Book: Паршивая овца [Мертвецы выходят на берег.Министр и смерть. Паршивая овца]



Паршивая овца [Мертвецы выходят на берег.Министр и смерть. Паршивая овца]

Паршивая овца


Паршивая овца [Мертвецы выходят на берег.Министр и смерть. Паршивая овца]

Паршивая овца [Мертвецы выходят на берег.Министр и смерть. Паршивая овца]

Паршивая овца [Мертвецы выходят на берег.Министр и смерть. Паршивая овца]


Бьёрке А

Мертвецы выходят на берег

(Пер. с норв. О. Вронской)

Но кара кончилась. Чиста

Была кругом вода.

Я вдаль глядел, хоть страшных чар

Не стало и следа.

Так путник, чей пустынный путь

Ведет в опасный мрак,

Раз обернется и потом

Спешит, ускорив шаг,

Назад не глядя, чтоб не знать,

Далек иль близок враг.

Колридж. Сказание о старом мореходе[1]

Предисловие

Ходят самые невероятные слухи о судьбе моего друга Арне Крага-Андерсена, однако ни один из них не соответствует действительности, которая оказалась куда более невероятной. Я сам был участником событий, о которых так много писали газеты осенью 1938 года, и потому решил записать все, чему сам стал свидетелем! «Se поп е vero, е ben trovato», — говорит итальянская пословица, что означает: если это и не правда, то хорошо придумано. Поскольку природа не наделила меня даром воображения, сам бы я никогда не придумал ничего подобного! Пусть это послужит гарантией достоверности моей повести.

Эта книга безусловно вызовет сенсацию. Поэтому я благодарен моему другу Бернхарду Борге, взявшему на себя юридическую и литературную ответственность за ее издание. Моральная ответственность лежит на мне, но это уже не столь важно.

Пауль Риккерт

Глава первая

КАПЕРСКОЕ СУДНО «РАК»

Эта история произошла в доброе старое время, когда зло, по мнению многих еще не столь безраздельно, как ныне, завладело нашей грешной землей. По крайней мере, в этой стране, отличающейся невинностью, Люсхольмской водкой и называемой Норвегией.

Все началось февральской ночью 1938 года. На вилле у Арне Крага-Андерсена в Уллерносене собралось приятное общество. Все были в превосходном настроении.

Арне Краг-Андерсен принадлежал к тому типу людей, при одном появлении которых даже самые неприступные метрдотели, подобно слугам восточного шаха, падали ниц и, ударяя челом о землю, шептали: «Саиб!.. Саиб!..» Его власть над непокорным, в общем-то, сословием норвежских кельнеров была незыблемой и загадочной, как власть Аладдина над джинном из волшебной лампы. Он был некоронованным королем Осло в немалой степени из-за своих денег. Арне Краг-Андерсен был баснословно богат, даже судя по его налоговым декларациям. А ведь говорили, будто цифры в них отражают лишь ничтожную долю его истинного состояния. Первая мировая война сыграла свою роль в карьере Арне после того, как он окончил коммерческую гимназию с весьма приличным аттестатом. Начав с пустыми руками, теперь, в тридцать один год, он являлся директором компании «Мексикэн Ойл ЛТД», чье влияние распространялось на весь мир.

Арне обладал выдающимся даром не только зарабатывать деньги, но и тратить их. Его автомобилям, яхтам, дачам не было счета. Но больше всего он любил окружать себя веселыми и занятными людьми. Почти каждый вечер перед его виллой в Уллерносене выстраивалась шеренга машин, и редко проходила неделя, чтобы какой-нибудь крестьянин или рыбак, присматривающий за его загородными владениями, не получал распоряжения подготовить все к воскресному наплыву гостей.

Приемы у Арне славились как изысканной кухней, так и дорогими винами. По заведенному обычаю, в течение вечера случалось что-нибудь неожиданное и фантастическое — разыгрывался небольшой спектакль, чтобы пощекотать нервы гостям. Арне заранее распускал слух, что у него произойдет нечто из ряда вон выходящее, и никогда не обманывал ожиданий своих гостей. Однажды у него на даче в Устаосете молодая актриса в истерическом припадке застрелила своего любовника за то, что тот якобы изменил ей. Однако «застреленный» упал с такими предосторожностями, что испортил весь замысел. Чаще всего Арне сам выступал главным действующим лицом своих инсценировок. Как-то раз в разгар веселья явились трое неизвестных с тем, чтобы, согласно решению суда о наследстве, опечатать виллу. Не без тайного злорадства гости покинули хозяина, а на другое утро прочитали в «Афтенпостен», что Арне Краг-Андерсен приобрел в Вестфолле небольшую фабрику, выложив за нее наличными несколько сотен тысяч.

Но в тот вечер инсценировка носила более мирный характер. Нас собралось шестеро. После обильного обеда мы расположились перед камином в глубоких креслах — настал блаженный час вечернего виски. Арне, как всегда, был внимательным и заботливым хозяином, он весь светился радостью. Ему помогала его подруга, Моника Винтерфелд, наследница половины состояния старого Винтерфелда, хрупкая орхидея — итог материальной независимости многих поколений. Танкред Каппелен-Йенсен, высокий, томный, облаченный в английский костюм, принадлежал к сливкам общества. Благодаря материнскому наследству он мог воплотить в жизнь чисто английский принцип: «Как важно быть бездельником». Танкред был безнадежно ленив, но его лень была так очаровательна, что обезоруживала всех, за исключением его отца. Он был со своей женой Эббой, весьма неглупой молодой особой, с прелестным и живым личиком, совсем как у Мирны Лой.

Пятым в компании был Карстен Ярн, автор детективных романов, близкий друг Эббы и Танкреда. Несмотря на молодость, он успел завоевать себе имя в норвежской детективной литературе. Должен признаться, что я не вхожу в число его постоянных читателей, так как считаю, что детективный роман призван прежде всего доставлять удовольствие. Убийство должно происходить в уютном старом английском замке с площадкой для гольфа и верховыми лошадьми, неподалеку от идиллического городка, где сыщик мог бы зайти в трактир и выпить несколько кружек крепкого холодного пива. Но в романах Ярна почти не приходится наслаждаться добрым пивом или придерживать стремя, когда молодая и прекрасная леди Сент-Маур садится в седло. Карстен Ярн предпочитает октябрьские туманы, пустынные болота, общество оборотней среди сырых гробниц. Вы наверняка поймете, что я имею в виду, если читали романы «Человек-волк», «Записки могильщика» и «Болотный царь». Кроме всего прочего, Карстен является членом общества «Сверхъестественные явления» и имеет собачий нюх на все, что связано с потусторонним миром.

Ну и наконец, ваш покорный слуга, Пауль Риккерт, студент-юрист. Стаж моего студенчества к тому времени достиг уже девяти лет, я все люблю делать основательно. Могу еще добавить, что я был лучшим другом Арне Крага-Андерсена. Эта дружба привела к тому, что я стал, если можно так выразиться, его правой рукой. Как уже говорилось, Арне любил устраивать пышные приемы. Но поскольку он до сих пор оставался холостяком, ему была нужна квалифицированная помощь в подготовке этих приемов. Человеку, который должен постоянно заниматься нефтяными скважинами в Тампико и биржей в Амстердаме, трудно выкроить на это время. Но с другой стороны, такую ответственную работу нельзя было поручить и лишенной фантазии экономке. Вот тут-то и пригодились мои дарования.

Я всегда отличался незаурядной способностью организовывать праздники, пасхальные поездки, подыскивать в последний момент недостающую даму или кавалера. Постепенно в моих руках сосредоточилась чуть ли не вся личная жизнь моего друга. Я заказывал вина и коньяки, составлял меню, следил, чтобы холодильники не пустели, наносил последние штрихи в сервировке стола, отдавал распоряжения кухарке, нанимал и увольнял горничных. Когда Арне начал ухаживать за Моникой, на меня была возложена обязанность покупать для нее цветы и конфеты, а нередко и выходить с нею в свет, если Арне должен был присутствовать на важном совещании или уезжал по делам службы. Подготовка того достопамятного вечера также лежала на мне; сам же Арне, как правило, отвечал только за традиционный сюрприз, без которого не обходился ни один прием.

Сюрприз ожидал гостей и в тот вечер, но более скромный, чем всегда, таким сюрпризом мог попотчевать гостей и не столь выдающийся человек, как Арне. Однако если бы заурядный человек преподнес свою сенсацию, едва гости пригубили первый коктейль, то Арне ждал, пока мы расположимся в глубоких креслах и погрузимся в нирвану.

— Я пригласил вас сегодня к себе, во-первых, потому, что мне приятно видеть у себя старую гвардию. А во-вторых, потому, что я хочу отпраздновать одно знаменательное событие. С сегодняшнего дня я стал помещиком. Утром я приобрел в Сёрланне большую усадьбу, настоящее имение. Собственно, там бы и следовало торжественно отпраздновать это приобретение, но четыреста километров слишком большое расстояние. Надеюсь, вы извините меня за то, что мы сделаем это здесь, по-домашнему.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что у нас в стране остались дома, которых ты еще не купил? — улыбнулся Танкред. — Я думал, что ты скупил уже всю Норвегию.

— А где же находится твое поместье? — спросила Эбба. — Где-нибудь возле Крагерё?

— Нет, немного западнее, — объяснил Арне. — Недалеко от Лиллесанна. Там есть такое место, похожее на полуостров, оно называется Хейланд.

— Вот это да! — вырвалось у Карстена. — У меня тоже дом в Хейланде. Значит, будем соседями.

Я стал с трудом вспоминать. Что-то я недавно слышал или читал о Хейланде. Название было знакомое. Очевидно, и для Моники тоже, потому что она спросила:

— Хейланд? Где-то я слышала это название. Совсем недавно оно мне встречалось.

— Совершенно верно. Ты прочитала загадочную историю о покинутом судне, — сказал Карстен. — У берегов Хейланда было обнаружено эстонское грузовое судно «Таллинн».

Я сразу все вспомнил. Между Рождеством и Новым годом на юго-западном побережье бушевал небывалый шторм. Однажды на рассвете рыбаки обнаружили судно, дрейфовавшее без всякого управления на расстоянии морской мили от Хейланда. Поднявшись на борт, они не обнаружили на судне ни одного человека. Вся команда бесследно исчезла. Никаких повреждений, кроме незначительной течи, в судне не было, и его без труда отбуксировали в Лиллесанн. Разумеется, тут же были начаты розыски исчезнувшей команды, но они не дали никаких результатов.

— Газеты, помнится, назвали его «мертвым судном». — сказал Арне. — Я слышал эту историю, когда ездил в Лиллесанн, чтобы посмотреть свое поместье. Жители тех мест страшно суеверны, и у них имеются свои теории, основанные на одном предании столетней давности.

— А у тебя какой дом, Карстен? — спросила Моника.

— Небольшой рыбацкий домишко на самом берегу, — ответил Карстен. — Я уезжаю туда, когда мне надо спокойно поработать. Я хорошо знаю те места. И ни минуты не сомневаюсь, что местные жители совершенно верно объясняют загадку эстонского судна.

— И как же они ее объясняют? — спросила Эбба, и ее хорошенький носик насмешливо сморщился.

— Коротко объяснение заключается в том, что «Таллинн» был захвачен кораблем-призраком, — ответил Карстен. — Точнее, каперским судном «Рак», которым командовал капитан Юнас Корп.

— Что это еще за корабль-призрак? — удивился я. — Ты хочешь сказать, что там орудует какой-нибудь современный пиратский фрегат?

— Нет, я хочу сказать, что это именно корабль-призрак, местный «Летучий голландец». Судну, которое я имею в виду, сто с лишним лет. — Карстен повернулся к Арне. — Ты наверняка слышал в Хейланде историю о капитане Юнасе Корпе, который заключил союз с дьяволом, чтобы спасти себя и свою шхуну.

Карстен был совершенно серьезен, на лице его не было и тени улыбки. Но мы привыкли к тому, что от Карстена можно было услышать самые невероятные истории.

— Даже если и слышал, я мог пропустить ее мимо ушей, — признался Арне. — Поэтому тебе придется рассказать нам эту историю.

— Да, пожалуйста! — воскликнула Моника. — Обожаю рассказы о привидениях!

Карстен только этого и ждал. Он поудобней устроился в кресле и отхлебнул виски с содовой.

— Как уже говорилось, начало этой истории восходит к временам каперства, — начал он. — В трудные годы с 1807-го по 1814-й Норвегия находилась в состоянии войны с Англией. С норвежской стороны это была прежде всего каперская война: частные лица снаряжали корабли и получали так называемые каперские патенты, после чего уходили в море и грабили там английские торговые суда. Часть награбленного они отдавали в казну. Благодаря каперству многие капитаны за короткое время нажили себе огромные состояния.

Большая часть норвежских каперов вышла из Сёрланна, особенно с побережья западнее Кристиансанна. Все корабельные верфи в Сёрланне работали день и ночь, эта часть страны переживала небывалый подъем, тогда как вообще экономика Норвегии была парализована блокадой. В Сёрланн попадала львиная доля каперских призов и потому весь Вест-Агдер изобиловал английскими товарами — предметами роскоши, дорогими тканями и тому подобным. Но это все относится к истории Норвегии и изучается в средней школе. Перейдем ближе к делу.

Одним из самых отчаянных каперов был шкипер из Хейланда по имени Юнас Корп. Уже в 1807 году он снарядил шлюп под названием «Рак», получил каперский патент и предпринял ряд дерзких экспедиций в Северное море. Ему всегда сопутствовала удача, уже в первом своем походе он захватил два больших торговых английских судна. Через несколько лет Корп был одним из самых богатых людей в этих краях.

Однако судьба его была так же печальна, как и судьба старого царя Мидаса, — богатство не принесло ему счастья. Он потерял сон. На берегу он не находил себе покоя, метался по комнатам или простаивал долгие часы у окна, глядя на море. Стали поговаривать, что во время своих экспедиций капитан нарушал некоторые правила каперства. Рассказывали о фальшивых флагах, нарушенных соглашениях и о захвате одного судна прямо в святой день Рождества. Шла молва, будто Корп захватывал суда не только вражеских стран, но и нейтральных. Даже одному датскому судну пришлось опустить перед «Раком» свой флаг, и команда была вынуждена прыгать за борт, чтобы не осталось свидетелей этого преступления. Некоторые считали, что капитану Корпу не дает покоя его ненасытная жажда золота, он не мог жить на берегу и всегда стремился в море, чтобы грабить новые суда.

Люди старались избегать его, команда перед ним трепетала. У него был только один друг — большой черный кот, которого Корп всегда держал при себе и который сопровождал его во всех походах. Кот либо сидел у Корпа на плече, либо терся о его ноги и на берегу ходил за Корпом, как собака.

Единственный человек, у которого установились довольно близкие отношения с Корпом, был Йёрген Уль, бывший пастор, лишенный сана из-за его скандального пристрастия к женскому полу. Говорили, будто он был сведущ во всевозможных оккультных науках. Жители Хейланда не сомневались, что он прибегал к черной магии, чтобы овладевать женщинами и передавать их в руки дьявола. И уж совсем шепотом рассказывали о шабашах ведьм, которые устраивались в пасторской усадьбе. Лишившись сана, он предпочел уйти в море на каперском судне простым матросом. Благодаря своей хитрости и знанию черной магии он вскоре стал помощником капитана Корпа и его правой рукой. Говорили, что «Раку» сопутствовала удача в немалой степени из-за черной магии Уля, тогда как другие каперы подвергались нападениям английских военных судов и многие матросы оканчивали свои дни на дне Северного моря или в тюрьме.

Но в конце концов счастье изменило «Раку». Однажды летом в 1812 году шлюп ввязался в бой с большим английским корветом и после недолгой перестрелки получил серьезные повреждения. Паруса висели клочьями, часть команды была убита, судно получило пробоину и начало тонуть. В добавление ко всему, на «Раке» почти не осталось снарядов.

Во время битвы Йёрген Уль ни разу не появился на палубе. Он заперся у себя в каюте и приказал ему не мешать. Неожиданно люди услышали, как Уль странным хриплым голосом позвал Корпа. Капитан немедленно спустился к нему, поручив командование одному из матросов. Из каюты Уля он вышел нескоро. Пока он отсутствовал, положение стало совсем безнадежным: англичане, готовые захватить судно, уже сидели в двух шлюпках. Матрос, замещавший капитана, хотел спустить флаг, но тут на палубу поднялись Корп и Уль. Оба были бледны, однако глаза у них светились неведомой, зловещей силой. И вдруг произошло чудо: без единого залпа со стороны «Рака» английский корвет взлетел в воздух и рассыпался в прах.

Предание говорит, что в тот день Корп и Уль продали свои души дьяволу. Они спаслись от неминуемой гибели, но за это обязались во веки веков плавать наподобие «Летучего голландца» и раз в семь лет захватывать для сатаны один корабль, вернее, души матросов, находящихся на этом корабле. Впоследствии с помощью колдовских чар Уль принудил и команду вступить в сделку с дьяволом, на это согласились все, за исключением одного матроса, который прыгнул за борт и был через восемь часов спасен рыбаками. Он-то и рассказал эту историю. Люди говорят, что «Рак» не утонул, а плавает по морям и по сей день. С тех пор каждый седьмой год в Северном море при таинственных обстоятельствах терпит кораблекрушение одно судно, и если даже находят его обломки, обнаружить следы команды ни разу не удавалось. Поэтому когда зимой, под Новый год, корабль в шторм терпит бедствие, на побережье в Вест-Агдере люди говорят: «Рак» опять охотится за душами для нечистого.



Карстен откинулся в кресле и закурил. Он говорил тихим и ровным голосом, глядя в огонь, точно видел перед собой все то, о чем сам рассказывал. Полено треснуло, и высокое плоское пламя взметнулось огненным парусом, оно было похоже на горящий корабль. В комнате воцарилось тягостное молчание, его нарушил Танкред, губы которого скривила усмешка.

— Эта история заслуживает внимания, — без особого трепета в голосе заметил он. — Она безусловно украсит один из твоих будущих романов. Вообразите: первая глава начинается леденящим душу преданием, рассказанным при свете камина под шум осеннего дождя. Лучше не придумаешь! Но скажи положа руку на сердце, сам-то ты веришь в такие истории?

— Разумеется, — невозмутимо ответил Карстен. — Я же считаю себя просвещенным человеком и потому не разделяю современного суеверия, имя которому — материализм.

— Я понимаю, что в Северном море время от времени случаются кораблекрушения, — сказал Арне. — Но вовсе не обязательно каждый раз обращаться за объяснением к чернокнижию. А скажи, кто-нибудь когда-нибудь видел это каперское судно?

Карстен кивнул.

— Есть люди, которые своими глазами видели «Рака».

— Наверное, это те же самые люди, которые видели морского змея, — съязвил Танкред. — У меня, например, есть друг, алкоголик, который видел всех своих друзей едущими верхом на белом крокодиле по Драмменсвейен. У него определенно есть способности к оккультизму.

— Ладно, давай вернемся к тому, что рассказал Карстен, — вмешался я. — Что за люди видели «Рака»? Моряки, потерпевшие кораблекрушение?

— В первую очередь, конечно, они, — ответил Карстен. — Но в тех случаях, о которых мне известно, «Рак» появлялся совершенно по другому поводу. Ведь он занимается не только тем, что охотится за торговыми судами во время зимних штормов. У него есть и другая цель. Но это уже особая история.

— Расскажи нам и эту историю тоже, — попросила Моника.

— Я понимаю, что буду рассказывать глухим, ну да ладно. Как я уже сказал, Корп очень быстро разбогател, стал главным богачом в тех местах. Часть денег еще в начале войны он потратил на строительство большого дома. Однако не в Лиллесанне, в отличие от многих других шкиперов, разбогатевших на каперстве. Он построил свой дом в Хейланде, на необитаемом берегу, где с одной стороны были голые дикие пустоши, а с другой — море.

Обставил он свой дом с роскошным великолепием, прежде всего, награбленными предметами роскоши. Среди них было много ценных произведений живописи, которые он захватил на судне, перевозившем груз одного крупного английского антиквара. Между прочим, эти картины были похищены им, когда каперство было уже запрещено и большинство английских судов, плавали, не опасаясь нападения. Словом, это было обыкновенное пиратство. Каким образом все это богатство попало в усадьбу Корпа и не было конфисковано призовым судом, в Лиллесанне или Кристиансанне, не знал никто. Корп любил свои картины и часто по ночам, во время бессонницы, ходил из комнаты в комнату и наслаждался прекрасной живописью. Иногда в этих ночных прогулках по дому его сопровождал Йёрген У ль, но чаще Корп был один, общество ему составлял только большой черный судовой кот.

Незадолго до того, как уйти на «Раке» в последний поход, который хотя и считается последним, на самом деле таковым не был, Корп написал весьма странное завещание. В нем он завещал хейландский дом и все свое огромное состояние сыну своей сестры, Уле Дёруму. Но поставил одно условие: в доме ничего не должно меняться. Никаких перестроек, никаких переделок: мебель, ковры и картины должны раз и навсегда оставаться на своих местах. Если будущие обитатели дома нарушат это условие, на них падет проклятие в виде несчастного случая или смерти. Если же будут предприняты более существенные изменения, Корп сам вернется на своем «Раке», сойдет на берег и отомстит непокорному самым страшным образом…

Карстен выдержал выразительную паузу и опять отхлебнул виски. Он как будто смаковал свою историю.

— Несомненно одно, — продолжал он, — жители Хейланда слепо верят, что заклятие до сих пор тяготеет над этим домом, они могут рассказать множество историй в подтверждение этому. Первый же наследник Корпа, племянник, хотел в 1825 году продать часть мебели, но умер от разрыва сердца еще до того, как мебель попала к торговцу. В восьмидесятые годы один из наследников хотел перестроить западную часть дома, но был тяжело изувечен рухнувшими на него лесами и от строительства отказался. В начале века один из слуг нечаянно разбил рукой оконное стекло и выпал в окно. Он умер в течение суток от скоротечного заражения крови. Двадцать лет назад брат нынешнего владельца дома залез на крышу, чтобы сделать кое-какой ремонт. Неожиданно он потерял равновесие, упал с крыши и сломал шею. Свидетели говорили, что его как будто кто-то толкнул. Каждый раз после подобного случая люди видели ночью в морском тумане очертания неведомого судна. Я разговаривал с одним местным старым рыбаком, Мортеном Пребенсеном, который клянется, что в детстве сам видел это судно, когда они с отцом были в море. По описанию, паруса, мачты и остов судна выглядели точно так же, как старые каперские шлюпы. Судно шло на большой скорости и казалось сотканным из тумана. Можно понять, почему местные жители как чумы боятся этого дома, а его обитатели едва смеют к чему-нибудь в нем прикасаться, даже если необходимо вымыть пол или вытереть пыль. Кажется, будто старый Корп оставил в усадьбе невидимого стража, таинственное существо, которое следит, чтобы в доме все оставалось в неизменном виде, и мгновенно наносит удар, если кто-то нарушает условия завещания.

Карстен наклонился и бросил окурок в камин. Я вдруг подумал, что впервые слышу от Карстена столь насыщенную фантастическими деталями историю. Более того, я подозревал, что добрую половину истории сочинил он сам. Вообще, у меня сложилось впечатление, что Карстен придумал себе некую роль. Иначе чем объяснить, что в наш просвещенный век электричества, самолетов, демократии и обязательного среднего образования человек увлечен поверьями в духе темного средневековья?

— А ты сам бывал в этом доме с привидениями? — спросил я.

— Нет, к сожалению. Я бы многое отдал, чтобы хоть разок переночевать там. Но снаружи я его хорошо изучил, он так и манит к себе — большой и серый, как скала, открытая всем морским ветрам. В стенах и окнах есть что-то загадочное, они, как живые, буквально источают страшные тайны. Невольно приходит на ум рассказ Эдгара По «Падение дома Ашеров». Это удивительное место! Но туда не попасть, там живет один старый, нелюдимый чудак…

— Кто?

— Эйвинд Дёрум, последний представитель этого рода. Он со странностями. Все, кто более или менее долго жили в этой Каперской усадьбе, в лучшем случае становятся чудаками. Он не терпит возле себя дикого, кроме экономки. Впрочем, если не считать меня, никто и не проявляет особого интереса к его владениям: местные жители обходят этот дом за версту.

Арне поднял руку.

— Я должен поправить тебя, — сказал он. — Отныне Каперская усадьба больше не принадлежит старому затворнику Эйвинду Дёруму. Отныне она будет принадлежать куда более приветливому и гостеприимному хозяину, а именно небезызвестному вам директору Арне Крагу-Андерсену из Осло. Уважаемые дамы и господа, в этот день мы с вами отмечаем не что иное, как приобретение мной Каперской усадьбы!

Это был номер вполне в духе Арне. Конечно, он давно знал, что у Карстена есть дом в Хейланде, и слышал предание о старом капере. Он предоставил возможность ничего не подозревавшему, но наделенному пылким воображением Карстену рассказать нам эту историю, а потом эффектно поставил последнюю точку над «і». Мы разом подняли бокалы и выразили ему свой восторг. Карстен сиял.

— Это слишком хорошо, чтобы быть правдой! — воскликнул он. — Неужели ты и в самом деле хочешь сказать?..

— Совершенно верно. Даже старые чудаки перестают быть такими уж нелюдимыми, когда их дом оказывается заложенным аж до самого конька крыши, а все имущество вот-вот пойдет с молотка. Я приобрел усадьбу за гроши вместе со всеми произведениями искусства и резной старинной мебелью — она должна была стоить несметного состояния — и, как ни странно, у меня не было ни одного конкурента. Карстен прав: люди в тех местах боятся этого дома как чумы. Старик оказался в трудном положении: он должен был продать дом со всем добром в одни руки. Он не осмеливался поправить свои дела продажей хотя бы нескольких картин, иначе его настигла бы месть Юнаса Корпа. Таким образом, я оказался владельцем самого замечательного дома с привидениями во всей Норвегии. Дёрум вынужден был даже подписать документ об отказе от права обратного выкупа родовой усадьбы.

Виски оказало на Арне свое действие. Он развалился в кресле с видом человека, только что победившего на нефтяной бирже самого Рокфеллера.

— Между прочим, намерения у меня самые обывательские. Я хочу бросить вызов темным силам и переделать Каперскую усадьбу в летний отель. Что вы на это скажете? Летом в Хейланде благодать, несмотря на все ужасы, рассказанные Карстеном. Это нетронутая целина, в которой таится масса возможностей. За пять лет я надеюсь создать там большой курорт, новый Невлюнгхавн. Дам рекламу в «Таймсе», что мой отель размещается в старом доме с привидениями, который далеко превосходит все шотландские замки вместе взятые, и английские туристы налетят как саранча.

— Дерзкая мысль, ничего не скажешь! — заметил я, бросив взгляд на Карстена.

Он изменился в лице, услышав эти кощунственные слова.

— Так вот в чем заключается твой план, — произнес он, отчеканивая каждое слово. — Я бы не советовал тебе осуществлять его. Месть Юнаса Корпа не минует тебя!

Арне весело рассмеялся.

— Юнас Корп будет желанным гостем в моем доме, — объявил он. — Мои двери будут всегда открыты для старого пирата. Я построю для «Рака» специальную пристань. А если Йёрген Уль захочет устроить шабаш ведьм, уж я постараюсь пригласить к нему из Осло самых очаровательных представительниц этой профессии. Давайте выпьем за старых пиратов! Обещаю, что у меня им ни в чем не будет отказа. Я готов прижать каждого из них к своей груди!

Карстен покачал головой.

— Ты просто дикарь! — сказал он. — И даже хуже: ты цивилизованный дикарь. Ты дитя современной цивилизации, которая заменила храмы биржами, а соборы — нефтяными вышками. Разумеется, ты не веришь в сверхъестественные силы, ведь ты окончил коммерческую гимназию, ты человек без предрассудков. Но предупреждаю тебя! Ты закончишь так же, как тот датский писатель, который после четырнадцати рюмок «Перно» стал отрицать закон всемирного тяготения. Для наглядности он вышел из окна верхнего этажа «Круглой башни». Можешь не сомневаться, что он сломал себе шею.

В голосе Карстена звучал сдержанный пафос. Одним глотком он осушил свой бокал. Алкоголь как будто немного смягчил его, и он продолжал уже более примирительно:

— Ты американец, Арне, в худшем смысле этого слова. У тебя рука не дрогнет переделать Нотр-Дам в фабрику по производству зеленого мыла. Это ж надо додуматься превратить Каперскую усадьбу в отель! Берегись, осквернитель храмов, вандал! У меня нет аргументов в твою защиту. Впрочем, кроме одного…

Стальная маска на лице Карстена исчезла, он расплылся в широкой улыбке.

— Нельзя отрицать, что виски у тебя превосходное!

Глава вторая БОЛЬШОЙ ЧЕРНЫЙ КОТ

Однажды в августе, вечером, Арне позвонил мне и попросил прийти к нему. При этом голос его звучал как-то странно, словно у него в горле застряла рыбья кость.

Арне отсутствовал три недели, он провел их в Хейланде, где одновременно отдыхал от дел и подготавливал реконструкцию Каперской усадьбы. Насколько мне было известно, после того февральского вечера, когда мы праздновали его покупку, он несколько раз ездил в Хейланд, но теперь первый раз прожил там относительно долгое время. В его отсутствие за порядком в усадьбе следил управляющий.

Когда я пришел к Арне, у него сидела Моника. Пока Арне был в отъезде, мы с ней часто встречались, разумеется, совершенно по-приятельски. Как известно, нельзя желать жены ближнего, его вола, осла, раба и вообще ничего из того, что является его собственностью. Тем не менее мы весело провели время и между нами установились весьма дружеские отношения. Мы осуществляли с ней самые немыслимые затеи: соревновались в гребле на каяках по Фрогнеркилю, переодетые в Мари и Лорана посещали разные сомнительные заведения в восточной части города, громко смеялись в самых серьезных местах на спектаклях в Национальном театре и пережили настоящее кораблекрушение на лодке Арне возле Дрёбака. Рано утром, еще не совсем протрезвев, мы для быстроты пошли туннелем метро к Майорстюен и каждый раз, когда мимо нас с диким ревом проносился поезд, идущий на Хольменколлен, в последнюю минуту ныряли в боковые туннели. Иногда мы просто бродили по Осло, беседуя о высших материях. Я чувствовал, что Моника изменилась за это время. Она как будто стала раскованнее и больше уже не походила на холодную, неприступную леди. Я обнаружил у нее изрядное чувство юмора — бывало, она вдруг откидывала голову и заливалась безудержным смехом. Бледная, изысканная орхидея исчезла, и на ее месте распустился дикий шиповник.

С некоторым разочарованием я заметил, что в присутствии Арне к ней вернулись ее прежние манеры. Значит, вся ее раскованность была лишь интерлюдией, она снова замкнулась — передышка окончилась. Однако смотреть на Монику все равно было приятно, в своем цветастом легком платье она напоминала «Весну» Боттичелли, с той только разницей, что Боттичелли как художник уступал нашему Создателю.

Рядом с ней мой друг Арне сильно проигрывал. Вид у него был угрюмый и усталый, под глазами резко обозначились черные круги. Вряд ли виною тому было пьянство: облик Арне, подобно облику Дориана Грея, был неуязвим для разрушительного действия пороков. Без сомнения, его мучила какая-то тревога.

— Здорово, старина, — сказал я. — Что-то вид у тебя не слишком жизнерадостный. Ты стал похож на вегетарианца. Неудачно съездил?

Арне повелительным жестом указал на кресло.

— Садись, — сказал он. — Наливай себе сам, чего хочешь. Я сегодня не в форме. Этот проклятый дом уже стоил мне седых волос.

— Ты о Каперской усадьбе?

— Редкая сообразительность. Да, о ней. Если бы не мой американский здравый смысл, я бы уже давно вступил в общество «Сверхъестественные явления» в качестве его пожизненного члена.

— Неужто ты видел привидения?

— Если бы так! Какой-нибудь несчастный древний скелет, завернутый в покрывало, — самое разлюбезное зрелище. А тут… фу, черт! Тут уже не до шуток.

Голос у него был невеселый.

— Плюнь, Арне. Ты же знаешь, мне можно рассказать все, что угодно.

Он отодвинул бокал и перегнулся ко мне через стол.

— Слушай, Пауль. Ты ведь можешь подтвердить, что я мало похож на экзальтированную старую даму. Я же всегда хвастался, что Господь Бог по ошибке создал меня без нервов. Во всяком случае, они ни разу о себе не напомнили, когда мне грозило разорение или физическая опасность. И, видит Бог, я не верил в иные привидения, кроме властей и налогов. Ты можешь себе представить, чтобы подобная чушь могла выбить из колеи такого человека, как я?

— Мой мальчик, расскажи, что с тобой случилось, и дядя тебе поможет. А то ты тянешь кота за хвост, прошу простить мне такое неуместное сравнение.

— Ты прав. Понимаешь, после такой встряски трудно собраться с мыслями. Я уже рассказал обо всем, что случилось, Монике, но на нее это не произвело ни малейшего впечатления.

— Арне вполне созрел для нервной клиники, — заявила Моника. — А еще лучше обратиться в клинику для хронических алкоголиков.

Я призадумался. Послышалось мне, или на самом деле в ее тоне засквозил холодок по отношению к Арне. А может быть, эта ирония и является выражением любви?

— Одним словом, все началось с того, что я стал искать в Лиллесанне мастеров, которые привели бы дом в божеский вид, — начал рассказывать Арне, пропустив замечание Моники мимо ушей. — Мне пришлось пустить в ход весь свой дар убеждения, чтобы уговорить их отправиться со мной. В числе прочего с начала века в доме так и не было заделано знаменитое разбитое окно. Если помните, Карстен рассказывал, как один из слуг разбил его и скоропостижно умер от заражения крови. С тех пор к этому окну никто не смел прикасаться. Даже мой управляющий Людвигсен. Бедняга верит в нечистую силу и запуган насмерть, но другого мне нанять не удалось. Ну да Бог с ним. Итак, мне все же удалось заполучить стекольщика на второй этаж, в комнату с выбитым окном. Надо тебе сказать, что в свое время это была спальня самого капитана, стены, в ней были какого-то дьявольского желтого цвета. «Желтая комната» — подходящее название для рассказа Эдгара По, правда? Все предметы в ней до сих пор стоят на тех же местах, что и при капитане. Именно этой спальни люди боятся больше всего, и не без оснований, сейчас ты сам все поймешь.



Так вот, мой друг стекольщик стоял возле окна и вынимал из рамы осколки, я стоял позади него и любовался прекрасным видом на море и шхеры. Было ясное утро, сияло солнце, я и думать забыл про все рассказы о нечистой силе. И тут случилось невероятное: стекольщик достал приготовленное стекло и присел на подоконник, чтобы закрыть раскрытую створку окна. Вдруг он дернулся, будто чья-то невидимая рука изо всей силы толкнула его в спину, взмахнул свободной рукой, но не успел ни за что уцепиться и с отчаянным криком полетел вниз.

К счастью, я не растерялся, одним прыжком оказался у окна и успел ухватить его за ноги. Стекло упало на землю и разлетелось вдребезги, зато стекольщика мне удалось втащить обратно в комнату. Он, конечно, перепугался до смерти и хотя понимал, что я его толкнуть никак не мог, мне от этого было не легче. Едва опомнившись, он весьма сухо со мной простился и припустил домой в Лиллесанн на такой скорости, что наверняка покрыл это расстояние за рекордное время. Согласись, жуткая история.

— Еще бы, — сказал я. — Любой бы на твоем месте испугался. Но при чем тут нечистая сила? У стекольщика мог случиться легкий сердечный приступ или голова закружилась. Мало ли что…

Арне кивнул.

— Допустим, что так. Парень и в самом деле выглядел не совсем здоровым. Тем временем в доме работали еще двое: маляр, который должен был побелить стены в моей спальне, и столяр, который подгонял дверь, чтобы она свободно закрывалась. Оба тут же убежали, как только узнали про стекольщика. После этого я уже не мог зазвать к себе ни одного стоящего работника из Лиллесанна, слух о стекольщике со скоростью света облетел городок. Мне пришлось самому вставлять стекло и подгонять дверь. От побелки я отказался — такая работа не для меня.

— Ну и как, обошлось? Привидения не покушались на твою жизнь?

— Слава Богу, нет. Однако вечером, несколько дней спустя, произошло нечто из ряда вон выходящее. Клянусь, ничего подобного со мной до сих пор не случалось.

Я заметил, что руки Арне постоянно находились в движении. То он нервно теребил подлокотники кресел, то, склонившись над столом, ломал спички на мелкие кусочки. После короткой паузы, пока готовил себе питье — три части джина на одну часть тоника, — Арне продолжал:

— Я сидел в большой гостиной на первом этаже, курил сигарету и читал последнюю книгу Стенли Гарднера. Эта гостиная находится прямо под Желтой комнатой. Было уже часов восемь вечера, за окнами тихо шелестел дождь. Я был всецело поглощен великолепной защитой, которую вел в суде Перри Мейсон, вдруг слышу — наверху кто-то ходит. В первое мгновение я подумал, что это Мария Миккельсен, моя экономка, управляющего в доме не было, он находился в Лиллесанне. Однако потом я вспомнил, что Мария панически боится этой комнаты и по доброй воле не зайдет в нее никогда в жизни, разве что изредка она вытирала там пыль и мыла пол. К тому же шаги были неспешные и тяжелые, балки так скрипели, будто по комнате ходил человек большого роста. Я отложил книгу и вышел на кухню — Мария возилась там у плиты. «Черт, — подумал я, — видно, в дом забрался вор». Собственно, у меня мелькнула другая мысль, но в ней я не хотел признаваться даже самому себе. Тем не менее я прекрасно знал, что незаметно войти в дом и подняться на второй этаж было невозможно. Даже Стенли Гарднер не мог бы настолько отвлечь мое внимание.

Ну так вот. Голову от страха я все-таки не потерял, а вооружился железным прутом, вышел из гостиной и начал подниматься по лестнице. Я старался ступать как можно тише, но ступеньки предательски скрипели. Если наверху и в самом деле кто-нибудь находился, он непременно должен был меня услышать. К тому времени в комнате все стихло. Я быстро нажал на ручку и распахнул дверь.

Продолжая рассказывать, Арне расщепил спичку буквально на атомы, потом схватил бокал и сделал огромный глоток. «Если это спектакль, — подумал я, — то Арне, черт его побери, превосходный актер».

— Ну и был там кто-нибудь? — спросил я.

Рассказ не на шутку начал увлекать меня.

— Был, — ответил Арне. — Вернее, было. Чудовище. Черное, мохнатое, с горящими желтыми глазами. Одним словом, гигантский кот.

— Судовой кот Юнаса Корпа! — вырвалось у меня.

— Да, именно. Я смотрел на него как загипнотизированный. А он сверлил меня своими злющими глазами, в которых горело адское пламя. В жизни не видел такого кота. Огромный, лохматый, не кот, а настоящий медведь. Он выгнул спину и зашипел, точно ядовитая змея.

Обычно я хорошо отношусь к кошкам, особенно к котятам. Но это чудовище привело меня в бешенство. Я не думая замахнулся и вытянул его железным прутом. В мгновение ока он отпрыгнул в сторону. Секунду мне казалось, что он ринется на меня, но кот, злобно шипя, прошмыгнул мимо и черным облаком скатился по лестнице.

Прежде чем пуститься в погоню, я окинул взглядом комнату. Она была пуста, спрятаться в ней было негде, окна были заперты. Я бросился вниз. Кот бесследно исчез, правда, в коридоре было открыто окно, так что он мог выпрыгнуть в него. После этого случая мне стало не по себе. Марии и управляющему я, конечно, ничего не сказал, и так трудно найти желающих работать в этом доме. Теперь-то я понимаю почему.

— Все-таки ты немного тронулся, милый Арне, — мягко сказала Моника (таким голосом врачи обычно говорят с безнадежными больными). — Неужели ты и впрямь начал верить в привидения? Ты, деловой человек с железной хваткой, директор крупнейшей нефтяной компании?

— Мои глаза до сих пор меня не обманывали, — немного заносчиво ответил Арне. — Я был трезвый, в здравом уме и твердой памяти, галлюцинациями никогда не страдал. Между прочим, третий, не менее странный феномен мы с экономкой наблюдали вместе. Честное слово, впору поверить в полтергейст.

На стене в гостиной среди прочих шедевров висит совсем маленькая картина, написанная, очевидно, на заре французского рококо. На ней изображен смеющийся Пьеро, который догоняет Пьеретту среди темных деревьев сада. А грустный Паяц следит за их игрой. Картина написана мастерски. Подписи на ней нет, но я подозреваю, что это подлинный Ватто или, по крайней мере, кто-нибудь из его талантливых учеников. Поэтому я решил взять картину в Осло и показать кому-нибудь из экспертов. Вечером, накануне отъезда, я снял ее со стены, тщательно упаковал и поставил в угол гостиной.

Утром мы с Марией вместе вошли в гостиную и окаменели: на полу валялась скомканная оберточная бумага, обрывки веревки, а картина вновь висела на своем прежнем месте! Мало того, все предметы, которые были принесены в гостиную уже мною, и, следовательно, не имели отношения к эпохе капитана, были так или иначе испорчены. Обломки моей лучшей трубки валялись в пепельнице, у серебряного портсигара была отломана крышка и все сигареты смяты; джемпер, который я оставил на стуле, был похож на половую тряпку; на полу валялся томик Стенли Гарднера и несколько других книг, превращенных в макулатуру. Одна из них была даже разорвана поперек, помнишь, Карл Норбек обычно таким образом демонстрировал в цирке свою силу.

Мария, естественно, была напугана до смерти. Я пустил в ход все свое обаяние и силу внушения, чтобы она тотчас не покинула усадьбу. Я вынужден был пообещать ей, что не трону больше ни одной картины, в противном случае она угрожала немедленно оставить свое место. К сожалению, мне без нее пока не обойтись, она прекрасная работница, другой такой я в тех краях не сыщу ни за какие деньги. Мария много лет служила у моего предшественника, Эйвинда Дёрума, именно это обстоятельство и привязывает ее к усадьбе. Но разумеется, что при первом удобном случае мне все-таки придется привезти в Осло эту картину.

В соседней комнате зазвонил телефон. Арне вышел и прикрыл за собой дверь. Я посмотрел на Монику.

— Как думаешь, он говорит правду? — спросил я. — Или просто морочит нам голову?

Моника пожала плечами.

— Не знаю, что и думать. Полагаться на его слова — все равно что верить прогнозам погоды. Сам знаешь, какая у него буйная фантазия и как он любит всякие розыгрыши. Но мне бы очень хотелось посмотреть на этот дом.

Через пять минут Арне вернулся. Он тяжело плюхнулся в кресло и огорченно покачал головой.

— Это уже ни в какие ворота не лезет! — воскликнул он. — Мне звонили из Лиллесанна. Людвигсен, этот болван управляющий, отказался от своего места. Сегодня днем.

— Почему? — спросил я.

— Боится жить в Каперской усадьбе. Сегодня там опять что-то стряслось. Все прошлое будто бы цветочки по сравнению с этим. Бедняга просто не в себе. По телефону он не хотел объяснять, в чем дело. Я вынужден продлить свой отпуск и завтра утром вернуться в Хейланд. Усадьбу нельзя оставлять без присмотра, там полно ценных вещей. Экономка одна там тоже, конечно, жить не станет.

Арне замолчал и уставился в пространство. Вид у него был мрачный. Вдруг лицо его просияло, словно ему в голову пришла удачная мысль. Он посмотрел на меня:

— Слушай, Пауль! Я вот о чем подумал: Каперскую усадьбу нельзя оставлять без присмотра, ею должен управлять надежный и твердый человек, а не какой-нибудь крестьянин, который всего боится. И ты именно тот человек. Словом, я предлагаю тебе место управляющего Каперской усадьбой.

Я задумался. Предложение было неожиданное. Но почему бы не согласиться? Своими фантастическими историями Арне разжег мое любопытство. Каждому человеку необходимо хоть раз в жизни пожить в доме с привидениями, прежде чем он обретет вечный покой.

— Ты всегда был моим верным оруженосцем, Пауль, — продолжал Арно. — И всегда приходил на помощь, когда я попадал в переплет. Не оставь меня и на этот раз. Разумеется, я позабочусь, чтобы тебе там жилось по-царски, а жалованье ты определишь себе сам. Единственная твоя обязанность — поддерживать какой ни на есть порядок в усадьбе, ухаживать за лошадью — других домашних животных там нет — и охранять дом от случайных воришек-гастролеров. Жители Хейланда или Лиллесанна никогда не осмелятся зайти в тот дом.

— Хорошо, согласен.

— Прекрасно. Значит, договорились.

— И когда же я вступаю в новую должность?

— Можешь поехать вместе со мной завтра утром. Между прочим, Карстен Ярн живет сейчас в Хейланде, так что от одиночества ты страдать не будешь. Моника, не составишь ли ты нам компанию?

— С удовольствием. Горю желанием увидеть дом, которому создали такую рекламу. Ты гарантируешь, что ужасы нам будут обеспечены?

— Даю слово.

— Как интересно! Значит, выезжаем втроем завтра утром первым же поездом! Я еду домой собирать вещи.

Когда наш автобус приехал в Лиллесанн, наступал мягкий августовский вечер. На остановке нас встретили Людвигсен, бывший управляющий, и экономка Мария. Людвигсен был невысокий, с острой мышиной мордочкой, такие, как он, избегают смотреть людям в глаза, особенно столичным жителям. Ссутулившийся, подавленный, он после коротких приветствий подхватил наши чемоданы и пошел по дороге. Мария была типичной старой девой, она не вышла замуж по той простой причине, что красота не входила в перечень ее достоинств. Лицо Марии напоминало деформированную брюкву, подобные забавные брюквы осенью часто приносят в редакции газет. Но в остальном она производила впечатление доброго и преданного человека. Когда я пожал ей руку, она от смущения сделала книксен.

— Отнесите чемоданы в отель «Виктория», Людвигсен, — попросил Арне. — После такой долгой поездки хочется выпить пива.

Лиллесанн понравился мне с первого взгляда. Это был один из тех очаровательных крошечных городков, которых так много на южном побережье Норвегии. Белые, желтые, голубые игрушечные домики с цветочными горшками на окнах, улицы, мощенные брусчаткой, похожие на стиральные доски, пучки травы между камнями, старые пожелтевшие вывески, выведенные затейливыми буквами: «Миккель Сёренсен, сапожник». И над всем этим витал ни с чем не сравнимый запах дерева, пропитанного олифой, запахом соленой морской воды, вяленой рыбы и свежих раков. Главная улица крутыми зигзагами вела к центру — городской площади, посреди которой высился похожий на собор газетный киоск, несомненно являющийся гордостью и главной достопримечательностью города. «Бог ты мой, как забавно, наверное, пожить здесь некоторое время, — подумал я. — Разыграть из себя важную персону и ввязаться в полемику о путях культуры, которую ведут между собой две единственные местные газеты. Только ведь все это надоест очень быстро. В этих идиллических городках начинаешь волком выть от скуки, если задержишься в них дольше, чем следует».

Здесь же на площади стоял самый большой городской отель «Виктория», в котором могло разместиться сразу довольно много приезжих. Это был большой, желтый, деревянный дом. Мы расположились на веранде и заказали пиво. Мадам Бальдевинсен, хозяйка, пышная и спелая, как рожь в августе, тут же принесла нам на подносе целую батарею бутылок. Я залпом выпил стакан и откинулся в плетеном кресле, изнемогая от наслаждения. Арне повернулся к Людвигсену, который сидел пристыженный и унылый и все время нервно поправлял галстук.

— Ну, а теперь, Людвигсен, выкладывайте. Что заставило вас отказаться от места? Что вас так напугало?

Я видел, как тяжело бедняге Людвигсену отвечать на этот вопрос — мужчины не любят показывать свой страх. Он судорожно глотнул пару раз и начал говорить, сначала запинаясь, потом все увереннее.

— Черт знает что происходит в этом доме. Я человек не суеверный и бабью болтовню не слушаю. Но в этом доме точно поселился нечистый. Он мне всю душу вымотал. Не могу я больше там жить.

Я и раньше подмечал, будто со стенами там не все ладно. Никак и вы кое-что заметили. Но то, что я увидел… мне за всю жизнь такого видеть не доводилось!

Так вот, стало быть, дело было вчера. Часов в одиннадцать или около того я возился возле дома с крыжовником, нынче он у нас сильно пострадал от грибка. И глянул случайно на то окно в Желтой комнате, ну вы знаете. И вижу: два желтых глаза горят, как сера в аду. Сперва я решил, что это сам сатана глазищами своими меня вроде как фотографирует, а потом смотрю: да это кот! Здоровенный, черный, настоящее чудовище…

— Так, значит, и вы тоже?.. — вырвалось у Арне.

Он посмотрел на Людвигсена, словно тот сам был привидением.

— То-то и оно, — продолжал Людвигсен. — Ну, думаю, раз уж это чудище как-то попало в дом, я буду не я, если его оттуда не выгоню. Вошел в дом, поднялся по лестнице и открыл дверь в Желтую комнату, а там и в помине нет никакого кота. Дверь и окна были закрыты. Небось, думаю, ошибся я, может, я его в другом окне видел, в соседнем. Пошел в соседнюю комнату, но и там никакого кота. Весь дом обыскал, а кота так и не нашел. Я вообще-то не робкого десятка, но в доме с чертовщиной жить не хочу. Уж вы не серчайте на меня…

Незатейливый рассказ Людвигсена внушал доверие, он произвел на меня куда более сильное впечатление, чем рассказ Арне. По части фантазии Людвигсену было далеко до Арне. Мы беседовали еще полчаса. Уломать Людвигсена нам так и не удалось, а вот Мария, отчасти благодаря дипломатии Моники, в очередной раз согласилась не бросать свое место в Каперской усадьбе. Наконец мы встали и направились к пристани.

Лодка Арне была уже готова, новенькая желтая шлюпка с подвесным мотором.

— Садитесь! — пригласил Арне. — Отправляемся на поиски приключений!

Взревел мотор.

— Как думаешь, что нас там ждет? — спросил я у Моники. — Чем можно удивить людей, привыкших к электрическому свету, холодильникам и психоанализу?

Она улыбнулась:

— Я чувствую, что нас ждет что-то необыкновенное. Возможно, мы и сами будем тому не рады.

Глава третья ЧЕЛОВЕК В БРЕЗЕНТОВОЙ РОБЕ

Вскоре веселые домики Лиллесанна и его миниатюрная гавань остались далеко позади, наша моторка шла между голыми скалами, торчавшими из моря, и уютными островками, где белые рыбацкие домишки и красные лодочные сараи теснились по берегам небольших заливов. На островах паслись овцы. Неожиданно из пролива вынырнула шхуна с парусом цвета оберточной бумаги, палуба была завалена сетями и ящиками для рыбы. Свежий ветер гнал на высокие полированные берега крутые волны, над подводными скалами взмывали в воздух фонтаны белой пены.

Пройдя час среди шхер, мы увидели высокую длинную гряду, силуэт которой четко вырисовывался на фоне неба, различили голые горные пустоши. Трудно было себе представить, что в тех местах мог оказаться такой большой остров, должно быть, это была часть материка, полуостров, далеко уходящий в море.

— Хейланд! — объявил Арне. — Люди живут по другую сторону. Там есть небольшой поселок, отдельные усадьбы лежат среди пустошей.

Он взял курс на полуостров, и моторка пошла вдоль сурового, негостеприимного берега. Мы устали после долгой поездки, в особенности Моника. Я промок насквозь, потому что Арне неудачно повернул лодку и меня захлестнуло волной. Единственное, о чем я мечтал, — поскорей расположиться у пылающего камина с бокалом чего-нибудь согревающего и крепкого. Но берег и ближайшие к нему шхеры не сулили ни уютного камина, ни глубоких кресел, ни покрытых пылью бутылок.

Я уже хотел спросить Арне, не спутал ли он дорогу, как вдруг глазам нашим открылось поразительное зрелище. Крутой, неприступный берег уступил место небольшой равнине, лежавшей в глубине залива. И там, метрах в двухстах от берега, стоял длинный дом старинной архитектуры. В доме было два этажа и чердак, но из-за своей длины и окружавших его пустошей дом казался низким, он словно пригнулся, пытаясь укрыться от моря. Когда-то он был белый, но краска давно облупилась. Вечернее солнце отражалось в одинаковых черных окнах. То ли сад, то ли палисадник прилегал к дому.

— Каперская усадьба! — Арне обвел рукой свои владения жестом бывалого экскурсовода.

Меня охватило почти благоговейное чувство, пока мы шли от причала к ампирному порталу с массивными дверями. Арне вставил в замок большой ключ, двери распахнулись, и мы оказались в прихожей, из которой вела лестница на второй этаж. Мне показалось, что я перенесся в прошлый век. Ампирная мебель, выделка и узор портьер, картины и гравюры, модели кораблей, подвешенные к потолочным балкам — все это принадлежало к эпохе наполеоновских войн. Короче говоря, окажись здесь репортер из журнала «Наша усадьба», он бы начал лихорадочно устанавливать свой фотоаппарат.

Мы прошли прямо на кухню, сиявшую медной посудой, где Мария уже хлопотала у солидной чугунной плиты времен величия фабрики «Нэс Ярнверкс». Мария выглядела бледной и испуганной, и мы, словно уговорившись, не поминали ни о черном коте, ни о других представителях нечистой силы. Впрочем, оказавшись на кухне, мы забыли обо всех тайнах усадьбы. Насколько мне известно, привидения редко являются голодным людям, которые жадно наблюдают, как на шипящей сковородке румянятся аппетитные оладьи.

Когда мы поели, Арне показал нам дом и прежде всего картину Ватто. Это был шедевр, он не обманул наших ожиданий, и, безусловно, место его было в музее. Игра приглушенных, мягких тонов напоминала переливы света на море в солнечный день. Настроение картины было светлое и в то же время мрачное — диссонанс между беспечностью и грустью, характерный для искусства рококо. Я сразу влюбился в эту картину.

Мебель и обои в доме гармонировали друг с другом. Арне был неутомимым гидом. Он подводил нас к картинам, изображавшим то свору охотничьих псов, то молодую женщину с крутыми локонами, то группу пышнотелых купающихся нимф, сыпал именами французских и английских мастеров восемнадцатого века. Он также демонстрировал мебель, называя мастеров, стиль и эпоху, гордый, как князь, обладатель наследства предков. Однако попутно он рассказывал нам и о своих планах, связанных с будущим отелем. В одном месте он уберет стену, в другом — поставит новую, там будет бар, тут разместится оркестр.

Я так и не смог сосчитать, сколько в доме комнат, некоторые из них были скорее большими залами. Мы побывали в библиотеке, где за пыльными стеклянными дверцами книжных шкафов темнели кожаные фолианты, и в маленькой оружейной палате, в которой стены были увешаны старинным оружием — кортиками, кавалерийскими саблями с потускневшими золотыми шнурами, массивными пистолетами с инкрустированными рукоятками, почтенными карабинами и ружьями.

Наконец мы пришли в большую комнату на втором этаже, которая находилась в конце длинного коридора. В одном углу стояла кровать, однако вся остальная мебель не имела ни малейшего отношения к спальне. Там стоял великолепный стол, шкаф, украшенный тонкой резьбой, несколько уникальных стульев, обитых плотным шелком с изысканной вышивкой. Без сомнения, здесь была собрана самая ценная мебель во всем доме. Высокое, в человеческий рост зеркало крепилось мощными винтами к одной из стен — это была северная сторона дома. Зеркало доходило почти до пола, оно так помутнело и облезло, что человек, отражавшийся в нем, скорее напоминал неведомое морское чудовище. Стены в комнате были ядовито-желтого цвета, такого цвета мог быть рассвет в преисподней, если пользоваться лексикой Карстена.

— Ну, а это знаменитая Желтая комната, — сказал Арне. — Спальня капитана Корпа. Уютно, не правда ли? Здесь обычно и появляется черный кот. Там, в углу, стоят капитанские ботфорты. У этой комнаты своя, неповторимая атмосфера, вот где недурно было бы провести свадебную ночь.

Я ходил вдоль стен и разглядывал картины. Там было семь или восемь картин, изображавших юных особ, которые не злоупотребляли одеждой, зато явно злоупотребляли пирожными и взбитыми сливками.

— Сколько же, по-твоему, стоит все это собрание живописи? — спросил я.

— Одни эти полотна стоят несколько сот тысяч, — ответил Арне. — Это художники школы Буше и Фрагонара.

— Откуда тебе это известно? Откуда ты вообще знаешь, что сколько стоит в доме?

— Я же не кота в мешке покупал, если не считать, конечно, черного монстра, которого я получил в качестве бесплатного приложения к дому. Я знаю толк в делах. Еще в феврале я привез сюда целую армию специалистов: двух экспертов по живописи, архитектора по интерьеру, специалиста по стилям, архитектора-строителя и страхового агента. Все картины подверглись тщательной экспертизе, кроме картины Ватто. Потому-то я и хотел взять ее в Осло, чтобы показать еще одному знатоку. Подлинность мебели была установлена, цена определена — она в пять раз выше того, что я отдал за всю усадьбу.

— Значит, ты понес бы колоссальные убытки, если бы все это, например, сгорело?

— Я же не идиот. Все это полностью застраховано. И от воровства, и от пожара.

Моника стояла у окна и смотрела вдаль. Вид отсюда был великолепный — острова лепились к берегу, как цыплята к наседке, на горизонте небо сливалось с морем. Старый морской разбойник наверняка не раз тосковал по родной стихии, стоя у этого окна.

Вдруг Моника воскликнула:

— А вот и первое привидение! Кажется, оно идет сюда!

Мы с Арне подошли к окну. По берегу шел какой-то человек, судя по всему, он направлялся к дому. На нем была фетровая шляпа, куртка и резиновые сапоги.

— Если это и призрак, он умер всего каких-нибудь двадцать или двадцать пять лет назад, — сказал я.

Спустившись в кухню, мы застали Марию за веселой беседой с «призраком», который сидел за столом и ждал, когда поспеет кофе. Наконец и Арне узнал гостя и представил его нам. Это был местный ленсман Арнт Сёренсен. Его вид сразу внушал доверие. Он был из Эстланна.

— А я вижу: приехал хозяин, дай, думаю, загляну, — сказал ленсман, набивая трубку. — Люблю в свободное время пройтись по берегу. Я, понимаете, ищу тут кое-что. Не сочтите за глупость, но я хожу по берегу в надежде, что мне попадется какая-нибудь вещь, которая поможет пролить свет на таинственные события полугодовой давности.

— Вы имеете в виду историю с эстонским судном?

— Совершенно верно. Под Новый год мы нашли это судно без единого человека на борту. Я хорошо помню то утро. Ночью бушевал шторм, и мы получили сообщение, что кто-то видел дрейфующее судно возле Хейланда. Я сам отправился с лоцманом в море на его лодке, и мы нашли судно в миле от шхер, как раз напротив этого дома.

Судно было грузовое, примерно четыре тысячи тонн водоизмещением, черное, страшное, на борту ни одного человека. Мы покричали, но никто не отозвался. Шторм утих, и мы смогли подняться на борт. Я первый перелез через поручни и быстро обошел все судно.

Кубрик и каюты выглядели так, словно люди только что вышли оттуда, никаких следов паники или смятения я не заметил. Разве что некоторые койки не были заправлены, будто людей подняли по тревоге. Судя по всему, у матросов было достаточно времени, однако их сундучки были оставлены с ключами в замках, а под подушками мы нашли деньги, часы и другие ценные вещи. Непонятно, почему они вообще покинули судно, ведь течь была совсем пустяковая — в одном из трюмов вода поднялась всего на два фута.

— А спасательные шлюпки были на месте?

— Двух не было. Должно быть, они затонули или их унесло в море. Мы их не нашли.

— В исчезновении команды нет ничего загадочного, — сказал Арне. — По-видимому, они просто преувеличили возможную опасность. Допустим, отказала машина и была угроза, что судно в любую минуту налетит на шхеру. Они сели в шлюпки и потом погибли.

— Машина была в полном порядке, — сказал ленсман. — Однако тайна на самом деле заключается вот в чем: в трюме мы нашли семнадцать больших ящиков с деталями, предназначенными для какой-то республики в Центральной Америке, для Коста-Рики, если не ошибаюсь. Но из судовых документов явствовало, что груз состоял из двадцати ящиков. Три ящика пропали, причем они лежали, вероятно, на самом дне, потому что верхние ящики были разбросаны и перевернуты, было даже видно место, которое занимали три пропавших ящика. Любопытно, не правда ли: команда бросает свои вещи, в том числе и ценные, но дает себе время и труд спасти три ящика с никому не нужными деталями.

Темная история. Что-то тут не чисто. Этот случай не идет у меня из головы. И полиция в Осло просила меня по возможности содействовать раскрытию этого дела. Когда у меня выдается минута, я непременно прихожу сюда. И если вы вдруг обнаружите что-нибудь интересное, например обломки шлюпки или даже труп, выброшенный на берег, поставьте, пожалуйста, меня в известность. Буду вам очень признателен.

Ленсман Сёренсен поужинал вместе с нами, а потом скрылся в темноте августовской ночи. Было уже поздно, день у нас выдался трудный, и нам хотелось поскорей лечь спать. Мы закрутили фитиль большой керосиновой лампы, которая стояла в гостиной, и темнота, до сих пор таившаяся по углам, подступила к нам вплотную. По стенам прихожей в неярком, дрожащем свете стеариновых свечей плясали огромные фантастические тени. Мы проверили, надежно ли заперта входная дверь, и стали осторожно подниматься по лестнице.

Мария снова побледнела, ее трясло от страха, она наотрез отказалась спать одна, и мы решили, что они с Моникой разместятся вдвоем в большой угловой комнате. Мы с Арне, демонстрируя истинное мужество, заняли две соседние комнаты. Моя комната при свете дня выглядела прелестно: кровать с пологом, на стенах — пожелтевшие офорты и модель старинного военного корабля с пушкой на носу. Однако ночью она утратила часть своей прелести, и когда я лег и укрылся холодной периной, то, честно говоря, храбрости у меня поубавилось.

Если человек в привычных условиях не может заснуть, нет лучше снотворного, чем захватывающий детективный роман. Судя по рекламе на обложке, особенно хороши для этой цели романы Карстена Ярна. Однако мне показалось, что моя спальня в Каперской усадьбе — неподходящее место для чтения «Рассказов могильщика». Вместо этого я достал бессмертный шедевр Вудхауса «Так держать, Дживз!» Юмор — лучшее средство против страха, в обществе Бертрама Уорстера человек не может бояться нечистой силы. Я заснул с блаженной улыбкой и наутро за завтраком сказал, что не слышал и не видел ничего подозрительного. Остальные подтвердили мой ответ.

И тем не менее я чувствовал себя не в своей тарелке. В этом огромном доме, обставленном старинной мебелью, за окнами которого шумело море, а вокруг простирались пустоши, почему-то иногда мороз пробегал по коже, даже когда я ел гренки с мармеладом.

Этот день мы собирались посвятить знакомству с окрестностями. Но с утра небо хмурилось, а вскоре разразился ливень, не ливень, а настоящий потоп. Поэтому нас так удивил приход неожиданных посетителей. На дороге, что вела к дому через плоскую ложбину между пустошами, вдруг показались два человека в плащах.

В одном из них я с радостью узнал Карстена Ярна. Он шел в обществе молодой женщины в белом плаще. Ее красивое лицо обрамляли темные вьющиеся волосы, совершенно мокрые от дождя. Несмотря на привлекательную внешность, она была молчалива и подавлена, казалось, ее гнетет какой-то страх.

— Мне сказали на почте, что вы приехали, — объяснил Карстен. — В такой глуши все сразу становится известно. Вот я и решил заглянуть к вам, узнать, как вам спалось первую ночь в Каперской усадьбе. Что-то не вижу седых волос. Неужели ни у кого не появился хоть один седой волос? Ничего, господа, у вас еще все впереди. А мне, как видите, повезло, повстречал попутчицу. Разрешите представить вам фру Лиззи Пале. Впрочем, с Арне Лиззи, кажется, уже знакома. А это Моника Винтерфелд и Пауль Риккерт.

— Я, собственно, пришла для того, чтобы пригласить вас к нам в гости, — сказала Лиззи, когда мы все обменялись рукопожатием. — Как только мы с мужем узнали о вашем приезде, нам захотелось, чтобы вы непременно пришли к нам в гости. Ведь мы с вами ближайшие соседи. Вы оказали бы нам честь, если бы сегодня пообедали с нами. Понимаете, мы живем здесь постоянно и порой тяготимся такой замкнутой жизнью. Мой муж очень любит встречаться с новыми людьми, особенно если с ними можно найти общую тему для разговора.

Мы, конечно, с радостью приняли приглашение. Нам с Моникой хотелось поближе познакомиться с соседями Арне. Правда, мы не представляли себе, как нам удастся под таким дождем преодолеть те два-три километра, что отделяли нас от дома Пале. Все тропинки превратились в ручьи, как во время половодья, чулки и туфли у Лиззи промокли насквозь, а Моника сказала, что у нее нет ничего, кроме сандалий. Но Арне нашел выход.

— А мы запряжем лошадь в коляску, — сказал он. — Усадьбу продали вместе с лошадью, я собирался подвозить на ней строительные материалы. Она пасется где-то на пустоши, далеко от дома она не уходит. Идем со мной, Пауль, приведем ее.

Надев плащи и вооружившись недоуздком, мы отправились искать лошадь. Пока мы ходили, Арне рассказывал мне о нашей гостье и ее муже.

— Супруги Пале живут в так называемой Пасторской усадьбе, то есть в старой усадьбе Йёргена Уля. Ты помнишь, конечно, капера-пастора, первого помощника Корпа на «Раке»? Они всего четыре месяца как переехали сюда, такие же новоселы в этих местах, как и я. Я приобрел Каперскую усадьбу в феврале, а Пале купили Пасторскую усадьбу в апреле. Он — американец норвежского происхождения, учился богословию в Америке и вот теперь поселился в Хейланде, чтобы заниматься какими-то культурно-историческими исследованиями. Очень странный человек. Лиззи из Хортена, но последний год жила у родственников в Лиллесанне, там Пале с ней и познакомился. Она, по-моему, существо безвольное, но очень милое. Они с Пале поженились незадолго до того, как поселились здесь.

— А что это за исследования, которыми он занимается? — спросил я.

— Он изучает всякие народные поверья, расспрашивает про случаи колдовства, одержимости дьяволом и тому подобную чепуху, — сказал Арне. — Пишет об этом какую-то работу. В основном его интересует история Каперской усадьбы.

— Им с Карстеном есть о чем поговорить, — усмехнулся я.

Мы нашли лошадь под деревьями, где она укрылась от непогоды. Эта маленькая лошадка оказалась на диво смирной и послушной. Она безропотно позволила надеть на себя недоуздок, отвести во двор усадьбы и запрячь в диковинный старомодный экипаж. Я уже позвал Монику, Лиззи и Карстена, как вдруг ко мне подбежала небольшая собака, шпиц. Виляя хвостом, она с дружелюбным любопытством обнюхала мои ботинки.

— Это Тасс, — объяснил Арне. — Не надо путать с русским телеграфным агентством. Он принадлежит прежнему хозяину усадьбы Эйвинду Дерьму и частенько наведывается к Марии, которая угощает его чем-нибудь лакомым и всячески привечает. Как кстати он прибежал, все-таки Мария останется не одна, когда нас не будет.

Мы впятером втиснулись в коляску, и я, взявшись за вожжи, дал сигнал к отправлению.

Дорога петляла между холмами. Иногда она спускалась в узкие ложбины, поросшие густой травой и лесом, но чаще шла по усыпанным клевером холмам, где однообразие пейзажа нарушали лишь редкие можжевельники да валуны. Я даже усомнился, что Арне удастся когда-нибудь создать здесь курорт. Но, может быть, окрестности казались такими неприветливыми из-за дождя, который густой белесой сеткой повис между небом и землей. Несколько раз нам встречались женщины и дети, которые собирали чернику в большие ведра.

— А вот и каменная изгородь, мы почти доехали, — сказала Лиззи. — За изгородью начинается Пасторская усадьба.

Мы въехали в узкую аллею, образованную темными, часто посаженными деревьями. Впереди показалось длинное белое здание, я уже приготовился подхлестнуть нашу лошадку, чтобы поскорей преодолеть остаток пути.

Но тут произошла неожиданность.

Лошадь внезапно остановилась как вкопанная. Она прижала уши к голове и неотрывно смотрела вперед. Я не мог понять, в чем дело: дорога впереди была совершенно пустая, слышался только шорох дождя в листьях. Я сердито прикрикнул на лошадь и несколько раз хлестнул ее по спине кнутом, Моника схватила меня за руку. Лошадь, однако, не сдвинулась с места ни на дюйм, только уши еще плотней прижались к голове.

И тут я увидел, что из дома вышел человек, какое-то мгновение он неподвижно стоял на верхней ступеньке крыльца, потом быстро пошел по дороге нам навстречу. Он был рослый, в брезентовой робе, бахилах и зюйдвестке. По обветренному лицу невозможно было определить его возраст, под густыми бровями прятались глубоко посаженные глаза. Одежда на нем была мокрая.

Встретившись с ним взглядом, я вздрогнул: в его глазах отсутствовал блеск. Они походили на мутные лужи с каплями дождя вместо зрачков. Может, они были похожи на студеное декабрьское Северное море с его неведомыми слепыми глубинами. Я сидел в оцепенении.

Не исключаю, что кое-что я домыслил уже позже, что у меня невольно разыгралось воображение или мне передался страх лошади. Но я точно помню, что, когда незнакомец приблизился, лошадь совсем обезумела от страха и дрожала как осиновый лист. Не успел он пройти мимо, она дернула с места так, что мы чуть не выпали из коляски. Бешеным галопом она помчалась по дороге, и, приложив всю свою силу и ловкость, я смог остановить ее только после того, как мы проехали лишних пятьдесят метров. Лошадь вздрагивала, испуганно поглядывая назад. Нам не удалось заставить ее повернуть обратно к дому, пришлось распрячь ее там, где она остановилась, и привязать к дереву.

Не знаю, что подумали мои друзья о поведении лошади, но почему-то мы все молчали. Уже на подступах к дому Арне нарушил молчание:

— Не понимаю, что так напугало лошадь? Фру Пале, кто был тот человек?

Лиззи явно нервничала, она беспокойно озиралась по сторонам и очень побледнела.

— Этот человек иногда посещает мужа, — сказала она. — Не знаю, что ему от нас надо. Мне он очень не нравится. Его зовут Рейн[2].

— Подходящая фамилия! — воскликнул я. — Весь его вид напоминает об унылом, холодном дожде. Может, это и есть вестланнский черт, которого однажды якобы встретил поэт Нильс Хьяр. Недаром лошадь так испугалась…

Я рассчитывал, что мои слова прозвучат весело и беспечно, но почему-то выдавил их из себя с трудом.

Поднимаясь на крыльцо, я глянул искоса на Карстена, который до сих пор не вымолвил ни слова. На губах у него играла едва заметная улыбка. Улыбка Моны Лизы. Когда Лиззи взялась за дверной молоток и несколько раз громко ударила в дверь, он обернулся ко мне и шепнул на ухо:

— Смотри в оба. Этот обед обещает нам много интересного.

Глава четвертая И У ТЬМЫ ТОЖЕ ЕСТЬ БОГИ

Высокие двери распахнулись, и мы увидели в темной прихожей фигуру человека. Это был господин Пале. В темноте я не мог разглядеть его лицо, но через мгновение он уже стоял на пороге. Его вид поразил меня прежде, чем он успел произнести хоть слово.

Он был большой, коренастый, чуть горбился — такая осанка нередко бывает у пловцов, сильные руки свободно висели вдоль туловища, казалось, каждый мускул подвластен его воле. Особенно примечательным было его лицо — серая, пергаментная кожа туго, как перчатка, обтягивала череп; узкие, бесцветные губы; тонкие, чувственные ноздри. Из-под коротко остриженных седоватых волос нависал над бровями высокий круглый лоб; живые, как у итальянца, глаза светились умом и проницательностью. Именно благодаря глазам лицо его выглядело молодым, хотя я бы затруднился определить его возраст. Ему могло быть лет пятьдесят, шестьдесят, а то и все семьдесят. С приветливой улыбкой он протянул нам руку.

— Весьма рад, что вы приняли наше приглашение. В этой глуши так редко случается видеть у себя цивилизованных людей. Прошу вас, входите. Лиззи, ступай на кухню и займись обедом.

Голос у него был приятный и любезный, он немного грассировал, но при этом в его речи угадывался американский акцент. После того как нас с Моникой представили, все были приглашены в гостиную. Она очень напоминала гостиную в доме Арне: и дом, и интерьер были выдержаны в том же стиле, только масштабы были поменьше. Здесь мы тоже увидели старинную мебель, гравюры, живопись, модели кораблей. Однако в убранстве пасторского дома было больше строгости, тогда как Каперская усадьба была перенасыщена роскошью.

Пале разлил коктейль в небольшие изящные бокалы. Из шейкера текла густая жидкость цвета смарагда.

— Этот напиток следует пить с трепетом, — улыбнулся он. — Коктейль содержит настоящий португальский абсент.

— Неужели пасторы пьют абсент? — спросил Арне. — Я считал это делом далекого прошлого, как и греховные времена папства.

— Прошу вас, не называйте меня пастором, — дружески попросил Пале. — Я давно избрал другой путь. Мое служение Господу выражается теперь иначе. Вам, наверное, известно, что в меру своих скромных способностей я занимаюсь культурно-историческими исследованиями. Меня интересует весьма необычная и мало кому знакомая область истории культуры, а именно — сатанизм. Собственно, это можно расценивать как логическое продолжение моих богословских занятий: если хочешь служить добру, надо прежде всего исследовать зло. Я пишу небольшую работу на эту тему.

Карстен оторвался от коктейля, у него на лице было написано любопытство.

— И какими же источниками вы пользуетесь? — спросил он.

— Источники, дорогой Карстен, самые разные, но не оккультные. Я собираю все сведения, на которые мне удается набрести. Изучаю старинные предания, рассказы о ведьмах, которые еще бытуют в сознании невежественных и суеверных людей. Я работаю примерно в том же направлении, что и фольклористы Асбьернсен и Му. Возможно, вы обратили внимание на человека, который вышел от меня перед самым вашим приездом. Его зовут Рейн, он является для меня бесценным источником. Голова Рейна набита всяческими историями. У крестьян и рыбаков бывает иногда феноменальная память на рассказы о привидениях и прочих ужасах, эти притчи кочуют из поколения в поколение, обрастая новыми подробностями. Раза два в неделю я беседую с Рейном, и результат всегда превосходит мои ожидания, он настоящий кладезь для фольклориста.

— Нисколько не сомневаюсь, что он превосходный эксперт по народной мифологии, — вмешался я. — Он так напугал нашу лошадь, что я с трудом справился с ней.

— Правда? Вполне возможно, он человек странный и большой нежности к животным не питает. Между нами говоря, он немного не в себе, что не редкость в таких забытых Богом краях. Моей жене он тоже, кстати, не нравится. Но на самом деле он совершенно безобидный… А вот и Лиззи зовет нас к столу, прошу вас! Допивайте, фрёкен Моника, допивайте, господа. Этот коктейль — настоящий старинный колдовской напиток, без него невозможна беседа на оккультные темы.

Пале, безусловно, был прав: напиток был колдовской. Я почувствовал странное опьянение после первого же бокала, во мне как бы звучала тихая неуловимая музыка, а когда я встал, мне вдруг показалось, что у меня по жилам течет зеленая кровь — жидкий смарагд. Хозяйка поставила на стол дымящуюся суповую миску, мы расположились вокруг нее.

Лиззи оказалась первоклассной кухаркой. И суп из аспарагуса, и жареная баранина, и миндальное мороженое были сродни яствам магометанского рая. Что касается Пале, он проявил себя обходительным хозяином и умело поддерживал интересную беседу на любую тему: с Моникой он обсуждал современный роман, с Арне и со мной — перспективы превращения Каперской усадьбы в курорт, Карстену ненавязчиво подсказал сюжет для нового детективного романа. Правда, мне показалось, что к своей жене Пале относится как бы свысока: он почти не обращался к Лиззи, разве что отдавал короткие распоряжения, словно она была его служанкой. Она же со своей стороны безоговорочно подчинялась ему, мгновенно исполняя все его приказы, и не отрываясь следила за его губами, когда он говорил своим вкрадчивым, тягучим голосом, и при этом взгляд у нее иногда был такой, как будто она находится в трансе. Я сидел и думал, что, в сущности, это очень странный брак, и у меня не укладывалось в голове, почему он был заключен так быстро.

Когда был подан кофе с ликером и мужчины закурили сигары, я взял на себя смелость предложить новую тему для разговора, тему, которая, по моему мнению, долго витала в воздухе. Побудило меня к этому обычное любопытство. Я обратился к Пале:

— Раз уж вы пишете работу о древних верованиях, суевериях, чертовщине и прочих подобных вещах, вы, наверно, посвятите одну главу и преданию о капере?

Пале утвердительно кивнул.

— Разумеется. Именно над этой главой я сейчас и работаю. Чрезвычайно интересная тема. Обстановка для такой работы у меня самая благоприятная — мой дом, как вам известно, принадлежал Йёргену Улю, сатанинскому пастору-каперу. Большинство вещей, которые вы здесь видите, принадлежало ему, старому самодуру…

— А что-нибудь о нем самом известно? — спросила Моника.

— Кое-что известно. Я, например, собрал о нем довольно большой материал, в пору написать его биографию. Несколько лет он был местным пастором, но вскоре ему пришлось бежать в море вместе с Корпом — стало известно, что он хотел организовать в приходе настоящую сатанинскую секту. Предполагалось, что в нее войдет тридцать человек, преимущественно женщины. Среди этих женщин была молоденькая дочь лиллесаннского купца. После одной мессы, устроенной здесь, в этом доме, и скорее напоминавшей оргию, она не выдержала и все рассказала властям.

— Это звучит неубедительно, — вмешался Арне. — Сатанинская секта здесь, среди таких неискушенных и богобоязненных людей?

— Не так уж это и невероятно, как вам кажется. Вы правы в том смысле, что в этих краях темные религиозно-мистические представления наложили свою печать на все живое. Люди живут под сенью строгого и неумолимо карающего Иеговы. Но именно там, где религия существует в наиболее непримиримой и дремучей форме, развивается самая благоприятная почва для сатанизма. Сатану ждут как освободителя, он пробуждает все самое темное, что есть в человеке, все сдерживаемые страсти и подавляемые пороки. Любой культ сатаны служит разжиганию в людях животных инстинктов.

Между прочим, этот Йерген Уль был натурой незаурядной. Образование он получил в Европе и ученостью мог поспорить с любым старым иезуитом. Очевидно, именно его ученость сочли опасной и дали ему приход в столь отдаленном районе. По натуре Йёрген Уль был бунтарь. Во Франции он познакомился с современными идеями. Которые опрокинули все его старые представления о Боге. Жить совсем, без религии он, однако, не мог и потому обратился к миру тьмы. И у тьмы тоже есть боги. Неуемный нрав Уля и его неограниченная власть над женщинами привели к тому, что он стал сатанинским пастором в полном смысле этого слова. Теперь он с ненавистью ниспровергал все, во что верил прежде. Говорят, он велел вытатуировать у себя на подошвах обеих ног по кресту, чтобы каждым своим шагом попирать христианский символ.

Пале говорил спокойно, даже сухо, но в голосе его слышалась странная сила. Он курил сигару, глубоко затягиваясь и медленно выпуская дым через ноздри. Я наблюдал за Лиззи, она с завороженным видом слушала мужа. Арне беспокойно задвигался в кресле, будто хотел что-то с себя стряхнуть.

— Все это звучит весьма странно и не совсем правдоподобно, — сказал он. — Но понять психологию такого человека достаточно просто. Он был самый заурядный распутник и пользовался всей этой сатанинской чепухой исключительно для того, чтобы совращать девушек. Доморощенные проповедники, которые тоже не прочь нарушить шестую заповедь, действуют точно так же. Боккаччо превосходно описал это в своем «Декамероне».

Что же касается сатанизма как такового, он перестал быть загадочным явлением. Современная психология может вполне доказательно объяснить, что одержимость дьяволом, мистическое ясновидение и тому подобное — не что иное, как обыкновенная истерия. Признания ведьм получали в результате внушения. Это всем давным-давно ясно, не понимаю, зачем в наше время вновь возвращаться к этому предмету?

Пале привстал, чтобы стряхнуть в камин пепел с сигары. На губах у него играла снисходительная улыбка, глаза блеснули фанатическим блеском. Судя по всему, мы коснулись его сокровенной темы.

— А почему, собственно, не возвращаться к этому? — спросил он. — Сейчас эта тема актуальна, как никогда. Возьмите современные диктатуры. Ведь это не что иное, как сатанизм, воплощенный в массовое политическое движение, в котором присутствуют свои религиозные символы и культовые ритуалы. Человек не может жить без культа. Чистый материализм психологически невозможен. Когда человек теряет Бога, он неизбежно одухотворяет тьму и поклоняется ей. Что такое истерия? Это ничего не выражающее слово, выдуманное лишенным воображения немецким врачом, который когда-то начитался Вольтера. Само по себе оно ничего не объясняет. Католические инквизиторы прошлого, изгонявшие бесов, знали о глубинах человеческой души несомненно больше, нежели современные ограниченные психиатры.

Культ сатаны имеет очень давние корни. Он берет начало в античном поклонении Пану — богу с козлиными рогами и копытами, в сущности, сатана это и есть видоизмененный Пан. Все боги античности после победы христианства были преобразованы в демонов. Несколько раз в эпоху безраздельного владычества католицизма сатана поднимал голову, в средневековье появились еретические церкви манихеев и альбигойцев, которые почитали дьявола как своего покровителя. Смысл учения альбигойцев заключался в «убийстве греха грехом» — этот принцип лежал в основе сексуальных оргий, блуда. У них был свой папа в Тулузе, свой совет в Лионе. Против них было предпринято несколько кровавых крестовых походов, и святой Доминик, возглавивший инквизицию, преследовал их с изощренной жестокостью. Однако их учение продолжает жить и поныне, возрождаясь в тех или иных формах. С конца средневековья до самого восемнадцатого века в Европе повсеместно вспыхивали процессы над ведьмами. А в 1877 году в Мексике было сожжено заживо пять ведьм по приговору алькальда Кастилло. В 1879 году в России в присутствии священника была сожжена ведьма Аграфена Игнатьева. Считается, будто в эпоху так называемого просвещения в XVIII–XIX веках, было покончено с сатанизмом, но это заблуждение. Напротив, возникли предпосылки для нового, более изощренного культа сатаны. Это замечательно выразил Суинберн в «Песне перед восходом солнца»:

Ты повержен, Боже, ты повержен,

Смерть, о Господи, тебе!

Я чувствовал, что Пале, по мере того как он говорит, приходит в состояние экстаза, и хотя голос у него был по-прежнему спокойный, глаза на худощавом лице горели как угли.

— Вы хотите сказать, что в нашем цивилизованном мире все еще существуют подобные сатанинские секты? — спросил я.

— Их множество. Во Франции, например, есть секта, созданная Пьером-Мишелем Вептра в 1839 году, их учение опирается на принцип альбигойцев. Самое любопытное заключается в том, что в 1887 году вспыхнула «оккультная война» между этой сектой и розенкрейцерами. В результате предводитель секты, аббат Буллен, был лишен жизни с помощью магических средств. Невероятно возросло число подобных сект за последнее столетие, и оккультные войны бушуют повсюду.

Я заметил, что Карстен пожирает глазами Пале, слова которого, должно быть, звучали для нашего друга дивной музыкой. Я сам невольно увлекся этим рассказом и даже осмелился задать наивный вопрос:

— Если я правильно вас понимаю, вы сами верите в существование дьявола?

В комнате воцарилась тишина, будто пролетели несколько тихих ангелов. Потом Пале сухо рассмеялся.

— Сдается мне, я вам уже наскучил своей болтовней, — уклончиво ответил он. — Разрешите мне лучше показать вам дом. Смею вас заверить, здесь есть на что посмотреть.

Мы последовали за ним в маленькую темную комнату, как выяснилось, библиотеку. От пола до потолка стены были уставлены старинными фолиантами в кожаных переплетах, весьма потрепанных от частого употребления.

— Библиотека Йёргена Уля, — сказал Пале. — Самое большое в Норвегии собрание старинной литературы по оккультизму.

Я снял с полки потрепанный том, расстегнул пряжку, стягивавшую переплет, и открыл книгу наугад. На плотной пожелтевшей бумаге было выведено четким и красивыми буквами:


Как стать невидимым

Выколите глаза летучей мыши и оставьте ее у себя, намажьте свое лицо ее кровью. Возьмите голову черной кошки, сварите ее в цельном молоке с пивом, выпейте этот отвар и в течение девяти часов вы будете невидимым.

Как заставить всех в доме танцевать

Напишите на листке осины следующие слова:

Элле, Эллеам, Фагиниа, Фагина, Гратон. Положите листок под дверь, и все в вашем доме будут танцевать.

Как усыпить всех в доме

Выньте из головы совы глаза. Один ее глаз всплывет, другой утонет. Возьмите всплывший глаз и зуб покойника, положите их под дверь, и, пока вы их не уберете, все в доме будут спать как убитые.


Арне, который читал вместе со мной из-за моего плеча, разразился хохотом.

— Бог ты мой, ну и бред! — воскликнул он. — Или это следует воспринимать как шутку?

— Едва ли, — улыбаясь, ответил Пале. — Это список со знаменитой книги Киприануса «Искусство черной магии», изданной Виттенбергской академией в 1569 году, — труд весьма серьезный. Вообще-то я считаю, что ученые должны быть более осторожны в своих выводах, только эксперимент может подтвердить правильность той или иной теории. Пока что ни один профессор химии не мазал себе лицо кровью летучей мыши и не пил суп из кошачьей головы, сваренной в молоке с пивом. Никто не знает, какие неожиданности подстерегают ученого, испробуй он это на себе.

— Не сомневаюсь, что несколько крайне мучительных минут в уборной ему были бы обеспечены, — сказал Арне.

Я продолжал разглядывать корешки книг. Почти у самого пола я нашел книги, которые, судя по всему, привез с собой Пале. Все названия относились к одной теме: Д-р Батаиль «Дьявол в девятнадцатом столетии», П. Кристиан «История магии», Жюль Делассю «Инкубы и суккубы», Ш. Ж. Гюисманс «Там, внизу», Жерар Массе «Дьявол тьмы», Пшебышевский «Культ сатанинской церкви».

— Мне хочется показать вам самое удивительное открытие, которое я сделал в этом доме, — сказал Пале. — Мне удалось-таки доказать, что Йёрген Уль действительно занимался всем тем, в чем его подозревали.

Однажды в подвале дома я обнаружил, что в одном месте поверхность каменной стены чуть-чуть светлее, чем везде. Я понял, что здесь находится замурованная дверь. Вооружившись ломом, я сбил кусок стены, и там действительно оказалась дверь, которая вела в комнату. Ну, да вы сами сейчас все увидите. Лиззи, принеси керосиновую лампу.

Лиззи мгновенно выполнила приказ, и через минуту мы уже спускались по темной лестнице в подвал вслед за хозяином. Когда Лиззи хотела присоединиться к нам, он обернулся и ласковым, однако не допускающим возражений голосом сказал ей:

— Останься, дружок. Мы скоро вернемся. Приготовь нам что-нибудь вкусное. Хорошо бы фрукты.

Лиззи, как заводная кукла, повернулась и пошла обратно в гостиную. В ней была какая-то неестественная покорность. Деспотические замашки Пале начали меня уже раздражать. Я весьма радикально настроен и являюсь поборником свободы для женщин, даже в браке.

Мы спустились в темный подвал и стали медленно, словно процессия монахов в катакомбах, продвигаться в темноте. Пале остановился перед утопленной в стене дверью, края стены вокруг которой были очень неровные. Я увидел следы лома.

— Прошу вас!

Пале нажал на ручку, дверные петли взвизгнули, как кошка, которую дернули за хвост. Мы вошли в большую комнату без окон. Сначала я разглядел только холодные, голые стены, но когда Пале поднял лампу, я был потрясен.

У стены стоял большой стол или алтарь, на нем два массивных серебряных канделябра, а между ними на стене висело распятие высотою в метр. Вернее, это была отвратительная пародия на распятие. Оно было вырезано из дерева и ярко, непристойно раскрашено. Сам Гойя не мог бы изобразить ничего более страшного и омерзительного. Пале поставил лампу на стол.

— То, что вы видите, это капелла, где возносили хвалы дьяволу. Именно здесь Йёрген Уль служил свои черные мессы.

Я почувствовал, как Моника прижалась ко мне и испуганно сжала мою руку, не отрывая глаз от Пале.

— В чем заключались черные мессы? — спросила она чуть ли не шепотом. — Кажется, я читала детективный роман, в котором о них упоминалось, но суть так и не была раскрыта. Что же, собственно, на них происходило?

Наш хозяин присел на край стола рядом с керосиновой лампой и, скрестив на груди руки, стал медленно покачивать ногами.

— Черная месса, — сказал он, — это высшее проявление сатанинского культа. Как говорит Вентра, это «великое жертвоприношение — козел, сатана, приносит в жертву агнца, дабы обеспечить себе власть. Это зверь апокалипсиса, разверзающий свою пасть, дабы поглотить праведных. Это меч Господень, украденный сатаной, дабы поразить самого Бога».

По сути своей, это пародия на католическую мессу. В нее входят молитвы, в том числе Кугі Eleison,[3] чтение Евангелия, освящение даров, причащение и тому подобное. Блестящее описание черной мессы Гюисманс дал в своей книге «Там, внизу». Это уже прямо для вас, Карстен.

А происходит на черной мессе вкратце следующее: вокруг священника в ярко-красном облачении собирается паства с перевернутым крестом на спине — знак того, что господству Христа пришел конец. Мальчики в красных одеждах размахивают кадильницами, источающими одурманивающее благовоние. Священник вершит ритуал: он произносит проповедь, в которой хулит и поносит святое распятие и в заключение оскверняет святые облатки и вино, на которые в ярости накидывается паства. Все это переходит в безудержный блуд, когда мужчинам и женщинам кажется, что они совокупляются с демоническими существами: инкубами, овладевающими женщинами во сне, и суккубами — демонами, принимающими женский облик и соблазняющими священников и монахов, а также с самим сатаной, этим великим приапским козлом. Это неистовый бунт подсознания и протест против тысячелетнего подавления церковью человеческой природы. В этом подвале сто двадцать пять лет назад происходили самые невероятные вещи. Стены здесь видели многое. Взгляните хотя бы сюда…

Он поднял керосиновую лампу, и мы увидели на стене прямо перед собой какие-то странные знаки, по-видимому, древнееврейские буквы, начертанные красным мелом.

— Это не пустые закорючки. Это каббалистическая монограмма — имя Господа Иегова написано задом наперед. Согласно теории оккультизма, это одно из самых страшных кощунств. Ибо представляет собой на самом деле оккультное имя дьявола.

— Великолепный экспонат для музея курьезов! — воскликнул Арне.

Мое внимание привлекли несколько бурых пятен на столе. Я указал на них.

— А это что? Пятна от вина?

— Скорее, это кровь. Случалось, что во время мессы женщин клали голых на стол и мазали кровью, чтобы в них вошли силы вечной молодости, содержащиеся в этом, по словам Парацельса, эликсире жизни. Не исключено, что это была человеческая кровь, она считалась особенно действенной. В XVII веке французские ведьмы крали или покупали детей как раз для этой цели. Ведьма Монвуазен до того, как ее обезвредили, принесла в жертву на своих черных мессах две с половиной тысячи детей. Я думаю, такие сведения помогут лучше понять происхождение этих злосчастных процессов над ведьмами.

Меня замутило. Это место внушало мне отвращение. Пале посмотрел на меня с улыбкой, очевидно, он понял мое состояние.

— По-моему, вы достаточно ознакомились с сатанинской капеллой? — спросил он.

— Да, — пробормотал я. — На сегодня, по-моему, хватит.

Мы поднялись из подвала и, вернувшись в гостиную, переменили тему разговора. Остаток вечера Пале был очаровательным и радушным хозяином. В восемь часов мы откланялись, ублаженные во всех отношениях. И все-таки, выйдя на свежий воздух, я испытал чувство освобождения.

Наша лошадка неспешно трусила домой, а мы обменивались впечатлениями. Карстен выразил восхищение обширными познаниями Пале в области оккультизма, а также его разносторонней образованностью. Арне отдал должное его кухне и винному погребу. Моника заметила, что, по ее мнению, Пале настоящий домашний тиран, причем самого неприятного свойства, с чем я не мог не согласиться. И вместе с тем мы все поддались обаянию его личности.

Недалеко от Каперской усадьбы нас ожидал сюрприз. До сих пор я только слышал рассказы о чудесах, творящихся в усадьбе, и относился к этим рассказам с изрядной долей скепсиса. Ведь нам, юристам, известно, что показания свидетелей порой бывают далеки от истины. Теперь я имел возможность сам оказаться в роли свидетеля.

По дороге навстречу нам бежала женщина. Время от времени она останавливалась, чтобы перевести дух, но потом снова пускалась бежать, словно что-то страшное вынуждало ее к этому. Когда женщина была от нас метрах в ста, мы узнали Марию. Такой марафон был не для ее комплекции, однако она выжала из себя все, что могла. Лицо у нее потемнело, и дышала она как загнанная лошадь. В глазах метался неприкрытый ужас.

— Собака! — задыхаясь крикнула она, подбегая к коляске. — Собака! Тасс! Ужас-то какой, батюшки мои!

— Мария, что случилось? — воскликнул Арне, помогая ей сесть в коляску. Мария упала на сиденье, как большая подстреленная птица. Моника обняла ее, стараясь успокоить, через несколько минут, когда первые меры по спасению были приняты, Мария пришла в себя настолько, что смогла рассказать о случившемся.

Тасс весь вечер бегал по усадьбе, а полчаса тому назад прибежал на кухню, чтобы его покормили. Но вел он себя как-то странно: недовольно рычал, принюхивался, будто на кухне пахло чужим, лаял, глядя на лестницу, и яростно царапал лапой дверь. Мария машинально открыла дверь в прихожую, и Тасс стрелой бросился по лестнице на второй этаж. Мария слышала, как он пробежал по коридору прямо в Желтую комнату. Дверь в нее, должно быть, была приоткрыта, потому что Мария слышала, как она распахнулась настежь. Через мгновение по всему дому разнесся душераздирающий собачий вой. От страха Мария выронила две тарелки, и они разбились. Вой длился не дольше секунды, потом стало тихо как в могиле. Что случилось с собакой? Мария не осмелилась подняться наверх, а предпочла бежать нам навстречу. Пока Мария говорила, на щеках у нее выступили красные пятна.

Лошадь остановилась перед домом, мы спрыгнули с коляски и бросились в кухню, дверь которой Мария оставила открытой. Перешагивая через несколько ступенек и обгоняя друг друга, мы поднялись на второй этаж и выстроились перед дверью Желтой комнаты — она была закрыта. Мы вдруг оробели. Я видел, что Арне очень взволнован; как тогда в Осло, его правый кулак непроизвольно то сжимался, то разжимался. Однако Арне первый набрался смелости, небрежным движением положил два пальца на ручку двери и нажал на нее. Мы вошли в комнату следом за ним.

И тут меня словно ударило электрическим током. Перед нами в луже крови лежал несчастный шпиц, на груди у него зияла рваная рана. Морда была изодрана, как будто ее нещадно драли когтями.

Мы оцепенели. Первым опомнился Карстен.

— Поздравляю. Вот и началось… — пробормотал он.

Глава пятая ЭКСПЕРИМЕНТ СО СТАРЫМ КОМОДОМ

— А я считал, что отправляюсь в увеселительную поездку, — сказал Арне, отряхивая брюки после того, как стоял на коленях и обследовал мертвую собаку. — Я уже собирался уехать в Осло завтра утром, поскольку думал, что ввел Пауля в курс дела. Однако, видно, придется задержаться. Вот черт! Но я не уеду отсюда, пока не выясню все до конца!

Карстен победоносно улыбнулся. Он был похож на пророка, который предвещал конец света, а ему не верили, и вот теперь все убедились.

— Ну а теперь попробуй дать хоть какое-нибудь рациональное объяснение случившемуся, — с иронией предложил он. — Чужой не мог попасть в дом. Парадную дверь ты запер перед нашим отъездом, а черный ход ведет через кухню, где неотлучно находилась Мария.

— Мария могла выйти на несколько минут, — вмешался я. — Допустим, она спустилась в погреб, зашла в одну из комнат — в это время кто-то вполне мог прокрасться в дом.

— Собака подала бы голос.

— Она и подала.

— Верно, — согласился Карстен. — Но не раньше, чем этот таинственный мистер Икс уже пробрался в комнату. Вообще-то известно, что собаки и многие другие животные чуют и угадывают то, что еще скрыто от людей.

Арне натянуто улыбнулся.

— То есть ты хочешь сказать, что убийца — назовем его так — вдруг оказался в доме? Что он, существо сверхъестественное, проник в дом сквозь крышу или стены?

— Совершенно верно, — Карстен с достоинством опустился в старинное кресло.

— И это говорит человек, который называет себя автором детективных романов? Я полагал, что это ремесло требует от писателя умения анализировать ситуацию, по крайней мере, если она не слишком сложна. А уж объяснить, как злодей проник в дом, проще простого. Одних окон здесь сколько, он мог открыть любое. Да и кто знает, может, он отмычкой открыл парадную дверь.

— Но какие мотивы могли заставить его убить несчастную собаку? — спросила Моника.

Она стояла рядом со мной и была белее мела. Я заметил, что она дрожит.

— Очевидно, что-то в доме интересует этого человека, — ответил Арне. — Чего-то он здесь ищет. И вполне естественно, что ему пришлось убрать собаку, ведь она могла найти его по следу. Если согласиться с тем, что это тот же человек, которого здесь раньше уже принимали за привидение, то, скорее всего, у него есть свое заветное окно, через которое он забирается в дом, например в одной из нежилых комнат, куда никто не заходит. Не удивлюсь, если в таком большом доме он уже облюбовал себе комнату и ночует там в спальном мешке. Ну а иногда выходит в коридор и изображает привидение, если ему кажется, что для этого настал подходящий момент. Вполне возможно, что он и сейчас прячется где-то поблизости. Поэтому я предлагаю обследовать весь дом. Давайте одну за другой прочешем все комнаты.

Предложение было не слишком заманчивое, но ничего другого нам не оставалось. Вооружившись карманными фонариками, мы обшарили весь дом, от огромного чердака до большого и холодного, как склеп, подвала, но нигде не обнаружили свежих следов чужого человека. Всюду, где еще не успела убрать прислуга Арне, уже больше ста лет не ступала нога человека. Мы вошли в комнату, которую Арне почему-то не показал нам, когда первый раз водил по дому. Лучи наших фонариков скользили по пыльным стульям, столу, половицам. Окна и двери были тщательно закрыты, и ничего не указывало на то, что хотя бы одно из окон могло недавно открываться.

— Нам попался необычайно опытный вор, — заметил Арне. — Должно быть, все-таки он проник в дом, открыв входную дверь, а потом снова запер ее. Когда же Мария бежала, оставив дверь нараспашку, он спокойно вышел из дома через кухню.

Тасс обнаружил его, когда он был в Желтой комнате, и незнакомец просто-напросто зарезал его. А этот дьявольский кот, который, по-видимому, сопровождает его, набросился на Тасса и изодрал когтями.

— Но я не понимаю одного, — сказал я. — Что заставляет этого человека бродить по твоему дому в сопровождении большого черного кота? Ты говоришь, он что-то здесь ищет? Но что? Старый пиратский клад, спрятанный за одним из комодов? Если он приходит сюда ради наживы, так ведь стены здесь буквально увешаны ценностями, но ни одна из картин как будто не пропала?

— Этого я и сам пока не понимаю, — признался Арне. — Вполне вероятно, что мы имеем дело с безумцем. Но от этого нам не легче.

Поиски были завершены, и мы стояли внизу в прихожей. Фонарики мы погасили, чтобы не расходовать зря батарейки, поэтому в вечерних сумерках мы различали лишь силуэты друг друга. Кто-то закурил сигарету, и огонь от спички осветил саркастическую улыбку Карстена.

— У тебя есть своя теория? — угрюмо спросил у него Арне.

— У меня еще не сложилась более или менее полная гипотеза, — ответил Карстен. — Но хочу напомнить тебе, что еще зимой, когда ты купил эту усадьбу, я предупреждал тебя, что в доме действуют загадочные силы. Помнишь, как осуществлялась месть Юнаса Корпа? Пока что погибла только бессловесная тварь. Но никто не знает, кого в следующий раз постигнет подобная участь. На твоем месте я бы, пока не поздно, отказался от мысли менять что-либо в этом доме.

— Но это же чистое безумие! — Арне беспокойно ходил по прихожей, спрятав руки в карманы; наконец он остановился перед Карстеном. — Уж не боишься ли ты, что эта месть может пасть и на тебя? Может, ты предпочел бы вообще не бывать здесь?

— Отчего же, с твоего позволения я с удовольствием буду приходить в этот дом. В первую очередь я писатель и ученый-криминалист. Разве я могу добровольно отказаться от таких уникальных наблюдений? К тому же в данном случае я нахожусь вне зоны риска. Это тебе следует подумать об осторожности, Арне. Иначе пеняй на себя.

Не только Карстен вспомнил о мести капитана Юнаса Корпа. Наша добрая Мария тоже осознавала всю меру опасности. Придя на кухню, мы застали ее в дорожном платье, чемоданы и пакеты стояли на полу. Она не проведет больше ни одной ночи в этом доме, ни часу дольше необходимого не пробудет в этом заклятом месте. На этот раз наши уговоры были тщетны, терпение Марии было исчерпано. Мы должны были немедленно отвезти ее домой, она жила тут же в Хейланде, километрах в пяти от Каперской усадьбы. К счастью, Карстен оказался рыцарем и предложил взять этот труд на себя. Лошадь снова запрягли в коляску, и через десять минут вечерние сумерки поглотили их. Мы с Арне взяли лопаты и зарыли собаку в кустах, недалеко от дома.

— Я попросил Марию не говорить о случившемся Эйвинду Дёруму, — сказал Арне. — Но с таким же успехом можно заклинать ветер, чтобы он стих. Завтра об этом будет знать весь приход, и эмиссар Флателанд нагонит в молельном доме на свою паству еще больше страху. Дёрум, конечно, решит, что собака погибла по нашей вине. Не будь жертвой его собака, я бы подумал, что это он сам шныряет по своим прежним владениям. Он же сумасшедший, ему бы это вполне могло взбрести в голову. Не зря говорят, он в дальнем родстве со старым Юнасом Корпом.

Думаю, не погрешу против истины, если скажу, что наша вторая ночь в Каперской усадьбе доставила нам гораздо меньше удовольствия, чем первая. Одно дело лечь спать в доме, где обретается всего-навсего черный кот, — я, например, люблю животных, и меня такое соседство не пугало. И совсем другое — спать в комнате с незапертой дверью, когда по дому, возможно, бродит безумец.

Поэтому я счел необходимым достать том Вудхауса и углубиться в произведение, о котором уже говорил: «Так держать, Дживз!». Вскоре я уже спал.

Однако сон мой не был безмятежным. Меня преследовали сновидения, и даже весьма неприятные. Я вдруг оказался на месте кучера и держал в руках вожжи, правя лошадью Арне, совсем как днем. Миновав пустоши, я покатил по аллее к пасторскому дому. Однако во сне я был в коляске один. Неожиданно оказалось, что я еду не под густыми кронами деревьев, а по длинному темному коридору, проходящему через второй этаж капитанского дома.

Как и днем, лошадь вдруг остановилась, я пытался заставить ее сдвинуться с места, но она стояла как вкопанная. Постепенно ее страх передался мне, меня охватило тягостное предчувствие неминуемой беды. Вдруг — я даже не заметил когда — открылась дверь Желтой комнаты и в конце коридора появился какой-то человек. Он медленно шел ко мне. Это был тот самый человек, которого мы видели в аллее. Пале сказал, что это рыбак по имени Рейн. Он подошел ближе, и я увидел, что по его брезентовой робе стекает вода. Я почему-то сразу понял, что это морская вода.

Через мгновение он был уже рядом с коляской. Мне больше не было его видно. Я не спускал глаз с ушей лошади, но ощущал его присутствие. Ужас сковал меня. Мне хотелось выпрыгнуть из коляски и бежать, но я не мог пошевельнуться. Вдруг я понял, что должен повернуться к этому человеку, заглянуть ему в лицо, встретить взгляд его больших серых глаз с тусклыми зрачками.

Тут я проснулся, мокрый как мышь. Мне не сразу удалось овладеть собой настолько, чтобы зажечь свечу, схватить Вудхауса и лихорадочно начать читать.

Утром погода была превосходная. На небе не было ни облачка, солнце жарило, как в июле, и слабый бриз гнал на берег спокойные, ласковые волны. В природе угадывалось нежное и в то же время тревожное ощущение, в котором и состоит прелесть перехода лета в осень. Глядя в окно на шхеры и море, я понял, что идея Арне устроить тут курорт не лишена смысла.

Прекрасная погода и вкусный завтрак, приготовленный Моникой, окончательно прогнали мысли о вчерашнем дне. Кофе, яйца, бекон и булочки с крестьянским маслом могут даже самое страшное событие отодвинуть на задний план. Я твердо решил насладиться всеми радостями этого дня. Наливая горячий кофе, я напевал стихи Омара Хайяма.

Когда мы помогали Монике мыть посуду, у нас и в мыслях не было, что тучи над нами сгущаются. Отдохнув и выкурив по сигарете, мы отправились купаться.

После короткого заплыва в освежающей соленой воде мы улеглись на солнце. Вдали затарахтела моторка. Моника заложила очками «Унесенные ветром» Маргарет Митчелл, Арне отложил в сторону объемистый том, посвященный нефтяным скважинам в Мексике, а я оторвался от романа Линклатера «Трактир Пеликан» — Вудхауса я держу про запас, как снотворное. Из-за шхер вынырнула моторка, из которой нам приветливо махали, а еще через минуту на берег сошли Эбба и Танкред Каппелен-Йенсен, каждый с элегантным чемоданом в руках. После сердечных рукопожатий и радостных возгласов они объявили, что горят желанием помочь в расследовании тайны Каперской усадьбы. Не дожидаясь ответа, они сердечно поблагодарили за приглашение жить в доме Арне.

Вообще-то я должен был быть готов к этому посещению. Вечером, еще накануне отъезда из Осло я встретил Танкреда в Театральном кафе и рассказал ему об удивительных событиях, произошедших в усадьбе во время пребывания там Арне. Я также сказал, что мы с Арне и Моникой едем в Хейланд, чтобы на месте во всем разобраться. У каждого человека есть свое хобби: одни играют в домино, другие разводят штокрозы, а третьи коллекционируют марки. Хобби супругов Каппелен-Йенсен — криминалистика.

Как уже говорилось, Танкред был представителем обреченного класса капиталистов, а потому отличался невероятной ленью. Все, знавшие его, были потрясены, когда он, блестяще сдав экзамены по юриспруденции, добровольно отправился работать нотариусом в какой-то забытый Богом городишко. Он проработал там больше года и, по слухам, очень помог в раскрытии одного убийства, материалы о котором много месяцев фигурировали на первых страницах всех норвежских газет. Наверное, это расследование отняло у него последнюю энергию, потому что, вернувшись в Осло, он объявил, что весь следующий год посвятит отдыху. Он погрузился в вольтеровское кресло и занялся изучением криминалистики, а кроме того, вопреки требованиям отца, настаивавшего на том, чтобы Танкред женился на наследнице солидной адвокатской фирмы, женился на Эббе Линдквист.

Эбба была магистром психологии, особенно ее интересовала психология преступников. Танкреда и Эббу свела друг с другом любовь к Агате Кристи. В их уютной квартире на Киркевейен имелось огромное собрание детективной литературы: Конан Дойль, Остен Фримен, Честертон, Биггерс, Агата Кристи, Дороти Сейере и другие. Злые языки говорили, что, будь на то воля Эббы и Танкреда, дружками на их свадьбе стали бы Эркюль Пуаро и лорд Питер Уимсей, а венчал бы их главный герой рассказов Честертона — отец Браун.

Не успев расплатиться за моторку, Танкред выпалил нам все самые свежие столичные новости. Мы же поведали ему и Эббе все, что видели и слышали здесь, включая рассказ ленсмана об эстонском судне, описание обеда у Пале и, конечно, случай с убитой собакой. Супруги улыбались все более иронично, особенно после моих слов об испуганной лошади и пророчествах Карстена.

— Вы очень скоро убедитесь, что здесь не все ладно, — сказал Арне тоже с улыбкой. — Раз вы такие скептики, я предложил бы провести маленький эксперимент. Мы устроим нашему привидению небольшую провокацию, и вы сами увидите, как оно себя поведет.

— Что же ты предпримешь? — спросила Эбба не без любопытства, на ее хорошеньком вздернутом носике появилась морщинка.

— Очень просто. Передвинем мебель, этот старый призрак страшно злится, когда перемещают его вещи.

Арне, Моника и я накинули халаты и повели гостей в усадьбу. Арне предоставил в их распоряжение большую, очень уютную комнату, а потом повел показывать дом. Эбба и Танкред проявили ко всему огромный интерес, пристально осматривали мебель, картины, оружие, словно надеялись обнаружить на них четкие отпечатки пальцев. Они разглядывали ковры и простукивали стены в поисках замаскированной двери, ведущей в потайную комнату. Наконец мы пришли в Желтую комнату, здесь они взялись за дело с особым рвением, без конца обследуя и простукивая поверхность стен. Однако ничего нового им обнаружить не удалось. Арне с улыбкой наблюдал за ними.

— Наш дорогой призрак не любит оставлять следов, — сказал он. — Кстати, насчет обещанного эксперимента. Мы осуществим его именно здесь. Видите этот комод? Давайте передвинем его в другой угол.

Предложение Арне провести эксперимент я сперва принял за шутку. Мне и в голову не пришло, что он захочет осуществить его всерьез. Это было бы глупо, однако вполне в духе Арне. Комод был громоздкий, в нем уместилось бы постельное белье со всей округи. Общими усилиями мы с трудом передвинули его в другой угол.

— И что же будет дальше? — спросил Танкред, вытирая руки.

— Потерпи, увидишь, — ответил Арне. — Капитан Корп категорически запретил подобные перестановки. Такой поступок не останется для нас безнаказанным.

Танкред засмеялся.

— Все понятно, ты решил показать нам фокус. Пожалуйста, господин фокусник, закатайте рукава, мы должны убедиться, что вы в них ничего не прячете.

Арне загадочно улыбнулся.

— Я предлагаю запереть комнату и отдать ключ Эббе, — сказал он. — Как видите, окна заперты на задвижки, второй ключ отсутствует. А теперь мы выпьем за встречу и пойдем снова на берег. Вода сегодня сказочная. Летнее солнце — это первое, в чем нуждаемся мы, грешные.

На берегу, расположившись на горячих от солнца камнях, даже Танкред и Эбба забыли, что прибыли в Хейланд с намерением раскрыть непостижимую тайну. Вода была совершенно прозрачная, хорошо прогретая, от морской соли приятно горела кожа. Мы нашли широкую, плоскую скалу, с которой можно было нырять, а потом лежать на ней и всем телом впитывать в себя солнце и морской воздух, отчего кожа становилась смуглой, как у малайцев. Впрочем, многие из нас и без того были вполне малайского цвета. Мы лениво, как уважающие себя малайцы, дремали, не в силах даже беседовать, отмахивались от мух, переворачивали изредка страницу в книге или, сделав несколько шагов, бросались со скалы в море.

Однако во второй половине дня вдруг дохнуло осенней прохладой, и посвежевший воздух напомнил об угрозе воспаления легких. Поднялся ветер, и мы поспешили в дом, чтобы одеться. Потом, голодные как волки, сели за обеденный стол, красиво накрытый женщинами. Вечером мы расположились в гостиной, каждый с бокалом виски, блаженно сознавая, что минувший безукоризненно летний день мы провели, руководствуясь золотым английским принципом: «Как важно быть бездельником».

В окна проникла ночная тьма, на небе висел турецкий полумесяц, и холодный ветер шуршал в кустах крыжовника, посаженных вдоль дома. Мы совершенно забыли о дурацком эксперименте Арне, по крайней мере я, и с живым интересом обсуждали его планы создания отеля. Арне очень сокрушался по поводу суеверности и невежества местного населения, он заранее предвидел, что ему предстоят столкновения с жителями Хейланда, особенно с теми, кто исправно посещает молельный дом и находится в тисках железной диктатуры эмиссара Флателанда.

— Вот вам классический пример того, что бывает в результате подавления сексуальных влечений, — сказала Эбба и энергично прожевала кусочек спаржи. — Все население Хейланда следовало бы принудительно подвергнуть психоанализу. Суеверия, страх, пиетизм — все это непосредственно связано с работой внутренних органов. Нервные спазмы в области солнечного сплетения…

— У Карстена определенно не все в порядке с солнечным сплетением, — перебила ее Моника.

— Арне, почему бы тебе вместе с отелем не открыть и антимолельный дом? — предложил Танкред. — Ты бы мог обеспечивать работой магистров психологии, приглашая их читать местным жителям лекции о современной половой морали. Через год тут не осталось бы ни одного привидения.

— У меня есть другое предложение, — начал я. — Ты мог бы…

Я замер на полуслове. Прямо над нашими головами послышался тяжелый шум, будто по комнате на втором этаже прокатился дорожный каток. Потом громко стукнуло, так, что задрожали стены. И наступила тишина.

В оцепенении мы смотрели друг на друга, у всех открылись рты, по правде говоря, героев среди нас заметно не было. Меня охватил тот же ужас, который я испытал ночью во сне. Арне первый пришел в себя, он вскочил и схватил с каминной полки фонарик.

— Дьявол! — воскликнул он. — Это в Желтой комнате. Бежим туда! Эбба, ключ у тебя!

Шум слышали все, о слуховой галлюцинации не могло быть и речи. В голове у меня теснились обрывки мыслей, пока мы бежали наверх. Еще мгновение, и мы все увидим. А что, собственно, мы можем увидеть? Животное? Человека? Или… Моему воображению рисовалась фигура в мокрой брезентовой робе. А вдруг он притаился за дверью Желтой комнаты и поджидает нас? Одно было несомненно: если мы имеем дело с обычным смертным, уйти незамеченным на этот раз он не сможет. Я напряг мышцы, лучше быть готовым к любым неожиданностям.

Мы поднялись на второй этаж. Арне осветил фонариком замочную скважину.

— Эбба, ключ!

Эбба протянула ключ. Арне вставил его в замочную скважину и повернул. Через мгновение мы все были уже в комнате. Луч фонарика скользил по стенам, полу, потолку. Я интуитивно почувствовал, что в комнате никого нет, как только переступил через порог. Однако, когда луч осветил по очереди все углы комнаты, у меня невольно вырвался крик. И это было понятно.

Передвинутый нами комод вернулся на свое прежнее место!

Глава шестая АРНЕ БЛЕФУЕТ

Когда я впоследствии вспоминал этот эпизод, он представлялся мне каким-то смутным, похожим на сновидение. Мне трудно было поверить, что все это случилось наяву. У древних, согласно преданиям, встреча с привидением или другими потусторонними существами не вызывала сильного душевного потрясения, так как она органически сочеталась с их представлениями о мире. Мы же, современные самоуверенные прагматики, вооруженные принципом причинности, рассматриваем Вселенную как примитивную задачку по геометрии, но при этом встреча с загадочным повергает нас в растерянность. Стоит нам заподозрить, что наша задачка может не сойтись с ответом, и нас, как беспомощных детей, охватывает панический страх темноты.

Вот и в тот раз, пятеро мыслящих представителей современной цивилизации, вооруженных знаниями и образом мыслей, вынесенными из двенадцатилетнего школьного курса, а также из чтения газет и штудирования справочников, окаменев от ужаса, взирали на какой-то старый комод.

Я искоса взглянул на Танкреда. От его самоуверенности не осталось и следа, у него был вид ученика, который не приготовил уроки. Однако он быстро овладел собой.

— Давайте рассуждать последовательно, — сказал он с напускной флегматичностью. — Окна заперты.

Уйти коридором наш фокусник не успел бы. Значит, в комнате имеется потайной ход.

— Безусловно! — подхватила Эбба, она уже оправилась от испуга, и глаза у нее опять загорелись. — Все мы не сомневаемся, что несколько мгновений назад здесь кто-то был. Причем этот кто-то обладает незаурядной силой. Я не думаю, что комод может двигаться сам по себе. Не верю я также, что этот тяжелоатлет мог исчезнуть, прибегнув к четвертому измерению, как Кантервильское привидение в новелле Оскара Уайльда, Одним словом, он мог исчезнуть только через потолок, пол или одну из стен. — Эбба говорила сбивчиво, торопливо, щеки у нее раскраснелись. — Потолочные балки здесь такие мощные, что их мы сразу исключаем. Исключаем также и пол, ведь гостиная находится как раз под этой комнатой, так? Исключаем и две стены — стену с окном и ту, которая выходит в коридор. Остаются боковые стены. Арне, что находится за этой стеной?

— Небольшая комната, которой я не пользуюсь. А противоположная стена — это северный торец дома. Если бы за ней была потайная дверь и наш гость вышел в нее, он бы упал с шестиметровой высоты.

— Давайте сначала осмотрим маленькую комнату!

Арне принес керосиновую лампу, и мы осмотрели соседнюю с Желтой комнату так же тщательно, как и все остальные на втором этаже. Танкред и Эбба подвергли дотошному осмотру стены Желтой комнаты. Однако это не дало никаких результатов. Следов непрошеного гостя или потайной двери найдено не было. Танкред устало опустился в кресло и вытер лоб.

— Пять-ноль в пользу Карстена, — вздохнул он. — Точные науки пасуют, и мне это не нравится. Я всегда терпеть не мог Эдгара По.

— А что, если этот полтергейст попросту живет в самом комоде? — предположил я. — Допустим, в нижнем ящике. Иначе для чего нужна такая громоздкая мебель в наше время всеобщего жилищного кризиса?

Моя шутка провалилась. Арне зевнул и предложил всем разойтись спать. Завтра с утра ему предстоит ехать в Лиллесанн, и он должен рано встать. К тому же наше привидение ведет себя мирно, действует главным образом до полуночи и ничем не нарушает ночного покоя.

Поиски можно будет продолжить и утром. Доброй ночи, дамы и господа!

Меня поразило, каким равнодушным внезапно сделался тон Арне. Неужели это был просто-напросто один из его трюков? От него всего можно было ожидать.

Лежа в постели, я некоторое время рассуждал об этом. Однако был вынужден отказаться от своих подозрений — у Арне было алиби. Собаку убили, когда мы были в гостях у Пале. Арне это убийство потрясло не меньше, чем всех остальных. Конечно, он имел неодолимую страсть ко всяческим розыгрышам и мистификациям, но убийство собак было не в его духе. И тем не менее должно же было существовать какое-то рациональное объяснение случившемуся. В чьих интересах это совершалось? И каким образом человек из плоти и крови…

Я был не силен по части абстрактных умозаключений, а потому уснул, только поставив вопрос, но не успев на него ответить. Дневное солнце подействовало на меня благотворно — в эту ночь я спал как никогда. Силы света несомненно обладают целебным свойством, и всем, кому предстоит ночевать в старинной усадьбе, я рекомендую загорать не меньше четырех часов, прежде чем отправиться в свою комнату, будь она голубая, желтая или зеленая.

— Сегодня мы идем в гости к Карстену, — объявил Танкред, протягивая руку за малиновым вареньем. — Любопытно взглянуть на жилище автора детективных романов, где рождаются образы сомнамбул и оборотней. Арно, это далеко отсюда?

— Минут двадцать ходу. — Арне допил кофе и встал из-за стола. — Проводите меня до причала, и я покажу вам дорогу. Найти его очень просто. К сожалению, мне надо в Лиллесанн, а то вы могли бы взять моторку.

Эбба, Моника, Танкред и я шли вдоль берега по узкой тропинке. Над водой кружили чайки, ветер с моря приносил первозданный запах водорослей, так, наверно, пахло, когда на Земле только зародилась жизнь. Танкред шел с задумчивым видом и жевал спичку: судя по всему, его занимал какой-то сложный вопрос.

— Ну как? — спросил я. — Серое мозговое вещество работает успешно? Или не очень?

Он покачал головой.

— Не мозги, а какая-то каша, — проворчал он и выплюнул спичку. — Тягучая и невкусная. Просто непонятно, как такой тугодум мог стать юристом. Я совершенно не понимаю, что здесь происходит. Допустим, в комнате есть потайной ход — которого, как мы убедились, там нет, — все равно непонятно, каким образом кто-то посторонний мог передвинуть обратно комод. Об эксперименте знали только мы пятеро, а мы все время были вместе. Вероятно, нас дурачит великий фокусник, не хуже самого Гудини.

— Без сомнения, кто-то пытается запугать Арне и прогнать его отсюда, полагая, что даже просвещенный современный человек станет суеверным после хорошей встряски, — сказала Эбба. — Как видим, старым преданием воспользовались достаточно эффективно.

— Ты не могла придумать более банального объяснения? — заметил я. — Правда, к подобному финалу иной раз приводят свои романы писатели-детективщики, когда пишут о призраках. Не считая, конечно, Карстена, который имеет дело только с настоящими привидениями.

— Самые банальные объяснения, как правило, самые верные, — возразила Эбба. — Ничего нового Карстен тебе не скажет. Сам он верит в привидения только потому, что они его кормят.

Тропинка привела нас на узкий мыс, на краю которого стоял голубой рыбацкий домик, хорошенький, ухоженный сёрланнский домик с белоснежными кружевными занавесками на окнах. Карстен в значительной степени был дитя богемы, но в вопросах жилья он придерживался строгих буржуазных идеалов. Через минуту Карстен уже открывал нам дверь, счастливый тем, что мы прервали его работу.

Он ввел нас в комнату, в которой мое внимание прежде всего привлекли две репродукции Брейгеля и Гойи, вполне отражающие пристрастие Карстена ко всяким кошмарам. Все стены сплошь были уставлены книжными полками. У окна стоял старинный дубовый письменный стол, на котором лежало несколько примечательных предметов — нож для разрезания бумаги в виде кривой арабской сабли, маленький позолоченный сфинкс, служивший просто-напросто прессом, несколько ручек с выгравированными на них иероглифами и, наконец, большая пепельница, украшенная вырезанным черепом. Множество окурков свидетельствовали о высокой продуктивности писателя. На столе была раскрыта толстая книга. Я заглянул в нее, это были произведения французского астронома. Камиля Фламмариона.

— Потрясающий сборник, — сказал Карстен. — Он содержит более пятисот научно проанализированных оккультных наблюдений. Тут для меня материала на десяток книг.

— Это все равно что ходить по воду за ручей, — сказал я. — У тебя под носом происходят чудеса почище. Чего ты в книги зарылся, когда жизнь сама преподносит тебе такой материал!

И я рассказал Карстену про комод. Он так и загорелся.

— А я что говорил? Ну, и долго еще придется доказывать скептикам очевидное? Впрочем, люди видят только то, что хотят увидеть. Бороться с глупостью…

— Бороться с глупостью не под силу даже писателю-детективщику, — перебил его Танкред и сел на диван. — Достопочтенный оборотень, надежда и опора всех мертвецов, усталым путникам, нашедшим приют в твоем гостеприимном доме, необходимо утолить жажду.

Карстен принес рюмки и бутылку портвейна.

— Мне бы хотелось узнать побольше про этого Пале, — сказала Моника. — И про Лиззи. Они оба очень интересуют меня. Расскажи все, что ты о них знаешь, Карстен.

— О самом Пале я знаю не больше вашего, — ответил Карстен. — Это сфинкс, который не распространяется о своем прошлом. Известно только, что он много лет жил в Америке и был там пастором. Даже своей жене он мало что рассказал о себе. Лиззи я знаю почти год. У нее необычная судьба. В тринадцать лет она потеряла родителей и с тех пор жила по родственникам, которые не упускали случая напомнить ей, что держат ее из милости. Ее положение было не лучше, чем у маленьких героев романа Габриеля Скотта «Беззащитные». В прошлом году она приехала из Хортена в Лиллесанн к дяде и тете. Они приложили много усилий, чтобы сломить в ней последнее мужество.

— Да уж, с жизнерадостными героинями Бьёрнсона у нее мало общего, — заметил я. — Ее мрачность скорее в духе Ибсена. Кстати, сколько ей лет?

— Всего двадцать один год. У нее светлая голова, и, конечно, она давно могла бы найти себе приличную работу. Но эти проклятые родственники хотели держать ее в подчинении, пока она не достигнет совершеннолетия.

— Каждый человек, достигший восемнадцатилетнего возраста, имеет право свободно заключать трудовые соглашения, — вставил я. — Рагнар Кнопф, «Норвежское право», параграф пятнадцатый. Вы, между прочим, имеете дело с юристом, а не с кем-нибудь еще.

— Все это так, но родня задурила ей голову словами о чувстве долга, благодарности и обязанностях, с нею связанных. И Лиззи в силу своей слабости и податливости подчинилась им и продолжала вести жизнь домашней рабыни. В это время на горизонте появился Пале. Лиззи случайно познакомилась с ним в магазине. Он произвел на нее неизгладимое впечатление. Лиззи рассказала ему свою историю, и в конце концов он предложил ей место экономки в Пасторской усадьбе. Лиззи с радостью согласилась, увидев в этом возможность наконец-то стать самостоятельной. Благодаря необъяснимой силе, которую внушил ей незнакомец, Лиззи смогла освободиться от родственников. После скандального разрыва с дядей и тетей она переехала в Хейланд. А через месяц уже вышла замуж за Пале. Похоже, что в Америке современный темп жизни заразил и богословов.

— Но ведь теперь она в полной зависимости от него, это же очевидно, — заявила Моника. — Она стала еще менее самостоятельной, чем была раньше. Такое, во всяком случае, у меня сложилось впечатление. Я уверена, что она еще пожалеет об этом браке. Мне ужасно не нравится Пале. В нем есть что-то отталкивающее. Чего стоит его отвратительная болтовня о ведьмах и сатанинских оргиях. Да и внешность у него неприятная, он похож на распутных монахов времен Ренессанса.

Так мы беседовали минут десять, как вдруг в дверь постучали. Карстен пошел открывать, вскоре он вернулся в комнату вместе с Лиззи.

— Стоило заговорить о солнце, и оно само пожаловало из-за туч, — сказал он. — Мы уже четверть часа перемываем кости тебе и твоему мужу. Садись, Лиззи, я налью тебе портвейна. Астральным телам портвейн полезен… Простите, я забыл вас представить друг другу: Лиззи Пале — Танкред Каппелен-Йенсен и его жена Эбба…

Лиззи казалась сегодня еще более нервной и взволнованной. У нее был взгляд юной лани, загнанной в ловушку. Карстен по-отечески обнял ее, усадил на диван рядом с собой и дал в руки рюмку.

— На тебе лица нет, Лиззи! У тебя неприятности?

Лиззи сделала большой глоток, портвейн подействовал на нее успокоительно. На бледных щеках выступил румянец, глаза заблестели.

— К моему мужу опять пришел этот Рейн, — сказала она. — А во время его посещений я ухожу из дома. Этот человек как будто приносит с собой холод, он выстуживает весь дом. Не знаю даже, как это объяснить… У меня бы никогда не хватило духу пожать ему руку. Мне представляется, что рука у него холодная и склизкая, как рыба. Как только он приходит, я ухожу, вот сегодня решила заглянуть сюда. Смешно, конечно, какой-то беспричинный страх… Но в твоем присутствии, Карстен, мне всегда так спокойно.

— Не может быть! — воскликнул Танкред. — Неужели Карстен может кого-нибудь успокоить? Впрочем, есть люди, которые способны заснуть даже среди восковых фигур мадам Тюссо.

— Рейн продолжает к вам приходить? — спросил я. — Неужели у него еще не исчерпались все истории?

— Я даже не знаю, о чем они разговаривают, — ответила Лиззи. — Часто они на несколько часов запираются в кабинете. Я ни разу не слышала, чтобы Рейн произнес хотя бы слово. В моем присутствии он молчит. Впрочем, один раз я слышала его голос через стену. Вообще-то я не имею привычки подслушивать, но на этот раз…

— Что он сказал? — В один голос спросили мы с Моникой.

— Я разобрала только три слова: «сойти на берег». Начала фразы я не слышала. Он говорил хрипло и очень тихо. Не знаю почему, но я вдруг почувствовала слабость и дурноту, мне даже пришлось пойти и лечь. Это было, кажется, в мае, он тогда первый раз пришел к моему мужу. С тех пор он наведывается к нам регулярно два раза в неделю.

— А как складываются твои отношения с мужем? — Спросил Карстен и обнял ее за плечи. — Все в порядке?

— У нас все замечательно! — ответила Лиззи и почему-то вся подобралась. — Я бесконечно благодарна ему за то, что он помог мне стать самостоятельной. Но… он что-то скрывает от меня, не хочет, чтобы я что-то знала. Я уверена, он что-то прячет от меня в нашем доме…

— Вы уверены? — Танкред наклонился и внимательно наблюдал за ней.

Очевидно, рассказ Лиззи заинтересовал его. Лиззи осушила рюмку и продолжала:

— У нас на чердаке есть небольшая комната, в которой я никогда не была. Муж запретил мне входить в нее. Он говорит, что там прогнил пол, можно провалиться и сломать ногу. Мне даже ни разу не удалось туда заглянуть, дверь в комнату всегда заперта. Я настолько дорожу мнением мужа, что никогда не осмелюсь попросить от этой комнаты ключ. Мне не хочется выглядеть смешной в его глазах, ведь он говорит, что любопытство — одно из проявлений женской глупости.

Однако любопытство мое не ослабевало. И однажды ночью, примерно месяц назад… Карстен, налей мне, пожалуйста, еще.

Карстен наполнил ее рюмку, Лиззи схватила ее и быстро поднесла к губам. Я только теперь заметил, какая у нее слабая, хрупкая рука. Роден мог бы изваять такую руку как воплощение человеческой беспомощности. Мне стало жалко Лиззи.

— Наши спальни находятся рядом, — продолжала Лиззи. — И вот ночью, месяц назад, когда я не могла заснуть — у меня часто бывают бессонницы, — я услышала, что муж встал. Было около двух часов ночи. Я слышала, как он звенел связкой ключей, поднимаясь на чердак. Потом шаги его раздались у меня над головой, и он вошел в запертую комнату. Я долго лежала и прислушивалась, но наверху было тихо. Он вернулся в спальню в пять утра, но я не осмелилась на другой день спросить у него, что он делал на чердаке. Мне не хотелось, чтобы он подумал, будто я шпионю за ним. Ведь он так внимателен ко мне, и я не хочу упасть в его глазах. Но с тех пор эти ночные походы повторялись раз семь или восемь. И каждый раз он отсутствовал по несколько часов. Не понимаю, почему он от меня что-то скрывает, ведь я его жена. Почему он не может рассказать мне обо всем…

Лиззи провела рукой по лбу, щеки у нее раскраснелись.

— Мне так стыдно, — сказала она. — Я, наверно, поступила очень бестактно, рассказав вам об этом. Но мне нужно было с кем-то поделиться! Еще этот портвейн оказался таким крепким. Видно, я совсем потеряла контроль над собой…

Через час мы ушли. Лиззи осталась у Карстена. Он по-прежнему обращался с ней с отеческой нежностью. Теперь она могла поговорить с ним наедине.

— По-моему, эта особа вызывает у Карстена особый интерес, — заметил Танкред по дороге домой. — У меня создалось впечатление, что он воспринимает ее как объект для наблюдений. Вероятно, ей предстоит стать прообразом героини очередного романа ужасов вроде «Женщина, которая кричала» или «Тайна чердачной комнаты».

— Ты плохой психолог, Танкред, — возразила Эбба. — Карстен предавался сегодня наблюдениям совсем другого характера. И если речь идет о новом романе, то скорее всего он будет носить название «Треугольник».

— Мне не терпится познакомиться с господином Пале, — сказал Танкред. — Его ночные прогулки на чердак могут означать очень многое.

— Может быть, он смолоду страдает какими-нибудь комплексами? — предположила Эбба.

— Точно. На чердаке у него хранится собрание порнографической литературы, — подхватила Моника. — Недаром я сказала, что он мне не нравится.

Танкред сунул в рот очередную спичку.

— Кто знает, не связано ли это каким-то образом с тем, что происходит в Каперской усадьбе, — сказал он. — Я намерен посетить эту чердачную комнату еще до отъезда из Хейланда. Даже если мне придется проникнуть в дом без разрешения…

Вечером мы снова сидели в гостиной Каперской усадьбы. Карстен пришел к нам с ответным визитом, Арне успел вернуться из Лиллесанна. После ужина мы решили сыграть в карты, все предпочли покер. Арне принес виски с содовой, и мы с головой ушли в эту благородную азартную игру.

Мы не ограничивали ставки, но для начала все ставили понемногу; несколько раз Эбба, Танкред и я разделили банк между собой. Потом Арне дважды пытался увеличить ставку, но оба раза был вынужден вскрыться, и каждый раз у него не было даже пары. Карстен выигрывал.

Арне продолжал проигрывать. Карты ему выпадали плохие, но он не хотел выходить из игры; его блеф становился все откровеннее. «Странно, что он такой плохой игрок, — подумал я. — Мог бы играть и получше».

Снова сдали карты. Мне выпало два короля. Я поменял три карты, и мне попался еще король.

— Сколько карт меняешь, Арне?

— Нисколько.

Арне прилагал усилия, чтобы выглядеть похожим на сфинкса в Гизе. Неужто он хочет, чтобы мы поверили, будто у него есть стрит или флешь-рояль? Его трюки всем уже были известны. Я начал игру, поставив на кон десять крон. Этот банк достанется мне.

— Пятьдесят сверху, — сказал Арне и бросил на стол горсть жетонов.

Остальные вышли из игры.

— Что ж, ты человек богатый, тебе ничего не стоит потерять тысячу, другую. Пятьдесят сверху, господин директор, — сказал я.

— Еще сто, — тут же отозвался Арне.

Куча жетонов на столе росла, как пирамида Хеопса.

— Я тебя вижу насквозь, — обратился я к Арне. — И уверен, что у тебя нет даже дохлой пары. У тебя еще есть шанс пасануть. Сделай это немедленно и получишь пять крон в утешение.

Арне с достоинством положил на стол четыре карты: червовый валет, девятка, восьмерка и семерка.

— Делим банк, удваивай ставку или меняй карты, — предложил он.

Я посмотрел ему в глаза. Он напустил на себя самоуверенность — этакий мелкий воришка, пойманный с поличным возле сейфа, который пытается изобразить из себя Арсена Люпена. Такое предложение вообще-то всегда говорит о слабой позиции.

— Удваиваю, — объявил я. — Играл бы ты лучше в подкидного дурака, Арне. Выкладывай последнюю карту. У меня три короля.

С широкой ласковой улыбкой он открыл десятку треф. Оказывается, ему выпал стрит при сдаче! Это было попадание в яблочко, заранее подготовленное рядом обманных маневров. Не было никакого сомнения, что директор «Мексикэн Ойл ЛТД» умеет играть в покер. Это не ему, а мне следовало играть в подкидного дурака на орехи. В течение нескольких минут я проиграл сумму, равную двум месячным окладам норвежского служащего.

Арне сгреб карты.

— А теперь я предлагаю вам другую азартную игру, в которой на кон будут поставлены не деньги, а нервы, — сказал он.

— Так обрывать игру неблагородно, — возразил я. — Я разорен, хочу отыграться…

— О своем материальном положении не беспокойся. — Арне снова налил всем виски и сделал большой глоток, не дожидаясь других. — Можешь считать, что проиграл мне скромный аванс твоего жалованья в качестве управляющего. Давайте все-таки сыграем в мою игру. Должен сразу огорчить дам: их участие в игре исключено. Несмотря на достижения женской эмансипации, в отдельных случаях превосходство сохраняется за сильным полом. Есть еще островки дикой природы, где от мужчины требуются мужские качества и достоинства воина ценятся превыше всего. Выпьем за Джека Лондона.

Арне говорил торжественно, как будто декламировал стихи, это означало, что он захмелел. Он чувствовал себя Шекспиром и на ходу сочинял драматический монолог. Чтобы художественная пауза выглядела более естественной, он подошел к камину и подбросил в огонь поленьев. Это был великолепный голландский камин, выложенный изразцами с изображением ветряной мельницы.

— Объясни по-человечески, что за игру ты предлагаешь? — потребовала Эбба. — И почему мы с Моникой не можем в ней участвовать? Это так опасно?

Арне обернулся к нам. Он засунул руки в карманы и прислонился спиной к каминной полке.

— Да, весьма вероятно, — ответил он. — Как в психическом, так и в физическом смысле. Однако нас четверо сильных мужчин с крепкими нервами и изрядной мускулатурой. Я предлагаю, чтобы каждый из нас внес свою лепту в разгадывание тайны, нависшей над этим домом. Поскольку наше привидение предпочитает появляться в Желтой комнате, я предлагаю мужчинам переночевать там по очереди. Поодиночке.

— Но почему поодиночке? — воскликнул я. — Почему не вчетвером? Тогда бы…

— Риск был меньше? Ты это хотел сказать? Возможно, ты прав. Но, боюсь, в этом случае к нам никто не явится. Привидения не любят шумных компаний. Нет, рассчитывать на встречу с врагом мы можем лишь поодиночке. Кроме того, существует еще и спортивный интерес. Каждый должен пройти испытание на выдержку.

— Прекрасная мысль! — поддержал его Карстен. — Пора начинать работать профессионально. И пора уже вам, закоренелым материалистам, получить удар в под-дых.

— Арне, ты считаешь, что мы должны вступить в борьбу с капитаном Корпом безоружными? Полагаясь только на свой боевой дух и кулаки? — спросил Танкред. — Или ты вооружишь нас распятием?

— Я думаю, небольшой браунинг принесет больше пользы. У меня есть пистолет седьмого с половиной калибра. Мы будем класть его на тумбочку рядом с кроватью или под подушку. Ну как, начнем игру, господа? Я предлагаю тянуть жребий, чтобы определить очередность.

— Я тоже хочу участвовать! — запротестовала Эбба. — У меня, между прочим, приз за стрельбу из пистолета, и я нисколько не боюсь старых пиратов. Я требую…

— Исключено! — прервал ее Арне. Он снова сел за стол и стал тасовать карты. — Это игра только для мужчин.

Он положил перед собой колоду веером.

— Пусть каждый вытянет карту. Пики — высшая масть, трефы — низшая. Чем ниже карту вытянешь, тем раньше будешь ночевать в Желтой комнате. Начинай, Пауль.

Я успел слегка захмелеть и потому нашел игру забавной. Просто удивительно, как прибывает храбрости, стоит только немного выпить. Даже самый безнадежный трус после трех порций виски с содовой чувствует себя Цезарем и смело бросается переходить Рубикон.

И все-таки я не мог скрыть облегчения, когда увидел, что вытянул короля пик. Арне открыл свою карту — это была двойка треф.

— Увы, мельче карты быть уже не может, — сказал он покорно. — Выходит, я первый ночую в комнате капитана.

Карстен вытянул четверку бубен, а Танкред — бубнового валета.

— Итак, сегодня ночью я должен изгонять из этой комнаты злых духов, — сказал Арне. — Завтра ночью там будет ставить свои оккультные эксперименты Карстен. Послезавтра очередь Танкреда. И завершит игру Пауль. Он же отвечает за похороны, если мы один за другим скончаемся от шока.

Моника нахмурилась.

— Не нравится мне эта игра, — заявила она. — У этой мальчишеской забавы могут быть трагические последствия. Разве может кто-нибудь знать…

— Решение принято четырьмя голосами против двух! — объявил Танкред. — И вообще, в большинстве европейских парламентов голоса оппозиции во внимание не принимаются. Я согласен с Арне: это действительно азартная игра. Думаю, что за четыре ночи мы подойдем к истине.

Карстен кивнул:

— И к истине, и к нервной клинике. Но я одобряю этот план.

Глава седьмая

ИНТЕРМЕЦЦО В ДОЖДЛИВУЮ ПОГОДУ

В половине десятого я спустился вниз, настроение там царило самое радужное. Эбба и Моника накрывали стол к завтраку. В лучах предосеннего солнца нежился рулет из телятины, поблескивали сардины и вспыхивал желтым огнем апельсиновый джем. Уютно примостившись у камина, Танкред изучал старый номер «Нью-Йорк газетт».

— Мир дому сему, — сказал я. — А наш хозяин еще не показывался? Его как, можно еще числить среди живых?

— Да, я слышала, как он возился в этой камере ужасов, — сказала Эбба. — Я постучала, хотела зайти проведать его, но он почему-то запер дверь. Сказал, что скоро придет. Стало быть, пока жив. Правда, голос у него звучал как-то глухо.

— Это ничего не значит, — сказала Моника. — Арне тщеславен, как французская гетера. Он никогда не покажется на люди, не завершив утренний туалет и не вымыв лицо лавандовым мылом. А вот и он!

Заскрипела лестница в прихожей, дверь распахнулась и в кухню вошел Арне. Меня сразу же поразило его застывшее лицо. Оно напоминало гипсовую маску. Кожа была серая, как после бессонной ночи.

— Господи, что с тобой? — воскликнул я. — Можно подумать, ты всю ночь пьянствовал. Неужто старый капитан явился к тебе с бутылкой? Тебя преследовали ночью кошмары а-ля Эдгар По? Рассказывай скорей!

Арне покачал головой.

— Рассказывать нечего. Просто у меня была бессонница, вот и все. А теперь я голоден как волк. Давайте скорей завтракать.

За столом царило гнетущее молчание. Арне был похож на индийского Будду, движения у него были механические, глаза — пустые. Мы украдкой поглядывали на него. Рука у него дрожала: когда он хотел срезать верхушку яйца, нож звякнул о рюмку. Мне он напомнил неопытного оратора, которому предстоит произнести тост.

— Словом, ночь была как ночь, ничего особенного? — начал Танкред. — Тебе даже нечем порадовать журналистов из «Дагбладет»? Ну, а видения, шорохи, хотя бы звон цепей?

— Увы, ничего сенсационного. Ночь прошла спокойно. Даже чересчур. В комнате было тихо, как в склепе, эта тишина камнем давила на грудь, я чувствовал себя глухонемым. Собственно, из-за этой тишины я и не мог спать. Очень душно, наверняка днем будет дождь.

Голод Арне оказался сильно преувеличенным, он съел всего два бутерброда и выпил чашку кофе, потом встал и вытер рот салфеткой.

— Прошу меня извинить, — сказал он. — Мне опять надо съездить в Лиллесанн. У меня заказан разговор с Кристиансанном, а кроме того, я должен встретиться с архитектором и подрядчиком, которые будут заниматься перестройкой дома. Я понимаю, что я плохой хозяин, но попытайтесь пока занять себя сами. До вечера!

Эбба и Моника пошли после завтрака прогуляться, а мы с Танкредом расположились на солнце возле дома. Он изучал все ту же старую американскую газету.

— Что ты такое нашел в этой допотопной газете? — спросил я.

— Она мне случайно попалась в одной из комнат. Должно быть, ее привез Арне, когда приезжал сюда весной. Она от 29 марта. Любопытный номер. Смотри сам.

Он протянул мне газету. С первого взгляда я не нашел в ней ничего интересного. Первая страница, как принято в американских газетах, пестрела жирными заголовками: МАССОВЫЕ УБИЙСТВА В ОКЛАХОМЕ; ФРАНКО ВЫХОДИТ К СРЕДИЗЕМНОМУ МОРЮ В ВИНАРОСЕ; ПРЕЗИДЕНТ КАРДЕНАС КОНФИСКУЕТ ВСЕ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В НЕФТЯНОМ БИЗНЕСЕ МЕКСИКИ; НАЦИСТСКИЕ ГОЛОВОРЕЗЫ ТЕРРОРИЗИРУЮТ ВЕНУ…

— Ну и что, никаких сенсаций, — заметил я. — Март был скучный месяц.

— Открой четвертую страницу и прочитай внизу.

Я перелистнул страницы и наконец нашел. Это была довольно пространная заметка несомненно сенсационного содержания. Ее заголовок гласил:

КРУПНЫЙ НОРВЕЖСКИЙ БИЗНЕСМЕН ПОКУПАЕТ ДОМ С ПРИВИДЕНИЯМИ

Далее следовал краткий пересказ предания о капитане-капере, лестный отзыв о финансовом положении Крага-Андерсена в мире бизнеса и в нескольких словах сообщалось о его планах превратить «дом с привидениями» в летний отель международного класса.

— Вот чудеса! — вырвалось у меня. — Каким образом эта провинциальная норвежская новость могла попасть в большую американскую прессу?

— Такой новостью не побрезгует ни одна газета. Не забывай, что Арне действительно крупный предприниматель мирового масштаба. У него связи везде, в том числе и в прессе.

— Но какова цель этой публикации?

— Цель? Да ты просто забыл о его безудержном тщеславии. К тому же это может послужить началом рекламной кампании в связи с его будущим отелем. Одно мне интересно…

— Что именно?

— Да так, ничего. Пожалуй, я тоже прогуляюсь на почту. Мне тоже надо кое-куда позвонить.

— Пауль, давай прокатимся на лодке, — предложила Моника. Они с Эббой вернулись, как только ушел Танкред. — Мне хочется посмотреть шхеры.

— По-моему, погода портится, — возразил я. — Мне не нравятся эти черные клочья на горизонте.

— Подумаешь! Разве ты не любишь приближение бури? Давай возьмем старую лодку.

Я сидел на веслах. Моника свесилась через борт и погрузила пальцы в воду, на ней было белое платье, которое выгодно подчеркивало мягкие изгибы ее фигуры. Я восхищался ее темно-русыми волосами, переливавшимися на солнце, аккуратно вырезанными ноздрями, прихотливой формой уха. Фидий и Пракситель казались мне жалкими дилетантами. Даже самые прекрасные образы, воплощенные ими в мраморе, казались грубой поделкой по сравнению с живой женщиной.

— О чем ты мечтаешь? — спросил я.

Она подняла голову и улыбнулась.

— Я вспомнила историю, которую Оскар Уайльд рассказал Фритсу Таулову, когда тот посетил его во Франции. Рассказать? Один молодой поэт поселился в маленьком городке. Каждый день он совершал прогулки в полном одиночестве. Когда он возвращался, соседи по пансиону спрашивали его, что он видел. Поэт отвечал, что, проходя по мосту за городом, видел плавающих в реке тритонов и наяд. А в гуще леса — танцующих фавнов и эльфов. Каждый день он рассказывал подобные истории. И вот однажды, когда он шел через мост, он действительно увидел в реке тритонов и наяд, а в лесу — самых настоящих фавнов и эльфов. Когда он вернулся в пансион, гости, как всегда, окружили его и попросили рассказать, что он видел на этот раз. Однако поэт молчал. Гости повторили вопрос, и тогда он ответил: «Ничего!»

— Почему ты вдруг вспомнила эту историю? — спросил я через некоторое время.

— Я подумала, что Арне похож на этого поэта. Неисправимые фантазеры часто теряют дар слова, когда фантазия оказывается реальностью. Я уверена, что Арне видал что-то сегодня ночью и не на шутку испугался. Потому он и был за завтраком такой притихший.

— Ты тоже веришь, что в этом доме водится нечистая сила?

— Я уже не знаю, чему верить, только чувствую, что здесь вот-вот случится что-то ужасное. Когда я увидела утром лицо Арне, мне захотелось сразу же уехать домой. Не знаю, почему я осталась, может быть, из любопытства. В каждом человеке сидит сыщик. И во мне тоже. Давай забудем обо всем, пока можно… Боже, как тут хорошо!

Мы катались на лодке чуть меньше часа, потом начался дождь. За разговором мы не заметили, как небо заволокло тучами. Моника накинула на плечи красный плащ.

— Как видишь, мои пророчества сбылись, — сказал я. — А мы с тобой, между прочим, находимся чуть ли не в Атлантическом океане, который можно считать кладбищем моряков. Нам бы надо поискать убежище от дождя на каком-нибудь островке.

Я взял курс на сравнительно большой остров, который был к нам ближе всего. В бухте острова я разглядел маленький лодочный сарай. Я греб наперегонки с усиливающимся дождем. Через несколько минут мы уже привязали лодку к камню и побежали к сараю. Я промок насквозь и был прозрачный, как медуза. Мы сели на старые рыболовные сети и перевели дух.

Убежище мы отыскали не самое удачное, Сараем не пользовались, по-видимому, уже много лет, стены были изъедены плесенью, и дождь весело пробивался внутрь сквозь ветхую крышу. Воздух казался густым от запаха гнилых водорослей и рыбьих потрохов. И тем не менее это убежище было не лишено поэзии: пустынная местность, неистовство стихии, общество молодой и прекрасной женщины. Через грязное разбитое окно мы наблюдали этот всемирный потоп.

— Мы сидим здесь, как Иона в брюхе у кита, — сказал я и обнял Монику за плечи. — Только он был один, а нас двое. Существенная разница, правда?

Моника смотрела куда-то вдаль. Волосы у нее прилипли к щекам, влажная кожа подчеркивала высокие скулы. Она была похожа на дикарку, на первобытную женщину, которая смотрит на огонь, разведенный посреди пещеры. Вдруг она порывисто прижалась ко мне.

— Мне страшно, Пауль.

— Что с тобой?

— За последние дни столько всего случилось. Воздух здесь как будто отравлен. И особенно я боюсь за Арне. Он стал такой… неузнаваемый… Кажется, ему и в самом деле угрожает опасность.

Ее духи щекотали мне нос — к лицу как будто прижали букет фиалок. Меня обдало жаркой волной, и я с трудом сдержался, чтобы не выйти из образа доброго дядюшки. «Не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его…» Я отечески похлопал Монику по плечу.

— Не волнуйся. Все это просто глупый розыгрыш, подстроенный местными шутниками. И не бойся за Арне. Что могут два жалких старых привидения…

Я замолчал, заметив, что она меня не слушает, и повернул ее лицо за подбородок к себе.

— Моника, какие у вас сейчас отношения с Арне? Все по-прежнему?

Моника не поднимала глаз, лицо у нее застыло.

— Не знаю. Оставим это сейчас, Пауль. Помнишь, как мы с тобой развлекались в Осло? Мы тогда как будто снова стали детьми…

— Еще бы не помнить. Ведь это было всего неделю назад!

— Да, верно. Я чувствовала себя такой свободной! Точно я цветок или бабочка. До этого я всегда держалась так, словно я в броню закована. И сейчас меня снова сковало хуже прежнего. Ты меня понимаешь? Если бы только ты мог мне помочь, Пауль! Если бы ты вернул мне то ощущение легкости…

Она подняла голову и посмотрела на меня. Глаза у нее были несчастные, влажные губы приоткрылись. Она была похожа на беспомощную девочку, которая ищет защиты у взрослого, и в то же время это была женщина, женщина в полном смысле этого слова. Я был застигнут врасплох. У меня не было выбора. Даже линкор идет ко дну, получив пробоину от прямого попадания снаряда. Добрый дядюшка испустил дух и благополучно погрузился на дно морское. Я прижал Монику к себе и жадно поцеловал.

О эти блаженные, беспечные мгновения, когда замирает время, наш вечный тиран, когда весь этот жестокий мир растворяется в аромате и музыке, а действительность снова кажется нам сочной и яркой, как только что разрезанный ананас. Никогда хмель даже от самого лучшего шампанского из самих знаменитых погребов не сравнится с тем дивным опьянением, которое может подарить жизнь.

…Не знаю, сколько времени это длилось — то ли десять секунд, то ли четверть часа. Мы лежали, прижавшись друг к другу, и наслаждались каждым прикосновением, глаза у Моники были закрыты, лицо было просветленное и счастливое. Руки мои скользили по ее гибкому телу. Краем уха я уловил, что дождь усилился, на нашу дырявую крышу обрушился сплошной поток воды. Мне показалось, что когда-то это уже было, — вот так же первобытные люди искали убежища от обезумевшей стихии, так же согревали друг друга у пещерного огня, а в темноте их подстерегали саблезубые тигры и мамонты. Моника, Моника…

Очарование оборвалось, точно его обрубили топором.

Моника вдруг окаменела под моими руками. Приподняв голову, она с ужасом посмотрела в окно и вскрикнула. В ее негромком крике был неподдельный ужас.

— Пауль! Смотри!

Я тут же обернулся к окну и невольно вздрогнул. За окном стоял человек в брезентовой робе и зюйдвестке. Сквозь потоки дождевой воды я различил худое, бледное лицо, приникшее к стеклу, и странный, как будто невидящий взгляд. Во всем его облике было что-то призрачное, казалось, он не что иное, как уплотнившийся водяной поток. Но я сразу узнал его. Это был рыбак Рейн.

Он вдруг отпрянул от окна и исчез, словно во сне. Мы с Моникой замерли и со страхом ждали, когда откроется дверь. Однако дверь не открылась. Я встал и вышел из сарая. За дверью никого не было. Остров лежал, как огромный голый тролль, подставивший спину дождю. Ничего живого, кроме мокрого вереска и растрепанных пучков травы, я не увидел. Не обнаружил я и чужой лодки — наша лодка в одиночестве покачивалась на волнах рядом с сараем. Я вернулся к Монике.

— Видно, он сторонится людей. Не пожелал составить нам компанию. — Я пытался говорить небрежно, но голос мой звучал сипло и не очень уверенно.

Моника смотрела на меня испуганными глазами.

— Ты узнал его? — шепотом спросила она. — Мы встретили его, когда ехали в Пасторскую усадьбу… Помнишь, лошадь тогда еще испугалась?

— Да, это он. Ну и что? Почему мы должны его бояться, даже если он немного не в себе?

— Как думаешь, что он здесь делает?

— Искал укрытия, так же, как и мы, ты же видишь, что творится. Тебе это кажется странным?

— Но ведь он не вошел в сарай.

— Не вошел… Я говорю, он сторонится людей. Какие-нибудь комплексы… В детстве слишком строго воспитывали… К тому же он, наверное, джентльмен и не хотел нарушать нашу идиллию.

Я сам слышал, насколько неубедительно звучали мои слова.

— Ты видел его лодку?

— Нет. Но остров большой. Видно, он причалил с другой стороны. Будем надеяться, он нашел где укрыться.

Я говорил сухо, по-деловому, чтобы успокоить Монику… и себя. Страх ледяным ножом полоснул меня. Теперь-то я хорошо понял, почему Лиззи так боится Рейна. Но объяснить это словами я не мог. От этого человека-призрака веяло бескрайностью суровых просторов, бездонностью морской пучины, страх перед которыми породил в народном сознании образы морского дьявола и летучего голландца. Кто он? Рыбак? Да, конечно, обыкновенный рыбак. Я снова обнял Монику, она все еще дрожала.

— Ну, ну, успокойся, Красная шапочка не должна бояться серого волка. Чего ты разволновалась?

Добрый дядюшка воскрес — я снова играл свою обычную роль. Моника сразу успокоилась. Но упоительное притяжение между нашими телами было нарушено. Как ни странно, я был благодарен этой неожиданной помехе. Ведь я чуть было не нарушил десятую заповедь. Не говоря уже о шестой…

Непогода прекратилась так же неожиданно, как началась. Дождь затих, выглянуло яркое солнце. Моника встала.

— Поехали обратно, — сказала она. — Ни минуты лишней не хочу здесь оставаться.

Когда мы сидели в лодке и я прилаживал весла в уключины, она коснулась моей руки.

— Забудь то, что было в сарае, Пауль. Я была сама не своя. Не понимаю, что со мной сегодня такое. И пожалуйста… пусть все это останется между нами.

— Разумеется, — ответил я, немного задетый ее сухостью. — Твое имя не будет фигурировать в бестселлере «Любовные похождения Пауля Риккерта», лицам моложе восемнадцати лет не продавать. На этот счет можешь быть спокойна.

— Глупый. Я имела в виду совершенно другое. Просто то, что было, касается только нас с тобой.

Я неспешно, размашисто, как и подобает мужчине, работал веслами. Остров, похожий на спящего тролля, остался у нас за кормой. После того, что на нем случилось, он приобрел для меня таинственную прелесть. Мой взгляд скользил по его причудливым очертаниям, буграм и впадинам. Берег был изрезан заливами, огороженными отвесными скалами. Здесь было где укрыть лодку. Но ни одной лодки я не заметил.

Весь обратный путь мы молчали. Моника, как и по дороге на остров, погрузила пальцы в воду. Над нами кружили крачки. Их крики напоминали спор между повздорившими бергенцами. Я почувствовал неясную, ноющую боль в области солнечного сплетения и понял, что это ноет совесть, нечистая совесть. Этот недуг развивается так же быстро, как злокачественная опухоль. Ну что я за безнравственное создание? Откуда у меня эта манера за спиной у друзей соблазнять их подруг? Да как я после этого посмотрю Арне в глаза? Позор тебе, Пауль Риккерт! Нет тебе прощения!

— Спасибо за прогулку, — сказала Моника, поднимаясь по шатким ступенькам причала. — Боюсь только, она не совсем… — Моника осеклась, увидев мое угрюмое лицо. Потом улыбнулась. — Не принимай все так близко к сердцу, Пауль! Прогулка удалась на славу! Когда-нибудь мы повторим ее. В ясную погоду.

Арне вернулся к вечеру. Первым делом он подошел ко мне и положил руку мне на плечо. Нечистая совесть из небольшого комка превратилась в футбольный мяч. Как он узнал? К счастью, тревога оказалась ложной.

— Мой любезный управляющий, — начал он. — Настало время приступить к тяжким обязанностям, которые ты возложил на себя. Ты умеешь ухаживать за лошадьми?

— В армии научился.

— Отлично! Тогда прогуляйся на пустошь и найди там нашу лошадку. Скоро она нам понадобится, ее надо вычистить. Приведешь ее к конюшне. Там есть скребница.

Когда через полчаса я, как заправский цирюльник, колдовал над лошадкой, мне вдруг открылась печальная истина: я влюбился в Монику! Жена ближнего не просто вызывала у меня низменное желание, я был еще и по уши влюблен в нее. Я, Пауль Риккерт, который всегда высоко нес знамя дружбы и имел репутацию надежного и верного друга, попал в весьма трудное положение. Я понимал, что мне недостает твердости Катона Старшего или Кромвеля в соблюдении святых законов нравственности. Долго ли я смогу противостоять искушению? Это зависело от Моники. Влюблена ли она в меня? Или ее бросила в мои объятия лишь минутная прихоть? Ведь потом она стала холодной и неприступной и просила меня забыть обо всем. На самом ли деле она этого хотела? Ясно одно: я ее не знаю. В ней как бы совместились две совершенно разные женщины: одна высокомерная, чопорная, ироничная леди; другая — живая, непосредственная, пугливая и безрассудная в одно и то же время. Эти две Моники неожиданно сменяли друг друга. Какая же из них была настоящая? Если там, на острове, она была настоящая, значит, она влюблена в меня. И тогда я пропал. Тогда прощай, дружба, прощай, плоский катехизис Лютера, прощайте, все этические нормы, созданные людьми. Отныне я отдаю себя во власть животных инстинктов!

Мои философские размышления были прерваны — что-то встревожило лошадь. Она резко вскинула голову, по телу у нее пробежала дрожь.

— Стой, Чалая, смирно, никаких клещей я на тебе не вижу! — сказал я. — Не дергайся. Не воображай, будто ты чистокровный арабский скакун. Твои предки жили всего-навсего по берегам северных фьордов.

Лошадь ответила мне ржанием и рванулась, выбив у меня из руки скребницу. Она прижала уши к голове, и в ее грустных глазах мелькнул страх. Она косилась на открытые двери конюшни.

Что с ней? Я обернулся. На дворе стояли два человека.

— Мы не вовремя? — раздался вкрадчивый, тягучий голос Пале.

— Нисколько, милости просим. Чем могу служить? — сказал я, выйдя из конюшни и прикрыв за собой дверь.

Спутник Пале имел весьма примечательную наружность. Он был сутулый, одно плечо торчало выше другого, как у старого заслуженного почтальона. Кисти рук, словно грабли, огромные и изуродованные подагрой, свисали почти до колен. Неестественно широкое лицо с высокими азиатскими скулами было наполовину покрыто старой щетиной. В складках морщинистой кожи помещались колючие глаза-щелки желтоватого цвета. Он был одет в брезентовую робу, хотя на небе не было ни облачка.

— Этот господин хотел бы поговорить с директором Крагом-Андерсеном, — объяснил Пале. — Разрешите его представить. Это Эйвинд Дёрум, бывший владелец Каперской усадьбы.

Дёрум протянул мне одну из своих грабель, его рукопожатие было холодное и липкое.

— Господина директора повидать можно? — Голос его поднимался откуда-то из чрева. — У меня к нему разговор важный есть.

Левое веко Дёрума приподнялось, и его глаз вдруг сделался совершенно круглым. Я невольно вспомнил сову.

— Конечно, господин Краг-Андерсен дома, — сказал я. — Пожалуйте за мной.

Пока я провожал Дёрума к дому, из конюшни неслось громкое ржание лошади, видно, она пыталась высвободиться из пут. Когда я вернулся, Пале заглядывал в окно конюшни. Он виновато улыбнулся.

— Нервная лошадь, — сказал он. — Я таких еще не встречал. Лошади вообще особенные животные, вы не замечали? Они легко поддаются мистическому страху, им ведомы тайны потустороннего мира. Не зря народная фантазия рисует Сатану с конскими копытами.

— Позвольте предложить вам чашечку кофе? — поспешил я перевести разговор на другую тему. Мне было почему-то не по себе в присутствии этого человека, особенно когда он садился на своего конька.

— Нет, покорно благодарю, — он отвесил легкий поклон. — Я должен вернуться домой, время не ждет. Я вышел ненадолго прогуляться, встретил Дёрума и вот проводил его к вам. Воспользовался случаем, чтобы расспросить его о предании, связанном с Каперской усадьбой.

— Ну и как, удалось узнать что-нибудь новое?

— Не слишком-то он разговорчив. Однако сообщил мне кое-что любопытное. Но преданию, каждый седьмой год у этого побережья должен появляться корабль без команды на борту. В декабре 1937 года было найдено эстонское судно. В ноябре 1930 года — обломки английского траулера. А в феврале 1923 — норвежской рыболовной шхуны «Бесс».

— Почему этот Дёрум ходит в робе в ясную погоду? — спросил я.

Пале выразительно покрутил пальцем у виска.

— Боюсь, тут у него всегда пасмурно, без прояснений, — ответил он, — но мне пора. До свидания, господин Риккерт, кланяйтесь вашим друзьям.

Через десять минут на крыльцо вышел Дёрум. Лицо у его было багровое, разъяренные желтые глаза горели фосфорическим блеском. Припадая на одну ногу, точно раненый медведь, он проковылял по двору. Увидев меня, он поднял свой огромный кулак и погрозил.

— Сволочь! — прорычал он. — Проклятая эстланнская сволочь! Но я еще найду управу на вас!

Он вышел на дорогу и скрылся из виду. Я направился в дом.

— Арне, ты что, поколотил его? — спросил я. — Он зол как черт. Я думал, он лопнет.

Арне засмеялся.

— Он приходил, чтобы выкупить у меня обратно Каперскую усадьбу, причем за те же деньги, что и продал. Божится, что достанет их хотя бы из-под земли. Между прочим, он уже получил большую сумму от совета молельного дома. Похоже, тут многие не прочь повернуть все назад. Но я не согласился и, кстати, напомнил, что он самолично отказался от всех прав на усадьбу. Только до него это, кажется, еще не дошло.

— Тебе не стоило дразнить его, — заметила Моника.

— Дорогая, я всего-навсего посоветовал ему пустить свои деньги на что-нибудь более полезное, например, на покупку бритвы. Но, видно, с юмором у него неважно. К тому же он не может простить, что его собака была убита в моем доме. Хотя, по отзывам людей, любовью к животным он не отличается.

Я рассказал, как вела себя лошадь при его приближении. Арне улыбнулся.

— На этот раз я ее понимаю, — сказал он. — Эйвинд Дёрум — настоящий живодер. Собаку он был вынужден терпеть. А несчастную лошадь мучил, как мог. Неудивительно, что она так испугалась, когда почуяла его присутствие.

— Уходя, он грозил кулаком и кричал, что найдет на нас управу, — сказал я.

— Мне он тоже сулил всевозможные кары.

— Вот как? И что же он говорил?

Арне сосредоточенно разглядывал свои ухоженные ногти.

— Взывал к духу своего предка. Пообещал, что «Рак» еще вернется. Юнас Коргг сойдет на берег, и мне не избежать его мести. Не пройдет месяца, как со мной будет покончено.

Глава восьмая

ЭМИССАР ФЛАТЕЛАНД ПЕРЕХОДИТ В НАСТУПЛЕНИЕ

Вечером мы с Танкредом достали шахматы и расположились в углу гостиной. Я начал гамбитом Муцио, пожертвовав слона и коня в отчаянной попытке добраться до поля f7, и теперь после пятнадцати или двадцати ходов мое положение было плачевное. Танкред, легкомысленный в жизни, к шахматам, напротив, относился чрезвычайно серьезно. Он не преминул воспользоваться моим глупым промахом.

— Я вижу, ты бросаешь на Монику алчные взоры, — вдруг сказал он и передвинул центральную пешку.

— Что? Ты о чем это?

В замешательстве я подставил под удар свою ладью. К счастью, мы в комнате были одни. Танкред не спеша съел ладью и продолжал:

— Дорогой друг, не забывай, что ты имеешь дело с психологом и наблюдательным человеком. Позволь дать тебе совет. У тебя слабость к гамбиту Муцио не только в шахматах, но и в жизни. Не стоит так подставлять себя под удар. В учебнике Бильгера говорится, что для белых он чреват поражением.

— А тебе не кажется, что Моника и Арне остыли друг к другу?

— Только она, но не он. Арне, хоть это и смешно, ревнив, как Отелло. Прости, я забыл объявить шах.

Вдруг я услыхал, что в комнате над нами кто-то ходит.

— В Желтой комнате сейчас кто-то есть? — спросил я.

— Наверное, Карстен готовится провести там ночь. Сегодня его очередь.

— Сдаюсь, — сказал я. — Идем посмотрим, что он там делает.

— С удовольствием.

В спальне капитана мы застали странное зрелище. Карстен выдвинул большую кровать на середину комнаты и ползал на коленях, чертя что-то на полу красным мелом. Он начертил две большие концентрические окружности так, чтобы вся мебель оказалась в пределах меньшей окружности. Потом построил правильную пятиконечную звезду, центр которой совпадал с центром окружностей. Углы звезды немного выдавались за пределы большей окружности. Фигура получилась такая:


Паршивая овца [Мертвецы выходят на берег.Министр и смерть. Паршивая овца]


Затем он начал писать цифры, буквы и чертить какие-то чудные знаки в пространстве между двумя окружностями. Он даже не поднял головы при нашем появлении. Лицо у него было напряженное и сосредоточенное, как у исследователя за микроскопом.

— Сегодня вроде и перегреться нельзя было. Неужели солнце даже в малых дозах так на тебя действует, Карстен? — с тревогой спросил Танкред.

— Ради Бога, что ты делаешь? — воскликнул я. Меня не на шутку испугало его поведение.

— Строю пентаграмму, — невозмутимо ответил Карстен.

— Это еще что такое?

Карстен встал и отложил мел. На губах у него играла улыбка превосходства.

— Разве могут люди, отрицающие оккультные явления, представить себе, что таится за понятием «магия»? — сказал он, отряхивая с себя меловую пыль. — Вы и не подозреваете, что некоторые цифры, буквы и геометрические фигуры имеют магический смысл. Геометрия в наше время превратилась в подручное средство строителей и землемеров. Цифры исполнены для нас смысла только в банковском счете. Ну а буквы вообще потеряли всякий смысл, в этом можно убедиться, почитав любую газету. Однако в прежние времена взгляд человека был мудрее и проникал глубже. Тогда люди знали, что отдельные слова, комбинации чисел, геометрические фигуры обладают магическими свойствами. Что касается вавилонских каббалистов…

— Господин профессор, — прервал его Танкред. — Будьте добры, опустите вступление. Перейдем ближе к делу. Объясните нам человеческим языком, почему вы исчеркали пол красным мелом и ввели нашего хозяина в лишний расход на уборку?

Карстен опустился в кресло и величаво скрестил руки на груди. Ноги он поставил так, чтобы не наступить на красные линии.

— Я уже сказал, что начертил пентаграмму, — сказал он. — Пентаграмма — это магический щит, который оберегает человека от темных сил потустороннего мира. Если не от всех, то от большинства из них. Охранные силы пентаграммы сотни лет подвергались проверке исследователями оккультных явлений, таких, например, как привидения. Контуры этой звезды образуют — хотите верьте, хотите нет — стену, через которую не в состоянии проникнуть почти ни один демон.

— То есть ты можешь спокойно полеживать в кровати, защищенный так называемой стеной, и вести свои наблюдения? И все капитаны-каперы, а также служители сатаны и черные коты будут бессильны против тебя?

Ирония Танкреда ничуть не задела Карстена.

— Совершенно верно. Именно так я и собираюсь действовать.

Весь вечер Моника избегала меня. Впрочем, я и не пытался приблизиться к ней. Она закрылась, как раковина, и, по-видимому, не хотела разговаривать ни с кем, кроме Эббы. Меня встревожило, что Танкред так легко прочитал мои мысли, и я молча наблюдал за Арне, стараясь понять по выражению его лица, заметил ли он что-нибудь. Однако я, судя по всему, зря беспокоился. Уже в десять Моника и Эбба ушли спать. Мы, мужчины, остались в гостиной в обществе друг друга и виски с содовой.

После первого же глотка моя тоска по Монике зазвенела во мне скрипичной струной. Я пил осторожно. Алкоголь, как известно, сильно ослабляет тормоза. Я не мог рисковать. Впредь я вынужден буду соблюдать меру. Отныне Паулю Рикксрту, суждено ступить на тернистый путь самоограничения… Карстен дремал над своим бокалом, наконец он поднялся.

— Я с ног валюсь, — заявил он. — Лучше мне лечь. Спасибо за компанию и доброй ночи. Да, кстати, у меня к вам есть одна просьба.

Из бокового кармана он вынул небольшой прозрачный пакет и достал из него клейкую ленту и три волоска.

— Когда я закрою дверь Желтой комнаты, прошу вас, опечатайте ее этими волосками. Приклейте их одним концом к двери, другим — к косяку. Они должны быть приклеены параллельно через один сантиметр.

Причуды нашего друга вызвали у нас недоумение. Арне покачал головой.

— Но что это даст? — спросил я.

— Не задавай глупых вопросов, — одернул меня Танкред. — Это же элементарный магический прием. Все вавилонские каббалисты им пользовались. Правда, Карстен? По-моему, это замечательная мысль, мы хотя бы будем знать, что ночью ты никуда не выходил из комнаты. Да и к тебе никто не сможет зайти, не нарушив печать!

Мы взяли керосиновую лампу и проводили Карстена наверх. Он был такой сонный, что снял только брюки и повалился на кровать. Когда мы приклеивали к двери последний волос, до нас уже доносился его храп.

В эту ночь мне опять приснился кошмар, хотя начало было вполне идиллическое. Мы с Моникой очутились на острове, окруженном зеркально гладкой водой. Обнявшись, мы сидели на скале, залитой лунным светом, и шептали друг другу слова любви. У нее на шее был маленький золотой медальон. Я открыл его, надеясь найти в нем свою фотографию, но внутри было изображение взвившейся на дыбы лошади. «Почему у тебя в медальоне фотография лошади!» — спросил я. В глазах у Моники мелькнул страх. «Какой лошади?» — прошептала она. И тут же в темноте раздалось ржание, оно заполнило ночь, Вселенную. Между нами выросла тень человека. Моника вскрикнула и схватила меня за руку. На скале в лунном свете стоял Пале, его лицо отливало серебром. «Я, кажется, не вовремя? — вкрадчиво спросил он. — Вы слышали сейчас ржание? До чего, однако, нервная лошадь. Смотрите!» Он показал на море, там, на поверхности воды, плавали останки лошади. Рот ее был разинут, черные зубы обнажены в злобной усмешке. «Это страх, который есть в природе, — продолжал Пале. — Сейчас я вам объясню, почему сатана наделен конскими копытами».

Этот жуткий сон я помнил во всех подробностях, даже когда проснулся, чиркнул спичкой и посмотрел на часы. Половина второго. Я повернулся на другой бок и хотел снова заснуть, но не мог. Сон не шел у меня из головы. Я пытался понять его смысл. По моему мнению, это была путаная композиция из всего, что я пережил за день, — отдельные фразы, ощущения, случайные эпизоды слились воедино. Вся эта каша была тщательно перемешана и сдобрена столовой ложкой фантазии. Я припомнил, что Моника действительно носит золотой медальон и что я еще в сарае обратил на него внимание.

Тревога не покидала меня, она ныла, как нарыв, где-то под сердцем. Я встал и подошел к открытому окну, чтобы глотнуть свежего воздуха. Небо было синее, звездное, на меня навалилась колдовская тяжесть ночной природы. Причудливые кусты крыжовника у стены дома кивали и покачивались от ночного ветра, который шуршал в их листьях. Кусты напоминали старых женщин, что-то шепчущих друг другу на ухо.

Я вздрогнул, заметив во дворе какое-то шевеление. Потом понял, что это Чалая. Вычистив, я выпустил ее на пустошь, но, видно, она затосковала по своей конюшне. Я вдруг сообразил, что слышал во сне ее ржание, именно оно так испугало меня. Успокоенный, я снова лег. На этот раз я уснул сразу и спал без сновидений уже до утра.

Когда я брился, ко мне вошел Танкред.

— Ты не пойдешь со мной посмотреть, что сталось с нашим чернокнижником? — спросил он.

Я смыл пену и пошел за ним по коридору. Мы остановились у двери в Желтую комнату. Танкред внимательно осмотрел три волоска.

— Магическая печать цела! — объявил он. — Дверь ночью никто не открывал. Карстен, ты жив?

Нам никто не ответил. У меня по коже пробежал мороз. Танкред открыл дверь, и мы вошли в комнату.

Карстен лежал на спине, лицо было запрокинуто, словно он находился в состоянии глубокой комы. Я подбежал к кровати и потряс его. Он застонал во сне. Слава Богу, мой страх оказался напрасным. Наконец он приоткрыл глаза, у него был взгляд смертельно усталого человека.

— Это вы меня терзаете? — пробормотал он. — А я ушел глубоко в подсознание. Спал как убитый. С самого вечера. Который час?

Мы с Танкредом оставили его вопрос без ответа, потому что оба внезапно уставились в одну точку.

— На этот раз твой младенческий сон подвел тебя, — сказал Танкред. — Ты пропустил редкое зрелище, взгляни.

Сон мгновенно слетел с Карстена, он посмотрел туда, куда показывал Танкред. И лицо его покрылось смертельной бледностью, как написал бы он сам в одном из своих романов.

На полу вокруг кровати были видны грязные следы. Эти следы кругами огибали пентаграмму и заканчивались у окна. Там в полуметре друг от друга стояли ботфорты капитана, повернутые носками к стене. Казалось, там стоит кто-то невидимый и, широко, по-матросски, расставив ноги, смотрит на море. Танкред внимательно изучил ботфорты. Сравнил их подошвы со следами, оставленными на полу. Потом провел пальцем по голенищу и лизнул.

— Следы от этих сапог, — заключил он. — И сапоги мокрые, причем вода — морская. Не могли же сапоги сами прогуляться к морю, а потом вернуться и всю ночь кружить по комнате.

— Обратите внимание, что внутри пентаграмм нет ни одного следа, — продолжал Карстен. — Этот призрак топтался возле кровати и безуспешно пытался проникнуть сквозь магический заслон. Может, теперь вы согласитесь, что мои методы не лишены смысла. Жаль, что я спал как сурок, такой случай бывает раз в жизни.

Мы позвали остальных и рассказали им, что случилось. Еще раз тщательно осмотрели все углы, и опять безрезультатно. Арне вывел меня в соседнюю комнату.

— Мог Карстен сам все это подстроить? — спросил он. — Так сказать, благородный обман? Чтобы обратить нас в свою веру? Он ведь малый со странностями.

— И как бы он это сделал? — возразил я. — Печать на двери цела, я сам проверял. Окно было закрыто.

— Вот об окне-то я и думаю. Он мог вылезти через него, спуститься к морю, намочить сапоги, вернуться обратно и закрыть окно. Не забывай, он все-таки пишет детективы.

— Даже слабый писатель не позарился бы на такую версию. Только индийский факир способен спуститься с шестиметровой высоты без веревки. А у Карстена даже простыни целы и невредимы.

Арне в недоумении опустился на стул.

— Сдаюсь, — вздохнул он, — и записываюсь в общество «Сверхъестественные явления».

За завтраком мы горячо обсуждали ночное происшествие, но это был бег на месте. Танкред с Эббой мучительно пытались найти ответы на вопросы: что? как? почему? А Карстен не мог простить себе свой ангельский сон. Наконец Арне прекратил этот бесплодный разговор и предложил пойти искупаться. Погода была жаркая, нам всем не мешало освежиться. Предложение было принято с радостью.

Мы улеглись на нашей горячей скале, упиваясь прощальными дарами лета. Вода была лазурная, вдали, словно косяк сельди, поблескивали на солнце шхеры. Природа с чувством выполненного долга предавалась праздности, как Господь на седьмой день после сотворения мира. Волны весело лизали скалы. Я блаженно растянулся у кромки воды и наблюдал за морскими водорослями; фукусы, ламинарии, алярии — от этих названий во рту у меня появился свежий, солоноватый привкус моря. «Дневной мир — это реальность, — философствовал я. — Ночной — выдумка и мираж. Какая глупость — относиться к природе с мистическим ужасом. Лежишь себе, загораешь, хорошо…»

— Кто-то идет, — сказала Эбба.

Я приподнял голову. И точно. Размашистым, решительным шагом к нам направлялся какой-то человек. Одет он был во все черное, как на похоронах, на голове плоская широкополая шляпа, тоже черная. Такие шляпы носили художники в восьмидесятых годах прошлого века. Он ступал, высоко поднимая ноги, и был похож на болотную птицу. Через каждые десять шагов он подтягивал съезжавшие ему на руки накрахмаленные манжеты. Вскоре я смог разглядеть его лицо. Оно было очень узкое и заканчивалось острым подбородком. Из-под прилизанных волос глядели близко посаженные глаза фанатика. Нос был длинный и острый, безгубый рот на бледном лице казался прямой чертой.

— Господи, это еще что за пугало? — воскликнул Танкред.

— Это местный Савонарола, — объяснил Арне и поправил солнечные очки. — Эмиссар Флателанд. Сейчас будет потеха.

Флателанд встал между нами и солнцем, выбрав такое место, чтобы тень от него падала на Арне.

— Я слышал, вы отказываетесь продать усадьбу обратно Эйвинду Дёруму? — спросил он.

— Совершенно справедливо, — подтвердил Арне. — Золотое правило деловых людей — не пересматривать сделки.

— И тем не менее я настоятельно рекомендую вам на этот раз отступить от этого правила. Заявляю вам это не только от своего имени, но и от имени всего прихода.

— Весьма сожалею, но вы понапрасну теряете время, — сказал Арне.

— Итак, вы решительно намереваетесь превратить Каперскую усадьбу в летний бордель?

— Вы, вероятно, оговорились — в летний отель, — любезно улыбнулся Арне. — Я сам иногда путаю иностранные слова. Да, господин Флателанд, я решительно намереваюсь это сделать. Не кажется ли вам, что этому Богом забытому уголку свежий воздух не повредит?

— И вы не передумаете? Не откажетесь от своих планов?

— Не передумаю и не откажусь.

— В таком случае вы навлечете на Хейланд проклятие. Зараза, чума хлынет в нашу округу! Или вам это неясно? Неясно, что вы явились сюда пособником дьявола? Орудием Левиафана?

Голос его окреп, и это был еще не предел Я представил себе, какое впечатление производит Флателанд на паству во время молитвенных собраний, когда пускает в ход все свои регистры, и в голосе его слышится то эхо литавр, то гул трубы. Он продолжал, постепенно наращивая силу звука:

— Я имею в виду не только безнравственность, которая неизбежно будет процветать в таком с позволения сказать отеле. Не только все искушения плоти, сопутствующие нынешней курортной жизни, когда люди не стыдятся своей наготы. — Он бросил укоризненный взгляд на Эббу и Монику. — Я имею в виду не только карточную игру, пьянство и распутство, неизменных спутников роскоши и праздности. Того и гляди, у нас тут заведутся танцы, появится кинематограф! Я знаю, что все это плевелы сатаны и что они способны пустить корни даже в безыскусных набожных душах моих здешних братьев и сестер. Но мы объявим смертельную войну этой напасти, Вавилонская блудница не восторжествует в Хейланде! Однако я хотел сказать о другом.

Флателанд сделал паузу и поправил манжеты. Потом драматическим жестом вскинул правую руку. Было ясно, что мандат на вмешательство в планы Арне он получил от всего прихода и от Господа Бога. Началась заключительная часть — maestoso fortissimo[4].

— Я предупреждаю, что сатанинские силы полностью вступят в свои права в Каперской усадьбе. Нам известно, что дьявол уже посетил этот дом. Сестра Мария поведала нам о том, что здесь происходит. Но это только начало: море еще вернет обратно своих мертвецов, их нашествию подвергнется вся округа. Мы не желаем стать невольными жертвами этой игры с огнем, уразумейте это! Брат, загляни в свою душу и признай, что ты на ложном пути! Вызывать дьявола — великий грех…

Арне продолжал лежать на спине, сложив на животе руки. В губах у него шевелилась сигарета.

— Господин Флателанд, осмелюсь спросить: вами движет материальный интерес, связанный с усадьбой? Может, вы с Дёрумом тайно организовали акционерное общество?

Эмиссар поджал свои и без того тонкие губы.

— Ни в малейшей степени. Однако в сумме, собранной для выкупа усадьбы, есть и моя лепта. А теперь я спрашиваю у вас в последний раз, господин Краг-Андерсен, согласны ли вы аннулировать сделку?

— Сначала ответьте мне еще на один вопрос, господин Флателанд… Вас зовут Александр?

— Допустим. Но при чем здесь это?

— Тогда я скажу вам словами Диогена: Александр, будь добр, отойди в сторону и не заслоняй от меня солнце! У вас странная способность на все бросать тень, дорогой Флателанд.

Эмиссар машинально отступил в сторону, это получилось смешно, как будто он пытался исполнить танцевальное па. Эбба, уже давно давившаяся от смеха, громко прыснула.

Флателанд покраснел от негодования, в черных глазах вспыхнул праведный гнев. В эту минуту вид у него был величественный.

— Кто насмехается над слугой Господним, насмехается и над всевышним! — воскликнул он. — Хочу вам напомнить шестьдесят восьмой псалом царя Давида, стих двадцать второй! «Но Бог сокрушит голову врагов своих, волосатое темя закоснелого в своих беззакониях». Прощайте!

Он повернулся к нам спиной и пошел обратно. Шагов через пятнадцать он остановился и снова посмотрел на нас.

— Я найду способ изгнать вас отсюда! — крикнул он и пошел дальше.

Танкред с удивлением смотрел ему вслед.

— Я думал, что такие люди встречаются только в новеллах Кинка, — сказал он. — Но это живой экземпляр, так сказать, из плоти и крови. Я восхищен.

— Вторая угроза за одни сутки, — заметил Арне. — По-моему, моя популярность падает.

Глава девятая

ЧЕРДАК В ПАСТОРСКОЙ УСАДЬБЕ И ПЯТЕРО ЛЮБОПЫТНЫХ

Вскоре Арне и Моника ушли домой, им хотелось поговорить наедине. Я испуганно проводил их глазами, что там сейчас произойдет, прощальная сцена? Уж не я ли тому причиной? Они держались друг с другом холодно и отчужденно. Но мне показалось, что иногда в глазах у них вспыхивали искры. Почему-то мне вспомнился красный сигнал светофора.

После их ухода мы продолжали предаваться восхитительному безделью. Эбба задумчиво рассматривала свои ноги с ярко-красным лаком на ногтях. Вдруг она обратилась к Карстену:

— Карстен, ты человек здешний, все знаешь. Тебе не кажется, что этот Флателанд человек весьма состоятельный?

— Да, говорят, деньги у него водятся, — ответил Карстен. — При этом он не вполне равнодушен к земным соблазнам. А почему тебя это интересует?

— Он сказал, что в деньгах, собранных для Дёрума, есть и его лепта. Но как-то не верится, чтобы этот доморощенный проповедник был склонен к благотворительности. Он скорее питает слабость к доброй старушке мамоне. Во время разговора он так перебирал пальцами, как будто считал купюры. Знаете, у меня появилась своя версия относительно того, что здесь происходит.

— Выкладывай, Шерлок Холмс! — Танкред приподнялся на локте и с одобрительной улыбкой посмотрел на жену.

— Мне кажется, Флателанд спит и видит, как бы самому заполучить эту усадьбу. Помните, когда Арне только намекнул на это, лицо Флателанда сделалось каменным. Я уверена, что именно он в первую очередь финансирует выкуп усадьбы. Дёрум подставное лицо, он, так сказать, символизирует собой моральное право. Если Арне уступит Дёруму усадьбу, ее истинным владельцем окажется Флателанд, и он расположится здесь со всей своей свитой.

— Но неужели он настолько глуп, чтобы верить, будто Арне откажется от этой золотой жилы? — спросил я. — Тем более что купил он ее за бесценок. Арне должен быть для этого круглым дураком.

— Вот тут-то и кроется самое Главное. Я думаю, что роль привидения в доме играл Флателанд. Либо один, либо с кем-нибудь из своих верных помощников. Цель ясна, а средства весьма эффективны. Надеюсь, вы согласны со мной? Он пугает Арне, чтобы тот стал сговорчивым и захотел поскорее отделаться от этой усадьбы. Сейчас Флателанд заслал первый пробный шар. Я так и вижу, как Каперская усадьба превращается в величавый молельный дом, а то и в маленький Ватикан, резиденцию папы Александра I Хейландского. Однако он недооценил наши нервы.

Карстен покачал головой.

— Милая Эбба, ты весьма вольно обращаешься с фактами, — сказал он. — Разве может обычный человек проходить сквозь стены и влезать в закрытые окна? Как ты объяснишь случай с комодом? Или то, что случилось нынче ночью?

— «Тайна шагающих сапог». Согласись, неплохое название для романа. — У Эббы на носу появились насмешливые морщинки. — Это, конечно, загадка. Хотя однажды в цирке я видела, как женщину положили в ящик и вместе с ящиком распилили пополам. Все эти фокусы имеют очень простые объяснения.

— А вот и новый гость! — объявил я.

На этот раз пришла Лиззи. Издали она помахала нам рукой.

На ней было короткое цветастое платье, которое очень шло к ее живому облику. Перепрыгивая с камня на камень, она весело балансировала руками. Сегодня она была очень хорошенькая. У Карстена засветилось лицо. Мне вдруг почудилось что-то извращенное в том, что эта очаровательная девушка замужем за таким старым чудаком, как Пале.

— Я так и думала, что вы здесь купаетесь, — сказала она, подходя к нам. — Можно составить вам компанию?

— Располагайтесь и будьте как дома, — сказал я. — Кстати, а не перейти ли нам на «ты». Меня зовут Пауль.

— Вот хорошо! — обрадовалась она. — Когда обращаешься на «вы», люди кажутся такими чужими. У меня в Хейланде совсем нет друзей, и иногда мне бывает невыносимо одиноко. Сегодня мой муж уехал в Лиллесанн и вернется только вечером. Мне не по себе одной в этом большом пустом доме, и я решила прийти к вам.

— Мы всегда тебе рады, — сказала Эбба.

Лиззи села рядом с Карстеном, она обхватила руками колени и смотрела на море. В глазах у нее, как всегда, была тревога, что-то, видно, томило ее.

— По правде сказать, мне хотелось попросить вас об одной услуге, — нерешительно начала она. — Может, вам это покажется смешным… Я узнала, где мой муж прячет ключ от чердачной комнаты…

Наступила пауза, мы вопросительно смотрели на Лиззи. Карстен прикоснулся рукой к ее плечу.

— В которую тебе нельзя заходить? Там еще твой муж часто сидит по ночам?

— Да. Мне необходимо узнать, что он там делает. Эта таинственность очень разделяет нас. Я во что бы то ни стало должна в нее заглянуть… Сегодня у меня есть шанс это делать. Но… я боюсь идти туда одна. Поэтому я и хотела просить вас…

— Пойти с тобой? — договорил за нее Танкред. — С великой радостью, милая Лиззи, с великой радостью! Честно говоря, я сгораю от любопытства. Если бы не твое предложение, боюсь, я бы залез в ваш дом и сам выведал тайну этой комнаты. А что скажут другие?

— Разумеется, мы тоже пойдем с тобой! — подхватила Эбба. — Таинственные чердаки — это моя страсть!

— А удобно ли? — нерешительно заметил я. — Может, это… как бы лучше сказать… немного нескромно с нашей стороны? Что мы скажем Пале, если он вдруг…

— Да ведь он только вечером вернется домой! — нетерпеливо перебила меня Лиззи. — Господи, уж не думаете ли вы, что я совсем сошла с ума? Впрочем, может, так оно и есть. Но постарайтесь меня понять: я делаю это не от недоверия к мужу, напротив, я уважаю его и даже очень. Настолько, что боюсь вызвать его презрение. Но я должна избавиться от всех сомнений. И я буду вам очень благодарна, если вы мне поможете. Карстен, ты считаешь, что я поступаю дурно?

— Ни в коем случае. — Карстен встал и собрал свою одежду. — Ты поступаешь самым разумным образом!

Прости за выражение, но мне тоже хочется заглянуть в карты твоего мужа!

Через несколько минут мы были готовы. Сперва я досадовал, что наша пляжная идиллия была нарушена — неужели нельзя хоть на время отдохнуть от всей этой чертовщины? Но вскоре общее любопытство заразило и меня. У меня появилось то же чувство, которое я испытывал в детстве, зачитываясь «Островом сокровищ».

— Давайте заглянем домой и позовем с собой Арне и Монику, — предложила Эбба. — Чтобы экспедиция была в полном составе.

Однако Арне и Моники дома не оказалось, должно быть, они пошли прогуляться. Мы оставили им записку и поспешили в Пасторскую усадьбу. Погода для такой прогулки была самая подходящая: живописная петляющая дорога очаровала нас всех. Не то что в первый раз, когда мы ехали по ней под проливным дождем. Вскоре она вывела нас к пустошам.

Мы с Эббой опередили других.

— Мне совершенно ясно, что Лиззи до смерти боится своего мужа, — сказала Эбба и сбила одуванчик, который рос на обочине. — Бог его знает, что он за человек. Ты читал «Ночного соловья» Агаты Кристи? Про женщину, которая без ума влюбилась в приезжего донжуана и вышла за него замуж. Она ничего не знала о его прошлом, и ее мучили мрачные подозрения. Наконец в один прекрасный день она узнала, что он убийца. В ящике комода она обнаружила пачку газетных вырезок, в которых сообщалось о судебном процессе над ним. Некоторые убийцы любят хранить свидетельства своих преступлений, чтобы иногда освежать приятные воспоминания. Может, и тут такой же случай?

— Скажешь тоже! — воскликнул я. — Но, честно говоря, я и сам побаиваюсь Пале.

Я невольно вспомнил свой сон. Он во всех подробностях стоял у меня перед глазами: фотография в медальоне Моники, останки лошади, лицо Пале, посеребренное лунным светом.

— В чем дело, Пауль? О чем ты задумался?

— Ночью дурацкий сон приснился. До сих пор осадок. Попробуй расшифровать его, ведь ты изучала Фрейда.

— Давай рассказывай.

Я рассказал почти все, только начало сна подверглось легкой цензуре, я не хотел, чтобы Эбба догадалась о моих чувствах к Монике.

— Вообще-то нельзя расшифровать сон, когда не знаешь, что ему предшествовало, и приходится свободно толковать его элементы. Однако в данном случае это допустимо. Твой сон можно назвать хрестоматийным, в нем действуют самые прозрачные символы. — Эбба приняла строгий профессорский вид, ей не хватало только белого халата и очков в роговой оправе. — Итак, держись! Маленький золотой медальон — это женский сексуальный символ, он представляет Монику как сексуальный объект. Во сне ты открываешь медальон и находишь там фотографию поднявшегося на дыбы жеребца. Так?

— Откуда ты знаешь, что это был жеребец, а не кобыла?.. — начал было я.

— Конечно, жеребец. То есть мужской сексуальный символ, который в данном случае представляет Арне. Ведь Моника его фотографию носит в медальоне…

— А вот этого я не знаю. — Я понял, что мне не следовало затрагивать эту тему.

— Ты — нет, а подсознание знает. Не прерывай меня. Другими словами, это значит, что Арне — любовник Моники, и это соответствует действительности. Но твой сон говорит о том, что и ты к Монике неравнодушен. Ведь ты открыл медальон, чтобы найти в ней свою фотографию, верно? Ты хочешь, чтобы она принадлежала только тебе. Следовательно, ты постараешься, чтобы твой соперник лишился жизни. Потом ты увидел плавающие в воде останки лошади. Символ подтверждается — ведь это, по сути дела, были останки Арне. Сон говорит о том, что ты желаешь ему смерти.

— Ну, а Пале? Он-то почему мне приснился?

— А это своеобразное повторение вчерашнего эпизода возле конюшни, когда его испугалась лошадь. Этот человек символизирует для тебя страх. Ведь так? Ты сам только что сказал, что боишься его. Тебе видится в нем что-то таинственное, мефистофельское. Когда человек во сне нарушает запрет, он часто испытывает страх, и этот страх символизируется появлением того, кого человек боится. Вспомни, когда в детстве ты совершал какой-нибудь проступок, тебе мерещился трубочист, или тролль, или дьявол…

— Никогда! — запротестовал я. — Я получил здоровое воспитание и никогда не был суеверным. Давай оставим эту тему. Ты обвинила меня во всех смертных грехах. Я и распутник, и мизантроп, и убийца… Кто еще?

Эбба засмеялась.

— Не отчаивайся, милый Пауль. Во сне мы все хищники и злодеи. Сон — это своеобразная отдушина, понимаешь? Надо же нам иногда освобождаться от подавляемых влечений. Зато, проснувшись, мы ведем себя примерно.

Я дал себе слово больше никогда никому не рассказывать свои сны, во всяком случае тем, кто изучал психологию. Самое печальное было в том, что она уличила меня в желании нарушить десятую заповедь. Каковы будут последствия? Эбба угадала мои мысли!

— Чего ты смутился? Не бойся, я никому не скажу,-что ты влюблен в Монику. Психоаналитик обязан соблюдать профессиональную тайну. А вообще могу тебя порадовать — она к тебе тоже неравнодушна.

— Я знаю, что она ценит нашу дружбу, но ведь ты не хочешь сказать…

— Именно это я и хочу сказать: она тоже в тебя влюблена. И тут уже мой вульгарный психоанализ ни при чем, мне это подсказала моя безошибочная женская интуиция. Выше голову, мальчик мой!

— Но как же мне себя вести? Ведь Арне мой друг…

— Разумеется, тебе не хотелось бы терять его дружбу, даже если ты и убил его во сне. Думаю, твои притязания на Монику восторга у него не вызовут. Но его отношения с Моникой, судя по всему, исчерпаны, разрыв может произойти в любую минуту. Главное, не торопись. Терпеливый своего дождется.

Мы подошли к узкой расселине, по которой проходила дорога. Солнечные лучи проникали сквозь нависшие над дорогой деревья и радовали глаз причудливой игрой света. Нам казалось, что мы идем по зеленому аквариуму. Над нашими головами кружили две большие желтые бабочки. Вокруг царила тишина — природа погрузилась в послеобеденный сон.

Карстен, Лиззи и Танкред наконец догнали нас.

— Как раз на этом месте лошадь прошлый раз стала, — сказал Карстен.

— А там, впереди, уже Пасторская усадьба? — спросил Танкред у Лиззи.

Она не ответила. Оцепенев от ужаса, она смотрела в сторону дома.

— Боже мой, опять он! — воскликнула Лиззи.

На крыльце у парадной двери стоял человек. Он, видимо, только что постучал и в ожидании, пока ему откроют, поглядывал на окна второго этажа. Я его сразу узнал, это был рыбак Рейн. Должно быть, услышав наши шаги, он обернулся. Даже за сто метров я ощутил на себе его безжизненный взгляд.

— Не понимаю, почему он продолжает приходить к нам? — прошептала Лиззи. — Моему мужу больше не о чем говорить с ним.

— А вот я был бы не прочь потолковать с этим человеком, — заметил Танкред. — Если он, конечно, не возражает. Впрочем, он предпочитает удалиться.

Рейн, по-видимому, не хотел встречаться с нами. Он быстро пошел по дороге и, когда мы поднялись на крыльцо, уже скрылся за поворотом.

— Видно, совесть у него не чиста, — заявила Эбба. — Ой, что это?

В придорожных кустах что-то зашуршало, я успел заметить черную тень, которая сквозь кусты быстро бежала вдоль дороги.

— Какой-то зверь, — сказал я. — И немаленький. В Хейланде водятся лисы?

— Этот зверь больше похож на рысь, — заметил Карстен. — Повадка как будто кошачья. Да это же черный кот! Какой здоровенный! Вон, вон…

Он показал на дорогу. Теперь мы все увидели этого кота, он пробежал по дороге и скрылся за поворотом следом за Рейном. Это была образцовая особь из семейства кошачьих. Я вспомнил, как Арне описывал кота, которого видел в Желтой комнате: огромный, лохматый, не кот, а настоящий медведь.

— Уж не тот ли это кот, который приходит в Каперскую усадьбу, — предположил я. — Может, это и есть тот мифический зверь, который напугал бывшего управляющего и разодрал собаку? Мы же видели на трупе следы кошачьих когтей.

— А почему бы и нет? — сказал Танкред. — По описанию, это вполне мог быть один и тот же кот. Тот самый черный кот, который участвует в нашей драме в роли статиста.

— Он побежал за Рейном. Может, это его кот?

— Не исключено. Этот человек все больше и больше начинает интересовать меня. Лиззи, он приходил к вам когда-нибудь с эти котом?

— По-моему, нет… Не знаю… кто же водит с собой котов? Но может, кот ждал Рейна возле дома? Заходите, прошу вас, пожалуйста.

Лиззи открыла парадную дверь, и мы через прихожую прошли прямо в гостиную.

— Подождите минутку. Я возьму керосиновую лампу. На чердаке темно.

Пока мы ждали, меня опять охватило тягостное чувство. Какое ребячество с нашей стороны, чтобы не сказать прямо — наглость, шпионить за посторонним человеком. По какому праву мы врываемся в чужую личную жизнь? Правда, нас попросила об этом хозяйка дома: мол, мы тем самым окажем ей большую услугу. Может быть, у Лиззи пошаливают нервы, но какие-то основания для беспокойства у нее несомненно есть. Я сам видел, как Пале помыкает ею; за его мягкостью и любезностью кроется что-то неясное и зловещее. Любопытство Лиззи совершенно оправдано: жена должна знать, чем занимается муж в их общем доме.

— Какая замечательная гравюра, — сказал Танкред.

Он с видом знатока изучал пожелтевшую гравюру в углу гостиной. Мы подошли к нему. Гравюра висела в нише — ее не сразу можно было заметить. На ней был изображен человек в пасторском облачении. За его спиной простирался старинный город с забавными островерхими крышами деревянных домишек, он немного напоминал город Крагерё в его прежнем виде, в котором он представлен в музее на Бюгдё. Все детали были тщательно проработаны, почти как на японской акварели. Особое внимание художник уделил рукам пастора, сложенным на коленях, — изящные, небольшие, они в то же время напоминали щупальца насекомого, было в них что-то отталкивающее. К сожалению, гравюра была испорчена — ее покрывали большие коричневые пятна, одно из которых почти целиком пришлось на лицо пастора.

— Жаль, не видно лица, — посетовал Танкред. — Мне бы очень хотелось взглянуть на него.

— Интересная гравюра, — пробормотал Карстен. — Очень интересная. Его руки похожи на…

— Простите, что задержалась! — Лиззи вошла с зажженной лампой. — Пришлось наливать керосин.

— Кто здесь изображен, Лиззи? — Танкред кивнул на гравюру.

— Йёрген Уль, каперский пастор, первый хозяин этой усадьбы. Он сидит на фоне Лиллесанна, каким он был в 1810 году. Терпеть не могу эту гравюру… Знаете что, идемте сразу на чердак, мне хочется поскорей покончить с этим делом. А потом я угощу вас кофе с ликером, воду я уже поставила.

Следом за Лиззи мы поднялись по узкой лестнице, ступени которой были почти стерты, и оказались на просторном старинном чердаке. Дневной свет едва проникал сюда сквозь небольшое пыльное оконце. Лиззи повела нас куда-то в темноту, наши тени, словно кривляющиеся химеры, скользили за нами. К лицу у меня вдруг что-то прилипло, я выругался и стер с лица паутину. При свете керосиновой лампы я увидел огромного паука, который пробежал вниз по стене и исчез.

В конце небольшого коридорчика Лиззи остановилась перед дверью, на которой висел ржавый кованый замок, и отставила лампу. Потом вытащила из кармана такой же ржавый ключ и вставила его в замочную скважину, но повернуть почему-то не решилась.

— Вот эта комната, — прошептала она. — Только я боюсь заходить первой. Может, кто-нибудь из вас пойдет вперед?

— Позволь мне, — сказал я и подошел к двери.

Я никогда не отличался особой отвагой. Но порой любопытство побеждало во мне врожденную осторожность, к тому же я всегда был неравнодушен к темным коридорам и глухим чердакам. В двенадцать лет я предложил моим друзьям новый вид спорта — обследовать подвалы. Никто не сумел побить поставленный мною рекорд — только в района Майорстюэн я обследовал сто двенадцать подвалов, из которых один, на Сумсгатан, оказался особенно интересным. Сколько раз мне приходилось вместо подвала подниматься на лифте, когда я сталкивался с сердитым комендантом, решившим в силу своей ограниченности, что я просто зашел справить в подвале нужду. Но это не убило во мне спортивный азарт — сталкиваясь с очередной тайной, я всегда испытывал благородный пыл исследователя.

Вот и теперь меня охватило знакомое чувство. Впрочем, то же, судя по их лицам, испытывали и другие. Даже флегматичный Танкред, несмотря на напускное равнодушие, выглядел сейчас двенадцатилетним мальчишкой. Я повернул ключ и открыл дверь. Потом поднял лампу и вошел. Все последовали за мной.

Комната была квадратная, с небольшим окном на потолке. В первую очередь мне бросился в глаза немало послуживший на своем веку стул и допотопный секретер, занимавший середину комнаты. На нем стоял высокий подсвечник и старинный письменный прибор с чернильницей и серебряной песочницей, на откинутой доске лежала толстая стопка исписанной бумаги. В целом комната скорее напоминала чулан. Возле стен были сложены какие-то предметы, все они без исключения имели отношение к судоходству.

В углу стоял большой ржавый якорь, по обе стороны от него — два старых судовых компаса. Словно в музее, здесь были выставлены два весла, фонарь с красным стеклом, морской бинокль, стопка лоций и ящик с талями. На одной из стен висело несколько спасательных кругов с разных судов. Справа от секретера через всю комнату был протянут канат, на котором висели всевозможные робы. От них шел тяжелый сладковатый запах.

Комната может производить либо приятное, либо гнетущее впечатление, все зависит от атмосферы, которую привнесли в нее обитающие в ней люди. Эту комнату вполне можно было бы принять за чулан добродушного старика шкипера, где он хранит свои реликвии и любит посидеть с трубкой, погрузившись в воспоминания, если бы не ее атмосфера. Что-то противоестественное, неживое ощущалось среди этих стен, и, несмотря на это, она как будто хранила следы недавнего пребывания в ней человека. Наверное, такое же чувство возникает у водолаза, попавшего в каюту затонувшего судна.

Лиззи остановилась у порога, она стояла, как статуя, скользя взглядом по комнате.

— Не понимаю, — проговорила она. — Зачем он собрал здесь весь этот хлам? И почему мне нельзя было это видеть?

— Эксцентричные коллекционеры собирают и не такое, — сказал я. — Я, например, знал человека, который собирал пряжки для волос и ракушки. В остальном он был совершенно нормальный, но сокровищ своих не показывал никому, даже жене. Бывают такие чудаки.

Я понимал, что мое объяснение звучит малоубедительно, я и сам в него не верил.

— Не мог все это собрать мой муж, — сказала Лиззи. — Как бы он притащил сюда этот якорь? Я уверена, что все эти вещи лежат здесь еще со времен Йёргена Уля.

— Однако здесь есть и вполне новые экспонаты. — Танкред указал на стену. — Например, тот спасательный круг. Последний направо.

На стене висел белый спасательный круг, на котором большими буквами было написано: «ТАЛЛИНН».

— Это же… Это же круг с эстонского судна! — вскричала Эбба. — Что за чертовщина?

Наступило тягостное молчание. Я пытался собраться с мыслями. Самые невероятные догадки и объяснения рождались у меня в голове.

— Может, он сам написал это? — предположил я.

— Нет! — Эбба подошла к спасательному кругу. — Это не подделка. Краска старая и изъедена солью. По-моему, этот круг совсем недавно побывал в море.

— Браво, Шерлок Холмс! — Танкред бесцеремонно заглянул в рукопись, лежавшую на секретере. — «Некоторые соображения в связи с культом сатаны в XIX и XX веках», — прочитал он. — Как тебе нравится название, Карстен?

Карстен не ответил, его почему-то заинтересовали робы, он внимательно рассматривал их, одну за другой. Ни дать ни взять придирчивый покупатель в магазине готового платья.

— Пожалуйста, не трогай ничего! — взмолилась Лиззи. — Он не должен догадаться, что здесь кто-то был. Пошли лучше вниз, мы уже все посмотрели!

— Одну минутку, Лиззи. — Карстен достал робу из самой середины. — Я обнаружил кое-что весьма интересное…

— Я вижу, вы добрались до моего обиталища!

Даже если бы на меня вылили ведро ледяной воды, я бы не так испугался, как сейчас. Резко обернувшись, я увидел в дверях Пале, он едва уловимо улыбался, как древнегреческая статуя. Его появление подействовало на остальных примерно так же. Никто не слышал, как он вошел, он возник как будто из воздуха.

— Насколько я понимаю, Лиззи просветила вас относительно моего тайного убежища. Любопытство — это такая человеческая черта, правда, дружок?

Лиззи смертельно побледнела, глаза у нее остекленели, казалось, она вот-вот лишится чувств. Карстен подошел к ней.

— Вы… вы… пожалуйста, простите нас за вторжение, — заикаясь, проговорил я. — Мы поступили дурно. — Лицо у меня стало пунцовым, положение было мучительное.

— Помилуйте, дорогой Риккерт. Мой дом находится в полном распоряжении наших гостей. Здесь нет ни взрывного устройства, ни капканов. — В голосе у него слышалась добродушная ирония. — Это вы простите великодушно, что напугал вас своим неожиданным приходом. Я уладил свои дела в Лиллесанне быстрее, чем ожидал. Ну, раз уж вы раскрыли мою маленькую тайну, самое время кое-что объяснить вам.

Он достал большой белоснежный платок и не спеша вытер губы. Потом продолжал:

— Собственно говоря, эта комната — мой рабочий кабинет, и большая часть вещей тут — это трофеи, которые Йёрген Уль привозил из своих каперских походов. Он несколько раз бывал дома с тех пор, как стал матросом на «Раке», и до того, как пропал навсегда.

Теперь Пале медленно вытирал себе лоб. У меня создалось впечатление, что он нарочно тянет время.

— Какой жаркий нынче день. Да, так на чем мы остановились? Ах, да… Вам, конечно, известно, что у каждой комнаты имеется своя аура, — во всяком случае, вам, Карстен, это наверняка известно. Все эти старые предметы способны поведать нам о своих владельцах. В настоящее время я работаю над главой, в основе которой будет лежать предание о капитане-капере. Это единственная комната в доме, которая поможет мне перенестись воображением в эпоху каперских походов. В темноте ночи предметы обретают дар речи. Мне чудится, что прошлое еще живо в этих предметах, в этих стенах, что за сто лет тут ничего не изменилось…

— Но почему же ты не разрешал мне?.. — начала Лиззи.

— Я объясню. Причина, по которой я хотел сохранить эту комнату только для себя, в том, что современные люди, и ты, Лиззи, тоже, могут легко нарушить эту хрупкую ауру. Даже неодушевленные, казалось бы, предметы, могут проявлять повышенную чувствительность, они закрываются, когда на них устремляется слишком много глаз, отказываются впускать в свой мир. А я хотел бы выведать все их тайны, и чтобы мне при этом никто не мешал. Я стремился войти в доверие к этой комнате. Понимаете ли вы, что я имею в виду? Уж не обессудьте, но я бы предпочел продолжить этот разговор в гостиной…

Только теперь Эбба и Танкред представились ему. Даже эти самоуверенные люди выглядели несколько смущенными. Один только Пале держался как ни в чем не бывало. Пока мы шли по чердаку, я осмелился задать ему вопрос:

— Пале, а этот спасательный круг с эстонского судна, каким образом он…

— Ну, наконец-то! Я ждал этого вопроса. Круг я нашел на одном из островков, кажется, в апреле. Ну, и присоединил его к коллекции, мне показалось, что там он будет на месте. Ведь история с «Таллинном» как бы оживила вновь старое предание. Вода, наверное, уже вскипела, надеюсь, вы не откажетесь выпить с нами по чашечке кофе?

— Не могу понять, — сказала Эбба, когда мы через полчаса возвращались домой, — то ли этот человек действительно незаурядная личность, то ли просто шарлатан.

— А может быть, и то и другое, — предположил Танкред. — Это не исключено. Если все свои объяснения он придумал с ходу, то это великолепный импровизатор. Поэма в прозе. Шедевр.

— Но Лиззи я все равно не завидую, — заявила Эбба. — Я предпочитаю такого мужа, как ты, хоть ты звезд с неба и не хватаешь.

Карстен шел по краю обочины, лицо у него было сосредоточенное.

— Ну а ты сделал какое-нибудь открытие? — спросил я.

— Целых два, — ответил Карстен.

— Рассказывай.

— Во-первых, Пале присоединил к своей коллекции не только спасательный круг. Я изучил фабричный знак на робе, которая висела в самой середине.

— И что же это был за знак?

— Оказывается, роба эстонского производства. На знаке стоит слово «Таллинн». Одним словом, роба принадлежала одному из матросов с судна «Таллинн».

Карстен выразительно замолчал, предоставив нам самостоятельно переварить эту новость.

— Мы недооценили тебя, Карстен! — с восхищением сказала Эбба. — А что еще тебе удалось разнюхать?

Карстен не спешил с ответом. Наконец он сказал:

— На второе обстоятельство вы должны были сами обратить внимание. Когда Пале вытирал лицо платком, это сразу бросалось в глаза. Вас не удивило сходство между его руками и руками пастора на старой гравюре?

Глава десятая

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ТАНКРЕДА

Укладываясь в тот вечер спать, я должен был признаться самому себе, что за последние пять дней, которые мы прожили в Каперской усадьбе, нервы у меня изрядно расшатались. Ко мне вернулся детский страх темноты, ночью мне постоянно чудились неведомые существа, которые только и ждали случая, чтобы наброситься на меня. В каждом темном углу моей комнаты мне мерещилась неподвижная тень страшного чудовища. Я вздрагивал, когда у меня под ногой скрипела половица. Короче, я боялся оставаться один.

Я быстро разделся и лег. Потом закурил сигарету. Направляя кольца дыма на пламя маленькой стеариновой свечки, я пытался собраться с мыслями. Подвести итог всему, что случилось за эти дни. Эпизоды сменялись один за другим: лошадь, которая понесла коляску со страху, убитая собака, передвинутый комод, приключение в лодочном сарае, следы вокруг пентаграмм Карстена. Особенно знаменательным был наш сегодняшний поход к Пале: кот, бежавший за Рейном, гравюра с изображением пастора, чердачная комната с ее необычной коллекцией, внезапное появление Пале и страх, который он внушал Лиззи. Я не мог отделаться от чувства, что стал участником одного из леденящих душу романов Карстена Ярна. Все это больше походило на дурной сон. Временами мне казалось, что я вот-вот проснусь в моей уютной квартире на Фрогнервейен и дам себе зарок больше никогда не есть на ночь омаров с майонезом. И тогда мне приходилось напоминать самому себе, что я не сплю.

Я попытался подойти к проблеме по-научному. Что знаменитый детектив говорил своему бесталанному другу? «Понимаете, Ватсон, все эти элементы должны сойтись и составить картину. Чтобы она получилась, мы должны расположить эти элементы в определенной последовательности». Здравый смысл мне подсказывал, что все недавние события — это тоже элементы определенного узора или тайного плана, который осуществляется согласно воле конкретного человека. Но кто этот человек? «Воспользуйтесь моим дедуктивным методом, Ватсон».

Возможно ли, чтобы это был Дёрум или Флателанд? Оба открыто угрожали Арне, у обоих были веские причины выжить его из усадьбы. Дёрум хотел заполучить обратно свою собственность, а безумный фанатик Флателанд видел в планируемом летнем отеле происки дьявола, угрозу, нависшую над всей округой. Не исключено, что Эбба права в своем предположении, будто Флателанд сам имеет виды на усадьбу. Но можно ли допустить, что эти примитивные люди сумели разыграть га кой изощренный спектакль? В это трудно было поверить.

Что касается Арне, он, безусловно, обладает воображением и потехи ради мог устроить подобную мистификацию — ему доставляло удовольствие морочить людям головы. Блефовать он умел блестяще, в этом я уже убедился за покером. Но в данном случае к его алиби не придерешься — что бы ни происходило в доме, Арне в это время неизменно бывал с нами. А когда Людвигсен, первый управляющий, был напуган до смерти, Арне вообще находился в Осло.

Карстен Ярн? К этому времени он провел здесь уже месяц, то есть когда Арне впервые столкнулся с призраками Каперской усадьбы, Карстен находился в Хейланде. Собственно, все, что происходило в Каперской усадьбе, было вполне в духе его романов. Мотивы? Когда Арне рассказал нам в феврале, что собирается превратить Каперскую усадьбу в отель, Карстен разразился патетической речью, предостерегая Арне от подобного кощунства. Он и теперь не отказался от своих слов. Можно ли предположить, что Карстен, увлеченный оккультизмом, взял на себя роль полтергейста, чтобы отвратить Арне от строительства отеля? К алиби Карстена тоже не подкопаешься: он находился с нами, и когда был убит шпиц, и когда комод переехал на старое место. Его я тоже должен был вычеркнуть из списка подозреваемых.

Рейн? Пале? У этого нелюдимого рыбака есть какой-то грех на душе. Весьма вероятно, что именно он побывал здесь со своим черным котом. Личность Пале казалась мне еще более темной. Чем, например, объяснить его преувеличенный интерес к преданию о капитане-капере? И как среди реликвий Йёргена Уля оказалась роба с несчастного «Таллинна»? Похоже, связь между Пале и Рейном гораздо глубже, чем кажется, возможно, оба замешаны в каком-нибудь сомнительном дельце. Но для чего им понадобилось разыгрывать всю эту чертовщину?

Я так ни до чего и не додумался, запутавшись среди бесконечных вопросов. Мой здравый смысл решительно отвергал иррациональную версию происходящего в усадьбе. Но я чувствовал, что и меня одолевают болезненные фантазии: еще один шок — и Пауль Риккерт станет суеверным, почище негра из племени банту… Разозлившись на самого себя, я задул свечу и приказал себе спать.

Утром меня все-таки ожидал шок, которого я опасался.

Минувшей ночью был черед Танкреда ночевать в Желтой комнате. Он настоял, чтобы мы опечатали дверь по рецепту Карстена. Сказал, что это прекрасный способ держать ситуацию под контролем. Мы не возражали. Танкред не проявлял ни малейших признаков нервозности, когда в половине двенадцатого пожелал нам доброй ночи, напротив, в глазах у него загорелись веселые искорки, словно ему предстояло забавное приключение.

— Уж одну-то тайну я вырву у старого пирата нынче ночью, — сказал он.

Это были его последние слова.

Утром боевой отряд в лице Эббы, Моники, Арне и меня поднялся наверх, чтобы потребовать у Танкреда полный отчет. Наше любопытство было подогрето событиями предыдущей ночи. И на сей раз печать была в целости и сохранности: в последние десять часов никто не переступил порога комнаты. Мы постучали, но нам никто не ответил. Мы открыли дверь, готовые к чему угодно, но только не к тому, что застали: комната была пуста!

Окно, как обычно, было закрыто изнутри на задвижку. Постель была смята, перина свешивалась на пол, что свидетельствовало о спешке. Пижама лежала рядом с подушкой.

— Слава Богу, он хотя бы одет! По крайней мере, не простудится, — обрадовалась Эбба.

— Первое, о чем думают жены! — заметил Арне и подошел к ночному столику. — Так, пистолета он с собой не взял. Но предохранитель спущен. А это уже сигнал тревоги.

— Ботфорты исчезли! — воскликнул я и показал на пустой угол.

— Не они ли похитили нашего Танкреда? — Арне старался сохранять чувство юмора.

Однако его замечание смеха не вызвало. Сам Арне был бледен; Монику била нервная дрожь.

— Избавь нас от своих циничных острот! — сердито сказала она. — Они звучат фальшиво. Не вижу повода для шуток.

— Я согласен с Моникой, — пробормотал я и плюхнулся на ближайший стул, так как у меня все поплыло перед глазами.

Только Эбба сохранила способность размышлять и действовать.

— Нельзя терять ни минуты, — сказала она, между бровями у нее появилась энергичная складочка. — Мы должны выяснить, что здесь произошло. Муж у меня всего один, и терять его — непозволительная роскошь.

Она подошла к окну и отодвинула задвижки. Потом попробовала открыть его, но оно не поддавалось.

— Арне, оно что, забито?

— Нет, просто его трудно открыть. Оно не открывалось с тех пор, как вставили новое стекло. Я даже и не пытался его открывать, не дай Бог стекло снова разобьется, я ни за какие деньги не заманю сюда стекольщика. Вы же знаете, чем закончилось все в прошлый раз.

— Я все-таки попытаюсь, — решила Эбба. — Пауль, дай мне, пожалуйста, твой перочинный ножик.

Она начала осторожно подсовывать нож под раму. Дерево скрипело, и скоро старая рама поддалась на уговоры — с жалобным стоном окно распахнулось.

— Во мне гибнет первоклассный взломщик! — Эбба была собой довольна.

Она высунулась в окно и оглядела окрестность. Прежде всего ее внимание привлекла стена под окном — она долго разглядывала левый угол дома. Потом перевела взгляд на сад и внезапно вскрикнула.

— Что ты там обнаружила? — спросил я.

Мы все столпились у нее за спиной.

— Смотрите сами!

Она показала на маленький причал, который находился метрах в ста от дома. Там, на самом краю причала стояли черные ботфорты капитана-капера. Эбба с торжествующим видом отошла от окна.

— Кажется, я начинаю кое-что понимать, — сказала она. — Загадка, по-видимому, не такая неразрешимая, как кажется на первый взгляд. Арне, возьми карманный фонарик, я приглашаю вас совершить интересную прогулку.

Мы спустились к причалу, шествие возглавляла Эбба. Она рвалась вперед, как щенок терьера, лицо ее сияло в предвкушении удовольствия. Потеря супруга как будто не особенно огорчала ее. Она спустилась в лодку и стала отвязывать ее от причала. Я не мог оторвать глаз от ботфортов.

— Все садитесь в лодку! — крикнула нам Эбба. — И возьмите этот канат!

— Ты собираешься куда-то плыть? — растерянно спросил Арне.

— Конечно. Перед завтраком полезен моцион. Возбуждает аппетит. Нам всего-то надо проплыть четыре метра. Я вас жду!

Мы подчинились приказу. Эбба улеглась вниз животом на носу лодки.

— Пригнитесь! — скомандовала она. — Сейчас мы окажемся в голубом гроте. Готовы?

Она схватилась за гнилые сваи и подвела лодку под причал. Он был построен над небольшой расщелиной в прибрежной скале, куда почти не проникал свет. Нос лодки вошел в расщелину и вдруг уперся во что-то твердое.

— Все, дальше пути нет, — сказала Эбба. — Арне, дай мне твой фонарик.

Эбба направила луч света на широкий щит, преградивший нам путь. Он опирался на выступ, который чуть-чуть поднимался над водой. Щит был покрыт зеленой плесенью и разглядеть его на фоне скалы даже при дневном свете было невозможно. Эбба отодвинула щит, и мы увидели глубокий туннель, который был естественным продолжением расщелины.

— Здорово замаскировано, правда? — Наша проводница знала, что делала. — Теперь я полезу первая, а вы следуйте за мной.

Перед нами открылся коридор, наклонный свод уходил вверх, мы могли идти, не пригибаясь, и даже свободно двигать руками. Через семь или восемь метров коридор, созданный природой, закончился, дальше стены были неровными и носили следы-кирки. Продолжение коридора было рукотворным.

Мы с Моникой замыкали шествие. При слабом свете фонарика я видел красивую линию ее шеи, на которой поблескивал золотой медальон. Во мне шевельнулась ревность при мысли, что в медальоне у нее фотография Арне. Вот уже целые сутки Моника держалась по отношению ко мне отчужденно. Может, она сама еще не разобралась в своих чувствах? Любит ли она по-прежнему Арне или только страшится разрыва с ним? Я, не сознавая, что делаю, пожал ее руку. Моника повернула ко мне голову и улыбнулась: ее улыбка была ответом на мой душевный порыв. Нет, связь между нами сохранилась, я чуть не захмелел от счастья.

Коридор шел вверх, повторяя наклон скалы, внутри которой он находился. Мы остановились перед крутой каменной лестницей шириной в полметра или чуть больше. Эбба осветила фонариком узкие, высокие ступени.

— Мы уже под домом, — сообщила она. — Только что прошли отверстие в фундаменте. Идите осторожно. Справа есть перила.

Лестница привела нас на маленькую площадку, здесь был тупик. Эбба нажала на ручку невидимой двери в правой стене, и дверь беззвучно открылась. Через несколько секунд мы все снова стояли в Желтой комнате.

Тайный ход был замаскирован большим зеркалом, оно было привинчено к самой двери и полностью ее закрывало. После недолгого осмотра Эбба показала нам, как дверь открывалась изнутри: наверху, в левом углу зеркальной рамы, была спрятана небольшая задвижка — особый пружинный механизм под деревянной планкой. Эта планка отодвигалась так же, как крышка школьного пенала. На ней мы нашли свежие следы ножа, который засовывали в едва заметную щель. Краска была чуть содрана.

— Следы свежие, — сказала Эбба. — Видно, Танкред поработал здесь своим ножом. На планке лежит толстый слой краски. Старый пират позаботился, чтобы никто не обнаружил его тайный ход, а также не нашел этот маленький механизм.

— Однако, похоже, этим ходом беспрерывно пользуются, — заметил я. — Дверь, можно сказать, не закрывается.

— Да, ночной гость несомненно пользовался этим ходом. Однако к тайной задвижке не прибегал. Он оставлял дверь приоткрытой, пока находился в доме.

— Для меня это сюрприз, — .искренне удивился Арне. — Хотя, конечно, такой ход должен был где-то находиться, это вполне логично. Эбба, я преклоняюсь перед тобой, ты перещеголяла всех знаменитых сыщиков вместе взятых. Как ты узнала, что следы вели к причалу, и поняла, что именно там должен находиться подземный ход?

— Потому что там стояли сапоги. Мне же известны фокусы Танкреда. Я поняла, что ночью он, должно быть, нашел тайный ход и не мог удержаться от искушения разыграть небольшой номер с исчезновением. Хотел испытать нашу проницательность, а сапоги оставил на причале для подсказки.

— Как ты быстро все сообразила, — сказал я. — Я и не подозревал, что брак так повышает интеллектуальный потенциал.

— Никакой особой сообразительности мы с Танкредом в этот раз не проявили. Наоборот, нам стыдно за наше постыдное тугодумие. Мы должны были найти этот ход в первый же день приезда, но мы слишком поверхностно все осмотрели. Арне сказал, что это северный торец дома и если бы в нем была скрытая дверь, она выходила бы прямо в воздух. Нельзя было верить тебе на слово, Арне.

— Но уверяю тебя, у меня и в мыслях не было…

— Верю. Но мы должны были сообразить, что здесь двойная стена. Внутренняя стена очень толстая, поэтому трудно что-нибудь заподозрить, когда стучишь по ней. Надо было раньше открыть это окно. Тогда бы мы заметили, что расстояние от подоконника до угла дома снаружи неизмеримо больше, чем то же расстояние изнутри. Мы должны были обратить внимание и на то, что эта торцовая стена не имеет окон ни в Желтой комнате, ни в гостиной, которая находится под ней. Не говоря уже о зеркале: зеркало высотой в человеческий рост, привинченное к стене — да от этого за версту веет графом Монте-Кристо! Нам бы следовало вооружиться хорошей отверткой и в два счета разрешить загадку этого спектакля… Нет, я нами недовольна, наша сообразительность сделала бы честь разве что пациенту клиники для умственно отсталых.

Эбба хмуро закурила. Однако в уголках ее глаз притаился блеск, который свидетельствовал, что, несмотря ни на что, она в восторге от собственной сообразительности.

— А по-моему, ты заслуживаешь коктейль! — заявил Арне. — Фирменный коктейль генерального директора. Еще хочется выразить тебе мою признательность. Этот старый дом с привидениями ничего бы не стоил, не будь в нем потайной двери и подземного хода. Теперь у нас есть все необходимое, и отныне Каперская усадьба становится местом паломничества туристов.

Через час явился улыбающийся Танкред. Он подтвердил, что нашел ночью тайный выход из комнаты и утром им воспользовался, чтобы произвести небольшую разведку местности.

— Ну, а как прошла ночь? Спокойно?

Мы сидели на залитом солнцем крыльце. Танкред кивнул и лениво прислонился к перилам.

— Я чуть лично не познакомился с привидением, — сказал он. — Но упустил эту возможность.

— Мы тебя слушаем.

— Я сплю плохо, просыпаюсь от малейшего шороха. Храп Эббы не раз ставил под угрозу наше семейное счастье. Я вдруг проснулся в три часа в полной уверенности, что слышал какие-то звуки. Я лежал в темноте и прислушивался. Наконец где-то за пределами комнаты раздался какой-то странный хлюпающий звук. И это были не крысы, казалось, кто-то ощупью поднимается по лестнице в мокрых сапогах. Ты знаешь, слух иногда подводит, трудно бывает определить, откуда доносится звук. Но тут я был совершенно уверен, что слышу звуки из-за торцовой стены, хотя и был убежден, что за ней ничего нет. Я протянул руку за пистолетом и снял его с предохранителя. Прошло секунд тридцать. Я снова услышал звуки, на этот раз кто-то ковырял стену как раз за зеркалом. Послышался металлический скрежет, как будто нажали на ручку.

Танкред замолчал и чиркнул спичкой. Его флегматичность вызывала раздражение.

— Ну и что же дальше? — нетерпеливо спросила Моника.

— А дальше я допустил промах. Подвели нервы, человек спросонья плохо себя контролирует. Я сел слишком резко, и старая кровать заскрипела подо мной так, что, по-моему, было слышно по всему Хейланду. Кто-то невидимый за стеной почуял опасность, и через мгновение шаги затихли. Но я уже был наведен на след и целый час провел за осмотром зеркала. Наконец я нашел то, что искал. Прости, Арне, если я немного попортил раму, этого нельзя было избежать, но цель у меня была исключительно научная.

— А то, что ты исчез, как похищенный ребенок, вызвав у всех у нас нервный припадок, это тоже было сделано во имя науки? — резко спросил я.

Танкред изобразил на лице наивное удивление.

— Вот именно. Нечего строить из себя маленького лорда Фаунтлероя, — напустилась на него Эбба. — Это было жестоко с твоей стороны. По крайней мере, по отношению к тем, кто не знаком с твоими фокусами.

— В таком случае прошу у всех прощения. Но ведь все-таки я поставил сапоги на причал, чтобы указать вам путь, и вы это поняли, если не ошибаюсь. А я, как уже сказал, должен был провести ряд очень важных исследований.

— Что же ты исследовал?

— Об этом мы поговорим после. Мне понемногу удается соединить некоторые оборванные нити.

— Как ты думаешь, зачем Юнасу Корпу понадобился этот подземный ход? — спросил Арне.

— Ну, это-то понятно. Перед властями старый капер был кругом виноват. После своих пиратских набегов он часто обходил призовой суд и таким образом утаивал от государства крупные суммы. Это могло обнаружиться в любую минуту, и тогда полиция нагрянула бы в Каперскую усадьбу с обыском. Вот он и сделал этот ход, чтобы в случае необходимости уйти из дома, может быть, прихватив с собой самые ценные картины. В то же время ход мог служить и складом. Не случайно он был соединен со спальней капитана: Корп не хотел рисковать и быть застигнутым врасплох. Он всегда должен был иметь возможность скрыться. Если верить преданиям, он, когда бывал дома, почти не покидал Желтую комнату. Там он, как Цербер, охранял свои сокровища и следил за подступами к усадьбе.

— А тебе не кажется, что он мог использовать этот ход и для других целей? — спросила Эбба. — Например, незаметно доставлять в дом часть награбленного? Иначе говоря, это был своеобразный перевалочный пункт.

— Вполне возможно. Я думаю также, что по этой причине в доме не разрешалось ничего передвигать с места на место. Тайну подземного хода он хотел сохранить ото всех. А ведь его непременно обнаружили бы, если б кто-нибудь вздумал убрать это старое безобразное зеркало. Вот на какой случай был сделан этот странный запрет. Задача сошлась с ответом. Не правда ли?

— Но один человек все-таки раскрыл тайну капитана до нас, — сказал я. — Это наш неизвестный гость.

— Совершенно верно. Без его любезной помощи я бы вряд ли так быстро решил эту головоломку. Впрочем, не так быстро, должен вам признаться. Но как бы там ни было, теперь мы можем успокоиться, потому что все таинственные явления, имевшие место в этом доме, получили весьма банальное и простое объяснение. Это будет тяжелым ударом для нашего друга Карстена, специалиста по загадочным явлениям.

Арне с задумчивым видом постукивал тростью по своим походным башмакам. Вдруг он повернулся к Танкреду.

— Я уверен, что наш гость сегодня ночью повторит свой визит, — сказал он. — Ведь ясно, что его привело в дом какое-то неотложное дело. Теперь мы хотя бы знаем, каким образом он попадает к нам. Сегодня очередь Пауля ночевать в Желтой комнате, но, так как ситуация изменилась, я предлагаю нам всем составить ему компанию. У нас будет превосходная возможность расширить свои знания о призраках. Уж этого призрака мы постараемся не отпустить, как и положено гостеприимным хозяевам. Что вы на это скажете?

— Решено и подписано! — объявил Танкред. — В последнем акте все участники представления должны собраться вместе. Я думаю, что финальная сцена будет необыкновенно эффектной.

Глава одиннадцатая

КРАСНОЕ ОБЛАЧЕНИЕ

К двенадцати часам погода испортилась, и, когда начал накрапывать дождь, мы с Танкредом вытащили шахматы. Во время летнего отдыха шахматы и дождь неотделимы друг от друга. Мы расположились в маленькой комнате по соседству с гостиной. На этот раз я отказался от гамбита Муцио и начал осторожно с ферзевой пешки. Однако игра не занимала меня и потому очень скоро мои фигуры образовали нелепую толчею, как на Пасху пассажиры в поезде.

— Доктор Тарраш настоятельно рекомендует вторгаться в позиции противника, — сказал Танкред. — Ты слишком вяло играешь, Пауль.

— Да, я, кажется, задумался, — признался я. — Честно говоря, меня сейчас занимают совсем другие мысли. Почему ты напускаешь на себя такую таинственность? Ты не можешь сказать, в чем заключались твои утренние «исследования»?

— Изволь. — Он откинулся в кресле. — Прежде всего я кое о чем расспросил местных жителей, в том числе и об этом Рейне. Он до сих пор представляет собой неизвестное в нашей задачке. Оказалось, никто о нем ничего не знает, он пришлый. Мне даже не могли сказать, где он живет.

— А чем ты еще занимался?

— Нанял одного рыбака, и он на моторке отвез меня в Лиллесанн. Там я попытался найти стекольщика, о котором рассказывал Арне, того, который чуть не вывалился из окна. Помнишь? Но найти его мне не удалось.

— Стало быть, твои усилия не увенчались успехом?

— Не совсем так. Я получил несколько телеграмм. Вчера я звонил в Осло и просил сообщить мне некоторые сведения, причем ответить телеграфом. И вот пришел ответ.

Он вытащил из кармана три смятые телеграммы, расправил их и положил передо мной. Одна была такого содержания:

«Паническое бегство капитала Балтийских государств Точка Возможная инвестиция Центральную Америку Точка Касперсен».

Вторая телеграмма, по-видимому, имела прямое отношение к первой:

«Предположение имеет основания Точка Ненадежная ситуация связи мексиканским путчем Точка Возможно девяносто процентов Точка Состад».

Я с удивлением уставился на Танкреда.

— С каких это пор ты начал интересоваться международными финансами и, революциями в Центральной Америке? — спросил я.

— Со вчерашнего утра, а точнее, вчера без пяти минут десять. Но ты еще не видел третьей телеграммы, а она самая интересная. Фактически это ключ, позволяющий понять, что происходит на Каперской усадьбе. Во всяком случае, по моей версии…

Я сидел и смотрел на телеграмму. Танкред явно насмехался надо мной. Телеграмма содержала всего одно слово и подпись:

«Полтора Точка Хейде».

— Что это означает? — воскликнул я. — Какие полтора? Это не говорит ни о чем, кроме того, что отправитель, должно быть, малость свихнулся. Кто они такие, эти Состад, Касперсен и Хейде?

— Три очень ценных специалиста, каждый из них может предоставить мне сведения, которыми я не располагаю. Я же сказал тебе: у меня появились новые интересы.

— Короче, ты не хочешь ничего объяснять?

Танкред склонился над шахматной доской, сделал длинную рокировку и снова откинулся в кресле.

— Милый Пауль, в настоящее время я играю в шахматы с невидимым противником. Партия получила чрезвычайно интересное развитие и близится к концу. С моей стороны было бы глупо слишком рано раскрывать свои планы. Тут возможны разные комбинации.

— Господи, Танкред, но ведь в этой партии не я твой противник?

— Разумеется, не ты. Но опытный шахматист не посвящает в свои планы даже зрителей, у них есть досадная склонность вмешиваться в игру… Смотри-ка, к нам опять пришла наша новая подружка. Видно, в Пасторской усадьбе она чувствует себя не слишком уютно.

Я выглянул в окно. Через двор шла Лиззи, в белом плаще; под дождем она казалась маленькой и какой-то встрепанной. После нашего нелепого вчерашнего визита в Пасторскую усадьбу я не раз с тревогой думал, как Пале обошелся с ней, когда мы ушли. Выражение его лица не сулило ей ничего хорошего. Танкред многозначительно взглянул на меня и встал.

— Этой женщине приходится нелегко, — сказал он. — Она обращается к нам, как к мудрой Кларе в отделе писем «Облегчи свое сердце». Идем узнаем, что еще стряслось на этот раз.

Мы вышли в гостиную, там уже шел оживленный разговор. Лиззи была чем-то расстроена, на щеках у нее горели болезненные пятна, и пальцы ее все время что-то теребили. Арне уговорил ее снять плащ и сесть.

— Что случилось? — спросила Эбба и по-матерински обняла ее за плечи.

По глазам Лиззи я понял, что она на грани нервного срыва. Беспомощным движением она отбросила со лба волосы. Пальцы у нее дрожали.

— Я… Я не могу больше с ним жить, — тихо сказала она. — Я больше не выдержу.

— Он плохо с тобой обращается? — У Эббы посуровело лицо, как будто она была оголтелая феминистка, настрадавшаяся от тирании мужчин.

— Нет, не в этом дело… Он меня и пальцем ни разу не тронул. Напротив, он так внимателен, что это даже подозрительно. — Лиззи с трудом подбирала слова, глаза ее блуждали по комнате. — Но есть что-то… чего я даже не могу объяснить. Я просто боюсь оставаться с ним в одном доме.

Моника принесла коньяк, налила в рюмку и протянула ее Лиззи.

— Выпей, Лиззи, и успокойся. Здесь ты среди друзей. Расскажи нам, почему ты вообще вышла замуж за этого человека?

Лиззи глотнула коньяк и закашлялась. Потом заставила себя посмотреть Монике в глаза и судорожно вздохнула, словно ответ на этот вопрос требовал от нее огромных усилий.

— Лучше уж сказать вам все, как есть. Дело в том, что мы неженаты, — выговорила она наконец.

— То есть как это? Правда, неженаты? — Моника была поражена.

— Да, правда. Он ненавидит пасторов и не желает слышать о церковном венчании. К тому же он еще не получил норвежского гражданства, он пока американский гражданин, а в Америке брак заключается только после оглашения. Он сказал, что мы временно отложим формальности, но ему хотелось, чтобы все думали, будто мы законные муж и жена… Чтобы не было лишних разговоров.

— Ага, боится суда общественности! — воскликнул Танкред, — Ну, в этом он не одинок.

— Но ты действительно хотела выйти за него замуж? — спросила Эбба.

У Лиззи опять как будто перехватило горло:

— Это… это трудно объяснить. Мне так хотелось вырваться из рук моих родственников в Лиллесанне, что я была ему очень благодарна… Он имеет необъяснимую власть надо мной, я в его руках, как воск. По-моему, он может заставить меня сделать все, что угодно. И при этом я его совсем не знаю, он так далек от меня. Я не знаю, кто он на самом деле и что ему от меня надо. В этом-то весь и ужас. Иногда мне кажется, что я живу, как лунатик… Мне необходимо уйти от него…

— Но что случилось сегодня? Почему ты вдруг приняла такое решение? — Танкред внимательно наблюдал за Лиззи.

— Ничего нового не случилось. Просто я не могу так жить. Вчера, после вашего ухода, все стало еще хуже, чем прежде. Я чувствовала себя страшной преступницей. И он покарал меня тем, что заперся в библиотеке, не сказав мне ни слова. Меня охватило отчаяние — я была одна в этом мрачном доме, где все такое холодное и чужое, точно с другой планеты. По-моему, там каждый предмет меня ненавидит. Иногда я чувствую, что вот-вот упаду в обморок, я задыхаюсь без свежего воздуха, но уйти из дома не смею. Я знаю, он будет недоволен, если я уйду, хотя он ни разу ничего не говорил об этом. Он словно привязал меня навсегда невидимыми нитями к своему дому… А сегодня опять пришел этот Рейн, уже Бог знает в который раз, и они вместе спустились в подвал. Я не могла больше этого выдержать. Я должна уйти оттуда прежде, чем сойду с ума…

Она говорила сбивчиво, задыхаясь, глаза блестели, как у затравленного зверя. Я даже испугался, что вот-вот у нее начнется истерика. Моника заставила ее допить коньяк, а Эбба сказала спокойным голосом:

— У тебя вполне здоровая реакция на все, Лиззи. Вы с Пале совершенно не подходите друг другу: Но только что ты собираешься делать? Скажи, мы рады будем помочь тебе.

Лиззи понемногу оправилась, она встала и надела плащ.

— Я пойду к Карстену, — сказала она. — Он так хорошо ко мне относится, и я люблю его. У нас много общего. Спасибо за вашу доброту. Мне стыдно, что я все время навязываю вам свои проблемы, но мне так нужно иногда отвести душу. А сейчас, если можно, я пойду.

Она направилась к выходу. В то же мгновение в дверь постучали — раздались три коротких решительных удара. Лиззи обернулась к нам, лицо у нее исказилось от страха.

— Это он! — прошептала она. — Не говорите ему, что я здесь. Я уйду через черный ход!

— Не волнуйся! — сказал я. — Это пришел твой друг Карстен. Он всегда заглядывает в это время к нам. Пойду открою ему.

Я вышел в переднюю и открыл дверь. Кровь ударила мне в голову. За дверью стоял Пале. На нем был черный старомодный плащ и широкополая шляпа. Он отряхнул шляпу и улыбнулся светской улыбкой.

— Моя жена у вас, я не ошибся? Разрешите мне войти?

Я невольно сделал шаг в сторону и пропустил его в дом. От неожиданности я растерялся и был не в состоянии придумать какой-нибудь предлог, чтобы задержать его. Быстрым пружинистым шагом Пале прошел в гостиную, коротко поздоровался со всеми и остановился перед Лиззи. Спокойным, повелительным тоном, словно перед ним был ребенок, он сказал:

— Нам лучше вернуться домой, дружок.

Он поймал ее взгляд, она смотрела на него пустыми, мертвыми глазами. Я почему-то вспомнил один японский рисунок, который в детстве произвел на меня неизгладимое впечатление. На нем был изображен воробышек, загипнотизированный змеей.

— Да, да, иду, — беззвучно проговорила Лиззи и взяла Пале под руку.

С поникшей головой она послушно пошла с ним к двери, как маленькая девочка, которая набедокурила и теперь послушанием пытается загладить вину, чтобы избежать наказания. Нас эха едена привела в оцепенение. Вкрадчивый, властный голос Пале околдовал нас всех. Эбба, единственная, попыталась протестовать. Она подняла руку и сделала шаг по направлению к ним.

— Но… — начала она.

Пале обернулся в дверях и в упор посмотрел на Эббу.

— Извините нас за это вторжение, — глухо проговорил он. — Моя жена не совсем здорова, у нее высокая температура, и я категорически запретил ей выходить из дома в такую погоду. Боюсь, как бы у нее не началось воспаление легких, поэтому, собственно я и пришел за ней. Всего хорошего. Будьте здоровы. Скоро увидимся. Идем, Лиззи…

Дверь за ними закрылась. В окно я видел, как они идут через двор по направлению к дороге. Полы его черного плаща развевались от ветра, он был похож на большого ворона. Он держал Лиззи за талию, шаги у нее были медленные, вялые, словно она пребывала в глубокой задумчивости.

Эбба плюхнулась на стул, она была потрясена.

— Вот это класс! — воскликнула она. — Он наверняка профессиональный гипнотизер! Не понимаю, что с нами случилось. Я никогда не робела перед сильными личностями.

— Перед этим человеком чувствуешь себя провинившимся ребенком, — поддержал ее Танкред. — Как будто тебя в школе застукали за списыванием. Мне так и казалось, что он сейчас скажет: «Виновные, два шага вперед!»

— Несчастная Лиззи! — продолжала Эбба. — У нее не жизнь, а настоящий ад. Этот Пале сущий деспот. Она говорит, что он ни разу ее пальцем не тронул! Но его форма насилия еще опаснее — Калигула под личиной Иисуса Христа!

Арне налил себе немного коньяка.

— А на мой взгляд, Пале совершенно нормальный человек, — сказал он. — Конечно, он не лишен деспотических черт и интересы у него, прямо скажем, несколько странные, но он, судя по всему, человек умный. Я даже начинаю подозревать, что у Лиззи не все ладно с психикой. Сразу видно, что она предрасположена к истерии, и не исключено, что она страдает паранойей или другими маниями.

— Что бы там ни было, но она нуждается в помощи! — горячо воскликнула Моника. — У кого угодно сдадут нервы, поживи с таким человеком.

Полчаса мы обсуждали положение Лиззи. Вдруг Эбба хлопнула ладонью по столу и вскочила.

— Я иду к нему! — решительно объявила она. — Мне хочется поговорить с этим Пале. От меня он услышит хорошую проповедь! Раз у Лиззи у самой не хватает сил, чтобы выбраться из этой трясины, надо ей помочь. Я сейчас заберу ее оттуда, даже если придется прибегнуть к помощи полиции или целой пожарной команды!

Эбба вышла в прихожую и стала надевать плащ и резиновые сапоги. Арне пошел за ней.

— Эбба, милая, с твоей стороны очень благородно заступаться за свою бесправную сестру, но не кажется ли тебе, что это можно расценить как вмешательство в личную жизнь посторонних людей?

— Я все равно пойду! — крикнула Эбба и топнула ногой.

Арне иронически улыбнулся.

— Роль благородной тетушки Ульрики[5] больше подходит Йоханне Дюбвад.

— Противно тебя слушать, Арне! — От раздражения голос Моники звучал хрипло. — Эбба, хочешь, я пойду с тобой?

— Нет, спасибо, я лучше одна. — Эбба наглухо застегнула плащ с капюшоном и стала похожа на Жанну д’Арк в блестящих доспехах. — Я ему сейчас покажу, где раки зимуют. Он у меня еще попляшет! Мы с Лиззи скоро вернемся. До встречи!

— Удачи тебе! — Танкред помахал ей вслед. — Я горжусь тобой! Повергни этого дракона, святой Георгий, он того заслужил!

Эббы не было очень долго. Прошло два часа, три, а она все не возвращалась. За окном стучал дождь. Нет более безотрадной картины, чем серые шхеры под нудным осенним дождем, — кажется, будто природа простудилась и лежит в постели. Облака кашляли и хрипели, из водостоков текло, как из носа. Иногда чихал ветер, ударяясь о стену. Все симптомы были налицо: Господь застудил ноги.

Мы начали играть в бридж, но игра наша не принесла бы чести даже посредственному игроку. Я заметил, что Танкред беспокойно поглядывает на часы.

— Ну что, волнуешься? Думаешь, Эбба пала смертью храбрых? — спросил Арне.

— Многовато времени прошло. Ходу туда полчаса. Значит, положи на дорогу час. А ее нет уже три!

— Может, она пережидает дождь?

— Тогда ей придется там заночевать. Не думаю, чтобы она на это согласилась. К тому же дождь не стал сильнее, да и одета она хорошо.

— Это тебе наказание за твой утренний фокус с исчезновением.

Прошло еще двадцать минут. Теперь уже встревожилась Моника, она нервно теребила свой медальон.

— Нет, мне это решительно не нравится, — сказала она. — Тут что-то не так. Бог знает, что этот отвратительный человек мог придумать.

Танкред сложил карты и встал. Напускная вялость исчезла, в глазах появилась озабоченность. «Оказывается, и человеческие чувства ему не чужды, — подумал я, — выходит, не такой уж он хладнокровный сноб».

— Может, стоит сходить на разведку? Вдруг она подвернула ногу где-нибудь по дороге? Мало ли что могло случиться. Вы как хотите, а я отправляюсь в Пасторскую усадьбу.

— Чтобы привести Эббу домой? — Арне опять иронически улыбнулся. — Хочешь поучаствовать в этой комедии, Танкред? Мужья бегают туда и обратно между усадьбами, чтобы вернуть домой своих легкомысленных жен. Ты думаешь, Пале какой-нибудь извращенный маньяк?

— Мне не нравится его рожа?! — отрезал Танкред и вышел в прихожую.

— Не сомневайся, мы все пойдем с тобой, — успокоил его Арне.

Мы начали натягивать на себя клеенчатые плащи, как вдруг за дверью послышались чьи-то шаги. Я открыл дверь; на крыльцо поднялась Эбба. Она запыхалась, точно всю дорогу бежала, и была очень взволнована.

— Слава Богу! Где ты пропадала? — воскликнул я. — А мы собрались тебя спасать. Думали, ты подвернула ногу или тебя изнасиловали.

— Вы были недалеки от истины. — Эбба прислонилась к косяку двери и с трудом переводила дыхание. — Фантастическое приключение! Никогда не думала, что в двадцатом веке такое возможно. Вы мне не поверите. Я бежала как сумасшедшая, чтобы поскорее вам все рассказать. Только сначала дайте чего-нибудь выпить, иначе я свалюсь.

Она скинула плащ и села в кресло перед камином, достав пудреницу и губную помаду.

— Боже, ну и вид у меня! Впрочем, после всех моих приключений я могла выглядеть и хуже. Арне, налей мне, пожалуйста, джину, и я расскажу вам все по порядку. Жаль, нет Карстена, эта новелла в его жанре.

Арне приготовил коктейль не только для Эббы, но и для всех нас. Эбба не спешила начать свою историю, она откинулась в кресле и с наслаждением потягивала розоватый напиток.

— Не злоупотребляй алкоголем, — предупредил ее Танкред. — Он ослабляет память и стимулирует фантазию. Ты уже достаточно помучила нас. Давай рассказывай!

— Ладно! — Эбба встряхнула мокрыми кудряшками. — Начну, пожалуй. Итак, примерно три часа назад я подошла к Пасторской усадьбе. Мой боевой задор заметно поугас. Даже удивительно, как холодный дождь и трезвые размышления способны убить любой порыв. Больше всего мне хотелось вернуться домой, но я боялась, что вы поднимете меня на смех за мою трусость. Поэтому я собралась с духом и постучала.

Мне открыл Пале. Я подумала: «Господи, дай мне мужество, сообразительность и силы!» Войдя в прихожую, я, как заправский инспектор полиции, заявила, что хочу поговорить с Лиззи. Он улыбнулся своей гадкой слащавой улыбкой и сказал, что Лиззи в постели, она больна и дня два ее нельзя тревожить. Ее нервам необходим покой, и разговоры с кем бы то ни было для нее нежелательны. Ничего себе любезный прием, представляете, какая свинья! Я вскипела — к счастью, ко мне вернулся мой боевой дух — и весьма красноречиво выложила ему все, что о нем думаю. Сказала, что он оскорбил всех нас своим обращением с Лиззи. Что он садист и деспот, которых надо стрелять, как бешеных собак. Что нам известно, что они с Лиззи неженаты и он просто держит ее в клетке, как подопытного кролика. Что Лиззи не желает больше оставаться под его крышей и что без нее я отсюда не уйду.

Весь этот залп не произвел на него ни малейшего впечатления — я как будто выстрелила из рогатки по кораблю. Он улыбнулся еще ласковее, чем прежде, и сказал, что, по его мнению, мы неправильно понимаем ситуацию. У Лиззи было несчастное детство, она до сих пор страдает нервным расстройством, и порой у нее возникают навязчивые идеи. Вот и сегодня она была в очень плохом состоянии. Если я все же настаиваю, он, конечно, разрешит мне поговорить с Лиззи, благо она сейчас немного пришла в себя и сможет сама разъяснить возникшее недоразумение. Он провел меня к Лиззи и оставил нас наедине. Я проверила — под дверью он не подслушивал.

Лиззи лежала в постели, она выглядела такой же апатичной, какой уходила от нас. Она посмотрела на меня невидящими глазами и улыбнулась бессмысленно, как человек, находящийся под воздействием наркотика. Я попыталась уговорить ее встать и уйти со мной, но это было бесполезно. Она объяснила, что была в истерическом состоянии и мы не должны верить тому, что она нам наговорила. В таком состоянии ее одолевают самые невероятные фантазии. Конечно же, они с Пале женаты, ей очень хорошо с ним, он проявляет столько такта и терпения, когда ей изменяют нервы. Голос у нее был тусклый и усталый, но в нем звучала непреклонность. Мне не удалось уговорить ее уйти со мной. Так же бесполезно было объяснять ей, что она находится под влиянием Пале. Она решительно отвергла это, назвав одной из своих болезненных выдумок. Наконец она очень мягко попросила меня уйти — ей хочется спать, сон для невротиков — лучшее лекарство.

Я вернулась в гостиную. Пале встал и с приторной миной пригласил меня выпить с ним по рюмочке вина. Мне хотелось влепить ему пощечину, так я была раздражена своим постыдным поражением. Но я подумала, что если сейчас уйду, то вернусь домой совершенно бесславно. Мне вдруг захотелось получше узнать этого странного человека — хоть какую-то пользу я должна была извлечь из своего посещения. К тому же я, как-никак, психолог. Одним словом, я приняла его приглашение.

Пале налил мне чего-то зеленого, крепкого, с запахом аниса, по его утверждению, это был настоящий старинный абсент. Он завел беседу о своих исследованиях и подробно описал Йёргена Уля, каперского пастора. Потом он незаметно перешел на сатанизм и его культы…

— Это его конек, — прервал я Эббу. — Он прочитал нам лекцию на эту тему еще до того, как вы с Танкредом приехали сюда.

— Я так и подумала. Я сразу поняла, что он повторяет давно заученный текст. Однако Пале опытный лектор. Он пользовался красочными образами, делал интересные отступления, читал отрывки из какой-то старинной книги или рассказывал про всякие ужасы. Он поведал мне, как тайные оккультные общества влияли на те или иные исторические события, объяснил, почему культ черной магии уже много веков притягивает к себе души людей. Я против воли увлеченно слушала его рассказ, мне стало ясно, почему этот человек имеет над Лиззи такую власть. Он говорил сдержанно, но незаметно его голос обрел таинственную силу. Оказалось, что Пале не лишен даже своеобразного обаяния. Сложилась странная ситуация. Только что я ворвалась в дом, чтобы любой ценой спасти бедную женщину, страдавшую от деспотизма мужа, а теперь сидела и развесив уши слушала его рассказы о старых суевериях…

Эбба тряхнула головой и сосредоточилась на коктейле, она даже прополоскала им рот, словно зубным эликсиром.

— Хочу перебить вкус этого проклятого абсента, — объяснила она. — До чего коварный напиток, я сидела там, лишившись воли и разума, как опоенная. Так вот, этот разговор, вернее, монолог длился битых два часа. Потом Пале, очевидно, решил, что я вполне созрела и можно перейти к следующему номера программы. Не сомневаюсь, что он действовал согласно давно разработанной методике.

Итак, он встал и предложил мне спуститься с ним в подвал, чтобы посмотреть сатанинскую капеллу Йёргена Уля. Вы ее видели несколько дней назад. Мое физическое отвращение к нему полностью уступило место какому-то нездоровому любопытству. Я уже говорила, что после его зеленого напитка у меня в голове стоял приятный туман, поэтому я не задумываясь приняла его предложение. Пале зажег маленькую керосиновую лампу, и мы с ним спустились, буквально говоря, в преисподнюю.

Вы все, кроме Танкреда, видели этот ужасный подвал и слышали рассказ Пале о том, что там происходило. Не знаю, как вы восприняли этот рассказ, но у меня он вызвал нечто вроде бреда с галлюцинациями. Пале поднял лампу и стал объяснять мне смысл каббалистической надписи на стене и назначение некоторых предметов, при этом он более, чем когда-либо, был похож на распутного монаха. Он подчеркивал свои слова быстрой жестикуляцией, его шевелящаяся на стене тень напоминала огромную летучую мышь. Мне вдруг показалось, что этот человек плоть от плоти этого подземного мира, он был неотъемлемой частью этой комнаты, как карикатурное распятие и «алтарь» с его серебряными канделябрами. Мне стало не по себе, и я сделала несколько шагов к двери, чтобы вернуться наверх. Но Пале остановил меня, положив руку мне на плечо.

«Не торопитесь, — сказал он. — Сначала я должен кое-что вам показать. У вас богатое воображение, фру Каппелен-Йенсен. Приготовьтесь присутствовать на настоящей черной мессе. Я хочу продемонстрировать вам, как она происходила на самом деле».

Я заколебалась, внутренний голос говорил мне, что лучше уйти, пока не поздно. Но любопытство взяло верх, и я решила: будь, что будет. Я мысленно убеждала себя, что продолжаю изучать психику этого человека, ведь я пришла сюда сделать наблюдения и собрать материал, который позволит мне проанализировать этот тип личности. «Хорошо, я останусь, — ответила я. — Постараюсь быть благодарной публикой». «Подождите немного, я сейчас вернусь», — сказал он и, поставив лампу на стол, неслышными шагами скрылся в темноте.

Прошло несколько минут. Оставшись одна, я чувствовала, как зловещая атмосфера этой комнаты медленно проникает в меня. Я попыталась развеять тягостное ощущение, насвистывая какой-то шлягер и осматривая убранство капеллы. Остановилась перед распятием и долго смотрела на него. Раньше святотатство не казалось мне таким уж тяжким грехом, но при виде этой фигуры меня охватило возмущение. Никогда не думала, что цвет — ядовито-зеленый, киноварь и кадмий желтый — может резать не только зрение, но и слух. Мне определенно казалось, что я слышу наглый, глумливый смех.

В ту же минуту я почувствовала острый запах курений. «Наслаждаетесь шедевром?» — услышала я голос Пале. Он стоял у меня за спиной. Я обернулась и чуть не вскрикнула. На нем был какой-то невиданный наряд — это было ярко-красное пасторское облачение, которое доходило ему до щиколоток. В руке он держал большую дымящуюся курильницу. Будь у меня в ту минуту ясная голова, этот маскарад показался бы мне смешным. Но чувство юмора, очевидно, покинуло меня. Зато инстинкт самосохранения забил тревогу: я почувствовала, что мне угрожает опасность, и притом нешуточная.

Он ласково погладил красный шелк и сказал, что это облачение принадлежало самому Йергену Улю, он надевал его, когда служил черную мессу в этой капелле. Вместе с курильницей оно лежало в сундуке, который Пале нашел, когда проник в эту замурованную комнату. На спине облачения желтым шелком был вышит перевернутый крест, который символизировал, что господству Христа пришел конец.

Медленным движением Пале поставил курильницу на стол и зажег две большие свечи. Потом погасил керосиновую лампу и отставил ее в тень, она не имела отношения к ритуалу.

«А теперь я предлагаю вам разыграть небольшую сцену, — сказал он мягким, обволакивающим голосом. — Вас, как психолога, должны интересовать тайны человеческой души. Правда? Но если вы хотите научно исследовать эту сферу, нам необходимо произвести опыт над собой. Мы постараемся воспроизвести черную мессу так, как она происходила в далеком прошлом. Я пастор, я совершаю обряд, вы — новообращенная, которую следует посвятить в тайну инкубата, сверхъестественной любви. Ложитесь на алтарь перед свечами, и в вас проникнет дух одного из ваших предков».

Я поняла, что Пале просто-напросто гипнотизирует меня, мое сознание подернулось тонкой пеленой, еще мгновение, и я бы погрузилась в транс. Он положил руку мне на плечо и осторожно подталкивал к столу, при этом пристально смотрел мне в глаза и что-то говорил мелодичным, проникновенным голосом. Лицо его было совсем близко, при тусклом свете свечей оно казалось старым и высохшим, как у мумии. Только глаза были молоды и полны жизни. В них горело неистовое, откровенное желание. Я ощутила на шее его дыхание и вздрогнула от отвращения, когда мне показалось, что под облачением на нем ничего нет.

Обычно к атакам мужчин я отношусь куда спокойней, чем старые девы, но тут мне стало страшно. Я рванулась к двери, Пале схватил меня за руку и потащил обратно.

В это время сверху его позвала Лиззи. Он отпустил мою руку и невольно поднял глаза к потолку. Я воспользовалась этим, чтобы освободиться от него, ко мне вернулась способность мыслить. «Весьма сожалею, но я вынуждена прервать ваш сеанс», — ледяным тоном сказала я и быстро пошла к двери. «Боюсь, вы все истолковали превратно, — испуганно пробормотал он. — Это была всего-навсего игра, так сказать, шутливый эксперимент». «Мы с вами по-разному понимаем шутки, — отрезала я. — До свидания». Я вылетела за дверь такая же разъяренная, какая и пришла. Всю дорогу домой я бежала. Лишь миновав большую часть пути, я почувствовала себя в безопасности. Ну, как вам моя история? Забавно, правда?

— Похоже, тебе грозила участь похуже смерти. — Арне улыбнулся. — Но я предупреждал тебя, Эбба. Глупо вмешиваться в личную жизнь чужих людей. Он пугал тебя с целью — и вполне в этом преуспел, — чтобы проучить за твое бесцеремонное поведение. Я только лишний раз убедился, что составил себе правильное мнение об этом человеке: умный, эксцентричный, но чересчур увлекается драматическими эффектами.

— Глупости! — Эбба раздраженно наморщила носик. — Он просто сумасшедший эротоман с признаками шизофрении — вот мой диагноз. Он свихнулся на своих культурно-исторических изысканиях.

Глава двенадцатая НАРУШЕНИЕ ДЕСЯТОЙ ЗАПОВЕДИ

Мы не видели Карстена уже целые сутки, а это означало, что он весь погружен в работу. Но если писатель постоянно общается в воображении с призраками и мертвецами и придумывает все новые кошмары и ужасы, ему необходимо хоть изредка общаться с нормальными людьми. Время от времени он должен убеждаться, что его писанина, слава Богу, не имеет отношения к действительности, — это старое правило, которое гарантирует душевное здоровье. И верно, к вечеру Карстен явился к нам в сопровождении ленсмана Сёренсена, которого он встретил по дороге. Эбба увела Карстена в сторонку и рассказала ему последнюю историю про Лиззи и Пале. Тем временем мы занимали ленсмана беседой.

— Вы взбаламутили весь наш приход, — сказал ленсман, прочищая свою трубку. — Люди говорят только о чертовщине, которая происходит в Каперской усадьбе. Эти слухи имеют под собой какое-то основание?

— Несомненно, — признался Арне. — Только этого слона надо превратить обратно в муху. Однако, боюсь, и муха не будет иметь отношения к какой бы то ни было чертовщине.

В двух словах он поведал ленсману о событиях этой невероятной недели. Ленсман слушал с возрастающим интересом, особенно когда Арне рассказывал про тайный ход.

— Это для меня новость, — сказал он. — Но это несколько упрощает дело. Об этом ходе в Хейланде могут знать лишь немногие. Нарушитель спокойствия, должно быть, хорошо ориентируется на месте, не исключено, что он жил в этом доме. Скажите, у вас есть основания подозревать Эйвинда Дёрума?

— Не знаю, может быть… — Арне рассказал о своем последнем разговоре с бывшим владельцем Каперской усадьбы и о его угрозах. В этой же связи он рассказал и о столкновении с Флателандом.

— Да, Флателанда, можно сказать, чуть удар не хватил от ваших планов открыть тут отель, — улыбнулся ленсман. — Сейчас он пробует уговорить местные власти объявить эту усадьбу заповедной и запретить вам что-либо здесь менять.

Арне засмеялся.

— Типично эмиссарская тактика: если ни Бог, ни дьявол не отзываются на их мольбы о помощи, они обращаются к местным властям. Однако он опоздал. Я уже давно получил разрешение на строительство отеля, и все документы у меня в полном порядке. Так забавно дразнить этого папу в миниатюре. И он в ответ, конечно, идет на все, чтобы ставить мне палки в колеса. Он утверждает, будто этот отель приведет к моральной гибели Хейланда.

— Безусловно. — Ленсман опять улыбнулся. — Его проповеди в молельном доме, источающие адский огонь и серу, уже начали оказывать свое действие. Суеверия множатся, как грибы после дождя. В последнее время многие жители видели даже разные знамения.

— Вот как? И что же это за знамения? — спросил из другой комнаты Карстен, вдруг заинтересовавшись.

— Все та же песня про корабль-призрак. Один из местных рыбаков, Тённес Тубиасен, утверждает, что сегодня ночью, когда ловил макрель, видел среди шхер «Рака». Я беседовал с ним два часа назад. Он насмерть перепуган, по его мнению, это верный знак, сулящий всевозможные несчастья. «На нас двинулись Бегемот и Левиафан», — сказал он. Как вы понимаете, он исправно посещает проповеди Флателанда.

— Почему он уверен, что это, был именно «Рак»? — спросил я.

— Все приметы совпадают: небольшое туманно-серое судно со старинным остовом и парусами и с пушкой на верхней палубе, разумеется. Говорит, что видел его с близкого расстояния, судно бесшумно скользило между островами, очевидно без команды на борту. Да, этот Флателанд что хочешь заставит людей увидеть. Кажется, это называется галлюцинациями?

— Кстати, о «Раке», — сказал Арне. — В последний раз вы говорили, что расследуете тайну «Таллинна». Удалось вам с тех пор узнать что-нибудь интересное?

— К сожалению, нет. Впрочем, Ярн только что рассказал мне, что у Пале есть роба и спасательный круг с этого эстонского судна. Любопытная новость. Думаю, завтра утром навестить его и расспросить, как к нему попали эти вещи.

— Вы хоть что-нибудь знаете про этого человека? — спросила Моника.

— Только то, что он американец норвежского происхождения и живет здесь четыре месяца. До сих пор он вел себя как законопослушный гражданин.

— Смотря что понимать под словом «законопослушный», — вдруг резко сказала Эбба.

Я перехватил устремленный на нее выразительный взгляд Арне: замолчи, мол, ты сегодня наделала уже достаточно глупостей! Весь день он дразнил Эббу из-за ее неудавшейся акции и всячески внушал ей, что она вела себя по-идиотски. Теперь он быстро перевел разговор на другую тему.

— У меня к вам предложение, Сёренсен. Не хотите ли принять участие в одном маленьком эксперименте? У нас есть все основания полагать, что этот «призрак» явится сюда сегодня ночью, поэтому мы решили подкараулить его в Желтой комнате. Представитель закона тут был бы весьма кстати. Я исхожу из того, что в норвежских законах имеется параграф, запрещающий привидениям и призракам нарушать покой мирных граждан. Так вот, не составите ли вы нам компанию?

Ленсман пососал трубку, в глазах у него загорелись веселые огоньки.

— Я и пришел к вам в надежде, что вы мне что-нибудь такое предложите, — сказал он. — Самое подходящее занятие для стража порядка, который изнывает без дела. Я уже давно никого не арестовывал.

После ужина Сёренсен долго развлекал нас историями из своей практики. Не все они были смешные, но чувство юмора никогда и не было отличительной чертой норвежской полиции. Тем не менее он производил впечатление надежного и приятного человека. Я, например, чувствовал себя более уверенно оттого, что сегодняшнюю ночь он проведет вместе с нами. Легко прогнать страшные мысли, если рядом с тобой такой приземленный здоровяк, флегматичный, как медведь.

Незадолго до полуночи Арне наконец подал сигнал, и мы вшестером поднялись в комнату Юнаса Корпа. Наш хозяин потребовал, чтобы мы не зажигали свечей и даже не чиркали спичкой, потому что это могли увидеть издалека. Он говорил приглушенным голосом и, рассаживая нас по местам, был похож на театрального режиссера, который нервничает перед премьерой. Мы расположились вдоль стены, в которой было вмонтировано зеркало, так, чтобы вошедший через потайную дверь не сразу нас обнаружил. Это было смешно, и у меня поднялось настроение — все выдумки Арне носили черты мелодрамы.

Мы принесли с собой подушки, чтобы ожидать появления гостя со всеми удобствами. Я расположился в самом дальнем углу и позаботился, чтобы Моника села рядом со мной. В темноте я отыскал ее руку, и наши пальцы сплелись. Она прислонилась ко мне плечом, в этом легком прикосновении были и нежность, и доверие, между нашими телами шел свой особый разговор.

За окном немного прояснилось, иногда из-за черных бегущих туч выглядывал месяц. Время от времени одна часть комнаты озарялась тусклым лунным светом, и я видел ботфорты, которые стояли на своем месте в противоположном от меня углу. После того как здесь ночевал Карстен, мне становилось не по себе при виде этих ботфортов. Я понимал, конечно, что феномен со следами должен иметь вполне рациональное объяснение, и тем не менее…

— Ну, Краг-Андерсен, как вы думаете, долго ли нам придется ждать? — шепотом спросил ленсман.

В темноте было видно, как на часах Арне движется светящаяся стрелка.

— Два или три часа, не больше. Нельзя со стопроцентной уверенностью сказать, что гость явится именно сегодня ночью, но у меня есть такое предчувствие. Давайте попробуем не спать до рассвета. Игра стоит свеч. Если кто-нибудь захочет взбодриться — у меня с собой фляжка.

— А что мы будем делать, когда гость явится? — прошептал Танкред. — Я предполагаю, что он окажется существом земного происхождения.

Судя по звуку, Арне проверил магазин своего пистолета.

— Когда мы услышим за стенкой его шаги, мы затаимся: пусть спокойно войдет в комнату. Потом я внезапно ослеплю его светом фонарика, а вы, ленсман, направьте на него пистолет и попросите его вести себя, как подобает воспитанному человеку. Если он поднимет шум, мы общими усилиями его образумим. К женщинам это, конечно, не относится, их роль — оставаться зрителями.

— Мне бы следовало прихватить с собой пару наручников, — тихо проговорил ленсман. — Но кто мог предвидеть такой случай?

Наступило долгое молчание, мы сидели, прислонившись к стене, неподвижные, как деревянные фигуры, и напряженно прислушивались. Наши часы тикали в тишине, минуты ползли, но ничего подозрительного мы не слышали. Время от времени стены сотрясал порыв ветра и печная труба пела голосом церковного органа. Иногда во фляжке булькала жидкость, это кто-то набирался храбрости.

Прошло больше часа, долгое ожидание стало действовать мне на нервы. Я так старательно напрягал все свои чувства, что вполне созрел для галлюцинаций. Не меньше четверти часа я смотрел на эти проклятые ботфорты — нужно же хоть на что-то смотреть, когда так напряженно вслушиваешься в темноту, — и вид у них странным образом изменился, они как будто ожили. Меня вдруг поразила совершенно дурацкая мысль: а что, если мы сейчас станем свидетелями какого-нибудь сверхъестественного явления? Например, ботфорты сами собой затопают по комнате?.. Нет, Пауль Риккерт, такие мысли достойны разве что пациента клиники для алкоголиков.

Моника совсем привалилась ко мне, голова ее упала мне на плечо, она спала. Меня ласкал ее нежный запах, пьянило ее тепло, и в то же время я с болью думал, что это чувство близости вспыхивает только в темноте, словно боится дневного света. Что это за трусливые пожатия рук под столом? Почему я не могу заставить себя сказать ей: «Ты принадлежишь мне, оборви все связи, они для тебя больше ничего не значат. Почему я такой нерешительный, такой осторожный? Не потому ли, что, как сказала Эбба, терпеливый своего дождется?» Я крепко сжал руку Моники, чтобы разбудить ее. Арне не должен пока ничего заметить. Потом, Моника, потом…

Я бросил взгляд на часы — почти половина второго. Ленсман нетерпеливо двинул ногой.

— Боюсь, улова сегодня не будет, — проворчал он.

— Т-с-с! Тихо! — шепнула Эбба. — Слышите?

Я прижал ухо к стене и прислушался. Точно! За стеной кто-то шевелился, и на этот раз не ветер. Звук был почти неуловимый, но он совпадал с тем, что сказал Танкред: хлюпали мокрые сапоги. Кто-то медленно поднимался по крутым каменным ступеням, я уловил даже поскрипывание деревянных перил.

Мы все затаили дыхание, я видел силуэт Арне, сидевшего на корточках. Нервы у меня были напряжены до предела, сердце бешено стучало. Через мгновение дверь откроется, и кого мы увидим? Может, никого! Может, сюда ворвется только порыв холодного ветра? Я невольно обнял Монику. Чтобы прогнать собственный страх, мне нужно было кого-то защищать.

Шаги достигли маленькой площадки и стихли, кто-то нажал на ручку двери. Мне показалось, что прошла целая вечность, прежде чем дверь с зеркалом медленно, словно сама по себе, открылась. Прошло еще несколько секунд. Господи, сейчас у меня сведет левую ногу, я должен изменить положение!.. Из темного проема двери потянуло холодным сырым воздухом. Потом показался высокий человек в брезентовой робе и резиновых сапогах. Он вошел в комнату и остановился перед кроватью.

В руке у Арне вспыхнул фонарик, и ленсман сделал прыжок, в руке у него блеснул пистолет.

— Ни с места! Руки вверх!

Человек быстро обернулся, и мы увидели густую щетину и искаженное страхом лицо Эйвинда Дёрума. Роба зашуршала, когда он поднял вверх большие руки с крючковатыми пальцами. Желтые глаза беспомощно мигали от яркого света. Неожиданно он прыгнул в сторону выхода. Ленсман и Танкред набросились на него с двух сторон. Мы с Карстеном тоже вскочили, завязалась драка.

Дёрум обладал медвежьей силой и не обращал внимания на пистолет, который ленсман приставил ему к спине. Он сбросил с себя Танкреда, как случайно приставший репейник, а я получил оплеуху, от которой Большая Медведица и Кассиопея заплясали у меня перед глазами. Он размахивал руками, как разъяренная горилла, его локоть угодил ленсману под дых, и тот отлетел к стене, пистолет выпал у него из рук. Но ленсману приходилось бывать и не в таких переделках, он тут же вскочил и, вывернув Дёруму руку, свалил его на пол. Карстен держал Дёрума за ноги.

— Ну, Дёрум, успокойтесь, а то нам придется связать вас, — сказал ленсман. — Мне бы не хотелось вывернуть вам руку из сустава.

— Отдайте мои бумаги! — простонал Дёрум, беспокойно дергаясь в железных руках ленсмана. — Верните мои бумаги!

— О каких это бумагах он говорит? — Ленсман поднял глаза на Арне, который улыбался, поигрывая карманным фонариком.

— Очевидно, он имеет в виду контракт, по которому навсегда отказался от всех прав на Каперскую усадьбу. Наверное, думает, что я держу этот документ здесь, в доме, и что он вернет себе свое право, если украдет его у меня. Вы наивны, Дёрум. Вы никогда не слышали, что существует такая процедура, как оглашение документов в суде? Вам бы следовало немного ознакомиться с законами, перед тем как вламываться в чужое жилище.

— Это правда, Дёрум? Вы за этим без конца являлись сюда, изображая из себя призрак? Говорите! — Ленсман усилил хватку, и лицо Дёрума исказилось от боли.

Он с ненавистью посмотрел на Арне и что-то буркнул сквозь зубы. Выражение его колючих желтых глаз подтверждало характеристику, данную ему Пале: в голове этого человека всегда пасмурно.

— Обойдемся пока без допроса, ленсман. — Арне сел и вытащил из кармана фляжку. — Отпустите его и попробуем по-хорошему поговорить с ним. Дёрум, хотите сделать глоток?

Дёрум поднялся, воинственный пыл уже исчез, он потирал запястье и смотрел на нас злыми потухшими глазами. Потом сделал несколько жадных глотков из фляжки, которую ему протянул Арне, и безвольно плюхнулся на стул. Мне стало даже жалко его, он был похож на большую побитую дворнягу.

— Почему с вами сегодня нет черного кота? Объясните, Дёрум. Вы прекрасно играли роль призрака, и нам хотелось бы узнать некоторые подробности.

Четверть часа Арне и ленсман безуспешно пытались расспрашивать Дёрума. Все было напрасно, он ничего не говорил. Не помог ни суровый тон ленсмана, ни дружеские уговоры Арне. Дёрум мрачно смотрел на них и повторял, как ребенок, чтобы ему отдали его бумаги. Наконец ленсман встал, он был раздосадован.

— Ну что же, Дёрум, вам придется пойти со мной. Рано или поздно, но вы нам все расскажете. И не поднимайте больше шума! У меня вам обеспечен надежный ночлег.

Арне положил руку ленсману на плечо:

— Отпустите его, ленсман. Я не хочу, чтобы из-за меня его привлекали к уголовной ответственности. Вспомните, как долго эта усадьба принадлежала его роду: немудрено, что он по старой привычке приходит сюда. Конечно, ему хотелось бы получить этот дом обратно. По правде говоря, он совершил невыгодную сделку. Он старый человек и плохо понимает, что делает. Мне искренне жаль его.

— Но он представляет собой опасность для общества, — возразил ленсман. — Его следует поместить хотя бы под наблюдение врачей.

Арне покачал головой.

— Он получил хороший урок и не скоро повторит что-либо подобное. Отпустите его.

— Как вам будет угодно. — Ленсман пожал плечами и зевнул. Видно, он частенько недосыпал по причине служебного рвения. — А сейчас мне пора домой, скоро уже утро. Спасибо за компанию. Идемте, Дёрум, нам по пути. Я хочу немного потолковать с вами.

— Все-таки моя версия оказалась верной, — сказала Эбба утром за завтраком. — Я, правда, грешила на Флателанда, но в главном я не ошиблась. Вся эта мистификация была затеяна для того, чтобы напугать Арне и заставить его отказаться от своей покупки.

— Но как можно было доверить этому ненормальному такую сложную задачу? — возразил я. — Ведь у него явно расстроена психика!

— Я по-прежнему считаю Флателанда мозговым центром этого заговора. Кроме того, я уверена, что Дёрум не так уж невменяем, как кажется. По-моему, он симулирует. В таких ситуациях всегда выгодно прикинуться дурачком. Может, у него и есть навязчивая идея завладеть этим контрактом, но главная цель его посещений — нагнать на нас суеверный страх. Никто, кроме него, не знал об этом потайном ходе, и ему было очень удобно им пользоваться.

— Но зачем ему понадобилось передвигать на место тяжелый комод?

— Ну, это понятно! — Эбба похрустела редиской. — Нам следовало сразу догадаться, что в роли полтергейста выступает Дёрум. Иначе и быть не могло — он прожил на усадьбе больше шестидесяти лет, знает, что где стояло при капитане. Он пришел и сразу увидел, что комод передвинут. У него были две причины поставить его обратно: во-первых, чтобы напугать нас, сидевших внизу, и, во-вторых, он сам испугался, увидев, что нарушен строгий запрет капитана. Страх перед местью Юнаса Корпа у него в крови, по старой привычке он следил, чтобы все стояло на своих местах. Необходимо обладать недюжинной силой, чтобы за несколько секунд передвинуть такой тяжелый комод. Но сегодня ночью мы имели возможность убедиться, что он не из хилых. Теперь понятно, почему в прошлый раз он повесил на место картину Ватто и испортил вещи Арне. Что же касается убийства собаки…

— Да, да, я как раз тоже об этом думаю, — подхватил Арне. — Как объяснить, что он убил свою собственную собаку?

— Ты сам говорил, что он жестоко обращается с животными. Для такого человека собака ничего не значит. Раньше он терпел ее, теперь она угрожала сорвать его планы, и ее нужно было убрать. В тот раз она так рвалась в Желтую комнату, потому что почуяла там своего хозяина. По-моему, все очень логично.

— У меня один вопрос, — сказал я. — А как все это увязать с черным котом? Ведь мы сами видели, как он побежал за Рейном?

— А кто тебе сказал, что в Хейланде только один черный кот? Ты вспомни, Пауль, кошки — очень распространенное в Норвегии домашнее животное, и черные кошки тоже не редкость. Дёрум выдрессировал такого кота, и я даже допускаю, что он кормил его свиной печенкой, чтобы тот вырос покрупнее. Хотел сделать из него этакого кота Баскервилей, чтобы нагнать ужас на управляющего Людвигсена и директора Арне Крага-Андерсена… Объяснение самое банальное, не отрицаю, но ты, Карстен, не огорчайся. Действительность не так поэтична, как нам хотелось бы.

Эбба была права, Карстен выглядел огорченным.

— Да, многие тайны меркнут, когда начинаешь анализировать факты, — сказал Танкред, кладя в рот маринованную сливу. — Кажется, я могу предложить вам столь же убедительную и столь же банальную гипотезу о том, что случилось с эстонским судном. Это как сокращение в сложной дроби со многими множителями, знаменателями и скобками. В конце концов остается а + б в числителе и два в знаменателе.

— Да, я не прочь решить эту задачу, — сказал Арне.

— Ну, решить — это громко сказано, пока что я предлагаю только гипотезу, хотя и вполне убедительную. У этой истории внешнеполитическая подоплека. В Эстонии сейчас боятся вторжения русских, там считают, что в течение этого года Советы захватят Прибалтийские государства. Я советовался по этому поводу с осведомленными людьми в Осло и вчера получил телеграмму, подтвердившую, что происходит усиленный вывоз капитала из Эстонии. У обеспеченных слоев эстонского общества нет никаких оснований для оптимизма, они готовятся к катастрофе. Эстонские предприниматели пытаются по возможности перевести свой капитал за границу, предпочтительно в небольшие государства Центральной Америки, такие, которые на карте можно разглядеть только в лупу. Кое-какие данные об этом стали теперь известны.

Хочу вам напомнить основные факты, связанные с «Таллинном». Я только суммирую то, что говорил ленсман: после сильного шторма судно нашли дрейфующим возле самой пустынной части норвежского побережья, оно было цело, но команда бесследно исчезла и на борту недоставало двух спасательный шлюпок. Три из двадцати ящиков с деталями машин, адресованных в Коста-Рику, исчезли из трюма и теперь, как полагают, находятся на дне. Остальные ящики были перевернуты и разбросаны. Скомбинировать эти факты не представляет особого труда.

— В трех ящиках находились золотые слитки! — тут же предположила Эбба. — И на борту вспыхнул бунт.

— Браво, Шерлок Холмс! Мысль у тебя работает молниеносно. Да, именно так все и было. Речь идет о нелегальном вывозе золота. Команда узнала, какой груз находится в трюме, и устроила заговор. Во время шторма, когда судно шло вдоль нашего побережья, матросы просто-напросто выбросили за борт всех офицеров — такие заговоры легче всего осуществлять в непогоду. После этого они спустили две шлюпки и вместе со своей добычей покинули судно.

— Но такой заговор неизбежно обречен на неудачу, — заметил я. — Даже если бы они добрались до берега, их должны были очень быстро обнаружить. Группа иностранных моряков, которая бредет по дороге с тремя тяжелыми ящиками, не могла остаться незамеченной.

— Правильное наблюдение, — сказал Танкред. — Но ты не дал мне договорить. Можно предположить, что этот заговор был тщательно подготовлен еще заранее и команда вовсе не сошла на берег. Очевидно, мы имеем дело с международной преступной организацией, которая была точно информирована о перевозке золота и позаботилась о том, чтобы на «Таллинн» наняли нужных людей. Эта же организация послала к Хейланду свое судно, которое поджидало «Таллинн». Ящики перенесли на него, и под прикрытием ночи судно ушло в море. Все очень просто.

— А как объяснить, что на чердаке у Пале нашли робу и спасательный круг с «Таллинна»? — с вызовом спросил Карстен.

— Что касается спасательного круга, Пале объяснил, откуда он взялся, и я не вижу оснований сомневаться в правдивости его слов. А то, что у него оказалась также и роба, означает, что он наткнулся на выброшенный на берег труп. Может, это одна из жертв бунта. Или, скорей всего, кого-то из команды смыло волной за борт, и ему бросали спасательный круг.

— Ты думаешь? Но тут не все сходится. Вспомни, ведь Пале приехал в Хейланд через четыре месяца после твоего предполагаемого бунта.

— Ну и что? Он мог найти этот труп в одной из укромных бухточек на островах. Труп мог лежать там никем не обнаруженный сколько угодно. Мы уже достаточно знаем Пале, и я не удивлюсь, если он взял робу, чтобы присоединить ее к своей коллекции курьезов. Он в глубине души способен на такие патологические поступки, это вполне в его духе. Для меня в этой истории больше нет ничего таинственного. Конечно, непосредственной связи между загадкой «Таллинна» и тем, что происходило в Каперской усадьбе, не существует. Это случайное совпадение обстоятельств, но оно привело к тому, что суеверие в этой местности расцвело пышным цветом.

Карстен встал, как рассерженный кардинал, который слишком долго слушал спор между невежественными протестантами.

— Я и не знал, Танкред, что ты настолько лишен воображения. С твоим примитивным сознанием в пору сапоги тачать. Не могу больше слушать эту ересь, пойду поработаю. Скоро вы убедитесь на собственном опыте, что все не так просто. Жизнь намного многообразнее, чем вы о ней думаете. До свидания.

Я тоже был разочарован таким скучным финалом. Вот так всегда: стоит прикоснуться к какой-нибудь тайне, овеянной поэтическим флером, как в полный голос заявляет о себе презренный прозаический закон причинности, мол, рано радуетесь: без меня тут все равно не обойдется.

Точно так же разочаровал меня и Танкред. Я спросил его, что означали две другие полученные им вчера телеграммы, но он ответил уклончиво, что будто бы сначала пошел по ложному следу. Я так и не добился от него, что означало это загадочное «полтора». Мне оставалось думать, что вся его таинственность и туманные намеки насчет игры в шахматы с невидимым противником — чистый блеф. О том, что случилось, он знал не больше нашего, но ему нравилось играть роль гениального всезнайки — такое поведение, на мой взгляд, не делало ему чести. Если я когда-нибудь и решусь писать детективный роман, ни за что не возьму Танкреда прообразом сыщика. Уж лучше Эббу…

После того как тайна была разгадана, все разом засобирались уезжать. Арне решил утром отправиться в Кристиансанн, чтобы поговорить с архитектором Орстадом, который работал над проектом летнего отеля. Он должен был вернуться в усадьбу не раньше чем отправит сюда весь необходимый строительный материал. Эбба и Танкред заявили, что им тут делать больше нечего и они намерены вернуться в Осло первым утренним поездом. Моника присоединилась к ним. Таким образом, я оставался в доме один в качестве управляющего.

Мы решили вечером устроить прощальный ужин, и меня откомандировали на моторке купить пять или шесть больших крабов у рыбака, который жил по соседству с Карстеном. Это был тот самый Тённес Тубиасен, который утверждал, что прошлой ночью видел в шхерах «Рака». На вид он был немолодой, крепкий, с обветренным, строгим лицом. Пока он выуживал сачком из садка крупных барахтающихся крабов, я задавал ему вопросы. Он рассказал мне все, что видел, весьма живо, пересыпая рассказ цитатами из «Откровения» Иоанна Богослова. Несмотря на это, он внушал доверие. Диковинное судно он описал в мельчайших подробностях. Ленсман отмахнулся от фантазий этого рыбака, но теперь я не был уверен, что все это только игра воображения. Неужели во время галлюцинаций можно делать такие точные наблюдения?

К сожалению, недоверчивые нотки в моем голосе испортили все дело. Когда я, уже получив крабов, засобирался возвращаться домой, Тубиасен вдруг воздел руку — я узнал жест Флателанда — и с пафосом произнес:

— Грешники и безбожники да вострепещут перед зверем о семи головах. Я знаю, чаша гнева переполнится и настанет день погибели. Ужо вам в Каперской усадьбе! Не избежать вам возмездия. И будет оно столь ужасно, что живые позавидуют мертвым!

Прощальный вечер не удался. Арне, мягко говоря, напился в стельку и начал цепляться к Монике. Он использовал каждую возможность, чтобы уколоть ее. Моника отвечала ему холодно и язвительно. Они говорили как бы о третьих лицах, но ни у кого не было сомнений, что оба дают выход своему раздражению. Разговор зашел о Лиззи. Моника стала защищать ее от презрительных нападок Арне, и в конце концов это вылилось в заурядный спор о женщинах как таковых. По мнению Арне, все они без разбору были безмозглыми созданиями, а что касалось Моники, ее он назвал примитивной, лживой интриганкой и истеричкой, а также сплетницей и вообще девицей легкого поведения. В заключение он сказал, что уважающему себя мужчине женщина нужна лишь для того, чтобы иногда провести с ней часок в постели. В такой холодной стране, как Норвегия, это, можно сказать, суровая необходимость, особенно если человек живет в доме без центрального отопления. Это была последняя капля. Моника вскочила, побелев от гнева, и вышла из комнаты.

Мы остались, попробовали было поддержать разговор, но он шел туго. Отсутствовал тот теплый сентиментальный настрой, без которого невозможен прощальный ужин, когда кто-нибудь непременно поднимет бокал и запоет растроганным голосом: «Забыть ли старую любовь и не жалеть о ней…» Арне был кислый и желчный. Под предлогом, что завтра рано вставать, мы через полчаса пожелали друг другу доброй ночи и разошлись по своим комнатам.

Примерно час я лежал и читал, как вдруг услышал в коридоре осторожные шаги. Они стихли перед моей дверью. Сердце у меня подпрыгнуло при виде медленно опустившейся ручки. Как это понимать? Дверь открылась, и на пороге появилась Моника.

На ней была длинная ночная сорочка из тонкого кремового шелка с кружевом на груди. До бедер она плотно облегала ее фигуру и падала вниз мягкими складками. Темно-русые волосы небрежно рассыпались по плечам, словно их только что растрепал ветер. Я никогда не видел ее такой соблазнительной и прекрасной.

Она приложила палец к губам и осторожно затворила за собой дверь. Потом подошла и села на край постели. Шелк наэлектризовался и потрескивал.

— Слава Богу, что ты не спишь, — прошептала она. — С Арне все кончено. Мне нужно поговорить с тобой наедине до отъезда. Можно я посижу у тебя?

Перед глазами у меня заплясали крошечные огоньки, точно светлячки на темном болоте. Я пропал: ноги мои скользили по крутому спуску, из-под подошв летели искры. Я притянул Монику к себе и нашел ее губы. В ответ на мой поцелуй она приникла ко мне всем телом.

— Пауль… Любимый…

На рассвете я проснулся. Я парил в синей блаженной бесконечности, тело мое вдруг стало необыкновенно легким, я был шаром из тончайшего шелка, наполненным гелием, и поднимался к звездам, к Монике, которая расположилась на Большой Медведице.

Еще в полусне я вспомнил все, что случилось, и протянул к ней руки. Открыв глаза, я увидел, что в комнате один. Но приход Моники не был сном, на подушке осталось углубление от ее головы, и слабый аромат фиалок еще парил в воздухе. О Моника, дивная Моника, одно ее имя было, как нежное прикосновение, как ласточка и семицветная радуга над землей…

Под правым плечом у меня лежал какой-то холодный металлический предмет. Золотой медальон. Я открыл его, он оказался пустым. Маленькая фотография была из него вынута.

Я снова погрузился в темную, как бархат, нирвану, которая была выше страсти. Заснул я с глубоким убеждением, что нет греха слаще, чем нарушение десятой заповеди.

Глава тринадцатая МЕРТВЕЦЫ ВЫХОДЯТ НА БЕРЕГ

Рано утром на моторке я отвез всех в Лиллесанн, там им предстояло пересесть на автобус, идущий в Кристиансанн, откуда Моника, Эбба и Танкред должны были на поезде отправиться в Осло. Осеннее утро было серое и мглистое. Над морем сквозь туман, словно вой раненого зверя, доносился голос ревуна. Шхеры в эту пору выглядели удивительно грустными, серые острова, омываемые волнами, олицетворяли собой застывшее одиночество. Я сидел на руле и чувствовал, как радужное, беспечное настроение, охватившее меня ночью, отступает перед натиском суровой реальности бытия.

За завтраком Арне был молчалив и теперь сидел, глядя на воду, хмурый, как небо перед грозой. Объяснялось ли это только похмельем? Или он вчера не успел излить весь свой яд? А может, Арне понял, что произошло между мной и Моникой? Он об этом ни словом не намекнул. Но теперь я был готов принять все последствия своего грехопадения, даже если от этого пострадает наша с ним дружба. Разве все поэты, начиная с Сафо и кончая Сигурдом Хулем, не учили нас, что право, которое предъявляет Жизнь, превыше всего? Если бы было можно, я бы пошел к хирургу и удалил совесть, как злокачественную опухоль. Чтобы уже ничто не мешало мне жить в соответствии с этим принципом.

Моника нацепила прежнюю маску брезгливого, надменного равнодушия. Я видел ее непроницаемый профиль. Она сидела у борта, подставив лицо морским брызгам, и казалась холодной и далекой, как русалка. Лишь иногда, когда мы обменивались быстрым взглядом, ее глаза теплели. На секунду меня охватило сомнение: а что, если это была только месть Арне? Если я был нужен только для того, чтобы снять напряжение, самоутвердиться. Но достаточно было одного ее взгляда, чтобы рассеялись все сомнения: Моника не играла — ее чувства были подлинными.

Мы подошли к причалу Лиллесанна. Когда — мы отнесли чемоданы на автобусную остановку, Арне повернулся ко мне.

— Ну что ж, посмотрим, каков ты будешь в новой должности. Деньги я тебе вышлю сегодня вечером. Вернусь, наверное, через неделю. Если я тебе понадоблюсь, звони архитектору Орстаду в Кристиансанн, я буду жить у него.

Он записал мне номер телефона. И вдруг улыбнулся:

— Не забудь, теперь твоя очередь ночевать в Желтой комнате! — сказал он. — Ты единственный из мужчин еще не прошел через это испытание. Надеюсь, ты не нарушишь правила игры, хоть мы и не сможем тебя проконтролировать?

— С удовольствием переночую там сегодня, — заверил я его. — Даю слово.

— Не нравится мне, что мы уезжаем из Хейланда, так и не освободив Лиззи от этого мерзкого человека, — посетовала Эбба. — Но, честно говоря, я сделала все, что могла. Надеюсь, Карстен не оставит ее в беде.

Подошел автобус. Я помог им внести багаж и сердечно простился со всеми. Пожимая мне руку, Моника шепнула:

— Мы не прощаемся, Пауль. Скоро увидимся, и тогда уже я буду полностью свободна от Арне. Я напишу тебе, как приеду в Осло. Скучай без меня хоть немножко.

— Хочешь, я поговорю с ним сейчас?

— Нет, нет, предоставь это мне. Всего тебе доброго. И спасибо, что ты вернул меня к жизни.

Возвращаясь в Каперскую усадьбу, я спрашивал себя, что меня заставило согласиться на добровольную ссылку в этой дыре? Теперь меньше, чем когда бы то ни было, меня привлекала жизнь отшельника в Каперской усадьбе посреди мертвых пустошей и мрачного моря. Почему я не отказался в последнее мгновение от этой дурацкой должности и не уехал с Моникой в Осло? Но тогда бы я нарушил обещание, данное Арне, а этому воспротивился старый зануда, который живет в каждом из нас: «Хватит с тебя одного преступления на один раз, дружище».

Неужели я вечно буду мальчиком на побегушках у этого человека? Не пора ли мне начать жить собственной жизнью? Закончить учение и найти достойную работу, даже если придется протирать штаны в министерстве юстиции? Все лучше, чем болтаться, как медуза, в океане жизни. Неделю я, конечно, проживу тут один, может, мне даже полезно провести несколько дней в одиночестве, но, когда Арне вернется, я выложу перед ним карты на стол. Скажу ему, что намерен всерьез устроить собственную жизнь и собираюсь жениться на Монике. А потом уеду в Осло и постараюсь не ударить в грязь лицом.

После полудня меня навестил Карстен. Он был чем-то взволнован, глаза у него горели. Мне даже показалось, что он выпил.

— Жаль, не успел с ними попрощаться, — сказал он. — Я допустил вчера резкость. А сегодня я зашел, чтобы сообщить интересную новость. Лиззи сейчас находится в Осло, в моей квартире. Я только что говорил с ней по телефону.

— Как это?

— Я просто-напросто похитил ее. К сожалению, все произошло достаточно прозаично, без веревочной лестницы и прочего. Помнишь, ленсман сказал, что собирается навестить Пале и расспросить его о найденных им предметах с «Таллинна»? Так вот вчера, ближе к вечеру, я встретил ленсмана, он шел на Пасторскую усадьбу. Ему открыла Лиззи, Пале не было дома, он отсутствовал уже два часа. Лиззи укладывала чемоданы и сказала, что они с мужем собираются уехать на несколько недель. Он хочет увезти ее в какой-то санаторий, чтобы она полечила нервы.

Как только я это услышал, я понял, что надо действовать немедленно. Теперь или никогда! Я тут же направился в Пасторскую усадьбу и за несколько минут уговорил ее уехать со мной. Просто-напросто посватался к ней. Чемоданы были уложены, так что оставалось только тронуться в путь. Я нанял на берегу лодку до Лиллесанна, а там посадил ее в машину, чтобы она успела на вечерний поезд. Дал ей ключи от моей квартиры в Осло и обещал, что приеду через несколько дней. Как тебе это нравится? — Карстен не скрывал своей гордости.

— Звучит, как новелла из дамского журнала, — сказал я. — А у тебя не будет неприятностей? Ты уверен, что они с Пале неженаты?

— Абсолютно. Она несколько раз говорила об этом в совершенно спокойном и вменяемом состоянии. И если она отрицала это перед Эббой, то лишь потому, что находилась под гипнотическим влиянием Пале. Кроме того, я просмотрел газеты. За то время, что Пале жил в Норвегии, сообщения об их бракосочетании не делалось. Да я бы себе никогда в жизни не простил, не вмешайся я сейчас. Лиззи необходимо было избавиться от этого человека, уехать куда-нибудь подальше. Вот она и уехала в последнюю минуту. Страшно подумать, что она так долго жила с этим чудовищем. У меня описан точно такой же тип человека в романе «Оборотень».

Карстен остался верен самому себе, я невольно улыбнулся.

— И теперь ты ждешь атаки врага?

— Да. — Он кивнул. — Я остался здесь на несколько дней, чтобы посмотреть, что он предпримет. Я готов даже поговорить с ним. Он опасный человек, и я понимаю, что он одержим сверхъестественными силами, против которых большинство современных людей бессильны. К счастью, я владею белой магией.

Он говорил сухо, со знанием дела, точно физик-атомщик, объясняющий теорию ядра. Не было никакого сомнения, что он сам свято верит во все эти силы. Думаю, эта беседа больше позабавила бы меня, если бы на душе не становилось так противно каждый раз, как речь заходила о Пале.

Мы заговорили о другом. Когда я сказал Карстену, что собираюсь провести ночь в Желтой комнате, он встревожился:

— Это опасная игра, Пауль! Не забывай, теперь ты в доме один. Я решительно не советую тебе это делать.

— Играть надо честно, — сказал я. — Арне взял с меня слово, что я не подведу. К тому же я не из трусливых.

— Днем все мы храбрые. Ты хотя бы прими меры предосторожности. Позволь, я нарисую там для тебя пентаграмму.

Я засмеялся.

— Вряд ли в этом есть необходимость. Дёрум отказался от карьеры призрака.

— Ты хочешь сказать, что веришь этим идиотским объяснениям? — Карстен презрительно фыркнул.

— Не станешь же ты отрицать, что Дёрум…

— Нет, конечно. Танкред болтал о случайных совпадениях, которые якобы все объясняют. Единственная случайность во всей этой истории — внезапное появление Дёрума. Это все равно что на сцену, где разыгрывается драма, вдруг сваливается какой-нибудь пьяница с галерки. Ведь это еще не означает, что он и есть главное действующее лицо.

— И тем не менее гипотеза Эббы и Танкреда объясняет все факты.

— Далеко не все. В их гипотезе не чувствуется работы воображения, она очень шаткая, почти ни одно ее утверждение не выдерживает критики. А несколько фактов Эбба и Танкред просто проигнорировали. Во-первых, они объяснили как-нибудь испуг лошади? Почему она понесла при виде Рейна? Так ли уж случайно лошадь испугалась во второй раз, когда Пале подошел к конюшне? Во-вторых, как они объясняли следы вокруг кровати? Отсутствие следов внутри пентаграммы, это тоже случайность? Эбба и Танкред видят факты, как дальтоники, — разноцветные мазки им кажутся сплошным серым пятном.

Карстен ушел примерно через час. Он предложил переночевать со мной в доме — хотя бы в соседней с Желтой комнате, — чтобы я не чувствовал одиночества. Меня в конце концов начали раздражать его вздорные идеи, и я не хотел признаваться ему в своем страхе. Поэтому я твердо ответил, что мне необходимо привыкнуть жить в этом доме одному. Под конец он порадовал меня тем, что велел немедленно бежать к нему, если ночью в доме начнут хозяйничать духи, поскольку от страха, как известно, люди иногда умирают.

Хотя общество Карстена не самое подходящее при таких обстоятельствах, я довольно быстро раскаялся, что отказался от его предложения. Мысль о том, что я буду ночевать один, вдали от людей, в этом огромном доме, все больше и больше угнетала меня. До заката легко быть отважным, дневной свет разгоняет все страхи. Днем мы о темноте и не помышляем. Какая темнота? Нет никакой темноты! Нильс Хьяр писал о старых индейцах караибах, легкомыслие которых было настолько безгранично, что утром они продавали свои постели, потому что забывали, что снова наступит ночь. Днем они наслаждались жизнью, а с приближением ночи их веселье омрачалось смутными воспоминаниями о проданных постелях, и они со слезами и причитаниями начинали бегать в попытках эти постели вернуть. Сидя у окна гостиной и наблюдая угасание дня, я очень хорошо понял состояние несчастных караибов.

Может, последовать совету Карстена и не ложиться в Желтой комнате? Как ни досадно признаваться, но он нагнал на меня страху. Впрочем, ему по долгу службы положено пугать людей, и не исключено, что он просто проводил на мне эксперимент. Нет, это позорная трусость. К счастью, что я мысленно хорошо настроился по дороге из Лиллесанна, и теперь это пошло мне на пользу. Я должен доказать самому себе, что я не тряпка, а решительный человек и могу осуществить то, что задумал. Необходимо воспринимать предстоящую ночь как испытание на прочность.

Насвистывая «Марсельезу», я начал демонстративно убирать гостиную. Все надо было привести в порядок: подсвечник поставить на каминную полку, вымыть пепельницу, вытереть пыль… Позже я зажег керосиновую лампу и сел в кресло с книгой, но не с легкомысленным Вудхаусом, а с серьезной книгой, воспитывающей волю, драмой Ибсена «Бранд».

Однако чтение продвигалось туго. Я то и дело отвлекался от этой жемчужины норвежской литературы и оглядывал большую комнату, в которой тени сгущались с каждой минутой. Воображение работало вовсю: мне чудились страшные видения, как будто примчавшиеся сюда на помеле. Почему мне знакомо описание корабля-призрака, о котором говорил Тённес Тубиасен? Ах да, он же как две капли воды похож на модель корабля, что висит в моей комнате. Странно… Что-то скрипит. Да ведь это старое дерево скрипит при изменении температуры. Надо взять себя в руки и читать дальше. Где я остановился? Неужели все еще на первой странице?

Наконец я заставил себя прочитать первые два акта и взглянул на часы. Половина одиннадцатого — пора ложиться. Я отложил книгу, громко зевнул и решительным шагом направился в комнату капитана.

Переступив порог комнаты, я вздрогнул от ужаса: на меня шел высокий человек с коптящей лампой в руке. Проклятое зеркало — нервы мои совсем расшатались. Свет лампы трепетал на старых картинах, изображавших пышнотелых женщин в соблазнительных позах, из-за фосфорно-желтых обоев и неяркого света в этих фигурах мерещилось что-то дьявольское. Моя тень упала на узкую кровать, показавшуюся мне открытым гробом. Внутренний голос опять шепнул мне: «К чему тебе все это? Иди и ляг у себя в комнате!» Но мое внутреннее «я» отвечало: «Слово есть слово, и мужчина должен его держать». Черпая силы в непреклонности ибсеновского Бранда, я переоделся в пижаму.

Воздух в комнате был тяжелый, и я открыл окно. Ночь была ветреная, небо обложило тучами, и по земле стелилась мохнатая мгла. На море белели сгустки тумана. Я опять услышал голос далекого ревуна, который сливался с шумом прибоя, казалось, будто пустынная природа подает свой голос. Хорошо, когда в такую ночь у тебя есть крыша над головой.

Я проверил пистолет Арне и положил его так, чтобы он был у меня под рукой. Потом погасил лампу и лег. Через минуту я уже крепко спал. Возможно, точно так же спят люди и в домах, которые через несколько часов рухнут от землетрясения, воспламенятся от молнии или будут сметены обвалом. Если б нам дано было угадывать будущее хотя бы на пять минут вперед, мы погибли бы от бессонницы.

Не знаю, что разбудило меня: то ли звук, то ли необъяснимый инстинкт. Подсознание забило тревогу, и красный сигнал опасности вспыхнул в моем сне: проснись, Пауль! Проснись! Только что я бежал вверх по темной лестнице из подвала, чтобы вырваться на свежий воздух, добежал до двери… Тут я открыл глаза и спросонья оглядел комнату. Я не сразу сообразил, где нахожусь, потом вспомнил и машинально посмотрел на зеркало.

В просвет между тучами выглянула луна, зеркало отразило бледный молочный свет. Я, как загипнотизированный, смотрел на матовую поверхность зеркала. Что это? Почему все вдруг куда-то поехало? Стулья, стол?.. Нет, все оставалось на своих местах, это медленно повернулось зеркало. Наконец я сообразил, что открывается потайная дверь. Сперва скрипели перила… Потом скрипнули петли… темный проем стал шире.

Я оцепенел от страха, меня как будто связали по рукам и ногам и опустили в бочку с холодной водой. Белые, ледяные волны ужаса накатывали на мою голову, обдавали морозными брызгами затылок и спину. Никогда в жизни мне не было так жутко. В проеме показался высокий человек и бесшумно двинулся к кровати. Послышался шорох брезентовой робы. За ним показался другой, потом третий… Господи, это была целая процессия!

Наконец ко мне вернулась способность двигаться. Я быстро потянулся к пистолету. Если бы мне удалось схватить его, я вслепую разрядил бы всю обойму. Но мои пальцы лишь скользнули по рукоятке. Я получил сильный удар по голове, словно на меня обрушили кусок скалы, и потерял сознание.

Не знаю, долго ли я пробыл в беспамятстве, вряд ли больше двух-трех минут. Но, даже очнувшись, я не чувствовал ясности в голове. Я плавал между сном и явью. Сквозь тяжелую полудрему я чувствовал, как голова раскалывается от боли. Тело не подчинялось оглушенному мозгу, я не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. Лунный свет стал ярче, и я мог наблюдать за тем, что происходит в комнате, хотя контуры предметов расплывались у меня перед глазами.

Передо мной разыгрывалась сцена ужаса, местом действия было морское дно. По комнате бесшумно двигались пять, а то и больше человек, все в зюйдвестках и робах. Они скользили плавно и медленно, как водолазы. Сквозь туман, застилавший мне глаза, я не мог разглядеть их лица. Под черными зюйдвестками я видел серые пятна, похожие на луну. Дверь в коридор открылась, один из пришельцев встал в проеме и показал на что-то рукой, другие снимали со стен картины. В комнате появились новые люди, один взвалил на плечи кресло, другие стали выносить более громоздкую мебель. Человек у двери отдавал команды жестами, его руки шевелились то быстро, то медленно, как клешни у краба. Все происходило беззвучно, а может, удар повредил мне слух. Несколько минут я был безучастным зрителем этого невероятного спектакля. Потом глаза мне заволокло фиолетовой пеленой, и я снова впал в забытье.

На этот раз я очнулся не так скоро. Во сне я старался пробиться сквозь густой удушливый дым. Откуда-то из гущи дыма меня звали: «Пауль! Пауль!» Это был голос Моники. Мне надо было найти ее, речь шла о жизни. Я бежал как сумасшедший. Со всех сторон вспыхивало пламя, стоял треск, как от большого костра. «Моника, где ты!»

Первое, что я почувствовал, очнувшись, была острая боль в голове. Дышать мне было по-прежнему трудно. Потом я обнаружил, что комната и впрямь полна дыма. Над полом колыхалось мохнатое облако. В окно падал яркий желтый свет, воздух был горячий, как в парилке. Я мгновенно вспомнил все, что случилось, — нет, это был не сон, картин на стенах не было, из мебели осталась только кровать, зеркало и большой комод. Деревянные стены трещали. Дом горел!

Я резко вскочил и закричал от боли, мне показалось, что мой череп треснул, как грецкий орех. Я добрался до двери. Она была заперта снаружи! Дым просачивался сквозь щели и замочную скважину.

— Пауль!

Неужели я все еще брежу? Меня звала Моника. Помилуй Бог, это галлюцинации, мне надо выбраться отсюда, пока я снова не потерял сознание. Задыхаясь, я подошел к зеркалу и ощупью стал искать механизм на боковой стенке рамы. Однако и этот выход был заблокирован — механизм разбили чем-то тяжелым. В глазах у меня потемнело, стены поехали, пол завращался. Я погиб…

— Пауль!

Нет, мне не померещилось, меня звали снаружи, теперь это был голос Танкреда. Из последних сил я заставил себя подойти к окну. Оно было заперто, мне казалось, что прошла целая вечность, прежде чем мне удалось открыть его, все это время я только усилием воли не позволял себе потерять сознание.

Внизу стояли Эбба, Моника и Танкред. Они махали мне и издали вопль облегчения, увидев меня живым. Танкред приставил к окну лестницу.

— Только не волнуйся! — крикнул он. — Спасательная команда действует. Ты сможешь сам спуститься? Бросай сюда свою одежду! Спускайся! Мы держим лестницу!

Осыпаемый дождем искр, я спустился вниз. Вскоре, уже одетый, я лежал, обессиленный, положив голову Монике на колени, а она гладила меня по волосам и подносила мне к губам фляжку с коньяком. Жизненные силы возвращались ко мне. Правда, виски еще не отпускала боль, а мышцы напоминали распустившееся желе. Но жизнь уже радовала меня. Я лежал с закрытыми глазами и наслаждался прикосновением прохладных пальцев и тонким ароматом знакомых духов. Я чувствовал себя обломком кораблекрушения, который, по счастливой случайности, прибило к райскому берегу.

— Любимый, я так боялась за тебя! Мы подоспели в последнюю минуту.

Это была истинная правда. Каперская усадьба стояла объятая пламенем, большой деревянный дом пылал, как сухой картон. Огонь охватил уже и северную часть дома, огненные языки лизали крышу над спальней Корпа, фосфорно-желтые обои вспыхнули словно сами собой.

— Кое-кто здесь хорошо поживился, — сказал Танкред и показал на окно первого этажа. — Вон, глядите!

Несмотря на огонь и дымовую завесу, мы смогли разглядеть горящую комнату — она была пуста! Я не увидел в ней ни одного предмета! Там, где стены еще не были охвачены огнем, виднелись светлые прямоугольники на обоях. Все картины были сняты!

Танкред повернулся ко мне:

— Ну, Пауль, тебе, несомненно, есть что рассказать нам?

— Дай мне прийти в себя. Расскажите сначала, как вы здесь очутились?

Танкред улыбнулся.

— Мы пустились на хитрость — сделали ложный ход. Я был уверен, что ночью здесь что-то должно случиться. Проехав две станции, мы вышли из поезда и на машине вернулись в Лиллесанн. К сожалению, мы не сразу попали сюда, нам пришлось ждать, а то бы мы были здесь намного раньше.

— Может, надо что-то предпринять, чтобы потушить пожар? В Хейланде наверняка есть пожарные.

Танкред кивнул.

— Парень, который привез нас сюда на лошади, уже поехал за людьми. Но боюсь, что им не успеть.

Эбба с волнением смотрела на море. Вдруг она закричала:

— Глядите!

Тучи разорвало, и лунный свет залил и берег, и море, туман рассеялся, видимость была хорошая. Эбба показывала на серый силуэт, скользивший между шхерами в километре от берега. Небольшое парусное судно, подгоняемое свежим попутным ветром, уходило в открытое море.

— Вот черт! — воскликнул Танкред. — Это они! У них на борту самая ценная в Норвегии коллекция живописи! Догоним их на моторке! Хотя бы увидим, кто это.

Я никогда не видел Танкреда таким взволнованным, глаза у него сверкали, как у мальчишки, смотрящего фильм про индейцев.

— Как ты себя чувствуешь, Пауль? Поедешь с нами?

Я встал и протянул Монике руку.

— Едем! — Голос мой еще немного дрожал.

Мы побежали к лодке. Я сделал попытку завести мотор, но шнурок выскользнул из моих дрожащих рук. Танкред взялся за дело, и через несколько секунд мы уже мчались в темноту.

Никогда не забуду эту фантастическую гонку. На берегу, у нас за спиной, как праздничная иллюминация, полыхал огромный костер. Теперь огнем был охвачен весь дом. Пламя бросало желтые отсветы на окрестные скалы. Каперская усадьба напоминала вулкан, долго копивший в себе разрушительные силы, чтобы вдруг разразиться всепожирающей яростью. Серебристо-серые рыбацкие шхуны у причала на фоне этого неистовства казались мертвым лунным пейзажем. А впереди нашей лодки, устремившись к плотной полосе тумана, скользило, как призрак, судно.

Волнение на море усилилось, но ветер был попутный, и лодка надежная. Она энергично разрезала волны, а мотор заливался, как рассерженная собака. Расстояние между нами и парусником сокращалось с каждой минутой, его очертания проступали все яснее.

По величине судно было, как большая парусная лодка или яхта, но мачта была выше, чем на современных судах такого типа, и паруса были сделаны по старому образцу. Корма по форме напоминала ракушку и была такая же серая, как и паруса. Это была точная копия модели корабля, что висела у меня в комнате. Несомненно, Тённес Тубиасен видел именно это судно три ночи назад.

— Нужно догнать их, пока они не скрылись в тумане! — крикнул Танкред, который сидел на руле. — Во что бы то ни стало! Когда подойдем к ним на десять-пятнадцать метров, ты, Пауль, зажжешь эту штуку. — Он показал на маленький прожектор, вмонтированный в нос лодки.

— Нам обязательно так близко подходить к ним? — спросил я, еще не совсем освоившись со своей новой ролью отчаянного смельчака. — А если они начнут стрелять?

— Придется пойти на риск, нам надо увидеть их. Если они пустят в нас пушечное ядро образца 1812 года, падайте на дно лодки. Ну и волны!

Нас отделяло от них уже метров пятьдесят. Я различал серые тени, скользившие по палубе, на корме неподвижно стояли два человека. Какое-то четвероногое существо ходило по поручням перед ними. Моника судорожно сжала мою руку.

Расстояние сократилось на тридцать метров, и тут произошло непредвиденное. Ветер оставался прежним, но судно, вздрогнув, вдруг стало заметно набирать ход, и за несколько секунд расстояние между нами опять увеличилось.

— Они уходят от нас! — крикнул Танкред. — Включай прожектор!

Я исполнил приказ, и яркий луч света прорезал ночь. Судно было уже у самой полосы тумана, дальше мы не могли его преследовать. Для парусника оно развило огромную скорость, как большая птица, оно влетело в туман и растаяло в нем. Луч прожектора на один миг успел осветить людей, стоявших на корме. Скрестив на груди руки, они наблюдали за нами, один был в брезентовой робе, на другом развевался темный плащ. Я сразу узнал их, это были Рейн и Пале. На плече у Рейна сидел черный кот.

Танкред переложил руль и развернул лодку.

— Мы видели все, что нужно, — сказал он. — Великолепный спектакль, и режиссер и актеры заслуживают наивысших похвал. Пересядешь на руль, Пауль? Мне после такой гонки надо выкурить сигарету.

— Как им удалось вдруг уйти от нас? — удивилась Моника.

От волнения она смотрела не моргая и все еще держала меня за руку.

Танкред глубоко затянулся.

— Судно явно снабжено мощным дизельным двигателем, они запустили его, как только мы подошли слишком близко. Мы просто не слышали, как он работает, из-за тарахтенья нашего мотора. А выхлопных газов не было видно из-за тумана.

— Давайте выключим наш мотор и послушаем, — предложила Эбба.

Мы так и сделали. Однако не услышали ничего, кроме шума ветра, ударов волн да завывания далекого ревуна.

— Они тоже выключили мотор, — объяснил Танкред. — Он им пока не нужен, и они не хотят, чтобы мы его услышали. А теперь нам надо поскорей вернуться на берег, я уже мечтаю о теплой постели и горячем пунше. Придется Карстену приютить нас на ночь, а ты, Пауль, расскажешь нам свои приключения.

Когда мы вернулись к Каперской усадьбе, там собралось довольно много народа. Почтительным полукругом они стояли перед горящим домом. Никто даже не пытался тушить пожар, не было принесено ни одного ведра воды. Как завороженные, люди смотрели на ревущее пламя.

— Сюжет знакомый, — сказал Танкред. — Норвежцы — нация созерцателей. Хотя на это, вероятно, есть свои причины.

Я потрогал за плечо одного из мужчин.

— Неужели ничего нельзя сделать, чтобы погасить огонь? — спросил я.

Человек обернулся, это был эмиссар Флателанд. При свете пожара он еще больше напоминал нелепую болотную птицу. На его фанатичном лице было написано торжество.

— Нет, брат, тут уж ничего не поделать, — сказал он и пригладил волосы костлявой рукой. — Ничто не может спасти Содом и Гоморру от гнева Божьего. Это возмездие за потворство силам зла. Господь не допустит здесь никакого вертепа, все это наваждение обратится в дым!

А теперь я вкратце расскажу, что произошло в последующие дни. Мы заночевали у Карстена. Утром к нам явился ленсман, чтобы взять у нас показания. Потом я позвонил по телефону архитектору Орстаду в Кристиансанн, чтобы сообщить Арне о случившемся. Орстад сказал, что Арне действительно ночевал у него, но час назад ушел из дома. Он пообещал все передать Арне, как только тот вернется.

Новость о пожаре и о похищении картин из Каперской усадьбы распространилась со скоростью света. Эта сенсация была опубликована уже в вечерних газетах. По всей стране была предупреждена полиция. Приметы Рейна и Пале, а также описание судна на другой же день попали в утренние газеты. Нас вновь допросили, теперь уже инспектор полиции из Кристиансанна, и попросили задержаться в Хейланде, чтобы помочь расследованию.

В тот день Арне так и не появился. Я снова звонил архитектору Орстаду, но и к нему Арне не возвращался, он как сквозь землю провалился. На другое утро некоторые газеты высказали предположение, что, возможно, известный предприниматель убит.

Полиция произвела тщательный обыск в Пасторской усадьбе, и мы принимали в нем участие. Мы могли свидетельствовать, что Пале взял с собой незначительную часть своих вещей. Там, где висела гравюра с изображением Йёргена Уля, на стене осталось светлое пятно. В собрании старых книг по оккультизму недоставало десяти или пятнадцати книг, из чердачной комнаты исчезла рукопись, брезентовые робы и кое-какие мелкие предметы. Все остальное было на месте.

В тот же день нас вызвали, чтобы опознать труп, который накануне вечером прибило к берегу Хейланда. На затылке у покойника был след от сильного удара, который вряд ли был причиной смерти. Покойник, вероятнее всего, захлебнулся. Между прочим, на нем была роба, изготовленная, если верить фабричному знаку, в столице Эстонии, Таллинне.

В покойнике мы узнали Арне.

Глава четырнадцатая ДВЕ ГИПОТЕЗЫ

После обеда мы сидели за круглым столом в гостиной Карстена, я был совершенно убит. Последнее событие явилось для меня тяжелым ударом. Мое предательство по отношению к Арне стало в десять раз подлее: я соблазнил его подругу, а он вдруг умер, скорее всего, насильственной смертью. Моя нечистая совесть превратилась в кровоточащую рану, как будто я убил его. Похоже, что и Монику мучило такое же раскаяние. Бледная, с покрасневшими от слез глазами, она смотрела куда-то в пространство. Танкред с участием поглядывал на нас из-за чашки с кофе.

— У вас обоих такой виноватый вид, — сказал он. — Я хорошо понимаю твои чувства, Пауль. Но не стоит так себя казнить. Арне, между прочим, той ночью намеревался убить тебя.

— Что ты сказал? Арне? Меня? — Я даже привстал.

— Вот именно, — с каменным лицом подтвердил Танкред. — Я же тебе говорил, что Арне по натуре — Отелло. И он прекрасно видел, что происходит между тобой и Моникой. Он решил пожертвовать тобой так же, как жертвуют слоном в рискованном гамбите Муцио. Только на этот раз игра была еще более рискованной.

— По-моему, необходимо раскрыть, наконец, истинный смысл всей этой темной истории, — перебила его Эбба. — Монике и Паулю это пойдет на пользу. Жизнь принадлежит живым. Пора в конце концов впустить свежий воздух и выветрить всю эту чертовщину. Вы должны узнать все, что в ту ночь произошло на Каперской усадьбе.

Танкред кивнул.

— Мне уже совершенно ясно, кто стоял за каждым из недавних событий и какие преследовались цели. И больше я не намерен это скрывать.

Он отставил чашку и лениво откинулся на стуле. Живые глаза составляли странный контраст с ленивым и вялым выражением лица. «Большой шалопай и отличный шахматист», — подумал я. Он продолжал:

— Начнем с самого простого. Насколько я понимаю, это самая дерзкая и крупная афера в истории норвежской преступности. Признаюсь, что в моей гипотезе есть пробелы, отдельные утверждения повисают в воздухе, потому что мне пока недостает сведений о некоторых людях и фактах. Однако в основном все звенья логической цепи собраны, недостающие будут обнаружены по мере расследования. Думаю, моя версия единственно возможная.

Сначала проанализируем все, что связано с трупом Арне. По заключению полицейского врача, он умер трое суток назад, то есть в ту ночь, когда случился пожар, его в Кристиансанне не было. Не знаю, что собой представляет этот архитектор Орстад, то ли с его ведома, то ли нет, Арне сделал его участником своей драмы. Арне нуждался в алиби на ту ночь, и Орстад должен был подтвердить, что тот ночевал у него. Теперь о робе, которая была на трупе. Ты бы сразу узнал ее, Карстен, это та самая роба, которая висела на чердаке у Пале. Что это означает? Что Пале дал ее Арне, потому что Арне вместе с ним и Рейном принимал участие в ночном грабеже. Наверное, обчищал свою же усадьбу.

Арне был среди тех людей, Пауль, которые вошли к тебе в Желтую комнату через потайную дверь, именно он и оглушил тебя ударом по голове. После того как мебель и картины были вынесены и Каперская усадьба запылала, он вместе со всеми последовал на судно. А уже там ему самому нанесли удар по голове и выбросили за борт.

Побеседовав с местными жителями, я узнал, что с апреля по август Арне довольно часто наезжал в Каперскую усадьбу. Нам он говорил, что уезжает по служебным делам, а сам приезжал сюда. Он давно обнаружил этот потайной ход под причалом, и можно не сомневаться, что всю эту комедию написал и поставил он сам.

Конечно, он понимал, что первое же подозрение падет на него, но, как опытный игрок, сумел-таки обвести нас вокруг пальца. Каждый раз, когда что-то случалось, алиби у него было в порядке. То он находился в Осло, за четыреста километров отсюда, и в присутствии свидетелей разговаривал с перепуганным управляющим по телефону, то вместе с нами наблюдал таинственные явления, и мы не могли заподозрить, что это его рук дело.

Однако мы-то, изучившие театральные эффекты Арне, должны были понять, что он всегда действует с хорошо подготовленными помощниками. Вспомните прошлогодний эпизод, когда три судебных исполнителя явились во время ужина опечатывать виллу. И на этот раз у него тоже были статисты. Можно предположить, что Рейн регулярно исполнял ответственную роль призрака вместе с черным котом, специально для того раздобытым.

Давайте разберем каждый случай появления призраков в Каперской усадьбе — об истинной подоплеке этих инсценировок я скажу позже. Накануне отъезда в Хейланд Арне рассказал Паулю и Монике три случая. Два из них были чистой выдумкой. Арне просто подготавливал почву, чтобы все дальнейшие события казались им естественным продолжением легенды о Каперской усадьбе. Что касается эпизода с картиной Ватто и испорченной трубкой с портсигаром, то Арне подстроил это для своей экономки — благодаря ей все случившееся немедленно стало достоянием всего прихода.

Арне задумал сделать Пауля управляющим в Каперской усадьбе, для этого ему надо было покрепче напугать Людвигсена. Тут на помощь пришел Рейн со своим черным котом — так был обновлен потайной ход. После этого в Хейланд приехал Арне с Паулем и Моникой, и вещественные доказательства были уже, так сказать, налицо.

Итак, мы подошли к убийству собаки. По замыслу, Мария, оставшаяся в доме одна, должна была подвергнуться такой же шоковой терапии, что и Людвигсен: черный кот в окне и прочее. Для этого Рейн и проникал в Желтую комнату вместе со своим котом. Желаемый результат был достигнут: Мария покинула усадьбу и нагнала новую волну ужаса на весь Хейланд.

Во время посещения Пасторской усадьбы Арне и Пале улучили несколько минут и договорились об эксперименте с комодом. Это уже велась обработка Пауля и Моники: Арне был с ними неотлучно, и, таким образом, у него было бесспорное алиби. Наш приезд был ему на руку — число свидетелей увеличилось.

Игра продолжалась. Арне подвел к тому, чтобы мужчины по очереди ночевали в одиночку в Желтой комнате. Тем самым он совмещал приятное с полезным: осуществлял один из этапов своего плана и удовлетворял страсть к мистификациям. Он первый провел ночь в опасной комнате и весьма тонко сумел, ничего не рассказав, внушить нам, что пережил тяжелое душевное потрясение. Когда в комнате предстояло ночевать Карстену, Арне подмешал ему в вино снотворное. Я незаметно вылил остатки из бокала в маленький флакончик и отправил его в химическую лабораторию Кристиансанна. Анализ показал, что в вине содержалось снотворное. Немудрено, что Карстен всю ночь проспал как убитый и не проснулся, когда Арне оставлял следы вокруг его пентаграммы. Карстен рассказал о магической силе этой звезды, и Арне ради шутки преподнес оккультисту наглядное подтверждение его теории.

Третью ночь там спал я, и тут в игру вмешался посторонний. Сам Арне не планировал в ту ночь появление призрака, и, когда узнал, что ночью ко мне через потайной ход явился, вернее, чуть не явился какой-то гость, он понял, что в дом хотел проникнуть чужой. Очевидно, он сразу догадался, что это полупомешанный Дёрум. Арне решил сыграть на этом, ведь он стремился представить дело так, будто кто-то хочет прогнать его из усадьбы. Теперь он мог направить подозрения против вполне конкретного человека. После того как мы обнаружили потайной ход, он позаботился, чтобы все мы плюс ленсман устроили засаду в Желтой комнате, и мы действительно поймали Дёрума на месте преступления. Бедняга наверняка пришел туда, как он и говорил, только за своими бумагами. Когда ленсман хотел арестовать его, Арне вдруг выступил в качестве великодушного адвоката и настоял на том, чтобы тот отпустил Дёрума. Это был хитроумный ход: у Дёрума, оставшегося на свободе, вряд ли нашлось бы алиби в ту ночь, на которую был назначен последний акт драмы. Теперь уже, естественно, подозрение в поджоге усадьбы пало бы именно на него.

Танкред сделал передышку и налил себе еще кофе.

— Кажется, для меня начинает кое-что проясняться, — заметил я. — Но все-таки я не понимаю, зачем Арне все это понадобилось?

— А вот на этот вопрос ты должен был бы ответить сразу. У тебя для этого было достаточно материала. Помнишь, я показывал тебе мартовскую американскую газету? Один из заголовков в ней гласил: «Президент Карденас конфисковал все иностранные инвестиции в мексиканском нефтяном бизнесе». А потом я показал тебе телеграмму такого содержания: «Предположение небезосновательно. Ненадежная ситуация после мексиканского путча. Возможно, девяносто процентов». Это же ясно, как дважды два. Образованный, читающий газеты человек знает, что Карденас — президент Мексики.

Будучи директором Мексиканской нефтяной компании, Арне почти весь свой капитал вложил в мексиканскую нефть. Но в конце марта Карденас нанес грубый и решительный удар по иностранным предпринимателям, короче, он конфисковал все иностранные инвестиции в нефтяном бизнесе Мексики, без каких-либо компенсаций. Для Арне это означало полный крах, он потерял девяносто процентов своего состояния, эти сведения я получил по телеграфу от одного маклера из Осло, который досконально знает финансовое положение Арне. Арне нуждался в легкореализуемых средствах, чтобы рассчитаться по своим обязательствам, угроза банкротства витала в воздухе. Но пока что ему еще принадлежала Каперская усадьба с ее ценным собранием картин.

Тогда он и заключил сделку с Пале. Этот американец норвежского происхождения только что поселился в Хейланде якобы для того, чтобы посвятить себя изучению истории культуры. Но мы не ошибемся, если скажем, что его интересовали сокровища Каперской усадьбы. В «Нью-Йорк газетт» он прочитал заметку об этом доме, овеянном легендой, о норвежском предпринимателе, который приобрел «дом с привидениями», чтобы превратить его в летний отель. Он сразу почуял возможность поживиться, приехал сюда и поселился в Пасторской усадьбе. Его незаурядные артистические способности помогли ему выдать себя за эксцентричного ученого-фольклориста.

Арне и Пале быстро раскусили друг друга и вошли в сговор. Они разработали очень дерзкий план. В соответствии с планом они раздобыли старое судно, небольшую яхту, которую перестроили и оснастили так, чтобы она была похожа на «Рака». Думаю, что тут первую скрипку играл Пале. Где было найдено это судно и где его оснащали, мы пока не знаем, но вряд ли в Норвегии. До поры до времени судно было спрятано в шхерах, замаскировано в какой-нибудь укромной бухте.

— Кажется, я даже знаю где, — прервал я Танкреда и рассказал о наших с Моникой приключениях на острове. — Я еще тогда обратил внимание на множество удобных и укромных бухточек.

— Черт бы тебя побрал, где ты был раньше со своими бухточками! Мы бы устроили там рейд, — подосадовал Танкред. — Но поехали дальше. Пале подобрал для судна команду и через Рейна поддерживал с ней связь. Где Пале набрал всех этих людей, мы также не знаем, это пробел в нашей гипотезе, но в целом она от этого не страдает. Очевидно, мы здесь имеем дело с бандой американских гангстеров, которую возглавлял Пале и которая по его сигналу прибыла в Норвегию.

Как нам известно, местное население крайне суеверно, и эпизод с эстонским судном вернул к жизни старое каперское предание. Этот психологический фактор Арне и Пале собирались использовать для осуществления своего плана. Вы наверняка помните, в предании говорится, что, если в Каперской усадьбе будут предприняты какие-либо существенные изменения, Юнас Корп вернется на своем «Раке» и жестоко покарает ослушавшихся.

Эти самые изменения Арне задумал еще до своего финансового краха и встречи с Пале. Он собирался устроить тут летний отель. Но теперь этот проект стал только средством психологического воздействия: Арне намеренно восстанавливал против себе местных жителей, открыто нарушая старые запреты. Ради психологического воздействия началась также игра в призраков, которые являлись при свидетелях — при управляющем и экономке, — дабы подновить веру в предание о капере. Мы тоже получили свою долю ужасов, чтобы потом могли засвидетельствовать, как Арне вынужден был отказаться от дома. Флателанд, сам того не подозревая, оказался статистом в спектакле, разыгранном Арне. Эмиссар видел в будущем отеле опасность для нравственной чистоты Хейланда и обрабатывал свою паству в молельном доме в соответствующем духе, восстанавливая ее против Арне. Ему ничего не стоило внушить простодушным людям, что приходу угрожают силы дьявола. Мы были свидетелями того, как и Флателанд, и Дёрум угрожали Арне. Все шло как по маслу. Теперь, загорись в одну прекрасную ночь Каперская усадьба, и все сочли бы это местью Юнаса Корпа, а появление «Рака» вблизи берегов Хейланда расценили бы как предупреждение. Никто не стал бы гасить пожар, не посмел бы вмешиваться в справедливую кару за игру с нечистым.

Как вы уже догадались, все это затевалось ради получения страховки. Арне хотел поправить свое финансовое положение, продав все содержимое Каперской усадьбы. Все, представлявшее собой какую-либо ценность, должны были увезти на судне, а усадьбу сжечь. После чего Арне потребовал бы страховку. Несколько дней назад я позвонил в Осло одному знакомому, который работает в страховой компании, и попросил его выяснить сумму страховки. Я просил его телеграфировать так, чтобы никто из посторонних не понял, о чем идет речь. Был риск, что телеграмму передадут самому Арне, здесь в провинции с тайной переписки не считаются. Мой вопрос звучал так: «На сколько миллионов застрахована Каперская усадьба?» Он ответил: «Полтора». Как видите, игра стоила свеч.

Корабль, который видели у берега, был закамуфлирован под каперское судно «Рак», Тут, естественно, возникает вопрос: не наивно ли было предполагать, что страховая компания поверит в призраки? Страховые агенты — люди трезвые, их вряд ли удовлетворило бы объяснение, что дом поджег «Летучий голландец». Но все дело в том, что план предполагал тонкую психологическую игру на два фронта.

С одной стороны, расчет был на то, что население поверит, будто капитан Корп вернулся и осуществил свою месть. А если какой-нибудь случайный рыбак увидит судно и поклянется, что видел «Рака», его свидетельство можно будет объяснить галлюцинацией. Ленсман наверняка подтвердит, что местные жители крайне суеверны и им ничего не стоит поверить в такие видения, тем более что с Каперской усадьбой связано столько преданий и поверий. Народ всегда видел появление морского змея перед стихийными бедствиями. К сожалению, наука не уделяет достаточно внимания этому феномену.

С другой стороны, страховую компанию можно убедить, что усадьбу поджег кто-нибудь из местных жителей. Здесь большой вес имели бы наши показания. Прежде всего подозрение в поджоге должно было пасть на Дёрума, а мы бы подтвердили, что он играл роль призрака, чтобы напугать Арне и заставить его отказаться от усадьбы. Поскольку напугать Арне не удалось, были бы все основания считать, что Дёрум поджег дом из мести, потеряв последнюю надежду вернуть его себе. А если бы свалить на него вину не удалось, поджигателем сочли бы кого-нибудь еще из местных, опираясь на косвенные улики. Мы бы подтвердили, что Флателанд угрожал Арне. Либо он сам, либо кто-нибудь из его фанатичных поклонников могли выступить в роли пиромана. Мотив ясен: Флателанд хотел помешать Арне открыть здесь летний отель.

Разумеется, в планы Арне не входило наше присутствие во время последнего акта, за исключением Пауля, конечно, и поэтому он постарался расстаться с нами, как только был пойман Дёрум и дело якобы прояснилось. Я догадывался, что здесь готовится, но не хотел, чтобы Арне понял, что я его раскусил. К тому же доказательств у меня не было, мне нужно было наблюдать за ним в момент совершения преступления, а еще лучше чуть раньше. Поэтому я притворился, будто верю версии Эббы про Дёрума, и мы сделали вид, что уехали домой. К сожалению, мы вернулись слишком поздно, я не знал, что поездка на лошади из Лиллесанна до Каперской усадьбы займет столько времени. Очень раскаиваюсь, что не предупредил тебя ни о чем, Пауль. Мне следовало уговорить тебя провести эту ночь у Карстена. Но я надеялся, что поспею вовремя.

Сначала у Арне не было намерения оставлять тебя в Каперской усадьбе в эту решающую ночь. Он, по-видимому, хотел отправить тебя куда-нибудь под тем или иным предлогом, чтобы потом ты мог выступать в качестве свидетеля по этому делу. Но когда он обнаружил, как складываются отношения между тобой и Моникой, — можно предположить, что Рейн навел его на ваш след, ведь он видел весьма нежную сцену в лодочном сарае, — в Арне проснулся убийца. Теперь тебе надлежало погибнуть вместе с домом, на пожарище должны были найти твой обугленный труп, и уж Арне разыграл бы этот козырь: как же, его лучший друг стал жертвой безумного пиромана! Собственное алиби он уже обеспечил.

По плану предполагалось, что судно доставит все вещи в условленное место на побережье, откуда Арне собирался вернуться на свою базу в Кристиансанн и там ожидать дальнейшего развития событий. А Пале поехал бы в санаторий вместе с Лиззи — ведь она не случайно укладывала чемоданы в тот день, когда Карстен похитил ее. Честь и хвала тебе, Карстен, что ты спас ее от подобной «терапии». Я уверен, что Пале собирался взять ее с собой на судно, и уж он бы позаботился, чтобы она больше никогда не увидела Норвегию, — его планы не во всем совпадали с планами Арне.

Конец истории мы знаем. На борту парусника Арне был убит своими же сообщниками. Их не интересовало получение страховки, они предпочли исчезнуть со своей немалой добычей. Как-никак, а на преступном поприще Арне был новичок, он не мог предусмотреть, что события повернутся таким образом.

Именно так обстояли дела. Не знаю, что еще к этому прибавить. Думаю, вы со мной согласитесь, что одной оккультной тайной в мире стало меньше.

— А как в последние дни осуществлялась связь между Арне и Пале? — спросил я. — Ведь Арне находился с нами почти неотлучно?

— Ты забыл о поездках в Лиллесанн. Там у них было место встречи, я выяснил, что их там много раз видели вместе. Тайная связь между ними прослеживается хотя бы уже по тому, как Арне говорил о Пале. Он всегда старался сгладить его эксцентричность. Лиззи, пытавшуюся убежать из дома, он назвал неуравновешенной истеричкой. Он всячески хотел помешать Эббе вмешаться в личную жизнь супругов Пале и после ее посещения Пасторской усадьбы пытался поднять ее на смех, а всю историю обратить в шутку. Он не хотел, чтобы мы уделяли его напарнику слишком пристальное внимание. Мало того что Пале был опытным проходимцем, он был еще и эротоманом…

Наступило короткое молчание. Видно было, что Карстен с трудом сдерживается, слушая рассказ Танкреда. Убедившись, что Танкред закончил, он оживился и решительно опустил в чашку кусочек сахара.

— Это твоя версия, — сказал он, — должен признаться, что в некоторых случаях ты проявил себя внимательным наблюдателем. Однако твои рассуждения не охватывают всех фактов. Ты изящно и легко обошел многие моменты, которые мешают твоему построению. У меня есть другое объяснение всей этой истории, оно менее «рациональное», но зато больше отвечает действительности.

Не сомневаюсь, во многом ты прав. Я имею в виду ту роль, которую в этом деле играл Арне. Несомненно, он задумал этот спектакль ради махинации со страховкой. Верно и то, что он вступил в сговор с Пале, который добыл корабль и команду, и нет никакого сомнения, что Арне был убит своими сообщниками, когда вещи были доставлены на борт. Тут я во всем с тобой согласен. Однако остается еще много нерешенных вопросов.

Я хочу обратить внимание на то, что ты сам назвал пробелами в твоей гипотезе. Ты пытаешься, так сказать, залатать их своими предположениями. По-твоему, судно было куплено и оснащено где-то за границей и команда состояла из банды американских гангстеров, главарем которых был Пале. Эти банды берутся у тебя прямо из воздуха по мановению волшебной палочки. Ведь бунт на «Таллинне» тоже устроила мифическая банда? Признайся, это звучит не очень убедительно. А главное, ты даже не попытался объяснить, кто же такие Пале и Рейн. Я хочу попробовать восполнить твои пробелы.

Давайте обратимся к Пале. Кто он? Бывший богослов, сделавший делом своей жизни изучение сатанизма. И это даже не дело, это воздух, которым он дышит, без которого жить не может. Его познания в этой области неисчерпаемы. В остальном он производит впечатление самоуверенного, опытного человека, много повидавшего на своем веку. Кроме того, он обладает странной гипнотической властью над женщинами. Даже такая трезвая женщина, как Эбба, чуть не поддалась его гипнозу. Но разве вы не слышали из его же уст рассказа о другом человеке, обладавшем теми же качествами? Он тоже имел богатый жизненный опыт, был богословом, но всецело посвятил себя черной магии и тоже был эротоманом, подчинявшим женщин своей власти. Пале описал его так живо, потому что знал его досконально.

Мы никак не могли решить, сколько лет Пале, — определить его возраст было невозможно. Но когда Эбба оказалась в подвале с ним наедине, когда он в красном облачении склонился над ней, ей вдруг показалось, что он бесконечно стар и лицо у него, как у мумии. Пале действительно старше, чем все мы здесь вместе взятые. Он ровесник сатанинскому пастору Иёргену Улю, потому что он и есть Йёрген Уль.

Только признав этот факт, можно заполнить пробелы в твоей гипотезе, Танкред. Тогда многое становится ясно: и эксцентричность Пале, и тот безотчетный страх, который он нам внушал, и присутствие брезентовой робы со спасательным кругом с «Таллинна» в коллекции сувениров на чердаке Пасторской усадьбы. В качестве помощника капитана «Рака» он сам участвовал в ограблении «Таллинна». Для меня очевидно также, что Рейн и Юнас Корп одно и то же лицо.

План Арне заключался в том, чтобы вывезти из дома все ценные вещи и осуществить свою махинацию со страховкой. Но при этом он нарушал старый запрет что-либо менять в Каперской усадьбе. Он навлек на себя месть со стороны темных сил, против которых я неоднократно предупреждал его. Для осуществления замысла ему требовались помощники. По иронии судьбы, он вступил в союз именно с теми людьми, которые явились, чтобы разрушить его планы. В результате Арне пал жертвой мести капитана Юнаса Корпа. В ту ночь капитан забрал свое имущество. Судно, которое ушло и скрылось в тумане, на самом деле было «Раком». В мире не стало на одну оккультную тайну меньше, как раз наоборот.

Может, моя гипотеза звучит дико, но опровергнуть ее, Танкред, ты не сможешь. В отличие от твоей гипотезы в ней нет пробелов. Есть три вопроса, на которые ты вряд ли сможешь ответить. Первый: как ты объяснишь тот факт, на который я обратил ваше внимание, а именно сходство между руками Пале и человека, изображенного на гравюре? Второй: почему Пале забрал о собой именно эту гравюру, стопку старых книг о магии и лишь некоторые реликвии из чердачной комнаты? Третий: почему лошадь так испугалась Рейна? И почему она была испугана в тот раз, когда Пале стоял за стеной конюшни?

Карстен сидел, закинув ногу на ногу, и вызывающе покачивал ногой. На лице у него было написано: «Ну что, сдаешься?» Танкред смущенно улыбнулся.

— Должен огорчить тебя, но я могу ответить на каждый из трех вопросов, — сказал он. — Что касается таинственного сходства, оно существует только в твоей фантазии, Карстен. Никто из нас его не заметил. Гравюру и книги Пале взял с собой по той простой причине, что эти вещи представляли собой наибольшую ценность и их легче всего было увезти. Гравюра — шедевр, а книги — редкие, старинные издания. Вещи с чердака забрали, потому что они понадобились для плавания и в брезентовых робах преступникам было удобнее совершить задуманную акцию. Теперь о лошади…

Танкред помолчал, словно не знал, что сказать. Эбба тут же поспешила ему на помощь.

— Разреши, я объясню! — воскликнула она с жаром. — Это уже касается психологии, то есть по моей части. В последний раз лошадь испугалась вовсе не Пале, а Дёрума, который раньше ее истязал. Мы знаем, что Дёрум всегда ходил в брезентовой робе, даже в ясную погоду. Не нужно быть специалистом по психологии животных, чтобы понять — лошадь боялась всех людей, одетых в робы. Эта одежда ассоциировалась у нее с истязаниями. В таких случаях и дети, и животные реагируют одинаково, это доказано бесчисленными экспериментами и называется условным рефлексом. Этим же условным рефлексом объясняется и страх лошади при виде Рейна, то есть она пугалась не человека, а его одежды.

— Браво! — воскликнул Танкред. — Я еще раз убедился, что не ошибся в выборе жены. Сгорела твоя последняя оккультная соломинка, Карстен. Теперь тебе придется признать рациональное происхождение этой истории.

— У тебя нет доказательств, чтобы опровергнуть мою гипотезу. — Карстен стоял на своем. — Мое объяснение более рационально, чем твое, уж коли на то пошло.

— Вот увидишь, подтвердится гипотеза Танкреда, как только полиция задержит Пале и Рейна, — сказала Эбба. — А сейчас давайте поговорим о чем-нибудь более приятном.

— Давно пора, — поддержала ее Моника. — Между прочим, что вы подарите нам с Паулем на свадьбу?

В некотором смысле последнее слово осталось за Карстеном. Пале и Рейна так и не нашли. С той памятной ночи никто никогда больше не видел судна, на котором они скрылись. Их приметы были сообщены полиции большинства европейских, а также заокеанских стран, но нигде, ни в одной картотеке не были зарегистрированы похожие на них люди. Дело давно уже закрыто, но Танкред и Карстен до сих пор уверены каждый в своей правоте.

Я часто думал, а не написать ли мне детективный роман, где множество нитей запутываются в один не поддающийся распутыванию клубок, где будут происходить самые невероятные события и читатель будет себя спрашивать: как, интересно, автор выкрутится из всей этой путаницы? Такой роман должен заканчиваться фразой: это дело так и не было раскрыто. Конечно, после выхода такой книги пришлось бы на годик уйти в подполье во избежание мести разъяренных читателей, но ведь истинное искусство требует жертв.

Можно считать, что, написав о драматических событиях, девять лет назад разыгравшихся в Каперской усадьбе, я исполнил этот замысел.


Паршивая овца [Мертвецы выходят на берег.Министр и смерть. Паршивая овца]

Б. Бальдерсон

Министр и смерть

(Пер. со швед. Б. Ерхова)

Действующие лица

Министр - хороший семьянин и никудышный политик

Маргарета - жена Министра и моя младшая сестра

Беата Юлленстедт - престарелая вдова нобелевского лауреата

Барбру Бюлинд - учительница, носит одежду серых и бежевых тонов, племянница Беаты

Магнус - губернатор, долговязый и тощий субъект

Сигне - его пухлая жена

Кристер Хаммарстрем - профессор медицины и главный врач

Стеллан Линден - художник

Хюго Маттсон - министр юстиции, хозяин замечательного туалета

Ева Идберг - яркая женщина в разводе, специалист по лечебной гимнастике

Бенни Петтерсон - полицейский комиссар

Вильхельм Перссон - школьный учитель, адъюнкт, повествователь


Паршивая овца [Мертвецы выходят на берег.Министр и смерть. Паршивая овца]

1

Наконец-то на лестнице Дома правительства появился Министр.

На фоне выщербленных временем колонн, несущих на себе этот храм власти, он казался обманчиво молодым и неиспорченным. Вот он двинулся вниз, сделал первый шаг к летней даче, птичьему щебету и быстрой череде зловещих убийств. Именно им на этот раз суждено было потрясти правительство и народ, придать особую остроту борьбе перед выборами и взвинтить тиражи вечерних газет до невиданно рекордных высот.

— Ты долго ждал? — крикнул он. — Премьеру вдруг приспичило просмотреть текст моей речи. Я буду читать ее на открытии выставки — ну той, сельскохозяйственной, кажется, она называется «От сохи и плуга». Он сказал, что, не увидев ее, не найдет у себя в Харпсунде ни минуты покоя. А где адъюнкт?

Слова были адресованы шоферу в форме, стоявшему по стойке «вольно» у борта черного, сиявшего лаком правительственного лимузина.

— Надо же! Я и не заметил! Он же, как всегда, сзади, сидит дремлет. А ну, выходи!

Несмотря на мои жалобные протесты, он выволок меня наружу и грубовато-панибратски, в своей типичной манере, обнял. Потом ловко и привычно при помощи специальной системы ремней пристегнулся к сиденью водителя, а на меня надел пузатые наколенники (они, кстати, испортили мне стрелку на брюках) и белый защитный шлем.

— Так-то будет лучше. Теперь — на волю! Расслабимся! — И наш величественный экипаж влился в поток послеобеденного уличного движения.

Но я знал, что расслабиться, по крайней мере мне, в течение ближайшего часа не удастся. Ведь Министр принадлежит к той редкой породе людей, которые даже такую простую, как автомобильная поездка, вещь умудряются превратить в событие, о котором долго потом вспоминаешь, просыпаясь среди ночи в холодном поту.

Уже подготовительные манипуляции с ремнями безопасности и защитными латами, как всегда, вызвали у меня панику. Когда же мы выехали на автостраду, Министр, явно с целью еще большего устрашения, предпринял кое-какие дополнительные действия. Скорость он особенно не превышал, он просто опустил боковые стекла, отчего воздух стал врываться в салон с оглушительным, режущим барабанные перепонки свистом. Разговаривать теперь стало невозможно: чтобы тебя услышали, требовалось кричать во все горло. Сам Министр, согнувшись над рулем, изображал из себя человека, преодолевающего при ходьбе бурю. Помимо шлема, он надел на себя большие круглые очки-консервы вроде тех, какие носили авиаторы в эпоху младенчества нашего века. Спидометр показывал не больше 100 километров в час, но грохот автострады, свист врывающегося ветра и устремленная вперед фигура человека в маске сдавливали грудь судорогой животного страха. Я знал: с недозволенной, с непростительно недозволенной скоростью мы мчимся навстречу увечью или смерти.

В зеркале заднего вида я мельком уловил фигуру нашего шофера. Он вцепился в ремень мертвой хваткой, а взгляд его выражал твердую решимость как можно скорее уйти со службы.

Шум удалось перекричать только тогда, когда мы, заметно снизив скорость, влились в поток машин на конечном участке автострады. Как всегда, я прежде всего сказал, что такое ребячество не пристало его высокому положению. Министр засмеялся:

— Плевал я на положение…

И он говорил правду.

Министр был бизнесменом, хотя никаких коммерческих дел никогда не предпринимал. Он был политиком, хотя политических амбиций не имел, и он же был отцом четырнадцати детей, хотя порой казалось, что сам он младше их всех.

Или, может, лучше сразу же познакомить читателя с его историей? Не скрою, мне, преподавателю истории и обществоведения, она кажется поучительной.

Еще будучи очень молодым, Министр унаследовал от родителей самую настоящую промышленную империю с отделениями, разбросанными во всех частях света. Когда он женился на моей сестре и окончил университет, родственники определили его на место простого служащего в одну из его собственных фирм, чтобы он набрался на этом посту ума-разума, необходимого, по расхожему мнению, человеку, которому в недалеком будущем предстояло осуществлять твердое и полновластное руководство своими предприятиями. Предполагалось, по-видимому, что, поддерживаемый доброжелательными тычками в спину, он быстро пойдет в гору. Но не прошло и несколько месяцев, как его должность упразднил, а его самого уволил американский специалист по рационализации, находившийся, очевидно, в счастливом неведении относительно того, кому на самом деле принадлежит контрольный пакет акций фирмы, в которой он служит.

Когда через какое-то время близкие обнаружили случившееся и занялись поисками своего господина и слуги, его отыскали в одном из министерств, покидать которое он отказался наотрез. По его логике выходило, что, если он потеряет и это место, он никогда больше не сможет закрепиться на другом. И потом, он так ловко научился формулировать тексты законов, что заслужил похвалу самого министра!

Жена энергично поддержала мужа. Родственники капитулировали, и руководство мощными концернами передали в руки толстокожих наймитов, а контакты молодого собственника с его империей отныне ограничивались ежегодной прогулкой по одному из крупных заводов и стрижкой купонов, которые приносили их владельцу сказочные по размерам и, главное, совершенно незаслуженные доходы.

— Ты знаешь, как делается первый пинок по мячу в футбольном матче? — спросил вдруг Министр, обрывая мои ретроспективные думы.

— Нет. И называется это не первый пинок, а, кажется, первый пас.

— Наверное, — подтвердил Министр. — Я в этом ничего не понимаю. Меня, ты, может быть, знаешь, сделали председателем Шведской футбольной ассоциации. «Председателем должен быть деятель в ранге министра, — сказал премьер, — а мы уже так долго сидим в правительстве, что потеряли гибкость суставов. Ты же — молод и здоров». Я пробовал объяснить ему, что совершенно не разбираюсь в футболе, и просил назначить меня председателем теннисного союза — у меня в самом деле очень хороший удар справа у сетки, — но они только посмеялись. «Теннис — спорт белой расы господ! Спорт королей и Валленбергов! С таким же успехом ты можешь кататься на яхте во Флоридской бухте с герцогом и герцогиней Виндзорскими! Нет, ты будешь у нас председателем футбольной ассоциации! Это создаст тебе имидж в народе!» Но я ровным счетом ничего в футболе не понимаю. В последний раз, когда я делал первый пинок — кажется, это была игра против сборной Дании, — я попал по мячу только с третьей попытки. Два раза я разбегался, трибуны надо мной ревели, и в результате пинал… воздух! Потом рядом со мной на трибуне маленький мальчик сказал отцу: «Папа, он бежал, как большая корова!» Скоро новый чемпионат страны, и мне, скорее всего, снова придется пинать мяч. Как же все-таки это делается?

«Да, как же все-таки это делается, — думал я, глядя на плюшевого тигра, скалившегося на меня через заднее стекло ехавшей впереди автомашины. — Как всего за один день из простого начальника отдела делается министр, и серый неприметный чиновник становится руководителем крупнейшего в стране ведомства, не обладая ни нужными знаниями, ни убеждениями, ни даже честолюбием?»

Не могу сказать, что не представлял себе, как устроен хитроумный лабиринт современной политики. Мне известно, например, что можно достичь высшей в стране должности, не имея никаких выдающихся заслуг, а всего лишь усердно служа правящей партии. Мне известно, кроме того, что можно стать министром по старой дружбе или же по причине общепризнанной незлобивости характера.

Все это, как я уже сказал, мне известно. И все же я никак не могу понять того, что произошло с моим родственником.

Мой зять Министр стал министром из-за калош. Он носил слишком большие, не по размеру, калоши.

Однажды, уже довольно много лет назад, скверным дождливым утром нынешний Министр, и он же — тогдашний начальник отдела, прошаркал по коридорам Дома правительства в свой кабинет. Он снял шляпу и плащ, бросил на стол утреннюю газету, просмотренную по дороге в трамвае. Вспомнив карикатуру на первой странице, начальник отдела улыбнулся. Потом поднял ноги: естественно, сначала одну, а потом другую, и калоши послушно падали с его ног. Они были непомерно ему велики. Он уже много раз собирался заполнить в них пустоты чем-нибудь подходящим, но каждый раз вспоминал, что читал где-то: все вещи и предметы, часто попадающие в воду, от этого понемногу сжимаются, и все откладывал и откладывал задуманное с одного дождливого дня на другой в надежде, что чудодейственные силы природы сами поработают за него. В сущности, калоши нравились ему и большими, такими, какие они были. Они так удобно снимались и надевались. Правда в то утро, о котором сейчас идет речь, начальник отдела заметил, как остановился в коридоре и посмотрел ему вслед заместитель министра. Выражение лица у него при этом было несколько озадаченное. Начальник отдела не замедлил сообразить: внимание его превосходительства привлек его необычный способ передвижения. (Известно: человек в слишком больших калошах приобретает при ходьбе характерную шаркающую походку из-за того, что боится их потерять.) Твердо решив высочайшего внимания к себе более не привлекать, начальник отдела пошарил в карманах, надеясь выловить из них пару носовых платков, и, естественно, нашел только один. Когда он шагнул к столу, чтобы взять ножницы и разрезать платок надвое, взгляд его упал на газету с карикатурой, и он решил использовать вместо платка ее. Он развернул газету, еще раз скользнул взглядом по сатирическому рисунку и принялся раздирать номер на части.

В этот миг в кабинет без предупреждения вошел премьер-министр.

Можно представить, как глубоко он был взволнован. Одна из влиятельных утренних газет поместила в тот день передовую с самыми наглыми личными выпадами. Статья обвиняла его в раздувании инфляции и грабеже престарелых граждан страны. С той же полосы кричала иллюстрирующая передовую аллегорическая карикатура. Премьер был изображен на ней в виде кота, лакающего молоко из чашки, по канту которой бежала надпись: СБЕРЕЖЕНИЯ ПРЕСТАРЕЛЫХ. (Всякий, кто знаком с изображением премьер-министра в виде кота, не может не признать, что оно его не украшает, — складки в уголках рта придают морде животного выражение хитрости и какого-то хищного вероломства.) Облако зигзагообразной штриховки, выплывающее из носа кота, очевидно, намекало на довольное урчание животного. Но и этого мало. На заднем плане виднелась кошка. С кислой миной на морде она украдкой смахивала накопившуюся в уголке глаза слезу. Проницательный читатель легко угадывал в ней сходство с матерью премьера, которая была тогда еще жива. В довершение ко всему, написал статью властитель дум того времени — многолетний лидер шведской социал-демократии, незадолго перед тем покинувший партийные ряды с шумным скандалом.

Понятно поэтому, как нуждался премьер-министр в сочувствии и поддержке. То, что он увидел, войдя в комнату, должно было обрадовать и утешить его.

А увидел он склонившегося над столом и терзавшего в пух и прах ненавистную карикатуру чиновника — сотрудника, который, как подумалось тогда премьеру, всегда казался ему необыкновенно симпатичным и компетентным. Лицо чиновника перекашивала гримаса неистового гнева. (Надо сказать, что физиономия Министра, когда он рвет что-нибудь, всегда приобретает особые натужные черты. В такие минуты он похож на человека, решившего голыми руками сокрушить телефонный справочник.) От переизбытка эмоций на глазах у чиновника выступили слезы. (От самой площади Норрмальмсторг в лицо ему хлестал дождь.)

Столь спонтанное проявление преданности способно растрогать даже самую деловую и сухую натуру.

Чувство тут же породило идею. Премьер воскликнул:

— Вы — член партии?

Начальник отдела, только теперь заметивший присутствие высокого начальства, оторопев от неожиданности, просипел «нет».

— Тем лучше! — выкрикнул премьер-министр. — Лучше искренне сочувствующий нашим идеалам беспартийный, чем десяток виляющих хвостом подхалимов! Я отдам тебе министерство внутренних дел! Можешь называть меня запросто — Таге!

Впоследствии Министр не раз утверждал, что на этой стадии переговоров он энергично противился назначению, хотя, скорее всего, ему удалось выдавить из себя только пару бессвязных и путаных слов, которые, вероятно, и были восприняты главой правительства как благодарное изъявление согласия занять предложенный пост.

Когда позже в тот же день новое назначение было обнародовано, поседевшие на службе газетчики заметались по редакционным кабинетам с одним и тем же вопросом на устах: «Откуда, черт подери, взялся этот малый? Кто он?» На дерзость решился даже официальный правительственный орган, поместивший передовую, в которой говорилось о «тонкой оригинальности и смелости премьер-министра, сделавшего подобный выбор», а сам новоиспеченный министр описывался как «еще не написанная страница в истории нашей внутренней политики». Газета констатировала также, что «новые таланты восходят на наш политический небосклон с умопомрачительной быстротой».

Хотел того премьер-министр или не хотел, но своим актом он привил к правительственному древу промышленную ветвь, не уступающую богатством Рокфеллеру. Когда ужасная весть об этом разнеслась в партийных кругах, было срочно созвано экстренное совещание партийного руководства. Уже первое самое поверхностное слушание показало: новый министр владеет большей частью электротехнической промышленности страны. Второе слушание выявило: кроме того, в руках у него находится контрольный пакет акций отечественного автомобилестроения, а также значительная доля капитала нефтяной и машиностроительной индустрии США. Третье слушание решили не проводить.

Раз нельзя отрицать, попытайтесь объяснить. Это единственный выход из любого безвыходного положения. Крупнейшие ученые-экономисты партии предложили: давайте намекнем общественности, что свое состояние Министр выиграл в лотерею или на бегах: ведь удача и везение в игре пока еще не считаются предосудительным способом стяжания богатств? На это один министр, известный острым, как лезвие бритвы, интеллектом, возразил: будет трудно убедить массы, что хоть кто-то — пусть даже министр-социалист - может сорвать в виде куша за один заезд всю электротехническую промышленность страны. После скоротечной и возбужденной дискуссии предложение ученых отклонили и пришли к единодушному решению поступить проще: сказать правду. Свое барахло Министр получил в наследство и лично ни в чем не виноват. Как выразился один высокопоставленный партийный функционер: «Единственное, что во всем этом безобразии утешает, малый и пальцем не пошевелил, чтобы заработать свои миллионы».

Сомнению подверглась также и чистота политической веры нового министра. В самом деле, разве способен столь отягощенный собственностью человек исповедовать истинно пролетарское учение? Премьер, которому одному был явлен свет истины и пути божественного провидения, быстро развеял остатки сомнений. Закрывая заседание руководства, он буквально в следующих словах заявил: «Назначение, которое я сделал, является, по существу, крупнейшим до сих пор шагом на пути обобществления средств производства. Остается включить в правительство Валленберга, и полный контроль над промышленностью будет установлен».

Тем временем вызвавшая такой переполох в правящих кругах персона сидела за столом в своем новом служебном кабинете и прилежно заучивала наизусть ответ на парламентский запрос об уставе полиции, любезно подготовленный для него служащими министерства.

Через неделю взгляду постороннего наблюдателя явилась странная, тянущаяся от Дома правительства процессия. Провожали Министра. Он отправлялся в риксдаг на боевое крещение.

Шествие возглавлял заместитель и показывал дорогу. Министр до этого был в ригсдаге всего один раз, да и то на школьной экскурсии. Сопровождал Министра и следовал за ним практически весь персонал его ведомства — туча начальников отделов, советников и экспертов, нагруженных шпаргалками, памятными записками и заготовленными заранее спонтанными репликами для дискуссии на случай, если злокозненная оппозиция вдруг вздумает устроить новому назначенцу унизительную обструкцию. Дебатов удалось избежать: сразу после выступления с заученной наизусть речью Министра вывели из зала и послали обратно в министерство овладевать трудными приемами сложной науки управления.

Прошло много лет. Кое-чему Министр научился, кое-как министерство справлялось со своими обязанностями. Посвященные знают — никакого секрета тут нет: просто у Министра были дельные помощники. Оппозиция время от времени задавала ему трепку и прилежно грызла — но не злее и не чаще, чем требовали того парламентские приличия. За исключением нескольких особых случаев, социал-демократическая пресса привычно воздавала ему хвалу и гладила по головке. Все шло своим чередом. Единственный странный факт — я не помню случая, когда бы имя Министра упоминалось в числе других возможных кандидатур на должность главы правительства…

2

Силы, дремавшие в автомобиле, наконец-то по-настоящему проснулись, щебенка и камешки застучали о днище, и мы на высокой скорости, повторяя все изгибы шоссе, вылетели на побережье. Мимо проносились прекраснейшие пейзажи. В садах тут и там сверкали стеклами аккуратные домики, а по обоим сторонам волновалось лоскутное желтое и зеленое одеяло нивы, подоткнутое вдали зубчатой кромкой темно-зеленого сосняка.

Я улыбнулся про себя и подумал: нет, я отнюдь не против красот природы, лишь бы не пришлось продираться через них самому. Мне доподлинно, из собственного опыта, известно: идиллически прекрасная издали, вблизи природа может встретить тебя довольно неприветливо. Место может оказаться сырым, пыльным, ветреным, полным муравьев или досаждающим еще какой-нибудь пакостью — природа, как мы знаем, неисчерпаема на выдумки. К тому же я ехал на Линдо — один из самых дальних островов прибрежного архипелага, где, так или иначе, все равно придется жить в окружении самой что ни на есть дикой природы и вряд ли удастся избежать хотя бы одной из ее прелестей.

Я отправился на остров по той же причине, что и много раз прежде. Мне позвонила моя младшая сестра-министерша и вмиг меня совратила. Она обещала всячески ухаживать за мной, напомнила о моем любимом рыбном суфле, телячьих котлетах и омлетах по-французски — блюдах, чрезвычайно полезных для моего желудка. А потом она стала описывать мне свежесть воздуха по утрам, прохладу в тени берез в жаркие солнечные дни, покойную тишину вечеров. Как раз в этот момент солнце припекало мне затылок, отпечатывая на нем очертания оконной рамы, за окном подросток заводил мотоцикл, и я собирался идти на кухню, чтобы завтракать вареными яйцами третье утро подряд. Я тут же вспомнил, что кафе Оперы закрыто, все мои знакомые разъехались. А Маргарет добавила, что дети очень скучают по своему дяде и что она была бы очень-очень рада, если бы я согласился приехать, ведь она так одинока (что, надо сказать, странно слышать от матери четырнадцати детей). Я что-то бормотал, что-то мямлил, а она воскликнула: «Вот и хорошо! Машина заберет тебя внизу у подъезда!» Я закричал ей, что в любом случае поеду только поездом, но она уже положила трубку, чтобы через секунду поднять ее снова, позвонить мужу и попросить его захватить с собой в пятницу на дачу немного острого выдержанного сыра из магазина Арвида Нордквиста и шурина Вильхельма с улицы Бастугатан (тоже выдержанного, но не такого острого).

Дорога долго шла по насыпям, пока не вынесла нас на узкий белый мост, протянувшийся с материка на остров. Я увидел внизу море, лежавшее спокойно, лучезарно и соблазнительно. Правда, я тут же осудил себя за сентиментальность, вспомнив о туманах, поднимавшихся над ним и накидывавшихся на меня каждое божье утро, когда я гостил в этих краях в последний раз. (Я помню еще времена, когда мост существовал только в виде выцветших от времени синек проекта-призрака, кочевавшего из одного доклада правительственной комиссии в другой. На остров же ездили на старом сторожевом катере, цепляясь одной рукой за дымовую трубу, а другой лихо придерживая шляпу. Однако как только Министр пришел к власти, дело пошло. Уже к лету того года гордый желто-голубой штандарт спустили, а сам катер распилили на дрова.)

Первой на острове нас встретила бензоколонка, потом асфальтовая дорога перешла в гравийное шоссе. Мы прокатили последний отрезок пути, примерно с километр, по мрачному и неприветливому сосновому бору и остановились перед зданием, прежде называвшимся Торговым домом Линдо, а теперь — просто кооперативной лавкой.

Меня освободили от шлема и наколенников и помогли выпутаться из ремней. Асфальтированная площадка перед лавкой оказалась, к моему удовольствию, безлюдной. Мне не раз уже случалось выходить здесь из машины на глазах у многочисленной молодежной публики под ее бесцеремонные комментарии по поводу моего возраста, дорожного снаряжения и перспектив моей будущей карьеры гонщика.

— Я забыл купить сыр, — сказал Министр. — Ты зайдешь со мной?

При входе нас встретил одобрительный гул приветствий. Как торжественно объезжающий свои владения король, Министр милостиво здоровался за руку с каждым и панибратски беседовал с рыбаками и фермерами. Меня всегда удивляло, как свободно и бесстрашно общался Министр с аборигенами и оставался при этом живым и невредимым. Ведь еще совсем недавно местные жители совершенно свободно сдавали данные им от Бога и унаследованные от родителей земли в аренду стокгольмцам, получая от этого неплохие барыши. Теперь же, после принятия закона о прибрежной полосе, их благословенная земля стала бесплатным местом игр беззаботных автокочевников-горожан. Местные не могли не знать: закон о прибрежной полосе был принят по прямой инициативе правительства. Правда, Министр ни разу и ни за что еще в жизни не поплатился. Наверное, жители Линдо считали закон таким дьявольски коварным, а Министра — таким безобидным, что не могли даже представить, что они могут быть связаны между собой.

— Нормальный мужик, — пробормотал осторожно пробиравшийся мимо меня от полки с пивом фермер в синем комбинезоне, — никакого тебе зазнайства или социализма.

Не очень искренне я промямлил что-то вроде согласия, взял бутылку минеральной воды (на случай, если жидкость в колодце на даче у Министра по-прежнему сохраняла свой оригинальный вкус и цвет) и двинулся к мясному отделу, где, как мне показалось, замаячила знакомая спина. Спина в самом деле принадлежала губернатору Магнусу Седербергу, выбиравшему колбасы. По-видимому, он не доверял стеклу витрины и, переломав надвое свое худое долговязое туловище, заглядывал за прилавок и изучал колбасы едва ли не носом. Когда я добрался до него, он, очевидно, решил отказаться от попыток что-либо рассмотреть, как, впрочем, и от колбасы тоже, выпрямился и попросил дать ему два пакета макарон.

Голубые глаза за стеклами на тонких дужках уставились на меня и с растерянностью и недоумением замигали.

— Добрый день, добрый день! Так вы наконец приехали? Очень приятно.

У него было худощавое удлиненное лицо. То же относилось к прочим частям и деталям его фигуры. Косматые седые остатки волос несообразно торчали вокруг красных ушей, обрамляя их, как мох — рождественские тюльпаны. Любой мог бы сказать: за плечами у этого человека годы изнурительной работы. После первых успехов на поприще политической экономии его взяли в правительство, где, упорно работая, он очень быстро добился повышения в чинах и удлинения рабочего дня. Потрудившись семь лет секретарем на бездельника-министра, он заработал инфаркт, от которого оправился только благодаря назначению на губернаторский пост и награждению орденом Северной Звезды. Северную Звезду он выпросил себе сам — физически ослабев за проведенные на вершине власти годы. Психически и морально он остался несломленным либералом. Единственное, что связывало его с губернией назначения, была проживавшая там его престарелая тетя. В интервью по поводу своей инаугурации он много распространялся о тете, пока не выяснилось, что она мирно скончалась вот уже два года назад. Но и без того все знали: назначение — отнюдь не поощрение его глубокой заинтересованности делами губернии, а просто плата за тяжкие подвиги чиновника в Доме правительства. Став губернатором, Магнус сохранил дачу на Линдо, где проводил каждое лето еще со времен босоногого детства, когда дружил и играл здесь с Министром, теперь часто с одобрением отзывавшимся о нем: «Магнус — первый губернатор, которого я назначил».

Магнус пригласил меня на следующий день к себе в дом. Праздновался день рождения его жены Сигне, после чего я воссоединился с Министром у сырного отдела. Маленькие, завернутые в целлофан сырки, казалось, всем своим жалким видом патетически заявляли о явном несоответствии аппетитам семейства Министра, и, по-видимому, быстро это сообразив, продавец вынул откуда-то громадную голову сыра. «Хватит им?» — спросил он так, словно речь шла об изголодавшейся львиной семейке.

Выходя из лавки, мы столкнулись еще с одним должностным лицом — министром юстиции Хюго Маттсоном. Он тоже принадлежал к кругу местных дачевладельцев, и мне еще ни разу, даже во время самых коротких наездов на остров, не удавалось избежать встречи с ним. Одежда министра, как всегда, привела меня в крайнее замешательство. Не смею утверждать, что он никогда не менял ее, однако, так или иначе, ему неизменно удавалось добиваться почти полного сходства с бродягой-дальтоником, направляющимся на сдачу зачетов по плаванию в одежде. В этот день на нем были синие, туго стягивавшиеся на животе шорты, зеленая трикотажная безрукавка и грязно-желтого цвета спортивные тапочки. Тонкие ножки Маттсона с рельефно вздувшимися венами, по-видимому, символически свидетельствовали о его долгих странствиях по пустыне Юриспруденции, но голова придавала ему видимость если не достоинства, то, во всяком случае, сановитости. Тронутые серебристой сединой волосы и ухоженные короткие усики были как будто срисованы матерью-природой с рекламного плаката, на котором Умудренный-Опытом-Старший-Товарищ-По-Работе обменивался мнениями со своим Младшим-Собратом об употребляемом после бритья одеколоне.

— Слуга покорный! Слуга покорный! — завопил он, едва увидев Министра. — Я как увидел лимузин, сразу понял, что это вы. Будь у меня личный шофер, я бы не позволил ему храпеть на заднем виденье! Их что, так и не выучили стоять по стойке «смирно» и отдавать честь начальнику?!

Воздав должное власти и славе, он соблаговолил заметить меня.

— Ага, господин учитель, вы тоже решили порадовать нас присутствием? — Выражение «господин учитель» прозвучала в его устах даже оскорбительнее, чем «адъюнкт», что очень непросто. — Я всегда говорил, зимой лучше быть крестьянином, а летом — учителем! Ха-ха!

Отпустив эту на редкость изящную шутку, он снова повернулся к сгибавшемуся под тяжестью сыра Министру.

— Ты придешь завтра к Сигне? У нее день рождения. Уже 51-й, — с удовольствием, подобно верной своему предназначению вечерней газете, сказал он. — Хотя выглядит она старше. Кстати, ты знаешь, чем похожа Сигне на свод законов? Задницей! Она у нее тоже с каждым годом становится толще! Хорошая мысль. Обязательно поделюсь ею завтра при поздравлении. Смотри не разболтай! Ха-ха!

— Крупная скотина! — вздохнул Министр после того, как, загрузив сыр в машину, мы расположились на передних сиденьях. Я не сразу понял, что или кого он имеет в виду: сыр или министра юстиции?

— Его назначили членом Верховного суда в мое отсутствие, я был тогда в отпуске, — продолжал он, устранив двусмысленность. — Правда, я все равно не смог бы этому помешать, — философски закончил он и завел машину. Неприятно дернувшись, она выехала на дорогу. Министр еще поработал рычагами и педалями, и автомобиль спокойно и пристойно, подобно гигантскому жуку, пополз вперед. Мы проехали мимо почты (открыта с 10 до 16) и маленького домика, в котором ютилась велосипедная мастерская. «Говорят, ее хозяин — социалист!» — со сладострастием заговорщика сообщал обычно Министр своим пассажирам, вращая при этом глазами и вздрагивая (он все время забывает, в какое разношерстное общество забросила его судьба).

Мы уже миновали деревню и спускались вниз к заливу, когда на неприятно крутом повороте едва не сбили одетого в белый костюм велосипедиста, ехавшего посередине вдоль разделительной линии. Велосипедист поздно заметил опасность и в панике скатился в засыпанный гравием кювет, где, немного повиляв рулем, ему кое-как удалось остановить свою машину.

По широкой спине и белым брюкам я сразу узнал его. Человек, едва не ставший украшением нашего радиатора, был светилом науки и главным врачом хирургической клиники. Своими смелыми и успешными операциями по пересадке почек Кристер Хаммарстрем вызывал удивление всего медицинского мира. (Путешествуя на Линдо, вы словно перелистываете страницы «Еженедельного журнала» и все время натыкаетесь на какую-нибудь знаменитость.) В данный момент славное лицо знаменитости искажала гримаса бешеного гнева.

— Ага, ты, значит, сторонник Народной партии! — ни к селу ни к городу заорал Министр. — Держишься центра, а чуть что, так в кусты, — кидаешься влево! Но у нас в стране, слава Богу, правительство решительное и плевать хотело на мнение народа — движение пока правостороннее!

Когда за рулем машины профессор обнаружил соседа, взгляд его черных глаз смягчился и мышцы лица расслабились. Однако даже лишенное выражения злости его широкое, смуглое, скуластое лицо казалось высеченным из твердого, не поддающегося резцу скульптора дерева. Непроницаемое лицо очень соответствовало облику этого человека. Неожиданно я вспомнил, что, хотя мы встречались с ним почти каждое лето уже многие годы, о его личной жизни и судьбе я знал очень мало. Он всегда избегал слишком личных тем. Имя его никогда не всплывало в колонках светской хроники. А в немногочисленных интервью он отвечал только на профессиональные вопросы. Я знал, правда, что несколько лет назад он потерял в автокатастрофе свою жену, когда сам сидел за рулем. Несчастье случилось на крутом повороте с плохой видимостью, где произошло столкновение с машиной, ехавшей по встречной полосе. После катастрофы он стал еще более замкнутым и немногословным. Однако, как я вскоре обнаружил, в отличие от других врачей, обсуждать в свободное время медицинские вопросы он не отказывался. И недостатка в темах для разговора мы с ним не испытывали. Будучи узким специалистом в области почечной хирургии, особенной скаредностью на советы он не отличался и охотно консультировал меня, когда я жаловался на пошаливающее сердце или на каверзы, которые устраивал мне желудок. С Хаммарстремом на острове я чувствовал себя много увереннее, чем без него. Вряд ли даже запасы лекарств аптеки на улице Эстербюкарл давали большее ощущение безопасности.

Хирург дружески погрозил нам кулаком, однако от предложения подбросить его до дома отказался, сославшись на то, что проехать ему оставалось всего несколько сотен метров.

Для нас тоже путь почти закончился. Мы свернули с шоссе и под стук и шуршание веток, скребущихся о крышу автомобиля, затряслись по ухабам лесной дороги. Мимо проплыли белые ворота, выкрашенные красной краской пристройки, мы еще раз скользнули вниз по последнему неровному съезду и оказались на вилле Бьеркеро — летней резиденции Министра.

Я считаю ее на редкость безобразной. Министр часто говорит, что другого такого дома в стране не сыскать. И тут я полностью с ним согласен. Самое первое и незабываемое — это две крытые листовым железом башни, наполовину просевшие, в основном корпусе. Они придают зданию какой-то ущербный вид, который ничуть не скрашивает мешанина из застекленных веранд, черепичных крыш и деревянных резных панелей. И все-таки именно с этим домом связаны дорогие сердцу Министра воспоминания о его босоногом детстве. Потому он наотрез отказывается воспринимать любые критические замечания по поводу его архитектуры и отвергает все предложения по его модернизации.

Впрочем, мои эстетические размышления длились недолго. Едва Министр нажал на ручной тормоз, как площадка перед домом превратилась во что-то напоминающее школьный двор во время перемены. Дети, неисчислимое количество детей, запрыгали, закричали и забегали вокруг нас. Моя сестра родила их своему супругу целых четырнадцать. Но и это число каждое лето увеличивалось за счет приглашенных в гости — способ размножения в семье Министра, на мой взгляд, совершенно излишний.

— Их так много, — осторожно начал я.

Министр взглянул на кипение ребячьей толпы.

— При тебе нет съестного? Могут вцепиться. Помню, у премьера, когда он к ним вышел, лежал в кармане пакет тянучек… Потом, наверное, он очень подробно описал здешнюю обстановку на заседании кабинета. Приехавший сюда через пару недель Пальме был одет во что-то типа панциря, который, конечно же, по своему обыкновению, он разукрасил галунами. Пошли!

— Привет, Вилли! Здравствуй! — загалдели дети и, не останавливаясь перед грубым рукоприкладством, насели на меня. Каждый, насколько хватало ему сил или роста, здоровался со мной за колено, за бедро или за руку, хватая их не вполне чистыми ладошками или восторженно мутузя кулачками. Однажды после такой церемонии я целый вечер удалял пилочкой для ногтей остатки двух или, возможно, даже трех жевательных резинок с брюк и пиджака, и все это время рядом стоял малыш и горько плакал, жалуясь, что я испортил его субботнее лакомство. Костюму так и не удалось вернуть прежний вид, и я надеваю его только в дни дежурств по школьной столовой.

— Осторожнее с Вильхельмом, дети!

Я заметил пробирающуюся ко мне с младенцем на руках Маргарету.

— Осторожнее, кому говорю! Дядя останется у нас на неделю! Успеете поздороваться.

Дети согласно тявкнули что-то в ответ и с той же сосредоточенностью и пылом переключились на Министра, процедура приветствия которого никакими правилами не регламентировалась. Через секунду он исчез под ползающими по нему во всех направлениях малышами. Жена с удовлетворением наблюдала за этой картиной.

— Ему полезно подвигаться, он все время сидит в своем министерстве.

Потом, словно сраженная внезапной мыслью, она добавила:

— Конечно, он не привез сыр?

Я тут же успокоил ее на сей счет.

Дети не обошли вниманием и шофера. Маленькая толстушка, по-видимому обознавшись, изо всех сил страстно молотила его по коленке разгоряченными кулачками и кричала: «Папа! Папа!» — что, очевидно, досаждало ему много больше, чем чисто физическое неудобство.

По садовой дорожке мы направились к дому. Тут и там между узловатыми вишневыми деревьями появлялись все новые детские орды, встречавшие нас своими простодушными приветствиями. Но добраться до меня им было сложно. Я шел в толпе, посередине. На лестнице я остановился. Дачный участок полого спускался к берегу. За ним расстилалась ширь и грозная синева залива. За горизонтом неясно проступали контуры материка. Открывающимся отсюда видом обычно восхищаются, но меня он угнетает. Я, конечно, притворился, что тоже в восторге от него и даже промямлил: «Сколь волшебный вид!» — но на самом деле просто хотел выиграть время, чтобы успеть собраться с мыслями. Через секунду сестра спросит, в какой из гостевых комнат я предпочел бы остановиться, на верхнем этаже или на нижнем? И как мне умудриться сказать ей, что я не хотел бы жить ни в одной из комнат и что мое единственное желание сейчас — как можно скорее уехать обратно в город на машине, вести которую будет настоящий шофер?

Верхняя комната для гостей расположена довольно высоко. Правда, я затрудняюсь сказать, на каком этаже — на втором или на третьем, — архитектура дома до сих пор преподносит мне сюрпризы… Чтобы попасть в нее, нужно преодолеть подъем по лестнице, а это означает дополнительную нагрузку на сердце и легкие. Окна здесь выходят на юг и на запад, и в солнечные дни в комнате душно, как в печи. В нижнюю комнату вход прямо со двора, но окна ее выходят на северную сторону, и здесь холодно и сыро, а деревянные полы настелены на цементное перекрытие, сразу под которым в подвале раньше находилась прачечная: оттуда вверх поднимается скопившаяся за зиму в фундаменте сырость. Выбирать приходилось из двух зол.

— Где ты будешь ночевать, наверху или внизу? Занимай любую комнату!

Я вздрогнул, как от озноба, немного поколебался и безвольно дал завести себя в ближайшую — ту, что над прачечной. Оказавшись внутри, я чихнул, немного принюхался и явственно распознал запах сырости. Сестра тем временем говорила мне: «Не беспокойся, полы здесь, конечно, вымыты, и вся мебель протерта». Я смыл с себя дорожную пыль в примитивной ванной, где дети уже успели заменить мыло плоским камешком и использовали гостевое полотенце в целях, о которых я не смел даже догадываться.

Ужин прошел спокойно — настолько спокойно, насколько этого можно ожидать, сидя за столом с десятью детьми (четверо старших отдыхали за границей), с их примерно двадцатью товарищами, кухаркой, прислугой, няньками и двумя закаленными родителями, реагировавшими лишь на самые грубые нарушения столового этикета. Хотя, должен сказать, телячье фрикасе и мороженое были восхитительные, и сквозь общий шум до меня доносился голос сестры Маргареты, хвалившей сыр и доказывавшей, насколько он лучше, чем незамысловатый товар из местной лавки. Слушая ее, Министр хитро подмигивал мне поверх салфетки.

Сразу после позднего ужина я уединился у себя в комнате, не забыв прихватить электрокамин. Но прежде, чем погасить свет, прочитал две главы из «Древних народов Вавилона» — книги, которую взял с собой из дома, чтобы коротать с ней долгие летние дни в удобном кресле-качалке. «Возьмите с собой что-нибудь интересное, но не слишком захватывающее», — посоветовал мне лечащий врач, и мой выбор пал на «Древние народы Вавилона».

3

На следующее утро я решил поменять комнату. Ночь выдалась очень беспокойная. От стен и полов веяло холодом и сыростью. И, несмотря на фланелевую пижаму и одеяло, я замерз до невозможности. К тому же в немногие часы, когда я спал — между тем, как где-то к полуночи утих последний и рано на заре не закричал первый ребенок, — мне приснилось, что я превратился в большого скользкого тюленя, лежащего на мокрой скале у холодного серого моря.

Перед тем как одеться, я докрасна растерся махровым полотенцем. И в результате чуть не получил приступ стенокардии. Так чрезмерное стремление избежать болезни лишь порождает ее.

Когда я убирал постель, вошла сестра Маргарета и спросила, хорошо ли я спал. Я сказал ей правду, в комнате очень сыро.

— Не может быть, — возразила она, — ты себе это внушаешь! Откуда сырость в такой солнечный теплый день?! Кто ищет сырости, тот ее найдет. Премьер-министр ночевал здесь и не жаловался. Во всяком случае, он не ныл так, как ты. Сходи лучше искупайся! Ты не забудешь прибраться?

Моя сестра Маргарета поддерживала в доме строгий порядок. Каждый, не исключая гостей, должен был убираться в своей комнате. Я хотел было спросить ее, не прибирался ли в своей комнате премьер-министр, но не успел. Впрочем, можно было не спрашивать. Конечно, он прибирался. Говорили, что о своем визите на дачу Министра премьер рассказывал коллегам вполголоса, почти шепотом. Тамошний режим, говорил он, напоминает ему порядки в странноприимном доме в Карлстаде, он посетил его когда-то в детстве на школьной экскурсии. «Все эти дети… И клозет снаружи… Наверное, я — неблагодарная свинья, но мне больше по сердцу мой Харпсунд. Хотя молодые сильные парни из правительства вполне могли бы проходить там курсы закаливания. Пальме бы их выдержал». Министр поведал нам, что на следующее утро премьер ни свет ни заря сел в лодку и гонял на ней по заливу часа два или три подряд, «наверное, так заведено у него в Харпсунде». Я лично в этом не уверен. Премьер, наверное, согревался. Или прикидывал, сможет ли бежать с дачи морем через залив.

Я взял щетку и совок и начал подметать. Занятие, надо сказать, для меня непривычное и трудное. Дома на улице Бастугатан ко мне приходит убираться два раза в неделю моя домоправительница. Когда работа уже подходила к концу, я зацепился совком за ножку кровати и все пришлось начинать заново.

Тут дверь открылась, и в комнату шаркающей походкой вплыл Министр. Он был в одних плавках, мокрый и скользкий, как тюлень. Взгляд его выражал удивление.

— Ты убираешься? Раньше я, конечно, убирался тоже. Но сейчас я подбрасываю ребятам деньжат, и они все делают за меня. Только ни слова Маргарете! Будем уважать ее воспитательные принципы!

Я продолжал работать, гадая, чье воспитание — свое или детей — он имеет в виду.

— Обычно я заметал пыль под бюро, но она там скручивается в такие длинные серые колбаски, и они все время выкатываются наружу, когда проветриваешь. Лучше платить малышам.

На полу, где он стоял, уже скопилось маленькое озерцо, грозившее соединиться с горкой пыли, и я поспешил прогнать Министра из комнаты, сославшись на то, что он мешает работать.

— Прекрасная погода! — прокричал он с порога. — Я тебе серьезно говорю, сходи искупайся!

Я ответил ему, что нигде и никогда, кроме как в ванной, с той поры, когда был ребенком, не купался, и что сейчас в моем возрасте и с моими болячками привыкать к холодным водным процедурам, пожалуй что, слишком поздно.

— Слишком поздно? — удивился он. — Ничто и никогда не поздно. Когда Эрландер стал премьер-министром, Пальме не был даже членом партии!

Во дворе мне попалась на глаза Черстинь — шустрая девочка среднего школьного возраста с соломенно-желтыми косами и навыками уборки, наверняка приобретенными в детской комнате для игр. Не мешкая, мы тут же вступили в переговоры. Надо сказать, я не вполне представлял себе, что имел в виду Министр, говоря о «деньжатах», его финансовая терминология вообще отличается туманностью, но уже первая предложенная мной ставка в 50 эре вызвала в девочки настоящий восторг.

— А папа ведет себя неумно, он платит нам по пять крон каждый день! Мы откладываем их на лошадь. Мы купим ему лошадь, чтобы он на ней изредка выезжал. В лавку и в другие места. Но мы готовим ему сюрприз, так что не проговоритесь!

На миг меня встревожила мысль, а что, если и мои «деньжата» дети тоже будут откладывать на приобретение какого-нибудь животного, с которым, так или иначе, мне придется иметь дело? Они, например, могут купить собаку, которая будет жить со мной в одной комнате и по ночам, может быть, даже спать в моей постели! Почем знать, у детей такие странные идеи… Но потом я все же решил, что все заработанные средства несомненно уйдут на покупку одной лошади и успокоился.

После обеда меня атаковали в гостиной трое малышей и не отпускали до тех пор, пока я не согласился почитать им вслух книжку «Милли Молли находит гнездо». Для развития детского интеллекта книжка давала мало, и как раз в момент, когда мы нашли наконец гнездо и я начал рассказывать детям то немногое приличное, что мог сообщить им о его назначении, в гостиную вошла сестра и сказала, что нам пора отправляться на кофе к Сигне и Магнусу — на губернаторскую дачу.

А я подумал, что дачники из Линдо пользуются малейшим предлогом, чтобы пообщаться между собой за кофейным столиком. Наиболее очевидными поводами для сборищ, конечно же, служили дни рождения, и мне, родившемуся в ноябре, не раз казалось, что уже сам факт моего появления на свет в этом месяце рассматривается дачниками как крайне недружественный акт. В самом деле, как смел я родиться в иное, нежели летом, время года? Когда дни рождения иссякали, праздновали именины, а в те редкие периоды, когда календарь вообще зиял бессмысленной, с их точки зрения, пустотой, в ход шли всевозможного рода придуманные юбилеи ничтожных событий. Мне, например, не раз доводилось садиться за стол на даче у министра юстиции по случаю празднования очередной годовщины его назначения председателем уездного суда в Тэрна в Норботтене — событие, которое, несомненно, заслуживало бы того, чтобы его праздновали жители всех остальных уездов страны, окажись служба Хюго Маттсона на этом посту более долговременной.

Причины столь оживленной светской жизни дачников коренились, насколько я понимал, и в географии поселка, и в его истории. Что касается истории, то дачники жили на острове уже очень давно — многие десятилетия. Губернатор, министр юстиции и Министр проводили в своих деревянных виллах еще первые школьные каникулы, а немногие представители более молодого поколения являлись, за исключением одного-единственного случая, владельцами дач, как минимум, в третьем поколении. Торжественные даты, таким образом, жили в их подсознании так же глубоко, как дни религиозных праздников у истово верующих.

География местности также несомненно поощряла великосветское кучкование близкородственных особей. Территория щедро нарезанных дачных участков располагается между шоссе и заливом и ограничена с севера пристанью, а с юга — лодочными сараями. Все прочее побережье острова было еще в эпоху изначального его заселения зарезервировано губернским правлением «для нужд экспансии близлежащих поселений городского типа», что некоторыми наивными рыбаками и крестьянами было воспринято как чрезмерная дальновидность — ближайший город лежал в трех милях от острова, на материке, и никаких признаков приближения к нему не обнаруживал.

Сигне и Магнус приглашали нас к двум часам, но и в пять минут третьего мы все еще никак не могли тронуться в путь. Сначала заупрямился Министр. Ему вдруг, прежде чем отправиться в гости, вздумалось искупаться. Потом, естественно, он потерял свои часы. На помощь ему кинулась целая армия детей. Когда часы наконец обнаружили (они лежали в купальных тапочках моей сестры) и мы уже дошли до дровяного сарая, неожиданно выяснилось, что волосы у Министра ужасно спутаны, и его послали назад, чтобы он привел себя в порядок и заодно взял с собой расческу.

— Как только он работает в своем министерстве! — вздохнула его супруга, но во взгляде ее я прочитал неослабевающее желание продолжить тиражирование Министра во все новых миниатюрных, пусть и слегка неряшливых, копиях.

Когда супружеская чета воссоединилась, мы двинулись к шоссе. Шум детской колонии позади слышался все слабее, и Министр весьма неглупо заметил, что одно из преимуществ отца четырнадцати детей как раз и состоит в том, что даже самые закадычные друзья не рискуют приглашать его в гости вместе с детьми.

Через несколько минут ходьбы мы вышли на Тайную тропу. Тайная тропа — это тропинка, вьющаяся между сухими колючими лапами сосен и замшелыми каменными глыбами. Она пересекает территорию всех дачных участков, не встречая на своем пути ни заборов, ни других возведенных человеком препятствий. Возможно, именно Тайная тропа более всего остального способствовала тесному общению дачевладельцев. Чтобы посетить соседа или соседа своего соседа совсем не нужно пользоваться пыльным и унылым шоссе, долго добираясь до него по тропинке. И можно не нарушать покой соседей, которые вас в данный момент не интересуют, и не ломиться через их участки. Пусть себе спокойно возделывают грядки или загорают на солнышке. Все, что вам нужно, — это Тайная тропа. Откуда взялось ее название, мне неизвестно. Может быть, ее назвали так в эпоху младенчества нашего века, когда поселившиеся здесь хозяева строго-настрого запрещали своим отпрыскам посещать соседей без спроса. Сейчас в Тайной тропе не осталось ничего тайного, если вообще когда-либо и было. И теперешние дети или, возможно, дети этих детей свободно попирают ее своими крепкими ногами государственных служащих, направляясь к какому-нибудь престарелому товарищу детских игр, чтобы выпить с ним пивка или угоститься чашечкой кофе в кругу его семьи, а может, вернуть садовые ножницы.

— Алло! Погодите! Будьте так добры!.. Подождите меня!

Мы благополучно миновали владения Министра и дошли до перекрестка, где Тайная тропа пересекает дорожку, идущую от соседней виллы к шоссе, когда услышали слева нервные восклицания. Нечто серое и неопределенных очертаний, взмахивая на бегу крыльями, катилось к нам меж стволами деревьев.

Это была наша ближайшая соседка Барбру Бюлинд.

Задыхаясь, она спешила от своей развалюхи-дачи, унаследованной от матери. Она опаздывала на добрых полчаса, с той разницей, что переживала из-за этого гораздо больше, чем мы. Прежде чем поздороваться, я спешно вспомнил, что фрёкен Бюлинд работала учительницей, хотя в последний раз, когда я ее видел, она не ходила на службу, находясь в длительном отпуске, предоставленном ей для написания какой-то научной работы. Когда она, вконец запыхавшись, добежала до нас, я еще раз убедился: женщина эта не распадается на составные части только благодаря своему серому костюму — вечному спутнику ее жизни. Наверное, в то время, когда она впервые надела его, кто-то похвалил ее стиль и строгий вкус. С тех пор, понимая, что не обладает ни тем, ни другим, она отчаянно держалась за однажды одобренное и понравившееся. Правда, нужно признать, серый костюм вполне соответствовал ее облику в целом — ее угловатой фигуре, крашеным в рыжий цвет вялым волосам и бледному лицу, все характерные черты которого — за исключением нескольких прыщиков вокруг рта — были безжалостно затерты макияжной кистью.

— Я так рада, что вы тоже задерживаетесь. То есть, извините, я хочу сказать, опаздывать одной так неудобно. У меня на жакете оторвалась пуговица. Я обнаружила это в самый последний момент, когда выходила, а потом, пока я искала подходящую и пришивала ее, стало уже почти половина третьего! Посмотрите, заметно, что она темнее, чем другие?

Министр заинтересованно наклонился вперед и стал изучать обильную грудь соседки, а я закрыл глаза, пытаясь представить ее в кругу тридцати раскованных городских школьников. Попытка, к полному моему ужасу, удалась.

— Ах, Боже мой!

Возглас вырвался так порывисто и испуганно, что я подумал: Министр зашел дальше, чем его просили.

— Я забыла дома мой подарок Сигне! Вы обождете меня? Всего несколько минут?..

Мы не стали ее ждать. Сестра взяла фрекен под руку и повела ее вперед по Тайной тропе, заверяя, что поделится с ней своим подарком — бутылкой кампари, которую нес Министр, держа за горлышко. И поскольку мне самому было обещано то же самое, вино в бутылке показалось мне изрядно разбавленным.

4

Мы шли, и скоро впереди между деревьями узкой золотой струной скользнул солнечный луч. Мы повернули вниз к заливу и зашагали по широкой тропе, связывавшей губернаторскую дачу с шоссе и с остальным миром. Сосны тут уступали место лиственным деревьям, и скоро мы увидели впереди летнюю резиденцию Сигне и Магнуса — желтый, полуразвалившийся, щедро облепленный верандами, окнами и всевозможного рода архитектурными излишествами двухэтажный дом, стоявший посередине запущенного, заросшего сада.

Губернатор встретил нас у покосившейся калитки и смущенно улыбнулся своим большим щучьим ртом. Глаза его дружелюбно и печально поблескивали за стальными дужками очков. Он провел нас по заросшей дорожке к террасе перед домом, где уже расположились гости и хозяйка встречала прибывающих приветливым воркованием.

— Как хорошо, что вы наконец пришли! Мы уже стали беспокоиться, правда, Магнус? Ужасно хочется кофе! Ну, это ни к чему, не стоило ничего приносить, это же обычный день рождения, и дата некруглая! Целая бутылка! Надо же, ты, Магнус, будешь ходить у меня на задних лапках. Как, это и от Барбру тоже? И от адъюнкта Перссона? Я просто растрогана.

Невысокая и округлая Сигне была в буквальном смысле слова полной противоположностью мужу. Вид обоих вместе невольно наводил на мысль, что перед тобой пара, в которой одна половина съедает все предназначенное другой. Мне, конечно, не дано знать, какого рода диеты придерживались у них в доме, — в любом случае в нем царили согласие и верность. Временами, глядя, как, взявшись за руки, они возвращаются домой из лавки, я жалел, что не обзавелся семьей.

— Адъюнкт Перссон, конечно, хорошо всех здесь знает? Вы встречались с фру Идберг прошлым летом?

Я оторопело смотрел на явившееся передо мной белокурое видение. За секунду до этого, качнувшись на бедрах, она плавно проскользнула ко мне и теперь в упор меня разглядывала, мигая своими длинными, иссиня-черными ресницами.

— Неужели вы, господин Перссон, так скоро забыли меня?

Лицо ее было, наверное, лишь чуть-чуть чересчур длинным, а рот — лишь чуть-чуть чересчур широк. Все прочее, упакованное в парусиновые брюки и тугой лазурно-голубой джемпер, создавало очень приятное впечатление и, не скрою, смотреть на нее было приятно. Хотя проскальзывавшие в голосе грудные, жалующиеся нотки действовали на меня, как лед на больной зуб. Никто не осмелился бы назвать ее юным созданием, но в дамских журналах пятнадцатилетней давности она вполне могла бы фигурировать в роли «молодой дебютантки». Сейчас, попади она на газетную полосу, ей охотно приписали бы «бодрый, спортивный стиль», еще лет через пятнадцать в ней будут находить «шик», а потом уже бессрочно в вечном обрамлении из черно-бурых лисиц она сможет претендовать всего лишь на «шарм».

Конечно, я хорошо помнил ее. В замешательство меня привело ее имя. Год назад она носила фамилию Лундберг. Как говорила мне моя сестра Маргарета, Ева часто меняла своих бедных, но неизменно стильных мужчин на новых, еще более стильных и не менее бедных. Поэтому я предположил, что фамилия Идберг принадлежит ее нынешнему дежурному мужу, если, конечно, она этим летом не взяла тайм-аут между замужествами и не носит сейчас свою девичью фамилию. А вот в чем я совсем не сомневался и что знал точно: Ева проводила на Линдо свой второй летний сезон и жила на собственной даче между виллами губернатора и министра юстиции.

Работая ресницами со скоростью крыльев жаворонка, она улыбалась мне томной улыбкой. И на миг я испугался — не пришло ли ей в голову, что как родственник Министра я могу быть каким-то образом причастен к его несметным богатствам? И уж не видит ли она во мне престарелого богатого холостяка, которого можно бы отлично использовать в качестве удобного порта заправки перед новыми увлекательными плаваниями в более экзотические гавани? Правда, я тут же вспомнил, что иначе она себя с мужчинами не ведет, что это входило в ее обычный рутинный метод обработки мужского окружения.

Сигне ловко дирижировала нашим обществом, привычно жестикулируя своей пухлой рукой.

— Вы, дорогой адъюнкт, сядете слева от меня в тень от зонтика! А вы, все остальные, рассаживайтесь, где кому понравится.

Я опустился на отведенный мне стул и окинул взглядом собравшееся общество. Уже сама возможность обозревать его с такого почетного места значила для меня немало! Я ведь сидел в кругу людей, считавших звание адъюнкта не более весомым, чем тополиный пух.

На краю, слева от меня, обильно потел на солнцепеке министр юстиции. Одежда на нем, как и всегда, была в сильном беспорядке. Голова, однако, сохраняла свое обычное благообразие. Особую привлекательность придавали ей тонко подстриженные усики и густая серебристая шевелюра. Маттсон сиял от удовольствия. Он пил черный кофе, и я спросил себя, может, и в самом деле есть доля истины в том, что Маттсон обычно отказывается от сливок только для того, чтобы лишний раз взглянуть на свое зеркальное отражение на донышке чашки? Рядом с ним на складном стуле с прямой спинкой расположилась моя сестра-министерша, увлеченно и с большим знанием дела обсуждавшая приготовленный хозяйкой торт.

Напротив меня сидел Магнус и, следуя командам Сигне, послушно передавал тарелки в указываемых ей направлениях. Вид у него при этом был несколько рассеянный, чтобы не сказать растерянный, и шафрановые булочки, направляемые влево, зачастую неожиданно оказывались направо, из-за чего весь распределительный механизм безнадежно расстраивался.

От сидевших рядом с ним дам — фрёкен Бюлинд и фру Идберг — помощи ему не было никакой. Барбру Бюлинд сидела как-то странно сгорбившись. Скорее всего, она пыталась скрыть от взглядов гостей свою грудь с пришитой на ней фатальной пуговицей. Вид ее источал одно лишь постное уныние, а участие в общем разговоре ограничивалось выдавливаемой время от времени нервной улыбкой. Ева Идберг также думала только о своем: как бы лучше всего распорядиться всеми своими телесными и интеллектуальными ресурсами в разговоре с Министром, который, судя по всему, отдавал должное ее усилиям.

На другом конце стола напротив них в одиноком и мрачном величии восседал профессор Кристер Хаммарстрем. Не склонный к болтливости вообще, этим вечером он превзошел самого себя. Мысли его витали, по-видимому, очень далеко. Он обнаруживал свое присутствие за столом только нервной работой пальцев, перерабатывавших торт и булочки в птичий корм. Больше всех за столом говорила сама хозяйка. Она делилась с нами местными сплетнями и, казалось, совсем не замечала, что по крайней мере трое из ее гостей озабочены чем-то совсем иным…

Большой кусок торта с кремом заставил ее на минуту замолчать, и министр юстиции Маттсон зычным голосом затрубил:

— А как поживает наша бедная старенькая Беата?

Все взглянули на фрекен Бюлинд. Та вздрогнула и очаровательно порозовела. Розовое очень идет к серому.

— Спасибо… Она поживает… хорошо.

Барбру Бюлинд была племянницей Беаты. И это, строго говоря, являлось единственным ярким фактом ее биографии. Назвав Беату «бедной и старенькой», министр юстиции, конечно, шутил. Он отнюдь не имел в виду выжившую из ума и никому не нужную старушенцию. Конечно, Беате было далеко за восемьдесят. Но ее ни в коем случае нельзя было назвать ни бедной, ни ничтожной. Здесь, на острове, при всей жестокой в этом отношении конкуренции Беата Юлленстедт носила самое громкое имя. Она была вдовой всемирно известного шведского драматурга, лауреата Нобелевской премии Арвида Юлленстедта, чьи произведения и теперь, через двадцать лет после его кончины, ставились на главных сценах всего мира даже чаще, чем при его жизни. Знаменитый в свое время, ныне он считался равным Стриндбергу или даже превосходящим его своим талантом. Беата Юлленстедт жила по другую сторону шоссе в своем красном домике среди яблонь и кустов смородины уже более пятидесяти лет. Как я понимал, она считалась чем-то вроде национально-исторического памятника, который все почитают, но редко кто посещает.

Покончив наконец с куском торта, Сигне энергично и властно вмешалась:

— Дорогая Барбру, как ты можешь так говорить? Я была у нее только вчера, и вид у нее был ужасный. Она так похудела! Платье на ней висит, как на вешалке! Она сказала, что на этот раз не придет. Это впервые-то за многие годы!

По-видимому собравшись с духом, Барбру Бюлинд возразила:

— Я не видела ее с начала недели, но в последний раз она показалась мне очень активной. И она сама говорила мне, что чувствует себя хорошо. Хотя она все время сидела. А худой она была всегда.

Сигне испытующе, пристально взглянула на нее.

— Ты сказала: с начала недели? Тебе следовало бы посещать свою тетю почаще, Барбру! — Голос Сигне звучал внешне благодушно, но слова говорили сами за себя.

Наступившее молчание нарушил министр юстиции, спросивший у хозяина, что мешает ему отремонтировать дачу?

— Краска отслаивается, и я заметил на крыше по крайней мере пять разбитых черепиц. Ты знаешь, сырость проникает в фундамент очень быстро. И быстро распространяется по нему, — с удовольствием продолжал он. — Через несколько лет ты будешь жить как в погребе.

— Вы не представляете, чего стоит содержать этот дом! — вздохнула Сигне. — То крыша течет, то нужно менять водосточные трубы, а потом снова протекает крыша. Мы пытались делать только самый необходимый ремонт, но и с этим, как говорит Магнус, ничего не получается. У нас просто нет средств! А переезжать отсюда не хочется… Здесь все равно жить дешевле, чем в городской резиденции. Я говорю, губернатор в наше время обязательно должен быть богачом! — Сигне резко помешала ложечкой я чашке, в голосе ее зазвучали по-настоящему горькие нотки. — И еще все эти обеды, все эти приемы! Я уж не говорю об ужасных налогах!

Она покраснела и поспешно взглянула на Министра, словно сказала что-то бестактное.

Я собирался взять еще сухарик, но, услышав о денежных затруднениях семьи, воздержался, и взгляд мой, оторвавшись от хлебницы, скользнул на сидевшего напротив Магнуса. Он внимательно прислушивался к тому, что говорит жена. Неожиданно я вдруг осознал, что всего лишь несколько раз в своей жизни видел на лице человека такую боль. Подобную гримасу я наблюдал только у попавших в отчаянное, безвыходное положение людей.

Заметив, что я наблюдаю за ним, губернатор скорбно улыбнулся и принужденно-шутливым тоном сказал:

— Мне, наверное, нужно брать пример с одного моего коллеги. Многие годы он покорно разбазаривал свое состояние на представительские цели, но под конец ему это надоело, и он стал абсолютным трезвенником. С тех пор по причинам исключительно высоконравственным в его доме стали подавать только безалкогольные напитки. Когда и это его финансам не помогло уже объятой страхом губернии было объявлено, что губернатор уверовал в учение Верланда и что отныне под крышей его дома будет приниматься только растительная пища. «Ты не представляешь, сколько фруктовой воды и моркови можно накупить всего на гривенник!» — восторженно говорил он мне. Когда, в конце концов, правительственная комиссия по сокращению штатов объявила, что его должность упраздняется, народ добровольно, по собственной инициативе, собрался на площади перед его резиденцией. Люди зажгли факелы и стали жарить свинину на импровизированных кострах! Народ веселился, пил пиво и танцевал всю ночь до утра.

— Застрахуй все и сожги! — пробормотал министр юстиции и сделал жест рукой, который при расширительном толковании можно было отнести и к дому, и к саду. — Продать не удастся. Вряд ли найдется дурак, кто это купит. Возмутительно! — вдруг неожиданно громко, покраснев, сказал он. — Эти негодяи пощадили такую развалюху и сожгли мой туалет! Хотя напрасно они старались! Он опять стоит, как новенький!

Тут я припомнил, что уже слышал о том, как возведенное им на даче удобство стало одной весенней ночью добычей безжалостного огня. Министр юстиции выстроил свой наружный туалет весьма оригинально — в виде романского собора с куполом. Неудивительно, что его затея, к неописуемой радости самого Маттсона, вызывала у дачников и у окрестных жителей одно лишь отвращение.

— Не представляю, как можно поднять руку на такое уникальное творение — можно сказать, культурно-историческую достопримечательность! — продолжал возмущаться он. — На такое способен только отъявленный ханжа. Эти острова с выродившимся населением отличная почва для самого отвратительного религиозного фанатизма. Нет, это сделал извращенец, абсолютный извращенец! Какой нормальный человек решится поджечь церковь?

Поскольку ответа на сей вопрос не последовало, судья фыркнул и продолжал:

— И кто из вас, черт побери, побывал у меня дома и увел ружье? Меня, конечно, радует, что вы не забываете о тренировках перед нашей традиционной стрельбой, это полезно, но…

Кажется, никто на слышал, как она подошла.

Потом это тоже стали воспринимать как знак сверхъестественности происходивших событий. Кто-то должен был слышать если не ее шаги по дорожке — дорожка сильно заросла травой, — то хотя бы стук палки.

Во всяком случае, она вдруг совершенно беззвучно появилась перед нами у угла дома рядом с верандой. Дача постройки начала века и Беата Юлленстедт — они очень походили друг на друга. Годы не пощадили обеих. В дни, когда Беата еще была полна сил — а было это не столь уж давно, — я помню, это была высокая женщина. Теперь время так сильно согнуло ее, что она производила впечатление горбуньи. Белая с широкими полями шляпа скрывала серое, изъеденное до кости, похожее на череп лицо. Казалось, жизнь уже покинула его, и лишь жалкие ее остатки скопились в темных глазницах, смотревших на нас, как лужи с высохшего русла реки. Складки широкого рукава мотались вокруг худой и жилистой руки, сжимавшей трость.

Она стояла у порога совсем тихо, наверное, метрах в десяти от стола, и неотрывно смотрела на нас. Казалось, она нас оценивает или, может, ищет кого-то взглядом…

Первой отреагировала на появление неожиданной, хотя и приглашенной гости Сигне. Она поднялась так резко, что едва не опрокинула стол.

— Тетя Беата! Такая неожиданность… такая приятная неожиданность! Но, пожалуйста, проходите и садитесь. Вы, должно быть, устали… так жарко. Я побегу приготовлю еще кофе! Магнус, дорогой, поставь, пожалуйста, тете стул!

Ожил и Магнус. Он загалопировал по газону на своих ходулях и скоро вернулся, прижимая к груди садовый стульчик.

Не обратив на все это никакого внимания, старуха даже не шевельнулась.

В ее немой и неподвижной фигуре было что-то непостижимое, зловещее. Я вспомнил, что Беата плохо слышит. Может, она не разобрала приветливых слов хозяйки? Но она видела мимику ее лица, улыбку. Или старуху настолько измотала ходьба, что она не могла сдвинуться с места? Но я не заметил, чтобы она задыхалась. Казалось, она не дышит вообще. Старуха стояла абсолютно неподвижно, как увядший цветок в вечерней тиши.

Мы уже все повскакивали со своих мест. Первой до старухи добралась Сигне. Несколько неуклюже потрепав старуху по щеке, она поцеловала ее, после чего, погоняемая демонами гостеприимства, пропала на кухне. Все другие выстроились в очередь. Никто, по-видимому, не спешил быть в ней первым. Один за другим мы подходили к ней по газону и немного торжественно и смущенно здоровались. А я подумал: все они знают ее с детства, и она, наверное, уже тогда казалась им старой и грозной. Они воровали яблоки из ее сада, их ловили, обливали потоками брани. И они же, наверное гораздо реже, ездили по ее поручениям на велосипеде на почту или в лавку, получая за это скромную плату. Впрочем, относительно последнего у меня имелись сомнения. Говорили, что Беата была порядочная скупердяйка и расставалась с денежками нелегко.

Я не знал, помнит ли она меня по нашим прежним коротким встречам, и поэтому прокричал ей на ухо мое имя и звание. Она взглянула на меня снизу. Во взгляде я прочел узнавание. Но я прочел в нем еще кое-что, и это меня удивило. Глаза Беаты излучали решимость и волю. Складки в уголках ее рта были так же тверды, как пальцы на рукояти трости.

Мы стояли перед ней, как горстка нашаливших школьников перед классной дамой. Барбру Бюлинд отошла к столу и занялась блюдечками и чашками. Магнус попытался усадить старуху, но та раздраженным жестом отвела его руку.

Во всяком случае, она после этого заговорила. Голос звучал твердо и ясно.

— Сегодня день рождения Сигне. Я знаю. Я не собиралась приходить и не принесла подарка, но желаю ей в будущем счастья. Если пожелания старой женщины еще чего-то стоят.

Она замолкла и, как птица, наклонила голову набок.

— Ты, Магнус, не должен запускать дом и сад. Родителям бы это не понравилось. Нужно оберегать то, что ты от них получил.

Заметив, что Магнус готовится возразить, старуха взглядом остановила его.

— Конечно, ты скажешь, это не мое дело. И что на все есть свои причины. Но когда становишься старой, хочется, чтобы все оставалось, как было раньше.

Она перевела взгляд на стол.

— Барбру, будь добра, подойди! Я хочу поговорить с тобой!

Одна из ложечек звякнула о блюдце.

— Вы, тетя, хотите поговорить? Пойдемте в дом и сядем! Здесь так много… так жарко. И вы сможете отдохнуть.

Голос звучал нервно, принужденно.

— Мы можем поговорить и здесь. То, что я хочу сказать, много времени не займет. Я прекрасно могу сказать это стоя. И не нужно никаких тайн. Я никогда ничего не делала в тайне от других.

Я восхищенно наблюдал, как появился и пропал на щеках Барбру Бюлинд розовый румянец.

— Пять лет назад ты получила от меня второй ключ от дома. Ты сама попросила его у меня. Ты сказала тогда, что тебе так будет спокойнее. Ты часто беспокоилась, когда стучала в дверь и ждала, пока я не услышу, не подойду и не открою. Я дала тебе ключ, хотя считала, что нет никаких причин для беспокойства.

Беата в упор глядела на обращенное к ней открытое, беззащитное лицо племянницы.

— Отдай мне мой ключ, Барбру!

Теперь во взгляде Барбру Бюлинд я увидел не только замешательство и неуверенность. В нем появился страх.

— Но почему?.. Разве не приятно знать?.. Все шло так хорошо… — вопросы повисали в воздухе, нащупывали путь, искали источник опасности.

— Раньше мне тоже так было спокойнее. Но теперь я не перестану беспокоиться, пока не получу ключ обратно.

— Конечно, как вы, тетя, захотите… Сейчас… он у меня в сумочке.

Она вернулась с ключом через минуту и протянула его старухе осторожно, словно протягивала мясо хищнику. Не глядя, та опустила его в карман своего серо-голубого балахона.

— Если у тебя появится желание навестить меня, заходи — добро пожаловать! Но приходи, когда я дома, я сама открою тебе! Никаких других посещений я не потерплю. Ты знаешь, я говорю серьезно. Никаких других посещений я не потерплю. Так и передай тому, кто этого, может быть, не понимает!

Она медленно окинула нас взглядом, поворачивая голову на своей птичьей шее, пока не посмотрела каждому в глаза. Потом властным и казавшимся совершенно естественным в ее устах тоном продолжила:

— Прошу прощения за то, что испортила вам праздник. Я теперь пойду. Нет, ты останешься с гостями, Магнус! Я добралась сюда, доберусь и домой. Слава Богу, я не беспомощная. Пока еще. Будьте здоровы!

С этими словами Беата Юлленстедт ушла от нас — хотя отнюдь не из нашей жизни, — старомодно, весомо и не без своеобразного изящества. Ее серое с голубым платье еще несколько раз мелькнуло среди зелени, и она скрылась.

И как раз в этот момент на пороге появилась Сигне. Ее оживленное, едва видное из-за установленной на поднос снеди лицо красноречиво свидетельствовало: в доме только что была проведена тотальная мобилизация всех имеющихся запасов.

— Тетя, милая! — крикнула Сигне из-за кофейника. — Сейчас мы выпьем по чашечке, а потом уж пересчитаем им все косточки по-настоящему!

5

Скоро разошлись и другие гости. Я заметил, что им очень хотелось обсудить только что разыгравшуюся сцену. Но присутствие Барбру Бюлинд вряд ли позволило бы им наговориться всласть. Тем более что сама Барбру никакого желания покидать общество не проявляла и ушла с нами в числе последних. Отделавшись от молчаливой учительницы у тропинки к ее дому, сестра выпустила из себя пар.

— Что это нашло на Беату? Зачем ей понадобилось требовать ключ на глазах у гостей в такой многолюдной компании? Какая бесцеремонность! Она, конечно, и всегда-то была прямолинейна, но такого себе не позволяла. Они так хорошо ладили с Барбру. Особенно после того, как мать Барбру, сестра Беаты, — ты видел ее раньше, — умерла несколько лет назад и здоровье самой Беаты пошатнулось. Они по-настоящему поддерживали друг друга. Беата дала Барбру деньги, чтобы она спокойно могла писать диссертацию, а Барбру присматривала за тетей и помогала ей здесь летом, зимой она живет в Упсале. Я имею в виду Барбру, Беата живет в Стокгольме.

— Чем она, собственно, занимается? — наконец-то удалось вставить мне.

— Барбру? После университета она несколько лет проработала в школе. Пока у нее не сдали нервы. Здоровье у нее не особенно крепкое, а дети сейчас ужасные. Она не решилась пойти на новый испытательный срок в школе, поехала обратно в Упсалу и поступила в аспирантуру, чтобы заниматься историей литературы. Сейчас она работает над докторской диссертацией.

— Над какой именно темой?

— Она говорила мне название несколько раз. Название — это единственное, что у меня готово, — так она шутила. Точно я его не помню, но, в любом случае, речь в диссертации идет о муже Беаты — об Арвиде Юлленстедте. Что-то о его юношеских годах и первых удачных пьесах.

Не без раздражения ответив на все мои вопросы, Маргарета тут же задала несколько своих собственных:

— Постой, разве она не сказала, что Барбру должна передать ее слова кому-то другому? Она имела в виду кого-то из нас? Но мы все были там и слышали, что она сказала. Кроме, конечно, Стеллана Линдена…

Стеллан Линден, господин неопределенно среднего возраста, художник по профессии, несколько лет назад унаследовал от родителей летнюю дачу и тоже жил на Линдо. В отличие от своих соседей, он не добился признания или положения в обществе. Я читал всего две рецензии, в которых упоминалось его имя. Они были напечатаны с промежутком в пять лет. В первой рецензии его называли «подающим надежды художником», а во второй — «подающим большие надежды художником». По ночам меня иногда до сих пор мучает вопрос: сильно ли он, судя по этим рецензиям, преуспел? Соседи лояльно приглашали его на все свои юбилеи и празднования, но он неизменно отклонял их наглые домогательства, считая дачников пошлыми и далекими от искусства филистерами, на которых ему, серьезному художнику, растрачивать время не пристало. Лицо Стеллана Линдена, конечно же, украшали длинные висячие усы, и он считал себя вегетарианцем.

— … Тогда почему именно ей она поручила передать свои слова Стеллану? Хотя это понятно. Сигне говорила, что они последнее время много общаются, я же сама видела, как они…

— Все ясно, как божий день, — сказал Министр. Отстав на несколько шагов, он шел сзади и на ходу объедал вырванный с корнем куст черники. — Беата знает или подозревает, что Барбру использовала ее ключ не по назначению.

— «Не по назначению»?

— Да, она, должно быть, заходила к Беате в дом, когда та отсутствовала. «Захочешь зайти, заходи — добро пожаловать! Но приходи, когда я дома, я сама открою тебе. Никаких других посещений я не потерплю». Так, кажется, она говорила. Вряд ли можно выразиться яснее — в следующий раз, когда та без разрешения попытается проникнуть к ней в дом, она выгонит дочь своей сестры палкой! Ну, и, конечно, она просила передать эти ее слова Стеллану Линдену. Старуха знает, что он и Барбру проводят вместе много времени, и подозревает, что он тоже побывал у нее в доме.

— Но зачем им понадобилось использовать ключ… не по назначению?

— А это, — сказал Министр, — очень интересный вопрос, на который у меня сейчас ответа нет.

Когда мы добрались до дома, как раз пришла почта. Министр выписывает по два экземпляра «Свенска дагбладет», «Дагенс нюхетер» и «Арбетет», и в доме повсюду, куда бы я ни бросил взгляд, восседали или возлежали дети и их няньки и читали газеты. Сестра Маргарета, понимающая, как ценю я минуты спокойного общения с только что доставленной прессой, заставила одного подростка расстаться со «Свенска дагбладет». Он как раз углубился в спортивный отдел, и отобрать у «его газету было все равно что отнять у собаки кость. Министр, по натуре своей человек мирный, очень демократично занял очередь на прочтение „Арбетет“ и, коротая время, стриг траву на газоне. Не хочу сказать ничего дурного об „Арбетет“, но эта не та газета, ради которой я занялся бы тяжелым физическим трудом. Я не разделяю ее направления. В ней трудно отыскивать колонку с прогнозом погоды, всякий раз оказывающуюся на новом месте. В ее разделе некрологов не хоронят моих мертвых. Министр, конечно, читает ее, чтобы знать текущие настроения в партии. Пусть таким образом, но он все же должен быть в курсе дел.

После ужина, не без помощи подкупа отправив в постель самых маленьких, мы собрались в гостиной. Министр первым успел занять диван и, вытянувшись, разлегся на нем. В таком виде — попирая „Арбетет“ ногами и со „Свенска дагбладет“ на животе — он был живым воплощением Капитала. Правда, через несколько минут он вдруг спрыгнул с дивана и, не сказав никому ни слова, вышел из дома и пропал в сгущающихся сумерках. Я устроился в кресле-качалке и взялся за третью главу „Древних народов Вавилона“, как раз ее чтению помешали Милли Молли и прием у Сигне. Министерша и остальные дети сидели за большим массивным столом в гостиной и играли в „дьявольский галоп“. „Вы, дядя, не хотите играть?..“ — без энтузиазма в голосе спросили у меня, и я, конечно, ответил, что не хочу, не хочу ни под каким видом.

Дело в том, что „дьявольский галоп“ — это не игра, а кошмар. Если невыносимо даже пребывание в одной с игроками комнате, что можно сказать о самой игре? Главное в ней — лучший, чем у противника, обзор и как можно более широкое пространство для маневра руками. Участники игры толпятся у стола, толкают и отпихивают друг друга, как свиньи у корыта с пойлом. Проигравшие обычно дают своим более проворным и удачливым соперникам (как и их методам игры) весьма нелестные характеристики, на что те отвечают столь же решительно и обидно. Ужасные ссоры между игроками почти не прекращаются и следуют волнами одна за другой весь вечер.

Когда в четверть десятого зазвонил стоявший на подоконнике телефон, сигналы его, заглушаемые шумом игры, еле донеслись до меня — так обычно мы слышим крики чаек, пробивающиеся через грохот прибоя. Никто из игроков, по-видимому, не собирался поднимать трубку. Наверное, в пылу сражения они звонка даже не услышали.

В гостях у Министра я очень неохотно отвечаю на телефонные звонки. Многие, как само собой разумеющееся, считают, что берет трубку хозяин дома, и тут же сообщают мне такие новости, передавать которые я их совсем не просил. Однажды некий сотрудник Министра прочитал мне целый доклад о новом подготовленном в министерстве законопроекте, серьезно ущемляющем права человека. Когда мне удалось вставить в его монолог слово и я напрямик сказал, что считаю все только что мной услышанное примером самого отъявленного негодяйства, чиновник спросил, наконец, с кем он разговаривает, и, узнав, что разговаривает со мной, очень рассердился. В другой раз звонил сам премьер-министр и, прежде чем мне удалось остановить его, успел дать явно не предназначавшуюся для моих ушей весьма сочную характеристику сразу нескольким высокопоставленным официальным лицам.

Министр со своей внезапной прогулки все не возвращался. „Куда, к черту, он делся?“ — раздраженно подумал я. Разгуливает где-то уже больше часа! Пришлось самому тащиться к телефону и отвечать. Естественно, прежде всего назвав свое имя, фамилию и звание.

На другом конце линии говорила женщина. Она была сильно возбуждена и торопилась, слова ее звучали неразборчиво. Как раз в этот момент игра за столом вступила в свою самую оглушительную фазу. Из того, что она говорила, я ничего не понимал. Призывать же к тишине было почти бессмысленно. Игроки лупили картами о стол, как сущие дьяволы. Я прижал трубку теснее, закрыл рукой другое ухо и, наклонившись над аппаратом, крикнул:

— Говорите громче!

Пронзительный писк сигнала и визгливый металлический голос резанули мой слух. Слова доходили, прорываясь через бурю треска и шорохов отрывочно, путано, пугающе:

— Кристер… письмо… в голову… мертва..» полиция:..

Игра за столом вступила в фазу отлива.

Я увидел рядом Министра и протянул ему трубку.

Он стоял лицом к окну и глядел в темноту, словно пытаясь в ней что-то разглядеть. Женщина все говорила. Министр задал ей несколько вопросов. Потом медленно положил трубку и повернулся ко мне.

— Звонила Ева Идберг. Беата Юлленстедт мертва. Ева и Кристер нашли ее в доме. С простреленной головой.

6

Останавливая шквал возгласов и взволнованных вопросов, он поднял руки.

— Больше я ничего не знаю. Ева и Кристер пришли сегодня вечером к Беате обсудить с ней какое-то дело, какое именно, мне неизвестно, но оно касалось какого-то письма. Да, еще! Кроме нас, Ева звонила Сигне, и та пообещала сообщить обо всем Барбру. Полиция уже едет сюда. Я тоже пойду и посмотрю, не нужна ли помощь. Вильхельм, ты пойдешь со мной?

Через пять минут мы вышли из дома. Погода стояла ветреная, и я поднял воротник пиджака.

Добравшись до шоссе, мы свернули налево в сторону пристани. С одной стороны над нами нависала стена густого черного леса, с другой лежали открытые поля, на некотором отдалении тоже переходившие в лес. Силуэты сосен вырисовывались на вечернем небе, как великанские многорукие подсвечники.

Мы не разговаривали. Министр торопился и все убыстрял шаг. Но я отнюдь не собирался уподобляться загнанной лошади. Я уже чувствовал, как что-то часто забилось у меня в груди — что-то тщательно укутанное пиджаком и джемпером. К чему спешить? Обидеть старую женщину опозданием мы уже не могли.

Полиция уже была на месте. Служебные автомобили стояли рядами, съехав в кювет между изгородью и шоссе, а дорожка к дому была залита холодным белым сиянием прожекторов. К нам подошел молодой полицейский. Министр показал ему свою карточку и спросил, можно ли ему пройти? Посветив карманным фонариком, полицейский недоверчиво смерил Министра взглядом. Министр всегда страдал от своей предательски моложавой внешности. Тут же вызвали полицейского постарше, и после недолгого перешептывания, нерешительно отдав честь, они все-таки пропустили нас через калитку. Моя личность ни у кого подозрений не вызывала. Должно быть, они посчитали меня сильно потрепанным долгими годами службы секретарем. Полицейский, который выглядел старше, повел нас по садовой дорожке мимо многочисленных фигур в черных блестящих кожаных плащах с рулетками и прочей аппаратурой, занятых своим делом. Дом был маленький и красный, с белыми углами, как и все подобные дома в страшных сказках.

В прихожей было тесно. Одной стеной здесь служила кирпичная кладка дымохода — обои на ней сильно обтрепались, и сквозь продранные места выглядывали серые голые кирпичи. Открытая дверь напротив вела в гостиную Беаты Юлленстедт. Внутри сверкнула вспышка, и я подумал: «Бог мой, эти гиены уже тут как тут!» — но сразу понял, что ошибся: последний — и наверняка также первый — фоторепортаж в доме Беаты Юлленстедт снимали полицейские фотографы.

Она сидела в кресле с высокой спинкой лицом к порогу, и ее незрячие глаза зло и неотрывно глядели на нас. На ней было то же, что и днем, платье, не хватало только шляпы. У выреза на платье поблескивала не замеченная мною раньше днем маленькая брошь — жучок из золотистого металла, ползущий к узкому темно-красному ручейку, стекавшему вниз со лба. Даже застывшее, ее лицо поражало. Оно излучало ту же решимость и силу воли, так поразившие меня при нашей последней встрече. Наверное, она видела убийцу и успела понять его умысел, но все равно не испугалась. Она умерла, как солдат, павший на поле боя в минуту, когда победа казалась ему близка.

— Какого черта!.. — к нам повернулся молодой человек в штатском.

— Он утверждает… этот человек говорит, что он — наш министр внутренних дел.

Слова нашего вожатого убедительно не звучали.

Молодой человек в штатском костюме шагнул ближе и взглянул на Министра.

— Да, кажется, это — он. Я видел его, когда учился в полицейской школе. — Голос молодого человека звучал довольно, словно он только что опознал преступника-рецидивиста.

— И что вы тут, позвольте вас спросить, делаете?

Министр объяснил.

— И вы, конечно, думаете вмешаться в расследование?

— Нет, ну что вы… я…

— Я только что прибыл сюда, и мы едва начали осмотр места преступления. Я был бы вам очень благодарен, если бы вы…

Голос полицейского в штатском зазвучал неуверенно, и строгие слова застыли на его устах:

— Как? Да неужели?.. Это вы… магистр Перссон?

Я тоже узнал его.

Не по внешнему облику. Облик у него был обычный, среднестатистический — длинноголового, светловолосого шведа. Скорее, это его голос, интонации речи и образ действий живо разбудили во мне воспоминания и стерли все эти годы… ну конечно, это был Бенни Петтерсон — пятнадцатилетний подросток, ни в грош не ставивший ни мое, ни других учителей право и обязанность учить его уму-разуму, конечно, это был он — гроза молоденьких учительниц, доводивший их до слез и заставлявший меня, его классного руководителя, проводить с ним длительные воспитательные беседы…

Признаться, я совсем не думал, что из него может получиться полицейский, и, судя по всему, полицейский довольно высокого ранга. Расследование тяжких преступлений не поручают постовым.

Мы поздоровались, и я заметил с его стороны гораздо более приветливое отношение ко мне, чем к Министру, которому, к его вящей радости, позволили сообщить полиции кое-какие сведения о здешних местах, после чего Бенни Петтерсон снова углубился в свои полицейские дела, а мы удалились из дома Беаты и пошли домой в темноте, ставшей к этому времени почти полной.

Только оказавшись в постели, я вспомнил, что забыл спросить у Министра, где он был и чем занимался целый час во время своей прогулки после ужина?

На следующее утро, когда я все еще лежал и ворочался в постели, пытаясь предугадать, какие напасти и каверзы приготовил мне новый день, первая из них не замедлила явиться в лице Министра, ворвавшегося в комнату и широко распахнувшего окно, через которое на меня сразу же обрушились детское визжание, крики птиц и прочие мучительные утренние звуки.

И поскольку он, конечно, и не подумал закрыть за собой дверь, в комнате тут же образовался сквозняк. Я натянул одеяло до подбородка и горячо пожелал, чтобы Министр оставил когда-нибудь одну из своих вреднейших привычек — проветривание чужих комнат. Министр, кстати, обожает проветривать кабинеты в Доме правительства. Однажды утром в пятницу он раскрыл настежь все окна в кабинете министра по делам религии, в результате чего воздушные потоки унесли с собой патент на назначение нового епископа. Словно сознавая свое небесное происхождение, патент поднялся высоко к облакам — прекрасное, возвышенное, трогательное зрелище, рассказывал Министр, — а в это время его коллега — министр по делам религии — вопил и ругался, крича, что назначение должно утверждаться через полчаса на совете министров и что он теперь скажет королю? Пришлось срочно менять повестку дня, что незамеченным прессой не осталось и получило самые различные толкования.

Одна вечерняя газета торжествующе заявила: правительство действует столь вяло и бессильно, что даже не способно назначить нового епископа — явный симптом необычайно тяжелого случая импотенции. Другой лояльный социал-демократический орган предположил, что министр по делам религии в последнюю минуту благородно пересмотрел свое решение и счел невозможным обойти внесенную в резервный список кандидатуру престарелого священника с безупречным консервативным прошлым. Этот выпад либеральная газета парировала сообщением, что у имеющейся в виду епархии появились новые надежды и прихожане ее возносят теперь свои молитвы Богу и подают петиции в Дом правительства с просьбой о назначении епископом настоятеля местного собора, внесенного в первый список.

И вся эта суматоха поднялась оттого только, что Министру вдруг вздумалось проветрить служебный кабинет!

К следующему заседанию совета министров успели подготовить новый патент, в который вписали фамилию, фигурирующую в третьем списке. «И если есть хоть какая-то зацепка, чтобы его назначить, то так они и сделают», — говорил мне позже Министр, если и страдавший от предрассудков, то только не от религиозных.

— Прыг-скок! — бодро загорланил Министр. — На одиннадцать нам назначен допрос. — Он весь сиял, как ребенок, которому пообещали на разграбление рождественскую елку.

Я тут же вспомнил.

— Где ты был вчера вечером после ужина?

— В туалете.

— Больше часа? В темноте?

— Да, я взял с собой карманный фонарик и немного посидел там, полистал старые журналы. Бог мой, неужели ты наденешь кальсоны в такую погоду?

Я поднялся, разобрал одежду и сказал ему, что не собираюсь пренебрегать общепринятыми гигиеническими правилами только потому, что на небе сияет солнце. Взглянув на джинсы Министра, я добавил:

— Ты бы лучше следил за собой. У тебя вид несовершеннолетнего преступника. С хорошими перспективами на исправление, — поспешил добавить я, увидев, как сразу нахмурилось его чело. — Постарайся произвести на полицию хорошее впечатление. Чувствует моя душа: тебе это пригодится!

К дому Беаты Юлленстедт мы подошли только в пять минут двенадцатого — для школьного работника опоздание непростительное. Правда, добрались мы сюда не без труда. В воскресные дни остров был переполнен отдыхающими. Обочины дороги чуть не проседали под тяжестью широкопузых автомобилей, и изрыгаемые ими люди распространились по шоссе и в округе. Многие накрывали завтрак прямо на краю придорожной канавы. Другие бродили по лесу. Самые гибкие и предприимчивые взбирались на деревья, наблюдали оттуда за домом Беаты и криками сообщали вниз результаты своих наблюдений. Более умудренные опытом или же страдающие от болезней или неуместных моральных запретов собирались вокруг таких деревьев и, раскрыв рот, глазели вверх, ожидая очередных сообщений. Они напоминали хилых гиен, питающихся тем, что оставляют им сильнейшие в стае.

Свои обычные, самые выгодные места у калитки занимали фоторепортеры. Когда мы добрались до ворот, в задних рядах толпы началась самая настоящая толчея. Какая-то длинношеяя жилистая женщина, взглянув на нас, обернулась и крикнула назад:

— Смотри, Анна, смотри!

Откуда-то из людской массы ответила Анна:

— Это — она?

— Нет, это — он!

Министр, не понимавший, по-видимому, что популярность его в данный момент уступает только трупу, обнажил голову и приветствовал всех представителей прессы.

— А он выглядит совсем как обычный нормальный человек, — послышалось чье-то старческое блеяние, после чего мы, благополучно миновав ограждение, оказались под защитой натянутой веревки и полицейских.

Министра немедленно проводили в дом.

Место на белом садовом стульчике у белого садового стола показалось мне заманчивым. Спросив у постового полицейского, не испорчу ли я, устроившись здесь, какие-нибудь отпечатки пальцев или следы, и получив от него успокоительный ответ, я с удовольствием расположился на нем. Я сидел в райском окружении прекрасных яблонь и кустов смородины, но что-то тревожило меня. Я не знал, чем кончится встреча Министра с моим полицейским.

Опасения оказались не напрасными. Через минуту-другую из окон дома послышались пронзительные крики. Слов я не разобрал, но оконные стекла, не предвещая ничего хорошего, вибрировали вовсю. Когда через минуту из двери дома пулей вылетел Министр, вид у него был растерянный. Но мы не успели даже обменяться взглядом, меня тут же проводили в гостиную.

К этому времени Беата Юлленстедт уже покинула стены родного дома. В кресле, где она встретила свою смерть, теперь восседал Бенни Петтерсон. Прямой солнечный свет только подчеркивал усталость его небритого лица. Хотя прежде всего в глаза бросалась его взволнованность.

— Этот министр, что он за птица? — напористо, как в былые дни, начал Бенни.

Из осторожности я сообщил ему только, что эта птица — мой зять.

— Он утверждает, что в момент убийства находился в туалете и просидел в нем целый час. И упорно держится за свое показание, хотя это невозможно! Ни один человек на свете не в состоянии…

Мои собственные показания о том, где находился вечером я, возражений не вызвали. При упоминании названия книги «Древние народы Вавилона» — у меня не было никаких причин скрывать его — в голубых, смыкавшихся от бессонницы глазах полицейского я заметил искорку уважения. Действительно, в школьные годы Бенни Петтерсон усердием не отличался и потому мог по достоинству оценить прилежание своего старого учителя во время отпуска.

Через некоторое время Бенни полностью успокоился, глубже осел в кресле и удобнее вытянул ноги. Со мной он говорил небрежно, сонливым самодовольным тоном, словно хотел показать своему старому магистру и, возможно, себе тоже, что знает свое дело досконально и хорошо поработал.

— Вы, магистр, были единственным учителем в нашей зубрильне, который мне нравился. Вы хотя бы выслушивали нас, прежде чем орать. Другие… что там говорить! Помните того осла, который преподавал у нас биологию? Как же его звали? Он все бубнил, что я рано или поздно попаду на Лонгхольмен. Вот я и попал на Лонгхольмен, только в качестве следователя по особо важным делам. — Он сделал паузу. — Вообще-то это — мое первое по настоящему крупное дело. Начальник полиции уехал на конгресс в Японию, а его заместитель провалился вчера в шахту вентиляционного колодца и сломал бедро. Так что со вчерашнего дня командую в районе я.

Бенни сладко зевнул и, казалось, подобным развитием событий особенно огорчен не был.

— Мне непременно нужно добиться успеха. И как можно скорее. Нужно ловить свой шанс. И по-моему, я его почти поймал. Во всяком случае, просить помощи в Центральном управлении я не буду. Уже получены данные экспертизы с места преступления. К вечеру будет готов протокол вскрытия. Хотя уже сейчас можно утверждать, что фру Юлленстедт застрелили из охотничьего ружья, которое потом бросили вон туда, на диван. — И он кивнул головой на глухую дальнюю стенку. — Судебный врач утверждает, что выстрел оказался смертельным. Несчастный случай или самоубийство исключены. Стрелявший стоял либо на пороге комнаты, либо чуть дальше в прихожей. Другими словами — в четырех-пяти метрах от жертвы. Ружье принадлежит одному из дачников — министру юстиции, не помню уже, как его зовут, — Бенни Петтерсон сделал попытку заглянуть в свои бумаги, но тут же лениво оставил их и снова погрузился в кресло. — Впрочем, какая разница! Вчера утром, да, точно, я помню, он сказал, что вчера утром обнаружил в своем доме пропажу ружья. Посчитав, что ружье у него позаимствовал один из соседей, он не стал поднимать из-за этого шум. Что не говорит в его пользу. Кстати, и не в пользу его соседей тоже. — Бенни сделал рукой разуверяющий жест. — Вы, магистр, в этой компании оказались случайно… Вряд ли речь здесь идет об убийстве с целью ограбления. Насколько можно судить по результатам осмотра и со слов племянницы убитой, в доме ничего не искали. Ни одна вещь не пропала. Во всяком случае, не пропало ничего ценного. В спальне лежит сумочка с суммой в 600 крон и несколько сберегательных книжек. Никаких следов борьбы не замечено. Да и что бы могла сделать слабенькая старушка?.. Обнаружившие ее фру Идберг и профессор Хаммарстрем утверждают, что входная дверь была закрыта, но не заперта. А племянница сообщила нам, что старуха запирала вечером дверь на ключ и очень следила за этим. На замке обычного поршневого типа никаких следов взлома не обнаружено. Одно из двух: или у убийцы был собственный ключ, или он постучал и его впустили. В последнем случае это кто-то, кого старуха знала и кому доверяла. Одинокие дамы в преклонном возрасте не впускают в дом на ночь глядя незнакомца. Судя по тому, что мне о ней рассказали, фру Юлленстедт — не исключение из этого правила. Дверь в сад со стороны шоссе — единственная во всем доме. Окна снабжены хорошими запорами и зашторены. К сожалению, никаких следов на полу или в саду мы не обнаружили. На траве и гравии, когда нет сильных дождей, следы не остаются. Он прочитал мне настоящий доклад, и я добросовестно делал вид, что внимательно слушаю его.

— А как оказалась здесь вчера вечером фру Идберг и профессор?

— Фру Идберг получила вчера письмо. В нем фру Юлленстедт просила ее прийти к ней в половине девятого. Но она не хотела идти одна, стеснялась, и попросила профессора Хаммарстрема сопровождать ее. Они опоздали к назначенному времени и были здесь только без четверти девять. И нашли ее.

— Сколько времени к тому моменту она была мертва?

— Если верить профессору — от пяти до десяти минут. Судебный врач, осматривавший ее часом позже, дает более широкие рамки. Он утверждает, что смерть наступила в промежутке от без четверти восемь до без четверти девять. Хотя данные профессора кажутся мне более надежными. Он с фру Идберг видели бежавшего с места преступления убийцу.

— Они видели!?..

— Да. Точнее, они видели тень, скользнувшую от двери по стене. Тень тут же пропала.

— И они не имеют представления, кто бы это мог быть?

— Нет!

Я немного помолчал, но, поскольку Бенни Петтерсон засыпал у меня на глазах, пришлось напропалую спросить:

— Фру Юлленстедт что-нибудь написала в своем письме, почему она хочет встретиться с фру Идберг?

— Нет, она просто просила ее прийти. Я давал письмо на срочную экспертизу нашим графологам, и оба они заверяют: и письмо, и адрес на конверте написаны рукой фру Юлленстедт. Да, извините, пожалуйста, я все время зеваю, не спал всю ночь. Насколько нам известно, друзей среди коренных жителей острова у нее нет. Но я все равно послал людей проверить здесь каждую дверь. Еще мы проверяем круг ее знакомых в Стокгольме. Она жила там большую часть года. Знакомых у нее, видимо, было совсем немного, и я постепенно прихожу к мысли, что искать нужно среди местных дачников. О том же говорит и ружье, которое стащили у министра юстиции. И тот факт, что фру Юлленстедт, по-видимому, сама впустила убийцу в дом! Сегодня я допрашивал всех вас — дачников. И должен сказать, некоторые показания выглядят странно. Один! В уборной! В темноте! И как раз в промежутке между восемью и девятью вечера!

Он поднялся с кресла.

— Пойду поговорю с прессой, а потом посплю хотя бы часок. Надо выспаться. Вы, магистр, не хотите остаться на пресс-конференцию? Я помню, какое большое значение вы придавали разбору домашних заданий…

Магистр остаться на пресс-конференцию не захотел.

Он выразил свое искреннее восхищение результатами ночной работы детектива, отыскал Министра, кравшего смородину покойной, запретил ему выступать с какими-либо заявлениями и отправился вместе с ним домой обедать.

7

Откушав омлета по-французски, я пошел и устроился в гамаке. В гамаке, конечно, уже лежал, подобно большому теплокровному животному, какой-то подросток, которого пришлось оттуда согнать. С собой в гамак я взял «Древние народы Вавилона», собираясь перечитать третью главу. Чтение историографических трудов требует особой сосредоточенности и внимания, труднодостижимых, к сожалению, в обстановке, когда рядом с тобой играют в «дьявольский галоп».

Но и на этот раз желанного покоя я не нашел.

Повсюду на лужайке на креслах-раскладушках возлежали точные копии Министра и их гости и обсуждали планы своих будущих злодейств. Перед детьми, ни на секунду не покладая рук, трудился Министр. Он подстригал машинкой траву на газоне. Работал он, конечно, в атмосфере всеобщего одобрения. Молодежь энергично подбадривала его советами и указаниями:

— Пройдись еще раз у куста, ты что, ослеп?

— Дядя, вы забыли состричь травинки на повороте, вон там!

— Папа, осторожнее, куда тебя понесло!

Сам бы я ни тяжелой физической работы, ни оскорблений в свой адрес не вынес, но Министр трудился спокойно. То же самое происходит в ригсдаге, подумал я, год за годом оппозиция кричит и беснуется и, в конце концов, ее перестаешь замечать.

Выполнив назначенный себе урок, Министр подошел поближе и устроился на качелях.

Меня беспокоил один вопрос, и я спросил у него:

— Полиция считает, что убийцу следует искать среди нас, дачников.

— Полицейский намекал мне на что-то в этом роде.

— И, как мне кажется, особенно темной лошадкой он считает тебя. Из-за всей этой истории с туалетом. Ты в самом деле просидел в нем целый час?

— Но ты же знаешь! Пока туда доберешься… потом хочется посидеть, поразмышлять… Там так тихо и спокойно.

Я вспомнил о скачущей дьявольским галопом семейке и, кажется, впервые начал понимать, почему вот уже много лет Министр упрямо отказывается оборудовать теплый туалет в доме.

— Там лежит целая кипа старых номеров «Еженедельного журнала». Удивительно, но со временем он становится только лучше. Как сыр, — философски заметил он.

— И тебя никто там не видел?

Вопрос не такой уж, как может показаться, странный. Министр и все остальные члены его семьи сидят в туалете при открытой двери.

— Нет, — и он еще немного подумал. — Я слышал какие-то шорохи, но, наверное, это были белки.

И тут он вдруг просиял:

— Кажется, я могу сослаться на Бригитту Нильссон!

— Но как она-то могла оказаться?..

— Оказалась. Хотя в туалете ее лично, естественно, не было. Она сейчас в Риме. Я прочитал там статью о ней. Бригитта содержит квартиры в Стокгольме, в Лугане и в Нью-Йорке. Если я упомяну, что она… Хотя нет, к сожалению, но пойдет. Я мог прочитать об этом в другой раз.

Он оттолкнулся от земли ногами, качнулся, стойки качелей зашатались и затрещали.

— Пойдем к Еве Идберг! Нужно вернуть ей садовые ножницы, я держу их уже целую вечность. И потом… это ведь она нашла Беату. Я бы с удовольствием послушал… то есть было бы полезно узнать от нее кое-какие детали.

Он осекся. Мой вид в этот момент, наверное, поразил его, и он сразу притормозил.

— Естественно, мы пойдем потихоньку. Очень спокойно и неторопливо. Я возьму тебя под руку.

Есть вещи невыносимые — даже для такого больного человека, как я. Я мгновенно спрыгнул с гамака на землю. Еще минута, и он предложит вывозить меня в высший свет на инвалидной коляске!

— Жди меня здесь! Я схожу за тростью. Потом я пойду с тобой хоть до Норртелье. Но без посторонней помощи, сам!

— Кто она, собственно, такая? — спросил я у Министра, когда мы медленно пошли с ним по Тайной тропе.

— Ева Идберг? Она приехала сюда прошлым летом и купила старую виллу аптекаря — ту самую, что пустовала со дня его смерти. Она разведена, по словам Маргареты, уже в третий раз. Идберг — ее девичья фамилия. Единственный, кто хорошо знает ее, — Кристер Хаммарстрем. Она работает с ним в одной клинике преподавателем лечебной гимнастики. Или работала.

Ева как раз сгребала скошенную траву у стены своего белого, высокого, похожего на маяк дома. Подобно принадлежащей ей недвижимости, она притягивала к себе взгляды еще издали.

На ней был купальник, сшитый из ткани с рисунком, имитирующим шкуру леопарда. Теоретически купальник состоял из двух, а практически — из трех столь минимальных по площади частей, что рисунок на нем терялся полностью. Белокурые волосы Евы волной падали ей на плечи, притягивали к себе взгляд, влекли его по кривой ниже… ниже.

Когда мы, как два выбравшихся на большую дорогу разбойника, вынырнули из леса, она вскрикнула:

— Мужчины?! Ах, простите, я побегу чем-нибудь прикроюсь!

— Это абсолютно излишне! — крикнул Министр в спину убегавшей богине с большей, чем требовал этикет, страстью. Я подумал, что от отца четырнадцати детей следовало ожидать большего самообладания, но тут же сообразил, что ошибся. Как раз от многодетных отцов требовать подобного самоограничения совершенно бессмысленно.

Немного походив по саду, я уселся на садовую скамейку, стоявшую с южной подветренной стороны дома. Спинка скамьи жестко впивалась мне в позвоночник. Казалось, что она состоит из одних только перекрученных корней дерева, но, сидя, я все же давал отдых ногам. Взгляд мой устало блуждал по дому и саду, пока не наткнулся на длинный, сияющий лаком лимузин, приткнувшийся у стены дома. Казалось, сознавая свою высокую цену, он тоже требовал защиты от ветра и холода. Министр бродил меж кустами и что-то вынюхивал, как ищейка, пока из-за угла дома не выпорхнула одетая в некое подобие пляжного костюма Ева Идберг. В руках она держала поднос.

Издав шаловливый смешок, она заговорила:

— Извините, что заставила вас ждать! Здесь, на природе, когда не ждешь гостей, одеваешься минимально, чтобы не терять крохи солнца, которые нам еще перепадают. Наверное, то, что я говорю, ужасно. Говорить о каком-то загаре сейчас, когда умерла фру Юлленстедт. Конечно, я ее почти не знала, но все-таки. Бедняга, так закончить свои дни! — В голосе Евы зазвучали грудные, жалующиеся нотки, так неприятно подействовавшие на меня уже тогда, за кофейным столиком на даче у Сигне. — Хотя после того, как умер ее муж, жизнь у нее, наверное, была невеселая. Может, смерть была для нее избавительницей?

Тут взгляд Евы поймал садовые ножницы, высоко воздетые Министром вверх острием. Не пытался ли он использовать их в качестве словоотвода? Рассуждения о жизни и смерти сразу же сменились выражением взаимной благодарности. Министр благодарил Еву Идберг за то, что она одолжила ему ножницы, а она благодарила Министра за то, что он их вернул, а потом они стали благодарить друг друга за то, что друг другу так благодарны. Все это тянулось бесконечно долго и чудовищно утомляло. Я чувствовал, как жесткие корни скамейки все больнее впиваются мне в спину.

Наконец Министру удалось выпутаться из тенет благодарности. Он перехватил инициативу и напрямик, нагло спросил Еву, с какой целью она посетила вчера вечером Беату Юлленстедт?

— С какой целью? Да? Вам мое посещение кажется странным? Я имею в виду то, что именно я пришла к ней в дом и нашла ее мертвой, хотя до этого побывала у нее всего один раз вместе с другими, когда мы приходили к ней чтобы поздравить с днем рождения? В этом году она из-за плохого самочувствия никого не принимала, и мы просто послали ей цветы.

— Но как получилось?..

— Вчера после кофе у Сигне я пошла на почту и получила там письмо от фру Юлленстедт. Я узнала ее почерк на конверте. Я знаю его, потому что после празднования дней рождения она писала всем благодарственные открытки. Я, конечно, очень удивилась, получив от нее письмо. Я хочу сказать, у нее же не могло быть еще одного дня рождения — его отпраздновали две недели назад. На открытке, вложенной в конверт, было написано всего несколько строчек и…

— Открытка до сих пор у вас? — быстро спросил Министр.

— Да, то есть, конечно, нет — ее забрал полицейский комиссар. Но я помню каждое написанное на ней слово, я же ломала над этим голову весь вчерашний день. В верхнем правом углу было написано: «Линдо, 16 августа». Шестнадцатое — это же позавчера. И дальше: «Приветствую Вас и шлю Вам нижайший поклон! Не соблаговолите ли Вы зайти ко мне домой сегодня вечером? Мне жаль Вас беспокоить, но, надеюсь, моя просьба не покажется Вам слишком обременительной. Договоримся на половину девятого, чтобы не торопиться за ужином. Ваша Беата Юлленстедт». Пока я стояла с письмом, пытаясь сообразить, что бы это значило, появился Кристер, он возвращался из лавки. Он знает старуху лучше и, может быть, понимает, о чем, она хочет говорить со мной, подумала я, дала ему письмо и спросила, чего она от меня хочет? Но он ответил только, что лучше мне самой сходить и узнать. Мне это все больше и больше не нравилось, то есть я совсем не хотела идти туда одна вечером. Старуха так странно вела себя у Сигне и Магнуса. Я попросила Кристера пойти вместе со мной, но это вызвало у него настоящий приступ ярости. Последнее время он такой нервный и раздражительный. Он сказал, что не собирается навязывать Беате свое общество. Тогда я сказала ему, что ни за что не пойду к ней одна, а он ответил мне, что считает низостью заставлять старого человека сидеть и ждать понапрасну. Я, конечно, настояла на своем. Меня он слушается, и наконец, он согласился зайти за мной незадолго до половины девятого и проводить меня до дома Беаты, но не дальше.

— И ты понятия не имеешь, зачем вдруг понадобилась Беате?

— Нет, хотя думала над этим столько, что, наверное, продумала в голове дырку.

И Ева Идберг наморщила лоб, демонстрируя пережитые ею муки мыслительного процесса.

— Вообще, все это довольно странно. Когда я приехала сюда прошлым летом, я ничего о ней не знала. И встречалась с ней только один раз на дне ее рождения в прошлом году, куда попала случайно и где разговор шел только самый общий. Конечно, я видела ее иногда на почте или на шоссе, но и тогда наши встречи ограничивались кивком головы или несколькими словами о погоде.

— Вчера у Магнуса и Сигне она ничего о письме не говорила? Она ведь уже написала и отослала его.

— Нет, нечего. Я поздоровалась с ней и спросила, как она себя чувствует. Она посмотрела на меня своими черными колючими глазами, но не сказала ни слова. Кажется, она даже не слышала по-настоящему, что я ей говорю.

— А вечером?

— Вечером Кристер зашел за мной без двадцати минут девять — на четверть часа позже, чем мы договаривались. Он, судя по всему, сидел дома и распалял в себе злобу. Он пришел злой как черт и все время сжимал зубы, словно грыз неподдающийся орех. И за всю дорогу не проронил ни слова.

А я подумал про себя, что, скорее всего, у него и не было такой возможности.

— Мы прошли тропинкой до шоссе, а потом по шоссе до самого дома фру Юлленстедт и нигде никого по дороге не встретили. Помню, когда мы вошли через калитку в ее сад, у меня промелькнула мысль, как странно, что над дверью не горит лампочка. Беата всегда включала ее, когда ждала гостей.

Тут Кристер схватил меня за руку, и так крепко, что мне стало больно. «Тише! — прошептал он, и я остановилась. — Там кто-то есть! На пороге! Нет, его уже там нет… Кто-то проскользнул вдоль стены! Ты видела?» Я прислушивалась и глядела во все глаза, но видела только шевелящиеся ветви деревьев. Потом вдруг я тоже увидела. Кто-то словно бы скользнул от двери — всего только тень, но более черная, чем другие шевелящиеся. И Кристер едва не кричал, словно до этого не верил собственным глазам: «Бог мой! Ты видела? Там на самом деле кто-то был!»

Мы еще постояли там. Теперь меня охватил настоящий испуг. По шоссе к дому мы шли в сумерках, но здесь, среди деревьев, стояла почти полная тьма. И дом стоял так одиноко и… как-то угрожающе, виднелась только узкая щелочка света в окне поверх шторы.

— Это не фру Юлленстедт, — прошептала я, пытаясь хоть что-то сообразить, — она не ходит так быстро. Да и что ей могло здесь понадобиться, в темноте?

— Наверное, нам лучше зайти в дом вместе и посмотреть, не случилось ли там чего, — сказал Кристер.

Он и в самом деле казался очень обеспокоенным.

Наружная входная дверь была закрыта, но не заперта. Свет в маленькой прихожей не горел. Дверь в гостиную стояла открытой… Я никогда не забуду, как она глядела на нас. У нее был такой разозленный вид, словно мы против воли вломились к ней в дом. Хотя, можно сказать, мы действительно проникли в него без разрешения. Горела только одна лампа, свет от нее падал на лицо, и посередине во лбу… Да, конечно, я закричала, а Кристер подошел к ней. Но уже ничего нельзя было сделать. Даже врачу. Он опустился рядом на стул и побледнел как мел, а я подумала, вдруг и он упадет в обморок! Но он, слава Богу, с собой справился и сказал, что нужно вызвать полицию. А я сказала ему, что мы, наверное, видели убийцу, когда стояли перед домом, и Кристер вышел с карманным фонариком в сад, но он, конечно, никого там не нашел. Потом он проводил меня до самого дома, я боялась идти одна. Все это было очень страшно: дырка во лбу и то ярко-красное, липкое, что стекало по ее лицу… Но мой малиновый сок вы должны попробовать обязательно!

Ярко-красная, липкая вытекавшая из графина жидкость вызвала у меня судорогу отвращения. Я, наверное, непроизвольно вскрикнул, когда увидел ее, и Ева тут же участливо спросила, не укусило ли меня какое-нибудь зловредное насекомое? Я решил не объяснять ей, что мне нехорошо, что малиновый сок вреден для моего желудка. Вместо этого я как бы нечаянно опрокинул стакан, совершив тем самым недальновидную глупость, поскольку в графине еще оставалось сколько угодно сока. Мне налили новый стакан и предложили еще одну водянистую, бесформенную булочку. Министр, обожавший сладкое, как все дети, просто сиял. До полного счастья ему не хватало только хоботка для высасывания нектара, как у насекомого.

— Сок не слишком приторный? — Министр учуял, куда дует ветер, и с чрезмерным пылом заявил, что не считает ничего подобного. — Обычно я угощаю своих гостей сидром. Но как раз в прошлом сентябре, когда я собралась снимать яблоки, буря поломала мою лучшую яблоню. Взгляните сами! — И Ева указала рукой на узловатую, обезглавленную великаншу, стоявшую перед фасадом дачи. — Я оберегаю на яблонях даже самые маленькие веточки и, снимая яблоки, всегда пользуюсь моей ужасно старой и опасной садовой лестницей. Прошлым летом я и в самом деле с нее свалилась, правда, в тот раз я красила дом — сами понимаете, при моих невеликих заработках и отсутствии счета в банке все приходится делать самой — просто чудо, что я не сломала тогда шею! Хотя нет, тут есть и моя собственная небольшая заслуга. Я занимаюсь гимнастикой и довольно сносно владею телом. Конечно, для моих лет.

Она сделала паузу и тряхнула головой со смехом, который следовало бы назвать фривольно-вызывающим. Смех ее, однако, оставил меня безразличным. Нахохлившись, я сидел над своим стаканом алого сока и безучастно наблюдал, как Министр энергично протестовал, опровергая ее последние слова, и хорошо поставленным голосом, хотя и довольно бессвязно, стал вдруг припоминать другие случаи, свидетельствовавшие в пользу уникальной гибкости хозяйки дома.

Понемногу, однако, как вода в пору отлива, воспоминания убывали. Министр допил стакан до дна и поднялся.

— Кстати, о тени в саду Беаты. Ты узнала того, кто это был? И на кого тень похожа больше — на мужчину или на женщину? Высокого роста или низкого?

На загорелом лбу нашей собеседницы появилась морщинка.

— Нет, я не помню. Там было темно, и я не очень хорошо видела. Не видела ничего определенного. Это была… просто тень.

На этот раз в ее круглых голубых глазах промелькнула новая искра.

Внезапное предчувствие опасности?

— Ты думаешь, она способна на это? — спросил Министр, когда мы снова оказались на тропинке.

— Способна на что?

— Естественно, на убийство Беаты!

Все мои усилия представить себе Еву Идберг в роли хладнокровного убийцы окончились безрезультатно, о чем я и объявил ему.

Но Министр не сдавался и продолжал:

— Она вполне могла убить Беату примерно в восемь — согласно показаниям судебного врача, Беата умерла в промежутке от без четверти восемь до без четверти девять, — а потом успела бы добежать до дому, чтобы спокойно ожидать там Кристера Хаммарстрема.

— А темная фигура, выскользнувшая из дома? Кому принадлежит она, если не убийце?

— Боже мой. Да кому угодно, кто проходил мимо, а теперь боится сказать об этом. Может быть, Барбру. А может, какому-нибудь мальчишке, воровавшему в саду яблоки.

— Кроме того, умеет ли Ева Идберг обращаться с ружьем?

— Умеет. Мы все участвуем в соревновании по стрельбе, которое каждый год устраивает Хюго Маттсон. Естественно, все, кроме Маргареты.

— Логично. Во всем, кроме одной детали. Конечно, самой пустяковой, ничтожной детали. Зачем понадобилось Еве убивать Беату?

Министр нахмурился.

— Да, деталь, конечно, немаловажная. Если они действительно, как она сказала, почти не знакомы друг с другом. История с письмом, во всяком случае, странная. — Министр задумался. — Как могла старая и, можно сказать, нелюдимая Беата пригласить к себе почти незнакомого человека, к тому же пригласить так поздно — в девять вечера! Без всяких видимых причин. Нет, наличие письма указывает, что между ними существовали какие-то отношения. Письмо, возможно, содержало в себе угрозу или своего рода предупреждение. Может, поэтому она решила разделаться с его отправителем?

— Учти, ружье у министра юстиции украли до того, как Ева получила письмо.

— Может быть, она знала, что такое письмо может прийти, и заблаговременно раздобыла оружие?

— Зачем тогда она показала письмо профессору? Если оно так опасно для нее, что заставило ее убить Беату всего через несколько часов после его получения?

— Чепуха, убийство могло произойти спонтанно и непредумышленно. Решение могло созреть в тот же день.

— Но что связывало старую и нелюдимую, по твоим словам, Беату и молодую жизнерадостную Еву Идберг? И какая опасность могла скрываться в письме, написанном в таком вежливом и, пожалуй, даже дружелюбном тоне? Опасность такая острая, что получательница письма в тот же день срывается с места и делает дырку в голове у отправительницы?

— Об этом можно только гадать.

— Это не ответ. Попробуй погадай!

— Можно, например, предположить, что… что…

— Что Беата продавала Еве наркотики и пригрозила прекратить снабжение, если не получит более высокую плату?

— Ну конечно, не так…

— Боюсь, что в твоей теории относительно Евы Идберг слишком много крупных проколов. Она слаба и не выдерживает никакой критики.

Разгорячившись, я увлекся. Ветка, хлестнувшая по моей щеке, вернула меня к реальности.

8

Так, защищая Еву Идберг, — естественно, по причинам сугубо принципиальным, — я шел, не обращая особого внимания, куда ведет нас тропинка. Но вот тропинка сузилась до дыры в решетчатой изгороди, а за ней приняла вид ухоженной садовой дорожки с ровно подстриженными краями. Оторвав от дорожки взгляд, я посмотрел чуть выше и обнаружил, что мы с Министром приближаемся к дому профессора Хаммарстрема. Прямо перед нами сияло свежей зеленой краской стройное и солидное здание бесспорно впечатляющих размеров. Еще более сильное впечатление производил разбитый вокруг здания сад, или, вернее, парк. Газоны и фасонно подстриженные кусты на них, правильно чередуясь, подчинялись приятному и ненавязчивому ритму. Повсюду на точно выверенных расстояниях друг от друга располагались клумбы и грядки. Мы пришли на виллу в самую пышную пору цветения роз. Везде, куда бы мы ни бросали взгляд, он встречался с радужным сиянием лепестков и пламенеющими красками раскрытых и трескающихся бутонов. Но и это было не все. От здания вниз к заливу сбегал фантастической красоты сад камней, любовно разбитый на бугристом неровном склоне.

На берегу в кресле сидел хозяин этого вертограда. Увидев нас, он с видимым усилием поднялся и двинулся навстречу. Садоводческие деяния такого, как у него, размаха, конечно, не проходят бесследно.

— Пожалуй, я впервые не застаю тебя на четвереньках! — развязно приветствовал хозяина Министр.

Четырехугольное массивное лицо профессора осветила слабая улыбка. Но глаза его были усталыми и серьезными, а кожа — натянутой на лице и бледной под загаром, как у не спавшего всю ночь человека. Несмотря на куртку и защищающую от ветра и от холода беседку, профессор поеживался.

— Да, работа сегодня не идет, — сказал он. Мышца в уголке его глаза подрагивала и ритмично дергалась.

— Не могу сказать, чтобы я ощущал боль потери, но все это очень грустно, — добавил он. — Я ведь привык к ней и видел ее каждое лето в эти последние годы, когда постоянно живу здесь в сезон. Но, будьте добры, присаживайтесь!

Я опустился на стул, сделанный, очевидно, из остатков корней, большая часть которых пошла на изготовление скамейки в саду Евы Идберг. Кристер Хаммарстрем и Министр со скорбными улыбками пустились в воспоминания и легко сошлись на том, что в дни своего здравия Беата Юлленстедт отличалась завидной волей.

— Но вчера она выглядела неважно. На кофе у Сигне, — поторопился добавить Министр, словно опасаясь, что слова его будут поняты превратно.

В сказанном заключался вопрос, и врач понял это.

— А она и была плоха, очень плоха, — он немного поколебался. — Я, естественно, никому об этом не говорил. Она была против. Но сейчас, полагаю, нет больше никаких причин скрывать, что фру Юлленстедт страдала от рака желудка, от запущенного рака желудка в неоперируемой стадии. В любом случае, это было бы ее последнее лето на Линдо — как, впрочем, и на земле. И, конечно, она это понимала и страшилась неминуемых и бессмысленных страданий, которые ее ожидали.

Я заметил, что подрагивание века у него прекратилось. Наверное, ему стало легче, когда он выговорился. Теперь он выглядел менее напряженным, чем в момент нашего появления.

— Она была вашей пациенткой?

— Нет, в общем-то, нет. Но прошлой весной врач, который лечит ее в городе, попросил меня присматривать за ней, пока она на Линдо. Ему, конечно, не нравилось, что она проводит здесь лето. Но старуха отличалась редким упрямством и была верна старым привычкам.

— И вчера вечером вы навестили ее, чтобы посмотреть, как она себя чувствует? — невинным тоном спросил Министр.

— Ну нет, конечно же, нет! — пылко возмутился Кристер Хаммарстрем. — Я посещал ее только в тех случаях, когда она сама об этом просила. Она не любила, чтобы с ней нянчились. Последний раз я был у нее две недели назад, на следующий день после ее 83-летия. Вчера вечером к ней меня затащила Ева Идберг. Фру Юлленстедт просила ее прийти, но по какой-то причине Ева не хотела навещать ее одна. Поэтому она попросила меня — я, наверное, первым попался ей на глаза — сопровождать ее. Я не хотел, но под конец, чтобы отвязаться, согласился. Хотя после ужина собирался наплевать на все и никуда не ходить. У меня нет никакого желания носиться по округе в качестве гувернера придурковатых особ. Ровно в половине девятого — я должен был зайти за ней точно в это время — я, конечно, все-таки отправился к ней. Одна бы она не пошла, а я не мог допустить, чтобы фру Юлленстедт, больная и несчастная, сидела до полуночи и понапрасну ждала ее.

— Ты не заметил по дороге ничего подозрительного. Ни крика, ни выстрела, ни зашумевшего мотора? — Министр для наглядности продемонстрировал все эти звуки.

— Нет, не заметил ничего, но, когда мы вошли через калитку, в саду определенно кто-то был. Кто-то побежал от двери вдоль стены и пропал за углом.

— Ты видел, кто это был?

— Нет.

Ответ прозвучал быстро и уверенно.

— Было темно. Деревья там стоят тесно. Тень отделилась от темноты. Если бы он стоял тихо и не шевелился, я бы его не заметил.

— «Он»? Ты все-таки заметил, что это — мужчина?

Профессор неотрывно глядел на Министра. Несколько мгновений он молчал, он как будто был сбит с толку.

— Разве я это сказал?.. Я просто предположил, часто ведь говоришь автоматически, не имея ввиду чего-то определенного… Нет, рассмотреть, кто это был — мужчина или женщина, было невозможно, я видел только фигуру, тень.

— А потом вы вошли в дом? Вместе?

— Да. Я подумал, что лучше нам войти вместе, может, в доме побывал вор? Входная дверь оказалась незапертой… Остальное ты знаешь..

— В котором часу вы ее обнаружили и долго ли она, как вы считаете, была мертва?

Министр с удивлением и одобрением взглянул на меня. Могу сказать в свое оправдание, что задавать вопросы — неотъемлемая часть моих служебных обязанностей.

— Она была мертва к этому времени минут пять-десять. Часы показывали одиннадцать минут десятого. Я хорошо это помню, потому что запись точного времени наступления смерти и обнаружения мертвого тела входит в кодекс действий врача, когда он оказывается в такой ситуации.

Кристер Хаммарстрем едва ли не стыдился точности своего свидетельства.

Мы еще немного поговорили о Беате и постигшей ее судьбе, после чего разговор перешел на людей еще здравствующих. На хрупкость их существования на земле, а потом на переменчивость погоды и направления ветров в эту пору года. Мы поднялись, чтобы откланяться.

Но Кристер Хаммарстрем не отпустил нас.

Он пошел с нами вдоль берега и стал рассказывать о своем саде, уделяя больше внимания своим будущим планам, чем тому, что уже совершил. В момент, когда он говорил нам, что зарезервировал для работ в саду все свободные дни на многие годы вперед, в голосе его зазвучала настоящая одержимость идеей, настоящая страсть.

Хотя порыв длился недолго, через миг перед нами снова был усталый и потерянный человек, убежденный в том, что ему никогда не осуществить свои блестящие планы.

Он хотел проводить нас обратно до дома, но Министр остановил его.

— Посиди здесь, дай спине отдохнуть! Мы найдем дорогу, — заботливо заверил он, и мы пошли одни по ухоженной дорожке между рядами густой обрезанной сирени. Но едва мы миновали дом, как Министр в три огромных прыжка оказался у входной двери.

— Пошли, дверь открыта! — прошептал он.

— Уж не собираешься ли ты?..

— Нужно осмотреться. К чему разговоры и все эти допросы. Пора браться за дело. Если боишься пойти со мной, разбери мусор вон из того бака! — И он показал мне на пузатую железную бочку. Из щели между ее крышкой и корпусом, как из беззубого, не держащего слюну рта, сочилась какая-то жидкость. Вокруг жужжали и носились мухи… Я содрогнулся, ощутил во рту вкус малинового сока и шагнул вслед за Министром, успев подумать, что если бы имел подобных Министру соседей, то никогда бы не оставлял дверей дома незапертыми.

Он крался по комнатам, заглядывал во все углы, беззастенчиво открывал шкафы и ящики и даже порылся кочергой в золе камина. Свои действия он комментировал:

— Результата можно добиться, только действуя — действуя быстро и решительно! Сколько же здесь пивных бутылок! То, что я сейчас делаю, называется криминально-техническим дознанием. Пойдем, я покажу тебе зал трофеев!

Несмотря на мои протесты, он повел меня вверх по лестнице.

Мы вошли в большой зал. Вдоль стен рядами стояли стеклянные ящики, заполненные кубками и медалями, а между стеллажами висели чучела звериных морд и всевозможного вида ветвистые рога. Я тут же вспомнил: в молодые годы профессор Хаммарстрем считался одним из лучших в стране мастеров стрельбы из охотничьего ружья. Впрочем, он и теперь еще сохранял очень хорошую спортивную форму.

— Твердая рука и зоркий глаз, — пробормотал Министр и похлопал рукой по носу чучела, когда-то бывшего оленем.

После этого он исчез в стене.

Я схватился рукой за стеллаж, чувствуя, что тоже созрел для набивки и готов пополнить собой выставленную в зале коллекцию.

— Иди сюда! Ты только посмотри! — Министр высунул голову справа из хорошо замаскированной панелью двери.

Я приблизился и в нерешительности остановился у того, что, очевидно, было входом в спальню профессора. Там царил полумрак, фронтонное окно было занавешено темно-зеленой скатывающейся шторой.

У другого окна, выходящего на залив, стоял Министр. Согнувшись над бюро, он изымал из него пачки писем.

— Наш герой — большой педант! Он хранит всю свою переписку. Вот еще одно письмо, датированное аж 1959 годом. Чтобы разобраться во всем этом, нужно время. Загляни пока в платяной шкаф! Черт! Как здесь темно! Будь добр, подними штору!

Пока я, оцепенев от подобной наглости, стоял и рассматривал эту живую картину, являющуюся, по моему мнению, самой доходчивой иллюстрацией к крылатым словам, гласящим, что любая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно, внизу хлопнула входная дверь.

Еще через мгновение мы услышали звук тяжелых шагов профессора, поднимавшегося по лестнице.

— Черт побери! — Министр у бюро засуетился. — Как не вовремя! Быстро под кровать! Быстрее, быстрее!

Я до сих пор не могу понять, как я все-таки на это пошел? Наверное, виной тому малиновый сок. Должно быть, это он полностью подавил все механизмы сопротивляемости моего организма — и физические и психические. Помню, ноги у меня подкосились, я опустился на пол и безвольно дал увлечь себя под кровать, где Министр уже облюбовал для себя место у стены.

Свисавшее до пола покрывало еще покачивалось, когда в комнату вошел профессор Хаммарстрем. Ругаясь и кряхтя, он снял туфли. — «А спина-то, видно, побаливает», — не испытывая никакого сочувствия к нему, подумал я, — после чего начал ходить по комнате, как мне показалось сначала, бесцельно. Однако скоро я понял, что он что-то разыскивает — по всей видимости, шлепанцы. Вот он вернулся к кровати, сунул под нее ногу и пошарил голой ступней по остававшемуся свободному пространству. Наткнувшись на мою руку, он сначала нерешительно пнул ее, а потом отдернул, словно наступил на горячие угли. Все так же кряхтя, он опустился на колени и откинул край покрывала. Я никогда не забуду выражение его лица, вплотную приблизившегося к моему. На нем были нарисованы изумление, страх и ярость, смешанные в самой невообразимой, ужасной пропорции. И каким бы глупым и нестерпимым ни было мое собственное положение, я профессора понял. Человек, разыскивающий под кроватью свои шлепанцы и вместо них находящий престарелого адъюнкта, за которым смутно виднеется министр внутренних дел, несомненно имеет право на самовыражение в самом широком диапазоне. Конечно, настоящий хирург должен быть готов ко всему. Однако вряд ли можно требовать от него хладнокровия в ситуации, когда он, немало потрудившись над черепушкой больного, вскрыв ее, находит внутри вместо неизвестно куда улетучившегося мозга две старые, не годные к работе селезенки.

Я молча выполз наружу. Я просто-напросто посчитал, что говорить в подобном положении какие-то слова совершенно бессмысленно. Министр, однако, обычно за словом в карман не лазящий, спокойно отряхнулся и сказал:

— Ты никогда не подметаешь под кроватью? Что мы там делали? Видишь ли, адъюнкту Перссону захотелось полюбоваться на залив из окна твоей спальни, а потом его свело судорогой, и я положил его на жесткое — на пол, и, чтобы никто ему не мешал, затолкал его под кровать. А потом и сам залез под нее, чтобы составить ему компанию. Как-никак он — мой гость.

— Не горячись! Конечно, он нам поверил!

Я еле тащился по Тайной тропе, тяжело опираясь на мою трость. Оптимизма Министра я не разделял. Естественно, у человека, регулярно два дня в неделю обманывающего парламент своей страны и тем не менее каждый раз побеждающего при голосовании, чувство реальности притупляется. Он теряет способность правильно оценивать реакцию людей на те или иные свои поступки. Профессор Хаммарстрем, конечно, не поверил нам. При поспешном отступлении через сад, оборачиваясь, я видел его мелькавшее рядом со шторой перекошенное лицо. На нем было нарисовано все, что угодно, но никак не доверие.

Я был зол и подбирал подходящие слова — убийственные, глубоко разящие, ранящие слова, которые бы мучили и жгли его стыдом всю оставшуюся жизнь.

— Ничего удивительного, человек, занятый каждый день преобразованием нормального общества в социалистическое, конечно, считает своим естественным правом врываться в чужие дома, совать свой нос в чужую переписку, кататься по чужим кроватям и… и…

Тут голос изменил мне.

— Не по кроватям! Мы лежал под! Что касается социализма, то не надо понимать его слишком буквально. Знаешь, что сказал на днях премьер-министр? Параграф о построении социализма мы оставили в программе только для молодых, штурмующих небеса радикалов и наших заслуженных ветеранов. С социализмом дело обстоит точно так же, как с товаром, на этикетке которого написано: «Со скидкой — для детей и престарелых». Как ты думаешь, может, убийца — Кристер Хаммарстрем?

Я ничего ему не ответил.

— Ладно, не сердись! Сваливать все на тебя и в самом деле было не вполне честно. Да и несправедливо тоже. У тебя никогда не было судорог? Не знаю, откуда это я взял? Просто меня осенило, как это обычно бывает в риксдаге. Извини!

Я не принял протянутую мне руку.

— Обещаю в дальнейшем вести себя лучше! Я не буду больше без ордера входить в чужие дома. Конечно, за исключением тех случаев, когда это станет абсолютно необходимо!

Он остановился.

— Понимаю, тебе это неприятно, мучительно. Ты так мало знаешь его. Как называется то общество, о котором иногда ты заводишь речь? То самое, что не сводит концы с концами? Кажется, Историческое? Положим, что я, так сказать, в качестве примирительной жертвы, выделю им деньжат? Сотни тысяч хватит? Конечно, от «спонсора, пожелавшего остаться неизвестным», чтобы их не компрометировать?

Я взглянул на него. Раскаяние, по-видимому, было чистосердечным.

— Ты не должен… впрочем, никому от этого хуже не будет. Только не больше, чем пятьдесят тысяч крон.

Ни одним эре больше! Перекармливать общества так же опасно, как и людей.

— Я считаю, он вел себя, как типичный убийца, — с энтузиазмом и знанием дела заявил Министр. — Перед убийством он нервничал и помалкивал. Я наблюдал за ним у Магнуса и Сигне. А сегодня, когда дело сделано, он стал не в меру словоохотлив. Он, должно быть, застрелил Беату в половине девятого, а потом через десять минут появился у Евы Йдберг, ему даже не пришлось бежать. Ты же помнишь, они договорились встретиться незадолго до половины девятого. А он-то пришел к ней без двадцати девять! О том, что Беата умерла через несколько минут после половины девятого, мы знаем только с его собственных слов. Судебный же врач дал более широкие временные рамки. По его мнению, она умерла в промежутке от без четверти восемь до без четверти девять. Конечно, нужно учесть, что он осматривал труп на час позже, чем Кристер. Если убийство совершил Кристер, то у него есть все причины отнести его на как можно более позднее время. Тогда у него есть алиби, которое готова подтвердить Ева. Тень в саду, по-видимому, вещь реальная, потому что тут показания их обоих совпадают. Но тень могла оказаться человеком, попавшим туда случайно. Или, может быть, Беата пригласила к себе не одну только Еву?

— Какая ему от убийства польза?

— Может, он — ее наследник? Старые больные дамы иногда оставляют деньги своим врачам.

— В таком случае зачем ему убивать человека, все равно обреченного на смерть? А? Он ведь знал о болезни.

— Или, может, роковую роль здесь сыграло письмо Беаты Еве Идберг. Кроме них двоих, Кристер, наверное, единственное лицо, знавшее о его существовании. Может, Беата пронюхала о Кристере что-нибудь неблагородное, и он опасался огласки — того, что она захочет довериться Еве Идберг? Может, он кого-нибудь отравил и боялся разоблачения?

— Она бы доверилась врачу, подозреваемому в отравительстве?

— Как знать. Здесь на острове привередничать не приходится.

— Если она хотела о чем-то сообщить, почему она обратилась к Еве Идберг, которую едва знала, а не к племяннице, Магнусу или Сигне — своим старым друзьям?

— Но если она хотела рассказать об этом как раз постороннему человеку?

— И еще учти, ружье похитили раньше, чем профессор узнал о приглашении Евы к Беате.

— Убийца — предусмотрительный и методичный человек.

Я вздохнул.

— Сколько еще дачников здесь живет? Семь или восемь? Скоро ты наверняка докажешь, что каждый из них совершил убийство. И следующим летом будешь жить здесь один-одинешенек на пустынном пляже в компании только твоих собственных детей. Впрочем, и их общества больше чем достаточно. Но если говорить серьезно, — продолжал я, — в поведении профессора в вечер убийства тебя ничто не настораживает? Подумай как следует! Он — врач-хирург. Каких бы успехов он ни достиг, ему, наверное, не раз доводилось видеть смерть под скальпелем на операционном столе. Он сам признался, что не испытывает в связи со смертью фру Юлленстедт особенного горя. Заметь, кстати, он всегда называет ее фру Юлленстедт, а не тетя Беата! Тем не менее — и это самое удивительное! — смерть ее, когда он находит ее мертвой, производит на него такое сильное впечатление! Ева Идберг сказала нам, как он мертвенно побледнел, упал на стул и чуть было, по ее словам, не потерял сознания. Даже если она преувеличивает, есть все основания полагать, что он был глубоко потрясен. Чем?

Министр присвистнул:

— Ты хочешь сказать, это было убийство, совершенное из милосердия? Возможно! Кристер знал, что Беата проживет всего несколько месяцев и что они будут для нее мучительными. Может, она сама попросила его об этом?.. Мне показалось, он свободнее и легче заговорил о ней после того, как сказал, что теперь она избавлена от боли. Ты это тоже заметил? Но зачем он сказал, что знал о ее болезни? Правда, это все равно выплыло бы на свет и стало бы известно от ее врача в городе или как-то иначе. А потом, когда он опять пришел к ней, на этот раз уже с Евой Идберг, он вдруг понял, что наделал и чего это будет стоить ему самому. И тут — бац! — у него нервный срыв.

— Нет, — сказал я, — вряд ли дело происходило именно так. Врачу, хочешь не хочешь, приходится становиться свидетелем страданий и мук, со временем он привыкает к ним. И потом, его и Беату не связывали тесные отношения. Его реакция объясняется другим.

— Чем же?

— Может, — пробормотал я, — может, он увидел в саду не просто тень? Вспомни, он — один из лучших стрелков страны! «Твердая рука и зоркий глаз», ты сам говорил. Я считаю: он хорошо рассмотрел человека или узнал по характерным движениям, возможно по походке. Когда он затем обнаружил мертвую Беату, он тут же понял, кого видел несколько минут назад. Нервный срыв произошел с ним не оттого, что он обнаружил убитую. Он открыл для себя в этот момент, что знакомый, которого он только что видел, — убийца!

9

Губернатор обихаживал лопатой садовую дорожку. Работал он весьма оригинальным и бессистемным образом. Воткнув лезвие лопаты в травяную кочку, он наваливал свое долговязое туловище на ее черенок и, сощурившись, устремлял свой взор вперед, словно выискивая вдали объект следующей атаки. Впрочем, это было совершенно излишне, поскольку стоял он в самой чаще разросшихся на дорожке травяных джунглей. Наметив следующую цель, он снимал туловище с лопаты, проходил несколько шагов вперед и снова принимался за работу. Естественно, садовая дорожка под его рукой постепенно приобретала вид сильно драной кошачьей шкуры.

Поприветствовав нас, губернатор с явным вздохом облегчения отбросил лопату.

— Пойдемте в дом, выпьем чашку чая! Сигне нам очень обрадуется, вот увидите… ей сегодня немного не по себе.

И Сигне в самом деле обрадовалась. Маленькая круглая дама обняла Министра, дружески похлопала меня по руке, а потом усадила нас в плетеные кресла на веранде, велев сидеть тихо и не суетиться, пока она не накроет стол к чаю.

Когда мы напились и наелись до такой степени, что при всем желании не смогли бы предаваться чревоугодию дальше, Сигне допросила нас с пристрастием. После этого она наконец оставила свои хозяйские хлопоты, извлекла вязание и дала волю переполнявшим ее чувствам.

— Я ужасно расстроена. Бедная тетя Беата! Сколько раз я говорила ей, что не стоит одной в ее возрасте жить в отдельном доме! Сколько раз просила ее поставить в доме телефон! Нет, она упрямилась, как все старики. Что поделаешь, они хотят жить так, как жили всегда! — Сигне остановилась и чисто машинально попыталась угостить нас печеньем с пряностями, которое, по ее словам, «только лежит и сохнет». Министр, в общем-то отличающийся редким добродушием (когда его не одолевает детективная лихорадка) и никогда не изменяющим ему хорошим аппетитом, легко дал уговорить себя. Я вспомнил тем временем, что Сигне — здешняя и что она выросла в крестьянской семье на Линдо. Они с Магнусом играли здесь еще в детстве и, наверное, помнили Беату с ранних лет.

Я тут же спросил ее об этом.

— Да, конечно. Мы с Магнусом помним Беату с той самой поры. Она часто приходила в дом родителей Магнуса, и все мы, деревенские дети, знали, кто она такая и что она замужем за знаменитым писателем. Мы, конечно, считали ее старухой уже тогда, хотя в то время ей вряд ли было больше сорока. Она всегда была такая строгая и серьезная, во всяком случае, такой она нам казалась. Так вот, потом мы выросли, я и Магнус поженились, а когда его родители умерли, стали проводить здесь каждое лето и поближе узнали ее. Это была во всех отношениях яркая личность. Характера у нее было больше, чем у ее знаменитого мужа, который характеры только выдумывал. Конечно, у нее были свои очень твердые взгляды на воспитание, стиль поведения, чувство ответственности и прочее, что сейчас считается старомодным. Честно говоря, мы ее не только уважали, но и немного побаивались, мы с Магнусом до сих пор считаем, что она… Правда, со временем, по мере того как мы становились старше и, так сказать, догоняли ее по взрослости, она становилась понятней и ближе, и мы ее полюбили.

Сигне взглянула поверх вязанья и смущенно улыбнулась.

— Я сижу тут, разболталась, но вы, адъюнкт, наверное, этого не знали, а мне так полезно выговориться! Теперь вы понимаете, что я почувствовала, когда Ева Идберг позвонила мне вчера вечером и сказала о случившемся. Я сидела дома и вязала кофточку для внучки, на следующей неделе ей исполнится пять лет. От работы я отрывалась только один раз, когда ходила до шоссе и обратно прогуляться и глотнуть немного свежего воздуха. А Магнус, конечно, пропадал весь вечер, он, как обычно, рыбачил, — и она с бесконечной нежностью улыбнулась, кинув взгляд на своего губернатора. — Слава Богу, он ничего не поймал, кроме маленького окунька, которого тут же выбросил обратно в воду, иначе ума не приложу, что бы я с ним делала.

— Ты преувеличиваешь. Я не пропадал весь вечер, — запротестовал Магнус. — Я ушел в половине седьмого и к девяти вернулся.

— Ты видел кого-нибудь?.. — Министр явно потерял способность четко формулировать мысли, но его поняли.

— Ни души. Я прошел тропинкой мимо пристани и дальше, ты же знаешь эти места, до Птичьего мыса. Там я обычно стою с удочкой, но вчера не клевало.

— Потом мы позвонили Барбру. Бедняжка, она еще ни о чем не знала и совсем потеряла голову! Но у меня создалось впечатление, что какие-то предчувствия у нее были. Первые же ее слова звучали так напряженно и искусственно, она едва не срывалась на крик.

— Какие у нее могли быть предчувствия? — возразил Магнус. — Она, естественно, разволновалась и сильно огорчилась из-за того, как бестактно поступила с ней тетя, когда была здесь в последний раз.

— Да, да, Беата же потребовала обратно свой запасной ключ! Почему она это сделала, как вам кажется?

— Мы знаем только то, что слышали все. Отдельно с нами она об этом не говорила. Хотя мы с Магнусом, конечно, обсудили эту тему, когда остались одни, и сошлись на том, что последнее время Беата вела себя странно, она как будто стала более подозрительной, более мнительной… Особенно я заметила это, когда была у нее в последний раз. Это было в пятницу, за день до того, как случилось это ужасное! Да, да, все последнее время ее посещала я. У Магнуса свои занятия: рыбалка, сад и все прочее…

Я мысленно представил себе окунька, взглянул на запущенный сад и решил, что занятия Магнуса дают чертовски небольшую отдачу, о том же, по-видимому, подумал и он и покраснел.

— Входная дверь была, как обычно, заперта, хотя я пришла к ней примерно в полдень. Раньше она всегда кричала: «Да, да, я иду!» — как только слышала стук в дверь, хотя это и занимало иногда много времени. Она слышала все хуже и с трудом поднималась с кресла. Но в тот раз, в пятницу, она сказала, что откроет дверь только тогда, когда убедится, кто я такая. Мне пришлось долго стоять и кричать, прежде чем она узнала мой голос, подошла и открыла. Видимо, у нее были какие-то причины не доверять визитерам. Возможно, она заподозрила в чем-то даже Барбру. Поэтому она, наверное, и потребовала, чтобы та вернула ей ключ. Но все это только мои догадки. Она ничего мне не говорила, а я ни о чем ее не спрашивала. Во всем, что касалось ее личных дел, Беата всегда отличалась крайней скрытностью.

— Могла она не доверять Кристеру Хаммарстрему?

Сигне развела свои маленькие пухлые ручки.

— Но, дорогой мой, я же ничего не знаю, она ничего мне не говорила. Возможно. Но подожди-ка, в пятницу она что-то говорила о нем… о том, как хорошо на всякий случай иметь под рукой «милого доктора Хаммарстрема». Плохо она относилась к Стеллану Линдену. Ей совсем не нравилось, что Барбру дружит с ним. Это я знаю точно. Она говорила мне, что он из богемной среды, ненадежен, бездарен, и много еще чего.

— У нее были враги? — неумолимо продолжал свой допрос Министр.

— Враги?!

По-видимому сильно озадаченные, Сигне и Магнус повторили слово хором.

— Не представляю себе. А ты, Магнус? Она жила так уединенно, почти изолированно. И ни с кем не дружила из местных жителей. Вряд ли у нее были среди них даже знакомые, хотя она прожила здесь много лет. В Стокгольме ее посещали несколько старых дам. Они жили в одном с ней доме. И еще она поддерживала связь с некоторыми подругами молодости. Ее единственный близкий родственник — Барбру, а она живет в Упсале.

— Зачем, интересно, она пригласила к себе Еву Идберг?.

— Самой хотелось бы знать. Я так сильно удивилась, когда услышала про письмо. Тетя никогда не упоминала Еву в разговоре, а когда я говорила что-нибудь о ней, она не проявляла к этой теме ни малейшего интереса.

— И наследница Беаты, конечно, — Барбру?

Супруги переглянулись.

— Да. Она — наследница, — казалось, Сигне что-то встревожило. — Мы всегда считали это естественным. Она — единственная полноправная наследница, так, кажется, это называется. Но сначала раздадут все, что Беата завещала разным людям лично. Кристер Хаммарстрем получит картину кисти Бруно Лильефорса, которым он так восхищается. Несколько его картин он от нее уже получил… Ну, а мы… мы были ошеломлены и собственным ушам не поверили, когда полицейские сообщили нам. По-настоящему я до сих пор в это не верю, хотя нам показали выписку из завещания. Завещание составлено Беатой в прошлом году, и в нем стоит, что мы с Магнусом… Магнус и я… получаем от нее полмиллиона.

— Интересно, кто из них? — пробормотал я, шагая под зелеными сводами Тайной тропы.

— Что значит «кто из них»? Что ты хочешь этим сказать?

— Кто из них убил Беату? Или, может, они работали вместе?

Лицо Министра покраснело даже под загаром. Его густые черные волосы пришли в буйный беспорядок и приобрели определенное сходство с дорожкой в саду у Магнуса.

— Ты считаешь?.. Это невозможно! У них есть алиби, нет мотивов…

— Ага, алиби? Ты, наверное, имеешь в виду окунька, которого Магнус выловил, стоя в одиночестве на безлюдном мысу в самое удобное для совершения убийства время? Может, ради алиби он и отпустил окунька? Или ты считаешь верным алиби оргию вязания, которую устроила Сигне, сидя одна дома. Но заметь, она вязала с перерывом, во время которого прогулялась до места, находящегося на полпути до дома, где произошло убийство! Ничего не скажешь, алиби вполне на уровне твоего собственного — с участием Бригитты Нильссон!

— Но мотивы убийства?

— Ты закрываешь на них глаза из-за того, что Сигне и Магнус тебе дороги. Мотивы очевидные — полмиллиона! Не знаю, в тех кругах, где ты вращаешься, сколько дают за убийство, но я уверен, любой чиновник в стесненных материальных обстоятельствах, наделенный обычной для его сословия бессовестностью, хотя бы мысленно примерит на себя роль убийцы, если за убийство ему посулят такую сумму. Тебя, извини, я в силу определенных обстоятельств из этого сословия исключаю.

— Магнус не находится в стесненных материальных обстоятельствах.

— Боюсь, что находится. Иначе он не допустил бы такого развала у себя на даче, вспомни вчерашнее заявление Сигне: «Так дальше продолжаться не может!» У них просто-напросто нет средств, чтобы содержать дачу. Знаешь, я как раз в тот момент наблюдал за Магнусом и вспомнил, что подобное лицо — такое же отчаяние под маской клоуна — уже видел. Я только не мог вспомнить, у кого? А теперь вспомнил. У моего коллеги! До полного отчаяния его довели не деньги, а дисциплина! Однажды он вернулся с урока в особенно потрепанном виде. Мы посидели с ним немного, потолковали по душам, и он рассказал — естественно, с юмором, — что они над ним проделали. Я уже не помню, в чем там было дело. Но вот глаза коллеги запомнил. Наутро сторож обнаружил его в подвале. Он повесился.

— Но почему Магнус не попросил помощи у меня? Мы с ним хорошие друзья. Мы всегда помогали друг другу в правительстве. Это я сделал его губернатором.

— Ты сейчас сам трижды ответил на свой вопрос. Впрочем, может, он и просил у тебя помощи, но ты этого не заметил. Когда дело касается денег, ты становишься удивительно толстокожим.

— Но что он выгадывал, убивая Беату? О завещании он не знал.

— …С его собственных слов и со слов Сигне. Чего они действительно не знали, так это того, что она была смертельно больна. И вряд ли речь идет об умышленном, хладнокровно подготовленном убийстве. Магнус, наверное, пошел к ней, чтобы попросить денег в долг. Она отказала ему, судя по всему, уже не в первый раз. Они поругались, и он в отчаянии застрелил ее.

— Но тогда он бы пошел к ней с ружьем…

— Да, тут ты прав…

— И потом, разве оставляют деньги тем, кому не желают помочь и не дают в долг?

— Как сказать. Старики не любят расставаться с тем, чем они еще владеют и что может им пригодиться. А Беата была прижимистой старухой. Может, она сказала ему, что он должен потерпеть, покуда она не умрет… Но мы все время говорим о Магнусе. А как насчет Сигне? Она в курсе финансовых дел своей семьи. Она умеет обращаться с оружием. Может, это она отправилась к Беате, чтобы еще раз попытаться взять у нее взаймы или же чтобы решить эту проблему раз и навсегда.

Я представил себе ее руки — неутомимые, вечно занятые вязанием руки. Сильные, маленькие, привычные к любой работе, привыкшие доводить дело до конца…

— Сигне не могла убить Беату! — Министр явно разволновался. — Она не могла застрелить старую беспомощную женщину, которую знала и уважала всю жизнь. Это немыслимо, невозможно!

— Человек, доведенный до отчаяния, способен на многое. Границы дозволенного и недозволенного для него стираются. Под внешним легкомыслием и материнским добродушием Сигне скрывается сильный и волевой характер. Сигне любит своего мужа. И если бы ему грозила катастрофа, а банкротство для губернатора — настоящая катастрофа, я думаю, ради него она пошла бы на все. И она бы не сошла с ума после этого и не сломалась. Она бы считала, что поступила правильно.

10

Пришедшие днем газеты больше никого не интересовали и лежали на полу беспорядочной грудой. Из-за вчерашнего происшествия помимо утренних газет, которые получали по подписке, были закуплены еще и вечерние. С недобрыми предчувствиями я приступил к чтению.

В утренних изданиях материал излагался трезво и фактологически, в вечерних — менее трезво.

«Убийство вдовы нобелевского лауреата», — успела крикнуть мне «Афтонбладет» прежде, чем Министр выхватил ее у меня из рук. «Министр и убийство», — протрубила «Экспрессен», успешно демонстрируя, как количество может переходить в качество. Чуть ниже была помещена фотография, подбирал которую не иначе как злой гений или же за неимением такового — редактор вечерней газеты. Министра сфотографировали в момент, когда он проходил через калитку на дачу Беаты Юлленстедт. Я хорошо помню, как полицейский отдал Министру честь, а он, отвечая на приветствие, снял шляпу. Фотограф запечатлел на снимке как раз тот миг, когда рука со шляпой находилась на полпути, поэтому читатель видел перед собой человека, прячущего за шляпой свое лицо, и полицейского, протянувшего мощную длань то ли для того, чтобы преградить ему путь, то ли, наоборот, чтобы предотвратить его бегство. Оба толкования были возможны, но никак не допускали третьего. Надпись под фотографией гласила: «Министр прибыл на допрос».

«Тут они ошибаются, — подумал я. — Поскольку фотографии, как известно, не лгут, значит, лжет надпись. Здесь должно бы стоять: „Министра доставили на допрос“ или „Министр на месте преступления“».

Ничего более вразумительного на первой странице не поместилось. За дальнейшей информацией читатель отсылался на страницы 6, 7, 8, 9, 10 и 11 и еще к развороту в середине газеты. Невероятно, но факт: даже худенькую старую Беату им удалось размазать на целые восемь страниц! Мельком просмотрев интересующие меня материалы, я тут же твердо решил, что убить себя не дам ни за что.

Я развернул газету посередине, и она треснула, как гнилой апельсин. На одном из снимков за спиной Министра смутно просматривалась моя собственная фигура. Едва различимая на грязно-сером крупнозернистом фоне. Более всего она походила на некий мрачный гибрид серого кардинала с бывшим шефом русской полиции Берией.

В поисках раздела с более-менее связным текстом я нервно перелистал газету назад. На странице десятой давался полный отчет о пресс-конференции Бенни Петтерсона. На фото, иллюстрирующем материал, Бенни восседал в центре составленного в саду белого садового гарнитура, а перед ним, как народ перед балконом диктатора, толпились газетчики и женщины.


«…На вопрос, разрабатывает ли полиция какие-то определенные версии убийства, полицейский комиссар Петтерсон ответил, что очень многое указывает на причастность к убийству лица из круга знакомых убитой на острове.

— Не подозреваете ли вы кого-нибудь конкретно?

— Вопрос о задержании пока не стоит.

— Правда ли, что у министра нет алиби?

— Он утверждает, что с 8 до 9 часов вечера находился в расположенном на территории его дачи наружном туалете.

— Вы верите его показаниям?

— А вы?

— Если ли надежда, что полиция в ближайшее время докопается до истины?

— Дорогие дамы и господа, как бы глубоко ни пришлось копать, мы покажем работу самого высокого класса. Я лично нацелен только на успех!»


Министр оторвался от чтения газеты.

— Интересно, что думает по этому поводу премьер? Нужно позвонить в Харпсунд! — И по лицу его побежали незнакомые мне морщинки озабоченности, сразу состарившие Министра до его настоящего возраста. — Провожая нас в отпуск, он наказывал, чтобы мы ни в коем случае не ввязывались в истории, которые могли бы повредить нам на выборах. Чтобы мы не попадали в дорожные происшествия и прочее. Об убийствах, правда, он не говорил. Наверное, это просто не пришло ему в голову.

Я завладел выпущенной им из рук «Афтонбладет», размышления которой относительно предполагаемой преступной деятельности Министра отличались противоестественной сдержанностью, объяснимой разве только ролью газеты как правительственного органа.

Как всегда после разговора с его превосходительством, не перестающим удивлять свое окружение непредсказуемостью, Министр вернулся возбужденный.

— Он как раз читал «Экспрессен» и, кажется, удивился, что я еще на свободе. «Только не вздумай бежать в Финляндию, — сказал он, — у нас с ней договор о выдаче».

— И он ничего не сказал тебе в официальном порядке?

— Ну как же. «Обвинение в убийстве — вещь, конечно, серьезная. Хотя могло бы быть и хуже. Ты мог, например, своей болтовней скомпрометировать нашу политику нейтралитета и неучастия в военных блоках». Давай сюда «Экспрессен»!

— Нет! — ответил я. — Теперь не время читать! Надо действовать! Охота началась, загонщики приближаются, и ты должен защищаться! До ужина мы успеем обойти всех. Если начнем с министра юстиции Маттсона, считай, худшее скоро останется позади.

Тугая и, по-видимому, разбитая и перекошенная дверь заскрипела, а потом рывком отворилась и на пороге, как зверь, высунувшийся из норы, появился Хюго Маттсон. Его великолепные усы и брови раздраженно топорщились, но он все же впустил нас.

— Никакого покоя, — весьма тактично заметил он, пропуская нас в большую комнату, — с утра допрос, а сейчас… Вы, наверное, хотите сесть? — без особой настойчивости спросил он и небрежно махнул рукой на деревянную лавку без спинки, стоявшую у открытой печи. Себе он поставил круглый чурбан, подтащив его от столика у окна, заваленного разнообразными предметами рыболовной снасти.

— Я проверял спиннинг. Но он может подождать. Хотите есть? Правда, выбор у меня невелик, — поспешно, словно опасаясь чрезмерной требовательности гостей, добавил он. — Эльсы нет дома, а в ее отсутствие я обхожусь только самым необходимым.

Несколько летних недель министерша проводила у своих детей и внуков, которые жили далеко от Линдо, и уже поэтому, должно быть, жили счастливо. Жена нашего хозяина была дама во всех отношениях приятная, и, подобно всем, кто знал ее мужа, я от души пожелал ей хорошего отдыха. Министр тут же заверил Маттсона, что мы только что попили чаю, и Маттсон с видимым удовольствием дал убедить себя в этом.

Не теряя времени, мой зять взял быка за рога.

— Как все же неудачно получилось с твоим ружьем! Это, наверное, убийца побывал у тебя и стащил его. У тебя будет куча неприятностей.

Хюго Маттсон зло покосился на нас.

— Вот, вот. То же самое сказал полицейский. «У вас будет куча неприятностей». Но я не обязан хранить свои ружья в сейфе! Они все стоят в гардеробе в моей спальне и стояли там веки вечные и никому не мешали. Ни один нормальный человек не запирает здесь дверь, когда ненадолго выходит из дома! Кто угодно может спокойно вывезти отсюда всю мебель, пока я рыбачу на берегу.

Я неловко ерзнул по деревянной скамейке и подумал, что охотников до такой мебели найдется немного.

— Я заглядывал в гардероб и обнаружил пропажу одного ружья вчера утром. Тогда я посчитал, что это кто-нибудь из соседей взял его, чтобы потренироваться. Теперь я понимаю, для чего оно понадобилось. Какая мерзость и наглость! Так обмануть мое доверие! Что вы там говорите о Беате? Она же мертва, и ей все равно. Я еще не просматривал вечерних газет и не собираюсь этого делать, но не удивлюсь, если убийство припишут мне. В крайнем случае они пришьют мне дело о небрежном хранении оружия. И это мне! Человеку, привыкшему к оружию с малых лет!

Седые, почти белые усы Маттсона эффектно, точно разводы сливок в грибном супе, выделялись на его красно-коричневой от загара коже.

Я поспешил заверить его, что газеты и полиция считают убийцей Министра, чем явно его обрадовал. Министр кивнул в сторону стола под окном.

— Я вижу, удочки у тебя в порядке. Вчера вечером ты, конечно, как обычно, ходил на берег и ловил рыбу?

— Да, естественно, ходил и ловил. И у меня есть прекрасное алиби, которое я с удовольствием швырнул в рожу бессовестному полицейскому щенку, который меня допрашивал. Идемте, я покажу вам!

Дом Хюго Маттсона стоял совсем недалеко от берега. По заросшей еле приметной тропинке хозяин его бодро направился вперед и, когда тропа вывела нас на скалистый берег, успел обогнать нас на десяток метров. Не замедляя шага, он быстро взобрался на крайнюю, по-видимому, отвесно обрывающуюся в море скалу высотой метров в пять или шесть.

Он не успел остановиться. На самом гребне он оступился, потерял под ногой опору и со страшным криком исчез из виду.

Долгие, как годы, секунды я прислушивался, ожидая услышать всплеск от упавшего в воду тела, но так ничего и не услышал. Наверное, он упал на прибрежную гальку, и шум прибоя заглушил звук удара о землю.

Размахивая тростью, как балансиром, я неловко побежал по неровным камням. Я слышал, как сзади что-то кричит Министр, призывая меня вернуться обратно. Но я, чертыхаясь и спотыкаясь, продвигался вперед, пока не заглянул за край обрыва.

Открывшийся моему взгляду вид поразил меня до глубины души. Скала не обрывалась, как я предполагал, отвесно в море, а примерно в метре от моих ног, выступая вперед, образовывала широкую каменную полку. На ней, пригнувшись, сидел Хюго Маттсон.

Увидев меня, он вскочил и, фыркая от восторга, закричал:

— Что, адъюнкт, испугались?! Признайтесь! Вот этим моим прыжком я уже не одного довел до инсульта! Я называю его «большой смертельный прыжок». Заколотилось сердце? Скала и в самом деле с секретом, — энергично продолжал он. — Смотри, здесь как бы естественная лестница к морю!

И он запрыгал на своих кривых ножках по указанному крайне малопривлекательному для меня пути.

— Иди сюда! Здесь неопасно!

Я был другого мнения. И не столько из-за крутизны схода, сколько из-за самого министра юстиции. Мало-помалу я все более убеждался, что каждый метр, отделявший меня от него, обладает своей особой ценностью и стоит того, чтобы за него бороться. В отличие от меня, Министр охотно и, как мне даже показалось, привычно перелез через край скалы.

— Вчера вечером я как раз сидел здесь и рыбачил. И могу как на свидетеля сослаться на старика Янссона из деревни. В половине седьмого он проплывал на веслах вон к тому острову, с которого он обычно рыбачит. — И Маттсон показал на островок в глубине залива метрах в 150–200 от нас. — Он сидит там и ловит на удочку. А без четверти девять снова проплывает мимо, на этот раз в обратном направлении по дороге домой. И он, конечно, видел меня все это время. Интересно, как может опровергнуть такое алиби полиция! — загорланил он и от избытка переполнявшей его энергии тут же нашел себе занятие — стал швырять камнями в пару лебедей, проплывавших неподалеку со своим выводком.

— А ты с ним говорил? — осторожно спросил Министр.

— С кем? Со стариком Янссоном? — министр юстиции произнес это таким тоном, словно его обвинили в том, что он разговаривал с пустившимся наутек лебединым семейством. — Я с быдлом не разговариваю. Довольно того, что я плачу налоги и тем самым обеспечиваю их работой. Идемте, я покажу вам мой новый туалет!

Мысль эта, по-видимому, настолько воодушевила его, что он взлетел обратно на скалу как на крыльях. Я заметил, что он даже не задохнулся.

— Вы, адъюнкт, наверное, слышали, что этой весной какой-то негодяй спалил мой наружный туалет? Не сомневаюсь, что это — дело рук религиозного фанатика.

И он замолчал, по-видимому, перебирая в уме возможные кандидатуры.

— Возможно, это Сигне. Она, говорят, ходит в церковь. Во всяком случае, на Рождество. И здесь, на острове, она посещает часовню. Сама в этом признавалась. Впрочем, я ее там даже видел. Проезжал мимо на велосипеде, как раз когда закончилась служба, — добавил он, видимо, чтобы отвести от себя подозрения в религиозном фанатизме.

На пригорке за его домом и в самом деле возвышалось замечательное сооружение. Расстояние от его цоколя до шпиля составляло не менее пяти метров, а купол, украшавший строение, не смог бы обхватить руками даже взрослый мужчина. Я осторожно постучал по стене, даже на близком расстоянии казавшейся каменной.

— Совсем как песчаник, да? — восторженно воскликнул Маттсон. — Я сам готовил проект, площадь такая же, как у старого туалета, а на стены и крышу ушел целый склад пиломатериалов. Единственное, что теперь меня беспокоит: такие туалеты станут выпускать серийно. Спрос на них, должно быть, огромный.

В туалете царила полутьма. Когда министр юстиции закрыл за собой дверь, свет проникал внутрь только через небольшие застекленные цветными стеклами оконца. Воздух внутри стоял тяжелый и сладковатый. Я схватился за колонну.

— Внутренняя отделка пока еще не соответствует стилю эпохи. Не хватает некоторых деталей интерьера. Росписи, например. Я вырезаю цветные иллюстрации из церковных изданий и вставляю их в рамки. Из «Детской библии», например, и… Осторожней! Не прислоняйтесь к колонне! Я не уверен, что она… Вам что, адъюнкт, плохо?..

— Как жаль, что их не штампуют на заводах! — вздохнул Министр. — Тогда бы у нас был набор патентованных министров юстиции, и их бы не пришлось выбирать из порченых — порожденных матушкой природой.

Немного отдышавшись на свежем воздухе, я сказал:

— Откуда эта бредовая идея — построить туалет в виде собора?

Министр покачал головой.

— Не знаю. Вообще-то вряд ли он так уж ненавидит церковь или религию. Скорее, он к ним равнодушен. По-видимому, он просто тешит свое тщеславие. Ему ужасно нравится сидеть в своем туалете и знать, что ни у кого на свете нет ничего подобного. Но все-таки он заходит слишком далеко. Этот его «большой смертельный прыжок»! Я пытался остановить тебя, но не успел, ты так рвался вперед. Хотя алиби у него, видимо, есть. Ты как считаешь?

Он поднял трость и с явным раздражением стал сбивать оказавшиеся в пределах досягаемости цветочные бутоны. Наиболее вероятный фаворит явно обманывал его ожидания.

— Нужно обязательно переговорить со стариком Янссоном. Наверняка это дряхлый, выживший из ума и слепой как крот старикашка, — сказал я, чтобы поднять ему настроение.

В глазах Министра засветилась надежда.

— Какой смысл Хюго убивать Беату?

Я тут же нашел дюжину доводов в пользу этого предположения, но, как ни напрягал свой интеллект, до того, что могло бы вложить в руки Хюго ружье убийцы, так и не додумался.

— Может, он тоже должен получить от нее что-нибудь по завещанию? — неуверенно предположил я.

— Нет, сразу после разговора с премьер-министром я позвонил Магнусу. Беата ничего Хюго не оставила.

— А вдруг он посчитал, что это Беата спалила его собор? — храбро выпалил я.

— Туалет сгорел на пасху, когда ее здесь не было.

— Но орудие убийства, во всяком случае, принадлежит Хюго! Это — серьезная улика.

— Каждый из нас знал, где оно стояло.

Я сдался.

11

— Удобно ли беспокоить ее на следующий день? — неуверенно бормотал я, пока Министр обрабатывал дверь кулаками.

— Удобно. Мы приносим ей свои соболезнования, как подобает добрым соседям. И потом, Беата ей всего лишь тетя.

Из дверной щели осторожно выглянула Барбру Бюлинд.

— А, это вы!

Казалось, она с облегчением вздохнула.

— Здесь целый день было полно полиции, и я подумала, что это опять они. Входите! Я только что готовила обед, и у меня ужасный беспорядок.

И, отвлекая наше внимание от посуды в мойке и кастрюль в печи, она запорхала вокруг, подобно большому серому покрывалу. Так, перебегая с места на место и содрав со спинки стула свой неизбежный серый жакет, она загнала нас в гостиную, как собака загоняет в сарай стадо овец.

Судя по обстановке, гостиная служила одновременно рабочим кабинетом. В ней тоже царил беспорядок, хотя и на более высоком, интеллектуальном уровне. Вся комната была забита небрежно разбросанными книгами, а стулья и стол загромождали бумаги и подшивки газет. Смущенно хихикая, хозяйка атаковала их и через минуту освободила три стула.

— Как видите, здесь тоже ужасный кавардак, но я здесь сижу и занимаюсь, и во всем этом безобразии хорошо ориентируюсь.

Я спросил ее, как продвигается диссертация об Арвиде Юлленстедте, и, проявив редкую проницательность, заметил, что ей, должно быть, много помогала в работе ее родная тетя. Наверное, упомянув Беату, я совершил непристойную бестактность, но понял это слишком поздно.

Барбру Бюлинд восприняла мое замечание своеобразно.

— Тетя и не думала помогать мне! — резко сказала она и желчно засмеялась. — Обо всем, что касалось Арвида и ее самой, она молчала как рыба. «Читай пьесы, в них есть все, что тебя интересует», — вот был ее постоянный ответ. А я хотела только…

Она запнулась, и я не узнал, чего же она хотела.

Министр искусно перевел разговор на пресловутый запасной ключ.

Барбру Бюлинд опять зарделась пятнистым румянцем.

— Я в самом деле не знаю, зачем он ей так срочно понадобился. Хотя я на нее не в обиде. Ключ мне нужен был только на случай, если бы она вдруг сломала ногу или не могла подняться с постели.

— Речь не идет о ком-то… с кем она не хотела встречаться?

— Нет, конечно, нет.

Ответ прозвучал быстро и уверенно. Может, слишком быстро?

— О чем она хотела говорить с Евой Идберг?

— Понятия не имею. Вообще, письмо ее — сплошная загадка. Тетя никогда не говорила со мной о ней, а когда я упоминала ее имя, не проявляла к нему никакого интереса.

— В доме были ценные вещи? Из него ничего не украдено?

Фрёкен Бюлинд помедлила. У меня создалось впечатление, что она тщательно подбирает слова.

— Естественно, она собрала кое-что за все эти годы. Но ничего особенно ценного: ни старинной мебели, ни картин, ничего такого — по крайней мере, из того, что я видела у нее здесь. Она ведь жила на даче всего несколько месяцев летом. Полиция утверждает, что факта квартирной кражи со взломом не установлено. Сумочку с несколькими сотенными купюрами никто не тронул. Она так и осталась лежать в спальне. Хотя я понятия не имею, что находится во всех этих шкафах и закрытых ящиках, и поэтому не могу сказать, все ли, что в них лежит, — на месте. Хотя… одно я все-таки сказать могу, одна вещь пропала… Наверное, вы посмеетесь надо мной. Полиция, во всяком случае, на это внимания не обратила… Исчезла салфетка с журнального столика, того, что стоит возле дивана в гостиной. Обычная настольная салфетка метровой длины, на ней вышиты лоси. В салфетке нет ничего примечательного. Она недорогая, я купила ее, когда ездила со школьной экскурсией в Норвегию. Но кто-то рванул ее к себе так сильно, что лежавшие сверху украшения рассыпались по полу…

Мы поговорили на эту тему еще немного. Отделавшись наконец от салфетки, я направил разговор в другое русло, и очень скоро мы услышали от Барбру Бюлинд, что в вечер убийства она сидела дома одна, что она занималась в это время своей наукой и что о предназначавшемся ей наследстве узнала только от полиции. Тем не менее она не скрывала, что кое-какие виды на наследство имела и раньше.

Прощаясь, Министр собрался, наконец, с духом и принес Барбру свои запоздалые соболезнования.

— Это, конечно, большая трагедия, что Беата так закончила свои дни. Но вы должны утешаться тем, что она избавилась от медленной и мучительной смерти, на которую все равно была обречена.

— Была обречена?

— Разве вы не знаете, что у нее был рак? Врачи утверждают, что она не дожила бы до следующего лета.

Реакция Барбру Бюлинд была неожиданной и пугающей. Она закрыла лицо руками. Она сделала это, чтобы скрыть, как охватившее ее сначала непритворное удивление уступило место яростной ненависти. Хотя слова и голос все равно выдавали ее.

— У нее был рак? Вы говорите, неизлечимый рак? Ах ты, старая злая кошка! Ты не сказала мне даже этого!

— Предлагаю надпись на траурную ленту: «Старой злой кошке от горячо любящей ее Барбру», — пробормотал я, когда мы опять зашагали по Тайной тропе, увертываясь от цепких зеленых лап хвои.

Министр ничего не ответил. Он вывел из разговора совсем другое.

— Салфетка! — раз за разом восклицал он, подобно веселому герольду танцующих птиц и насекомых. — Какая волшебная, удивительная деталь! Чтобы распутать это дело, нам нужны именно такие детали! Убежден, как только мы поймем, зачем понадобилась убийце салфетка, он сразу окажется у нас в руках. Убийца сделал оригинальный и сугубо личный ход, и правильная дешифровка его неминуемо выведет нас на злодея. Представь себе: убийца стреляет в Беату, бросает ружье на диван и срывает, прежде чем скрыться под покровом ночи, салфетку с журнального столика. Спрашивается, зачем? Какая причина побудила его унести салфетку? Попробуй разгадать!

— Да, действительно! Если верить фрёкен Бюлинд, салфетка не стоит ничего. Может, она обладает скрытой ценностью, о которой не подозревали ни Барбру, ни продавец? — набравшись храбрости, предположил я.

— Может, это — ценнейшее древнее восточное полотенце? — охотно поддержал меня Министр.

— Лоси мало известны на Востоке, — едко возразил я.

— Или образец старинного скандинавского рукоделия, выкраденный из норвежского музея? — фанатично продолжал он. — Может, в салфетке что-то скрыто? Под вышивкой?

— Конечно! Наркотики!

— Да! Или ишгаш!

— Гашиш?

— Ну, — с раздражением сказал Министр, — иногда учитель из тебя так и прет. Не придирайся!

— А может, мы имеем дело с убийцей-маньяком? — сделал я отвлекающий ход.

— Тогда проходить мимо Хюго Маттсона мы просто не имеем права! — с энтузиазмом воскликнул Министр. — Хотя… это его алиби! Черт побери Янссона!

— Давай на минуту оставим салфетку в покое! Имелись ли у фрёкен Бюлинд побудительные причины для убийства? Да! — поспешил ответить я, поскольку считал вопрос легким. — Все дело в наследстве. Сколько она получит, я не знаю, но, определенно, речь идет о немалой сумме. И я абсолютно уверен — если в этом мире можно еще во что-то верить, — она ничего не знала о болезни своей тети!

— Но какой смысл убивать из-за наследства 83-летнюю старуху? Немного терпения, и деньги достанутся тебе естественным образом.

— Она знала: Беата вполне могла прожить еще лет пять. А это немалое время, если тебе за тридцать и у тебя нет ни работы ни доходов, ничего, кроме долгов. И потом, она наверняка зависела от тети материально. И свое положение — еще неизвестно, сколько лет терпеть капризы волевой и суровой старухи, — могла посчитать нестерпимым!

— Да! И у нее нет алиби!

— И мы знаем, что она не только обыскивала дом своей тети, но даже то, что она в нем искала.

— Мы в самом деле знаем?

— Конечно! Или ты этого не понял? Один раз она запнулась и замолчала, едва себя не разоблачив, но потом немного погодя все равно проговорилась. Иногда из тебя так и прет министр. Тебе бы только кричать и командовать. Хотя иногда стоит подумать. И если ты это сделаешь, то наверняка догадаешься. Пусть это будет твоим заданием на завтра! Хорошо?

12

— А вот здесь живет Стеллан Линден!

Министр объявил это тоном служителя зоопарка, показывающего публике клетку со своим самым экзотическим питомцем.

Вилла была двухэтажная, точно такая же, как все другие на острове, с застекленной верандой и ставнями на окнах. Вероятно, посчитав ее слишком респектабельной и буржуазной, хозяин разрисовал изначально благопристойные белые стены огромными листьями и ослепительно яркими радужными цветами.

Несмотря на наши настойчивые призывы, выманить художника из его зеленых джунглей все не удавалось. Бросив наконец это занятие, мы вышли на берег, где и обнаружили его за мольбертом. Он увидел нас еще издали, помахал рукой и выкрикнул со стокгольмским акцентом: «К вашим услугам, Перссон! К вашим услугам, Министр!» Ограничившись этим, он снова погрузился в свое искусство.

Наружность Стеллана Линдена не вполне отвечала расхожим представлениям об облике художника, и человек, только что подивившийся на его дом, был вправе ожидать от нее чего-то более яркого или дикорастущего. Каштановые пряди волос, закрывавшие половину лба, конечно, могли бы восприниматься как порождение необузданных сил природы, если бы с равным успехом их нельзя было отнести к плодам терпеливого творчества перед зеркалом по три раза на дню. В равной мере и длинные усы, спадающие на подбородок, могли свисать как под воздействием естественной силы тяжести, так и от потраченного на них воска. Как бы то ни было, усы художника не украшали, и он, по всей видимости, относился к той категории мужчин, о которых говорят, что причина, по которой они носят усы, становится ясной только тогда, когда они их сбривают.

Мы молча, храня благоговейную тишину, стояли рядом. Художник буквально хлестал холст, сильно и с оттяжкой ударяя по нему кистью. С картины на нас смотрело нечто серое, унылое и бессмысленное. Я уже упоминал, что Линдену так и не удалось склонить на свою сторону рецензентов, и, поскольку он с мрачным упорством продолжал изображать на своих холстах исключительно каменоломни, покупатели вставать в очередь за его картинами отнюдь не спешили.

Министр, конечно, долгого молчания не выдержал, пустился в рассуждения о богатых оттенках серого и черного тона, о смелых ударах кисти и не прекратил своей болтовни до тех пор, пока Стеллан Линден не заявил, что сушит кисти.

— Ты — вроде учитель, Перссон, да? — нудным тоном сказал он. — Дети — это проклятие. Проклятие из проклятий. Я работал один раз учителем рисования. Две недели. После этого взялся за каменоломни.

— Нехорошо получилось с фру Юлленстедт, — сказал я, начиная замерзать на ветру и желая вложить в дело хоть толику, раз уж Министр так прочно обосновался в офсайде.

— Да, старуха свое отжила.

— Ты уже побывал в ее доме и говорил с полицией?

Министр, судя по всему, стал приходить в себя.

— Да. Говорил я там с одним глупым козлом. С глупокозлом, — уточнил Линден. — Он дело завалит. Завалит точно. Пытался поймать меня на противоречиях. И еще такой капризный! Капризуля и истерик! «В каких отношениях вы состояли с покойной?» — он отлично сымитировал голос и интонацию Бенни Петтерсона. — «Отношениях? А, понимаю, ты хочешь знать все подробности, какими бы незначительными… и так далее. Понимаешь, она меня не интересовала. На мой вкус, слишком костлявая». Тут этот тип подскочил ко мне, сломал свою авторучку и заорал что-то про свое полицейское звание. Он там у них какая-то шишка и все такое, и попросил воздержаться от сальных шуточек.

Господин Линден осуждающе покачал головой.

— А я просто отвечал на вопрос. Я старуху почти не знал, хотя, конечно, здоровался с ней, когда она ковыляла мимо с такой рожей, словно готова была укусить меня за задницу. Потом он спросил, что я делал вчера вечером, и я ответил, что был у моря один и работал, и тогда он вцепился в меня, как бульдог, и стал спрашивать, может ли кто-нибудь подтвердить мои показания. Я ответил ему, что, когда я один, то я один  не собираю вокруг себя людей. И тогда он снова разозлился и заорал, чтобы я вел себя прилично.

— Но не слишком ли темно в это время для работы?

Светло-серые глаза насмешливо смерили Министра взглядом.

— Из тебя бы получился полицейский! Задаешь правильные вопросы. Конечно, темно! Но не совсем темно, и в разных местах темно не одинаково. Скалы, вода, дерево вон там, в лесу, и дерево, вот тут, у воды, — каждый предмет темен по своему, с различными оттенками от светло-серого до густо-черного.

— Но как ты видел тогда, что у тебя получается под кистью или карандашом?

Это наступила моя очередь. Глаза из-под косматенького чубчика оценивающе взглянули на меня.

— Отлично, Перссон! Ты тоже годишься! Я и не говорил вам, что писал картину. Я сказал, что работал, а художник может работать и кистью и без кисти, он может просто изучать или запоминать натуру.

Говорил художник доброжелательно, но в его улыбке таилось чувство торжества или превосходства над собеседником. Создавалось впечатление, что ему нравится ставить себя в очевидно невыгодное положение, чтобы потом, импровизируя, с честью из него выпутываться. Он как бы мерился с вами интеллектом, провоцируя эту борьбу.

— Кстати, вегетарианцы видят в темноте лучше, чем все остальные — плотоядные. А я, должен вам заметить, — вегетарианец.

Он установил на мольберт новое, еще не испорченное его кистью полотно и кинул взгляд на ближайшие прибрежные скалы. В отсутствии каменоломен его искусство деградировало до промышленно необработанных камней.

— Ты не вегетарианец, Перссон? Советую им стать. Это никогда не поздно.

Голос его зазвучал оживленнее, по-видимому, он напал на любимую тему.

— Любой вегетарианец даст сто очков вперед любому плотоядному. Какую бы область мы ни взяли! В какой области работаешь ты, Перссон? Ах да, я забыл, ты — учитель.

Тон, каким он сказал последнее слово, а также выдержанная многозначительная пауза ясно показывали: моя профессия не отвечает уровню способностей даже самого бесталанного салатоядного.

— Люди, работающие в интеллектуальной сфере, — продолжал он, — могли бы намного раздвинуть рамки своего творчества и достичь гораздо больших успехов, если бы они питались правильно! И если наше убийство здесь совершил вегетарианец, не беспокойтесь, он прекрасно его спланировал. Им ни за что его не поймать!

Тут на него, очевидно, снизошло вдохновение, и он принялся ожесточенно обрабатывать полотно кистью, окуная ее время от времени в серую краску и отвечая нам только хмыканием.

Наверное, он даже не заметил, как мы ушли.

Когда мы оказались за домом, Министр вдруг повернулся, встал на цыпочки и осторожно пошел назад к входной двери.

— Мы только посмотрим! — прошептал он знакомым и крайне неприятным мне тоном.

Я схоронился за пригорком и стал ждать. Я решил, что в новую унизительную постельную авантюру вовлечь себя не дам.

— Где ты, Вильхельм! Где ты! Или сюда! Иди!

Министр распахнул окно и кричал из него так, что его, наверное, слышали даже в местной лавке.

Судя по всему, он нашел еще один труп, и я поспешил на выручку.

Он встретил меня в прихожей и тут же затащил в большую светлую комнату.

Моя первая мысль была — я попал в дом радости на Линдо.

Все стены комнаты были увешаны картинами. Светлые, яркие, искрящиеся краски пьянили и ослепляли взгляд. Это была настоящая оргия красок на один и тот же сюжет — обнаженной женской натуры.

Или, во всяком случае, почти обнаженной — на некоторых этюдах на ней были чулки, на других прозрачная косынка на шее: говорить об одежде в строгом смысле слова было нельзя.

— Взгляни на лицо! — призывал Министр, чей взгляд с очевидным удовольствием скользил по изогнутым и округлым линиям.

— Боже мой!

— А ведь так она выглядит много лучше, чем в своем унылом сером костюме! Хотя он написал ее чуть полнее, чем она есть. И кожа выглядит посвежее.

Шелест листьев на ветру, по-видимому, заглушил звук шагов. Мы услышали его, когда он уже стоял за нами на пороге комнаты.

— Господа убедились, что я не такой уж фанатичный вегетарианец? Не помню, чтобы посылал вам приглашения, но все равно, добро пожаловать на мой вернисаж! Полагаю, вы сгораете от желания пополнить свои коллекции?

На обратном пути Министр нес под мышкой две только что приобретенные картины — два, надо сказать, довольно типичных для Линдена пейзажа с видом на каменоломню. Министр безуспешно пытался отобрать что-нибудь из новой плотской волны, но его позиции на переговорах оказались настолько ослабленными, что пришлось согласиться на каменоломни.

Через некоторое время он остановился и, прислонив картины к дереву, долго и неодобрительно рассматривал их.

— Будь они немного побольше, из них получились бы отличные шторы для затемнения. На случай воздушной тревоги.

Он поднял картины.

— Нужно поддерживать искусство, — с задумчивостью в голосе продолжал он. Потом вздрогнул. — Я не говорил… я ничего не говорил о стипендиях?

— Ты ее, в общем-то, ему обещал.

— Бог мой, что скажет Пальме!

Вид у него был настолько жалкий, что на новый выговор у меня не хватило духа. Каменоломен было достаточно. Впрочем, конфуз в изрисованном цветами доме художника не показался мне такой же катастрофой, как пережитая в спальне у профессора. Тут, наверное, сказались мои предрассудки. В богемном доме позволительно многое.

— Вот увидишь, убийцей окажется Стеллан Линден, — сказал я, чтобы поднять ему настроение.

Выражение лица у Министра посветлело.

— Может быть. У него же нет алиби! Он, впрочем, этим только бравирует, хочет показать, насколько подобные пустяки презирает.

— И мотивы для убийства у него были.

— ?

— Картины!

— Пожалуйста, не мучай меня!

— Я имею в виду обнаженную натуру!

— Краски необычные, но тело красивое.

Я вздохнул. Выше анатомического аспекта он подняться не мог.

— Разве ты не понимаешь, что уже самим фактом своего существования этюды с голой натурой подтверждают серьезность его отношений с Барбру Бюлинд. Я, конечно, не настолько хорошо ее знаю, но что-то говорит мне: она ни за что не согласилась бы позировать в таком виде, если бы не питала к нему самых пылких чувств. О его ответных чувствах можно только догадываться, но он наверняка знает, что Барбру должна унаследовать немалую сумму, а на что потратить деньги, художник найдет всегда. Сейчас ты, наверное, уже додумался и понял, с какой целью обыскивала Барбру Бюлинд дом своей родной тети, воспользовавшись для этого вторым ключом?

— Я пытался ответить на этот вопрос, но из-за его запутанности и деликатности однозначного решения не нашел, — увернулся Министр так, словно отвечал на депутатский запрос.

— Послушай! После кофе у Сигне и Магнуса ты сам утверждал, что Барбру Бюлинд, вероятно, посещала дом своей тети, не испросив на это у нее разрешения, и что именно из-за этого тетя потребовала свой ключ обратно. Но с какой целью проникала Барбру Бюлинд к ней в дом? Я тебе уже говорил, что Барбру сама ответила на этот вопрос. Ты, наверное, помнишь, как она не без горечи сказала, что Беата, мягко говоря, совсем не помогала ей с диссертацией и отказалась передать материалы из архива своего мужа. Помнишь, она сказала: «А я хотела только…», — и здесь запнулась. Потом, правда, сама того не сознавая, она все равно проговорилась: «Я понятия не имею, что находится во всех этих шкафах и запертых ящиках», возможно, она действительно не знала, что находится в них, но откуда ей было известно, что ящики — заперты? Ответ прост — она пробовала их открыть, ведь дверцу несгораемого шкафа не растворишь походя. А это значит, что она хотела в них забраться. С какой целью? Да с очень простой! — ответил я сам себе, повысив голос, чтобы заглушить бесцеремонное хмыканье Министра, пытавшегося что-то возразить (вопрос мучил меня так долго, что я не собирался уступать чести открытия). — Ведь Беата располагала материалом колоссальной ценности! Для диссертации Барбру Бюлинд об Арвиде Юлленстедте он значил все! Письма писателя, его черновики и все прочее — это же для литературоведа настоящая золотая жила! Однако Беата упрямо не дает племяннице воспользоваться хотя бы частью материалов, и ее работа над диссертацией заходит в тупик. Но у нее есть ключ, и, выждав, когда тетя ушла из дома, она проникает на дачу, обыскивает ее и обнаруживает препятствие — шкафы и сейфы заперты. А старуха, вернувшись, — мы знаем, у нее зоркий глаз, — поняла, что кто-то побывал у нее в доме, сделала из этого соответствующие выводы и потребовала ключ обратно.

Было видно, что моя теория Министру импонировала. Картины, которые он нес под мышкой, сковывали его движения, но он все равно попытался помахать руками, как крыльями, отчего закачался из стороны в сторону, как подгулявший пингвин.

— Раздобыв материалы архива, она запросто получила бы звание доцента.

— И смогла бы тогда бросить преподавание в младших классах. Один раз оно уже довело ее до нервного срыва, — дополнил я, считая избавление от преподавания в начальной школе мотивом для совершения убийства вполне достаточным.

— Ну, и еще деньги и независимость! Вчера вечером она, наверное, отправилась туда, чтобы в последний раз попытаться убедить тетю, чтобы та позволила ей ознакомиться с бумагами. Опять получив отказ, она пристрелила ее.

— Или другое, — пробормотал Министр. — Может, она так ни разу и не осмелилась войти в дом тети без ее разрешения. Но был еще человек — тот, кому такой смелости не занимать, и он наверняка проявил ее вчерашним вечером, как несомненно проявлял много раз раньше. «Никаких иных посещений я не потерплю. Так и передай тому, кто, кажется, этого не понимает!» Беата была проницательной женщиной, и она хорошо знала высоту полета своего серого воробушка. И обе женщины знали ястреба! Барбру дала ему ключ, и он, не будь дураком, сделал себе на всякий случай его дубликат.

И вчера вечером он им воспользовался…

13

В ожидании телевизионных новостей мы подвели итоги расследования — печальные или обнадеживающие, судить было трудно. По данным судебно-медицинского эксперта, убийство произошло в промежутке от без четверти восемь до без четверти девять вечера. И на этот период алиби из всех допрошенных, кроме министра юстиции Маттсона, не имел никто. Да и министр юстиции тоже оставался на плаву только благодаря показаниям презираемого им деревенщины Янссона (чем весьма уподобился атеисту, спасающемуся во время кораблекрушения на выкинутом за борт деревянном корабельном алтаре). Что касается мотивов убийства, то прямо от смерти Беаты выгадывали только Сигне с Магнусом и Барбру Бюлинд. Косвенно, возможно, — Стеллан Линден, а Кристер Хаммарстрем получал по завещанию картину кисти Лильефорса. «Коллекционеры — страшные фанатики и могут убить из-за спичечной наклейки», — говорил мне Министр, уже в который раз удивляя меня широтой своих познаний. У Евы Идберг и министра юстиции никаких причин убивать Беату не было, или же, как предпочел уточнить Министр, «не было не никаких, а однозначных или очевидных причин».

Но вот стали передавать новости, и все наши предположения сразу показались дилетантскими и неуместными. Официальная информация о случившемся заняла почти всю программу. За недостатком лучшего названия происшедшие события уже успели перекрестить в «дело Министра», что звучит, конечно, более броско, чем «дело об убийстве вдовы Нобелевского лауреата по Литературе», впрочем, в конце концов, что такое мертвая вдова нобелевского лауреата против живой знаменитости в ранге министра, утверждающей к тому же, что весь вечер убийства она просидела в темном деревенском туалете?

В роли ведущего выступал известнейший на телевидении губитель репутаций, или, как его называли «ангел смерти», сделавший все от него зависящее, чтобы посильнее разбередить еще не успевшую затянуться рану. В передачу вошло абсолютно все: и съемки дачи Беаты с высоты птичьего полета, и крупные планы дома, и отрывки из интервью Беаты и ее выступлений, и даже несколько кадров кинохроники, на которых Арвид Юлленстедт принимал из рук короля свою Нобелевскую премию. Когда визуальный материал истощился, экран заполнила большая фотография Министра — одна из тех новомодных и крупнозернистых, на которых незначительные детали портрета вроде волос, ушей и подбородка изображаемого начисто отсутствуют. Как бы в возмещение, снимок вскрывал новые, ранее скрытые, неприятные, почти криминальные черты, которых я прежде не замечал. Любой человек с такой ущербно-примитивной физиономией был бы только рад от нее избавиться.

Последняя часть передачи состояла из ретроспективы жизненного и служебного пути Министра, в которой явно недоставало финала — отчета о взятии его под стражу, хотя и здесь всем заинтересованным лицам был выдан небольшой аванс. Ведущий обещал «новую захватывающую информацию об убийстве в ночном выпуске новостей».

Войны, большая международная политика и прочие эфемерные материи были вынесены за скобки и спрессованы в конце программы в пакет времени как раз достаточный, чтобы накрыть на стол к вечернему чаю перед прогнозом погоды.

Я вздохнул и подумал, как воспримут эту передачу дети, но мои опасения оказались напрасны. Министр в эти минуты играл с ними во дворе в бадминтон.

На следующий день мы опять были званы на кофе.

Праздновали день рождения Хюго Маттсона, и элементарная логика подсказывала, что гостей должен был принимать он, однако, верно оценив неудобства, причиняемые хозяину щедрым гостеприимством, и сославшись на свой статус соломенного вдовца, Маттсон пожелал перенести угощение на лужайку перед домом Министра.

Маттсон явился на нее первым. За собой он волочил большой мешок с ружьями, который оставил в прихожей. Меня это немного смутило. Я, конечно, знал, что программа празднования дней рождения Маттсона неизменно включала в качестве последнего номера общую пальбу из ружей по бутылкам, но как само собой разумеющееся считал, что на этот раз из уважения к памяти Беаты соревнования будут отменены.

Едва появившись, министр юстиции тут же взялся руководить девушками, накрывавшими на стол, и очень скоро довел их до слез. К моменту, когда на помощь подоспела Маргарета, тут же без церемоний белоусого судью прогнавшая, вся осмысленная работа по сервировке стола прекратилась.

Министр с мальчиками отправился на пристань, где занялся приготовлениями к стрельбе. Очень скоро и оттуда послышался звонкий гул, как от самосвала, сгрузившего кузов пустых бутылок на голый бетон. Судя по всему, руководство тамошними работами тоже взял на себя Хюго Маттсон.

Точно в два явились Барбру Бюлинд и Стеллан Линден, демонстрируя собой пример союза более чем трогательного, хотя шли они, даже не взявшись за руки. Художник обнимал свою даму за талию, и рука его, пропутешествовав несколько далее, чем принято, прижимала ладонью правую грудь сопровождаемой. Возможно, обратившись к столь нетрадиционному приему, Линден хотел поэффектнее объявить всем о своей помолвке. В таком случае его ожидало разочарование. Весь комитет торжественной встречи состоял только из нянек и меня. Когда художник махнул мне своей свободной рукой со своим обычным «к вашим услугам», фрекен Бюлинд, которую такая форма объявления о помолвке, возможно, все же не устраивала, высвободившись из его объятий, присоединилась к накрывавшей на стол челяди.

За Барбру и Стелланом Линденом чинно и буржуазно, хотя и не менее от этого нежно, держась за руки, подошли Сигне и Магнус, а потом — Ева Идберг, накинувшая на себя, видимо по случаю траура, одеяние, сильно напоминающее собой черную пижаму.

В момент, когда Хюго Маттсон распаковал принесенные ему подарки и мы собрались садиться за стол, не хватало одного профессора Хаммарстрема.

— Какого дьявола! Он должен быть тут! — заорал новорожденный, побежал в дом звонить и скоро вернулся к нам с известиями.

— Этот осел считает, что все отменено! Жуткий тип! Когда это отменяли дни рождения? Я немножко поработал над ним, и он обещал прийти сразу, как только примет душ. Конечно, этот боров, как всегда, рылся в своих клумбах!

Разговор за чашками кофе получился несколько сбивчивый и бессвязный. Всем хотелось поговорить о Беате, но, как и на прошлом собрании два дня назад, никто из гостей не знал, прилично ли обсуждать эту тему в досадном присутствии Барбру Бюлинд. К счастью, крики из-за соседнего столика, где кормили детей, удачно заполняли неловкие паузы. Только с очень большим трудом, как несмазанная телега в гору, собравшееся общество постепенно вышло на уровень разговора, предполагающий некое соответствие мысли слову. Все единодушно решили, что никто из дачников — отметим, никто не сказал «из нас» — не способен на подобное и что даже сама мысль об этом могла зародиться только у сумасшедшего. Особым объектом излияния общих симпатий стал почему-то Министр.

После второй чашки кофе из-за столика поднялся Хюго Маттсон. С удивившей нас всех учтивостью он поблагодарил присутствующих за подарки и богатый стол, после чего предложил:

— Теперь пойдемте на берег, постреляем!

Неловкое молчание нарушил голос Сигне:

— Неужели ты считаешь, что мы будем заниматься этим сегодня, когда бедную тетю Беату не успели даже… Это бестактно и… мерзко!

— Бестактно? — удивился министр юстиции и обозленно взглянул на свою соседку по столу. — Это с моей-то стороны бестактно? Мы всегда стреляли в мой день рождения! И я не виноват, что какому-то полоумному пришла в голову идея застрелить Беату! Не хочешь же ты сказать, что я зря тащился сюда по жаре со всеми этими ружьями? Нет, я докажу вам, что делал это не напрасно!

— Если бы я знал, что мы не будем стрелять, я бы ни за что сюда не пришел, — сказал Стеллан Линден с таким видом, словно готов был потребовать деньги за потерянное для искусства драгоценное время.

— Подумайте хоть немного о Барбру! Неужели вы не понимаете, как она должна…

— И как вам в голову такое пришло? Я даже дотронуться до ружья не смогу! В такой день! — поддержала Сигне Ева Идберг.

— А я предлагаю, пусть решит сама Барбру! Ты, конечно, совсем не против, если мы, как обычно, немного постреляем сегодня? Правда?

Стеллан Линден наполовину опустил веки и зафиксировал свой взгляд на Барбру Бюлинд. Он медленно и четко цедил слова сквозь зубы.

А Барбру под его взглядом теребила пальцами салфетку, пока та не скрутилась в длинную влажную спираль. Пот, проступивший на ее лбу, скатываясь, смывал маскировавшую прыщи пудру.

— Я считаю… я считаю, что мы должны делать то же, что обычно. Наверное, так бы решила сама тетя. Она очень любила эти соревнования и огорчалась, когда не могла больше участвовать в них.

Барбру нервно улыбнулась Сигне.

— Поэтому, если ты не рассердишься…

— Да нет, ради Бога. Если ты считаешь это пристойным… — в тоне Сигне чувствовалось осуждение.

— Значит, спускайтесь все на берег и готовьте огневые точки! И скажите мальчикам, чтобы приготовились на лодках! — И подобно генералу, отдавшему последние перед битвой приказания, Хюго Маттсон скрылся в доме, как в большом шатре.

Через несколько минут весь берег охватила суетливая лихорадка. Мои сотрапезники перетаскивали стулья, устраиваясь поудобнее среди молодого подстриженного ольховника и разбросанных там и сям валунов. Сам я устроился на белом садовом стульчике немного повыше их на естественной террасе и стал обозревать открывавшийся отсюда безутешный вид.

Очень-очень далеко, там, где упиралась в горизонт сверкающая под солнцем, режущая глаза гладь залива, темно-зеленой зубчатой лентой вставал материк. Слева он подходил к острову ближе и где-то там же, к сожалению не видимый с той точки, где я сидел, возвышался мост — единственная ниточка между островом и цивилизацией, между мной и аптекой на улице Эстербюкарл. Ветер к этому времени, слава Богу, стих. Но скоро обнаружилось, что биение волн о береговые скалы производило не менее неприятный глухой шум, очень напоминающий шушуканье на дальних партах — шушуканье тем более раздражающее, что его очень трудно локализовать и еще труднее устранить. Сидящие на соснах птицы кричали скрипуче, как несмазанные ржавые петли. Все вокруг раздражало меня, как может только раздражать ясный солнечный день на острове Линдо.

Но вот со стороны пристани, фыркая и разбрызгивая пену, показалась целая армада красных и синих моторок. В них сидела молодежь. Подростки должны были опускать в море бутылки и отмечать попадания.

— Черт побери, как не хватает Кристера! Без него нет настоящего куража! Победа достанется мне слишком легко.

Встав на колени между двумя ольхами, Хюго Маттсон опустил на землю охапку ружей и коробочки с патронами, и скоро вокруг него столпилось и загалдело все наше общество. Колебания были отброшены, их заменило чувство приподнятого ожидания. Даже Сигне задорно и громко заговорила об углах ведения огня и об отдаче. Напряженной и нервной оставалась только Барбру Бюлинд. Министр юстиции авторитетным тоном объяснил собравшимся, что все ружья одинаково хороши и собственноручно им пристреляны, хотя тут же сказал, что оставляет за собой право первым выбрать ружье, чем вызвал многочисленные язвительные колкости в свой адрес, которые, немало тем поразив нас, он выдержал с хладнокровным смирением.

— Я всегда пользовался вот этим, оно для меня счастливое. И Беата поступала точно так же, она всегда приносила с собой свое собственное ружье и говорила, что оно единственное, из которого она попадает. Вам, адъюнкт, тоже ружье? Может, попробуете в первый раз, а? В такой прекрасный день? Нет? Ах да, я и забыл, что в нынешней школе запрещают пользоваться даже палкой!

Столь же стойко отказалась вооружаться и Ева Идберг.

— Ни за что на свете! Оно точно такое же, как то, что лежало на диване у фру Юлленстедт, и…

Министр юстиции быстро прекратил ее неуместную болтовню. Магнус выдал нам с Евой по маленькому биноклю, выловив их из своих мешковатых брюк. Снабженные этим знаком отличия отказников, мы отправились со стульчиками на естественную террасу, откуда открывался прекрасный обзор на сектор стрельбы.

Стрелки залегли примерно метрах в пяти друг от друга, образуя собой ломаную, бегущую параллельно берегу линию. Крайним справа полулежал Магнус, положив ложе ружья на стул. Слева от него за ольхой виднелся министр юстиции, а потом шли Стеллан Линден, Барбру Бюлинд, Сигне и наконец прямо подо мной на крайнем левом фланге, как и подобало социал-демократу, стоял на одном колене Министр.

Обслуживающий персонал на лодках уже опустил в море наполовину заполненные водой бутылки в связках по три штуки. На каждого стрелка на берегу приходилась одна лодка с находящимся в ней экипажем. Цель появлялась на воде в виде прыгающих горлышек, и я понял, что попасть в них с расстояния примерно двадцати метров дело не простое.

— Вы помните правила? — Хюго Маттсон поднялся со своего места. — Каждый стрелок должен утопить свои три бутылки как можно быстрее. Сколько вы сделаете выстрелов, не имеет значения. Мальчики в лодках следят за временем. Если кто-нибудь из них взмахнет красным флажком, стрельба немедленно прекращается. К сожалению, до сих пор за отстрел аборигенов нам ничего не платят! Соревнование, как обычно, проходит в три круга. Сначала стреляем по бутылкам из-под пива, потом — по винным бутылкам и в конце — по бутылкам из-под шампанского. Напоминаю, что, как и всегда, занявший первое место получает двенадцать больших бутылок шампанского, которые отдает в наше распоряжение (наверное, конфисковав его у таможенников) Министр.

Пока он говорил, моторные лодки, сияя кричащими красками, удалились из сектора обстрела и собрались стайкой слева неподалеку от берега. Вдали у пристани дрейфовал только один синий пластиковый катер с работающим вхолостую мотором. Он был готов сорваться с места и удалить из опасной зоны любого, кто проплывал мимо.

— Приготовиться! Внимание! Огонь! — выкрикнул министр юстиции, и тут началось.

Более-менее согласованно прозвучал только первый залп. Когда я сфокусировал бинокль, дымка в окулярах рассеялась и контуры приобрели резкость, поверхность моря стремительно рванулась ко мне, и я с первого взгляда увидел, что никто из стрелков не попал в цель. Их бутылочки стайками по три, словно непуганые выводки водоплавающей птицы, продолжали подпрыгивать на волнах. Потом пошла более рассеянная стрельба. И, заглушая лязганье затворов, до нас стали доноситься выразительные ругательства, разгоряченные крики и, мало-помалу, удовлетворенные возгласы. Пробудился охотничий инстинкт, и старуху Беату тут же забыли. Хотя, думал я, если ее убийца и в самом деле находится среди тех, кто стреляет там, впереди, он, перезаряжая своя ружье, конечно, прекрасно помнит ту полутемную гостиную и тот свой выстрел…

Через пять минут экипаж лодки, обслуживавший министра юстиции, просигналил: его бутылки потоплены! Очень скоро крепкие и смачные выражения со стороны Стеллана Линдена вкупе с сигнализацией с его лодки обозначили: он добился того же. Хюго Маттсон выскочил из-за своей ольхи и побежал мелкой рысцой за линией огневого рубежа, раздавая налево и направо едкие замечания и, по-видимому, малодоброжелательные советы.

Через десять минут прозвучал отбой. Стрелки, не умудрившиеся утопить бутылки, поднесенные волнами совсем близко, были признаны руководителем стрельбы (министром юстиции) абсолютно безнадежными. Насколько я мог судить по результатам первого круга, хуже всех стреляли Барбру Бюлинд и Министр, и не намного лучше стреляла Сигне. Обслуживающий персонал в лодках, выловивший непотопленную дичь, на все лады хулил неудачников. Особенно досталось Министру. Комментарии, отпускаемые в его адрес, смутили даже такого закаленного в политической купели моржа, как он. Хюго Маттсон слушал все это с открытым ртом и молча наслаждался, как наслаждаются обычно игрой знаменитого маэстро.

Потом в воду опустили винные бутылки, на этот раз немного подальше. Стрелки снова установили свои ружья на сиденья стульев. Министр юстиции отдал приказ открыть огонь.

В этот миг справа из-за мыса вынырнула моторная лодка. Ее светлый корпус блестел на солнце и разбрызгивал валы белой пены. Водитель стоял за рулем в треплющейся на ветру белой рубахе с длинными рукавами. Я поднял бинокль к глазам, хотя и так уже знал, что в лодке стоит профессор Хаммарстрем. Когда он выключил мотор, нос лодки, погасив белую пену, осел в воде, и маленький синий сторожевой катер, поспешно рванувшийся к ней от пристани, повернул обратно. Предоставленная волнам, открытая лодка профессора медленно дрейфовала в нашу сторону носом вперед. Впрочем, никакой опасности она не создавала, потому что неизбежно уткнулась бы в берег задолго до того, как достигла сектора стрельбы. Кристер Хаммарстрем, ладошкой защищая глаза от солнца, выискивал взглядом маленькие горлышки бутылок, левая его рука опиралась о ветрозащитный козырек. Я видел его в бинокль так же ясно, как видишь сидящего напротив тебя за столом человека, и до сих пор помню, как бросилась мне в глаза белизна его рубашки.

Я перевел бинокль на воду прямо передо мной. У министра юстиции оставалось на поверхности только одно бутылочное горлышко. У других стрелков — по два и по три. Неожиданно выстрелы участились, почти слившись в один короткий отливающий жестким блеском звук.

Бинокль заскользил вдоль ряда пляшущих, омываемых водой бутылочных горлышек и вновь остановился на лодке.

Она по-прежнему спокойно и солидно качалась на залитой солнцем поверхности моря.

С той только разницей, что теперь в ней не было никого.

14

Стоя рядом со мной, Ева Идберг беспрерывно и пронзительно кричала. Боковым зрением я видел, как поднялся на пластмассовом катере подросток и яростно, почти истерически замахал красным флагом. А в бинокль, который я не отрывал от глаз, я видел, как из-за ветрозащитного козырька медленно поднялся профессор, лицо его кривилось от боли, словно было обожжено раскаленным мелом. К левому боку профессора прилипла рубашка, и кровь, казалось, хлестала из нее все новыми и новыми волнами. Я почувствовал, как к горлу подступает тошнота, и опустил бинокль.

Стрелки на берегу подо мной повскакали на ноги, бросив стулья. Все смотрели на дрейфовавшую лодку.

— Боже! Мы подстрелили его! — раз за разом вскрикивал Магнус.

— Но это невозможно! — Хюго Маттсон все еще сжимал в руках ружье. — Он был далеко! Он не попадал в сектор! Вряд ли кто-нибудь мог взять столь неверный прицел…

Кристеру Хаммарстрему удалось наконец завести мотор, и лодка медленно пошла к нам. Неподвижные фигуры на берегу ожили. К нему потянулось множество рук.

— Как же вы стреляете, — сквозь зубы пробормотал хирург, когда ему помогали сойти на берег. — Я был от сектора градусах в двадцати. Пуля попала в руку, и чертовски болит.

Более подробно случившееся он не комментировал.

Сохраняя профессиональное спокойствие, он стал отдавать распоряжения. Было сказано: вызвать по телефону местного врача, одного мальчишку послали за медицинской сумкой, другому поручили отвести и поставить лодку к причалу Министра. Было приказано также разыскать марлевые бинты, а Сигне, учившуюся когда-то на курсах Красного Креста, попросили выступить в роли медицинской сестры. Ева Идберг кружилась возле профессора, стонала и охала до тех пор, пока железная маска у него на лице не прохудилась и он яростно, грубо и совершенно несдержанно не наорал на нее. Потом в сопровождении Сигне и Министра Хаммарстрем исчез в доме, оставив позади на лужайке горстку испуганных и растерянных людей.

Кофейный столик и стулья на лужайке сиротливо грелись в лучах солнца. Все стояли.

— Не знаю, как это могло случиться! — недоумевал Магнус. — Лодка появилась сбоку. Я видел, как она приближается к мысу, и, хотя мои бутылки были к ней ближайшими, нисколько не беспокоился.

Я тоже рассказал им, что все время наблюдал за лодкой в бинокль и видел ее за десять — пятнадцать секунд до залпа. Точно в момент залпа лодку наблюдала одна Ева.

— Я услышала сразу несколько выстрелов. Они следовали друг за другом так плотно, что практически слились в один. Как раз в этот миг Кристер содрогнулся и схватился за левую руку — вот так, — и она продемонстрировала движение. — Потом он нырнул вниз под ветрозащитное стекло, словно хотел спрятаться, и больше я его не видела.

Хюго Маттсон откашлялся.

— Бывает, конечно, что люди нажимают на спуск точно не нацеленного или никуда не нацеленного ружья. Но я полностью исключаю, чтобы даже в таком безалаберном обществе, как наше, кто-нибудь мог нажать на спуск, этого не заметив. Послушайте! — вдруг взорвался он. — Может, кто-нибудь из вас вспомнит, как пальнул в белый свет?

Не услышав ничего, кроме нервного хмыканья, он более примирительным тоном продолжал:

— Хорошо, тогда, может, кто-нибудь из вас видел соседа, машущего ружьем? Чтобы попасть в лодку, нужно было повернуть его почти на 45 градусов!

Его, однако, дружно заверили, что в запале соперничества все были поглощены стрельбой и торопились поразить цели как можно скорее. И в азарте стрелки ни на что, кроме как на подпрыгивающие в воде бутылки, не смотрели. Кусты ольхи и валуны тоже сильно ограничивали видимость.

— Тогда, может, адъюнкт… адъюнкт, как вас там?.. — И министр юстиции впился в меня взглядом, словно видел перед собой на стекле безымянное насекомое — из породы тех, что живут в земле и имеют только латинские имена, известные лишь ученым и используемые ими лишь на лекциях и в лабораториях.

— Перссон… — подсказал я ему и тут же вспомнил, что в момент выстрела глядел в бинокль поверх стрелков на бутылки. Заодно я пояснил, что и фру Идберг, также наблюдавшая за лодкой в бинокль, тоже не имела никакой возможности видеть то, что делали стрелки, находившиеся вне поля ее зрения.

С этого момента общий разговор перешел в разноголосый нервный галдеж, стихший только после того, как медленно, тщательно подбирая слова, с явным тоном превосходства над остальными, заговорил Стеллан Линден. Прерываемый слабыми протестами и приглушенными восклицаниями, он довел свою речь до конца.

— Я так понимаю. Все мы знаем, что здесь случилось. Дураку понятно, что речь идет не о случайном, шальном выстреле. Не слишком ли странное совпадение: в один прекрасный день происходит убийство, а потом всего через два дня случайный выстрел, жертвой которого становится тоже один из нас? Нет, нет, человек, только что стрелявший в Хаммарстрема, действовал осознанно. Он хотел убить профессора! И, естественно, этот же человек убил Беату. Я не верю в вероятность того, чтобы в нашей компании нашлось сразу два человека, обладающих достаточной силой воли, чтобы посягнуть на жизнь ближнего. Мотивы покушения — на поверхности, их не нужно долго искать. Хаммарстрем и Барбру, посетившие позавчера вечером дом Беаты, видели, как кто-то бежал из него. Конечно, это был убийца. И теперь убийца охотится за этими двумя. Они, как он считает, увидели чуть больше, чем следовало. Мы все только что наблюдали, как он пытался уничтожить одного из ненавистных ему свидетелей и на сей раз, судя по всему, потерпел неудачу. Но, поверьте, он на этом не остановится! На кого обрушится его следующий удар, он еще не знает сам, все решит слепой случай. Ясно одно: убийца хочет убрать их обоих. И, судя по спектаклю, который он только что перед нами разыграл, убийца добьется своего. Промахнувшись всего на десяток сантиметров с расстояния в шестьдесят метров, в следующий раз, располагая лишними пятью секундами, он будет точней.

Художник замолчал, поправил усы и в сопровождении фрекен Бюлинд, выдавившей от лица обоих «спасибо» и «до свидания», отбыл домой. За ними последовала заметно огорченная Ева Идберг. Хюго Маттсон, проворчав, что ему необходимо заняться ружьями, ушел на берег. А я кое-как взгромоздился на гамак, где и сидел вместе с Магнусом, пока из дома не вышли Сигне и Министр.

Пылко возмущаясь необязательностью опаздывающего врача, со множеством отталкивающих своим реализмом деталей Сигне рассказала нам, как Кристер Хаммарстрем сам сделал себе перевязку. Пуля прошла через руку, но не задела кости или сухожилий. Сигне ассистировала ему при чистке раны и наложении бинта и заслужила от знаменитого хирурга звания «отменной операционной сестры». Ее голубые глаза под спутанными каштановыми волосами сияли от гордости, а руки беспокойно и энергично блуждали, словно искали новой, не менее ответственной сферы приложения своих навыков.

— Смотреть, как он работает, одно удовольствие, — продолжала она. — Я с детства мечтала стать медсестрой и сейчас почти жалею, что из этого ничего не получилось. Больница совсем рядом с нашей городской резиденцией, я и раньше читала, как работает Кристер, в одной газете. Это же надо, к некоторым новым, особо трудным операциям он готовится месяцами и заранее отрабатывает все свои действия на специально изготовленных для этого макетах! Конечно, коллеги порицают его за чрезмерный педантизм и считают, что он перестраховывается, но разве это недостаток, если делаешь операцию на живых людях! Случись у меня какие-нибудь неприятности с почками, я бы обратилась только к нему, во время операции он сосредоточен и хладнокровен, но после у него наступает реакция. Он становится нервным, вялым и опустошенным и сам вынужден отлеживаться в постели — так писали о нем в газетной статье, и это абсолютная правда, потому что сейчас он лежит там, наверху, в доме, и вид у него действительно жалкий…

Внимая, как в полудреме, потоку ее речи и глядя одновременно на Магнуса, я вдруг пришел к совершенно неожиданному выводу: худой и молчаливый муж Сигне страдал не от недостатка отбираемой у него пищи. — его лишили слова.

Новое кровопролитие не успело попасть на страницы вечерних газет, и на этот раз они толкли воду в ступе. Информационные волны, разошедшиеся от него, захлестнули передовицы только после обеда. Я обнаружил это, когда во время всеобщего послеобеденного купания сидел на пристани, просматривая прессу.

Передовая в «Экспрессен» весьма двусмысленно объясняла, почему Министру обязательно следует подать в отставку независимо от того, виновен он в совершении убийства или нет. «В переживаемый страной момент глубокого кризиса ей не нужен министр внутренних дел, поиски которого могут привести граждан в тюремную камеру».

— «Экспрессен» требует твоей отставки! — бодро крикнул я Министру, который в этот момент, легкомысленно наплевав на все угрозы своему политическому положению, мчался на животе по горке в самую середину орущего и плещущегося в воде выводка ребятишек. — Они хотят министра, который не ходит в туалет.

— Ну тогда им нужно обратиться в магазин игрушек! — крикнул Министр, плеснув ладошкой воду на двух дошкольников. — Дай этой газете волю, и кабинет выглядел бы, как зал ожидания на Стокгольмском центральном вокзале. В нем бы вечно сидели одни бомжи, а энергичные целеустремленные люди только мелькали, входя в него и выходя. Значение имеет только то, что пишет «Арбетет». Мы в правительстве часто сравниваем газеты с маркизами на фасаде высотного здания. Члены правительства постоянно падают и пробивают их, главное не пробить предпоследнюю — розовую. Когда мы пробиваем и ее, положение становится по-настоящему опасным, а если лопнет и последняя, красная, — «Арбетет», внизу не остается ничего… только голый асфальт. Тогда конец, тогда остается только…

— …смерть, — подсказал я.

— Смерть? Кто говорит о смерти? Нет, тогда остается только сделаться губернатором. Ты представить себе не можешь, сколько у нас в стране губерний и какие они все разные! Ужасно запущенные, продуваемые насквозь ветрами, совершенно дикие! Почти безлюдные или с говорящими на диалекте аборигенами. Всего через несколько недель после назначения они вваливаются к тебе в кабинет и требуют, чтобы ты открыл для них новую шахту. Это понимаешь сразу, тут переводчик не нужен, это они тебе втолкуют быстро. Хорошо еще, если они не потребуют, чтобы ты вырыл ее собственноручно, они хотят только, чтобы ты добился от правительства денег. Ты, конечно, связываешься со своим старым министерством, и тебе отвечает по телефону молокосос — из тех, которым ты из милости дозволял в свое время посидеть в конторе сверхурочно после окончания рабочего дня, пока сам ты вкушаешь в королевском дворце филе камбалы под вермутовым соусом.

Он тебе отвечает:

— К вашим услугам, это говорит такой-то и такой-то.

Потом после долгой паузы:

— Так это вы, Бог мой, я и не узнал вас сразу.

Голос его звучит так, словно он опознал труп, пробывший в воде два месяца и только что выловленный спасателями.

— Как вы там поживаете на новом месте?

Тут голос у него становится гуще, он басит, дает понять, какое расстояние нас разделяет.

Ты выкладываешь ему свое дело и все время, пока говоришь, слышишь какие-то неясные щелчки. Тут ты вспоминаешь, что новый министр как-то признался в одном из интервью, что любит пощелкивать ногтями о зубы, когда ему докучают особенно несвязной или бестолковой речью. Странно, но в бытность свою министром ты этого недостатка за своим подчиненным не замечал.

— Послушай, — говорит он. — Все, что ты говоришь, звучит дельно, но у нас в этом году туговато с бюджетом. Конечно, сумма небольшая — просто смехотворная, но мы должны оценивать расходы суммарно, воспринимать, так сказать, общую картину. Что ты говоришь? Много ли мне приходится работать? Естественно, много! Работы — воз и маленькая тележка, дела накапливаются годами. Нет, нет, я совсем не имею в виду, что ты… Нет, право, извини!.. Я должен идти! Приехала делегация из глубинки, просят денег. Конечно, мы им откажем. Что-то связанное с финансированием какой-то дурацкой шахты…

Министр выбрался из воды и, как мокрая собака, встряхнулся.

— Или ты можешь сделаться генеральным директором завода, и тебе раз в неделю будут звонить лакеи из приемной министерства финансов и выговаривать за то, что ты слишком тратишься на карандаши. Нужна же какая-то дисциплина! Если у других получается, должно получиться и у тебя. Кстати, что вы с этими карандашами делаете? Едите их, что ли? Да, да, именно это я и хочу сказать, отчетность у вас не блещет… Есть, правда, и третий выход. Можно поехать за границу. В Брюссель, например, — заниматься нашими отношениями с ЕЭС или в Гватемалу — распространять грамотность. В первом случае пострадает твоя психика, во втором — благодари Бога, если унесешь оттуда ноги.

В этот же день Петтерсон устроил нам еще один утомительный и нервный допрос, но за ужином случилось нечто забавное.

Когда мы уже собрались приступить к десерту, дверь в столовую рывком распахнулась и на пороге появился невысокий широкоплечий джентльмен с черной сумкой.

— Могу я поговорить с вашим директором?! — крикнул он, словно обращался к большой аудитории.

— С каким это директором? — недогадливо спросил министр.

— С директором вашей колонии или пансионата, или как еще вы тут называетесь? Есть здесь лицо ответственное, с которым я могу говорить? Это — вы?

Министр объяснил ему, что он — не директор колонии, а супруг и отец, сидящий за ужином в кругу своей семьи.

То ли испугавшись, то ли удивившись, мужчина отступил на шаг.

— Меня зовут Муберг, доктор Муберг. Я приехал по вызову к больному с другого конца округа и поэтому сильно задержался.

Тут Министр сообщил ему, что пациент, к которому доктора вызывали, уже лежит должным образом перевязанный у себя дома и в помощи не нуждается. На что доктор Муберг в свою очередь изложил свой взгляд на вызовы, заставляющие врача без всякой на то нужды тащиться с одного края округа на другой — на какие-то Богом забытые острова. Разгоряченный взгляд доктора и жест, которым он отставил от себя сумку, подтверждали: выражения «бесцеремонный» и «бесстыдный» — всего лишь легкая прелюдия к действиям и поступкам гораздо более радикальным.

Чтобы как-то умиротворить его, я представил ему Министра. Я давно уже заметил, что пыл самых страстных борцов за справедливость всегда заметно остывал, когда они узнавали, что гневаются на чиновника столь высокого ранга.

Но не из того теста был слеплен доктор Муберг. Известие о том, что перед ним — сам министр внутренних дел, нисколько его не обескуражило.

— Ага! Так это — вы! — вскричал он, и вены на его шее вздулись. — Как раз с вами-то мне и надо потолковать! Вы знаете, в каких условиях работают провинциальные врачи? Знаете, сколько часов я спал на этой неделе? Или на прошлой? Знаете, когда я в последний раз держал в руках газету? И имеете ли вы хоть малейшее представление о том, сколько человек я обслуживаю? А ведь это вы — да, да, именно вы — отвечаете за все это!

Понимая, по-видимому, что ответить на такое количество вопросов всего за один раз — выше человеческих сил, он быстро мелкими танцевальными шажками подбежал к Министру и свалил его на пол одним точным ударом кулака в челюсть.

Под одобрительные возгласы: «Смотри-ка, какой крепкий мужик!», «Точно в челюсть, ты видел?» и «Папа упал, как мешок», мы перенесли Министра в гостиную.

Когда мы уложили его на диван, грозный доктор подошел к нему и послушал — господин Муберг был не из тех врачей, что покидают своих пациентов на операционном столе в состоянии наркоза.

— Он придет в себя через несколько минут, — с явным сожалением сказал он. — Вот вам моя визитка и упаковка аспирина.

С этими словами доктор забрал свою сумку и удалился.

Министр очнулся как раз к кофе. Он поинтересовался, что с ним произошло, и дети без обиняков в весьма образных выражениях описали ему случившееся. Министр потер подбородок, потянулся, словно проверяя, целы ли у него кости, и ничего не сказал. Но было заметно: пищу для размышлений он получил.

15

В эту ночь собор министра юстиции сгорел опять — второй раз за последние четыре месяца.

Мы узнали новость за утренним чаем от самого погорельца.

— Они сожгли его снова! Они снова сожгли его! — горестно кричал он еще издали, словно нес весть об эпидемии чумы или о разразившейся войне. Когда он мешком обвалился на предложенный ему стул, мы еще раз выслушали уже хорошо нам знакомые филиппики в адрес фанатиков, совершивших это богохульственное злодеяние. Выпив чашку чая, Хюго немного успокоился и смог наконец связно изложить те немногие факты, которыми располагал. Когда вчера вечером он нанес в туалет свой последний визит, собор стоял, как всегда, но, придя туда сегодня утром, он обнаружил только обуглившиеся головешки и дымящуюся золу. Тут голос министра юстиции сорвался. Его опять обуял гнев и, не доев кекс до половины, он вскочил и побежал прочь, разнося свои проклятия далее.

— Эта маленькая проблема к нашему делу отношения не имеет, и мы вынесем ее за скобки, — сказал Министр, намазывая кусок хлеба неприлично толстым слоем мармелада. — Хотя вопрос о том, кому понадобилось сжигать туалет, выстроенный в виде романского собора, кажется мне интересным. Попробуйте, магистр, решите его!

— Хюго считает, что это — работа религиозных фанатиков. Фанатика-одиночки или нескольких фанатиков. Есть на острове религиозные фанатики?

Министр облизал пальцы.

— Не знаю. В религиозный пыл Стеллана Линдена или Барбру Бюлинд как-то не верится. Особенно Стеллана Линдена. Он у нас — сверхчеловек — вегетарианец. Сигне по воскресеньям слушает службу по радио, но редко посещает местную часовню. У нее нет на это времени. Она, конечно, занимается кое-какой благотворительной церковной деятельностью у себя в губернии, участвует во всех этих базарах и лотереях. Конечно, поджог еретического туалета — хороший способ распространения слова Божия (особенно в период летних отпусков), но это — не в ее стиле. А Магнус, насколько я знаю, вообще не проявляет интереса к религии, так же как и Кристер. Еву Идберг к аскетам и пламенно верующим тоже не причислишь. Нет, искать нужно не здесь!

— Я и сам бы поджег это безобразие, если бы кто-нибудь мне помог. Шаг правильный во всех отношениях — и в этическом, и в эстетическом.

— Я тоже. Все, что для этого требуется, — коробок спичек и хороший вкус. Хотя нет, к сожалению, нет. Нам, людям интеллектуального труда, чтобы перейти от слов к делу, нужно нечто большее. Что скажешь?

Меня явно погоняли. Я начал понимать, каким образом функционирует министерство моего зятя.

— Возможно, кто-то ненавидит Хюго Маттсона и хочет наделать ему кучу неприятностей. Все знают, как дорог ему этот туалет. Кто ненавидит Хюго Маттсона?

— Упростим вопрос. Кто его не ненавидит?

Где-то в лесу одиноко прочирикала птичка.

— И потом, не проще ли было бы его просто прикончить? — продолжал Министр с явной ноткой осуждения в голосе, словно он порицал кого-то усомнившегося в моральной оправданности столь радикальной меры.

— Да, прикончить! — вдруг неожиданно громко и кровожадно воскликнул он. — Прикончить! Какие мы крупные идиоты! Вся эта история с уборной возникла далеко неспроста! Тот, кто поджег туалет, и тот, кто убил старуху и стрелял сегодня, — одно и то же лицо! Вчера вечером Стеллан Линден говорил о странных совпадениях. Вот вам еще одно! Не может быть, чтобы в таком маленьком обществе, как наше, тут, на острове, кроме убийцы, нашелся бы еще и поджигатель-пироман. А если бы нашелся, разве стал бы он чиркать спичками как раз сейчас, когда остров кишмя кишит полицейскими и все островитяне следят друг за другом? Нет, нет и еще раз нет! Теперь второе. Зачем понадобилось убийце так страшно рисковать, пробираясь в туалет ночью и поджигая его? Ведь именно в это время ему лучше бы затаиться?

— Может, он хотел спрятать в туалете что-то связанное с убийством и с покушением на убийство?

— Гм… очень может быть. Но он мог бы уничтожить эти вещи и более скрытно. Утопить их в заливе или уничтожить еще как-нибудь. И чем объясняется тогда поджог?

Я попросил Министра рассказать мне о первом пожаре, и он сообщил мне, что первый пожар случился на пасху, когда дачники сюда еще не переехали.

Я глотнул холодного чая, и меня тут же осенила одна симпатичная идея.

— Убийца — Хюго Маттсон. А сейчас он хочет отвлечь от себя подозрения…

— Ты подозреваешь его? Но он — единственный, у кого есть алиби в отношении убийства Беаты. И потом, он от ее смерти ничего не выгадывает.

— Не знаю, не знаю. Но, пожертвовав собором — тем, что ему наиболее дорого, за исключением, конечно, жизни и свободы, — жену Эльсу я в расчет не принимаю, — он полностью отводит от себя все подозрения. Он ведь понимает, мы неминуемо придем к выводу, что убийца и поджигатель — одно и то же лицо.

— Хм… — казалось, я мало убедил Министра. — Конечно, можно предположить. Можно предположить все что угодно. Наш неизвестный убийца может оказаться сумасшедшим. Он жаждет огня и крови. Огня — ночью, и крови — днем. Как Наполеон.

— Наполеон не был сумасшедшим.

— Не был? Тогда зачем он сжег Москву?

Я вздохнул, но от попытки внести в весьма путаные исторические познания Министра хотя бы элементарный порядок воздержался. По опыту я знаю, игра здесь не стоит свеч.

Министр грузно зашагал к порогу, добравшись до которого, обернулся.

— Я попрошу тебя обдумать два вопроса. Первое — для чего могла понадобиться убийце салфетка, которую он украл у Беаты? Второе — зачем он сжег туалет министра юстиции? Если решишь эти два вопроса, считай, день прожит не напрасно!

Я мобилизовал все ресурсы своего самолюбия и тоже сделал выпад:

— Я тоже скажу тебе кое-что на прощанье. Ты утверждаешь, что туалет сегодня ночью сжег убийца. Тогда на пасху это сделал, тоже он. А это значит, что убийство Беаты подготавливалось целых четыре месяца.

16

Через пятнадцать минут Министр вылетел на вертолете в Харпсунд.

Рано утром из своей сермландской резиденции звонил премьер. Он требовал немедленной встречи и был серьезно обеспокоен донесениями о продолжающейся на Линдо стрельбе. «В самый ответственный перед выборами момент ты не находишь ничего лучшего, чем стрельба по бутылкам шампанского и профессорам медицины! Черт побери, я не знаю, что навредит нам больше, — шампанское или профессора. Оппозиция уже шумела, что мы жмемся с деньгами на науку! И перед решающими, судьбоносными выборами следует пить самогон! Это, по выражению Стрэнга, „вино простого человека“! Сейчас опаснее шампанского только цианистый калий! Не вздумай понять это как намек! Ты ведь намерен и дальше продолжать свою чистку! Тоже мне Сталин! Человеку с таким огромным состоянием следует вести себя осторожнее! Кстати, вышли, пожалуйста, две сотни тысяч. Нужно оплатить типографские расходы на брошюру „Раздавим гидру крупного капитала, или Четырнадцать богатейших семейств Швеции“. Она выходит в четырехцветной печати. И каждому семейству пришлось посвятить целую главу. Профсоюзы уже израсходовали все наличные на скупку акций, так что понимаешь. Деньги отправь прямо на адрес типографии Боньеров, он дается в конце главы „Гидра восьмая“, ох, что я говорю, „Семейство восьмое. Боньеры“. Да, да, конечно, я знаю, всего их пятнадцать, но о твоем мы