Book: Социальная психология



Социальная психология

Е.А. Овсянникова, А.А. Серебрякова

Социальная психология

Для студентов очного и заочного обучения, обучающихся по специальности 050100.62 «Педагогическое образование», для руководителей и всех тех, кто по роду своей деятельности работает с людьми и интересуется психологией.


Рецензенты:

Кандидат психологических наук, доцент кафедры медицинской психологии и психофизиологии Санкт-Петербургского государственного университета Р.О. Серебрякова

Кандидат психологических наук, доцент, зав. кафедрой социальной психологии Магнитогорского государственного технического университета им. Г.И. Носова О.П. Степанова

Предисловие

Несомненно, социальная психология – это дисциплина со своей историей, героями, теориями, методиками и жаргоном. Но в лучших своих проявлениях эта наука изучает душу общества и держит руку на пульсе всего человечества. В последние годы она постепенно выходит на центральные позиции. Когда в других областях психологии ученые также осознали, что для понимания закономерностей мышления, чувств и действий человека важно знать его социальное окружение и межличностную динамику, то и там в исследования начали включать социальные аспекты. В итоге мы имеем социальное познание, социальное научение, социальную эволюцию, социальную теорию личности и множество других пограничных дисциплин, обогащающих наше понимание человеческой сущности.

Учебное пособие по дисциплине «Социальная психология» имеет следующую структуру: оглавление, предисловие, теоретический материал, вопросы для контроля знаний по каждому разделу, проверочный тест по всему курсу, примерный перечень тем рефератов, глоссарий, список использованной и рекомендуемой литературы.

Студенты, изучившие данный курс, должны иметь знания о предмете социальная психология личности; об основных зарубежных и отечественных социально-психологических теориях личности; современных представлениях о социализации личности и теориях социализации; социальном статусе и социальных ролях личности; социальных установках и ценностных ориентациях личности; социально-психологических качествах и социальной идентичности личности; изучить историю экспериментальных исследований аттитюдов, классических социально-психологических экспериментов в области социального влияния и социально-психологических исследований отношений личности.

Также они должны научиться анализировать социальные нормы, эффекты группового влияния на личность и использовать полученные данные при объяснении социального поведения человека. Студенты, изучившие курс, должны знать критерии выделения различных типов личности, их основные социально-психологические особенности, иметь представление о методах их диагностики и разбираться в современных социально-психологических исследованиях различных типов личности.

Проверить уровень усвоения теоретического материала позволяют имеющиеся вопросы для проверки знаний по каждому разделу и проверочным тестом по всему курсу.

Имеющийся глоссарий знакомит студентов с основными понятиями, которые могут вызвать затруднения при изучении данного курса.

Заканчивается пособие списком использованной и рекомендуемой литературы по данному курсу.

Раздел 1

Введение в социальную психологию

1.1. Место социальной психологии в системе научного знания

Социальная психология – отрасль психологии, изучающая психологические особенности и закономерности поведения и деятельности людей, обусловленные их включением в социальные группы, а также психологические характеристики самих этих групп.

Социальной психологией рассматриваются закономерности взаимодействия личности и общества, формирования и развития групп. Данное направление является одним из ведущих направлений современной психологии.

Социальная психология возникла на «перекрестке» двух наук: социологии и психологии, что явилось причиной трудностей в определении предмета и круга ее проблем, так как каждая из родительских дисциплин включает социальную психологию в свой состав [1].

Закономерности, изучаемые социальной психологией, являются актуальными практически для всех сфер общественной жизни:

1. различных сфер воспитания;

2. области промышленного производства;

3. средств массовой информации;

4. сферы управления;

5. науки, спорта и т. д.

Предмет, объект, разделы социальной психологии

По вопросу о предмете социальной психологии сложились три основных подхода.

Согласно первому из них предметом социальной психологии являются массовидные явления психики. Данный подход разрабатывается социологами, в нем изучаются: психология классов, больших социальных общностей, различные стороны общественной психологии групп (традиции, нравы, обычаи).

Согласно данному подходу, социальная психология определяется как наука об общественной психологии. А общественная психология, в свою очередь, как уровень общественного сознания, характерный для отдельных социальных групп, прежде всего классов.

Согласно второму подходу предметом социальной психологии является личность. Этот подход получил распространение среди психологов. В рамках данного подхода дискутируется вопрос о том, в каком контексте исследовать личность. Возможен анализ личности с точки зрения ее положения в группе; рассмотрение личности в контексте межличностных отношений либо в системе общения.

Третий подход представляет попытку синтеза первых двух. Социальная психология рассматривается как наука, изучающая и массовые психические процессы, и положение личности в группе. Следует отметить, что такое понимание предмета социальной психологии больше всего отвечает реальной практике исследований.

В настоящее время наиболее общепринятым определением предметом социальной психологии является следующее: изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных их включением в социальные группы, а также изучение психологических характеристик самих этих групп.

Данное определение предмета социальной психологии по существу повторяет определение самой социальной психологии [1].

В качестве объекта исследования социальной психологии, могут выступать: личность, социальная группа (как малая, состоящая из двух-трех человек, так и большая, включающая в себя представителей всего этноса). Кроме того, к объекту социальной психологии относится изучение процессов развития личности и конкретной группы, процессов межличностного и межгруппового взаимодействия.

Основными разделами социальной психологии являются:

1. психология общения – раздел психологии изучающий закономерности общения и взаимодействия людей;

2. психология групп, в данном разделе изучаются психологические характеристики социальных групп как больших, так и малых, изучаются такие явления, как сплоченность, совместимость, лидерство, процесс принятия групповых решений и др.;

3. социальная психология личности, изучающая проблемы социализации, формирование социальных установок личности и т. д.

Отрасли социальной психологии

Сложность социально-психологических явлений, изучаемых социальной психологией, обусловило появление и развитие ее конкретных отраслей. Основными из которых являются:

1. этническая психология, – изучающая особенности людей как представителей различных этнических общностей;

2. психология управления, в центре внимания которой находится анализ проблем, связанных с воздействием на группы и общество в целом;

3. политическая психология – исследует явления и процессы, относящиеся к сфере политической жизни общества и политической деятельности людей;

4. психология религии, – изучающая психологию людей, являющихся участниками религиозной деятельности;

5. психология общения – изучает процессы взаимодействия и обмена информацией между людьми и социальными группами;

6. психология конфликтных отношений (конфликтология) – изучает психологические особенности протекания конфликтов и возможности по их наиболее эффективному разрешению.

Социальная психология связана с рядом других наук. Прежде всего с социологией и общей психологией [6].

Данные науки позволяют социальной психологии точно и правильно подходить к пониманию сущности социально-психологических явлений и процессов, дают возможность осмыслить психологические особенности личности, являющейся субъектом общественных отношений и носителем социальной психики.

Кроме вышеназванных, социальная психология связана междисциплинарными отношениями с такими отраслями знаний, как:

• философия, дающая возможность методологического и теоретического обоснования в понимании сущности социально-психологических явлений;

• исторические науки, дающие возможность анализировать развитие социальной психики и сознания людей, находящихся на различных этапах становления общества;

• экономические науки позволяют раскрывать сущность и своеобразие функционирования экономических процессов общества и их влияние на общественные отношения и на их проявление в социальной психики и общественном сознании людей;

• культурология и этнография позволяют социальной психологии корректно интерпретировать влияние культуры и национальной принадлежности на специфику проявления социально-психологических явлений;

• педагогические науки дают информацию об основных направлениях обучения и воспитания людей, позволяя тем самым социальной психологии вырабатывать рекомендации по социально-психологическому обеспечению этих процессов.

1.2. Методология и методы социальной психологии

Данный вопрос, вероятно, является одним из наиболее сложных для понимания. Тем не менее постараемся в нем разобраться.

Методология – это система принципов (основополагающих идей), способов, правил организации регуляции и построения теоретической и практической деятельности человека, а также учение об этой системе. Методология выполняет две основные функции: во-первых она позволяет описать и оценить деятельность с позиции внутренней организации.

Во-вторых, в ее рамках вырабатываются рекомендации и правила – те нормы, которыми следует руководствоваться в своей деятельности. Методология воплощается в организации и регуляции всех видов человеческой деятельности, не только научной, но и технической, педагогической, политической, управленческой, эстетической и других.

Методология науки устанавливает границы, в рамках которых познавательная деятельность сохраняет научный характер, отличающий ее от обыденных представлений, религиозного опыта и других альтернативных форм познания.

Применительно к науке вообще и социальной психологии в частности различают: общую методологию, специально-научную методологию и методологию как совокупность конкретных методических приемов исследования.

Общая методология – общий философский подход, общий способ познания, принимаемый исследователем. Данный уровень обеспечивает наиболее правильное и точное представление о наиболее общих законах развития действительности. В качестве общей методологии могут выступать различные философские системы.

В отечественной социальной психологии, в качестве общей методологии, чаще всего выступает философия диалектического и исторического материализма Карла Маркса (1818–1883). В философии К Маркса основой развития является «материя, развивающаяся по диалектическим законам. В области исторического материализма Маркс разработал учение об общественно-экономических формациях. Основой развития общества является материальное производство (производительные силы и производственные отношения) [3].

Изменения в сфере материального производства влекут, в конечном счете, изменения в идеологической надстройке (в сфере политики, философии, нравственности и т. д.). Маркс рассматривал историю общества через призму классовой борьбы».

В данном философском направлении бытие рассматривается как противоречивое, находящиеся в непрестанном движении и развитии, что отражается в понятии «диалектический». Далее бытие рассматривается с позиций становления и развития явления или вещи, признается первичность материального и вторичность идеального (бытие определяет сознание) – что отражено в понятии «исторический материализм».

Если начиная с 20—30-х годов XX века, исторический и диалектический материализм был единственно возможным философским направлением для разработки общей методологии науки, то в настоящее время в российской психологии появляются возможности для использования различных философских направлений в качестве общей методологии. Вместе с тем нерационально полностью отвергать диалектический и исторический материализм.

Данное философское направление послужило фундаментом для психологической теории деятельности, разрабатывавшейся такими учеными, как Сергей Леонидович Рубинштейн, Алексей Николаевич Леонтьев и ряд других психологов. Мы выделяем имена этих ученых потому, что в их трудах теория деятельности получила наиболее полное раскрытие. При этом следует отметить, что А.Н. Леонтьев и С.Л. Рубинштейн разрабатывали ее практически независимо друг от друга [3].

Ввиду того, что психологическая теория деятельности занимала особое место в советской психологии, имеет смысл в общих чертах рассмотреть ее суть.

В основе психологической теории деятельности лежит положение философии К. Маркса о том, что не сознание определяет бытие, деятельность, а наоборот, бытие и деятельность определяют сознание.

На основе этого положения С.Л. Рубинштейном был сформулирован принцип единства сознания и деятельности. Суть, которого состояла в следующем: «формируясь в деятельности, психика и сознание в деятельности и проявляются. Деятельность и сознание образуют органическое целое, не тождество, но единство».

Сознание при этом рассматривается как реальность, которая может быть познана лишь через систему субъективных отношений, в том числе через деятельность субъекта, в процессе которой сознание формируется и развивается.

Указанный принцип разрабатывался в обоих вариантах деятельностного подхода (А.Н. Леонтьева и С.Л. Рубинштейна). Но между ними существовали различия в понимании этого единства. Эти различия между двумя вариантами деятельностного подхода, отчетливо сформировались в 40—50-е годы и затрагивали в основном два круга проблем.

Во-первых, это проблема предмета психологической науки. С точки зрения С.Л. Рубинштейна психология должна изучать не деятельность субъекта как таковую, а «психику и только психику», правда, через раскрытие ее существенных объективных связей, в том числе через исследование деятельности.

А.Н. Леонтьев, наоборот, считал, что деятельность неизбежно должна входить в предмет психологии, поскольку психика неотторжима от порождающих и опосредующих ее моментов деятельности.

Во-вторых, споры касались соотношения собственно внешне практической деятельности и сознания. Согласно точки зрения С.Л. Рубинштейна, нельзя говорить о формировании «внутренней» психической деятельности из «внешней», практической, как результата интериоризации – перехода извне во внутрь. До всякой интериоризации внутренний психический план уже существует.

А.Н. Леонтьев полагал, что внутренний план сознания формируется как раз в процессе интериоризации изначально практических действий, связывающих человека с миром человеческих предметов.

Деятельностный подход получил широкое распространение практически во всех сферах психологии. В социальной психологии данный подход очень последовательно развит Г.М. Андреевой.

Так же он нашел свое применение в изучении вопроса о возникновении и происхождении психического отражения, были намечены подходы к изучению отношения деятельности и сознания в условиях разных исторических эпох и культур.

На основе данного подхода была сформулирована теория периодизации психического развития в онтогенезе Д.Б. Эльконина, теория развивающего обучения В.В. Давыдова, теория формирования перцептивных действий А.В. Запорожца и др.

Проводились нейропсихологические и патопсихологические исследования роли конкретных форм деятельности в развитии и коррекции распада высших психических функций.

Очень интенсивно данный подход развивался в такой области, как образование. Причем преимущество в этой сфере явно принадлежало подходу А.Н. Леонтьева. Это было обусловлено тем, что развитие сознания понималось как результат обучения в специфически человеческих условиях. То есть в условиях передачи от человека к человеку общественно-исторического опыта [8].



В зарубежной психологии в качестве общей методологии используются различные философские теории. «Наиболее широкое распространение среди зарубежных психологов получило такое философское направление, как позитивизм. Позитивизм по сути дела отказывается от решения вопроса, что первично: сознание или материя. Главное, с точки зрения позитивизма, – это опора на научно-проверенные факты, установленные в научном исследовании, отказ от фактов, противоречащих друг другу в исследованиях. Практика научного эксперимента возводится позитивизмом на особо высокую ступень». Однако последовательное следование принципам позитивизма может привести к тому, что ни одно более или менее общее суждение науки не будет иметь права на существование.

Специально-научная методология или методология конкретной науки позволяет формулировать внутри научные законы и закономерности, относящиеся к своеобразию функционирования тех явлений, которые исследуются данной наукой. Специальная методология социальной психологии адаптирует общефилософские принципы применительно к нуждам социально-психологических исследований.

Частная методология представляет собой совокупность методов, способов, приемов, методик, техник исследования тех явлений, которые составляют предмет и объект анализа данной науки. Применение любых методик исследования надо рассматривать в контексте общей и специальной методологии, так как разработка различных методик обусловлена определенными философскими и теоретическими направлениями.

Существует ряд классификаций методов социальной психологии. Согласно наиболее общей из них, весь набор методов можно разделить на две большие группы: методы исследования и методы воздействия.

К методам исследования относятся: методы сбора информации и методы обработки полученной информации. К методам сбора информации относятся: наблюдение, изучение документов, анкетирование, интервью, тесты, эксперимент.

Наблюдение – является наиболее распространенным методом, с помощью которого изучаются социально-психологические явления и процессы без вмешательства в их течение. Наблюдение предполагает систематичность, целенаправленность, фиксацию результатов. Для наблюдения характерна довольно высокая степень субъективности, в частности, на интерпретацию результатов могут влиять ожидания наблюдателя. Для уменьшения субъективности метод наблюдения дополняется использованием других методов.

Метод изучения документов. При помощи этого метода возможен анализ продуктов человеческой деятельности (документов, научной, публицистической и художественной литературы). Основная проблема метода сходна с проблемой метода наблюдения, заключается в высокой субъективности метода. Субъективность обусловлена тем, что интерпретацию документов производит исследователь, человек со своими, только ему присущими психологическими особенностями. Наиболее продуктивным данный метод становится тогда, когда опирается на методику контент-анализа.

Контент-анализ – метод выявления и оценки специфических характеристик текстов и других носителей информации. Для этого, соответственно, целям исследования выделяются определенные смысловые единицы содержания и формы информации, например: психологические характеристики персонажей сообщений массовой коммуникации, виды взаимодействия людей, жанры сообщений. Затем производится замер частоты и объема упоминаний этих единиц в определенной совокупности текстов или других носителей информации. Использование контент – анализа позволяет повысить объективность метода изучения документов.

Анкетирование – опрос, проводимый с целью выяснения биографических данных, мнений, ценностных ориентации, личностных черт опрашиваемого. Анкетный опрос может быть устный (интервью) и письменный, собственно анкетирование. Анкетирование осуществляется с помощью анкет. Анкета представляет собой набор вопросов, логически связанных с основной задачей исследования. Основное требование к анкете – возможность получения с ее помощью именно той информации, которая требуется по гипотезе, а также максимальная надежность информации.

Интервью – способ получения социально-психологической информации с помощью устного опроса. Различают два вида интервью: свободное, не регламентированное темой и формой беседы; стандартизированное, по форме близкое к анкете.

Тест (от англ. test – проверка, опыт) – система заданий, позволяющих измерить уровень развития определенного психологического качества личности. Тесты не являются специфическим методом социальной психологии, применяются и в других ее отраслях. В социальной психологии чаще всего используются личностные тесты или групповые. Наиболее широкое распространение среди групповых тестов получил социометрический тест. Данный тест позволяет диагностировать уровень взаимных симпатий и антипатий и статусноролевые отношения в группе.

Причина, по которой использование тестов в социально-психологическом исследовании может быть ограниченным, заключается в специфике предмета социальной психологии – группе. Поведение человека в группе отличается от поведения вне ее. По этой причине результаты тестов, полученные при индивидуальном тестировании, не могут служить сами по себе надежным основанием для прогнозирования поведения человека в группе.

Эксперимент – один из основных методов социальной психологии. Основное достоинство эксперимента – в том, что можно специально моделировать ситуацию исследования и влиять на условия ее протекания (проследить зависимость психических процессов, явлений от изменения внешних условий). Основная масса эмпирических фактов получена с помощью эксперимента. По своим разновидностям эксперимент делится на лабораторный и естественный. В случае проведения лабораторного эксперимента действия испытуемых определяются инструкцией, а условия специально моделируются.

Исследовательская обстановка может быть причиной скованности испытуемого, тревоги, боязни оценки, стремления соответствовать ожиданиям экспериментатора. Выше перечисленные факторы могут вести к несоответствию поведения человека в реальной жизненной ситуации и поведению в ситуации лабораторного эксперимента. Другим недостатком является невозможность полного моделирования реальных жизненных ситуаций.

Стратегия проведения естественного эксперимента была разработана русским врачом и психологом А.Ф. Лазурским (1874–1917). Естественный эксперимент Проводится в условиях, близких к обычной деятельности испытуемых. При этом они не знают, что участвуют в эксперименте. Естественный эксперимент является промежуточным между наблюдением и лабораторным экспериментом. Психолог может влиять на ситуацию, но в формах, не нарушающих ее естественности для испытуемых. Общим требованием, предъявляемым для естественного и лабораторного эксперимента, является наличие контрольной и экспериментальной групп, чтобы было возможным сравнение полученных данных.

По другому основанию можно выделить констатирующий, формирующий и контрольный эксперимент [21].

К методам обработки полученной информации относятся: факторный и корреляционный анализ, методы моделирования, техники компьютерной обработки полученных данных и другие.

Примером методов воздействия является социально-психологический тренинг. Данный метод основан на активных приемах групповой работы и позволяет решать достаточно широкий круг задач: повышение компетентности в общении, достижение более высокого уровня сплоченности группы, овладение навыками уверенного поведения и др.

1.3. История становления и развития социальной

психологии

История социальной психологии за рубежом

Официально началом существования социальной психологии как самостоятельной дисциплины считается 1908 г., в этом году появились работы английского психолога У. Макдугалла «Введение в социальную психологию» и американского социолога Э. Росса «Социальная психология». Однако эта дата является условной, а потребность осознать влияние группы на человека и роль общения в его жизни очень стара.

Уже на заре человечества люди сталкивались с социально-психологическими явлениями, использовали их в своих целях. Например, в системах древних религий использовались такие психологические явления как: подверженность психологическому заражению, возникающему в ситуации воздействия толпы на отдельного человека, из поколения в поколение передавались табу-запреты, которые выступали регуляторами человеческого поведения и общения. Социально-психологическое знание передавалось в русле шаманских практик, астрологии, хиромантии и т. д. Секреты воздействия на группы людей были известны древним ораторам.

Выше приведенные способы передачи социально-психологического знания являются донаучными и насчитывают несколько тысячелетий.

Зарождение социальной психологии как научной дисциплины происходило первоначально на базе философии. В античной (древнегреческой) философии социально-психологические по своему характеру идеи разрабатывались такими философами, как: Сократ, Платон, Протагор, Аристотель. В философии Нового времени: Д. Локк, Ж.Ж. Руссо, Гегель.

В девятнадцатом веке складываются предпосылки для выделения социальной психологии в самостоятельную научную дисциплину. Но прежде произошло выделение в самостоятельные области знаний социологии (основоположник – французский философ Огюст Конт) и психологии (основателем научной психологии является немецкий физиолог, психолог и философ В. Вундт).

Предпосылками для выделения социальной психологии в отдельную область знаний послужили:

• потребности в организации и управлении группами людей, занятых выполнением совместных функций;

• накопление вопросов, которые не могли быть решены в рамках других наук (психологии, социологии, криминологии, этнографии, языкознания).

К числу первых социально-психологических концепций второй половины девятнадцатого века относятся:

1. «психология народов», авторы: немецкий философ М. Лацарус (1824–1903), языковед Г. Штейнталь (1823–1893), В. Вундт (1832–1920). В России идеи психологии народов развивались лингвистом, психологом, этнографом А.А. Потебней (1835–1891);

2. «психология масс», авторы: Г. Тард, итальянский юрист С. Сигеле (1868–1913), французский социолог Г. Лебон (1841–1931);

3. «теория инстинктов социального поведения», автор: английский психолог У. Макдугалл (1871–1938).

Основная идея психологии народов состоит в том, что психология сталкивается с явлениями, причины которых следует искать не в индивидуальном сознании, а в сознании народа. Сознание народа или дух целого выражается в мифах, обычаях, религии, искусстве. В данном направлении была сформулирована очень ценная идея о том, что помимо индивидуального сознания существует еще нечто, свойственное для психологии группы.

Второе направление – психология масс – сосредоточилось на изучении больших скоплений людей – «массы», главной чертой, которой является утрата способности к наблюдению и самонаблюдению. Характерными чертами поведения человека в массе являются: обезличивание, выражающееся в господстве инстинктивных реакций, преобладании чувств над интеллектом, что является причиной повышенной внушаемости, потерей личной ответственности. В данном направлении противопоставлялись массы и элиты общества. По мнению Г. Лебона, масса нуждается в лидере, роль лидера в обществе призвана выполнять элита.

Основным понятием теории инстинктов социального поведения было понятие «инстинкт». Поведение людей, согласно мнению Макдугалла, обусловлено врожденными инстинктами. Он выделил инстинкты борьбы, бегства, воспроизведения рода, приобретения, строительства, стадный инстинкт. Инстинкты лежат в основе всей социальной жизни. Например: инстинкт борьбы, является причиной войн, а инстинкт приобретения детерминирует рыночные отношения.

Положительное значение первых концепций заключалось в том, что в них были поставлены вопросы о соотношении сознания отдельного человека и сознания группы (психология народов и психология масс), о движущих силах социального поведения (теория инстинктов социального поведения). Недостатком был описательный характер, отсутствие исследовательской практики.

Вместе с тем следует отметить, что вышеперечисленные направления в настоящее время представляют не только исторический интерес. Например, В. Вундту принадлежит постановка вопроса о том, что методом исследования психологии народа должен служить анализ мифов, обычаев, языка. Эта идея получила развитие в современной этнопсихологии – разделе социальной психологии о психологических характеристиках этнических групп. Справедливо и положение, сформулированное в психологии масс, о том, что личность претерпевает изменения, находясь в большой группе – массе.

Пожалуй, к собственно истории социальной психологии можно отнести лишь теорию инстинктов социального поведения [18].

Толчком для экспериментального развития социальной психологии послужила Первая мировая война. В США, в странах Европы, в Японии начинается разработка социально-психологических проблем, нацеленных на нужды армии, производства, пропаганды.

Это объясняется тем, что в ходе войны остро встают вопросы предотвращения таких явлений, как страх, паника, сплоченность воинских групп и т. д. А все эти вопросы являются социально-психологическими по своему характеру.

Начало экспериментального этапа развития социальной психологии связано с работами В. Меде (Европа), Ф. Оллпорта (США), В.М. Бехтерева (Россия). Внимание этих ученых было сосредоточено на изучении социально-психологических явлений в группах. В качестве метода использовался лабораторный эксперимент.

Суть экспериментов В. Меде и Ф. Оллпорта состояла в следующем: каждый опыт начинался с одним испытуемым, а затем количество участников увеличивалось. Цель экспериментов состояла в том, чтобы выявить разницу между индивидуальным выполнением деятельности и в присутствие группы. Исследователями были выявлены особенности протекания познавательных процессов при индивидуальном выполнении и в условиях группы.

В.М. Бехтерев (1857–1927) – русский физиолог, психиатр и психолог (основал первую в России экспериментально-психологическую лабораторию, а затем психоневрологический институт). Бехтеревым было установлено, что группа способствует изменению отношений к проступку, позволяет выдержать более сильные раздражители. В ходе экспериментов изучались половые, возрастные, образовательные, природные различия протекания психических процессов в условиях групповой деятельности.

Использование экспериментального метода в изучении групп позволило социальной психологии набрать силу как научной дисциплине. С другой стороны, чрезмерное увлечение лабораторным экспериментом привело к недооценке теоретических и мировоззренческих аспектов социальной психологии, игнорированию реальных социальных проблем [14].

Это не означает, что теоретические исследования полностью отсутствовали, они продолжали существовать, но были непопулярны.

Можно выделить четыре основных направления, в рамках которых велись теоретические исследования: бихевиоризм, психоанализ, когнитивные теории, интеракционизм.

Бихевиоризм – направление в американской психологии двадцатого века. Основоположник – Джон Уотсон (1878–1958). Предметом изучения, согласно бихевиоризму, является поведение. Появление и развитие бихевиоризма совпало с развитием промышленности в США. Бихевиоризм складывался как естественно-научное направление. Основной целью было найти объективный подход к изучению психической жизни. Согласно бихевиористам, такие понятия, как сознание, переживание, не могут считаться научными, так как они есть результат самонаблюдения. Основной метод бихевиоризма – наблюдение и экспериментальное изучение реакций организма в ответ на воздействия среды. Поведение определялось как система реакций организма в ответ на стимулы. Стимул (S) порождает реакцию (R) (S – R). В бихевиоризме широко использовались-эксперименты на животных, результаты которых переносились и на объяснение поведения людей.

Основной задачей психологии, с точки зрения бихевиоризма, является: достижение того, чтобы по ситуации (стимулу) предсказывать поведение (реакцию). И, наоборот, – по реакции судить о вызвавшем ее стимуле. В качестве естественнонаучной базы бихевиоризма принималась концепция условных рефлексов И.П. Павлова (1849–1936).



Первым в США принципы бихевиоризма на область социальной психологии распространил Ф. Оллпорт. Согласно мнению Оллпорта социальными стимулами при взаимодействии людей, выступают речь, жесты, мимика, действия, соматические реакции. А в качестве социальных реакций выступают подражание, симпатии, заразительность реакций в толпе, выполняемая совместно работа.

Следует отметить, что экспериментальная практика не подтвердила универсальности предлагаемой схемы (S – R). Встал вопрос о том, что имеется нечто, определяющее реакцию, кроме стимула. Вариативность реакций в ответ на один и тот же стимул явилось причиной изменений концептуального аппарата бихевиоризма, что позволило говорить о преобразовании его в необихевиоризм. В нем выделяются два основных направления, связанные с именами американских психологов Э. Толмена (1886–1959), К. Халла (1884–1953), с одной стороны, и именем Б. Скиннера (1904–1990) – с другой.

Эдвард Толмен ввел в классическую схему (S – R) существенную поправку, поместив среднее звено, – переменные промежуточные, схема приобрела вид S – V – R. Под переменными промежуточными понимались внутренние процессы, детерминирующие действие стимула, то есть влияющие на внешнее поведение. Под промежуточными переменными понимались такие образования, как: цели, намерения, потребности, гипотезы, образы ситуаций – когнитивные карты.

По сути дела, под видом этих промежуточных переменных в бихевиоризм возвращалось сознание. Хотя формально промежуточные переменные вводились как гипотетические «конструкты» и судить о них следовало исключительно по поведению. Толмен считал, что внутренние процессы можно вывести вовне. Исследовать их так же как физические вещи.

Кларк Халл опирался в основном на учение И.П. Павлова об условных рефлексах. В соответствии с основными положениями концепции Халла поведение является реакцией на различные побуждающие стимулы – драйвы. Следует отметить, что К. Халл не ставил знака равенства между понятиями «потребность» и «драйв».

Драйвы – импульсы к действию. Достигая определенной силы, они активизируют поведение. Поведение вознаграждается ослаблением побуждающих стимулов. Например: голодный человек, движимый сильным драйвом голода, начинает искать место и способ, которым можно утолить голод. Если человеку это удается, поведение подкрепляется, происходит научение. В следующий раз человек будет использовать те реакции, которые в прошлом позволили удовлетворить потребность (уменьшить силу драйва).

При повторении связки S – R возникает ассоциация реакции со стимулом, что приводит к возникновению привычки. Личность человека рассматривается Халлом как совокупность привычек, то есть связей стимулов и реакций. Человек от рождения обладает набором драйвов (жажда, голод, боль, ориентировочный рефлекс). Эти драйвы при определенной интенсивности запускают соответствующее им поведение (инструментальное). Если это поведение протекает в определенных условиях, то эти условия могут приобретать характер вторичного драйва, наличие которого становится необходимым для удовлетворения потребности. Например: если ребенку перед сном всегда поют колыбельную, то возникает вторичный драйв – слышать колыбельную. Ребенок начинает испытывать потребность в колыбельной, уже вне осознаваемой связи с потребностью во сне.

Идеи Халла получили широкое распространение в поведенческой терапии. Так, невротическое поведение рассматривалось Халлом либо, как следствие болезненных привычек, либо как вторичные драйвы. Например, алкоголизм и наркомания – это привычки, основанные на быстром достижении ослабления драйва тревоги. Идеи Халла были развиты Джоном Доллардом и Нилом Миллером (теория фрустрации агрессии).

Скиннер был одним из наиболее известных психологов США и наиболее приверженным ортодоксальным формам классического бихевиоризма. Его теория получила название «Теории оперантного обусловливания» Операнта – образец поведения. Ключевое отличие оперантного обусловливания от классического состоит в том, что в случае оперантного обусловливания живой организм своим поведением активно воздействует на окружающую среду и сталкивается с теми или иными последствиями. В случае формирования условного рефлекса по классической схеме И.П. Павлова, такого воздействия не наблюдается. Скиннер предположил, что поведение определяется не стимулом, предшествующим реакции, а последствиями поведения. Скиннер считал, что животное или человек будут стремиться воспроизводить свое прошлое поведение, если оно имело приятные последствия. Таким образом, следовало, что вероятные последствия поведения управляют индивидом. Следовательно, можно управлять поведением, положительно подкрепляя его определенные способы [11].

Скиннер вывел следующую закономерность: образцы поведения, в след за которыми следуют приятные последствия в будущем, встречаются чаще. Эта закономерность получила название закона выгоды. Очень простая формулировка закона выгоды означала следующее: если перед учителем, например, встает задача сформировать новые привычки, новые образцы поведения, то единственный способ, который дает предсказуемые и надежные результаты, состоит в том, чтобы специально создавать позитивные последствия для того поведения ученика, с которым учителю в дальнейшем хотелось бы встречаться. Подкрепляя это поведение, учитель обязательно достигнет своего: поведение будет встречаться чаще [19].

Развивая идею Скиннера, можно предположить, что поведение, которое наказывается и ведет к неприятным для индивида последствиям, должно исчезнуть. Однако Скиннер не нашел подтверждения этому выводу. С его точки зрения «наказание – довольно спорный способ отучить от нежелательного поведения, поскольку поведение, за которым следуют неприятные последствия, никуда не исчезает, оно лишь видоизменяется самым неожиданным образом.

Человек в случае штрафа вынужден искать иные формы поведения, чтобы избежать штрафа. Часто оказывается так, что эти новые формы бывают еще менее желательными, чем те, которые вызвали наказание».

Основным недостатком бихевиористов является то, что большинство работ выполнено на животных. Однако есть ученые этого направления, исследования которых выполнены на людях. Например, Альберт Бандура.

Чрезвычайно интересной является теория выученной беспомощности Мартина Селигмана, которая нашла подтверждение не только на животных, но и на людях (работы Дональда Хирото, Эллен Лангер).

Альберт Бандура предположил, что новое поведение может возникнуть не только вследствие спонтанной инструментальной активности (как это полагал Скиннер), но и в результате подражания. А так же, как результат вербального (словесного) инструктирования. Первая форма научения характерна как для человека, так и для животных. Научение с помощью вербальных инструкций – исключительно человеческое приобретение. Следствие социальной жизни людей.

Откуда берутся новые формы поведения (помимо врожденных)? Бандура считал, что люди копируют то, что видят вокруг себя. Поведение из окружения ребенка, подростка, взрослого человека выступает в качестве модели для подражания и копирования. Выучивание нового поведения зависит от поведения окружающих человека людей. От социальной среды. В начале человек копирует поведение родителей, позже одноклассников и учителей, телевизионных героев, супругов и героев сериалов.

Родители и учителя передают способы поведения детям, которые служат объектом подражания для одноклассников, фиксируют накопленный опыт в книгах и учебниках. Механизмы подражания и копирования в социальной среде, с одной стороны, поддерживают ее постоянство, с другой стороны – способствуют изменению среды за счет появления новых, часто встречающихся форм поведения (феномен моды). Копироваться может любое воспринятое, доступное и привлекательное поведение. Агрессивное поведение копируется также успешно, как просоциальное.

Большую роль в механизмах обучения новому поведению играют средства массовой информации. Механизмы копирования используются в рекламных и коммерческих целях, реже в образовательных.

Американскому психологу Мартину Селигману принадлежит создание очень интересной теории, которая получила название «теории выученной беспомощности». Суть теории состоит в том, что беспомощность вызывают не сами по себе неприятные события, а опыт их неконтролируемости. Живое существо становится беспомощным в том случае, если оно привыкает к тому, что от его поведения ничего не зависит в случае, когда невозможно влиять на возникновение неприятных ситуаций.

Эксперименты, позволившие Мартину Селигману прийти к такому выводу, состояли в следующем: брались три группы собак, сажались в закрытые клетки. Через пол клеток пускался электрический ток. Первая группа собак могла выключать электричество, нажимая на педаль, вторая группа собак не могла изменить ситуацию, третьей группе собак повезло больше всего – ее током не били. На втором этапе эксперимента все три группы собак помещались в одну клетку с открытым верхом, то есть собаки могли выскочить. И вновь через пол пускалось электричество. Результаты были следующие: собаки, которые в предыдущей серии эксперимента могли выключать электричество, выпрыгивали из клетки, так же поступали собаки, которых током не били. Странно вели себя собаки второй группы (не имевшие возможности отключать электричество в первой серии эксперимента), они оставались в клетке. Данные эксперименты позволили Мартину Селигману сделать вывод: беспомощность – результат не-контролируемости.

Правомерно ли результаты, полученные на животных, переносить на человека? Проверить это попытался Дональд Хирото в 1971 году.

Им была разработана следующая серия экспериментов. Сначала он предложил трем группам испытуемых обнаружить комбинацию кнопок, нажатие которых будет отключать громкий раздражающий звук. У одной группы эта возможность была в действительности. У второй кнопки были отключены. Набор любых комбинаций был бесполезным, – звук продолжал звучать. Третья группа в первой части эксперимента не участвовала. Во второй серии эксперимента всех испытуемых направляли в другую комнату, где стоял специально оборудованный ящик. Испытуемым надо было положить в него руку, когда рука прикасалась ко дну ящика, раздавался противный звук. Если испытуемые касались противоположной стенки, звук прекращался.

Выяснилось, что люди, имевшие на первом этапе эксперимента возможность отключить неприятный звук, выключали его и во второй серии. Так же поступали люди из группы, не участвовавшей в эксперименте. Люди, испытавшие беспомощность в первой серии эксперимента, переносили ее в новую ситуацию и не пытались выключить звук.

В этом и последующих экспериментах было установлено, что у человека существует тот же механизм формирования беспомощности, что и у животных. Было также выявлено, что беспомощности человек может научиться, если просто наблюдает за беспомощностью других [15].

Вышеописанные эксперименты, имеют тот недостаток, что проводились на лабораторных группах. Деятельность, которую призваны были осуществлять люди, была малозначимой для них. Это позволяет усомниться в правомерности перенесения выводов, относительно формирования выученной беспомощности в реальных группах.

Этого недостатка лишены эксперименты, проводившиеся Эллен Лангер. Она работала с людьми преклонного возраста в частной лечебнице и имела возможность кое-что изменить в жизни этих людей.

На двух разных этажах она давала людям две почти одинаковые, инструкции. Различающиеся лишь мерой возможности, в которой пожилые люди могли что-либо изменить в окружающей действительности. Одна инструкция давала людям право выбора и звучала примерно так: «Я хочу, чтобы вы узнали обо всем, что можете делать сами здесь, в этой клинике. Вы можете выбрать на завтрак либо, омлет, либо яичницу. По средам или четвергам будет кино, но записаться надо заранее. В саду можно выбрать цветы для своей комнаты, выбрать можно, что хотите, – но поливать свои цветы вы должны сами».

Вторая инструкция для жителей другого этажа звучала несколько иначе. «Я хочу, чтобы вы узнали о тех добрых делах, которые мы делаем для вас здесь, в нашей клинике. На завтрак бывает омлет или яичница. Омлет готовим по понедельникам, средам, пятницам, а яичницу – в остальные дни. Кино бывает в среду и четверг. В среду для тех, кто живет в левом крыле, а в четверг – для живущих в правом. В саду растут цветы для ваших комнат. Сестра выберет каждому по цветку и будет ухаживать за ним сама».

Согласно этим инструкциям получалось, что обитатели одного из этажей дома престарелых могли распоряжаться своей жизнью; на другом этаже люди получали то же самое, но без возможности влиять на свой выбор.

Через восемнадцать месяцев Эллен Лангер вернулась в клинику. И установила, что группа с правом выбора оказалась более активной и счастливой. Результаты были получены с использованием специальных оценочных шкал. Так же было обнаружено, что в этой группе умерло меньше людей, чем в другой. Таким образом, можно предположить, что возможность выбора и контроля ситуации могут спасать жизнь, а беспомощность может убивать [8].

Кроме процесса научения, бихевиористы изучали и социализацию детей, приобретение ими социального опыта и норм поведения того круга, к которому они принадлежат. Джордж Мид (1863–1931), американский ученый, является автором концепции, названной социальным бихевиоризмом. Д. Мид полагал, что личность ребенка формируется в процессе его взаимодействия с другими.

В общении с разными людьми ребенок играет разные «роли». Личность ребенка является объединением различных ролей, которые он на себя примеряет. Большое значение как в формировании, так и в осознании этих ролей имеет игра. Именно в игре дети учатся принимать на себя различные роли и соблюдать определенные правила. Концепция Д. Мида называется еще концепцией ожидания. По его мнению дети проигрывают свои роли в зависимости от ожиданий взрослого.

В зависимости от ожидания и от прошлого опыта (наблюдений за родителями, знакомыми) дети по-разному играют одни и те же роли. Например, если родители ожидают от ребенка только положительных отметок, то он играет роль ученика иначе, чем ребенок, который ходит в школу, потому, что это надо.

Представляют интерес исследования асоциального (агрессивного) и про-социального (приемлемого обществом) поведения, предпринятые психологами данного направления. Д. Доллард разработал теорию фрустрации.

Фрустрация – нарушение поведения, вызванное невозможностью справиться с трудностями. Согласно теории Долларда сдерживание слабых проявлений агрессивности, которые являются результатом прошлых фрустраций, может привести к агрессивности в зрелом возрасте. То есть фрустрации, переживавшиеся ребенком в детстве, являются причиной агрессивности в зрелом возрасте. В настоящее время данная точка зрения является спорной. Ряд исследователей доказывают невозможность воспитания детей без каких-либо фрустрационных ситуаций. Таковыми ситуациями являются те, в которых, с одной стороны, есть потребность ребенка, а с другой – невозможность ее удовлетворения, в силу самых разных причин (например, социальные нормы).

Подсчитано, «что ежедневно каждый ребенок дошкольного возраста переживает около 90 фрустрационных ситуаций в семье и в детском саду, но только небольшое число этих фрустраций могут привести к агрессивному поведению».

Надо отметить, что исследования ученых этой школы нашли широкое применение в педагогической, воспитательной и психотерапевтической практике.

Психоанализ. Основоположником данного направления является австрийский ученый Зигмунд Фрейд (1856–1939). Фрейд начинал свои исследования как физиолог и невропатолог. Основываясь на результатах практики, он пришел к выводу, что причиной многих болезней являются неосознаваемые людьми комплексы. Будучи вытесненными из сознания они вызывают патологические симптомы (расстройства памяти, эмоциональной сферы, восприятия, нарушения движений).

Собственно к социально-психологическим исследованиям 3. Фрейд первоначально относился скептически, но под влиянием работ Г. Лебона изменил свое мнение.

Фрейд считал, что поведение человека направляется побуждениями, находящимися вне сферы сознания. Эти побуждения являются неприемлемыми с точки зрения общества, поэтому человек находится в конфликте с обществом. С одной стороны, человеческим поведением движет желание к наслаждениям, а с другой, действуют запреты со стороны общества.

В то же время 3. Фрейд признавал необходимость цивилизации. Основная функция, которой состоит в защите людей от естественных опасностей и от уничтожения друг друга. Однако ограничение обществом агрессивных и сексуальных импульсов людей вызывает у них нежелательные черты характера.

Фрейд так же считал, что для понимания личности необходимо обращаться к особенностям такой первичной группы, как семья.

В дальнейшем результаты, полученные при изучении семейных отношений, переносились для интерпретации межличностных отношений в любой человеческой группе. В групповой психологии, согласно Фрейду, ключевой фигурой является фигура лидера. Лидер в группе символизирует фигуру отца в семье.

Важное значение в концепции 3. Фрейда занимает такое понятие как «либидо». Этим термином Фрейд называл энергию таких влечений, которые имеют дело со всем тем, что можно охватить словом «любовь»: половое влечение, себялюбие, любовь к родителям и детям, дружба и всеобщее человеколюбие, а также преданность конкретным предметам и абстрактным идеалам.

Согласно взглядам Фрейда такое явление как паника возникает в случае ослабления либидонозной структуры массы. Паника возникает в случае отсутствия или потери эмоциональной привязанности, уменьшавшей для индивида размеры опасности.

В настоящее время «вряд ли можно говорить о системном воспроизведении и развитии всего комплекса принципов учения 3. Фрейда. Скорее речь может идти о феномене так называемого рассеянного психоанализа. Под этим мы подразумеваем, во – первых, тот факт, что без учета влияния психоанализа невозможно понять весь облик современной зарубежной социальной психологии».

3. Фрейду принадлежит и создание психобиографического анализа личности. Так, совместно с американским дипломатом У. Буллитом 3. Фрейдом была написана психобиография президента США Вудро Вильсона.

Позднее это направление – психобиографическое описание личности – трансформировалось в отрасль знаний, получившей название психоистории.

Многие последователи Зигмунда Фрейда (неофрейдисты) среди факторов развития личности отдавали приоритет культурным и социальным детерминантам.

В частности, Эрих Фромм (1900–1980) стремился перенести акцент с биологических мотивов человеческого поведения в психоанализе на социальные факторы формирования психики. Он утверждал, что поведение человека можно понять только в контексте влияний культуры, существующих в данный момент истории.

Изучая историю человеческих взаимоотношений в связи с развитием общества, Э. Фромм пришел к выводу, что наилучшим образом люди себя чувствовали в стабильных обществах с закрепленными социальными ролями (сеньор – вассал) при минимуме свободы. Чем больше у человека свободы, тем сильнее желание «бегства от свободы». Э. Фромм описывает стратегии такого бегства. Это авторитаризм, деструктивность, абсолютное подчинение традициям общества.

Важность культурных и социальных влияний на личность подчеркивала Карен Хорни (1885–1952). Ей принадлежит создание социокультурной теории личности.

Когнитивные теории (когнитивизм). Все когнитивные теории ведут свое начало из гештальтпсихологии и теории поля Курта Левина (1890–1947). Поэтому целесообразно в общих чертах рассмотреть и эти направления.

Гештальтпсихология (от нем. Gesfalt – образ, форма). Направление возникло в Германии в первой трети двадцатого века. Основоположники: Макс Вертгеймер (1880–1934), Вольфганг Келер (1887–1967), Курт Коффка (1886–1941). Согласно гештальтпсихологии основу психического явления составляет его целостность. Данное направление так же, как бихевиоризм, явилось альтернативой ассиционистской психологии, развиваемой В. Вундтом.

В настоящее время гештальтпсихология уступила место другим направлениям. Тем не менее многие концепции данного направления вошли в различные разделы психологии – от изучения восприятия до Динамики групп.

Близок по своим взглядам, на природу психического, к гештальтпсихологии был Курт Левин. Однако К. Левин сосредоточился не на исследовании когнитивных процессов, а на исследовании личности человека и исследовании группы.

Согласно представлениям Курта Левина личность живет и развивается в психологическом поле окружающих ее предметов. Каждый из предметов обладает определенным зарядом (валентностью). Валентность можно определить, как свойство предмета притягивать или отталкивать. Другими словами, валентность это то, насколько данный предмет является ценным для человека.

Воздействуя на человека, предметы вызывают потребности. Потребности – это своего рода энергетические заряды, вызывающие напряжение человека. В состоянии напряжения человек стремится к разрядке, то есть к удовлетворению потребности. К. Левин различал два вида потребностей – биологические и социальные или квазипотребности.

Исследования К. Левина показали, что поведение человека может направляться не только сиюминутными потребностями, но и идеальными мотивами поведения. То есть мотивами, представленными только в сознании человека. Наличие идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние окружающих предметов (влияние поля).

То есть поведение человека может быть полевым, в этом случае оно детерминировано существующей в данный момент времени ситуацией. Либо волевым – поведение, выходящее за рамки существующей ситуации и обусловленного идеальными мотивами.

От анализа мотивации поведения отдельного индивида. К. Левин переходит к исследованию группы. К. Левин становится инициатором направления, названного «Групповой динамикой». Группа трактуется как динамическое целое, как особая система, индивиды которой сплачиваются под воздействием различных сил. «Сущность группы, не сходство или различие ее членов, а их взаимозависимость. Группа может быть охарактеризована как «динамическое целое». Это означает, что изменения в состоянии одной части изменяют состояния любой другой. Степень взаимозависимости членов группы варьирует от несвязной массы к компактному единству».

К. Левин занимался и проблемами групповой дифференциации, типологией стилей общения. Ему принадлежит описание стилей общения: демократический, авторитарный, попустительский. Именно в школе групповой динамики возникли так называемые Т-группы, группы тренинга.

Т-группа, группа создаваемая для воздействия на ее членов с целью развития у них социально-психологической компетентности, навыков общения и взаимодействия.

Вышеназванные подходы послужили основой когнитивной психологии. Когнитивная психология возникла в конце 50-х – начале 60-х гг. XX в. Основополагающей идей данного направления является рассмотрение социального поведения с точки зрения познавательных (когнитивных) процессов человека. Основу когнитивной социальной психологии составляют теории когнитивного соответствия. Это класс теорий, разработанных в западной социальной психологии.

Цель – дать объяснение соотношения логичного и алогичного в поведении человека. Фундаментальная идея всех теорий когнитивного соответствия состоит в том, что когнитивная структура человека не может быть несбалансированной, дисгармоничной. Если же это возникает (например, в результате противоречивой информации об одном и том же объекте), то немедленно возникает тенденция изменить это состояние и вновь восстановить внутреннее соответствие когнитивной системы. Данная идея развивается такими учеными, как: Ф. Хайдер, Т. Ньюком, Ч. Осгуд, П. Танненбаум. Л. Фестингер.

Теория структурного баланса Ф. Хайдера основывается на идее соответствия и идее каузальной атрибуции. Каузальная атрибуция (от лат. Causa – причина и attribuo – придаю, наделяю) – интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей. В теории структурного баланса рассматривается состояние сбалансированности когнитивной структуры человека в ситуации восприятия им другого человека и построения двух рядов отношений: к этому человеку и к объекту, общему для двух партнеров по общению.

В теории коммуникативных актов Т. Ньюкома основной является идея о том, что средством преодоления дискомфорта, вызванного несоответствием между отношением человека к другому человеку и его отношением к общему для них объекту, является развитие коммуникации. Коммуникация (от лат. Communico – делаю общим, связываю, общаюсь) – смысловой аспект социального взаимодействия. Одна из основных функций коммуникации состоит в достижении социальной общности при сохранении индивидуальности каждого из партнеров. По ходу коммуникации возможно изменение отношений к другому человеку или к объекту. Тем самым восстанавливается соответствие.

Ч. Осгуд, П. Таненбаум – авторы теории конгруэнтности (соответствия), считают, что для достижения соответствия в когнитивной структуре человека, субъект должен одновременно изменить свое отношение как к другому человеку, так и к тому объекту, который они оба оценивают. Например, если человек позитивно относится к другому человеку, но негативно к оцениваемому ими объекту. То в случае позитивного отношения второго человека к объекту, первый, уменьшая негативность своего отношения к этому объекту, уменьшает вместе с тем и позитивность своего отношения ко второму субъекту.

Л. Фестингеру принадлежит создание теории когнитивного диссонанса. Диссонанс есть отрицательное состояние, возникающее в ситуации, когда человек имеет разные, противоречащие друг другу сведения, мнения или знания об одном и том же объекте. Состояние диссонанса субъективно переживается как дискомфорт, от которого человек стремится избавиться. Для этого есть два выхода: изменить свое мнение относительно объекта либо получить новую информацию, которая бы устранила противоречие и согласовывалась с прежними представлениями.

Интеракционизм (от англ. interaktion – взаимодействие). Данное направление социальной психологии базируется на концепциях американского социолога Дж. Г. Мида (1863–1931). Интеракционизм является единственной теорией социологического происхождения. Ключевое понятие интеракционизма – социальное взаимодействие. Под которым понимается непосредственная межличностная коммуникация или обмен символами.

С точки зрения интеракционизма развитие личности происходит в процессе взаимодействия с другими людьми в обществе. То есть личность социальна по определению и вне общества существовать не может.

Личность имеет структурное строение и состоит из трех основных компонентов. I, Me, Self. В определенной мере трехкомпонентная структура личности интеракционистов перекликается с моделью структуры личности, разработанной 3. Фрейдом.

В работах Дж. Мида и его последователей нет определений понятий: I, Me, Self, но общий ход рассуждений позволяет интерпретировать их следующим образом. I – Я, является импульсивным, активным, творческим началом личности. Me – меня, то, каким меня должны видеть другие, – это нормативное я, внутренний социальный контроль, основанный на учете ожиданий требований значимых других людей. Нормативное Я как бы направляет импульсивное Я в соответствии с усвоенными нормами поведения в целях успешного, с точки зрения индивида, осуществления социального взаимодействия. Self – «самость» человека, представляет собой совокупность импульсивного и нормативного Я, их активное взаимодействие. Личность – активное, творческое существо, способная оценивать и направлять собственные действия.

Вероятно, основным недостатком интеракционизма является то, что за основу развития общества берется творческое начало самой личности. Наличие в структуре личности импульсивного Я, является предпосылкой для появления различных вариаций в шаблонах ролевого поведения и отклонений от этих шаблонов. Эти вариации приводят к смене одних шаблонов на другие. В результате чего происходит смена нормы.

Таким образом, интеракционисты полностью исключают из анализа развития общества исторический и социально-экономический контекст. Изменения в обществе носят случайный характер и зависят от личности.

Так же в данном направлении изучаются механизмы формирования социальных норм, процессы социализации, ролевое поведение, функции референтной группы.

Помимо идей Дж. Г. Мида, интеракционизм объединяет еще ряд теорий. Теорию ролей – автор Т. Сарбин. Теорию референтных групп – авторы Г. Хаймен, Р. Мертон. Теорию социальной драматургии – Э. Гофман.

История социальной психологии в России

До сих пор мы рассматривали преимущественно развитие социально-психологических идей в зарубежной социальной психологии. Теперь обратимся к рассмотрению становления социальной психологии в России.

В дореволюционной России социальной психологии как самостоятельной дисциплины не существовало. Российская же психология являлась частью мировой науки и по уровню своего развития занимала третье место в мире после США и Германии.

Социально-психологическая проблематика разрабатывалась во всем комплексе общественных наук. Знания о поведении личности в группе, групповых процессах накапливались в военной практике, в юриспруденции и медицине в изучении национальных особенностей.

Существенное влияние на развитие социально-психологических идей в дореволюционный период оказали представители общественных наук. Прежде всего – социологи.

Наиболее разработанная социально-психологическая концепция содержится в трудах Николая Константиновича Михайловского. Н.К. Михайловский (1842–1904), один из основателей социологии в России. Оказал большое влияние на развитие науки, образования, литературы, журналистики. Н.К. Михайловскому принадлежит разработка психологии массовых социальных движений, одной из разновидностей которой является революционное движение. Согласно его взглядам действующими силами социального развития являются герои и толпа.

«Героем мы будем называть человека, увлекающего своим примером массу на хорошее или дурное, благородное или подлейшее, разумное или бессмысленное дело. Толпой будем называть массу, способную увлекаться примером…» [14]. Согласно взглядам Н.К. Михайловского, герой аккумулирует разрозненные, функционирующие в толпе чувства, настроения, мысли. Герой должен учитывать общественное настроение массы, чтобы она шла за ним.

Исследуя проблему общения между героем и толпой, Н.К. Михайловский в качестве механизмов общения выделяет: подражание, заражение, внушение, противопоставимость.

В правоведении социально-психологическая проблематика представлена в трудах Л.И. Петражицкого. Л.И. Петражицкий является одним из основателей субъективной школы в правоведении. Согласно его взглядам психология является фундаментальной наукой и основой для всех общественных наук. Реально существуют только психические явления, а социально-исторические образования представляют собой их проекции. Развитие права, морали, этики, эстетики является продуктом народной психики. Как правоведа, Л.И. Петражицкого интересовал вопрос о мотивах человеческих поступков, о социальных нормах поведения. Истинным мотивом поведения человека он считал – эмоции.

Существенный вклад в развитие социально-психологических идей внес Александр Афанасьевич Потебня (1835–1891). Он разрабатывал вопросы теории фольклора, этнографии, языкознания. Согласно мнению А.А. Потебни главным признаком любого этноса, обусловливающего существование народа, является язык. Согласно точки зрения А.А. Потебни язык не является средством обозначения уже готовой мысли, если бы он имел такую функцию, было бы неважно, какой язык использовать, все они были бы легко взаимозаменяемы.

Но этого не происходит, потому что функция языка – не обозначение уже готовой мысли, а сотворение ее через преобразование первоначальных до язычных элементов. При этом представители разных народов посредством национальных языков формируют мысль своим, отличным от других народов способом.

Развивая свои положения, А.А. Потебня пришел к ряду важных заключений:

1. утрата народом своего языка, равносильна его денационализации;

2. представители разных национальностей не всегда могут достигнуть адекватного взаимопонимания, так как существуют специфические особенности и механизмы межэтнического общения, которые должны учитывать мышление всех сторон общающихся людей;

3. культура и образование развивают и закрепляют этноспецифические характеристики представителей тех или иных народов, а не нивелируют их.

Дальнейшее развитие идеи А.А. Потебни получили в трудах его ученика и последователя Дмитрия Николаевича Овсянико-Куликовского (1853–1920).

Особое место в предреволюционный период развития социально-психологических идей в России занимает Владимир Михайлович Бехтерев (1857–1927). Ему принадлежит целый ряд работ, которые по своему содержанию являются социально-психологическими. А именно: «Личность и условия ее развития» (1905), «Предмет и задачи общественной психологии как объективной науки» (1911). В 1921 году вышла фундаментальная работа В.М. Бехтерева «Коллективная рефлексология». Данная работа может рассматриваться как первый учебник по социальной психологии в России.

«Коллективная рефлексология» явилась продолжением общепсихологических идей В.М. Бехтерева – рефлексологии. Рефлексология исходила из того, что нет ни одного процесса мысли, который не выражался бы теми или иными объективными проявлениями. Рефлексология стремилась использовать объективные методы для научных выводов.

Принципы рефлексологии, используемые для объяснения особенностей индивидуальной психологии, распространялись и на понимание коллективной психологии. В.М. Бехтереву принадлежит развернутое определение предмета социальной психологии. Таким предметом является: «Изучение психологической деятельности собраний, сборищ, составляемых из массы лиц, проявляющих свою нервно – психическую деятельность как целое. Благодаря общению людей на митинге или в правительственном собрании – везде проявляется общее настроение, соборное умственное творчество и коллективные действия многих лиц, связанных друг с другом теми или другими условиями». В.М. Бехтерев выделил системообразующие признаки коллектива: общность интересов и задач, побуждающих коллектив к единству действий.

В.М. Бехтерев рассматривал коллектив как собирательную личность. То есть коллектив – это образование, не сводимое к сумме отдельных людей. В.М. Бехтерев фактически ввел в психологию понятия индивида, индивидуальности, личности. Считая, «что – индивид – это биологическая основа, над которой надстраивается социальная сфера личности… Доказывая, что развитие личности невозможно без коллектива, Бехтерев вместе с тем подчеркивал, что влияние коллектива не всегда благотворно, ибо любой коллектив нивелирует личность, стараясь сделать ее шаблонным выразителем своей среды. Обычаи и общественные стереотипы ограничивают личность и ее деятельность, лишая ее возможности свободно проявлять свои потребности. Личная свобода и общественная необходимость, индивидуализация и социализация – две стороны общественного процесса, идущего по пути социальной эволюции» [19].

После Октябрьской революции 1917 года интерес к социальной психологии резко возрос. Это было обусловлено рядом причин: необходимостью осмысления революционных преобразований в обществе, острой идеологической борьбой, необходимостью решать задачи по восстановлению народного хозяйства, борьбой с беспризорностью, ликвидацией безграмотности.

Характерной особенностью социальной психологии в послереволюционной России был поиск своего пути. В этом процессе существенную роль сыграло освоение марксистских идей и применение их к пониманию сути социально-психологических явлений. В дискуссии по проблемам «психология и марксизм» приняли участие представители различных наук: филолог и журналист Л.Н. Войтоловский, юрист М.А. Рейснер, психологи А.Б. Залкинд, К.Н. Корнилов и П.П. Блонский, психолог и философ Г.И. Челпанов, зоопсихолог В.А. Вагнер, невропатолог и психиатр В.М. Бехтерев.

Особое место в построении марксистской социальной психологии занимали труды Г.В. Плеханова (1856–1918). Г.В. Плеханов дал с позиций исторического материализма определение понятия «общественная психология». Рассматривая ее как конкретно-историческое и классовое явление. Г.В. Плеханов раскрывал закономерности формирования общественной психологии исходя из принципа социальной обусловленности общественного сознания.

Большое значение для судьбы социальной психологии имела точка зрения Г.И. Челпанова (1862–1936). В 1914 году по его инициативе открылся Психологический институт имени Л.Г. Щукиной – первое в России психологическое научно-образовательное учреждение.

В дискуссии о развитии психологии Г.И. Челпанов отстаивал точку зрения, согласно которой психологию надо разделить на две части: на социальную психологию и собственно психологию. Социальная психология должна разрабатываться на основе марксизма, а психология – остаться эмпирической наукой, не зависимой от какого-либо мировоззрения.

Против предложения Г.И. Челпанова выступили те ученые, которые разделяли идею перестройки психологии на основе марксизма. П.П. Блонский (1884–1941), А.Б. Залкинд (1888–1936), В.Н. Артемов. Суть возражения состояла в том, что с точки зрения марксизма вся психология становится социальной и, следовательно, нет необходимости выделять еще какую-либо специальную социальную психологию. Против Г.И. Челпанова выступил и В.М. Бехтерев. Как уже упоминалось, он выступил с предложением создать коллективную рефлексологию.

М.А. Рейснер считал, что способом построения марксистской социальной психологии является «прямое соотношение физиологического учения И.П. Павлова с историческим материализмом… социальная психология должна стать наукой о социальных раздражителях и их соотношениях с действиями человека» [11].

Идеи Льва Наумовича Войтоловского (1876–1941) относительно развития социальной психологии лежали вне непосредственной полемики с Г.И. Челпановым. Л.Н. Войтоловский считал, что предметом коллективной психологии (так называли в то время социальную психологию) должна являться психология масс. Он рассмотрел ряд психологических механизмов, которые, реализуясь в толпе, обеспечивают особый тип эмоционального напряжения, возникающего между участниками массового действия. Методом исследования психологии масс – анализ отчетов непосредственных участников и наблюдение свидетелей.

Особое значение для отечественной социальной психологии имели работы Льва Семеновича Выготского (1896–1934). Ему принадлежит создание культурно-исторической теории развития психики. Культура – создает особые формы поведения, видоизменяет деятельность психической функции. Л.С. Выготский доказал, что высшие психические функции (произвольное внимание, память, абстрактно-логическое мышление, воля) являются социально-обусловленными. Их нельзя понять как функцию мозга, для понимания их природы необходимо выйти за пределы организма и искать причины их развития в жизни общества.

Между тем развитие психологии в Советской России приобретало драматический характер. По словам А.В. Петровского «В условиях тоталитарного режима культивировалась версия об «особом пути» марксистской психологии как единственно верной отрасли знания». Если первоначально партийная борьба шла с теми, кто был против большевиков, и «жизни психологической науки, казалось, еще ничего не грозило» (там же), то, начиная с 1929 года, ситуация меняется. Первая волна репрессий ударила по психологии с середины 30-х годов. Это было связано с постановлением ЦК ВКП (б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов». Педология – наука о ребенке, была объявлена антимарксистской и буржуазной наукой о детях. Это постановление закрыло не только педологию, но отразилось и на судьбе социальной психологии. Труды Л.С. Выготского П.П. Блонского и других ученых, кто занимался педологическими исследованиями, участвовал в дискуссиях о развитии социальной психологии, оказались под запретом на долгие годы. Социальная психология получила статус «одной из ветвей буржуазной психологии…. которая подменяет исторический анализ общественных явлений их психологическим объяснением»^]. Отчасти причиной такого эпитета явилось то, что на Западе социальная психология продолжала развиваться вне марксистской традиции. С другой стороны, тоталитарному государству была нужна лишь такая наука, которая отказывалась от анализа психологии человека, чтобы не привлекать внимание к реальному состоянию дел в общественной жизни.

Социальная психология прекратила существование в самом начале своего становления. Нельзя сказать, что в последующие годы развитие социально-психологических идей в стране полностью прекратилось. Основным источником и областью применения социальной психологии становятся педагогические исследования. В частности, исследования педагога и писателя Антона Семеновича Макаренко (1888–1939).

А. С. Макаренко была разработана концепция формирования личности в коллективе. Он исследовал мотивационную сферу личности, механизмы формирования ее общественно ценных качеств. Основную роль отводил формированию потребностей коллективиста: «Нравственно оправданная потребность – это есть потребность коллективиста, то есть человека, связанного со своим коллективом единой целью движения, единством борьбы, живым и несомненным ощущением своего долга перед обществом» [14].

А. С. Макаренко принадлежит одно из определений коллектива, которое стало отправным для разработки социально-психологической проблематики в последующие десятилетия. Коллектив, согласно А.С. Макаренко, – это целеустремленный комплекс личностей, организованных и обладающих органами управления. Это контактная совокупность, основанная на социалистическом принципе объединения. Основными признаками коллектива являются: наличие общих целей, служащих на благо общества; совместная деятельность – направленная на достижение этих целей; определенная структура – наличие органов, координирующих деятельность коллектива и представляющих его интересы. В своем развитии коллектив проходит путь от диктаторского требования организатора до свободного требования каждой личности от себя на фоне требований коллектива.

Начиная со второй половины 50-х годов XX века, в нашей стране сложилась особая социальная и интеллектуальная ситуация. Снижение идеологического контроля и относительная демократизация во всех сферах жизни, привели к возрождению творческой активности ученых. Начался период возрождения социальной психологии в нашей стране. В качестве методологической основы выступила философия диалектического и исторического материализма Карла Маркса.

В 1959 году в «Вестнике ЛГУ» № 12 выходит статья А.Г. Ковалева «О социальной психологии». Началась дискуссия на страницах журналов «Вопросы психологии» и «Вопросы философии». В 1963 году состоялся Второй Всероссийский съезд психологов. В 1962 году организуется первая в стране лаборатория социальной психологии при Ленинградском государственном университете. В 1968 году открывается первая кафедра социальной психологии в том же университете. В 1972 году начинает работать кафедра социальной психологии при МГУ. С 1967 года начинается публикация учебников и учебных пособий.

В целом данный этап развития характеризуется разработкой основных проблем социальной психологии. В области методологии разрабатываются концепции Г.М. Андреевой, Б.Д. Парыгиным, Е.В. Шороховой. Исследования групп отражены в работах К.К. Платонова, А.В. Петровского, Л.И. Уманского. Исследования социальной психологии личности связаны с именами Л.И. Божович, К.К. Платонова, В. А. Ядова. Исследованием социальной психологии общения занимались А.А. Бодалев, Л.П. Буева, А.А. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, Б.Д. Парыгин.

В настоящее время социальная психология нашла применение в различных областях общественной жизни: образования, промышленного производства, управления, системе средств массовой коммуникации и рекламе, политике, в области борьбы с противоправным поведением и др.

Вопросы для проверки знаний

1. Что является предметом в социальной психологии?

2. Что относят к объектам социальной психологии?

3. Назовите разделы социальной психологии. Обоснуйте свой ответ.

4. Какие отрасли социальной психологии наиболее активно развиваются в настоящее время? Приведите примеры.

5. Что такое «методология»? Назовите основные методы, используемые в социальной психологии.

Раздел 2

Социальная психология групп

2.1. История изучения малых групп

Как уже упоминалось, социальная психология – это отрасль психологии, предметом изучения которой являются закономерности психических явлений и поведения людей, обусловленные фактором их включения в социальные группы, а также психологические характеристики самих этих групп.

Говоря об истории становления социальной психологии, мы рассмотрели в общих чертах и историю изучения групп. Тем не менее остановимся на этом вопросе еще раз.

Мыслители разных народов с древнейших времен рассуждали о природе человека. Фактически все из них признавали социальную природу человека. Так, Аристотель определял человека как животное, но животное общественное. «Тот, кто в силу своей природы, а не вследствие случайных обстоятельств живет вне общества, – либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек…».

Все же общая тенденция была такова, что на протяжении веков в центре внимания философского анализа был отдельный человек. А группа людей представала лишь как арифметическая сумма индивидуальностей [1].

Исследования малых групп начались лишь во второй четверти XX века. Но очень быстро приобрели широкий размах и составили основное содержание социально-психологических исследований в зарубежной (прежде всего в американской и европейской) психологии.

Условно можно выделить ряд этапов исследования групп.

Первоначально в социальной психологии возникают концепции, носящие описательный характер. К ним относятся: «психология масс» – основоположники Г. Лебон и С. Селье; теория «инстинктов социального поведения» – автор У. Макдугалл. Основоположники первых социально-психологических концепций пытались найти универсальные законы, которые можно было бы применить для объяснения социальных явлений.

Впрочем, в сфере внимания этих авторов были преимущественно большие группы. А собственно первые работы, посвященные изучению малой группы и влиянию, которое она оказывает на личность, принадлежат Георгу Зиммелю (1858–1918) и Чарльзу Кули (1864–1929). Работы этих ученых ознаменовали наступление экспериментального этапа в изучении групп.

Который ознаменовался интересом к вопросу о влиянии группы на действия человека, сравнением эффективности деятельности в одиночку и в присутствии других. При этом акцент делался именно на факте простого присутствия других. То есть изучалось не совместное действие, а действие рядом (коация). Результаты исследования коактных групп показали, что в присутствии других людей возрастает скорость, но ухудшается качество действий человека.

Эффект повышения скорости или продуктивности деятельности человека в результате присутствия другого человека получил название социальной фасилитации (от англ. facilitate – облегчать).

А ухудшение деятельности, в результате присутствия других людей получило название социальной ингибиции (от лат. inhibere – сдерживать, останавливать). Но в социальной психологии наибольшее распространение получили исследования социальной фасилитации. Эти явления были описаны Ф. Олпортом и В. Меде. В России исследованием влияния групп на деятельность человека занимались В.М. Бехтерев и М. В. Ланге.

В настоящее время установлено, что на продуктивность деятельности может влиять не только реальное присутствие других людей, но и актуализация их образов в сознании [2].

На третьем этапе исследований в центре внимания оказалось изучение групп, объединенных совместной деятельностью. Было установлено, что при условии совместной деятельности в группе проблемы решаются более корректно, чем при их индивидуальном решении. Особенно на ранних стадиях решения задач: группа совершает меньше ошибок, демонстрирует более высокую скорость решения задач. Однако при более детальном анализе было установлено, что результаты зависят и от характера деятельности.

Сами исследования приобретают все более разветвленный характер. Начинает изучаться не только влияние группы на человека, но и характеристики самих групп.

Большой интерес вызвали исследования того, в какой мере влияют на повышение производительности труда межличностные отношения. В ходе хотторнских экспериментов (Хотторн – город в США), проведенных Э. Мейо, были сделаны выводы, которые послужили основой для последующих исследований роли психологических факторов в современном производстве.

Исследования Э. Мейо носили сугубо прикладной характер и проводились с целью повышения производительности труда сборщиц электротехнических реле. Эксперимент длился несколько лет с 1924-го по 1936 год, в течение его проведения вводились разнообразные нововведения, призванные повысить производительность. Результата удалось достигнуть, но когда по условиям эксперимента все нововведения были отменены, производительность труда хоть и снизилась, но осталась на более высоком уровне по сравнению с первоначальными результатами.

Было выявлено, что производительность труда каждого рабочего зависит от его самочувствия в группе и соответствует не столько его возможностям, сколько системе ценностных ориентации, норм, сложившихся в группе. Определяется не только оплатой и условиями труда, но и характером возникших неформальных отношений. Неформальная структура способна как тормозить, так и, наоборот, обеспечивать производительность труда.

Было установлено, что характер неформальных отношений влияет на текучесть рабочей силы, а также на отношение рабочих к изменению производственных норм и расценок.

Существенным было влияние Э. Мейо и на методологию исследования в социальных науках. Он даже провозгласил принцип эмпиризма основным принципом исследования. По его мнению, научный прогресс исчерпывается следующими стадиями: наблюдением, умением, экспериментом и логикой.

Э. Мейо выделил два вида знания: «знание о чем-то», в основе которого лежит абстрактное мышление, и «знание через ознакомление», приобретенное путем прямого опыта. Второй вид знания, по его мнению, намного более ценный. Так как приближает исследователя к решению практических задач [4].

Исследованию групп способствовала Вторая мировая война. Исследовались сплоченность и боеспособность групп, эффективность деятельности групп в зависимости от стиля руководства. Групповые процессы становятся предметом экспериментального изучения.

С точки зрения теоретических обоснований, основы социальной психологии первоначально закладывались в рамках гештальтпсихологии, бихевиоризме, психоанализе. На общее развитие социальной психологии групп оказали влияние теория поля К. Левина, концепция Дж. Морено и др.

К. Левину принадлежит создание специального Центра при Массачусетском технологическом институте. Опираясь на идеи ортодоксальной, гештапьтпсихологии, Левин создал теорию поля, которая была положена в основу изучения малых групп.

Основная проблематика исследований сводилась к выяснению: природы групп, условий их формирования, взаимосвязи с индивидами и с другими группами, условиями успешного функционирования. Большое внимание было уделено проблемам образования таких характеристик группы, как нормы, сплоченность, соотношение индивидуальных мотивов и групповых целей, лидерству в группах.

Дж. Морено принадлежит создание социометрического направления в изучении малых групп. Морено исходил из того, что в обществе можно выделить две структуры отношений: макроструктуру и микроструктуру.

Под макроструктурой Морено понимал: «…своеобразное «пространственное» размещение индивидов в различных формах их жизнедеятельности». Под микроструктурой понималась структура «психологических отношений индивида с окружающими его людьми» [17].

Все напряжения и конфликты, согласно Дж. Морено, обусловлены несовпадением микро и макроструктуры. Система симпатий и антипатий не вмещается в рамки заданной человеку макроструктуры. Ближайшее окружение не всегда оказывается приемлемым для человека в психологическом смысле. Задача состоит, следовательно, в том, чтобы привести в соответствие макроструктуру и микроструктуру. Достижение этой цели предполагало использование социометрии.

В современной социальной психологии социометрическая методика получила широкое распространение. Что касается теоретических воззрений Дж. Морено, то они представляют преимущественно исторический интерес. Основным недостатком социометрического направления является концентрация внимания на эмоциональных отношений в группе (симпатии-антипатии), деятельностный аспект функционирования групп полностью игнорируется.

Социометрия позволяет выявить социометрическую структуру малой группы, под которой понимается: совокупность связей между членами группы, обусловленных взаимными предпочтениями и отвержениями по результатам социометрической процедуры.

Основными характеристиками социометрической структуры малой группы являются:

• социометрический статус членов группы – положение, занимаемое членом группы в системе межличностных предпочтений и отклонений;

• характеристики взаимных предпочтений и отклонений;

• наличие микрогрупп, члены которых связаны отношениями взаимных предпочтений, а также характер отношений между ними;

• относительное число взаимных предпочтений.

Отдельная область психологии групп – сугубо прикладная, существующая преимущественно в рамках психотерапии. Истоки этого направления можно проследить, начиная с опытов Франца Месмера.

Первым, кто обратил внимание на терапевтические возможности применения групп, был американский врач Дж. Пратт. В 1905 году он впервые организовал психотерапевтические группы для больных туберкулезом. Пратт пришел к выводу, что группа способна оказывать терапевтический эффект на ее участников. Этот эффект заключался в возникающих в группе взаимном понимании и солидарности, помогающих преодолевать пессимизм и ощущения изоляции.

В дальнейшем практически все психотерапевтические направления XX века в той или иной мере использовали групповые формы работы. Особо надо сказать о гуманистическом направлении, в частности о взглядах Карла Роджерса.

Огромный интерес к групповому движению, проявившейся в 50-х, 60-х годах XX века, по мнению К. Роджерса, обусловлен растущей дегуманизацией культуры, что проявляется в стремлении к материальным ценностям в ущерб искренним взаимоотношениям, при которых можно выражать непосредственные переживания без их подавления.

В целом для современной зарубежной социальной психологии характерно огромное количество накопленного эмпирического материала, посвященного изучению групп. Библиография только по прикладным аспектам социальной психологии достигла к концу 70-х годов в США свыше 10 000 наименований [11].

В советской психологии изучение социально-психологических характеристик групп начинается в 60-е годы XX века. Начинают изучаться группы на производстве, школьные и научные группы. Одним из центральных понятий отечественной социальной психологии становится понятие «коллектив».

Данное определение в отечественной социальной психологии имело определенное идеологическое содержание. Что обусловлено наличием в качестве общеметодологического подхода философии исторического и диалектического материализма К. Маркса вообще и его понимания коллектива в частности.

«Для К. Маркса подлинная коллективность невозможна в условиях существования антагонистических классов, коллективный труд, как труд свободный основан на общественной собственности. Следовательно, подлинная коллективность, в полном смысле этого слова, может быть реализована лишь в социалистическом обществе, и, соответственно, коллективы могут быть формой организации людей только в таком обществе».

Такое понимание коллектива привело к подчеркиванию совершенно особой природы тех реальных групп, которые возникали в нашей стране. Понятие «коллектив» становится синонимом понятию «группа», в результате чего размывается его научное содержание. Отражающее высокий уровень развития группы, цели которой подчинены целям данного общества.

Такое понимание коллектива как высшего уровня развития группы сохранилось и по сей день. А тот факт, что это особое качество группы обозначено термином «коллектив», следует рассматривать как дань традиции.

Вероятно, не будет преувеличением назвать изучение коллектива визитной карточкой отечественной социальной психологии групп. В отличие от отечественных социальных психологов американские исследователи не выделяют развитие группы в качестве научной проблемы и очень редко обращаются к термину «коллектив». Если же этот термин используется, то не в том смысле, в котором его используют отечественные авторы. Под коллективом в западной социальной психологии понимается соединение людей, действующих в одном направлении.

К началу 70-х годов начинаются исследования групповой совместимости и сплоченности, проблемы поведения личности в условиях группового давления (В.В. Шпалинский, А.В. Петровский, В. А. Бакеев). Проблема социальной перцепции разрабатывается А. А. Бодалевым [1].

2.2. Определение малой группы и ее границы

В словаре по психологии малая группа определяется как: относительно небольшое число непосредственно контактирующих индивидов, объединенных общими целями или задачами.

Ясное на первый взгляд определение на самом деле может вызвать ряд вопросов. В частности, какое «небольшое число» людей можно считать достаточным для того, чтобы констатировать наличие группы, какой критерий принять для определения верхней границы группы?

Дискуссия о нижней и верхней границах группы, продолжается довольно давно. По этому вопросу существует две основные точки зрения.

Согласно одной из них, малая группа начинается с двух человек (диада). И в принципе, группа из двух человек действительно представляет специфическое человеческое образование. Межличностные связи в диаде могут отличаться большой прочностью. С другой стороны, диаде свойственна и большая хрупкость – большинство групп продолжает существовать, если лишается одного из своих членов, диада распадается.

Согласно второй точки зрения, говорить о наличии малой группы можно, начиная с трех человек (триада).

Основной довод, который приводится в пользу этого, сводится к тому, что в группе из двух человек можно фиксировать лишь эмоциональные отношения, в ней невозможно вычленить тот тип общения, который опосредован совместной деятельностью. В случае наличия конфликта по поводу деятельности он приобретает характер межличностного конфликта. Третий человек, будучи сам не включен в конфликт, представляет не межличностное, а деятельностное начало.

Нет единого мнения и по поводу верхней границы малой группы. В литературе по этому вопросу приводятся самые разные цифры: 10, 15, 20 человек.

По мнению Г.М. Андреевой, критерием верхней границы малой группы является «реально существующий, данный размер исследуемой группы, продиктованный потребностью совместной групповой деятельности».

Можно констатировать, что вопрос о численности малой группы остается дискуссионным. Тем не менее практически во всех определениях фиксируются следующие черты, свойственные малой группе:

1. наличие двух (трех) и более людей;

2. наличие общей цели и совместной деятельности, таким образом, под определение малых групп не попадает совокупность нескольких индивидов, наблюдающих за последствием какого-либо происшествия;

3. осуществление определенных контактов и общения между людьми;

4. формирование групповых норм и ценностей;

5. наличие достаточного времени взаимного существования людей;

6. наличие системы власти.

Функции группы

К основным функциям группы относятся:

• функция социализации – заключается в усвоении личностью определенных норм и ценностей в результате включения в определенную социальную среду. Близкой по своему содержанию к функции социализации является нормативная функция, проявляющаяся в том, что группа выступает в качестве источника норм поведения, социальных установок и ценностных ориентации человека;

• инструментальная – состоит в осуществлении той или иной совместной деятельности людей. Многие виды деятельности возможно выполнять лишь совместно с другими людьми, в группах. Например, отряд спасателей, конвейерная бригада. Такие группы называются также группами, ориентированными на задачу;

• экспрессивная функция группы состоит в удовлетворении потребностей людей в одобрении, уважении и доверии;

• поддерживающая функция группы проявляется в том, что люди стремятся к объединению в трудных для них ситуациях. Яркий пример поддерживающей функции группы приводит А. Л. Свенцицкий. «Практика военной деятельности также подтверждает важную роль психологической поддержки людей со стороны членов своей группы. Вот случай, который вспоминает в своих мемуарах известный советский военачальник маршал К.К. Рокоссовский. Однажды он в самом начале Великой Отечественной войны решил лично проверить систему обороны переднего края на одном из участков фронта. Армейские уставы, существовавшие до войны, учили строить оборону по так называемой ячеечной системе, т. е. каждый боец должен был находиться в одиночном окопе. Рокоссовский, подойдя к одной из таких ячеек, приказал солдату оставить ее и забрался туда сам. Что же понял командующий, посидев в солдатском окопе? «Я, старый солдат, участвовавший во многих боях, и то, сознаюсь откровенно, чувствовал себя в этом гнезде очень плохо, – писал Рокоссовский. – Меня все время не покидало желание выбежать и заглянуть, сидят ли мои товарищи в своих гнездах или уже покинули их, а я остался один». Итогом этих чувств был доклад командованию о том, что надо немедленно ликвидировать систему ячеек и переходить на траншеи, чтобы «в минуту опасности солдат мог видеть рядом с собой товарища и, конечно, командира»;

• сравнительная функция группы заключается в том, что группа может выступать в качестве эталона, с помощью которого человек может оценить себя и других.

Классификация малых групп

Малые группы делятся на формальные и неформальные, слаборазвитые и высокоразвитые, референтные группы и группы членства, естественные и лабораторные.

Формальные группы (официальные) – имеют юридически фиксированный статус, нормативно закрепленные права и обязанности ее членов, назначенное или выбранное руководство.

Неформальные группы (неофициальные) – не имеют юридического статуса, образуются на добровольной основе (наличие общих интересов, дружбы, симпатии, прагматической пользы).

Неформальные группы могут складываться как изолированно, так и внутри формальных групп.

Слаборазвитые группы – это группы, находящиеся на начальном этапе своего развития.

Высокоразвитые группы – группы давно существующие, отличающиеся наличием общих интересов и разделяемых всеми участниками целей. Для высокоразвитых групп характерны высокий уровень сплоченности, развитая система межличностных отношений.

По мнению А.В. Петровского, автора психологической теории коллектива, в ходе выполнения совместной деятельности группа способна достигать особого уровня своего развития – коллектива.

С точки зрения психологической теории коллектива, группа в своем развитии проходит ряд уровней или страт. Каждому из этих уровней свойственны различные психологические характеристики.

Центральное звено групповой структуры (А) составляет сама предметная деятельность группы, ее содержательная характеристика. Предметная деятельность, выполняемая группой, должна быть обязательно социальнопозитивной.

Доказать достаточную степень развития предметной деятельности можно с помощью трех выделенных критериев:

• оценка выполнения основной общественной функции – участия в общественном разделении труда;

• оценка соответствия группы социальным нормам;

• оценка способности группы обеспечить каждому ее члену возможность для развития.

Уровень (страта) Б фиксирует отношение каждого члена группы к выполняемой групповой деятельности, ее целям, задачам и принципам. Названный первоначально как ЦОЕ – ценностно-ориентационное единство, данный слой позже стал описываться как констатирующий развитие определенной мотивации членов группы, эмоциональной идентификации с группой.

В страте (В) представлены межличностные отношения, опосредованные содержанием совместной деятельности.

Четвертый слой групповой структуры фиксирует поверхностные связи между членами группы. Это межличностные отношения, которые построены на непосредственных эмоциональных контактах, а содержание групповой деятельности на этих связях почти не сказывается.

Референтные (эталонные) группы – группы, на которые люди ориентируются в своих интересах, личностных предпочтениях, симпатиях и антипатиях. Группа, выполняющая роль эталона для человека. Референтная группа может быть как реальной, так и условной, то есть быть представленной в сознании человека (герои книг, писатели-путешественники и т. д.). Референтные группы выполняют в основном две функции: нормативную и сравнительную. Референтная группа может быть противостоящей группе членства либо как группа, возникающая внутри группы членства.

Группы членства – это группы, в которых человек реально находится. В принципе возможен вариант, когда группы членства и референтные группы совпадают.

Естественные группы – группы, в которых люди постоянно находятся в повседневной жизни и деятельности.

Лабораторные группы создаются с целью исследования определенных групповых процессов. Являются искусственными, так как их состав соответствует целям исследования.

Реальные группы – группы, существующие в общем для них пространстве и времени, объединенные реальными отношениями (школьный класс, семья и т. д.).

Условная группа – это совокупность людей, объединенная по какому-либо общему для них признаку (полу, возрасту, уровню образования, характеру деятельности и т. д.). Строго говоря, такая общность не является группой в социально-психологическом смысле, уместнее назвать ее социальной категорией [7].

2.3. Динамические процессы в малой группе

Исследование малых групп имеет в качестве своей предпосылки характеристику некоторой «статики» группы: определение ее границ, состава, композиции. Но естественно, что главной задачей социально-психологического анализа является изучение тех процессов, которые происходят в жизни группы. Рассмотрение их важно с двух точек зрения: необходимо выяснить, как общие закономерности общения и взаимодействия реализуются именно в малой группе, потому что здесь создается конкретная ткань коммуникативных, интерактивных и перцептивных процессов; нужно показать, каков механизм, посредством которого малая группа «доводит» до личности всю систему общественных влияний, в частности, содержание тех ценностей, норм, установок, которое формируется в больших группах.

Вместе с тем важно выявить и обратное движение, а именно: каким образом активность личности в группе реализует усвоенные влияния и осуществляет определенную отдачу [1].

Другая, не менее важная задача состоит в том, чтобы показать, как развивается группа, какие этапы она проходит в своем развитии, как модифицируются на каждом из этапов различные групповые процессы.

Сам термин «групповая динамика» может быть употреблен в трех различных значениях. Прежде всего данным термином обозначается определенное направление исследования малых групп в социальной психологии, т. е. школа К. Левина. Второе значение термина связано с обозначением определенных методик, которыми можно пользоваться при изучении малых групп и которые преимущественно были разработаны в школе Левина. «Групповая динамика» в данном случае – особый вид лабораторного эксперимента, специально предназначенный для изучения групповых процессов.

Но может быть и третье употребление понятия, когда термином «групповая динамика» обозначается в отличие от статики группы совокупность тех динамических процессов, которые одновременно происходят в группе в какую-то единицу времени и которые знаменуют собой движение группы от стадии к стадии, т. е. ее развитие.

Образование малой группы

Поскольку реальные малые группы существуют в самых различных сферах общественной жизни, способы их образования весьма различны. Чаще всего они определяются внешними по отношению к группе факторами, например, условиями развития какого-либо социального института или организации, в рамках которых возникает малая группа. Причины возникновения малой группы лежат вне ее и вне индивидов, ее образующих, в более широкой социальной системе. Именно здесь создается некоторая система предписаний относительно структуры группы, распределения ролей и статусов, наконец, цели групповой деятельности. Все эти факторы – предпосылки существования малой группы, совокупность внешних обстоятельств, обусловливающих возникновение группы.

Вторая часть вопроса: как осуществляется психологическое оформление этой возникшей, заданной внешними обстоятельствами группы, превращение ее в такую общность, которой свойственны все психологические характеристики группы?

Социальные группы, в том числе малые, даны социальному психологу как объект исследования, и его задача – шаг за шагом проследить факт превращения объективно возникших групп в подлинно психологическую общность. На этом пути возникают две возможности для исследований.

Первая, когда исследуется вопрос о принятии уже существующих норм групповой жизни каждым вновь вступающим в нее индивидом. Это не столько проблема собственно образования группы, сколько «подключения» к ней нового члена. В этом случае анализ можно свести к исследованию феномена давления группы на индивида, подчинения его группой.

Вторая, когда изучается процесс становления групповых норм и ценностей при условии одновременного вступления в группу многих индивидов и последующее все более полное принятие этих норм, разделение всеми членами группы групповых целей. В этом случае анализ можно свести к изучению формирования групповой сплоченности.

Феномен группового давления

Этот феномен получил в социальной психологии наименование феномена конформизма. Само слово «конформизм» имеет в обычном языке совершенно определенное содержание и означает «приспособленчество».

В социально-психологической литературе чаще говорят не о конформизме, а о конформности или конформном поведении, имея в виду чисто психологическую характеристику позиции индивида относительно позиции группы, принятие или отвержение им определенного стандарта, мнения, свойственного группе, меру подчинения индивида групповому давлению. В работах последних лет часто употребляется термин «социальное влияние». Противоположными конформности понятиями являются понятия «независимость», «самостоятельность позиции», «устойчивость к групповому давлению» и т. п.

Конформность констатируется там и тогда, где и когда фиксируется наличие конфликта между мнением индивида и мнением группы и преодоление этого конфликта в пользу группы. Мера конформности – это мера подчинения группе в том случае, когда противопоставление мнений субъективно воспринималось индивидом как конфликт. Различают внешнюю конформность, когда мнение группы принимается индивидом лишь внешне, а на деле он продолжает ему сопротивляться, и внутреннюю (иногда именно это и называется подлинным конформизмом), когда индивид действительно усваивает мнение большинства. Внутренняя конформность и есть результат преодоления конфликта с группой в ее пользу.

В исследованиях конформности обнаружилась еще одна возможная позиция, которую оказалось доступным зафиксировать на экспериментальном уровне. Это – позиция негативизма. Когда группа оказывает давление на индивида, а он во всем сопротивляется этому давлению, демонстрируя на первый взгляд крайне независимую позицию, во что бы то ни стало отрицая все стандарты группы, то это и есть случай негативизма. Лишь на первый взгляд негативизм выглядит как крайняя форма отрицания конформности. В действительности, как это было показано во многих исследованиях, негативизм не есть подлинная независимость. Напротив, можно сказать, что это есть специфический случай конформности, так сказать, «конформность наизнанку»: если индивид ставит своей целью любой ценой противостоять мнению группы, то он фактически вновь зависит от группы, ибо ему приходится активно продуцировать анти-групповое поведение, антигрупповую позицию или норму, т. е. быть привязанным к групповому мнению, но лишь с обратным знаком (многочисленные примеры негативизма демонстрирует, например, поведение подростков). Поэтому позицией, противостоящей конформности, является не негативизм, а самостоятельность, независимость [9].

Впервые модель конформности была продемонстрирована в известных экспериментах С. Аша, осуществленных в 1951 г. Эксперименты эти считаются классическими, несмотря на то, что они подверглись весьма серьезной критике. Группе студентов предлагалось определить длину предъявляемой линии. Для этого каждому давались две карточки – в левую и правую руки. На карточке в левой руке был изображен один отрезок прямой, на карточке в правой руке – три отрезка, причем лишь один из них по длине равный отрезку на левой карточке. Испытуемым предлагалось определить, который из отрезков правой карточки равен по длине отрезку, изображенному на левой карточке. Когда задание выполнялось индивидуально, все решали задачу верно. Смысл эксперимента состоял в том, чтобы выявить давление группы на мнение индивидов методом «подставной группы». Экспериментатор заранее вступал в сговор со всеми участниками эксперимента, кроме одного («наивного субъекта»). Суть сговора состояла в том, что при последовательном предъявлении всем членам «подставной» группы отрезка левой карточки они давали заведомо неправильный ответ, называя этот отрезок равным более короткому или более длинному отрезку правой карточки. Последним отвечал «наивный субъект», и было важно выяснить, устоит ли он в собственном мнении (которое в первой серии при индивидуальном решении было правильным) или поддастся давлению группы. В эксперименте Аша более одной трети (37 %) «наивных субъектов» дали ошибочные ответы, т. е. продемонстрировали конформное поведение. В последующих интервью их спрашивали, как субъективно переживалась заданная в эксперименте ситуация. Все испытуемые утверждали, что мнение большинства давит весьма сильно, и даже «независимые» признавались, что противостоять мнению группы очень тяжело, так как всякий раз кажется, что ошибаешься именно ты.

Было установлено, что на степень конформности влияют менее развитый интеллект, более низкий уровень развития самосознания и многие другие обстоятельства подобного толка. Однако столь же определенным был и другой вывод, а именно, что степень конформности зависит и от таких факторов, как характер ситуации эксперимента и состав, структура группы. Однако роль именно этих характеристик не была выяснена до конца.

Другой причиной критики рассматриваемых экспериментов является столь же абстрактная природа участвующих индивидов. Один из исследователей, например, предположил, что в экспериментах Аша различные индивиды демонстрировали различные виды конформности: это могла быть как конформность к группе, так и конформность к экспериментатору.

Однако еще более глубокие соображения, которые требуют дальнейшего обсуждения экспериментов по конформизму, высказаны в связи с тем, что сама модель возможных вариантов поведения, принимаемая Ашем, весьма упрощена, так как в ней фигурируют лишь два типа поведения: конформное и неконформное.

Петровский предположил, что в действительности существуют не два, а три типа поведения: 1) внутригрупповая внушаемость, т. е. бесконфликтное принятие мнения группы; 2) конформность – осознанное внешнее согласие при внутреннем расхождении; 3) коллективизм, или коллективистическое самоопределение, – относительное единообразие поведения в результате сознательной солидарности личности с оценками и задачами коллектива.

Дальнейшие исследования феномена конформности привели к выводу о том, что давление на индивида может оказывать не только большинство группы, но и меньшинство.

Групповая сплоченность

В данном случае исследуется сам процесс формирования особого типа связей в группе, которые позволяют внешне заданную структуру превратить в психологическую общность людей, в сложный психологический организм, живущий по своим собственным законам

Проблема групповой сплоченности также имеет солидную традицию ее исследования, которая опирается на понимание группы прежде всего как некоторой системы межличностных отношений, имеющих эмоциональную основу.

Так, в русле социометрического направления сплоченносгь прямо связывалась с таким уровнем развития межличностных отношений, когда в них высок процент выборов, основанных на взаимной симпатии.

Другой подход был предложен Л. Фестингером, когда сплоченность анализировалась на основе частоты и прочности коммуникативных связей, обнаруживаемых в группе. Буквально сплоченность определялась как «сумма всех сил, действующих на членов группы, чтобы удерживать их в ней».

Была предложена и иная программа исследования сплоченности, связанная с работами Т. Ньюкома, который вводит особое понятие «согласия» и при его помощи пытается интерпретировать сплоченность. Он выдвигает новую идею по сравнению с теми, которые содержались в подходах Морено и Фестингера, а именно, идею необходимости возникновения сходных ориентации членов группы по отношению к каким-то значимым для них ценностям.

В отечественной социальной психологии новые принципы исследования сплоченности разработаны А.В. Петровским. Они составляют часть единой концепции, названной ранее «стратометрической концепцией групповой активности», а позднее – «теорией деятельностного опосредования межличностных отношений в группе».

Лидерство и руководство в малых группах

В русском языке для обозначения этих двух различных явлений существуют два специальных термина (так же, впрочем, как и в немецком, но не в английском языке, где «лидер» употребляется в обоих случаях) и определены различия в содержании этих понятий. Б. Д. Парыгин называет следующие различия лидера и руководителя:

1) лидер в основном призван осуществлять регуляцию межличностных отношений в группе, в то время как руководитель осуществляет регуляцию официальных отношений группы как некоторой социальной организации;

2) лидерство можно констатировать в условиях микросреды (каковой и является малая группа), руководство – элемент макросреды, т. е. оно связано со всей системой общественных отношений;

3) лидерство возникает стихийно, руководитель всякой реальной социальной группы либо назначается, либо избирается, но так или иначе этот процесс не является стихийным, а, напротив, целенаправленным, осуществляемым под контролем различных элементов социальной структуры;

4) явление лидерства менее стабильно, выдвижение лидера в большой степени зависит от настроения группы, в то время как руководство – явление более стабильное;

5) руководство подчиненными в отличие от лидерства обладает гораздо более определенной системой различных санкций, которых в руках лидера нет;

6) процесс принятия решения руководителем (и вообще в системе руководства) значительно более сложен и опосредован множеством различных обстоятельств и соображений, не обязательно коренящихся в данной группе, в то время как лидер принимает более непосредственные решения, касающиеся групповой деятельности;

7) сфера деятельности лидера – в основном малая группа, где он и является лидером, сфера действия руководителя шире, поскольку он представляет малую группу в более широкой социальной системе.

Лидер и руководитель призваны стимулировать группу, нацеливать ее на решение определенных задач, заботиться о средствах, при помощи которых эти задачи могут быть решены. Хотя по происхождению лидер и руководитель различаются, в психологических характеристиках их деятельности существуют общие черты.

Лидерство – это психологическая характеристика поведения определенных членов группы, руководство в большей степени есть социальная характеристика отношений в группе, прежде всего с точки зрения распределения ролей управления и подчинения.

Лидером является такой член малой группы, который выдвигается в результате взаимодействия членов группы для организации группы при решении конкретной задачи. Он демонстрирует более высокий, чем другие члены группы, уровень активности, участия, влияния в решении данной задачи. Таким образом, лидер выдвигается в конкретной ситуации, принимая на себя определенные функции. Остальные члены группы принимают лидерство, т. е. строят с лидером такие отношения, которые предполагают, что он будет вести, а они будут ведомыми. Лидерство необходимо рассматривать как групповое явление: лидер немыслим в одиночку, он всегда дан как элемент групповой структуры, а лидерство есть система отношений в этой структуре. Поэтому феномен лидерства относится к динамическим процессам малой группы. Этот процесс может быть достаточно противоречивым: мера притязаний лидера и мера готовности других членов группы принять его ведущую роль могут не совпадать.

Существует три основных теоретических подхода в понимании происхождения лидерства. «Теория черт» (иногда называется «харизматической теорией», от слова «харизма», т. е. «благодать», которая в различных системах религии интерпретировалась как нечто, снизошедшее на человека) исходит из положений немецкой психологии конца XIX – начала XX в. и концентрирует свое внимание на врожденных качествах лидера.

Различные авторы пытались выделить эти необходимые лидеру черты или характеристики. Однако очень быстро выяснилось, что задача составления перечня таких черт нерешаема. В 1940 г. К. Бэрд составил список из 79 черт, упоминаемых различными исследователями как «лидерских».

На смену теории черт пришло новое объяснение, сформулированное в «ситуационной теории лидерства». Теория черт в данной концептуальной схеме не отбрасывается полностью, но утверждается, что в основном лидерство – продукт ситуации. Свойства, черты или качества лидера оказывались относительными.

Этот момент ситуационной теории лидерства был подвергнут критике со стороны Ж. Пиаже, который утверждал, что при таком подходе полностью снимается вопрос об активности личности лидера [20].

Е. Хартли в рамках ситуационной теории предложил четыре «модели». Во-первых, полагает Хартли, если кто-то стал лидером в одной ситуации, не исключено, что он же станет таковым и в другой ситуации. Во-вторых, вследствие воздействия стереотипов лидеры в одной ситуации иногда рассматриваются группой как лидеры «вообще». И в-третьих, человек, став лидером в одной ситуации, приобретает авторитет, и этот авторитет работает в дальнейшем на то, что данного человека изберут лидером и в другой раз. В-четвертых, отдельным людям свойственно «искать посты», вследствие чего они ведут себя именно так, что им «дают посты».

Третий вариант был представлен в так называемой системной теории лидерства, согласно которой лидерство рассматривается как процесс организации межличностных отношений в группе, а лидер – как субъект управления этим процессом. При таком подходе лидерство интерпретируется как функция группы, и изучать его следует поэтому с точки зрения целей и задач группы, хотя и структура личности лидеров при этом не должна сбрасываться со счетов. Рекомендуют учитывать и другие переменные, относящиеся к жизни группы, например длительность ее существования.

Большинство отечественных исследований лидерства феномен лидерства в малых группах рассматривает в контексте совместной групповой деятельности, т. е. во главу угла ставятся не просто «ситуации», но конкретные задачи групповой деятельности, в которых определенные члены группы могут продемонстрировать свою способность организовать группу для решения этих задач. Отличие лидера от других членов группы проявляется при этом не в наличии у него особых черт, а в наличии более высокого уровня влияния.

Интересной в данном случае является разработанная Р. Л. Кричевским концепция ценностного обмена как механизма выдвижения лидера: ценностные характеристики членов группы (значимые свойства личности) как бы обмениваются на авторитет и признание лидера. Лидером рассматривается тот, в ком в наиболее полном виде представлены такие качества, которые особенно значимы для групповой деятельности, т. е. являющиеся для группы ценностями. Таким образом, в лидерскую позицию в ходе взаимодействия выдвигается такой член группы, который как бы идентифицируется с наиболее полным набором групповых ценностей. Именно поэтому он и обладает наибольшим влиянием

В экспериментах К. Левина, Р. Липпита и Р. Уайта были описаны «авторитарный», «демократический» и «попустительский» стили руководства. Данная терминология вносит ряд трудностей в исследования, именно в силу возможных коннотаций и ассоциаций. Ряд авторов предлагают вообще отказаться от этой терминологии и ввести новые обозначения, чтобы исключить недоразумения. Так, вводятся определения «директивный», «коллегиальный» и «разрешительный» (либеральный) стиль.

Авторитарный стиль: деловые, краткие распоряжения, дела в группе планируются заранее, запреты без снисхождения, с угрозой. Определяются лишь непосредственные цели, дальние – неизвестны. Четкий язык, неприветливый тон. Голос руководится – решающий. Похвала и порицания субъективны. Эмоции не принимаются в расчет. Позиция лидера – вне группы.

Демократический стиль: Инструкции в форме предложений. Мероприятия планируются не заранее, а в группе. Не сухая речь, а товарищеский тон. За реализацию предложений отвечают все. Похвала и порицание – с советами. Все разделы работы не только предлагаются, но и обсуждаются. Распоряжения и запреты – с дискуссиями. Позиция лидера – внутри группы.

Попустительский стиль: Тон – конвенциональный Дела в группе идут сами собой. Отсутствие похвалы, порицаний. Лидер не дает указаний. Никакого сотрудничества. Разделы работы складываются из отдельных интересов или исходят от лидера. Позиция лидера – незаметно в стороне от группы.

В экспериментальных исследованиях в равной мере выявляются и стиль лидерства, и стиль руководства. Очень часто методики, предназначенные для определения стиля лидерства, считаются годными и для определения стиля руководства. В действительности не во всех случаях эти методики могут быть релевантными: учитывая разведение функций лидера и руководителя и характера их деятельности, необходимо видеть, в каких конкретно функциях руководитель повторяет психологический рисунок деятельности лидера, а в каких он детерминирован иными обстоятельствами.

Самым большим упрощением проблемы лидерства и руководства является представление о необходимости обязательного совпадения при всех обстоятельствах в одном человеке и лидера, и руководителя. На эту идею работает предлагаемое иногда деление на «официальных» и «неофициальных» лидеров, когда под «официальным» лидером понимается как раз руководитель.

В реальной жизнедеятельности малых групп, конечно, наряду с руководителем могут существовать различные лидеры, выдвигающиеся из членов группы в каких-то определенных проявлениях: то ли в качестве центров эмоционального притяжения, то ли еще в других. Психологически важно определить специфику сочетания деятельности руководителя и деятельностей многочисленных лидеров, так же как и в его собственной деятельности сочетание черт руководителя и лидера.

Процесс принятия группового решения

Процесс принятия группового решения тесно связан с проблемой лидерства и руководства, потому что принятие решения – одна из важных функций руководителя, а организация группы на принятие такого решения – особенно сложная функция. Тот факт, что групповые решения во многих случаях являются более эффективными, чем индивидуальные, отмечался неоднократно.

Главные из принципиальных вопросов о принятии групповых решений следующие:

• что такое «групповое решение», как объединяются индивидуальные мнения членов группы в единое решение?

• какую роль в процессе принятия группового решения играет предшествующая ему дискуссия?

• действительно ли всегда групповое решение лучше, чем индивидуальное, и если да, то в каких случаях оно лучше?

• каковы последствия для группы принятия общего решения и каково значение этого факта для каждого индивида, принимавшего в нем участие? Наиболее исследована роль групповой дискуссии, предшествующей принятию группового решения. На экспериментальном уровне эта проблема была изучена Левиным.

Также было проведено много других экспериментальных исследований по изучению механизма и эффекта группового принятия решения и выяснению роли групповой дискуссии в этом процессе. Были выявлены две важные закономерности: 1) групповая дискуссия позволяет столкнуть противоположные позиции и тем самым помочь участникам увидеть разные стороны проблемы, уменьшить их сопротивление новой информации, 2) если решение инициировано группой, то оно является логическим выводом из дискуссии, поддержано всеми присутствующими, его значение возрастает, так как оно превращается в групповую норму.

Наряду с этим в исследованиях по проблемам групповых решений выдвинуты и новые формы групповых дискуссий. Одна из них, введенная А. Осборном, получила название «брейнсторминг» («мозговая атака»). Суть дискуссии такого плана заключается в том, что для выработки коллективного решения группа разбивается руководителем на две части: «генераторов идей» и «критиков». На первом этапе дискуссии действуют «генераторы идей», задача которых состоит в том, чтобы набросать как можно больше предложений относительно решения обсуждаемой проблемы. Предложения могут быть абсолютно неаргументированными, даже фантастическими, но обязательно условие, что на этом этапе их никто не подвергает критике. Цель – получить как можно больший массив самых разнообразных предложений.

На втором этапе в дело вступают «критики», они начинают сортировать поступившие предложения: отсеивают совершенно непригодные, откладывают спорные, безусловно принимают очевидные удачи. При повторном анализе спорные предложения обсуждаются, и из них удерживается также максимум возможного. В конечном итоге группа получает довольно богатый набор различных вариантов решения проблемы. Метод «брейнсторминга» некоторое время тому назад считался очень популярным, завоевавшим признание, особенно при выработке различных технических решений. Однако, как это часто бывает со многими начинаниями, по-видимому, какие-то стороны метода были переоценены, что в дальнейшем, напротив, породило довольно сильный скептицизм относительно его возможностей. Естественно, «брейнсторминг» не может заменить собой другие подходы, и его абсолютизация нецелесообразна. Но в конкретных ситуациях он приносит определенную пользу.

Важнейшим вопросом при анализе эффективности дискуссий остается вопрос о сравнительной ценности групповых и индивидуальных решений. При исследовании его был обнаружен чрезвычайно интересный феномен, получивший название «сдвиг риска»: в 1961 г. Дж. Стоунер показал, что групповое решение включает в себя в большей мере момент риска, чем индивидуальные решения. Во время его эксперимента члены групп сначала индивидуально выполняли задания, а затем проводили групповую дискуссию и решение принимали коллективно. Было выявлено, что во втором случае «рискованная» альтернатива выбиралась гораздо чаще.

Возможность совершенствования процесса принятия группового решения зависит от умения и навыка вести эффективную групповую дискуссию, что пытаются развивать при помощи социально-психологического тренинга. Из трех основных форм социально-психологического тренинга – открытое общение, ролевая игра, групповая дискуссия – последняя является одной из самых развитых. Обучение групповой дискуссии предполагает не только обеспечение более эффективных групповых решений, но и изменение многих важных характеристик групповой структуры [17].

Эффективность групповой деятельности

Эффективность деятельности малой группы может быть исследована на различных уровнях. Когда малая группа понимается прежде всего как лабораторная группа, эффективность ее деятельности означает эффективность деятельности по выполнению конкретного задания экспериментатора. Однако такие исследования ничего не могут сказать о том, как влияют на эффективность деятельности группы характер этой деятельности, ее содержание.

Кроме того, эффективность деятельности групп стала уже давно объектом не только социально-психологических исследований, она в равной степени интересует, например, и экономистов, для которых, естественно, проблема оборачивается преимущественно одной стороной, а именно сведением эффективности деятельности группы к ее продуктивности. Поскольку большинство работ по эффективности проведено на рабочих бригадах, проблема зачастую стала формулироваться как проблема производительности труда последних. Эффективность деятельности группы оказалась сведенной к производительности труда в ней.

В действительности же производительность труда группы (или продуктивность) есть лишь один показатель эффективности. Другой, не менее важный показатель – это удовлетворенность членов группы трудом в группе. Между тем эта сторона эффективности оказалась практически не исследованной. Проблема удовлетворенности, имеет и другую сторону – как проблема удовлетворенности трудом, т. е. выступает в непосредственном отношении к совместной групповой деятельности.

2.4. Принципы исследования психологии больших

социальных групп

Как бы ни была велика роль малых групп и непосредственного межличностного общения в процессах формирования личности, сами по себе они не создают исторически конкретных социальных норм, ценностей, установок, потребностей. Все эти и иные содержательные элементы общественной психологии возникают на основе исторического опыта больших групп, опыта, обобщенного знаковыми, культурными и идеологическими системами: этот опыт лишь «доведен» до индивида через посредство малой группы и межличностного общения. Поэтому социально-психологический анализ больших групп можно рассматривать как «ключ» к познанию содержания психики индивида.

Наряду с опытом больших социальных групп важнейшее значение для понимания содержательных элементов общественной психологии имеют и массовые социальные процессы и движения. Характер общественных изменений и преобразований, непосредственное участие в революционных (или контрреволюционных) движениях, сложные процессы формирования общественного мнения – все это также немаловажные факторы, задающие весь строй психологических характеристик больших групп.

Прежде чем приступить к рассмотрению психологических особенностей некоторых конкретных больших групп, необходимо выделить как минимум те принципиальные методологические вопросы, без решения которых такое рассмотрение не может быть успешным.

Прежде всего это вопрос о том, какие же группы следует рассматривать в качестве «больших». Далее, какова структура психологии больших групп, ее основные элементы, их соподчинение, характер их взаимосвязи. В-третьих, это вопрос о том, каково соотношение психики отдельных индивидов, входящих в группу, с элементами групповой психологии. Наконец, в-четвертых, какими методами можно пользоваться при изучении всех этих явлений.

Что же такое «большая социальная группа»?

«Большие» в количественном отношении образования людей разделяются на два вида: случайно, стихийно возникшие, достаточно кратковременно существующие общности, куда относятся толпа, публика, аудитория, и в точном значении слова социальные группы, т. е. группы, сложившиеся в ходе исторического развития общества, занимающие определенное место в системе общественных отношений каждого конкретного типа общества и потому долговременные, устойчивые в своем существовании. К этому второму виду следует отнести прежде всего социальные классы, различные этнические группы (как их главную разновидность – нации), профессиональные группы, половозрастные группы (с этой точки зрения в качестве группы могут быть рассмотрены, например, молодежь, женщины, пожилые люди и т. д.).

Для всех выделенных таким образом больших социальных групп характерны некоторые общие признаки, отличающие эти группы от малых групп. В больших группах существуют специфические регуляторы социального поведения, которых нет в малых группах. Это – нравы, обычаи и традиции.

Рассмотренные в единстве особенности жизненной позиции таких групп вместе со специфическими регуляторами поведения дают такую важную характеристику, как образ жизни группы. Его исследование предполагает изучение особых форм общения, особого типа контактов, складывающихся между людьми. В рамках определенного образа жизни приобретают особое значение интересы, ценности, потребности. Не последнюю роль в психологической характеристике названных больших групп играет зачастую наличие специфического языка [1].

Однако общие черты, свойственные большим группам, нельзя абсолютизировать. Каждая разновидность этих групп обладает своеобразием: нельзя выстраивать в один ряд класс, нацию, какую-либо профессию и молодежь. Значимость каждого вида больших групп в историческом процессе различна, как различны и многие их особенности. Поэтому все «сквозные» характеристики больших групп должны быть наполнены специфическим содержанием.

Теперь можно ответить на методологический вопрос: какова структура психологии больших социальных групп? Почти все исследователи (Г.Г. Дилигенский, А.И. Горячева, Ю.В. Бромлей и др.) выделяют две составные части в ее содержании:

1) психический склад как более устойчивое образование (к которому могут быть отнесены социальный или национальный характер, нравы, обычаи, традиции, вкусы и т. п.);

2) эмоциональная сфера как более подвижное динамическое образование (в которую входят потребности, интересы, настроения).

Также существует проблема соотношения психологических характеристик большой группы и сознания каждой отдельной личности, в нее входящей. В самом общем виде эта проблема решается так: психологические характеристики группы представляют собой то типичное, что характерно всем индивидам, и, следовательно, отнюдь не сумму черт, свойственных каждой личности.

По-видимому, та «часть» личной психологии индивидов, составляющих группу, которая «принадлежит» группе, и есть то, что можно назвать «психологией группы». Это типичное не есть одинаковое для всех, но именно общее. Поэтому в социологическом анализе, например, предпринимаются попытки сконструировать особый социальный тип личности, причем подразумевается не только тип личности, свойственный какой-то определенной эпохе или социальному строю, но и более узко, как тип, свойственный некоторой социальной группе («молодой человек XX века» и т. п.).

Выявление общего, типичного невозможно путем изучения лишь содержания индивидуальных сознаний членов группы, прежде всем потому, что не все черты, присущие психологии группы, присущи каждому члену группы. Таким образом, «психический склад» группы и «психический склад» личностей, в нее входящих, не совпадают полностью. В формировании психологии группы доминирующую роль играет коллективный опыт, зафиксированный в знаковых системах, а этот опыт не усваивается в полной и одинаковой мере каждой личностью. Здесь мы вплотную подходим к вопросу о том, какими же методами можно исследовать общественную психологию больших социальных групп. При изучении психологии больших социальных групп могут применяться методы, традиционные для социологии, включая различные приемы статистического анализа. При изучении больших групп социальная психология также использует приемы, принятые в языкознании, поскольку в определенной степени ей приходится здесь иметь дело с анализом знаковых систем.

Существенный вклад в исследование психологии больших социальных групп внесен концепцией «социальных представлений», разработанной во французской психологической школе (С. Московиси). Она в значительной мере претендует на то, чтобы предложить одновременно и метод исследования больших групп. Под социальным представлением в этой концепции понимается обыденное представление какой-либо группы о тех или иных социальных явлениях, т. е. способ интерпретации и осмысления повседневной реальности.

2.5. Стихийные группы и массовые движения

При общей классификации больших социальных групп уже говорилось о том, что существует особая их разновидность, которую в строгом смысле слова нельзя назвать «группой». Это кратковременные объединения большого числа лиц, часто с весьма различными интересами, но тем не менее собравшихся вместе по какому-либо определенному поводу и демонстрирующих какие-то совместные действия. Членами такого временного объединения являются представители разных больших организованных групп: классов, наций, профессий, возрастов и т. д. Такая «группа» может быть в определенной степени кем-то организована, но чаще возникает стихийно, не обязательно четко осознает свои цели, но может быть весьма активной.

Такое образование никак нельзя считать «субъектом совместной деятельности», но и недооценивать его значение также нельзя. В современных обществах от действий таких групп часто зависят принимаемые политические и социальные решения. Среди стихийных групп в социально-психологической литературе чаще всего выделяют толпу, массу, публику. Как отмечалось выше, история социальной психологии в определенной степени «начиналась» именно с анализа таких групп (Лебон, Тард и др.).

Прежде чем перейти к характеристике различных типов стихийных групп, необходимо сказать об одном важном факторе их формирования. Таким фактором является общественное мнение. Во всяком обществе идеи, убеждения, социальные представления различных больших организованных групп существуют не изолированно друг от друга, а образуют своеобразный сплав, что можно определить как массовое сознание общества. Выразителем этого массового сознания и является общественное мнение. Оно возникает по поводу отдельных событий, явлений общественной жизни, достаточно мобильно, может быстро изменять оценки этих явлений под воздействием новых, часто кратковременных обстоятельств. Исследование общественного мнения – важный ключ к пониманию состояния общества.

Толпа образуется на улице по поводу самых различных событий: дорожно-транспортного происшествия, поимки правонарушителя, недовольства действиями представителя власти или просто проходящего человека. Длительность ее существования определяется значимостью инцидента: толпа зевак может разойтись, как только элемент зрелищности ликвидирован. В другом случае ее эмоциональный накал может возрастать, порождая агрессивное поведение участников, в толпе могут возникать элементы организации, если находится человек, который сумеет ее возглавить. Но если даже такие элементы возникли, они очень нестабильны: толпа легко может и смести возникшую организованность. Стихия остается основным фоном поведения толпы, приводя часто к его агрессивным формам.

Масса обычно описывается как более стабильное образование с довольно нечеткими границами. Масса может выступать не обязательно как сиюминутное образование, подобно толпе; она может оказаться в значительно большей степени организованной, когда определенные слои населения достаточно сознательно собираются ради какой-либо акции: манифестации, демонстрации, митинга. В этом случае более высока роль организаторов: они обычно выдвигаются не непосредственно в момент начала действий, а известны заранее как лидеры тех организованных групп, представители которых приняли участие в данном массовом действии. В действиях массы поэтому более четки и продуманы как конечные цели, так и тактика поведения. Вместе с тем, как и толпа, масса достаточно разнородна, в ней тоже могут как сосуществовать, так и сталкиваться различные интересы, поэтому ее существование может быть неустойчивым.

Публика представляет собой еще одну форму стихийной группы, хотя элемент стихийности здесь слабее выражен, чем, например, в толпе. Публика – это тоже кратковременное собрание людей для совместного времяпрепровождения в связи с каким-то зрелищем – на трибуне стадиона, в большом зрительном зале, на площади перед динамиком при прослушивании важного сообщения. В более замкнутых помещениях, например в лекционных залах, публику часто именуют аудиторией. Публика всегда собирается ради общей и определенной цели, поэтому она более управляема, в частности в большей степени соблюдает нормы, принятые в избранном типе организации зрелищ. Но и публика остается массовым собранием людей, и в ней действуют законы массы. Достаточно и здесь какого-либо инцидента, чтобы публика стала неуправляемой. Известны драматические случаи, к которым приводят неуемные страсти, например болельщиков футбола на стадионах и т. п.

Общие черты различных типов стихийных групп позволяют говорить о сходных средствах коммуникативного и интерактивного процесса в этих группах. Общественное мнение, представленное в них, дополняется информацией, полученной из разных источников. С одной стороны, из официальных сообщений средств массовой информации, которые в условиях массового поведения часто произвольно и ошибочно интерпретируются. С другой стороны, в подобных группах популярен иной источник информации – различного рода слухи и сплетни. У них – свои законы распространения и циркулирования, что выступает предметом специальных исследований в социальной психологии.

Что же касается способов воздействия, реализуемых в стихийных группах, то они достаточно традиционны.

Заражение с давних пор исследовалось как особый способ воздействия, определенным образом интегрирующий большие массы людей, особенно в связи с возникновением таких явлений, как религиозные экстазы, массовые психозы и т. д. Феномен заражения был известен, по-видимому, на самых ранних этапах человеческой истории и имел многообразные проявления: массовые вспышки различных душевных состояний, возникающих во время ритуальных танцев, спортивного азарта, ситуаций паники и пр. В самом общем виде заражение можно определить как бессознательную невольную подверженность индивида определенным психическим состояниям. Она проявляется не через более или менее осознанное принятие какой-то информации или образцов поведения, а через передачу определенного эмоционального состояния, или «психического настроя».

Особой ситуацией, где усиливается воздействие через заражение, является ситуация паники. Паника возникает в массе людей как определенное эмоциональное состояние, являющееся следствием либо дефицита информации о какой-либо пугающей или непонятной новости, либо избытка этой информации. Сам термин происходит от имени греческого бога Пана, покровителя пастухов, пастбищ и стад, вызывавшего своим гневом безумие стада, бросавшегося в огонь или пропасть по незначительной причине. Непосредственным поводом к панике является появление какого-то известия, способного вызвать своеобразный шок. В дальнейшем паника наращивает силу, когда включается в действие рассмотренный механизм взаимного многократного отражения.

Паника относится к таким явлениям, которые чрезвычайно трудно поддаются исследованию. Ее нельзя непосредственно наблюдать, во-первых, потому, что никогда заранее не известны сроки ее возникновения, во– вторых, потому, что в ситуации паники весьма сложно остаться наблюдателем: в том-то ее сила и заключается, что любой человек, оказавшись «внутри» системы паники, в той или иной степени поддается ей.

Мера, в которой различные аудитории поддаются заражению, зависит, конечно, и от общего уровня развития личностей, составляющих аудиторию, и – более конкретно – от уровня развития их самосознания. В этом смысле справедливо утверждение, что в современных обществах заражение играет значительно меньшую роль, чем на начальных этапах человеческой истории. Справедливо отмечено, что чем выше уровень развития общества, тем критичнее отношение индивидов к силам, автоматически увлекающим их на путь тех или иных действий или переживаний, тем, следовательно, слабее действие механизма заражения.

Внушение представляет собой особый вид воздействия, а именно целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. При внушении осуществляется процесс передачи информации, основанный на ее некритическом восприятии.

Явление внушения исследуется в психологии очень давно, правда, в большей степени оно изучено в связи с медицинской практикой или с некоторыми конкретными формами обучения. Внушение, «суггестия», как социально-психологическое явление обладает глубокой спецификой, поэтому правомерно говорить об особом явлении «социальной суггестии».

При анализе внушения как специфического средства воздействия встает, естественно, вопрос о соотношении внушения и заражения.

В литературе нет однозначного ответа на этот вопрос. Для одних авторов внушение является одним из видов заражения наряду с подражанием, другие подчеркивают отличия внушения от заражения, которые сводятся к следующему: 1) при заражении осуществляется сопереживание большой массой людей общего психического состояния, внушение же не предлагает такого «равенства» в сопереживании идентичных эмоций: суггестор здесь не подвержен тому же самому состоянию, что и суггеренд. Процесс внушения имеет одностороннюю направленность – это не спонтанная тонизация состояния группы, а персонифицированное, активное воздействие одного человека на другого или на группу; 2) внушение, как правило, носит вербальный характер, тогда как при заражении, кроме речевого воздействия, используются и иные средства (восклицания, ритмы и пр.).

При изучении внушения установлены некоторые закономерности относительно того, в каких ситуациях и при каких обстоятельствах эффект внушения повышается. Так, в целом дети более поддаются внушению, чем взрослые. Точно так же в большей мере внушаемыми оказываются люди утомленные, ослабленные физически, чем обладающие хорошим самочувствием. Но самое главное заключается в том, что при внушении действуют специфические социально-психологические факторы. Так, например, в многочисленных экспериментальных исследованиях выявлено, что решающим условием эффективности внушения является авторитет суггестора, создающий особый, дополнительный фактор воздействия – доверие к источнику информации. Этот «эффект доверия» проявляется как по отношению к личности суггестора, так и по отношению к той социальной группе, которую данная личность представляет. Авторитет суггестора и в том, и в другом случаях выполняет функцию так называемой косвенной аргументации, своего рода компенсатора отсутствия прямой аргументации, что является специфической чертой внушения [13].

В прикладном плане исследования внушения имеют большое значение для таких сфер, как пропаганда и реклама. Роль, которая отводится внушению в системе средств пропагандистского воздействия, различна в зависимости от того, какого рода пропаганда имеется в виду, каковы ее цели и содержание. Хотя основная черта пропаганды – апелляция к логике и сознанию, а средства, разрабатываемые здесь, – это преимущественно средства убеждения, все это не исключает присутствия определенных элементов суггестии. Метод внушения выступает здесь как метод своеобразного психопрограммирования аудитории, т. е. относится к методам манипулятивного воздействия. Особенно очевидным является применение этого метода в области рекламы. Здесь разработана особая концепция «имиджа», который выступает как звено в механизме суггестии. Имидж – это специфический «образ» воспринимаемого предмета, когда ракурс восприятия умышленно смещен и акцентируются лишь определенные стороны объекта. Поэтому достигается иллюзорное отображение объекта или явления. Между имиджем и реальным объектом существует так называемый разрыв в достоверности, поскольку имидж сгущает краски образа и тем самым выполняет функцию механизма внушения. Имидж строится на включении эмоциональных апелляций, и искусство рекламы в том и состоит, чтобы обеспечить психологически действие суггестивных сторон имиджа. Практика создания имиджа используется не только в рекламе, но и в политике, например в период избирательных кампаний. В массовом поведении стихийных групп имидж выдвинутых толпой лидеров также приобретает большое значение как фактор психологического воздействия, осуществляющего путем внушения регуляцию поведения массы людей.

Подражание также относится к механизмам, способам воздействия людей друг на друга, в том числе в условиях массового поведения, хотя его роль и в иных группах, особенно в специальных видах деятельности, также достаточно велика. Подражание имеет ряд общих черт с уже рассмотренными явлениями заражения и внушения, однако его специфика состоит в том, что здесь осуществляется не простое принятие внешних черт поведения другого человека или массовых психических состояний, но воспроизведение индивидом черт и образцов демонстрируемого поведения.

Согласно концепции Г. Тарда, фундаментальным принципом развития и существования общества служит подражание. Именно в результате подражания возникают групповые нормы и ценности. Подражание выступает как частный случай более общего «мирового закона повторения». Если в животном мире этот закон реализуется через наследственность, то в человеческом обществе – через подражание. Оно выступает источником прогресса: периодически в обществе совершаются изобретения, которым подражают массы. Эти открытия и изобретения входят впоследствии в структуру общества и вновь осваиваются путем подражания.

Подобная концепция дает классический пример абсолютизации роли подражания в обществе, когда все общественные проблемы рассматриваются с точки зрения действия некоторого психологического механизма.

Исследования механизма подражания стали предметом специальной теории подражания, разработанной в рамках необихевиористской ориентации Н. Миллером, Д. Доллардом и А. Бандурой. Опираясь на понятие «подкрепление», А. Бандура описывает три способа следования подкрепленному поведению «модели», т. е. образца для подражания:

• когда посредством наблюдения модели могут возникать новые реакции,

• когда наблюдение за вознаграждением или наказанием модели может усиливать или ослаблять сдерживание поведения,

• когда наблюдение модели может способствовать актуализации тех образцов поведения, которые и ранее были известны наблюдающему.

В каждом случае осуществление воздействия при помощи указанных способов наталкивается на ту или иную степень критичности личностей, составляющих массу. Воздействие вообще не может быть рассмотрено как однонаправленный процесс: всегда существует и обратное движение – от личности к оказываемому на нее воздействию. Особое значение все это приобретает в стихийных группах. Стихийные группы и демонстрируемое в них массовое поведение и массовое сознание являются существенным компонентом различных социальных движений.

Социальные движения – особый класс социальных явлений, который должен быть рассмотрен в связи с анализом психологической характеристики больших социальных групп и массового стихийного поведения. Социальное движение представляет собой достаточно организованное единство людей, ставящих перед собой определенную цель, как правило, связанную с каким-либо изменением социальной действительности. Социальные движения обладают различным уровнем: это могут быть широкие движения с глобальными целями (борьба за мир, за разоружение, против ядерных испытаний, за охрану окружающей среды и т. п.), локальные движения, которые ограничены либо территорией, либо определенной социальной группой (против использования полигона в Семипалатинске, за равноправие женщин, за права сексуальных меньшинств и т. д.) и движения с сугубо прагматическими целями в очень ограниченном регионе (за смещение кого-либо из членов администрации муниципалитета) [18].

Исходным пунктом всякого социального движения является проблемная ситуация, которая и дает импульс возникновению движения. Она одновременно преломляется и в индивидуальном сознании, и в сознании определенной группы: именно в группе достигается некоторое единство мнений, которое и будет «выплеснуто» в движении. Здесь важно подчеркнуть, что значимыми будут как относительно устойчивые социальные представления, сформировавшиеся на протяжении предшествующего развития группы, так и подвижные элементы массового сознания, сформировавшиеся на основе последней информации, часто неполной и односторонней. Отсюда всегда – относительная легкость изменения содержания лозунгов и целей движения. Чрезвычайно важными, с точки зрения социальной психологии, являются три следующих вопроса: механизмы присоединения к движению, соотношение мнений большинства и меньшинства, характеристика лидеров [2].

Механизмы присоединения к движению могут быть объяснены через анализ мотивов участников. Они подразделяются на фундаментальные, которые определяются условиями существования конкретной социальной группы, ее статусом, устойчивым интересом по отношению к какому-либо явлению, политическому решению, законодательству, и сиюминутные, которые порождены проблемной ситуацией, общественным инцидентом, новым политическим актом. Последние в большей степени обоснованы чисто эмоциональными реакциями на происходящее в обществе или группе. От соотношения фундаментальных и сиюминутных мотивов в значительной степени зависят основательность и «прочность» движения, прогноз на успешное выполнение целей [17].

Рекрутация сторонников движения осуществляется различными путями: в локальных движениях это может быть и рекрутация «на улице», когда организуется сбор подписей в пользу какой-либо акции. В движениях более высокого уровня рекрутация происходит в тех группах, в которых родилась инициатива.

В современной, преимущественно социологической, литературе предложены две теории, объясняющие причины присоединения индивида к социальному движению. Теория относительной депривации утверждает, что человек испытывает потребность достижения какой-либо цели не в том случае, когда он абсолютно лишен какого-то блага, права, ценности, а в том случае, когда он лишен этого относительно.

Другая теория – мобилизиция ресурсов – делает акцент на более «психологические» основания присоединения к движению. Здесь утверждается, что человек руководствуется потребностью в большей степени идентифицироваться с группой, ощутить себя частью ее, тем самым почувствовать свою силу, мобилизовать ресурсы.

Вторая проблема касается соотношения позиций большинства и меньшинства в любом массовом, в том числе социальном движении. Эта проблема является одной из центральных в концепции С. Московиси. В концепции С. Московиси предлагаются характеристики условий, при которых меньшинство может рассчитывать на влияние в движении.

Что касается лидера, он должен наиболее полно выражать и отстаивать цели, принятые участниками и импонировать довольно большой массе людей. Имидж лидера социального движения должен быть предметом его повседневного внимания. Как правило, прочность позиции и авторитета лидера в значительной мере обеспечивает успех движения.

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что социальные движения – сложнейшее явление общественной жизни со своими специфическими социально-психологическими характеристиками.

Вопросы для проверки знаний

1. Дайте определение малой группе. Какова численность малой группы? Приведите примеры классификации малых групп.

2. В чем сущность групповой сплоченности?

3. Назовите общее и отличное у лидерства и руководства в малых группах.

4. Что такое «большая социальная группа»? Какова структура психологии больших социальных групп?

5. Что относят к стихийным группам в социально-психологической литературе?

6. Назовите механизмы воздействия, реализуемые в стихийных группах.

7. В чем специфика социальных движений?

Раздел 3

Психология общения

3.1. Определение общения и его функции

В психологии общение определяется как сложный процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий в себя обмен информацией познавательного (когнитивного) или эмоционально-оценочного (аффективного) характера.

Помимо обмена информацией в ходе общения осуществляется выработка единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание другого человека. Общение является основной формой человеческого бытия. Отсутствие или недостаток общения могут быть причиной деформации психики и личности.

Хотя в известном смысле, одиночество также бывает полезным и необходимым для психического здоровья человека. Например, одиночество может быть полезным для переосмысления своих отношений с людьми или осознания ценности общения. У некоторых народов существует обычай оставлять юношей, достигших определенного возраста, в одиночестве на некоторое время. Это испытание помогает понять, как трудно жить одному, молодые люди начинают больше ценить отношения с другими людьми.

Одиночество практикуется для самоусовершенствования человека во многих японских практиках. Методика совершенствования с помощью одиночества называется «моритао». Она считается одной из самых сложных, хотя человек не подвергается ни каким физическим лишениям. Суть данной методики состоит в том, чтобы прожить в пещере неделю. При этом запрещается разговаривать даже с самим собой. Прошедшие через это испытание радуются потом всякой встрече и общению с другими людьми. Но что особо интересно, это то, что у них обостряется потребность не столько говорить, сколько слушать и сопереживать.

Однако, как уже упоминалось, избыток одиночества ведет к психическим и личностным нарушениям. Подтверждением этому могут быть неоднократно описанные случаи одиночных путешествий. В 1952 году французский путешественник Ален Бомбар совершил переход через Атлантический океан на надувной лодке «Еретик». Его целью было доказать, что человек, потерпевший кораблекрушение, может остаться в живых, рассчитывая лишь на свои силы. Следует отметить, что А. Бомбар совершил свое путешествие без воды и еды. Он считал, что океан содержит все необходимое для выживания.

В его дневнике содержится следующая запись: «Полное одиночество невыносимо. Горе тому, кто одинок! Мне кажется, что одиночество наваливается на меня со всех сторон непомерное, бескрайное, как океан, словно сердце мое вдруг стало центром притяжения для этого «ничто», которое тогда казалось мне «всем»… Ничто не в силах разорвать кольцо одиночества; сделать это труднее, чем приблизиться к горизонту. Время от времени я начинаю громко говорить, чтобы услышать хотя бы свой голос, но от этого только чувствую себя еще более одиноким, терпящим бедствие в океане молчания».

В 1938 году англичанин Ричард Бард шесть месяцев провел в избушке среди льдов Антарктиды. Он хотел выяснить, как длительное уединение воздействует на человека. Но уже на четвертом месяце своего эксперимента Р. Бард впал в глубокую депрессию. «Думаю, что человек не может обойтись без общения с другими людьми, как не может жить без фосфора и кальция… Все действия казались мне незаконченными, неполными, бесцельными, лишенными связи с внутренними переживаниями или желаниями… Сотни горьких, навязчивых воспоминаний наплывали на меня по ночам… Мои мысли требовали все меньше слов, я месяцами не стригся, стал рассеян… Я искал здесь покоя и духовного обогащения, но теперь ясно вижу, что обретаю лишь разочарование и безысходность» [11]. Эти факты подтверждают необходимость общения для психического здоровья людей. Отсутствие общения приводит к депрессии, потере навыков элементарной бытовой культуры.

Вместе с тем ощущение одиночества может возникать в окружении людей. То есть одиночество – это психологическое состояние, которое люди могут испытывать даже в ситуации насыщенного общения.

Социальный смысл общения состоит в том, что оно выступает средством передачи форм культуры и общественного опыта. Психологический смысл общения определяется тем, что в его процессе субъективный мир одного человека раскрывается для другого человека и происходит изменение чувств, мыслей, поведения взаимодействующих людей.

В общении можно выделить ряд аспектов: содержание, цель, средства. Под содержанием общения понимается информация, которая передается от одного человека другому.

Под целью общения понимается то, ради чего люди вступают в общение. Средства общения – способ передачи информации в процессе общения.

Функции общения. К основным функциям общения относят:

• креативную или творческую;

• коммуникативную;

• личностно формирующую;

• психотерапевтическую.

Креативная функция общения. Общение является формой существования и проявления творческой сущности человека. Истинно человеческое проявляется в людях именно в процессе общения и благодаря ему. В процессе общения возникают и развиваются человеческие сознание и речь, которые делают человека социальным.

Общение выводит человека за рамки биологической целесообразности. Данное положение хорошо демонстрирует следующий пример. Представим комнату, за ситуацией в которой можно наблюдать через одностороннее зеркало. В комнате – лесенки, палочки, стулья, большие кубы и прочее. А под потолком – конфета. Трехлетнего ребенка приводят в комнату и говорят: «Побудь здесь. Делай, что хочешь». Оставшись в одиночестве, ребенок сначала пытается допрыгнуть или сбить конфету палочкой, затем задумывается, сооружает из наличных материалов неустойчивую конструкцию и достигает конфеты. Но вот в комнату приводят одновременно двух детей: трехлетнего ребенка, который здесь уже был и все знает, и семилетнего новичка. Экспериментатор обращается к старшему: «За малышом еще не пришли, пусть он тихо посидит, он обещал молчать, а ты делай, что хочешь». После чего экспериментатор уходит. И начинают происходить странные вещи. Старший ребенок ведет себя неадекватно. Он не спешит доставать конфету, что-то бормочет себе под нос, прикидывает [17].

Младший ребенок – опытный и всезнающий, не может долго выдержать, тем более, что сотоварищ попался явно несообразительный. Он начинает давать советы, делиться опытом и слышит в ответ следующее: «Так каждый может».

Пока человек остается наедине с самим собой ему часто хватает биологически целесообразной активности. Подумал, съел конфету. Присутствие других делает человека способным на биологически сверхактивные действия. Когда человеческое «я» соприкасается с другим «я», ему становятся тесны узкие рамки биологической целесообразности, в человеке просыпаются творческие, безграничные силы и желания – индивидуальность, неповторимость, уникальность. В этом отношении эксперименты с детьми, особенно показательны. Взрослые могут носить собеседника в самом себе, творить для своего идеального «я». Но именно общение – реальное (внешнее) или мысленное (внутреннее) – способствует пробуждению в человеке истинно человеческого.

Коммуникативная функция общения выражается в способности передачи информации от одного человека, другому. Хочется акцентировать внимание на том, что нельзя ставить знак равенства между понятиями коммуникация и общение. Общение это более широкое понятие и не сводится лишь к передачи информации.

Общение является необходимым условием для формирования личности. Поведение, деятельность, отношение человека к миру и самому себе во многом определяются общением с другими людьми. В житейской психологии данное утверждение отражено в пословице: «С кем поведешься – от того и наберешься». В научном языке личностно формирующее значение общения выражается через термины «интериоризация» и «экстериоризация». Суть данных терминов состоит в том, что внешние формы взаимодействия трансформируются во внутренние психические функции и процессы (происходит процесс интериоризации). В свою очередь интериоризированные психические процессы и функции проявляются в самостоятельной деятельности человека, таким образом, происходит их трансляция во вне (экстериоризация).

Роль общения в формировании личности, превращении индивида как представителя вида «человек» в человека разумного, хорошо иллюстрируют примеры касающиеся детей – «маугли». Ребенок, выращенный животными, вне общества не становится человеком в полном смысле этого слова, остается индивидом, но не становится личностью.

Психотерапевтическая функция общения в жизни человека любого возраста выражается в потребности подтверждения своего «я» со стороны окружающих. Анализ культуры различных народов показывает, что у преобладающего большинства существует обязательный минимум подтверждения. Этот минимум заложен в языке, закреплен в правилах хорошего тона и морального поведения. Суть ежедневных приветствий можно выразить следующей формулировкой: «Ты существуешь для меня, ты мне не безразличен». Даже если люди встречаются по нескольку раз на день, принято оказывать друг другу минимальные знаки внимания (кивок, улыбка и т. д.).

В начале XX века английский психолог и философ У. Джеймс говорил, что для человека нет более страшного наказания, чем находиться в обществе и быть не замечаемым другими людьми.

Психологическое неподтверждение разрушительно для личности. В детском возрасте подтверждение или неподтверждение психологического существования особенно сильно влияют на формирование самооценки, эмоциональное самочувствие, психическое здоровье в целом. Английский психиатр Р.Д. Лэйнг считал, что причиной подростковой шизофрении является хроническое и последовательное непотверждение матерью своего ребенка.

Объем минимального психологического подтверждения варьирует от одной культуры к другой. Зависит от общего социально-психологического состояния общества и конкретного человека. Чем стабильнее общество в целом и каждый человек в частности, тем меньше им требуется знаков для того, чтобы чувствовать себя уверенными и защищенными. Соответственно в тревожные для общества или отдельного человека дни потребность в подтверждении возрастает [18].

Психотерапевтическая функция общения ярко проявляется в следующем примере. В 30-х годах XX века в США был проведен следующий эксперимент. Были взяты две клиники для детей с трудноизлечимыми заболеваниями. Условия в клиниках были сопоставимыми: квалификация персонала, уход, адекватное медикаментозное лечение. Различие состояло лишь в том, что в одной больнице родственников к детям не пускали – опасаясь инфекции, а в другой предписания были изменены и в определенные часы дети могли общаться с родственниками в специально отведенной комнате. Через несколько месяцев результаты эффективности лечения в обеих клиниках сравнили. Оказалось, что в первой клинике коэффициент смертности приблизился к одной трети, а во второй не умер ни один ребенок. В прямом смысле слова детям помогло выжить общение. Таким образом, общение может выступать мощным профилактическим средством, поддерживающим иммунитет [5].

Помимо перечисленных функций, некоторые психологи выделяют следующие:

• инструментальная – характеризует общение как социальный механизм управления, позволяющий получить и передать информацию, необходимую для осуществления какого-либо действия или принятого решения:

• интегративная – общение может выступать как средство объединения людей;

• трансляционная – служит для передачи конкретных способов деятельности, оценок, мнений, суждений;

• экспрессивная – позволяет партнерам по общению выразить и понять эмоции, переживания друг друга;

• социализирующая – проявляется в усвоении норм культуры и ценностей определенного общества;

• функция самовыражения – позволяет продемонстрировать личностный, интеллектуальный, психологический потенциал;

• социально-контролирующая – регламентирует поведение, деятельность, речевые высказывания участников общения [4].

Многообразие функций общения влечет за собой разнообразие видов общения. Способы, сферы и динамика общения определяются социальными функциями вступающих в него людей, принадлежностью к той или иной общности, индивидуальными свойствами личности.

Виды общения

Можно выделить следующие виды общения.

• Светское общение. Смысл общения заключается в том, что люди говорят не то, что думают, а то, что положено говорить в подобных случаях. Общение беспредметное и закрытое. Так как точки зрения людей на тот или иной вопрос не имеют никакого значения.

• «Контакт масок». Вид общения очень близкий к светскому общению. Используются привычные маски вежливости, участливости, скромности, безразличия, строгости. Преобладают стандартные фразы, жесты, выражения лица, позволяющие скрыть, истинные эмоции и отношение к собеседнику. Данный вид общения особенно характерен для жителей больших городов. Некоторые авторы указывают на необходимость «контакта масок» в определенных ситуациях, чтобы люди «не задевали» друг друга без надобности. Опасность состоит в том, что маска может «прилипнуть» очень крепко.

• Деловое общение. Учитываются особенности личности, характера, возраста, настроения собеседника, но интересы дела более значимы, чем возможные личные расхождения или симпатии. Общение направлено на дело и результат.

• Примитивное общение. Партнер по общению оценивается с точки зрения полезности. Если человек нужен – с ним активно вступают в контакт, если мешает – игнорируют. При получении от партнера по общению желаемого, всякий интерес к нему теряется, и это не скрывается.

• Формально-ролевое общение. Общение опосредовано исполняемыми социальными ролями (продавец – покупатель, руководитель – подчиненный), личностные качества вторичны. Социальная роль – способ поведения человека, задаваемый обществом. Ролевое общение помогает людям создавать и поддерживать отношения, построенные на деловых, формально-социальных контактах. В таких отношениях именно ролевые ожидания участников общения определяют, как будет воспринят партнер, какие качества и характеристики в нем будут замечены и приняты. Роль определяет также оценку человеком себя в данной ситуации. В ролевом общении человек не свободен в выборе стратегии своего поведения, восприятии партнера и самовосприятии. Человек лишается определенной спонтанности своих реакций, но обретает чувство принадлежности, социальной защищенности, включенности в группу. Образы и действия задаются занимаемой социальной позицией: «Я сейчас преподаватель и, следовательно…», «Я как представитель своего народа…», «Я родитель, а значит, должен…» Чаще всего социальные роли задают своим носителям лишь основные контуры поведения. Многое зависит от понимания человеком своей роли и ролей других участников общения, от имеющегося личного опыта, от творческих возможностей. Каждый человек вносит в свои социальные роли личностную уникальность и неповторимость.

Есть культуры, более тяготеющие к ролевому общению, и культуры, более склонные к созданию между людьми межличностных, эмоциональных отношений. В культурах первого типа легче выстраиваются деловые, официальные отношения, но существует риск переноса дистантного общения в интимноличностную сферу. В культурах второго типа, больше человеческой теплоты, но возникают сложности с построением субординационных, неравноправных в социальном плане отношений. Российская культура относится ко второму типу.

• Межличностное общение определяется уникальностью индивидуальных качеств личности, а социальные роли вторичны.

• Монологическое общение. Субъект-объектное общение, при котором субъект общения (лицо, обладающее активностью, осознанными целями и правом их реализации) связывает реализацию своих целей с партнером, рассматривая его как объект общения (лицо пассивное, имеющее цели менее важные, чем цели субъекта). Можно выделить две разновидности монологического общения – императив и манипуляцию.

Императив – вид общения, при котором субъект не скрывает приоритетности своих целей перед целями партнера. Чаще всего императивный вид общения используется для установления контроля за внешним поведением человека. В качестве способов оказания влияния используются приказы, указания, предписания, требования, поощрения. Императивный вид общения оправдан в экстремальных условиях, но абсолютно не уместен в интимно-личностных, супружеских и детско-родительских отношениях.

Очень ограничены возможности применения императивного общения в практике воспитания и обучения. Между тем, по мнению В.Я. Лядиуса, организация процесса усвоения в традиционной системе образования узаконила преимущественно один тип учебного взаимодействия. Это такое взаимодействие, где резко разведены и поляризованы позиции учителя и ученика. Активность последнего регламентируется в узких рамках имитации действий учителя, подражания задаваемым образцам. Учебное взаимодействие по типу имитации действий учителя порождает и соответствующую форму усвоения опыта – репродуктивную, которая характерна для всех этапов обучения – от начального до конечного.

Императивный вид общения оправдан в том случае, если действия воспитанника содержат угрозу для его жизни или жизни окружающих. Усвоение всего остального многообразия форм поведения и ценностей должно происходить другим путем, позволяющим ребенку личностно перерабатывать и усваивать информацию и требования взрослого. Доминирование императивного вида общения препятствует формированию таких качеств личности, как: критичность, самостоятельность в поступках и оценке своего и чужого поведения.

Манипулятивное общение направлено на извлечение выгоды от собеседника с использованием разных приемов (лести, запугивания, вызывания чувства вины, искажение информации или ее сокрытие, «приклеивания ярлыков» и т. п.). «Манипуляция – это такое психологическое воздействие на человека, в процессе которого он выступает объектом неких действий, направленных на то, чтобы «прибрать его к рукам» с помощью махинаций, отвлекающих уловок и приемов». Склонность к манипулированию свойственна большинству людей, разница заключается в частоте проявления. В определенной мере формирование манипулятивных склонностей провоцируется условиями жизни, результатом взаимодействия с социальной средой, угрожающей человеку. Вместе с тем надо помнить, что манипуляции в межличностном общении пагубно влияют как на личность манипулятора, так и его близких. Негативные последствия манипулирования обусловлены возникновением подозрительности, боязни близких отношений, отчужденности от других людей, чувством внутреннего дискомфорта. Неискренность, ложь, контроль, свойственные манипуляциям, приводят к непомерному психическому напряжению и пагубно сказываются на здоровье манипулируемого и манипулятора.

Оценивая манипуляцию как скорее негативный вид общения, следует сказать, что существуют целые области социальных отношений, где манипуляция разрешена и «законна». В частности: сферы бизнеса, политики, рекламы, пропаганды, идеологии.

Отношению к другому человеку как к средству, может быть противопоставлено отношение к нему как к ценности. Такой вид общения получил в отечественной психологии название диалога (М.М. Бахтин). В западной традиции – общение гуманистического типа (К. Роджерс). Диалогическое общение заключается во взаимосвязанном познании, самопознании и саморазвитии партнеров. Такое общение предполагает полное взаимопринятие партнерами по общению друг друга, положительным эмоциональным тонусом их взаимоотношений, возможностью в самораскрытии. По мнению ряда психологов, именно диалогическое общение в наибольшей мере способствует высоким достижениям в образовательной и воспитательной практике.

Диалогическое общение разрушается, если партнеры переходят на язык догм, используют ссылки на непререкаемые авторитеты, народную мудрость.

По способу воздействия можно выделить непосредственное и опосредованное общение.

• Непосредственное (прямое) общение осуществляется при непосредственном контакте, «лицом к лицу», является исторически первой формой общения людей друг с другом. На его основе с развитием цивилизации возникли различные виды опосредованного общения.

• Опосредованное общение – это взаимодействие при помощи дополнительных средств письма, телевидения, интернета, рдио. Для данного вида общения характерна отсроченная во времени и пространстве обратная связь.

В зависимости от используемых средств общения можно выделить вербальное (в переводе с латинского – «устный, словесный») общение и невербальное.

• В вербальном общении основным средством передачи информации является речь. Речь является самым универсальным средством передачи информации, так как потеря смысла сообщения минимальна.

• Средствами невербального общения выступают: мимика, жесты, поза, дыхание, интонация голоса, контакт глаз и др. Как показали исследования, в ежедневном общении, слова составляют 7 %, звуки и интонации – 38 %, прочее неречевое взаимодействие – 53 %. То есть, большая часть информации передается с помощью невербальных средств общения [5].

Структура общения

Существует несколько подходов к структурированию общения. Согласно наиболее распространенному, в общении выделяют три стороны: перцептивную – означающую процесс восприятия и познания друг друга партнерами по общению; коммуникативную – состоящую в обмене информацией между общающимися людьми; интерактивную – заключающуюся в организации взаимодействия между общающимися.

3.2. Перцептивная сторона общения

Термин «перцепция» означает «восприятие» (от лат. Perceptio – восприятие). В социальной психологии обычно используют понятие «социальная перцепция». Под которой понимают – восприятие, понимание и оценку людьми других людей, самих себя, групп и т. п. Термин социальная перцепция был введен американским психологом Дж. Брунером. Назвав восприятие социальным, Брунер обратил внимание на то, что существуют какие-то общие, вырабатываемые в общении, в совместной жизни социально-психологические

механизмы восприятия. Проведя серию экспериментов, Дж. Брунер показал, что восприятие предметов и других людей зависит как от личностных особенностей, так и от социокультурных факторов. Так в одном из экспериментов детям предлагалось сравнить размеры монет с эталонами, оказалось, что дети из бедных семей воспринимали размеры монет больше их реальных размеров, а дети из богатых – наоборот, меньше.

Исследуя восприятие людей, Дж. Брунер установил, что определенной деформации подвергаются и образы людей. Чем выше социальный статус, тем более высокими воспринимаются люди. Из этого можно сделать следующее предположение: общение определяется тем представлением о партнере, которое складывается в процессе восприятия. Таким образом, перцептивная сторона общения заключается в восприятии внешних признаков собеседника и в соотнесении их с его личностными характеристиками, в интерпретации и прогнозировании на этой основе поступков человека. Исходя из сложившегося образа партнера по общению происходит обдумывание стратегии собственного поведения. Следует особо отметить, что образ необязательно соответствует реальности, достаточно того, чтобы он (образ) принимался за нее.

В основе восприятия незнакомых людей и, людей с которыми имеются определенные отношения, лежат разные психологические механизмы. В первом случае основным психологическим механизмом восприятия является процесс социальной стереотипизации. Социальный стереотип (от греч. Stereos – твердый и tupos – отпечаток) – относительно устойчивый, упрощенный образ социального объекта, в качестве которого может выступать: группа, человек, явление и т. п. Социальные стереотипы складываются в условиях дефицита информации, как результат обобщения личного опыта человека, часто носят предвзятый характер. Для социальных стереотипов свойственна однозначность, то есть они делят мир на две основные категории: «знакомое» и «незнакомое». Часто «знакомое» становится синонимом «хорошего», а «незнакомое» – «плохого». Таким образом, стереотипы несут в себе оценочный элемент [19].

Как правило, социальные стереотипы являются порождением определенной группы людей, и отдельные люди пользуются ими в том случае, если принадлежат или относят себя к этой же группе. Односторонность в подборе черт для определенного стереотипа зависит от интересов и ценностей социальной группы. Для каждой социальной группы социальные стереотипы представляют обобщение опыта этой группы в отношении социально – значимых объектов, процессов, явлений, типов людей.

Отечественным психологом Бодалевым А.А. был проведен эксперимент, целью которого было изучение влияния социальных стереотипов на восприятие и оценку людей.

В ходе эксперимента группе взрослых испытуемых были показаны несколько фотографий. Участники эксперимента, видевшие каждую фотографию в течение пяти секунд, должны были воссоздать образ человека, которого они только что видели. Показу фотографий предшествовала инструкция, способствовавшая созданию определенного стереотипа. Например, экспериментатор говорил: «Сейчас вы увидите фотографию преступника» или «портрет героя». Испытуемые дали следующие портретные характеристики молодому человеку, изображенному на фотографии: «Этот зверюга понять что-то хочет. Умно смотрит и без отрыва. Стандартный бандитский подбородок, мешки под глазами, фигура массивная, стареющая, брошена вперед» (установка на стереотип «преступник»). «Молодой человек лет 25–30. Лицо волевое, мужественное, с правильными чертами. Взгляд очень выразительный. Волосы всклочены, небрит, ворот рубашки расстегнут. Видимо, это герой, какой-то схватки» (установка на стереотип «герой»).

Такая полярность суждений об одном и том же человеке, объясняется тем, что фотография сама по себе малоинформативна и участникам эксперимента приходится воспроизводить признаки предложенного стереотипа.

Для социальных стереотипов свойственна высокая стойкость. Порой они передаются от поколения к поколению по наследству, даже если далеки от реальности.

Чем дальше человек находится от социального объекта, тем в большей мере попадает под влияние коллективного опыта и, следовательно, тем резче и грубее социальный стереотип. Ограниченность личного опыта и невозможность самостоятельной проверки поступающей информации о тех или иных социальных явлениях создают возможности для манипулирования социальными стереотипами. Например, средства массовой информации могут использовать приемы формирования общественного мнения – формирования «нужных» социальных стереотипов. Стереотипы могут активно использоваться при оценке групповой, национальной, профессиональной, половой, возрастной принадлежности человека.

В общении формирование стереотипов может осуществляться с помощью ряда способов. Например, навешивание ярлыков: человека «подгоняют» под определенный стереотип «демагог», «бабник» и т. д. Формированию социальных стереотипов способствует апелляция к большинству «вся группа считает, что…».

Формирование стереотипов в общении может происходить под влиянием следующих факторов: превосходства, привлекательности, отношения к нам.

Фактор превосходства чаще всего проявляется в ситуации неравенства партнеров по общению в той или иной сфере: социальной, интеллектуальной и др. Проявляется в том, что человек склонен переоценивать различные качества тех людей, которые превосходят его в чем-то по какому-то существенному для него параметру. И наоборот, если человек общается с людьми, которых он в чем-то превосходит, по его мнению, он склонен недооценивать своих партнеров.

Фактор привлекательности выражает зависимость восприятия от чувства симпатии или антипатии по отношению к воспринимаемому человеку. Как показали результаты экспериментов, привлекательные люди воспринимаются как более уверенные, счастливые, искренние, энергичные, любезные. Если человек оценивается как непривлекательный, то и остальные его качества недооцениваются.

Привлекательность нельзя считать исключительно индивидуальным впечатлением. Она носит социальный характер, может варьироваться у разных народов, изменяться с течением времени. По этой причине Привлекательность надо искать не только в том или ином разрезе глаз, цвете волос, фигуре, а в социальном значении признака человека.

Фактор отношения к нам проявляется в том, что люди, хорошо к нам относящиеся, оцениваются лучше тех, кто к нам относится плохо. Чем ближе чужое мнение к собственному, тем выше оценка высказавшего это мнение человека. Правило имеет и обратную силу: чем выше оценивается другой человек, тем большее сходство его взглядов с собственными ожидается.

Формирование представления о человеке на основе первого впечатления может привести к неадекватному общению в дальнейшем. В постоянном и длительном общении первое впечатление не позволяет достаточно объективно понять эмоциональное состояние, намерения, отношения к нам другого человека.

В межличностном общении восприятие и понимание осуществляются за счет таких механизмов, как: идентификация, эмпатия, аттракция, рефлексия, каузальная атрибуция.

Идентификация (от лат. Identifigare – отождествлять). В социальной психологии идентификация рассматривается как важнейший механизм социализации, проявляющийся в принятии индивидом социальной роли при вхождении в группу, в осознании им групповой принадлежности. Через идентификацию дети усваивают нормы поведения, эмоциональные состояния, мораль значимых окружающих, используя их в качестве эталона. Важной особенностью процесса идентификации является то, что на первых порах он происходит независимо от сознания ребенка и не контролируется в полной мере родителями и воспитателями. Данное обстоятельство накладывает особую ответственность на взрослых за качество их личности.

Идентификация позволяет одному человеку «поставить» себя на место другого. Что проявляется в виде погружения, перенесения себя в поле, пространство, обстоятельства другого человека и позволяет усваивать личностные смыслы этого человека.

Идентификация может иметь двойное воздействие на развитие личности: с одной стороны, формирует способность к установлению положительных отношений с людьми, с другой – может привести к растворению индивида в другом человеке, выхолащиванию индивидуального.

Противоположностью идентификации является обособление (индивидуализация). Обособление дает возможность общающимся сохранить свою индивидуальность. Через обособление развиваются ответственность и самостоятельность, вместе с тем, обособление может привести к эмоциональной холодности.

Очень близка к идентификации – эмпатия (от греч. empatheia – сопереживание). Эмпатия – постижение эмоционального состояния, проникновение – вчувствование в переживания другого человека. Отличительной особенностью эмпатии от других механизмов познания является низкий уровень рефлексии. Ситуация другого человека не столько продумывается, сколько прочувствуется. Способность к эмпатии не является постоянной, как правило, она возрастает с увеличением жизненного опыта. Реализация эмпатии предполагает принятие партнера по общению в качестве безусловной ценности. Следует отметить, что эмпатическое понимание составляет тяжелую нагрузку для психики.

На развитие эмпатии большое влияние оказывают детско-родителъские отношения. Очень важно удовлетворение ребенка в эмоциональном контакте. Например, согласно данным английских и американских психологов в семьях, где родители поощряют выражение эмоций у своих детей, понимают их чувства, принимают участие в их делах, проявляют максимум доверия, тепла и любви, разъясняют им нравственные нормы, воспитывают моральные чувства, дети отличаются высоким уровнем развития эмпатии. И наоборот, ребенок, не получающий в семье удовлетворения потребности в самоутверждении, характеризуется низкой способностью к сочувствию и эмпатии [12].

Аттракция (от фр. attraction – привлечение, притяжение) – понятие, обозначающее возникновение при восприятии человека человеком привлекательности одного из них для другого. Понимание партнера по общению возникает в результате появления привязанности к нему, дружеского или интимноличностного отношения.

Формирование аттракции происходит следующим образом. Всякий сигнал, поступающий к человеку через его органы чувств, может исчезнуть без следа, а может сохраниться, в зависимости от его значимости и эмоционального заряда. Эмоционально значимый сигнал, «минуя» сознание, остается в сфере бессознательного. В этом случае человек, оценивая свое отношение к другому человеку, констатирует, что общение было приятным, а собеседник – человек к себе располагающий.

Рефлексия (от лат. reflexio – обращение назад) – механизм самопознания в процессе общения, в основе которого лежит способность человека представлять и осознавать то, как он воспринимается партнером по общению. Рефлексия это уже не просто познание другого, но знание того, как другой понимает меня.

Сложный процесс рефлексии как механизм общения был описан Дж. Холмсом в конце XIX века. Дж. Холмс, исследуя общение двух субъектов, показал, что в ситуации общения существуют шесть позиций, характеризующих взаимное отображение субъектов.

Г. Ньюком и Ч. Кули усложнили ситуацию, добавив четвертую позицию. Рассмотрим схему рефлексии более подробно.

Есть два человека, которые общаются между собой. Обозначим их как А1 и Б1. У каждого из них есть представления о самом себе. У А1 – А2 и у Б1 – Б2 соответственно. Далее, имеются представления о другом у А1 – БЗ и у Б1 – A3.

Общение протекает следующим образом: А в качестве А2, обращается к Б в качестве БЗ. В свою очередь Б в качестве Б2 реагирует на А в качестве A3.

Близость А2, A3, Б2, БЗ к реальным А1 и Б1 в принципе неизвестна, так ни А, ни Б не знают, что есть не совпадающие с реальностью А2, A3, Б2, БЗ.

Успех в общении будет максимальным при минимальном разрыве в линиях А1 – А2 – A3 и Б1 – Б2 – БЗ.

Уменьшение разрыва между позициями происходит в результате возникновения адекватного рефлексивного процесса, А4 или Б4 – знание того, как воспринимает партнер по общению. Данное знание обеспечивает формирование более реалистичного образа собственного «Я». (А2 и Б2) и более критическую оценку другого. (A3 и БЗ). Если А1 имеет неверное представление о себе – А2, о другом БЗ, и о том, как его воспринимает партнер – А4, то взаимопонимание будет вряд ли возможно.

Неразвитость рефлексии является причиной такого явления как проецирование. Суть данного явления заключается в том, что один участник общения приписывает другому такие же качества, которые присущи ему самому, а в действительности данные качества отсутствуют. Исследования, целью которых было изучение проецирования в педагогическом общении, показали, что тенденция к проецированию в большей мере характерна для тех учителей, которые не пытаются расширить свои знания об учащихся, наблюдая их в разных ситуациях. Чтобы ни проецировать, необходима открытость к действительным достоинствам и недостаткам как других людей, так и к своим собственным.

Каузальная атрибуция (от лат. causalis – причинность и attributio – приписывание) – интерпретация одним человеком причин и мотивов поведения других людей. В ходе общения люди не ограничиваются получением внешне наблюдаемых сведений, а стремятся к выяснению причин поведения других людей. Так как информация о человеке, получаемая в результате наблюдения, чаще всего недостаточна для надежных выводов, наблюдатель находит вероятные причины поведения и приписывает их наблюдаемому человеку.

У каждого человека есть свои схемы причинности, то есть привычные объяснения своего и чужого поведения. Можно выделить личностную, обстоятельную и стимульную атрибуцию. При личностной атрибуции – причины произошедшего приписываются конкретному человеку. В случае преобладания обстоятельной атрибуции причина произошедшего приписывается обстоятельствам. При стимульной атрибуции человек видит причину случившегося в предмете, на который было направлено действие, или в самом себе.

При изучении процесса каузальной атрибуции выявлен ряд закономерностей. Так, причину успеха люди чаще приписывают себе, а причину неудачи – обстоятельствам. Характер приписывания зависит также от меры участия человека в обсуждаемом событии. Общая закономерность состоит в том, что по мере роста значимости случившегося люди склонны переходить от обстоятельной и стимульной атрибуции к личностной. То есть искать причину случившегося в осознанных действиях личности.

Подводя итог разговору о механизмах социальной перцепции, можно констатировать следующее: между общением и пониманием существует сложная и многофункциональная связь. Понимание людьми друг друга невозможно без общения. Понимая или не понимая друг друга, люди вырабатывают определенную стратегию и тактику поведения. Поэтому достижение взаимопонимания способствует выполнению совместной деятельности, соответственно отсутствие понимания – препятствует достижению целей общения.

3.3. Коммуникативная сторона общения

Процесс общения – это прежде всего коммуникация, то есть процесс обмена информацией (обмен мнениями, идеями, переживаниями, настроениями и т. п.). Модель коммуникативного процесса обычно включает пять элементов: коммуникатор – сообщение (текст) – канал – аудитория – обратная связь.

Эффективность общения во многом обусловлена коммуникативными особенностями общающихся: культурой речи, умением задавать вопросы и отвечать на них, от способности осознавать и преодолевать коммуникативные барьеры и др.

Специфика человеческого обмена информацией заключается в особой роли той или иной информации, для каждого участника общения ее значимости. Значимость информации обусловлена тем, что люди не просто «обмениваются» значениями, а стремятся при этом выработать общий смысл. Что возможно при условии не только принятия информации, но ее понимания и осмысления.

Еще Л.С. Выготский отмечал, что мысль никогда не равна прямому значению слов. Поэтому у общающихся должны быть идентичны – в случае звуковой речи – не только лексическая и синтаксическая системы, но и одинаковое понимание ситуации общения.

Основными средствами коммуникации являются: вербальные и невербальные. Как уже упоминалось, к вербальным средствам общения относится речь. Обычно при вербальном общении используется устная и письменная речь. Письменная речь – словесное общение при помощи письменных текстов. Она протекает в более медленном темпе, чем устная речь, позволяет многократно обращаться к написанному. А.Р Лурия (1902–1977) рассматривал, письменную речь как орудие уточнения и отработки мыслительного процесса. Следовательно, письменная речь может использоваться для формирования мышления. Преимуществом письменной речи является возможность передачи информации во времени и пространстве, трансляции духовного и интеллектуального опыта поколений.

Устная речь – словесное общение при помощи языковых средств, воспринимаемых на слух. Преимущество устной речи перед письменной состоит в экономности, что выражается в необходимости использования меньшего количества слов.

Причиной затруднений в процессе общения могут быть коммуникативные барьеры. Коммуникативный барьер – это психологическое препятствие на пути восприятия адекватной информации между партнерами по общению. А.А. Бодалев выделяет: барьеры понимания, социально-культурного различия, барьеры отношения.

Возникновение барьера понимания может быть связано с рядом причин как психологического, так и иного порядка. Например, оно может возникнуть из-за погрешностей в самом канале передачи информации, что ведет к фонетическому непониманию. Барьеры фонетического непонимания порождаются такими факторами, как невыразительная речь, речь-скороговорка, речь с большим количеством слов-паразитов. Использование в речи неречевых проявлений голоса: смешки, хихиканье, хныканье, шепот, крик, вздохи и пр.

Другая причина непонимания может заключаться в разных системах значений (семантические барьеры непонимания). Семантические барьеры возникают, когда партнер понял не то, что ему сказали, или то, но с другим смыслом. Причинами семантического барьера могут быть: жаргонные слова, социальные, религиозные, профессиональные, национальные и культурные различия, многозначность используемых слов.

Разновидностью барьера понимания является стилистический барьер. Возникающий при несоответствии стиля речи коммуникатора и ситуации общения или стиля речи и актуального психологического состояния партнера по общению. Стилистический барьер возникает когда информация при непосредственном вербальном общении, подается книжным, канцелярским языком. Научный стиль более понятен при чтении, восприятие же его на слух затруднено. К тому же доказано, что лучше всего запоминается фраза, состоящая из 4—14 слов, 15–18 слов – запоминаются уже хуже, из 18–25 слов – удовлетворительно, фраза, насчитывающая свыше 30 слов, на слух практически не воспринимается. Поэтому для преодоления стилистического барьера необходимо не только хорошо структурировать информацию, вкладывать содержание адекватно форме, но и говорить кратко и в том темпе и ритме, который наиболее ситуативно уместен и подходит партеру по общению [20].

Логический барьер непонимания возникает в случаях, когда логика рассуждения коммуникатора – отправителя информации слишком сложна для восприятия реципиента – получателя информации. Так можно говорить о существовании «женской», «мужской», «детской», профессиональной логики. Основная проблема непонимания связана с особенностями мышления общающихся. Например, у одного партнера преобладает абстрактно-логическое мышление, у другого – наглядно-образное или наглядно-действенное.

Барьеры социально-культурного различия возникают в результате социальных, политических, религиозных, профессиональных различий. Данные различия могут приводить к разной интерпретации одних и тех же понятий, используемых в процессе коммуникации. В качестве барьера может выступать и само восприятие партнера по общению как представителя определенной профессии, национальности, пола, возраста.

Барьеры отношения возникают вследствие таких чувств, как: неприязнь, недоверие к коммуникатору, которое распространяется и на передаваемую им информацию.

Устранению коммуникативных барьеров, лучшему пониманию друг – друга, способствует обратная связь в общении. Обратная связь позволяет устранить преграды, уменьшить искажение информации. Чтобы обеспечить понимание, слушающий (реципиент) должен дать знать говорящему (коммуникатору), что именно воспринято правильно, а что искажено. Это позволяет корректировать сообщение и делать его более понятным.

Такой обмен сигналами прямой и обратной связи представляет собой процесс активного рефлексивного слушания. С целью установления обратной связи рекомендуется использование таких приемов, как: расспрашивание, перефразирование, отражение чувств, резюмирование.

Расспрашивание это прямое обращение к говорящему, которое осуществляется с помощью разнообразных вопросов. Расспрашивание позволяет уточнять полученную информацию, получать новую дополнительную информацию, выяснять отношения к кому-либо или чему-либо, определить степень понимания. С целью расспрашивания можно использовать следующие вопросы: «Уточните, пожалуйста…», «Не могли бы вы разъяснить, прокомментировать… более подробно», «Правильно ли я вас понял?…».

Перефразирование – высказывание той же мысли, но другими словами. Реципиент перефразирует мысль коммуникатора, то есть возвращает ему суть сообщения, чтобы он смог оценить, правильно ли его поняли. Как правило, перефразирование используется для выделения только существенных мыслей партнера. Перефразирование можно начать словами: «Насколько я мог вас понять…», «Значит, с вашей точки зрения…».

Отражение чувств. Внимание уделяется не содержанию сообщения, а чувствам, которые выражает говорящий. Можно использовать такие фразы, как: «Мне кажется, что вы чувствуете…», «Если я вас правильно понял, это выводит вас из себя…». Для понимания чувств собеседника надо обращать внимание на выражение лица, движения рук, позу, интонацию, расстояние, которое он устанавливает с партнерам по общению.

Резюмирование или обобщение позволяет связать отдельные части услышанного в единое целое. Используется для подведения итогов разговора. Резюме следует формулировать своими словами, используя например такие фразы, как: «Если подвести итог сказанному, то…», «Обобщая сказанное, можно сделать следующий вывод…».

Обратная связь не спасает от полной потери информации и искажения смысла сообщения, но, тем не менее, заметно повышает эффективность общения, препятствуя полному искажению информации. Это подтверждается данными психологов, проводивших коммуникативные тренинги: при отсутствии обратной связи между партнерами по общению возникает полное искажение информации, а при наличии этой связи половина участников тренингов выполнила задание адекватно.

С помощью речи передается в основном чистая информация. С помощью невербальных средств общения – отношение к партнеру, эмоциональное состояние испытываемое при общении. Если вербальная коммуникация подконтрольна сознанию, то невербальные проявления в большей мере бессознательны. По этой причине имеет смысл обращать внимание на соответствие слов и жестов.

Невербальное поведение человека тесно связано с его психическими состояниями и служит средством их выражения. Если приспособить вербальное поведение к изменяющимся обстоятельствам относительно просто, то язык тела является менее пластичным.

В социальной психологии существуют различные классификации невербальных средств общения. Согласно одной из них выделяют следующие основные знаковые системы: оптико-кинетическую, паралингвистическую и экстра-лингвистическую, организацию пространства и времени коммуникативного процесса, визуальный контакт.

Оптико-кинетическая система – включает в себя зрительно воспринимаемые движения другого человека, выполняющие выразительно-регулятивную функцию в общении. К данной системе относятся: мимика, пантомимика, жесты.

Особая роль в передаче эмоционального состояния отводится мимике – движениям мышц лица. Отсутствие мимики при общении ведет к потере информации. Показано, что при неподвижном лице лектора теряется до 10–15 % информации.

Пантомимика – выразительные движения человека (изменения в походке, позах, жестах). По походке человека можно распознать эмоциональное состояние человека. Исследования показали, что большинство испытуемых с большой точностью по характеру походки человека определяли его эмоциональные состояния: гнев, гордость, счастье, печаль. Самая «тяжелая походка – при гневе, самая «легкая» – при радости.

Поза – это положение человеческого тела. Принято выделять «открытые» и «закрытые» позы. «Открытые» позы: воспринимаются как позы доверия, согласия, доброжелательности, психологического комфорта. «Закрытые» позы (человек пытается закрыть переднюю часть тела, занять как можно меньше места в пространстве) воспринимаются как позы недоверия, противодействия, критики.

Если человек заинтересован в общении, он ориентируется на собеседника, наклоняется в его сторону. Если мало заинтересован – откидывается назад. Как правило, люди стремящиеся заявить о себе, стоят прямо, с развернутыми плечами, в напряженном состоянии. Тем людям, у которых нет необходимости подчеркивать свой статус и положение, свойственны более расслабленные и непринужденные позы.

Вместе с тем: «Для правильного понимания позы необходимо знать культурные традиции, возрастные ограничения, половые различия в использовании тех или иных поз, способы реагирования на собеседника мужчинами и женщинами. Так, замечено, что женщины в ситуации эмоционального напряжения, недоверия к партнеру резко наклоняют туловище вперед или, сидя, «отбрасывают его на спинку стула, принимают расслабленную позу, а мужчины принимают «жесткую позу», держатся прямо, движения их рук раскованы».

Пантомимика мало контролируется сознанием. Самым информативным средством пантомимики являются жесты. Жесты – разнообразные движения руками и головой. Частота и сила жестикуляции различна в различных культурах. По данным М. Аргайла, в течение одного часа фины жестикулируют один раз, итальянцы – восемьдесят, французы – двадцать раз, мексиканцы – сто восемьдесят.

Однако, как бы ни различались разные культуры, вместе с возрастанием эмоциональной возбужденности человека растет интенсивность жестикуляции. Конкретный смысл отдельных жестов различен в разных культурах. Например, кивок головой сверху вниз в русской культуре означает жест согласия. Болгарами этот же жест понимается как отрицание. Вместе с тем во всех культурах есть сходные жесты. Например, практически во всех культурах развернутые навстречу собеседнику руки демонстрируют доброжелательность.

Паралингвистическая и экстралингвистическая системы знаков. Паралингвистическая характеристика – общее название таких ритмикоинтонационных сторон речи как высота, громкость, тембр голоса, сила ударения.

Экстралингвистическая система – это включение в речь пауз, плача, кашля, смеха, вздохов и другие психофизиологические проявления человека.

Паралингвистические и экстралингвистические средства регулируют поток речи, позволяют экономить языковые средства общения, дополняют, замещают и предвосхищают речевые высказывания.

Организация пространства и времени коммуникативного процесса. Общение имеет пространственную организацию. Одним из первых пространственную структуру общения стал изучать американский психолог Э Холл. Для обозначения пространственной организации общения он предложил использовать термин «проксемика» – близость. К проксемическим характеристикам относятся: положение партнеров в пространстве в момент общения, дистанция между ними. На проксемические характеристики общения влияют этнокультурные факторы. Так, Э. Холл описал нормы пространственного расположения общающихся принятые в североамериканской культуре:

• интимное расстояние (от 15 до 45 см) – расстояние общения близких людей. В данную зону разрешается проникать только тем, с кем человек находится в тесном эмоциональном контакте (супруги, дети, родители, друзья), в этой зоне есть еще сверхинтимная подзона (0—15 см);

• персональное расстояние (45—120 см) – в пределах этой зоны осуществляется каждодневное общение между знакомыми и приятелями;

• социальное (от 120 до 360 см) – используется при общении с малознакомыми людьми при официальном общении;

• публичное расстояние (более 360 см) – характерно для общения с аудиторией.

Люди с трудом терпят вторжения посторонних в интимную и персональную зоны. Хотя современная городская жизнь внесла ряд исключений (в общественном транспорте, на стадионе, в кинотеатре).

Это не значит, что в подобных условиях человек не испытывает дискомфорт, но он научился сдерживать внешнее проявление реакций.

«Контакт глаз» или визуальный контакт составляет также важную часть общения. Имеет значение, куда направлен взгляд, длительность взгляда. Так, при деловом взгляде глаза собеседника обычно сосредотачиваются на треугольнике, образуемом тремя точками: центры глаз и середина лба. Направляя свой взгляд на этот треугольник, мы способствуем созданию серьезной атмосферы общения.

Если взгляд направлен на треугольник, образуемый центрами глаз и серединой рта, создается атмосфера непринужденного, межличностного общения [19].

Информативна также и долгота взгляда. Если отношения развиваются нормально, люди смотрят друг на друга от 30 до 60 % времени от всего периода общения. При этом, если отношения развиваются в позитивную сторону, люди смотрят друг на друга дольше и чаще тогда, когда слушают партнера, а не тогда, когда говорят. При агрессивных отношениях частота интенсивности взглядов резко увеличивается в момент говорения, а в момент слушания нарушается.

Наблюдая за движениями зрачков, можно судить об особенностях обработки информации и обращения к памяти. По мнению американских психологов Д. Гриндера и Р. Бэндлера:

• скольжение зрачков к верхним векам говорит о формировании или вспоминании зрительных образов;

• движения в средней области – о слуховых ассоциациях, воспоминаниях или фантазиях;

• глаза, опущенные вниз (направо и прямо), являются показателем того, что человек обращается к чувственному опыту, к ощущениям;

• обращение глаз вниз влево подсказывает наблюдателю, что человек проговаривает что-то про себя.

Помимо вышеназванных знаковых систем, позволяющих передавать информацию невербальным путем, в литературе встречается описание таких систем, как: тактильная – такесика, ольфакторная.

Тактильная знаковая система включает: прикосновения, пожатие рук, объятия, поцелуи и другие прикосновения.

Ольфакторная: приятные и неприятные запахи окружающей среды, естественные и искусственные запахи человека.

Подводя итог вышесказанному, можно заключить следующее, невербальные средства общения позволяют:

• создавать образ партнера по общению;

• передавать актуальные эмоциональные состояния партнеров по общению;

• поддерживать оптимальный уровень психологической близости между общающимися;

• выражать отношения партнеров по общению друг другу;

• выступать в роли уточнения вербального сообщения, изменять его понимание, усиливать эмоциональную насыщенность сказанного;

• являться показателем статусно-ролевых отношений [1].

3.4. Интерактивная сторона общения

Интерактивная сторона общения представляет собой построение общей стратегии взаимодействия. Интерактивная сторона общения – это условный термин, обозначающий характеристику тех компонентов общения, которые связаны с взаимодействием людей, с непосредственной организацией их совместной деятельности.

Взаимодействие является необходимым элементом совместной деятельности. Без организации взаимодействия проблематично достижение результативной социальной активности.

Наиболее распространенным является дихотомическое деление всех возможных типов взаимодействия на два противоположных: кооперация и конкуренция.

Кооперация – стратегия поведения, предполагающая координацию единичных сил участников, способствующая достижению участниками взаимодействия своих целей, является необходимым элементом совместной деятельности.

При конкуренции партнеры по общению заинтересованы в достижении собственного успеха.

Кроме вышеназванных, в литературе встречаются описания таких стратегий поведения, как:

• компромисс – предполагающий промежуточное или временное достижение целей партнеров ради сохранения условного равенства и отношений;

• приспособление или уступчивость (иногда используется название «альтруизм»), выражающаяся в отказе от достижения собственных целей ради достижения целей партнеров по общению;

• уклонение или избегание, выражающееся в уходе от общения, в отказе от достижения своих целей для исключения выигрыша другого.

Существует ряд теорий, объясняющих особенности межличностного

взаимодействия: теория обмена, символический интеракционизм, теория управления впечатлениями, психоаналитическая теория, транзактный анализ.

Согласно теории обмена Дж. Хомана люди взаимодействуют друг с другом на основе своего опыта, взвешивая возможные вознаграждения и затраты.

Поведение человека в настоящий момент определяется тем, вознаграждались ли его поступки в прошлом. Теория основывается на следующих идеях:

• чем больше вознаграждается определенный тип поведения, тем чаще он будет повторяться;

• если вознаграждение зависит от каких-то условий, человек стремится воссоздать их;

• чем больше вознаграждение, тем большие усилия готов затратить человек ради его достижения;

• при приближении потребностей к насыщению понижается степень усилий для их удовлетворения.

Дж. Мид, автор теории символического интеракционизма, рассматривал поступки человека как социальное поведение, основанное на обмене информацией. Согласно его точки зрения люди реагируют не только на поступки других людей, но и на предшествующие им намерения. Поведение людей по отношению друг к другу и к предметам окружающего мира определяется значениями, которые они им придают.

Согласно мнению Э. Гофмана, автора теории управления впечатлениями, ситуации социального взаимодействия подобны драматическим спектаклям, в которых актеры стремятся создавать и поддерживать благоприятные впечатления.

В психоаналитической теории 3. Фрейда взаимодействие рассматривается как процесс детерминированный представлениями, усвоенными в раннем детстве.

Достаточно распространенной теорией, объясняющей необходимость выбора той или иной позиции в общении, является теория транзактного анализа.

С точки зрения транзактного анализа, автор Эрик Берн, каждый участник взаимодействия может занимать одну из трех позиций-состояний, которые условно обозначаются как: Родитель, Взрослый, Дитя. По мнению Э. Берна, каждое из этих состояний предполагает определенные модели поведения, выполняет определенные функции и является жизненно необходимым. Для эффективного взаимодействия с окружающими все три состояния должны гармонично сочетаться между собой.

Эти позиции являются психологическим описанием определенной стратегии во взаимодействии. Позиция Ребенка может быть определена как позиция «Хочу». Позиция Родителя, как «Надо». Позиция Взрослого объединяет «Хочу» и «Надо». Взаимодействие успешно в том случае, когда транзакции носят «дополнительный» характер. То есть, если партнер обращается к другому как Взрослый, тот должен отвечать с такой же позиции.

В отечественной психологии взаимодействие рассматривается в контексте совместной деятельности. По мнению Г.М. Андреевой, смысл взаимодействия раскрывается лишь при условии включенности ее в некоторую общую деятельность.

В условиях решения конкретных текущих задач жизни и деятельности происходит сближение или изменение взаимных точек зрения и мнений общающихся людей. Заключительным этапом взаимодействия выступает совместная деятельность людей, сопровождающаяся взаимопониманием.

«Взаимопонимание людей – это такой уровень их взаимодействия, при котором они осознают содержание и структуру настоящего и возможного очередного действия партнера, а также взаимно содействуют достижению единой цели. Для взаимопонимания недостаточно совместной деятельности, нужно взаимосодействие. Оно исключает свой антипод – взаимопротиводействие, с появлением которого возникают недопонимание, а потом и непонимание человека человеком».

Основными регуляторами взаимодействия людей друг на друга являются:

внушение и убеждение.

Внушение (суггестия) – способ психологического Воздействия, основанный на некритическом восприятии и принятии человеком информации, которая не нуждается в доказательствах и содержит готовые выводы. Внушение предполагает воздействие на чувства человека, а через них и на разум человека.

При внушении сначала происходит восприятие информации, содержащей готовые выводы, а затем на ее основе формируются мотивы и установки определенного поведения.

Эффективность внушающего воздействия зависит от способностей субъекта (суггестора, то есть того, кто осуществляет внушение) к внушению, связанных с такими его качествами, как:

• собственная убежденность в том, что внушается;

• интеллект и находчивость;

• кругозор;

• компетентность;

• отношение к объекту.

Помимо этого успешность внушения зависит от характера внушаемой информации и места внушаемой информации в общем информационном потоке. Если внушаемая информация расположена в начале, то восприимчивость к внушению можно оценить в 50 %, в середине – в 30 %, в конце – 70 %.

Успешность внушения зависит и от используемых слов. Использование слов, смысл которых конкретен, содержание которых легко представить мысленно, повышает эффективность внушения. Кроме того, следует избегать в речи слов с частицей «не».

Одной из важнейших составляющих суггестии является речевая динамика. Доказано, что суггестию речи повышают такие ее параметры, как мягкость и сила голоса, богатство интонационных характеристик, паузы, мимика, экспрессия речи, темп речи [14].

Мимика, жестикуляция воспринимаются как эмоциональная вовлеченность, заинтересованность, что способствует формированию положительного отношения (при их адекватности и чувстве меры).

Звукосочетания способны вызывать определенные эмоции и бессознательно воспринимаются как некоторые образы. Например, присутствие или преобладание в словах гласной «и» вызывает впечатление чего-то маленького. Был проведен следующий эксперимент: детям и взрослым представляли две одинаковые по форме, но разные по размеру абстрактные фигурки из картона. При этом предупреждали, что одно из них называется «пим», а другая «пум». Затем испытуемых просили определить, какая же из них «пим», а какая «пум». Более 80 % опрошенных ответили, что маленькая – «пим», а большая – «пум». Аналогичные результаты были получены при использовании названий «ли» и «лау».

Внушение основано на использовании внушаемости (суггестивности) людей. Внушаемость – свойство психики, проявляющееся в ее податливости психологическому воздействию. Связано с рядом индивидных и личностных особенностей человека, на которого направлено внушение – суггерента. В частности с такими особенностями, как:

– возраст (дети более внушаемы, чем взрослые);

– пол (женщины более внушаемы, чем мужчины);

– ряд ситуативных факторов (телесное расслабление, сонливость, утомление, боль, сильное эмоциональное возбуждение, скука, ощущение безвыходности, низкая критичность мышления, некомпетентность в обсуждаемом вопросе, малая степень их значимости для человека, дефицит времени для принятия решения);

– такие личностные особенности, как привычка повиноваться, безответственность, стеснительность, впечатлительность, мечтательность, тревожность, склонность к подражанию, в определенной мере суеверность и религиозность (при условии, что информация не противоречит религиозному мировоззрению);

– жизненный опыт и широта кругозора (по мере накопления жизненного опыта, научных и профессиональных знаний, восприимчивость человека к внушению снижается, в месте с тем и в зрелом возрасте люди в той или иной мере подвержены внушению).

Противоположность суггестии является контрсуггестия – сопротивляемость внушению. Она зависит от ряда особенностей интеллектуальной и эмоционально – волевой сфер личности.

Сопротивляемость внушению подразделяется на намеренную и ненамеренную. Основой ненамеренной сопротивляемости является свойственная многим людям склонность сомневаться практически во всем.

Намеренная сопротивляемость внушению действует на осознаваемом уровне психики: объект воздействия сознательно анализирует то, что ему пытаются внушить, сопоставляет информацию со своими знаниями, взглядами, убеждениями.

Помимо ненамеренной и намеренной различают индивидуальную групповую сопротивляемость; общую и специальную.

Индивидуальная сопротивляемость – противодействие внушению со стороны одного человека. Установлена положительная зависимость этой разновидности сопротивляемости от индивидуальных и возрастных особенностей психики (стойкости взглядов и убеждений, богатства жизненного опыта, общей критичности, соотношения между рациональными и эмоциональными сторонами психики).

Групповая сопротивляемость – сопротивляемость внушению со стороны группы как целого. Данная разновидность сопротивляемости зависит от таких характеристик, как качественный состав группы.

Различают также общую и специальную сопротивляемость. Общая сопротивляемость зависит от такого качества людей, как критичность по отношению к попыткам внушения. Она широка по спектру действия, но слаба по силе. Специальная сопротивляемость внушению имеет более узкую сферу действия, но более сильная. Сопротивляемость внушению изменчива. Один и тот же человек может обнаруживать разную степень сопротивляемости внушению к разным субъектам внушения и разному содержанию внушаемой информации.

Убеждение – это метод воздействия на сознание людей, обращенный к их собственному критическому восприятию. Основу метода убеждения составляют отбор, логическое упорядочение фактов и выводов.

Метод убеждения ориентирован на интеллектуально-познавательную сферу человеческой психики. Смысл убеждения состоит в том, чтобы с помощью логических аргументов достичь внутреннего согласия человека с определенными умозаключениями, а затем сформировать и закрепить новые установки или изменить старые.

Убеждая, надо следовать ряду правил:

• логика убеждения должна быть доступной интеллекту объекта воздействия;

• убеждение должно быть основано на фактах известных объекту убеждения;

• помимо фактов необходимо использовать примеры, без их использования трудно убедить тех, кому недостает широты кругозора и развитого абстрактного мышления;

• информация должна выглядеть максимально правдоподобной;

• сообщаемые факты и общие положения должны быть такими, чтобы вызвать эмоциональную реакцию у объекта воздействия;

• для успешного убеждения необходимо одинаковое понимание терминов, понятий и выражений, используемых партнерами по общению;

• необходимо учитывать индивидуальные особенности убеждаемого. Сама процедура убеждения включает три вида воздействий: информирование, разъяснение, доказательство и опровержение.

Информирование представляет собой рассказ, то есть живое и образное изложение информации с целью передачи фактов и выводов.

Разъяснение ориентировано на актуализацию усвоения и запоминания сообщаемых сведений.

Доказательство строится по логическим законам тождества, противоречия, исключенного третьего, достаточного основания. Доказательство тем эффективнее, чем более опирается на такие факты, которые или правильны по своей сути, или воспринимаются как правильные. С точки зрения логики, опровержение обладает той же природой, что и доказательство.

В психологическом плане разница состоит в том, что в процессе опровержения осуществляется критика определенных взглядов собеседника с разрушением старых и формированием новых установок. Критерием результативности убеждающего воздействия является убежденность. Убежденность представляет уровень уверенности в истинности усвоенных идей, представлений, понятий, образов. Глубина убежденности связана с предыдущим воспитанием, информированностью, жизненным опытом людей, способностью анализировать явления окружающей действительности. Глубокая убежденность отличается большой устойчивостью. Для того, чтобы поколебать ее, недостаточно одних логических выводов [6].

В ряде случаев использование убеждения может вызвать так называемый «эффект бумеранга». Он проявляется в том, что убеждение приводит к прямо противоположным результатам. Это возможно в следующих случаях:

– в случае обилия информации, доводов, доказательств создается эмоциональный барьер, который препятствует принятию убеждающих доводов, хотя внешне человек может сделать вид, что соглашается;

– в случае сформированное у убеждаемого достаточно прочной установки, содержание которой противоречит новой информации.

Вопросы для проверки знаний

1. Дайте определение понятиям «общение», «коммуникация»

2. Перечислите функции, виды, средства общения.

3. Проанализируйте существующие в социальной психологии классификации типов взаимодействий.

4. Дайте характеристику основным терминам, рассматриваемым в контексте социальной перцепции, а именно терминам: идентификация, эмпатия, каузальная атрибуция, аттракция.

5. Что такое коммуникативные барьеры и как их предотвратить?

Раздел 4

Социальная психология личности

4.1. Личности в социальной психологии

Согласно стандартному определению из психологических словарей, личность – системное качество, приобретаемое индивидом в предметной деятельности и общении, характеризующее его со стороны включенности в общественные отношения.

Остановимся на краткой характеристике основных подходов к разработке российской (в том числе и советской) социальной психологии личности и авторских концепциях, представляющих эти подходы.

Социально-психологические проблемы личности с позиций психологии отношений

Основоположником психологии отношений в России был А. Ф. Лазурский. Однако свою известность психология отношений получила во многом благодаря трудам В. Н. Мясищева.

Исходным для психологии личности, по Мясищеву, является характеристика сущности человека как ансамбля общественных отношений. Общественные отношения существуют в двух формах: как объективные отношения и как субъективные отношения. Последние им называются также отношениями личности, психологическими, внутренними, жизненными отношениями. Отражая объективные общественные отношения, эти субъективные отношения, – утверждал Мясищев: «в наибольшей степени характеризуют личность каждого человека… Именно эти внутренние отношения в действительности составляют ядро личности». Психологические отношения составляют системообразующее качество личности.

В системе отношений центральное место занимают отношения человека к обществу, общности, коллективу, группе, к самому себе. Самые важные и содержательные отношения складываются в межличностном взаимодействии. Для понимания личности важен характер преобладающих отношений, меняющихся по степени или уровню развития. Значительным шагом в развитии психологии отношений и ее применении к разработке социально-психологических проблем личности является концепция Б. Ф. Ломова. По мнению Ломова, для раскрытия объективного основания психических свойств личности необходим анализ отношения «индивид – общество». В этой системе в качестве такого основания выступают общественные отношения. Личность как член общества «необходимым образом включена (сознает ли она это или не сознает) в систему общественных отношений. Ее мотивы, стремления, установки, привычки, симпатии и антипатии зависят от того, каково ее объективное отношение к производству, обмену и потреблению, какими гражданскими правами она обладает, как включена в политическую и идеологическую жизнь общества».

Социально-психологические качества личности особенно отчетливо проявляются в ее направленности. По мнению Ломова, направленность выступает как системообразующее свойство личности, определяющее ее психологический склад. Реализация направленности осуществляется прежде всего ее мотивационной сферой. Социально-психологический вектор направленности определяется тем, что она связана с отношениями личности с другими людьми. Эти отношения отражаются в потребностях людей, начиная от потребностей в материальных условиях жизни, включая потребности в деятельности, познании, общении, в способе удовлетворения этих потребностей. На базе потребностно-мотивационной сферы формируются жизненные цели личности, концепция ее собственного будущего. Особое значение для социальной психологии личности имеют идеи Ломова о субъективных отношениях.

Эти отношения отражают то, как личность относится к тем или иным событиям и явлениям мира, в котором она живет. В данном случае речь идет о ценностных ориентациях, привязанностях, симпатиях, антипатиях, интересах и др., всем том, в чем выражается субъективная позиция личности, ее пристрастность, оценка событий, лиц, участвующих в них. Ломов считает «субъективные отношения» родовым понятием по отношению к таким понятиям, как «установка», «личностный смысл», «аттитюд» [5].

Социально-психологические проблемы личности с позиций теории установки

Основателем отечественной теории установки является Д. Н. Узнадзе. Для разработки социальной психологии личности большое значение имеют центральные идеи этой теории. В активное взаимодействие с действительностью вступает непосредственно сам субъект, а не отдельные акты его психической деятельности. Поведение и жизнедеятельность субъекта вытекают из наличия у него потребностей. Для их удовлетворения необходима определенная ситуация. Наличие потребностей и ситуации вызывает особое состояние, которое характеризует его склонность, направленность, готовность совершать определенные действия. Это состояние и есть установка.

Разные виды установок реализуются двумя выделенными Узнадзе формами поведения: экстерогенным и интерогенным. К экстерогенным формам поведения относятся потребление, обслуживание, труд, занятие. К интерогенным – эстетическое наслаждение, игра, развлечение, спорт, художественное творчество. Одно из важных положений теории установки заключается в том, что существуют разные формы психической активности. Главные из них – установка и объективация. Акт объективации включает в себя идентификацию того, что переживается сейчас, с тем, что переживалось только что перед этим, сознание их тождества, закрепляемого актом номинации в речи. В этом акте заключено познавательное отношение к миру, он равнозначен механизму сознания. Предметами объективации являются: душевный мир, который помогает индивиду выделять в процессе поведения мешающие ему предметы, а также социальные требования и «Я». В способности объективации заключен механизм выхода за пределы личного, в сферу другого человека. Намечается переход от психологии личности к социальной психологии личности.

Комплексный подход к изучению личности

Комплексный подход является одним из методологических оснований социальной психологии личности. Он сформулирован и реализован Б. Г. Ананьевым.

Анализируя особенности современного научного знания о человеке, Ананьев отметил, что проблема человека становится обшей проблемой всей науки в целом. В комплексе наук о человеке психологии отводится большое место. На ее долю приходится исследование человека как индивида, личности и ее жизненного пути, человека как субъекта. Выраженность социально-психологической составляющей повышается от исследования человека как индивида к исследованию его как субъекта. Так, уже при изучении человеческого индивида отмечается определенная зависимость индивидуально-типических свойств от условий внешней среды (природной и социальной).

Личность является комплексной проблемой современной науки. В ее изучении как специальный выделяется социально-психологический аспект. По мнению Ананьева, в изучении человека как личности особо выделяется «статус личности», т. е. ее положение в обществе (экономическое, политическое, правовое и т. д.); общественные функции, осуществляемые личностью в зависимости от этого положения и исторической эпохи; мотивация ее поведения и деятельности в зависимости от целей и ценностей, образующих внутренний мир; мировоззрение и вся совокупность отношений личности к окружающему миру (природе, обществу, труду, другим людям, самому себе); характер и склонности». Вся эта сложная система субъективных свойств и качеств человека, его социально-психологических феноменов определяет его деятельность и поведение [7].

Для психологического исследования личности центральным является понимание ее как субъекта труда, познания и общения Необходимость изучения личности в системе социальных связей и отношений, по мнению Ананьева, обусловило то, что историческое, социологическое и социально-психологическое исследование личности составляет единый и основной путь ее изучения, определяющий собственно психологическое исследование.

Субъектно-деятельностный подход к исследованию социальной психологии личности

Социально-психологические представления о личности с позиции субъектно-деятельностного подхода содержатся в трудах С. Л. Рубинштейна. Единым логическим основанием, основной идеей, основным направлением внутренних связей его философской и психологической концепции является идея субъекта. Высказав кардинальное положение о включении человека в состав бытия, Рубинштейн считает субъектность наиглавнейшим механизмом этой включенности. Взаимоотношения человека с миром осуществляются в разных формах – познавательной, деятельностной и отношенческой.

В последней заключается отношение человека к другому человеку. Все эти формы отношений, составляющих сущность субъекта, складываются в деятельности. Принцип субъектности (субъекта) неразрывно связан в концепции Рубинштейна с деятельностным принципом.

Деятельность выступает как один из типов активности субъекта, как способ его отношения к действительности, Активность субъекта выражается, по мнению Рубинштейна, в формах самодетерминации, самопричинения, самодеятельности. В этих формах отражается сущностная характеристика субъекта. В субъекте связываются познавательные и деятельностные характеристики психологии человека. Субъект выступает как основание связи сознания и деятельности. И в этом смысле субъектно-деятельностный подход превращается в новую парадигму построения психологической науки. Сложные системы связей и отношений человека к миру, другим людям, к себе выражаются в краткой и емкой форме: личность является субъектом жизни.

Развитие и конкретизация субъектно-деятельностного подхода содержится в трудах К. А. Абульхановой.

Деятельностный подход к психологии личности

Он разработан А. Н. Леонтьевым и явился одним из методологических принципов отечественной социальной психологии личности.

Ключом к подлинно научному пониманию личности Леонтьев считал «исследование процесса порождения и трансформации личности человека в его деятельности, протекающей в конкретных социальных условиях…».

Деятельность порождает все психические феномены, качества, особенности, процессы и состояния. В основе представлений о личности лежит учение о деятельности, ее строении, ее развитии и ее преобразованиях, о различных ее видах и формах. Из всех этих разновидностей в качестве главной выделяется предметная деятельность. Исходными единицами психологического анализа личности являются деятельности субъекта, а не действия, не операции, не психофизиологические функции или блоки этих функций. Для понимания структуры личности важной представляется мысль Леонтьева о иерархическом отношении деятельностей.

Соподчинение деятельностей, порождаемых ходом их развития, лежит в основании личности. Леонтьев отметил особую функцию понятия «смысл» в структуре личности. Смысл получил характеристику личностного. В нем содержится отражение в сознании личности отношения мотива к цели.

Структурно-динамический подход в психологии личности

Существует большое разнообразие теорий личности, в которых принцип структурности занимает большое место. При этом на передний план выдвигаются различные аспекты структуры, рассматриваются ее разные стороны.

Для социальной психологии большое значение имеют взгляды социальных психологов – А. Г. Ковалева, К. К. Платонова, Б. Д. Парыгина – на структуру личности.

4.2. Социализация и личность

Социализация – это двусторонний процесс, включающий в себя, с одной стороны, усвоение индивидом социального опыта путем вхождения в социальную среду, систему социальных связей; с другой стороны (часто недостаточно подчеркиваемой в исследованиях), процесс активного воспроизводства индивидом системы социальных связей за счет его активной деятельности, активного включения в социальную среду. Именно на эти две стороны процесса социализации обращают внимание многие авторы, принимающие идею социализации в русло социальной психологии, разрабатывающие эту проблему как полноправную проблему социально-психологического знания.

Содержание процесса социализации

Если исходить из тезиса, принимаемого в общей психологии, что личностью не родятся, личностью становятся, то ясно, что социализация по своему содержанию есть процесс становления личности, который начинается с первых минут жизни человека. Выделяются три сферы, в которых осуществляется прежде всего это становление личности: деятельность, общение, самосознание.

Что касается деятельности, то на протяжении всего процесса социализации индивид имеет дело с освоением все новых и новых видов деятельности.

При этом происходят еще три чрезвычайно важных процесса. Во-первых, это ориентировка в системе связей, присутствующих в каждом виде деятельности и между ее различными видами. Второй процесс – центрирование вокруг главного, выбранного, сосредоточение внимания на нем и соподчинения ему всех остальных деятельностей. Наконец, третий процесс – это освоение личностью в ходе реализации деятельности новых ролей и осмысление их значимости.

Вторая сфера – общение – рассматривается в контексте социализации также со стороны его расширения и углубления, что само собой разумеется, коль скоро общение неразрывно связано с деятельностью. Расширение общения можно понимать как умножение контактов человека с другими людьми, специфику этих контактов на каждом возрастном рубеже.

Наконец, третья сфера социализации – развитие самосознания личности. В самом общем виде можно сказать, что процесс социализации означает становление в человеке образа его Я. С точки зрения социальной психологии здесь особенно интересно выяснить, каким образом включение человека в различные социальные группы задает этот процесс.

Есть несколько различных подходов к структуре «Я». Наиболее распространенная схема Я-концепции включает в «Я» три компонента: познавательный (знание себя), эмоциональный (оценка себя), поведенческий (выражение себя в поведении).

Самый главный факт, который подчеркивается при изучении самосознания, состоит в том, что оно не может быть представлено как простой перечень характеристик, но как понимание личностью себя в качестве некоторой целостности, в определении собственной идентичности.

Стадии процесса социализации

В отечественной социальной психологии сделан акцент на то, что социализация предполагает усвоение социального опыта прежде всего в ходе трудовой деятельности. Поэтому основанием для классификации стадий служит отношение к трудовой деятельности. Если принять этот принцип, то можно выделить три основные стадии: дотрудовую, трудовую и послетрудовую.

Дотрудовая стадия социализации охватывает весь период жизни человека до начала трудовой деятельности. В свою очередь эта стадия разделяется на два более или менее самостоятельных периода:

а) ранняя социализация, охватывающая время от рождения ребенка до поступления его в школу, т. е. тот период, который в возрастной психологии именуется периодом раннего детства;

б) стадия обучения, включающая весь период юности в широком понимании этого термина.

Трудовая стадия социализации охватывает период зрелости человека, хотя демографические границы «зрелого» возраста условны; фиксация такой стадии не представляет затруднений – это весь период трудовой деятельности человека.

Послетрудовая стадия социализации представляет собой еще более сложный вопрос. Определенным оправданием, конечно, может служить то обстоятельство, что проблема эта еще более нова, чем проблема социализации на трудовой стадии. Постановка ее вызвана объективными требованиями общества к социальной психологии, которые порождены самим ходом общественного развития. Проблемы пожилого возраста становятся актуальными для ряда наук в современных обществах. Увеличение продолжительности жизни – с одной стороны, определенная социальная политика государств – с другой (имеется в виду система пенсионного обеспечения) приводят к тому, что в структуре народонаселения пожилой возраст начинает занимать значительное место.

Институты социализации

На всех стадиях социализации воздействие общества на личность осуществляется или непосредственно, или через группу.

Иными словами, можно сказать, что общество и группа передают становящейся личности некоторую систему норм и ценностей посредством знаков. Те конкретные группы, в которых личность приобщается к системам норм и ценностей и которые выступают своеобразными трансляторами социального опыта, получили название институтов социализации. Выявление их роли в процессе социализации опирается на общий социологический анализ роли социальных институтов в обществе.

На дотрудовой стадии социализации такими институтами выступают: в период раннего детства – семья и играющие все большую роль в современных обществах дошкольные детские учреждения. Семья рассматривалась традиционно как важнейший институт социализации в ряде концепций. Именно в семье дети приобретают первые навыки взаимодействия, осваивают первые социальные роли, осмысливают первые нормы и ценности.

Во втором периоде ранней стадии социализации основным институтом является школа. По сравнению с семьей школа в большей мере зависит от общества и государства, хотя эта зависимость и различна в тоталитарных и демократических обществах. Но так или иначе школа задает первичные представления человеку как гражданину и, следовательно, способствует (или препятствует!) его вхождению в гражданскую жизнь. Школа расширяет возможности ребенка в плане его общения: здесь, кроме общения со взрослыми, возникает устойчивая специфическая среда общения со сверстниками, что само по себе выступает как важнейший институт социализации.

Что касается институтов социализации на трудовой стадии, то важнейшим из них является трудовой коллектив.

Каждый из названных здесь институтов социализации обладает целым рядом других функций, его деятельность не может быть сведена только к функции передачи социального опыта. Рассмотрение названных учреждений в контексте социализации означает лишь своеобразное «извлечение» из всей совокупности выполняемых ими общественных задач.

В качестве агентов социализации рассматривают наиболее активных акторов в процессе передачи социального опыта индивиду и осуществляющих контроль за воспроизводством социального опыта. В социальной психологии в качестве агентов социализации называют «значимых» для развития личности – родителей, близких друзей, возлюбленных и т. д.

4.3. Социальная установка

Социальная установка – одна из основных категорий социальной психологии. Социальная установка призвана объяснить все социальное поведение человека. В английском языке социальной установке соответствует понятие «аттитюд», и ввели его в научный обиход в 1918–1920 гг. У. Томас и Ф. Знанецкий. Томас и Знанецкий описали и четыре функции аттитюдов: 1) приспособительная (иногда называемая утилитарной, адаптивной) – аттитюд направляет субъекта к тем объектам, которые служат достижению его целей; 2) функция знания – аттитюд дает упрощенные указания относительно способа поведения по отношению к конкретному объекту; 3) функция выражения (иногда называемая функцией ценности, саморегуляции) – аттитюд выступает как средство освобождения субъекта от внутреннего напряжения, выражения себя как личности; 4) функция защиты – аттитюд способствует разрешению внутренних конфликтов личности. Они же дали первое и одно из наиболее удачных определение аттитюда, который понимался ими как «… состояние сознания, регулирующее отношение и поведение человека в связи с определенным объектом в определенных условиях, и психологическое переживание им социальной ценности, смысла объекта». Здесь выведены на первый план важнейшие признаки аттитюда, или социальной установки, а именно социальный характер объектов, с которыми связаны отношение и поведение человека, осознанность этих отношений и поведения, их эмоциональный компонент, а также регулятивная роль социальной установки. Социальные объекты понимаются в данном случае в самом широком смысле: ими могут быть институты общества и государства, явления, события, нормы, группы, личности и т. д. Названные признаки предопределили разработанную позже структуру социальной установки, а также объяснили ее принципиальное отличие от простой установки (по теории Д.Н. Узнадзе), которая лишена социальности, осознанности и эмоциональности и отражает прежде всего психофизиологическую готовность индивида к определенным действиям.

В отечественной психологии есть ряд концепций и понятий, которые близки к идее социальной установки, хотя и возникли вне рамок этой проблемы. К ним можно отнести категорию отношений в концепции В.Н. Мясищева, которая понималась им как система связей личности с действительностью; понятие личностного смысла у А.Н. Леонтъева, выделявшего прежде всего личностный характер восприятия человеком объектов реального мира и его отношения к ним; направленность личности в работах Л.И. Божович. Все эти понятия отражают в той или иной степени отдельные свойства социальной установки.

Система социальных установок

Противоречивость социальной действительности неизбежно порождает противоречия в системе социальных установок и даже борьбу между ними. Этот факт позволяет объяснить, в частности, давно обсуждаемую в социальной психологии проблему несоответствия между социальной установкой, выраженной вербально, и реальным поведением человека.

В подтверждение обычно приводится классический эксперимент Лапьера, проведенный в 1934 году, в котором выяснилось, что свыше двухсот менеджеров и владельцев гостиниц, беспрекословно принявших и обслуживших Лапьера и двух его спутников, китайцев по национальности, во время их поездки по США (реальное поведение), через полгода на письменный запрос Лапьера принять их снова ответили отказом (вербальное выражение установки по отношению к китайцам). «Парадокс Лапьера» породил длительную дискуссию и даже поставил под сомнение вообще полезность теории социальной установки.

На самом деле противоречие имело место не между аттитюдами и поведением, а между самими социальными установками менеджеров, которое нашло отражение в их действиях.

Структура социальной установки

В 1942 г. М. Смит внес ясность в структуру социальной установки, выделив три известных компонента: когнитивный, содержащий знание, представление о социальном объекте; аффективный, отражающий эмоционально-оценочное отношение к объекту; и поведенческий, выражающий потенциальную готовность личности реализовать определенное поведение по отношению к объекту. Будет или не будет реализовано поведение, соответствующее когнитивному и аффективному компонентам данной установки, зависит от ситуации, то есть взаимодействия с другими аттитюдами.

Стереотипы и предрассудки

Четкая структура социальной установки позволяет выделить две ее важные разновидности – стереотип и предрассудок. От обычной социальной установки они отличаются прежде всего содержанием своего когнитивного компонента.

Стереотип – это социальная установка с застывшим, нередко обедненным содержанием когнитивного компонента.

Стереотипы бывают полезны и необходимы как форма экономии мышления и действий в отношении достаточно простых и стабильных объектов и ситуаций, адекватное взаимодействие с которыми возможно на основе привычных и подтверждаемых опытом представлений. Там же, где объект требует творческого осмысления или изменился, а представления о нем остались прежними, стереотип становится тормозом в процессах взаимодействия личности с действительностью.

Предрассудок – это социальная установка с искаженным содержанием ее когнитивного компонента, вследствие чего индивид воспринимает некоторые социальные объекты в неадекватном, искаженном виде. Нередко с таким когнитивным компонентом бывает связан сильный, то есть эмоционально насыщенный аффективный компонент. В результате предрассудок обусловливает не только некритичное восприятие отдельных элементов действительности, но и неадекватные при определенных условиях действия по отношению к ним. Наиболее распространенным видом таких извращенных социальных установок являются расовые и национальные предрассудки.

Основная причина формирования предрассудков кроется в неразвитости когнитивной сферы личности, благодаря чему индивид некритично воспринимает влияния соответствующей среды. Поэтому чаще всего предрассудки возникают в детстве, когда у ребенка еще нет или почти нет адекватных знаний о том или ином социальном объекте, но под воздействием родителей и ближайшего окружения уже формируется определенное эмоционально-оценочное отношение к нему. В дальнейшем это отношение оказывает соответствующее влияние на содержание развивающегося когнитивного компонента, выступая в роли фильтра, допускающего к восприятию лишь ту информацию об объекте, которая соответствует уже сложившейся аффективной его оценке. Повлиять на формирование или закрепление предрассудка может и соответствующий жизненный опыт индивида, эмоционально пережитый, но недостаточно критично интерпретированный. Например, некоторые россияне, столкнувшиеся с преступными группировками, организованными по национальному признаку, переносят негативное отношение на весь народ, из представителей которого состоит та или иная группировка.

Иерархическая структура системы социальных установок

С точки зрения значимости для общества и для личности отдельные социальные установки занимают в системе «неравноправное» положение и образуют своего рода иерархию. Этот факт нашел отражение в известной диспозиционной концепции регуляции социального поведения личности В.А. Ядова (1975). В ней выделены четыре уровня диспозиций как образований, регулирующих поведение и деятельность индивида. К. первому уровню отнесены просто установки (в понимании Д.Н. Узнадзе), регулирующие поведение на простейшем, преимущественно бытовом уровне; ко второму – социальные установки, которые, по мнению В. А. Ядова, вступают в действие на уровне малых групп; третий уровень включает общую направленность интересов личности (или базовые социальные установки), отражающую отношение индивида к его основным сферам жизнедеятельности (профессия, общественная деятельность, увлечения и т. п.); на четвертом, высшем уровне располагается система ценностных ориентации личности.

Несмотря на то, что В. А. Ядов пользуется такими понятиями, как диспозиция, направленность интересов личности и ценностные ориентации, его концепция не вступает в противоречие с теорией социальной установки. Сомнение вызывает лишь ограничение роли социальной установки вторым и третьим уровнями. Дело в том, что по своим психологическим функциям и структуре ценностные ориентации также являются социальными установками. Они включают в себя знание и оценку ценностей конкретного общества и соответствующее им поведение. Они действительно отличаются от других социальных установок, но лишь наиболее высокой социальной и личностной значимостью своих объектов, а по своей психологической природе они ничем не выделяются из общей системы социальных установок.

Для каждого отдельного индивида также существует собственная, субъективная иерархия социальных установок по критерию их психологической значимости только для него, которая не всегда совпадает с общественно признанной иерархией.

Для какого-то человека смыслом жизни и высшей ценностью является создание семьи и воспитание детей; а для другого на первом плане – построение карьеры любой ценой, что и составляет для него основную ценностную ориентацию в жизни.

По концепции В. А. Ядова, такие диспозиции справедливо относятся ко второму и третьему уровням, а по субъективным личностным критериям они оказываются высшими по своему значению для индивида. Объяснение и подтверждение такому подходу к проблеме иерархии социальных установок можно найти в концепции общих значений и личностных смыслов социальных объектов А.Н. Леонтьева (1972).

Из этой концепции видно, что один и тот же социальный объект (событие, процесс, явление и т. д.), имеющий однозначную интерпретацию с позиций ценностей и норм общества, приобретает различный личностный смысл для отдельных индивидов.

Следовательно, помимо диспозиционной концепции В. А. Ядова, критерием которой служит общественная значимость объектов социальных установок различного уровня, можно признать существование субъективных иерархий социальных установок, построенных по критерию их психологической и личной значимости для каждого конкретного индивида.

Таким образом, социальная установка, будучи сама системным образованием, включена в другие, более сложные системы, складывающиеся по разным признакам, и конечным регулятором поведения и деятельности личности оказывается взаимодействие этих сложных систем.

Вопросы для проверки знаний

1. Дайте понятие личности.

2. Охарактеризуйте деятельностный подход к психологии личности.

3. Раскройте определение «социализация»

4. Назовите три сферы, на пространстве которых осуществляется социализация индивида. Опишите, как происходит данный процесс (по сферам).

5. Какая стадия социализации кажется вам наиболее значимой?

Проверочный тест по всему курсу «Социальная психология»

Вариант 1.

1. Социальная психология – область психологической науки, которая изучает закономерности поведения и деятельности людей, обусловленные включенностью их в группы, и психологические характеристики самих групп. Кому из отечественных психологов принадлежит это определение?

а) Андреевой Г.М.;

б) Кузьмину Е.С.;

в) Парыгину Б.Д.;

г) Петровскому А.Б.;

д) Свенцицкому А. Л.


2. На 2 этапе становления социальной психологии (50–60 г. XIX века по 30 г. XX века) предметом исследования считались:

а) группа;

б) социальное поведение;

в) толпа, личность в толпе;

г) личность в группе;

д) когниции.


3. Процесс сбора первичной информации, фиксирующей социально– психологические факторы и описание полученных данных, происходит на…… уровне исследования.

а) экспериментально – эмпирическом;

б) теоретическом;

в) методологическом;

г) философском;

д) ни один ответ не верен.


4. Интервью – это:

а) способ сбора информации о мнениях, настроениях, установках;

б) вербальное взаимодействие, в котором один человек стремится получить информацию от другого человека или группы лиц;

в) опрос «лицом к лицу»;

г) источник гипотез;

д) все ответы верны.


5. Кто из отечественных психологов определяет общение как вид деятельности?

а) Парыгин П.Д.;

б) Леонтьев А. А.;

в) Бодалев А. А.;

г) Андреева Г.М.;

д) Ломов Б.Ф.


6. Основатель теории когнитивного диссонанса:

а) Морено;

б) Фестингер;

в) Курт Левин;

г) Лебон;

д) Хайдер.


7. К ошибкам или эффектам восприятия можно отнести. Исключить неверный ответ.

а) эффект ореола;

б) эффект первичности;

в) эффект стереотипизации;

г) эффект плацебо;

д) эффект проекции.


8. Интерес к другому человеку можно невербально выразить:

а) пронзительным голосом;

б) пристальным взглядом;

в) помещенными на бедрах руками;

г) свободной позой;

д) ни один ответ не верен.


9. Вероятность увлечься другим человеком возрастает, если он:

а) часто находится поблизости;

б) обладает качествами, противоположными нашим собственным;

в) компетентен в тех областях, в которых мы сами плохо разбираемся;

г) авторитетен;

д) все ответы верны.


10. Наиболее продуктивный способ разрешения межличностного конфликта?

а) уход;

б) компромисс;

в) приспособление;

г) конкуренция;

д) сотрудничество.


11. Основным критерием разделения групп на большие и малые является:

а) величина;

б) характер связей в группе;

в) различный уровень существования;

г) цель их организации;

д) ни один ответ не верен.


12. Основной характеристикой малой группы считается:

а) взаимодействие;

б) коллективизм;

в) организованность;

г) наличие цели;

д) нет правильного ответа.


13. Механизмы групповой динамики.

а) идиосинкразический кредит,

б) психологический обмен,

в) противоречия,

г) все ответы верны.


14. Одним из показателей, который определяет положение личности в группе, является:

а) власть;

б) система предпочтений;

в) состав;

г) позиция;

д) ни один ответ не верен.


15. К групповым факторам конформного поведения личности можно отнести:

а) сплоченность;

б) референтность группы;

в) величина группы;

г) привлекательность ее для личности;

д) все ответы верны.


16. Критерии эффективности групповой деятельности. Исключить неверный ответ.

а) сверхаддептивный эффект;

б) социально-психологический климат;

в) влияние группы на личность;

г) сплоченность группы.


17. К структурным параметрам, от которых зависит эффективность групповой деятельности, относятся…….Исключить неверный ответ.

а) величина группы;

б) каналы коммуникаций;

в) тип групповой задачи;

г) стиль руководства;

д) композиция группы.


18. На каком уровне анализа исследуют личность в социальной психологии?

а) индивидуальный;

б) интерперсональный;

в) социальный;

г) групповой;

д) ни один ответ не верен.


19. По мнению Андреевой Г.М, основным механизмом социализации является:

а) освоение ролей;

б) подражание;

в) руководство;

г) идентификация;

д) ни один ответ не верен.


20. Методы социально-психологической диагностики, в отличие от исследовательских:

а) используются в оценочных целях;

б) позволяют получить точные количественные характеристики изучаемых явлений;

в) определяют состояние конкретных социально – психологических объектов;

г) все ответы верны.

Вариант 2.

1. Одно из массовых социально-психологических явлений – «традиции» относятся к разряду:

а) динамико-статичных;

б) кратковременных;

в) статичных;

г) динамических;

д) ни один ответ не верен.


2. Социальная психология окончательно оформилась в экспериментальную науку в:

а) середине XVI–XIX веков;

б) середине XIX–XX веков;

в) середине XX века – по наст. вр.;

г) середине XIX – начало XX века;

д) ни один ответ не верен.


3. Выделяют различные виды социально-психологического исследования. Исключить неправильный вариант.

а) корреляционное;

б) экспериментальное;

в) прикладное;

г) лонгитюдное;

д) фундаментальное.


4. Основоположником социометрического метода является:

а) Бейлз;

б) Дж. Морено;

в) К. Левин;

г) Такмен;

д) Московиси.


5. Выделяют следующие основные функции общения. Исключить неверный ответ.

а) инструментальная;

б) креативная;

в) экспрессивная;

г) мотивационная;

д) регуляторная.


6. Атрибуция в процессе восприятия проявляется:

а) в приписывании причин поведения объекта восприятия;

б) в укреплении первого впечатления;

в) в формировании установок;

г) в понимании поведения;

д) все ответы верны.


7. Эффект ореола проявляется:

а) в пристрастности восприятия;

б) в приукрашивании действительности;

в) в предубеждении;

г) в ожидании обратного;

д) ни один ответ не верен.


8. Коммуникатору легче воздействовать на наши установки, если он:

а) внушает доверие;

б) любезен;

в) похож на нас самих;

г) взывает к вниманию;

д) все ответы верны.


9. По степени взаимосвязанности можно выделить следующие типы межличностных отношений. Неверный ответ исключить.

а) приятельские;

б) товарищеские;

в) дружеские;

г) интимно-личностные;

д) супружеские.


10. В каких конфликтных ситуациях продуктивна стратегия ухода? Неверный ответ исключить.

а) если ситуация не затрагивает коренных интересов;

б) если не взаимозависимы партнеры;

в) если демонстрируется негативное отношение;

г) если партнер провоцирует;

д) если партнер стремится к диалогу.


11. Один из специфических регуляторов социального поведения в большой социальной группе:

а) обычаи;

б) нормы;

в) санкции;

г) установки;

д) ни один ответ не верен.


12. Согласно Андреевой Г.М., малая группа – это:

а) малочисленная совокупность людей, объединенных общей целью;

б) общность людей от 3 до 15 человек;

в) совокупность людей, непосредственно общающихся;

г) группа, где общественные отношения выступают в форме непосредственных личных контактов;

д) нет верного ответа.


13. На какой стадии развития малой группы (согласно модели Такмена) происходит формирование групповых норм?

а) на первой;

б) второй;

в) третьей;

г) четвертой;

д) нет верного ответа.


14. Лидерство в малой группе – это:

а) высокий статус в группе;

б) роль;

в) функция;

г) межличностное влияние;

д) все ответы верны.


15. Личностные особенности, влияющие на усиление конформной реакции индивида:

а) склонность к лидерству;

б) тревожность;

в) социальная активность;

г) высокая самооценка;

д) все ответы верны.


16. Эффективность групповой деятельности – это:

а) высокая производительность работы;

б) качество труда;

в) успешность совместной работы людей в группе;

г) сплоченность группы;

д) ни один ответ не верен.


17. Типы групповых задач, влияющие на эффективность деятельности группы. Исключить неверный ответ.

а) делимые;

б) неделимые;

в) конъюктивные;

г) творческие;

д) сложные.


18. Людей, объясняющих свои действия внутренними причинами, называют:

а) экстерналами;

б) интровертами;

в) интерналами;

г) экстравертами;

д) ни один ответ не верен.


19. Согласно социально – психологическому подходу, социализация личности – это:

а) усвоение социального опыта;

б) процесс вхождения индивида в социальную среду;

в) усвоение и воспроизводство социального опыта в процессе жизнедеятельности;

г) приобщение индивида к системе социальных связей, норм, ценностей общества;

д) ни один ответ не верен.


20. Задачи социально – психологической диагностики. Исключить неверный ответ.

а) определить состояние конкретных социально-психологических объектов,

б) выявить степень отклонения от нормального функционирования,

в) определить причины и условия подобного отклонения,

г) прогноз тенденций изменения,

д) получить достоверные знания обобщающего характера.

Примерный перечень тем для рефератов

1. Проблема адекватности межличностного восприятия.

2. Факторы межличностного влечения.

3. Межличностное восприятие при выборе значимого другого.

4. Имидж как средство компенсации непривлекательности.

5. Возможности внушающего воздействия лидера в толпе.

6. Гендерная социализация.

7. Особенности социализации личности в современных условиях

8. Современная семья как институт социализации.

9. Психология манипуляции.

10. Факторы успешной социализации.

11. Возрастные стереотипы как социальные стереотипы.

12. Семья как малая группа.

13. Психология счастья.

14. Концепция влиятельности личности.

15. Этнические стереотипы как социальные стереотипы.

16 Личностная и социальная идентичность.

17. Представления о регуляторах социального поведения личности

18. Ролевые теории личности.

19. Референтные группы и личность.

20. Социальная власть и гендер.

Общие требования к оформлению рефератов

Реферат (от лат. refero – докладываю, сообщаю) – краткое изложение научной проблемы, результатов научного исследования, содержащихся в одном или нескольких произведениях идей и т. п. Реферат является научной работой, поскольку содержит в себе элементы научного исследования.

Текст реферата должен быть оформлен в соответствии с требованиями ГОСТ, основные положения которого здесь и воспроизводятся.

В тексте должны композиционно выделяться структурные части работы, отражающие суть исследования: введение, основная часть и заключение, а также заголовки и подзаголовки.

Целью реферативной работы является приобретение навыков работы с литературой, обобщения литературных источников и практического материала по теме, способности грамотно излагать вопросы темы, делать выводы.

Реферат должен содержать:

– титульный лист,

– оглавление,

– введение,

– основную часть (разделы, части),

– выводы (заключительная часть),

– приложения,

– пронумерованный список использованной литературы (не менее 2-х источников) с указанием автора, названия, места издания, издательства, года издания.

Формат. Общий объём работы – 15–30 страниц печатного текста (с учётом титульного листа, содержания и списка литературы) на бумаге формата А4, на одной стороне листа. Интервал межстрочный – полуторный. Цвет шрифта – черный. Гарнитура шрифта основного текста – «Times New

Roman» или аналогичная. Кегль (размер) от 12 до 14 пунктов. Размеры полей страницы (не менее): правое – 30 мм, верхнее, и нижнее, левое – 20 мм. Формат абзаца: полное выравнивание («по ширине»). Отступ красной строки одинаковый по всему тексту.

Страницы должны быть пронумерованы с учётом титульного листа, который не обозначается цифрой. В работах используются цитаты, статистические материалы. Эти данные оформляются в виде сносок (ссылок и примечаний). Примеры оформления сносок приводятся ниже. Расстояние между названием главы (подраздела) и текстом должно быть равно 2,5 интервалам. Однако расстояние между подзаголовком и последующим текстом должно быть 2 интервала, а интервал между строками самого текста – 1,5. Размер шрифта для названия главы – 16 (полужирный), подзаголовка – 14 (полужирный), текста работы – 14. Точка в конце заголовка, располагаемого посередине листа, не ставится. Заголовки не подчёркиваются. Абзацы начинаются с новой строки и печатаются с отступом в 1,25 сантиметра. Оглавление (содержание) должно быть помещено в начале работы.

Заголовки. Заголовки разделов и подразделов следует печатать на отдельной строке с прописной буквы без точки в конце, не подчеркивая, например: ВВЕДЕНИЕ, ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Выравнивание по центру или по левому краю. Отбивка: перед заголовком – 12 пунктов, после – 6 пунктов. Расстояние между названием главы и последующим текстом должно быть равно двум междустрочным интервалам. Такое же расстояние выдерживается между заголовками главы и параграфа. Расстояния между строками заголовка принимают таким же, как и в тексте. Подчеркивать заголовки и переносить слова в заголовке не допускается.

Нумерация. Страницы следует нумеровать арабскими цифрами, соблюдая сквозную нумерацию по всему тексту (титульный лист и оглавление включают в общую нумерацию). На титульном листе номер не проставляют. Номер страницы проставляют в центре нижней части листа без точки.

Титульный лист. В верхней части титульного листа пишется, в какой организации выполняется работа, далее буквами увеличенного кегля указывается тип («Реферат») и тема работы, ниже в правой половине листа – информация, кто выполнил и кто проверяет работу. В центре нижней части титульного листа пишется город и год выполнения.

Библиография

Библиографические ссылки в тексте реферата оформляются в виде номера источника в квадратных скобках.

Глоссарий

Авторитарность – социально-психологическая характеристика стиля руководителя (лидерства). Проявляется в сосредоточении в руках одного человека всей полноты власти, в устранении других людей от решения совместной деятельности, в подавлении их инициативы, в воздействии на них преимущественно мерами принуждения.


Авторитет – 1) влияние, которым пользуется группа или индивид в различных сферах жизни, основанное на признании их опыта, знаний, нравственных достоинств и т. п.; 2) признание за индивидом права принимать решения в значимых для отдельных лиц или группы ситуациях.


Анкетный опрос – метод социально-психологического исследования с помощью анкет. Проводится в целях выяснения биографических данных, мнений, ценностных ориентаций, социальных установок и личностных черт опрашиваемого.


Атрибуция каузальная – интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей.


Аттракция – понятие, обозначающее возникновение при восприятии человека человеком привлекательности одного из них для другого.

Аффилиация – стремление человека быть в обществе других людей.


Вербальный – термин, применяемый в психологии для обозначения форм знакового материала, а также процессов оперирования с этим материалом.


Влияние (в психологии) – процесс и результат изменения индивидом поведения другого человека, его установок, намерений, представлений, оценок и т. п. в ходе взаимодействия с ним.


Внутригрупповой фаворитизм – стремление каким-либо образом благоприятствовать членам собственной группы в противовес членам другой группы.


Группа референтная – реальная или воображаемая социальная общность, на нормы, ценности и мнения которой индивид ориентируется в своем поведении.


Группообразование – процесс превращения первоначально случайной общности людей в обособленную малую группу, обладающую определенной внутренней структурой и типологическими признаками.


Дистанция социальная – степень близости или отчуждения классов, социальных групп и лиц по их положению в обществе. Деиндивидуализация – утрата самосознания и боязни оценки; возникает в групповых ситуациях, которые обеспечивают анонимность и не концентрируют внимание на отдельном индивиде.


Заражение (социальное) – процесс передачи эмоционального состояния от одного индивида к другому на психофизиологическом уровне контакта помимо собственно смыслового воздействия дополнительно к нему.


Идентификация – 1) распознавание чего-либо; 2) отождествление с кем-либо, с чем-либо.


Интервью – способ получения социально-психологической информации с помощью устного опроса.


Когнитивный диссонанс – напряжение, которое появляется при осознании несовместимости каких-либо двух знаний.


Компетентность коммуникативная (социально-психологическая) – ориентированность в различных ситуациях общений, основанная на знаниях и чувственном опыте индивида; способность эффективно взаимодействовать с окружающими благодаря пониманию себя и других при постоянном видоизменении психических состояний, межличностных отношений и условий социальной среды.


Конформизм – изменения поведения или убеждений в результате реального или воображаемого давления группы.


Конформность – тенденция человека изменять свое поведение под влиянием других людей таким образом, чтобы оно соответствовало мнениям окружающих, стремление приспособить его к их требованиям.


Корпорация – организованная группа, характеризующаяся замкнутостью, максимальной централизацией и авторитарностью руководства, противопоставляющая себя другим социальным общностям на основе своих интересов.


Лидерство – отношения доминирования и подчинения, влияния и следования в системе межличностных отношений.


Межгрупповая дискриминация – установление различий между собственной и другой группой и действие на этом основании в пользу своей группы.


Межличностные отношения – субъективно переживаемые связи между людьми, объективно проявляющиеся в характере и способах межличностного взаимодействия.


Нормы групповые – принятые в данной общности стандарты поведения, регламентирующие отношения людей.


Общение – 1) сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной деятельности и включающий обмен информацией, выработку единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание другого человека; 2) осуществляемое знаковыми средствами взаимодействие субъектов, вызванное потребностями совместной деятельности и направленное на значимое изменение в состоянии, поведении и личностно-смысловых образованиях партнера.


Перцепция социальная – восприятие, понимание и оценка людьми социальных объектов.


Пространство социальное – социально освоенная часть природного пространства как среды обитания людей, пространственно-территориальный аспект жизнедеятельности общества и предметного мира человека, характеристика социальной структуры общества с точки зрения «расположения» социальных групп и слоев, «пространства» (условий, возможностей) их развития.


Раппорт – установление межличностного контакта.


Реципиент – субъект, реагирующий на сообщение.


Роль – социальная функция личности, способ поведения человека в соответствии со статусом и позицией в обществе.


Самоэффективность – чувство собственной компетентности и эффективности.


Социальная идентичность – аспект «мы» в нашей Я – концепции. Вариант ответа на вопрос «Кто я такой?», базирующийся на нашей принадлежности той или иной группе.


Социальная леность – тенденция людей прилагать меньше усилий в том случае, когда они объединяют свои усилия ради общей цели, нежели в случае индивидуальной ответственности.


Социальная фасилитация – в первоначальном значении тенденция, побуждающая людей лучше выполнять простые или хорошо знакомые задачи в присутствии других. В современном значении – усиление доминантных реакций в присутствии других.


Санкции социальные – оперативные средства социального контроля, выполняющие функции интеграции общества, социальной группы, социализации их членов и применяемые к последним за конкретные социальные действия.


Социализация – усвоение, воспроизводство и изменение индивидом передаваемого ему социального опыта.


Статус – положение субъекта в системе межличностных отношений, определяющее его права, обязанности и привилегии.


Стереотип социальный – упрощенное, схематизированное, нередко искаженное, характерное для сферы обыденного сознания представление о каком-либо социальном объекте.


Толпа – скопление людей (бесструктурное), лишенных ясно осознаваемой общности целей, но связанных между собой сходством эмоционального состояния и общим объектом внимания.


Ценностные ориентации – субъективное, индивидуальное отражение в психике и сознании человека социальных ценностей общества и природы на данном историческом этапе.


Ценности социальные – общественная значимость материальных объектов, социально-политических и духовных образований (общественных институтов, культуры, истории, семьи и т. д.) для человека, коллектива, социальной группы, общества в целом.


Эффект ореола – распространение в условиях дефицита информации о человеке общего оценочного впечатления о нем на восприятии его поступков и личностных качеств.


Я-концепция – согласованное и зафиксированное в словесных определениях представление человека о самом себе; итог познания и оценки самого себя через отдельные образы себя в условиях различных ситуаций, а также через мнения других людей и сопоставления себя с ними.

Список использованной и рекомендуемой литературы

1. Андреева, Г.М. Социальная психология. Учебник для высших учебных заведений / Г.М. Андреева. – М., 2000. – С. 26–37.

2. Андреева, Г.М. Психология социального познания / Г.М. Андреева. – М., 2000. – С. 15–22.

3. Асмолов, А. Г. Психология личности: Культурно-историческое понимание развития человека / А. Г. Асмолов. – М.: 2007.

4. Белинская, Е.П. Социальная психология личности / Е.П. Белинская, О.А. Тихомандрицкая. – М.: Аспект пресс, 2001. – С. 7—25.

5. Вердербер, Р. Психология общения / Р. Вердербер, К. Вердербер. – СПб.: Прайм еврознак, 2003. – 320 с.

6. Дубровина, И. В. Психология: Учебник для студ. сред. пед. учеб. заведений / И. В. Дубровина, Е. Е. Данилова, A. M. Прихожан; Под ред. И. В. Дубровиной. – М., Издательский центр «Академия», 1999. – 464 с.

7. Еникеев, М. И. Общая и социальная психология. Учебник для вузов. / М. И. Еникеев. – М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 1999. – 624 с.

8. Зейгарник, Б. В. Теории личности в зарубежной психологии. / Б. В. Зейгарник. – М.: 1982.

9. Ильин, Е. П. Психология общения и межличностных отношений. / Е. П. Ильин. – СПб.: Питер, 2009. – 576 с.

10. Лебон, Г. Психология народов и масс / Г. Лебон. – СПб., 1995. – С. 156–185.

11. Куликов, Л. В. Психология личности в трудах отечественных психологов. Хрестоматия / Сост. Л. В. Куликов. – СПб, 2000.

12. Леонтьев, А. А. Психология общения. / А. А. Леонтьев. – М.: 1997.

13. Парыгин, Б.Д. Социальная психология / Б.Д. Парыгин. – СПб.: СПбГУП, 2003. – С. 161.

14. Реан, А. А. Психология изучения личности. – СПб, 1999.

15. Реан, А. А. Психология личности в трудах зарубежных психологов. Хрестоматия / сост. А. А. Реан. – СПб, 2000.

16. Сорокун, П. А. Основы психологии. – Псков: ПГПУ, 2005. – 312 с.

17. Степанова, О. П. Актуальные проблемы исследований в области социальной психологии. Монография / Под ред. О.П. Степановой, Л.Г. Бузуновой. – Магнитогорск: Магнитогорск, 2013 – 156 с.

18. Степанова, О.П. Практикум по социальной психологии / О. П. Степанова, Е.Ю. Семыкина – Магнитогорск: МаГУ, 2008. – 161 с.

19. Фрейджер, Р. Личность: теории, эксперименты, упражнения / Р. Фрейджер, Д. Фейдимен. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2001. – С. 357–395, 684–706.

20. Хьелл, Л. Теории личности (Основные положения, исследования и применение) / Л. Хьелл, Д. Зиглер. – СПб.: Питер, 1997. – С. 331–372, 373–430.

21. Шкурко, Т.А. Социально-психологические теории личности. Методические указания / Т.А, Шкурко. – Ростов-на-Дону: РГУ, 2003. – С. 3–6.

22. Шибутани, Т. Социальная психология / Т. Шибтани. – Ростов н/Д.: Феникс, 1998. – С. 45–52, 88—121, 272–310.


home | my bookshelf | | Социальная психология |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу