Book: Змея на груди



Змея на груди

Ирина Дягилева

Змея на груди

Глава первая

Каких только похвал не возносят благоразумию! Однако оно не способно уберечь нас даже от ничтожных превратностей судьбы.

Франсуа де Ларошфуко

Июнь выдался на редкость дождливым. Разбухшее от воды небо было сумрачно-серым, то и дело принималось плакать, заливая Москву надоевшей влагой. Ветер бросал в лица прохожим косые струи дождя, вырывал из рук бесполезные зонты, подгонял в спину и угрожающе хлопал рекламными щитами, грозя в любой момент их опрокинуть. Когда он стихал, дождь начинал лениво и мелко накрапывать.

Земляные червяки, задыхаясь в насыщенной влагой земле, выползали на асфальт, становясь халявным лакомством для непривычно молчаливых взъерошенных воробьев. Даже вороны не гнушались земляным деликатесом, с важным видом расхаживая по лужам, они с видимым удовольствием собирали неожиданное угощение.

Вдруг высоко в небе, словно предупредительный сигнал, раздалось громкое карканье, следом за этим по аллее гольф-клуба, распугивая воробьев и ворон, на огромной скорости промчался серебристо-серый спортивный автомобиль. Вода из-под широких колес на поворотах веером летела в разные стороны. Автомобиль, взревев в последний раз, вдруг резко затормозил и встал всего в нескольких сантиметрах от нижней ступеньки крыльца.

За рулем автомобиля сидел Кузьма Константинович Ребров, недавно отметивший свое двадцатилетие. Этот спортивный автомобиль Кузе на день рождения подарил отец, преуспевающий бизнесмен, входящий в сотню самых богатых людей мира.

Бизнесом Ребров-старший занимался с раннего утра до поздней ночи, сетуя на то, что в сутках всего двадцать четыре часа. Подчас месяцами он не видел своего сына, и воспитательный процесс осуществлял преимущественно по телефону. Исправно делясь с государством частью своих доходов, он жил на широкую ногу и иногда делал дорогие подарки своему отпрыску, демонстрируя тем самым свою любовь к нему и компенсируя дороговизной подарка свое длительное отсутствие.

Машин этой очень известной марки (по понятным причинам я ее не называю) в Москве было всего пять. Две из них были позапрошлого года выпуска, двум другим было больше пяти лет, а Кузина машина была новенькой, последней модификации, сделанная на заказ, с нулевым пробегом, и доставленная в трейлере прямо из небольшого европейского городка. В ее салоне уютно пахло новой кожей, а приборная панель радовала глаз разноцветными переливами всевозможных индикаторов. Стереосистема новейшей модели, бортовой компьютер, система климат-контроля и еще множество других «прибамбасов» производили на приятелей Кузьмы неизгладимое впечатление, а знакомые девчонки впадали в полуобморочное состояние, как только оказывались внутри чудо-машины.

С точки зрения здравого смысла для Москвы, с ее улицами, постоянно забитыми автомобилями, такую мощную машину, способную за несколько секунд развить скорость больше двухсот километров в час, иметь совершенно бессмысленно и непрактично. Иногда Кузьма по ночам выезжал на кольцевую дорогу и мчался по ней с бешеной скоростью. Он понимал – это все равно, что прыгать с парашютом с крыши девятиэтажки, глупо и опасно для жизни, но ничего с собой поделать не мог. Каждой клеточкой тела ощущал он мощь мотора своей машины, становясь на несколько минут одним с нею целым, и сердце его замирало от восторга.

Автомобили были слабостью Кузьмы Реброва, а во всем остальном он слыл серьезным молодым человеком. Учась в университете на юридическом факультете, Кузьма после каждого семестра с гордостью демонстрировал отцу зачетку с отличными оценками. Внешность у него была невыразительная: русые, коротко стриженные волосы, средний рост и худощавая фигура, наводившая всякого на мысль о недостаточном питании. Но это впечатление было обманчивым: вкусно и много поесть он любил, только это совершенно не отражалось на его фигуре. На длинном лице с тонкими губами, тонким носом и тонкими бровями под высоким лбом небольшие серо-голубые глаза меняли свой оттенок в зависимости от настроения хозяина. В настоящий момент настроение у Кузьмы было отвратительным, и поэтому глаза были холодно-серые. Уголки плотно сжатого рта опущены вниз, глаза прищурены – все это говорило о том, что он чем-то сильно рассержен. Взглянув на часы и мрачно выругавшись, он открыл дверцу и выскользнул из автомобиля.

Рванув на себя входную дверь, Кузьма решительно вошел внутрь клуба и, перепрыгивая через две ступеньки, поднялся по центральной лестнице на второй этаж. Пушистая дорожка, скрадывающая звук шагов, экзотические цветы в расписанных вручную глиняных горшках, картины в дорогих рамах, роскошные кожаные диваны и кресла, белый рояль в углу – все свидетельствовало об элитарности заведения.

Миновав безлюдную в столь ранний час гостиную, Ребров вышел на веранду.

Два официанта наводили порядок после шумной ночной вечеринки. Один из них менял скатерти на столах, другой подметал пол. Одно из раздвижных окон было открыто. Мрачное небо, монотонный стук капель дождя по крыше веранды и журчание воды, стекавшей по желобу водостока, наводили тоску и уныние. Возле окна в плетеном кресле сидел его старый друг и приятель по учебе в университете Слава Вольский по прозвищу Вольт.

Вячеслав Всеволодович Вольский был красив, строен и почти на полголовы выше приятеля, которого был старше всего на полгода. Широкие плечи и крепкие мускулы свидетельствовали о том, что он частый гость тренажерного зала, а смуглый оттенок кожи приобрел после регулярных посещений солярия. У него были правильные черты лица, высокий лоб, резко очерченный подбородок и ясные серые глаза. Пухлые чувственные губы и ямочки на щеках придавали некоторую мягкость грубой мужской внешности, но эта мягкость была обманчивой. Его близкие друзья хорошо знали об этом. Своей обезоруживающей улыбкой Вольский успешно пользовался, но она никогда не отражала его истинной сущности. Он был смелым, решительным, беспощадным и, когда надо, даже отчаянно дерзким.

Кузьма, как никто, знал об этом, поэтому не позволил себе сорвать раздражение на друге. Он пересек веранду и молча остановился перед ним.

– Привет, Кузя, – кивнул Вольт.

Глядя с прищуром сверху вниз, Кузьма постоял еще некоторое время, потом пододвинул кресло, уселся в него и достал из пачки сигарету. Прикурив, сильно затянулся и выпустил огромный клуб дыма.

– Черт возьми, Кузя, здесь такой чистый воздух, а ты пришел и все изгадил, – недовольно поморщился Вольт и замахал руками, пытаясь отогнать от себя сизое облачко.

– Я надеюсь, Славик, ты в столь ранний час вытащил меня из постели не для того, чтобы прочитать мне лекцию о здоровом образе жизни? – спросил Ребров и закашлялся, словно поперхнувшись дымом.

– Он тебе не повредил бы, друг мой. Посмотри на себя: бледный, изможденный, худой.

– Я не от этого бледен. Только что закончилась сессия. Вот на каникулах отдохну и поправлюсь, – ответил Кузьма, откашлявшись.

– Спортом надо заниматься регулярно, а не только в каникулы, – назидательно проворчал Вольт, – тогда от него будет польза.

– Я ленивый. Предпочитаю на диване с книжкой в руках полежать, чем в тренажерном зале последнее здоровье оставлять. Бессмысленное выжимание пота не для меня.

– Тогда начни хотя бы с гольфа. Смотри, красота какая, – Вольт мелодраматическим жестом вскинул руки в сторону окна, – травка зеленеет, птички поют…

– И дождь льет как из ведра… – раздраженно продолжил Кузя. – Какому дураку пришло в голову в этой дыре гольф-клуб устроить? В России гольф-клуб все равно, что в Африке хоккей: удовольствие дорогое и потому совершенно бессмысленное…

Подошел официант и принес Реброву пепельницу. Дождавшись, когда он отойдет подальше, Кузьма договорил:

– … Эта мода у нас никогда не привьется.

– Гольф в данном случае не цель, а всего лишь повод. В этом клубе собираются не для того, чтобы играть ради достижения спортивных результатов, а для того, чтобы отдохнуть, пообщаться, завести нужные знакомства. Гольф – гарантия того, что здесь не окажутся случайные люди.

– С таким же успехом мы могли бы у кого-нибудь из нас дома встретиться и пообщаться. Живем всего в двух кварталах друг от друга, – недовольно буркнул Ребров.

– Я не хочу, чтобы нас услышали родители или прислуга. Тема щекотливая.

– И единственно удобный для этого час – восемь утра? Как ты ухитряешься вставать так рано после бурно проведенной ночи? Я слышал, вы вчера отмечали сдачу сессии.

– Да я собственно еще и не ложился. Решил пообщаться с тобой, а потом отдыхать поеду. Мы тебя разыскивали. Где ты был?

– Накануне я почти две ночи не спал, к экзамену готовился. Это тебе все легко дается, а мне пришлось изрядно попотеть. Когда пришел домой, вырубился.

Вольт приподнялся с кресла:

– Игорь, принеси нам по двойному джину с тоником! – крикнул он официанту и спросил у Реброва: – Я надеюсь, ты не против?

Кузьма покачал головой и затушил сигарету.

– Бурные вечеринки и джин с тоником в твою программу здорового образа жизни вписываются, а сигареты нет?

– Я живой человек, а не ангел с крылышками. Если бы был ангелом, то мои собратья давно бы забрали меня к себе, в свою компанию.

– Какая интересная философия! И главное – очень удобная, – усмехнулся Кузьма.

Вольт улыбнулся. Ворчание друга его не смущало. Он очень хорошо знал Кузю: выросли в одном дворе, учились в одном классе, оба поступили на один факультет в университете. Их родители дружили, зачастую вместе отдыхали. Вольт знал Кузьму как облупленного. Сейчас тот был ему нужен, чтобы сыграть определенную роль в его плане, и Вольт был уверен, что заполучит его.

Официант принес выпивку и, не проронив ни слова, исчез.

Вольт приподнял руку с бокалом:

– За успешное окончание сессии и за удачу нашего дела!

Его приятель поднес бокал к губам, но пить не торопился, а спросил с удивлением:

– Нашего дела?

– Да, нашего дела. Ты пей, скоро удача нам действительно понадобится.

Кузьма вновь настороженно прищурился, улыбка исчезла с его лица. В детстве все их совместные дела, в основе которых были идеи Вольта, заканчивались обычно суровыми разборками с родителями, длительными стояниями в углу, лишением сладкого, а то и поркой.

Хотя жертвам их развлечений бывало намного хуже.

– Что ты придумал на этот раз?

– Хочу предложить тебе поучаствовать в похищении, или, как это сейчас называется, киднепинге, – с ухмылкой сообщил Вольский.

От удивления тонкие брови Кузьмы взметнулись вверх. Его не обманули легкомысленные интонации друга, он нисколько не сомневался, что тот говорит серьезно. С кем-нибудь подраться, опрокинуть контейнер с мусором, закачать с помощью шприца под обивку двери парочку сырых яиц ненавистной учительнице химии, чтобы она потом задыхалась от невыносимой вони тухлятины, или вывезти нескольких девчонок за город и бросить их там совершенно голыми – это одно. Но похищение…

– Мы с тобой перешли на предпоследний курс юридического факультета, и упрекнуть тебя в незнании Уголовного кодекса у меня язык не повернется, – отреагировал он с плохо скрываемой озабоченностью в голосе. – Я надеюсь, что ты шутишь?

– Вовсе нет.

– Но зачем? Ради чего?

– Ради денег, конечно.

Ребров был поражен. Он залпом выпил содержимое своего бокала и, немного подумав, спросил:

– Тебе мало денег? Содержимого твоей кредитной карты хватило бы на роскошный прокорм десяти семей в течение года. Твой отец – один из самых богатых людей в нашей стране. Мой папаша служит у него на побегушках, хотя тоже входит в сотню самых богатых людей в мире, – напомнил Кузьма с завистью.

– Нашел чему завидовать! – рассмеялся Вольт. – Зато твоя тачка круче моей.

– Не расстраивайся, скоро твой папаша эту «несправедливость» исправит, – саркастически усмехнулся Ребров. – Он не потерпит превосходства даже в такой мелочи.

– Ты не понимаешь! – вскричал Вольский, и его лицо исказилось будто от зубной боли. – Твоя семья всегда была богата. В эпоху социализма твой дед был министром, папочка пошел по его стопам, а во время перестройки легализовал наворованное. А мой отец добился всего собственными силами. На Востоке есть поговорка: «Если человек был богат и вдруг стал бедным, он еще тридцать лет себя богатым ощущает. А если человек был бедным и вдруг разбогател, то он себя еще тридцать лет бедным чувствует». Так и мой отец. Он так уважает деньги и так не любит с ними расставаться, что на карманные расходы кидает мне жалкие крохи. Он считает, что каждый должен тратить то, что зарабатывает сам.

– Ты считаешь иначе?

– Нет, не считаю, но пока я разбогатею, вся моя жизнь пройдет с песнями мимо меня.

– Ну допустим, тебе нужны деньги, но почему похищение? Еще Остап Бендер говорил, что необходимо свято чтить Уголовный кодекс. Найди какой-нибудь менее опасный путь отъема денег у населения.

– Не переживай, нет никакой опасности, – усмехнулся Вольт и подмигнул Кузьме: – Я все рассчитал. Жертва будет с нами в доле, и если все сорвется, то дело будет выглядеть как невинная шутка: тестирование предков на предмет любви к своему потомству.

Ребров плотно сжал губы и долго молчал, оценивая услышанное. Внезапно у него промелькнула мысль, которая многое прояснила, но совсем ему не понравилась. Он поднял руку.

– Секундочку! – Его голос даже слегка охрип от волнения. – Если ты думаешь, что я соглашусь стать жертвой твоей очередной шуточки, то ты глубоко заблуждаешься! Забудь об этом! Состояние моей семьи гораздо меньше, чем ты думаешь. Пресловутый журнал, к твоему сведению, учитывает не только наличные, но и стоимость недвижимости. Я крепко сомневаюсь, что мои родители захотят что-либо продать, чтобы найти деньги на выкуп.

Вольт усмехнулся.

– Не выношу, Кузнечик, когда ты начинаешь прибедняться. Меня коробит от твоего лицемерия. Не волнуйся, у меня есть кандидатура получше. Он просто жаждет с нами сотрудничать, а у его семьи с наличностью все в порядке.

– Кто же он?

– Скажу, как только ты согласишься к нам присоединиться.

– К нам? – удивился Ребров. – Так ты уже успел сколотить целую банду? – Вдруг его осенила внезапная догадка. – Оксана в нее входит?

– Конечно. Как же без нее? К тому же она… – Вольт вдруг спохватился и умолк на полуслове.

У Реброва внутри все похолодело.

– Что она? Это она подала тебе такую оригинальную идею? – он язвительно ухмыльнулся.

– Идея была моя, – зло уточнил Вольт. – Не родилась еще та женщина, каблук которой упрется в мою грудь.

– Ты меня пытаешься в этом убедить или самого себя? – Ребров покачал головой. – Славик, у тебя просто крышу снесло от этой девицы. Опомнись! Ты готов исполнить любую ее прихоть.

Вольского задели слова друга.

– С каких это пор ты стал женоненавистником? – огрызнулся он.

– Я люблю женщин. Но участвовать в вашем мероприятии не стану именно из-за Оксаны.

Вольскому не хотелось спорить с другом из-за девушки.

– Я знаю, что она тебе никогда не нравилась, но давай все же забудем о ней и вернемся к существу нашего дела.

– Забыть? О чем ты говоришь? Ты же сам сказал, что она участница этого мероприятия.

Кузьма не на шутку рассердился, взволнованно вскочил с кресла, вновь достал из пачки сигарету, прикурил и глубоко затянулся. Вольский недовольно заметил другу:

– Ты дымишь словно паровоз. Представляешь, сколько всякой гадости ты сейчас пропустил через свои легкие?

– При чем здесь мои легкие? Хватит кудахтать о моем здоровье, словно ты моя мамочка, мы с тобой говорили об Оксане. Ты прав, я не люблю ее. Я ей не доверяю. Кто она такая? Откуда взялась? Кто ее родители? Не исключено, что еще год назад она на Ленинградском шоссе вместе с такими же девицами с чудовищным провинциальным акцентом работала ночной бабочкой!

– А тебе не все равно, откуда она? Что ты так раскипятился? Я же тебе ее не сватаю.

Но Реброва уже, как говорится, понесло.

– Я просто хочу напомнить тебе, где ты ее встретил. На автозаправке возле мужского туалета.

– Она зашла в мужской туалет, так как женский был закрыт.

– И ты ей, как истинный джентльмен, уступил кабинку, а когда вы вместе из туалета вышли, мило улыбаясь друг другу, ее спутники просто начистили тебе чайник. Они тогда так отделали тебя, что ты попал в больницу с сотрясением мозга. Помнишь? Или ты все уже забыл?

– Фу, Кузя, ну и выражения у тебя. Конечно же я все помню…

– А потом, воспользовавшись твоим же мобильным, который она у тебя сама же стащила, навешала тебе лапши на уши. Ты ей, бедняжке, поверил и в нее безумно втрескался. А теперь еще эта безумная идея с киднепингом, которую тебе подкинула эта авантюристка! Не пытайся это отрицать! – чуть не взвизгнул Кузьма.

Вольта позабавила горячность приятеля:

– Тебе не все равно, чья эта идея? По-моему, это великолепная идея, и Ромашка того же мнения.

Ребров на мгновение онемел.

– Ромашка? – удивленно переспросил он. – Шутишь? Может, дашь объявление в газету «Из рук в руки» или «Сделку»: «Требуются помощники для участия в похищении с целью получения большого выкупа. Оплата сдельная, рабочий день ненормированный, социальный пакет гарантируется. Места не столь отдаленные для отсидки резервируются заранее. Запись на собеседование производится по телефону, оставленному в редакции». Нет, лучше так: «Запись производится по телефону 02», – язвительно подправил фразу Кузьма и недобро уставился на приятеля. – Мне не хотелось бы тебя критиковать, но ты не думаешь, что чем меньше людей будут в курсе, тем лучше?



– Я все тщательно продумал и разработал план, – Вольт снисходительно улыбнулся, – согласно которому каждый участник действует самостоятельно, выполняя автономно поставленную перед ним задачу. Никто не сможет все связать воедино. Только вот я слишком хорошо знаю семью нашей жертвы и боюсь, что у нас ничего не выгорит, – заключил он, как показалось Реброву, не слишком оптимистично.

– Может, ты все-таки назовешь его?

– Нет, пока ты не поклянешься, что входишь в дело, я тебе ничего не скажу.

– Скажи, а с чего ты взял, что жертва с вами заодно?

– Он тоже любит деньги и всем сердцем ненавидит свою семью! – с пафосом воскликнул Вольт.

– Понятно, – задумчиво протянул Ребров, – и насколько сильно выражается его ненависть в денежном эквиваленте?

– Два миллиона евро.

– Ничего себе! – присвистнул Кузьма. – Вячеслав, это уже не детские игры и забавы. Обычно такие развлечения ведут к большой беде. Это не шприц с сырыми яйцами. Ты отдаешь себе в этом отчет?

Ребров кинул внимательный взгляд на друга. Но Вольт казался очень спокойным и уверенным в себе. Его серые глаза были безмятежны. Два миллиона евро…

– Ты уверен, что у семьи вашей жертвы найдется столько наличных? И почему вдруг евро? Не проще ли потребовать выкуп в долларах?

– Не волнуйся, найдется и не только в долларах, но и в английских фунтах и евро тоже. А евро мы выбрали для удобства. Одна стодолларовая купюра весит ровно один грамм. Следовательно, два миллиона будут весить двадцать килограммов. Это только в кино пять миллионов помещаются в маленьком чемоданчике, а на деле это полная туфта. Я прикинул, что в евро весь выкуп будет весить около пяти килограммов и сможет уместиться в небольшой сумке, – объяснил другу Вольский. Взглянув на часы, он нетерпеливо спросил: – Так ты с нами или нет, а то Ромашка с Оксаной скоро будут здесь?

– А как будут поделены эти два миллиона?

– Тебе достанется полмиллиона, – Вольт со спокойной уверенностью смотрел на него. – Неплохо для начала карьеры? Университетский диплом и богатые родители это конечно хорошо, но настоящую независимость могут дать только очень большие деньги.

– А что мне придется делать?

– Скажу, когда дашь свое согласие. Ну, давай, Кузя, решайся!

– Нет, так не пойдет. Как я могу на что-то решиться, если не знаю, что меня ожидает?

– Согласен, вопрос законный, – кивнул Вольт. – Ты будешь делать то, что умеешь: водить машину. Ты же забираешь деньги.

– Прекрасно! – фыркнул Ребров. – Как всегда ты для меня приберег самое опасное задание!

– Ошибаешься. Это задание как раз самое простое и легкое. Если ты согласишься быть с нами, я расскажу тебе обо всем подробнее. Уверяю тебя, никакой опасности нет. Это проще, чем…

Послышались чьи-то шаги, Вольт нахмурился и поднял руку, призывая друга к молчанию.

Вошел Роман Мякишев, которого друзья звали Ромашкой – огромный парень ростом около двух метров. Он был на год моложе Кузи и Вольта, жил неподалеку от них и тоже учился в университете, правда, на биологическом факультете. Роман с детства питал слабость к братьям нашим меньшим, вечно возился со всякой живностью, подкармливал бездомных собак и кошек и мечтал заниматься генной инженерией.

У него было круглое лицо с маленькими глазками и лоснящимися толстыми розовыми щеками. Мясистые, оттопыренные уши на бритой голове и небольшой нос пуговкой придавали лицу вид простодушно-доверчивый и делали его похожим на Чебурашку. Короткая мощная шея, обтянутая футболкой широченная грудь, огромные ручищи с накачанными на силовых тренажерах мускулами свидетельствовали о его упорстве и целеустремленности. Впрочем, люди, плохо его знавшие, скорее подумали бы о тупой упертости, приняв детское выражение лица за глупость. Роман Мякишев не был глупым, он с легкостью сдал вступительные экзамены в университет, к которым подготовился сам без помощи репетиторов, и был одним из лучших студентов на факультете.

– Ромашка, где Оксана? – с тревогой в голосе поинтересовался Вольт.

– Она мне позвонила и сказала… – Роман запнулся, натолкнувшись взглядом на Реброва.

Вольт кивнул.

– Можешь говорить. Он в курсе. Так что она тебе сказала?

Ромашка растянулся в кресле, которое жалобно заскрипело под его огромным телом.

– Оксана сказала, что нет смысла терять время на разговоры. Она приступила к выполнению своей части плана. Велела тебе передать, что сама позвонит тебе ближе к вечеру. Сказала, что, если ей повезет, мы сможем все провернуть уже завтра.

– Почему же она сама мне не позвонила? – насторожился Вольт.

– Говорит, что пыталась до тебя дозвониться, но ни один из твоих телефонов не отвечает.

Вольский достал из кармана мобильный телефон и с раздражением заметил:

– Черт возьми, да он у меня совсем разрядился. Я с этой вечеринкой забыл поставить его на подзарядку. Кузя, можно я воспользуюсь твоим?

Ребров протянул другу мобильный. Вольт набрал номер и отошел в противоположный угол веранды.

– Это надолго, – заявил Ромашка и, немного помолчав, спросил у Кузьмы: – Так ты с нами?

– Я еще не решил. Рома, неужели ты не понимаешь, что эта игра очень опасна и финал ее непредсказуем? Все может очень печально закончиться: если вы попадетесь, вас менты запинают до смерти.

– Зачем сразу программировать плохой результат? – пожал могучими плечами Ромашка. – Вольт все просчитал и учел каждую мелочь. Уверяю тебя, дело стоящее.

– Сразу видно, что тебе нужны деньги, – сделал вывод Ребров.

– Да, мне нужны деньги! – не стал отрицать Ромашка. На его лице появилась злая усмешка. – Можно подумать, что ты станешь во всем этом участвовать исключительно из альтруистических соображений. Мне деньги нужны даже больше вашего: матери на операцию. Отец, с тех пор как ушел от нас, не дает нам ни копейки. К тому же наука у нас в стране финансируется плохо. После окончания университета я хочу уехать в Америку и там продолжить свое образование или попытаться найти работу, а на это нужны деньги. Ты мне их не подаришь!

– Ладно, не кипятись, малыш, – примирительно произнес Кузьма, – я не хотел тебя обидеть.

Вернулся Вольский.

– Ты приготовил записку? – спросил он, обращаясь к Ромашке.

– Вот она, – Мякишев показал конверт, вложенный в прозрачный файл. – Распечатана на лазерном принтере в почти стерильных условиях. На листке и конверте нет ни одного отпечатка пальцев, – добавил он с гордостью, – увлечение американскими боевиками для меня бесследно не прошло.

Вольт улыбнулся, но глаза его остались серьезными.

– Завтра во второй половине зайдешь ко мне. Сделаешь вид, что хочешь узнать, почему я не подобрал тебя, чтобы отвезти в университет. Бросишь конверт в почтовый ящик. Сделай это как можно незаметнее. Только не забудь вынуть конверт из файла.

– Я что, совсем дурак? – обиженно засопел Ромашка.

Но Вольт притворился, что не заметил обиду, и продолжил:

– После чего будешь вести себя как ни в чем не бывало. Пойдешь на занятия в университет…

– Какой университет, Вольт? Сессия же только что закончилась…

– Значит, станешь делать все то, что обычно делаешь. Понял?

– Понял.

Вольт повернулся к Реброву:

– Ну?

– А если все сорвется?

Вольт пожал плечами:

– Тогда это просто шуточная забава студентов. Дурная выходка испорченных юнцов, богатеньких мальчиков, которые с жиру бесятся в поисках острых ощущений, не зная, чем им еще развлечься. Мы довольно часто слышим об этом. – Голос его напрягся. – Ну? Слово за тобой.

– Прежде чем я тебе отвечу… Скажи, записка – это единственный вклад Ромашки?

– Да, это все.

Кузьме показалось, что для такого огромного парня это не слишком много.

– А какие обязанности у Оксаны?

Вольт испытующе взглянул на него, потом пожал плечами:

– Она организует убежище для жертвы, пока мы не получим выкуп. Место должно быть надежным и удобным. И его никто не должен обнаружить: ни менты, ни наши общие знакомые.

– И последний вопрос. Какая роль у тебя?

– Так ты с нами или нет?

Вольский смотрел на друга в упор и улыбался краешками губ. Кузьма нахмурился. Полмиллиона евро… Только за то, что он заберет выкуп. Но выкуп составляет два миллиона. Он не сомневался, что Вольт постарался все учесть и предусмотреть, но все учесть невозможно. Небольшой сбой, и дело пойдет наперекосяк. Идеальных преступлений не бывает. Деньги могут быть меченые, если подключится милиция, ситуация намного осложнится… Даже Вольт кажется до конца не во всем уверен. Но два миллиона…

Друг читал его мысли по лицу, как книгу.

– Я предлагаю заказать еще немного выпивки и обсудить весь план более детально, – предложил он, словно Ребров уже дал свое согласие, и махнул рукой официанту.

Кузьма глубоко вздохнул.

– Ладно, я тоже в деле. Ты был уверен, что я соглашусь. Так что же делаешь ты?

Лицо Вольта расплылось в довольной улыбке, и он с гордостью ответил:

– Моя роль самая важная. Я именно тот, кого нам предстоит похитить…

Глава вторая

Ум у большинства женщин служит не столько для укрепления их благоразумия, сколько для оправдания их безрассудств.

Франсуа де Ларошфуко

Пульхерия Афанасьевна Дроздовская была девушкой, достигшей возраста элегантности, точнее говоря, было ей слегка за сорок. Меня упрекнут за не совсем корректное употребление слова «девушка», но, на мой взгляд, это слово наиболее подходит к описанию состояния души моей героини. Помните, в книге Корнея Ивановича Чуковского одна маленькая девочка говорит: «Моя бабушка работает девушкой на телефонной станции»? Это детское определение в некотором смысле можно было бы отнести и к Пульхерии, ведь ее единственный сын Степа уже сделал ее бабушкой, только она не работала на телефонной станции, а была обычным бухгалтером. Несмотря на свой солидный возраст и солидный вес, выглядела Дроздовская весьма несолидно – курносый нос, лукавые серые глаза, пухлые губы бантиком и непокорные рыжие вихры. Голос тоже не соответствовал возрасту, многие незнакомые люди, разговаривая с ней по телефону, принимали ее за девчонку.

Родители Пульхерии были настоящими фанатами Гоголя и считали, что более гениального писателя с тех пор на Руси не рождалось. Их любовь к творчеству Николая Васильевича сказалась на выборе столь экзотического имени для дочери.

Имя это, несмотря на его необычность, очень шло ей. К тому же оно давало большой простор для фантазии. Мама с папой называли ее Пуляшей, Пульсиком, Пуленькой, друзья – просто Пулей, недруги – Гранатой или Бомбой. Бывшие мужья тоже в долгу не остались: Пуляпочка, Пульшарик, Пульсенок, Пульсяндра, Пульхрения, Пульфигия, Пульманелла, Плюхария – вот лишь немногие вариации на эту тему, которые приходили им в голову, в зависимости от того, какие чувства к ней они в тот момент испытывали.

В тот тихий вечер Пульхерия Афанасьевна сидела на полу в своей гостиной и подводила итог прожитым пяти годам жизни, иными словами рассматривала фотографии и решала, которые из них должны оказаться в альбоме, а которые вернуться обратно в коробку из-под сапог. Фотографий накопилось так много, что коробка перестала закрываться, и Пульхерия давно хотела выбрать одно из двух: либо купить новый альбом, либо раздобыть новую коробку.

Фотографии в большом количестве присылал ей сын Степа, который пытался запечатлеть практически каждый шаг своего малыша, внука Пульхерии, Патрика. Многочисленные бывшие мужья и их жены тоже в избытке снабжали Пульхерию лучшими мгновениями из своей жизни.

Рассматривая многочисленные снимки, Пульхерия плыла по волнам своих воспоминаний под музыку ее любимого Моцарта.

В этот момент по законам жанра надо было бы подать читателю какой-нибудь мистический знак, вроде фразы: «Аннушка уже разлила свое масло», которую у Булгакова произносит загадочный Воланд, предвосхищая последующие ужасные события, но автор, упаси боже, даже в самых потаенных своих мыслях не сравнивает себя с Булгаковым, поэтому скромно повествует, что идиллию нарушил мелодичный, но очень требовательный звонок в дверь.

Взглянув с сожалением на фотографии, Пульхерия, кряхтя, поднялась с пола и пошла в прихожую.

На пороге стояла ее подруга Марина. С влажными волосами, в мокрой трикотажной майке, прилипшей к телу, с понуро опущенными плечами и страдальческим выражением лица она имела вид весьма жалкий.

– Откуда ты такая, словно… в воду опущенная?

У Пульхерии чуть не сорвалось с языка просторечное выражение «мокрая курица», которое больше подходило к виду подруги, но она вовремя сдержалась, так как по личному опыту знала, что малейшая грубость могла вызвать у Марины бурное слезоизвержение, которое закончится истерикой, и тогда от нее долго нельзя будет получить вразумительного ответа.

– Пуля, я так больше не могу! Я ушла от Олега. – Марина мелодраматично простерла руки и повисла на ее шее всем свои мокрым телом.

Пульхерии сразу стало холодно и сыро.

– Ты вообще-то соображаешь, что делаешь? – с ужасом спросила она. – Ты вся промокла до нитки, замерзла и притащилась ко мне именно тогда, когда у меня отключили горячую воду.

– А зачем мне горячая вода, если я хочу умереть? Какая разница, какой мне умирать: холодной или горячей, с простудой или без? – почти безучастным голосом отозвалась подруга.

– Тогда за каким дьяволом ты пришла ко мне? – разозлилась Пульхерия. – Тебе обязательно надо умирать у меня на глазах?

– Какая же ты бессердечная, Пульхеша!

– Это я то бессердечная? Меня уже плющит и колбасит от ваших с Олегом разборок. – Пульхерия не раз наблюдала истерики своей эмоциональной подруги и хорошо знала, как привести ее в чувство. – Разойдитесь вы, наконец! Мы от души один раз порыдаем с тобой и обо всем забудем. Начнем жизнь с чистого листа…

– Тебе легко рассуждать! Ты почти каждый год начинаешь с чистого листа. Ты уже привыкла.

– Ты тоже привыкнешь. Надо же начинать когда-нибудь. Вы с Олегом вместе уже больше двадцати лет. У нас даже за убийство столько не дают. Мне это начинает действовать на нервы.

– Что ты такое говоришь? – Из голоса Марины исчезло скорбное бесчувствие, и начали проявляться истерические нотки. – Ты мне, кажется, завидуешь?

– Конечно, завидую. Снимай свою мокрую одежду. Не хватало тебе еще схватить простуду. Летом простужаться просто неприлично.

– А что я буду делать без одежды? – Марина от холода уже начала стучать зубами.

– Совсем соображать перестала? Наденешь сухую, полезешь под одеяло и попытаешься согреться. Где ты ухитрилась так промокнуть, словно прямо в одежде в бассейне плавала? – полюбопытствовала Пульхерия, помогая подруге переодеться.

– Забыла зонт дома. Вышла из метро, а дождь как припустится… Я решила окончательно: разведусь с ним.

Она уже лежала под одеялом, и ее била крупная дрожь. Пульхерия протянула ей фен.

– Дуй себе под одеяло, только смотри, весь фен туда не засовывай, только самый кончик. Я пойду принесу тебе горячего чаю.

Когда Пульхерия вернулась, на губах Марины блуждала блаженная улыбка.

– Господи! Хорошо-то как! – пролепетала она. А сделав глоток из чашки, поинтересовалась: – Отчего какой-то странный вкус у твоего чая?

– Он с ромом, – объяснила Пульхерия, – тепловой удар снаружи и изнутри – лучшее средство от простуды. Согреваешься?

Марина кивнула.

– А теперь рассказывай, что там у вас произошло?

– Да то же, что и всегда. Олег собрался в очередную командировку со своей разлюбезной секретаршей. Причем на Кипр.

– Ну и что тебя так разозлило?

– Какие могут быть дела на Кипре?! Ежику понятно, что они там собираются делать.

– У него же там в оффшорной зоне его предприятие зарегистрировано, – напомнила Марине Пульхерия.

– Вот черт, а я и забыла! Я ему такой скандал закатила, – Марина пьяно захихикала: ром пополам с горячим чаем уже начал действовать. Заплетающимся языком она пробормотала: – Я ему высказала все, что о нем думаю, и даже чуточку больше.

– Ну и правильно, мужикам полезно время от времени встряски устраивать. Для профилактики. Вот он вернется с Кипра, вы с ним помиритесь и все будет хорошо, – предрекла Пульхерия полусонной подруге.

– А давай и мы с тобой тоже отдыхать поедем.

– На Кипр?

– Зачем так далеко? В Суздаль. По Золотому Кольцу прокатимся.

– По монастырям и церквям прошвырнемся?

– Не богохульствуй, подруга, – пробасила Марина, подражая служителям культа. – Там красиво. Отдохнем культурно.

– Да мы из машины носа высунуть не сможем. Дождь вторую неделю льет не переставая. С таким же успехом можно просто по МКАД покататься.

Но Марина уже спала, сладко посапывая, и не слышала доводов подруги. Пульхерия надеялась, что утром она обо всем забудет и даже не вспомнит, что накануне хотела поехать в Суздаль. Но не тут-то было.

Первое, о чем Марина спросила, проснувшись, есть ли в доме атлас автомобильных дорог России? Пульхерия поняла, что путешествия не избежать, и смирилась. «Ну и что, что плохая погода, – подумала она, – до сдачи полугодовой отчетности еще три недели, можно позволить себе немного расслабиться, наш Суздаль в такую дождливую погоду ничем не хуже Венеции, по крайней мере, с водой проблем не будет».



После завтрака они, склонившись над атласом, долго обсуждали маршрут поездки, потом полдня решали, что взять с собой в дорогу. Оставшиеся полдня метались по магазинам в поисках вещей, без которых в путь отправляться, по мнению Марины, ну никак нельзя, а именно: фонарики и запасные батарейки к ним, чтобы рассматривать уникальные фрески в условиях плохой видимости; дождевики с капюшонами и резиновые сапоги просто необходимы в сложных метеоусловиях; стратегические запасы чая, кофе, сгущенки, соли и сахара, без которых ни один, уважающий себя турист не должен выходить на тропу приключений; медикаменты на случай попадания в очаги эпидемий гриппа, инфекционного менингита, ящура и сибирской язвы. Иными словами, машина должна была походить на небольшой мобильный госпиталь.

Замечание Пульхерии, что она не собирается съезжать с хорошей асфальтированной дороги на какую-то там тропу, Марина оставила без внимания. Она спокойно выслушала ехидное высказывание подруги о том, что маршрут, по которому они собираются путешествовать, давно уже освоен вдоль и поперек отечественными и зарубежными путешественниками, и никакие неожиданности их поджидать не могут, наоборот, там на каждом шагу встречаются магазины, где в любой момент можно пополнить запас любых продуктов. В ответ Марина заявила, что это на сафари в Африке можно в любой момент найти супермаркет, а в нашей «стране чудес» в нужное время нужной вещи днем с огнем не сыщешь; она не настолько легкомысленна, чтобы отправиться в путь не подготовившись. Только полностью экипированной, с запасами всего необходимого на все случаи жизни она выйдет из дома. Пульхерия знала, что спорить с ней бесполезно, поэтому покорно следовала за подругой по магазинам, аптекам и рынкам.

Когда покупки были сделаны, они решили, что Марина отправится к себе домой, чтобы собрать кое-что из вещей, а утром Пульхерия за ней заедет, и они отправятся в путь.


На следующее утро Пульхерия пила чай под уютное бормотание телевизора. Телеведущие с преувеличено бодрыми улыбками и натужными шутками пытались внушить оптимизм в граждан, собирающихся на свои рабочие места. Когда стали передавать прогноз погоды, Пульхерия прислушалась. Милая девушка с дежурной улыбкой на кукольном лице сразу же начисто лишила миллионы граждан надежды на улучшение метеоусловий. Сухо и тепло было только где-то возле экватора. «В Москве и Московской области, а также во всех прилегающих к ним областях, – сообщила она, – затяжные дожди и температура намного ниже климатической нормы продержатся по крайней мере еще неделю. Зато экологическая обстановка намного улучшилась, и содержание кислорода в воздухе значительно повысилось».

«Клубники будет мало – погниет, а следовательно, цена на нее будет заоблачная», – машинально отметила про себя Пульхерия.

Зазвонил телефон.

– Ты готова? – Голос подруги был бодрым. От депрессии не осталось и следа.

– Мариша, погода отвратительная. Давай не поедем? Подождем…

– Чего ты собралась ждать?

– В хорошую погоду памятники старины не такими старыми кажутся, – без всякой надежды на успех, попыталась отговорить подругу от ее затеи Пульхерия.

– Памятники старины – не наша основная цель. Для нас главное – сменить обстановку.

– Для тебя, – поправила Пульхерия.

– Тебе тоже не помешает, – тоном, не терпящим возражений, заявила Марина.

– Да я не против. Просто предлагаю дождаться хорошей погоды.

– И сделать ненужной покупку двух английских дождевиков и двух пар отличных французских резиновых сапог?

– Мариша, это же не вечерние платья, чтобы так расстраиваться. После такой погоды обычно появляется много грибов…

– Пуляша, грибы еще не выросли, а памятники старины с каждым днем все стариннее и стариннее…

– Вот именно! И я об этом. Ты уже почти согласилась со мной. Просто дождемся хорошей погоды…

– Нет, не уговаривай меня. Я уже настроилась. Раз решили ехать, значит, жду тебя через час у себя.

Если бы Пульхерия проявила большую настойчивость, то они с Мариной никуда не поехали бы и не оказались втянутыми в водоворот ужасных событий, но она устала спорить с подругой. Через полчаса Пульхерия завела свою машину «Шкода Фелиция» и выехала со стоянки.

Глава третья

Не следует обижаться на людей, утаивших от нас правду: мы и сами постоянно утаиваем ее от себя.

Франсуа де Ларошфуко

Светофор на перекрестке уже переключался с зеленого на желтый. У Пульхерии мелькнула было мысль проскочить, но ее опередил какой-то грузовик. Он резко повернул налево, опасно накреняясь, и проехал даже не попытавшись затормозить. Навстречу ему уже двинулся поток автомашин слева. Пуля с осуждением посмотрела вслед грузовику, хотя еще минуту назад собиралась сделать то же самое. Мотор машины замер, но Пульхерия телом чувствовала его тихую вибрацию. Он замер лишь на несколько минут, готовый в любой момент взреветь, повинуясь желанию его хозяйки. В ожидании зеленого сигнала светофора Пульхерия бездумно смотрела вперед. На противоположной стороне дороги она заметила стройную фигурку девушки то поднимающую, то опускающую руку. Над головой девушка держала красный зонт. Возле нее, за то время пока Пульхерия стояла на светофоре, остановилось несколько машин, но все они отъезжали, оставляя девушку на дороге.

Дождь, мелко накрапывающий до этого, вдруг усилился, в одно мгновение сделав зонт совершенно бесполезным.

Наконец светофор переключился на зеленый. Неожиданно для себя Пульхерия притормозила возле девушки.

– Садитесь, я вас хотя бы до метро довезу, – предложила она ей.

Но незнакомка сразу садиться не стала. Наклонившись, она заглянула в машину, несколько мгновений оценивающе рассматривала Пулю и, наморщив лобик, о чем-то раздумывала. Наконец сложила зонт и села в машину на переднее сиденье.

Пульхерия отметила про себя, что девушка очень хороша собой: прекрасная фигура, нежные черты лица, чуть вздернутый носик, ямочки на щеках, огромные карие глаза, пухлые губы, соболиные брови и румяные щеки. Причем румянец не был искусно наведен с помощью декоративной косметики. Пульхерия заметила, что на лице незнакомки почти нет косметики, только чувственные губы слегка тронуты розовым блеском. Густые темные волосы, влажные от дождя, копной спадали на округлые плечи. Было заметно, что они у нее вьющиеся от природы.

Девушка улыбнулась, показав ряд ровных, ослепительно белых зубов. Пульхерия подумала, что над ее зубами основательно потрудился стоматолог. И это обстоятельство ее неожиданно почему-то обрадовало: столь совершенное человеческое существо может жить только в сказках, а не ловить тачку на улице во время проливного дождя. Маленький изъян незнакомки сделал ее менее эфемерной и более земной.

– Мне казалось, что люди должны радоваться заработку, но у одного что-то сломалось и поэтому нужно срочно в гараж, другому не по пути, третий опаздывает на работу. Что за народ! Целый час под дождем мокну, – посетовала незнакомка.

– Извините, если окажется не по пути, мне придется высадить вас у метро, – Пульхерия решила намекнуть девушке, что она не таксистка и остановилась возле нее исключительно из жалости.

Оксана Николаевна Шпак в душе поздравляла себя с правильным выбором. Она слегка покривила душой, когда сказала простодушной толстухе, что прождала целый час. Всего лишь минут двадцать простояла она на обочине, но из-за дождя эти двадцать минут показались ей часом. Да и не отказывал ей никто, скорее, она сама отказывалась, а предложениям отбоя не было. Ей не нужна была первая попавшаяся машина, она выбирала из них ту, которая ее устроила бы по всем параметрам.

Во-первых, водителем должна быть обязательно женщина, причем не очень молодая и желательно не очень красивая, во-вторых, она должна быть достаточно воспитана, чтобы не задавать лишних вопросов на счет ее цели, в-третьих, должна быть не богата, чтобы согласиться принять предложение Оксаны.

Женщина, остановившаяся возле нее, казалось, соответствовала всем этим требованиям: лет около сорока, простое симпатичное лицо, правда, очень полная. Вячеслав терпеть не мог толстых женщин, но это и к лучшему: ей конкурентки не нужны.

Пора было приступать к выполнению намеченного плана.

Они проехали еще немного.

– Остановитесь здесь, пожалуйста, – попросила Оксана.

Пульхерия послушно припарковалась у обочины.

– Скажите, женщина, вы хотите заработать?

Пульхерию покоробило, что незнакомка назвала ее «женщиной», она тут же сделала вывод, что перед ней красивое, но малообразованное существо, скорее всего из ближнего зарубежья, хотя было заметно, что она изо всех сил старается говорить, как коренная москвичка.

– Надеюсь, что вы помните, если мне будет не по пути, я высажу вас у метро…

– Да, да, я помню. Извините меня за назойливость, но мне очень нужно с вами поговорить. Меня, кстати, зовут Таней. А вас?

– Пульхерия Афанасьевна.

– Какое у вас замечательное имя! – воскликнула Оксана.

– Мне некогда обсуждать мое имя, я опаздываю, – раздраженно откликнулась Пульхерия, – скажите, куда вас отвезти?

– Просто я хотела сказать, что у Гоголя это моя самая любимая повесть, – девушка сделала вид, что не замечает раздражения Пульхерии. – Я всегда мечтала о таком Афанасии Ивановиче, с которым мне хотелось бы провести всю мою жизнь до самой смерти.

– Извините, Таня, может, вы все-таки изложите суть вашей проблемы? А литературный диспут мы с вами устроим как-нибудь в другой раз, – начала тихо закипать Пульхерия.

– Да, да, не сердитесь, пожалуйста. Итак, вы хотите заработать? – повторила она свой вопрос.

– Вопрос риторический, – ответила Пульхерия.

– Как вы все-таки витиевато выражаетесь. Я задала вам простой вопрос и хотела бы на него получить простой ответ: «Да или нет».

– Милочка, на такие вопросы не бывает простых ответов. Заработать хотят все, главное как и сколько, – объяснила Пульхерия.

– Прежде чем я отвечу подробно на ваш вопрос, Пульхерия Афанасьевна, скажите, вы живете одна?

Пульхерия нахмурилась. Ей не понравилось любопытство незнакомки. Квартирная аферистка или искательница сексуальных приключений? Какую цель она преследует? Она взглянула ей в лицо. Девушка не пыталась спрятать свой холодный и жесткий взгляд. Пожалуй, чужая жилплощадь и чужая личная жизнь не самоцель, ее интересует что-то другое. Внутреннее чутье настойчиво подсказывало Пульхерии попросить незнакомку покинуть машину, но любопытство оказалось сильнее. Как потом она жалела об этом! Но сейчас с языка сорвалось помимо воли:

– В настоящий момент – да. И что с того?

– Не бойтесь меня, пожалуйста, – вдруг неожиданно жалобно проговорила пассажирка, – меня не интересует чужая жилплощадь. Просто мне очень нужна ваша помощь. Я вам хорошо за это заплачу. Тысяча долларов всего за несколько дней. И делать ничего не придется.

– Бесплатным сыр бывает только в мышеловках, – продолжила сопротивляться Пульхерия, но больше по инерции.

Девушка смотрела в окно, тщательно готовя свои последующие реплики. Она тяжело вздохнула, точно принимая трудное решение, и повернулась к Пульхерии.

– Я вам сейчас все объясню, – торопливо заговорила Оксана, словно преодолев, наконец, последний барьер своего, а не чужого недоверия. И речь ее становилась все горячее и жалостнее. – Мой друг, вернее, мой самый лучший друг… Нет… Человек, которого я люблю, попал в очень большую беду. Его обвиняют в том, чего он не совершал. Если его поймают, то ему несдобровать. Вы же знаете ментов. А человека, который может подтвердить его алиби, в настоящий момент в Москве нет, – увидев ужас на лице Пульхерии, Оксана тут же заверила ее, – нет, нет… вы только не подумайте чего… Он никого не убивал, все гораздо проще. Короче, если его найдут прежде, чем этот человек вернется в Москву, на него повесят всех собак, и тогда ему не оправдаться…

– Вы хотите, чтобы я ему предоставила убежище? – напрямик спросила Пульхерия.

Оксана кивнула.

– Не будет проще снять номер в гостинице? За такие деньги можно снять очень хороший номер и в очень хорошей гостинице.

– В любой гостинице спрашивают прежде всего паспорт.

– За такие деньги этот вопрос можно вполне уладить, – заявила Пульхерия. – А потом с чего вы взяли, что я у вас не спрошу паспортов? И его и вашего?

– Да покажу я вам наши паспорта, – махнула рукой Оксана. – Дело не в них. Как вы не понимаете? Искать прежде всего будут у родственников и знакомых, менты обязательно станут прочесывать гостиницы. У моего друга отец очень богатый и с широкими связями. Он может нанять самых лучших частных детективов, а это вам не менты. Они из-под земли достанут. Моего друга нужно спрятать у незнакомого человека, там, где никто не станет его искать. Лучше всего за городом, в Московской области. – Оксана замолчала, прикусила губу и отвернулась к окну, предоставив Пульхерии самой принять решение.

Дождь припустился сильнее. Вода заливала лобовое стекло так обильно, что стало казаться, что они находятся под водой. Пульхерия включила «дворники». После недолгого размышления она спросила:

– Как зовут вашего друга?

– Максим.

– Когда вам нужно?.. – Пульхерия запнулась, подбирая слова.

– Как можно скорее.

– Сегодня в три часа…

– На этом же месте, если можно, – опередила ее Оксана.

Пульхерия равнодушно пожала плечами.

– Деньги вперед, – выдвинула она свое условие.

Девушка тут же согласилась:

– Я могу предоставить аванс прямо сейчас.

– Я подожду до трех часов, – усмехнулась Пульхерия. – Так куда вас отвезти?

– Никуда. Я полагаю, что вы не станете следовать за мной? Вы все равно этим ничего не добьетесь, – проговорила Оксана приказным тоном, в котором Пульхерия без труда уловила металлические нотки.

Ее это почему-то задело. Еще несколько секунд назад девушка горячо просила о помощи и вдруг начала командовать, словно купила ее всю с потрохами.

– Дорогуша, я сейчас развернусь и уеду. Это я вам нужна, а не вы мне, – недобро сверкнула глазами Пульхерия, усилием воли пытаясь удержать на лице безразличное выражение.

– Не обижайтесь, пожалуйста, – голос Оксаны тут же стал слаще меда, – я так усталаза последнее время, этой ночью глаз не сомкнула.

Но Пулю столь резкая перемена не растрогала, а наоборот, насторожила. Она подумала об актерской игре, причем не очень хорошей. «Эта девушка даже не пытается скрыть от меня, что играет», – с неприязнью подумала она.

– Ладно. Как я узнаю вашего друга?

– Он сам вас узнает. Просто остановитесь на этом же месте в три часа.

– Тогда до встречи.

Девушка открыла дверцу и выскочила из машины. Дождь вновь еле накрапывал, и Пульхерии хорошо было видно, куда она направилась: в небольшой серебристый джип, припаркованный неподалеку.

Если бы несколько минут назад незнакомка не повела себя столь странно, Пульхерии и в голову не пришло бы записать номер ее машины. Но, увидев, как легко она перешла от слез к действиям, Пульхерия усомнилась в искренности девушки. «Скорее всего, она мне солгала, или, по крайней мере, утаила часть правды. И зовут ее наверняка иначе. Такая хорошенькая и такая неискренняя. Это ужасно, что она пытается меня использовать и даже не скрывает этого, – с грустью подумала она. – Но, в сущности, какое мне дело до ее правды? Она потому мне и платит, чтобы я не задавала лишних вопросов. А тысяча долларов мне сейчас не помешает».

Глава четвертая

Притворяясь, будто мы попали в расставленную нам ловушку, мы проявляем поистине утонченную хитрость, потому что обмануть человека легче всего тогда, когда он хочет обмануть нас.

Франсуа де Ларошфуко

Уже переодевшаяся для поездки в Суздаль, Марина в десятый раз за последний час взглянула на часы и, мрачно нахмурившись, стала разглядывать в окно машины, движущиеся по Хорошевскому шоссе. Она пыталась заметить среди них зеленую «Шкоду» Пульхерии.

С тех пор как на Беговой появилась новая транспортная развязка, поток машин значительно увеличился, соответственно экологическая обстановка намного ухудшилась. Но не это беспокоило ее в настоящий момент. Больше всего ее заботило то, что подруга должна была бы появиться еще полчаса назад.

Марина терпеть не могла, когда опаздывают. Пусть им не надо было ехать на поезде или лететь на самолете, но раз решили выехать в определенное время, следовательно, в этот час и надо отправиться в путь. И вот теперь все складывается не так, как было задумано. Ей стало совершенно ясно, что неприятности только начинаются.

Сейчас не час пик. От дома Пульхерии до ее дома всего пятнадцать минут езды, а она опаздывает уже больше чем на полчаса. Внутри Марины все закипало, поэтому, когда наконец раздался звонок в дверь, она пошла открывать ее с недовольной гримасой на лице.

В отличие от подруги Пульхерия сияла. Она смахнула капли воды со своего зонта на пол прихожей и оживленно заявила:

– Мариша, наша с тобой поездка откладывается.

– Я так и знала. – Голос подруги отдавал полярным холодом. – На тебя нельзя ни в чем положиться. У меня жуткая депрессия, а ты делаешь все, чтобы она стала еще больше.

– По-моему, ты несколько преувеличиваешь тяжесть своего состояния и пытаешься сделать меня ответственной за это. Так дело не пойдет. Держи себя в руках, иначе я сейчас повернусь и уйду отсюда.

– И оставишь меня одну? В беде? – На глаза Марины навернулись слезы.

– Ну раз ты собираешься из-за такого пустяка плакать, следовательно, у тебя действительно депрессия, – улыбнулась Пульхерия. – Погоди реветь, послушай лучше меня. Со мной тут произошел небольшой казус. Я пожалела одну девушку: остановилась, чтобы подбросить ее до метро, а она сделала мне предложение, от которого я не смогла отказаться.

– Предложение какой-то незнакомки для тебя важнее душевного состояния твоей лучшей подруги? – с ревнивыми нотками в голосе спросила Марина.

– Но она мне посулила за это тысячу долларов.

– ?!

– Да! Думаю, что ты бы тоже не устояла.

– Если она тебе предложила работу киллера, то ты сильно продешевила, – язвительно заметила Марина.

– Нет, все не так серьезно. Она всего лишь попросила сдать на три дня комнату ее другу, оказавшемуся в беде. Сегодня в три часа дня я с ним встречусь, отвезу его домой, и после этого мы сможем поехать в твой Суздаль.

– А когда мы вернемся, то увидим, что из твоей квартиры вывезено все подчистую, – продолжала саркастически ухмыляться Марина.

– Да кому нужна моя рухлядь? У меня там, кроме книг, ничего ценного нет.

– Зато какие книги! Мы с тобой, помнится, в свое время за каждую из них отдали по двадцать килограммов макулатуры.

– Зато сейчас они мало чего стоят.

– Пуляша, ты в своем уме? Собираешься каким-то проходимцам сдать свою квартиру! Что ты о них знаешь?

– Ты как всегда немного драматизируешь события. На меня она не произвела такого впечатления. Мне, конечно, показалось, что она слегка темнила, но по-моему, просто чего-то не договаривала.

– Слушай, подруга, ты совсем бдительность потеряла. А вдруг они террористы? А твоя квартира им нужна, чтобы подорвать важный объект?

– Рядом с моим домом единственно важным объектом является будка шиномонтажа, возле которого с утра до ночи автомобили атмосферу отравляют. Если его подорвать, воздух во дворе станет чище. Я сама на них давно хотела Гринпис натравить. Так что с террористами ты слегка перегнула палку.

– Лучше перегнуть и сломать эту палку, чем ею по башке получить, – нравоучительно заявила Марина. – И что эта аферистка тебе рассказала?

– Сказала, что ее друг якобы замешан в каком-то преступлении, и все улики указывают на него, а человека, который может подтвердить его алиби, в Москве в настоящий момент нет и появится он только через три дня.

– Пуляша, за укрывательство знаешь, сколько можно схлопотать? Мало не покажется.

– Ростропович у себя на даче Солженицына прятал…

– И где он после этого оказался? – насмешливо напомнила Марина.

– Его выслали, но не посадили же!

– Тебя тоже вышлют. На Колыму. Ростропович попал в историю, а ты в нее влипнешь! Разницу улавливаешь?

– Значит, такая у меня судьба. Потом напишу «Колымские рассказы Пульхерии Дроздовской», разбомблю в них в пух и прах нашу пенитенциарную систему, привлеку к ней внимание международной общественности, прославлюсь, заработаю кучу бабок, куплю себе домик в деревне где-нибудь под Мюнхеном и умру под пение птичек в деревенской глуши со всеми удобствами, – мечтательно нарисовала заманчивую перспективу Пульхерия.

– Пени… что?

– Систему наказаний преступников, – пояснила Пульхерия.

– А почему под Мюнхеном, а не под Суздалем?

– Дался тебе этот Суздаль, – рассердилась Пульхерия. – В Германию многие наши творческие интеллигенты эмигрировали. Мне с ними там будет не так скучно, как под Суздалем.

– Они туда уехали, потому что Родине оказались не нужны.

– Все, Мариша! Ты меня достала своим занудством. Плевать мне на тысячу долларов, поехали в Суздаль!

– Успокойся. У меня другое предложение. Мы этого афериста на моей даче укроем. Там сейчас только рабочие. Олег на Кипре со своей секретаршей загорает, младший мой из Лондона на каникулы только через две недели приедет, а старший в такую погоду не любит на дачу ездить. Ничего ценного там у меня нет. Даже если они и сопрут мои старые кастрюли и сковородки, так мы новые купим. К тому же тысяча баксов на дороге не валяются. А? Как тебе идея?

– Там и тысяча рублей не часто валяется, а идея просто отличная!

Ровно в три часа Пульхерия припарковала машину в условленном месте. Она даже не успела заглушить мотор и оглядеться, как передняя дверца машины распахнулась. Молодой, симпатичный парень сначала молча оглядел салон машины, отряхнул рукой невидимую пыль с сиденья рядом с водителем, провел пальцем по приборной панели, взглянул на него с отвращением и тут же вытер его о спинку кресла. После всех этих манипуляций он поднял глаза на Пульхерию.

– Вы, как я понимаю, Пульхерия Афанасьевна? – спросил он с брезгливой усмешкой, которую даже не пытался скрыть, но тут заметил на заднем сиденье Марину. – Минуточку! Оксана сказала мне, что вы будете одна.

– Я так и знала, что Татьяна ее ненастоящее имя.

Парень смутился, но лишь на мгновение.

– Оксаной зовут мою сестру. Я назвал Таню ее именем по инерции, – попытался выкрутиться он, Пульхерия кивнула ему в знак того, что принимает объяснение, но в душе ему не поверила. А Максим тем временем продолжил: – Мне не нужны лишние свидетели.

– Насколько я помню, у нас с ней не было уговора о том, одна я буду или нет, – ледяным тоном заметила Пульхерия. Брезгливый взгляд красавчика, а теперь и его откровенная ложь, все это сильно ей не нравилось. – Если вас что-то не устраивает, мы можем разойтись, оставшись каждый при своих интересах.

– Подождите минуточку, мне нужно позвонить.

Парень отошел от машины, но дверцу закрывать не стал, и они слышали каждое его слово.

– Ты же мне говорила, что будет только одна женщина. А приехали две старые кошелки. Почему это у нас нет выбора? Надо было более ответственно отнестись к выполнению своей части плана. Да… Да… Я не привередничаю. Я так не считаю. Нет… Нет… Будем надеяться, что все обойдется. Хорошо…

– Ты слышала, Пуляша? Он назвал нас старыми кошелками, – с возмущением прошептала Марина.

– Не обращай внимания, я в его возрасте тоже всех, кто старше тридцати лет, считала стариками. Когда мне исполнилось двадцать, я решила, что моя жизнь кончилась и наступила старость.

– Но он сказал это, совершенно нас не стесняясь, – продолжала возмущаться Марина, – точно мы пустое место.

– А мы для него и есть пустое место. Смотри, какой он холеный, джинсики, курточка не на Черкизовском рынке куплены. Один мобильный телефон стоит дороже моей машины в базарный день. Я такой в одном магазинчике под названием «Милые штучки» видела. В центре. Забрела в него случайно как-то перед Новым годом. Там самая дешевая «милая штучка» стоила не меньше тысячи баксов. Я из этого магазина, как оплеванная, выкатилась. И самое забавное здесь то, что мой мобильный по своим функциональным возможностям намного круче его игрушки. Интеллект и здоровье, Мариша, ни за какие деньги купить нельзя.

– …Да у них машина старше древнегреческой колесницы! На таких машинах только бомжи ездят… – донеслись до них стенания молодого человека.

– Ты только погляди, подруга, как он страдает? Он еще твоей дачи не видел, на которой ему предстоит провести три дня, – усмехнулась Пульхерия.

– Чем тебе не нравится моя дача? – возмутилась Марина.

– Да мне-то она нравится. Она ему боюсь не понравится. У тебя ведь там все удобства на улице.

– Ничего, потерпит.

Парень закончил разговаривать и уселся на переднее сиденье. Вид у него был недовольный.

– Молодой человек, – Пульхерия старалась говорить спокойно, не показывая своего раздражения, – меня вы уже знаете, а мою подругу зовут Марина Владимировна. Прежде чем мы поедем, мне все же хотелось бы взглянуть на ваш паспорт.

Парень молча достал из кармана куртки паспорт и протянул его Пульхерии.

– Вячеслав Всеволодович Вольский, – удивленно прочитала она вслух. – Вы же только что сказали, что вас зовут Максимом?

– Да, я не Максим, а Вячеслав, – не стал отпираться парень.

– Ну ты, дружок, и конспиратор, – громко рассмеялась Пульхерия.

– Я вам его дал совершенно машинально.

– Лучше надо было готовить легенду, разведчик! Детский сад на лямках, – насмешливо констатировала она и передразнила: – «Мне лишние свидетели не нужны».

– Вам больше не нужен мой паспорт? – смущенно поинтересовался Вольский.

– Ты прописку посмотреть не забыла? – подсказала подруге Марина.

– Регистрация московская, – сообщила Пульхерия и вернула паспорт парню.

– Мы поедем или вам еще что-нибудь показать? – с раздражением спросил Вольский.

– Нам будет очень приятно, если вы нам покажете ваше хорошее воспитание, – с убийственной вежливостью произнесла Пульхерия.

– А если ты нас еще раз назовешь кошелками, мы тебя будем звать баулом или рюкзаком, – внесла свою лепту в дело воспитания подрастающего поколения Марина.

– Извините, я не хотел вас обидеть, – сквозь зубы процедил парень.

«Именно этого ты и хотел, гаденыш», – подумала про себя Пульхерия, а вслух пробормотала:

– Надменное извинение похоже на оскорбление.

За всю дорогу, пока они ехали до дачи Марины, Вольский не проронил ни слова. Он даже не поинтересовался, куда они едут. Подъезжая ближе к даче, Пульхерия поняла почему. Она заметила, что на некотором расстоянии за ними едет небольшой серебристый джип. Даже не видя его номера, она знала, чья это машина. «Что ж, имеет право», – усмехнулась Пульхерия про себя.


Дача Марине досталась в наследство от родителей. Она располагалась в небольшом дачном поселке творческих работников недалеко от Москвы в живописнейшем месте на берегу Истринского водохранилища. Отец Марины Владимир Александрович Круглов был писателем. В свое время он написал роман «Дети целины», прославляющий героические будни целинников. Его даже сравнивали с Шолоховым, приняли в Союз писателей, дали квартиру в престижном доме, выделили дачный участок. За свою книгу он получил государственную премию и по ней сняли художественный фильм. От него ждали новых книг, но творчество дальше у него как-то не пошло. Вышло еще несколько рассказов и небольшая повесть. Тем не менее он неплохо устроился: ему предложили работу главного редактора журнала для работников села. Поговаривали, что в этом ему помогла выгодная женитьба. Мама Марины Клавдия Ивановна была дочерью какого-то министра. Но жену свою Владимир Александрович действительно любил, а в дочери просто души не чаял.

Постарев, родители Марины на дачу ездить стали редко, и Марина с мужем занялись ее перестройкой.

Олег нанял двух строителей украинцев, то бишь хохлов. У одного из них была фамилия Тарасюк, а у второго – Бульбенко. По отдельности эти фамилии не вызывали никаких ассоциаций, но любой, услышав их вместе, тут же вспоминал повесть Тараса Шевченко «Тарас Бульба». Их так и звали – Тарас энд Бульба.

На даче у Марины Тарас энд Бульба жили уже больше двух лет. Свою работу они выполняли хорошо, но очень уж медленно, особенно зимой. Даже стоя рядом с ними, их нельзя было заставить работать быстрее. Зато после них ничего не надо было переделывать. Тарасюк и Бульбенко не семь, а семьдесят раз отмеряли прежде, чем отрезали. Сначала Олега с Мариной это сильно раздражало, но потом они смирились. Больше всего их подкупало в двух хохляцких увальнях то, что они оба были непьющими и некурящими. Такое их качество приводило в изумление всю округу. Но не пили они не из принципиальных соображений, не потому, что вели здоровый образ жизни, а потому что оба имели большие семьи и почти все до копейки отправляли домой.

Когда Пульхерия говорила, что все удобства на даче находятся во дворе, она немного лукавила. Все удобства были в доме, и ванна и туалет, но в доме не было водопровода. Воду приходилось приносить в ведрах из колодца. Чтобы слить воду в унитазе, ее сначала надо было ковшиком из ведра налить в бачок. Чтобы помыться в ванной, воду надо было согреть в ведре, потом залезть в ванну и полить на себя из того же ковшика.

Эту проблему должны были этим летом решить, а пока их гостю предстояло три дня пожить с неудобствами. Когда ему это объяснили, на его лице появилось недоуменно-обиженное выражение. Он опять схватился за телефон и начал громко высказывать, что он обо всем этом думает.

До Пульхерии и Марины доносились слова: «бомжатник, помойка, трущобы, жизнь кончена, тюрьма, Колыма и Воркута».

Когда он закончил разговор, Пульхерия с усмешкой заявила:

– Зато вас здесь никто никогда не найдет. Все неудобства с лихвой компенсируются чистым воздухом и тишиной. А если вы попросите Тараса энд Бульбу, то они вам принесут деревенское молоко и настоящую сметану.

– У меня аллергия на молочные продукты, – со злостью сообщил Вольский.

– Тогда вам действительно не повезло, – посочувствовала ему Марина.

– Хотите, мы вам самогонки достанем? Тут есть бабка Ульяна. Она всю округу самогонкой снабжает, почище водки «Абсолют», семьдесят градусов. Полстакана, и ты в нирване, – предложила Пульхерия, – только не говорите, пожалуйста, что у вас на алкоголь аллергия. Я все равно в это не поверю.

– Нет, на водку у меня аллергии нет, но предпочитаю джин или текилу, – ледяным голосом поведал Вольский.

– Извините, у нас в магазине такую экзотику не продают. Здесь народ простой, они таких названий даже не знают, – развела руками Марина.

Она принесла гостю постельное белье и полотенце, дала несколько ценных указаний по части приготовления пищи и кипячения воды, повергая его в еще большее уныние, после чего они с Пульхерией решили поскорее ретироваться.

Когда они проезжали мимо серебристого джипа, Пульхерия задумчиво протянула:

– Мне кажется, Мариша, что все это я где-то раньше уже видела: прямо дежавю какое-то.

– На счет видеть – не знаю, а вот фамилию его ты точно слышала. У моего деда в министерстве во времена застоя один перец был, Всеволод Вениаминович Вольский. Мой дед, царство ему небесное, помнится, в свое время очень помог ему – протекцию устроил, а тот его за это отблагодарил – подставил хорошенько в одном деле. Как потом выяснилось, место для себя расчищал. Деда тогда с почестями досрочно на пенсию отправили, он через месяц после этого от инфаркта умер. Поэтому я эту фамилию и запомнила. Моя мама именно этого Вольского в смерти деда обвиняла.

– Думаешь, он его сын?

– Ты же сама в паспорте прочитала: «Вячеслав Всеволодович Вольский». Может, однофамилец, а может, и нет. Только мне не хотелось бы, чтобы мать с ним встретилась. Хорошо, что сейчас погода плохая. А этого Вольского Бог потом все-таки наказал.

– Каким же образом?

– Да была там какая-то темная история с аварией. То ли в него кто-то въехал, то ли он в кого-то. У него тогда жена погибла. Я подробности не знаю, не до этого было. Молодость, мальчики, гормоны в крови…. Мать с отцом наверняка об этом больше знают…

Неожиданно Пульхерия затормозила и стала разворачиваться.

– Мы с тобой о самом главном забыли, – с досадой сообщила она, – уехали, а деньги с него не взяли.

– Он такой противный, мне даже денег его не надо, – с гримасой отвращения заявила Марина.

– Ну вот еще! Деньги не пахнут! Можешь из машины не выходить, я одна сбегаю. Только, если мы их сейчас у него не возьмем, он потом может и не отдать.

Пульхерия выскочила из машины и вихрем унеслась к дому. Несмотря на свои большие габариты, передвигалась она на редкость легко и грациозно.

Распахнув дверь, Пульхерия увидела, что Оксана сидит на диване, закинув одну великолепную ногу на другую, а Вольский стоит перед ней на коленях и снимает с ее ноги чулок.

Услышав шум, он тотчас вскочил, и уши его запылали, как у застигнутого врасплох школьника. Пульхерии бросилось в глаза его смущение, она также заметила, что Оксана ничуть не смутилась, напротив, на ее лице появилась довольная ухмылка.

– Извините, что помешала, но я вернулась за гонораром.

– Славик, что же ты не рассчитался с женщиной? – пропела мелодичным голосом Оксана. – Мы договорились с ней о стопроцентной предоплате. Отслюнявь ей тысячу зеленых.

– За такую помойку и пятисот будет достаточно, – высокомерно заявил Славик.

Пульхерию покоробила их грубость, ей захотелось тут же повернуться и уйти, но она усилием воли заставила себя остаться, только, равнодушно пожав плечами, сказала:

– Не устраивает эта помойка, можете найти другую. Без ваших денег я как-нибудь обойдусь, только оскорблять себя ни за какие деньги никому не позволю. Так что выметайтесь отсюда, голубки! – Пульхерия уперла руки в бока и, недобро ухмыляясь, уставилась на сладкую парочку.

– Пульхерия Афанасьевна, извините его, пожалуйста, Славик очень расстроен. У него сейчас очень трудное время, – сладким голоском проворковала Оксана, но глаза ее оставались холодными и жесткими.

Пульхерия почувствовала, что такого поворота событий Оксана не ожидала, но самообладание у нее было завидное – она не сдвинулась с места, только приподняла ногу и подтянула спущенный до щиколотки чулок.

– Извинись сейчас же! – красотка ногой указала Вольскому на Пульхерию. – И заплати быстро бабки, не заставляй женщину тебя ждать.

Вольский нехотя повиновался. Он достал из куртки толстую пачку стодолларовых купюр в банковской упаковке, разорвал ее и отсчитал десять штук. Купюры были абсолютно новые и пахли типографской краской.

– Вот, только что напечатал, – неуклюже попытался он при этом пошутить.

На лице Пульхерии не дрогнул ни один мускул. Она молча взяла деньги и вышла из комнаты.

Вернувшись в машину, Пульхерия небрежно бросила деньги в сумку и со злостью швырнула ее на заднее сиденье. Всю дорогу она молчала, о чем-то напряженно думая. Марина тоже молчала и меланхолично смотрела на дорогу. Когда подъезжали ближе к дому, Пульхерия неожиданно проговорила:

– Мне кажется, что мы с тобой, Мариша, скоро сильно пожалеем, что с ними связались.

Глава пятая

Разве поверил бы тот, кто был в дружбе с английским королем, с польским королем и шведской королевой, что когда-нибудь он может остаться без пристанища?

Блез Паскаль

Было уже около семи вечера, когда они подъехали к дому Марины. В Суздаль решили отправиться утром следующего дня. Ночевать Пульхерия осталась у подруги. К происшедшим событиям они, словно сговорившись, ни разу не возвращались, старательно избегая этой темы, точно с ними ничего и не произошло.

Марина настаивала на том, чтобы в путь они отправились рано утром, чуть ли не с рассветом, но Пуля была категорически против. Отдых должен способствовать расслаблению, на то он и отдых, говорила она. Но Марина с ней не соглашалась. Никаких существенных аргументов при этом она не выдвигала, просто сопротивлялась по инерции, как большинство женщин: лишь бы возразить просто так, из природного упрямства. В результате, они проспали до одиннадцати.

Дождь стучал по стеклу, в теплой постели было уютно, и никому не хотелось вставать. Пульхерия была уверена, что подруга ее разбудит, а Марина понадеялась на будильник, но звонка его не услышала, так крепко она спала.

После взаимных упреков выехали около двенадцати.

Погода не улучшилась. Небо было сумрачно-серым; дождь продолжал заливать водой распухшую от влаги землю; ветер толкал в бока тяжелые тучи, отгонял пустые, освободившиеся от воды, и пригонял на их место полные. Зато трава и листья деревьев были радостно-умытыми.

На главную площадь вожделенного Суздаля «Шкода» Пульхерии въехала ровно в девятнадцать часов вечера. В девятнадцать часов три минуты они вошли в вестибюль гостиницы «Центральная», а ровно в девятнадцать часов пять минут уже вышли из нее. Мест в гостинице не было. Эту неприятную новость им сообщила администратор гостиницы госпожа Калинкина, дама весьма упитанная, с пустым взглядом, немыслимым начесом на голове и неуместно ярким макияжем на помятом жизнью лице. Вернее, не сообщила, а с молчаливым безразличием поставила перед ними табличку с фатально лаконичной надписью «МЕСТ НЕТ». Поставила и удалилась в подсобное помещение, всем своим видом показывая, что проблема не подлежит обсуждению.

– Вот видишь, Мариша, если бы мы с тобой искали свободные места в английской, или французской, или испанской, или какой-нибудь другой зарубежной гостинице, то нам хотя бы отказали с вежливой, радушной улыбкой и тысячами извинений, – произнесла Пульхерия, когда они вернулись в машину. – А здесь нас выставили без всяких церемоний на языке жестов, понятном абсолютно всем.

К неприятностям Пульхерия старалась относиться философски. Что толку злиться на обстоятельства, если они сильнее тебя? Надо не сердиться, а делать выводы на будущее, чтобы подобное больше не повторилось никогда.

– Давай поищем другую гостиницу, в крайнем случае в машине переночуем.

– Представляю, как мы будем выглядеть на следующее утро, – огорченно отозвалась Марина. Она разглядывала небольшой рекламный проспект, который взяла со стойки размещения. – Они еще имеют наглость писать, что радушный персонал гостиницы сделает наше пребывание в ней незабываемым.

– Только для этого в нее нужно сначала попасть, – меланхолично отозвалась Пульхерия.

– А еще они пишут, что номер в гостинице можно забронировать заранее.

– За сколько суток?

– Здесь не написано.

– А телефон есть?

– Да.

– Давай сюда проспект.

Пульхерия достала мобильный телефон, набрала номер и поинтересовалась, можно ли ей забронировать двухместный номер. Девушка любезно ответила, что есть только полулюкс.

– Подходит.

– Какого числа вы хотите к нам приехать?

– А когда можно?

– Да хоть сейчас, – безразличным тоном ответила девушка. – Приезжайте и подходите к стойке главного администратора с паспортами.

– Боже, какое счастье, что люди придумали сотовую связь! – с восторгом воскликнула Пуля.

Когда они через полчаса подошли к указанной стойке, к ним навстречу вышла все та же тетечка, которая полчаса назад молча указала им на дверь.

– Это опять мы, – с робкой улыбкой обратилась к ней Пульхерия, протягивая паспорта. – Вы нас так быстро покинули, что мы просто не успели сказать вам, что у нас забронирован двухместный полулюкс на Дроздовскую и Денисову.

Администраторша смерила их сердитым взглядом, сняла телефонную трубку и спросила тоном с плохо сдерживаемыми базарными нотками:

– Клава, у тебя там броня на полулюкс для Дроздовской и Денисовой есть? – ответ Клавы, судя по всему, ей не понравился. Она еще больше помрачнела и рявкнула в трубку: – Понятно. Заполняйте формуляры разборчивым почерком. – И тетечка швырнула на стойку два листочка бумаги.

– Пуляша, она нас не любит, – шепотом заметила Марина, когда они сели за журнальный столик.

– Она никого не любит, даже себя, – в ответ прошептала Пульхерия. – Быть радушной с утра до вечера, чтобы сделать наше с тобой пребывание здесь незабываемым, трудно. Это тяжелая работа.


Полулюкс оказался обыкновенным номером с двумя кроватями, телевизором и маленьким холодильником. Из удобств были только душ и туалет. На полулюкс номер никак не тянул по всем параметрам.

Весь следующий день подруги добросовестно ходили по суздальскому кремлю, церквям и часовням, любовались древней архитектурой, время от времени пристраиваясь к чужим экскурсионным группам, слушали рассказы экскурсоводов об истории старинного города. Они посетили Музей декоративно-прикладного творчества, небольшую избушку, стилизованную под старину; побывали на улице, где снимался когда-то их любимый фильм «Женитьба Бальзаминова».

Ближе к вечеру о Суздале и его окрестностях они знали столько, что могли сами водить экскурсии не хуже любого местного экскурсовода. От усердия или оттого, что английские плащи плохо пропускали влагу не только внутрь, но и наружу, Пульхерия и Марина вспотели и мечтали только об одном, скорее снять их с себя и никогда больше не надевать.

Приняв душ и переодевшись, они отправились ужинать в ресторан при гостинице. Народу было мало, в полутемном зале тихо играла музыка.

– Как скучно протекает наш с тобой отдых, Пуляша, – грустно пожаловалась Марина, – почти как в Европе: ни тебе танцев под гармонь, ни тебе пьяных драк и разборок.

– Тебе мало впечатлений за сегодняшний день? – усмехнулась Пульхерия. – Я для тебя, подруга, готова на все. Хочешь, для полноты восприятия поставлю тебе фингал под глазом? Будет, что потом твоему мужу демонстрировать вместо фотографий. Люди с моря загар привозят, а ты фингал.

В этот момент в зал ввалилась большая компания изрядно подвыпивших мужчин. Официанты для них в мгновение ока сдвинули несколько столиков. В ресторане сразу стало шумно. На небольшой эстраде появились музыканты, к микрофону вышла певица, к пьяному шуму добавились громкие звуки музыки.

– Марина, я начинаю тебя бояться. Твои пожелания как-то уж очень быстро исполняются…

Не успела Пульхерия договорить, как к их столику подошел внушительного вида бритоголовый молодой человек и заплетающимся языком, обращаясь к Пульхерии, сказал:

– Месье, разрешите пригласить вашу даму на танец?

Парень, несмотря на то что в зале царил полумрак, был в модных солнцезащитных очках.

– Молодой человек, снимите очки: я не месье, я – мадам, – поправила его Пульхерия.

Он громко икнул и попытался исправить свою ошибку:

– Пардон, мадам, разрешите пригласить вашу мадам на танец.

– Эта мадам, молодой человек, сама себе мадам и без посторонней помощи решает, с кем ей танцевать, – огрызнулась Пульхерия.

– Я никак не пойму: она будет со мной танцевать или нет? – потребовал определенности здоровяк.

– Не буду, – буркнула Марина, – я устала и хочу спать.

– Ого, круто! Мы еще не потанцевали, а ты уже хочешь со мной спать! – взревел здоровяк.

– Я не конкретно с тобой хочу спать, а вообще, – попыталась исправить свою оплошность Марина, но сделала только хуже.

– Пацаны, тут крутая телка хочет со всеми нами спать, – заорал он на весь зал.

Ребята дружно загоготали. Пульхерия, видя, что события начинают выходить из-под контроля, поднялась из-за стола, приблизилась к парню почти вплотную и попыталась оттеснить его от стола подальше. Она доходила ему только до плеча, и ей приходилось смотреть на него снизу вверх.

– Пацан, я же тебе русским языком сказала, чтобы ты снял свои пошлые очки. Посмотри на нас повнимательнее, мы же тебе в матери годимся.

– Слушай, матерь, отойди и не мешай мне клеить телку. Для меня в вопросах секса возраст не является определяющим. И вообще, я не пацан, я – Толян. У меня сегодня день рождения, – поделился он своей радостью.

– Оставьте нас в покое! – потеряла терпение Марина. Она тоже выскочила из-за стола и подлетела к парню. – Сними свои дурацкие очки и посмотри на меня повнимательнее. У меня внучке восемь лет. И вообще, я не хочу танцевать ни с тобой, ни с твоими друзьями.

– А если я их сниму, ты пойдешь со мной танцевать?

– Нет, – решительно отказала парню Марина.

– Вот! Поэтому я их и не снимаю, – сделал он неожиданный вывод. – Пошли, хватит ломаться. Смирись с неизбежным.

Толян схватил Марину за руку и потянул к себе, Пульхерия стала его отталкивать от подруги, а Марина начала колотить по его широкой груди кулаками. Неожиданно она задела очки, и они отлетели в сторону. Парень, защищаясь, сделал выпад правой рукой и заехал пудовым кулаком прямо Марине в глаз. Марина охнула и осела на пол. К ним уже спешили официанты, друзья Толяна и посетители ресторана.

– Идиот, ты убил ее! – закричала Пульхерия, вскочила парню на загривок и начала дубасить его кулаками по бритой голове.

– Караул, убивают! – заорал Толян и завертелся как волчок с Пульхерией у себя за спиной, пытаясь прикрыть свою голову от града ударов, которыми награждала его разъяренная женщина.

Она оставила его в покое только тогда, когда он упал на пол. И то лишь потому, что несколько мужчин еле оттащили ее от него.

Пульхерия бросилась к подруге, без движения лежащей на полу. Кто-то протянул ей стакан с водой. Она выплеснула воду прямо в лицо Марине. Та открыла глаза и в недоумении уставилась на подругу.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила Пульхерия.

– Нормально, – ответила Марина, потрогала распухшую скулу и сморщилась от боли.

– Надо срочно приложить лед и вызвать «скорую помощь». Мы все эти побои сейчас зафиксируем. Я этого кретина по судам затаскаю. Я его без штанов оставлю, ему даже на улицу выйти будет не в чем.

Пульхерия вновь подскочила к здоровяку, все еще лежащему на полу и прикрывающему голову руками. Со всей силой она пнула его ногой в лодыжку. Толян тихо заскулил.

Его друзья подошли к нему, помогли подняться с пола и увели от них подальше.

Один из официантов принес салфетку со льдом и протянул ее Марине. Кряхтя, она поднялась с пола и села на стул.

К Пульхерии подошел один из друзей незадачливого кавалера.

– Наш друг просит у вас прощения за доставленные неудобства. Он немного перебрал. Может, денежная компенсация за нанесенный вашей подруге ущерб вас устроит? – Он протянул Пульхерии сто баксов.

– Он посягнул на самое дорогое, что есть у женщины – на ее лицо, – сурово заявила она.

Парень достал из пиджака еще одну купюру.

– Счет за ваш ужин мы уже оплатили.

Пульхерия взяла деньги.

– Ваше счастье, что я сегодня очень устала, а то бы вы от меня так легко не отделались, – буркнула она.

– Не сомневаюсь. У меня уже была возможность в этом удостовериться, – подчеркнуто вежливо проговорил парень и как-то уж очень поспешно вернулся к своим друзьям.

Глава шестая

Мы беспечно устремляемся к пропасти, заслонив глаза чем попало, чтобы не видеть, куда бежим.

Блез Паскаль

Утром Пульхерия проснулась от стука в дверь. Марина спала, укрывшись с головой одеялом, и на стук никак не отреагировала. Вставать не хотелось – все-таки с впечатлениями они вчера немного переборщили. Стук повторился, все еще вежливый, но в нем уже угадывалось некоторое нетерпение. Пришлось встать.

На пороге стоял посыльный с огромным букетом желтых роз. Пульхерия молча расписалась в накладной, закрыла дверь и достала из букета карточку.

– Марина, вставай! Наш маньяк в очках прислал роскошный букет, – объявила она подруге.

Марина села на кровати и сонно зевнула. Лицо ее выглядело плачевно: скула вокруг левого глаза распухла и отливала баклажанной синевой.

– Он настаивает на встрече в пятнадцать часов, желает лично принести нам свои извинения.

– Что нам его извинения? – с гневом воскликнула Марина, рассматривая свое лицо в зеркале. – Ты видишь, что он наделал? Что я скажу Олегу?

– Ты же сама об этом мечтала, – пожала плечами Пульхерия. – Скажешь ему, что этот синяк стоил тебе двести баксов. Есть определенного сорта женщины, которые за целую ночь получают сто баксов, а тебе всего за две минуты двести заплатили, только слегка шкурку подпортили, и, заметь, при этом твоя честь нисколько не пострадала. Олег тебя поймет, он сам бизнесмен и…

– Пуля, который сейчас час? – прервала ее Марина.

– Около двенадцати. А что?

– Ты же сама сказала, что этот очкастый маньяк в три часа к нам пожалует! Ты хочешь с ним встретиться?

– Что за вопрос? Нет, конечно.

– Вот и я – нет. Быстро собирай вещи. Наш отдых закончился.

Через полтора часа подруги спешно покинули гостиницу и направились домой. Когда до Москвы оставалось около десяти километров, зазвонил мобильный телефон Пульхерии. На экране появилась фотография мужа Марины.

– Олег, как погода на Кипре? – весело спросила Пуля.

– Пульхерия, где Марина? – услышала она взволнованный голос Олега.

– Рядом со мной. Что-то случилось?

– Я пытаюсь ей дозвониться, но она вне зоны досягаемости.

– Да мы с ней в Суздале были, сейчас к Москве подъезжаем.

– Я тебя умоляю, дай мне с ней поговорить.

Пульхерия протянула телефон подруге. По тому, как менялось выражение ее лица, она поняла, что случилось что-то ужасное. Марина побледнела, а синяк под глазом стал угрожающе темным.

– Мариша, что он тебе сказал?

– Он сейчас на даче. Ему разрешили сделать один звонок. Там кого-то убили, а во всем обвиняют его, – упавшим голосом пояснила Марина.

– Доигрались!

В этот момент они въезжали в тоннель под кольцевой автодорогой. Пульхерия не стала долго раздумывать. Впереди на светофоре зажегся красный свет и в потоке встречных машин образовалась небольшая брешь. Воспользовавшись этим, Пуля повернула налево и помчалась по встречной полосе в сторону области, потом свернула направо и выехала на кольцевую. Уже через полчаса они подъезжали к даче Марины.

Ворота были распахнуты настежь. Прямо перед домом стояли машина «скорой помощи» и две милицейские «Волги».

Марина хотела открыть дверь, но Пуля решительно ее остановила.

– Ты посиди пока здесь, а я пойду на разведку.

– Но там Олег… Я должна сама пойти.

– Марина, будет лучше, если я пойду одна. Я тебя знаю, ты устроишь истерику и только сделаешь хуже. Доверься мне.

Возле ворот, несмотря на дождь, было много людей, с любопытством наблюдавших за происходящим.

Пульхерия подошла к двум женщинам под огромным черным мужским зонтом. Обе были в фартуках поверх фланелевых халатов и черных резиновых галошах на босу ногу. У обеих были безжизненные от химической завивки пегие кудряшки и горящие от неутолимого любопытства глаза.

– Что здесь случилось? – поинтересовалась она.

– Мужика убили какого-то, – ответила одна из женщин.

– Ножом. Прямо в сердце. Муж… – скороговоркой сообщила другая.

– Застукал с женой, – добавила первая и уточнила – неожиданно вернулся, а они там голубчики… Ну, он их и шваркнул…

– Так кого убили то? Мужика или женщину? – не поняла Пульхерия.

– И мужика, и женщину.

– Да, нет. Мужика убили, а женщину ранили.

– Ничего ты не знаешь! – разозлилась одна женщина на другую. – Мужика он убил, а женщину не успел. Ему хохлы помешали. Они его скрутили и милицию вызвали. А женщина убежала.

– Ничего она не убежала. Там море крови было. Он обоих замочить успел.

– А ты откуда знаешь? Я ведь раньше тебя обо всем узнала. Один из хохлов ко мне прибежал, попросил вызвать ментов и «скорую помощь».

– Смотрите. Выходит… выходит… – как эхо прокатилось в толпе.

Пульхерия взглянула в сторону дома. Олег стоял на крыльце. Его сопровождали два милиционера. Он прошел к милицейской машине и сел на заднее сиденье, а менты вернулись в дом. Пульхерия, не раздумывая, прямо по лужам ринулась к «Волге». У нее тоскливо сжалось сердце, когда она увидела его, одинокого и потерянного, закрывшего лицо обеими руками. Она постучала пальцем по стеклу. Олег поднял голову и слабая улыбка озарила его лицо.

– Олег, что случилось?

– Я не знаю. Я только вошел, а он уже лежал там на полу с ножом в груди, – стал он торопливо рассказывать. – Я хотел ему помочь, вытащил нож, а тут вошли Тарас с Бульбой, налетели на меня, повалили на пол, слова не дали сказать. Пульхерия, что же теперь будет?

– Ничего не бойся. Все скоро выяснится.

– Я даже не знаю, кто он такой…

– Эй, дамочка, отойдите от задержанного!

Два милиционера вышли на крыльцо и заметили Пульхерию. На шум вышел еще один.

– А ну-ка, приведите ее ко мне сюда! – приказал он.

Один из милиционеров подскочил к Пульхерии и больно схватил ее за руку.

– Но-но, потише! Я и сама могу пойти. Совсем не обязательно мне делать больно, – огрызнулась она и вырвала руку.

Войдя в дом, Пульхерия огляделась. Было сильно накурено, пахло мужским потом и еще чем-то потусторонним. Так пахнет страх и смерть, такой запах есть у всего, что пугающе необъяснимо.

Несколько милиционеров сосредоточенно занимались своим делом и не обратили на нее никакого внимания, кроме одного мужчины. Это был высокий спортивный человек лет сорока, с коротко стриженными волосами и пушистыми густыми усами. У него было умное симпатичное лицо: серые глаза, чувственные губы, мальчишеская, белозубая улыбка и нос картошкой. Он был одет в темно-зеленую трикотажную рубашку, выразительно обтягивающую его солидную мускулатуру, и голубые джинсы. Свой кожаный пиджак, лежащий на стуле, он поднял и жестом предложил Пульхерии присесть, подчеркивая тем самым, что беседа будет продолжительной. Мужчина с первого взгляда вызывал доверие, но она понимала, что первое впечатление может быть обманчивым. Слишком уж открыто он улыбался, чуть-чуть переигрывал, но этого чуть-чуть для Пули было достаточно, чтобы понять, что мужчина знает о свойствах своей улыбки и умело использует ее в своих целях.

– Марина Владимировна Денисова? – спросил он.

– Нет. Пульхерия Афанасьевна Дроздовская.

Левая бровь мужчины удивленно взметнулась вверх.

– Вот как? Следователь областной прокуратуры Штыкин Игорь Петрович, – представился он. – Кем вы приходитесь арестованному?

– Для начала я хотела бы кое-что уточнить, – произнесла Пульхерия, внимательно следя за лицом Штыкина, – Олег арестован и ему предъявлено обвинение, как я понимаю?

– Вы совершенно правильно понимаете. Так кем же вы все-таки ему приходитесь?

– Это допрос?

– Нет. Скорее приватная беседа. Если понадобится, я вызову вас повесткой.

– В таком случае, я не обязана отвечать на ваши, пусть даже приватные, вопросы.

– У вас есть с собой документы?

– А если их у меня нет, тогда вы задержите меня до выяснения моей личности? – с улыбкой спросила Пульхерия.

– Совершенно верно, – широко улыбнулся в ответ Штыкин.

– Какая досада, но у меня есть то, что вам нужно, – она протянула ему свой паспорт и состроила гримасу, отдаленно напоминающую улыбку.

Штыкин открыл паспорт и принялся его листать, а Пульхерия в это время стала украдкой осматриваться, пытаясь удержать в памяти любую мелочь. На полу возле стола лежал труп, накрытый простыней. Простыня была в мелкий синенький цветочек. Из-под нее выглядывала мужская рука с часами. Это были очень дорогие часы. Она сразу узнала их. Два дня назад она видела их на руке Вячеслава Вольского.

Пульхерия с трудом оторвала взгляд от них, а когда глянула на Штыкина, то заметила, что он с интересом за ней наблюдает.

– Могу поклясться, что вам знакомы эти часы, – с легкой усмешкой заявил он.

По спине Пульхерии побежали мурашки, и она поежилась.

– Я просто знаю, что это очень дорогие часы. Не более того.

– Пульхерия Афанасьевна, если вам есть, что мне рассказать, лучше сделайте это сейчас, – серьезно предложил Штыкин. – Вы разумная женщина и понимаете, что наша с вами встреча не последняя…

– Игорь Петрович, раз уж все так фатально, то можно я пойду? Вызывайте меня повесткой в прокуратуру. А сейчас я не готова к разговору.

– Последний вопрос можно? – миролюбиво спросил Штыкин.

– Спрашивайте.

– Кем вы приходитесь Олегу Денисову?

– Я близкая подруга его жены и семью эту знаю очень хорошо. Одно вам скажу, если вы решили, что это он убил этого человека, то вы заблуждаетесь. Олег оказался не в том месте, не в то время. Роковое стечение обстоятельств. Не верьте глазам своим. Сейчас я не готова, но очень скоро я докажу вам это.

– Пульхерия Афанасьевна, может, вы взглянете на труп и поможете нам его опознать?

– Разве при нем не было никаких документов?

– Нет.

– Думаю, вы мне не поверите, но я очень боюсь мертвецов.

– Бояться надо живых, – усмехнулся следователь. – Может, вы все-таки посмотрите?

– Игорь Петрович, вы не держите слово. Свой последний вопрос вы мне уже задали.

Пульхерия решительно встала и направилась прочь.

– Минуточку, – Штыкин обогнал ее и встал в дверном проеме, – вы не подскажете, где мы сможем найти Марину Владимировну?

– У себя дома. Где же еще? Когда Олег позвонил мне на мобильный, я была с ней рядом и в этот момент измеряла ей давление, – проговорила она первое, что пришло ей в голову. – Кстати, оно оказалось просто огромным, сто восемьдесят на сто двадцать. Я велела ей оставаться дома, в постели, а сама направилась сюда. Теперь я могу идти?

Штыкин молча уступил ей дорогу.


Когда Пульхерия вернулась к машине, Марины в ней не было.

– Час от часу не легче, – обеспокоенно пробормотала она и оглянулась вокруг.

Только Пульхерия хотела посигналить, как подруга сама появилась из-за толстого ствола дерева. Она насквозь промокла, и у нее зуб на зуб не попадал от дрожи.

– Ты чего прячешься?

– Подумала, что если и тебя арестуют, то я им живой не дамся.

– Они тебя и спрашивать не станут, – улыбнулась Пуля. – Замерзла?

– Нет, это от страха.

– Тебе-то чего бояться?

– Я за Олега боюсь, – жалобно пояснила Марина и заплакала.

– На улице сырость, ты вся мокрая, а теперь еще и плачешь. Прекрати сейчас же! – приказала Пульхерия подруге. – Немедленно возьми себя в руки, успокойся и сосредоточься. У нас с тобой сейчас должна быть ясная голова, иначе мы Олегу не поможем. Понятно?

Марина кивнула.

– Что ты узнала?

– На первый взгляд ничего хорошего. Да и на второй тоже. Вольского убили и обвиняют в этом Олега.

– Ой!

Марина опять приготовилась плакать, но Пуля прикрикнула на нее:

– Только посмей мне зареветь! Они пока не установили личность убитого. Про тебя тоже спрашивали, я сказала, что ты дома с высоким давлением. До утра они тебя не тронут. А утром наверняка пожалуют. Там следователь – очаровашка! Покоритель женских сердец. С виду простой и свойский, а на деле хитрая бестия. Такой без мыла в любое отверстие влезет, натопчет и даже не извинится. Он считает, что его улыбка пропуск в любую душу. – Пульхерия завела машину и включила «дворники». – Сейчас поедем ко мне, переоденемся, пообедаем, а там решим, что нам делать дальше.

Глава седьмая

Пороки души похожи на раны тела: как бы старательно их не лечили, они все равно оставляют рубцы и в любую минуту могут открыться снова.

Франсуа де Ларошфуко

Игорь Петрович Штыкин любил свою работу, несмотря на то что ему ежедневно приходилось сталкиваться с не самыми лучшими проявлениями человеческой природы. Убийства – это всегда грязь, боль, страдания. Как на войне, только там убийства носят массовый характер, все чувства притупляются, а в повседневной, обыденной жизни они встречаются во много раз меньше, следовательно, грязь и страдания во столько же раз сильнее.

Штыкин редко смотрел кино, ему развлечений хватало на работе, но, если уж выдавалась свободная минута, предпочтение отдавал мелодрамам или комедиям, а боевики, детективы или бессмысленные ужастики не терпел, особенно боевики, где жизнь человеческая ничего не стоила. Умом он понимал, что «Терминатор» – это плод человеческой фантазии, всего лишь яркое шоу, но когда видел, как робот на своем пути с легкостью убивает мужчин и женщин, воображение профессионала рисовало ему то, что должно было быть за кадром. Вот уже кто-то обнаружил труп, звонит в службу спасения, приезжают медики, следователи, криминалисты, место преступления осматривают, фотографируют, исписывают кипы бумаг, рассматривают в микроскоп мельчайшие частицы, способные восстановить картину преступления, и чтобы в конечном итоге найти и наказать преступника.

И все же был один американский сериал, который он смотрел с огромным удовольствием. Там показывали работу криминалистов. Причем с профессиональными подробностями, которые даже ему, высоко классному специалисту, были очень интересны. Его поражали почти безграничные возможности сыщиков, на вооружении которых были последние достижения науки и техники.

Конечно же и у нас в стране было что-то похожее, но в столице и крупных городах. А в небольшом городке, в котором жил и работал последние десять лет Штыкин, об этом можно было только мечтать, поэтому там работали в основном по старинке, больше полагаясь на опыт и интуицию.

Родился Штыкин в Ярославле, после армии женился на москвичке, но не ради московской прописки. Он любил свою жену. У ее родителей была крохотная двухкомнатная квартирка, и для того чтобы жить отдельно от них, ему пришлось после института пойти работать в милицию.

Он не был карьеристом, но по служебной лестнице продвигался легко, без малейших усилий со своей стороны. То ли удача ему сопутствовала, то ли судьба была к нему благосклонна, но так или иначе дослужился он до начальника подразделения одного ведомства, и ему даже прочили, что в скором времени он займет место руководителя этого ведомства, когда тот уйдет на пенсию. Но однажды все рухнуло.

В тот день Штыкин был дежурным. Он прибыл на место происшествия буквально через десять минут после свершения серьезной аварии, даже «скорая» еще не приехала. Была ночь, что-то около полуночи, слегка моросило, дорога была мокрая, скользкая. Это была шикарная машина, «Мерседес», самый лучший и самый дорогой, с подушками безопасности, автоматической коробкой передач, кондиционером. В машине находился один богатый и влиятельный бизнесмен. Очень богатый и очень влиятельный. В момент столкновения он сидел на переднем сиденье, а сзади – его жена с маленьким сыном. Она держала мальчика на коленях. Водитель не справился с управлением и въехал в грузовик. Дорога в том месте делает очень крутой поворот. «Мерседес» должен был повернуть направо, а вместо этого направился прямо на грузовик, неожиданно показавшийся из-за поворота.

Когда Штыкин приехал, женщина была еще жива. Умерла она в машине «скорой помощи», по пути в больницу. Она, увидев, что происходит, схватила мальчика, чтобы его защитить. Ее швырнуло на переднее сиденье, и это сломало ей позвоночник. Потом даже не делали вскрытия, чтобы определить причину смерти. И так было ясно, что умерла она не от пневмонии или инфаркта. Штыкин хорошо помнил, что женщина не кричала, не плакала, даже не стонала – только смотрела. Им тогда с трудом удалось вызволить мальчика из ее рук, чтобы извлечь ее из машины и погрузить в «скорую». Хорошо хоть машина не загорелась.

Мальчик не пострадал, мать прикрыла его своим телом. Отец метался возле машины. Он тоже не пострадал, просто был в шоке. Его спасла подушка безопасности, шофер тоже не пострадал, только рассек лоб о зеркало заднего вида. Штыкин обратил внимание на одну странность: ссадина была слева. С этой ссадины все и началось. Получалось, что за рулем во время столкновения был не шофер, а бизнесмен.

Вероятно, ему надоело сидеть сложа руки и захотелось самому порулить. Но когда его жена погибла, все клялись, что машину вел шофер. Вернее, это утверждали бизнесмен и его шофер, а мальчик молчал. Никто не мог вытянуть из него ни одного слова ни тогда, ни позднее.

Шофер вежливо, без истерик заявил, что за рулем машины был он, и почему голова его ударилась о зеркало слева, а не справа, объяснить не мог. Штыкину показалось, что он сильнее напуган, чем ранен. Бизнесмен после похорон, придя к ним в управление, поклялся, что за рулем был не он, а когда Штыкин отважился предположить, что на его памяти, скорее всего, сказался шок от пережитого, разозлился и ушел, хлопнув дверью.

Вскоре Штыкина вызвал к себе начальник и, отводя глаза в сторону, сообщил, что позвонили свыше и предложили перевести его, Штыкина, «со значительным повышением», правда, в небольшой городок во Владимирской области. Начальник симпатизировал своему подчиненному и понимал, что с ним поступают несправедливо, поэтому предложил ему свою помощь. Штыкин в то время как раз заканчивал заочный юридический институт, и начальник посоветовал ему взять отпуск, отгулы, получить диплом. И пообщал, когда все уляжется, с помощью своих знакомых подыскать ему место по специальности.

Штыкин долго не раздумывал. Выбора у него не было, он не стал никому ничего доказывать, ибо по опыту знал, что его просто никто не станет слушать, вернее, вежливо выслушают и посоветуют оставить свое особое мнение при себе. Он понимал также, что в покое его не оставят, поэтому согласился на предложение своего начальника. Вскоре Штыкин получил назначение в прокуратуру небольшого районного городка, расположенного всего в получасе езды на электричке от Москвы. Ему предоставили хорошую трехкомнатную квартиру. Штыкину городок и квартира понравились, чего было нельзя сказать про его жену. Она сказала, что лучше быть последней в Москве, чем первой в такой дыре, и со своей стороны постаралась сделать его жизнь просто невыносимой. Вскоре их брак распался. Жена вернулась к своим родителям, а он остался один в огромной трехкомнатной квартире. Штыкин с головой ушел в работу и очень скучал по дочери, так как из-за нехватки свободного времени не мог видеться с нею так часто, как ему хотелось бы.

Убийство любовника обманутым мужем на первый взгляд показалось ему делом простым и ясным. Застукал муж на даче жену с молодым парнем. В порыве ярости ткнул кухонным ножом в грудь. Парень умер, жена от страха сбежала. Все элементарно. Осталось установить личность любовника и найти жену, которая наверняка прячется на квартире у своей подруги и льет от страха слезы. Пусть выплачется, на допросе будет спокойнее. Подругу, кстати, он уже видел: простодушная толстуха, типичная домохозяйка, питающая слабость к пирожкам и мыльным операм. Сразу ринулась на защиту своей подруги, про высокое давление наплела. Знаем мы это давление: бабская истерика, не более. Штыкин решил, что с утра зайдет к патологоанатому, узнает предварительные данные вскрытия, наверняка к этому времени помощники установят личность потерпевшего. Он возьмет ордер и сам отправится прямо на квартиру к этой Пульхерии – послал же Бог этой женщине такое имя! – не дожидаясь, пока Денисова сама явится к нему. Элемент неожиданности обычно обезоруживает и упрощает допрос подозреваемых.


«Лучше бы я разрешила ей поплакать, – думала Пульхерия, с жалостью глядя на безучастную подругу. – Надо же нам было так бездарно влипнуть. Для таких дураков, как мы с ней, народ даже пословицу придумал “Бесплатным сыр бывает только в мышеловках”. А здесь сыр был не только бесплатным, но нам за него еще и заплатили. Какая же я дура! Надо было насторожиться. Что теперь делать? На Марину надежда слабая, она сейчас в шоке. Вероятно, если бы она поревела, то быстрее вышла бы из ступора, а так мне одной отдуваться придется».

Для начала Пульхерия решила позвонить своему знакомому следователю с Петровки Алексею Александровичу Кузьмину. Он ей и раньше помогал, когда она влипла в историю с наркотиками, а до этого он вел дело об убийстве жены одного банкира. Пульхерия была свидетельницей этого убийства, ее ранили, и она потеряла память. Следствие зашло в тупик, а она тогда помогла найти убийцу. Во всяком случае, Кузьмину Пульхерия доверяла.

Подругу она напоила чаем, дала ей таблетку снотворного и уложила в постель, а сама набрала номер телефона следователя.

– Здравствуйте, Алексей Александрович, это Пульхерия Афанасьевна. Вы меня помните?

– Конечно помню. Разве можно забыть такое большое дело.

– Вы сказали тело или дело? На мой большой вес намекаете? – беззлобно хихикнула она.

– Я оговорился. Надо было сказать громкое дело, тогда бы у вас не возникла ассоциация с телом, – попытался оправдаться Кузьмин.

– Оговорка по Фрейду. Ладно, перейдем от тела к делу. Алексей Александрович, я влипла, причем по-крупному.

– Вы, Пульхерия Афанасьевна, по-другому влипать не умеете. Если свидетельница, то не бытовой драки, а убийства, если кражи, то не меньше чем на двести миллионов евро. Свидетелем чего вы на этот раз оказались? Или, может быть, не дай бог, соучастницей?

– Не я, а мы с подругой. Вернее, муж моей подруги.

– Я помню, по делу тогда проходила какая-то ваша подруга. Если мне не изменяет память, Марина Владимировна Денисова.

– Ну и память у вас, Алексей Александрович, – с восхищением произнесла Пульхерия. – Я вам сейчас кое-что расскажу, только вы мне должны пообещать, что меня не выдадите.

– Я что, похож на Павлика Морозова? – рассмеялся Кузьмин.

И Пульхерия в общих чертах поведала майору об их с Мариной злоключениях.

– Таким образом, я знаю имя убитого, а менты нет. И что вы об этом думаете? – в заключение спросила она.

– Да, история, прямо скажем, с душком, – ответил Кузьмин. – Если бы вы были маленькой девочкой, я посоветовал бы вашим родителям вас хорошенько наказать: выдрать как Сидорову козу, к примеру, или в темный угол поставить, коленями на горох.

– В уголовном кодексе такого вида наказаний нет, – пробурчала Пульхерия.

– Зато в нем есть статья, в которой четко указано, сколько лет надо дать за то, что вы натворили.

– А как же презумпция невиновности? Мало ли что эти люди про себя наговорили? Вдруг эти молодые любовники на самом деле от ревнивого мужа спасались?

– Тогда она бы вам так и сказала.

– Может быть, эта Оксана хотела пыль в глаза пустить или не хотела, чтобы ее сочли пошлой, если она расскажет такую банальную историю? Вот она и сочинила героически-романтическую легенду, совсем в духе нашего времени. Включите телевизор, там все сериалы в таком ключе сняты.

– Что толку теперь гадать? Погиб человек. Необходимо найти того, кто это сделал, и при этом больше никто не должен пострадать. Сейчас поздно, навести справки я смогу только утром. Вы из дома не выходите и ждите моего звонка. Если к вам нагрянут, в чем я абсолютно уверен, действуйте по обстоятельствам, но особенно там не сопротивляйтесь. Они наверняка подготовятся, придут с ордерами, и все такое. Вот и весь мой ответ. Я же со своей стороны сделаю все, от меня зависящее.

– У меня к вам есть еще одна просьба. Я записала номер машины этой Оксаны или Тани. Узнайте, пожалуйста, в милицейской базе, на кого она записана. Номер простой С 772 ОР.

Ночью Пульхерия спала плохо. Дождь не убаюкивал своей монотонностью, а раздражал, все шуршал и шуршал по листве за окном. Он заполнил этим шуршанием все окружающее пространство, вытеснив из него остальные звуки. А под утро ей приснились змеи, огромные, жестокие и безжалостные. Они гремели погремушками на кончиках своих хвостов, стучались в дверь и с шипением требовали, чтобы она ее открыла.

Пульхерия открыла глаза и подумала: «Какое счастье, что это всего лишь сон», но ужас, который она пережила в своем кошмаре, был настолько реальным, что все остальные чувства на его фоне казались блеклыми и расплывчатыми.

Марина спала так крепко, что не слышала настойчивого стука в дверь. Она только перевернулась на другой бок, пробормотала что-то неразборчивое и опять сладко засопела.

В дверь уже не просто стучали, а, можно сказать, ломились. Даже не посмотрев в глазок, Пульхерия уже знала кто.

– Игорь Петрович, вы, когда в школе учились, случайно не барабанщиком были? – сердито спросила она следователя без всяких предисловий. – Впрочем, можете не отвечать! Все равно соврете.

– Почему вы так решили? – удивленно спросил Штыкин и пояснил: – Я насчет вранья?

– А когда это мужчины женщинам правду говорили? Им легче соврать что-нибудь красивое, лишь бы женщина к ним не приставала и не лезла в их примитивный мужской мир со своими расспросами.

Штыкину эти слова Пульхерии показались почему-то обидными, и он сказал правду:

– В школе я был знаменосцем, но всегда мечтал быть барабанщиком.

– Ого, как я понимаю, вы были активистом пионерского движения, следовали заветам дедушки Ленина и товарища Сталина. Впрочем, что я говорю? Сталин тогда уже почил в Бозе.

– С чего вы взяли? Может быть, я был хулиганом?

– Житейская логика. Если бы вы были хулиганом, тогда вам не доверили бы нести знамя. Вы же следователь, человеческие души препарируете, а такие бездарные вопросы задаете.

Они все еще стояли в коридоре, и Штыкин от неожиданного допроса Пульхерии как-то оробел и не решался пройти дальше. Сзади него топтался его помощник Мамонов, которого он взял с собой на случай возникновения каких-нибудь осложнений.

Пульхерия стояла босиком в ночной ситцевой рубашке с летающими розовыми слониками на голубом фоне. Волосы у нее торчали в разные стороны, придавая ей вид воинственно-трогательный. Так и хотелось подойти к ней и пригладить ее непослушные вихры.

– Ну, и долго вы будете так стоять? – спросила она и комично надула губы. – Вы небось вооружились до зубов всякими мерзкими бумажками, которыми собираетесь перед нами, беззащитными девушками, размахивать. Давайте, заковывайте нас в кандалы, ссылайте на галеры или в урановые рудники. – Она картинно простерла к Штыкину свои пухлые, словно у младенца, руки.

– Пульхерия Афанасьевна, кончайте свой балаган и давайте просто поговорим спокойно.

– Хорошо, – неожиданно быстро согласилась та. И, хитро сощурившись, спросила: – А ваш товарищ – немой статист или тоже участник представления?

– Это от вас зависит. Если вы будете вести себя хорошо…

– Можете не продолжать! Мы с вами не в детском саду, и вы не мой воспитатель. Я вас предупреждаю, что Марина Владимировна еще спит. Пошли на кухню, попьем чайку и побалакаем за жизнь и о делах наших скорбных.

– Пульхерия Афанасьевна, настройтесь, пожалуйста, на серьезный лад. Мы с вами будем говорить об убийстве. Если потребуется, я нашу беседу запротоколирую.

– Запротоко… что?! Так. Тогда у меня встречный вопрос. Можно? – она подняла, как примерная школьница, правую руку.

Штыкин кивнул.

– Если это серьезный допрос, с протоколом и соблюдением всех условностей, тогда где мой адвокат? Что-то я его не вижу. А? Адвокат, ау-у, где ты, родимый?

– Ну хорошо, – миролюбиво согласился Штыкин. – Пусть будет просто беседа. Но… – он поднял вверх указательный палец правой руки, – без балагана.

– Уважаемый Игорь Петрович, что же вы так серьезно относитесь к своей жизни? Живым из нее все равно никто не выберется.

– Мне хотелось бы еще немного пожить. А вот тому молодому человеку это сделать уже не удастся. А ведь его наверняка ждут родители, мама плачет, не может дозвониться.

– Боже, как трогательно. Вы, как я понимаю, так и не смогли установить личность убитого? – нахмурившись, спросила Пульхерия.

Они прошли на кухню. Мамонов взял со стола газету, уселся на диван и принялся читать. Пульхерия поставила на плиту чайник, достала чашки, сахарницу и печенье. Потом на минуту вышла и вернулась уже в шелковом халате с драконом на спине. Волосы она кое-как причесала и заколола заколкой.

Пока Пульхерия отсутствовала, Штыкин с удивлением подумал, что ему начинает нравиться эта женщина. Поначалу он принял ее за обычную домохозяйку, примитивно-милую, с убогим языком Эллочки-людоедки. Но с каждой минутой этот образ все больше расплывался и терял четкие очертания. Он почувствовал в ней противника равного себе, с которым ему интересно общаться. Штыкин понял, что все привычные уловки и штучки, с помощью которых он заставлял собеседника раскрыться, расколоться, вывернуться наизнанку, приобретенные за долгое время работы следователем, с ней не сработают. И это огорчало его. Теперь его основной задачей было привлечь ее на свою сторону, превратить из противника в союзника. Интуитивно следователь чувствовал, что единственно возможный для этого путь – откровенность. Вернее даже, откровенность за откровенность. И он решил первым показать ей пример.

– Нет, к сожалению, пока нам это не удалось. Я очень надеялся, что вы нам поможете.

– Я?

– Уверен, что вы его знаете.

– В вашей уверенности я не сомневаюсь. У вас ведь наверняка есть определенная версия случившегося, и вы будете отстаивать ее насмерть, – жестко проговорила Пульхерия. – Я даже могу вам ее рассказать.

– Ну-ка, интересно, – усмехнулся в пушистые усы Штыкин.

– Давайте проведем эксперимент, – Пульхерия метнулась к шкафчику, достала блокнот и вырвала из него листок. – Вот, изложите в нескольких словах вашу версию, а я вам – свою. А потом сравним.

– Согласен.

Штыкин на минуту задумался и написал на листочке аккуратными ровными буквами: «Жена развлекалась на даче с любовником.

Неожиданно вернулся муж. Завязалась драка, муж ударил ножом любовника в грудь».

Пульхерия не стала раздумывать и тут же принялась писать в блокноте. Через минуту она протянула его Штыкину.

– Вот, читайте.

Штыкин прочел вслух: «Муж застукал на даче свою жену с любовником. В завязавшейся драке он ударил его ножом в грудь. Любовник умер».

– Скажите, Пульхерия Афанасьевна, – Штыкин сдвинул брови к переносице, а его глаза стали колючими, холодными словно льдинки, – откуда вы знаете, что парень был убит ножом в грудь? Это ведь секретная информация, я вам ее не сообщал.

– Секретная?! Дешевый прием, господин следователь, – рассмеялась она, – прежде чем попасться вам на глаза, я возле дома потусовалась, разговоры соседей послушала. Одна женщина, которая вызвала милицию и «скорую помощь», в подробностях рассказывала, как к ней прибежал хохол и сообщил ей всю эту вашу секретную информацию.

Мамонов не удержался и хмыкнул, закрыв при этом лицо газетой. Но Штыкин не смутился.

– А может быть, все эти подробности вам сообщила ваша подруга Марина Владимировна Денисова?

– Марина?! – от возмущения Пульхерия аж подпрыгнула и возбужденно затараторила. – Да она мухи не обидит. Она своего Олега просто обожает и постоянно ревнует к секретарше. За всю жизнь у нее был всего один мужчина – ее муж. Она невиннейшую эротику порнографией называет и тут же от смущения телевизор переключает на другой канал. И вообще, она милейшая женщина, мать двоих замечательных сыновей и бабушка очаровательной внучки…

В этот самый момент на кухню вошла Марина и с невинным видом спросила:

– Что здесь происходит?

Синяк под глазом милейшей из женщин отливал ярко фиолетовым цветом. Пульхерии даже показалось, что он стал еще красочнее по сравнению со вчерашним днем. Штыкин молча немного полюбовался на все это великолепие и сказал сдержанно-холодным тоном:

– Если вы мне сейчас же не скажете, где были позавчера с двадцати одного до двадцати двух часов, я вас тут же арестую и посажу в изолятор временного содержания.

– В Суздале, – сказали подруги в один голос.

Глава восьмая

Узнав главенствующую страсть человека, мы уже уверены, что сможем ему понравиться, забывая, что у каждого без счета прихотей, идущих вразрез даже с его собственной выгодой, как он ее понимает: вот это сумасбродство человека и смешивает все карты в игре.

Блез Паскаль

– Да, Пульхерия Афанасьевна, не скрою: вы меня сильно разочаровали, – Штыкин, заложив руки за спину, расхаживал по кухне. – Не ожидал я от вас такого. Ваша фантазия оказалась примитивно убогой, просто скучной, – он развел руками. – Я думал, что вы способны придумать что-то более оригинальное.

– Это не моя фантазия, а ее, – пробурчала Пульхерия и локтем ткнула в бок подругу. – Когда ее муж с секретаршей укатили на Кипр, она заладила: «Поедем в Суздаль, поедем в Суздаль… отдохнем культурно».

– А синяк под глазом – результат вашего культурного отдыха? – с иронией спросил Штыкин.

– Именно. Для остроты восприятия. Это вы предположили, что она его получила в драке, защищая от мужа своего любовника. Когда вы во всем разберетесь, вам потом станет стыдно за такие дурацкие предположения. А сейчас думайте, что хотите, – Пульхерия обреченно махнула рукой.

– Так, хватит без толку разговаривать! Мамонов, проводи Марину Владимировну в комнату, и пусть она о вашем путешествии в Суздаль напишет во всех подробностях. Где была, что делала, с кем встречалась? И по возможности, укажет точное время происшедших событий. А вы, Пульхерия Афанасьевна, здесь при мне изложите свою версию происходящего.

– Нет у меня никакой версии, а только чистая правда, – пробурчала Пульхерия себе под нос.

Пока подруги старательно излагали на бумаге свои воспоминания, Штыкин смотрел в окно и размышлял. Стройность его версии значительно пошатнулась, когда он побывал утром у патологоанатомов. Было установлено, что смерть неизвестного наступила не в тот момент, когда Олег Денисов извлек нож из его груди, а накануне вечером на временном отрезке от двадцати одного до двадцати двух часов. Было так же установлено, что его пытались сначала задушить и только потом ударили ножом в грудь. Следов борьбы на теле не было, словно неизвестный и не пытался защищаться. Отпечатки пальцев по большей части принадлежат Олегу Денисову и его жене, а также неизвестному, но очень много отпечатков нечетких, смазанных, словно кто-то прошелся с тряпкой по ручкам и выключателям, стирая улики. Если предположить, что Олег Денисов, убив неизвестного накануне вечером, а потом, придя в себя, вернулся на дачу, чтобы замести следы, то не лучше было бы попытаться побыстрее избавиться от тела, а не от отпечатков пальцев? Зачем было ждать, пока станет светло и в любой момент могут проснуться наемные рабочие Тарасюк и Бульбенко? Нет, похоже, для Олега Денисова действительно было полной неожиданностью обнаружение трупа у себя на даче. И это его сильно напугало. Он вел себя не как человек, который хочет замести следы. Впрочем, здесь возможен еще такой вариант: убийство совершила его жена. Это она убила любовника своего мужа. Можно проявить широту взглядов и сделать неординарное предположение: допустим, она узнала, что ее муж гомосексуалист. Заманила на дачу его друга, завязалась драка, о чем свидетельствует синяк у нее под глазом. Не исключено, что ей пришлось обороняться и убить соперника кухонным ножом. Впрочем, ножом она его потом ударила, сначала она его задушила. Убитый был человеком сильным, спортивным. Ему ничего не стоило справиться с такой хрупкой женщиной, как Марина Денисова. Как же он тогда позволил ей взять себя за горло? Нет, опять концы с концами не сходятся.

Вошел Мамонов, следом за ним Марина. Она положила на стол листок бумаги. У нее был мелкий почерк, и буквы складывались в строчки словно бисеринки, нанизанные на нитку.

– Пульхерия Афанасьевна, вы готовы? – поинтересовался Штыкин.

– Сейчас, еще минуточку, – ответила та, торопливо скользя ручкой по бумаге.

Наконец она тяжело вздохнула и протянула ему три листка бумаги, полностью исписанные крупным ровным почерком.

– Вы меня уморить хотите, Пульхерия Афанасьевна? – строго взглянул на нее Штыкин. – Это художественный роман, а не показания свидетеля. Мысли надо излагать коротко и ясно, как в армии.

– Обижаете, Игорь Петрович. Я в армии не служила, откуда мне знать, как там мысли излагают. В рамки устава я вряд ли влезу, как и в их форму. Что поделаешь, я – личность неординарная, творческая, так что довольствуйтесь тем, что есть, – она обиженно поджала пухлые губы.

– Ну хорошо. Ваши показания я тщательно изучу и проверю, а пока вы обе отпущены под подписку о невыезде и находитесь под домашним арестом.

– С домашним арестом вы, господин следователь, несколько переборщили, – пробурчала Пульхерия.

– Да, – согласилась с ней Марина и робко спросила с надеждой, – может, ограничимся одной подпиской?

Но Штыкин был непреклонен.

– Нет, обе сидите дома, – категорично потребовал он и неожиданно для себя добавил, – мне так спокойнее.

– Прямо тиран-деспот какой-то, – всплеснула пухлыми руками Пульхерия. – Меня-то за что под арест? Или я тоже подозреваюсь в убийстве? А у меня какой мотив? Мне-то зачем его убивать? Или вы нас в групповом сексе подозреваете? Только за это под домашний арест не сажают. Это мое личное дело, с кем и когда спать. Это никого не касается!

– Вы мне интересную мысль подкинули, Пульхерия Афанасьевна. У вас и Марины Владимировны была сексуальная связь с неизвестным, он вас стал шантажировать, и вы его за это убили. Как вам такая версия?

– Отличная версия! Пульхерия дура, Штыкин молодец! – хихикнула Марина. – Один ноль в пользу следователя.

– Согласна, Мариша, чистая победа мужской логики над здравым смыслом, – саркастически ухмыльнулась Пуля, – только в ней есть одна заметная брешь.

– Интересно какая?

– Я женщина свободная, и мне абсолютно наплевать на любой шантаж, а также совершенно по барабану, что там обо мне кто-то подумает. Во всяком случае, убивать его я за это не стану. Разве только заболтаю до смерти, а за это статьи в уголовном кодексе нет. Со своей стороны, господин следователь, я могу подкинуть кучу других версий, не менее оригинальных, чем ваша. Например, мы с моей подругой являемся любовницами, неизвестный следил за нами, сфотографировал, а потом стал шантажировать; мы с ней его убили, а труп обнаружил ее муж. Правда, нет доказательств: фотографий и всего такого, но это уже незначительные детали. Или, например, другая версия: этого совершенно незнакомого нам мужчину убили в другом месте, а труп подкинули в дом Марины. Или еще такая версия…

– Все, Пульхерия Афанасьевна, достаточно, – взмолился Штыкин, – я от вас устал. Это вы меня заболтали до смерти. Кстати, что касается «неизвестного мужчины», интуиция мне подсказывает, что этот мужчина не так уж вам и неизвестен.

– Интуицию, Игорь Петрович, к делу не пришьешь. Докажите. А пока, может быть, обойдемся одной подпиской о невыезде?

– Делайте что хотите, – махнул рукой Штыкин и, лукаво усмехнувшись в пушистые усы, добавил, – только сидите дома.

Не успели они закрыть за милиционерами дверь, как зазвонил телефон. Это был Кузьмин.

– Пульхерия Афанасьевна, я кое-что для вас разузнал. Во-первых, следователь Штыкин – мужик в общем-то неплохой, работяга, толковый и принципиальный. Сотрудники его уважают. Раньше он работал в Москве, в ведомстве далеком от прокуратуры, но чем-то не угодил кому-то и его, как у нас водится, убрали от греха подальше в Московскую область. Я с ним лично не знаком, но у меня есть приятель, который с ним в хороших отношениях, если ситуация станет критической, мы сможем этим воспользоваться. Во-вторых, машина, номер которой вы мне дали, зарегистрирована на Оксану Николаевну Шпак, родившуюся в городе Донецке. В настоящее время она прописана по адресу…

Кузьмин продиктовал Пульхерии улицу и номер дома. Оказалось, что Оксана живет от нее совсем недалеко. Она знала этот дом, новый, с дорогими квартирами, подземной парковкой, охраняемой территорией, с огромным холлом на первом этаже и зеркальными лифтами фирмы «Отис». Просто так войти и подняться на нужный этаж там нельзя. Сначала необходимо подойти к стойке консьержа, который разрешит вызвать лифт только после предварительного звонка хозяевам квартиры.

– …Но эта квартира не принадлежит Оксане. Ее собственником является Павел Эдуардович Мякишев, проживающий по адресу…

Пульхерия старательно записала адрес. Этот дом она тоже знала. Он был известен всей Москве своими заоблачными ценами за квадратный метр и огромным количеством людей, погибших во время его строительства. Там столько раз обрывались строительные люльки с рабочими и падали башенные краны, что смело можно было говорить: дом построен на костях. Располагался он в живописнейшем месте на берегу канала и носил несуразное, мало подходящее ему название «Бегущая по волнам». Бедняга Александр Грин сто раз перевернулся бы в гробу, если бы знал, что столь поэтическое название его лучшего романа будет опошлено через много лет московскими градостроителями.

– …Мне не известно, чем он занимается, но есть человек, который мне это скажет. Только увижу я его завтра.

– А нам с Мариной что теперь делать?

– Ничего. Сидеть дома, смотреть телевизор и постараться больше ни во что не влипать.

– Я не могу сидеть сложа руки. По моей вине может пострадать невинный человек…

– Пульхерия Афанасьевна, ситуация, в которой вы оказались, не скрою, сложная, но пока не смертельная…

– Для нас с Мариной, – мрачно уточнила она.

– Хотите совет?

– Хочу.

– Я вам его дам, но, боюсь, вы вряд ли ему последуете. Доверьтесь Штыкину. Расскажите ему все, что вы знаете. Помогите ему, а он поможет вам. Не усложняйте и без того запутанную ситуацию.

После разговора с Кузьминым Пульхерия приняла душ и стала собираться.

– Ты куда? – с тревогой спросила Марина.

– По делу. Я ненадолго, Мариша. Посмотри телевизор…

– Я с тобой. Когда тебя нет рядом, мне начинает казаться, что я тебя больше никогда не увижу.

– Типун тебе на язык! Болтушка.

– Нет, правда. Я физически начинаю ощущать, что осталась совершенно одна во всей Вселенной. Я с тобой срослась, как сиамский близнец.

– Умеешь ты уговаривать. Хорошо, пойдем вместе. Только я тебя предупреждаю, что ты должна меня слушаться. Скажу «иди» – идешь, скажу «лежать» – ложишься. Рявкну «молчать!» – молчишь. Ясно?

Марина с радостной готовностью кивнула.

– А куда мы пойдем?

– Навестим Оксану Шпак по кличке Таня. Она, кстати, здесь недалеко живет, в двух минутах ходьбы. Эта красавица вовлекла нас с тобой в темное дело, и у меня есть к ней несколько вопросов.

Они остановились недалеко от огромного дома, находившегося в окружении пятиэтажек. Со стороны шоссе он почти не был виден и открылся во всем великолепии, когда они из небольшого переулка вошли во двор.

Вращающиеся стеклянные двери вели в роскошный вестибюль. Кивнув, как старому знакомому, консьержу, они направились к лифтам. Но на консьержа их дружеский кивок впечатления не произвел. Он твердо знал – эти люди чужие. Именно для этого и был здесь поставлен.

– Погодите! Вы к кому?

– В 1814 квартиру к Оксане Николаевне Шпак, – вежливо сообщила ему Пульхерия.

– Надо доложить, – рука консьержа потянулась к внутреннему телефону. – Ваши имена?

– Она – Марина, а я – Пульхерия, но близкие друзья зовут меня Пулей, – она шагнула от лифта к стойке консьержа. – Однако мне бы не хотелось, чтобы вы о нас сообщали, понимаете?

Консьерж тяжело вздохнул, удивляясь такому непониманию. Если всякий желающий сможет входить и выходить без предупреждения, зачем тогда консьерж? Мысль – пугающая своей очевидностью.

– Извините, но таков порядок. Назовите ваши фамилии.

– Неужели ты меня не помнишь, Стасик? – дружелюбно спросила Марина. – Мы же с тобой живем в одном доме, только в разных подъездах. Я твою маму хорошо знаю и твою жену Зиночку.

Стасик с минуту озадаченно изучал лица подруг: давало ли право этим женщинам войти на охраняемую территорию без спроса то обстоятельство, что он проживает с той, что похудее, в одном доме? После недолгого раздумья консьерж решил, что нет. Он хорошо знал права своих жильцов.

В этот момент Пульхерия полезла в карман и положила на стойку мятую влажную сторублевку. Если бы она была новенькой и хрустящей, а еще было бы лучше, чтобы это были не рубли, а доллары, тогда бы он взял их без малейших колебаний. Консьерж смотрел и раздумывал. С другой стороны, эта шлюшка, к которой пришли эти женщины, не стоила того, чтобы ради нее отказываться от стольника. Долговязый консьерж выглядел рассерженным, и справедливо, ведь он должен добросовестно отрабатывать свое жалование.

– Взятка?

– Нет, презент. Купите потом себе, что сами захотите.

– Интересно, что можно на это купить? – губы консьержа искривила презрительная улыбка.

– Ну, если дело только в цене… Извини, дружок, большей суммой мы не располагаем, – Пульхерия придавила купюру пальцем и стала медленно двигать ее к себе.

Парень накрыл стольник ладонью.

– Меня не было на месте, когда вы пришли, – быстро сказал он.

– Кто бы сомневался, – пробормотала Пульхерия, и они с Мариной направились к лифтам.

На восемнадцатом этаже лифт остановился, и двери бесшумно открылись. Они вышли и оказались в устланном дорогими коврами коридоре, стены которого были увешаны картинами и акварелями с пейзажами а ля Левитан и Шишкин, украшены стильными светильниками и экзотическими растениями. Напротив квартиры номер 1814 в огромном горшке размером с ведро росло лимонное дерево, все усыпанное крохотными ярко-желтыми лимончиками.

– Пуляша, смотри, какие маленькие, словно грецкие орехи. Как ты думаешь, они настоящие? – с восторгом спросила Марина.

– Сорви – узнаешь, – посоветовала она подруге.

– А разве можно? – простодушно удивилась та.

Пульхерия оглянулась по сторонам, быстро сорвала один лимончик и сунула его в карман плаща.

– Потом продегустируем, – сказала она и подошла к двери квартиры Оксаны.

Они отчетливо слышали негромкую музыку. Марина нажала на кнопку звонка, и мелодичная трель на мгновение заглушила ее. Музыка продолжала звучать, но дверь никто не открыл. Они позвонили еще. На этот раз Пульхерия держала нажатой кнопку довольно долго, однако без результата.

– Видишь, там никого нет, – почему-то прошептала Марина.

– А музыка? Может быть, она принимает ванну или с кем-нибудь любовью занимается?

– Подождем?

– Чего?

Пульхерия постучала в дверь кулаком и подергала ручку двери. Неожиданно она открылась.

– Ой, здесь и не заперто вовсе, – Марина испуганно прижалась сзади к подруге, словно хотела слиться с ее крупным телом.

– Не нравится мне это, – мрачно заявила Пульхерия.

– Давай уйдем. Я сейчас в обморок упаду от страха.

– Вот еще чего придумала. Попробуй только. Я повернусь и уйду одна, а ты тут сама тогда отдувайся.

– Пуляша, уйдем лучше вместе, не дожидаясь, пока я упаду.

– Тихо. Можешь остаться здесь возле лимонного дерева. Я сама все разведаю.

Она осторожно приоткрыла дверь и крадучись вошла внутрь.

Несмотря на то что за окном день был в самом разгаре, в комнатах горел верхний свет. Пульхерия огляделась, дивясь обстановке квартиры еще больше, чем коридору. В углу гостиной стоял белый рояль, дорогая мягкая мебель, роскошные портьеры, множество красивых безделушек, скульптур, ваз, картин – все свидетельствовало о том, что здесь поработал стильный дизайнер и затрачены немалые средства. В гостиной музыка уже не казалась приглушенной и была весьма даже громкой. Пульхерия подошла к музыкальному центру и выключила его.

– Оксана Николаевна, вы дома? – громко спросила она.

Но ответа не последовало.

Марина не захотела оставаться в коридоре и растерянно осматривалась по сторонам.

– Теперь я понимаю, почему этот парень назвал мою дачу бомжатником, – с грустью заметила она.

– Ну, и где он теперь? В областном морге в холодильнике прохлаждается, – жестко напомнила Пульхерия. – Нашла, чему завидовать! В нашей стране быть богатым небезопасно. – Она прислушалась. – По-моему, где-то шумит вода.

Пульхерия пошла на шум. В ванной горел свет. Джакузи была полной и бурлила словно кастрюля с кипятком над сильным огнем; кран в душе был открыт до отказа. Все обстояло так, словно кто-то хотел принять душ, а потом лечь в ванну, но по каким-то причинам этого не сделал. Дверь в спальню была приоткрыта, в ней было темно. Единственное место в квартире, где не горел верхний свет. Пульхерия подошла к двери и в нерешительности остановилась. Марина остановилась вместе с ней.

– Не ходи туда. Я боюсь, – прошептала она.

– Я тоже боюсь, но идти надо, – тоже шепотом отозвалась Пуля. Они словно чувствовали, что их ждет за этой дверью. – Останься здесь, – приказала она Марине.

– Мне страшно и любопытно одновременно. И эти два чувства во мне борются, – заявила та.

– Как это?

– Если я пойду туда, я умру от страха, а если останусь здесь – то от любопытства.

– И от чего тебе будет приятнее умереть? – улыбнулась Пульхерия.

– Есть такой анекдот: многодетного папашу спрашивают: «У вас так много детей, потому что вы их любите?» – «Нет, детей я не люблю, но вот сам процесс…»

Пульхерия громко рассмеялась и тут же осеклась. Эта небольшая разрядка придала ей решимости. Она распахнула дверь, нашарила на стене выключатель, щелкнула им, и комнату залил мягкий свет настенных светильников. Марина остановилась сзади, ожидая, когда Пуля освободит проход. Но та попятилась из спальни, и лицо ее побелело.

– Марина…

– В чем дело?

– Оксана…

Марина протиснулась мимо нее в спальню и остолбенела. Полуобнаженное тело девушки было прекрасным даже в смерти, но когда-то прелестное лицо стало неузнаваемым. Оно почернело от прихлынувшей крови, а горло покрывали синие кровоподтеки.

Оксану Шпак безжалостно задушили.

Глава девятая

Бывают в жизни положения, выпутаться из которых можно только с помощью изрядной доли безрассудства.

Франсуа де Ларошфуко

Читая показания подруг, Штыкин с удивлением обнаружил, что они сходятся практически по всем пунктам, и различаются только тем, что показания Марины были сухие, четкие и лаконичные – именно это он имел в виду, когда говорил про армию, – а показания Пульхерии – пространными, с различного рода лирическими отступлениями.

Например, у Марины было написано: «В 19.00 вошли в гостиницу «Центральная», а Пульхерия к почти такой же фразе добавляет: «Гостиница старая, но с претензией на современность. Персонал – все больше пожилые тетеньки со старомодными начесами на голове, пользоваться новой оргтехникой не умеют, поэтому ее боятся».

У Марины: «Были на экскурсии в Кремле», а у Пульхерии: «Бродили по территории Кремля. Какие изумительные фрески, какая тонкая игра тонов и полутонов, строгое соответствие библейским сюжетам, мрачные лики святых и бесстыжая роскошь драгоценных камней и золотых окладов на иконах».

У Марины: «Посетили музей декоративно-прикладного творчества», а у Пульхерии: «Рядом со стилизованной под старину избушкой умытые дождем грядки с хреном и огурцами. В Суздале, по уверениям аборигенов, самые лучшие в мире хрен и огурцы. Мы привезли с собой пару банок. Приходите вечером, я вас угощу».

А сцена в ресторане… Марина пишет: «К нам подошел мужчина и пригласил меня на танец. Я ему отказала, и он ударил меня по лицу. На месте удара остался синяк». Пульхерия при описании этой сцены красок не жалеет: «Он подошел к нам – огромный, сильный, чувственный. К сожалению, на лице его отпечатки интеллекта практически отсутствовали. На лысом, как колено, черепе и в очках отражались огни светильников. От него исходила такая мощная энергетика, что ни одна женщина не смогла бы устоять под напором его мужской харизмы, но мы с Мариной, как два стойких оловянных солдатика, устояли и дали достойный ответ грубому самцу. Завязалась потасовка. Я дралась, как разъяренная тигрица, отстаивая свое право ужинать в тишине и одиночестве. Это была отчаянная битва за независимость. В результате этой драки пострадала моя подруга: ей засветили фингал».

«Если верить показаниям подруг, в момент совершения убийства они находились за много километров от Москвы. Не исключено, конечно, что они сговорились, у них было на это время, поэтому их показания совпадают. Их необходимо тщательно проверить», – решил Штыкин.

Он вызвал к себе Мамонова.

– Вот, Сережа, внимательно прочитай, что нам написали две подружки-хохотушки.

Пока Мамонов читал объяснения Дроздовской и Денисовой, Штыкин пил чай и размышлял: «Если факты, изложенные в них, подтвердятся, вся моя версия рассыплется как карточный домик. Сплошные нестыковки. Почему этот парень оказался на даче Денисовой? Тарасюк и Бульбенко показали, что они видели его впервые, и как он там оказался, они не знают. Соседи тоже ничего вразумительного не сказали. Правда, одна соседка видела днем раньше, как от дачи отъезжал серебристый джип, но что это за джип, она не знает, так как из-за дождя в последнее время редко выходит из дома. Проклятый дождь. Из-за него летом все сидят по домам и смотрят телевизор. Лучшей погоды для совершения преступления трудно найти».

Штыкин взглянул на Мамонова. Капитан быстро ознакомился с показаниями Марины Денисовой, при этом лицо его оставалось непроницаемо серьезным, но как только он взял в руки листочки Пульхерии, на его лице появилась довольная ухмылка. Когда он закончил читать, Штыкин спросил:

– Ну, что ты об этом думаешь?

– Здорово написано у этой старосветской помещицы. Гоголю понравилось бы.

– Сережа, я тебя не о достоинствах литературного произведения спрашиваю, а показаниях Дроздовской и Денисовой, – начал раздражаться Штыкин.

– А чего показания? Нормальные. Похоже, что тетки не врут.

– А вот это тебе придется завтра установить.

– Что установить? Что врут или что написали правду?

– Истину, Мамонов. Истину! Поедешь завтра рано утром в этот Суздаль, найдешь мне всех этих людей и снимешь с них показания. И чтобы завтра к вечеру твой рапорт лежал у меня на столе. И написан он должен быть не убого-корявым стилем, каким ты обычно пишешь, а нормальным литературным языком.


От неприятного зрелища у Марины подкосились ноги и к горлу подкатила дурнота.

– Пуля, меня сейчас вырвет, – прошептала она.

– Дыши глубже, – приказала Пульхерия подруге и выволокла ее из спальни.

Она усадила ее на диван в гостиной, быстро сбегала на кухню и принесла стакан воды.

– Мариша, возьми себя в руки. Мне тоже плохо, но я держусь. – Она присела на диван рядом с подругой.

– Такая молодая и красивая, – всхлипывая и роняя слезы, пробормотала Марина, – у нее могли быть такие красивые детки.

– Да, она могла еще долго людей своей красотой радовать…

Вдруг они услышали, как стукнула входная дверь.

– Тихо! – насторожилась Пульхерия. – Мариша, прячемся.

– Куда? – еле слышно прошептала побелевшими от ужаса губами Марина.

– За диван!

Только они рухнули на пол за спинкой дивана, как в комнату кто-то вошел. Вошедший не крался. Его шаги были громкими и уверенными. Он прошел в спальню. Пульхерия приподняла голову. Послышался характерный треск, словно что-то отдирали, приклеенное липкой лентой. Она увидела, что какой-то мужчина, одной ногой переступив через труп, склонился над прикроватной тумбочкой и что-то достает из-за нее. Он неловко повернулся, запутался в своих собственных ногах и упал прямо на распростертое на полу тело девушки.

Небольшой предмет, который он держал в руках, выпал, скользя по паркету, пролетел полкомнаты и остановился недалеко от того места, где лежали подруги. Это был диктофон. Пульхерия тут же сообразила, что неизвестный, как только станет его поднимать, сразу их обнаружит. Она встала на четвереньки, доползла до диктофона и легонько рукой подтолкнула его в сторону спальни. Диктофон пролетел метра два, пару раз крутанулся, как юла, на одном месте и остановился как раз в тот момент, когда мужчина, наконец, поднялся на ноги.

Незнакомец поднял диктофон, зашел в ванную комнату, выключил воду, затем свет и ушел, закрыв входную дверь на ключ.

– Полный абзац, – пробормотала Пульхерия, лежа на полу за диваном.

– Ты чего? – удивленно спросила Марина.

– Мы с тобой попались в мышеловку, как две бестолковые мыши. Кто-то очень мудрый сказал, что невезение – это наказание за глупость, – объяснила она.

– Почему?

– Марина, ты умная женщина, а все еще не догоняешь, что мы с тобой отдыхаем здесь, на полу, запертые в чужой квартире, а в соседней комнате отдыхает труп.

– Ой, мамочка!

– Ты прямо здесь грохнешься в обморок или сначала поднимешься и сядешь на диван? – поинтересовалась она у подруги.

– Не буду я ложиться в твой обморок, – со злостью запротестовала Марина. Она поднялась с пола и помогла встать Пульхерии. – Давай просто найдем ключи и уберемся отсюда, пока еще кто-нибудь сюда не пришел. Интересно, Пуляша, кто это был?

– Думаю, убийца.

– С чего ты взяла?

– Ты видела, как он равнодушно перешагнул через труп, точно это не мертвая девушка, а надувная резиновая кукла?

– Нет, не видела. Я глаза от страха закрыла.

– Тогда ты пропустила самое интересное.

– А ты его лицо рассмотреть сумела?

– Нет. Все произошло слишком быстро. Я старалась побыстрее оттолкнуть подальше от нас диктофон, чтобы этот мужик нас не обнаружил. Зато мы теперь с тобой знаем, что убийцей был мужчина, и он хорошо знал Оксану Шпак. А еще мы знаем, что здесь он был не впервые: слишком уж уверенно себя вел. К тому же пришел он сюда с единственной целью: замести за собой следы.

Марина встала и направилась в коридор.

– Куда собралась? – мрачно спросила Пуля.

– Хочу ключи поискать.

– Бессмысленно.

– Почему?

– Нас с тобой консьерж видел. Он также знает, где ты живешь. Так что совершенно бессмысленно отсюда уходить, а потом делать вид, что ко всему этому мы не имеем никакого отношения. Все это вызовет только подозрения.

– Тогда набирай «02».

– Успеем. Думаю, будет лучше, если мы сначала позвоним Кузьмину.

Глава десятая

Ни на солнце, ни на смерть нельзя смотреть в упор.

Франсуа де Ларошфуко

И все же Пульхерия, прежде чем позвонить майору Кузьмину, решила осмотреться. Для начала она, держа руки в карманах плаща, прошлась по ящикам комода в поисках перчаток, но безрезультатно. Зато в одном из ящиков нашла несколько пар чулок с кружевной резинкой.

– Это чтобы не оставлять отпечатков пальцев, – пояснила Пульхерия.

Натянув на руки чулки, они начали обыск.

– Что ищем? – спросила Марина.

– Во-первых, ключи, во-вторых, хоть что-нибудь необычное: записные книжки, дневники, письма, – короче, все, что может пролить свет на это дело. Ты бери на себя гостиную, а я спальню.

– Фу, Пуляша, там же мертвая девушка.

– Ну и что? – равнодушно пожала плечами Пульхерия. – Она теперь безобидная.

– А дух ее остался. По комнатам бродит.

– Как тень отца Гамлета? Вернее, Оксаны Шпак, – усмехнулась она. – Бродит и к отмщению взывает. У-у-у!

– Тебе все шуточки, а я боюсь! – Мариша округлила свои и без того огромные глаза. – Бр-р-р, ни за что бы не пошла.

Пуля включила в спальне свет и огляделась. Спальня была не просто роскошной, а суперроскошной. Потолок ее был зеркальным, настенные светильники заливали мягким светом огромную кровать, покрытую атласным фиолетовым покрывалом. Шкаф-купе тоже имел зеркальные двери. «Пожалуй, с зеркалами в этой комнате перебор, – подумала Пульхерия. – Тело должно быть настолько совершенным, абсолютно идеальным, чтобы во множестве, отражаясь во всех углах, не раздражать своим несовершенством. Как же могла погибнуть столь красивая, столь совершенная девушка?»

Она мрачно посмотрела на зеркальное отражение того, что осталось от Оксаны. Заставить себя посмотреть прямо на ее труп она не могла.

Пульхерия тяжело вздохнула. «Что же в этой комнате странного?» – задала она себе вопрос и после минутного раздумья ответила: «Фотографии!» Здесь нет ни одной фотографии, ни на стенах, ни на тумбочках, ни на комоде. Пожалуй, в остальных комнатах тоже.

Здесь отсутствуют следы прожитой жизни, словно это гостиничный номер. Если бы эта квартира была новым домом Оксаны, тогда бы она перевезла со старой квартиры все свое прошлое. А может быть, она хотела начать жизнь с нуля, забыть о своем прошлом? Или уже перевезла свое прошлое куда-то в другое место?

Пульхерия открыла шкаф-купе. Ну, конечно! В шкафу было очень мало вещей. Подозрительно мало. Такая девушка, как Оксана, живя в такой дорогой квартире, должна иметь много одежды. Две блузки, пара пиджаков, юбка – и все!

Две пары туфель, сумочка. Пульхерия заглянула в нее: мобильный телефон, немного косметики, духи. Ключей от квартиры не было, записной книжки – тоже. Она положила телефон в карман плаща. Надо будет потом посмотреть его повнимательнее.

С возникновением мобильных телефонов отпала необходимость вести записные книжки. В маленькой коробочке вся твоя жизнь. Однажды у нее сломался телефон и пришлось его отдать в ремонт. Пульхерия помнит, что, оставшись без него, оказалась как без рук: в нем были все контакты.

Она еще раз осмотрелась. Особого беспорядка не было. Такой вид имеет спальня по утрам, когда хозяева просыпаются, откидывают в сторону одеяло, собираются пойти в ванную комнату.

Осталось проверить комод. То, что она в нем увидела, лишь подтвердило ее догадку:

Оксана собиралась с этой квартиры съехать. Все шесть ящиков комода были абсолютно пусты.

Тогда возникает законный вопрос: где вещи?

Пульхерия вернулась в гостиную. Марина сидела на диване и ела огромную грушу.

– Мародерствуешь? – усмехнулась Пульхерия.

– Ты же знаешь, что у меня на нервной почве зверский аппетит появляется. А ей она уже ни к чему. Слушай, может быть, пока мы не вызвали милицию, выпьем кофейку? Там в холодильнике такая классная клубника и сливки в баллончике. А еще икра и севрюга горячего копчения. Она сейчас такая дорогая, что я уже забыла, когда ее ела.

– Ну вот и не вспоминай, – решительно заявила Пульхерия. – Мы с тобой девушки порядочные, интеллигентные. Негоже нам пировать здесь в то время, как в соседней комнате лежит убитая девушка.

– Ты еще напомни, что у меня на даче ее дружка замочили, – ехидно напомнила Марина. – Я же не виновата в том, что во время стресса у меня увеличивается расход жизненной энергии. И мне просто необходимо ее срочное восполнение. Все равно же пропадет или ментам достанется, – продолжала канючить подруга.

– Ты все посмотрела?

– Все.

– Чемоданы или сумки с вещами тебе не попадались?

– Нет. Пуляша, там такой большой кусок севрюги. Мы с тобой только отщипнем немного. Никто и не заметит.

– Вдруг она несвежая? Еще отравимся…

Пульхерия заколебалась. Севрюгу она любила во всех видах. Этот предмет роскоши во времена застоя можно было достать по случаю или по великому блату. К празднику или дню рождения она всегда ухитрялась приобрести кусочек, зато сейчас никаких ухищрений не требовалось, севрюга лежала во всех супермаркетах и, для того чтобы ее купить, нужны были только деньги. Правда, немалые.

– С чего это мы отравимся? Она же в холодильнике.

– А вдруг она там давно и успела испортиться?

– Труп не испортился, а севрюга испортилась?

– Мы же не знаем, когда Оксана ее купила, – продолжала сопротивляться Пульхерия, но решительности у нее уже значительно поубавилась.

Марина поняла, что еще небольшое усилие, и Пуля сдастся.

– Пуляша, давай рассуждать логично. Еще два дня назад Оксана была жива. Так?

– Так.

– Если бы ты купила такую роскошь, то позволила бы ей испортиться?

– Никогда!

– Вот именно. Следовательно, напрашивается вывод: она приобрела ее незадолго до смерти. Кусок – огромный, следовательно, практически перед смертью.

– Ого, Ватсон, поздравляю, вы уже освоили дедуктивный метод! Уговорила. Пошли, побалуем себя севрюжкой.

Деликатес и правда оказался выше всяких похвал: нежный, малосоленый, ароматный. Подруги успели съесть по паре солидных бутербродов, и Марина отрезала еще два крупных куска, как в этот момент на кухню вошли два огромных милиционера с автоматами в руках. Из-за их спин, вытягивая тощую шею, выглядывал Стасик. Один из милиционеров был высокий и худой с незапоминающимся лицом, второй – просто огромным, с широченными плечами, коротко стриженной белобрысой головой и веснушками на курносом носу. Его лицо было бы по-мальчишески несерьезным, если бы не шрам, рассекший левую щеку по диагонали.

– По телефону «02» позвонили и сообщили, что в этой квартире лежит труп молодой женщины. Мы прибыли и находим здесь двух совершенно здоровых немолодых телок, которые жрут осетрину и не давятся, – сказал он неожиданно звонким голосом.

– Во-первых, это не осетрина, а севрюга, во-вторых, вам, что ли, оставлять, чтобы вы подавились? – беспечно спросила Марина.

Пульхерия наступила ей на ногу, но было уже поздно.

Здоровяк побагровел и с ненавистью спросил:

– Выходит, вызов ложный?

– Почему ложный? – спокойно ответила Пульхерия. – Труп молодой женщины лежит в спальне, а здесь две старые, если быть точными, коровы, ведь телки – это нерожавшие коровы, – уточнила Пуля, – едят севрюгу горячего копчения.

– Горохов, пойди проверь! – приказал здоровяк напарнику.

Пока тот отсутствовал, все молчали. Пульхерия с Мариной невозмутимо жевали, Стасик нервно теребил полу пиджака, с ужасом думая о том, что его теперь обязательно уволят. Милиционер вцепился в автомат обеими руками, точно собирался пустить его в ход, как только вернется напарник. Он исподлобья хмуро смотрел на жующих женщин. Рация на его портупее самопроизвольно включалась и выключалась, наполняя кухню искаженными голосами милицейской волны.

Вернулся Горохов и молча кивнул здоровяку.

– Какой цинизм: грохнули девушку и как ни в чем не бывало набивают здесь свои животы халявной севрюгой.

– Молодой человек, вы фильтруйте свой базар, пожалуйста. А то вам придется за него ответить, – вежливо попросила Марина.

– Ты чего, кошелка, раскукарекалась?

– Извините, но кошелки не могут кукарекать. Кукарекает только их содержимое в виде петуха или курицы.

Здоровяк смерил Марину с головы до ног недобрым взглядом и криво ухмыльнулся, от чего его обезображенное шрамом лицо стало еще более устрашающим.

– Согласен. Итак, чего ты, содержимое кошелки, в виде…

Мент на мгновение замер и уставился на Марину немигающим взглядом каннибала из самых недр экваториальной Африки. Все тоже замерли и напряглись в ожидании кровавой разборки. Пульхерия вдруг испугалась за свою подругу, так как почувствовала, что та на грани истерики. Той истерики, когда человеку становится все равно, все нестрашно. В этот момент у него исчезает инстинкт самосохранения, и он начинает повиноваться иным инстинктам, нечеловеческим и запредельным. В такие минуты человек оказывается по ту сторону добра и зла, на территории, где не соблюдаются Заповеди Божьи.

Милиционер, по-видимому, тоже что-то почувствовал и после небольшой паузы продолжил:

– …в виде курицы тут раскукарекалась.

– Имею право, – со злостью буркнула Марина.

– Вы здесь полностью в моей власти, поэтому никаких прав не имеете.

– Мы полностью только во власти Бога, – запальчиво выкрикнула Марина, – ты же не Бог.

– Ошибаешься, курица, здесь я – и Бог, и царь. Как я прикажу, так и будет. Дернешься, мы вас убьем, и ваши мозги разлетятся по всей кухне, а будете вести себя хорошо… – милиционер замолчал, мучительно подбирая слова.

Было видно, что так далеко его фантазия не простиралась.

– Вы попробуйте именно второе, – спокойно сказала Пульхерия, – мы же ведем себя тихо, жуем себе бутерброды, а вы нас уже в убийцы записали. Сразу видно, что о другом варианте развития событий даже не подумали.

– А что, так заметно? – неожиданно радостно спросил великан, и сразу стало видно, что роль Бога ему самому не по душе. Он показал, на что способен, и этого вполне достаточно, теперь можно расслабиться и стать самим собой.

Подруги одновременно кивнули.

– Так вы хотите сказать, что вы ее не убивали?

– Нет, мы надеялись застать ее живой. Пришли сюда открыто, ни от кого не скрываясь. Правда, Стасик?

Консьерж с готовностью кивнул.

– Вот видите, Стасик не даст нам соврать. Мы пришли и застали… Ну, вы сами знаете, что мы здесь застали, – с грустью развела руками Пуля. – Ребята, может быть, вы нам представитесь?

– Лейтенант Семенов. А это сержант Горохов. Хотелось бы теперь взглянуть на ваши документы, красавицы.

– С документами у нас напряженка, – вздохнула Марина. – Мы здесь живем неподалеку.

– Да-а, девушки, я вам не завидую. Формально – это повод задержать вас до выяснения ваших личностей. В наше неспокойное время без документов нельзя даже мусор выносить на помойку, – назидательно сказал лейтенант Семенов.

– Это уже перебор, – возмутилась Марина.

– А вот и нет. Я вам сейчас это докажу, – лейтенант начал дружелюбно разъяснять Марине, в чем ее заблуждение, – вы выходите на помойку, возвращаетесь, а дверь захлопнулась. Дверь у вас по прозвищу «Зверь», то бишь металлическая, замки сейфовые и вскрыть ее могут только работники МЧС или медвежатники. Медвежатник для обывателя лицо мифическое, остается МЧС. Вы звоните им от соседей и слезно просите к вам срочно приехать, так как на плите у вас кипит в кастрюльке суп. А девушка-диспетчер вас любезно спрашивает, имеется ли у вас на руках паспорт или другой какой-нибудь документ, доказывающий, что вы собираетесь вскрывать свою дверь, а не соседа? Иначе они к вам не приедут. А? Что вы ей ответите?

– Я на помойку с мусором хожу, а не с паспортом.

– А ей по барабану, с чем вы по помойкам шляетесь. Для нее главное – чтобы у нее проблем не было, а ваша проблема ей до фени. Кстати, сержант, доложи на базу, что информация подтвердилась.

Все замолчали, пытаясь мучительно найти выход из помоечно-паспортного тупика, а сержант Горохов тут же принялся терзать свою рацию, стараясь перекричать доносящиеся из нее треск и помехи. У сержанта неожиданно оказался зычный голос, совершенно не соответствующий его тощей фигуре.

– Горохов, поищи лучше телефон и просто позвони дежурному, – поморщившись, подсказал ему Семенов.

Марина тяжело вздохнула, из чего Пульхерия заключила, что подруга все еще не может найти решение обозначенной Семеновым проблемы, и решила сменить тему.

– Лейтенант Семенов, хотите бутерброд с севрюгой? – предложила она.

– Вы думаете, это удобно? – вежливо спросил лейтенант, не в силах оторвать взгляд от аппетитно толстого куска рыбы, и громко сглотнул слюну.

Консьерж Стасик в это время со скучающим видом рассматривал потолок кухни, старательно показывая, что вопрос, который задала Пульхерия, его совершенно не интересует, но Пуля заметила, что его безразличие напускное, и у него даже уши покраснели в ожидании ответа.

– Все равно же пропадет, – выразила Марина тайные мысли всех присутствующих.

Пульхерия к трем солидным кускам севрюги присовокупила по тонкому ломтику белого хлеба и протянула один бутерброд Семенову, а другой предложила консьержу Стасику, который перестал рассматривать потолок и теперь не мигая смотрел на бутерброды, с грустью думая о том, что Семенову достался самый большой кусок. За третьим бутербродом потянулась Марина, но Пульхерия сердито ее остановила:

– Цыц, у нас еще Горохов не кормленый.

Сержант Горохов, войдя в кухню, без особых церемоний сразу устремился к бутерброду, словно он представлял собой центр Вселенной, взял его и молча с аппетитом принялся жевать.

Оставшуюся севрюгу Пульхерия поделила поровну. Получилось пять маленьких бутербродиков, всего на один укус. Когда с ними покончили, она достала из холодильника вазочку с клубникой и сливки. Ягоды были огромные, размером с мандарин и было их всего семь. Пульхерия щедро полила каждую сливками из баллончика, а про две лишние сказала:

– Эти две дамам.

Никто возражать не стал.

Когда севрюжно-клубничный пир завершился, в голове у нее словно что-то щелкнуло, и она подумала о том, что скоро сюда прибудет целая толпа следователей и криминалистов, которые потребуют от них с Мариной объяснений, и не обязательно в вежливой форме. Надо было срочно что-то предпринять. Она, как школьница, подняла руку и вежливо спросила у лейтенанта Семенова:

– Можно мне в туалет?

Лейтенант с благодушной улыбкой милостиво кивнул.

В ванной Пульхерия открыла воду, достала мобильный телефон и набрала номер Кузьмина. Только сказать она ничего не успела. Дверь распахнулась, и на пороге она увидела низенького, толстого, как бочонок, человека.

– А вот этого делать не следует, – сказал он строго, бесцеремонно подошел к ней и буквально вырвал из рук телефон. – Как закончите, подходите, мы вас с нетерпением ждем.

От того, как он это сказал, у Пульхерии внутри все похолодело и по спине противно побежали мурашки.

Глава одиннадцатая

К каждому человеку нужен особый ключ – и, разумеется, небольшая отдельная камера.

Мечислав Шарган

Выйдя из ванной комнаты, Пульхерия сразу заметила, что обстановка резко изменилась. По квартире деловито сновали какие-то люди, кто-то из них оглядывался с любопытством, а кто-то с профессиональным интересом. Пройдя в комнату, она присела на диван рядом с Мариной. В кресле напротив сидел консьерж Стасик. На них никто не обращал внимания.

– Пуляша, мне страшно, – робко пожаловалась Марина.

– Боится тот, у кого совесть нечиста, – самоуверенно заявил Стасик. – Вы мне сразу не понравились.

– Зато тебе наш стольник очень приглянулся, – со злость огрызнулась Пульхерия. – Мы сейчас об этом следователям расскажем, пусть на тебя за взяточничество дело заведут.

– Из-за ваших жалких ста рублей никто мараться не станет, – заявил консьерж, но уже не так самоуверенно.

– Ты же стал! Не так важна сумма, как сам факт взятки. Сажают именно таких крохоборов, как ты. Тех, кто берет помногу, как правило, не сажают, им есть на что откупиться. Впрочем, мы поступим иначе: скажем, что ты наш соучастник. Как тебе такой расклад, консьерж Стасик? – злорадно поинтересовалась Пульхерия. – Или заявим, что ты наш пахан, и в эту квартиру мы отправились по твоему поручению. Посмотрим, что ты тогда про чистую совесть запоешь!

Пока Пульхерия говорила, Стасик то серел, то бледнел и весь как-то сразу скукожился.

– Вы этого не сделаете, – неуверенно пробормотал он. – У меня маленький ребенок.

– А у Марины двое детей и маленькая внучка, – безжалостно продолжала Пульхерия. – Чем ты лучше ее?

– Пуляша, хватит его пугать, – попросила Марина, – а то мне самой стало еще страшнее, – и с надеждой спросила: – А ты? Ты ведь не боишься?

– Вот в этом ты ошибаешься, – тоскливо ответила Пуля. – Я храбрая, но не до безрассудства. У меня отняли телефон. Я даже позвонить не успела.

– Кто у тебя отнял телефон?

– Какой-то маленький мужичок, похожий на Дени де Вито, весьма нахальный и самоуверенный. Этот тип с наглым видом ворвался в ванную…

Но договорить она не успела, потому что этот самый тип неожиданно возник прямо перед нею и со вниманием уставился на нее в ожидании конца фразы. Пульхерия смутилась и замолчала.

– Ну-с? Что же вы замолчали? – нахмурившись, спросил он.

– Я уже все сказала. Теперь ваша очередь, – с раздражением ответила она.

– Спасибо, – мужичок театрально поклонился и представился, – Василий Карлович Ретивый – старший следователь по особо важным делам из районной прокуратуры.

– Еще один, – хмыкнула Марина.

Пульхерия со всей силой ткнула ее локтем в бок и изобразила на лице милую улыбку. Следователь насторожился:

– Что означают ваши слова?

– Она хотела сказать, что вы уже третий представитель правоохранительных органов, с которым мы сегодня знакомимся, – попыталась она исправить положение.

– Кто были первые два? – быстро спросил он.

– Лейтенант Семенов и сержант Горохов, – ответила Пульхерия, но почувствовала, что ее объяснение не удовлетворило Василия Карловича.

– Вы позволите мне взглянуть на ваши документы?

– У нас их с собой нет, – мрачно сообщила Марина.

– Дайте нам несколько минут, и мы их принесем, – предложила Пульхерия, – пусть нас милиционер сопровождает…

Но следователь, оставив ее слова без внимания, переключился на консьержа Стасика.

– А у вас тоже нет с собой документов?

– Есть, – побелевшими от испуга губами, ответил Стасик и дрожащей рукой протянул свой паспорт, – только я не с ними. Я здесь консьержем работаю, меня попросили открыть дверь… Я ничего не знаю и вижу их впервые…

– Кто попросил? – спросил следователь.

– Менты.

– Не менты, а милиционеры, – строго поправил Василий Карлович трясущегося от страха Стасика. – Почему вы, когда приспичит, кричите: «Милиция, милиция!», а когда нет необходимости, называете нас презрительно ментами?

– Я не презрительно, а любовно, – пробормотал вконец обалдевший Стасик. – Я вас всех люблю и уважаю.

– Вы гомосексуалист? – серьезно взглянул на него Василий Карлович.

Пульхерия с Мариной захихикали, но Ретивый бросил в их сторону недовольный взгляд, и улыбки на их лицах погасли.

– Нет, нет, я самый обычный сексуалист, – тут же стал оправдываться Стасик, – я очень люблю детей и женщин.

Пульхерия с Мариной не смогли сдержаться и громко расхохотались. Но лицо следователя оставалось непроницаемым.

– Я смотрю, девушки, вам очень весело, – заметил он с укором, – а в соседней комнате все еще лежит труп молодой женщины, а вы, как я понимаю, имеете к нему непосредственное отношение.

– Когда мы вошли в квартиру, девушка была уже мертва, – сообщила Пульхерия, – вскрытие покажет, что она погибла задолго до нашего появления.

– Преступника обычно тянет на место преступления, – туманно намекнул следователь Ретивый.

– Ваша основная задача – найти убийцу, а обвинения – это прерогатива суда, – парировала Пульхерия.

– Не волнуйтесь, я его найду, – пообещал Ретивый.

– А я и не волнуюсь. Мы с подругой не убивали эту женщину.

– Может быть, еще скажете, что оказались в этой квартире случайно? – быстро спросил Василий Карлович.

– Нет, не скажу, но все остальное я скажу только в присутствии моего адвоката. И не говорите мне, что я насмотрелась американских фильмов.

– Вы недалеки от истины, – недобро усмехнулся следователь и крикнул: – Корнеев!

Из спальни, снимая на ходу резиновые перчатки, появился молодой высокий блондин с небесно-голубыми глазами и миловидным лицом.

– Оформите этих двух гражданок и отправьте их в следственный изолятор. Мне сейчас некогда ими заниматься, у меня еще два убийства, – сказал Василий Карлович и протянул ему паспорт консьержа Стасика, – а этого используйте в качестве понятого.

– Может быть, все-таки вы позволите нам сходить за паспортами? – спросила Пульхерия.

Но следователь проигнорировал ее слова, махнул рукой и быстро выкатился из комнаты.

Корнеев увел с собой Марину и Стасика, и Пульхерия осталась на диване одна. Несмотря на то что в комнате были люди, она почувствовала себя совершенно одинокой. Все занимались обыденным для них делом и не обращали на нее никакого внимания, точно она была пустым местом. Криминалисты искали отпечатки пальцев, подбирали с пола соринки и ниточки, фотограф время от времени щелкал фотоаппаратом. Труп Оксаны Шпак упаковали в черный пластиковый мешок и на носилках вынесли из комнаты.

Вскоре вернулась Марина. Пульхерия заметила, что подруга очень бледна и вся дрожит. У нее тоскливо сжалось сердце, она обняла ее и тихо сказала:

– Мариша, успокойся, все будет хорошо. Вот увидишь.

Но особой уверенности в ее в голосе не было, и Марина это почувствовала. Из ее глаз полились слезы. Пуля подумала, что за свое легкомыслие им, может быть, придется слишком дорого заплатить.

Появился Корнеев и пригласил ее пройти с ним на кухню. Расположился он за тем же самым столом, где они час назад ели севрюгу. Ее слабый запах все еще витал в помещении.

– У вас с собой имеются какие-либо документы? – спросил он.

– К чему этот идиотский вопрос? Вы же знаете, что нет, – разозлилась Пульхерия. – Давайте, я дам вам ключи от моей квартиры? Вы пошлете кого-нибудь за нашими паспортами.

– Здесь вопросы задаю я, а вы на них просто отвечайте, если не хотите иметь неприятности.

– Будете угрожать, я вообще с вами разговаривать не буду, даже под пытками от меня ни одного слова не дождетесь.

– Пока еще вам никто не угрожает, а уж тем более, никто вас пытать не собирается. Просто отвечайте на мои вопросы, – терпеливо потребовал Корнеев, и легкая улыбка появилась в уголках его губ. – Существует порядок, который я вам не советую нарушать.

– Только что вы сказали, что нам никто не угрожает, а через секунду сами себе противоречите. Вы уж определитесь со своими угрозами: либо вы угрожаете, либо нет.

– Пульхерия Афанасьевна, не мешайте мне вести следствие… – начал закипать Корнеев.

– Откуда вы знаете мое имя? Я же вам его не называла? Следовательно, вы уже установили мою личность?

– Ваша подруга нам его сказала. Но пока для меня это пустой звук, непроверенный факт. Для соблюдения формальностей я должен хоть что-то записать в протокол. Можете назвать себя Калерией Леокадьевной или матерью Терезой.

– Мне больше нравится Мария Магдалина… – буркнула Пульхерия, – но родители назвали меня Пульхерией.

– Вот и славно. А теперь скажите, кто были ваши родители и в каком году они вас так назвали? – обрадованно спросил Корнеев и быстро застрочил ручкой по бумаге.

Смирившись, Пульхерия вяло отвечала на вопросы следователя, только на вопрос, откуда она знает Оксану Николаевну Шпак, она отвечать без адвоката отказалась. Корнеев опять загадочно улыбнулся.

В машине, куда посадили Пульхерию и Марину, омерзительно воняло. Марина закатила глаза и плечом привалилась к подруге:

– Меня сейчас вырвет.

– Тогда здесь будет вонять еще сильнее. Крепись. Дышать глубже я тебе не советую, от этих миазмов даже мне как-то не по себе. Давай лучше подумаем о чем-нибудь хорошем.

– О Суздале?

– Ой, нет, только не об этом, – криво улыбнулась Пульхерия. – С него весь этот цирк и начался.

– Тебе смешно? – изумилась Марина.

– А что остается делать? Ну попали в переплет. Ну и что? Ведь мы с тобой действительно никого не убивали, и Олег тоже ни при чем. В прокуратуре дураков не держат. Они обязательно во всем разберутся и отпустят нас. Правда, пока будут разбираться, мы с тобой испытаем несколько неприятных минут. Считай, что это такой аттракцион-страшилка «Найти настоящего убийцу».

В следственном изоляторе их завели в полупустую комнату, в которой из мебели были стол, стул и медицинская кушетка. Сопровождающий их милиционер вышел, и они остались одни. Марина села на кушетку, а Пульхерия – на стул, который поставила рядом. В комнате было душно, сильно пахло хлоркой и масляной краской. Пуля расстегнула плащ и сунула руки в карманы. Вдруг в одном из них она нащупала телефон. Это был мобильник Оксаны.

– Господи, вот уж повезло, так повезло! – радостно прошептала она.

– Ты о чем? – не поняла Марина.

– Телефон! Мы можем позвонить Кузьмину! Только бы связь работала.

Трубку долго не снимали. Наконец она услышала голос майора:

– Алло.

– Алексей Александрович, это Пульхерия Афанасьевна.

– Ну, наконец-то, я вам звоню, звоню, а вы то вне зоны досягаемости, то телефон у вас отключен.

– У меня его отобрали, я вам с чужого звоню, времени мало, в комнату в любой момент могут войти, слушайте и не перебивайте. Мы с Мариной задержаны по подозрению в убийстве Оксаны Шпак. Мы пришли к ней, а она там в своей спальне лежит. Ее задушили, – скороговоркой выпалила Пульхерия.

Кузьмин молчал и никак не реагировал на заявление Пульхерии.

– Алло, алло, Алексей Александрович, вы меня слышите? Ну чего вы молчите?

– Я не молчу, я пытаюсь осмыслить услышанное, – отозвался Кузьмин и с досадой добавил, – даже и не знаю, что вам сказать.

– Вытащите нас с Мариной отсюда. Я-то ничего, держусь, а моей подруге совсем плохо.

– А может, хорошо, что все так получилось? Проведете ночку в изоляторе, будет время подумать, поразмышлять о смысле жизни и ценностях бытия.

– Вы шутите? – ужаснулась Пульхерия.

– Нет, я совершенно серьезно. Я же предупреждал вас. Советовал вам сидеть дома перед телевизором. Штыкин тоже велел вам оставаться под домашним арестом.

– А вы откуда знаете? – с подозрением спросила она.

– Не важно. Неужели вы так до конца и не поняли, что влипли в очень, я подчеркиваю, очень скверную историю?

Неожиданно дверь распахнулась и на пороге возникла женщина в милицейской форме. Она была гренадерского роста, с узкими бедрами и широкими плечами. Огромные, словно футбольные мячи, груди распирали милицейский китель; казалось, металлические форменные пуговицы вот-вот отлетят в стороны, и они вырвутся наружу. Все остальные женские половые признаки у нее были не столь роскошными и очень походили на мужские: грубый голос, огромные ступни и руки, широкое некрасивое лицо с тяжелым каменным подбородком, крючковатым носом и тонкими губами.

– Телефон отключить! – сердито рявкнула она.

Пульхерия вздрогнула, мобильный выпал у нее из рук и исчез под кушеткой.

– Достать и положить мне на стол! – скомандовала женщина.

Марина вскочила, полезла под кушетку и исчезла там же, где и телефон. Она долго не появлялась. Было слышно, что она что-то там бормочет и чертыхается. Наконец вылезла вся в пыли и паутине. Телефон был тоже пыльным и грязным. Марина с почтительной вежливостью положила его на стол и вернулась на кушетку.

– Это что такое? – завопила женщина.

– Что же вы так кричите? Говорите потише, – поморщившись, попросила Пульхерия, – у меня от вашего командного голоса голова начала болеть. Нам здесь всю ночь кантоваться, все-таки у вас здесь не пансионат. Отправьте нас в камеру побыстрее, и дело с концом.

Женщина, опешив, ненадолго замолчала, хватая ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег. Потом подбежала к двери, рывком распахнула ее и, выбежав в коридор, заорала во всю мощь своих легких:

– Корнеев, ты кого ко мне доставил?

Появился испуганный Корнеев.

– Они проходят по делу о зверском убийстве. А что?

– Эти две заразы ведут себя не как убийцы, а так, словно они сюда с инспекцией прибыли! – продолжала грохотать женщина.

– Мы никого не убивали! – подала голос Марина, привстав с кушетки.

– Все поначалу так говорят, а потом во всем сознаются. Надо будет, признаетесь в убийстве Тутанхамона. У нас здесь умеют уговаривать, – недобро усмехнулась милиционерша.

– Будете бить или примените пытки? – спросила Пульхерия.

– Зачем вас пытать? Вы и без пыток сами во всем сознаетесь, – с ненавистью пообещала милиционерша. – К вам в камеру, к примеру, придут делать дезинфекцию и на пол насыплют сантиметровый слой хлорки, так вы уже через десять минут сознаетесь в убийстве Тутанхамона и заговоре с целью свержения египетского правительства.

– Да мы готовы сознаться в убийстве Тутанхамона и заговоре уже сейчас, даже без хлорки. Только девушку мы не убивали! – запальчиво воскликнула Марина. – Ведите нас в свой каземат, заковывайте в кандалы, вздергивайте на дыбу, но я еще раз повторяю, мы девушку не убивали!

– Тихо! – крикнул следователь Корнеев. – Успокойтесь! Никто никого на дыбу вздергивать не собирается…

– Тогда сыпьте вашу хлорку на наши душевные раны… – никак не могла успокоиться Марина.

– И хлорки не будет. Нина Гавриловна у нас так шутит.

– Какие у нее, однако, злые шутки, – пробурчала Пульхерия.

– Они не злые, а профессиональные, – примирительно пояснил Корнеев. – Она вас сейчас быстренько оформит, вы еще к ужину успеете.

– А что у вас на ужин? – полюбопытствовала Марина.

– Винегрет с селедкой, – с гордостью объявила Нина Гавриловна, словно говорила о салате оливье и селедке под шубой.

– Спасибо, ешьте сами, – усмехнулась Пульхерия, – свеклу польете касторкой, а туалет закроете до утра. Мы уж лучше попостимся.

– Тебе-то уж точно пост не помешает, – презрительно усмехнулась милиционерша.

– Да и вы не фотомодель, – съязвила Марина.

– Так, хватит! – свирепо гаркнула Нина Гавриловна. – Займемся делом. Доставайте все из карманов и выкладывайте мне на стол.

У Марины в карманах оказалось пусто, даже носового платка не было, а у Пульхерии, кроме телефона, были ключи, две сторублевки и немного мелочи, а также малюсенький лимон, который она сорвала с деревца, стоявшего напротив квартиры Оксаны Шпак.

Ключи, телефон и деньги Нина Гавриловна внесла в опись, а лимон понюхала, скривилась и отложила в сторону. Все вещи она сложила в полиэтиленовый пакет, потом уставилась на маленький желтый плод и после недолгого раздумья хотела бросить его туда же, но Пульхерия ее опередила:

– Угощайтесь, Нина Гавриловна, мы его два часа назад сорвали.

– Ой, а можно? – Нина Гавриловна от чего-то засмущалась, и Пульхерия вдруг с удивлением увидела на ее лице по-детски обезоруживающую улыбку. – Он такой маленький, как игрушечный, а пахнет настоящим лимоном. Чудеса!

– Вы с ним чаю попейте.

– Жалко. Он такой хорошенький. Я на него еще полюбуюсь немного.

Нина Гавриловна собрала все свои бумаги и, что-то мурлыча себе под нос, вышла из комнаты.

Пуля неожиданно для себя подумала, что эта тетка, работающая в такой серьезной конторе, странным образом сохранила способность по-детски удивляться. И она, несмотря на грубость и солдафонские замашки, вдруг показалась ей даже симпатичной.

– Как ты думаешь, Пуляша, который сейчас час? – тоскливо поинтересовалась Марина.

– Не знаю, у меня телефон отняли, время узнать неоткуда.

– А чего ты с собою часы не носишь?

– Глупый вопрос. Часы они бы тоже отняли. Здесь же не санаторий.

Прошло уже довольно много времени, а за ними, чтобы препроводить их в камеру, все не шли. Марина скинула туфли и прилегла на кушетке. Пульхерия встала и начала ходить по комнате из угла в угол. Это помогало ей думать.

Она размышляла о том, что совершила глупость, за которую расплачиваются теперь ни в чем не повинные люди, а сидя в изоляторе, настоящего убийцу не найти. Не исключено, что тогда в спальне Оксаны она видела именно его. Пульхерия попыталась припомнить, как он выглядел. Рост? Она смотрела на него снизу вверх. Пожалуй, гигантским она его не назвала бы, да и телосложение у него самое обычное, среднее. Лицо, цвет волос, цвет глаз? Все произошло настолько быстро, что Пульхерия ничего не успела разглядеть. Только и запомнила дурацкую фетровую шляпу у него на голове. Она еще тогда подумала, что такие шляпы сейчас никто не носит, да и жарковато в ней. Скорее всего, мужчина надел ее, чтобы скрыть лицо, чтобы его никто не узнал. «Лучше бы надел чулок на голову», – усмехнулась она.

В общем, ничего примечательного, если встретит его еще раз, то не узнает, – сделала Пульхерия неутешительный вывод.

Тут она вспомнила о консьерже Стасике. Интересно, почему он ничего не сказал, что в квартиру еще кто-то приходил в то время, когда они с Мариной в ней были? На такую шляпу он должен был обратить внимание. Мужчина проскользнул мимо него? А может быть, Стасик в этот момент отошел куда-нибудь? А вдруг они в сговоре? Нет, со сговором она, пожалуй, переборщила. Скорее всего, он ему тоже стольник сунул. Но тогда Стасик его уж точно бы запомнил и стал бы свидетелем, причем нежелательным. Стоп. А зачем ему давать Стасику стольник? Глупость какая. Мужчина в шляпе вел себя не как гость, а как хозяин. Он погасил свет, выключил музыкальный центр, отключил воду. Нет, музыкальный центр отключила она. Не важно, все равно по всему было видно, что мужчина в квартире не в первый раз. Остается выяснить у Стасика, видел ли он его. Эх, жаль, что она об этом так поздно вспомнила. Надо было еще тогда его обо всем расспросить. А с другой стороны, допустим, Стасик вспомнит его. И что это даст? Имя убийцы или его сообщника? Тогда за жизнь Стасика она не даст и гроша ломаного…

Вдруг дверь распахнулась и на пороге появился Василий Карлович, следом за ним вошли майор Кузьмин и следователь Штыкин.

– Ну вот они ваши красавицы, – бодрым голосом объявил следователь Ретивый, – получайте их в целости и сохранности в соответствии с описью.

Василий Карлович протянул Пульхерии пакет, в который Нина Гавриловна сложила ее вещи.

– Здесь не все в целости, – заявила Пуля. – Где мой телефон, который вы у меня отняли в ванной комнате Оксаны Шпак?

Не успела она договорить, как Василий Карлович вынул из кармана пиджака телефон и протянул ей. В комнату вошел Корнеев с двумя стульями, которые поставил возле стола, вышел и вернулся еще с двумя. Все расселись, и майор Кузьмин потребовал:

– А теперь, Пульхерия Афанасьевна, рассказывайте и постарайтесь не упустить ни одной подробности.

Все слушали Пульхерию очень внимательно, не перебивая, а когда она закончила, следователь Штыкин сказал:

– Час назад мне позвонил Мамонов. Я отправил его в Суздаль проверять ваши с Мариной Денисовой показания. И знаете, что он мне сообщил?

– Откуда же мне знать? – хмыкнула Пульхерия. – Я ведь Дроздовская, а не Ванга.

– Он установил, что все ваши показания – чистейшая правда…

– А вы сомневались? – с иронией спросила Марина.

– Да, не скрою, сомневался.

– У вас работа такая – никому не верить и всех подозревать, – пожала плечами Пульхерия.

– Все-таки как вы плохо о нас, милиционерах, думаете, – с обидой заметил следователь Ретивый и с пафосом заявил: – Наша работа – истину устанавливать.

– Истину устанавливать, родину от врагов защищать, пиво пить… Главное – не переусердствовать в поисках истины и врагов, а также в употреблении пива, – парировала Пульхерия.

– Ладно, ладно, Пульхерия Афанасьевна, – примирительно произнес Кузьмин, – у людей же на лбу не написано «честный человек», «враг» или «убийца». От лица всех наших органов просим у вас с прощения за доставленные вам с Мариной Владимировной неудобства.

– Хорошо, прощаем, – кивнула Пуля. И спросила у подруги: – Да, Мариша?

– Нет, – покачала головой Марина, и глаза ее наполнились слезами, – а как же мой муж Олег?

– Насчет вашего мужа, Марина Владимировна, можете не беспокоиться, – сообщил Штыкин, – я его еще два часа назад отпустил. Он, наверное, уже дома вас дожидается.

– Ой, правда? Что же вы молчали? – слезы у нее мгновенно высохли. – Так, может, я пойду?

– Погоди, вместе пойдем, – попросила Пуля, приподнимаясь со стула.

– А у нас к вам, Пульхерия Афанасьевна, если вы не против, еще есть несколько вопросов, – остановил ее Штыкин.

– Я не против, но все вещи Марины остались у меня дома, она без ключей и денег, к себе не сумеет попасть. Впрочем, звони Олегу, – Пульхерия протянула подруге свой мобильный, – может, он тебя встретит?

Марина взяла телефон и выбежала за дверь.

Игорь Петрович достал из кармана куртки ярко-желтый пакет, вынул из него несколько фотографий и веером разложил на столе.

– Пульхерия Афанасьевна, Алексей Александрович сказал мне, что вы знаете имя человека, труп которого мы нашли на даче Марины Владимировны? – с волнением спросил Штыкин. – Вот посмотрите.

Она взяла в руки одну из фотографий и усилием воли заставила себя взглянуть на то, что осталось от молодого, полного сил парня. Ей больно было смотреть на это. Пульхерия боялась вида смерти и не стеснялась этого. Слезы навернулись у нее на глаза. Сквозь их пелену она увидела синее горло Вольского. Такое же синее горло было у Оксаны. «Что же вы такое сделали, за что безжалостные руки лишили вас самого дорогого, что есть у каждого из нас, того, что дается нам свыше? И никто, кроме Всевышнего, не имеет право у нас это отнимать!» – с горечью подумала она.

– Да, знаю. Это… – Голос у нее внезапно стал густым и низким. – … это Вячеслав Всеволодович Вольский.

– Вы в этом уверены? – взволнованно спросил Штыкин.

Пульхерия кивнула.

– Я держала в руках его паспорт.

– Удивительно, как прихотливы бывают переплетения судеб, – Штыкин вскочил со стула и стал нервно ходить по комнате. – Много лет назад меня убрали из Москвы, чтобы я не смог никогда больше пресечься с этой семьей. И вот надо же такому случиться.

– Совершенно очевидно, что эти два убийства тесно между собой связаны, – заявила Пульхерия. – Скажите, Василий Карлович, если это, конечно, не секрет, когда была убита Оксана Шпак?

– По предварительным данным с двадцати до двадцати одного часа девятого июня. Смерть наступила от удушения. Никаких признаков сексуального домогательства, никаких следов наркотиков или еще чего-то в этом роде.

– А Вольский, если мне не изменяет память, в этот же вечер, но чуть позже, с двадцати двух до двадцати трех часов. И тоже смерть наступила от удушения. Правильно, Игорь Петрович?

Штыкин кивнул.

– Думаю, что сейчас самое время нанести визит Всеволоду Вениаминовичу, его отцу. Как вы думаете? – спросил он.

– А вы знаете, где он живет? – поинтересовалась Пульхерия.

Но Штыкин оставил ее вопрос без ответа. Он нахмурился и строго приказал:

– А вы, моя дорогая, отправляйтесь домой и постарайтесь больше в изолятор временного содержания не попадать.

– Как это домой? – искренне изумилась Пульхерия. – Я вам на блюдечке с голубой каемочкой выложила столько ценной информации, и домой? Нет, я с вами.

– Нет, не с нами, – жестко заявил Штыкин.

– Алексей Александрович, ну скажите же ему! – взмолилась Пульхерия.

– Да ладно тебе, Петрович, она нам не помешает, – улыбнулся Кузьмин. – Пульхерия Афанасьевна у нас личность особенная. Мне она помогла раскрыть убийство трех жен известного банкира.

– Реинкарнация мисс Марпл, – усмехнулся Василий Карлович.

– О, нет, мадам Дроздовская сильно отличается от старушки-детектива. Мисс Марпл, выступая в качестве сторонней наблюдательницы, пыталась свести воедино звенья одной разрозненной цепи, а Пульхерия Афанасьевна обычно влезает в самую гущу событий и становится их непосредственной участницей. Без нее ни одна крупная заварушка не обходится. Но справедливости ради хочу отметить, если бы не ее неоценимая помощь, мы не смогли бы раскрыть несколько довольно крупных дел. Помните похищение сына одного известного олигарха?

– Неужели она тоже в нем участвовала? – ехидно поинтересовался Василий Карлович.

– Еще как! – улыбнулся Кузьмин. – Ее похитили вместе с мальчиком. И только благодаря ей он остался в живых.

– Ну, не только мне, – потупив взор, возразила Пульхерия.

– Не надо скромничать, Пульхерия Афанасьевна. Страна должна знать своих героев, – продолжал нахваливать ее Кузьмин. – А однажды она накрыла наркоторговцев с крупной партией наркотиков, среди них был даже один высокопоставленный работник МВД.

– К сожалению, он когда-то был моим мужем, – вздохнула Пуля.

– Так что советую вам взять ее с собой. Ведь именно она заварил всю эту кашу.

– Здесь вы слегка перегнули палку. Кашу без меня на огонь поставили, я просто мимо проходила, – рассмеялась Пульхерия. – Я понимаю, что в моей помощи вы вряд ли нуждаетесь, все вы люди опытные, не один год в прокуратуре работаете, но, если вы меня возьмете, я вас не разочарую. Вы ведь к Вольскому явитесь с неофициальным визитом, сообщить о гибели сына, горю его посочувствовать, хотя он в этом, скорее всего, не нуждается, а я могла бы по дому походить, например, в поисках сортира, а сама тем временем поглазела бы по сторонам, вдруг что-нибудь замечу.

– Все, уговорили, – Штыкин замахал руками, – если все остальные не против, то я не возражаю.

Никто не возражал.

Глава двенадцатая

Будучи обмануты кем-то, мы можем равнодушно принимать проявления их дружбы, но должны сочувствовать им в их несчастьях.

Франсуа де Ларошфуко

Оказалось, что Вольскому принадлежит квартира в доме на улице Авиационной под претенциозным названием «Бегущая по волнам». У него было еще несколько квартир в Москве, а также коттедж на Рублевском шоссе, но именно в этой квартире он был прописан.

Нагрянуть они хотели без предупреждения. Василий Карлович предлагал отправиться сразу на Рублевку, но Пульхерия с ним не согласилась.

– Мне почему-то кажется, что начать нужно именно с «Бегущей по волнам».

– Кажется, мерещится, привиделось. Мы в своей работе оперируем более конкретными понятиями, – сердито отозвался Ретивый. – Объясните мне, почему мы должны начать именно с Авиационной улицы, а не с Рублевского шоссе?

– Вы слышали о таком понятии, как интуиция или женская интуиция? Я не знаю, но я начала бы именно оттуда. Хотя, постойте. Кажется, все-таки знаю…

– Опять «кажется»… – проворчал Ретивый.

– …В этом доме живет человек, которому принадлежит квартира, где была убита Оксана Шпак, Павел Эдуардович Мякишев. Это может оказаться простым совпадением, но в таких делах просто совпадений не бывает. Между прочим, вы, Василий Карлович, должны были первым обратить на это внимание. А теперь с учетом того, что нам уже известно, необходимо выяснить, есть ли какая-нибудь связь между Вольскими и Мякишевым?

На этот раз следователь Ретивый спорить с ней не стал, только пробурчал под нос:

– Молодые годы мисс Марпл. Следующая серия будет называться «Свадьба мисс Марпл и Эркюля Пуаро».

– Этим народ сейчас не удивишь. Прикольнее было бы «Свадьба Шерлока Холмса и доктора Ватсона», – не удержалась Пульхерия от язвительной реплики.

«Бегущая по волнам», если быть точным, был не один дом, а целый жилой комплекс, состоящий из трех башен с пешеходной набережной на берегу канала, аквапарком, огромным бассейном, спортивными залами, рестораном, боулингом. Дома были объединены оранжерейными переходами, не говоря уже про подземную автостоянку, охрану и прочую мишуру, без которой богатые люди не ощущают себя настоящими богачами.

Пульхерия жила неподалеку от этого Эдема, в этом районе она поселилась задолго до его появления и часто проезжала мимо. Сейчас ей предстояло впервые самой оказаться в раю для богачей, где один квадратный метр жилой площади стоил столько, сколько она зарабатывала за целый год каторжного труда. Подъехали они на милицейской «Волге». За рулем был Корнеев. Следователь Ретивый сидел спереди, а Пульхерия и Штыкин – сзади. Майор Кузьмин, сославшись на занятость, попросил высадить его у метро.

Следователи вели себя со сдержанным достоинством, словно сами имели по квартире в этом жилом комплексе или, по крайней мере, бывали здесь частенько. Пульхерия столкнулась со столь беззастенчивой роскошью впервые, все ей было внове, поэтому она с простодушным любопытством оглядывалась по сторонам. Дом, в котором жила Оксана Шпак, тоже был не для бедных, но его роскошь значительно уступала той, что она увидела. Кованые решетки, зеркальные полы, стекла из освинцованного стекла, массивные двери из дорогих пород дерева, огромные лифты с прозрачными кабинами, из которых открывался вид на канал и Строгинскую пойму, пушистые ковры, заглушающие звук шагов, и стерильная чистота. Казалось, что здесь живут не люди, а эфемерные существа, бесплотные фантомы, которые не едят, не пьют, не моются, не ходят в туалет и целыми днями только тем и занимаются, что доводят свое совершенство до немыслимого идеала небожителей.

Вольскому принадлежал один из пентхаузов этого Эдема.

Штыкин нажал на кнопку рядом с массивной дверью, мелодичные колокольчики мягким звоном отозвались внутри. Пока они ждали, Василий Карлович с едва заметной улыбкой наблюдал за Пульхерией, почти читая ее мысли, он хотел что-то ей сказать, но не успел, дверь беззвучно распахнулась.

Мужчина, стоявший в дверях, оказался худым и высоким, лет около пятидесяти, с изрытыми оспой щеками, глубоко посаженными серыми глазами и коротким бобриком седых волос. Подчеркнуто прямая спина и гордо поднятая голова свидетельствовали о том, что перед ними не хозяин квартиры, а его слуга.

– Слушаю вас, господа? Вы приглашены?

– Нет, – Штыкин дал дворецкому свою визитную карточку, потом достал удостоверение. Слуга внимательно изучил их и вежливо поклонился. Штыкин улыбнулся.

– Мы хотели бы поговорить с Всеволодом Вениаминовичем…

– Конечно. Он принимает гостей. Коктейли подали на веранде. Я сообщу ему. – Он шагнул в сторону, давая им пройти. – Пожалуйста, подождите здесь.

Прихожая, в которой они оказались, была очень просторной, пол ее был зеркальным, темным с искристыми вкраплениями. Возле двери лежал под цвет пола ковер. Когда Пульхерия сошла с него, то с удивлением почувствовала, что от пола исходит ровное тепло. На нем можно было запросто спать без одеяла. У стен стояли массивные стулья, глядя на которые она вспомнила про мебельный гарнитур, за которым гонялись Остап Бендер и Киса Воробьянинов. Стены украшали светлые пейзажи в скромных рамах, глядя на которые сразу становилось понятно, что перед вами подлинники настоящих мастеров, стоящие кучу денег. Двойные двери с витражами были закрыты неплотно. Василий Карлович шагнул к ним и распахнул. Все с удивлением стали разглядывать длинный стол, накрытый скатертью, который сервировали несколько официантов. Тонкий, изящный фарфор, сверкающий хрусталь, столовое серебро свидетельствовали о достатке, основательности и традициях. Стол украшали причудливые композиции из цветов, подобранные с большим вкусом.

Вся роскошная обстановка гостиной была классической, продуманно гармоничной. Только вместо картин по периметру на стенах висели телевизионные панели, по две на каждой стене, акустическая аппаратура была расставлена так, чтобы не очень бросаться в глаза. «Очень удобно смотреть телевизор из любой точки гостиной, прямо из-за стола, не отрываясь от тарелки, – подумала Пульхерия. – К тому же если с соседом по столу не о чем говорить, то экран телевизора подскажет тему для разговора. Можно также мужикам собраться и посмотреть футбольный матч с пивом и креветками». Телевизионные панели и акустические колонки были, пожалуй, единственной модной урбанистической деталью в гостиной.

– Живут же люди! – не сумев скрыть зависть, прошептал Штыкин.

– Да-а! – в один голос согласились с ним Пульхерия и Василий Карлович.

– Что-то праздновать собрались, а мы им сейчас всю малину испортим…

Штыкин умолк, обернувшись на звук приближающихся шагов.

В прихожую вошел высокий, плотный человек в сером со стальным отливом костюме. Его лицо было спокойным, но нахмуренные брови свидетельствовали о том, что спокойствие было лишь маской, удерживаемой силой воли.

Штыкин шагнул ему навстречу.

– Всеволод Вениаминович…

– Сюда, – коротко бросил Вольский, свернул в сторону по коридору и резко распахнул дверь.

Они прошли в кабинет. Хозяин закрыл плотно дверь, прошел к глубокому креслу за широким столом и упал в него. Лицо его оставалось непроницаемым. Он зачем-то взял в руки газету и тут же бросил ее на стол, только после этого поднял глаза. Пульхерию они поразили: черные, бездонные, горящие как угли. Это были глаза человека страстного, чувственно-агрессивного, способного на безрассудство.

– Итак, Игорь Петрович, с тех пор как мы виделись с вами, если мне не изменяет память, прошло около десяти лет?

Штыкин согласно кивнул. Лицо Вольского мало чем отличалось от того, которое он помнил: больше седины в волосах, да резче голос, в остальном и время, и судьба, казалось, были милостивы к Вольскому-старшему. Штыкин позволил себе осмотреть богато убранную комнату: массивные книжные шкафы с тисненными золотом переплетами, дорогие безделушки, бронзовые фигурки лошадей, небольшие картины в дорогих рамах. Потом придвинул стул и предложил сесть Пульхерии, наконец сел сам. Следователь Ретивый последовал их примеру. Штыкин улыбнулся хозяину кабинета:

– Если быть точным, десять с половиной лет.

– Я смотрю, вы теперь работаете в прокуратуре.

Штыкин проигнорировал интерес хозяина к его карьере.

– Разрешите вам представить Пульхерию Афанасьевну и следователя по особо важным делам Василия Карловича Ретивого.

Вольский без особого интереса скользнул взглядом по Василию Карловичу и коротко взглянул на Пульхерию. Левая бровь его слегка приподнялась и тут же вернулась на место, после чего он вновь внимательно посмотрел на Штыкина.

– Сейчас я очень занят. У меня сегодня день рождения, приглашено много гостей. Если вы не возражаете…

– Поздравляю, но мы, как вы понимаете, пришли к вам не за этим. У нас есть информация о Вячеславе.

– О Славике?

Густые брови удивленно взлетели вверх, а правая рука хозяина дома начала выбивать пальцами барабанную дробь. Пульхерии на миг показалось, что удивление его деланное.

– С ним что-то случилось?

– Да.

– Скажите, Всеволод Вениаминович, вы не замечали за вашим сыном что-нибудь необычное? – спросил Василий Карлович. Он откинулся на спинку стула и внимательно наблюдал за Вольским.

– Мы с сыном живем каждый своей жизнью, стараясь как можно реже пересекаться. Он взрослый парень, серьезный и самостоятельный. Я его стараюсь не контролировать.

Что могло с ним такое приключиться, что заинтересовало прокуратуру?

– Самое худшее, что может быть, – ровно сказал Штыкин. – Он мертв.

– Что?!

– Он мертв, – спокойно повторил Игорь Петрович. – Мне очень жаль, Всеволод Вениаминович, его нашли вчера.

– И сообщаете мне только сейчас, – с горечью прошептал Вольский.

– При нем не было документов, и его некому было опознать. То, что это ваш сын, выяснилось всего час назад.

– Как он был убит?

– Задушен и заколот ножом, но смерть наступила все же от удушения. Очевидно, нож преступник использовал для верности, вроде контрольного выстрела в голову.

– Где его нашли?

– На одной даче, в Подмосковье.

– На даче? Что ему там было делать? Это невозможно! Здесь какая-то путаница. Может быть, это кто-то другой?

– Его опознала Пульхерия Афанасьевна. Она видела его паспорт три дня тому назад. Он его сам ей показывал, к тому же она узнала его часы, – Штыкин полез во внутренний карман куртки и достал несколько фотографий, которые Пульхерия уже видела. – Я могу показать вам фотографии с места преступления. Вы готовы?

Всеволод Вениаминович кивнул. Следователь выбрал одну и положил на стол перед ним. Тот бросил на нее короткий взгляд и отвернулся.

– Его тело сейчас находится в судебно-медицинском морге, но вы уже можете его забрать. Я распоряжусь, – Штыкин говорил спокойным, ровным голосом. То, что было для других горем, потрясением, событием, из ряда вон выходящим, для него было делом обыденным. – А сейчас я хотел бы повторить вам мой вопрос: в последнее время вы не замечали за своим сыном что-нибудь необычное?

Вольский с усилием повернул к ним свою голову и заставил себя взглянуть на них пронзительными глазами. Но Пульхерии показалось, что им владеет скорее злость, чем горе. Он уставился на противоположную стену поверх их голов, не видя ничего перед собой, кулаки его были плотно сжаты так, что косточки побелели. Штыкин переглянулся с Ретивым.

– Всеволод Вениаминович? Что с вами? Вам плохо? – спросил Василий Карлович, подавшись вперед, ближе к столу. Но Вольский неожиданно отклонился назад и закрыл лицо рукой, сдерживая выступившие на глазах слезы. Он замотал головой, поднял ладонь правой руки, а потом сжал ее в кулак. Так он просидел около минуты. Все молчали. Наконец Вольский отнял от лица руку и сверкнул черными как угли глазами. Лицо его было спокойным, почти беспристрастным, однако за этим спокойствием угадывалась мощная, едва контролируемая агрессия. Пульхерия почувствовала это, и ей стало не по себе.

– Всеволод Вениаминович, у нас есть сведения, что ваш сын оказался свидетелем какого-то преступления и боялся, что его обвинят в нем. Вы что-нибудь знаете об этом? – спросил Штыкин.

– Преступления? – изумленно переспросил Вольский. – Я ничего не слышал. Вернее, он мне ничего не рассказывал.

– Он чего-то боялся, пытался спрятаться…

– Спрятаться? От кого? – чувствовалось, что его изумление искреннее. – Думаю, что если бы он чего-то боялся, то первым делом пришел бы ко мне.

– Вы же сами только что сказали, что жили каждый своей жизнью, что ваш сын вел жизнь вполне самостоятельную, – напомнил ему Штыкин.

– Да, он самостоятельный, но он все же жил со мной под одной крышей и я содержал его. Поэтому самостоятельность и независимость его весьма условны. Он был самостоятелен ровно настолько, насколько позволял ему я, – жестко пояснил Вольский.

Пульхерия поежилась и подумала: «Не хотелось бы мне быть самостоятельной на территории этого человека», а вслух спросила:

– Какая же это, к черту, самостоятельность?

– Называйте это как хотите. Извините, но мне нужно идти к гостям. Если вы не возражаете… – Вольский встал. Лицо его словно окаменело, и огонь внутри глаз погас. Он даже вроде стал меньше ростом.

Штыкин и Ретивый тоже поднялись.

– Извините, последний вопрос можно? – спросил Василий Карлович.

Хозяин кивнул.

– Оксана Николаевна Шпак – это имя вам известно?

– Да, известно. Она была любовницей моего сына. Больше я ничего не могу вам сказать, – бесстрастно ответил Вольский.

– Что ж мы, пожалуй, пойдем. Простите, что принесли дурную весть. Думаю, что нам еще предстоит с вами встретиться… – сказал Штыкин.

– Найдите их, пожалуйста, – глухо попросил Всеволод Вениаминович, – повторяю, я назначу большое вознаграждение. Я очень хочу…

– Мы все этого хотим, – ответил Василий Карлович.

Когда спускались на лифте, все молчали. Оставшееся позади богатство и благополучие казались издевательством.

Возле машины Штыкин вдруг спросил с усмешкой, искривившей его губы:

– Как вам жизнь олигархов?

– При других обстоятельствах – замечательно, – ответила Пульхерия, – но моя маленькая квартирка мне милее. Если жизнь нас чему-то и учит – это тому, что пресловутые границы добра и зла познаются в сравнении.

– Если хотите, мы довезем вас до дома, – любезно предложил Василий Карлович.

– Спасибо, но мне хочется прогуляться пешком, – отказалась она.

– На улице дождь, – удивился Штыкин.

– Разве это дождь? – улыбка слегка тронула ее губы. – Так, слегка моросит…

Глава тринадцатая

Безрассудство сопутствует нам всю жизнь; если кто-нибудь и кажется нам мудрым, то это значит лишь, что его безрассудства соответствуют его возрасту и положению.

Франсуа де Ларошфуко

Как только милицейская «Волга» скрылась за поворотом, Пульхерия вернулась в здание.

– Извините, я забыла там свою сумочку, – жалобным голосом сказала она охраннику и скорчила уморительную рожицу. Охранник махнул рукой, и она быстрым шагом направилась к лифту.

Дверь ей открыл сам хозяин.

– Я был уверен, что вы вернетесь, – безучастно произнес Всеволод Вениаминович, и пригласил ее пройти в кабинет.

Закрыв плотно дверь, он вернулся за свой письменный стол.

– Что вас интересует? Извините, забыл ваше имя…

– Пульхерия Афанасьевна, – подсказала она.

Его левая бровь вновь удивленно взметнулась вверх, но, как и в первый раз, он ничего не сказал. «Боится показаться банальным, поэтому не высказывает удивление по поводу моего экзотического имени», – подумала она.

– Итак, я вас слушаю, уважаемая Пульхерия Афанасьевна.

Вольский сложил руки домиком и плотно сжал губы.

– Это я вас слушаю, Всеволод Вениаминович, – усмехнулась она. – Два человека мертвы. Не слишком ли большая плата за молчание.

– Вы хотите, чтобы я вам исповедался? – с иронией спросил он.

– Нет, просто скажите мне правду.

– А что изменится? Мой сын мертв.

– Кого вы защищаете? Убийц?

Вольский молча рассматривал свои руки и о чем-то думал. Пульхерия терпеливо ждала. Прежде чем упасть, плод должен созреть.

Наконец огромный мужчина за столом принял решение. Он отклонился назад, открыл ящик стола, поискал внутри и вытащил письмо. Передавая его через стол, он приостановился, его черные глаза уставились на Пульхерию.

– Вы уверены, что это мой сын?

– Абсолютно.

Вольский со злостью швырнул письмо.

– Это они его убили! Сволочи! У меня и в мыслях не было доносить на них в милицию. Это было мое частное дело. Теперь, конечно, все бессмысленно.

Пуля протянула руку за письмом. Аккуратно набранный на компьютере и распечатанный на лазерном принтере текст гласил:

«Господин Вольский!

Ваш сын Вячеслав у нас. Мы его похитили, если вы хотите снова увидеть его живым, выполните наши требования. Если вы обратитесь в милицию или не выполните наши требования, ваш сын будет убит.

Мы хотим за него два миллиона евро купюрами по пятьсот. Купюры не должны быть помеченными и новыми.

Инструкция для передачи денег:

1. Вечером 11 июня вы должны доставить деньги на автобусную станцию у метро «Щелковская».

2. Деньги должны быть в школьном рюкзаке черного цвета. Сложите деньги в черный полиэтиленовый пакет с ручками и крепко свяжите ручки. Рюкзак должен выглядеть плотно набитым. Для этого на дно его положите немного старой газетной бумаги.

3. Прибыть туда нужно ровно в 22.00. Можете приехать сами или пошлите посыльного.

4. Вставьте в свой мобильный телефон нашу сим-карту и ждите дальнейших указаний. Сидите в зале ожидания до тех пор, пока не зазвонит телефон и вы не получите дальнейшие инструкции.

Если за вашим посыльным или вами будут следить менты, можете распроститься с сыном. Менты вам все равно не помогут.

Советуем вам лучше заплатить. Сделаете все, как вам говорят, и увидите сына через шесть часов после передачи денег».

Пульхерия дочитала письмо и посмотрела на часы. Половина девятого. Она взглянула на Вольского.

– Вы послали человека с деньгами?

– Да! А вы как думаете? – Кулак Вольского с грохотом опустился на стол. Темные глаза его горели. – Сволочи, подонки, убийцы!.. Я сделал все, как они хотели! Я даже празднование дня рождения не отменил, чтобы выглядело все как обычно! Твари!

– Когда вы его послали?

– Он отправился примерно полчаса назад, за пять минут до вашего со следователями прихода.

– У вас есть машина?

– Да.

– Тогда поехали.

– Зачем? – удивился Вольский. – Я позвоню моему управляющему и велю ему вернуться.

– Вы же сами сказали, что хотите, чтобы убийц поймали?

– Сказал, но…

– Мы проследим за деньгами, и они приведут нас к ним! – вскричала Пульхерия, наивно поражаясь, как ей тогда казалось, несообразительности Вольского.

Всеволод Вениаминович хлопнул себя ладонью по лбу.

– Старый дурак, совсем от горя поглупел. Конечно же вы правы. Поехали!

– А гости? – напомнила Пульхерия.

– Столы накрыты. Тамада оплачен. Им и без хозяина будет весело.

Спустившись на лифте, Пульхерия с Вольским оказались прямо на подземной автостоянке. Вольский подвел ее к огромному черному джипу с темными тонированными стеклами, с почти стерильной чистотой внутри и снаружи. Кожа и полированное дерево в салоне свидетельствовали о дороговизне и эксклюзивности модели. Хотя это был и мощнейший внедорожник, на нем вряд ли когда-нибудь станут покорять просторы Африки или разгонять стада антилоп в прериях, его сила и мощь всего лишь престижные свидетельства достигнутого уровня общественного положения и богатства.

– А попроще у вас ничего нет? – недовольно спросила Пульхерия. И, натолкнувшись на недоуменный взгляд Вольского, пояснила: – Я среди такой бесстыжей роскоши чувствую себя неуютно.

– А я к ней уже привык, – со злостью откликнулся он. – Мне не стыдно за мое богатство.

– Хотите сказать, что оно нажито исключительно праведным путем? – ехидно поинтересовалась она.

– Другого пути у меня не было. Мне Богом была предоставлена возможность, и я ею воспользовался. И не собираюсь за это перед вами оправдываться. Будь вы на моем месте, поступали бы точно так же, – Вольский старался говорить спокойно, но Пульхерия почувствовала, что он разозлился и сдерживается из последних сил.

– Вы правы, я не Бог и не судья, не надо передо мною оправдываться. Если я вас задела, прошу прощения, – примирительно произнесла она, – но ваша реакция свидетельствует о том, что вы не раз размышляли на эту тему. А я случайно ткнула и попала в болевую точку. Но решать мировые проблемы мы сейчас не будем, нам бы с чем попроще разобраться.

Вольский уверенно вел машину. Пульхерия поняла, что он хорошо знает Москву, даже не стал сверять с картой маршрут их движения.

Некоторое время они молчали, думая каждый о своем. Это молчание не тяготило их, а наоборот, даже сближало. Ничего личного, ничего лишнего. К чему пустая болтовня? Соболезнования посторонних всегда выглядят фальшиво.

В субботний вечер улицы Москвы были непривычно пусты. Машин на дорогах мало, прохожих из-за дождя тоже. Когда свернули с Садового кольца, Пульхерия спросила:

– Вы доверяете человеку, которому поручили отвезти деньги?

– Как самому себе. Это мой помощник и доверенное лицо Павел Эдуардович Мякишев.

Вольский произнес это снисходительным тоном, предполагавшим, что вопрос был идиотским. Кто же делает доверенным лицом человека ненадежного? Но так как его задала женщина, то для нее это простительно.

Пульхерию этот тон нисколько не задел. Она не сразу отреагировала на услышанное. За прошедший день Пуля все же слегка устала. И это сказалось на ее реакции. Когда до нее, наконец, дошел смысл сказанного, она интуитивно плотно сжала губы и отвернулась, глядя в окно. Мякишеву принадлежала квартира, в которой была убита Оксана. После недолгого молчания Пульхерия спросила:

– Почему вы не обратились в милицию?

– В записке было предупреждение…

– Обычно все похитители так пишут. Я в кино видела…

– Жизнь это не кино.

– Слишком банальная сентенция, даже для олигарха. Но меня беспокоит не это. Вам дали слишком мало времени, чтобы собрать такую большую сумму, да еще в евро. Это свидетельствует об осведомленности похитителей. Ваш помощник владел такой информацией?

– Постойте, вы его, что ли, подозреваете? – Вольский рассмеялся. – Это чушь! Я знаю Павла слишком давно. Мы с ним дружны с детства. Он выполнял для меня немало конфиденциальных поручений, подозревать его глупо.

– Самыми ярыми нашими врагами становятся, как правило, самые близкие люди, все остальные к нам просто равнодушны.

– А вот это, действительно, слишком банальная сентенция, даже для женщины.

– А по-моему, вы ко мне несправедливы, – улыбнулась Пульхерия, – на мой взгляд, очень даже афористично. Что-то в стиле Франсуа де Ларошфуко. Афоризм мой. Дарю. – Заметив скептическую улыбку на лице Вольского, Пульхерия напрямик спросила: – Не выносите превосходства других, в особенности женщин?

– Превосходства? Ну, это сильное преувеличение. Вы не находите?

– Ненавидите женщин? – усмехнулась она.

– Нет, просто давно не питаю на их счет никаких иллюзий.

– Негативный опыт, что-то из разряда «Змея на груди»…

– Что? – не понял Вольский.

– У Эзопа есть такая басня о крестьянине, который нашел замерзшую змею и положил себе за пазуху, чтобы отогреть. Змея согрелась и отблагодарила его по полной программе, – пояснила она и тут же без перехода спросила: – Всеволод Вениаминович, как вам удалось собрать за такой короткий срок столь большую сумму денег?

– Я готовился к довольно крупной сделке из разряда теневых… Ну вы меня понимаете?

Пульхерия кивнула.

– Оплату предполагалось провести наличными.

– Как вы получили письмо? И когда?

– Оно пришло вчера с утренней почтой.

– Странно, я не заметила на конверте марок.

Вольский резко затормозил и припарковался у тротуара. Он достал из внутреннего кармана пиджака конверт и с удивлением стал его рассматривать.

– Я даже не обратил на это внимание, – растерянно пробормотал он.

Пульхерия с любопытством взглянула на конверт. Имя и адрес были аккуратно напечатаны, как и само письмо, на лазерном принтере, а вот марки не было. Самое смешное, это обстоятельство всплыло на поверхности ее сознания именно сейчас. Тогда она тоже не обратила на это внимание. Ее интересовало прежде всего содержимое конверта, а сам конверт остался в руках у Вольского.

– Кто приносит почту?

– Мой дворецкий, – Вольский неожиданно захихикал. Пульхерия с удивлением взглянула на него. – Вы будете смеяться, Пульхерия Афанасьевна, но моего дворецкого зовут Осипом, как слугу Хлестакова из комедии Гоголя «Ревизор».

Пульхерия прыснула и через секунду громко и заразительно расхохоталась. Вольский не удержался и рассмеялся тоже. Они сидели и от смеха по-детски утирали слезы, всхлипывая и держась за животы. Смех их был больше похож на истерический. Чувства, доселе скрываемые от посторонних глаз, заталкиваемые глубоко внутрь, сдерживаемые усилием воли, требовали выхода и вот теперь весьма своеобразно прорвались наружу.

Они закончили смеяться так же неожиданно, как и начали.

– Да, влияние русской литературы на разночинную интеллигенцию было более глубоким, чем мы думаем, – подытожила Пульхерия после недолгого молчания.

– Пожалуй, слуга Хлестакова не лучший пример для подражания, – заметил Вольский.

– Скорее всего это просто совпадение, но в данном контексте выглядит забавно. Зато «Старосветские помещики» произвели на моих родителей неизгладимое впечатление, только отдуваться теперь приходится мне. Это я вам, как лицо пострадавшее, заявляю, – с легкой грустью пожаловалась она.

– Сочувствую, – с мягкой улыбкой отозвался Вольский. – А мне ваше имя нравится, по-моему, оно вам подходит.

– Я к нему за столько лет уже привыкла, – вздохнула Пуля и тут же спросила: – Скажите, Всеволод Вениаминович, в то утро у вас не было посетителей? Примерно в то время, когда вам принесли почту.

– Нет. Впрочем, заходил один из друзей сына, Рома Мякишев, сын Павла Эдуардовича. Хотел узнать, где Славик. Я сказал, что не знаю.

– Он не сказал, зачем тот ему нужен?

– Славик обычно подвозил его в университет. А вчера он его не взял… – голос его дрогнул, он завел машину, но трогаться с места не спешил.

– Может быть, еще кто-то был?

– Нет, Осип мне сказал бы.

– А этот Роман? Что вы о нем знаете?

– Ромашка? – Голос Вольского потеплел. – Я знал его еще маленьким. Несколько лет назад его родители расстались, у него сложные отношения с отцом, но Павел Эдуардович его очень любит. Мальчик, хоть с виду и увалень, однако весьма способный, сам подготовился и поступил в университет, будет генным инженером. А что?

– Не знаю, – откровенно ответила Пульхерия, а про себя подумала: «Пока не знаю». Память ее уже зафиксировала новое имя. Может, это что-то и значит, а, может, и нет. – Мне хотелось бы задать вам еще кучу вопросов, но пока они могут подождать. Сейчас главное добраться до автовокзала и выследить получателя денег. Все-таки плохо, что вы не сообщили в милицию.

– Что вы все заладили «в милицию, в милицию», а как бы вы поступили на моем месте? – раздраженно спросил Вольский.

– Не знаю.

– Вот и я не знаю. Я считал, что это бессмысленно. Может, мне и помогли бы, но вряд ли. Вероятность возвращения жертвы и так чудовищно мала, а обращаясь в милицию, я ее сокращаю еще больше. Я думал, что сумею сам справиться с этой проблемой.

– Хотите знать мое мнение? Оно покажется вам парадоксальным. К тому же я не до конца уверена…

– Ну?

– Ваш сын сам организовал свое похищение, а оно бумерангом ударило по нему самому. Что-то вышло из-под контроля… Свет могла бы пролить Оксана Шпак, но она тоже мертва. Если мы с вами поймаем сообщника…

– Я в это не верю, – глаза Вольского прожигали Пульхерию насквозь. Ей стало не по себе от его взгляда. – Я не верю в дикие совпадения, когда речь идет о таких деньгах.

– Может быть, вы и правы, – Пульхерия тяжело вздохнула. – Так или иначе, я очень надеюсь, если нам удастся выследить сообщника, многое прояснится. Мне одно непонятно, зачем было их убивать до того, как деньги были получены?

– Если принять во внимание вашу версию, то это вполне объяснимо: один из них пожадничал и захотел получить всю сумму.

– Я тоже об этом подумала. У меня сложилось такое впечатление, что ее убил человек, которого она хорошо знала.

– Почему вы так решили?

– Я ведь видела убийцу. Правда, всего лишь мельком.

– ?!

– Да. Я была в квартире Оксаны, когда убийца в нее вернулся. Он забрал из квартиры улику.

– Очень интересно, – пробормотал Вольский, – вы мне потом расскажете подробнее, а сейчас мы должны ехать, времени у нас в обрез.

Глава четырнадцатая

На свете мало недостижимых вещей; будь у нас больше настойчивости, мы могли бы отыскать путь почти к любой цели.

Франсуа де Ларошфуко

– Высадите меня у входа в автовокзал, а сами ждите в машине. Какой номер вашего мобильного телефона?

– Я пойду с вами, – упрямо заявил Вольский.

– А если вас узнают? За вашим посыльным наверняка следят. Преступники знают вас в лицо. Они сразу почувствуют неладное.

– В письме было указано, что деньги я могу принести сам или передать с посыльным.

– «Или», не «И», – подчеркнула Пульхерия, – посыльный плюс вы – комбинация неприемлемая.

– Я буду соблюдать осторожность, – упорствовал Вольский.

– О какой осторожности вы говорите? – всплеснула она пухлыми руками. – Как только вы появитесь в своем эксклюзивном костюме от модного дизайнера за восемь штук баксов, вся публика, включая бродячих собак и милиционеров, начнет на вас пялиться.

– Как вы догадались, что он стоит восемь штук? – удивился Вольский.

– А что, попала в точку?

Он кивнул.

– Ох и мощная же у меня интуиция! – с восторгом воскликнула Пуля.

– Скромнее надо быть, девушка, – рассмеялся Вольский, в душе поражаясь ее почти детской непосредственности.

– Ой, да если сама себя не похвалишь, от вас похвалы никогда не дождешься. Так и умру без бюста на родине героя, – Пульхерия забавно поджала губы, изображая на лице обиду.

– Не дает покоя слава Шерлока Холмса? Ваш бюст лучше любого другого… – выпалил Вольский и осекся, почувствовав, что сказал лишнее.

– Спасибо за комплимент, но я восприняла его именно как каламбур, и ничего более, так что можете не смущаться.

– Очень хорошо, что вы меня правильно поняли.

– Я-то вас правильно поняла, – пробурчала она в ответ, – только Шерлок Холмс был импортным детективом, а я своя, родная! Все! Хватит о наболевшем! Оставайтесь в машине, я буду вас держать в курсе дела по телефону. Как выглядит ваш посыльный?

– Ему около пятидесяти, крепкого телосложения, с небольшим брюшком. У него простое русское лицо и большая лысина. На нем черный кожаный пиджак, а в руках школьный рюкзак черного цвета.

– Этого вполне достаточно. В случае чего я вам позвоню. Постарайтесь припарковаться неподалеку, я, как вы уже заметили, не спортсменка, дамам такой комплекции, как у меня, вреден бег на длинные дистанции.

Автовокзал после реконструкции заметно отличался от старого, который уже едва справлялся с возросшим потоком пассажиров.

Пульхерия пересекла площадь, проходя мимо огромных современных автобусов, которые упирались носами в посадочные платформы. Люди садились, выходили, беспорядочно расхаживали вдоль и поперек, словно заблудились. Неожиданно мелодичный женский голос принялся сообщать маршрут очередного рейса. Никто на это не обратил ни малейшего внимания.

В зале ожидания народу было сравнительно немного. Пульхерия без труда отыскала нужного человека. Павел Эдуардович со скучающим видом сидел на одной из длиннющих скамеек. Обеими руками он обнимал черный школьный рюкзак, прижимая его к себе. Все места вокруг были заняты. Кто-то сидел в окружении багажа, кто-то спал, положив что-то из вещей себе под голову.

Небольшое свободное пространство на лавочке было только напротив Мякишева. Пульхерия постояла немного, ожидая, что освободится еще место, не решаясь сесть так близко к Павлу Эдуардовичу, потом вдруг набралась смелости и воткнулась между костлявой старухой и молодой девицей с устрашающе ярким макияжем. Старуха с осуждением взглянула на Пульхерию и с недовольным видом подвинула свою сумку, но снимать ее с лавочки не стала, только сильнее навалилась на нее своим костлявым локтем.

Пульхерия достала мобильный телефон и взглянула на часы. Было без четверти десять.

Павел Эдуардович заметно нервничал. На лбу у него блестели бисеринки пота, которые он вытирал платком. За ним ему приходилось лезть в карман пиджака. В этот момент он смешно просовывал руку в лямку рюкзака, а потом этой же рукой ухитрялся достать платок из кармана. При этом часто вертел головой направо и налево, пытался заглянуть себе за спину, тревожно следя взглядом за пассажирами. Когда раздался телефонный звонок, он аж подпрыгнул от неожиданности.

Поднеся мобильный к уху, Мякишев односложно отвечал на вопросы, потом стал выслушивать инструкции невидимого собеседника, то и дело повторяя: «Понял, понял…»

Закончив разговор, он тотчас вскочил и направился быстрым шагом к выходу. Пульхерия еле поспевала за ним. На улице он подошел к платформе, от которой отходили автобусы до Владимира. Шла погрузка багажа. Шофер ставил чемоданы и сумки в багажное отделение. Он привешивал к сумке или чемодану ярлык, а корешок отдавал пассажиру. Павел Эдуардович был в очереди последним. Пульхерия хорошо видела, что черный рюкзак шофер положил поверх больших сумок ближе к краю, после чего закрыл отделение и, войдя через переднюю дверцу, стал запускать пассажиров в автобус.

Пока Пульхерия рассматривала входящих в автобус, Мякишев исчез. Это ее нисколько не обеспокоило, ведь основной целью был рюкзак с деньгами, вернее тот, кто за ним придет. Она сначала решила проследить за посадкой до ее окончания, но потом подумала, что это мало, что даст, так как она не знала, как выглядит похититель. Когда Пульхерия направилась через площадь к джипу, дождь, до этого слегка моросящий, начался нешуточный, поэтому к машине она подбежала изрядно промокшей.

– Ну?! Что вы заметили? – тревожно спросил ее Вольский.

– Деньги в автобусе.

– В каком?

– Поехали скорее, а то посадка закончится и мы его потеряем.

– Надеюсь, вы номер догадались запомнить?

– Зачем девушку обижаете, Всеволод Вениаминович? – с укоризной спросила Пульхерия. – Автобус «Мерседес» с бело-синими полосками по бокам через десять минут отправится на Владимир. Так что поедут ваши два миллиона с европейским комфортом, правда, в багажном отделении. Рулите на Горьковское шоссе, то есть шоссе Энтузиастов, там его подождем, никуда он от нас не денется. Как красиво они все придумали! Молодцы! Университетское образование вовсе не так бесполезно, как утверждают некоторые.

– Все-таки вы продолжаете утверждать, что мой сын с товарищами задумал собственное похищение? – спросил Вольский.

– У меня несколько версий, но всего милее мне именно эта. Есть, правда, несколько вопросов, которые выбиваются из общего ряда и нарушают ее стройность, но у меня, как у Штирлица, пока еще недостаточно информации для размышления. Вот когда мы поймаем того, кто придет за деньгами, многое прояснится.

– Вы поняли, как все было задумано? – спросил Вольский, меланхолично наблюдая за потоком машин.

– Самое трудное не в том, как взять деньги, а как не брать их и в то же время не потерять. Я имею в виду, как остаться с деньгами и одновременно не быть с ними связанными.

Вне зависимости от того, кем было задумано похищение, эти ребятишки нашли отличный способ справиться с ситуацией, весьма хитроумный и заслуживающий восхищения. Схема была продумана так, что даже если Павел Эдуардович получил бы указание следовать за рюкзаком, это вряд ли помогло бы.

Вольский немного поразмыслил, потом кивнул.

– Да, идея и в самом деле хороша, – согласился он. – Билеты на автобус можно купить заранее, за несколько часов или дней, за пару минут до отправления автобуса передать по мобильному телефону указание оставить рюкзак в багажном отделении. По телефону их тоже вычислить не удастся, сим-карта, которую они положили в конверт с инструкциями, никуда не приведет. Сейчас с этим просто. В такой ситуации никто, включая милицию, не сможет получить место в автобусе без большого шума.

– При условии, что все билеты на этот рейс были раскуплены.

– Даже если за проезд будет заплачено непосредственно шоферу, наблюдательный человек сразу все поймет. Да, Пульхерия Афанасьевна, я с вами согласен, это была очень хорошая идея.

– Не была, а есть.

– Ладно, есть. Интересно, как он теперь собирается сойти? И главное где?

– Думаю, что до Владимира он ждать не будет, – предположила Пульхерия. – Это очевидно. Скорее всего сойдет где-то по дороге…

– Согласен, до конечной остановки ему ждать будет не резон. Милиция может встречать там человека с черным рюкзаком.

– Даже если ваш сын был уверен, что вы не пойдете в милицию, а он наверняка все планы строил именно так, другие могли быть в этом менее уверены. Они не могли себе позволить рисковать. Береженого Бог бережет. На их месте я бы действовала так, будто за деньгами следят. Кроме того, в записке, если вы помните, было обещано, что ваш сын вернется домой через шесть часов после передачи денег, а это тоже исключает Владимир. Нет, он выйдет где-то на автостраде, подальше от Москвы, возможно, на остановке для отдыха или, может быть, у бензоколонки. Наверняка он там заранее оставил свою машину или кто-то с машиной его уже ждет…

Мимо проехал серебристый автобус с бело-синими полосками по бокам. Они чуть не проглядели его из-за огромного грузовика с фурой.

– Вот он! Чего вы ждете, Всеволод Вениаминович! – закричала Пульхерия.

– Спокойно, мадам. Теперь он от нас никуда не денется.

– Не вздумайте ехать за ним хвост в хвост, – предупредила она, – лучше держите небольшую дистанцию.

– Мощный джип, плетущийся за автобусом, думаете, будет менее подозрителен? – усмехнулся Вольский.

– Что вы предлагаете?

– Сейчас еще довольно светло, но вскоре совсем стемнеет, пока будем держаться на значительном расстоянии, а потом подъедем ближе.

– А если мы его упустим?

– Вопрос, конечно, интересный, но зачем программировать отрицательный результат? Давайте надеяться на лучшее. Следите в оба глаза, Пульхерия. Дорога прямая, ни тебе гор, ни тебе резких поворотов, мы с вами будем последними олухами, если его упустим.

– Легко сказать, следите в оба глаза, но многое работает против нас: во-первых, мы не знаем, как он выглядит, во-вторых, мы не знаем, когда он сойдет, в-третьих, рюкзак черного цвета, а ночью, как известно, все кошки черные. К тому же мало кто из пассажиров доедет до конечной. Я хорошо знаю эту дорогу, мы с подругой буквально на днях путешествовали по ней до Суздаля. Вдоль нее множество поселков и деревенек. Всякие там Псарьки и Выселки. Как мы отличим нашего умника от самого обычного пассажира? У него же нет светоотражаемой надписи на куртке, облегчающей его обнаружение. Наоборот, он будет всячески маскироваться под обычного провинциала, ездившего за покупками в Москву.

– Разве сейчас все еще ездят в Москву за покупками? – удивился Вольский. – Век дефицита, кажется, закончился.

– В Москве дешевле.

– Не уверен.

– Тогда не знаю. Но зачем-то они все в Москву едут? Кто в поисках работы, кто в поисках развлечений…

– А ваша женская интуиция? Она на что? Может, она вам подскажет.

– На нее надежда слабая, она у меня весьма непредсказуемая.

– Пульхерия Афанасьевна, отставить панику, и следите за дорогой, – резко посоветовал Вольский.

– Слушаюсь, мон женераль, – отчеканила она с французским проносом. И самокритично добавила: – Чем говорить глупости, я лучше буду глубокомысленно молчать.

Глава пятнадцатая

Упрямство рождено ограниченностью нашего ума: мы неохотно верим тому, что выходит за пределы нашего кругозора.

Франсуа де Ларошфуко

На самом заднем сиденье автобуса марки «Мерседес», двигавшегося на восток от Москвы, сидел Кузьма Константинович Ребров, невидящим взглядом уставившийся в окно. Левая рука его теребила мочку уха, а косточку указательного пальца правой руки терзали сжатые зубы. Мозг его бурлил, руки вспотели, а сердце было готово выскочить из груди. Куда он едет? Почему он дал себя втянуть в это сомнительное дело? Сессия закончилась, через неделю он должен был отправиться в Ниццу, где у его родителей была небольшая вилла на побережье. Солнце, пляж, по вечерам дискотеки и бары. Какого черта он делает в этом дурацком автобусе?

У Вольта проблемы с отцом и с финансами, а ему какое до всего этого дело?

Сумерки сгущались, темный лес все ближе подступал к шоссе, косой дождь заливал стекла автобуса. Свет в окнах небольших деревенек, мимо которых они проезжали, лишь на короткое время отвоевывал у темноты небольшие участки, и тогда Кузьме казалось, что за пределами этих светлых участков притаилось нечто страшное, чудовищное, смертельное. Иногда автобус обгоняли автомашины, их красные габаритные огни проскальзывали мимо, устремлялись вперед и терялись в ночной темноте; иногда встречный транспорт залеплял глаза яркими вспышками фар дальнего света.

Кузьма повернул голову и прижал разгоряченный лоб к холодному стеклу. Под ним в багажном отделении трясется проклятый рюкзак, набитый деньгами…

Он скрипнул зубами. Зачем он ввязался в это? Деньги ему не нужны. Если он станет тратить их слишком много, все сразу поймут, обо всем догадаются. Да и на что их тратить? На карманные расходы он получал более чем достаточно, если возникала необходимость, обращался к отцу. Тот никогда ему ни в чем не отказывал, не устраивал унизительных допросов типа «зачем, да почему, да ты понимаешь, сколько лет нужно трудиться простому рабочему, чтобы это приобрести?». Он всегда относился к нему с пониманием. После окончания университета ему гарантировано отличное место в одной юридической фирме, которой формально владел двоюродный брат матери, а на самом деле она принадлежала отцу. Если его дела пойдут хорошо, отец доверит ему более серьезную работу. Мать уже присмотрела ему хорошенькую и богатую девицу, дочь ее лучшей подруги. Тогда какого черта он ввязался в это дело?

Кузьма мучительно терзал себя, но ответа не находил. Может быть, виной всему было раннее утро, двойной джин с тоником или… или что? Какую вескую причину он мог назвать себе, а тем более ментам? А какую причину примут они? Никакую! И самое ужасное, что он знал это! Будь он на их месте, тоже не принял бы. Следование дружеским идеалам – сам погибай, а товарища выручай… Ему надо было, наоборот, отговорить Вольта от этой затеи, объяснить всю ее опасность. Но разве опасность Вольта когда-нибудь останавливала? Она только подстегивала его азартного друга. Нет, никакими увещеваниями его пронять было нельзя. Оставалось только повернуться и уйти с той проклятой веранды гольф-клуба в то проклятое утро. Но он почему-то остался. А теперь мучительно ищет оправдание своей собственной глупости и безрассудству.

Автобус проехал указатель на Ногинск, въехал на железнодорожный мост, дальше дорога сужалась, автобус снизил скорость. Лес вплотную подступил к обочине, темной, зловещей массой высился по обеим сторонам. Вдруг мрак отступил, шоссе пересекало открытое пространство, и оно опять стало широким. Автобус заметно увеличил скорость. Кузьма гнал от себя отчаяние. Это чувство не поможет, особенно сейчас, когда есть еще возможность что-то изменить, попытаться найти выход, надо начать думать, напрячь извилины. Ведь должен же быть этот проклятый выход!

«Прежде всего успокоиться! – сердито скомандовал он себе. – Думай, думай, думай! Вариантов может быть много, только какой из них избрать?»

Во-первых, он может просто вернуть деньги. Отставить возле дверей квартиры Вольского, позвонить и убежать. Но он понимал, что это уже ничего не решит и не освободит его от обвинений, только облегчит милиции задачу его вычислить. Можно, конечно, принести рюкзак прямо в милицию и во всем сознаться. Нет, Кузьма покачал головой, ни одна их этих идей ему не нравилась.

Какие еще есть возможности? Он может просто выйти из автобуса и оставить рюкзак в багажном отделении. Забыть о деньгах. Сделать вид, что их не существует, посыльный не сдавал их в багажное отделение автобуса. Ребров сердито нахмурился при этой мысли. Могла ли Оксана быть неподалеку, наблюдая, как посыльный сдает рюкзак в багаж? Или Ромашка? Он их не видел, но это ровным счетом ничего не значит, ведь он и не искал их, не осматривался по сторонам, пытаясь определить, следят за ним или нет. Другая мысль пришла ему в голову, обесценив первую. Он не мог оставить деньги в автобусе и рассказать всем глупую историю о том, что посыльный с деньгами не явился. Черный рюкзак на конечной станции вскроют как невостребованный багаж, и через пять минут об этом будут знать все, наутро эта новость докатиться и до Москвы. О таком событии обязательно сообщат в новостях по телевизору, да и газеты в стороне не останутся.

Кузьма до боли закусил губу, тщательно обдумывая другую идею. Можно взять рюкзак из багажного отделения, а на обратном пути заехать в лес, облить рюкзак бензином, запалить славный костер. Это будет самый дорогой костер в мире, случай достойный Книги рекордов Гиннесса. А потом сказать, что посыльный ничего не принес. В результате этого возникнут сложности, но это уже будет неважно. Во всяком случае для него.

Кузьма выглянул в окно и удивился. Нелегкие размышления настолько поглотили его, что он и не заметил, как они уже почти подъехали к месту, где должны были остановиться для отдыха. Это была автозаправочная станция на окраине небольшого поселка. При станции были магазин и маленькое кафе, где пассажиры могли перекусить и воспользоваться туалетом, пока автобус заправляют.

Автобус свернул с шоссе и въехал на станцию. Водитель объявил всем, что стоянка продлится около получаса. Некоторые пассажиры остались в салоне, но большая их часть, сонно щурясь, покинула его.

Кузьма подошел к водителю и произнес заранее приготовленную и много раз отрепетированную фразу:

– Извините меня, пожалуйста, но мама дала нам с отцом в дорогу еду, а отец не подумал и сдал рюкзак в багаж, можно его достать оттуда, денег у нас на кафе нет, а есть очень хочется?

При этом Кузя сделал такое жалостливое лицо, что водитель, пожилой дядька с простодушным лицом, тяжело вздохнул, выразительно взглянул на него и без лишних слов полез в карман за ключами от багажного отделения.

– Если твой рюкзак будет заставлен другим багажом, доставать будешь сам, – предупредил шофер.

Кузя с готовностью кивнул.

Все складывалось, как нельзя лучше. Когда водитель открыл панель, закрывающую багажное отделение, к нему подошел кто-то из пассажиров. Пока они разговаривали, Кузьма уверенными движениями расстегнул рюкзак, вытащил из него пакет с деньгами и положил его рядом на чей-то чемодан. Потом закрыл молнию, застегнул пряжку и поставил рюкзак на место, после чего взял пакет с деньгами, приветливо махнул рукой водителю и неторопливым шагом направился к кафе. Эта неторопливость далась ему нелегко. Сердце в груди колотилось как бешеное. Ему хотелось что есть силы побежать к машине, которую он еще накануне утром оставил неподалеку. Возле кафе он остановился и ленивым шагом подошел к газетному ларьку. Делая вид, что он интересуется газетами, Кузьма настороженно осмотрелся по сторонам. Но все было спокойно. Водитель, закончив общаться с пассажиром, закрыл багажное отделение и неторопливо направился в кассу автозаправочной станции.

Через пять минут от станции отъехал серебристо-серый спортивный автомобиль, притормозив на выезде, пропуская встречный поток машин, он выехал на автостраду и направился в сторону Москвы. На столь экзотическую даже для Москвы машину никто не обратил никакого внимания. Во-первых, те, кто остался в автобусе, спали, а те, кто вышел, были в кафе, во-вторых, в столь позднее время на станции, кроме автобуса, других машин не было, в-третьих, машину Кузьма оставил поодаль от кафе, и она была скрыта от посторонних глаз буйно разросшимися кустами боярышника.

Кузьма так обрадовался, что достал деньги из багажного отделения без особых проблем, что не обратил никакого внимания, как в сторону Москвы следом за ним отправился еще один автомобиль – огромный черный джип с тонированными стеклами. Этот джип не въезжал на станцию следом за автобусом, а остановился сбоку от въезда в тени кустов. Кузьма был настолько поглощен своей проблемой, что просто его не заметил.

– Вы были совершенно правы, Пульхерия Афанасьевна, – мрачно заявил Всеволод Вениаминович. – Я даже начинаю вас бояться.

– В чем я была права? – не поняла Пуля, но от тона Вольского у нее мурашки побежали по спине.

– Мой сын сам организовал свое похищение.

– Я еще до конца не уверена…

– Не сомневайтесь, пожалуйста. Теперь я знаю это совершенно точно.

– Откуда такая уверенность?

– Мне хорошо знаком парень, которого мы преследуем, а также его машина. Я сам помогал его отцу выбирать ее. Мой сын с ним дружит. Они росли вместе, оба поступили в университет. Но от него я ожидал этого меньше всего. Этот человек не может нуждаться в деньгах настолько, чтобы пойти ради них на убийство.

– Самая большая бездна – это экономическая, – пожала плечами Пульхерия.

– Нет никакой бездны. Во всяком случае у него, – с горечью сообщил Вольский. – Вот сейчас догоним его и обо всем расспросим.

Вольский надавил на педаль газа и крепко сжал руль. Мощный мотор прибавил обороты, и машина стала набирать скорость.

– Всеволод Вениаминович, вы уж не очень усердствуйте, – испуганно посоветовала Пуля, – хотелось бы все-таки узнать, чем там дело кончится.

– Где там? – меланхолично поинтересовался Вольский.

– В нашем с вами сериале, или, как сейчас говорят, «реалити-шоу», где мы с вами играем главные роли. Если мы его прижмем, нам достанется Джек-пот в размере двух миллионов евро. Поделитесь? – радостно поинтересовалась она. Вольский недоуменно покосился в ее сторону и скривился, как от зубной боли. Пульхерия, заметив его взгляд, смущенно пробормотала: – Поняла, денежки были наши, станут ваши. Хотя, о чем это я? Они же изначально были вашими. Ну извините, забыла. Так хорошо вжилась в роль, можно сказать, срослась с нею… Что вы собираетесь делать?

– Сядем ему на «хвост». Если он заметит, что его преследуют, – тем лучше. Пусть об этом подумает, пока мы его не схватили.

– Раз мы его знаем, не будет ли лучше предоставить ему спокойно добраться до дома, а потом схватить его там в присутствии милиции? Пусть компетентные органы сами разбираются, – предложила Пульхерия.

– А если дома мы найдем только комплект рубашек? Или презервативы?

– Тогда придется извиниться.

– Ну уж нет. За убийство моего сына он должен держать ответ. Деньги здесь самая главная улика. Мы должны помешать ему избавиться от них.

Они ехали уже с довольно большой скоростью, но красные огни серебристо-серой спортивной машины не приближались, даже отдалились.

– Он едет очень быстро, – с тревогой констатировала Пульхерия, – а дорога скользкая…

– Это один из лучших спортивных автомобилей. На нем нельзя ездить тихо.

– Думаю, он еще слишком молод, чтобы понимать, что скорость – это очень опасно. К тому же сейчас ночь.

– Ну, – ухмыльнулся Вольский, – боюсь, для этого уже слишком поздно.

Глава шестнадцатая

Мы находим несколько решений одного и того же вопроса не столько потому, что наш ум очень плодовит, сколько потому, что он не слишком прозорлив и, вместо того чтобы остановиться на лучшем решении, предоставляет нам без разбора все возможности сразу.

Франсуа де Ларошфуко

Кузьма Ребров теперь чувствовал себя значительно лучше. Он подумал, что запаниковал в автобусе из-за длительного напряжения. Небольшой глоток джина прямо из бутылки, перед тем как выехать с автозаправочной станции, это подтвердил. О чем он беспокоился? Чего так испугался? Ведь они с Вольтом все до мелочей просчитали, все продумали. Так чего же тревожиться? Может, виной тому темная ночь? Кузьма с детства боялся темноты. Но ведь он уже достаточно взрослый, чтобы не верить ночным страхам.

Через пару часов он будет в Москве, и никто на свете не сможет доказать, что деньги у него. Два миллиона! Можно протянуть руку и дотронуться до них. Еще полчаса назад он собирался их сжечь. Зачем? Какая глупость! Пусть сейчас они ему не нужны, но кто знает, что ждет нас завтра? Он не станет тратить их прямо сейчас. Сначала хорошенько припрячет, даст им полежать, пока все не забудется. Оставить деньги в автобусе? Вот уж действительно глупо, поступок, достойный идиота, а не юриста с университетским образованием. Пусть он еще и не закончил университет, но до его окончания осталось совсем немного. К тому же в группе он лучший. Разделить? Еще большая глупость! Они еще пожалеют, что втянули его в эту авантюру! Поручили ему самое сложное и ответственное дело, а сами прохлаждаются. Зато деньги будут делить поровну. Ромашка получит почти такую же сумму только за то, что написал и отправил письмо с требованием выкупа. Нет, этот номер у них не пройдет.

Кузьма самодовольно улыбнулся. Да, в логике и практичности ему не откажешь. Деньги надо хорошенько припрятать, а потом заявить, что посыльный не пришел.

Так, а вдруг за ним следили на автовокзале? Неужели Вольт унизится до слежки за близким другом? Может, и нет, но такую возможность исключить нельзя. В таком случае можно поступить иначе: деньги припрятать, купить в газетном киоске побольше газет, нарезать их, перевязать резинками и сунуть в пакет. Сказать, что в мешке он нашел именно это. У него же не было возможности проверить рюкзак, когда посыльный сдавал его в багажное отделение автобуса. А за чужую подлость он не отвечает.

Глядя на появляющиеся из темноты пунктирные полоски шоссе, Кузьма нахмурился. Ему следовало проверить деньги, пересчитать, но он не хотел терять времени, задерживаясь на автозаправочной станции. Вокруг, правда, никого не было, но под покровом темноты легко спрятаться, там много всяких кустов. Кузьма представил Вольта или Оксану, сидящих в мокрых кустах, и злорадно усмехнулся. Он правильно сделал, что поскорее убрался. Вот отъедет подальше, выберет укромное место и там пересчитает деньги.

От этой мысли Кузьма сразу успокоился. Перед его мысленным взором предстал большой ворох розовых бумажек. Его первый в жизни заработок. Не совсем честный… Вернее, совсем нечестный, но кто у нас в стране имеет честно нажитое богатство? Наше государство всех поставило в такие условия. Таковы правила игры. И не он их придумал. Одни потому и богаты, что оказались чуть смелее, чуть оборотистее, чуть успешнее своих конкурентов. В природе выживает сильнейший, а в городских джунглях – хитрейший.

Кузьма, одним глазом следя за дорогой, полез в бардачок и достал бутылку джина. Зажав ее между ног, он отвинтил пробку и сделал изрядный глоток. Это для храбрости. Горячее тепло разлилось по телу. Стало совсем хорошо. Все страхи окончательно улетучились. Все, на сегодня хватит, когда дело будет сделано, можно будет допить остальное и расслабиться по полной программе. Он это заслужил. Кузьма бросил бутылку в бардачок, достал подушечку жевательной резинки и положил себе в рот. Он не любил жвачку, но запах спиртного надо было чем-то отбить. Мало ли что. Вдруг гаишники остановят. Он взглянул в зеркало заднего вида. Следом за ним ехал огромный джип. Настроение у него улучшилось, он подобрел и решил уступить джипу дорогу. Можно было бы нажать на педаль газа и показать этому любителю престижных «гробов на колесиках» преимущества спортивного автомобиля. Но зачем рисковать, можно нарваться на гаишников, а ему с его двумя миллионами это совершенно ни к чему. Он даже перестроился в другой ряд, уступая джипу дорогу, но тот продолжал следовать за ним. Кузьма снизил скорость, джип тоже. Кузя прибавил газу, джип висел у него на «хвосте», как приклеенный.

У него мелькнула мысль, что водитель джипа хорошо разбирается в автомобилях и прекрасно понимает, что за машина перед ним. Понимает небось, что соревноваться в скорости со спортивным автомобилем, дело бесполезное. Ну и правильно, знай свое место! В целой Москве больше нет таких машин, как у него. Однако все-таки противно ехать, когда у тебя на «хвосте» кто-то сидит. Он снова посмотрел назад. Джип держал дистанцию, не приближался, но и не удалялся. Это показалось Кузьме очень уж большой наглостью. Его не раз задерживали и штрафовали за превышение скорости, но ни разу при этом не просили открыть багажник и показать, что внутри его сумок или чемоданов. Ну какой тут риск, если он проучит этого «джипешника», заставит себя уважать? Никакого.

Подмигнув в зеркало заднего вида, Кузьма погладил теплое полированное дерево руля и нажал на педаль газа.

Внезапный взрыв скорости вдавил его в кожу сиденья. Руль стал единым целым с его руками. Кузя рассмеялся, наслаждаясь скоростью. Машина, как ласточка, летела по шоссе. Казалось, еще мгновение и она взлетит. Он взглянул в зеркало и удивленно присвистнул: джип удерживал прежнюю дистанцию! Этот гроб на колесиках посмел тягаться с его малюткой! Какая наглость! Это что, шутка? Ладно, если вы хотите устроить здесь гонки, я покажу вам, на что способен настоящий гоночный автомобиль. Кузьма включил форсаж и поерзал в кресле, усаживаясь поудобнее. Язвительная усмешка искривила его тонкие губы. Взгляд его метался от разделительной полосы, исчезающей в темноте, к спидометру. Стрелка дрожала, двигаясь по шкале. Кузьма медленно выжимал педаль газа. Сто сорок километров, сто пятьдесят, сто шестьдесят…

Он на несколько секунд задержал взгляд в зеркале заднего вида – и вдруг словно молния в его разгоряченном мозгу вспыхнула мысль: «Это был не случайный любитель джипов, который решил потягаться силами с его спортивным автомобилем».

Никто не станет из простого лихачества, подчиняясь азарту, устраивать гонки темной ночью на мокром шоссе. Люди в джипе не случайно преследуют его, они едут именно за ним, за деньгами, лежащими на заднем сиденье его автомобиля. Эти люди знают все! Теперь он был абсолютно в этом уверен. И совершенно не важно было, кто они. Хотя, понятно, что не из милиции, эти просто разложили бы на шоссе ленту с шипами. За ним идут люди Вольского-старшего. А они пострашнее ментов. Ледяная рука безжалостно сжала грудь Кузьмы, сразу стало нечем дышать. В эту минуту он сам себе показался белкой в колесе, которой кажется, что она мчится с бешеной скоростью, а на самом деле остается на месте, все в той же тесной клетке.

Эйфорию сменило чувство едкой горечи, ему пришлось подчиниться суровой реальности. Задуманное преступление не удалось, но гонка еще не закончилась. Пусть он никчемный преступник, но водитель превосходный и владеет одним из лучших гоночных автомобилей. И эту гонку он выиграет!

Сто семьдесят, сто восемьдесят, сто восемьдесят пять… Кузьма опять глянул на джип. Тот не отставал, держал дистанцию. Кузьма отвел глаза от зеркала заднего вида и сосредоточился на дороге. В его сознании начал вырисовываться план. Машина за несколько секунд проскочила освещенный участок шоссе, разрезавшего пополам небольшой поселок. Кузьма даже не успел прочитать его название. Деньги… ладно, по крайней мере не было больше вопросов, что с ними делать. Выбирать было не из чего. От них необходимо избавиться, выбросить их из машины, но так, чтобы преследователи ничего не заметили. Хорошо, что деньги упакованы в черный полиэтиленовый пакет. Он сольется с темнотой, что окружает дорогу, и никто ничего не поймет. Да и машина его еще не проявила себя достаточно хорошо. У нее классные обтекаемые формы, специально рассчитанные на высокий скоростной режим, низкий центр тяжести, широкие покрышки. У Кузьмы не было сомнений в том, что настоящая гонка еще впереди, и он из нее выйдет победителем.

Надо теперь только дождаться, когда не будет встречных машин и темнота станет особенно густой. Тогда он разгонится еще сильнее и оторвется от преследователей. Когда расстояние между ними увеличится хотя бы на километр, снизит скорость, выйдет на встречную полосу, выбросит деньги на обочину и вновь успеет вернуться в свой ряд. Тогда он будет чист.

Кузьма потянулся назад, нащупывая мешок, машину швырнуло в сторону. Он опять двумя руками вцепился в руль, выравнивая автомобиль. Оставалось надеяться на то, что преследователи ничего не заметили. Удерживая руль одной рукой, он вновь попытался схватить мешок с деньгами. Вначале мешок за что-то зацепился, потом подался. Кузьма торопливо втянул его через спинку сиденья и дал упасть, инстинктивно вернув руку на руль. Скорость достигла двухсот километров в час! Настоящее безумие! Сердце бешено колотилось у него в груди, пот застилал глаза. Хотелось вытереть его, но Кузьма не решился еще раз бросить руль.

Теперь он был готов к тому, чтобы вышвырнуть проклятые деньги в окно. Он понимал, что почти невозможно выбросить их незаметно, но знал, что другого шанса у него не будет. Кузьма забыл обо всем, о семье, об университете, весь мир его в настоящий момент был сконцентрирован в маленькой машине, несущейся с бешеной скоростью по шоссе.

Все его будущее зависело от того, сумеет ли он выбросить черный полиэтиленовый мешок в окно. Ребров даже не помнил о том, как мешок оказался у него в машине, как он сам оказался в этой машине. Его привели сюда ночные кошмары, и есть лишь один путь от них избавиться.

Кузьма не смог удержаться и посмотрел в зеркало заднего вида. Джип отстал от него почти на полкилометра! Знай наших! Нашли с кем тягаться. Он усмехнулся. Неужели у него получится? Что они скажут, если при нем не окажется денег? Извините, мы ошиблись. Самое большое ваше преступление – превышение скорости. Штраф. Вот и все, что они могут с ним сделать! Но пока дело не сделано, об этом рано мечтать.

Впереди показался грузовик. Обходить его на огромной скорости было опасно и глупо, однако Кузьма даже не подумал об этом, он лишь слегка снизил скорость, когда пошел на обгон. Грузовиков на самом деле оказалось три. Они тащили за собой огромные фуры и походили на небольшой поезд. Встречных машин не было.

«Сейчас или никогда, – подумал Кузьма, обретя вдруг уверенность, – я сделаю это! Грузовики их задержат на некоторое время».

Он перестал думать о джипе и сконцентрировался на скользкой дороге. Впереди было темно, большой указатель, висящий над шоссе, он разглядеть не сумел, но хорошо знал, что там написано. Через несколько километров большой населенный пункт. Кузьма с усилием вглядывался в темноту, автоматически отмечая все, что творится впереди.

Решение пришло мгновенно: сейчас или никогда. Одной рукой он потянулся за пакетом, а другая выворачивала руль, плавно выводя машину на встречную полосу. Он на мгновение глянул в зеркало заднего вида. Никого. Когда он вновь перевел взгляд на дорогу, рука с пакетом застыла, тело сковал внезапный ужас.

Впереди слева показалось небольшое освещенное пространство – стоянка для отдыха. Огромный грузовик с прицепом выезжал из него, медленно и неумолимо занимая встречный ряд, полностью блокируя дорогу.

Чертыхаясь, Кузьма бросил пакет, нажал на тормоз и вцепился в руль. Машина заплясала, пытаясь перестроиться, и отчаянно задрожала от напрасной попытки остановиться. Она завертелась волчком, словно раскручиваясь перед последним взлетом, вылетела на обочину, несколько раз перевернулась и замерла, колесами вверх. Машина походила на гигантского жука, неуклюжего и неповоротливого, придавленного к земле тяжестью собственного тела. Внутри этого «жука» между сплющенной крышей и сиденьем было зажато тело Кузьмы Реброва.

– Ой, мама, грузовики! – вскричала Пульхерия. – Тормозите!

– Вижу! Поздно. Будем их обгонять, – сквозь зубы процедил Вольский, но скорость все же несколько снизил.

Он перестроился в левый ряд и, продолжая плавно снижать скорость, пошел на обгон. Грузовиков оказалось целых три, все они были с прицепами. Вырвавшись вперед, Вольский вновь хотел увеличить скорость, но вместо этого громко ругнулся и продолжил торможение. Пульхерия увидела, что поперек шоссе развернулся огромный грузовик с прицепом, а его шофер бежит по противоположной стороне дороги и машет руками. У нее тоскливо сжалось сердце от недоброго предчувствия.

Вольский свернул на обочину и остановился. Рывком распахнув дверь, он выскочил наружу, Пульхерия тоже не захотела оставаться в машине. Высокая мокрая трава хлестала по голым ногам. Было плохо видно. Вольский бежал уже обратно к машине. Он вновь завел ее и развернул так, чтобы свет фар был направлен на склон обочины. В их свете Пульхерия увидела перевернутый спортивный автомобиль. Колеса его все еще вращались.

– Должно быть, у него тормоза отказали… – водитель грузовика был пожилым дядькой с грубыми мозолистыми руками. Казалось, что ему вот-вот станет плохо. Он потер лоб грязной рукой. – Он гнал не меньше двухсот, когда я его увидел. На такой скользкой дороге. Ненормальный! Машину занесло и… – последовал красноречивый жест рукой. – Его даже заграждение не спасло.

Пульхерия молча слушала его. Если даже фура блокировала дорогу, у автомобиля, который они преследовали, была самоубийственная скорость. После недолгого раздумья она сказала:

– Советую вам убрать ваш грузовик с дороги, чтобы движению не мешал, да и у гаишников к вам будет меньше вопросов.

– И то правда, – водитель тут же кинулся к своей машине, забыв обо всем на свете.

В это время к спортивному автомобилю уже спешили водители автопоезда, который они несколько минут назад обогнали. Попробовали машину перевернуть, но у них ничего не получилось. Подбежал Вольский и стал им помогать. Кто-то принес монтировку и с ее помощью пытался открыть дверь, но ее заклинило. Вольский вырвал у него монтировку и с яростью накинулся на замок. Неожиданно бензобак вспыхнул. Все, кроме Вольского, отбежали в сторону. Он же отчаянно продолжал бороться с дверью.

– Уходите, машина сейчас взорвется! – кто-то крикнул ему, но Вольский, не обращая внимания, продолжал орудовать ломиком. Наконец дверь распахнулась.

Пульхерия кинулась на помощь Вольскому. Кузьма был пристегнут ремнем безопасности и придавлен подушкой. Всеволод Вениаминович проткнул подушку ломиком и попытался расстегнуть ремень. Огонь полыхал уже не шуточный.

– Мужик, сейчас рванет! Уноси ноги!

– Всеволод Вениаминович, нам его не вытащить! – в отчаянии крикнула Пульхерия и отбежала подальше от машины, но Вольский продолжал возиться с ремнем. Наконец защелка открылась и, подхватив Кузьму подмышки, он выволок его из машины. Когда он оттащил его метров на десять от горящего автомобиля, раздался оглушительный взрыв. Вольский склонился над Кузьмой, пытаясь защитить его своим телом. Маленький спортивный автомобиль полыхал словно гигантский факел.

Кузьма был без сознания. Вольский приложил ухо к его груди.

– Жив. Нужно срочно вызвать «скорую помощь»! – крикнул он.

– Всеволод Вениаминович, мы же не в Москве, – напомнила Пульхерия, – пока она приедет, может пройти очень много времени.

– Да, вы правы, дорога каждая минута. Мы сами его отвезем.

Решительно подхватив тело юноши на руки, Вольский стал карабкаться с ним по склону обочины к джипу. Ноги скользили по мокрой траве. Всеволод Вениаминович упал. К нему подбежали мужчины, подхватили Кузьму и помогли донести до машины.

– Положим на заднее сиденье, – скомандовал Вольский.

– Я сяду вместе с ним, – объявила Пульхерия и полезла в машину, – кладите его голову мне на колени.

Вольский гнал джип как сумасшедший. Пульхерия молчала, а сама про себя молилась. Она просила Бога оставить жизнь молодому парню и помочь им самим добраться до больницы живыми. Только единственный раз она сделала Вольскому замечание, когда они на бешеной скорости на глазах у изумленных гаишников проскочили пост ДПС.

– Всеволод Вениаминович, вы все-таки будьте поосторожнее, если нам на дороге разложат ленту с шипами, мы до больницы тогда уж точно быстро не доберемся.

Вольский ничего не ответил, но перед постами ДПС и в населенных пунктах, которые они проезжали мимо, скорость все же сбавлял.

За всю дорогу Кузьма так и не пришел в сознание. Он не стонал и больше походил на труп, чем на живого человека. Пульхерия сидела, боясь пошевелиться. Она осторожно гладила его по голове и с грустью думала о его родителях. Хорошо, если он останется в живых, но такая авария для него бесследно не пройдет. Потом вспомнила об убийствах. Неужели этот мальчик убил Вячеслава Вольского и Оксану Шпак? Студенческую шалость превратил в настоящий кошмар. Два миллиона евро очень большие деньги, но убить за них?.. Что бы он там ни совершил, это слишком большая плата за ошибку.

Глава семнадцатая

Нашей полной откровенности с друзьями мешает обычно не столько недоверие к ним, сколько недоверие к самим себе.

Франсуа де Ларошфуко

– Кузьмин у телефона, – услышала она сонный голос майора.

– Алексей Александрович, это Пульхерия Афанасьевна, – жалобно представилась Пуля.

– Так, что на этот раз случилось? – В голосе майора она уловила нотки раздражения.

– А как вы догадались, что у меня что-то случилось?

– Сейчас глубокая ночь, давайте не будем тратить время на дурацкие вопросы, – свое раздражение майор уже не скрывал, – говорите, что у вас там произошло, и я пойду спать, а то мне завтра рано вставать.

– Я вам тогда утром перезвоню, – она тяжело вздохнула. – Вы когда просыпаетесь?

– Это даже не смешно, Пульхерия Афанасьевна, сказали А, говорите Б, иначе я занесу вас в черный список и мой телефон для вас всегда будет занят, – пригрозил Кузьмин.

– Свято место пусто не бывает. Я найду себе другого майора Кузьмина, – хихикнула Пульхерия и уже серьезным тоном продолжила: – Мы с Вольским попали в аварию…

– Что с ним? Он жив? Вы не пострадали? – обеспокоенно спросил Кузьмин.

– Да с нами все в порядке, но вот другой человек серьезно пострадал. Ему сейчас делают операцию. Мы с Вольским его в Склиф доставили.

– Кого?

– Вы его не знаете.

– Тогда при чем здесь я? Что вы от меня-то хотите?

– Вопрос, конечно, интересный, – хмыкнула она, – боюсь, что это была не простая авария… По телефону всего и не расскажешь… Короче, на месте аварии мы оказались не случайно… Даже не знаю, как сказать…

– Пульхерия Афанасьевна, вот вы где, – услышала она голос Вольского, – а я вас ищу…

– Что, операция уже закончилась? – спросила Пульхерия и сделала вид, что просто сидит, отдыхает, телефон при этом она не отключила.

– Нет, мне стало скучно, я решил разыскать вас.

– Скажите, Всеволод Вениаминович, вы родителям Реброва уже сообщили об аварии? – поинтересовалась она.

– Нет. Я им потом все скажу, когда операция закончится. Впрочем, пусть им лучше медики или гаишники сами все рассказывают… – Вольский осекся, заметив ироничную улыбку на лице Пульхерии, и помедлив немного, с грустью добавил: – Я – как тот страус, который прятал свою голову в песок.

– Вам, Всеволод Вениаминович, никогда не приходила в голову мысль, что страус вовсе не прячет голову, а всем показывает свою задницу? – с усмешкой спросила она.

– Надо же, какие у вас интересные ассоциации, а я об этом даже не подумал, – искренне изумился он.

– К сожалению, автором сего афоризма являюсь не я, – честно созналась Пульхерия, – впрочем, кто это сказал, я уже и не помню. Но вернемся к нашей теме. Как вы потом им объясните, почему оказались на месте аварии?

– А как я им сейчас объясню мое присутствие в больнице? – вопросом на вопрос сердито ответил Вольский.

– Но все равно это придется сделать. Какая разница когда?

– Я боюсь, – честно признался он. – И не знаю, что им говорить.

– Расскажите правду, – посоветовала она. – Ведь вы ее уже знаете.

– Как вы себе это представляете? Я прихожу к Реброву и говорю, что его сын принимал участие в похищении моего сына, которое они вместе инсценировали, чтобы украсть у меня два миллиона евро. Выполняя их хитроумный план, Кузьма должен был забрать деньги, но при этом попал в аварию и сейчас находится между жизнью и смертью на операционном столе. Вы хотите, чтобы я его отцу это прямо так в лоб и выпалил?

– Начало можно опустить, просто скажите, что его сын сейчас находится между жизнью и смертью на операционном столе. Всеволод Вениаминович, поймите, не дай бог, если Кузьма умрет… они должны иметь возможность проститься с сыном. Его родственники не виноваты в том, что произошло. Все объяснения можно будет привести потом, – жестко проговорила Пульхерия.

– Хорошо, я подумаю над вашими словами, – лицо Вольского окаменело. – Вы забыли, что мой собственный сын тоже погиб, – добавил он с горечью.

– Примите мои соболезнования, Всеволод Вениаминович, я постоянно об этом думаю. Именно поэтому я нахожусь сейчас рядом с вами, – Пульхерия старалась говорить мягко, – я хотела помочь вам найти убийц вашего сына, но роль судьи не по мне. Мне вообще роль судьи не по душе. Я приведу вам слова из Библии, которые люблю повторять самой себе: «Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будут судить и вас». Поэтому я даже не знаю, что вам сказать. Решайте сами.

Вольский тяжело вздохнул и вышел.

Пульхерия поднесла телефон к уху:

– Вы все слышали, Алексей Александрович?

– Да.

– Подробности сообщу при встрече…

– Пульхерия Афанасьевна, а как вы оказались там с Вольским?

– Это длинная история.

– Минуточку, после визита к нему, как меня информировал Штыкин, вы отправились домой.

– Эта информация уже устарела.

– Я так и думал, вы вернулись и опять стали изображать из себя мисс Марпл.

– Я могла вам и не звонить, – устало вздохнула Пульхерия, – но мой внутренний голос буквально заставил меня это сделать.

– Лучше бы он вас тогда заставил пойти домой, – не удержался Кузьмин от язвительной реплики.

– Да, каюсь, вернулась. И не жалею об этом.

– А теперь по самые уши в чем? – спросил Кузьмин.

– Именно в том, о чем вы подумали, – честно призналась она.

– Хорошо хоть вы сами это сознаете. Итак, ваше особое мнение не давало вам покоя и вы вернулись… Что было дальше?

– А дальше, Вольский рассказал мне, что получил письмо от похитителей сына, в котором они требовали выкуп в два миллиона евро. Он отправил с деньгами посыльного, мы за ним проследили. За выкупом явился друг Славы Кузьма Ребров. Мы с Вольским поехали за ним. Они такой интересный финт ушами придумали, чтобы забрать деньги… Я вам потом все в подробностях расскажу. В итоге, парень не справился с управлением… Ночь, скользкая дорога, высокая скорость… Сейчас он в Склифе, в операционной. Вольский, рискуя собственной жизнью, вытащил его из горящей машины. Вот собственно и все, что я знаю.

– Думаю, что знаете вы гораздо больше, – задумчиво протянул Кузьмин.

– Остальное всего лишь детали. Я вам уже сказала, что по телефону всего не расскажешь.

– Хорошо, принимаю ваши объяснения, – тяжело вздохнул Кузьмин. – О чем вы умолчали, думаю, мы скоро узнаем. Пульхерия Афанасьевна, идите домой отдыхать. Я просто поражаюсь вашей выносливости, – в голосе Кузьмина вдруг появились заботливые нотки, – у вас был сумасшедший день и не менее сумасшедшая ночь. Спасибо, что позвонили. Я вас завтра обязательно навещу.

Только она закончила разговаривать с Кузьминым, как появился Вольский.

– Я позвонил, – коротко сообщил он.

– И что? – устало поинтересовалась она.

– Они сейчас приедут. Я сказал, что не буду их дожидаться…

– Вы отвезете меня домой? Я безумно хочу спать, – Пульхерия не удержалась и зевнула, – извините, день был такой изматывающий, мои силы на исходе.

Вольский молча направился к машине, Пульхерия поплелась за ним следом.

Всю дорогу они молчали. Только сейчас Пуля поняла, что действительно сильно устала. Глаза слипались, и она, как ни старалась, все же ненадолго задремала. Свой адрес Вольскому она не называла, а он его и не спрашивал. Проснулась она в подземном гараже дома на Авиационной улице.

– Мне не сюда, – покачала Пульхерия головой.

– У меня в квартире четыре спальни. Одну из них я уступаю вам.

– У меня есть свой собственный дом, хотя он и не такой роскошный, как ваш, – вяло засопротивлялась она.

– При чем здесь это? – возмутился Вольский. – Я подумал, что вы наверняка проголодались, а в холодильнике у вас пусто…

– Неправда, у меня есть две трехлитровые банки суздальских огурцов с хреном. Я бы съела пару огурчиков и закусила их сушками. Скажите честно, Всеволод Вениаминович, у вас ведь нет огурцов с хреном?

– Думаю, что у меня и сушек нет, – рассмеялся он. – Зато у меня наверняка есть куча всякой еды, оставшейся от дня рождения.

– Если еда в куче, то это уже не еда, – съехидничала Пульхерия, – ваши гости небось одни кучи вам оставили.

– Мой Осип этого не допустит. Он знает, что хозяин вернется голодным.

– Но он же не знает, что вы вернетесь не один.

– У него еды на целый гарем хватит.

– Вы тайно содержите гарем и теперь похищаете меня для него? – с притворным испугом спросила она.

– Согласен. Шутка про гарем была не очень удачной. С вами надо быть очень осторожным в выборе выражений.

– Вот так всегда, только замаячила перспектива выйти удачно замуж, как тут же выясняется, что это всего лишь мираж, – вздохнула Пульхерия.

Они вышли из лифта. Вольский буквально тащил Пульхерию на себе. Ей самой было непонятно, это она упирается, или у нее ноги от усталости заплетаются, но, так или иначе, не успела она оглянуться, как оказалась в роскошной спальне, на широченной кровати, покрытой атласным покрывалом.

– Вы меня немного подождите, я вам сейчас принесу что-нибудь поесть, – торопливо сказал Всеволод Вениаминович и исчез.

Пульхерия сняла туфли и закинула усталые ноги на прохладный шелк покрывала. Когда Вольский вернулся в спальню, держа в руках поднос с едой, он увидел, что она прямо в плаще, свернувшись калачиком, лежит на кровати и крепко спит.

Вольский поставил поднос на прикроватную тумбочку, достал из шкафа плед, укрыл свою гостью, затем погасил свет и тихо вышел, закрыв за собой дверь.

Глава восемнадцатая

Подслушивать и подсматривать – плохо, но иногда это делать чертовски полезно.

Карел Чапек

Когда Пульхерия открыла глаза, то не сразу поняла, где находится. В открытое окно светила полная луна, огромная, чуть желтоватая и абсолютно безмятежная. Пережитое всплывало в сознании постепенно, вытесняя из него остатки сна.

– Чтоб тебе раньше появиться, – с неожиданной злостью подумала Пульхерия, – дождь прекратился, дорога была бы сухой и не было бы никакой аварии.

Но луне была совершенно безразлична ее злость. Луна была частью природы, а природе наплевать на человеческие эмоции.

Пульхерия огляделась. В лунном свете комната выглядела театральной декорацией – ненастоящей, бутафорской, словно была продолжением сна. Пульхерия села и почувствовала, что в комнате она не одна.

– Кто здесь? – испуганно спросила она.

Ей никто не ответил, только неясная тень метнулась от двери к кровати. Ей стало по-настоящему страшно.

– Я буду кричать, – шепотом предупредила она, нащупала на кровати подушку и выставила перед собой словно щит.

Что-то большое и темное вдруг появилось пред нею, и в призрачном свете луны Пульхерия разглядела силуэт большой собаки. Она показалась ей устрашающе огромной. Не отрывая от нее взгляд, Пульхерия нашарила на тумбочке выключатель и включила светильник. Собака оказалась ротвейлером.

– Ты кто? Мальчик или девочка? – спросила Пуля.

Собака обошла кровать и подошла к ней. Вблизи она оказалась не такой уж и страшной. Пульхерия смотрела на зверя, боясь пошевелиться. Собака села на задние лапы, облизнулась и потянулась носом к прикроватной тумбочке. Пульхерия скосила глаза в том направлении, куда указывал собачий нос, и заметила поднос с едой, который оставил Вольский. Стакан с апельсиновым соком, тарелка с хлебом и большая тарелка, накрытая салфеткой. Она протянула руку, сняла ее и ахнула. На кобальтовом фоне лежали огромные ломти ветчины и буженины, кружки сервелата и сырокопченой свиной колбасы с крупным жиром, которую она просто обожала, копченые сардельки, куриный рулет и еще много чего, названия чему она даже не знала. Все это мясное изобилие слегка заветрилось, но все равно, выглядело чертовски аппетитно. Рот Пульхерии мгновенно наполнился слюной, которую она шумно сглотнула. В животе заурчало, и она поняла, что сильно проголодалась. Теперь они уже вместе с собакой не могли оторвать взглядов от мясного ассорти. Собака неожиданно жалобно тявкнула.

– Не переживай, дорогая, нам с тобой здесь обеим хватит, – заверила ее Пульхерия. Усевшись поудобнее на кровати, она поставила поднос себе на колени. – Ты будешь с хлебом или без? – поинтересовалась она у гостьи.

Собака подошла к ней ближе и положила морду прямо ей на ноги. Пульхерия взяла самый большой кусок ветчины и протянула его псине. Ветчина исчезла в ее огромной пасти практически мгновенно.

– Дорогуша, такую еду надо есть медленно, наслаждаясь ее вкусом и ароматом, – назидательно произнесла Пуля и сделала себе бутерброд с окороком. – Тебе придется подождать следующей порции, пока я не съем свою.

Она жевала окорок и запивала его апельсиновым соком. Собака не отрываясь смотрела то на нее, то на тарелку и нетерпеливо перебирала лапами в ожидании своей очереди. Следующий кусок исчез в ее пасти также быстро, как и первый. Вскоре поднос опустел. Пульхерия вытерла рот салфеткой и сыто погладила себя по животу.

– Ну вот, теперь можно жить дальше, – довольно заявила она. – Ты со мной согласна, дорогуша? – Отставив в сторону поднос, она протянула правую руку собаке и сказала: – Дай лапу. – Та послушно выполнила приказание. Не отпуская лапы, Пульхерия протянула левую руку и скомандовала, – давай другую.

Собака послушно положила огромную лапу на ее ладонь и застенчиво отвернулась.

– Да ты у нас девочка, – улыбнулась Пуля, отпустила собачьи лапы и потрепала ее по мощному загривку.

Псина добродушно лизнула шершавым языком ее щеку.

– Ты знаешь, где здесь туалет? – спросила Пульхерия и спустила ноги на пол. – Поможешь мне его найти?

Она направилась к двери, собака послушно потрусила за ней.

Туалет Пульхерия нашла быстро. Он был недалеко от входной двери. Выйдя из него, она решила уйти, но входная дверь была заперта. «Так, уйти, не прощаясь, не получится», – с сожалением подумала Пульхерия и решила вернуться в спальню, но раздумала и направилась в противоположную сторону. Ноги сами привели ее к двери кабинета. Она была чуть приоткрыта. Из-за двери доносились голоса. Пульхерия прислушалась.

– …Не мешало бы последить за ней, но так, чтобы она ничего не заметила. Слишком уж она шустрая, – узнала Пульхерия голос Вольского.

– Мне кажется, что она совершенно безобидная. Все толстухи недалекие. У них только одна еда на уме, – голос второго человека был ей не знаком.

– Не обольщайся, пожалуйста, Егорушка. Она умна и весьма сообразительна. Поставь возле спальни кого-нибудь. Я не хочу, чтобы она по дому без присмотра разгуливала.

– Я к ней Лолиту приставил. Велел сторожить. В случае чего, она поднимет шум.

– Лолиту?.. Верное решение. Боюсь только, что она может испугать нашу гостью. Подай мне вазу с каминной полки и можешь идти, а я еще немного поработаю.

Пульхерия едва успела добежать до спальни. Собака послушно словно тень следовала за ней.

– Лолита, надо же как смешно тебя зовут.

Собака отчаянно завиляла обрубком хвоста, демонстрируя собачью любовь к человеку, скормившему ей целую тарелку мясных деликатесов.

– Делать нечего, подружка, – тяжело вздохнула Пульхерия, – придется дождаться утра.

Она сняла плащ, опять улеглась на кровать, прикрыв ноги фиолетовым шелковым покрывалом, и не заметила, как заснула.

Проснулась Пульхерия, когда было совсем светло. Она достала мобильный телефон из кармана плаща и взглянула на часы. Было около восьми. Ей нестерпимо захотелось нанести визит, как говорят американцы, туалетной фее. Лолита спала, развалившись на коврике возле кровати. Когда Пуля перешагивала через нее, то чуть не упала. Псина проснулась и широко зевнула, обнажив клыки устрашающего размера, затем проводила сонным взглядом Пульхерию, потянулась и неторопливо потрусила за ней. Она даже вознамерилась следом войти в туалет, но Пуля шепотом строго приказала ей сидеть возле двери. Собака беспрекословно послушалась и с невозмутимым видом стала чесать задней лапой у себя за ухом.

Когда Пульхерия мыла руки, она услышала голос, принадлежавший молодой женщине:

– Лолиточка, ты меня уже ждешь, моя девочка? Погоди, я сейчас сумки на кухню отнесу, и мы с тобой пойдем гулять.

Пульхерия выглянула в коридор, но там никого уже не было. Возле приоткрытой входной двери сидела собака и, радостно повизгивая от нетерпения, перебирала передними лапами. Пульхерия быстро сбегала в спальню, схватила плащ и, махнув на прощание Лолите рукой, выскочила из квартиры. Собака вознамерилась пойти за ней следом, но она затолкала ее обратно, приказала грозным шепотом: «Сидеть!», закрыла дверь и быстрым шагом направилась к лифту. Кабина все еще была на этаже.


В теплое ясное утро с небом, как аквамарин, и мягким свежим ветерком смерть представлялась совершенно неестественной. Тем не менее два молодых человека, парень и девушка, были мертвы, а преступник был все еще на свободе. И этот факт Пульхерию очень огорчал. Мысленно она постоянно возвращалась к минувшим событиям, пытаясь разобраться в сложившейся ситуации. Из разрозненных деталей и кусочков ее мозг пытался сложить картину преступления, но некоторые из них не хотели вписываться в общий контекст и все норовили из него вывалиться. Она уже знала, кто убийца, вернее, ее подсознание вытолкнуло на поверхность его имя, но это было настолько чудовищно, что Пульхерия отказывалась этому верить. Было несколько улик, которые указывали на то, что именно этот человек является убийцей, но именно они и не хотели вписываться в мозаику преступления. Пульхерия понимала, что вне смыслового конспекта эти улики бездоказательны, и ее просто поднимут на смех, покрутят пальцем у виска, если она об этом во всеуслышание заявит.

Стоя под упругими струями душа, яростно растирая тело мочалкой, она дала себе слово, что непременно, чего бы то ей это ни стоило, добудет улики, которые неопровержимо докажут вину этого человека, и ему не удастся избежать наказания. А для этого ей необходимо было вернуться в квартиру Оксаны Шпак.

Но было еще что-то, что не давало ей покоя. Казалось, она упустила что-то очень важное, один момент, который должна была запомнить, но благополучно забыла. Пульхерия терзала свою память, кляня себя за забывчивость, когда прозвенел звонок в дверь.

Это была Марина.

– Я тебе пироги принесла. Эти с капустой, а эти с мясом, – подруга деловито сновала по кухне, – у тебя в холодильнике, я знаю, пусто. Мы с тобой сейчас чай будем пить.

– У тебя снова медовый месяц? – поинтересовалась Пульхерия.

– С чего ты взяла? – удивилась Марина, но по ее зардевшимся щекам, Пуля поняла, что попала в точку.

– Ты своему Олегу весь медовый месяц пироги пекла. Я это хорошо помню.

– Я не только в медовый месяц пироги пеку, но и по праздникам.

– Тогда скажи, в честь какого праздника ты на этот раз их напекла? – ехидно поинтересовалась Пульхерия.

– В честь освобождения моего мужа из застенков гестапо. Причем нашего с тобой тоже.

Олежек там так настрадался. Он опять на Кипр укатил.

– Ты его наверняка сама туда от греха подальше направила, – усмехнулась Пульхерия.

– Даже если и так, что с того? – нахмурилась Марина. – Твой Степа в Испании…

– Мой Степа-то здесь при чем? – изумилась Пульхерия.

– А мой Олежек?

– Да пошутила я, а ты уж в бутылку полезла.

Пульхерия несколько минут меланхолично жевала пирог и смотрела в окно.

– Пуляша…

Пульхерия перевела отрешенный взгляд на подругу.

– Что?

– Ты что-то задумала? – обеспокоенно спросила Марина.

– А что?

– Пуляша, скажи мне что? Мне этот твой взгляд не нравится… Я хорошо знаю, что бывает, когда ты так смотришь.

– Да ничего я не задумала… – отмахнулась та от подруги.

– Врешь! Колись, куда лыжи навострила?

– Хочу вернуться в квартиру Оксаны.

– Зачем? – искренне изумилась Марина. – Что ты там забыла? Не надо туда возвращаться! Там поработали криминалисты. Все, что необходимо, они наверняка увидели. Ты умнее всех хочешь быть?

– Нет, я не умнее всех. Но я хочу взглянуть на эту квартиру другими глазами. Появилась новая информация. В ее свете все может показаться иным.

– Думаешь, криминалисты там не все тщательно посмотрели? Ты лучше позвони Игорю Петровичу и спроси, чьи отпечатки они обнаружили? Думаю, что от всех твоих сомнений сразу и следа не останется.

– Да какие там отпечатки… Они наверняка не нашли ни одного четкого!

Марина нахмурилась.

– Это вполне объяснимо, криминалисты в этом не виноваты. Мы с тобой сами видели, как преступник следы заметал.

– Ну не факт, что это был именно преступник. Не исключено, что это был его помощник.

– Думаешь, преступников было несколько? – испуганно спросила Марина.

– Ничего я не думаю, – разозлилась Пульхерия. – Я должна там еще раз побывать. И точка.

– Я с тобой, – твердо сказала Марина, – я тебя в беде не брошу.

– Ну уж нет! Ты мне там только мешать будешь, – возразила Пульхерия.

– Тогда я позвоню Игорю Петровичу или Василию Карловичу и как последний Павлик Морозов заложу тебя, – безжалостно пригрозила Марина.

– Ну хорошо, – согласилась Пульхерия. – Только потом не жалуйся.

Глава девятнадцатая

В жизни главное – искренность. Научитесь изображать ее, и успех вам обеспечен.

Жан Жироду

Увидев Пульхерию и Марину, консьерж Стасик остолбенел. Пуля, проникновенно глядя ему в глаза, ласково спросила:

– Не ожидал, консьерж Стасик?

Он отрицательно помотал головой.

– Ты уже решил, что нас расстреляли, распяли или повесили?

– Да, я решил, что вас долго теперь не увижу. Как вам удалось так быстро освободиться? – растерянно спросил консьерж.

– Мы переспали со следователем, – интимно прошептала Пульхерия и выразительным жестом поправила грудь, – устроили знатную групповуху. Он понял, что не там искал, и отпустил нас с миром. – От таких слов Стасик совсем обалдел и глупо захлопал глазами. Пульхерия решила ковать железо, пока горячо. – Короче, дружок, как можно попасть в квартиру, минуя тебя?

– Через подземную автостоянку.

– Так я и знала. Кто в последнее время навещал нашу красавицу, царство ей небесное, особенно часто?

Стасик нахмурился и обиженно засопел:

– Я все рассказал следователю.

– А ты мне скажи, что ты ему не рассказал, – жестко приказала Пульхерия.

– А что я буду с этого иметь? – неожиданно проявил коммерческую жилку консьерж Стасик.

– Я не стану являться тебе в кошмарных снах, – пообещала ему Пульхерия.

– А мне сны вообще не снятся, – опрометчиво заявил он.

– Ты не знаешь Пульхерию, – вступила в разговор Марина, – она тебя теперь до печени достанет и не только во снах. Она станет твоим кошмаром наяву.

– Ой, испугали. Уходите отсюда, не то я охрану позову.

– Охрана тебе уже не поможет. Стасик, ты не подумал о том, что убийца еще не пойман, а ты, вероятнее всего, единственный свидетель, который может его опознать?

– Я?!

– Ну ты сам подумай, включи свои мозги. После того как мы с Мариной оказались в квартире, там побывал еще один человек. Мы с Мариной спрятались, он нас не видел и не знает, что мы его видели. Остаешься ты. Делай выводы… Я за твою жизнь не дам гроша ломаного.

– Это вы свои мозги включите, – со злостью огрызнулся консьерж. – Если вы не знаете, кто убийца, как он об этом узнает? Это первое, а второе, – Стасик хитро прищурился, – если он меня до сих пор не убрал, следовательно, уверен, что я его не знаю.

– Молодец, Стасик! Мне очень нравится ход твоих мыслей. Он не лишен логики, но здесь есть одно очень маленькое «но»: логика преступника не всегда совпадает с логикой жертвы. Предугадать ход рассуждений убийцы крайне трудно.

– На все воля Божья, – молитвенно сложив на груди руки и подняв глаза вверх, произнес Стасик. – Меня одно утешает: я не одинок. Вам, девочки, тоже следует быть осторожными. Вдруг он узнает, что вы сюда зачастили? Сразу подумает, что неспроста.

– О нас можешь не беспокоиться. Мы предупреждены, значит, вооружены. «Мы с Тамарой ходим парой, санитары мы с Тамарой», – процитировала поэта Пульхерия. – Мы можем дать достойный отпор любому противнику, так как выросли в тоталитарной стране и любовь к труду и обороне впитали с молоком матери. А ты ходишь один… И будешь первым, кого он устранит.

– Я теперь тоже один ходить не буду.

– Ты лучше помоги нам его вычислить. Оксану посещал только молодой парень или кто-то еще?

– Парень появился полгода назад. А кто до этого у нее был, я не знаю. Он всегда проходил к ней через подземную автостоянку. Вам надо с охранниками поговорить. Но, думаю, они ничего вразумительного не скажут. Им же не докладывают, кто в какую квартиру пришел. У нас здесь газеты из ящика достают, жильцы ключи от квартир оставляют…

– А у тебя есть ключи от этой квартиры?

– Есть, но я вам их не дам.

– Стасик, ты опять за свое? – укоризненно спросила его Марина. – Может быть, мы с Пульхерией Афанасьевной тебе жизнь спасаем…

– Квартира опечатана.

– Мы распечатаем…

– Ну до чего же вы занудные бабы, – разозлился Стасик, нагнулся, пошуршал чем-то и бросил ключи на стойку. – Вот, подавитесь…

– Фу, какой же ты грубый, консьерж Стасик, – скривилась Пульхерия. – Но за ключи спасибо. Мы их тебе через полчаса вернем.

– Какие будут идеи? – спросила Марина, когда они вошли в квартиру Оксаны?

– Помнишь, в прошлый раз я тебе говорила, что не видела в квартире ни одной фотографии?

Марина кивнула. Пульхерия потерла лоб рукой и оглянулась вокруг.

– Будем искать ключи от машины, которая, по всей видимости, находится на подземной автостоянке.

– Думаешь, что фотографии в ней?

– И фотографии и вещи Оксаны. Где-то же они должны быть. Если не в ней, тогда преступник успел их уничтожить. Не исключено, что там мы найдем и его изображение. Короче, осматривай все самым тщательным образом, под ковриками, в запыленных углах, под кроватью…

– Как ты думаешь, Пуляша, у Оксаны была прислуга?

– Хороший вопрос, Мариша. Умница. Я об этом как-то не подумала. На обратном пути напомни мне об этом у Стасика спросить. Если мы ее найдем, она нам очень много интересного может рассказать.

– А что такого нового ты узнала?

– Парень, которого мы с тобой привезли на твою дачу, оказывается, организовал свое собственное похищение и решил потребовать за себя у своего же папаши два миллиона евро.

– Ничего себе! Круто он себя оценил, – присвистнула Марина.

– Оксана ему в этом деле помогала. Только у них там что-то сорвалось.

– А его отец? Ты его видела?

– Не только видела, но и даже у него ночевала…

– Ну ты, Пульхеша, молодец!

– …В разных спальнях.

– А я-то подумала…

– А ты не думай, просто слушай.

И Пульхерия в общих чертах поведала подруге о том, что с ней произошло.

– …Теперь их соучастник находится в Склифе между небом и землей. Врачи не уверены, что он вообще выйдет из комы. Получается, что три участника авантюры уже наказаны. Но я предполагаю, что есть еще и четвертый… Черт возьми! – Пульхерия стукнула себя кулаком по лбу. – Ну конечно же парень, который в день похищения заходил к Вольскому. Как там его имя? Он сын его управляющего… Ромашка… Рома Мякишев! Вот кого надо немедленно допросить! Мариша, у тебя есть телефон Штыкина?

– Что вы хотите мне сообщить? – услышали они голос Игоря Петровича.

– О, легок на помине, – обрадовалась ему Пульхерия, – а я вам собиралась звонить.

– Нарушаете?

– Оставьте ваш формализм, Игорь Петрович. В данном случае он неприемлем.

– Формализм – еще не самый плохой недостаток, Пульхерия Афанасьевна, по сравнению с вашими недостатками он выглядит вполне безобидно.

– Умелое использование своих недостатков превращает их в достоинства, – гордо вскинув голову, проговорила Пульхерия.

– Не обольщайтесь, голубушка, вы для нас с Василием Карловичем словно зубная боль.

– Давайте не будем упражняться в риторике, а поговорим лучше о деле.

– Хорошо, о деле так о деле. Зачем вы сюда пришли?

– Ищу улики.

– Которые мы пропустили? – ехидно поинтересовался Штыкин.

– Не пропустили, а на которые не обратили внимания.

– И на что мы не обратили внимания?

– У Оксаны была прислуга. Вы ее нашли?

– Нет, но я знаю, что была служанка, которую она полгода назад рассчитала. А зачем нам прислуга, работавшая здесь полгода назад? – удивленно спросил Штыкин. – Что такого ценного она может рассказать?

– Что-то мне подсказывает – начало этой истории находится в далеком прошлом. Вам Кузьмин звонил?

– Да. Я в курсе ваших приключений. Мне бы очень хотелось сказать, что вы неправы, но, к сожалению, я вынужден с вами согласиться: мы что-то проглядели.

– Не что-то, а все, – пробурчала Пульхерия.

– Согласен, все! Вы довольны, Пульхерия Афанасьевна?

– Пуля умница, Штыкин… – Марина запнулась на мгновение, – Штыкин не молодец! Два – один в пользу Пульхерии.

– Ну вы совсем меня заклевали. Побойтесь Бога, – взмолился Игорь Петрович. – Что же мы проглядели?

– Двое мертвы, один в реанимации, но у них был еще один сообщник – Роман Мякишев. Его нужно немедленно допросить.

– Почему?

– Помните, когда мы с вами были у Вольского, он сказал, что накануне к ним заходил этот самый Рома Мякишев, который интересовался, почему Слава не отвез его в университет?

Штыкин кивнул.

– А на следующее утро Вольский получил конверт с запиской, в которой говорилось о том, что его сына похитили, за его голову назначен выкуп в два миллиона евро. Там же была инструкция, как эти деньги передать похитителям.

– А нам он ничего не сказал… – растерянно заметил Штыкин.

– Похитители требовали ничего не сообщать милиции, иначе Вольский своего сына не увидит. И он отправил посыльного с деньгами за пять минут до нашего появления.

– Говоришь, говоришь им, что нельзя верить вымогателям, а они все равно делают по-своему, – с досадой проворчал Штыкин.

– Вольский надеялся справиться с проблемой сам. У него есть охрана… – Пульхерия на мгновение запнулась, словно вспомнила что-то. Затем вскочила, подбежала к окну, взволнованно потерла руками виски и, прикусив палец, застыла в задумчивости.

Штыкин с Мариной переглянулись.

– Пуляша, что с тобой? – встревожилась Марина.

Но Пульхерия, не обращая на нее внимания, продолжала смотреть в окно. Наконец махнула рукой, пробормотала: «Потом додумаю» – и повернулась к ним.

– Так о чем мы говорили? – спросила она, всем своим видом показывая, что продолжает над чем-то напряженно размышлять.

– Ты сказала, что Вольский надеялся справиться с проблемой сам, – напомнила Марина.

– Ну да. Кстати, на конверте, который он получил, не было марки. Следовательно, кто-то, минуя почту, опустил его в почтовый ящик.

Пульхерия встала и начала осматривать комнату, выдвигая и задвигая поочередно ящики, открывая и закрывая дверцы шкафа.

– Что ищем? – поинтересовался Штыкин.

– Вы обратили внимание, что среди вещей Оксаны не было ни записных книжек, ни документов, ни фотографий, практически ничего личного?

– Собственно, этот вопрос уместнее было бы задать Василию Карловичу, – ответил Штыкин.

– Вот вы ему при случае его и задайте, а сейчас давайте попробуем найти хоть что-нибудь из этого. Ты Марина ищи на кухне, я буду смотреть здесь, а вы, Игорь Петрович, как человек привычный к смерти, обследуйте спальню.

Штыкин и Марина вышли из комнаты.

Возле окна стоял небольшой секретер. Пульхерия открыла его крышку и присела на стул. Сваленные в беспорядочную кучу бумажки свидетельствовали о том, что их просматривали, но ничего достойного внимания не обнаружили. Среди них она наткнулась на пачку писем, перевязанных резинкой. Пуля принялась их изучать. Письма были написаны дрожащими каракулями, и каждое начиналось словами: «Оксана, девочка моя…» Она отложила их. Наверняка Оксана была с матерью не настолько откровенной, чтобы хоть одно письмо могло им сейчас помочь. Мать, наверное, еще и не знает, что ее дочери уже нет в живых. У Пульхерии сжалось сердце. Оксана была ей чужим человеком, но чувства матери, которой сообщат о смерти дочери, она легко себе представила. Картина получилась душераздирающая. Однако, смахнув набежавшие слезы, Пульхерия продолжила изучать бумаги. И среди них обратила внимание на магазинные счета к телевизору, музыкальному центру, телефону. Все эти покупки, судя по датам, были сделаны относительно недавно. Пульхерия подумала, что можно, конечно, пройтись по этим магазинам. А вдруг там кто-то вспомнит красивую молодую женщину и с кем она была? Хотя все эти покупки могли быть сделаны и без ее участия, как скорее всего и было. Нет, этот путь, пожалуй, никуда не приведет.

Словом, среди бумаг ничего достойного внимания Пульхерия не обнаружила. Такие девушки, как Оксана, вряд ли ведут дневники. Она ей показалась слишком уж приземленной, не романтичной.

Послышался слабый возглас. В комнату вошел Штыкин и положил перед Пулей какие-то небольшие детальки.

– Спальня и ванная комната буквально нашпигованы «жучками», – сообщил он. – Если поискать, то в этой комнате найдем парочку. За девочкой основательно следили. Видать, ее хозяин ей не доверял.

– Игорь Петрович, вот не помню, я вам рассказывала о том, что мы с Мариной застали здесь убийцу?

– ?!

– Ну не мы его застали, а он нас с Мариной застукал…

– Ничего не понимаю, – пробормотал Штыкин, – объясните, пожалуйста, что вы имеете в виду.

– Мы с Мариной попались совершенно случайно.

– Так вы случайно оказались в квартире Оксаны?

– Нет, не случайно. Какой же вы непонятливый, – Пульхерия укоризненно посмотрела на Штыкина. – Мы пришли сюда, чтобы с нею пообщаться, а она здесь мертвая лежит. Я уже столько раз это рассказывала, что начинаю ощущать себя стареющей актрисой с начинающимся маразмом.

– Ну не преувеличивайте, пожалуйста, Пульхерия Афанасьевна, до маразма вам еще очень далеко. И что было дальше?

– Неожиданно в тот же момент сюда вошел мужчина, и мы с Мариной спрятались за диваном. Мужчина выключил свет, закрыл воду в ванной, а из спальни забрал диктофон. Вернее, сначала забрал диктофон, а потом выключил воду и свет. Впрочем, это не важно. Главное, что когда он этот диктофон от стенки отдирал, тот выскочил у него из рук и отлетел на середину комнаты прямо нам с Мариной под ноги. Мне даже пришлось его назад отшвырнуть, чтобы, поднимая диктофон, мужчина нас не заметил.

– Вы сможете этого мужчину узнать?

– В том-то все и дело, что нет, – огорченно вздохнула Пульхерия. – Диктофон узнаю, а его – нет. Слишком все быстро произошло. Нам с Мариной было очень страшно. Она вообще за диваном с закрытыми глазами сидела. На том мужике еще шляпа была такая старомодная… Впрочем, это ни о чем не говорит…

– Если квартира нашпигована «жучками», тогда зачем ему диктофон? – задумчиво произнес Штыкин.

– Объяснение может быть только одно – он не знал о «жучках». Следовательно, был еще кто-то, кого интересовала жизнь Оксаны Шпак, – сделала вывод Пульхерия. – И этот кто-то хорошо знает ее любовника. Найдете того, кто наставил «жучков» – узнаете имя убийцы.

– Легко сказать «найдете», это может быть кто угодно, кроме нас с вами и нашего президента.

– Спецслужбы?

– Если бы это были они, мы бы уже давно этого голубчика посадили. Потом нет никакой гарантии, что за Оксаной велось круглосуточное наблюдение.

– За ней мог следить сам Вячеслав Вольский, – высказала предположение Пульхерия.

– Мог. Но не обязательно. Во всяком случае, мы теперь знаем, как убийца узнал о том, где прячется Слава. Девушку он убил первой, что показало вскрытие, потом отправился на дачу и убил Вячеслава. В обоих случаях никаких признаков сексуальных домогательств, к обоим не применялись наркотики или снотворное. Так что с уверенностью можно заключить, что убийца был весьма крупным и сильным детиной. Вячеслав был жилистым и в силе ему не откажешь, он занимался спортом, посещал тренажерный зал, что сейчас модно. Да и Оксану миниатюрной не назовешь…

– Итак, мы получаем здоровяка-убийцу, следящего за Оксаной. Пока это все, что относится к вопросу «кто?». Теперь перейдем к вопросу «зачем?» и как это связано с «похищением»?

– Очень даже могло быть связано. А вдруг здесь простая ревность? У такой девушки, как Оксана, поклонников могло быть очень много. Не исключено, что здесь мог быть элитный бордель.

– Ну это уже из области ненаучной фантастики, – рассмеялась Пульхерия. – Все бордели у милиции на учете.

– Согласен. С борделем я несколько переусердствовал. Нам проблем и без борделя хватает. Каждая очередная блестящая догадка исключает все предыдущие.

В этот момент в комнату вернулась Марина. Она плюхнулась на диван и с ходу включилась в разговор:

– Игорь Петрович, вы все свои догадки считаете блестящими?

Штыкин нахмурился. Пульхерия заметила, что слова ее подруги пришлись следователю не по душе, и попыталась исправить положение.

– Все люди имеют право на свои ошибки, Мариша, – мягко напомнила она. – И Игорь Петрович не исключение. Не ошибается тот, кто ничего не делает – это банально, но чертовски верно. Я предлагаю от личностей перейти к нашему делу. Ты что-нибудь интересное нашла?

– В холодильнике пусто. Менты все груши с яблоками слопали.

– Я туда тебя не за этим посылала, – нахмурилась Пульхерия. – Проку от тебя, подруга, как от козы пива.

– Интересная интерпретация поговорки, – рассмеялся Штыкин.

– А про эту козу по-другому и не скажешь, – усмехнулась Пуля, но увидев, что Марина надула губы, собираясь обидеться, быстро сменила тему разговора. – Я считаю, что у Оксаны был состоятельный покровитель, который ее содержал, предоставил квартиру, но при этом ей не доверял. Я предлагаю разыскать этого Рому Мякишева и допросить его по полной программе. Правда, я не уверена, что это нас к чему-то приведет. Трудно представить молодого парня, студента университета, убийцей Оксаны и Славы. Даже ради такой огромной суммы все-таки решиться на убийство…

– Его сначала надо найти. Если он тот, кого мы ищем, сделать это будет нелегко, – высказал предположение Игорь Петрович.

Дальнейший осмотр квартиры ничего не дал. Подруги вместе со следователем обошли подземную автостоянку, но джипа Оксаны там не было.

Глава двадцатая

Каждый человек, кем бы он ни был, старается напустить на себя такой вид и надеть такую личину, чтобы его приняли за того, кем он хочет казаться; поэтому можно сказать, что общество состоит из одних только личин.

Франсуа де Ларошфуко

У отца Марины 16 июня был восьмидесятилетний юбилей. Он приходился на среду. Приглашения были разосланы давно, само празднование должно было состояться в субботу в ресторане, а в среду на дачу были приглашены только самые близкие.

Хозяйством у родителей Марины занималась домработница Анна Тимофеевна. Она появилась незадолго до рождения Марины и с тех пор жила с ними, став фактически членом семьи. Старуха была крепкая и жилистая, но накануне у нее разболелось колено, и Марина попросила Пульхерию помочь ей с покупками. Анна Тимофеевна составила список, написанный мелким убористым почерком на трех тетрадных страницах. С этим списком подруги и мотались по магазинам да рынкам два последующих дня.

Хлопоты оттеснили на задний план происшедшие события. Анна Тимофеевна загрузила их работой так, что о чем-то ином и подумать было некогда.

Владимиру Александровичу и Клавдии Ивановне об убийстве решили ничего не рассказывать, по крайней мере, до тех пор, пока не прояснится ситуация, а мужу Марина велела сидеть на Кипре. Теща Олега недолюбливала, считала неподходящей партией для ее единственной дочери. Она была уверена, что он загубил жизнь Марины, и старалась при каждом удобном случае ему об этом намекнуть.

Пульхерия объяснила подруге, что, если присутствие Олега тещей обычно воспринимается негативно, то его отсутствие она и подавно возведет в ранг вселенской катастрофы и до самой смерти ему не простит. Словом скандал будет грандиозный. Но Марина рассудила, что этот скандал Клавдия Ивановна попытается устроить после юбилея, а тогда они им сами все расскажут, но отца все же заранее предупредила, что в среду Олега не будет, у него очень важные дела, которые к субботе он постарается решить. Владимир Александрович к Олегу всегда относился с симпатией, не разделяя мнения жены, и его отсутствие действительно воспринял бы с обидой.


Слежку за собой подруги впервые обнаружили в супермаркете. Когда они стояли в небольшой очереди за сыром, Марина игриво заключила:

– У тебя, Пуляша, появился новый поклонник.

– Не сочиняй, – отмахнулась от нее Пуля, не придав особого значения ее словам.

За ней часто увязывались сексуально озабоченные особи мужского пола, привлеченные ее выразительными выпуклостями. В молодости ее это сильно раздражало и злило, и она называла их всех «сексуальными маньяками». С возрастом, став более рассудительной, перестала от них шарахаться, научилась их быстро и вежливо от себя отваживать. Она мгновенно и практически безошибочно угадывала в толпе такого «маньяка», а вернее, обычного парня, привлеченного ее внешностью, и выработала несколько приемов быстрого избавления от таких настойчивых поклонников. И самым удачным считала следующий: она входила в вагон метро и вставала возле самой двери; «маньяк» обычно проходил в глубь вагона, стараясь держаться поодаль; а когда двери начинали закрываться, Пульхерия успевала выскочить на перрон, махнув парню на прощание рукой.

В такой ситуации самым важным было дать «маньяку» понять, что она якобы не заметила за собой его слежку. И потом всегда от души веселилась, видя его растерянный вид.

Когда Пульхерия стала передвигаться по городу на машине, подобные приключения, к ее великой радости, закончились, и все же в общественных местах она продолжала наталкиваться на характерные мужские взгляды. Только теперь они ее уже не раздражали, а, наоборот, отчасти даже радовали: она по-прежнему была привлекательна.

– Точно тебе говорю, он за тобой как приклеенный ходит, – не унималась Марина.

– Ну и пусть ходит, ему же будет хуже, – беспечно отреагировала Пульхерия. – А может, он ходит за тобой?

– С ума сошла? Когда это за мной ходили?

– Я хорошо помню тот случай…

– Ты его потому так хорошо и помнишь, что он был один-единственный. Тот мужик был в зюзю пьяный, и к тому же приезжий, ему негде было переночевать, – напомнила Марина.

– Но кажется, он произвел на тебя сильное впечатление. Ты о нем еще целый месяц вспоминала, – улыбнулась Пульхерия.

– Позавидовала? К тебе каждый день кто-нибудь привязывался, только я тебе не завидовала, а за тебя радовалась, – негодующе отозвалась Марина.

– Что ты раскипятилась? – удивилась Пуля. – Увидела какого-то придурка и решила со мной поссориться. К тому же тебе все это наверняка померещилось.

– Ничего не померещилось. Вон он возле детского питания стоит, этикетки на коробках рассматривает.

Пульхерия глянула в ту сторону, куда указала Марина. Там стоял здоровенный детина двухметрового роста с плечами штангиста-культуриста. Его мускулы, следствие постоянных тренировок на тренажерах, выразительно подчеркнутые трикотажной рубашкой Поло, произвели на нее впечатление. Сказать, что на голове этого мужчины полностью отсутствовали волосы было нельзя, просто их длина была примерно равна длине его трехдневной щетины. Он действительно держал в руках баночку с детским пюре и изучал ее с таким выражением лица, словно это было не детское питание, а отрава для крыс.

– Какой великолепный экземпляр! – прошептала Пуля с восхищением. – Какая жалость, Мариша, в качестве сексуального партнера такие типы практически бесполезны.

– Почему? – удивилась подруга.

– Прием стероидов полностью подавляет либидо. Перед нами живой красивый манекен. Не более.

– Ты можешь выражаться проще? – с досадой поморщилась Марина, пожирая глазами гиганта, который, казалось, был полностью поглощен чтением.

– Куда уж проще, – вздохнула Пульхерия, – женщины перестают его волновать.

– А мужчины?

– Кроме его самого, его никто не интересует.

– Действительно досадно.

– Кстати, никакой он не поклонник, – прошептала подруге Пульхерия, – у него в семье маленький ребенок, и он беспокоится о его здоровье. Видишь, какое у него напряженное выражение лица.

– Он только что с таким же выражением лица рассматривал пачку с кукурузными хлопьями.

– Значит, у него в семье двое детей. Один грудной, а другой – уже школьник, – сделала вывод Пульхерия.

– Смотри, он уже и женские прокладки рассматривает, – хихикнула Марина, – если следовать твоей логике, у него еще есть девочка лет тринадцати. Как же он со своим полным отсутствием либидо сумел столько детей произвести? Ты не находишь это странным?

– У него могут быть приемные дети, или он стал мускулы накачивать после рождения детей, – высказала предположение Пульхерия. – А может быть, решил завязать с бодибилдингом и только готовится стать отцом?

– Как бы там ни было, мне одно не понятно: читать он читает, но почему-то ничего не покупает. У него даже тележки с собой нет, – заметила Марина.

От этих слов у Пульхерии все внутри похолодело. Она еще раз внимательно глянула в сторону «поклонника» и действительно не заметила рядом с ним ни тележки, ни корзинки.

– Какая же ты, Мариша, глазастая. Молодец! – похвалила Пуля подругу, стараясь не показывать, что испугалась.

Подошла их очередь, и они попросили продавщицу нарезать им сыр. От сыров перешли в отдел овощей и фруктов. «Поклонник» последовал за ними. Теперь обе девушки уже не сомневались, что он за ними следит. Только вот с какой целью? Склонившись над контейнером и делая вид, что выбирают картошку, они продолжили обсуждать ситуацию.

– Пожалуй, я с тобой соглашусь, Мариша, что этот фрукт за нами следит. Но за кем из нас? За тобой или за мной? А может быть, за нами обеими?

– Если тебе так нравится, считай, что за нами, – беспечно хихикнула Марина и предположила: – Может, он любитель групповухи?

– Балда, ты ничего не понимаешь! – разозлилась Пульхерия. – Я буду только рада, если выяснится, что его привлекла всего лишь моя задница. Ты, видно, уже забыла, что убийца все еще разгуливает на свободе?!

– Ты считаешь, что это убийца? – у Марины от ужаса глаза стали круглыми.

– Не исключено, что он его сообщник. Для начала мы с тобой должны разделиться, чтобы выяснить, за кем из нас он следит.

– Нет, я тебя одну не оставлю. Вдруг он следит за мной? Я с ним не справлюсь!

– Совсем от страха рехнулась? В людном месте он тебе ничего плохого не сделает.

– Ты фильм «Укол зонтиком» видела?

Пульхерия кивнула.

– Тогда можешь себе представить, на что он способен.

– Он же не работник спецслужб, а мы не такие уж важные персоны, чтобы столь экзотическим образом отправлять нас на тот свет.

– Вы собираетесь брать картошку? – услышали подруги раздраженный голос. – Если не собираетесь, освободите место, дайте другим порыться.

Пульхерия оглянулась. Голос принадлежал неопрятного вида старухе, которая толкала перед собой пустую тележку, норовя вклиниться между нею и Мариной.

– Где вы здесь картошку увидели? – огрызнулась она. – Эту мелочь даже крысы есть отказались.

Они с Мариной перешли к контейнеру с апельсинами. Их преследователь оказался буквально напротив. Они даже тележкой его слегка задели.

– Извините, – буркнула Пульхерия и встретилась с ним взглядом. От его глаз веяло пустотой и холодом. Никакого намека на симпатию она в них не заметила.

– Пойдем, – Пуля схватила Марину за локоть и потащила к кассам.

– Куда? Мы с тобой еще фрукты не взяли, – уперлась подруга.

– У него взгляд не поклонника, а охотника, – с тоской пояснила Пульхерия.

– А мне плевать! – неожиданно разозлилась Марина. – Если уж мне суждено умереть, перед смертью хочу фруктов от пуза нажраться, – громко объявила она и выразительно посмотрела на «маньяка», но тот отвернулся и сделал вид, что ничего не слышал.

Девушки молча блуждали от витрины к витрине, складывая в тележку указанные в списке продукты. Преследователь, словно тень отца Гамлета, ходил за ними.

– Пуляша, я слышала, что в магазинах есть охранники, которые одеты как обычные покупатели. Они ходят по залу, выискивая потенциальных воришек.

– Он не похож на обычного покупателя, – возразила Пульхерия и тяжело вздохнула, – посмотри на его бицепсы и кулачищи. Он таким дурам, как мы с тобой, головы словно цыплятам свернуть может, никакого укола зонтиком не надо.

– Ну, вот еще! Так я и позволю мне голову свернуть. Я ему сама горло перегрызу, – запальчиво выпалила Марина и погрозила здоровяку кулаком. Угроза, правда, осталась им незамеченной, так как преследователь в это мгновение повернулся к ним спиной.

– Хватит тебе выпендриваться. Не буди лихо… Давай лучше все-таки проверим, за кем из нас он следит. Расходимся в разные стороны, только быстро, чтобы для него это было неожиданностью.

Момент для этого был самый подходящий. Преследователь углубился в изучение этикетки на банке с фасолью. Марина покатила тележку в хлебный отдел, а Пульхерия спряталась между витриной и окном, откуда ей все было хорошо видно. Она присела на корточки и прикрылась коробкой с печеньем.

Поставив банку с фасолью на полку, здоровяк поднял глаза и увидел, что объект его преследования исчез. Пуля заметила, как изменилось выражение его лица – из скучающего оно мгновенно стало растерянным. Словно ошпаренный таракан, мужчина заметался по залу, не зная в какую сторону бежать. Сначала рванул к кассам, потом в отдел с вином, неожиданно вернулся в отдел овощей и фруктов. Пометавшись между контейнерами, вновь помчался к выходу. Пульхерия слышала, как он чертыхался, пробегая мимо нее. При этом даже опрокинул чью-то тележку. Оранжевые апельсины покатились по полу вперемешку с картошкой и баночками с йогуртом, а хозяйка тележки послала ему вдогонку фразу не самого приятного содержания. Пульхерия с удивлением взглянула на женщину с виду весьма интеллигентную, чем-то похожую на учительницу, и подумала: «Интересно, где она таких слов нахваталась?»

Покинув свое убежище, Пуля направилась в хлебный отдел. Марина была там. Пульхерия спряталась за колонной, не выпуская подругу из виду. Вскоре появился здоровяк. Он был весь какой-то взъерошенный, трехдневная щетина на щеках и ежик на голове стояли дыбом. Увидев Марину, со злостью сверкнул глазами в ее сторону и остановился неподалеку, с беспокойством осматривая зал. Голова на его могучей шее еле поспевала за его взглядом. У Пульхерии тоскливо сжалось сердце. Стало ясно, что объектом его внимания была именно она.

Стоя за колонной, Пульхерия лихорадочно соображала, как же ей поступить. Бросить Марину и уехать? Этот вариант она отмела с ходу, кляня себя за трусость. Можно погрузить продукты в машину и посмотреть, что будет дальше. Жаль, что они заметили преследователя так поздно. Если он знает, где они живут, прятаться от него бесполезно. Можно обратиться в милицию. А мужчина скажет, что видит их впервые и слежка им просто померещилось. Правда, у него хоть проверят документы. А если он не один?

Мысли беспорядочно роились в голове Пули, но не было ни одной путной. Она увидела, что Марина пошла в кондитерский отдел и склонилась над витриной с тортами. «Маньяк» уже не вертел головой, а с мрачным выражением лица просто наблюдал за ней.

Пульхерия заметила витрину с кухонными принадлежностями и подошла ближе. На глаза попалась здоровенная скалка размером чуть меньше бейсбольной биты. Взяв ее в руку, захотелось тут же пустить в дело. Пульхерия замахнулась так, словно собиралась кого-то огреть по голове. Проходивший мимо мужчина отскочил в сторону и посмотрел на нее как на сумасшедшую. Она кровожадно ухмыльнулась, и он поспешно покатил свою тележку прочь.

Этикетка на скалке внушала оптимизм: «Экологически чистый продукт. Сделано из натурального дерева». Цена на продукт кусалась. С сожалением Пуля положила скалку на место. Рядом на крючке висел молоток для мяса. Он стоил значительно дешевле и приятно тяжелил руку. «Таким орудием можно запросто голову проломить», – эта мысль почему-то испугала Пульхерию, и она повесила молоток на место. Глаза вернулись к скалке. Экологически чистый продукт вновь оказался в ее руках. Больше она не раздумывала. Крепко держа скалку в одной руке и похлопывая ею по другой, она вернулась к подруге, которая в сотый раз просматривала список Анны Тимофеевны.

«Маньяк», завидев Пульхерию, явно обрадовался. Ее так и подмывало помахать ему скалкой, но она сдержалась.

– Вот, решила вооружиться, – с недобрым блеском в глазах сообщила Пуля подруге.

– Лучше бы нож побольше взяла, – не выразив ни малейшего удивления, отреагировала Марина.

– Не люблю крови, – мрачно пробормотала Пульхерия.

– Тогда давай купим скотч и прочный полиэтиленовый пакет, – невозмутимо предложила Марина, словно вопрос физического устранения здоровяка был ими решен окончательно.

– Ты, правда, думаешь, что мы с ним справимся? Смотри, какой он огромный и здоровый, как буйвол. К тому же шопинг отнял у меня последние силы, а нам все это, – Пульхерия кивнула на тележку, в которой покупки высились горой, – еще предстоит погрузить в машину, оторваться от погони и добраться до дачи.

– Пуляша, откуда такой пессимизм? – как-то уж очень бодро поинтересовалась Марина.

– Мариша, а откуда твой оптимизм? – с кислой миной на лице парировала Пульхерия, поймав себя на мысли, что решимость вновь начала ее покидать.

– От отчаяния, – призналась подруга. – Скажу честно, этому я научилась у тебя, – и скомандовала: – Срочно возьми себя в руки! Нам некогда раскисать, наша очередь подходит. Я продукты из тележки кассирше подаю, а ты с другой стороны их принимаешь, пакуешь и в тележку обратно складываешь.

Торопливыми, но точными движениями Пульхерия складывала покупки в пакеты и на время забыла о здоровяке. Даже немного успокоилась. А когда они подошли к машине, спросила у подруги:

– Чего, собственно, мы так разволновались? Парень совершенно не скрывал, что следит за нами. Если бы у него по отношению к нам были преступные намерения, он не стал бы так бездарно за нами следить.

– Это ты запаниковала, лично я была совершенно спокойна, – ответила Марина. – Я с самого начала предположила, что он твой поклонник.

– Нет, на поклонника он не похож. Здесь что-то другое, – задумчиво пробормотала Пульхерия. И неожиданно для себя выпалила: – Давай мы его об этом сами спросим.

– Вот так просто и спросим? – недоуменно поинтересовалась Марина.

– А чего нам терять? Где он? – Пульхерия завертела головой, оглядывая автостоянку. «Маньяк» исчез. – Глупость какая-то. Таскался за нами по всему магазину…

– Я тебе сразу сказала, что он твой поклонник.

– Заладила «поклонник, поклонник…». Поклонники так себя не ведут.

– Как они себя ведут?

– Не знаю, но не так. Он на нас смотрел с ненавистью.

– А как ему еще смотреть? Мы полмагазина скупили. Наша тележка походила на гору среднего размера. Он наверняка подумал, что мы с тобой обжоры и мотовки.

– Я в первую очередь подумала бы о том, что у нас большая семья.

– Не исключено, что он и об этом тоже подумал, потому и исчез, – сделала вывод Марина.

– Мог бы раньше догадаться. Чего же он так долго за нами ходил? В его поведении совершенно отсутствует логика.

– Ну ты, Пуляша, и зануда! А может быть, он тугодум? Если он «маньяк», тогда у него вообще не должно быть никакой логики, есть только мания. И вообще, теоретизировать можно до бесконечности, у нас только времени на это нет.

Всю дорогу Пульхерия посматривала в зеркало заднего вида, но слежки не заметила. Она не знала, как ко всему этому отнестись. Если «маньяку» известно, где они живут, тогда к чему весь этот спектакль? Если он хочет их убить, тогда зачем себя обнаруживать?

Погода вновь начинала портиться. Небо затянуло тучами. Ветер пригибал ветки кустов к земле, раскачивал деревья и гнал с улиц прохожих. Когда подруги отъезжали от супермаркета, дождь лишь слегка накрапывал, на кольцевой дороге он уже лил как из ведра.

– Несколько солнечных дней, и опять дождь, – недовольно проворчала Марина. – Так все лето и проведем, сидя по домам.

Пульхерия молчала. Ей не хотелось разговаривать.

Глава двадцать первая

Если вам нечем ответить своему оппоненту, не все потеряно: вы можете сказать ему, что вы о нем думаете.

Элберт Хаббард

Ночью разразился настоящий ураган. Сверкали молнии, и оглушительно гремел гром. Ветер завывал в трубе, дребезжал стеклами окон. Пульхерия спала на втором этаже. Неожиданно форточка распахнулась и принялась неистово мотаться из стороны в сторону. Пришлось вылезти из-под теплого одеяла, чтобы ее закрыть.

Она выглянула в окно. В этот момент сверкнула молния и на мгновение осветила двор. Перед домом кто-то стоял. Когда тьма вновь завладела двором, Пульхерия до рези в глазах продолжала в нее вглядываться. Наконец при новом всполохе молнии отчетливо увидела, что двор пуст.

– Начинается. Легкий шизоидный статус перешел в манию преследования, – пробормотала она и вернулась в кровать, но заснуть, как ни старалась, не могла. Память вновь и вновь назойливо подбрасывала ей эпизоды из последних драматических событий.

Неожиданно внизу послышался шум, топот ног, захлопали двери. Раздался чей-то истошный вопль и крики: «Держи вора! Держи вора!» Пульхерия в одной ночной рубашке кубарем скатилась вниз. В комнате Тарасюк и Бульбенко висели на руках какого-то человека. Мужчина пытался их скинуть, но хохлы словно два бульдога намертво вцепились в него. Незнакомец начал, словно карусель, безостановочно крутится на одном месте, однако это ему не помогло. Когда он остановился и приготовился скинуть с себя Тарасюка и Бульбенко, Марина подскочила к нему сзади и врезала ему по затылку скалкой, которую они купили в супермаркете.

Мужчина замер и, как в замедленном кино, осел на пол. Тарасюк и Бульбенко упали вместе с ним.

В комнату на шум, запыхавшись, вбежали Владимир Александрович, Клавдия Ивановна и Анна Тимофеевна. Пульхерия подошла к незнакомцу и стянула с его головы капюшон. Они с Мариной ахнули в один голос. Перед ними собственной персоной предстал их давешний «маньяк».

– Марина, пока он не очнулся, его надо связать. Быстро тащи сюда скотч, – велела Пульхерия.

Марина понимающе кивнула, выбежала из комнаты и вскоре вернулась с рулоном липкой ленты.

– Что здесь происходит? – встревоженно спросил Владимир Александрович.

У Клавдии Ивановны от испуга подкосились ноги, и Анна Тимофеевна принесла ей стул.

– Мы злодия спиймалы, – в один голос объяснили Тарасюк и Бульбенко.

Когда «маньяк» был крепко связан, они его отпустили и поднялись с пола, потом помогли усадить незнакомца возле дивана. Он был все еще без сознания.

– Мы его еще давеча замитылы, – стал рассказывать Тарасюк.

– Ага, – поддакнул ему Бульбенко, – на улице дождь иде, а он за тыном стоит, чего-то выглядае и не заходит.

– Мы подумали, шукае когось, но он стоить и мовчить, – продолжил Тарасюк.

– Мы не сталы его чипаты, покы он за тыном стоял, – пояснил Бульбенко. – Чи жаль его? Хай мокнет, колы ему так хочеться, но, когда он перескочив через тын, мы не выдержали…

– Ага, – кивнул Тарасюк. – Здоровенный, як бугай! Еле справились. Вы добре зробылы, що его скотчем обмотали.

– Спасибо вам, ребята, – Владимир Александрович пожал хохлам руки и растроганно произнес: – Родина вас не забудет. Вы нам, можно сказать, жизнь спасли!

– Да чего уж там, – смущенно пробормотал Бульбенко.

– Нечего тут выглядаты, – добавил Тарасюк.

– Интересно, кто он такой? – спросила Клавдия Ивановна.

– А мы его сейчас допросим, – пообещал Владимир Александрович, – вот он придет в себя, и мы устроим ему перекрестный допрос.

– Здорово я его огрела. На макушке уже шишка выросла, – заметила Марина.

Пульхерия подошла к «маньяку» и присела на корточки. Даже сидя на полу, он производил впечатление человека огромного. Влажная трикотажная рубашка прилипла к телу, придавая устрашающий вид его мускулатуре.

– Осторожно, Пуляша, он не стерильный, – пошутила Марина.

– Тихо ты! Нашла время шутить, – сердито прикрикнул на нее отец.

Пуля быстро обшарила куртку великана и достала из кармана водительские права, пачку жевательной резинки, влажный носовой платок и ключи от машины. Затем встала и пнула его ногой в лодыжку. Здоровяк открыл глаза и попытался приподняться, но Пульхерия придавила его ногу своей ногой.

– Сиди тихо, и мы не сделаем тебе больно, – пригрозила она.

– Я боли не боюсь, – вяло ответил здоровяк, пытаясь связанными руками дотянуться до макушки.

– Боли боятся все, и ты не исключение…

– Пульхерия, разреши мне с ним поговорить по-мужски, – вмешался Владимир Александрович. Повернувшись к жене и домработнице, он приказал: – Девочки, идите отдыхать, вы устали. Мы вам завтра все расскажем.

– Вот еще! Мы не устали. Нам тоже интересно, что ему от нас было нужно, – решительно возразила Клавдия Ивановна и умоляющим голосом добавила: – Володя, мы с Нюрой будем сидеть в уголочке тихо, как мышки, и не станем вам мешать.

Владимир Александрович махнул рукой и вернулся к незнакомцу.

– Кто ты такой и что ты здесь высматривал?

– Егор Васильевич Кружков, – прочитала Пульхерия, – водительские права категории «Е». Владимир Александрович, позвольте мне задать ему пару вопросов.

Отец Марины с явным неудовольствием отошел в сторону.

– Зачем ты следил за нами, если знаешь, где мы живем?

– Я не следил, я вас охранял.

– Охранял? Интересно, от кого?

– Не знаю. Мне было велено. Вот я и исполнял приказ.

– Чей приказ?

– Всеволода Вениаминовича Вольского.

– Понятно. Ты тот самый Егорушка… – догадалась Пульхерия и осеклась, заметив недоуменный взгляд великана. – Я слышала, как он о тебе расспрашивал Осипа, – пояснила она. – Всеволод Вениаминович считает, что нам угрожает опасность?

– Он говорил мне только о вас. О вашей подруге я ничего не знаю.

– Почему он не предупредил меня?

– Он сказал, что вы гордая и от помощи обязательно откажетесь.

– Хорошо, тогда последний вопрос. Зачем было представление в супермаркете устраивать?

– Я ничего не устраивал. Вы так долго по магазинам ходили, что я просто устал. Я только хотел, чтобы вы побыстрее домой поехали. Развяжите меня, пожалуйста. Со связанными руками я вас охранять не смогу.

– В таких охранниках я не нуждаюсь, – гордо заявила Пульхерия, – и о своей безопасности могу сама позаботиться.

– Всеволод Вениаминович именно так мне и сказал, – усмехнулся Егорушка.

– Пуляша, – вмешалась Марина, – раз уж все выяснилось, может быть, мы его все-таки развяжем? Посмотри, он весь промок, не дай бог, простудится. К тому же у него, наверное, голова болит.

– Добрейшей души человек, – кивнула в сторону подруги Пульхерия, – она тебе сразу поверила, но я – не она. Пока я не дозвонюсь Вольскому, я тебя развязывать не буду. Мариша, принеси, пожалуйста, мой мобильный.

Пока Марина отсутствовала, все молчали. Наконец она вернулась с телефоном. Пуля набрала номер Вольского, который он дал ей еще на автовокзале. Всеволод Вениаминович ответил сразу, словно держал телефон в руке.

– Слушаю вас.

– Всеволод Вениаминович, я вас не разбудила?

– Нет, Пульхерия Афанасьевна, я ложусь поздно. Что-то случилось?

– Как выглядит ваш телохранитель, которого вы ко мне приставили?

– Очень высокий, с развитой мускулатурой и коротко стриженный. Зовут Егором Кружковым. Вы, как я понимаю, его уже вычислили?

– Не только вычислили, но уже поймали и даже связать успели.

– Да, Пульхерия Афанасьевна, снимаю шляпу. Хотите у меня поработать?

– В качестве телохранителя?

– А вы согласитесь?

– Вряд ли…

– Жаль. Советую вам от его услуг пока не отказываться.

– Вы серьезно считаете, что это необходимо?

– Да.

– Хорошо, пусть будет по-вашему. Пару дней я его потерплю, а там посмотрим. До свидания.

– Выходит, допрос отменяется? – спросила Клавдия Ивановна.

Пульхерия пожала плечами.

– Может, мы ему здесь на диване постелим?

– Раз его охранять поставили, пусть на посту стоит, – безжалостно заявила Пульхерия.

– В такую погоду хозяин собаку на улицу не выгонит, – возразила сердобольная Клавдия Ивановна. – Молодой человек, хотите горячего чаю? Вы, наверное, замерзли?

– Клавдия Ивановна, может, вы ему еще свою теплую постель уступите? – ехидно произнесла Пуля.

– Какая же ты, Пуляша, недобрая. Человек тебя охранял, здоровьем своим рисковал…

– Пуляша, а от кого он тебя охраняет? – прервал жену Владимир Александрович.

– От меня самой, – усмехнулась она.

– Не хочешь говорить? – с обидой в голосе спросил он.

– Поздно уже. Я вам потом все обязательно расскажу. Кстати, с днем вашего рождения, Владимир Александрович. Я вас первой поздравляю. Желаю здоровья и хорошего настроения, а все остальное мы на базаре купим.

Все принялись дружно поздравлять юбиляра.

Здоровяка освободили от скотча, и он без посторонней помощи поднялся с пола, но потом еще несколько минут потирал затекшие руки и, морщась от боли, с недовольной миной трогал здоровенную шишку на затылке.

Анна Тихоновна принесла бутылку коньяка и бокалы. Всем налили, даже телохранителю, выпили за здоровье юбиляра. Потом Тарасюк и Бульбенко пошли к себе. Марина принесла одеяло и подушку.

– Пульхерия, а про какого Всеволода Вениаминовича Вольского вы тут говорили? – неожиданно поинтересовалась Клавдия Ивановна. – Володя, не тот ли это Вольский, из-за которого погиб мой отец?

– Клава, поздно уже, – Владимир Александрович обнял жену, – все устали. Мы об этом завтра поговорим.

– А почему завтра? Я хочу сейчас, – капризно надув губы, словно маленькая девочка, запротестовала Клавдия Ивановна.

– По этому поводу я с вами сама хотела поговорить, только после празднования, – сообщила Пульхерия, – давайте оставим все до утра. У меня от усталости все мысли в голове путаются.

Клавдия Ивановна пожала плечами и вышла из комнаты, но Пульхерия видела, что сделала она это с большой неохотой.


С утра Анна Тихоновна всех загрузила работой, и Пульхерии некогда было поговорить с Клавдией Ивановной. Она то чистила картошку, то разделывала селедку, то замешивала тесто. Владимир Александрович, как проснулся, сел возле телефонного аппарата, который с раннего утра звонил беспрестанно. Прислали даже телеграмму с поздравлениями от мэра.

Гостей ожидали немного: пара давних друзей с женами, нынешний главный редактора журнала, в котором Владимир Александрович проработал много лет, без жены и старший сын Марины с женой и дочкой.

Первым прибыл Семен Кузяев с супругой Иоландой Марленовной. Семен Васильевич был в свое время известным литературным критиком, с ним все предпочитали не ссориться, но с Владимиром Александровичем они действительно были очень дружны. Ходили друг к другу в гости, а Иоланда Марленовна с Клавдией Ивановной были лучшими подругами.

Семен Васильевич свою жену называл ласково Ладусей, а Марина за глаза звала Дуськой. Она ее терпеть не могла, и Пульхерия тоже. Но «показывать свой характер» мать Марине строго-настрого запретила еще в ранней молодости, этот же запрет относился и к Пульхерии.

Иоланда Марленовна была дамой манерной. Она пила чай, отставив мизинец далеко в сторону, с ножом ела даже котлеты, отправляла в ярко-малиновый рот малюсенькие кусочки и через каждую минуту, сложив губы куриной гузкой, промокала их салфеткой. После обеда грациозно стучала папиросой «Казбек» по крышке коробки, потом вставляла ее в длиннющий мундштук, закуривала и деликатно в сторону выпускала уголками губ огромные клубы дыма.

Ее мать была из купеческой семьи и окончила институт благородных девиц, а отец, как говорила сама Иоланда Марленовна, был «революционЭром». В некоторых словах она произносила «Э» вместо «Е»: патЭфон, шинеЭль, пионЭр, селекционЭр.

Она очень любила рассказывать молодежи о героическом прошлом своего отца, который участвовал в Перекопо-Чонгарской операции, после которой взял себе революционный псевдоним Марлен Чонгарский. Это была единственная деталь, которая повторялась во всех ее рассказах. Все остальные подробности совершенно не походили на предыдущие. В ее повествовании каждый раз появлялись новые эпизоды, которые подозрительно напоминали показанный накануне фильм о революционном или военном прошлом нашей страны.

Однажды Иоланда Марленовна в сто первый раз поведала Пульхерии, что в ее шкафу до сих пор хранится шинЭль, в которой папа брал Перекоп. Пульхерия в сто первый раз выслушала ее и, даже не стараясь скрыть иронии, заявила, что после ее патриотических рассказов она просто влюбилась в духи «ШинЭль № 5». Иоланда Марленовна сделала вид, что иронии не поняла, окинула ее презрительным взглядом и процедила сквозь зубы:

– Деточка, – всех, кто был моложе, она называла деточками, – не «ШинЭль № 5», а «Шанэль № 5». Кстати, у тебя хороший вкус – это и мои любимые духи.

Выйдя замуж за Семена Кузяева, эта женщина взяла себе двойную фамилию Чонгарская-Кузяева и посвятила всю свою жизнь мужу, так как более посвящать ее ей было некому. Иоланда Марленовна часто повторяла, что ради своей любви к Семену она отказалась от детей, при этом было совершенно непонятно, что это означает: она не захотела иметь детей или не могла?

Зато эта дама охотно принимала участие в воспитании чужих детей, в частности, своей подруги Клавы. Начитавшись Макаренко и Ушинского, вообразив, что лучше всех разбирается в педагогике, она щедро делилась своими советами, как правильно воспитывать детей, и все время норовила поговорить с Мариной по душам, тем самым приводя ее в бешенство. Запиралась с ней один на один в комнате и, проникновенно глядя в глаза, словно удав на кролика, задушевно говорила: «Марина, деточка, а теперь расскажи мне ВСЮ правду. Ведь мне-то ты можешь ее рассказать, я твоя лучшая подруга и тебя даже под страхом смерти не выдам». Наивная Марина поначалу клевала на такую примитивную наживку, но вскоре узнала, что все, что она рассказывает своей «лучшей подруге», потом во всех подробностях доносится ее матери. Это был хороший урок: она поняла, что в этом мире существует не только благородство, но и предательство.

Когда у Марины появились свои дети, Иоланда Марленовна и тут решила помочь с воспитанием, но Марина проявила завидную твердость и прямо указала, куда ей отправляться со своими советами. Пульхерия хорошо помнила тот скандал в «благородном семействе», после которого ее подруга не общалась с матерью более полугода.

Не обошла Дуська своим вниманием и Пульхерию. Она не уставала повторять ей, что с лишним весом необходимо бороться, и в качестве примера приводила свою сухопарую, жилистую фигуру.

– Вот видишь, – говорила она, оглаживая свои костлявые бедра, – хоть сейчас на подиум. А что с тобой будет в тридцать лет? Ты никогда не выйдешь замуж.

Когда Пульхерии исполнилось тридцать, у нее был сын Степа и она развелась с третьим мужем, так как собралась выходить за четвертого, Иоланда Марленовна заявила:

– Вот видишь, у меня нет ничего лишнего. Я в свои шестьдесят выгляжу как в тридцать, а от тебя уже третий муж сбегает. Что с тобой будет, когда тебе исполнится сорок?

Время действительно почти не отражалось на внешности Дуськи. Хотя на сколько лет может выглядеть скелет, обтянутый кожей? Он и в сорок, и в восемьдесят лет будет все тем же скелетом.

Когда хлопнула калитка и послышался прокуренный бас Иоланды Марленовны, Пульхерия содрогнулась и внутренне напряглась в ожидании очередного бестактного замечания в свой адрес, но, как это ни странно, старушка ограничилась только игривым замечанием:

– Привет, толстушка! Все поправляешься?

– Нет пределов совершенству, – мило улыбаясь, ответила она.

– Да, современная молодежь особой скромностью не отличается, – тяжело вздохнула Иоланда Марленовна.

– Времена меняются, люди остаются прежними, Ладуся, – Семен Васильевич взял жену под руку и хотел увести ее подальше от молодежи, но она заметила телохранителя Егора и тут же направилась в его сторону.

Здоровяк, стоя возле мангала, поливал соусом шашлык. Было заметно, что его атлетическая фигура произвела на Иоланду Марленовну большое впечатление. У нее даже походка изменилась: кошачья грация пришла на смену грубоватой порывистости. Придав своим выцветшим от времени глазам романтическую томность, старушка грациозно достала из старинного серебряного портсигара папиросу, вставила ее в мундштук и интимно пробасила:

– Молодой человек, у вас огонька не найдется?

Здоровяк с видимой неохотой оторвался от своего занятия, поставил бутылку с соусом на стол, взял совок, зачерпнул побольше пышущих жаром углей и сунул их прямо под нос Иоланде Марленовне. Старушка прикурила и, словно огнедышащий дракон, выпустила огромный клуб дыма.

– Обожаю мясо с кровью, – заявила она, – я хищница. А какое мясо любите вы, молодой человек?

– Вкусное, – ответил лаконично Егор.

– Кстати, меня зовут Иоландой Марленовной. Моя мама закончила институт благородных девиц в Петрограде и обожала Чайковского. Ее любимой оперой была «Иоланта». Она назвала меня в честь ее героини. В Загсе какая-то малограмотная простушка по ошибке записала меня Иоландой. Правда, забавно?

Егор сосредоточенно следил за процессом приготовления шашлыка и ответил не сразу.

– Чайковский был гомосеком, – неожиданно брякнул он.

Лучше бы он этого не говорил! Пульхерия, как только услышала столь легкомысленное заявление, бросила чистить картошку, вскочила со стула и побежала за Клавдией Ивановной, так как знала, что ситуацию могла исправить только она.

– Кто кем был? – не веря своим ушам, спросила Иоланда Марленовна, наливаясь багровой яростью.

– Ну писатель ваш, Чайковский, гомиком он был, – пояснил великан.

– Олух, кретин! Петр Ильич был композитором, – от мощного баса старушки даже птицы во дворе замолчали в тревожном ожидании, – это ты гномик, чудовище стероидное! Надо не мускулы развивать, а мозги!

– Ладуся, не удобно, – стал увещевать жену Семен Васильевич, – у Владимира Александровича юбилей, а ты скандал устраиваешь.

– Я не скандал устраиваю, а восстанавливаю попранную справедливость! Это все грязные инсинуации завистников. Оболгали талантливого человека, обгадили его память. А тебе, неандертальцу несчастному, еще барбекю поручили! Тебя самого надо на барбекю! Я отказываюсь есть мясо, сделанное его руками! – пылала старушка праведным гневом.

Клавдия Ивановна подбежала к подруге, схватила ее под руку и потащила со двора.

– Пойдем, Ладуся, поможешь мне селедку чистить?

– Что ты предлагаешь мне чистить? – высокомерно спросила та. – Ты что, забыла, что у меня аллергия на селедку?

– Ах да, верно, прости меня, дуру старую. Ну тогда поддержишь меня морально.

– А селедка у тебя будет под шубой? – поинтересовалась Иоланда Марленовна. – Я обожаю селедку под шубой.

– На шубу у вас аллергии нет? – хихикнула Марина.

Клавдия Ивановна нахмурила брови и грозно глянула на дочь.

Стол накрыли в беседке. Муж Марины несколько лет назад провел туда электричество и обтянул окна противомоскитной сеткой. После прошедшей накануне грозы воздух благоухал ароматами сосен и пихт, в изобилии растущих в дачном поселке. Слегка парило, но небольшой ветерок сводил почти на нет повышенную влажность и духоту.

За столом Иоланду Марленовну посадили подальше от Егора. Весь вечер она капризничала и демонстративно отказывалась от шашлыка. Но к ее причудам давно привыкли, поэтому на них никто не обращал внимания, и вечер шел своим чередом.

Пили за юбиляра, за его жену, дочь и внучку. Вспоминали прошлое, забыв о плохом, и ругали настоящее, забыв о хорошем. Поговорили о современной литературе, о ее бездуховности, о современных бестселлерах и их экранизациях.

– Терпеть не могу американское кино, – неожиданно заявила Иоланда Марленовна.

– Интересно почему? – поинтересовался Владимир Александрович, который это кино любил.

– Сплошное насилие, жестокость, море крови и одна порнография, – выдала она.

– А в нашем кино, значит, сплошная доброта и высокая нравственность? – язвительно спросил он.

– В наших фильмах больше чистоты и искренности, чем в голливудской продукции, – надменно пояснила Иоланда Марленовна.

Все замолчали.

– Да, нашему кино с его «чистотой и искренностью» в кавычках очень далеко до Голливуда, – продолжил Владимир Александрович после недолгого молчания. Он понимал, что переубедить Иоланду Марленовну невозможно, но оставлять последнее слово за ней не хотел. – Вы знаете, господа, я только сейчас понял, что в нашей многомиллионной стране почти нет талантливых актеров. Все играют на уровне школьной самодеятельности.

– Это вы загнули, милейший Владимир Александрович, – не унималась Иоланда Марленовна, – наша актерская школа лучшая в мире. По системе Станиславского обучается весь Голливуд. Ненавижу американцев. Я вчера весь день простояла в пикете напротив Американского посольства, – резко сменив тему, сообщила она.

– Ладуся, ты? – удивленно воскликнула Клавдия Ивановна. – И молчишь? Самое интересное нам не рассказываешь.

– У меня был плакат с надписью «Американские оккупанты, убирайтесь домой! Руки прочь от нашей Украины!», – с гордостью поведала старушка. – Этот международный жандарм у всех уже поперек горла стоит. Мы им показали, что мы о них думаем.

– А вы знаете происхождение выражения «международный жандарм»? – с усмешкой спросил Виталий Михайлович, главный редактор журнала, в котором когда-то работал Владимир Александрович.

– Это выражение в нашей публицистике, молодой человек, употребляется по отношению к американскому империализму, – снисходительно объяснила Иоланда Марленовна.

– В 1848–1849 годах Европа была охвачена революционным движением. Так вот именно русский царизм стал опорой международной реакции. Тогда еще Энгельс писал, что революция имеет только одного страшного врага – Россию, с которой необходимо вступить в борьбу, – спокойно объяснил Виталий Михайлович.

– Молодой человек, не городите чушь, пожалуйста, – отмахнулась от него старушка.

– Чушь? Это вы, уважаемая, плохо учили труды Ленина и городите сейчас чушь. Он еще в 1909 году писал о том, что за Россией прочно укрепилась слава международного жандарма и что она является главным оплотом реакции во всем цивилизованном мире.

– Во всяком случае это было очень давно, сейчас же именно Америка хочет всех поработить. Наш народ всегда ненавидел войну и выступал за мир во всем мире, а америкосы нас вечно в военные конфликты втягивали, – никак не унималась зловредная старуха.

Тут уж не выдержала Пульхерия:

– Я не меньше вашего ненавижу войну, но еще больше терпеть не могу, когда из меня делают дуру. Вы живете в болоте и даже не понимаете этого, более того, нахваливаете его изо всех сил, совершенно не задумываясь о том, что американцы не хотят жить вместе с нами в нашем болоте, они хотят, чтобы мы, так же как и они, жили в нормальной местности и наслаждались всеми благами цивилизации, которыми наслаждаются они. Они хотят, чтобы мы поняли, что кроме нашего болота существует и другой мир, не менее прекрасный. Хотят нам помочь осушить наше болото и сделать его приемлемым для жизни. Но вы, ничего не зная кроме своей трясины, хотите весь остальной мир превратить в такую же трясину. Вы настолько уверены в своей правоте, считая, что только болото единственное пригодное для жилья место, что готовы с оружием в руках отстаивать свою точку зрения. Вы хотите «железной рукой» загнать все человечество в трясину и заставить его жить в ней вместе с вами. Великий и всемогущий товарищ Сталин тоже так же считал. Для того чтобы у его народа не было соблазна сбежать в Европу, он хотел эту Европу присоединить в качестве новых республик к уже существующему болоту. Пусть они живут так же, как мы. Для этого вооружил всю страну до зубов. У нас одних парашютистов было перед войной несколько миллионов. Зачем мирной стране столько парашютистов?

– Народ осваивал новый вид спорта, – вставил Семен Васильевич.

– Нищая, голодная страна осваивает новый вид спорта? Причем весьма дорогой… Великий вождь готовился высадить в Европе огромный десант.

– Что же не высадил? – со злостью полюбопытствовала Иоланда Марленовна.

– Это вопрос не ко мне. Смею предположить, что европейцам не хотелось в нашем «раю» оказаться. Мы же ничего не умеем делать. Только воевать, да бряцать оружием у нас хорошо получается. Скажите, почему у нас так дешево ценится человеческая жизнь? Даже на войне спасали в первую очередь знамя, а не людей?

– Знамя – это символ. Высоко держать знамя – это означает свято хранить идеалы. Это вещи святые… – с гордостью ответила Иоланда Марленовна.

– Ах, оставьте ваш пафос! Просто ответьте мне на вопрос, почему красная тряпка, широкое полотнище на древке в этой стране, дороже человеческой жизни?

– Такие вопросы, девушка, даже задавать неприлично, – поджав губы, ответила старуха.

– А я вот задаю и не вижу в этом ничего неприличного. Помните войну во Вьетнаме?

– Кто ж ее не помнит? Брат Семена Васильевича там был военным советником.

– Военным советником… Скажите прямо, что он там воевал, учил вьетнамцев воевать с американцами, преподавал им основы ведения партизанской войны. Ни для кого не секрет, что вьетнамцы с американцами воевали нашим оружием. Малюсенькая нищая страна своего вооружения не имела.

– Вы мне еще расскажите, как ваши хваленые американцы напалмом целые деревни выжигали. Вот уж действительно «железной» или даже «огненной» рукой в рай хотели загнать.

– Я действия американцев не оправдываю, они до сих пор сами за них оправдаться не могут. Тогда в пику вам приведу в пример нашу аналогичную «помощь» в Афганистане. Но я не об этом. Наши воевали и во Вьетнаме, и в Афганистане, и к Кубе руку приложили. И список этот можно продолжить. Но вот вы можете сказать, сколько наших ребят там погибло?

– Откуда же нам знать. Эта информация секретная, – пожал плечами Семен Васильевич.

– А вот я знаю, сколько погибло американцев во Вьетнаме.

– Ой, голубушка, да вы просто опасны! Вы, случайно, не американская шпионка? Если это так, вас необходимо сдать куда следует, – ехидным тоном заключила Иоланда Марленовна.

– Нет, я, к моему великому сожалению, не американская шпионка. Но тем не менее знаю, что во время войны во Вьетнаме погибло пятьдесят восемь тысяч сто шестьдесят девять американцев. И имя каждого погибшего выбито на гранитной доске мемориала в Вашингтоне. А в нашей стране погибло великое множество людей, но никто из тех, кто их на эти войны отправлял, не попросили прощения у своего народа за содеянное. Наш великий полководец товарищ Жуков отдал приказ об испытании атомной бомбы на собственных солдатах, а ему за это памятник поставили, и даже назвали его именем проспект в Москве. Мы никогда не будем жить хорошо, пока не научимся уважать собственный народ, – заявила Пульхерия с горечью.

– Я с вами совершенно согласен, уважаемая Пульхерия Афанасьевна, – произнес с улыбкой Виталий Михайлович. – Если так начинают рассуждать очаровательные женщины, то наше общество не столь безнадежно. Следовательно, наш юбиляр, за здоровье которого я вновь предлагаю выпить, не зря воевал.


Около десяти часов вечера сын Марины с семьей собрался уезжать и захватил с собой в Москву кое-кого из гостей, а Семен Васильевич с женой решили остаться и отправиться домой утром. Вернее, остаться решила Иоланда Марленовна, так как Семен Васильевич был настолько пьян, что ничего не соображал. Ему постелили на веранде, а его жене – в комнате на втором этаже, где спала Пульхерия.

Все разошлись по комнатам, а Пуля с подругой остались убирать со стола и мыть посуду. Им помогал Егор. Парень оказался хозяйственным и проворным. Если бы не он, они до утра наводили бы порядок.

Когда Пульхерия поднялась к себе, Иоланда Марленовна уже спала. Стены комнаты сотрясал ее богатырский храп. Пуля хотела включить свет, щелкнула выключателем, лампочка под потолком пару раз мигнула и погасла. Она чертыхнулась и, натыкаясь на стулья, прошла к кровати. В темноте нашарила ночную рубашку, переоделась и направилась в комнату Марины.

Там коротко приказала подруге: «Подвинься», улеглась рядом с нею, накрылась с головой одеялом и провалилась в сон.

Запах только что сваренного кофе, настоящего, а не какого-то там растворимого, разбудил Пульхерию. Она сладко потянулась и встала с кровати. Вся ее одежда осталась наверху, но ей не хотелось подниматься на второй этаж, поэтому она вышла на веранду в ночной рубашке. За столом сидели Владимир Александрович, Клавдия Ивановна, Егор и Марина.

– Всем доброго утра! Я хочу кофе, – требовательно объявила Пуля и уселась за стол.

– Пульхеша, с добрым утром, – приветствовала ее Клавдия Ивановна и, не удержавшись, сделала ей словно маленькой девочке замечание, – пока Марина варит тебе кофе, пойди, умойся и было бы неплохо, если бы ты все-таки оделась.

Пульхерия вздохнула и со скорбной миной потопала наверх. Переодевшись, она хотела спуститься вниз, но взгляд ее задержался на Иоланде Марленовне. Было в ней что-то, что ее насторожило. Только вот что? Она подошла ближе. Ладуся спала очень тихо, укрывшись одеялом с головой. Пуле почему-то вдруг стало страшно. Она осторожно потянула одеяло на себя… и увидела пустые остекленевшие глаза мертвой женщины. На ее шее были отчетливо видны характерные следы чужих безжалостных пальцев.

Глава двадцать вторая

Забота о ближних состоит не только в том, чтобы оказывать им много внимания, сколько в том, чтобы оказывать его своевременно.

Жан де Лабрюйер

Дрожащей рукой Пульхерия закрыла Иоланде Марленовне глаза. Она часто видела в кинофильмах, как это делается. Сама же делала это впервые в жизни. Больше всего ее поразило то, что кожа женщины была очень холодной, как у тушки цыпленка, которую только что достали из холодильника.

Это почему-то успокоило ее и, когда она спустилась вниз, то уже знала, что будет делать.

Самое главное – увезти с дачи родителей Марины. Они не должны ничего знать. Владимиру Александровичу в субботу предстояло празднование юбилея, а известие, что ночью была убита женщина, молодого и сильного человека может выбить из колеи, не говоря уже о восьмидесятилетнем старике. Поэтому Пульхерия решила до поры до времени никому ничего не рассказывать. Легко сказать «не рассказывать». Труднее всего – сохранять спокойствие, вести себя как ни в чем не бывало.

Она прошла на веранду и села за стол. Чашка с ароматным черным кофе уже поджидала ее.

– Как там Ладуся? – спросила Клавдия Ивановна.

– Спит без задних ног. Она так вчера храпела, что я убежала к Марине. А где Семен Васильевич? – невозмутимо поинтересовалась она.

– Тоже спит, – ответил Владимир Александрович. – Я пытался его растолкать, но он только что-то промычал в ответ и на другой бок перевернулся.

«А его жена рада была бы перевернуться, да теперь уже никогда этого сделать не сможет. Разве что в гробу», – подумала Пульхерия.

– Пуляша, ты чего такая тихая? – встревожилась Марина. – Голова болит?

– Просто раскалывается, – уцепилась Пульхерия за неожиданную подсказку. – Мне даже думать больно. Даже не знаю, как я сейчас поеду.

– А ты с Маришкой здесь оставайся, на свежем воздухе головная боль быстрее пройдет, – посоветовала Клавдия Ивановна.

– Нет, нет, мне надо срочно в Москву, если хотите, я вас до дома подброшу?

– Я даже не знаю, – призадумалась Клавдия Ивановна, – мы, конечно, собирались сегодня домой, но не так рано. Да, ты поезжай, мы на электричке доберемся.

– Пуляша, ты же собиралась со мной здесь побыть подольше? – заныла Марина.

– Да я скоро вернусь, ты по мне даже соскучиться не успеешь. Клавдия Ивановна, собирайтесь. Охота вам в электричке трястись, а потом в метро париться…

Больше уговаривать стариков не пришлось, сложнее оказалось отговорить от прощания с Иоландой Марленовной. Клавдия Ивановна уперлась: «Пойду, поцелую на прощание Ладусю. Она мне этого не простит».

У Пульхерии чуть не сорвалось с языка: «Она в этом уже не нуждается». Неожиданно ей на помощь пришел Владимир Александрович.

– Клава, твоя подруга непременно попросит, чтобы их тоже до дома довезли, а они живут на другом конце Москвы, – напомнил он жене, – Пульхерия тогда точно опоздает. Уйдем, не прощаясь, по-английски.

Пока старики собирались, Пульхерия хотела взять свой мобильный телефон, но его нигде не было. Она обшарила все карманы, но он как сквозь землю провалился. Зато в сумочке она нашла телефон Оксаны, о котором совершенно забыла. Телефон был отключен, она включила его, посмотрела на состояние счета и присвистнула от неожиданности: там была кругленькая сумма. Выбора у нее не было, поэтому она решила им воспользоваться. Отойдя от дома подальше, Пульхерия заметила, что Егор собрался пойти за ней следом, но она так выразительно на него посмотрела, что он идти раздумал, однако из поля зрения все же постарался ее не выпускать и, пока Пуля говорила, прохаживался неподалеку. Номер телефона Штыкина был простым, она хорошо его запомнила.

– Алло, Игорь Петрович?

– Да, Пульхерия Афанасьевна, я вас слушаю.

– Я сейчас нахожусь на даче моей подруги. Здесь вновь произошло убийство.

Молчание, воцарившееся на другом конце провода, было красноречивее всяких слов.

– Алло, Игорь Петрович, вы меня слышите? – Пульхерия вдруг испугалась, что он отключился. Ей на миг показалась, что она осталась совершенно одна на всем белом свете.

– Я вас очень хорошо слышу. Кого убили на этот раз?

– Одну старушку со смешным именем Иоланда Марленовна. Вздорная, скажем, старушенция была… – она усмехнулась, – но не в этом дело.

– А в чем? – спокойно спросил следователь.

– Ее убили так же, как и Вячеслава Вольского. Задушили.

– Вы кого-то подозреваете?

– Если бы убили меня, то со стопроцентной уверенностью я могла бы вам назвать имя убийцы, но в данном конкретном случае даже не догадываюсь.

– Вы хоть сами поняли, что сказали? – спросил Штыкин, и она почувствовала, что он улыбается в свои пшеничные усы.

– А что я сказала?

– «Если бы убили меня, я могла бы вам назвать…» – Штыкин очень похоже скопировал ее интонации.

– Извините, но у меня в голове настоящая каша, потому что все мысли лезут в голову одновременно, а не по очереди.

– Давайте попробуем их упорядочить, – мягко предложил он. – Когда вы обнаружили труп?

– Полчаса назад.

– И только сейчас мне об этом сообщаете? – удивился следователь.

– Зато вы первый, кому я об этом говорю. Надеюсь, вы это оцените.

– Хорошо, допустим, оценил… Что вы теперь собираетесь делать?

– Мне надо срочно Маришиных родителей с дачи увезти. Они старенькие…

– Вы с ума сошли, Пульхерия Афанасьевна, – рассердился Штыкин. – Они свидетели. Никто не должен покидать дачного участка. Вас это тоже касается.

– Вы ничего не понимаете. Они никакие не свидетели. У Владимира Александровича вчера был восьмидесятилетний юбилей, а в субботу ему предстоит продолжить его празднование. Известие об убийстве его убьет. Вы еще два трупа хотите?

– Почему два?

– Вторым будет труп его жены Клавдии Ивановны, с которой он прожил вместе шестьдесят лет.

– Но это против правил, – возразил Штыкин, хотя уже не так решительно.

– Они полуслепые и полуглухие, – вдохновенно врала Пульхерия, – я вам гарантирую, что они ничего не видели и ничего не слышали. Мы вчера в тесном кругу отпраздновали это событие, они много выпили, поэтому крепко спали…

– У стариков сон очень чуткий… – не унимался Штыкин.

В этот момент к Пульхерии подбежала Марина.

– Пуляша, они готовы! – радостно сообщила она.

– Все, Игорь Петрович, заканчиваю разговор. Мне пора ехать. Только учтите, Марина ничего не знает.

– Чего я не знаю? – насторожилась подруга, услышав последние слова Пульхерии.

– Ничего ты не знаешь, – покачала головой Пуля и грустно добавила, – но скоро узнаешь.

– Ты меня пугаешь!

– Это шутка! – Пульхерия постаралась улыбнуться. Улыбка получилась грустной. – Отвезу твоих предков, сделаю быстро свои дела и сразу вернусь к тебе, моя дорогая.


Клавдия Ивановна, уже сидя в машине, все еще продолжала сокрушаться, что не простилась с Ладусей. Пульхерия пребывала в полной растерянности. Она никак не могла сосредоточиться. В голове вертелся только один вопрос: «Кто убил старушку? Кому она помешала? Чем она могла кому-то помешать? Не спорю, зловредная была старушенция. Много нашей с Мариной крови попила. Наглая, бестактная, самоуверенная. Но за это не убивают. Это убийство абсолютно не вписывается в концепцию уже совершенных преступлений, оно выпадает из общего ряда, потому что совершенно бессмысленно».

Клавдия Ивановна зудела словно назойливый комар над ухом. Уже в сотый раз она вопрошала у мужа, что же ей ответить Ладусе, если та спросит, почему они с ней не попрощалась. Этот вопрос конечно относился и к Пульхерии, лишний раз подтверждая народную мудрость, что добрые дела наказуемы.

– Клавдия Ивановна, вы помните Вольского Всеволода Вениаминовича? – спросила она.

– Хорошо, что ты мне о нем напомнила, – обрадовалась та. – Это тот самый Вольский?

– Да, да, именно он. Мне необходимо знать ваше мнение о нем.

– Да плохое мое мнение. Вот и весь сказ. Наглый, беспринципный подонок и предатель.

– Клава, это перебор, – укоризненно произнес Владимир Александрович.

– Это еще мягко сказано! Если бы не он, мой отец, царство ему небесное, был бы жив.

– Клава, Иван Константинович всю жизнь проработал на руководящих должностях, его не Вольский доконал, а работа.

Давний спор между супругами был Пульхерии не интересен, поэтому она спросила:

– Вы его жену помните?

– Жену? – Клавдия Ивановна нахмурилась. – Он тогда только в Москву переехал, а жену не перевез. Говорил, что с маленьким ребенком осталась, ему вроде переезд вреден, так как он болезненный очень. Нет, жену его я не видела.

– Иван Константинович помогал ему с переездом?

– Да если бы не мой отец, он так и сидел бы в своем Крыжополе.

– А как ваш отец там оказался?

– Он же оттуда родом, из Крыжополя. Поехал на похороны матери, пусть будет земля ей пухом, встретился с другом детства, помог его сыну, вытащил в Москву, протекцию устроил. Этот Сева у нас дома полгода жил, пока ему квартиру не дали. Зато потом моего папу свалил, перешагнул через него и даже руки не протянул, чтобы подняться.

– Что он такое ему сделал? – раздраженно поинтересовалась Пульхерия. – Вы все какие-то общие слова говорите и ничего конкретного.

– Я и сама толком не знаю. Папа скрытный был очень. У нас дома не принято было о делах говорить. Я лишь видела, как он переживает, за сердце держится. Только фамилию Вольского услышит, как с лица менялся и просил маму сердечных капель ему накапать. Помню, мама в день смерти папы сказала, что это Вольский его погубил. Она так же говорила мне, что он жестокий, безжалостный, злой и бессердечный человек и что ему нельзя верить. Мама говорила, что папа ему делал только добро и за это поплатился. Короче, не знаю я ничего больше. – Клавдия Ивановна сокрушенно махнула рукой, замолчала и, словно выпустив пар, успокоилась. Всю оставшуюся дорогу она не проронила ни слова.

Как ни торопилась Пульхерия, однако все же приехала позже милиции. На обратном пути она пыталась дозвониться Марине, но та к телефону не подходила. Пуля догадывалась, в каком виде застанет подругу, и опасения, к сожалению, оказались ненапрасными. Марина рыдала, как маленькая девочка, и от нее нельзя было добиться ни одного слова.

– Игорь Петрович, я же вас предупреждала, что она ничего не знает, – укоризненно посмотрела Пульхерия на Штыкина.

– Я был с ней мягок и разговаривал словно со своей дочерью, – оправдывался следователь, – но вы же понимаете, что какие-то формальности мы должны были все же соблюсти.

– Вы наверняка разговаривали с ней, как со своей дочерью, совершившей убийство, а она ни в чем не виновата.

– Следствие разберется, кто в чем виноват…

– Да ну вас! Горбатого могила исправит, – Пульхерия махнула рукой и стала вытирать Марине слезы. – Мариша, не плачь, пожалуйста, извини за банальность, но слезами горю не поможешь, – попыталась она успокоить подругу.

Неожиданно слезы у Марины высохли, она побледнела, с ужасом в глазах резко оттолкнула от себя Пульхерию и дрожащими губами прошептала:

– Так ты все знала? Когда ты уезжала, ты уже знала, что она мертва?

– А ты хотела, чтобы твои родители тоже об этом узнали? – разозлилась Пульхерия и с горечью добавила: – Я думала, что ты меня поймешь, не знала, что ты такой дурой окажешься. Думаешь, мне легко было делать вид, что ничего не произошло? Думаешь, я каменная? – Губы у нее задрожали, и на глаза навернулись слезы. – Я не Раскольников, мне старушку-процентщицу всегда было жалко.

Подруги обнялись и зарыдали в голос. Штыкин смотрел на них с недоумением и не знал, что делать. Немного поплакав, Пульхерия простонала:

– Ну чего вы стоите, как столб? Принесите воды. Или хотите, чтобы мы здесь до утра рыдали? – Когда же он вышел, спросила у Марины: – Они здесь давно?

– Нет, минут двадцать…

– Надо же! В Америке полиция минут через пять пожаловала бы, а у нас через два часа явились.

Штыкин услышал ее слова и обиженно сказал, протягивая стакан с водой:

– Мы же не «скорая помощь».

– «Скорая помощь» появилась бы через час, – жестко парировала она. – Вы место преступления осмотрели?

– Эксперты только начали работу. У меня к вам встречный вопрос: что за человек вас сопровождает? – Он кивнул головой в сторону Егора, молчаливой громадой высившегося неподалеку.

– Мой личный телохранитель. Приставлен ко мне Вольским. Если бы старушка не храпела, у вас было бы два трупа. – Неожиданно в ее кармане ожил телефон. Пульхерия достала его и в ужасе уставилась на экран. И все вдруг разом встало на свои места. – Ну конечно же вот в чем дело, – пробормотала она, – бабка храпела, лампочка перегорела…

Вскочив со стула, Пульхерия подошла к окну. Ворота были широко распахнуты. Любопытные зеваки, как и в прошлый раз, когда убили Вячеслава Вольского, стояли напротив и с интересом наблюдали за происходящим.

– Пульхерия Афанасьевна, вы что-то вспомнили? – спросил Штыкин.

– Вы нашли Романа Мякишева?

– Романа?

– Ну я же просила вас отыскать и допросить его.

– Нашли. Его сегодня должен был допрашивать Василий Карлович. Я хотел присутствовать при допросе, но пришлось приехать сюда.

– Поехали, – Пульхерия решительно направилась к выходу, – еще один небольшой штрих…

– Куда вы собрались? Мы же не закончили…

– Пуляша, я здесь одна не останусь, – Марина вновь собралась плакать.

– Мариша, ничего не бойся. С тобой останется Егор, – Пуля поманила здоровяка пальцем и обратилась к нему: – Я теперь под надежной охраной и в твоих услугах больше не нуждаюсь, останешься здесь, чтобы Марине было одной не страшно, пока криминалисты здесь все осматривают.

– Я здесь не останусь. Мне было велено охранять только вас, – заупрямился здоровяк.

– Ну и катись тогда отсюда к чертовой бабушке! – со злостью выкрикнула Пульхерия. – Тем более что все это уже не имеет никакого значения. Я знаю, кто убийца…

Глава двадцать третья

Мало обладать выдающимися качествами, надо еще уметь ими пользоваться.

Франсуа де Ларошфуко

Когда Пульхерия открыла дверцу машины, собираясь сесть за руль, Штыкин мягко, но решительно взял у нее из рук ключи:

– Вы позволите?

Она молча уступила ему место за рулем и села рядом. Водителем он оказался превосходным: спокойным, невозмутимым. С ним было надежно.

– Игорь Петрович, вы ведь Всеволода Вениаминовича Вольского знаете давно, как вы с ним познакомились?

– Благодаря его стараниям я сменил место службы и из ГАИ перешел в прокуратуру.

– Крутой вираж, ничего не скажешь.

– Это он на вираже въехал в грузовик. В той аварии погибла его жена. Я усомнился в том, что за рулем был его шофер, и высказал предположение, что он сам вел машину, но шофер и его сын меня не поддержали. Вернее, сын промолчал, а шофер клятвенно уверял всех, что за рулем был именно он. Я попробовал надавить, в итоге выдавили меня. Из Москвы пришлось уехать. Я, конечно, не пропал, но семью потерял. Жена сказала, что лучше она будет последней в Москве, чем первой в той дыре. Взяла дочь и вернулась к своим родителям.

– А вы?

– А я остался. Кто знает, может, было бы лучше бросить к черту эту работу в милиции – сохранил бы семью. Но гордость не позволила мне пойти у жены на поводу. А теперь я вижусь с дочкой раз в месяц, чаще работа не позволяет, и жалуюсь вам на мою судьбу.

– Жалуетесь? – улыбнулась Пульхерия. – Что-то я не заметила…

– Теперь можно мне вас спросить?

Пульхерия кивнула.

– Мне вы скажете, кто убийца? – Игорь Петрович спрятал лукавую улыбку в пшеничных усах, догадываясь, какой получит ответ.

– Птицу видно по полету, – громко рассмеялась она. – Решили, что усыпили мою бдительность, и тут же приступили к делу? А вот не скажу. Пока. Сначала мне надо поговорить с Мякишевым. Одно могу вам обещать точно: среди зрителей вы будете в первом ряду.

– Да я так, на всякий случай спросил, честно говоря, на иной ответ я и не рассчитывал. Кстати, Пульхерия Афанасьевна, забыл вам сказать: Кузьма Ребров сегодня утром скончался, так и не приходя в сознание. Я столько лет работаю в прокуратуре, но так и не смог понять, почему Бог забирает таких молодых и красивых?

– Разве ответы на такие вопросы можно найти в прокуратуре? – удивилась Пульхерия.

– Тогда где? В церкви? Вы-то сами знаете ответ?

– Вероятно, для того чтобы все остальные помнили, что мы здесь всего лишь гости… Впрочем, это не ответ на ваш вопрос. Да здесь понимание не является главным, иногда нужна просто вера в то непостижимое, что люди называют Богом, Аллахом, Всевышним, и ничего больше.


С интересом рассматривая крупную фигуру коренастого парня, Пульхерия подумала, что он выглядит скорее сердитым, чем напуганным.

– Проходи, не стесняйся, – подтолкнул его в спину Василий Карлович и указал на свободный стул возле стола, – присаживайся.

Парень словно нехотя вошел и сердито посмотрел на следователя, который закрыл за ним дверь.

– Я что, арестован? – спросил он вызывающим тоном человека, желающего показать ментам, что он уверен в себе и ничего не боится. – Мне никто ничего не желает объяснять, просто пришли, показали документы и велели пройти с ними. Я плохо разбираюсь в законах, но что я такого сделал? Меня арестовали или что?

Штыкину не понравился его вызывающий тон.

– Через десять минут решим, что с тобой делать, – холодно пообещал он, – а пока присаживайся.

Парень открыл рот, вновь собираясь возразить, но так ничего и не сказал. Следователь с пышными пшеничными усами был спокоен и сдержан, однако было в его облике что-то такое, что заставляло воздержаться от необдуманных поступков.

Рома Мякишев прошел к столу и сел, всем своим видом подчеркивая презрение к находящимся в комнате. Штыкин встал перед ним, глядя на парня сверху вниз.

– Мы собираемся задать тебе несколько вопросов и очень хотим, чтобы ты на них ответил честно. Тебе понятно?

– Вопросы? О чем вы хотите меня спросить? – Рома попытался прикинуться озадаченным. – Да объясните же мне, наконец, что все это значит?

– Сейчас тебе станет все ясно, – пообещал ему Штыкин. – Первый вопрос: ты знаешь Вячеслава Вольского?

– Да.

Парень ответил не задумываясь. Казалось, у него мелькнула какая-то мысль.

– Вы же не думаете, что это я…

– Ты знаешь, как он умер?

– Я слышал, что его убили.

– От кого?

– Я сам не видел, но говорят, что об этом было сообщение в криминальных новостях. Вы что? Думаете, что я его…

– Его задушили, – уточнил Штыкин. – Кто-то задушил его безжалостно и жестоко, словно цыпленка. Знаешь, где его убили?

Этого в новостях не было. Игорь Петрович знал это совершенно точно. Он сам лично разговаривал с журналистами.

– Где? – нахмурился Мякишев.

– Здесь вопросы задаю я.

Парень облизнул пересохшие губы, опустил глаза в пол, словно пытался что-то вспомнить, и тут же их поднял, опасаясь, что его поведение будет неправильно истолковано.

– Нет…

Пульхерия заметила, что следователи между собой переглянулись: парень им солгал. Лицо Штыкина оставалось непроницаемым.

– Сколько вас было?

– Где?

– Не где, а сколько вас участвовало в шантаже?

– Я не знаю, о чем вы.

– Прекрасно знаешь. Я говорю о вымогательстве, в котором вы все принимали участие: и Вячеслав Вольский, и Оксана Шпак, и другие.

– Я ни в чем не участвовал. Ничего не знаю, – упрямо стоял на своем Мякишев.

– Рома, у кого из вас был очень дорогой серебристо-серый спортивный автомобиль? – спросила Пульхерия.

– Не знаю я никакого… – Мякишев запнулся: лгать было бессмысленно, ведь не было ничего преступного в том, что он знает кого-то, у кого есть такой автомобиль. – Я знаю только одного. У нас в университете учится.

– Как его зовут?

– Ребров. Кузя… Кузьма Ребров, – Мякишев храбро взглянул в глаза Пульхерии, на Штыкина он старался не смотреть. – А что?

– Он учится с тобой вместе?

– Нет.

– На каком он факультете?

– Юридическом. Он на предпоследнем курсе. А что?

– Ты даже знаешь, на каком он курсе, – усмехнулся Штыкин.

– Чему вы удивляетесь? – пожал плечами Рома. – У него одного такая классная тачка. А что?

– А то… Он погиб. А его классная тачка теперь просто груда металлолома, – жестко сообщил Штыкин. – Ты это знал?

Рома Мякишев побледнел, часто задышал и закрыл глаза. Пульхерия увидела, как сильно сжал он свои огромные кулаки, от чего костяшки его пальцев побелели.

– Как он… – голос его зазвучал глухо.

– Не справился с управлением на скользкой дороге. Двести километров в час – это тебе не шутка.

– Он сразу погиб?

– Нет, его успели вытащить до того, как загорелась машина. Врачи сделали ему несколько операций, но он, не приходя в сознание, умер сегодняшней ночью, – поведала Пульхерия.

– Так вот почему…

– Что?

Мякишев глотнул воздуха и отвел глаза. С усилием заставил себя замолчать. Никто ничего не сможет доказать!

– Вот почему его сегодня не было в университете.

– А вчера он был? – насмешливо спросил Василий Карлович.

– Нет.

– А почему он там должен был быть, ведь сейчас каникулы?

– Я… я не знаю.

– Если уж врешь, так придумай что-то более правдоподобное, – холодно усмехнувшись, посоветовал Штыкин.

– Мы были друзьями…

– Я знаю. Где вы напечатали письмо?

– Какое письмо?

– Письмо с требованием выкупа, какое же еще? Кто его сочинил? Неплохо, между прочим, получилось. Кино насмотрелся?

– Не знаю, о чем вы… – Мякишев изобразил искреннее изумление и уставился на своего мучителя невинными глазами. – Долго это будет продолжаться? У меня дела… Мама болеет… Мне надо в аптеку.

– Вы с Вячеславом Вольским были близкими друзьями?

– Да, близкими. Если вы думаете, что я мог его убить, то вы сильно заблуждаетесь.

– А с Оксаной ты тоже дружил?

– Оксана? Не знаю я никакой Оксаны.

– Ты дружил с Вольским и не знал даже имени его подружки?

– Ну, мы не настолько были с ним дружны…

– Ты только что сказал, что вы были близкими друзьями.

Парень замолчал. Штыкин и Василий Карлович смотрели на него, как два удава на кролика.

– По крайней мере, вы были достаточно близки, чтобы участвовать вместе в одной авантюре, верно? – спросил Василий Карлович.

Мякишев сжал зубы.

– Чья это была идея? Твоя? Вольского? Оксаны или Реброва? – напирал на парня Штыкин.

– Не понимаю, о чем вы говорите!

– Кто был еще с вами в деле, кроме вас четверых?

– Да я вам в сотый раз говорю, что я ничего не знаю…

– Ты хочешь сказать, что не знал о задуманной авантюре? О том, что Вячеслав Вольский решил разыграть похищение, чтобы потребовать с отца выкуп в два миллиона евро? Но вы же были близкими друзьями… – было видно, что Штыкин искренне удивлен.

– Не настолько близкими… – гнул парень свою линию.

– И ты не знал, что по плану кто-то должен был написать, а затем вручить письмо с требованием выкупа? Писал ты?

– Не знаю…

– Так, ничего ты не знаешь. Понятно. Последний раз спрашиваю: ты написал письмо?

Парень молчал.

– Не хочешь говорить? Ладно, забудем о письме. Поговорим о доставке. Кто-то же должен был доставить это проклятое письмо. Согласен?

Мякишев ничего не ответил. Штыкин кивнул, словно ничего другого от него и не ожидал.

– Кто-то должен был принести письмо в дом и опустить его в почтовый ящик, чтобы Всеволод Вениаминович получил его вместе с остальной почтой. Разве ты этого не знал?

– Я ничего не знаю, – твердил парень словно заведенный.

– Рома, бессмысленно отпираться, – Пульхерия встала, взяла стул, на котором сидела, и поставила его напротив парня. Присев, она прямо посмотрела ему в глаза. Он не выдержал и отвел свой взгляд. – Это сделал ты и доказать это будет совсем нетрудно. Письмо было распечатано на лазерном принтере. Достаточно будет проверить твой компьютер дома или компьютеры, к которым ты имеешь доступ в университете. Сейчас каникулы, уникальность картриджа для лазерного принтера сохранится, по крайней мере, до начала учебного года. Ты ведь не догадался его уничтожить?

Парень смотрел на нее, как загипнотизированный.

– Очень просто доказать, что это письмо было распечатано именно на том принтере, к которому ты имел доступ. Надеюсь, это тебе понятно? Письмо с требованием выкупа в два миллиона евро было ключевым пунктом вашего плана, верно? Ты ведь это знал?

– Я не знал…

– Не знал что?

– Я ничего не знал об этом.

– Да все ты знал, – сказал Штыкин, почувствовав, что парень начал поддаваться. – Идея казалась неплохой до тех пор, пока кто-то из вас не сообразил, что все деньги лучше, чем их часть. И в результате, Вячеслав мертв, Кузьма тоже. Какова была твоя доля?

– Моя?

– Делить должны были на четверых? На пятерых? На шестерых? Кто еще должен был получить свою долю, кроме тебя, Вячеслава, Кузьмы и Оксаны?

Парень закусил губу и тупо уставился в стену.

– Это ты установил диктофон? – спросила Пульхерия.

Штыкин с Василием Карловичем удивленно переглянулись, но промолчали.

– Диктофон? Какой диктофон? – отпирался Мякишев.

– Очень хорошая и дорогая модель, которая включается самостоятельно при начале разговора.

– Ни о каком диктофоне я ничего не знаю, – упрямо твердил Рома.

– Как же ты тогда узнал, где укрылся Вячеслав. Как ты нашел ту дачу, где его убил? – Пульхерия знала, что парень никого не убивал, но ей просто необходимо было заставить его разговориться, поэтому она решила подыграть следователям.

– Я никого не убивал! – Мякишев аж подпрыгнул на стуле от возмущения. – Зачем мне было его убивать?

– Из-за денег.

– Я даже не знал, где он был!

– Ты хочешь, чтобы мы в это поверили?

– Не знаю, о чем вы…

– Ты не был в прошлый вторник на даче, где укрывался Вячеслав Вольский? И не душил его? Как ты сумел подобраться к нему, чтобы он ничего не заподозрил? – нажимал на Мякишева Штыкин.

– Я этого не делал! Нет!!!

– Значит, вечером во вторник ты, покинув квартиру Оксаны Шпак, не поехал на дачу, где скрывался Вольский? Тогда куда ты отправился?

– Из квартиры Оксаны Шпак? – парень подозрительно взглянул на Штыкина. – С чего вы взяли, что я был в ее квартире? Я даже не знаю, где она живет.

– Разве ты не знаешь, где находится квартира женщины, которую ты убил перед тем, как убить Вячеслава Вольского?

– Убил? – растерянно спросил Рома Мякишев. – Оксана мертва?

Лицо парня побелело, глаза закатились. Он медленно осел на бок, соскользнул со стула и застыл на полу, лишившись чувств. Штыкин тут же опустился рядом на колени, одной рукой потрогал влажный лоб парня, другой поискал пульс. Потом поднял глаза.

– Это обморок. Пульхерия Афанасьевна, принесите воды. Там, кажется, есть немного в чайнике. Василий Карлович, помогите мне уложить его на диван, поровнее. Держите его за ноги.

Чайник был пуст. Пульхерия выбежала из комнаты, быстро нашла туалет. Достаточно было пойти на запах. Налив полный чайник, она вернулась в комнату, правда, не сразу нашла ее. Ей пришлось открыть несколько чужих дверей, прежде чем ей попалась нужная.

К тому времени парня уже уложили на диван. Пульхерия обильно смочила носовой платок и положила его на лоб Мякишеву, предварительно обтерев ему шею и грудь. Парень еще лежал неподвижно, но рука его уже неловко тянулась к мокрому носовому платку на лбу. Штыкин с легкостью приподнял тяжелое тело, усадил парня и спустил его ноги на пол, но они непослушно расползались, тело оседало словно тряпичное, а голова бессильно падала на грудь.

Штыкин снял со лба парня носовой платок и положил его ему на затылок. Прошло еще несколько минут, прежде чем Рома пришел в себя и выпрямился, при этом выглядел он совершенно несчастным.

– Меня сейчас стошнит, – сообщил парень слабым голосом.

– Надо же, такой здоровый, а чувствительный словно девушка, – удивился Штыкин. – Вставай, я отведу тебя в туалет.

Дождавшись их ухода, Пульхерия повернулась к Василию Карловичу:

– Вам не кажется, что Игорь Петрович перегнул палку?

– По-моему, все было сделано очень красиво. Допрос – не самая приятная работа, но без него не обойтись. Игорь Петрович владеет им в совершенстве.

– Я не это имела в виду.

– Виноват ли Мякишев на самом деле? Понятия не имею. Хотя нет, у меня есть особое мнение на этот счет. Я изложу его вам после допроса.

– У меня тоже есть особое мнение.

– Ну конечно же ваше особое мнение, Пульхерия Афанасьевна… Вы вообразили себя детективом…

– Я никого из себя не изображаю, – сердито оборвала его она, – просто задала себе несколько вопросов и попыталась найти на них ответы, применив самую обычную логику, не более того. Конан Дойль назвал это дедуктивным методом, а по-моему, надо просто пошире раскрыть глаза и постараться заметить детали, которые помогут решить задачу. Все очень просто. С чего вдруг Игорь Петрович решил, что Мякишев убийца?

– А почему нет? Если он упал в обморок, следовательно, не способен на убийство? – нахмурился Василий Карлович. – Нет, Пульхерия Афанасьевна, в предположении Штыкина есть резон. Давайте рассуждать логически или применим ваш любимый дедуктивный метод. Раз он написал и принес письмо, то не пойдет забирать деньги. Как мы знаем, он и не пошел. Далее, раз Мякишев не забирал деньги, следовательно, у него не было и мотива убить Вячеслава Вольского, иначе он ничего не получил бы. Если он не планировал убрать Реброва, тогда пакет с деньгами получил бы последний оставшийся в живых. Теперь о Реброве. Надо попытаться выяснить, не было ли у Мякишева идеи избавиться от него? Только случайное стечение обстоятельств привело к гибели Кузьмы Реброва…

– Или не случайное… – пробормотала Пульхерия.

– Что вы сказали? Повторите пожалуйста, я не расслышал, – отвлекся от своих рассуждений Василий Карлович.

– Да нет, это я так, о своем, о девичьем… Не обращайте внимания. Продолжайте, пожалуйста.

– Да я, собственно, закончил. Вот хочу спросить, нет ли у вас еще каких-нибудь соображений?

В этот момент в комнату вернулись Штыкин и Мякишев. Следователь поддерживал парня за талию. Несмотря на свои солидные габариты, Роман выглядел по-детски беззащитным. Игорь Петрович помог ему сесть на стул и подождал немного, чтобы убедиться, что парень в порядке, потом занял свое место, присев на край стола.

– Как ты себя чувствуешь? – с участием спросила Пульхерия.

– Уже лучше. Извините меня…

– Не за что, малыш. А теперь ты нам расскажи все, только честно, ничего не утаивая. В результате этой затеи трое твоих друзей мертвы. Я не хочу тебя пугать, но умер еще один человек, вернее, одна женщина. Один погиб в автокатастрофе, трое других – задушены. Предполагаю, что ты будешь следующим. Ну?

Мякишев облизнул губы.

– Что вы хотите знать? – спросил он глухо.

– Ты убил Вячеслава? Смотри мне в глаза и отвечай как на духу.

– Нет, Богом клянусь…

– А Оксану?

– Нет.

Пульхерия вздохнула.

– Сколько же вас было?

– Только четверо.

– И в живых остался ты один…

– Я знаю, – виновато вздохнул парень.

– Чья это была идея? Кто придумал весь этот план?

– Вольт… Слава Вольский. Он сказал… – Мякишев осекся.

– Ну, не стесняйся, – подбодрила его Пульхерия. – Так, что он сказал?

– Сказал, что отец не станет обращаться в милицию.

– Если бы сына не убили, думаю, так и было бы, – подтвердил Штыкин. – Фактически он нас не звал. Мы пришли к нему сами…

– Как вы собирались делить деньги? – поинтересовалась Пульхерия.

– Вы имеете в виду, сколько каждому?

– Да.

– Мне триста тысяч евро, Кузьме и Оксане по пятьсот, остальные – Вольту.

– Когда вы планировали делить деньги? – спросил Игорь Петрович.

Рома успокоился и отвечал на его вопросы, не пряча глаза.

– В субботу. Вольт считал, что к тому времени все уляжется. К тому же на воскресенье у Реброва был билет на самолет в Ниццу. У его родителей там вилла.

– У кого должны были до этого храниться деньги?

– У Реброва дома. Это было безопаснее всего. У них полно охраны.

– Где вы должны были делить деньги?

– В одном загородном гольф-клубе. По утрам там нет никого, кроме обслуги. Можно было бы взять с собой сумки с клюшками и уехать на специальных автомобильчиках подальше от всех. Никто на нас не обратил бы никакого внимания.

– Как ты туда собирался добраться? У тебя есть машина?

– Нет. Меня должен был подвезти Вольт.

– Ты уверен, что не Ребров?

– Нет, именно Вольт. А что?

– Что ты подумал, когда узнал, что Вольский убит?

– Я подумал… – Мякишев запнулся, но потом продолжил: – Я решил поговорить с Оксаной и Кузей. Как ее найти, я не знал, а когда зашел к Реброву, горничная сказала, что его нет дома.

– И тогда ты подумал, что деньги хорошо бы поделить на троих, а не на четверых… – предположил Штыкин.

– Ничего я не подумал. Все бы решили без меня другие.

– Других теперь нет. Разве ты не понимал, что вы играете в опасные игры?

– Вот именно, – Мякишев ухватился за спасительно слово. – Именно игра, так Вольт тогда это и назвал…

– Смертельная игра, в результате которой появилось четыре покойника, – с горечью напомнила Пульхерия. – Я назвала бы ее игрой на выбывание. Но почему Вячеслав ее затеял?

– Он ненавидел отца.

– И не подумал о том, что, получив таким образом деньги у отца, он обидит одного из самых богатых людей страны?

– Если бы дело было только в этом…

– Тогда в чем? – насторожилась Пульхерия.

– Ему очень нужны были деньги.

Она невольно удивилась:

– Вячеслав Вольский нуждался в деньгах?

– Отец давал ему не так уж и много. Он многим задолжал. Не мог же он без конца брать в кредит. Вольт отчаянно нуждался в деньгах. По крайней мере, так говорил.

– Зачем ему понадобились деньги? Он что, играл?

– Нет, Вольт не играл. Он сказал, что когда получит деньги, то прежде всего купит квартиру Оксане…

– Что? – не поверила своим ушам Пульхерия.

– Так он хотел.

– Что-что?

– Я не вру, – обиженно надулся Мякишев, – он сам об этом говорил. Он мечтал купить Оксане хорошую квартиру за границей, кажется, в Праге, считая, что тогда она уйдет к нему, вернее, они вместе туда уедут. Вольт собирался открыть там свое дело. Им надоело встречаться в гостиницах, от всех прятаться. У нее был какой-то очень влиятельный покровитель, который не догадывался, что его содержанка ему изменяет. Мне показалось, что она его почему-то очень боится.

– Да, да. Все правильно, – пробормотала Пульхерия. – Именно так и было. – Она взглянула на следователей.

– Все сходится, – торжествующе объявил Василий Карлович. Он протянул Мякишеву пропуск и пояснил: – Сейчас я отпускаю тебя домой под подписку о невыезде. Если ты мне понадобишься, я должен знать, где тебя найти. И не вздумай выезжать из города без моего разрешения. Понятно тебе?

Парень кивнул, все еще не понимая, чего от него хотят.

– Иди, – Штыкин легонько подтолкнул его в спину.

– Можно? – робко спросил он у Пульхерии.

– Иди, раз они тебе говорят, – пожала она плечами, – и больше в такие истории не влипай.

Когда за ним закрылась дверь, Василий Карлович торжественно сообщил:

– Пока вы, Пульхерия Афанасьевна, из себя детектива изображали, мы тоже не сидели сложа руки.

– Это ваша прямая обязанность: не сидеть сложа руки, – буркнула Пульхерия. – Я детектив – на общественных началах, и денег мне за это, между прочим, не платят.

Василий Карлович прищурился и набрал в грудь побольше воздуха, собираясь вступить с ней в полемику по вопросу, чья деятельность приносит больше пользы, но Пуля, вовремя сообразив, что это может надолго их отвлечь от существа дела, решила загасить его порыв на корню.

– Так что вы там мне хотели сказать? – спросила она с любезной улыбкой. – Извините за то, что перебила.

Ретивый шумно выдохнул и обыденным голосом объявил:

– Сейчас мы отправляемся арестовывать убийцу Вячеслава Вольского и Оксаны Шпак.

– Интересно, кто же это? Ну, не томите! Что я из вас словно клещами каждое слово вытягиваю, – нетерпеливо попросила Пульхерия.

– Это информация секретная, – высокомерно заявил Ретивый, – вы для ее получения не имеете допуска.

– Здравствуйте, приплыли, – всплеснула она пухлыми руками. – Использовать меня самым наглым образом для получения нужной информации можно, а сказать, чем там дело кончилось, выходит, нельзя?

– Да он шутит, Пульхерия Афанасьевна, – успокоил ее Штыкин. – Мы отправляемся арестовывать Павла Эдуардовича Мякишева, отца нашего героя, которого мы только что отпустили. Все улики указывают на него.

– Думаю, он с вашим мнением вряд ли согласится, – ухмыльнулась Пульхерия.

Штыкин посмотрел на нее сверху вниз и снисходительно пояснил:

– Редко кто из преступников сразу во всем признаются, и Павел Эдуардович здесь не исключение. Но ничего, немного поломается и сдастся.

– Горячие иголки под ногти или хлорная известь на пол? – ехидно усмехнулась Пульхерия. – Интересно, какие же улики на него указывают?

– Во-первых, у него есть мотив. Во-вторых, он – помощник Вольского, – ответил Николай Карлович, проигнорировав ее первый вопрос.

– Не густо. И какой же у него мотив? – поинтересовалась Пульхерия.

Штыкин с Ретивым переглянулись.

– Ну, действительно, Василий Карлович, я считаю, что ей можно все рассказать, – предложил Игорь Петрович.

Василий Карлович махнул рукой, но весь его вид красноречиво свидетельствовал о том, что он против этого.

– Мы предполагаем, что Мякишев был любовником Оксаны Шпак. Он предоставил ей свою квартиру, содержал ее, купил ей автомобиль. Вдвоем они замыслили похищение сына Вольского, и Оксана натолкнула Вольта на мысль, организовать липовое похищение самого себя.

– А если бы Вячеслав отказался им отдавать деньги?

– А не было никаких денег. Деньги были похищены сразу, как только они оказались в руках Павла Эдуардовича. Он принес на автовокзал рюкзак, набитый старыми газетами.

– Получается, что Ребров погиб из-за рюкзака, набитого макулатурой?

– Выходит, что так, – подтвердил Василий Карлович и взглянул на часы. – Так, похороны уже закончились, следовательно, все собрались на поминки в квартире Вольского. Вот туда мы сейчас и отправимся.

– Я с вами, – Пульхерия решительно поднялась со стула, – только не говорите, что это лишь ваше дело.

– Хорошо, – неожиданно быстро согласился с ней Василий Карлович, – но при условии, что вы не будете нам мешать.

Пульхерия согласно кивнула головой.

Глава двадцать четвертая

Зло, как и добро, имеет своих героев.

Франсуа де Ларошфуко

Прежде чем открыть дверь, Штыкин достал из кобуры пистолет и проверил его.

– Что, все так серьезно? – спросила Пульхерия.

– Просто привычка. Когда имеешь дело с убийцами, надо быть готовым ко всему. Думаю, что он мне не понадобиться. Мякишев вряд ли пойдет на похороны с оружием.

– Да он и убивал, как вы, наверное, уже успели заметить, голыми руками. Все его жертвы были задушены, – со скептической улыбкой напомнила она.

Когда машина отъехала от прокуратуры, Пульхерия спросила:

– Интересно, как вы себе это все представляете?

– Довольно просто, – раздраженно отмахнулся от нее Василий Карлович. – Весь план похищения с самого начала придумал Мякишев. Затем он уговорил свою любовницу Оксану Шпак подкинуть эту идею с похищением Вольту. Мякишев предполагал, что Вольский поручит именно ему доставить деньги похитителям сына. Установить диктофон в квартире Оксаны не представляло особого труда. А узнав, где прячется Вольт, он расправился с ним.

– Но зачем ему было убивать Оксану? – не унималась Пульхерия.

– Два миллиона евро – это же куча денег, – тяжело вздохнул Василий Карлович, удивляясь ее непонятливости. – Не стоит так же забывать, что девушка была единственной, кто знал обо всем с самого начала, кому принадлежит идея. А может быть, он ее уже разлюбил, – Василий Карлович пожал плечами, – или любил слишком сильно. Помните, Роман Мякишев говорил, что Оксана встречалась с Вольтом где-то на стороне? Мякишев-старший мог услышать их пылкие объяснения из записанного на диктофон телефонного разговора. – Он умолк, о чем-то размышляя, а потом добавил с улыбкой, чуть тронувшей губы: – Могу поспорить, что пакет, сгоревший в спортивном автомобиле, был набит старыми газетами.

– Думаю, что вы ошибаетесь, – покачала головой Пульхерия. – Я почти уверена, что там были деньги.

– Не знаю, откуда у вас такая уверенность, – нахмурился Василий Карлович, – но догадываюсь, что вы имеете в виду. Откуда ему было знать, что Ребров попадет в аварию и его машина загорится? Он был уверен, что деньги будут именно там, где он сможет до субботы их забрать, и не стоит попусту рисковать с липовым пакетом. Пропала необходимость избавляться от Реброва, зато он лишился денег.

– Хорошо, а как смерть Иоланды Марленовны вписывается в вашу схему?

– Пока никак. Разберемся, – пообещал Василий Карлович, – мы уже приехали.

Подъездная дорога вся была забита машинам, дорогущие лимузины сверкали на солнце так, что глазам было больно, однако для окружающих они, вне сомнений, своих хозяев привезли с траурной целью. Все водители, несмотря на жару, были в черных костюмах, на их лицах застыли, подобающие случаю, скорбные мины.

Дверь в квартиру Вольского была распахнута настежь, на ней висел венок с траурной лентой. Дворецкий стоял в дверях. Он официально с непроницаемым лицом кивнул приехавшим следователям, очевидно полагая, что они явились с той же целью, что и остальные – высказать соболезнования хозяину в связи с трагической гибелью его единственного сына. Людей в квартире собралось так много, что большой зал не мог вместить всех и некоторые остались даже в прихожей. Официанты ходили между ними, предлагая еду и напитки.

Василий Карлович нахмурился.

– Как мы найдем его в этой толпе, ведь мы даже не знаем, как он выглядит?

– Можете не волноваться, я знаю, как он выглядит, – тихо сообщила Пульхерия.

– Вначале все по протоколу, – покачал головой Штыкин. – Найдем хозяина, выразим ему наши соболезнования. А уже потом…

– Извини, – буркнул Василий Карлович. – Так и быть, сначала посочувствуем ему, а потом отведем в укромное место и объясним, кем на самом деле является его помощник.

Штыкин согласно кивнул. Все вместе они переходили из комнаты в комнату, вежливо отказываясь от еды и напитков, кивая незнакомым людям, которые в ответ кивали им. Пульхерия стеснялась своего крепдешинового платья. Оно хоть и было черным, но в белый горошек. Ей казалось, что величина горошков совсем не соответствует трауру. Она старалась прятаться за широкой спиной Штыкина, поэтому, когда он нашел хозяина и неожиданно остановился с возгласом «А вот и он!», налетела на него сзади и чуть не сбила с ног. Штыкин пошатнулся, но устоял, только опрокинул бокал с шампанским на подносе проходившего мимо официанта. Тот ловким движением подхватил бокал, и катастрофа, которая должна была разразиться, не состоялась.

Но этого было достаточно, чтобы взоры всех, находящихся в комнате, обратились к ним. Пульхерия засмущалась, лицо ее порозовело.

Седой представительный мужчина, дослушав соболезнования от женщины в черном, едва она отошла, сразу направился к ним, а подойдя ближе и не обращая внимания на спутников Пульхерии, со слабой улыбкой поцеловал ей руку. Она засмущалась еще больше, и ее лицо стало пунцовым.

– Пульхерия Афанасьевна, господа…

– Печальный день для вас, Всеволод Вениаминович. Примите наши соболезнования, – спокойно проговорила она, взяв себя в руки.

– Вы не могли бы нам показать Павла Эдуардовича? – шепотом спросил Василий Карлович.

Вольский недоуменно взглянул на следователя.

– Прошу прощения? Павла Эдуардовича? – Он пожал плечами. – Он где-то здесь, но понятия не имею где. А почему вы интересуетесь им, господа?

– Здесь не место для объяснений, – вмешалась Пульхерия. – Если вы уделите нам несколько минут, мы сообщим вам информацию, которую вам следует узнать первым.

– Но… – Вольский несколько секунд недоуменно смотрел на них, затем кивнул: – Хорошо, пошли в библиотеку.

Они шли, протискиваясь через толпу. Вольского то и дело останавливали гости, и он с печальным лицом принимал их соболезнования.

Наконец они дошли до библиотеки. Плотно закрыв за собой дверь, хозяин прошел к столу и буквально рухнул в кресло.

– Да? Я слушаю вас. Так что там с Павлом Эдуардовичем?

– Я постараюсь изложить все по порядку, – спокойно сказала Пульхерия и заметила, как Штыкин и Василий Карлович недоуменно переглянулись между собой. Василий Карлович хотел ее прервать, но Игорь Петрович жестом его остановил. И она продолжила: – Понимаю, для вас сегодня печальный день, Всеволод Вениаминович, и я боюсь, что сделаю его еще печальнее. Я…

Терпение хозяина иссякло.

– Павлу Эдуардовичу я полностью доверяю, как самому себе. Предупреждаю, что к любым измышлениям на его счет я отношусь, как грязным сплетням. Так что с ним?

– С ним? – удивилась Пульхерия. – О нем с вами хотели поговорить Василий Карлович и Игорь Петрович, а не я. Я хочу поговорить о вас. О том, что вы сначала убили Оксану Шпак, а потом отправились на дачу к моей подруге и безжалостно задушили там своего сына, а потом сделали то же самое с ни в чем не повинной старушкой, впрочем, ее вы задушили по ошибке, вместо нее вы хотели расправиться со мной…

Глаза Василия Карловича полезли на лоб, а рот у Игоря Петровича открылся. Он хотел что-то сказать, но так и закрыл его, не издав ни звука. Вольский уставился на Пульхерию, лицо его покрыла мертвенная бледность. Он начал подниматься с кресла, но тут же медленно осел. Потом потянулся рукой к галстуку, ослабил узел и расстегнул ворот рубашки. Было видно, что ему вдруг стало нечем дышать. Его глаза полезли из орбит, не отрываясь от безучастного лица Пульхерии. Она молча покачала головой. Подошла к журнальному столику и принесла пластиковую бутылку с водой. Открыла ее и протянула Вольскому. Тот жадно принялся пить, проливая воду себе на грудь.

– Всеволод Вениаминович, скажу честно, в этом деле вы не раз ставили меня в тупик. До последнего вашего преступления я, так же как и Василий Карлович с Игорем Петровичем, была уверена, что убийца ваш управляющий. Все улики указывали на него. Только уж очень все идеально получалось. Но когда вы убили несчастную Иоланду Марленовну, для меня все встало на свои места. Собственно, как я уже сказала, убить вы хотели меня. А вот Мякишеву меня убивать не было никакого резона. Зачем ему от меня избавляться? Нет, моя смерть была выгодна именно вам. Я проговорилась вам, что видела убийцу, но вас в убийце я не признала, так как ваше лицо скрывали поля шляпы. А фигура Мякишева разительно отличается от вашей. Если бы в квартире Оксаны был он, я его непременно узнала бы еще тогда, когда следила за ним на автовокзале. Далее, вы послали вашего телохранителя следить за мной. С одной стороны, вы проявили обо мне отеческую заботу. Ход конем, так сказать. В случае чего, вы смогли бы с уверенностью заявить, что не только не желали моей смерти, но, более того, охраняли меня от гипотетического преступника. Бедолага весь день таскался за нами по всем магазинам и рынкам, устал и на время бросил это бессмысленное занятие, а потом без труда нашел дачу моей подруги. Откуда он узнал ее адрес? От вас. А вы откуда? Как вы понимаете, вопрос риторический: ни я, ни следователи вам его не называли. А знаете, когда я впервые подумала о том, что именно вы убийца? – Пульхерия оглядела присутствующих. Вольский выглядел растерянным, Василий Карлович слушал ее с интересом, а Штыкин добродушно усмехался в пшеничные усы. – На автовокзал вы вместе со мной отправились без охраны. Люди такого ранга, как вы, без конвоя в туалет не ходят, а вы из дома вышли, да еще сами за руль сели. Но тогда мне слишком чудовищным показалось это предположение. Я велела моей интуиции заткнуться, хотя всю дорогу меня не покидало чувство, что мы не просто преследуем парня, а гоним его в западню. Он был обречен.

– Тогда зачем мне было его из машины вытаскивать? Своей жизнью рисковать?

– Для того чтобы потом ни у кого даже такого вопроса не возникло. Это был очень правильный ход, любой на моем месте подумал бы, что вы спасаете парня, а не убиваете. Вы, Всеволод Вениаминович, достойный противник. Снимаю шляпу. Я очень хорошо понимаю вас. К чужим слабостям я отношусь с уважением. Ваш сын вас ненавидел. Он не мог простить вам смерть матери. Ведь, как ни крути, в ее смерти виноваты были именно вы. Вы могли заткнуть рот Игорю Петровичу, но вытравить из памяти сына ту аварию вы никогда не смогли бы. Поэтому с Оксаной Шпак вы встречались тайно от него. Купили ей квартиру, правда, на имя своего помощника Мякишева Павла Эдуардовича. Смешно, но над ее и вашей квартирой поработал один и тот же дизайнер. Я права?

Вольский кивнул. Было видно, что он уже взял себя в руки и слушал Пульхерию спокойно, даже как-то отрешенно.

– Спальня, в которой я ночевала, была обставлена точно так же, как спальня Оксаны. В ней даже покрывала на постели были одинакового цвета – фиолетового. Но это так, небольшая деталь…

Неожиданно отворилась небольшая дверь в противоположной стене, и в кабинет вошла огромная собака. Ротвейлер бесшумно подошел к Пульхерии и уткнулся холодным носом ей в руку, при этом обрубок хвоста у нее радостно завилял из стороны в сторону.

– Лолиточка, девочка, ты меня узнала! – обрадовалась Пульхерия собаке и потрепала ее по мощному загривку.

– Не только узнала, но и признала, – хмуро прокомментировал Вольский. – Поздравляю, Пульхерия Афанасьевна, вы первый посторонний человек, которому она лижет руки. Обычно она их стискивает своими крепкими челюстями, которые разжимает только после моей команды. Жаль, что я вас недооценил. Интересно, чем вы ее подкупили?

– Ваша Лолита любит вкусно покушать, – с улыбкой ответила она. – Впрочем, к нашему делу это не относится. Сколько лет вы встречались с Оксаной?

– Четыре года.

– Думаю, за это время она спрашивала у вас или у себя, почему вы не хотите на ней женится? Вы не женаты, у вас взрослый сын. Ее биологические часы тикают… И все такое. Я не знаю, что вы ей говорили, но, так или иначе, она решила свое внимание переключить на вашего сына. Когда вы узнали, что они встречаются? Год, полгода назад или несколько дней?

– Полгода назад, когда она уволила служанку, – мрачно ответил Вольский. – Изменять мне с моим собственным же сыном… Какая наглость!

– Именно тогда вы нашпиговали квартиру Оксаны «жучками», устроили за ней тотальную слежку. Но Оксана с Вячеславом были осторожны, они никогда не встречались на той квартире, а пользовались гостиницами, поэтому вы на время прекратили за ними слежку, ведь вы сами не могли за ними следить, это делали ваши люди, а вам в этом деле лишние свидетели были ни к чему. Вы убедились, что ваша любовница изменяет вам с вашим сыном, но убивать их не спешили, вы упивались своей ненавистью, она зрела в вас словно гроздья винограда. Вы ждали только удобного случая…

– Это все ваши женские фантазии, Пульхерия Афанасьевна, – саркастически улыбнулся Вольский. – Доказательств-то у вас нет.

– Ну почему же нет? Думаю, что в этом деле вам ваши связи вряд ли помогут, – Пульхерия мило улыбнулась. – Поверьте мне, Всеволод Вениаминович, это не фантазии. Теперь нашим уважаемым следователям задано верное направление, они дружно возьмутся за дело, и улики потекут широким потоком. Они найдут прислугу, которую уволила Оксана Шпак, и та покажет, что хозяином ее были именно вы. Вы тщательно стерли все ваши отпечатки в той квартире, но, если как следует поискать, они там обязательно найдутся. Найдутся они и на вещах Оксаны, в ее машине, там, думаю, будут в большом количестве и ваши с ней фотографии. Потом они возьмутся за вашего помощника Павла Эдуардовича Мякишева. Он ваш верный слуга и вам очень предан, но зачем ему за вас сидеть в тюрьме? Думаю, что наши доблестные служители закона сумеют его разговорить. Я понимаю, что человек вы влиятельный, но это не поможет вам избежать ответственности за убийство сына. – Голос Пульхерии звучал спокойно, едва ли не умиротворяющее, однако Вольский, сидящий в кресле напротив, смотрел на нее с нескрываемой ненавистью. – Да, кстати, что касается улик… У меня уже есть две, причем очень важные. Первая улика – это мобильный телефон Оксаны. Его вы искали у нее в квартире, за ним приходили ко мне, но вы, по понятным причинам, торопились, да и света в комнате не было, вот и взяли первый попавшийся под руку телефон, мой собственный. А телефон Оксаны остался у меня. Я сама о нем совершенно забыла. – Пульхерия достала из кармана телефон и положила его на стол. – Очень хорошая модель с фотокамерой и видеокамерой, с большим объемом памяти. В нем полно ваших фотографий, есть даже минут на десять эротический видеофильм, где вы с Оксаной занимаетесь любовью. А вторая улика находится в этой комнате. И мне кажется, что я знаю где.

Пульхерия поднялась с кресла, подошла к камину. Лолита послушно потрусила за ней. Когда Пульхерия остановилась, собака тут же присела возле ее ног. Пуля с интересом рассматривала две вазы, стоящие на каминной полке.

– Я еще раньше заметила эти вазы. В таких вазах буддисты хранят пепел своих родственников. Ведь вы человек образованный, и я даже мысли не допускаю, что вы об этом не знаете. Поэтому я не удивлюсь, если в одной из них окажется прах вашей жены. Я права?

Вольский мрачно кивнул.

– В правой? В левой?

– В левой.

– Игорь Петрович, помогите мне снять эту вазу с камина. А то, не дай бог, я ее уроню.

– Вы не посмеете! – гневно воскликнул Вольский, но даже не поднялся с кресла, чтобы помешать им.

Штыкин взял вазу и с осторожностью поставил ее на пол. Пульхерия сняла крышку и запустила в нее руку. На свет она извлекла диктофон. Он был все еще обмотан скотчем.

– А вы, Всеволод Вениаминович, сентиментальны. Устроили здесь кладбище своих надежд. Похоронили в одном флаконе прах жены и голос любимой женщины…

Заключение

Пусть сама комедия и хороша, но последний акт кровав: две-три горсти земли на голову – и конец. Навсегда.

Блез Паскаль

Неожиданно для себя Игорь Петрович Штыкин пригласил Пульхерию в кино. Стоял теплый сентябрьский день. Днем солнце припекало по-летнему, но ночью уже были заморозки и природа начала готовиться к зимней спячке. Красивее всех засыпали клены: все оттенки желтого, зеленого и пурпурного присутствовали в их листве.

Сеанс должен был начаться через час, и они сидели на лавочке в небольшом парке, расположенном недалеко от дома Пульхерии. Она держала в руках газету, которую ей принес Штыкин. Дочитав заметку, сложила листы и вернула их следователю.

– Интересно, как ему удалось пронести в камеру пистолет?

– Деньги открывают любые двери.

– Однако же на этот раз ему не удалось избежать наказания.

– Как раз до суда он и не дожил.

– Он сам себе вынес приговор и сам привел его в исполнение. Представляю, как они ненавидели друг друга с момента той аварии, в которой погибла его жена. Мальчик не мог простить отцу смерть матери, а себя за то, что побоялся обвинить отца, – с горечью проговорила Пульхерия.

– Я не уверен, что авария сыграла тут решающую роль, – протянул Штыкин. – Она произошла так давно. Во время следствия Вольский ни разу не заговорил о ней.

– Чтобы вы еще и ее ему припомнили? – усмехнулась она. – Бесспорно, мысль, что у его сына роман с его же любовницей, действовала на него словно красная тряпка на быка.

– Согласен, мысль о том, что его любовница и сын вместе обманывают его, стала слишком не выносима… Это понятно, но почему вы так уверены, что в машине сгорели деньги, а не старые газеты? Если Вольский знал, что его сын мертв, зачем было класть деньги?

– Все должно было выглядеть по-настоящему. Именно поэтому он не стал отменять празднование своего дня рождения. Вольский же не знал, как будут развиваться события дальше, что появится пронырливая Пульхерия Дроздовская и сунет свой нос, куда ее не просят. Он пытался организовать идеальное преступление, совершенно забыв о том, что такого преступления, как и вечного двигателя, в природе не бывает. Всегда что-нибудь да помешает.

– И все-таки я не верю в его заявление, что он не собирался убивать своего сына, – покачал головой Штыкин. – Во время следствия он утверждал, что Вячеслав, когда узнал, что попался, наговорил ему много такого, от чего он потерял голову и задушил его в состоянии аффекта.

– В состоянии аффекта?! Ну, в это я тоже не верю, особенно если учесть, что за несколько часов до этого он безжалостно задушил свою любовницу. Могу представить, что сказал ему Слава, – кивнула Пульхерия, – когда Вольский на него навалился. Парня фактически поймали с поличным, а узнать, где он прячется, можно было только от Оксаны. До этого момента спать с отцовской содержанкой было весело. Я уже не говорю о сладости мести, но думаю, что все его веселье в миг испарилось, когда он увидел отца на пороге дачи моей подруги. Представляю, что он наговорил ему, сообразив, что теперь терять ему нечего. Уверена, приятного в его словах было мало. Но если сына и любовницу Вольский прикончил в благородном порыве ярости, то Иоланду Марленовну шел убивать целенаправленно и совершенно осознанно. Вернее, убить он хотел не ее, а меня.

– Но ведь он приставил к вам телохранителя!

– И с этого момента знал обо всех моих перемещениях во времени и пространстве. Кто заподозрит в убийстве человека, трогательно заботящегося о своей жертве? К счастью, старушка храпела так, что стекла дрожали, и лампочка перегорела, поэтому никто не видел, что я легла спать в комнате подруги. Бедная старушка фактически спасла мне жизнь.

– Так или иначе, Пульхерия Афанасьевна, все кончено, – улыбнулся Штыкин. – И я искренне благодарю вас за вашу наблюдательность и за то, что вы, несмотря на наше с Василием Карловичем сопротивление, все-таки приняли участие в расследовании.

– Спасибо за комплимент, но я уверена, что рано или поздно вы пришли бы к тому же результату.

– Вот только когда? Вольский, похоронив сына, растворился бы за границей. С его деньгами сделать это было бы очень легко. Мы с Василием Карловичем зациклились на Мякишеве. Были просто уверены, что наш анализ его мотивов и действий был безупречен, особенно когда обнаружилось, что квартиру для Оксаны купил он.

– Кстати, это был отправной момент и моих размышлений, – усмехнулась Пульхерия. – Если бы у него было столько денег, что он мог бы купить своей любовнице такую квартиру и машину, да еще и содержать ее столько лет, он никогда не остался бы работать управляющим даже у такого богатого человека, как Вольский. Конечно же он был лицом подставным и прикрывал более крупную фигуру. Ведь на эти деньги можно было бы начать свое собственное дело, а не быть на посылках, пусть даже у золотой рыбки. Кстати, я хорошо рассмотрела Павла Эдуардовича на автовокзале, когда мы с Вольским следили за ним. Он очень похож на Рому Мякишева, вернее, Рома – вылитый Павел Эдуардович. Только Мякишев старший значительно ниже ростом, его брюшко перевешивается через ремень, как убежавшее тесто из кастрюли, он лысый словно бильярдный шар, у него нос картошкой и маленькие, глубоко посаженные глазки под кустистыми бровями. Для того чтобы удержать возле себя такую красавицу, как Оксана Шпак, ему надо было в пять раз больше денег, чем седовласому красавцу Вольскому. Думаю также, что основная идея похищения принадлежала все-таки Оксане. Она пыталась манипулировать Вольским, но у нее ничего не вышло, он предложил ей роль всего лишь содержанки, ее это не устраивало, и тогда она взялась за сына. Ее знакомство с ним выглядело случайным, но на самом деле таковым не было. Ей не трудно было очаровать Вячеслава, однако у сына не было таких денег, как у отца, поэтому она подкинула ему идею с выкупом. Змея на груди, – грустно вспомнила Пульхерия. – Знаете, Игорь Петрович, я вычислила преступника, но мне почему-то так плохо, словно я поймала саму себя.

– Это ложные угрызения совести. Забудьте, через неделю все пройдет. Вам надо развлечься, – улыбнулся в пшеничные усы Штыкин.

– Что вы предлагаете?

– Вы можете поехать куда-нибудь с Мариной…

– Только не говорите слово «Суздаль», иначе я вас сейчас на куски растерзаю.

– Тогда пойдемте в кино, сеанс уже скоро начнется…


home | my bookshelf | | Змея на груди |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу