Book: Лерка: Кристальная душа (Си)



Лерка: Кристальная душа (Си)

Шёпот Светлана

Лерка: Кристальная душа

Глава 1

– Солнце моё, ну не дуйся.

Я осторожно приобнял свою девушку, которая была явно сердита на меня. Хотя я причём вообще, но разве объяснишь. Эх, всё моя мягкость. Правильно отец говорит, что будущая жена точно будет мной вертеть, как хочет, если не стану хоть немного строже. А как быть строже, если хочется носить на руках и оберегать от всего мира?

С моей девушкой мы знакомы не так давно. Всего несколько месяцев. Но это ничего не значит, я, как увидел её в институте, так сразу понял, что она будет моей женой. Маленькая и хрупкая, со своими вьющимися светлыми волосами и наивными голубыми глазами, она была похожа на ангела, сошедшего на нашу грешную землю. Какое счастье и гордость я испытал, когда из всех ухажёров, которые тут же кинулись завоёвывать это небесное создание, она выделила меня. Я, конечно, тоже ничего парень, но изредка закрадывалось сомнение в том, что это реальность, а не мои фантазии.

– Валер, – она подняла на меня глаза, в которых плескалась вселенская обида. Господи, какая же она милая и красивая! Обнял бы и никогда не отпускал! – ты не понимаешь, мне нужна практика, а какая может быть практика без машины? Я недавно права получила, а водить-то нечего. И что теперь делать? Пройдёт совсем немного времени, и я всё забуду. И зачем, спрашивается, я столько времени потратила на то, чтобы получить права?

Она горестно вздохнула и поправила тоненьким пальчиком прядь волос, заставив её за ушко. Весь её вид говорил, что она очень расстроена. Это не дело. Что я за мужик такой, если позволю своему прекрасному ангелу грустить?

– Солнце моё, я уже говорил с отцом, но он остался непреклонен. Говорит все блага только после окончания универа.

– Но почему?

– "Роскошь развращает разум, заставляя его забыть, что в этом мире ничего просто так не даётся", – процитировал я отца, подняв вверх указательный палец. – Понимаешь, малыш, он считает, что стоит мне получить машину, как я тут же начну кататься ночами по клубам, забив при этом на учёбу. По этой же причине я живу в однокомнатной квартире. "Вам только дай место, сразу притон устроите, забыв, что должны учиться".

Если честно, то сам я хорошо понимал отца, так как перед глазами у меня был пример именно такого отношения к жизни и поведения, как говорил отец. Один из сокурсников жил именно так. Родители ему ни в чем не отказывали; машина, дорогая, хорошо обставленная квартира, брендовые шмотки, безлимитное использование денег. И как итог – он начал баловаться наркотиками. Я бы не поверил, если бы сам не увидел.

Да и что странно, сам я всегда равнодушно относился к деньгам, может быть по причине того, что действительно знал – в случае чего, без гроша не останусь. Прав отец – блага развращают. А ведь если присмотреться, то практически все одногруппники подрабатывают. И когда только успевают ещё и учиться?

Так ладно, надо придумать, что делать с практикой езды для моего персонального ангела, иначе меня же совесть загрызет, из-за того что заставляю её грустить. О, точно!

– Давай поговорим после пар. Я, кажется, знаю, что нам с тобой делать.

Я просиял. Идея, прошедшая в голову, показалась оптимальной. Все будут довольны уж точно.

– Правда?

Маленькие, пухлые губки робко дрогнули в подобии улыбки. Мой взгляд тут же метнулся к ним. Чёрт, хочу. Жаль, что пока нельзя. А что вы думали, она девушка порядочная и так сразу в постель её не затащишь, но я готов ждать сколько надо. Тем более всё равно решил, что рано или поздно женюсь на ней.

– Правда, – поймав маленькую ладошку, поднял вверх и осторожно поцеловал тонкие мальчики с аккуратным маникюром. – Пока, малыш, я побежал.

– Увидимся.

Ну, слава всем богам – она улыбается.

Так, а теперь полным ходом к Артёмычу.

Артёма, своего друга детства, я нашёл в курилке. Да я особо и не искал, и так знал, что между парами здесь собирается чуть ли ни весь универ. Солнце моё не курит, это ещё один плюс в её и так полную копилку достоинств. Я же бывало вытягивал сигарету другую, но это было лишь когда выпивал, а так особо тоже не любил этот едкий и приставучий дым.

– Тёмыч, как жизнь?

Хлопнул ладонью по спине приятеля, подойдя сзади. Тот вздрогнул и закашлял, потому что в этот момент затягивался и как следствие подавился дымом.

– Лерка, придурок! – фыркнул он, стряхивая с рукава упавший пепел. – Заикой сделаешь. Будешь?

– Не, – тут же отказался от предложенной сигареты. – Я по делу. Ты же машину купил недавно?

– Ага, – Артём равнодушно кивнул, снова затягиваясь. – Ничего особенно. Так, рабочая лошадка. Десятка наша. А что?

– Да вот хотел попросить тебя несколько раз в неделю одалживать её мне. Не бесплатно, конечно. Понимаешь, она права получила, хочет попрактиковаться, а у меня машина появится не раньше, как я универ окончу.

Артём как-то странно хмыкнул.

– Ох, Валер, крутит она тобой, а ты и не видишь.

Я тут же набычился. Неоднократно уже слышал подобное, да и не только это. Но я знаю, что парни просто завидуют, что такая красавица со мной, вот и наговаривают.

– Артём, не заставляй меня думать о тебе плохо.

– Да я что, я ничего, просто поражаюсь твоей слепоте. Хотя не моё это дело. Насчёт машины, то я согласен. Денег не надо. Но если поцарапаете, будешь сам восстанавливать.

– Спасибо, ты настоящий друг! – Я расплылся в довольной улыбке.

– Хм, – Артём затянулся и как-то странно на меня глянул, прищурив глаза. – Друг, говоришь. Скажи, если бы ты узнал, что девушка твоего друга совсем не такая, как он считает, чтобы ты сделал?

Я тут же нахмурился, понимая, куда он клонит.

– Не начинай, – вздохнул. Неужели Артём тоже заинтересован в ней и готов ради неё перечеркнуть многолетнюю дружбу? Вряд ли. Нет, я не говорю, что она ему не могла понравиться – как она вообще может кому-то не понравится? – просто я уверен, что он не стал бы опускаться до низости. – Хорошо, я выслушаю тебя. Только давай без «кажется» и «по-моему», только факты.

– Отлично, – мне показалось, или Артём на самом деле вздохнул как-то по-другому. – Идём.

Выкинув в пепельницу окурок, он кивнул в сторону входа и, сунув руки в карманы, пошёл вперёд. На самом деле мне не очень хотелось что-либо знать, но раз сказал, то надо слово держать. Да и что он мне может показать? Мой ангел уж точно ни в чём не виноват. Тёмыч просто плохо её знает.

– Вован, отлипни от компа.

Пришли мы в аудиторию будущих программистов. В аудитории, полностью заставленной компами, никого кроме ещё одного нашего общего с Артёмом друга не было.

Кое-как оторвав взгляд от монитора, на котором бежали какие-то цифры вперемешку с буквами, Вовчик глянул на нас так, будто сначала и не понял кто мы вообще такие. Но через пару секунд взгляд прояснился.

– Чё надо? Я занят, – бросил он, тут же отворачиваясь.

– Помнишь, мы с тобой говорили о нашей общей знакомой, с которой сейчас Валерка?

Я нахмурился. Они знали её раньше?

– Ну? – Вован нетерпеливо постучал пальцем по мышке, давая понять, чтобы мы сразу переходили к сути.

– Можешь дать логин и пароль?

Вовчик бросил на меня мимолётный, встревоженный взгляд.

– Уверен? – повернувшись к нам полностью, он стащил с лица очки и, зажмурившись, потёр глаза пальцами, после этого начиная часто помогать. Глаза были красноватые, уставшие.

– Нет, но и смотреть, как он день ото дня становится всё больше похож на радостного, безмозглого щенка, я не могу. Тем более, когда знаю больше.

– Эй! – возмутился я. Тоже мне друзья, обзывают, чуть ли не в глаза и делают вид, что всё нормально.

– Лер, подожди, не мешай.

Нет, ну нормально вообще! Если бы не моё слово выслушать, то давно бы ушёл, чтобы не слушать весь этот бред.

– Ладно. Только, Лер, не говори, что я в чём-то виноват. – Вован развернулся обратно к компу и, поковырявшись среди немногочисленных бумаг, достал небольшой листок. – Зная Тёмыча, недавно записал всё. Держи. Я был уверен, что он не сдержится.

Я посмотрел на небольшой клочок бумаги, как на своего личного врага. Брать его не хотелось. Если возьму, то это будет значить, что я сомневаюсь в своём невинной ангелочке. А если не возьму, то значит, усомнился в честности и искренности моих друзей. Блин, и чего они ко мне пристали?

Выхватил листок.

– Да не смотри ты волком. Потом ещё спасибо скажешь.

– Сомневаюсь, – буркнул, пряча листок в кармане. – Лучше давай обсудим всё по поводу машины.

– О чём вы? – Вован, казалось, потерял к нам весь интерес, так как снова начал посматривать на монитор.

– Наша нимфа права получила.

В этот момент прозвенел звонок на пару, поэтому пришлось расходиться, чему Вован был явно рад, так как не успели мы выйти, как он уже был полностью во власти всевозможных кодов и цифр.

– Как маньяк,– хмыкнул я. Артём промолчал, пожав плечами. «У каждого свои слабости». Любил повторять он время от времени.

На пару мы пришли вместе. Благо преподавателя ещё не было, поэтому волноваться о выговор не стоило. Как же плохо, что мы с ней учимся на разных курсах. Эх.

Вспомнив о своём малыше, я осторожно вытащил клочок бумаги. Она будто бы жила ладонь. Честно? Хотелось выкинуть эту бумажонку и сделать вид, что ничего не было. В глубине души я понимал, что друзья не станут просто так наговаривать. Всё-таки с Артёмом и Вованом мы дружим с младших классов. В том возрасте влияние богатства моего отца не было столь заметно. По крайней мере, между нами детьми. Да и я никогда не кичился своим отцом. Друзья толком и не знали кто я такой, пока не напросились ко мне в гости. Но и когда увидели огромный дом, с охраной, камерами, вымощенными дорожками и невероятным садом, не придали никакого значения. Больше всего их покорил только мой телек с играми. О том, что мой отец самый богатый человек нашего города они узнали только когда мы стали старше. Но даже после этого ничего не изменилось. Вовчик, как был помешанным на компах чудиком, так и остался. Иногда мне казалось, что его ничего в мире не интересует, кроме компов. Артём же был сыном простого механика. Из-за этого он с самого детства был не понаслышке знаком с техникой. Хотя на повседневной жизни это никак не отражалось. Он был самым обычным парнем, но почему-то самым умным и проницательным среди нас. Нет, Вовчик тоже был своего рода гением, но Артём как-то по-другому был умён, жизненно, что ли. О, точно, его можно было назвать мудрым.

Вздохнув, вытащил из сумки планшет. Что ж, в своих друзьях я уверен, значит, либо они ошиблись, либо я и в правду влюбленный идиот, который дальше своего носа не видит.

Расправив лист, пробежался взглядом по адресу какого-то сайта. Открыл на планшете интернет и вбил адрес. Преподавателя всё не было, а значит, время ещё есть.

Сайт знакомств? Что за ерунда? От количества всевозможных сердечек и знаков, обозначающих мужчину и женщину, зарябило в глазах. Нахмурившись, свернул всё и бросил взгляд на дату. Всё верно, сегодня не первое апреля, а значит, это не глупая шутка.

В верхнем правом углу нашёл строчки, куда надо было вбить логин и пароль. Немного поколебавшись, вбил написанное на листке и нажал энтер. Сердце, пропустив удар, болезненно сжалось. С аватарки на меня смотрела моя милая, улыбающаяся девушка. Не став делать поспешных выводов, стал просматривать страницу. С каждой минутой мне становилось всё больнее и больнее. По всему выходило, что страницей пользуются, причём довольно активно. Поколебавшись немного, открыл сообщения и, кажется, перестал дышать.

23 ноября 09:15

«Сегодня? Прости, не могу, обещала после пар с подругой встретиться, поболтать. Ну, помнишь, я рассказывала, Лера которая».

14 ноября 03:14

«Посмотри, я тебе там фоточки отправила, какие машинки мне нравятся».

09 сентября 20:47

«Я тебя люблю! Это просто замечательно! И? Когда я могу забрать свои права?»

05 сентября 12:23

«Ну, можно и купить, но, где я простая студентка возьму столько денег? Это для тебя копейка, а для меня сумма».

Я читал сообщения, выхватывая некоторые целиком, некоторые частями. Их было много. Десятки мужчин что-то писали ей. Кому-то она отвечала, кому-то нет. Понять системы я не мог, да и если честно мне было всё равно. Потому что я успел прочесть, становилось понятно, что права ей купил какой-то мужик. А я... а я оказался подружкой.

Выключил планшет и выпрямился. Было ощущение, что меня вываляли в грязи. Перед глазами вспыхнул такой невинный ангельский облик. Сердце защемило. На мгновение ощутил злость на друзей. Если бы я не видел этого, то мог бы и дальше любить её, а потом жениться и быть самым счастливым человеком. Нет. Нельзя так. Они правы. Судя по всему всё из-за денег. Вот значит, почему меня выделили среди всех остальных. А я дурак поверил в любовь и прочую требуху. Хех.

Ладно. Сопли будем мотать потом, а сейчас надо поговорить с ней. Вдруг это всё не её? Вдруг кто-то просто взял её фотку – она ведь настоящая красавица – и воспользовался этим? А совпадение имени... случайность? И про права тоже. Мало, что ли, человек получило права в одно и тоже время. Не стоит пока что делать поспешных выводов.

Хотя, я уверен она станет отрицать. И как теперь узнать правду? Остаётся только одно – прочесть переписки внимательнее. Уверен, там будут доказательства, что это та самая девушка.

***

Сомнений не осталось. По моей просьбе Артём предоставил мне ещё доказательств, что мой ангел не такой уж и мой, да и далеко не ангел. Привел парочку парней, которые, как оказалось, ещё в школе с ней встречались. И не только. Удивительно, оказалось практически все знали, что она падка на парней с деньгами, но я почему-то словно всего этого не видел. Мне казалось, что мне просто завидуют. Для надёжности я расспросил как бы невзначай несколько девчонок, которые тоже утверждали, что она давным давно крутит шашни с богатенькими мальчиками, и не только мальчиками. Мне даже дали адрес клуба, где её можно найти по вечерам. Не всегда, но очень часто. Клуб был для людей с деньгами.

Всё это походило на какой-то заговор. Ну не может же весь универ ополчиться против наших отношений? Контрольным выстрелом стала новость, что у неё не только своя квартира, но и машина есть! Так какого она мне плела?

Если всё прочее можно было ещё посчитать за происки завистников, то это... Слов нет.

– Тём, машину дашь сегодня?

– Ты...

– Подожди, я уже всё понял. Просто хочу поговорить с ней в последний раз. Мне хочется услышать, что она скажет, увидеть её лицо в тот момент. Понимаешь?

– Ладно, – Артём вздохнул и вытащил из кармана ключи. – На стоянке. На сигналке стоит. Только, Валер, не ведись. Ты нам с Вованом друг и мы бы хотели, чтобы ты прожил жизнь с хорошей девчонкой, а не с этой...

– Тём, не надо.

– Бог мой. Всё вали давай, у меня ещё дела на кафедре.

Я стоял и сжимал эти проклятые ключи. Какого чёрта всё так вышло?

– Валерочка.

Я обернулся. Она. Милая, будто невесомая, такая вся воздушная и невероятно красивая. Не девушка – мечта!

– Привет, – улыбнулся, поднимая ключи чуть выше. – Машину у Тёмыча позаимствовал. Ну, что, готова порулить?

На мгновение, всего на доли секунды её лицо посмурнело, а уголок губ скривился. Странно, раньше я этого бы не заметил.

– Ты замечательный. Ты знал об этом? – мне определённо показалось, потому что не могут кривиться такие чудесные губы.

– Я такой, да, – кивнул, направляясь в сторону выхода. – Пойдём?

– Да, пойдём.

***

Мы катались уже пару часов, а я всё никак не мог подобрать момент, чтобы спросить. Она щебетала что-то, весело смеялась, а у меня всё нутро выворачивало от горечи, что всё это сейчас всего лишь ложь и притворство.

– Малыш.

– А? – она замолчала и на секунду посмотрела на меня, сразу же снова устремляя взгляд на дорогу. Впереди плелась какая-то шестёрка, поэтому она пошла на обгон. Час пик уже прошел, поэтому машин было не так много, как могло быть. Я не смотрел на неё, задумчиво глядя на дорогу. Удивительно, для того кто только недавно получил права она просто отлично водит и прекрасно держится за рулём. – Скажи...

Я не договорились, потому что понял – ещё секунда, и мы лоб в лоб столкнёмся с мчащейся прямо на нас машиной.

Время словно остановилось. Я развернулся, протягивая руку к рулю. Схватил, краем глаз замечая, что она в это мгновение отвлеклась на своё отражение в зеркале заднего вида. Вот почему сразу не заметила встречку. Инстинкт самосохранения просто вопил о том, чтобы я поворачивал руль вправо, но в голове тут же пронеслось понимание, что тогда удар придётся в сторону водителя. Наша скорость не такая большая, но вот у того кто летит на нас... Боже, от удара она если не погибнет, то точно сильно пострадает.

Ещё одно мгновение. Мне неудобно. В бедро впился рычаг коробки передач. Да уж, машина древняя. Артём будет недоволен.



«Мам, пап... простите».

Что есть силы, толкнул руль, слыша, наконец, что она от неожиданности вскрикнула. Глупый, порочный ангел, надеюсь, мы выживем.

Вспышка.

***


Вырезка из статьи.

24 ноября 20** года на Ленинском проспекте в ДТП скончался Смирнов Валерий Александрович. Раны, полученные при аварии, не оставили наследнику ЮнварГрупп ни единого шанса на спасение. Молодой человек скончался практически мгновенно. Девушка, бывшая в момент аварии за рулём, не пострадала, за исключением её душевного состояния. По заверениям друзей она являлась возлюбленной погибшего. Сейчас девушка проходит курс реабилитации, но медики не дают полной гарантии, что душевное состояние стабилизируется.

На момент смерти наследнику было двадцать лет. Напоминаем, что Валерий был старшим сыном, поэтому теперь все надежды и чаяния Александра Николаевича ложатся на плечи младшего сына Смирнова Дмитрия Александровича, которому в этом году исполнилось пятнадцать лет.

Мы выражаем глубокие...

Глава 2

Чёртова тряпка! Да завязывайся ты уже! Дёрнув за край чуть сильнее, не рассчитала силы и покачнулась. Хотела опереться рукой о тумбочку, но она почему-то оказалась дальше, чем я ожидала.

– Проклятье, – зашипела, потирая ушибленную задницу.

– Лера, ты в порядке?

О, чёрт!

Дверь в мою комнату – хотя комнатой эту каморку назвать было сложно – приоткрылась, и в щёлку заглянула пожилая женщина, которая является в этой жизни моей бабушкой. Вы спросите – почему в этой жизни? Так всё просто, как белый день. Семнадцать лет назад я родилась в этом мире. Родилась особью женского пола. Всё вроде бы в порядке и нормально, но вся соль в том, что я в отличие от всех остальных по какой-то непонятной причине помнила свою прошлую жизнь. Сначала был шок, но со временем я привыкла, хотя до сих пор сердце сжимается и слёзы на глазах наворачиваются, когда вспоминаю о родителях, брате и друзьях. Хорошо хоть в младенчестве мозг работает немного по-другому, поэтому я благополучно пережила первые годы. Сейчас полегче. Ощущение такое будто бы все мои близкие люди просто уехали далеко. Иногда я очень волнуюсь, как они там, но понимая, что сделать ничего не могу, заставляю себя успокоиться.

– Да, в порядке, – нервно хихикнула и поднялась снова на ноги. Проклятые тряпки!

Спросите, что за тряпки такие покоя мне тут не дают? Так я же не сказала о ещё небольшой, прямо крохотной проблеме, вернее даже особенности моего нового тела. Дело в том, что в прошлой жизни я была парнем, а сейчас я девушка, и как всякая уважающая себя девушка имею груди. Нет, они не большие, максимум второй размер. Но! Чёрт возьми, они мне ужасно мешают! Бежишь, а они подпрыгивают, да ещё так неприятно становится. Прыгаешь, а они вместе с тобой и опять же неудобно жуть. Там, в оставленном мной мире у девушек хоть лифчики были, тут же такой роскоши нет.

Зато есть корсеты. Поначалу бабуля хотела меня в такое запихнуть, но не тут-то было. Господь всемогущий, как они вообще дышат с таким орудием пыток? Собственно, я не ношу не только корсет, но и платья тоже. С отказом от них были проблемы, но я упорная, поэтому от меня отстали, махнув рукой.

Кстати отказа от платьев и корсетов, не единственные мои победы.

При рождении мне дали жуткое и глупое имя – Ляца. На местном языке это означает румяная сдоба, а всё потому, что родилась я пухленькой и мягонькой, весом больше пяти килограмм. Естественно, когда я прознала о значении имени, то наотрез отказалась от него, взяв себе своё старое. Так как имени Валерия здесь не существовала, то я остановилась просто на имени Лера. На местном оно означает – рождённая сильной и здоровой. В полном варианте звучит как Лерия.

Ещё одной победой были волосы. Как можно понять, девушки тут ходят все поголовно с длинными косами, которые как бы показывают всем окружающим, что девушка здорова, полна сил и вообще, хоть прямо сейчас замуж бери. Мне это сразу же не понравилось. Бой длился несколько лет, но я уже говорила, что упёртая. В итоге мои волосы никогда не отрастали ниже плеч.

Вот с этим со всем я и выгляжу сейчас как мальчишка. Невысокая, всего метр шестьдесят, с короткими волосами, в штанах и обычной, мужской рубашке. Нет, я понимаю, что я девушка и всё такое, но не хочу лишаться комфорта ради непонятных целей.

Охмурение мужиков? Ой, простите, но если посмотреть на наших деревенских увальней, то я сомневаюсь, что у меня когда-нибудь появится желание связать свою жизнь с одним из них. А если так, то я лучше одна пока что побуду, а там видно станет.

Да я не сказала, что живём мы с бабулей и дедом в деревне. Родителей у меня нет самого детства. Бабуля рассказывает, что они поехали отвести горшки из глины в ближайший город, но так и не доехали до него. И их и нашу тощую лошадёнку задрал какой-то зверь. Печалилась ли я о них? Хм, не больше чем о других незнакомых мне людях. Всё же в памяти моими родителями были оставленные в другом мире люди. Бесчувственно? Может быть, но поделать я ничего с этим не могу.

Живём мы на самой окраине. Бабуля с дедом лекари. Самое интересное, что оба, но направление у них разное. Если бабуля у меня именно лекарка, то есть может лечит с помощью магии. Ох, точно, я же не сказала, что в этом мире есть магия. Я сама была удивлена, когда увидела в первый раз, как бабуля лечит. Она просто приложила руки к моей изодранной коленке, и через несколько минут от ранки не осталось и следа, зато я хорошо видела, как ладони бабули светились зеленоватым светом. Так вот она у меня лекарка, а дед – травник.

Есть болезни, которые так просто не вылечишь, вот тогда и вступает в дело мой дед Митрон. Вся наша каморка буквально забита всевозможными веточками, листиками, пучками, мешочками. И всё это пахнет просто упомрачительно.

Естественно, я никогда не страдала отсутствием любопытства и уже с детства совала свой нос во всё, что делали мои дедуля с бабулей. Как итог, уже сейчас я вполне могу лечить, как лекарка и как травница. Естественно, до их мастерства мне далеко, но всё-таки.

Точно, я отвлеклась. В общем, грудь свою, чтобы она не мешала, просто туго затягиваю широкой тряпкой. Тоже, конечно, не верх удобства, но, по крайней мере, она не скачет всякий раз, когда я соберусь пробежаться.

–Уф, – закончив заматываться, я вытерла капельки пота со лба и вздохнула. Это наказание, не иначе. Нет, быть девушкой не так плохо, но иногда я впадаю в нешуточное уныние. Всё же мир этот очень отличается от моего прежнего.

Здесь нечто очень похожее на наше средневековье. По крайней мере, в нашей деревне и в ближайшем городе ситуация очень похожа. Женщина тут что-то вроде служанки. Нет, прямо так никто не говорит об этом, но чуть что, то женщине лучше помалкивать в тряпочку. В управление нас не берут, причём никуда. Единственная высокая женская должность в ближайшем городе это держательница борделя. Бордель, я вам скажу отстойный, всего несколько девочек да и сам дом… В общем, будь я по-прежнему мужиком вряд ли осмелилась снять местных куртизанок.

– Лера, несносная девчонка, ты чего там копаешься?

– Иду, бабуль!

Быстро натянув на ноги походные ботиночки, сшитые мною самолично весной, закинула за плечо небольшую сумку. Что ж, вещи здесь точно не от кутюр, многое приходится делать самим, но деваться некуда.

Выскочив на кухню, поцеловала бабулю в щеку.

– Я побежала.

– Давай уж егоза, беги. Не забудь взять у деда пестравочника. У Томина снова живот болит, точно с кишоками что-то.

– Ага, не забуду.

Подхватив со стола краюху только недавно испечённого хлеба, за что тут же получила от бабули по заднице тряпкой, вылетела пулей из дома.

– Лерка!

Обернувшись на голос, увидела, что из деревни в мою сторону бегут соседские детишки. Вот мелочь, не вовремя.

– Некогда! – крикнула, махая им рукой. – К деду в лес иду. Если ещё задержусь, мне уши надерут.

– У-у-у, – послышался стройный хор детских голосов, но зато они остановились. – Вернёшься, давай на речку!

Естественно никто уши драть бы мне не стал, но кто будет это проверять.

– Ага, пока!

Тут же припустила по тропинки, не дай бог, ещё поплетутся следом за мной, мороки будет ужас. Я вообще не понимаю, почему любая мелочь вечно цепляется ко мне, будь то пацанёнок или девчонка. Однажды спросила об этом бабулю, так она просто ответила, что чистые души стремятся друг к другу, а у детей они практически кристальные.

Хех, у детей-то понятно, но мне-то уже не пять и даже не десять лет. В общем, я по своему обыкновению сильно заморачиваться и ломать голову не стал. Нравиться им постоянно ко мне таскаться, пускай, лишь бы не мешали.

Одно несомненно положительное качество этого мира, так это то, что тут просто кристально чистый воздух. Мне кажется, он даже сладкий.

Вдохнув этот упоительный аромат чистоты и леса, я невольно улыбнулась. Прекрасно. Хороший мир, а то, что я теперь девушка, так тут тоже много плюсов. Например, тело более гибкое, быстрое и, если честно, благодаря тому, что я с самого детства передвигаюсь практически всегда только бегом, очень выносливое. Что интересно, сколько бы я не бегала, а мышцы на ногах так и не стали слишком уж выдающимися. Меня поначалу это печалило. Всё-таки хотелось бы быть посильнее, мало ли, какие тут опасности, но, видимо, не судьба мне быть этакой девушкой-бодибилдером. Поймав взглядом солнечные лучи, ускорилась. Надо до обеда добежать до деда и забрать травы, приготовленные им, иначе не миновать мне очередной лекции о медлительности и неприятных последствиях этого недуга. Какие последствия? Так они с бабулей с самого детства грозятся мне уши надрать. Вдалеке маячила вершина горы, но так далеко мне не надо было. Только вглубь леса. Поначалу я побаивалась оставаться тут одна. В прошлом воплощение вся моя жизнь проходила в городе, шумном и многолюдном, поэтому девственный лес вгонял меня в некий трепет перед величием и мощью природы. Он был огромен. Вековые деревья порой достигали такой высоты, что не видно было макушек. Их толстые корни змеились поверх земли, а стволы не могли бы обхватить даже пятеро человек. Но такие деревья были только в самой глубине леса, здесь с краю он был не таким… хм… монументальным, что ли. Вообще, я хотела бы чуть позже отправиться в путешествие. Удивительно, но люди здесь знали очень мало. Можно сказать, их практически не волновало что там, за порогом деревни. Нет, они знали, что деревня наша принадлежит городу Ровен, который в свою очередь принадлежит барону, а барон этот подданный империи под названием Нер. Глупое название.

И всё. Некоторые могли назвать ещё парочку королевств, но это самое большее. Я пыталась узнать что-нибудь в городе, но и там информации получила по минимум. Самым большим откровением для меня стало то, что тут живут не только люди. Есть ещё несколько рас. Хм… названия на местном звучат забавно и трудно произносимо, поэтому для себя я обозначила их более привычными названиями, такими, как эльфы, гномы и орки. Но хоть мне и сказали, что есть такое, живут, мол, где-то там, но более ничего. В старом моём мире, можно было залезть в интернет и узнать всё, что тебя волнует. Посмотреть десятки, сотни фильмов, посвященным другим странам, животному миру, расам, целым континентам, да и вообще планетам и космосу. Тут такого нет. Здесь мир ограничивается небольшим пяточком и меня это совершенно не устраивает. Жаль только что меня, как девушку, вряд ли отпустят одну, поэтому придётся ждать подходящего случая. Всё же бродить по миру одной мне будет довольно опасно. Начать с того, что тут запросто можно встретить хищных животных. Даже сейчас я подвергаю себя опасности, бегая в одиночку по лесу, но, а как иначе, сиднем сидеть в своем каморке и носа не показывать? Так не интересно. Кроме хищников тут можно встретить и разбойников, а люди, как известно, могут быть намного более жестокими, чем звери. Кстати о разбойниках. Впереди, чуть слева послышался звон металла. Я говорила, что тут типа средневековье? Ага, так вот тут из оружия самое продвинутое максимум арбалет какой, а обычно так и вовсе мечи, да ножи. Раз звон мечей, значит, кто-то там машет эти самым мечами. Я тоже пытаюсь научиться, но, увы и ах, моё тело совершенно не приспособлено к такому. Даже самым легким из мечей, я могу махать не более пары минут, а потом попросту устаю так, что руки поднять не могу. Но это не значит, что я опустила руки и не продолжаю свои тайные тренировки. Почему тайные? Меньше знают, крепче спят. Резко остановившись, пригнулась и тенью скользнула за ближайшее дерево, прислушиваясь. Точно, крики и звон металла, говорили о том, что там столкнулись недовольные существованием друг друга люди. Медленно приблизившись, я вскарабкалась на ближайшее дерево. Старалась не шуметь, чтобы не услышали меня и не решили, что с девушкой повеселиться намного лучше, чем мутузить друг друга. Забравшись чуть ли не на самый верх, аккуратно отодвинула ветку и посмотрела вниз.

То, что я увидела, заставило меня заворожено застыть. Мда, я думала, что машу мечом хоть и недолго, но более-менее нормально. Что ж, я была очень глупа и жестоко ошибалась.


Глава 3

Под высоким потолком тускло трепыхались несколько магических шаров. Их света хватало лишь на то, чтобы немного разгонять темноту в середине помещения. Сидящих за круглым столом, казалось, такое положение вещей вполне устраивало. Хотя, даже если бы тут было светло как днём, понять, кто есть кто, всё равно было бы сложно. Люди, находившееся здесь, были облачены в безразмерные накидки, которые полностью скрывали тело, а капюшоны, накинутые на голову, не оставляли не единой возможности заглянуть в лицо.

– Итак, господа, у кого есть предложения?

Голос был суховат и явно принадлежал пожилому человеку.

– У меня...

– Стоп, – сухой голос бесцеремонно прервал начавшего говорить, – я надеюсь, что все понимают проблему предельно ясно. Никаких дочек, внучек, племянниц и прочих родственников.

– Но почему?! – визгливо вскрикнул человек, который до этого прервали. – Кхм, прошу прощения, – тут же повинился он за свою вспышку. – Просто я не понимаю, почему нельзя предлагать своих родственников. У каждого из здесь присутствующих, я уверен, есть в ближайших родственниках тот, кто нам нужен, а именно умный, образованный человек, который вполне может занять...

– Лорд, – сухо, но жестко прервал распаляющегося молодого крикуна, человек, говоривший до этого, – вы, надеюсь, не забыли, что именно это стало причиной практически катастрофы?

– Но ведь есть ещё шанс. Если посадить на престол умного императора, то он сможет вытащить империю из руин. Я думаю, Его Высочество ещё слишком молод для такой ноши, поэтому я предлагаю...

Договорить он не успел. Повинуясь едва заметному кивку пожилого человека, несколько теней молниеносно оказались рядом с зарвавшимся лордом и, подхватив его, уволокли куда-то в темноту. Через пару секунд возмущённый крик прервался.

– А я говорил, что его давно надо было поставить на место, – голос был мягок и тонок. Было в нём что-то такое манящее и ласковое, что все остальные невольно расслабились.

– Ваше высочество, – снова заговорил человек с сухим голосом, – прошу вас воздержаться и не разговаривать. Мне нужны мыслящие люди, а не тряпочки, в которых они превращаются под воздействием магии вашего рода.

– Ну, Патриций, я ведь не виноват, – капризно выдало высочество.

– На меня это не действует.

Высочество фыркнул, но всё же замолчал, складывая руки на груди и отворачиваясь.

– И так, я напомню, зачем мы тут с вами собрались, – начал говорить Патриций, правда, сначала он с минуту подождал, вдруг высочество ещё что-то хотел сказать. Но так как этого не случилось, то продолжил. – Как вы уже знаете, в империи сейчас не самые спокойные времена. К сожалению, отравленный своей новой женой Великий император, скорее всего, отойдёт в мир иной в самое ближайшее время. Супруга императора сейчас находится под стражей и ждёт суда. Уже это вызывает смуту в народе и заставляет соседей оглянуться на нас, так как страна без правителя слишком лакомый кусочек. К сожалению, по закону, пока прежний император жив, возложить корону на наследника, мы не имеем права. Поэтому нужно всеми силами стараться поддержать видимость того, что у нас всё отлично и император не сегодня-завтра придёт в себя. Увы, но заговорщики, в семью которых и входила всеми известная супруга императора, сделали всё возможное, чтобы весть о нездоровье императора разлетелась во все уголки империи. Это одна из наших проблем. Дальше на повестке дня – предложение от тёмных эльфов о сотрудничестве. Как вы знаете, их королевство граничит со степью орков, которые с удовольствием совершают набеги на города эльфов. Светлые эльфы хоть и молчат пока что, но я уверен, скоро и они заговорят о сотрудничестве с нами, так как империя самое большое и ближайшее к ним поселение людей. Думаю, что нужно принять и выслушать послов тёмных. Такие союзники никогда не будут лишними, тем более учитывая, что королевства то и дело алчно поглядывают в нашу сторону. И последнее – надо женить Его Высочество.



– Эй, я категорически не согласен с последним пунктом.

– Увы, но деваться вам некуда. Восходить на престол лучше всего, будучи женатым. Почему-то женатые правители вызывают у народа большее доверие.

– Патриций!

– Я понимаю, ваше нежелание и опасения. Именно для этого я предлагаю найти достойную супругу для вас среди простого народа, – сидящие за столом люди недовольно загомонили и заёрзали. – Увы! – Патриций повысил голос. – Но империя сейчас не может позволить себе внутриродовых склок. Если Его Высочество отдаст предпочтение какой-нибудь девушке из благородного рода, то влияние этого рода автоматически увеличиться, а это новые интриги, ненужные раздоры и прочее. Я понимаю, что каждый из вас хотел бы приблизиться к императорскому роду, а может быть даже дать ему наследника, который в дальнейшем взойдёт на престол. Но вы должны понимать, что не остановитесь лишь на интригах. А это неизбежные стычки, ненужные смерти, а может быть даже внутренняя война. Соседи тут же воспользуются этим, и ударять в наши спины, пока мы грызёмся за право стоять слева от трона. Именно поэтому я и говорю о простой девушке, у которой за плечами не будет никакого лорда и несколько городов, готовых выставить солдат для борьбы с ненавистными конкурентами.

– Если свадьба неизбежна, то я хочу принять участие в выборе невесты. И без возражений! А вообще, мне нравится идея Патриция. Я видел всех ваших претенденток и ни одна меня так и не заинтересовала.

Присутствующие снова недовольно зашумели. Практически все были не согласны с таким решением, но открыто пойти против первого советника и наследника престола никто не мог. Можно было попытаться убить наследника, но тогда точно начнётся война внутри империи. Уж что-что, а полных глупцов в совете точно не было. Каждый из них понимал, что если империю ослабить внутренне войной, то королевства точно нападут, и тогда вероятнее всего не останется ни империи, ни их самих. В этом случае не останется трона, на который каждый из них пускал слюни.

Пока все переговаривались с друг с другом, первый советник зорко наблюдал за ними, стараясь уже сейчас выявить самых недовольных. Он выдвинул такую идею не только по названной причине, но ещё и потому, что уже которое поколение среди благородных наблюдается упадок в магическом потенциале. Заметив это, советник дал задание магистрам академии разобраться в проблеме. Несколько лет ушло на исследования, и ответ советнику был дан. Благородные вырождаются по причине того, что у них идёт слишком сильное кровосмешение. Именно из-за этого среди благородных упала рождаемость, даже у тех, кто родился магический потенциал слишком низок.

Нельзя было допустить вырождение императорского рода, древнейшего в империи, поэтому надо влить свежую кровь. Иначе следующего наследника может и не быть. В этом поколении и так Его Высочество единственный ребёнок, а ведь если почитать хроники, то у императора обычно рождалось не менее трёх детей.

Но всё это не обязательно знать другим. Нет, советник скажет тем, кому надо, а неугодные империи… ну, на то они и неугодные.

– И так, – начал говорить принц, которому надоело сидеть без дела, у него ещё на сегодня много чего запланировано, – для отца ищите самых лучших лекарей, каждого вначале представлять мне лично. Увы, но большего для него я сделать не в силах. Что касается его супруги, то суд пока отложим, вдруг отец оклемается, пусть тогда сам с ней разбирается. Тоже касается и ее родственников. По поводу моей свадьбы. Я согласен с Патрицием, поэтому, сегодня же разошлите людей по империи. Пусть ищут! А с тёмными… хм… Патриций, можешь отослать им весть, что мы готовы к разговору. А теперь я прошу прощения, но мне пора.

Принц встал и быстро вышел из комнаты совета, оставляя гомонящих советников. В этом был весь Его Высочество. Он терпеть не мог долгих и нужных разговоров. Всё было и так предельно ясно и понятно, к чему смаковать каждое слово? Иногда ему казалось, что советникам доставляет удовольствие сидеть часами и обмусоливать одно и то же со всех сторон, а в итоге придти к тому же выводу, который и так был понятен с самого начала.

Супруга? Что ж, жениться он точно не хотел, но ведь никто не говорил, что он не может выбирать год или два. Не говорил же? Вот и он о том же. А значит, можно с лёгким сердцем браковать всех девиц, пока желание обзавестись супругой не появится.

Патриций проследил взглядом за уходящим принцем и мимолётно улыбнулся. Он знал этого юношу с самого детства, поэтому прекрасно знал, какие мысли бродят в его голове. Что ж, империя большая, и девушек в ней столько, что можно будет растянуть выборы лет на пять минимум, с учетом представления претенденток чуть ли не каждый день. Можно и дважды в день, но советник был уверен, принц взбунтует от такого напора.

– Совет окончен.

Встав, первый советник тоже поторопился на выход. Впереди было тысячи дел, и ему надо было за всем проследить лично, потому как остальные вряд ли станут этим заниматься. Главное, начало положено, а остальное, если богам будет угодно, приложится.

***

Подождав для надёжности минут десять, я начала осторожно спускаться. Вроде бы тихо, лишь звуки леса вокруг. Короткая жизненная драма закончилась, и казалось, во всём мире никому не было дела до всех этих людей, которые сейчас бездыханными лежали на лесной поляне.

Никогда не понимала всего этого смертоубийства. Неужели нельзя просто взять и поговорить. Хотя о чём это я? Раз они махали тут своими мечами, значит, нельзя было.

На самом деле, всё было довольно странно. Нападали все на одного. Я даже возмутилась такому, пока не поняла, что даже всем этим людям не удастся просто так справиться с этим одним. Невероятно, но двадцать с лишним человек нападавших – точно не могла посчитать, мельтешили постоянно – лежали сейчас на поляне. Но кому-то из них всё-таки удалось зацепить этого, несомненно, опасного воина, потому что он тоже грохнулся на землю, когда никого из нападавших не осталось.

Спустившись, замерла. Я конечно, храбрая, смелая и всё такое, но мало ли кто из них не помер и сейчас вскочит с мечом наперерез. Что тогда делать? С другой стороны я вроде как лекарь, и должна оказать первую помощь выжившим, но что-то мне как-то не особо хочется.

Больше чем уверена, что благодарности от них не дождёшься. Веры в людей у меня ни грамма. Ну, нафиг. Вот поэтому я и стояла около дерева, пока от человека, который оборонялся, не донёсся до меня стон.

Сама не понимаю почему, но тело дёрнулось вперёд, будто бы внутри меня какой-то инстинкт потребовал немедленно оказать помощь. Чёрт возьми, вот не могли они подраться немного в другом месте и там же спокойно помереть, не заставляя меня нервничать.

Взяв себя в руки, прикрыла глаза и несколько раз глубоко вздохнула. Сердце колотилось как сумасшедшее. Нос улавливал не особо приятный запах свежей крови, внутренностей и прочих не самых приятных запахов. Думаю, не одно брюхо сегодня тут было вспорото.

– Господь всемогущий, – никогда не была набожной, ни в этой, ни в прошлой жизни, но когда ступаешь по траве, покрытой алой кровью и слизью, то в любом случае будешь надеяться. Что там сверху хотя бы кто-нибудь за тобой приглядывает и оберегает.

Хорошо хоть тот свалился ближе с моей стороне поляны и мне не пришлось пробираться через все горы трупов. Нападавшие точно были мертвы, по крайней мере, те, которых я видела.

Пробравшись до мужчины, я остановилась и нерешительно переступила с ноги на ногу. Может, помер и мне можно идти уже отсюда? Как назло вдалеке послышался волчий вой. Вздрогнула, дёрнувшись. Правильно, запах крови сейчас пригонит сюда всех хищников леса.

Присев, осторожно откинула капюшон, который был на человеке и так и застыла.

Это кто угодно, но не человек! Мама дорогая, и что теперь делать?

Подскочив на ноги, в панике оглянулась по сторонам, будто бы ища помощи. Как следствие, помощи не было. Это и понятно. Лес, двадцать с лишним трупаков, раненный не человек и я. Больше тут не было никакого.

– Уф, спокойствие, только спокойствие, – сглотнула и снова присела, прикладывая пальцы к жилке на шее. Не помер.

Что ж, раз пока что не помер, то значит, в ближайшие минуты ничего с ним не случиться. Быстро обежала всех остальных, – нападавших оказалось двадцать три – но выживших среди них не было.

Вернувшись к своему будущему пациенту, замерла на мгновение.

– Ну-с, господин хороший, и как мне вас отсюда транспортировать?


Глава 4

Присев около моего невольного пациента, начала осторожно осматривать его на предмет повреждения, при этом время от времени поглядывая на лицо. Симпатичный, хоть и не человек.

Из моих знаний из прошлой жизни, таких остроухих называют эльфами, только… Хм, если быть точной, то светлыми эльфами называют светловолосых, хрупких созданий леса, которые поголовно бегают с луками наперевес. Кожа и глаза преимущественно светлых оттенков. Живут в лесу, слышат его, понимают и оберегают. А ещё они якобы высокомерны и называют себя перворождёнными.

Ещё есть некие дроу – тёмные эльфы. Живут под землёй. Имеют белые волосы, красные глаза и кожу тёмных оттенков. У них ещё, по-моему, матриархат и покланяются они какой-то там паучьей богине.

Что ещё? О, точно, видел как-то картинки, так там эльфы были изображены в виде маленьких, тощих человечков, с зелёными волосами и зеленоватой кожей.

Всё, больше ничего про них не помню. Местные ничего толком не рассказывали о других расах.

Мой ж пациент имел жгуче-чёрные волосы, заплетённые в косу – с ума сойти, тут и мужики косы таскают! Кожа светлая, даже бледноватая какая-то. Подумав немного, приподняла веко – красные! Не кровавые, нет. М-м-м, думаю, что цвет перезрелой вишни самый подходящий. А ещё клыки у него…

Мне как-то не по себе. А вдруг это какой-нибудь вампир? Тут они водятся вообще? Без понятия, про вампиров ничего не говорили. О, точно, они вроде как должны бояться дневного света, а этот ничего так, лежит себе спокойно и даже не думает сгорать или блестеть.

Оставив свои догадки по поводу расы этого существа, аккуратно приподняла край рубашки. Ранен. Рана не очень-то и глубокая, болезненная только. Скорее всего, его ранили с самого начала, а потом ему пришлось сражаться, из-за этого потерял много крови, отсюда и такой глубокий обморок.

Вдох–выдох. Как там бабуля любит повторять: Ты это сгусток энергии, просто направь его в руки и пожелай залечить рану. Легко сказать, когда хорошо знаешь, что ты никакой не сгусток энергии, а организм, состоящий большей частью из одной воды. Но этот этап давно мной пройден, поэтому на концентрацию ушло меньше минуты.

Открыв глаза, полюбовалась на зеленоватое сияние ладоней – всё же мне до сих пор непривычно осознавать, что подобное возможно. Осторожно прикоснувшись к ране, мысленно толкнула свою энергию внутрь тела незнакомца.

Мама дорогая, как странно. Обычно мне приходиться чуть ли не силой впихивать энергию и залечивать рану, а тут такое ощущение, что её из меня насосом вытягивают.

– Эй, товарищ, вы бы помедленнее, иначе я ту вместе с вами лягу.

Оторвав ладони, снова взглянула на лицо… пусть пока что будет эльфа. Не такой бледный и дышать стал ровнее, но в сознание не пришёл. Не удивительно, восстановление займёт несколько дней. Но хотя бы кровь перестала вытекать из тела, уже какой-никакой плюс.

А сейчас надо придумать, как свалить с этой милой полянки. Пробежавшись глазами по трупам, передёрнула плечами. Что ж, думаю, этим людям уже ничего не надо, поэтому они не будут против поделиться со мной кое-какими вещами.

Сборка нечто отдалённо напоминающее волокушу заняло у меня с полчаса. В ход пошло несколько мечей, три кожаные куртки, два добротных плаща, несколько верёвок и с десяток ремней. Во время поисков нужных материалов мной было ещё собрано пять золотых, двадцать серебрушек и горсть медяшек. Скажете плохо обирать мертвецов? А им уже всё равно, а мне деньги понадобятся. Пациента надо будет кормить, желательно мяса побольше и надо надыбать где-нибудь вина из красной ягоды. Бормотуха правда ещё та, но лучше, чем ничего. И всё это за бесплатно никто мне не даст, нужны будут деньги.

Так с моральной стороной разобрались, теперь к самому трудному.

С задачей перетаскивания на волокушу тела, длиной под два метра и весом под сотню, я справилась на удивление быстро, поэтому уже в ближайшие пятнадцать минуть, пыхтя и тихо матерясь себе под носа, тащила страдальца вперёд.

Можно было в деревню оттащить, но я как подумала, сколько до неё, то желание резко пропало, поэтому я направила свои стопы в сторону дедовской лесной сторожке. Там, если что есть и очаг, и постель, так что можно будет его с удобствами разместить.

Уже через полчаса я поняла, что в следующий раз, заслышав шум, я обойду его десятой дорогой. Было тяжело. Каждый десять минут я останавливалась, чтобы поправить ремни и проверить – не помер ли. При каждой остановке, немного подпитывала его энергией, которая по-прежнему исчезала в его теле будто в бездонном колодце.

К сторожке я подошла часам к пяти. Опустив волокушу, я обессилено упала прямо на траву. Слушая, как загнанно колотится сердце, стёрла ладонью, с которой местами содрала кожу, пот с лица. На руке тут же остались грязные разводы. Да уж, я сейчас, наверное, верх чистоты и элегантности. Хотя, пофиг, всё равно никто не видит.

– Дедуль? – прохрипела, надеясь, что вот сейчас на мой тихий зов выйдёт как обычно бухтящий Митрон и поможет мне затащить эту безмолвную тушу в сторожку. – Деда!

Ответа не последовало ни через минуту, ни через пять. Почуяв неладное, я перевернулась на живот и кое-как встала, сначала на колени, а потом на дрожащие ноги.

Сторожка оказалась пустой. Вернее, не совсем, конечно. На столе стоял узелок с травами и настоями, которые я должна была сегодня отнести в деревню. А рядом лежал листок, на котором дед писал, что ушёл в горы за каким-то чрезвычайно редким растением, цветущим только раз в году. Говорил, что будет недели через три и чтобы мы не волновались за него.

– Отлично, просто замечательно.

Опустив руку вместе с запиской, я недовольно фыркнула. Что за невезение? И что мне теперь делать с этим нелюдем? В деревню я его не потащу! Да я сдохну на полпути! Он же тяжеленный, как не знаю кто. Нет, на такой подвиг я не готова. Значит, он останется здесь. Так уж и быть присмотрю немного, пока не очнётся, а потом пусть идёт себе, куда ему там надо было.

Надеюсь, он всё же не вампир. А если да? Ну, не станет же он пить свою спасительницу? Не станет ведь? Я ведь родилась такой милой, маленькой девочкой. Ох, чёрт возьми. Надо будет его к кровати привязать, на всякий случай, от греха подальше.

В итоге пока я затащила это неподвижное тело в сторожку прошел ещё целый час. Решив, что лежать в грязной, полностью пропитанной кровью одежде, ему будет не очень-то и комфортно, начала осторожно раздевать его. Могу сказать, что он сложен вполне себе гармонично. Тело, не считая подтянутости и какой-то слишком уж идеальной стройности, было совершенно обычным. Ну, я имею виду, человеческим. Никаких лишних конечностей, крыльев, чешуи и прочей фантастической ерунды.

Рана оказалась единственной, остальные всего лишь небольшие царапины. Пока раздевала, успела заметить, что, то здесь, то там попадались небольшие шрамы. Парень – или мужчина? – явно много тренировался и не всегда выходил из боя без последствий.

Странно, но той энергии, что я влила в него, должно было хватить, чтобы рана уже затянулась, а на деле лишь кровь остановилась. Нахмурившись, слизнула кровь с пальца. М-да, мне до настоящего лекаря ещё как до луны пешком. Надо было бы догадаться, что дело не чисто. У того, кто ранил его клинок или нож были явно смазаны специфическим ядом. Я так понимаю, именно этот яд и не давал ране затянуться, думаю, если не вливать энергию и не подлечивать его, то через пару часов рана снова откроется. Хорошо хоть яд не предназначен был для немедленного убийства.

Пока разжигала очаг и грела воду, старательно вспоминала всё, что знала о местных ядах. По всему выходило, что клинок был смазан соком лукония. Это такое растение, которое растет в глубоких лощинах. Из-за влажности, листья луконии мясистые, толстые, практически полностью состоящие из воды. Животные это растение не едят, для людей оно в некотором роде полезно. Настойка из лукония, сделанная со всей строгостью, применяется, когда нужно немного разбавить загустевшую и застоявшуюся кровь. Но в настойку добавляется лишь несколько капель. А вот если смазать этим соком клинок и ранить человека, то он неизбежно истечёт кровью, если по близости не окажется знающего человека, то есть лекаря или травника.

– Тебе повезло, парень, – хмыкнула, закидывая в котелок необходимые для лекарства растения и корешки.

Эффект, конечно, не мгновенный, но через какое-то время получится выгнать сок из крови, а значит, и рана затянется. Бабуля просила принести ей пестравочника, надеюсь, до завтра она подождёт. Думаю, к завтрашнему утру сок немного выйдет через пот, а значит, можно будет оставить его на время, пока я сгоняю в деревню и обратно. Кстати, надо будет рассказать о погибших, пусть похоронят их наши мужики, что ли, а то не дело это лежать под открытым небом. Не по-людски это.

Оставив котелок в покое, принялась обтирать нелюдя влажной тряпкой. Закончу с этим, и надо будет постирать вещи, а то ведь покрыты сплошной корочкой от крови. Неприятно пахнет от них, и ведь не выкинешь на улицу, мигом какой-нибудь зверёк примчится на запах. Да и мне самой помыться не мешало бы, грязная, как чёрт, только окончивший сою смену по жарке грешников на сковороде.

Пройдясь осторожно по ране, заметила, что пациент пошевелился, немного дёрнувшись. Видимо рана на боку, хоть и не была смертельной, но доставляла неприятные ощущения.

Подняв глаза, столкнулась с мутным взглядом незнакомца. Он что-то там пролепетал на совершенно непонятном языке.

– Ничего не понимаю, – буркнула, инстинктивно втирая лицо всё той же тряпкой. Почему-то мне казалось, что я вся чумазая, и поэтому было немного неловко перед мужчиной. Самую капельку. Это всё женские инстинкты, не виновата я. – Даже не пытайся.

Заметив, что он дёрнулся, желая встать с кровати, я осторожно положила ладонь на плечо и покачала головой.

– Вы ранены, поэтому оставайтесь на месте и ведите себя спокойно. С вашей стороны невежливо доставлять мне ещё больше проблем, чем уже доставили.

Походу он понимает меня, потому что его выражение изменилось на удивлённо и немного непонимающее, а сам он замер, расслабляясь.

– Вот и отлично, – я улыбнулась, принимаясь закреплять к ране компресс, пропитанный отваром против сока луконии. – Рана не серьёзная, но вот в кровь вам попал яд. Не волнуйтесь, вы не умрёте, но несколько дней будет довольно плохо. Придётся пить отвратительные на вкус лекарства, без возражений. Лежать и есть всё, что я вам дам. Вы потеряли много крови. Пару дней и будете, как новенький, главное не сопротивляться. Если что меня зовут Лера, и на эти несколько дней можете считать меня своим персональным лекарем.

Договорив, я подняла глаза, только сейчас понимая, что мой пациент снова потерял сознание. И вот куда он собирался в таком состоянии?

Закончив с повязкой, кое-как напоила его отваром, а потом водой. Затем тщательно укрыв его одеялом, чтобы пропотел, как следует, вышла на улицу, захватив грязную одежду. Тут неподалёку протекает ручей, кровь всё равно нельзя в горячей воде отстирывать – кто бы сказал мне раньше, что буду разбираться в таких вещах. Плохо, конечно, что уже темно, но деваться некуда. Я быстренько, туда и обратно.

Дойдя до ручья, остановилась, прислушиваясь. Вроде бы тихо. Стирала я вещи так быстро, что даже запыхалась вся. А когда с ними было покончено, сняла свои, которые тоже в темпе вальса сполоснула и только после этого забралась в воду.

М-м-м, ничего так водичка, тёпленькая. Или это просто из-за контраста между вечерним воздухом и водой? А, не важно.

Не став надолго задерживаться, – хотя и хотелось понежиться в воде, ведь она так хорошо снимает усталость в натруженных мышцах –вылезла на берег и замерла.

– Ну, бывает.

Пожав плечами, я похватала влажные вещи и, посмеиваясь, побежала в сторону сторожки. Подумаешь, ну забыла я, что кроме той одежды, что на мне, больше ничего нет. Именно поэтому я и скакала сейчас, сверкая в темноте голой попой. Надеюсь, мой пациент не очнулся, иначе мне будет очень неловко.

Глава 5

Ночью я проснулась от подозрительного шума. Сначала подумала, что это мой пациент проснулся и опять хочет встать. Но, как оказалось, я ошиблась. Мерное дыхание на кровати говорило о том, что обморок сменился сном, а значит, лекарство понемногу действует.

– Тогда...

Насторожившись, я приподнялась со своей совершенно неудобной лежанки и прислушалась. Так и есть! Кто-то за дверью, и судя по звукам, это однозначно не человек. Неужели запах крови всё же привёл сюда хищников?

Так, успокойся! Мы в, хоть и ветхой, но избе, а значит, до нас не доберутся. Дверь же я заперла... Заперла?

Меня ветром сдуло с импровизированной кровати. Можно сказать, я спала практически на полу, подстелив себе видавший виды дедовский полушубок, который непонятно как тут оказался.

Напрягая зрение в темноте, провела рукой в том месте, где должен был быть крючок. Заперто. Фуф. Так и поседеть можно раньше времени. Послышался лёгкий скрежет. Было такое ощущение, что низ двери осторожно царапают. Это пугало. Что же это за хищник такой, что не боится человека и вот так нагло скребется в дверь?

Пригнувшись, аккуратно выглянула в крохотную щелку. На улице по ощущению было около четырех утра. Да и то, что там было уже не так тёмно, говорило в пользу раннего утра.

В тот момент, когда из крохотной щёлки на меня дыхнуло тёплым воздухом, я не удержалась и, отшатнувшись, села на пол, при этом зажимая себе рот рукой, чтобы невольно не закричать. Особо пугливой я не была, но, блин, от неожиданности любой может дать слабину.

Икнув, зачем-то оглянулась, хотя в сторожке было тёмно, хоть глаз выколи. Почему-то мне не очень хотелось, чтобы меня в этот момент увидели.

Поправив задравшуюся чуть ли не до задницы сорочку, которую я тоже отыскал здесь, – она настолько старая, что боюсь, расползётся прямо на мне – снова приникла к двери.

По звукам очень похоже на лошадь. По крайней мере, изредка можно было услышать характерное пофыркивание. Спустя некоторое время я настолько осмелела и уверила себя, что на улице просто лошадь, что немного приоткрыла дверь, выглядывая одним глазом.

На улице действительно было уже довольно светло. С земли уже начал подниматься утренний туман. Долго искать взглядом объект моего столь раннего пробуждения не надо было. Практически в метре от двери стояла... Ну, если судить по внешнему виду, то на восемьдесят процентов это лошадь. От привычных мне она отличалась наличием рогов, клыков и лап, отдаленно напоминающих кошачьи. Уверена, там когти с мою ладонь! Хотела фэнтезийную требуху? Получи и распишись. На эльфе не было, так вот зверушка притопала – у неё есть! И пусть я даже и не хотела этого вот прям сильно, но думала же об этом, когда осматривала эльфа!

Не успела я испугаться, что это такой хищник к нам забрел, как мой взгляд зацепился за седло и сбрую.

С опаской посматривая на чёрного зверя, который в свою очередь косился на меня красноватым глазом, я вышла на улицу и остановилась. Задрав голову вверх, молча смотрела на непонятное животное, которое спокойно стояло и будто бы ждало от меня каких-либо действий. Надеюсь, не сожрет!

– Ты чей?

Лошадь, а как я позже увидела конь, фыркнул в ответ и повернулся ко мне другим боком. На редкость умная животина. Из бедра торчала стрела и, как оказалось, ещё один мой пациент, откровенно намекал мне, что с разговорами можно и повременить – сейчас лучше как бы позаботиться о здоровье.

Страх сразу же прошёл. Хотел бы сожрать, давно закусил бы мной, поэтому можно уже не бояться. Операция по выниманию из плоти куска дерева с металлом заняло не так уж мало времени. Наконечник никак не хотел поддаваться. Я упарилась, вся вспотела и, несмотря на то, что ещё только ранее утро, устала. Мда, никогда не думала, что быть лекарем так сложно. Ещё и этот конь... блин, да он просто громадный, неудобно.

Когда позади заговорили на совершенно непонятном языке, я настолько вымоталась, как физически, так и энергетически, что просто обернулась и тут же нахмурилась. Конь отреагировал немного иначе и рванул к владельцу голоса.

– Эй! – тут же возмутилась я, когда убедилась, что коняка вовсе не хомячит моего первого пациента, а просто трётся об него мордой. – Вы двое! Ну-ка немедленно прекратите! Ты, – мой палец упёрся в широкую грудь незнакомца, ведь он с какого-то перепугу поднялся с постели и попёрся на улицу. – Немедленно вернулся в кровать. И без возражений! Я что, напрасно вчера тебя весь день тягала, лечила, и вообще, это невежливо доставлять мне столько проблем. Так что, будь добр, делай, что говорит тебе лекарь. А ты, – на этот раз досталось коню, – стой спокойно, иначе кастрирую.

Не сказать, что мои гневные вопли кого-то из них напугали. Мне даже кажется, что они оба просто были удивлены воинственности такой мелочи как я. Спрашиваете, почему мелочь? Так они же оба лоси! Коняга высотой метра два с половиной, а незнакомец, как я уже и говорила под два метра, так как я всего метр шестьдесят. Разницу чувствуете? Вот и я почувствовала, когда две пары удивленных глаз встретились на мне, причём смотрели оба, сверху вниз. Но смутить меня подобным очень сложно. Эльф медленно прошёлся взглядом по всей моей фигуре и что-то там себе под нос пробормотал, хмыкнув при этом. Я опустила взгляд и оглядела себя. И что ему не так? Сорочка чуть ли не по самые пятки, так что видно только ступни, которые сейчас были все извазюканы в пыли. Если только его могли заинтересовать торчащие соски, – утро ранее, прохладно – то сомневаюсь. Я знаю, что местные любят объемные груди, внушительные, а у меня слишком маленькие. По местным меркам естественно. Тут девушки с грудью второго размера считаются, чуть ли не увечными, а мне норм, даже можно было поменьше.

– Ну? – набычилась я, упирая руки в бока. – Не говори, что не понимаешь, по глазам вижу, что знаешь людской язык. Да и... – я, указав на пах парня, покрутила по кругу пальцем в воздухе, – срам прикрыть не мешало бы. Этот чудик выполз на улицу голым. Ума, видимо, хватило. Удивительно, но когда он опустил взгляд и понял, что на нём не нитки нет, то покраснел, будто девица на выданье и быстро прикрыл ладонями своё хозяйство.

– Извини.

– Надо же, говорить можем, – хмыкнул я, стараясь не замечать, как от густого, просто чудовищно соблазнительно голоса по спине прокатился целый табун мурашек. – Иди внутрь и ложись. Рано тебе ещё скакать. Если сегодня будешь пить и есть всё, что дам, то завтра с утра сможешь продолжить свой путь.

Пациент немедленно подчинился и бочком проскользнул обратно в сторожку. Странно, до этого инцидента с обнажёнкой, он казался мне мужчиной, а сейчас похож был на краснеющего мальчишку-переростка. Ладно, об этом потом, а сейчас...

– Так, а теперь ты, – подойдя к коню, я осторожно погладила по больному месту и в последний раз подлечила его. – Ближайшие дни может ещё поболеть, но уже не смертельно. Слишком только не гарцуй и всё будет нормально.

Хлопнув по здоровому месту, пошла в дом, напоследок посоветовав коню пощипать травку, за что получила взгляд, будто сморозила самую настоящую ересь.

– Конь ведь твой? – спросила, когда убедилась, что неспокойный пациент лежит в кровати, укрывшись.

– Конь?

Я кивнула головой, натягивая на ноги свои штаны. Они были немного влажным, но это лучше, чем разгуливать в сорочке, которая вот-вот расползется.

– Фарго не конь, а кальпи.

– Кальпи? – отвернувшись, быстро скинула строчку и принялась бинтовать свою грудь. Я прямо-таки чувствовала чужой взгляд в спину. Но что я могу поделать тут одна комната и никаких отгородок? Не на улицу же идти. Да и вообще, эта халупа моего деда, а значит и моя. В своём доме делаю, что хочу. – Это ещё, что такое?

Я помнила нечто похожее с прошлой жизни. Что-то по поводу какого-то демона. Водного, что ли? Или демона болот? Хм, не помню точно. Но, по-моему, его звали кельпи, и там что-то упоминалось о превращение в коня. Ох, чёрт, вот бы мне сюда мой комп с инетиком, сразу бы вопросов не осталось.

– Ты не знаешь? Хотя правильно, ты ведь человек, да?

– Лесная нимфа, разве не видно? Или не похожа?

– Нет, не похожа, – ответ немного запоздал, мне даже показалось, что он снова уснул. Чёртова тряпка! Боги, как мне надоело каждый раз их наматывать, кто бы знал. – Я вообще подумал, что ты мальчишка... сначала.

– Ага, я бы тоже не отказалась быть им. Привычней как-то. Ну, что есть, то есть, – покончив с тряпками, накинула рубашку, завязав её по привычке на животе, и повернулась. – Так что там с конем?

– Кальпи.

– Хорошо, – причесавшись пятерней, послушно согласилась. – С кальпи.

– Это подземный демон-зверь. Возиться только в подземельях, около подземных озёр и вдоль рек моей страны. Зовут, как я сказал, Фарго, – пока эльф рассказывал, я налила в кружку лекарства и, подойдя к кровати, сунула её в его руки, взглядом указав, чтобы выпил сейчас же. Выпив, он тут же закашлял. А ты как хотел, лекарства, они, знаешь ли, обычно горькие и противные.

– Ну, рога и зубы у него выглядят и в правду довольно опасно. Ладно, не важно, демон, так демон, главное, что хочу сказать, у него стрела в бедре была, я вытащила и подлечила. Так-то он в норме, но нужно с денёк отдохнуть. Я сейчас отправлюсь в ближайшую деревню за едой, как видишь, тут шаром покати, а ты пока спи. Если решишь уйти, то я не ручаюсь, что выживешь. И не смотри на меня так, кровь всё ещё заражена, рана может снова открыться в любое время и тогда ты просто глупо истечешь кровью и помрешь. Если хочешь ещё пожить, то спи и не рыпайся. Эльф нахмурился и задумчиво закусил клыком нижнюю губу.

– Я почему-то не всегда понимаю слова, которые ты говоришь, хотя меня обучали лучшие учителя. Ты говоришь на каком-то наречье?

Мне стало смешно. На самом деле я просто неосознанно добавлял в речь с детства знакомые мне слова. С того, прошлого детства. Естественно, тут таких слов не было, поэтому произносила я их автоматом на русском. В деревне давно уже привыкли. Некоторые даже переняли у меня интересные словечки. По началу, правда, считали выдумщицей, так как я сама сказала, что мне нравится выдумывать новые слова.

– Что-то вроде, – кивнула я, улыбаясь. Подхватив приготовленные дедом травы и настои, задумалась о том, ничего ли я не забыла. Вроде бы нет. – Все понял? Не доставляй мне проблем ни себе, ни мне. Все, ушла.

Выйдя на улицу, напоследок взглянула ещё на своего пациента, с неким удовольствием замечая, что он с удобствами устраивается на жёсткой лежанке – явно собрался последовать совету. Проверив ещё раз Фарго, лёгкой трусцой побежала в деревню.

***

– Это опасно.

Уже минут пятнадцать, как я пыталась убедить бабулю, чтобы она отпустила меня обратно в лес. Я естественно во всём созналась. Других вариантов просто не было. Всё же надо было рассказать о мёртвых людях, которым необходимо погребение. А раз говорить об этом, то и об остальном тоже. Понятное дело мне устроили знатную выволочку. Упрекнули и в скудоумии, неосмотрительности, наивности, глупости, доверчивости, что странно в доброте и сострадании. Настойчиво вбили мне в голову, что за это всё я могу однажды поплатиться. И хорошо если меня покалечат, так ведь и убить могут.

– Но ведь ничего не случилось, – настаивала я.

Меня вообще-то там пациенты ждут, мне болтать некогда. Надо ещё мяса купить да бормотухи местной.

– Вот и хорошо! Одна ты точно не пойдёшь, – бабуля накинула уже платок на голову, видимо, собираясь со мной. Ешкин кот, мы с ней к сторожки доберёмся только вечером. Так не пойдёт.

– Я Михара возьму с собой. Он парень крепкий, влёгкую сможет шею свернуть любому!

Михара был парнем местной знаменитостью, если можно так сказать. Высоченный, крепкий, как дуб. К глубокому сожалению, дубом он был не только физически, но и умственно. Но физическая сила и можно даже сказать привлекательность, скрывали дефект с мозгами. Местные девушки старательно не замечали, что ума в красивых голубых глазах нет ни грамма. Самое для меня выгодное было то, что Михара имел просто редкостно добрый характер. Если его попросить, то он никогда не откажет. Просто душка, да и только.На Михара бабуля согласилась. Почему-то она была уверена в его силе. Я, задумавшись, вспомнила своего пациента. Хм, не знаю, по мне так Михара точно продует, если дело дойдёт до такого. Да ещё и коняка эта… Клыки, рога., когти… Нет, у Михара нет и шанса, но бабуле об этом знать не нужно. В итоге, пока я всё купила, пока объяснила местным мужикам, где искать безвременно покинувших этот бренный мир жмуриков, пока отыскала Михара, время уже приближалось к полдню. Нужно спешить. Как-то мне не хочется оставлять своих новых знакомцев одних. Кстати об этом…

– Михара, ты это, пойди к реке, воды принеси, вот ведро.

Сунув в руки здоровяку ведро, тревожно огляделась по сторонам. Время уже было обеденное, когда мы добежали до сторожки. Налегке сделать это было в разы проще, не то, что вчера, когда я до пяти часов тащила волокушу.

Когда Михара скрылся за деревьями, открыла дверь в избу и выдохнула. Выдох получился очень уж разочарованным. Комната была пуста.

– Точно, я вспомнила, о чём забыла. Я забыла спросить его имя. Вот балда. Хотя, зачем мне знать, как зовут будущий труп?

Хмыкнув, я рассержено швырнула в угол свою сумку. Придурок, я ведь говорила, что нельзя ещё ходить. Что ж, раз так хочет помереть, то пусть.

– Лера, куда воду поставить?

– А? – обернувшись к двери, заметила стоящего Михара. Только сейчас понимая, насколько глубоко ушла в мысли, что даже не заметила, как он сходил к реке и вернулся, раздражённо передёрнула плечами. – Поставь у очага.


Глава 6

Сказав, чтобы передал бабуле, что пациенты свалили, я отправила Михара обратно в деревню. Самой же возвращаться попросту не было никакого желания. Сама не понимаю почему, но на душе было муторно и неприятно. Если кто-то спросит, что не так, я не смогу ответить внятно. Вроде бы всё отлично, но любая мелочь выводит из себя. Прогуляться, что ли?

Выйдя из сторожки, потянулась и осмотрелась по сторонам. Обычный лес, ну, по крайней мере, других я особо и не видела ни в этой жизни, нив прошлой. Хотя, в прошлой, если вспомнить, я смотрела – смотрел? – фильмы о всяких там джунглях и прочих тропических лесах, но здесь был обыкновенный смешанный лес. Лиственные деревья, вперемешку с хвойными. Впрочем, не важно.

По знакомой тропинки идти не хотелось, к реке тоже. С минуту постояв, я решила пойти в сторону тракта, который проходит недалеко от места схватки между лихими парнями и рыцарем без страха и упрёка, то есть предполагаемым эльфом. Кстати, если подумать, а ведь тот эльф там откуда-то, ведь взялся, а вдруг он и наёмники как раз с тракта?

Хм, интересно. Надо пойти, посмотреть. Если я всё правильно понимаю, то дело было так. Ехал себе спокойно наш знакомец на своём великолепном вороном жеребце, прошу прощение, кальпи, и тут толпа мужиков с топорами наперевес. Ладно, пусть мечами, не суть важно. Они ему кричат: Кошелёк или жизнь? Но наш славный остроухий не был таким простаком и выбрал третий вариант, поистине достойный героя. Он выбрал битву! Завязалась кровавая сеча, был ранен герой коварным ударом исподтишка. Коня, простите, кальпи тоже подстрелили, поэтому он отстал, когда герой ринулся в лес, дабы сбить противника с толку. Но враги были полны коварства и, последовав за храбрым эльфом, настигли его на поляне, которая и открылась моему внимательному, постороннему взору.

Блин, и о чём я только думаю?! Какой, к чёрту, герой и вороной жеребец? У меня в голове не мозги, а, по-моему, каша.

Дойдя до едва заметной тропики, остановилась. Если я пойду по ней, то должна буду выйти как раз к той самой поляне. Интересно, наши уже убрали тела? Скорее всего. Не отвлекаемся! А, чтобы попасть на тракт, надо повернуть направо.

Надеюсь, я правильно помню. Хоть я и достаточно хорошо сейчас ориентируюсь в лесах, но на тракт обычно попадала совсем другим путём, поэтому так сразу и не сориентируешься.

И зачем я вообще тащусь на эту дорогу? Что я там увижу? Да ничего. Он хоть и называется трактом, но эта убогая дорога через пару лет совсем зарастёт. Почему? Всё очень просто, наша деревня практически на самой окраине империи, и по этому тракту уже многие годы никто не ездит. Так, местные крестьяне в город ездят раз в пятилетку, да вот такие лихие парни, как почившие наёмнички проезжают иногда.

Откуда тогда здесь взялся этот эльф? Да мало ли, может он и сам из наёмников, поссорился со своими, они и решили его того, на тот свет отправить. Эльф, естественно, был против, отсюда и драка.

Тракт наш упирается прямиком в горы. Не знаю, идёт ли он дальше или там, за горами, уже свои порядки и дороги. Думаю, что вряд ли тот, кто застилал эту мощёную камнем дорогу, стал бы прокладывать её через горы. Я только знаю, что тракт проходит через всю империю.

Дойдя практически до дороги, я остановилась и прислушалась. Звуки леса были настолько сильны, что, казалось, не слышно даже собственных шагов. Но это далеко не так. Если поблизости кто-то есть, то он обязательно услышит, если хрустнет ветка под ногой. И мне бы очень не хотелось, чтобы этот призрачный «кто-то», услышал меня. Если он, конечно, здесь.

Аккуратно отодвинув ветку, выглянула из-за кустов.

Странно, это у меня нюх такой, или просто моя пятая точка давно не находила неприятности на себя, раз я так «удачно» вышла к этому месту.

Наверное, всё звёзды во вселенной выстроились в какой-то особый хитровымудренный ряд, раз я второй раз за два дня натыкаюсь на драку. Благо, эта уже закончена и сейчас о ней напоминают только трупы, лежащие на дороге и в ближайших кустах.

И что делать? Уйти? Так, вроде бы не по-людски это, оставлять непогребенными. Но и копать столько могил самой, мне отчего-то не хотелось. Я конечно сильная и выносливая, но руки свои мне ещё жалко.

Придётся опять топать в деревню. Чёрт возьми, не могли они помереть в другом месте? За эти пару дней я намотала уже приличный километраж, а амортизацию мне кто платить будет?

Уже практически смирившись со своей участью, я собиралась развернуться и топать в деревню, как во мне взыграло любопытство. Присев поудобнее, начала глазами ощупывать мертвяков, пытаясь хотя бы так понять, кто они и откуда. Выходить на дорогу я не собиралась. Я ещё из ума не выжила. Мало ли, кто так же как и я в кустах сидит и караулит любопытствующего, чтобы сунуть ему под бок тонкое пёрышко. Нет, мне и тут нормально сидится.

Хотя…

Закрыв глаза, сосредоточилась. Так, на дороге все мертвы. В их телах не осталось ни капли энергии, значит, погибли они как минимум вчера.

А это что?

Я едва не дёрнулась от неожиданности. Распахнув глаза, медленно повернула голову влево и замерла, пытаясь увидеть то, что заметила секунду назад глазами. Бесполезно. Вокруг были лишь плотные кусты.

Что ж, раз так, то я могу и пройтись немного.

Ну, как я и думала! Оказалось, что та энергия, которую я ощутила, принадлежала именно тому, о ком я и подумала.

– Я предупреждала?

Безбоязненно выйдя из кустов на крохотный пятачок, лишённый этих самых кустов, я присела на корточки и аккуратно приподняла пальцами его за подбородок.

Бледный, дыхание прерывистое, на боку расплылось пятно, испачкавшее не только рубаху, но и штаны.

Куда же ты так торопишься, что не послушал меня? Или ты настолько самонадеян и глуп, что подумал, будто бессмертен и тебе такая рана не причинит особого вреда?

Видимо, некоторые из тех, кто сейчас лежал на дороге были, либо его друзьями, либо провожатыми. К ним он и стремился попасть в первую очередь, чтобы проверить – остался ли, кто-нибудь жив. Интересно, остался или погибли все?

Ресницы знакомого эльфа дрогнули, и он приоткрыл глаза. Вишнёвый цвет потемнел и практически превратился в чернильный. Он судорожно вздохнул и быстро облизал пересохшие губы, тут же закрывая глаза, будто ему было тяжело даже просто держать их открытыми.

Судя по всему, он тут с самого утра. Не удивительно, с такой неприятной раной нужно было немного подождать, а он её растряс, чем ускорил повторное открытие. Скорее всего, он только сделал вид, что послушно укладывается спать, а сам, не успела я скрыться за поворотом, запрыгнул на своего конягу и помчался сюда. Вот только уйти отсюда он далеко уже не смог.

Будет ему уроком. А если бы я не решила пойти сюда? С чего я вообще попёрлась на этот тракт? В жизни одна к нему не ходила, а тут… Всё-таки положение звёзд меня сегодня сильно беспокоит.

Коняга, стоящая рядом с хозяином внимательно следила за мной с того самого момента, как я вышла из кустов, но ничего не делала. Этот кальпи явно очень умный, понимает, что без меня его хозяину крышка.

Не став даже поднимать рубашку, приложила ладони к ране эльфа и ощутила уже знакомое чувство, словно меня желают досуха высосать. Ну, то есть вытянуть мою энергию.

Кушай – не обляпайся.

Прикусив губу от усердия, закрыла глаза – всё равно энергию я могу видеть и так. Минута, две. Всё, если сейчас не остановлюсь, то потеряю сознание.

Открыв глаза, столкнулась с взглядом эльфа, который рассматривал меня так, будто увидел нечто невероятно интересное и необычное.

– Хм, я забыла спросить твоё имя, – я криво улыбнулась, переводя дыхание. Приподняв руку, рукавом вытерла пот со лба.

– Как ты меня нашла? – прохрипел он, снова облизываясь.

– Шла, шла и нашла. Ничего криминального, просто некоторые умеют думать головой, а не пятой точкой. Я ведь предупреждала, или ты таким способом решил покончить с собой?

– Мне, – он попытался встать, но сил у него на это явно ещё не хватало, поэтому тут же уселся обратно на землю, снова облокачиваясь на ствол дерева. – Мне, просто нужно спешить. Я должен попасть в вашу столицу, как можно скорее.

– Угу, – я встала и подошла к Фарго. – Приятель, ты можешь, как верблюд встать на колени? Не знаешь, кто такой верблюд? О, это такое жующее животное, которое любит плеваться. Так можешь или нет? Надо твоего дурного хозяина посадить. Второй раз тащить его чуть ли не на своём горбу я не собираюсь. Мне хватило и прошлого раза. Иди сюда, встань прямо рядом с этим страдальцем, которого боги обделили серой массой в черепной коробке.

Краем глаза я видела, как эльф хмурится, не зная, то ли его сейчас оскорбляют, то ли просто подшучивают. Мда, думаю, с чувством юмора у остроухих проблемы.

Фарго, в отличие от своего хозяина был более смышлёным. В его глазах я точно уловила усмешку. Он сто процентов понял, о чём это я. Интересно, а вдруг, как в фэнтезийных фильмах, этот кальпи может читать мысли.

«Фарго – ошибка природы! Глупый, спесивый конь, у которого ещё ни разу не было секса!» – подумав, я заинтересованно покосилась на кальпи, но к моему огорчению, тот не выказывал никакой реакции на мои мысленные посылы.

«Фиг с тобой, красная шапочка», – мысленно вздохнула я, снова замечая смешинки в красноватых глазах кальпи. Он сто процентов читает мысли! Просто претворяется.

Прищурившись, я улыбнулась.

«Я выведу тебя на чистую воду… животное».

Фарго, будто всамделишный конь заржал и тряхнул своей гривой. Паразит. Он надо мной издевается. Так, ладно, надо выбросить пока что это из головы, сейчас есть кое-что, что не терпит отлагательств. Я, конечно, уверена, что эльф не помрёт, но мало ли, он опять чего придумает.

– Знаешь, – помогая взобраться эльфу на спину кальпи, начала говорить. – На мой взгляд, быстрее всего выйдет добраться до столицы только при одном условии – что ты полностью поправишься. Собственно, своей самоволкой, ты лишь отсрочил своё прибытие, потому делай, как я говорю. Твоё лечение не займёт много времени. Ах, да, ты же захочешь мне отплатить за своё спасение. Причём, двойное.

– Ты… – хотел он возмутиться, но, видимо, сил не было даже на это.

– Я, – кивнула. Нет, ну, а как он хотел. В этом мире – и не только в этом, кстати – бесплатно ничего не бывает. Каждый, так или иначе, ищет какую-либо выгоду, будь она материальной или нет, неважно. – Не боись, злато–серебро не попрошу. Дай-ка подумать… Я просто потом оправлюсь с тобой в столицу. Идёт?

А что? Я всё равно хотела попутешествовать немного, а тут такой шанс. Одну меня не отпустят, а я познакомлю этого эльфа с бабулей. Она увидит, что он вполне себе порядочный нелюдь и не будет против. Тем более, я давно уже намекала ей, что однажды хочу походить по миру. Она побухтит, конечно, но не ей ли не знать, что я добьюсь своего так или иначе. Жалко дед в горах, ну ничего, я ведь не навечно уйду.

– Зачем тебе в столицу?

Эльф полностью развалился на спине Фарго, который уже встал с колен и сейчас посматривал на меня вопросительно.

– Пойдём в деревню, – махнула рукой я в сторону, в которую надо было идти. – Зачем? Просто. Разве я не могу просто захотеть пойти куда-то? Так, как, говоришь, тебя зовут?

Тишина продлилась минут пять, был слышен только треск веток под ногами кальпи и его тихое дыхание. Я уже думала, что эльф потерял сознание, и хотела проверить, как мне ответили.

– Эйнар Асвальд.



home | my bookshelf | | Лерка: Кристальная душа (Си) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу