Book: Месть Ведьмака



Месть Ведьмака

О книге

Аннотация

Посвящается Мэри

Самый высокий холм в Графстве окутан тайной. Говорят, что однажды, когда бушевала гроза, там погиб человек, сражаясь со злом, которое угрожало всему миру. После битвы вершина снова покрылась льдом, а когда он сошел, изменились названия всех городов, долин и даже очертания холмов. Сейчас на этой самой высокой вершине не осталось ничего, что напоминало бы о тех событиях. Но имя осталось.

Ее называют

 Каменный Страж, или Камень Уорда-защитника



Переводом книги занималась группа Вконтакте: | Ученик Ведьмака | The Last Apprentice | TWC | (http://vk.com/thelastapprentice)


Перевод:

Ткачов Алексей: 6-17, 19-20, 24-35 главы

 Andrei Andreev: 1-5, 18, 21-23 главы


 Редактирование:

Andrei Andreev: 6-17, 19-20, 24-35 главы

Ткачов Алексей: 1-5, 18, 21-23 главы


Вебмани для гривен: U117816889682

Вебмани для рублей: R381218145191

Глава 1. Другой путь

Месть Ведьмака

Я проснулся, из-за того, что меня мучили кошмары, мое сердце бешено колотилось, я встал, ощущая тошноту. Несколько раз, я думал, что меня вывернет наизнанку, но постепенно все проходило. Во сне я убивал Алису, отрезал кости ее больших пальцев. В Хэллоуин, до которого оставался лишь месяц, мне предстояло воплотить этот чудовищный ритуал в жизнь. Этого требовал ритуал уничтожения Дьявола. Моя мама хотела этого, она верила, что это единственный способ уничтожить его. Но как я смогу такое сделать? Как я смогу убить Алису?   

 Я лег, пытаясь не уснуть, в страхе вновь погрузиться в этот кошмар. Ужасные образы продолжали крутиться у меня в голове. Алиса была добровольной жертвой. Она была готова пожертвовать собой. Более того, она смело шагнула во тьму, чтобы добыть Долорус. Он был одним из мечей героев, трех священных клинков, необходимых для уничтожения Дьявола. Клинком, который убьет ее в процессе ритуала.

Мечи героев были выкованы одним из древних богов – Гефестом; первым из них был Клинок Судьбы, который вручил мне Кухулин в Ирландии. Второй назывался Режущий Кости, и теперь, если Алиса преуспеет в своем путешествии во тьму, у меня будут все три. Пока же, Дьявол был заключен в оковах мертвой плоти, его тело было проткнуто серебряными кольями в Ирландии, а голова, была в кожаном мешке у ведьмы-убийцы Грималкин. Она в бегах, яростно сражается, чтобы не подпустить к ней слуг Дьявола. Если бы им удалось заполучить ее, они бы воссоединили ее с телом и Дьявол снова сошел бы на землю и ритуал был бы не осуществим.

Но Алиса все еще не вернулась из тьмы. Я беспокоюсь, что что-то могло случиться. Возможно, она никогда не вернется…

Я также волнуюсь за своего пропавшего брата Джеймса. Дьявол сказал, что его слуги перерезали ему горло и бросили в канаву. Я отчаянно надеялся, что он солгал, но не мог надолго расстаться с мыслью об этом. Я снова попытался уснуть, но безуспешно, ночь мучительно тянулась.  Незадолго до рассвета зеркало, стоящее на столе рядом с кроватью замерцало. Алиса была единственной, кто когда-либо связывался со мной через зеркало. Я встал и схватил его, всматриваясь в стекло с тенью надежды. Неделями я ждал вестей от нее. Я надеялся, что возможно увижу ее, радостно входящую в сад с Клинком Скорби в руке. Но теперь Алиса смогла наконец сказать, что все хорошо.

Мое сердце переполнило счастье,  когда она посмотрела на меня из зеркала, со слабой улыбкой на губах. Она проговорила:

- Я на краю западного сада.

Раньше мне приходилось дышать на стекло и писать, чтобы общаться с Алисой через зеркало, но со временем, я научился читать по ее губам. Она же без труда читала по моим.

- Жди там -  сказал я ей. - Я сейчас приду.

Я быстро оделся и поспешил, как мог быстро, вниз, стараясь не разбудить Ведьмака. Когда я достиг задней двери, меня осенила мысль:  Почему Алиса не вошла в сад?

Уже светлело, и я миновал скамью, где Ведьмак иногда давал мне уроки. Я увидел Алису на краю рощи. Она была одета так же, как я видел ее в последний раз, на ней было черное платье, и остроносые туфли. Но больше всего меня обрадовала улыбка, на ее милом лице. Я побежал к ней и она распростерла руки, широко улыбаясь. Мы закружились в крепких объятиях.

-Ты жива! Ты жива! – кричал я. – Я боялся, что больше никогда не увижу тебя.

Наконец, мы разняли объятия и смотрели друг на друга секунду или две.

- Несколько раз, я думала, что мне не удастся выйти из тьмы – сказала Алиса – Но я смогла, Том. Я зашла и вышла оттуда живой, и кинжал у меня. Как же я рада видеть тебя.

Она достала его из кармана и передала мне. Я снова и снова поворачивал его в руках, внимательно осматривая. Он выглядел как его близнец, Режущий Кости, все тот же скельт смотрел на меня рубиновыми глазами из рукояти. Скельт был монстром, прячущимся в расщелинах у воды, перед тем как, вскочив на свои восемь лап, протыкал своих жертв костяной трубкой и выпивал их кровь.

Я отвел глаза от кинжала и вновь посмотрел на Алису, переполненный счастьем. Я так по ней соскучился. Как я даже мог допустить мысль о том, чтобы принести ее в жертву? Даже уничтожение Дьявола не сможет оправдать это. Я ясно осознавал, что не смогу пережить такое. Слезы навернулись мне на глаза, а в горле встал ком.

- Ты так храбра Алиса, никто другой бы не смог справиться с этим. Но я сожалею, ты сделала это зря. Я не смогу осуществить этот ритуал. Я не могу пожертвовать тобой. Я никогда не смогу причинить тебе вред. Мы должны найти другой путь, чтобы уничтожить Дьявола.

- Забавно, Том, но ты уже второй человек, который говорит, что мое путешествие во тьму не было обязательным. Грималкин тоже так думает.

- Ты говорила с Грималкин? Я не видел ее больше месяца.

- Грималкин помогала мне. Она нашла другой способ уничтожить Дьявола, мы обдумываем это. Я надеюсь, Том. Я верю, что мы сможем сделать это, не прибегая к такой жертве. Я хотела прийти, увидеться с тобой и поговорить, но теперь, мне нужно идти, у меня есть дело.

Я не мог поверить, что Алиса снова уходит. Мы были разлучены так долго, и все, что у нас было – всего пара минут вместе. Это было очень печально. Я хотел узнать больше о планах Грималкин. Как она узнала о способе, который был не известен маме?

- Зайди в дом ненадолго -  стал просить я – Расскажи мне, что происходит. И я хотел бы узнать, каково тебе пришлось во тьме. Я думаю, у Ведьмака тоже будет немало вопросов.

Но Алиса лишь покачала головой.

– Я не могу, Том. Видишь ли, план Грималкин подразумевает использование очень сильной темной магии. Это единственный выход. Старик Грегори этого не одобрит, и ты знаешь это. Он начнет задавать вопросы, о том, что я задумала, а мне придется ему врать. А он быстро узнает, что я лгу. Мне лучше уйти.

- Когда мы увидимся снова, Алиса?

- Я не знаю, но мы с Грималкин вернемся, поверь мне… Увидимся, когда мы со всем разберемся.

Алиса выглядела такой, какой я ее помню, но в ее голосе слышалась уверенность в успехе. Не слишком ли она самоуверенна?

- Это опасно? – спросил я с опаской

- Не стану тебе лгать, Том. Конечно, это опасно. Но опасность со стороны тьмы преследует нас с тех пор, как мы встретились, но мы всегда выходили живыми. Не вижу причины, почему что-то должно изменится.

Внезапно она бросилась ко мне и жарко поцеловала меня в губы. Все произошло так быстро, что я не успел опомниться, она отпрянула от меня и ушла.

Я растерянно смотрел ей вслед. Я был ошеломлен. Зачем она меня поцеловала? Возможно ли, что она чувствует ко мне, то же, что я к ней? Я никогда не узнаю. Я ужасно хотел снова заключить ее в объятиях.

Затем она остановилась, повернулась ко мне и сказала.

– Береги себя, Том, не говори старику Грегори, что видел меня. Так будет лучше.

Затем она ушла. Было так много, чего я не успел у нее спросить. Каково это, быть во тьме? Как она выжила и добыла кинжал, который я теперь держал в руке?

Я возвращался к дому расстроенным. Я был очень рад, что Алиса вернулась живой, но теперь, у меня снова было о чем беспокоиться. Что задумали Алиса и Грималкин? Нет сомнений, что они сильно рискуют. Она попросила меня не говорить учителю, что я видел ее. Одна половина меня соглашалась с этим, лучше было сохранить это втайне от него, он будет задавать много вопросов. Но я так много от него скрывал раньше. Теперь мне придется скрывать кинжал так, чтобы быть уверенным, что он его не увидит.

Я чувствовал себя очень виноватым, из-за этих обманов. Каждый из них казался необходимым на конкретный момент. Но они накапливались, и чем больше их становилось, тем хуже я себя чувствовал. Этот придется добавить к списку, и мне это не нравится.

Глава 2. Наследие Ведьмака

Месть Ведьмака

Поздним утром следующего дня, Ведьмак и я сидели за столом в новой библиотеке. Напротив нас сидел худощавый человек в черном костюме, белой рубашке и темно-сером галстуке. Это был законник, мистер Тимоти Потс, прибывший из южной части Кастера. Он записывал под диктовку, то, что говорил учитель.

Ведьмак составлял завещание. Хотя если быть точнее, он переписывал его. Я осматривался вокруг и едва ли слышал половину из того, что он говорил. После того, как дом сгорел и был перестроен, все здесь было новым. Библиотека источала запах свежей древесины. Почти все полки все еще были пустыми, на них кажется не стояло и трех дюжин книг. Потребуется много времени, чтобы восстановить ее, многое из того, что унес огонь, было невосстановимо, особенно наследие, написанное поколениями других ведьмаков с их собственными секретами мастерства. Мы имели дело с призраками, мертвецами, домовыми и ведьмами - всеми созданиями тьмы. Во многом, мы полагались на книги и дневники. Записи были необходимы, мы заглядывали в прошлое, чтобы подготовиться к будущему.

- Такова моя воля. – твердо окончил Ведьмак

Мистер Потс надвинул очки на нос и прокашлялся, чтобы речь была чистой.

- Я зачитаю это вам, мистер Грегори, прошу вас, остановите меня, если у вас будет, что добавить или посчитаете, что я неверно указал вашу волю.

Ведьмак кивнул и мистер Потс начал медленно зачитывать с легким Графским акцентом. Его голос звучал безупречно. Было сразу видно, что он родился и получил образование далеко на юге.

- Я оставляю два моих дома в Чипендене и Англзарке, моему ученику, Томасу Уорду, включая все прилегающее к ним имущество, книги и инструменты. Все это будет принадлежать ему, до тех пор, пока он будет жив, если он продолжит заниматься ремеслом ведьмака, пока будет на то способен. В своем завещании, он сможет передать это приемнику, на тех же условиях.

Мне было печально слышать это. Это заставляло меня думать, что мое время, как ученика ведьмака – уже было окончено. Но я глубоко вздохнул и постарался не думать о плохом. Наше время вместе подходило к концу, но у нас была пара лет времени, чтобы окончить мое ученичество, а затем, возможно, продолжить обучение, будучи уже ведьмаком и снять часть ноши с его плеч.

- Я отдаю в пользование свой третий дом, на севере Кастера, который я унаследовал от Билла Аркрайта, Джадду Бринсколлу, на время его пребывания в качестве ведьмака в том краю. В случае его смерти или досрочном уходе с поста ведьмака, это имущество, включая библиотеку, перейдет во владение Томаса Уорда, на тех же условиях, что и другая собственность.

Билл Аркрайт погиб, сражаясь с тьмой в Греции. Теперь, Джадд Бринсколл, предыдущий ученик Ведьмака, занял старую водяную мельницу Билла, чтобы сражаться там с водными ведьмами.

Мистер Потс прокашлялся.

– Все верно мистер Грегори?

- Да, все верно, – подтвердил мой учитель

- Что касается других финансовых вопросов? Есть ли у вас какие-либо средства, которые вы хотели бы завещать?

Ведьмак покачал головой.

– Ничего существенного, Мистер Потс, это не то состояние, которое могло бы кого-нибудь обогатить. Но если я буду владеть деньгами на момент моей смерти, то я завещаю их своему ученику – господину Уорду.

- Очень хорошо – кратко ответил Потс, затем он собрал документы, поставил стул и поднялся на ноги. Он достал карманные часы из кармана плаща, взглянул на время и положил их назад .  - Я перепишу это в подобающей форме и вернусь сюда на следующей неделе, чтобы вы смогли заверить документ.

Они с Ведьмаком обменялись рукопожатием, а затем, я должен был проводить законника через сад, за его пределы, иначе он мог подвергнуться нападению домового, который охранял дом Ведьмака от людей и других нарушителей.

Проводив мистера Потса, я вернулся в библиотеку и застал Ведьмака, на том же месте. Он осел на стуле, уткнувшись взглядом в стол. Он сильно постарел, за прошедшие два года, его борода совсем поседела, а лицо истощилось. Вероятно, он думал, что его жизнь клонится к закату. Несомненно, это было причиной, чтобы привести все свои дела в должный порядок. Он определенно не выглядел счастливым. Спустя несколько мгновений, ему станет еще хуже.

Алиса просила меня держать ее возвращение и работу с Грималкин втайне. Но я чувствовал себя виноватым за это, мой учитель доверил мне имущество и свое дело в случае своей смерти. Были серьезные вещи, в которых я должен был признаться,  вещи, которые разозлят и опечалят его. Я посчитал, что время пришло.

- Ну парень, с еще одним делом покончено, – сказал он со слабой улыбкой

- Есть вещи, о которых я вам не рассказывал – меня трясло, но я смог взять себя в руки. – Я уже знаю детали ритуала для уничтожения Дьявола.

Учитель смотрел на меня несколько мгновений, не проронив ни слова, с недовольным видом.

- Значит, ты соврал мне, парень. Ты сказал мне, что детали ритуала станут известны, только тогда, когда Алиса вернется с третьим кинжалом.

- Простите. Я солгал вам, но с благим умыслом. Я не хотел беспокоить вас, пока Алиса не вернется с третьим кинжалом. И мне нужно было время подумать, найти способ избежать того, что должно быть сделано, потому что это плохо – просто ужасно.

- Лгать учителю тоже плохо. Я разочарован парень. Я оставил тебе имущество, потому что хочу, чтобы ты последовал по моим стопам, когда меня не станет. И как ты отплатил мне? Да, я разочарован и оскорблен. Спустя годы совместной работы и полного доверия, говорить правду должно быть так же необходимо как дышать. Время истекает. Хэллоуин приближается. Есть ли какие-нибудь вести от девочки или ты и это сокрыл от меня?

- Не,т – сказал я, снова солгав.

- Хорошо, парень, я жду. Выкладывай. Расскажи мне о ритуале и ничего не утаивай.

- Я не смогу совершить ритуал, – сказал я – Я не смогу, нужно принести жертва. Чтобы он сработал, я должен буду убить Алису.

- Почему именно ее? – спросил Ведьмак

Следующие слова было невероятно тяжело произнести. Учитель никогда не доверял Алисе, потому что она обучалась ведьмовскому искусству. Также, он говорил, что ведьмак должен посвятить всю жизнь своей работе и никогда не жениться. Сближение с девушкой по его мнению чрезмерно отвлекало.

- Чтобы совершить ритуал, я должен принести в жертву человека, которого люблю больше всего на свете. Так сказала мама. Значит, это должна быть Алиса.

Ведьмак закрыл глаза и глубоко вздохнул. Надолго повисло молчание. Наконец он спросил, голосом, едва громче шепота.

- Девочка знает?

Я кивнул. 

– Жертва должна быть принесена добровольно. Алиса готова пожертвовать собой, чтобы уничтожить Дьявола. Но это ужасно  - я не смогу этого сделать. Вот! – Горько вымолвил я, залезая в карман и вытаскивая оттуда листок бумаги с описанием деталей ритуала. Я показал его. Я хранил его, в ожидании подходящего момента, чтобы отдать его учителю.

Он покачал головой.

– Мои глаза устали, с каждым днем, читать мне становится все труднее. Сделай это за меня, парень. Прочитай это вслух, медленно.

Уничтожение Дьявола может быть достигнуто следующим способом. Во-первых, у тебя должны быть все три священных предмета. Они мечи героев, выкованные Гефестом. Величайший из них – Клинок Судьбы; второй кинжал называется Режущий Кости. И кинжал, который называют Печальным, иногда Клинком Печали

Так же важно где проводить ритуал: это должно быть место, наиболее благоприятное для использования магии. Поэтому его нужно провести на высоком холме к востоку от Кастера, который известен как холм Уорда-Защитника.

Нужно пролить кровь жертвы, соблюдая при этом точные правила. Должен быть огонь – который будет способен создавать сильную жару. Для достижения той цели нужно соорудить кузнечный горн. 

На протяжении всего ритуала жертва должна сохранять необычайное мужество. Если она закричит, когда почувствует боль, все будет потеряно и обряд закончится, не достигнув успеха. 

Используй кинжал, Режущий Кости – им нужно отрезать кость большого пальца на правой руке, затем бросить её в огонь. Если жертва не закричит, то отрезай кость большого пальца и на левой руке. Её тоже брось в огонь. Затем используй кинжал Долорус, им нужно вырезать сердце жертвы и пока оно еще бьется, бросить его в огонь.

- Стой, -  крикнул Ведьмак, вставая со стула, так резко, что он опрокинулся.



- Но это не все – сказал я – я должен…

- Я не хочу слышать больше – заявил он – Я навожу порядок в своих делах, зная, что дни мои в этом мире сочтены. Но остается лишь одна вещь, которую я намерен сделать – пустить все свои оставшиеся силы, на то, чтобы уничтожить Дьявола навсегда. Мы должны отплатить ему за всю ту боль и уныние, которые он принес в мир. Но ты прав, парень, я не хочу использовать этот ритуал. Мы уже связывались с тьмой, чтобы отсрочить этот момент. Вы с девочкой уже использовали банку с кровью, чтобы  держать Дьявола на расстоянии, и мы находимся в продолжительном союзе с Грималкин, ведьмой-убийцей. Это было скверно, но это намного хуже. Это больше чем хладнокровное убийство. Это чудовищно. Сделай мы это, мы бы не смогли потом называться людьми. Ритуал не может даже обсуждаться.

Ведьмак поправил свой стул и, вновь усевшись на него, посмотрел на меня по другую сторону стола.

– Теперь, мне хотелось бы задать тебе несколько вопросов. Ты узнал про ритуал от своей матери, когда был в Башне Малкинов?

- Да.

- Ты видел ее?

Я кивнул. Мама погибла, сражаясь со своим заклятым врагом, Ордин. Но ее дух выжил, он все еще был силен и пытался помочь нам покончить с Дьяволом.

- Какую форму она приняла?

- Сначала, она выглядела как свирепый ангел с крыльями, такой, какой была в Греции. Но постепенно превратилась в маму, которую я помнил, женщину, с которой вы говорили незадолго после того, как взяли меня в ученики.

Ведьмак кивнул, казалось, он был в глубоком раздумье.

- Откуда ты взял этот лист бумаги? – спросил он, забирая его

- Мама связалась со Слейк и продиктовала ей инструкции. Она записала их.

Слейк была ведьмой-ламией, одной из маминых «сестер». Она все еще охраняла башню Малкинов от местных ведьмам. 

- Хорошо парень, нам предстоит о многом подумать и многое обсудить. Что у нас за работа сегодня? Я слышал, как сегодня рано утром звонил колокол. Должно быть это важно, если кто-то шел всю ночь, чтобы добраться до нас.

Колокол висел на перекрестке у деревьев, неподалеку от дома. Если кому-то была нужна помощь ведьмака, они подходили, звонили в колокол и ждали. Меня удивило, что ведьмака вновь заинтересовала наша работа. Неделями он сидел в саду или библиотеке, пребывая в забытьи. Казалось, что он утерял смысл своей жизни. В большинстве случаев, он просто отправлял меня, даже не спросив, кто приходил, и в чем было дело.

Было тяжело справляться с работой ведьмака в одиночку – за прошедшую неделю, работы для ведьмака выдалось больше, чем обычно за месяц.  Работа становилась более активной. Кроме того, надо было что-то делать с приближающимся Хэллоуином и предстоящим ритуалом.

- Нет, ему не пришлось идти ночью – сказал я – он живет здесь, на юге деревни. Не больше получаса пути. Он считает, что кто-то применял темную магию против него, он утверждает, что это была ведьма.

- Кто приходил за помощью?

- Человек по имени Бригс, он живет на Норкотской аллее.

- Я пойду с тобой, парень - сказал Ведьмак, кивнув головой. – Это даст нам возможность все обговорить.

Я улыбнулся, было приятно видеть его вновь заинтересованным в деле. В течение часа мы собрались, вышли из дома, пересекли сад и зашагали через лес. Я нес вещи за двоих.

Как в старые добрые времена.

Глава 3. Первая ламия

Месть Ведьмака

Светило солнце и на небе не было ни облачка. Было тепло для поздней осени, но это ненадолго. Чаще всего в это время шли дожди и дули сильные западные ветра.  К ноябрю погода снова станет сырой и влажной.

Сначала Ведьмак, казалось, был увлечен ходьбой, но спустя приблизительно десять минут, его лицо омрачилось. Я подумал, что у него снова болят колени.  Он жаловался на них все чаще, утверждая, что множество холодных и сырых зим Графства испортили суставы. Но сегодняшняя сухая и теплая погода, должна была улучшить его состояние.

- С вами все в порядке? - поинтересовался я, – может нам стоит идти помедленнее?

- Нет, парень, темп ходьбы не причем. Я просто обдумываю некоторые вещи, вот и все.

Какие-то мысли заставили его помрачнеть. Мне было интересно, что взволновало его.

Мы шли в тишине, пока не добрались до трех небольших домов, расположенных на окраине обширного травянистого луга, отгороженного невысокой боярышниковой изгородью. Они были построены много лет назад, для фермеров и их семей, но теперь были в плачевном состоянии. Окна центрального дома были заколочены, а все небольшие прилегающие сады были не ухоженными и заросшими.

Только на ближайшем доме сохранился номер – кривая цифра «три» висела в левом верхнем углу двери.

- Хорошо, парень, сходи и поговори с мистером Бригсом, а я немного прогуляюсь. Увидимся через пять минут!  

К моему удивлению, Ведьмак прошел вдольулицыи исчез за углом последнего из домов. Складывалось впечатление, что ему безразлично. Это было совсем на него не похоже. Я был раздосадован. Учитель собирался помочь мне с этим делом. Кроме того, это была его работа как ведьмака, я надеялся, что он присоединится ко мне.

Я подошел к входной двери и трижды постучал. Спустя пару мгновений, я услышал приближающиеся шаги, и дверь приоткрылась. Хмурое лицо осматривало меня.  Дверь открылась и пожилой человек, с которым я разговаривал сегодня утром на перекрестке – предстал передо мной. Он был лысый, у него был большой выпуклый красный нос, и налитое злобой лицо.

- Добрый день, мистер Бригс -  сказал я.

- Где Грегори? – рявкнул он, – когда я с тобой разговаривал, я кажется ясно выразился, что жду, чтобы твой учитель во всем разобрался, а не юнец, у которого еще молоко на губах не обсохло.

- Он отправил меня выполнить работу, – спокойно ответил я, – я работаю один уже несколько недель и пока что, всю работу выполнял исправно. Я знаю свое дело и смогу совладать с вашей проблемой. Но для начала, вам придется рассказать о проблеме подробнее.

- Да нечего тут рассказывать, – вспыхнул он  с неистовым лицом, – старая ведьма прокляла моих кур, и они больше не несутся. Когда я пришел к ней и заявил это, она лишь рассмеялась мне в лицо, а на следующий день моя собака издохла у меня на глазах.

Я не мог поверить ему на слово, тщательно все не проверив. Я должен был удостовериться, что это было плодом ведьмовского ремесла. Ведьмак говорил, что существуют четыре вида ведьм: доброкачественные, злокачественные, ложно обвиненные и не опасные. К первому виду относятся целительницы, вторая категория самая многочисленная – эти ведьмы используют темную магию, как источник своей силы и вредят людям, четвертый вид встречался крайне редко, относившиеся к нему использовали магию и не подозревали об этом. Но здесь, по моему мнению, имела место третья категория. Всякий мог обвинить кого-то в ведьмовстве. Невиновный человек не должен страдать из-за ошибочного мнения. Я должен был убедиться.

- Это произошло недавно?

- Да, на этой неделе.

- А когда умерла ваша собака?

- У тебя что, уши отсохли? Я же сказал, на этой неделе!

- В какой день?

- Вчера вечером. Я пришел к вам с первыми лучами солнца.

- Могу ли я увидеть собаку? – спросил я.

Просьба была разумной, но мистер Бригс не казался разумным человеком.

- Не будь глупцом, уж наверно я ее закопал! - заявил он.

- В таком случае, придется нам ее выкопать. – предупредил его я. – Сколько лет было собаке?

У меня не было никакого желания выкапывать собаку, но мне нужны были доказательства.

- Это колдовство, ты что, пропустил мимо ушей все, что я сказал?

Я старался быть вежлив, но он не отвечал взаимностью, и это начинало меня раздражать.

- Сколько лет было собаке? - настоял я.

- Шестнадцать, но она была бодра и здорова.

- Это внушительный возраст для любой собаки. Она могла умереть по естественным причинам. Где живет та женщина, которую вы подозреваете? – Я сделал глубокий вздох, чтобы держать себя в руках.

- Там! – крикнул он, указывая на единственный из оставшихся заселенных домов. - Там ты ее найдешь. Ее зовут Бет, но несомненно, у нее есть другое имя в кругах тьмы.

Затем его лицо побагровело от гнева, он вернулся внутрь и захлопнул дверь перед моим носом.

То, что он наговорил, было ерундой. Некоторые люди считали, что ведьмы имели секретные, особые имена, которыми называли друг друга, но это было не более чем заблуждение.

Я пошел вдоль изгороди, разделяющей сады, и направился к ближайшему дому, чтобы поговорить с Бет. Я собирался постучаться, как вдруг услышал голоса. Один из них принадлежал моему учителю. Я обошел дом. Первым, что меня поразило, был обширный и ухоженный задний сад. Края лужайки были обсажены цветами, был и пышный огород. Два человека сидели на лавочке и попивали чай из небольших чашек. Одним из них был Ведьмак, второй была изящная седоволосая женщина. Мне сразу понравилось то, как она выглядела. Она была пожилой, но было что-то очень молодое в ее смеющихся зеленых глазах.

Было приятно видеть Ведьмака расслабленным и непринужденным. Такие моменты были редки в последнее время.

- Отлично парень, ты как раз вовремя! - Воскликнул он. – Подойди и познакомься с Бет.

- Здравствуй, мальчик, -  сказала пожилая дама, – я все о тебе слышала. Твой учитель сказал, что ты хороший ученик. Но позволь мне оценить самой. Подойди ближе и скажи мне. Ведьма я или нет?

Я понял это, как только она встала со скамейки. Я не чувствовал предостерегающего холода, как если бы кто-то из тьмы был рядом. Это не всегда работало, но я был уверен, что она не ведьма.

- Итак, парень, говори! - Приказал мне учитель. – Не бойся говорить при Бет. Ведьма она или нет?

- Бет не злокачественная ведьма, – ответил я.

- Почему ты так решил? – поинтересовался он.

- Я не чувствую предостерегающего холода, но кроме того, я доверяю своим инстинктам. Они подсказывают мне, что она не служит тьме. И мистер Бригс не смог привести ни одного весомого доказательства. Каждый может обвинить кого-то в ведьмовстве по личным причинам. Некоторые охотники на ведьм так и делают, не так ли? Сжигают кого-нибудь по обвинению в ведьмовстве, чтобы отобрать их собственность.

- Так и есть парень.

- И что же он говорил, я натворила? – спросила Бет, все еще улыбаясь.

- Курицы мистера Бригса перестали нестись, и его собака умерла, после того, как он заявил это вам.

- Она была очень старой собакой и не блистала здоровьем, – сказала она мне, – и есть множество причин, почему его куры перестали нестись.

- Да, я полностью согласен, - сказал ведьмак, поднимаясь на ноги. – Спасибо вам за чай Бет Бригс, он у вас лучший в Графстве!

Я взглянул на них обоих с удивлением. У нее была та же фамилия, что и у обвинителя… В чем было дело? Была ли это проверка учителя моего умения быстро понять суть дела, которое уже было ему знакомо? Затем Ведьмак вывел меня из сада, и мы снова направились вдоль ограды, к дому мистера Бригса. Он яростно распахнул дверь и сердито уставился на нас.

- Бет не ведьма, – отрезал Ведьмак, – и вы это знали! Вы уже не в первый раз ложно обвиняете ее. Давайте с этим покончим. Не тратьте мое время и время моего ученика, вы поняли?

- Изучите любую женщину и вскоре вы увидите ведьму под маской каждой из них, – ответил Бригс с ухмылкой

Ведьмак покачал головой.

– Тебе стоит знать, старый дурак! При том, что вы были женаты с Бет тридцать восемь лет, ей должно быть пришлось использовать очень сильную магию, чтобы жить с таким законченным идиотом как ты так долго!

- Пойдем парень, – сказал он поворачивая меня, - у нас есть занятия и поважнее.


Вскоре мы уже спешили через лес в Чипенден, походка учителя стала увереннее, его суставам было определенно лучше сегодня.

- Они были женаты? Так к чему все это было? – спросил я

- Бет устала от него и когда ее мать умерла и оставила ей другой дом – ушла от него. Несомненно, она бы хотела оказаться миль на двадцать дальше, но все же это лучше, чем жить в одном доме. Уже в третий раз он обвиняет ее в ведьмовстве и уже третий раз, я прихожу туда. Мне просто было интересно, как ты справишься с этим делом. Не вся работа ведьмака подразумевает сражение с тьмой.

- Ты неплохо справился, парень, – продолжил он, – но была и другая причина.  Я хотел размять ноги, подышать свежим Графским воздухом и подумать на свежую голову. Я слишком много времени провел, сидя на месте в тревоге и ничего не делая. Теперь сядь и послушай, что я скажу, – сказал он.

Я поставил нашу поклажу у ограды и сел, смотря на Ведьмака, который ходил взад-вперед, рассекая высокую траву. Это напомнило мне уроки в западном саду, где не было связанных ведьм и домовых. Это было так давно, и я скучал по тем временам. Теперь, он по обыкновению давал мне уроки за обеденным столом или в библиотеке.

- Мы уже согласились, что ритуал мы обсуждать не будем – он чудовищен. Но нам надо ответить на ряд серьезных вопросов. - Ведьмак подошел ко мне и взглянул прямо в глаза. – Я спрашивал тебя, какой предстала перед тобой мать. Ты ответил, что сначала, она выглядела как свирепый ангел с крыльями, такой, какой была в Греции. Но постепенно превратилась в женщину, с которой мы отплывали в Грецию, чтобы сразиться с Ордин. Я помню ее хорошо. Она была честной и имела большое сердце. И все же, я ощущая ужасающую силу, которая окружала ее. Эта женщина никогда бы не попросила тебя пожертвовать Алисой, не говоря уже о том, чтобы убить ее таким жестоким, бесчеловечным образом. Я считаю, что это была не твоя мама. Кто-то или что-то другое говорило от ее имени.

Я мог понять, почему Ведьмак пришел к такому решению. Но его инстинкты подвели его. Ведь я все еще знал то, чего не знал он.  Пришло время рассказать ему больше.

- Перед тем как исчезнуть, она снова приняла вид свирепого ангела. Она была очень стара, и лишь малая часть ее жизни, прошла в человеческой форме. Она стала моей матерью по двум причинам, во-первых, она хотела отблагодарить моего отца за спасение от губительных лучей солнца, когда она была прикована к скале цепью. Второй же причиной было рождение меня – седьмого сына седьмого сына. Я был бы ее сыном таким же, как и сыном моего отца и смог бы унаследовать часть ее сил, таких как умение замедлять и останавливать время, эти силы должны были помочь нам пройти через многие трудности и конечном счете победить Дьявола. Это то, для чего я был рожден. И если это означало смерть Алисы, значит и она должна была пойти на это.

- Я все еще не понимаю, парень.

Все было тщетно, я должен был раскрыть ему всю правду, то чего я так надеялся избежать.

- Мама была первой ламией, – сказал я ему, – она была матерью для них всех.


Глава 4. Необъяснимое

Месть Ведьмака

Ведьмак долго смотрел на меня, он молчал.  Затем он развернулся, опустил голову и медленно пошел прочь. Он почти добрался до калитки в дальней части леса, прежде чем остановился и вернулся ко мне.

- Похоже, это день, чтобы рассказать всю правду, – тихо сказал он, – нам стоит вернуться в библиотеку.

Я встал, позволив учителю пройти вперед, затем подняв нашу поклажу, беспомощно поплелся за ним назад в наш Чипенденский дом. Он первым поднялся наверх и указал на мое привычное место у стола. Я расположился, пока он искал нужную книгу, на полупустых полках. Я знал, какую именно книгу он ищет. Бестиарий.  Эта книга стала первой в библиотеке и единственной уцелевшей во время пожара. Я знал его почти дословно, ведь это было очень важно для меня. Он положил книгу передо мной и открыл ее на той странице, на которой я и предполагал. Заголовок  гласил:

Ведьмы-ламии

- Прочитай все вступление, не вслух, ведь я помню, что я сам писал. Я просто хочу, чтобы ты был уверен в том, что ты говоришь о своей матери. - становясь все мрачнее, я в тишине прочитал статью.

Первой ламией была сильная волшебница необычайной красоты. Она любила Зевса, лидера Древних Богов, который уже был в браке с Герой. Потом ламия родила от Зевса детей. Обнаружив это, в порыве ревности Гера убила всех ее детей, кроме одного. Сойдя с ума от горя, ламия стала убивать детей, которых находила, и реки и ручьи стали красными от крови, а мир был пропитан криками детей и родителей. Но боги ее наказали, превратив в существо, нижняя часть тела которого напоминала змеиный хвост. 


Так она изменилась и теперь охотилась на молодых людей. Она звала их на лесную поляну, показывая только красивую голову и плечи. Как только человек подходил достаточно близко, она хватала его хвостом, сжимая тело беспомощного и выпивая его кровь. 


Потом она встретила существо, которого звали Чаэмог, он жил в самых глубоких пещерах на земле. Она родила ему тройню, все женщины, и это были первые ведьмы-ламии. На их тринадцатый день рождения они поссорились с матерью и разорвали ее на куски, и скормили их диким кабанам. 

Те три ведьмы-ламии, повзрослев, начали сеять страх в землях. Они были долгоживущими созданиями, и благодаря процессу партеногенеза(они не нуждались в партнере), каждая породила по несколько детей. В последующие века ведьмы-ламии начали скрещиваться с другими видами…



- Ты прочитал первые три параграфа? – прервал меня Ведьмак.

Я кивнул.

- Тогда этого достаточно, – сказал он, – это ужасная история. Но согласно ей, ламия была убита своими же детьми.

- Эта информация не верна. Она действительно поссорилась со своими детьми, но они не нанесли ей никакого физического ущерба. Вы однажды сказали мне, что не все, что написано в Бестиарии имеет подтвержденную основу, и некоторые вещи могут оказаться ошибочными. А мы делаем пометки и исправляем его, когда находим новую информацию, не так ли?

- Да, это верно, – подтвердил Ведьмак, – но откуда тебе стало это известно, парень?

- Мама рассказала это сама, когда мы были в Греции. Это правда. После тех ужасных вещей, что она сотворила, мама раскаялась и стала бороться с тьмой. Ее заветным желанием было уничтожить Дьявола, и вы сами догадались, что она не была простой женщиной, которую вы встретили на ферме. Она провела большую часть своей долгой жизни в облике ламии, и она жестока. Она пожертвовала собой, чтобы уничтожить Ордин.  Она любит меня, но потребует от меня пожертвовать собой, если это потребуется. Она пожертвует и Алисой. Она сделает все, чтобы уничтожить Дьявола. Она хочет, чтобы я совершил этот ужасный ритуал.

Произнеся это, я задумался, а смог бы я принести себя в жертву, если мама попросила бы меня об этом? Могу ли я быть таким же храбрым как Алиса?

- Несмотря на все, что ты мне сказал, я не могу в это поверить. – сказал Ведьмак – Я доверяю своему чутью, та женщина, которую я знал, не могла обречь тебя на такое.

- Она бы сделала все, чтобы уничтожить Дьявола. Она хочет, чтобы я пожертвовал Алисой. Она уже не та женщина, которую вы помните. Придется это принять.

- Неважно, парень, поверим мы в это или нет, но это не меняет дела. Ты не сможешь совершить этот ритуал. Это означает то, что нам нужен другой план. Нам придется вместе напрячь ум, чтобы найти другой способ.

Я кивнул и решил попытаться. Но я не был слишком уверен на этот счет. Как я мог надеяться найти что-то лучше, чем нашла мама, которая жила так долго и знала так много о Дьяволе.


Следующим утром, вскоре после рассвета, я сидел в западном саду, в котором раньше тренировался. Здесь было сухое дерево, которое мы использовали, чтобы тренироваться с посохами. И столб, на который я накидывал серебряную цепь. Я помню тот момент, когда я впервые смог накинуть ее сто раз. Но Ведьмак предостерег меня от того, чтобы быть слишком самоуверенным, сказав, что ведьма не будет стоять на месте. После чего я был вынужден накидывать ее на бегу под разными углами.

Теперь, я уверенно владел и цепью и посохом, но все же приходил сюда три раза в неделю, чтобы не потерять навыки. Ведьмак делал то же самое, кроме последних трех месяцев.

Я был удивлен, увидев его, сражающимся со стволом дерева. Он с яростью вгонял лезвие в ствол снова и снова. Пот стекал по его лбу, и он тяжело дышал.

Он был так сконцентрирован, что я стоял, наблюдая за ним пару минут, прежде чем он отошел и осмотрелся, словно не почувствовал как я смотрел за ним.

- Итак, парень, для меня этого достаточно на день. Теперь твоя очередь попотеть. Я пойду в дом. Увидимся за завтраком. Нам нужно поговорить. - после этого, все еще с отдышкой после тренировки он побрел через рощу. Я завершил свою обычную тренировку и спустя примерно час, последовал за ним, заинтересованный тем, что он хотел мне сказать.

Завтрак был хорош. Домовой постарался на славу. Хлеб был румяным и хрустящим. Тарелки были наполнены яйцами, беконом и грибами. Ведьмак кивнул, и я кивнул ему в ответ, после чего, без промедления мы приступили к еде и не проронили ни слова, пока не наелись до отвала. Только после этого, учитель откинулся на спинку стула и серьезно посмотрел на меня.

- Мне жаль парень, – сказал он, – я не выполняю своих обязанностей и отправляю тебя делать всю работу. Что еще хуже, я перестал тебя обучать.

- Эти несколько лет были очень тяжелыми, – ответил я, -  мы встретили множество серьезных опасностей, но все же нам удавалось их пережить. Недавно вам было нужно время, чтобы оправиться и восстановить силы, я это понимаю. Так что, я не вижу нужды в извинениях. Вы были отличным учителем, без ваших наставлений и помощи, я бы уже давно был мертв.

- Приятно слышать это от тебя, парень. Но я хочу попытаться наверстать упущенное, за оставшиеся недели. Ты помнишь, чему мы должны были обучаться на четвертом году обучения?

- Да, это то, что вы называли Необъяснимым, вы просили меня почитать об этом в конце Бестиария.

- Ты сделал это?

Я кивнул, упустив тот факт, что учитель не подкрепил это обычными занятиями.

В конце бестиария Ведьмака была краткий раздел, называющийся «Таинственные смерти в Графстве».Одна статья была посвящена Эмили Джейн Хадсон, которая умерла при крайне странных обстоятельствах. У нее на шее были обнаружены узкие отметины, но кровь не была выпита. Напротив, она была переполнена кровью, как будто кто-то закачал ее туда. Случай остается неразгаданным. Кто или что сделало это с ней?

- Итак, у тебя есть представление, чему ты будешь обучаться. Это перенесет нас к вершине наших текущих знаний. Это высший уровень обучения, даже я не познал эту область в полной мере, нам предстоит вместе изучать это. Я надеюсь, мы сможем распространить наши знания и записи. Многое из этого будет всего лишь догадками, но мы должны делать, что в наших силах. Сегодня мы начнем с путешествия к тому ужасному месту, которое было указано в ритуале – месте, где ты должен был его совершить. Мы направимся на северо-восток. Пришла пора показать тебе холм Уорда-Защитника.

- Это просто большой валун или это название холма? Я однажды видел его на ваших картах, но так точно и не понял.

- Это большой холм и большой камень, парень - один из высочайших в Графстве

- И что мы увидим, когда доберемся туда? Будет ли это частью обучения необъяснимого? – спросил я.

- Да, – подтвердил Ведьмак, – определенно будет. Я скажу тебе больше. Ты станешь первым учеником, кому я покажу Камень Уорда Защитника. Не считая некоторых моментов, назовем их «проблемами с доверием» - ты действительно стал лучшим учеником, которого я когда-либо обучал.


Глава 5. Холм Уорда-Защитника

Месть Ведьмака

За час мы собрались и покинули Чипенден, держа путь на север, через холмы. Я нес поклажу за двоих, свой посох и в дополнение к этому, охапку дров. Дерева в тех местах не было, а мы намеревались приготовить ужин. Я шел в смешанных чувствах. С одной стороны, было здорово путешествовать с учителем, который казался на удивление окрепшим и полным энтузиазма. Кроме того, меня волновал Камень Уорда-Защитника. Было ли это простым совпадением, что его название созвучно с моим именем? Это заставило меня задуматься. Я приметил это, еще в тот момент, когда впервые обнаружил его на картах Ведьмака.

Однако, другая часть меня, хотела остаться ближе к Чипендену. Ведь туда должна прийти Алиса, когда будет готова уничтожить Дьявола с помощью магии. Я с нетерпением ждал новостей и жаждал снова увидеть ее. Я даже пытался связаться с ней через зеркало, чем вызвал бы порицание учителя. Но сколько я не звал ее, она не отвечала. Почему я не мог с ней связаться? Эта проблема заставила меня волноваться еще больше. Но у меня не было другого выхода, кроме как последовать за Ведьмаком.

Погода благоприятствовала ходьбе, на гребнях холмов было прохладнее, но светило солнце и дул легкий ветерок. Здесь были вальдшнепы, низко порхающие над кустами травы и свежий кроличий помет, так что, я не думал, что могул возникнуть проблемы с ужином. Вдали на северо-западе, я видел голубые воды бухты Моркебл, поблескивающие на солнце. Мы проходили этим путем много раз, мы часто бывали близ Кастера и здешней древней крепости, лежащей к востоку от него. Когда в графстве был инквизитор, он обычно останавливался в нем. В большинстве случаев, считалось, что ведьмаки тоже нечисты.Мы были связаны с тьмой, и это было хорошим поводом нас схватить.

Но в этот раз, наш путь не лежал в Кастер, мы повернули на восток и углубились в места, где я никогда раньше не бывал. Ведьмак продолжал идти бодрым шагом, и казалось, точно знал, куда направляется. К этому времени, легкий ветерок сменился холодным ветром, налетевшим на нас с востока. Над нами неслись облака, и повис запах дождя.

- Вы уже бывали на холме Уорда-Защитника? – спросил я.

- Да, парень, разумеется, бывал – дважды, если быть точным. В первый раз, я был там еще молодым ведьмаком, немногим после смерти моего учителя. Он рассказывал мне о нем, и меня это так заинтересовало, что я решил увидеть его своими глазами. Второй раз был, вскоре после того, как твоя мама написала мне письмо. Ты понимаешь, о котором я говорю?

- О том, которое она написала из Греции, как только я появился на свет?

- Да, о нем, парень, оно отпечаталось в моей памяти: я все еще могу пересказать его дословно. - У меня родился сын –  писала она. – И он седьмой сын седьмого сына. Его имя Томас Уорд и он – мой подарок Графству. Когда он подрастет, мы вам сообщим. Учите его хорошо. Он станет лучшим вашим учеником, и он же станет последним.

Последняя строка опечалила меня, но я должен был признать, что если даже со мной что-нибудь случится, я вероятно, стану последним учеником моего учителя. Снова меня посетила мысль, что все вот-вот закончится, но я отбросил ее, стараясь мыслить позитивно. Возможно, мы с учителем будем работать вместе еще долгие годы.

- Я помню, вы рассказывали мне о нем, сразу после того, как взяли меня в тот заброшенный дом в Хоршоу, чтобы проверить, достаточно ли я храбр, чтобы стать вашим учеником. Казалось, оно разозлило вас.

- Оно раздражало меня, из-за этого предписания. – объяснил Ведьмак – Я никогда не знал твоей матери до того момента, и мне было интересно, кем она себя возомнила, чтобы говорить о том, каким будет мой ученик. Но не только это, в ее письме содержался элемент предвидения – как ты сам знаешь, я верю в свободу выбора, в то, что мы сами творим свою судьбу, делая выбор каждый день.

- Но это письмо заставило вас посетить холм Уорда-Защитника вновь? Не так ли? Это было как-то связано с тем, что холм имел название, созвучное с моим именем?

- Уйми свое любопытство и наберись терпения – это очень полезное качество, когда занимаешься изучение необъяснимого. Ты узнаешь, когда мы доберемся туда, парень. - ответил учитель. – Солнце зайдет через пару часов, я думаю, мы достаточно прошли для одного дня. Почему бы тебе не поймать пару кроликов на ужин?

Я был голоден и удовлетворенно кивнул головой в знак согласия. Ведьмак нашел лощину, где мы могли укрыться от ветра и я с облегчением положил поклажу, посох и снял охапку дров из-за спины. Учитель уже занимался костром, когда я пошел на охоту за нашим ужином.

Спустя пару часов, мы ели кроликов, которых я поймал и приготовил. Мы говорили не много, хотя были в хорошем настроении. Все было как в первые дни, когда я только стал его учеником, и мы много разговаривали, путешествуя по холмам. Я нервничал по поводу работы и иногда боялся. Но было чувство, что все только начинается. Как я помню, все казалось таким простым, теперь все стало куда сложнее. Иногда было просто хорошо ощущать себя живым и не задумываться о более сложных вещах… однако вкусные кролики, навели меня на мысли об Алисе. Обычно, она занималась охотой и готовкой, когда мы путешествовали, эти воспоминания немного порадовали меня.


Внезапно пошел дождь и разбудил нас. Затем ветер стал буйным и пустил дождь почти горизонтально над нами, поэтому в лощине мы почти не промокли. Но  мы слышали как он барабанит по земле над нами и я понимал, что вторая часть нашего путешествия - задержится.

- Мы можем спать дальше, парень, – сказал Ведьмак, – поднимемся на холм – и промокнем до нитки, не успев и начать путь.

Был почти полдень, когда дождь наконец закончился и мы могли продолжить путь на восток. Ветер стих, но видимость была не лучшей.

- Я понесу свою поклажу, – сказал мне Ведьмак, – идти будет трудно и тебе понадобится твой посох.

Его правота была вскоре подтверждена, когда мы добрались до холма Грит Фелл – пришлось пробираться по вязкой грязной тропе сквозь кусты пожелтевшей травы.

- Смотри под ноги, парень, – предупредил он, – здесь не просто мокрая земля. Здесь могут быть глубокие ямы, наполненные водой, несомненно, расширившиеся после дождя. Что еще хуже, здесь очень высокая трава.

Если бы Ведьмак меня не предупредил, я бы наверно увяз в трясине. Он знал Графство как свои пять пальцев, и все еще мог многому меня научить, как преодолевать такие места, как это.

Наконец, мы достигли подножья Каменного стража, или как его еще называли – камня Уорда-Защитника. Здесь над нами нависали низко парящие облака, и было невозможно представить, что мы подходили к одному из высочайших мест в Графстве.

- Вот он, – сказал ведьмак, указывая вперед. Сквозь туман, я увидел гигантскую скалу, именуемую Камень Уорда-Защитника. Вокруг расположились другие скалы, меньшие по размеру, наполовину погруженные в землю.

Учитель подошел к скале и прислонил к ней свою левую руку, так что каменная стена возвышалась перед ним до небес.

– Приложи и свою ладонь сюда – указал он.

Я подчинился.

- Скажи мне, что ты чувствуешь, – сказал он.

- Он теплый на ощупь.

Казалось странным, но это было так – сомнений не было. Не смотря на холод и сырой воздух, скала, казалось, излучала тепло.

- И что еще, парень? Здесь что-то еще. Можешь сказать мне, что?

По началу, я не понял, о чем он говорил, но затем, меня встревожило, что я тяжело дышал, неестественно  тяжело. Я чувствовал, как кровь пульсирует, циркулируя в моем теле. Это было так медленно, что я подумал на секунду, что мое сердце остановилось.

Я одернул свою руку от скалы и мое дыхание, и пульс сразу вернулись в норму. Когда я приложил ее снова, все снова замедлилось. Ведьмак увел меня от Камня Уорда-Защитника, и я проследовал за ним, отойдя с ним шагов на двадцать.

- Ты почувствовал это? – спросил он остановившись.

- Он замедляет время. Камень Уорда-Защитника замедляет время! – случайно воскликнул я.

- Как и ты сам, парень, не так ли? Но в чем здесь различие?

Моя способность замедлять время, была подарком, не раз спасавшим мне жизнь, когда я сражался со слугами тьмы – в особенности с Дьяволом, у которого была такая же сила. Я смог удержать его достаточно долго, чтобы мы смогли атаковать его.

Но в чем была разница? Я хорошо подумал, перед тем как ответить.

- Когда я использую свой дар, я могу контролировать его. Все замедляется кроме меня самого. Здесь Камень Уорда Защитника замедляет время, действуя на все вокруг него. Но, разумеется, являясь большим обломком скалы, он не может двигаться.

- Не может, парень? Ты уверен?

- Как скала может двигаться?

- Возможно, она может перемещаться во времени. Я только предполагаю, но это возможно. Я расскажу тебе, почему я так считаю. Есть  живые свидетели, утверждающие, что забирались на вершину этого холма, чтобы к своему удивлению, обнаружить, что скалы здесь не было. Она пропадала. Так куда же она могла переместиться, кроме как в другое время?

- Свидетели были достойными доверия?

- Некоторые из них были дурнями, нет сомнений, - сказал Ведьмак с улыбкой – но другие не страдали больными фантазиями. Но совпадение это или нет, что скала, которая носит твое имя, также может замедлять время? И не странно ли то, что здесь должно быть место, где нужно совершить ритуал? Здесь многое нуждается в объяснении… А сейчас, я хочу показать тебе еще кое-что странное.

Учитель обошел скалу против часовой стрелки. Внезапно он остановился, смотря на поверхность скалы, затем подошел ближе. На мгновение, я подумал, что он снова приложит к ней руку. Вместо этого, он указал туда пальцем.

- Прочти это, – скомандовал он

Я подошел и увидел слова, выгравированные на скале. Это походило на небольшое стихотворение, так как оно было помещено в форму и не все строки были одинаковой длинны. Гравюра была частично закрыта мхом, и местами было трудно читать, поэтому мне потребовалось немного времени, чтобы разобрать это, пока мой учитель терпеливо ждал.

Самый Высокий холм в Графстве окутан тайной.

Говорят, что однажды, когда бушевала гроза, там погиб человек, сражаясь со злом, которое угрожало всему миру. После битвы вершину снова покрыло льдом, а когда он сошел, изменились все названия городов, долин и даже очертания холмов. Сейчас на этой самой Высокой Вершине не осталось ничего, что бы напоминало о тех событиях. Но имя осталось.

Ее называют Каменный Страж, или Камень Уорда-Защитника.

- Итак, парень, ты прочел это. Можешь что-нибудь сказать от себя?

- Возможно, кто-то с моим именем сражался со злом, ведь это уже случилось, - предположил я.

- Да, возможно – это одно из объяснений. Но слово страж, могло означать и другое. Это старое название района. Таким образом, камень может быть обозначением какого-то участка земли, владельцы которого – были давно забыты, возможно, это не имеет ничего общего с твоей фамилией. Ничего не пришло в голову? – спросил учитель

- Это могло случиться здесь очень давно. Когда был последний ледниковый период?

- Тысячи лет назад, парень – я считаю, он был тысячи и тысячи лет назад.

- Это было слишком давно, чтобы это мог быть предок, которого звали Уорд – и язык изменился, не так ли? Вы однажды рассказывали мне, что во время ледникового периода, когда было тяжело выжить, люди растеряли знания и жили в пещерах, охотясь, сосредоточившись на выживании. Насколько древняя эта гравюра? Возможно, она не так стара, а кто-то просто написал легенду.

- Сложно определить ее возраст, но ей как минимум сотня лет, потому что, мой учитель Генри Хоррокс видел ее, когда был здесь еще учеником вместе со своим учителем.  Правда заключается в том, что возможно, мы никогда не узнаем, когда была начертана эта надпись на камне. Это одна из великих тайн – еще один пример необъяснимого. Однако, я хотел бы предложить тебе еще одну версию. Что если эта скала и правда может путешествовать во времени? Если это правда, это дает две возможности. Гравюра, может быть описанием того, что случилось очень давно в прошлом. Но какова вторая возможность?

Мне не пришлось думать. Казалось, где-то в глубине души я всегда это знал, и теперь это всплыло в моем сознании. Когда я раскрыл рот, слова сами вылетели из него, как будто сами хотели быть сказанными.

- Это может быть описанием того, что произойдет в будущем. Это может быть написано в далеком будущем, описывая события, происходящие в наши дни. Это может быть пророчеством.

Ведьмак казалось глубоко погрузился в раздумья. Он не верил в предвидение – по его мнению, будущее не было предопределено. Но на протяжении лет моего обучения, я видел, как это суждение подвергалось сомнению снова и снова.

- С другой стороны, Камень Уорда-Защитника может перемещаться в другие места, оставаясь при этом в нашем времени. – предположил он

- Что вы имеете в виду? Куда еще он может переместиться?

- Некоторые народы верят, что существуют миры, невидимые, но очень близкие к нашему миру. Ты должен знать, парень: ты был в одном из них сам - где ты добыл этот клинок, это всего лишь один из примеров. Конечно, это может быть всего лишь часть тьмы.

- Думаете, что Камень Уорда-Защитника может уходить во тьму?

- Кто знает? Это есть часть необъяснимого, и еще одна тайна, которая должна быть разгадана.

Затем, ни говоря больше ни слова учитель повел меня назад через холмы в  Чипенден.


Глава 6. Думдрайт

Месть Ведьмака

Мы провели еще одну ночь на свежем воздухе, и вернулись в дом Ведьмака следующим днем. Я устал, но мой учитель выглядел бодрым и полным энергии.

- Это было то, что мне нужно, парень. Несмотря на мокрую погоду, мои кости теперь не болят. Прогулка вернула мои силы.

Я улыбнулся и кивнул. Было приятно снова видеть Ведьмака бодрым и мне немного стало лучше, но я недолго чувствовал себя хорошо. Я надеялся, что Алиса ждет меня в Чипендене, но ее там не было. Кроме того, слова Ведьмака о том, что надпись на Камне Уорда-Защитника может быть пророчеством – смутила меня.

Она гласила «здесь умер человек». Кто умер... Ведьмак? Но мне уже шестнадцать, так что это могу быть и я – может, погибнуть суждено мне? В конце концов, я последний ученик Ведьмака.

- Не унывай, парень, - сказал мне мой хозяин. – Все наладится.

Я заставил себя улыбнуться ему в ответ. Он выглядел хорошо.

В ту ночь я плохо спал. Не успел я положить голову на подушку, как мне начали сниться кошмары. В тех кошмарах я переживал самые страшные впечатление, которые пришлось мне как ученику Ведьмака.

Я снова был на Рид-Холле, к югу от Пендла, в ту ночь когда меня посетило злое существо, именуемое Тиббом. Его создали с помощью темной магии клан Малкинов, и его выносила в себе свинья, после чего ей вспороли живот и оттуда вылез Тибб. Он был их провидцем. Им нужен был сильный провидец, потому что у их противников, Маулдихлов была Маб, которая очень хорошо владела искусством провидения.

 Я лежал в постели, парализованный темный магическим заклинанием. Тибб полз по потолку, а морда на длинной мускулистой шее свисала к постели. Глаза, оказавшиеся ниже рта, слегка мерцали во мраке и смотрели на меня, а рот с острыми как иглы зубами был широко распахнут. На лоб капнуло что-то липкое и теплое; казалось, оно вывалилось из безобразной пасти. Еще дважды что-то падало — на подушку рядом головой и на рубашку. Тогда я не знал, что это было такое, но сейчас, несмотря на то что это всего лишь кошмар, я понимал – это человеческая кровь – Тибб был в соседней комнате, и пил кровь из отца Стокса. Я слышал, как священник кричит от боли.

Именно тогда Тибб сказал мне слова страшного пророчества. Он открыл рот и заговорил хриплым, скрипучим голосом:

- Вижу девочку, она скоро станет женщиной. Девочку, которая разделит с тобой судьбу. Она полюбит тебя, она предаст тебя, и в конце концов она умрет за тебя.

Я проснулся, обливаясь потом, мое сердце бешено стучало в груди.

Алиса будет использовать очень опасную магию, может быть даже прямо сейчас.

Тибб предсказывал ее смерть?

Рано утром я отправился забирать продукты на неделю из Чипендена, я посетил мясника, зеленщика и затем пекаря, все как обычно. Во время недавней войны на Чипенден напал вражеский патруль, они убивали жителей и подожгли несколько домов. Было приятно видеть, что сейчас все возвращается к нормальной жизни.

Дома начинали отстраивать, как и дом Ведьмака, и на главной мощенной улице между магазинами сидели домохозяйки в корзинами. Люди приходили в Чипенден из дальних ферм и хуторов, потому что здесь они могли купить лучший сыр в Графстве, и баранину, говядину лучшего качества.

Я забросил мешок с провизией на плечо, и направился в сторону дома моего учителя. Я уже шел по дорожке, направляясь к воротам, когда заметил, что за мной наблюдают.

Слева от меня, на месте где я впервые увидел Алису, под ветвями большого дуба стояли три фигуры. Я давно знал их, потому сразу положил мешок на землю и поставил посох вертикально, в оборонительную позицию – они были ведьмами.

Это были Маулдхиллы: Маб, и близняшки Бет и Дженнет.

Они направились ко мне, но остановились примерно в пяти шагах. Я держал свой посох наперевес.

Маб было примерно семнадцать; несмотря на свою молодость, она была опасной злобной ведьмой и лидером клана Маулдхиллов. Я узнал на что она способна, когда первый раз посетил Пендл; я был там с Ведьмаком, мы отправились туда чтобы спасти моего брата Джека и его семью, которых похитили. Она была сильной, и владела могущественной магией, и без сомнения была лучшей провидицей в Графстве. Она была слишком привлекательной, с ярко-зелеными глазами и светлыми волосами. Как и весь ее клан, она ходила босиком, ее ступни, ноги и потрепанное платье были испачканы грязью. Ее две сестры Бет и Дженнет были близнецами, и их было трудно отличить друг от друга. Они были не такими красивыми, как их сестра, у них были тонкие, худощавые лица и крючковатые носы.

Все они были немного старше, чем в последнюю нашу встречу. Он стали выше ростом, а их тела и лица больше напоминали обычных молодых девушек.

- Ты задержался! Мы ждем тебя здесь уже почти час! И кажется, ты не слишком рад меня видеть, Том, – улыбнулась Маб. – А должен быть рад, потому что мы здесь для того, чтобы снова тебе помочь.

Я ей не верил. Перед битвой на холме Пендл она пыталась заставить меня открыть один из сундуков которые мне оставила моя мама – которые украли Малкины, когда напали на ферму моего брата и похитили его вместе с сундуками и его семьей. Когда я отказался, она угрожала мне убийством Мэри, моей маленькой племянницы. И я инстинктивно знал, что это не пустая угроза. Маб была кровяной ведьмой, и готова была убить за то, что могло поспособствовать ей в усилении ее темной магии.

Впрочем, в наших отношениях все было не так просто. Она сопровождала в Грецию, чтобы сражаться со Ордин, смертельным врагом моей мамы.

- Помочь мне? – спросил я.

- Да. Помочь тебе убить Дьявола, - уничтожить его большим куском скалы. Должно быть, ты чувствуешь себя очень важным – ведьм холм и скалу назвали в твою честь!

У меня внутри все похолодело. Я думал, что об этом известно лишь нашему кругу: мне, Ведьмаку, Грималкин, Алисе и ведьме-ламие Слейк.

Маб злобно улыбнулась.

- Я полагаю, что ты думал, словно это секрет! Но от меня ничего не остается надолго скрытым. Было очень легко предвидеть что ты задумал. И другие знают, и на Хэллоуин, они все прибудут к холму Уорда-Защитника, где ты должен будешь убить Алису. Там будет множество слуг Дьявола: тебе понадобиться помощь, чтобы отбиваться от них, так что не смотри на меня так. Я все еще думаю, что ты однажды полюбишь меня.

- Он уже однажды хотел быть с тобой! – сказала Дженнет. – Алиса умрет, и он совсем по-другому посмотрит на тебя.

Конечно, это была неправда. Маб использовала темную магию, чтобы заставить меня поцеловать ее, надеясь что будет меня контролировать. Но ее попытка была обречена: когда мы впервые познакомились с Алисой, она схватила меня за плечо так крепко, что ее ногти впились в мое плечо, оставив шрам. Она сказала, что это ее метка. Это означает, что я не смогу принадлежать другой ведьме. Так что у Маб ничего не получилось. Я никогда не чувствовал такого раздражения и отвращения.

- Мне рассказать ему про Алису? – спросила она, лукаво улыбнувшись каждой из двух сестер.

- Да! Да! Скажи ему сейчас. Я хочу видеть выражение его лица, - злорадствовала Бэт.

Я думал, что знаю, о чем она будет говорить. Без сомнения, она собиралась сказать, что снова предвидела смерть Алисы. Она увидела, как я убиваю ее во время ритуала? Если да, то она ошиблась: я не собираюсь делать этого. Несмотря на свою силу, Маб и раньше ошибалась относительно Алисы.

Предвиденье всегда было неопределенным. В Греции, Маб предсказала смерть Алисы. Но когда ее схватила ламия и потащила вглубь своего логова, я спас ее, используя заклинание – «темное желание», которое дала мне Грималкин.

Но то, что рассказала Маб сейчас, было для меня удивлением.

- Ты видел Алису, не так ли? – сказала она. – Что ж, подумай над этим – прежде чем она связалась с тобой, прошла почти неделя после ее возвращения. Она настолько тебя не любит, что заставила тебя волноваться о ней?

Я посмотрел на Маб, подумав о том, что она может врать, лишь бы причинить мне боль.

- Расскажи ему остальное, Маб. – сказала Дженнет. – Я хочу, чтобы он услышал все!

- Алиса нашла еще один способ как уничтожить Дьявола. Грималкин ей помогла, - злорадствовала Маб.

- Я уже знаю это, - огрызнулся я. – Она рассказала мне о том, что сделает.

- Но все ли? Я не уверена, что она рассказала тебе все. Алиса собирается использовать Думдрайт, - прокаркала Маб.

Слово – Думдрайт – было как удар в пах. Я не мог скрыть свои чувства, и все три девушки улыбнулись от удовольствия, увидев ужас на моем лице.

Гримуары, это книги с темными заклинаниями. И самым опасным и известным, был тот, который упомянула Маб – Думдрайт. Заклинание нужно прочитать без единой ошибки и малейшей паузы на отдых. Ни у кого еще не получалось прочитать заклинание с Думдрайта. Каждый маг или ведьма, которые пытались сделать это – потерпели неудачу.

А цена этой неудачи – смерть.

Я не знаю, что сказать ей в ответ. Мой учитель и я нашли этот гримуар в частной библиотеке в Тодмордене, в то время когда сражались с ведьмами и вампирами из Румынии. Я был без сознания три дня и три ночи, и затем провел в койке еще две недели, оправляясь от сражения с богом вампиров, Сискоем. Пока я беспомощно лежал в постели, Грималкин убила или прогнала все оставшихся темных вампирских сущностей. Она сказала, что искала Думдрайт – но все тщетно. Но если Маб Маулдхилл не соврала, я знаю что произошло.

Должно быть Грималкин нашла смертельную книгу, спрятала ее подальше от нас, и дождалась возвращения Алисы из тьмы. Неудивительно, что Алиса не сразу пришла ко мне, после того как вернулась из тьмы! Она ждала целую неделю, а затем посетила меня на краю сада, без присутствия моего учителя. Ведьмак и я были полностью согласны: это безумие, использовать его. Мне было действительно больно от того, что Алиса меньше мне доверяет, чем раньше.

Мой учитель рассматривал Думдрайт как совершенное зло. Он хотел сжечь его. Алиса умрет попытавшись выполнить эту задачу. И даже если у нее все получиться, каков будет результат? Это поможет уничтожить Дьявола? Мой самый огромный страх заключается в том, что используя этот злой гримуар, она окончательно превратится в злокачественную ведьму.

Алиса присоединится к тьме.

- Ты знаешь, где сейчас Алиса? – спросил я Маб. – Можешь отвести меня к ней?

Когда я произнес эти слова, то вспомнил, как Маб в прошлый раз отвела меня к ней. Это была ловушка: Алиса уже была в плену у Маулдхиллов.

- Она слишком хорошо скрылась, - ответила Маб. - Наверное, она использовала очень сильное маскирующее заклинание, чтобы скрыться от меня.

- Значит она слишком сильная – и ты не можешь предсказать ее местонахождение?

Это действительно было показателем силы Алисы, если даже Маб не в силах ее отыскать.

- Я бы и не пыталась ее искать! – рявкнула Маб. – Я и Алиса никогда не виделись с глазу на глаз, и она не стала бы благодарить меня за вмешательства в ее дела.

- Значит, ты не поможешь?

- Не могу – и не стала бы, если бы могла. Грималкин тоже меня волнует. Я не хочу переходить ей дорогу. В любом случае, было приятно с тобой поговорить, Том. Мы едем к камню Уорда-Защитника. Нужно изучить рельеф местности, чтобы подготовиться к тому, что будет на Хэллоуин.

- Ты зря потратишь время, Маб. Я ре шил не проводить ритуал, и Алиса будет использовать Думдрайт. Меня там даже не будет на Хэллоуин.

- Не будь так в этом уверен, Том. Предвиденье сложное дело – иногда будущее меняется с минуты на минуту – но я точно знаю одну вещь. Что-то действительно большое и могучее должно произойти возле Каменного стража на Хэллоуин. Местность будет покрыта пятнами из фигур – одни будет сражаться за Дьявола, другие против него. Там будут ведьмы всех типов, нелюди и другие сущности. Исход этого поединка изменит мир. И угадай что! Ты тоже там будешь – это единственная вещь, в которой я уверена.

С этими словами, Маб повернулась ко мне спиной, и повела своих ухмыляющихся сестер куда-то за деревья.

Я долго стоял на одном месте, и думал. Мои инстинкты подсказывали мне, что Маб права, по крайней мере в одном. Даже без ритуала, на холме Уорда-Защитника в Хэллоуин произойдет что-то существенное, в чем я должен сыграть свою роль.

Мои мысли снова вернулись к Тиббу, к его пророчеству; к той части, которая была перед в конце концов она умрет за тебя.

Я помню, что предшествовало этому: Тибб утверждал, что она предаст тебя…

Разве не это сделала Алиса? Она вернулась из тьмы, и неделю даже не пыталась связаться со мной, чтобы я больше не волновался о ней, и знал что с ней все в порядке. И она знала, что я беспокоюсь. И не только это; она ушла, чтобы использовать Думдрайт, зная что я и мой учитель были бы категорически против таких действий.

Разве это не предательство?


Глава 7. Ужасная сцена

Месть Ведьмака

Следующей ночью я спал лучше. Это было удивительно, если учесть то, что у меня было достаточно забот и тревог, чтобы накликать на ночь десяток кошмаров.

Но кошмаров не было.

Было нечто хуже.

Задолго до рассвета я проснулся в холодном поту, я был уверен, что случилось что-то ужасное и неправильное. Я встал с постели, дрожа от головы до пят, с ужасным чувством потери. Я был уверен, что кто-то близкий мне умер – или по крайней мере тяжело ранен.

Мой учитель!

Я побежал вниз. Ведьмак был на кухне. Он не спал каждую ночь в своей комнате. Иногда под утро у него болела спина, и он спал прямо в кресле на кухне. Он и сейчас был здесь, недалеко от угольков огня. Было очень тихо.

Он не дышит?

Я медленно направился к нему. Я ожидал худшего, но вдруг он открыл глаза, посмотрел на меня и почесал бороду.

- Что с тобой, парень? Ты выглядишь словно белый лист бумаги.

- Что-то не так. Что-то случилось с кем-то, я уверен – нечто страшное.

- Может ничего и не случилось, парень, - учитель протер сонные глаза. – Может быть, ты проснулся от страшного сна, и это ощущение кошмара все еще наполняет тебя. Иногда такое случается.

- Мне не снились сны.

- В момент пробуждения ты мог забыть свой сон – так что ты не можешь быть в этом уверен, - сказал Ведьмак.

Я отрицательно покачал головой.

- Мне нужно выйти на улицу, - ответил я ему.

Полон предчувствия, я  вышел в сад. Небо было покрыто равномерными светло-серыми облаками; начало моросить. Я вздрогнул. Чувство ужаса и потери было сильнее чем когда-либо.

Это было что-то вроде вспышки света внутри моего черепа, и я почувствовал боль в центре лба. Я почувствовал, откуда это исходит. Источник был на некотором расстоянии – в юго-восточном направлении.

Я услышал шаги Ведьмака, он остановился рядом со мной.

- Чтобы это ни было, оно вон там…, - я указал сквозь деревья.

- Это может быть темная магия, - сказал мой учитель, - заманивает тебя в ловушку. Слуги Дьявола никогда не отступят. Мы должны быть настороже.

- Это странно. Я никогда не чувствовал подобного. Мне страшно… Но возможно, вы правы – это может быть просто ловушка.

Я начал расхаживать взад-вперед, а Ведьмак  уставился на меня, он был обеспокоен и встревожен.

- Сделай глубокий вдох, парень. Попытайся успокоиться. Это пройдет через несколько минут.

- А что если нет? – спросил я, и посмотрел ему прямо в глаза.

Я должен был пойти туда и исследовать все.

- Я должен пойти! – закричал я. – Я должен посмотреть что там, или не смогу успокоиться.

Ведьмак уставился на деревья, и ничего не говорил. Затем он просто кивнул.

Через пять минут мы вышли из сада и направились на юго-восток. Я нес обе наши сумки, как обычно, и  свой посох. В дополнение к своему посоху Ведьмак нес фонарь, потому что до рассвета было еще далеко. Я не знаю, сколько нам пришлось идти.

Источник моего беспокойства оказался ближе, чем я ожидал.

Много лет назад, когда я впервые встретился с Алисой, она жила в доме с Костлявой Лиззи и нелюдем, которого звали Клык. Лиззи планировала спасти Мамашу Малкин из ямы в нашем саду, и убить моего учителя, Джона Грегори. Они жили в заброшенном доме, на юго-востоке от дома Ведьмака. Их план не удался, и в конечном итоге, местные жители сожгли дом.

Теперь я мельком видел дом между деревьями, и чем ближе мы приближались к нему, тем больше я был уверен, что он источник моего страха.

Свет фонаря показал нам тело первого погибшего: мужчина лежал на спине, с широко открытыми глазами; капли дождя стекали по его лицу, словно слезы. Он по-прежнему сжимал в руках ножи, но они его не спасли. Ему от уха до уха перерезали горло.

Рядом с почерневшими стенами дома лежали и другие тела – может быть дюжина, или больше. Большинство их них были женщинами, наверняка ведьмы. Они были вооружены ножами, некоторые были примотаны к длинным палкам, как делали ведьмы на Пендле. Все умерли насильственной смертью. Их раны были свежими, и на траве было множество крови.

Все было тихо, по меня потянуло к дому. Я пошел вперед, опасаясь того, что могу там обнаружить. Двери и окна сгорели несколько лет назад и их никогда не меняли. Я сразу увидел в полумраке фигуру, прислонившуюся к дальней стене. Сначала я подумал, что это еще один труп. Это может быть Алиса? Это мысль заставила меня дрожать от боли.

Мои глаза стали медленно приспосабливаться к тьме, но когда ко мне подошел мой учитель и протянул вперед фонарь, его свет осветил ужасную сцену.

Я увидел ведьму-убийцу, сидевшую на полу в луже собственной крови. Она хрипло дышали, и ее глаза были полузакрытыми. Было трудно сказать, в сознании она или нет. Ее тело было покрыто ножевыми ранениями, которые выглядело как открытые рты.

Она по-прежнему сжимала кинжал с рукояткой скельта в левой руке. Это был Режущий Кости, который я дал ей, чтобы она смогла защищаться от постоянных атак слуг Дьявола. Кроме того, ее левая нога была сломана, ниже колена. Я видел кусочек кости, который выступал из плоти.

В кожаном мешке не было никаких признаков головы Дьявола.

Я беспомощно смотрел на Грималкин, чувствуя нахлынувшие на меня эмоции; потом ужасных мыслей крутился у меня в голове.

Я никогда не мог себе представить ситуацию, в которой Грималкин была повержена в бою. Как такое случилось? Я задумался. Слуги Дьявола долгое время охотились на нее. Их было много и они были беспощадными, некоторые их них были сильными – пожалуй, такой исход был неизбежным. Она сражалась изо всех сил – количество трупов возле дома доказывает это.

Мое сердце сжалось еще сильнее, когда я вспомнил что Алиса и Грималкин хотели использовать Думдрайт. Они скрывались и готовились к ритуалу здесь?

Если да, то где сейчас Алиса?

Мысли все еще летали у меня в голове, и я был не в состоянии пошевелиться. Я тупо смотрел, как Ведьмак опустился на колени подле ведьмы-убийцы.

- Я наложу шину на ее ногу, - сказал он, осматривая ее, - но я не могу ничего седлать с ранами – она потеряла слишком много крови. Мы находимся недалеко от границы фермы Клегга. У него есть тележка. Беги туда и заставь его притащить ее сюда! Мы должны отвезти ее в Чипенден, к доктору. Может быть, еще есть шанс ее спасти. Прекрати таращиться, парень! Беги!

Глава 8. Только ты можешь сделать это

Месть Ведьмака

И я побежал – но все может оказаться не так просто. Клегг должно быть очень крепко спит, и видимо он живет один. Я разбудил собак, но прошло не меньше пятнадцати минут, прежде чем фермер открыл глаза. Он посмотрел на меня сонными глазами, держа в руках палку.

- То как ты стучишь в мою дверь, в такое время, способно разбудить мертвых. Может быть, ты хочешь почувствовать на себе вот это?

- Меня прислал мой учитель, Джон Грегори. Вы можете одолжить свою лошадь и телегу? Там кое-кто ранен в старом, разрушенном доме. Мы должны отвезти его к врачу.

- Что? Вам нужна моя телега? Кто ранен? Никто не живет в том доме. Это руины!

- Слушайте, там была бойня. Там мертвые люди. Но один еще жив, и мы можем спасти его. Нам нужна ваша телега. Не волнуйтесь – мой учитель хорошо вам заплатит!

После того как я заговорил об оплате, Клегг повел меня к амбару; там было заперто, и ему пришлось вернуться в дом за ключом. Наконец мы вытащили телегу и запрягли в нее лошадь.

К тому времени, когда мы начали и двигаться в сторону дома, прошел уже почти час. Я думал, что ведьмак будет нарекать на мое промедление, но он молчал. Он разжег костер и кипятил воду в маленькой кастрюле, которую нашел на кухне.

После того как он прочистил раны Грималкин, он сумел протолкнуть кость обратно на ее место и привязал две тонкие ветки с каждой стороны ноги. Он привязывал их как раз когда мы прибыли. Грималкин все еще была без сознания, хриплые вдохи вырывались из ее рта. На лбу выступили капли пота, и верхняя часть тела дергалась так, словно у нее была лихорадка.

Кинжал лежал на земле рядом с ней. Я подобрал его и спрятал в ножны на своем поясе.

Мы осторожно положили ее на телегу и отправились в дом Ведьмака. Оказавшись там, мы осторожно отнесли ее наверх и уложили в постель. Зачем учитель отправил меня в Чипенден, за местным доктором. К счастью он был дома, и уже через полчаса лечил своего пациента.

Когда он ушел, мы прошли с ним через сад в ограждению, защищая его от домового. Там он остановился и покачал головой.

- Она должна была умереть, - сказал он.

- Как вы видели, она не обычная женщина, - ответил Ведьмак.

- Я давно вас знаю, мистер Грегори, - сказал доктор, - здешние люди многим тебе обязаны. Ты принес безопасность в эту деревню. Все Графство перед тобой в долгу. Поэтому я не буу спрашивать, почему укрываешь ведьму.

- У меня есть на то веские основания. Я бы не сделал этого, если бы не было необходимо для блага всех. Теперь мне нужно знать ваше мнение. Как думаете, она будет жить?

- Если она переживет эту ночь, у нее будет шанс. Но даже тогда она будет в опасности. Есть риск инфекции. И даже если она выживет, жизнь уже не будет прежней для нее. Это очень сложный перелом. Она будет постоянно хромать. В любом случае, я вернусь завтра и посмотрю, как она себя чувствует.

Бедная Грималкин, подумал я. Большую часть своей жизни ведьма-убийца полагалась на скорость – танец смерти делала ее более грозной. Она уже не будет таким сильным противником.

- Возвращайтесь в полдень, - поручил Ведьмак. – Я встречусь с вами на краю западного сада.

Доктор кивнул, и отправился вниз по склону.

Мы решили, что за Грималкин нужно наблюдать все время, на случай если ей станет хуже. Ведьмак сидел с ней весь день; я вызвался присматривать за ней на закате.

Я сидел возле ее кровати, смотрел на нее испуганно и недоумевал от мыслей, что же могло случиться с Алисой. Грималкин бормотала во сне, а иногда издавала  стоны, но так и не пришла в сознание. Я чувствовал себя беспомощным,  я делал все что мог, изредка протирая ее лоб от пота, приподнимал ее голову и приставлял к ее губам чашку с водой, чтобы хоть немного их смочить – каждый раз это вызывало приступ удушья.

Ее дыхание было хриплым и прерывистым. Иногда оно словно останавливалось на минуту; каждый раз, когда такое случалось, я думал, что она мертва. Затем, примерно через полчаса после полуночи что-то изменилось. Грималкин стала дышать ровнее, и затем наконец открыла глаза и посмотрела на меня.

Она попыталась заговорить, открыв и закрыв рот, но я не услышал ни одного слова. Ее лицо перекосилось от боли, и она попыталась принять сидячее положение, поэтому я сложил подушки позади нее и помог ей. Я поднес чашку к ее губам, и на этот раз она сделала глоток не поперхнувшись.

Она долго молчала и смотрела на меня. Я больше не мог себя сдерживать.

- Алиса?

Грималкин опустила глаза, словно была не в силах встретиться с моим взглядом. Затем она ответила, сказав лишь одно слово.

- Лукраст.

Я знал это имя. Лукраст упоминался в одном из разделов Бестиария, в разделе о магах. Он был темным магом, который написал гримуар под диктовку самого Дьявола! Несмотря на это, он погиб во время ритуала по прочтению Думдрайта. Он допустил ошибки и был уничтожен.

- Ты говоришь о маге, который умер? – спросил я.

- Нет! Нет! Не умер, - запротестовала Грималкин, пытаясь говорить громче, но ее голос был слабым; пришлось прислониться ухом к ее губам. – Когда Алиса открыл гримуар и начала ритуал, он предстал перед нами прямо из воздуха. Он застал нас врасплох. Атаковал нас силой. Позже появились слуги Дьявола.

- Где Алиса?

Грималкин пожала плечами.

- Я была ошеломлена. Одурманена. Слишком ослаблена чтобы сражаться… Их было слишком много, чтобы устоять… Я не видела что случилось с Алисой… Думаю, она у Лукраста.

Алиса в плену у Лукраста! Что произошло? Я должен был узнать.

Грималкин закашляла, и я снова поднес чашку к ее губам. На этот раз она пила жадно припав к ней.

- У них теперь есть голова Дьявола, - продолжила она, - они попытаются вернуться в Ирландию… Воссоединить голову с телом… Тебе нужно отправиться следом за ними! Принеси ее назад!

- Куда они направились? Они пошли на запад?

- Я не видела, но ожидаю – что они ушли в сторону побережья. Без сомнения, они последуют вдоль реки… Так ты их и найдешь.

С помощью кретча, существа порожденного демоном, слуги Дьявола уже отбирали мешок с головой у Грималкин. Они сели на корабль к северу от Ливерпуля, но Алиса и Грималкин помешали им, и забрали голову Дьявола назад. В этот раз они направятся в то же самое место, или пойдут на север, в главный порт Графства, Сандерленд.

- Сколько их осталось? – спросил я.

- Дюжина, или больше – достаточно для того, чтобы убить меня, в момент, когда они начали атаковать. Другие, несомненно, присоединились к ним позже.

Я задумался над тем, что смогу сделать в одиночку. Теперь они должны уже добраться до устья реки, и направится на юг, или может быть пересекли Пристуанский мост, и ушли на север.

- Наверное, уже слишком поздно, - сказал я. – Они отплывут прежде чем я доберусь до побережья.

Грималкин яростно схватила меня за воротник и потянула к себе, наши носы практически соприкасались. Она была раненной, но я чувствовал ее силу. Ее глаза отражала мои глаза.

- Только ты можешь сделать это! – прошипела она. – Если они пересекут море в сторону Ирландии, ты тоже сделаешь это! Следуй за ними, сколько будет необходимо! Ты больше не юнец! Ты мужчина! У тебя есть меч! Режущий Кости остался в моей руке?

- Да, он в безопасности.

- Я знаю, что Алиса дала тебе другой кинжал, Долорус. У тебя есть три клинка, и дар твоей мамы. Кроме того, ты седьмой сын седьмого сына. Так иди и сделай то, что необходимо! Убей всех, кто встанет у тебя на пути, и верни назад голову Дьявола!

Глава 9. Засада

Месть Ведьмака

Грималкин рухнула спиной на подушку, пытаясь снова вдохнуть, ее глаза закрылись. Я быстро вышел из комнаты и пошел искать Ведьмака. Как я и ожидал, он спал в кресле на кухне, недалеко от камина.

- Моя очередь, парень? – спросив он, открыв глаза при звуках моей обуви. Он думал, что я пришел за ним, потому что пришла его очередь присматривать за Грималкин.

Я задумался над тем, как сказать эму то, что крутилось у меня в голове. Я решил не упоминать о том, что Алиса и Грималкин решили использовать Думдрайт. Он бы счел это непростительной, величайшей глупостью. Я просто сосредоточился на необходимости вернуть назад мешок и его содержимое.

Я отрицательно покачал головой.

- Грималкин сказала, что мне нужно попытаться настичь этих ведьм и попытаться отобрать голову Дьявола.

- Шансы на провал слишком велики, парень. Там тебя может ждать только смерть.

- Смерть и все что хуже будет ждать нас, если ведьмы воссоединят голову Дьявола с его телом.

- Я бы пошел с тобой, если бы мог, - сказал он с печалью в голосе. – но я не смогу держать нужный тебе темп. Ты никогда не сможешь настигнуть их, если я буду плестись у тебя за спиной.

Я как можно быстрее собрался в свое путешествие. Я не взял сумку, потому что она будет мне только мешать. Я не взял свою серебряную цепь – потому что я не буду брать пленных для наших ям. Соль и железо были бы лишним грузом. Так что я взял лишь два кинжала, меч и свой посох. Я был готов отправиться в путь.

Ведьмак ждал меня за дверью. У него был маленький сверток с сыром для меня, который я засунул во внутренний карман своего плаща.

- Я боюсь за тебя, парень, - сказал он и похлопал меня по плечу. – Если бы кто-то другой отправился за ними в одиночку, я бы счет это глупостью, обреченной на провал. Но я знаю тебя, и знаю, что ты можешь.

Затем он сделала странную вещь: он пожал мне руку – такое случалось довольно редко, потому что мало кто хотел пожать руку Ведьмаку. Даже когда мой отец и Джон Грегори согласовывали условия моего ученичества, они не пожали руки. Он никогда раньше не жал мне руку.

Это заставило меня чувствовать себя странно. Он словно прощался со мной, на равных – словно я его старый товарищ ведьмак, а не ученик, которого он все еще обучал. У меня похолодело сердце. Это выглядело так, словно все заканчивается.

Я  быстрым прогулочным темпом направился на запад. Когда я пришел к реке Риббл, мне пришлось принимать решение, по какому берегу мне следовать к морю? Они пошли на север или на юг? Скоро река станет слишком широкой и глубокой. Если я ошибусь, мне придется идти в Пристаун, где местные жители не будут рады Ведьмаку, который пересекает их мост. Это усложнит мне дорогу, и может немного задержать.

 Я не нашел никаких следов, который указывали бы что они пошли на север, потэтому решил рискнуть и переправился на южный берег реки Риббл. Затем я начал бежать. Они на целый день опережают меня. Может они разбивали лагерь на ночь? Если так, у меня есть шанс догнать их, прежде чем не стало слишком поздно.

Согласно словам Грималкин их будет больше десятка, а может и больше, если по пути к ним присоединились другие слуги Дьявола. Такая большая группа может привлечь к себе ненужное внимание, учитывая то, что среди них будут в основном ведьмы. Может они разделились на мелкие группки? Их главная цель – попасть в Ирландию, где мы оставили тело Дьявола, зарытое на юго-востоке Ирландии, в округе Кэрри. Это может сделать даже один человек. Они все могут встретиться позже.

Вскоре после рассвета мне впервые улыбнулась удача. У дороги был водоем; земля вокруг него была сплошным грязевым месивом, что свидетельствовало о том, что здесь прошла дюжина или более человек. Следы были свежими; большинство отпечатков были оставлены остроносыми туфлями.

Я не видел следов мужских ботинок. Я думал, Лукраст будет с ведьмами, с Алисой, но я не видел и ее следов. Мое сердце упало в пятки – я надеялся, что вместе с ведьмами я найду и Алису.

Через полчаса я столкнулся с первой угрозой. Но это были не ведьмы.

Когда я проходил мимо фермы, у меня на пути внезапно встал огромный фермер. У него были широкие плечи и мускулистые руки, но живот свивал над его кожаным ремнем.

- Ты ведьмак? – спросил он.

Я кивнул.

- Что ж, где же ты был прошлой ночью, когда был так нужен?

Он выглядел злым, так что я попытался его успокоить.

- Я направлялся сюда, - спокойно ответил я.

- Ты пришел слишком поздно, чтобы быть полезным. Ведьмы были здесь прошлой ночью – их было больше десятка. Они украли у меня три свиньи и больше десятка курей. Что ты будешь с этим делать? Ты должен мне компенсацию. Это твоя работа, следить, чтобы такие вещи не происходили!

Большинство людей не любили находиться рядом с ведьмаками. Они думали, что мы испорчены тьмой. Но у некоторых была такая реакция, как у этого фермера. Они злились. Человек потерпел ущерб и желал, чтобы я его возместил. Я был младше него, и гораздо меньше, так что он надеялся, что я сделаю это.

С рычанием, он шагнул ко мне, протянул ко мне руки, намереваясь схватить меня за плащ. Я увернулся и побежал в сторону ворот, так я смогу попасть в следующее поле. Я слышал топот его тяжелых сапог позади меня. Он был быстр для такого крупного человека: он хотел поймать меня, когда я взбирался на ворота.

Я не хотел причинять ему боль, но я должен был что-то сделать. Я быстро развернулся и ударил его дважды своим посохом: первый раз по левой голени, второй удар пришелся в его правое предплечье. Он упал на колени, согнулся и застонал; теперь у меня есть шанс перелезть через ворота. Я побежал дальше, и когда снова обернулся, он все еще был на другой стороне ворот – помахал в мою сторону своим жирным кулаком.

Вскоре начался дождь, холодный ветер несся с запада и дул мне прямо в лицо. Я бежал все утро, останавливаясь ненадолго, чтобы отдышаться. Два раза я находил следы тех, кого преследовал. Они все еще были вместе, только еще три или четыре ведьмы присоединились к группе.

В третий раз я нашел их следы на перепутье. Они направились на юг. Ливерпуль был самым вероятным портом, чтобы отплыть оттуда в Ирландию. Они уже отправились? Они охотились на Грималкин в течении многих месяцев. Вполне вероятно, что их уже ждали в порту, чтобы отправиться в путь с головой Дьявола к Кэрри.

К полудню я был истощен и отчаянно нуждался в отдыхе, поэтому я сел на краю канавы, достал кусок сыра, который мне дал мой учитель, и начал его грызть. Я сидел не более пяти минут. После того как я утолил свою жажду ледяной, холодной водой из ручья, я побежал дальше.

Все утро отчаянные мысли крутились у меня в голове – в основном я боялся за Алису. Возможно, я ошибаюсь, и среди всех следов есть и следы ее остроносых туфель? Это заставляло меня бежать еще быстрее.

Я так же думал о том, что должно произойти в Хэллоуин на холме Уорда-Защитника. Что имела в виду Маб, когда сказала, что мир изменится?

Наконец когда полдень сменился вечером, я бежал уже не думая, ошеломленный и уставший, гнал себя вперед, пытаясь нагнать своих врагов. Я спрятал страхи в глубине души, о том, что когда я их догоню, будет уже поздно. Грималкин считала, что я должен отправиться вслед за ними; она сказала, что я могу вернуть голову Дьявола. Но каковы у меня шансы на успех? Как я смогу их всех победить? Как я могу надеяться спасти Алису? Я подумал о том, что они могут знать о моем преследовании. Ведьму могут унюхать опасность; но это не сработает на седьмого сына седьмого сына, если у них нет с собой провидца. Кто-то, даже в два раза слабее, чем Маб Маулдхилл, сможет  предвидеть мое приближение. К тому же у них есть много обычных способов защититься от преследователя.

Если ведьмы знают, что я их преследую, они могут устроить мне засаду. Они могли отправить нескольких назад, навстречу мне. Было невозможно сказать, что это произошло, пока не стало слишком поздно.

Они именно это и сделали.

Но их было больше, чем двое.

Меня поджидало пять ведьм.

Дождь прекратился, и тучи начали расплываться. Солнце опускалось за горизонт; скоро начнет темнеть.

Я начал бежать медленнее. Вскоре остановился и решил поспать несколько часов. Когда я вошел в лес, я сразу почувствовал что-то неладное. Было слишком тихо. Птицы словно уже спали. Хотя секунду назад, вне леса они пели свои песни. Но в глухом под ветвями было тихо.

Краем глаз я увидел фигуру, которая мчалась ко мне из-за спины. Не замедляя шага, я развернулся и нанес удар своим посохом. Раздался глухой стук, и я почувствовал, как посох столкнулся с чьим-то черепом. Нападавший упал, а я бросился бежать вперед.

Однако я сразу понял, что совершил ошибку. Я услышал у себя в голове голос Грималкин; яростный голос, полный презрения. Глупец! Дурак! Кричал этот воображаемый голос. Нападавший на тебя может снова встать и атаковать тебя. Ты в меньшинстве. Убей, или убью тебя!

Она бы так и сказала. Теперь позади меня был один враг, а впереди остальные. Поэтому я нажал кнопку на посохе, и из него выскочило лезвие. В следующий раз я буду менее милосерден.

Вдруг впереди меня предо мной появилась длинноволосая ведьма; она атаковала, крича как банши, листья разлетались под ее остроносыми туфлями. Она держала в руках длинную жердь, к концу которой был привязан нож, и я увидел, что у нее изо рта ползет пена. Она выглядела безумной; безумной от ненависти и гнева. Я едва успел поднять свой посох и отбить ее удар. Затем я взмахнул посохом по дуге, чтобы ей пришлось немного отступить назад.

Она снова попыталась атаковать, желая проткнуть ножом, но я отбил ее удар и вонзил лезвие своего посоха ей под ребрами, проткнув сердце. Она закричала и упала на землю, а я бросился бежать дальше. Мне нужно выбраться из леса, чтобы лучше видеть нападающих на меня ведьм.

Когда я выбежал из леса, там меня уже ждали три остальные ведьмы. Они были одеты в манере ведьм Пендла; коричневые наряды, длинные юбки и кожаные куртки без рукавов, которые выделяли их как Динов. Они стояли линией, смотря на меня, и держали в руках свои удлиненные ножи. Они выглядели гораздо грознее, чем две предыдущие.

- Ты настолько глуп, что решил преследовать нас? – съязвила самая высокая из них.

Все трое начала гоготать.

- Я выпью его кровь! – воскликнула одна.

- Я отрежу его пальцы! – завопила другая.

Третья провела пальцев вдоль шеи.

- Я отрублю ему голову, - сказала она тихо, ее голос был похож на шепот. – Это порадует твоего учителя.

Я вонзил лезвие своего посоха в мягкую землю и обнажил меч и кинжал – Режущий Кости. Они больше подходили к этой ситуации.

Рубиновые глаза скельта на рукоятке меча светились в сумраке под деревьями. Затем из каждого глаза начала капать кровь. Меч был голоден.

Через секунду глаза скельта на кинжале тоже начали кровоточить.

Я сосредоточился, ожидая их хода.

Пусть они придут ко мне…

И они пришли. Они набросились одновременно, втроем.

Глава 10. Погоня

Месть Ведьмака

Бой был быстрый и яростный, у меня не было времени думать. Все что я мог делать, это отбивать их атаки. Больше благодаря удаче, чем мастерству, мне удалось убить двоих ведьм: одну я рубанул мечом в шею; вторую успел поразить кинжалом.

Третья ведьма убежала в лес.

Я последовал за ней. Она была быстрой, и к тому времени, когда мы снова покинули лес, я так и не сумел ее догнать. Она выбросила оружие, чтобы не терять скорости и бежала в ту сторону, куда они направлялись. Затем я увидел ведьму впереди, которую я оглушил первой, она была на ярдов двести дальше от той за которой я бежал. Она тоже убегала.

Они были испуганны.

Я остановился и вернул свой меч и кинжал в ножны, постояв минуту, чтобы восстановить дыхание и самообладание. Затем я обернулся назад, и сквозь деревья увидел свой посох. Мое тело дрожало, оно так реагировало на то, что я забрал три жизни. Я чувствовал что мне становиться плохо, пока в конце концов меня не вырвало на землю.

Уже стемнело, поэтому я решил отдохнуть несколько часов. Я нашел рощу на возвышенности – маленький холмик, который даст мне хороший вид на окружающую местность. Через некоторое время полумесяц поднялся над горизонтом, и я использовал его бледное свечение, чтобы найти своих врагов. Все вокруг словно застыло. Я был истощен, потому расположился спиной к стволу дерева, положив посох поперек своих ног.

Через некоторое время я уснул, но вскоре проснулся, опасаясь снова быть атакованным. Но по-прежнему мне ничто не угрожало, и полумесяц поднялся еще выше. Каждый раз, когда я засыпал, мой сон становился глубже и дольше, пока мне не приснился сон.

Это был один из тех снов, когда ты знаешь что спишь. Я вернулся на ферму. Мама сидела передо мной возле очага в своем кресле-качалке. Она выглядела в точности так же как в тот день, когда я покинул ферму, чтобы начать свое обучение в качестве ученика Ведьмака. Ее кожа была бледной, но глаза сияли; в ее волосах было несколько седых прядей; она выглядела слишком молодой, чтобы иметь взрослых, женатых сыновей.

- Я горжусь тобой, сынок, - сказала она мне. – Чтобы не случилось, я хочу, чтобы ты знал это.

- Прости, мама, если я тебя подвел. Но я никогда не смогу выполнить ритуал. Я не смогу пожертвовать Алисой.

- Нет необходимости извиняться, Том. Это твое решение, и я приму его. Может быть, Дьявола можно уничтожить другими способами. Нет ничего определенного. На данный момент все висит на волоске. Ты должен опираться на свои сильные стороны: что-то в тебе от твоего отца, ты седьмой сын седьмого сына; что-то от меня, ибо в тебе течет кровь ламии. Тебе уже известны некоторые из даров, но больше ты узнаешь, когда вырастешь. Но еще один дар тебе нужно узнать сейчас; тебе не нужно ждать несколько лет, пока он проявится. Я помогу тебе, и скажу что это. Это подарок, который нужен охотнику – возможность узнать местонахождение своей добычи!

Мама начала качаться в своем кресле, улыбаясь мне. Так что я улыбнулся ей в ответ, надеясь что этот момент никогда не закончится. Но сон начал меркнуть. Я все еще видел ее улыбку, и хотел обнять ее, но потом она исчезла… Я проснулся от далекого крика петуха, и небо на востоке порозовело от восходящего солнца. Это может быть больше чем просто сон? Я задумался над этим. Может мама действительно разговаривала со мной?

Если это так, то она простила меня за то, что я не готов провести такой чудовищный ритуал. Она так же упомянула об «охотнике» - я должен был получить подарок, нужный охотнику. В первый год моего ученичества у Ведьмака она сказала мне, что однажды я стану охотником, и тьма будет бояться меня.

Мама говорила мне важную информацию. Она сказала, что я у меня есть еще один дар. В этом был смысл. Вот почему лежа в постели, в доме Ведьмака я почувствовал, что что-то не так. И я точно знал в каком направлении двигаться. Мой новый дар привел меня в дом, в котором находилась смертельно раненая Грималкин. Мне было приятно, что мама действительно говорила со мной, и некоторое время я был наполнен надеждами. Но с каждой минутой сон становился менее значительным; вскоре я почувствовал, что принимаю желаемое за действительное. Зачем я морочу себе голову и трачу свое время? Я сидел и проклинал себя за то, что проспал всю ночь. Ведьмы успели уйти далеко вперед. Не теряя времени, я съел половину оставшегося сыра и снова отправился на запад. На этот раз я не бежал; я приберег силы на потом. Мои ноги устали и пришлось ограничиться быстрым шагом, чтобы они отдохнули.

Я снова подумал о Лукрасте. Он похитил Алису – Грималкин ничего не смогла сделать, чтобы остановить его. Что произошло, когда она читала заклинание с Думдрайта? И что более важно, не страдает ли сейчас Алиса? Я чувствовал себя беспомощным. Он может быть где угодно, и даже если я сумею найти его, что я смогу сделать против могущественного мага?

Поздним утром я начал волноваться. Я не нашел следов ведьм; я пересекал луга и пастбища, а не шел по тропинкам. Значит, они снова отправились к побережью. Я подсчитал, что я сейчас примерно в четырех милях от побережья, направляюсь на юг, где-то между Формби и Ливерпулем.

Я остановился, меня переполняла неуверенность. Затем, резко, у меня в глазах вспыхнул свет, и я почувствовал давление на свой лоб, - я точно знал, куда они направляются. У меня было похожее чувство в моей спальне в Чипендене – тогда я был уверен, что что-то случилось. Теперь я снова был уверен в том, что чувствую. Я знал, где были ведьмы – я чувствовал, куда они направляются с головой Дьявола. Это, несомненно, был дар, о котором говорила мне мама – подарок, который нужен охотнику, чтобы без следов почувствовать местонахождение своей жертвы.

Они не ушли на запад, к морю. Они продолжали идти на юг, и проходили к востоку от Ливерпуля. Куда они направляются? Я мысленно попытался вспомнить карты, которые изучал в библиотеке Ведьмака, которые унес с собой огонь. За Ливерпулем лежит граница Графства, и там тянется более двухсот миль южного побережья.

В этом нет никакого смысла. Им нужен порт на западном побережье, чтобы сесть на корабль, и переплыть Ирландское море.

Я снова начал бежать. Куда бы они не направились, я смогу выяснить это, потому что я ощущаю направление в своей голове. Через некоторое время они изменили направление и двинулись на восток,  через несколько часов снова повернули в сторону побережья, и продолжили снова двигаться на юг.

Я пришел к большой реке, которая как я догадался, называлась Мерсей: я перешел ее вброд, но удивился тому, как это сделали ведьмы. Возможно, они использовали плотину; на Пендле они использовали плотины, чтобы перебираться через проточную воду. Но для этого им нужно было найти место, где река становиться уже. Это объясняет смену направления. Эта задержка позволила мне их почувствовать.

Через некоторое время я увидел городскую стену, с замком и башней церкви. Мы уже были за пределами Графства, и мне снова пришлось вспоминать карты Ведьмака – я догадался, что это город Честер – хотя я никогда не путешествовал так далеко на южные земли. Если это так, то здесь есть река, которая называется Ди.

Я почувствовал, что мои враги снова направились на восток, несомненно, чтобы воспользоваться плотиной. Я просто перешел реку вброд, это означало, что я стал ближе к своей добыче. За городом ведьмы повернули прямо на запад.

Вскоре я увидел впереди горы, и вдали на севере виднелось море. Казалось, мы были в прибрежной равнине, между горами и морем. Сейчас я шел по тропинке, которая плавно переросла в широкую дорожку. Там было очень болотистой, и я замедлил ход, чтоб не упасть. Иногда мимо меня проезжали люди на телегах, но никто не смотрел на меня.

В конце концов я дошел до столба, на котором висели две таблички, на которых было написано:

КЕМРИ

Я вспомнил это слово с карт моего учителя. Оно было на другом языке: название страны, которая называлась Уэльс. Я входил в чужую страну, со своими обычаями, языком и без сомнения – своими опасностями.

Я почувствовал, что ведьмы остановились; должно быть, они разбили лагерь на ночь. У меня было два варианта. Догнать их сейчас и напасть под покровом ночи, или подождать еще одну ночь и отдохнуть, собраться с силами.

Я решился на компромисс.

Я отдохну, а затем отправлюсь далее. Я немного отошел от дороги и устроился в лучшем месте, которое смог найти. У меня не было времени, чтобы ставить ловушки на кроликов, так что я съел немного сыра и попил воды из холодного ручья. Я хотел поспать хотя бы три часа, прежде чем снова отправиться в путь.

Я проснулся через час, почувствовав тревогу. Хотя мои физические ощущение ничего мне не говорили, вспышка света в моей голове и боль во лбу, сказали многое.

Что-то было не так. Я быстро поднялся и уставился во тьму. Луна была закрыта облаками: я ничего не видел, и ничего не слышал. Но опасность была рядом, и она подползала ко мне.

Я опустился на колено и потянулся за мечом, который положил рядом с собой, когда ложился спать. Мой дар точно указывал мне, где мой враг.

Ко мне ползла ведьма; она была в менее чем десяти ярдах от меня.

Нет, не Клинок Судьбы, решил я; орудие ведьмака справиться с этой угрозой. Так что я оставил меч героев на земле. Я схватил свой посох, выпустил лезвие, и бросился к тому месту, откуда ползла ведьма. Я замахнулся и со всей силы вонзил лезвие посоха ей в сердце, прижав ее к земле. Она даже не успела закричать, но я почувствовал, как дергается ее тело, прижатое к земле.

Я мгновенно понял, что она мертва: я был уверен, потому что свет пропал. Он просто исчез. Я подумал, если бы она была душой, или чем-то другим, я смог бы ее обнаружить? Как бы там ни было, а с ней мне удалось покончить.

Я потянулся за трутницей и зажег свечу, которую всегда носил с собой. Я посмотрел на мертвую ведьму, поднеся свечу близко к ее лицу. Я почти был уверен, что она одна из тех, кто сбежал от меня вчера. Это заставило меня насторожиться. Возможно, вторая тоже где-то рядом?

Я прислушался, но услышал только завывания ветра. Моя новая способность чувствовать вещи на расстоянии не чувствовала опасности. Те кого я преследовал, были впереди; я знал, что они еще не покинули лагерь. Тем ни менее, я решил не рисковать. Я погасил свечу, собрал свои вещи и продолжил идти на запад.

Перед рассветом я почувствовал, что ведьмы снова движутся, и знал, что я всего в нескольких милях от них. Они все еще за пределами моего взора, но я не должен попадаться им на глаза, мне нужно дождаться ночи и затем двигаться быстрее. Моя способность казалось, ставала сильнее с каждым разом, когда я ее использовал. Я был уверен, что даже в темноте смогу прийти прямо к кожаному мешку с головой Дьявола, и быстро заполучить его – сражаясь только при необходимости – а затем сбежать.

Моим единственным опасением было море на севере, которое было совсем близко. Временами я видел большие корабли, их паруса колыхались на ветру. Опасность заключалась в том, что ведьмы могли достигнуть их раньше, чем я успею вмешаться.

Но они повернули на юг, не на север, направляясь вглубь к холмам, что было полной неожиданностью.

Менее чем через час, в месте где они сошли с дороги, я нашел их следы. Озадаченный, я последовал за ними; у меня больше не было сил бежать, я был измотан.

Как они смогут добраться до Ирландии направляясь подальше от моря? Я не понимал этого. В этом нет никакого смысла.

Я шел по узкой дороге, которая увиливала на запад. В очередной раз мне пришлось идти по траве. Дорога пошла на подъем, и я увидел лесистые холмы впереди, а позади высокие, заснеженные горы, хотя еще была осень.

Через некоторое время я очутился в густом лесу, где большинство деревьев уже сбросило свои листья. Я опасался очередной засады, и шел недалеко от дороги. Это была простая предосторожность – я был уверен, что моя новая способность предупредит меня о любой угрозе.

Затем деревья постепенно начали меняться, пока я не оказался в лесу из высоких хвойных. Я поднялся на вершину холма и увидел, что земля снова уходит вниз, прежде чем возвыситься.

Затем я мельком увидел что-то вдали. Оно стояло на вершине холма, возвышаясь над деревьями в конце грязевой дороги.

Это была темная башня, и это зрелище наполнило меня тревогой.

Глава 11. Темная башня

Месть Ведьмака


Мои враги уже скрылись внутри нее, вместе с головой Дьявола.

Я изучил башню. Она была построена из больших блоков серого камня, она выглядела внушительно, раза в два выше башни Малкинов, и в три раза шире нее, но ее вершина была плоской, без зубчатых стен. Как ни странно, в башне был балкон и большая заостренная дверь.

Рва не было: любой нападавший мог легко ворваться внутрь, доступа было два: узкая каменная лестница – двести, или более ступенек, - которая вела вверх к тяжелой металлической двери. В дверях были прорези, а в стенах окна, и восхождение на эти ступеньки было равносильно самоубийству.

Скрытый деревьями, я осмотрел башню и понял, что там только одна дверь. Затем установив несколько ловушек для кроликов, я как можно комфортней обустроился на вершине холма с видом на лестницу и сидел, наблюдая за ней.

В конце дня дверь со скрежетом открылась, он эхом разлетелся по холмам, и группа ведьм начала спускаться по ступенькам. Их одежда и поведение подсказывало мне, что они не из Пендла. Их юбки были короткими, едва прикрывали колени, волосы были откинуты назад, заплетены в хвост. Они, вероятно, состоят в каком-то клане за пределами Графства.

Дверь за ними закрылась, и я услышал, как засов вернулся на место.

Долгое время я испытывал тревогу. Может, они каким-то образом заметили мое присутствие? Они идут за мной?

Единственное в чем я был уверен – у них не было с собой головы. Они прошли пол мили в сторону где я прятался и затем направились на север. Сколько еще ведьм осталось в башне? Я чувствовал, что их там много, но не мог сказать точное количество.

Я поставил четыре ловушки, но к моему сожалению, кролик попался только в одну, и то очень маленький. Лучше, чем ничего. После наступления темноты я спустился по северному склону холма, оставляя башню на другой стороне. Я разжег небольшой костер и приготовил кролика, слушая как его сок шипит на золе.

Было вкусно, и я почувствовал себя лучше, закончив трапезу, я поднялся обратно на вершину холма, к моей первоначальной позиции и продолжил наблюдение. Я намеревался посидеть еще несколько часов, после чего хотел немного поспать.

Пока я смотрел на башню, я думал о том, что мне необходимо сделать. Моим приоритетом было остановить ведьм, чтобы они не воссоединили голову Дьявола с его телом. Теперь, когда голова в башне, а не на корабле, этой угрозы не было. Но я должен заполучить ее и безопасно вернутся в Чипенден – что было проще сказать, чем сделать.

Во-первых, я один. И даже если мне как-то удастся незамеченным подняться вверх по ступеням, дальше будут железные двери, запертые на засов. Но скорее всего это временное убежище – может они ждут когда им организуют переправление в Ирландию? Они скоро понесут голову к морю?

Я как раз собирался прилечь и поспать, когда из-за облаков вышла луна и залила башню серебряным светом. Я услышал звук открывающейся двери. Это был не суровый скрежет главной двери; скорее писк – от двери, которая выходила на балкон. Кто вышел на него, оперся руками о перила балкона, и уставился в сторону леса.

На мгновение я был слишком поражен, чтобы принять то, что я увидел. Но не было никаких сомнений.

Это была Алиса.

Я в изумлении уставился на нее. Несмотря на отсутствие доказательств в следах, я надеялся, что она пленница в башне – ее привезли сюда ведьмы с собой, или Лукраст (используя другой путь). Но ее появление на балконе было для меня полной неожиданностью.

В лунном свете она выглядела сияющей, почти счастливой. Ее лицо стройное тело как всегда было красивым: я вспомнил момент, когда впервые увидел ее в лесу возле дома. Она была одета в изодранное черное платье, завязанное на талии веревкой.

Теперь она была одета в длинное платье, которое стекало по ее телу, словно вода. Было трудно определить его цвет в свете луны, но мне показалось, что оно черное или темно-фиолетовое. Ее волосы тоже отличались; раньше они свисали до плеч, теперь они были заплетены в пучок, скреплены пряжкой с драгоценным камнем, который блестел в лунной свете. У нее на шее было ожерелье с медальоном, который висел над ее сердцем.

Казалось, она смотрит на меня; это соблазняло меня, но чувство тревоги держало меня на месте. Она пленница, и не может сбежать из этого высокого балкона. Возможно, за дверями стоит стража, которая разрешила ей вдохнуть немного свежего воздуха.

Пока я смотрел на нее полными от удивления глазами, на балкон вышла еще одна фигура.  Она подошла к ней и встала рядом. Это был высокий мужчина с длинными, закрученными вверх усами. Он был облачен в темный плащ, а его длинные волосы свисали на его груди, заплетенные в две косы.

Когда он остановился возле Алисы, он положил левую руку ей на плечо. В этом жесте было что-то отеческое и покровительственное. Но потом она повернулась к нему лицом, и весь мой мир рухнул, словно сосулька, которая разбилась вдребезги, упав с высокой крыши на гранитную плиту.

Они поцеловались.

Глава 12. Гроб

Месть Ведьмака

Это был не отцовский поцелуй. Он был длинным, их тела были прижаты друг к другу.

Затем мужчина поднял Алису на руки, и понес обратно в замок. Спустя несколько мгновений дверь заперли, и я услышал щелчок замка.

Я чувствовал себя так, словно меня ударили в самое сердце. Дыхание покинуло мое тело, я чувствовал себя бессильным, не мог вдохнуть воздух. В нашу последнюю встречу Алиса поцеловала меня. Я думал, это что-то значит для нее. И сейчас, так вскоре, она целует кого-то другого.

Я не сомневался в том, что люблю Алису; я думал, она чувствует ко мне такие же чувства. Но я никогда не думал о нашем совместном будущем. У ведьмаков не бывает жен. Они как священники, которые посвящают свою жизнь Богу, ставя своих прихожан на первое место. В первую очередь, ведьмак служит народу Графства; его долг защищать людей от тьмы. Этому меня учил мой хозяин.

Однако сейчас я думал, что мы сможем найти другой путь. Возможно, когда я стану ведьмаком Чипендена, она станет моей женой… Я никогда не думал о таком будущем, до сего момента.

До того момента, когда увидел ее с другим…

Постепенно шок и недоумение в моей голове уступили место ревности и ярости. Я не мог вынести мысли, что ее обнимает кто-то другой. Мне потребовалась вся моя сила воли, чтобы сдержаться от порыва пойти прямо к башне и бросить эму вызов.

Чего я этим добьюсь? У меня не будет шансов сразиться с незнакомцем и увезти Алису подальше отсюда. Скорее всего, я потеряю свою жизнь еще на подступе в башне – или попаду в плен.

Я ходил туда-сюда до тех пор пока моя злость не утихла и я не начал обдумывать ситуацию, и что она может значить.

Высокий незнакомец, это маг Лукраст? Я не могу этого знать, потому что не видел его. Но он обнял Алису, и казалось, контролировал ее. Он был высоким, сильным и внушительным, в его выражении чувствовалось высокомерие. Я был уверен, что это Лукраст.

Я начал разбирать все что произошло по шагам в своей голове. С помощью Грималкин Алиса готовилась использовать Думдрайт.

Лукраст должен был погибнуть не сумев успешно завершить ритуал. Но он почему-то был здесь, околдовал Грималкин, чтобы она была не в состоянии отразить скоординированную атаку полчища ведьм. Впоследствии, она была не в состоянии дать полное описание тому, что произошло, но теперь я мог собрать все воедино.

Возможно, Лукраст использовал темную магию, чтобы контролировать Алису и привести ее в башню? Если он смог подавить силу в Грималкин, не сомневаюсь что сделала то же самое с Алисой. Она была одурманена. Она не контролировала себя. Это я сказал себе. Возможно, у нее не было иного выхода, кроме как поцеловать его…

Эта мысль заставила меня чувствовать себя лучше. Но я все еще не знал, что мне делать в этой ситуации.

Я попытался уснуть, но чувства, бушевавшие во мне, не дали мне надолго закрыть глаза. Я проснулся, когда поднималось солнце.

Я чувствовал себя плохо, и лучше бы я испытывал голод, но я пошел и установил ловушки в любом случае. Вдруг я вспомнил, во что всегда верил мой учитель – было полезно поститься перед встречей с тьмой. Это безусловно была моя самая большая встреча с тьмой. Я должен сохранить силы  для того, что ждет меня впереди, но я могу погрызть лишь немного сыра.

Я снова задумался над тем, как мне войти в башню. Штурмовать главную дверь – бесполезно. Но может я смогу взобраться на балкон и войти через ту дверь?

Если несмотря на все трудности, у меня получится попасть внутрь, каков будет мой главный приоритет? В первую очередь нужно найти голову Дьявола. Но что на счет Алисы? Как я могу оставить ее там во власти этого монстра?

Я осторожно пошел меж деревьев, и подошел к башне, поднимаясь на холм, на которой она была возведена. Я уставился на нее. В расщелинах между камнями можно спокойно ставить руки и ноги, у меня будет опора для ног и руками будет за что цепляться. Но это будет очень сложно и рискованно. Подножие усыпано валунами и каменистой осыпью. Падение приведет к смерти, или серьезной травме.

Я отступил вниз по склону и вернулся на свое прежнее положение. Там я снова думал о незнакомце и Алисе, о том как он обнял ее и они поцеловались… Как я ни старался, этот образ не покидал мою голову. Если это Лукраст, он мощный и опасный маг. В Бестиарии Ведьмака сказано, что он погиб во время ритуала, но все выглядело так, словно он завершил его.

Именно поэтому он смог предстать перед Алисой и Грималкин, застав их врасплох. Его сила была слишком мощной, чтобы справится с ней.

Он должен быть бессмертным, неуязвимым, с божественной силой.

Сразу после полудня я увидел ведьм поднимающихся вверх по ступенькам. Они шли пешком, большинство из них, и у них с собой была телега. Она ехала медленно – колеса постоянно застревали в грязи, и им приходилось вытаскивать ее из болота и очищать их.

Чем ближе они подходили, тем больше я ставал озадаченным. Телегу тащило шесть лошадей, что казалось удивительным. Обычно четыре лошади достаточно, чтобы везти самые тяжелые грузы, уголь, камни или бочки с элем. Должно быть всему объяснение, болотистая дорога в этих краях.

Затем я более внимательно посмотрел на телегу. Она была длинной, по четыре колеса было на каждой стороне. Словно ее сделала специально. Возможно, они соединили две телеги вместе…

Когда она приблизилась ближе, я увидел что на ней: длинный деревянный ящик. Он был сделан из лучших материалов, с каждой стороны было по шесть латунных ручек, чтобы его было удобно нести.

Это был гроб.

Когда я осознал это, мое сердце бешено забилось в груди. Этот гроб гораздо больше размера человеческого тела. Он предназначен для особи, по крайней мере, в три раза выше, и в два раза шире, чем обычный мужчина.

Я знал, что это значит, но мой разум отказывался принимать это.

Мы всегда считали, что для того чтобы воссоединить голову Дьявола с телом, им нужно будет сначала забрать голову у нас и затем переправиться обратно в Ирландию.

Но они сделали то, чего мы не ожидали.

В гробу лежало тело Дьявола.

Глава 13. Темный прилив

Месть Ведьмака

Пока я наблюдал, они приближались к башне, в которой находилась его голова.

После того как они воссоединят  его голову с телом с помощью темного ритуала, все станет только хуже. Не сомневаюсь, что сначала он явится за мной, Ведьмаком и Грималкин. Мы отрубили ему голову, проткнули его тело серебряными копьями и закопали в земле. Или, возможно, его основной целью будет Алиса – дочь, предавшая отца… И она была в башне, прямо у него под рукой.

Я хотел побежать вниз по склону и атаковать ведьм. Но я понимал, надолго меня не хватит – их слишком много для одного человека. Но по крайней мере я погибну в бою, и найду свой путь через Лимб, прежде чем слуги Дьявола смогут добраться до меня. Костяные ведьмы иногда могут схватить душу умершего человека, который задержался в Лимбе, они могут заключить его там и пытать.

Не лучше ли умереть сейчас, пока Дьявол не вернулся в наш мир? Еще в Греции я обещал отдать ему свою душу, взамен на возможность избежать разрушения Графства. Как только он получит мою душу, меня ждет вечность мучений.

Я в опасности. Моя жизнь, моя душа в опасности, и я был по-настоящему напуган.

Прилив злости прошел сквозь меня – злость на себя самого. Я вспомнил, что мне всегда говорил мой учитель: долг в первую очередь!

Перестань думать о собственных проблемах! Сказал я себе молча. Подумай о людях Графства и за его пределами. Ставь на первое место интересы тех, кого т должен защищать.

Да, мне пришлось выбросить из головы все заботы о своей безопасности , и о безопасности Алисы. Первые мысли о том, что тело Дьявола привезли сюда, повергли меня в ужас, и я  растерялся. Мне нужно сосредоточиться. Я должен поступить правильно.

Телега достигла каменных ступеней, и я наблюдал как ведьмы собрались вокруг нее. Они пытались поднять деревянный гроб.

Я должен был оставаться спокойным, и рассуждать логически, мне необходимо держать себя  в руках. Мне нужно выбросить Алису и Лукраста из головы.

Ведьмы поднимали тело Дьявола вверх по ступенькам. Огромные двери медленно открылись, заполнив воздух скрежетом металла.

Я сделал несколько шагов вперед и положил руку на рукоять своего меча. Я могу атаковать их, и попытаться замедлить время. Если бы у них была его голова, я мог бы попытаться захватить ее и сбежать. Но что я смогу сделать с гигантским телом? Я могу разрубить его на куски – но какая разница? Мы всегда боялись уничтожить его голову. Дьявол был связан, потому что мы раздели его тело на две части, сохранив их в первоначальном виде. Ведьмак утверждал, что если одна часть разрушится, Дьявол может как-то освободиться, вернуться во тьму, где наберется сил и с помощью своих сторонников снова придет в наш мир. Но в этот раз он будет сильнее и опаснее чем когда-либо.

В качестве предупреждения Грималкин прополола ему один глаз, чтобы отпугнуть его сторонников. Она сделала это машинально, не подумав; оглядываясь назад, я понимал, какой это был риск: это могло привести к тому, чего боялся Ведьмак.

Я смотрел, как ведьмы вносили гроб внутрь башни. Затем снова послышался скрежет железа, когда дверь закрылась за ними.

Я ничего не сделал.

Все кончено.

Дьявол победил.

Я шел как в тумане между деревьев, прочь от башни, поднимаясь на холмы, и спотыкаясь, спускался с них. Мой разум оцепенел. Я был не в состоянии думать. У меня не было никакого плана действия, я не знал, куда я иду.

Я не знаю, сколько прошло времени, но в конце концов я очутился на голой вершине каменистого холма, бродя по заброшенному зданию. Сначала я подумал, что это фермерский дом, но потом я заметил каменный алтарь и одиночные арочные окна, с разбитыми стеклами. Это была часовня. Я оглянулся и увидел еще одно окно, возле места где когда-то была дверь.

Я посмотрел к окно за алтарем. Я никогда не чувствовал себя так плохо. Во время моего обучения у Ведьмака произошло много ужасных вещей: гибель друзей, таких как Билл Аркрайт; угроза моей жизни, и что еще хуже, моей душе; моменты крайнего ужаса. Но это почему-то казалось еще хуже.

Это было последнее поражение – конец всему.

Ведьмы смогут соединить голову Дьявола с его телом. Сколько им на это потребуется времени?

Что Маб сказала о событиях на холме Уорда-Защитника?

Местность будет покрыта пятнами из фигур – одни будет сражаться за Дьявола, другие против него. Там будут ведьмы всех типов, нелюди и другие сущности. Исход этого поединка изменит мир.

Но несмотря на свою силу и умение, она снова поняла все неправильно. Это может произойти сейчас, в Уэльсе, далеко Каменного Стража.

Без сомнений им потребуется совершить магический ритуал. На это может уйти несколько дней, но может и часов, или они делают это прямо в сию секунду. Дьявол может прийти за мной в любой момент. Я никогда не смогу покинуть эту заброшенную церковь.

Я оглянулся по сторонам.

Некоторые называют такие места Божьим домом. Здесь есть Бог? Я задумался. Всевышний Творец? Это казалось маловероятно. Что мне однажды сказал мой учитель…? Много раз он думал, что его жизнь Ведьмака окончена, но с ним словно кто-то был рядом. В эти моменты он ощущал, как с ним рядом стоит кто-то невидимый и дает силы подняться. Так он и нашел свой путь к вере.

Я сейчас ничего не чувствовал; пустота – я один, здесь нет никого кто мне поможет, или что-то посоветует.

Но вдруг я вспомнил одну вещь: мой отец стоял во дворе нашей фермы, топтался ногами в грязи, забрызгивая мои штаны болотистыми точками, он храбро и нетерпеливо смотрит в лицо Ведьмаку – он спешит вернуться к доению коров; он хочет поскорее уйти, потому что большинство людей считали Ведьмаков пугающими. Это была первая встреча моего отца с Ведьмаком. Они договорились, и Джон Грегори взял меня на испытательный срок, на месяц ученичества. Мало кому было известно, что все кончится вот так.

Что однажды сказал мой отец?

Небеса помогают тем, кто помогает себе сам.

Что ж, я сделал все, что от меня зависело. Я попытался себе помочь. Но не получил ничего взамен. Меня никто не направил, не дал совет. Сущности тьмы объединились в огромном количестве. Куда подевался свет? Просто несколько рассеянных по Графству ведьмаков бессильны против огромного темного прилива тьмы, который скоро смоет все добро.

Я снова посмотрел в окно. Смеркалось, но я видел деревню впереди. Сквозь деревья виднелись шпили еще одной церкви; еще одна пустая церковь, куда ходили глупцы и возносили свои пустые молитвы, не получая ничего взамен.

Я ощутил прилив горького гнева, и вышел из каменных руин. Сделав несколько шагов вперед я увидел шифер ниже шпиля, и заметил кое-что еще. Должно быть это большая деревня – или маленький городок; я увидел еще один шпиль церкви позади и справа от первого.

Я сделал еще несколько шагов вперед. Мое сердце начало биться быстрее, и в моей голове начало появляться понимание. Затем я вернулся назад в разрушенную часовню и посмотрел в окно.

Я снова видел только один церковный шпиль.

Другой отдаленный шпиль, был скрыт за ним.

Они были совершенно ровно расположены один за другим.

Я развернулся на сто восемьдесят градусов и посмотрел в другое окно, в задней части часовни. Я увидел башню на фоне красного неба, над заходящим солнцем.

Мое сердце начало биться быстрее, когда я снова повернулся в сторону церкви; к востоку, где завтра взойдет солнце, наполнив мир светом.

Четыре здания стояли по прямой линии: башня, разрушенная часовня, и две церкви. Я понимал, что это значит. Церкви и старинные здания часто строились таким методом.

Это древние разметки; линии силы. Некоторые называли из лей-линиями.

Я на самом деле стоял возле лей-линии, и она направлялась прямо к темной башне.

У меня будет помощь; мне подсказали, что я должен сделать.

Я думал я здесь один, без какой-либо поддержки. Но лей-линия все изменила.  

У меня был мощный союзник, и лей-линия позволит ему добраться до меня.

Я могу вызвать домового Ведьмака.

Глава 14. Домовой Ведьмака

Месть Ведьмака

Домовые используют лей-линии, чтобы перемещаться с одного места в другое – хотя они не могут отходить далеко от этих древних путей, находившихся в Графстве.

Но эта башня была прямо на линии.

Как и дом Ведьмака в Чипендене.

Домовой покинул дом Ведьмака, после того как в нем сгорела крыша, это означало что из договор разорван. Но учитель послала меня найти его и заключить с ним новый договор. Я сделал это, и он успешно защитил наш дом от нападения румынских ведьм. Я не сказал своего учителю что домой захотел заключить сделку именно сом ной, а не с ним, и мне пришлось предложить домового немного больше, чем предлагал Ведьмак.

Домовой выцарапал свои условия договора на древесине:

На этот раз моя цена выше. Ты должен дать мне больше.

Я должен был думать быстро, но мысль словно сама родилась у меня в голове.

В дополнение к убийству темных существ, которые войдут в сад, - сказал я. – у меня есть другое задание для тебя. Иногда когда я охочусь на темных существ, я нахожусь в крайней опасности; тогда я могу призвать тебя, чтобы ты сражался на моей стороне. Ты сможешь убить врагов и пить их кровь! Как тебя зовут? Я должен знать твое имя, чтобы обращаться к тебе!

Прошло немало времени, прежде чем домовой снова нацарапал что-то на древесине. Возможно, он не хотел никому называть своего имени? Но, в конце концов, я прочитал:

Кратч!

Когда мне будет угрожать опасность, я назову твое имя три раза! Он согласился, и мы заключили договор. Я никогда не призывал его, потому что не хотел оставлять учителя одного без защиты в доме. Но это была экстренная ситуация: я был уверен, что Ведьмак бы согласился с моим решением призвать домового.

Я боялся, что Дьявол может атаковать в любой момент. Я начал все тщательно обдумывать, шаг за шагом.

Ведьмы на Педле раньше призывали Дьявола, но им для этого требовалась очень мощная магия, и это не позволило эму долго находиться на земле; они были вынуждены ждать ночи Ламмаса, одного из четырех главных ведьмовских шабашей. Значит, они не смогут провести ритуал и воссоединить его голову с телом.

Наш ритуал, в котором я должен был убить Алису, следовало провести в определенный день; значит, они тоже будут ждать его, чтобы провести свой ритуал.

Все-таки Маб была права.

Они будут ждать Хэллоуина!

Я обошел башню и вернулся на свою прежнюю позицию. Теперь я могу выбрать подходящий момент для нападения.

Я был голоден, и пошел проверять ловушки. Я поставил четыре ловушки на кроликов и в каждой из них было по одному кролику. Я снова спустился с другой стороны холма и разжег маленький костер. Я бросил свою решимость следовать советам своего учителя и ершил не обходиться одним лишь сыром. Мои планы требуют много энергии и физической силы. Я зажарил одного кролика, и съел его.

Луна поднялась на востоке, бросая свой серебряный свет на деревья. Подходящий момент: я начал призывать домового.

Сначала я прошептал его имя:

Кратч!

Вокруг была тишина, когда я говорил. Я услышал шорох; ветер ворошил опавшие листья. Я снова назвал эго имя, в этот раз громче.

Кратч!!

Ветер хлестал ветвями, набирая силу. Последние осенние листья срывало с деревьев и бросало на землю.

В третий раз я выкрикнул имя домового, как священник, взывающий к своим прихожанам. Я не беспокоился о том, что меня могут услышать в башне. Теперь они должны боятся. Мой голос разразился в воздухе, словно удар колокола.

КРАТЧ!!!

В ответ, с запада подул сильный ветер, завивая как банши, почти сбив меня с ног. Я пошатнулся и закрыл глаза, чтобы защитить свое лицо от веток и листьев, грязи и камней, которая мчалась меж деревьев с ветром.

И затем все прекратилось. Наступила тишина, абсолютная, неподвижная тишина.

Домовой услышал меня? Он пришел?

Тишина продолжалась. Я затаил дыхание и прислушивался ко всему, что меня окружало.

Все по-прежнему словно замерло.

Мое сердце словно провалилось в пятки. У меня ничего не получилось?

Но затем я что-то услышал: очень тихие шаги. Что-то приближалось с запада, двигаясь незаметно для меня.

Я взял одного из кроликов и бросил в сторону, откуда слышал звук.

Я услышал, как туша ударилась о землю, после чего послышался звук, который свидетельствовал о том, что кто-то грызет плоть, раздавливая кости мощными зубами.

Шаги снова начали приближаться ко мне – я слышал их громче.

Шурх! Шурх! Шурх!

Затем я услышал шорох большого хвоста.

Я бросил второго мертвого кролика. Его сожрали еще быстрее.

Шаги приближались к месту, где я стоял; в них чувствовалась смертельная опасность, и я кинул вперед еще одного кролика.

Почему я бросал кроликов домовому?

Как вознаграждение за мой зов, для него будет кровь моих врагов, но кролики были хорошим шагов, чтобы пометить наш договор. Так же мне было страшно. Я боялся, что домовой может напасть на меня. Он приближался как хищник, который выслеживает свою добычу, прежде чем атаковать ее. Возможно, я буду следующим кроликом в его меню.

Я испугался и мои колени затряслись, потому что мы были не в саду Ведьмака; старый договор закончился много лет назад, поэтому я заключил с ним новый. Теперь мы были в другой местности; это было новое и опасное начало.

Я был по-настоящему напуган.

Вдруг я услышал громкое мурлыканье, и почувствовал как пушистый кот трется о мои ноги. В этот момент домовой был не больше, чем обычный рыжий кот. Это была форма, которая не угрожала ничем опасным. Возможно, это заставило меня чувствовать себя, немного храбрее…

Я наверное, должен рассказать домовому, что собираюсь сделать; вместо этого, я сделал что-то очень опасное – что шокировало бы Джона Грегори.

Он всегда держался на расстоянии от существа.

Но я действовал инстинктивно.

Я опустился рядом с домовым-кошкой на колени и положил свою руку ему на голову. Я чувствовал его мех, но тело не было теплым. Оно было холодным, как лед.

Затем я очень медленно погладил его, от головы до конца длинного хвоста.

В ответ на это домовой перестал мурлыкать и замолчал.

Я был не в силах сдержаться, хотя и понимал что рискую, но я все же повторил свое действие; я снова погладил его от головы до хвоста.

На этот раз домовой зашипел; когда я сделал это в третий раз, то понял что его шерсть стала дыбом, и он выгнул спину.

Какой же я глупец. Что со мной происходит? Что вынудило меня сделать это? Я вспомнил, что у домового очень скверный характер. В мое первое утро в доме Ведьмака я спустился на кухню раньше положенного и получил удар по затылку. Мой учитель предупредил меня, что могло бы быть и хуже.

Что произойдет сейчас? Он нужен был мне, чтобы помочь в моем деле.

Постепенно домовой начал светиться во тьме, пока я четко не видел его глаза. Его левый глаз пересекал бледный шрам: след борьбы с демоном, которого называли Лихо. Его второй, целый глаз, был похож на вихрь оранжевого огня.

Казалось, он становиться больше. Мое чувство опасности росло вместе с ним. Соль и железо может быть эффективным против него, но у меня в карманах его нет. Я оставил свою сумку в Чипендене. Я преследовал ведьм лишь со своим посохом в руках, и мечами героев в ножнах.

Внезапно домовой атаковал меня, и я упал навзничь. Я был ошеломлен, почти потеряв сознание от боли. Ударная волна прошла прямо сквозь меня.

Я лежал на правом боку, протянув вперед руки. Я чувствовал нависающего надо мной домового. Теперь он выглядел гораздо большим, чем когда появился.

Затем он нанес удар по моей левой руке. Я почувствовал его когти, впивающиеся в мою кожу. Боль разразила мое тело, и я чувствовал что мое сердце может не выдержать такого.

Я испытывал жестокую агонию. Наверное, моя рука разорвана, а кости раздавлены. Но в свете луны, я увидел, что она целая, лишь с моего мизинца стекает кровь на мое запястье.

Почему домовой напал на меня? Смогу ли я когда-то понять его мотивы? Это может быть реакция на мой поступок, на то, что я его погладил – хотя все могло быть и гораздо хуже. Я все еще не мог шевелить руками. Возможно, он решил пересмотреть наш договор?

Вдруг я почувствовал, как домовой начал слизывать кровь с моего пальца своим большим, шершавым языком. Когда он лакал кровь, боль отступила; я закрыл глаза и провалился во тьму.

Меня вернула к сознанию вибрация, от глубокого урчания, которое казалось, сотрясало землю подо мной. Я лежал на спине, а на моих ногах лежало что-то холодное.

Я очень медленно приподнял голову, и увидел, что домовой положил свою огромную голову и лапы на мое тело; вибрация была мурлыканьем – звуком, который обычно означал что он доволен. Долго время я не решался пошевелить ногами, хотя их уже сводило: любое движение которое может нарушить спокойствие домового может стать причиной очередной бурной реакции.

Наконец я больше не мог терпеть. Я немного передвинул ноги. Вес сразу пропал, вместе с домовым.

Я поднялся на ноги и сделал глубокий вдох. Он вернулся в Чипенден? Я задумался над тем, что он меня бросил.

Но затем я услышал голос, резкий и шипящий, который звучал внутри моей головы.

Я голоден! прошипел он. Спасибо тебе за кроликов, но этого мало. Я хочу утолить жажду человеческой кровью! Я сдержал свое обещание и прибыл на твой зов. Теперь ты должен выполнить свою часть договора, дать мне то, чего я жажду!

Раньше я общался с домовым другим способом: я говорил, а он выцарапывал ответ на деревянной поверхности. Почему сейчас все было по-другому? Это еще один подарок от моей мамы?

Я подумал, что это может быть связано с тем, что он пил мою кровь.

Чего же мы ждем? требовательно спросил домовой. Прежде ни один человек не осмелился прикоснуться ко мне. Ты смелый! Ты достоин того, чтобы находиться рядом со мной. Давай будем убивать вместе!

Казалось, он выглядел довольным. Вот почему он мурлыкал.

- Да, мы вместе пойдем в башню на холме, где скрываются мои враги, – ответил я. – Помоги мне победить их, и их кровь станет твоей.

Сказав это, я взял свой посох и отправился в путь. Домовой был по-прежнему невидимым, но я слышал, как он идет рядом со мной, когда мы поднимались на холм. Я остановился только возле каменной лестницы, и вонзил посох в землю.

- Я поднимусь вверх и буду сражаться с ними, - сказал я домовому, - затем я начну медленно отступать, и они выйдут за мной. Пока я буду жив, не ступай дальше чем за этот посох. Если я и упаду, то ты можешь атаковать. Но когда мое отступление зайдет так далеко, что я окажусь за посохом, ты можешь свободно нападать на них. Ты можешь убить всех, кто будет снаружи и внутри этой башни – за исключением одного человека. Девушки, Алисы, которую ты знаешь, ты не причинишь ей вреда. Ты понимаешь, и принимаешь это?

Я знал, что домовой может в секунду оказаться внутри башни и убить ведьм, но в пределах башни, у них слишком много объединенной магии, чтобы отбить его атаку. Вот почему мне нудно выманить их наружу.

Да! рявкнул домовой. Это хороший план. Они будут легкой добычей, когда выйдут наружу. Я быстро утолю свою жажду.

Я посмотрел на темную башню, на длинную, узкую лестницу.

В правой руке я держал меч; в левой руке я держал клинок, Режущий Кости.

Я начал подниматься.

Глава 15. Битва на ступеньках

Месть Ведьмака

На ступенях бы поместилось с трудом два человека в ряд, и это должно хорошо мне послужить. По обе стороны – на земле лежали камни, так что мои враги не станут рисковать, и пытаться меня окружить, потому что падение будет фатальным. То, что они превосходят меня в численности, сейчас не играет никакой роли.

Я поднимался средним темпом, думая о том, наблюдают ли за мной. Сквозь двери, щели для лучников, с окон, может они предвидели, что я приду? Я не ожидал что меня обстреляют с луков – ведьмы не использовали их сами, хотя иногда нанимали слуг, которые будут выполнять таки задачи, кроме готовки пищи… и открытие железных ворот, вроде тех к которым я поднимался (прямой контакт с железом для ведьмы был болезненным). У них так же могут быть в башне люди, которые будут сражаться за них – но я надеюсь, что среди них нет лучников.

На полпути к дверям, я задумался о том, находиться ли сейчас Алиса к комнате за балконной дверью. При мысли о ней и усатом незнакомце во мне вспыхнул гнев. Я попытался прогнать эти мысли из головы. Если я хочу успешно завершить то, что задумал, моя голова должна быть свободна от таких мыслей.

Я подошел к двери, и некоторое время просто стоял, собирался с мыслями.

Затем я ударил по двери три раза. Сильно, рукояткой своего меча.

Звук каждого удара был достаточно громким, чтобы разбудить мертвого, он разлетелся эхом по холмам. Но ответа не последовало. Внутри словно никого не было.

Я снова постучал три раза – еще сильнее, чем в первый раз.

Все оставалось неподвижным и спокойным. Может они собрались за дверью, и готовы атаковать? Если это так, то у них не получиться застать меня врасплох. Дверь слишком большая, и чтобы ее открыть, требуется время.

Я в третий раз постучал рукояткой меча по дверям. На этот раз я закрепил стук криком:

- Выходите и сражайтесь, трусы! Выходите и умрите! Чего вы ждете?

Возможно, они наблюдали за мной сквозь щели для лучников – они наверняка решили, что я сошел с ума. Либо я достиг глубин отчаяния, либо жаждал умереть. Что может сделать один человек против такого количества ведьм? Но они не знали, что я не один.

Домовой защищал сад Ведьмака в течении многих лет. Вначале моего ученичества меня преследовали ведьма Костлявая Лиззи и нелюдь Клык – но когда они вошли за мной в сад, домовой прогнал их прочь. Даже такой могущественной ведьме как Лиззи, пришлось в ужасе убегать прочь. Он так же сражался с могущественным демоном, Лихо, и сравнительно недавно с румынскими ведьмами. Он был силой, с которой приходилось считаться.

Я надеялся, что он застанет ведьм врасплох. Маловероятно, что они смогут обнаружить такую опасность – хотя некоторые из них без сомнений унюхали приближающуюся смерть. Если это так, они проигнорируют мой вызов и останутся внутри башни. Тогда мне придется приказать домовому войти внутрь. Он сможет убить многих, прежде чем они воспользуются своей магией. Но не сможет открыть для меня дверь. Голова Дьявола так и останется вне моей досягаемости.

Вдруг раздался резкий звук – скрежет метала по камням – и дверь медленно начала двигаться, открываться без сомнения благодаря усилиям слуг. Я ждал, приготовив клинки к бою. Когда дверь открылась меньше чем на треть, я уставился во тьму, в которую не проникал даже лунный свет. Во мраке светились глаза; на меня уставились ведьмовские глаза.

Вся моя уверенность сразу куда-то пропала. Меня охватил страх, заполнив меня полностью, зародившись в глубине моего сознания. Что если у меня не получиться осуществить свой план. Может быть, они опасные воины – может среди них есть ведьмы-убийцы; кто-то кто сможет убить меня с легкостью и противостоять моей охране.

Я стоял на месте, а дверь постепенно открывалась невидимыми руками. Она была наполовину открыта, когда на меня напала первая ведьма. У нее были длинные волосы, которые свисали над лицом; я видел только один ее глаз, крючковатый нос и насмешливо скривленный рот. Она побежала прямо на меня, сжимая в левой руке тонкий, длинный кинжал.

Я сделал два быстрых движения; сначала отступил назад, двигаясь вниз, затем отклонился вправо.

Ее удар прошел мимо моей головы всего в нескольких дюймах от уха. Затем я нанес ответный удар. Я не использовал лезвие; я просто замахнулся рукояткой и ударил ей в висок. Сила удара была великой, и она оказалась на краю ступенек, она пошатнулась и с криком сорвалась вниз. Затем я услышал ужасный глухой удар, ее тело разбилось о валуны под замком. Я взглянул вниз и увидел кровь разбрызганную по камням. В лунном свете они выглядели черными и влажными.

Теперь мой страх исчез. Моей целью была голова Дьявола – и чтобы заполучить ее, я должен сначала разобраться с ведьмами. Грималкин как-то сказала мне, что во время сражения необходимо думать о настоящем, а не о будущем. Мне нужно так сделать сейчас. Я сосредоточился и шагнул вперед, все что имело значение – отбивать атаки здесь, и сейчас.

Почти сразу в ворот выбежали две ведьмы, крича и плюясь проклятиями. На этот раз я отступил по каменной лестнице еще ниже. Хотя их было двое, они атаковали несогласованно, и не предоставляли большой угрозы. Я легко парировал их удары, и наносил ответные. Одна упала справа от меня; вторая рухнула поперек ступенек, заслонив дорогу следующим нападавшим. Теперь им придется переступать через ее тело.

Я продолжил спуск, они нападали по одному, по две сразу, но мои боевые навыки позволили мне обивать их удары. Но то что было неизбежно, случилось – их уже собралось слишком много – с двери появилось еще восемь или девять ведьм. Я развернулся и побежал вниз по ступенькам, но вдруг, на середине я остановился, обернулся назад и подготовил свои клинки. Их было много, а я один. Тем ни менее. На меня одновременно может напасть только две ведьмы, остальные организовали за ними целый отряд.

Но они не были беспомощными; в то время как я сражался с теми что были впереди, остальные могли использовать против меня свою магию. Их лица исказились и стали демоническими; их волосы превратились в пучки извивающихся змей, раздвоенные языки плевались ядом в мою сторону. Я знал, что это иллюзия – они использовали против меня заклинание, называемое Ужас.

У седьмого сына седьмого сына есть иммунитет против темной магии ведьм; но он не всегда эффективен. Иллюзия вскоре начала работать и наполнила меня страхом, от которого было трудно избавиться. Меня отталкивало назад, словно ветром, но я изо всех стоял на своем.

Я стиснул зубы и продолжил сражаться. Я объединил свои силы с силами своего меча и кинжала, рубиновые глаза светились, с них капала кровь. Я восстановил контроль; я отступал медленно и хотя ведьм было еще больше, и новые прибывали с каждым мгновением.

Вскоре мне до земли оставалось меньше двадцати ступенек, и затем я уже буду за пределами посоха, и домовой сможет атаковать ведьм. Но потом я услышал шум сверху – звук, с который прошлой ночью открылась дверь на балконе. На балкон снова вышла Алиса и высокий незнакомец, которого я считал Лукрастом, темным магом который написал Думдрайт.

В этот момент ведьма нанесла мне удар, и я не успел уклониться от удара, ее нож задел мое плечо. Мое замешательство стоило мне дорого, но я успел отпрянуть, и отделался неглубокой раной. Я замахнулся мечом и ударил. Ведьма упала со ступенек.

Я больше не смотрел вверх, но чувствовал на себя взгляд Алисы. Я продолжал спускаться вниз, шаг за шагом, ступенька за ступенькой. Мои руки устали, дыхание стало прерывистым, я устал. У меня уже были и другие ранения; два на предплечье и одно на левом плече. Если я споткнусь, или упаду – все будет кончено – но по крайней мере домовой сможет утолить жажду и уничтожит их всех, после моей гибели. На улицу вышло достаточно ведьм, чтобы начинать атаку. Но если я погибну, мой договор с домовым будет разорван, и дом в Чипендене останется без защиты… а на Хэллоуин слуги тьмы будут сходиться со всех сторон чтобы увидеть воссоединения головы Дьявола с телом, и как он вернется к власти.

Внезапно меня поразил удар, который на секунду ослепил меня. Я покачнулся, но не упал. Атаковала не одна из ведьм. Во вспышке страза я понял, что атаковали из балкона. Против меня направили какие-то магические силы. Должно быть это маг – потому что Алиса не смогла бы атаковать меня… я хотел думать, что она не захотела бы причинять мне боль. Но, возможно, она не совсем в своем уме… В таком случае, я в опасности.

Несмотря на риск, я взглянув в сторону балкона и увидел огненный шар, который мчался ко мне с балкона. Я пригнулся – как раз вовремя. Если бы я не посмотрела туда – остался бы без головы!

Столкнувшись с новой угрозой я повернулся и побежал вниз по ступенькам. Заключительные шаги. Когда я был за своим посохом, я оглянулся и посмотрел на ступеньки. Мгновенно я услышал мурлыканье, и почувствовал, как невидимый кот-домовой трется о мои ноги. Потом он заговорил со мной у меня в голове, как раньше.

Ты хорошо сражался и идеально выполнил план. Большинство из них вышли наружу. Благодарю тебя за этот праздник крови!

Глава 16. Кровавый прилив

Месть Ведьмака

Вдруг домовой сделал себя видимым.

Он принял такую форму, в которой мы всегда его видели в Чипендене – он был рыжим котом; существом, которое только что терлось о мои ноги. Меня пугало, когда он лежал на моих ногах, но сейчас он выглядел действительно устрашающе.

Он был огромным; даже стоя на четвереньках его мускулистые плечи были выше моей головы. Он был тем самым котом, но его лицо было демоническим, из верхней и нижней челюсти выступали огромные клыки; его рыжий мех встал дыбом, как иголки ежа, а правый шар светился огнем.

Он сразу же жутко завыл, и ведьмы остановились на месте. Вслух не прозвучало ни одного слова, но я думаю, они поняли все:

Настал час вашей смерти! сказал он. Я буду хрустеть вашими костями, пить вашу кровь и вы ничего не сможете сделать, чтобы остановить это.

Домовой атаковал. Когда он вскочил на лестницу, ведьмы в панике начали убегать назад. Их отступление выглядело обычной паникой. Они толкались, и много из них падало вниз на камни, лишь те, что были ближе к дверям сумели успешно вернуться внутрь башни.

Я видел как домовой ударил одну ведьму лапой, второй отгрыз голову. Но все становилось размазанным; чудовищный кот превратился в вихрь рыжей энергии, которая постепенно поднималась вверх, уничтожая массу ведьм, наполняя воздух каплями крови и останками костей.

Домовому потребовалось меньше трех секунд чтобы войти в открытую дверь башни. Затем воцарилась мертвая тишина – никто не кричал. Трупов не было. По ступенькам стекала кровь, унося за собой десятки пар остроносых туфель.

Я побежал к двери, дважды поскользнулся на мокрой от крови поверхности. Наверху я остановился и прислушался к крикам, которые доносились из башни.

Возле дверей лежала оторванная голова, она была в два раза больше человеческой; она принадлежала нелюдю – я видел рога, торчащие из его лба, и его рот был переполнен зубами. Его глаза были открыты и смотрели на меня, с таким выражением, словно он хотел понять, что же случилось с его телом.

Я перешагнул через его голову и вошел внутрь. Огромное пространство было практически пустым, я увидел лишь две вещи. Первой был гроб, который стоял на полу под широкими готическими окнами. Он был пуст.

Второй вещью был большой деревянный стол. На нем лежало громадное тело Дьявола. На мгновение я подумал, что они уже воссоединили голову с телом, и я в тревоге побежал вперед, но вскоре увидел, что это не так.

Они расположили голову идеально близко к телу. И я видел, что она начинала срастаться с телом: мясистые корни протягивались, словно связывая тело с головой вместе. Это медленный процесс, и он должен был завершиться к Хэллоуину.

Один глаз Дьявола был разрушен благодаря клинку Грималкин, но другой был цел, и его веко медленно поднялось. Он уставился на меня. И когда он открыл рот, я увидел его желтые, пеньки от разбитых зубов – еще один подарок от Грималкин.

- Тебе не победить! – сказал Дьявол, его голос был похож на кваканье лягушки. – У меня слишком много слуг. Сотни из них направляются сейчас в это место! Любая твоя маленькая победа не принесет тебе много удовольствия. Спасайся, пока можешь!

Не было смысла отвечать ему;  не теряя времени, я схватил голову и попытался оттащить ее от тела. Я сильно потащил, но мне не удалось сдвинуть ее с места. Затем я заметил, что жилистые усики крепко связали тело и голову. Я должен разрезать их. Я обнажил Режущий Кости и был готов резать.

- Ты потерял Алису во тьме, - продолжил Дьявол.

Я знал, что он пытается отвлечь меня, выиграть время, чтобы кто-то мог вмешаться – возможно, Лукраст – и я знал, что не должен обращать внимание на его слова, но я ответил прежде, чем смог остановить себя.

- Я покончу с магом, а вместе с ним и с чарами, которые дают ему власть над ней, - огрызнулся я сердито.

- Он не использует чары! – воскликнул Дьявол, его голос был полон триумфа и становился сильнее. – Она сама сделала выбор. Она принадлежит ему по собственной воле. Он темный маг, а она злокачественная ведьма. Он идеальная пара и наслаждаются компанией друг друга. Она встретила его первый раз, когда пыталась совершить ритуал. С того момента, когда их взгляды встретились, они связаны вместе на все времена!

Страх и смятение наполнило меня. Дьявола называют Отцом Лжи, и я должен выкинуть эти слова из головы. Но что если сейчас он говорит правду? Что если Алиса после того как вернулась из тьмы, и попыталась исполнить ритуал Думдрайта окончательно стала злокачественной ведьмой?

Я нанес удар кинжалом, и отсоединил голову от тела, затем я поднял ее в воздух. Я держал ее за волосы и вышел через другие двери, подошел спиральной к лестнице. Все двери на моем пути были открыты.

Я мог сказать, в каких комнатах жили ведьмы. Пол был запачкан кровью. Наконец я достиг той комнаты, где были Алиса и Лукраст: внутренняя дверь была открыта, за ней виднелся балкон. На полу не было крови. Кратч не справился – его остановила сила мага, или он его уничтожил?

Я осторожно вошел в комнату, мое сердце бешено билось в груди. Она была пуста, но я видел, что в ней жили. На столике лежало маленькое зеркальце, расческа и гребешок. В самом центре стояла большая кровать; было ясно, что на ней спали. И тогда я заметил что-то на одной из подушек: сложенный лист бумаги. Я поставил голову Дьявола на столик, подошел к кровати и схватил листок.

Я узнал почерк Алисы, сразу начал читать. Это была записка для меня.

Дорогой Том,

Теперь мы принадлежим к разным мирам. Когда-то мы были друзьями, но теперь нашей дружбе пришел конец: мы больше никогда не увидим друг друга. Я не питаю к тебе злобы, но я не могу помочь тебе, потому что принадлежу к тьме.

Алиса

Мои руки начали трястись от того, что я прочитал. Я не мог поверить в это. Может это подделка? Это без сомнения почерк Алисы, но она бы никогда не написала такого письма.

Правда смотрела мне в лицо: Алисы которую я знал, больше не существует.

Я всегда боялся этого, и это произошло. Я почувствовал, как меня выворачивает наружу, мои внутренности скрутились.

Алиса принадлежит тьме.

Я запихнул письмо в карман своих штанов, схватил голову Дьявола и прошелся по остальным комнатам, проверяя каждую. Вскоре я дошел до вершины башни. Здесь не было никаких признаков Лукраста или Алисы, но я видел кровь еще в двух комнатах. Может быть домовой и убил Лукраста, но следуя договору между нами, он должен был оставить Алису невредимой.

Я не видел как она покидала башню. Так что же произошло? Может она скрылась с помощью темной магии где-то рядом, и сейчас наблюдает за мной?

Я медленно повернулся и начал спускаться по ступенькам. Тишина. Ничто не двигалось. Не было никаких признаков присутствия домового. Хорошо попировав, он без сомнения вернулся в Чипенден. Я обязан эму жизнью.

Затем я вспомнил слова Дьявола, что сюда приближается больше сотни его слуг. Я знал, что это скорее всего правда, поэтому поспешил покинуть башню как можно скорее. Я смотрел вдаль, но никого не видел. Я продолжил спускаться по ступенькам, схватил свой посох и побежал на восток, держа огромную голову в руке.

Она была у меня, но это лишь половина выполненной работы; я должен вернуться с ней в Чипенден.

Глава 17. Темный всадник

Месть Ведьмака

Я остановился ненадолго утолить свою жажду и отдохнуть, возле ручья который пересекал дорогу. Я оглянулся, опасаясь нападения сзади. Я шел в течении двух дней, я практически не ел и не спал. Раны были незначительные, и я потерял немного крови, но я был зол и близок к изнурению.

Мои враги преследовали меня, некоторые шли параллельно со мной, скрываясь среди деревьев. Когда я остановился, я услышал хруст ветки под чьей-то ногой и щелканье веточек.

Они даже не пытались скрывать свое присутствие; я предположил, что они уверены в своей победе. Они могли обрушиться на меня в любом момент, но почему-то не сочли это нужным. До безопасного Чипендена было еще много миль; скоро я ослабну настолько, что не смогу ступить и шага.

Голова Дьявола, которую я держал в руке словно становилась тяжелее с каждым шагов. Я выскочил из леса на огромную травянистую равнину, и в лунном свете увидел впереди сотни слуг Дьявола. Их было пять, или шесть групп, и они увидев меня, пришли в движение. Они шли медленно. Они не спешили, но видимо решили покончить с этим сейчас.

В основном они были ведьмами в длинных изодранных платьях, но среди них были существа и покрупнее. На таком расстоянии я не мог утверждать с уверенностью, но похоже было на то, что это нелюди, существа рожденные ведьмами, от Дьявола. Они были сильными и свирепыми, и я вспомнил свою первую встречу с подобной тварью. Его звали Клык, его затем убил мой учитель.

Как бы я хотел, чтобы мой учитель был рядом со мной; не человек, который слабый сидит сейчас в домике в Чипендене, а тот сильный, устрашающий Ведьмак, который забрал меня с фермы к себе в ученики. Я чувствовал себя абсолютно одиноким. Скоро меня ждет поражение.

Затем я сова подумал про Алису; ее образ, как она целует мага, закрался в мою голову. Этот образ затмевал все, что я помнил о ней – все наши приключения, через которые прошли вместе; все наши разговоры, вся дружба и теплые чувства. Я чувствовал горечь и злобу.

Я слышал шаги позади себя. Много фигур появилось из-за деревьев. Меня окружали в всех сторон.

Я здесь умру, но я решил что заберу с собой на тот свет так много этих тварей, сколько будет возможно. Холодный гнев начал заполнять меня. Меня злило не только то что Алиса предала меня. После всех этих лет обучения, я не стану ведьмаком. Это казалось несправедливым.

Я сделал глубокий вдох и попытался выбросить мысли о несправедливости и предательстве из головы, потому что они мешали мне. Я ученик ведьмака, и я здесь. Меня ждет последний бой, я могу обнажить свой меч и кинжал. Но я возьму посох, которым меня научил орудовать Джон Грегори.

Я посмотрел по сторонам, пытаясь угадать, кто начнет атаковать первым, и краем глаза заметил фигуру, приближающуюся галопом верхом на лошади; темный всадник, в черных одеждах, на черной лошади.

Я повернулся лицом к своим врагам, думая над тем, кто же это может быть. Ведьмы обычно не ездят на лошадях. Но потом я вспомнил, как Вюрмальд привела орду ведьм из Пендла на ферму моего брата, чтобы похитить его вместе с семьей, и заполучить мамины сундуки; она приехала верхом на лошади. Значит, это может быть ведьма.

 Возможно, это Лукраст. Может быть, это мой шанс спасти Алису от его контроля. Если я успею убить его прежде чем остальные доберутся до меня, может я каким-то образом смогу освободить ее от его темного влияния.

Именно тогда я заметил кое-что странное. Фигура сидела ровно, обхватив ногами лошадь. Седла не было; всадник был привязан к лошади множеством кожаных ремешков, которые опоясывали его тело.

В тот момент я понял, кто это.

Грималкин!

Она направилась ко мне, и улыбнулась, показав мне все свои острые зубы. Мое сердце сильно застучало, заполняя меня надеждой. Возможно, я смогу сбежать отсюда.

- Ты справился! – воскликнула она, указывая на голову Дьявола.

Она взяла его за волосы и привязала к кожаным ремням, затем подняла мне подняться на лошадь. Я протянул ей свой посох, пока взбирался на спину лошади. Я оглянулся и в тот же миг услышал крики гнева, и увидел что некоторые ведьмы побежали к нам.

Когда я сидел на спине, Грималкин отдала мне мой посох и обнажила два ножа. Затем, без лишних слов, она помчалась прямо на наступавших врагов.

Когда мы скакали через их строй, ее клинки засверкали в лунном свете. Крики боли и гнева заполнили ночь. Единственная лошадь на которой я ездил использовалась для вспашки земли, поэтому я крепко вцепился в Грималкин, опасаясь падения. Тем ни менее, у меня получилось внести свою лепту в наше дело, я второй рукой держал посох и атаковал ведьм внизу.

Вскоре мы уже направлялись на север, в сторону Чипендена. Пока мы ехали, сильный запах мочи заполнил мои ноздри. Это было удивительно. Грималкин наверное скакала ко мне целый день, не в состоянии спешиться. Я подумал о ее сломанной ноге и вспомнил торчащую из плоти кость. Я знал, что это ужасная боль.

На рассвете мы остановились у границы густого леса; саженцы боролись за пространство и свет под большими деревьями. Мы слышали рев воды поблизости.

Я спешился и используя свои клинки очистил нам путь. Это заняло немного времени, потому что я все еще был слаб; я очень хотел спать. Я добрался до берега и посмотрел вверх, на водопад. Рядом с ним был скалистый выступ, заросли делали его неприметным. Здесь мы можем разбить лагерь.

Сначала Грималкин использовала свою магию, чтобы скрыть наше убежище. Затем я отвязал ее ноги и помог спуститься с лошади. К моему удивлению, она была в состоянии стоять, но ходила она сильно прихрамывая. Голова Дьявола была все еще привязана к лошади, вместе с мешком овса. Я отправился на поиски пищи для нас. Нужно снова поймать кроликов.

Я изо всех сил пытался не уснуть, и ставил ловушки на краю зарослей; в течении часа я обнаружил в них двух полненьких кроликов. Когда я вернулся обратно в наше укрытие, то остановился от удивления и растерянности. Грималкин стояла голая под водопадом, считая грязь со своего тела.

- Извини, - пробормотал я, и отвернулся в смущении.

Я слышал, как она вышла из воды, и сделала два шага ко мне, выжимая воду из волос. Затем послышался шорох, и я понял, что она снова надела платье.

- В наготе нет ничего плохого, - спокойно сказала она. – Но это тело сильно повреждено, и нуждается в исцелении, чтобы я снова могла полноценно сражаться. Повернись и посмотри на мою ногу.

Я сделал, как она просила. Она была покрученной и засохшей, мышцы пропали. Я понял, почему она хромала.

- Я исцелила плоть и кость с помощью магии, чтобы отправиться тебе на помощь. Твой учитель сделала все возможное, чтобы установить кость ровно, но он не хирург. Ногу надо будет снова сломать и повторить процесс заново. Как только мы вернемся в Чипенден, ты поможешь мне сделать это?

- Конечно, помогу, - пообещал я, думаю над тем, какой же будет эта помощь. Я содрогнулся от мысли, что мне придется ломать ногу Грималкин, но как я мог отказать?

- Хорошо – а теперь иди и смой грязь с своего тела. Тебе не стоит стесняться. Я займусь приготовлением завтрака.

Я зашел в воду, под водопад. Вода была холодная, она вернула меня к жизни. Затем мы сидели возле костра и кушали сочных кроликов. У меня не было особого аппетита после всего случившегося, и я большую часть времени просто смотрел на еду. Мне нужно было сохранять силы; нам еще предстоит длинный путь обратно в Чипенден, и я не знаю когда снова выпадет шанс поесть.

Я рассказал Грималкин о башне.

- Там я нашел голову. Алиса была внутри; она была с Лукрастом.

- Моя магия рассказала мне о произошедшем, но я хотела узнать подробности из твоих уст. Затем, я расскажу тебе то, что я знаю.

Я кивнул и начал свой рассказ, начиная со своей погони за ведьмами. Когда я рассказал ей, что группа ведьм привезла на телеге тело Дьявола в гробу, ее глаза расширились от удивления.

- Этого я не видела! – воскликнула она. – Я должна была почувствовать опасность, когда они достали серебряные копья из его тела. Я наложила на них заклятие – я должна была почувствовать. Должно быть, они использовали очень сильную магию. Наверное, это правда Лукраст.

Я продолжил свой рассказал, изложив как вызвал домового к себе на помощь; как отступал вниз по ступенькам, как Кратч начал атаковать ведьм, уничтожая все на своем пути. Но я не сказал Грималкин имя домового. Я не обмолвился ни словом о том, что у него есть имя.

Наконец я рассказал о том, что увидел Алису на балконе с Лукрастом, но позже обнаружил, что их комната пуста.

- Они спали вместе…, - я был огорчен, услышав колебание в своем голосе. – Она хочет быть с ним… - мне было больно говорить это вслух, но каким-то странным образом, это облегчало мою боль.

Я передал Грималкин письмо Алисы. Она быстро прочла его, и протянула его обратно.

- Ты думаешь, она в своем уме? – спросил я ее. – Может ли Лукраст контролировать ее с помощью темной магии?

Грималкин долго молчала. Наконец она грустно покачала головой.

- Я сожалею, Том. То, что произошло – моя вина. Я совершила ошибку – вторую огромную ошибку в своей жизни.

Ее величайшей ошибкой без сомнения было то, что она разделали ложе с самим Дьяволом, и теперь расплачивалась за это. Он убил ее новорожденного ребенка, швырнув его об стену.

- Я хотела как лучше, - продолжила она, - я хотела избежать ритуала, который требовал жертвоприношения Алисы, которую я всегда уважала и любила. Она отважная и у нее огромный потенциал, поэтому я хотела найти другой путь. Когда я вернулась в Тодморден, чтобы избавиться от оставшихся вампиров, я нашла там Думдрайт. Я обещала тебе, что уничтожу его если найду, как хотел Джон Грегори, но я солгала, сказав что не нашла его.

- Я верила, что Алиса достаточно сильная, чтобы использовать гримуар, что она сможет завершить ритуал. Власть, которую она могла получить благодаря эму, и ее собственная врожденная сила могли дать нам шанс уничтожить Дьявола навсегда, не прибегая к жертвоприношению. Я ждала ее возвращения из тьмы, и затем мы укрылись в заброшенном доме возле Чипендена, и начали подготовку к тому, что нужно было сделать. Но как я сказала, я совершила огромную ошибку. Я считала что Лукраст погиб, так и не сумев завершить ритуал. Это была ложь, которую он распространил вокруг, чтобы никто не пытался получить силу равную его силе. Не успела Алиса открыть книгу, как в комнате появился Лукраст. Я думаю, он наложил на книгу заклинание, чтобы знать о попытках совершить ритуал.

- Другие ведьмы напали в тот самый момент?

- Да – через несколько минут после его появления. Когда он материализовался, я попыталась использовать против него свои ножи, но его магия была слишком сильной, я не могла даже пошевелиться. Я говорила тебе раньше, что не знаю, что случилось с Алисой… прости меня…это была ложь во благо, чтобы сохранить твои чувства. Теперь я должна сказать тебе правду. Я думала, что Алиса использует свою магию, чтобы защитить нас, но она лишь смотрела на него с удивлением на лице. Затем они улыбнулись друг другу и обнялись.

Мое сердце упало, а эмоции застряли в горле.

Грималкин посмотрела на меня и покачала головой.

- Я сожалею, но ты должен знать. Алиса и Лукраст словно давно искали друг друга. Они словно стали родственными душами в одно мгновение; словно они были предназначены друг для друга. Прими мой совет, Том, и выбрось Алису из головы.

Я молчал, на глаза наворачивались слезы. Даже если Грималкин заметила это, то ничего не сказала, а лишь продолжила рассказ.

- Я была парализована, как в трансе, полностью в плену мага. Лукраст хотел убить меня – я не помню что случилось, потому что мой разум был одурманен, но я думаю, Алиса попросила оставить мне жизнь. Он хотел взять с собой голову Дьявола, но Алиса отговорила его. Она сказала, что пусть лучше ее заберут ведьмы. Они и так уже были в пути, и я не смогу противостоять им всем. Ей не терпелось уйти, и он согласился. И тогда они просто растворились в воздухе. Я нашла в себе силы подняться на ноги, но прежде чем я успела убраться из дома, появились слуги Дьявола.

Три раза я отбивалась, я почти прорвалась и сбежала. Но я все еще страдала от последствий магии Лукраста и была не в лучшей форме. Наконец я была вынуждена отступить в дом. Нелюдь с большим копьем нанес мне страшный удар, сломал ногу. Я сражалась стоя на коленях, но им удалось вырвать кожаный мешок, и все закончилось. Они получило то, что хотели – ужасную голову – и я думала, что умру. Они оставили меня в луже собственной крови, думая, что у меня нет шансов выжить, и убежали прочь. Я уже решила, что мое время на земле пришло к концу, но потом пришел ты со своим учителем. Я снова начала бороться за жизнь. Ты хорошо потрудился, чтобы заполучить голову обратно.

- Но какие шансы у нас против Лукраста? Какая сила есть у него, что делает его таким могущественным?

- Он получил силу, когда завершил ритуал. Но я не верю, что Лукраст стал богом. Когда Лукраст напал на нас, я была не в состоянии что-либо сделать, потому что меня застали врасплох. В следующий раз я буду готова, и я уже знаю, как нейтрализовать его магию. Мне нужно время чтобы подумать над этим – время для подготовки, так что мы еще можем победить.

- Мы победим! – воскликнул я. – Мы должны победить!

Да, я думаю, мы все-таки сможем одержать победу над Дьяволом и его слугами. Мы можем победить.

Но я потерял Алису.

Глава 18. Последний ученик

Месть Ведьмака

Когда мы добрались назад в Чипенден, Грималкин уже не нуждалась в том, чтобы ее привязывали к лошади. Но хоть она ничего и не говорила, я видел, что ей больно. Мы завершили путешествие без каких-либо нападений со стороны наших врагов. Один раз мы видели большую группу ведьм, движущихся в том же направлении, что и мы, но мы вскоре оставили их позади.

Вскоре показались серые крыши Чипендена, а еще чуть позже, мы добрались до окраины сада Ведьмака. Я услышал слабое рычание из кустов, неподалеку от ближайших деревьев. Кратч благополучно добрался назад и предупреждал Грималкин. Отозвав домового, я провел Грималкин за собой, мы доскакали до передней двери. Учитель вышел, чтобы встретить нас, с выражением облегчения на лице. Он довольно кивнул, увидев голову Дьявола снова в распоряжении Грималкин.

- Вы оба в порядке! – воскликнул он – я едва ли мог надеяться, что вам удастся.

- Ваш ученик заслуживает всех похвал,– ответила Грималкин. – Том Уорд вернул голову, и не отступил перед лицом серьезной угрозы. Я лишь сопроводила его назад. Однако, наши враги собираются с силами и направляются сюда.

- Рад, что с тобой все в порядке, парень, – сказал Ведьмак, поворачиваясь ко мне. – Должен сказать, вы заставили меня волноваться. Но у меня была работа. Меня вызвали, чтобы покончить с домовым, рядом со Скортоном. Пришлось выгнать его из дома, где он доставлял неприятности. - Я улыбнулся учителю. Было отрадно видеть его снова увлеченным работой ведьмака. Когда я слез, Грималкин тоже соскользнула вниз  и пошла, пошатываясь, с выраженной хромотой.

- Ты быстро излечилась, – сказал Ведьмак. – Всего пару дней назад, я привязал тебя к лошади.

- Мне было необходимо быстрое исцеление, но теперь ногу надо сломать снова и вправить. Я бы хотела заняться ковкой в саду, – сказала ему ведьма-убийца.

- Разумеется, делай то, что посчитаешь нужным, – ответил Ведьмак -  Ты собираешься выковать новое оружие? – спросил он ее.

- Да, и это тоже – но другая вещь мне сейчас более необходима. Мне нужно восстановить ногу и вернуть ей былую силу.

Ведьмак взглянул на меня озадаченно. Никто из нас не понимал связи между ковкой и восстановлением ноги, но Грималкин больше ничего не объяснила и мы не стали давить на нее. Хромая, она отвела свою лошадь пастись на пышной траве западного сада, ведьмак отечески положил руку мне на плечи и улыбнулся.

- Нам стоит поговорить, парень, пойдем в библиотеку.

Полки все еще были по большей части пустыми, но были новые приобретения. Я прошелся и осмотрел первую попавшуюся из них. Она называлась «Флора и фауна севера Графства».

- Это одна из книг Билла Аркрайта, не так ли? – спросил я, постукивая по корешку. Я помнил ее в его библиотеке, когда проводил полгода, обучаясь у него. Конечно, Билл погиб в Греции, но Джадд Бринсколл сейчас присматривал за севером Кастера.

- Да, парень, так и есть, у меня есть и его записи – кроме тех, что касаются непосредственно водяных ведьм, которые пригодятся на водяной мельнице. Джадд прислал их. Он считает, что они могут пострадать от плесени и сырости, лучше им быть здесь.

- Итак, у нас есть другая книга, о которой нам стоит поговорить… - мое сердце замерло

- Да, Думдрайт, Грималкин рассказала мне, что сделала. Эту книгу надо сжечь. Иначе, она наделает много бед. Она так же упомянула Лукраста. Похоже, что Алиса все-таки примкнула к тьме.

Я кивнул, стараясь не давать воли эмоциям и не зная, что сказать.

- Присаживайся, парень, – сказал учитель, указывая на стул. – Расскажи мне, как тебе удалось заполучить голову Дьявола у всех этих ведьм. Это был серьезный подвиг. Расскажи мне все с самого начала и ничего не пропускай.

Я уселся напротив него и во второй раз рассказал историю, пересказав свой сон и последний из подарков, полученный от мамы. Когда я подошел к моменту, где вызвал Кратча, учитель удивленно поднял глаза. Я знал, что теперь, мне придется рассказать ему о моем договоре с домовым. Я до смерти устал от всей этой лжи и недомолвок и по-настоящему хотел быть всегда честным с учителем. Несмотря на боль, это было облегчение, наконец, сказать ему всю правду.

- Я даже не понял, что он отсюда уходил, – сказал он. – Я не спрашивал тебя о деталях твоего договора с домовым, парень. Ты знаешь почему?

Я пожал плечами.

- Потому что, я подозревал, что он охотнее заключит договор с тобой, чем со мной. У вас есть будущее впереди и многие годы совместной работы, а моя жизнь клонится к закату. Я не был готов этого принять: я не хотел слышать слова, подтверждающие мои подозрения, поэтому помалкивал. Но теперь, я привел мысли в порядок и готов принять неизбежное. Итак, продолжай, парень, расскажи мне детали.

Так, я рассказал ему, как Кратч согласился прийти на мой зов, когда я его призову, взамен, он мог пить кровь моих врагов. Потом, я рассказал, как он убил ведьм у подножья башни и как водопад крови вынес дюжины остроносых туфель по ступенях.

Но я упустил некоторые детали.  Я не сказал ему, что гладил домового, и что он выпил немного моей крови. Я знал, что он этого не одобрит. Так, при всем моем откровении, я понимал, что не мог быть до конца честен с ним.

Я рассказал ему про Алису и Лукраста и подошел к моменту с Алисиной запиской. Я подождал, пока он прочитает ее. Он вернул ее, ни сказав, ни слова, и я продолжил свой рассказ, завершив его своим спасением Грималкин.

- Как ты думаешь, что будет теперь? – спросил Ведьмак, поднимаясь на ноги, и ходя взад-вперед передо мной.

- Я никогда не увижу Алису снова, - ответил я. - А если и увижу, она будет мне чужой, или даже врагом.

- Забудь про девчонку! – сказал он, полный раздражения. – Я говорил о более масштабных, важных вещах. Что будут делать ведьмы?

Я пожал плечами.

– Они могут попытаться проникнуть в сад, чтобы снова отобрать голову своего повелителя. В прошлый раз это было неожиданностью для них, но теперь они знают, что может домовой. Без сомнения, они могут объединиться и использовать магию совместно. Это может сработать. Силы домового не безграничны.

- Да, пожалуй ты прав, парень – мы ощутили это на себе, когда он сражался с Лихо. Это не все, Лукраст может прийти сюда и никто не знает, на что он способен! Считается, что, прочитавший гримуар до конца получит, безграничную мощь. Я конечно слабо в это верю, но если это даже частично правдиво, у нас есть поводы для беспокойства. Мы знаем, насколько сильна Грималкин, но даже она стала беспомощной, будучи одурманенной им.

В этот момент, я вспомнил кое-что из моего сражения с ведьмами у подножья башни.

- Когда я пытался выманить как можно больше ведьм наружу, Лукраст вместе с Алисой вышел на балкон и взглянул на меня сверху. Затем он швырнул в меня какой-то сгусток энергии. Я ощутил его раскат, и он ранил меня. Но почему, если он так силен, я не был повержен насмерть?

Это было тем, о чем я раздумывал по пути домой. Было ли это потому, что я был седьмым сыном седьмого сына, и во мне текла кровь ламии? Когда оно ударило меня, это могла быть Алиса точно так же как и Лукраст. Я не хотел даже думать об этом и принял свою точку зрения.

Ведьмак почесал бороду и несколько белых частиц перхоти, упало на его темное одеяние.

- Я считаю, что это потому, что ты особенный. Возможно, у тебя есть некий иммунитет к темной магии.

Я кивнул. Мы с учителем решили, что это было возможно. Многие качества, я унаследовал от мамы: способность замедлять время, предчувствие приближения чьей-либо смерти, и самая недавняя – способность чувствовать цель на расстоянии, которая открылась мне, когда я преследовал ведьм и искал голову Дьявола.

- Есть еще одна вещь, которую ведьмы могут сделать, - предположил я после недолгого раздумья, – они направляются сюда за головой. Я думаю, они возьмут тело с собой, чтобы оно было неподалеку в Хэллоуин: ночь, когда ведьмовские шабаши  попытаются воссоединить две части плоти вместе, чтобы вернуть сильнейшее существо тьмы и возвратить его к власти.

- Да, парень, ты прав, по поводу этого дня. В полночь, ведьмы шабаша Ламас собрались на холме Пендл и призвали его в наш мир. Было очевидно, что они используют Хэллоуин, самый важный и сильный из праздников тьмы, чтобы восстановить ущерб, который мы нанесли и убедиться в поражении света. Но это может быть и не в полночь. Закат – еще один момент, когда темные заклинания усиливаются – момент, когда солнечный свет уступает дорогу тьме ночи.

Когда стемнело, я отнес свечу наверх, в свою старую комнату. Грималкин с радостью согласилась переночевать в саду, в кузнице, которую она строила.

В комнате все изменилось: пол, кровать, шкаф и занавески. Осталась только одна вещь, которая сохранилась, та, что я в первую очередь осмотрел, в самую первую ночь в доме Ведьмака.

Три стены были заново отделаны, но четвертая – нет, если отбросить то, что она была немного закопчена дымом. Учитель сохранил ее, потому что на ней были записаны 30 имен, включая мое собственное. Это были имена учеников, которых он обучал, или в большинстве своем – начинал обучать. Треть из них, включая моего предшественника, Билли Брэдли, умерли насильственной смертью, обучаясь ремеслу. По крайней мере, один, обратился во тьму, в то время как остальные, просто не закончили обучение. Я встречал троих, кто закончил: Билла Аркрайта, отца Стокса и последним был Джадда Бринсколл. Я осмотрел свое собственное имя, я помню, как мне показалось неуместными написать его в первую ночь. Только после, когда я набрался смелости для этого, я нашел место радом со своими предшественниками. Казалось, это было так давно, с того времени столько произошло.

Когда я снова подумал о своем учителе, меня снова посетила мысль, что все близится к концу. Уже тогда, когда он заверял свое завещание у законника, мистера Потса, я все больше и больше осознавал, что стану его последним учеником.

К тому же, учитель недавно напомнил мне о пророчестве, которое написала Мама в своем письме, вскоре после моего рождения…

Мысли о маме, вновь вернули Алису в мою голову. Мама провела много времени с Алисой, но даже она не была уверена в ее будущем. Ее слова запомнились мне.

- Девочка может отравить тебе жизнь, стать чумой, ядом для всего, что ты делаешь. Или превратится в твоего друга, лучше и ближе которого у тебя никого не будет. Алиса может перевернуть твою жизнь. Только я не знаю, по какому пути она пойдет. Не вижу, как бы ни старалась.

Теперь я знал, какой путь она избрала. Всякая надежа оставила меня. Алиса окончательно примкнула к тьме.

Я поставил свечу на прикроватный столик и начал раздеваться, начав с рубашки. Случайно, мой взгляд упал на левое предплечье.

Отметины от ногтей Алисы исчезли. Несколько лет назад, в ночь, когда Мамаша Малкин была уничтожена, она вонзила их в мою кожу и пустила кровь. Она назвала это своей меткой. Она хорошо мне послужила, когда Маб Маулдахилл попыталась приворожить меня, это защитило меня.

Алиса сказала, что это никогда не исчезнет, но теперь они внезапно пропали. Было ли это подтверждением того, что наша связь окончательно разорвана? Во время одной из наших первых бесед, Ведьмак сказал мне то, что я посчитал возмутительным и раздражающим – Никогда не доверяй женщинам!

Позднее я узнал, почему он дал мне столь странный совет. Любовью его жизни была Мэг, ведьма-ламия, которая принесла ему много проблем. И теперь история повторялась.

Когда я впервые встретил ее, Алиса уже обучалась ведьмовскому искусству у Костлявой Лиззи. Она использовала магию, чтобы защитить нас от Дьявола, это правда. Но с самого начала, она образовала разрыв между мной и учителем: я лгал и недоговаривал ему по поводу многих вещей.

Да, он был прав с самого начала, я должен был его послушать.

Я никогда больше не смогу доверять Алисе Дин.

Глава 19. Цена, которую нужно платить

Месть Ведьмака

Я задул свечу и лег в постель, чувствуя себя несчастным и одиноким. Спать оказалось невозможно, и за пару часов до рассвета я потянулся, зевнул, а затем начал беспокойно ходить вперед и назад по своей комнате.

Через некоторое время я услышал шум снаружи и выглянул в окно. Я ничего не увидел, и мне пришлось поднять нижнюю половину окна. Она хорошо поддалась; плотник хорошо поработал. Мне в лицо мгновенно подул холодный октябрьский ветер, заставив меня дрожать. Я ничего не видел, но определенно что-то слышал: звук ударов молота о метал.

Должно быть это Грималкин. Ее нигде не было видно, и я решил спуститься к ней и поговорить, в частности и о том, как она хотела исправить свою ногу, так что я натянул сапоги и пошел вниз.

Я вышел через задние двери и направился в сторону источника шума, который доносился из восточного сада, где мы держали ведьм в ямах. Там лучше не находиться после темноты: мы всегда пытались находиться поближе к дому, даже на моих уроках, которые проходили в светлое время дня. Впрочем, я не сомневался, что такую сильную ведьму как Грималкин, не волнуют ведьмы заключенные в ямах. Хотя луна пролила свой лунный свет на землю, и все было хорошо видно, под деревьями в саду царила тьма, и я двигался очень осторожно. Я прошел могильный камень;  под ним были тринадцать прутьев, которые закрывали яму. Это была яма мертвой ведьмы – прутья не позволят ей выползти наружу.

Я увидел свет впереди и понял, что он исходит из маленькой кузницы: наковальня была сооружена из камней; к ней было прислонено множество молотков. Горн тоже был построен из камней, и ведьма-убийца присела над ним, держа рукоять клинка щипцами.

Рядом с ней лежал мешок, нижняя его половина была окровавлена – без сомнения, в нем лежит голова Дьявола.

Я наблюдал, как Грималкин достала клинок, затем снова сунула его обратно, и из пасти горнила посыпался сноп искр.

Я знал, что она делала разные виды оружия. Короткими были кинжалы; ножи она использовала для боя вблизи. Но я не видел такого длинного клинка у нее. Он больше был похож на меч.

Вдруг она обернулась, поднялась на ноги и пошла ко мне. Казалось, она не была удивлена моим присутствием; наверное, она знала, что я наблюдаю за ее работой. Я начал нервничать – но она улыбнулась мне, оскалив свои острые зубы.

- Пусть клинок нагреется, - сказала она. – Давай прогуляемся. Я должна тебе рассказать что-то.

Схватив мешок Грималкин пошла прочь из сада, подальше от мертвых ведьм. Я последовал за ней, через лужайку в сторону западного сада. Здесь, у скамьи, она остановилась и посмотрела на меня, ее глаза блестели в лунном свете.

Я уже собирался спросить ее о ноге, но она упредила мой вопрос.

- Я хочу, чтобы завтра вечером ты мне помог. Я намерена сломать себе ногу и снова соединить ее. Затем я хочу сделать два отверстия в кости и соединить их серебряным штырем.

- Ты хочешь использовать серебро? – воскликнул я от удивления. Ведьмы не могли прикасаться к серебру; это самое сильное оружие против них. Оно причиняет им сильную боль.

- Это необходимая часть магии, - ответила ведьма-убийца, - сильное заклинание исцеления, серебро срастется с костью и ускорит рост новой плоти и мышц. Оно вернет мою ногу в прежнее состояние. Но всегда есть цена, которую нужно платить: пусть иногда и не сразу; но в этом случае – непременно. Серебряный штырь в моей ноге причинит мне страшную боль.

- Боль со временем исчезнет? Как долго тебе придется терпеть ее? – спросил я.

- Это будет продолжаться до момента моей смерти, - пробормотала Грималкин.

- Как ты будешь справляться с этим? – спросил я.

- Дисциплина ума, я давно ее практикую. Например, сконцентрировавшись, я могу пересечь проточную воду – что невозможно для большинства ведьм. Боль никуда не пропадает, но я могу отодвинуть ее на второе место. В конце концов, я смогу справляться с серебряным штырем.

- Я не представляю, как тебе будет… - сказал я ей.

- Это будет сложно, но для ведьмы-убийцы это выполнимо. Приходи в южную часть сада, после заката. Я все подготовлю – но ты вставишь штырь мне в кость сам. Именно в этом будет заключаться твоя помощь.

Я согласился сделать то, о чем она просила, но не мог понять, почему она выбрала южную часть сада, где Ведьмак связывал домовых.

Следующий день прошел безо всяких событий. В полдень я обошел территорию и прошелся по холмам, внимательно осмотрев наш дом со стороны. К счастью, никаких незваных ведьм я не увидел рядом с домом. Мы не хотим, чтобы нас застали врасплох, и однажды утром мы проснулись в обществе ведьм, окруживших наш сад. Было очень трудно выбросить мысли об Алисе из головы. До Хэллоуина осталось меньше чем две недели. Я понимал, что мы не можем пустить ситуацию на самотек. Нам нужен план действий. Я должен обсудить это с Ведьмаком.

Я не видел угрозы возле дома, но на нижних склонах я заметил группу женщин, которые направлялись к северу; они были одеты в черные платья и шли колонной по одной – наверняка они ведьмы. Они направляются к холму Уорда-Защитника, подготавливаются к Хэллоуину? Вполне может быть. Я задумался над тем, сколько их еще будет идти тем же самым путем.

 Мой учитель сказал мне, что я его первый ученик, который побывал с ним на холме Уорда-Защитника, словно это было нечто тайное. Маб Маулдхилл и ее сестры знала об этом, но это лишь потому, что Маб была сильной провидицей. Однако, казалось теперь к Каменному Стражу направляются все темные существа. Они хотят там призвать Дьявола… Хотя его голова еще отделена от тела, он все еще может общаться со своими слугами.

Через час после заката, я направился в южную часть сада, чтобы выполнить обещанную помощь. Ночь снова была лунной, свет заливал землю.

Ведьма-убийца ждала меня. Она лежала на левом боку, ее нога лежала на большом куске твердой породы, который я положил на яму, в которой связал домового. Тепреь я понял, почему Грималкин выбрала это место: камень обеспечит твердую опору для ее ноги, когда я буду вставлять штырь в кость. Плоть была отслоена и прикреплена с помощью шва, чтобы потом зашить рану. Кость сияла в лунном свете. Крови почти не было – без сомнения она использовала магию, чтобы она не проливалась – я видел отверстие в кости. Серебряный штырь лежал рядом с ногой на камне, вместе с небольшим молотком.

Я посмотрел на ногу, и у меня пересохло во рту. Это будет тяжело, но я не могу позволить себе отступить назад. Если Грималкин готова терпеть боль, я должен ей помочь.

- Штырь как свечка, - объяснила Грималкин. – Вставь его конец в кость, а потом забивай молотком. Три легких удара должно хватить. После этого оставь меня, остальное я сделаю сама.

Я заметил, что мешок по-прежнему был рядом с ней. Даже сейчас, перед лицом ужасной боли, она хранит бдительность.

Я взял штырь левой рукой, молоток правой. Я подошел к Грималкин и опустился на колени. После того как я потрогал кончик штыря я поставил его напротив дырки в кости. Я посмотрел на нее, и увидел у нее на лбу капельки пота.

Она уже натерпелась боли, чтобы подготовить все это; теперь боль станет еще сильнее – и она никогда не уйдет.

- Не колеблись! Сделай это сейчас! – приказала она. – Ожидание этого хуже самой боли.

Не теряя времени, я установил штырь и легонько ударил по нему молотком. Затем второй раз. Он почти полностью вошел, когда я почувствовал сопротивление.

Затем я ударил третий раз, и он вошел в кость.

Я никогда не видел, как Грималкин реагирует на боль – пот выступил на ее лбу. Я никогда не слышал, как она кричала.

Но сейчас, когда штырь вошел в кость, она закричала; ее тело начало дрожать, содрогаясь в судорогах.

Затем она перестала дышать.

Глава 20. Туман

Месть Ведьмака

Она умерла? Меня охватил ужас. Мог ли шок от боли, принесенной серебряным штырем убить ее?

Ведь для ведьмы нет ничего хуже куска серебра, смертоносного для нее металла, в ее теле?

Грималкин лежала совершенно неподвижно; казалось, душа покинула ее. Я коснулся ее лба, и обнаружил, что он холодный как лед. Я ничего не мог сделать. Доктор не сможет ей помочь.

Но что, если я достану штырь…? Сначала я должен перевернуть ее на другой бок, затем мне необходимо будет найти что-то среди инструментов возле наковальни, чтобы схватить ним край штыря и вытащить из кости.

Но когда я поднялся на ноги, то лишь покачал головой. Она бы не согласилась с таким решением – не стоит мне делать этого. Даже если Грималкин снова начнет дышать и восстановиться от боли – кость никогда не срастется должным образом без серебряного штыря. Она больше никогда не будет прежней ведьмой-убийцей. Она никогда не повторит танец смерти. Я был уверена, что она предпочла бы смерть такому будущему.

Я собирался уйти и рассказать Ведьмаку о том, что произошло. Но в тот момент Грималкин глубоко вдохнула. Когда я обернулся, то увидел, что она открыла глаза. Ее лицо искажала боль.

- Оставь меня! – ее голос был едва громче за шепот. – Я сделаю остальное сама. – Затем она потянулась за мешком и подтащила его к себе.

Я вернулся в дом и поднялся по лестнице в свою комнату. Мне потребовалось много время, чтобы уснуть. Я думал о том, сколько боли пришлось перенести Грималкин, и сколько еще впереди. Она готова страдать, чтобы продолжить быть ведьмой-убийцей.

Следующий день был ярким, погода была мягкой как для октября. Во время завтрака я рассказал Ведьмаку о том, чем я помогал Грималкин.

- Должно быть, ей действительно ужасно больно, - он печально покачал головой. Затем он замолчал, глубоко погрузившись в свои мысли.

После завтрака я направился в южный сад, чтобы проведать Грималкин. Она лежала на спине, на одном из камней, накрывающих яму с домовым, ее глаза были закрыты. В левой руке она по-прежнему сжимала мешок. Я подумал, что она спит.

Я ошибся.

Она заговорила со мной, не открывая глаз.

- Оставь меня! Уходи! Оставь меня одну! – прошипела она.

Я развернулся, и ни сказав ни слова, сделал как она просила. Она учиться жить с болью? Сможет ли она восстановить свою прежнюю силу?

Позже мой учитель послал меня в Чипенден, чтобы пополнить наши запасы провинции на неделю.

У бакалейщика меня ждал сюрприз. Письмо от моего старшего брата, Джека. Я вышел на улицу, прислонился к стене и начал читать его:

Дорогой Том,

У меня есть хорошие новости. Наш брат вернулся живым. На него напали грабители, похитили и держали в заложниках много недель. Он сбежал, убив двоих своих похитителей своими руками.

Я надеюсь у тебя все хорошо, и ты здоров. Если будешь близко к нашей ферме – мы будем рады снова тебя увидеть. Но пожалуйста, не приходи после заката – потому что у меня есть жена и дети, о которых мне нужно заботиться.

С лучшими пожеланиями,

Джек

Было приятно узнать, что Джеймс живой – хотя я не верю в то, что его похитили обычные грабители. Во время нашего последнего визита в Тодморден Грималкин дала мне поговорить с Дьяволом: она открыла мешок, и я говорил с ним. Он сказал мне, что моего брата убили его слуги. Потом я узнал что мой брат пропал, и его жизнь в опасности. Я был очень рад услышать, что он вернулся на ферму.

Я полагал, что его хотели использовать, чтобы надавить на меня. Или может быть они хотели принести мне голову моего брата в мешке. К счастью Джеймс выбрался живым из их лап – кузнец может оказаться сильным противником.

Но угроза для моей семье все еще существовала. Дьявол предсказал, что я буду последним сыном своей матери, потому что все остальные умрут насильственной смертью.

Я был опечален последними строками письма Джека. Они не хотят, чтобы я приходил им после заката, или оставался на ночь, потому что боятся, что я привлеку за собой тьму. Эмма боялась за свою дочь, Мэри. Я не мог ее винить. В конце концов, Мамаша Малкин, в первый год моего ученичества пробралась на нашу ферму и угрожала им.

Я понял, почему ведьмаки не женились; я должен держаться подальше от любой семьи. Как я мог представлять себя вместе с Алисой? Моя работа будет подвергать нашу семью постоянной опасности.

Затем я мрачно посмеялся над своими мыслями. Алиса сильная, она в состоянии позаботиться о себе; и теперь она нашла другого, с кем разделит свою жизнь.

Я забрал нашу остальную провизию и вернулся в дом. Ведьмак сидел в библиотеке, и показал письмо Джека.

Он был рад услышать, что Джеймс в безопасности и хорошо себя чувствует.

- Когда все закончиться, ты должен навестить свою семью. Ты долго их не видел.

- И лучше убедиться, что я покину их дом до темноты, - сказал я, - мне не рады после наступления темноты!

- Извини, парень, но ты не можешь винить людей за то, что они опасаются нас. Всю жизнь люди боятся меня. Это часть нашей работы – мы должны смириться с этим.

Я плохо спал в ту ночь. Рано утром я почувствовал что-то неладное. Случилось что-то плохое.

У меня закружилась голова и я едва мог мыслить связно. Я поднялся из постели, мое сердце бешено стучало, я изо всех сил попытался поднять створку окна. Ранее это с легкостью удавалось мне, но сейчас мои руки словно отяжелели. Я посмотрел на чистое небо и при свете луны увидел туман, который окутывал деревья.

В этом тумане было нечто странное.

Он двигался неестественно, его усики тянулись словно пальцы, прощупывая дорогу в сторону дома. Лунный свет искажал его цвет, но я понял, что в нем есть еще что-то странное; он был не белый, и не серый, он был странного зеленого оттенка. Я был уверен, что для этого используется магия.

Ведьмаку в последнее время стало лучше, так что он скорее всего пошел спать в свою комнату. Я быстро оделся, подошел к его спальне и постучал в дверь. Никакого ответа. Я постучал еще раз. Наконец я устал ждать, открыл дверь и вошел внутрь. Я должен предупредить ведьмака, что в этот момент нас могут атаковать магией. Он лежал на спине, рот был слегка приоткрыт, он словно был в глубоком мне. Затем, в лунном свете, я увидел что в окно проник завиток зеленого тумана, и медленно полз к постели Ведьмака; туман окружал его кровать.

Я мягко потряс его за плечо. Он лишь застонал в ответ. Я позвал его по имени, и потряс сильнее, но он никак не хотел пробуждаться.

Я вдруг понял, что ведьмы могут быть в саду. Я побежал обратно в свою комнату, схватил серебряную цепь из сумки и засунул в карман. Затем я побежал вниз по лестнице, перепрыгивая по три ступеньки за раз, затем схватил свой посох, который стоял опертым возле задней двери и выбежал в сад. Здесь туман был гораздо плотнее. Он почти достигал мне до пояса, поднимаясь вверх, словно хотел утопить в себе дом и деревья.

Я двигался будто во мне, но в моей голове зазвенели тревожные звоночки, предупреждая меня об опасности.

Грималкин!

Голова Дьявола!

Я побежал в сторону южного сада, и посмотрел на камень, на котором лежала ведьма-убийца. Она все еще была там, погружена в глубокий сон. Ее окружил зеленый туман, он словно змея окружил свою жертву, пытаясь ее раздавить.

Но мешок пропал.

Кто-то вошел в сад и использовал магию, чтобы заставить нас крепко уснуть. Даже домовой поддался туману.

Я проснулся, несмотря на темную магию. Как-то я был в состоянии противостоять этому. Кровь мамы, текущая во мне, снова помогла мне справиться с тем, что не под силу остальным.

Во лбу мелькнула вспышка света и боли. Я мгновенно узнал местонахождение головы Дьявола.

Она двигалась в сторону западного сада.

Я не пытался разбудить ведьму-убийцу; вероятно, она будет не в состоянии мне помочь. Я выпустил лезвие из посоха и побежал между деревьев в поисках того, кто забрал мешок.

Я настиг вора слишком быстро. Впереди я увидел фигуру, которая несла мешок. Это была женщина, на ней была остроносая обувь. Я поднял свой посох, как копье. Нет места милосердию… За пределами сада эму ведьму без сомнения ждут другие, чтобы помочь ей: я должен атаковать сейчас. Я побежал на нее полным ходом, стремясь вонзить лезвие ей прямо в спину, проткнув сердце. Но в последний момент она развернулась, и я увидел ее лицо.

Это была Алиса.

Глава 21. Худощавый мальчишка

Месть Ведьмака

- Я должна была догадаться, что ты придешь за мной, – сказала Алиса, – ты был единственным, кто по моим опасениям, был достаточно силен, чтобы противостоять моей магии.

Она держала мешок в левой руке. Темная кровь вытекала из него, окропляя траву. Отрубленная голова Дьявола никогда не прекращала кровоточить надолго.

Алиса подняла голову и встретилась со мной глазами, в них не было и следа сожаления или вины, никакого осознания предательства. Я не мог не заметить, как она была красива. Ее лицо сияло, а волосы были сцеплены деревянной пряжкой. Ее платье из темного шелка обволакивало ее тело.

Больше чем когда-либо она напоминала Костлявую Лиззи - у нее была та же ухмылка на лице и хитрые глаза покойной матери, она владела таким же темным очарованием. Все остальное тоже исчезло?

- Почему, Алиса? – воскликнул я, опуская посох. -  Почему ты это делаешь? Я думал Дьявол и твой враг! Я думал, ты сделаешь все, чтобы уничтожить его!

- Я даже не стану пытаться объяснить тебе, Том, поэтому я лучше поберегу голос.

Она обернулась, чтобы уйти, но я догнал ее, схватил за плечо и снова развернул к себе лицом.

- Нет! – закричал я. – Я заслуживаю объяснения, почему ты это делаешь. Ты расскажешь мне.

- Тебе это не понравится, – сказала Алиса. – Все просто, Том. Я зашла слишком далеко. Я слишком часто использовала темную магию, о чем предостерегала Агнесса Сауэрбатс несколько лет назад. И теперь я изменилась, я злокачественная ведьма. Все это не важно, ведь я была изначально обречена на это. Не было ни шанса, что будет по-другому, ведь я была рождена плохой, плохой изнутри. И не рассказывай мне, что тебе меня жаль.

- Мне ни капли тебя не жаль, – горько ответил я. – Я просто хочу знать, почему ты помогаешь Дьяволу вернуться к власти.

- Есть вещи, о которых тебе неизвестно, Том. Просто спроси Грималкин – она была на севере и видела, что существует угроза для людей, серьезнее, чем Дьявол. Если уничтожим его сейчас, это приведет к тому, что мы все будем уничтожены, тем или иным путем. Лучше пусть правит он, чем будет по-другому и станет намного хуже, поверь мне.

Мне стало интересно, почему Грималкин мне этого не рассказала. Когда ей станет лучше, я спрошу ее.

- Что может быть хуже, чем новая эра тьмы, Алиса? Демоны станут ходить по земле. Старый бог Голгоф сможет принести в наш мир вечную зиму. Люди будут умирать от холода и голода, потому что от холода не будет ничего расти. Мы говорим не только о мужчинах и женщинах. Что насчет всех детей, которые погибнут – о них ты не подумала?

- Люди выдержат век тьмы, это уже случалось. Но они не вынесут новое темное божество, которое заменит Дьявола. Ему поклоняются существа Кобалос, они не люди. Он и его слуги хотят стереть с лица земли половину человеческой расы – всех мужчин. Новорожденным мальчиками тоже не будет пощады. Только женщин они оставят себе как рабов, лучше бы они тоже погибли! Поэтому, лучше уж жить с Дьяволом.

- Ты говорила, что Грималкин видела эту угрозу с севера. Но если так, почему она все еще сражается с Дьяволом? Вы обе знаете одно и то же, так почему же у нее другое мнение?

- Ты ведь догадываешься об ответе, Том. Не пришлось даже долго думать, не так ли? Грималкин делает то, что нужно ей самой. Ей не важно, к чему это приведет. Дьявол убил ее ребенка, и вся ее жизни была ведома местью. Ей безразлично, какой кошмар заменит Дьявола. Ее не волнуют ужасные потери человеческой расы. Все что ей нужно, это уничтожить Дьявола и отплатить ему за то, что он сделал. Ничего больше.

Слова Алисы взволновали меня. Внезапно, я припомнил, что слышал о Кобалос раньше. Я читало них в Бестиарии Ведьмака. В том, что она говорила, была доля правды, но я не мог оправдать ее действия.

- Ты просто делаешь это ради Лукраста, не так ли, Алиса? – спросил я. – У тебя уже нет своего мнения, ты полностью в его власти! Оставь его, заклинаю тебя, еще не слишком поздно.

- Я ни в чьей власти. Мы с Лукрастом пара, мы одного поля ягоды. Мы заботимся друг о друге.

- Как ты можешь такое говорить, если ты его только что встретила? Мы знакомы много лет и через столько прошли. Неужели наша связь не сильнее?

- Прости за то, что должна сказать тебе это, но когда я увидела Лукраса, что-то переменилось во мне. Я скопила силы и была готова совершить ритуал с Думдрайтом, но это стало последней каплей, после чего, я примкнула к тьме. И когда я открыла книгу, передо мной предстал он, моя вторая половинка, маг, с которым мне судьбой было предназначено провести жизнь. Это случилось внезапно, и уже нет пути назад! Взгляни на это! - вскричала Алиса.

Она приподняла платье свободной рукой и указала на круглое пятно на внешней стороне бедра.

- Ты знаешь что это, Том?

Я покачал головой, смотря на него с беспокойным взглядом и догадываясь, что, то что она мне скажет, будет неприятно.

- Когда я была маленькой, это был всего лишь тонкий кружок, но каждый раз, когда я использовала темную магию, он рос. Сначала он превратился в полумесяц, затем стал выпуклым, в момент, когда я встретила Лукраста, он полностью заполнился – это означало, что я принадлежу тьме. Посмотри на него внимательно, он показывает мою истинную природу.

- Оставь его, Алиса, – взмолился я со слезами на глазах. – Мы всегда были хорошими друзьями, вернись ко мне.

Лицо Алисы наполнилось злобой, и она позволила платью снова упасть ниже колен. Теперь и правда казалось, что Костлявая Лиззи смотрит на меня ее глазами.

- Почему я должна оставить Лукраста ради тебя? Почему я должна променять сильного мужчину на худощавого мальчишку! – закричала она.

- Мы созданы, чтобы быть вместе, Алиса, – сказал я, мое дыхание перехватило эмоциями, и мой голос задрожал. Почему она так жестока?

Но я больше не верил в то, что только что сказал. Я почувствовал молящую нотку в своем голосе и мне она не понравилась. После ответа Алисы, ярость начала наполнять меня.

- Ты и я вместе? Это невозможно! - Усмехнулась она. – Не смеши меня! Какая женщина в здравом уме разделит жизнь с ведьмаком? Перестань мямлить, Том, это тебе не к лицу.  Но я должна кое о чем попросить тебя. Мы провели много времени вместе. Ты мне не враг, Том и никогда им не будешь. Просто прими все как есть.

- Я сделаю все, что в моих силах, чтобы остановить тебя, – крикнул я. – И если на моем пути встанет этот маг, он падет.

- Ты едва ли лучше ребенка, с детским разумом и потребностями. Держись подальше от Лукраста, или погибнешь ты – или обречешь себя на еще более скверную судьбу. Он тебе не по зубам. Он не знает слова «пощада». Именно поэтому, за головой Дьявола пришла я, а не он. Я не хотела, чтобы кто-то из вас пострадал. Лукраст бы об этом не думал.

- Отдай мне мешок, Алиса. Просто положи его на землю, и я позволю тебе уйти.

Алиса долго и громко смеялась над моими словами, этот отвратительный звук раздался эхом среди деревьев

- Ты ничего мне не сделаешь. Одно движение моего мизинца и ты сгоришь дотла, ничего не останется кроме пепла. Нет, мне даже не придется делать этого. Мне не нужно произносить заклинания. Мне достаточно лишь подумать об этом. Если я того пожелаю, ты умрешь на месте.

- Ты думаешь, это так просто, Алиса? – мой голос стал едва ли громче шепота. – Лукраст уже пытался убить меня на лестнице, не так ли? Он пытался, но у него ничего не вышло. У меня есть силы моей мамы. А теперь, твой ход…

С этими словами я воткнул свой посох в землю и полез в карман за серебряной цепью. В мгновение ока, она оказалась намотанной на мою левую руку и была готова к броску.

По наставлению Ведьмака, я потратил многие часы, тренируясь с цепью. Я начинал с набрасывания цепи на столб в саду, пока не стал набрасывать ее снова и снова без промаха. Затем я перешел к набрасыванию цепи на бегу, а затем на людей, с которыми тренировался. В основном мишенью был Джон Грегори, но с Алисой я тоже практиковался.

Я глубоко вздохнул, перекинул и бросил цепь на нее. Она не двигалась. Это был легкий бросок. Цепь вытянулась и заблестела в лунном свете, образуя идеальную спираль.

Результат был превосходным. Она легла на цель идеально ровно связав Алису. Нижняя часть приковала ее руки к боками, а верхняя закрыла ее рот, не позволяя говорить или произносить темные заклинания. Алиса издала слабый крик, перед тем как цепь закрыла ей рот и она упала на колени, смотря на меня широко раскрыв глаза.

Мои глаза наполнились слезами, стекающими по щекам, и я с грустью всхлипнул. Как же до этого дошло? Никогда, даже в худшем кошмаре, я не мог представить, что мне придется связать Алису. Да, мы тренировались, но это было реальностью. И что будет теперь? Я должен поместить ее в яму? Я должен сделать то, от чего всегда отговаривал своего учителя?

Я взглянул на Алису, мой взгляд затуманился. Тогда я заметил, что несмотря на цепь, она все еще сжимала мешок в левой руке. Я подошел, чтобы отобрать его у нее.. и тогда это случилось. Алиса исчезла.

Глава 22. Жестокая, воинственная раса

Месть Ведьмака

Серебряная цепь кольцами упала на землю. Алиса исчезла, забрав с собой голову Дьявола.

Я смотрел в то место, где она упала на колени, перед тем как исчезнуть. Как она это сделала? Связанная серебряной цепью ведьма была беспомощной. Так говорил мне учитель и мой собственный опыт это доказывал.

Алиса продемонстрировала невероятную силу темой магии, уйдя подобным образом – просто исчезнув. На мгновение я подумал, что это было всего-навсего заклятие иллюзии. Но когда я опустился, чтобы подобрать цепь, я вынужден был принять то, что произошло. Набрасывая цепь, я сделал это идеально, она закрыла рот ведьмы, чтобы она не могла произносить заклинания. Я сделал это, но это оказалось бесполезным против такой сильной ведьмы. Я вспомнил слова Алисы, что теперь ей даже не надо произносить заклинания.

Но возможно еще не все было кончено. Я все еще мог использовать недавно обретенный подарок мамы, способность чувствовать положение людей и предметов. Смогу ли я найти Алису? Если да, то я разумеется, проследую за головой Дьявола.

Во время моего путешествия вУэльс, я мог точно определить, где она находилась в каждый момент. Но когда я попытался теперь сконцентрироваться на образе мешка, ничего не произошло. Я совсем его не ощущал. Либо дар работал не постоянно, либо Алиса использовала сильное маскирующее заклятие, скрыв его. Я подозревал последнее.

Она победила, я проиграл. Снова голова Дьявола оказалась в руках его слуг. Положив цепь в карман, я побрел в южный сад. Туман растворился, и действие магии прошло. Значит, Грималкин должна была вскоре проснуться.

Когда я добрался до ямы домового, где я ее оставил, я застал ее уже на ногах. Она, хромая, направилась ко мне.

Я удивился, обнаружив, что она смогла опираться на эту ногу так скоро. На ее лице было скорее выражение беспокойства, чем боли.

- Это была Алиса, – сказал я, – у нее голова Дьявола, она использовала темную магию, чтобы погрузить вас в глубокий сон.

- Но не тебя? – спросила Грималкин – Ее магия на тебя не работает?

- Она заставило меня чувствовать сонливость, но я переборол это и пошел за ней. Я догнал ее на краю сада. Но ничего хорошего из этого не вышло. Я связал ее серебряной цепью, но она просто исчезла. Голова у нее и я не знаю, куда она ушла.

- Она сильна. В лице Лукраста и ее, мы возможно заполучили еще двух могущественных врагов, – заключила Грималкин

- Мы немного поговорили перед тем, как я набросил цепь. Она считала, что делала это с благими намерениями – она решила помочь Дьяволу, потому что считает, что если он будет уничтожен, на его замену придет что-то хуже него. Она сказала, что когда ты была на севере, то обнаружила ужасную угрозу. Почему ты не рассказала мне об этом?

 Она кивнула.

– Я давно хотела, но были другие, более близкие угрозы, которые были приоритетнее. То, что она сказала – правда. Но должны пойти и поговорить со стариком Грегори и решить, что делать сейчас.

Я проследовал за ней через рощу по направлению к дому. Она сильно хромала.

- Сильно болит? – спросил я. – Лучше не стало?

- Штырь причиняет боль. Он как раскаленная игла жгущая меня изнутри. Но я могу это выдержать, и нога быстро восстанавливается. Скоро я стану прежней. Тогда настанет время нашим врагам заплатить.

Я ничего не ответил. Теперь мы приписывали Алису к числу наших врагов. Я не хотел думать, что Грималкин и Алиса будут сражаться насмерть, но все шло именно к этому.

Ведьмак уже был внизу, когда мы вошли на кухню. Мы сели там и начали разговор в свете двух свечей, освещающих комнату и отбрасывающих от нас колеблющиеся тени по углам.

Я объяснил учителю, что случилось. Я не упустил ничего, потому что ему важны были все детали. Под конец, я вкратце пересказал ему, то, что рассказала мне Алиса, как я запомнил.

- Ты считаешь эту угрозу с севера серьезной? – спросил Ведьмак, обращаясь к Грималкин.

- Алиса права. Часть из этого она услышала из моих уст. Существует воинственная раса существ, построившая огромный город в ледяных пустынях, – начала Грималкин. - В древние времена, они развязали войну с людьми с юга. Они поработили женщин и убили всех мужчин. Они варвары, они убили всех своих женщин давным-давно. Все это правда.

- Они убили всех своих женщин? – воскликнул ведьмак. – Это правда? Это невозможно! Как они продолжают род?

- Они порабощают человеческих женщин, скрещиваются с ними и пьют их кровь. Они также владеют сильной магией.

- Они называются Кобалос, – вмешался я. – О них кое-что есть в вашем Бестиарии.

- Да, парень, что-то есть. Когда-то я посмеялся над этим, но сейчас понял, что ошибался. Сходи и принеси его из библиотеки!

Я забежал наверх, чтобы забрать Бестиарий, затем вернулся и передал его учителю. Он быстро нашел нужную страницу и начал читать про себя. Спустя несколько мгновений, он поднял взгляд.

- Я получил эти знания из записей одного из древних Ведьмаков, по имени Николас Браун. Это казалось невероятным, и я не был уверен в их подлинности, но на случай, если что-то из этого окажется правдой, я внес записи в Бестиарий с пометкой, что истинность не подтверждена. Я бы взглянул на эти записи по-иному, в свете того, что вы мне рассказали, но к сожалению их унес огонь. Вот, парень, – сказал он мне, передавая книгу ,– прочитай последний параграф вслух.

Я сделал то, что он просил.

- Кобалос, есть жестокая, воинственная раса, которая за исключением магов проживает в Валкарки, городе, далеко за полярным кругом.

Название Валкарки, переводится как Город Каменного Дерева, его населяют все возможные кошмарные существа, которые когда-либо были порождены темной магией. Стены города были построены и обновляются существами, которые никогда не спят, существами, изрыгающими жидкий камень изо рта. Кобалос верят, что их город будет расти, пока не покроет всю землю.

- Помните, что еще сказала Алиса – напомнила нам Грималкин. - Они поклоняются божеству по имени Талкус, который вот-вот придет в наш мир. Из-за этого, они обращаются к нему как к Богу, Который Скоро Будет Рожден. Кобалос считают, что он всесилен и поведет их на войну против людей, которая не закончится до тех пор, пока все мужчины не будут убиты, а все женщины порабощены.

- Они предсказывали, когда это должно случиться? – спросил Ведьмак.

- Они считают, что очень скоро – ответила она.

- Алиса считает, что делает благо, сохраняя Дьяволу жизнь. Она считает, что его убийство откроет дорогу богу Кобалос… Это тебя не беспокоило? – спросил я Грималкин. – Она считает, что только твоя ненависть к Дьяволу и жажда мести не дали тебе присоединиться к ней.

Грималкин покачала головой.

- Я не думаю, что обязательно смерть Дьявола приведет к рождению Талкуса. Разум Алисы подвергся влиянию мага, Лукраста, который, разумеется, хочет защитить своего хозяина. Я думаю, мы сначала должны покончить с Дьяволом, а уже потом обращать внимание на угрозу со стороны Кобалос.

Ведьмак кивнул.

– Разумеется, сказать о первой части проще, чем ее сделать. Они снова заполучили голову.

Но я едва ли слушал его. Я уцепился за слова ведьмы-убийцы, как утопающий, которого захлестывали волны.

- Ты правда думаешь, что Алиса одурманена Лукрастом? – спросил я.

- В какой-то степени – да, – ответила она.

У меня появилась надежда, после этого утверждения. Но Грималкин не закончила, и пояснила свои слова.

- Я считаю, что Алиса на самом деле изменилась. Я была там, я видела их встречу. Это выглядело так, как будто они прониклись взаимной симпатией. Такие вещи редки, но они иногда случаются. Алиса правда подверглась сильному влиянию Лукраста. Но если она под его влиянием, то он, в свою очередь оказался под ее влиянием. Алиса - злокачественная ведьма и нашла место, где она чувствует себя как дома – рядом с темным магом. У вас была связь, пока вы были детьми, но теперь, вы оба выросли. Должна ли я повторить, то что сказала тебе?  Я скажу снова, забудь Алису, она не твоя судьба.

Я думаю, учитель воспримет ее слова, как подтверждение того, во что он всегда верил. Но он выглядел подавленным, в его глазах было сожаление, когда он повернулся ко мне. Я думаю, он хотел что-то сказать, но лишь отечески похлопал меня по плечу, выражая негласное сочувствие.

Он сказал мне после, когда Грималкин вышла из дома.

- Привязанность к кому-то вроде Алисы всегда тяжела, – сказал он мне. – Я знаю, ведь я был влюблен в Мэг, и правда в том, что я все еще скучаю по ней. Но это к лучшему, что ваши пути разошлись – ведьме нет места в жизни ведьмака.

Он с ведьмой-ламией Мэг провел множество зим вместе, в своем доме в Англазарке. Но теперь, она уехала в Грецию, вместе со своей сестрой Марсией, разлука далась ему тяжело.

Я кивнул – он пытался помочь, но это не облегчило боль, терзающую меня изнутри.

Следующим утром на столе не было завтрака. Ведьмак сидел там один перед пустым столом.

- Это выглядит скверно, я думаю, что-то случилось с домовым, – сказал он мне.

- Алиса не могла ему навредить, – сказал я. – Она погрузила вас с Грималкин в сон, я уверен, с домовым она сделала то же самое.

После моей попытки призвать домового на помощь и создания связи с ним, я очень надеялся, что с ним все в порядке.

- Не спеши ее защищать, парень, – сказал Ведьмак. – Она примкнула к тьме и кто знает, на что она способна теперь? Но я не виню Алису. Я скорее думаю, что это был Лукраст, который жаждал отомстить – он не входил в сад, но мог быть неподалеку. Не забывай, что домовой погубил множество ведьм. Лукраст был в той башне, но не смог помешать тебе, забрать голову Дьявола. Я думаю, что это сильно задело его гордость. Без домового ты бы не справился, теперь он отомстил.

- Вы думаете, он уничтожил его?

- Я опасаюсь худшего, парень. Да, я опасаюсь худшего. И теперь дом, и сад без защиты.

Мы немного посидели в тишине, но затем Ведьмак немного приободрился и с огоньком в глазах.

– Так, парень, я думаю тебе стоит пойти и сжечь бекон как обычно!

И не смотря на все мои усилия, я все же сжег его. Но мы съели все до последнего кусочка, а мягкий хлеб с маслом, сделал его более съедобным.

После завтрака, я вышел в сад, поговорить с Грималкин, я сказал ей о пропаже домового.

- Лукраст мог попытаться его уничтожить, но домовые очень живучие, – ответила она.

- Он может внезапно восстановиться – но однако, возможно не успеет нам на помощь снова.

Грималкин склонилась перед деревом, казалось в глубоком раздумье. Тогда я заметил в ней изменения. Как обычно она носила кожаные ремни, на которых висели ножницы и другое оружие. Но на бедре в ножнах у нее висел новый чрезвычайно длинный клинок.

- Что-то новое, -  Сказал я, указывая на меч. – Это тот, который ты выковала прошлой ночью?

- Да, это он, – ответила она, – как ты знаешь, я люблю пробовать новые стили ведения боя. Ведьма-убийца должна постоянно совершенствоваться.

Я думал, что она вытащит меч и покажет его мне, но она не собиралась этого делать. Я не хотел просить – может быть, она не хотела, чтобы кто-то другой касался его.  Кроме того, он в какой-то мере был магическим, и я мое прикосновение может все испортить. Поэтому вместо этого я спросил о ее ноге.

- Теперь я уверена, что полностью излечусь, но мне нужен отдых еще на пару дней. Один из нас должен пойти на поиски наших врагов. Я бы хотела знать, когда тело Дьявола переправят на север.

Глава 23. Нелюди

Месть Ведьмака


В Графстве есть место, именуемое Сигнальным перевалом, многие поколения назад, во время гражданской войны его использовали, чтобы подавать сигналы, от края до края горели огни на вершинах холмов, предупреждая о приближении неприятеля. Он был  густо поросшим деревьями, но на одном из склонов – деревьев не было, и это была выгодная позиция. Отсюда я мог наблюдать за западным и южным направлениями – двумя путями, откуда, как я ожидал, слуги Дьявола будут нести его тело.

Я присел и стал наблюдать. Я рассчитывал пробыть здесь нару дней, как обычно, я поставил ловушки для кроликов, чтобы сэкономить запас куриных ножек и соленой ветчины, которые я захватил с собой. Я также, разумеется, захватил свою обычную порцию сыра. Ждать пришлось долго, и я время от времени рассматривал свои последние записи, внося в них дополнения и поправки, где было нужно.

В моей голове крутились воспоминания об отце. Он был мудр, для человека мало обучавшегося грамоте и рано ушедшего в море. Затем, он стал фермером, что подразумевало серьезную физическую нагрузку с рассвета до заката. Но отец хорошо владел языком, он мог хорошо читать и писать. Однажды, он сказал мне, что лучший способ найти решение проблемы – выписать все возможные варианты на бумагу, вписывая все, что может прийти в голову, невзирая на то, какими глупыми они могут показаться. Тогда, позднее ты станешь их просматривать, вычеркивая глупые идеи и концентрируясь на тех, которые кажутся наиболее эффективными, однако, он добавил, что иногда, то, что на первый взгляд показалось глупостью, может оказаться наиболее подходящим.

И передо мной стояла реальная проблема. Я перевернул страницу и быстро написал заголовок.

Другие способы покончить с Дьяволом

Я не особенно надеялся, что смогу просто вытащить ответ из головы и подобрать альтернативу, но не было ничего плохого в том, чтобы попытаться. Кроме того, это могло приглушить скуку от ожидания. Я быстро записал то, что пришло мне  в голову.

1)      Сжечь голову Дьявола

2)      Сжечь тело Дьявола

3)      Сжечь и то и другое

Все эти способы были очень рискованными. Учитель считал, что уничтожив его тело на земле, мы освободим его, и он сможет вернуться во тьму, чтобы восстановить силы. Итак, последний вариант не мог обсуждаться, но что насчет остальных двух? Все же рискованно, но если сжечь тело или голову, их определенно будет невозможно соединить воедино, а его дух может оказаться плененным в оставшейся части.

Это напомнило мне старый стишок, рассказываемый детям

И все королевские лошади, и все королевская рать

Не смогут снова собрать Шалтая-Болтая [i]воедино.

Это породило четвертую мысль в моей голове:

4)      Разрубить тело на мелкие кусочки – слишком многие, чтобы их возможно было найти

Да, это возможно. Сейчас он был разделен на 2 части, но если разделить его на множество, как Шалтая-Болтая и спрятать их, то станет просто невозможно найти их все и соединить воедино.

Я продолжал выписывать идеи, которые становились все безумнее. В результате получился целый список, и я собирался показать его учителю, когда вернусь в Чипенден.

После полудня второго дня моего пребывания в дозоре, погода, которая была прохладной, но ясной на протяжении недели, начала портиться. Я хорошо видел Ирландское море, блестящее в лучах октябрьского солнца, но теперь, вода медленно потемнела, и тяжелые облака нависли над землей.

Ветер был легким, однако первое облако нависло надо мной уже через час, пошел моросящий дождь. Было намного теплее, чем раньше, но морось перешла в дождь, и вскоре стало мокро и неуютно. Видимость неумолимо сокращалась из-за тумана, наплывшего с запада. Я уже собирался возвращаться в Чипенден, когда услышал пение вдалеке, которое становилось все громче, приближаясь к перевалу. Я ожидал ведьм, но голоса были мужскими и очень низкими. Поначалу, я не мог разобрать ни слова, но когда звуки стали ближе, они прояснились.

- Крутите колеса! Толкайте повозку! Поднимайте ее! Пошевеливайтесь! – гремели голоса.

Тогда, выходя из тумана, поднимаясь по травянистому склону, появилось нечто поразительное. Это была длинная восьмиколесная повозка, с водруженным  на ней отделанным бронзой гробом с телом Дьявола. Но вместо шести сильных лошадей было четыре невероятно крупных нелюдя.

- Крутите колеса! Толкайте повозку! Поднимайте ее! Пошевеливайтесь!

Мое сердце наполнила безысходность, при виде этих могучих существ. Какие у нас были шансы в сражении с ними?

Двое тянули гроб с помощью двух толстых веревок, перекинутых через плечо. Другие двое толкали его сзади. Все четверо были раздеты до пояса и их плотные, мускулистые тела блестели под дождем, их штаны пропитались влагой и грязью, стопы были босыми. Кроме того, самыми выразительными их чертами были закрученные рога, растущие  из головы. Они были крупными, намного больше, чем Клык, каждый был футов девять в высоту.

Я мог попытаться атаковать их сам, но у меня было мало шансов против таких ужасных противников. Как только я отбросил мысль помешать их продвижению, другие фигуры стали вырастать из тумана следом за повозкой.

Я заметил высокую, жестокую женщину позади. Ее одежда напоминала ту, что носила Грималкин, ее опоясывали кожаные ремни, на которых висело оружие. Я так же заметил желтые кольца, продетые в ее ухо. Она была лидером этого полчища? Мне стало интересно. Она была ведьмой-убийцей?

Это и правда, было полчище. Все больше и больше фигур выходило из тумана, все вооруженные до зубов. Большинством были ведьмы, в черных платьях, со спутанными волосами и в остроносых туфлях. Также было несколько нелюдей, однако не таких больших как те монстры, что тащили повозку. Были и другие ведьмы, носящие клинки как Грималкин, и я подумал, что возможно, они были ведьмами-убийцами из кланов, находящихся за пределами Графства. Некоторые ведьмы были с длинными пиками с лезвиями на концах. Но не их оружие наполнило мое сердце тревогой: им не было числа. Спустя десять минут, они все еще продолжали выходить из тумана. Это была армия! Какие шансы были у нас против такого количества врагов?

Я подумал, что они могли направляться и в сторону холма Уорда-Защитника и в сторону Чипендена, они шли на северо-запад. Возможно, они идут на Пендл, чтобы пополнить свои ряды такими же, как они?

Я покинул Сигнальный перевал и направился к дому Ведьмака.

Мы разговаривали на кухне за ужином, дождь стучал по оконному стеклу.

Учитель приготовил еду, она была вкусной, но он был в скверном настроении и положил себе на тарелку немного картошки и ветчины. Грималкин, напротив, быстро очистила свою тарелку и положила еще.

- Сколько их, как ты считаешь? – спросила она.

- Больше тысячи, они все еще подходили, когда я ушел. Откуда только пришло столько ведьм и нелюдей? – спросил я. – Высокая женщина, что вела их, убийца как ты? У нее были круглые желтые серьги.

Грималкин сразу узнала ее. 

– Ее зовут Катрина, она ведьма-убийца клана Певерел, владения которого, простираются далеко на юге, в округе, известном как Эссекс. Кольца сделаны из человеческих костей, из которых она черпает силу, как тебе известно, я предпочитаю использовать костяшки больших пальцев моих убитых врагов. От количества костей зависит магическая сила, доступная мне, но у нее есть свой способ. Говорят, только она его использует. Мы никогда не встречались, но несомненно скоро скрестим наши клинки. Последователи Дьявола стекаются со всей этой земли, из кланов, что находятся далеко за пределами Графства, все объединяются, чтобы помочь своему господину в трудный час.

- Да, но нас так мало, – воскликнул Ведьмак.

- Они без сомнения превосходят нас числом, но нас не так мало, как вы думаете. – Сказала Грималкин. – Как вам известно, Пендл разобщен по ряду причин и делится на кланы. Многие ведьмы против Дьявола. Завтра с помощью зеркала я призову наиболее удаленных, но я также съезжу на Пендл, чтобы собрать здешних союзников.

Когда Грималкин упомянула использование зеркала, я заметил, как Ведьмак поморщился и уткнулся взглядом в стол. Он понимал необходимость подобных союзов, но все еще не мог принять использование какой-либо темной магии.

- Маб Маулдхилл вместе с сестрами уже добрались до Камня Уорда-Защитника. Я говорил с ними, когда они проходили мимо Чипендена около двух недель назад. Они обещали помочь нам в Хэллоуин. – сказал я Грималкин. – Но я не могу доверять ей, после того как отверг ее, – добавил я.

 - Ты никогда не упоминал этого при мне, парень, – заявил Ведьмак, – ты хороший, храбрый, прилежный ученик, но кое-чего тебе недостает. У тебя слишком много секретов от учителя! И тебе должно быть стыдно за это!

- Я сожалею о том, что было раньше, но здесь другая причина. Это просто вылетело из моей головы.

- Вылетело из головы? – гневно сказал он. – Ты встретил лидера клана Маулдхиллов и не счел важным рассказать мне? Это ничем не отличается от других вещей, которые ты мне не рассказывал!

- Я хотел рассказать, клянусь, но на следующий день мы нашли Грималкин раненой, а потом мне пришлось преследовать тех ведьм. Все произошло так быстро.

Ведьмак кивнул, не посмотрев мне в глаза. Мои оплошности переполняли его мысли. Он определенно был уязвлен моим поступком.

- Я согласна, что Маб Маулдхилл нельзя доверять, – сказала Грималкин, разрывая неловкое молчание, – но она помогла нам в Греции и я знаю, что она против Дьявола. Очень немногие из ее клана поддерживают его. Многие из них пойдут за нами. Против такой угрозы, нам нужна любая возможная помощь, какую мы сможем заполучить.

Последние события утомили меня, и как только моя голова опустилась на подушку, я провалился в глубокий сон без сновидений.

Я проснулся рано. Было непроглядно темно. Мне было тяжело дышать. На мою грудь что-то давило.

На мгновение я испугался, когда нечто на моей груди начало двигаться. Это был кошмар? Я все еще сплю?

Спустя миг, я понял, что меня разбудил голос, звучащий шепотом в моей голове.

- Помоги мне. Я беспомощен. Дай мне немного своей крови или я умру.

Это был домовой, Кратч! Его голос был тихим и дрожащим.

Без промедления, я заговорил, обращаясь в темноту.

– Где ты был? – спросил я. – Я думал, что ты погиб.

- Я выпал из этого мира во тьму, но мне посчастливилось найти в себе силы, чтобы вернуться. Я как трепещущая свеча на ветру, на грани забвения. Я долго и упорно боролся, теперь я здесь, но боюсь снова провалиться. Это похоже на чувство, когда стоишь на краю темной пропасти. Помоги мне или я упаду и никогда не вернусь!

Я боялся давать ему больше крови, боялся, что я могу погибнуть из-за этого,  боялся последствий. Но я хотел помочь домовому, как я мог ему отказать?

- Ты можешь взять немного моей крови, возьми ее, – сказал я.

Легким касанием, домовой рассек кожу моей левой руки. Было не больно. Затем я почувствовал, как маленький шершавый язык начал лизать ее.

 Должно быть это продолжалось долго, вскоре, я почувствовал как стук сердца пульсирует в моих ушах. Оно билось медленно и тяжело, казалось, останавливаясь.

- Хватит! Хватит! – закричал я. – Если ты возьмешь больше, мое сердце остановится и я умру.

Он прекратил, и появился другой, новый звук – тихое мурлыканье кота. Тогда, воцарилась тишина, если не считать треска в моей голове. Кратч ушел. Я сел, нащупал в темноте свою трутницу и зажег свечу. Так я просидел некоторое время, чувствуя себя слабым и истощенным, комната кружилась в моих глазах. Когда я почувствовал себя достаточно окрепшим, я встал и неуверенно пошел на кухню, чтобы выпить стакан воды. Я сел за стол и начал пить, наслаждаясь ощущением, как холодная вода стекает по глотке, рассуждая над тем, что произошло.

Конечно, я не был уверен, что домовой сможет восстановить силы, чтобы помочь нам сражаться. Но он не был уничтожен – это было хорошей новостью. Однако осознать то, что я только что сделал, все было нелегко. В первый раз, когда я давал кровь домовому, у меня не было выбора. Но в этот раз, я дал ее добровольно. Мог ли я поступить иначе? Отказ мог стать фатальным, а нам нужна его помощь больше, чем когда-либо.

Но процесс напомнил мне то, чем занимались ведьмы Пендла – они держали приживалу и кормили их своей кровью, взамен они практически становились частью их, как дополнительные руки или глаза, которые могли работать за них на расстоянии. В первый год моего ученичества, Алиса делала что-то подобное с демоническим созданием по имени Лихо. Но лихо был далеко не крысой, жабой или птицей – маленьким существом, которое обычно использовалось ведьмами, он делал это чтобы повелевать ей и контролировать ее.

Это могло случиться и со мной, Кратч был сильным домовым. Что если он снова придет просить моей крови? Что я буду делать?

[i] В историческом аспекте «Шалтай-болтай», как полагают, был большим крепостным орудием. История с ним связана с событиямигражданской войны в Англии (1642—1649), происходившими во время осады сторонникамиКромвелягородаКолчестерлетом 1648 года.Роялистысильно укрепили Колчестер. Огромное орудие, в разговорной речи названное «Humpty-Dumpty» («Шалтай-болтай»), было установлено на стену рядом с церковью Св. Марии. В ходе осадыпарламентаристамудалось пушечным выстрелом повредить стену ниже «Шалтай-болтая», и орудие упало на землю. Роялисты попытались установить «Шалтай-болтая» на другой части стены. Однако орудие было настолько тяжелым, что «все люди короля и все лошади короля не смогли поднять его снова». В результате этого силы роялистов были сильно подорваны и стратегически важный Колчестер пал после 11-недельной осады.

Глава 24. Скельт

Месть Ведьмака

На следующее утро я проснулся позже всех, и самым последним спустился к завтраку.

Мой учитель и Грималкин уже сидели за столом, они разговаривали. У них на тарелках лежал бекон с яйцами.

- Хорошие новости, парень, - Ведьмак радостно меня встретил. – Домовой вернулся, и он приготовил вкусный завтрак. Мои комплименты повару! – Он посмотрел в сторону камина, где полыхал огонь, наполняя комнату теплом.

Невидимый домовой ответил на его слова слабым мурлыканьем.

Я занял свое место за столом и едва заметно кивнул им. Затем я потянулся вперед, отрезал себе кусок хлеба и масла. Я ел молча, вслушиваясь в разговор между ведьмой-убийцей и моим учителем. Еда была восхитительна, хотя и не настолько поджарена как я люблю; я пожалел, что спустился последним.

- Так ты согласен с этим, парень? – спросил Ведьмак.

Я посмотрел на него. Я был полностью сосредоточен на поглощении пищи.

- Согласен с чем?

- Ты не слушал? Будь внимательнее! – его голос был резким. – Ты выглядишь усталым. Плохо спишь?

Я кивнул.

- Я не спал большую часть ночи.

- Сон – это важно, парень. Лучшее лекарство против бессонницы – усталость, если ты свалишься в постель обессиленным от выполненной работы, то сразу же уснешь. Так почему бы тебе не сходить на север от Кастера, и не пригласить Джадда Бринсколла к нам, чтобы он присоединился к нашему делу. Он ловко владеет посохом, к тому же имеет трех волкодавов, они тоже будут полезны. А что касательно твоего брата, кузнеца, Джеймса? Ты сказал, что сейчас он в безопасности и здоров. Он сильный парень, и хорошо зарекомендовал себя на холме Пендл, когда мы сражались с теми ведьмами. Может быть тебе потом стоит сходить на ферму, и предложить ему присоединится к нам?

Я отрицательно покачал головой.

- Моя семья уже и так находится в опасности. Помните, Дьявол предупреждал меня о Джеймсе? Его, безусловно, похитили слуги Дьявола, а не какие-то разбойники. Я бы предпочел держать его подальше от еще одной опасности.

- Решать тебе, парень. Но помни: все против нас, и нам нужен каждый человек, который может чем-то помочь. Все Графство будет в опасности, если мы проиграем эту битву, и Дьявол восстанет. В любом случае, сначала отправляйся к Джадду. Буду ждать тебя завтра. Не забывай, что времени осталось мало – Хэллоуин через шесть дней!

Что бы выполнить его просьбу, мне придется изрядно пробежаться, чтобы добраться до мельницы за один день, и завтра вернуться назад. Но он был прав. Время на исходе.

- Я отправлюсь сразу, как только поем, - ответил я ему.

- Молодец! Пока ты будешь этим занят, Грималкин отправится на Пендл, чтобы найти там новых союзников.

Я готовился в дорогу. Сильно над сумкой думать не пришлось: мне придется бежать. Я взял лишь серебряную цепь, обвязав ей тело под рубашкой, и свой посох. Так же я взял два кинжала, но Клинок Судьбы оставил в доме.

Грималкин прислонилась к своей лошади, видимо что-то шептала ей на ухо. Кожаные ремни переплетали ее тело, ножны были полны ножей. Ее губы были окрашены в черный цвет. Она выглядела грозной и готовой к сражению.

- Ты поскачешь на коне? – спросил я.

Она кивнула и повернула коня ко мне.

- Моя нога крепчает с каждым днем, но я еще не готова пойти на своих двух до Пендла и обратно… ты кормил домового прошлой ночью, не так ли? – спросила она.

- Да, - признался я, - он пришел, и попросил моей крови. Я согласился. В противном случае он бы умер. Он мне так сказал.

- Возможно, ты спас ему жизнь. Но утром твое лицо было бледным – это чудо, что твой учитель ничего не заподозрил.

- Я не рассказывал ему о первом разе, так что эта мысль не пришла ему в голову. Он был слишком занят завтраком, чтобы что-то заподозрить.

- Остерегайся, Том – подобное существо может выпить слишком много твоей крови, что убьет тебя.

- Это меня и беспокоит… - сказал я Грималкин. – И еще кое-что… Что если он подчинит меня себе и будет контролировать, как Лихо сделал с Алисой? Я уже два раза давал ему свою кровь.

- Это еще одна опасность, - согласилась она. – Но если все будет хорошо, у вас могут быть хорошие отношения с домовым. Помнишь, что случилось с Алисой?

Я вспомнил те темные дни в Пристауне, когда Алиса выпустила Лихо, который был заточен в лабиринте, за серебряными вратами.

- Она дала ему своей крови в третий раз… и тогда, он обрел над ней контроль и власть.

- Да, - сказала Грималкин, - для тебя тоже существует риск. Но Лихо – темное демоническое существо – намного сильнее домового – а Алиса полностью перешла на сторону тьмы. Ты сильный. Если ты будешь осторожен, то твое сотрудничество с домовым будет равноправным.

Я кивнул; то что она сказала, было интересным.

Грималкин направилась на юго-восток, к Пендлу, а я пошел в противоположную сторону. Когда я шел, то думал о домовом – как об угрозе, и как о большой силе, которая может нам пригодиться. И я вспомнил слова, которые он сказал мне:

Ты смелый! Ты достоин того, чтобы находиться рядом со мной.

Эти слова говорили мне, что он действительно может относиться ко мне, как к равному себе, и не будет пытаться контролировать меня. Но как можно доверять созданию тьмы? В нем было мало человечности.

Я направился через Парлик. Был еще один солнечный, малооблачный день. Когда я был на Сигнальном перевале то попал под дождь, что более естественно для влажного климата Графства. Наверное, погода уравновешивает осадки, если в одном месте сухо – совсем рядом может идти дождь. Я задумался над тем, с чем нам предстоит столкнуться, вспомнил армию ведьм и нелюдей, которых там видел.

Я шел быстро, но вскоре устал и мне пришлось остановиться, чтобы отдохнуть. Ведьмак был прав, когда я закончу свое путешествие я буду спать как убитый, и никакие кошмары не помешают моему глубокому сну; я наверное не успею добраться к месту до темноты.

Когда я грыз свой кусочек сыра, то понял, что не показал Ведьмаку варианты, которые записал у себя на бумаге.

Я  снова подумал о том, что написал и обдумывал предстоящее сражение. Мы в меньшинстве, но наша цель заключается не в том, чтобы победить соперника, а в том, чтобы добиться того, что голова и тело Дьявола будут порознь друг от друга. Это нужно сделать до заката Хэлоуина, или до полуночи, чтобы магия не восстановила его силу.

Я хорошо запомнил карты моего учителя – большинство их них, к сожалению, сгорели в пожаре – но я был уверен, что одна лей-линия проходит через холм Уорда-Защитника. Если я буллу на правильной позиции, то смогу вызвать на подмогу домового. Конечно, на этот раз наши враги будут готовы к такой угрозе. Лукраст может попробовать уничтожить Кратча. На его стороне Алиса, которая присоединится со своей силой.

Я отбросил болезненные мысли в сторону и продолжил свой путь, направившись к востоку от Кастера, солнце уже склонилось над горизонтом. Здесь я пересек лей-линию, которая шла в сторону Уорда-Защитника; невидимая линия силы, одна из старых путей, ведущих от берега к холмам. Здесь не было никаких следов ведьм, или намеков на то, что они проходили здесь.

К тому времени, когда  я перешел на западный берег канала, солнце уже зашло. В этом месте на меня нахлынули воспоминания. Здесь Билл Аркрайт бросал меня в воду, и я учился плавать! Он был жестоким учителем, но я со временем полюбил его; я с грустью вспомнил, как он пал в Греции, отбивая атаку огненных элементалей, давая мне, Ведьмаку и Алисе шанс сбежать.

Мои самые страшные воспоминания касались этого берега канала. Я спустился в черный трюм баржи и встретился лицом к лицу с Дьяволом, он сидел на огромном троне в окружении черных свечей. Тогда я впервые узнал, что Алиса его дочь; а ее настоящая мать – Костлявая Лиззи…

Мельница была скрыта за деревьями, и луна была скрыта за облаками, так что мне тяжело было найти место в котором нужно отклониться от канала. Но затем, я увидел мост, и услышал как поток воды мчится вниз, так что я прошел еще немного вперед и направился на запад. Вскоре я уже пробирался под ветвями плакучей ивы, и достиг шестифутового железного забора, который ограждал сад мельницы.

Тогда я и услышал шум в темноте, где-то справа от меня. Я повернулся и в тот момент луна вышла из-за туч, осветив своим светом страшное, подобное насекомому существо, с плоской головой и длинным рылом. Я сразу узнал его – костяная трубка не заставила меня долго размышлять над тем, что это. Я поднял свой посох, но он исчез, когда луна снова зашла за тучи.

Это был скельт! Они встречались редко, и встретить одного возле мельницы – тревожный знак. Что он здесь делал? Я задумался над этим.

Затем я с опаской последовал вдоль забора, чтобы найти единственный проход на территорию мельницы. Я пробирался через ров с соленой водой во внутренний сад. Все это – забор и ров с соленной водой, часть защитных средств от водяных ведьм; вся местность была полна ими. Но было еще одно средство защиты – собаки!

Когда я направился в сторону мельницы, они начали лаять. Я услышал, как открылась дверь, и затем звук бегущих ко мне трех волкодавов. От страха мой желудок связался в узелок. Коготь, и ее два взрослых щенка, Кровь и Кость, были натренированны, чтобы убивать водяных ведьм. Я хорошо их знал; они были свирепыми. Они должны были узнать меня по запаху, но они все еще приближались, и это заставило меня нервничать.

В последний момент разъяренный лай прекратился колени. Я гладил их, а он облизывали мои руки в ответ.

- Это Том Уорд, - крикнул я, пока собаки бегали вокруг меня кругами.

Я хотел, чтобы вышел Билл Аркрайт, чтобы приветствовать меня, но все изменилось, и я должен был принять это. Вместо него мне навстречу вышел Джадд Бринсколл, он пожал мне руку и тепло, радушно улыбнулся, прежде чем мы вошли внутрь.

Вскоре я сидел за столом Джадда и уплетал большой блюдо баранины с луком. Судя по нему, Джадд был отличным поваром. Я был так голоден, что пока не насытился, так и не рассказал ему о причинах своего визита.

Он терпеливо ждал, наблюдая как я ему, и вдруг я вспомнил его предательство в Тодмордене. Он помог заманить моего хозяина в дом хозяйки Фреск, и он едва не погиб там. Конечно, семье Джадда угрожала опасность, и он действовал под давлением. Тогда я даже не хотел думать о том, чтобы простить его, но теперь понял, что пора забыть минувшие обиды.

- Как у Вас дела, Джадд? – сказал я, проглотил последний вкусный кусок. – Знаете, я видел скельта недалеко от забора.

Я ожидал, что он будет удивлен, но он лишь кивнул в ответ.

- Водяные ведьмы находятся под контролем. Я убил где-то около десятка ведьм, и трех посадил в ямы; но теперь здесь новая угроза, которая докучает мне – пришла очередь скельтов.

Кровь в моих жилах застыла. Я вспомнил, что Грималкин и Алиса говорили мне о Кабалос с севера: они ждут рождения своего нового бога, который выглядит как скельт. На рукоятках мечей героев тоже изображен скельт. Почему вокруг столько скельтов – особенно в момент, когда приближается Хэллоуин?

- Но они ведь очень редкие, - сказал я, - Билл Аркрайт как-то сказал мне, что можно прожить здесь несколько лет и ни одного не увидеть.

 - Это правда, - согласился Джадд. – Он мне говорил то же самое. Но сейчас все наоборот. Они убивают много овец. Каждое утро вдоль тела валяется около десятка обескровленных туш. Фермеры теперь стараются держать своих животных подальше от воды и болот. Я мог бы им немного помочь – твой учитель сможет отпустить тебя ко мне на несколько месяцев?

- При других обстоятельствах, Джадд, он был бы рад предложить вам помощь, но теперь все обстоит совершенно иначе. Вы нужны нам. Вот почему я здесь. Джон Грегори отправил меня к вам, чтобы вы пошли со мной в Чипенден – вместе с тремя собаками, если вы не будете против.

Ведьмак писал Джадду о случившемся, но  я объяснил все подробнее. Джадд молча слушал, с серьезным лицом.

- Звучит так, словно все против вас, - сказал он наконец, с мрачным видом.

- Вполне вероятно, что будет тяжело, - согласился я. – Не все выживут, чтобы рассказать потом об этом.

На мгновение мне показалось, что он откажется от помощи, но вместо этого он наклонился вперед и похлопал меня по плечу.

- Что ж, хороших снов, Том. Мы отправимся в Чипенден  с первыми лучами солнца.

Было уже поздно, когда мы добрались к дому Ведьмака. Поужинав, я обсуждал со своим учителем остальные вопросы, а Джадд отправился спать в запасную комнату, которая когда-то принадлежала Алисе. Я сидел и наблюдал за огнем в камине. Ночи становились холоднее. Дело шло к зиме.

- Спасибо, парень, что привел Джадда с волкодавами. Завтра утром ты сможешь отправиться на ферму и предложить твоему брату присоединится к нам. Без сомнения, ты будешь рад снова повидаться со своей семьей.

Я почувствовал раздражение – я уже говорил ему, что не хочу вовлекать в это Джеймса. Он не слышал, что я ему говорил? Мой учитель всегда стоял на своем, но у него были благие намерения, поэтому я попытался сдержать себя в руках.

- Нет, - твердо сказал я. – Как я уже говорил, я хочу избавить свою семью от очередных неприятностей. Джек, Элли и Мэри могли умереть тогда, в плену у ведьм. Они всегда будут в опасности из-за моих действий – но не в этот раз. Извините, но я не могу выполнить то, о чем вы просите. Не тогда, когда риск слишком велик.

Я вспомнил те темные времена, когда мне пришлось спасать свою семь из камеры в башне Малкинов. Этот опыт почти убил Джека, и он обезумел. Джеймс тоже рисковал своей жизнью, в битве на холме Пендл.

- Я понимаю, парень, - сказал Ведьмак. Он был серьезен. – Но я хочу, чтобы ты еще раз подумал. Утро вечера мудренее. Если ты передумаешь, скажешь мне утром. Если ты откажешься, я больше не буду об этом говорить. Есть еще одна вещь, о котором нам нужно с тобой поговорить. О домовом. Ты знаешь, что несколько лей-линий проходят через холм Уорда-Защитника.. ты можешь снова призвать его. Но должны ли мы использовать его в предстоящей битве?

- Он немного ослаб, после действия тумана, - сказал я. – Даже будучи полным сил, он не ровня Лукрасту и всем ведьмам которые будут там. Но мы должны быть к этому готовы.

- Он может уничтожить некоторых из них, что поможет нам добиться своей цели. Ты не готов поставить на карту жизнь своего брата, Джеймса – я это понимаю, прости. – Ведьмак поднял руку. – Я обещал не говорить об этом снова. Но домовой – существо тьмы, которое могло бы отнять нашу жизнь, если бы мы не заключили с ним сделку. Ты же понимаешь это?

Я кивнул.

- Я не хочу впустую тратить его жизнь, но я призову его, если нужна будет велика; если нам будет грозить поражение…

Ведьмак кивнул.

- Приятно это слышать, парень. Теперь о самом важном – как нам справиться с Дьяволом? Я думал об этом в последнее время. Ритуал не приемлемый вариант – мы уже говорили об этом, и эксперимент девочки с Думдрайтом обернулся провалом. Есть другие способы?

- Я много думал об этом, - ответил я ему, - я записал некоторые варианты в свою тетрадь…

- Прочитай их мне, парень.

Я сделал как он просил, но подозревал что у него уже было несколько таких идей.

У меня их было девять: некоторые звучали глупо, особенно сейчас, но я прочитал все.

- Четвертая кажется весьма перспективной, - сказал Ведьмак. – Разрубив Дьявола на мелкие части мы сделаем совершим ужасное действо, но это может сработать. Скрыв их, мы не уничтожим его навсегда, но его слугам будет тяжело отыскать их все. В Ирландии нам следовало подумать более тщательнее, после того как мы отрубили ему голову.

- Вы считаете, что это хорошая идея? – спросил я.

- Это лучше всего того, что придумал я, парень. Будет сложно воплотить такое в жизнь, но мы определенно можем попытаться… - он вздохнул, а потом добавил, - нас меньше, чем наших врагов; мы должны быть готовы к сражению до погибели. И мы должны верить в успех! Возможно некоторые из нас смогут прорваться к Дьяволу. Мы должны будем отрубить от него по несколько кусков, и убежать… У тебя есть три меча героев – которые нужно было использовать во время принесения Алисы в жертву.. что если ты используешь их против Дьявола в такой же цели?

- Для чего? Что бы отрезать ему костяшки больших пальцев?

- Да, парень, а почему бы и нет? Они много значат для ведьм. Они источник магической силы. Вот почему Грималкин носит такое ожерелье. Для ведьмы потерять их, большой позор; это значит что после смерти она будет заперта во тьме, и никогда не сможет вернуться в наш мир. Так что ты можешь отрубить ему пальцы и унести их подальше. Сделай с ним то, что хотел сделать с Алисой!

- Вырезать сердце?

- Я сомневаюсь, что будет такой шанс, но если ты отрубишь голову от тела, то сможешь отрубить пальцы и сбежать. Это может дать нам немного времени. Если к нему прорвешься не только ты, остальные сделают то же самое.  Каждому по кусочку тела Дьявола.

На мгновение в воздухе повисла тишина, мы думали о том, что нас ждет. Я чувствовал себя лучше, когда у нас появился хоть какой-то план действий.

Ведьмак пошевелился.

- Теперь иди спать, парень. Ты наверное очень устал после такого путешествия.  Грималкин согласна с тем, что они скорее всего попытаются вернуть Дьявола к жизни на закате. Так что набирайся сил – Хэллоуин через четыре дня.

Я зашел в свою комнату и забрался в постель. Путешествие действительно изнурило меня. Я устал, и мои глаза закрылись, как только голова коснулась подушки.

Я проснулся так же быстро.

Домовой снова лежал поперек моих ног. Я слышал, как он громко мурлычет.

Мне нужно больше твоей крови! Дай мне ее, сейчас! Потребовал он скрипучим голосом.

- Зачем тебе так срочно нужна моя кровь? – спросил я. – К тебе не вернулась твоя сила? Ты мало выпил моей крови?

Для грядущей битвы, мне нужно больше! Ответил домовой.

- Почему это должна быть именно моя кровь? Почему не кровь животного? Или я могу пойти вдоль лей-линии, пока не встречу своих врагов, которые хотят отнять нашу жизнь. Почему не выпить крови ведьм?

Твоя кровь особенна для меня. Это кровь моего брата.

- Мы братья?

Да, мы братья по духу. И без меня ты потерпишь поражение.

- Но если ты будешь сражаться с нами, тебя могут уничтожить, - сказал я.

Никто не живет вечно. Я и так слишком долго живу в этом мире.

Домовой был готов принести себя в жертву. Он устал от существования? Но его слова ничего не меняли. Я должен избежать того, чтобы призвать его, если это будет возможно.

- Я не призову тебя на верную погибель, если только нам не будет грозить поражение.

Тогда дай мне больше крови, и я буду ждать твоего зова.

- Я боюсь давать тебе больше крови, - признался я. – Ты можешь выпить слишком много, и мое сердце остановится.

Хорошо, что ты говоришь об этом. Только по-настоящему храбрый может признать свой страх. Я с нетерпением жду сражения рядом с тобой! Не бойся – ты не умрешь в этой постели. Я возьму столько, сколько мне необходимо – и ни на куплю больше. Поверь мне, ты останешься жив, и через сутки к тебе снова вернется вся твоя сила.

Но я вспомнил о Лихо, и о Алисе. Давать свою кровь в третий раз, очень опасно. Кто знает, каковы будут последствия? Мне пришлось подумать о совете Грималкин. Она видела опасность, но утверждала, что домовой не так силен, как демон Лихо. В один день мы можем стать с ним равноправными партнерами. Но затем меня поразила другая мысль…

- То что я дам тебе кровь третий раз, не изменит меня? В третьем разе есть своя значимость.

Да, это изменит тебя. Разница между нами немного изменится. Я стану боле человечным, а ты обретешь немного от домового. Разве это не справедливо?

Я не знал, чем это обернется для меня, но мои инстинкты подсказывали мне не останавливаться. Мой учитель всегда советовал следовать своей интуиции. И это был хороший совет: внутреннее чувство редко меня подводило.

- Тогда возьми мою кровь, - сказал я.

Я почувствовал, как он царапнул меня по тыльной стороне ладони левой руки, а затем шершавый язык начал слизывать кровь. Вскоре металлический запах крови заполнил мои ноздри. Казалось, это продолжается вечность, и в конце концов мое сердце начало медленно стучать, и пульс в висках превратился в головную боль.

Я провалился в темноту, темный сон без сновидений, зная что домовой еще слизывает кровь.

Я когда-нибудь проснусь? Я был слишком слаб и истощен, чтобы по-настоящему боятся. В тот момент мне было абсолютно безразлично, что со мной произойдет.

Следующее что я помню, утренний свет струящийся через окно. Я почувствовал лежащего поперек моих ног домового-кота, но он был невидимым.

Ты слышишь это? Спросил он.

- Что? – спросил я. – Ты о чем?

Я слышу пение птиц!

- Птицы поют каждое утро, - сказал я.

Я не замечал их, до этого момента. Я думал, что их пение, это жужжание мух вокруг застоялого пруда. Но их пение – это музыка. Я лучше буду слушать их, чем есть.

И тогда домовой исчез, вес пропал с моих ног. Когда я встал с постели то почувствовал слабость и головокружение. Я надеялся, что я быстро восстановлюсь. Мне нужна вся моя сила для грядущей битвы.

После завтрака Ведьмак отправился в свою библиотеку. Я пошел прогуляться в сад. Грималкин уже вернулась, ее лошадь паслась во дворе. Она только что вернулась из своего путешествия.

- Я разведала оп передвижении наших врагов, - сообщила она. – Небольшой лагерь остановился на склоне Сигнального перевала. Они кажется, готовятся отправится на север.

- Тебе удалось заручиться союзниками для предстоящей битвы?

- Да, но я думала, что много кто побоится присоединится к нам. Однако, у нас будет достаточно сил чтобы противостоять наши врагам.

Она указала в сторону восточного сада и странно улыбнулась. Она носила свои ножи при себе, но я заметил, что длинное орудие, которое она выковала недавно, не было при ней.

- Пройдись со мной, - сказала она.

Я последовал за ней среди деревьев к ее кузнице. Она была холодной, наполненной пепла. Рядом с ней на траве лежал меч. Она взяла его в руки и рукояткой протянула ко мне.

- Я выковала его для тебя, - сказала она. – Это подарок. Возьми его!

Я в изумлении посмотрел на меч. Первое что меня поразило, была его уродливость. Он не был таким изящным и украшенным, как мечи героев, выкованные Древним Богом Гефестом. Этот меч выглядел незаконченным, и на нем не было никаких украшений. Он не поблескивал в солнечном свете, лезвие было тупым и ржавым.

Грималкин улыбнулась, будто прочитав мои мысли.

- Никогда не смотри дареному коню в рот, - предупредила она. – Может быть, этот клинок и не выглядит красиво, но в бою все не так. Украшение это лишь притворство, которое радует создателя. Я предпочитаю функциональность. Этот меч – грозное оружие. Он предназначен для победы. Он предназначен для того, чтобы убить своего противника. Возьми его!

Поэтому я принял его. Я взял его правой рукой – той, которой всегда использовал Клинок Судьбы – баланс был идеальным. Меч со скельтом был сделан не для меня, и я только начал к нему привыкать и чувствовать вес. Этот был немного легче, и идеально подходил для моей руки. Мне будет легче сражаться с таким мечом.

- Я сделала его из метеорита, который упал на землю далеко на севере, - объяснила Грималкин. Руда очень редкая. Этот звездный меч сохранит остроту без заточки. И он никогда не сломается – он исключительно прочный.

- У этой руды есть дополнительное качество, - продолжила она. – Она легко поглощает магию человека, который владеет мечом. После этого она не примет никого больше. Таким образом, я встроила в него мощный щит против любой темной магии, которая предназначена, чтобы причинить тебе вред. Ты будешь невосприимчивым к таким угрозам. С этим мечом в руке ты можешь столкнуться с сильной ведьмой, или магом не опасаясь их. Но это не сделает тебя неуязвимым. Будет ошибкой, если я использую против тебя магию, но это не страшно для меня. В любом случае я могу использовать против тебя свои ножи. Так что будь осторожен. Другие могут сделать то же самое. Многие маги так же и воины.

Я кивнул, а затем вспомнил мой недавний разговор со своим учителем.

- Я разговаривал с Ведьмаком о том, как нам бороться с Дьяволом. Мы думаем, что сначала нужно отрубить голову, а затем взять кости его больших пальцев. После того, как мы отрежем от него много кусков плоти, мы разнесем их по разным местам. Я думаю, я должен сделать это мечом героев. Ведь они были частью ритуала, в котором должна была участвовать Алиса. Как ты думаешь?

- Я согласна. По крайней мере, это осложнит ситуацию его слугам в следующий раз, когда они попытаются восстановить его власть, - ответила она. – Но я сомневаюсь, что лишь этого хватит для того, чтобы его уничтожить… - она нахмурившись уставилась в землю.

- Я благодарен тебе за меч, - улыбнулся я ведьме-убийце. – Но почему ты отдаешь его мне сейчас? Ты предвидела что-то, что должно случиться в ближайшее время?

- Используй против Дьявола меч героев, но возьми и Звездный меч как дополнительное оружие. Рано, или поздно, ты будешь нуждаться в нем.

Я решил сделать, как она посоветовала. Против нас будут использовать магию, и этот меч может защитить меня.

Глава 25. Ферма Пивовара

Месть Ведьмака

Поздним утром я был в библиотеке со своим учителем. Я записывал информацию о своем новом мече в свою тетрадь; он обновлял свой Бестиарий.

Я рассказал ему о подарке Грималкин, но он никак не отреагировал на это. Я знал почему. Его можно использовать против тьмы, но он был создан при помощи магии. Он никогда полностью не смирится с этим.

Он перехватил мой взгляд и печально улыбнулся. И в эту секунду я передумал.

Иногда мы не сразу принимаем решения, мы тщательно все обдумываем, шаг за шагом. Словно что-то глубоко внутри нас рассматривает проблему, а потом внезапно принимает требуемое решение.

Я сказал, что не хочу рисковать жизнью своего брата Джеймса, но вдруг понял, что на кону стоит нечто больше чем одна жизнь. Я был готов поставить свою жизнь на кон. Почему я не могу пойти к Джеймсу, и попросить его присоединится к нам? В конце концов, он был грозной фигурой, ведущей людей против ведьм во время битвы на холме Пендл.

- Я отправлюсь к нам на ферму, и попрошу Джеймса присоединится к нам, - сказал я Ведьмаку.

- Спасибо, парень. Я знаю, для тебя это трудно, но поверь мне, ты принимаешь правильное решение. Я мог бы отправить письмо своему последнему оставшемуся брату Эндрю, но он слесарь, а не боец, Джеймс же будет более пригодным для нашего дела.

- Если Джеймса убью во время сражения, значит, я принял неверное решение, - пробормотал я.

- Шансы против нас, мы все можем умереть, - ответил Ведьмак, уставшим и смиренным голосом. – Наверное, многие из нас. Но если мы добьемся успеха, тогда в жертве есть смысл. Я не мстительный человек, но я видел много зла в свой жизни: я видел семьи которые опустила на колени война; я видел как брат сражается с братом, а сыновья стают против своего отца – все это, вот как Дьявол влияет на наш мир. Не говоря уже о прямых угрозах от темных существ – которые всю жизнь пытаются меня убить. Как я уже сказал – я человек не мстительный, но пришло время расплаты. Им придется заплатить за содеянное, не только за Графство, а за весь мир!

Я кивнул. Я знал, что он прав.

В течении часа я собрался и отправился на ферму, которая когда-то была моим домом – там где вырос я и шесть моих братьев, четверо из которых сейчас были разбросаны по всему Графству, со своими семьями. Джек по-прежнему жил на ферме, а Джеймс теперь работал там в качестве кузнеца и всячески ему помогал. Я не собирался просить Джека о помощи – у него есть своя семья, как и у остальных моих братьев.

Я испытывал смешанные чувства по возвращению домой: там столько всего изменилось. Мамы там больше нет; и она, и отец уже мертвы. Я вспомнил свое счастливое детство. Мне никогда не вернуться к нему; оно превратилось в нечто другое.

Я остановился и разбил лагерь на ночь, в нескольких милях от фермы. Лучше прийти к ним утром, как и просил Джек.

На следующий день рано утром через лес поднялся на холм Палача, под ногами хрустели опавшие листья. Здесь,  холодными зимними ночами, немногие могли услышать стоны мертвых солдат, которые расстреляли и подвесили на дереве во время войны.  Но сейчас на дереве сидели птицы и пели, солнце ярко светило, отбрасывая тени веточек на траву.

Там не было и намека на неупокоенные души солдат, но по одну сторону я видел огромную полову поваленных деревьев, след оставленный Дьяволом. Я укрылся в специальной комнате, где мама хранила свои сундуки; Дьявол не мог войти внутрь, она использовала магию, чтобы защитить меня.

Наконец я разглядел знакомые очертания фермы Пивовара впереди – местные жители называли ее так, потому что она была единственным источником здесь где варили местное пиво. Папа никогда не беспокоился пивоварением, так что мы называли это просто «ферма» или «дом».

Фермерские собаки предупредили о моем приближении, и Джек вышел из сарая, направился ко мне. Он был крупным мужчиной, его густые брови часто хмурились. Но сегодня он улыбался.

- Том! Том! Какой сюрприз! Приятно тебя видеть! – крикнул он.

Он схватил меня в свои медвежьи объятья, но на сей раз он не пытался раздавить мне ребра, как обычно. Когда он отстранился от меня, я заметил, что он уже не такой высокий, как был раньше. Я никогда не был таким высоким как Джек, но казалось, уже приближался к его росту.

- Как семья – Элли и маленькая Мэри? – спросил я.

- О, они в полном порядке. Ты не узнаешь Мэри. Она яркая, как пуговичка, и полная озорства как маленький сорванец. Она всегда ищет способ, как попасть в беду.

- А Джеймс?

- Он никогда не признает этого, но он был больше чем потрясен от этого похищения. Он уже вернулся к своему прежнему поведению. Его кузница сейчас делает больше чем ферма – он очень щедрый, и помогает мне всем, чем может. Он прекрасный брат.

Эго слова не улучшили положения. Если Джеймс уйдет со мной, то оставит брата без физической помощи и финансовой поддержки.

- Что привело тебя сюда, Том? – продолжил Джек. – Без сомнений ты явился сюда, чтобы уладить несколько местных проблем.

- Каких проблем? – спросил я.

- Здесь не случилось ничего нового, помимо того что бывает обычно, - сказал Джек, указав в сторону холма Палача. – Но на дальней стороне поселка Топли ад вырвался на свободу. Это продолжается уже неделю. Призраки, домовые, ведьмы – ты и сам знаешь. Там видели призраков за пределами кладбища и в доме Бека поселился домовой. Хозяева ушли с дома через неделю. Сейчас он становится еще опаснее – он бросает камнями в прохожих. Там видели много ведьм: они проходили небольшими группами, направляясь на север, воруя и угрожая жителям.

Без сомнения ведьмы направляются к Каменному Стражу, чтобы присоединится к другим слугам Дьявола. Но повышение активности других темных существ заставила меня задуматься. Может это из-за предстоящего сражения в Хэллоуин? Темные силы собираются везде?

- Я на самом деле пришел, чтобы попросить Джеймса помочь нам с большой проблемой на севере, - сказал я. – Но я непременно найду время, чтобы разобраться с домовым прежде чем мы уйдем. – Мне показалось, что я могу потратить час или два на домового, прежде чем уйти назад в Чипенден.

- Ты сказал «мы»… ты хочешь, чтобы Джеймс ушел с тобой?

Я кивнул.

- Если он согласится нам помочь.

- Ты подвергнешь его опасности? Ты хочешь, чтобы он помог тебе сражаться с тьмой? – улыбку на лице Джека сменил гнев. – Тебе не кажется, что он достаточно страдал в последнее время?

- Да, он страдал; мы все страдали в той или иной форме. Но все Графство и мир за его пределами столкнутся с чем-то похуже. Я не думаю, что ты будешь здесь в безопасности, Джек, - предупредил я. – Там впереди нас ждет опасность, с которой нам нужно столкнуться, даже если это заберет жизнь Джеймса, и мою.

Гнев исчез из лица Джека; я увидел смесь страха и печали, он уставился в землю.

- Элли носит еще одного ребенка, - сказал он наконец. – После того, что случилось на Пендле, я думал, мы никогда не пополним семью. Но она нервничает, Том, так что не говори ей об опасности, хорошо?

Элли была беременна, когда Джек и Мэри попали в плен к ведьмам. Травма от похищения плохо сказалась на ней, и она потеряла ребенка.

- Конечно, Джек – поздравляю!

Он посмотрел на меня, а потом похлопал по плечу, прежде чем мы направились к дому. Кузница находилась за коровником, но я не видел Джеймса за работой.

- Джеймс ремонтирует сельскохозяйственные механизмы, на другой стороне Топли, - сказал Джек, словно прочитав мои мысли. – Он вернется до темноты – скорее всего во время ужина. Я буду благодарен, если ты поговоришь с ним прежде чем сядешь за стол, чтобы не расстраивать Элли. Или после того, как мы отправимся спать, у вас еще будет достаточно времени, чтобы поговорить. Я скажу, что я устал, и предложу ей пораньше пойти спать. Тебе будет удобно спать на диване внизу?

- Конечно, но ты уверен? Элли будет рада? Я знаю, что присутствие ведьмака заставляет людей нервничать. Я планировал быть у вас до заката.

- Элли будет в порядке, и я тоже, Том. На этот раз мы справимся. Кроме того, Джеймсу не помешает поспать перед таким путешествием. Мы переживем, если ты останешься, не волнуйся.

Я задумался над тем, почему Джек изменил свое мнение о том, что мне не стоит  оставаться у них после темноты. Может он боится, что больше никогда не увидит меня и Джеймса и не хочет отвергать меня во время нашей возможной последней встречи?

Я обернулся и увидел Элли, которая вышла поприветствовать меня. Я заметил, что ее волосы кукурузного цвета стали светлее. В уголках ее глаз и рта появились маленькие, едва заметные морщинки. Но когда она улыбнулась, я понял, что Джеку повезло с такой женой. У меня внезапно застрял комок в горле, когда я подумал о том, что потерял Алису, но я гневно отбросил эти мысли подальше от себя.

- Ох, Том! Так приятно видеть тебя снова! – Элли подошла ко мне и тепло обняла. – Мэри! Мэри! Том здесь! Выходи и посмотри на своего дядю! – закричала она.

Через дверной проем выбежала маленькая девочка, и уставилась на меня большими круглыми глазами. Она даже отдаленно не напоминала грязного, перепуганного ребенка, которого сжимала Элли, в башне Малкинов, двумя годами ранее.

- Здравствуй, Мэри, - сказал я, улыбнувшись.

- Здравствуй, дядя Том. Ты пришел, чтобы убить дому?

- Она говорит о домовом, который кидает камни, - объяснила Элли. – Она не может перестать говорить об этом.

- Надеюсь, мне не придется его убивать, - сказал я ребенку, - иногда с домовым можно договориться.

- Можно я приду и посмотрю? Я хочу услышать, как он говорит.

- Мне нельзя брать с собой других людей, когда я иду к домовым, - сказал я ей. – Большинство не говорят, когда я прихожу не один, но когда я вернусь – я повторю тебе все слово в слово. Договорились?

Мэри улыбнулась и кивнула.

Я улыбнулся ей в ответ, а затем взглянул на своего брата и его жену. Они были счастливой семьей. Я почти забыл, как приятно проводить с ними время. Затем на меня нахлынула волна печали.

Джеймс вернулся только к ужину, как и предполагал Джек. Он тепло пожал мне руку. Он выглядел сильным и подготовленным – работа, без сомнения, держала его в форме. Он был высокий, как Джек, но более мускулистый. Его нос был сломан в свое время и не сросся должным образом, так что он выделялся на его лице. Но несмотря на это, он был красивым и приятно улыбался.

Я сделал, как просил Джек, и не рассказал о причине своего визита за ужином, даже когда Джеймс напрямую меня об этом спросил.

- Что привело тебя домой, Том? Ничего особенного, или ты просто проездом в наших краях?

Я проглотил кусок тушеного мяса с овощами, чтобы дать себе время подумать.

- Я слышал, в этих краях есть некоторые проблемы с тьмой, - ответил я ему, - завтра я собираюсь пойти и попробовать разобраться с домовым на другой стороне Топли.

Джек признательно улыбнулся мне.

- Том хочет поговорить с ним! – объяснила Мэри.

- Конечно, милая, - сказала Элли с теплой улыбкой. – Большинство вещей в этом мире можно решить разговором. Все что нужно, иметь немного терпения, вот и все – то, чего не хватает большинству мужчин.

Я улыбнулся Элли, желая, чтобы ее слова были правдой. Мы можем поговорить со слугами Дьявола которые собираются, чтобы помочь ему вернутся в наш мир в Хэллоуин? Это равносильно тому, что одними руками пытаться сдержать прилив.

Глава 26. Никто не в безопасности

Месть Ведьмака

Когда Джеймс и Элли поднялись наверх, Джеймс встал из-за стола.

- Пойдем, посмотришь кузницу, Том, - предложил он. – Она изменилась, с тех пор как ты был здесь в последний раз.

Он дал мне отличный повод, чтобы поговорить с ним наедине. Он зажег фонарь и повел меня через двор, затем с гордостью показал свое новое оборудование: две пары больших новых тисков, наковальню и множество рядов специальных инструментов, которые висели на стене.

- Я люблю эту работу, - сказал он мне. – Это большое удовольствие, делать хорошую работу за разумную цену. Люди это ценят. Другие кузнецы сейчас уже отошли от дел, и у меня больше работы, чем я могу выполнить.

Я кивнул.

- Ты молодец, Джеймс. Но я не рассказал тебе все о чем хотел, потому что Джек просил не говорить этого при Элли. Я здесь, чтобы просить тебя о помощи. Помнишь, ты сражался против ведьм на холме Пендл? Затевается нечто подобное в ближайшее время, и нам необходима твоя помощь.

Я объяснил ему что происходит и какая яростная борьба предстоит между силами зла и нами на Хэллоуин. Пока он слушал, его лицо стало мрачным; он дважды покачал головой.

- Звучит не ладно, Том, но я не уверен, что смогу помочь. В прошлый раз моя семья была в опасности, но это совсем другое. В последние несколько лет урожай был не очень хорошим – из-за недостатка пришлось убить нескольких животных. Все слишком тяжело. Джек и Элли нуждаются во мне, чтобы не умереть с голоду. Ты не можешь обратиться к военным?

Я отрицательно покачал головой.

- Солдаты не слишком высокого мнения о ведьмаках, - ответил я ему. – Я не думаю, что они захотят нам помочь, и тем боле сражаться радом с ведьмами, которые на нашей стороне. Они считают обе стороны своими врагами. В начале этого года большой патруль солдат был убит возле Тодмордена служителями тьмы. Солдаты не подходят для таких сражений, - я уже обговаривал эту идею с Ведьмаком, и мы решили, что участие военных нам не поможет. – Но помогать нам, или нет, решать тебе, Джеймс.

- Я просто не уверен, Том…

- Есть еще нечто, что ты должен знать. Те бандиты, которые похитили тебя – не были простыми грабителями. Они действовали по приказу тьмы – несомненно, от самого Дьявола; они хотели причинить тебе боль, чтобы надавить на меня. Прости, Джеймс, - добавил я виновато. – но это может случится снова. Если мы не победим в Хэллоуин, никто не будет в безопасности. Я должен признать, что сначала не желал впутывать тебя во все это; я не хотел снова подвергать тебя опасности, но тяжелые времена… В любом случае, как я уже говорил, решение остается только за тобой, Джеймс, и я приму любой ответ.

- Когда ты собираешься идти назад?

- Завтра утром. Сейчас я отправлюсь, чтобы изгнать домового – лучше сделать это во тьме.

Несмотря на грядущую битву, нужно выполнять рутинную работу ведьмака. В конце концов, домовой может  убить кого-то, если я не усмирю его. Это мой долг.

- Хорошо, Том, - сказал Джеймс, вздыхая. – Дай мне подумать над этим. Я скажу тебе о своем решение завтра утром.

Домовой оказался несговорчивым.

Разговоры не сработали. Иногда домовых получается убедить покинуть дом, но в этот был упрямый.

Как и большинство других видов домовых пращник, проводит большую часть будучи невидимым для людей – потому что они уродливые, с шестью руками. В первый год моего ученичества моего учителя чуть не убил один такой, который обосновался в фермерском доме недалеко от фермы в Адлингтоне.

Я мог попытаться запугать его, насыпав вокруг фермы соли и железа. Но это не всегда срабатывает, и у меня было мало времени. Так что я не теряя времени пошел прямо на него; он был вооружен камнями – у меня в правой руке была соль, а в левой железные опилки.

Я хорошо видел свою цель. Два облака соли и железа идеально слились, чтобы умертвить домового. От него осталась лишь вонючая лужа слизи на полу. У меня осталась лишь шишка размером с яйцо на любу, но зато я жив.

Я сел на кушетку, вскоре после полуночи. Не смотря на глухие удары головной боли я в конце концов уснул.

Я проснулся рано, Джек отправлялся делать свои дела, а Элли готовила завтрак. Я сел перед большой тарелкой тостов и яичницы. Мэри уже сидела за столом, закидывая кашу в рот.

- Что сказал дома? – спросила она.

- Ни слова. – я улыбнулся ей. – Мы боролись, и я победил. Дома ушел.

- Дядя Том победил! – воскликнула Мэри к маме.

- Конечно, милая. Я никогда и не сомневалась. Это его работа, и он хорошо знает свое дело.

Элли улыбнулась, но когда в комнату вошел Джеймс улыбка пропала с ее лица. Одного взгляда было достаточно чтобы понять, какое решение он принял. В одной руке он держал кузнечный молот, в другой сумку.

- Я пойду с тобой, Том, - сказал он, подтверждая мои догадки.

Через час мы с Джеймсом прощались с семьей. Джек пожал мне руку и похлопал по плечу.

- Береги себя, Том. Будь осторожным. Возвращайтесь живыми, вы оба.

Элли крепко обняла Джеймса, а когда отпрянула от него, у нее по лицу бежали слезы.

Когда мы покинули ферму, оставив ее далеко позади, а задумался попаду ли сюда снова.

Я думал о том, что веду своего брата на верную смерть.

За два дня до Хэллоуина мы встретились в сумерках на кухне Ведьмака; я сопроводил членов нашего маленького сбора через сад, чтобы их не разорвал домовой.

Я подразумевал, что даже в самых смелых мечтах мой учитель не предусмотрел такой ситуации, когда вокруг его стола будет сидеть такая смешанная компания, их глаза блестели в свете свечи.

Ведьмак и я привыкли к присутствию Грималкин, Джадд и Джеймс тоже не были проблемой. Это была Маб, лидер клана Маулдхиллов, и угрюмая ведьма с грязными ногтями, Фенси.

- Первое, что нам нужно решить, где мы должны направить свои силы, - сказал мой учитель.

- Куда направить силы? – спросила Фенси. – Лучше всего атаковать сразу во всех направлениях!

Я почувствовал запах зловония идущий из ее рта через большой стол, и я начал подозревать, что под ее ногтями, скорее всего не грязь, а запекшаяся кровь. Но она была лидером большой группы клана Динов, и пришлось с этим смириться. Нам нужен каждый союзник, которого мы можем получить.

- Нет! – решительно сказала Грималкин. – Мы должны объединить наши силы и сосредоточить их! Мы должны быть как острие копья. Мы должны пробраться к месту где будет тело Дьявола. Джон Грегори и Том Уорд озвучили стоящую, на мой взгляд, идею. Мы разрубим Дьявола на множество кусочков, и каждый из нас возьмет по части его тела, мы можем скрыть их, или еще лучше, сделаем как я: будем защищать их до самой смерти. Так мы с ним не покончим, но задержим его попытки восстановить силы. Ты можешь попытаться предвидеть исход? – она посмотрела на Маб Маулдхилл, которая сидела слева от нее.

Маб наслаждалась тем что была лучшей провидицей на Пендле, и ее красивое лицо расплылось в улыбке, потому что Грималкин поставила ее способности выше своих собственных. В ней был лишь один недостаток, она ходила босиком, и ее ноги были настолько грязны, что запах от них был даже куда отвратительнее смрадного дыхания Фенси.

- Могу, - ответила она. – Но все неясно. Я знаю, что будет много смертей: с обеих сторон. Весьма вероятно, что по крайней мере один из сидящих за этим столом погибнет. Вы хотите услышать имя, чтобы подготовиться?

- Держи свои темные мысли при себе, - рявкнул сердито Ведьмак. – Не говори о таких вещах, пока ты под моей крышей.

Маб сладко улыбнулась ему.

- Как вам будет угодно, Джон Грегори. Но я хотела бы добавить – исход боя зависит от решений которые мы примем за этим столом. После того, как мы их примем, я снова могу предвидеть. И тогда исход будет более точным. Если кто-то из сидящих здесь захочет его узнать, и подготовиться к тому, что может быть умрет во время сражения – пусть придет ко мне лично, и я все расскажу ему.

- Хорошо, я согласен с этим, - продолжил мой учитель, - мы соберемся в одном месте, сконцентрируем свои силы и нанесем удар с фланга, как копье, которое будет нацелено в сердце Дьявола.

На мгновение Фени открыла рот, чтобы возразить, но Грималкин одарила ее жестоком взглядом и она тут же закрыла его. Все сидящие за столом, включая Фенси, кивнули в знак согласия.

- Где лучше всего нам собраться? – спросил я. Хотя понимал, что наши враги могут использовать магию, чтобы обнаружить наше местонахождение.

- К югу от Седловины? – предположил Ведьмак.

- Это столь же хорошее место как и все остальные, - ответила Грималкин. – Где бы мы не встретились, наши враги могут устроить засаду. Поэтому я возьму небольшой отряд Малкинов и пойду расчищать путь.

- Я бы хотел сказать о времени, - Джеймс заговорил впервые за все время. – Тогда, на холме Пендл нам не удалось остановить появление Дьявола в нашем мире, потому что мы прибыли слишком поздно. Это уже было сделано. Мы должны иметь время в запасе.

Это было хорошее замечание. С помощью сестер мамы, летающих ведьм-ламий, мы выиграли битву и сорвали шабаш на холме Пендл. Но мы прибыли слишком поздно.

- Я попытаюсь предвидеть это, - пробормотала Маб.

- Ты говоришь неуверенно, - сказала Грималкин, подняв брови.

- Если Алиса и Лукраст попытаются скрыть информацию, это может оказаться трудно, - ответила она.

- Ты единственная кто может это сделать – я верю, что у тебя получится!

Маб почти светилась от такой похвалы ведьмы-убийцы. Я понял, что Грималкин достигла желаемого – дала Маб то, чего она желала. Ведьма-убийца пойдет на все, чтобы получить жизненно важную информацию.

Вскоре после этого, ведьмы собрались уходить. Я проводил их до края сада, пока Грималкин не пошла к своему уже привычному месту, к камням на ямах домовых.

- Будь осторожен в бою, Том, - предупредила Маб. – Для тебе жизнь и смерть, находятся в равновесии. И даже если тебе удастся выжить, дальше может быть риск. Есть три момента, в которые ты можешь умереть: во время боя; сразу после него; и наконец, встретившись в мощным противником.

- Спасибо за радостные мысли, Маб, - сказал я с сарказмом. Ее слова не вселяли в меня уверенности, поэтому я попытался прогнать их из своей головы.

- Не обижайся, Том – ты знаешь, что ты мне нравишься. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Я бы не слишком полагалась на тот ржавый меч, который тебе подарила Грималкин.

Я замер, наблюдая, как две ведьмы направились прочь от Чипендена. Я кипел от гнева. Я знал, что Грималкин бы не сказал Маб о мече – значит, она сама предвидела это. От нее ничего не скроешь?

Впрочем, она признала, что Лукраст и Алиса могут скрыть их планы от нее: это может стать проблемой. Нам нужно знать время ритуала. Что же касается моей смерти… я знал что противник превосходит нас количеством в несколько раз, и на победу нет никаких гарантий, так что можно не волноваться по этому вопросу.

Что должно случиться, тому не миновать…

Я вернулся на кухню, где сидел мой учитель, Джеймс и Джадд Бринсколл. Я почувствовал обстановку.

- Садись, парень! – рявкнул Ведьмак, с раздражением в голосе.

- Что случилось? – спросил я.

- Это все идет против моих устоев о ведьмах. Грималкин я уважаю, несмотря на то, что она ведьма, но две другие – особенно та хитрая, с кровью под ногтями и вонючим дыханием – я никогда не думал, что дойдет до такого!

- У нас нет выбора, - сказал я, пытаясь его успокоить. – Если мы хотим, чтобы у нас был шанс, мы нуждаемся в тех, кто ей подчиняется.

- Да, подчиняется. Это другое что меня терзает. – он в гневе повысил голос. – Джеймс говорил, но ты молчал, парень, - и ты не проронил ни слова, Джадд. Они будут принимать все решения, если мы позволим им это!

- Прости, Джон, - ответил Джадд. – Я не умею говорить в компании. Я ведь только что приехал, и пытаюсь разобраться в ситуации. Я подумал, что будет лучше посидеть и послушать остальных.

Ведьмак посмотрел на него, и устало кивнул.

- Я знаю, что ты не любишь этого, - сказал мой учитель, глядя ему прямо в глаза, - но это нужно сказать. Нас ожидает большая битва. Против нас стоит не одно, и не два существа тьмы. Поэтому нам нужен лидер, с хорошими боевыми навыками; который сможет объединить нас. Это не может быть Джеймс – наши союзники его практически не знают. Это не может быть ведьмак, или его ученик, потому что ведьмы нам не доверяют. Это должна быть Грималкин. Они пойдут за ней – может из-за страха, или уважения. Она знает, что делать в этой ситуации. Поэтому мы должны принять это, и жить с этим.

- Жить с этим, либо умереть с этим! – рявкнул Ведьмак. – Если мы имеет дело с самим Дьяволом, я полагаю оно того стоит – мы наконец-то можем отплатить ему за все страдания, которые он принес в этот мир. Что ж, сейчас я иду спать. Завтра в путь, и спать придется на твердой земле. Так что это будет ваша последняя ночь в мягких постелях на ближайшее время.

Я кивнул и улыбнулся, но его слова задели за живое. Может быть, кто-то из нас последний раз спит в теплой и удобной постели.

Глава 27. Сражение ведьм-убийц

Месть Ведьмака

Маб вернулась в полдень следующего дня, чтобы поведать нам о результатах своего предвидения, она сияла от успеха. Она узнала, что ритуал будет проводиться на закате, а во время полуночи, что было более вероятным.

Вскоре Грималкин повела ее к выходу.

- Мы встретимся чуть севернее от Седловины, как и договаривались, - сказала она. – Я отправлюсь расчистить путь. Затем я буду ждать время решающей битвы.

Она возьмет с собой несколько ведьм с собой, чтобы убить тех, кто будет поджидать нас на месте встречи.

- Да, - кивнул Ведьмак. – Время стремительно приближается.

Грималкин ушла, без единого следа хромоты. Без сомнения, она все еще чувствует боль от серебряного штыря, но хорошо это скрывает. Вдруг она повернулась и посмотрела назад.

- Не забудь взять с собой оба меча, - сказала она мне.

В течении часа мы отправились в назначенное место. Ведьмак, Джеймс, Джадд и я шли вместе, рядом с нами бежали три собаки, Коготь, Кровь и Кость. Группы ведьм шли отдельно; мы встретимся с ними завтра в полдень. Мы мало разговаривали по пути, даже когда разбили лагерь на ночь далеко на западе от холма Уорда-Защитника.  Мы сидели вокруг костра, и глубоко задумавшись глядели в угли.

Позже Джеймс потчевал меня рассказами о жизни на ферме за прошлый год. Маленькая Мэри видимо любила всякие пакости. Но я мало что мог сказать в ответ. Большинство моих историй заключались в том, что я сражался с тьмой. Я не вспомнил об Алисе - больше не хотел о ней говорить.

Хэллоуин начался с дождя; мы съели поздний завтрак из холодной курицы, и дрожащие укрылись под ветвями леса, с ветвей капали крупные капли.

Мы прибыли на Седловину последними, и мое сердце упало когда я осмотрелся. Нас здесь было много: Ведьмак, мой брат Джеймс, Джадд Бринсколл и три его волкодава, Грималкин и пожалуй с ней сто пятьдесят ведьм с Пендла, большинство из них из клана Маулдхиллов, их лидер Маб и ее две сестры. Здесь еще было немного ведьм, которых Грималкин призвала с крайнего севера; они пересекли море, чтобы бороться радом с нами. Мы молчали, обдумывали задачу, которая стояла перед нами, в ходе которое многие из нас наверняка погибнут.

Ветер свистел, и где-то вдалеке я услышал шум крыльев, за которым последовал лай собак. Они тоже услышали это.

Когда я повернул голову к холму Уорда-Защитника, то увидел дополнение в нашей группе. Небо было чистым, солнце постепенно клонилось к горизонту, и я увидел черную фигуру, которая приближалась к нам. Мгновения спустя, крылатая фигура устремилась вниз к нам.

Один раз увидев, никогда не забудешь. Это была Слейк, ваенгир; ведьма-ламия, сестра моей мамы, которую я в последний раз видел в башне Малкинов. Она сказала мне, что будет в башне до тех пор, пока Дьявол не будет уничтожен, и только потом сможет ее покинуть.

Ведьмы разбежались в стороны с визгом, когда она опустилась рядом со мной и Ведьмаком. Некоторые из наших теперешних союзников два года назад сражались против нас на Пендле. У них были основания опасаться крылатой ламии, потому что тогда две ламии сыграли переломную роль в сражении.

Слейк приземлилась рядом со мной и моим учителем. Я с благоговением посмотрел на нее. Ее черные пернатые крылья были сложены у нее за спиной; ее нижняя часть тела была покрыта чешуей; четыре конечности заканчивались длинными как бритва когтями. Было неуютно стоять так близко к ней, смотреть е немигающие, ожесточенные глаза.

- План Зенобии не осуществляется! – прошипела она. – Я предвидела твое непослушание и пришла сюда, чтобы увидеть это своими глазами!

Мою маму звали Зенобия. Она просила меня принести Алису в жертву, и Слейк ждала этого. Она пришла не присоединится к нам; она прилетела сюда, чтобы спорит со мной.

- Жертва уже не «готова», - сказал я ей. – Она объединилась с Лукрастом. Она считает, что лучше уж Дьявол, чем новый бог  - тот, после рождения которого, его народ отправится войной на все человечество. Желаю я того, или нет, но жертва была бы бессмысленной.

- Дьявол уже привязал к камню на вершине Уорда-Защитника, и готов к ритуалу, - сказала ламия. - Я пролетала там, и видела все. Его голова и тело соединены. Время на исходе. У тебя есть лучший план? Что ты предлагаешь делать?

- Мы сделаем все что сможем, - сказал Ведьмак, ответив за меня. – Мы собрали столько, сколько смогли здесь. Мы нарушим ритуал, затем снова отрубим голову от тела и унесем ее. Но на этот раз, мы разрубим его тело на кусочки, и попытаемся держать их подальше от его сторонников.

- Вас мало, а их много – возможно, по пять человек на каждого из вас. И у них есть Лукраст и девочка Алиса. Перспектива безрадостная.

Я вспомнил бой на холме Пендл. С помощью Слейк и ее сестры ламии мы победили – хотя так и не достигли своей цели. Мы не смогли предотвратить то, что ведьмы призвали Дьявола в наш мир. Слейк была права – перспективы действительно безрадостные. Вполне вероятно, что мы снова потерпим поражение.

- Но мы можем попробовать, - сказал я.

- Да! Лучше умереть в бою, чем стоять и ничего не делать. – согласился Ведьмак.

- Я полностью с этим согласна, - сказала Грималкин, подойдя к крылатой ламии. – Нас ждет великая битва, шансы против нас подавляющие, а цена поражение – ужасающая. Всю свою жизнь я готовилась к этому моменту. Что может быть лучше, чем смерть в такой битве? И это говорю тебе я – Грималкин, если я погибну, я заберу с собой очень много наших врагов! Ты пойдешь с нами, сестра?

Сейчас другие ведьмы стояли ближе и слушали с вниманием каждое слово ведьмы-убийцы.

Слейк долго на нее смотрела. Затем медленно кивнула жестокой головой.

- Да, моя сила с вами. Помните, что каждый из присутствующих здесь, должен одолеть как минимум пять противников. Сделайте это, и мы победим, несмотря на то, что шансы не в нашу пользу.

Несколько моментов спустя, мы направились к холму Уорда-Защитника, Грималкин вела нас. Мы продвигались медленно. Земля под ногами была сырой, с глубокими, застоялыми лужами, которые так и ждали, чтобы поймать невнимательного в свою пасть. Ветер набирал силу, продувал наши лица. Небо было ясное, солнце клонилось к зениту, освещая пейзаж; не было никакого намека на дождь.

Но затем, внезапно, я увидел вспышку на горизонте прямо по курсу. Это была молния? Раскатов грома не было слышно. Вскоре после этого последовала еще одна голубая вспышка.

- Используют магию, - сказала Грималкин. – Ты можешь почувствовать это!

Я почувствовал слабый запах серы, она была права.

Когда мы приближались к цели, темная масса Каменного стража встала на дыбы перед нами, словно страшный зверь, готовившийся к прыжку. В лучах заходящего солнца выглядело так, словно он окрашен кровью. Тогда мы заметили наших врагов, которые окружали скалу; когда мы приблизились, они повернулись к нам, с оружием наготове. Зрелище было пугающим. Одно дело знать количество в цифрах, но другое столкнуться с этим числом вживую. Как мы можем прорваться к телу Дьявола сквозь их плотные ряды?

Я искал Алису и Лукраста, но их нигде не было видно. Это было облегчением для меня. Увидеть Алису на стороне своих врагов, было бы отвратительно.

За ними я видел громадное тело Дьявола, привязанное к камню Уорда-Защитника. Его тело охватывали веревки; они были  прикреплены к кольям, которым забили в каменную породу. Тут не обошлось без темной магии. Зачем им привязывать его к скале? Без веревок, он бы соскользнул вниз, и скатился по мокрой земле.

Он никогда не выглядел более ужасающе. Я боялся, что он в любом момент откроет глаза и посмотрит на меня, разорвет веревки, которые удерживают его и придет за мной. Я знал, что ритуал еще не совершили, но меня переполнял ужас.

С каждым шагом земля становилась тверже и мы двигались быстрее. В любой момент я ожидал нападения. Ведьмак принял руководство Грималкин, я всегда знал, что так будет: она будет принимать решения в предстоящей битве.

Она шла впереди, командуя нашей маленькой армией. Кто сможет оспорить ее решения? В данном случае, никто бы не стал спорить, что она лучший кандидат на роль нашего лидера.

Я посмотрел на молнии над Каменным Стражем. На это раз они были в форме зигзага, и появлялись из чистого неба.  Одна молния попала в тело Дьявола, который начал крутиться из стороны в сторону, ворочая головой. Ритуал начался, и меня наполнил страх.

Я снова вспомнил башню, и вспомнил, что голова быстро начала прирастать к шее. Здесь все может продвигаться гораздо быстрее. Она уже полностью приросла к телу, как говорила Слейк? Я с опаской задумался над этим.

Вдруг я почувствовал давление на мое лицо. Это был не ветер, который казалось бушевал по направлению к нам с Каменного Стража. Это была странная холодная сила, которая сразу пробрала меня до костей, заставив тело дрожать. Я взглянул налево и направо, и понял, что другие тоже это чувствуют. Одна ведьма стала кричать во весь голос и рвать волосы у себя на голове. Другая упала на колени и начала биться головой о землю.

Остальные все еще двигались вперед, но теперь уже медленнее. Даже Грималкин и мой учитель, казалось борются с этим. Я с усилием поднимал свои ноги, чтобы сделать очередной шаг. Без сомнения, они используют сильную темную магию, чтобы остановить нас – коллективную волю всех ведьм, которые выступают против нас. Алиса и Лукраст тоже могут в этом участвовать.

Седьмой сын седьмого сына, как правило, может противостоять заклинанию Ужаса, которое насылает на человека ужасный страх. Но я и Ведьмак полностью остановились на месте. Я стоял как вкопанный,  одурманенный, вся моя сила встала против меня.

Что со Звездным мечом? Разве он не должен защитить меня от воздействия темной магии? Может сила, которую используют против нас сильнее силы Грималкин? Может, Лукраст тоже невероятно силен?

Ведьмы вокруг холма Уорда-Защитника начали хохотать, и указывать на нас пальцами. Потом высокая ведьма-убийца, Катрина, шагнула вперед и начала взывать к Грималкин своим громким голосом.

- Я вижу, ты дрожишь от страха, Грималкин! Твои коленки дрожат и ужас пересушил твой рот. Глупцы шептали твое имя в темноте, и раструбили о твоей ложной восхваленной славе. Но все это ложь! Я Катрина, величайшая из ведьм-убийц, самая грозная которая когда-либо ходила по этом земле! Передо мной ты ничто; я смелая, а ты трусливая. Я слышу, как трясутся твои колени. Ты не сможешь сделать еще один шаг к сражению!

Я ожидал, что Грималкин не станет молчать, но она промолчала. К своему ужасу, я увидел что ее тело дрожит. Но это не был страх; это действие вражеской магии.

- Сегодня ты умрешь, Грималкин! – продолжила Катрина. – Перед тобой стоит сильная убийца, ты еще не встречала такой в своей жизни. Когда придет рассвет, и мой господин восстанет, твой череп будет висеть на моем теле, украшая мою победу!

Грималкин ничего не ответила, но я видел, как кона борется с вражеской магией и ступает шаг за шагом вперед, в сторону Катрины, которая уже наготовила свои клинки к сражению и ухмылялась.

Магия Грималкин подвела ее? Где ее обычная сила и грация? Какие у нее шансы против противника, который заручился магией Лукраста?

Затем, резким движением Грималкин прорвалась сквозь заклинание наших врагов и обнажила два своих ножа, она побежала прямо в сторону Катрины, ускоряясь с каждым шагом. Она, наверное, использовала свою магию, чтобы победить в этой невидимой схватке. Или же это ее железная воля – решимость и вера в себя, которая не раз служила ей в прошлом.

В ее движениях не было никаких следов недавней травмы. Если она и чувствует боль, что несомненно так, то она никак этого не выказывает.

Когда она добралась до своего противника, они закружились в танце, отбивая удары друг друга; все внимательно смотрели на них. Грималкин исполняла свой танец смерти, они кружилась и извивалась, ее клинки блестели в бликах заходящего солнца. Но Катрина ничем ей не отступала, она изящно парировала ее удары и наносила свои, не менее опасные атаки, острыми клинками.

Внезапно меня охватили сомнения и страх за Грималкин. Она всегда выглядела устрашающей в бою, и ей не было равных. Но что если ее нога не восстановилась полностью, а она сейчас сражается с той, кто не уступает ей в силе?

Потеря Грималкин будет для нас сокрушительным ударом – особенно для ведьм, которые пришли с ней. Если они покинут нас, у нас не останется ни малейших шансов на победу.  Мы проиграем еще до начала сражения.

Сейчас шансы были равными, но в это нужно верить; мы должны верить в свою победу. Поражение Грималкин может поколебать нашу веру в победу.

Наши враги начали выкрикивать оскорбления в сторону Грималкин, но это длилось недолго. Постепенно они замолчали, сосредоточенно наблюдая за сражающимися ведьмами-убийцами, которые ничем не уступали одна другой, они были на вершине своего мастерства и силы.

В один момент они встретились лицом друг к другу, в ближнем бою. Их мышцы напряглись, каждая пыталась взять бой под свой контроль. Они скользили ногами по земле, туда и назад – я едва мог смотреть. Я не мог перестать думать о серебряном штыре в ноге Грималкин. Сможет ли кость выдержать такое напряжение?

Но вдруг, к моему облегчению, они отпрянули в разные стороны и теперь скорость и время стали важнее грубой силы.

Некоторое время, их шансы были равны, но затем все изменилось. Грималкин начала слабеть, а Катрина заставляла ее отступать, волной ударов. Брызнула кровь, и волна возгласов разнеслась по нашим рядам, когда Катрина нанесла первый цельный удар.

Грималкин получила ранение над левым глазом, и она отступила назад, на мгновение поражена натиском противника. Для нее дела шли плохо. Кровь стекала вниз, заслоняла ей обзор и она едва успевала защищаться и парировать удары атакующего противника своими ножами.

Затем, к моему ужасу, Грималкин повернулась к Катрине спиной, и побежала к нам. У меня сжалось сердце. Я никогда не думал, что такой день настанет.

- Она убегает! Она убегает! – воскликнула Катрина от восторга, в то время как ведьмы у нее за спиной разразились приветствиями и ликованием.

Затем Грималкин внезапно остановилась и посмотрела на своего противника. Она вытерла глаз тыльной стороны ладони, чтобы было лучше видно, и что-то пробормотала себе под нос. Она задыхалась, в отличии от Катрины.

Я заметил, что кровь больше не течет из ее раны. Она использовала магию, чтобы остановить ее.

Она снова побежала к противника, ускоряешь шаг за шагом.

Одновременно случилось три вещи.

В воздух взлетели красные брызги крови над местом, где они столкнулись – но на этот раз это была кровь не Грималкин.

Катрина упала на землю.

Ведьма-убийца не остановилась, а продолжила бежать вперед, не сбавляя темпа.

Она направлялась прямо в ждущие ряды наших врагов.

Глава 28. Битва на холме Уорда-Защитника

Месть Ведьмака

Грималкин убила Катрину практически моментально, как черная королева пешку в шахматной партии. Она действительно выглядела черной. Хотя она сражалась на стороне света, против Дьявола и его сторонников, она была Грималкин, самой темной и самой опасной из всех ведьм-убийц; Грималкин, которая любила сражаться; Грималкин, которая сделает все что необходимо для победы – и охотно умрет здесь, если это будет необходимо.

По-правде говоря, мы всем здесь рискуем жизнью. Если я погибну – так тому и быть. Но я буду пытаться выжить. Будущее – пусть даже будущее без Алисы – ждет меня, и я не хочу отпускать его.

Впереди нас ждали массы сторонников Дьявола, с оружием наготове. Они больше не кричали и не свистели; они видели лишь кровавую лужу вокруг тела их лидера, Катрины. Теперь они в изумлении смотрели на Грималкин, которая бежала прямо на них.

Она ничего не боялась. Казалось, он верила что сможет победить их всех в одиночку. Ее клинки блестели снова и снова в свете заходящего солнца. Она кружилась в своем танце смерти – но орда ведьм и нелюдей постепенно окружала ее со всех сторон.

Никто из нас не двигался. Мы все еще были парализованы силой их темной магии. Я изо всех сил пытался побороть заклинание, но мое тело меня не слушалось, конечности были вялыми, и я не мог заставить себя сделать шаг вперед.

Но потом, у кого-то получилось вырваться вперед и побежать на помощь Грималкин. Это был Джон Грегори, мой учитель – он поборол эти сильные чары, потому что он был настоящим седьмым сыном седьмого сына.

Он направился в Грималкин. Кроме того, что но сумел сбросить с себя чары, казалось он обрел и новые силы, потому что он напомнил мне того Джона Грегори, который убил Клыка и связал Костлявую Лиззи, много лет назад в своем саду. Его капюшон упал на спину, и освещенные закатным солнцем волосы развивались позади него, как языки огня.

Серебряное лезвие блестело на наконечнике посоха, и он атаковал противников; они стояли к нему спиной, окружая Грималкин, и его атака застала их врасплох.

Но вскоре им стало известно о новой угрозе, и они повернулись к нему. Это не имело значения. Мой хозяин рубил их, словно раскаленным клинком масло, и почти сразу пробился к ведьме-убийце. По словам проклятия Малкинов, он был обречен на смерть в «темном месте, без друзей рядом».

Первая часть была неверной. Он сражался на самом высоком холме Графства, солнце еще не зашло, и свет по-прежнему освещал местность.

Вторая часть, тоже неверна – по крайней мере, я так думаю. Ибо не осознавая того сами, он и ведьма-убийца стали друзьями; или по крайней мере товарищами по оружию.

Ведьмак всегда считал, что будущее нельзя предопределить; что мы сами твори его каждым своим действием, каждым решением которое принимаем каждый день. И теперь мне казалось, что это вполне возможно. Какие предсказания, какие пророчества могут предвидеть создание таких неожиданных альянсов?

Я наблюдал за ним, а сам изо всех сил пытался вырваться из чар. При виде того, как он сражается спиной к спине с ведьмой-убийцей Грималкин против общего врага, у меня застрял комок в горле. Этот образ останется в моей памяти до конца моих дней.

Это была его последняя битва.

Я никогда не видел его таким живым.

Теперь, когда магия врага начала увядать, наш маленький отряд рванулся вперед, в сторону противника; к тому месту, где сражались Ведьмак и Грималкин, против превосходящих их сил тьмы.

Это битва между слугами Дьявола и с теми, кто противостоит ему. Там были ведьмы с Пендла, по обе стороны сражающихся, но большинство наших врагов были из-за пределов Графства, в том числе и нелюди, которые тащили телегу с телом Дьявола к этому месту.

Здесь были кланы ведьм из Эссекса и Саффолка; из Уэльса тоже; и из Шотландии. Они пришли сюда из далеких краев; чтобы сражаться и погибнуть. Позже я заметил, что румынские ведьмы тоже сражались рядом с небольшой группой кельтских ведьм из Ирландии.

Сила, выступающая против нас, действительно была устрашающей. Но возможно, наша воля к победе окажется сильнее. Нас подталкивала вперед мысль о том, что будет, если мы проиграем. И мы не должны побеждать их всех. Нам нужно сорвать попытку возвращения Дьявола во плоти в наш мир, отвязать его от скалы и снова отрубить голову. Мы хотели быть как копье, которое вонзила в него Грималкин в Ирландии.

Историки изучали старые битвы, которые происходили давно в прошлом, когда мир только формировался. Ведьмак рассказывал мне о некоторых, они хранились в его библиотеке, пока их не унес с собой пожар. Там были изложены их маневры, правильное расположение сил; распределение отрядов; порядок атаки. Они описывали битвы, словно смотрели на них сверху, как боги, на муравьев, которые шагают далеко внизу.

В этом участвовали генералы;  квалифицированные стратеги и тактики, которые сидели на лошадях и следили за линией боя. Они контролировали отступление и нападение своей армии.

Но если Грималкин должна была выполнять то же самое, то она была слишком занята сражением, чтобы видеть общую картину. У нас была лишь одна четкая цель – прорваться к скале на вершине, и расправиться с Дьяволом, пока не стало слишком поздно.

У наших врагов тоже есть лидер? Или это была Катрина? Есть ли у них кто-то, кто будет командовать ними? Или это Лукраст?

Я взглянул на вершину, предполагая, что увижу его там, вместе с Алисой. Но я уивдел лишь огромное тело Дьявола.

Наши действие были ничем не похожи на те, которые описывались в книгах которые я читал. Здесь был страх, гнев и уверенность в том, что вражеские силы превосходят нас, потому либо ты сражаешься изо всех сил, либо погибнешь. Воздух был полон запаха крови и экскрементов, повсюду слышались крики раненных и умирающих.

Мы погрязли в толпах наших врагов, и наше продвижение на вершине постепенно замедлилось. Наши противники перестали отступать, и начала отбивать нашу атаку.

Я видел, как мой брал Джеймс пытается расчистить нам путь вперед, орудуя своим кузнечим молотом – я боялся за него. Джадд сражался где-то слева от меня, и я задумался над тем, сколько моих друзей падет сегодня.

Я сначала использовал свой посох, поражая ним тех, кто падал на землю. Постепенно земля вокруг укрылась мертвыми телами, и я уже спотыкался об их тела.

В один момент мне стало безумно страшно, когда я переступил через один труп, который был мне так хорошо знаком. Лицо моего мертвого учителя смотрело на меня, его глаза были широко раскрыты.

Но ход сражения потащил меня вперед, и я оставил позади жгучую печаль. Все что сейчас имеет значение – это выживание. Нам необходимо пробиться к вершине холма.

В какой-то момент я выронил свой посох из рук. Места чтобы использовать меч было недостаточно, поэтому я обнажил свои кинжалы и устремился вперед.

Двумя короткими мечами, Долорусом и Режущим Кости, я резал своих врагов. Кровь окрасила кинжалы – и сочилась из глаз скельтов на рукоятках.

Как долго продолжалась кровавая схватка было трудно сказать – мой разум был зациклен на другой миссии. Я помню когти и клинки, которые метили мне в грудь, руки, плечи; в один момент мне в глаза брызнула кровь, ослепив меня. Но я продолжил сражаться. Вопреки всему мы прорвались и мчались в вершине холма Уорда-Защитника, ведьмы позади нас добавила последние попытки остановить нас, мы разбили цепь врагов, не дающую нам пройти наверх. Но там впереди было четыре нелюдя, с громадными дубинами, и пока я смотрел, один из них дубиной раздробил голову одной ведьме из Динов, которая была не в силах противостоять такому врагу.

Как мне достичь тела Дьявола, если я не смогу пройти через нелюдей? Затем, внезапно, я услышал у себя над головой взмахи крыльев, Слейк летела к ним, и первый из монстров упал на землю, прикрывая руками свое лицо расцарапанное сильными и острыми когтями.

Я снова увидел Грималкин: она бросила свой метательный нож во второго нелюдя. Ее клинки засвистели в воздухе, раня монстров. Третий упал на колени, закрывая свой продырявленный левый глаз.

Затем я увидел огромного мужчину с молотом, который подбежал к четвертому. Я понял, что это Джеймс – и меня охватил страх. Я не увидел, кто победил, потому что побежал дальше, к телу Дьявола, вокруг которого стояло тринадцать ведьм и воспевало ритуал.

Позади меня раздался крик, кто-то из моих союзников пал; другие бежали со мной, но я не мог обернуться, чтобы посмотреть, это рискованно.

Я всегда хорошо чувствовал время; проснувшись ночью, я мог сказать который сейчас приблизительно час. Я почувствовал, что момент восстания Дьявола близок; я побежал быстрее.

Гигантское тело пошевелилось. Огромные глаза открылись и посмотрели на меня сверху вниз; глаза, полные победи и ожидания; глаза, которые обещали мне вечность невообразимых мучений.

На Пендле мы не успели предотвратить его пришествие. Сейчас случилось то же самое.

Мы пришли слишком поздно.

Дьявол вернулся во плоти.

Его месть будет страшной.

Глава 29. Вопрос времени

Месть Ведьмака

Я не думал. Я начал подниматься к Дьяволу.

Я оглянулся. За мной никто не следовал. Возможно, им помешали слуги Дьявола?

Я был один. Я не ожидал этого, и мое сердце упало в пятки. Я всегда думал, что со мной будут Ведьмак и Грималкин – возможно, вместе с дюжиной других – чтобы вместе сделать то, что необходимо.

Значит, я не смогу разрубить Дьявола на куски и сбежать, но я все еще могу выполнить свою часть. Многие отдали свою жизнь, чтобы я добрался до этого места. Их надежды легли на меня; сего бы это не стоило, я должен довести все до конца.

Ведьмы завершили свой ритуал, и теперь на меня смотрели тринадцать пар сверкающих злобой глаз. Когда они снова начали петь, воздух вокруг меня заискрился и был готов взорваться пламенем.

Я был напуган.

Звездный меч не защитил меня от магии в прошлый раз, сможет ли он сделать это сейчас?

К моему облегчению, Грималкин не ошибалась относительно своего подарка: их магия на меня не подействовала. Я слышал лязг оружия и крики вокруг холма, но звуки становились какими-то далекими, и видимость постепенно заслонял зеленый туман, с голубыми усиками. Этот туман был в саду Джона Грегори, он заставил уснуть Грималкин и Ведьмака, когда Алиса пробралась в сад чтобы украсть голову Дьявола. Это снова он? Еще больше темной магии? Магия не навредит мне, но она может пагубно подействовать на моих союзников, которые сражаются у подножия холма.

- Не убивайте его! – раздался глубокий голос Дьявола. – Его душа будет моей, но я хочу пытать его плоть, прежде чем он умрет.

Ведьмы начали наступление, без сомнения, намереваясь схватить меня и отвести к своему господину. Я попытался успокоиться и обуздать свой страх. Сейчас все зависит только от меня. Даже если я потерплю неудачу, я сделаю все, что от меня зависит. Я буду сражаться до последний искры жизни, которая будет в моем теле.

Гигантская фигура Дьявола возвышалась надо мной, его лицо было как у горгульи, жестокая улыбка обнажила пни его сломанных зубов. Я заметил, что его второй глаз по-прежнему отсутствует. Хотя его голова твердо сидела у него на шее, все еще не вернулось на свои места. С ритуалом было что-то не так? Я задумался над этим.

Внезапно он повернулся и наклонился ко мне, разорвав этим движением несколько веревок, которые связывали его. Он сделал еще одно усилие и потянул руку вперед, пытаясь освободиться от пут.

Я сосредоточился, пришло время использовать подарок моей мамы против него.

Сконцентрируйся! Сожми время! Останови его!

Я использовал его уже много раз, и с каждым разом у меня получалось лучше, чем в предыдущие разы – таким способом мы смогли обезглавить Дьявола в Ирландии.

Но в этот раз я не заметил никакого эффекта. Дьявол сопротивляется, применяя против меня такое же умение?

Я попробовал еще раз: Сконцентрируйся! Сожми время! Останови его!

Время все так же текло, приближая момент моей погибели. Единственная сила, которую я мог использовать против такого грозного противника, оказалась безрезультатной. Может это из-за камня Уорда-Защитника… эта скала сама может управлять временем.

Я в ужасе запаниковал, и выкрикнул имя:

Кратч!

Я сделал это без раздумий. Я обещал позвать домового, только если потребность будет велика – только если нам будет грозить поражение. Не в таком ли положении мы сейчас находимся?

Я взглянул на демона, ожидая увидеть, как он уже стоит на ногах, но он неуклюже крутил головой со стороны в сторону, массируя освободившейся рукой свой лоб.

Ему больно? Казалось, он абсолютно сбит с толку.

Кратч! Крикнул я во второй раз.

Ведьмы, которые уже почти достигли меня внезапно засомневались. Я призывал существо возможно на свою верную погибель – для достижения чего? Он может лишь отстрочить мою судьбу. Ведьмы могут быть готовы к встрече с ним, они могут набросить на него заклинание, как только он появится. Даже если он одолеет ведьм, каковы у него шансы против Дьявола?

Мой учитель говорил, что он лишь творение тьмы; единственное что удерживало его от того чтобы убить меня, был наш договор. Но он уже помогал мне один раз, и это было больше условий нашего договора. Он сам готов умереть, если будет необходимо. Он назвал меня братом и хочет сражаться рядом со мной. В одиночку, у меня мало шансов.

Я посмотрел вниз. Зеленый туман продолжал окутывать Каменного Стража.

Я повернулся к наступающим ведьмам и в третий раз прокричал имя домового: КРАТЧ!

Затем я услышал мурлыканье внутри своей головы, и домовой заговорил со мной, только я слышал эти слова:

Я здесь, брат! Теперь мы будем сражаться до смерти! Благодарю, что призвал меня в место, где так много темной крови! Сначала я отведаю сладкий нектар из крови этих ведьм. Огромного, искалеченного бога я тоже готов отведать. Я оставляю его для тебя, но прибереги для меня немного его могущественной крови!

И тогда домовой атаковал ведьм.

Все было как в прошлый раз. На мгновение он сделался видимым, гигантский кот, с ужасающим видом – страшное искажение рыжего кота, который жил у нас в Чипендене. Затем он превратился в спираль оранжевого огня и метнулся в сторону ближайшей ведьмы. Она разлетелась на части, кровь брызнула в стороны. Ее кости разлетелись в воздухе, как град, но вместо того чтобы удариться о скалу они зашипели как пепел, упавший в воду.

Теперь их осталось двенадцать; для правильного шабаша необходимо тринадцать ведьм. Их сила стала меньше.

Я снова начал двигаться, готовясь атаковать Дьявола, который крутил головой из стороны в сторону, словно борясь с болью, он не обращал внимания на событие вокруг него. Туман полностью окружил Каменного Стража, и теперь я не видел битву, и не слышал ничего из того, что происходило внизу.

Но другие ведьмы сплотились и снова начали петь. Я услышал рык Кратча, ему было больно, но вместе с этим рыком я почувствовал его гнев. Я мог сделать лишь одно: последовать его совету.

Я пошел дальше вверх, одной рукой держа меч героев, выкованный Древним Богом, Гефестом – кинжал, Режущий Кости. Я продолжил подниматься, пока не был на уровне груди Дьявола. Он, казалось, по-прежнему был озадачен своей болью, поэтому не заметил угрозы. И затем – благодаря удаче, или судьбе; называйте, как хотите – у меня появился шанс.

Он на мгновение перестал массировать свой лоб рукой и отодвинул ее к скале, ладонью ко мне. Я ткнул кинжалом прямо в ладонь. Я ожидал, что он застрянет в руке, но он пронзил ее и погряз в скале.

Дьявол яростно закричал и попытался освободить руку, но я вонзил его по самую рукоятку в его окровавленную ладонь, он застрял в камне.

Я вскарабкался на его грудь и перепрыгнул на другую сторону. Его правая рука все еще была привязана к скале, так что здесь все было легче. Я обнажил Кинжал Печали и пронзил его правую руку. Теперь он был обездвижен, и я достал третий, самый большой меч героев, Клинок Судьбы. Я задумался над тем, что может быть его судьба – покончить с властью Дьявола. Почему он был выкован так давно? Каково его предназначение?

Я этот момент я инстинктивно знал, что нужно сделать: я использовал меч, чтобы отрубить Дьяволу большие пальцы правой и левой руки.

Я быстро обратил внимание на его огромную голову, и сжав клинок обеими руками обрушил удар на его шею. Дьявол дергался из стороны в сторону, кричал и выл, чтобы затруднить мне задачу. Затем он начал выкрикивать угрозы.

- Сделай это и все люди умрут! – проревел он. – Сделай это, и все женщины проклянут твое имя!

Я проигнорировал их, и продолжить разить его мечом. Потребовалось три сильных удара, чтобы отрубить голову. Она покатилась по склону и упала в расщелину.

Я не собирался вырезать сердце Дьявола, но я сделал следующее: я в очередной раз поднял меч обеими руками, и вонзил в его грудь. Клинок прошел сквозь него и глубоко застрял в скале.

Казалось, рев агонии поднялся из темных глубин под скалой, а не изо рта Дьявола. Земля начала трястись и скала подскочила вверх, так что я опрокинулся и упал на землю.

Я сделал все что мог – но хватит ли этого, чтобы уничтожить Дьявола?

Когда я поднялся на колени, то увидел, что из трех клинков поднимается пар, и почувствовал внезапный смрад горящей плоти. Из-под земли вырвался еще один крик, сотрясая поверхность. Я поднялся на ноги и увидел, как рукоять меча светится красным, и плавиться.

Клинок Судьбы начал капать раскаленным металлом на тело Дьявола, а рубиновые глаза скельта вонзились в его плоть. Долорус и Режущий Кости повторили то же самое, образовав два неестественных глаза в каждой ладони.

Я отвернулся от отвращения, от этого запаха становилось плохо. Но одна часть ликовала от того, что у меня получилось. Я хотел, чтобы Лукраст и Алиса видели это. Алиса отвергла меня, как ребенка; я бы хотел, чтобы она видела, чего добился «худощавый мальчишка».

Передо мной никого не было – я все еще не видел, что происходит внизу. Теперь мне нужно взять голову Дьявола, его пальцы и бежать. Но прежде чем я сделал это, земля снова затряслась, и я упал на колени. Что-то ударило меня по голове, я почувствовал вкус крови во рту – и затем провалился в темноту.

Когда я пришел в сознание, я взглянул вверх и увидел обезглавленное тело Дьявола, которое все еще было привязано к скале. Воздух был теплым; слишком теплым для конца октября, в сыром и прохладном Графстве.

Я осмотрелся вокруг. Везде были разбросаны куски ведьм, но не было никаких признаков Кратча. Он уничтожил ведьм, и выпил их кровь, но что если его уничтожили в процессе?

Я не слышал звуков битвы. Враждующие стороны прекратили сражение и разошлись? Туман разошелся. Когда я посмотрел вниз, меня охватил шок. Здесь все казалось совершенно другим, - отвесная равнина, окруженная стенами отвесных скал. Я увидел вдали горы, покрытые снегом, некоторые из них дымились. Это вулканы? Я задумался. Я бывал в Греции но никогда не видел дымящую гору – хотя мой учитель рассказывал мне о них. В отдалении было что-то похожее на озеро; оно кипело и бурлило, над его поверхностью поднимался пар.

Небо было чистым, но я не видел солнца, звезд или облаков. Но света было достаточно. Это не был мир, к которому я привык. Где же я?

Камень Уорда-Защитника переместил меня во времени? Ведьмак говорил, что такое возможно. Если так, то мы переместились без сомнения в какую-то раннюю эпоху земли. По словам моего учителя, древние считали, что земля началась с расплавленной сферы, которая со временем остыла.

Потом я вспомнил, что мне говорила Алиса о том, что произойдет с миром, когда Дьявол падет. Это будущее… вот что случится с землей, когда родится новый темный бог?

Это место было неприспособленно для существований какого-то вида жизни – хотя, не успела мне эта мысль прийти в голову, как мое внимание привлекло что-то на берегу кипящего озера. Я попытался придать какой-то смысл тому, что увидел. Что может здесь жить? Затем я увидел, что их там много, и ни двигались ко мне.

Они выглядели как маленькие насекомые, хотя вскоре я увидел, что маленькими их сделало расстояние. Когда я понял, что это, я испугался. Это скельты – множество скельтов направлялось в сторону камня Уорда-Защитника.

Одна часть меня хотела убежать. Но если я покину камень Уорда-Защитника, он может снова переместится во времени, и я останусь здесь навсегда, и я умру в этом негостеприимном месте.

Скельты приближались – их было слишком много, чтобы сосчитать. Я видел их тонкие ножки и длинные костяные трубки, которыми они выпивали кровь из своих жертв.

В конце концов, мои нервы не выдержали, и я приготовился бежать. Я оглянулся, намечая путь к отступлению, но увидел, что они наступают со всех сторон. Через несколько мгновений я буду полностью окружен.

Глава 30. Ужасный голод

Месть Ведьмака

Я положил руку на рукоять меча, который мне дала Грималкин. Не считая серебряной цепочки, которая была обвязана вокруг моей талии, это было единственное оружие, которое у меня осталось – три меча героев я вонзил в тело Дьявола.

Первый скельт достиг основания скалы, и поднял вверх свои тонкие длинные ножки, пытаясь взобраться на нее. Я с опаской посмотрел на него, но не достал меч из ножен. Я чувствовал себя ослабленным после боя. Скельт остановился в метре от меня, его красные глаза смотрели на меня, рыло слегка задрожало. Потом он отвернулся от меня и двинулся дальше, в сторону Дьявола.

Он поднялся по его груди и вонзил свою костяную трубку в него. Трубка мгновенно стала красной; скельт пил кровь Дьявола. Вскоре мимо меня прошли и другие скельты, чтобы сделать то же самое. Каждый из них останавливался возле меня, но затем продолжал двигаться вперед.

Что это значит? Какой бы ни была причина такого поведения, я был благодарен, что они не нападают на меня.

Спустя несколько минут тело Дьявола было покрыто массой извивающихся, дергающихся, хищных скельтов. Дьявол чувствует сейчас боль? Я задумался над этим. Он все еще в ловушке своего гигантского тела?

Сложно сказать, сколько продолжалось это безумие. Один за другим скельты возвращались назад, проползая мимо меня, словно меня там и не было. Я с изумлением смотрел на них, когда они проползали рядом со мной.

У каждого во рту был кусочек Дьявола. До этого момента я никогда не думал, что у скельтов есть зубы – я думал, у них есть лишь костяная трубка; но сейчас я увидел их пасти, полные острых игольчатых зубов. С такой комбинацией, острые зубы и костяная трубка, они могли разорвать все что пожелают.

Внезапно я осознал, что эти существа осуществляют наш план. Каждый нес кусочек плоти Дьявола в своем рту. Я был неспособен сделать это сам. То что начал я, они закончили. Странно было думать, что они стали моими союзниками в окончательном уничтожении Дьявола.

Они направились в сторону озера. Я смотрел, пока они не отдалились от меня. Затем они один за другим исчезали в кипящей воде, забирая с собой останки Дьявола.

Я посмотрел на место на скале, где он был привязан. Все что от него осталось – несколько пятен и потеков крови. Может с ним действительно все кончено? Комбинация из мечей героев и скельтов уничтожила его?

Казалось вероятным. Для слуг Дьявола будет невозможно вернуть его в наш мир, если они не сумеют отыскать все частицы его тела.

Я сразу вспомнил о Ведьмаке. Мой хозяин погиб, чтобы сделать это возможным. Я почувствовал грусть, но он сыграл огромную роль в этом деле. Мы победили.

Казалось, я сидел на скале целую вечность. Я был голоден, и мне ужасно хотелось пить; воздух постепенно теплел, во рту пересохло.

Я видел водопад в отдалении, который срывался вниз со скалы. Потом бежал оттуда в озеро. Я знал, что в конце концов жажда меня победит и я буду вынужден отойти от Каменного Стража.

Но что случится, если камень переместиться во времени без меня? Я буду заключен здесь в ловушке, пока не умру. Я игнорировал свою жажду и думал о том, как здесь течет время. Без сомнения, Каменный Страж не покидал Графство надолго. Но время здесь может идти по-другому. Я не знаю, сколько я был заключен в ловушке этого места.

Пока я наблюдал, все начал застилать зеленый туман; озеро и скалы скрылись за ним. Скала накренилась, и я упал лицом на землю. Я почувствовал головокружение и тошноту. Я снова потерял сознание.

Я очнулся с головной болью, лежа лицо  на земле. Первое что я осознал, температура изменилась. Было холодно, и я поднял голову, надеясь увидеть Графство, скала подо мной была покрыта инеем.

Но несмотря на холод и вой ветра, я не вернулся домой. Солнце садилось на горизонте, возможно в пять или шесть раз больше, чем я видел его раньше, оно было тускло-оранжевое. На небе не было облаков, но вокруг было темнее, чем обычно. Я мог смотреть прямо на солнце – раньше никогда не получалось сделать это, оранжевый диск слепил глаза.

Я испытывал сильную жажду, но я заставил себя оставаться на месте. Земля подо мной была ровной и травянистой, но покрыта толстым слоем инея. Вдалеке я увидел холм, на вершине которого расположилась темная башня. Она была похожа на ту башню в Уэльсе, где я нашел голову Дьявола.

Я заметил темную фигуру, которая приближалась ко мне со стороны башни. Задолго до того как она приблизилась ко мне, я ее узнал. Это была Алиса.

Наконец я шагнул вниз со скалы, чтобы встретиться с ней, под моими ногами скрипела морозная трава. Ее лицо не выдавало никаких эмоций. Я не мог сказать, что она была зла на меня, или рада меня видеть – хотя последнее было маловероятно. Мы остановились поодаль друг от друга.

Алиса была одета в длинное черное пальто с мехом, затянутое широким кожаным ремнем. Оно выглядело дорого – такие носили только знатные леди. Она настолько отличалась от той девушки, с которой я познакомился, которая была одета в потрепанное платье, завязанное на талии веревкой.

 Лишь одна вещь не изменилась. Она по-прежнему носила остроносые туфли.

- Надеюсь ты доволен, - сказала она. Ее голос был холоднее морозного воздуха.

- Ты хочешь сказать о том, что я уничтожил Дьявола? Я не жалею об этом, ни капельки.

- Нет? Это потому что ты не знаешь что натворил. Мы все видели в зеркале. Ты поразил его кинжалами – с изображениями скельтов. Не забывай о скельтах! А затем большая скала которая носит твое имя переместилась во тьму…

- Во тьму? – перебил я, пораженный ее словами.

- Я не сомневаюсь в этом – я была там. Это одно из владений тьмы. Там много владений, каждым из которых управляет один из Древних Богов. Ты не задумывался о том, что произошло после того как ты нанес ему удар? Тебя это не волновало?

- Ты говоришь о скельтах? О том, что они разорвали тело Дьявола на куски?

- Да, Том, о чем же еще? О том, что они разорвали его тело на куски и утащили с собой в кипящее озеро. Ты знаешь, зачем они это сделали?

Я не ответил. Я вспомнил, что она рассказывала мне о боге, который выглядит как скельт.

- Они будут кормить теми кусками своего бога, Талкуса; кровожадного бога, который еще не родился. Новорожденные голодны, Том. Каждая женщина знает это. Талкус жаждет власти. Так же как Грималкин носит кости своих врагов, чтоб черпать из них свою силу, Талкус будет иметь в себе часть силы Дьявола, часть самого Дьявола. И теперь Талкус поведет свой народ войной на людей, чтобы истребить всех мужчин и поработить каждую женщину. Ты понимаешь, что ты натворил? Дьявол меньшее зло, по сравнению с этой угрозой. Он бы не позволил Талкусу осуществить свой план и завоевать весь мир для своего народа. Теперь его больше нет, и некому нас защитить. Только Лукраст стоит между нами и богом скельтом. Он единственный человеческий маг, у которого есть против него шанс. У Кобалос есть множество своих магов, и теперь, когда родится их бог, они станут в десятки раз сильнее. Даже Лукраст будет не таким сильным, чтобы противостоять им.

- А ты, Алиса? У тебя есть сила.

Она покачала головой.

- Я должна отдать ее Лукрасту. Ему нужна сила, чтобы противостоять Талкусу и народу Кобалос, так что я предложила ему ее. Он лучше знает, как ее использовать.

Злость наполнила меня. Я предпочел сторону Грималкин, чтобы противостоять Талкусу. Мы победили Дьявола – это была наша самая насущная задача. Теперь мы найдем способ справиться с Талкусом и Кобалос. Зачем нам для этого нужен Лукраст? Я расправлюсь с магом, а Алиса поможет нам своей магией.

- Где сейчас Лукраст? – спросил я.

- Он в башне. – она махнула рукой по направлению к ней. – Он ждет разговора с тобой. После того как Дьявол был уничтожен, он перенес скалу сюда, чтобы поговорить с тобой. Но ты разозлил его, Том – я знаю это. У него ужасный характер и он опасен, когда сердится. Не ходи туда. Взбирайся обратно на скалу, и я отправлю ее обратно в Графство.

- Я сделаю это Алиса, но только если ты пойдешь со мной.

Она на мгновение посмотрела на меня, и я увидел какое-то мерцание у нее в глазах. Это мой последний шанс вернуть ее из тьмы. УУ меня перехватило дыхание. Но затем выражение ее лица изменилось, и я понял, что потерял ее.

- Я не вернусь с тобой, Том. Ни сейчас. Ни потом. Я останусь здесь с Лукрастом. Ему нужна моя сила. Меня в Графстве ничто не ждет. Я чувствую себя там иначе. Мне холодно, и люди мне безразличны – даже ты.

- Я не верю в это, Алиса.

Я услышал, как слова сорвались с моих уст, но я не верил в то, что сказал. Мне было больно, и я отчаянно хватался за соломинку.

- Думай что хочешь, Том. Ты не я – откуда ты знаешь, что я чувствую внутри?

- Ты можешь измениться. Мы всегда меняемся – все время. Разве ты не помнишь, что говорила это мне? С помощью, ты можешь стать такой, какой была раньше. Это же не невозможно? Я могу тебе помочь с этим, Алиса. Пожалуйста, позволь мне помочь тебе!

- Нет, Том – возвращайся на скалу, и я отправлю тебя обратно.

Я покачал головой и направился в сторону башни. Алиса преградила мне путь, пытаясь остановить меня. Я задел ее плечом, и она упала на колени на холодную землю.

- Нет, Том! Нет! Вернись! Вернись назад! – закричала она.

Но я просто продолжил идти вперед.

Лукраст хочет со мной поговорить? И в нем легко пробудить гнев. Я выведу его из себя, а затем убью.

Я устал бегать вокруг да около. Я заставлю его заплатить за то, что он сделал. Я отомщу, и я полон решимости выполнить это.

Только один из нас покинет эту башню.

Глава 31. Башня времени

Месть Ведьмака

Чем ближе я подходил, тем больше мне казалось, что эта башня идентична той в Уэльсе, возле которой домовой убил ведьм. Она была высокой, квадратной и построена из блоков серого камня.

В ней так же была длинная лестница, которая вела к железной двери; такие же щели для лучников в стенах; такой же балкон, на котором стояла Алиса, а Лукраст обнимал ее за плечи. Он бросил на меня что-то; какой-то сгусток темной магии. Может ли он снова сделать это? На этот раз со мной нет домового. Я надеялся, что он выжил после битвы на холме Уорда-Защитника и вернулся домой в Чипенден…

Но у меня было нечто другое с собой. У меня был Звездный меч; я надеялся, что он сможет защитить меня от магии Лукраста.

Но я догадался, что Лукраст не хочет атаковать меня с расстояния. Он хочет посмотреть мне в глаза, прежде чем убить. Возможно, он хочет, чтобы я умирал в муках. Что он за человек? Сила меняет людей; самыми продажными ставали те, кто начинал с благородных убеждений. Как изменился маг, который сумел успешно завершить ритуал с Думдрайтом?

Возможно он больше бог, чем человек; аморальный бог, который считает мнение и желания людей не важными. Лукраст жил очень долго – по крайней мере, тысячу лет, может больше… Он мог превратиться в нечто ужасное.

Вскоре я подошел в башне и начал подниматься по длинной лестнице. Ступеньки были скользкими, и я должен был подниматься осторожно. В один момент я остановился, и взгляну на землю вокруг. Это была в основном ровная местность, а отличии от горной поверхности Уэльса. Но более чужеродным было солнце. Оно по-прежнему было на горизонте, большой, оранжевый шар, который казалось, остался на том же месте, где и был, когда я прибыл сюда. Сейчас раннее утро или поздний вечер? Я задумался над этим. Это еще одни владения во тьме? Или может быть, в этом случае, Каменный Страж переместил меня во времени?

Я продолжил осторожно подниматься к дверям. В прошлый раз я стучал по ней рукояткой меча, пока мне не открыли ведьмы. В этом случае дверь приоткрылась; она заскрежетала по камню, открываясь под давлением невидимых рук. Лукраст без сомнения ждет, когда я войду в башню, он сможет положить мне конец, когда пожелает.

Я шагнул внутрь; дверь сразу же закрылась за мной. Я не пытался проверять – я знал, что она закрыта.

Перед тем как сделать еще один шаг вперед. Я осмотрелся по сторонам. Хотя снаружи башня была похожа на ту что в Уэльсе, внутри все было по-другому.

Я находился в маленькой, круглой комнате с деревянной дверью, ведущей из нее. Это была дверь с серебряной ручкой, и на уровне головы был странный символ, сделанный тоже из серебра, немного напоминающий подкову. Я узнал его.

Это была омега, буква из алфавита греков.


Моя мама учила меня латыни и греческому, который пригодился мне в моем обучении. Когда мы связывали домового, то высекали на камне греческие камни. Но букву на дверях мы никогда не использовали. Это последняя буква греческого алфавита.

Почему она здесь? Я задумался над этим. Это может означать… конец чего-то?

Я был озадачен тем, что найду по ту сторону двери, на которой есть символ омега, но чтобы найти Лукраста, я должен идти вперед. Оглянувшись назад, я понял, что не смогу отступить назад, даже если захочу. Металлическая дверь исчезла.

У меня не было выбора, кроме как двигаться вперед. Это была демонстрация силы Лукраста, которой он владел. Он принимал решение и контролировал мои движения.

Я схватил ручку, повернул и толкнул дверь. Она открылась без сопротивления. Я ничего не видел.

Помимо меча, который мне подарила Грималкин и серебряной цепи, у меня больше не было орудия; я утратил свой посох на поле боя.

Но я сделал две вещи, которые могли мне помочь: достал маленькую трутницу, которую дал мне мой отец, и огарок свечи, который я всегда носил в кармане.

Мне потребовалась минута, чтобы зажечь свечу. Я поднял ее высоко правой рукой, а левой взялся за рукоятку меча.

К моему удивлению я оказался на кухне Ведьмака в Чипендене. Но она была значительно изменена. Повсюду была паутина, пыль толстым слоем лежала повсюду: на полу, на столе, на стульях. Побеспокоенные светом и моими шагами, у меня под ногами убегали крысы, попрятались в мрачных углах.

Я посмотрел вперед. Одно окно было приоткрыто. Дом выглядел заброшенным, в нем никого не было более нескольких лет. Словно ведьмаков не существовало, и они больше не сражались с тьмой.

Камень Уорда-Защитника путешествовал во времени… но сейчас мы в прошлом или будущем? Возможно, я был прав на счет омеги. Она означает конец чего-то?

Я подумал о том, что во владениях такого сильного мага не стоит доверять своим глазам. Темная магия может создавать иллюзии – даже сильнее заклинания Ужаса. В Тодмордене дом менялся с наступлением ночи, из уютного помещения в руины, там использовали сильную темную магию.

Я не могу ничему здесь доверять.  Это, несомненно, не дом Ведьмака. Хотя, не смотря на то, что это иллюзия, созданная Лукрастом, но выглядел реальным. Я повернулся, чтобы уйти, но двери уже не было. Я оказался в ловушке нереального мира.

Я задумался о Звездном мече: Грималкин сказала, что он защитит меня от темной магии, которая будет намереваться навредить мне. Но сейчас она мне не вредила – я лишь смотрел на то, что хотел мне показать маг.

Что теперь? Как долго я буду бродить по лабиринту Лукраста, прежде чем столкнусь с ним?

У меня внезапно возникло ощущение, что я должен подняться наверх. Может моя интуиция права? Или это подарок мамы подсказывает мне, где находится Лукраст? Если это действительно так, то у меня не было вспышек в голове, которые предшествуют этому.

Конечно, это может быть магия Лукраста. Я в любом случае пойду вверх.

Я направился в свою комнату, свет осветил разбитое окно, которое почти вывалилось из рамы. Я прикрыл свечу ладонью. В комнате было сыро; на одеяле виднелась плесень. Кроватью не пользовались долгое время.

Только одна вещь в этой комнате пережила пожар – стена, на которой ученики Джона Грегори писали свое имя. Я посмотрел на нее. Что-то изменилось. Мое имя потерялось среди остальных. Но я увидел еще одно имя, которое добавилось к тридцати первоначальным:

Дженни

Но Дженни это женское имя. Как девушка может быть учеников ведьмака? Разве это не безумие? В какие игры играет Лукраст?

Раздраженный, я развернулся и вышел из спальни, спустился вниз по лестнице. Снова зашел на кузню, и вышел через заднюю дверь. Но это была большая хитрость: вместо сада Ведьмака, я оказался в лесу, и тьма внезапно сменилась дневным светом. Но его было не много. Солнце уже зашло, и небеса излучали свой свет.

Лукраст контролировал меня.

Он показывал мне, каким хочет меня видеть.

Позже, я расплачусь с ним за это.

Глава 32. Обнажи свой меч!

Месть Ведьмака

Здесь было достаточно светло, чтобы разглядеть очертания зданий сквозь деревья. Легкий ветер подул мне в лицо и принес с собой неприятный запах – что-то зловонное и нечистое.

Я вышел из леса и увидел разрушенную деревню. Крыши обвалились, некоторые из домов были похожи на кучи обломков и почерневших балок.

Это зрелище напомнило мне войну, которая прошлась Графством. Вражеский патруль, который сжег дом Ведьмака и напал на деревню. Они убивали, грабили и жгли все на своем пути. Но здесь все выглядело гораздо хуже.

Именно тогда я наткнулся на первое мертвое тело. Это был мужчина, он был мертв, наверное, уже несколько дней. Его тело активно разлагалось. Вскоре я увидел других: некоторые из них были детьми; все были мужчинами. Женщины сбежали? Я задумался.

Следующий человек, которого я обнаружил в руинах, был еще жив, хотя и тяжело ранен. Он лежал на спине. Его к земле придавила тяжелая балка, лежащая поперек его ног. Брюки были пропитаны кровью – нога сильно повреждена. Если он выживет, ногу придется ампутировать, но сейчас уже слишком поздно. Нога уже омертвела. Я почувствовал это за девятки шагов. Яд будет распространяться по его телу.

Он застонал, открыл глаза и посмотрел на меня.

Вдруг я узнал его: это был деревенский кузнец.

Я осознал, что иду по руинам Чипендена.

Но это не может быть реальность. Это лишь магическая иллюзия, верно?

 Этот человек часто помогал Ведьмаку; он создавал его лезвие в посохах; держал в курсе новостей и сплетен – необходимый для ведьмака контакт с людьми, потому что большинство других старались избегать его общества из-за дел с тьмой, и из-за отдаленного типа жизни.

Кузнец явно умирал, но я заметил кое-что еще. Он выглядел старше. Его лицо не просто изменилось из-за боли и истощения. Его волосы были серыми на висках.

- Мистер Уорд? – сказал он хриплым, слабым голосом. – Это вы? Как такое возможно?

Иллюзия это или нет, но я ответил машинально.

- Да, это я, - сказал я, и опустился рядом с ним на колено.

- Но вы же умерли, - сказал он. – Как такое может быть?

Я отрицательно покачал головой.

- Вы ошибаетесь. Я жив. Кто это сделал?

- Почему вы спрашиваете? Конечно же, знаете ответ. Кто еще, как не жестокие воины и их маги…

Должно быть, он говорит о Кобалос. Мне в голову пришла страшная мысль. Что если пока я находился на Каменном Страже, на земле прошло много время. А когда я шагнул во вторую дверь, созданную магией Лукраста, он перенес меня в будущее, когда Кобалос уже напали на Графство?

Кузнец начал кашлять и задыхаться.

- Воды, пожалуйста, - молил он. – У меня пересохли губы. Дайте мне воды.

Я разрывался на части. Это несомненно, еще одна иллюзия, которую наколдовал Лукраст.  Я хотел в это верить. И все же, положение кузнеца выглядело слишком настоящим. Как я могу отказать ему?

Он поднял трясущуюся руку и указал в сторону деревьев.

- Ручей, - сказал он.

У подножия склона был небольшой ручей, который протекал меж камней. Вода была ледяной и вкусной. Я сам пил оттуда множество раз. Но сначала я должен найти в чем ее принести.

- Я скоро вернусь, - сказал я кузнецу, и принялся искать в руинах дома. На месте кухни я нашел то, что искал. Кастрюли, сковородки и прочая утварь были разбросаны меж обломков. Я взял большую кастрюлю и пошел с ней вниз по склону.

Я опустился на колени возле ручья и поставил кастрюлю против течения под углом. Она начала заполняться.

- Я бы не стал с этим возиться, - сказал глубокий голос позади меня. – Ты впустую тратишь свое время. Он умер через несколько мгновений после того как ты оставил его.

Я уронил кастрюлю и вскочил на ноги, обернувшись на голос.

Это был мой враг, маг Лукраст.

Я впервые был так близко к нему; он выглядел еще грознее, чем издалека. Я посмотрел на его длинные усы; дикий рот, полный острых белых зубов, и губы, которые были необычно розовые, словно налитые кровью. Но его глаза были самой характерной чертой. Они были низко посажены, и пылали жестокостью. Высокомерные глаза, в которых отражалась уверенность в своих знаниях и в собственной силе. Он был почти на голову выше меня, и его тело было мускулистым, как у мертвого кузнеца в расцвете сил.

В ножнах на берде болтался меч. Это порадовало меня. Я хотел, чтобы он защищался.

- Чего ты хочешь добиться своими иллюзиями? – спросил я. – Ты играешь с моим разумом, чтобы у тебя было какое-то преимущество?

- Это не иллюзии, - ответил Лукраст, - башня настоящая, и все что ты видел в ней, возможные сценарии будущего. Это мой дом – та самая башня, в которую ты вошел в Уэльсе.

- Это невозможно, - ответил я, глядя ему в глаза. – Здесь башня стоит на плоской равнине. Если мы в Уэльсе, куда делись горы?

- Горы сравнялись с землей на протяжении веков, море испарилось, пейзаж изменился до неузнаваемости. Это все еще Уэльс; то самое место, но время его изменило. Неужели ты не видел солнце?

- Это не наше солнце, - сказал я, покачав головой. – Я думаю, что ты врешь. Каменный страж перенес меня во тьму. Наверное, мы в одном из владений.

Лукраст злорадно улыбнулся.

- Нет, - сказал он. – Я говорю тебе, мы по-прежнему в Уэльсе. Но конец мира близок. Земли умирает от холода, солнце почти не греет. Каменный страж может перемещаться во времени, и перемещаться во тьму. Это и позволило тебе попасть в это место. Но мой дом, Башня Времени, может меняться в размере, но не двигаться во времени. Она всегда будет стоять на этом же месте.

Лукраст был убежден в своих словах. Вот почему ведьмы принесли тело Дьявола в это место. Они хотели использовать сильную магию, чтобы защитить его. Но я с помощью домового поставил на этом крест.

- Тогда что я видел в своей комнате? – спросил я. – Ты говоришь, что в башне я видел возможные сценарии будущего. Что ты подразумеваешь под этими словами?

- Да, все что ты видел, спроецировала моя магия. Я показал тебе, что произойдет, если ситуация не изменится. Это похоже на предвиденья ведьмы. То что она предвидит, возможно сбудется. Но такие вещи не фиксированные, и решение, действия в силах изменить будущее. Когда позже ведьма предвидит то же самое – она пытается изменить это, снова. Так было всегда. Будущее не зафиксировано. Ты не можешь изменить этого.

Он говорил мне то, о чем всегда утверждал мой учитель – что каждое наше действие и решение формирует будущее; оно не зафиксировано. Что ж, я снова собираюсь изменить будущее.

- Да, я думаю я так и сделаю, - сказал я, и образы Лукраста и Алисы начали мелькать у меня в голове. – И начну с того, что покончу с тобой. Обнажи свой меч!

- Разве ты меня не слушал? – спросил Лукраст, в его голосе чувствовался гнев. – Ты совершил огромную ошибку, покончив с Дьяволом. Теперь родится новый бог Кобалос. Он станет сильнее и вскоре все древних боги не смогут противостоять его воле. Благодаря его рождению, сила магов Кобалос станет в разы мощнее и продолжит расти. Они создадут новых существ для своей войны и истребят человечество. Ты будешь частью нашей защиты. Ты должен поступить так! Это наименьшее что ты можешь сделать, чтобы искупить свою глупость.

- Я намерен, вернутся в Чипенден, и продолжить сражаться с тьмой старыми, известными мне способами – как ученик Ведьмака.

- В таком случае тебе нужен новый учитель. Джон Грегори погиб во время битвы.

Я почувствовал смесь горя и гнева, хотя и знал что это правда, я видел его мертвое лицо – но услышать это от Лукраста было невыносимо. Так что я излил свои чувства единственный способом, который знал.

- Обнажи свой меч! – обратился я к нему. – Я не дам тебе еще одного шанса!

- Ну и глупец же ты, если бросаешь мне вызов. Чего ты надеешься достичь? Кем ты себя возомнил? – спросил Лукраст.

- Я седьмой сын седьмого сына, - ответил я ему. Когда я обнажил Звездный меч из ножен, возле меня посыпалась ржавчина из его лезвия. – Я сын хорошего человека, фермера который научил меня отличать добро, от зла; человека, который научил меня манерам; научил меня милосердию. Но я так же сын первой ламии, которая была мне любящей мамой, яростной и жесткой когда потребуется. Я их ребенок. Меня обучал Джон Грегори, возможно, величайший ведьмак который ходил по землям Графства. Я Томас Уорд, твой худший кошмар. Ты жил слишком долго, Лукраст, пришел твой смертный час. И я скажу тебе в третий раз: обнажи свой меч!

Лукраст пробормотал что-то себе под нос и сделал знак в воздухе.

Я был напряжен. Это момент истины. Достаточно ли силен Звездный меч, чтобы защитить меня от его магии?

В его руках замерцали искры и вспыхнули синим светом, который устремился ко мне. Но я держал меч вертикально перед лицом и свет коснулся его кончика, угас, не достиг своей цели.

Я улыбнулся, оскалив зубы.

Грималкин создала для меня мощное оружие. Маг не сможет сражаться против меня магией. Я отомщу ему за все. Я отомщу ему за то, что он забрал у меня Алису.

- Где ты взял это оружие? – спросил он, холодным, властным голосом.

- Его выковала ведьма-убийца Грималкин, и отдала мне, - ответил я ему. – Он называется Звездным мечом, потому что был изготовлен из звезды. Когда я владею им, твоя магия бессильна против меня. Итак, давай посмотрим, насколько ты хорош в поединке. Давай посмотрим, насколько хорошо ты можешь умереть!

Лукраст выпрямил спину, гордо поднял голову и посмотрел на меня.

- А я уж то было принял тебя за глупца! – проворчал он. – Похоже, я ошибался.

Затем, он наконец обнажил свой меч.

Глава 33. Кровь ламии

Месть Ведьмака

Лукраст выхватил свой меч из ножен, но не атаковал. Он ждал, подняв меч вертикально перед своим лицом, как и я. Выражение его лица осталось непроницаемым, но он смотрел на мой клинок.

Я могу взять инициативу на себя.

Я осторожно сделал шаг вперед и атаковал, целясь ему в грудь. Он не пытался парировать удар. Он сделал два быстрых шага назад, отдаляясь от ручья.

Я снова атаковал, но он отступил еще дальше. Позади него было дерево; скоро он наткнется на него спиной. Я думал так, нападая снова и снова, заставляя его пятится назад. Он впервые использовал меч. Его клинок встретимся с моим, и воздух наполнился металлическим звоном, от этого звука в небо взлетели перепуганные птицы.

Я продолжил атаковать, пытаясь найти слабое место в его защите. Но он уже не стоял на месте, и не отступал, он двигался и парировал мои удары, нанося ответные. Лукраст безусловно умел пользоваться мечом, но я чувствовал что он не сражается во всю силу, и это меня злило. Он двигался в бок по дуге и теперь спиной к деревьям стоял я. Хотя он в основном защищался, он сумел маневрировать в нужном ему направлении, и я был там, где хотел он.

Я начал двигаться быстрее, притесняя его ближе к потоку.

Я вошел в ритм, используя приемы, которым меня научила Грималкин. Меч был легким, баланс идеальным. Это было идеальное оружие для меня. Я почувствовал второе дыхание, я постепенно становился быстрее. Я мог заранее предсказать каждый ход Лукраста, но это было легко, так как он только защищался.

Я притеснил его к краю ручья и увидел свой шанс. Он замешкался и оглянулся на воду.

Он как ведьмы, не может перейти через проточную воду?

Воспользовавшись его замешательством и временной потерей сосредоточенности, я использовал свой шанс. Я взмахнул своим мечом, целясь в его шею. Но он вдруг шагнул в воду и нанес мне ответный удар.

Я промахнулся.

Он - нет.

Проскользнув вблизи моего глаза, кончик его меча порезал мою щеку до кости.

Я попятился назад, ощущая жжение на щеке, я чувствовал, как кровь стекает по ней, и по шее. Лукраст улыбнулся, стоя в текущей воде ручья. Это был трюк. Он ждал этого от меня.

- Сейчас у тебя красная лишь одна сторона лица! – издевался он. – Но не бойся. Я уверен, найдется женщина, которая когда-то сжалится над тобой.

Он мог сказать что угодно, но выбрал это. Он отобрал у меня Алису; он оборвал мою мечту о том, что мы с ней будем месте; он разрушил нашу дружбу, как бы невзначай, словно пьяный мужчина швыряет пустой стакан в стену.

Меня наполнила возрастающая ярость, желание мести. У меня был один меч, и мне было все труднее и труднее сражаться с моим противником. Он отбивал все мои удары.

Все, кроме последнего.

Я действовал инстинктивно, повторяя движение, которое использовал против Грималкин, когда она преследовала меня много лет назад. Тогда я перебросил свой посох в другую руку и вонзил лезвие ей в левое плечо, пригвоздив к дереву, даже не думая о том, что мы когда-то станем союзниками.

Грималкин учила меня, как пользоваться мечом, но Джон Грегори научил меня сражаться посохом, и то чему научил меня мой учитель, сейчас мне очень пригодилось.

Я перебросил меч в левую руку и             вонзил его в плечо Лукраста. Его глаза расширились от удивления, и он выронил свое оружие в воду. Когда я выдернул клинок у него из плеча, он застонал и упал на колени.

Вода достигала ему по пояс, кровь стекала с его плеча. Он потеряют много крови. Я схватил меч обеими руками, поднеся его над головой Лукраста. Он посмотрел на меня. Оцепенение сковало его; он был не в силах поверить в то, что сейчас случится.

Я собрал все свои силы, готовый нанести ему последний удар. Мгновение, и я сделал бы это. Мой противник был бы мертв.

Но чей-то голос закричал у меня за спиной.

- Нет, Том! Пожалуйста, Том! Пожалуйста, не убивай его!

Это была Алиса.

Я осторожно отошел вбок, чтобы видеть их обеих. Я смотрел на нее краешком глаза, сосредоточив все внимание на Лукрасте.

- Почему, Алиса? Почему ты не спасешь его? Все что тебе нужно – атаковать меня своей магией. Этого должно быть достаточно, для такой ведьмы как ты, - сказал я.

- Не глумись, Том, тебе это не идет. Я не причиню тебе вреда. Ты должен знать это. Но даже если бы и захотела, я не смогу. Это ведь невозможно, правда? Магия не причинит тебе вреда, пока у тебя в руках этот меч.

- Ты знаешь про меч? – спросил я в изумлении.

Алиса кивнула.

- Грималкин рассказала мне, что собирается выковать особенный клинок. Она сказала, что его будет невозможно сломать, и он будет отражать темную магию. Я полагаю, что у тебя в руках именно он, иначе ты бы не победил Лукраста.

- Я победил его в честном и справедливом бою, Алиса! – сердито отрезал я. – Меч не дал мне никаких преимуществ.

- Я не об этом. Он не хотел тебя ранить, Том. Он не хотел сражаться с тобой. Он бы мог убить тебя своей магией, еще тогда, в Графстве.

- Раньше ты мне говорила совсем другое! – огрызнулся я.

- Я не хотела, чтобы вы пострадали. Я знала, что вы поссоритесь. Я боялась именно этого.

- Ты, наверное, считаешь меня глупцом. Ты хочешь, чтобы я в это поверил? Тебе плевать на меня – ты заботишься лишь о Лукрасте! Твой друг Лукраст считал меня глупцом, прежде чем начать сражение. Посмотри, сейчас он стоит на коленях. Кто теперь глупец?

По щекам Алисы побежали слезы. Меня пробрала ревность, и я занес меч над головой Лукраста, готовясь нанести удар.

- Пожалуйста! Пожалуйста! Послушай меня. Вы на одной стороне. Не делай этого, прошу тебя, - взмолилась она, опускаясь на колени в ручей, между мной и Лукрастом.

Я впервые посмотрел прямо на нее, все еще наблюдая за Лукрастом. Она выглядела несчастной, она плакала; очевидно, она очень за него переживает.

Я замешкался. Я чувствовал желание отомстить; мое желание убить Лукраста было очень сильным. В моих венах течет кровь ламии. Но как я и говорил магу, я седьмой сын седьмого сына; во мне течет и кровь моего отца. Он научил меня отличать хорошее от плохого, добро от зла.

Много лет назад отец спорил с нашим соседом фермером. Мужчин выпасал скот на папиной земле, по крайней мере десятилетие, не смотря на протесты отца, утверждая что это его поле. Папе надоело это, и он подал жалобу в местный суд, и после долгих размышлений и расследований, папа выиграл процесс. Суд обязал соседа пасти скот на своей территории, и отдать папе десяток животных, в качестве компенсации.

Но папа отказался от скота, сказав, что он лишь хотел добиться правосудия. Позже я спросил его, почему он это сделал. Разве он не заслужил компенсацию после стольких лет споров?

Папа улыбнулся мне.

- Послушай, сынок, - сказал он. – Никогда не бей человека, который уже упал. В будущем, это может вернуться к тебе.

В итоге, фермер стал добрым соседом: это был мистер Уилкирсон, он помогал нам когда на ферму напали ведьмы. Он увидел горящий сарай, и хотел помочь, но получил удар по голове. Ему повезло, что ведьмы не убили его. Позже он присматривал за скотом и собаками, пока Джек и Элли не вернулись домой. Папа оказался прав. Удар который собирался нанести я, был более разрушающим и неизменным, чем удар ботинка. Я услышал у себя в голове голос моего отца.

Я опустил меч и посмотрел на своего противника. Уже было почти темно, лицо Лукраста скрывала тень.

- Оставайтесь на здоровье, друг с другом, - сказал я, с горечью в голосе. – Теперь я хочу отправиться домой.

Алиса кивнула и развернулась, не сказав мне ни слова.

Я последовал за ней, Лукраст по-прежнему стоял на коленях в ручье. Она повела меня обратно через развалины деревни к двери в стене.

- Пройди через нее, - сказала она, - и ты окажешься на пороге башни. Ты окажешься в Уэльсе, в нашем времени. Прости, но возвращаться в Графство тебе придется пешком.

Вдруг из-за туч вышла бледная луна и отбросила мою тень на стену. Это была гигантская тень; невозможная тень – в три раза больше, чем должна быть. Я указал на нее.

- Ты помнишь что ты сказала мне, вскоре после того как мы впервые встретились? – спросил я Алису.

- Да. Лунный свет отбрасывал твою тень на сарай, и я сказала, что луна показывает правду вещей.

 - И ты никогда не говорила столь правдивых слов. Это я, Алиса, - сказал я, указывая на свою тень. – Худощавый мальчишка, это лишь то что ты видишь. Я охотник; охотник на тьму. Так что не заставляй меня охотится на тебя! Я никогда не хочу тебя видеть снова. Держись подальше от Чипендена, - предупредил я, указывая на нее мечом. – Это защитит меня от твоей магии, и я посажу тебя в яму, как только увижу. Тебе лучше поверить мне на слово.

- Ты еще много чего не знаешь, Том. Я не буду тратить свое время, пытаясь тебе объяснить это, потому что тебе больно, и ты зол. Но одно я скажу. Когда мы встретимся снова, ты не посадишь меня в яму. Спасибо, что сохранил жизнь Лукрасту. Ты не знаешь, насколько это важно.

Я не ответил. Я открыл дверь, и увидел Уэльс нашего времени. Не оглядываясь на Алису, я захлопнул дверь и начал спускаться вниз по ступенькам. Лед исчез; солнце было нормальным, и на небе снова появились дождевые тучи. Было раннее утро – утро после битвы – мне понадобиться много время.

Это будет долго путешествие домой, моя щека пульсировала с каждым шагов.

Глава 34. Последний урок

Месть Ведьмака

Мне потребовалось почти три дня, чтобы вернуться в Чипенден. Я вернулся на закате, намереваясь переночевать там, а потом вернуться на холм Уорда-Защитника, чтобы забрать оттуда тело моего учителя, и похоронить. Но когда я пришел к краю сада, меня там ждала Грималкин. Она стояла под деревом, рядом с ней паслась ее лошадь.

У меня было к ней много вопросов. Кто еще погиб? Кто выжил? Я был особенно обеспокоен Джеймсом. Но то что я увидел, заставило меня замолчать.

Рядом с ней, замотанное в ткань, лежало тело.

Она привезла тело Ведьмака домой.

Мы сидели на кухне, тело Ведьмака лежало на столе. Я смотрел в его лицо некоторое время, думая о времени которое мы провели вместе и у меня из глаз начали бежать слезы. Когда я отвернулся, Грималкин в последний раз укрыла его покрывалом.

- С Джеймсом все в порядке? – спросил я.

Она кивнула.

- Да, он ушел обратно на ферму.

- А Джадд?

- Он потерял несколько пальцев, но его это обеспокоило меньше, чем смерть одной из собак, Коготь погибла. Он сказал, что их не следовало брать с собой в бой. Погибли много других – Дины пострадали, Маулдхиллы тоже. Умерла одна из сестер Маб – Дженнет. Но ламия Слейк выжила. Она намерена вернуться в Грецию. Несмотря на преимущество, противник потерпел большие потери, чем мы. Румынские и кельтские ведьмы сражались на их стороне, и все погибли. Пожалуй, меньше половины ведьм из Эссекса покинули Графство живыми.

Я кивнул, а потом рассказал все, что произошло. К концу моего рассказала, я спросил ее о мече.

- Я сражался с Лукрастом и победил его. Он пытался использовать против меня свою магию, но меч не дал ей навредить мне. Звездный меч защитил меня. Так почему во время боя темная магия смогла воздействовать на меня? – спросил я. – Меня парализовало, как и всех остальных.

- Это было очень сильное заклинание, в нем принимали участие все наши враги, - ответила Грималкин. – Вместе с силой Лукраста. Наверное, Алиса тоже принимала  в этом участии. У Звездного меча тоже есть свои пределы. Я сделала все возможное, но нет ничего идеального.

- Наверное, это Алиса! – воскликнул я гневно. – Меч защитил меня от магии Лукраста – но она не использовала ее против меня.

- Должно быть, тебе больно, - сказала Грималкин. – Но это ничего не значит. Выбрось ее из своей головы.

Некоторое время я молчал. Затем, я продолжил свой рассказ, закончив тем, что решил не убивать Лукраста.

- Алиса просила меня сохранить ему жизнь, - сказал я, - она умоляла. Должно быть, она очень сильно его любит.

- Может да, а может и нет,  - ответила ведьма-убийца, - но теперь их судьбы связаны. Ты поступил правильно, я в этом уверена. Мы должны сейчас разобраться с Кобалос, или положить начало этому. Несмотря на горечь утраты, Маб предвидела нечто о наших новых врагах. Их бог, Талкус, родился, но ему нужно время, чтобы стать сильнее, и обрести контроль над древними богами, демонами и прочими сущностями тьмы. Кобалос готовятся к войне, но на это тоже потребуется время. Мы должны использовать это время, чтобы подготовится. И Лукраст сыграет свою роль в делах с их магами. Я хочу узнать больше о их недостатках и достоинствах. Ты присоединишься ко мне? Завтра я отправляюсь на север.

Я отрицательно покачал головой.

- Нет, с меня достаточно убийств. Я пойду по стопам своего учителя и стану ведьмаком из Чипендена, я буду защищать народ Графства от тьмы. Джон Грегори обучал меня для этого – он хотел, чтобы я взял на себя его бремя.

- Ты можешь мне помочь мне сейчас, или позже, тебе решать, - ответила Грималкин. – В конце концов, ты будешь вынужден сделать это, когда Кобалос придут сюда. Они будут стремиться уничтожить всех мужчин – но не женщин. Для девушек и женщин они уготовили другое будущее.

- Когда это произойдет, я помогу тебе, но между землями Кобалос и нашими землями долгий путь. Между нами множество человеческих королевств. Если они объединятся, Кобалос могут потерпеть поражение. Они не зайдут так далеко. Вот…, - сказал я, обнажив Звездный меч, и протянув ей. – Спасибо тебе за меч, но он мне больше не нужен. Я буду использовать посох ведьмака.

 Грималкин покачала головой.

- Это подарок. Я выковала его для тебя, и ни для кого другого. Я не приму его назад.

- В таком случае я спрячу его, чтобы не было искушения воспользоваться им, - сказал я ей. – Я видел слишком много смертей за последнее время. Я убивал снова и снова, это уже вызывает у меня тошноту. Мечи не для меня. Я буду снова использовать посох; свою серебряную цепь, соль и железо. Я буду сражаться с тьмой устаревшими методами. Извини, но я много думал об этом по пути с Уэльса. Я хочу этого.

- Это твое решение, - сказала она мне, - давай лучше поговорим о чем-то другом. Я могу исправить твое лицо. Я не могу полностью излечить шрам, но он будет не таким уродливым. Хочешь, я попробую?

Я кивнул.

- Это будет больно, - предупредила она. – У этого вида магии всегда есть цена, которую нужно платить. Но по сравнению с болью от серебряного штыря в моей кости, это будет не страшная, и очень быстрая боль.

- Да, это будет того стоить. Я уже видел, как люди смотрят на это. То, что я буду ведьмаком, будет и так отталкивать людей, шрам никак не улучшит ситуацию.

После нашего разговора я пошел в деревню и купил гроб у плотника.

- Мне жаль слышать о смерти твоего учителя, - сказал он мне, он выглядел печальным. – Он был хорошим человеком.

Ведьмак был высоким мужчиной, и я удивился, что у плотника нашелся достаточно большой гроб для него. В противном случае, ему пришлось бы провести еще одну ночь не будучи преданным земле.

- Мистер Грегори заказал и оплатил его в прошлом месяце, - сказал мне мужчина.

Я понял, что Ведьмак чувствовал приближающуюся смерть.

Грималкин помогла мне выкопать могилу. Когда мы готовились опустить гроб с телом моего учителя в землю, я кивнул на меч, который лежал на траве.

- Я хочу положить его в гроб, - сказал я. – Ты не примешь его обратно, а таким образом, он больше никому не попадет в руки.

- Но что, если ты передумаешь? Тебе придется раскопать могилу своего учителя, и открыть гроб.

- Это еще одна весомая причина оставить его здесь, - ответил я. – Я бы никогда не потревожил могилу своего учителя. Пусть его тело покоится с миром!

Грималкин ничего не ответила, она лишь посмотрела на меня и покачала головой. Меня пробрала дрожь от нее взгляда. Она была не только сильно ведьмой, но и хорошо умела предвещать будущее, и никогда не было известно, что она о нем знает. Но мне она ничего не сказала. Даже если бы сказала, я бы не обратил на это внимания, потому что будущее непостоянное.

Так что я положил меч в гроб своего учителя, и мы накрыли его крышкой. Затем, мы молча стояли над ним несколько минут. Грималкин думала, что я не вижу, но я заметил, что она опустила глаза.

Я не сказал прощальных слов, но я вспомнил, что говорил над могилой своего отца; теперь я повторил эти слова про себя.

Пожалуйста, бог, пусть земля ему будет пухом. Он заслуживает этого. Он был хорошим, трудолюбивым человеком, и я любил его.

По правде, он был моим учителем, другом и отцом для меня.

Затем, я вместе с Грималкин, в тишине, закидали могилу землей. Единственные звуки, которые были слышно – звук падающей почвы на крышку гроба. Воздух был наполнен тишиной; даже птицы не пели.

Сразу после этого Грималкин занялась шрамом у меня на лице. По какой-то причине, известной только ей самой, это нужно было сделать в темноте. Я сидел в кресле в кладовой, недалеко от дома.

- Молчи! – прошипела она. – Несмотря на боль, ты должен оставаться неподвижным.

Я почувствовал, как она дотронулась пальцами до моего лица, провела вдоль шрама, который начинался под моим глазом. Оно начала бормотать себе под нос, и я почувствовал странное ощущение в моей левой щеке. Сначала я почувствовал холод, а затем жар. Она надрезала щеку ножом, или другим инструментом? Боль была сильной и я почувствовал ка по моему лицу стекает кровь.

Было сложно терпеть такую боль – но я не двигался, я держал крик в себе.

Позднее я осмотрел свое лицо в зеркале. Она раскроила шрам; он выглядел хуже, чем раньше. Но я поблагодарил ее. Мне не важно, как я теперь выгляжу. Я заглушил свои эмоции.

На рассвете мы попрощались. Грималкин кивнула мне и направилась к месту, где был привязан ее конь. Она ничего не мне сказала о том куда направляется, и когда вернется. Я отказал помочь ей в борьбе против новой угрозы, поэтому наше временное сотрудничество подошло к концу. Она хотела вернуться к своим делам, к делам ведьмы-убийцы.

Я удивлюсь, если когда-то увижу ее снова.

В ту ночь мне снилась Алиса…

Алиса выглядела напуганной. Она смотрела на меня, и я видел, как дрожит ее тело.

Меня тоже трясло, от боли скрутило живот.

Алиса была привязана к большому куску скалы на холме.

Рядом находились множество других холмов, но этот был самым высоким. Рядом с ней была сооружена печь, внутри горел огонь. Она создала для ужасной цели.

Это была ночь Хэллоуина, и я собирался совершить ритуал, чтобы уничтожить Дьявола навсегда.

Рядом с Алисой, по другую сторону от меня, стояла Грималкин. Она держала в руках Режущий Кости и Кинжал Печали. Первый я использую, чтобы отрезать костяшки ее больших пальце; второй – чтобы вырезать из груди бьющееся сердце.

Если Алиса закричит, когда я буду отрезать ей пальцы, ритуал будет провален. Для успеха необходимо чтобы она была мужественной и молчаливой.

- Я готова, Том, - тихо сказала она.

- Пора начинать, - добавила Грималкин.

Я любил Алису.

И Алиса любила меня.

Но сейчас я готовился убить ее.

- Прощай, Том, - сказала она, - ты лучшее, что когда-либо со мной случалось. Я не жалею ни о чем.

Я попытался ответить, но у меня в горле словно застрял ком, и я не сказал ни слова. Мои глаза стали влажными от слез.

- Сделай это! Быстрее! – сказала Грималкин.

Я моргнул, мои ресницы стали мокрыми, я очень осторожно взял левую руку Алисы. Затем я придавил ее к скале. Теперь мне нужен кинжал. Грималкин уже приготовила его для меня, осталось лишь взять его. Было сложно, моя рука дрожала, ладонь вспотела, и мне было тяжело удержать его в руке.

Я сделал глубокий вход и надавил кинжалом на палец Алисы. Она не закричала, она была сильной и храброй. Она сцепила губы и терпела боль.

Я внезапно проснулся, мое сердце бешено колотилось. Это несомненно был лишь кошмар. Но он был таким реальным, словно мы пошли по другому пути и будущее изменилось.

Я осознал, что у меня на ногах что-то лежит. Затем я услышал мурлыканье.

Домовой пережил сражение на холме.

Он не заговорил со мной; не попросил моей крови. Но если бы попросил, я бы охотно дал ему ее. Джон Грегори положил этому начало, заключив сделку с домовым. Мое собственное сотрудничество с домовым было гораздо шире, и я не знал, куда меня приведет этот путь. Я знал, что это необычно, но тьма может измениться; сражение требовало нестандартных решений.

Мы ведем записи, чтобы иметь возможность изучить прошлое; но теперь я знаю, что ведьмак должен смотреть в будущее, приспосабливаться, меняться. Мудрый человек учит что-то новое до самой смерти. Джон Грегори был мудрым, и он понял, что иногда нужно идти на компромисс с тьмой. Это, пожалуй, был его последний урок, который он выучил.

Глава 35. Ведьмак Чипендена


Месть Ведьмака

В конце следующего дня, после того как я похоронил Ведьмака, я услышал звон колокола.

Под деревом меня ждал краснолицый фермер в грязных сапогах, он нервничал и был напуган, но он нуждался в помощи.

- Меня зовут Моррис – Брайан Моррис, с фермы Руффа к югу от Гримсарга. В моем сарае поселился домовой, - сказал он мне. – Он метает камнями в мой дом. Один разбил окно на моей кухне. К счастью тогда моя жена отошла, чтобы позаботиться о ребенке. Если бы стояла на кухне, наверняка бы погибла.

Это была обыкновенная работа ведьмака, поэтому я кивнул и ответил, спокойным тоном.

- Похоже на пращника. Возвращайтесь домой, как можно скорее – вам необходимо покинуть дом, вместе с семьей. Остановитесь у соседей. Я пойду следом, как только соберусь. Если повезет, управлюсь сегодня вечером. Максимум через две ноги его не будет там.

- Без обид, парень, но я бы предпочел, чтобы этим делом занялся твой учитель.

- Это невозможно, - твердо ответил я. – К сожалению, Джон Грегори мертв. Меня зовут Томас Уорд, и теперь я Ведьмак из Чипендена. Я предлагаю вам свою помощь, - я молча смотрел на него, пока он не опустил глаза.

- Я не смогу заплатить вам прямо сейчас, Томас, - сказал он, - Тяжелые времена настали.

- Расплатитесь после следующего урожая, - ответил я. – А сейчас отправляйтесь в путь. Укройтесь со своей семьей у соседей, а мне предоставьте остальное. Я разберусь с этим, не волнуйтесь.

Он едва заметно кивнул, развернулся и поплелся куда-то вдаль.

Я вернулся в дом, чтобы собрать свою сумку – не забыв взять кусочек сыра в дорогу.

Моя жизнь в качестве ведьмака из Чипендена началась.

И снова, я писал все это по памяти, при необходимости заглядывая в свою тетрадь, когда была необходимость.

Я больше не ученик Джона Грегори. Теперь я Ведьмак из Чипендена, и я должен сделать все возможное, чтобы защитить жителей Графства от призраков, неупокоенных душ, ведьм и прочих созданий тьмы – некоторых до сих пор неизвестных. Мой учитель обучал меня для этого, и вся жизнь ведьмака будет мне обучением.

В Графстве много необъяснимого. Мы используем накопленные прошлыми ведьмаками знания; но тьма всегда готовит нам сюрпризы и мы должны приспосабливаться к ситуации,  и быть готовыми к любой угрозе.

Хотя я так и не закончил свое обучение, недалеко есть еще один ведьмак, который сможет внести вклад в него. Джадд Бринсколл предложил мне свою помощь, и я могу принять ее. Я регулярно упражняюсь с цепью и посохом, главным оружием ведьмака. Шрам на моем лице стал гораздо лучше выглядеть. От него осталась лишь слабая линия под моим глазом. Магия Грималкин сделала свое дело.

В этом разница между мной и предыдущим поколением ведьмаков. Я готов использовать магию, но только если цель оправдывает средства, и ничего не стоит для окружающих. Без сомнения, это из-за крови ламии во мне. У меня есть еще один сильный союзник, который поможет мне, если я призову эго – домовой.

Когда-то это был домовой Ведьмака; теперь он мой.

Но меч остается под крышкой гроба моего учителя. Меня тошнит от убийств. Сейчас я сосредоточусь на тьме, которая докучает людям Графства.

Я не забуду, что сделал для меня мой учитель, Джон Грегори. В глазах многих священников, ведьмаки ничем не отличаются от ведьм и прочей нечисти, и их нельзя предавать земле. Некоторые хоронят их поближе в ограде кладбищ. Но я не хочу, чтобы моего учителя хоронили там.

Мы похоронили Ведьмака в западном саду. Я думаю, это было его любимое место – лавочка, на которое я сидел когда он обучал меня, во время множества наших уроков. Это место полнилось счастливыми воспоминаниями, отсюда было видно холмы вдали, и пение птиц наполняло воздух. Я тринадцатый, и последний ученик Джона Грегори, он потратил много лет своей жизни на борьбу с тьмой и обучение мальчишек этому благородному делу.

Возможно, однажды у меня будет свой ученик. Может быть, он тоже похоронит меня здесь.

Местный каменщик сделал надгробие, которое я заказал, на нем было написано:

ЗДЕСЬ ЛЕЖИТ

ДЖОН ГРЕГОРИ ИЗ ЧИПЕНДЕНА,

ВЕЛИЧАЙШИЙ ВЕДЬМАК ГРАФСТВА

Это была достойная эпитафия. Написанное было правдой, без преувеличения. Мой учитель сражался с тьмой на протяжении шестидесяти лет, и охранял Графство. Он всегда исполнял свой долг, и делал это хорошо, демонстрируя мастерство и мужество. Он отдал свою жизнь, чтобы мы могли уничтожить Дьявола.

Но жизнь продолжается. На прошлой недели мне пришли хорошие новости от Джека. Элли родила здорового мальчика. Они назвали его Мэтью, и теперь у Джека есть сын, который будет помогать ему на ферме, когда подрастет.

Теперь моя работа – защищать Графство от темных существ.

И если я добьюсь хотя бы половины того, чего достиг мой учитель, я буду удовлетворен.

Томас Дж. Уорд.

Переводчики

Переводом книги занималась группа Вконтакте: | Ученик Ведьмака | The Last Apprentice | TWC | (http://vk.com/thelastapprentice)


Перевод:

Ткачов Алексей: 6-17, 19-20, 24-35 главы

 Andrei Andreev: 1-5, 18, 21-23 главы


 Редактирование:

Andrei Andreev: 6-17, 19-20, 24-35 главы

Ткачов Алексей: 1-5, 18, 21-23 главы


Вебмани для гривен: U117816889682

Вебмани для рублей: R381218145191


home | my bookshelf | | Месть Ведьмака |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 20
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу