвидеть, что Мэтт появится в отеле, как только брат уедет.

— И часто он захаживал сюда?

— Всего один раз. — Лидия теребила в руках блокнот. — А что, что-то не так?

Как посмотреть.

— Ему что-то было нужно? — поинтересовался Расс и, не дождавшись ответа Лидии, спросил: — Он хотел увидеть вас?

Мэтт удовольствовался ореховым пирогом. Рассу это не нравилось. То, что он не старался сблизиться с Лидией, не означало, что это вправе делать Мэтт. Что еще его братец рассказал ей?

— Расс… — нетерпеливо сказала Лидия, стараясь привлечь его внимание. — Есть какая-то причина, по которой Мэтт не должен был рассказывать мне про мистера Джулиуса?

— Все в прошлом. Что толку сейчас говорить об этом? Это уже не имеет никакого значения.

— Это имеет значение для меня, — мягко сказала Лидия.

Проклятие. Взгляд этих бархатных черных глаз заставил Расса сделать шаг назад. Потом еще один.

Но братец-то каков! В следующий раз, когда Расс увидит Мэтта, он ему растолкует, что к чему. Расса вдруг охватило подозрение. Он внимательно посмотрел на Лидию.

— Вы согласились с моим предложением, потому что чувствуете свою вину за срыв сделки с мистером Джулиусом? — Это предположение встревожило Расса. Он хотел, чтобы Лидия поддержала его план, потому что это была хорошая идея. — Его решение — это не ваша вина.

— Может быть, косвенно…

— Это не ваша вина, и точка.

Лидия дотронулась до часиков.

— Я согласна с вашим предложением, потому что оно представляется мне разумным.

— Ну и отлично. Я поговорю с Джози и остальными.

— Хорошо. Я могу вам чем-то помочь?

Расс покачал головой:

— После ужина я…

— Расс? — В комнату вошел Мэтт. Когда он увидел Лидию, на лице его появилась глуповатая улыбка. Он снял шляпу. — Здравствуйте, Лидия.

— Привет, — сказала девушка, одарив Мэтта теплой улыбкой.

Зачем пришел Мэтт? Повидать Лидию? Расс почувствовал укол ревности.

Мэтт медленно оглядел Лидию.

— Вы — самое красивое, что я видел за сегодняшний день.

Лидия рассмеялась:

— А где вы были сегодня? На пастбище?

— Сдаюсь. — Мэтт подмигнул ей.

Расс потер шею, пытаясь убедить себя, что разгорающаяся в нем злость не вызвана непринужденностью в общении между Лидией и Мэттом. Долго ли Мэтт пробыл в отеле, пока Расс отсутствовал? О чем они говорили?

Лидия взглянула на Расса:

— Если понадобится моя помощь, скажите.

Расс кивнул, наблюдая, как колышутся юбки удаляющейся девушки. Повернувшись, он заметил, что брат тоже смотрит вслед Лидии. Подавив раздражительность, он поинтересовался:

— Что привело тебя в отель, Мэтт?

— Я что, помешал? — с любопытством спросил брат.

— У нас деловые отношения.

— Па сказал, что ты вернулся. Я подумал, может, поужинаем вместе?

Отлично. Это отвлечет его от мыслей о Лидии, подумал Расс. Кроме того, у него появится возможность узнать, что Мэтт делал в отеле в его отсутствие.

Во время ужина Расс долго раздумывал, что сказать Мэтту. Ведь ему, в сущности, нет никакого дела, что Мэтт бывает в отеле и видится с Лидией. Зато Мэтт рассказывает девушке то, что ей знать не следует, а это уже другое дело.

После ужина братья зашли в салун Пита Картера пропустить по стаканчику. Они заняли столик в углу, и Пит тут же принес бутылку лучшего виски. Потягивая напиток, Расс и Мэтт наблюдали за очередной ссорой Лютера Граймса и Оделла Пикетта. Никто из них не размахивал оружием, потому что Пит заблаговременно отобрал у них револьверы. Старики были совершенно безобидны, пока не накачаются спиртным. После этого они сразу вспоминали о своих старых обидах и пытались вызвать друг друга на дуэль. Пит уже перестал наливать им виски, но Лютер и Оделл продолжали налетать друг на друга, словно взъерошенные петухи.

Расс взглянул на брата:

— Лидия сказала, что ты заезжал в отель, пока меня не было.

— Да. — Мэтт отхлебнул виски. — Она — красотка.

Расс хотел сказать брату, чтобы тот держался от Лидии подальше, но сдержался.

— Лидия спросила, правда ли, что Джулиус отказался от сделки из-за нее. Меня удивило, что она знает об этом.

Мэтт нахмурился:

— А это что, нужно было держать в секрете?

— Ей не следовало этого знать.

— Прости. Я думал, она уже в курсе, иначе не сказал бы. У вас из-за меня проблемы?

— Нет, — мрачно ответил Расс.

Дверь салуна скрипнула. Подняв глаза, Расс увидел Дэвиса Ли. Шериф остановился, чтобы обменяться парой слов с Лютером и Оделлом, которые явно собирались поколотить друг друга.

Подойдя к столику, за которым сидели братья, Дэвис Ли опустился на стул рядом с Рассом. Сняв шляпу, он устало потер лицо:

— Как твоя поездка?

— Не очень удачно.

— Жаль. Может, я сообщу тебе хорошие новости. Я выяснил кое-что о твоем деловом партнере.

Расс не мог решить, чем вызвано охватившее его волнение — страхом или предвкушением.

— И что?

— Я могу говорить при Мэтте? — спросил шериф.

Расс кивнул.

— Что, черт возьми, происходит? — поинтересовался Мэтт.

Дэвис Ли задумчиво потер нос.

— Она отложила свадьбу и подала на Уэйда Вэнса в суд за нарушение обещания после того, как он умыкнул у ее отца приличную сумму, которую должен был вложить в деловое предприятие. Узнав об этом, Лидия наняла двух частных сыщиков, они выследили Вэнса и выяснили, что парень обзавелся чуть не дюжиной невест. Естественно, на их семьях он тоже нажился.

— Так почему она потащила его в суд за то, что он не женился на ней?

— Она хотела воспользоваться шансом вернуть деньги и остановить его.

— Это значит, что все вокруг узнали о том, что случилось. Она поставила себя в неловкое положение, — сказал Мэтт, высказав вслух мысли Расса.

В мужестве ей не откажешь, подумал Расс. Он почувствовал, что улыбается. Лидия — та еще штучка.

— Ты хотел, чтобы я кое-что выяснил, — напомнил Дэвис Ли.

— Я не совсем это имел в виду. — Расс надеялся узнать про Лидию нечто, что охладит его пыл, а вышло наоборот.

Мэтт хмыкнул:

— Ты просил Дэвиса Ли разузнать про Лидию? Что происходит-то?

— Я ей не доверяю, вот и все.

— Почему?

Расс взглянул на шерифа:

— Должно быть что-то еще.

— Чтобы получить эту информацию, и то пришлось постараться.

— Это неудивительно. — Так же трудно было вытянуть информацию из самой Лидии. — Думаю, то, что она скрывает, не имеет отношения к помолвке.

— Хочешь, чтобы я продолжал копать?

— Да.

— Ладно. Если выясню что-нибудь, дам знать. Мэтт выждал, пока Дэвис Ли отойдет, и взглянул на Расса. В его глазах читалось отвращение.

— Что с тобой происходит, Расс? Ты никогда не опускался до того, чтобы следить за женщинами!

— А почему бы и нет? Если бы я взял на себя труд проследить за Эми, уберег бы себя от разочарования.

— Но это… неправильно. Что она скрывает, по-твоему?

— Не знаю, но интуиция подсказывает, что Лидии есть что скрывать.

— Может, мне удастся это выяснить.

— Оставь ее в покое, — быстро сказал Расс. Он врал самому себе, если думал, что может держать свои чувства к Лидии под контролем.

— С чего бы это? — вызывающе спросил Мэтт. — Ты же не вздыхаешь по ней.

Все это время, что Расс провел с братом, он пытался убедить себя в том, что не думает о Лидии, не скучает по ней. Это была ложь.

— Или вздыхаешь?

— Просто держись от нее подальше.

— Почему бы тебе не поухаживать за Лидией?

— Не думаю, что это хорошая мысль.

— Тогда почему бы мне не поухаживать за ней?

— Потому что я уверен в том, что это плохая мысль.

Мэтт ухмыльнулся:

— Ты хочешь приударить за ней.

— Нет, не хочу.

— Готов поспорить, у тебя есть насчет нее кое-какие мысли и я даже знаю, что это за мысли.

Этого Расс отрицать не мог.

— Заткнись, — прошипел он.

Ничего не изменилось. Расса по-прежнему влекло к Лидии так сильно, что одна мысль о ней заставляла его стискивать зубы. И даже то, что Лидия, возможно, что-то скрывала от него, с каждым днем значило для него все меньше.

Глава 10


Расс вскружил ей голову, подумала Лидия. Не только потому, что его присутствие вызывало у нее волнение. Она была признательна ему за то, что он старался защитить ее чувства.

На следующий день Лидия все еще думала о том, что Расс хотел знать, не согласилась ли она с его планом сдавать в аренду помещения в отеле только потому, что чувствовала себя виноватой в срыве сделки с мистером Джулиусом. Нет. Но, сказать по правде, дело тут было не только в бизнесе.

Теперь, зная о том, почему сорвалась сделка, Лидия больше не могла лгать самой себе. Ей было интересно все, что касалось Расса.

Благодаря тому, что их отцов связывала давняя дружба, Лидия знала, что Расс никогда не был женат. Но почему? Ему нравились женщины.

Кроме того, он почему-то решил, что погашение закладной и сохранение ранчо — это его личная ответственность. Лидия, конечно, не знала подробностей, за исключением того, что ей рассказывал сам Расс, но вряд ли брат и отец решили взвалить все бремя исключительно на его плечи.

Отец Расса передвигался на инвалидной коляске, но произошедшее с ним несчастье ни в коей мере не отразилось на его умственных способностях. Он, как и прежде, демонстрировал недюжинную проницательность. Лидия была уверена, что Джей Ти тоже старается найти способ погасить закладную.

Она никогда не спрашивала Расса о подробностях случившегося, опасаясь, что это повлечет за собой встречные расспросы, а этого Лидия себе позволить не могла. Она совсем запуталась в своих чувствах. Ей хотелось видеть Расса, но что было тому причиной? Любопытство или нечто большее? Не раз Лидия испытывала острое желание увидеть Расса, но не могла придумать предлог.

Впрочем, Лидии было чем заняться: управление отелем и контроль за тайным предприятием позволяли ей отвлечься от мыслей о Рассе. Некоторое время Лидия провела с Уиллоу, показывая девушке отель и объясняя, в чем будут состоять ее обязанности, а поздно вечером в тот же день Лидия проследила, чтобы четыре женщины, скрывавшиеся в потайной комнате, безопасно покинули отель и отправились к следующему пункту цепочки.

На следующий день, рано утром, Лидия стояла на балконе, пытаясь совладать с охватившей ее паникой и страхом. Лидия всматривалась в телеграмму, которую несколько минут назад ей вручил Тони Сантос. Филипп исчез.

С тех пор как Лидия и Наоми бежали из Миссисипи, родители регулярно сообщали Лидии о состоянии здоровья ее раненого зятя. Либо отец, либо мать навещали де Борда каждый день, извещая дочь о том, что он по-прежнему находится на грани жизни и смерти. А вчера он исчез из дома, в котором убил свою жену и в котором, как надеялась Лидия, он умрет от ран, нанесенных ему Наоми.

Родители Лидии считали, что Филипп скрывал ото всех истинное состояние своего здоровья. Теперь он исчез, и отец Лидии не представлял, куда мог направиться этот мерзавец.

Нужно сказать Наоми, подумала Лидия, но не могла двинуться с места.

Холодный воздух обжигал ей щеки, но Лидия не обращала на это внимания. Лидия опустила глаза на телеграмму, которую сжимала дрожащей рукой. Первым побуждением Лидии было схватить Наоми и бежать куда глаза глядят, но здравый смысл возобладал над страхом. Если Филипп исчез вчера, он не смог бы отыскать их здесь сегодня, даже если точно знал, куда ехать. Лидия понимала, что им с Наоми нужно выработать какой-нибудь план, чтобы в случае необходимости они могли быстро скрыться. Может быть, им придется прятаться в отеле или в одном из пунктов их тайной цепочки.

Лидия чувствовала к де Борду жгучую ненависть за то, что он сделал с Изабель и Наоми. По щекам Лидии потекли слезы.

— Я так и думал, что застану вас здесь.

Проклятие! Это Расс. Лидия поспешно вытерла глаза.

— Что вы делаете на этом холоде?

Лидия повернулась к Рассу с неуверенной улыбкой:

— Ничего.

Расс посмотрел на улицу, потом снова обратил изучающий взгляд на Лидию:

— Вы в порядке?

— О да. — Лидия издала смешок, надеясь, что Расс не будет слишком присматриваться к ее лицу. До сих пор ей удавалось скрывать от него женщин, прячущихся в потайной комнате, значит, и сейчас она сумеет притвориться, что ничего не случилось.

— Где ваше пальто? — Расс нахмурился.

Только сейчас Лидия ощутила пробирающий до костей холод.

— Я вышла на минутку.

— В такой холод у коровы рога отмерзнуть могут. — Расс открыл дверь. — Заходите, пока совсем не окоченели.

Только войдя в комнату, Лидия поняла, как она замерзла.

— Вы уверены, что с вами все хорошо? — спросил Расс, закрывая дверь на балкон.

— Да, — улыбнулась Лидия.

На лице Расса явственно читалось сомнение. Лидия направилась к лестнице, ведущей на третий этаж.

— Я говорил с Джози, она с удовольствием арендует у нас помещение.

Лидия повернулась, еле держась на ослабевших ногах.

— О… прекрасно.

— Джерико тоже заинтересовался. — Всматриваясь в лицо Лидии, Расс подошел ближе. — Оказывается, Джед Дойл подумывает о том, чтобы продать свое дело Джерико.

— Очень мило.

Лидия не могла дождаться, когда Расс наконец уйдет. Он был слишком близко.

— Наши новые арендаторы хотят въехать как можно скорее.

Лидия кивнула. Ей бы расспросить Расса поподробнее, но сейчас она могла думать только о Филиппе. Лидия представляла себе, как он появляется в городе, чтобы убить ее и Наоми. О, ну почему Расс не может оставить ее в покое, почему не уйдет, пока она не расплакалась.

— Я думал, эти новости вас больше заинтересуют, — мрачно заметил Расс.

— Прекрасные новости, — сказала она через плечо, направляясь в свою комнату. — Не думайте, что мне неинтересно. Просто нужно кое-что сделать.

— Понятно, — медленно проговорил Расс.

Сердце Лидии колотилось так сильно, что казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Она подошла к лестнице и не успела подняться на первую ступеньку, как почувствовала на своем плече теплую руку Расса.

— Лидия?

Она вдруг всхлипнула.

— Что случилось? — В голосе Расса звучала тревога.

Лидия покачала головой, слезы застилали ей глаза. Она злилась на себя за то, что не смогла сдержаться и теперь плачет при нем, как ребенок.

— Ничего.

— Неправда.

Ему не следовало прикасаться к ней, подумала Лидия. Она и так едва сдерживала слезы.

— Вы выглядите расстроенной и дрожите. — Расс повернул Лидию к себе, крепко держа ее за локоть. — Что случилось?

Этот вопрос поверг Лидию в ужас. Она не может рассказать Рассу о том, что ее мучает, и не может открыть правду о Наоми.

Расс указал на листок бумаги, белеющий в руке Лидии:

— Что это?

— Это телеграмма от родителей. — Слова сорвались с губ девушки помимо ее воли. — Мой зять исчез.

— Исчез? — Расс нахмурился. — Кто-нибудь ищет его?

— Да. — Лидия едва сдерживалась, чтобы не закричать от ненависти и страха. — Надеюсь, его найдут и…

— И что?

Прикончат.

— И что, Лидия? — Расс крепче сжал ее руку. — Дорогая, вы чего-то боитесь?

Лидия посмотрела на Расса. В его глазах было столько сочувствия и тревоги.

— Он убил мою сестру.

Расс увлек Лидию в ближайшую пустующую комнату. Он закрыл дверь, но Лидию не отпустил. Положив ее руки себе на грудь, Расс обнял девушку за талию:

— Расскажите мне.

— Я не хочу говорить об этом.

— Я понимаю, но иногда лучше выговориться, — мягко сказал Расс, стерев с лица Лидии слезинку.

— Изабель… Говоря о ней, я снова чувствую боль.

И одиночество. И вину. Лидия опустила глаза и дотронулась до часиков, приколотых к корсажу:

— Это все, что осталось у меня от Изабель. И еще бриллиантовые серьги.

Расс молчал. Лидия знала, что должна уйти, но не могла себя заставить. Она не хотела уходить. Страх, боль и гнев — чувства, которые не покидали ее со дня смерти Изабель, — теперь многократно усилились, и Лидия прижалась к Рассу.

— Мой зять, Филипп де Борд, избивал ее. Изабель умерла после того, как он столкнул ее с лестницы во время одного из своих приступов ярости.

Расс нежно сжал руки Лидии. Он внимательно слушал.

— Все знали, что муж бьет Изабель, но никто не помог ей. Де Борды слишком богаты и влиятельны. Мне Изабель тоже не сказала правду. Вот почему я…

— Что? — мягко спросил Расс.

Лидия едва не призналась ему в том, что организовала тайную сеть укрытий для женщин, страдающих от насилия.

— Вот почему я… чувствую свою вину.

Он кивнул.

— Наоми была горничной Изабель, она пыталась помочь сестре, но это было не в ее силах. После смерти Изабель я и мои родители долго уговаривали Наоми поселиться у нас, но она отказывалась. Когда она наконец согласилась, я приехала, чтобы забрать ее и…

Голос Лидии дрогнул. Расс терпеливо ждал. Через мгновение она снова заговорила:

— Филипп бил ее. Он хотел изнасиловать Наоми, она отбивалась. У меня был с собой револьвер, но не успела я выстрелить, как Наоми всадила в него вилы.

По лицу Лидии потекли слезы. Расс достал из кармана платок:

— Вот. Он не новый, но чистый.

— Спасибо. — Лидия приложила платок к глазам. — Мы думали, он умер. Когда мы с Наоми вернулись в дом моих родителей, отец заставил нас уехать сюда.

— Так вот почему вы приехали так рано, — пробормотал Расс.

Лидия кивнула:

— Мы собрали свои пожитки и той же ночью покинули дом. Ехали почти без остановок, но очень медленно из-за сломанных ребер Наоми. Я отправила телеграмму отцу насчет де Борда, и он ответил, что Филипп не умер, но рана его настолько серьезна, что он вряд ли выживет.

— Так ваш отец посылал вам телеграммы, извещая о состоянии здоровья де Борда?

— И мама тоже. — Лидия судорожно вздохнула. — Временами Филиппу становилось лучше, но доктор был настроен скептически. Вчера отец поехал проведать Филиппа и узнал, что тот исчез.

— Может быть, доктор увез его?

— Нет, доктор тоже был удивлен.

— Если его состояние было критическим, он не мог уехать далеко.

— Родители считают, что Филипп скрывал истинное состояние здоровья, не говорил никому, что поправляется.

— И ваш отец думает, что де Борд направляется сюда?

Лидия кивнула:

— Он думает, что Филипп попытается выследить меня и Наоми. И он прав. Филипп никогда бы не простил женщине, что она оказалась сильнее его. Особенно Наоми, которую он считал рабыней. Но она не рабыня, хотя Филипп никогда не относился к ней как к свободной женщине.

Несколько мгновений Расс молчал, прижимая к себе Лидию. Она перестала дрожать и почувствовала… облегчение. Ей хотелось вечно стоять так, рядом с ним. Теперь она чувствовала себя уверенней и могла встретиться с Наоми.

Расс склонил голову, его дыхание коснулось щеки Лидии.

Я сделаю все, чтобы помочь вам. Обещаю, что с вами и Наоми ничего не случится.

Лидия удивленно взглянула на Расса.

— Спасибо, — прошептала она и опустила голову ему на грудь.

Лидия не собиралась рассказывать Рассу об Изабель, Наоми и Филиппе, но сделала это. Впервые она открыла ему правду. И осознала, что чувство вины за то, что она не может раскрыть свой секрет, немного ослабело. Впрочем, Лидия знала, что не может рассказать Рассу всю правду.

Она проигнорировала внутренний голос, настойчиво советовавший ей поблагодарить Расса и уйти. Впервые со дня смерти Изабель Лидия чувствовала себя спокойно.


Расс почувствовал, что не может сопротивляться своим чувствам и избегать Лидию, еще несколько дней назад, когда узнал об обстоятельствах ее помолвки. Теперь, когда она рассказала ему о де Борде, это было попросту невозможно. Рассу хотелось запереть Лидию в надежном месте и отправиться за полицией, но вместо этого он стоял здесь, прижимая девушку к себе и слушая ее сбивчивый рассказ.

Весь день Расс не спускал глаз с Лидии. Со дня их поцелуя Лидия держалась на расстоянии, и то, что она доверилась Рассу, свидетельствовало о глубине ее страха. Расс думал, что после того, как Лидия открыла ему сердце, она будет чувствовать себя неловко при встречах с ним. Однако каждый раз, когда их глаза встречались, ее взгляд теплел, а на губах появлялась едва заметная улыбка.

Расс узнал то, что не удалось узнать Дэвису Ли, но понимал, почему шериф не смог получить эту информацию. Отец Лидии, видимо, сделал все, чтобы сохранить в тайне происшествие с де Бордом, потому что хотел сам разобраться с ним.

Расс был рад, что Лидия доверилась ему. Иначе он не сумел бы ей помочь. Страх на ее лице заставлял Расса действовать. Он решил обратиться к шерифу с очередной просьбой.

Он не предаст доверия Лидии, если расскажет Дэвису Ли об этом мерзавце де Борде. Шерифу не обязательно знать, почему де Борд представляет угрозу для Лидии и Наоми. Это уже Лидии решать, рассказывать шерифу всю правду или нет. Но Дэвис Ли — друг, Рассу достаточно сказать, что этот человек опасен, и шериф будет настороже, если де Борд появится в городе.

Лидия, конечно, рассердится, но для нее так будет лучше, а ее безопасность для Расса сейчас была важнее всего.

Может быть, в этом причина таинственности, окружавшей Лидию? Многочисленными телеграммами родители извещали дочь о состоянии де Борда. Наверное, произошедшее с ее зятем и есть та тайна, которую скрывала Лидия. С той ночи, когда Расс встретил Лидию в прерии, он наблюдал за ней, за тем, что она делает. Однако Лидия больше не выезжала из города одна. Впрочем, у нее была такая возможность, когда Расс уезжал в Абилин.

Узнав о де Борде, Расс почти забыл о том, что у Лидии могли быть и другие секреты. Когда он сжимал ее в объятиях, вдыхая слабый аромат лаванды, ничто больше не имело значения. Теперь, когда ее не было рядом, разум возобладал над эмоциями. Эми предала его, посмеялась над ним. Никогда больше ни одна женщина не поступит так с ним. Никогда.

Утром Расс решил заняться выделением помещений для арендаторов. Джози и Джерико зашли, чтобы обсудить размер необходимых им площадей. Обоим понравилась идея превратить одну стену в большую застекленную витрину, где они могли бы демонстрировать свои изделия.

Расс подумал, что приобретение стекол можно было бы доверить Лидии. Она уже доказала, что в этом деле Расс ей не соперник. После заката он отправился на ее поиски.

Не обнаружив Лидию в холле и в столовой, Расс заглянул на кухню. Наоми была в кладовой вместе с Эфом. Они стояли совсем близко друг к другу и о чем-то шептались.

Расс ухмыльнулся:

— Простите, что побеспокоил.

Наоми подпрыгнула от испуга, рука Эфа скользнула по ее талии. Понятно, почему девушка выглядит такой смущенной, подумал Расс.

— Добрый вечер, Расс, — сказал Эф и улыбнулся, не убирая руку с талии Наоми.

— Добрый вечер. — Расс тоже улыбнулся при виде тоненькой фигурки, прильнувшей к Эфу. — Привет, Наоми.

— Сэр.

Расс уже пытался убедить Наоми обращаться к нему по имени, но она так и не согласилась.

— Я ищу Лидию, вы ее видели?

— Нет. — Наоми сделала шаг к Рассу. — Она не говорила мне, что собирается куда-то.

В ее голосе звучала тревога.

— Наверное, она где-нибудь в отеле. Посмотрю на других этажах.

— Может быть, я помогу вам искать ее? — обеспокоенно спросила Наоми.

Расс увидел в ее глазах страх. Подумав о том, через что ей пришлось пройти, Расс почувствовал восхищение — девушка казалась такой сильной, несмотря на свою хрупкость. Теперь он понимал, почему она предпочитала оставаться в тени и не привлекать к себе внимания. Зато она сполна получала внимание от Эфа. По лицу кузнеца было видно, что он влюблен в Наоми. На лице Наоми иногда появлялось отстраненное выражение, но Расс чувствовал: девушка неравнодушна к Эфу. Он улыбнулся.

— Нет, спасибо, Наоми. Я найду Лидию сам. Простите за беспокойство. Если увидите Лидию, скажите, что я ищу ее.

— Хорошо.

— Спасибо. — Расс помахал рукой и вышел.

Расс поднялся на второй этаж. Выйдя на морозный ноябрьский воздух, он увидел Лидию, но не на балконе. Она отъезжала от конюшни в своем кабриолете. Расс вспомнил, как в прошлый раз нашел Лидию в прерии после заката. Тогда она заявила, что заблудилась. Что же она делает сейчас?

Мгновение Расс колебался, решая, не последовать ли ему за Лидией. Одним секретом она с ним уже поделилась, может быть, если он спросит, она расскажет, почему уехала из города.

Расс фыркнул. Это вряд ли. Она доверила ему свою тайну только потому, что он застал ее врасплох. Такой возможности может больше не представиться. Интересно, как она объяснит свой отъезд?

Через пять минут Расс, оседлав лошадь, уже выезжал из города. Вскоре он увидел на залитой лунным светом равнине кабриолет Лидии и пустил лошадь шагом, чтобы девушка не заметила его. Вскоре Лидия остановила свой кабриолет у какой-то повозки. От нее отделилась тень. Мужчина. Он подошел к кабриолету и помог Лидии сойти.

Расс почувствовал, как закипает его кровь. Лунный свет озарил лицо мужчины, и Расс узнал его. Брэм Росс.

Проклятие! Расс уже видел такое. Эми и ее женатый любовник.

Брэм и Лидия подошли к повозке. Они стояли в высокой траве, склонив головы друг к другу. Лицо и руки Расса оледенели, но в груди словно огонь полыхал. Он не желал, чтобы другой мужчина прикасался к Лидии, но было темно, и Расс не мог сказать наверняка, чем занят Брэм.

Почему Лидия встречается с ним здесь? Сколько раз она проделывала это? При виде Лидии, стоявшей совсем рядом с его старым другом, Расс ощутил что-то похожее на… ревность. Ревность — не проблема. С тех пор как Эми разбила его сердце, Расс приучил себя к мысли, что в мире слишком много женщин, чтобы позволить одной из них заарканить его.

Впрочем, Лидии явно удалось набросить на Расса лассо. Иначе почему ему так хотелось подойти к ней и Брэму, помешать им заниматься тем, чем они занимаются… что бы это ни было… и потребовать объяснений.

Когда они договорились о встрече? На вечеринке по случаю открытия отеля Лидия часто танцевала с Брэмом. Именно тогда они и решили встретиться? И в ту же ночь Лидия целовалась с Рассом. Каким он был идиотом!

Расс стиснул зубы. Должно быть, он невольно пришпорил лошадь, потому что она двинулась вперед. Расс дернул поводья и направил лошадь в тень деревьев. Его сводила с ума мысль о том, что он не может сказать наверняка, что делает Брэм. Может быть, как раз сейчас он обнимает Лидию или целует ее. Если Лидия так боится своего зятя, то какого дьявола она делает здесь, в темноте?

Де Борд исчез накануне, значит, у него не было времени добраться сюда, но он мог нанять кого-нибудь следить за Лидией и ее подругой. И этот кто-то может быть рядом.

Расс вспомнил побледневшее лицо Лидии, ужас в ее глазах. Вряд ли она притворялась. Интуиция подсказывала Рассу, что девушка сказала ему правду о Филиппе. Это означало, что причина, заставившая ее пойти на риск и приехать сюда, должна была быть достаточно весомой.

Рассу все это не нравилось. Ему не нравилось, что Лидия встречалась с его другом. Или любым другим мужчиной, мрачно признался себе Расс.

Через несколько минут Брэм помог Лидии сесть в кабриолет. Расс придержал лошадь, когда девушка проезжала мимо его укрытия. Она возвращалась в город. Брэм поехал в другом направлении, к своему ранчо. Расс последовал за Лидией.

Он не знал, почему Лидия встречалась с Брэмом Россом за городом, поздно вечером, но намеревался выяснить это любой ценой.

Глава 11


В мерцающем свете фонаря Лидия улыбнулась Питу Картеру, встретившему ее возле конюшни. Пит был владельцем конюшни и находившегося по соседству питейного заведения. Он помог Лидии сойти с кабриолета и, получив от нее деньги, увел лошадь. Мысли Лидии снова возвратились к Рассу.

Весь день она чувствовала его руки, обнимающие ее за талию, и жалела, что не рассказала ему всю правду. Правда, уже то, что Расс знает про Филиппа, помогло Лидии. Расс вроде поверил ей.

Благодаря Рассу Лидия впервые со дня приезда в город чувствовала себя в безопасности. Предлагая ей защиту, Расс поступал в соответствии со своим кодексом чести. Но вряд ли дело было только в этом, иначе он не обнимал бы ее так. Да и внимание, с которым он выслушал историю Лидии, было непритворным. Между ними возникла какая-то связь.

На освещенную фонарем дверь конюшни упала тень. Лидия подняла глаза, ожидая увидеть Пита, но перед ней стоял Расс.

— Привет, — улыбнулась Лидия.

Расс не ответил на ее улыбку. Рядом с ним Лидия увидела мерина.

— Что вы делаете тут в такой поздний час?

— Как раз об этом я хотел спросить вас, — сказал он вкрадчиво.

От его бархатного голоса у Лидии по спине побежали мурашки. Не успела она ответить, как Расс придвинулся ближе. В мерцающем свете фонаря его глаза были холодны как сталь.

— Если вы так боитесь своего зятя, то какого черта уезжаете из города ночью?

— Ч-что?

— Вы понятия не имеете, где сейчас находится де Борд. Он мог нанять кого-нибудь следить за вами и Наоми с того самого дня, как вы покинули Миссисипи. Зачем вы ездите в прерию? Вы не подумали, какому риску подвергаетесь?

Тон его голоса заставил Лидию поежиться.

— У меня есть револьвер.

Глаза Расса сверкнули.

— Зачем вы встречались с Брэмом Россом? Сердце Лидии упало.

— Как вы… откуда вы… вы следили за мной? Он шпионил за ней! Нет, нет, этого не может быть. Лидия почувствовала, как в ней нарастает паника. Слышал ли Расс ее разговор с Брэмом? Она принялась теребить часики на корсаже. Расс смотрел слишком пристально, взгляд его пронизывал насквозь. Лидии хотелось убежать от него, но она должна была выяснить, что ему известно. Она знала, что увидеть он ничего не мог, потому что женщина, которую она должна была сегодня привезти в отель, так и не появилась у Брэма. Как близко от нее и Брэма находился Расс?

— Где вы прятались?

— За деревьями, позади вас.

Лидия вспомнила это место. Если Расс оставался там на протяжении всего разговора Лидии с Брэмом, он вряд ли что-то расслышал. По крайней мере, на это можно надеяться.

— И как долго вы там пробыли?

— Достаточно долго. — Расс привалился к двери, и Лидия поняла, что ей не сбежать. — Хотелось бы узнать, как долго тянется ваша связь?

— Что?

Вопрос Расса ошеломил Лидию. Она ждала, что он спросит ее про их тайную организацию, а вместо этого…

— Вы и Брэм. Как давно вы встречаетесь?

Значит, Расс решил, что у них роман. Первым побуждением Лидии было отрицать это, но она сдержалась. Если она скажет, что между ней и Брэмом ничего нет, Расс пристанет с расспросами. Только что он предоставил ей прекрасный предлог.

Лидию терзали самые разнообразные чувства: и облегчение оттого, что Расс не подозревает об истинной цели ее поездки, и огорчение, что Расс так легко поверил, что она может встречаться с другим мужчиной.

Лидия понимала, почему Расс так подумал: на празднике в честь открытия отеля она часто танцевала с Брэмом. Отрицать то, что между ними что-то есть, — значит дать Рассу повод подозревать о существовании другой причины, а это опасно.

Лидия с горечью признала, что для операции будет лучше, если Расс будет думать, что между ней и Брэмом есть романтическая связь.

Лидия пыталась скрыть охватившую ее тревогу.

— Зачем вы следили за мной?

— Не хотел, чтобы вы опять заблудились.

Щеки Лидии вспыхнули жарким румянцем.

Было очевидно, что Расс не поверил в рассказанную ею тогда историю.

— Так что вы там делали?

— А вам понравилось бы, если бы я начала расспрашивать вас о ваших… не знаю даже, как их назвать. Вы «навещали» Уиллоу, когда были в Абилине? — Задавая этот вопрос, Лидия не просто хотела отвлечь внимание Расса от ее встречи с Брэмом. Она действительно хотела получить ответ. — Вы были у нее с тех пор, как привезли в отель?

— Она покончила с прежней жизнью.

Расс ничего не отрицал, но и не ответил на вопрос Лидии. А ей так хотелось знать правду.

— Она к вам неравнодушна. Может, для вас она сделала исключение?

— Может быть, — сухо ответил Расс.

Эти слова больно укололи Лидию.

— Я все-таки не понимаю, почему вы уехали из города одна, — сказал Расс. — Вряд ли вас об этом попросил Брэм. Он всегда так внимателен к женщинам. Так почему вы это сделали?

Сразу несколько объяснений пришло Лидии в голову, но все они показались ей глупыми. Поэтому она решила, что лучшим выходом будет сказать правду.

— Я обещала не говорить.

Расс замер. Лидии показалось, что в его глазах промелькнула обида.

— У Брэма какие-то проблемы? Что-то не так в семье?

Лидия не собиралась отвечать. Она сделала все, чтобы направить Расса по ложному пути, потому что правду она открыть не могла. Лидия не могла сказать ему про тайную сеть укрытий и про то, что Расс — единственный желанный для нее мужчина.

На лице Расса вспыхнул гневный румянец. Он подошел ближе.

— Я думал, он неравнодушен к Деборе Блю. Проклятье… — пробормотал он. — Вы уже встречались с Брэмом, когда мы целовались с вами на кухне?

— Нет!

Неужели Расс думал, что она может так поступить с ним?

— Брэм целовал вас?

Брэм? Расс — единственный мужчина, которого она целовала! Лидия почувствовала легкое головокружение. Она не знала, была ли тому причиной испытываемая ею тревога или жестокие слова Расса.

— Ответьте мне.

Если она сейчас же не уйдет, то не сможет больше сдерживаться и расскажет Рассу правду.

— То, что я делала с Брэмом, вас не касается.

— Еще как касается. Мы же деловые партнеры.

— Это не имеет отношения к моей личной жизни. — Кажется, ей удалось отвлечь внимание Расса.

Он, судя по всему, не подозревал об истинной цели ее встречи с Брэмом. Лидия чувствовала, что ее страх постепенно перерастает в гнев. — Только потому, что мы вместе работаем, не означает, что вы можете решать, с кем мне встречаться.

Лидия попыталась проскользнуть мимо Расса, и он наконец сдвинулся с места.

— Лидия, подождите, — сказал он, хватая ее за локоть. — Дело не в этом.

— Тогда в чем? — Лидия посмотрела в лицо Рассу. — Я не собираюсь спрашивать у вас разрешения всякий раз, когда захочу встретиться с мужчиной. Вы не в своем уме, если считаете, что можете распоряжаться моей…

— Я говорю о том, что вы делаете за моей спиной.

— О ч-чем? — Лидия замерла. — Что вы имеете в виду?

Она стояла рядом с Рассом, достаточно близко, чтобы увидеть, как в его глазах вспыхнула боль. Он еще не успел отпустить ее руку, а она уже решила выслушать, что он скажет.

— Когда-то я был помолвлен…

— Правда? — изумленно спросила Лидия.

На лице Расса появилось отстраненное выражение. Она поняла — то, о чем он собирается рассказать, причинило ему глубокую боль.

— Она встречалась с другим мужчиной за моей спиной. — Расс провел рукой по лицу.

Лидия никогда прежде не слышала, чтобы в его голосе звучала такая затаенная ярость.

— Я с ума по ней сходил, а Эми притворялась, что любит меня, только для того, чтобы скрыть свою интрижку с другим.

Лидия не могла поверить. На кого можно променять такого мужчину, как Расс? Он не только хорош собой, он искренний, умный… У него доброе сердце.

— Как вы узнали?

— Мой брат случайно застал их вместе. Когда Эми поняла, что я все знаю, она бросила меня и уехала из города со своим женатым любовником. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что в ее поведении было много подозрительного и я должен был обратить на это внимание, задать ей вопросы. Поэтому когда мне кажется, что кто-то от меня что-то скрывает, особенно если этот кто-то мой деловой партнер, я начинаю задавать вопросы.

— Я вас понимаю. — «Та женщина была не только лгуньей, — подумала Лидия, — она была дурой».

У Расса были все причины подозревать, что Лидия что-то скрывает от него. Потому что она действительно кое-что скрывала. Лидия дотронулась до своих часиков.

— Мы не помолвлены, — продолжал Расс, — но мы партнеры. Все, что вы делаете, имеет отношение ко мне, точно так же, как все, что делаю я, влияет на вас. Если что-то происходит, я должен знать.

— Да, разумеется.

— Простите, я был слишком резок.

— Ничего. — Лидия едва смогла вымолвить это слово. Расс извиняется! А ведь это она обманывает его. Искренность в его глазах заставила Лидию почувствовать себя ничтожеством.

Ей тоже захотелось рассказать Рассу о своем прошлом.

— Я тоже была помолвлена.

Расс кивнул:

— Отец говорил.

— Уэйд оказался проходимцем. — Теперь, когда Лидия думала об Уэйде, она чувствовала не обиду, а злость, но тогда ее просто скрутило от боли. — Он воспользовался мной, чтобы обокрасть моего отца.

— Что случилось?

Лидия взглянула на лицо Расса, озаренное мягким янтарным светом фонаря.

— За несколько недель до свадьбы я кое-что заподозрила. Иногда Уэйд уезжал куда-то, говорил, что в деловые поездки. У меня не возникало и тени сомнения. Однажды я решила навестить Уэйда в пансионе, где он жил, но ни его самого, ни его вещей там не оказалось. Он исчез вместе с деньгами, которые отец ссудил ему для инвестиций.

Расс тихонько выругался и придвинулся ближе к Лидии. Ее охватило желание прижаться к его груди, обнять его. Заметив, что взгляд Расса устремлен на ее грудь, Лидия снова принялась теребить часики.

Она отступила на шаг назад.

— Тогда я наконец поняла, что меня просто обвели вокруг пальца. Я отменила свадьбу и наняла двух частных сыщиков выследить Уэйда. Они предупредили, что с деньгами мне, скорее всего, придется распрощаться, и я была готова к этому. Однако то, что им удалось выяснить, повергло меня в шок. Оказывается, Уэйд был помолвлен одновременно с тремя другими женщинами и тоже обчистил их. Чтобы вернуть деньги и положить конец его похождениям, я решила подать на него в суд.

Лидия рассказала Рассу, что в Джексоне разгорелся настоящий скандал, который утих только через две недели, когда внимание жителей города переключилось на другое происшествие.

— Он сел в тюрьму?

— На некоторое время. Но его остановило не это, а информация, которую сыщики разослали во все полицейские участки. Долгое время я ощущала себя абсолютной идиоткой.

— Вы не могли знать…

— Вы тоже, — мягко сказала Лидия.

Расс пожал плечами.

— Это правда, — продолжала она. — Вы не знали, что ваша невеста вас обманывает, потому что сами были честны с ней и думали, что она честна с вами.

— Это не оправдание моей глупости. Я должен был догадаться, что с ней что-то не так. Это Мэтт вывел Эми на чистую воду.

— Я тоже винила себя. Нелегко было свыкнуться с мыслью, что я поддалась обаянию Уэйда, но ведь он сумел провести даже моего отца, очень проницательного человека. Теперь я понимаю, что моей вины в этом нет. И вы ни в чем не виноваты.

Расс кивнул, протянул руку и осторожно прикоснулся к щеке Лидии. Ей тоже хотелось дотронуться до Расса, но она сдержалась. Сейчас, когда он был так близко, легко было поверить, что разговор касается лишь их отношений. Словно и не было никаких подозрений, никакой тайной операции, никаких секретов.

Лидия почувствовала, что ее захлестывают эмоции, и отступила на шаг назад.

— Я просто хочу сказать, что понимаю ваши чувства. Нам обоим пришлось нелегко.

— И мы оба теперь смотрим на жизнь гораздо более цинично.

— Мы стали мудрее, — подчеркнула Лидия, улыбнувшись.

Взгляд Расса остановился на ее губах. Девушка задрожала. Слишком ярки были воспоминания об их поцелуе. Это явственно читалось в глазах Расса.

Лидия с трудом сдерживала волнение, ей так хотелось, чтобы Расс снова поцеловал ее. Но он, судя по всему, тоже пытался справиться с собой. Издав чуть слышный стон, Расс сделал шаг назад и сжал кулаки. Лидия мысленно обругала себя. Да что с ней творится? Только что она заставила Расса поверить в то, что у нее роман с другим мужчиной, а теперь чуть ли не напрашивается на поцелуй.

— Позвольте мне проводить вас в отель, — вдруг сказал Расс.

— А как же ваша лошадь?

— Потом займусь.

— Хорошо, — ответила Лидия и вышла из конюшни. Ее тут же окутал морозный воздух, щеки начало пощипывать.

Они медленно шли к отелю. Лидия куталась в серое пальто, подол ее юбки то и дело касался ноги Расса. Лидия думала о его сильных теплых руках, о его губах. Ей снова захотелось очутиться в его объятиях, но это было невозможно.

Расс открыл дверь отеля, пропуская Лидию вперед.

— Спасибо.

Он коснулся ее руки:

— В тех помещениях, что мы планируем сдавать в аренду, я собирался сделать большие застекленные витрины, в которых можно было бы выставлять изделия.

— Отличная идея.

— Возьмете на себя доставку стекла? — улыбнулся Расс. — У вас это здорово получается.

— С удовольствием.

— Спасибо.

Лидия с трудом сдержала себя, чтобы не обнять Расса. Но он явно ждал, когда она уйдет.

— Спокойной ночи, — сказала она.

— Спокойной ночи.

Лидия смотрела, как фигура Расса исчезает в темноте. Он отправился в конюшню, чтобы позаботиться о своей лошади. Когда он вошел в конюшню, Лидия захлопнула дверь отеля.

Лидия чувствовала себя оскорбленной — Расс так легко поверил в то, что между ней и его другом что-то есть. Но какой бы отвратительной ни казалась Лидии эта мысль, лучше будет, если Расс по-прежнему будет так думать. Если бы он узнал правду, вся операция оказалась бы под угрозой.


Когда Лидия резко осадила Расса, сказав, что ее личная жизнь его не касается, ему страстно захотелось прижать ее к стене и поцеловать. Вряд ли она целовалась с Брэмом, выглядела она как всегда, у нее даже губы не припухли.

Чтобы выбросить Лидию из головы, Расс погрузился в работу, занявшись устройством помещений для арендаторов на первом этаже отеля. Через четыре дня, зайдя в магазин Хаскелла за гвоздями, он почувствовал, что сковывавшее его напряжение ослабло.

Услышав шаги за спиной, Расс обернулся и увидел Брэма. Стараясь скрыть неприязнь, Расс пожал протянутую ему руку:

— Приехал за припасами?

— Да. И еще забрать то, что Джози приготовила для Молли.

Молли была приемной племянницей Брэма, сводной сестрой его невестки. Джози часто шила платьица для малышки и для Лорелеи Холт, дочки Райли и Сюзанны.

— Она одевает их по последней моде, — заметил Расс.

— Эмма и Джорджия считают, это помогает Джози справиться с потерей ребенка.

В разговор вмешался Чарли Хаскелл. Он хотел узнать, есть ли у Расса список необходимых ему вещей. Получив заветную бумажку, Чарли удалился на склад.

— Как ваше стадо, в целости и сохранности? — спросил Расс.

— Да, но я видел Мэтта, он сказал, что угонщики поработали на территории вашего ранчо.

— У Холтов тоже большие потери.

— Да, я видел Райли вчера.

— Они пострадали не меньше остальных, — покачал головой Расс, — в этом месяце Мэтт провел со стадом больше ночей, чем со своими подружками.

Брэм хмыкнул.

— Ты собираешься остановиться в «Источнике», пока не закончишь свои дела в городе? — поинтересовался Расс. Он хотел посмотреть на реакцию друга, но лицо Брэма ничего не выражало. Напротив, он даже как будто стал еще спокойнее.

— Может быть, если будет время, — ответил он.

Расс готов был поспорить, что Брэм найдет время. Судя по его сдержанности, Лидия еще не успела сообщить своему воздыхателю о том, что Расс все знает.

Дверь магазина распахнулась, вошел племянник Чарли Митчелл Орр. Он помахал Рассу и Брэму рукой и встал за прилавок, чтобы помочь дяде.

Расс о многом хотел расспросить Брэма. Как часто он виделся с Лидией? Сколько ночей они провели вместе? Почему держали свои отношения в тайне? Знал ли Брэм о де Борде, и если да, то почему позволил Лидии одной уехать из города после наступления темноты?

Расс знал Брэма всю свою жизнь и знал, что, если бы тот заметил страх в глазах Лидии, как заметил его Расс, он никогда не позволил бы девушке ездить одной. Рассу хотелось засыпать Брэма вопросами, но Лидия сказала, что это не его дело. Она ясно дала это понять.

В магазин вошли мужчина и женщина. Расс расплатился за гвозди и вышел, попрощавшись с Брэмом и Чарли.

Шагая по улице, он чувствовал, что его снова охватывает волнение. Ему не хотелось возвращаться в отель. Оставив покупки в своей комнате, Расс поспешил в кузницу Эфа.

В горне ярко пылал огонь. Эф стоял у котла с водой, опуская туда только что выкованную подкову. Когда Расс появился под навесом, чернокожий кузнец поднял глаза.

В котле шипела подкова, воздух был наполнен запахом дыма и раскаленного металла.

— Зашел узнать, не готовы ли петли и замки для новых дверей, — сказал Расс.

— Остывают. — Эф вытер вспотевший лоб. Расс наблюдал, как кузнец орудует щипцами, ворочая в пламени железный прут.

Мысли о Брэме и Лидии совсем измучили Расса, и он решил сменить тему. Интересно, подумалось ему, знает ли Эф о де Борде.

Судя по тому, какие близкие отношения связывали Эфа с подругой Лидии, очень может быть, что он в курсе. Но не успел Расс задать вопрос, как заметил Брэма, приближавшегося к отелю.

— Расс?

Только через мгновение до него дошло, что Эф спрашивает о чем-то.

— Что-то случилось? С тех пор как ты тут появился, уже раз десять в сторону отеля посмотрел.

Расс не собирался признаваться другу, что ожидал появления Брэма. Когда тот скрылся за дверью отеля, Расса бросило в жар.

С трудом оторвав взгляд от отеля, он повернулся к другу.

— Я хотел поговорить с тобой о Лидии и Наоми, — сказал он.

Эф выпрямился, вытирая грязные руки о фартук.

— Наоми что-нибудь говорила тебе об их отъезде из Миссисипи?

— Кое-что говорила.

— О зяте Лидии?

Эф кивнул. Казалось, он испытывал облегчение оттого, что Расс все знает.

— Хорошо. Значит, будешь настороже, если этот мерзавец появится здесь?

— Да. Рад, что ты знаешь. Я обещал Наоми, что никому не скажу, но считал, что лучше, если мы оба будем знать об этом.

Расс подумал о Лидии и Брэме. Интересно, знает ли о них Эф? Еще Рассу не терпелось узнать, что делает Брэм в отеле. Беседует с Лидией? О чем? Может, о де Борде?

— Ты проводишь много времени с Наоми, — сказал Расс Эфу, — она тоже нервничает? Лидия, кажется, все время начеку.

— Наоми тоже.

— Думаешь, это из-за де Борда?

— Возможно. — Внезапно лицо Эфа исказил гнев, губы сжались. — Этот ублюдок избил Наоми и убил сестру мисс Кент. Понятно, что они настороже.

— Это верно. — Чем больше Расс думал, тем более вероятной ему казалась мысль о том, что именно история с де Бордом и была тайной Лидии.

Из-под навеса кузницы Расс видел, как Брэм вышел из отеля и снова направился в магазин Хаскелла. Его визит к Лидии был подозрительно кратким. Хотя этого времени было достаточно, чтобы условиться о новой встрече.

Расс стиснул зубы. Он надеялся, что Лидия не ускользнет из отеля под покровом ночи, чтобы встретиться с Брэмом, потому что тогда Рассу пришлось бы последовать за ней.

Через полчаса, заплатив Эфу за петли и замки, он распрощался с кузнецом. Вернувшись в отель, Расс снова принялся за работу.

В холле раздался стук каблучков, и перед Рассом появилась Лидия. Ее лицо пылало сердитым румянцем.

— Вы знаете, что происходит наверху?

— О чем вы?

— Я думала, мы обо всем договорились, — отрывисто сказала она.

— Договорились о чем? — Расс постучал по только что прибитой им доске. Вроде прочно.

— Я только что увидела… они… — Лидия махнула рукой в направлении лестницы. — Они там делают…

Расс чувствовал себя так, будто его лягнула лошадь.

— Кто делает и что делает?

Румянец на щеках Лидии стал ярче. Расс невольно восхитился ее фигурой, облаченной в темно-красное платье. Белая кружевная отделка у выреза привлекала внимание к ее груди.

— Лидия, что случилось? — спросил Расс, с трудом оторвав взгляд от этого привлекательного зрелища.

Лидия схватила его за руку:

— Пойдемте со мной.

Подобрав юбки, она направилась к лестнице. На лестничной площадке Лидия остановилась. Дождавшись, когда Расс подойдет ближе, она схватила его за руку и потащила в комнату в конце холла.

У двери она остановилась и указала на нее пальцем:

— Вот, послушайте.

Через мгновение Расс покачал головой:

— Я ничего не слышу.

Лидия заставила его подойти ближе к двери:

— Да вот же.

Расс склонился к двери и наконец услышал. Протяжный стон, смешок и ритмичный скрип кровати. Он изумленно взглянул на Лидию. Покраснев, она опустила глаза.

— Я видела женщину, одну из этих, она поднималась сюда с постояльцем.

— Может быть, она тоже остановилась в отеле. Лидия внимательно посмотрела на Расса:

— Я спросила Уиллоу.

Да, у Уиллоу глаз наметанный.

Раздался еще один стон, это явно был стон удовольствия. Лидия окончательно вышла из себя:

— Скажите им, чтобы перестали!

Для Расса и его воображения действительно было бы лучше, если бы они перестали. Он поймал себя на мысли, что представляет себе, как заставляет Лидию стонать.

— Наш отель — приличное заведение.

Расс как раз думал, что охотно бы занялся с ней тем же самым в отеле или где-нибудь еще. Лидия беспокойно топталась на месте, теребя часики. Расс видел, как румянец на ее щеках становится все ярче, дыхание учащается. На нее это тоже подействовало, подумал Расс.

После очередного стона Лидия закусила губу и метнула на Расса взгляд из-под темных ресниц. Он не мог оторвать от Лидии глаза. Матовая кожа лица, изящный изгиб шеи, блестящие черные волосы, стянутые в свободный узел.

Стоя позади Лидии, он ласкал взглядом ее затылок и нежную шею. Его бросило в жар.

Лидия указала на дверь:

— Скажите им.

— Проклятье… нет! — Расс отступил назад. — Поговорю с ними завтра. Я не собираюсь врываться в номер сейчас.

— Вам и не нужно врываться. Просто постучите и велите им прекратить.

Расс покачал головой.

— Другие постояльцы услышат, — яростно прошептала Лидия. — Их, наверное, даже на первом этаже слышно.

Глядя на ее часто вздымающуюся грудь, Расс едва сдерживался. Стоило ему наклониться, и он мог бы прижаться губами к нежной коже за ухом.

— Так вы лишь привлечете к ним внимание, — сказал он. — Другие постояльцы наверняка ничего не заметят.

— Как это можно не заметить? Они так громко выражают свои чувства, что их, должно быть, у Эфа слышно.

Расс хмыкнул. Лидия перевела дыхание:

— Я сделаю это сама.

Она подняла руку, чтобы постучать в дверь. Обхватив девушку за талию, Расс потащил ее прочь.

— Нет, оставьте меня! — Задыхаясь, Лидия яростно отбивалась.

Расс увлек ее в соседний пустующий номер и захлопнул дверь. В серебристом лунном свете лицо ее казалось еще более прекрасным. Лидия уперлась руками в грудь Расса:

— Что вы делаете? Опустите меня сейчас же.

Как только ноги ее коснулись пола, Расс схватил Лидию за руки и прижал свои губы к ее губам.

Мгновение Лидия сопротивлялась. Потом, вздохнув, обвила руками его шею.

Расс отдался во власть желанию. Он хотел сорвать с Лидии платье, обнажить ее прекрасную грудь, прикоснуться к ней. Он сильнее прижался к ее губам, словно стараясь впитать их сладость.

Лидия растворилась в его объятиях, запустила пальцы в его волосы. Слабый стон, сорвавшийся с ее губ, свел Расса с ума. Сердце Лидии билось так часто и сильно, что он чувствовал ее пульс губами.

— Я так давно хотел этого… — прошептал Расс, вдыхая ее аромат, смешанный с тонким запахом лаванды.

— Я тоже.

Расс снова поцеловал Лидию. Он хотел эту женщину, и никто, кроме нее, ему был не нужен. Она должна знать об этом.

Ее вопросы о его взаимоотношениях с Уиллоу причинили Рассу боль. Лидия значила для него так много. Он нежно прикоснулся губами к ее щеке, шелковистой коже за ухом.

— Когда ты спросила меня про Уиллоу, я хотел сказать, что давно не был с ней и не собираюсь этого делать.

Лидия положила руки Рассу на плечи и потянулась к его губам. Расс дотронулся до ее груди и почувствовал, как под тканью платья напряглись ее соски.

Застонав, Лидия еще теснее прижалась к Рассу. Он принялся осыпать ее поцелуями — в щеки, губы, грудь, не в силах оторваться от этой теплой, нежной, сладкой на вкус кожи.

Нащупав пуговицы на корсаже ее платья, Расс принялся расстегивать их. Его поцелуи опускались все ниже.

— Расс… — беззвучно прошептала Лидия.

Услышав свое имя, сорвавшееся с ее губ. Расс судорожно вздохнул.

Расстегнув корсаж, он обнажил ее грудь. Кожа ее словно мерцала в серебристом лунном свете. Расс не мог больше довольствоваться созерцанием, он должен был прикоснуться к ней, испробовать на вкус.

Опустив кружева сорочки, он прижался губами к теплой коже ее груди. Чуть слышна застонав, Лидия прикоснулась дрожащими пальцами к его лицу, требуя поцелуя.

Оторвавшись от ее губ, Расс взглянул в лицо Лидии. Ему захотелось распустить ее волосы, зарыться в них. Чуть отстранившись, он прикоснулся кончиками пальцев к розовым соскам. Лидия открыла глаза, и Расс увидел в них такое же жгучее желание, какое терзало и его.

Вдруг в коридоре послышались голоса. Знакомые голоса. Лидия судорожно вздохнула, пытаясь прийти в себя. Тяжело дыша, Расс опустил руки и прислушался. Лидия замерла.

— Эф и Наоми нас ищут, — прошептал Расс. В ее глазах сверкнул испуг. Он подумал, что она сейчас отпрыгнет в сторону, но вместо этого Лидия теснее прижалась к нему. В ее темных глазах искрилось такое желание, что у Расса чуть не подкосились ноги.

Кровать в соседней комнате продолжала скрипеть. Из коридора доносилось приглушенное бормотание Эфа и Наоми. Но для Расса внешний мир не существовал, он утонул в бездонных глазах Лидии.

Он снова и снова целовал ее, не в силах оторваться от ее нежных губ с медовым привкусом. Наконец, тяжело дыша, Расс отстранился от нее.

— Ты меня с ума сводишь, Лидия, — хрипло сказал он.

Она положила руки ему на грудь. При мысли о том, что Лидия могла делать это с Брэмом, сердце Расса болезненно сжалось.

— Дорогая, если ты так целуешь меня, ты просто не можешь быть с Брэмом.

Лидия замерла, в ее глазах промелькнул испуг. Она совсем забыла про Брэма.

Расс помог ей одеться. Наблюдая за тем, как она застегивает пуговки на корсаже, он понял, что должен сейчас же уйти, иначе, не сумев сдержаться, снова набросится на нее.

Он сделал шаг назад:

— Я спущусь первым, придешь, когда будешь готова.

Лидия кивнула, и Расс выскользнул из комнаты, с облегчением увидев, что коридор пуст.

Теперь он знал все секреты Лидии, думал он, спускаясь по лестнице. Между ними стоял только Брэм, и Расс готов был устранить это препятствие.

Глава 12


Дорогая, если ты так целуешь меня, ты просто не можешь быть с Брэмом.

Расс был прав, призналась себе Лидия на следующее утро, стоя перед зеркалом. Ей хотелось рассказать Рассу всю правду о Брэме, обо всем. Она так устала лгать ему.

Застегнув корсаж, Лидия скрутила волосы в свободный узел. Ночью она почти не спала, отчасти потому, что была слишком возбуждена. Ее тело жаждало прикосновений Расса, его поцелуев. Лидия пыталась придумать, как положить конец ее воображаемым отношениям с Брэмом.

Джейк и Эмма были частью тайной организации. Кто-нибудь из них мог встретиться с Лидией, когда потребуется. Всю ночь Лидия металась в постели, не зная, как сказать Рассу о том, что между ней и Брэмом ничего нет.

Конечно, она не должна была позволять Рассу прикасаться к себе, так целовать себя, но чувства захлестнули ее. Впервые в жизни мужчина стал для нее средоточием вселенной. Уэйда она в этой роли себе представить никак не могла.

Лидия рассказала Брэму, что Расс видел их вдвоем и теперь считает, будто между ними существуют романтические отношения. Брэм, как и Лидия, не горел желанием продолжать эту игру. Как Расс заметил тогда в конюшне, Брэм был неравнодушен к Деборе Блю. Они пока не встречались, но все к этому шло.

Но хотя ни Лидии, ни Брэму не нравилось притворяться, они решили, что пока лучше оставить все как есть. И от этого Лидия чувствовала себя еще хуже.

Рассердившись на себя, она попыталась отогнать воспоминания о Рассе. У нее много дел. Через несколько секунд Лидия, сжимая в руке блокнот, уже спускалась по лестнице. Она вспомнила о беспутной девице, прокравшейся в номер постояльца накануне вечером.

Сначала Лидия рассердилась на Расса за его отказ вмешаться в происходящее. Потом на смену гневу пришло желание. Прислушиваясь к звукам за дверью, Лидия почувствовала, как участился ее пульс, но как может биться ее сердце, она узнала, когда Расс поцеловал ее. Боже, этот мужчина умеет целоваться.

Лидия спустилась на второй этаж и остановилась на лестничной площадке. Расс сказал, что утром поговорит с этой парочкой. Но она не могла сдержать искушения еще раз взглянуть на то место, где вчера почти потеряла рассудок. В коридоре Лидия увидела Расса.

Голубая рубашка плотно облегала его сильную грудь. Лидия поймала себя на мысли, что не может оторвать взгляд от его тела.

Расс обернулся, его губы сложились в легкую улыбку. Даже отсюда Лидия видела синеву его глаз. Прислонившись к стене, Расс внимательно смотрел на девушку. Его взгляд скользил по ее телу, и Лидии казалось, что она чувствует прикосновения Расса. Сердце ее забилось чаще.

— Доброе утро, — сказал он.

— Доброе утро.

Лидия пыталась убедить себя в том, что ей нужно спуститься на первый этаж, но никак не могла заставить себя сделать это. Она подошла к Рассу. Увидев, как сверкнули его глаза, девушка густо покраснела.

— Думала, я забыл, что обещал прошлой ночью?

— Нет, — улыбнулась Лидия. — Хотела убедиться, что ты уже сделал это.

— Пока нет. — Его взгляд снова заскользил по ее телу. — Выглядишь прекрасно.

— Это мое рабочее платье, — сухо отозвалась Лидия.

— Все равно прекрасно.

Сердце Лидии дрогнуло. Расс смотрел на нее так, словно хотел закончить то, что начал прошлой ночью.

— Прекрати это, — тихо сказала она.

— Ничего не могу с собой поделать.

Голос его звучал так жалобно, что Лидия закусила губу, чтобы не рассмеяться.

— Может, хочешь, чтобы я с ними поговорила? Расс хмыкнул:

— Прошлой ночью ты даже не смогла сказать мне, что они делают.

Лидия улыбнулась:

— Сегодня утром я чувствую себя более уверенной.

— Может, мне следует этим воспользоваться… — В его глазах вспыхнуло желание.

Лидию охватило волнение.

— Не годится леди заниматься такими делами, — продолжал Расс. — Лучше будет, если с ними поговорю я, иначе мужчина почувствует себя неловко.

— Ладно. — Лидия отступила назад. — Тогда я отступаю.

— Только не слишком далеко, — прошептал Расс.

При звуках его голоса по телу Лидии пробежала дрожь. Она поспешила уйти. За спиной раздался смешок. Дьявол. Обернувшись, Лидия бросила на Расса уничтожающий взгляд.

Спускаясь по лестнице, она пыталась взять себя в руки. Поразительно. Ни один мужчина так не действовал на нее. Если бы он не остановился прошлой ночью, дело могло дойти до постели. Сама Лидия вряд ли смогла бы положить этому конец. Собственное безволие пугало Лидию. И возбуждало.

Входя в кухню, девушка поняла, что все еще улыбается. Она подошла к Наоми, месившей у печи тесто. Из кладовой вышла Уиллоу и присоединилась к ним.

— Как они? — спросила ее Лидия шепотом.

Прошлым вечером избитая мужем женщина вынуждена была искать убежища в отеле — у нее начались роды. Поскольку Лидия была наверху с Рассом, а Наоми где-то бродила с Эфом, помогать бедняжке пришлось Уиллоу.

Уиллоу умела принимать роды, но ничего не знала о тайной сети. Теперь она была в курсе, Девушка поклялась молчать, и Лидия ей верила. Человеку, способному укрыть рожающую женщину и принять роды без помощи Лидии или Наоми, можно было доверить тайну.

— Сначала было плохо, — сказала блондинка, устремив взгляд на дверь, — но все обошлось.

— Хорошо. — Лидия заметила, что синяки и ссадины на теле Уиллоу почти сошли. Девушка была еще красивее, чем показалось Лидии на первый взгляд, и она порадовалась, вспомнив обещание Расса больше не встречаться с Уиллоу.

— У нее мальчик.

Лидия с Наоми обменялись взглядами, обе улыбались.

— Слава богу, удалось остановить кровотечение у матери. — Уиллоу на мгновение прикрыла глаза. — Это пугало меня больше всего.

— Может, мне взглянуть на нее? — спросила Наоми.

— Я пригляжу за ней и скажу, если понадобится медицинская помощь.

— Ребенку или матери что-нибудь нужно? — спросила Лидия, зная, что жертвы семейного насилия часто покидали дом в спешке, не имея возможности взять хоть какие-нибудь вещи.

— У женщины есть одеяло и вещички для малыша, но своей одежды у нее нет. Я отдала ей одно из моих платьев.

— Уиллоу, тебе не нужно было этого делать, — сказала Лидия, сжав руку девушки. — У нас с Наоми есть старые платья…

— Я хотела сделать это. Вы были так добры ко мне. Я хотела поделиться чем-нибудь с этой бедняжкой. — Уиллоу опустила глаза, голос ее дрожал. — Вы и Наоми — самые замечательные люди, которых я когда-либо знала, вы помогаете этим несчастным женщинам. Мне повезло, что у меня есть такой друг, как Расс, ведь он познакомил меня с вами…

— Мне показалось или я слышал свое имя?

Вздрогнув, Лидия обернулась. У двери стоял Расс.

Наверное, он появился только что, иначе Уиллоу заметила бы его. Лидия не знала, слышал ли он что-нибудь… Прежде чем она успела что-то сказать, раздался голос Уиллоу:

— Я говорила мисс Кент и мисс Джонс о том, как мне повезло, что у меня есть такой друг, как вы.

Темный румянец залил лицо Расса. А ведь он смущен, с удовольствием подумала Лидия. Расс Болдуин, такой большой и сильный мужчина, сейчас стоял перед ними красный как рак.

— И мисс Кент тоже… — Внимание Уиллоу переключилось на Лидию. — Благодаря ей у меня появился шанс начать новую жизнь.

— Ты благодаришь нас с того дня, как появилась в отеле, — проворчал Расс.

Уиллоу улыбнулась.

— Пожалуй, мне лучше вернуться к работе, — сказала она и удалилась в кладовую.

Наверное, пошла убедиться, что с женщиной все в порядке, подумала Лидия и взглянула на Расса. Его взгляд был устремлен на Наоми.

— Как поживаете, мисс Джонс?

— Спасибо, хорошо. — Лицо Наоми сияло. Наверняка без кузнеца тут не обошлось.

— Лидия, — сказал Расс, — могу я поговорить с вами минутку?

— Конечно.

Лидия проследовала за Рассом в столовую.

— Тот вопрос, о котором мы говорили… в общем, все улажено.

— Были какие-нибудь проблемы?

— Нет. Такого больше не повторится. Эта женщина больше не появится в отеле, а если мужчине это не нравится, он может найти себе другое место для ночлега.

— Спасибо. — Лидии захотелось поцеловать Расса, но она сдержалась. — Спасибо, — повторила она, коснувшись его руки.

— Пожалуйста.

Она повернулась, чтобы выйти из столовой, но Расс обнял ее за плечи:

— Не хочешь провести со мной завтрашний день?

— Весь день?

Она должна сказать «нет». Это следовало сделать еще прошлой ночью.

— Хочу отвезти тебя на ранчо, посмотришь, как там, пообедаем с отцом.

Все происходит слишком быстро.

— Я не знаю…

Глаза Расса потемнели.

— У тебя свидание с Брэмом?

— Нет.

— Хорошо. Тогда скажи «да», и я буду ждать тебя завтра в девять.

С другой стороны, подумала Лидия, это прекрасный шанс удалить Расса из отеля хотя бы на день, ведь всегда существовал риск, что, находясь здесь, он узнает про тайную операцию. Наверное, ей не следует соглашаться, но Лидии так хотелось этого. Один день Наоми обойдется и без нее.

— Расс, мы больше не должны делать то… то, что мы делали прошлой ночью. Все слишком быстро происходит, я так не могу.

— Как скажешь.

— Правда?

Расс приподнял подбородок Лидии:

— Я хочу тебя, очень хочу, но дело не только в постели. Я могу быть джентльменом, даже если это прикончит меня.

Лидия рассмеялась:

— Мне пора…

Тишину прорезал звонкий детский крик. Лидия оледенела. Малыш!

— Это что, ребенок? — Не отпуская руку Лидии, Расс устремился в кухню. — Вроде ребенок кричал?

Лидия бросила отчаянный взгляд на Наоми:

— Да…

Из кладовой высунулась голова Уиллоу.

— Вы слышали?

— Что происходит? — Расс оглядел женщин.

— Прошлой ночью пришла женщина, у нее начались схватки, — ответила Уиллоу.

— Почему она здесь? Почему не обратилась к Кэтрин Блю или доктору Батлеру?

— Она слышала, что у меня есть кое-какой опыт. У моей матери после меня было семеро детей.

Лидия с облегчением вздохнула. Уиллоу хоть и не врала Рассу, но всю правду ему не сказала.

Расс явно встревожился:

— С ребенком все в порядке? Он так громко кричит.

— В порядке, — отозвалась Уиллоу. — Он просто хочет есть.

— Матери повезло, что ты оказалась рядом.

— Я уже говорила ей это, — вмешалась Лидия, стараясь отвлечь внимание Расса. — Я-то уж точно не знаю, как принимать роды.

Расс нахмурился:

— Почему вы не отвели ее в какой-нибудь номер?

Лидия побледнела.

— О, времени уже не было, — сказала Уиллоу. — Головка ребенка уже показалась и…

— Э-э… достаточно. — Испугавшись, Расс сделал шаг назад. — Подробности мне не нужны.

Расс такой же, как все мужчины, его тоже пугают женские разговоры… Лидия с Наоми обменялись улыбками.

— Посмотрю, как они там, — сказала Уиллоу. — Женщине уже лучше, так что мы, пожалуй, переведем ее в один из номеров.

Расс взглянул на Лидию:

— Мне тоже нужно вернуться к работе. Помещения для арендаторов почти готовы. Думаю, сегодня я все закончу.

— Отличные новости. — Лидия прошла с Рассом в столовую. — Я могу чем-то помочь?

— Не передумай насчет завтрашнего дня.

— Не передумаю.

— Значит, увидимся утром? Скажи мне еще раз, что поедешь со мной.

Лидия рассмеялась:

— Я ведь тоже работаю в отеле, не забыл? До завтрашнего утра мы еще увидимся.

— Да, но завтра ты будешь принадлежать только мне. — Расс подмигнул и вышел из столовой.

Лидия почувствовала, что ей трудно дышать. Ей нравился этот мужчина. Перспектива провести с ним целый день радовала ее, но эту радость омрачало чувство вины за то, что она так и не сказала Рассу всей правды.

Наоми тоже была не совсем откровенна с Эфом, но это было слабое утешение. Лидия понимала, что не может открыть Рассу правду об их тайной организации и об истинных отношениях с Брэмом.

В общем, можно сказать, что Лидия вовсе и не лгала Рассу. Она просто не говорила ему всей правды. Однако она была совершенно искренна, когда говорила о том, что ей хочется провести день с Рассом.


На следующее утро, когда Расс и Лидия ехали в направлении ранчо, он поймал себя на мысли, что за это время по меньшей мере раз десять подумал о том, как ему хочется обнять Лидию. С той ночи, когда он поцеловал ее в пустой комнате, Расс никак не мог перестать думать о ней.

Но он дал слово и потому вынужден был удовольствоваться малым — смотреть на Лидию ему никто не запрещал.

Поверх темно-красного платья с черной отделкой Лидия набросила черную накидку, но это не помешало Рассу воскресить в памяти волнующую картину: полурасстегнутый корсаж, красивая грудь, едва скрытая кружевами.

Проклятье. Лучше сосредоточиться на дороге.

Морозный воздух пощипывал щеки, побуревшая трава шуршала под колесами кабриолета. Расс наклонился вперед, уперев локти в колени.

Иногда до него долетал тонкий аромат лаванды, смешанный с запахами земли и прелой травы. Расс рассказал Лидии о том, как его родители помогали строить город. На вопрос Лидии о матери Расс ответил, что она умерла от опухоли желудка, когда ему было десять лет.

Лидия рассказала о своей сестре, о том, как беспечно она обходилась с деньгами. История о том, как отец урезал дочери бюджет, заставила Расса улыбнуться. Потом выяснилось, что Изабель тайком брала у отца недостающие деньги.

Иногда Расс смотрел на Лидию, на тонкие черты ее лица, порозовевшего на морозе. Она была прекрасна.

Лидия отвернула полу меховой накидки, укрывавшей ее от холода:

— Ты не замерз? Хочешь укрыться?

— От одного взгляда на тебя меня в жар бросает, — прошептал Расс.

Лидия толкнула его в бок и густо покраснела:

— Замолчи.

Они въехали на землю, принадлежавшую Болдуинам. Через некоторое время вдали показалось стадо лонгхорнов. Обычно скот не выгоняли на это пастбище, но теперь из-за угонщиков скота все изменилось, стадо перегнали поближе к дому, чтобы легче было следить за ним.

Экипаж проехал мимо двух последних коровников и остановился перед длинным, срубленным из сосны домом.

Глаза Лидии засияли.

— Как здесь красиво.

— Рад, что тебе нравится. — Расс хотел, чтобы сегодня Лидии нравилось все.

Вокруг дома шла терраса, проем входной двери был сделан специально под стать фигурам Болдуинов. Это оказалось очень кстати, когда отец стал передвигаться в инвалидной коляске.

Подумав об отце, Расс вновь ощутил чувство вины, но отогнал его. Ничто не должно было испортить этот день. Он спрыгнул с повозки. Лидия с любопытством осматривала дом.

— Его построил твой отец?

— Да. Там одна большая гостиная, кухня и три спальни.

— Впечатляет.

Опершись на руку Расса, Лидия вышла из кабриолета. Лицо ее осветила улыбка. Рассу захотелось усадить Лидию обратно в экипаж и увезти куда-нибудь подальше, где им никто не помешает.

Дверь дома распахнулась, и на террасе появился Джей Ти в сопровождении Мэтта. Глаза старшего Болдуина, такие же синие, как и у его сыновей, весело сверкнули.

— Если бы я знал, что Расс привезет самую красивую девушку в городе, я бы принарядился.

— Здравствуйте, мистер Болдуин, — с улыбкой сказала Лидия.

— Зовите меня Джей Ти.

— А меня — Мэтт, — вдруг сказал брат Расса. Лидия рассмеялась, а Мэтт уставился на нее, как будто впервые видел. Расс задумчиво посмотрел на брата.

— Расс уже показал вам ранчо? — спросил старший Болдуин.

— Мы приехали прямо к дому, па.

— Я видела стадо, — сказала Лидия, — оно такое большое.

— Раньше было еще больше, — мрачно отозвался Мэтт.

— Пойдемте, мисс Кент, — пригласил Джей Ти. — Через минуту будет обед.

— Вы сами готовите? — спросила Лидия.

— По очереди, — ответил Мэтт, распахивая дверь. Джей Ти въехал на своей коляске в дом.

— Ничего выдающегося, но нам нравится.

Расс смотрел на отца, который даже в инвалидной коляске выглядел внушительно. «Интересно, я когда-нибудь смогу избавиться от чувства вины, которое охватывает меня всякий раз, когда я смотрю на отца или думаю о нем?» — спросил себя Расс.

Мэтт пропустил Лидию и загородил дорогу Рассу.

— Перестань себя изводить, — сказал он шепотом.

— Отстань.

— Отец не винит тебя. Никто не винит тебя, только ты сам.

Расс не знал, как долго еще будет винить себя в случившемся, но сейчас не время было это выяснять.

— Пойдем.

Он последовал за Мэттом в дом и помог Лидии снять накидку. Она с удовольствием осматривала комнату: большой, сложенный из камня камин, отполированный временем деревянный пол, оленья шкура, лежащая между двумя длинными диванами.

Пока отец хлопотал на кухне, Расс провел Лидию по дому, показав ей кабинет отца и спальни. Он думал только о ней. О том, как хороша она сегодня, как прекрасны ее блестящие черные волосы, как страстно ему хочется обнять ее. Когда они вернулись в гостиную, Лидия заметила в дальнем углу, за обеденным столом, ящик с инструментами.

— Па решил украсить кухню, — пояснил Мэтт.

— Для Коры Уилкс?

— Для Коры? — изумленно переспросил Расс.

— Почему вы так думаете? — поинтересовался Мэтт, удивленный не меньше брата.

— Я думала, они неравнодушны друг к другу.

— Нет… — сказал Расс, взглянув на брата.

— Нет, — нахмурился Мэтт.

Темные глаза Лидии засверкали.

— Разве вы не видели их вместе? — спросила она, стараясь сдержать улыбку.

— Да, но…

— Неужели вы не заметили, как они ведут себя друг с другом?

Расс растерянно посмотрел на брата. Лидия рассмеялась. Неужели она права? Братья знали Кору всю свою жизнь. Она и ее погибший муж были друзьями родителей. Расс никогда не думал об отце и Коре как о паре.

Мэтт задумчиво покусал губу.

— Помнишь то зеркало, которое мы обнаружили в его седельной сумке пару месяцев назад?

Расс кивнул.

— Он так и не сказал нам, для кого оно предназначено.

— Может, для нее?

Расс вспомнил, что несколько раз, когда отца и Кору заставали вместе, они торопливо расходились в разные стороны. Пару раз они танцевали вместе.

Он едва заметно улыбнулся брату:

— Может, это и хорошо для него.

— Скажу тебе откровенно, это неплохо для всех нас. Она готовит гораздо лучше, чем все мы, вместе взятые.

Лидия снова рассмеялась. В этот момент в столовой появился Джей Ти с тарелкой ветчины. Расс отодвинул стул для Лидии, потом помог брату принести из кухни остальную снедь.

Обед прошел оживленно. Уже вечерело, когда Расс помог Лидии сесть в экипаж. Распрощавшись с обитателями дома, они отправились в обратный путь.

— Это было замечательно, — сказала Лидия. — Спасибо.

Расс сжал ее руку. Даже через перчатку он ощутил исходящее от нее тепло.

— Не возражаешь, если мы остановимся ненадолго? Хочу тебе кое-что показать.

— Кое-что? — Лидия подозрительно прищурилась.

Расс фыркнул.

— Подожди и увидишь.

Он направил кабриолет чуть севернее, и через несколько минут они остановились у глубокого оврага. Вокруг простиралась бескрайняя равнина, перемежаемая холмами.

— Это место… для размышлений. Я приходил сюда после того, что случилось с Эми и отцом… то есть после Эми…

Лидия покачала головой, но не стала расспрашивать Расса про отца.

— Мы приехали сюда, потому что тебе нужно подумать о чем-то? — спросила она.

Не о тебе, подумал Расс. Я точно знаю, что я хочу с тобой сделать.

В глазах Лидии замерцали огоньки.

— Отсюда лучше всего наблюдать закат.

— Ты хотел показать мне, закат? — недоверчиво поинтересовалась Лидия.

— Честное слово! Это восхитительное зрелище.

Лидия улыбнулась:

— Тогда ладно.

— Придется немного подождать.

— Ничего, я не замерзла.

Лидия плотнее закуталась в меховую накидку.

— Уверен, что не хочешь присоединиться?

Расс хотел куда большего, но старался держать себя в руках. Впрочем, он не был уверен, что продержится долго. Мэтт спросил брата, по-прежнему ли он подозревает Лидию. Расс ответил отрицательно. Теперь ему были известны все ее секреты, но он не счел нужным делиться ими с братом. Сказал только, что Лидия встречается с Брэмом. Мэтт был поражен не меньше Расса.

Расс откинулся на спинку сиденья. Поднятая крыша защищала их от холодного ветра. Этот экипаж был куда удобнее того кабриолета, в котором Расс привез Лидию в город в ту ночь, когда она заблудилась в прерии. Однако экипаж все же был не очень велик, и Расс сидел совсем рядом с Лидией. Ее меховая накидка касалась его сапог, колени соприкасались. Расс не мог оторвать взгляд от ее матовой кожи, румянца на щеках, изящно очерченных бровей.

Лидия повернулась к Рассу:

— Будешь пялиться на меня, пропустишь закат.

— Это того стоит.

Лидия отвернулась, на губах ее заиграла улыбка. Казалось, она совершенно счастлива. По крайней мере, Расс на это надеялся.

Сидя рядом с Лидией, вдыхая исходящий от нее аромат, он едва сдерживался, чтобы не поцеловать ее. Внезапно он поймал себя на том, что смотрит на ее грудь, прикидывая, сколько понадобится времени, чтобы расстегнуть все пуговки на корсаже. Расс мысленно выругался.

Потом Лидия взглянула на него, и память тут же услужливо напомнила о тех восхитительных минутах, когда он держал Лидию в своих объятиях. Судя по выражению ее лица, Лидия думала о том же.

Пытаясь отвлечься, Расс вспомнил, что хотел сказать Лидии еще утром.

— Спасибо за то, что приняла Уиллоу на работу. Лидия нахмурилась:

— Ты на моем месте сделал бы то же самое.

— Немногие женщины согласились бы нанять ее. Из-за ее прошлого.

— Когда-то я тоже принадлежала к числу этих немногих, теперь все изменилось.

— Почему?

Золотое сияние озарило тонкий профиль Лидии. Несколько мгновений она молчала, а когда заговорила, голос ее чуть заметно дрожал:

— Если бы хоть один человек разглядел в Филиппе де Борде мерзавца, моя сестра была бы жива. Но всем застили глаза его богатство и влиятельность его семьи.

Печаль в глазах Лидии заставила сердце Расса сжаться.

— Я больше не сужу о книге по ее обложке. Расс не мог оторвать глаз от ее лица, озаренного лучами садящегося солнца. Сняв перчатку, она вытерла слезу, скатившуюся по щеке.

— О… я вовсе не хотела плакать, — пробормотала Лидия.

— Ничего, — ответил Расс, нежно прикоснувшись к ее лицу.

— День был такой чудесный, я не хотела все испортить.

Расс надел ей на руку перчатку:

— Ты просто не можешь ничего испортить.

Лидия улыбнулась:

— Готова поспорить, что в тот день, когда я впервые объявилась в отеле, ты так не думал.

— Сдаюсь.

Солнце медленно исчезало за горизонтом, заливая небо и землю золотистым светом. Расс внимательно посмотрел на Лидию:

— Тебе что-нибудь известно о де Борде?

— Отец говорит, его пока не нашли. Никто не знает, что с ним стало.

— Это пугает тебя?

— Не тогда, когда я рядом с тобой.

— Хорошо. — Расс взглянул на солнце. — Смотри. Они молча наблюдали за исчезающим солнцем.

Небо окрасилось в золотой цвет, затем заалело. Вдоль горизонта протянулась оранжевая полоса.

Солнце опускалось все ниже, вот оно почти скрылось за холмами. Лидия сидела затаив дыхание.

— Словно сама земля светится… — наконец сказала она.

Постепенно сгущались сумерки.

— Это было прекрасно!

Лидия выглядела такой счастливой, что Расс не удержался от улыбки:

— Стоило остановиться, да?

— Да!

Он взял поводья и причмокнул, погоняя лошадь.

— Рад, что тебе понравилось.

Прерия погружалась в темноту. Лунный свет пролился на равнину, посеребрив высокую траву.

— Кто-нибудь заинтересовался твоим предложением о продаже доли в отеле? — спросила Лидия.

— Пока нет.

Неужели она все еще хочет, чтобы он покинул отель? Короткая вспышка раздражения тут же прошла, стоило ему заглянуть в полные сочувствия глаза Лидии.

— Надеюсь, моя идея насчет магазинов в отеле принесет кое-какую прибыль, — сказал он. — Кажется, это все, что я могу предложить банку. Боюсь, мы все же потеряем ранчо.

— А что твой отец? Брат?

— А что они? — В голосе Расса прозвучало раздражение.

Лидию неприятно поразил его тон.

— Я подумала, они могли бы тоже что-нибудь предложить.

— Мы с Мэттом уже говорили об этом, — мрачно сказал Расс.

— Но ты не говорил с отцом?

Чего она добивается? Почему ее это так интересует?

Лидия крепко сжала руки под меховой накидкой. Расса что-то беспокоит. В его голосе звучала горечь, вряд ли причиной тому только отсутствие денег. Он был рядом, когда ей нужно было выговориться, рассказать кому-то о Филиппе де Борде. Теперь ее очередь слушать.

— Если тебе нужно с кем-то поговорить, я здесь.

— Почему ты решила, что мне нужно с кем-то поговорить?

Лидия заколебалась.

— Я слышала, как ты говорил с Мэттом. Он сказал, что ты не должен винить себя за то, что произошло.

Расс хлестнул лошадь поводьями, экипаж покатился быстрее. Он долго молчал. Лидия попыталась ослабить возникшее между ними напряжение.

— Я не хотела испортить тебе день. Прости, что заговорила об этом.

— Все в порядке. Я просто никому не говорил об этом.

Лицо Расса казалось таким усталым и печальным, что сердце Лидии сжалось от боли.

— Не говори, если не хочешь.

— Ты открыла мне все свои секреты. Я думаю, честно будет рассказать тебе свои.

Лидия замерла. Она открыла ему не все секреты. Расс отстраненно смотрел вдаль. Что бы это ни было, оно причиняет ему сильную боль.

— Это я виноват в том, что случилось с отцом.

Лидия хотела запротестовать, но не смогла вымолвить ни слова. Рассу нужен кто-то, кто выслушает его, а не утешения.

— Я думала, с ним произошел несчастный случай, когда он чинил изгородь.

— Да. Он выполнял эту работу за меня. Я должен был быть там.

— Не понимаю… Отец винит во всем тебя?

— Нет, но должен был бы. Знаешь, почему меня там не было? Потому что я развлекался с парой шлю… то есть с подругами.

Понятно. Даже в сгустившейся темноте Лидия видела, как отчаянно покраснел Расс.

— Если бы я в тот день работал на ранчо, как полагалось, моему отцу не пришлось бы делать мою работу. Он чинил изгородь у оврага, упал и напоролся на торчащий из земли сук. Отец чуть не умер от потери крови. Слава богу, его вовремя нашел Райли Холт.

Сердце Лидии заныло. Она не думала, что Джей Ти винил в этом Расса, но ее предположения не имели сейчас никакого значения. Расс был уверен, что отец возложил всю ответственность за случившееся на него, и Лидия не могла это изменить. Осознание этого причиняло ей боль. И еще ей было больно оттого, что Расс открыл ей свое сердце, а она не может сделать того же.

Лидия видела ранчо и понимала, что должен потерять Расс, его семья. Джей Ти заложил ранчо, чтобы продолжать разведение скота. Это должно было принести солидную прибыль. Но угонщики скота нарушили все планы, они так хорошо поработали над стадом, что теперь Болдуинам не собрать нужной суммы, даже если они продадут скот по максимальной цене.

Лидия положила затянутую в перчатку руку на локоть Расса:

— Ты когда-нибудь говорил с отцом об этом?

— С тех пор как с ним произошел несчастный случай, не говорил.

— Может, стоит подумать об этом?

Расс обернулся и так долго смотрел на Лидию, что у нее заныло сердце.

— Я не пытаюсь подсказывать тебе, что делать. Ты помог мне с Филиппом, и я просто хочу отплатить за услугу.

Еще Лидии очень хотелось рассказать Рассу правду о тайной операции, но она не могла этого сделать. Ее терзало чувство вины.

— Дело не в этом. Я могу поговорить об этом с тобой. — Расс сжал ее руку. — Но я никогда не думал о том, чтобы поговорить об этом с отцом. Мне кажется, этого лучше не делать.

— Но это не твоя вина. Сожаления — тяжелый груз. Я знаю. Я чувствую себя виноватой в смерти сестры, потому что ничего не сделала для того, чтобы этого не случилось.

Расс крепче сжал руку Лидии, вгляделся в ее лицо. Он думал над тем, что она сказала. Может быть, ему действительно стоит поговорить с отцом, пока еще не слишком поздно. Он рассказал этой женщине то, что кроме него знали только двое. Раньше его это рассердило бы, но не сейчас.

— Я подумаю об этом.

Лидия улыбнулась, оставив свою руку в руке Расса. Экипаж въехал в город и остановился у отеля.

— Ты мог бы высадить меня у черного хода. Расс покачал головой:

— Я провожу тебя наверх.

— Потом нам все равно придется спуститься.

— Не волнуйся.

— Хорошо, — согласилась Лидия.

Расс помог ей выйти из экипажа и, обняв за талию, повел к двери. В холле, залитом ярким светом, было тепло. Расс и Лидия поднялись на третий этаж. Он подождал, пока она откроет дверь своей комнаты. Отблески света играли на ее черных волосах. Лидия посмотрела Рассу в глаза.

— Спасибо за чудесный день, — сказала она.

Лидия стояла так близко, что Расс чувствовал на своем лице ее теплое дыхание.

— Прости, что расстроил тебя…

— Я рада, что ты рассказал мне.

— Одна из причин, по которой я увез тебя сегодня из отеля, состоит в том, что я хотел хотя бы на день избавить тебя от необходимости выслушивать разговоры о чьих-либо проблемах.

Лидия коснулась пальцем его губ:

— Не жалей о том, что поделился со мной своими проблемами. Я не жалею, что ты это сделал.

Расс почувствовал, что и правда не жалеет об этом. Он взял Лидию за руку:

— Так мы увидимся?

— Меньше чем через час.

— Ты знаешь, что я имею в виду.

— Может быть.

На губах Лидии мелькнула игривая улыбка. Расс напрягся. Ему захотелось увлечь Лидию в свою комнату. Или в ее комнату.

— Спасибо, что составила мне компанию сегодня. Па рад был увидеть кого-то, кроме меня и Мэтта, мы ему до чертиков надоели. И я провел замечательный день.

— Я рада.

Расс поднес к губам руку Лидии и поцеловал ее. Потом, повернув ее ладонью вверх, прикоснулся губами к запястью. Лидия вздохнула, помедлила немного, затем скрылась в своей комнате, подарив Рассу улыбку.

Расс стоял перед дверью, не в состоянии двинуться с места. Из последних сил он боролся с желанием постучать в дверь и попросить Лидию впустить его. До сих пор ему удавалось держать себя в руках, но Расс не знал, сколько еще он сможет выдержать.

Глава 13


Весь следующий день Лидия думала об остром чувстве вины, терзавшем Расса. Ей было до слез жаль его. Наверное, ему трудно было говорить об этом. Лидия никогда не подозревала, что Расс так раним. Он поделился с ней самым сокровенным, а она открыла ему только часть правды. Желание рассказать Рассу все не покидало Лидию. Как бы ей хотелось, чтобы он узнал наконец об их тайной операции и о Брэме. Особенно о Брэме.

Сознание того, что она была не совсем откровенна с Рассом, давило на Лидию, словно тяжелый груз. Она несколько раз меняла решение, убеждая себя в том, что чем меньше людей знает об операции, тем меньше риск. Но ведь Расс был с ней предельно откровенен и заслуживал ответной откровенности. Может быть, сначала он рассердится, узнав, что тайная сеть существовала у него под носом, но в конце концов поймет. Лидия была в этом уверена.

К вечеру эти размышления ее совершенно измучили. Наконец она решила, что между ней и Рассом не должно быть никаких недоговоренностей, и отправилась на его поиски. Первым делом Лидия решила заглянуть в комнату Расса. Проходя холл, — она заметила, что на улице собралась небольшая толпа. Люди что-то оживленно обсуждали. Интересно, что там случилось? — подумала Лидия.

Дверь в комнату Расса была открыта. Лидия увидела, что он быстро, но методично укладывает в седельную сумку патроны. На столе лежало ружье, рядом с ним — револьвер. Лидия вошла в комнату, чувствуя, как ее охватывает тревога.

— Что случилось?

Расс повернулся к ней, и Лидия увидела его мрачное лицо. Сердце ее сжалось.

— Расс?

— Это Мэтт. Он нашел угонщиков скота, и они его избили.

Лидия замерла.

— Это серьезно?

— Райли говорит, кости не сломаны. Мэтт выследил их и отправил Райли в город за подмогой. Они договорились встретиться у пересохшего ручья к северо-западу от города.

Лидия решила, что с откровениями по поводу тайной операции лучше повременить.

— За подмогой? — переспросила она. — Ты собираешься присоединиться к отряду?

— Да. — Расс достал из шкафа рубашку и сунул ее в одну из сумок вместе с парой носков.

— И как долго тебя не будет?

— Понятия не имею.

Достав ремень с кобурой, Расс застегнул его на поясе, потом перекинул через плечо сумку и надел шляпу. Подхватив ружье, он вышел из комнаты. Наверное, Лидия хотела ему что-то сказать, но это могло подождать. Брат был ранен, и люди на улице ждали Расса. Он подошел к двери:

— Если тебе что-то понадобится, позови Эфа.

Лидия кивнула и ускорила шаг, стараясь не отстать от Расса. Они вышли на крыльцо, и дверь захлопнулась за ними. Расс нахмурился:

— Здесь холодно, а ты без пальто.

— Я в порядке. — Потирая руки, она проводила его до конюшни. Здесь ей в ноздри ударил запах сена.

Расс снял с плеча сумку и положил на землю ружье.

— Почему Эф не едет с тобой? — спросила Лидия.

— Кто-то из мужчин должен остаться в городе, чтобы в случае необходимости защитить стариков, женщин и детей. Сегодня короткую соломинку вытянул Эф.

Лидии захотелось, чтобы соломинка досталась Рассу.

Он снял с козел тяжелое черное седло. Лидия поспешила открыть стойло.

— Спасибо.

Расс оседлал своего мерина, перекинул через седло сумку, поднял ружье.

— Ты взял с собой еду? — спросила Лидия.

— Кукурузный хлеб, что пекла Наоми, и немного оленины.

— Хорошо… Я надеюсь, с Мэттом все будет в порядке.

— Он поправится.

— Пожалуйста, будь осторожен.

Расс взглянул на нее:

— Никто не говорил мне этого. Кроме матери.

— Береги себя. — Лидия старалась скрыть охватившую ее тревогу, но голос дрогнул. — От тебя будет мало проку, если в тебе понаделают дыр.

От мысли, что Расса могут ранить или даже… Лидии стало не по себе. Сняв шляпу, он повесил ее на седло, потом склонился к Лидии и притянул ее к себе. Не успела она вздохнуть, как Расс поцеловал ее.

Захваченная врасплох, Лидия оцепенела.

— А теперь ты меня поцелуй, — раздался хриплый голос Расса.

Обняв его за шею, Лидия потянулась к его губам. Сначала их поцелуй был яростным и страстным, потом Расс так нежно коснулся ее губ, что у Лидии закружилась голова. Через несколько минут Расс отстранился, лицо его было серьезным и мрачным.

— Мне пора.

Лидия с трудом перевела дыхание. Выйдя из конюшни, она увидела склонившихся друг к другу Дэвиса Ли и Джози. Джерико поцеловал Кэтрин, нежно погладив ее округлившийся живот.

Мэй, жена Чарли Хаскелла, и Лиззи, жена Кэла Дойла, тихо стояли рядом.

— Здесь все? — спросила Лидия.

— Джейка и Брэма захватим по пути. — Расс сел в седло и взглянул на Лидию.

Она положила руку ему на колено:

— Обещай, что будешь осторожен.

Он накрыл ее руку своей:

— Обещаю.

Отойдя в сторону, Лидия смотрела, как Расс отъезжает вместе с остальными. Эф и Наоми стояли на крыльце отеля вместе с Уиллоу. Лидия подошла к Джози и Кэтрин:

— Если захотите переночевать в отеле, приходите, у нас много свободных номеров.

Женщины поблагодарили Лидию, но от предложения отказались. Они предпочитали дожидаться мужей дома.

Войдя в отель вместе с Эфом и Наоми, Лидия заметила, что дверь комнаты Расса по-прежнему открыта. Она подошла и закрыла ее. Такую пустоту в душе Лидия ощущала только после смерти Изабель. Оставалось надеяться, что Расс и все остальные вернутся домой живыми и здоровыми.

Поздно ночью Наоми разбудила Лидию. Сначала ее охватил страх, она решила, что что-то случилось с Рассом, но Наоми успокоила ее. Оказалось, что в отель неожиданно прибыла очередная жертва семейного насилия. Лидия накинула халат и поспешила вниз по лестнице вслед за Наоми.

— Я шла из прачечной и увидела ее лежащей у черного хода, — объясняла Наоми. — На ней не было обуви.

Лидия и Наоми торопливо прошли через столовую. Фонарь они зажигать не стали, из холла проникало достаточно света. Тут Лидия заметила, что подруга одета.

— Ты так и не ложилась?

— Мы с Эфом разговаривали.

Лидия кивнула. Открыв дверь черного хода, она увидела лежащую на земле женщину, она была без сознания. Женщина была полураздета, без башмаков и бледна, как привидение. Сначала Наоми, потом Лидия пытались привести ее в чувство, но все их усилия были напрасны.

— Она умерла? — прошептала Наоми.

Лидия склонилась над телом и прислушалась.

— Нет, сердце бьется.

Наоми взяла женщину под руки, а Лидия за ноги. Она была такой тяжелой, что девушкам едва удалось оторвать ее от земли.

— Что мы будем делать? Ее нельзя оставлять здесь, она замерзнет.

Они снова попытались поднять женщину, но без толку. Лидия опустилась на колени и поежилась — холод пробирал до костей.

— Даже если мы поставим ее на ноги, она не сможет идти. Ноги изранены.

— Что же нам делать? — спросила Наоми.

— Может быть, Уиллоу…

— Я не смогла ее отыскать, не видела ее с тех пор, как мистер Болдуин и остальные уехали из города. Куда она могла пойти?

— Не знаю. Спросим ее об этом завтра. Сейчас нам нужно позаботиться об этой несчастной, иначе она замерзнет.

После очередной попытки поднять женщину Лидия выпрямилась, тяжело дыша.

— Нам нужен кто-нибудь посильнее.

— Эф, — тихо сказала Наоми.

Да. Лидия поколебалась, но потом поняла — у них действительно не было выбора, если они хотели занести женщину в отель и осмотреть ее раны. Наверное, не это Расс имел в виду, когда говорил, что, если ей понадобится помощь, она может позвать Эфа.

— Хорошо. Я останусь с ней.

Наоми поспешила к кузнице. Лидия потрепала женщину по плечу, потом похлопала по щеке. Ничего.

— Пожалуйста, очнись.

Краешком глаза Лидия уловила какое-то движение и, обернувшись, увидела Наоми и Эфа, спешащих к отелю. Эф был одет, но взъерошен, и Лидия поняла, что он уже спал, когда пришла Наоми.

— О, спасибо! — Лидия старалась говорить как можно тише. Она встала на ноги и отошла в сторону, чтобы не мешать кузнецу.

Эф склонился над женщиной. Ему потребовалось несколько минут, чтобы поднять ее на руки. Лидия видела, как напряглись его мускулы под тонким полотном рубашки.

Наоми открыла дверь. Эф внес женщину в отель, Лидия последовала за ним. Пройдя через столовую, она открыла дверь кладовой.

Появилась Наоми со спичками. Лидия зажгла свечу, которую они держали у двери. Подняв свечу повыше, Лидия осветила уходящие вниз ступени лестницы.

Эф положил женщину на тюфяк. Когда он выпрямился, Лидия заметила, что лицо его блестит от пота.

— Спасибо, — сказала она и пожала ему руку. Провожая кузнеца к лестнице, Лидия не удержалась от вопроса:

— Наоми вам рассказала?

— Кое-что. Она сказала, что этот отель — часть тайной сети, которая помогает женщинам, попавшим в трудное положение.

Лидия кивнула:

— Большинство из них проводят здесь лишь одну ночь.

Глаза Эфа потеплели.

— Наоми сказала, что вы делаете это в память о своей сестре, которую убил муж.

— Верно.

— Мне жаль вашу сестру.

— Спасибо.

— Вы делаете замечательное дело, — начал Эф и умолк. — Может, принести что-нибудь?

— Немного теплой воды, платье и бинты. Наоми покажет, где взять.

Кузнец поднялся по лестнице и исчез. До Лидии донесся приглушенный голос Наоми. Она укрыла женщину одеялом. Вскоре появился Эф со всем необходимым.

Передавая Лидии миску с водой, он улыбнулся, в его глазах читалось восхищение.

— Наоми сейчас принесет мазь.

— Спасибо, Эф.

При виде порезов на ногах женщины сердце Лидии заныло. Сдержав слезы, она принялась промывать раны. Лидия была уверена, что Эф сохранит все произошедшее в тайне. И Расс тоже сохранил бы. Лидия это знала.

Она наконец открыла секрет, но не тому мужчине.

Шли дни, а от Расса не было никаких вестей. Нервы Лидии были натянуты как тетива, в городе царила напряженная атмосфера.

Уиллоу появилась на следующее утро и смущенно призналась, что заснула в одной из ванных комнат. Лидия была рада, что с ней ничего не случилось.

Ни одна из женщин, прятавшихся в тайной комнате — ни роженица, ни та, которую Наоми обнаружила возле черного хода, — не была готова покинуть отель. Поэтому Лидии приходилось заботиться о них, попутно решая вопросы, связанные с управлением отелем. Словом, дел у нее хватало, но Лидия постоянно думала о Рассе. Где он? Все ли с ним в порядке? Как с остальными?

Сотню раз она прокручивала в воображении их прощальный поцелуй, вспоминала, какая нежность светилась в глазах Расса. Сейчас она тосковала по нему даже больше, чем во время его короткой поездки в Абилин. Чувства Лидии оказались более глубокими, чем она себе представляла. Время тянулось медленно, ночи казались нескончаемыми.

Через три дня после отъезда Расса Джози Холт зашла в отель повидать Лидию. При виде этой хрупкой брюнетки Лидию охватила тревога.

Вести пришли от шерифа соседнего города. Он сообщил, что между бандой угонщиков скота и отрядом из Торнадо завязалась перестрелка, несколько человек из отряда ранены. Однако имена их были неизвестны.

Попал ли Расс в число раненых? От этой мысли Лидии стало плохо. Джози, Кэтрин и другие женщины тоже были встревожены. Лидия попыталась занять себя делом, но не могла ни на чем сосредоточиться и почти не спала. И все же она старалась держать себя в руках не только ради постояльцев отеля, но и потому, что женщины, скрывавшиеся в тайной комнате, нуждались в ней.

Лидия ждала вестей от Расса. Прошло три томительно долгих дня после того, как она услышала о перестрелке. Лидия была на втором этаже, помогая Наоми менять постельное белье в номерах, когда услышала цокот копыт.

Отшвырнув белье, она бросилась к окну. В сгущавшихся сумерках Лидия разглядела группу всадников, въезжавших в город. Среди них был… Расс!

Уиллоу тоже подбежала к окну. Лидия увидела Мэтта, потом Райли Холта. У Райли была повязка на руке, а у Кэла Дойла перебинтована голова. Расс вроде не пострадал. Лидия облегченно вздохнула.

Она сбежала по лестнице вслед за Уиллоу, громко возвещавшей о возвращении отряда. Лидия выскочила на крыльцо, ища глазами Расса. Она вгляделась в небольшую толпу, собравшуюся возле редакции газеты. Расса нигде не было видно.

Лидия пришла в отчаяние и тут вдруг увидела его. Расс стоял возле своей лошади. Рядом с ним Лидия увидела Дэвиса Ли и Райли. Жители города окружили отряд, голоса их то становились громче, то затихали. Взгляд Расса упал на Лидию. Слезы навернулись у нее на глаза.

К ней подошла Джози:

— Дэвис Ли сказал, что половине банды удалось уйти в Оклахому, у них несколько раненых.

— Сколько их было?

— Восемь. Или семь. Точно не помню. — Джози с обожанием посмотрела на мужа. — Я была занята… поцелуями.

Если бы Джози только знала, как она ее понимает, подумала Лидия. Внезапно ей в голову пришла ужасная мысль. Не отрывая глаз от Расса, она спросила у Джози:

— Они ведь не собираются опять уезжать?

— Нет. По крайней мере, не сейчас.

Лидии хотелось подойти к Рассу, поговорить с ним, но, бросив взгляд на толпу, она решила, что лучше будет остаться на месте.

Ощущая одновременно нетерпение и облегчение, Лидия вполуха слушала Джози, делившуюся подробностями погони. Отряд настиг бандитов у границы штата. Один из тех, кто напал на Мэтта, был убит. Лидии было интересно, но она хотела услышать эту историю от Расса. Правда, больше ей хотелось прикоснуться к нему, убедиться, что он не ранен.

Его одежда, его лошадь были покрыты рыжеватой пылью. Он несколько дней не брился, на лице читалась усталость. Тем не менее выглядел Расс замечательно.

Сняв шляпу, он провел рукой по волосам. Даже отсюда Лидия ощущала, как он возбужден. Мэтт сказал ему что-то, и Расс кивнул, потом зашагал к Лидии. Люди останавливали его, чтобы пожать руку или расспросить. Лидия понимала, что они рады видеть Расса, но ей так хотелось поскорее услышать его голос. Он медленно приближался, почти не отрывая от Лидии глаз.

Когда он остановился в третий раз, она попыталась уговорить себя вернуться в отель. Расс цел и невредим, в конце концов, только это и имеет значение. Потом, когда все успокоятся, он найдет ее или она сама отыщет его. Но Лидия не могла заставить себя уйти.

Через несколько минут Расс пробрался через толпу и направился к конюшне, ведя лошадь в поводу. Поймав взгляд Лидии, он едва заметно кивнул в сторону отеля. Лидия поняла, что он хочет встретиться с ней там.

Она кивнула и, извинившись перед Джози, Наоми и Эфом, вошла в отель. Дверь, ведущая в комнату Расса, была открыта. Сердце Лидии громко забилось. Она заметила, что руки ее дрожат. Что она сама дрожит. Глубоко вздохнув, Лидия попыталась успокоиться. Куртка и шляпа Расса лежали на столе, сумка валялась на полу рядом. Все было покрыто толстым слоем пыли.

Чуть слышно постучав в дверь, Лидия заглянула в комнату. Расс стоял к ней спиной в нижней рубашке, джинсах и сапогах.

Обернувшись, он увидел Лидию. Четырьмя большими шагами он покрыл разделяющее их расстояние. В его синих глазах вспыхнула радость.

Лидия оглядела Расса. Кажется, он в порядке, но ей хотелось прикоснуться к нему, чтобы убедиться, что это действительно так. Она шагнула к нему навстречу:

— Ты…

Не успела она договорить, Расс захлопнул дверь, обнял Лидию и прижался губами к ее губам. Лидия тут же забыла, что хотела спросить у Расса. Вцепившись в его плечи, она отвечала на яростные поцелуи. Ей хотелось еще теснее прижаться к нему.

Наконец он отстранился, глядя Лидии в лицо.

— Я так рад видеть тебя, дорогая, — сказал он.

— Я тебя тоже… — беззвучно прошептала она. Расс коротко рассмеялся, пытаясь выскользнуть из ее объятий, но Лидия крепко держала его.

— Я весь в грязи, и пахнет от меня, как от целого табуна.

— Мне все равно. Я так рада, что ты вернулся невредимым.

Лидия улыбнулась Рассу, и он, чуть слышно застонав, снова впился ей в губы.

— Здесь неподходящее место, — прошептал он через несколько минут.

— Почему? — Лидия не хотела отпускать его, не хотела, чтобы он перестал целовать ее.

В его глазах вспыхнуло желание, мускулы напряглись. По телу Лидии пробежала дрожь.

— Дай мне привести себя в порядок, потом я приглашаю тебя на ужин.

Она кивнула:

— Где?

— Выбирай. Мне все равно. Здесь. Или у Перл. Лидия хотела предложить Рассу поужинать у него в комнате. Или заняться чем-нибудь другим. Ее тело вибрировало от еле сдерживаемого желания.

Она хотела его. И не хотела, чтобы он уходил. Если он начнет целовать ее так, как целовал в ту ночь, она не станет останавливать его. Может, с чьей-то точки зрения ее поведение можно было назвать непристойным, но Лидии было все равно. Расс нужен ей. Это было так странно… никогда прежде она не испытывала таких чувств к мужчине.

Взгляд Расса был прикован к ее губам. Лидия подумала, что он хочет снова поцеловать ее, но вместо этого он разомкнул объятия:

— Дай мне десять минут, хорошо?

Десять минут? Да она бы дала ему все, что он захочет. Открыв дверь, она помедлила на пороге.

— Я рада, что ты вернулся.

Его глаза потемнели, и Лидия поспешила выйти, пока ноги ее еще слушались. Она поднялась в свою комнату.

Через десять минут в дверь постучали. Прижав руки к груди, словно желая удержать яростно колотящееся сердце, она откликнулась. Дверь открылась, на пороге стоял Расс.

— Привет, — прошептал он.

— Привет.

Он был чисто выбрит. На опаленной солнцем коже лица выделялись яркие синие глаза.

Лидия забыла об ужине. Расс — это все, что ей было нужно. Но ему пришлось нелегко, кто знает, когда он ел в последний раз?

Расс вошел в комнату и закрыл дверь. Лидия не могла оторвать взгляд от его лица.

— Я думала, ты хотел поужинать. Что ты делаешь?

— Хочу сказать кое-что… думал, больше никогда не произнесу этих слов. — Голос его звучал хрипло, в глазах Лидия увидела нежность. Расс прикоснулся кончиками пальцев к ее губам. — Когда я уехал…

Он замолчал, обнял Лидию за талию и прижал к себе. Она положила руки ему на грудь. Расс закрыл и снова открыл: глаза.

— Я почувствовал, что…

Лидия никогда раньше не видела, чтобы Расс затруднялся с выражением своих мыслей. Она нежно провела кончиками пальцев по его щеке:

— Что?

Расс глубоко вздохнул:

— Ты мне небезразлична, Лидия…

Глава 14


— Расс… — прошептала Лидия, и ее черные глаза затуманились.

Он прикоснулся губами к шее Лидии, вдыхая ее аромат, ощущая теплоту ее кожи.

— Я так скучал по тебе…

— Я тоже скучала по тебе, — прошептала она, поглаживая его волосы.

Расс поднял голову. В мягком свете матовая кожа Лидии мерцала, как перламутр.

— Я хотел сказать это раньше, но с того момента, как увидел тебя, я мог думать только о том, чтобы поцеловать тебя.

Лидия рассмеялась.

— Я чувствовала себя так же.

Расс сильнее прижал ее к себе.

— Я никогда не думал, что это будет так… — тихо сказал он.

— Я тоже. — Лидия дотронулась до его щеки. — Я никогда прежде не чувствовала такого.

— Даже с твоим женихом?

— Даже с ним.

Нежно обхватив лицо Лидии ладонями, Расс посмотрел ей в глаза:

— После того, что сделала Эми, я думал, что больше никогда не смогу полюбить ни одну женщину, но чем больше я провожу с тобой времени, тем больше убеждаюсь, что был не прав.

— Правда? — Ее лицо осветилось радостью.

— Это не просто физическое влечение. Я не помню, каким был город до твоего появления, и я не хочу терять тебя.

Расс приподнял ее подбородок.

— Уезжая тогда с отрядом, я пожалел, что не сказал тебе этого раньше. Я долго боролся со своими чувствами, но больше не могу. Я так хочу тебя. Если мы прямо сейчас не пойдем ужинать, я не смогу держать руки при себе.

— Может быть, я этого и не хочу…

— Что?

Лицо Лидии залил густой румянец, глаза потемнели. В них полыхало желание.

— С той ночи, когда я потащила тебя наверх, чтобы разобраться с распутной парочкой, я не переставала думать о тебе.

Склонившись к ней, Расс поцеловал ее. Поцелуй был нежным и долгим. Когда он поднял голову, Лидия открыла глаза.

— Я хочу тебя, — прошептал он.

Пальцы Лидии легко коснулись его лица.

— Я тоже хочу тебя.

Расс замер. Ему захотелось раздеть ее, прикоснуться к этой шелковистой коже, но он не знал, с чего начать.

Глядя в глаза Лидии, он вынул шпильки из ее волос. Они легли на плечи черными блестящими волнами. Расс запустил пальцы в непослушные локоны и поцеловал Лидию. Она застонала, крепко обняла его за шею.

Схватив Лидию на руки, Расс осторожно опустил ее на постель.

— Мне нужна не только эта ночь, — тихо сказал он.

— Мне тоже.

Ее почти беззвучное согласие разрушило стену, которой Расс окружил себя после предательства Эми. Закрыв глаза, он вдохнул тонкий аромат лаванды.

Опустившись рядом с Лидией на постель, Расс прижался губами к ее шее. Она высвободила его рубашку из брюк и прикоснулась к обнаженной коже. Откинувшись назад, Расс стянул рубашку через голову. Его рука легла на грудь Лидии и замерла.

— Пуговицы?

— Сзади.

Услышав, как Расс застонал, Лидия чуть слышно рассмеялась и села. Протянув руку, она принялась медленно расстегивать корсаж. Вдруг она замерла, прислушиваясь.

— О боже… Наоми может зайти в любую минуту.

Расс покачал головой:

— Не беспокойся. Эф о ней позаботится.

— Что ты имеешь в виду? Что ты велел ему сделать?

— Все, что он захочет.

Лидия шлепнула Расса по руке, он ухмыльнулся:

— Он не даст ей скучать. И я собираюсь сделать то же самое с тобой, если ты не против, конечно.

Лицо Лидии залил густой румянец. Она успела расстегнуть всего три пуговицы, когда Расс нетерпеливо отвел ее руку и сам принялся за работу. Расстегивая корсаж, он то и дело прижимался к ее шелковистой коже горячими губами, и всякий раз по телу Лидии пробегала дрожь. Наконец она смогла стянуть корсаж. Обхватив ее талию, Расс повернул Лидию так, что она оказалась сидящей к нему спиной. Обернувшись, она бросила на него вопросительный взгляд.

— Продолжай, — прошептал он, — я хочу посмотреть.

Покраснев до корней волос, она сосредоточилась на своем занятии. Охватившее Расса желание было таким сильным, что причиняло ему боль. Отведя ее шелковистые локоны в сторону, он прижался губами к маленькому ушку. Застонав, Лидия откинулась назад и прижалась к его груди.

— Не останавливайся, — прошептал он.

Положив подбородок Лидии на плечо, Расс наблюдал, как она развязывает пояс на кружевной сорочке. Дыхание его участилось.

Пояс соскользнул, и кружева разошлись, обнажив холмики грудей. Расс коснулся пальцами ее розовых сосков. Закрыв глаза, Лидия повернула голову. Оторвавшись от ее губ, Расс принялся осыпать поцелуями шею. Выгнув спину, Лидия закинула руку ему на шею. Тонкая ткань сорочки натянулась на ее пышной груди. Больше он ждать не мог.

Лидия тяжело дышала, пока Расс раздевал ее. Стянув сорочку, он швырнул ее на пол.

— Проклятье… — прошептал он, глядя на обнаженное тело Лидии. Она была так прекрасна.

Ее розовые соски, набухшая грудь манили его. Расс нежно прикоснулся к груди.

— Ты великолепна, — сказал он.

Склонив голову, он провел языком вокруг соска. Задыхаясь, Лидия прошептала его имя и крепко обняла за плечи. Потом потянулась к пуговицам на его брюках. Расстегнула одну, потом вторую… Расс зажмурился.

Открыв глаза, он посмотрел в лицо Лидии, осторожно провел рукой по шелковистой теплой коже ее живота, коснулся бедер. Лидия застонала, выгнулась навстречу ему. Прижавшись к ней, Расс раздвинул ее бедра, прижался губами к ее груди и вдруг замер, натолкнувшись на невидимое препятствие.

— Ты никогда…

— Нет.

Щеки Лидии порозовели. Мысль о том, что он станет ее первым мужчиной, привела его в крайнее возбуждение. Расс едва сдержался, чтобы не овладеть девушкой прямо сейчас.

Вместо этого он нежно прикоснулся губами к ее груди.

— В первый раз может быть больно.

— Мне все равно.

Лаская ее грудь языком, пальцами, он ждал, пока Лидия расслабится.

— Все хорошо, Расс, — сказала она, обнимая его. Расс нежно поцеловал ее, отвел прядь волос от лица. Глаза Лидии были закрыты.

— Посмотри на меня.

Она открыла глаза.

— Только ты и я, и больше никого. Никогда. Лидия взяла его лицо в ладони и прижалась к его губам. Сжав ее бедра, Расс проник в нее. Она вздрогнула, попыталась отстраниться.

— Прости, — прошептал он.

— Все хорошо, — тихо отозвалась Лидия, — правда.

Расс замер. Стараясь не причинять ей боль, он осыпал поцелуями ее лицо, шею, грудь, сомкнул губы вокруг розовеющего соска. Наконец ее тело расслабилось, и он начал медленно двигаться. С каждым его движением Лидия словно оживала. Через мгновение он почувствовал, что она двигается вместе с ним.

Подведя руку под ее бедра, Расс приподнял их и вошел в нее глубже. Лидия прерывисто дышала, шепча его имя. Она сводила Расса с ума. Когда он замер, Лидия теснее прижалась к нему. Расс зарылся лицом в ее густые волосы.

Через мгновение, нежно поцеловав Лидию, он лег на спину и крепко прижал девушку к себе. Так они лежали долго. Расс чувствовал себя опустошенным и в то же время полным сил. Прикосновение обнаженного тела Лидии к его телу опьяняло Расса.

Он не мог поверить, что такое возможно. Чем дольше он старался держаться от Лидии на расстоянии, тем больше понимал, что испытывает к ней чувства, каких не испытывал ни к одной женщине с того дня, как ушла Эми.

Лидия была женщиной, с которой у него могло быть будущее. Теперь, когда Расс знал все ее тайны, он мог признаться себе в том, что уже давно знал.

Он влюблен в нее, и влюблен сильно.


Лидия лежала рядом с Рассом усталая, довольная. Потянув за конец покрывала, Расс накрыл ее и себя, защищая от холода.

— Как ты? — спросил он.

— Хорошо, — счастливо вздохнула она. Ее пальцы нежно поглаживали его влажную от пота грудь.

Для Лидии весь мир сейчас сузился до одного человека. Этот мужчина так много значил для нее. Она вдыхала исходящий от него аромат, ощущала крепость его мускулов.

Расс провел рукой по ее плечу, опустился к бедрам. Повернув голову, Лидия поцеловала его. Ее темные волосы разметались по его груди. Когда она откинулась назад, Расс улыбнулся и прикоснулся пальцем к ее губам.

Лидия была так счастлива, что Расс вернулся, что с ним все в порядке.

Рука его скользнула по изгибу ее бедер.

— Больно?

— Немного.

Лидия улыбнулась ему. Расс коснулся ее бедра.

— В следующий раз будет лучше, — пообещал он.

— В этот раз все было замечательно.

Приподняв ее подбородок, Расс посмотрел Лидии в глаза, словно хотел убедиться, что она говорит правду.

Они долго лежали в блаженной тишине. Нежась в его объятиях, Лидия вдыхала едва заметный мускусный запах, аромат их любви.

— Ты не жалеешь? — вдруг тихо спросил Расс.

— Нет. — Лидия приподняла голову, посмотрела в его синие глаза. — А ты?

— Почему я должен жалеть?

— Может быть, для тебя это было не совсем… я хочу сказать, что не делала этого раньше.

— Да одна только мысль о том, что я — твой первый мужчина, единственный, кто прикасался к тебе, сводила меня с ума. Раньше я никогда об этом не думал, но сейчас должен признать, что мне это нравится. Ты не такая, как те женщины, которых я знал раньше.

Она принадлежала только ему. Для нее это тоже было важно.

Они лежали, тесно прижавшись друг к другу, обмениваясь поцелуями, то страстными, то нежными, невесомыми. Его рука скользила по ее телу. Лидия задремала и проснулась, только когда почувствовала, как что-то коснулось ее затылка. Открыв глаза, она увидела Расса, сидевшего на краешке постели. Он был одет.

— Куда ты собрался? — сонно спросила она. Расс поцеловал ее:

— На кухню. Принесу что-нибудь поесть.

— О боже, я совсем забыла об этом.

— Я тоже. Когда я одевался, подумал, что кто-нибудь может увидеть, как я выхожу из твоей комнаты. Если хочешь, я могу уйти прямо сейчас, чтобы не скомпрометировать тебя.

— Не хочу. — Лидия потянулась. — Просто будь осторожен.

— Ладно. — Он снова поцеловал ее. — Что тебе принести?

— Я оденусь и спущусь вниз.

Расс медленно опустил покрывало, обнажив ее грудь.

— Я могу помочь.

— Одеться я могу и сама.

Расс улыбнулся.

— Я скоро спущусь, — сказала она. — Иди. Ты, наверное, умираешь с голоду.

— Ты уверена? Я могу подождать.

— Уверена.

Расс помог Лидии выбраться из постели, поцеловал в плечо и направился к двери.

— Если там остался ореховый пирог, не ешь все, — предупредила она.

— Тогда тебе лучше поторопиться.

Расс выглянул за дверь, убедился, что коридор пуст, и вышел, подмигнув Лидии на прощание.

Лидия не стала надевать корсет. Было уже поздно, вряд ли она встретит кого-нибудь. Натянув платье, она пошла к лестнице. В отеле царила тишина.

Спускаясь по ступенькам, она подумала, что и правда ни о чем не жалеет. Оглянувшись на свою прошлую жизнь, Лидия вспомнила, что в Уэйде было что-то, что ей всегда не нравилось, только тогда она так и не смогла понять, что именно. Теперь, встретив Расса, Лидия поняла.

Уэйд никогда не заботился о ней так, как это делал Расс.

На втором этаже и в холле никого из постояльцев не было. Не переставая улыбаться, Лидия вошла в кухню. Сначала она не обратила внимания на распахнутую дверь кладовой. Заметила только, что Расса нет в кухне.

На столе лежала буханка хлеба и нож. Сердце Лидии тревожно забилось. Расс мог пойти в свою комнату. Или пойти посмотреть новые магазины. Но Лидия знала, чувствовала, что он в кладовой.

Ее охватила паника. Она не хотела, чтобы он узнал правду таким способом. Она хотела сама все рассказать ему. Может быть, он и не заметит, что кто-то прячется в кладовой. Остановившись на пороге, в свете фонаря Лидия увидела, что Расс стоит к ней спиной.

Голос его звучал приглушенно:

— Вам что-нибудь нужно? Может быть, еды?

У Лидии подкосились ноги. Расс увидел женщин.

— Оставайтесь здесь столько, сколько потребуется, — сказал он. — Я расскажу Лидии.

Эти слова вонзились в нее, словно острые копья. Расс собирался сделать то, что не сделала она, — рассказать своему деловому партнеру о том, что происходит в отеле.

Расс говорил мягко, в его голосе не было и тени подозрения. Может быть, он и не догадается о том, что здесь делают эти женщины, и о том, что отель является звеном в тайной цепочке. Но эта надежда, едва зародившись, умерла, стоило Лидии услышать шаги Расса, поднимавшегося по лестнице.

Лидии не удалось скрыть правду. По ее лицу Расс понял, что ей известно об этих женщинах. В его глазах вспыхнули гнев и обида.

Широкими шагами он прошел мимо Лидии к двери. Она поспешила за ним:

— Расс…

Резко обернувшись, он схватил ее за руку и потащил через кухню в холл. Лидия вынуждена была бежать, чтобы поспеть за ним. Втолкнув ее в свою комнату, Расс захлопнул дверь и отпустил руку Лидии, словно ему невыносимо было это прикосновение.

— Сейчас же объясни мне, что, черт возьми, здесь происходит, и даже не думай врать!

Глава 15


Сердце Лидии отчаянно забилось. С чего начать?

— Зачем ты пошел туда?

— Вопросы задаю я. — В голосе Расса звенел гнев. — Эти женщины внизу… они выглядят так, будто их избили.

— Да… — Лидия заколебалась, но мрачный взгляд Расса заставил ее заговорить: — Этот отель — одно из звеньев цепи, остановка на пути к другому безопасному укрытию.

— Цепь? Что-то вроде подземной железной дороги?

— Да, только для женщин, переживших насилие.

— И как долго это продолжается?

— Здесь?

— Да, здесь. — Расс встал перед дверью, отрезав Лидии путь к бегству.

Она почувствовала себя загнанной в ловушку.

— С того дня, как мы приехали сюда.

— «Мы»? Наоми тоже?

— Да. — Лидия стиснула кулаки, чтобы Расс не увидел, как у нее дрожат руки.

— И сколько женщин тут побывало?

— Около дюжины.

Теперь Лидия вынуждена была выложить Рассу всю правду. Она больше не спрашивала себя, доверяет ли ему, это уже не имело значения. Гораздо важнее было другое — он не доверял ей.

— И как это работает?

— Мы получаем сообщение с другого пункта о том, что к нам направляется женщина.

— Значит, не все полученные тобой телеграммы касались де Борда. Из них ты узнавала, когда ждать гостей.

— Да.

— Женщины пережидают здесь пару дней, потом отправляются дальше?

— Как правило, да, но не всегда.

— Та женщина, что родила недавно… она еще не скоро сможет двинуться в путь.

Лидия кивнула. В глазах Расса вспыхнуло подозрение.

— Перестрелка в отеле… женщина, которую застрелили… Ты сказала, что не знаешь ее. Ты солгала?

— Нет. — Лидия пыталась держать себя в руках. В конце концов, у Расса были все основания злиться, чувствовать себя обманутым. — Я не знала ее, но…

— Но она пришла в отель, потому что знала — это один из пунктов вашей… сети.

— Думаю, да.

— Той ночью я прямо спросил тебя, знаешь ли ты ее, и ты ответила отрицательно. Ты притворилась, что понятия не имеешь, как эта женщина оказалась здесь. На самом деле ты все прекрасно поняла.

— Я не была уверена.

— Ты могла догадаться, она ведь была в синяках и ссадинах. — Лицо Расса посуровело. — И Наоми тоже знала.

— Мы не знали, что известно Реджи Доукинсу. Выяснил ли он, что отель — лишь один из перевалочных пунктов, или подумал, что жена просто решила укрыться здесь.

— Он знал. Вот почему стрелял в тебя, а не в меня. Теперь я понимаю. Он знал, что ты пыталась помочь его жене. Доукинс мог бы убить тебя. Или Наоми.

— В ту ночь ты спас нам жизнь. И помог сохранить нашу операцию в тайне. Я хотела поблагодарить тебя…

Расс уставился на Лидию:

— Кто еще?

Она моргнула.

— Кто еще знает?

— Уиллоу.

— Тот ребенок… — Расс пытался связать воедино все, что видел. — Та женщина пришла сюда не за тем, чтобы Уиллоу ей помогла.

— Да. Она должна была провести здесь ночь и отправиться дальше, но начались роды.

— Что еще я должен знать?

— Это все.

Расс недоверчиво посмотрел на Лидию, и она поняла, как сильно обидела его, какую боль причинила, не рассказав правду.

— Я клянусь. Это все.

Он издал смешок.

— Неужели я похож на человека, который позволит обмануть себя дважды? Я чувствую себя последним идиотом… ведь я думал, что знаю все твои секреты, а оказалось, что ни черта я не знаю…

Лидия увидела в его глазах упрек и опустила взгляд.

— История про твоего зятя… это правда?

— Ты же знаешь, что да, — тихо ответила Лидия.

— Я знаю, что история с твоей помолвкой правда, только потому, что Дэвис Ли собрал информацию, — взорвался Расс.

Лидия изумленно открыла рот. Она знала, что не вправе обижаться на Расса, но это…

— По твоей просьбе Дэвис Ли копался в моей жизни?

— Именно так. Очевидно, я просчитался — нужно было попросить его следить за тобой.

— Ты мог поставить под угрозу всю нашу операцию!

Расс сделал шаг к Лидии:

— Не надо перекладывать на меня вину, дорогая. Если бы ты рассказала мне раньше, этого разговора не было бы. А вот тебе еще одна веская причина. Что, если бы я, сам того не зная, подставил одну из этих женщин?

Лидия вскинула подбородок, скрывая дрожь. — Я делала то, что считала нужным.

— А как насчет Брэма? — Расс взъерошил свои темные волосы. — Ты обманывала его, лгала ему, как лгала мне?

Лидия содрогнулась.

— Брэм знает об операции…

— Он знает правду?

Лидия кивнула, чувствуя себя полным ничтожеством. В глазах Расса вспыхнула такая боль, смешанная с обидой и гневом, что Лидии стало трудно дышать.

— Похоже, все в городе знают об этом, кроме меня. Между вами что-то было?

— Я хотела, чтобы ты так думал.

— Ты хотела, чтобы я так думал? — неожиданно тихим голосом переспросил Расс. — Думал, что ты встречаешься с другим мужчиной?

Лицо его залилось краской гнева, ярость, вспыхнувшая в его глазах, заставила Лидию невольно отступить.

— Я не хотела, чтобы так получилось.

Мысль о том, что она может потерять его, причинила Лидии неимоверную боль. Такую же оглушающую пустоту она ощущала после смерти сестры. Грудь сжало словно тисками.

— Брэм и его семья… они устроили у себя одно из укрытий.

— И как, черт возьми, они узнали об операции? — спросил Расс и вдруг его осенило. — Эмма.

— Да, так сказал Брэм. Его невестка сбежала от отчима, который избивал ее, прихватив с собой свою сводную сестру. Она не хотела, чтобы девочка пережила подобное. Они укрылись на ранчо Брэма.

Лидия шагнула к Рассу. Ей захотелось прикоснуться к нему, но его глаза, обращенные на Лидию, напоминали осколки льда. От них веяло таким холодом, что Лидия замерла.

— Я ужасно себя чувствовала, обманывая тебя, позволяя тебе думать, что я встречаюсь с Брэмом. Ему это тоже не нравилось, но ты видел нас вместе, у нас не было выбора. Мы не могли рассказать тебе правду.

Расс скрестил руки на груди, глаза холодно посверкивали.

— Ты могла рассказать мне, что наш отель превратился в укрытие.

— Тогда я подставила бы Брэма. Самым лучшим решением было внушить тебе мысль, что между мной и Брэмом что-то есть, но это решение причиняло мне боль. Я испытывала к тебе… чувства.

— Чувства? — Резкий голос Расса хлестнул как плеть. — Если бы это было правдой, ты рассказала бы мне обо всем, что здесь творится.

Лидия прижала руку к задрожавшим губам, стараясь сдержать слезы.

— В том, что ты помогаешь этим женщинам, нет ничего ужасного. Проблема в том, что ты не сочла нужным рассказать мне, что используешь для этого отель. «Источник» наполовину принадлежит мне. Я — твой деловой партнер, твой любовник, ты должна была бы больше доверять мне.

— Сначала я не знала, могу ли доверять тебе. Потом, позже, когда узнала тебя лучше, я хотела рассказать… просто не успела…

— Ты даже не пыталась этого сделать, — с горечью сказал Расс.

— Нет, пыталась.

— Правда? — Губы его изогнулись в скептической улыбке.

— В ту ночь, когда ты уехал с отрядом… помнишь, я пришла к тебе в комнату? Как раз тогда я хотела рассказать тебе обо всем, но ты так спешил. Твой брат был ранен. Я подумала, что это неподходящее время для откровений.

— А потом, когда я вернулся?

— Я совсем забыла об этом, — честно призналась Лидия, надеясь, что Расс поверит в ее искренность. — Мы узнали, что двое из отряда ранены. День проходил за днем, а от тебя не было никаких вестей. Я не знала, жив ли ты, и так боялась, что случилось что-то ужасное. А когда ты вернулся целым и невредимым… — голос Лидии дрогнул, — все, чего я хотела — быть рядом с тобой.

Расс стоял очень тихо. Взгляд его был таким отстраненным, что сердце Лидии сжалось от страха.

— С чего бы это?

Лидия недоуменно нахмурилась:

— Почему я хотела быть с тобой?

— Да.

— Потому что я… — Лидия хотела сказать «…люблю тебя», но слова застряли у нее в горле. — Потому что ты мне небезразличен.

— Это единственная причина?

— А что еще?

Расс выгнул бровь. Лидия непонимающе смотрела на него. Но уже через мгновение она догадалась, на что он намекает. Ее пронзила острая боль. Расс же не может думать, что она сделала это ради сохранения своей тайны.

— Это касалось только нас, — сказала она.

— Неужели ты думала, что, затащив меня в постель, сумеешь усыпить мои подозрения? Что я не буду задавать вопросы и поверю в любую ложь?

— Ты же знаешь, что это не так! — Голос ее дрожал от обиды и боли. — Ты злишься на меня, и я тебя понимаю, но то, что случилось между нами, не имеет никакого отношения к операции.

— В это трудно поверить. — Глаза Расса сузились. — С того дня, как ты появилась в отеле, ты пыталась манипулировать мной.

— Это неправда!

— Сначала ты хотела избавиться от меня. Донимала меня, пытаясь заставить передать в твои руки управление отелем.

Лидия не нашла в себе сил отрицать это.

— Потом, после поцелуя на кухне, ты пыталась управлять мной. Жаль, что я не дал тебе того, что ты хотела.

У Лидии перехватило дыхание. Она почувствовала, что в ней нарастает злость.

— Мне жаль, что я обидела тебя, Расс, но я занималась с тобой любовью, потому что хотела этого больше всего на свете, потому что ты мне небезразличен, и ты сам это знаешь.

Лицо Расса окаменело.

— Ты думаешь, я не хотела рассказать тебе правду? Я несколько раз пыталась это сделать.

— Но так и не сделала, — резко сказал он. Обхватив себя за плечи, Лидия старалась успокоиться.

— Каждый раз, когда у меня возникало желание признаться тебе, я думала о своей сестре и других женщинах, подвергшихся насилию. О таких женщинах, как Минни Доукинс, застреленной тогда в отеле. Она рискнула жизнью, чтобы сбежать от того, кто рано или поздно убил бы ее. Как Филипп убил Изабель. Эти женщины доверяют мне свою жизнь. Я поставила бы их под удар, если бы открыла секрет человеку, недостойному доверия.

— Но ты не рассказала мне даже после того, как поняла, что мне можно доверять.

Выругавшись сквозь зубы, Расс распахнул дверь и вышел. Охваченная тревогой, Лидия поспешила за ним. Перехватив Расса у двери в его комнату, она заговорила, понизив голос:

— Что ты делаешь? Ты уходишь?

Расс окинул ее ледяным взглядом:

— Ты же хотела избавиться от меня? Поздравляю, тебе это наконец удалось.

Он вошел в комнату и захлопнул за собой дверь. Лидия осталась одна.


Расс отправился в салун, куда должен был прийти Мэтт. Он уже стоял у стойки, но не пил, а разговаривал с Питом.

Расс был так взбешен, что ни о чем не мог думать. Ему хотелось выпить. Он уселся у стойки рядом с Мэттом. Кроме Мэтта, Пита и Расса в салуне было только два человека. Все остальные к этому времени уже разошлись по домам.

Швырнув шляпу на стойку, Расс потребовал бутылку лучшего виски.

— Вот это да… — Лицо Мэтта, все в ссадинах и синяках, выражало изумление. — Что случилось?

На выщербленной поверхности стойки перед Рассом появилась бутылка и два стакана. Он благодарно посмотрел на Пита.

Пит вышел из-за стойки:

— Мне нужно отойти в конюшню на минуту. Скоро вернусь.

Мэтт наблюдал, как Расс наполняет стаканы.

— Так что случилось?

— Лидия…

— Что она сделала? У тебя такой вид, будто ты вот-вот схватишься за револьвер.

— Помнишь, я говорил тебе, что подозреваю, будто она что-то скрывает?

— Да. Ты выяснил, что именно?

— Да, — сказал Расс, стиснув зубы.

— Должно быть, это что-то серьезное, раз так выбило тебя из колеи.

— Эта женщина лгала мне.

— Как Эми?

— Нет, единственное, что я знаю наверняка, — Лидия не встречалась с другим у меня за спиной.

— Она больше не видится с Брэмом?

— Нет. — Расс верил, что между Лидией и Брэмом ничего не было.

Он вспомнил, как Лидия смотрела на него там, в постели. Она не отдалась бы ему, если бы он был ей безразличен. И уж тем более не позволила бы ему стать ее первым мужчиной.

Наверное, Лидия действительно испытывает к нему какие-то чувства, подумал Расс, но тем труднее ему было простить ее за то, что она так и не рассказала ему правду о том, что происходило в отеле. В их отеле. Расс почувствовал, как в нем снова разгорается гнев.

— Если у нее нет интрижки, что же она сделала? Расс одним махом осушил стакан и снова наполнил его.

— Это как-то связано с тем, что ты просил Дэвиса Ли собрать информацию о ней?

— Нет, это… — Расс умолк. Он не мог рассказать Мэтту правду!

Проклятье. То, что он узнал, должно было остаться тайной. Расс знал, что брат не проболтается, но он сказал Лидии, что она могла доверить ему тайну. Расс злился на нее, но не мог не думать о женщинах, чья жизнь подвергалась риску.

— Ну так что? — спросил Мэтт. — Ты мне скажешь или нет?

Расс стиснул бутылку.

— Она… скрывала от меня кое-что, это связано с отелем.

— Должно быть, что-то серьезное. Не видел тебя в таком состоянии с тех пор, как выяснилось, что Эми тебя обманывает.

— В таком состоянии я еще не был, — пробормотал Расс.

— Если ты так завелся, значит, Лидия тебе небезразлична. Ты ее любишь?

— Нет. — Расс не позволял себе думать об этом раньше и не собирался делать этого теперь.

— Ты расскажешь мне, что она сделала?

Расс хотел рассказать брату правду, но не мог сделать этого. Внезапно он подумал, что теперь понимает, как чувствовала себя Лидия, стараясь сберечь свою тайну. Если она, конечно, сказала ему правду о том, что хотела довериться ему. Расс так сильно стиснул зубы, что почувствовал боль.

Мэтт изучающе смотрел на него.

— Ну так что?

— Я не могу тебе рассказать. Я обещал.

— Какого черта?

Расс думал, что брат не оставит его в покое, но, к его удивлению, Мэтт спросил о другом:

— И что ты теперь собираешься делать?

— Буду держаться от нее подальше, пока не продам свою долю. — Расс взглянул на лицо Мэтта, изукрашенное синяками. — Давай присядем.

Взяв бутылку и стаканы, они уселись за ближайший столик. Дверь салуна открылась, на пороге появился Эф. Лицо его было мрачным. Он поманил Расса к выходу.

Сердце Расса сжалось от тревоги. Почему Эф здесь? Почему он не хочет говорить при Мэтте? Что-нибудь случилось с Лидией?

Но тут же, глубоко вздохнув, Расс отогнал прочь эту мысль. В конце концов, он не несет ответственности за Лидию. Но тревога не отпускала, и, пообещав Мэтту скоро вернуться, Расс вышел из салуна.

— Что случилось? — спросил он Эфа, стоявшего на улице.

— Ты поругался с мисс Кент.

— Откуда ты знаешь?

— Мы с Наоми видели, как ты уходил из отеля. Мисс Кент выглядела расстроенной, а ты на себя не был похож.

— Все кончено, — коротко ответил Расс. Если он не мог сказать Мэтту правду, то не скажет и Эфу.

Кузнец огляделся по сторонам, словно опасаясь, что их могут подслушать.

— Наоми беспокоится о тебе и мисс Кент. И я тоже.

— В этом нет необходимости. Мы в порядке. И все кончено.

— Ты уверен?

— Да. Она скрывала от меня кое-что. Кое-что серьезное. — Расс выругался про себя. Лучше бы он вовсе не заходил в эту кладовую. — Я хорошо знал, что значит иметь отношения с женщиной, которая ведет себя подозрительно, и все равно пошел на это.

— Я понимаю, что ты чувствуешь. Особенно после того, что сделала Эми. — Эф помолчал, словно раздумывая. Потом принял решение. — В ту ночь, когда ты уехал с отрядом, Наоми и Лидия обратились ко мне за помощью.

— Я сказал Лидии, что она может на тебя рассчитывать, — сказал Расс, нахмурившись. — Но она не говорила о том, что обращалась к тебе.

Впрочем, напомнил себе Расс, Лидия о многом не говорила.

Эф понизил голос:

— Я помог им перенести в отель женщину, избитую женщину. Она была в плохом состоянии, ноги изранены.

Глаза Расса сузились. Его друг говорил об одной из женщин, которых Расс видел в кладовой, значит… Проклятье.

— Так тебе известна их тайна?

Эф кивнул.

Расс думал, что уже ничто больше не сможет причинить ему боль, но он ошибался. Его бросило в жар. Они… она сказала Эфу, а не Рассу.

Эф оказался тогда единственным, к кому Наоми и Лидия могли обратиться за помощью. Они вынуждены были рассказать ему правду. Расс это понимал. Но Лидия должна была рассказать правду и ему. Она могла сделать это в тот же вечер, когда он вернулся с отрядом. Но она этого не сделала.

Внезапно другая мысль пришла Рассу в голову, он вскипел:

— Это Лидия послала тебя сюда?

— Нет. — Эф покачал головой. — Вы — прекрасная пара. Я сказал ей, что собираюсь поговорить с тобой, но она запретила мне это делать. Это была моя идея.

Расс чувствовал себя опустошенным, измученным. Он разозлился, когда узнал, что Лидия скрыла от него правду. Но узнать, что Эф знает правду, что Лидия доверилась ему, а не Рассу… В нем вспыхнула ярость.

На лице Эфа отразилось беспокойство.

— Расс…

— Я признателен тебе за то, что ты побеспокоился обо мне. Я должен вернуться к Мэтту.

Эф нахмурился:

— Ты ведь понимаешь, что я не мог рассказать тебе?

— Да. Я бы тебе тоже не рассказал.

— Может, выпьем?

— Нет, все в порядке. Возвращайся к Наоми. Несколько мгновений кузнец изучающе смотрел на Расса, потом пожал ему руку и отправился в отель.

Когда Расс говорил с Мэттом и Эфом, он еще не знал, что собирается делать. Теперь он принял решение.

Десять минут спустя он привел Мэтта в отель и послал за Кэтрин Блю, чтобы она осмотрела его ссадины. Потом вернулся в свою комнату и принялся укладывать вещи.

Расс чувствовал, как в нем пульсирует гнев. Ему хватило ума заподозрить Лидию в том, что она что-то скрывает, интуиция его не подвела, он позволил вожделению затуманить свой разум. То, что Лидия была ему небезразлична, только ухудшало положение.

Надев пояс с кобурой, Расс перекинул сумку через плечо, как сделал это неделей раньше, и зашагал к выходу.

— Расс…

При звуках ее голоса Расс замер. «Нужно идти, — сказал он себе, — иначе я за себя не ручаюсь».

— Куда ты собрался?

Расс обернулся, стараясь не обращать внимания на боль в ее глазах. Судя по всему, Лидия плакала. Сознание того, что отчасти он виноват в этом, немного остудило гнев Расса. Он не хотел чувствовать ничего, кроме гнева.

— Я уезжаю в Даллас.

— Насовсем?

— Мне нужно уехать отсюда.

От тебя. Расс не сказал этого, но в этом не было необходимости. Боль, вспыхнувшая в ее глазах, показала, что Лидия все поняла. Она обхватила плечи руками.

— Что ты собираешься там делать? Искать покупателя на свою долю?

Как раз это Расс и собирался делать, но он и так проговорил с ней дольше, чем рассчитывал.

— Когда я вернусь, съеду из отеля. Независимо от того, удастся мне продать долю или нет. И ты наконец получишь отель в свое полное распоряжение, ведь ты всегда этого хотела.

— Нет, Расс. — Приподняв юбку, Лидия сбежала по лестнице. — Я не хочу, чтобы ты уезжал.

Глаза Расса сузились. Должно быть, Лидия поняла по его лицу, что он хотел сказать, потому что остановилась в нескольких шагах.

Ее лицо было бледным, на щеках виднелись следы слез.

— Мне потребуется немного времени, но я могу попытаться свернуть операцию, отель больше не будет укрытием.

Теперь, когда Расс знал, чем занимается Лидия, он понимал, что попытка исключить отель из тайной цепи, может обернуться серьезными проблемами. И он не собирался брать на себя ответственность за это.

— Делай что хочешь. Я все равно съеду отсюда. Мои проблемы не имеют отношения к тому, что ты делаешь. Они связаны с тобой.

Лицо Лидии побелело. Расс повернулся и пошел к двери.

— Где ты будешь ночевать сегодня? — спросила она дрожащим голосом.

Расс не собирался говорить ей, что, возможно, отправится к Эфу.

— Не беспокойся. Отель в твоем полном распоряжении.

Он больше не в силах был смотреть в лицо Лидии, в ее полные боли глаза. Выйдя из отеля, Расс захлопнул за собой дверь.

Сейчас уже поздно ехать в Даллас, но завтра же утром он это сделает.

Глава 16


В ту ночь Расс почти не спал. Его терзали мысли о Лидии. Воспоминания о том, с какой болью она говорила о своей сестре, о том, с какой искренностью она говорила, что собиралась рассказать ему правду.

Когда наутро он уехал из города, настроение его не улучшилось. Рассу пришлось заехать в Абилин, чтобы отдать банкиру часть суммы в счет погашения закладной. Большую часть денег составляла арендная плата за первый месяц от Джерико и Джози, остальное Расс скопил.

Лидия не выходила у него из головы. Эта женщина выводила Расса из себя. Если она хотела покончить с их отношениями, то для него это даже к лучшему.

Расс не собирался возвращаться в Торнадо, пока не найдет покупателя на свою долю, и не важно, сколько времени это могло занять. Как только он выплатит банку всю сумму, Лидия Кент навсегда уйдет из его жизни.

Расс понимал, как много для Лидии значит то, что она делает. Для женщин, которым она помогала, это был вопрос жизни и смерти. И Расс снова спросил себя, что бы сделал он, будь на ее месте? Рассказал бы он ей правду о тайной сети?

Нет, признался себе Расс. По крайней мере, до тех пор, пока не решил бы, что она достойна доверия. А может быть, вообще не стал бы ей ничего рассказывать, не желая подвергать ее опасности. И так было бы безопаснее для этих несчастных женщин. Теперь Расс лучше понимал Лидию и мотивы, которыми она руководствовалась.

Может быть, его бурная реакция на случившееся вызвана тем, что случилось в прошлом? Да. Расс нехотя признался себе, что Лидия, скорее всего, и правда хотела все ему рассказать в ту ночь, когда он уехал с отрядом.

Она сказала, что после его возвращения не открыла ему правду только потому, что тогда для нее важнее было то, что он вернулся целым и невредимым. Расс испытывал те же чувства. Никто и ничто не занимало его мысли больше, чем Лидия. В ту ночь он видел, с какой любовью она смотрела на него. Это не было притворством.

Ее молчание причиняло Рассу боль, но вместе с тем он восхищался Лидией. Она готова была рискнуть всем, что для нее дорого, чтобы защитить этих женщин. Расс любил ее за это.

Он любил ее.

Осознание этого заставило Расса натянуть поводья. Теперь, когда он знал правду, ответственность за судьбу этих женщин ложилась и на него. Он не мог продать свою долю. В противном случае он поставит под удар всю тайную сеть и Лидию.

Расс понятия не имел, как расплатится с банком, но знал, что не может сделать этого за счет продажи своей доли.

Он был в двух милях от Абилина, когда вдруг повернул лошадь и во весь опор поскакал в Торнадо. Лидия. Расс надеялся, что еще не поздно все исправить.


В ту ночь Лидия уснула в слезах, но наутро она преисполнилась решимости. Если Расс Болдуин не верит ей, значит, это не ее мужчина.

Прошлой ночью, когда Расс ушел из отеля с вещами, Лидия хотела бежать за ним, остановить его, но сдержалась. Зачем? Их и без того напряженные отношения только ухудшились бы. Да и что бы она ему сказала? Она достаточно извинялась и умоляла. Расс чувствовал себя оскорбленным? Что ж, она тоже.

Он обвинил ее в том, что она легла с ним в постель только для того, чтобы отвлечь его внимание. Боже… он же был ее первым мужчиной.

Он наговорил ей много ужасных слов, заставив ее поверить, будто то, что случилось между ними, ничего для него не значило. Он тоже должен извиниться.

Слава богу, Лидия не призналась Рассу, что любит его, хотя только последний идиот не заметил бы этого.

Через несколько часов гнев Лидии утих, на смену ему пришло сожаление. Может быть, она должна была поступить по-другому. Но что толку сейчас изводить себя мыслями об этом?

Приближалось время обеда. Лидия спустилась в кухню, чтобы помочь Наоми накрыть на столы. Блюда стояли на столе, но самой Наоми в кухне не было, не было ее и в кладовой. Лидия быстро прошла по первому этажу. Наоми словно сквозь землю провалилась. Лидия стала расспрашивать постояльцев и служащих отеля. Наконец один из гостей, приехавший из Калифорнии, сказал, что видел, как Наоми поднималась на третий этаж в сопровождении какого-то мужчины.

Эф? А кто еще это мог бы быть? Но все же странно, что Наоми и Эф поднялись вместе наверх, не говоря уже о том, что Наоми оставила кухню во время обеда. Может быть, что-то случилось?

Лидия поспешила на третий этаж, в апартаменты, которые делила с Наоми. Увидев, что дверь не заперта, Лидия вздохнула с облегчением. Это означало, что Наоми там.

— Наоми? — окликнула Лидия, входя в комнату и закрывая за собой дверь.

Девушка появилась на пороге двери, отделявшей кабинет Лидии от спален. Ее лицо было мокро от слез, страх исказил ее прекрасные черты.

— Что случилось? — воскликнула Лидия, бросившись к подруге. — Что-то с Эфом?

— Нет, не подходи! — отчаянно крикнула Наоми.

Лидия слишком поздно заметила, что руки Наоми связаны за спиной. Тревога вспыхнула в ней в тот самый момент, когда за ее спиной раздался мужской голос. Ненавистный голос.

— Привет, сестренка.

Филипп! Лидия обернулась и оказалась лицом к лицу с де Бордом. Не успела она понять, что он собирается сделать, как Филипп, размахнувшись, ударил ее по лицу. У Лидии потемнело в глазах. Покачнувшись, она осела на пол.

Придя в себя, Лидия открыла глаза. Лицо болело. Она медленно оглядела комнату, знакомые голубые кресла рядом с ней, большой ореховый шкаф.

В запястья и лодыжки больно врезалась веревка. Лидия лежала на полу у стены, между маленьким мраморным столиком и одним из кресел. Руки были связаны за спиной, как у Наоми. У обеих женщин во рту были кляпы из носовых платков. Платок Лидии был сильно накрахмален, от запаха крахмала ее замутило. Все это было похоже на ночной кошмар. Филипп де Борд, человек, убивший ее сестру, человек, которого Наоми тяжело ранила, пытаясь защитить себя, был здесь. И они были в его власти.

Лицо Наоми выражало ужас и неуверенность. Эти же чувства захлестнули и Лидию.

Расс! Она повторила про себя это имя. Но он уехал. Если Эф не станет искать Наоми, у них практически нет шансов на спасение. Они должны рассчитывать только на себя. Лидия судорожно искала способ освободиться.

Филипп рылся в ящиках шкафа, выбрасывая платки и ленты. На мгновение он остановился. В его руке сверкнули бриллиантовые серьги Изабель. Зажав их в кулаке, он вернулся к своему занятию.

Лидия приглушенно застонала, но этот ублюдок даже не взглянул в ее сторону.

Его и раньше нельзя было назвать полным, а теперь он и вовсе выглядел костлявым. Неудивительно, если учесть, что он недавно встал со смертного одра. Жестокая улыбка искривила губы Филиппа. Подойдя к Наоми, он пнул ее:

— Ах ты, самонадеянная стерва. Думала, прикончила меня? Ты ошиблась.

Наоми сжалась. Лидия отчаянно пыталась ослабить веревки. Филипп приблизился к ней, приглаживая тонкие черные усики, уставился на Лидию холодными темными глазами.

— Не беспокойся, сестренка. Я про тебя не забыл.

Лидию парализовал страх. Что он собирается делать?

Филипп протянул к Лидии тонкую руку. Она отстранилась так резко, что ударилась головой о ножку кровати. Что он делает? Он хочет схватить ее за грудь?

Филипп предпринял новую попытку, которая на этот раз увенчалась успехом. Он сорвал с груди Лидии часики Изабель. Ее глаза наполнились слезами. Это все, что осталось у нее от сестры!

Лидия попыталась крикнуть, но ей мешал кляп. Выгнув бровь, Филипп смотрел на часики и бриллиантовые серьги. Ненависть, полыхавшая в его глазах, говорила, что он способен на все.

Филипп присел рядом с Наоми, и девушка вздрогнула, попыталась отстраниться. Лидию захлестнуло отчаяние. Она ничего не могла сделать, чтобы помочь подруге. Филипп уже пытался изнасиловать Наоми. Вряд ли он сделает это снова здесь, при Лидии. Хотя почему нет? Что его остановит?

Лидия судорожно пыталась нащупать путь к спасению.

Вдруг раздался стук в дверь, заставив всех троих вздрогнуть. Лидия с надеждой посмотрела на дверь. Стук повторился. На этот раз он был громче, настойчивее. Лидия почувствовала на себе взгляд де Борда.

Теперь в дверь уже колотили кулаком, деревянная панель задрожала.

— Лидия, я знаю, ты здесь, позволь мне войти. Расс! Глаза Лидии наполнились слезами.

— Дорогая, я не уеду, пока мы не поговорим, так что лучше открой.

— Я вытащу кляп, и ты скажешь ему, чтобы уходил, — прошипел Филипп. — Не вздумай кричать, я спущу курок — и первой будет Наоми.

Филипп прицелился в Наоми:

— Все поняла?

Лидия кивнула, судорожно размышляя, как дать Рассу понять, что им угрожает опасность.

— Черт возьми, Лидия, открой! — крикнул Расс, продолжая колотить в дверь.

Прежде чем вытащить кляп, Филипп помахал револьвером перед лицом Лидии.

Лидия не знала, поймет ли ее Расс, но попытаться стоило.

— Ты помнишь, что я сказала тогда, на балконе, — крикнула она дрожащим голосом. — Ты причиняешь нам боль!

Стук прекратился. Лидия слышала, как Расс выругался. Наступила тишина.

Не получилось! Он ушел.

Лидия едва сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Она взглянула на Филиппа:

— Ты, трусливый кусок дерьма!

Он бросился к ней и попытался снова запихнуть ей кляп в рот. Лидия мотнула головой, сжала зубы. Филипп замахнулся, чтобы ударить ее, но в этот момент дверь вдруг затрещала и слетела с петель.

Все произошло в одно мгновение.

Расс влетел в комнату и, воспользовавшись замешательством Филиппа, повалил его на пол.

— На помощь! — закричала Лидия. — Помогите!

Она не знала, услышит ли ее кто-нибудь, но продолжала кричать. Наоми вжалась в стену, полными ужаса глазами наблюдая за боровшимися мужчинами.

Филипп выронил револьвер, и тот отлетел в сторону. Он лежал совсем рядом с Лидией, но, даже если бы ей удалось дотянуться до него, она не смогла бы взять его в руки, потому что они были связаны за спиной.

Хрипло дыша и нанося друг другу удары, мужчины катались по полу. Филипп явно сдавал. Оба потянулись за револьвером. Филипп схватил его первым и, перекатившись на спину, прицелился в Расса.

Расс бросился на Филиппа, сжав его запястье. Через несколько томительно медленных секунд раздался звук выстрела.

Де Борд обмяк. Безжизненные глаза уставились в потолок. На его белой рубашке расплывалось алое пятно.

Лидия почувствовала, как внезапно спало охватившее ее напряжение. Расс. Он вернулся. Он спас их.

Расс бросился к Лидии, встревоженно оглядел ее.

— Я в порядке. — Лидии хотелось, чтобы Расс ее обнял, но нужно было подумать о подруге. — Помоги Наоми, пожалуйста.

Расс вынул кляп изо рта девушки.

— Спасибо, мистер Болдуин. — Голос Наоми дрожал, по лицу текли слезы.

В коридоре раздались тяжелые шаги, и в комнату ввалилось несколько вооруженных мужчин. Первым влетел Эф. Убедившись, что опасность миновала, он убрал оружие.

Опустившись на колени рядом с Наоми, Эф принялся развязывать веревки, стягивавшие ее запястья.

Расс склонился над Лидией. Она не знала, почему он вернулся в отель, но была рада, что он это сделал. По лицу ее текли слезы. Она попыталась помочь Рассу развязать веревки на лодыжках.

— Я сам, — коротко сказал Расс и отвел ее руки. Освободившись от веревок, Лидия поднялась на колени и упала в объятия Расса, крепко обхватив его за шею. Он прижал ее к себе.

— Ты вернулся, — прошептала Лидия, уткнувшись ему в шею.

Она была рада этому. И не только потому, что он спас ее от Филиппа. Расс не стал терять время.

— Я люблю тебя, — сказал он ей на ухо. Лидия отстранилась, удивленно моргнув мокрыми от слез ресницами.

— Я тоже тебя люблю.

Взгляд Расса упал на порванное на груди платье Лидии. В глазах его вспыхнула ярость.

— Де Борд причинил тебе боль?

— Нет, — сказала Лидия, — он забрал часики Изабель и ее серьги.

Рассу хотелось увести Лидию отсюда, убедиться, что с ней все в порядке. Он помог ей подняться на ноги, вытер слезы.

Позади него Эф успокаивал плачущую Наоми. Она бросилась к Лидии. Женщины обнялись.

— Я так рада, что с тобой все хорошо, — прошептала Лидия.

— И я рада за тебя. — Девушка взглянула на Расса. — Еще раз спасибо.

— Пожалуйста.

Эф посмотрел на Расса, лицо его было мрачно.

— Я забираю Наоми к себе. Пока мы не решим, что делать с этой комнатой.

Расс кивнул. Когда в комнате появились Мэтт и Дэвис Ли, Расс попросил Мэтта приглядеть за Лидией, а сам подошел к шерифу.

— Это ее зять? — спросил Дэвис Ли.

— Да. — Расс посмотрел на де Борда и почувствовал, как в нем снова разгорается гнев.

Нагнувшись, Дэвис Ли поднял часики и серьги и протянул их Рассу:

— Отдашь Лидии?

Расс кивнул, зажав в кулаке драгоценности, и снова взглянул на тело де Борда.

— Заберешь его? — спросил он Дэвиса Ли.

— Да.

— Я отведу Лидию в свою комнату. Если захочешь задать ей пару вопросов, найдешь ее там.

Шериф кивнул.

Расс подошел к Лидии и услышал слова Мэтта:

— До сегодняшнего дня я никогда не видел брата таким испуганным.

Расс подумал, что до сегодняшнего дня он никогда так не пугался.

— Я рад, что ты в порядке. — Мэтт обнял Лидию, сжал плечо Расса.

Расс посмотрел на Лидию:

— Дэвис Ли, Джерико и Мэтт обо всем позаботятся. Пойдем, я отведу тебя в свою комнату.

— Хорошо, — дрожащим голосом сказала Лидия. — Спасибо. За то, что спас мне жизнь. За то, что вернулся.

Расс вложил ей в руку драгоценности сестры:

— Дэвис Ли хотел, чтобы я отдал тебе это. Лидия крепко сжала дорогие ее сердцу вещицы.

Посмотрела на лужу крови на голубом ковре, щепки от двери, усеивавшие пол, и содрогнулась:

— Нам с Наоми нужно будет где-то жить, пока не починят дверь.

— Ты останешься со мной, — хрипло произнес Расс. Ему так много нужно ей сказать. — Пойдем.

Лидия взяла его за руку. На лестничной площадке Расс вдруг остановился и подхватил ее на руки.

— Что ты делаешь? — воскликнула она. — Я в порядке. Не обязательно нести меня на руках.

— Я знаю, но это нужно мне.

Лидия вгляделась в его лицо, поняла, что ему действительно это нужно. Расс хотел убедиться, что с ней все в порядке. Она улыбнулась, и при виде этой улыбки у Расса перехватило дыхание.

Что, если бы он не понял, что любит ее и не вернулся в отель? Что случилось бы тогда? Расс был счастлив, что никогда не узнает об этом.

Крепче прижав Лидию к себе, он вдохнул ее аромат. Она положила голову ему на плечо и позволила отнести себя в его комнату. Ей было все равно, что им пришлось пройти через небольшую толпу, собравшуюся в холле. На все расспросы Расс отвечал, что через несколько минут спустится шериф и все объяснит.

Войдя в комнату, Расс захлопнул дверь, подошел к креслу и опустился в него, усадив Лидию на колени. Он никак не мог отпустить ее.

И никогда не отпустит.

Он поцеловал ее, долго и нежно. Оторвавшись от губ, он провел кончиками пальцев по ее щеке:

— Когда я влетел в твою комнату и увидел тебя и Наоми с де Бордом, я чуть не умер.

Лидия погладила его лицо:

— Я в порядке.

Поймав ее руку, Расс прижался губами к ладони.

— Прости за то, что накричал на тебя.

— И ты меня прости. За то, что не рассказала тебе обо всем раньше.

Расс покачал головой:

— Ты все делала правильно. Мне потребовалось время, чтобы это понять.

— Почему ты вернулся?

— Из-за тебя. — Расс не мог оторвать глаз от ее прекрасного лица. — Я даже не доехал до Абилина, когда понял, что совершил ошибку. Прости за то, что наговорил тебе.

— Прощаю. Если бы кто-то сделал со мной то, что сотворила с тобой Эми, я бы реагировала так же. Я хочу, чтобы ты знал, что можешь доверять мне, Расс. Больше никаких секретов.

— Я доверяю тебе. Я знаю, как трудно тебе было молчать. Я и сам столкнулся с этой проблемой.

Он рассказал о том, что хотел открыть Мэтту правду, но понял, что не может этого сделать.

— Так ты не поедешь в Даллас? — спросила Лидия.

— Нет, но это не имеет значения. Я решил, что не буду продавать свою долю. Это слишком рискованно для операции. Для тебя. Найду другой способ достать деньги. Ты и твое дело для меня важнее всего. Я люблю тебя, Лидия. Никогда не думал, что когда-нибудь скажу это женщине.

— Я тоже тебя люблю. — Лидия нежно поцеловала его. — Я знаю, как достать деньги.

— Что? — пробормотал Расс, осыпая ее поцелуями.

Лидия положила что-то на стол. Когда она убрала руку, Расс увидел часики и серьги, принадлежавшие ее сестре. Они мерцали в свете газовых ламп.

— Я могу продать их.

Расс изумленно посмотрел на Лидию:

— Это исключено. Нет.

— Расс, — Лидия сжала ладонями его лицо, — это выход.

— Но это все, что осталось у тебя от Изабель.

— Если ты не заплатишь банку, у тебя не останется ничего. Я хочу помочь.

— Но…

Лидия прижала пальцы к его губам.

— Не может быть ничего прекрасней, чем знать, что вещи, принадлежавшие моей сестре, помогут тебе. Пожалуйста.

Расс молчал, потом сказал:

— Я принимаю твое предложение, но ты должна принять мое.

— Только если скажешь, что это за предложение.

Он улыбнулся:

— Что ж, мадам деловая женщина, я хочу помочь тебе с твоей тайной операцией.

— Правда?

Увидев радость, вспыхнувшую в глазах Лидии, Расс крепче прижал ее к себе.

— Думаю, единственный способ устроить это — стать твоим мужем.

Глаза Лидии изумленно расширились. Он что, делает ей предложение?

Расс хмыкнул:

— Будем считать, что ты согласилась. Теперь тебе не отвертеться.

Лидия вздохнула. Расс посерьезнел.

— Я так долго ждал тебя.

Лидия чувствовала то же. Она улыбнулась и поцеловала Расса.

— Значит, если я принимаю твое предложение, ты принимаешь мое? — спросила она.

— Да, но ты первая. Демонстрация деловой честности и взаимного доверия, и все такое.

— Больше никаких секретов, — пообещала она.

— Ну, может, пару секретов оставим. — Он дотронулся до ее лица. — Только между нами.

— Похоже, это лучшая сделка в моей жизни.

— Я сделаю все, чтобы ты не пожалела о ней.


home | my bookshelf | | Ураган секретов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу