Book: Люмка



Люмка

Люмка

Тоня Шипулина

© Тоня Шипулина, 2015


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Люмка

Люмка

В ветвях деревьев, нахально заглядывавших в окна многоэтажных домов маленького горного городка, то появлялся, то исчезал яркий блик. Можно было бы подумать, что это солнце играет лучами, но наступавший день был таким пасмурным, что доброты от неба можно было ждать не раньше обеда. Между тем блик, или если рассматривать его в лупу – сияющий шарик, из головы-туловища которого росли длинные-предлинные стрекозиные крылья, выбирал самое удобное место для того, что воплотить свой нехитрый план в жизнь.

– Какой ужас! – то и дело ворчливо пищало существо размером с мелкую ягоду смородины. – Она не боится приближаться к людям! И что это за фантики на ней? И зачем ей понадобился этот круглый предмет?

Сияющий шарик уныло вздохнул:

– О, спасительница Луногорка прилетай поскорее!


Люмка

Люмка юркнула в кровать и, укрывшись одеялом, облегченно выдохнула. Столько страху натерпелась она из-за этой серёжки. Сначала за Люмкой гналась морщинистая голая кошка, потом она чуть было не разбила хрюшку-копилку, стоявшую на подоконнике. А еще когда лунная девочка выпрыгивала из окна на дерево, то поскользнулась и больно ушибла ножку.

– Ерунда, – шепотом сказала Люмка и высунула из-под одеяла большой веснушчатый нос. – И ничуточки не испугалась! – добавила она уже чуть громче.

Спустя пять минут Люмка, наконец, совершенно успокоилась и даже села в кровати, чтобы осмотреться. Напротив висело зеркало. Хотя, по правде сказать, лишь осколок, размером со спичечный коробок. Но лунной девочке зеркало нравилось. Может, потому что она обожала всё блестящее, а может, потому что любила улыбаться тому, кто в нём отражается.

Люмка вытянула тоненькую шею и прищурилась. Из осколка на неё с любопытством смотрело длинноволосое маленькое существо с беличьими ушками и довольно длинным вздёрнутым носом, усыпанным солнечными пятнышками. Люмка пригладила встрёпанные белоснежные волосы и похвасталась своему отражению новой безделушкой. Ура! Она получила то, что хотела.

Как и все люминарики лунная девочка, обладала удивительно острым зрением – ей надо было с пользой распорядиться своими способностями, и она научилась это делать…

Круглую серебряную серёжку с выгравированной на ней розой Люмка приглядела еще осенью. Когда соседняя акация отцветала и переставала пугать лунную девочку жужжанием пчел, ос и шмелей, она по обыкновению взбиралась на самую макушку дерева. Садилась на одну из веток и принималась весело болтать ногами. Оттуда Люмка хорошо могла видеть все, что происходит за окнами соседнего дома. Это было самое увлекательное из всех самых увлекательных занятий!


– Айя-яй, Люмка, опять ты притащила в дом какую-то безделушку!

Лунная девочка вздрогнула и хотела было опять спрятаться под одеяло, но вовремя сообразила, что это всего лишь бабушка.

– А я думала, ты сегодня на луну смотреть будешь, – весело ответила Люмка, быстро пряча свое сокровище под подушку.

– На луну я и завтра посмотреть могу. Все равно у меня два стёклышка куда-то подевались, может, положила куда, а может… Ты их не брала, Люмка?

– Что ты, бабуля!

Лунная девочка тряхнула кисточками рыжих ушей и улыбнулась:

– Ложись, бабуль, завтра найдутся.

Люмка крепко закрыла глаза и, как и было положено, принялась желать спокойного сна бабушке, спокойного сна дому, спокойного сна тополю, в котором этот дом был так надёжно спрятан, спокойного сна тающей луне, которая помогает Люмке расти, спокойного сна…

Лунная девочка потихоньку приоткрыла один глаз и, убедившись, что бабушка спит, нырнула с головой под подушку.

– Спокойного сна, серёжка, – шепотом сказала Люмка и зажмурилась.

Лунные лепёшки

Новое утро было холодным и сырым – Люмка нехотя спустила на пол крохотные ножки.

– С добрым утром меня, – сказала Люмка своему отражению в зеркале и огляделась. Бабули в домике не было. «Наверное, ищет стёклышки», – подумала Люмка.

На столе уже стоял тёплый завтрак, накрытый мягким полотенцем.

Часто бабушка незаметно брала взаймы у торговцев фруктами и овощами несколько виноградин, малину или клубнику. А ещё доставала внучке ягоды боярышника и черешню с деревьев, что растут за забором низенького деревянного дома. Но бабулины лепёшки, которые Люмка называла «лунными», были самой любимой едой и съедались за считанные минуты.


Люмка

Стол, на котором своего часа дожидалось утреннее угощение, был обыкновенной зелёной пуговицей. Такие пуговицы бывают на пальто – они толще и больше обычных. Прошлым летом бабушка нашла пуговицу под крышей-грибом детской песочницы. Она с трудом затащила её в дом, а потом, приклеив с одной стороны кусочек пластилина, прикрепила к полу.

Люмка тоже не оставалась равнодушной к найденным на улице бусинам, пуговкам, фантикам от конфет и мелким частям сломанных детских игрушек. Но почему-то когда она приносила что-нибудь подобное домой, бабушка начинала ее ругать. «Мы итак очень зависим от людей, – говорила она, – не надо зависеть от них ещё больше».

Люмка подумала немного о том, что означает слово «зависеть», потом тряхнула ушками, отогнав от себя остатки сна, и вытащила из-под подушки серёжку. Она была такая же красивая, как и вчера.

– А может, даже лучше! – сказала лунная девочка вслух и протерла серебряный шарик рукавом шуршащей пижамы.


– Ну, здравствуй, Луногорка! – радостно пропищало светящиеся существо со стрекозиными крыльями, – Спасибо, что прилетела! Без тебя мне никак не справится! Сегодня мы, наконец, спасём эту несчастную лунную девочку… ну а заодно и себе поможем…


Люмка, по-прежнему не расставаясь с серёжкой, подошла к пуговичному столу и вдохнула в себя ароматный запах свежих бабулиных лепёшек. Одного такого лунного завтрака лунной девочке было достаточно, чтобы не чувствовать голода весь день. Она положила серёжку на стол и, присев на стульчик из пластилина, стала уплетать еще тёплый завтрак.

– Айя-яй, Люмка, – послышался голос бабушки, – не умылась, не причесалась, не переоделась – а уже завтракаешь!

Люмка виновато дожевала четвертую лепёшку и ласково погладила бабушку по руке:

– Ну, бабуль, они такие вкусные!

– Ещё бы! – отозвалась подобревшая вмиг бабушка. – Тесто до самого утра свет луны в себя впитывало. Поэтому и получилось таким мягким да сладким.

Бабушка Люмия поцеловала внучку в веснушчатую щёку и стала расчёсывать белоснежные внучкины волосы. Они были длинные и спутанные, и бабушка приводила их в порядок очень бережно.

– Люмка, внученька, – сказала она, уже заканчивая завязывать на тоненькой косичке красивый бантик из полоски разноцветного фантика, – не ходи сегодня заглядывать в окна.

– Почему? – удивилась Люмка.

– Разве ты не видишь, что вот-вот дождь начнётся?

– Ну, я осторожно, бабушка, – Люмка развернулась и состроила жалобную рожицу.

– Не спорь, Люмка! – строго сказала бабушка. – Ты же знаешь, что гулять под дождём опасно. Если к дождю добавится ветер, нас может унести далеко от дома.

Бабушка Люмия всегда беспокоилась за внучку, и лунной девочке казалось, что чаще – понапрасну. Но на этот раз она не стала спорить, а, забравшись на стул вместе с ножками, попросила:

– Тогда расскажи мне сказку.

– Ты уже взрослая для сказок, Люмка. У меня много дел: я еще стёклышки свои не нашла…

– Пожалуйста, бабушка.

– Ну, хорошо. А о чём?

– О маме с папой, – сказала Люмка и съёжилась.

Бабушкина сказка

Когда-то жили в горных лесах лунные человечки – Люмуний и Люмуния. Жили они хорошо и дружно вместе с другими лунными человечками, которых раньше было очень много. В маленьких дуплах самых разных деревьев прятались люминарики. Кому больше нравилась ель, кому – пихта, кому – сосна. В приятных заботах проходили дни лунных человечков – они делали из найденного пуха животных и перьев птиц красивые одежды, собирали ягоды, грибы, орехи. Крошечным Люминарикам хватало двадцати ягод алычи, одного крупного груздя и нескольких кедровых шишек, чтобы не голодать долгой зимой и весной. Лунные человечки умели ловко перепрыгивать с ветки на ветку, и у них было очень острое зрение. Поэтому они всегда успевали спрятаться от беркутов, парящих высоко в небе в поисках лёгкой добычи, от ядовитых змей и пауков.

У Люмуния и Люминии была маленькая дочка – хорошенькая, весёлая и озорная. Никого дороже у Люмуния и Люминии не было.

Но вот однажды случилась у лунных человечков беда – одно лето выдалось таким жарким и сухим, что горные леса загорелись. Люмуния и Люмуний отдали свою дочку бабушке и велели бежать подальше от огня. Тем временем сами они вернулись, чтобы спасти Чудесную вещь, которую забыли в спешке, но без которой не смогли бы дальше жить. Бабушке пришлось идти много дней, пережить много страхов, прежде чем она нашла подходящее место для нового домика. Маленькая Люмка теперь была в безопасности, но её родители и другие лунные человечки так и не вышли из горящего леса. Все они превратились в яркие звездочки на ночном небе. И когда-нибудь, когда Люмка не будет этого ждать, Люмуний и Люминия спустятся с небес, чтобы обнять свою любимую доченьку, и уже никогда не расставаться…

– Вот и конец сказке, – закончила бабушка свой рассказ, и вздохнула.

Люмка незаметно смахнула слезу со щеки. Она давно уже решила, что обязательно отправится искать родителей. Люмка не верила, что мама с папой превратились в звёздочки, – просто их что-то задержало, и поэтому они не смогли сразу найти её и бабушку. Лунная девочка хитро прищурилась: через узкую трещину-дверь виднелись далёкие пирамидки белоснежных гор. У их подножий в утреннем тумане едва зеленели те самые ели, сосны и пихты, в которых когда-то жили люминарики. Кто знает, может, они и сейчас в них живут?

Люмка улыбнулась чему-то и как можно веселее сказала:

– Бабуль, а хочешь я помогу тебе найти стёклышки?

– Ах, ты хитруля! – засмеялась бабушка, – Думаешь, я тебя одну на улицу не отпускаю, а если вместе за стёклышками пойдём, то отпущу? Ну, так и быть… только переоденься сначала!

Одежду себе и внучке бабушка Люмия шила из собранных конфетных фантиков. Это было не очень удобно. Ведь чтобы добыть такой материал, надо было сильно постараться. Во-первых, незамеченной обыскать все места, где могут гулять дети; а во-вторых, не попадаясь никому на глаза, утащить найденную шуршащую бумажку в домик на дереве. Зато, как бы тяжело ни доставались бабушке фантики, наряды из них получались необыкновенно праздничными! А для лунных человечков красота всегда на первом месте!

Фантики мылись тёплой мыльной водой в широких бутылочных крышках, а потом сушились под луной. Люминарики уверенны, что свет луны обладает целебными свойствами и всё, чего касаются белоснежные лучи, становится лучше, чем было. И это чистая правда – всем известно, что лунные человечки растут только ночью…

Впрочем, солнце тоже кое-что подарило люминарикам! А именно – рыжие веснушки и беличьи уши. Хотя, если честно, лунные человечки, никогда не были от них в восторге.

Фантичные платья и бабулины стёклышки

Люмка

Люмка схватила со стола серебряную серёжку и подбежала к невысокому шкафчику. Он состоял из четырёх коробков спичек, склеенных между собой и обёрнутых в разноцветные фантики. В первом ящике шкафа хранились Люмкины безделушки – пуговки самых разных форм и размеров, клёпки, бусины, гвоздики от серёжек, один железный кулон в форме сердца, три детских пластмассовых колечка и даже пять копеечек. Во втором ящике лежали Люмкины платья и туфельки. Люмка нехотя спрятала новую серёжку в первый отдел ящика и с любопытством заглянула во второй. Выбор оказался небольшой. Самое любимое Люмкино платье было сшито из фантика от конфеты «Ночка» – на нём сияла луна, вокруг которой кружились серебряные звезды. Ничуть не меньше нравилось Люмке платье «Вечер» – фантик, из которого оно было сделано, делился на две части: одна половина золотая, а другая тёмно-синяя. На темно-синей половине светилось несколько маленьких белых точек. Ещё бабуля сшила для Люмки «Красную шапочку», «Коровку» и «Белочку». Меньше всего Люмка любила платье «Красная шапочка», потому что красный цвет, как ей казалось, плохо сочетался, с цветом её волос.

После недолгих раздумий лунная девочка всё же вытащила из ящика сарафан «Белочку». Он был просторный, с изумрудно-шоколадными лесными орешками. Туфельки Люмка сначала решила вовсе не надевать. Но бабушка напугала внучку простудой, которую та должна непременно подхватить, если станет расхаживать в дождливую погоду босиком. Поэтому Люмка подобрала к платью коричневые туфельки из прочного фантика «Конфеты кофейные» и довольная, начала вертеться у зеркала.

В третьем отделе спичечного шкафа бабушка Люмия хранила вещи, которые могли пригодиться в хозяйстве: кусочки пластилина, скрепки, вату, зубочистки, нитки, один напёрсток, две маленькие иголки, лоскутки пёстрой ткани.

Кое-что из этого бабушка Люмия «одолжила» у одной улыбчивой старушки, которая любила мастерить для своих подружек-игл симпатичные подушечки. Она садилась у открытого окна за старый швейный стол возле горшков с пунцовыми фиалками. Потом раскладывала перед собой шёлковые нитки мулине, ножницы и принималась за работу. Когда старушка ненадолго отлучалась, чтобы попить на кухне чай с ирисками и покормить своего тучного кота, Люмия незаметно спускалась с ветки акации на подоконник. Люмкина бабушка выбирала, на первый взгляд, непригодные для работы обрывки ленточек, нитей, пару маленьких иголок и оставляла взамен того, что брала, самые красивые стёклышки из тех, которые у нее были.

Зубочистки и скрепки Люмия достала у одного грустного мужчины, который жил от улыбчивой старушки этажом ниже. Мужчина выходил на балкон, когда остальные жители дома ещё досматривали сны, курил трубку, нервно жевал зубочистку и читал бумаги, скреплённые кривыми скрепками.

Но самым ценным приобретением из всех найденных вещей, бабушка Люмия всегда считала разноцветные стёклышки. Они хранились в четвёртом отделе спичечного шкафа. Бабушка высматривала их с высоты деревьев – отыскивала рядом со скамейками и грязными мусорными корзинами, находила среди песка и гравия дворовых площадок. Конечно, эти стёкла были пыльными и не такими красивыми, как об этом мечталось бабушке, но всё же это было лучше, чем ничего. Лучше потому, что напоминали бабушке о чудесном и загадочном предмете потерянном много лет назад…

К слову, вчера бабулина коллекция пополнилась ещё одним стёклышком. Розовым, в форме треуголька. Люмия, конечно, быстро выяснила, что новое стекло такое же обыкновенное, как и все остальные. Но надежда найти необыкновенное была жива в ней, как и прежде…


Круглое существо – пушистое и светящееся, как лампочка фонарика, с недоумением следило за тем, как бабушка Люмия удобно расположившись на ветке тополя, рассматривает Луну в розовое стёклышко.

– Неужели она думает, что оно может заменить ей ту самую неповторимую, великолепную, необыкновенную Чудесную Вещь? – сияющий шарик со стрекозиными крыльями почесал тоненькой ручкой цыплячий живот и продолжил:

– Наверное, надеется найти её тут… Напрасно, совершенно напрасно…



Туфелька

– Люмка, ты готова? – спросила бабуля, убирая со стола-пуговицы тарелку с лунными лепешками.

– Конечно! – весело ответила Люмка и, шурша платьем, подбежала к дверной щели, чтобы насладиться утренней прохладой. – Хорошо, что сегодня солнца нет! И кто его только выдумал?

Люмия крепко сжимала в своей руке Люмкины бледные пальчики. Бабушка и внучка ловко прыгали с ветки на ветку, с дерева на дерево. А на ходу ещё и успевали любопытничать. Вот Люмка разглядела за открытым окошком одного из домов коробку конфет. Та лежала на невысокой тумбочке и подмигивала Люмке новехонькими обёртками шоколадных трубочек. Там же лунная девочка увидела самодельную коробочку. Под крышкой из жёлтого картона лежали самоклеющиеся блёстки в форме звёзд, сердец и цветов.

– Ух-ты! – подумала Люмка, проносясь мимо находки, – обязательно сюда вернусь!

Люмия тоже присмотрела для себя кое-что интересное. Ей понравились три синичкиных пера, упавших на бельевые веревки зелёного дома, и букет искусственных маков на подоконнике пятого этажа. Бабушка, конечно, не любила ненастоящие вещи, но шёлковые лепестки, слетевшие с ярко-красных цветов, могли пригодиться. «Занавески из них что ли сделать?» – подумала бабушка.

А ещё у Люмии заканчивались запасы кукурузной муки, из которой она стряпала лунные лепешки. В прошлый раз бабуля «одолжила» её у одной молодой женщины, оставившей тканевый мешочек для хранения круп открытым. Люмия незаметно прокралась на кухню и, положила на чайное блюдце хозяйки два редких ярко-синих стёклышка. Зато взамен доверху заполнила мукой розовый игрушечный стакан. Тот самый, который Люмка умудрилась вытащить из цепких рук печальной куклы, забытой на детской площадке.

Бабушка прыгала с ветки на ветку и, заглядывая в окна домов, почти вслух рассуждала о лепёшках. «Будут ли они такими же вкусными, если замесить их не на кукурузной, а на пшеничной муке? Может, чтобы лепёшки были ещё вкуснее, тесто надо держать под светом луны не один, а два дня?»

– Скорее-скорее! – закричала вдруг Люмка, прерывая бабушкины размышления. – Бабуля, смотри какая…

Люмка не успела договорить, потому что с её левой ножки слетела коричневая туфелька, а неизвестно откуда появившийся ветер, подхватил её и бесцеремонно бросил в розовую клумбу. Туфелька медленно и торжественно опустилась на самую неказистую розу.


Люмка

Десятисантиметровые белые человечки с рыжими ушами и большими носами стояли, взявшись за руки на одной из верхних веток молодого клёна, и уныло смотрели на чьи-то декоративные розы.

– Ну вот, – грустно сказала бабушка. – Теперь попробуй – достань!

– Легко! – мгновенно отозвалась Люмка и уже собралась прыгнуть, но бабушка успела её остановить. Люмия ухватилась свободной рукой за лямку внучкиного сарафана.

– Да ты что, внучка! Сколько раз я тебе говорила: никогда не спускайся так низко и тем более никогда не ходи по земле!

– Ну что со мной может случиться, бабуль? – упрямилась Люмка. – Я ведь быстренько – две ноги там, и я уже здесь! Не буду же я ходить в одной туфле? – в довершении сказанного Люмка хныкнула и снова попыталась освободиться.

– Что же у тебя за характер такой! – бабушка удивленно пожала плечами, все еще не давая лунной девочке пошевелиться. – Упрямая как…

Но в этот момент послышался сначала слабый, а потом более уверенный треск. Хрупкая фантичная лямка сарафана «Белочка» разорвалась – часть блестящей бумажки осталась в бабушкиной сжатой ладони, а часть упала на Люмкину голую ножку. В эту же секунду, может от неожиданности, а может из вредности, Люмка потеряла равновесие и, перекувырнувшись в воздухе через голову, начала падать.


– Вперёд, луногорка – твой выход! – взвизгнуло маленькое круглое существо, и свистнуло ровно три раза. – Такой шанс мы не упустим! – Сияющий шарик был сильно взволнован, а от этого светился ярче обычного и часто-часто махал длинными крыльями.

– Надо же, как удачно всё складывается, ну надо же, как удачно – бубнил он про себя негромко…


От страха Люмия сначала закрыла глаза, но потом опомнилась и приготовилась к прыжку. Надо было успеть перехватить внучку до того, как она приземлится. А вдруг поблизости окажется кот или собака, человек или, еще хуже, – ребёнок!?

– Бабушка, я нечаянно, – успела крикнуть Люмка, – я поскользнулась!

Вполне довольная своим маленьким приключением лунная девочка, белоснежной пушинкой полетела прямиком к ухоженной клумбе, на которой росли одни только розы. «Ой, как весело, – подумала Люмка в развевающемся рваном платье. – Погуляю среди роз и быстренько вернусь обратно на дерево!»

Но лишь лунная девочка так подумала – случилась большая неожиданность! С верхушки старой акации к Люмке бросилась какая-то странная птица – клюв её был длинным, но не острым, будто сломанный карандаш, а головка маленькая, с хохолком и абсолютно белая. Люмка даже не поняла толком, как это произошло, но птица очутилась прямо под ней. И лунная девочка, наверное, от испуга, вцепилась в перья птицы так крепко, как только могла…

Полёт

Птица подняла Люмку высоко над деревьями, и бабушка постепенно превратилась из белого пятнышка в размытую крошечную точку.

– Внученька-а-а! – донёсся до Люмки слабый бабушкин крик. Птица, словно давая возможность попрощаться, сделала круг над деревом, в котором у лунной девочки остался домик, и взмыла вверх. Люмка хотела оглянуться назад, но побоялась, что из глаз тут же хлынут слёзы.

Лунная девочка наблюдала за тем, как всё, что раньше казалось ей таким непостижимо огромным, становилось совсем маленьким, и еще крепче держалась за птицу. Когда знакомые ей дома остались позади, а впереди появилась та часть города, о которой Люмка даже не догадывалась, лунной девочке сделалось очень страшно. Так страшно, что по спине невидимыми паучками поползли мурашки. Ещё Люмка почувствовала, что ей трудно дышать, потому что в груди зашевелилось что-то неприятное – оно перемещалось от сердца к животу, а оттуда к ногам. Особенно явно Люмка чувствовала его, когда птица на скорости наклонялась немного вправо и влево.

Под птицей проносились стеклянные, будто воздушные, здания. Дороги сплетались между собой змеями. Автомобили толпились на улицах, нетерпеливо подгоняя друг друга гудками. Люмка никогда раньше не видела таких необычных домов, так много машин и людей сразу, и ей подумалось, что она, пожалуй, не смогла бы здесь жить…

Холодный ветер не щадил Люмкины беличьи ушки, лицо и ноги. Левая ножка, оставшаяся без туфли, замёрзла так сильно, что Люмка уже слабо чувствовала пальцы. Люмкины глаза слезились, волосы растрепались. Ладошки от волнения стали влажными, а перья, которые Люмка с силой сжимала ручками, сделались липкими и скользкими.

Время от времени Люмке казалось, что она вот-вот свалится с птицы. «Хоть бы не на дорогу, – думала, зажмурившись, лунная девочка, – хоть бы не под машины или под ноги людям…»

Белые зрачки похитительницы вращались во все стороны, как у хамелеона, а её хохолок из нескольких будто припорошенных снегом перьев развевался на ветру. Люмка в жизни не встречала такой чудной птицы. Почему-то именно сейчас лунная девочка вспомнила, как однажды ей удалось подглядеть красочные картинки в книге про разных зверей. Книгу, сидя на скамейке, листал одиннадцатилетний мальчик.

Измученная полётом, Люмка устало смотрела на проплывающий мимо парк, в котором у фонтана играли дети, и вспоминала увиденных в книге животных. Больше всего Люмке понравился изящный козлик с витыми рогами, большущий коричневый медведь, синяя птица (Люмка запомнила, что она называлась «Индийский дрозд») и рыжая белочка со смешными ушами.

– Ушки у нее совсем как у меня, – сказала вслух Люмка, любившая разговаривать сама с собой.

– Нет… У тебя они другие, – сказал вдруг кто-то тонким голосом.

Люмка так испугалась, что выпустила из рук перья, и с открытым от удивления ртом сползла с птицы. Если бы она оставалась в таком положении дольше минуты, то обязательно бы сорвалась вниз. Придя в себя, Люмка уселась на своё прежнее место и стала крутить головой в поисках того, кому мог принадлежать таинственный писклявый голосок. Птица по-прежнему несла Люмку в неизвестные дали, под ней по-прежнему пролетали здания, деревья, люди и машины, мосты, арки и колонны…

– Держись крепче, а то и впрямь упадешь, – снова раздался голос откуда-то сверху – над левым люмкиным ухом. Лунная девочка живо подняла голову и застыла в изумлении…

В воздухе парило круглое существо – пушистое и светящееся, как лампочка фонарика. Самым удивительным Люмке показалось то, что этот жёлтый комочек был чуть больше её ладошки, но из его головы-туловища всё же умудрились вырасти длинные-предлинные продолговатые крылья. Совсем как у стрекозы. Существо махало крыльями очень быстро, но при этом явно не чувствовало усталости. Ручки у него были тоненькие и короткие, а ножки походили на ножки цыпленка – такие же когтистые и с крохотными шпорами.


Люмка

– Я говорю, держись крепче, – снова пропищал желтый комочек. – А то ведь расшибешь нос, а я виноват останусь.

– Кто ты? Я тебя не боюсь! – Люмка, как всегда, пыталась храбриться, но на самом деле от страха у нее даже запершило в горле.

Лик

О том, что людям ничего неизвестно о существовании лунных человечков, Люмка узнала от бабушки, ещё когда была маленькой. Поверить в это было совсем не сложно. Ведь люминарики жили только в горах, вдалеке от людей. К тому же умело избегали посторонних.

Несмотря на то, что Люмка, в отличие от других лунных человечков, жила бок о бок с людьми, относилась она к ним с опаской. У люминариков все намерения отражаются на их лицах, а кроме того, у них есть общие черты характера – добродушие и бесхитростность. С людьми же всё по-другому… Хотя внешне люди почти одинаковы, внутри один человек ужасно не похож на другого. Часто бабуля говорила Люмке, что люди непредсказуемы, а потому очень опасны. Люмка соглашалась с этим, хотя считала, что уважать людей всё же стоит. Ведь они придумали столько удивительных вещей: красивые фантики для конфет, пуговицы, кольца и серёжки… ах да, зеркала и спичечные коробки! Как же люминарики жили в горах без всего этого?

А ещё Люмке нравилось, что люди рассказывают друг другу сказки о чудесах, которые, увы, не случаются в реальной жизни. Истории, подслушанные Люмкой, всегда были полны увлекательных приключений – таких, о каких лунная девочка, излишне оберегаемая бабушкой, могла только мечтать.

В историях говорилось о разных фантастических существах – крошечных и гигантских, чешуйчатых и волосатых, свирепых и добродушных, крылатых и бескрылых, но ни разу Люмка не слышала ни одной сказки, в которой бы героем был кто-нибудь похожий на…


Люмка

– Я ни на кого не похож! – пропищал жёлтый комочек, не переставая махать крыльями. – Я такой один единственный! А люди, если я только сам этого не захочу, не способны меня увидеть!

Люмка так и не получила ответа на свой вопрос, но страха уже не осталось. Его сменило любопытство. Светящееся существо, казалось, читало Люмкины мысли, наперёд угадывая то, что она собиралась сказать. Лунная девочка сразу поняла, что если это так – то это ей не по душе.

– А тебя не учили, что надо здороваться? – спросила Люмка, демонстративно отвернувшись от незнакомца.

– Мне некогда с тобой здороваться, я скоро исчезну, а мне надо объяснить тебе, куда и зачем ты летишь!

Люмка не смогла удержаться от того, чтобы снова с открытым ртом не уставиться на жёлтый комочек.

– Куда это я лечу? Что ты об этом знаешь?

– Я Лик – а Лики всё всегда обо всех знают! – Лик поднял малюсенький указательный пальчик, покрытый нежно-жёлтой шёрсткой и погрозил им в воздухе. – Мы знаем даже то, о чем вы не говорите, а только думаете!

Люмка хотела что-то сказать, но сразу не нашлась, а Лик, воспользовавшись её замешательством, продолжил свои нравоучительные восклицания:

– Тебе что же, бабушка о нас ничего не рассказывала? Она вообще что-нибудь говорила тебе о твоём настоящем доме? А ты знаешь, что тот, кто не знает ничего о своём прошлом, не будет счастлив в будущем?!

– Вот прилипчивая мошка! Исчезни поскорее, – разозлилась Люмка и очень этому удивилась. Ведь всем известно, что люминарики никогда ни на кого всерьёз не злятся. И будто извиняясь за свою неожиданную грубость, Люмка тут же добавила, – кстати, а куда ты исчезнешь?

– Ну, я же должен когда-нибудь спать! – с возмущением сказал Лик и приземлился на голову птицы, оказавшись таким образом перед самым Люмкиным носом.

Лик небрежно вытянул вперед цыплячьи лапки и, облокотившись на обе ручки, непринужденно пропищал:

– Разве ты не гуляешь по ночам, а спишь днём?

– Я сплю на рассвете! Но и днём я тоже немножко сплю… – произнесла Люмка и поняла, что она уже должна лежать в кроватке, в обнимку со своей новенькой серебряной серёжкой. А если Люмка не поспит днём – она непременно уснёт на всю ночь без остатка, и тогда не видать ей целебного света луны. Света, без которого Люмке ни за что не вырасти!

– Сейчас я не стану спать, – сказала она тут же, – пока ты мне не расскажешь, куда я лечу, кто ты и зачем мне надоедаешь!

Птица всё летела и летела, словно не замечая того, что на её спине сидит крошечная лунная девочка и лунная мошка.

– Ничего себе, какая упрямая! Ну-ка быстро спать! – скомандовал Лик, снова взлетев. – А пока ты будешь смотреть сны, птица унесёт тебя к горам. Не бойся, – добавил Лик, увидев страх на Люмкином личике, – если сильно-сильно захочешь не упасть – ты ни за что не упадешь.

– Это как? – не поняла Люмка.

– Какая же ты болтушка! – возмутился Лик. – Я потерял с тобой уйму времени и поэтому объясню тебе остальное уже там, где мы с тобой снова встретимся. А теперь извини: порядочным Ликам сейчас положено видеть сны.

Люмка не успела ничего ответить, потому что лунная мошка сразу же перестала махать крыльями и просто погасла. Как гаснет зажжённая на ветру спичка. Лик исчез, испарился, улетучился. Люмка еще долго смотрела в ту сторону, откуда он появился.

Какое-то время после исчезновения лунная девочка пыталась понять, что же такое с ней приключилось и что же произойдёт дальше? Ей было так непривычно ощущать себя частью какой-то фантастической истории – вовсе не вымышленной, а абсолютно реальной! Люмка думала и думала об этом, и её глаза начинали сами собой закрываться и закрываться. В голове промелькнула мысль о том, что если она разожмет руки, выпустив перья белой птицы, то лунная девочка обязательно упадет.

– Упаду назло Лику! – подумала Люмка.

И тут её глаза закрылись, и уставшей маленькой девочке стало всё равно…

В полнолуние…

Лунная девочка проснулась от того, что кто-то щекотал её пятку. Люмка боялась открыть глаза. Если она увидит, что это бабушка пытается разбудить её, чтобы с утра пораньше собирать вместе стёклышки, то значит всё случившееся с Люмкой лишь сон. Видение, не имеющее никакого смысла. Пожалуй, с одной стороны, Люмка была бы этому рада. Но ведь если посмотреть с другой стороны, она всегда мечтала очутиться в горах…

Лунная девочка заставила себя открыть сначала один глаз, потом второй. Тогда она увидела, что лежит на земле, а над ней склонились верхушки елей, сквозь которые проглядывают кусочки тёмного неба. Люмка поняла, что щекотал её никто иной, как зануда Лик, с которым она разговаривала только что. Или это было давно? Лунная девочка совсем потеряла счёт времени, она попыталась подняться, но, почувствовав жгучую боль в левой коленке, смогла сделать это лишь наполовину.

– Говорил же я тебе! Говорил! – услышала она уже знакомый писклявый голосок. Лик перестал щекотать Люмкину пятку стрекозиными крылышками и подлетел поближе. – Говорил же тебе, держись крепче! Говорил – загадывай желание! Ты что же специально что ли свалилась?

Никто и никогда ещё не кричал на Люмку – лунная девочка поначалу даже растерялась, но вдруг ей тоже захотелось покричать.

– Ты сам виноват, что не объяснил мне ничего! Пропищал какую-то ерунду про то, что я должна что-то там захотеть, и исчез! – сказала она громко и добавила уже чуть тише. – А я что, вправду упала?

– Ещё как! – Лик возмущенно взвизгнул. – Если бы птица не успела опустить тебя так низко, ты бы бухнулась с большой высоты, и мы бы сейчас не разговаривали!

Люмка огляделась: для неё стало настоящим открытием, что, оказывается, вокруг была ночь! По земле стелилась чернота – Люмке показалось, что в ней скрываются какие-то зловещие тени. А очертания ёлок, растущих на невысокой горе, выглядели фантастически уродливыми или прекрасными. Люмка не могла пока решить, какими именно.



И тут лунная девочка увидела за ёлками большую серебряную Луну, которая спокойно висела в небе, сияя, как новенькая монета. Сегодня было полнолуние! Люмка ощутила, как по всему телу разлилось приятное тепло – такое бывает, когда зимой, чтобы согреться, бабуля поит Люмку тёплым киселём. На улице кружатся хлопья снега, а лунная девочка укутывается в тёплое одеяло и, крепко обхватив руками кружку-напёрсток, делает небольшие глотки один за другим. Напёрсток постепенно пустеет, а Люмка чувствует себя необыкновенно счастливой…

– Ну чего ты загрустила? – спросил Лик. – Поможешь нам, и птица снова отнёсет тебя к твоей бабушке! Снова будешь пить свой тёплый кисель!

– Как ты это делаешь? – рассердилась Люмка. – Не хочу, чтобы кто-то знал, о чём я думаю! Не хочу, не буду никому помогать!

Лунная девочка не знала, как объяснить себе свою злость, но на этот раз ей за неё стыдно не было. Она скрестила ручки на груди и отвернулась от Лика, задрав свой большой конопатый нос как можно выше.

Лик немного помолчал, потом опустился на какой-то обломок дерева, торчавший из земли и сплошь поросший прозрачными белыми грибочками, и сказал:

– Хочешь узнать правду? Ну, тогда слушай…

Чудесная вещь

«Лики возникли в тот день и час, когда на свет появились люминарики. Даже садились они только на те деревья, в которых жили лунные человечки. И разговаривали они только друг с другом и с люминариками. Но лунные человечки, хоть и не могли по-настоящему ни на кого разозлиться, недолюбливали Ликов. А кому понравится, если твои мысли выпархивают из ушей и невидимыми бабочками прилетают к кому-то другому?


Люмка

Впрочем, Лики не виноваты в том, что они всё и всегда знают, – они такими родились, такими когда-нибудь и исчезнут. У Ликов нет имён, нет домов и нет настоящих друзей – они просто летают в ночи, наслаждаясь лунным светом, а с первыми лучами солнца растворяются в воздухе до следующего своего пробуждения… Так было до тех пор, пока в горах не случился страшный пожар. Для Ликов он не представлял почти никакой опасности, ведь им было достаточно закрыть глаза, чтобы испариться, не обжегшись пламенем. А вот люминарикам пришлось в спешке покидать свои домики в деревьях. Увы, никто не видел, что случилось с лунными человечками, и даже Ликам ничего об этом неизвестно».

…Люмка всё ещё лежала на земле и поэтому ужасно замёрзла. Она слушала историю об исчезновении своих родителей, и ей хотелось свернуться калачиком, обхватив руками холодные коленки. Но, похоже, лунная девочка сильно ушиблась во время падения, и теперь ей было не так-то просто хотя бы немного пошевелить ногой. Люмка незаметно провела ручкой по тому месту на ножке, которое болезненно пульсировало, и обнаружила, что на ладошке осталось влажное серебристое пятнышко. Если бы Лунная девочка была человеком, пятнышко было бы ярко– красным…

Тем временем Лик увлечённо продолжал свой рассказ…

«Лики светились уже не так ярко, как прежде, – они грустили без люминариков и почти не помнили прошлых обид, но лунные человечки так больше и не возвращались оттуда, куда ушли. Единственное, что утешало Ликов, – это то, что им должна была достаться одна Чудесная вещь, принадлежавшая раньше люминарикам. Лики никогда бы не попытались взять её у лунных человечков без их разрешения – Лики не способны на обман. Но теперь, когда люминариков не было, Лики имели полное право обладать Чудесной вещью».

…Люмка, хотела возразить, что ведь остались она и её бабушка, и они самые настоящие люминарики, но Лик опять угадал, о чём она думает…

«Чудесная вещь может принадлежать только тем люминарикам, которые выросли, жили и продолжают жить в горах. А раз таких лунных человечков больше не осталось, хранителями Чудесной вещи должны стать именно Лики. И они давно бы уже ими стали, если бы только знали, где эту вещь искать… Многие годы Лики безуспешно разыскивали Чудесную вещь на деревьях, под деревьями и даже в корнях деревьев, но так ничего и не нашли. И только несколько месяцев назад старушке Лик приснился сон, в котором она увидела, что Чудесную вещь находит лунная девочка. Лунная девочка, которая живёт в городе людей и которая научилась у людей хитрости. Лунная девочка, которую зовут – Люмка».

…Люмка так и ахнула от изумления:

– Но я не знаю, где искать эту Чудесную вещь! Я не знаю, как она выглядит! – закричала она.

– Тебе и не надо знать этого, – спокойно ответил Лик. – Луна приведет тебя к ней. Я думаю, что она должна тебя привести…

– А может, я не хочу помогать тебе! Ведь ты же не хочешь отдать Чудесную вещь нам с бабушкой!

– Я уже объяснил, почему я не могу этого сделать! – Лик взлетел и остановился в воздухе напротив Люмкиного личика. Его крылья махали быстрее обычного, его глаза-бусинки сверкали обидой. – Я очень долго искал тебя и уже думал, что никогда не найду, а теперь ты отказываешься нам помогать?! Ты должна это сделать хотя бы во имя старой дружбы своих родителей с Ликами!

– Если бабуля мне о вас ничего не говорила, значит, вы не так уж и дружили! – упрямилась Люмка. – И откуда мне знать, что ты не врёшь? Почему ты не рассказал мне всё это в моем дереве? Почему не пришёл в мой дом? Почему забрал от бабушки?

– Потому что она ни за что бы тебя не отпустила! Я наблюдал за вами какое-то время. Я ждал удобного момента, чтобы доставить тебя сюда, и я видел, как бабушка тебя оберегает. – Лик презрительно сощурил и без того маленькие глазки, и они превратились почти в точечки. – Оберегает, как МАЛЕНЬКУЮ! – произнес он очень чётко и звонко.

Люмка сначала даже подскочила от нахлынувшей на неё волны возмущения, но, взглянув ещё раз на сердитый жёлтый комочек, назойливо махавший стрекозиными крыльями перед самым её носом, задумалась… А ведь Лик, пожалуй, прав… Бабушка ей всё только запрещает и ничего не разрешает. И потом, жить в горах, наверное, интересно, да и посмотреть на эту Чудесную вещь тоже, очень хочется…

Лик, конечно, слышал всё, о чём Люмка думала, бабочки её мыслей неторопливо вылетали из беличьих ушек и предательски опускались на крылья Лика. Но на этот раз он принял мудрое решение не прерывать Люмкиных мыслей. Лик был доволен собой и своей речью.

Лунная девочка несколько минут задумчиво разглядывала Луну в обрамлении невероятно длинных голубоватых елей. В Люмкиных серых, с золотинкой глазах отражались величавые звёзды размером с горошину и просто скромные звёздочки величиной с песчинку. «Может, они и вправду мама с папой, – подумала Люмка и, наконец, сказала. – Так и быть! Я согласна!».

В горах

После того, как Лик уговорил Люмку найти таинственную Чудесную вещь, самым трудным для него оказалось придумать, что же теперь делать дальше. Старушка Лик, помнится, давала Лику какие-то указания. Но какие?..

Понятно, что Люмке надо что-нибудь съесть для поддержания сил и во что-нибудь переодеться. Ведь не может же она, в самом деле, отправиться в путешествие по горному лесу голодной, раненой и в фантичном сарафане! Всё это было понятно и дождевому червяку, но вот ответить на вопрос – как всё это устроить? – не мог ни Лик, ни уж тем более червяк…

Во-первых, Лика долгое время волновала одна единственная проблема: как побыстрее доставить Люмку в горы. Он был так увлечён этим, что попросту не думал в подробностях о дальнейших действиях. Во-вторых, Лик всегда оберегал свои крохотные ручки от работы. И поэтому он не очень-то хотел добывать для Люмки ягоды, грибы или что она там любит есть… В-третьих, Ликам просто не пристало ухаживать за кем бы то ни было и уж тем более одевать!

Люмка с трудом поднялась на ноги и, сделав несколько шагов, поняла, что далеко ей так не уйти и не упрыгать. Белая птица, которая перенесла Люмку в горы, улетела в неизвестном направлении и, кажется, не собиралась возвращаться. Лик объяснил, что птица зовётся «Белою хохлатою луногоркой» и появляется только тогда, когда в ней очень-очень нуждаешься.

– Но я нуждаюсь в ней сейчас! – сказала Люмка. Из разбитой коленки сочилась серебристая струйка крови. Лунная девочка подумала, что впервые видит свою кровь, и, пожалуй, смотреть на это больше не хочет.

– Луногорка сама решает, когда и к кому прилететь на помощь. А кроме того она должно быть устала после долгого перелёта. – деловым тоном сообщил Лик и, немного поразмыслив, неохотно предложил Люмке на подмогу своих родственников. Если они очень постараются, то смогут, вцепившись своими цыплячьими ножками в Люмкины плечи, отнести её туда, куда она пожелает. Но прежде Люмке всё же следует вылечить рану и переодеться. Сарафан «Белочка» был таким мятым и грязным, что только тот, кто обладал удивительно богатой фантазией, смог бы разглядеть в этой неприглядной «тряпочке» платье. Недолго думая, Лик предложил лунной девочке найти себе одежду самой.

– Почему это? – надув губки, спросила дрожащая от холода Люмка.– Ты меня сюда притащил, вот и ищи мне одежду!

– А я не ожидал, что вы с бабушкой называете одеждой цветные бумажки, которые собираете у людей. – Такие мелочи, как поиск еды, одежды или лечение раненой коленки, раздражали Лика, поскольку отвлекали от мыслей о Чудесной вещи. – В горах, между прочим, даже летом не очень-то жарко. А сейчас только середина весны! Вот твои родители одевались как следует: меховая шубка, шапочка и рукавички.

– Я, когда наступают холода, – сказала Люмка, задрав веснушчатый нос, – почти не выхожу из дома. Бабушка меня не выпуска… – Люмка запнулась на полуслове. Ей не хотелось давать повод Лику и впрямь считать её маленькой. Люмка огляделась по сторонам. Хоть огромная блестящая луна и светила сегодня очень ярко, найти здесь, в горах, среди высоченных елей, кустарников и травы, что-нибудь, что могло бы сгодиться для шубки, шапочки или…

– Ну, хорошо-хорошо! – Лик взлетел над Люмкиной головой – его щёки в недовольстве раздулись до устрашающих размеров, а свет крыльев и пушистого туловища совсем потускнел. – Я сейчас принесу тебе что-нибудь подходящее! Какая скука слушать твои причитания! – и с этими словами Лик закрыл глаза и по обыкновению выключился, как лампочка.

Но на этот раз Люмка не удивилась. Она пожала плечиками и, обрадовавшись, что её мыслей сейчас никто не подслушивает, назвала Лика «вредной козявкой», «ворчливой мошкой» и «букашкой– всезнайкой». Потом немного повеселевшая, Люмка нарвала довольно большую охапку травы, растущей под ногами, и, постелив её на землю, с трудом уселась сверху. Остатки травки Люмка посыпала на себя, будто сахар на свежую бабушкину лепёшку, и, немного согревшись, удовлетворенно вздохнула. Изо рта вылетело маленькое облачко пара.

– Ну и холодрыга, – прошептала Люмка, – хорошо, что полнолуние – а то и впрямь замёрзла бы, до смерти.

Люмка зевнула и, кажется, начала дремать, что в это время суток ей было совершенно не свойственно… Перед тем как уснуть окончательно, Люмка успела подумать о том, что было бы неплохо, если бы путь к Чудесной вещи был отмечен какими-нибудь знаками. Тогда найти эту самую вещь не составило бы никакого труда, и Люмка смогла бы вернуться к бабушке, которая наверняка за неё ужасно волнуется…

– Да, это было бы здорово… – проговорила Люмка сонно и, положив ладошки под голову, заснула. Её личико спряталось в рыжих длинных ушках с весёлыми кисточками на концах.

Снежная кошка

Обычно Люмкины сны были лёгкими и нежно-фиолетовыми, как лоскутки шёлковой ткани. После пробуждения Люмка помнила о своих сновидениях, только то, что они были приятными. Но сказать о них что-нибудь ещё лунная девочка не могла. На этот раз всё было по-другому… Люмке приснилось, что она держит в руках клубочек шерсти и вытягивает из него одну за другой серебряные ниточки. Они сами собой сплетаются в удивительные рисунки, вяжутся невидимыми спицами и постепенно превращаются в шубку, рукавички, шапочку со специальными прорезями для Люмкиных беличьих ушек и помпончиком.

Лунная девочка хочет примерить шапочку, но она убегает от неё, словно в её мягкой шерсти прячется неведомый юркий зверёк. Люмка успевает ухватиться за паутинку-ниточку, торчащую из помпона. Но шапочка, продолжает убегать, наконец, взлетает и начинает неумолимо распускаться. Люмка выпускает из рук ниточку – ведь ей не хочется, чтобы шапочка исчезала. Но, увы, Люмке не суждено что-то изменить. Ещё минута – и шапочка навсегда растворяется в ночном небе. Тогда лунная девочка закрывает лицо руками и плачет. Слёзы текут по щекам, одна за другой капают на клубок шерсти, который лежит на Люмкиных коленках. Клубок становится совсем мокрым и неожиданно принимает обличие котёнка. У него влажный розовый нос и блестящие голубые глаза. Люмке нравится котёнок, ведь у неё никогда не было кого-то, за кем она могла бы ухаживать – кормить, гладить или играть. У людей в домах есть кошки и собаки, птицы и черепахи, на худой конец рыбки в аквариумах, а у Люмки нет – никого! Лунная девочка протягивает руку, чтобы погладить котёнка – своего нового друга, но тот внезапно начинает расти-расти и превращается в огромного…


Люмка

Люмка открыла глаза и увидела, что над ней навис чей-то плоский, напоминающий по форме сердечко нос. Он втягивал в себя воздух а, выдыхая его, заставлял шевелиться Люмкины взлохмаченные волосы. Со стороны могло показаться, будто Люмку обмахивают миниатюрным веером.

Лунная девочка ушками накрыла голову и, боязливо вжав её в плечи, затаила дыхание. Она с интересом уставилась на того, кому принадлежал этот любопытный нос.

Животное, обнюхивающее Люмку, чем-то напоминало котёнка, которого лунная девочка только что видела во сне. Но теперь он был огромным, намного пушистее, другой окраски, и ему явно не понравилось бы, если бы кто-то вздумал его гладить. Глаза животного подсвечивались изнутри мягким зелёноватым светом, густую короткую шерсть дымчатого цвета украшали большие тёмные пятна. Они были разбросаны по туловищу в хаотичном порядке. На пятнистой морде животного застыла мягкая полуулыбка. Люмка не смела даже пошевелиться – так ей было страшно и вместе с тем удивительно интересно.

Улыбающийся рот зверя раскрылся – Люмка почувствовала его тёплое дыхание и увидела, как из зубастой пасти высунулся розовый язык. Лунная девочка поняла, что зверь хочет её лизнуть, и зажмурилась. «Ладно, уж пусть лизнёт, – подумала она, – главное, чтобы не съел!». Храбрость собственных мыслей удивила Люмку. Еще совсем недавно, если бы с ней случилось что-то подобное, она бы, наверное, спряталась под любимым одеялом из фантичных лоскутков. И ни за какие коврижки больше не высунула б оттуда своего длинного носа. Теперь Люмка, кажется, стала смелее. Может, потому что всё происходящее по-прежнему было слишком нереальным, а может…

«Может, так бывает от холода?» – еле слышно спросила сама себя Люмка, не раскрывая глаз.

Тут вдруг за спиной животного возникла маленькая жёлтая точка. Это был обеспокоенный Лик. Одной рукой он прижимал к себе какой-то комочек пуха (наверное, именно из него лунная мошка собиралась смастерить Люмке одежду), а другой приветственно махал. И хотя лунная девочка не могла его видеть, Лик продолжал махать до тех пор, пока Люмка не открыла глаза, будто что-то почувствовав.

Лик прошептал ей: «Не двигайся!» и, приложив пальчик к губам, добавил: «Ш-ш-ш».

Люмка подумала про себя «а я итак не двигаюсь», и надоедливая лунная мошка, вечно подслушивающая чужие мысли, её поняла. Лунная девочка узнала об этом, потому как Лик моргнул крошечными глазками. По-видимому, это значило: «Хорошо, молодец, что меня слушаешься!»

Но то, что случилось в следующее мгновение, плохо поддаётся объяснению.

Пока огромный пятнистый кот с высунутым языком все ёще обнюхивал Люмку, Лик зачем-то попытался подлететь поближе. Может, он хотел получше всё рассмотреть, а может, посоветовать Люмке что-нибудь умное – кто знает. Главное, что, когда лунная мошка уже была у самого кошачьего уха, животное уловило едва различимый шелест стрекозиных крыльев. Оно обернулось и, в несколько прыжков добравшись до самых дальних ёлок, скрылось из виду. И это можно было бы назвать удачей, если бы Лик в момент кошачьего прыжка успел исчезнуть.


Люмка

Мало кому известно, но Ликам для того, чтобы испариться в воздухе, надо сначала хорошенько представить себе луну. А на то, чтобы представить себе её во всей красе, понадобится не меньше минуты! Лик же, застигнутый врасплох, конечно, не смог этого сделать. Стукнувшись о выгнутую спину животного, он плюхнулся на землю. В недолгом полёте его длинные тонкие крылья успели развернуться вертикально и перекрутиться. А тот пух, который Лик держал под мышкой, выпал и рассыпался.

Люмка посмотрела по сторонам: сомнений не было – огромный кот сбежал. Тогда лунная девочка поднялась с земли, стряхнула с себя траву и, стараясь не ступать на больную ножку, пошла в направлении упавшего Лика. Он, кажется, бубнил что-то про «дурацкие фантики» и «невезение», но Люмка не могла составить из услышанных слов предложений.

Зато, как только она подошла чуть ближе, ей стало так смешно, что она забыла даже про холод. Теперь она старалась сосредоточиться на том, чтобы не засмеяться. Лунная мошка с торчащими вверх, перекрученными крыльями лежала лицом-туловищем вниз, уткнувшись в землю. Ручки Лика были распростёрты, а из-под бугорочка, в котором он «утонул», слышалось невнятное бормотание. Лик вполне мог подняться, но почему-то предпочитал возмущаться в совершенно неудобном для себя положении. Именно это показалось Люмке очень забавным.

– Ничего смешного, – Лик, наконец, приподнялся, опираясь на правую ручку, и, пристально посмотрев на Люмку, добавил, – лучше бы помогла!

– А я как раз хотела это сделать. Но теперь что-то расхотела!

Лик обиженно хмыкнул и встал. Он попробовал шагнуть, но крошечные шпоры на цыплячьих ножках оказались залеплены грязью – идти было тяжело. Кроме того, лики никогда не перемещались пешком. В конце концов, до сегодняшней ночи в этом не возникало необходимости…

Зловония укропная

Маленькая речка под названием Лебединая шумно неслась вперёд и вперёд. Она всегда спешила и никогда не останавливалась даже для того, чтобы рассмотреть что-нибудь особенно ей приглянувшееся. Речка бежала и бежала не оглядываясь. Теперь она сможет отдохнуть от бега только в ущелье, которое прозвано «Ведьминым».

Примерно в двухстах человеческих шагах от Лебединой речки через дикие, но прекрасные растения пробиралось крошечное белоснежное существо. Только его ушки мелькали в траве рыжими пятнышками.

…Люмка была уверена, что ковыляет по заросшей высокой травой земле уже целую вечность. В её прижатых к груди ладошках, как в удобном гамаке, похрапывал Лик.

Вежливая Луна уступала место Солнцу, и поэтому лунная мошка теряла свои силы и с каждой минутой всё больше нуждалась в отдыхе. Крылья Лика после падения были помяты – и он не мог совершать в воздухе тех же быстрых движений, что и раньше. А значит, не мог исчезнуть и позвать на помощь светящихся родственников.

«Вот уж не думала, – негромко сказала Люмка, – что моё приключение начнётся так по-дурацки. А всё этот проныра Лик!». Лунная мошка на этот раз не слышала ни чужих слов, ни тем более мыслей. В ответ на обидные слова лунной девочки Лик лишь несколько раз дёрнул во сне цыплячьей ножкой и перевернулся в тёплых ладонях на другой бок.

«Лучше б сидела дома или на своей акации, – недовольно шептала под нос Люмка, – нашла бы какую-нибудь красивую штучку! Такую же красивую, как моя серёжка… серёжечка».

Согласитесь, Люмкино недовольство вполне понятно. Грустно идти туда не зная куда, к тому же голодной, сонной и раненой. Люмке было невесело ещё и потому, что она вовсе не считала себя «хитрой». Ну как она сможет добыть Чудесную вещь?

Люмка думала об этом, и на душе становилось так скверно, что нестерпимо хотелось бабушкиных лунных лепёшек.

Правда, было кое-что, о чём Люмка вспоминала с гордостью. И эта гордость помогала ей не скукситься окончательно и бесповоротно.

Лунная девочка не струсила при виде Снежной кошки (прежде чем уснуть, Лик успел назвать имя повстречавшегося им животного) – вот это настоящее событие!

Снежная кошка, оказывается, редко спускается с заснеженных скалистых гор. Даже старая бабушка Лик видела эту красавицу всего два раза в жизни. «Ты хоть представляешь, как тебе повезло?!» – деловито интересовался Лик у Люмки, после того как немного оправился от падения.

…Тем временем лунная девочка, погруженная в свои мысли, всё брела и брела, спотыкаясь о небольшие камушки и перелезая через большие.

Солнце уже окрасило самые низкие облака в золотые цвета, и Люмка испугалась появления на своём бледном личике новых противных веснушек. Она твёрдо решила остановиться и найти себе какое-нибудь укрытие. К тому же ей надо хорошенько поразмышлять, что делать дальше.

Впереди показалось странное дерево – оно заметно отличалось от остальной растительности. Дерево походило на свежую веточку укропа. Люмка тут же вспомнила, что видела его у людей на кухне. Как-то одна женщина резала пучок этой зелени острым ножом на деревянной дощечке. Потом сложила его в миску с крошечными помидорами, полила прозрачным маслом из высокой бутылки и посыпала тёртым сыром. Люмка же, свесившись с ветки акации, вдыхала салатный запах, просачивающийся сквозь приоткрытую форточку, и удивлялась: «Как такое можно есть?»

Высотой горное дерево-укроп было с дворовые качели. Оно было усыпано мелкими цветочками. На вид дерево казалось вполне безобидным, но чем ближе Люмка подходила к нему, тем яснее ощущала, что от дерева исходит какой-то ужасающий запах. Этот запах не был запахом укропа из салата. Он был таким гадким и едким, что от него начинали слезиться глаза. Описать запах можно было одним единственным словом – «вонючий»!

Люмка собиралась развернуться обратно, как вдруг засоня Лик неожиданно вскочил в ладонях и завопил: «Мухоловка! Мухоловка! Берегись – Мухоловка!».

– Что случилось? – испугалась Люмка.

– Беги, скорее, беги! – продолжал вопить Лик. – Беги вон к тому дереву! – Лик указал на дерево-укроп.

– Я не могу, – промямлила Люмка, – оно чем-то пахнет!

Но Лик словно не слыша Люмкиных слов, продолжал кричать: «Беги, беги! Здесь прячется Мухоловка!». Люмке сделалось страшно, и она, набрав ртом воздух, как можно скорее бросилась к укропному дереву. Раненая коленка всё ещё болела, но Люмка сейчас не должна была об этом думать.

Лик, чтобы не упасть, обхватил ручкой Люмкин указательный палец. Его слегка подбрасывало вверх и вниз, а еще качало из стороны в сторону. Но даже несмотря на неудобства, лунная мошка не переставала командовать: «Скорее же, скорее!».

Когда Люмка, скрылась от невидимого врага в ветвях вонючего укропа и перевела дух, ей показалось, что она вот-вот задохнётся.

– Фу-у-у! Что это за запах такой? – Люмка зажала нос пальцами и скривилась.

– Не знаю! Ничего не чувствую! – Лик уже немного успокоился. Загадочная «мухоловка», похоже, больше ни капельки его не волновала. Главное – Лик только что с удивлением обнаружил, что стрекозиные крылья обрели прежнюю форму и гладкость! Теперь он был абсолютно свободен, а значит, мог позвать на помощь других ликов.

Лунная мошка уже собиралась поскорее взлететь и исчезнуть без лишних слов, но несчастная Люмка жалобно всхлипнула. Она была готова вот-вот разрыдаться. К Лику одна за другой поспешили бабочки мыслей. «Всё совсем не так, как я себе представляла», – говорила одна; «Я так хочу есть», – добавляла вторая; «Я так хочу спать», – вторила ей третья, а четвёртая торопилась сообщить, что «коленка болит всё сильнее, дерево плохо пахнет, а Чудесная вещь никогда не найдётся!»

– Ну что ты – не плачь, – Лик взлетел и приземлился на плечо лунной девочки. Он попытался заглянуть ей в личико, готовясь сказать что-то утешающее или ободряющее, но лунная девочка не дала ему себя пожалеть. Двумя пальцами она аккуратно взяла Лика за крылья и поставила на землю.

– Что ты делаешь? – завозмущался тот. – Ты снова помнёшь их, и я не смогу позвать ликов на помощь!

– Я хочу домой! – сказала Люмка, даже не взглянув на лунную мошку. По её щекам текли слёзы. – Я так устала! И солнце уже сильно жжется!

Лик глубоко задумался. Даже его свет стал неровным – он то гас, то снова вспыхивал. Хорошо, что лунная девочка не умела читать мыслей. Потому что Лик ругал себя за то, что не смог как следует позаботиться о Люмке. Как же она должна помочь ликам, если Лик не хочет помочь ей найти еду, вылечить ранку и переодеть во что-нибудь тёплое?

– Это дерево действительно дурно пахнет, – сказал тогда Лик, а Люмка посмотрела на него с изумлением. – Оно называется Асафетида, но мы зовём его Зловония укропная. Я не чувствую жуткого запаха, потому что у меня, если ты заметила, нет носа!

Люмка подумала: «Бедный Лик, как, наверное, плохо жить без носа».

– Лучше без него, чем с таким большим, как у тебя, – сказал Лик, а Люмка тотчас обиделась и отвернулась. Но лунная мошка извинилась.

– Прости, пожалуйста… В общем, к любому запаху можно привыкнуть – и ты привыкнешь!

– А зачем мне к нему привыкать? Мы же не собираемся здесь весь день торчать?

У Лика была плохая привычка отвечать только на те вопросы, на которые он хотел. Поэтому Лик в очередной раз проигнорировал слова Люмки и продолжил.

– От Асафетиды есть польза! Хоть она и отпугивает своим зловонием даже опасных хищников, соком её корней можно вылечивать раны. Он – целебный. Помоги мне и увидишь всё сама.

Лик принялся копошиться в земле, у основания укропного дерева. Кажется, он и впрямь собирался добраться до корней. Люмке стало как-то неловко: Лик, пожалуй, впервые действительно делал что-то ради неё, а не просто болтал.

Лунная девочка нашла подходящий по размеру камушек и тоже стала копать. От Лика было мало толку по причине его миниатюрных размеров, но сказать, что он не старался, было нельзя. Лунная мошка усердно разбрасывалась землёй во все стороны (пару раз комочки угодили Люмке в глаз и ухо), пыхтела и демонстративно вытирала лоб грязными ручонками.

Запах Асафетиды по-прежнему оставался жутким, но, как и обещал Лик, уже чуть меньше беспокоил Люмку. Кроме того, она была увлечена работой, а ещё мыслями о «мухоловке».

– А кто такая мухоловка? – спросила она.

– Птица такая!

– Птица? – переспросила Люмка, продолжая копать.

– Ну да. Просто привиделась она мне… когда спишь не так как следует, обязательно начнёт сниться что-нибудь нехорошее.

– Значит, она нехорошая?

– Просто хитрая… Прячется среди деревьев, а потом внезапно выскакивает и хватает на лету какую-нибудь крылатую букашку вроде мухи, стрекозы или меня…

«Значит, выходит, быть «хитрой» всё равно, что быть «плохой», – отметила Люмка про себя, а вслух спросила:

– А ты разве не можешь исчезнуть в любую секунду?

– Ты же видела, что не могу! – Лик потихоньку начинал злиться. Ох, и болтливая же попалась девчонка!

Люмка открыла рот, чтобы спросить, ловит ли Мухоловка прыгающих люминариков, но тут её камушек наткнулся на что-то твёрдое. Это были корни Асафетиды. На вид самые обыкновенные – ничего особенного.

– И как этим можно вылечиться? – недоверчиво поинтересовалась Люмка.

– Ну, куда ты всё время торопишься? – ответил вопросом Лик. – Я сейчас всё покажу!

Лик подобрался поближе к толстой коряге, торчащей из земли, и стал шпорой на ножке ковырять в ней дырочку. Постепенно отверстие становилось всё больше, и, наконец, из него выступила густая белая жидкость. Несколько минут на воздухе почему-то придали ей коричневатый оттенок. Но она как будто не потеряла от этого своих лечебных свойств. А иначе стал бы Лик собирать полинявшую жидкость в только что сорванный с соседнего кустика лист? Когда листок был абсолютно весь вымазан соком Асафетиды, лунная мошка молча указала Люмке на раненую коленку. Лунная девочка не без усилий вытянула ножку перед собой. Лик приложил листочек к ранке и для верности пригладил его ладошкой.

– Крепко держится, – сообщил он не без самодовольства в голосе. – Будешь прыгать, как раньше! Скоро заживёт.

– Как скоро? – спросила Люмка, но ответа так и не получила…

Кофточка с капюшоном

Юная голубая скала, подножие которой было устлано ярко– красными цветами, решила поиграть с Люмкой в какую-то необычную игру. Гора словно предлагала угадать, в кого сейчас превратится. Лунная девочка глядела на неё из своего укрытия и никак не могла решить, почему скала так завораживает. В зависимости от того, под каким углом на голубую гору лился солнечный свет, она казалась лунной девочке то маленьким, то большим неведомым зверем. На самом же деле утром гора-загадка походила на крошечного весёлого слоника. Днём, когда гора была освещена почти полностью, она была уже подросшим задумчивым слонёнком. А вечером, в чистом свете луны, скала становилась старым и грустным дедушкой-слоном. Так бывает… Кому-то Луна дарит силу, а у кого-то её отбирает.

Люмка не спала днём и чувствовала, что глаза вот-вот закроются. А ведь слонёнок всё больше походил на слона-дедушку, и значит, спать сейчас нельзя: скоро на небе выйдет прогуляться спасительница Луна.

Всё то время, пока лунная мошка где-то пропадала, Люмка пряталась в ямке, которую они с Ликом выкопали в поисках корней Асафетиды. Это защищало Люмку от дневного света. Сидя в ямке, лунная девочка жалела, что сразу после падения с луногорки не попросила Лика немедленно вернуть её домой. Там, на пуговичном столе её бы уже ждало угощение и, может быть, новое сверкающее платье. Несколько раз у Люмки возникали мысли самой поискать себе материал для одежды или собрать неядовитые ягоды. Но каждый раз Люмку пугала мысль о том, что она непременно потеряется. Потом лунная девочка не привыкла ходить так много – прыгать намного лучше! «Вот если бы бабушка знала, что я прошла ТАКОЕ расстояние по ЗЕМЛЕ!» – Люмка печально улыбнулась. Ей вспомнилось, как Люмия испугалась, поняв, что внучка хочет прыгнуть в клумбу за туфелькой.

А ещё, по правде сказать, лунная девочка, если бы и решилась сейчас смастерить себе платье или отыскать ягоды – попросту не сообразила бы как это сделать. За всю свою жизнь Люмка ни разу не держала в руках иголки и не помогала бабуле готовить ягодных пирогов. Не то чтобы лунная девочка не хотела – просто бабушка Люмия считала, что пока она сама может справляться со всем – Люмке не зачем сажать мозоли на свои беленькие ручки. Теперь же, думая о том, как мало всего она умеет делать этими самыми руками, лунная девочка чувствовала себя скверно – ей было не то стыдно, не то обидно и она дала себе слово научиться всему, чему только можно научиться…

– Обязательно научусь, – кивнула сама себе Люмка и нахумрилась, – Вот только сначала надо отсюда выбраться.


Лик возник в компании своих многочисленных родственников в тот момент, когда Люмка почти отчаялась его дождаться. Ведь он оставил её так неожиданно. Одну … у зловонного укропного дерева! Пусть Люмка успела немного согреться (обычно она не принимала помощи от Солнца, однако сегодня была благодарна ему за тепло), но ведь ей по-прежнему хотелось есть и спать!

Целая стая светящихся Ликов плотным кольцом окружила Асафетиду, и дерево засияло в темнеющем горном лесу. Множество одинаковых лунных мошек махало в воздухе длинными одинаковыми крыльями и разглядывало лунную девочку малюсенькими одинаковыми глазками.

– Как теперь понять, который из них мой Лик? – испугалась Люмка. – Ликов так много, и все друг на друга похожи! Интересно, сколько их? Жалко, что я умею считать только до пятидесяти – их здесь точно больше! А может, все-таки пятьдесят? Ну-ка, я сейчас посчитаю…

– Девочка, сейчас же перестань! Твоих мыслей-бабочек много, и они слишком настырны! Мы давно уже отвыкли от них в таком количестве.

И не желаем привыкать снова!

Из светящегося жужжащего облака отделилась одна лунная мошка, она была немного бледнее других. Голос её дребезжал, как надтреснутый колокольчик без язычка. А ещё Люмка, чьё зрение было необыкновенно острым, заметила, что ресницы у этой мошки седые. А вокруг глазок собрались мелкие неглубокие морщинки.

– Да-а-а… ты та самая девочка, – сказала старушка Лик, продолжая рассматривать лунную девочку, которая изо всех сил старалась ни о чём не думать. – Точно такая же, как в моём сне, – старушка-Лик обернулась в толпу светящихся родственников и позвала: «Лик! Дай же ей, наконец, одежду!»

Люмка никогда бы не подумала, что так сильно обрадуется появлению своего ворчливого друга! Лик протиснулся сквозь свет своих братьев и, улыбаясь, подлетел к лунной девочке. Он тоже был рад видеть Люмку. В руках Лика была маленькая вязаная кофточка с капюшоном и прорезями для ушей. Лунная девочка охнула от восторга, но, присмотревшись, поняла, что, ни за что в эту кофточку не влезет. К тому же теперь вещь показалась ей какой-то бесцветной.

– Не волнуйся, – сказал Лик, опережая Люмкин вопрос. – Кофта связана из гибкой и крепкой паутины горного паука. Ты наденешь её – волокно растянется и будет выглядеть на тебе платьем.

Лунная мошка протянула Люмке мягкую вязаную вещь.

– Зато в ней тебе будет очень тепло. Не то что в твоих фантиках! – добавил Лик, заметив на лице девочки недоверие и лёгкое разочарование.

– Но она такая серая! – хныкнула Люмка. – Никаких блёсток!

– Какая невоспитанная девочка, – покачала головой-туловищем старушка Лик, а остальные Лики осуждающе зацыкали и замахали крыльями вдвое быстрее. – Ты как в моём сне, много говоришь и всегда чем-нибудь недовольна!

– Неправда, я не … – начала было Люмка, но Лик приложил пальчик к губам, что явно означало: «Лучше помолчи». Лунная девочка, как ни странно, послушалась.

– Я слышу твоих бабочек, – продолжила старушка Лик, – ты считаешь, что быть хитрой – плохо. Может, и так, может, и так… – лунная мошка подлетела к Люмке чуть ближе. – Я вижу, что ты не такая, как другие люминарики. Ты непохожа на своих родителей. Они были совсем нелюбопытны!

Люмка опустила голову и накрылась ушками.

– И всё же именно ты можешь найти вещь, потерянную много лет назад, – старушка Лик посмотрела вдаль, поверх голубой слоновьей горы. – Я знаю, что ты мечтала оказаться здесь. Мы покажем тебе места, которые ты раньше даже не мечтала увидеть. Ведь ты любишь всё красивое…

Люмкины бледные щёчки засияли непривычным румянцем.

– Потом ты хорошенько выспишься и поешь. А после отдыха сразу приступишь к поискам. Согласна?

Люмка кивнула, хотя далось ей это непросто. Лунной девочке представлялось, что она сама, без чьей-либо подсказки, сумела убежать из своей неприметной жизни. Ведь она сама сумела прыгнуть в розовую клумбу, где была подхвачена луногоркой. И она сама согласилась на рискованное приключение! Теперь же её будто вынуждали сделать всё по заранее составленному плану.

Бабушка Люмия всегда давала внучке по пятьдесят и одно предостерегающее наставление в день. И пусть внешне старушка Лик не похожа на Люмкину бабулю, методы воспитания у них одни. То есть такие, что у лунной девочки никогда не остаётся выбора!

– Выбор есть всегда, – сказал Лик, хмурясь.

– Конечно, – сердито ответила Люмка и вырвала из рук лунной мошки кофточку. – А съесть я хочу непременно кедровые орешки и ягоду алычи!

Новый дом

То, что увидела Люмка, можно описать десятком чудесных слов. Но ни одно из них не сможет передать красоты того места, куда лики перенесли лунную девочку. Да и сам необычный полёт в цепких лапках лунных мошек оказался незабываемым.


Люмка

Поначалу, правда, Люмке было странно болтаться в воздухе, словно осеннему листку, который вот-вот оторвётся от ветки. Но потом лунная девочка приноровилась и даже научилась не обращать внимания на нравоучительные рекомендации Лика. Он, в отличие от остальных ликов, отказался нести Люмку. А объяснил это тем, что принесёт больше пользы, если будет лететь рядом – подсказывать ей, куда смотреть и чем восхищаться. Лики (их было около тридцати), крепко вцепившись коготками в новое Люмкино платье, всю дорогу молчали. Лик же без конца звонко пищал в ухо лунной девочки: «Смотри-смотри, это тюльпаны Грейга, они цветут всего неделю. А там внизу, видишь, заросли мяты и ежевики, а вот эти розоватые воздушные цветочки называются „Мориной какандской“, а этот родничок мы зовём „Пёстрым“, а вот это… Постарайся не крутить головой так сильно. Если не будешь висеть спокойно, старушке Лик придётся вязать тебе новое платье. Между прочим, добыть горную паутину в таком количестве не так-то просто».

Кофточка с капюшоном, подаренная ликами, действительно растянулась и дошла Люмке почто до пяток. Это оказалось очень удобным – потому что туфельками лунная девочка так и не обзавелась. Волокно паутины грело, как две шубы, а капюшон защищал Люмкину шею от ветра, который на высоте усиливался. Люмка рассматривала проносящиеся под ногами деревья, цветы и ручейки так внимательно, что у неё даже глаза заболели от всей этой красоты и разнообразия. Смешно, но Люмка представляла себе горы снежными пирамидами, где нет никакой растительности, кроме одиноких ёлок, а животных вообще – раз-два и обчелся.

– Здесь животных больше, чем людей во всём вашем городке! – Лик деловито повёл рукой впереди себя. Лунная мошка выглядела так самодовольно, будто демонстрировала исключительно свои владения. – Смотри-смотри, этот водопад называется «Медвежий».

Люмка увидела водопад задолго до того, как Лик о нём заговорил. Среди нависающих скал и зелёных елей мчалась неведомо куда тёмная вода, местами искрящаяся в свете неполной луны. В начале пути вода будто сопротивлялась движению, хватаясь за скользкие выступы и камушки, но на подходе к обрыву смиренно бросалась с огромной высоты и возмущенно бурлила после падения.

– Как красиво! – прошептала Люмка. Но тут ей подумалось, что при свете Солнца водопад мог бы сверкать намного ярче. Жаль, она не может полетать с Ликами днём, когда всяких красивостей в горах должно быть больше.

– Скоро твоя рана заживёт и ты снова начнёшь прыгать. Тогда и посмотришь все «красивости», какие захочешь. А лики всё равно не смогут помочь тебе в поисках Чудесной вещи.

Лунная мошка, как всегда, бесцеремонно «ловила» Люмкины мысли.

– Как это не смогут? Это я не смогу одна…

– Когда рассветёт – мы исчезнем, а ты выспишься и решишь, в каком направлении тебе двигаться. Я смогу навещать тебя только ночью. Ты ведь не забыла, что мне для отдыха нужен целый день?

Тут лунная мошка задумалась ненадолго и добавила: « Впрочем, какой тебе от меня толк? Я ведь тоже не знаю дороги…»


Спустя какое-то время дружные лики поблёкли и обессилели. Их длинные крылья двигались гораздо медленнее и от этого звучали не «вжих-вжих-вжих», как в самом начале полёта, а «вжиу-у-уих, вжиу-у-уих». Наконец, лики с трудом доставили Люмку к её новому домику в дупле старой ели. Это место для лунной девочки старушка Лик присмотрела ещё прошлой весной, когда ей впервые приснилось, что Чудесная вещь будет найдена. В дупле когда-то жила белка с двумя бельчатами, но недавно она покинула своё жилище.

Люмка поблагодарила усталых ликов (всех, кроме своего ворчливого друга), и те один за другим растворились в ещё неокрепших розовых лучах солнца.

Лунная девочка с нетерпением забралась в теплоту дупла. Оно было набито веточками и травой, в центре сгрудились десять перевёрнутых желудёвых шляпок. В них, как в глубоких тарелках, лежали какие-то сморщенные разноцветные штучки. Через минуту Люмка догадалась, что это сушеные ягоды.

Лик, который решил немного повременить с исчезновением, рассказал лунной девочке то, что о них знал. В четырёх шляпках – бордовая ежевика – она нежная и сладкая. В других алая боярка – она, тоже вкусна, но её кожица довольно твёрдая. В оставшихся шляпках тёмно– синий барбарис – он немножко с кислинкой. Рядом с желудёвыми тарелками лежали несколько крупных оранжевых ягод алычи.

– Всё это, – сказал Лик, – хранилось тут с прошлого года. Я сам следил за дуплом!

– А где же кедровая шишка? – спросила Люмка.

– Орешки в шишках появятся только осенью. Если хочешь, могу достать тебе каких-нибудь грибов. Правда, они невкусные!

– Я хочу шишку! – Люмка и сама не понимала, зачем вредничает. Может, по привычке? А может, ей просто не хотелось оставаться одной, и она тянула время… – Достань мне кедровых орешков!

Лик вздохнул и молча направился к выходу. Не оглядываясь на лунную девочку, он выпорхнул из дупла, а когда Люмка подбежала посмотреть, куда он делся, от него не осталось и следа. В горах наступил рассвет…


В дупле не было ничего такого, о чём Люмка мечтала, представляя себе домик люминарика. Не было здесь ни столов, ни стульчиков, ни свежих цветов в маленьких вазочках, ни полочек, на которых бы стояли тарелки с орешками, ни уютных узорчатых занавесок, ни… В общем ничего красивого в новом доме не было, но Лунной девочке он всё равно нравился. Сосна пахла необычайно свежо и приятно. Люмка сказала себе, что выспится и обязательно придумает что-нибудь эдакое, чтобы дом был похож на дом, а не просто на «дырку» в дереве. Ей захотелось украсить своё временное пристанище так, как если бы это сделала бабуля или мама Люминия…

– Подождёт ваша Чудесная вещь, – проговорила Люмка чуть слышно, – так долго ждала и ещё подождёт…

В горном лесу один за другим просыпались звуки – чьё-то гулкое ауканье, переливистое пение, звонкое стрекотание.

Лунная девочка несколько раз высунулась из дупла и столько же раз спряталась обратно. Вход показался ей слишком просторным. В старом городском домике отверстие было более узким.

– А вдруг сюда заберется страшный зверь, – подумала Люмка, – какой-нибудь очень страшный… о-о-о-чень.

Она громко и долго зевнула, съела две сладкие сушеные боярки и свернулась клубочком в самой глубине дупла. Кисточки её ушек то и дело беспокойно вздрагивали – Люмка отгоняла от себя образы жутких чудовищ, прячущихся снаружи. Неожиданно на помощь пришло бабушкино лицо, оно вдруг вспомнилось во всех подробностях. Платочек с узелком под шеей, ласковые руки, добрые серые глаза, пышное платье, сшитое из нескольких фантиков с рисунком золотого ключика.

«Ягодки передам», – улыбнулась Люмка. Она твёрдо решила этой же ночью попросить Лика слетать к бабуле и рассказать, что с её внучкой всё в порядке.

Лунной девочке стало так тепло и спокойно, что на несколько секунд ей померещилось, будто она лежит в своей кроватке, укрывшись лоскутным фантичным одеялом. Люмка даже услышала бабушкин нежный голос: «Ая-яй, внученька, кто же ложится спать и не желает спокойных снов?»

Тогда лунная девочка тихонько проговорила: «Спокойного сна, бабушка! Спокойного сна, Луна! Спокойного сна, Лик!» – и мягко провалилась в исцеляющий сон.

Люмкин подвиг

Следующим утром лунная девочка пребывала в прекрасном настроении – выглянув из своего дупла, она взглянула на небо. Солнце показалось Люмке вполне благодушным. Его лучи смело коснулись её конопатого носа, подарив двенадцатую веснушку, но не обожгли и не укусили.

– Какой хороший день! – сказала Люмка и тут вдруг заметила почти на самой верхушке дерева что-то особенное. Ствол сосны, в которой отныне располагался люмкин домик, был будто усеян прекрасными огоньками. Поскольку оставаться равнодушной к сияющим вещам Люмка, к сожалению, не умела, ей тут же захотелось заполучить загадочные огни.

Одним махом преодолев расстояние в примерно триста люминариковских шажков, лунная девочка, остановилась.

– Вот это, да-а-а, – только и смогла проговорить она в восхищении.

Перед Люмкой сверкала целая россыпь мелких оранжевых бусин. Они были очаровательно пузатыми и очень гладкими.

Околдованной необычным зрелищем лунной девочке понадобилась минута, прежде чем она сообразила, что эти непохожие ни на что бусины – капельки застывшей смолы дерева. Нет, конечно, там, у людей, в городе, Люмке тоже приходилось находить на деревьях подобные прекрасные штучки. Но они не идут ни в какое сравнение с этими!

– Это здорово! Я из них сейчас бусы буду делать! – сообщила сама себе лунная девочка.

Она решила, что попробует сделать в шариках дырочки, проткнув их ёлочными иголками, а потом поищет что-нибудь вроде нитки, чтобы нанизать на неё все без исключения чудесные капельки.

Без промедления Люмка принялась отклеивать свои маленькие драгоценности от коры ели – но когда набрала в подол кофты-платья уже штук пять или шесть, заметила далеко внизу какое-то лёгкое движение. Лунная девочка замерла – её рыжие ушки вытянулись, словно по струнке. Немного присмотревшись Люмка, чьё зрение, как вы помните, было невероятно острым, разглядела какую-то небольшую серую птичку. Она была так невелика и невзрачна, что не показалась лунной девочке опасной… Хотя кое-что в её поведении Люмку насторожило. Ей было совершенно не ясно, чем можно объяснить удивительную неподвижность этой скучной птахи? Птица сидела на ветке так тихо, точно затаилась – при этом взгляд её был обращён в одну точку, короткая шея напряжена и устремлена вперёд. Люмке подумалось, что птичка, похоже, охотится.

– Интересно на кого? – как всегда вслух сказала лунная девочка и едва успев договорить, тут же нашла ответ на свой вопрос…

Там, вдалеке, у самого входа в люмкин домик в воздухе завис пушистый и светящийся Лик. Люмка видела по движению его губ, что он недовольно что-то бормочет себе под нос, видела как он, скрестив тоненькие ручки на груди, надувает и сдувает щёки, видела как часто машет красивыми бирюзовыми крыльями. Но ещё Люмка видела, что улетать Лик не собирается.

– Он ждёт меня? – растерянно проговорила лунная девочка, – но он же должен спать – сейчас ведь самое Солнце!

Лунная мошка находилась так далеко от Люмки, что бабочкам мыслей ни за что не хватило бы сил долететь до крыльев Лика. Изнурённые – они растворялись в воздухе уже на полпути.

Тут Люмка ещё раз посмотрела на серую птичку и поняла – в следующее мнгновение та бросится на Лика. Бросится как хитрая кошка на неосторожного тучного голубя, как скользкая лягушка на хлипкого комара…

У Люмки не было ни секунды на размышления, и тогда она сначала прошептала: «Ну, держись, хитрая Мухоловка…», а потом, что есть силы запустила в птицу первой бусиной из кофты-платья. Застывшая капелька смолы, попала точно птице в хвост – Мухоловка встрепенулась, но не испугалась.

– Ах, так! – крикнула возмущенная Люмка и принялась бросать в птаху только что собранные драгоценности. А также те, что ещё остались на дереве.

В этот самый момент Лик, наконец-то, посмотрел наверх – хитрая серая птичка по имени Мухоловка, под градом люмкиных бусин спасалась бегством. Холодея от ужаса лунная мошка, крепко зажмурилась и вмиг испарилась…

– Ну, Лик и трусишка! – расхохоталась Люмка, опасно свесившись с ветки дерева вниз головой. – Интересно, зачем он прилетал? Хотя какая теперь разница, – хихикнула лунная девочка.

Впервые после встречи со Снежной кошкой Люмка снова была приятно удивлена и горда собой. Своей сообразительностью, своей решимостью, своей отвагой. А главное, ей отчего-то совсем не было жаль потерянных чудесных бусин. Интересно, почему?

Страшный голос

Весь новый день Люмка тренировалась прыгать. Сначала по веточкам своей ели, потом осторожно перебираясь на ветки соседних деревьев. Коленка почти не болела, и Люмка рискнула спуститься на землю, чтобы поискать что-нибудь, чем можно прикрыть вход в дупло. Сначала лунная девочка присмотрела плоский блестящий камень в ворохе каких-то колючек. Но, во-первых, одной ей было его не утащить, а во-вторых, через колючки так просто не проберёшься. Обязательно исцарапаешься, а это некрасиво. Позже, лунная девочка заметила неподалёку гнилой, накренившейся на бок пень, возле которого лежал мятый лоскут берёзовой коры. Она неуверенно направилась к нему, всё время оглядываясь. Теперь Люмка догадалась, почему у люминариков такое острое зрение. Раньше оно пригождалось только в подглядывании. Да и то лишь в том случае, если люди не зажигали в окнах свет. Но здесь, в горах, Люмке надо стать более осмотрительной. Не будешь глядеть по сторонам – точно проворонишь какую-нибудь птицу-мухоловку.

Пока что, правда, бояться было некого. Люмка заметила одну жирную и до смешного неуклюжую гусеницу под листком лопуха. Да ещё несколько мелких муравейников неподалёку. Лунная девочка остановилась в задумчивости. Трухлявый пень облепили бледные грибочки на кривых ножках. Его основание было покрыто пушистым мхом, а приглянувшаяся Люмке берёзовая кора закрывала собой небольшое отверстие. Оно было похоже на норку, и лунная девочка подумала, что в нём вполне могут оказаться мыши, хотя она не была уверена, живут ли эти зверьки в горах или только в подвалах человеческих домов. На всякий случай Люмка шла медленно, стараясь ступать по земле бесшумно. Сердце билось всё быстрее и быстрее, всё быстрее и быстрее… Когда лунная девочка приблизилась к цели и потянулась за берестой, из-за неё внезапно послышался угрожающе страшный голос: «Это моё!»

Люмка вскрикнула и прыгнула на ветку соседнего кустика. Но веточка оказалась тоньше спички и потому, не выдержав веса лунной девочки, хрустнула, наклонившись к земле. А Люмка съехала по ней вниз и не дыша замерла… Вокруг никого не было, гусеница равнодушно глазела на испуганную Люмку и дожёвывала край лопуха.

Лунная девочка с подозрением посмотрела на кучку мелких грибов.

«Может, они?» – подумала Люмка и тихонечко спросила: «Грибочки, это вы?»

– Это моё! – крикнул снова кто-то.

Люмка ойкнула и отпрыгнула назад. Говорили явно не грибы. Голос был низкий и грубый, к тому же растения не разговаривают. Наверное, не разговаривают…

– Я не буду брать, если это ваше… не буду – сказала Люмка хриплым голос. У неё от волнения пересохло в горле.

– Это моё! – не унимался незнакомец.

Люмка развернулась и, ни говоря больше ни слова, бросилась бежать. В два прыжка она взобралась на свою сосну, вскарабкалась по её шероховатой поверхности до самой высокой ветки и со вздохом облегчения уселась на неё.

«Вот это да! – подумала Люмка. – Кто там может разговаривать?» Сначала она решила, что, возможно, это Лик вздумал над ней пошутить, но потом вспомнила, что он сейчас спит… Лунная девочка посидела на ветке ещё немного и дала себе слово больше никогда не подходить к зловещему пню. Хотя лишать себя приятных прогулок из-за него Люмка, конечно, не собиралась. Ведь кто бы ни сидел в этом пне, похоже, он слишком труслив, чтобы показать оттуда свой нос. Лунная девочка кивнула, как бы говоря самой себе: «Пора двигаться дальше!», поднялась и осмотрелась. Всё кругом дышало утренней свежестью, на расстоянии двух ёлочек от сосны что-то поблёскивало. Люмке не терпелось узнать, что это может быть.

Чуточку, поразмыслив, лунная девочка разбежалась и прыгнула на верхушку крепкой низенькой ёлочки – на ту её часть, которая не была усыпана иголками. Затем Люмка отодвинула рукой колкую ветку, закрывавшую от неё то, что блестело, и увидела… паука! Точнее, Люмка предположила, что это был паук, потому что таких больших она раньше не видела. На шести полосатых ножках-палочках покоилась огромная горошина чёрного цвета с неясным цветным узором. Судя по всему, горошина была телом паука. Его голову было плохо видно, но, кажется, на ней было не два, а целых восемь глаз-бусинок.


Люмка

Люмку даже передёрнуло: так враждебно выглядел паук. И потому она не сразу поняла, что блеск, привлёкший её, был всего лишь блеском капель росы. Они грелись на паутине в солнечном свете. В углу паучьего вязания висел кокон, Люмка смогла рассмотреть, что из него торчит крылышко божьей коровки.

«Бедная, – всхлипнула Люмка. – Хорошо, что у меня нет крыльев, как у Лика. Не хочу, чтобы меня съели».

Люмка ещё раз взглянула на сверкающую росу и разочарованно вздохнула – ей захотелось поскорее вернуться в дупло. Там безопаснее. К тому же настырное солнце начинало греть всё настойчивее, а лунная девочка вовсе не жаждала заполучить с десяток новых веснушек.

По дороге домой Люмка исследовала всю растительность вокруг сосны и собрала горстку лепестков с жёлтых кружевных цветов. Ими была покрыта вся изумрудная полянка неподалёку. А ещё Люмка попила воды из ленивого мелкого ручейка, сорвала ароматный листок мяты и полюбовалась танцем двух разноцветных бабочек. Уже добравшись до своего домика, лунная девочка обнаружила, что пришло время обеденного сна – солнце в это время светит особенно старательно. Живым существам лучше спрятаться…

Лунная девочка съела ягоду барбариса (она и впрямь оказалась с кислинкой) и, прикрыв желудёвые тарелки листком мяты, легла спать. Цветочными же лепестками Люмка укрылась, словно одеялом.

Закрывая глаза, лунная девочка отчетливо представила себе вредину Лика. После неудачного нападения Мухоловки, эта трусливая мошка так и не появлялась. А ведь Люмка хотела попросить Лика о чём-то очень важном… «Поскорее бы ночь», – думала лунная девочка, засыпая. Тогда-то она отправит его к бабушке, которая наверняка так переживает за внучку, что, возможно, уже не ищет цветные стёклышки…

Лунные знаки

Лик прятал ручки за спиной и улыбался во весь рот. От этого его жёлтое пушистое тельце засветилось необычайно ярко. Если бы кто-то из людей смотрел в этот момент на сосну снаружи, он бы долго гадал, откуда в дупле обычной сосны могла взяться люстра.

– Что ты там прячешь? – спросила сонная Люмка, скидывая с себя увядшие лепестки жёлтых цветов. – И почему ты не спишь? Луна ещё не скоро придет!

– Да ты что?! – наигранно удивился Лик. – А я думал: это я всё знаю, а выходит, что ты!

Лунная девочка не поняла Лика и вообще почувствовала себя как-то странно. Левое беличье ушко будто кололи изнутри тысячи маленьких иголок: видимо, Люмка уснула и пролежала довольно долго в очень неудобном положении.

– Выгляни на улицу, – сказал Лик серьёзно. – Луна уже давно здесь!

Лунная девочка мигом выскочила из дупла и, открыв рот, уставилась на великолепную Луну. Она была так красива в тёмном небе с бусами из звёзд.

– Как такое могло случиться? Я обычно просыпаюсь раньше, – недоумевала Люмка. Она не могла оторвать взгляда от Луны.

– Да какая разница, смотри, что я тебе принёс! – Лик протянул к Люмке свои крошечные ладони. В них лежали молочного цвета зёрнышки.

– Это кедровые, – гордо уточнил Лик. – Не спрашивай, как я их достал! Но это было нелегко! Знаешь, я ведь тогда появился, чтобы спасибо тебе сказать… ну за то, что несла меня на руках, когда я не мог лететь. Мучился, что не поблагодарил – даже не спал весь день. Прилетел к тебе, а там эта ужасная Мухоловка… Теперь вот дважды благодорить приходится, – и Лик смущённо улыбнулся, – Спасибо тебе… Большое.

– Не за что, – ответила Люмка, которая на самом деле думала совсем не о награде…

– Лик, – произнесла она после паузы, – а почему ты сказал, что если я захочу не упасть с птицы, я ни за что не упаду?

Лунная мошка не ожидала услышать такого вопроса, поэтому ей потребовалось пара минут, чтобы сообразить, о чём идёт речь.

– Если ты говоришь о том случае, когда не смогла удержаться на луногорке, – Лик сделал паузу, – то тебе надо бы знать, что почти всякое сильное желание, загаданное люминариком перед сном, – исполняется!

– Как это?

– Обыкновенно!

– А что значит почти «всякое»?

– Это значит, что почти любое!

– А какое желание не исполняется?

– Неисполнимое, – просто ответил Лик и снова показал зёрнышки. – Ну, так ты будешь есть орешки, или мне их унести обратно?

Люмка его не слушала, перед её глазами промелькнула яркая картинка: она летит на белой птице и засыпает, а перед этим думает о том, что сейчас вот-вот разожмёт руки. Разожмет их и обязательно упадёт назло Лику!

– Вот и упала! – сказал Лик.

– Не лови моих бабочек, – разозлилась лунная девочка. – Они мои, а не твои!

Лик высыпал кедровые орешки на листок мяты, укрывавший ягоды, и обиженно отвернулся.

– Они сами летят ко мне, больно надо ловить их нарочно…

Люмка сделала вид, что ничего не услышала… Похоже, теперь она знала, почему упала тогда с птицы. А сегодня спала так необычно долго, да ещё проснулась и сразу увидела Лика. Всё дело в том, что она этого захотела.

– Не обижайся, – сказала тогда Люмка, – можно мне попросить тебя кое о чём…


Уговаривать Лика отправиться в город пришлось долго. До того долго, что Люмка чуть было не расплакалась. Лунная мошка находила какие-то отговорки, уводила разговор в сторону и грозилась, что не переживёт дважды долгого перелёта. Но Люмка так упрямо нахваливала его ум, доброту и отвагу, что, в конце концов, Лик согласился. Ещё она попросила передать бабушке немного ягод и мятный листик. К сожалению, у лунной девочки не было ничего такого, чем можно было похвастаться. Наоборот, все её драгоценности остались при бабушке, в спичечном шкафу. Улетая, лунная мошка нерешительно чмокнула Люмку в большой конопатый нос и исчезла. Лунная девочка подумала, что «Лик, пожалуй, вовсе не такой зазнайка, каким хочет казаться», и она знала, что он её услышал…

Вернуться Лик обещал уже следующей ночью, и Люмка придумала пожелать перед сном, чтобы новая Луна засияла на небе как можно скорее. Заодно лунная девочка и проверит, насколько исполнимо это желание.

Но сначала Люмка выбралась из дупла подышать свежим ночным воздухом и насладиться лунным светом. До рассвета было ещё далеко, и ей надо было чем-нибудь себя занять. После недолгих раздумий лунная девочка отправилась собирать камушки у уже знакомого ей ручейка. В прошлый раз она видела там очень красивые, с золотыми прожилками. Помня о страшном пауке за невысокими ёлками, Люмка решила пойти другим путём, через изумрудную полянку. Лунная девочка уже собиралась прыгнуть, когда заметила на земле что-то необычное. Она спустилась с дерева и увидела на земле узорчатые следы – они напоминали звёздочки.

– Таких следов не бывает, – сказала сама себе Люмка, – потому что не бывает таких лап и зверей…

Тут лунная девочка присмотрелась и удивилась ещё больше. Следы как бы светились. Другими словами, следы были лунным светом, который почему-то принял форму звёзд. Они выглядели так, будто ребёнок вылепил их в песочнице с помощью готовых пластмассовых фигурок.

Люмка завороженно глядела на то, как лунные следы скрываются в кустарнике, а потом пошла по ним… Звёздочки были друг от друга на расстоянии нескольких люмкиных шажочков. Лунная девочка поначалу с недоверием осматривалась по сторонам, но потом витиевато петляющие звёзды так её увлекли, что опомнилась она, лишь когда перед ней вырос… гнилой пень. Тот самый жуткий пень, от которого она бежала без оглядки!

Последняя звёздочка светилась бледным светом у прикрытой берестой норки. Ошибки быть не могло: следы вели не куда-нибудь, а именно к трухлявому пню. К тому пню, в котором живёт какое-то неизвестное животное со страшным голосом.

Люмка пыталась сообразить, что бы это всё могло значить, но не сумела…

Вернувшись на рассвете в своё дупло, лунная девочка думала о случившемся. Засыпая, она вспомнила о том дне, когда, лёжа в ямке у корней укропного дерева, пожелала получить какие-нибудь знаки, указывающие на Чудесную вещь. «Может, её желание исполнилось, и светящиеся звёзды на земле и есть знаки?» – предположила Люмка, потирая кулачками уставшие глаза.

Приманка

Лик возник на пороге люмкиного домика, как и обещал, в момент возрождения молодой Луны. Он выглядел уставшим, но вполне довольным. Лик рассказал Люмке, что бабуля просила её «одеваться теплее», «хорошо завтракать», «не пить холодной воды из ручья», «не уходить далеко от своего домика», «не гулять, если Луна скрыта облаками», «остерегаться крупных птиц и пауков», а «ещё слушаться Лика». Лунная девочка, конечно, сомневалась, что последнее наставление действительно было бабушкиным, но спорить с Ликом не стала. Она была ему благодарна! И не только за то, что он успокоил её вечно переживающую бабулю, но и потому, что каким-то невероятным образом смог доставить гостинцы. Да ещё какие! Бабушка Люмия передала внучке сверток из фантика «Ночка» со свежими, ещё тёплыми лунными лепёшками, два зелёных стеклышка, иголку, несколько шёлковых ниток и люмкину любимую серебряную серёжку!

– Как же ты всё это донёс? – спросила Люмка, прижимая серёжку к себе.

– Так я тебе всё и рассказал, – пробубнил разрумянившийся от похвалы Лик.

Люмка долго любовалась своей драгоценностью, гладила выгравированную на серёжке розу. А ещё негромко вздыхала от нахлынувшего на неё ощущения тихого счастья. Лик не мог взять в толк, почему Люмка так нежно относится к неодушевлённому предмету.

– Что ты нашла в этой серёжке? – не выдержал он, – Это же обыкновенная побрякушка.

– Побрякушка??? – закричала вдруг Люмка – Это самое чудесное, что только есть на свете!

– Чудеснее тех горных тюльпанов, что я тебе показывал? – изумился Лик, – Чудеснее бабушкиных лепёшек? Чудеснее… Луны?

– Знаешь что, – зло произнесла Люмка – Она уж точно лучше одной ворчливой лунной мошки!

Ничего не ответив, мошка исчезла в рассвете, и Люмка тут же поняла, что уже стыдится произнесённого. В качестве извинения за несправедливые слова лунная девочка решила не забывать о поиске Чудесной вещи. Тем более после того, как Луна дала ей подсказку…


Люмка жила в горах уже несколько недель. Она многое узнала. Например, где растут самые сладкие ягоды, какие ядовитые, а какие полезные. Люмка узнала, как их сушить и где можно собрать много целеньких желудёвых шляпок.


Люмка

Благодаря Лику Люмка научилась таким удивительным делам, о которых прежде и не подозревала. Отныне Люмка умела определять по облакам лунной ли будет следующая ночь, пускать солнечных зайчиков бабушкиным стёклышком, нанизывать застывшую смолу деревьев на ниточки так, чтобы получались бусы, и… добывать мёд. Хотя раньше Люмка боялась пчёл и шмелей до дрожи в коленках, теперь она знала, что от них есть польза и если их не трогать, они не тронут и тебя… Найдя дупло, которое жужжало и вкусно пахло, лунная девочка устраивалась на дереве с противоположной стороны и протягивала в пчелиный домик гибкий прутик подходящей длины. Потом она прокручивала его в руках и подтягивала к себе. Мёда, облепившего палочку, Люмке было вполне достаточно. «Я не жадная», – говорила, улыбаясь, лунная девочка.

А ещё при помощи бабушкиных ниток, иголки и крепкого яблоневого листочка Люмка смастерила себе премилый плащик (дожди в горах не были редкостью) и туфельки. Этот же материал пошёл на изготовление занавесок и крохотного гамака. Люмка полюбила лежать в нём, заложив руки за рыжие ушки, и наслаждаться светом серебристой Луны.

И вообще неожиданно для самой себя лунная девочка обнаружила, что вещи, сделанные своими руками, могут быть милее тех, что она отыскивала когда-то в городе. Пусть они и так совершенны…

А однажды слизывая с палочки ароматное лакомство, Люмка и вовсе поймала себя на мысли о том, что она, пожалуй, смогла бы жить в горах… Она бы смогла остаться здесь до конца своей трёхсотлетней люминариковской жизни. Смогла если бы рядом с ней была вся её семья – бабуля… мама и папа.

– Жаль только, что чудеса лишь в сказках бывают… – сказала Люмка, бережно снимая с ножек новые туфельки и забираясь в гамак.


Лик продолжал прилетать к Люмке каждую ночь, иногда они ссорились, обижались друг на друга, но всегда мирились. Каждый раз, когда Лик спрашивал о том, ищет ли Люмка то, что давно должна была найти, та отвечала «конечно». Но добавляла, что Луна вот-вот должна дать ей подсказку. Правда, пока этого, увы, не случилось…

Лунная мошка, разумеется, знала об обмане. Она слышала, о чём на самом деле думает лунная девочка – знала, что Луна уже подсказала Люмке, где искать Чудесную вещь. Но Лику было жаль Люмку, потому что он также слышал, что ей было очень страшно… Ужасно страшно снова идти к трухлявому пню. С тех пор как Люмка нашла лунные знаки, она каждую ночь убеждалась в том, что Чудесную вещь стоит искать именно в нём. Ведь следы-звёздочки появлялись снова и снова. Порой они были чуть ярче, порой бледнее – это зависело лишь от силы лунного света. Но не проходило ни одной ночи, когда бы Люмка не смогла разглядеть на земле их очертания.

– Ты меня не обманываешь? – на всякий случай уточнял Лик.

– Нет, не обманываю, – не слишком убедительно говорила Люмка.

Но вот однажды лунная девочка отважилась пойти к гнилому пню ещё раз и не с пустыми руками, а с самой крупной ягодой алычи. Ягода была свежей, а не сушёной, и поэтому весила немало. Преодолев половину пути, Люмка сильно пожалела, что потащила её с собой. Она так устала нести ягоду, что, в конце концов, стала просто толкать её перед собой. А ведь уверенности в том, что алыча пригодится, у Люмки не было.

Сердце лунной девочки билось так сильно, что чуть не выскакивало из груди. Но лунная девочка упрямо двигалась вперёд.

Едва перед ней показался пень, она сделала глубокий вдох, нагнулась и катнула ягоду. Та неохотно покатилась и легонько коснулась бересты, прикрывавшей дыру в пеньке. Затем лунная девочка, еле слышно ступая по земле, постаралась подойти к приманке поближе. Едва Люмка оказалась от ягоды на расстоянии нескольких шагов, она протянула к ней руку и тотчас же услышала знакомый голос: «Это моё!».

– Конечно, ваше! – ответила Люмка дрожащим голосом, – это я вам принесла!

– Это моё! – упрямо повторил голос.

Лунная девочка постояла с минуту, глядя в тёмную щель загадочной норки, и пошла обратно… Лишь только тот, кто жил в трухлявом пне, перестал её видеть, Люмка забралась на соседнее дерево и, усевшись поудобнее, стала ждать… Лунная девочка ждала долго, уже замёрзла и захотела пить. Но вдруг кусок берёзовой коры стал постепенно отодвигаться, и из отверстия в пеньке показалась чья-то голая лапа. Она была зелёного цвета с четырьмя крючковатыми пальцами. Люмка не верила глазам: лапа, коснувшись земли, поменяла цвет на точно такой же – тёмно-коричневый. Она стала почти невидимой! Пальцы ощупывали землю, а когда нашли ягоду, намертво вцепились в неё и снова поменяли цвет – на это раз на оранжевый.

Заполучив ягоду, лапа исчезла – кусок бересты снова вернулся на место, будто кто-то закрыл за собой дверь…

Зверёк

Лик слушал Люмкин рассказ и не верил ни одному слову. Он прожил в горах всю жизнь – он знал всё на свете и не догадывался о существовании такого необычного зверя. Этого просто не могло быть!

– Ну, признайся, что выдумала всё это! – требовал Лик, размахивая крылышками и тонкими ручками у самого Люмкиного носа. – Я знаю, что ты меня обманывала! Знаю, что Луна подсказала тебе дорогу к Чудесной вещи, знаю, что дорога привела тебя к старому пню! Но история о страшном звере, который там живёт, чересчур невероятна, чтобы быть правдой!

Признайся, что это просто отговорка, чтобы не искать вещь, которая по праву принадлежит нам!

– Не кричи на меня, – рассердилась Люмка, – я говорю правду! Ты же ловишь моих «бабочек», значит, знаешь, что я не вру! Я не ищу Чудесную вещь, потому что не знаю, где её искать, а ты даже ни разу не описал мне, как она выглядит!

– Я и сам этого не знаю! – крикнул Лик. Он запыхался, был взъерошен, расстроен и разочарован. Молча взглянув на Люмку, так горько, что у лунной девочки сердце упало в туфельки, Лик закрыл глаза и исчез.

– А я докажу, что говорю правду! – крикнула лунная девочка ему вслед и топнула ножкой.

На рассвете она не могла уснуть: все её мысли были о том, как выманить жадное существо из его убежища… Только зачем ей это, Люмка и сама не понимала.


Лик не появился ни следующей ночью, ни ещё через две, и Люмка загрустила. Она всё больше скучала по бабушке, не могла придумать, как добыть Чудесную вещь (теперь Люмка была почти уверена, что вещь похищена загадочным зверем), а тут ещё единственный друг куда-то делся.

Пусть он ворчливый и любит командовать, но он вовсе не плохой…

Лунная девочка задумчиво жевала барбарис и, покачиваясь в гамаке, считала звёзды.

– Мама, папа, – сказала она шёпотом, – если вы и в самом деле звёздочки, помогите мне, пожалуйста…

Когда Люмка сбилась со счёта на сорок четвёртой сияющей точке, ей в голову пришла неожиданная идея. Лунная девочка выпрыгнула из гамака и с благодарностью посмотрела на звёздное небо. Она знала, что ей надо делать.


Асафетида, или Зловония укропная, растеряла свои жёлтые цветочки. Они все облетели и сделали дерево ещё более непривлекательным. Невыносимый запах Асафетиды остался при ней, и Люмке, успевшей позабыть его, пришлось зажать нос пальцами. Хотя отвращения к запаху лунная девочка уже не испытывала, ведь дерево помогло ей в беде, вылечив своим соком раненую коленку. Люмка посмотрела на ямку, которая обнажала корни растения, и ей стало стыдно. Она спустилась в неё и какое-то время потратила на то, чтобы забросать корни Асафетиды землёй. Закончив работу и удовлетворенно кивнув самой себе, Люмка погладила ствол дерева и не без усилий оторвала от Зловонии укропной маленькую веточку.

– Спасибо тебе, – сказала лунная девочка дереву и унеслась прочь.

Люмке надо было успеть сделать всё до рассвета. Всё-таки последнее время она спала очень плохо – часто вздрагивала, то и дело просыпаясь. Если её идея окажется удачной, лунной девочке надо как следует выспаться и найти вредину Лика чего бы ей это ни стоило.

Люмка, увлечённая своими мыслями, даже не заметила, как лунные следы снова привели её к пеньку. Теперь Люмка не стала показываться зверю на глаза – она притаилась за гранитным камнем неподалёку. Понаблюдав немного за пнём, Люмка не очень уверенно достала из кармашка плаща веточку Асафетиды. Зажмурившись от её запаха (из Люмкиных глаз чуть было не брызнули слёзы), она обмотала ветку бабушкиной ниткой и привязала к красивому розоватому камушку.

– Ой, хоть бы у меня получилось, – прошептала Люмка и, хорошенько прицелившись, забросила камушек прямо в отверстие пня.

Лунная девочка слушала биение своего сердца и боялась даже думать о том, что всё действительно получится. За несколько минут у неё в голове возникли тысячи дурацких мыслей. И самая пугающая – «А вдруг у этого существа, как и у Лика, нет носа?».

Луна теряла свои силы, бледнела, таяла, а вместе с ней слабела и Люмка. Ей давно пора было спать, а загадочное животное не хотело появляться.

«Точно, нет носа», – вздохнула лунная девочка и собралась уходить.

Но в этот момент берестяная дверь отворилась, и из пенька неуклюже выполз какой-то чудной зверёк…

– «Ой», – не сдержалась лунная девочка. Увлеченно рассматривая животное, она забыла о всякой предосторожности. Люмкино прелестное большеносое личико выглянуло из-за камня. Если бы зверёк не был занят приманкой, он обязательно поймал бы на себе её удивлённый взгляд.

Зверёк был размером с детёныша домашней кошки. Его глаза напомнили Люмке шарики, которыми украшают Ёлку под Новый год. Огромные, словно зеркальные, они слезились и были печальны. Нос зверька походил на обыкновенную пуговицу – круглую и плоскую, с двумя дырочками посередине. Его уши торчали на самой макушке безволосой головы скрученными трубочками. Хвост удивительного животного – толстый, длинный, сужался к концу и при этом был покрыт перьями.

Определить цвет зверька Люмка не смогла: он, будто всё время переливался, становясь то тёмно-коричневым, то бирюзовым, то золотистым.


Люмка

Зверёк осмотрелся, отмотал Асафетиду от камушка и со словами «Это не моё» забросил веточку как можно дальше. Камушек же, который, скорее всего, ему приглянулся, положил в карман на круглом животе.

Первый, робкий луч солнца запутался в ветвях соседнего дерева, а выпутавшись, несмело дотронулся до прозрачных грибов, растущих на пне. Затем осмелев, луч сполз чуть ниже, коснувшись берёзовой коры и, наконец, заглянул в домик зверька. Люмка не могла оторваться от великолепного зрелища! В углу неглубокой норки горой были сложены речные камушки с золотыми прожилками, блестящие капельки затвердевшей смолы деревьев и… ОНА… та самая НЕОБЫКНОВЕННАЯ, ВЕЛИКОЛЕПНАЯ, ЧУДЕСНАЯ ВЕЩЬ.

Сомнений не было! Кристалл слепил глаза, сверкая тысячами идеально гладких граней. Люмка почувствовала, что хочет взять Чудесную вещь и никогда больше не выпускать её из рук. Как всё-таки сложно жить на свете с непреодолимой любовью к красивым вещам!

Лунная девочка стояла с открытым ртом, не смея пошевелиться, пока зверёк снова не спрятался в свою норку и не прикрылся куском берёзовой коры.

– Я нашла её, – тихо и грустно сказала Люмка, – я её нашла.

Обмен

Люмке не терпелось рассказать всё Лику. Но он, решив, что лунная девочка обводит его вокруг пальца, продолжал скрываться. Несколько рассветов Люмка промучилась от бессонницы и в итоге так обессилела, что не могла даже качаться в своём крохотном гамаке. Единственное, на что её хватало, так это хныкать, свернувшись калачиком в углу безопасного дупла. Чудесная вещь была найдена, но лунную девочку это совсем не радовало. Она была одна-одинешенька и всё ещё не имела понятия о том, как забрать кристалл у странного зверя…


В почти безлунную ночь Люмка, вытирая слёзы, вспоминала беззаботную жизнь с бабушкой. Вспомнила своё зеркало, свои шуршащие фантичные платья и свой спичечный шкафчик с необыкновенными драгоценностями. Конечно, ей было славно думать обо всём этом, но теперь почему-то не настолько радостно. В Люмке что-то изменилось…

Лунная девочка подошла к серебряной серёжке, спрятанной в ворохе сухих листьев. Она дунула на них, и листья один за другим слетели на пол. Люмка провела рукой по гладкой, прохладной поверхности серёжки.

– Ты был прав, Лик – она не так уж и хороша. Что от неё толку, когда рядом нет бабули, нет родителей, нет тебя… – Люмка всхлипнула, но потом усмехнувшись добавила, – А ведь этот зверёк, как и я – без друзей, но зато с драгоценностями!

На последнем слове лунную девочку осенило: драгоценности!

Ему нужны драгоценности! Или какая-нибудь одна драгоценность, в которую он мнгновенно бы влюбился!

– Я знаю! – закричала Люмка, – Он обменяет кристалл на что-нибудь такое же красивое! На что-нибудь вроде… серёжки?!

Не теряя больше времени и нисколечко не сомневаясь в том, что поступает правильно, Люмка отправилась к пеньку. Сегодня следы-звёздочки были совсем тусклыми, но лунной девочке они больше не требовались. Она выучила дорогу наизусть.

Люмка запыхалась и сильно дрожала. То ли от страха, то ли от холода. Луна сегодня заметно ленилась или жадничала, не желая делиться целебным светом.

– Я кое – что вам принесла, – произнесла Люмка, оказавшись перед пеньком. Прижавшись щекой к серебряной серёжке, она вдруг вспомнила, как однажды, наблюдала за тем, как девочка с пятого этажа угощает кукол чаем из пустых чашек игрушечного сервиза. Тогда-то Люмка и заметила в пушистом ковре сверкающий на солнце кругляшок. Рискуя быть обнаруженной, она спустилась поближе, чтобы рассмотреть красивую штучку, и с тех пор не могла думать ни о чем другом, кроме неё.

– Я принесла вам что-то, – повторила Люмка. – И я подарю вам это, если вы отдадите мне кое-что другое.

В глубине норки что-то шевельнулось.

– Мне нужен кристалл, – продолжила дрожащая Люмка. Она будто слышала свой голос со стороны – настолько неправдоподобной была для неё эта новая храбрость.

– Это моё! – крикнул зверёк из своего убежища.

Лунная девочка вздрогнула, но, вспомнив грустные огромные глаза зверька, немного приободрилась.

– Вы посмотрите, какая у меня есть красота! И как она блестит! Да какая кругленькая! – Люмка заманчиво покрутила серёжкой перед собой.

Через минуту берестяная дверь отодвинулась – лунная девочка ощутила, как кто-то в темноте её рассматривает. Она прижала серёжку к себе, развернув так, чтобы зверёк мог видеть на ней прекрасную розу…

– Тут ещё и розочка есть, – сказала Люмка, продолжая дрожать. – Она никогда не завянет и её не надо поливать… Будете любоваться ею всю жизнь!

– Что хочешь? – спросил зверёк хрипло.

«Ого, – подумала лунная девочка, – он сказал что-то новенькое!»

– Я уже говорила… хочу кристалл, – ответила Люмка уверенно.

Зверёк молчал: видно, пытался понять, насколько выгодным будет такой обмен.

– Это моё! – буркнул он, наконец.

– Нет, не ваше! – не выдержала Люмка, – Это Чудесная вещь когда-то принадлежала моим маме и папе! Может, вы и нашли её случайно, но всё равно должны вернуть! Я отдам вам мою любимую драгоценность, если вы отдадите мне свою!

– Обманешь! – сказал зверёк спустя какое-то время.

– Не обману! – твёрдо ответила Люмка.

– Я ни за что не выйду! – отрезал зверёк.

– Не выходите, если хотите! Просто катните мне кристалл, а я катну вам серёжку! – Люмка затаила дыхание, зверёк молчал. – Хотите, я буду считать, – тихо спросила она, – мы сделаем это вместе на раз, два, три?

– Хорошо! – сказал зверёк, и Люмка чуть не упала от радости. Ноги подкашивались, дышать было тяжело…

– Раз! – громко посчитала Люмка и спустила серёжку на землю.

– Два! – сказала она и приготовилась её катнуть.

– Три! – серёжка побежала к пеньку, из которого навстречу вывалился кристалл.

Лунная девочка схватила Чудесную вещь и уже собралась убегать, как вдруг свет Луны преобразился. Из спокойного, молочного, он превратился в нестерпимо белоснежный и заполнил собою всё свободное пространство. Чудесная вещь затрепетала в люмкиных руках и вырвалась. Её прозрачные грани излучали такой сочный и чистый свет, что Люмка закрыла глаза. Чудесная вещь поднялась высоко в небо, и, как ни старалась лунная девочка, достать её она не смогла.

– Куда же ты? Куда… – заплакала Люмка и, потеряв последние силы от переполнявших её чувств, провалилась в темноту.

Люмке снилась, что она держит в руках клубочек шерсти и вытягивает из него одну за другой серебряные ниточки. Они сами собой сплетаются в удивительные рисунки, вяжутся невидимыми спицами и постепенно превращаются в шубку, рукавички, шапочку со специальными прорезями для люмкиных беличьих ушек и помпончиком. Люмка благодарно улыбается всем обновкам – шубка ей очень идёт, да и в шапочке она самая прелестная лунная девочка на свете. А эти рукавички, эти рукавички…


– Проснись, моя хорошая, – сказал чей-то знакомый голос.

– Проснись, моя девочка, – произнёс другой знакомый голос. – Ты такая храбрая! Ты такая сильная!

Люмка открыла глаза. Над ней склонились два лица: одно мужское, второе женское. У мужчины – белые волосы до плеч, длинные рыжие уши и большой конопатый нос. У женщины – белые волосы до пояса, беличьи уши и такой же веснушчатый нос.

Люмка сильно-сильно зажмурилась. Потом снова открыла глаза и ещё раз зажмурилась. Убедившись, что это не сон, лунная девочка несмело взглянула на мужчину и женщину. Они мягко улыбались, но их серые с золотинкой глаза выдавали беспокойство.

– Как ты себя чувствуешь, моя девочка? – спросил мужчина и погладил Люмку по белым волосам.

– Как ты, моя хорошая? – спросила женщина и прижалась к люмкиной щеке своей щекой, влажной от слёз.

– Мама? Папа? – прошептала лунная девочка. В её глазах защипало, а сердце, кажется, перестало биться. Оно замерло в ожидании ответа.

– Здравствуй, родная! Здравствуй, доченька! – Люмка бросилась в объятья родителей и прорыдала у них на руках почти целый час.


Лик объявился как раз в то мгновение, когда кристалл стал возвращать к жизни люминариков. Лунная мошка собиралась попросить у Люмки прощения и сказать, что верит ей и готова помочь забрать Чудесную вещь у таинственного зверька. Но вместо этого Лику пришлось звать других ликов на подмогу и приводить лунную девочку в чувства. Да он и сам готов был их лишиться, увидев, как кристалл светится Чудесным светом и кружится в воздухе, выпуская на свободу одного за другим тысячи лунных человечков. Лик был поражен увиденным! Ну кто же мог знать, что Чудесная вещь в час опасности защитила люминариков от огня, спрятав в своих многочисленных серебряных гранях? Только Люмка и бабушка не успели спастись…

Благородные лики отказались владеть кристаллом, взяв с лунных человечков обещание, иногда любоваться сквозь грани кристалла великолепной Луной. Пожалуй, Ликам было этого достаточно – ведь терпение лунных мошек уже было вознаграждено. Люминарики вернулись к жизни, и, значит, теперь ликам снова было на кого обижаться, с кем беседовать, с кем ссориться и мириться.

– Ты такая храбрая, – хвалил Лик Люмку и смотрел на неё с восхищением, – Ты такая сильная!

– Вовсе нет, – пожимала плечиками Люмка, – я почти не помню, как всё случилось – в чём же тут храбрость?

– Ну, ведь ты решилась отдать свою любимую серёжку, – настаивал Лик, – А она ведь, как я помню – самое лучшее, что есть на свете!

– И вовсе не самая… – виновато говорила лунная девочка, – Мне больше нравятся горные тюлпаны, бабулины лепёшки и одна ворчливая лунная мошка…

– Значит, ты остаешься? – лукаво улыбался Лик.

– Ты думаешь, я брошу люминариков, когда им нужна моя помощь? – хитро отвечала Люмка.

А лунным человечкам действительно нужна была помощь – ведь впереди их ждала большая работа. Тех деревьев, в которых они когда-то жили, уже не осталось. Надо было найти подходящие и сделать их уютными и безопасными. А ещё доставить из города бабушку Люмию, запастись едой и найти новое секретное место для хранения Чудесной вещи.

Люмка же была счастлива как никогда в жизни! Она и не предполагала, что можно быть такой счастливой! Лунная девочка словно хвостик всюду следовала за родителями, боясь оставить их одних хотя бы на минуту.

Люмка не единожды повторяла им историю о своих приключениях и в сотый раз расспрашивала о жизни люминариков.

Мама с Папой рассказали ей, что Чудесная вещь передавалась лунными человечками из поколения в поколение. Кто-то считал, что это редкий камень – горный хрусталь, кто-то – что это осколок Луны. Но, несмотря на то, что никто не знал истинного происхождения и предназначения кристалла, его прятали от посторонних глаз. Впрочем, Чудесная вещь не была бесполезна, она обладала удивительной способностью: в полнолуние, посмотрев сквозь её грани на небо, можно было увидеть обратную сторону Луны.

– Ведь ты знаешь, что её никогда не видно?! – спросила мама, заплетая дочке косичку.

– Да, я знаю! – заверила Люмка. – Но что там, с обратной стороны?

– Там великолепная серебряная бабочка! Самая красивая среди самых красивых! – мама закончила заплетать Люмке косичку и поцеловала её нос в смешных конопушках. – Когда-нибудь ты всё увидишь сама!

Люмка долго не решалась задать новый вопрос, но мама почувствовала это и сказала:

– Спрашивай, моя умничка! Спрашивай!

– Мам, а почему Чудесная вещь не освободила вас раньше?

– Думаю, потому что её прятали в темноте того пенька. А кристаллу нужен был лунный свет. Всему живому на земле нужен свет: кому-то – солнечный, кому-то – лунный…

– Мам, а ты знаешь того, кто живёт в пеньке? Как к нему попала Чудесная вещь?

– Должно быть, он просто нашёл её… – Люминия задумалась. – Об этом зверьке никто ничего не слышал. Но мне кажется, что он очень одинокий, раз у него нет ничего, кроме блестящих вещей. Как ты думаешь?

Лунная девочка вспомнила грустные глаза загадочного разноцветного животного и то, как он вернул кристалл в обмен на серёжку. Когда-то она сильно рисковала, чтобы добыть этот серебряный предмет. Подумать только – Люмка так любила свою серёжку, что даже обидела Лика, усомнившегося в её ценности. «Нет, всё-таки с друзьями интереснее, чем со всякими красивостями! Ну, в самом деле, что от них толку?» – подумала лунная девочка и, намотав на указательный пальчик прядь белоснежных волос, спросила:

– Мам, а можно я схожу к зверьку ещё раз?

– Если ты будешь осторожна, то, пожалуй, можно… – мама улыбнулась и добавила, – Может, вы ещё с ним подружитесь.

– Может быть – повторила Люмка задумчиво – наверняка!

– Ну, вы летите или нет? – раздался снаружи чей-то писклявый голосок. – Луногорка, между прочим, прилетает не так-то часто! Не знаю, как вы, а я соскучился по вашей бабуле!

Люмка выглянула из дупла и просияла. Белая хохлатая птица сидела на ветке, а над ней порхал, светясь, довольный Лик.

– Мы скоро, – помахала она ему рукой. – Мы сейчас!

Сашина потеря

Саша с мамой собирались в гости к их родственнице, приехавшей издалека. Девочка с самого утра прихорашивалась, кружилась перед зеркалом в своём новом накрахмаленном платье с чудесными розами. Перед выходом мама сделала Саше два аккуратных хвостика и велела надеть круглые серебряные серёжки, которые подарила дочке в день рожденья.

– Они очень подойдут к этому, платью, – сказала мама и добавила, – только скорее, Сашенька: мы уже опаздываем.

Саша обыскала всю комнату: заглянула под кровать, шкаф, искала среди игрушек. В деревянной старинной шкатулке лежала только одна серебряная серёжка. Второй, с выгравированной по центру розой, почему-то нигде не было…


Люмка

Люмка

home | my bookshelf | | Люмка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу