Book: Честь вора



Елена Николаевна Кулик

Честь вора

Пролог

- Сергей Викторович, Сергей Викторович, - молоденькая хорошенькая медсестра в слишком коротком халатике бежала по больничному коридору. - Сергей Викторович, - запыхавшись, она остановилась возле высокого симпатичного доктора, который с теплой, почти отеческой улыбкой смотрел на раскрасневшуюся от бега девушку, при этом не упустив момент заглянуть в ее слишком глубокое декольте, которое она невзначай прикрыла рукой.

- Мариночка, не стоит так быстро бегать по коридорам. Вы можете упасть и сломать свои прекрасные ножки или ручки. Кто мне тогда будет помогать? - улыбка врача стала шире, а щеки девушки еще сильнее покраснели.

- Ну вот опять эта белобрысая с нашим доктором флиртует. Пациентов ей мало, - беззлобно бросила санитарка, оперевшись на деревянную швабру и с интересом наблюдая за потугами молоденькой медсестры соблазнить симпатичного и слишком избалованного женским вниманием доктора.

- И что они все к нему липнуть, - недовольно буркнула молодая женщина лет тридцати в дорогом спортивном костюме. Она только что вышла из палаты под номером девять и с неприязнью глядела на медсестру, которая открыто флиртовала с врачом.

Эти каждодневные заигрывания врача и медсестры были бесплатным развлечением всего хирургического отделения, особенно женской его половины. Но вот пациентки девятой палаты, в отличие от других больных, принимали слишком близко к сердцу разброд в личной жизни их лечащего врача. Особенно, когда в летние месяцы больница так и кишила интернами и студентами медицинского университета.

За молодым доктором увивалось много женщин всех возрастов и комплекций, в особенности весь персонал больницы от санитарок до главврача, не говоря уже о пациентках, но он оставался со всеми одинаково обходительным.

- И когда эта Маринка успокоится. Ну послал бы он ее уже, и все, так нет - улыбается, разговаривает, а эта дура уже в розовых соплях летает, - прошипела женщина в спортивном костюме.

- И не говорите, Риточка, и не говорите, - рядом с ней встала еще одна пациентка из девятой палаты. Правда, Мария Лукинична не претендовала на внимание доктора, но эта белобрысая медсестра ей тоже не нравилась. - Вертихвостка, - заключила она и осуждающе покачала головой.

- Зря вы так на нее, - из палаты выглянула еще одна пациентка. - Может, у нее серьезные чувства к нему. Что вы так сразу обзываться? - смело высказалась она, не боясь разгневанного взгляда Риты.

- Чувства? Это у кого тут чувства? - недобро спросила Рита, в пол-оборота повернувшись к молодой девушке, при этом стараясь не упустить из вида доктора и медсестру. - Лия, ты еще слишком молода и ничего не понимаешь в жизни, хотя тебе уже и пора бы научиться разбираться в людях. Да эта вертихвостка, правильно баба Дуся сказала, ведь она его не любит и бросит, как только он обратит на нее внимания. Она же так, для галочки с ним замутить хочет. Еще бы! Окрутить самого красивого и перспективного доктора в больнице!

- Ну зачем вы так, Рита? - возразила Лия. - Может, у нее все серьезно?

- Ага, как же серьезно. Тогда зачем она такой халат надела, что сиськи так и норовят выпасть, да и нагнуться не может: вся задница наружи. И это называется серьезно? Знала бы ты, что об этой Мариночке на мужской половине отделения говорят?

- А вы знаете? - вызывающе бросила Лия и, не желая больше участвовать в этом глупом пререкании, вошла в палату.

- Что, опять? - тут же спросила ее соседка по имени Ники, такая же молодая девушка лет двадцати. - Снова заняли наблюдательный пост? - хмыкнула она, кивая на дверь. - И что они в этом мужике нашли?! - пожала она плечами. - Ну, высокий, ну симпатичный, ну не дурак. Так таких пруд пруди по улице ходят. Так нет же, накинулись на одного. Он точно из больницы скоро сбежит. И будет жалко, ведь классный специалист. Хирург от Бога, так сказать.

- Да уж, - согласилась с ней Лия и прилегла на свою кровать.

Она как никто другой, понимала и Мариночку, и Риту и других женщин, которые с восхищением взирали на молодого доктора. Он ей тоже нравился, вот только участвовать в гонке за его внимание и любовь она не собиралась, поскольку трезво оценивала свои шансы на успех и победу. Они равнялись нулю. Абсолютному, круглому нулю. Такой мужчина в ее сторону и не посмотрит, если он только не ее лечащий врач, которому просто по должности положено на нее смотреть.

- Разина, - раздался глубокий бархатистый голос.

Лия подпрыгнула на кровати и начала немедленно краснеть от смущения.

- Да, Сергей Викторович, - пролепетала она, вставая, и не смея поднять на него взгляд.

- Лия, значит так, завтра на операцию. Мариночка тебе все расскажет и подготовит.

- Конечно, Сергей Викторович, я все сделаю. Можете положиться на меня, - тут же прощебетала медсестра, которая как привязанная шла за доктором, не желая оставлять его одного в обществе конкуренток.

Рита смотрела на медсестру, как удав на кролика, готовая в одно мгновение задушить и проглотить соперницу. Но казалось, доктор не замечал, какая жаркая борьба ведется за его внимание.

- После двенадцати ничего не ешь. Можешь только воду пить. Ну... все остальное сделает и расскажет Марина, хорошо?

Лия только и смогла, что неуверенно кивнуть. Не хватало, чтобы он сейчас начал ей про клизму рассказывать, она и так уже не знала, куда деться от смущения и стыда.

- Спасибо, Сергей Викторович, - удалось ей выдавить из себя.

- Пока еще не за что благодарить, - тепло усмехнулся доктор. - К тебе анестезиолог заходил?

- Да, - выдохнула девушка. - Он уже был.

- Ну и странный чувак, этот ваш анестезиолог, - влезла в разговор Ники. - Такие вопросы задавал, закачаешься, - захихикала она.

- Ну, может, он и странная личность, и шутки у него плоские, да и с виду он на гоблина похож, но специалист... самый лучший в городе. Так что Лия, не обращайте на него внимания. Он все сделает как надо.

- Ладно, спасибо, - совершенно растерялась девушка. Она сейчас только и мечтала, чтобы врач, наконец, ушел, и она не думала о том, что предстоит ей завтра ... Лия зажмурилась. Не стоит об этом переживать сейчас.

- Кстати, твоему отцу я звонил. Он не сможет завтра приехать до операции, но зато, как только ты очнешься, он уже будет рядом. Главное, не волнуйся, и хорошо выспись, ладно?

Лия и не заметила, как доктор подошел к ней. Она только почувствовала его большие теплые ладони на своих хрупких плечах и одуряющее-приятный аромат мужских духов.

- Лия, все будет хорошо, - уверено произнес он. Девушка подняла на него взгляд. Его синие как небо глаза с теплотой смотрели на нее, а на губах была нежная улыбка. - Я тебе обещаю, что все будет хорошо, - повторил он.

- Я верю вам, - прошептала девушка.

- Вот и умница. А теперь отдыхать и не думать о плохом.

- Да уж тут есть о чем подумать, - съязвила Ники. - Вы не переживайте, Сергей Викторович, мы не дадим ей скучать и забивать прекрасную головку мрачными мыслями.

- Я на вас надеюсь, - подмигнул девушке доктор и вышел из палаты.

- А все-таки классный мужик, - растягиваясь на кровати, сказала Ники. - Может, и мне за ним приударить? - хитро прищурившись, она посмотрела на кипевшую от злости Ритку. - Надо же, как ее пробрало? - нагнувшись ко все еще красной как рак Лии, прошептала девушка.

- Эх, и повезло тебе Лия. Такой мужик оперировать будет. Я бы тоже к нему пошла, пусть бы он и мне что-нибудь вырезал. Я на все согласна, лишь бы его красивые и сильные руки касались моего обнаженного тела, ласкали его, а потом... - мечтательно пуская глаза под лоб, проговорила еще одна пациентка Сергея Викторовича.

- Не-а, Светик, для тебя он так и останется недосягаемой мечтой, - захихикала Ники. - Кажется, наш принц уже несвободен, хотя и сам еще не догадался об этом. Но скоро, очень скоро, любовь к нежной и трепетной принцессе, заполонит его сердце и он уже не сможет больше никому так ласково улыбаться, кроме нашей скромной...

- Ники, закройся, - недовольно буркнула Лия, надеясь прекратить издевательства девушки, которая непонятно откуда взяла, что доктор неравнодушен к Лии и теперь при всяком удобном и неудобном случае начинала доставать.

- Эх, Светочка, как я слыхала, вам операция не нужна и вас через два дня выпишут, - сказала санитарка, как раз вымывая пол под кроватью грустно вздыхающей Светочки.

- Да уж, баба Дуся, не везет, так не везет, - с сожалением выдала женщина. - А какой мужик пропадает?! - посетовала она и снова уткнулась в свою книгу.

Санитарка и Лия переглянулись. Да уж доктор был местной достопримечательностью. Вот только у него было несколько существенных недостатков - он был холост, молод и обходителен.

Посудачив о симпатичном докторе еще пару часов, пациентки успокоились и занялись кто чем. Лия пыталась и читать, и смотреть кино на планшете, и даже бралась стихи писать, но ничего не получалось. Ее мысли постоянно возвращались к завтрашней операции. Она не боялась самой операции, ее смущало то, что доктор, что Сергей Викторович увидит ее абсолютно голой. И эти глупые шуточки анестезиолога еще больше выводили и без того напряженную до предела психику из равновесия.

Ночью Лия так и не смогла уснуть ни на минуту. Стоило ей закрыть глаза, как начинали сниться такие дурацкие сны, что она мгновенно просыпалась вся мокрая и с бешено колотящимся сердцем. Промучившись до трех часов ночи, Лия встала и тихонько вышла в коридор. В комнате ожидания стояли два потрепанных дивана, и горела тусклая лампочка. Лия с ногами уселась на диван и положила на колени блокнот. Перед глазами тут же предстал Сергей Викторович с его доброй улыбкой, синими ласковыми глазами и сильными нежными руками. Лия тяжело вздохнула и открыла блокнот. Она пыталась по памяти нарисовать его портрет, но все время выходило что-то не так: то ей не нравился разрез глаз, что получался на картинке, - у оригинала он был красивее - то форма губ - у Сергея Викторовича была более изогнутой, то размер носа не соответствовал. Она придиралась к каждой детали. Промаявшись несколько часов, девушка захлопнула блокнот и потянулась. Надо же... за работой она и забыла, какой сегодня день и что ее ждет.

Подготовка к операции прошла быстро и словно в тумане. Возможно, так на нее подействовало успокоительное, что ей ввели, а может просто нервная система устала бояться и сдалась. Но Лия пришла в себя только на каталке, когда над ней склонилось рыжебородое лицо анестезиолога.

- Ну что, красотка, готова отправиться в страну грез и мечтаний? - Лия только моргнула и с трудом выдавила из себя улыбку. - Мариночка, пациент готов, повезли.

Каталка зашумела по коридору и перед глазами девушки замелькали лампы дневного света, размещенные на потолке через равное расстояние. Лия начала считать лампы, сама не понимая зачем, но просто так глазеть на них и слушать пошлые шуточки анестезиолога ей не хотелось.

- Ну как, готова? - над ней склонилась закутанная в белое фигура в марлевой повязке.

Но Лия узнала Сергея Викторовича по горящим глазам. В них была и тревога, и решительность.

- Все будет хорошо. Помнишь, я тебе обещал? - произнес он.

Лия улыбнулась и кивнула.

Ее перенесли на операционный стол, над которым зажглись лампочки.

- Ну что красавица, сейчас я надену на тебя эту масочку, - проворковал рядом анестезиолог. - Ты начнешь считать до десяти, только в обратном порядке. То есть десять, девять... и так далее. Поняла?

Лия смотрела на него, не в состоянии произнести ни слова.

- Лия, девочка, посмотри на меня, - раздался приятный и нежный голос доктора. Лия перевела на него взгляд. - Ни о чем не думай и пусть тебе присниться хороший красочный сон.

- Ага, принц на белом коне, который спасет тебя от дракона, - хихикнул анестезиолог и аккуратно надел на лицо девушки маску. - Считай, дорогая, и отправляйся в путешествие по цветным снам.



Глава 1

Черт, как же было больно. А ведь обещали, что ничего не почувствую. Ага, как же. Больше никогда не поверю врачам, особенно мужчинам.

'Наденешь масочку, вздохнешь и считай до десяти, а потом смотри цветные сны'.

И где эти сны, черт возьми, и почему так больно и мокро. Может, нужно подать им какой-то знак и сказать, что мне больно. Наверное, наркоз не подействовал. Нужно открыть глаза и сказать... Представляю, какие у них будут рожи, когда я с разрезанным пузом открою глаза и скажу, спокойно так скажу, вежливо, что мне больно. Я даже хихикнула от своих фантазий, и тут же боль в животе стала резче.

Мой живот болел где-то в области пупка, хотя операцию должны делать на желчном пузыре, и болеть должно где-то справа в боку, хотя кто этих врачей знает. Тем более что обещали они одно, а получила я...

- Черт, - произнесла я вслух. Голос какой-то странный и хриплый.

      Интересно, а почему это я лежу на животе? Может, операция уже закончена? И почему вокруг так мокро и холодно? Страх и нехорошие предчувствия закрались в мою растревоженную душу. Что-то было явно не так. Кажется, я уже не в операционной. Тогда где?

      - Дура, глаза открой, - сказала сама себе и осторожно приоткрыла один глаз. - Ё-моё, - и тут же его закрыла, давая возможность мозгу обработать увиденную информацию и сделать хоть какой-то приемлемый вывод. - И что это было?

Передо мной открывалась странная картина: вокруг была сплошная грязь, а рядом ... свинья. Я снова приоткрыла глаз. Нет, ну точно ведь свинья. Большая, грязная, которая лежала в луже прямо передо мной.

- Что случилось? У меня что, крышу снесло от наркоза?

Я нервно захихикала, а свинья захрюкала, забавно дергая грязным пяточком. Встав на четвереньки, я сразу же обнаружила причину боли в животе: я упала в грязь как раз на какую-то странную палку и она уперлась мне одним концом прямо в живот.

Свинья следила своими маленькими черными глазками за моими потугами подняться, которые я все никак не могла осуществить, путаясь в длинном и мокром подоле ... платья. Платья? Откуда? Ведь перед операцией я была совершенно голая. Боже, никогда не забуду этот стыд и сальные шуточки анестезиолога. Может и все происходящее - это его глупые шутки? Может он мне какой-то наркотик ввел вместе с наркозом и теперь мне всякое мерещится? Вот черт рыжий! И зачем такие типы идут в медицину? Ему самое место в цирке!

Что-то я отвлеклась... Итак, что мы имеем: грязную лужу, хрюкающую свинью и мою бренную тушку в этом безобразии. Так, нужно мыслить трезво, но похоже, что без сто грамм тут не разобраться. Я находилась явно на каком-то хозяйственном дворе. Вокруг сновали куры, гуси, свинья вот хрюкала прямо под боком, а где-то в хлеву мычала корова. Я оглянулась - точно, за спиной стоял большой деревянный сарай. Рядом располагалось еще одно здание, и оттуда доносилось ржание лошадей. Черт, и куда это меня занесло? И главное, как?

Паника начала не просто шевелиться внутри меня - она вырывалась наружу в диком перепуганном крике. Только небывалый шок, сжавший горло словно тисками, не позволял паническому крику вырваться из моей груди.

Как я могла из операционной оказаться здесь? Кстати, не плохо бы выяснить где это - 'здесь'?

Подул прохладный ветерок, остужая мокрую одежду, и мое бренное тело охватил неприятный озноб. Холод настойчиво проникал под платье, вызывая миллионы мурашек, зубы стали выбивать непроизвольную дробь.

      - Ах, ты ж визгопряха, - раздался невдалеке противный женский голос. - Вот ты где!? Я ее ищу кругом, а она тут разлеглась, захухря рыжая.

Я повернула голову, так и стоя в луже на четвереньках. Возле сарая стояла тучная баба - женщиной назвать ее как-то язык не повернулся. Она вытирала руки о грязный фартук, и злобно смотрела в мою сторону. Но это чудо природы я видела впервые.

- Я кому сказала, иди сюда, выкидыш ослицы. Сколько тебя ждать, скажи на милость?

- Слушай, - обратилась я к свинье, которая захрюкала еще громче, когда появилась эта тетка. - Это она к тебе обращается? Я впервые ее вижу, да и меня она не знает, значит, она тебя зовет?

Свинья радостно хрюкнула, глядя на меня черными глазками.

- Она там еще что-то бормочет! - завизжала тетка таким противным голосом, что я даже зажмурилась. - А ну иди сюда, безсоромное отродье! Колотовка паршивая!

- Это она точно к тебе, - сказала я свинье. - Тебе лучше пойти, а то что-то эта баба разошлась не на шутку. Еще удар хватит. Смотри, как морда покраснела.

А баба и правда разозлилась так, что еще немного, и крышу сорвет. Ее толстое лицо тряслось от злости, щеки стали просто пунцовыми, а глаза так и норовили вылезти из орбит. Она уже брызгала слюной и ругалась такими словами, которые я вообще впервые в жизни слышала. Я даже не понимала, что она говорит.

Свинья еще пару минут хрюкала рядом со мной, а потом как-то живенько подскочила - и как такая туша могла так быстро двигаться?! - и засеменила к корыту, оставляя меня одну.

- Вставай уже и иди сюда, пока я не разозлилась окончательно, - произнесла тетка, глядя на меня.

На меня? Так всеми этими лестными эпитетами она меня награждала? Да за что? Я ж ее впервые в жизни вижу! Тетка уперла толстые руки в боки и прищурилась. Ой, что-то мне это совсем не нравится. Может, подойти к ней, и спросить? Ну, то есть объяснить, что она ошиблась, и я ее не знаю.

- Давай неуклюжая гусыня поднимайся уже! Только сегодня платье тебе новое дала, а ты его уже вывозила в грязи. И в кого ты такое убогое родилось? - выдохнула тетка, явно немного успокоившись.

Значит, точно ко мне обращается - теперь, к сожалению, никаких сомнений не оставалось. Я кое-как поднялась и, подобрав подол слишком длинного платья - скорее всего я именно из-за него и упала, - побрела к тетке, но, не доходя метра три до нее, остановилась.

- Э-э, простите, не знаю вашего имени-отчества, но... как я тут оказалась?

- Ах, ты создатель мира! - тетка сложила руки на груди как в молитве. - Это что ж ты делаешь, затетёха, а? Я с ней по-людски, а она мне... Да я ж тебя... Да как ты...

- Тетенька, не ругайтесь, я правда ничего не понимаю, - запричитала я, когда эта баба яростно засверкала глазами. А такая если двинет раз, то убьет сразу же. - Я не знаю, как тут оказалась. Я была в больнице, мне должны желчный пузырь вырезать, а потом анестезиолог, черт рыжий, что-то вколол и я...

- Ах, ты лоха, а ну бери ведро и за водой! Я тебе тут наговорю сейчас. Сказки вздумала мне рассказывать! Давно плетей не пробовала, забыла уже твоя задница, как слушаться!? Так я быстро напомню.

      - Ох, ты черт, да что такое в самом деле? - завопила я как резанная. - Да ничего я не знаю!

- Память отшибло? - тетка стала грозно надвигаться на меня. - Я тебе сейчас быстро напомню, где твое место, - зашипела она не хуже гусыни. И откуда в ее руках плеть появилась?

- Черт, ладно, ладно, я пошутила, - быстро сказала я, пятясь от разъяренной тетки от греха подальше. Лучше сейчас сделать, как эта дура велит, а потом уже разберусь.

Я огляделась в поисках ведра. Оно лежало тут же в грязи.

- Ни фига себе, - простонала я, глядя на это, с позволения сказать, ведро. Да в него литров тридцать легко вместиться! Мне его не поднять, если и наполовину наполнить. А полное, так вообще с места не сдвинуть. Но я схватилась за металлическую дужку и вытащила ведро из грязи.

- Где воду брать? - хмуро спросила я у тетки. Та все еще держала плеть в руках, злобно зыркая на меня из-под косматых бровей.

Она указала плетью куда-то в сторону забора.

- И чтобы через минуту пришла, ясно? Постоялец уже заждался.

- Постоялец? - переспросила я.

- Шевели своими копытами, пока я тебе их не повыдергивала, - рявкнула тетка, а я, прихватив ведро, кинулась в указанную сторону.

Нет, ну что за фигня тут происходит? Я волокла ведро просто по земле. Оно и пустое было тяжеленное, а если я в него еще и воды наберу... Черт, и угораздило же меня так влипнуть?

Стоп. Я резко остановилась от посетившей мою больную голову мысли. Мне пообещали сны, прекрасные цветные сны... Так может быть это и есть мой сон? А такой яркий и реалистичный он потому, что я под наркозом? Я радостно взвизгнула и стукнула себя по лбу.

- Эврика! Это точно мой сон! Ура! - я аж запрыгала от радости. - Ну вот и Слава Богу, разобралась. - Я уже веселей потопала к колодцу, который показался как раз за углом сарая. Вот только как-то нехорошо получается. Мой сон, мне сниться, а я служанка какая-то, которой еще и помыкают, и отстегать норовят!? Это что ж получается другим принцы и кони снятся, а мне тетка с плетью? Надо срочно как-то это менять! Раз это мой сон, значит, мне и командовать!

Но воды я все ж набрала и поплелась к большому деревянному дому в три этажа. Над дверями здания висела косая вывеска с надписью: 'Постоялый двор'.

- Да уж, фантазии никакой, - хмыкнула я и побрела к дверям.

- Ты куда прёшь, Лейка! - рявкнул бородатый мужик в дверях.

- Так мне это, воды сказали... - начала я.

- Так через заднюю дверь давай, чего ж ты в зал-то прёшь?!

Черт, и где эта задняя дверь? У меня и так руки вытянутся от этого ведра как у обезьяны, а тут еще куда-то идти надо?

- Давай, давай отсюда, пока Зарика не увидела, - мужик подтолкнул меня в сторону откуда я пришла, а потом еще и хлопнул по заднице, нагло ухмыляясь. - Хозяйка сегодня не в духе, так что не зли ее, а то одной поркой не отделаешься.

- Дурак, - пробормотала я, возвращаясь на задний двор. Нифига себе сон! Проснусь после наркоза, я этому анестезиологу все выскажу, козел рыжий!

Я подошла к задней двери, которая оказалась распахнутой настежь. Оттуда доносились разные вкусные запахи.

- Лейка, давай быстрее, - из дверей выскочил какой-то мальчонка лет тринадцати, легко выхватил из моих рук огромное ведро и понес его куда-то внутрь помещения. Я последовала следом, потирая ноющие руки и плечи.

Это оказалось кухня. Посредине стояла большая печь, вокруг висели разные котелки, огромные сковородки, на полках стояли глиняные горшки и тарелки. Один длинный деревянный стол был уставлен разнообразными, источающими изумительный аромат блюдами. Мой рот тут же наполнился слюной. Правильно, перед операцией я целые сутки ничего не ела, поэтому сейчас мой желудок, учуяв еду, забурлил, как кратер настоящего вулкана.

В кухне было еще несколько женщин, одетых так же, как и я: в длинные коричневые платья с белыми передниками и в платках, а на ногах были тяжелые и громоздкие ботинки. Они что-то месили, рубили, резали, тихо переговариваясь между собой.

Когда я вошла, они даже не бросили в мою сторону ни взгляда, не отвлеклись от работы и своих разговоров. Только одна из них вышла из-за печи, вытерла руки о передник и тепло улыбаясь, подошла ко мне.

- Лейка, ты опять вся вывозилась. Ну что с тобой делать? - Она стала вытирать мне лицо мокрым полотенцем, которое тут же стало черным. - Поди умойся. Если хозяйка тебя увидит в таком виде...

- Знаю, - буркнула я. - Поркой не отделаюсь.

- То-то же. Быстро иди умойся.

Черт, да я бы пошла, да только не знаю куда. Кто бы дорогу указал.

- Лейка, пошли, поможешь мне, - ко мне снова подскочил мальчишка, который перед этим забрал ведро, и быстро всунул в руки огромную деревянную миску, полную грязных и вонючих тряпок. - Давай шевелись, не спи, - он бесцеремонно подтолкнул меня коленом под зад.

- Ах, ты ж... - крикнула я, но он уже вылетел за дверь.

Шли мы совсем недалеко, только обогнули это здание, и паренек остановился возле небольшого деревянного сооружения, сгрузив на длинную лаву свою миску. Я туда же поставила и свою ношу, которая оказалась ничуть не легче ведра с водой.

- Ну, что застыла? - удивленно спросил паренек. - Стирай.

- Я? - взвизгнула я не хуже этой толстой тетки, что ругала меня.

- Нет, здрасьте вам, я буду делать твою работу!

- Мою работу? - под взглядом его насмешливых озорных глаз, я чувствовала себя полной идиоткой.

- А чью ж? Скажи спасибо, что и так помог.

- Спасибо, - тут же ляпнула я.

- Пожалуйста, - хихикнул паренек и убежал.

- Кажется, меня надули, - я смотрела на миски с тряпками, как на клубки ядовитых змей и не знала, что в этом случае безопаснее и предпочтительней.

Недалеко от лавки, где мы пристроили миски, прямо на земле стояло огромное корыто с белесой водой. Кажется, именно там мне нужно постирать эти тряпки.

Я аккуратно, одними пальчиками взялась за тряпку и вытащила ее из кучи таких же. Оказалось, что это...

- Черт, подштанники. Офигеть, какой у меня прекрасный сон!

Я села на лавку, кинув подштанники обратно в миску. Не-а, стирать я точно ничего не буду. Еще чего не хватало!

Продолжая сидеть на лавке, я оглядывалась вокруг. Скорее всего, мне сниться какое-то гремучее средневековье. Обидно, блин. Хочу принца на коне! Да можно хотя бы коня без принца.

Этих благородных животных я всегда любила. По выходным часто ездила с друзьями на конную ферму, где мы катались на лошадях по лесу в любую погоду и время года. Но больше всего мне нравилось заниматься в манеже. Когда конь подчиняется каждому твоему приказу, выполняя сложные задания. Словно он чувствует и понимает тебя с одного неуловимого движения. Правда, не раз я падала с коня и даже однажды умудрилась руку сломать, но все равно не бросила конные занятия. Если мне приходилось отказываться от конных прогулок по какой-нибудь причине, я начинала просто болеть. Друзья смеялись и говорили, что у меня конная лихорадка и вылечить ее может только конь.

Кстати, когда я сидела в луже вместе со свиньей, то слышала конское ржание. Значит, где-то тут должна быть конюшня. Пожалуй, стоит туда заглянуть одним глазком, пока меня никто не ищет.

Я спрыгнула с лавки и побрела на задний двор. Ботинки были такими неудобными и огромными, что с каждым шагом я норовила их потерять, да и постоянно наступала на платье. Задрав подол повыше, чтобы не мешал, я побежала на задний двор.

Свинья, предательница, разлеглась в нашей луже в гордом одиночестве, но как только заметила меня, то подняла свою перемазанную харю и радостно захрюкала. Надо же, кто-то искренне рад моему появлению. Мелочь, а приятно. Я улыбнулась хрюшке и помахала рукой.

Снова раздалось конское ржание, и я свернула к длинному деревянному сооружению с широкими воротами. Точно конюшня. Воровато оглянувшись, я прошмыгнула внутрь. Родной и такой любимый запах ударил в нос. Ну не знаю, возможно, я извращенка, но запах конюшен мне нравится намного больше, чем изысканные французские духи.

В конюшне было темновато, хотя кое-где и горели факелы.

- Интересно, они не боятся пожара? - прошептала я, с интересом разглядывая один факел. Я даже руку к нему поднесла. Как ни странно, огонь не дымил и даже не грел, но неплохо освещал все вокруг.

Магия? Хотя почему бы и нет, ведь это мой сон, и я хочу магию и принцев! Имею полное право!

Я подошла к стойлам и заглянула за деревянное ограждение. Переходя от одного стояла к другому, я все больше кривилась. Теперь я поняла значение слова 'кляча'. Это явно были не лошади, а какие-то неказистые, изможденные лошадки. Невысокие, невыразительные, никакой грации и величия. Блин, лошади Пржевальского. Жаль. Я уже собиралась повернуть назад, когда из дальнего стойла донеслось требовательное ржание. И оно было совсем непохоже на блеяние этих хилых лошадок.

Подходя к дальнему стойлу, я все четче в сумраке конюшни видела морду огромного коня. Мое сердце забилось чаще в предвкушении прекрасного зрелища. И он не обманул моих чаяний. Конь был таким высоким, что его морда лежала на ограждении стойла. Глаза так и горели, отражая оранжевый свет факела. А сам он был темной масти. Такой черный, что в отблесках огня казался синим. Когда я подошла ближе, конь недовольно фыркнул и еще требовательнее заржал, кивая головой. Его густая волнистая грива закрывала морду. Затем конь топнул копытом, переворачивая пустое ведро.

- Пить хочешь, маленький, - нежно прошептала я, но заходить в стойло к этому чудищу мне как-то не захотелось.

Но животное явно требовало воды. Я оглянулась в поисках хоть какой-то емкости и в другом конце конюшни заметила еще одно ведро.

- Подожди минутку, я быстренько, - крикнула я коню и, схватив на бегу ведро, понеслась к колодцу.

Как я приперла полное ведро воды в конюшню - сама не знаю. Подойдя к стойлу, передо мной встала еще одна проблема: теперь уж точно нужно зайти внутрь. Конь пристально смотрел на меня, и в его больших глазах играли нехорошие хитрые искорки.

- Мальчик, ты же меня не обидишь? - спросила я у коня. Животина только слегка наклонила голову, ее ноздри возбужденно подрагивали - видимо, учуяла водичку. - Ты отойди немного, а я тебе водички дам.

Как ни странно, конь послушно отодвинулся вглубь стойла.

- Вот и умничка, - я осторожно сдвинула засов и открыла дверцу. Конь не двигался, и только смотрел на меня своими горящими глазами. Я поставила ведро и немного отошла назад, чтобы, если что, иметь возможность по-быстренькому ретировать из стойла. Конь медленно подошел к ведру, понюхал воду и стал жадно пить.



- Какой ты молодец, красавчик, - нежно прошептала я, а руки так и чесались погладить лоснящуюся шкуру.

- Лейка, вот дуреха, а ну быстро выйди оттуда, - раздался сзади знакомый голос.

Я выглянула из стойла - там стоял паренек и круглыми от удивления глазами глядел то на меня, то на коня.

- Ну ты вообще безбашенная, Лейка, - ошарашено прошептал он. - Это же сам дьявол, а не конь. Он только хозяина слушает. Чего ж это ты делаешь? Он же как узнает, верняк убьет.

- Я только водички ему дала, и все. Я ничего не делала, - залепетала я.

Помню, как однажды с ребятами, мы разглядывали на конной ферме коней и решились погладить и угостить сахарком одного особо понравившегося. Так его хозяин как увидел, чуть не поубивал нас, да еще и штрафом пригрозил в пятизначных цифрах, если с его конем что-то случиться. Ох, и перепугались мы тогда.

- Ну, ты и дура, - покачал головой парень и смылся с моих глаз, оставив одну разбираться с тем, что натворила.

Недолго думая, я вышла из стойла, воровато огляделась, и бегом бросилась из конюшни.

Как только я притормозила возле лавки с брошенными мисками, словно из ниоткуда появилась недавняя знакомая - визгливая толстая тетка.

- А, вот ты где, визгопряха! Быстро иди сюда, - рявкнула она.

- Ну, что надо? - я сделала один шаг, стараясь не приближаться к этой бабе. Надо бы узнать у пацана, кто она такая. И что означает это ее 'визгопряха'.

- Живо иди на кухню, там уже вода нагрелась. Отнеси ведро кипятка на третий этаж к постояльцу из седьмого номера. Да и помоги ему там.

- Чем помочь? - удивленно спросила я.

- А чем скажет, тем и поможешь, - как-то злорадно хмыкнула тетка. - Что скажет, то и будешь делать. Хотя вряд ли ты его устроишь, такая-то.

- Какая? - возмутилась я. Знаю, что не красавица, но очень даже ничего. Да, не длинноногая, не высокая, слишком миниатюрная, но у меня глаза красивые. Все так говорят. Меня так и подмывало показать этой бабе язык, но чувство самосохранения было на самой высокой отметке осторожности.

- Поди хоть умойся, а то, как увидит тебя, так и перепугается. Еще чего доброго съедет, а кто потом мне денежки вернет? Ты, что ль? Так марш, чего стоить как истукан?

Я бросилась в кухню, оббегая тетку по наибольшему радиусу. Чтобы не дай Бог не дотянулась до меня.

Интересно, и где мне тут привести себя в порядок? Черт, задолбали уже. Что-то я в собственном сне даже поесть нормально не могу. Все чего-то от меня хотят. Всем что-то нужно. Надо как-то это прекращать уже.

Зайдя на кухню, я огляделась и нашла глазами ту женщину, что вытирала мне лицо полотенцем. Черт, и как ее спросить.

- Лейка, хозяйка нашла тебя? - спросила она, как и в прошлый раз появляясь откуда-то из-за печи.

Так значит эта толстуха и есть хозяйка. Вот влипла. Хорошо хоть не нагрубила ей.

- Ага, а еще она сказала мне привести себя в порядок.

- Да уж. Только умыванием тут не обойтись. Пойдем со мной, я тебе новое платье дам, а то точно всех постояльцев распугаешь.

Она взяла меня за руку, и повела за собой как маленького несмышленого ребенка.

- Опять эта Лейка, как свинья вымазалась, - услышала я за спиной. - И что с ней так носятся. Вечно ее Марифа спасает.

Я оглянулась, чтобы посмотреть, кто ж это так обо мне печется.

- Не обращай внимания, - тихо произнесла женщина, заводя меня за печь.

- Да плевать я на них хотела, - буркнула я, но что-то ощущения внутри никак не вязались с произнесенными словами.

Женщина удивленно на меня посмотрела. Наверное, я что-то не то ляпнула.

За печью был небольшой закоулок, там стояло деревянное корыто и небольшой стульчик, а также ведро с водой.

- Подожди здесь, я сейчас воды горячей принесу, а то холодной тебя не отмыть. Пока раздевайся.

Она легко подняла ведро и плеснула в корыто воды.

Я огляделась, никого нигде не наблюдалось. Правда, было за спиной маленькое оконце, но оно было настолько закопченным, что рассмотреть в него все равно ничего не удастся, если кто-то и решит за мной подсмотреть. Хотя после обнаженки в операционной мне уже совсем не стыдно. Я попыталась снять платье, но не смогла найти ни одной застежки. Через голову оно снимается, что ли?

- Ты еще не разделась? - беззлобно произнесла женщина и подошла ко мне. - Как ты, девочка? - нежно спросила она. - Совсем устала?

- Да не очень, - я растерялась от ее ласки.

      - Давай я тебе помогу раздеться.

Я не успела еще ничего сказать, а она уже расстегивала невидимые мне крючки. И какой ... умник придумал делать застежки на спине в таких платьях? Сам ни в жизнь не разденешься.

Женщина ловко справилась со всеми крючками, и стянула платье с плеч. Я осталась в одной сероватой сорочке, которая была все еще влажной.

- И где тебя так угораздило? - поражено спросила женщина. - И что ты вечно куда-то лезешь, наказание ты мое?..

- Упала, - пожала я плечами.

- Не поранилась? - в серых добрых глазах появилась неподдельная тревога.

- Нет, наверное.

Женщина быстро стянула с меня сорочку, я не успела и вякнуть, как предстала перед ней во всей красе.

- Давай в корыто, я помогу тебе вымыться, а то Зарика совсем распсихуется, и тогда тебя точно не сдобровать.

- Угу, - только и кивнула я, даже не представляя, как я влезу в это корыто даже со своими миниатюрными размерами.

- Ну чего ждешь, вставай уже, - подтолкнула меня женщина.

Я встала в корыто, сама не понимая, зачем. Может, сначала надо было голову помыть и все остальное, а уже в конце ноги? Я помню, как мы у бабушки в деревне в тазике купались. Ладно, в чужой монастырь я со своими правилами лезть не буду. Сказали так, значит так.

Вода в корыте оказалась ледяной, и мое тело тут же покрылось мурашками.

- Сейчас я тепленькой полью, - сказала женщина, наклонившись за кувшином, который принесла собой.

Она полила мне на голову и протянула какой-то странный серо-бурый кусок воняющий чем-то неприятным.

- Мойся, - только и сказала она.

Блин, хорошо, что у меня волосы короткие. Но не так чтобы совсем, но до плеч. А то я не представляю, что бы пришлось делать с длинными.

- И зачем ты косу отрезала, глупенькая, - прошептала женщина. - Такие волосы красивые были. Не слушала бы ты Зарику и не делала все, что она говорит, - с явной укоризной произнесла она.

- Да я и не делаю, - ответила я, кое-как намылив волосы. Это своеобразное мыло никак не желало пениться, только стало вонять еще больше.

Короче, я кое-как вымылась. Потом меня несколько раз ополоснули едва теплой водой из кувшина. Я замерзла так, что зубы стали выбивать военную дробь.

- Сейчас согреешься, - видя мою трясущуюся тушку, заботливо сказала женщина и принесла мне теплую сорочку и платье. - Надевай, пока не остыло. Я их на печи нагрела.

Я с благодарностью влезла в сорочку и сразу же в платье. Да без нижнего белья было как-то не комильфо, но думаю, что о трусах тут и понятия не имеют.

Затем мне протянули чулки... такие еще моя прабабушка носила. Я и их надела - все теплее стало. Вот натягивать ботинки не хотелось - и так все ноги стерла, - но все же пришлось.

- Давай я тебя причешу, и быстренько иди к постояльцу. Его слуга уже прибегал узнать, когда вода будет.

- Так надо было ему, и отдать воду, пусть бы сам хозяину и отнес, - удивленно произнесла я.

- Да как же так можно? Это наша работа. Так, хватит болтать. Иди, ведро стоит возле печи, а тут я сама приберу.

- Хорошо, спасибо вам, - я улыбнулась удивленной женщине. - Извините, не знаю, как вас звать.

- Марифа, - ошарашено ответила женщина.

- Спасибо, Марифа, что помогли мне.

Я вышла из-за печи, чувствуя себя почти счастливым человеком, но когда заметила стоящее возле печи огромное ведро, полное горячей воды, которая еще парила, я уже не ощущала себя счастливой, ощущение счастья ретировалось со скоростью света. Сразу же захотелось себя пожалеть, чего, в принципе, я никогда не делала.

- Твою ж ... - не сдержалась я, хватая ведро двумя руками, и пытаясь оторвать его от пола. Ага счас, как бы ни так - ведро мертво стояло на полу, словно приклеенное.

- Давай быстрее, Лейка, - гаркнула мне прямо на ухо одна из женщин.

- Ага, сама попробуй, раз такая умная, - рявкнула я ей в ответ, отступая от ведра.

Таких огромных ошарашенных глаз я еще не видела. Женщина смотрела на меня вытаращенными глазами, открывая и закрывая рот как глушенная рыба, не издавая ни звука.

- Знаешь, какое оно тяжелое! Я что, на Геракла похожа?

- Ну ты Лейка даешь, - влетел в кухню пацан. - Давай помогу.

Он так легко схватил ведро, что мои брови поползли на лоб. Как эта мелочь может поднять такой вес?

- Тебе что, не тяжело? - изумленно спросила я, семеня за мальчишкой по ступенькам.

- Да нормально, - выдавил он, пыхтя как паровоз на подъеме.

- Может, давай вдвоем понесем? - предложила я. Ширина лестницы, в принципе, позволяла совершить нам такой маневр. Паренек взглянул на меня с немой благодарностью. Я взялась за дужку, и мы, пристраиваясь к шагам друг друга, дотащили ведро до нужной двери.

- Только дальше ты сама и ... удачи, - хмыкнул паренек и убежал.

- Чудной он, однако, - подумала я, глядя вслед убегающему мальчишке. Нужно в следующий раз спросить, как его зовут-то хоть.

Глава 2

Когда мальчишки и след простыл, я попробовала сама поднять ведро и поняла, что с этой задачей мне не справиться ну никак. Тогда, схватившись за дужку ведра, я попыталась его хотя бы дотащить, или, правильнее сказать доволочь до нужных дверей. Даже не представляю, как это полное ведро горячущей воды я перетащу через порог, если таковой будет. Ладно, решать проблемы буду по мере их поступления. Вроде бы говорили, что у этого постояльца слуга есть, вот пусть он и надрывается, а я свою часть работы уже выполнила.

Я осторожно постучала в дубовую дверь. Прождав несколько секунд, я постучала еще раз, но уже более настойчиво. Никакой реакции. Тогда я долбанула по двери кулаком, но только руку отбила.

Повернувшись к дверям задом, и опершись на нее, я, что есть силы, забарабанила по ней ногой. Благо, что ботинки тяжелые. Гулкие удары разносились по всему этажу. Даже если этот постоялец умер, так и на том свете должен был меня услышать.

У меня мелькнула мысль, что если дверь открывается во внутрь и ее резко распахнут, то я вряд ли успею отойти. Правда, мысль мелькнула слишком быстро, чтобы я успела на ней сосредоточиться.

А дверь таки открывалась вовнутрь... и, знаете, там все же был порог. Я с чувством барабанила ногой в дверь, не останавливаясь ни на секунду, и вдруг дверь резко распахнулась, и я красочно кувыркнулась назад, зацепившись за порог и сбивая кого-то с ног, так что мое приземление оказалось не таким уж и болезненным, что правда, очень громким. И вопили мне прямо на ухо.

      - Слезь, разлямзя тупая, идиотка недоделанная, кобыла косорукая.

- И почему это косорукая? - искренне возмутилась я, пытаясь сползти с этого вопящего дурниной создания. Вот только мой сосед по несчастью решил несколько ускорить сей процесс, поэтому пихался и брыкался, чем только еще больше мешал нам обоим подняться.

Когда я кое-как скатилась с этого ... ненормального и стала подниматься на ноги, этот псих уже вскочил и кинулся ко мне, размахивая кулаками, продолжая вопить совсем уже неприличные ругательства, но при всем этом он не заметил и наступил на длинный подол моего платья. Я, конечно же, попыталась увернуться от этого вопящего психа, и резко дернулась в сторону, сшибая это рыжее недоразумения, как кеглю в боулинге. А он - нет чтобы просто упасть на задницу - решил хоть как-то удержаться на ногах и не нашел ничего лучшего, чем схватиться за мое многострадальное платье, в том самом месте, где располагалась хоть и не слишком, но все же выдающаяся часть моей фигуры. Лиф платья не выдержал его веса и моего естественного сопротивления, и мы вместе с этим недоразумением снова повалились на пол. Я не удержалась на ногах и со всего маха рухнула прямо на него, припечатывая его к деревянному полу. Такого выражение морды я еще не видела. Его глаза стали такими круглыми, как монеты по пять копеек, рот открылся в немом крике, а из горла вырвался какой-то придушенный писк. Кстати, я даже успела заметить, что вся его физиономия была усыпана рыжими веснушками.

- Дура, - послышалась мне, а может, только показалось. Нет, ну и в чем я виновата? Сам же схватился за меня!

- Сам дурак, - выдала я, приподнимаясь и упирая руки с обеих сторон от покрасневшей морды.

- Слезь с меня, идиотка, - зашипел он не хуже змеи.

- Да я бы с удовольствием, но вот какой-то мудак все еще держится за мое платье, - рявкнула я прямо в красную от ярости морду. - Отпусти, козел!

- Что ты сказала? - завопил он так, что у меня аж уши заложило, но платье все же выпустил из рук.

 Я резко поднялась, случайно заехав коленом ему между ног. Ну, я действительно не хотела причинять ему вред, хотя он меня и разозлил.

- Ганнибал, что здесь происходит? - раздался надо мной такой глубокий и приятный голос, что мурашки тут же пробежали по спине. Я оглянулась и замерла с открытым ртом.

- Эльф? - выдала я первое, что пришло в голову.

Я вспомнила все, что читала об эльфах, какими их описывали в книгах. Нет, авторы и сотой доли не передавали такую красоту и необычность. Этот мужчина был красив какой-то утонченной неземной красотой, он словно светился изнутри, притягивая взгляды. Хотелось тонуть в его синих глазах, а губы, даже сейчас, недовольно скривившиеся, были притягательны и желанны.

Мужчина стоял надо мной, сложив руки на голой груди, и хмурил тонкие брови. Стройный, мускулистый, довольно высокий. Я не стесняясь разглядывала его, отмечая мраморную кожу - казалось, что прикоснись к ней и ощутишь холод камня. Он напоминал ожившую статую Персея. Я все еще продолжала наслаждаться этим зрелищем, когда без лишних церемоний, схватив за шиворот, он поднял меня с пола и не слишком вежливо толкнул в сторону открытой двери. Затем протянул руку, барахтающемуся на полу созданию, легко поднимая его.

- Гном! - удивленно выдала я.

- Ты шпион? - красавчик-эльф стал надвигаться на меня, и на его прекрасном лице появилось такое выражение, что я не на шутку испугалась.

- Какой я шпион? Я воду тебе принесла, - запищала я в ответ, продолжая пятиться к двери.

Чертов порог! И кто их только придумал? Я снова зацепилась и, замахав руками похлеще ветряных мельниц, стала заваливаться назад. Однако упасть мне не дали, во второй раз схватив за лиф платья. Дорвать решили, что ли?

Красавчик втянул меня в комнату, припечатал к стене и захлопнул дверь. Он нависал, как скала, грозно глядя на меня. Я удивленно приподняла брови, не понимая, что его так разозлило.

- Кто тебя послал? - как-то слишком ласково спросил он. Лучше бы кричал, а то нежный тон в купе с яростно блестевшими глазами пугал намного сильнее. Кстати, я успела заметить, что глаза у него были яркие, изумрудные, впрочем, как и положено эльфу. Правда, волосы были темными... а мне отчего-то хотелось, чтоб он был блондином. Мужчина заправил выбившую прядь волос за ухо. Это было сделано так грациозно, что аж завидно стало. Столько в нем изящества и благородства! Хотя волосы у него и коротковаты. У эльфов всегда волосы длинными рисуют, а тут так чуть ниже лопаток и то плохо обстриженные, словно кто-то отхватил их тупыми ножницами и никакой профессиональной стильной стрижки. Жалко.

Мужчина снова что-то спросил, и я перевела отупевший взгляд на его губы. Красивые. Полные, розовые, привлекательной формы.

Меня грубо схватили за плечи и ощутимо их сжали. Я скривилась от боли.

- Черт. Больно же, - я окончательно пришла в себя.

- Я последний раз спрашиваю, кто тебя послал и как ты тут оказалась?

- Да, как ты сюда попала? - влез в разговор рыжий. Только сейчас я его разглядела как следует. Он действительно напоминал гнома, какими я их видела в фэнтезийных фильмах. Невысокого роста, крепкий, плечистый, волосы рыжие...

- А борода и косички где? - тут же поинтересовалась я.

Эти двое быстро переглянулись, а потом уставились на меня в четыре глаза. Надо же, выражение лиц у них совсем одинаковое.

- Как ты сюда попала? - процедил сквозь зубы красавчик-эльф, явно теряя терпение.

- Как я сюда попала? - повторила я, едва сдерживая злость. Достали, ну правда. - Да я сама не знаю, как я сюда попала, - уже не стесняясь, кричала я на всю мощь своих легких. Красавчик даже отшатнулся от меня, но плечей не отпустил. - Еще с утра я была в больнице, в операционной, а потом тут оказалась. Сама не знаю как!

Эти двое снова переглянулись, но теперь их лица выражали крайнюю степень изумления и растерянности.

- Значит, операционная? - спросил эльф, быстро справившись со своими эмоциями. - Так это проверка? Кто же тебя послал, девочка? Кто в гильдии не доверяет мне настолько, что подключает агентов больницы?

Думаю, мое выражение лица выдавало сейчас не только крайнюю степень растерянности и удивления, но и дебилизма. Я вообще не понимала, о чем он говорит и что его слова могут означать.

- Значит, вот как, - эльф, наконец-то, отпустил мои плечи и отошел на шаг, окидывая меня взглядом сочившимся неприязнью и презрением. А от его тона по моей спине побежал неприятный холодок. - Интересно, почему они прислали именно тебя? Неужели кандидатов получше не нашлось? - хмыкнул эльф.

- Теперь понятно, почему она нас так быстро нашла и раскрыла, - прошипел гном, злобно щуря и так маленькие глазки.

- Каково твое задание? - эльф отошел в сторону и сложил руки на груди. Что-то выражение его глаз мне не понравилось. Скорее всего, именно таким видом смотрят на грязь под ногами.

Сначала обвинили меня черт знает в чем, теперь пытаются унизить, а я тут молча терпеть это должна, особенно если учесть, что это мой сон! Мой собственный сон! И я не позволю каким-то ... субъектам поливать меня ... дерьмом!

- Не ваше дело, - процедила я со злостью.

- Даже так, - мужчина приблизился ко мне и нагнулся так близко, что я почувствовала тепло его голого тела. - Ты знаешь, с кем разговариваешь, девочка?

- Пошел ты... - рявкнула я, начиная трястись то ли от злости, то ли от страха, то ли от того и другого вместе. Я сделала два шага, надвигая на мужчину. Как ни странно, он отступил и теперь взирал на меня с недоумением в изумрудных глазах. - Угрожать мне вздумал?

- А девчонка молодец, - вдруг весело выдал гном. - Хорошо держится.

Все, предел моему терпению настал. Меня колотило, и ярость захлестнула с головой. А когда мне сносит крышу, я полностью теряю над собой контроль. Мои нервы и так были на взводе от всех переживаний в больнице, потом эта операция, лужа со свиньей, визжащая тетка, а теперь еще и эти двое, которым я не понятно, что плохого сделала, перепугали до смерти.

Я, конечно же, миниатюрная и хрупкая девушка, но кулак у меня острый, да и не ожидают они от меня такой подлости. Поэтому отведя руку назад, я, что дури, зарядила кулаком в живот эльфа, а когда он согнулся и крякнул, как утка, тут же врезала коленом в лицо.

Это произошло так быстро и неожиданно, что гном ничего не смог предпринять, тупо глазея на своего хозяина и глупо хлопая рыжими ресницами. Но сноровка и опыт драк у него явно были, потому как он быстро сориентировался и кинулся ко мне, но мне хватило его замешательства, чтобы открыть дверь и вылететь в коридор. И надо же было этому ведру оказаться как раз перед дверью! Я перецепилась через это деревянное убожество, растягиваясь на полу, как жаба на асфальте. И если от моего веса ведро, слава Богу, не перекинулось, то несшийся за мной огнедышащей от злости гном крайне неудачно приземлился прямо на меня, при этом, конечно же, перевернув это корыто и окатив нас водой. Я только крякнула от удара, и в глазах потемнело от боли.

Пришла в себя я от страшной головной боли. Башка раскалывалась так, словно я пила всю ночь на голодный желудок и в добавок черте-чем занималась. Но память мне четко подсказывала, что я не только ничем позорным не занималась, но и ни одной капли во рту у меня не было - не то что алкоголя, а даже воды.

Я лежала на чем-то мягком и довольно удобном. Последнее, что я помню перед тем, как отключилась - это как я от души встретилась лбом с дубовым полом. Не открывая глаз, я подняла руку и дотронулась до лба. Ну, так и есть! Я чуть не взвыла от боли, надавив на огромную шишку. Скорее всего, еще и синяк нехилый будет. Хорошо еще, что я нос и губы не разбила. Но почему-то кроме лба у меня ныл еще и затылок. И я тут же вспомнила... За эту боль я должна благодарить гнома. Эта рыжая... скотина, когда выбежала за мной, зацепил ведро, перевернул его и упал прямо на мою бедную тушку, уже мирно покоящуюся на полу. И когда он упал на меня, то саданул своим лбом мне прямо по затылку. От этого удара я встретилась с дубовым полом во второй раз и... потеряла сознание. Ну, подожди у меня рыжий, я тебе это еще припомню. Хоть я девушка и не злопамятная, но такого я тебе точно не забуду.

Пока я предавалась мстительным мечтам, до меня донеслись тихие голоса из соседней комнаты. Я повернула голову и приоткрыла глаза. Дверь в комнату была приоткрыта и я смогла увидеть эльфа и гнома, которые сидели за столом и тихо переговаривались. Я навострила уши, стараясь расслышать, о чем они говорят, даже дышать перестала.

- Что ж, объяснение тут одно, - произнес эльф. - Гильдия нам не доверяет.

- Да, Кристл, ты прав. Я не ожидал, что после всего случившегося, они все же пришлют наблюдателя. Это не похоже на Шефа.

- Кто знает, кто знает, Ганнибал. Амулет драконов слишком важный артефакт. Гильдия не может рисковать, даже если и доверилась нам.

- И что нам теперь делать?

- Как бы я не хотел, как бы противно мне не было от этого решения, но нам придется взять девчонку с собой.

- Зачем? - взвыл дурниной гном.

- Тише, не шуми, - спокойно сказал эльф. - Мне это тоже не нравится, но если мы оставим ее и позволим одной таскаться за нами, она может погибнуть, и тогда...

- Гильдия решит, что мы от нее отделались?

- Вот-вот. А нам этого никак нельзя допустить. Сам понимаешь.

- Да уж, понимаю. Патовая ситуация, - горько выдохнул гном.

- Даже если мы и возьмем ее с собой, хоть убей, я не представляю, как мы сможем добраться до драконов с такой обузой, как она.

Эльф и гном замолчали, а я уже кипела от гнева. Это он меня обузой обозвал? Сначала избили, вон какую шишку набили, угрожали, теперь обзывают, еще и тащить с собой собрались... Стоп, он сказал амулет драконов? Значит, они идут к драконам? Значит, я смогу увидеть настоящего дракона? Мое сердце заколотилось еще быстрее. Так, не знаю, что они там себе решат, но я иду с ними! Я хочу увидеть настоящего дракона хотя бы во сне. За все перенесенные неприятности - имею полное право.

- Знаешь, Кристл, а девчонка не так проста, - вдруг снова заговорил гном. - Она вычислила нас и нашла на удивление быстро. Да и тебя вон как здорово приложила. Скажи правду, ты же не смог предсказать ее действий, так?

- Ей просто повезло, - небрежно бросил эльф.

А я загордилась собой. Надо же, оказывается, этого красавчика не так просто уделать, а у меня получилось.

- Ну-ну, - усмехнулся гном.

- Хватить зубы скалить, - резко бросил эльф. - Меня волнует другой вопрос: как у нее получилось так быстро выйти на наш след. Из запретного леса мы вышли два дня назад, шли по мертвой долине и только ночью появились в первом людском поселении. Ни одна душа не знала, что мы рискнем скрыться в запретном лесу и двинемся через долину. Почему она оказалась именно здесь, в этом поселке? Совпадение?

- Не думаю. Никто не мог даже представить, что сунувшись в запретный лес, мы выживем. Да что-то с девочкой не так.

- Вот и я о том же.

- Значит, остается только один выход: взять ее с собой, а во время пути все и выясним. Ты же у нас завидный сердцеед, - мерзко захихикал гном, а меня затрусило от злости. - И тем более, если что, мы от нее всегда можем избавиться. Быстро и незаметно. А с гильдией потом разберемся.

- Да уж, времени у нас мало. К сроку можем не успеть.

Эти двое снова замолчали, а у меня голова загудела еще больше от наполнивших ее мыслей. Что-то этот необычный разговор показался мне странным. Вроде бы он специально был разыгран для меня. Они знали, что я их слышу, потому и говорили такие вещи. Вот только мне любопытно, на каком именно моменте они поняли, что я их подслушиваю? И вообще, кто они такие и чем занимаются? Что это за гильдия такая? А больше всего меня волновал амулет драконов? М-да... любопытство меня погубит!

Но, несмотря ни на что, меня потряхивало от возбуждения и азарта. Вот так сон! Кажется, мне придется извиниться перед анестезиологом за плохие мысли о нем. Пусть только во сне, но сейчас для меня это почти настоящие приключения. И я не собираюсь упускать подвернувшуюся возможность. Вот только этим двоим о своем решении я сообщать пока не собираюсь.

Я открыла глаза, уже ни от кого не скрываясь, и даже начала громко стонать.

- Проснулась, красавица, - как-то слишком мило и любезно спросил гном. Вот только от его наглого вида мне захотелось вцепиться в эту нахальную рожу. А он еще так противно лыбится! Только красная шишка на его лбу меня приятно порадовала, и я сразу же вспомнила все свои мстительные планы.

- Что произошло? - хмурясь, спросила я.

- А ты не помнишь уже?

- Не-а, - помотала я головой, от чего боль только усилилась. Я закрыла глаза и теперь по-настоящему застонала. Когда подслушивала, то так увлеклась, что и про боль забыла, а сейчас она вернулась во всей своей красе, и даже стала сильнее.

Вдруг я ощутила на лбу приятную прохладную ладонь. Приоткрыв глаза, я смотрел на эльфа. Он держал руку на моем лбу и, прикрыв глаза, что-то чуть слышно шептал. В один миг его прохладная рука стала горячей, и это тепло стало медленно распространяться по всему телу. Сделалось так легко и спокойно, что боль почти сразу же отступила. Через мгновения я поняла, что у меня вообще ничего не болит, даже натертые башмаками ноги. Я чувствовала себя просто-таки прекрасно!

- Магия? - прошептала я.

Эльф только улыбнулся, но так тепло и нежно, что в груди у меня зашевелилось что-то приятное.

- Не хочешь рассказать, зачем тебя послали? - продолжая ласково смотреть на меня, тихо спросил эльф. - Неужели Шеф мне не доверяет?

И что я могла ему ответить? Могла, конечно, еще раз послать куда подальше, но почему-то выражение его лица и грусть в глазах тронули мое сердце, и мне не захотелось ему грубить... даже наоборот, захотелось заверить, что все будет хорошо, захотелось рассказать ему все, что со мной произошло, захотелось поддержать, взять его за руку и...

- Возможно, он перестраховывается, - неуверенно ответила я. - Вряд ли речь идет о недоверии к тебе.

Я хотела еще сказать, как вообще такому, как он, можно не доверять. Да ему жизнь можно доверить, даже смерть. Да ему...

- Ее не берет твоя магия? - подленько так захихикал гном. - Другая бы уже давно все выдала. Крепкий орешек.

На меня словно ведро холодной воды перекинули. Пелена вмиг слетела с меня, и теперь я смотрела на эльфа с бешенством и ненавистью. Я же его искренне пожалела, посочувствовала, а он...

- Что, не получилось? - хмыкнула я, и наглая улыбочка скривила мои губы.

 Я резко села на кровати, сталкивая сидевшего на краю эльфа. Я даже не заметила, когда он успел там устроиться. Гном откровенно хохотал, сидя на стуле рядом с кроватью, как ребенок, болтая ногами.

- Ганнибал, заткнись, - рявкнул эльф, и в его голосе зазвучал металл. Гном тут же заткнулся, но глаза выдавали его с головой. Он продолжал веселиться, но только молча. Странные отношения у этих двоих. Похоже, что этот Ганнибал совсем даже не слуга. Тогда кто? Друг? Коллега?

Эльф отошел от кровати и уселся на второй стоящий у стены стул. Он смотрел на меня, как на таракана, кривя свои губы. Интересно и почему мне сначала показалось, что он такой уж красивый?

Нет, его внешность действительно была выдающейся и привлекательной. Он напоминал породистого коня на выставке: красота, величие, надменность - все было на высшем уровне. Но вот выражение лица и глаз открывали его истинную сущность. Не люблю таких типов. Кроме внешности, у них ничего нет красивого, и душа у них темная и мерзкая.

- И долго будешь на меня пялиться? - спросил эльф.

Я и не заметила, что все это время смотрела на него. Ну и разозлил он меня!

- Да, вот думаю, почему тебе шеф не доверяет. У тебя вон своя нянька есть, зачем он еще и меня направил, - ляпнула я, а только потом испугалась. Изумруд глаз эльфа стал чернеть, и в этой глубине плескалась бешеная ярость.

- Кристл, Кристл, успокойся, - перед моим взором оказалась спина гнома. - Девочка разозлилась на то, что ты так бесцеремонно воспользовался ее маленькой слабостью, вот и решала тебя задеть, так ведь? - гном бросил на меня взгляд через плечо, выразительно вращая глазами. Это что, он меня спасает, что ли, от гнева этого заносчивого сноба?

- А нечего на мне магию испытывать, - рявкнула я. Что-то идея идти куда-нибудь с этими двумя не казалась мне больше такой уж заманчивой. Может, я как-то сама попытаюсь найти этих драконов?

Эльф молча сверлил меня взглядом, но его глаза, слава Богу, снова были зелеными и черная аура вокруг него словно рассеялась. Даже дышать стало легче.

- Прости, - вдруг выдал он и опустил голову. Мои брови полезли на лоб от удивления. А он, оказывается, не совсем пропащий, если только это не очередная его выходка по моему соблазнению...

- Ну что, девонька, - гном присел на край кровати. - Пойдешь с нами.

- С чего это? - насмешливо бросила я.

- А чтобы не потерялась по дороге, да и охранять тебя будем. К тому же втроем веселее, разве нет?

- А с чего это вы решили, что я буду вам доверять?

- Мы тебе тоже не доверяем, - как-то устало или обреченно сказал эльф. - Тут нечего спорить, собирай вещи, на рассвете выходим. - На его слова я только вопросительно подняла одну бровь. - Если не пойдешь добровольно - потащим, как козу на веревке, ясно?

Я молча поднялась с кровати, поправила мокрое платье, провела рукой по влажным спутанным волосам, и грациозной походкой пошла к двери. Взгляд эльфа прожигал мне лопатки, а я только думала, как бы ни споткнуться. Взявшись за дверную ручку, я оглянулась и окинула этого урода самым презрительным взглядом, на который была способна. Ох, он меня и разозлил!

- Я подумаю, - ответила я и захлопнула дверь. С чувством так захлопнула, аж в коридоре все задрожало.

Что-то перспектива отправляться черт-знает-куда с этими двумя меня уже не радовала, но идти куда-то одной тоже не хотелось. Вот блин, проблема. Хоть это мне все и снится, но нарываться на неприятности, причем вот так сразу как-то тоже не радовало.

Оказавшись в коридоре, я замерла на несколько мгновений, прислушиваясь, не последуют ли за мной мои будущие попутчики, но нет, они не спешили возвращать меня и уговаривать. Что ж, они отправляются утром, я все же рискну составить им компанию. А сейчас я так проголодалась, что готова была съесть слона, поэтому живо направилась вниз, с целью побыстрее оказаться на кухне.

Я бодро двинула по коридору и тут же поскользнулась на разлитой воде, шмякнувшись на мою бедную пятую точку. Тихо выругавшись и оглянувшись на закрытую дверь комнаты эльфа и гнома, я поднялась, стараясь не стонать, и уже хромая потопала к лестнице, раздумывая, какие еще приключения ожидают мою несчастную пятую точку? Это ж надо... сон только начался, а я уже столько натворила! За всю жизнь, наверное, столько не происходило!

- Лейка, ну и тебя и видон! - засмеялся паренек, а я от неожиданности подпрыгнула. Так задумалась о своей незавидной участи, что и не услышала его быстрых шагов.

Паренек, хитро щуря голубые глазки, с наглой улыбочкой оглядывал мою помятую фигуру, пробегая по ней лукавым взглядом с головы до пят и обратно.

- Как ... постоялец? Понравился?

- Нормально. Красивый мужик, но не в моем вкусе, - ляпнула я и заметила, как вытянулась рожа мальчишки. - Слушай, а как тебя зовут? - спохватившись, спросила я. - А то сегодня что-то память меня подводит, ну ничего не помню.

Брови парня поползли на лоб.

- Ну, ты Лейка и даешь, - хмыкнул он, балансируя на ступеньке и удерживая огромный поднос одной рукой. Интересно, это он так передо мной выпендривается или это у него в порядке вещей? - Мое имя Мик.

- Очень приятно познакомиться... снова, Мик, - улыбнулась я, а физиономия парня вытянулась еще больше.

- Ну, ты Лейка и ненормальная! - захихикал он и быстро преодолел оставшиеся ступеньки.

Я хотела было по доброте душевной предупредить его, что в коридоре вода разлита, но вспоминая его наглую рожу... передумала. Звук падения, ругань и грохот посуды прозвучали для меня как успокоительная музыка. Я быстро взбежала по ступенькам и заглянула за угол. Мик сидел на полу, посуда и поднос валялись рядом, но одна миска оказалась прямо у него на голове и по его лицу и волосам стекала то ли жидкая каша, то ли слишком густой суп. Я закрыла рот рукой, чтобы не захихикать, и быстро побежала по ступенькам.

Глава 3

Спустившись на первый этаж, я сразу же побежала на кухню. Марифы нигде не было видно, поэтому я смело подошла к одной из женщин и потребовала свой обед. Видели бы вы ее выражение лица! Наверное, я так ее ошарашила, что на полном автопилоте она сунула мне в руки миску, в которую только что зачерпнула из казана вкусно пахнущий гуляш. Не спрашивая разрешения, я схватила со стола кусок свежего, еще горячего хлеба и пошла на улицу. Уверена, что она провожала меня, мягко говоря, изумленным взглядом. Интересно, и чего они все так странно реагируют на меня?

Подойдя к лавке, где мы с Миком недавно сгрузили миски, я уселась как можно удобнее и только сейчас сообразила, что ни вилки, ни ложки у меня нет. Но возвращаться на кухню за столовыми приборами я побоялась, поэтому воспользовалась куском хлеба, окуная его в подливу и вылавливая небольшие куски мяса. Гуляш был просто объедение, а со свежим ароматным хлебом - это было выше всяких похвал. Такой хлеб я ела только однажды, когда приехала в деревню к бабушке, которая чтобы порадовать и удивить внуков, испекла в печи настоящий домашний хлеб. Такой вкуснятины я больше нигде не пробовала. То, что продают в магазинах под громкой красочной вывеской 'Настоящий домашний хлеб' даже отдаленно этот самый хлеб не напоминает. И сейчас я уткнулась носом в еще теплую мякоть и не могла надышаться. Это было воспоминания далекого и беззаботного детства.

Почему-то гуляш и хлеб закончились быстрее, чем я успела насытиться. Есть все еще хотелось: то ли свежий воздух так действует, то ли во сне прожорство просыпается. О фигуре же думать не надо!

Горестно повздыхав, я в третий раз вылизала и так уже блестящую тарелку. Что ж я вкусно поела, теперь самое время хорошо подумать. Как бы там ни было, но я твердо решила отправиться с эльфом и гномом. Конечно, они странные немного, но других попутчиков мне так быстро не найти. К тому же они направляются к драконам, а эти красивые рептилии всегда были моей слабость. Я все книги и фильмы о драконах перечитала и пересмотрела. А тут такая возможность - увидеть их вживую.

А сидеть в этой дыре и ждать у моря погоды меня не прельщало, тем более что кроме тяжелой физической работы, к которой я совершенно не приучена и непривычна, меня ничего не ждет.

Что ж, раз я приняла решение уходить, значит, нужно подумать, что с собой брать в дорогу. Первая проблема - одежда. Идти в этом платье - это еще полбеды, а вот в деревянных башмаках на три размера больше - нонсенс. Я ноги за час сотру до костей. Значит, моя первая задача - найти подходящую обувь и одежду. За этим придется идти к Марифе за помощью, а если не получится, то стоит потрусить Мика. Похоже, что у нас с ним один размерчик.

Соскочив с лавки, я побежала на кухню, но так и замерла в дверном проеме. Весь женский персонал кухни толпился возле широких двойных дверей, что вели в обеденный зал постоялого двора и что-то увлеченно обсуждали. Я попыталась разглядеть, что там происходит, но моего роста явно не хватало, чтобы заглянуть за их головы. Что ж, кто в наше время ездил в троллейбусах и маршрутках в час-пик, тот меня поймет: я решила воспользоваться колено-локтевым способом и, не церемонясь, расталкивала возмущающихся тучных кухарок, пробираясь к самым дверям.

На удивление обеденный зал оказался довольно просторным и светлым. Было много больших окон, на которых красовались светлых тонов занавески, а на подоконниках стояли красивые букетики цветов. Громоздкие деревянные столы были чистыми и стояли на достаточно большом расстоянии друг от друга. Посетителей в зале было немного, но их внимание было приковано к пятерке высоких здоровых мужчин, перед которыми замерла Зарика, неловко переминаясь с ноги на ногу и теребя в руках белое полотенце. Эта здоровая баба сейчас казалась просто дюймовочкой рядом с этими амбалами. То, что они являются представителями местной власти и закона - угадывалось сразу же: в их позах, взглядах и отношении окружающих. Со своего места я не могла расслышать, о чем они говорили с хозяйкой, поэтому, стараясь не привлекать к себе внимание, медленно прокралась вдоль стеночки, поближе к барной стойке, и постаралась слиться с интерьером, спрятавшись за высоченный деревянный стул.

Зарика постоянно теребила бедное полотенце, стараясь не поднимать головы и не встречаться взглядом с мужчинами. Меня удивил ее тон: тихий, покорный и почтительный.

- Значит, хозяйка, говоришь, что сегодня эльф и гном у тебя не останавливались? - голос мужчины был тихим, глубоким, но от него почему-то даже у меня по коже пробежали липкие мурашки.

Со своего места я постаралась рассмотреть этого мужчину поближе. Здоров, не стар, но уже и не молод, явно видавший жизнь и не раз встречавшийся со смертью. Глаза цепкие, колючие, хотя на губах такая ласковая улыбка, что меня передернуло. Лучше уж откровенный оскал зверя, от которого знаешь, чего ждать. А этот мужик был опаснее любого хищника.

Пока мужик разговаривал с Зарикой и, казалось, уделял только ей все свое внимание, в чем я очень сомневалась, остальная четверка, стояла слишком в расслабленных позах, лениво оглядывая зал. Но думаю, что они увидели всё и оценили всех присутствующих, которые тут же прятали глаза, стоило мужчинам глянуть на них.

- Да, господин Варух, сегодня не останавливались, - заикаясь, ответила Зарика.

Я напряглась. Странно, уж не о моих будущих попутчиках этот мужик справки наводит?

- Значит, сегодня не останавливались? - слишком ласково переспросил мужчина.

Зарика стала нервно мять полотенце, еще больше покраснев. Я покачала головой. Уж если берешься врать, да еще и представителю закона, то хоть делай это правильно, не выдавая себя с головой. Вот же дура баба!

- А вчера?

- Днем? - прошептала хозяйка так тихо, что я едва ее расслышала.

Мужчина улыбнулся, и мне стало как-то нехорошо от его улыбки и взгляда.

- И утром, и днем, и вечером, и ... ночью, - как ни в чем не бывало, спокойно перечислил мужчина, словно разговаривал с больным человеком.

- Вчера заняли только три комнаты. Не сезон же. Людей мало приезжает. Это вот когда ярмарка будет, тогда и ... - быстро пролепетала Зарика.

- И кто же постояльцы? - перебил ее мужчина.

      - В первой - пожилая супружеская пара, приехали днем и заплатили за три дня вперед, - уверенно стала перечислять Зарика. - Во второй комнате - молоденький студент, поселился вечером и сразу заплатил за неделю. А в третьей поселились молодой господин со слугой. Они приехали ночью.

- Молодой господин, говоришь? - переспросил Варух и бросил быстрый взгляд на своих подопечных.

- Да, господин, они завтра должны съехать.

Больше ждать я не стала, речь явно шла о моих будущих попутчиках. Медленно, стараясь не привлекать внимания, я прошмыгнула назад на кухню, снова растолкав в дверях любопытных кухарок, и понеслась по лестнице на третий этаж, чуть не сбив Мика. Пока бежала, в голове созрел дерзкий и опасный план.

Я забарабанила в дубовую дверь комнаты эльфа, что есть дури. Каждая секунда была на счету. Как только замок щелкнул, и дверь начала открываться, я толкнула ее и ввалилась в комнату, отпихивая уже раскрывшего рот гнома.

- Быстро снимай штаны, - крикнула я, сама тем временем стараясь сдернуть с себя ненавистное платье.

- Чё? - ошарашено спросил гном, не двигаясь с места.

- Черт, - взвыла я, разрывая какие-то завязки и тесемки. - Быстро раздевайся, - выкрикнула я, стягивая через голову тяжелое платье.

- Я... я не хочу... С тобой... не хочу, - пролепетал гном.

Теперь пришла моя очередь ошарашено на него уставиться. Я лихорадочно пыталась сообразить, что он сказал, а когда до меня дошел смысл его слов...

- Придурок, вас вычислили, - рявкнула я. - Сейчас придут сюда. Снимай штаны, козел рыжий. Я тоже с тобой... ни за что. Даже если заплатят - никогда.

- Чё? - тупо пялясь на меня, произнес гном.

- За вами пришли. Полиция или кто тут у вас. Зарика, эта безмозглая корова, выдала вас. Они через минуту будут здесь. Снимай штаны! - прорычала я и бросилась к гному. Он вцепился в пояс штанов мертвой хваткой, как будто эти самые штаны самое дорогое, что у него есть.

Я ругалась, ломала ногти, воюя с ремнем, а он молча сопел, вцепившись в штаны и ошалело глядя на меня. Не церемонясь, я толкнула гнома на кровать, кое-как вытряхивая из штанов. Да, теперь понятно, почему он так защищал сей элемент одежды - оказывается, наличие нижнего белья было не предусмотрено. Я смущенно крякнула и, стараясь не смотреть на полуголого гнома, влезла в его штаны, натянув их прямо на чулки. Затем стянула нижнюю сорочку на глазах ошарашенного гнома и, схватив валяющуюся на кровати рубашку, тут же надела ее. На спинке кресла я заметила шарф, и повязала его на голову по типу банданы, перетянув волосы и немного прикрывая лицо, на случай, если кто-то из мужчин таки заметил меня в зале.

Гном продолжал лежать на кровати, уже с интересом наблюдая за моими манипуляциями. Хотя бы прикрылся, придурок!

- Где эльф? - бросила я.

- Там, - ткнул гном пальцем на дверь.

Я схватила его за руку, стягивая с кровати, и потянула за собой. Когда я открыла дверь и влетела в комнату - это оказалась ванная. Посреди небольшого помещения стояло ... большое корыто, до самого края наполненное пенной водой, в котором сидел эльф. Я глупо хихикнула. Ну не было сил сдержаться. Эльф взирал на меня с таким выражением на лице, что я поняла - не узнал. Что ж, если он не узнал, значит, есть шанс, что и другие не узнают, особенно, если в комнату к постояльцам заявится Зарика.

- Ганнибал, что...

- Заткнись и слушай, - выпалила я. Брови эльфа поползли на лоб. - Вас рассекретили, законники сейчас будут здесь. Сиди и не высовывайся. Если сможешь - подыграй, а нет - так молчи. Понял? - на удивление эльф только кивнул, потом быстро переглянулся с гномом. - А, черт, я про него забыла, - стукнула себя по лбу, и толкнула гнома к корыту. - Забирайся. Если кто сюда зайдет - ныряй и не дыши.

- Я не могу, я... мы должны бежать.

- Ты не успеешь даже одеться, не смотря на него, - кивнула я на эльфа. - Хочешь, чтобы вас схватили?

- Не-а, - замотал головой гном.

- Тогда лезь, говорю, и помалкивай.

Возможно, мы бы пререкались еще долго, но тут раздался требовательный стук в дверь. Гном быстро залез в корыто, эльф только слегка подвинулся, и из воды показались его колени.

- Ты - господин, я - твоя любовница, понял? - произнесла я быстро, эльф кивнул, и я кинулась в комнату, оставив дверь в ванную слегка приоткрытой.

Платье и башмаки кое-как затолкала под кровать. В дверь уже нетерпеливо барабанили. Из кружки, что стояла на столе, я обрызгала водой себе лицо и рубашку. Ткань и так была легкой и прозрачной, а сейчас она так откровенно облипала мою фигуру в некоторых, самых интересных местах. Теперь вряд ли кто заподозрит во мне мальчика.

Стук в дверь был таким сильным, что она затряслась. Еще немного и они ее просто вышибут. Я весело рассмеялась и прокричала:

- Ну пусти уже, это ужин принесли, - стук в дверь прекратился. - Я сейчас вернусь, не скучай тут без меня.

Я быстро оглядела комнату, в последний раз поправила рубашку, расстегнув несколько пуговиц... если уж шокировать, то сразу, и окончательно.

- Иду, иду, сейчас, сейчас, - проворковала я и рывком открыла дверь. - Ой.

- Э-ээ, - протянул мужчина, откровенно разглядывая меня, и его удивлено вытянувшееся лицо стало быстро краснеть. - Простите, мне сказали, - начал он хмуро, - что тут остановился некий господин со своим слугой?

- Да, - кивнула я, пряча глаза и смущенно прикрывая грудь, которая четко просвечивалась через мокрую тонкую ткань рубашки.

- И кто же вы будете? - насмешливо спросил мужчина, слишком быстро справившись с удивлением.

- Я? Я слуга, - пролепетала я чуть слышно, пятясь вглубь комнаты. Моим отходным маневром тут же воспользовался Варух и уверенно шагнул в комнату. Слава Богу, хоть своих подчиненных оставил в коридоре, хотя дверь так и не закрыл. Я заметила в коридоре только троих мужчин, значит, четвертый, скорее всего, где-то снаружи.

Я как бы невзначай, бросила испуганный взгляд на приоткрытую дверь ванной, где, как взбешенный морж, плескался, мой предполагаемый господин.

- Господин... там, - махнула я на дверь, на случай если Варух еще не понял.

Мужчина ничего не сказал, быстро оглядел комнату, бросил взгляд на стол и валяющиеся кругом вещи. А я и не заметила, какой тут беспорядок. Можно было штаны взять и те, что мирно сейчас висели на спинке стула, и не раздевать бедного гнома. Думаю, Варух прекрасно заметил и смятую кровать, и валяющуюся на ней женскую сорочку.

- Значит, ты - слуга? - насмешливо спросил мужчина. Я только кивнула в ответ. - И как надолго вы в нашем городе остановились?

- Завтра уезжаем, - едва слышно произнесла я. Если он начнет задавать вопросы и дальше, я могу банально спалиться.

- И откуда же вы к нам пожаловали? - тон стал каким-то ехидным и насмешливым.

Ну вот, и влипла.

- Ты там скоро? Или сама все решила съесть? - вдруг подал голос эльф. Я незаметно перевела дыхание. - Я соскучился и ... замерз без тебя.

Мужчины в коридоре противно захихикали. Глаза Варуха сузились, и теперь он смотрел на меня с явным презрением.

- Сколько тебе лет? - бросил он.

- Достаточно, чтобы отдавать себе отчет в том, что я делаю... и с кем, - резко вскинув голову и твердо встретив его взгляд, ответила я.

- Даже так, - искреннее изумление появилось на лице мужчины. - Тогда проблема с родителями...

- Нет, никаких проблем, - перебила я его. - И не будет. Они сами согласились, - уже немного мягче произнесла я, мне даже удалось придать голосу немного грусти. Если это не сработает, то грош мне цена, как театральной артистке. Зря я что ли пять лет в театральном кружке горбатилась!?

- Что ж, девочка, - участливо произнес Варух, - если это добровольно и с согласия родителей...

Он замолчал, глядя на меня, а я твердо выдержала его взгляд, хоть по спине и пробежал холодок. Я едва сдержалась, чтобы не передернуть плечами.

- Простите за беспокойство, - мужчина слегка кивнул и быстро вышел в коридор.

Я с облегчением закрыла дверь, не забыв задвинуть задвижку, и тихо сползла по стеночке на пол. Стянула с головы шарф и вытерла потное лицо.

- Япона мать, кажись, пронесло, - прошептала я. Меня била дрожь, руки и ноги стали холодными, как лед. Но я знала, что через несколько минут они будут пылать, как впрочем, и мои щеки. Адреналин скоро схлынет, и тогда я почувствую всю прелесть отката.

Тихо скрипнула дверь ванной и в комнату заглянула рыжая голова гнома.

- Ушли? - тихо спросил он. Я кивнула. Говорить не хотелось... да и не моглось.

Следом за гномом в комнату осторожно вошел эльф. Я разглядывала мужчин, и мои губы все больше растягивались в улыбке. Но долго сдерживаться я не могла и разразилась некрасивым, некультурным, но таким искренним хохотом. Эти двое представляли собой такую экстравагантную картину, что смотреть спокойно не было никаких сил и возможностей. Гном стоял в мокрой рубашке и безрукавке, все еще хранившими следы мыльной пены, без штанов, но в красных носках. С его рыжих взлахмоченных волос стекала вода. Видать, ему все же пришлось нырять в корыто к эльфу. Ганнибал, сейчас ну совершенно не соответствуя своему геройскому имени, ошарашено взирал на меня, смущенно натягивая края рубашки, словно старался прикрыть не только причинное место, но и свои кривые, покрытые рыжими волосками ноги. Рядом с ним замер эльф с надменным холодным выражением на лице. Следует отдать должное его фигуре: стройный, удивительно пропорциональный, с красиво накаченной мускулатурой, и в отличие от гнома, с ровными ногами, он придерживал на бедрах банное полотенце. Если бы не сложившиеся обстоятельства, я бы им залюбовалась, а возможно и помечтала бы, но сейчас я не могла остановиться и хохотала на всю комнату, даже слезы на глазах выступили. А эти двое только смотрели на меня с немым изумлением. Ну, истерика у меня, обычная истерика, и что теперь? Но, видно, эльф и гном с таким последствиями стрессовых ситуаций были незнакомы.

Выждав несколько минут, эльф грозно бросил:

- Говори.

- Что говорить? - все еще всхлипывая от смеха, спросила я.

- Что это сейчас было? Кто эти люди? И почему они появились в нашей комнате?

- Они искали эльфа и гнома. Хозяйка выдала вас, вот я и решила помочь.

- И с чего бы это? - ехидно спросил гном.

- Потому что я иду с вами, а если бы вас схватили, вы не смогли бы составить мне компанию и выполнить свое задание, - выдала я, стараясь, чтобы тон был более уверенным и спокойным, но не думаю, что у меня это получилось после пережитого несколько минут назад шока.

- Почему? - вдруг рявкнул эльф.

- Я же уже объяснила! Если бы вас схватили, то я ...

- Почему ты вдруг захотела с нами идти? - прищурив глаза, спросил эльф.

- Ну, вы так меня просили, что я решила согласиться. Тем более одна могу пропасть по дороге, и тогда гильдия вам этого не простит, - ляпнула я. Ну они же сами так говорили, а я просто повторила, и совсем даже не соврала.

- Так значит, Шеф... - задумчиво произнес эльф, а гном недобро так нахмурился. - Что ж, рано утром выходим, ты должна быть готова.

- Ты совсем дурак, или думаешь, этот Варух поверил в разыгранный спектакль? - разозлилась я, вспоминая слишком понимающий и иронический вид законника. - Он сейчас все взвесит, проанализирует и поверь мне, придет к очень даже правильному выводу. Если идти, то сейчас, максимум через час, и то, думаю, уже поздно будет, - выдала я.

Ну, как-то не доверяла я им, боялась, что могут без меня уйти, пока я спать буду. Слиняют посреди ночи, и ищи-свищи ветра в поле.

- А девочка дело говорит. Кристл, надо уходить сейчас. Как думаешь, почему нас так быстро вычислили? Может, кто навел? - спросил гном, глядя на меня.

- Что ты этим хочешь сказать? - возмутилась я. - Я их тут спасаю, рискуя своей репутацией и жизнью, в ответ не слышу ни слова благодарности, так еще и подозревают черт знает в чем! Ах, ты ж, зараза рыжая. Выхухоль недомытая!

- Хватит! - рявкнул эльф, когда увидел, что гном надвигается на меня и набирает побольше воздуха, готовясь высказать мне все, что ему наболело. - Через полчаса на конюшне, - бросил он и скрылся в ванной комнате.

Мы с гномом несколько секунд пялились на захлопнувшуюся дверь, а когда посмотрели друг на друга, то я только пожала плечами.

- Он злой, - прошептал гном, как-то слишком быстро успокаиваясь, словно только что не он собирался разорвать меня голыми руками. - Таким я его еще не видел, - встревожено прошептал Ганнибал. - Видно, никак не ожидал, что нас так быстро раскроют. Сначала ты, потом ... эти. Что-то тут не чисто.

- Я не причем, - быстро ответила я. - Они сами вас нашли, а я вам помогла их обмануть.

- Как-то быстро ты сообразила, что следует сделать. Какой у тебя уровень?

Интересно и что я должна ему ответить? Что он вообще имеет в виду? То, что лучшая защита - это нападение, я уяснила еще в раннем детстве, поэтому, напустив на лицо высокомерное выражение, холодно отчеканила:

- У тебя нет права доступа к подобной информации.

Рыжие косматые брови гнома полезли на лоб.

- Даже так? - ошарашено произнес он. Я только кивнула, боясь ляпнуть лишнее. - Неужели все настолько серьезно? - Я снова кивнула, но уже более уверено.

- Я штаны тебе не отдам, - сказала я, резко меняя тему разговора.

- Да ладно, - гном небрежно махнул рукой - его мысли сейчас были явно не о штанах.

- А можно еще попросить у тебя рубашку и такую же безрукавку, а еще ботинки, ну и носки, - наглеть так по полной.

- А еще что тебе надо? - ехидно спросил гном, наконец-то, обращая внимание на мои слова. - Коня? Карету? Королевство?

- Хочешь, чтобы я в платье пошла?

- Интересно, а где же твоя одежда? Или Гильдия не снабдила? - Вот скажите, все гномы такие противные или только мне такой попался? И к тому же еще ехидный и такой подозрительный.

- А я налегке, чтобы не рассекретили, как некоторых. Что думал, сбрил бороду, обрезал косички и уже не гном?

- Резонно, - примирительно выдохнул Ганнибал и полез под стул. Оттуда он выудил большую седельную сумку и стал в ней рыться, выкидывая прямо на пол какие-то вещи. Потом он их еще раз пересмотрел и протянул мне красного цвета рубашку и серенькую безрукавку. - Извини, башмаков на твой размер нет. Можем по дороге купить.

- Я знаю, где их взять, - сказала я, вскакивая с пола. Надевать эти деревянные башмаки меня сейчас и под дулом пистолета не заставят. Так что пойду клянчить обувь у Мика, а если не даст добровольно - сама его разую.

Я приоткрыла дверь и осторожно выглянула наружу. Там было тихо и вроде бы спокойно. Вернувшись в комнату, я выудила платье из-под кровати и кое-как натянула его поверх рубашки эльфа. Оставив без объяснений и комментариев в комнате молчаливых эльфа и гнома, я выскочила за дверь, быстро сбежала по ступенькам, на ходу просчитывая в голове возможные варианты предстоящего путешествия. В крови - адреналин, в теле - азарт, а в мыслях - разброд. Люблю такой коктейль! Именно в эти минуты понимаешь, что ты живешь, а не существуешь, что движешься вместе с планетой, хотя она и кружит вокруг своей оси и по строго заданной орбите, но даже такое движение по замкнутому кругу лучше, чем бездействие и безмыслие. Для корабля с парусами, даже маленькими, не приемлем штиль.

Пока эти мысли бродили в моей голове, я успела спуститься на первый этаж. Воровато оглядевшись, я собралась было направиться на кухню, когда цепкая и сильная рука схватила меня за плечо.

Я дернулась от неожиданности, но только чудом смогла сдержать нецензурный вопль.

- Лейка, ну ты и дуреха! Совсем с ума спрыгнула! - зашептали мне прямо на ухо горячие губы Мика. - Куда собралась, тетёха? Варух тебя в зале ждет, а его люди снаружи сторожат. И каким ты только местом думала, когда влезала в эти разборки!? Ты хоть понимаешь, что натворила? Поверь, для всех было бы лучше, если бы они схватили твоего эльфа, а сейчас... Неужели так эльф понравился? И что вы бабы в этих ... созданиях находите?

Сначала я ошарашено внимала речам парня и даже хотела поблагодарить за своевременное предупреждение, но чем дальше его слушала, тем больше хотелось не поблагодарить, а наградить тумаками. К концу его пламенной речи от моей благодарности не осталось и следа.

      Я начала дергаться, пытаясь вырваться из удивительно крепких и цепких рук парня, но тщетно - мое хрупкое девичье плечо было зажато словно в железных тисках.

- Дура, не дергайся и следуй за мной, - недовольно зашипел парень, и насильно стал увлекать меня под лестницу. Я попыталась было сопротивляться, но Мик подавил это желание на корню, когда быстро зашептал:

- В темницу собралась? Если Варух тебя схватит, казематов не миновать, да еще и пытки ждут. Можешь мне поверить. И кто тебя только надоумил обманывать представителя закона и власти в нашем городе? Не, ну я знаю, что у тебя с головой плохо, но сегодня ты совсем сбрендила. Ты что, забыла, что Варух на четверть оборотень? Он тебя по запаху узнает, как не прячься. Хоть в гов... в грязи вываляйся - он тебя опознает. Ну, ты и дала, дуреха! Он тебя сразу не схватил только потому, что ты его развеселила. Я никогда не слышал, чтобы он так ржал. Думал, и потолок обвалиться. Но если бы ты слышала, что он о тебе и об этом эльфе говорил... Даже у меня уши в трубочку сворачивались. Поэтому у тебя одна дорога - бежать и как можно быстрее. И я помогу.

- С чего бы это? - я снова попыталась вырваться, но если честно, то у бультерьера легче пасть разжать, чем отцепить от себя пальцы Мика. Кажется, мое плечо будет очень-очень синее. - Больно! - взвизгнула я, когда он еще сильнее сжал плечо.

- А ты не вырывайся. Дура! - процедил парень, но хватку немного ослабил.

- Слушай, хватит уже обзываться! - пробормотала я, когда мы остановились возле неприметной двери. Если бы не свет из кухни, я бы ее и не заметила. Дверь была под самой лестницей, так что нам пришлось согнуться в три погибели. Еще немного и легче будет встать на колени. Думаю, знают об этом заброшенном закутке постоялого двора только мыши и Мик.

Пока я оглядывалась и хоть что-то пыталась рассмотреть, парень колдовал над дверью. Кстати, ни ручки, ни замка, ни засова на ней не оказалось. Но вдруг что-то тихонько щелкнуло, Мик замер, словно прислушиваясь к чему-то, потом раздался скрип, и из-за открывшейся двери пахнуло явно жилым помещением.

Мик втолкнул меня в комнату и тут же зашел сам. Раздался снова щелчок, и дверь закрылась. Мы оказались в полной темноте.

- Стой тут, - скомандовал Мик и его шаги стали удаляться.

Я с детства боюсь темноты, особенно такой кромешной. Когда вокруг ничего не видно, кроме этой самой тьмы. И она как живая обволакивает тебя, словно затягивает внутрь своего темного нутра и ее черная пасть высасывает из тебя все, что есть живого, здравого, мыслящего, оставляя только липкий страх и панику.

Но только паника стала овладевать мной, раздался совсем рядом голос Мика.

- Значит так, - деловито произнес парень, - пойдешь в Хоторынь к моей бабке.

- В ... куда?

- Не бойся, хоть моя бабка и ведьма, но тебе она ничего не сделает. Скажешь, что ты моя... подруга. Да она и так это поймет и поможет, спрячет, прикроет на время. А как все уляжется - я за тобой приду или весточку подам, что можно возвращаться, - голос Мика то удалялся, то приближался. Он явно что-то делал в этой полной темноте.

- Ты что-то видишь? - не справилась я с любопытством.

- Вот, дура, - беззлобно бросил парень, пробегая рядом со мной. Я почувствовала легкое прикосновение к своей щеке. Это что такое? Он меня поцеловал в щеку?

- Бабка, конечно, страшно разозлиться, но не убьет тебя. Так что потерпишь немного.

Я ошарашено выдохнула, не найдя подходящих слов, чтобы выразить свое состояние. Я уже мало что понимала, и мое сознание отказывалось анализировать происходящее и выдавать мне хоть какие-то логические и правдоподобные выводы.

- Черт, хотя бы свет включи? - буркнула я.

- Лейка, не тупи! И что с тобой сегодня? То совсем нормальная, то как выдашь что-то... - Мик резко заткнулся. Кажись, сказал лишнее. Но слово вылетело и теперь его никак уже не загонишь назад, да и кто позволит. Мое любопытство зашкалило.

- А ну-ка, - взмахнула я в темноте руками, только сейчас сообразив, что все еще сжимаю одежду гнома. - Что ты хочешь этим сказать?

- Знаешь, Лейка, - Мик остановился рядом. - Сегодня ты странная, - произнес парень, и волосы на моем виске зашевелились от его теплого дыхания. Потом его губы легко коснулись моего уха. Я дернулась, отталкивая парня. Нехватало еще, чтобы во сне меня подростки соблазняли. Дожилась!

- Ты что делаешь? - завопила я и тут же его ладонь легла на мои губы.

- Ты что сдурела? Чего орешь? - зашептал Мик.

- А ты чего делаешь? - тихо прошипела я, сквозь его руку.

- Что, как только эльф нарисовался на горизонте, так я уже по боку? Разонравился? - Мик убрал руку и отдалился. Его голос звучал тихо и обижено.

Вот те здрасьте! Это что получается, я шашни с тринадцатилетним сосунком кручу? Докатилась ты, подруга!

- Ладно, утрясем это дело, потом поговорим, - примирительно и слишком спокойно выдал Мик. - Потом ты от меня никуда не денешься.

- Напугал, как же, - не сдержалась я.

      - Еще не начинал, - процедил Мик и снова прямо мне на ухо. И как он так неслышно двигается? - Сейчас я тебя выведу через потайную дверь, затем провожу за город, а дальше сама, чтобы Варух чего не заподозрил. Я сколько смогу буду тебя прикрывать, а потом...

- Мик, я не пойду. Я договорилась с эльфом и гномом. Они ждут меня.

- Ага. Размечталась. Лейка, нет, ты все-таки полная дура. Они уже давно покинули эту гостиницу и город. Они бросили тебя, как только ты вышла из комнаты. Неужели ты рассчитывала, что этот красавчик возьмет тебя с собой?

Я кивнула, скорее для собственной убедительности, но в душу стали закрадываться сомнения. А действительно... с чего это я вдруг решила, что они будут ждать меня? Что они возьмут меня с собой? Черт, я действительно такая наивная и глупая!

- Как только эльф понял, кого за ним послали, то скрылся при первой же возможности. Думаешь, он не понял, что Варух тебя раскусил? Теперь пока ты будешь отвлекать законника, он спокойно скроется. Безмозглая ты дуреха! Баба, она и есть баба! - выдал свое глубокое умозаключение Мик.

Но я не верила ему. Я не хотела верить, хотя и понимала, что это вполне возможно.

- Нет, нет, они меня ждут, - прошептала я. Ну не могла я поверить в такую подлость. - Я знаю, - твердо произнесла я, - они ждут меня, и я не могу больше задерживаться. Одолжи мне свою одежду.

- Лейка, ты вообще понимаешь...

- Мик, ты мне друг? - перебила я парня.

- Что? - он снова остановился рядом, и я ощутила его теплое дыхание.

- Мне нужна твоя одежда и обувь. Можно еще куртку и какую-нибудь еду. Пожалуйста, помоги мне.

Я всматривалась в темноту, определяя местоположение парня по доносившемуся тяжелому дыханию. Кажется, Мик был зол... и не просто зол, он был взбешен и сейчас сопел как разъяренный бык перед броском.

- Тебе совсем плохо, да? - вдруг выдал он. - Ты не понимаешь, что говоришь?

- Я все понимаю, и поэтому прошу твоей помощи. Если ты откажешься - я найду Марифу и попрошу ее.

- Они не ждут тебя, - тихо выдохнул Мик.

- Посмотрим еще. Так ты поможешь мне?

Мик молчал, казалось, целую вечность. До меня доносилось только его тяжелое дыхание.

- Мик... - я никак не могла сказать ему, что у меня совсем нет времени. Что-то в поведении этого подростка меня напрягало. На вид он совсем мальчишка, но его поведение, слова, решения...

- Значит, так, - вдруг твердо произнес парень. - Я дам тебе все, что необходимо, отведу тебя на место встречи. Вы же где-то договорились встретиться?

- На конюшне, - тихо ответила я, боясь, что он передумает.

- Если их там не будет, ты сделаешь так, как я сказал. Только на таких условиях...

- Я согласна, - чуть не взвизгнула я, не в состоянии скрыть радость.

Не знаю почему, но я верила, что эльф не бросит меня, я чувствовала, что найду их там, где договорились встретиться, я знала, что они дождутся меня. И сама не понимаю, откуда появилась эта уверенность. Наверное, уж больно я одна не хотела отправляться в черт знает какую деревню к неизвестно какой бабушке. Я и так за свою недолгую жизнь редко выезжала из родного города, а одна так вообще никогда. И сейчас в этом незнакомом мире, пусть он мне только снится, (хотя я все больше начинала в этом сомневаться, но поскольку других логических объяснений у меня не было, я все еще продолжала верить, что эти приключения мне просто снятся), я не собиралась никуда идти одна. А компания эльфа и гнома была вполне приемлема. Ребята они вроде бы нормальные, хотя и с приветом, но кто из нас без тараканов?

- Что ж, раз так, давай переодевайся, я тут нашел тебе более подходящую одежду, чем обноски гнома.

- А свет? Я ж ничего не вижу, - недоуменно выдала я. - Тут же темнота хоть глаз выколи.

- Извини, но я не могу сейчас воспользоваться магией. Варух сразу же просечет. А огнива у меня нет. Но я помогу тебе одеться, - сказал Мик, и меня обдало жаром.

И как он мне поможет? Я с трудом себе представляла этот процесс. Но поскольку тут было слишком темно, то я не очень стеснялась, надеясь, что парень просто хорошо ориентируется в комнате, потому так ловко обходиться без света.

Нервно дергая завязки, я попыталась стащить с себя платье, которое впопыхах натянула в комнате эльфа. Но что-то там за что-то зацепилось и платье никак не хотело сниматься и, кажется, я в нем застряла.

- Просто не дергайся, - вдруг прямо на ухо шепнул мне Мик. - Я помогу. Замри и не шевелись. - Я застыла, ощущая его горячее дыхание на своем затылке.

Что-то он все больше проявляет ко мне нездоровый интерес. Нет, интерес-то вполне понятный, но я старше этого подростка более чем на пять-семь лет, а то и еще больше. Меня как-то не очень прельщало такое внимание мальчика. Но сейчас, когда я не видела его, он казался гораздо старше. Его движения, слова, поведение, суждения выдавали в нем уже достаточно зрелого, взрослого мужчину. Но ведь этого не может быть?

Вдруг мою спину обожгло болью, но я не успела даже вскрикнуть, как ощутила, что вся моя одежда: платье, рубашка эльфа, штаны гнома - все распалось на куски и опало на пол. Словно сорванные ветром осенние листья. Я осталась совершенно голая.

- Ой, прости, - прошептали горячие губы Мика мне в шею. - Я сейчас все исправлю.

Что он имел в виду, я не поняла, но тут же почувствовала что-то влажное, горячее и шершавое на своей спине. Рану обожгло словно огнем, но боль стала медленно уходить, а по телу расплылось блаженство и истома. И в тот же миг я осознала, что этот сосунок облизывает меня! Это его горячий язык оставляет влажные следы на моей спине, шее, плечах.

- Хватит! - гаркнула я, отпрыгнув от парня. При этом я на что-то натолкнулась и чуть не упала, если бы его крепкие руки не перехватили меня за талию.

- Извини, просто я думал, что на тебе должна была быть еще и сорочка... Поэтому немного не рассчитал, - все еще обнимая меня за талию, прошептал Мик.

- Давай уже одеваться, у меня мало времени. Или ты специально тянешь, надеясь, что эльф уйдет, так и не дождавшись меня?

- Ты серьезно так обо мне думаешь? - в голосе парня появились странные нотки.

- Нет, я ... не хотела тебя обидеть, но твое поведение...

- И что не так?

Я молчала, не зная, как реагировать на его слова, и боясь еще больше спровоцировать этого подростка. Кто знает, что он вообще может сделать? И о чем я только думаю?

- Мик, помоги одеться, - твердо произнесла я, но голос все равно дрогнул.

- Хорошо. Вот рубашка. Давай руку вот сюда... да не туда.. да не толкай ее, я сам надену. Лучше не шевелись и не помогай, я сам все сделаю.

- Я хотела, как лучше, - буркнула я. Кажется, стараясь помочь и ускорить сей процесс, я только еще больше мешала.

- Стой смирно, тетёха, и не махай руками, как мельница. Я сам справлюсь. Уж одень-то женщину, у меня получится.

Мик схватил меня за руку, и быстро натянул рубашку, потом еще что-то похожее то ли на кофту, то ли на безрукавку. Потом присев у моих ног, он стал надевать носки. Но когда дело дошло до брюк, он вдруг замер. Хорошо, что вокруг кромешная тьма, и я не вижу сейчас выражения его лица.

- Черт, - тихо процедила я сквозь зубы, а Мик уже натягивал на мою ногу одну штанину, потом быстро справился и со второй штаниной. Потом медленно стал надевать этот элемент одежды на положенное ему место. Я ощутил его горячие ладони на своих ягодицах, когда он стал заправлять рубашку.

- Я сама... дальше, - заикаясь, прошептала я, отталкивая его руки.

- Сама застегнешь? - с насмешкой спросил Мик.

Блин, этот недоросль еще и потешается надо мной! Убью, заразу.

Пока я воевала с кучей пуговиц на ширинке и с ремнем, Мик успел обуть меня в невысокие сапоги или ботинки. Затем накинул на плечи куртку. В рукава я уже сама просунула руки.

- Осталось сделать что-то с волосами, - задумчиво протянул Мик.

- Что именно? Спрятать? Обрезать?

- Обрезать!? Это было бы неплохо, но... с короткими волосами все будут принимать тебя за... за... Короче, это доставит массу проблем.

- Каких еще проблем? Если я кошу под мальчика, значит, волосы лучше обрезать, так?

- Так, но...

- Никаких 'но', волосы не руки, отрастут со временем.

- Ну, тогда... не дергайся, - хмыкнул парень.

- С ума сошел! Тут ничего не видно! Ты мне сейчас и уши обрежешь!

- Твои прелестные ушки останутся при тебе... если конечно дергаться не будешь.

- Мик!

Но парень уже что-то делал с моими волосами. Он легко перебирал пряди ловкими пальцами, и я не слышала звуков стрижки, но ясно ощущала, что моей голове становится холоднее и легче.

- Вот и все. Так даже лучше, - усмехнулся он, повязывая мне на голову платок или шарф. Прикрыв лоб, натянув косынку до самых бровей, он ловко завязал ее концы на затылке. - Чем меньше голого тела, тем дольше я смогу тебя прикрывать, - загадочно выдал он, надевая мне на руки перчатки. - Вот и все.

Мик взял меня за руку и потащил вперед. Похоже, что покидать это странное помещение мы явно будем через другую дверь.

Сумрачный свет после полной темноты больно ударил по глазам. Пока я хлопала ресницами и растирала слезы по щекам, Мик быстро вел меня по заднему двору. Едва слышное конское ржание подтвердило мои догадки.

Мик резко остановился, и я тут же налетела на него.

- Опаздываешь, - я сначала услышала голос гнома, и только потом рассмотрела его самого. Ганнибал стоял возле небольшой приземистой лошадки и явно нервничал. - Мы уже думали, что ты испугалась и передумала идти с нами.

- Не дождешься, - буркнула я, оглядываясь вокруг и выискивая глазами эльфа.

- Кристл готовит Призрака и скоро будет. А это тебе. Держи, - гном сунул мне в руки поводья. Я скептическим взглядом окинула лошадку, и как ни странно увидела в ее лиловых глазах тоже настроение.

- Это мне? - скривилась я. Лошадка на мои слова фыркнула и мотнула головой, намериваясь выдернуть поводья из моих рук.

- А ты что к драконам пешком собралась? - раздался насмешливый голос эльфа. Он как раз выходил из конюшни, ведя в поводу черного скакуна. Ну, кто бы сомневался, что такой красавчик может принадлежать еще кому-нибудь, кроме эльфа. - Управишься с ней? - спросил Кристл. Кобылка снова фыркнула и замотала головой.

Любопытно, это эльф у лошади спрашивал или у меня интересовался?

- Я умею ездить верхом, - гордо выдала я.

Эльф кивнул и заинтересованным взглядом оглядел меня с ног до головы. Оставшись довольным моим внешним видом, он одобрительно кивнул.

- Твоя работа? - не глядя на Мика, спросил он.

      - Если с ней что-то случиться. Я тебя...

- Знаю, - эльф небрежно перебил парня и перевел на него какой-то слишком серьезный взгляд.

Я с недоумением смотрела на белобрысого подростка, который уверенно и смело смотрел на взрослого эльфа.

      - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы она выжила, - сказал Кристл.

- А большего и не нужно, - хмыкнул Мик, а мои брови еще больше полезли на лоб.

Гном сопел где-то рядом и с таким же, как и я недоумением поглядывал то на эльфа, то на парня.

- Сколько еще сможешь ее прикрывать? - спросил эльф.

- Час у вас точно есть, ну а потом... сами, - произнес Мик с улыбкой.

- Этого нам хватит, - хмыкнул эльф и легко взлетел в седло. - Нам пора отправляться.

- Помочь? - ехидно поинтересовался гном, кивая на лошадку, которая по размеру и росту больше напоминала пони, а вот по характеру, скорее всего, тянула на упрямую ослицу.

Фыркнув не хуже лошадки, я показала гному язык и повернулась к Мику.

      - Спасибо тебе за все, - искренне поблагодарила я парня и протянула ему руку. - Может, еще свидимся.

- Обязательно, - улыбнулся он и нежно пожал мою руку. Затем вдруг дернул на себя, и я оказалась в его крепких объятьях.

- Что бы ни случилось - не забудь меня, - прошептал он мне на ухо, и его губы легко коснулись моей щеки. - Удачи.

Глава 4

Озеро было каким-то грустным, да и природа вокруг навевала тоску. Я бы даже сказала, смертельную тоску. Словно на кладбище оказалась: кругом слишком тихо, мрачно и грустно.

Несмотря на то, что мы проехали всю ночь, утро и день без остановок, только к вечеру эльф разрешил сделать привал. Когда он сказал, что скоро остановимся на ночлег, я чуть сознание не потеряла от радости. Таких физических нагрузок у меня еще никогда не было. Я устала так, что даже жить не хотелось. Хотя для меня езда на лошади и не была в новинку, но не так долго и не по таким дорогам. Задница занемела, ноги одеревенели, а спина неимоверно ныла. У меня болела не только каждая мышца и косточка, но, казалось, даже каждая родинка на теле, которыми Бог меня не обделил.

Эльф гнал нашу тройку без остановки на еду и хотя бы короткий отдых. А поскольку мы весь день ничего не ели и почти не пили, то и на туалет он выделял только пару минут и то всего два раза за все время дороги. Никто не разговаривал - эльф изредка бросал отдельные слова, которые понимал только гном. Все старались экономить силы. Мне не раз казалось, что я больше не могу, что сейчас просто свалюсь на землю и больше не двинусь с места, но насмешливый взгляд эльфа и ехидная улыбка гнома снова наполняли мое упрямство силой двигаться дальше. Стиснув зубы и не издав ни звука, я ждала пока придет второе, третье... десятое дыхание. Не знаю почему, но мне хотелось показать этим двум снобам, что я могу, что я справлюсь, что у меня получится. И надо было выпендриваться! Особенно когда нашли место для ночлега, мне вдруг приспичило освежиться. Эльф сказал, что недалеко есть прекрасное озерцо. Я едва слезла с кобылы, и, стараясь не хромать, схватила сумку, которую собрал для меня Мик, и пошла по тропинке к озеру. Только скрывшись с их глаз, я позволила себе застонать.

И вот я здесь, стою и пялюсь на представший перед глазами пейзаж и что-то уже совсем не нахожу у себя былого желания освежиться. Осталось только одно желание - упасть где-нибудь и заснуть, и можно даже без ужина...

Но как бы там ни было, окружающая природа поразила меня так сильно, что даже отрезвила от опьянения усталостью и болью во всем теле.

Я словно попала в сказку. Только не в добрую и милую, а в злую и страшную. Хорошо хоть солнце стояло еще довольно высоко, давая только легкий намек на зарождающийся вечер. Однако длинные темные тени деревьев уже уверено наползали на гладкую поверхность озера.

Я медленно, постанывая и ругаясь сквозь зубы, подошла к заросшему невысокой травой берегу. Несколько мелких жаб прямо у меня из-под ног тут же сбежали в темные мутные воды. Мысль о том, что стоит раздеться и залезть в эту воду ретировалась быстро и окончательно. Все, что я сделала, это быстренько разулась, стянула носки, скинула безрукавку и вошла в воду по щиколотки. Как ни странно, вода оказалась довольно теплой, но слишком темной. Даже на такой мели я не смогла увидеть дна. Я зачерпнула воду в ладони и осторожно понюхала ее. Ничем тухлым и противным она не пахла, и в ладонях казалась достаточно чистой. Я вымыла руки, а потом даже рискнула и умылась. Стало немного легче дышать, тело словно оживало. Конечно, для полного восстановления этого недостаточно, но теперь хотя бы сил на ужин хватит.

Умывшись еще несколько раз, я расстегнула рубашку. Оглянувшись вокруг и никого не обнаружив, я скинула ее на траву и по-быстрому смыла с себя пот. На большее меня уже не хватило. Да и задерживаться в таком месте до темноты я не хотела. Сумерки уже и так начинали захватывать в плен верхушки деревьев, удлиняя их тени и превращая окружающую природу в декорации для фильма ужасов.

Быстро вытершись рубашкой, я достала из сумки чистую и тут же натянула ее на еще влажное тело. Так же в сумке нашлась еще одна пара носков. Обувшись, я затолкала грязную одежду в сумку и почти бегом бросилась по едва заметной тропинке на поляну, где меня ждали эльф и гном.

Выбралась я довольно быстро, тем более что мои спутники уже разожгли костер, свет которого служил мне отличным маяком. Завидя его мягкие блики, я немного успокоилась и уже медленнее двинулась к нашему лагерю. Я и сама не знаю, почему старалась идти как можно тише, постоянно прислушиваясь к голосам эльфа и гнома. Вот как почувствовала, что эти двое будут перемывать мне косточки, воспользовавшись моим отсутствием.

Как только их голоса стали громче и можно было хорошо разобрать слова, я остановилась, спрятавшись за деревом. Да, подслушивать очень плохо, но иногда, ой как полезно. И сейчас был именно такой случай.

- Никогда не думал, что увижу шицу-ки вживую, - услышала я слова гнома. Ганнибал увлеченно копался в седельных сумках, выкладывая на белое полотенце съестные припасы. - И где я его увидел? В бедной забитой человеческой деревушке! Интересно, что он там забыл?

- Кто знает, - ответил эльф. Он сидел на поваленном дереве и задумчиво смотрел на пылающий костер. - Я тоже немало удивился, когда понял, кто он. Ночью я совершенно не почувствовал его. И думаю, если бы не сложившаяся ситуация, мы бы так и не узнали об этом. Он ловко смог прикрыть свою сущность.

- Даже от тебя, - хихикнул гном.

- Даже от меня, - усмехнулся Кристл в ответ.

      - Я слышал, что эти существа почти исчезли. То ли сами вымерли, то ли их намеренно истребили.

- Да, их осталось всего чуть больше сотни особей и все мужского пола. Так что вопрос их вымирания только во времени.

- Ничего себе! Но почему? - гном уселся прямо на траву.

Я поняла, что ничего важного для себя не подслушаю и уже совсем собралась выйти из своего укрытия, как следующая фраза эльфа заставила меня замереть на месте.

- А вот меня волнует, почему этот парень прикрывал нашу милую попутчицу, тратя на нее свои драгоценные силы и остатки магии. Неужели, он признал ее как избранницу?

- Чего? Лейку? - взвыл гном, и я взвыла вместе с ним, только мысленно.

- Я читал в древней книге нашего рода, что шицу-ки могут выбирать себе избранницу из любой расы, и потомство выходило полноценным шицу-ки без примеси другой крови и магии. Но только беда в том, что зачастую избранницы погибали или сходили с ума после спаривания. Были только единичные случаи, когда женщина выживала, и к тому же вынашивала здоровое потомство. Кстати, наш знакомый - яркий тому пример.

- Подожди, Кристл, ты хочешь сказать, что матерью Мика была обычная женщина? Человек?

- Угу, - кивнул головой эльф. - И, похоже, теперь Лейка - его избранница.

- Да-а, жаль девчонку, - протянул гном, а у меня подогнулись колени, и я сползла по стволу дерева прямо на землю. - Может, еще обойдется? Он же отпустил ее с нами?

- Почему он так поступил - совершенно не понимаю, но думаю, что метку на нее он поставил уже давно. Теперь ждет, пока она привыкнет к нему, а может еще чего.

- То есть он ее пока только выбрал, а этого самого... у них еще не было? - поинтересовался гном, и я, затаив дыхание, со страхом и ужасом ждала ответ эльфа.

- Я не знаю, что между ними произошло, но девчонка явно была не в адеквате. Помнишь, какой мы ее встретили ночью в обеденном зале, когда только приехали?

- Ненормальной. Она словно ни на что не реагировала. И кстати, паренек-то был рядом с ней... и был чересчур бледным.

- Вот именно. А какой она ввалилась к нам в комнату утром?

- Нормальной, - гном почесал затылок. - Абсолютно нормальной.

- Она адекватно на все реагировала, была вменяемой и ... главное живой. А это говорит о том, что между ними что-то было, но только я не понимаю что именно. Во время ритуала и соития шицу-ки часто принимают свой истинный облик, потому что не могут себя контролировать из-за переполняющих их эмоций.

- Ох, ты ж мать. Они ж такие страшные! И большие! - выпалил гном, а я нервно сглотнула. То, что я услышала, никак не вязалось с Миком и со мной. Это было просто немыслимо. Может, это не обо мне? Маленькая надежда еще теплилась в моей душе.

- Думаю, он стер ей память о неудавшейся ночи. Надо отдать ему должное - он смог прекратить процесс соития и тем самым спас девочку. Скорее всего потому у него так мало сил, и он так легко отпустил Лейку с нами. Защитить ее сам он не мог, тем более от законников. А за то, что она помогла нам - ее ждала как минимум каторга на рудниках или, в лучшем случае, - смерть.

Я сглотнула и еще сильнее задрожала. Теперь ясно, чего Мик так взбесился. Но если тут было более-менее все понятно, то вот с потерей памяти и избранницей - полный отстой! Неужели все, что я сейчас услышала, касалось именно меня и Мика? Но ведь я была в операционной в больнице, а потом вдруг оказалась на заднем дворе в луже со свиньей.

А может, это совсем не сон? Может, я схожу с ума? Или... нет, это уже совсем нелепость... или ... я действительно в другом мире? Я обхватила голову руками, словно стараясь удержать собравшийся в бега разум. Как это может быть? Разве такое вообще может быть? И если да, то почему со мной?

- Если на ней метка шицу-ки, как гильдия могла взять ее в больницу? - спросил гном.

- Это как раз понятно. Благодаря шицу-ки и его метке, тело девушки стало сильнее. Она намного выносливее обычного человеческого мужчины.

- Тогда понятно, а то я все ждал, когда же она будет молить о пощаде, а она молча, без единого стона выдержала такой путь. Значит, она действительно... - гном замолчал, а мое любопытство взлетело до верхней отметки.

- Гильдия тоже это понимает. Она первоклассный боец, шпион и агент. Выносливая, сильная, умная, - гном только фыркнул на слова эльфа, и мне сразу же захотелось его придушить. - Тем более что благодаря метке любой шицу-ки, которого она встретит на своем пути, будет защищать ее, даже ценой своей жизни.

- Святой Адуммий! И с кем мы связались?! - взвыл гном. - И ты обещал защищать ее!?

- У меня не было выбора. Тем более я сказал, что сделаю все, что в моих силах, а это означает, что рисковать жизнью ради ее спасения я не буду, и он это понял.

Теперь мне захотелось придушить еще и эльфа. Я, значит, рискнула своей свободой и жизнью, чтобы спасти их, а они, значится, не будут ради меня... Я начинала злиться, но прекрасно понимала, что злюсь-то я на себя и обстоятельства, что так неудачно сложились. Я влипла по полной и, кажись, надолго.

- Слушай, Кристл, ну больницу я еще могу понять, но почему ее взяли в операционную? Это же элита гильдии!

- Лейка нечувствительна к обычной магии.

Я ждала реакции гнома, но ее не последовало. То ли рыжий онемел от шока, то ли это было нормальным положением вещей. Я все больше и больше узнавала о себе, но чем больше я узнавала, тем меньше понимала, что мне теперь делать.

- А ты когда-нибудь видел других агентов операционной? - наконец как-то сдавлено выдавил гном.

- Никогда и никто их не видел. И уж тем более о них ничего неизвестно. Они хранят свое инкогнито.

- Тогда почему она нам открылась, причем так сразу?

- Вот этого я никак не пойму. Чувствую, что что-то не так, а что именно - не понимаю.

- Так поэтому ты взял ее с собой?

- Это лишь одна из причин, - хмыкнул эльф. - Тебе не кажется, что наша попутчица задерживается?

- Думаешь, стоит ее поискать?

Я понимала, что пора показываться, а то они подумают невесть что, или вообще пойдут искать, а я вот тут сижу онемевшая, очумевшая, побледневшая и вообще....

- Я сам пойду, - сказал эльф, а я попыталась подняться с земли, но ноги совершенно меня не слушались. - Давай котелок, воды по дороге наберу.

- Да уж, горяченькое не помешает.

Я продолжала сидеть под деревом, понимая, что через минуту эльф найдет меня. Но мне было все равно. Мне хотелось кричать, плакать, а еще кое-кому надавать по морде. И почему-то рыжая физиономия анестезиолога оказалась первой в моем списке.

- Долго будешь тут сидеть? - раздался рядом тихий шепот эльфа. Я даже не испугалась, так... только немного дернулась.

- Пока совсем не остыну, - буркнула я со злостью.

- Помочь? - насмешливо спросил Кристл.

- Обойдусь, - я фыркнула и отвернулась. Не хотела, чтобы он видел мои злые слезы, которые медленно катились по щекам.

- Ну, как знаешь, - сказал эльф и пошел дальше по тропинке к озеру.

Как только его спина скрылась с глаз, я попыталась еще раз подняться. У меня это получилось, хотя и не с первой попытки. Кое-как выпрямившись и расправив плечи, я двинулась к костру. В голове было темно и пусто, как в котелке. Подслушанный разговор и собственные мысли я загнала в самый дальний угол сознания. Обо всем этом я подумаю потом... потом, когда смогу думать. А сейчас я жутко хочу спать, хотя нет, даже не спать - я просто хочу забыться долгим спокойным сном. И если можно, я хочу проснуться у себя дома, или в больничной палате, или в операционной, где угодно, но только в своем собственном мире, где я родилась, где живут мои родители и друзья, где есть Сергей Викторович...

Я доплелась до костра, гном окинул меня заинтересованным взглядом, но я не хотела ни разговоров, ни сочувственных взглядов.

- Что-то ты долго, - произнес он. - Заблудилась?

Я не собиралась отвечать. Достав из своей сумки свернутое одеяло, я бросила его недалеко от костра. Затем надела куртку и улеглась на одеяло, отворачиваясь от ошарашенного гнома.

- Спокойной ночи, - буркнула я и закрыла глаза.

- А ужин? - и этот вопрос гнома я оставила без внимания.

Я услышала, как пришел эльф, как они о чем-то шептались некоторое время, а потом кто-то добрый сжалился надо мной, и я провалилась в сон без сновидений.

      Я уже давно проснулась, но все еще лежала на своем твердом ложе и смотрела, как на небе гаснут чужие звезды. Меня кто-то укрыл еще одним одеялом и, хотя костер давно погас, холодно не было. Я спала явно недолго, но чувствовала себя отдохнувшей и полностью выспавшейся. Люблю спать, когда сны не тревожат. Вот так закрыл глаза, погрузившись в черноту ночи, а потом просто их открыл, понимая, что спать не хочешь и голова ясная. Я-то думала, что мне точно обеспечена ночь с кошмарами, особенно после подслушанного разговора. Но, слава Богу, на этот раз все обошлось.

И вот полностью проснувшись, я все еще лежала, прислушиваясь к мерному сопению своих спутников, фырканью коней, тихому шелесту ветра в листве, используя это время на 'подумать'. Я пыталась найти хоть какие-то мало-мальски логические объяснения тому, что со мной случилось, но никак не получалось, потому что такому просто не может быть никаких логических объяснений! Этому не может быть вообще никаких объяснений! Разве можно действительно попасть в другой мир? И вообще существует ли этот самый другой мир в действительности, а не в книжках? Но даже если и существует, даже если я тут оказалась, то почему все вокруг принимают меня за совершенно другого человека? Или я переместилась в другое тело? Раньше эта мысль как-то не приходила мне в голову. Но не узнать собственное тело - невозможно. Я подняла руку и стала рассматривать ее в сером свете просыпающегося рассвета. Вот этот шрам остался от первой моей неудачной попытки самостоятельно разделать курицу. А вот этот шрам на большом пальце появился еще в детстве, когда я, вслед за братом, решила выстругать из палки настоящее индейское копье. Закончилась моя попытка в больнице, где мне наложили три шва. А вот на запястье след от ожога, когда я уронила утюг, точнее, когда я пыталась его поймать. Долго мучилась с этим ожогом, все никак не хотел заживать. Так что я с уверенностью могу сказать, что это мое тело, которое я знаю уже больше двадцати лет. Знаю и люблю!

В животе заурчало от голода. Но вот это что-то новенькое. Давно я не испытывала чувства голода с самого утра. Интересно, эти двое оставили мне что-нибудь поесть или все сами сожрали?

Я села на одеяле и огляделась. Как-то вчера мне было не до осмотра окружающей природы. Впрочем, ничего выдающегося я не заметила. Лес как лес: высокие раскидистые деревья, между ними цветущий белыми цветочками кустарник, высокая и цепкая трава ярко-зеленого цвета, везде слышится веселый пересвист просыпающихся птиц, вот зажужжали первые насекомые. Обычный лес, как... как в нашем мире.

Лошади были привязаны тут же недалеко. Они еще спали, мирно свесив головы. Конечно, черный жеребец эльфа был не просто красавчиком, -это был необычный конь. Моя кобылка тоже оказалась ничего. Первое время после знакомства мы с ней пытались выяснить, кто в нашем тандеме главный. Но поскольку я уже имела немалый опыт общения с этими прекрасными животными, у меня получилось убедить это упрямое создание, что главная тут я. Кобыла либо признала это, либо просто смирилась, но вела себя послушно и спокойно: уже не норовила меня скинуть или вырвать поводья, слушалась беспрекословно, выполняя все команды быстро и точно. Если бы не она, я бы, наверное, не смогла пережить вчерашнюю скачку. Кто-то из ребят, скорее всего, гном, расседлал мою лошадку. В следующий раз надо все же самой об этом позаботиться.

Как только я осторожно поднялась, моя кобыла открыла глаза и повернула голову в мою сторону. Я подошла к ней и потрепала по загривку, погладила ее морду. Лошадь смотрела на меня, и мне показалось, что в ее лиловых глазах было удивление.

Эльф с гномом спали с другой стороны потухшего костра. Интересно, почему они так спокойны, если за нами вроде бы как должна быть погоня? Почему не выставили охрану? Или надеются на магию? Я совсем забыла, что в этом мире есть магия. Кстати, гном сказал, что я к ней не чувствительна. Любопытно, что мне это даст? Чем поможет в дальнейшем?

Стараясь не шуметь и давая попутчикам еще поспать, я бережно подняла свою сумку и двинулась к озеру. Все тело ныло от крепатуры. Надо бы искупаться перед дорогой, размять немного мышцы, да проверить, что Мик мне собрал в дорогу.

Рассвет уже развеял сумрак ночи, и солнце начинало весело золотить верхушки деревьев. Озеро и природа вокруг словно преобразились. И почему вчера мне показалось все таким жутким? Теперь тут искрилась вода, щебетали птицы, порхали бабочки... и царило полное умиротворение... сказка!

Я бросила сумку на траву и стала быстро раздеваться. Осторожно зашла в воду, поежилась немного и поплыла. Красотища! Поплавав несколько минут, я вылезла на берег. Легкий ветерок обдувал мокрое тело и я тут же покрылась мурашками. Помахав руками, чтобы согреться, я накинула на мокрые плечи рубашку и стала копаться в своей сумке. Ничего интересного там не оказалось: еще одна рубашка, пара брюк, еще одни носки, какая-то кофта. Больше одежды не было, зато нашлась расческа, баночка с какой-то мазью или гелем - надо будет у эльфа спросить, что это может быть - и какой-то сверток в сером полотенце. Я осторожно вынула его и стала разворачивать прямо на траве. Там обнаружилась буханка хлеба, кольцо колбасы, какие-то печенья, и непонятные шарики в маленькой коробочке. Может, конфеты? Попробовать я не рискнула, решив и об этом выяснить у эльфа. Что ж, немного, но и не пусто. Я еще покопалась в сумке и на самом дне обнаружила холщевый мешочек. Осторожно распустив завязки, я высыпала содержимое на ладонь. Это оказались переливающиеся разными цветами, камешки... надеюсь, драгоценные. Интересно, почему Мик дал их мне? Неужели этот бред про избранницу - правда? Вообще-то поведение парня было, мягко сказать, странным. Да и сам он явно был не совсем нормальным: слишком сильный, ловкий и какой-то взрослый.

Да уж, влипла, так влипла. Говорить своим попутчикам, что я, скорее всего, из другого мира, я не собиралась, по крайней мере, пока. Не было у меня к ним доверия, да и все было как-то запутано. Не хотелось еще больше увязнуть в этом гов... ну, то есть, во всем этом. Сначала выясню, что к чему, а там посмотрим, что делать дальше.

Думать о том, что я никогда больше не вернусь домой, я себе запретила. Все же надеюсь, что это сон, навеянный наркозом. Вот! Вот этой мысли я и буду придерживаться.

А чтобы не наделать глупостей и не спалиться, надо бы как-то выяснить, что это за гильдия, где я якобы должна служить? Что за операционная и почему меня так боятся? А также выяснить, что собой представляет этот амулет драконов. Да и драконов хочется увидеть. Короче, буду пока держаться этих двоих, а там видно будет.

Вчерашнюю рубашку и носки я прополоскала в озере. Когда будем в городе или каком-нибудь селении, надо будет прикупить себе более подходящие вещи. Надеюсь, эти камушки хотя бы чего-то стоят? Опять же, это следует уточнить у эльфа. Затолкав остальные вещи в сумку, я быстро оделась в чистую одежду. После купания, мышцы немного расслабились, но вот задница болела. И как я сейчас сяду на кобылу? Даже представлять не хотелось.

Выбравшись на поляну, я увидела, что костер уже пылает, гном кормит лошадей, а эльф...

Офигеть! Полуголый, только в одних штанах, эльф разминался. Его движения были плавными, но четкими, то вдруг ставали быстрыми и размытыми. В руках у него был тонкий меч, который я вчера даже не заметила. Лезвие блестело на солнце, и от быстрых движений эльфа издавало легкую вибрацию. Мышцы на стройном теле эльфа перекатывались под бархатной загоревшей кожей. Это было красивое и завораживающее зрелище.

- Нравится? - насмешливо прошептал гном мне прямо на ухо. Я от неожиданности подпрыгнула и выругалась. - Ого! - рассмеялся он. - Ну и слова мы знаем. И кто же тебя этому научил?

- Да вот такие дебилы, как ты, и научили, - огрызнулась я, нехотя отворачиваясь от эльфа. Тем более что он уже прекратил свои упражнения и удивленно на нас смотрел.

- Как спалось? - мило улыбнулся он, а я как дура пялилась на его грудь. Вернее на кулон, что висел на цепочке. Вчера его точно не было. Небольшой кулон отдаленно напоминал всевидящее око: бело-голубой глаз в красном треугольнике. Эльф повернулся, и кулон блеснул в солнечных лучах - меня ослепило.

Пока я глупо хлопала ресницами, восстанавливая зрение, эльф закончил тренировку и накинул рубашку, скрывая от меня необычный кулон. Мило улыбнувшись мне, отчего я вдруг покраснела и смутилась, он подхватил котелок и направился к озеру.

- Жива? - вдруг участливо спросил гном.

- Да вроде, - хмыкнула я. - Только еще одной такой поездочки я точно не вынесу.

- Не-а, сегодня мы не будем так гнать, - рассмеялся Ганнибал. - Думаю, мы знатно оторвались от Варуха и остальных. Тем более Кристл всю дорогу заметал следы, используя свою магию.

- А почему вас преследуют? - усаживаясь возле костра на поваленное дерево, спросила я. Мокрую рубашку и носки я уже развесила на ближайшем кустике.

- Нас? А ты что уже не с нами? - нагло ухмыляясь, спросил гном. Нет, ну что за противное и ехидное создание!

- За мной гонятся потому, что я ваши задницы спасала и подставила свою. Если б я не вмешалась, то ничего бы не было.

- И как бы ты тогда отчитывалась перед Гильдией, если бы нас схватили? Шеф по головке не погладит, если амулет не попадет к драконам вовремя.

- Думаешь, это моя проблема? - нагло спросила я. В конце концов, блефовать так блефовать! Да, знать бы еще (хоть приблизительно), как этот амулет выглядит и зачем он вообще нужен этим драконам. Но чтобы не вызвать подозрения я не стала задавать вопросы.

- А разве не за этим тебя послали? - с изумлением спросил гном.

- Представь себе, нет, - загадочно протянула я, боясь ляпнуть что-нибудь лишнее.

- Что? Тогда зачем? - вылупился на меня гном с искренним удивлением.

- Ты думаешь, что Гильдии больше нечего делать, как следить за вами? - кажется, разговор уходит не в то русло. Надо поскорее его прекращать, пока не поздно.

- Тогда какое у тебя задание? - нахмурившись, бросил гном, подозрительно глядя на меня.

- И мне интересно, - раздался за спиной спокойный голос эльфа.

Черт! Кажется, поймалась. С эльфом такие разговоры вести опасно, в отличие от гнома он слишком подозрителен и умен. Что ж, остается только морду понаглее, голос потверже, взгляд поувереннее... и вперед!

- Это не ваше дело, - сказал я, мило улыбнувшись эльфу.

- Тогда зачем ты вмешалась? Что тебе с того, если бы нас схватили? Что ты делала на постоялом дворе?

- Много будешь знать - скоро состаришься, - брякнула я, из последних сил выдерживая взгляд эльфа. - Я не могу вам сказать, что я там делала, почему и зачем там оказалась, - пожав плечами, я выдала ... почти правду.

Эльф смотрел мне в глаза еще несколько секунд, потом просто кивнул и отвернулся. Фух, кажись, пронесло. Я же действительно не знаю почему, зачем и как оказалась в этом мире, на постоялом дворе. Да и про больницу и операционную я сказала правду. Кто ж знал, что в этом мире так называются какие-то там спецслужбы? Просто глупое совпадение. Но что мне теперь со всем этим делать!?

Я тяжело вздохнула. Гном, глядя на меня, приподнял одну бровь, то ли ожидая продолжения моего искреннего повествования, то ли удивляясь моей откровенности.

- Ганнибал, давай завтракать. Нам пора выдвигаться. Если поспешим - к вечеру будем в Эсвоне. Там пополним запасы и двинем на восток.

      - В земли вампиров? - ужаснулся гном.

- А что лучше идти в земли орков? - усмехнулся эльф. На лице гнома появилась гримаса ужаса и отвращения.

- Нет, если выбирать, то вампиры лучше - они хоть убивают сразу, - выдал гном.

- Япона мать! - выпалила я. И куда я попала? Правду говорили умные люди, что благими намерениями дорога вымощена в ад. И чего мне не сиделось на постоялом дворе, чего полезла спасать их шкуры? Был только Варух, так теперь еще вампиры и орки нарисовались!

- Ты была в Эсвоне? - вдруг спросил гном, подавая мне ломоть хлеба и кусок сыра.

- Ой, у меня же в сумке колбаса есть, - вспомнила я, очень кстати уходя от опасного вопроса. И только я собралась вскочить с бревна, как эльф остановил меня.

- Пусть останется на обед. На завтрак и этого хватит.

- Ладно, - согласилась я, сосредоточенно укладывая сыр на ароматный ржаной хлеб и не поднимая взгляда на гнома. - Жаль, кофе нет, - выдохнула я с огорчение.

- Ты пьешь эту гадость? - скривился Ганнибал.

- Она же человек. А людям нравится этот горький маслянистый напиток, - выдал эльф, с каким-то элегантным достоинством поедая свой кусок хлеба. - Можешь в городе поискать эти зерна.

- Угу, - кивнула я с полным ртом. Пусть даже не сомневаются, я носом учую, где кофе продают.

Может, и не все так плохо... Вот сейчас, поедая свой завтрак и запивая его странным травяным чаем, приготовленным эльфом, я вдыхала напоенный зеленью и солнцем воздух, слушала глупые шутки гнома, стараясь адекватно на них реагировать, смотрела на красивого обходительного мужчину и ждала чудесных приключений. А почему бы и нет? Кажется, жизнь начинает налаживаться...

Только успела подумать, как на тебе!

Глава 5

Они напали внезапно, не так как описывают в книгах или показывают в кинофильмах. Сначала мы должны были услышать шелест травы и треск ломающихся веток под их могучими лапами, потом до нас донесся бы холодящий кровь рык, затем из глубины леса засветились бы красные огоньки их кровожадных глаз, и только после этого, должны были появиться... они. Ничего подобного. Они напали молниеносно, стоило только эльфу снять с места нашего ночлега защиту. Я еще успела спросить, что это за защита такая, а гном только ехидно рассмеялся и спаясничал, что они профессионалы и никогда не ложатся спать, не поставив магический щит. Эльф кивнул в ответ, театрально щелкнул пальцами и... Они напали.

Я не успела даже как следует рассмотреть, не то что бы понять, как эльф и гном уже расправились с первыми нападавшими.

- Кто это? - выкрикнула я, когда гном схватил меня за шкирку и, не церемонясь, закинул себе за спину.

- Оборотни, - словно выплюнул он, и тут же одним точным ударом рассек горло кинувшегося на меня зверя.

      Я только сейчас заметила в руке гнома меч с широким лезвием, которое сияло синевато-белым светом. Когда это лезвие касалось оборотней, они выли и корчились от боли, но их ран я не замечала, вернее просто не успевала заметить - так как оборотни сгорали в необычном белом пламени, не оставляя после себя и кучки пепла. Они просто исчезали в адском огне эльфийской магии.

Эльф стоял в нескольких шагах от меня, и, казалось, легко, даже играючи, отражал атаки оборотней. Его длинный тонкий меч с бешеной скоростью рассекал воздух, оставляя после себя лишь огненные росчерки. Но с каждой секундой становилось понятно, что скорости эльфа и мастерства гнома не хватит, чтобы справиться с наступающей лавиной оборотней. На месте одного сраженного зверя тут же появлялись еще двое-трое новых.

Для меня оборотень всегда представлялся как волк-переросток с огромными клыками и хвостом. Но эти существа были совсем другими. Во-первых, они ходили на задних лапах и были не менее двух метров роста. Во-вторых, верхние конечности даже отдаленно не напоминали звериные лапы. Это были человеческие руки, покрытые шерстью и с жуткими когтями. Кстати, шерстью было покрыто не все тело - только руки, плечи, спина и ноги. На груди под голой коричневато-серой кожей перекатывались упругие мышцы. Морды оборотней отдаленно напоминали волчью: маленькими красными глазами, огромной вытянутой пастью и белыми острыми клыками. Оружия у оборотней не было, да и зачем? Эти звери сами были оружием, причем смертоносным оружием. А самое страшное, их было слишком много на нас троих.

Я прекрасно видела, что долго так продолжаться не может, - очень скоро и гном и эльф выдохнутся, и тогда...

- Мне нужно оружие, - крикнула я гному в спину. Уж без боя я этим тварям не сдамся. Хотя мне никогда раньше не приходилось держать меч в руках, но я столько раз видела, как это делали другие, что, надеюсь, смогу дорого продать свою жизнь.

- В моей сумке, - к моему удивлению гном тут же ответил.

Я кинулась к дереву, возле которого были привязаны лошади, здесь же лежали и кучкой сваленные седельные сумки. Которая из них была гнома, я не помнила. Поэтому быстро упав на колени, стала рыться в первой, попавшей под руки, сумке.

- Дура, - вдруг раздался рядом вопль гнома. - Тебя что не учили не поворачиваться к врагу спиной? - закричал он, нанося разящий удар оборотню. Огненная вспышка ослепила меня на несколько секунд, а гном продолжал яростно отбивать атаки все прибывающих чудовищ.

Пользуясь защитой гнома, я снова вернулась к своему занятию и с удвоенной силой стала перетряхивать содержимое сумок. Наконец, в одной из них я обнаружила небольшой клинок в ножнах.

Не успела я вытащить его, как сзади раздался вскрик гнома. Я оглянулась, а Ганнибал уже перекинул меч в левую руку - правая теперь висела словно плеть, располосованная когтями оборотня от плеча до самого запястья. Несмотря на то, что гном одинаково хорошо владел мечом обеими руками, все же большая потеря крови быстро лишит его сил.

Я высвободила короткий меч из ножен. Схватив небольшую деревянную рукоять двумя руками, я повернулась к оборотням, не представляя, что делать дальше. Но долго раздумывать мне не позволили - споткнувшись или пошатнувшись от слабости, гном упал на одно колено и опустил меч всего на мгновение и тут же на него ринулся здоровенный оборотень. Вряд ли гном успел бы отразить удар его страшных когтей, поэтому я кинулась вперед, выставив перед собой кинжал. Его черное лезвие уже начало светиться белым, а рукоять нагрелась в моих руках. Дальше все произошло слишком быстро, чтобы я успела понять и испугаться. Оборотень кинулся на гнома, а я стремительно метнулась ему навстречу... короче, оборотень сам как-то напоролся на мой кинжал. Черная кровь зверя потекла по сияющему лезвию, обжигая мне руки. Затем тело оборотня вспыхнуло белым пламенем и за секунду все исчезло. Гному хватило этого времени, чтобы подняться. Он быстро оглянулся и кивнул мне.

Меня слегка потряхивало от страха и перевозбуждения, но теперь я могла хотя бы оценить ситуацию. Новые оборотни появлялись из леса, как только кого-то из их соплеменников убивали. Они словно стояли в очереди, ожидая, когда подойдет их время. Это было как-то странно. Но что меня удивило еще больше, так это человек, стоящий невдалеке и следящий за ходом боя. Его я заметила не сразу, и похоже, что гном и эльф до сих пор не обнаружили его присутствия. Мужчина стоял, расслаблено привалившись к стволу дерева и скрестив руки на груди, и я могла поклясться, что заметила довольную улыбку на его губах. Мне кажется, что именно он сейчас играет первую скрипку и именно по его приказу на нас напали эти оборотни. Значит, если его обезвредить, то вполне возможно...

- Кристл, - закричала я, и эльф быстро оглянулся. - Там, - я ткнула пальцем в мужика у дерева. - Посмотри туда.

Я не увидела выражения лица эльфа, когда он повернулся в указанную мной сторону, только услышала, как выругался гном. Значит, он тоже только сейчас заметил этого странного мужика, и, кажется, знает его.

- Ганнибал, не отходи от нее, - крикнул эльф и бросился на оборотней. Раньше он только отражал их атаки и защищался, а сейчас пошел в яростное наступление. Кристл, не спуская взгляда с мужчины у дерева, пробивался сквозь сплошное море мохнатых чудовищ. Там где он проходил, оставались только быстро сгорающие тела в сплошном рёве боли и смерти.

- Ему не пробиться, - прошептала я. - Ганнибал, ты должен помочь ему.

Но гном не слышал меня. Оборотни накинулись на него со всех сторон, к тому же Ганнибал очень быстро терял силы и кровь. Я видела, что его тело все больше покрывается ранами, и кровь окрасила остатки его одежды.

- Черт, что мне делать? - выдохнула я, понимая, что помочь гному не смогу.

Иногда я тыкала своим кинжалом в нападающих, но оборотни ловко уворачивались от моих неумелых ударов, хотя после их настигал меч гнома.

- Защищай спину, - кинул через плечо Ганнибал.

Защищай?! Легко сказать! А как защищать-то? Кричать, что ли!

Чем больше я следила за боем, тем больше удивлялась какой-то его неправильности. Оборотни шли с одной стороны, даже не стараясь нас окружить. Хотя ведь легко могли бы зайти с другой стороны и ударить нам в спину. Они тупо пёрли на гнома и эльфа, сгорая в огне их мечей. Зачем? Какой смысл в такой атаке? Что они хотят сделать? Отвлекают? От чего?

Я отыскала глазами эльфа. Кристл все еще не добрался до дерева: его всплошную окружили оборотни. Вот только мужика возле дерева уже не было. Но, кажется, поток оборотней стал медленно иссякать.

Я так и стояла за гномом, сжимая в руках свой кинжал, когда сзади меня схватили за шею и крепко сжали. Я даже пискнуть не могла - едва хватало воздуха, чтобы не умереть от удушья. Меня прижали к крепкому телу, и чье-то теплое дыхание шевелило мне волосы на макушке. А бой все продолжался. Эльф и гном методично уничтожали оставшихся оборотней.

- Славная работа, Кристл. Я знал, что ты справишься, но все же хотел убедиться в этом лично, - раздался над моим ухом приятный мужской голос, когда последний оборотень сгорел в белом пламени, и эльф опустил меч.

- Ты? - презрительно произнес Кристл.

- Как видишь, - мне показалось, что мужчина пожал плечами.

- Отпусти девочку, - гаркнул гном, а я удивилась выражению его лица: он взирал на незнакомца с такой яростью, как будто видел перед собой смертельного врага. Хотя это вполне могло оказаться правдой.

- Я смотрю, она так дорога вам? - хмыкнул незнакомец. - Я отпущу ее, если вы кое-что сделаете для меня.

- Что тебе нужно, Кедэс? - как-то слишком хладнокровно спросил эльф, не спуская прищуренных глаз с мужчины.

- Самую малость. Отдай мне амулет.

- Зачем он тебе? Его сила закончилась, - ответил эльф, и в его голосе слышалось немалое удивление.

Незнакомец сжал мое горло сильнее, и я стала судорожно хватать воздух.

- Отпусти ее. Какая тебе польза от ее смерти?

- А какая тебе польза от ее жизни? - спросил Кедэс, но все же ослабил хватку. Я наконец-то задышала полной грудью.

      - Скотина, - прошипела я кое-как.

- Горячая штучка, - засмеялся мужчина, и я почувствовала его горячие губы на своем виске. Затем он лизнул мое ухо, и меня передернуло от отвращения. Не люблю, когда ко мне прикасаются, особенно если это мерзкие типы, норовящие меня придушить.

- Пусти, придурок, - процедила я сквозь зубы и попыталась вырваться. Но результат был таким, как если бы я попробовала сдвинуть с места локомотив. Мужчина только крепче прижал меня к своему телу, но уже не пытался перекрыть мне кислород.

- Кристл, где ты нашел такое чудо? - поинтересовался Кедэс. - Она мне нравится.

- Так тебе нужен амулет или девушка?

- Променяешь свою воровскую честь на подружку? Неужели, любовь? - мерзко захихикал мужчина.

      - Зачем тебе амулет, Кедэс? Ты же знаешь, что сейчас он в спящем режиме, - сказал эльф. - И если его вовремя не вернуть драконам, он навсегда потеряет свою силу.

Не знаю, каким стало выражение лица незнакомца, но эльф в ответ на него нахмурился.

- Именно этого ты и хочешь? - с изумление спросил Кристл.

- Не я, а мой заказчик. Ты же знаешь, я не лезу в политику. Мое дело маленькое: принять заказ и выполнить его в сроки. И за это мне платят. Между прочим, очень хорошо платят. Так что прости Кристл, но мне нужен амулет. Я верну тебе девушку, когда ты отдашь мне амулет.

- Зачем? - хмуро спросил эльф.

- Что 'зачем'? - не меньше моего удивился Кедэс.

- Зачем ты натравил на меня своих недооборотней?

- Ну-у, жизнь такая скучна, вот я и пытаюсь найти в ней хоть что-то интересное и веселое.

Не, ну надо же сволочь какая! Значит, для него жизни других ничто, лишь бы только ему поднять настроение. Я разозлилась не на шутку. И очень кстати, мне вспомнились приемы самообороны, которые я изучала, правда, еще в школе. Но будем надеяться, что мышечная память будет покрепче. Я быстро прокрутила в голове нашу ситуацию, вспоминая, чему меня учил наставник. Переступила с ноги на ногу, незаметно придвигаясь ближе к ногам мужчины. В сапогах, что выдал мне Мик, каблуки были хоть и не большие, но подбиты металлическими набойками. Я подняла ногу и с силой опустила ее на стопу мужчины. Тут же замахнулась и заехала ему локтем в живот. Скорее от неожиданности, чем от боли, он ослабил хватку, выпуская меня из рук. Я схватила его за руку и перекинула через себя, используя его вес против него же. Все вроде бы было правильно, вот только я не все учла. Кедэс падая, перехватил мою руку и потянул меня за собой. Поэтому через секунду я красочно распласталась прямо на нем сверху. Он крепко прижал меня к себе.

- Неплохая была попытка, - мужчина улыбался.

- Черт, - выругалась я. Пытаясь подняться, я неуклюже заерзала на нем.

- Какая смелая девочка, - искренне рассмеялся он. - Дай минуту, я улажу дело и удовлетворю все твои желания.

- Ага, счас, козел, - вызверилась я, но ерзать все же перестала.

- Кристл, знаешь, я, наверное, заберу у тебя и амулет, и девочку, - нагло заявил мужчина, вольготно поглаживая меня по спине.

- Тогда месть драконов покажется тебе легкой забавой и более приятным развлечением, чем... - эльф хмыкнул.

- Чем месть гильдии или твоя?

- Нет, чем ярость этого сокровища, которое ты так нежно сжимаешь в своих объятьях. Эта красавица сведет тебя с ума в первый же день, - язвительно выдал эльф, а я заскрипела зубами.

- Ах ты, зараза остроухая, - закричала я, ловко, как змея, выворачиваясь из рук мужчины. Я тут же проворно откатилась в сторону, но он успел схватить меня за руку.

- Не так быстро, милая, - засмеялся мужчина, вставая на ноги и поднимая меня за собой.

Он дернул меня на себя, а я крепко зажала в другой руке кинжал, который успела поднять. Я собственно, и откатывалась в сторону только потому, что заметила там свое оружие. Правда, тогда я еще не представляла, как смогу им воспользоваться. Но когда Кедэс резко дернул меня на себя, я подняла кинжал. Мы оба не ожидали, что такое может произойти, и теперь оба тупо пялились на рукоять кинжала, что торчала из его груди. Я нервно сглотнула и подняла глаза. Мужчина мне улыбался. Так нежно, так по-доброму, что мое сердце сжалось, а в горле застрял ком.

- Ты убила меня, девочка, - прошептал он.

Все еще крепко удерживая меня за руку, Кедэс опустился на колени.

- Уходи! Немедленно уходи! - раздался за спиной крик гнома, но я как завороженная смотрела в лицо мужчины, которого собственноручно убила и за смертью которого сейчас неотрывно наблюдала. Он не вспыхнул белым пламенем, как оборотни, из его раны текла не черная, а красная кровь. И от этого мне становилось только хуже. Глаза защипало от едва сдерживаемых слез. Мужчина поднял руку и ласково прикоснулся к моей щеке, вытирая мои слезы. Я все-таки заплакала.

- Убийца, который плачет над своей жертвой, - улыбнулся он, а из уголка его губ потекла тонкая струйка крови.

Он поднес мою руку к своим губам и поцеловал ладонь, потом легко прикоснулся к запястью. Крик гнома и эльфа слился с моим криком. А потом тьма окутала меня.

- Держись, девочка! - услышала я такой родной голос. - Я не позволю тебе уйти и оставить меня. Я вытащу тебя, только потерпи немного.

- Сергей Викторович, давление падает. Пульс учащается.

- Готовь дефибриллятор. Держись, Лия.

 Я впервые в своей пусть и не долгой жизни прочувствовала, что такое раздвоение личности. Каждый раз, открывая глаза, я оказывалась, то в своем мире в больнице, где слышала встревоженный голос Сергея Викторовича, то на опушке леса, где переливистое пение птиц заглушали нецензурная ругань гнома и тихое монотонное бормотание эльфа. Мне светило в глаза то солнце неизвестного мира, то яркие лампы операционного светильника. Мне казалось, что я тихо, но верно схожу с ума. И только невероятная боль в каждой клеточке моего тела, которая сменялась почти мертвым оцепенением, не давала мне свихнуться.

Но со временем мои прыжки между мирами становились все реже. Все больше мое сознание погружалось в темноту и сон, и я не знала, где и когда очнусь в следующий раз и будет ли этот самый раз.

У меня неимоверно зачесался нос, и именно этот сильный зуд окончательно разбудил меня. Подняв руку, я удовлетворила свои потребности, то есть с остервенением потерла нос, получая просто немыслимое удовольствие, и осторожно приоткрыла глаза, гадая, что увижу на этот раз. Надо мной склонились темные силуэты высоких деревьев, на черном бархатном небе, что проглядывало из-за черной листвы, мигали яркие звезды, рядом потрескивал костер, и доносились тихие встревоженные голоса. Шевелиться и обнаруживать свое пришедшее в сознание состояние я пока не хотела, наслаждаясь спокойствием и легкостью в теле и голове. Сначала я не прислушивалась к тихому разговору своих попутчиков, но прозвучавшее собственное имя меня насторожило.

- Думаешь, у тебя получилось? - встревожено спросил гном.

- Надеюсь, что это немного затормозит ее обращение, и она переживет следующее полнолуние в человеческом облике.

- Зачем Кедэс это сделал? - задумчиво протянул гном после нескольких минут молчания, за которые я успела напридумывать себе все возможные варианты развития событий, тем более что совершенно не понимала, о чем идет речь, но явно о чем-то плохом, которое напрямую касалось меня. Подумать о хорошем, мне почему-то в голову не пришло. Я поняла только, что со мной что-то случилось, что-то необычное, страшное, жуткое... и так далее.

- Затормозить, но не остановить? - переспросил с надеждой в голосе гном.

- К сожалению, нет. Моя магия не всесильная, как не прискорбно в этом сознаваться.

- Насколько я понял, ты применил запретную магию своего рода? Что теперь с тобой будет? - на этот раз в голосе гнома появилась тревога. Вот черт, это они надо мной, что ли, экспериментировали? Я уже собралась возмутиться, когда услышала тихий ответ эльфа:

- Если бы я этого не сделал, Лейка умерла бы. Я не мог этого допустить. Тем более что другая магия на нее не действует.

В моем сердце потеплело. Все-таки они переживали за меня. Стоп! А от чего это я должна была умереть? Похоже, что этот Кедэс не только укусил меня, но потом и чуть не убил? Тогда почему я этого не помню?

- Кажется, наша... больная пришла в себя? - услышала я совсем рядом голос эльфа. И когда успел подойти? - Ты как?

Я едва разлепила пересохшие губы и прошептала:

- Еще не сдохла.

- Это хорошо. Пить хочешь? - спросил эльф, и тут же его теплая ладонь приподняла мой затылок, а губ коснулся край металлической чаши. Я жадно глотала холодную воду и только, когда утолила первую жажду, поняла, что вода имеет странный солоноватый привкус.

- Что за гадость? - выдохнула я, отворачиваясь от чашки.

- Допивай, это лекарство. Оно поможет тебе, - произнес эльф, удерживая чашу возле моих губ, и делал он это так настойчиво, что выбора у меня не оставалось. - Как себя чувствуешь?

- Как будто умерла, - выдала я.

- Почему?

- Ничего не болит.

Гном захихикал.

- Разве это плохо? - удивленно спросил эльф.

- Не плохо, но как-то необычно. Так не должно быть.

- Почему? - снова спросил эльф. Как маленький ребенок, честное слово!

- Потому что у человека всегда что-то болит, тянет, ноет, мешает, волнует, тревожит, и так далее. А если ты проснулся и у тебя ничего не болит, значит, ты умер.

- Странный вывод, но ... все может быть, - хмыкнул эльф. - Кто же вас, людей, поймет.

- Расскажи, что случилось? Где оборотни?

- Умерли, - просто ответил эльф.

- А Кедэс? - спросила я, и голос дрогнул.

- Тоже.

- А что со мной? - задала я самый волнующий вопрос.

- Теперь - ничего. Все в порядке.

- А что было?

Эльф нахмурился. Мои вопросы ему не нравились.

- Тебя слегка ранили.

- Кристл, я слышала ваш разговор.

- Опять подслушивала? - возмутился гном.

- Нет, просто кто-то слишком громко шепчется, - резко ответила я, попытавшись приподняться, чтобы послать гному испепеляющий и полный праведного гнева взгляд. Ну, подслушивала, и что? В наше сложное время того, кто владеет информацией, труднее обмануть, и он обычно дольше живет. - Так что там со мной приключилось? Кедэс меня ... ранил?

- Нет, он просто тебя укусил, - нехотя произнес эльф.

- И что с того? - я подняла руку, разглядывая едва заметный шрам на запястье. Он был каким-то странным, совсем не похожим на отпечатки зубов или клыков.

- Мне пришлось немного его подправить, - нахмурившись сказал эльф, видя мое недоуменное выражение лица. - Лучше, чтобы никто его не видел до того, как...

- Кристл, не пугай меня, я и так уже боюсь. Что со мной?

- Да ничего страшного, - гном плюхнулся возле меня на подстилку. - Ты станешь оборотнем.

- Чего? - я взвыла и даже вскочила со своего места. - Каким таким оборотнем?

- Ну, не совсем оборотнем, - хмуро глядя на гнома, произнес эльф. - Оборотнем стать нельзя, им можно только родиться.

- И? - подталкивала я эльфа к дальнейшим объяснениям.

- Ты будешь такой же, как... - он еще больше нахмурился и его тонкие брови почти сошлись на переносице. - Как те, кто на нас напал.

- Эти... чудовища?

- Ага, - кивнул мне гном. - Но ты не переживай у тебя еще есть время до полного обращения. Месяц-два.

- А потом? - прошептала я с ужасом.

- Ну, а потом... будешь вся покрываться шерстью и кидаться на людей.

- Ганнибал, хватит, - резко оборвал эльф. - Мы снова выкрадем амулет у драконов, и ты загадаешь желание. Все будет в порядке.

- Но Кристл... - начал гном.

- Все будет хорошо, - с нажимом произнес эльф, глядя на гнома. Сказать, что его слова, голос и выражения лица мне не понравились, это ничего не сказать. Меня затрусило от страха, сердце еще сильнее заколотилось в груди, и липкий пот покрыл все тело.

- Что со мной будет? Я умру? - я оглядела встревоженные лица своих попутчиков. - Я превращусь в монстра?

- Я остановил твое обращение. На время.

- Сколько? - спросила я.

- Что 'сколько'?

- Сколько у меня времени до обращения?

- Не знаю. Месяц, два...- повторил эльф слова гнома. - Я точно не знаю, - устало выдохнул он, а я только сейчас заметила, каким бледным был Кристл.

- Спасибо, - вырвалось у меня непроизвольно.

Эльф несколько минут молча смотрел на меня, потом улыбнулся и кивнул.

- Я немного отдохну, да и тебе советую поспать. Ганнибал, ты на страже, - эльф поднялся с земли и слегка пошатываясь, дошел до своей подстилки и не лег, а просто упал на нее, больше не шевелясь. До нас донеслось его тяжелое дыхание.

- Устал, - прошептал гном, и тоже стал подниматься, но я схватила его за руку.

- Не уходи. Расскажи мне.

- Что именно рассказать? - гном снова уселся на подстилку. - Что ты хочешь знать?

- Про Кедэса. Кто он?

- Оборотень. Истинный оборотень. Именно такие как он, могут создавать этих кровожадных убийц, которые не знают ни страха, ни сочувствия.

- И я превращусь именно в такое?

- Не знаю. Кристл попытался изменить паутину его магии... но получилось ли, узнаем только в следующее полнолуние. И кстати, вариант с амулетом вполне может сработать.

- Расскажи.

- О чем?

- Обо всем.

- А не много ли ты хочешь знать? - хмыкнул гном.

- Я имею право знать, разве нет?

- Намекаешь на то, что помогла мне?

- Я спасла твою жизнь, - тихо произнесла я. Если для того, чтобы узнать правду, мне нужно будет прибегнуть к шантажу, я это сделаю, и моя совесть даже не поднимет головы. Возможно, в другой ситуации, я бы не стала использовать такой способ, но сейчас... я должна понять, чего мне ждать, к чему готовиться. Я не могу труситься от страха, находясь в состоянии неопределенности и неизвестности.

- Ладно, - как-то примирительно сказал гном. - Все равно до рассвета еще далеко, а сидеть молча скучно. Что ж, давай поговорим. Вот только откровенность за откровенность, согласна?

Я кивнула, представляя, о чем он захочет у меня выяснить, да вот только ответить мне будет нечего. Что ж, об этом подумаем потом, а сейчас...

- Ты первый, - бросила я, укладываясь удобнее. - Расскажи об амулете.

- Я думал, ты о нем знаешь. Неужели у тебя действительно другое задание? - спросил гном, выжидательно глядя на меня, а я только пожала плечами. - Ладно, - смирился гном. - Этот артефакт очень древний и принадлежит, как ты уже поняла, драконам. Амулет исполняет одно заветное желание. Но после того как это желание будет исполнено, амулет теряет свою силу.

- Спящий режим? - вспомнила я слова эльфа.

- Ага. Чтобы он снова ... заработал, его нужно вернуть в священное место в стране драконов. Он несколько дней набирает силу, и потом снова может исполнить одно желание.

- А вы с эльфом тут причем? Как амулет оказался у вас?

- Ну, - замялся гном. - Как бы это сказать...

- Вы его умыкнули? - в памяти вовремя всплыли слова Кедэса о воровской чести. Кстати, надо будет не забыть и об этом уточнить.

- Ну, можно и так сказать. Понимаешь, чтобы амулет действовал, его нужно украсть. Вот мы и...

- То есть вы крадете амулет и возвращаете его драконам?

На лице гнома появилось странное выражение удивления и облегчения. Кажется, я сделала не совсем правильный вывод, но гном уже ухватился за эту идею и так быстро закивал головой, что я поняла - тут точно не все так просто и чисто.

- Вот мы и идем в страну драконов, чтобы вернуть амулет.

- А Кедэс хотел вас остановить. Почему? Кстати, где он?

- Сгорел, - недоуменно произнес гном, словно это была непреложная истина, и я должна была об этом знать. Хотя, может, как житель этого мира, я и должна была, но ведь... - Ты красиво убила его.

- Как-то легко у меня это получилось.

- Меч был заговорен именно против оборотней, и к тому же, ты попала ему прямо в сердце. Так что ... ты убила его.

- Можешь этого не повторять, - взвыла я.

- А что тут такого? Если бы ты этого не сделала, он бы все равно убил тебя или того хуже... - гном осекся.

- Что ... хуже? - нервно сглотнула я.

- Стала бы его ... женой.

- Что?

- Да не пугайся ты так, - мерзко захихикал гном, и мне захотелось его стукнуть.

- Черт, прекрати уже издеваться, - гаркнула я. - Мне и так плохо, а тут ты еще... прикалываешься.

- Ну, прости, - улыбнулся мне гном.

- А почему Кедэс хотел забрать амулет?

- Кедэс такой же наемник, как и мы. Кто-то нанял его. А зачем и почему... мы не успели выяснить. Кто-то его слишком быстро убил.

- Ганнибал, ну ты и зараза! - прошипела я сквозь зубы, но обиды и злости на гнома не было. - А если не вернуть амулет драконам, что тогда будет с ним?

- Если он вовремя не вернется, то навсегда потеряет свою силу и станет обычным украшением.

- Значит, кто-то хочет, чтобы амулет исчез, - задумчиво произнесла я. Как-то странно это. Неужели кто-то захотел уничтожить такую полезную вещь? Но почему? Не хочет или боится, что кто-то может загадать такое желание, от которого может случиться что-то страшное?

В этой истории было еще много белых пятен, много вопросов, нестыковок, непоняток, но мои мозги отказывались думать, а глаза стали слипаться, и мне все больше приходилось прилагать усилий, чтобы удерживать их открытыми. Но в этой борьбе я позорно проиграла.

Глава 6

Утро пришло как всегда нежданно-негаданно. Вроде бы только закрыла глаза и вот вам здрасьте: над ухом горланит гном, эльф гремит котелком, кони ржут, птицы заливаются. Неужели только я спать хочу?

      - Доброе утро, соня, - гном начал тормошить меня, а я все хотела досмотреть сон, от которого на душе становилось так тепло и легко. Вот только вспомнить, о чем был этот сон, я уже не могла. - Подъем! - я чуть не оглохла от дурного крика гнома.

- Да проснулась, проснулась, - прошипела я. Потом сладко потянулась, перевернулась на бок и ....

- Оборотни! - вдруг раздался крик гнома. Я вскочила и стала оглядываться вокруг в поисках своего меча.

Возле костра сидел эльф, что-то помешивая в котелке, и укоризненно качал головой, глядя на веселящегося гнома.

- Твою мать, Ганнибал! - взвыла я и бросилась за быстро улепетывающим гномом. На ходу я подобрала с земли крепкую ветку. Ох, если догоню это создание, то приложу от всей души! Бежать было так легко, словно ноги сами несли меня, легкие жадно наполнялись пряным лесным воздухом, теплый ветерок обдувал разгоряченное лицо, солнышко грело и ласкало кожу... Так прекрасно быть живой и здоровой!

Я остановилась, отбросив палку, раскинула руки в стороны и засмеялась. Задрав голову к небесам, я закружилась, счастливо щурясь от яркого солнца. Когда я прекратила свой сумасшедший танец, и посмотрела на своих попутчиков, выражение их лиц вызвало у меня нервное передергивание плечей и невольное 'хи-хи'. Да, выглядела я со стороны, как умалишенная. Хотя, по правде, именно так я себя и чувствовала. Возможно, это сказывались последствия пережитого шока, в купе с укусом истинного оборотня и запрещенной магией эльфа. Надо бы разузнать об этом поподробнее, а заодно и выяснить, во что этот чокнутый эльф меня превратил. Хотя и поблагодарить его не мешало бы.

Я направилась к костру и уселась на бревно. Эльф тут же подал мне чашку с горячим золотистым напитком.

- Гадость? - спросила я, осторожно принюхиваясь к цветочно-травянному аромату.

- Почему сразу гадость? - кажется, эльф обиделся. - Обычный чай. Поможет проснуться и подкрепит. А не нравится - не пей, - буркнул он и отвернулся. Точно обиделся.

Завтракали мы в гробовом молчании. Гном кидал на меня и эльфа ехидные взгляды и корчил рожи. Так и хотелось его стукнуть и, похоже, не только мне. Видя кривляния гнома, эльф только качал головой, но все же иногда косился и в мою сторону.

Что ж, похоже, если хочу извиниться и поблагодарить его - сейчас самое то, потом будет уже не к месту и не ко времени.

- Кристл, - тихо позвала я. - Спасибо тебе за то, что не дал мне умереть. Я не знаю, что ты со мной сделал, но все равно... спасибо.

Гном от моих слов, поперхнулся чаем, а в глазах эльфа появилось недоумение.

- Ты ведь тоже спасала нас, рискуя своей свободой и, может быть, жизнью, - улыбнулся Кристл. - Я сделал то, что должен был.

- Да ничего ты не должен. И слово, что ты дал Мику ни к чему тебя не обязывает. Но я искренне благодарна тебе. Правда, спасибо.

Я чувствовала, что начинаю краснеть под слишком пристальными взглядами мужчин. Мы снова замолчали, только усугубляя неловкость сложившейся ситуации. Надо было срочно что-то сказать или сделать, но на ум ничего нормального не приходило, а то, что приходило - лучше было держать при себе.

- Тебе, Лейка, тоже спасибо, - вдруг весело произнес гном. Я подняла на него взгляд. На довольной рыжей физиономии гнома я впервые заметила в свой адрес не язвительную улыбку. - Спасибо, что помогла мне в битве с оборотнями. Ну и за то, что предупредила о засаде.

Я еще больше покраснела. Что-то стало все только хуже, по крайней мере, для меня.

- Так, рассиживаться и разглагольствовать больше нет времени, - вдруг деловито заявил гном. - Нам еще много стоит пройти, а такими темпами, мы реально можем не успеть. Так что собираемся. Нас ждут вампиры!

- Нет, Ганнибал, мы пойдем через земли орков, - задумчиво произнес эльф.

- Орков? С ума сошел! Почему ты передумал?

- Кедэс слишком быстро нас нашел. Да и появление Варуха в далекой и забитой деревеньке не случайность. Нас находят на удивление быстро, и это наводит на странные и тревожные мысли, - Кристл бросил на меня прищуренный взгляд, но я сделала невозмутимую морду лица, всем своим видом стараясь показать, что не понимаю его намеков.

- И что ты думаешь по этому поводу? - встревожено спросил гном, а я благоразумно решила помолчать, хотя любопытство так и распирало.

- Не нравится мне это, - Кристл снова стал высокомерным и подозрительным эльфом. И куда девалась теплота и забота в его взгляде, а также дружеское расположение?

- Нас пасут? - гном бросил быстрый взгляд в мою сторону. И этот туда же!

- Я ничего об этом не знаю и ничем не могу помочь, - прорычала я.

- Значит, ты действительно только наблюдаешь? - спросил эльф, и в его голосе почувствовалось что-то такое ... неприятное, от чего моя спина тут же покрылась холодными и мерзкими мурашками.

Я нервно сглотнула, но все же выдержала взгляд зеленых глаз и ответила:

- Ребята, я, правда, ничего не знаю, - это получилось очень искренне потому, что я действительно абсолютно ничего не знаю и это меня саму начинало бесить.

Эльф еще несколько мгновений смотрел на меня, а потом только кивнул. Я незаметно перевела дыхание.

- Перед нападением оборотней - мы говорили о вампирах, - задумчиво произнес Кристл. - То, что мы пойдем через земли орков, решили только что. Значит, пока об этом никто не знает и не догадывается.

- Да уж, эльф, который сунется к оркам, может быть только самоубийцей или сумасшедшим. А ты явно таковым не являешься. Но ведь наши преследователи могут поджидать нас и в королевстве Зиф. Попасть к драконам можно только через него. Другой дороги нет.

- Боюсь, что нас жаждут убить немного раньше, - хмыкнул эльф. - Кто-то не хочет, чтобы мы попали в Зиф. Однажды нам уже удалось сбить их со следа, правда, ненадолго. Что ж попробуем обмануть их еще раз. Так что идем к оркам.

- Орки почуют тебя, как только ты переступишь границу, - гном снова попытался образумить эльфа. - От них так легко не уйти.

- Я запечатаю свою магию, и это позволит нам пройти значительную часть их земель, пока они смогут нас обнаружить.

- Нет, ты все-таки сошел с ума! Без магии мы трупы. Кажется, я ошибся по поводу твоей характеристики. Ты таки действительно сумасшедший самоубийца.

Гном больше не стал спорить с эльфом, и начал демонстративно быстро собирать и упаковывать вещи, при этом не прекращая ругаться и обзывать эльфа, всю его родню, драконий амулет и гильдию самыми нелицеприятными словами. Эльф только молча следил за ним и улыбался. Я с любопытством поглядывала то на одного, то на другого. Интересно, что за отношения у этих двоих? Друзья? Коллеги? Кажется, их связывает очень многое, но они такие разные.

Я тоже поднялась и потянулась, расправляя мышцы. Надо же: после вчерашней бешеной скачки и драки с оборотнями у меня совершенно ничего не болит. Даже рука. Я посмотрела на свое запястье. Шрам за одну ночь превратился в слегка розоватый след. И что же все-таки эльф со мной сделал?

- Кристл, - тихо произнесла я, присаживаясь на корточки рядом с эльфом. Он удивленно посмотрел на меня. - Что ты сделал... со мной?

- Ничего, - хмурясь ответил эльф.

- Я слышала ваш разговор. Ты использовал запретную магию, чтобы не дать мне обернуться. Что это означает?

- Тебя укусил истинный оборотень, поэтому ты станешь ...

- Недооборотнем, я помню.

- Надо бы Ганнибалу язык укоротить, - с огорчением вздохнул эльф, косо поглядывая на гнома, который как раз крутился возле лошадей.

- Я стану чудовищем, - выдохнула я, все еще не веря, что это действительно случится со мной.

      - Я попытался изменить это. Каждое полнолуние ты будешь становиться... оборотнем, но я надеюсь, что и в этом облике ты сможешь удержать свое человеческое сознание. Вот только с жаждой крови тебе придется бороться самой.

- Спасибо, - с жаром сказала я. Хоть одна приятная новость.

- Но я не могу с уверенностью сказать, что у меня все получилось, - тут же эльф вылил на меня ушат ледяной воды. Наверное, чтобы я не расслаблялась. - Первое или второе обращение покажет, что ты теперь есть.

      - Если... если ничего не получится ...

- Тогда я убью тебя, - твердо глядя мне в глаза, произнес эльф. - Потому что иначе ты попытаешься убить нас, а я не могу этого допустить.

- Я понимаю, - нервно сглотнув, неуверенно прошептала я. - Зачем Кедэс это сделал? - я едва сдерживала злые слезы.

- Кто знает? Возможно, обычная месть, - горько усмехнулся эльф.

- Он мстил мне?

- С Кедэсом никогда нельзя знать наверняка. В следующий раз он может устроить и не такое.

- Что? В следующий раз? - перебила я эльфа, вскакивая с места.

Кристл ошарашено уставился на меня снизу вверх.

- Ну, рыжий сказал, что Кедэс умер, сгорел? Разве я не убила его?

- Убила, - эльф кивнул головой для убедительности. - Но Кедэс - истинный оборотень, тем более у кошачьих в запасе несколько жизней. Ты лишила его только одной. Правда, сколько их у него еще осталось, я не знаю, но одна пока что точно при нем, - улыбнулся эльф. - Так что он жив.

- Черт возьми! - взвыла я.

- Он не будет тебе мстить, - успокоил меня эльф, легко поднимаясь с бревна. Он положил мне руку на плечо, и уже я задрала голову, глядя на него. - Все будет хорошо. Не бойся, он больше ничего тебе не сделает, - Кристл слегка сжал мое плечо.

      - Ага, он уже все сделал, - процедила я сквозь зубы. - Теперь я неизвестно что: ни человек, ни оборотень, - глядя в спину уходящего эльфа, прошептала я. - Неведома зверюшка, блин.

Я только сжала кулаки и стиснула зубы, а захотелось завыть от злости и безысходности. Вот же попала так попала. Увижу этого кошака - убью снова, а потом снова, и так до тех пор, пока у него не останется ни одной жизни. Сволочь!

Я вообще-то девочка хорошая, добрая, милая, независтливая, доброжелательная, но у меня есть один большой недостаток - я злопамятная.

Пока я перебирала в голове варианты, что сделаю с Кедэсом, Ганнибал выплеснул содержимое котелка на тлеющие угли, тем самым отвлекая меня от злокозненных мыслей.

- Блин, я же опять про колбасу забыла, - встрепенулась я. - Черт, она же так и пропасть может.

- Не переживай, она не пропала. Мы про нее вовремя вспомнили.

- В смысле?

- В том смысле, что мы ее еще позавчера съели. Ты уж прости, что взяли без спроса, - пожал плечами гном, совсем не испытывая угрызений совести.

- Как позавчера? - недоуменно переспросила я.

- Так ты не в курсе? Ты же три дня в беспамятстве металась. Кристл не отходил от тебя ни на минуту, ну а я от него. Поэтому охотиться не как было, вот мы твою колбасу...

- Три дня? - повторила я. - Не может быть.

- Еще как может, - хмыкнул гном. - Правда, могло быть хуже, но ты на удивление сильная оказалась.

- Успокоил, блин, - рявкнула я на гнома и пошла собирать вещи. Только сейчас я заметила, что одежда-то на мне другая. Кто-то любезно меня переодел. Убью Кедэса!

Я бросила взгляд на эльфа. Кристл стоял возле своего жеребца, глядя куда-то вдаль отрешенным, невидящим взглядом, явно о чем-то думая. И по сведенным бровям можно с уверенностью сказать, что мысли его были не из разряда приятных.

Все еще бросая на эльфа косые взгляды, я быстро стала собирать свою сумку. Но стоило мне ее раскрыть, как сверху, на самом видном месте я заметила холщевый мешочек с камушками. Кстати, насколько я помню, я его уложила на самое дно. Я вскинула голову и еще успела поймать виноватый взгляд гнома. Может, это и к лучшему, а то опять бы про все забыла. Я схватила мешочек и бросилась к эльфу.

- Кристл, скажи, что это? - я высыпала несколько камешков на ладонь и протянула эльфу под самый нос.

- Состояние, - улыбнулся эльф.

- То есть это драгоценные камни, так? - уточнила я.

- Это магические камни, которые стоят целого состояния и... жизни.

- Что? - ошеломленно протянула я.

- Если кто-то узнает о них - тебя убьют, потому что купить их не у каждого хватит средств.

Я шарахнулась от эльфа, а он рассмеялся.

- Мне эти камни не нужны. Главное, не показывай их человеческим магам. Хотя вполне сможешь обменять их на золото в каком-нибудь окраинном городке на рынке. Но многого не жди, дадут сущие копейки, как за яркие безделушки.

- Ты мне поможешь?

      - А разве эти камни твои? - ехидно спросил эльф.

- А разве они не в моей сумке? - в тон ему произнесла я.

- Это он, наверное, так от нее откупается, - мерзко хихикнул за моей спиной гном. А у меня так и зачесались руки отвесить ему подзатыльник. Любопытно, а рассказал ли Кристл этому рыжему безобразию, что я подслушала их разговор про Мика и меня, и прекрасно сейчас поняла его грубую неуместную шутку?

Я медленно повернулась к Ганнибалу, держа ладонь открытой. В лучах яркого солнца магические камни переливались и горели завораживающим огнем.

- Сколько ты хочешь за свой кинжал? - спросила я, с удовольствием отметив, каким взглядом гном смотрел на мое сокровище. Было ужасно жалко отдавать эти камни, но и оставаться без оружия не хотелось, хотя я и не умела им пользоваться. Но эту проблему я решу - попрошу или заставлю эльфа меня научить.

- Ты хочешь купить его за ... это? - сдавлено произнес гном, не отрывая взгляда от камней, которые пускали разноцветные зайчики вокруг себя и разукрашивали в веселые тона ошарашенную физиономию Ганнибала.

- Угу. Наше путешествие не из категории увеселительной прогулки. И в следующий раз я хочу быть готовой к нападению.

- Но ты не умеешь пользоваться мечом, - гном медленно начинал приходить в себя. Пересилив завораживающую магию камней, он посмотрел мне в глаза. - И чему тебя только в гильдии учили. Ты же элементарных основ не знаешь! Так что сам по себе кинжал в твоих руках - бесполезная вещь.

- А тебе напомнить, кто убил оборотня, который чуть не оторвал тебе голову?

- Да, Ганнибал, тут ты не прав. Именно она лишила Кедэса еще одной жизни, так что кинжал в ее руках вполне смертоносное оружие.

Гном недовольно запыхтел. То ли ему так жалко кинжал, то ли обиделся на эльфа.

- Я же не просто так его прошу. Я заплачу тебе или этого мало? - я высыпала на ладонь еще несколько камушков.

- Дело не в плате, - сипло произнес гном. - Это семейная реликвия, и я не могу ее продать.

- Так бы сразу и сказал, - я ссыпала камни назад в мешочек и затянула тесемку. - Жаль, - огорченно выдохнула я.

- Я, правда, не могу его продать, но я могу его одолжить, - хитро подмигнул гном. - На время. Неопределенное.

- Правда, - от радости я чуть не кинулась к гному обниматься.

- Ага, а Кристл тебя научит им пользоваться.

- Что? - удивленно спросил эльф.

- Ну, ты же съел ее колбасу? Вот и будешь отрабатывать, - гаденько так захихикал гном, а эльф задохнулся от негодования. Пока он приходил в себя и подбирал слова, гном вручил мне кинжал, который я поспешила спрятать в сумку, пока он не передумал. А когда я заталкивала на самое дно сумки свое сокровище, наткнулась на коробочку с шариками.

- А это что? - открыв крышку, я протянула коробку эльфу.

- Ну а это у тебя откуда? - простонал эльф, и я поняла, что держу в руках очередную головную боль. Знать бы только чью? - Спрячь до ... лучших времен, - хмуро произнес Кристл, легко вскакивая в седло. - Если придется туго - воспользуемся любезно предоставленной помощью ... твоего друга.

- А что это? - спросила я, разглядывая неприметные темные шарики.

- Эти штучки, - произнес гном, - классная вещь, только они запрещены законом и если их у тебя найдут...

- Убьют? - застонала я.

- Ага, - радостно закивал гном.

Прибью, сволочь!

- Это сильнейший наркотик, но в малых дозах хороший энергетический стимулятор. Одного шарика хватает на целый день, - пояснил эльф, пока гном мерзко хихикал, глядя на мое обескураженное лицо. - Интересно, где Мик их достал, да еще в таком количестве? В землях людей за употребление этого наркотика казнят без суда и следствия прямо на площади.

- Ага, чтобы другим неповадно было, - снова влез гном. - На людей этот наркотик очень странно действует - непредсказуемо.

Теперь я смотрела на безобидную, невзрачную коробочку с шариками, как на ядовитую кобру, которая вот-вот кинется. Осторожно закрыв крышку, я спрятала коробку так глубоко в сумку, как только можно было. Если честно, я бы с большим удовольствием оставила эти шарики прямо здесь в лесу, где никто их не найдет. Но не хотелось снова нарываться на ухмылку и язвительные насмешки гнома. Да, удружил мне Мик!

Затянув на сумке ремни, я двинула к своей лошади, но стоило подойти к ней на расстояние вытянутой руки, как моя смирная лошадка, всхрапнула и шарахнулась от меня в сторону.

- Что такое, девочка?

Я осторожно протянула руку, намереваясь погладить лошадь, как она замотала головой, пятясь от меня еще дальше.

- Что случилось? - удивилась я. - Что с ней такое?

- Она чувствует, что в тебе появилось что-то новое. Звериное. Она просто тебя боится.

- Опа, здрасьте, приехали. Даже животные уже принимают меня за чудовище, - горько хмыкнула я. - Дожилась, япона мать.

- Нет, ты не чудовище, - успокоил меня гном. - Пока, не чудовище. Но твой запах изменился, и лошадь это чувствует.

- Мне помыться, блин? - со злостью бросила я.

- Дура, - хмыкнул гном. - Возьми себя в руки. Это только начало, а ты уже нюни распустила. Выжила ведь!

- Знаешь, у нас говорят, что иногда смерть самый лучший из возможных выходов.

- У вас? Это в операционной? - ухватился за мою оговорку гном.

- Угу, - недовольно буркнула я. - И что мне теперь делать? Пешком к драконам топать? - желание найти и прикончить Кедэса росло в геометрической прогрессии.

- Не расстраивайся, - сказал эльф. - Она привыкнет к тебе, только прояви немного терпения и ласки. Вот, держи, - Кристл кинул мне горбушку хлеба. На удивление я ее поймала очень легко, словно она сама прилетела мне в руку. - Угости лошадь и поговори с ней - тихо и ласково.

Я нахмурилась и, вцепившись в поводья, притянула лошадиную морду поближе. Кобыла выпучила на меня огромные лиловые глазища.

- Значит так, слушай сюда. Я, какой была, такой и осталась, и плевать, как и чем от меня пахнет, - процедила я, а лошадь только фыркнула, нервно переступив ногами. - И нечего мне тут строить из себя черт знает что. Я тебя не съем в самом-то деле. Хотя если будешь выкобениваться - шашлык сделаю. Поняла?

Лошадь мотнула головой, а я, ослабив хватку, протянула ей на открытой ладони кусок хлеба. Кобыла несколько мгновений смотрела на меня, потом аккуратно взяла с ладони хлеб и стала его медленно жевать. Я гладила ее, тихонько нашептывая ласковые слова.

- Ешь, моя красавица, - шептала я. Мне эта скотина все больше и больше нравилась. - Нам с тобой предстоит долгий путь и, похоже, что пахнуть я буду все хуже и хуже, но нам никуда от этого не деться. Я знаю, что тебе страшно, но мне в сто раз страшнее. И кроме тебя, у меня больше никого здесь нет, кто бы поддержал меня и... понял.

Лошадь фыркнула и мотнула головой. Она уже успокоилась и перестала вздрагивать от моих прикосновений.

- Моя умничка, - похлопала я лошадь по упитанному боку и легко запрыгнула в седло. Поерзав немного, пытаясь найти удобное положение, в котором моя задница не вспоминала бы прошлую бешеную скачку, я натянула поводья и посмотрела на моих спутников.

- Едем? - спросила я.

Гном откровенно скалился, а эльф глядел на меня с укоризной. Ну и что я опять не так сделала? Молча покачав головой, Кристл шагом направил коня по тропинке, и мы тут же последовали за ним.

Еще долгих три дня мы ехали по этому нескончаемому лесу. Гном с эльфом охотились во время небольших остановок, чтобы вечером приготовить полноценный ужин. А днем перебивались, чем придется, всухомятку, доедая сухари и какие-то вяленые фрукты, которые запасливо прихватили с собой мои попутчики. Радовало то, что за все это время на нас никто не нападал, но каждую ночь эльф все равно устанавливал охранный щит.

Вечерами, пока гном готовил нехитрый ужин, эльф учил меня обращаться с кинжалом.

Да, скажу я вам, то, что показывают в кино и то, как нужно в действительности обращаться с этим оружием - две разные вещи. После первой тренировки, на которой Кристл показывал только приемы защиты, на утро у меня болело все тело: руки, плечи, спина, ноги, даже фаланги пальцев. Следующую тренировку я весь день ожидала с немым ужасом. И тут за меня взялся гном. Я уже в сотый раз за последний только час прокляла свое желание научиться владеть этим орудием моих пыток. Гном нападал на меня, заставляя отбивать атаки теми приемами, что показывал эльф. Да кто ж такое может с первого раза запомнить! Ну тупая я, ну не дошло до меня! Повторите еще раз! Но гном не давал мне спуску, нападая снова и снова, не давая ни секунды отдыха. Эльф постоянно комментировал мои ошибки, и помогал советами. Только когда кинжал выпал их моих дрожащих рук, гном прекратил тренировку, нахально ухмыляясь. У меня было просто огромное желание запустить своим оружием ему прямо в рыжую противную морду. Наверное, я бы так и сделала, но мои руки отказывались подниматься, не говоря уже о том, чтобы размахнуться. Меня колотило от злости и слабости, но тут перед глазами оказалась встревоженная физиономия эльфа. Он схватил меня за плечи и начал трясти.

- Держи себя в руках. Немедленно, успокойся.

- Что такое? - часто заморгала я, не понимая, что случилось. Ну, психанула я на этого садиста, но убивать же не собиралась.

- Ты начала трансформацию, - обеспокоенно произнес эльф.

- Что я начала?

- Посмотри на свои руки.

Я послушно опустила голову и уставилась на...

- Ой, мамочка! - жалобно всхлипнула я. - Что это?

Начиная от локтевого сустава, кожа на моих руках потемнела, и вместо аккуратных и обломанных ногтей красовались черные блестящие когти. Но больше всего меня поразили необычные черные узоры, что теперь украшали мои руки. Словно кто-то очень искусно нанес на них причудливую вязь рисунка.

- И что это? - прошептала я, попытавшись пальцем стереть узор.

- Ничего не понимаю, - произнес эльф, с нездоровым интересом рассматривая мои руки. - Слишком рано. Этого не может быть.

- Кристл, ее глаза, - зашептал рядом гном.

- Что с ними? - испугано спросила я.

- Они немного... изменились, - схватив меня за подбородок и вертя мою голову в разные стороны, хмуро изрек эльф.

      - Кристл, и как это понимать?

- А я знаю?! - вдруг рявкнул эльф.

Я вырвалась из его холодных пальцев и повернула лезвие кинжала, пытаясь рассмотреть в отполированной стали свое лицо.

- Мамочка! - пропищала я.

На меня испугано взирали золотистые глазища с черными вертикальными зрачками. Но больше никаких видимых изменений на лице и на теле я не обнаружила. Если честно, больше всего я боялась обрасти шерстью. Я, конечно, понимаю, что в какой-то степени это даже удобно: тепло, мягко и все такое, но все же не хотелось. Ну да, я ярый приверженец депиляции.

- Как думаешь, Кристл, что на нее так повлияло: твоя магия, зашита гильдии или метка шицу-ки?

- Не знаю, надо дождаться полного обращения, чтобы понять, что пошло не так, - хмуро произнес эльф. - Она смогла использовать частичную трансформацию, а этого не может быть. На это способны только истинные оборотни.

- Это теперь так и останется? - все еще рассматривая свои глаза в гладком лезвии кинжала, спросила я.

      - Постарайся успокоиться.

- Ага, как же!? - взвыла я. Прошло всего лишь шесть дней, а я уже в черт знает что превращаюсь. А где обещанные месяц-два? Я даже с этой мыслью еще не свыклась! А тут такое! Что же со мной будет дальше?

- Пора ужинать, - вдруг сказал эльф, затем развернулся и потопал к костру, как будто ничего необычного только что и не случилось.

Присев возле костра, он стал сосредоточенно что-то помешивать в котелке. Мы с гномом переглянулись, недоумевая от такой быстрой смены настроения эльфа. Поужинали тоже в полной тишине, потом все быстро разбежались по спальным местам. Мне о многом хотелось спросить, но, если честно, я боялась услышать ответы на свои вопросы.

Утром, первым делом открыв глаза, я тут же поднесла к ним руки. Слава Богу, никаких узоров не было, и они стали такими, как прежде. Я очень надеялась, что и глаза вернулись в прежнее нормальное состояние. Хотя мне показалось, что ногти теперь были не розовыми, а слегка сероватыми. Может, просто грязные?

      Завтракали мы также в необычной тишине. Гном не язвил и не паясничал, эльф вообще не разговаривал, даже на вопросы не отвечал. Только кивнул, окинув меня отрешенным взглядом, да и все. После завтрака, когда гном стал собирать вещи, Кристл вдруг начал раздеваться. Я сидела, открыв рот и во все глаза пялясь на эльфа.

- Это что такое?

- Мы подошли к границе. Как только выйдем из леса, начнутся земли орков, - тихо ответил гном, не прекращая сборов. - Достань из сумки кинжал и теперь постоянно держи его под рукой.

Пока гном давал мне наставления, эльф скинул куртку, рубашку и остался в одних штанах. Он даже разулся и теперь босиком стоял на траве. Его волосы слегка развевались, хотя ветра не было, глаза были полуприкрыты, а голова слегка запрокинута назад. Его губы что-то шептали, но слов я не улавливала. Хотя от его голоса волосы шевелились на моей голове, а по спине пробегал холодок.

На голой груди эльфа стали проступать какие-то замысловатые рисунки. С каждым новым словом рисунок становился все четче, и я уже могла с уверенностью сказать, что грудь эльфа опоясывала ветвь плюща. Рисунок был настолько отчетливым, что я могла различить каждый листочек до мельчайших подробностей. Ветвь все росла и все больше покрывала тело эльфа. Вот уже и плоский живот был опоясан, а часть ветви спряталась под штанами. Я не удивилась, когда зеленые листочки появились на голых ступнях. Даже шея и лицо были покрыты этим листочками. Потом рисунок ярко вспыхнул, мне даже пришлось зажмуриться, через секунду тело эльфа снова стало идеальным и чистым.

- Нифига себе, - изумленно выдохнула я.

- Это и есть печать. Теперь мы беззащитны, - горестно выдохнул гном. - Кристл не сможет даже огонь разжечь.

- Он что, спичками не умеет пользоваться или забыл как меч держать? С какого лешего ты решил, что мы беззащитны? Что за бред ты несешь!?

Гном даже ошалел от моего наезда. Он глупо хлопал ресницами, открывая и закрывая рот.

- Мы и без магии кое-что можем, - уже спокойнее произнесла я. - К тому же, вдруг нам повезет.

Гном по-идиотски захихикал, а потом сказал:

- Не с нашим счастьем. Нам и так не всегда везло, а после твоего появления удача и подавно отвернулась от нас.

      - Что? - я начала надвигаться на гнома. - Что ты этим хочешь сказать?

- Хватит, - резко прервал эльф наш спор, который норовил перерасти в небольшие разборки, с явным применением физической силы.

Я и не заметила, когда он успел одеться. Внешне эльф никак не изменился, ну, может, слегка побледнел. Но когда он двинулся к своему коню, его зашатало.

- Кристл, может отдохни немного. У нас еще есть время, - бросился к нему гном.

- Нам пора. Отдохну потом, когда все закончится, - устало улыбнулся эльф и довольно легко запрыгнул в седло. - Оружие держите наготове. Лейка, смотри по сторонам во все глаза и ... веди себя тихо.

Пока я подбирала слова, чтобы ему как следует ответить, Кристл уже пришпорил коня, и мне пришлось бегом кидаться к своей кобыле, чтобы не отстать.

Глава 7

За свою недолгую жизнь я так пока и не успела посетить ни одной зарубежной страны, и поэтому не имела ни малейшего представления, как должна в реале выглядеть граница между странами. Нет, конечно, я не совсем забитый человек - и книги читаю, и фильмы смотрю, и в интернете часто бываю, поэтому маломальское представление о том, какой граница может быть, я все-таки имею. Поэтому сейчас, дремая под мерный шаг своей лошадки, я старалась представить, как же может выглядеть граница в этом мире.

Но то, что через несколько минут предстало перед моим взором, не приснилось бы и в самом страшном сне. Даже моя фантазия, взращенная на современных фэнтезийных книгах и фильмах, не смогла приблизиться к существующей реальности. То, что перед нами была граница, за которой начинаются владения орков, я поняла сразу, как только увидела этот странный мост. И именно эта граница показала, что с нами будет, если орки нас таки поймают.

Последние пару дней, пока мы ехали по лесу, я заметила, что наша едва заметная тропа все время вела вверх. Позже я с удивлением поняла, что довольно однообразный лесной ландшафт стал понемногу меняться: все чаще стали попадаться огромные белесые валуны, деревья из высоких и стройных все больше становились приземистыми и кряжистыми, цветущий подлесок заменила высокая цепкая трава. Теперь дорогу можно было рассмотреть всего на несколько метров вперед. Потом лес как-то внезапно закончился. И мы оказались на берегу большого каменного каньона, на дне которого ревела река. Через самое узкое место ущелья, которое по моим приблизительным оценкам было никак не меньше 50 метров, был перекинут мост. Глядя на него, я просто не верила своим глазам. Но чем дольше я смотрела и чем яснее понимала, какой материал был использован для его строительства, тем страшнее мне становилось. Я судорожно сглотнула. Архитектор этого 'чуда света' имел явно хорошее чувство юмора, только вот юмор у него был черный. Этот тонкий, хрупкий с виду мост был сложен из... костей. Поручни моста были отполированы до блеска. Я бы еще могла убедить себя, что это не человеческие кости, если бы не черепа, которые венчали балясины.

Мы уже несколько минут стояли перед мостом, и никто не решался произнести ни слова. Кристл напряженно вглядывался вдаль, словно хотел увидеть то, что ждало нас на том берегу. Гном с тревогой поглядывал на эльфа, нервно покусывая губу. Ему явно было не по себе, и была бы его воля, он тотчас повернул бы назад, наплевав на миссию, амулет и воровскую честь.

- Нам туда, - наконец выдавил из себя эльф и гном тут же нецензурно выругался.

- Кристл, может... - начал Ганнибал.

- Поздно, - резко оборвал его эльф, и черный жеребец первым ступил на тонкие перекладины моста.

Пока я с ужасом представляла, как буду заставлять свою норовистую скотину перейти этот мост, кобыла сама без всяких понуканий пошла следом за Призраком.

Я старалась не смотреть на выбеленные дождем и ветром кости, но взгляд непроизвольно наталкивался на пустые черные глазницы, которые, казалось, следили за каждым нашим шагом.

Я как раз грешным делом подумала, что в этом мире уже не существует ничего, что могло бы вызвать во мне такую жуть, как тут же поняла, что нет... я ошибалась. В конце этого моста нас ждал новый кошмар. В нескольких шагах от моста прямо на дороге между столбами висело ... чучело. Все время пялясь на серые черепа, я не заметила его раньше. Однако сейчас, подъезжая все ближе, я засомневалась, что это было обычное огородное чучело, призванное отпугивать незадачливых путешественников. Мертвое тело было растянуто между столбами в виде звездочки, а чтобы голова не падала на безжизненную грудь, ее держала тугая петля, свисающая с перекладины. Этот жуткий ансамбль представлял собой въездные ворота в страну орков и как бы ты ни старался, а проехать придется именно под этой аркой. Подъехав ближе, я поняла, что это тело эльфа: острые уши торчали из-под свалявшихся остатков волос.

Кристл остановил коня на краю моста. Я не видела выражение его лица, но хорошо слышала грязные ругательства гнома за моей спиной. Эльф несколько мгновений смотрел на труп, потом тронул жеребца, съехал с моста и остановился перед воротами.

- Кристл, не трогай! - закричал гном, а я дернулась от неожиданности. - Не тронь. Ему ты уже ничем не поможешь, а нас погубишь.

Эльф стоял перед невольным стражем моста и долго вглядывался в его мертвое лицо, словно хотел что-то там разглядеть или запомнить. Я остановила кобылу рядом с Призраком.

- Это мой старший брат, - прошептал эльф сдавленным голосом. - Он пропал больше месяца назад.

- Прости, - только и смогла выдавить я. - Я сожалею...

- Его нельзя так оставлять, я должен предать его земле, чтобы его душа смогла возродиться, и, возможно, мы с ним снова могли бы встретиться, - простонал, а не проговорил Кристл. Я видела, что он едва сдерживается. Он так крепко вцепился в поводья, что его пальцы побелели, да и лицо его стало каким-то пепельно-серым. - Но если я дотронусь до него и попытаюсь снять - нас тут же засекут.

- Кристл, когда выполним... нашу миссию, - прошептала я, чувствуя, как внутри меня загорается адский огонь мщения, - мы вернемся сюда и ... похороним твоего брата так, как должно... Он ждал тебя долго, думаю, простит и подождет еще немного. Его похороним, а оркам - отомстим. Подожди немного, - в моем голосе были едва сдерживаемые слезы ярости.

Я никак не могла оторвать взгляда от мертвого эльфа, словно старалась рассмотреть и запомнить его. Как ни странно, его тело хорошо сохранилось, (скорее всего, и здесь не обошлось без магии), и даже сейчас можно было с уверенностью сказать, что это был довольно красивый мужчина. Но больше всего меня поражала улыбка, что до сих пор сохранилась на его мертвых губах. Она словно кидала вызов своим мучителям. Всем своим видом эльф показал им, что умер с достоинством, и они не сломили его дух. Возможно, он знал, предчувствовал, предвидел, что когда-нибудь его все же найдут, и он улыбался своим спасителям, вселяя в их сердца надежду на вероятную встречу в его следующем перерождении.

Я почувствовала, как горячие слезы потекли по моим щекам. Я даже не могла представить, что сейчас чувствовал Кристл, и как сдерживал свои эмоции.

- Пойдем через Святую землю, - все еще глядя на мертвого брата, процедил эльф сквозь зубы.

- Это конец, - с ужасом выдохнул гном. - Святой Адуммий, спаси и сохрани. Мама, лучше бы ты меня вовсе не рожала.

Причитания гнома только еще больше меня перепугали, вселяя в мое и так трепещущее сердце ужасающий холод жути, которая сковывала все мышцы и мысли, не давая ни двигаться, ни думать.

Постояв перед мертвым эльфом еще несколько секунд, Кристл повернул коня, и поехал вдоль отвесного склона, минуя жуткие ворота. Хорошо, что моя кобыла беспрекословно следовала за черным жеребцом, потому что я не могла даже пошевелить руками. Я так вцепилась в поводья, что мои пальцы не только занемели и побелели, но и полностью отказывались меня слушаться.

Спустя бесконечно долгое количество минут, я начала медленно приходить в себя и соображать, а также осознано взирать на окружающий нас ландшафт, который снова чуть не отправил меня в очередное оцепенение.

 Мы ехали по едва заметной тропинке, которая вела нас по самому краю каньона. Мост и мертвый эльф уже остались далеко позади, но Кристл так и не произнес больше ни слова, да и гном молчал, только иногда до меня доносились его тихие ругательства.

Если на той стороне каньона, откуда мы пришли был сплошной лес, то с этой стороны - равнина, только вдалеке виднелись зеленые островки деревьев и небольшие скалистые нагромождения. Вся равнина была покрыта желтой травой и лишь небольшие холмики, которые попадались где нигде были полностью покрыты мелкими цветами. Кстати, я заметила, что на некоторых холмиках прямо на вершине торчали шесты. Одни из них были пустые - обычные палки, причем не всегда ровные, а на других сверху что-то болталось. И чем дальше мы шли, тем больше попадалось таких холмов, к тому же они становились значительно выше, и на их верхушках торчали сразу по несколько шестов. Интересно, что это значило?

Иногда любопытство - это грех. А в моем случае смертный грех. Я повернулась к гному, ругань которого я уже минут десять не слышала, и спросила:

- Что это такое? - указав на ближайший к нам холм. Его верхушку как раз венчал шест, на котором что-то висело, но с такого расстояния я все никак не могла рассмотреть, что это.

- Святая земля - это кладбище орков. Эти холмы - могилы, - словно выплюнул гном.

- Черт, - прошипела я. Лучше бы не спрашивала! И кто меня за язык тянул!?

- Чем больше холм, тем более выдающийся орк там похоронен, - продолжал гном, а мне было как-то неудобно попросить его заткнуться. - Поэтому их могилы венчают головы их врагов, которых они собственноручно убивают и хранят до своего последнего часа.

- Мамочка, - выдохнула я, теперь понимая, что болтается на этих шестах. После сегодняшнего мне точно теперь еще и черепа сниться будут.

- По легенде орков где-то в середине Святой земли находится могила девы-воина - прародительницы орков. Ты не слышала об этом? - с некоторым удивлением произнес гном.

- Не-а, - покачала я головой.

- И откуда ты взялась такая незнайка? - укоризненно протянул Ганнибал, и тут же продолжил: - Когда-то очень давно орки были диким, глупым племенем. Всё, что они умели - это охотиться, да и то с примитивным оружием. А дева, которая появилась из ниоткуда, научила их жить по-другому, поэтому она считается праматерью новой расы орков. Ну, это так гласит их легенда. Она жила с орками много тысяч лет, но потом вроде бы как умерла.

- И где-то тут ее гробница? - я уже оглядывала могилы совсем другим взглядом. Кажется, во мне умер археолог или расхититель гробниц.

- Так говорят орки, но поскольку они никогда не обозначают своих могил, сказать, кто в какой похоронен, вряд ли могут и сами орки.

- А что, так трудно надпись какую-то сделать? - удивилась я.

- Зачем? После того, как они похоронили покойника, они больше к нему не наведываются. Нечего тревожить мертвых. Да к тому же враги могут найти могилу и вытащить труп, а потом измываться над ним и после смерти. Тогда орк не сможет попасть в святилище к деве, покаяться в грехах и возродиться. Интересно, Кристл скоро собирается привал делать? - резко сменил тему гном. Он уже несколько минут с напряжением вглядывался в неестественно прямую спину эльфа, не прекращая своего рассказа. Ганнибал нахмурился и тоже о чем-то задумался.

Дальше мы снова ехали в полном молчании. День неумолимо клонился к ночи, и сумерки уже уверенно накрывали равнину. Я старалась не смотреть в сторону могил, которые становились все выше, а шестов с черепами ставало все больше. Мы давно свернули с тропы, и теперь неспокойный рокот реки все слабее слышался за нашими спинами. Мы уходили вглубь страны орков.

В моем животе уже настойчиво урчало от голода. За время нашего путешествия я начала привыкать питаться только два раза в день: утром - плотный завтрак тем, что осталось от не менее плотного ужина, а на ужин то, что добывали в течение дня.

Но сегодня днем мы совершено ничего не подстрелили и не собрали, и я понятия не имела, чем мы будем ужинать и, соответственно, завтра утром завтракать. Но глядя на слишком прямую спину эльфа, ужинать сегодня мы явно не будем.

- Кристл, может привал? - встревожено спросил гном.

Слава Богу, что он, наконец-то, это озвучил. Я уже часа два думаю, как напомнить хмурому эльфу о долгожданном и таком необходимом отдыхе. Я уже из последних сил держусь в седле, но оглядываясь вокруг и видя сплошные курганы с черепами, меня как-то не очень прельщает тут ночевать, хотя я и валюсь от усталости. Я непроизвольно передернула плечами, стоило только наткнуться взглядом на зияющие чернотой пустые глазницы очередного черепа. К тому же все чаще стали попадаться курганы высотой в два, а то и в три раза выше человеческого роста. Как объяснил гном, это могилы вождей - самых сильных и жестоких орков, на счету которых не один десяток загубленных жизней. Их обычно хоронят в самом центре Святой земли. Да и курганы их больше напоминали ощетинившегося ёжика, от количества натыканных в них шестов.

- Сделаем привал, - вдруг подал голос эльф. - Вон там, - он указал рукой на небольшой холм справа от нас. Я вздохнула с облегчением, и услышала такой же вздох за спиной.

На вершине кургана, на который указал эльф, никаких шестов не было, и это давало надежду на то, что мы будем ночевать на самом обычном холме, созданном природой, а не руками орков. Хоть это радует.

Холм оказался не слишком высоким и был довольно пологим, поэтому забрались на него мы довольно быстро. Его вершина имела небольшую почти ровную площадку, на которой мы и устроились. Как только эльф стреножил своего жеребца, он кинул одеяло на голую землю и тут же улегся на него, отворачиваясь от нас. Мы с гномом переглянулись, но промолчали, быстро занявшись своими лошадьми. За все время не было сказано и трех слов.

Понятное дело, костер разводить мы не собирались, но я уже сейчас ёжилась от холода, и с ужасом представляла, как буду отбивать барабанную дробь зубами к утру, если конечно, не околею раньше.

- Иди сюда, - гном похлопал по своему одеялу. - Теплее будет. Ночи здесь холодные.

Сперва подбоченясь, я хотела ему ответить..., но потом передумала. Замерзнуть я всегда успею, а так, может, хоть немного удастся поспать. Насупившись, я натянула на себя куртку, потом взяла одеяло и потопала к гному.

Я бросила одеяло между мужчинами и улеглась, все еще сопя от негодования и голода. Я, конечно, понимала эльфа, но все равно злилась на него. Нужно оплакивать своих мертвых, с этим никто не спорит, но при этом нельзя забывать о живых. Иначе можно очень сильно пожалеть. Потом. Кристл словно полностью отключился от действительности, погрузившись без остатка в свое горе.

Я тяжело вздохнула, в ответ на свои грустные мысли. Наверное, мне грешно так думать. За свои двадцать с хвостиком лет, Бог меня миловал и все мои родственники живы и здоровы. Даже бабушки и дедушки, не говоря уже о родителях. Я не знала еще, как это - терять близкого и родного человека.

Когда гном накрыл меня сверху своим одеялом и придвинулся к моей спине, я дернулась от неожиданности, но вырываться не стала, впитывая каждой клеточкой его тепло.

В животе опять заурчало. Хоть я и устала, но есть от того хотелось только сильнее. Черт, а у меня даже сухарика в карманах не завалялось. Воды выпить, что ли? Так за флягой нужно было вставать, вырываясь из приятного теплого кокона.

Все у меня 'не слава Богу'. То есть хочется, то пить, а вот сейчас еще и в туалет приспичило. В лесу с этим было попроще: быстренько отлучился в кустики и счастлив, а тут что делать? Кругом одни могилы. Вот же непруха! Я еще немного полежала, надеясь, что как-то само пройдет, перехочется, рассосется... Но как бы ни так, организм, похоже, мстил мне за вынужденную голодовку.

Гном уже вовсю сопел над ухом. А вот спал ли Кристл, я не знала. Эльф как улегся, так больше и не шевелился. Надеюсь, он не умер от горя.

Я осторожно перевернулась на спину, стараясь не поднимать одеяла, чтобы не впустить внутрь нашего уютного кокона холод. Но как только увидела ночное небо, то так и замерла с открытым ртом. Так много звезд, еще и таких огромных, я никогда не видела. Так получилось, что обе мои бабушки - городские жительницы и домика в деревне у нас отродясь не было. Да и родители не стремились завести дачное хозяйство, поэтому звездное небо я видела только в городе, а там, как известно, и небо-то не такое темное, и звезды не часто увидишь. А сейчас над моей головой было просто завораживающей красоты зрелище. Звезды напоминали яркие фонарики, которые составляли на черном бархате неба замысловатые фигуры и скопления. Я даже в туалет перехотела - настолько меня поразило увиденное.

Не знаю, сколько я смотрела в ночное небо, следя за движением звезд, но мой организм постепенно начал отходить от шока и снова стал напоминать о том, что у него есть и свои потребности, вполне естественные. Как мне не хотелось, но я все же осторожно выпуталась из своего одеяла, и, стараясь не разбудить гнома, выползла из нашего уютного теплого гнездышка. Меня тут же затрясло. Ну и холодрыга! Что же будет под утро? Я вприпрыжку бегом направилась к своей сумке, порывшись в ней, вытащила еще одни штаны, рубашку и кофту. Я вдруг вспомнила, как мы всегда смеялись в институте над нашими африканскими студентами, которые в холодное время года всегда натягивали на себя всю имеющуюся у них одежду. Что ж, лучше уж быть похожей на неряшливую капусту, чем на замершую сосульку.

Решив не будить ребят, я собрала одежду в охапку и немного спустилась по склону холма, присмотрев хорошее местечко, чтобы переодеться и заодно удовлетворить свои физиологические потребности.

Я кое-как натянула на себя вторые штаны, к сожалению, на поясе они так и не сошлись, потом быстро скинула куртку и натянула поверх старой рубашки еще одну, правда, немного грязную, ну а сверху снова надела куртку. Все это я проделала довольно быстро, но все равно замерзла так, что руки трусились, как у алкоголика с многолетним стажем, и я едва попадала пуговицами в дырки.

Похлопывая себя по плечам и прыгая на месте, я решила таким образом хоть немного согреться. И почему я влипаю всегда в разные неприятные ситуации? Я словно сама притягиваю их к себе. Что в своем мире я вечно умудрялась выбрать именно поломанный стул, так и в этот мир притащила свое извечное 'везение'. Стоило мне только пару раз подпрыгнуть, чтобы хоть немного согреться, как земля стала сама собой расползаться у меня под ногами. Как идиотка махая руками, словно подбитая птица поломанными крыльями, я полетела куда-то ... вниз. Я падала, а вместе со мной летели комья земли и какие-то палки. Что-то больно обожгло мою щеку, потом я почувствовала, как за что-то зацепилась рукавом, и мне чуть не вывернуло руку. Хорошо ткань не выдержала и порвалась, выпуская меня из нежданного плена. Я с размаху плашмя упала на какую-то кучу, при этом подняла такую пыль, мой нос тут же забился, перехватило дыхание, и я чуть не задохнулась. Хотя, может, дыхание перехватило и от сильного удара. Только через пару минут я осознала, что довольно крепко приложилась спиной. Я лежала и боялась пошевелиться, а над головой зияла дыра, в которую заглядывали звезды и большая голубая луна, словно издеваясь, они весело мне подмигивали.

Я лежала и пялилась в звездное небо, медленно отходя от шока. Если бы не странная куча тряпья и палок подо мной, я могла бы просто расшибиться или сломать себе что-нибудь. Кстати, насчет сломать... Я осторожно пошевелила конечностями, покрутила головой. Все работало и почти не болело. Наверное, я и встать смогу. Я попыталась подняться, но у меня не получилось сдвинуться с места. Сердце заколотилось в груди как сумасшедшее. Неужели я сломала позвоночник, и потому ничего не чувствую? Поэтому не ощущаю боль? Я стала задыхаться от неконтролируемого страха.

- Так, стоп! - в голос произнесла я. - Хватит паниковать. Думай! Даже если ты что-то там и сломала, мозги пока на месте. Думай! Как ты могла сломать позвоночник, если руки и ноги шевелятся? Черт!

Вот так всегда: я сначала себя накручу, а потом пытаюсь подключать мозги.

Немного успокоившись и восстановив дыхание, я снова попыталась встать. Меня явно что-то держало.

- Черт, зацепилась за что-то, - пробурчала я, только бы не слышать эту давящую тишину.

Я дернулась сильнее, что-то начало поддаваться. Тогда я задергалась словно рыба в сетях, пока не услышала треск ткани. Дернувшись в последний раз, я не рассчитала силу и вместо того, чтобы просто подняться, слетела с той кучи, на которую так удачно приземлилась. Я поднялась на ноги, поправляя одежду и одновременно оглядывая место, куда свалилась. Кроме тишины, тут была еще и темень. Правда, не кромешная - непонятные силуэты все же можно было разглядеть. Возможно, если глаза еще хоть немного привыкнут, я смогу увидеть больше. Вот же сходила в туалет! Я хихикнула. Да, похоже, нервы совсем расшатались. А я в этом мире всего-то несколько дней. Интересно, что будет, если я тут месяц поживу? Ну, это, конечно, если выберусь из этой ямы.

Я задрала голову. Высота до дыры была не более пяти метров, а то и меньше, но мне это никак не помогало: до края я все равно не достану. Надо либо что-то нагромоздить, чтобы попытаться выбраться самой, либо звать на помощь. О том, что твориться вокруг меня, я старалась не думать и даже не представлять. Мне и так было жутко до потери сознания, и по сторонам я вообще старалась не смотреть - те силуэты, что мне удавалось заметить, навевали не самые приятные ощущения. Я сама не знаю, как до сих пор не поддалась панике.

      Я судорожно сглотнула. Надо что-то делать, а для этого мне все-таки придется осмотреться кругом, потому что даже чтобы позвать на помощь, мне желательно быть ближе к дыре, тогда наверняка меня смогут услышать.

Опустив голову и закрыв глаза, я постаралась успокоиться. Лучше не стало. Ну почему я такая трусиха!? Похоже, расхитительницей гробниц мне не стать. Я открыла глаза, надеясь, что смогу хоть что-то рассмотреть. Благодаря ночному светилу этого мира я смогла увидеть, что, похоже, этот холм был все же рукотворный, а значит, являлся чье-то могилой. Ну вот, только покойников мне для остроты ощущений и не хватало.

- Япона мать, - процедила я сквозь зубы, которые все время старалась держать крепко стиснутыми, иначе они выбивали непроизвольную и слишком громкую для такого места барабанную дробь.

Луна почти закрыла собой дыру, в которую я свалилась и теперь, словно тусклый прожектор, осветила внутренности кургана. Меня затрясло, когда я поняла, что если бы не эта куча сваленных костей и каких-то тряпок, я могла легко расшибиться о каменный пол. Я едва сдержалась, чтобы не заголосить от ужаса. Прямо за кучей стоял огромный стул или скорее трон, на котором восседала... мумия. Ее череп был туго обтянут кожей, тонкие, черные волосы, свисали паклей, на голове все еще держалась корона, правда, она немного съехала на бок. То, что передо мной была женщина, я как-то поняла. И явно она была не из простых. Ее одеяние, неплохо сохранившееся, было роскошным. Я даже смогла рассмотреть некоторые украшения, что свободно болтались на тонких высохших запястьях и пальцах. Спазм страха и ужаса сковал мое горло. Я только во все глаза пялилась на эту мумию, и казалось, что ее мертвые пустые глазницы глядят на меня с каким-то осуждением или ожиданием. Меня передернуло от странного ощущения. Казалось, еще мгновение - и эта мумия оживет и заговорит со мной... а потом встанет со своего трона и, протягивая ко мне свои костлявые руки...

Я все-таки закричала. Что-то я слишком нервная стала в этом ненормальном мире. Расфантазировалась, блин, идиотка! Немного успокоившись, и поняв, что на меня никто нападать не собирается, по крайней мере, пока, я сделала несколько несмелых шагов, оглядывая гробницу и выискивая запасной выход. Хотя и понимала, что такового может здесь и не найтись. Но если мне память не изменяет, в некоторых гробницах делали запасной вход или выход, правда, я никогда не понимала зачем. Наверное, для меня это был самый простой вариант, но не с моим везением. Само помещение гробницы по площади было не более 20-25 квадратных метров. Кругом земляные стены и, похоже, вход и выход был именно тот, в который я так неосмотрительно ввалилась несколько минут назад. Или часов?

Я задрала голову. Луны уже не было видно, но света вполне хватало. Наверное, мои глаза привыкли к этому полумраку.

Интересно, гном с эльфом так и продолжают спокойненько дрыхнуть, пока я тут пытаюсь найти хоть какой-то путь к спасению? Нет, все-таки надо что-то придумать и как-то выбраться самой. Поскольку летать я не умею, надо найти что-то, что позволит мне подобраться в дыре. Кстати, трон для этой цели вполне может подойти. Если его перетащить ближе и к тому же забраться на его спинку, я смогу, наверное, дотянуться до края.

Я оглянулась и посмотрела на мумию. Для того, чтобы осуществить задуманное, мне придется дотронуться до нее, сбросить ее с трона и самой занять его. И как я смогу это сделать?

- Черт, - прошептала я, продолжая смотреть на укоризненно взирающую на меня мумию.

Я сделала по направлению к ней пару шагов. Ничего не случилось. Никто на меня не кинулся. Я подошла ближе и остановилась в двух шагах от трона.

      - Прости меня, - прошептала я, глядя на мумию. - Я не знаю, кто ты, но видать, кто-то очень важный и почитаемый орками, - мой голос слегка дрожал от страха и смущения. - Я пришла из другого мира, ничего не знаю, многое делаю неправильно, но мне нужна твоя помощь. И я прошу ее у тебя. Позволь мне воспользоваться твоим... стулом. Я хочу выбраться отсюда. И обещаю, что больше никто не потревожит твой покой.

Я сделала еще один малюсенький шажок. Нет, я все-таки не смогу этого сделать. Я лучше умру тут, чем дотронусь до этой мумии. Она так смотрит на меня... к тому же мне стал мерещиться голос. Он тихо звал меня. Я словно парализованная не могла сдвинуться с места и отвести глаз от мумии. Кажется, я начинаю сходить с ума. Она точно зовет меня по имени, вот только голос какой-то... мужской.

- Лейка, Лейка, где ты?

- Я здесь,- завопила я что силы, наконец-то, сообразив, что это мои попутчики обнаружили мою пропажу и теперь ищут меня.

Я подбежала к дыре, задрала голову и в сложенные рупором ладони заорала:

- Ау, я тут внизу. Кристл, Ганнибал. Ау!

- Лейка? - в проеме дыры показалось бледное лицо эльфа.

- Кристл, я здесь, - уже спокойнее сказала я, а сердце так сильно колотилось от радости, что я готова была зарыдать.

- Что ты там делаешь? - с удивлением спросил эльф. Ничего умнее спросить не мог?!

- Танцую, блин, - рявкнула я. - Вытаскивай меня отсюда быстрее, все вопросы потом.

- Вытаскивать? Как? - искренне возмутился эльф. - Я не могу использовать магию.

- А голову можешь, зараза остроухая? - завопила я на него. - Веревка есть?

- Нет.

- Пояс? Ремень? Да хоть что-нибудь.

- Нет, у меня ни пояса, ни ремня, - наконец-то начал соображать эльф. - Только вот это, - он опустил в дыру руку. - Тебе нужно что-то найти, чтобы подняться выше.

Да, он прав. Длина его руки меньше метра, плюс мой рост, да длина вытянутых моих рук... Черт, не хватает. Я не достану.

Я оглянулась на мумию.

- Есть там что-нибудь подходящее? - спросил эльф.

- Есть, - тяжело выдохнула я. - Трон.

- Тащи его.

- Не могу. В нем мумия сидит.

- Так скинь ее и тащи быстрее.

- Тебе легко сказать 'скинь'. Я не могу.

- Почему?

- Я... я боюсь...ее.

- Так тащи трон вместе с ней, - разозлился эльф.

- Точно, - я стукнула себя по лбу. Как я сама до этого не догадалась. Я подтащу трон и уж как-нибудь заберусь на спинку, не потревожив мумии. - Подожди немного. Я счас.

Я подбежала к трону, стараясь не смотреть на мумию, ухватилась за спинку трона и попыталась сдвинуть его с места. У меня быстрее пупок развяжется, чем я сдвину этот трон хотя бы на пять сантиметров. Я попробовала еще раз. Кажется, он весит целую тонну.

- Черт, - выругалась, вытирая пот со лба.

Мне даже жарко стало. Я скинула порванную и грязную куртку, оглядываясь вокруг. Мне всего-то и нужно что протащить этот трон метра три. Это если на прямую, но у нас на пути лежит целая куча какого-то тряпья. Если я буду ее так сказать объезжать, то это займет и время, и силы. Я кинулась к этим тряпкам, каким-то палкам, костям, наваленным просто в кучу, и начала раскидывать их в стороны. Кажется, это тоже скелеты. Интересно, почему они так беспорядочно свалены в кучу? Вместе с костями попадалось и оружие: луки, топорики, копья, даже мечи. Кое-как расчистив немного места, я снова кинулась к трону.

- Я должна его сдвинуть, - прошептала я. - Хоть немного. Я должна и я смогу. Потому что у меня нет другого выхода. Мне нужно только сдвинуть его с места, а потом будет легче его дотолкать. Осталось только сдвинуть его с места, - твердила я.

Я снова сцепилась в спинку и подлокотник, уперла ноги, напрягла все свои имеющиеся силы и потянула трон на себя. Кажется, он немного сдвинулся. Я забежала с другой стороны, уперлась в него и стала толкать. Он определенно начал медленно двигаться. Я уперлась в него спиной, ногами в пол и снова стала толкать. Нужен какой-то упор, а то ноги скользят. У дальней стены стояло несколько копий. Схватив одно из них - самое громоздкое и крепкое на вид - я уперла его в пол и снова стала толкать кресло. На мумию я старалась даже не смотреть. Если она сама свалиться со своего трона, я ее водружать на место не буду. Кое-как я все же дотолкала трон туда, куда мне нужно. Забралась на подлокотник, стараясь не касаться мумии, затем кое-как вскарабкалась на спинку трона, помогая себе копьем... до руки эльфа я не доставала всего лишь сантиметров тридцать. Надо прыгать. Но если я с первого раза в него не вцеплюсь, то упаду и теперь уже точно что-то себе сломаю.

- Прыгай. Только давай на счет три, чтобы я приготовился. Постарайся схватиться с первого раза, - кажется, эльф тоже понял, чем мне грозит падение с такой высоты.

- Хорошо, - я приняла более удобную для прыжка позу, затем откинула копье в сторону. - Раз, - начала я медленно считать, задрав голову вверх. Эльф одобряюще мне кивнул. - Два. Кристл, только удержи меня, пожалуйста, - прошептала я. Эльф улыбнулся и кивнул. - Три. - Я прыгнула.

Тонкие и сильные пальцы эльфа сомкнулись на моем запястье. А я тут же вцепилась что есть силы в его руку. Он стал медленно вытягивать меня. Я слышала его тяжелое дыхание. Вдруг что-то вцепилось мне в ногу. Я недоуменно опустила взгляд вниз. Мумия держала меня за ногу, крепко вцепившись в мою щиколотку своими костлявыми руками. Ее глазницы смотрели на меня, а беззубая челюсть отвалилась в немом крике. Кажется, я заорала.

Глава 8

- И какого она полезла туда? - голос гнома ворвался в мое сознание. Похоже, привычка не вовремя приходить в себя становится моей большой проблемой.

- Я в норме, - прошептала я. Кажется, я все же потеряла сознание от пережитого шока. Неужели мне не показалось, и мумия действительно ожила? Или у меня галлюцинации начались? Я читала где-то, что в гробницах какой-то необычный воздух образуется со временем и от него можно не только галлюцинации заработать, но и вообще окочуриться. Может, и со мной так случилось?

- Рана довольно глубокая, - снова раздался встревоженный голос гнома. - Где ее так угораздило? Словно кто-то когти в ногу вогнал.

Рана? Когти? Я вскочила с места, и у меня тут же потемнело в глазах.

- Осторожнее, - крепкие руки перехватили меня за плечи. - Дай обработать рану.

Ганнибал снова уложил меня на одеяло, да я и не особо сопротивлялась. От резкого подъема у меня закружилась голова, а еще меня слегка затошнило, поэтому я безропотно улеглась на одеяло и даже прикрыла глаза, пережидая приступ. Моих губ коснулось металлическое горлышко фляги. Я сделала несколько жадных глотков.

- Хватит, а то стошнит еще, - хихикнул гном. - Кристл, еще что-то с ее щекой нужно сделать.

- А что там? - не открывая глаз, спросила я. Почему-то меня не очень интересовало, что у меня там с лицом. Наверное, последствия шока сказывались. Было такое ощущение, что все произошедшее сегодня, случилось вообще не со мной.

- Сейчас обработаю, - быстро ответил эльф, и тут же мою щеку обожгло словно огнем.

- Ай, - подскочила я, но гном прижал мои плечи к одеялу.

- Потерпи немного. Это небольшая царапина. До свадьбы заживет.

- До чьей свадьбы? - буркнула я. От боли навернулись слезы, и я едва сдерживала стон.

- Похоже, что до твоей, - задумчиво протянул гном, нагнувшись ко мне ближе и почти уперевшись носом в мою щеку. - Вот это да, - выдохнул он.

- Что, что там? - я снова подскочила.

- Твоя царапина...

- Что с ней? - мое сердце застучало где-то в горле.

- Ее уже нет, - губы гнома растянулись в довольной улыбке.

- То есть как 'ее уже нет'? Ее не было? - я решила уточнить.

- Была, но уже нет.

- Черт, ты можешь нормально говорить или нет? - взвыла я, замахиваясь на гнома, но он ловко увернулся.

- Странно, - нахмурился эльф, так же нагнувшись ко мне ближе. Мое тело тут же покрылось мурашками. Я почувствовала его запах и тепло, исходившее от его тела. Может, все эльфы источают аромат цветов и меда? - Быстрая регенерация на такой стадии просто невозможна, - голос эльфа вывел меня из необычного оцепенения. Это что со мной такое?

- Но она есть, - хмыкнул гном. - И посмотри на ее глаза.

Я нервно переводила взгляд с хмурого лица эльфа на забавляющуюся физиономию гнома.

- Да, с глазами тоже непонятно. Частичная трансформация должна быть ей недоступна, по крайней мере, пока. Слишком мало времени прошло после укуса, да и первого обращения еще не было. И это уже во второй раз. Странно.

- Но она ей доступна уже на этой стадии, - снова влез гном со своими пояснениями.

- Вот это и настораживает. Возможно, это все-таки из-за магии яд оборотня подействовал таким образом...

- Эй! Ау! Я здесь! - заорала я. - Если вам случайно повылазило, то я тут рядом. И я хочу знать, что за фигня со мной происходит... опять.

- Успокойся, - гаркнул на меня Кристл. - Своими воплями сбиваешь с мысли.

- Что? - задохнулась я от возмущения.

- А если это метка шицу-ки? - гном уселся рядом со мной.

- Может быть, может быть, - задумчиво протянул эльф. - Скорее всего, этим всё и объясняется. Других пояснений происходящего у меня нет, - он с сочувствием посмотрел на меня, и я задрожала от его взгляда. - Вот, возьми, - протянул он мне сжатый кулак.

Я вытянула руку, и на мою раскрытую ладонь упал какой-то странный предмет.

- И что это?

- Это у тебя спросить нужно, - хмыкнул гном. - Это было в твоей ране на ноге. Кстати, Кристл, а ну-ка размотай повязку, давай посмотрим. Спорим, что и эта рана затянулась.

- Ребята, ребята, что происходит, а? Не пугайте меня, пожалуйста, - взмолилась я, чуть не плача. Лучше уж знать все и сразу, чем мучиться в догадках.

Но гном с эльфом склонились над моей ногой, быстро разматывая повязку, и полностью игнорировали мои вопросы, как, впрочем, и мое присутствие.

- Я же говорил, - возликовал гном. - Рана-то исчезла!

- Правда? - я посмотрела на свою ногу. Штанина была разорвана почти до бедра, к тому же вся в крови, но на коже остались только чуть розовые шрамы. Представляю, как эти раны выглядели раньше. - И вот это торчало в моей ноге? - спросила я, глядя на свою ладонь. Предмет, лежащий на ней, напоминал большой коготь, вот только, кажется, он был не простым, а золотым... блин, прям как яйцо в сказке. - Это когда мумия меня схватила за ногу... я ...

- Мумия? - черные брови эльфа сдвинулись. - Расскажи.

- Ну, что рассказывать... там на троне была мумия. Ты же мне сам сказал ее сбросить. Но я не смогла, поэтому и тянула трон вместе с мумией. А когда схватилась за твою руку, эта зараза схватила меня за ногу. Как вспомню ее вид, так и вздрогну.

- Странно, - уже и рыжая физиономия гнома стала какой-то слишком серьезной и озабоченной. - На что была похожа эта мумия?

- Черт, на что похожа? - завопила я. - На мумию, блин! На что же еще!

- Какой она была, бестолочь?

- Сам дебил!

- Заткнулись оба! - рявкнул на нас эльф. - Нашли место выяснять отношения! Нам уходить надо... не нравится мне эта ожившая мумия. Раз у тебя все зажило, как на ... оборотне, тогда собираемся.

Эльф поднялся, и направился к своему коню. Мы с гномом еще несколько мгновений злобно пялились друг на друга, но потом Ганнибал протянул мне руку, помогая подняться.

- Грязь с ран мы тебе смыли, - миролюбиво произнес он. - А вот остальное... уже на привале. Правда, боюсь, он будет не скоро. Кристл прав, отсюда нужно убираться.

- А завтрак? - тихо спросила я, и в животе тут же громко заурчало.

- Позже.

Гном хмыкнул и подмигнул мне, затем, как ни в чем не бывало, направился к лошадям.

Только сейчас я обратила внимание, что уже наступило утро. Хотя еще и очень раннее. Получается, я почти всю ночь провела в этой гробнице Тутанхамона в юбке. Не знаю, почему, но я была уверенна, что эта мумия женского пола. А в том, что она ожила, я очень сомневалась. Вот только как объяснить то, что она схватила меня за ногу. Я бы могла еще предположить, что я сама за нее зацепилась, но я точно видела ее пальцы на своей лодыжке. Я снова посмотрела на этот необычный коготь на ладони. Я крутила его во все стороны. Надо же, сначала я даже не заметила на его поверхности этих замысловатых знаков.

- Иероглифы, блин, - процедила я сквозь зубы. Угораздило же меня снова вляпаться! Понесла же нелегкая в недобрый час!

Моя одежда, которую я бегло осмотрела, уже никуда не годилась. Куртку, как оказалось, я оставила в гробнице, брюки были порваны. Как одни, так и вторые. И успела же я натянуть на себя всю имеющуюся в моем распоряжении одежду! Верхняя рубашка теперь тоже ни на что не годилась. Помимо того, что была вся грязная, так еще и порванная.

- Вот держи, - гном протянул мне мою сумку. Как хорошо, что она хоть не упала вместе со мной в гробницу. Иначе все мои 'сокровища' исчезли бы, и я осталась бы совсем ни с чем.

- Спасибо, - улыбнулась я Ганнибалу. Ну, вот странный он какой-то. То готов со мной драться, а через секунду уже протягивает руку и помогает. Что вообще за существо такое?

- Есть во что переодеться?

- Не-а. Я всю одежду надела, чтобы не замерзнуть, и вот теперь...

- Не страшно, поделимся, - улыбнувшись, он похлопал меня по плечу.

Пока я решала, что делать с брюками: снять или оставить уже, эльф протянул мне свою куртку.

- Держи пока это. На привале, когда вымоешься, я тебе рубашку дам, а штаны с Ганнибала стребуй. У вас один размер.

      - Спасибо, - смущаясь, поблагодарила я.

Эльф только улыбнулся, с нежностью глядя на меня. Или мне показалось? Какая у этого заносчивого всезнайки может быть нежность? Особенно к моей скромной персоне? Хотя, похоже, в этом мире я легко распрощалась со всей своей скромностью, стеснительностью и неловкостью. Или это на меня так эльф с гномом действуют? Говорят же, с кем поведешься...

Гном молча всунул мне свои брюки.

- Держи, прям от сердца отрываю. Самые любимые, - сдерживая улыбку, произнес он.

- Спасибо, - хмыкнула я. - Я буду их беречь.

- Надеюсь.

Я затолкала брюки в сумку, затем туда же отправилось одеяло. Надела куртку эльфа, застегнулась и пошла к своей кобыле. Она сначала фыркнула и шарахнулась от меня, но когда я властно перехватила поводья, то скосила на меня глаз и замерла.

- Извини, дорогуша, - погладила я лошадиную морду. - Сегодня я пахну еще лучше, так что потерпи уж, моя дорогая. Тем более что завтра может быть все намного хуже. Вот такая тебе досталась хозяйка.

Гном рядом захихикал. Эльф только укоризненно покачал головой, но я не обращала внимания - каким бы заносчивым и высокомерным он ни был, а ведь все равно кинулся спасать меня.

- Кристл, - обратилась я к эльфу, который уже сидел в седле. - Спасибо, что вытащил меня.

Эльф несколько минут смотрел на меня, потом только кивнул. Вот зараза, мог бы и сказать что-нибудь. Я скривила ему в спину недовольную рожицу и тут же услышала смех гнома. Вот, черт! Ну что за люди такие... или нелюди!

Мы снова петляли между курганов, но чем дальше уходили вглубь страны орков, тем ниже и скромнее они становились. Это позволило мне ехать рядом с гномом. У меня было много вопросов и, конечно, эльф мог дать на них более вразумительные ответы, тем более без язвительных замечаний и подколок, но Кристл опять был хмурым и, кажется, полностью погрузился в свои невеселые мысли.

 - Ганнибал, а что было у меня с глазами? - тихо спросила я.

- Частичная трансформация, - также шепотом ответил гном. Ну, блин, объяснил!

- Опять?

- Угу, твои зрачки снова стали вертикальными.

- Как у кошки?

- Ну, было бы странно, если бы они стали другими. Кедэс же оборотень из семейства кошачьих.

Мне хотелось уточнить столько всего, что я все же промолчала, не то Ганнибал снова стал бы спрашивать, откуда это я свалилась, если таких простых вещей не знаю.

- Как думаешь, а что это за мумия была?

- Думаю, ты нашла могилу знаменитой девы-воина, - очень тихо произнес гном, поглядывая на эльфа. - Вот только с ее оживлением... как-то не верится. Но с другой стороны получить такую рану другим способом невозможно. Тебя явно схватили за ногу. А может, там кто-то еще был?

- Где?

- В гробнице? Может, ты кого-то не заметила? Хотя с частичной трансформацией зрения...

- Нет, там точно больше никого не было, - хмуро бросила я. - Тем более, когда мумия схватила меня, я видела ее лицо, то есть череп, ее рот... ну, то есть челюсть. Это было... страшно...

Гном смотрел на меня, и на его лице появилось сочувственное выражение.

- Тогда я не понимаю, - наконец выдохнул он. - Орки говорят, что, когда придет время, дева вернется, чтобы показать им новый путь, чтобы родить новую расу орков.

- Хочешь сказать, что я ее... это... разбудила? И она теперь... вернется?

- Кто знает, - хмыкнул гном.

- Черт, не пугай меня, - завопила я, как-то не к месту вспоминая сцены из фильма 'Возвращение мумии'. Не хватало, чтобы теперь моя мумия за мной гонялась. Вдруг ей мои глаза или почки понадобятся? Фу, ну и бред. Я помотала головой, отгоняя страшные видения.

- Не переживай. Мы тебя в обиду не дадим, - хмыкнул гном.

- Ага, особенно ты.

- А что я? Я буду тебя защищать.

- Ну, пока что получается, что я тебя защищала.

- Ой, да ладно. Прямо уж и защищала. Скажи еще, ты мне жизнь спасла, - засмеялся гном.

Я молча взирала на него, слегка приподняв одну бровь. Мол, сам вспомнишь, или мне напомнить?

- Ну ладно, ладно. Спасла. Но я ведь тебя тоже защищал. И если бы я сегодня проснулся раньше эльфа, то это я бы тебя из ямы вытащил.

Я посмотрела на гнома и снисходительно ухмылялась. Спорить с ним просто невозможно - себе дороже.

- Расскажи лучше об этой деве. Кто она и откуда взялась?

- Да, о ней ничего конкретного и неизвестно. Если честно, то до сегодняшнего дня я вообще в ее существование не верил. Считал, что это сказка, древняя легенда орков. У нас таких знаешь сколько? Я и сейчас все еще сомневаюсь, что это именно она, то есть, что ты нашла ее могилу. Но понимаешь в чем дело, орки не хоронят своих женщин в курганах. У них свои правила: их хоронят вместе с хозяином... то есть, с мужем. Заживо. А если муж еще жив, то просто сжигают.

- Вот черт.

- Ты точно разглядела, что это была женщина?

- Понимаешь, не знаю почему, но я уверена, что это была именно женщина. У нее на голове была корона, длинные волосы, то есть остатки волос, платье, украшения...

- Украшения? - перебил гном.

- Ага.

- Странно... но тогда точно это она. Орки не оставляют покойникам украшения, только оружие. Что еще там было? - в голосе и во взгляде гнома было горящее любопытство.

- Там посредине была куча... костей. Думаю, это...

- Слуги, - хмыкнул гном.

Я чуть было не ляпнула, что и у нас в давние времена были такие захоронения, но вовремя прикусила язык.

- Что еще было?

- Да вроде бы все. Ну, про трон я говорила. Все. По крайней мере, я больше ничего особенного не заметила.

- А коготь? - спросил гном.

- Кстати, а что это?

- По легенде, у девы была перчатка из золота. В ней была сила девы.

- Сила? Магия?

- Не знаю. Об этом известно только оркам. Если еще кто-то у них об этом помнит. Проклятье, жрать-то хочется, - вдруг сказал гном. Не, ну умеет он с темы соскакивать. - Но вряд ли мы остановимся, пока не покинем Святую землю.

- А нам еще долго? - я тоже есть хотела, еще с ночи, кстати. Теперь казалось, желудок вообще взбунтовался, стоило только заговорить о еде.

- Не знаю, как Кристл решит. Наверное, как до ближайшего укрытия доберемся, так и скомандует привал.

- Черт, - взвыла я. Но как бы я не была голодна, останавливаться снова на этом кладбище орков мне не хотелось. Лучше я еще один день побуду без еды, чем, не дай Бог, снова в какую-то гробницу свалюсь. Вдруг у орков еще какая-нибудь легендарная личность была? С моим-то 'везением' я легко и ее могилу отыскать могу и быстро превращу легенду в реальность.

      Гном ускакал вперед, а я вспомнила, что еще не обо всем спросила, но догонять его уже не стала. Голова и так разрывалась от полученной информации, шока, недосыпания и голода. Еще больше усугублять собственные страдания я не хотела. Под мерный шаг кобылы, я погрузилась в чуткую дремоту.

Остановились мы, когда начало смеркаться. Местность кардинально изменилась. Где-то после полудня, по словам гнома, мы покинули Святую землю, и теперь все глубже пробирались в земли орков. Эльф ставал все мрачнее, гном - настороженнее, а я так вообще шарахалась от каждого шороха. Еще хуже стало, когда мы въехали в рощу, которая через час превратилась в лес, потом в густой лес, а потом в очень густой и темный лес. Нервы были на пределе. Малейший шелест, стук и треск вызывали у меня нервную дрожь. Руки и спина покрылись мурашками, а холодный пот стекал между лопаток. Я не знаю, что меня так напугало, но это состояние начинало просто бесить. К тому же эльф вообще перестал разговаривать, да и гном уже не отвечал на вопросы. Чем дальше мы пробирались, тем больше накалялась обстановка. Я боялась даже представить, что мы тут заночуем, но и двигаться в темноту по этому странному лесу я боялась еще больше.

Хотя я никак не могла понять, почему этот лес казался таким ненормально страшным. Обычные ведь деревья, пусть и слишком высокие и такие ветвистые, что через их крону совершенно не просматривалось небо, и внизу было темно и мрачно. Крики птиц звучали как-то слишком громко и зловеще. Даже звук треснувшей ветки под копытом лошади усиливался во много раз. Я уже не говорю про другие звуки, издаваемые невидимыми нашему глазу зверями. Еще немного и я буду, как психованный неврастеник, шарахаться от каждого звука и промелькнувшей вдалеке тени.

Мы пробирались по этому лесу тропками, которые различал только зоркий глаз эльфа. Я бы заблудилась здесь еще в первые пять минут. У меня и так проблемы с ориентацией на местности, а в этом лесу и подавно.

Первое время я еще пыталась размышлять над тем, что со мной успело случиться в этом мире и чем это для меня чревато, но со временем поняла, что если не прекращу это дело, то окончательно свихнусь. Я не понимала совершенно ничего. Все происходящее было сном, страшным, ужасным, хотя нет, ужасно интересным, а иногда и жутким сном. Но самое страшное было то, что мне это нравилось. Если раньше я мечтала поскорее проснуться и оказаться в своей постели, пусть и больничной, то теперь ждала этого со страхом. Я не хочу просыпаться, не хочу возвращаться. Пока не хочу. Мне так хочется дочитать эту историю до конца, досмотреть этот фильм, прожить эту жизнь. Пусть она и не моя, пусть не настоящая, но она мне нравится. Я столько лет жила как все: школа, институт, ненавистная скучная работа, друзья, с которыми не о чем поговорить, вечеринки, с которых мечтаешь сбежать, книги, которые не хочется дочитывать... Возможно, я просто не нашла своего места, общалась не с теми людьми, работала не на той работе, читала не те книги... кто знает. Но здесь, в этом странном пугающем, мире, я чувствую себя живой, по-настоящему живой. Хотя мне и страшно, иногда просто до жути страшно. Я стараюсь не думать, что еще может свалиться на мою больную голову. Но в том, что оно непременно свалится, я совершенно уверена. И что кривить душой - жду этого с нетерпением. Вот такая ненормальная я стала.

Только когда моя кобыла замотала головой, норовя вырвать из рук поводья, я пришла в себя и поняла, что мы остановились. Я посмотрела на спины своих спутников и выдала:

- Ну, чего стоим? Чего ждем?

- Здесь заночуем, - бросил эльф. Это были его первые слова за последние пару часов.

Когда Призрак вместе со своим наездником отъехали вбок и открыли мне обзор, я только и смогла, что нервно выдохнуть и изумленно прошептать:

- Япона мать!

- Красотища, правда? - восхищенно произнес рядом гном. - Сколько раз здесь был, а все никак привыкнуть не могу. Даже не верится, что такую красоту можно было создать без магии. Да еще кто так постарался? Орки!

- Это все создано людьми? Ну, то есть орками? - удивилась я. - А я думала, что такое только сама природа способна сотворить.

- Ну-ну, - хихикнул гном, оставляя меня одну с невероятным твореньем рук орков.

Это был красивый, хотя и небольшой каскадный водопад, в основании которого размещался грот. Его своды поддерживали две колоны причудливой формы, обвитые ярко-зелеными лианами с большими белыми цветами вокруг которых порхали разноцветные бабочки. Пройти в грот можно было только через водопад, воды которого сбегали в совершенно круглое озерцо. Дно озера было выложено круглыми валунами, между которых медленно колыхались зелено-красные водоросли. А на поверхности озера плавали сочные листья кувшинок с еще не раскрывшимися цветами. Наверное, когда эти странные кувшинки все разом раскрываются, озеро становится просто-таки волшебным.

Трава на берегу озера казалась мягкой. Так и хотелось разуться и окунуть в нее ноги, чтобы почувствовать эту шелковую прохладу. Мне неумолимо захотелось и самой окунуться в холодные воды озера. Я вообще-то не люблю холод, зиму, и никогда не понимала кайфа купания в ледяной проруби. Но сейчас, при виде этих сверкающих прозрачных вод озера, мне захотелось погрузиться в них, и почувствовать, как мою кожу обжигает их первозданный лед, как перехватывает дыхание от морозной свежести.

- Здесь можно искупаться? - спросила я, не отрывая взгляда от воды и понимая, что даже если мне скажут нет, я все равно залезу в это озеро. Оно манило меня, звало, завораживало...

- Тебе - можно... пожалуй, даже нужно, - хихикнул гном.

- Ганнибал, проследи, - небрежно бросил эльф. - А я на охоту. Может, удастся что-нибудь подстрелить на ужин. Разведи костер. Думаю, тут можно.

Эльф развернул Призрака, и они скрылись в чаще, из которой мы выехали несколько минут назад.

- А не опасно отпускать его одного? - спросила я, глядя вслед удаляющемуся эльфу.

- Опасно, но оставлять тебя одну - еще хуже, - хмыкнул гном, а я только недовольно фыркнула ему в ответ. - Но брать тебя на охоту - это заведомо остаться голодным.

- Боже, Ганнибал, ну почему ты такой противный, а? - взвыла я. - Ты вообще можешь нормально с людьми разговаривать?

- С людьми? - нагло ухмыляясь, переспросил гном. Я кивнула. - С людьми могу, с тобой - нет.

- Вот же сволочь рыжая! Иди ты... костер разжигать, - надулась я, а гном только расхохотался.

Я улыбнулась и покачала головой. Ну, не могу я долго на него дуться. Да и что греха таить, мне и самой нравились наши перепалки, я получала от них какое-то извращенное удовольствие. Думаю, гном тоже.

- Я искупаюсь пока.

- Давай. Если что - кричи. Я рядом, - сказал гном, легко спрыгивая с лошади.

Я же со своей кобылы еле сползла. Жаль, здесь нет зеркала. Но и без него я догадываюсь, что моя задница превратилась в сплошной красный мозоль, как у обезьяны. Кстати, она так занемела, что даже боли не ощущалось. Я старалась не кряхтеть и не стонать под насмешливым взглядом гнома. Скинув куртку эльфа прямо на траву, я стала снимать ботинки. Затем, взявшись за ремень брюк, бросила взгляд на гнома, который сидел ко мне спиной и пытался разжечь костер. А, черт с ним. Чего он у меня еще не видел? Чего я стесняюсь? Я быстро разделась, мимолетно оглядев свои раны. Кажется, на мне действительно все заживает, как на... собаке. Хоть это радует.

Трава действительно была прохладной и шелковистой на ощупь. Она так приятно холодила ступни, и я медленно, наслаждаясь каждым шагом, подошла к озеру, не задерживаясь на берегу, вошла в воду, и мое дыхание тут же перехватило от холода.

- Вода холодная, - предупредил меня гном. Вовремя, блин!

- Спасибо, - процедила я сквозь зубы, вся покрываясь мурашками. - Я уже поняла.

Я вошла в воду по колена и набрала полные пригоршни чистейшей воды. С таким блаженством я еще никогда в жизни не умывалась. Это чувство трудно передать словами... словно божественные силы вливались в меня, наполняя душу и тело неземной энергией, смывая боль и усталость. Я даже застонала от наслаждения.

- Держи вот, - крикнул гном и в меня тут же полетел какой-то зеленый кусок.

- Спасибо, - довольно улыбнулась я, поймав мыло.

Не знаю, сколько я купалась, но вылезла из воды, когда уже зуб на зуб не попадал. Я даже не переживала, что могу сейчас легко простудиться. Ну, я как никак оборотень, правда, пока неполноценный, но все же, не могу же я банально простудиться от холодной воды.

Я выбралась на берег, хотя мне еще хотелось сплавать в грот и разведать, что там такое. Но боюсь, для такого подвига сейчас я слишком замерзла. Оставлю это на утро. Я только заметила, что гном стоит прямо передо мной и с интересом разглядывает мое тело.

- Насмотрелся, - недовольно буркнула я.

- Вот держи, - не грамма не смутившись под моим недовольным взглядом, гном протянул мне рубашку.

Даже не дав телу обсохнуть, я быстро натянула ее на себя. Так-то я, конечно, не стеснялась, но как-то не очень, когда так откровенно разглядывают.

- Придурок, - бросила я хихикающему гному и отправилась к жарко пылающему костру, чтобы хоть немного согреться.

Я уселась прямо на траву, впитывая кожей тепло пламени. Оно так ласково обнимало и ласкало меня, что я даже закрыла глаза и блаженно вздохнула.

- Если Кристл ничего не подстрелит, придется воспользоваться твоими шариками, - произнес гном, усаживаясь рядом со мной и накидывая мне на плечи куртку эльфа, которую я скинула на берегу.

- Спасибо, - не открывая глаз, прошептала я. Мне было все равно, лишь бы меня не трогали и не заставляли шевелиться. Я впервые наслаждалась, искренне получая удовольствие от чистоты собственного тела, тепла костра и спокойствия.

И знаете... именно такие ситуации меня чаще всего и настораживают. Вот только стоит расслабиться, как тут же что-то происходит. Не знаю, как у кого, а у меня всегда так... словно, закон подлости срабатывает.

- Что это? - вдруг встревожено выкрикнул гном, а до меня донеслось нервное ржание Призрака.

Глава 9

Через мгновение к нам выскочил и сам Призрак, вот только наездника на нем не было. Да и конь был весь взмыленный, а в боку торчала стрела.

Мы с гномом повскакивали с мест, с тревогой ожидая появления эльфа и его преследователей. В руках Ганнибала тут же появился меч, а я лихорадочно стала вспоминать, куда засунула свой кинжал. Но ни через минуту, ни через пять никто так и не появился. Гном, напряженно оглядываясь вокруг, поймал Призрака за уздечку и повел к костру. Оказалось, что конь еще и хромал, а на его седле мы обнаружили кровь. За время, что мы оглядывали коня, никто из нас так и не произнес ни слова. Не знаю, как гном, а я испугалась. Ясно было, что с эльфом что-то случилось, и скорее всего, что-то очень плохое. Если он попал в руки орков, а скорее всего так оно и было, то ему грозила смерть, к тому же вряд ли быстрая и легкая.

- Мы должны его спасти, - шепотом я озвучила свои мысли.

- Знаю, - буркнул гном, продолжая осматривать коня. - Сможешь придержать Призрака - я попытаюсь вынуть стрелу. Еще повезло, что она не глубоко вошла.

Я обняла коня за шею, зарывшись в черную, как смоль, гриву, а он только насторожено фыркал и мотал головой, нервно переступая копытами.

- Спокойно, мальчик, спокойно. Сейчас мы тебе поможем. Сейчас тебе станет легче. Не переживай, мы найдем твоего хозяина. Мы спасем его, - я шептала утешительные слова, едва сдерживая слезы и пытаясь обуздать свой страх.

- Теперь держи его, - скомандовал гном, крепко схватившись за стрелу. Я только кивнула и крепко обняла коня.

Призрак дернулся и жалобно заржал, когда гном вытащил стрелу из его бока. А я только крепче вцепилась в гриву, продолжая шептать ласковые слова.

Что же с ними приключилось? Одолеть эльфа, пусть даже он и без магии, сможет не каждый. Значит, либо врагов было слишком много, либо они напали неожиданно, либо и то и другое. Я старалась не смотреть на залитое кровью седло.

- Вот так, мальчик, - произнес гном, накладывая какую-то мазь на неглубокую рану. - Сейчас станет легче.

- Что могло произойти? - спросила я, следя за ловкими движениями гнома.

- На них напали.

- Это я поняла. Орки?

- Скорее всего, - Ганнибал явно не желал разговаривать.

- И что теперь будет?

Гном поднял на меня взгляд. Такой безнадежности в его глазах я еще не видела. Он растеряно смотрел на меня, явно не зная, что ответить.

- Мы должны его спасти, - твердо произнесла я.

На его губах появилась кривая грустная улыбка. Ох, как же это меня разозлило!

- Сдаешься? Так быстро? Еще ничего не успел предпринять, а уже сдаешься? - зашипела я.

- Если он попал в руки орков, они... сделают из него очередное пугало.

- Как быстро они нас найдут? - какая-то мысль ненавязчиво стала крутиться в моей голове, но я все никак не могла за нее ухватиться и четко сформулировать.

- Кристл нас не выдаст, если ты об этом, - хмуро выдал гном. - Даже если орки обнаружат нас, то сюда не сунутся, поскольку это место для них табу. Пока мы здесь - мы в безопасности.

- А разве они не могут обстрелять нас?

- Нет, здесь нельзя проливать кровь. Это святое место.

- Но сидеть здесь вечно мы не сможем, так?

      Гном только кивнул. Хоть он и не хватался больше за меч, но находился в постоянном напряжении и тревожно оглядывался по сторонам.

- Как быстро они его убьют? - спросила я, механически поглаживая бок вздрагивающего коня.

- Вряд ли он все еще жив, - горько хмыкнул гном. - Скорее всего... они его уже ... - гном запнулся, не в силах произнести последнее слово.

- А если нет? - кажется, моя мысль стала обретать определенную ясность.

- Что ты хочешь сказать? - глаза гнома сузились. И почему он вечно подозревает меня во всех смертных грехах?

- Подумай сам. На нас напали оборотни, так?

- Ну? - гном отошел от коня, и теперь как-то странно смотрел на меня.

- Где амулет? - спросила я, вдруг резко меняя тему, и заметила, как в глазах гнома стало появляться понимание. - Кристл носил его с собой?

- Нет, - медленно протянул гном и быстро подскочил к Призраку. Он засунул руку под седло. Через мгновение он извлек оттуда небольшой холщевый мешочек. Гном раскрыл его и вытряхнул содержимое на ладонь: небольшой кулон на длинной цепочке - я уже видела его на шее эльфа. Значит это и есть амулет дракона. - Хочешь сказать...

- Нельзя исключать и эту версию, - глядя на амулет, перебила я гнома. - Возможно, тот, кто охотится за амулетом, сговорился с орками, тогда есть маленький шанс, что они не убьют эльфа, пока не получат амулет.

- А он сейчас у нас, - сдвинув брови, грозно процедил гном сквозь зубы. Затем он спрятал амулет назад в мешочек.

- Вот именно. Мы сможем с ними торговаться, - произнесла я, наблюдая, как гном заталкивает мешочек куда-то под седло Призрака.

- Амулет должен вернуться к драконам в срок, - твердо отчеканил Ганнибал. - Мы не можем его отдать. Лучше смерть, чем ... Ты же понимаешь, воровская честь...

- Знаешь что, Ганнибал, давай решать проблемы по мере их поступления, - перебила я гнома. Ну, не хочу я слушать его бред о чести, когда на кону жизнь близкого человека. Пусть с эльфом я знакома совсем немного, но мы уже столько пережили, что я вполне могу назвать его близким, даже очень близким мне человеком... ну, или эльфом. Я многим обязана ему, так что постараюсь сделать все, чтобы спасти. Даже если мне придется обменять его на амулет. Сначала спасу, а потом будем решать вопрос, как вернуть амулет.

Гном отошел от коня, которого я все еще обнимала за шею. Взяв жеребца под уздцы, я повела его к озеру. Заведя в воду, я стала осторожно смывать кровь с его бока и седла, пока животное жадно пило. Думаю, от этого хуже ему не станет.

Вернувшись к костру, я уселась рядом с хмурым гномом.

- Что будем делать?

- Если ты права, то они должны найти нас и потребовать амулет.

- А если я не права?

- Тогда Кристл уже мертв.

- Понятно, - я нервно сглотнула. - Тогда давай пока опустим этот вариант. Если они решат обменять эльфа на амулет, мы должны что-то придумать.

- Боюсь, они обменяют амулет только на его тело, - грустно улыбнулся гном.

- Так, Ганнибал, перестань уже. Мы точно не знаем...

- Я слишком хорошо знаю орков.

- Ты говорил, что они сразу не убивают, так? Значит, есть шанс, что Кристл еще жив. Они же захотят над ним поиздеваться, а это даст нам время.

Гном смотрел на меня такими глазами, словно я говорила на иностранном языке, и он меня совершенно не понимал.

- Чему же вас учат там... в больнице? - в его голосе промелькнул ужас.

- Выживанию, - твердо бросила я. - Любыми доступными и не доступными способами.

Глаза гнома полезли на лоб. Мне показалось, что он даже немного отодвинулся от меня. Неужели, испугался?

- Расскажи, что это за место и почему орки сюда не сунутся.

- Я уже говорил...

- Я помню, но давай поконкретнее, - перебила я гнома. - Почему это место такое особенное?

- Это было святилище девы-воина. В том гроте она то ли молилась, то ли ... не знаю, чем занималась. Это все, что я знаю.

- А как выглядела эта дева?

- Спроси, что полегче! Откуда ж я знаю.

- Но какие-то должны были остаться описания. Хоть что-то!

- Что ты задумала? - нахмурился гном.

- Пока не знаю. Все зависит от твоих слов. Так как она выглядела?

- Я где-то читал или слышал... впрочем, это не важно, говорили, что она хорошо ездила верхом, носила белые платья. Да и волосы были длинные.

- Да с волосами прокол, - мрачно констатировала я. Мой план трещал по швам. Но кто не рискует... тот не выживает. - Ганнибал, есть платок?

- Какой... платок?

- Ну, косынка, тряпка, что-нибудь, чтобы на голову повязать, - я вскочила с места. Это могло сработать, а могло и нет. Но сидеть на месте для меня не выход.

- Зачем тебе?

- Пока не знаю.

- С тобой все ... нормально? - встревожено спросил гном, поднимаясь следом за мной. Ганнибал подошел ко мне, взволновано глядя в глаза, затем протянул руку и потрогал лоб. - Холодный вроде. Тебе плохо?

- Мне хорошо! Так есть платок?

- Что ты задумала?

- Посмотри на меня. Отойди немного и посмотри.

- И что я должен... Ты хочешь сказать...

Я стояла в белой рубашке эльфа, которая едва прикрывала бедра. Если я надену на голову платок, закреплю его веревкой вокруг головы, как надевают бедуины или арабы, издалека это покажется развевающимися волосами. Ну, а вблизи... Так, ладно, об этом потом. Теперь конь. Призрак вполне подходит: величественный, сильный, красивый. Я вся маленькая, в белом, на черном жеребце... в темноте и издалека... может показаться...

- Ты спятила? - взревел гном.

- Может быть. Но это единственный способ отвлечь внимание орков. Пока я буду гарцевать на коне, ты освободишь эльфа.

- Сумасшедшая! С чего ты взяла...

- Сам посуди. Ты сказал, что орки ждут второго пришествия девы. Думаешь, если они увидят ее на горизонте, не кинутся проверять?

- Они тебе не поверят.

- Тогда точно кинутся, чтобы накостылять мне как следует. Тут главное, чтобы за это время ты смог найти эльфа и освободить. С остальным я сама справлюсь.

- Ненормальная, у нас ничего не получится, - уже не так категорично заявил гном. Он уже обдумывал мой план. Хотя ему это явно не нравилось, но другого варианта он предложить не мог. И вообще, что тут было обдумывать?! Это явное самоубийство и мы оба это понимали. Как ни крути, но кто-то из нас может не выбраться из этой передряги. Но все же маленький шанс на неожиданность и непредсказуемость этого рискового плана у нас был.

- Если они поймают тебя...

- Не поймают. Призрак...

- Вот именно, Призрак никому не позволит сесть на себя. Он слушается только Кристла. Так что твой план...

Пока гном заканчивал свою мысль, я подошла к коню. Его рана уже не кровоточила, но, похоже, все еще причиняла животному немалую боль. Нести на себе всадника в таком состоянии для него будет очень болезненно. Но...

- Привет, мальчик, - я погладила черную морду. - Мы должны спасти твоего хозяина, ты поможешь мне? - конь зафыркал и замотал головой. - Я знаю, что тебе больно, но, если мы не попробуем, - его убьют, понимаешь? Твоего хозяина убьют. Помоги мне. Я знаю, что тебе будет больно... - я гладила бархатистую кожу, а конь все ниже опускал голову и тихонько всхрапывал. - Ты поможешь?

Я осторожно вставила ногу в стремя. Ну и высокая скотина. Сама я никак на него не запрыгну. Тут же я почувствовала горячие руки гнома на своей талии.

- Ты сумасшедшая идиотка, - злобно зашептал он мне на ухо. - Кристл убьет и меня и тебя.

- Пусть убивает, лишь бы жив был, - одобряюще улыбнулась я и с помощью гнома, влетела в седло.

Призрак замотал головой, и стал нервно переступать копытами.

- Успокойся, мальчик, - похлопала я его по шее. - Ну, что скажешь?

- Ненормальная. Будем считать, раз ты на него села, то он тебя все же повезет.

- А что-нибудь по делу скажешь? - усмехнулась я.

- Мы трупы. Или орки нас убьют или Кристл.

- Ничего нового, - пожала я плечами и легко спрыгнула с Призрака. - Будем экипироваться.

- Вот дура... И свалилась же ты на нашу голову!..

- Хватит причитать. Что там у тебя? - я заметила, что гном сжимает в руках какую-то тряпку.

- Платка у меня нет, но есть вот эта рубашка. Если оторвать рукава... Вообщем, сделай из этого, что ты там хотела.

Он всунул мне в руки ярко терракотовую рубашку. Да уж, издалека будет казаться, что у меня рыжие волосы.

- По легенде, она была рыжей, - кивнул гном, когда я пристроила импровизированную косынку на голову. - Вряд ли это сработает, - недовольно покачал он головой.

Потом протянул мне пояс с ножнами.

- Вот, возьми еще и это. Помню, у девы всегда было оружие. Да и еще этот коготь возьми. Кто знает, вдруг пригодиться.

Я повязала платок, подпоясалась ремнем, проверила, как из ножен выходит мой кинжал, то есть одолженный у гнома кинжал, немного одернула рубашку, которая и так едва прикрывала бедра. Конечно, в коротком платье с мечом на боку и в ботинках на голую ногу - верх изящества. Осталось только куда-то коготь пристроить - карманов-то у меня не было. Недолго думая, я напялила его на палец. Да, иногда невредно подумать, перед тем, как что-то сделать. Коготь наделся на палец без проблем, вот только снять я его уже не смогла.

- Остолопка, - глубокомысленно выдал гном, качая головой. - Что дальше?

- Ты знаешь, куда эльфа могли забрать?

- Естественно, но все равно нужно проверить. Я отправлюсь на разведку. Все выясню, а ты...

- А если и тебя схватят? Думаешь, они не догадаются, что мы попытаемся его вытащить?

- Орки ненавидят эльфов и чувствуют их магию, но про гномов я ничего такого не говорил, - хитро усмехнулся Ганнибал. - Жди здесь, - он вытащил свой меч и пешком направился в чащу.

Вот теперь я по-настоящему испугалась. Если еще и он исчезнет, что мне тогда делать? Я стала нервно шагать вокруг костра, точнее в ярком круге, не заступая за границы света. Может, костер следовало погасить? А вдруг орки нас уже выследили и ждут не дождутся пока мы покинем это место и попадем им прямо в руки? И может, гном уже... Я медленно, но уверенно себя накручивала и никак не могла остановиться.

Когда мои нервы начали окончательно сдавать, гном появился прямо передо мной. Не успела я незнамо который раз прошагать от одного края световой границы до другого, как гном появился из темноты, причем совершенно бесшумно.

- Черт, напугал, - вскрикнула я, а сердце радостно забилось в груди - вернулся. Живой. - Что узнал? - тут же бросила я, силясь спрятать свои истинные чувства. Если эта рыжая зараза поймет, что я переживала за него, то потом мне жизни не даст и все время подкалывать и насмехаться будет.

- Ну вот, а я думал, ты мне обрадуешься, - решил пошутить гном, вот только глаза у него были слишком серьезными.

- Нашел?

 - Ага.

- Жив?

- Пока да.

Я не стала расспрашивать дальше. Гном был слишком бледным и глаза его подозрительно блестели. Да и не хотелось мне знать, что орки сделали с эльфом. Он жив, а сейчас это сейчас главное. Я вообще запретила себе думать об этом. А то так себя накручу, что натянутые до предела нервы совсем сдадут. Вот тогда ничего хорошего от меня можно не ждать.

Я заметила, что у гнома слегка подрагивали руки, когда он вкладывал свой меч в ножны. Такая привычная, казалось, процедура у Ганнибала получилась далеко не с первого раза. Мне хотелось поддержать гнома, сказать ему что-то подбадривающее, но ничего толкового на ум не приходило.

- Если я отвлеку орков, ты сможешь вытащить эльфа? - я решила не разводить сантименты, а сразу приступать к нашему плану.

- Наверное.

- Они далеко отсюда?

- Нет, Лейка, твой план не сработает, - вдруг выдал гном. Вот те здрасьте! - Это опасно. Если орки тебя схватят, то убьют на месте.

- Ганнибал, ты сможешь вытащить эльфа, если я отвлеку орков на себя? - четко и твердо спросила я еще раз. - Если нет, то придумаем другой план.

- На другой план у нас нет времени, - хмуро выдал гном. - Надо доставить амулет драконам.

- Ага, и бросить друга, обрекая его на верную смерть? - закричала я, уже не сдерживая свою злость. - Мы должны попытаться его вытащить, даже если у нас есть один самый маленький шанс на успех. Мы должны, слышишь? - я ударила гнома кулаком в грудь. - Если мы этого не сделаем, то больше никогда не сможем нормально жить, нормально спать, нормально есть. Я, по крайней мере, так точно. Поэтому я не хочу всю оставшуюся жизнь винить себя за то, что могла что-то сделать, но не сделала, что испугалась, не поверила в свои силы, сдалась. Ганнибал, без тебя мне не справиться...

- Лейка, ты не поняла, - гном перехватил мои руки и крепко сжал их, глядя мне в глаза. - Я прошу тебя отправиться к драконам, а я ... попытаюсь спасти его.

- Сам?

Гном только кивнул и грустно улыбнулся.

- Камикадзе чертов. Без меня у тебя фиг что получится, и ты это прекрасно знаешь.

- Лейка...

- Иди к черту, - я вырвала свои руки из захвата гнома. - Только вдвоем мы сможем спасти его, - отчеканила я. - И я больше ничего не хочу слышать. И, вообще, не тяни время: у нас его и так очень мало. Скоро рассвет, а при свете дня я не очень-то тяну на богиню. Значит так, расскажи где орки, что делают, каковы их укрепление, нарисуй схему, опиши местность... Короче, рассказывай все, что видел.

Я слушала сведения гнома и с каждым его словом все яснее понимала, что мой план не только рискованный, но почти невыполнимый. Но только 'почти'. Мизерный шанс оставался. Но такой ничтожный, что едва заметный.

Лагерь орков был расположен сразу за рощей. Там было около десятка палаток. Только я обрадовалась, что их не так много, как гном выдал, что это специальный отряд, в который входят самые лучшие воины. Да и возглавляет этот отряд ни кто иной как брат вождя - самый свирепый и сильный орк. Его отряд выполняет только наиболее ответственные и сложные поручения. Так что моя версия о том, что кто-то мог договориться с орками, вполне может подтвердиться. Иначе, что такой отряд делал в этом запретном месте в нескольких десятках километрах от поселений?

К тому же орки явно не скрывались. Они расположились на открытой местности, свободно жгли костры, не выставили охрану и ничуть не опасались нападения. Орки вели себя громко и нагло. Они никого и ничего не боялись. У гнома сложилось впечатление, что орки чего-то или кого-то ждут.

Палкой гном начертил на земле расположение этого лагеря относительно нашего убежища и местного ландшафта. Что ж, появиться мне нужно с другого края долины. Как раз с восточной стороны начинается холмистая местность и вот оттуда мне и нужно выехать, к тому же там я и спрятаться смогу, когда орки погонятся за мной. А тем временем гном справится с оставшимися орками в лагере, (ну думаю, тут он немного себя переоценил, ну да ладно - выхода все равно не было), затем освободит эльфа и доставит его сюда. Потом Кристл снимет печать со своей магии и залечит свои раны, и тогда сможет спасти меня. Вот такое оптимистическое завершение нашего плана. В теории. А на практике... но не стоит сейчас о печальном.

Далее гном чертил мне пути отступления и возможности вернуться сюда самостоятельно. Да, если честно, я как-то не подумала, что помимо отвлечения орков, мне еще и вернуться нужно. А для этого надо умудриться убежать от профессиональных воинов.

- Ну, хоть теперь ты поняла, что у тебя ничего не выйдет, - вдруг выдал гном, словно прочитал мои мысли.

- С чего ты взял? - нагло бросила я. Я постаралась придать голосу и взгляду уверенность, которой совершенно не испытывала. - У нас все получится.

- Это вас в операционной так учат? - ехидно хмыкнул гном.

- Нас учат верить в себя, в свои силы и ... в провидение.

- Похоже, у вас готовят самоуверенных дебилов.

- Это только твое мнение, - улыбнулась я, скрывая свое истинное настроение.

- Лейка, орки разорвут тебя голыми руками, а потом съедят с потрохами, - в голосе гнома билась тревога.

- Подавятся, - решительно заявила я. - Значит, с этим все понятно, - я бросила последний взгляд на схему на земле. - Теперь нужно решить, куда спрятать амулет. Если нас схватят, он не должен попасть в руки орков раньше времени. Это наш главный козырь.

- Значит, ты допускаешь, что тебя могут схватить? - ехидно спросил гном.

- Я похожа на идиотку? - вопросом на вопрос ответила я.

- Да!

- Придурок!

- Ну прости, - гном вдруг быстро пошел на попятную. От удивления я только приподняла одну бровь. - Я беспокоюсь за тебя. Если с тобой что-то случится, Кристл меня закопает, а твой шицу-ки откопает, убьет и снова закопает.

- Ганнибал, не трусь раньше времени. Может, еще все обойдется, а ты заранее себя хоронишь.

- Лейка, ты, правда это сделаешь, даже зная, что у тебя нет шанса выжить? - в голосе гнома слышался страх. Кажется, сейчас он больше всего боялся не за мою или свою жизнь, а за то, что я могу поддаться на его уговоры и отказаться от нашего плана. Это меня разозлило, но с другой стороны, я его прекрасно понимала. Кто я для него? И кем для него является эльф? Спрашивать, кого он ринется спасать первым, думаю, не стоит - и так все ясно. Я бы тоже хотела когда-нибудь найти такого друга. Но все равно обидно. Вот выживу и тогда накостыляю гному от души, чтобы знал, как со мной связываться!

Не знаю, что отразилось на моем лице, но гном слегка покраснел и отошел от меня на пару шагов.

- Где ты думаешь спрятать амулет? - спросил он.

- Там, - я махнула рукой в сторону грота.

- Неплохое место, вот только... - гном запнулся. - Я не умею плавать.

- Что? Ты не умеешь...

- И нечего хихикать, - вмиг взъелся на меня Ганнибал. - Ты вон даже мечом пользоваться не умеешь, вояка называется!

- Умею я, только ... немного подзабыла, как это делается.

- Да. Ты вообще много чего... подзабыла, - язвительно произнес гном.

- И кто в этом виноват? Я, что ли? - кажется, я сейчас точно обижусь на это рыжее недоразумение.

- Прости, я просто немного нервничаю, вот и срываюсь на тебе. Прости, - снова первым сдался гном. Я нахмурилась. На него это совсем не похоже. - Ты сможешь туда доплыть?

- Легко, - резко бросила я, отворачиваясь от гнома и начиная раздеваться.

Когда я сняла рубашку и осталась в чем мать родила, гном протянул мне амулет. Я надела его на шею и вошла в воду. И какого черта она такая холодная?!

Как я доплыла до грота, и сама не представляю. Что меня сейчас порадовало, так это то, что я, кажется, научилась самостоятельно вызывать частичную трансформацию, по крайней мере, для глаз. Теперь темнота не была для меня проблемой. Вот бы еще шерстью обрасти, чтобы нагреться, а то зуб на зуб совсем не попадает.

Я выбралась из воды, прошла через ледяные струи водопада и оказалась в довольно уютной пещере. Оказывается, грот был рукотворным. Чья-то сильная и неутомимая рука создала здесь поистине прелестное местечко для отдыха и медитаций. Дно грота устилал белый песок, в котором где нигде поблескивали разноцветные камушки, шум падающей воды звучал успокаивающе и ровно, мягкий мох, словно ковер, покрывал каменные стены. Наверное, днем, когда солнечные лучи падали на воду, здесь было просто сказочно. Посреди пещеры стоял большой отполированный камень. Он мог служить как ложем, так и столом, а может, это был алтарь.

Я не стала долго мудрствовать и искать место, где бы спрятать амулет. Тому, кто придет за ним сюда, несложно будет перерыть тут каждый сантиметр. Тем более народная мудрость гласит, что если хочешь что-то спрятать - положи на самое видное место. Поэтому прямо возле камня я разрыла ногой песок и положила в ямку амулет, затем снова небрежно присыпала его песком.

Оглядев еще раз пещеру, я уже собралась возвращаться, когда мой взгляд привлек слабый блеск у задней стены грота. Я подошла и опустилась на колени в песок. Где-то тут что-то блеснуло. Я стала осторожно проводить рукой по песку, пока не почувствовала под ладонью что-то холодное и твердое. Я зацепилась за что-то когтем девы и потянула. Кажется, это была цепочка с небольшим кулоном. Надо же, один амулет я тут спрятала и взамен получила другой. Надев находку на шею, чтобы не мешала, я вошла в воду и быстро поплыла к берегу. Потом рассмотрю, что я такое нашла. Мы и так достаточно много времени потеряли. Совсем скоро рассвет, и к этому моменту мне уже нужно быть на другой стороне долины.

Я выбралась на берег, и гном тут же накинул мне на плечи свое одеяло. Он стал растирать мне руки и похлопывать по спине.

- Спрятала?

- Ага, - едва выговорила я. От холода у меня стучали зубы.

- Вот выпей, - гном всунул мне в руки небольшую фляжку. - Только пей маленькими глотками и немного.

Я кивнула в благодарность, не спрашивая, что это. Я и раньше видела, как гном втихаря прикладывался к своей баклажке, не предлагая нам с эльфом. Интересно, а по его мерке немного - это сколько?

Я сделала небольшой глоток, и горло тут же охватило жарким огнем, потом пламя перекинулось на желудок. Я передернула плечами. Хорошее средство от простуды, а главное, верное. Я глотнула еще раз, уже смелее и больше. Теперь приятное тепло побежало по моим венам. Я почувствовала, как кровь хлынула к щекам. Я успела сделать еще один глоток, когда гном выхватил у меня фляжку.

- Хватит, я же сказал немного. Это гномий самогон, сейчас развезет, и весь наш план оборотню под хвост пойдет.

- Не дрейфь, все будет хорошо, - уверенно произнесла я.

Потом спотыкаясь, я дошла до своей сумки, порылась в ней, доставая коробочку с таинственными шариками. Ну, надо же закусить. Недолго думая, я открыла коробочку и вытрясла два шарика на ладонь. Один тут же отправила себе в рот, второй протянула гному. Он во все глаза смотрел на меня, как на умалишенную. Потом покачал головой, но шарик все же взял.

Пока гном недовольно бурчал, я быстро оделась, пристроила на голове свои импровизированные волосы, закрепила ремень с ножнами.

      - Я готова, - улыбнулась я гному.

- Все запомнила? - Ганнибал был чересчур взволнованным.

- За меня не переживай, я все сделаю как надо, - уверенно произнесла я. Интересно, это самогон мне уверенности придал или шарик, а может я действительно поверила, что у меня все получится? А какая, в принципе, разница?! Выбора-то все равно не было.

С помощью гнома я впрыгнула в седло и натянула поводья, Призрак встал на дыбы. С перепуга я чуть не навернулась с него - не знаю, каким чудом мне удалось удержаться. Я весело рассмеялась, вторя дикому ржанию своего жеребца, и кровь забурлила в венах.

- Идиотка! - только и услышала я, устремляясь в чащу.

Глава 10

Утро неумолимо приближалось, и я спешила, как могла. Вернее, я только просила Призрака поторопиться, потому как подгонять раненное животное я просто не могла. Стараясь не выдать себя раньше времени, я объезжала лагерь орков по большей дуге, раз за разом сомневаясь в том, правильно ли я запомнила схему, которую попытался начертить гном. По правде говоря, я двигалась наугад, полагаясь только на собственное чутье.

Когда я достигла холмов, то решила въехать на один из них, чтобы определить, как далеко меня занесло. Оказалось, что очень далеко - костры лагеря казались едва заметными точками. Ну хотя бы направление движения я смогла определить правильно. Значит, мне стоит немного вернуться и воспользоваться другой возвышенностью...

Время бежало слишком быстро, и край солнечного диска уже выглядывал из-за холмов. Еще немного, и солнечные лучи весело побегут по пологим склонам, перескакивая с одного на другой, как желтые игривые зайчики, пока не зальют своим светом и теплом всю долину. Я должна торопиться, если хочу, чтобы у нас все получилось, и мы не только спасли эльфа, но и сами остались живы. Вот только как выполнить вторую часть нашего рискованного плана, я пока не знала.

Интересно, а в лагере уже проснулись? И что сейчас делает гном? Он уже подобрался к оркам? Нашел эльфа? Любопытно, и почему орки так ненавидят эльфов? А как я выгляжу со стороны? Где бы раздобыть небольшое зеркало? Эти и сотни других самых разнообразных вопросов вертелись в моей голове. Наверное, это потому, что я просто боялась думать о том, что буду делать, когда настанет 'нужное' время. Да, я храбрилась перед гномом, уверяя, что справлюсь со всеми трудностями, что для меня это плёвое дело и вообще ничего страшного в этом нет. Ну, а что мне оставалось?

Я должна как-то справиться. Может, когда придет время, я сразу же придумаю, что и как нужно сделать. По крайней мере, я на это очень надеюсь. Сейчас главное найти подходящую возвышенность, въехать на нее, дождаться, когда солнце полностью озарит меня и поднять коня на дыбы. Вот бы еще заставить его заржать, тогда вообще была бы, что называется, картина маслом. Может, нужно и самой какие-то звуки издать? Я захихикала, представляя, как это будет выглядеть со стороны. До амазонки мне ну прям очень-очень далеко. Вот бы сейчас меня увидел кто-то из моих старых знакомых, одноклассников, сослуживцев или соседей. Думаю, они бы меня просто не узнали и не поверили, что я на такое вообще способна. Я и сама себя не узнавала. Этот мир совершенно изменил меня, и мне самой нравилось меняться, особенно так. Хотя другие увидели бы только ненормальную, полуголую, подвыпившую, обкуренную девицу на черном жеребце.

Мои мысли прыгали в голове, как кузнечики с одной темы на другую. Только бы не думать о том, что, возможно, у меня ничего не получится, что орки не поскачут за мной, что я не смогу настолько их ошеломить, чтобы они, забыв обо всем, бросили лагерь.

Подъехав к довольно таки высокому холму, я решила на него забраться. Если я ошиблась и неправильно рассчитала расстояние, ошеломляющего впечатления мне уже не произвести, и повторить с другим холмом уже не получится - солнце почти поднялось, осталось еще каких-то пять-десять минут.

Я натянула поводья, направляя Призрака к пологому склону холма. Конь храпел, но пока что слушался. Я похлопала его по шее, подбодрив ласковыми словами. Когда мы почти добрались до вершины, я поправила свои так называемые волосы, то есть обрезанную рубашку гнома, вытащила из ножен меч - так, на всякий случай, крепко перехватила поводья одной рукой. Теперь главное, если конь встанет на дыбы, с него не навернуться, а то совсем смешно будет. Я снова захихикала. Блин, это уже истерика. Хоть я и боялась, но какой-то необъяснимый азарт горячил кровь. Возможно, это сказывались последствия гномьего самогона на голодный желудок. Да еще в тандеме с энергетиком. Представляю, каким будет откат.

Я въехала на вершину холма. За моей спиной поднималось солнце, а впереди просыпался лагерь орков. Оказывается, до него было не больше ста метров. Я прекрасно видела, как одни орки разжигали костры, собираясь готовить завтрак, другие занимались лошадьми, а остальные сидели перед палатками, негромко переговариваясь и начищая оружие. Все мирно и спокойно, и теперь мне необходимо расшевелить этот умиротворенный улей.

Но пока я тихо сидела и наблюдала, ожидая, чтобы орки сами меня заметили. В один миг атмосфера в лагере изменилась. Сначала меня окутала тягучая тишина, которая через мгновение взорвалась встревоженными криками. Кажется, меня засекли. Теперь все орки собрались в одну галдящую кучу и, указывая на меня кто мечами, кто пальцами, что-то вопили друг другу или, может быть, мне.

Я улыбнулась. Впервые в жизни мне было приятно всеобщее внимание. Я вскинула вверх руку с кинжалом, натянула поводья и ударила Призрака пятками. Конь заржал и встал на дыбы. Я отклонилась чуть назад, едва удержавшись в седле. Думаю, издалека не было заметно, как я судорожно вцепилась в поводья, силясь не вылететь из седла, при этом еще умудряясь не опускать руку с мечом. Призрак опустился и начал гарцевать на месте, а мне вдруг стало как-то слишком весело. Не знаю, что на меня нашло, но я смеялась как сумасшедшая, потрясая своим маленьким мечом.

Орки загалдели еще громче, и я увидела, как большинство из них кинулось к лошадям.

Я справилась! У меня получилось привлечь их внимание. Теперь осталось дело за малым - увести их подальше от лагеря. Я направила коня к спуску, с которого мы чуть ли не слетели в прямом смысле этого слова, а затем понеслись что было сил. Казалось, что Призрак тоже понимал всю возложенную на нас ответственность и осознавал, что от того, как далеко он успеет меня унести, зависит жизнь его любимого хозяина.

Мы хоть и неслись во весь опор и к тому же имели несколько сот метров форы, крики орков за моей спиной становились только громче. Преследователи явно нагоняли нас. Скорее всего, сказывалось ранение Призрака. Еще немного такого галопа, и конь просто свалится от боли и потери крови.

Оглянувшись, я заметила, с какой ужасающей скоростью орки нагоняют нас. Еще каких-то пять минут, и...

Я не поняла, что случилось, но неожиданный секундный полет закончился очень жестким падением. Я так сильно приложилась спиной о землю, что, кажется, из меня выбило весь дух, и я не могла даже вдохнуть.

Что меня выбило из седла? Или, возможно, Призрак сам скинул меня? Разбираться в этом у меня не было ни сил, ни времени. Черная лошадиная морда виновато ткнулась мне сначала в живот, а потом в лицо.

- Вот, зараза, - просипела я. - Уходи, Призрак. Иди к хозяину. Ему ты сейчас нужнее, а мне все равно не поможешь, - я до сих пор не представляла, как смогу подняться, не говоря уже о том, чтобы залезть в седло. Все, что я смогла - это поднять руку и похлопать коня по носу. - Иди.

Моя рука упала на грудь, а Призрак уже исчез из поля моего зрения. Зато, лежа на земле, я всем своим телом ощущала бешеный стук копыт лошадей орков. Они приближались очень быстро, собственно, как и мой конец. Но я все равно не шевелилась, а просто лежала и смотрела в синее небо, по которому медленно проплывали ленивые пушистые облака. Вот так бы и лежать целую вечность, наслаждаясь покоем и тишиной.

Но внезапно прекрасный вид мне закрыла орочья морда.

- Человек? - хрипло прорычал орк и, грубо схватив меня за рубашку, рывком поставил на ноги. Я только и успела хрюкнуть от неожиданности и боли. - Женщина? - еще больше удивился орк, бесцеремонно разглядывая мою полуголую фигуру.

- Арад, чего ты ждешь? - рядом с ним возник еще один орк. Ох, и зловещая у него была физиономия! - Убей ее! - зарычал он, схватив меня за плечо, и резко притянул к себе. Ох, он и здоровый!

      Я задрала голову, ошеломленно разглядывая взбешенного орка. Но где-то на задворках сознания я понимала, что все еще крепко сжимаю в руках кинжал гнома. Дерзкий план тут же созрел в моей голове, и я злорадно ухмыльнулась.

Видно, мое выражение лица не очень понравилось орку, и он тут же решил это исправить. Но как только орк занес руку для удара, я процедила сквозь зубы, твердо глядя в черные глаза:

- Только попробуй, - и что есть силы саданула его коленом между ног.

Глаза орка округлились сначала от недоумения, а уже мгновение спустя в них появилась какая-то почти детская обида. Его рот то открывался, то закрывался в немом крике, и из груди вырвался полупридушенный писк. А хорошо я попала!

- Научись правильно оценивать своего врага, - с пренебрежением в голосе произнесла я и оттолкнула ошарашенного орка. Он не удержался на ногах и так и упал на спину, крепко схватившись обеими руками за свое безвинно пострадавшее причинное место.

Первый орк - тот самый, который поднял меня с земли, с явным то ли удовлетворением, то ли злорадством смотрел на своего поверженного соплеменника. Я подняла меч и приставила к его горлу, уперев острие прямо в шейную ямочку. От удивления он только приподнять одну бровь, но в глазах не было и искры испуга.

- Правильно оценивай своего врага, - с наглой улыбкой произнес он.

Я улыбнулась ему в ответ и, понимая всю абсурдность ситуации, опустила меч. Что я могла против него со своей зубочисткой, которой к тому же еще и пользоваться нормально не умела? Орк одобряюще кивнул. Кажется, с ним можно будет поговорить.

- Что здесь делает человеческая самка? - с насмешкой спросил он, но в полуприщуренных глазах появилась угроза.

- Если человеческая самка, - повторила я с нажимом, - здесь, значит, таково ее желание или на то чья-то воля.

Я смотрела в черные глаза орка, стараясь даже не моргать, но выдерживать его взгляд с каждым вздохом становилось все тяжелее. Я прямо кожей ощущала исходившую от него силу. Я так сосредоточилась на этом орке, что не заметила, как подъехали его соплеменники и взяли нас в кольцо. Они так и не сошли с коней, с интересом наблюдая за нашей молчаливой битвой.

Орк был выше меня на две головы, а про ширину плеч я уже и не говорю. Шея у него была такая, что я с трудом обниму. Хотя на морду он был не таким страшным, как тот, кого я только что так 'нежно' приласкала. Пока я смотрела в глаза орка, то отметила, что они совершенно черные - даже зрачок не найдешь - и ресницы неимоверно длинные.

- Кто ты и что тебе нужно в землях орков? - спросил Арад, отпуская меня из плена своего взгляда. Теперь он оглядывал меня с ног до головы с такой нахальной улыбочкой, что мне ужасно захотелось натянуть рубашку, как можно ниже, а лучше вообще замотаться во что-нибудь прямо с головой, чтобы спрятаться от этих изучающих глаз.

Но я из последних сил держала себя в руках, не поддаваясь страху и панике.

- Разве ты хозяин этих земель, чтобы задавать мне вопросы?

Орки рядом недовольно загалдели. Арад вскинул руку, и они тут же замолчали.

Я смело (ну, по крайней мере, мне хотелось думать, что я так выгляжу) окинула взглядом собравшихся вокруг орков, прикинув в уме, что тут их не более двух десятков. Интересно, сколько осталось в лагере? Сможет ли гном с ними справиться?

- Я повторю свой вопрос, женщина, - с угрозой в голосе произнес орк. - Что ты забыла в наших землях? - его глаза превратились в две узенькие щелочки.

- Свою память, - ответила я и улыбнулась. Если уж играть, то по моим правилам.

На лице орка отразилось непонимание. Он удивился либо моим словам, либо поведению. И чтобы не дать ему время прийти в себя, я тут же продолжила:

- Здесь есть то, что я должна найти. И понять.

- И что же это?

- Эти вопросы задавать не тебе, - уверенно ответила я и вложила свой меч в ножны.

- Убей эту сучку, Арад. Она врет. Она пришла с эльфом, - простонал орк, которому я влепила между ног.

А быстро он очухался, зараза. Орк уже пытался подняться на ноги, продолжая стонать и очень красочно ругаться.

- Убей ее, - все время повторял он между нецензурными выражениями.

- Твои люди смеют тебе приказывать, вождь? - насмешливо бросила я. По-моему, самогон еще не выветрился из моей буйной головы, напрочь сметая остатки разума и чувства самосохранения.

Я увидела, как Арад нахмурился, сурово глядя на меня из-под сведенных бровей. Тем временем я позволила себе пройтись по его фигуре заинтересованным взглядом. А этот орк ничего, симпатичный даже. Правда, нос у него явно кем-то подправлен, зато губы полные и красивой формы. Плечи и грудь накаченные. Вон как бугрятся мышцы под бронзовой кожей.

На нем была кожаная не застегнутая безрукавка, хотя я очень сомневаюсь, что она бы сошлась на его груди. Штаны тесно обтягивали бедра и ноги, я бы даже сказала, слишком тесно. Кстати, я еще заметила, интересную татуировку, что покрывала его левую грудь и плечо и пряталась где-то на спине. Вот бы посмотреть, что там.

- Девочка, знаешь, почему ты все еще жива? - вдруг вполне миролюбиво спросил орк.

Я только пожала плечами, продолжая откровенно его разглядывать. Я даже сделала шаг назад, обеспечивая себе лучший обзор.

- За тебя заплатили.

Вот тут уже я удивленно приподняла брови, стараясь в полной мере понять, что он только что сказал и что бы это означало.

- Заплатили? - переспросила я.

- Угу, кто-то очень жаждет увидеть тебя, поэтому заплатил за твою... жизнь. Но я вот никак не могу понять, чем ты могла привлечь этого древнего оборотня? Неужели своим дерзким характером и острым язычком? - на губах орка появилась наглая улыбка. Теперь он стал откровенно разглядывать меня, скользя похотливым взглядом по моим голым ногам и полуобнаженной груди. Но я не обращала на это внимание - сейчас меня занимало совсем другое.

- Оборотень, говоришь? Уж не Кедэс, ли? - прошипела я.

- Знакомы?

- Еще бы. Встречу эту скотину - и снова убью, - кажется, я перешла на какой-то звериный рык.

- Снова? - брови орка подпрыгнули на лоб. - Так это ты лишила его жизни?

- Сделала это один раз - сделаю и во второй, и так до самого его конца. Где мне найти этого... оборотня? - ярость затопила меня с головой.

- Он сам придет за тобой, - рассмеялся орк, уже совсем по-другому глядя на меня. - А ты смогла заинтересовать меня, девочка.

- И это должно меня радовать? - прищурив глаза, я с вызовом смотрела на орка и одновременно старалась унять свою злость.

- А почему бы и нет? Поедешь со мной в столицу.

- Там ждет меня Кедэс?

- Как только он узнает, что ты там, так сразу же и примчится, - улыбка орка стала шире.

- Согласна. Отвези меня, - бросила я, всем своим видом стараясь показать, какая буря негодования кипит в моей душе. Орк только улыбался, а я понимала, что выторговала себе несколько дней жизни. А что будет дальше... время покажет. Может, у меня появится возможность сбежать, или эльф с гномом меня освободят, а может... да ладно, чем черт не шутит. Поживем - увидим. Главное, что пока что я жива, да и убивать меня вроде не собираются.

Наверное, со стороны я смотрелась комично и глупо, потому как язвительная улыбка не сходила с губ орка. Конечно, я вся такая маленькая, с дерзко вздернутым подбородком, с горящими праведным гневом глазами взираю на огромного орка и еще чего-то от него требую.

- Тогда отправляемся прямо сейчас, - сказал орк, затем накинул плащ и легко вскочил в седло.

Всегда было интересно, как такие груды перекаченных мышц могут настолько легко двигаться?

- Поехали? - все еще улыбаясь, спросил орк. Интересно, он думает, что я передумаю, или что? И вообще, его наглая ухмылка стала меня раздражать.

- Но, Арад... - вперед выехал еще один орк. Мне показалось, что он еще совсем молодой. Хотя кто этих орков разберет? - А как же... - он неловко замялся.

- Не беспокойся, Фол. Думаю, эльфа в лагере уже нет, - насмешливо произнес орк, глядя на меня. Я только невинно пожала плечами в ответ. - Мы отправляемся в столицу. Фол, сверните лагерь. Нагоните нас на Русейке. Там будет первый привал.

- Так нам не ...

- Что? - резко перебил Арад.

- Слушаюсь, вождь, - быстро ответил Фол и направил коня назад в лагерь. За ним тут же последовало еще несколько орков.

Арад протянул мне руку.

- Смею предположить, что ваш конь покинул вас, - орк едва сдерживал смех. И скажите на милость, что его так развеселило? - Так что, может вы будете не против прокатиться вместе со мной?

Я заскрипела зубами. После такого откровенно насмешливого тона, меня начало буквально трясти от злости. Такое ощущение, что эта орочья морда видит меня насквозь, чувствует мой страх и мое облегчение. Надо быть с ним поосторожнее.

Я только успела протянуть орку руку, как тут же оказалась в седле перед ним. Вот это мне не понравилось, особенно, когда его широкие и горячие руки властно легли на мою талию и крепко прижали к мускулистой груди.

- Не бойся, я буду тебя крепко держать, чтобы ты не упала, - прошептал он мне на ухо, обдав теплом своего дыхания. - Я буду осторожным и нежным, - выдохнул Арад, а остальные орки нагло захихикали

Мне хотелось ответить ему что-то дерзкое и такое же наглое, но как назло ничего такого не шло на ум. Поэтому я откинулась ему на грудь, расслабляясь, затем задрала голову, заглядывая в черные насмешливые глаза, и произнесла:

- Жаль, конечно. Потому что я люблю сильных и властных мужчин.

Орки загоготали, бросая косые насмешливые взгляды на своего начальника.

- Это вызов? - шепнул орк мне на ухо, не обращая внимания на своих подопечных.

И, вот же зараза, взял и укусил за мочку уха, но не больно, а нежно, потом, словно извиняясь, лизнул. Сволочь!

- Нет, констатация факта, - как-то слишком резко ответила я, а улыбка Арада стала еще шире.

Орки уже не стесняясь бросали на меня откровенно жадные взгляды. Я старалась незаметно натянуть рубашку эльфа пониже, чтобы прикрыть колени, но не тут-то было.

- Девочка, я прощу тебя... на этот раз, - вдруг серьезно произнес орк, убирая руки с моих бедер и прикрывая мои ноги своим длинным плащом. - Но впредь лучше не шути так, особенно с орком и особенно с моим братом.

- Он не понимает шуток? - ну, не люблю я, когда последнее слово остается не за мной. Вот иногда и нарываюсь.

- В самую точку. А еще он не понимает угроз. Так что хочешь подольше сохранить свою драгоценную головку на плечах, не наставляй на него меч, если не планируешь ударить. Поняла?

- Поняла, - угрюмо буркнула я. И тут же ляпнула: - Меч наставлять не буду, а вот насчет удара коленом...

- Только попробуй, и он тебя убьет.

- Ага, но сначала ему оклематься нужно будет. И пока он будет приходить в себя, я уже буду далеко, - что-то я все никак не могла заткнуться, ходя по самому краю пропасти. Я что, специально этого орка на выносливость испытываю? Вон уже и так зубы скрипят. Кажется, он сдерживается из последних сил.

- Ты смелая, девочка, но безрассудная. Не знаешь, когда стоит замолчать. Это плохо, - вдруг серьезно выдал орк.

- Черт, - процедила я тихо. Кажется, этот раунд я позорно проиграла. И, Слава Богу, что после всего сказанного осталась жива.

Я больше ничего не говорила, только откинулась на широкую грудь орка и закрыла глаза.

- Нам долго ехать? - спросила я, почти засыпая.

- До столицы или до привала?

- И туда и туда.

      - Два дня до столицы и день до привала.

- Тогда я посплю, если вы не против.

- Ночка тяжелая выдалась? - хмыкнул орк.

- Угу, - буркнула я, уже погружаясь в объятия Морфея.

Я еще успела почувствовать, как орк крепко обнял меня одной рукой за талию, еще ближе прижимая к своему горячему телу.

Разбудил меня собственный желудок, заурчав так, что я услышала его даже во сне. А потом до меня донесся обворожительный, восхитительный аромат жареного мяса. Я чуть не захлебнулась собственной слюной от таких запахов.

Наслаждаясь пленительными ароматами, я не сразу поняла, что мы уже никуда не едем, и я лежу на твердой земле. Приоткрыв глаза, я увидела, что лежу под деревом, а рядом спиной ко мне сидит какой-то орк и бессовестно уплетает это самое вкусно пахнущее мясо.

Я бесшумно кинулась к орку, обхватила его за шею, прижав свой золотой коготь к его сонной артерии. Вблизи запах мяса стал просто одуренный.

- Надеюсь, ты сейчас не мой завтрак уплетаешь? - с яростью прошипела я ему на ухо.

Орк судорожно сглотнул и процедил:

- Нет, это мой ужин.

- А где мой? - я прижала коготь сильнее, легко прокалывая кожу орка.

- Не шути с ним, - раздался надо мной голос Арада. - Вот твоя порция.

- О, спасибо, - я отпустила ошарашенного орка и быстро выхватила из рук Арада что-то напоминающее берестяную тарелку с куском еще дымящегося мяса.

Я уселась на одеяле, скрестив ноги по-турецки, и жадно впилась зубами в горячее мясо. Жир потек по подбородку, но меня это не смущало. Я едва сдерживала довольное урчание. Вот если бы к этому мяску еще кетчупа или маойнезика с горчицей, да еще зеленый салатик! Я глотала мясо, забывая пережевывать, а Арад смотрел на меня и только недовольно качал головой. Да, для аристократического поведения, я слишком голодна. Как-никак двое суток без крошки - только гномий самогон да наркотик Ника.

Орк, которого я схватила за шею, бросал на меня угрожающие взгляды, но я полностью их игнорировала. Ну, и что он мне сделает? Мясо отберет? Так я ему точно в глотку вцеплюсь.

- Вкусно? - ехидно спросил он, непроизвольно потирая шею.

- Угу, - кивнула я.

- Не думал, что кому-то может понравиться эта степная крыса.

- Вкусная штука, - сказала я, взяв в руки косточку, и с еще большим аппетитом стала ее обгладывать, откусывая большие куски. Брови орка поползли на лоб, а Арад громко рассмеялся.

Подумаешь, степная крыса! Да по мне так хоть и обычная, главное, что не живая и не сырая. Я и речную крысу спокойно ела. Все зависит от того, как ее приготовить, а эта крыса была очень вкусной: мясо мягкое и нежное, ничем не воняет и не имеет никакого лишнего привкуса. Просто объедение!

Я заурчала и даже прикрыла глаза от удовольствия. Если это мстительное создание хотело испортить мне аппетит, то у него ничего не получилось.

Открыла глаза, я игриво подмигнула ему, а орк так удивленно смотрел, с какой скоростью и жадностью я поглощаю мясо, что даже забыл про свой кусок.

- Ты доедать будешь? - ткнула я обглоданной костью в его мясо, при этом еще жадно облизнулась.

- Это мое, - чуть ли не выкрикнул орк, прижимая кусок мяса к своей груди.

Хорошо, хоть меч не вытащил, защищая свой ужин от меня, хрупкой, маленькой женщины. Я едва сдерживала смех, а у орка был такой обиженный и одновременно воинственный вид, что, казалось, стоит мне двинуться в его сторону, и он точно схватиться за меч.

- А разве на нем есть твое имя? - прищурившись, спросила я, начиная медленно подниматься. - Вот сейчас и проверим!

Орк рванул от меня со скоростью звука, я даже не успела встать с одеяла. Ну, вот вам и настоящий воин! Я думала, он до последнего будет защищать свое добро, а он решил просто сбежать. Да и не нужен мне был его кусок. Я и своим больше, чем наелась. Теперь бы попить. Но не успела я об этом подумать, как перед моим носом появилась фляга.

- Спасибо, Арад, - искренне поблагодарила я и приложилась к горлышку. - Что это? - спросила я, отдышавшись.

- Вино, - довольно ухмылялся орк.

- Это вино? Да это бормотуха какая-то. Бражка! - пренебрежительно выдала я, но все же сделала еще пару глотков. Конечно, это не такая уж и плохая штука, когда знаешь, чего ожидать.

- Спасибо, - я вернула флягу орку и довольная, сытая растянулась на одеяле.

Кажется, действительно вечереет. Это что же получается, я весь день проспала? Орки сидели возле костра и тихо переговаривались, совершенно не обращая на меня внимания. Я перевернулась на бок и стала с интересом их разглядывать. Все орки были высокими, крупными, с накаченными мышцами, которые так и бугрились под смуглой кожей. Я рассматривала их, стараясь различить и запомнить такие одинаковые на первый взгляд лица. К тому же и одеты они все были одинаково: кожаная безрукавка и штаны. Правда, на некоторых были какие-то необычные украшения. Может, знаки отличия? От гнома я уже знала немного про этот отряд и его предводителя.

Кстати, о предводителе... Арад сидел недалеко от меня, прямо на траве, неторопливо прихлебывая из фляги, и смотрел куда-то вдаль. Его взгляд был таким ... человеческим, словно его волновали такие же проблемы и мысли, как и обычных людей. Его подчиненные сидели в стороне от него, никто не смотрел в его сторону, наверное, поэтому он позволял своим настоящим эмоция отражаться на лице. Вот он нахмурился, и тяжелые складки избороздили его высокий лоб. Вот он сжал зубы, и желваки заходили на его скулах. О чем он думал в этот момент? Что его волновало?

Словно почувствовав мой взгляд, Арад быстро повернул ко мне голову.

- Где мы? - тут же спросила я.

- В землях орков, - пошутил Арад. Неужели, понял, что я за ним наблюдала?

- Да ты что? А я и не знала! - фыркнула я. - Сколько нам до столицы?

- Так не терпится встретиться с оборотнем? - ехидным тоном поинтересовался орк. - Интересно, за что ты лишила его жизни? - он прищурил глаза, нагло глядя на меня. - Обидел? Не понравился? Не удовлетворил?

Я нахмурилась, но продолжала лишь молча взирать на орка. Кажется, наш предводитель опьянел. Только этого для полного счастья и не хватало.

Я молчала и орк молчал, с презрением глядя на меня. И чем я его успела разозлить-то так?

- Там, - орк кивнул куда-то в сторону, - речка. Помойся, от тебя воняет.

- Мог и раньше сказать, - как можно спокойнее произнесла я и быстро поднялась с одеяла.

Только сейчас я заметила, что все орки притихли и смотрят на нас. Стараясь сохранять спокойствие, я направилась в указанную сторону, но не успела сделать и десяток шагов, как мне на плечо легла крепкая рука и меня бесцеремонно развернули. Я уперлась носом в грудь Арада. Отодвинувшись от орка, я задрала голову, глядя в его полыхающие бешенством глаза.

      - Что? - только и успела сказать.

- Женщина, тебе нужен партнер?

- Что? - глупо хлопая ресницами, повторила я. Но через мгновение до меня дошел смысл его слов.

- Совсем сбредил? Упился до чертиков? - выкрикнула я, отступая от орка. - Только кто ко мне полезет, или без яиц оставлю, или убью! Как Кедэса. Вот только у оборотня запасная жизнь оказалась, а кто из вас может этим похвастаться? - я просто кипела от злости и ярости. Нет, ну это надо же! Какова наглость!

Кажется, вспышка моего праведного гнева привела Арада в нормальное состояние. Черты его лица смягчились, и он продолжил уже более спокойным тоном:

- Тогда не ходи в таком виде, если не планируешь стать призом победителю, - после этих слов орки как-то подозрительно оживились и загалдели. Это еще что за новость? Час от часу не легче!

- И в мыслях не было, - рявкнула я и обвела собравшихся возле костра орков гневным взглядом, к тому же еще положила руку на рукоять кинжала.

Странно, что у меня его так и не забрали, пока я спала.

- Тогда иди умойся и приведи себя в порядок. И надень вот это, - орк сунул мне в руки свой плащ.

- Спасибо, - буркнула я и почти бегом бросилась к речке.

Я просто кипела от бешенства. Это же надо такое придумать? Я хожу тут перед этой горсткой накаченных дебилов, мечтая кого-нибудь соблазнить, а еще лучше - всех и сразу. Вот, козел!

Так негодуя, я быстро разделась и влезла в воду. Почему-то я знала, что подглядывать за мной не будут. Что-то в поведении этого орка было такое, что позволяло так судить: он не опуститься до такого ничтожного для себя поведения. Если захочет - он возьмет открыто, но не будет действовать исподтишка.

Я попыталась смыть с себя пот и пыль и только сейчас заметила, что на мне все еще болтается цепочка, которую я нашла в гроте девы. Я сняла цепь, прополоскала ее в воде и поднесла к глазам. А все-таки Кедэсу есть за что сказать спасибо: мои глаза сами перестраивались и теперь темнота не была для меня проблемой. Цепочка оказалась довольно толстая, красиво витая, а кулон... кулон - это обычное кольцо. Скорее всего, мужское, потому что даже на моем большом пальце оно бы свободно болталось. Сделано кольцо было из тонких золотых проволочек, замысловато переплетенных между собой. Красивое было кольцо, какое-то необычное, но вот примерить его как-то не захотелось. Оно было чужим. Надо будет все-таки вернуть на место... когда-нибудь.

Искупавшись, я натянула рубашку на влажное тело и занялась плащом. Он был таким длинным, что волочился по земле, да и в обхвате я могла запахнуться на два раза. Недолго думая, я разложила это кожаное одеяние на траве и кинжалом обрезала низ плаща так, чтобы он доставал мне по щиколотки. Затем по боковым швам я сделала разрезы до середины бедра - иначе я не смогу в нем даже ноги поднять. Поскольку пуговиц у плаща не было, я, не стесняясь, отрезала от ворота до низу длинные полоски кожи, а потом существенно укоротила еще и рукава. Получилась такая себе длинная безрукавка, на запахе с разрезами по бокам. Думаю, орк не обидится, что я так изнахратила его подарок. Надев безрукавку, я подпоясалась и поправила кинжал. Ну вроде бы пристойно получилось. Теперь я была закрыта в кожу от головы до пят, только руки оставались голыми и свободными. Затем я нарезала несколько тонких кожаных полос и сплела косичку, которую и повязала на голову через лоб, закрепляя крепким узлом на затылке. Сама не знаю, зачем это сделала. Просто захотелось и все. Красиво ведь!

Когда я вернулась в лагерь, все орки уже спали, кроме стража, который даже взгляда не бросил в мою сторону. Я прошла на свое место и уселась на одеяло. Интересно, что тут у них произошло, пока меня не было? Арад лежал в метре от моего одеяла, развернувшись спиной. Но что-то мне подсказывало, что он совсем не спит, если только в полглаза.

Я облокотилась на дерево - спать совсем не хотелось. Что ж, подежурю вместе с нашим спящим охранником. Так, на всякий случай.

Глава 11

Опасность я почувствовала всей кожей, словно дуновение едва осязаемого ветерка. Сперва я даже не поняла внезапно накативших на меня ощущений - просто на душе стало как-то необъяснимо тревожно, и сердце ускорило свой бег. Я даже прижала руку к груди, чтобы понять, что мне не почудилось это и не приснилось. Какое-то смутное ощущение беды заставило меня тихо подняться с земли.

Все орки спали, закутавшись в одеяла, даже горе-охранник, который храпел громче остальных, крепко спал, уткнувшись головой в согнутые колени. Я оглянулась вокруг, явно ощущая чей-то липкий, полный ненависти взгляд. Сначала у меня мелькнула мысль, что это кто-то из орков прожигает меня гневным взглядом, но нет, со стороны орков я не ощущала опасности, даже наоборот, от этих мускулистых громадин веяло каким-то умиротворением и покоем. Вечным покоем.

Я стала напряженно вглядываться в ночь, словно стараясь прожечь взглядом ближайшие деревья и кусты, что закрывали мой обзор. Мне снова почудился странный шум, такой мягкий, едва уловимый обычным слухом. Но, видать, яд оборотня улучшил не только мое зрение, но и слух. Где-то в лесу ухала сова, ветер шелестел в листве, сопели рядом орки, но этот появившийся так внезапно неестественный шум был каким-то лишним, он не вписывался в эту картину ночи и сна.

Я прижалась спиной к шершавому стволу дерева, под которым спала и достала свой кинжал, крепко сжав рукоять. Может, орков разбудить? Хотя... если мне просто почудилось и никакой опасности нет, то они засмеют меня. Но вдруг я не ошиблась? Может, стоит все же довериться инстинктам оборотня? К тому же неплохо было бы прислушаться и к женской интуиции, которая сейчас просто-таки вопит об опасности.

 Я тихо подошла к месту, где спал Арад. Орк даже не пошевелился, пока я легонько не толкнула его носком ботинка в бок, ни на мгновение не спуская взгляда с ближайших кустов. Мне казалось, что за их черной листвой что-то скрывается, что-то ужасное, неестественное и очень опасное.

Как только я дотронулась до орка, он тут же открыл глаза, и его рука крепко сжала рукоять меча, лежащую рядом с ним. Я прижала палец к губам, призывая его хранить молчание. Не знаю, что он обо мне подумал, но Арад молниеносно и совершенно бесшумно поднялся и встал рядом. Я указала рукой в сторону чернеющих кустов. Несколько секунд орк взирал на меня с раздражением, потом перевел взгляд на кусты, и я заметила, как он тут же весь подобрался. Он даже прищурился, стараясь рассмотреть за их черной тенью встревожившую меня опасность.

- Там что-то есть, - одними губами произнесла я, надеясь на острый слух Арада. Он едва заметно кивнул на мои слова и толкнул ногой ближайшего к нему орка.

Тот резко вскочил, но при этом тоже не издал ни единого звука возмущения или удивления. Похоже, воины Арада были хорошо вымуштрованы и подготовлены ко всему. Разбуженный орк бросил на меня хмурый недовольный взгляд, а потом вопросительно посмотрел на своего предводителя. Если в кустах ничего не обнаружиться, я буду выглядеть полной дурой, и тут уже можно не сомневаться - они меня точно прибьют. Орки и так не питали ко мне теплых чувств, а после этой ночи так и подавно возненавидят. Но лучше пусть так, чем я провороню опасность. Отчего-то я была уверена, что там в ночи что-то есть, и это что-то очень страшное.

Разбуженный орк медленно и совершенно неслышно двинулся к остальным, а я осторожно пошла к кустам. Я подняла этот переполох, мне и отвечать. Я старалась двигаться бесшумно и с удивлением отмечала, что у меня это неплохо получается. Наверное, снова инстинкты оборотня включились. Блин, я же совсем забыла, у меня же глаза в темноте светятся и выглядят не как человеческие. Даже не представляю, что скажут орки. Потом точно прибьют.

Чем ближе я подходила к кустам, тем четче ощущала исходившую с той стороны ненависть. Это было как-то странно. Ладно бы я почувствовала усиление опасности, возрастание тревоги... но ненависть? За мгновение до атаки я почувствовала сладкое предвкушение. Кто-то или что-то в этой темноте жаждало смерти. Нашей смерти. Моей.

Три неясные тени кинулись на нас одновременно. Если бы я не ожидала чего-то подобного, я бы их заметила только тогда, когда они вцепились бы мне в горло.

- Что это за твари? - вытирая пот со лба и кровь со щеки, спросила я, едва переведя дыхание. Даже не верилось, что мы справились. И надо сказать, что даже с моими, наполовину активизированными силами оборотня, этот бой дался тяжело. Эти странные тени были не просто быстрыми и смертоносными, они были еще и неубиваемыми.

- Демоны пустыни, - тяжело дыша, произнес стоящий рядом молодой орк. Кажется, его называли Фол. Я и не видела, когда они догнали нас. Наверное, это случилось, когда я спала.

- Какие к черту демоны пустыни? - взвыла я. - Где ты тут пустыню видишь?

- Она рядом, совсем рядом, - устало усмехнувшись, ответил орк, все еще крепко сжимая в руках меч, и напряженно вглядываясь в сереющую темноту.

- Фол, проверь остальных, - резко бросил Арад, проходя в нескольких шагах от нас.

Я посмотрела ему вслед, с удивлением отмечая, что нашего предводителя хорошо потрепали: он странно приволакивал ногу, и как-то неловко прижимал левую руку к боку. Этих тварей было всего трое, и они чуть не уделали целый отряд орков, а нас без малого два десятка. Но вот что странно, эти твари исчезли так же, как и появились - неожиданно и быстро, просто прервав бой на середине. Чего-то испугались? Выполнили поставленную задачу? Поспешили в другое место? Это было как-то нелогично и глупо. Зачем тогда вообще нападали? Чего хотели?

Пока Фол и остальные орки подсчитывали потери и перевязывали раненых, я подошла к почти потухшему костру и подкинула несколько сухих веток. Хотя тьма теперь и не была для меня проблемой, да и ночь подходила к концу, но теплое веселое пламя разгоняло сгустившийся вокруг страх и напряжение.

Я опустилась на траву возле костра, все еще держа кинжал в дрожащей руке. Делать ничего не хотелось, или скорее не моглось. Я даже руками шевелила еле-еле. А перед глазами все еще стоял этот неравный бой. Когда эти твари напали, почти все орки уже были в боевой готовности, по крайней мере, Фол уже успел всех разбудить, и они хоть и выглядели возмущенными и удивленными, но мечи держали крепко. Может поэтому, у нас и оказалось мало потерь. Хотя неизвестно, что бы было, если бы твари не ушли сами. Вряд ли бы кто-то из нас выжил, ведь за все время боя, нам так и не удалось убить ни одну тварь. А вот ранили мы их или нет, тоже сказать невозможно. Крови на них я не видела. Если у них вообще-то была эта самая кровь. Ведь что можно увидеть, когда перед тобой тень?

Эти демоны пустыни больше напоминали сгустки черного дыма с горящими угольками глаз, которые перетекали и развеивались от удара или резкого движения. Правда, у них еще имелась большая зубастая пасть и огромные острые когти, которыми они умело и точно орудовали. Как я только успевала уворачиваться от них - не знаю. Но если посмотреть правде в глаза, демоны не нападали на меня, а только защищались, когда я кидалась на них. А вот с орками у них был совсем другой разговор. Хотя... мне же могло это и показаться. В этой полутьме и бешеном ритме ни черта не понятно.

Пока я размышляла и сопоставляла все нестыковки и нелогичности боя, один из орков поставил большой казан с водой на огонь. Вовремя я костерчик разожгла. Надо бы помочь раненых перевязать, мелькнуло в моей голове. Хоть я и не сестра милосердия, но курсы по оказанию первой медицинской помощи когда-то проходила и что-то должна еще помнить. Себя я уже осмотрела - не учитывая порванного плаща, нескольких царапин и пары синяков, все было в порядке.

Возле меня устало плюхнулся Фол. Ему хорошо досталось - все тело в порезах и кровоподтеках, да и на руке рана нешуточная, до сих пор сильно кровоточит.

- Ты как? - спросила я.

- Жив, - вымучено улыбнулся он.

- Тебе нужно руку перевязать, чтобы кровь остановить.

- Сама заживет, - отмахнулся он, глядя на свое плечо, разорванное когтями демона. - Да и нечем уже перевязывать.

Я отстегнула ремень и откинула полы плаща. Потом кинжалом надрезала низ рубашки и оторвала от нее широкую полосу. На повязку как раз должно хватить.

Пока я занималась его рукой, Фол не сводил с меня глаз, следя за каждым движением. Я довольно быстро наложила ему тугую повязку.

- А ловко ты это, - с восхищением произнес орк. - Но не стоило беспокоиться. Рана и сама бы затянулась. Через время.

Поблагодарил, называется. Я только покачала головой на его слова, а орк смутился и опустил взгляд. Ну и что тут такого? Неужели так трудно для них просто сказать спасибо и все? Это что, так унизительно для орков? Не понимаю я их.

- Фол, а что это за демоны такие? Откуда они пришли и где тут пустыня?

- За стенами нашего города сразу начинается пустыня. Вот оттуда демоны и пришли.

- А что они делают тут? И кстати, сколько еще до города?

- Полдня перехода, - нехотя ответил Фол. Этот разговор ему явно не нравился. А возможно, ему просто не нравилось разговаривать именно со мной. Но мне было плевать на его желания. Мне нужна информация, и я ее получу.

- А что демоны тут забыли? - настойчиво повторила я.

- Мы и сами не понимаем. Так далеко от пустыни они еще не заходили. Они нападают на город, забирают одну-две жертвы и исчезают.

      - Странно, как-то, а скажи...

- Фол, я смотрю тебе уже оказали помощь? - раздался над нами сердитый голос Арада, и Фол тут же вскочил на ноги. - Помоги остальным. С первыми лучами отправляемся.

Арад устало опустился на освободившееся место, вытягивая ноги ближе к огню.

- Убитые есть? - спросила я.

- Нет, - угрюмо бросил орк, но только я с облегчение вздохнула, как он добавил: - Убитых никогда нет.

- В смысле?

- Демоны пустыни забирают свои жертвы с собой.

      Я посмотрела на Арада, только сейчас отмечая его неестественную бледность. Его внешний вид явно сигнализировал о наличие серьезного ранения. Безрукавка орка была распорота на боку и вся пропиталась кровью.

- Ты ранен, - констатировала я.

- Пустяки, - отмахнулся орк, но я уже вцепилась в края его безрукавки, пытаясь стянуть ее с широких плеч.

- Что ты делаешь, женщина? - прорычал Арад.

- Блин, а на что это похоже? - не хуже орка прорычала я ему в ответ. - Раздеваю тебя, или не понятно?

- Ты сошла с ума, женщина?

- С вами точно с ума сойдешь. Да помоги мне, - рявкнула я, наконец-то стянув с орка безрукавку. - Твою рану нужно осмотреть и перевязать.

- Ничего не нужно, - орк попытался отодвинуться от меня, но я вцепилась в его плечо, словно клещ.

- А теперь закрыл рот и перестал сопротивляться. Тоже мне герой выискался! Вот сдохнешь от этой пустяковой раны, кто твоими головорезами командовать будет.

Орк открыл рот, чтобы дать мне отпор, но так и замер. А я тем временем скинула плащ и принялась кромсать остатки своей рубашки. Когда я посмотрела на рану орка, меня чуть не вырвало. Когти располосовали его ребра до самых костей, которые белели среди багрово-кровавой плоти.

- Орки живучие. И для нас это не рана, - все-таки любил Арад оставить последнее слово за собой.

Ну и ладно. Я ничего не сказала, взяла кружку с горячей водой, которую мне всунул в руки Фол, и смочила там полоску рубашки. Затем стала аккуратно смывать кровь с раны Арада. По-хорошему тут нужно наложить несколько швов, но этого я делать не умею. Поэтому промыв рану, я кое-как стянула разорванные края плоти.

- Возьми это, - какой-то орк протянул мне на ладони небольшую коробочку. - Просто намажь.

Я кивнула, забирая коробочку. Открыв ее, осторожно понюхала и тут же громко чихнула. Я запустила палец в терпко пахнущую мазь и осторожно нанесла прямо на рану. Орк шумно втянул в себя воздух, но ни единый мускул на его теле не дернулся. Ну и выдержка!

Затем я крепко перемотала его грудь. Для этого мне пришлось бегать вокруг сидящего орка, потому что обхватить его двумя руками у меня не получалось.

Остальные орки потихоньку собрались возле костра и с любопытством следили за моими действиями. Кто-то тихо переговаривался, а кто-то откровенно хихикал. Вот только интересно, надо мной или над Арадом?

Хотя вождь сидел с закрытыми глазами, и, казалось, отдыхал, словно это не его сейчас перевязывали и не ему причиняли неимоверную боль мои неуклюжие движения.

Когда я закончила и закрепила концы повязки, Арад открыл глаза и кивнул вместо благодарности. Черт, их что не научили говорить спасибо?!

- Не за что, - ответила я на невысказанную благодарность орка, устало опускаясь возле него на траву.

Фол протянул своему вождю флягу, Арад молча взял ее и хорошо приложился к горлышку. Затем протянул ее мне. Я подумала отказаться, но потом, схватив фляжку, сделала большой глоток. Вино приятно освежало и бодрило, снимая напряжение прошедшей ночи. У меня даже руки перестали дрожать, хотя остальное тело все еще пробирал холод. Я быстро оглядела себя. Теперь понятно, чего скалились орки. От рубашки эльфа остался только воротник и рукава. Я ее почти до пупа укоротила и теперь щеголяла голой задницей. Быстро накинув плащ и затянув пояс, я гневно глянула на орков. Кто быстро отвернулся, а кто и не пытался таиться, продолжая ехидно улыбаться и пялиться на меня. Вот же придурки! Пока я тут спасаю их вождя, они меня разглядывают и нагло хихикают, попивая кислое вино и перекидываясь пошлыми шуточками. Словно и не было никакого нападения полчаса назад. Ну что за народ такой!

- Откуда вообще появились эти демоны? - спросила я Арада, только бы отвлечься от ненормальности происходящего вокруг.

Орк отрешенным взглядом смотрел на огонь, не забывая время от времени прикладываться к горлышку. И чего я удивляюсь остальным оркам, если их предводитель надирается как сапожник!?

- Впервые они появились еще в те времена, - тихо произнес орк, - когда дева охраняла наши дома. Наши предки только успели обжиться в древнем городе Акран, когда демоны пришли со стороны пустыни. Никто не успел понять, что случилось, кто напал, а они уже утащили несколько орков. Демоны нападали, а потом исчезали, и о них не было слышно несколько лет, потом они стали появляться чаще, раз в пару лет, раз в год, два раза в год, а затем и вовсе в каждое новолуние. Они нападали, забирали двоих-троих орков и исчезали до следующего раза. Орки - великие воины. Мы привыкли к битвам. Мы рождаемся и умираем на войне. Но дева научила нас ценить жизнь. Они полностью изменила нас. Орки перестали быть кочевниками и захватчиками. Мы нашли свой дом, и дева научила нас жить в нем, жить по-другому. Только демоны нарушали наш мир и приносили в дом беду. Как мы не готовились к их нападению, нам не удавалось отразить его, хотя мы знали точное место и время их прихода, - орк замолчал, потом приложился к горлышку, пока полностью не осушил флягу. Затем уставился на нее, как будто видел впервые.

- Ну и что случилось дальше?

- А дальше дева отправилась в пустыню. Одна, запретив кому-либо следовать за ней. Ее не было несколько дней, а когда она вернулась... Говорили, что она изменилась. Но нападения, которых ждали со страхом, прекратились. Только каждое новолуние дева отправлялась в пустыню, взяв с собой одного охранника, - орк снова замолчал, а я даже дыхание затаила, боясь пропустить хоть слово. Да и вокруг стояла тишина. Все орки слушали рассказ своего вождя, ловя каждое его слово. - Никто не знал, что дева делала в пустыне, а когда она возвращалась, то уходила в священную землю, которую объявила для нас запретной. Там она проводила несколько дней и снова возвращалась в город. Ее что-то терзало, но никто не знал что именно.

- А охранник? Что он говорил? - прошептала я, когда орк снова замолчал.

- Ничего. Он ничего не говорил, потому что дева всегда возвращалась одна. Ни один из тех орков, что сопровождали ее, не вернулся.

- Она отдавала им одного из вас, - ошарашено прошептала я.

- Этого никто не знает, - резко ответил орк. - После ее... смерти, демоны долго не появлялись. Но потом нападения снова начались, как и раньше. Сначала раз в пару лет, потом чаще, пока не начали нападать каждое новолуние. Нападают незаметно, забирают одного из нас и исчезают.

- А сегодня? - испугано спросила я, догадываясь, каким будет ответ, и, понимая, почему демоны отступили.

- Сегодня они забрали троих, - ответил за вождя Фол.

- Они взяли то, зачем пришли, и исчезли.

- Но почему они напали на нас, если город ближе? - прищурив глаза, я пыталась понять неестественное поведение демонов. Хотя что тут вообще может быть естественным, черт возьми? Что-то с этими демонами и девой было не так. И вообще, эта их дева - темная личность. Я посмотрела на свой коготь. Так и держится на пальце, а я его даже не замечаю. Как родной, блин.

- Отправляемся немедленно, - вдруг рявкнул орк, легко и быстро поднимаясь с земли.

- А завтрак? - взвыли мы с моим желудком.

      - На ходу, - резко бросил Арад, направляясь к своему коню.

Знала бы, что так будет, ни за что не помогала бы ему с раной. Тогда бы мы точно спокойно позавтракали. Орки хоть шипели и возмущались, но очень тихо, к тому же быстро и слажено выполняя распоряжение вождя. Видать, им не привыкать завтракать на ходу, или вообще обходиться без завтрака. Пока я поднималась, бурно шипела от злости и засыпала костер, пиная комья земли носком ботинка, Арад уже подъехал ко мне на своем жеребце и протянул руку.

      - Япона мать! - выругалась я, из-под бровей злобно взирая на орка. - А подождать никак нельзя?

Я схватилась за его руку и тут же легко взлетела в воздух, и приземлилась в седле перед орком. Что ж, дорогу до привала я благополучно проспала, теперь надеюсь, что хоть эту часть вынужденного путешествия смогу увидеть. Теперь мне было интересно, что же это за город такой, в котором много лет назад поселились орки. Кто же этот город построил? И почему потом бросил? Я даже заерзала от нетерпения, уже позабыв, как ругала орка за торопливость.

- Ну, мы едем или как? Сколько можно собираться? - полуобернувшись к Араду, процедила я.

Орк удивлено посмотрел на меня, потом на его губах появилась улыбка.

- Женщина, ты как ветер, - орк осуждающе покачал головой. Спрашивать его, что означают его слова, я не стала, понимая, что именно он имел в виду. Да, минуту назад, мне еще хотелось насладиться покоем и спокойно позавтракать, а сейчас я уже хочу скакать к неизведанным городам и пустыням, познакомиться с новыми людьми или нелюдями, и я уже всем сердцем жажду новым приключений. Я уже забыла страх опасности, и адреналин снова бурлил в крови, подгоняя в путь.

К нам подошел Фол и протянул на листке кусок холодного мяса и лепешки.

- Спасибо, - искренне поблагодарила я и тут же вцепилась в свой завтрак.

Фол протянул и Араду кусок мяса и лепешку, но тот только покачал головой, отказываясь от своей порции.

- Это еще что за номер?! - с негодованием бросила я. - Тебе нужны силы, а значит, нужно хорошо питаться. Ты потерял много крови.

И пока орки ошарашено взирали на меня, я выхватила у Фола порцию Арада.

- Если не хочешь грохнуться в обморок, лучше поешь, - уже тише сказала я. - Я могу покормить тебя, если тебе неудобно.

Арад смотрел на меня сверху вниз и улыбался, но от его улыбки мне стало как-то неуютно. Кажется, я сказала что-то не то. Даже Фол теперь глазел на меня выпученными глазищами, открыв рот. Точно брякнула лишнее. Я демонстративно отвернулась от орка и откусила кусок мяса.

Пусть этот орк думает, что его душе угодно, но я забочусь не о его бесценном здоровье, а о своей жизни. Я не знаю, что меня ждет в столице, как ко мне отнесутся остальные орки и что решит вождь. А Арад все-таки знакомый и вполне вменяемый, может, и замолвит за меня словечко, может, не позволит убить, все ж таки мы дрались бок о бок. Так что, помыслы у меня были совсем даже не бескорыстные.

Глава 12

Хотя я и собиралась бодрствовать оставшуюся часть пути до столицы, я ее банально проспала. Вероятно, сказалась бессонная ночь и напряжение последних ее часов.

Арад разбудил меня перед самым концом нашего нелегкого пути. Ну, по правде сказать, может, кому-то этот путь и показался нелегким, но по мне, если бы не ночное нападение демонов, то путешествие можно было бы назвать вполне удавшимся.

Я нехотя проснулась, поерзала, пытаясь принять более удобное положение в седле, потерла заспанные глаза, а когда отняла руки от лица, то так и застыла с открытым ртом.

Столица оказалась просто невероятным городом. Когда я ее увидела, в голове сразу же промелькнуло одно слово, которое полностью описывало представшую перед моим взором картину, - Акрополь. Эта столица действительно напоминала древнегреческий Акрополь, величественные руины которого еще можно увидеть в Афинах. Но, к моему огромному сожалению, я видела его только на картинках в книгах и в интернете. А вот сейчас смотрела на его далекого близнеца.

Необычный белоснежный город, что красовался передо мной, располагался не на вершине холма, его не окружали крепостные стены, не было подъемного моста со скрипучими цепями, не было и рва, наполненного зловонной водой и заселенного страшными чудовищами. Город сиял в лучах солнца и вселял в сердце радость и благоговение. Он словно появился из сказки, из волшебной и обязательно доброй сказки.

Все здания в городе были сделаны из белого камня. Кругом высокие мраморные колонны, резные портики, беседки, увитые цветами, мостики через несуществующие каналы и даже фонтаны. Вот правда, воды там не было. Возможно, орки не знали, как оживить это рукотворное чудо, когда-то рожденное фантазией и трудом неизвестной расы, любящей свет, добро и поклонявшееся красоте... величественной красоте.

- Кто смог построить такое? - потрясенно выдохнула я, провожая очарованным взглядом здание, похожее на древнегреческий храм с множеством колон и прекрасных белых скульптур.

- Не знаю, - ответил мне орк. - Сюда нас привела дева. Она сказала, кто бы ни воздвиг этот город, их уже давно стерло временем из памяти этого мира и их тела засыпало песком забвения.

Я не нашлась, что ответить, продолжая заворожено провожать глазами очередное почти древнегреческое здание. Чем дальше мы продвигались по дороге, мощенной ровными белыми плитами, тем величественнее и богаче становились дома, тем выше поднимались колоны, тем больше было зелени и храмов, а, может, дворцов. Кто ж знает, для чего это строилось и как эти сооружения используют орки сейчас. Хорошо еще, что они ничего не разваливают и не перестраивают, пытаясь приспособить город под свои нужды. Им надо отдать должное, что город в таком прекрасном состоянии. Он жив, живет, и, я надеюсь, будет жить еще не один год или век, и в нем родится и сменится еще много поколений.

Я так увлеклась разглядыванием древнего города, что совершенно забыла о созданиях, населявших его. Орки так неестественно, так дико и чуждо смотрелись среди этого древнего искусства, что их никак нельзя было назвать коренными жителями Акрана - не то что создателями города. Наверное, даже если бы Арад не рассказал, что город построили не орки, я бы поняла это в первую же секунду своего здесь пребывания.

 На фоне белого города они были слишком смуглые с черными глазами и волосами. Среди этой радости и света они казались более угрюмыми и злыми, их взгляд был настороженным, а губы плотно сжаты, словно они боялись, что на них внезапно появится улыбка. Среди этой вычурной изысканной красоты их одежда была слишком простой и грубой, однообразной, лишенной всякой привлекательности. У них почти не было украшений, тогда как каждое здание красовалось вычурной лепниной, утонченной резьбой или мозаикой.

Сейчас все мое внимание переключилось на попадавшихся на пути орков. Возможно, они всегда так ведут себя, но для меня их поведение показалось ненормальным. Завидя нашу кавалькаду, они бросали равнодушные взгляды, словно ничего необычного не происходило, но, едва их безразличный взор касался Арада и меня, их глаза тут же загорались. Они останавливались, мгновенно прекращая все свои дела, и смотрели на нас, потом прикасались растопыренной ладонью к своей груди и кланялись. Я только сейчас сообразила, что наша с Арадом пара ехала не во главе колоны, как принято в таких случаях - по крайней мере, в моем мире - а в середине, между воинами. Арад словно прятался и прятал меня - быть может, не хотел, чтобы меня обнаружили раньше времени. Но если таков был его план, то могу сказать, что он с треском провалился. Теперь орки шли за нами толпой, и с каждым пройденным метром их становилось все больше. Кажется, скоро тут будет весь город.

- Арад, почему все на нас так смотрят? - тихо поинтересовалась я, пытаясь выровняться в седле, что не очень то и получилось. - И что это они делают? - прошептала я, когда очередная группа орков, мимо которых мы проезжали, все, как по команде, приложили ладонь к груди и поклонились. Я сначала подумала, что они так отдают честь Араду - он же как-никак брат вождя, но орки смотрели на меня. - Это у вас так принято приветствовать гостей?

- Они думают, что ты новая дева.

- Что? - я даже подпрыгнула от удивления и оглянулась на орка, чтобы убедиться, что он шутит. Но Арад был как никогда серьезным и хмурым.

- Ты ведь уже понял, что это не так... догадался, что я не дева, - прошептала я. - Так зачем это представление?

- Представление, говоришь? - как-то мрачно хмыкнул орк, и от его голоса мои руки покрылись мурашками. - Как ты думаешь, что мы делали так близко от запретных земель?

- Ловили эльфа?

- Ну... и это тоже, - нехотя буркнул орк и замолчал.

Нет уж, я вытяну из него все, что смогу. Мне нужно его разговорить.

- Если тебе заплатили за меня, как ты сказал, значит, кто-то заплатил тебе и за одну очень интересную вещицу, которую везет эльф, не так ли?

Кривая усмешка появилась на губах орка, и он кивнул.

- Значит, этот некто заплатил вам за амулет. Думаю, нетрудно догадаться, что это Кедэс, - я бросила вопросительный взгляд на орка.

- Да, это он, но орки не торгуются.

- То есть?

- Мы заключили с ним соглашение. Амулет в обмен на ... на ценную для нас вещь.

- И? - подталкивала я орка.

- Конечно же, мы не согласились. Сначала. Орки не торгуются. Мы - воины, и берем все, что нам нужно с помощью меча, а не покупаем за золото, - выдал орк, и при этом его взгляд загорелся гневом.

      - Времена меняются, - осторожно произнесла я. - Иногда золото лучше меча.

Орк промолчал, но на его лице заходили желваки. Он был так близко от меня, что я видела каждую морщинку, что легла вокруг его глаз.

- Угу, - все же выдал он.

- Но что-то изменилось, то есть что-то повлияло на ваше решение и вы приняли предложение Кедэса, так?

- Мы получили предсказание, - тихо произнес Арад.

- Предсказание? - мне приходилось выуживать из орка по слову.

- Да, предсказание. Именно в это время и в этом месте должна была появиться новая дева.

- Дева? То бишь я?

Орк нахмурился еще больше. Теперь глубокие морщины избороздили его высокий лоб. Он взирал на меня с мрачным видом.

- Арад, ты же не дурак и понимаешь, что никакая я ни дева, - я не на шутку испугалась. - Я - не она.

- Кто знает, - глубокомысленно выдал орк. А я от его слов еще больше обалдела. Вот тебе здрасьте!

- Кто знает? Кто знает? - завопила я. - Да, ты знаешь! Ты!

- Девочка, в твоих интересах оставаться девой как можно дольше, и по возможности убедить в этом остальных.

- Зачем? - теперь уже я нахмурилась и взирала на орка с гневом. У меня уже шея начала болеть от сидения вполоборота, но я должна была видеть лицо орка и эмоции, кои он так неумело пытался скрыть.

- Если вождь узнает, что ты не дева, то убьет без лишних слов. Так что примени все свое умение, всю изворотливость своего ума, всю изобретательность и фантазию, но убеди его. Заставь его поверить, или хотя бы усомниться. Изображай из себя деву - уверенную, воинственную и бесстрашную.

- Так вот почему ты сносил мои дерзкие речи? - догадалась я. А я еще удивлялась, как это он до сих пор не накостылял мне за такое отношение к его важной персоне.

- Да, мои воины ... после боя с демонами, поверили, что ты та самая дева, которая вернулась, чтобы повести нас в новую жизнь. Так что продолжай тянуть время, пока не представится благоприятный случай сбежать.

- Ты знал все это и потащил меня в столицу?

- А как ты хотела, чтобы я поступил? Это мое задание, и я выполнил его, - грубо бросил орк. Но я ощущала его недовольство и даже негодование. Вот только на кого: на меня или на себя? - А о чем ты думала, соглашаясь ехать с нами?

- Думала, что эльф...

- Спасет тебя? - рявкнул орк. - Вряд ли он так быстро придет в норму. Ург перестарался, выпытывая у него местонахождение амулета.

- Черт, - выругалась я и закрыла глаза. Как ни крути, а я попала. И что теперь делать? Если гном с эльфом не спасут меня, то, может, удастся сторговаться с Кедэсом? Вот только ... - Арад, как вы узнали, что мы пойдем через ваши земли? Кристл принял это решение в последний момент и, кроме нас троих, никто об этом не знал? - что-то нехорошее подозрение закралось в мою душу.

- Мы не знали об этом, нам сообщил Кедэс. Но думаю, он тоже не знал наверняка. Может, догадывался, - хмыкнул орк, а я ему не поверила. Не сходится задачка с ответом!

- А Кедэс сейчас в здесь?

      - Нет, он должен приехать, как только получит сообщение от нас. Но поскольку амулета у нас нет, то...

- Сообщение никто не отправит, - закончила я за орка. А он только кивнул.

Черт, значит, Кедэс может и не приехать! Тогда получается, что рассказ Арада о том, что оборотень вроде бы заплатил за мою жизнь - фикция.

- Я не соврал тебе, - словно прочитал мои мысли орк. - Кедэс заплатил за твою жизнь. Он сказал, что с эльфом едет женщина, которая ему нужна и заплатил, но ни он, ни мы не знали, что ты и дева - это...

- Это не я.

- Пусть об этом узнает как можно меньше орков.

- Черт, вот влипла! - возмутилась я. И тут меня осенило: - А почему сначала при встрече вы хотели убить меня? Ведь хотели?

- Не мы, а Ург.

- Это тот, кого я...?

- И зря. В его лице ты обрела очень опасного врага, который не простит тебе такого унижения и найдет способ поквитаться. Так что оглядывайся как можно чаще.

- Арад, а кого я обрела в твоем лице? - спросила я, и мой голос предательски дрогнул.

Орк смотрел на меня и молчал, а я со страхом ждала его ответа. Слишком многое нас с ним связывало, и слишком много он знал обо мне. Арад легко мог меня спасти, но мог и погубить.

Орк тяжело вздохнул и тихо произнес:

- Не знаю, девочка, не знаю. Я чту традиции, но понимаю, что время не стоит на месте. Пришла пора меняться. Орки вымирают, деградируют... еще несколько столетий - и от нас останется кучка недоразвитых тупиц, которые по поводу или без повода будут хвататься за меч. Наши дети больше не читают и не пишут, они знаю только войну и оружие. Мы начинаем забывать нашу историю. Мы не способны ничего создавать, мы может только разрушать и пользоваться чужим. Вокруг себя мы сеем только страх и боль. Я воин, но моя душа болит и стонет. Этот город заставил нас по-другому взглянуть на мир и нашу жизнь в нем. Он изменил многих из нас, но не всех.

- Вождь? - догадалась я.

- Да, мой брат... Ему не нужна новая дева, ему не нужны перемены. Власть, могущество, повиновение - вот все, что ему нужно. Приход девы означает конец его правлению. Поэтому Ург и хотел убить тебя.

- Думаешь, вождь приказал ему?

Орк кивнул.

- Ург правая рука вождя. Так что сделай все, что сможешь, чтобы мой брат поверил тебе.

- Он не поверит, - грустно вздохнула я, отворачиваясь от орка и глядя на белый город, но вот былой радости и воодушевления я больше не испытывала. Я уже ничего вокруг не замечала. - Он не поверит, не захочет поверить, чего бы я не делала. Я - угроза для него, а значит, меня надо уничтожить.

Я услышала, как скрипнули зубы орка. Он знал, что я права. Черт, из огня да в полымя. Когда мы с гномом придумывали этот опасный план и хотели, чтобы орки приняли меня за деву, то совсем забыли о такой мелочи, как измыслить, что мне делать, когда орки поверят и действительно примут меня за деву. Мы догадывались, что эльфа будут пытать, но никак не ожидали, что будет все так плохо. Сколько ему теперь понадобится времени, чтобы восстановиться? Найдут ли они этот город? Успеют ли спасти меня? Почему-то я абсолютно не сомневалась в том, придут ли они за мной... Придут! Вот только когда. Буду ли я еще к тому времени жива. Смогу ли я так долго дурачить вождя.

      - Арад, а твой брат умный?

- Он очень злой и властолюбивый, а еще ужасно подозрительный и мстительный.

- Значит, он никогда и ни за что не расстанется с властью, даже если ваша дева встанет со своего золотого трона, покинет гробницу и будет потрясать перед ним своими костлявыми руками и светить лысым черепом. Правда, он не совсем еще лысый, кое-где патлы остались.

Я оглянулась на орка и увидела два черных блюдца вместо глаз.

- Ты нашла ее гробницу? Так вот откуда у тебя эта вещь? - хрипло спросил он, уставившись на мою руку. - Ты взяла, взяла...

Черт, так вот что вызывало у него сомнения. Он вроде бы и понимал, видел, что я обычная девчонка и никакая ни дева, но наличие этого когтя его смущало. Знала бы, что так выйдет, выкинула бы к ядреной бабушке куда-нибудь подальше в кусты. Я сглотнула и пошла в наступление.

- И нечего на меня так смотреть. Я не какая-то там расхитительница гробниц! Я случайно свалилась туда, а когда вылезала из гробницы, воспользовавшись троном, она схватила меня и на память оставила этот коготь прямо в моей ноге! - я уже почти кричала, а орки с опаской оборачивались на нас.

- Кто? Кто схватил? - ошарашено прошептал орк.

- Да, дева ваша. То есть ее мумия, будь она неладна.

      - Не может быть, - прошептал Арад, и могу поклясться, что в его голосе я уловила нотки страха. Он даже отодвинулся от меня, насколько это было возможно, сидя в одном седле.

- Да что, черт возьми, такое? - процедила я сквозь зубы, сама немало испугавшись вида орка и возможных последствий от моих неосторожных признаний. Ведь предупреждал же меня гном, чтоб держала язык за зубами. Так нет, разоткровенничалась, блин! Надо хотя бы про грот и кольцо молчать, а то точно прикончит и прямо здесь.

Я и не заметила, как дорога привела нас на большую площадь, на которой уже толпились орки. Тут их было никак не меньше пары сотен. Но почему-то сейчас они не выглядели страшными воинами, которые строят мосты из костей и развешивают трупы врагов на воротах, они напоминали оборванных, голодных, замученных крестьян, которые только что вернулись с полей, где горбатились под палящим солнцем весь день.

Толпа молча взирала на нас, пока мы въезжали на площадь. Никто уже не кланялся, но все смотрели только на меня, и от их взгляда меня бросало в дрожь и коробило. В их глазах было столько веры и надежды, что мне стало их жаль. Как теперь этим людям, то есть оркам, которые ждут свою деву, сказать, что я - это не она. Да они разорвут меня голыми руками!

Вдруг толпа расступилась, и вперед на огромном пегом скакуне выехал здоровенный орк. То, что это создание и есть вождь собственной персоной, мне было понятно сразу же. Позади вождя ехал Ург. Интересно, и как он там оказался? Хотя после нападения демонов, я его больше не видела. Правда, я и сама старалась не попадаться лишний раз ему на глаза. От греха подальше. Похоже, эта сволочь уже наговорила вождю немало 'лестного' в мой адрес.

Я смотрела на вождя, стараясь не только не показывать своего испуга, но и выражать королевское величие и надменность. Не думаю, что у меня это хорошо получалось, потому что и вождь, и Ург ехидно разулыбались.

Арад спрыгнул с коня и легко снял меня, потом поклонился мне и тут же отошел в сторону на пару шагов. А вот мне захотелось, чтобы он встал передо мной и закрыл мою тощую фигуру ото всех этих страждущих и жаждущих созданий. Но теперь я осталась стоять перед орками в одиночестве и совершенно беззащитная. В одном черном перекроенном плаще Арада с небольшим кинжалом на поясе. От осознания незавидности собственного положения и охватившего меня страха рука сама легла на рукоять кинжала, хотя я и понимала, что это больше, чем просто глупо. Противопоставить этой орде мне было нечего, кроме своей изворотливости и изобретательности, как и сказал Арад. Что ж, придется вспомнить все, чему меня учили в театральном кружке. Как говорил наш любимый преподаватель, чтобы быть искренним нужно полностью вжиться в роль. Если я тут почти богиня, надо и вести себя соответственно, как богиня. Вот только знать бы еще, как быть этой самой богиней.

Я оглядела собравшихся орков. Черт, чего ж их так много? Просто сотни и сотни просящих, ждущих глаз. Они, что серьезно надеются, что придет дева и их жизнь сама собой тут же измениться? Что теперь не нужно будет страдать и работать и с небес посыплется манна? Что им всем сразу же станет хорошо и легко? Но глядя на эти горящие надеждой лица, я поняла, что орки именно этого и ждут от своей девы. Они собрались все свои проблемы свалить на мои хрупкие плечи. Ага, счас!

Я разозлилась. Разозлилась так сильно, что меня аж затрясло. Я перевела взгляд на довольного вождя. Не знаю, что отражалось в этот момент на моем лице, но улыбка на физиономии орка погасла, и теперь он, сдвинув брови, хмуро взирал на меня сверху вниз. Это как же нужно было довести свой народ, что он уже разочаровался в собственных силах, способностях и возможностях. Они столько лет ждут чуда, которое так легко могут сделать собственными руками!

Вождь спрыгнул с коня и едва его ноги коснулись земли, как все орки преклонили колено и низко склонили головы. Я не стала оглядываться и проверять, все ли приняли эту раболепную позу. Чувствовала, что стоять остались только мы с вождем.

Я с ненавистью смотрела на вождя, из последних сил стараясь взять себя в руки и успокоиться. От моих усилий сейчас зависела моя жизнь, да и судьба орков, как бы глупо это ни выглядело.

- А ты, вождь, не собираешься поприветствовать меня, - собрав все свое мужество в кулак, тихо произнесла я, не спуская глаз с орка.

Мало сказать, что мое нахальство удивило его. Его глаза округлились, и он просто ошалел от такой наглости. Он открыл рот, потом закрыл его и глупо захлопал длинными ресницами. А я продолжала улыбаться, ехидно взирая на его ступор.

- Не зарывайся, девочка, - прошипел он, как змея. - Знай свое место.

Черт, так просто его не проведешь, но у меня есть хороший стимул - моя жизнь. Поэтому я выложусь на полную и не позволю страху взять надо мной верх.

- Уж не забыл ли ты с кем разговариваешь? - рявкнула я и сделала шаг к орку. Теперь мне пришлось задрать голову еще выше.

Вождь положил руку на рукоять меча, а я только хмыкнула в ответ.

- Думаешь, все эти... - вождь обвел рукой коленопреклоненных орков, - склонились перед тобой? Нет, девочка, они встречают меня, своего вождя!

Я лихорадочно пыталась вспомнить, как этого урода зовут, но кажется Арад забыл мне сообщить такую важную для меня вещь или я просто не обратила на это внимание.

- Орки почитают меня, - вождь ударил себя кулаком в грудь, - меня, Агрия, за бога и покровителя!

О, как вовремя!

- Агрий, - я сделала еще один шаг к орку. - А, может, спросим у них? Как думаешь, что они ответят? Полагаешь, что они выберут опостылевшего, зажравшегося вождя или меня, ту, что обещает им спасение и освобождения из твоих грязных лап?

Я видела, как смуглое лицо орка побелело, как желваки заходили на его скулах, когда он стиснул зубы от бушевавшей в его крови злости. Я уже почти ощущала холод стали его меча на своей щуплой шее. Но орк все же смог успокоиться и взять себя в руку. Он ехидно улыбнулся мне и прошептал:

- В этот раз последнее слово осталось за тобой, - орк нагнул ко мне свою физиономию, и я почувствовала его зловонное дыхание. - Но не думай, что так будет и завтра. Ты сделаешь ошибку, и тогда те, на кого ты так надеешься, сами разорвут тебя на куски, когда поймут, что ты обычная, наглая, человеческая девчонка, а не дева, несущая им спасение.

- А ты представляешь, - я ткнула в грудь орка золотым когтем девы, тем самым заставляя его, наконец, отодвинуться от меня - иначе меня просто стошнило бы от этого запаха, - что они сделают с тобой, если ты ошибся? Если я и есть дева?

- Посмотрим, - процедил сквозь зубы вождь. - Орки! - вдруг крикнул он, а я подпрыгнула от неожиданности. - Орки! Возрадуйтесь! Наконец, пришло время, и наша дева вернулась! - Я едва удерживала надменное выражение лица, хотя мои глаза так и норовили округлиться от удивления. - Теперь наша жизнь изменится! - продолжал радостно вещать вождь. Он ходил между орками и махал руками. - Больше не будет нападений демонов! Больше не будет засухи! Наши урожаи снова станут богатыми, а мы - сытыми! Наши дети перестанут умирать от болезни! - Вот же сволочь! Я продолжала улыбаться, а сама крепко сжала кулаки. Так вот что он мне приготовил? Теперь будет винить меня во всех бедах, скотина! - Теперь наши жены снова станут плодовитыми, а мужчины - сильными! - Ага, в этом я как раз и смогу помочь, дебил! - Наш скот станет многочисленным, а наши враги сдохнут нам на радость! Наша дева даст нам столько сил, что мы будем жить долго, как когда-то жили наши предки! Мы не будем больше умирать молодыми! - Япона мать! Вот же мразь! - Теперь дева не покинет нас! Так давайте воздадим ей почести! Проводим ее в дом, который мы столько лет хранили в неприкосновенности, как она завещала нам. И будем готовиться к пиру! Отпразднуем наше возрождение! Возрождение орков, самой сильной и могущественной расы в мире! - Мне конец!

Орки повскакивали с мест и стали орать, как бешеные. Хорошо хоть, ко мне близко не подходили. Наверное, потому что рядом уже стоял Арад и его люди, защищая меня от слишком вдохновленных речью вождя подданных.

- Ну и сволочь же твой братец, - шепнула я Араду. - Почему вы так долго его терпели? Давно бы свергли и поставили другого.

- Ты запретила это делать, - усмехнулся Арад.

- Я?

- Да, дева. Вождь, в твое отсутствие...

      - Почти что бог? - перебил я орка.

Он только кивнул.

- Что ж. придется как-то сбить с него эту корону.

- Это будет трудно, - прошептал орк и нагнулся ко мне ближе. - Сейчас ты должна будешь войти в жилище девы.

- И что в этом необычного? Там какие-то ловушки?

- Дверь, - еще тише произнес орк.

- И что с ней не так?

- Только дева могла ее открыть.

- Япона мать! И что она делала?

Но Арад не успел ответить, к нам уже быстро приближался Агрий.

- Моя богиня! - вождь раболепно взял меня за руку. - Мы все сохранили, как ты и говорила.

Вождь потянул меня к видневшемуся в конце площади большому белому зданию с колонами. Орки шли за нами. Они радостно смеялись, переговаривались и даже обнимались, но чем ближе мы подходили к зданию, тем тише становилось за моей спиной. Теперь орки только перешептывались, но до меня не долетали их слова. Я смотрела на массивную дверь без ручек и замков. Похоже, эти двери открывались при помощи магии. Вот и спета моя песенка. Не думала, что это будет так быстро.

Я оглянулась на Арада. В его взоре было сочувствие и беспокойство. Зато вождь радовался. Он не затыкался, все время рассказывая, как они ждали моего прихода, как готовились к нему, как выполняли все мои заповеди и пожелания.

Мы подошли к зданию. К дверям вели широкие мраморные ступени, по краям которых стояли прекрасно выполненные скульптуры каких-то зверей. Я таких в своей жизни еще не видела. Статуи были выполнены так искусно, что казалось, звери вот-вот оживут, стоит только прикоснуться к ним. Мои ноги сами направились к ним. Эти животные напоминали то ли огромных собак, то ли небольших медведей. Они сидели на задних лапах, их огромные глаза с какой-то тоской смотрели на меня. Я подняла руку и погладила зверя между острыми ушами. Мрамор оказался теплым на ощупь. Наверное, нагрелся на солнце. Не знаю, что меня дернуло обнять это каменное изваяние за шею. Потом я повернулась ко второму зверю, погладила и обняла его. Скорее всего, я подсознательно тянула время или все же каким-то странным образом эти твари меня манили к себе.

Орки притихли за моей спиной. Они остановились в нескольких метрах от лестницы, а рядом со мной стояли только вождь и Арад. Но сколько не обнимайся со статуями, идти дальше придется. Я стала медленно подниматься по ступеням. Они были так хорошо подогнаны, что казалось, были сделаны из цельного куска мрамора. Чем ближе я подходила к дверям, тем страшнее мне становилось. Это зачем же такие огромные двери делать? Словно, в храме. А может это и был храм? Храм девы. Она что, жила прям в собственном храме?

- Я жила здесь раньше? - остановившись на ступенях, спросила я, хмуро глядя на вождя. Потом перевела взгляд на Арада. В его глазах я заметила облегчение. - Вождь, что ты задумал? - громко произнесла я. Орки внизу зашумели.

- Я думал, дева хочет посетить свой храм и вознести молитву за наше будущее, - ехидно улыбаясь, сказал орк.

- Молитву? - прошипела я. - Сейчас? В это время?

- Но... но... - кажется, вождь растерялся, а орки загалдели еще громче. - Я думал...

- Тебе не стоит больше думать, - резко бросила я. - Теперь будешь просто исполнять то, что я скажу!

Орк глядел на меня с таким бешенством в глазах, что я боялась, он не справится с эмоциями и разорвет меня голыми руками прямо тут и при всех. Он даже положил руку на рукоять своего меча.

- Веди меня к моему дому, - громко произнесла я и протянула вождю руку. - В этот раз я прощаю твою... оплошность.

- Да, дева, - просипел орк и так вцепился в мою ладонь, что кажется у меня хрустнули кости. Я едва сдержала крик боли. Но не успели мы спуститься со ступеней, как раздался крик полный страха. И на площади началось столпотворение: все что-то кричали и хаотично бегали. Я ничего не могла ни рассмотреть, ни понять. Арад встал передо мной с обнаженным мечом.

- Что случилось? - спросила я у его спины. Но не успел орк ответить, как до меня донеслись крики:

- Демоны! Демоны!

И тут же на площадь выскочило несколько темных, окутанных туманом фигур.

Глава 13

Площадь превратилась в хаотичную палитру звуков и движений. Крики и стоны орков, вой и рычание тварей, лошадиное ржание и топот каждые десять секунд перекрикивались бестолковыми приказами вождя. Орки метались по площади, как взбешенные псы в загороде, не зная, что делать - то ли нападать, то ли отступать, то ли прятаться. Воины наталкивались на мирное население, сбивая с ног стариков и отшвыривая женщин, которые старались спрятать и уберечь своих детей от тварей и от длинных острых мечей, которыми воины размахали из стороны в сторону, скорее лишь создавая видимость сражения, нежели совершая попытку оградить население от опасности.

Вскоре на площади остались только воины Арада, которые вытянулись нестройной цепью перед десятком туманных тварей. Воины вождя, да и сам вождь теперь стояли на ступенях храма за моей спиной. Блин, нашли убежище. Трусы!

Неужели непонятно, что Араду и его людям не справиться с таким количеством тварей. Мы тогда против троих не выстояли, а сейчас их точно не меньше десятка. Я сжала рукоять своего меча и сделала шаг вперед, но вождь схватил меня за руку.

- Не лезь. Они от тебя мокрого места не оставят, - пробурчал он.

- Ты посмотри, какая забота, - процедила я сквозь зубы. - Что ж сам не выйдешь вперед? Кишка тонка?

- Им нужны жертвы. Сейчас они возьмут их и исчезнут. Всегда так было.

Я выдернула руку из лап вождя и двинулась к Араду. Сама не знаю, что меня толкнуло, но я прошла мимо воинов и встала впереди них, глядя на замерших на площади тварей. Они не нападали. Они просто стояли и смотрели. На меня, блин, смотрели!

- Уходите! - властно произнесла я. - Вы больше не получите своих жертв!

Твари не двинулись с места и никак не показали, что мои слова дошли до них. Только одно из туманных созданий вышло чуть вперед, потом задрало голову и так протяжно и жалобно завыло, что мое сердце пропустило один удар, а под лопаткой так запекло, словно туда приложили раскаленное железо. Мне было больно до слез, которые тут же хлынули из моих глаз.

- Уходите, - то ли сказала, то ли простонала я. - Прошу, просто уходите.

Представьте мое удивление, когда эти твари действительно испарились с площади, быстро растворяясь в лабиринте улиц и белых зданий.

Я все еще кожей ощущала какой-то неприятный холод этого отчаянного воя, а орки уже стали возвращаться на площадь. Руки так дрожали, что я едва смогла засунуть меч в ножны.

Да, твари остались сегодня без своей добычи, за которой пришли, но хаотичное бегство и беспорядок оставили после себя немало жертв. Орки плакали и стенали над погибшими и ранеными, воины выглядели растерянными, и только вождь был спокойным и довольным. Интересно, и чему он так радуется?

Не спуская взгляда с довольной физиономии орка, я поднялась по ступеням к дверям храма и остановилась напротив вождя. Только открыла рот, спросить о причине его довольного вида, как из толпы раздались возгласы:

- Дева, почему ты не защитила нас?

- Чем мы провинились перед тобой?

Ну, нифига себе заявочки?!

Пока я, ошалело моргая, пыталась найти ответ, вождь спустился со ступеней и встал перед толпой.

- Успокойтесь, орки, - он поднял руку вверх, затем повернулся ко мне. - Дева! Ответь нам, дева! Зачем ты навела на нас демонов пустыни? Разве мы не следовали всем твоим законам? Это так ты отвечаешь на нашу любовь и преданность?

Ах, ты ж мразь! Так вот почему твоя рожа была такой довольной! Думаю, что и эти возгласы из толпы ты сам и подстроил. Пытаешься обвинить меня? Ага, не на ту напал, сволочь! А вождь дальше распылялся и заводил и без того встревоженный народ. Если я его сейчас не заткну, то буду виновата не только в нападении демонов, но и в самом факте их существовании.

Орки уже галдели и шумели так, что голоса вождя было не слышно, но я хорошо видела его ехидную улыбку.

Я подняла руку, призывая к тишине.

- Орки! Разве демоны убили сегодня кого-то из вас? Разве они забрали кого-то из ваших родных и близких?

- Нет, - раздались нестройные возгласы.

- Тогда в чем вы обвиняете меня? В том, что я прогнала демонов, не позволив напасть на вас? В том, что спасла вас? Или в том, что ваш вождь не смог справиться с паникой и хаосом, который вы тут устроили? - я смотрела на сбившуюся кучу перепуганных орков, не понимая, чем это стадо овец может наводить ужас на остальные расы. Неужели только нечеловеческой жестокостью отдельно взятых индивидуумов? Интересно, а если, мягко говоря, изъять этих выродков из общего стада, орки смогут начать жить по-другому? Думаю, смогут, нужно только дать им нового вожака, и, кажется, я знаю, кто поведет орков дальше и кто даст им шанс возродиться.

- Дева, если ты вернулась, то не должна ли сейчас отправиться в пустыню, чтобы договориться с демонами? - продолжал гнуть свою линию вождь. - Может прямо сейчас, пока демоны не ушли далеко? - в глазах вождя загорелась надежда. Ага, бегу и спотыкаюсь! - Разве это не твоя первостепенная задача защищать нас?

- Агрий, ты будешь указывать мне, что делать? - рявкнула я.

- Что ты, дева, нет, я просто умоляю тебя защитить свой народ, - вождь приложил руку к груди, в его голосе было столько мольбы, что ему можно было бы поверить, если бы не пелена огненной ненависти в его взгляде.

- Демоны ушли. А сейчас у нас другая проблема, которую нужно решить.

- И что же это за проблема? - заискивающим тоном спросил Агрий.

Мне так и хотелось сказать: 'Ты', но я только улыбнулась орку и произнесла:

- Завтра я расскажу вам о ней. А сейчас я должна помолиться.

Я повернулась к дверям храма, соображая, как бы мне их открыть. Думаю, я найду там кое-какие ответы, ведь недаром дева закрыла храм от орков.

- Но дева... - взвыл за моей спиной вождь. Меня передернуло от злости.

Я медленно повернулась к замершей толпе, оглядела их всех и спокойно сказала:

- Демоны ушли и больше не нападут. Так что спите спокойно. Отправляйтесь по домам, а завтра приходите и вы услышите то, что так жаждете. Я научу вас, как жить по-новому. Это будет длинный и нелегкий путь, но вы с достоинством пройдете его, я уверена, - я улыбнулась оркам, игнорирую раскрасневшуюся физиономию вождя. - Вы, орки, великий народ, вы сможете начать новую жизнь без смертей, болезней и голода. Я покажу вам путь! Пришло время избавиться от пережитков прошлого, пришло время новых заповедей! Закон 'Око за око, зуб за зуб' пора заменить на иной - 'Возлюби ближнего своего, как самого себя'.

Орки молчали, затаив дыхание, ловили каждое мое слово, а я ощущала себя пророком, который вещает народу о приходе Мессии. И сейчас самое главное не пережать и вовремя остановиться.

- Возвращайтесь по домам и спокойно ложитесь спать. Это последняя ночь вашей старой жизни. С новым рассветом придет новая жизнь. Не нужно никакого праздника и пира. Мы устроим его позже, когда настанет время для этого.

Каким бы странным не казалось мне все это, орки зашевелились. Они тихо переговаривались между собой, подходили к ступеням храма, глядя на меня, прикладывали ладонь к груди, кланялись и покидали площадь. Толпа из нескольких сотен растаяла за считанные минуты. На площади остались только Арад со своим людьми и вождь со своей охраной.

Когда последний орк исчез из поля моего зрения, я перевела взгляд на недовольного вождя. Агрий просто кипел от негодования. Все пошло не так, как он планировал. Знай наших, урод! Я тебе еще устрою сладкую жизнь!

- Удалила свидетелей своего позора? - зарычал вождь не хуже демона. - Думаешь, обманула их сегодня, сможешь обмануть и завтра? - вождь стал медленно приближаться к лестнице.

- С чего ты взял, что я их обманула? Я сказала правду. Я знаю, как изменить вашу жизнь, и мы изменим ее, - я хотела добавить 'уже без тебя, козел!', но смолчала. Не нужно раньше времени раскрывать карты. Сейчас у меня другая проблема - дверь! И как она открывается, интересно? Должно быть что-то простое, легкое. Ведь дева не стояла возле дверей собственного храма полдня, пытаясь их открыть. Значит, нужно искать что-то незаметное, но лишнее. Но это легче сказать, чем сделать.

Я проигнорировала надвигающегося на меня вождя, заметив, что люди Арада стали между нами.

- Значит, предательство, - рявкнул вождь.

- Нет, защита, - не оборачиваясь к нему, ответила я.

Я стремилась попасть в храм не только для того, чтобы узнать что-то толковое, но и чтобы элементарно спрятаться. Здесь вождь не достанет меня, и я спокойно переживу эту ночь. Здесь я буду в безопасности, как нигде - сюда его люди не смогут проникнуть. К тому же у меня были большие планы на Арада и его отряд. А чтобы получить их беззаговорочную поддержку, мне нужно войти в храм. Поэтому я сейчас пялилась на створки дверей, с удивлением отмечая, что они сделаны из золота.

Чем больше я узнавала, тем больше понимала, что мумия девы не случайно выбрала меня. Она хотела, чтобы я нашла кольцо, чтобы я попала в ее гробницу и получила этот коготь, пусть и таким болезненным способом. Коготь. Он что-то должен означать. Говорили, что дева носила эту перчатку, не снимая. Вот и с меня этот коготь не слазит, значит, можно предположить, что свою миссию он еще не выполнил. А если это и есть ключ? Может, именно он открывает двери храма? Осталось только выяснить как.

Я подошла ближе к двери, с восхищением разглядывая искусно выполненную чеканку. Ветви виноградной лозы с сочными гроздьями ягод выглядели будто живые, они оплетали створки дверей по всему периметру. В середине створок были мастерски изображены образы двух девушек, несущих в руках большие амфоры. Над их головами кружили прекрасные птицы и бабочки. Девичьи голые ступни ступали по большим распустившимся цветам. Все было выполнено так виртуозно, что можно было разглядеть каждое перышко на золотых крыльях, каждую морщинку на чеканных лицах, каждую жилку на лепестках цветов.

Створки являлась зеркальным отражением друг друга. Там не было ничего необычного и лишнего. Створки дверей были так подогнаны друг к другу, что даже щели между ними не было заметно. Не знаю, что меня дернуло, но я подняла руку и дотронулась до стыка дверей.

- Проблема? - раздался над моим ухом ехидный шепот вождя. Я подпрыгнула от неожиданности. Надо же, я так увлеклась разглядыванием дверей, что подпустила врага к своей спине.

- Черт, - выругалась я сквозь зубы, когда мой коготь угодил в узкую щель между золотыми створками и теперь не хотел оттуда вылезать. Я осторожно повела пальцем вниз, пока не ощутила, как самое острие коготка за что-то зацепилось. Едва слышный щелчок прозвучал для меня волшебным спасительным аккордом. Дверь стала медленно открываться.

- Этого не может быть, - выдохнул рядом вождь. - Ведь только дева могла открыть... - впервые на его лице я заметила нечто похожее на испуг.

- Все еще сомневаешься? - хмыкнула я, но вождь уже смотрел на Урга, смуглое лицо которого стало почти белым.

- Нет, вождь, нет. Она самая обыкновенная, - причитал он, пятясь задом. - Это о ней говорил Кедэс, это она пришла с эльфом. Она самая обыкновенная.

- Дева открыла двери священного храма, - вдруг подал голос Арад. - Она доказала, что является нашей истиной девой-воином. Я подтверждаю это!

- Двери она открыла, но пусть теперь войдет в храм. Если она дева, то священный огонь не коснется ее, - рявкнул вождь.

Вот блин, еще одна ловушка!

Я повернулась к широко распахнутым дверям. В храме было темно, но в глубине огромного зала разгорался синий огонь, который уже побежал по стенам, медленно освещая огромное помещение. Зал оказался совершенно пустым, кроме стоящего возле дальней стены как раз напротив дверей большого золотого трона. А нет, еще по краям трона стояли треноги, в которых плясало огромное синее пламя. Чтобы подойти к трону, нужно было пройти между этими огненными цветками.

- Ну же, войди в свой храм, дева, - рявкнул вождь.

Я, сохраняя видимое спокойствие, переступила порог храма и, стараясь унять дрожь в ногах, проследовала к трону. Орки так и остались стоять у открытых дверей. Когда я подошла к треногам, пламя резко вспыхнуло, и я чуть было не отпрянула от него. Мне даже показалось, что жар коснулся моей кожи, но через мгновение огонь присмирел и теперь ласково и как будто весело танцевал в чугунных чашах, освещая все вокруг голубоватым светом. Я поднялась по мраморным ступеням на небольшой постамент и уселась на огромный трон. Черт, какой же он холодный! Я откинулась на его спинку и величественно положила руки на подлокотники. Так, и что делать дальше?

- Арад и Фол останьтесь, - властно произнесла я. - Остальные - свободны.

- Да, госпожа, - поклонился Арад и сделал осторожный шаг через порог храма. Он что, боится?

Как только названые мной орки вошли в храм, дверь начала медленно закрываться. М-да, надеюсь, я смогу открыть ее с этой стороны.

Створки тихо закрылись, и мне показалось, что мои орки еще больше побледнели, а, может, это синее пламя откидывало на них бледно-голубые блики.

- Арад, как долго ты еще будешь терпеть правление своего брата? - спросила я, как только Арад и Фол перестали осматриваться по сторонам и уставились на меня.

Фол от моих слов даже хрюкнул. По-моему, они не ожидали такого поворота событий, но сейчас слишком много зависело именно от Арада.

- Ты же видишь, что Агрий ведет орков к гибели! Куда ты смотришь? Чего ждешь? На что стала похожа ваша раса? Где гордость, смелость и честь орков? Что это за толпа оборванных и перепуганных овец? Долго ты собрался наблюдать, как гибнет некогда великая раса?

Арад опустил голову, а вот Фол во все глаза пялился на меня, открыв рот от удивления.

- Они не восстанут против Агрия, - тихо произнес Арад. Если бы я не ждала от него ответа, то, наверное, и не услышала бы его тихого, сдавленного голоса.

- Прекрати мямлить! Ты будущий вождь орков!

- Они не восстанут! - рявкнул Арад.

- Восстанут! - я встала с трона. - Они восстанут, - уже спокойнее произнесла я, глядя на притихших орков сверху вниз. - Они восстанут. Я подниму их! Завтра я подниму их, а ты возглавишь. Ты и твои люди. Хоть в этих орках ты уверен?

- Я не...

- Да, - перебил Арада Фол. Молодой орк даже вышел вперед. - Мы все пойдем за ним.

- Фол, - с укоризной произнес Арад.

- Отец, хватит. Это твой долг.

- Отец? - удивлено спросила я.

- Да, - гордо выпятив грудь, Фол улыбнулся, - он мой отец.

- У тебя хороший сын, - усмехнулась я, а Фол смутился. - И не только он поддерживает тебя. Ты будешь не один бороться против Агрия и его людей. Я тоже буду с тобой. Теперь иди и подготовь своих воинов. Утром они должны будут выловить людей Агрия в толпе. Тот точно попытается поднять бунт против меня. Пусть твои люди нейтрализуют их до начала этого безобразия.

- Думаешь, у нас получится? - неужели в голосе орка я услышала искру надежды.

- Уверена. Выполни свою часть работы, а я выполню свою. Пришло время все менять. Так что начни прямо сейчас. С себя. Поверь, что ты сможешь это сделать, и тогда тебе поверят остальные.

      Когда орки ушли, (кстати, дверь открылась сама, как только орки подошли к ней), я осталась одна. Спать мне не хотелось, а вот пообедать я была бы не прочь, да вот никто не предлагал. Я прошлась по залу, разглядывая красивые барельефы на стенах. Кажется, здесь представлены те, кто некогда построил этот город. Правда, я не поняла, почему тела этих великолепных мужчин и прекраснейших женщин были покрыты голубой эмалью... может, дань моде, а может они действительно были голубыми. Я хихикнула, и мой голос отразился от голых стен. Интересно, что дева тут делала? Пусто, неуютно, даже почитать нечего. Да и спать тут негде, разве что в кресле скрутиться в три погибели. Наверное, она тут проводила немного времени. Может, действительно молилась, а может, пряталась от орков.

Только еще одна проблема нарисовалась: как я узнаю, что уже утро? Здесь ведь ни одного окна нет! Да и часов у меня как-то тоже не обнаружилось. Надо было попросить орков разбудить меня, пусть бы в дверь постукали, что ли.

Я уселась на трон, и решила обдумать мою завтрашнюю речь, как меня разбудил стук в дверь. Черт, и когда я успела заснуть?! Я еле вылезла с трона, разминая затекшие мышцы. Как бы еще привести себя в порядок? Даже умыться негде. Черт, ну что за храм такой!

Я одернула плащ, кое-как расправила лохматую шевелюру. Только я подошла к дверям, они тут же начали сами медленно открываться. Интересно и кто же меня побеспокоил? За порогом было темно, значит, до рассвета еще далеко. Что-то случилось? Черт, и как я не подумала? А если это воины Агрия? Они же могут напасть на меня прямо тут. И когда я уже стала пятиться назад вглубь зала, надеясь, что как только я отойду на достаточное расстояние, двери сами закроются, я услышала шепот Фола:

- Госпожа, это я, - громко зашептал орк. - Отец передал тут вам.

- Заходи.

В двери впорхнула молодая девушка, то есть орчиха. В руках она держала большую тарелку с разной снедью, а на плече свисало что-то похожее на одеяло.

- Госпожа, вот возьмите. Это все, что мы можем вам предложить. Не разгневайтесь, - едва слышно пролепетала девушка, но я ее даже не слушала, голодная слюна заполнила мой рот, и я могла просто-напросто подавиться от созерцания мяса, каких-то овощей и запаха свежевыпеченного хлеба.

- Ты моя спасительница, - улыбнулась я девушке, выхватывая у нее из рук поднос. Ох, и тяжелым он оказался. Хорошо, что орчиха не отпустила его сразу, а то свой ужин я собирала бы с пола. Фол легко выхватил тарелку, не зная, что с ней делать и куда нести.

- Давай к трону. На него и поставь.

- Госпожа, я не пройду пламя.

- Вот черт, забыла. Тогда там рядом на полу и поставь. Я дальше сама разберусь. Как у вас дела? Что Агрий? - спросила я и покосилась на девушку.

- Это моя сестра, - молодой орк правильно понял мой взгляд. - Мы охраняем храм, но Ург и остальные все время вертятся рядом.

- До рассвета далеко?

- Нет, еще часов пять.

- Что ж, осталось продержаться недолго. Жду утром, - повелительно махнула я рукой и орки тут же скрылись за дверями.

Может, и стоило с ними еще поговорить, но мне так хотелось жрать, что не осталось никаких сил терпеть. Я накинулась на еду, как оголодавший вампир, откусывая сразу от всех кусков, и не успевая пережевывать. В небольшом кувшине оказалось... молоко. Фу, ненавижу! Лучше бы просто воды принесли. Хорошо хоть фрукты оказались достаточно сочными.

Пока я ужинала, сидя на полу и в очередной раз оглядывая этот зал, меня посетила мысль, что не могла дева пропадать тут днями безвылазно, не имея ничего похожего на кровать и туалет. Наверное, я просто плохо искала.

Я решила обойти весь храм снова, но теперь уже не рассматривать фрески и рисунки, а ощупывать стены на предмет потайной комнаты. Ну, должна она тут быть! Я не верю, что...

И я ее нашла. Прямо за троном оказалась интересная фреска, которая сначала не привлекла моего внимания. К тому же, там было темно, и, если бы я не искала целенаправленно, то и во второй раз могла бы все проворонить. Эта фреска изображала дверь, которую открывала улыбающаяся девушка. Просто? Куда уж проще. Это тоже самое, если на дверях написать 'Вход'. Я снова прибегла к своему когтю, вот только никак не могла найти, куда его всунуть, чтобы открыть эту нарисованную дверь. Почувствовала себя прям папой Карло или Буратино.

Я ощупывала нарисованную дверь сантиметр за сантиметром. Пока до меня не дошло. Я даже стукнула себя по лбу. На месте изображения замка я обнаружила маленькую дырочку, в которую тут же ткнула своим когтем. Дверь открылась совершенно бесшумно, и тут же на стенах загорелись синие факелы.

- Япона мать! - взвыла я от удивления. - Вот это да!

Комнатка была ну совсем небольшой. На глаз так где-то метров сто квадратных. Посредине комнаты нечто наподобие джакузи с природным гейзером, который и сейчас бурлил, заполняя центр комнаты голубоватым паром. Я даже зачесалась, так захотелось принять теплую, нет, горячую ванну. Возле стены стояла кушетка, какие показывают в кино про римлян. Возле кушетки небольшой мраморный столик с книгами, свитками и какими-то табличками. Кажется, и почитать будет что. У другой стены располагался шкаф с полками, на которых стояли разные кувшины. А чуть дальше был небольшой фонтанчик. Думаю, с питьевой водой.

А неплохо дева устроилась!

Я быстро разделась и стала спускаться по мраморным ступеням в ванную. Вода была действительно горячей и распространяла вокруг приятный аромат. Я уселась на последнюю ступеньку и закрыла глаза от блаженства. Кайф! Не знаю, сколько времени я отмокала и нежилась. Кстати, возле ванны на полу я обнаружила кучу мелких баночек с мазями, гелями, цветными ароматными жидкостями. Короче, мазалась, мылилась и обтиралась я всем подряд. Потом вылезла из воды и пошлепала босиком к шкафу. Интуиция меня не обманула. Там была одежда: платья. Все белые, одинакового покроя и фасона. Ох, и хитрая штучка была эта дева!

Одевшись, я улеглась на кушетку и взяла первую книгу. Ну, кто бы сомневался! Этот язык я не знала, но все же перелистала всю эту книгу и все остальные, но ничего, что я могла бы прочитать так и не нашлось. Я долго лежала на кушетке без сна, глядя в белый потолок, на котором весело танцевали синие всполохи от огня. Я думала, что и как скажу оркам, какие слова следует подобрать, чтобы они поняли, что так жить больше нельзя, а потом поняла, что подготовиться к этому нельзя. Только глядя в их глаза, полные надежды и веры в меня и мое всемогущество, я смогу найти эти слова. Легко убеждать и подталкивать того, кто и сам готов идти. Главное, задать ему правильное направление.

Меня разбудил не просто стук в дверь, а такой грохот, словно кто-то собирался вынести эти двери. Я поднялась в тронный зал. Скорее всего, будили меня уже не один час, иначе бы двери сейчас не дрожали под натиском ругающихся орков. А ругаются-то как громко! Похоже, голос Агрия громче всех раздается.

- Дева бросила нас! - истерически вопил вождь. - Она исчезла и снова закрыла храм! Она обещала помощь, но бросила нас.

- Вот же сволочь! - прошептала я. Затем вернулась в комнату, быстро умылась и переоделась: натянула одно из платьев девы, а сверху накинула плащ Арада, который подпоясала ремнем.

Выйдя из потайной комнаты, я проверила, чтобы дверь плотно закрылась.

- Агрий, ну я тебе сейчас устрою! - процедила я, и когда подошла ближе к дверям, они стали медленно открываться. Орки притихли, и теперь снаружи не доносилось ни звука. - Агрий, ты прервал мою медитацию! - с раздражением произнесла я, когда в дверях показалась огромная фигура орка. - Я сказала, что выйду к вам, зачем ты решил разнести мой храм?

- Но... но уже утро, - скрипя зубами, произнес вождь. Интересно, он действительно надеялся, что я исчезну из города? Видя его недовольный вид, скорее всего, так и есть. Поэтому он так громко распинался под дверями храма, рассчитывая на мое отсутствие. - Мы испугались, что с тобой, дева, что-то могло случиться.

- Например? - хмыкнула я. - Ты думал, что меня кто-то похитил? Или я снова бросила вас? Или ... еще что-то?

- Нет, нет, я просто... - замялся вождь, а я уже оттеснила его от входа в храм, куда орк все время норовил заглянуть. И что он там надеялся увидеть?

- Агрий, - прищурив глаза, я посмотрела на орка. - Чего тебе надо?

Я совсем не выспалась и теперь едва держала глаза открытыми, стараясь не зевать во весь рот. Да и речь, над которой вчера думала, совсем вылетела из головы. Мне бы сейчас кофе выпить, поваляться в кровати еще хотя бы с полчасика, да с мыслями собраться, а не разбираться с этим придурком, у которого руки так и чешутся меня придушить. Вон как кулаки сжал.

- Завтра уже наступило, - с наглой улыбкой сказал вождь.

- Это я вижу. Но скажи мне, почему я не вижу на площади орков.

- Как же, дева, вон они и ждут тебя, - махнул рукой вождь.

- Эти два десятка? А где остальные?

Кажется, Агрий начал грязную игру. Скорее всего, он так запугал свой народ, что те решили не приходить на площадь. Или он держит их где-то взаперти. Интересно, а где Арад и его воины? Надеюсь, они живы. Я нахмурилась.

- Остальные орки работают. Чтобы выжить, мы должны много работать, - ехидно сказал Агрий.

Я уже хотела ему ответить, как вдруг до нас донесся какой-то подозрительный шум и крики со стороны прилегающих к площади улиц.

- Что это? Нападение? - спросила я, обратив внимание на то, как напрягся орк.

Из улочки появилась группа вооруженных орков. Они явно от кого-то убегали, постоянно оглядываясь. Неужели, демоны снова напали? Я схватилась за рукоять своего меча. Но вслед за этими орками выехал всадник, и я с облегчением узнала в нем Арада, за которым шли местные жители. С противоположной улочки выехал Фол, за которым тоже шли орки. Со всех прилегающих к площади улиц выходили орки с людьми Арада. Зря я о нем плохо подумала!

- Значит, работают орки, - хмыкнула я, глядя на побагровевшего вождя. - Наверное, они решили сделать перерыв.

Площадь быстро заполнялась орками. Я видела, что многие смотрели на вождя с неприязнью и злостью. А это было мне на руку. Агрий даже не понимал, насколько облегчил мою задачу. Жажда перемен давно уже тлела в душах орков, осталось только немного плеснуть керосинчику, чтобы это пламя выросло и сожгло, просто-таки уничтожило последние преграды на пути к свободе и новой жизни. Что ж, я и выступлю этим керосином. Как говориться, из искры да возгорится пламя.

- Орки! Гордый и величественный народ! - громко произнесла я, глядя на этих изможденных нелегкой жизнью созданий. - Я благодарна вам, что вы пришли на эту площадь, несмотря на вашу тяжелую работу и ... внезапно возникшие препятствия, - я бросила взгляд на вождя. - Я хочу спросить вас, все ли орки здесь? - орки загалдели, но расслышать хоть что-то и понять, я так и не смогла. Да это и не нужно было. - Я хочу, чтобы сегодня, здесь и сейчас, на этой площади присутствовали все орки от мала до велика, от несмышленого младенца до умудренного жизнью старца. То, что я скажу, сохраните в ваших душах и умах, чтобы передать вашим детям и детям ваших детей, - я стояла на ступенях храма, и мой голос неестественно громко и властно звенел, заполняя каждый уголок площади. Я видела сотни устремленных на меня глаз, в которых загорался огонек надежды. Орки готовы были слушать, и они ловили каждое мое слово. Сейчас ничто, даже нападение демонов, не способно было разогнать их по домам.

Вождь спустился вниз и теперь стоял перед храмом в самом первом ряду, а рядом с ним стояли его люди. Но и воины Арада были поблизости, готовые в любой момент защитить меня. Сейчас мне могла угрожать лишь выпущенная умелой рукой стрела, но насколько я успела узнать, орки не пользовались луком. Так что я набрала побольше воздуха и собралась показать все свое красноречие. Это был мой первый в жизни переворот, но я современный и хорошо образованный человек, много прочитала исторических книг и пересмотрела фильмов, хорошо учила историю в школе и институте, и знала, пусть только в теории, как происходит смена власти. Главное, правильно прочувствовать настроение людей и сказать то, что они давно хотят услышать, точно подобрать слова, а остальное, как говориться, дело техники.

- Орки, я снова пришла к вам. Я вернулась для того, что бы сказать: пришло новое время! Пора менять свою жизнь! Хватит прозябать в нищете и болезнях. Когда-то давно я привела вас в этот город, чтобы вы смогли увидеть, какой бывает оседлая жизнь, какими бывают города, и как хорошо иметь свой дом. Но этот город не ваш! Не вы его построили, спроектировали, выстрадали! Поэтому вы не имеете права жить здесь! Пора построить свой собственный город, город орков, который покажет всю вашу мощь, величие и славу! - ободряющий крик поднялся в толпе. - Вы должны найти хорошее место для своего города с плодородными землями и водой, чтобы ваши урожаи стали богаче, и вы навсегда забыли, что такое голод и плач голодных детей. Постройте такой город, который ваши дети и внуки смогут назвать своим домом. Не стремитесь к красоте и излишеству, постройте его таким, чтобы вам в нем было уютно.

- Дева! Ты хочешь выгнать нас из этого города! - вдруг завопил вождь и несколько отдельных голосов поддержали его. Надо же, проснулся, а я все думала, когда он начнет свое показательное выступление. - Ты снова хочешь превратить нас в кочевников? - И чем это недоразумение только слушает?

Я посмотрел на вождя и улыбнулась.

- Разве я говорила об этом? Разве я говорила, что вы должны скитаться? Я хочу, чтобы вы построили свой город, с широкими улицами, с высокими стенами, которые защитят вас от любого врага, с удобными домами, прекрасными парками и детскими площадками, - кажется, меня немного занесло. Я обвела взглядом толпу орков. Хоть они и не понимали половины из всего, что я говорила, им это все равно нравилось.

- Дева, - снова взвыл вождь. - Если мы уйдем из этого города, где мы найдем хорошую землю? Нам придется отвоевывать ее у других рас.

- Нет! - оборвала я вождя. - Вам не нужно больше ни с кем воевать. Я отдаю вам свою землю. Постройте город вокруг моего озера. Там хорошая и богатая земля, много воды и растительности, и я всегда буду с вами, буду охранять ваш покой, даже если мне придется покинуть вас, моя сила будет оберегать вас. Вы согласны?

Толпа загудела, заглушая недовольные возгласы вождя и его приспешников. Кажется, этот раунд я выиграла, но он был самым легким. Как только начали стихать возбужденные возгласы орков, я произнесла:

- Орки, знаете, почему ваши женщины стали бесплодны, а мужчины ослабели? - на площади воцарилась тишина. Теперь орки взирали на меня с испугом. Неужели думают, что это мой гнев упал на их бедные головы? - Ваши женщины не могут выносить дитя из-за тяжелой, непосильной для них работы, из-за плохого питания. Ваши женщины слишком измождены. Их тела не могут выдержать еще большей нагрузки. Когда вы построите новый город, вы засадите плодородные поля и получите богатые урожаи. И когда ваши женщины станут меньше работать и лучше питаться, тогда они снова смогут рожать здоровых сыновей и красивых дочерей. Теперь запомните мою первую заповедь: каждый должен получить свой надел земли и с этого надела платить в казну города не больше десятой части. Остальное оставляйте себе.

- Что? - взвыл белугой вождь. - А как же содержать охрану и армию?

- Какую охрану? Какую армию? Для кого? - прорычала я, глядя на вождя. - Каждый орк встанет на защиту своего дома, родных и города. А кого должна охранять охрана? Какой правитель боится собственного народа? Ты, Агрий? Что ж тогда оркам стоит выбрать нового вождя, того, кто не будет бояться получить удар в спину от своих подданных. Вторая заповедь, которую вы должны соблюдать: вождя выбирают путем голосования, и голосовать должны все!

- Что это значит? Много лет назад ты выбрала наш род!

- И к чему привело ваше правление? Что хорошего ты и твой род сделали для своего народа? Мое сердце обливается кровью и болит, когда я это вижу, - я обвела рукой собравшуюся на площади толпу. - Ты больше не можешь быть вождем! - объявила я. Орки снова загудели, и в их возгласах я слышала одобрение.

Пока я оглядывала радующихся орков, вождь вбежал на ступени храма и схватил меня за грудки, да так, что плащ под его руками затрещал.

- Что ты сказала, девчонка! - зашипел он мне в лицо. - Я долго играл в твои игры, но ты зашла слишком далеко! Орки! - Агрий повернулся к толпе, не выпуская меня из своих лап. Его люди уже стояли на ступенях с обнаженными мечами, а перед ними внизу замер Арад со своими воинами. Вот тут мы промахнулись. Ну, не думала я, что вождь так открыто будет мне противостоять. А он не из трусливого десятка. - Эта девчонка - не наша дева. Она пришла вместе с эльфом, которого Арад схватил несколько дней назад. Она узнала про нашу святыню и опорочила ее, выдавая себя за деву-воина! Взгляните на нее! Разве она похожа на деву-воина, описание которой осталось в наших песнях и сказаниях? Разве может эта... - орка тряхнул меня так, что я чуть из плаща не выпала. - Может эта бледная поганка быть нашей девой?!

Толпа заворчала. Вождю все же удалось посеять сомнения и разногласия среди орков, но многие, очень многие не хотели мириться с прошлым. Мне кажется, сейчас большинству орков было все равно, дева я или не дева. Они просто устали так жить и готовы признать меня хоть Богом, хоть демоном, лишь бы им стало лучше.

Вождь снова дернул меня за плащ, и из-за пазухи выскочило кольцо на цепочке, что я нашла в гроте. Оно взметнулось вверх и в этот же момент солнце вышло из-за облака. Я поймала яркий блик и закрыла глаза. А когда открыла, то обомлела. Все орки стояли на коленях, склонив голову, а вождь ошалело глазел на кольцо на моей груди.

- Ты и теперь сомневаешься? - не теряя времени, я тут же пошла в атаку, пока враг не пришел в себя. - Я долго терпела твои насмешки и сомнения, но теперь больше не намерена выносить твою грубость, - я легко оттолкнула вождя, и Арад тут же подхватил брата под руки. - Орки, встаньте, наконец, с колен! Вы великая раса и не перед кем не должны преклонять колени, даже передо мной! Да, я ваша дева! И я пришла снова, чтобы сказать вам: 'Хватит'! Хватит быть коленопреклоненными рабами, терпящими над собой неразумных деспотичных правителей! Сколько вы еще будет терпеть? Сколько будете ждать помощи от меня или других богов? Свое счастье следует ковать своими собственными руками, а не ждать манны небесной! Я снова повторяю вам: Хватит!

Я замолчала, с замиранием сердца наблюдая, как орки один за другим поднимаются с колен. На их лицах горела решимость. Что ж, похоже, и этот раунд остался за мной. Я улыбнулась.

- Поймите, мир изменился, и вы теперь должны измениться. Многие расы давно живут вместе в мире и согласии, помогая друг другу. Пора и вам, орки, выходить в мир и впустить этот мир к себе. Научитесь производить товары и торговать, познавайте науки, наблюдайте и перенимайте опыт других рас. Учитесь жить по-другому. Хватит сеять вокруг себя страх и разрушения! Пусть мир узнает, что орки не свирепая дикая раса, а раса умная, способная жить с другими в мире. Учите и учитесь! Стройте свою жизнь сами!

Орки гудели, как рой растревоженных диких ос. Я сделала свое дело! Я улыбалась, и на моем сердце было легко и радостно! Вдруг я почувствовала, как коготь девы, что все никак не снимался, внезапно ослаб на моем пальце, я едва успела поднять руку, чтобы он не свалился на землю. Значит, я точно выполнила свою миссию. Я покрутила коготь в руках и тут меня осенило.

- Орки! - закричала я, стараясь перекричать дикий ор. - Вы знаете, что это? - я подняла руку с когтем вверх. Солнце играло на золотой поверхности, щедро раздаривая веселые блестящие зайчики. - Теперь я оставляю этот символ власти вам. Тот, кто считает, что достоин стать новым вождем орков, способен вести их к новой жизни, пусть поднимется сюда и возьмет этот коготь. - Несколько десятков орков кинулось к ступеням. - Но кого коготь признает не достойным, того он испепелит на месте синим пламенем. - Смотри-ка, а пыл-то поостыл. Даже вождь, который вырвался из рук Арада и уже был на полпути к такой вожделенной цели, вдруг остановился. Интересно, рискнет кто-то проверить мои слова на себе? - Есть среди вас достойный? Тот, кто не испугается гнева священного пламени? Тот, кто положит свою жизнь на благо всей расы? Кто ничего и никогда не будет делать только для себя? Кто будет думать сначала о своем народе, а потом о собственном благополучии? Кто поставит жизни своих людей выше собственной и счастье своего народа выше личного?

Орки отступили назад. Даже вождь как-то быстренько слился с толпой. Впереди остался стоять только Арад. Я одобряюще улыбнулась ему.

- Арад, я рада, что ты решил...

- Я? - удивлено произнес орк, ошарашено оглядываясь.

- Ты. Иди и докажи, что ты достоин, - я протянула коготь на ладони.

Арад медленно, но уверено поднялся по ступеням. Несколько мгновений он смотрел в мои глаза, а потом протянул руку и взял коготь. Яркая вспышка озарила целую площадь. Кажется, в этой штуке все же была какая-то магия. Когда я проморгалась, возле нас с Арадом стоял Фол. Он поддерживал отца под руку. Похоже, я что-то пропустила. Эта штучка не только ослепила меня, но и что-то сделала с Арадом. Он со страхом смотрел на свою ладонь, на которой лежал коготь.

- Фол, у тебя есть цепочка или какой-нибудь жгут? - спросила я.

 Орк молча снял с шеи толстую блестящую цепь. Я осторожно взяла коготь с ладони Арада и продела цепь между золотыми креплениями. Потом подошла к орку и, поднявшись на носочки, повесила цепь ему на шею.

- Потом поменяй на золотую, - шепнула я ему.

- А про пламя - это правда? - тихо спросил Арад.

- А кто его знает? Но ты оказался достойным, - хмыкнула я, а орк нахмурился. А я, не знаю почему, взяла и поцеловала его в щеку. Надо же, страшный воин смутился!

      - Теперь вашим вождем будет Арад. Но вы имеет право выбрать себе другого вождя, если он не справится со своими обязанностями. Вы принимаете его? - властно спросила я.

- Да! - раздались радостные возгласы орков.

- Отныне, вы должны поддерживать его и помогать! Выполнять его приказы и распоряжения, но только если они не идут в разрез с моими заповедями и законами, которые вы все вместе напишите!

- Дева, а как же демоны? - завопил Агрий. Бывший вождь все не унимался, скотина! - Ты обещала спасти нас от демонов! Они никогда не оставят нас в покое, даже если мы уйдем отсюда, они будут всю жизнь преследовать нас.

- Я сама отправлюсь в пустыню, - рявкнула я. Боже, ненормальная, что я несу. - Я пойду к демонам, но пойду одна, - уверено произнесла я. - И я решу этот вопрос раз и навсегда!

- Мы будем сопровождать тебя! - раздались крики орков. Вот только этого мне, ребята, и не хватало! Я тут планирую, как бы по дороге случайно свернуть в другую сторону!

- Ты сделаешь так, чтобы демоны на нас больше не нападали? - к лестнице подошла маленькая девочка и, задрав голову, с надеждой смотрел на меня. Черт! Влипла. Врать в глаза этому доверчивому ребенку я не могла. Я медленно спустилась по ступенькам, присела перед ребенком и улыбнулась.

- Они больше не будут нападать, - тихо сказала я. - Я сделаю для этого все, даже если больше не вернусь к вам. Я не позволю им забирать ваших близких и друзей. А вы обещаете, что будете выполнять заповеди, что я вам оставляю?

Девочка уверено кивнула.

- Тогда я отправлюсь в пустыню со спокойной душой, - я погладила ребенка по голове и поднялась. - А теперь орки, мое последнее слово. Я хочу, чтобы вы запомнили его и следовали до конца своих дней или пока я снова не приду к вам, чтобы показать новый путь. Любовь - вот, что должно вести вас по жизни. Любовь к дому, к матери, к детям, друг к другу, к жизни! Любите и будьте любимы! Пусть любовь связывает ваши сердца и ведет вас по жизни.

Ну, меня и занесло! У меня даже голос задрожал. Я знала, что навсегда прощаюсь с этим народом. Не знаю, как сложится их жизнь дальше, но я уверена, что никакой Агрий или Ург больше не запугает их и не поставит на колени. Может быть, они и обо мне будут слагать легенды! Кажется, я уверено вползла в историю этого мира!

Я пошла через толпу орков, которые расступались передо мной и слегка склоняли голову. Я кивала им в ответ и улыбалась. Каждый старался дотронуться до моей одежды.

- Дева, - вдруг раздался возглас Арада за моей спиной. Я оглянулась. - Ты уходишь сейчас?

- Моя миссия выполнена, больше ничего не держит меня здесь, Арад. Теперь пришло твое время. Будь хорошим вождем, чтобы тебя запомнили потомки не как первого вождя их новой жизни, но как лучшего, - я помахала обалдевшему орку рукой. И двинулась дальше через толпу, лихорадочно вспоминая, где тут пустыня и как мне выбраться из города.

 Все оказалось довольно просто и даже быстрее, чем я успела растеряться. Широкая улица вывела меня на окраину города, где и начиналась пустыня.

Черт, мне так и идти туда? Я даже воды с собой не взяла! Да вообще ничего с собой не взяла. Дура! Идиотка! И на что я надеялась? Куда торопилась? Я оглянулась на белый город. Он был величественным, волшебным, неповторимым в лучах яркого летнего солнца. Интересно бы узнать, кто и когда построил эту красоту и почему потом ее покинули?

Я медленно побрела в сторону пустыни. Может, как только город скроется из глаз, я сверну с этого нелегкого пути и пойду искать своих попутчиков. Но я недолго оставалась в одиночестве со своими грустными мыслями. Не прошло и полчаса, как я услышала за спиной конское ржание. Радостная я оглянулась.

- Япона мать! Приплыли! - прошептала я, глядя, как быстро ко мне приближаются Агрий и Ург.

Глава 14

Когда я приняла это глупое и спонтанное решение идти в пустыню, я не подумала ни о еде, ни о воде, ни о средстве передвижения. Сама не знаю, что на меня нашло. Наверное, это тоже злые происки девы. Раз возложенную на меня миссию по спасению орков я выполнила, то и нечего задерживаться в чужих владениях. И я, как самая..., как..., прям не знаю, как и назвать это безмозглое существо, на которое я сейчас была похожа, - в общем, как идиотка, поддалась этому странному, и, как теперь ясно вижу, смертельноопасному импульсу.

Я конечно, понимаю, что в глазах орков, дева - это богиня, которая ко всему прочему не питается, не нуждается в туалете и тем более передвигается без помощи лошадей. Но я, блин, не дева! Думаю, эта, с позволения сказать, богиня, хорошо задурила головы своим оркам. Они, наверное, тоже удивлялись, как их дева может сутками сидеть в пустом и холодном храме без еды и питья. И каким образом ее платье всегда остается кристально белым и ни капли не изнашивается за столько лет. Да уж, водила дева за нос доверчивых и примитивных орков. А мне теперь отдуваться приходится за ее обман. Но вот как-то мне не верится, что деве никто не помогал. Должен же быть кто-то, кто шил ей новые платья, приносил вино и фрукты? Неужели, она действительно владела магией? Хотя это меня бы уже не удивило.

Но вот что плохо: я - не она. Я уже хочу есть и пить, да и ноги скоро устанут, а мне еще идти и идти. Вот только я совершенно не знаю куда, в какую сторону мне двигать. И сразу же в голове всплывает вполне закономерный вопрос - а зачем мне эта головная боль? Кто меня дернул за язык дать обещание, которое я просто физически не могу выполнить?

Вот так я брела и костерила себя и деву на все лады с полчаса, когда и услышала конское ржание за спиной. Сначала я обрадовалась, думая, что вот и закончены все мои мучения, но не тут-то было! Как только я узнала в двух огромных фигурах Агрия и Урга моя радость испарилась, а в душе похолодело от страха. Я стояла и смотрела, как быстро они приближались, и даже не помышляла о том, чтобы убежать. Не думала, что моя смерть будет выглядеть так... непрезентабельно. А чего еще можно ожидать от орка, посрамленного перед всеми, и вождя, так нагло свергнутого с трона? Они будут мстить, и мстить жестоко.

- Ну что, девочка, - орки остановились в паре метров от меня. - Думала, так и скроешься? Думала, что смогла обмануть старого Агрия? Конечно, ты смогла провести моего доверчивого брата своими жаркими речами, но вот меня-то не обманешь! Полагаешь, я, как все остальные, поверил, что ты и есть дева? Да ты посмотри на себя! Какая из тебя дева?

- А ты сам хоть видел свою деву? - фыркнула я. Наезд бывшего вождя так разозлил меня, что даже страх немного отступил. - Думаешь, меня волнует, веришь ты мне или нет? Да мне абсолютно насра... все равно! Я сделала свое дело, и теперь орки начнут новую жизнь. Без тебя! А мне осталось исполнить еще одну обязанность, и после этого ваша дева исчезнет. Навсегда!

- Она исчезнет прямо сейчас! - заревел Агрий.

- Ты что, действительно собралась к демонам? - влез в наш разговор Ург.

- А что, не похоже? - рявкнула я. - Или думаешь, я тут прогулку по пескам устроила? - я уперла руки в боки и с вызовом смотрела на орков.

- Но демоны в другой стороне, - в замешательстве выдал Ург.

- И, похоже, ты об этом не знала, - язвительно прокомментировал Агрий, глядя на мой растерянный вид.

- А ты откуда знаешь, где живут демоны? - взяла я себя в руки.

- Дева ходила туда, - Ург ткнул пальцем вправо от себя. - Она всегда выходила из южных ворот, а ты вышла через восточные.

- И что? Откуда вы знаете, куда она шла потом, как покидала город через южные ворота? Сколько лет прошло, когда дева оставила вас?

- Так летописи сохранились, - с изумление произнес Ург.

Черт, кажись, и тут промахнулась! И почему мне Арад ничего про эти летописи не сказал? Было бы неплохо с ними ознакомиться, а то действую на свой страх и риск. Хотя... тут я немного лукавлю. Мне кажется, что порой меня что-то подталкивает, направляет, вкладывает в уста нужные слова. Я даже не собиралась этого говорить, а слова уже сами выскакивают из меня. Неужели происки девы? Разве такое может быть? Хотя чему я удивляюсь?! Пора бы уже привыкнуть!

- Значит, у вас остались летописи? - усмехнувшись, спросила я. - А вы что, и писать умеете?

- Что? - взвыл бывший вождь. - Мы не какая-то там дикая и безмозглая раса! Мы... мы великий народ!

- Ой, смотри, вспомнил! - процедила я сквозь зубы. - А что ж ты ... этот самый великий народ превратил в кучку перепуганных овец? Где ваше величие? В какое место ты его загнал?

Агрий стал просто пунцовый от злости, да и я кипела от бешенства. Мы готовы были испепелить друг друга взглядом.

- Ты - не дева! - прошипел Агрий. Вот же его зациклило! - И я знаю, что ты собралась сбежать! И совсем даже не собираешься идти к демонам!

- Да! Ведь как только мы уйдем из города, демоны сразу же нападут на нас и всех убьют! - выдал Ург.

- А в городе они на вас не нападали, что ли? Что за бред вы несете?

- Ты служишь демонам! - вдруг закричал Агрий. Я вылупила на него ошалевшие глаза. Нифига себе вывод!

- Что? - ошарашено спросила я.

- Да, ты служишь демонам! Поэтому мы убьем тебя!

- Просто замечательно поговорили! Я тут без еды и питья бреду по горячему песку, чтобы найти этих чертовых демонов, извините за тавтологию, и договориться с ними, чтобы они больше на вас не нападали, а вы... вы обвиняете меня, что я служу им! Совсем голову перегрело! - кажется, под напором моей ярости страх решил окончательно ретироваться. Теперь я готова была разорвать этого орка голыми руками! Я тут вся такая хорошая, рискую жизнью ради них, а они...

Мы молча смотрели друг на друга, кипя от негодования и злости. Я не знаю, как орк, но я постепенно начинала понимать всю несуразность сложившегося положения. Я не знала, почему орки до сих пор разговаривают со мной, а не убили по-быстренькому, как и хотели. Чего они тянут время?

- Вы проделали такой путь, чтобы указать мне дорогу? - не выдержала я.

Я старалась, чтобы мой голос звучал властно и уверенно, даже где-то насмешливо, но внутри меня трясло, то ли от страха, то ли от ярости, а возможно, и от того, и от другого. Теперь я понимаю, как иногда жертвы насилия умудряются убить своих обидчиков, обезумив от боли, страха и злости. Я и сама сейчас готова была кинуться на орков, только бы прекратить это напряженное ожидание. Вот такой парадокс получается!

Вождь положил руку на рукоять своего меча и стал медленно вытаскивать его из ножен. Я сделала тоже самое. Но вид моего кинжала только развеселил орка, на его губах появилась язвительная ухмылка.

- Думаешь, это мое единственное оружие?

- Намекаешь, на магию? - хмыкнул Агрий. - Это бы меня испугало, если бы ты была настоящей девой. Но ты - самозванка. Наглая, самоуверенная самозванка! И сейчас я это докажу - и тебе, и остальным оркам! Я убью тебя и принесу в город твою голову. И знаешь, что будет потом? - прищурив черные глаза, произнес орк. Я промолчала, не спуская глаз с перекошенного злобой лица бывшего вождя, и крепко сжимала теплую рукоять своего кинжала. - Я вернусь в город с твоей головой, - продолжил Агрий, - а потом снесу голову Арада, чтобы другим оркам неповадно было поднимать против меня бунт. Я убью его и всех его воинов. Убью всех, кто будет противиться моей воле!

- Ну-ну, - нагло фыркнула я. - Убив и меня, и Арада, ты не остановишь других орков. Они уничтожат и тебя, и твоих людей. Когда поднимается ураган, его уже невозможно остановить, его можно только пережить. Но бурю, которую я вызвала среди орков, тебе не пережить. Они растопчут тебя, как букашку, что путается под ногами, и пойдут дальше, забыв о твоем существовании. И то, что сейчас ты стоишь тут передо мной, доказывает, что я права. Ты сбежал из города!

- Я убью тебя! - заревел орк и поднял меч, но его рука так и замерла в воздухе, а глаза расширились от страха.

Я не успела придумать объяснение такому странному поведению, как орки уже развернули коней и что духу поскакали назад к городу. Я глупо хлопала глазами, глядя им в след. И только спустя несколько секунд до меня дошло, что то, что так напугало орков, находится за моей спиной. Но не успела я обернуться, как мимо меня пронеслись сгустки черного тумана, которые в мгновение ока достигли орков и полностью накрыли всадников и их лошадей. Что именно демоны пустыни сделали с орками, я не знаю, но дальше к городу поскакали только кони, а туман уже клубился у моих ног. Он постепенно рассеивался, являя моему перепуганному и ошарашенному взору истинный вид демонов пустыни.

Прямо передо мной стояло чуть больше десятка созданий, отдаленно похожих на больших черных волков. Огромные, по-медвежьи широкие морды, на которых сияли такие бледные глаза, что казалось вместо зрачков у них были кусочки зеркала или начищенного серебра. Небольшие полукруглые уши стояли на голове торчком, и, если бы не удлиненная пасть, усеянная острыми клыками, можно было бы посмеяться над несуразностью их внешнего вида. Жесткая черная шерсть демонов переливалась на солнце, а огромные когтистые лапы не оставляли на песке ни малейших следов. И пока я разглядывала демонов, они не спускали с меня своих прозрачных глаз, а я так и сжимала меч в дрожащей руке.

Вдруг вперед вышел один из демонов и, сев в метре от меня, задрал голову и издал такой проникновенный вой, что мое сердце чуть не остановилось. Боль, что обожгла мою спину и сконцентрировалась в области лопатки, заставила меня застонать и упасть на колени. Я даже меч не смогла удержать в руке. Теперь туман был в моих глазах, и я почти не видела тварь, которая медленно приближалась ко мне, будто бы скользя над землей. Мое сознание не выдержало такой нагрузки, и я благополучно упала в обморок.

Я открыла глаза. Черный бархат неба был усеян яркими звездочками, которые счастливо улыбались и перемигивались между собой. На моей душе было легко, по телу расплылось какое-то неземное умиротворение, и даже мысль, что промелькнула в голове: 'Жива ли я?', не вызвала никакого страха и беспокойства. Если даже я и умерла, то плевать, ведь мне сейчас так хорошо.

Вот надо мной склонились две голубые звездочки. Они были такими яркими и красивыми, что я улыбнулась им в ответ. Они мигнули, и, казалось, заблестели еще ярче. Какие странные звездочки! Они мигали с какой-то определенной периодичностью и смутно что-то напоминали. Но я не стала беспокоиться по этому поводу. Мне было хорошо, тепло, уютно, и все остальное меня не волновало.

Я глубоко вздохнула, наполняя легкие сладковато-терпкими незнакомыми ароматами ночи. Что-то капнуло мне на лицо, и когда я попыталась поднять руку, чтобы стереть каплю, у меня ничего не получилось. Вот тогда тревога зашевелилась в моей душе. Я попыталась поднять ногу, но и этой части своего тела я не ощущала. Кажется, кроме головы, и меня нет остального тела. Вот тут паника накрыла меня с головой. Черт! Я застонала, пытаясь в который раз поднять либо руку, либо ногу.

Две голубые звездочки стали еще ближе и я со страхом и ужасом осознала, что это никакие не звездочки, а самые настоящие глаза. Глаза на небе? Я зажмурилась, а потом осторожно приоткрыла веки. Глаза стали еще ближе и больше. Я закричала.

- Лейка, что с ума сошла, идиотка! Чего, дура, вопишь, как резаная? Оглушила совсем, - раздался знакомый голос.

- Ты кто? - спросила я, но мой голос был слабым и тихим, а голубые глаза-звездочки стали еще ближе.

- Успокойся, девочка. Скоро это пройдет, потерпи еще немного, и чувствительность к тебе вернется. Просто полежи спокойно, а лучше поспи.

Какой знакомый голос, и к тому же совсем молодой. Только одно создание в этом мире могло так безнаказанно обзывать меня, а потом с такой нежностью шептать на ухо слова утешения.

- Мик? - прошептала я.

- Вот видишь, уже и память к тебе возвращается. Это хорошо. Скоро все пройдет.

Голубые глаза оказались так близко, что я вынуждена была прикрыть веки, и почувствовала, как что-то нежное легко коснулось моих закрытых глаз, потом щек и губ.

- Чувствуешь? - теплое дыхание защекотало висок.

Я постаралась кивнуть, но не знаю, получилось или нет.

- Мик, где я? Что со мной? - испугано шептала я, а он продолжал нежно касаться моего лица. Я понимала, что это неправильно и этот мальчишка слишком многое себе позволяет, но и сопротивляться не могла, а, может, и не хотела. Так я хотя бы ощущала, что все-таки жива.

- Это магия. Ничего страшного. Главное, что ты теперь со мной и больше никто не причинит тебе вреда, - в голосе Мика появились угрожающие нотки.

- Поговори со мной, - попросила я. Тишина угнетающе действовала на меня, тем более что, кроме голубых глаз Мика, я больше ничего не видела и не различала. Я даже его лица не могла рассмотреть, только горящие глаза. Кстати, они действительно горели в темноте, как у животного.

- Мик, у тебя глаза светятся, - прошептала я и, кажется, мой голос стал немного крепче и громче.

- Я знаю, - хмыкнул парень. - Я не совсем человек, понимаешь? - осторожно произнес он.

- Я знаю. Шицу-ки?

- Откуда... - начал Мик, но потом рассмеялся. - Ну, конечно же! Эльф поведал?

- Не-а, я подслушала. Он говорил о тебе с гномом. Это правда, что ты на меня метку поставил?

- Угу, - нехотя ответил Мик. - И не надо спрашивать зачем. Если бы не эта метка, я бы не смог тебя найти.

- Понятно, - протянула я. - Это наподобие сигнализации или навигатора, да?

- Чего? - переспросил Мик, и что-то прохладное легло на мой лоб. - Температуры вроде нет, но, похоже, что она бредит.

- Да не брежу я, - разозлилась я на парня. О, кажется, мой голос стал еще громче, к тому же я уже могла различить бледное лицо Мика, правда, оно все еще представлялось мне сплошным светлым пятном. Ну и так, слава Богу, я, кажется, действительно жива, а если верить этому пацану, то скоро буду и здорова.

Мик все время смотрел на меня, иногда прикасаясь к моему лицу прохладной рукой. А я лихорадочно пыталась вспомнить, что привело меня к такому плачевному состоянию. Со мной должно было случиться что-то по истине страшное, но в сознании по этому поводу не находилось ни единой здравой мысли. Странно, ведь все, что было до этого, я вроде бы как помнила. Я стала неспешно раскручивать клубок воспоминаний. Мик не отвлекал меня, возможно, даже радуясь, что я не донимаю его неприятными расспросами. Ну-ну, радуйся, пока можешь. Сейчас я все вспомню, и тогда ты точно не отвертишься и расскажешь мне: и о себе, и о шицу-ки, и о метке, и о том, как тут оказался. Правда, я пока что не помню, где это 'тут', но не все сразу.

Я медленно перебирала в голове события последних дней, восстанавливая свою жизнь шаг за шагом, пока...

- Демоны! - завопила я, пытаясь вскочить, но, кажется, мне удалось приподнять только голову, которая тут же упала на что-то мягкое и теплое.

- Спокойно, Лейка, все нормально. Никакие демоны тебя не съедят.

- А тебя? - спросила я, глядя на бледное и осунувшееся лицо Мика. Я помнила этого тринадцатилетнего паренька с озорным взглядом и хитрой насмешливой улыбкой, но сейчас его глаза взирали на меня с тревогой, а лицо было измученным и уставшим. С ним явно что-то произошло после нашей последней встречи. И вообще, как он тут оказался?

- Мик, ты ничего мне не хочешь рассказать? - спросила я, укладывая голову поудобнее. Кажется, я лежала на его коленях.

- Что ты хочешь узнать? - устало произнес парень.

- Во-первых, как ты здесь оказался. Ведь эта пустыня слишком далеко от постоялого двора, где мы виделись в последний раз.

- Метка.

- Я поняла, что метка помогла тебе найти меня, но как ты так быстро... Магия? - догадалась я.

- Угу, - буркнул Мик. У парня явно не было желания со мной откровенничать. Но тогда ему очень не повезло, потому что у меня было желание, просто-таки огромное желание узнать все и прямо сейчас.

- Мик, тебе не кажется, что пора все мне рассказать.

- Думаешь? - парень нахмурился и тяжело выдохнул.

- Ага, думаю, тем более что и время у нас есть. Сколько я еще буду в таком парализованном состоянии?

- Чувствуешь? - спросил Мик, а я не поняла, что он имел в виду.

- Что я должна почувствовать?

- Значит, у нас есть еще пара часов.

- И за какое место ты меня только что лапал?

- А какая разница? - озорная улыбка появилась на пухлых губах. - Ты же все равно не чувствуешь, так что я могу...

- Только попробуй, и я тебя прикончу!

Парень весело рассмеялся, а я незаметно перевела дыхание. Если он так смеется, то со мной действительно не все так страшно. Кажется, страх и тревога стали понемногу отпускать. Ну тогда, Мик, тебе точно не повезло. Я хочу получить ответы на все свои вопросы, и ты мне их дашь.

Мик нагнулся ко мне и снова коснулся губами моего лба, потом стал медленно опускаться к скулам, задержался на подбородке. Это было приятно и так знакомо. Я прикрыла глаза, наслаждаясь его нежными прикосновениями. Черт, я совсем спятила! Он же еще совсем ребенок! Не знаю, кто такие эти шицу-ки и сколько они живут, но Мик был для меня обычным человеческим мальчишкой. И что я делаю? Жду его горячих поцелуев!

- Мик! - рявкнула я, когда его губы обожгли уголок моего рта. - А ну прекрати! Ты что это делаешь?!

- А ты не знаешь? - усмехнулся парень мне прямо в губы.

- Ты еще совсем мальчишка!

- Ну-ну, - он легко коснулся моих губ, а я не могла даже оттолкнуть его.

- Не делай этого, или я прибью тебя, - прошипела я, злясь. На себя.

      Мик нехотя отодвинулся. И, кажется, надулся. А нечего приставать к парализованному человеку.

- Мик, что случилось с демонами? - спросила я, все еще ощущая его ласковые поцелуи. Я таки настоящая извращенка!

- А что с ними?

- Я помню, как демоны убили орков, потом подошли ко мне. И один из них завыл, а меня словно обожгло огнем, потом я потеряла сознание от боли. Когда ты меня нашел, демоны... Они ушли? Или ты их...

- Нет, я их не убивал, - грустно улыбнулся парень. - Все с ними в порядке, не переживай.

- Черт, да я как раз об обратном переживаю. Значит, они могут снова напасть на нас?

- Не будут они нападать, да и не нападали они на тебя.

- Откуда ты знаешь? - подозрение закралось в мою душу. Что-то этот парень явно не договаривает. - Ты что-то знаешь о демонах?

- А если и так, то что?

- Черт, Мик, так и мне расскажи! - завопила я. - Кто они такие?

- Это долгая история, - устало произнес парень, потирая бледное лицо руками.

- А я, знаешь ли, никуда и не спешу, - хмыкнула я. Если уж я вцепилась в кого-то, то не отступлюсь, пока не вытрясу все, что мне нужно. Вот так плохо влияет на меня этот мир, но как ни странно мне это нравится, даже очень.

- Лейка, тебе бы поспать, - сказал Мик. - Тогда организм быстрее восстановится и не будет никаких негативных последствий.

- А можно поконкретнее про последствия? - испугано спросила я.

- Ну, например, заикаться будешь или хромать, - едва сдерживая улыбку, ответил Мик.

- Придурок, я ведь серьезно! - рассердилась я.

- Лейка, я так устал, давай отложим этот разговор. До завтра. Тем более что уже поздно, а нам рано вставать. Выспаться нужно.

- Успеешь, - отмахнулась я. Знаю я эти разговоры, сначала давай отложим до завтра до утра, потом до обеда, потом до следующего дня и так далее. Нет уж, сейчас и только сейчас. - Чем быстрее начнешь, тем раньше закончишь и пойдешь спать.

- Вот же противная. Ладно, что ты хочешь знать?

- Демоны. Кто они? Зачем им нужны орки? Почему они меня не убили?

- Ладно, пожалуй, начну с последнего вопроса. Демоны не собирались тебя убивать. Они тебя защитили. Орки им нужны для пропитания. А на вопрос 'кто они' я даже не знаю, что и сказать.

Я молча ждала, глядя на хмурое лицо парня, хотя на языке вертелось еще с десяток вопросов.

- Похоже, придется начать с самого начала, - Мик обреченно перевел дыхание. - Знал бы, что ты такая, то не связался бы с тобой.

- Это какая? - обиделась я.

- Любопытная тетёха! Ладно, тут я сам виноват, вот теперь и отдуваться буду.

Мик вдруг нагнулся ко мне и в его глазах появился дьявольский огонек.

- Что ты собираешься... - я не успела договорить, как горячие губы парня впились в мои. Это был властный поцелуй, он не призван был дарить нежность и ласку, он требовал ответ, и я ответила, и, замечу, не без удовольствия.

Мик отпустил из своего плена мои губы, но не отодвинулся. Я ощущала его обжигающее дыхание.

- Это плата за то, что мне по твоей вине пришлось перенести, - жестоко произнес он без намека на шутку.

В голосе Мика появились странные нотки, от которых мурашки побежали по моему телу. Кажется, чувствительность ко мне возвращается, и довольно быстро. Не знаю, что отразилось на моем лице, но Мик вдруг поцеловал меня в кончик носа.

- А это плата за то, что лишаешь меня сна, - хихикнул он, снова превращаясь в озорного мальчишку, которого я знала.

- Сделаешь так еще раз и я тебя...

- Знаю, прибьешь, - хмыкнул Мик.

- Итак, - выжидательно произнесла я.

- Итак, - улыбнулся Мик. - Демоны - это шицу-ки в их второй истиной ипостаси.

Я оторопело обрабатывала полученную информацию.

- Второй? Значит, есть и первая?

- Есть и первая. Я как-нибудь покажу ее тебе.

- Значит, это правда, что ты шицу-ки? - уточнила я для начала.

- Правда.

- Значит, ты тоже можешь превращаться в этих собако-медведей?

Мик засмеялся, но вот что-то веселья в его голосе я не расслышала.

- Могу.

- Черт, Мик, я что, должна из тебя каждое слово вытягивать?! Рассказывай уже. Если демоны - шицу-ки и ты - шицу-ки, то вы...

- Шицу-ки - дети тьмы, призраки тумана, отродье ночи. Так нас называли в разные времена. Мы появились задолго до появления остальных рас. Мы никогда не вмешивались в жизнь других, никогда не воевали, жили спокойно и мирно. Строили прекрасные города и наслаждались жизнью. Кстати, один из наших городов ты уже видела.

- Акран, - прошептала я.

- Да, величественный белый город. Утром, когда взойдет солнце, ты сможешь увидеть нашу легендарную золотую столицу, вернее то, что от нее осталось. И, скорее всего, ты будешь последней, кто еще увидит ее. Очень скоро пески навеки поглотят город солнца, как когда-то прозвали его эльфы.

- И что с вами случилось?

- Не знаю, - устало выдохнул Мик. - Я, правда, не знаю. Впрочем, никто не знает. Просто в один миг наши женщины стали умирать при родах. Через несколько тысячелетий у нас не осталось ни одной женщины. Так мы поняли, что наше время закончилось. Сколько мы могли прожить без продолжения нашего рода? Да, шицу-ки живут долго, но и мы не бессмертны. Больше некому было рожать детей. Наш Повелитель и многие старики приняли это как волю Богов. Но молодежь была против такой жизни. Мы стали искать выход. Мы пытались сойтись с женщинами других рас. Но через много веков и безвинных смертей, поняли, чтобы иметь детей от людей мы должны сами стать больше людьми, чем шицу-ки. Повелитель посчитал это недопустимым и выгнал несогласных из столицы. Теперь мы живем с другими расами.

- И пытаетесь обзавестись потомством?

- Мы просто пытаемся выжить.

- А Повелитель?

- Повелитель и другие решили принять вторую истинную форму, которая превращает их больше в зверей, чем в разумных. И чем больше времени они находятся в этой ипостаси, тем сложнее им вернуться. Я думаю, что многие уже сейчас не в состоянии обратиться в первую истинную форму. Они стали зверями, и это их выбор. Скоро их вообще не останется. Их и сейчас-то не больше двух десятков.

- А сколько тех, кто ушел?

- Нас тоже немного, и с каждым столетием становится все меньше.

- А дети? У вас получилось родить детей?

- Да, есть редкие случаи. Но все дети мужского пола.

- Но почему?

- Кто знает. Может отец и прав, и это действительно воля или кара Богов. Наше время в этом мире истекло. Мы должны исчезнуть. Может, мне нужно было покориться воле Повелителя и остаться здесь, в этом городе, и тоже стать демоном пустыни. Но тогда я бы не встретил тебя.

Мне было приятно это услышать, но сейчас я думала о другом.

- Мик, но ведь ты - полукровка, так?

- Полукровка? - Мик хмыкнул. - Кто его знает, может, и так. Когда я вырос, женщин у нас уже не было. Я не знал своей матери. Может, она была последней из шицу-ки, а, может, первой из другой расы - отец отказался говорить на эту тему. К тому же он уже принял свое решение и стал демоном. Вот и вся история.

Мик замолчал, молчала и я, обдумывая его рассказ. Получалась какая-то либо слишком запутанная, либо слишком простая история. Как могло случиться так, что стали умирать только женщины? Я, конечно же, не утверждаю, что это невозможно - в мире все возможно, особенно в таком мире, где есть магия. Стоит только наслать какое-то проклятье или болезнь, и можно преспокойно истребить целую расу. Но зачем и кому это понадобилось? Зачем нужно было уничтожать расу, которая никому не мешала и жила мирно и спокойно? К тому же истребить ее не сразу, а медленно, методично, выжидая, пока шицу-ки вымрут все, один за другим. Если этот кто-то и существовал, то он должен жить очень долго, чтобы дождаться плодов своей деятельности. А может этот кто-то, например, маг-недоучка, всего лишь допустил ошибку, и шицу-ки просто попали под раздачу? Но вот почему я думаю, что этот кто-то все-таки был? Почему я так уверена, что это не кара или воля Богов, не проведение, не эпидемия неизвестной болезни, не ошибка, а именно чье-то извращенное желание? Думаю, если мы поймем выгоду от истребления шицу-ки, мы найдем того, кто это сделал и, возможно, узнаем, как именно. Правда, поможет ли это шицу-ки выжить, я не уверена.

- Мик, - позвала я.

- Угу, - сонно отозвался парень. Похоже, пока я тут размышляла, он успел задремать.

- Мик, а шицу-ки сильная раса?

- В смысле? - парень явно не желал просыпаться.

- Ну, магически вы сильные? Физически вас легко убить?

- Что? Зачем? - кажется, мне удалось-таки его разбудить. - Зачем нас убивать? Мы никому никогда не вредили.

- Я не об этом. Просто скажи, по сравнению с другими расами шицу-ки... какие?

- По силе нам равны только драконы. Если шицу-ки называют детьми тьмы, то драконы - дети света, солнца. Они - наша противоположность.

- Равновесие. Закон равновесия, - прошептала я.

- О чем ты говоришь?

- Это закон равновесия: сколько зла, столько и добра. Сколько тьмы, столько света. Не может быть одного больше, другого меньше. Если так будет, то происходит нарушение закона равновесия, и в мире начинается хаос, пока равновесие снова не будет достигнуто.

- Ты снова бредишь?

- Мик, а как поживают драконы?

- Не знаю. О них мало что известно. Они, как и мы, довольно скрытны и не любят общаться с другими расами.

- В том то и дело. Вы сидите в своем углу, они сидят в своем. О вас никто не знает и никто не видит. Мик, что будет, когда в мире исчезнут тьма и свет?

- Что ты сказала?

- Если кто-то захочет уничтожить тьму, то исчезнет и свет, и что тогда останется?

- Пустота, - прошептал Мик.

- И что это означает?

- Это невозможно, - безапелляционно произнес Мик.

- А если свет останется, а тьма начнет исчезать, - размышляла я вслух, - то появится другая тьма, которая заменит исчезнувшую, так?

- Лейка, у меня сейчас мозги закипят! О чем ты бредишь?

- Сам подумай, если кто-то решил избавиться от шицу-ки, чтобы занять место тьмы? А может, и вообще уничтожить все в этом мире или сам мир!

- Так, Лейка, хватит. Во-первых, это невозможно.

- Ну-ну, - хмыкнула я.

- Во-вторых, как это можно сделать?

- А если загадать желание?

Мик вылупился на меня, как на сумасшедшую. Хотя сам-то мало походил на нормального: выкатил глаза, открыл рот и ничего не говорил. Я с трудом подняла руку и погладила его по щеке. Кажется, мое тело возвращается ко мне!

- Мик, ты слышал об амулете драконов?

- А кто о нем не слышал? - спросил парень и нахмурился. По-моему, он начинает понимать.

- И если загадать желание, то оно исполняется, так? Любое желание. Амулет может исполнить любое желание, даже самое неимоверное.

- Ты хочешь сказать, что кто-то таким образом решил избавиться от нас? Это долго и глупо.

- Но, может, он хотел не совсем так, а амулет исполнил все по-своему. Знаешь, ведь не всегда наши желания сбываются так, как мы того хотим. Эльф говорил, что загадывать желание нужно очень осторожно. Амулет исполнит только то, чего ты на самом деле жаждешь в глубине души. Но я не об этом, - остановила я готового возразить мне Мика, закрыв ему рот рукой. - Я говорю о том, что ты тоже можешь загадать желание, и возродить шицу-ки.

- То есть ты хочешь... - Мик замолчал, глядя на меня. - Мне нужно поговорить с Повелителем. Извини.

Он осторожно переложил мою голову на одеяло и встал. Я смотрела, как он уходит куда-то в темноту, но до меня донесся его крик:

      - Отец!

'Отец'?! Так, если Повелитель и отец Мика - одно и то же лицо... Надо будет утром уточнить, а сейчас спать. Глаза и так уже сами слипаются. Я перевернулась на бок, с удовольствием отмечая, как нехотя и словно бы лениво тело начинает мне подчиняться, все мышцы ноют, как после неимоверной крепатуры, но это было даже приятно. Я чувствовала себя живой и почти здоровой.

Глава 15

Не знаю, что меня разбудило, но это явно было что-то очень приятное. Может быть, приснился какой-то сон, хотя я совершенно его не помнила, но вот только послевкусие от него осталось таким милым и радужным, словно появилась уверенность, что все будет хорошо. Вот прям сейчас, как только встану, так сразу все и станет хорошо.

Я потянулась, и тело отозвалось легкой скованностью и тяжестью. Кто-то крепко обнимал меня, прижимая к стройной, но мускулистой груди. Я попыталась перевернуться на спину, но сильные руки Мика еще крепче прижали меня к теплому телу. Он что-то нечленораздельное пробормотал мне прямо в шею, прикасаясь к коже горячими губами.

Я осторожно приподняла довольно тяжелую руку парня, что лежала на моей груди и отвела в сторону. Потом попыталась сдвинуть его ногу, которая покоилась на моем бедре. Он опутал меня своими длинными конечностями, словно паук. Кое-как выбравшись из его паутины, я поднялась с песка, на котором лежал мой, точнее Арада, плащ. Говорят, по ночам в пустыне холодно, но благодаря Мику, я этого совсем не ощутила. Но сейчас, когда солнце только едва коснулось своими лучами золотистого песка, еще хорошо ощущалась ночная прохлада. Я обхватила себя руками, пытаясь согреться.

Мик устроил меня в каких-то развалинах, между уцелевших стен, защищавших нас от ветра и песка. Осторожно переступая через разбросные вокруг каменные глыбы и остатки деревянных конструкций, я подобралась к узкому проходу между стенами, и, едва протиснувшись между ними, выбралась наружу.

- Япона мать! - только и прошептала я. Этот мир не устает меня удивлять и поражать своей красотой и необычностью.

Трудно себе представить каким был этот сказочный город, сейчас почти полностью засыпанный сверкающим на солнце золотым песком. Но то, что осталось, еще не уничтоженное временем и песками, поражает воображение. Остатки зданий и храмов, с еще сохранившимися башенками и резными портиками, отливали в лучах рассветного солнца золотисто-розовым. Несколько самых высоких домов, в которых еще видны последние этажи и плоские крыши, давали представление о том, каким богатым и красивым был этот затерянный в песках великолепный город. Время еще не полностью уничтожило мраморные скульптуры, украшавшие фасады зданий, а также резные орнаменты колон и балконов. Среди барханов еще видны были золотые купола храмов, которые блестели так, словно время еще не коснулось их своим крылом тления. Даже одинокая колонна, которая стояла в центре сохранившегося архитектурного ансамбля, служила немым свидетельством умирающего величия. Венчала колону скульптура то ли большой птицы, то ли маленького дракона с мощными распростертыми крыльями. Казалось, это каменное создание было уже готово покинуть свое святилище и отправиться навстречу новым испытаниям, казалось, оно задержалось лишь на мгновение, понимая, что не хочет расставаться с домом, где провело так много прекрасных лет, а может, веков.

На мои озябшие плечи Мик накинул плащ, а я даже не вздрогнула от неожиданности. Все мои мысли и чувства сейчас были обращены к этому мертвому памятнику древности.

- Как жаль, что такая красота скоро совсем исчезнет. Почему вы допустили, чтобы этот город умер? - прошептала я, кутаясь в плащ.

Мик обнял меня сзади, и только когда его острый подбородок уперся в мою макушку, я мимоходом отметила, что он стал намного выше меня. Парень сцепил руки на моем животе, сильнее прижимая к себе, и я услышала, как быстро бьется его сердце.

- Когда Повелитель принял это нелегкое решение, он вызвал песчаную бурю, чтобы скрыть город, - я не видела лица Мика, но его голос поведал мне о той боли, что все еще терзала его сердце и душу. - Этот город напоминал ему о нашем величие, о нашем счастье, о нашем прошлом. Он... - Мик замолчал, а я накрыла ладонями его крепко сцепленные руки.

- Мы исправим это, - прошептала я, твердо решив уступить Мику свою очередь на загадывание желания.

Я приняла непростое решение: я смогу еще немного пожить в этом мире и отсрочить свое возвращение домой. Возможно, мне и самой нужно было время, чтобы понять, хочу ли я вернуться назад, или все же я могу остаться тут и начать новую жизнь. Мне было страшно, но в тоже время... эта жизнь мне нравилась, хотя я понимала, что бесконечно так продолжаться не может. Придет момент, когда мне нужно будет жить, как обычному человеку, просыпаться утром в теплой постели, готовить завтрак и собираться... куда-нибудь, чтобы хоть как-то заработать на пропитание, а потом возвращаться в пустую комнату. Эльф и гном не будут и дальше терпеть мое присутствие, а я не могу вечно таскаться за ними. Тем более что очень скоро они поймут, что я самая настоящая обманщица и самозванка и никогда не числилась в больнице, в их странной загадочной Гильдии и тем более в тайной операционной. Поэтому, как только мы придем к драконам, я должна буду принять решение, но благодаря Мику я могла еще немного оттянуть его. Это, конечно же, не выход, но все же я была рада подвернувшейся возможности. Я эгоистка, я знаю.

- Простите за беспокойство и неудобства, что мы вам причинили, - раздался рядом низкий глубокий голос, от которого у меня заныло в груди.

Я медленно повернула голову. В паре метров от нас стоял высокий очень красивый мужчина. Большие синие глаза в обрамлении иссиня-черных ресниц на бледном благородном лице смотрели на меня с какой-то грустью и обреченностью. Его полные губы имели синеватый оттенок, но это не казалось признаком болезненности. Черные прямые волосы спадали на высокий лоб, от чего лицо казалось мраморно белым. В этом мужчине было столько величия и благородства, что я сразу же поняла, кто сейчас потревожил наше уединение.

- Повелитель? - заикаясь, прошептала я, слегка склонив голову и стараясь не встречаться взглядом с этими глубокими, словно бездонными глазами. Я задрожала, а Мик еще крепче прижал меня к себе.

- Отец, - только и произнес он. - Почему ты в этом облике?

- После того, что ты рассказал, я захотел сам поговорить с нашей ... гостьей. А в звериной ипостаси это было бы трудно, - в голосе мужчине промелькнула ирония.

- Ты потратил много сил, - с горечью произнес Мик.

- Ничего, это уже неважно, - на бледно-синеватых губах появилась грустная улыбка. - Девочка, ты знаешь, где сейчас находится амулет, о котором ты говорила моему сыну?

- Да, - едва слышно выдохнула я, еще ниже опуская голову.

Этот мужчина вызывал во мне странные ощущения. Я его не боялась, но дрожала от страха. Он притягивал мой взгляд, но я не могла поднять на него глаза. От его голоса мое сердце стучало как сумасшедшее, а от его взгляда оно замирало. Мне хотелось крепче прижаться к Мику, чтобы спрятаться в его объятьях от этих испепеляющих глаз и проникновенного голоса, но в тоже время мне хотелось оттолкнуть парня и броситься в объятья этого мужчины. Это было похоже на раздвоение личности. Я хотела этого шицу-ки и боялась, меня влекло к нему и отталкивало. Я даже не слушала его, не понимала слов, только тонула в тембре его низкого чувственного голоса.

- Отец, ты веришь в то, что это может сработать?

- Мы многое испробовали, так почему бы не попробовать еще и это? Может быть, тебе удастся, может, именно это и сработает. Как часто самое простое решение бывает единственно правильным. Каким бы, на первый взгляд нелепым, оно не казалось. Возможно, твоя девочка права, и это действительно нам поможет. Только желание нужно загадывать правильно.

- Я знаю, отец.

- Так ты знаешь, где амулет? - обратился мужчина уже ко мне.

- Угу, - кивнула я. - Он у эльфа.

- Эльфа? - повторил Повелитель. - Ты знаешь, как найти этого эльфа?

- Он сам найдет меня, - прошептала я, едва держась на ногах.

- Ты сможешь взять у него амулет? - с нажимом спросил Повелитель.

- Он сейчас не сработает, - тихо выдала я.

- Что? Почему? - удивлено переспросил Мик, разворачивая мою полудохлую тушку к себе и тем самым спасая от испепеляющего взгляда его отца.

- После каждого использования амулет должен возвращаться в земли драконов на подзарядку, так сказать, - попыталась я объяснить Мику. - Только через три дня он снова будет готов к действию. А если его вовремя не вернуть, то он навсегда потеряет свою силу. Вот мы с эльфом и идем в страну драконов, чтобы вернуть амулет.

- Ты отправишься с ними, - резко бросил Повелитель.

- Да, отец.

- Что ж, тогда не будем мешкать. Обряд проведем сегодня на закате, а потом вы уйдете.

- Но, отец, как...

- Мы всё решили ночью, и не начинай спорить снова. Наша жизнь превратилась в бессмысленный кошмар. Пусть она лучше так закончиться. Пусть послужит на благо нашего возможного возрождения.

Я всем телом ощутила, когда этот мужчина ушел. Мне стало легче дышать и напряжение, что сковывало тело и душу, внезапно отпустило.

- Фух, - выдохнула я с облегчением, начиная, наконец-то, соображать. - Мик, о чем он говорил? Что за обряд?

- Моей жизненной силы очень мало, чтобы выдержать такое путешествие и не убить вас, - тихо произнес Мик, а я с удивлением посмотрела на его грустное лицо. Кажется, этот мальчик взрослеет не по дням, а по часам. Сейчас на меня взирали грустные глаза на хмуром уже явно не мальчишечьем лице, которые немало повидали на этом свете. - Переход сюда съел слишком много моей энергии.

- Съел? - повторила я. - А орки? Вы их тоже того... ели?

- Нет, - Мик улыбнулся. - Мы не едим пищу, как остальные расы. То есть мы едим, но чтобы жить, нам нужна энергия. Мы берем ее отовсюду: из воды, солнца, земли, растений, зверей, у других рас. Мы берем ее незначительную часть, зачастую люди этого даже не ощущают.

- Но орки не возвращались назад.

- Их умышленно убивали, чтобы они не могли рассказать правду о демонах, - с сожалением произнес Мик. - Это была вынужденная мера безопасности.

- Понятно, - выдохнула я. - А как же теперь? Что твой отец и остальные будут поглощать? Орки ведь уйдут из города.

- Ничего страшного. Им больше не нужно будет... - Мик замолчал, глядя вдаль. В его глаза появилась такая грусть, что даже моему сердцу стало больно.

- Что это за обряд?

- Отец и остальные шицу-ки отдадут мне свои жизненные силы.

- То есть они...

- Они исчезнут, но часть их души навсегда останется во мне. Если у меня получится возродить нашу расу, я смогу передать моим детям частичку их душ и тогда они смогут жить дальше в моих детях, в детях моих детей. Тогда их память, знания и сила не исчезнут. - Мик замолчал, глядя сквозь меня и уносясь то ли в далекое прошлое, то ли в необозримое будущее. - Но если у меня ничего не получится, им лучше об этом не знать и умереть с надеждой в душе.

- Мик, мне так жаль, - только и смогла выдавить я, не зная, что еще можно сказать.

- Все будет хорошо, - улыбнулся парень. - Я хочу попросить тебя об одном одолжении. Пообещай, что выполнишь, - требовательно произнес он.

- Ага, счас, - завопила я, вырываясь из его объятий. - Как я могу дать обещание, если даже не знаю о чем речь!

      - Ничего страшного я у тебя не попрошу. Зная твою жажду познания, я только хочу, чтобы ты пообещала, что не будешь подглядывать за церемонией.

- Мик, это жестоко с твоей стороны! Мне же интересно!

- Лейка, это опасно. Когда я буду... короче, я могу поглотить и твою энергию, и даже не заметить этого. Прошу, просто оставайся здесь и никуда не ходи. Обещай мне.

Я хмуро смотрела на парня, а потом скользнула взглядом по остаткам здания, где мы провели ночь. Он хочет, чтобы я никуда не двигалась отсюда, а если я просто залезу на крышу и оттуда посмотрю на ритуал? Я же никуда не двинусь с этого места, ведь так? Значит, я смело могу дать ему такое обещание. Вот, правда, если оттуда будет плохо видно...

- Хорошо, обещаю, - твердо сказала я, глядя в глаза Мика.

- Правда? - удивился он. Кажется, парень приготовился к долгим препирательствам. Я хитро улыбнулась, а он обижено скривился. - Почему-то мне кажется, что ты что-то задумала, потому так быстро дала обещание. Лейка, это действительно очень опасно. Я могу убить тебя, понимаешь?

- Да не парся ты так. Я никуда отсюда не пойду. Правда. Все будет хорошо.

- Что-то мне стало еще неспокойнее. Но мне уже нужно идти. Да ты извини, но еды тут нет, так что...

- Ладно, мне не впервой голодать. А вот без воды...

- Вода есть. Сейчас принесу, - и Мик быстро умчался, скрывшись за ближайшими развалинами.

До самого заката я бродила по останкам некогда великого города. Мика, как и его отца, я больше не видела, но ближе к вечеру заметила, что возле золотой колонны стали собираться демоны.

Я поспешила к своему убежищу, радуясь, что как раз-то колонну мне будет очень даже хорошо видно с крыши дома.

Залезть на мой наблюдательный пункт оказалось не так и просто, но я справилась, только слегка ободрала одно колено и разорвала платье по шву.

Я удобно устроилась на еще теплой крыше, оглядывая окрестности и стараясь не упускать из поля своего зрения колонну и собравшихся возле нее демонов. Для этого пришлось переместиться почти на самый край крыши. От нечего делать я пересчитала демонов и ужаснулась. Их было всего лишь девятнадцать. От всей расы могущественных магов осталось девятнадцать особей, которые не просто устали от своей бесплодной и бессмысленной жизни, они совсем потеряли надежду и цель, поэтому готовы были умереть, чем продолжать это существование, потому что назвать это жизнью у меня язык не поворачивался.

Когда на площади появился Мик, демоны поднялись, и стали по одному подходить к нему. Я попыталась угадать, кто из этих созданий Повелитель. Скорее всего, тот из демонов, кто сейчас сидел в отдалении от остальных. Вот и он поднялся и подошел к парню самым последним. После этого Мик направился к колонне и стал быстро раздеваться. У меня сначала появилась мысль закрыть глаза, но... он же не знает, что я за ним наблюдаю, значит, и стесняться не будет и не обидится. К тому же это плата за его ворованные поцелуи. Должна же я его хоть как-то наказать!

Пока я тут спорила сама с собой, Мик успел полностью раздеться. Демоны расселись вокруг него на небольшом расстоянии, а парень стоял возле колонны, запрокинув голову и закрыв глаза. Он словно чего-то ждал. Вдруг его тело засветилось. Демоны поднялись на лапы, и подошли чуть ближе. А свет, исходящий от Мика, с каждым мгновением становился все сильнее, и уже через минуту я была вынуждена прикрыть глаза рукой. Когда сияние немного уменьшилось, я едва проморгалась, восстанавливая зрение.

- Нифига себе, - прошептала я, вылупив слезящиеся глаза и разглядывая мужчину, стоявшего посреди площади на месте щуплого паренька. К тому же мужчина был не только высок и широкоплеч, он был еще и... голубой. Вот только в прямом смысле этого слова. Его кожа была голубой, а волосы - темно-синие. И он продолжал слабо светиться, озаряя все вокруг мягким голубоватым сиянием.

 Я придвинулась еще ближе к краю крыши, стараясь разглядеть нового Мика. Не так давно я видела голого эльфа, и потеряла дар речи, но видя этого голого мужчину, можно потерять и голову. Широкие плечи, рельефная грудь, плоский живот. Да ему Апполон и в подметки не годиться, впрочем, как и эльф. Это был просто шикарный мужик, если такой эпитет применим к особям мужского пола. Он был потрясающим! Вдруг Мик повернулся ко мне спиной, тряхнув синей шевелюрой, которая прикрыла почти всю его спину до самой талии. Я залюбовалась его подтянутыми ягодицами и стройными ногами. А Мик уже поднял мускулистые руки вверх, и свет устремился вверх. Теперь он стоял в столпе голубого сияния. Но теперь светился не только Мик, но и каждый демон начинал изливать неяркий свет - кто-то белый, кто-то - голубой, а кто-то - и темно-синий. Я с изумлением наблюдала, как столпы света демонов перетекали в сияние Мика, сливаясь с ним и меняя его расцветку.

Я привстала на крыше, чтобы лучше видеть, что происходит с демонами, и тут Мик вспыхнул, словно взорвался, и эта световая волна в секунду докатилась до меня и накрыла с головой. Я почувствовала, как меня что-то сильно ударило в грудь и сбило с крыши. Мое тело словно охватило бешеное пламя, а я не могла даже закричать, сгорая в жарком огне. Я чувствовала, как мое сердце замедляет свой бег и вот-вот остановится навсегда. Тело немело, а боль заполняла каждую клеточку, каждым атом, каждую пору моего бренного тела. Зря я не послушала Мика, ой зря...

Вот так глупо я и закончу свою жизнь в черт знает каком мире, поддавшись глупому любопытству. В моей груди все горело и пылало, казалось, что кожа уже слезла с меня и теперь огонь выпаливает мое сердце и легкие. Я, закрыв глаза, ожидая прихода смерти, но она, похоже, не торопилась, желая дать мне в полной мере насладиться этими нечеловеческими мученьями. Я, сдерживая рвущийся крик боли, осторожно подняла руку и, не открывая глаз, прикоснулась к своей груди.

- Черт, - все же застонала я, когда обожгла пальцы обо что-то горячее, что и причиняло мне такую невыносимую боль. Я открыла глаза и рискнула взглянуть на грудь, ожидая увидеть там страшную развороченную, полыхающую огнем рану, но вместо этого обнаружила только горящее желтым кольцо девы, которое я нашла в гроте. Именно оно и обжигало мою кожу, разнося боль по всему моему телу, заставляя цепенеть мышцы и оголять нервы. - Вот же, зараза! - прохрипела я, хватаясь за пульсирующее кольцо.

Но как только я попыталась его снять, рядом раздался чужой низкий голос:

- Не надо, не снимай. Потерпи еще немного, пока моя сила не успокоится. Лейка, ну ты и дурочка! Ты же могла погибнуть, - я подняла глаза и ... Нельзя смотреть на таких мужиков вблизи. Крышу напрочь сносит. Я потеряла сознание.

Пришла я в себя довольно быстро, по крайней мере мне так казалось. Но вот не спешила показывать этого мужчине, который так легко нес меня на руках, бережно прижимая к широкой груди. Я даже слышала медленные удары его могучего сердца.

- Ты как? - Мик слишком быстро разгадал мой обман.

Я открыла глаза и тут же зажмурилась, а Мик рассмеялся. Его смех был глубоким и волнующим, и мое тело задрожало в ответ.

- Мик, это правда ты? - прошептала я, сквозь прищуренные веки, разглядывая красивое идеальное лицо мужчины.

- Угу, - хмыкнул он. - Это наша первая истинная ипостась. Так мы выглядели раньше, но потом, когда стали жить среди других рас, вынуждены были принимать их облик.

- А тебе не тяжело меня нести? - спросила я только для того, чтобы не молчать. Я и сама понимала, да и чувствовала, что ему явно не обременительна такая ноша.

- Нет, ты довольно легкая, - сдерживая улыбку, произнес Мик, а мое сердце затрепетало, не внимая голосу разума. Как бы ни выглядел сейчас этот паренек, он просто мальчишка, и мое тело не может так бурно реагировать на него. Вот только тело было со мной несогласно, и каждый раз непроизвольно вздрагивало, стоило этим синим глазам встретиться с моим взглядом. - К тому же ты долго ничего не ела, так что...

- Так ты что специально меня голодом морил? - в шутку разозлилась я, стукнув широкую голую грудь Мика кулаком, а внутри все затрепетало от этого прикосновения. Так и хотелось погладить гладкую голубую кожу, ощупать сильные стальные мышцы.

- Ну да, я же знал, что ты меня не послушаешься, и мне придется тебя нести, - шутливо ответил Мик, отвлекая меня от развратных мыслей. Но вдруг лицо Мика стало серьезным, и он добавил: - Ты действительно могла погибнуть. Лейка, я знал, что ты ненормальная, но ведь не полная дура!? Если бы не это кольцо, ты заживо бы сгорела. Такой смерти даже врагу не пожелаешь. Ты понимаешь, как бы я смог после этого жить, зная, что собственноручно убил дорогого мне человека?!

- Ну, так я же не знала, - пролепетала я.

- Ну, так я же предупредил, - в тон мне ответил мне Мик. - Тебе только и нужно было, что сидеть на месте и не высовываться, не лезть на крышу, чтобы подглядывать за голым мужиком.

- Ты меня заметил? - удивлено спросила я. - Потому и повернулся спиной?

- И тебе не стыдно было за мной подглядывать? - обижено спросил Мик. А я смотрела на его лицо и не представляла, что когда-то он был другим - нормальным тринадцатилетним ребенком. Интересно, а Мик и сейчас голый? Да, явно у меня не все в порядке с головой!

- Мик, может, отпустишь меня? Я прекрасно могу идти сама.

- Уверена?

- Угу, - я кивнула для пущей убедительности, которой на самом деле совсем даже не было.

- Ладно, а то я уже не могу удерживать этот облик рядом с тобой. Только отвернись, пожалуйста.

Мик легко опустил меня на землю и тут же затолкал себе за спину. Ну и подумаешь! Что я там не успела разглядеть! Теперь мне его идеальное голубое тело и по ночам сниться будет.

Мик снял с плеча сумку, которую я только сейчас заметила, а его тело уже начало светиться. Зная, чем это грозит, я и сама от него отвернулась.

- Мик, что это? - встревожено, спросила я, глядя на сплошную стену пыли и песка, что вырастала за нашими спинами. - Песчаная буря?

- Угу, - ответил парень и его голос был абсолютно спокоен. - Я не хотел, чтобы Золотой Город нашли так же, как и Акран. Пусть он уйдет в небытие вместе с нами. А если у меня получится возродить шицу-ки, я верну этому городу его первоначальный вид. Надеюсь, орки послушали тебя и покинули Белый Город, как ты им посоветовала.

- А что такое? - я перевела взволнованный взгляд на паренька. Теперь от сногсшибательного голубого мужчины не осталось и намека. Взлахмоченный уставший подросток взирал на меня с тоской в глазах, которая уже притупилась от того количества проблем, что на него свалилось.

- Он тоже исчезнет. И это свидетельство нашего могущества занесет песком. Так что оркам стоило бы поторопиться.

- О, Боже, Мик, не делай этого. Орки не успеют покинуть город.

- Почему? У них было достаточно времени, чтобы собраться и уйти.

- Достаточно времени? Два дня? Смеешься?! Как можно собраться за два дня?!

- Почему два дня? Дней десять - не меньше. За это время вполне можно собраться, особенно, если еще и припугнуть, как следует.

- Мик, какие десять дней? Кого припугнуть?

- Когда Повелитель спас тебя от орков, ты потеряла сознание и провалялась дней пять-шесть в бреду. Из твоих слов я понял, что с тобой случилось, и отправился в Акран, чтобы поторопить нового вождя. Так что они должны были внять голосу пусть не разума, так хотя бы страха и оставить город к этому времени.

- Я была без сознания шесть дней? Не может быть! А в этот раз сколько я была в отключке? - спросила я, смутно догадывалась, что одним днем здесь явно не обошлось.

- Три, - хмуро ответил Мик. - Если бы не кольцо, ты бы не выжила. Кстати, как оно к тебе попало?

- Нашла в гроте девы.

- Не может быть, - Мик схватил меня за плечи и притянул к себе. - Расскажи!

- Да что тут рассказывать! Когда мы пришли в земли орков, то эльфа схватили, а мы с гномом спрятались в запретных землях. Там было озеро и грот девы. Там я и нашла кольцо, когда прятала амулет. Вождь сказал, что это кольцо принадлежало деве, кстати, благодаря этому кольцу меня и признали новой девой. Мик, да что с тобой?

      - Это обручальное кольцо моего отца, - прошептал он, отпуская меня. - Его вручают любимой, которая и хранит кольцо до самой смерти своего избранника.

- Что? Ты хочешь сказать, что дева была женой Повелителя и, возможно, она может быть твоей...

- Я не знаю, - Мик нахмурился. - Где этот грот? Отведи меня туда.

- А я думала, что мы туда и идем. Нам нужно найти эльфа, а он с гномом должен быть еще там или на путь в Акран. Так что можем встретить их по дороге. Только я не знаю эту самую дорогу.

- Не важно. Следы видишь?

Я впервые посмотрела себе под ноги. Земля действительно была истоптана сотнями копыт, и на ней отчетливо виднелись следы груженых повозок и сотней голых ног.

- Здесь прошли орки. Если пойдем по их следам, то выйдем к запретным землям. Как я понял, ты туда их направила?

- Угу, - кивнула я, а Мик уже зашагал по дороге.

Черт, да с этой девой совсем все не просто. Она вполне может быть матерью Мика и женой Повелителя. Но почему она жила с орками. Зачем раз в год ходила в пустыню к демонам? Ведь она могла там жить со своим мужем. Тогда почему и как она умерла? Блин, а если она забеременела и это была девочка? Тогда понятна причина ее смерти.

- Мик, - я бросилась догонять парня. - Мик, а если...

- Давай доберемся до грота и там уже будем все выяснять.

- Но мы может сейчас обсудить некоторые возможные варианты.

- Зачем?

- Так любопытно ведь! - удивилась я.

- Тебе любопытно? - парень даже остановился. - Тебе любопытно? - он повернулся ко мне и схватил за плечи, крепко сжав. - Она могла быть моей матерью, понимаешь? Она могла умереть, потому что снова была беременна, - сейчас парень повторял мои собственные мысли. - Почему он соврал мне? - простонал Мик. Он отпустил меня и повернулся спиной, пряча выражение своего лица. - Почему ты не сказал мне? - закричал он, задрав голову к небу. - Зачем он так со мной? - простонал парень, опускаясь на колени. - Почему?

- Мик, - я присела рядом с ним, и крепко обняла этого обиженного ребенка, прижимая к своей груди. И куда делся тот сильный потрясающий мужчина? - Мик, если отец о чем-то не сказал тебе, возможно, у него была на то серьезная причина, - поглаживая парня по взлохмаченным волосам, я шептала слова утешения. - Не вини его, пока всего не узнаешь.

- Я теперь ничего не узнаю. Его больше нет, - прошептал Мик, крепко вцепившись меня, словно в спасательный круг, который не позволяет ему утонить в море своей боли и обиды.

- Нет, Мик, он не ушел насовсем. Он живет в твоей душе и навсегда останется с тобой. Ты сам так говорил. Просто прислушайся к себе, и ты услышишь его голос, - я гладила этого взрослого мальчика по голове, а он едва сдерживал слезы. Мужчины не плачут, но лучше бы они плакали, тогда на их душе не оставалось бы таких глубоких шрамов.

- Спасибо и ... извини, - смущенно отвернувшись, Мик отстранился от меня и поднялся на ноги, протягивая мне руку. - У нас нет времени, так что придется прибегнуть к... Ты хорошо бегаешь? - Мик уже улыбался, стараясь скрыть боль, но глаза все еще выдавали его истинное состояние души.

- Бегаю? - удивлено переспросила я. - Не очень, а что?

- Опять придется тебя на себе нести. Держись крепче, тетёха, - хитро подмигнул Мик, и схватил меня в охапку.

Глава 16

- Что... - мой голос утонул в шуме ветра. - Что ты задумал? - спросила я, когда Мик внезапно остановился, но еще не отпускал меня, так и удерживая на плече, словно я мешок с картошкой. - Что это было?

- Моя магия, - улыбнулся он и развел руками. Я чуть не упала - так дрожали ноги, да и все тело. Словно, я в невесомости побывала и теперь заново привыкала к твердой земле. Даже голова слегка кружилась. К тому же, его тощее плечо мне весь живот искололо. Хорошо, что я голодная, а то бы пришлось расстаться с обедом.

- Япона мать! - процедила я, оглядываясь вокруг.

Благодаря Мику, мы преодолели расстояние, на которое с орками у нас ушло больше суток, за какие-то пару минут. Я с удивлением смотрела на большой и шумный лагерь орков, расположившийся возле озера.

Орки еще не заметили нашего появления, занятые своими делами. Они уже начали строить небольшие времянки, вырубали деревья под участки, наносили какую-то разметку и расчищали землю. Женщины суетились возле больших очагов, а детвора бегала вокруг и постоянно путалась между ног. Но не было слышно ни ругани, ни криков. Я увидела счастливые лица, услышала смех и песни.

- Дева? - меня кто-то дернул за плащ.

Я оглянулась и заметила стоящую рядом девочку.

- Привет, - я присела возле нее.

- Ты договорилась с демонами? - глядя на меня серьезными черными глазками, спросила она.

- Договорилась. Они больше не придут к вам и больше никогда никого не заберут.

- Правда? - ее тонкие бровки нахмурились.

- Правда, - улыбнулась я. - Я выполнила свое обещание, теперь вы должны выполнить свое. Ты помнишь?

- Угу, - девочка кивнула.

- Ну, тогда я спокойно могу уйти. Теперь вы справитесь и без меня.

- Дева? - раздался за моей спиной знакомый голос.

- Фол, как я рада тебя видеть, - я быстро поднялась и с улыбкой уставилась на обалдевшего орка. - Как вы дошли? Как устроились? Все нормально?

Фол смотрел так, словно я приведение или ожившая внезапно мумия. Похоже, орки уже похоронили меня, надеюсь, памятник или курган они мне пока не успели возвести.

- Фол, я жива и, как видишь, вполне здорова. Правда, совсем не против перекусить. А то от голода уже шатает.

- Дева, мы... мы думали... Когда кони Агрия и Урга вернулись... мы тогда... мы не знали...

- Фол, все в порядке, - я дотронулась до руки орка, а он дернулся так, словно я его током стукнула. - Видишь, я теплая и живая. Все хорошо. Где Арад?

- Там, - растерявшийся орк махнул рукой на компанию мужчин, что склонились над огромным грубо сделанным деревянным столом, что-то рассматривая на его поверхности.

- Спасибо, - кивнула я и пошла к новому вождю.

Там где я проходила, работающие орки останавливались, кивали мне и улыбались. Уже никто не падал на колени и не прикладывал ладонь к груди. Они словно больше не видели во мне богиню. Наверное, в белом городе, в чужом для них месте, они боготворили деву, видели в ней спасительницу, защитницу, а здесь, в привычной для себя среде, они и сами могли справиться со своими проблемами и делами. Что ж, уже неплохо. Я подошла к столу. Орки что-то негромко обсуждали, а между ними я разглядела рыжую шевелюру гнома.

- Дева? - первым меня заметил Арад.

- Привет, - кивнула я вождю. - Как дела, ребята?

- Лейка?! - подскочил гном. - То есть дева!? Жива?

- Меня не так легко убить, - улыбнулась я гному, а так хотелось его обнять. Я видела, что он действительно рад меня видеть, а его глаза так и горели от счастья.

- Кристл? - спросила я, насторожено оглядываясь.

- Жив твой эльф, дева, - усмехнулся Арад. - Отдыхает. Мы его хорошо устроили.

Орк смотрела на меня, а я видела в его глазах благодарность и какой-то вызов. Он не боялся меня, но все равно относился с какой-то непонятной настороженностью. Неужели думал, что я буду претендовать на его место? Или было что-то еще, чего я пока не знаю.

Внезапно навалившаяся тишина и некая натянутость начинала действовать мне на нервы. Я, конечно, не ждала, что они будут мне рады и устроят пир в мою честь, но покормить могли бы.

- Арад, я есть хочу, - слова вдруг вырвались у меня сами собой. Я даже испугалась. А орк рассмеялся и, подойдя ко мне, крепко обнял за плечи.

- Я рад, что ты вернулась, девочка. Живая, - шепнул он мне на ухо, сжимая в объятьях. Сожмет еще сильнее - мои ребра треснут.

Вдруг на плечо орка легла тонкая мальчишечья рука.

- Отпустил бы ты ее, - произнес Мик, нежно улыбаясь орку. Но от того, что было в его глазах и звучало в голосе, меня передернуло. Думаю, орка тоже, так как он быстро отпустил меня, с недоумением глядя на парня. - Ей больно, а она как всегда сама признаться не может, вот и терпит, - продолжая улыбаться, спокойно сказал парень.

- Прости... те, - растерялся вождь. Да я и сама обалдела. Даже в этом облике, Мик мог внушать необъяснимое чувство опасности.

- Покормишь нас? - взяв орка под руку, спросила я, отвлекая его от парня.

- Конечно, только мы не знаем, подойдет ли наша простая и грубая пища для девы? - усмехнулся Арад.

- Подойдет, подойдет, только побыстрей, - ответила я и потащила орка к ближайшему очагу, над которым висел большой котел, распространяющий вокруг свой просто-таки волшебный аромат.

Обед нам подали как раз на тот самый стол, за которым совещались орки, склонившись над набросанной от руки картой этой местности. Я тоже окинула взглядом нечеткие кривые линии - просто от нечего делать, в ожидании своего надолго задержавшегося обеда. Вносить какие-то коррективы или выдвигать свои идея я не собиралась, да и никаких мыслей на этот счет у меня не имелось. Теперь оркам предстояло самим идти по пути собственного развития. Единственное, что я хотела бы им предложить, что пришло мне в голову после посещения Белого и Золотого городов шицу-ки, - это построить храм. Не принципиально, как он будет называться и выглядеть. Это должно быть место, куда орки могут прийти в радости или горести, где они могут попросить защиты и помощи, даже не ожидая ее получить, а только надеясь и веря в силу всемогущих богов и заступников. Им нужна надежда, и это будет место, где они смогут ее получить. Ведь как бы там ни было, но вера в богов или высшие силы - как это ни назови - всегда двигала миром, насколько бы развитым он ни был.

Когда мы расселись за столом, то с одном стороны от меня оказался Мик, а с другой - Ганнибал. И только за обедом я заметила, какими взглядами обмениваются эти двое. Ладно, позже выясню причину их непонятной враждебности. Напротив меня через стол оказались Арад и Фол. Все остальные орки взирали на нас издалека. Видать, для них было настоящим шоком узнать, что божественная дева также нуждается в пище и с удовольствием уплетает рагу с овощами и запивает все это добротным элем.

Перед обедом я успела перекинуться с гномом парой слов об эльфе и амулете. Оказывается, они его так и не забрали из грота. Эльф после освобождения почти не покидает хижины, которую смастерил на скорую руку гном. Он залечивает раны и восстанавливает силы с помощью магии.

Когда пришли орки, гном подумал, что им конец. Но Арад быстро все объяснил и заверил, что орки больше не будут враждовать с эльфами и Кристл может забрать тело своего брата в любое время или они сами с почестями похоронят его. Мост, кстати, они тоже решили развалить и построить другой. Гном успел еще съязвить, что когда слушал речи орка, то и сам уверовал в мое могущество. Мне пришлось двинуть его кулаком в живот, чтобы прекратить мерзкое хихиканье над моим божественным ликом.

Во время обеда, Арад постоянно поглядывал на меня, бросая нетерпеливые взгляды.

- Ну, что такое, Арад? Если есть что сказать, говори, - не вытерпела я.

- Дева, я хотел попросить тебя, - начал осторожно вождь, а я нахмурилась. Не люблю такое начало разговора. Сразу понятно, что ничего хорошего за этим не последует. - Озеро, оно... - Арад замялся.

- И что с ним не так? - нетерпеливо бросила я.

- Там стена воды стоит, - выпалил Фол.

- Что стоит? - удивлено переспросила, чуть не поперхнувшись куском мяса, что как раз отправила в рот. - Какая стена?

Арад бросил гневный взгляд на сына.

- Когда мы пришли, - продолжил он, - то с озером было все в порядке. Но когда наши воины захотели попасть в твой грот, поднялась настоящая буря. Многие не смогли выплыть. А потом встала стена воды, преграждая путь.

- А нечего было туда соваться, - злобно бросил гном. Ага, перепугался, видать, за амулет.

- Дева, нам нужно это озеро. Без него будет трудно начать жить в этом месте, - осторожно произносил Арад, взвешивая каждое слово и не спуская с меня встревоженного взгляда.

      - Я поняла твою проблему, вождь, - властно произнесла. - Я посмотрю, что можно будет сделать.

Я снова вернулась к остаткам своей трапезы, пока не вспомнила, что не успела рассказать вождю о демонах пустыни, но как только начала говорить, Мик перебил меня.

- Я уже всё, что нужно рассказал, - резко бросил он. - И про Акран тоже.

Я только кивнула в ответ, не найдя нужных слов. Вождь с удивлением переводил взгляд с меня на хмурого парня, а вот Фол взирал на Мика с таким же выражением лица, как и гном. Неужели они ощущали исходящую от него силу и опасность? Или это что-то другое. Вождь иногда насмешливо кривил губы, наблюдая за ними, но улыбка так и не появилась на его лице. Что тут происходит, я так и не поняла, да и не собиралась вникать в их ребячьи разборки. Орки, гномы, эльфы, шицу-ки или люди - все одинаково стремятся отвоевать свое место под солнцем, чувствуя сильного и стремясь подмять под себя слабого.

Я поднялась из-за стола, прекращая это бессмысленное противостояние мужских взглядов. Доедать рагу я не стала. Плавать с полным животом для меня всегда было тяжело. Ничего и никому не объясняя, я сразу же направилась к озеру.

- Я с тобой, - быстро догнал меня Мик. Я только кивнула. Одной мне было боязно туда соваться.

Скинув плащ прямо на траву и оставаясь в слегка потрепанном уже давно не белом платье, я вошла в прохладные воды озера, не сводя восхищенного взгляда с водяной стены, которая закрывала не только вход в грот, но и весь островок. Здесь явно не обошлось без магии. Очень сильной магии.

- Ты видел такое раньше? - шепотом спросила я Мика, когда тот встал рядом со мной. Я окинула его заинтересованным взглядом. Он уже снял рубашку и штаны, оставшись в льняных портках. Я едва удержала смешок, боясь обидеть парня. Но его фигура оказалась не такой и тощей, через несколько лет он обещает стать вполне красивым мужчиной. Хотя о чем это я!? Зачем ему это, если он и так... сногсшибательный мужчина, только голубой. Я глупо захихикала, а Мик с удивлением покосился на меня.

Смутившись, я быстро поплыла к завесе, даже не представляя, как она отреагирует на наше вторжение. Но оказавшись от нее на расстоянии вытянутой руки, я ужаснулась невероятной силе, что могла сотворить такое. Я боялась и подумать, что эта магия сотворит с нами, если мы покажемся ей опасными. Я осторожно сунула руку в висячую воду, проверяя, не галлюцинация ли это. Стена воды дрогнула, и часть ее опала прямо перед нами, окатив нас холодными брызгами, и образовался небольшой проход, через который нам явно предлагали пройти.

- Ну что, поплывем? - спросила я, косясь на бледного паренька.

Мик, словно поняв мои опасения, первым проплыл в образовавшийся проем. Но стоило нам его одолеть, как воды снова сомкнулись. Может, это и хорошо. Теперь орки не увидят, что будет происходить в гроте. Тем более что мы и сами не знаем, чего нам ждать.

Мои опасения оказались оправданы. Стоило нам ступить на холодный влажный песок грота, как перед нами что-то замерцало, и нашему взору предстал полупрозрачный призрак девы. Она была в длинном белом платье, в таком же, как и на мне, ее рыжие волосы были распущены и огненными волнами лежали на плечах, а большие глаза блестели, но смотрела она с какой-то тоской и грустью. Дева улыбнулась и протянула руки. Но не мне, а Мику.

Парень шагнул к призраку, что-то произнося на незнакомом для меня языке. Губы девы зашевелились, но я не услышала от нее ни звука. Однако, Мик не только услышал, но и понял ее. Он кинулся к призраку, протягивая свои дрожащие руки. Его фигура начала светиться, и я тут же прикрыла глаза, уже на собственном опыте зная, что сейчас будет и чем это чревато. А когда через несколько ударов сердца осторожно приоткрыла глаза, Мик уже принял свой истинный облик и теперь держал деву за руку и что-то быстро говорил ей на странном языке. Она тепло улыбалась ему и гладила по щеке, пропускала его блестящие пряди синих волос через длинные полупрозрачные пальцы.

- Лейка, кольцо, - бросил Мик, даже не обернувшись ко мне.

Я быстро сняла цепочку с шеи и, сделав пару шагов к этой странной парочке, протянула ее Мику. Дева впервые посмотрела на меня, словно только сейчас заметила. Прищурив неопределенного цвета глаза, она рассматривала меня с явным интересом. Потом медленно подошла ко мне, словно проплыла по песку, и остановилась так близко, что я почувствовала исходивший от нее холодок. Я так и держала кольцо на вытянутой руке за продетую через него цепочку. Как только дева прикоснулась к кольцу, оно засветилось и тут же пропало, внезапно испарившись прямо в воздухе. Дева улыбнулась мне и открыла рот. Я видела, как шевелятся ее губы, но не услышала ни слова. Я выжидательно посмотрела на Мика.

- Она спрашивает, что ты хочешь получить за оказанную услугу.

Я перевела взгляд на деву, я уверено произнесла:

- Я хочу попросить тебя, дева, об одном одолжении, - ее тонкие рыжие брови удивленно приподнялись. Похоже, она меня понимает и не нужно обращаться к Мику за переводом.

- Говори, - вместо девы произнес Мик.

- Разреши оркам пользоваться озером. Ведь ты сама хотела, чтобы они сюда пришли, а теперь закрыла доступ к воде. Позволь им... - я не успела договорить, а дева еще шире улыбнулась и кивнула головой в знак согласия. Я даже растерялась от неожиданности.

- Говори, - снова властно повторил Мик, а мне захотелось его стукнуть или хотя бы послать куда подальше. Я и без него знаю, что мне делать.

Дева выжидающе смотрела на меня.

- Пусть этот грот станет для орков святым местом, храмом любви, - вдруг выпалила я. Ну а что, самое подходящее место. - Пусть сюда приходят молодые орки, чтобы принести брачные обряды и поклясться в вечной любви друг к другу. А ты будешь благословлять их союзы.

Дева снова кивнула, а потом протянула руку и легко коснулась моего лица. Казалось, словно льдинкой провели по щеке. Затем ее взгляд переместился на мою грудь, где в вороте мокрого платья хорошо был виден ожог, оставленный пылающим кольцом. Она едва прикоснулась к ожогу, а я чуть не взвыла от боли. Но через мгновение болевые ощущения стали утихать. Не выдержав давления любопытства, я опустила голову, чтобы самой посмотреть, что произошло с моей раной, но от ожога не осталось и следа.

      - Спасибо, - ошарашено прошептала я.

Дева кивнула и повернулась к Мику. Он нахмурился, а потом просто кивнул в ответ на ее слова. Я не видела лица девы, но вот на голубом лице Мика застыло такое скорбное выражение, что я поняла и без перевода: она прощается с ним, и ему от этого очень плохо. Дева подошла к Мику, снова погладила его по щеке и... исчезла, как и кольцо, сверкнув, быстро испарилась в воздухе.

- А сейчас нам лучше отсюда уйти, - снова меняя облик, произнес Мик.

- Одну минуту, - я кинулась к месту, где оставила амулет.

- Лейка, поторопись, уже начинается, - взволновано прокричал парень.

Я не видела, что происходило вокруг, неистово откапывая из песка амулет драконов. Как только я схватила его за цепочку, Мик вздернул меня на ноги и потащил к воде.

Мы не успели еще проплыть водяную завесу, как грот и весь остров охватило белое пламя.

- Быстрее, - крикнул Мик.

Так быстро я еще никогда не плавала. Я думала, что после такого и на берег не выберусь. Хорошо, что гном по пояс зашел в озеро, и как только я подплыла к нему, схватил меня за руки и вытащил на берег. У меня дрожали и руки и ноги, и я едва переводила судорожное дыхание. Мик стоял уже рядом со мной, с тревогой глядя на озеро. Орки рядом вскрикивали от изумления и страха. Они явно не понимали, что сейчас происходит, впрочем, я всецело разделяла их чувства.

Прямо из пламени рождалось будущее этого озера, этого места, этой расы. На месте грота появилась высокая белая пирамида, вершину которой венчало два переплетенных золотых кольца. Похоже, дева поняла мою просьбу буквально. Огонь утихал, давая возможность рассмотреть 'божье' творение. Остров исчез полностью и, казалось, что пирамида стоит прямо на воде, хотя вполне вероятно, что так оно и было. Входа или дверей было не видать, хотя на озере на спокойной темной воде плавала белая лодочка. Никем не направляемая, она стала медленно приближаться к берегу.

Орки зашумели, не понимая, что произошло и как теперь к этому относиться. Я подмигнула удивленному Мику, по-моему, он и сам не понимал, что сотворила его мамаша.

- Арад, этот храм вам подарила дева, - громко произнесла я, обращаясь к новому вождю орков. Арад понял всю торжественность происшедшего и, склонив голову, приложил растопыренную ладонь к груди. Остальные орки последовали его примеру. И, слава Богу, на колени никто опускаться не стал. Я слегка повысила голос и продолжила, обращаясь к вождю: - Теперь орки, что хотят освятить свой союз и соединить судьбы, подтверждая свою вечную любовь друг к другу и желание быть вместе до конца жизни, должны провести обряд бракосочетания в этом храме. Сама дева будет свидетелем их обетов, если они окажутся достойными. После этого никто никогда не сможет разрушить этот союз двух любящих сердец, - ну я и нагородила. Орки смотрели на меня со страхом и благоговением. - Есть желающие доказать, что их любовь достойна этого святого обряда?

Я, конечно, не ожидала, что орки так сразу и ринуться в храм, доказывать свою любовь друг к другу и связывать сердца навечно, но чтобы они настолько перепугались, я не ожидала. Они попятились и от меня, и от озера, и от своего вождя, который выжидающе смотрел на них. Но желающих явно не было.

- Что ж... - начала я, глядя, как белая лодочка качается у самого берега, - тогда...

- Я... то есть мы хотим, - к нам подошел Фол, крепко держа за руку смущающуюся молодую орку. Она пряталась за спину своего избранника, намертво вцепившись в его руку, и насторожено поглядывала то на меня, то на Арада. Видать, папочка не шибко-то одобрял выбор своего сына. Но кто ж его в таком случае будет спрашивать, если сама дева желает благословить этот союз. Придется ему смириться. Я видела, как Арад крепко стиснул зубы, но ничего не сказал. А я ему одобряюще улыбнулась.

- Вы уверены в своих чувствах? - спросила я. - Если у вас есть сомнения и...

- Нет, мы давно любим друг друга, и... - Фол бросил осторожный взгляд на отца, - и давно желаем ... пожениться.

 - Тогда смело садитесь в лодку и пусть озеро судьбы ведет вас.

- А ты, дева? - испугано спросил Фол, видя, что места в лодочке явно только на двоих.

- Мы будем ждать вас здесь, чтобы потом порадоваться за вас или поддержать, если дева сочтет ваши чувства не настолько сильными, чтобы навечно связать ваши судьбы.

- Но дева...

- Иди, - резко прервала я орка.

Фол быстро забрался в лодку и втащил туда онемевшую орку. Похоже, он до сих пор боится, что отец остановит его. Но Арад был умным вождем, он не станет при всех противиться воле девы. А вот теперь мне интересно, что будет дальше. Как дева соединит эти влюбленные сердца, да и вообще, как эта процедура будет происходить? А то я тут наобещала... Надеюсь, дева меня не подведет.

Орки с замиранием сердца смотрели, как лодочка медленно приближалась к пирамиде. Вдруг в стене сам собой появился черный провал, и лодка вплыла прямо в храм. В полной тишине мы взирали на то, как белую свадебную лодочку поглотил черный зев пирамиды. И когда невидимая дверь снова закрылась, пряча от нас Фола и его избранницу, на берегу озера поднялся невообразимый гам и шум. Орки что-то орали, тыча пальцами в пирамиду, кто-то даже схватился за меч и уже вошел в воду, намереваясь с боем выручать друга и собрата, но Арад быстро утихомирил свое беспокойное войско, резко прикрикнув на них и воззвав к их вере и долгу. Они ведь столько лет поклонялись и почитали деву, неужели она могла сделать со своими верными сыновьями что-то плохое.

Я скептически скривилась на слова орка, но быстро придала своему лицу строгое осуждающее выражение. Что бы там сейчас ни случилось, орки легко могут сейчас уничтожить и меня, и Мика, и эльфа с гномом, и вряд ли Арад их удержит. Поэтому я переживала за Фола ничуть не меньше самих орков. Если они переживали только за жизнь друга, то я волновалась и за свою жизнь и за жизни тех, кто пришел со мной.

Вождь тронул меня за плечо, стараясь привлечь внимание, и я вздрогнула от неожиданности. Арад наклонился к моему уху, приобняв меня за плечи.

- Что с ними будет? Они вернутся? - он почти орал мне на ухо, но я сомневаюсь, что его услышал еще кто-то, кроме меня. Орки хоть уже и не прыгали в воду, но мечи так и не попрятали и продолжали громко обсуждать исчезновение лодки в храме, и даже строили планы освобождения Фола, косо поглядывая на вождя. Араду надо отдать должное, он умудрялся сохранять на лице невозмутимое спокойствие, хотя Фол и был его единственным сыном.

Я сложила руки наподобие рупора и закричала на ухо вождю:

- Если дева решит, что их чувства искренние и они достойны ее защиты и покровительства, то благословит этот брак и отпустит с миром, а если нет... тогда не знаю, что она может сделать.

- Ты ей веришь? - орк нахмурился.

- Она обещала мне. Хотя ты лучше меня должен знать, на что способна была ваша дева и как сильно вы ее прогневили. По крайней мере, у вас должны были сохраниться хроники или летописи.

- Откуда...? Хотя это сейчас не важно. Лично ты доверяешь ей?

- Арад, что я могу сказать? Я была лишь исполнителем ее воли, к тому же невольным. Я даже не догадывалась, что говорю и действую по ее указке. Но знаешь, Арад, - я положила руку на локоть орка, - я не думаю, что она хочет вам навредить. Так что с твоим сыном все будет хорошо.

Орк несколько мгновений смотрел на мою маленькую ладонь на своей руке, потом посмотрел в мои глаза и просто кивнул. Странный у него мыслительный процесс! Какой-то медлительный.

Я отпустила руку орки и сложила руки на груди, стараясь прикрыть мокрую грудь и хоть как-то согреться. Как и вождь, я сохраняла на лице абсолютное спокойствие, наверное, поэтому орки стали потихоньку утихать и уже перестали метаться по берегу с криками, размахивая мечами - теперь они рассаживались прямо на траве, а кто-то притащил к берегу колоды и уже там устраивался с большим комфортом. Сейчас они говорили тихо и вели вполне мирные речи. Уже слышался несмелый смех и шутки.

Кто-то накинул на мои плечи плащ, и я повернула голову, чтобы поблагодарить... эльфа? Кристл был бледным, но... вполне живым.

- Привет, - шепнула я. - Ты как?

- Неплохо, жить буду. Что тут? - он кивнул на пирамиду.

- Ждем. Они скоро должны вернуться.

- Уверена?

- Черт, Кристл, и ты туда же! Да откуда же... - я резко замолчала, когда эльф больно сжал мое плечо, глядя прямо в глаза. Я только сейчас обратила внимание на тишину вокруг. Взоры всех орков, как и их слух, были обращены в мою сторону.

Я кашлянула, как будто подавилась и продолжила:

- Да откуда же у тебя такие сомнения, неверующий!? - громко и резко бросила я, а эльф только хмыкнул и отошел в сторону, где стояли Мик и гном. Парень подмигнул мне, а рыжее гномье недоразумение покрутило пальцем у виска. Вот же сволочи! Ну, сами же меня спровоцировали! Я так разозлилась, что у меня даже под лопаткой зачесалось, и вообще вся спина покалывать начала, и руки тоже. Я сжала кулаки и стиснула зубы, сдерживая себя, чтобы не пойти прямо сейчас разбираться с чертовыми провокаторами.

Восхищенный вздох орков отвлек мое внимание от ребят, и я посмотрела на пирамиду. Венчающие вершину храма золотые кольца засветились, и золотой свет покрыл весь храм сверху донизу. Даже воды озера казались расплавленным золотом. Я услышала, как рядом со мной вождь с облегчением перевел дыхание, когда в стене появился проем, из которого выплыла лодочка. Мы с замиранием сердца и до боли в глазах всматривались, стараясь разглядеть Фола и его избранницу.

По мере приближения лодочки к берегу золотистое сияние угасало, и пирамида уже снова стала кристально белой.

Как только лодка приблизилась к берегу, из нее легко выпрыгнул счастливый Фол. Он помог выбраться своей раскрасневшейся... жене. Орк смело с вызовов оглядел притихших на берегу орков, потом посмотрел на отца и крепко, властно обнял девушку за талию, прижимая к себе. Он всем своим видом показывал, и, казалось, даже кричал: 'Моя!'. Теперь никто не посмеет сказать хоть что-то против этого союза.

Я заметила, что на безымянных пальцах орков красовались золотые обручальные кольца, которые они выставляли напоказ с таким высокомерным видом, словно бывалые служаки кичатся своими давно зажившими, но все еще ноющими ранами. Только вот мне интересно, почему кольца были на обеих руках сразу?

- Отец, - глядя на вождя, только и произнес Фол.

Арад строго смотрел на сына, но я видела, какая гордость была в его взгляде, позе, наклоне головы. Орк кашлянул, давая себе еще немного времени, чтобы успокоиться, а затем спросил:

- Ну?

- Мы получили благословение девы.

- Что ж, - вождь повернулся к притихшим оркам. Видать, они знали, почему вождь не одобрял выбор своего сына, и теперь ждали... пусть не скандала, но хоть какого-то всплеска эмоций. - Орки! - громко произнес вождь. - Вы видите, что пришло новое время, с новыми законами, новыми обычаями, новыми друзьями. Наша дева хоть и ушла от нас, но никогда не оставляла, даже когда мы утратили веру в нее. Она послала нам свою помощницу, - вождь небрежно мотнул рукой в мою сторону, - которая показала нам этот новый путь. Теперь у нас есть храм, прекрасная земля, так давайте же построим тут такой город, который и в веках будет вызывать завистливый скрежет зубов наших врагов и друзей. - Орки подняли руки и издали какой-то воинственно-торжествующий крик.

- Что ж, наше дело сделано, - ко мне сзади подошел Мик, и я снова подпрыгнула от неожиданности. - Нам пора уходить. - Я только кивнула и уже открыла рот, когда увидела направляющуюся ко мне избранницу Фола.

- Госпожа, - она слегка склонила голову. - Могу ли я в благодарность вам предложить свою помощь?

- Помощь? - удивлено спросила я.

- Ваша одежда, - она смущенно улыбнулась.

- А, да, это все, что у меня есть с собой, - кажется, сейчас я смутилась больше нее.

- Если госпожа не побрезгует, я могу...

- Госпожа не побрезгует, - оборвала я ее на полуслове. - Если ты можешь дать мне хоть что-то из одежды, особенно если это будут штаны...

 - Идемте за мной, - орка повернулась и быстро пошла в сторону возведенных на скорую руку шалашей и палаток, покрытых старыми шкурами.

Вождь продолжал вещать что-то пафосное, а орки прыгали и кричали от радости. Орка подошла к одной из палаток и быстро скрылась в ней. Я остановилась у входа, не зная, что теперь делать: то ли последовать туда, куда меня не приглашали, то ли ждать у дверей. Но мою дилемму быстро разрешила сама орка. Ее рука быстро появилась из-за складок шкур, и она, безошибочно схватив меня за локоть, втащила в палатку.

- Моя одежда вам не подойдет, но вот одежда моего брата будет как раз.

- А он не обидится? - оглядываясь по сторонам, спросила я.

- Нет, - едва слышно выдавила орка таким тоном, что я тут же перевела на нее взгляд. - Его много лет назад забрали демоны. Он был моим старшим братом.

- Прости, мне жаль, - только и смогла произнести я. - Демоны больше никогда вас не потревожат. И больше никогда никого не заберут. Так что даже если кто-то из орков погибнет или пропадет, запомни, это мог сделать кто угодно, но только не демоны. Их... больше не осталось.

- Вы убили их? - испугано прижав руки к большой груди, прошептала орка.

Я промолчала, глядя в ее черные глаза.

- Как тебя зовут? - спросила я, чтобы перевести тему. Да и не надо оркам знать, что случилось в пустыне на самом деле. Они все равно не поймут и не поверят.

- Ромали, - смущено улыбнулась девушка.

- Приятно познакомится, Ромали. А меня зови...

- Нет, госпожа, нет. Дева не должна говорить никому своего имени, - оборвала меня девушка.

- Да? - удивлено протянула я. - Ну ладно, - я не стала спорить и задавать свое извечное 'почему'. Тем более что мы с Ромали, вероятно, больше никогда и не увидимся, так что мое имя ей ни к чему. Для орков я навсегда останусь той, которая выполняла приказания их любимой девы-воина. Кажется, во мне заговорила зависть и тщеславие. Пора задавить эту гадину на корню, пока не разрослась.

Пока я тут маялась от стыда за саму себя, Ромали открыла тяжелый сундук и стала перерывать все вещи. Почти что на самом дне она нашла что-то подходящее и радостно взвизгнула, чем вызвала мою улыбку. Эта орка выше меня почти на голову, да и шире вдвое, а, возможно еще и старше по годам, но она, похоже, еще больший ребенок, чем я. Бывают такие люди, которые, независимо от возраста, так же искренне радуются или огорчаются. Они по-настоящему вам сочувствуют и, как все дети, всегда готовы на подвиг. Они кинутся в речку, чтобы спасти котенка, бросятся на грабителя, помогут бабушке перейти дорогу, защитят девушку в темном переулке, и в них говорит совсем не доброта, а святая наивность. Они искренне верят в добро и видят только хорошее. Как мало таких осталось в моем мире!

У меня даже сердце защемило от боли, когда счастливая орка обернулась ко мне и протянула стопку одежды. Ее лицо светилось, и она была рада помочь мне, потому что просто могла это сделать.

- Вот, это штаны моего брата, вам должны быть по размеру. Раздевайтесь, - просто сказала она, и я тут же стала выполнять ее распоряжение.

Когда я стащила с себя еще влажное платье, то стала растирать руки, которые покрылись мурашками, не обращая внимания на орку. Давно я так не мерзла! Хотя бы простуду не подхватить, впрочем, эльф может вылечить меня быстрей и лучше любых врачей и таблеток. Все-таки магия - это хорошее дело.

- Э, - задумчиво протянула Ромали. - Кажется, вам нужно еще кое-что, - она снова нырнула в глубины своего объемного сундука. - Вот, - с радостным возгласом она протянула мне...

- Панталоны? - ошарашено глядя на что-то белое с оборочками, спросила я.

- Да, вы же не можете натянуть штаны прямо... на... на так.

Ага, как же не могу! Я в этом мире и не такое могу!

- Ладно, - хмуро глядя на этот ненавистный мне элемент гардероба, я медленно стала вытаскивать кинжал из ножен, которые кинула на пол вместе с плащом и платьем. Орка не спускала с меня перепуганных глаз и даже начала пятиться, прижимая к груди теперь уже мои панталоны.

- Дай, - я вырвала из ее рук белые подштанники.

- Они чистые, - пролепетала орка.

Я бросила на нее яростный взгляд и схватила панталоны двумя руками, растянула их, окинув размеры сего бедствия, и всунула назад в руки орки.

- Держи вот так, - резко бросила я и стала пилить кинжалом штанины, превращая или, по крайней мере, намереваясь превратить это безобразие с оборочками в милые короткие шортики.

- Что вы... госпожа...

- Так будет лучше, - хмыкнула я, глядя на свой шедевр. Хотя бы гном не узнал, к чему я приспособила его родовой меч.

Всю эту процедуру я проделала стоя перед оркой совершено голой и только сейчас до меня дошла сия истина. Я резко выхватила из ее рук свои новые трусы и со скоростью разбуженного по тревоге солдата впрыгнула в них. Ну, так хоть не стыдно. Я повернулась к орке спиной, и теперь смотрела на нее через плечо.

- Ромали, а рубашки нет?

- Как красиво, - с изумлением произнесла она и стала медленно приближаться. Я даже перепугалась ее слишком пристального взгляда.

- Что красиво? - ну не про труселя же она, в самом деле!

- Ваша спина. Это так красиво.

- Спина? - переспросила я, одновременно забирая штаны, которые орка повесила себе на плечо. - Что там с моей спиной? - я прыгала на одной ноге, стараясь попасть в узкую штанину.

- Рисунок. Он такой красивый, - с восхищением пролепетала орка.

- Рисунок? У меня на спине? - я даже остановилась. - Какой он?

- Черный, - просто ответила Ромали, восторженно глядя на меня.

- Черный, - я чувствовала себя попугаем. - И что там... нарисовано?

- Не знаю, но это... очень красиво.

- Понятно, - буркнула я, быстро натягивая штаны. Еще рисунков на спине мне не хватало. Слава Богу, хоть превращение в оборотня почему-то прекратилось. Так по мелочи только: то слух лучше, то зрение, да и выносливость повысилась. Хоть внешне ничего не меняется. Так теперь еще рисунки на спине появились откуда-то. Может это работа Мика? Я нахмурилась. - Ромали, что насчет рубашки?

- Сейчас, - орка снова кинулась к сундуку и быстро достала рубашку, к тому же не одну. - Можете взять эти. Они, наверное, будут немного великоваты, но все лучше, чем ничего.

      - Да уж, точно. Спасибо тебе большое. Даже не знаю, как тебя благодарить.

Я улыбнулась орке, застегивая рубашку и натягивая сверху плащ Арада.

- Возьмите еще и это, - орка протянула мне что-то похожее на накидку или очень широкий шарф. - Он очень теплый, - в ее голосе промелькнула грусть.

- Если он тебе так дорог, то я не возьму. Это память?

- Да, но я хочу, чтобы он был у вас. Эту накидку мне подарил брат, когда я... - орка замолчала, а я удивленно приподняла бровь. Что-то моя благодетельница покраснела. С чего бы это? - Возьмите, прошу, - со слезами на глазах прошептала Ромали и я не смогла отказать.

- Спасибо, но мне нечем тебе отплатить, - смущаясь, произнесла я. Да, не очень хорошо получилось. Задарма обзавелась полным гардеробом.

- Что вы! Вы столько сделали для меня и для... нас. Это я никогда не смогу рассчитаться с вами. Я буду молить деву сохранить вас и буду просить ее, чтобы она снова направила вас к нам, - Ромали схватила меня за руку и стала так яростно ее трясти, что я начала переживать за сохранность своей тощей конечности.

- Конечно, конечно, спасибо, Ромали, - уже стонала я от боли. - Я постараюсь еще сюда вернуться. Я хочу увидеть, какой город вы построите. Я хочу увидеть ваших с Фолом детей, - сказала я, а орка внезапно отпустила мою руку и отошла от меня. - Ну, что опять? - спросила я, злясь на себя. И кто меня вечно тянет за язык?!

- Вы знаете, почему вождь был против...

- Да плевать мне, почему он был против. Ты любишь Фола? - орка кивнула. - А он тебя? - она снова кивнула. А мне понравилось, что она ответила на этот вопрос сразу, даже не замявшись, не задумавшись, не сомневаясь. Что-то в этом было такого... особенного. - Вот это главное, тем более что дева благословила ваш союз, - я кивнула на обручальные кольца.

- Вы не хотите узнать, что там было?

Я еще как хотела, но понимала, что не должна. Если попрошу, Ромали расскажет, но...

- Нет, Ромали, я думаю, что у каждой пары будут свои испытания, и не стоит о них никому рассказывать, ну, может быть, только своим детям. Если бы дева хотела этого, она бы сделала так, чтобы все знали. А так - это таинство бракосочетания, пусть оно таковым и останется.

Орка кивнула, соглашаясь со мной, но я заметила, с каким облегчением она вздохнула. Мне стало еще любопытнее, что же такое придумала мамаша Мика? Надо будет у него спросить, может, он знает... ну, или хотя бы догадывается.

Я уже полностью оделась, чувствуя себя словно родившейся заново. Теперь можно двигаться дальше. Жаль, конечно, что у Ромали не нашлось для меня сапожек, но и ботинки гнома пока еще живы, а дойдем до человеческих земель, там напрошусь на рынок и куплю все, что захочу. Кстати, я и не подумала как-то об одной вещи. Я закусила губу, чтобы не выругаться. Теперь с нами Мик, следует ли мне отдать ему магические камешки? Если да, то я останусь... нищей. Вот же черт!

Как только мы вышли из палатки, меня чуть не сбил с ног мальчишка, который кинулся к Ромали, обняв ее за талию и задрав голову с радостно сияющими глазами, он протараторил:

- Мама, мама, это правда, что теперь Фол стал моим папой?

'Упс', - как говорят американцы. Теперь понятно, почему Арад был против.

- Твой сын? - глядя на мальчонку, спросила я, и так зная ответ.

- Да, - пряча глаза, произнесла орка. - Это сын вождя, - едва слышно произнесла она, а я чуть на месте не села, когда она исправилась: - Бывшего.

      - Агрия? - на всякий случай переспросила я.

Ромали кивнула и еще больше покраснела. Не думаю, что этот взлахмоченный сияющий мальчуган - плод страстной любви. Хорошо, что демоны убили этого ... вождя. А Араду я еще все выскажу.

- Ромали, спасибо тебе за все, - я протянула руку и положила на плечо покрасневшей орке. - Даже не представляю, что бы я без тебя делала, - я улыбнулась и погладила ошарашено глазевшего на меня ребенка. Кажется, он только сейчас сообразил, кто я такая.

- Что вы, госпожа, это я...

- Нет, Ромали, как видишь, кроме тебя, мне никто не предложил помощь. Только ты не испугалась. Так что это я от всего сердца благодарна тебе. И даже не знаю...

- Платье, - перебила меня орка.

- Что? - не поняла я.

- Можно я оставлю себе ваше платье? - ее глаза засияли.

- Конечно, - растеряно произнесла я. А вот про платье я совсем забыла. Оно так и осталось валяться на полу.

- Спасибо, госпожа.

- Лия, вот ты где, - к нам приближался эльф. Он слегка похрамывал, и хотя орки на него не кидались, и даже, наоборот, сами отскакивали в стороны, когда он проходил рядом, эльф все равно насторожено оглядывался по сторонам.

- Кристл, я тут... переодевалась.

Эльф окинул меня оценивающим взглядом и хмыкнул.

- Неплохо прибарахлилась.

Я не обиделась на него, радуясь, что он жив и уже почти оправился. А такой противный он стал из-за ранений, а может, он слишком много времени провел наедине с гномом. Я широко улыбнулась ему.

      - Где остальные?

- Ищут тебя. Ты идешь?

- Угу, подожди минутку, - я повернулась к орке. - Спасибо тебе за все, Ромали, большое спасибо. И будьте счастливы. Пусть дева вечно хранит вас и ваш очаг.

- Вы уже уходите, оставляете нас, - произнесла она обречено.

- Я вернусь. Постараюсь вернуться.

- Мы будем ждать вас, госпожа, - Ромали улыбнулась, а я искренне улыбнулась ей в ответ. Кажется, у меня появился новый друг.

Я побежала за эльфом, но потом внезапно остановилась, оглянулась и помахала рукой обалдевшей орке и счастливо запрыгавшему мальчику. Я от всей души мысленно попросила деву, защитить их и помочь. Мне хотелось, чтобы они действительно стали счастливыми.

Глава 17

- Лейка, где ты шлялась? - это было первое, о чем спросил Мик, когда увидел меня. Парень был запыхавшимся и раскрасневшимся. - Исчезла, никого не предупредила! С ума сошла?!

- Ты же видел, как я уходила с Ромали? - опешила я от его наезда. И что он вечно ко мне придирается и опекает словно ребенка?!

- Ага, видел. Ты с ней ушла, откуда я знал куда. Может, ты это... то есть того... ну, короче...

- Черт, Мик, я что, должна отчитываться перед тобой, куда и с кем я ухожу! - уже вспылила я. - Ты мне не муж!

- Это можно быстро исправить! - рявкнул парень, подходя ко мне ближе.

- Что? - изумлено спросила я. - Только этого мне не хватало! Хоть ты и преобразуешься в голубого красавчика, но для меня ты все еще ребенок!

Гном уже откровенно ржал рядом, прислушиваясь к нашей перепалке, а я только смутилась, от чего еще больше разозлилась и на Мика и на себя. И вообще, чего он пристал ко мне. Ну, подумаешь, пару раз целовались и то, это была не моя инициатива! Да и против моего желания. Может, и не совсем против, но явно не с согласия.

- Хватит обращаться со мной, как со своей собственностью, понял? - гаркнула я. Мик открыл рот, чтобы возразить мне, но потом его глаза потухли и он опустил голову.

- Прости, я не должен был, - бросил он как-то слишком по-взрослому, потом резко развернулся и отправился в сторону озера. Я смотрела ему вслед с недоумением, а затем перевела взгляд на гаденько хихикающего гнома.

- Ганнибал, я тебя сейчас...

- Он переживал, когда ты исчезла, - вдруг тихо произнес эльф, когда мы зашли в его палатку. Кристл тяжело опустился на импровизированное ложе, со стоном вытянув ноги, и с немой укоризной посмотрев на меня. - Сначала он был спокоен, а потом вдруг что-то случилось, и он ...

- Аж позеленел весь и кинулся тебя искать, - перебил гном. - Он словно что-то почувствовал.

- Тебе не угрожала опасность? - прищурив глаза, спросил эльф.

Я устало опустилась прямо на пол, на небольшую кучу сваленных веток. Потерла лоб, стараясь сосредоточиться и успокоиться одновременно. Неужели, Мик может чувствовать меня, улавливать мои эмоции даже на расстоянии? Ко всем моим проблемам, только этого счастья мне и не хватало. И почему со мной вечно что-то случается?!

- Нет, ничего такого вроде бы и не было. Ромали дала мне одежду, мы поболтали немного, и все. Ты сам видел, - ответила я эльфу, - когда нашел меня. Кстати, а ты, Кристл, что там делал? Хоть орки тебя больше и не трогают, но все же опасно было выходить одному.

 - Ну, ты и тупая! - завопил гном. - Мы тебя отправились искать, дура! Парень выбежал с такой скоростью, что мы подумали, тебя уже где-то убивают. Поэтому, Кристл, даже несмотря на свои раны, которые, кстати сказать, еще очень даже сильно его беспокоят, не жалея сил, бросился на твои поиски, - гном стоял чуть склонившись надо мной, уперев руки в боки, а я взирала на него с каким-то усталым равнодушием, потом встала, отряхнула листья со штанов, и, не говоря ни слова, вышла из палатки.

Снаружи уже опускался вечер, который принес с собой свежесть и прохладу после жаркого солнечного дня. Орки собирались в небольшие группы, разжигали костры, и вокруг уже разносился аппетитный аромат жареного мяса. Было шумно, весело и одновременно как-то спокойно. Словно умиротворение окутывало всех своим надежным покрывалом.

Я еще минуту постояла перед палаткой эльфа, наслаждаясь природой и покоем. Мне не хотелось сейчас спорить с гномом и эльфом, доказывая, что я не маленькая девочка и вполне могу справиться со всеми проблемами сама, но, тем не менее, я понимала, что в чем-то они правы. Извинюсь позже, когда вернусь. А сейчас лучше найду Мика и поговорю с ним. В этом взрослом мальчике столько тайн и противоречий, что я начинаю банально теряться в его присутствии, не зная, как себя вести с ним: как с капризным подростком или настойчивым мужчиной, как с надежным другом или вероятным любовником. Мне нравился этот веселый парень и одновременно пугал мужчина, которым он становился, а возможно, и являлся по своей сути. К тому же, что-то мне подсказывает, что благодарить за рисунок на моей спине я должна именно его, а не оборотня или запретную магию эльфа.

Что ж, разговор предстоял не из простых. Я глубоко вдохнула пряный воздух сумерек. Ветер совсем стих. В листве высоких деревьев все еще пела какая-то птица, а в чернеющем небе уже засияли первые звездочки, еще такие маленькие и тусклые, но еще полчаса и они проявят себя во всем своем блеске. Я пошла по направлению к озеру через готовящийся ко сну лагерь орков. Хотя нет, это уже не лагерь, это будущий величественный город великой расы.

Орки почти не обращали на меня внимания, занятые приготовлениями к позднему ужину. Хоть они больше не воспринимали меня как свою деву, но все равно поглядывали с каким-то странным благоговением. Лучше бы они пригласили меня к своему очагу и накормили, но требовать или просить их об этом я не рисковала, поэтому шла, вдыхая возбуждающие мой аппетит ароматы, и улыбалась, чтобы не скрипеть зубами от немой досады. Мой живот урчал и настойчиво требовал хоть какой-то еды. Я уже не помнила, когда в последний раз ела. Раньше мне не приходилось столько времени голодать. Но, что интересно, чувствовала я себя почти превосходно, если бы не бунтующий желудок, то и не поняла бы, что голодна. Интересно, это тоже сказывается влияние метки Мика? Шицу-ки же не едят обычную пищу, так может, и я... Черт, не хватало еще и мне питаться жизненной энергией своих попутчиков! Нет, не может быть. Короче, нужно найти Мика и все из него вытрясти.

Я ускорила шаг. Возле озера костров уже не было, да и голоса орков сюда почти не доносились. То ли они продолжали считать эти места святыми, то ли не любили воду, а может, на них так действовал храм, но возле озера совершенно никого не было. Мне даже стало как-то жутко. Может, мне и не стоило выходить так поздно одной, но вот просить гнома сопровождать меня, было равносильно признанию своей ничтожности и слабости. Нет уж, сама справлюсь. К тому же я не думаю, что мне здесь что-то грозит. Вряд ли кто-то из орков захочет меня убить. Да и выяснять отношения с Миком в присутствии кого бы то ни было, особенно гнома или эльфа, мне не хотелось. И тянуть с таким разговором не следовало. Лучше сейчас уже все выяснить и расставить все точки в наших с Миком непростых отношения, иначе совместное путешествие грозит перерасти в постоянную драку и склоку.

Я огляделась вокруг, в поисках парня. Почему-то я решила, что Мик мог отправиться только сюда. Иначе что ему делать среди орков, которые и так на него косо смотрели или шарахались, как от чумного. Но, похоже, его тут не было.

Я подошла к берегу озера. А красивые здесь места! Неплохое место выбрала дева для города. Я уже представляя себе, каким орки его построят. Надо будет действительно сюда вернуться. Как-то, если буду жива или... если все еще буду в этом мире. Я грустно усмехнулась своим мыслям и чувствам. Желание остаться в этом мире боролось во мне с необъяснимой необходимостью вернуться домой.

Я с тоской смотрела на белеющий храм девы, который серебрил спокойные воды озера, создавая вокруг волшебную ауру покоя и нереальности. И от этого мне становилось только хуже. Нужно оставить эти мысли до того момента, когда мне придется принимать решения, а сейчас я все равно не в состоянии хоть что-то придумать. Хорошо, когда у тебя нет выбора и тебе не нужно мучиться, принимая правильное решение. Может быть, мне стоит поговорить с девой? Она, как-никак дух, может, что-то и подскажет. Например, скажет мне остаться здесь, и я со спокойной душой останусь, или скажет отправляться домой, что мне тут ничего не светит и я, немного поскрипев, уйду и не буду ни о чем жалеть и гадать, что приняла не то решение. Было бы хорошо взвалить на кого-то все свои проблемы и сомнения!

А все-таки интересно, что же с Фолом и Ромали произошло в этом храме? Что сделала дева? Надо было все же расспросить орку, тем более что она сама мне предложила рассказать. Эх, это долбанное чувство благородства! Я улыбнулась, поздравляя саму себя с тем, что в этот раз я не поддалась своему неуемному любопытству, иначе сейчас я жалела бы о том, что спросила, а Ромали - что рассказала. Пусть уж лучше так. Есть вещи, о которых не только лучше не знать, а в которые желательно никогда не вмешиваться и не попадать. Хотя, похоже, очень во многое я уже влезла и вмешалась.

Только когда лодочка причалила к берегу, негромко заскрипев днищем по песку, я соизволила ее заметить.

- Ух ты, и что дальше? - глядя то на лодку, то на храм, с недоумением спросила я. - И что мне с этим делать? Дева, выражай свои желания яснее, а то я не понимаю тебя, - я нахмурилась, начиная злиться. Мне никак не улыбалось сейчас, на ночь глядя, плыть неизвестно куда.

Я бы так и не решилась сесть в лодку, если бы в пирамиде не открылся проем. Золотистый свет, что лился из него, сияющей дорожкой лег до самого берега. Это было уже явное приглашение. Интересно, а если я его проигнорирую, что тогда будет? Невысокая волна внезапно подкатила к моим ногам и намочила ботинки.

- Понятно, доходчиво объяснила, - недовольно буркнула я, и неуклюже полезла в лодку, не дожидаясь, пока дева окатит меня водой с ног до головы. Я еще не успела как следует устроиться, а лодочка тут же отчалила от берега. Похоже, дева боялась, что я передумаю и выпрыгну.

Заплывая, я с удивлением отметила, что и внутри храма была вода, только в центре находился небольшой островок, к которому подплыла лодочка. Я кое-как вылезла из нее, благодаря Бога, что нет свидетелей моему позору.

На этом маленьком островке не было ничего, кроме прямоугольного серого камня в центре. Его высота была не более метра, и на нем стояла большая белая мраморная чаша. Я подошла к ней, напряженно оглядываться по сторонам, и сама не зная, чего ожидать. По периметру стен горели факелы, от которых все вокруг озарялось желтым теплым светом.

Храм был небольшой, впрочем, как и грот. Да уж, смотреть тут было не на что. Я подошла к камню и заглянула внутрь чаши. Возглас удивления сорвался с моих губ, и я изумлено замерла, не в состоянии оторвать глаз от увиденного. Хотя снаружи чаша показалась мне мраморной, внутри она оказалась хрустальной. В ней плескалась настолько прозрачная вода, что через нее я прекрасно видела не только дно чаши, но и камень на котором эта самая чаша стояла. В центре камня был вырезан какой-то символ и через призму воды он словно играл, все время меняя очертания, потому невозможно было сказать, как именно этот символ выглядит. Пока я его разглядывала, пытаясь уловить расплывчатые очертания, и понять, как такое возможно, на дне чаши появились две золотистые змейки. Откуда они взялись, я так и не заметила, но точно знала, что секунду назад их там не было. Змейки, медленно плавая по кругу, поднялись со дна чаши к поверхности, а затем стали вырисовывать замысловатые рисунки на водной глади. Я следила за их, казалось, размеренными и точными движениями, а они продолжали играть в воде, словно не замечая меня. Мне захотелось дотронуться до них, почувствовать прохладу и гладкость этих вертких тел, заглянуть в их черные насмешливые глазки. И почему они показались мне насмешливыми? Змейки то сплетались между собой, создавая причудливую фигуру, то отплывали друг от друга так синхронно, словно в каком-то странном танце, понятном только им.

Я так засмотрелась на них, что пропустила появление девы. Просто почувствовала на себе чей-то взгляд и подняла глаза, впервые оторвавшись от чаши. Дева стояла по другую сторону от камня напротив меня и улыбалась.

- Привет, - только и сказала я.

Дева кивнула и указала рукой на чашу.

- Да, я видела, - я снова посмотрела на змеек, а они все продолжали свой завораживающий танец, даже лишившись единственного зрителя в моем лице. - Красивые, - сказала я и снова подняла взгляд на деву.

Она кивнула и снова указала на змеек. И что я должна с ними сделать, блин? Никогда не любила разгадывать шарады.

- Что? - нахмурившись, спросила я.

Дева подошла или скорее подплыла к чаше - настолько ее движения были плавными и невесомыми. Она снова показала на чашу, а затем сама опустила в воду руку. Змейки остановили свой танец, и одна из них опутала руку девы, словно золотой браслет. Дева улыбнулась мне и опять настойчиво указала на чашу.

- Ты хочешь, чтобы я тоже руку это...туда... опустила?

Дева кивнула. Я, вылупив глаза, испугано смотрела то на нее, то на плавающую в одиночестве змейку. Похоже, та змея, что опутала руку девы, не причиняла ей никакого вреда. Хотя, что может причинить вред духу?

Я осторожно поднесла руку к краю чаши и змейка тут же остановила свое хаотичное движение. Лишившись своей подружки и партнера по танцу, змейка, казалось, металась по чаше, не зная, что делать. Она выглядела такой потерянной и взволнованной, что мне стало жаль ее, и я, не раздумывая, сунула руку в воду. Змейка тут же кинулась к моей руке и оплела мое запястье, удобно пристраивая свою золотистую головку на тыльной стороне моей ладони. Она одновременно казалась и живой и нереальной.

- Красивая, - шептала я, поглаживая прохладную голову змейки. - Какая же ты красивая.

Мне чудилось, что это волшебное создание понимающе смотрит на меня черными бусинками неживых глаз. Это существо вызывало во мне и восхищение и жуть.

- Ты ей понравилась, - услышала я приятный голос. Я вскинула голову на деву. Она улыбалась. - Это мой подарок за оказанную помощь.

Теперь я видела, что ее губы шевелятся, и слышала ее голос.

- Ты умеешь говорить? - ляпнула я.

      Дева рассмеялась.

- Конечно, умею.

- Но раньше ты со мной не говорила, - обиделась я.

- Раньше ты бы все равно меня не поняла. Поэтому я разговаривала только с сыном.

- Значит, Мик твой сын? - похоже, мое любопытство неизлечимо, как склероз. Сколько не старайся - результат нулевой.

- Да, он мой сын, - с гордостью и одновременно с горечью, может быть, даже с сожалением ответила дева.

- А почему ты его бросила? - слова сорвались с моих губ быстрее, чем я успела сообразить, что именно хочу спросить.

- Ты выслушаешь мою историю? - вдруг спросила дева. Она что, еще не поняла, что я просто горю желанием узнать ее историю?! Я смотрела на деву и разве что только не прыгала от нетерпения, а она словно испытывала меня, все никак не начиная свой рассказ.

- Ты любила его? - слова сами сорвались с моих губ.

Грустная улыбка появилась на бледных губах девы. Она не стала уточнять, кого я имела в виду, да я бы и сама не сказала, о ком я спрашивала: о ее сыне или Повелители шицу-ки.

- Он сказал, что его имя Ферисий. Он был таким нереальным и ... - дева замолчала, подбирая слова.

- Притягательным? - понимающе усмехнулась я, вспоминая истинный образ Мика.

- Именно, притягательным. Ты видела их?

- Угу, Мика, - ответила я.

- Да, я влюбилась в него с первого взгляда, даже не зная, кем он был. Возможно, меня привлекла именно его необычность и таинственность. Но скоро он исчез из моей жизни, а я даже не знала причину.

- Думала, он тебя бросил?

Дева только кивнула. Сколько лет прошло с того времени, я даже не представляла, но ясно видела, что даже это бесконечное для меня время не излечило боль и обиду в сердце этой уже мертвой женщины.

- Но еще хуже стало, когда я поняла, что беременна. Я не знала, что делать и где его искать. Моя семья хотела, чтобы я избавилась от ребенка. Но я не смогла. Этот ребенок было все, что осталось мне от мужчины, которого я так беспечно полюбила. К тому же я думала, что ребенок... что когда Ферисий узнает, что у меня его ребенок, он вернется.

- Распространено ошибочное мнение о мужчинах, - выдала я не к месту.

- Возможно, но тогда я думала именно так. Моя семья поставила мне условие: или я, или ребенок.

- Твой выбор мне понятен и известен.

- Все не так просто. Если бы я знала, что случится, я бы ушла из семьи сразу же или ... согласилась бы избавиться от плода. Но нам не суждено знать то, что должно случиться. Отец разрешил мне остаться до родов, когда остальные были против меня. Когда пришло время родов, возле меня были мои близкие. Я знала, что они любят меня и, скорее всего, не выгонят, по крайней мере, до тех пор, пока ребенок не вырастет, но мой сын... он убил их.

- Что? - я аж подскочила на месте.

- Да, я и мой ребенок - убийцы моей семьи. Поэтому остальные эльфы прокляли нас и изгнали.

      - Эльфы? - кажется, я никогда не устану удивляться.

- Да, эльфы. Я из их рода. И когда ребенок родился, ему нужна была энергия, жизненная энергия живых существ, и он взял ее. Взял всю, до последней капли. Убив всех моих близких, он спас мою жизнь. Как только остальным эльфам стало это известно, они выставили меня из своих земель, несмотря на слабость и боль. Они бросили нас, как бешеных собак.

Дева замолчала, переводя дыхание и успокаиваясь. Теперь мне понятна ее ненависть к эльфам.

- Орки нашли нас и взяли к себе, - продолжила дева уже совершено спокойным голосом. - У главы семьи, что приютила нас, умерла жена при родах, оставив маленькую девочку. Мы договорились, что я буду кормить их ребенка, а они будут кормить меня. Но моему сыну не нужно было молоко матери, ему нужна была жизнь. И он брал ее. Сначала понемногу, а потом ... Я не могла оставаться с ними еще дольше, и решила найти Ферисия, чтобы отдать ему мальчика, - дева замолчала. Она смотрела на змейку, что обвивала ее руку и невесомым прикосновением гладила золотистую головку спящего существа. Но вряд ли дева видела ее и вообще осознавала, что делает. Сейчас она была далеко в своих мыслях и воспоминаниях.

- Нашла?

- Да, нашла, - встрепенулась она. - Я не могла остаться с шицу-ки, и не могла вернуться домой. Тогда я решила найти орков и остаться с ними. Так я и стала их девой-воином. Я научила это дикое примитивное племя жить по-другому. Я сделала из них воинов. Великих воинов, которые держали в страхе всех остальных жителей этого мира, особенно эльфов.

- Так это из-за тебя орки так возненавидели эльфов? - с возмущением произнесла я. - Зачем?

- Эльфы лишили меня дома, семьи...

- Ну, скажем, семьи тебя лишили не эльфы, а собственный сын. Ты понимаешь, к чему это привело? Орки стали не воинами, а извергами! Тупыми кровожадными убийцами! За это их теперь все ненавидят и презирают. Знаешь, сколько им понадобится времени, чтобы снова научиться нормальной жизни в этом мире?

- Да, я не успела остановить эту нелепую вражду.

- Нелепую вражду? Нет, это была не вражда, это было истребление. Ладно, об этом потом поговорим. Что было дальше? Зачем ты привела орков в Акран? Ты же знала, что шицу-ки рядом, так?

- Да, я знала. Я хотела быть рядом с сыном, и Акран был самым подходящим местом. Но Ферисий запретил мне видеться с сыном, пока мальчик не научится контролировать свою жажду. И я ждала. Ждала долго, очень долго. Одно поколение орков сменяло другое, а я все ждала. А потом появились демоны.

- И ты пошла в пустыню?

- Да, я нашла Ферисия снова. Он рассказал мне, какое проклятье пало на них и что происходит. К этому времени у них не осталось ни одной женщины.

- И вы снова стали с Повелителем... - я замолчала, ожидая, пока дева сама закончит мою фразу.

- Нет, это произошло далеко не сразу, - она улыбнулась. - За близость с ним, я платила... я должна была платить, я...

- Япона мать, - взвыла я. - Уж не хочешь ли ты сказать, что за ночь любви со своим голубым красавчиком ты платила орками, их жизнями?!

Дева, закрыв глаза, молчала, а я сжала кулаки и стиснула зубы, чтобы просто напросто не разразиться нецензурной лексикой.

- Они все равно забирали бы орков, считая их платой за проживание в своем городе. А я просто...

- Не надо, больше ничего не объясняй. Я поняла, что ты хочешь сказать, - процедила я сквозь зубы, не глядя на деву. Похоже, что эта красавица решила излить мне душу, перевесив свои угрызения совести на меня. Не выйдет! Каждый несет свой крест, и помогать ей я не собираюсь. Она сделала свой выбор и теперь расплачивается за содеянное, а я сделала свой, и когда придет время, заплачу по своим счетам сама. - Почему ты умерла? Забеременела снова? - перевела я тему разговора.

- Да, когда я поняла, что снова жду ребенка, то сразу же кинулась к Ферисию. Он был рад, и мы даже подумали, что проклятье закончилось. Но ... мой ребенок оказался девочкой и мы обе умерли. Я так и не родила ему дочь.

- Но ты не ушла. Твой дух до сих пор тут и, похоже, что уходить ты не собираешься, - хмуро бросила я.

- Я хочу помочь оркам выжить.

- Думаешь, они не справятся без тебя?

Дева только улыбнулась и ничего не ответила. А я закипала от злости и едва сдерживала себя, чтобы не высказать ей свое отношение.

- Чего еще ты хочешь от меня? - грубовато получилось, но я уже не заботилась о тоне и словах.

Кажется, дева поняла мое настроение. Она молча смотрела на меня, и в ее глазах было осуждение. И это еще больше меня злило. Она меня осуждает за то, что я осуждаю ее! Прекрасно! По-моему, пришло время нам распрощаться и, пожалуй, навсегда.

- Я помогу тебе сдержать зверя, а ты поможешь моему сыну выжить.

- И все? - едва выдавила я из себя.

- Да.

- Могла бы и не просить. Неужели сама не поняла, что я и так помогу ему, если это будет в моих силах. И не нужно мне твоей помощи. Я и сама справлюсь со своими проблемами.

- Что ж, - примирительно произнесла дева. - Тогда я помогу тебе советом. Ты сможет остановить превращение, если убьешь оборотня.

- Однажды я его уже убила и вот что с этого получилось.

- Нет, ты должна лишить его всех его жизней, - улыбнулась дева. - И когда оборвешь последнюю его жизнь, тогда его заклятье спадет.

- Правда? - глупо спросила я.

Дева рассмеялась и ее лицо прояснилось.

- Правда. Но есть и еще один способ, - в ее глазах появилась насмешка. Я нахмурилась.

- И какой?

- Оборотень и сам может снять заклятие. Но за это придется дать ему что-то взамен.

- И что это? - неуверенно протянула я.

- Ты.

- То есть? - я заскрипела зубами.

- Станешь его женой - и он снимет заклятье. Просто перед... брачной ночью попроси его об этом, и оборотень не посмеет отказать.

- Нет, этот вариант мне категорически не подходит. Лучше я его убью.

Дева смотрела на мое хмурое лицо и нежно улыбалась. Может, она просто пошутила? Хотя какой смысл? Значит, получается, что я могу и без амулета снять превращение и тогда... мне не нужно будет спешить возвращаться домой. Я смогу загадать любое другое желание и остаться на какое-то время в этом мире. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но упускать такой шанс я не собиралась. Я найду этого облезлого кота и ... Вот только вопрос смогу ли я, глядя ему в глаза, лишить его жизни? Всех его жизней?

- Просто слушай свое сердце. Оно подскажет правильный выход, - вдруг тихо произнесла дева, а я с удивлением посмотрела на нее. Она слышала мои мысли или просто догадалась, о чем я сейчас рассуждаю.

- Мне пора уходить, - стушевавшись, резко бросила я.

- Да, тебя уже ждут, - спокойно ответила дева и махнула рукой. Тут же появилась лодочка. Я и не заметила, что она куда-то исчезала.

- Спасибо тебе, - произнесла я и полезла в лодку. - Ой, забыла про змейку, - я протянула руку к деве.

- Оставь это подарок. Если тебе будет грозить опасность, она поможет. Но только один раз.

- Правда? - ошарашено глядя на милое золотистое существо, спросила я. - Спасибо большое.

- Пожалуйста, - только и ответила дева.

Лодочка стала медленно отплывать от островка, а дева все не исчезала. Не знаю, почему, но я крикнула напоследок:

- Не беспокойся, я помогу твоему сыну и обязательно сделаю все, что будет от меня зависеть. Я обещаю! Только и ты не забудь, и береги орков. И пожалуйста, не делай из них больше никаких великих воинов. Пусть живут спокойно.

Образ девы стал таять, но я все еще отчетливо видела ее довольную, добрую улыбку. Все ж таки она вырвала из меня то, что хотела. Я дала обещание, которое будет очень нелегко сдержать.

Когда лодочка подплыла к берегу, меня уже ждали, как и предсказала дева. Вот только я надеялась, что этот кто-то окажется Миком, но это был Арад. Вождь протянул мне руку и легко выдернул из лодки.

- Попрощалась? - спросил он полушепотом.

- Угу, - кивнула я, поправляя на себе одежду. Я заметила, как орк удивленно посмотрел на мое новое украшение, но ничего не стал спрашивать. - Как у вас дела? - выдала я, потому что молчание неприлично затягивалось, и я начинала чувствовать себя не в своей тарелке.

- Когда вы уходите? - спросил Арад и нахмурился.

- Думаю, утром, - я пожала плечами. - А что? Нужна помощь?

- Нет, нет, - растерялся вождь, явно не ожидая от меня такого предложения. - Не могли бы вы уйти сегодня?

- В смысле? - теперь уже я нахмурилась.

- Я понимаю, что не вправе просить о таком, но мальчик, что вернулся с тобой из пустыни... он приходил раньше вместе с демонами.

- И что? Он помог мне.

- Не в этом дело, - орк потер раскрасневшееся лицо большими ладонями. Ему было явно не по себе, но облегчать ему задачу я не буду. - Я боюсь, как бы орки не подловили его. Они подозревают, что он был как-то связан с демонами. И пойми меня правильно, девочка, демоны у многих забрали близких, и ненависть еще долго останется в наших сердцах. Да и к эльфу отношение двоякое. Моя охрана уже не один десяток молодых орков заворачивала от палатки эльфа. Так что ...

- Я понимаю, - оборвала я вождя. - Мы уйдем сегодня ночью. Сделай так, чтобы твои люди не мешались у нас под ногами.

      - Мы позаботимся о пропитании и лошадях, - с облегчением начал Арад.

- О пропитании мы сами как-то позаботимся, а вот за лошадей - спасибо. И Арад... мы хотим уйти незаметно.

- Раз так... - задумчиво произнес орк. - Что ж, это будет хорошо. Тогда идите на восток. Там наши пастбища.

- Ты хочешь, чтобы мы стали еще и конокрадами?

- Нет, нет, девочка. Возьмите только тех скакунов, у которых на шее будет вот такое клеймо.

Арад быстро нагнулся и пальцем прямо на песке начертил странный знак: корявый круг с какой-то закорючкой в середине.

- Возьмите всех жеребцов, что поймаете. Это кони Агрия. Я скажу, что демоны взяли плату.

- Ладно, - хмыкнула я. - Там хоть нет охраны?

- Есть, - кивнул орк. - Двое. Если можно, то не убивайте их.

- Что ж, Арад, думаю, ты будешь хорошим вождем, иначе... - я подошла к орку ближе и вынуждена была запрокинуть голову назад, чтобы смотреть прямо в черные глаза. - Иначе я вернусь.

- Только не это, - с испугом произнес орк, но в его глазах были веселые искорки.

- Смотри мне, - я стукнула его в грудь. - Удачи вам и счастья, Арад. Но если что, зови и я приду на помощь.

- Обязательно, девочка, - орк крепко обнял меня, прижимая к своей большой груди. - Спасибо тебе, дева.

- Да ладно тебе, - смутилась я. - Уж, кто-кто, а ты знаешь, что я самая обычная.

- Нет, ты необычная, девочка, раз дева выбрала именно тебя. В тебе есть сила.

- Ага, как же, это сила оборотня. Этот Кедэс, эта скотина...

- Нет, и оборотень тебя не просто так выбрал. Ты еще не осознала свою силу. Ты нужна этому миру, девочка. Просто найди в нем свое место, - орк поцеловал меня в лоб. - И возвращайся, орки будут рады тебе.

- Спасибо, Арад, - я едва сдерживала слезы. - Спасибо.

- Я провожу тебя, и через час вы можете уходить. Я уберу своих людей.

Я взяла орка под руку, и мы медленно пошли в сторону палатки эльфа. Мы шли молча, потому что нам не нужны были слова. Мы уже все сказали друг другу и теперь молча прощались. Мы знакомы так недолго, но в тоже время столько всего произошло и так много изменилось в нас самих, что казалось, будто мы прожили бок о бок уже несколько лет, а не дней. Но впереди нас ждет еще много испытаний и новых встреч, много работы и проблем. Но я знала, что Арад не забудет меня, как и я никогда не забуду его, и всегда буду вспоминать с теплом в сердце.

Я и не заметила, как быстро мы подошли к палатке. Орк только кивнул мне и быстро ушел. Я заметила, как блестели его глаза. В моих тоже стояли слезы. Я смотрела ему вслед, пока он не исчез из вида, потом смахнула слезы с ресниц и, резко откинув полог палатки, рявкнула:

- Чего расселись, тетёхи? Нас ждут дела. Кто будет отстаивать честь вора? Время идет, и срок договора скоро истечет. Долго еще собрались прохлаждаться, а? - я оглядела изумленно вытянутые физиономии своих попутчиков. - Вещи собираем и в путь. У вас ровно час.

- Ну, девка дает, - первым пришел в себя гном. - Что за муха тебя укусила?

- Эта муха скоро укусит и тебя, когда гильдия узнает, что вы тут прохлаждаетесь.

- У нас нет лошадей, и сейчас ночь...

- Кристл, ночь для нас не проблема. Или ты стал плохо видеть в темноте? - язвительно бросила я. Эльф нахмурился. - Тогда проблем нет. Где взять лошадей - я знаю. Ганнибал, где мои вещи?

- Кажется, ты начала показывать свое истинное лицо, девочка? - хитро прищурив глаза, гном протянул мою сумку. - И знаешь, образ провинциальной простушки тебе явно не подходил.

- Что ж, тогда с ним покончено. Где Мик?

- Шляется по лагерю, наверное. После твоего ухода он так и не вернулся.

- Тогда я найду его, пока вы собираетесь. - Я уже взялась за полог палатки, намереваясь выйти, потом повернулась к эльфу. - Кристл, ты сможешь немного поколдовать?

- В смысле?

- Мы должны незаметно исчезнуть, не оставив ни следа.

- А девочка дело говорит. Кристл, тебе хватит сил? - спросил гном.

- Что именно вы хотите, чтобы я сделал? - нахмурился эльф.

- Прояви фантазию, - хмыкнула я. - Ты же эльф, как-никак, - и под веселый смех гнома я снова вышла в черную ночь этого мира.


*** Конец первой книги ***



home | my bookshelf | | Честь вора |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 16
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу